Белый Ирис: другие произведения.

Доверие надо заслужить!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.24*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тебя предали и ты научилась жить, никому не веря, но время идет и жизнь ставит свои условия, а значит надо приспосабливаться, но как, если ты не можешь довериться тому кто рядом. ДОБАВЛЕН ЭПИЛОГ. ЗАКОНЧЕНО!

  ПРЕДДУПРЕЖДЕНИЕ: ЗАБОЛЕВАНИЕ, ОПИСАННОЕ В РОМАНЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЭТО ВЫДУМКА АВТОРА, ЧТОБЫ ПОДЧЕРКНУТЬ И ОБЪЯСНИТ СОБЫТИЯ ПРОИСХОДЯЩИЕ С ГЕРОИНЕЙ.
  
  Доверие надо заслужить!
  
  Пролог.
  
  - Ну что работа сделана! Осталось только вернуться домой! - слышит девушка голос Владислава, в то время как Борис, ее напарник, поправляет на ней костюм - Слав ты готова?
  = А ты как думаешь - улыбается она командиру, и ныряет в море.
  Под водой мир другой. Тут он, кажется больше и ближе, чем есть на самом деле. Вот проплыла рыбка, которая в реальности меньше, но тут кажется огромной. Там подводная скала, она сверкает разными цветами и это завораживает, но стоит поднять сверкающий кусочек наверх и он оказывается коричневым непримечательным булыжником.
  Но у девушки нет сейчас времени думать об этом, ей необходимо решать совсем другие задачи. Главная из которых, доплыть до своего берега за час и не попасться, одно радует, в баллоне воздуха на полтора часа, а значит шансов много. Но это все равно, сложная задача, ведь повсюду в море рыскают вражеские дайверы, цель которых поймать эту команду и арестовать, если повезет конечно.
  Она ведет группу, поэтому сосредоточена по максимуму, ее глаза ловят каждое движение и совсем не удивительно, что она, заметив движение за спиной, на автомате профессиональным движением отбрасывает подплывшего к ней сзади. Развернувшись, она видит Владислава, который показывает ей, что ему надо приблизиться, она подпускает его, одновременно ища глазами, еще двоих коллег и тут же натыкается на что-то темное висячее невдалеке.
  'Предательство!' - проносится мысль в голове, но отреагировать она уже не успевает.
  Она чувствует резкую острую боль в районе живота и уже не может шевельнутся. Во все глаза она смотрит на человека, которого еще утром считала своим другом и наставником. Он же просто отталкивает ее глядя ей в глаза, забирает упакованный сверток, который отдал ей час назад на хранение. Потом разворачивается и уплывает прочь.
  На ней жилет и она не может упасть на дно, но и пошевелиться она тоже не может. Нож, пробивший гидрокостюм и глубоко вошедший в тело причиняет боль. А ее глаза рыскают вокруг, все вокруг замечая и ища выход.
  Вот и акулы, приплывшие на запах крови, а вот и два источника которым они собираются полакомиться. Это ее друзья Костик и Борис, у них жены и дети остались, вспомнилось ей в невпопад, еще час назад они шутили и смеялись, а Борька поправлял костюм (одевалась в спешке). Он их убил и если бы вытащил нож и ее бы убил. Слезы отчаянья текут из глаз, но она сдерживает их, не желая плакать. Ей хочется уплыть, ведь она понимает, что когда акулы закончат с парнями, они начнут, есть ее, потому что из раны тоже просачивается кровь. Спасения нет. Тело парализовано, ей остается только дышать и смотреть на акул поедающих ее друзей. А еще молиться, чтобы парализованные губы не выпустили дыхательную трубку и ее нашли раньше, чем до нее доберутся акулы или кончится кислород.
  
  Глава 1
  7 лет спустя.
  Машина остановилась возле старого и внешне облезлого склада. Оглядевшись вокруг и убедившись, что тут никого кроме, пожалуй, камер наблюдения нет, я посмотрела на водителя.
  - Спасибо, что подвез - сказала я ему
  - Пожалуйста! - улыбнулся парень и, погладив меня по щеке, добавил - Слав, если, что ты только позвони.
  - Я знаю, Вик, но я справлюсь сама! Спасибо!
  Взяв свою тяжелую походную сумку, я вышла из машины и быстрым шагом направилась к железной черной двери, которая тут явно странно смотрелась. Она оказалась открытой и я без проблем прошла в здание. Пустое помещение склада, только старые железные контейнеры стоят в произвольном порядке и явные следы от пуль на стенах. Эхо шагов, разносящееся далеко и полумрак, в таких местах людям становится не по себе, но не мне.
  Иду дальше, до тех пор пока не натыкаюсь на еще одну дверь и на этот раз она закрыта, ввожу код, данный мне новым начальником по телефону, и иду вглубь здания.
  А вот и нужная мне лестница в подвал, спускаюсь вниз и оказываюсь в полной темноте, только в дали светит маленький огонек из под двери. Мне скорее всего туда. Двигаюсь на свет, не реагируя на темноту и, чем ближе подхожу к двери, тем лучше слышу голоса и слова.
  - Они сума сошли! У нас уже есть стратег и стрелок! Зачем нам замена! - голос молодой и явно недовольный.
  -- Они считают, что Рая не вернется, поэтому нашли ей замену - ответил голос, с которым я разговаривала по телефону.
  - Быстро они, однако интересно, у нее хоть опыт есть, или просто за красивые глазки взяли - спросил третий глубокий мужской голос, от которого по моему телу пошли мурашки, что меня удивило, со мной такого раньше не бывало.
  Но я не стала думать о реакции своего тела, решив, что подслушивать не хорошо, я подала голос.
  - Два года в морской десанте, участвовала в пятидесяти операциях, дослужилась до зама своей группе и руководила пятью операциями. Еще вопросы.
  Они ошарашено посмотрели на меня. Наверное, было на, что посмотреть. Высокая, метр восемьдесят роста, стройная, тонкая талия, средняя грудь и ни капли лишнего жира, наоборот чересчур худая, волосы ниже плеч иссиня-черного цвета - лежат свободно, зеленые глаза и вся в черном.
  - А подслушивать не хорошо, сударыня! - бросил полный парень, но при этом явно хороший пловец, судя по развитости мышц мускулатуры на руках и животе.
  - Вы бы еще громче говорили, и возможно, вас бы слышал весь район - в тон ему ответила я.
  - А она с характером, палец в рот не клади - бросил второй с тем самым глубоким голосом и опять мурашки по телу от этого голоса. Он меня раздражает, хоть и красавчик, однако! Темноволосый голубоглазый бог с идеальным лицом и фигурой. И ловелас, скорее всего.
  - Спасибо за комплимент! - бросила я, прислоняясь к стене и осматривая помещение.
  Длинная комната с огромным бассейном и, кстати, парни то в костюмах и готовы к работе.
  - Я так понимаю Вячеслава Семенова - поинтересовался трети мой абонент, с которым я разговаривала сутра. Я только кивнула и, тогда он сказал - Я Игорь кличка игрок. Толик - или Вини -пух и Юрий кличка Ром. - говоря это он указывал мне на парней - осталось определиться, как нам называть вас. Кстати как вас звали в прошлой группе?
  - Не имеет значение, можете звать меня Славой - пожала я плечами, отворачиваясь и делая вид, что более тщательно осматриваю помещение, чтобы они не видели, как изменилось мое лицо, при мысли о прошлой группе. Однако, краем глаза, я все же следила за ними, те времена, когда я поворачивалась к людям спиной, давно прошли - я так понимаю, сегодня у нас тренировка?
  - Да, но, Слава нам не подходит, слишком редкое имя, легко найти - ответил Игрок.
  - В нашем мире и по кличке легко найти, - парировала я, поворачиваясь к нему - где я могу переодеться?
  - Там - кивнул игрок в сторону одной из дверей.
  Быстро прошла в указанную дверь. Это комната явно принадлежала женщине. Зеркало, один ящик для одежды цветы. Тут прямо пахло ею и, судя по всему, меня тут не ждали. Все ее вещи лежали так, как были при ней, сюда явно никто не заходил больше недели так, как появилась пыль. Подойдя к скамейке, я поставила на нее сумку и достала свой водолазный костюм. Предварительно оглядев стены, я заметила глазок. Подглядывают. Да, пожалуйста! Мне скрывать нечего, а женщиной я себя уже лет шесть не чувствую, так же как человеком.
  Снимаю штаны и кофту оставаясь в одних трусиках и смотрю прямо в глаза подглядывающему. Удивлен, отводит взгляд, но я чувствовала, что до этого он смотрел на мой шрам.
  'Давай любуйся!' - зло, думаю я и опять ощущаю мурашки. А потом взгляд падает на живот, где тянется небольшая полоска, от груди к животу - 'Нравится, вот и славно!' - чувствуя взгляд на себе, злорадно думаю я
  Беру костюм и начинаю его быстро одевать больше, не обращая внимание, на парней. Через пять минут я уже вышла в зал с маской и баллоном.
  - У нас свои баллоны есть - бросил Ром, мне так было проще его воспринимать, чем если по имени, увидев в моей руке тяжелый баллон.
  - Предпочитаю свой! - отрезала я.
  - Как хочешь! - пожал плечами Игрок - Начнем с простого, покажи, сколько времени ты можешь провести под водой без воздуха.
  Подошла к воде так, чтобы рядом никого не было, и прыгнула в воду, проплыв на самое глубокое место бассейна втянула воздух и нырнула.
  Я сидела на дне в позе лотоса и пыталась понять, почему мне вдруг так захотелось добиться их уважения? При этом, я не забывала приглядывать, где парни и не выпускала их из поля зрения, а всплыла я только тогда, когда мне стало совсем плохо.
  - 300 секунд, хороший результат - кивнул Игрок, глядя на секундомер.
  - Плохой, раньше сто было! - бросила я, хватая воздух - Что дальше?
  - Работа с преградами - пожал плечами Игрок на мое замечание, и парни тут же опустили в воду большие обручи и средние обручи, а мне протянули мой баллон с кислородом.
  Так мы и работали до поздней ночи, проверяя мои способности, я легко справлялась с заданиями, хотя уже семь лет этим не занималась и только в двух ситуациях, у меня возникли проблемы. Я так и не смогла плыть, впереди ведя группу, просто не могла не оглядываться, теряя контроль над происходящим впереди, и я так и не смогла работать в паре, когда надо было доверять тому, с кем под водой и практически дышать одним воздухом.
  Игрок явно был недоволен моими сбоями, но в группу меня направило начальство, и не взять меня он не мог. Уже уходя с тренировки, я вдруг услышала слова.
  - Я наконец-то понял, как мы тебя назовем - бросил Ром.
  - И как же? - усмехнувшись, спросила я.
  - Пусть будет Лань, уж больно ты пуглива - пожал он плечами.
  - Пуглива я? - уточнила я, а потом рассмеялась, - знаешь меня тяжело напугать, я видела такое, после чего уже никто и ничего не испугается - отсмеявшись, сказала я, встретившись с ним взглядом.
  Отвернувшись, я пошла прочь, но все же успела заметить, как он, вздрогнув, прочитав что-то в моих глазах.
  'Наверное, смерть и безразличие к ней' - подумалось мне.
  К моему удивлению, Ром догнал меня у дверей склада и спросил.
  - Ты на машине?
  - Нет - бросила я, даже не взглянув на него и выходя в ночь.
  - А я да, - игнорируя мое холодное поведение, ответил он - может тебя подвезти?
  - Нет, спасибо - все так же безразлично ответила я - я сама доберусь! - и быстрым шагом пошла в сторону остановки.
  Минут через пять я поняла, что за мной едет машина с выключенными фарами. Другая бы на моем месте испугалась, а у меня что-то случилось семь лет назад, я больше ничего не боюсь мне просто все равно до происходящего вокруг меня, единственное, что может вывести меня из равновесия, это человек за моей спиной. Я больше никому не доверяю и никого к себе не подпускаю, это теперь мой главный принцип жизни. Он не просто предал меня, он разбил мое сердце, и если бы не Вик и Лия, меня уже давно бы не было в живых. Поэтому я следила за машиной краем глаза, а сама спокойно шла к остановке.
  И вот мы уже на остановке. Машина остановилась и я поняла, что водитель ждет, но чего? Почему он не напал там, в темном переулке, чего он хочет от меня? Какая разница. Нападет, получит!
  Села в автобус и поехала домой.
  Машина, не останавливаясь, ехала следом, пока я не зашла в подъезд. Едва я успела закрыть входную дверь своей квартиры раздался звонок моего сотового.
  - Да! - бросила я, увидев номер Рома и не понимая цель его звонка.
  - Ты в квартире? - спросил он меня спокойно.
  - Да - ответила я, удивленная его вниманием.
  - Тогда спокойный ночи - ответил он и только тут до меня дошло.
  - Стоп, так это была твоя машина? - спросила я.
  - Значит, заметила - констатировал он.
  - Но зачем ты за мной следил? - поинтересовалась я, начиная сердиться.
  - Лань, ты можешь сколько угодно отстраняться от нас, но ты член команды в которой я работаю и я отвечаю за тебя, из-за меня уже пострадал один мой напарник, я не хочу терять второго. Поэтому пока ты в команде привыкай, что о тебе заботятся и тебя провожают, даже если ты этого не хочешь. И я буду провожать тебя ночам всегда, независимо хочешь ты этого или нет, чтобы знать наверняка, что ты в безопасности! - ответил он мне, тоном, не терпящим возражения.
  Его слова зацепили меня и вывели из равновесия, настолько, что я даже не знала, что сказать и как отреагировать, чего со мной не бывало уже давно. Но он не стал ждать моей реакции, пока я решала, что ему ответить, он отключил звонок. Пожав плечами, я пошла на кухню, где налила кружку кофе и долго пила ее, глядя в темноту, и только успокоив свои расшалившиеся от его слов нервы, набрала номер.
  - Алло - мне ответили на второй гудок, я так и знала.
  - Привет, я дома! - доложилась я - Можешь идти спать!
  - Как дела, как день прошел, как ты себя чувствуешь? - забросала меня вопросами сестра.
  - Нормально, плодотворно, мне даже кличку дали, хорошо! - ответила я спокойно.
  - И какую же? - заинтересовалась Лия.
  - Лань, за пугливость - усмехнулась я.
  Сестра долго молчала, а потом спросила.
  - Я не могу понять, чего тут смешного, по мне так это оскорбление.
  - Смешно то, что я ничего не боюсь - ответила я - точнее нет, не так, мне все пофиг, безразлично, я и так ходячий труп.
  - Ты правда так думаешь? - услышала я ответ расстроенный сестры и пожалела о том, что сказала ей правду..
  - Лия извини, но давай не будем сейчас об этом, я устала, у меня сегодня был сложный день! - предупредила я ее.
  -Ладно-ладно все равно бесполезно, ты упрямая как черт! - ответила сестра, а потом вдруг добавила - Слав, а мы донора нашли.
  Я тяжело вздохнула.
  - Мне не нравится эта идея, и ты это знаешь.
  - Знаю, но у нас нет другого выбора, донор или выращивать и то неизвестно приживется ли.
  - Ладно, Ли, я безумно устала и хочу спать, что требуется от меня? - устало спросила я, потирая бок, который болел весь день, и прекрасно понимая, что с ней спорить бесполезно она же недаром, моя копия.
  - Пока ничего, мы проверяем парня на всевозможные заболевания, когда станет все известно, я позвоню.
  - Вот и хорошо, тогда спокойный ночи - ответила я.
  - Спокойный ночи! Ой, Слав, чуть не забыла, - вдруг воскликнула сестра - ты помнишь, что у тебя процедура в пятницу?
  - Конечно, помню, ты мне каждый день об этом напоминаешь! - воскликнула я и не давая заговорить перебила ее - Все, спокойный ночи! - и отключила телефон.
  Положив телефон на стол, я прошла в спальню, переоделась и легла спать, но промучившись несколько часов болью и бессонницей, я решила, что имею права на отдых, я встала и набрала в шприц ударную дозу лекарства вколола в вену и через три минуты спала непробудным сном. Свои честно заработанные шесть часов отдыха.
  
  Глава 2
  Я как раз выходила из процедурного кабинета, когда почувствовала вибрацию сотового телефона в моей сумке, звонил Игрок.
  - Да? - ответила я.
  - Где тебя черти носят? Я уже часа три звоню не переставая! - раздался в трубке злой голос Игрока
  - Телефон на вибразвонке был, что случилось? - холодно бросила я, заходя в кабинет к сестре.
  - Ты должна быть через час на аэродроме - ответил он мне, явно неудовлетворенный моим ответом
  - Поняла, буду - бросила я и отключилась, а потом сказала сестре - мне надо ехать.
  - Ты только с процедуры, - воскликнула сестра - тебе бы отлежаться, а не на работу ехать!
  - И что это меняет, что я с процедуры и мне надо отлежаться? - поинтересовалась я беря свою куртку - Меня вызвали, а значит, я еду работать, - уже выходя из кабинета, я все же добавила - я позвоню когда вернусь.
  - Будь осторожна - с тревогой глядя на меня и качая головой, бросила Лия.
  - Буду! - ответила я, выходя из комнаты.
  Я добралась за пятьдесят минут, повезло. Команда явно недовольная, ждала меня у одного из вертолетов.
  - Ну, наконец-то, явилась, не запылилась! - бросил Вини-пух - Я так понимаю, что мы должны быть счастливы, что ее высочество посетила нас своим обществом!
  Я только пожала плечами и спросила.
  - Так я вам не нужна? Тогда я пошла, позвоните, когда я вам понадоблюсь - развернулась и пошла в сторону здания и тут же услышала голос Игрока.
  - Стоять! В вертолет иди!
  Ответом ему был резкий разворот в сторону вертолета.
  - И ты ничего не хочешь объяснить - поинтересовался Ром, наблюдая, как я закидываю сумку в вертолет.
  - А что ты хочешь знать? - усмехнулась я - я просто выключила звук телефона, чтобы не мешал, и не слышала его.
  - А тебе никто не говорил, что с нашей работой телефон должен быть включен и, чем это ты так была занята? - сложив руки на груди, спросил явно недовольный моим ответом Ром.
  - А это уже не твое дело! - чеканя каждое слово, ответила я ему - Так куда мы летим, мне кто-нибудь расскажет?
  Игрок глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, а потом сказал.
  - Ладно, взлетаем - а затем, протянув мне папку, добавил - прочитаешь, пока лететь будешь.
  Полет занял три часа, за это время я успела изучить задачу и составить свой собственный план, так как план Игрока меня не устраивал.
  Встречал нас один из чинов города, куда мы прилетел.
  - Здравствуйте - поприветствовал он нас - Иванов Иван Иванович.
  - Здравствуйте - кивнул Игрок, а потом представил нас - Игрок, Ром, Вини-пух, Лань.
  - Рад познакомиться, давайте к делу - кивнул мужчина лет пятидесяти - по нашим данным, они занимаются незаконным сбытом оружия из-за границы, их база находится на острове и постоянно охраняется, ваша задача проникнуть на нее и нейтрализовать дельцов.
  - Живыми? - спросил Ром.
  - Да, если получится - ответил Иванов.
  - Хорошо план готов - повернулся к нам Игрок - переодевайтесь, Лань, ты ведешь.
  - Нет! - ответила я сухо.
  - Что? - переспросил Игрок, удивленно глядя на меня.
  - Ведет Ром - сделала удивленное лицо я - ты же сам подписал новый план, забыл?
  Я видела, как его лицо на миг исказилось гневом, а потом снова появилось безразличие.
  - Точно, блин совсем из головы вылетело. Пошлите готовиться, извините нас Иван Иванович! - когда же мы остались вчетвером, он спросил - И что это значит, я так понимаю, правила тебе Лань не писаны.
  Я только пожала плечами, молча начав одеваться, но чувствуя их недовольные взгляды, ответила.
  - Я живу по своим правилам, а в вашем плане много недочетов, поэтому я его подкорректировала.
  - И где же новый план, если не секрет - с усмешкой больше напоминающей оскал, поинтересовался Ром.
  - На столе в папке - бросила я.
  Подойдя к столу Ром, взяв папку, и быстро изучил ее содержимое, а потом передал Игроку.
  Они были профессионалами и им не нужно было много времени, чтобы оценить новый план и одобрить его.
  - И какие же твои правила, если не секрет? - бросил Игрок, наконец. - Я интересуюсь, чтобы больше не попадать в такие ситуации как сегодня.
  - Простые, - ответила я, проверяя свой баллон - вы не трогаете меня и ставите последней в цепочке, а я хорошо делаю свою работу.
  - Это больше напоминает шантаж - парировал мои слова Ром.
  - Воспринимайте, как хотите, - пожала я плечами - мы идем?
  Они выругались, но все же пошли. И вот мы уже под водой. Я плыву последней в цепочке, отслеживая происходящее вокруг. Но все же испытываю страх. Это первый раз, когда я ныряю после того дня.
  Мы плывем в пещеру, через которую сможем попасть в канализацию острова, а затем и в здание. И вот мы уже внутри. Общаясь жестами, проверяем этаж, за этажом здания обезвреживая преступника за преступником. А вот и склад незаконного оружия, все операция закончена.
  - Давайте знак на берег - бросил Игрок, глядя на пятнадцать связанных человек, сидящих на полу - нам домой пора.
  И тут я стоявшая возле трубы обогрева помещения, услышала странный звук, напоминающий жуткий крик боли.
  - Вы ничего не слышали? - спросила я встревожено.
  Ребята удивленно посмотрели на меня, а Ром ответил.
  - Нет, а что?
  - Да так мне просто показ... - и тут звук повторился, а я посмотрела на трубу, поняв, что она переносит звук.
  - Куда ведет эта труба? - спросила я, подходя к явному начальнику преступников.
  - Так я тебе и сказал! - сплюнул он и тут же получил удар по животу, а в следующий миг к его горлу был приставлен нож.
  - Пока приедет начальство, я с тобой такое сделать успею, что тебя мать родная не узнает - зашипела я ему - а сам ты будешь остаток жизни под себя ходить. Понял?
  Встретившись со мной взглядом, он все понял и в ужасе перевел взгляд на моих парней, которые сделали шаг, чтобы меня оторвать от него.
  - Стоять - бросила я им и, встретившись взглядом с Ромом, передала взглядом, свой гнев и повторила - Не подходите! - краем глаза я видела, как Ром не позволил Вини пуху подойти, а потом обратилась к парню - Не надо на них смотреть, они тебе не помогут - и повторила свой вопрос - куда ведет труба?
  - В подвал - заикаясь, ответил он.
  - Что там? - спросил Ром, внимательно глядя на меня и пытаясь понять, чего я завелась.
  - Операционная - ответил парень.
   Ребята недоуменно переглянулись и снова посмотрели на него, они не могли понять, о чем он, а я уже все поняла.
  - Сколько там охраны и сколько врачей? - спросила я
  - Два охранника и две бригады по пять человек в одной операционной.
  - Пациентов сколько? - задала следующий вопрос я.
  - Пятнадцать человек сегодня привезли, только работать начали - бледнея, признался парень
  - Стоп, о чем вы? - спросил Игрок, пытаясь понять суть разговора.
  - Они занимаются не только оружием, но и торговлей органами - ответила я спокойно - при этом, судя по звукам без согласия пациентов.
  - О господи! - воскликнул Вини-пух.
  - Но мы только что осмотрели подвал, там ничего нет! - бросил Ром, при этом почему-то наблюдая за мной и моей реакцией.
  'Он что боится, что я вспылю и кого-нибудь зарежу?' - удивленно подумала я, а потом спросила.
  - Где дверь? - спросила я у парня, но он молчал, а снизу снова раздался крик боли и на этот раз его слышали все - Говори!
  - За ящиками - произнес он, наконец, и я бросилась прочь.
  Ром и Игрок догнали меня, когда я уже убирала ящики.
  - Отойди! - оттолкнул меня Ром и, беря тяжелый ящик, отошел с ним в сторону, поставив у стены, после чего вернулся за следующим - Ума совсем нет! Бегаешь по вражескому зданию без всякой страховки!
  Я промолчала, проверяя свое оружие, а стоило им убедиться, что за дверью никого нет, нырнула внутрь. Там оказался длинный коридор с камерами, где сидели напуганные люди, а в конце дверь, из-за которой раздавались голоса. Игрок показал нам знаками, что делать и я кивнула, совсем забыв об осторожности и стараясь быть впереди.
  - Стоять, руки за головы! - крикнул Ром, открывая дверь, и мы врываемся в комнату, где находилось двенадцать человек.
  Охранники попытались достать оружие и тут же получили пули, а врачи подняли руки сдаваясь и тут же были оттеснены к стене и только тогда мы увидели, что было на столах в этом вонючем подвале, с потолка которого прямо на операционные столы капала вода.
  На первом столе лежала женщина лет двадцати пяти, уже явно мертвая, а рядом с ней еще открытые контейнеры со льдом в которые уже положили органы. На втором лежала девочка лет семи, ее грудка еще вздымалась, а живот был вспорот, и из него хлестала кровь.
  - О боже! - воскликнул Ром.
  Но у меня не было времени молиться, я бросилась к ребенку и попыталась помочь. Эти твари вырезали ей почку и теперь занялись печенью, при этом порвав сосуд.
  - Что ты делаешь - попытался остановить меня Ром.
  - Пытаюсь ей помочь - бросила я, хватая инструменты и пытаясь одновременно и засунуть нитку в иголку и остановить кровотечение из разорванного ими сосуда.
  Я знала, что все бесполезно, в таких условия и одна я ее не спасу, но я давала клятву Гиппократа и должна была попытаться. Через пять минут у девочки остановилось сердце, а я просто отошла от стола к умывальнику и начала, молча мыть выпачканные кровью по локоть руки
  Все молчали, прекрасно понимая, что тут произошло, а потом я тихо спросила.
  - Неужели пару сотен зеленых бумажек, стоят жизни этого ребенка?
  И не дожидаясь ответа, ушла из этого места.
  Я шла до тех пор пока не оказалась стоящей у берега глядя на лодки властей, подплывающие к берегу.
  Потом были люди, они суетились что-то кричали, пленных выводили из здания, а я так и стояла на одном месте глядя на воду, а перед глазами стояло лицо той малышки, в то время как руки все еще ощущали, то последнее движение ее тела, прежде чем она умерла.
  - Как ты? - спросил Ром, подходя ко мне, и это привело меня в чувства.
  - Нормально! - ответила я, пожав плечами - просто, под моими руками умер человек и все, я в порядке, не раз убивала и видела, как умирают.
  - А такую смерть ты тоже часто видела? - спросил он, спокойным тоном, внимательно глядя на меня.
  - Я видела смерть и по хуже, - рассержено ответила я - и вообще, что ты ко мне прицепился? Психолог блин! Со мной все в порядке, оставь меня в покои!
  Я пошла к катеру, где нас уже ждали Вини с Игроком, залезла в катер, и отвернувшись от всех. Я понимала, что зря вспылила и, что он просто хотел помочь, но я не могла принять эту помощь. Не могла и не хотела. Обратный путь мы провели в гробовой тишине, и только на аэродроме, когда все начали расходиться, чтобы ехать по домам, Ром неожиданно заговорил.
  - Лань, тебя подвезти? - спросил он меня.
  Я удивленно посмотрела на него, а потом сказала.
  - Нет, спасибо, сама доберусь - и пошла прочь.
  И снова машине ехала за мной, и снова едва я вошла в квартиру раздался звонок сотового.
  - Я дома! - бросила я в трубку холодно.
  - Рад за тебя! - ответил он мне и отключился.
  А я после двух кружек кофе позвонила сестре.
  - Я дома! - приветствовала я ее спокойным тоном.
  - Как день прошел - услышала ее настороженный ответ.
  - Лия, отмени операцию - решила я говорить прямо.
  - Что? - ошарашено, переспросила сестра.
  - Никакой пересадки не будет - ответила я.
  - Но почему? - вскрикнула Лия - мы нашли подходящего донора, осталось только пересадить и все! Что случилось?
  - Я не могу, распространятся об этом, но я приняла решение, никакой операции по пересадки органа с черного рынка, я не потерплю.
  - Но тебе нужна эта пересадка! - воскликнула сестра - а законно тебе никто этот орган не даст!
  - Значит, останусь без органа - ответила я спокойно.
  - Слава! Ради бога! Если о себе не думаешь, обо мне подумай! - почти плача взмолилась сестра
  - Прости Лия, но сегодня я видела, что такое черный рынок в действии и не буду этому потворствовать, извини.
  Я сбросила вызов и выключила телефон, затем устроившись в кресле, стала ждать. Через час позвонили в дверь, а еще через три часа Вик приняв мое решение, и ушел успокаивать жену. Все кончено, я сама приняла решение, теперь остается только ждать, и надеется, что я не подведу свою команду.
  
