Белый Ирис: другие произведения.

Фурия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще одно мое начинание.
    Она кошка гуляющая сама по себе. Ее мало волнуют чужие интересы, но и она умеет чувствовать, и у нее есть цель.
    Я очень жду ваши комментарии так как без них проды не будет. И еще прошу помощи. Увы, так и не придумала название. Поэтому прошу если есть идеи озвучивайте. Заранее спасибо.
    ДОБАВЛЕНА ГЛАВА 11 ОТ 09.02.13

  Фурия
  Глава 1
   Сжимаю лист в руках и смотрю в окно.
   Просьба...
   Но на самом деле приказ. Как же я мог забыть, что миром правит долг?
   Ты можешь получить власть и целый край в подчинение, но стоит вдруг дать слабину, сглупить и задолжать - и ты становишься никем. Нянькой для малолетки...
   Смотрю на своего помощника, развалившегося в кресле.
   - Ее зовут Лика. Она в городе, найди и доставь ко мне.
   - Но мастер...
   - Никаких но..! - позволяю себе повысить голос. - Приведи ее сюда, Алан, живой и невредимой. Девчонка нужна мне. Слишком долго висит на мне тот должок, а ты знаешь цену долгу.
   - Знаю, - спокойно согласился парень. Недаром сам мне обязан по гроб своего существования. - Только как ее узнать? Фотка есть? Приметы?.. Деревянная нога, стеклянный глаз?..
   Ненавижу, когда ему весело там, где мне не очень. Беру фото с подоконника и бросаю ему. Рассматривает, после чего, встает и идет к выходу, но я окликаю его:
   - Будь готов применить силу. Ей чуть больше трехсот, но она очень сильна. Так просто не пойдет. Но помни - должна быть жива и невредима, - немного помолчал, обдумывая ситуацию, и добавил:
   - Хотя ей этого знать необязательно.
   - Да, мастер.
  Подчиненный ушел. Я же подошел к окну, наслаждаясь видом волн, бьющихся о скалы, и попытался успокоиться.
  Мне оставалось только ждать и надеяться, что девчонка не доставит хлопот, и я смогу избавиться от проклятого долга...
  
   Иду по набережной. Солнце жарит нещадно, но по сравнению с Европой тут сейчас холодно. Всего-то двадцать градусов.
   Ботинок скользит по камню. Вот интересно, кто такой "асфальт" придумал? Вроде и красиво, а ходить страшновато. Чертов цветной пенобетон.
   Людей жалко, хотя... Мне-то какая разница?
  Мужчина, за которым я иду, сворачивает в сторону кафе, устраиваясь за пластмассовым столиком. Подхожу и прислоняюсь к мраморному ограждению, делая вид, что смотрю на море. А сама уже достаю зеркальце.
   Пятеро... Молодые... И, судя по запаху, накачаны стероидами под завязку. И это в центре города, неслыханная наглость. Куда местные вампиры смотрят? Да в том же Киеве их бы уже в порошок стерли...
  Черт, опять. Забуду я, наконец, этот Киев или нет?! Уже пять городов сменила, а все равно помню и сравниваю. Что же в нем такого особого? Памятники архитектуры, аномальные зоны или на удивление милые парни, которые...
   Обзор перекрывают, и тут же раздается голос:
   - Девушка, а тебе не скучно? Прогуляться не хочешь?
   Вампир... Черт... Может, еще уйдет.
   - Нет, спасибо.
   - А зря, детка.
   Медленно поворачиваюсь, ловя его взгляд.
   Отвращение... Почуял мой запах, а, чистокровный?
   Ну этого следовало ожидать, но решимость и явный интерес в глазах встревожили меня.
   Если хочет прибить, откуда интерес?
   - Оглянись вокруг, - велел равнодушно.
  Подчинилась - и меня прошиб холодный пот. Десяток вампиров... и все возле крупных компаний и детей.
   - Как думаешь, сколько им нужно, чтобы насытиться? - улыбается вампир.
   - Вы не посмеете... - еще не закончив фразу знаю, что посмеют, но не могу не попытаться остановить их. - Это вас раскроет.
   - Правда? - делано изумляется вампир.
   Взмах руки - и один из парней, с виду лет двадцати, приблизился к маленькой девочке. Убрав волосы, лизнул ее шею. Местные вампиры хотят, чтоб я умерла от отвращения из-за этой педофилии на марше? Окружающие люди будто и не видели этого.
   Отвод глаз...
   Блядь!
   - Не надо этого.
   - Пойдешь с нами, Лика, и они все будут жить.
   Лика?
   Он еще и знает мое имя! Черт!
   Отец... Добрался таки. А я так надеялась, что взрыв убедит его в моей смерти.
   Об этом позже. Вопрос в другом: способен ли этот так серьезно засветиться?
   Вгляделась в прозрачные глаза...
   Не притворяется. Чокнутый. Вполне может бойню устроить. Они совсем дикие тут, что ли? Не понимают, чем рискуют?
   А если и так, какое мне до этого дело? Они приняли меня за волка. Думают, что смогут управлять, глупцы! Люди - корм для меня, как и для них, и мне на мясо, мягко говоря, плевать.
   - А мне какое дело, убивайте, - пожимаю плечами. И тут же осознаю, что неправа.
   Стоит так сглупить, и тут будет куча чистильщиков, скорее всего, от девчонки Линху или ее ребенка Масачики, а эти мягкостью душевной не отличаются. И если и не зачистят всех вместе со мной, то узнают, что я была во Владивостоке. Этого не хотелось бы.
   Да и не справлюсь я с таким количеством вампиров за раз, а пожить пока тоже хотелось бы.
   Тем временем парень обнажил клыки и уже начал опускать голову.
   Мать твою, а выбора-то нет.
   - Стой! Я пойду, только угомони своего любителя детей.
   - Вот и умница, - еле заметное движение, и парень рядом с нами, и девочка тоже.
   - Ребенка отпусти.
   - Она пойдет с нами, пока на катер не сядем.
   Пожимаю плечами и делаю шаг вперед. А, может, бежать? Нет, их слишком много.
   В полной тишине доходим до причала, а едва останавливаюсь, слышу хлопок и, уже падая от резкого толчка в спину, ощущаю сильную боль в груди.
  
  Глава 2
  
   Серебряная пуля в сердце.
  Была бы человеком, померла бы. Была бы оборотнем - с большой долей вероятности сдохла бы тоже. Но я ни то и ни другое, поэтому лежу на мокрых досках причала и слушаю разговор тех, кому осталось жить недолго.
  - Алан! Ты совсем рехнулся? Нас мастер после этого в порошок сотрет. Ее же надо было живой доставить...
   - Успокойся, Петр, - равнодушный голос моего бывшего собеседника прервал яростную речь. - Приглядись и увидишь полные ненависти живые глаза, и не подходи близко, зубки у нее еще остались.
   Пауза.
   - Черт, а ведь и вправду живая. Кто же она такая? Не вампир же?
   - Да кто ж ее знает, кто она, - краем глаза вижу, как Алан, если правильно помню, сплюнул на доски. - Она не оборотень, но и не вампир. Пахнет обоими сразу, но кто - понять не могу.
   - И что теперь? - женский голос.
   - Наденем наручники. Вытащим пулю. Доставим к мастеру.
   - Зачем вообще было стрелять? - спряталась зараза. Понимает, что если увижу потом, то на куски порву. - Только проблемы нам всем создал!
   - Софи, хоть раз напряги мозги, а не только то место, куда мастера пускаешь, - презрительно отозвался Алан и после кратковременной паузы, тяжело вздохнув, объяснил:
   - Как только бы мы отпустили Лизу, Лики и след бы простыл. И ей было бы плевать, море рядом или суша. Так что помогите мне с наручниками.
   Во как! И осторожность откуда-то взялась. Прямо как статуэтку держат. Один минус - наручники. Ладно бы просто руки сковали, так эти будущие удобрения еще и ноги не забыли.
   Черт!
   - Шон, дай нож, - это еще что такое? Что он затеял?
   - Зачем?
   - Нож дай!
   А дальше я поняла, зачем ему был нужен нож. В эти минуты, чувствуя, как в моей груди копошатся, я пожалела, что не могу потерять сознания.
   Когда уже решила, что больше не протяну и закричу, все закончилось, и этот гад заявил:
   - Вот и все! Можешь дергаться, детка.
   - А не пошел бы ты...
   - Вы посмотрите, еще в себя не пришла, а уже ругается.
  Дружный ржач сопровождал эти слова Петра, Алан же поднял меня на руки и занес в небольшую моторную лодку.
   - Мы едем, или так и будете ржать? - как-то устало поинтересовался мужчина, открывая фляжку и поднося к моим губам. - Пей.
   Отказываться не стала. Нужно залечить рану, да и силы не помешают. А так как он в меня и стрелял, не стала стесняться и выпила все.
   - Литр за раз, не лопнешь? - спросил мужчина, перекрикивая звук заработавшего мотора.
   - Нет, - облизнулась, глядя ему прямо в глаза.
   Но нас отвлек детский голос:
   - Деда, а мороженое! - та самая малышка, которую они держали. - Ты обещал!
   Блядь, а я купилась!
   - Прости, солнце, - откликнулся Алан и протянул девочке деньги. - Купи себе мороженое и беги сразу домой. И передай маме, что я буду поздно.
   - Хорошо, - девочка чмокнула мужчину в щеку и была такова.
   - Вот это мороженое, за пять тысяч рублей, - присвистнул молодой, который ее облизывал.
   - Слушай, Петь, заткнись, а? - велел дедушка. - И еще, если еще раз тронешь Лизу, я тебе выдерну все, что можно, и посмотрю, как новое вырастет.
   - Шеф, ну ты чего... - побледнел Петр. - Я же для дела...
   - Ладно, хватит. Поехали уже, - отмахнулся от него Алан.
   Плыли мы молча около двух часов. Когда же на горизонте появился остров, я спросила:
   - Как имя вашего мастера?
   - Зачем тебе? - напряглась девица. Теперь я ее видела и мысленно поместила в первую пятерку на уничтожение.
   - Должна же я знать, к кому в гости еду, - пожимаю плечами.
   Девица, явно не желая отвечать, отвернулась. Я посмотрела на Алана и тут же услышала:
   - Его зовут Ренар.
   "Хитрый лис" - именно так всегда звал этого вампира мой отец. И перехитрить его будет ой как не просто. А, может, лучше вообще к нему не попадать?
   Огляделась вокруг...
   - Что затеяла? - напрягся стрелявший в меня вампир.
   - Ничего, - улыбнулась ему я, не глядя на воду.
   Теперь уже он оглядывается, тут же хватает цепь, лежащую на дне лодки, и подлетает ко мне.
  - И не надейся, детка, - зло бросает Алан, привязывая меня цепью к лавке, - так просто ты не сбежишь!
  Отвечать я не стала, и до самого берега стояла гробовая тишина, нарушаемая лишь звуком мотора.
   Едва мы причалили, командир группы вытащил меня из лодки и на руках потащил к дому. Войдя внутрь, мы оказались перед лицом "лиса".
   - Ну наконец-то, я уже начал волноваться. Поставь ее, - Алан выполнил приказ и тут же раздался вопрос:
   - Чья кровь?
   - Ее, - признался мужчина и, увидев приподнятую бровь мастера, добавил:
   - Это был единственный способ ее доставить. Она цела.
   - В кабинет ее, - и снова я на руках. Меня куда-то тащат. Затем садят на стул, и Алан исчезает.
   Я остаюсь одна в ожидании мастера. Его не было около часа, и все это время я пыталась снять наручники. Бесполезно. Наконец, дверь открылась, вошел Ренар и сказал:
   - Ну что ж, Лика, давай поболтаем.
  