  Глава 3
  Я сидела в ресторане с Виком, Лией и их дочуркой Надюшей. Сегодня был день рождения малышки Нади, и мы его отмечали. Все было хорошо, пока Вик не задал вопрос, который их волновал.
  - Слав, и как тебе работается с новой командой? - спросил он меня.
  Первое мое желание было просто встать и уйти, но взяв себя в руки, я ответила.
  - Нормально - пожала я плечами
  - И это все? - уточнил он.
  - А что ты хочешь услышать? - спросила я, а потом добавила - они очень терпеливы ко мне, а это уже вызывает уважение, с учетом моего характера.
  - Ты пытаешься сказать, что у тебя проблемы с коллегами? - уточнила Лия, но ответить я не успела, зазвонил мой сотовый.
  - Слушаю? - ответила я, радуясь, что Игрок прервал этот разговор.
  - Приезжай на аэродром, у нас работа! - услышала я холодный голос Игрока.
  - Еду! - бросила я и отключилась, после чего сразу поднявшись с кресла - Извините ребята, меня вызывают, и нет, у меня нет проблем с коллегами все, так как я хочу - улыбнулась я им, затем, поцеловав четырехлетнюю непоседу, шепнула ей - с днем рождения, птенчик - а потом быстро ушла.
  Я шла по коридору аэродрома, когда вдруг услышала голоса своих ребят за поворотом и замерла от услышанного разговора.
  - Но они не могут отказаться платить за ее содержание! - говорил Вини пух - Она получила травму в рабочее время.
  - По их мнению, она мертва, а значит, нет смысла вкладывать деньги - ответил игрок спокойно.
  - Но она жива! - зло бросил Ром - Ее сердце бьется!
  - Я сказал тоже самое на, что мне ответили, что ее мозг не реагирует на внешний мир, а значит, живо только тело и нет смысла продлевать ее мучения - сказал Игрок.
  - Не знаю как вы, но я буду платить за нее из своих денег - ответил Ром.
  - И я - услышала я голос Вини пуха.
  - Значит, решено, мы платим за нее сами! - констатировал Игрок - Ладно пошлите, Лань наверняка уже приехала.
  Они ушли, а я еще минуты три стояла, не шевелясь так, как не могла поверить, что абсолютно чужие люди могут пойти на такие жертвы ради кого-то. А потом, взяв себя в руки, быстро пошла по коридору дальше.
  Работенка была вроде не пыльная, но закончили мы только через два дня ближе к вечеру, поэтому было решено, что улетим мы утром и нам дали полдня свободного времени. Однако меня все равно не покидало ощущение, что я что-то упустила, поэтому я решила еще раз сплавать туда, где мы работали. Я уже уходила, когда меня поймал Ром.
  - Ты куда? - спросил он, видя, что я с сумкой.
  - Поплаваю немного в заливе - ответила я.
  - А ты не боишься одна плавать? - вдруг спросил он - Может с тобой пойти?
  - Нет, я как раз не люблю компанию, сама справлюсь - ответила я, быстро идя в сторону дорожки ведущей в залив.
  Суть задания была проста, поймать наркодельцов перевозящих наркотики под водой, и мы это сделали, но меня не покидало ощущение, что мы не всех нашли, уж больно легко они попались, поэтому я решила еще раз внимательно осмотреть путь их передвижения и почти сразу нашла, что искала. Груз лежал на дне и ждал, пока его заберут. Я решила вернуться и сообщить Игроку, но не тут-то было. Не успела я выбраться на дорожку, меня окружило четверо парней.
  - Привет, красотка, не хочешь повеселиться? - спросил один из них.
  Оглядев в их, я поняла, что парни не простые и пожалела, что отказалась от компании Рома.
  - Нет, мальчики, простите, но мне пора! - бросила я, замечая, как их круг медленно смыкается вокруг меня.
  - Извини, дорогая, но мы не можем тебя отпустить, из-за тебя и твоих ребят половину из наших схватили. А теперь ты снова тут и на этот раз, ты так просто не уйдешь - бросил парень.
  Теперь я точно знала, что мне не выбраться без боя, оставался только один вопрос, справлюсь ли я с четырьмя сразу.
  - Ну что ж жаль, мальчики! - ответила я и резко нанесла удар тяжелой сумкой тому, кто был впереди меня и кто со мной разговаривал.
  Мне пришлось драться, бежать было бесполезно, наверху у тропинки стояла машина, и возле нее было еще двое бугаев, а значит надо пробраться к воде и плыть, но меня не пускали. Я вырубила третьего, когда почувствовала движение за спиной, но не успела уклониться, сильнейший удар по голове свалил меня с ног. Последнее, что я услышала, прежде чем утонуть в темноте были слова.
  - Подожди, она не заслужила такой легкой смерти, отправим ее в змеиную ямку, пусть покормит малышей - раздался старческий голос и все, я пропала в небытие.
  Очнулась я от ощущения чего-то холодного и липкого ползущего по мне. Первое желание было смахнуть это, но стоило мне услышать шипение, и я замерла, не смея даже дышать. Очень медленно я открыла глаза и наткнулась на висящую в воздухе змеиную голову. Вот и все пронеслось в голове, а потом вдруг я подумала, что это будет не так болезненно как с акулой просто укус и смерть.
  Я ощущала все новые и новые тела, которые заползали на меня, окутывая собой, и лишая надежды выбраться и ничего не могла сделать, ведь руки и ноги были прикованы к стене, а стоит пошевелиться, и я получу сразу десяток укусов самых ядовитых змей мира.
  Эх, жаль, что я очнулась. Но мне надо взять себя в руки, нельзя терять надежу, может ребята меня найдут и заберут отсюда, главное не шевелиться и ждать.
  
  Уже темнело, а ее все не было. Я уже собрался идти за ней, когда услышал, что вернулись Игорь с Толиком и быстро вышел к ним.
  - Слава пропала - сказал я им.
  - Что значит, пропала - напрягся Игорь.
  - Ушла поплавать и не вернулась - ответил я как можно спокойнее, а на душе с каждой секундой становилось все тревожнее.
  - Ради бога, Юр, ты с ней как с маленькой возишься, а она у нас большая, сама так говорит так, что успокойся, еще даже не стемнело, вернется твоя лялька - бросил Толик, его равнодушие рассердило меня.
  - Как скажете! - бросил я, беря свою сумку с снаряжением и направляясь к выходу из номера.
  - Ты куда? - спросил Игрок, ловя меня за руку.
  - Лань искать! - сквозь зубы ответил я.
  Он долго смотрел мне в глаза, а потом только кивнул и, выругавшись, взял свою сумку.
  - Пошли! - бросил он.
  Мы шли вниз по тропинке, когда я случайно заметил что-то в траве, я и сам не знаю, почему полез смотреть, что это, но стоило мне увидеть вещицу, лежащую в траве, как мне стало по-настоящему страшно. Я видел этот кусочек стали на шее у Славы.
  - Эй, Ром, что ты там нашел? - спросил Вини увязавшийся за нами.
  Я ничего, не говоря, просто подошел к нему, и протянул, кусочек метала на разорвавшейся черной нитке.
  - Что это? - удивился Вини, но мне не пришлось ничего объяснять, Игрок все понял и выругался.
  - Чертово женское чутье! - прошипел он, отбрасывая прочь камень под ногами, и мы тут же заметили каплю, крови на земле, отчего стало еще страшнее. Ее ли это кровь? - и где ее теперь искать? - продолжил Игорь - Если еще есть смысл искать? Утопили к черту и все!
  - Надо было идти с ней, а я повелся на ее независимость, - чертыхнулся я в ответ - ладно, мы не можем так просто ее оставить, даже если она уже мертва, мы должны хотя бы тело найти и наказать тех, кто это сделал.
  Я был зол, это второй раз, когда мой напарник попал в беду и все из-за того, что я не был внимателен к ней, и поленился пойти с ней.
  Дальше мы трясли всех кого могли. Что у них твориться, если человека можно похитить среди бела дня и никто ничего не видел? В какой-то момент мы прошли маршрут под водой, которым явно плыла Лань, шли по ее меткам, которые она оставляла и нашли место, где она оставила крест. Это значит, тут что-то было, когда она оставляла его, но потом это убрали, а ее метки идут в обратном направлении к берегу.
  - Наркотики! - бросил я всплывая.
  - Думаешь не всех взяли? - спросил Игрок с берега.
  - Уверен и судя по тому, что она тут была, она тоже была уверена - ответил я.
  - Значит, ищем, где она может быть.
  Дальше трясли копов и тех, кто нас вызвал и, в конце концов, нас допустили к тем, кого мы взяли. Уж не знаю, что их заставило заговорить, толи мое лицо толи слова, но парни рассказали на кого работаю и даже указали имена посредников.
  И снова тактика и стратегия, но мы победили, и вот я смотрю в глаза старику лет шестидесяти, и задаю единственный вопрос, который меня интересует.
  - Где она?
  - Я не понимаю о чем вы? - делает невиннее лицо он - я сижу тут пью чай, а в следующий миг врываются ваши громилы и начинают тут хозяйничать! Я буду жаловаться!
  И тут мое терпение лопнуло. Я схватил его и прижал к стене, не реагируя на оклик Игрока, и прошипел.
  - Ты мне сейчас скажешь где она и не дай бог, промолчишь, иначе я начну тебя на кусочки резать, а что дальше догадайся сам!
  Что было в моих глазах, я не знаю, но старик затрясся, попытался начать возмущаться, а потом замолк, и вдруг сказа.
  - Ее уже нет, скорее всего, там больше двух часов не выдерживают, а она там уже четыре.
  - Где она? - спросил я и не узнал своего голоса, такая ярость, страх и боль в нем звучали.
  - В змеиной яме.
   Меня прошиб холодный пот, и я отбросив старика бросился во двор. Уже стемнело, но яму, явно предназначенную для змей, я увидел еще, когда мы штурмовали в дом. Подбежав к ней, я открыл люк и сразу услышал шипение. Достал фонарик и посветил вниз. Яма состояла из двух частей, одна была пуста, а проход в нее был закрыт, но на дне явно были видны кости и не только животных, другая же была полна змей и они что-то облепили.
  - Слава, ты меня слышишь? - позвал я ее, молясь, чтобы она была жива, но в ответ мне было только шипение змей.
  
  Уже стемнело. Мне с каждой секундой становилось все хуже и хуже. А я-то думала, что полтора часа недвижимой подводой это предел человеческой психики. Нет, пожалуй, тут противнее, там хотя бы по тебе никто не ползал.
  Они не придут, зачем им это, я не часть коллектива просто мимо проходила, у них их Рая есть. Даже если и придут, то, как они меня вытащат, змеи меня просто облепили, блин, греются!
  И тут сверху раздался странный скрипящий звук, змеи зашипели, а в следующий миг зажегся яркий свет, и я услышала такой знакомый голос.
  - Слава, ты меня слышишь? - окликнул меня Ром.
  Как мне хотелось подать голос. Но две змеи были на моей груди. А еще одна как раз ползла по лицу. Поэтому я молчала, смотря вокруг и видя только змей и гладкие скользкие стены.
  - О господи! - голос Игрока - Сколько их там?
  - Много! - ответил Ром - Нам надо заставить их сползти с нее.
  - Но как? - спросил Игрок - И есть ли смысл? Может, она уже мертва?
   - Мы должны вернуть ее тело домой. А значит есть - ответил Ром, а потом тихо добавил - Они облепили ее из-за тепла ее тела, а значит, мы должны дать им замену. Источник Тепла, который будет греть сильнее, и давать больше тепла.
  - Что ты затеял? - спросил Вини пух.
  - Дам им замену и заберу ее оттуда! - бросил Ром.
  Дальше я их не слышала. Свет погас, раздался скрежет, и они ушли. Я не знаю, сколько прошло времени. Я начала терять надежду, когда вдруг свет зажегся вновь. И тут же раздался скрежет, а затем и другой. А в следующий миг, я услышала голос Рома.
  - Все готовы? - получив подтверждение, он сказал спокойным и уверенным тоном - Хорошо. Слава, если ты меня слышишь, то прошу, не шевелись и не провоцируй их. Мы попробуем отвлечь их внимание на другой объект. Нужно сделать так, чтобы они ушли, тогда мы тебя заберем. Просто потерпи немного и не шевелись, скоро все закончится.
  А дальше был еще скрежет и я увидела как открывается проход в стене. Из прохода потянуло теплом, и змеи шипящие на мне замерли, крутя головами. Постепенно одна за другой они начали сползать с меня и уползать на тепло. А я могла только смотреть, как одна за другой они ползут в проход. Время шло. Я не знаю, сколько прошло, час, два, а может и пять, но вот змей почти не осталось, и тогда я слышала голос Игрока.
  - Она не шевелится! - встревожено сказал он - Неужели мы опоздали?
  Но я, молчала, следя за змеей, возле моей головы. Она ползла на тепло И я ждала, пока она не отползет.
  - В любом случае, мы должны ее вытащить. Нам нужна ножовка и паяльник, - ответил Ром - видите, они приковали ее к стене.
  - Сейчас принесем! - раздался незнакомый голос.
  И я рискнула, понимая, что они не видят тех, кто прячутся возле стен.
  - Ром, рано! - сказала я как можно громче. При этом стараясь не шевелиться. Чтобы не вызвать реакцию змей.
  - Живая! Слава тебе господи! - услышала я общий вздох облечения. А потом Ром спросил.
  - Почему рано? Что ты видишь?
  Я не ответила так, как новая змея ползла мимо. Я боялась привлечь к себе ее внимание.
  Я слышала, как разочаровано, вздохнули ребята. Они подумали, что у них начались массовые галлюцинации. Но стоило змее отползти, и я снова заговорила.
  - Под сводами стен выемка и по ней все еще ползут змеи. Подождите лезть, рано. - и я замолчала. Так как я услышала шипение и замерла в ожидании укуса.
  - Понятно - ответил Ром - Как ты?
  Змея, долго шипела, но все же успокоилась. Я видела, как она выползает откуда-то сверху с прав от меня. А потом ползет по выемке в стене. Наконец она отползла далеко и я снова заговорила.
  - Я цела. Меня вроде не кусали и ничего не болит.
  - Это хорошо, милая, - ответил Ром - мы скоро вытащим тебя. Ты только скажи, когда рядом не будет змей.
  - Хорошо!
  Сколько времени прошло я не знаю, но вот я уже не видела змей поэтому сказала.
  - Их уже несколько минут нет. Можно спускаться.
  - Хорошо, я спускаюсь - сразу же услышала я голос Рома. А потом проем исчез, оставив змей за ним.
  Ром спустился по стене на тросе быстро и профессионально. А потом быстро подошел ко мне.
  - Как ты? - спросил он тихо, прикоснувшись к моей щеке. Боже, как же было приятно ощутить тепло человеческого прикосновения.
  - Нормально - ответила я и наши взгляды встретились. В его глазах было столько тревоги, что я просто не смогла отвезти взгляда, а потом он сказал.
  - Тогда давай отсюда выбираться - а я только кивнула.
  Он присел на корточки, и не прошло и часа, как моя правая нога была свободна. Еще через час и левый браслет был спилен, освободив левую ногу. Затем он поднялся и занялся руками, но тут я увидела то, что заставило меня испугаться, но не за себя - за него.
  - Не шевелись! - приказала я ему и тут же крикнула Игроку - Тут кобра!
  Я видела, как змея распушила свой капюшон и слышала ее шипение, а потом раздался выстрел. На нас брызнула змеиная кровь, а сама змея опала на пол. И Ром тут же раздавил ее голову.
  От пережитого страха за него, мои внутренние силы закончились. Я просто повисла, на цепях глядя на него. Я чувствовала, как он паяльником и ножовкой распиливал браслет на правой руке. Но я не помню, как он снимал его с левой руки. Просто в один момент я была там, а потом висела в его руках, пока он поднимался по стене и вытаскивал меня из ямы. Дальше были врачи. Осмотрев меня и не найдя укусов они меня отпустили. Сказав, что я цела и отделалась только легким сотрясением мозга из-за удара. Но мне было все равно, что там они сказали, я мечтала оказаться в душе. Что я и сделала, когда мы вернулись в номер. Взяла чистую одежду и ушла в душ.
  
  Прошло три часа, а она все еще была в душе. Я понял, что пора вмешаться, поэтому я встал, разделся до плавок и пошел к душевой.
  - Ты что затеял? - напрягся Игорь, с которым я играл в карты ранее. Не только я о ней тревожился
  - Вытащу ее из душа - ответил я.
  Игрок ничего не сказал. Он просто спокойно перетасовал карты и раздал на себя и Толика, а я открыл дверь ванны и зашел внутрь. Я сразу ощутил горячий пар из душа, поняв, что правильно сделал, что вмешался.
  
  Я в сотый раз намыливала себя мочалкой. Но все равно я чувствовала их на себе. А потом вдруг дверь открылась, и я увидела Рома. Он зашел под струи воды в одних плавках и посмотрел на меня. А затем покачав головой, он забрал у меня мочалку.
  -- С тебя на сегодня хватит! - сказал он, убирая ее на полку, а потом развернулся и тихо добавил - Иди сюда!
  В его глазах была тревога и беспокойство и я просто не смогла сдержаться. Сделав шаг вперед, я разрыдалась и, прижавшись к нему.
  Я не плакала шесть лет, с того самого дня, как увидела какую боль, причиняю этими слезами сестре. Но сегодня я просто не могла сдержаться. А он нежно прижимал меня к себе и ничего не говоря, укачивал. Когда же мои слезы высохли, он выключил воду и, взяв меня на руки, посадил на столик. Взяв полотенце, Ром обтер меня им, а потом феном высушил мои волосы. Мне хотелось возразить, но сил просто не было, и я позволяла ему принимать решения и воплощать их в жизнь. Когда он убедился, что волосы сухие он одел на меня трусики, затем посмотрел на мой спортивный костюм, который я взяла в качестве сменной одежды и, покачав головой, быстро вышел из ванной. Я уже хотела встать, когда он вернулся и одел на меня одну из своих футболок. От футболки пахло чистотой и уютом, а я так и не смогла заставить себя возразить ему и снять ее. У меня не было сил с ним спорить. Поэтому я просто позволила ему взять меня на руки, и вынести из ванной уложив на уже разобранную постель.
  - Спи! - шепнул он мне, укутывая меня в одеяло. А я сделала вид, что засыпаю, а потом, что уснула.
  Я знала, что не усну. У меня слишком болит бок, а притворяться я научилась еще в те годы, когда сестра от меня ни на шаг не отходила. Я лежала минут тридцать, слушая, как ребята тихо играют в карты, а потом услышала слова Рома.
  - Ладно, ребята я пас. Судя по всему, сама она не уснет. Придется вмешиваться.
  - Ты о чем? - удивился Игрок, и я услышала, как отодвигается стул.
  - О Лани конечно! - ответил Ром.
  - Так и скажи, что она тебе нравится. И тебе хочется прижать ее к себе! - усмехнулся Вини, что заставило меня напрячься - Девчонка спит минут двадцать, как!
  - Она не спит - бросил он, стоя явно надо мной - просто профессионально притворяется, двигайся, будем тебя присыпать.
  - Как ты узнал? - спросила я, не видя смысла притворяться.
  - Это большими буквами написано - усмехнулся он - уж слишком неестественно свободная поза и шевелишься мало - объяснил он мне мою ошибку и тут же добавил - двигайся, я сказал!
  Наши взгляды встретились, и я поняла, что на этот раз он настоит на своем, поэтому подвинулась со словами.
  - Это бесполезная трата твоего времени, я все равно не усну.
  - Это мы еще увидим - бросил он, устраивая меня у себя на плече - теперь попробуй заснуть.
  И я уснула под его ровный стук сердца, одновременно ощущая, как боль постепенно исчезает. Последнее, что я услышала это его слова.
  - Вот и умница, засыпай!
  Он разбудил меня через семь часов, внимательно взглянул мне в глаза и велел одеваться, после чего мы вернулись домой. Он как всегда ехал следом, а потом звонил убедиться, что я в квартире, но сегодня я думала о другом. Я им задолжала, надо отдавать долг. Поэтому едва я убедилась, что он уехал от моего дома, я набрала номер сестры.
  - Слушаю? - ответила она достаточно быстро.
  - Я дома! - мягко сказала я так, как действительно чувствовала себя почти хорошо. Ведь я впервые за шесть лет спала без помощи препаратов, и мне было безумно хорошо от этого.
  - У тебя голос как у кошки наевшейся сметаны - улыбнулась сестра, чувствуя мое хорошее настроение.
  - Муррр - ответила я, а потом все же перешла на серьезный тон - Лия, кто у тебя лежит из моей группы?
  - Слав, - сестра долго молчала, а потом добавила - не надо тебе в это влезать.
  - Просто ответь? - строго попросила я.
  - Слава!
  - Лия!
  Она долго молчала, а потом сказала.
  - Ее зовут Рая, получила тяжелое ранение и умерла. Реанимирована, но впала в кому. Ее мозг мертв, тело живо.
  - Ты проведешь меня к ней.
  - Нет!
  - Лия! Пожалуйста! - взмолилась я - Они вчера спасли мне жизнь, я им должна и хочу отдать долг, умоляю!
  Она пыталась найти, как мне отказать, я понимала это. Но тут я услышала голос Вика, который не дал ей отказаться.
  - Лия, сделай это. Она не отстанет и ей это нужно! - сказал он жене - Не вреди сестре
  - А бесполезные попытки помочь, ей не навредят? - из последних сил сопротивлялась Лия.
  - А о Славе тоже говорили, что она не очнется, а ведь очнулась - ответил Вик и тем самым заставил жену сдаться.
  - Хорошо, вечером я жду тебя у себя в кабинете - сказала она мне.
  - Буду! - ответила я.
  - И с тебя внеплановая операция - добавила сестра.
  - Вот так делать добрые дела - жалобным тоном ответила я, а потом добавила - готовь пациента и пришли мне его карту - и уже отключая телефон, я вдруг сказала - Вик, спасибо!
  - Пожалуйста, малышка! - ответил он и связь оборвалась.
  Вечером сестра провела меня к Рае, очень красивой женщине, моей ровеснице с золотистыми волосами. И мне стало сразу ясно любимицей для ее близких, ведь вся палата была заставлена светами. Осмотрев ее и поняв, с чем я имею дело, я вернулась домой и засела за книги. И сидела до тех пор пока не нашла способ вывести ее из комы. Что я и начала делать с неодобрения сестры.
  
  Глава 4
  Мы шли с Лией по больничному коридору. Сегодня у меня плановый осмотр. Как же хорошо, когда ты тут не как больной, а как врач!
  - Всем доброе утро! - улыбнулась я, входя в палату.
  - Доброе утро Слава! - услышала я хор голосов.
  Тут я работаю на добровольной основе, поэтому стоимость операции сокращается вдвое, а при этом квалификация хирурга высокая. Я была ученицей мастера и если бы не ушла, стала бы знаменитым хирургом.
  - Как мы себя чувствуем? - спросила я у троих детей сразу. Два пацана и девчонка, выправляла, кости деформированные по разным причинам и удаляла аппендицит. По сути, занималась пластикой и легкой хирургией, но проблема решена, и теперь эти детки будут счастливы и полноценны.
  - Нормально - ответили все трое.
  - Ну что, Максим, выписываем тебя сегодня, или нет? - поинтересовалась я, присаживаясь возле первой кровати.
  - Выписываем! - радостно воскликнул семилетний малыш.
  - Нет, уж сначала посмотрим на тебя, а потом решим - улыбнулась я, начиная полную проверку последних данных, а через пятнадцать минут улыбнувшись, матери и малышу кивнула - анализы в норме, рука тоже хорошо выглядит, выписываем, собирайтесь домой.
  По комнате пронесся радостный визг малыша, а потом он обнял меня и, посмотрев мне в глаза, сказал.
  - Спасибо вам тетя Слав!
  - Да не за что, малыш!- улыбнулась я ему и пошла к следующей кровати - Ну а ты как Никитка, что-то бледный какой-то?
  - Все нормально - улыбнулась его мама - это еще реакция на наркоз не прошла.
  - Так оперировали его четыре дня назад - покачала я головой - Ли, проверь его кровь, а, что-то мне не нравится его бледность.
  - Уже взяли анализы вечером будут - ответила сестра, стоя у двери палаты.
  - Сообщи мне, что там.
  - Хорошо.
  Осмотрев шов на животе малыша, я только убедилась, что что-то не так и велела ребенку лежать и постоянно проверять его на самочувствие.
  - А ты, Ксения, как себя чувствуешь? - спросила я у малышки, которая сейчас сидела возле матери и двигала одной рукой и двумя ножками.
  - Хорошо! - весело воскликнула девочка.
  - Давай-ка твою руку глянем, улыбнулась я ей - а осмотрев руку, добавила - хорошо заживает, так через недельку домой поедешь!
  - Это будет здорово! - прочирикала малышка, и мне вдруг так стало радостно за нее.
  Кивнув, я попрощалась со всеми и вышла из палаты, направившись в блок реанимационных больных.
  - Как она? - спросила я у Лии идущей рядом со мной.
  - Есть признаки ответа мозга на внешние раздражители - ответила сестра недовольно.
  Она не одобряла мою идею, но я приняла решение и буду идти до конца.
  - Вот и хорошо, давай глянем на нее и я поеду - улыбнулась я ей, делая вид, что не замечаю ее недовольства.
  Осмотрев Раю и убедившись, что все идет хорошо я немного подкорректировала дозы препаратов, которые она получала и поехала домой, попросив Лию позвонить, если будут изменения в состоянии Раи.
  Едва войдя в свой обычный для многоэтажек двор, я сразу заметила знакомую машину, а сделав три шага, увидела, как Ром открывает дверцу и выходит мне на встречу.
  - Ты почему сотовый отключила? - спросил он, даже не здороваясь.
  - Я не отключала! - ответила я, ища сотовый в сумке, а когда нашла, чертыхнулась - Черт, я его зарядить забыла. Я очень, нужна?
  - А ты как думаешь? - бросил он, прислонившись к машине.
  - Ну, на прошлую операцию вы ездили без меня, - ответила я, сложив руки на груди - а значит, нет
  - Знаешь, значит? - покачал он головой и, получив мой кивок ответил - мы решили дать тебе отдохнуть после той истории с змеями.
  - И сколько операций я пропустила? - поинтересовалась я.
  - Две - признался он.
  - Понятно - кивнула я и направилась к своему подъезду.
  - Я жду тебя - бросил он мне в спину.
  - А зачем я вам, сами справитесь? - не оборачиваясь, спросила я.
  - Перестань, у нас и так времени нет, мы пропустили вылет вертолета, теперь придется на машине ехать, а чем быстрее приедем, тем лучше - раздраженно и устало ответил он.
  - А что стряслось хоть?
  - В море упала новая военная разработка, нужно найти черный ящик до того, как это сделают другие.
  - Ясно, буду через десять мину - кивнула я, быстро направляясь к двери подъезда.
  - Через пять - услышала я, закрывая дверь подъезда.
  Мы ехали молча. Уже давно стемнело и мне очень хотелось спать. Но из-за болящего бока, я даже не пыталась закрыть глаза..
  В какой-то момент он включил музыку, и она была такой плавной и мелодичной, что мои глаза сами закрылись, а все мои чувства превратились вслух. Я ловила все подъемы и спады мелодий, сменяющих друг друга, и мне вдруг стало хорошо и уютно, как не было уже очень давно, а потом он вдруг заговорил стихами
  Скажи, ничего не тая
  Какая кручина твоя,
  Что сердце тревожит в ночи
  Ну что ты, давай не молчи.
  