  Глава 3
  
  Медленно, чтобы не упасть (не очень хочется лежать перед врагом), поворачиваюсь к Ренару.
   Он красивый мужчина, в этом ему не откажешь. Длинные черные волосы всегда заплетены в косу. Немного полные губы. Голубые глаза оттенены густыми черными ресницами, о таких, думаю, мечтает каждая женщина. Стройная атлетическая фигура и ни грамма лишнего веса. О таком красавце мечтает каждая девушка, только это всего лишь оболочка монстра. Мы все красивые монстры, да, но обойдемся без философствования сейчас.
   - И о чем же будем болтать, мастер? - интересуюсь с усмешкой.
   - А сама не догадываешься?
   - Догадываюсь, но все равно хочу услышать.
   - О твоем возвращении домой, дорогая моя, - не стал играть со мной старый вампир.
   - А если я откажусь?
   - Не будь дурой, Лика. Ты и сама должна понимать что я тебя не отпущу. Есть только два варианта развития событий: или ты поедешь связанная, или все же с тебя снимут эти железки и просто препроводят до дома. И сразу говорю: обхитрить не получится, тебя будут сопровождать до самых Афин и передадут с рук на руки папочке.
   Вот же черт! Все продумал! Хотя...
   - Есть еще третий вариант, - хищно улыбнулась я.
   - И какой же? - поинтересовался Ренар, отходя от стены, где ранее стоял, и, подойдя к столу, облокотился на него.
   Решил выслушать. Играет, как с мышкой, после чего все равно отправит домой. Хотя еще неизвестно, кто тут мышь.
   - Я остаюсь здесь и помогаю тебе справиться с медиками.
   Качает головой.
   - Боюсь, дорогая, ты ошиблась с интересами. Последний медик на моей земле погиб десять лет назад. Так что уж извини, но завтра ты возвращаешься домой.
   Отворачивается и идет к двери, собираясь звать Алана или кого-то еще.
   - Правда? Ты, наверное, считаешь, что медики не тараканы, раз вытравил - и спокоен, да? Почему же медик, которого я отслеживаю с самых Афин, приехал в твой город и встречается с четырьмя местными, уж очень пахнущими медикаментами?
   Удивленный взгляд мастера - и я, воспрянув духом, продолжаю:
   - Или у тебя договор с ними? - глаза мастера наполнились яростью. - Нет? Тогда тебе стоит знать: везде, где появлялся этот малый, гибли вампиры. Градец-Кралове, Оденсе, Москва, Киев, Челябинск, - умолкла, давая мастеру оценить географию беды. - Теперь он тут, а твои ребятки его даже не заметили, хотя были в пяти метрах от него, - злорадно заметила я.
   Так, явно задела за живое. Открыл дверь, позвал Алана и тут же спросил его:
   - Там, где вы ее брали, медики были?
   Удивленный взгляд Алана на меня, и тут же ответ:
   - Нет, Ренар, не было.
   - Даже не заметил, как я и думала. Избалованные вы тут стали, - покачала я головой.
   - И ты думаешь, что я тебе поверю? - с издевкой поинтересовался мастер.
   - Не хочешь - не верь, но проверить должен.
   Выругался, потом направился к двери:
   - Поехали, проверим.
   - А как же я?!
   - Не думаешь же ты, что я возьму тебя с собой? Я пока еще из ума не выжил.
   - А кто же тебе покажет, где они были? - подняла я вопросительно бровь.
   Снова ругается. Затем:
   - Возьми ее...
   - Да ради бога! Никуда я от вас не сбегу, - не верит. По глазам вижу это. - Клянусь Натали, что не сбегу. Да и бесполезно это. Ты везде найдешь, а уехать из-за этого козла не смогу.
   Но Ренар будто не слышит. Судя по всему, он знает и сейчас как-то странно смотрит на меня.
   - Сними с нее наручники, - наконец, просит он Алана.
   - Может, еще оружие ей дать?!
   - Снимай, я сказал.
   Помощнику явно не нравится распоряжение, но он подходит и снимает с меня наручники.
   Наконец-то! Мое мгновенное движение - и смазливый парень прижат к стене.
   - Тебе повезло. Ты мне еще нужен, поэтому останешься жив. Но не дай тебе бог еще раз в меня выстрелить - обещаю, твои детки останутся сиротами. И то, если у меня настроение хорошее будет. Понял меня?
   - Да, - и только тут замечаю, что он не сопротивляется. А взглянув в глаза, потрясенно замираю.
   Уважение и признание равной...
   Увы, вампиры недалеко ушли от стереотипа "мужчина в доме главный", поэтому если уважение еще можно увидеть, то признание равенства - это... Быть просто не может, но есть. И это пугает.
   - Ну что, детки, наигрались? Теперь мы можем ехать или как? - спокойный голос мастера нарушает тишину.
   - Можем, - смутившись немного, отпускаю Алана и, не взглянув на него, иду на выход.
   Этот его взгляд я обдумаю позже, не сейчас.
   Дорога в город прошла в тишине. А едва мы оказались на набережной, я ринулась к уже пустому столику.
   - И где твои медики? - съязвил мастер.
   - По-твоему, они тут прописаны? Подойди сюда, если не чувствуешь, - огрызнулась я, стоя возле стола и вдыхая горький запах лекарств, легший на стол, стулья, пропитавший сам воздух вокруг..
   Ренар подошел, и тут же я пополнила свой запас русского мата. Оказывается, мои знания, увы, оставляют желать лучшего.
   - Что дальше? - спросил помощник, глядя то на мастера, то на меня.
   Ничего не говоря, я втянула в себя воздух и пошла по следу.
   - Эй, куда собралась? - поймал меня за локоть мастер.
   - За ними.
   - Никуда ты не идешь. Еще неизвестно, сколько их. А нас слишком мало. Мы возвращаемся на остров.
   - Но мы упустим...
   - Никаких "но", Лика!
   С ненавистью глядя на Лиса, демонстративно выдыхаю. Кивнула и пошла за ними, злясь и проклиная его глупость. Я на выслеживание этого медика три года потратила, а этот гад...
   Успокоилась я только в лодке и спросила:
   - Наш уговор в силе?
   - Который? - отстраненно поинтересовался мастер, будто я его больше не волновала.
   - Я помогаю тебе уничтожать медиков и, пока они тут, остаюсь у тебя в подчинении.
   - Нет, ты возвращаешься домой, - сказал как отрезал мужчина.
   - Мастер, напряги извилины, - вспылила я (а еще думала, что успокоилась). - Этот парень уже прибил немало вампиров, и то - это лишь мои догадки, убитых может быть много больше. Я нужна тебе, и ты это знаешь!
   - Она права, Ренар, - неожиданно вмешался Алан. А блондинчик умнее, чем я думала. - Она знает противника. Против врага любые средства хороши. Даже такие ненадежные.
   Взгляды мужчин пересеклись и долго оставались скрещенными. Наконец, глава местных вампиров сказал:
   - Хорошо, ты остаешься. Будешь выслеживать медиков. Но только попробуй сбежать, Лика. Я тебя из-под земли достану.
   - Договорились, - с облегчением кивнула я, мысленно поставив себе галочку в графу 'найти путь отступления на всякий пожарный'.
   Потом взглянула на Алана и решила простить ему, что назвал меня "ненадежной". Союзники всем нужны. И даже мне.
  
  
  Глава 4
   Вот интересно: время идет, а в жизни ничего не меняется. Год. Ровно год я торчу в этой дыре, а к этому выродку так и не приблизилась. И все из-за мастера...
   Именно с такими мыслями я перепрыгивала с камня на камень в каменной бухте острова Безверхого, или Сидими, как его называют многие.
   - Тише, девочка, всю рыбу распугаешь! - будто в ответ на мое недовольство звучит привычная уже фраза мастера.
   - Будто она тебе очень нужна, - привычно огрызаюсь я, присаживаясь на горячий камень.
   - Нужна, - тут же раздаются слова, и я как всегда пожимаю плечами.
   На пляже сегодня никого нет. Люди и так предпочитают песчаный берег на другой стороне острова, так еще и мастер отгоняет немногих желающих погреть косточки на камнях.
  Так, немножко полежим для вида и пойдем выполнять то, на что я подписалась, иначе неделька будет жаркой.
   - Кто остался за старшего? - тоже привычный вопрос.
   - Алан.
   - Это хорошо. Как идет отлов медиков?
   - Вычисляем очередную базу.
   К неудовольствию Ренара выяснилось, что эти любители ширнуться успели создать целую сеть в приморских городах, и теперь мы вынуждены уничтожать базу за базой. Благо их уже не так много, как было в начале.
   Ладно, хватит прохлаждаться, пора работать. Да и дел еще уйма.
   Встаю и направляюсь к острому краю камня. После чего аккуратно спускаюсь в холодную воду, сразу погружаясь по колено.
   Эх, и чем ему тот песчаный пляж не нравится? И вода теплая, и мелко, и рыба та же, но нет же, сюда лезет...
   - Эй, распугаешь же счас! - привычно возмущается шеф, только мне уже пофиг. Присев, ныряю и плыву на глубину.
   Так эта мелкая... Эта ему не понравится. А вот эта в самый раз! Замерев, я вытягиваю руку и жду, когда нужная рыбка проявит интерес к приклеенному кусочку хлеба. Дальше надо просто успеть схватить и удержать. Но тут уже помогает звериная часть меня. Последним шагом становится подцепить рыбку к крючку так, чтобы мастер не заметил.
   Фуф, закончила! Неделя будет спокойной.
   Странные все же у местных вампиров привычки. Одному для счастья нужен день с семьей. Другому поймать рыбку, третьему ночь с любимой подавай, а вот мне - славировать так, чтобы меня не трогали. Вот и приходится нырять по воскресеньям.
   Выбираюсь на берег, наблюдая за счастьем мастера.
   - Смотри, какая огромная! - прям ребенок, ей-богу.
   - Угу, - улыбаюсь, ложась на живот и думая о том, что через десять минут можно будет свалить. Дел еще уйма.
   - Она больше, чем прошлая! - лыбится мастер, а в глазах удовлетворение. Конечно же, он знает о моих действиях. Но ему плевать. У каждого свой способ снять стресс. Вот у него такой, а что при этом ловит не он - значения не имеет. Главное, что на крючке его удочки.
   Звонок телефона нарушает счастливую идиллию.
   - Да? - бурчу недовольно.
   - Мы нашли еще одну, - раздается голос Шона.
   - Где?!
   - В Артеме.
   - С Аланом связался?
   - Нет. Он не отвечает.
   Опять дома и телефон в спальне оставил, или детки помогли.
   - Ясно. Я за ним сьезжу. Собирай команду.
   - Есть.
   Убираю телефон и встаю.
   - Что еще? - проявил интерес Ренар.
   - Нашли еще одну базу. Едем туда.
   - Удачи.
   Кивнула и попрыгала прочь по камням.
  