  Чего ты сегодня грустна?
  Ведь ты же со мной, не одна.
  Для этого мы и друзья,
  Чтоб всё говорить, не тая...
  
  Излей, сердце так мне томи,
  Оно же живое пойми,
  И чувствует больше в стократ
  Когда улыбаться не рад.
  
  Я чувствовала, как каждая строка проникает под мои барьеры, разрушая их и оголяя мое сердце. Заставляя его снова биться быстрее и это меня пугало. В какой-то момент я открыла глаза и посмотрев на него спросила.
  - Зачем ты это делаешь? Зачем пытаешься пробиться под мою защиту?
  - Ты сама знаешь ответ - ответил он, даже не глядя на меня, и продолжил читать стихотворение.
  
  Оно, от волненья болит,
  Терзаясь, не говорит.
  Лишь терпит смиренно стуча,
  Когда его бьют сгоряча.
  
  Скажи, отпустив свою грусть,
  Хоть даже тяжелое, пусть,
  Для этого мы и друзья
  Чтоб все говорить не тая...
  
  - Хватит! - не выдержала я и, потянувшись, выключила музыку - Ты обо мне ничего не знаешь и ты мне не друг, оставь меня в покое!
  Потом отвернулась и уставилась в окно не видящим взглядом, вспоминая совсем другие стихи.
  
  Кружатся вороны..... крылья шумят
  Небо от них почернело
  Гром заглушая птицы галдят
  Сердце похолодело
  Молния в землю чертит зигзаг
  Кровью река взбухает
  В спину ударил друг-он-же-враг
  Голову с плеч мне сымает
  Герой прискакал на коне золотом
  В пепел форты сметая
  Братом ты был - оказался врагом
  В сердце кинжал мне вонзая
  Там где сияли градов купола
  Где были луга и поляны
  Белеют лишь кости да черепа
  И ветер могильный гуляет....
  
  Мы молчали всю остаток дороги, едва он остановил машину, я выскочила из нее, и даже не взглянув на него, схватила свою сумку и быстро пошла к катеру, на котором нас ждали Игрок и Вини.
  - Ну, наконец-то! Что так долго? - спросил Игрок
  - Задержались! - ответил Ром раздраженно.
  - Ладно, мы проверили первые два сектора, сейчас ваша очередь. Одевайтесь, а мы пока доплывем до места.
  Мы только кивнули, разойдясь по разным углам, а потом, получив наставления Игрока, нырнув в воду, и сразу поплыли в разные стороны, занявшись поисками. Задача непростая осматривать песок в поисках мелких деталей. Объект при падении развалился, и теперь нам приходилось прочесывать огромный кусок моря. Детали были и крупные, но их уже осмотрели Игрок и Вини, теперь наша очередь, в песке ковыряться.
  Я осматривала очередной отрезок песка между двумя узкими кусками обшивки, когда почувствовала вибрацию воды. Тогда я на автомате бросилась в сторону, это и спасло меня. За моей спиной был чужой дайвер и он пытался перерезать мою трубку подачи кислорода. Быстро поняв с кем, имею дело, я нанесла удар, не давая ему времени, но не рассчитала силу. Удар оказался настолько сильным, что нас обоих отбросило в разные стороны, после чего он замер. Приглядевшись, я поняла, что он со всей силы налетел на острый край и просто оказался насаженным на него. Я уже хотела подплыть к нему, когда почувствовала воду на теле. Повернув голову и посмотрев туда, где ощутила воду, я увидела, что и сама пострадала. Мой гидрокостюм был порван, трубка вроде цела, но баллон как-то вмялся, и я сразу поняла, что если попробую отплыть, то просто открою дыру в нем и быстро захлебнусь. Что же делать, всплывать быстро нельзя, мы на большой глубине, но и тут оставаться нельзя, утону. Я посмотрела на прибор измеряющий кислород и поняла, что есть утечка и времени у меня осталось мало. Черт!
  Надо всплывать, но сначала необходимо снять баллон, а трубка запутались. Черт.
  
  Зря я ей прочитал эти стихи. Она еще не готова к этому. Кто же ее так обидел, что любую попытку приблизиться она воспринимает в штыки и почему так не доверяет людям.
  Я чертыхнулся про себя заканчивая просматривать очередной кусок песка, потом глянул на часы. Еще двадцать минут, потом всплываем и тут мое сердце сжалось. Такое же ощущение, как и в тот день, когда она попала в змеиную яму. С ней то-то не так! Куда она опять влезла!
  Быстро оглядевшись, поплыл туда, где она должна была быть, и быстро ее увидел благо вода относительно чистая. Сначала мне показалось, что она прислонилась к железному куску разработки и отдыхает, но приглядевшись, я понял, что она пытается снять баллон, а когда подплыл ближе похолодел от увиденного.
  Ее баллон был, проткнут. Ее спас кусок разработки, который застрял в баллоне и не позволял ему хватать воду. Я подплыл к ней еще ближе и, откинув ее руки в сторону, быстро стал ей помогать.
  Я почувствовал, как она напряглась, а потом позволила моим рукам распутывать ее трубку.
  Мои руки действовали быстро, я старался успеть, распутать ее трубку. Ведь я прекрасно понимал, что у нее в баллоне кислорода меньше чем в моем. А все из-за этой чертовой утечки кислорода. Но работая, я все же я чувствовал под руками идеальное тело, и от этого мне становилось не по себе. Тут жизнь на волоске, а я думаю, как же мне хочется поласкать эту грудь, с которой периодически соприкасаются мои пальцы.
  'Она очень красива, только шрам немного портит это идеальное тело, интересно, откуда он. Черт, да возьми же себя в руки!'
  Мне было неудобно, два куска обшивки стояли слишком близко к друг другу и я решил оттащить один в сторону. Обернувшись, чтобы расширить проем между кусками, я увидел другого человека и сразу понял, что тут произошло.
  Чертыхнувшись про себя, я оттянул кусок и, посмотрев на часы, и понял, что за пятнадцать минут не успею ее вытащить, а когда глянул на ее прибор мои волосы встали дыбом, у нее кислорода минут на восемь.
  'Черт!'
  Показав ей знаками, что всплываю за баллоном, я поплыл, вверх запоминая, где ее оставляю, чтобы не искать. А едва всплыл, я крикнул Игорю.
  - Дайте баллон, на Лань напали, она проткнула баллон, подняться сама не сможет!
  - Черт, выругались ребята и через минуту мне спустили полный баллон.
  - А сам как, сколько кислорода, может тебе тоже дать? - спросил Игорь.
  - Нет, одного хватит - ответил я, и нырнул, времени у меня не было.
  Когда я ее нашел, кислорода у нее почти не осталось, и я тут же отдал ей баллон, а сам начал аккуратно, чтобы ее не поранить распиливать ножом ее трубку. Когда у меня кончился кислород, я показал ей и к моему удивлению, получил трубку, а ведь на занятиях она даже близко к себе никого не подпускала. Следовательно, надежда есть!
  Еще минут через пять я вытащил ее из ловушки баллона, и трубки и теперь надо было медленно всплывать, но она вдруг поплыла в сторону, при этом баллон был у меня.
  'Что она затеяла? Совсем уже голова не думает?' - испугался за нее я, но когда увидел, как она что-то достает из под обломков и понял, что это ящик, который мы ищем, я был готов ее расцеловать ее. Ведь больше нам не надо будет сюда спускаться.
  Подплыв к ней, я забрал ящик, а ей отдал баллон и мы вместе, дыша по очереди, встали всплывать.
  - Слава, тебе господи! - услышали мы голос Игрока, когда всплыли - Цела? - спросил он у Лани.
  Он был в гидрокостюме и явно собирался нырять за нами.
  - Да - ответила Лань плывя рядом со мной к катеру - только парня того вытащить надо, хочется знать, кто на меня с ножом полез.
  - Сделаем! - кивнул Игрок, забирая из наших рук баллон и ящик, а Вини тем временем протягивал руку, чтобы помочь нам подняться.
  - Дамы вперед - улыбнулся я ей, а она ничего, не ответив, просто приняла руку Вини и быстро поднялась на борт. Прогресс на лицо, раньше все сама делала.
  Через час я зашел в каюту и застал ее с приподнятой футболкой изучающей свою спину, на которой красовалась огромная царапина.
  - Там большая царапина, давай обработаю - предложил я.
  Я думал, что она откажется, но она неожиданно робко улыбнулась, сняла футболку, оголяя спину, и легла на диван.
  Взяв из аптечки все, что нужно, я стал обрабатывать ее царапину. Мы молчали, думая каждый о своем. А когда я уже заканчивал обрабатывать царапину, она вдруг сказала.
  - Спасибо, что ты вытащил меня оттуда и - она запнулась, а потом вдруг повернулась ко мне лицом, посмотрела мне в глаза и решительно закончила - прости, что наговорила тебе. Я не права и мне очень важно твое общество, я бы не отказалась от твоей дружбы, прости.
  Я смотрел ей в глаза и читал в них, что ей тяжело далось это признание, а теперь она боится моего отказа. Но я бы никогда не отказал ей, ведь для меня ее признание, это награда за терпение и попытки понять. Поэтому я просто заставил ее лечь на живот, после чего закончил обрабатывать царапину и закрыл ее пластырем. И только после этого начал массировать ее напряженные плечи, а именно это я хотел сделать, все время, пока обрабатывал царапину.
  - Расслабься - шепнул я ей, чувствуя, как она еще больше напряжена. Постепенно тело под моими руками стало расслабляться, и я вдруг осознал, что массирую нежную женскую кожу. А потом мне захотелось наклониться и пройтись поцелуями по ее спине, но я понимал, что это ошибка. Я начал отстраняться и убрал руки, с ее плеч желая быстрее уйти, чтобы не сорваться, ведь она мне этого не простит, ведь я обманул с таким трудом завоеванное доверие. И тут она посмотрела на меня и наши взгляды встретились.
  Это был какой-то магнетизм, я видел в ее глазах, что она испытывает то же самое, ее взгляд на миг опустился на мои губы, а потом вернулся к глазам и я понял, что пропал. Очень медленно, будто кто-то притягивает нас, наши лица стали сближаться. А когда я уже начал ощущать ее дыхание на своих губах раздался звонок сотового телефона, и нас словно отбросило друг от друга.
  Я видел, как она подскакивает с дивана, и тянется к трубке, стараясь не смотреть на меня. Мне надо было уйти, но я не мог. Я просто смотрел, как она пытается прикрыться футболкой, отвечая на звонок и мне хотелось отбросить чертовую трубку и повалить ее на диван, закрыв при этом ее губы своими.
  
  - Да - ответила я, злясь и радуясь этому звонку.
  Я и сама не знаю, что на меня нашло, но если бы не этот звонок, то сейчас бы я лежала и целовалась с ним. Один бог знает, как же я хотела ощутить его поцелуй и как меня сейчас это пугает.
  - Привет у меня две новости - ответила сестра - плохая и хорошая, с какой начать?
  - С плохой - ответила я, при этом наши с Юрой взгляды встретились, и я еле удержала трубку в руках от нахлынувшего желания, просто подойти и поцеловать его самой. Но слова сестры меня отрезвили.
  - У Никиты отказывает сердце.
  - Что? Но почему? - упав на диван, просила я, забывая о Юре.
  - Не знаем, мы провели ЭКГ, все подтвердилось.
  - А что в анализах? - спросила я.
  - Нехватка кислорода и сильный избыток гемоглобина - ответила сестра.
  - Думаешь это моя ошибка? - спросила я.
  - Нет, ты все сделала правильно, тут что-то иное, я думаю, сердце было слабым, просто наркоз его окончательно доконал.
  - Понятно, я приеду, как только смогу. Держи меня в курсе
  - Конечно, - ответила - а теперь хорошая новость. Рая очнулась.
  - Слава тебе господи.
  - Я решила сначала позвонить тебе, чтобы уточнить, о твоем вмешательстве сообщать? - спросила сестра.
  - Ни в коем случае! - встревожилась я - Я в этом не участвовала.
  - Как скажешь.
  - Все мне пора - ответила я, чувствуя на себе его встревоженный взгляд
  - До встречи.
  Я отключила телефон и так и осталась сидеть, не шевелясь, боясь взглянуть на него и одновременно пытаясь разобраться в своих чувствах. Одна новость меня расстроила, а другая и порадовала и напугала. Ведь теперь я не знала, что меня дальше ждет, а еще и это странное желание оказаться в его объятиях, которое крепло с каждым днем..
  - Ты в порядке? - вдруг спросил Юра, и мне пришлось поднять на него глаза. И тут же ощутила, как по моему телу ползет волна желания.
  - Да все нормально - ответила я, снова пряча глаза от нахлынувших ощущений и боясь, что он поймет мое состояние.
  - Ладно - кивнул он и быстро ушел, будто чувствовал то же самое и боялся сорваться.
  А через пятнадцать минут, я впервые видела ребят такими счастливыми. Они светились изнутри от радости, и я даже порадовалась, что вытащила ее из комы.
  Домой они, конечно, спешили, ехали на машине Юры и обсуждали только одно, что принести их Рае, а едва приехали к аэродрому Игрок и Вини пересели на свои машины и рванули с места, а Юрий вдруг поинтересовался.
  - Слав, тебя подвезти? - спросил он меня, когда я стала выходить из машины.
  Я удивленно посмотрела на него и спросила.
  - А разве ты не собираешься в больницу?
  - Собираюсь, но все равно сначала тебя провожу так, что подвезти.
  И я согласилась, закрыв дверцу его машины и позволив отвезти меня домой. А вечером маясь, в постели от бессонницы, все же призналась себе самой, что до последнего момента надеялась, что он меня все же поцелует, но он так и не поцеловал, просто попрощался и уехал.
  
  Глава 5
  Очередное задание и снова темный коридор. Вот интересно, они хоть иногда включают тут свет, или тут всегда так темно?
  Из зала с бассейном раздавался веселый смех и явно женский тоже. Вернулась, значит. О ней я узнавала от сестры и знаю, что она быстро встала на ноги, а жаль. Судя по тому, что меня вызвали сюда, меня сегодня переводят, иначе, зачем он меня вызвал?
  Захожу в зал и прямо кожей чувствую, как смолкает смех, когда они меня увидели, а вот и виновница хорошего настроения, готовая к погружению. Значит тренировка, а я тут причем?
  - А явилась, наконец, как всегда с опозданием - сказал Игрок, глядя на меня - Рай, это Вячеслава. Слава, это Рая - представил он нас
  - Рада познакомится - попыталась быть вежливой я.
  - Взаимно - сухо ответила Рая, а потом добавила - я о вас наслышана.
  - Не могу похвастаться тем же - чувствуя ее неодобрение, парировала я.
  - Лань у нас раньше твое место занимала, а теперь я думаю, стратегом будешь ты, а ей перейдет обязанность стрелка.
  - Понятно - кивнула Рая
  - Ладно, иди, переодевайся, все только тебя ждут, хочу, чтобы все вместе потренировались - добавил Игрок и отвернулся.
  Пожав плечами, я пошла в раздевалку, а там меня ждал сюрприз, мне выделили шкафчик! Прогресс! До этого я оставляла вещи на скамейке. Наверное, Юра позаботился, Игрок бы не догадался.
  Пожав плечами и быстро отогнав мысли о Роме-Юре я быстро переоделась и вышла ко всем.
  - Ну, переодевается она быстро, - усмехнулась Рая - а плавает как?
  - Нормально, если конечно не вляпывается истории, - пожал плечами Вини - она у нас мисс неудача, если неприятности, то обязательно с ней. Представляешь, за три месяца мы ее уже дважды спасали!
  - Любит неприятности? - уточнила Рая и снова ее недобрый взгляд.
  - А ты у Юрки спроси, он ее вечно спасает - ответил Игрок.
  Юра все это время молчал стоя у стены и наблюдая за мной и моей реакцией, вот и сейчас просто пожал плечами.
  За эти два месяца наши отношения перешли в стадию холодного равнодушия. Сначала он пробовал говорить со мной, но я встречала его холодным молчанием, поэтому постепенно он стал сначала язвить, а потом и просто перестал меня замечать. И честно говоря, меня это бесило и приводило в отчаянье.
  - У них холодная война в последнее время, раньше чирикали как влюбленные птенчики, а теперь злые оба и слова от них не дождешься - усмехнулся Вини.
  - Может, хватит? - вдруг спросил Юра - Что вы к ней прицепились? Она хороший специалист и без нее мы бы не нашли тот ящик, а ты бы так и остался мертвым на дне моря, забыл кому жизнью обязан? - спросил он у Вини, напоминая о том, как я спасла тому жизнь неделю назад - Блин, хвати профессионалов тут корчить давайте работать!
  Ребятам ничего не оставалось, как молча сдаться и заняться делом, а потом пошла рутина и все бы не плохо, да только в тренировке на выпутывание, Рая уж слишком сильно запутала меня и я быстро поняла, что выпутаться без помощи не смогу. Вот черт!
  У меня кончался воздух, когда вдруг в воду прыгнул Ром. Подплыв ко мне он быстро осмотрел веревки и, схватив меня потянул наверх.
  - Рая, ты ее утопить решила? Такую вязь просто не распутаешь без помощи! - воскликнул он, едва мы всплыли.
  - Ты о чем - сделала она невинное лицо.
  - Сама посмотри - зло отрезал он, быстро вытаскивая меня на бортик и залезая следом.
  - О, как ты сильно затянула-то! - воскликнула Рая, невинно хлопая глазами, и я поняла, что в ее лице заимела себе врага.
  - Я не запутывала, мне помогли - отрезала я и, извернувшись, схватила нож, лежащий у стены, после чего постаралась разрезать путы.
  Выругавшись, Юрий и забрав у меня нож, быстро разрезал веревки.
  - Чтоб больше этого не было, Рая - тихо предупредил он - иначе я за себя не отвечаю!
  Я видела, что она хотела что-то сказать, но вмешался Игрок, вышедший из кабинета.
  - Ребята, хватит, у нас задание. Подводка затонула, надо проникнуть на нее и вытащить моряков.
  И поехало. Сначала быстрые сборы, потом срочный вылет, а затем и исследование подлодки пока мы не нашли место, где можно безопасно проникнуть внутрь. Лодка оказалась очень старой, но внешне целой, а проблема была в отказавших двигателях, поэтому нам надо было вывести из нее людей. Поняв перестуком по стенкам, что команда жива, мы быстро, чтобы не затопить лодку, проникли в нее через шлюз, после чего начали спасательную операцию. Спустив вниз, пять баллонов, мы стали вытаскивать по человеку. Один вытаскивает, другой страхует, и еще двое на лодке поддерживают психологическое состояние команды и, готовят следующего человека, пока не вернутся первые двое, чтобы поднять следующего. На подлодке было решено оставить нас с Ромом, а поднимали Вини с Раей. Игрок же принимал пострадавших и передавал медикам.
  Так как на лодке было пятнадцать человек, мы управились за четыре часа, а потом пришло сообщение, что не хватает матроса, и мы решили проверить судно. Сначала мы спорили, кто пойдет, но кончилось тем, что решили идти вместе, парня нашли быстро, но он уже был мертв, разбил голову при падении посудины. Нам ничего не оставалось, как взять его и возвращаться. А дальше был страшный треск и вода ни с того не сего хлынула в лодку. Нас отбрасывает назад и бурным потоком несет в стену, а потом боль и я теряю сознание. Очнулась я от ощущения, что из меня выбивают воду, а я захлебываюсь от соленой воды.
  - Что случилось? - спросила я, когда, наконец, смогла дышать и откашлялась, а затем только поняла, что лежу на руках у Юры и мой новый костюм порван, оголяя спину, на которой явно скоро появится синяк.
  - Обшивка не выдержала давления воды, и люк полетел - ответил он - я еле успел тебя ухватить и запереть створки следующего люка, но его надолго не хватит. Надо уходить.
  - Мисс неудача - усмехнулась я, вспомнив, как меня назвал Вини.
  Чушь не говори! - отрезал он, сверкнув на меня глазами - Лучше скажи как ты?
  -Нормально, только спина болит, но это не страшно, ты с Игроком связался? - спросила я, меняя тему и боясь посмотреть на него, так как его забота была приятна мне.
  - Нет, другим был занят! - ответил он, глядя на меня и доставая из водонепроницаемого кармана микрофон, а потом произнес в него - База, это Ром, у нас проблема! Обшивка не выдержала и люк сорвался. Поток воды слишком сильный, мы не можем выбраться.
  - Что, где вы? - услышали мы встревоженный голос Игрока.
  - Мы на второй палубе - ответил Ром.
  - Черт подождите!
  И оттянулись минуты ожидания, а потом снова заговорил Игрок.
  - Вам придется подняться наверх, мы попробуем вырезать дыру, чтобы вы выбрались
  - Понял вас, поднимаемся.
  Мы медленно в самый верхний отсек судна, чувствуя, как под нашими ногами трясутся двери и с тревогой поглядывали на железные двери отсеков, отделяющие воду от нас. Проходя в каждый последующий отсек, мы запирали люк, молясь, чтобы вода не выломала их раньше чем мы уйдем с корабля. И вот мы уже в последнем самом верхнем отсеке, какой только смогли найти. Он был пуст только ящики и голые стены, но и это уже было лучше, чем чья-нибудь спальня.
  - Игрок, мы на месте - сказал Юра в микрофон начиная вытаскивать ящики.
  - Понял, ждите.
  И потянулись часы ожидания. Часы, когда уже никто не мог нас развести, а бежать было некуда. Я медленно сходила сума, находясь с ним наедине в маленькой каюте. Но больше всего, я злилась на себя, ведь вместо того, чтобы думать о смерти, я думала о том, как мне хочется получить этот проклятый поцелуй, который он мне так и не дал. Хотя бы перед смертью, если так суждено. Я хотела снова ощутить его руки на своем тела, а его взгляд говорящий, что он этого тоже хочет, действовал только возбуждающе. И в конце концов он стал искрой от которую я так и не смогла подавить.
  - Ну что ты на меня так смотришь? - не выдержала я, этого горящего взгляда - тебе, что заняться нечем?
  - Это на тебя так замкнутые пространства действуют, или страх смерти? - спросил он, делая шаг вперед и переключая наушник только на восприятия звука, отключая его передачу.
  - Как? - ошарашено, переспросила я, не понимая его вопроса.
  - Ты злишься на ситуацию, в которой оказалась и, что рядом с тобой я, а не кто-то другой, и одновременно в твоих глазах горит огонь желания, чтобы я все же сделал то, что не доделал там в каюте.
  - Что? - воскликнула я испуганно. Неужели меня так легко прочитать? - По-твоему я, что хочу заняться сексом перед смертью? - придя в себя, язвительно уточнила я и рассмеялась - ты ошибаешься дорогой.
  - А разве нет, мы с тобой вокруг этого уже два месяца ходим, и ты сама это знаешь - парировал он, делая еще один шаг - недаром же ты стала меня игнорировать, боишься сорваться, а сейчас тут только мы одни и больше никого! Да еще и не известно выживем ли.
  - Да пошел ты! Я не из тех, кому секса не хватает! - ответила я, злясь и осознавая, что он прав, а потом ухватилась за единственное, чем могла защититься - Мне он не нужен, в отличии от некоторых. Что тех цыпочек, которых ты на каждом задании ловишь мало?
  - Так вот, что тебя задело, что я общаюсь с девушками - спросил он, делая еще шаг - а кто стал меня игнорировать, между прочим, не я начинал это войну, а девушки попытка рассердить тебя, чтобы ты хоть как-то отреагировала, я с ними вообще не спал ни разу!
  Вот теперь я была в шоке. И что мне отвечать на такое. Да я безумно хочу этого поцелуя, но я никогда не буду твоей? Меня пугает этот разговор, пугает, куда он может меня завести.
  - А зачем мне реагировать на тебя? Ты просто проходящий мимо в толпе. Какой смысл думать в этом пройдешь и исчезнешь? - делая шаг назад ответила я надеясь оттолкнуть его, но он снова догоняет меня своим шагом и я чувствую, как все вокруг меркнет, оставляя только его одного.
  - Значит 'проходящий мимо'? Посмотрим! - бросает он, после чего делает последний шаг ко мне и припадает к моим губам.
  Мои губы сам раскрылись, встречая его губы и язык. Господи, а я думала, что такого быть не может, но мое тело просто растворилось, остался только его рот и руки скользящие по моему телу. Резкое движение и я была прижата к стене, а мои ноги сами обхватили его тело. Я сходила сума, ощущая его вкус, что-то среднее между корицей и яблоком, но мне было мало я хотела его всего, будто голодный, дорвавшийся до еды и теперь желающий еще больше. А он, будто чувствует это и смелеет с каждым движением. Пальцы скользят под мой порванный костюм, начиная ласкать кожу, и я вскрикиваю, позволяя ему это, и ощущаю свое желание почувствовать эти руки на моей груди.
  Понимая это по тому, как я стремлюсь сдвинуть его руки, он переносит меня и кладет на ящик, а потом, отрываясь от моих губ, шепчет.
  - Значит 'проходящий мимо'?
  Его руки берут за рукава костюма начиная оголять мое тело, и мы оба знаем, что если я ему позволю, то это будет уже не 'проходящий', а 'свой', но я не могу его остановить, я слишком хочу этого и я приподнимаю руки, и он, наконец, снимает ненужную ткань. Я оказываюсь перед ним наполовину голой, и он смотрит своим горящим от желания взором, а я вдруг боюсь оказаться не такой, какие ему нравятся, и пытаюсь прикрыться.
  Глупышка! - смеется он, поднимает мои руки над головой и тут же припадает к моему левому соску, а я, забывая обо все, извиваюсь на ящике, потом вырываю свои руки и притягивая его ближе к себе, мечтая о большем.
  - О господи, только не останавливайся! - молю я его и он, не останавливаясь делает шаг назад начиная стягивать с меня костюм до конца и именно в этот момент раздается голос Игрока.
  - Ром, мы начинаем действовать приготовьтесь.
  Я не сразу поняла смысл его слов, а Ром чертыхнувшись, резко выпрямился и отошел назад, после чего глядя на мои бесполезные попытки привести себя в порядок, ответил, подключив микрофон.
  - Поняли тебя, мы готовы.
  Затем подошел и, не давая мне сопротивляться, помог мне одеться, после чего мы стали вытаскивать оставшиеся два ящика, на которых сидели. Наконец мы закончили и тут же получили сигнал, что они начинают. Мы смотрели, как медленно стена начинает плавиться, потом появился лучик, делая круг, и тут он притянул меня к стене и закрыл своим телом.
  - Это на всякий случай, если выживем, продолжим наверху - шепнул он мне и снова припал к моим губам, а я ответила, забывая обо всем. Но вот он отстранился и, дав мне в рот трубку, затем взял свою.
  Дальше была вода, и мы оказались быстро заполняющемся аквариуме. Но у на с хотя бы был выход и мы его использовались. Поднявшись наверх, я сказала только одно.
  - Спасибо, что вытащили.
  - Мы своих не бросаем - пожала плечами Рая, которая нас встречала.
  - Осторожней с доверием, Рая - ответила я, ей тихо, направляясь к каюте, чтобы переодеться - иногда свои оказываются самыми страшными врагами.
  Я ушла, а они так и остались смотреть мне вслед.
  Юра как всегда предложил подвезти, а я не отказалась. Я знала, что будет дальше, но как бы я не хотела этого, я не могла, просто не могла и все, поэтому едва он остановил машину у моего дома, я тихо сказала.
  - Ты же сам знаешь, что я сейчас скажу.
  - Знаю - кивнул он, а потом добавил, посмотрев мне в глаза - я только не знаю почему?
  Как же я хотела ему довериться, но я не могла, слишком больно и слишком плохо.
  - Прости, это слишком больно, я не могу об этом говорить - отвела я, наконец, отводя взгляд.
  Он только кивнул, а потом провел своей рукой по моей щеке и сказал.
  - Если ты захочешь поговорить, только позови, я всегда рядом.
  - Спасибо! - ответила я и, выйдя из машины, быстро побежала домой, боясь, что не выдержу и позову его, а потом мы оба буде жалеть об этом.
  
  Так прошел еще месяц. Операция сменялась операцией, а я никак не мог забыть боль в ее глазах, в тот день, когда она сидела в моей машине и говорила, что не может быть моей. Что же с ней случилось?
  - Юр, опять ты летаешь в облаках? - услышал я, подозрительно довольный голос Раи.
  Да летаю. Я почувствовал ее вкус и теперь даже думать о другой женщине не могу, все чего я хочу, это снова ощутить ее под собой и почувствовать, как она извивается, а потом оказаться в ее недрах. Интересно, какого это быть в ней?
  - Почему нас вызвали? - спросил я, не желая отвечать на ее вопрос.
  - Пошли в кабинет, тебя все ждут - ответила она, направляясь в кабинет Игоря, и мне ничего не оставалось, как идти следом.
  В кабинете собрались все кроме Славы.
  - А Слава, где? - спросил я, устраиваясь за столом и вешая куртку на стул.
  - Мы ее пока не вызывали, решили обсудить это сначала между собой - ответил Игорь.
  - Что обсудить? - поинтересовался я.
  Игрок кивнул на бутылочку с жидкостью стоящую на столе и сказал.
  - Это мы нашли в шкафчике Славы.
  - А почему вы вдруг начали лазать в ее шкафчике? - поинтересовался я, злясь на Раю, ее работа никак не может Славу в покое оставить, а та даже и не пытается занять ее место, наоборот всячески ей помогает, хотя у них и было пару конфликтов из-за плана операций. А Слава как всегда была права
  - Потому что завтра приезжает комиссия и будут осматривать наше имущество, в том числе и шкафчики - ответила Рая, глядя на меня - мы решили пожалеть вас и не трогать в выходной, а тут такое!
  - Понятно - ответил я, после чего взял и осмотрел бутылочку.
  На ней было какое-то витиеватое название, которое я даже прочитать не мог, поэтому я спросил.
  - Что это?
  - Судя по названию сильнодействующее наркотическое вещество - ответила Рая, а я непонимающе уставился на нее.
  - Что! Это, что шутка? - я подскочил на месте - Она не наркоманка! Этого быть не может! - воскликнул я.
  И тут же перед моими глазами встали всегда покрасневшие глаза с расширенными, будто от боли глазами.
  - Я не верю! - уже менее уверенно продолжил я
  - Мне жаль Юра, я знаю, как вы сблизились, но я не могу игнорировать эту бутылку - ответил Игорь.
  - Вы ее хотя бы выслушайте! Может сестра больна и она забыла бутылочку в шкафчике, или еще, что! - воскликнул я глядя на друга - Ради бога, нельзя так, просто не спросив решать, что человек на игле!
  - Юр, ты цепляешься за соломинку! - воскликнула Рая - я сама видела, как она себе что-то колола!
  И тут я посмотрел на нее.
  - Так вот откуда ветер дует, а есть ли комиссия, или ты просто решила полазить в ее шкафчике? - спросил я ее.
  -Что! Да как ты смеешь, такое говорить? - вскрикнула Рая.
  - Хватит! - вдруг рявкнул на нас Игорь - я вызываю Славу. Юра прав, надо хотя бы ее выслушать - он взял телефон и набрал номер - Это я, приезжай на базу, сейчас же! - произнес он и отключился, убрав телефон.
  Дальше было ожидание. Я не знал, что и думать, сходя сума от страха, что это правда и одновременно не желая даже думать об этом, но вот раздался звук шагов, и вошла Слава.
  Она выглядела усталой, глаза как всегда расширенные и красные. Лицо осунувшееся и больное. Сама худая, будто голодом себя морит и только грудь и бедра еще есть и то уже стали впадать. Неужели Рая права! НЕТ, не верю!
  - Что за срочный вызов - поинтересовалась она, как всегда равнодушным тоном, усаживаясь в кресло и кладя куртку на спинку.
  - Это было найдено в твоем ящике - указав на бутылочку, бросил Игорь и я увидел, как бледность превратилась в белизну, а ее глаза в ужасе уставились на бутылочку.
  
  Они нашли заначку! Она хранилась в ящике на всякий случай. Черт! Я перевела взгляд на ребят и медленно прошлась по их глазам, особенно задержавшись на Юре. В его глазах было недоумение и непонимание и еще надежда, что он не так все понял. Значит, все уже решил, даже не спросив! А я ему почти начала доверять! Дура!
  Перевожу взгляд на Раю. Что победила, давай радуйся!
  - Ты ничего не хочешь нам объяснить? - поинтересовался Игрок.
  - А зачем? - усмехнулась я - вы ведь и так уже все решили - ответила я, вставая и беря свою куртку. Больно! Надо быстрее уйти не хочу, чтобы они видели мои слезы. Как же больно! - Так зачем напрягаться зря.
  - Слава, ради бога, просто объясни и мы все поймем - взмолился Юра и моя боль превратилась в ненависть.
  - Что тебе объяснить? - зашипела я, забывая об сдержанности - Что я сижу на этой заразе! Да я на ней сижу, доволен? - он покачал головой, а потом попытался что-то сказать, но я ему не дала - Что ты головой качаешь, не веришь? Тогда смотри! - и я стянула рукав, с правой руки показывая исколотую вену - Я такая, какая есть, не нравится, снимайте с работы! Думаю, на этом хватит, всем до свидания!
  Я развернулась и пошла прочь, боль снова стала невыносима, а я и начала забывать, как больно, когда тебя предают.
  Далеко мне уйти не удалось, едва я вышла из здания склада, Юра поймал меня за руку и развернул меня к себе.
  - Просто расскажи и все будет хорошо! - прорычал он - Неужели ты не понимаешь, что своим недоверием губишь себя и свою жизнь!
  - Отпусти меня!
  - Поговори со мной, молю тебя! - почти взмолился он - Я не хочу тебя терять! Я помогу, тебе просто поговори со мной!
  - Ты меня уже потерял - вдруг тихо и спокойно ответила я - неужели ты так и не понял, что сунулся туда, куда тебя не звали. А ведь я тебе почти начала доверять, наивная. А на самом деле я ведь для тебя загадка, которую ты решил разгадать, я права? Оставь меня в покои!
  - Ты не права, я никогда не пытался разгадывать тебя я просто хочу...
  - Мне все равно чего ты хочешь! - ответила я, прерывая его - просто отпусти меня!
  И он отпустил, а я бросилась прочь.
  
  Я смотрел, как она убегает и понимал, что потерял ее. Боль в ее глазах была невыносима, а я просто не знал, как ее успокоить. Развернувшись, я вернулся в кабинет.
  - Мы должны дать ей шанс, - Бросил я ребятам - она нас не разу не подводила, ей нужна эта работа.
  - Юра, я не могу рисковать вами почем зря! - ответил Игрок потирая виски. Ему эта ситуация тоже не нравилась.
  - Знаю, но в этом случае я настаиваю.
  - Юра... - начала Рая, но я ее перебил.
  - Хватит Рая ты своего уже добилась теперь помолчи - а потом я принял решение - Вик давно зовет меня в свою группу, но я все отказываюсь - я говорил тихо и спокойно, глядя при этом в глаза Игорю - ценю дружбу. А сейчас вот вдруг подумал, а есть ли эта дружба? Мы готовы выбросить хорошего специалиста и человека который пусть и не желая становиться частью нашего коллектива, но стал частью нашей жизни. Человека, который не раз спасал наши шкуры и все из-за какой-то бутылки, которая еще и не известно для чего служит! Кто сказал, что у нее все в порядке, мы ведь ничего о ней не знаем! Нет, ребята так не пойдет.
  - Ром - воскликнул Вини.
  - Нет, я не буду слушать, Толик, все просто, уйдет она уйду я, а теперь решайте - я встал, взял куртку и ушел.
  
  Я сидела дома в кресле и смотрела на шприц со смертельной дозой вещества. Как просто, взять вколоть и уснуть навсегда. Никакой боли и никаких переживаний, только темнота! Рука тянется к шприцу и тут раздается звонок в дверь, и сразу же скрежет открывающегося замка. Вик ворвался в комнату и буквально вырвал шприц из моих рук, после чего просто прижал меня к себе.
  - Все хорошо, все будет хорошо! - шепчет он мне, а из моих глаз текут слезы боли и отчаянья. Как он мог так просто поверить, почему!!!
  - Как ты узнал? - спросила я сквозь слезы.
  - Лия позвонила, говорит, что тебе плохо и тут же звонит Юрка, с вопросом есть ли еще вакансия. Я спрашиваю он, что собирается менять место работы, а он мне говорит, что придется, если Игрок уберет новенькую. Тут уже я понял, что речь о тебе и помчался галопом. Расскажешь, что случилось?
  - Они даже не спросили. Просто все решили, а меня позвали для галочки, понимаешь? - спросила я его пытаясь унять слезы, но у меня не получалось - он просто поверил и все. Просто поверил!!!
  Вик прижимал меня к себе укачивая, шептал нежные слова, а когда я немного успокоилась, вколол столько, сколько нужно чтобы я поспала, потом сказал, что мы поговорим утром и постепенно уснула.
  
  Глава 6
  
  Меня не уволили и это меня очень удивило! Я все ждала сообщения, что больше не работаю в отряде, но вместо этого, через три дня меня вызвали на новое задание. Ребята явно были недовольны и это чувствовалось. Но сильнее меня поразило то, что Ром перестал входить в коллектив. Я сама не могу это объяснить, но он просто закрылся и не хотел ни с кем контачить, только сидел в стороне с сотовым руках и явно лазал в интернете. Я не пробовала приблизиться к нему, но видела, как попытки ребят летели в никуда. Интересно, что же случилось после того как я ушла? И почему Юра искал новое место? А еще, что же он ищет в сети и не стоит ли мне уже сейчас, начинать обороняться?
  Та операция была очень сложной, хоть и легкой на деле. Проплыть обезвредить и уплыть. Но я все ждала проблем. И дело не в задании, а в ребятах. Взгляды, слова, движение все говорило о их злости и напряжении и я просто боялась их срыва. Но все обошлось и в следующие разы и казалось бы напряжение достигло пика, но случилось то что заставило нас отложить наши распри и объединиться и все из-за Юры.
  
  В то утро я была больнице. Сутра был назначен обход, а потом моя процедура. Поэтому я пришла пораньше, но в больницу так и не вошла. На входе я столкнулась с тем, по кому скучала, все эти недели и в то же время о ком старалась не думать.
  - Ты что тут делаешь? - удивился Юрий.
  Казалось бы, так просто сказать, 'я тут работаю, а еще мне надо процедуру пройти', но нет, я ушла в защиту.
  - Это не твое дело! - ответила я зло, сверкнув на него глазами.
  Я видела, как он тяжело вздохнул, а потом попытался снова образумить меня.
  - Слав, я хочу тебе помочь, поговори со мной, прошу! - тихо сказал он, оттащив меня от двери - я разговаривал со знакомым врачом, он сказал, что это вещество не наркотик, а очень сильное обезболивающее, которое может использоваться для чистки крови, в случае если нет приборов. Поговори со мной, пожалуйста!
  - Юр, - тихо ответила я - мне не нужна твоя помощь, пойми это, наконец! Да и не можешь ты мне ничем помочь, просто не лезь и оставь меня в покои!
  Вырвав руку, которую он сжимал, я пошла прочь от больницы, боясь, что если пойду туда, то он может пойти следом и все узнать, а мне не нужна его жалость, я хочу от него совсем другого! Только вот чего я думать боялась.
  Поплутав в районе и убедившись, что хвоста нет, я вернулась в больницу и сделала все свои дела, а когда закончила и уже возвращалась домой, меня вызвали на мою основную работу.
  Очередное задание, очередной подводный рывок и все шло хорошо, за исключением того, что с Юрой что-то не так. Казалось, он здоров и как всегда в последние недели сидит в сети, но я замечала, как он морщится явно от боли и рука то и дело тянется к животу?
  В какой-то момент я не выдержала и подошла к нему.
  - Ты в порядке? - спросила я, видя, как он напрягся при этом вопросе.
  - Да, а что? - спросил он, но по тому, как он прятал глаза, я поняла, что он лжет.
  - Живот болит или бок? - спросила я, переходя к сути и не желая ходить вокруг да около.
  - Слав, я в порядке, правда...! - начал он, но встретившись со мной взглядом, признался - Бок, но это ничего просто съел что-то не то.
  - Можно я посмотрю? - спросила я, не желая спорить, я ждала отказа, но он только кивнул и задрал рубашку - Приляг - попросила я и он подчинился.
  Мои пальцы нежно поползли по его коже. Сначала я заметила, что правая нижняя квадранта брюшной стенки немного отстала, что только усилило мое подозрение.
  - Тошнота рвота была? - спросила я
  - Утром, а что? - спросил он.
  Я не ответила, а мои пальцы скользнули к правому его боку. При приближении к правой подвздошной области я ощутила, как он напрягся, и тут же услышала его чертыханья. Под моими пальцами были явно напряженные мышцы.
  - Больно?
  - А ты как думаешь! - сквозь зубы ответил он.
  Ответить я не успела.
  - Что это вы тут делаете? - спросил Вини, входя в комнату, где мы находились.
  - А тут все ясно, милочки забыли, что они на работе! - пожала плечами Рая.
  Игрок высказаться не успел, я его перебила.
  - У меня подозрение, что у него острый аппендицит - сказала я, не глядя на них и встала с колен - ему срочно нужно в больницу.
  Ребята переглянулись.
  - Это что шутка? - уточнил Игрок.
  - А может, хватит, и вы хоть раз оглянетесь вокруг! - не выдержала я - Посмотрите на него, тут невооруженным глазом видно, что ему больно и болит правый бок! Кроме того есть отставание правого нижнего квадранта брюшиной стенки и напряжение мышц, в правой подвздошной области. Давай же Рая, ты же у нас врач группы, вот и скажи, какого заболевания это симптомы.
  Наши взгляды встретились, я видела ее сомнения, а потом она сказала.
  - Она права ему нужно в больницу и срочно!
  А дальше закрутилось. Мы были от нашего города в двух часах езды, поэтому Игрок, дозвонившись до начальства, и объяснив ситуацию, выбил вертолет. После чего мы ждали этот вертолет, он добрался за час и еще час мы летели в больницу. Скажете проще было самим доехать, а я не соглашусь, дороги в этом месте ужасные, а возле города пробка и еще неизвестно, сколько бы мы ехали.
  Потом была операция. Притворившись, что меня это не интересует, я ушла от группы, заявив, что поехала домой, а сама направилась в реанимационную. Не забыв при этом, сменить одежду и тщательно отмыть руки.
  А выходя из реанимационного блока, где я провела несколько часов, вырезая подтвердившийся аппендикс, я поняла только одно, он все-таки стал мне дорог, пробив все мои защитные барьеры. Ведь делая надрезы после чего проводя дальнейшие необходимые манипуляции, я могла думать только об одном, главное не ошибиться и не навредить ему, что со мной не было со времен интернатуры.
  
  Этот непредвиденный отпуск оказался полезен. Теперь, когда я отстранился от друзей и меня оставили на время в покои, я воспользовался возможностью и навел справки, пытался узнать все, что можно о Славе. Но узнал очень мало, ее дело было засекречено, ее медицинскую карточку я так и не смог добыть. Даже мой друг врач не смог помочь, хотя услышав ее имя, он вдруг вспомнил о хирурге, который сменил работу, но до сих пор оперирует бесплатно, помогая нуждающимся, и как не странно звали врача так же. А когда друг услышал о веществе, так вообще присвистнул и сказал, что у того у кого я видел это вещество огромные проблемы со здоровьем и долго он не протянет.
  Все три недели своего отпуска, я вспоминал нашу последнюю встречу возле больницы. Я выходил из здания, когда встретил ее. Она была бледнее, чем обычно, но стоило мне заговорить с ней, как бледность превратилась в белизну, и я отступил, боясь причинить ей вред.
  И вот с того момента, как я увидел это проклятое вещество я сидел и лазал по интернету, не вставая, пытаясь понять, что же с ней не так. Главная функция этого вещества снятие боли, но если принять большую дозу то человек засыпает, а вещество начинает чистить его кровь. Так что же с ней? Рак? Нет, волосы вроде ее, или она химию не проходила? Возможно, с нее станется, отказаться от лечения. То, что ей больно это однозначно, ведь расширенные зрачки свидетельствуют именно об этом, а не о наркотиках в крови, я просто уверен в этом! Мне вспомнилась острая боль, которая была у меня, и я испугался за нее. Ведь если я такое испытывал и сходил, сума то, что же чувствует она? Ведь ее боль, судя по всему, не отступает никогда. Что же это за вещество и почему именно оно? Из-за крови? Тогда, что не так с кровью? Вещество чистит кровь, но почему вдруг она начала чистить кровь, что не так с ее печенью?
  Так я начал изучать вопрос печени и постепенно понял, что в интернете ничего не найду. Мне надо заставить ее рассказать мне, и я это сделаю!
  Именно с таким решением я возвращался в тот первый после болезни день на работу.
  Едва войдя в зал, я стразу понял, что ничего не изменилось. В зале были отдельно команда отдельно Слава, все, как и всегда. Почему же она так боится доверять кому-то? Что же она прячет? Что с ней не так? Эти вопросы мучили меня.
  - Всем привет! - поздоровался я со всеми, а потом спросил - У нас стандартная тренировка?
  - Да - кивнул Игрок - ты в норме?
  - Да, к работе допущен - улыбнулся я, при этом посмотрел на Славу и заметил, как она напряжена.
  - Шрам покажешь? - спросил Вини.
  - Нету его почти, - перевел я взгляд на Вини - полосочка маленькая, у врача руки золотые - и снова глянул на Славу, вспомнив, как ее руки осматривали меня, а потом подняв майку и показывая маленький шрам который уже был еле заметен, сказал - все увидели, давайте заниматься.
  А дальше все как всегда. Команда работает парами и поодиночке. Слава опять отказывается плыть сзади, а еще я заметил, что она яростно игнорирует меня и сторонится, а это мне не нравится.
  Поэтому когда мы закончили я вдруг сказал.
  - Слав, ты пешком? Тебя подвезти?
  Я видел, как она напряглась, и ожидал ее отрицательного ответа, но она меня удивила.
  - Подвези.
  И я подвез. Мы ехали, молча, я то и дело поглядывал на нее, а когда остановил машину, спросил.
  - Что у тебя с печенью?
  Даже в темноте я видел, как она посерела и как рванулась от меня прочь, вываливаясь из машины, но убежать ей, я не дал, поймав у дверей дома и прижав к стене.
  - Отпусти! - вскрикнула она словно загнанный зверь.
  Но я продолжал держать ее, пока она билась, пытаясь вырваться, а когда, обессилев, она обмякла скала.
  - Ты можешь рассказать мне сама, и я помогу тебе, или я докопаюсь сам и все равно помогу. Сейчас ты губишь свою жизнь, а ты мне дорога и я не могу допустить, чтобы ты сама себя уничтожила, позволь мне помочь тебе, прошу!
  Ответом мне был смех, только в нем не было ничего веселого только горечь и отчаянье.
  - Ты не понимаешь! - сказала она отсмеявшись - Ты просто ничем не можешь мне помочь, ни ты, ни кто-нибудь другой, да и терять мне уже нечего, я ходячий труп и во мне уже ничего не осталось! А теперь отпусти!
  - Не осталось, говоришь? - переспросил я, а потом добавил - И это тоже реакция мертвеца? - и я припал к ее губам.
  Сначала она вырывалась, но постепенно ее губы раскрылись, а руки вместо того чтобы пытаться оттолкнуть меня обвили мою шею. Она ответила, и этот поцелуй был просто непередаваем и он мог длиться вечность, я мог взять ее, и она бы не возражала, но я не должен и я это понимал, поэтому, когда я почувствовал, как подкашиваются ее ноги я отстранился и, подождав пока она придет в себя сказал.
  - Это реакция не мертвого, а живого, живой женщины, которая хочет быть любимой и дарить любовь. Подумай об этом! - отпустив ее, я пошел к машине, но возле автомобиля я сказал, не оборачиваясь к ней, так как знал, что она еще там - Я все узнаю и сделаю все, чтобы помочь тебе, но я бы хотел узнать от тебя, а не как-то иначе
  Потом сел в машину и уехал, думая о том, а не перегнул ли я палку?
  
  Войдя в квартиру, я заперла дверь и сползла по ней на пол. Мои губы все еще ощущали его вкус, а руки чувствовали силу его мышц. В ушах все еще звучали его слова, и я знала, что он добьется своего, вопрос только в одном, чего хочу я и как долго я смогу держаться, ведь мне так хочется, чтобы хоть кто-то помог мне и понял меня до конца. Хоть кто-то кто обнял и сказал, что все будет хорошо, зная все, а не часть правды, которая не причинит лишней боли.
  Я так хочу снова жить и ощущать себя живой, а может именно он мне это даст? Или он такой же, как Владислав?
  Не зная, что и думать я встала и направилась в кухню, там налив себе кофе простояла у окна всю ночь, так и не выпив ни глотка любимого напитка.
  
  Глава 7
  
  - Напряжение не ушло, а только нарастает. Теперь все злые и все чаще возникают конфликты. Задания становились невыносимы. Там, где раньше было веселье, теперь стоит тишина, и никто не пытается это изменить. Но эта операция потрясла меня сильнее всего, ведь сегодня я встретилась со своим будущим - сказала я Вику, глядя на ночную улицу.
  - И что же сегодня случилось? - спросил Вик, сидящий за моим столом и потягивающий кофе.
  - Я увидела себя из будущего и поняла, что не хочу такой быть! - усмехнулась я горько.
  - Расскажешь? - поинтересовался он, внимательно глядя на меня.
  - Да - кивнула я, не оборачиваясь к нему.
  Потом я немного помолчала и начала свой рассказ.
  - Мой день начался с тренировки...
  
  Игрок как всегда гонял группу, отрабатывая приемы, я же, как всегда отказывалась плыть впереди, и когда уже назрел скандал, позвонило начальство и вызвало нас на работу.
  Приехав на место, мы выяснили, что группа неизвестных захватила катер с влиятельным гостем нашей страны и нам грозит международный скандал, если мы не спасем гостя.
  Поняв свою задачу, мы сели на катер, чтобы доплыть до места происшествия, а потом, переодевшись нырнули в холодную октябрьскую воду и поплыли к катеру, где стали одним за другим вырубать захватчиков, при этом медленно продвигались к каюте, где держали гостя. Их было семеро и еще двое в самой каюте.
  Но у каюты мы поняли, что о нашем присутствии уже знаю.
  - Только попробуйте сюда сунуться, и я его убью! - воскликнул молодой женский голос. Переглянувшись и пообщавшись знаками, мы решили, что Рая будет вести переговоры, а мы пока найдем другой вход.
  - Не стреляй! - крикнула Рая - Если тебе нужны деньги просто скажи, сколько, и ты их получишь!
  Ответом ей был женский отчаянный смех.
  - Деньги? - отсмеявшись, переспросила девушка - мне не нужны его деньги, мне нужно, чтобы он знал, кто его убьет, а вы мне мешаете!
  - И за что же ты хочешь его убить? - спросила Рая, в то время как я доставала ноутбук из водонепроницаемой сумки и, подключив базы данных, пыталась узнать имя девушки, либо хоть что-то о нашем госте..
  - Он вырезал мою деревню! - был ей ответ - Убил всю мою семью и меня искалечил!
  Мои пальцы замерли, а потом стали еще быстрее бегать по клавиатуре, проверяя информацию, а Рая тем временем попыталась узнать имя девушки, но та молчала, говоря, что скорее умрет, чем назовет себя. В какой-то момент мы поняли, что в первой комнате никого нет, а они спрятались во второй, поэтому Рая спустилась ниже и теперь мы слышали их разговор только через микрофон.
  - Но ведь необязательно действовать такими методами, есть же закон и его можно судить! - пыталась воззвать к разуму девушки Рая.
  - Чтобы его снова отпустили, ну уж нет! - был ей ответ.
  И тут я нашла, что искала. Деревня из пятидесяти человек была сметена с лица земли и в живых осталась только одна изувеченная девушка, выжившая чудом. Подозревали людей гостя, но доказательств не было только слова девочки, которой никто не верил, так как все считали, что она сошла сума.
  - Ее зовут Эмбрия - тихо сказала я.
  - Почему ты решила, что это она? - спросил Ром, который сидел рядом.
  - Она единственная, кто выжил, да и такая ненависть может быть только против того, кто причинил лично тебе вред - ответила я, вставая и подходя к двери, после чего поманила Раю наверх, чтобы она поднялась к нам.
  Она подчинилась, но едва она поднялась ко мне я оттолкнула ее от дверей и войдя внутрь заперла дверь в каюту.
  - Черт! - услышала я голос Игрока и стук в закрытую дверь - Лань, открой немедленно!
  - Что там происходит, я убью его! - вскрикнула девушка.
  - Ты ее слышал, Игрок? - сказала я спокойно - Так что заткнись и не мешай работать! А ты успокойся, Эмбрия, у тебя просто поменялся собеседник, вот и все.
  - Что? Ты что шутишь? Кто ты вообще такая? - воскликнула Эмбрия.
  Нет, не шучу! - тем же спокойным тоном ответила я - У меня много имен, какое тебя интересует?
  - Ты что издеваешься? Как у тебя может быть много имен?
  - Работа обязывает - пожала я плечами, присаживаясь в кресло, стоящее в первой комнате.
  - Это что тактика такая, как вывести меня из равновесия?
  - Нет, да ты итак не контролируешь себя, я просто констатирую факт. Сейчас меня зовут Лань, семь дет назад звали по-другому, а вообще по жизни я Вячеслава, но ты можешь называть меня Славой.
  Я слышала, как ругались ребята у меня в ухе и только Ром молчал, и это меня пугало. О чем он думает?
  - Это еще почему? - удивилась моя собеседница, окончательно сбитая с толку моей логикой.
  - Потому что мы подруги по несчастью - ответила я грустно.
  - Это еще как?
  - Ребята я отключаюсь, теперь я вас слышу, вы меня нет! - сказала я и отключила микрофон, поучив очередную порцию брани в ухо. А потом я сказал девушке - Я знаю, что такое желание отомстить и я сама мечтаю об этом.
  - А причем тут я?
  - А ты выслушай и узнаешь - предложила я.
  Она долго молчала, а потом сказала.
  - Говори!
  И я ей все рассказала. Как же мне было больно говорить об этом, но я это сделала и даже смогла улыбнуться в конце истории.
  - И ты считаешь, что наши случаи равны? - удивленно спросила девушка.
  - Нет, не равны - покачала я головой - в этом мире нет одинакового горя. Просто я видела, как меня предал друг и как моих друзей растерзали на кусочки акулы, а еще до сих пор не могу повернуться к коллегам спиной и медленно умираю, поэтому никого к себе не подпускаю. Тебе кажется, что ты жертва, но это не так. Ты можешь жить и идти вперед, но вместо этого ты погрязла в ненависти и оказалась тут. А мне такой возможности не дано. Я уже семь лет живу одной минутой не зная, доживу ли до следующего часа.
  - Неужели ты не понимаешь, почему я хочу его смерти! Ты хоть знаешь, как смотреть на то, как убивают твою мать и любимого! - она замолкла, а потом грустно добавила - Эх, ничего ты не понимаешь!
  - А все я понимаю! - ответила я, чуть повысив тон - Только вот вопрос, а чего бы хотела твоя семья и жених, которые были в той деревне, чтобы ты жила или чтобы мстила?
  - Мести? - не задумываясь, ответила она.
  - А месть может быть разной, ты разве этого не знаешь? - усмехнулась я
  - Ты о чем? - не поняла она меня.
  - Конфуций однажды сказа 'Прежде чем вступить на дорогу мести, вырой две могилы'. Ты думаешь, этого бы хотела твоя семья, чтобы ты тоже умерла? - попыталась я достучаться до нее.
  - Он убил мою семью и заслуживает смерти! - упрямо ответила девушка
  - Да заслуживает, но не смерти а достойного возмездия! - я позволила своему голосу немного подняться, а потом снова успокоившись добавила - Ты можешь отомстить, не убивая его.
  - Как? - спросила она тихо.
  - Превратив его жизнь в ад наяву! - сказала я.
  - Но как?
  - Упеки его туда, откуда он еще долго не выйдет! - объяснила я ей.
  - Ради бога! Я уже пробовала и в результате год в психушке! Это не действует!
  - Кто тебе сказал! Ты попробовала там, где у тебя заведомо не было шансов, а теперь попробуй там, где они есть.
  - А смысл если он все равно победит!
  - Да кто тебе это сказал! - не выдержав, закричала я - Ты думаешь, твоя семья хочет чтобы ты стала им?
  - Что? О чем ты говоришь? - удивленно воскликнула девушка
  - А ты не понимаешь, что если ты его убьешь, то ты ничем не лучше его! Ты просто станешь им!
  - Эмбрия, она права! - вдруг услышала я мужской голос - Убить его значит уподобиться ему!
  - Дилан! - воскликнула девушка, чувствуя как почва уходит из под ее ног.
  - Но ведь это правда! - был ей ответ.
  Пару минут была тишина, я ждала ее ответа и молилась, чтобы она одумалась, а потом девушка сказала.
  - Но ведь если мы его отпустим, он же уйдет безнаказанным! - в ее голосе была беспомощность и отчаянье и я ее понимала.
  - Нет, не уйдет, я помогу тебе, и он не уйдет - ответила я ей.
  - Да что ты можешь! - горько ответила она мне.
  - Вообще-то я тут, а с моим диагнозом это физически невозможно так, что я могу многое! - показала я свою обиду голосом.
  Опять тишина, а потом ее слова.
  - Хорошо, но помни, ты обещала!
  - Я сделаю все, чтобы он получил по заслугам! - ответила я и подключив наушник сказала - Игрок, мы выходим, встречай.
  