   Подъезжаю к воротам и нажимаю на гудок, чтобы мне открыли.
   Лай собак, детский визг, обычный дом за скромным зеленым заборчиком. У постороннего и мысли не возникнет, что в этом двухэтажном дачном коттедже живет вампир.
   Ворота разъезжаются, и я вползаю на машине по дорожке во двор.
   - Тетя Лика! - радостно в один голос кричат четверо детей разных возрастов.
   Я частый гость в этом доме и уже почти член семьи.
   - Привет, мои золотые. Опять ваш деда телефон в спальне забыл?
   - Я же говорила, что это важно, - покачала головкой четырехлетняя Ксюша.
   - Таак... - начала я, уперев руки в бока уже поняв, что малышня спрятала дедов телефон.
   - Мы так больше не будем, - хором ответили дети.
   - Брысь за дедом. Я с вами позже поговорю! - вышла с летней кухни Ольга мать двоих из четверки. - Лик, пирожки с мясом и картошкой будешь?
   - Конечно!
   Это тоже традиция. Пока детки бегают за дедом, я обычно успеваю попить чая и наесться до отвала. Вот и сегодняшний день не исключение.
   - И что с ними делать? - жаловалась мне Ольга. - Я даже отвернуться не успеваю, а они уже набедокурили.
   - А чего ты хотела? Дети все-таки, - откусываю кусок пирожка.
   - А между прочим, ты с ними легко справляешься.
   - Так я же старшая в семье. Нас пятеро было. Когда родился второй ребенок, мне уже было четырнадцать. Пришлось приспосабливаться.
   Перед глазами стали лица сестер. Сердце сжалось от боли.
   - Понятно. А сама семью, детей завести не хочешь?
  - Нет, не хочу, - пожимаю плечами, делая глоток липового чая. - А даже если бы и хотела, не могу.
   - Это почему? - явно удивилась девушка.
   - Даже если не брать во вимание тот факт, что я вампир, зачем обрекать ребенка или мужа на ту жизнь, которую я веду?
   И тут она задала вопрос, заставивший меня подавиться:
   - А ты разве вампир?
   Смотрю и не знаю, что ответить.
  - Ладно, прости. Не хочешь - не говори, просто ни один вампир не станет так активно есть.
   От необходимости отвечать меня избавило появление Алана.
   - Привет, рыбка, детки сказали, что сегодня ты с зубками.
  - Еще бы, приезжать за некоторыми вместо простого звонка по телефону! - возмутилась я.
  - Зато перекусила, так что не зря ехала, - подмигнул он мне и тут же стал серьезным. - Что у нас?
   - Еще одна база, на этот раз в Артеме.
   - Буду готов через пять минут.
  
   Обычное здание под снос. Раньше это было медицинское общежитие, теперь же тут живут бомжи. Но это только прикрытие.
   Очень медленно мы один за другим передвигаемся по узким коридорам. Наша цель - подвал, только дойти до него нам не было суждено.
   Открыв дверь в очередной коридор и пройдя уже почти до следующей, я вдруг слышу свистящий звук и одновременно крик Шона:
   - Осторожно!
   Меня толкают, я падаю, а когда перекатываюсь на живот и оборачиваюсь, вижу ужасное. В нескольких шагах от меня лежит Шон. Нет, не так. Там лежит тело Шона, а вот голова откатилась к одной из дверей вдоль коридора.
  На осознание произошедшего у меня были доли секунды, потому что противник открыл стрельбу.
  Ощущение такое, что по нам стреляют сразу из пяти автоматов, и это в узком коридоре!
  - Уходим! - крикнула я, одновременно хватая Петра, которому попали в грудь, и таща его к выходу.
   Рядом бежит Алан, волочёт еще двоих. Пули проникают в тело, а в голове только одна мысль: 'Только не в сердце. Не хочу проходить это снова!'
   Пролетела еще одна железяка. Я успела уклониться. Краем глаза вижу, как она врезается в стену и отмечаю, что на ней кровь.
   А, выбегая из коридора последней и прикрывая дверь (чтобы дать нам несколько секунд времени), я увидела еще одно тело моего подчиненного без головы.
  'Вот тебе и рыбка на неделю', - подумалось мне при виде блондинистой головы любовницы мастера.
  
  
   - Что значит 'это была ловушка'? - тихий, спокойный голос, но именно он страшнее всего. - Когда я оставлял тебя здесь, ты мне клялась, что знаешь, как действует этот гад, а теперь что? Двое мертвы, семеро изрешечены пулями, да и сама ты выглядишь не лучше.
   - Мастер, я...
  - Слышать ничего не хочу. Я связался с другом, и он обещал прислать своего лучшего охотника. Ты же, если не докажешь свою полезность, едешь домой. А теперь убирайся с глаз моих.
   - Ренар...
   - Вон, я сказал!
   Выхожу из его кабинета и иду к нашему врачу. Сначала пули, потом Инга.
   Через три часа, вытерпев операцию по вытаскиванию пуль, выпив литр крови и переодевшись, направляюсь к выходу с нашей базы.
  - Куда собралась? - Алан стоит, оперевшись о доску у входа на причал. Изучил уже меня. Черт!
   - К Инге, - отвечаю холодно, идя к лодке.
   - Я сам съезжу. Тебе не... - не отстает вампир.
   - Это мой долг.
   - Ты не виновата.
   - Мастер так не считает.
   - Погорячился он малость. С кем не бывает.
   Отвечать не стала, просто завела мотор и рванула к большой земле.
   Пока я ехала, перед лицом стояли лица тех, кто мне доверял и кого я подвела.
   А память сама возвращала в прошлое.
  
   - Я пришла! - открыв дверь, весело кричу я и тут же вижу сестер, бегущих мне навстречу.
  Мы все трое живем так, как нам хочется. Благо папа-мастер со своей молчаливой, но все же поддержкой позволяет. Не то чтоб он был рад тому, что мы хотим жить как обычные люди, но и не неволит нас жить по его указке. Я работаю шеф-поваром в пафосном ресторане и уже стала местной достопримечательностью, Натали водит знакомства с богемой и элитой, создавая для них безумные уникальные наряды, Сьюзи хозяйка сети дорогих магазинов. Длинная жизнь позволяет примерять на себя разные маски и роли...
   Обе сестренки замужем, и только я еще не решилась сыграть и эту роль.
   - Как всегда опаздываешь! - возмутилась Ната.
  Ну прости, ключи сегодня остались мне, ресторан закрыть надо было после буйного корпоратива.
   Переглядываются, смеются, будто что-то знают, и тянут к дивану.
  А потом раздался жуткий звук ломающейся двери. Сильная боль в груди стала вратами в мой персональный ад.
  Даже не знаю, что страшнее: когда ты лежишь и боишься шевельнутся, чтобы не умереть, слушая истошные крики сестер, захлебываясь при этом от собственной беспомощности, или испытывать те муки, что испытали девочки?..
  Утром они ушли, оставив после себя мертвую Натали и обезумевшую Сюзанну. А позже я случайно узнала, что это я привела тех медиков в дом Наты. Тогда привела медиков, а сегодня привела ребят к ним.
   Погруженная в свои воспоминания, я и не заметила, как добралась до места.
   Звоню в дверь, и тут же мне открывают.
   - Привет, Лика, а где Шон?
  Гляжу на Ингу, стоящую передо мной в легком платье. Молодая. Совсем еще ребенок. Как ей сказать?
   - Почему ты молчишь?
  Кажется, сама уже поняла. Вон как глаза расширились и заблестели, да и кровяное давление резко подскочило.
   - Мне жаль.
   - Ты хочешь сказать?..
   Я кивнула. Глаза девушки переполняются страхом и недоверием.
  - Но он же вампир! Он не может умереть!
   - Сожалею.
   - Где его тело?!
   - Кремировано и развеяно над морем.
   Ей не надо знать, что мы не смогли забрать тела.
  - Нет! - вопль раненого зверя, поток слез из глаз. Мать девушки выбегает в коридор, обнимает бьющуюся в истерике дочь. Я же разворачиваюсь и ухожу. Мне тут больше нечего делать. А в голове звучат слова клятвы о мести. Я давала обещание себе десять лет назад. Даю и сейчас. Шон будет отомщен. Чего бы мне это ни стоило.
  