  Я замолчала, глядя как первый снег, медленно и плавно опускается на землю, и ночь кажется освещенной как днем.
  - Это ведь еще не вся история? - поинтересовался Вик.
  - Когда мы выходили, наш гость выхватил оружие у Вини и попытался убить девчонку, только ее друг был быстрее и закрыл ее собой - сказала я тихо, а потом добавила - Он умер на месте.
  - Мне жаль!
  - Игрок и Вини вдвоем не могли ее удержать, а она, рыдая, проклинала меня, ведь я ей обещала, что все будет хорошо!
  - И что с гостем?
  - Сейчас вроде под домашним арестом и его вроде как собираются судить, но знаешь, я почему-то уверена, что он уйдет безнаказанным.
  Вик стал, подошел ко мне и обнял меня за плечи прижав к себе, а я прижавшись к нему прошептала.
  -Знаешь, а ведь рядом со мной тоже есть люди, которые мне дороги и я не хочу, чтобы они гибли из-за меня.
  - Знаю, малыш.
  - Я не буду больше искать его! - наконец сказала я то, что решила для себя и пыталась сказать весь вечер - Я не хочу, чтобы гибли те, кого я люблю, поэтому я больше не буду искать его и пытаться отомстить!
  Он нежно мне улыбнулся и кивнул.
  - Но и ты должен остановиться - я видела, как всегда любящее лицо превратилось в каменную маску - Вик прошу!
  - Ты просишь то, что я не могу тебе дать - покачал он головой.
  - У тебя Лия маленькая дочь и, между прочим, вы ждешь сына! Если ты не думаешь о себе, то подумай о них! В отличие от меня тебе есть еще к чему стремиться, так стремись к этому!
  Он молчал, а я понимала, что он сделает все как решил.
  - Прости! - покачал он, наконец, головой - Но он должен заплатить за то, что натворил.
  - Хорошо, но если тебе понадобиться помощь, ты только позови, я всегда приду! - качая головой, ответила я, понимая, что мне его не убедить.
  - Спасибо, малышка! - грустно улыбнулся он и мы оба знали, что если понадобиться, он меня не позовет.
  - Езжай домой к жене и детям, а то скоро дороги заметут, и будет сложно добраться - устало сказала я, потирая виски, и думаю о той редкой секунде покоя, которую подарил мне сегодня Юрий
  - С тобой все будет в порядке? - с тревогой спросил Вик.
  - Да, я приму лекарства и лягу спать - нежно улыбнулась я ему.
  Он внимательно посмотрел в мои глаза, потом кивнул и сказал.
  - Хорошо, спокойный ночи, малышка! - и ушел.
  Его машины уже давно и след простыл, скрытый первым снегом, а я все так же стояла, глядя на улицу и думая о той девочке, потерявшей все из-за чужой корысти. Потом зашла спальню, приняла лекарство и уснула на свои положенные шесть часов.
  
  Я подъехал к дому и посмотрел на свое окно. Идти туда не хотелось. Лия беременна, но это не значит, что она перестала понимать меня без слов, мне надо успокоиться отвлечься. И тут я вспомнил о звонке Рома, а это мысль, наверняка речь пойдет о Славе и это возможность подумать о ней, а не об этой твари.
  'Как же я его ненавижу!!!'
  Мои руки сами сжали руль, и мне пришлось глубоко дышать, чтобы успокоиться, а потом я достал трубку, набрал номер Рома.
  - Слушаю! - услышал я после третьего гудка.
  
  Я стоял на берегу моря и смотрел на то, как снег падает в воду.
  'Странно, только октябрь, а снег уже идет, будто оплакивает погибшего парня' - подумалось мне, и перед глазами снова встала Слава в ту минуту, когда увидела, что наделал, этот чертов гость.
  Я никогда не думал, что можно так переживать за человека, которого видишь впервые. Боль, отчаянье, шок и презрение к себе, вот что было в ее глазах. На миг слетела маска равнодушия, и все ее чувства вылезли наружу. А потом появилась ненависть к гостю, и я понял, что она на грани, поэтому закрыл его собой.
  Ее взгляд обжег меня презрением и потух, а потом снова пришло равнодушие, будто дверца снова была заперта.
  Я думал, что молча, провожу ее до дома, стараясь при этом не попадаться на глаза, но она меня удивилась. Она сама подошла ко мне и попросила отвезти, что я и сделал.
  Весь путь она молчала, но я чувствовал, что она хочет что-то мне сказать, а когда мы остановились, она так и осталась сидеть, будто и не заметила, что машина стоит. Тогда я и решил ей помочь, спросив.
  - Ты в порядке не хочешь поговорить?
  Она посмотрела на меня и на ее губах появилась грустная, печальная улыбка.
  - Я в порядке, просто хотела сказать тебе спасибо - ответила она, смотря на меня как-то по иному, чем всегда, с какой-то теплотой и нежностью, отчего мое сердце заныло.
  - За что? - удивился я, пытаясь уловить ее логику.
  - За то, что ты веришь в меня и за то, что не веришь в то, что я наркоманка - сказала она печально, а глаза снова открыли ее душу и я увидел там глубокую печаль.
  Я протянул к ней руку и нежно погладил по щеке. Я ждал, что сейчас она отстранится и уйдет, но вместо этого она прижалась щекой к моей руке и закрыла глаза. Так мы и сидели не шевелясь. Казалось, она уснула на моей руке, но вот ее глаза открылись, она нежно улыбнулась мне, из-за чего мое сердце замерло и, сказав 'мне пора' ушла.
  А я еще пару минут смотрел ей вслед, а потом набрал номер друга, у которого могли быть если не ответы, то хотя бы подсказки.
  - Слушаю - ответил знакомый голос на седьмом гудке.
  - Привет, Вик, это Юра, мне тут твой совет нужен, точнее не так. Мне бы поговорить с кем, выговориться, накопилось, да и жена у тебя врач, может помочь, чем сможешь. Так что может, выпьем, поговорим по душам?
  - Прости, Юр, не могу, у друга беда, сейчас к нему еду, может завтра?
  - Давай завтра, я позвоню.
  - Договорились.
  И вот я тут, смотрю, как еще не замерзшее море принимает первый в этом году снег. Надо ехать домой, но я не могу и не хочу. Вот и стою на холоде, смотря на темное бушующее море.
  Звонок вырвал меня из раздумий, и я быстро ответил.
  - Слушаю!
  - Юр, это Вик, твое предложение выпить и поговорить еще в силе, а то я освободился и подумал, что если еще не поздно я за - услышал я голос Вика.
  - Я тоже свободен, куда ехать? - спросил я, разворачиваясь и идя к машине.
  - Ты знаешь бар возле моего дома 'Вьюга' называется - ответил мне Вик.
  - Да знаю - завел мотор я.
  - Я жду
  - Еду.
  Через тридцать минут я входил в бар. Оглядевшись вокруг, я увидел Вика и подошел к нему. Едва он меня увидел, то тут же присвистнул и спросил.
  - Что с тобой стряслось, под мясорубку попал что ли?
  - Можно и так сказать - грустно усмехнулся я.
  - Расскажешь? - спросил он, ставя предо мной стакан водки.
  Я взял стакан, подержал в руках, глядя, как он сверкает каплями влаги, а потом сказал.
  - Кажется, я влюбился - после чего выпил содержимое одним глотком.
  - Что, так плохо? - с тревогой спросил Вик, подвигая мне закуску - Она, что не ответила взаимностью?
  - Она не знает ничего! - горько усмехнулся я, беря огурец - У нее своих проблем по горло и ей просто не до меня.
  - Расскажешь? - поинтересовался приятель
  - Расскажу и совета попрошу - горько улыбнулся я - только это надолго.
  - А мне некуда спешить, жену предупредил так, что волноваться не будет, а друзьям помогать надо! - пожал Вик плечами, делая маленький глоток из рюмки и тут же заедая огурцом - Так что рассказывай, давай.
  Я посмотрел на друга, подумал о том, как это получилось, что я пришел к нему, а не к Игроку и после долгого молчания сделав еще один большой глоток водки начал рассказ.
  - Ты только дослушай до конца и не суди, все не так просто как кажется, а как на самом деле я пока понять не могу, поэтому и пришел к тебе за советом.
  - Хватит тянуть! - велел Вик - Я уже понял, что дела плохи, рассказывай уже!
  Я посмотрел на него внимательно, думая, а стоит ли рисковать.
  - Ладно! - наконец решившись, кивнул я - Все началось несколько месяцев назад, когда к нам в группу пришла новенькая.....
  
  Глава 8
  
  Мне пришлось уехать на задание, поэтому я не смог раньше встретиться с Виком и вот спустя неделю мы снова сидели в том же баре и пили пиво.
  - Да попал ты, брат, я поговорил с женой и результат не обнадеживает - сказал Вик, глядя на меня каким-то странным, внимательным взглядом.
  - Что с ней? - спросил я, беря быка за рога.
  - Лия не знает, такого заболевания просто нет, но препарат, который мне назвал, как правило, используется при неправильной работе печени, препарат как бы заменяет ее главную функцию, чистит кровь, если печень сама не справляется. При таких ситуациях рекомендуют срочную пересадку печени, иначе есть риск испортить и другие органы, грязная кровь это проблема, но... - и Вик замолчал, обдумывая как бы мне сказать.
  - Говори уже! - поторопил я его.
  - При такой проблеме человек обычно долго не живет, не больше года и весь год проводит в реанимации, поэтому Лия не знает, что с ней, извини.
  - Понятно! - грустно ответил я, понимая, что ничего нового не узнал и только сильнее напугал себя.
  Если ей нужна пересадка печени и долго она не протянет, то я должен найти донора, но сначала надо добиться подтверждение своего страха.
  - О чем ты думаешь? - спросил Вик.
  - О том, что мне с ней надо делать и как ей помочь, - ответил я, вставая - ладно, Вик, мне пора, нас завтра отправляют к черту на куличики, а там чужая страна и чужие правила игры, надо выспаться, а то еще неизвестно, когда удаться поспать нормально.
  - Да уж, знаю я эти заграничные командировки, тоже терпеть не могу! - ответил Вик, поднимая - удачи тебе и твоей избраннице, приглядывай за ней ладно!
  - Спасибо, пригляжу - улыбнулся я, пожимая ему руку и уходя. Ту ночь я так и не уснул, думая о том, как помочь Славе и, что надо сделать, чтобы она заговорила.
  
  Во мне что-то изменилось, что-то рухнуло и исчезло и от этого стало только тяжелее.
  Не знаю, просто начали опускаться руки, и если раньше я терпела боль, то теперь она вызывала желание сдаться и все прекратить, ведь сопротивление бесполезно, а выращенная печень оказалась непригодной, из-за неправильного функционирования. Изменение на уровне ДНК клетки, черт! А где я найду человека с такой редкой группой крови как у меня?
  Устало вздохнув, я в очередной раз посмотрела на Рома, который не сводил с меня глаз с самого утра
  Его взгляд был тревожным. Казалось, он что-то знает, но молчит, ожидая, что я сама ему все расскажу.
  А тут еще эта заграничная командировка. Одно радует, в пункте назначения можно говорить и по-русски. Поработаем с иностранными коллегами, поучим их, в ответ тоже поучимся, а заодно поймаем парня, которого давно все разыскивают.
  - Лань, мы гости так, что заранее предупреждаю, никаких фокусов я не потерплю! - произнес Игрок, глядя на меня сурово.
  - Поняла тебя, Игрок! - кивнула я, подумав, что сил нет, с ним препираться.
  Я видела, как ребята с подозрением посмотрели на меня, но мне было все равно.
  Нас встретили и отвезли на место, где мы должны были расположиться, это оказался двухэтажный дом в уединенной местности с морем буквально у самого порога. Если бы сейчас было лето, моему бы счастью не было бы предела, но сейчас был октябрь, поэтому было немного прохладно.
  Мы вошли в дом и стали ждать, пока не появятся наши коллеги. Ребята, спокойно устроившись за столом играли в карты, даже Ром присоединился, а я, расположившись у окна наблюдала за морем. Именно поэтому я первая их увидела и сразу замерла.
  - Лань? - я вздрогнула от прикосновения Рома и резко обернулась - Прости, что напугал, ты в порядке, мы уже трижды к тебе обращались, а ты будто не слышишь?
  - Извините ребята! - ответила я, видя, как открывается дверь и входит он.
  Он не сильно изменился, прошедшие семь лет не испортили его, скорее наоборот подчеркнули красоту. Темные глаза, темные волосы, упрямый подбородок, он походил на идеального мужчину из сказок. Внешне герой внутренне монстр, но это знала только я.
  - Добрый всем день! - произнес он, оглядывая нас и явно не узнав меня - Я руководитель группы, зовут меня Гром, и кажется, нам вместе работать.
  - Добрый день, - улыбнулся Игрок - я Игрок, а это моя команда Кошка, Ром, Вини-пух и Лань.
  Все пожимали руки ему и его коллегам, а когда очередь дошла до меня, я посмотрела ему в глаза и просто не смогла поднять руку. На меня напал ступор, мне хотелось кричать и убежать, потом вдруг захотелось прижаться к Рому, моля его о том, чтобы он забрал и увез меня отсюда. Хотелось скрыться и спрятаться, но вместо этого я просто стояла и смотрела ему в глаза, не в силах даже пошевелиться.
  - Лань, ты чего? - удивился Игрок, а Ром сделал шаг ко мне, и я смогла посмотреть на него. Потом он вдруг подошел и прижал меня к себе.
  - Что не так? - спросил он, закрывая меня собой и прижимая к себе.
  А я даже рта не могла открыть, просто моргала и прижималась к нему, вцепившись в его рубашку и впитывая в себя его силу.
  - Ну вот очередной фортель! - воскликнула Рая, качая головой.
  - Рай, заткнись, а! - вдруг раздраженно рявкнул Юра, а потом посмотрел на Грома и спросил - Вы раньше встречались?
  - Нет, впервые ее вижу - покачал головой Владислав, а я, видя, что команда верит ему, поняла, что битву я проиграла и мне надо спасать ребят, иначе история может повториться, только на этот раз спасать меня будет некому.
  - Встречались! - ответила я тихо, но решительно - Но это было в другой жизни.
  А потом, отцепив свои пальцы от рубашки и вырвавшись из объятий Юры, я вышла из дома. Я просто не могла в нем находиться. Юра догнал меня уже у самого берега моря и спросил.
  - Кто он?
  - Убийца, но это не важно, я все равно ничего не смогу доказать - ответила я глядя на волны омывающие берег - я прошу тебя только об одном, никогда не поворачивайся к нему и его людям спиной!
  - Расскажи мне все? - попросил он, но я только молча, покачала головой, я почувствовала, что он рассердился - Ты хоть понимаешь, что сейчас опозорила группу и даже не хочешь объяснить из-за чего?
  - А это что имеет значение? - спросила я, резко разворачиваясь к нему - Нет, не имеет! Что сделано, то сделано и уже не воротишь! Иди к ним и лучше воспользуйся моим советом и за другими приглядывай!
  - Объясни мне все! - потребовал он.
  - Нет! Это не твое дело! и не лезь в мои дела, ты мне не муж! Убирайся! - я и сама понимала, что он прав, и я просто обязана им все рассказать, но я просто не могла этого сделать и вместо того, чтобы ему все рассказать, начала вымещать на нем свой гнев, ярость и обиду.
  Наверное, в моем взгляде было что-то такое, что заставило его отшатнуться, а потом он покачал головой и сказал.
  - Хорошо, я ухожу, но если я тебе понадоблюсь, я тут, просто позови!
  И ушел, а я так и осталась стоять и смотреть на море, в котором моя жизнь превратилась в ад.
  Когда уже начало темнеть я достала телефон, набрала номер и сказала всего четыре слова.
  - Мне нужна твоя помощь.
  
  Неделя ровно столько нам понадобилось, чтобы изучить местность и разработать план захвата нашего парня, операция была назначена на завтра, а сегодня мы ждали Вика и его команду. Совершенно неожиданно, наше начальство заявило, что присылает их к нам, так как нам может понадобиться помощь, никто не возражал.
  Но меня волновало другое... СЛАВА. То, что она замкнулась в себе и не реагирует на внешний мир было очевидно, Игрок задумался о замене стрелка и мысль о появлении группы Вика, порадовала его. Он ругался, клянясь, что уберет ее из группы, а я молчал, понимая, что если я попробую ее защитить, то сделаю только хуже.
  Она просила не лезть, и я решил попробовать не вмешиваться, может, она и права, и я слишком давлю на нее? Я старался, сжимая зубы, когда хотелось оборвать Грома, ведь у него появилась привычка называть ее наша наркоманка. Уж и не знаю, кто ему рассказал, но когда я только услышал я еле сдержался, чтобы не убить этого гада! Игрок не вмешивался, и остальные тоже, а мне было из-за этого еще больнее видеть ее реакцию. Там было все ненависть жажда крови, жуткий страх и боль. И это пугало меня, хотя она и держалась с гордо поднятой головой.
  Я все время вспоминай тот взгляд, которым она меня наградила, он отличался лишь тем, что в нем не было жажды крови и страха, а в остальном она смотрела на нас с ним одинаково. Этот взгляд заставил меня отступить и дать ей время, но его явно оставалось все меньше и меньше.
  Она бледнела на глазах и все реже вставала. Есть, она почти не ела, а сегодня почти весь день пролежала кресле в гостиной с закрытыми глазами, но я знал, что она не спит. И это ее состояние пугало меня. Я несколько раз пытался предложить ей принять лекарство, но намеков она не понимала, или делала вид, что не понимает, а прямой речью, я пока еще не решился с ней об этом заговорить, но если она и вечером его не примет я сам вколю ей дозу!
  А еще я вдруг подумал, что это взгляд предназначался не мне, а ему. Я ведь видел, как она его боится и подозревал, что она просто сорвалась на мне, а я все принял на свой счет. А так же я замечал ее просящий о помощи взгляд, и мое сердце разрывалось, требуя вмешаться.
  - Ну, вот ломка у нашей девочки в самом разгаре! - как-то довольно заявил Гром и мои руки с картами сжались - А наркотика ей кто-нибудь прихватил? Она хоть завтра на задании не помрет? - добавил он с издевкой в голосе.
  Я видел, как открылись ее глаза, и снова поймал это взгляд полный страха и боли, прежде чем они стали пустыми. А потом на миг наши взгляды встретились, а я снова прочел в ее глазах отчаянье, и просьбу о помощи, и это стало последней каплей для меня. Чего бы, она не просила и на, что бы, не надеялась, я не могу позволять ее обижать.
  - А может, хватит, оскорблять нашу группу, а? - спросил я, поднимаясь из-за стола, где мы сидели и играли в карты - мы же не трогаем твою помощницу. А она спит с тобой и с Вьюном так, что теперь нам ее шлюхой называть? - я говорил тихо и спокойно, а мои глаза горели огнем ярости и это видели все - А ты Игрок куда смотришь? Оскорбление одного это оскорбление всех, а тем более безосновательное, Лань не наркоманка и мы все это знаем!
  - Безосновательное, говоришь? - усмехнулся побледневший Гром, глядя на свою помощницу,
  'Значит, не знал? Теперь знаешь!' - подумал я злорадно. А потом снова испытал чувство де жа вю, кого же он мне напоминает?
  - А как ты тогда объяснишь расширенные зрачки, покрасневшие глаза, круги под ними и то, что она явно теряет силы на глазах и явно мучается от боли?
  - А я тебе ничего объяснять не должен, - прошипел я в ответ - это внутреннее дело нашей группы и вас оно не касается, а работает она намного лучше твоей помощницы, судя по тренировкам!
  - Хватит! - вдруг сказал Игрок тихо - Ром прав, Гром, с твоей стороны обзывать одного из нас это неуважение к нам всем, поэтому я бы советовал помолчать, если не хочешь проблем.
  Ответить Гром не успел, к дому подъехала машина.
  Вик со своей командой появился как веселый смерч, явно распространяя веселье и спокойствие, которого так всем недоставало, но стоило ему увидеть Грома, и его лицо сначала побелела, а потом я испугался, увидев неконтролируемую ярость. Его руки сжались, и в следующий миг его держали трое сильных парней, включая меня, и не могли удержать
  - Убью, мерзавца! - ревел он, сжимая кулаки - Тварь поганая, и ты еще по земле ходишь!
  Теперь я понял кого, увидев их рядом, я испытал шок от потрясения, они были безумно похожи, и если бы не цвет волос и их длинна, их можно было бы назвать близнецами
  - Вик, хватит, успокойся! - вдруг прервал его до боли знакомый голос - он представитель другой страны и убить его будет значить начать войну!
  - А мне пофиг, я его на лоскутки порву! - зашипел Вик.
  - А мне нет, это же мне потом в реанимационных стоять, молодых парней спасая! - подняла она голос почти до крика, и ее слова поразили всех, включая и меня, а потом я вспомнил слова друга, о женщине хирурге в больнице - успокойся!
  - Почему ты его защищаешь? Ты что забыла, что он сделал, забыла, что творится с тобой из-за этой твари! - закричал Вик, глядя на нее своими горящими глазами, он напоминал бешенного готового броситься и разорвать человека на мелкие кусочки, но Слава стояла, не шевелясь, будто не боялась его взгляда.
  - Нет, не забыла, но кроме нас существую еще люди, которые могут пострадать, вспомни историю Эмбрии и не повторяй ее!
  - Он заслуживает смерти! - уже более мирно и как-то устало ответил Вик.
  - Знаю, но мы не всегда получаем то, что заслуживаем - ответила она с горечью и покачнулась, увидев это я, забыв о Вике, бросился к ней.
  Вик, кажется, тоже забыл о Громе, внимательно глядя на нее, а потом спросил.
  - Сколько ты без лекарства?
  - Неделю - был ему краткий ответ.
  А потом мы услышали такой отборный мат, что даже у нас, бывалых матершинников уши покраснели.
  - Тебе что жить надоело? - спросил он, когда закончил ругаться.
  - Я на работе - ответила она.
  И снова это горящий взгляд Вика, но на этот раз против меня.
  - Я же тебе буквально прямой речью сказал, что с ней и зачем препарат! - тихо сказал он мне
  - Что! - воскликнула она, бледнея на глазах и внимательно глядя на меня, будто ища какие-то изменения - Ты ему рассказал!
  - Я пытался, но она отказывалась принимать лекарство! - ответил я ему спокойно, а потом сказал ей - Нет, он говорил намеками и то из-за того, что я сам пришел и спросил, а ему надо было ответить.
  Я видел, как гнев на нас появляется в ее глазах, а потом появилась усталость, которая меня напугала, и я понял, что она на грани сдачи.
  - Посмотри на меня! - велел я резко разворачивая ее к себе - Ты не сдашься, слышишь меня! Ты будешь бороться, потому что нужна мне и Вику поняла?
  - Я больше не могу, устала - прошептала она, пряча глаза.
  - Можешь! - ответил я и припал к ее губам.
  Это был не просто поцелуй, это была отчаянная попытка дать ей жизнь, надежду, стремление жить и вот ее губы отвечают на мой поцелуй и руки обхватывают шею. Она сдалась, и я понял, что она позволит себе помочь, а печень она получит, не знаю как, но она будет жить.
  Подхватив ее на руки, я сел в кресло и только потом достал из кармана пузырек с лекарством и шприц.
  - Сколько? - спросил я ее, а она, молча, посмотрела на меня, явно желая запротестовать, но потом сдалась и сказала сколько надо.
  Через десять минут она погрузилась в спасительный сон, а я аккуратно встал и отнес ее в постель. Уложив ее и устроив поудобнее на кровати, я еще долго смотрел, как она спит, а потом, тяжело вздохнув, пошел в общий зал. Вернувшись, я обнаружил, что наши 'друзья' уже разъехались по домам. И за столом остались сидеть только свои, поэтому я присоединился к ним и попросил у Вика.
  - Расскажи нам все.
  - Я не могу! - покачал Вик головой - Я дал ей слово.
  - Ты же сам видишь, к чему ведет твое слово! - покачал я головой - Она уже потеряла контроль над ситуацией, ее открыто оскорбляют, а она молчит, и мы молчим, потому что не знаем, что сказать и как защитить! Неужели ты не понимае6шь, что так ты ей только вредишь!
  - Ты тоже должен понимать, что для нее это слишком личное и какая разница из-за чего он - Вик кивнул на Игрока - ее уберет, из-за 'наркотиков' или из-за состояния здоровья, она лично выберет первое.
  - А ты не думал, что зная, что с ней происходит, я смогу уберечь ее от ситуаций, где могут быть проблемы? - вдруг спросил Игрок - Неужели ты не понимаешь, что она тут еще только потому, что член моей команды. А еще не только Ром бьется головой об стену, пытаясь узнать, что с ней не так и все, что я смог узнать это название группы, где она раньше служила и это меня, честно говоря, пугает и начинает бесить!
  - А ты сам еще не понял, Игорь? - вдруг спросил его Вик.
  - Есть догадки, но пока я жду хоть какого-то подтверждения.
  - Расскажи, и посмотрим, может мне, и рассказывать не надо будет - предложил Вик.
  Игорь долго молчал, глядя на нас, а потом вдруг заговорил.
  - Я не знаю, помните ли вы, но десять лет назад была группа которая работала наравне с нами и называлась она Теневое подразделение?
  - Помню - кивнула Рая - мы вечно конфликтовали с ними из-за власти и того кто лучше, но она как правило работала там, где нас не было, да Вик же из ее выходец, насколько я помню ее прикрыли лет семь назад.
  - Да прикрыли семь лет назад, - кивнул Игрок задумчиво - я помню, что тогда погибли трое, четвертый исчез, а пятый это Вик.
  Тишина была глухой и тут я вспомнил.
  - Ребят вроде растерзали акулы, Вик же отправился по земле и когда почуял неладное, бросился искать, нарушая приказ, а там такое. Я помню, все жалели о смерти одного из них, вроде как хирург была от бога и могла любого на ноги поставить.
  - Все верно! - кивнул Вик - Только выжило трое, я, тот, кого вы называете Громом и Вячеслава.
  - О господи! - вскрикнула Рая, явно начиная все понимать, а я уже все понял - но почему все решили, что она умерла?
  - Кома, - был ей ответ - она получила ту же рану, что и остальные только нож вошел спереди, видать почувствовала беду и развернулась - горько сказал Вик - мне она не рассказывает, отказывается. Я до сих пор помню, как припыл и увидел кучу акул кружащих в одном месте, самоубийство, наверное, но я поплыл туда и нашел ее с ножом в теле и полными ужаса глазами. Она была парализована. Помню как, взглянув на ее датчик, я понял, что ей оставалось дышать минут пять, а акулы уже начинали поглядывать на нее.
  Все молчали, перерабатывая эту информацию, а Вик вспомнив что-то и поморщившись, продолжив.
  - Я помню, что когда подплыл к ней, и она меня увидела, в ее абсолютно все понимающих глазах появилась паника, она нас перепутала и решила, что он вернулся ее добить. Она думала, что мой брат-близнец вернулся добить ее, но я вместо этого вытащил ее, сам не знаю как, но мне удалось ее вытащить. А потом была реанимация, и она впала в кому. Год, ровно год все считали, что ее мозг мертв, а тело живо только потому, что я не вытащил нож. Только я и Лия не давали отключить приборы жизнеобеспечения, так мы и сошлись с женой - он сначала улыбнулся, вспомнив о любимой, а потом поморщился, подумав о прошлом - платили за ее содержание сами. Начальство заявило, что, мол, мертва и помочь ей не можем, зачем зря деньги переводить, а когда она очнулась, это было медицинское чудо, а для нее началось мучений.
  - Печень - догадался я.
  - Да, печень, - кивнул Вик - именно она пострадала от ранения и это вообще чудо, что она жива! - он снова замолчал, а потом, набрал воздуха в легкие, заговорил - Ее вроде зашили, и все было нормально, но она перестала работать да вроде функционирует, но чистит кровь процентов на пять не больше. Ей становилось все хуже и хуже, а потом мы поняли, в чем причина, и подали заявку на пересадку, но нам отказали, мол, мертва зачем ей орган и тогда пришлось давать лекарство, потом она очнулась и выяснилось, что печень выделяет вещество, которое причиняет безумную боль ее организму, мы снова подали заявку - Вик замолчал, а его лицо стало ледяным - нам отказали из-за того, что мы якобы посадили ее на иглу! - он встал и подошел к окну - А это не так. Да оно вызывает зависимость, но оно не наркотик, скорее сильнейшее снотворное и все.
  - Сколько ей осталось, если не сделать пересадку - спросил Вини.
  - Она уже пять лет как должна быть мертва - был ему ответ и по моей спине побежали мурашки, я мог ее даже и не увидеть.
  В памяти вспыхнули обрывки воспоминаний восьмилетней давности. Наша группа встретилась с ее, и я тогда ее видел, веселая полная жизни, смеющаяся, здоровая женщина подкалывала своих ребят, и показывала превосходство над Раей, что тут злило. Но я тогда не смотрел на нее как на женщину и в нынешней Славе ту красавицу просто не узнать. Все не то, жизнь ушла, теплая улыбка со смеющимися глазами тоже, она стала другой, тусклой тенью и нет ничего удивительного, что я ее не узнал, ведь я видел ее всего раз, и тогда она меня поразила теплотой и весельем.
  Я встал и направился в спальню.
  - Юр! - окликнула меня Рая.
  - Пусть идет, у них своя связь и он ей нужен - вдруг сказал Игорь.
  Уже выходя, я услышал слова Вини.
  - А мы идиоты еще ругались, что она отказывается плыть впереди, да ей памятник за силу воли ставить надо!
  Ответа я не слышал, потому что вошел в спальню.
  Подойдя к кровати, я долго смотрел на нее спящую. Даже во сне ее лицо было бледным, а губы плотно сжаты и я понял, что снова хочу увидеть ее такой, какой она была раньше. Откинув одеяло, я лег рядом с ней, и тут же прижал ее к себе, чувствуя, как она во сне устраивается на моей груди. Я подумал, что она сейчас похожа на нежного маленького котенка, которого, наконец, решили согреть и накормить. Ее губ коснулась легкая бессознательная улыбка, и она снова замерла и только ее смягчившееся лицо и спокойное дыхание говорили, что ей сейчас хорошо.
  - Спи! - шепнул я, прижимая ее к себе, и всю ночь смотрел на нее, ловя каждое движение ее тела и каждое изменение на ее лице. Клянясь себе, что найду донора и спасу ее, что сделаю все, чтобы она больше не страдала, потому что люблю ее больше жизни, и никто ее у меня не заберет!
  