  
  Глава 5
  
  Мастер был зол на меня неделю. Только я была слишком занята, чтобы реагировать на это. Хотя я и старалась не попадаться ему лишний раз на глаза, когда бывала на базе. Все эти дни я моталась, из города в город, из села в село и все для того чтобы найти проклятых медиков. Я не могла больше доверять своим источникам. Они меня подвели, поэтому теперь я работала сама. Когда находила, зачищала, а если не могла, вызывала ребят.
  Алан бесился и все время звонил. Его можно понять на базе не бываю, зато могу позвонить посреди ночи и вызвать в Тмутаракань из-за нескольких десятков медиков.
  Смерть Шона напомнила, кто я такая и зачем приехала в этот город. Я больше не желала рисковать другими. Себя хватает. Поэтому перед тем как звонить ребятам проверяла здания на неприятные сюрпризы. Это Алана тоже бесило и даже дошло до скандала при подчиненных. Но тут я сразу положила этому конец. Оттащив его в сторону и напомнив об авторитете, который он подрывает.
  - Хочешь что-то сказать сделай это наедине! - зло рыкнула я, под конец тирады о его поступках и действиях. На что он тяжело вздохнул и устало сказал:
  - Как скажешь.
  А еще я почти совсем забыла про сон. Просто не могла спать. Ведь лицо Шона так и стояло перед глазами. Парня и рыдающая девушка в подъезде.
  На восьмой день во время пятнадцатиминутного сна (пригодились все-таки уроки Исаева.) меня разбудил звонок сотового.
  - Да, - разлепила глаза и, подключив аппаратуру, зло ответила я, даже не скрывая зевка.
  - Где ты? - голос мастера. Вот терпеть не могу вампиров в такие минуты. Час ночи, а им хоть бы хны. И главное считают, что все вокруг такие же! Надо же было мне родиться...
  - Под Партизанском - огляделась, с трудом вспоминая, где нахожусь.
  - Тогда успеешь. Через два часа у меня. И не опаздывай тебе еще охотника встречать.
  - Что? - но Ренар уже отключился, а я еще минуты две пыталась понять, какого черта происходит. И о каком охотнике речь.
  После чего набрала Алана.
  - Да, рыбка? - еще один любитель ночных развлечений. Вон как музыка орет. Опять в свой клуб развлекаться пошел. Бедные 'девочки'.
  - Какого охотника? - без приветствия спросила я, уже ведя машину в сторону Владивостока.
  - Так парень, которого пригласил мастер, утром прилетает. Насколько я понял работать с ним нам.
  - Этого мне еще не хватало! - устало тру глаза одной рукой, и тут же интересуюсь - Откуда он?
  - Киев вроде как.
  Пожалуй, я поразила Алана своим знанием русского мата.
  - Это с чего такая реакция? - полюбопытствовал мой временный союзник, теряя все свое веселье. И музыка исчезла. Вот умеет же резко менять маску весельчака на хитрого, старого вампира. Терпеть не могу.
  - Скоро узнаешь - теперь уже я бросаю трубку.
  Через полтора часа прогнав машину на восьмидесяти километрах в час через полкрая, я прибыла на место назначения.
  - Вызывали? - вхожу без стука и нагло сажусь в кресло.
  Поморщился. А нечего меня будить, когда не надо.
  - Сегодня приезжает парень, которого я попросил о помощи. Он охотник, а последние полтора года прямо помешан на охоте на медиков.
  - Откуда? - все еще надеюсь, что Алан ошибся и мне не придется видеть старого 'друга'.
  - Киев.
  - Черт! - не пытаюсь скрыть свое бешенство.
  - И чем вызван твой гнев? - приподнятая бровь. Вот же гад. Будто сам не знает чем.
  - А ты не понимаешь? В Киеве я мертва и вдруг... - слов нет. Да и как объяснить, что есть только два места, откуда я уезжала с трудом. Первое это Афины, но там мачеха рыдала моля остаться дома, а второе - Киев. И сама главное понять не могу почему.
  - Это меня мало волнует, мне нужен результат - отрезал мастер, давая понять, что выбора то у меня нет, а слушать меня не будут. Хоть хлопай дверью и домой возвращайся. Ну, уж нет! Я за этим гадом недаром столько лет охотилась, чтобы теперь из-за какого-то вампира все бросить.
  - А имя твоего друга узнать можно? - спрашиваю, молясь, чтобы это был не он.
  - Тебе от этого легче станет? - усмехнулся мастер, наливая себе коньяка.
  - Нет, но хотя бы буду знать, чего ожидать. - пожала плечами делая вид, что разглядываю ногти. Все же надо записаться на маникюр. Лак совсем слез.
  - Фастар.
  Эх, надежда умирает последней. Не везет мне. Этого человека я бы не хотела видеть никогда. Как же тесен этот мир. Блядь!
  - Ясно. А Алан его встретить не может?
  - Нет, - сказал, как отрезал. В этот миг хочется его прибить, но я только разваливаюсь в кресле, полируя ноготки ножом. Все Светочке работы меньше и интересуюсь.
  - Еще что-нибудь?
  - Мой осведомитель предлагает встретиться. В два дня. Как раз проводишь парня до причала, где его встретит Алан, и поедешь.
  Кивнула.
  - Как узнаю?
  Конверт до этого лежащий на столе полетел в меня.
  - Здание банка на Лазо. Там кафе внутри. Он будет ждать в нем. И зайди к Алану, он выдаст тебе деньги на оплату услуг.
  Снова соглашаюсь убирая нож в сапог встаю и иду к двери, но уже на выходе вспоминаю.
  - Во сколько встречать Фастара?
  - В одиннадцать.
  Посмотрела на часы три тридцать. Есть четыре часа, а потом в аэропорт. Прошла в зону отдыха и поманила к себе служанку. Мастер запрещает пить слуг, но сегодня мне пофиг. Выпив сколько надо, отправила ее дальше работать, а сама закрыла глаза, предварительно поставив будильник на восемь.
  А в десять сорок зло ругаясь на пробки и дорожников (занятых ремонтом дорог) въезжаю на стоянку аэропорта.
  Вылезла из машины, надела солнцезащитные очки и наплавляюсь по парку в холодное стеклянное здание. А войдя в коробку называемую аэропортом и подойдя к табло прилетов, вздохнула с облегчением. Самолет задерживается как же хорошо! Хотя было бы лучше, если бы он вообще не прилетел.
  Его я увидела, едва он появился из прохода терминалов. Взглянул на меня. Узнал, а я вздрогнула от увиденного выражения его глаз.
  Внешне все такой же, каким был тогда. Высокий и мускулистый. Одет с иголочки, но я знаю, что может надеть и спортивный костюм, и не боится измазаться в крови врага. Высокий лоб. Шоколадные глаза в минуты гнева и жажды, меняющиеся вплоть до алого цвета. Черные волосы чуть длиннее нормального, но недостаточно длинные, чтобы заплетать в косу. И ямочка на подбородке всегда привлекающая мой взгляд, так же сильно, как и татушка на руке в виде пересекающихся лоз, в которые вписаны какие-то знаки. Только в умных глазах под налетом равнодушия появилось нечто холодное. Я не видела его полтора года. Неужели за такое короткое время веселый вампир умеющий поднять настроение любому и проявляющий заботу об окружающих мог превратиться в холодного равнодушного монстра.
  - Лика - безжизненный голос. Неужели даже не удивился?
  - Здравствуй, Фастар, давно не виделись - улыбнулась одними губами, глазами ища хоть что-то живое. Но нет. Полный штиль безразличия. Холод и пустота. Что же случилось в Киеве за это время?
  - Я так понимаю, ты ждешь меня? - перебросив сумку в другую руку, поинтересовался вампир
  - Жду, - подтверждаю, и тут же понимая, что сказать больше нечего предлагаю - пошли.
  Оказывается, его безразличие может ранить и сильно. Раньше он грел меня уже своим присутствием. Я стремилась к нему, чтобы почувствовать хоть какое-то спокойствие. Мне нужно было его расположение. Помню, как сложно было сохранить свою цель, когда он был рядом. С ним я чувствовала себя уютно и один бог знает, как мне не хотелось уезжать из Киева и все из-за него.
  Нет, стоп. Вспомни, зачем ты тут. Тебя не должен волновать вампир. Опасно. Те, кто рядом долго не живут. Ната, Шон, Инга и Съюзи. Они пострадали из-за тебя и новых жертв тебе не нужны.
  Подхожу к машине, отключаю сигнализацию, после чего сажусь в салон. Садится и он, завожу мотор и выезжаю со стоянки.
  - Джип? - приподнял бровь. Хоть какое-то проявление эмоций. Вот интересно увидев меня, не удивился, а мою машину так аж спросил. Хотя чего я удивляюсь, в Киеве я отказывалась ездить на машинах - только на мотоциклах
  - Удобно. - пожала плечами.
  - А мотоцикл, что надоел?
  - Решила, что тебе не захочется ехать на байке, держа сумку в зубах - пожала плечами. Байк в гараже. Сегодня вечером опять буду гонять. Надо снять стресс.
  Остаток пути прошел в тишине, и только уже садясь в лодку, где его ждал Алан, чтобы отвезти на остров Фастар вдруг спросил:
  - Так кто же ты такая Лика?
  - А это имеет значение? - усмехнулась - Я та, что я есть и этого уже никак не изменишь.
  Отвернулась и ушла с причала. У меня еще куча дел чтобы обсуждать мою сущность. Сажусь в машину и гоню прочь. Я задержалась, а Ренар будет зол, если я еще и тут облажаюсь.
  
  Стою и смотрю на уезжающий джип. Полтора года оплакивал, мстил каждому медику, а она жива. Как же так?
  Все та же. Не изменилась. Только глаза стали еще печальнее.
  Знал ли я, что прося разрешения у мастера уехать во Владивосток, столкнусь с нею. Нет, не знал и даже не ожидал. Она оживший признак, снова переворачивающий мой мир наизнанку.
  - Ну что, парень, поехали? - подал голос мужчина в лодке.
  Кивнул. Сел в лодку, а затем не выдержав поинтересовался:
  - Давно она с вами?
  - Рыбка-то? - внимательный взгляд. Насторожился, однако. Прям заботливый папка или ухажер. Очень интересно - Год уже. Только парень предупреждаю, не трогай ее. Ее сердце кровоточит и не нам с тобой к ней лезть. А коли обидишь, не жди пощады. Я старше на куски порву.
  Пожимаю плечами и тут же спрашиваю:
  - Так говоришь, будто сам пробовал полезть. И откуда такое прозвище?
  - Пробовал - усмехнулся, вспоминая что-то одно ему известное - А рыбка, потому что всегда спасала нас от гнева мастера.
  - И как же? - искренне удивился. Та Лика, которую знал я, ни о ком не заботилась кроме себя, хотя и прикрывала всех нас при необходимости.
  - У нее спроси. Захочет, ответит, а нет так и не надо. Кстати я Алан.
  - Фастар.
  - Фаст значит?
  - Можно и Фаст - усмехнулся.
  Кивнул и замолчал. Я же тоже не стремлюсь болтать, да и зачем? Разберусь тут и рвану назад в Киев. Лишние друзья мне не нужны, тем более с моей работой. Да и было что обдумать, например девушку с редким цветом глаз. Что-то среднее между зеленым и оттенком голубого.
  Но стоило показаться причалу, и все мысли отошли на задний план. Время работать и личным чувствам тут не место.
  