  Глава 9
  
  Я проснулась и сразу ощутила тепло под головой. Замерев, я прислушивалась к себе, пытаясь вспомнить, что было вчера, а когда вспомнила, пожалела, что проснулась.
  Я лежала и думала, как быть дальше, когда вдруг почувствовала его нежное прикосновение. Он убрал прядку волос с моего лица и шепнул.
  - Я знаю, что ты не спишь, Лань, открой глазки и не бойся, тут никто не будет относиться к тебе как к больной и жалеть тебя, скорее наоборот, будут трясти и требовать, чтобы ты действовала.
  Я открыла глаза и наши взгляды встретились. На нем была помятая вчерашняя футболка, волосы взлохмачены, а в глазах была нежность и понимание, но, что самое главное, в них не было жалости, только ожидание моей реакции и желание помочь.
  - И что теперь? - наконец, спросила я, чувствуя, как во мне рождается надежда.
  - Мы встанем и пойдем к ребятам, у нас операция через три часа - ответил он, улыбнувшись и вздохнув с облегчением.
  Я только кивнула и с большим трудом заставила себя поднять голову с его груди.
  Он вышел из комнаты, давая мне одеться и привести себя в порядок, а когда я вышла ко всем разговор, который был, смолк, а Игрок встал и сказал.
  - Пошли, поговорим - и пошел сторону улицы, прихватив свою куртку, а я, сделав то же самое пошла следом за ним.
  Мы отошли к самому морю и долго молчали, после чего он задал всего один вопрос.
  - Ты в норме?
  Я удивленно смотрела на него, а затем, прислушавшись к себе и чувствуя, что мне намного лучше, но не идеально, просто ответила.
  - Я справлюсь.
  - Хорошо! - кивнул он и снова тишина, я чувствовала себя школьницей перед строгим директором и не знала, как себя вести, поэтому просто ждала его вопроса, и он последовал - Как часто и в каких количества ты должна принимать лекарства?
  - Один кубик каждый день - ответила я честно.
  - Хорошо, я оповещу всех ребят и мы все будем готовы, на случай если что, но ты будешь принимать лекарство ежедневно и не важно, где ты на работе или дома, все ясно? - уточнил он, внимательно посмотрев на меня.
  - Да - кивнула я, ошарашенная от его слов.
  - Вот и хорошо, пошли работать - улыбнувшись, бросил он и пошел к дому.
  Я смотрела ему в след и не верила своим ушам. Я ждала, что меня уволят, а вместо этого меня похлопали по плечу и отправили работать, быть этого не может!
  Потом взяв себя в руки, я вернулась в дом и потекла привычная рутина.
  Через час пятьдесят минут наша команда уже одетая и готовая к погружению достала по нашей традиции теплый напиток, который все всегда пили перед заданием. Обычно я не пила, из-за крови, но сегодня решила сделать исключение и присоединилась к команде. Команды Влада и Вика тоже были тут, и по приглашению Игрока тоже решила попробовать наш чай, но каково же было мое удивление, когда Рая разлила в стаканы не чай, а томатный сок!
  - Томатный сок? - удивилась помощница Влада, имени которой я так и не запомнила.
  - А что тебя удивляет? - спросила Рая, наливая сок стрелку из команды Вика - он полезен для организма, а нам с нашей работой особенно.
  Спорить никто не стал. Наконец, налив всем сока, Рая взяла свой стакан и направилась к креслу, но вдруг споткнулась о ноги Вини-пуха и начала падать. Сок выплеснулся из кружки и попал на уже одетого, и готового к погружению Влада, а саму Раю поймал Игрок.
  - Черт! - выругался Гром.
  - Прости! - воскликнула Рая, начиная салфеткой вытирать образовавшееся пятно - хорошо, что это костюм, стирать не надо, даже пятнышка не останется! Сколько я тебе говорила, Вини, не расставляй ласты!
  - Ну, прости, я не специально! - ответил Вини виновато, но я чувствовала, что тут что-то не так, только не знала что, да и времени не было выяснять, надо было заканчивать последние нюансы подготовки.
  Потом, когда костюм был очищен, Рая взяла стакан с остатками сока и спокойно выпила, после чего мы отправились на задание.
  Найти и забрать нужного человека нам не составило труда, теперь нам нужно было вместе с ним проплыть зону, где обычно туристы кормили акул. Именно поэтому мы на задании старались не стрелять и не применять силу, ведь запах крови может привлечь морских хищников.
  Во избежание ситуаций, когда хищник бросится, и никто не заметит и не поможет, было решено плыть одной линией на расстоянии не больше двух метров друг от друга.
  Мы уже почти проплыли эту зону, и я видела, как ребята вздыхают с облегчением, когда вдруг появились три белых акулы. Проплыв мимо нас они резко развернулись и бросились на Влада замыкающего шеренгу справой стороны, а дальше все было как в замедленной съемке.
  Они вцепились в него стрех сторон и стали мотать в разные стороны. Его отчаянный полный ужаса и боли крик, было слышно даже сквозь воду, или это мое воображение придумало? Я помню, как во мне победил врач и помощник, и я попыталась помочь, но меня схватили сзади и удержали, обернувшись, я увидела Юру, держащего меня за руку. Попыталась вырваться, не получилось, он только прижал меня к своей груди и не отпускал. Теперь вырываться было бесполезно, я с ужасом смотрела, как одна из акул оторвала Владу руку и проглотила ее, бросилась за следующим куском. Меня обуял ужас, и отчаянный страх прошлое вернулось. От ужаса я почти забыла, где я, оставалась только одна мысль, главное не разжать рот и не потерять трубку иначе я умру. Будто сквозь туман я видела, как Игрок достает пистолет и пытается отогнать акул, но это было бесполезно, они уже почувствовали кровь и пули им не страшны. Ребята же Влада смотрели, на все молча и с ужасом, даже не пытаясь помочь. Кровь бурым пятном расползалась по воде, и ужас охватывал окружающих все больше и больше. Наконец, Игрок взял себя в руки подал знак, что нам надо уходить, пока акулы нас не заметили, и Ром поплыл прочь, уводя меня за собой. От этой страшной сцены, в которой от Влада уже почти ничего не осталось.
  Оказавшись на берегу я свернулась в клубочек и сжалась, желая не видеть и не помнить произошедшее, но я просто не могла забыть, два события смешались в одно, и я уже не могла понять, где кто и, что происходит. А потом, будто выдергивая меня из этого ужаса, меня прижали к сильной груди и я, втянув такой знакомый запах и вцепившись в его костюм, прошептала.
  - Не бросай меня, Юр, прошу, не бросай, я не смогу, если ты уйдешь, только не уходи!
  
  Не стоило нам этого делать, я им говорил, но они были непреклонны. Теперь, глядя, как она съежилась на земле, и как ее трясет от ужаса пережитого, я просто ненавидел их за это. Неужели они не поняли, что вернули ее в прошлое этим поступком, но тут его команда и я вынужден молчать. Поэтому я просто подошел к ней и прижал ее к себе, и тут она, вцепившись в меня, прошептала со слезами отчаянья на глазах.
  - Не бросай меня, Юр, прошу, не бросай, я не смогу, если ты уйдешь, только не уходи!
  У меня все внутри перевернулось от той боли, которую я услышал в ее словах, и все, что я мог сделать, это прижать ее сильнее и прошептать.
  - Не брошу, я всегда буду рядом с тобой, не бойся - и я почувствовал, что она мне поверила и тут же обмякла, прижимаясь ко мне.
  Тем временем, ребята Влада придя в себя начали возмущаться, заявляя, что это мы виноваты, мол, Рая вылила на него не сок, а кровь на, что сначала Игрок пытался отвечать мирно, а потом Рая вспылила и бросила им свой стакан и бутылку со словами.
  - Да подавитесь вы, проверяйте! Тут нет, и не было крови, только сок!
  Потом был переход до убежища, я нес Славу на руках так, как она была не в состоянии идти сама, ее все еще трясло и я не знал, что будет дальше и как выводить ее из того состояния оцепенения, в котором она находилась. В убежище мы провели неделю и к моему облегчению, она пришла в себя на второй день, или сделала вид, что пришла в себя. Все это время нас допрашивали о произошедшем, и честно говоря, мне надоело рассказывать одно и то же и упрямо твердить, что в стакане был сок, а не кровь, но вот эксперты подтвердили наши слова и нас отпустили.
  В самолете все молчали, да и потом тоже, а когда выгружали багаж, я подошел к Славе стоящей рядом с Виком и предложил ее подвезти. Она долго и внимательно смотрела на меня, потом посмотрела на сестру приехавшую встретить разбитого и расстроенного мужа, ведь кем бы не был Влад, он был братом Вика и это страшно, увидеть, как твоего брата съедают заживо, и, получив одобрительный кивок Лии, что все будет в порядке, согласилась.
  Ехали мы, молча, а когда я уже остановился и думал, как начать разговор, она вдруг посмотрела на меня и спросила.
  - Там же был не сок, да? - от услышанной в ее голосе уверенности, меня пробила дрожь, и я понял, что лгать бесполезно.
  - Сок с разбавленной кровью, но только в стакане Раи - признался я ей отводя взгляд.
  - Но эксперты ничего не нашли - удивилась она
  - Она выбросила тот стакан, заменив его на другой одинаковый, только в котором был томатный сок - ответил я, решив быть честным до конца - прости, я говорил им, что это плохая идея, но они не стали слушать.
  Она долго молчала, затем открыла дверь и вдруг повернулась ко мне и спросила.
  - Может, поднимешься ко мне? - я видел, как она покраснела, поняв, что сказала, но потом быстро добавила - У меня хороший кофе, могу сварить, да и покормлю тебя, ведь наверняка питаешься всякой гадостью!
  Я не мог поверить своим ушам, она меня пригласила, и это было чудом.
  - Хочу! - ответил я, и мы оба вышли из машины.
  У нее оказалась трехкомнатная квартирка, она провела меня на кухню, которая оказалась очень чистой и милой. Отделанная в белых тонах, она была обставлена только самым необходимым. В ней был стол с четырьмя стульями, плита и стол для приготовления пищи с выдвижными ящичками, на котором стояла кофеварка, а еще микроволновка, висевшая на стене, вот и это все, что было в комнате. Подойдя к кофеварке, она выдвинула один из ящичков и достала пакет с кофе. После чего залив воду и зерна включила прибор.
  Пока варился кофе, по комнате распространялся изумительный запах, и я не смог сдержаться, чтобы не сказать об этом.
  - Если он и на вкус так же вкусен, как на запах, то я просто начну на него охоту! - воскликнул я, наблюдая, как она быстро и легко готовит запеканку с колбасой и картошкой. Она повернулась ко мне, внимательно на меня посмотрела и сказала.
  - Валяй, я только 'за'! Только и мне хоть чуть-чуть отсыпай, а то приходится из-за рубежа заказывать и платить втридорога.
  Говорила она серьезным тоном, но ее губы кривились, будто сейчас она рассмеется, поэтому я улыбнулся ей и тут же получил ее первую, теплую, робкую улыбку мне. И как же мне понравилось смотреть на нее такую, пусть это еще не так улыбка, которую я хочу видеть на ее лице, но это уже начало и меня это радовало.
  Дальше мы ели запеканку. Она оказалась хорошим кулинаром, а от ее картофельной запеканки я был в полном восторге, как и от кофе.
  Наконец, закончив трапезу, мы оба поняли, что тянуть больше нельзя и замолчали, а потом она спросила.
  - Что Вик вам рассказал?
  - Все, что он знал - честно признался я.
  - Тогда ничего - ответила она, вставая из-за стола, беря свою кружку с кофе и подходя к окну - ему известна только верхушка айсберга и то только потому, что я понимала, что если ему не рассказать хоть часть истории, он будет копать, пока не узнает все.
   - Ты расскажешь мне? - спросил я, решив не давить на нее.
  - Да расскажу - после долгого молчания ответила она и снова замолчала. А кода я уже решил, что она передумала, вновь заговорила - Эта история началась десять лет назад, когда молодой морской пехотинец вдруг понял, что есть, не только честь, которую надо отстаивать и защищать, но и нужды и собственные интересы, которые надо удовлетворять. Желая чувствовать себя уютнее, водить девушек в кафе, кормить их мороженным и дарить подарки, а не только в склеры смотреть на голубей, он во время одной из своих операций связался с вражеской агентурой и предложил ей свои услуги, а те конечно согласились. Не прошло и нескольких лет как парень стал командиром группы, убив при этом своего начальника и обставив это как несчастный случай, а к нему в помощницы поставили молодую, но уже устоявшуюся девчонку, которой, оказалось, очень легко манипулировать, сказкой о любви. А знаешь, что самое страшное, я замечала, что что-то не так, но настолько доверяла ему, что просто не желала понимать, что происходит! - она усмехнулась, а потом продолжила - То задание было не исключением, информация должна была уплыть. Только на этот раз, по договору он должен был уйти, ведь его начали подозревать, и он ушел. Я помню ощущение чего-то опасного за спиной, реакция у меня была хорошая, вот я сразу и отреагировала, оттолкнув это что-то, я развернулась и увидела его. Он был своим, и я его не воспринимала как врага, поэтому я отвлеклась в поисках остальных и не заметила нож в его руках, а потом было слишком поздно. Помню боль и, что смотрю в его глаза, в ужасе от осознания, что меня предали, а он сначала тянется ко мне, забирает мою сумку, а потом я чувствую прикосновение к ножу, но наши взгляды встречаются.... И он не смог. Он просто уплыл, а я осталась смотреть ему вслед.
  Ее руки уже давно обхватили плечи, и было видно, чего ей стоит рассказывать мне о том дне. Я встал просто подошел и обнял ее сзади, а она будто и не чувствуя это продолжила свой рассказ.
  - Я не знаю почему, но я просто не могла шевелиться, могла только смотреть, как на кровь сплываются акулы и думать, сколько времени я еще буду жива. Их было пять.... Пять акул, которые набросились на тела моих друзей как стервятники, они рвали их на части, трясли, как тряпичных кукол, пока кусок не оторвется, чтобы они могли его проглотить. А когда уже от моих друзей ничего не осталось, и они собирались уже заняться мной, появился Вик. Я помню, как одна из этих акул смотрела мне прямо в глаза голодным взглядом, когда он вмешался. Ему удалось ее сильно поранить, при этом остаться целым и невредимым, даже и не знаю как он так смог, просто смог и все. Из нее хлынула кровь, и остальные акулы, позабыв обо мне, бросились на нее. Потом помню страх, что это Влад вернулся, решив закончить начатое, но вместо того, чтобы убить он поволок меня к берегу - она замолчала, вспоминая те страшные минуты, а потом глубоко вздохнула и продолжила - дальше была реанимация и последнее, что я помню это слова врача, что они меня теряют и темнота. Очнулась я, как потом выяснилось через год, и почти сразу ощутила нарастающую боль. Первую неделю, когда становилось совсем плохо, я начинала кричать, а потом, случайно увидев взгляд сестры, я вдруг поняла, что из-за меня страдает она и замолчала.
  Я не мешал ей, давая выговориться, а она прижималась спиной ко мне, ища моей защиты и тепла.
  - Я научилась молча терпеть, лишь бы больше не видеть того отчаянья в ее глазах и делала все, чтобы сестра не беспокоилась обо мне. Когда они сошлись с Виком, и у них родилась дочь, я была счастлива, что могу нянчиться с их малышкой, ведь своей у меня не будет! - от того, как она это сказала, у меня защемило сердце. Ведь в этот миг я понял, как она мечтала о ребенке и как жестока с нею судьба - Отказ в очереди на пересадку, который так тяжело приняли Вик и Лия, я пережила нормально. Я даже его ждала, ведь мне уже раз отказали и даже мои заслуги не спасли! - она развернулась и посмотрела на меня - В тот период я больше всего боялась воды. А потом мне пришлось решать, что мне дороже, жизнь племянницы, или мой страх и я выбрала малышку, а оказавшись в воде и вытащив ребенка, я вылезла только вечером и решила вернуться на работу - легкая усмешка коснулась ее губ - только это было проще решить, чем сделать. Сначала я отказалась от инвалидности, потом мне пришлось доказывать всем, включая и свою семью, что я могу работать, но знаешь, я смогла и через полгода после моего решения Вик, который был категорически против, сдался и начал мне помогать. Чтобы вернуться я потратила два года, два года, чтобы доказать всем и всякому, что могу делать свою работу и моя болезнь не сказывается на моих способностях. А потом я пришла к вам и в первый же день столкнулась с тем, чего я боялась, чему не доверяла и к чему была не готова.
  Она замолчала и я не выдержав, спросил.
  - С чем же?
  - С твоей заботой - был мне ответ, а ее голова легла мне на грудь, а я только сейчас понял, как же она устала.
  - Пошли, я уложу тебя спать! - сказал я ей и потянул ее за собой.
  Она пошла, позже уже почти уснув в моих объятиях, она вдруг шепнула.
  - Спасибо вам за Влада, может это и не правильно и это грех с моей стороны, но я рада, что он на своей шкуре испытал то, на что обрек ребят.
  Я же просто обнял ее сильнее и шепнул.
  - Спи.
  А потом всю ночь хранил ее сон, с ужасом вспоминая ее рассказ и клянясь что у нее будут дети и много детей, столько сколько она хочет.
  
  Глава 10
  
  Теперь все изменилось и порой меня это пугало. И когда я пришла на первое после возвращение задание, я это почувствовала. Дело было в отношении. Казалось, ребята старались сделать все, чтобы мне было лучше. Теперь вокруг меня была стена состоящая из живых защитников. Более того, я начала бояться за окружающих людей, ведь парни могли вспылить из-за вскользь брошенного слова и самое меньшее, что ждало обидчика это пара нелестных выражений.
  Именно так они относились раньше к Рае, я надеялась, что она взбесится и устроит скандал, но быстро поняла, что этого не будет. Ведь она не только одобряла их поведение, но и поощряла его. Казалось, ее устраивает это, но все чаще я видела ее грустный взгляд, обращенный на Игрока, и понимала, что ее сердце уже занято и болит. Первой реакцией на эту новость была виде страха за нее, но потом я вдруг успокоилась. Сама не знаю почему, но я просто знала, что он ее не обидит, а в случае чего, я встану за нее горой и не дам этого сделать.
  Так прошло два месяца, и я начала расслабляться, чувствуя себя свободнее, ведь на меня больше не пытались давить или бросаться. Лия вскользь сказала, что я начала улыбаться, а я чувствовала себя почти счастливой.... Почти.
  Юрий больше не заходил ко мне, нет, он все так же провожал меня и на работе вел себя как друг, но мне его не хватало, а еще вдруг стало казаться, что он что-то в себе запер и не дает выхода этому. И это уже меня пугало.
  Наверное, именно поэтому я почувствовала, что на этом задании не все так просто. На задание вызвали всех, а работали трое из пяти. При этом я заметила, что когда ребята уезжали они бросили на Юру взгляд, который я могла перевести только как 'Ну давай! Удачи!'
  Это заставило меня напрячься и приготовиться, поэтому, когда он протянул мне мою зимнюю куртку, я только спросила.
  - Куда мы и зачем было устраивать этот фарс, ведь нет никакого задания, я права?
  - Ты как всегда все видишь и понимаешь! - улыбнулся он, а потом добавил - Одевайся, увидишь и поверь, не пожалеешь.
  Я молча подчинилась, а дальше все, что мне оставалось это наблюдать, из окна как меняются зимние пейзажи, а мы все дальше уезжаем от города в лес.
  - Куда ты меня везешь? - спросила я через час пути. Я не паниковала, но мне все же хотелось знать ответ на свой вопрос.
  - Это сюрприз, ты скоро все увидишь - снова улыбнулся он - тебе понравится, поверь мне.
  Мы ехали еще час, а потом он привез меня куда-то на базу при озере и явно пытался проехать к административному дому. Летом тут, наверное, было бы красиво, кусты цветов и поляны, где можно развлекаться, играя в подвижные игры, а еще озеро, в котором хорошо спасаться от жары, но сейчас лежал снег, озеро покрылось толстым слоем льда, а из труб домиков вился дымок.
  'Лия!!!!!! Вот предательница проболталась!!!!!' - пронеслось в моей голове.
  Да, я люблю море, но зиму я тоже люблю и, наверное, сильнее. Потрескивающий очаг после того, как весь день был на улице, коньки и лыжи, а еще горячий чай и запах дерева в доме. Но такие поездки для меня редкость, поэтому я их особенно ценю.
   - Лия проболталась? - спросила я.
  - Из твоей сестры и слова не вытянешь - улыбнулся Юрий, понимая, что я все поняла - Вик.
  - Вот я ему устрою, когда вернусь! - пытаясь скрыть улыбку, ответила я.
  Юра же просто остановил машину и, улыбаясь, посмотрел на меня. Он знал, что я довольна и не верил моим словам.
  - Сколько мы тут пробудем? - уточнила я.
  - Три дня точно, а дальше есть возможность получить еще четыре, но это только если у ребят хватит терпения и не вызовут на операцию - ответил он выходя из машины и открыв мою дверцу предложил свою руку, чтобы помочь мне.
  - У меня нет вещей, чтобы так долго тут быть - расстроилась я, думая как буду выглядеть через три дня.
  А он только улыбнулся, подошел к багажнику и достал две сумки, маленькую и большую. При этом большую сумку он показал мне, и я все поняла.
  - Рая с Лией! - выплюнула я, испытывая к ним настоящую благодарность за это.
  - Не сердись, они хотели сделать тебе приятно - ответил он, неправильно понимая мои слова и направляясь к зданию администрации.
  Я пошла за ним, а там нас встретила милая женщина, которая радостно прижала Юру к себе.
  - Юрочка, дай я на тебя гляну, солнышко мое! - воскликнула женщина, внимательно оглядывая парня - как же ты похудел, явно давно тебя нормально не кормили, ничего твоя крестма тебя быстро откормит, ты ко мне надолго?
  - Нет, крестма, на три дня точно, а там возможно еще на четыре, еще не знаю - нежно улыбнулся ей Юрий - познакомься это Вячеслава - мой друг.
  - Приятно познакомиться с подругой моего крестника, он редко приезжает и еще реже привозит друзей! - ответила женщина, внимательно посмотрев на меня и кивнув головой
  - Здравствуйте! - ответила я, смутившись и не зная как себя вести.
  Я слышала, как они щебечут и понимала, что между ними тесная родственная связь и от этого мне стало как-то не по себе, ведь он впустил меня в свою жизнь.
  - Я приготовила для вас тот домик, который ты просил, мы его немного достроили, ты сам увидишь и оценишь! - говорила женщина, отдавая ему ключи и с любопытством поглядывая на меня. Я же по ее взгляду читала, что раньше он сюда никого не привозил - И то, что ты просил, я тоже приготовила - улыбнулась она мне, явно одобрив меня, и протянула ему еще одну сумку.
  - Спасибо Крестма мы пойдем, Слава устала с дороги - улыбнулся ей Юрий и, взяв все три сумки, пошел к выходу.
  Я пошла за ним, чувствуя на своей спине взгляд женщины, а на улице идя к одному из домиков, не выдержала и спросила.
  - Она твоя родственница?
  - Нет, подруга матери и моя крестная мать - улыбнулся он ставя сумку с вещами на пол и открывая дверь в явно шикарный домик.
  Он пропустил меня вперед, и едва я вошла в дом то сразу увидела огромный настоящий камин и почувствовала запах сосны и ели исходящий от стен.
  - Тут есть все, что нужно для жизни, при этом сохраняется естественный запах дерева и есть все, что ты любишь - сказал он за моей спиной, в то время как я с восхищением оглядывала первый этаж дома.
  Он был двухэтажным. На первом этаже располагалась кухня и гостиная, обставленные деревянной мебелью явно своего производства, а на втором две спальни туалет и ванна.
  Едва осмотрев второй этаж, я услышала, как он меня зовет, а спустившись, я оказалась в его цепких руках и на улице. Благо одета еще была. Возмутиться я не успела, так как услышала его слова.
  - Смотри!
  КАКАЯ КРАСОТА!!!! Заходящее солнце освещало озеро и отражалось от льда рассыпаясь в радуге цветов. Как же красиво это выглядело. Казалось, на озере появилось какое-то живое существо, которое двигается, как ему хочется, а его шерстка отсвечивается всеми светами радуги.
  - Красотища! - прошептала я, заворожено глядя на игру света.
  - Да - согласился он.
  Так мы и стояли, глядя на это чудо, пока оно не исчезло, а потом он быстро завел меня в дом и я увидела накрытый стол.
  Там было все, что я люблю, и мои глаза разбежались, а он стоял рядом и просто любовался моим счастьем.
  - Спасибо! - это все, что я смогла ему сказать в эту минуту.
  Я была счастлива и сама не знала почему, просто мне было хорошо и этим все сказано.
  - Пожалуйста! - улыбнулся он мне и как истинный джентльмен отодвинул для меня стул.
  Тот вечер я провела в приятной беседе у камина рядом с человеком, который мне стал близок как никто другой.
  А утром меня ждало счастье в виде коньков. Я наверное сделала сотню кругов вокруг огромного озера, прежде чем ему удалось меня загнать в дом чтобы я согрелась и он мог накормить меня.
  - А ты хорошо катаешься - сказал он, протягивая мне мои любимые блинчики с творогом.
  - Когда родители были живы, мы каждый год ездили вот в такой вот домик и жили в нем, как правило, две недели - ответила я, радостно уплетая блин.
  Мы оба замолчали, я вспоминала прекрасные дни детства и ела блины, а он смотрел на меня и думал о чем-то своем. Потом я убежала кататься на лыжах, а вечером мы вновь любовались на световое представление. А потом сидели у разожженного камина и болтали обо всем. Мне было безумно хорошо и хотелось остаться тут навсегда. Но когда мы уже собирались ложиться раздался телефонный звонок.
  - Слушаю! - ответил Юра - Мы же на три дня договаривались? Хорошо послезавтра приедем. Удачи и не рискуйте там.
  Он отключил телефон и грустно посмотрел на меня.
  - Нам не дали недели? - грустно констатировала я.
  - Нет, срочный вызов выезжаем послезавтра утром.
  Я только кивнула и пошла спать. А следующий день я старалась оттянуться по полной, ведь я не знала смогу ли еще раз так приехать. Ближе к вечеру Юра присоединился ко мне на озере, и теперь мы катались вместе. Смеясь, мы, то сближались и катались, взявшись за руки, то отдалялись друг от друга. И сами не заметили, как пришло время заката. Поэтому когда блики заходящего солнца стали сверкать вокруг нас мы замерли как вкопанные. Как же это было красиво и как же хотелось прижаться к нему в этот момент, что я и сделала.
  Мы стояли посреди озера, наблюдая, за игрой света и чувствовали, что видим чудо, а потом он взял меня за руку и повел домой.
  Он не спрашивал. Мы оба знали, что так должно быть, просто войдя в дом, он снял с меня куртку и коньки, а потом припал к моим губам.
  Какой же замечательный был вкус его поцелуя. Замерзшие губы отогревались во время нашего танца губ, а все о чем я могла думать, это как бы сильнее прижаться к нему. Одежда стала тесной и не нужной, поэтому он просто стянул с меня кофту, а его прохладные губы поползли вниз по моей горящей коже. Мои ноги подкашивались, пальцы зарылись в его волосах, а дыхание становилось все более прерывистым.
  В какой-то момент я просто обвисла в его объятиях, но когда это произошло, я не помню. Может тогда когда он втянул в свой рот мо правый сосок? Внутри нарастало ощущение удовольствия, а еще будто пружинка скручивалась все сильнее и сильнее.
  Когда он уложил меня на диван? Тоже не помню, только ощущение материи под спиной и его лицо с горящими глазами. Я вся была в ощущениях, а от окружающего мира остался только он, больше я ничего не видела. Его горящие глаза, губы, целующие меня повсюду и руки, исследующие каждый миллиметр моего тела. Мои вскрики, стоны удовольствия и извивающееся тело.
  Пришла я в себя, когда он стянул с меня штаны, и я осталась в одних трусиках. Он сразу это почувствовал, и наши взгляды встретились.
  - Просто скажи 'нет' и я уйду - прошептал он, глядя мне в глаза.
  А я смотрела на него, вспоминала то ощущение удовольствия, что испытывала еще пару минут назад и понимала, что просто не смогу от этого отказаться.
  - Я хочу этого - прошептала я, притягивая его к себе сильнее, а в следующий миг его губы снова накрыли мои, а пальцы, проникнув под трусики стали выделывать такое, что только его рот глушил мои крики. И это длилось до тех пор, пока я не погрузилась в море удовольствия с головой и не была выброшена на берег без сил. Когда же я немного пришла в себя он, оставив мой рот и позволяя мне постанывать от еще не до конца прошедшего взрыва удовольствия стал спускаться вниз пока не дошел до шрама от ножа Влада и не стал ласкать его, заставляя меня забыть о прошлом.
  Я думала, что я уже получила свое удовольствие и сильнее просто быть не может, но я ошиблась, то, что я чувствовала теперь несравнимо с тем, что испытывала ранее. Мои зубы сами вцепились в подушечку под моей головой, а изо рта рвались все новые и новые крики наслаждения.
  Когда его губы накрыли мои губки сквозь уже мокрые трусики, я подумала, что сейчас умру, но вместо этого пережила еще один на этот раз более сильный экстаз, а когда очнулась, поняла, что уже не на диване.
  Я лежала перед ним на своей большой кровати, а он раздевался и смотрел только на меня.
  Уйти? Нет, не сейчас, когда тело нежится под этим горящим взглядом, когда руки сами тянутся к нему, а губы шепчут только его имя.
  И вот он наг. Тело идеальное, будто слеплено. На нем нет ни жиринки, только хорошо натренированные мышцы, а его достоинство. Я сглотнула, вспомнив маленькое и неказистое достоинство Влада. Тогда в те дни я думала, что оно большое, но это.....
  - Поверь, оно доставит тебе массу удовольствия - вдруг прошептал он, ложась рядом, будто зная, о чем я думаю.
  - Я знаю, ответила я, глядя в его глаза.
  А потом его руки снова начали творить чудеса с моим телом. Он как музыкант играл моим телом, доставляя мне при этом море удовольствия.
  Когда он стянул с меня трусики? Какая разница, главное, что в этот миг я чувствую его там между ног, ощущая, как раздвигаются нежные губки, впуская его и испытывая настоящее наслаждение от этого.
  Первый толчок и я устремляюсь навстречу. Еще толчок и еще и еще.....
  Я кричу и слышу, как стонет он, а потом мир исчезает.
  - Как ты? - спросил он, когда все закончилось - Не жалеешь?
  Я же молча, повернулась, прижалась к нему, и нежно поцеловав его в грудь, уснула. А ночью проснувшись в его объятьях и прежде чем уснуть снова, подумала о том, что он подарил мне знание о том, как же прекрасно заниматься этим, ведь Влад не смог этого сделать. Он вообще мало на что был способен.
  
  Утром мы проспали, поэтому быстро собравшись, поехали назад в город. Я чувствовал стену, которая между нами возникла. Пожалела все же и теперь не знает как себя вести. Я тоже не знаю, поэтому первый час пути мы оба молчали, а потом я все же спросил.
  - Как ты?
  Отвела взгляд, смотрит в окно, а мне так хочется остановиться и вновь припасть к ее губам. Ее вкус все еще у меня на губах, а запах сводит сума. Она мой наркотик и я уже не могу без нее. Зря я это сделал.
  Она впустила меня в свой мир. Смеялась и вообще была счастлива, а я просто взял и все испортил сиюминутной страстью. Теперь все начинать заново. Еще эти провальные поиски органа, черт!
  - Все в порядке правда! - улыбнулась она, но мне от этого легче не стало.
  И последующая операция, где она делала все, чтобы как можно меньше быть рядом со мной дело не облегчило. Доходило до того, что она переходила в другую часть комнаты, когда я садился рядом, и это видели все.
  Ребята спрашивали в чем дело, а я молчал, да и что я мог ответить, когда просто сорвался и сделал то, о чем мы оба потом пожалели. Я соблазнил ее и вот результат.
  Кончилось тем, что на место отчаянья пришел гнев и к тому моменту как мы вернулись на нашу базу, он уже вовсю горел.
  И снова моя Слава легко и просто перевернул все с ног на голову, потушив огонь. Она просто подошла ко мне и задала свой вопрос.
  - Юр, ты меня подвезешь?
  Я смотрел на нее и просто не мог отказаться. Превращаюсь в тряпку. Но так хочется провести с ней еще минутку, и я не могу позволить себе обиды, ведь я не знаю, сколько она еще протянет. Киваю и иду к машине, она идет следом, и вот мы в тишине едем к ее дому. Господи, как же я ее хочу! Взглянул на нее, смотрит в окно и молчит. Меня будто и нет рядом, но вот знакомый подъезд и я останавливаю машину даже и, не надеясь на приглашение, только моя малышка опять преподносит мне сюрприз.
  - Может, зайдешь, я тебя кофейком напою?
  Вот теперь я был в шоке. Она меня позвала, и мы оба знали, чем кончится этот день.
  - Ты же знаешь, что кофе дело не обойдется - сказал я, ловя ее взгляд, а ее ответ вызвал волну такого желания, что я чуть не набросился на нее прямо в машине.
  Глядя в глаза, она уверенно ответила:
  - Знаю!
  Я не мог поверить, но она хотела этого, она звала меня, приглашала. Но тогда....
  - Но тогда почему, почему все эти дни ты .... - я не мог найти слов, чтобы выразить свою мысль.
  Она мило покраснела и тихо сказала, не отводя взгляда.
  - Я не хотела, чтобы ребята знали, ведь романы между коллегами не приветствуются. Я не хочу портить тебе жизнь.
  Я в шоке смотрел на нее, она это серьезно, она действительно вела себя так чтобы защитить меня, я видел это по ее глазам!
  - Поздно они уже давно все поняли, а в эти дни лишь пытались понять в чем дело, да мне чуть морду за тебя не набили - признался я, ведь Игрок и Вини действительно порывались и остановила их только Рая, сказав, что в своих делах мы разберемся сами.
  - Прости! - виновато ответила она, а потом добавила - ну я пойду, если захочешь - она замолчала, не зная как закончить фразу и давая мне время принять решение.
  Но долго она ждать не стала. Пока я принимал решение, она открыла дверь и вышла из машины. Она шла очень медленно, будто все же надеясь и давая мне время подумать, и я не устоял. Выйдя и поставив машину на сигнализацию, я пошел за ней. Войдя в квартиру, я помог ей снять куртку, а дальше было то, чего я никак от нее не ожидал. Она стала расстегивать пуговицы рубашки, в которой она была. Потом прошла, в свою спальню, оставив при этом дверь открытой. Я видел, как она обернулась ко мне, расстегивая еще две пуговицы, а потом и просто села на столик, который был напротив двери, и с вызовом посмотрела на меня.
  Она ждала и просила, а совсем рядом ее кровать и рубашка теперь застегнута всего на одну пуговицу, которую должен расстегнуть я. А еще при каждом движении мелькает ее голый живот, соблазняя еще сильнее. Штаны стали мне жать, как же я ее хочу! Ее руки провели по своему телу, как бы описывая себя и призывая меня. Это было последней каплей, я не мог больше терпеть и сдерживаться. Я сдался.
  Быстро подойдя к ней и встретившись с ней взглядом, я прошептал:
  - Назад дороги не будет - слова давались мне с трудом, а мой нос уже касался ее носа и до губ оставались считанные миллиметры, я чувствовал ее дыхание.
  - Ее уже нет, не стало с нашего первого взгляда - ответила она, и все, мосты были сожжены.
  Мои губы накрывают ее, пальцы расстегивают с последнюю пуговицу и буквально срывают эту проклятую рубашку.
  Она моя!
  Губы скользят вниз и замирают на нежной точке, на шее, слышу стон, а мои руки тем временем ласкают и сжимают ее бока и грудь. Не могу больше терпеть, и она не может, я вижу это. Поэтому подхватив ее под ее ягодицы, переношу на кровать, а потом срываю с нее штаны и трусы.
  Я в ней! О Господи, какая же тесная и горячая.
  Она моя.
  Двигаемся в одном темпе, какое это блаженство быть в ней, она давно уже кричит подо мной, а я еле сдерживаюсь, ожидая ее. Вот ее тело изогнулось, и я почувствовал, как она сжала меня своими стенками, теперь можно и я отдаюсь на волю блаженства.
  Когда мы немного пришли в себя, она прошептала, хитро и нежно улыбаясь.
  - Теперь можно и кофейку.
  - Ты так думаешь? - спросил я, снова накрывая ее собой и легко входя в ее еще влажную пещерку.
  - Нет! - вырвался из нее стон блаженства - Кофе подождет.
  И кофе подождал, аж до утра, но выпили мы его только в обед и холодным. Ведь кухонный стол оказался прекрасным местом для любви.
  
   Глава 11
  
  Я была счастлива. И это мягко сказано. Мой мир теперь состоял из работы и Юрия. Он был повсюду и везде. Он стал моим миром и только его периодичные командировки, первая из которых продлилась три недели, омрачают мою жизнь.
  Как же быстро летит время. Сегодня годовщина - два месяца со дня нашей первой ночи. Поэтому настроение у меня замечательное. Даже Райка, качая головой, сделала замечание, что нельзя быть такой счастливой. А она, между прочим, нас прикрывает и всячески помогает нам. Хотя мне порой кажется, что Игрок только делает вид, что не знает, почему наша парочка постоянно опаздывает, а когда его нет, у меня все из рук валится.
  Мы счастливы. И мое счастье даже отражается на моем самочувствии. Я и забыла, как хорошо, когда ничего не болит. Или я просто не замечаю боли? Какая разница я не хочу думать об этом сегодня и не буду!
  Захожу в зал тренировок, здороваюсь со всеми, иду в раздевалку, где меня уже ждет букет алых роз. Радостно улыбаюсь и быстро переодевшись, бегу заниматься. Игрок, как всегда, работает на износ и мы вместе с ним. Иногда так хочется возмутиться, но молчу. Меня ждет вечер с Юрой, и незачем поднимать бучу из ничего. В какой-то момент Игрок смотрит на Юрку, а тот хмуро на него, потом тяжело вздыхает и переводит взгляд на меня.
  - Идите уже! - говорит он нам - От вас сегодня все равно пользы нет. Все мысли в ресторане.
  Мы удивленно смотрим на него.
  - Думали, я не знаю? - усмехнулся Игорь, направляясь к раздевалке - Тогда запомните, я знаю все и обо всех.
  На этой ноте тренировка закончилась, а мы, быстро переодевшись, поехали в ресторан.
  Как же хорошо сидеть в красивом месте, есть вкусную еду и смотреть в любимые глаза. Плавная беседа обо всем течет, не требуя от меня напряжения, а глаза собеседника обещают мне рай, не сейчас - позже. Но это будет только наша ночь и только наш рай.
  Его смех звучит как песня для меня, и я смеюсь в ответ, думая сейчас только о нем. А потоми он встает со своего места, а в следующий миг мы уже кружимся в плавном медленном танце. В его же глазах, как в прочем и в моих, читается что в этот миг нам больше никто не нужен. Я ли это? Или это чужая жизнь, а я просто наблюдаю со стороны. Вот сейчас проснусь и окажется, что это сон, а рядом капает капельница, которую поставила Лия, Юры же просто не существует. И тут же он, как бы в подтверждение что это не сон, наклоняется и целует меня в губы. Мир замирает и исчезает, остаемся только мы и больше никого.
  - Может, поедем домой? - спрашивает он, когда, наконец, смог отстраниться от меня.
  Ну как я могу ему отказать. Я просто киваю, и не проходит и пяти минут, как я оказываюсь в машине. Мы едем домой. Мои глаза закрыты. Я наслаждаюсь каждым мгновением. Смакую как вино каждый миг. Он мой, а я его. И снова, будто читая мои мысли, я ощущаю, как его рука расстегивает мою куртку и тут же ныряет под нее.
  - Юр! - шепчу я, и моя рука тянется, чтобы остановить его.
  Но он будто не слышит. Его взгляд сосредоточен на дороге. Одна рука крепко держит руль, а вторая.... Вторая его рука, игнорируя мою попытку остановить его, поднимает мое и без того короткое платье, пролезая под него и тут же находя заветное местечко. После чего начиная его ласкать сквозь ткань.
  - Юра! - вскрикиваю я, сжимая его руку сильнее и пытаясь ее убрать, а через миг не сдерживаю стона, чувствуя, как палец пролазит через колготки и скользит в нежной ласке по трусикам.
  Его надо остановить! Но как остановить его, если твое тело извивается на кресле, а из горла рвутся стоны наслаждения? Как его остановить, если сама этого хочешь? И рука упала схватившись за обивку кресла.
  Все, что я могу это - дышать, чувствовать как ткань платья трет напрягшиеся, чувствительные соски и стонать, сжимая кресло пальцами все сильнее. В какой-то момент он стягивает с меня колготки и трусики, но мне уже все равно. Все о чем я могу думать - 'только не останавливайся!'. Он знает, он все знает, поэтому его пальцы вновь находят меня и на этот раз скользят внутрь, заполняя меня собой и доставляя непередаваемое наслаждение.
  Сколько это длится? Да какая разница! Просто это он, и я с каждым движением его пальцев взлетаю все выше, пока меня не сотрясла такая волна, что я просто не сдержала крика.
  Пришла в себя и, оглядевшись вокруг, я поняла, что мы стоим возле подъезда моего дома, и он внимательно смотрит на меня. Встретившись со мной взглядом, он нежно улыбнулся и шепнул.
  - Ну что пошли?
  И только тут я сообразила, как выгляжу. Куртка расстегнута, платье задрано до пояса, а ниже ничего нет, и только колготки и трусики висят на щиколотках. Мне не было холодно, у него в машине хороший кондиционер и сейчас было даже жарко. Но от собственного вида меня сотрясла дрожь.
  - Мне нужно одеться! - пряча глаза, сказала я.
  А в следующий миг он резко повернул мою голову к себе.
  - Ты жалеешь? - спросил он.
  - Нет! - вскрикнула я, даже и не думая о сожалении. Я получила такое удовольствие, которое и во сне не мечтала получить.
  - Тогда не прячь глаза! - велел он, а потом наклонился и помог мне одеть трусики и колготки. Поправив мое платье, он сказал - Пошли!
  Мы вышли из машины, и холодный ветер сразу напомнил о себе. Рассмеявшись и оглянувшись на него, я побежала к подъезду, он за мной. Едва мы вошли в квартиру, как я была прижата к стене, а его губы начали скользить по шее.
  Хорошо!
  Но я уже это сегодня проходила и теперь хочу другого. Чуть оттолкнув его я легким движением руки стягиваю с себя колготки и трусики. Мы оба знаем, что будет дальше. Оба понимаем, что до спальни не доберемся. Он чертыхается и прижимает меня к стене.
  'А чего ты ждал, родной, сначала довел, а теперь ругаешься!' - думаю я, расстегивая сначала его ремень, а потом и молнию на его брюках. После чего нежно обхватывая его достоинство. Слышу, как прервалось его дыхание, но это только начало. Отстраняю его и прижимаю к стене. Мое тело скользит вниз по его. Губы при этом успевают прокладывать дорожку из поцелуев. А вот и то к чему я стремлюсь!
  'Как хорошо!' - пронеслось в моей голове, когда рот сомкнулся на его члене. Слышу стон. Чувствую, как сильные пальцы зарываются в моих волосах и прижимают меня к себе.
  Мой язычок обводит его, ласкает.
  'Шелковый и такой большой!'
   Стон, почти рык.
  - Хватит! Не могу больше, иди сюда! - он дергает меня наверх.
  А в следующий миг я принимаю его в себя. Теперь уже стоны рвутся из нас обоих. Какой же он сильный и как же мне сейчас хорошо.
  Резкие толчки, вырывающие из меня крики и заставляющие стремиться глубже, принять его. Но вот, наконец, тот последний толчок, после которого мир рассыпается перед моими глазами, а я оказываюсь прижатой к стене его телом. Но мне это даже нравится. Я рада чувствовать как ему хорошо со мной и мне больше ничего сейчас не надо.
  Немного придя в себя, он смотрит на меня и, подхватив на руки, уносит в спальню, где я уже и не пытаюсь быть паинькой. Хотя я и раньше не пыталась этого делать.
  Утром он меня разбудил поцелуем. Открыв глаза и увидев поднос с завтраком, я была счастлива, но стоило мне взглянуть на Юру и увидеть, что он одет, как от моего счастья не осталось и следа. Все, что я смогла сделать, так это спросить его:
  - Надолго?
  - На пару дней, прости, я должен был сказать вчера - был мне ответ.
  Меня расстроило то, что он уезжает, но вслух я только сказала:
  - Я буду ждать тебя!
  За что получила нежный поцелуй, а потом он уехал, и я снова осталась одна.
  Такие отъезды в последнее время зачастили. Я не знала, чем он занимается, но чувствовала порой, как он напряжен и что его что-то тревожит. Но стоило мне спросить, и он становился веселым и беззаботным, а в ответ я слышала.
  - Солнышко, ты о чем? Все в порядке, просто я устал немного.
  Поэтому я боялась этих его поездок и очень переживала когда он уезжал. Ведь после первой он вернулся с шрамом на боку, а продлилась она три недели. И я подозреваю, что часть этого времени он провел в больнице. Ведь этот запах я везде узнаю. Но, опять же, он рассказал байку про нож и неглубокую царапину, которую пришлось зашивать, а я промолчала не желая быть истеричкой. Только он забыл, что я врач и царапины знаю лучше, а то, что ему явно было больно, я видела так же хорошо, как видела его. Почему он скрывает от меня свои проблемы, не знаю, может просто не хочет тревожить, а может что-то еще. Но я безумно за него боюсь и при этом ничего не могу поделать с его командировками.
  Вот и приходится терпеть, ждать и молиться, чтобы он вернулся живой и целый.
  Глубоко вздохнув, я съела приготовленный им завтрак. А потом, желая отвлечься от проблем, занялась уборкой.
  Через пару часов я почувствовала легкое недомогание, которое стало уже почти привычным за последние месяцы, а еще через пару часов я вдруг поняла, что же со мной не так и это меня напугало.
  К вечеру уже зная наверняка, я металась по квартире с глазами полными ужаса.
  'Как же я раньше не заметила и как теперь быть!' - спрашивала я себя, глядя на кухонный стол, а в следующий момент, убегая к книжным стеллажам полных медицинской литературы.
  'Неужели уже слишком поздно? Неужели жизнь и это у меня заберет!' В какой-то момент взглянув зеркало я не узнала себя.
  'Как же хорошо, что он уехал, иначе он бы сильно испугался. Шум бы поднял' - подумалось мне и тут рациональное 'я' взяло верх над страхом.
  'И что я так и буду метаться по квартире, или попытаюсь что-то предпринять? Надо решить чего я хочу! Решить, нужно ли мне это и если нужно что-то делать, а не биться головой о стены! И метаться по квартире! ' - подумалось мне. После чего я бросилась к стеллажам, и сидела там почти до утра, изучая всю доступную информацию. Я исключение, таких как я больше нет, но это не имеет значение. Я хочу этого и я сделаю все, чтобы выдержать! Я буду бороться до последнего, чего бы мне это не стоило!
  'Я или умру, или сделаю это!' - эта единственная мысль, которая была в моей голове ту ночь.
  А утром выписав сама себе новый рецепт, и забежав в аптеку за лекарством, я побежала на работу, думая о том, что скажет Юра, когда узнает и как мне ему это сказать.
  