  Глава 6
  
  Едва я припарковалась на стоянке под домом, завибрировал сотовый на бедре:
  - Да, - даже не скрывая своего раздражения, ответила я.
  - Привет, рыбка, а наш гость случаем не у тебя? - раздался как всегда веселый и выводящий из себя (в нынешнем настроении) голос Алана. Глянула на машину с тоской. А ведь только заперла дверь. Черт. Неужели опять куда-то бежать.
  - Что, упустил? - спрашиваю устало. Но взяв себя в руки рычу - И как ты умудрился?
  - О, а рыбка сегодня рычит, - продолжает упражняться в остроумии вампир. В такие моменты хочется его убить. Нет, нельзя. Он мне еще нужен - Приехать, массаж тебе что ли сделать.
  - Слушай, отвали! Что там с Фастаром? - попыталась успокоиться. Не очень-то получилось, зато тон снизился. И то победа.
  - Так сбежал он. Спросил, где ты живешь, а когда я отвернулся, был таков.
  - И как же ты упустил вампира, который моложе тебя? - бурчу, понимая, что меня ждет беседа не из приятных. - Кстати адрес назвал мой? И ты опять с внучкой трепался?
  - С которой из? И не так он и молод. Да назвал, - выстрелил ответами Алан. Иногда он такой бестолковый! Зато когда надо...
  - Какая разница! У тебя десять внучек разных возрастов с любой из них мог трещать как сорока! И что еще значит 'не так уж он и молод'? - ругательство по поводу адреса я проглотила, решив, что выбью на нем злость на тренировке.
  - Он старше меня и намного, - замерев с поднятой ногой над ступенью, удивленно смотрю на трубку. Мне что, послышалось или он действительно сказал, что Фаст старше его? И сколько же ему тогда лет, если Алану около пятисот? Да быть не может, чтобы он старше был. - И ты права, с внучкой, прости. Больше не повториться.
  - Быть не может. Я с ним год общалась. Не больше трехсот. И повториться, ты уже второй раз так прокалываешься. А если мастер узнает?
  - Значит, плохо смотрела. Минимум семьсот. И не спорь, мне лучше знать. А мастер не узнает, если сорока на хвосте не принесет! - эх, снова веселиться. А у меня тут проблемы назревают.
  Пожав плечами и встряхнувшись, продолжила подниматься по лестнице к своему дому. Как же я устала. Сейчас бы в постель и до утра, но не думаю, что Фастаром мне это даст так просто.
  - А как с информатором прошло? - решив сменить тему, поинтересовалась моя частенько головная боль.
  - Да никак! - улегшаяся на минуту злость вернулась. - Я бы эту информацию уже завтра и без него имела. При этом бесплатно и без траты моего времени.
  - Так вот отчего такая злая? - смеется. Нет, точно его прибью когда-нибудь.
  - Угадал! Тебе как, нобелевскую премию за это дать?
  - Зачем же, можно и просто грамоту за ум.
  - Обойдешься! - открываю дверь и вхожу в подъезд. Пешком или на лифте? Пешком. Ноги размять надо. Весь день сижу.
  - Ладно, ты нашего гостя домой-то отправь, а то мне домой надо, а он катер угнал, - уже серьезно попросил Алан.
  - Слушаю и повинуюсь, мой господин! - уже собиралась отключить телефон, когда вдруг вспомнила - Алан, ты бы с мастером поговорил, чтобы он малыша из группы убрал.
  - Чувствительный наш гость что ли? - напрягся союзник.
  - Да нет. Знает парня и похуже, но все равно не хочется давать против мастера компромат. Не думаю, что мастеру Украины стоит знать некоторые нюансы нашей жизни. Авторитет портить почем зря.
  - Намек понял. Поговорю, послезавтра, когда вернется с поездки, но ничего не обещаю. И ты малыша-то придержи если что.
  - Договорились, - устало отвечаю я, и тут же отключаю телефон.
  Поговорить-то Алан поговорит, и мастер его послушает. Только за эти два дня может случиться что угодно, а малыш когда заводиться, как поезд его не остановишь. Можно только ждать когда пройдет или рискуешь оказаться под его колесами. Вот же попала, так попала.
  Наконец, поднимаюсь на седьмой этаж и вставляю ключ в замок. Блядь, опять заело! Как же меня достал этот хренов замок!
  Пока я мучилась, пытаясь открыть дверь в свою временную квартиру, ругалась на чем свет стоит. Вот начался день неудачно и закончился так же. Если еще закончился.
  Сначала меня подняли в мою пятнадцатиминутку, затем Фаст с его издевками и холодным взглядом. Потом 'информатор', если его можно так назвать. Этот поганец, с которым я должна была встретиться, потратил девять часов моего времени и дал информации кот наплакал. Понравилась я ему, блин. Стоило сразу его оборвать, но терпела же из-за мастера.
  Замок, наконец, поддался, и я вошла в квартиру. Мне выделил ее мастер в новостройке, поэтому она не обставлена. Сама я ее обставлять не хочу, все равно временно в городе околачиваюсь.
  Прохожу в гостиную, где только два кресла, телевизор, столик и шкафчик с алкоголем. Именно к бутылкам сейчас и направляюсь. Открыв дверцу, выбираю выпивку.
  - Я так понимаю, ты не стеснялся и уже выбрал что выпить? - даже не оборачиваюсь в сторону вампира в кресле.
  - Ты права, - усмехнулся Фастар, отсалютовав мне бокалом с коньяком.
  - Тогда не предлагаю, - налила водку и тут же выпила.
  - Ого, а закусить? Или день был совсем поганый? - тут же услышала издевку. Кому как не ему знать, что если все совсем хреново, я пью водку. Вот зря я его к себе подпустила в Киеве.
  - Не твое дело. Насколько я поняла, тебя вызвали на мое место, так и займись делом и оставь меня в покое, - огрызнулась я.
  - Не совсем. Я тут в качестве консультанта и помощника. Правишь все еще ты, хотя мне подвластно отменить твое решение.
  - Сколько ты занимаешься охотой за медиками? - развернулась лицом к нему.
  - Конкретно охотой полтора года, но и до этого частенько выполнял задания по зачистке, - пожал плечами и тут же добавил - Мило у тебя тут. Пусто и пространства много.
  Он что, тему меняет? С чего бы это?
  - Спасибо, я старательно 'обставляла' квартиру и рада, что тебе нравится результат, - съязвила и тут же перешла к делу - А я девять лет. Хотя и могу признать, что до этого была поварихой и в мой ресторан приходили вампиры, чтобы найти себе ужин.
  - И с чего такая резкая перемена? Из владелицы ресторана в охотницы? - заинтересовался вампир. И кто меня за язык тянул.
  - Не твое дело! - отрезаю недовольно, и бокал в моих руке затрещал, но, быстро взяв себя в руки, делаю очередной глоток.
  - Тоник добавь, голова утром болеть будет.
  - А от водки с тоником нет? - приподняла бровь. - И с чего бы это у вампира начнет голова болеть?
  Кивнул в знак согласия, и тут же я заметила, как холодеет его взгляд.
  - Ладно, давай о деле. Расскажи-ка мне, с чем и кем мы имеем дело?
  - А мастер тебя не просветил? - задала вопрос, чтобы продлить время и обдумать, что можно ему сказать.
  - Рассказал, но одно дело начальник и совсем другое прямой исполнитель и командир группы. Тем более он спешил, так что рассказывай и не стоит давать мне выборочную информацию. Все равно узнаю и тогда могу и вообще потребовать отстранения.
  И я поверила. Слишком холодный взгляд и безразличный голос. Сомнений нет, потребует и сотрет в порошок, только я не так проста. Хочет знать все, пожалуйста, но только так, как я захочу.
  - Как скажешь, дорогой, - кланяюсь я и начинаю свой рассказ ровно с того места как начала охоту во Владивостоке, но он тут же меня прерывает:
  - Мастер сказал, что ты приехала сюда за медиком, который теперь возглавляет здешних наркош.
  - И что? - напряглась.
  - Почему ты за ним следишь?
  - Я отвечу тебе тоже, что ответила Алану и остальным. Не твое дело.
  Резкое движение и я прижата к стене, а он сдавил мое горло так, что затрещали кости, а стакан выпал из рук. Как же легко бьется стекло!
  - Нет, Лика, это мое дело! - тихим голосом сообщил он. Голос противника. Так он говорит с теми, кому уже не жить - Я приехал сюда разобраться с медиками и все, что с ними связано, стало моим делом! И если потребуется пытать тебя ради информации, я этим с удовольствием займусь, поняла меня?
  - Опусти! - шиплю я и тут же он снова в кресле, а я опираюсь на стену, хватая воздух и пытаясь прийти в себя. Проклятые мамины гены! Срабатывают когда не надо и делают меня слабой перед такими вот нападениями.
   Смотрю на него. А он оказался не промах. Я и не знала, что он на такое способен. Прав был Алан, он явно старше, чем кажется. А еще притворялся.
   Черт бы побрал этих вампиров, привыкших скрывать свои возможности ото всех. Хотя, сама такая и прекрасно знаю, почему скрывал. Жить всем охота.
  - Итак, я жду.
  - Я гонялась за ним шесть лет, потому что у меня личный интерес. Это никак не отразиться на местных вампирах и твоей задаче, - медленно произношу, когда смогла отдышаться - поэтому тебе не о чем беспокоиться.
  - Подробности! - скрестив руки на груди, потребовал вампир. Таким я его не знала. Этого Фастара видела впервые, и, пожалуй, где-то в глубине души даже испугалась его.
  - Отвали!
  - Лика, не зли меня! - предупредил меня вампир, сверкнув алым в глазах. Рассердился?
  - А то что? Что ты сделаешь, Фаст, убьешь меня? Ну, давай! - раскидываю руки, в стороны давая ему возможность действовать. - Только стоит тебе меня убить и жить тебе останется недолго. У меня свои друзья и на тебя откроет охоту пол Европы.
  - Кто же ты такая? - задумчивый вопрос и снова тот взгляд, которым он сверлил меня с первого дня нашего знакомства. Как же я ненавижу его в эти мгновения.
  - Не твое дело! - он довел меня. А я еще думала, что осведомитель сделал свое дело. Черт!
  Взгляды скрещиваются. И я проигрываю, отводя взгляд первая. Как бы я не была зла, но он сильнее. Придется принять поражение.
  - Ладно, рассказывай с момента приезда сюда, - к огромному моему удивлению услышала я голос парня. Сопротивляться не стала, рассказала все как на духу, а когда закончила, он поинтересовался:
  - Это все?
  - Да.
  - Вот и славно, - улыбнулся и тут же я снова прижата лицом к стене, а мои волосы накручены на его руку причиняя боль. - Я даю тебе еще один шанс, 'рыбка', ты можешь рассказать мне все, или я узнаю сам. Но заранее предупреждаю, на методы мне плевать и поблажек не будет. Так что расскажешь?
  - ОТ-ВА-ЛИ! - зло и по слогам отвечаю я.
  - Как скажешь, 'рыбка', я предупредил. Приятных снов тебе!
  И он исчез только хлопок двери, свидетельствовал о том, что вампир ушел.
  Вздохнула тяжело, проверила квартиру на наличие непрошеных гостей. После чего, заперев дверь на замок (не открывающийся снаружи) и убрав осколки стакана, пошла в душ.
  Как же я устала! - думала я, стоя под струями теплой воды. - Быстрее бы все это закончилось. Как же хочется вернуться домой и снова стать обычной владелицей ресторана, но, увы, это невозможно пока они живы. Я найду их и убью, и только потом вернусь домой, а пока надо играть свою роль и терпеть нападки того, кто стал мне врагом, а ведь еще два года назад был почти другом.
  
  7
  
  Я как раз вылезала с катера на причал, когда раздался уже изрядно доставший меня за сегодня звонок телефона.
  - Да! - ответила, наконец, хотя все утро игнорировала звонящих.
  - Рыбка, ты где? Тут наш гость уже рвет и мечет. Ты опаздываешь и сильно, - как всегда, Алан само очарование. Если бы не звонил все утро, наверное, поддалась бы его веселому настроению. А так, рискует нарваться.
  - На причале, иду к вам. Ты малыша убрал?
  - Нет, прости, мастер не отвечает, а без него я бы не рискнул убирать его. Сама знаешь, как шеф к переменам относится.
  - Знаю, - устало потерла глаза. Голова уже начинает болеть и глаза свет режет, а день толком еще и не начался. А тут еще малыш... Значит, надо хотя бы попробовать его удержать. - Иду уже.
  - Давай, - отключается, а я перехожу на быстрый шаг, не стоит излишне злить Фастара, а то еще чего учудит. И так с малышом сегодня разбираться.
  Вхожу в кабинет. Вся группа, включая и Фаста, в сборе.
  - Привет всем! Надеюсь, уже познакомились?
  - И тебе привет, опоздавшая, - недовольный тягучий голос. А в памяти вчерашняя сценка. Спина до сих пор болит. Чертовы мамины гены. - Познакомились. Только жаль без командира группы.
  - А зачем тебе я? Ты у нас мальчик самостоятельный и без моей помощи можешь во всем разобраться, - усмехнулась. Я тут не одна, если что, защитят. А вообще, с каких пор я его бояться стала? Хотя почему бояться, просто предосторожность никогда не бывает лишней. Особенно после вчерашней сцены.
  Взглянула на вампира, явно готов возразить, но вмешивается Алан:
  - Ладно, давайте оставим брачные игры на потом, - выдерживает мой полный негодования взгляд. Какие на хер 'брачные игры'? - Лика, расскажи лучше, что у нас в плане?
  - Очередная база. Внешне чисто. Внутрь не лезла, потому что некоторые все утро названивали по телефону.
  - Ну прости, - парни сделали виноватые морды. Только мне от этого не тепло, ни холодно - Пропала, на телефон не отвечаешь, конечно, мы будем звонить, - пожал плечами Петр.
  - Ага, чтобы точно прибили! - улыбнулась насмешливо. - Простите, что разочаровала.
  Мужчины переглянулись. Вот непонятно им ну и ладно. Их проблемы, не мои. И тут подал голос малыш.
  - А я сегодня смогу поиграть? - вздрогнула и обернулась на него.
  Малыш достаточно старый вампир. И очень даже умен, но развитие, увы, у него семилетнего ребенка, поэтому он и получил свою кличку. Никто не знает, кто его обратил, но игры у него совсем не детские. А если прибавить к этому и комплекцию борца тяжеловеса, становится откровенно страшно вступать с ним в любого рода контакт.
  - Нет, малыш, - меня передернуло от воспоминаний о последней его игре, которую я видела - сегодня ты играть не будешь.
  Лицо взрослого мужчины скуксилось. Выражение моськи стало смешным, и если бы я не знала, чего он хочет, сдалась бы. Но у нас гость, а значит не стоит ему позволять это видеть. Или хотя бы попытаться запретить.
  - Но почемуууу? - завыл 'ребенок'.
  - Потому! Сегодня игр не будет. Мы только работаем, - попыталась растолковать я, а вдруг пройдет.
  Обижено сверкнул глазами и отвернулся. Прекрасно понимая, что это только начало и мне еще придется его сдерживать, подошла к столу и достала карту, одолженною мною в музее.
  - Вот место, куда мы собираемся проникнуть, - разворачивая ее и указывая место пальцем, сообщила им.
  - Музей? Ты что, смеешься? Потом же журналюги такую историю настряпают! - Фаста аж передернуло.
  - Они в подвальных помещениях устроили себе базу по производству своей наркоты. Вход через музей, другого я не нашла. Лаз в канализационные помещения, оборудованные и огороженные для их делишек.
  - И как же мы туда проникнем? - с сомнением подал голос Петр.
  - Войдем днем. На втором этаже идет ремонт (уже с год точно) и заканчивать его пока не собираются. Да и оставили эту комнату на время 'закупки материала'. Спрячемся, а ночью спустимся. Заодно покажем гостю достопримечательность нашего города.
  Все переглянулись. Ну что опять?
  - Ты уверена, что там есть медики? - медленно переспросил Алан.
  Они что смеются? Думают, я стану лезть в центральный музей города, чтобы просто пошутить?
  - Нет, я шучу! - вскипела. - Мне что, по-вашему, больше делать нечего...?
  - Ладно, хватит, - появился блин на мою голову. Весь мир с ног на голову перевернул и еще командует... - выходим через час. Всем поесть, денек будет тот еще.
  