  Глава 12
  
  Мне становилось хуже. Нет, моя кровь была чиста и состояние относительно стабильно, но мне становилось физически хуже с каждым днем. Печень просто не выдерживала и медленно прекращала работать. Врач, у которого я наблюдалась, советовала прекратить это, но я не могла. Не могла так просто отказаться от надежды. Поэтому спорила до посинения и желала протянуть как можно дольше. Какие-то пять месяцев и он будет жить, просто пять месяцев. Это была мантра и я выживала только на ней.
  Юре я так и не сказала. Побоялась, что если расскажу, он насильно привезет меня в больницу и прервет это. Я не могла такого допустить, просто не могла. Я видела, что он нервничает. Постоянно куда-то звонит, а еще задает один и тот же вопрос:
  - Солнышко, ты в порядке?
  Что я могла ему сказать? Что беременна и наш малыш убивает меня? Нет, не могла. Поэтому я улыбалась и говорила, что все в норме. Я любила его, но и чудо которое он мне подарил, я уже тоже любила.
  Вот и сегодняшний день не стал исключением. Срок три месяца и уже две недели я лгу любимому человеку каждое утро.
  - Ты опять? Юр, я в порядке! - не выдерживаю я, услышав этот проклятый вопрос.
  Он молчит, потом качает головой и просто подходит и прижимает меня к себе. Будто боится потерять, а на его лице такая усталость и беспокойство. Мне хочется прижать его к себе, успокоить, но я просто не знала как.
  - Прости, просто я волнуюсь за тебя! - шепчет он, целуя меня, и мое тело расслабляется, мне становится хорошо и спокойно.
  - Это ты меня прости, просто неприятно когда ежедневно напоминают что ты при смерти! - пытаюсь улыбнуться чтобы превратить слова в шутку.
  - Прости!
  На работу мы едем молча. Сегодня очередная тренировка, а мне совсем хреново. Сейчас бы упасть и поспать пару часов, но я не могу. Вхожу в раздевалку и сразу забываю о своих проблемах. Рая явно плакала, а сейчас прячет глаза и пытается загримировать следы.
  Ничего не говоря, подхожу к ней забираю тушь и сажаю на скамейку. Одно радует, тушь не потечет - водостойкая. Присев на корточки я смотрю ей в глаза.
  - Рассказывай - бросаю я отрывисто.
  - Все нормально, правда! - пытается уйти от разговора подруга - Просто настроение такое, что....
  - Рай, хватит уже! - мягко прерываю я ее - Просто расскажи и станет легче.
  Мы смотрим в глаза друг другу. Я вижу, как она сопротивляется, а потом все же говорит.
  - Я так больше не могу!
  - Это из-за Игоря?
  Она только кивает.
  Глубоко вздохнув, я сажусь рядом и прижимаю ее к себе. Я чувствую, как трясутся ее плечи. Я просто жду, когда она выплачется. Когда ей немного полегчало, я велела.
  - А теперь рассказывай.
  И она рассказала. Оказывается, их роман длится уже давно. Только грань они перешли совсем недавно. И всегда между ними что-то стояло, то его жена, то ее жених, то ссора из-за пустяка, а теперь он просто ушел в себя и ничего не говорит.
  - А ты пробовала спросить, что происходит? - спросила я, когда она закончила.
  - Да! У них с Юркой тайны какие-то. А пару дней назад они явно поругались. Юрка что-то сделать хотел, а Игорь сказал что рано и уговаривал потерпеть, ведь остался какой-то месяц. Потом разошлись, но между ними как черная кошка пробежала.
  Я удивленно смотрела на нее. Какие у парней могут быть секреты? Но сейчас не до того.
  - Рай, ты же не сдашься? - спросила я, глядя на женщину.
  Она покачала головой, а потом тихо сказала:
  - Ты же не сдаешься, так почему я должна?
  - Вот это правильный настрой! - улыбнулась я ей - Так держать! А теперь пошли! Пока парни дверь не выбили!
  Мы обе встали и направились к двери, где уже стучал Вини, напоминая про тренировку. А у самой двери Рая поймала меня за руку и тихо сказала:
  - Спасибо что выслушала, мне стало легче, правда!
  - Я знаю! Пожалуйста! Пошли.
  Обычная тренировка. Обычные движения и все как всегда. Только теперь мне окончательно стало плохо. Каждое движение как будто все силы отнимало. Боль была невыносима и в какой-то момент я поняла, что если не всплыву, то просто захлебнусь.
  Рванувшись наверх, я кое-как вцепилась в поручень бассейна, но сил уже не было и пальцы просто сами разжимались. Дуновение ветра и я лежу на дорожке возле бассейна.
  - Слава? - Юра? Напуган. Надо успокоить сказать..... - Слава!!!!
  Сил нет. В глазах темнее. Я уже не вижу его. Больше не могу.
   - Юра, прости, я не смогла.... ребенок...
  А потом темнота.
  
  Я держал ее на руках, внося в больницу. Наверное, мы за раз нарушили все правила дорожного движения, но мне было все равно. Я же видел, что ей плохо! Но эти чертовы проверки, тянут время!
  К нам бежит Лия. В глазах страх, но она профессионально отдает команды персоналу и Славу увозят. Она еще жива. Пусть и слаба, пусть сердце уже почти не бьется, но она еще дышит и борется.
  - Приготовьте препарат!
  На этих словах я прихожу в себя и успеваю поймать Лию.
  - Ей нельзя препарат, она беременна.
  - Что?! - я вижу, как округлятся глаза женщины. Они похожи, только Слава другая. Даже не знаю, как объяснить, но она другая и моя.
  - Черт! Она даже тебе не сказала? Я надеялся, что ты знаешь!
   - Ладно, я поняла, потом поговорим.
  Дальше были часы тревоги и вот, наконец, Лия вышла из реанимационной палаты. Подошла к мужу и просто упала в его объятия.
  - Она отказалась прерывать беременность и отказывается он нормальных лекарств. Ее печень не выдерживает, а препарат, который она колит только ухудшает состояние.
  - Сколько у нее есть? - спросил я, боясь услышать ответ.
  - Я не знаю. Может, протянет неделю. А может, не дотянет и до утра - всхлипнула женщина.
  Я посмотрел на Игоря.
  - У нас нет этого месяца, я звоню ему.
  Он только кивнул. А я набрал номер.
  - Слушаю - наконец услышал я мужской голос.
  - Мне нужен орган и сейчас - сказал я сухо.
  - Юра, мы это уже обсуждали! Потерпи месяц и твоя женщина получит свой орган - ответил мужчина.
  - У нее нет этого месяца! - теряя терпение закричал я.
  - Что?
  - Ей стало хуже - сумев взять себя в руки, произнес я - Врачи сомневаются, что она сутки протянет.
  - Ты понимаешь, что это рискованно? - уточнил мужчина
  - Да, но без этого риска она точно умрет, а так есть шанс.
  - Хорошо, я везу орган.
  - Спасибо!
  Отключив телефон, я посмотрел на Лию.
  - Готовь ее к пересадке, часа через три ты получим для нее печень.
  - Но как? - ошарашено спросила женщина.
  - Просто сделай, что я прошу! - закричал я на нее, забывая на миг о самоконтроле.
  А потом были страшные часы ожидания.
  Сначала ждали орган. Потом смотрели на реанимацию, и ждали, когда выйдет хирург. Все о чем я мог думать, что моя Лань там одна, и я ничем не могу ей помочь. И вот, наконец, вышел мужчина.
  - Она пережила пересадку, - сказал он нам - теперь остается ждать, приживется ли орган.
  - Я могу побыть с ней? - спросил я.
  - Нет, не сейчас. Сейчас ее иммунитет почти не работает. Ей нельзя контактировать с внешним миром.
  - Док, прошу! - я почти молил этого мужчину, которого видел впервые. Лия сказала он лучший, но мне было все равно, лишь бы моя малышка была жива - Умоляю, она мать моего еще не родившегося ребенка, моя женщина и сейчас в ней приживается печень, которую вырастили из моей. Я должен быть там с ней, прошу!
  Я видел, что он готов отказать мне, но потом, подумав, он вдруг тяжело вздохнул и сказал.
  - Ее состояние критическое. Ей сейчас может помочь только любовь и чудо. Очистите его и отведите к ней - бросил врач сестре и ушел.
  А после часа очистки и прочих процедур. Меня впустили в бокс к моей Лани. Я даже не сразу ее узнал. Вся в проводах, она была белее простыней. А пиканье приборов было единственным подтверждением, что она еще жива.
  Подойдя к ней, я сел на стул и аккуратно сжал ее руку.
  - Я тут, я с тобой и не брошу тебя. Только и ты не бросай меня. Ради себя, меня и нашего ребенка живи! Почему же ты мне так и не сказала, любимая, почему? - я промолчал, а потом почувствовал влагу на щеке - Любимая, прости!
  Я держал ее руку и разговаривал с ней, шептал нежные слова. Но реакции я не видел. В какой-то момент моя вторая рука аккуратно накрыла ее живот. Я чувствовал швы и бинты, но не мог убрать руку.
  'Только не дави, не делай ей больно!' - билось в моей голове.
  - Малыш, я знаю ты сильный! Помоги маме, ты ей нужен, только не бросай ее! Помоги ей!
  Я знал, что пока жив малыш она будет бороться. Чтобы не случилось, она будет дышать, чтобы жил малыш. Ведь это она, моя Лань. Любимая, робкая, нежная и красивая Лань.
  Так я сидел. Сжимая ее руку и молясь всем святым. А еще умоляя их самих не умирать. Жить и бороться.
  Ее держали в состоянии сна, поэтому она не просыпалась, а на третий день мне сказали, что кризис миновал и теперь надо ждать, когда она проснется. Сказали, что она будет жить. И она, и наш ребенок.
  И я снова ждал и молился, но теперь у меня была надежда.
  
   Глава 13
  
  Равномерный звук в полной темноте медленно сводил меня с ума. Хотелось открыть глаза и попросить выключить эти чертовы аппараты, но сил на это не было. Поэтому я просто лежала и слушала его голос.
  Как же я люблю этот голос! А когда он успел стать мне таким любимым? Тогда, когда назвал Ланью, или когда в первый раз спас мне жизнь? А может когда я впервые его увидела. Какая разница! Главное, что этот красивый мужчина мой, и я люблю его! Вдруг захотелось погладить живот, он уже начал округляться, хотя это еще не очень заметно. Наш малыш, плод его страсти и моей любви. А страсти ли? Может и он меня любит?
  И будто в ответ на мои мысли до меня донеслись его слова:
  - Слава, солнышко, любимая моя, пора просыпаться! Ты слышишь, я люблю тебя, просыпайся родная. Мы так ждем тебя!
  Хочется открыть глаза, но сил не хватает. Он сжимает мою руку, но я не могу ему ответить. Он говорит, говорит, говорит и это помогает, дает силы чтобы выкарабкиваться из затягивающей темноты.
  Потом пришел кто-то еще. Слышу голоса.
  - Вам самому отдых нужен. Ее вернете, а сами загнетесь, хватит, идите отдыхайте! - говорит голос, явно врач.
  Мне это не нравится! Не хочу, чтобы он уходил.
  - Я не уйду от нее - говорит Юра - Я нужен ей!
  - Хватит, я сказал! Сестра выведите его!
  И тепло его руки исчезло. Куда? Верните!!!!! Приборы запищали усиленно и страшно. Как врач я знала, что это плохо, но как человеку мне было плевать. Верните тепло его руки, верните мне его голос, его запах и ощущение единства!!!!
  - Ей хуже! Подготовьте препарат! - опять этот противный голос. Ненавижу!
  - Аня! - раздается женский голос.
  - Юрий! - тут же другой женский голос, помоложе первого, и вдруг снова знакомое тепло и голос.
  - Я здесь малышка, все хорошо, я здесь!
  Не прошло и пару секунд и приборы начали стихать.
  - Мы уже пробовали его отправить - говорит первый женский голос - но она категорически против. Состояние ухудшается мгновенно, и только он может вернуть ее.
  Тишина и только его рука на моей. Эй, что случилось? Я что погрузилась в более глубокий сон? Юра!!!!
  - Ладно, пусть остается! - вздыхает врач.
  Слава богу, а то я уже испугалась!
  Потом снова его голос и тепло. А мне надоело лежать. Захотелось открыть глаза, да и надо узнать, что с моим малышом. Попыталась открыть глаза, чуть получилось.
  - Слава?
  Пытаюсь снова и все же открываю.
  - Слава богу, очнулась!
  Как же тяжело держать их открытыми, но ради радости на его лице я потерплю. Я даже не сразу его узнала. Всегда ухоженный сейчас он был совсем иным. Небритые щеки заросли двухдневной щетиной, глаза покраснели от усталости и, казалось, ввалились, рубашка была мятой, а халат ему явно не шел. И только его улыбка и свет в глазах говорили о его счастье, напоминая прежнего Юрия.
  - Привет, солнышко, как ты себя чувствуешь? - спрашивает он.
  Как я себя чувствую? Не знаю, не ощущаю себя пока. И тут же, как по приказу, словно лавиной вернулись все чувства. Тяжелая голова, пересохшее горло, слабая ноющая боль в боку и в то же время ощущение тяжести.
  - Воды! - это мой голос? Охрипший усталый и измотанный.
  Он подскакивает и тут же к моему рту подвигают соломинку. Пью. Как же хорошо!
  - Умница - шепчет он, видя, как ко мне возвращаются силы.
  - Что случилось? - наконец немного придя в себя, спросила я.
  - Тебе стало плохо, и ты потеряла сознание. Пришлось пересаживать тебе печень на месяц раньше - улыбнулся он мне - она приживается нормально, скоро ты будешь как новенькая.
  Я улыбнулась в ответ, но улыбка померкла, и я не сдержала страх:
  - А ребенок?
  - Наш малыш цел и невредим - нежно погладив меня по животу, ответил он.
  Захотелось замурлыкать и закрыть глаза от удовольствия и счастья, настолько хорошо мне стало от его прикосновения, но я сдержалась, а потом, вспомнив последние свои слова, сказала.
  - Прости, что не сказала про малыша, я просто боялась, что ты не захочешь рисковать...!
  - Я знаю - ответил он, нежно прикоснувшись к моим губам - я все знаю. Но давай поговорим чуть позже, я позову врача, а потом ты поспишь.
  - Ты тоже отдохни - удержала я его за руку, хотя моя хватка была очень слабой.
  - Хорошо!
  
  Я смотрел на заснувшую Славу. Теперь с ними все будет хорошо! Господи, спасибо тебе за это! Повернулся и вышел к ребятам. Они ждали в приемной, как и я в реанимации. Все усталые, но стоило выйти мне и их лица напряглись. Они ждали моего ответа:
  - Она жива, очнулась полчаса назад. Передает всем привет и с ней все будет хорошо!
  Больницу сотряс общий крик радости. Я видел, как все обнимаются, и радовался вместе со всеми, позволяя меня обнимать и думая только о ней и о том, что еще надо сделать. В какой-то момент я обратил внимание, как Игорь обнимает и прижимает к себе Раю, а потом резко отстраняется, будто вспомнив, что они не одни.
  'И когда они уже сойдутся!' - раздраженно подумалось мне - 'Пора вмешиваться!'
  Решив это, я улыбнулся всем и попросил кого-нибудь подбросить меня до дома, а едва оказавшись в спальне, тут же уснул до утра. А проснувшись утром, поехал к ней на квартиру, чтобы собрать для нее вещи.
  Пока я их собирал в ее шкафу, нашел маленького медвежонка и испытал прилив нежности при виде игрушки. В его лапках был зажат детский башмачок, на котором ее рукой с любовью было выведено 'Привет папа!'.
  'Она хотела мне сказать, даже готовилась к этому, но просто не успела' - и вся моя обида на ее молчание исчезла сама, а вместо нее укрепилось желание всегда быть рядом с ними и защищать их от любого зла.
  По пути в больницу я не удержался и заехал в детский мир, купив там большого белого медведя с сердцем в лапах. В больнице пришлось хитрить, чтобы его пронести. Но этот труд и хитрость стоил того, ведь я увидел, как засверкали неподдельной радостью и любовью ее глаза. А потом понял, что никуда ее не отпущу, даже если сама просить будет! Начав при этом думать, как покрепче привязать ее к себе.
  
  Так прошла неделя. Врачи решив, что я в норме и иду на поправку, перевели меня в обычную палату. Гинеколог осмотрев меня и сделав УЗИ, дал мне послушать как бьется сердце малыша и даже снимок оставил. При этом я поняла, что стоило пройти семь лет ада, лишь только ради того, чтобы увидеть взгляд Юры когда он слушал как бьется сердечко еще не родившегося малыша. На снимке он такой маленький и в то же время уже сильный! Он или она, мы не стали узнавать пол ребенка - пусть это будет сюрпризом, все прошел вместе с мамой и как сказал врач, не пострадал. Конечно, врач взял несколько анализов, но я уверена, что мой ребенок здоров!
  За эту неделю ко мне заглянули все из моей группы и даже не один раз, но желаннее всего был все же он. Мы могли сидеть часами, болтая ни о чем и не касаясь опасных тем. А потом была ночь без него, и было так тоскливо и одиноко. А утром он снова рядом. Мне даже медсестры завидовали!
  В этот день он тоже приехал, тот измотанный уставший мужчина давно сменился ухоженным и аккуратным Юрой, но в моем сердце все так же хранился образ измученного и небритого Юры. Юры, который любит меня, и которого люблю я. Наверное, именно поэтому я спросила:
  - Ты сердишься на меня за то, что я не сказала о ребенке?
  Он внимательно посмотрел на меня, а потом вдруг подошел ко мне, прижался своим лбом к моему лбу, и глядя мне в глаза сказал.
  - Нет любимая, не сержусь, я все давно понял и не могу на тебя сердиться, ведь ты это сделала, чтобы попытаться спасти ребенка. Чтобы подарить мне чудо, которое мы скоро будем держать на руках.
  - Тогда почему ты такой задумчивый и замкнутый? - спросила я, не зная как себя вести.
  Он долго молчал, глядя мне в глаза, а потом все же решился:
  - Я просто не знаю, как к тебе подступиться и спросить, ведь теперь ты здорова и возможно я уже тебе не нужен.
  Я видела, как напряженно он ждет ответа. Неужели он думает, что я уйду и оставлю его?
  - Глупый! - покачала я головой - Я же люблю тебя, и ты всегда мне будешь нужен! Что ты хотел спросить?
  Он опять замолк, ища слова, а потом вдруг на одном дыхании выложил:
  - Слав, а ты выйдешь за меня замуж?
  Сначала я не могла поверить в его слова, потом испытала что-то похожее на сомнение, а потом, решив не мучить себя, спросила:
  - По любви или из-за ребенка?
  Он посмотрел мне в глаза с обидой, и даже с недоумением, как я могла такое спросить? После чего тяжело вздохнув, тихо и серьезно ответил:
  - По любви.
  В его глазах была такая искренность и тревога, что сомнений не осталось и мне оставалось только спросить:
  - Когда?
  
  Наша свадьба состоялась через месяц. Невеста была в белом платье, скрывающем насколько это возможно округлившийся живот, жених в черном костюме с белой розой в кармашке. Подругой невесты стала, как ни странно, Рая, а другом жениха Игорь (это жених с невестой постарались, чтобы сблизить ребят). И к общей радости их план удался. К концу вечера эти двое не отходили друг от друга и уехали вместе.
  Но это я о чем-то не том. Свадьба была веселой и шумной, приглашенных было всего сорок человек. Сначала ЗАГС. Потом на базу отдыха, где они провели двое суток. Конечно, не обошлось без похищения невесты, но это же стандартная программа. Кто поймал букет невесты? Ну, его поймала та, кого выбрала невеста, а именно Рая. Недаром же мы вместе работаем, знаем друг друга.
  А через пять месяцев, отгуляв на свадьбе Игоря и Раи, я родила сына. После долгих споров мы все же назвали его Кириллом, и в нашем доме воцарилось счастье и покой.
  
  Эпилог
  
  5 лет спустя
  
  'Солнечный весенний день, птички поют, бабочки летают, цветы расцветают, но это не значит, что работа отменена. Сегодня обычная тренировка, да еще и день рождение Юры по совместительству. Подарок я ему уже приготовила и жду, чтобы его преподнести!' - легкая нежная улыбка коснулась моих губ, взгляд сам упал на шкафчик, где лежала сумка, а рука стала поглаживать пока еще плоский живот.
  - И когда ты собираешься ему сказать? - слышу за спиной счастливый Раин голос. У нее тоже все нормально и тоже ждут прибавления.
  - Сегодня, - оборачиваюсь я к ней, разглядывая веселую и лучащуюся здоровьем подругу,
  'Опять мальчик, наверное' - думаю я без зависти, а мой взгляд тем временем скользит в сторону зеркала - 'А у меня явно девочка, как он и мечтает. Вон как кожа посерела и волосы потускнели, не зря же говорят, что девочки забирают мамину красоту, уже начала!' - гордая улыбка коснулась губ, а рука стала еще нежнее поглаживать живот 'Ох и располнею я, наверное, к девятому месяцу! А к черту!'
   - А ты когда? - спрашиваю я, тем временем открывая шкафчик и доставая огромную плитку шоколада - Будешь?
  - Нет - подруга позеленев отворачивается. Точно мальчик! А она, тем временем придя в себя, спрашивает - Подарок на день рождение? - Я киваю, и она, смеясь, говорит - Он уже два года у тебя дочку просит, чего ждали время то идет? Думаешь, девочка? Через пару дней, но пока еще не решила.
  - Так Кирилл еще маленький был, а теперь подрос и самое время ему сестренку подарить. Тем более он и сам маленькую просит. Да, судя по количеству шоколада, без которого теперь жить не могу и по ухудшающемуся внешнему виду! - довольно киваю я, а потом, внимательно посмотрев на подругу, говорю - Ты мне смотри, до его дня рождение еще пять месяцев, он раньше поймет!
  - Да знаю я, но я же не такая везучая, чтобы беременеть к его празднику! - надулась подруга.
  Я знаю, что надувается она не от обиды, а просто для вида. Райка вообще чудо-человечек. А с мужем у них свои особенные отношения. Они счастливы и очень любят друг друга. А для укрепления и разнообразия отношений любят ссориться. Как правила заканчивая эти ссоры в постели и как говорит сама Рая:
  - Ты бы разок попробовала и поняла, каков секс по примирению!
  Я же смеясь, отвечаю:
  - Нет уж спасибо, нам и так хорошо - и тут же вспоминаю новую позу в сексе, которую мы экспериментировали накануне. Жаль, только кричать было нельзя, Кирилл спал в соседней комнате.
  Но это я отвлекаюсь.
  - Рай, так у Макса день рождение в четверг. Малыш навеселиться за день, и будет спать как убитый, вот и скажешь в постели.
  - Слав, ты гений! - радостно засветилась подруга - Я так и сделаю! Спасибо!
  Ответить я не успела.
  - Ну долго вы еще? Или решили сорвать нам день и лишить развлечений? - закричал Вини через дверь, стуча в ее - Время же идет!
   Мы с Раей рассмеялись. Всем было известно, что его больше интересовало то, что ждало его после развлечений дома, а именно жена и годовалый сын, ну или жена и уснувший на ее руках сын. А значит жена и их постелька. Тоже женился наш бабник и счастлив несказанно.
  - Да идем мы, идем! - ворчит Рая - Даже одеться не дадут.
  А дальше все как всегда тренировка, но сокращенная из-за дня рождения Юры, да и детей из садика в пять забирать надо. Поэтому все на машинах и пить будут только мужчины, да и нельзя нам женщинам. Я легко выполняю движения. Вот интересно любой, кому говорю, что мне 37 не верит, а новый гинеколог, в больнице увидев в моей карточке возраст, аж подавилась от удивления. Осмотрев меня, она ошарашено сказала, что судя по всему рожу очень легко. А я и не сомневалась. Опять! Что ж меня все в сторону уносит!
  Короче, виляя между обручами, я вдруг оказываюсь в цепких мужских руках, и меня тянут на поверхность! Ну, признаюсь, я настолько доверилась ребятам, что теперь спокойно пускаю их за спину, вот и попалась! Когда это случилось впервые, все были в шоке. Помню, на операции надо было проплыть под балками и все как всегда собирались плыть по установленному мною на первой операции сценарию, а тут я:
  - Ребят, а может я первая? Я худенькая и легко пролезу сквозь балки, а потом и вам проход расширю.
  Сказать, что парни были удивлены это ничего не сказать, они были в шоке!....
   Опять меня несет!!!!
   'Ну, знаете, если я позволила вам быть за моей спиной, это не значит, что можно меня хватать, как хочешь!' - резко оттолкнувшись от стенки бассейна, я отбрасываю тело назад, и через секунду услышав вскрик уже свободна. Отплыв немного вперед, я оборачиваюсь и вижу довольные лица ребят.
  - Умница! - улыбается мне Игорь, потирая спину. Его отбросило на другую стенку и достаточно болезненно, судя по всему.
  - Знаю! - фыркаю в ответ я, делая вид что недовольна, однако мои глаза сверкают радостью и удовольствием.
  Дальше тренировка закончилась. Наша группа самая слаженная, успешная и сближенная. Мы все праздники отмечаем вместе, а наши дети дружат даже с годовалым Володькой Вини. Вот и сегодня мы собрались в ресторане: веселье, смех, вино, коньяк и сок, закуски и вкусная еда. Все поздравляю именинника, а вокруг царит приятная и беззаботная атмосфера.
  В какой-то момент мы слышим смеющегося Игоря:
  - Ребят, представляете какой слух прошел, что мол нас всех собираются на пенсию отправить, типа реакция уже не та, стареем на глазах да и семьями обросли как не знаю кто.
  'Какая чушь! А кто в прошлом году получил звание лучшей группы среди российских групп?' - думаю я, делая глоток виноградного сока.
  - Да ладно тебе, Игорь! - смеясь, отвечает Юра - Какая пенсия, нам ее каждое новое начальство обещает и где она? Начальство сменяется, а мы, нужные нашей стране остаемся!
  Все только соглашаются, и веселье продолжается, но вот пришло время подарков. У каждого свой дар. У Вини Корабль-фрегат, Юра такие собирает. У Раи шарф с кораблями. Игорь подарил набор для хранения и чистки оружия, Юра о таком мечтал, но я ему не разрешала. На миг наши взгляды встретились в его вопрос и хитрая такая искорка. Хитрец!
  - Да бери уже, но еще раз так сделаете, я вас накажу! И одному достанется куда сильнее, чем второму! - ворчу я, скрывая улыбку.
  - Это как же? - усмехнулся мой муженек.
  - А ты не догадываешься? - поднимаю я бровь, вспоминая надутый матрас в детской и спящих в обнимку отца и сына.
  - Только не ссылка в детскую! На лице отразилось наигранное отчаянье и в то же время еле сдерживаемый смех. Именно так я наказываю мужа. Лишаю доступа к себе и отправляю спать в комнату сына или в гостиную. Он сам выбирает детскую, и утром видя своих мужчин спящими рядышком счастливым сном, возле книжки я просто не могу его не простить.
  - Именно туда!
  Он посмотрел на друга и тяжело вздохнул.
  - Вот что значит матриархат в доме!
  - Не ругайся, ты еще своего подарка от жены не видел! - усмехнулась в ответ Рая, подмигивая мне и крепче прижимаясь к Игорю.
  - И что это за подарок? - заинтересовался мой муженек.
  - А вот возьму и себе оставлю! - шучу я, но видя, как его глаза наполняются просьбой, сдаюсь - Ладно- ладно, только не смотри на меня так, держи!
  В его руках оказывается небольшая синенькая коробочка. Он с удивлением смотрит на меня, потом открывает ее и достает маленький вязаный носочек розового цвета. Такой может надеть максимум девочка месяцев двух от роду. Наши взгляды встречаются и он понимает. Я вязала, когда его не было дома или он спал, но нитку мы покупали вместе.
  - Девочка? - с надеждой спрашивает он. И я понимаю, что о моей беременности он уже знает. Хитрец, все подмечает!
  - Я очень на это надеюсь - улыбаюсь ему я.
  Он прижимает меня к себе, благо сидим на диванчике рядом, и целует так, что я забываю об окружающем мире.
  - Спасибо, это лучший подарок на свете!
  В глазах счастье и восторг. Значит, не обманывает.
  - Пожалуйста, любимый - отвечаю я.
  Поседев еще немного при этом прижимаясь к такой родной груди и наблюдая за новой ссорой Игоря с Раей (при этом они оба кажутся счастливыми и становится, очевидно, что до садика не занявшись этим они не доедут), я шепнула мужу.
  - А может мы уже поедем? У нас еще часик есть, проведем его вдвоем в машине? - при этом моя рука под столом скользит по его штанам, задевая молнию на брюках. Хочет! Мы оба знаем, что будет в машине и оба понимаем, что все только и ждут, когда мы встанем.
  - Поехали! - шепчет он мне, а потом встает и начинает прощаться со всеми.
  Дальше было прощание. Все были довольны и счастливы. Елена жена Вини так вообще светилась. Их сынишка уснул и есть надежда, провести время пока он спит в постели. Я даже ей позавидовала, мне грозит максимум машина и то быстро. А потом жди, пока уснет сынишка и даже кричать нельзя будет!
  Из ресторана я уходила счастливой, а через полтора часа (не смогли вовремя оторваться, точнее он не смог, а я не выдержала) прижимаясь к мужу, и слушая, как сынишка рассказывает о прошедшем дне, я подумала, что я не права. Даже если бы мне предложили кучу свободного времени наедине с мужем в постели и возможностью свободно заниматься этим, я бы не согласилась. Я бы никогда не променяла этот момент - когда мой обожаемый сын тараторит о своих делах, а муж, держа сынишку на руках, смотрит на меня с глубокой благодарностью и обещанием того, что он сделает со мной ночью. А то, что надо помолчать это мелочи мы это легко переживем!!!!
  
  
Оценка: 6.24*15  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"