  Будто в воду смотрел. Сначала пришлось пройтись по музею. Эти несчастные смотрители ни сводили с нас взгляда, будто чувствовали что-то. Хотя их можно понять. Столько красавцев (шестеро высоких стройных парней с завораживающими взглядами, способных привлечь внимание и статуи) и в их музее. Эх, знали бы они, кто к ним пришел...
  Но как бы я их не понимала, нам от их восхищения лучше не становилось. Чучело Рыси на ветке, конечно, красиво смотрится, но когда пришел с другой целью, оно начинает раздражать. Тем более если проходить мимо него раз пять. Но к счастью, ближе к вечеру, нам (к всеобщему облегчению) все же удалось проникнуть в нужное помещение.
  - Что дальше? - малыш тяжело переносит сидение на одном месте. Если не повезет, придется дать ему поиграть, иначе, искать 'игрушку' на улице. А вот этого я не хочу, (уж увольте) подписывать кому-то смертный приговор, это без меня.
  - Ждать, - стараясь не дышать излишне глубоко, отвечаю ему. Запах краски терпеть не могу. Вот знали бы люди, чем их краска воняет, не пользовались бы, а то чувствуют поверхностный запах и довольны.
  К десяти вечера мне уже было конкретно плохо. Ощущение было таким, будто меня на месяц лишили крови или настала внеочередное полнолуние. Черт.
  - Ты в норме? - еще этот тут наблюдает. Будто каждый вздох контролирует. И чего ему от меня надо. Шерлок Холмс блин!
  - Все в норме. Думаю, уже можно выходить.
  Спорить со злой бледной мною никто не стал. Первым делом, (выйдя в коридор) вздохнула 'относительно' свежий воздух и впала почти в эйфорию. А затем, взяв себя в руки, направилась к подвальным помещениям.
  Охрана в своей коморке и путь свободен. Уж очень подозрительно. Неужели засекли?
  - Будьте осторожны, слишком тихо.
  Оборачиваться не надо. Свои и так знают, что делать. Остается надеяться, что и наш гость поймет намек.
  Еще пролет и вот уже дверь подвала. Заперта. Еще бы. Лабораториу по производству их наркоты нужно охранять. Эх, жаль не успела проверить вторую, но до нее ехать с час, а моим соколам невтерпеж подраться.
  А вот тут пригодится мое умение. Замок-то простейший. Отмычка и вперед. Щелчок.
  - Прошу, только аккуратно.
  И снова движемся, мы готовы ко всему. Страшно. Еще после прошлой вылазки не отошла, а тут опять их веду. Неуловимое движение и резко поворачиваюсь.
  - Черт! Фаст! - Черт, чуть не выстрелила в него. Жить, что ли, надоело? Так это я быстро исправлю, достаточно просто намек дать.
  - Не шуми! - обходя меня, велит он, будто так и надо.
  - Ты ничего не забыл? - поинтересовалась, глядя на удаляющуюся спину.
  - Конкретизируй? - замер.
  - Они сменили тактику. Стали использовать ловушки. Прошлая наша 'спокойная' операция превратилась в бойню. Погибло двое, при этом ни одного медика вблизи не было. Кстати, именно поэтому тебя и вызвали.
  - Для начала это не новая тактика. Я уже не раз попадал в такие ловушки и даже терял людей. Так что выработал методику защиты. А узнать о наличии ловушек можно просто, если напряжешь ушки. Даже не используемый механизм издает звук. А в условиях ловушки такой звук повсюду. Здесь этого нет. Так что пошли.
  Как же он меня бесит! Чувствую себя болонкой на поводке. И идти за ним не хочется и в то же время нельзя его оставлять. Зря я его взяла. Проще просто вернуться домой к отцу, чем умирать за зря.
  Иду следом, стараясь не скрипеть зубами от злости. Подходим к люку в полу. Вампир присел на корточки положил руку и хмыкнул.
  - Что еще? - неужели это у меня такой язвительно-злой голос? Теряю над собой контроль. Это плохо.
  - Успокойся, Лика, это твоя территория и я пока на нее не претендую, так что угомонись, - рыкнул. У меня аж волосы дыбом встали. Вспомнилась вчерашняя ночь. Шея снова заныла. - Здесь ловушка.
  Стоя на корточках, оглядел захламленное помещение. Коробки, картины, статуи и прочая всячина были тут повсюду. Может, для хозяев тут был порядок, но мне эта комната напоминала большую свалку. Только Фаст, кажется, так не думал.
  Прикоснувшись к чему-то на полу, он медленно встал, после чего начал продвигаться к одной из стен, отодвигая со своего пути все стоящее.
  - Что ты делаешь? - Петр выразил своим вопросом общую мысль.
  - Ищу, - подойдя, наконец, к стене, на которой был предохранитель и аккумулятор, вытащил из него провод и показал нам. - Вот теперь можно входить.
  Пожала плечами и открыла люк. И опять этот... полез вперед. Пропустила. А что, жить хочется, так что пусть рискует.
  Спрыгнула следом. Темно... Спасает только вампирское зрение. Вот интересно они что, фонарями пользуются, или я все же ошиблась, и тут ничего нет? Нет, легкий запах ихней химии ни с чем не перепутаю. Тогда, может, это вообще ловушка?
  Идем вперед, натыкаемся на дверь. Оглядев ее, Фаст спокойно открывает и входит внутрь. Свет в глаза. Вскрики. Ну, тут уже наша стихия. Бросаюсь вперед, двигаемая инстинктом. Пули пролетают мимо. Под пальцами трещат кости, ну и пусть. Главное, сама жива, а пара царапин это мелочь.
  Свернув шейку очередному медику, осознаю, что враги закончились. А жаль! Ребята разделились, чтобы осмотреть остальные помещения, а я оглядываю комнату. И все же я оказалась права. Запах ихней гадости, куча пробирок и даже котел, в котором они варили свою дрянь.
  - Что делать будем? Тут достаточно большая партия, - голос Алана.
  - Уничтожать, - пожимаю плечами, доставая из сумки бутылку с бензином.
  - А можно поиграть? - это уже малыш. Только не это!
  - Малыш, нет!
  Обернулся. Губы дрожат, а во взгляде... О нет, когда он такой спорить нельзя, иначе тебе же и достанется.
  - Но почемуууу! - сжал кулаки. Таким кулаком получить по лицу, так челюсть снесет, а все равно ребенок ребенком.
  - Потому что, нельзя!
  - Хочууууу! - кровавые слезы из глаз, и сумасшествие в их глубине. Шаг ко мне. Алан стает между нами. Господи, куда он лезет. Если этот захочет, нас обоих прибьет.
  - Что происходит? - Фаст. Вот если бы не он и проблем бы не было.
  - Ничего. Ты все осмотрел? - заставляю себя закончить обливку помещения бензином, после чего поворачиваюсь к нему, все же следя краем глаза за этим сумасшедшим вампиром.
  - Хочу поиграть! - топает ногами тот.
  - Да, - недоуменный взгляд на малыша - можно поджигать и уходить. Кстати там выход есть. Можно было и не мучиться с музеем, а просто... Черт, какого черта он делает?
  Блядь. Пока отвлеклись, и этот недоросток решил...
  Нет, не смотри, спать потом не будешь.
  - Малыш, я же сказала...
  - Его не остановить, - рука Алана на плече. - Пусть играет, зато потом спокойным будет, иначе придется искать ему игрушку. Ты же знаешь, пробовала уже. Мастер потом ругался на чем свет стоял, а мы двух вампиров потеряли. Знаешь же.
  Передернуло. Было уже такое. Бедная девочка, (ее привели, когда поняли, что его не остановить) да и вампиров тех жаль. Мне иногда кажется, что Дарио по сравнению с малышом, отдыхает и нервно курит в сторонке. Хотя этот в своих экспериментах однообразен. Сначала он ее убивает, потом берет скальпель и... Ой не вспоминай. Тошнить начало.
  - Рыбка, а ты позеленела, - опять издевается!
  - Заткнись, а! - огрызнулась, кое-как взяв себя в руки - Малыш, у тебя пятнадцать минут. Потом не забудь поджечь помещение.
  - Ага, - кивнул, уже запачкавшийся кровью монстрик.
   - Пошлите отсюда, - качаю головой, затем взяла Фаста за руку и буквально вытолкала из помещения.
  - И что это было? - замер, едва выйдя из подземелья. Спасибо, что хоть досюда позволил дотащить.
  - А сам не понял? - злюсь от собственной беспомощности.
  - Он опасен? - поднял бровь и внимательный такой рентгеновский взгляд.
  - Только если не дать ему игрушку вовремя. - Алан закурил.
  - Ну-ну...
  И что это значит? Согласна, конечно, давно надо было поднять вопрос об его ликвидации, но никак не могла собраться. Все же этот переросток бывает таким милым, что ни одна женщина не устоит. Да и все мы не без странностей.
  Взяла у Алана сигарету и затянулась, закрыв глаза. Так и стояли, перехватывая друг у друга курево, в ожидании нашего монстрика. Появившись, минут через двадцать, весь измазанный кровью и сажей (другое его увлечение - огонь), он оглядел нас и невинно произнес:
  - Я устал, и спать хочу!
  - Тогда поехали домой, - устало предложила я наблюдая, как возвращается Алан и показывает знаком, что помещение и все реактивы горят. Затем, обернулась и направилась в сторону машины (и откуда ее ребята раздобыли? Ладно, потом узнаю.), мечтая оказаться дома, но уже садясь в машину взглянула на небо и, наконец, поняла причину такой чувствительности этого дня. Полнолуние через два дня, а значит, отоспаться в постели мне не светит...
  
  8
  
  'Искры камина горят как рубины
  И улетают дымком голубым'
  И чего меня на лирику тянет? Сделал глоток, в ожидании пока мастер обмозгует полученную информацию:
  - Иными словами, ситуация куда хуже, чем кажется? - наконец, раздался спокойный тягучий голос. Совсем еще молодой мастер, однако уже успевший многого добиться. Чем вызвал неудовольствие более старших коллег.
  - Да. - Поставив бокал на стол, подбросил в огонь еще одно полено - Они не контролируют медиков. Может мы и подавили их у нас, но тут их очень много, и практически ежедневно новый выезд. А пользы ноль. Боюсь, если бы мы их пропустили, история повторилась бы.
  - Ясно. Остается порадоваться тому, что Ренар мне позвонил. Кстати, а кто командир группы?
  - Она неплохо справляется, хотя и хуже чем в Киеве, - вспомнилось, как Лика однажды справилась с десятью медиками в одиночку, а когда появилась группа, стрельнула недовольным взглядом и ушла. Это было как раз перед ее ежемесячной отлучкой. И, кстати, завтра полнолуние. Интересно, она все так же уходит на три дня?
  - Объясни, - не дождавшись продолжения потребовал мастер.
  - Ты ее знаешь, это Лика.
  - Жива значит? - усмехнулся мастер.
  - И в добром здравии. Недовольна моим появлением и как всегда ее поступки красноречивее слов.
  Долгая пауза. В этом весь мастер. Меньше слов - больше дела.
  - Что делать собираешься?
  - Наблюдать, - сделал новый глоток, вспоминая последнее задание. Медики лезли как крысы из всех щелей. Главное их ловушки мы засекли вовремя, и это нас спасло.
  - Помощь нужна? - будто мысли читает, подумал я. Неужели считает, что я не справлюсь?
  - Нет, пока справлюсь сам. Да и Лика умудряется нас страховать.
  - Это как? - явный интерес в голосе.
  - Ты же ее знаешь, помешана на осторожности и безопасности, вот и тут, сначала пять раз проверит, а потом уже нас зовет. Не удивлюсь, если мелкие базы она защищает без нас.
  - Ясно, - подождав, явно ожидая пока я попрощаюсь, но, так и не дождавшись (я решал, стоит ли рассказывать о Малыше), мастер уточнил - есть еще что-то?
  - Да, у нас тут парень... Короче, у Дарио есть единомышленник.
  На том конце провода закашлялись. Явно глотнул не вовремя:
  - Хочешь сказать...?
  - Да, только предпочитает мертвых медиков.
  Раздался удивленный свист. Реакция, говорящая об об удивлении начальства.
  - А их мастер что?
  - Молчит, позволяя. Лика явно пыталась подавить парня, но это невозможно, в этом я уже убедился. Из семи операций остановить его смогли только в одной, и то из-за случайности.
  - Ясно. - Звук будто в стакан что-то наливают - Он опасен?
  - Не знаю. Я бы сказал да, но что-то подсказывает, что трогать его не стоит. За него все местные встанут, а конфликт с приморцами нам не выгоден.
  - Угу. - Пауза и будто скрип двери, после чего появились отголоски музыки и голосов на заднем плане - Ладно, пусть живет пока. Ты приглядывай там за всем и если что, вызывай, пришлю группу.
  - Хорошо.
  Отключил телефон, встал и подошел к окну. Отодвинул занавеску, закрыв глаза, подставляя лицо солнцу. То, что вампиры терпеть не могут солнце, чушь собачья. Наоборот, погреться на солнышке лично для меня в удовольствие. В такие моменты мой слух и обоняние обостряются, и я слышу и ощущаю запахи всего того, что есть вокруг меня в нескольких десятках километрах. Вот и сейчас я почувствовал ее. Она явно направлялась к причалу. Стало интересно, куда это она посреди дня направляется, тем более одна. Решил догнать.
  
  Как же я терпеть не могу эти все бумажки. Вот хорошо было в Киеве, делаешь что хочешь, и никто слова не скажет, пока это всех не затронет, а тут... Отчет напиши, на стол положи, мастеру об отчете на столе сообщи. Гадость какая!
  А еще и полнолуние завтра. Все кости болят. Будто кто изнутри выворачивает. Ненавижу эти дни!
  - Куда-то собралась? - раздается голос за спиной и я мысленно чертыхнулась. Его только не хватало.
  - Не твое дело! - бурчу не оборачиваясь.
  - Как скажешь, ты все так же исчезаешь в полнолуние? - и чего прикопался, спрашивается?
  - Ты же сам согласился, что это не твое дело, не так ли?
  Пошла дальше, не дожидаясь ответа. Времени и так нет, чтобы еще с ним болтать.
  Сначала катер, потом машина и вот, спустя два часа, я уже в тайге, глянула на часы, уф успела!
  Знакомый запах хвои и звуки леса. В иной своей ипостаси я смогу услышать каждый шорох, а запах станет моей путеводной нитью, в человеческом же образе все запахи и чувства поверхностны и честно говоря, это радует. Того, что есть, хватает, и я бы не хотела оказаться в городе со способностями моей второй половины.
  Раздеваюсь догола (одежда еще пригодиться не хочется ее рвать зря). Иду вглубь леса в ожидании боли, и она не заставляет себя ждать. Сильная, резкая, беспощадная. От нее подгибаются ноги, а крик рвется сам собой. Кости меняют форму. Кожа рвется и тут же заживает, после чего на ней растет белая шерсть, и вот уже я на дрожащих лапах поднимаюсь с земли.
  Быть полукровкой куда сложнее, чем обычным оборотнем. Наверное, с физической точки зрения, хуже быть только обращенным, но и полукровкой не легче. Приходится совмещать обе ипостаси и, возможно, стоило бы выбрать жизнь оборотня, и крови достаток и волчица довольна. Только меня все же воспитал отец (в то время как мать бросила, едва родилась), да и не нравится мне шибаться по лесам. Вот и приходится раз в месяц давать волчице 'побегать'. Только обращаться в волчицу безумно больно, и я после таких обращений еще неделю отхожу, и кровь глотаю как не в себя. Ребята вон в такие дни проглотом называют.
  Как-то одна из внучек Алана жаловалась на женские дни, а я, сидя напротив нее, прятала лицо, чтобы не увидела мою снисходительную улыбку. Попробовала бы она обратиться, решила бы, что месячные детские шалости.
  Бегу по лесу. Кто сегодня? Заяц или олень? Принюхалась - заяц ближе. Судя по всему, то семейство все так же в своей норе. Вот и хорошо.
  Знакомая поляна и мой уголок. Тут я отлеживаюсь три дня (между охотами) после чего возвращаюсь в город уже в человечьем виде. Сначала полежим, потом поохотимся. Есть пока вроде не хочется, так что можно.
  
  Устроившись после удачной охоты в листве, и закрыв глаза, обдумываю все, что запланировано на этот месяц и почти проваливаюсь в сон, когда северный ветер приносит тошнотворный запах.
  Быть того не может! Подняла морду, принюхалась и тут же подскочила, оглядывая лес.
  Медики! Много! Окружена! Шли так, чтобы не учуяла. Черт!
  Направляюсь к дороге. Надо уходить и как можно быстрее!
  Не успела. Выстрел и бок опаляет острой болью. Серебро, черт! Значит все-таки по мою душу, а надеялась случайно тут.
  Бросилась бежать, прорываясь через заросли, чувствуя, как пуля за пулей попадает в тело. Растерзала бы!
  И тут, как по желанию, передо мной появился он. Бросилась, перегрызая глотку и отплевывая кровь с привкусом гадости, которую они себе колют. Но, увы, его смерть для меня обошлась дорогой ценой. Парень успел выстрелить, и пуля попала в район сердца, одновременно с еще двумя.
  Больно! Не могу дышать, но и останавливаться нельзя.
  Бежать, бежать, бежать... - бьется в голове.
  Снова выстрелы, снова боль. Падаю, при этом получая еще одно ранение. Добивают, но я так просто не сдамся. Кто-то идет. Судя по всему, сейчас голову отрежут, и помру я тут. Никто же не знает где, так и останусь пропавшей без вести. Ну уж нет!
  Рывок, изворачиваюсь, и вцепляюсь в нападавшего, после чего бегу к дороге. Ну же, давай, ты можешь. Дышать тяжело. В глазах двоится и вообще темнеет, но останавливаться нельзя, иначе умру.
  Дорога. И ни одной машины, что же делать! Оглядываюсь и вслушиваюсь в звуки. Дребезжание. Мотор! Ура! Бегу следом, Господи, пусть это будет грузовик, и я обещаю перейти на донорскую кровь из мешков!
  За спиной стук шагов. Бегут следом. Но еще далеко. Успею или нет? Сворачиваю за поворот и вижу грузовик, слава Богу! Судя по всему, водитель останавливался по нужде и теперь снова собирается ехать. Рывок из последних сил. Прыгаю в кузов. Смогла, слава тебе, Господи. Падаю плашмя, слыша, как где-то сзади кричат медики, судя по всему застыв у обрывающегося кровавого следа и споря в какую сторону я побежала. Кажется, грузовик они не заметили.
  Минут через двадцать, осознав, что более-менее в безопасности, пытаюсь вытолкнуть пули. Восемь. Восемь серебряных кусочков, один из которых почти в сердце и они мешают регенерироваться. А сил вытолкнуть не хватает. Не сдаюсь, продолжая пытаться и так, в своих попытках, теряю сознание.
  
  Очнулась я резко, сама не знаю почему. Просто в один, далеко не прекрасный, миг я ощутила острую боль, а уши заложило от шума города.
  Где это я? Почему так жестко лежать? Из-за чего все запахи стали такими острыми, а звуки аж мозг выворачивают от громкости. А главное, отчего так болит все тело?
  Открыла глаза и увидела железную стену. Странно. Поднялась, огляделась и испугалась. Я в каком-то помещении, без крыши, из железа и подомной что-то вроде одеяла. А еще какие-то коробки вокруг.
  Попыталась смахнуть что-то липкое с лица, но в результате только поцарапалась о собственные когти. Стоп Когти?
  И тут память вернулась. А вместе с ней и страх.
  Первым желанием было спрятаться, а вдруг они где-то рядом, но победил разум. Мне надо добраться до базы. Найти ребят и вытащить пули, а главное сейчас узнать, где же я нахожусь.
  Сердце вроде не задето, но дышать все равно очень больно, не будь я нечистью, уже бы сдохла.
  Аккуратно встав на задние лапы, морщась от боли и все так же задыхаясь, выглянула из кузова. Ненавижу медиков! Так, я это место знаю. В получасе от Находки кафешка на берегу моря. В ней обожают останавливаться дальнобойщики и проезжающие, а готовят там, что пальчики оближешь. Эх, отведать бы их блинчиков, но не в таком же виде.
  Так, выбраться я не могу, сил не хватит. Поэтому придется ждать, пока водитель не откроет кузов.
  Легла, закрыла глаза и погрузилась в тяжелый сон, он сейчас лучшее из всего, что я могу предпринять.
  Проснулась от скрежета металла. Понимая, что сейчас буду свободна изготовилась прыгать, а едва раскрылась дверца, рванулась на волю.
  Крик, шум, гам люди на улице бросаются врассыпную, а я бегу прочь из города. Владивосток, туда моя цель, только там есть спасение.
  
  - Слышал новости? Во Врангеле из грузовика с техникой выскочила окровавленная волчица и была таковой, - сообщил мне Алан, едва войдя в общую гостиную.
  - Новость устаревшая, ей уже три дня, - ответил, отпив глоток Виски. Где же она. Задерживается уже на несколько суток.
  Внимательный взгляд и тут же вопрос:
  - О чем задумался?
  - От Лики вестей так и нет?
  - Нет. Сам уже волнуюсь. Всегда возвращается ровно в вечер третьего дня, а тут... - налил себе виски и сделал глоток вампир.
  - Ладно, наверняка опять ушла в рейд и никого не предупредила, - попытался пожать плечами, прекрасно понимая, что лгу себе. Ее телефон вне зоны доступа, а тревога, появившаяся еще в ночь полнолуния, с каждым часом все сильнее.
  - Да, ты прав. - Кивнул Алан, только глаза его смотрят с той же тревогой что и мои. - Ладно, коли ее нет, придется нам самим справляться.
  - Что еще? - напрягся.
  - Да тут информатор объявился, надо кому-то поехать...
   - Я съезжу, - обрадовался возможности сменить атмосферу и сосредоточиться на чем-то еще кроме исчезнувшей вампирши.
  - Уверен?
  - Конечно! Куда ехать...
  
  Сколько я бреду, не знаю. Дни и ночи смешались. Иду по незаселенным местам, чтобы не привлекать внимание, то и дело теряя сознание. В голове остались только страх и мысль о спасении. На охоту нет сил, а двигаться с каждым шагом все тяжелее и тяжелее.
  Шорох, будто кто-то бежит. Прыжок на автомате, без надежды кого-то поймать и тут же вцепляюсь в горло неожиданной удаче. Курица. Значит люди рядом. Выпиваю всю кровь, чувствуя, как прибавилось сил, но ненадолго, надо уходить, пока не заметили.
  Снова бегу. Потом вырубаюсь, прихожу в себя и бегу...
  
  - Шесть дней! Вы что, совсем сбрендили! - бесится мастер Приморья. - У вас пропал вампир, а вы хоть бы хны! Медики терроризируют, неизвестная волчица по всему краю 'следит', а вы еще и Лику потеряли!
  - Мы ищем ее, - попытался успокоить начальника Алан.
  - Оно и видно! Вон отсюда и чтобы к завтрашнему дню она была тут, иначе я с вас головы сниму!
   Переглянулись и вышли.
  - Что делать будем? - поинтересовался Алан.
  - Идем на зачистку сами, потом я кое-что попробую, если получится, мы ее найдем.
  Кивнул и мы пошли к группе, ждущей нас у катера.
  
  Вот он, Владивосток. Теперь надо добраться до пирса. Днем прибьют. Значит, ждем ночи.
  Спрятавшись в леске, уснула, хотя сном это можно назвать с натяжкой. Скорее, потеряла сознание. Очнулась, огляделась. Слава Богу, ночь, побрела, стараясь не показываться на свет.
  А вот и пирс. Теперь надо дождаться кого-то из своих. Легла на лапы и стала ждать.
  Петр появился на рассвете. Побежала к нему, обернулся на звук и тут же увидел меня. А в следующий миг в меня снова полетело серебро. Девятая пуля. Лапа. Отступаю, понимая, что тут помощи не будет.
  Бегу, а за мной вампир. Черт!
  - Эй, Перт, тебе же ясно сказали, быть на базе, - голос Фаста. Прячусь за мусорным баком. Попытаться приблизиться? Нет. Он-то точно прибьет, с его страстью к оборотням. Уж не знаю, что у него с ними, но ненавидит он их жутко, хотя и терпит иногда.
  - Фаст, тут раненый оборотень!
  - Пошли на катер, там расскажешь, - отмахнулся Фаст, но все же обвел взглядом улицу.
  Они уходят, а я остаюсь сидеть. Что же делать? Я не могу сменить облик. Пуля слишком близко к сердцу. Но и так они меня не узнают.
  Тогда может...
  Да надо попробовать.
  Бегу в пригород. Добралась к рассвету. Нашла нужный дом и поскреблась.
  - Мам, стучится кто-то.
  - Посмотри, только калитку не открывай.
  Шаги и тут же визг:
  - Там волк! Окровавленный волк, - визжала маленькая Света. Прости малышка, но иначе никак. Пусть твой дедушка окажется дома. Он мне так нужен. Пожалуйста.
  Но судя по голосам его нет. Кто-то из матерей звонит Алану. Остальные же запирают детей в доме.
  Надо уходить. Один он не приедет, а значит, помощи не будет. Напоследок предпринимаю отчаянную попытку связаться мысленно с кем-то из домочадцев Алана, а едва удалось поняла что сил почти больше нет поэтому передала всего одно слово 'помогите'
  
  Расслабился, прислушиваясь к нитям жизни. Это моя способность, которую я тщательно скрываю. Если хотя бы раз видел кого-то, легко могу найти его по нити его жизни. Но сейчас меня волнует только Лика, поэтому выделяю только ее нить.
  Жива, но нить тонкая, а значит на грани смерти. Но где? Вот тут мой прокол. Могу определить на расстоянии километра не ближе. Рядом. Значит в городе. Тогда почему молчит? Ранена? Без сознания или все же в плену?
  Попытался притянуть нить к себе. Получилось, только образы размыты. Что-то вроде забора... Кусты... Дорога... Кажется она двигается. Слышу крик петуха и испуганные вскрики. И главное, все вокруг огромное. Но почему? А главное где же она?
  - Фаст, - прерывает меня голос Алана.
  - Чего еще! - зло огрызаюсь, понимая, что во второй раз сегодня выйти на нее не смогу.
  - Нас Ренар с отчетом вызывает, - удивленно взглянул на меня. Ему-то не понять. Сижу себе в позе лотоса и сижу. Может, отдыхаю так, а я уйму сил истратил на эту связь.
  - Ясно, пошли, - встаю и направляюсь к здешнему мастеру.
  
  Услышав весть об оборотне, мастер побледнел, надолго замолчав, после чего велел:
  - Найдите и доставьте живым.
  Кивнул и вышел из кабинета. Бежать сейчас искать, смысла нет. Утро, скорее всего, куда-то спрятался, поэтому направился в гостиную, но меня остановил взволнованные слова Алана в трубку телефона, а глаза вампира стали просто сумасшедшими:
  - Что стряслось?
  - Волчица у ворот моего дома!
  Что-то внутри кольнуло, но думать времени не было. Я бежал за Аланом, так же как и почти вся наша группа. Но источника беспокойства уже не было, от нее осталось только странное высказанная одной из внучек Алана сообщение 'Помогите'
  Переглянулись и начали охоту.
  
  Тем же вечером мы сидели в засаде. Из достоверных источников поступила информация, что волчица спряталась на старом неиспользуемом складе, поэтому, не желая рисковать людьми, я решил дождаться, пока она сама выйдет.
  И вот тень выскользнула из дверей. сверкнули глаза, и волчица (вроде бы самка) потрусила к переулку. поморщился. кровью от нее разило за версту.
   - Окружай, - тихо велю ребятам, сам не зная зачем, но чувствуя, что так надо. Где-то внутри колеблется та нить, которую сегодня искал. Лика где-то рядом, но где...
  Замерла, стала озираться. Услышала, значит. Повернулась и взглянула прямо на меня. Почему-то при виде ее взгляда вспомнились кривые буквы на калитке. 'Помог'.
  Почему же она пришла к Алану? Волчица начала пятится и парни подняли пистолеты со снотворным. Снова стрельнула взглядом в меня. Ушки встревожено замерли на макушке.
  Во взгляде готовность сражаться и в то же время грусть и отчаянье. Это выражение глаз я вижу очень часто. Неужели...
  - Стойте! Не стрелять!
  Ребята замерли, не отводя взгляда от волчицы и все же косясь на меня.
  - Фаст...? - начал Алан, но я его не слушал.
  Я пошел прямо к ней, замерев, только когда она попятилась, а я оказался в десяти шагах от нее:
  - Лика?
  Радость во взгляде. Еле заметное движение на встречу и тут же кивок морды. Оглядел ее внимательнее и понял, что кровь на ней по большей части ее.
  - Ты ранена? - тихий звук больше напоминающий стон, чем вой. - Все хорошо, девочка, я помогу. Дайте аптечку.
  Алан достал маленькую аптечку из кармана. Бросил мне, отчего Лика отшатнулась.
  - Все хорошо, малышка, это просто аптечка, смотри. - Присел на корточки - Я помогу тебе, не бойся. Иди ко мне.
  Еще раз взглянув в мои глаза, как бы предупреждая, что если обижу она еще успеет цапнуть, Лика делает шаг ко мне. Затем второй и я замечаю раны на лапах. Меня захлестывает ярость и желание растерзать ее обидчика, но не сейчас. Надо контролировать себя, иначе будет плохо.
  - Бедная! Сейчас я вытащу из тебя эту гадость, и все будет нормально, - нежно говорю ей, укладывая так, чтобы причинить меньше боли.
  А в следующие несколько часов я вытаскивал пули из тела, видя, что раны не заживают и клялся про себя найти тех, кто это сделал, при каждом скрежете клыков..
  - Когда ты ела? - спросил, едва вытащив первую
  Что-то рыкнула, но, поняв, что я не понимаю ее, она начертила когтем несколько палочек на земле.
  - Часов?
  Качнула головой.
  - Дней? - кивок.
  Гнев перерос в ярость. Убью, подонков.
  - У тебя дома есть запас крови?
  Кивок.
  - Вот и славно, сейчас вытащим все пули, и отвезу тебя домой.
  Вытащив восьмую пулю, вздохнул с облегчением. К этому времени мы уже успели споить ей пять бутылок крови, но раны все еще не затянулись.
  - Вот и все.
  Качнула головой и стала переворачиваться, тогда я и увидел еще одну рану и лужу крови под ней. Так вот почему кровь не усваивалась.
  - Сердце задето?
  Мотнула мордой. И я снова занялся делом. А когда закончил, взял измученную волчицу на руки и пошел в сторону ее дома.
  - Фаст...
  - Завтра. Сейчас ей нужен отдых и кровь. А Ренар увидит ее завтра.
  И вот знакомый дом. Лестница и квартира.
  - Ключей я так понимаю, у тебя нет?
  Виновато помотала хвостом.
  Улыбнулся, аккуратно перехватил одной рукой стараясь не причинить боли, а второй достал отмычки. Три минуты и дверь открыта. Попыталась высвободится, но я не дал, внеся в дом, чем заслужил недовольный взгляд. Не реагируя на протесты, отнес в ванну, где тщательно обработал раны. После чего напоил кровью и дождавшись пока раны немного затянутся вымыл. Пока мыл ужасался, сколько крови она потеряла, а еще смеялся над собой, ведь никогда раньше не думал, что когда-нибудь буду мыть оборотня и переживать из-за того, что тот мог умереть. А главное, было время, когда клялся уничтожить любого оборотня, какого встречу и тут...
   Когда закончил ее мыть и обтер полотенцем, принес ей миску с кровью. То, с какой жадностью она набросилась на 'еду', мне сказало все за нее.
  Напившись, она посмотрела в зеркало и с выражением тоски на меня:
  - Хочешь сменить облик? - кивнула - Меняй.
  Если бы взгляд мог убивать, уже был бы мертв. Узнаю Лику.
  - Ладно, давай отнесу в спальню, заодно сразу ляжешь.
  Отнес и тут же вышел, но стоило услышать тихий вскрик боли бросился обратно, тут же отворачиваясь от увиденного.
  - Уже все, - услышал, минуты через три тихих стонов.
  Посмотрел на нее. Забравшись под одеяло, она выглядит еще белее, чем белая простыня. Принес ей еще бутылку крови, после чего наблюдаю, как она выпивает ее почти за минуту.
  - Нам надо поговорить, - устало сказала, допив последнюю каплю.
  - Завтра. Сейчас тебе нужно поспать, - качнул головой.
  - Я в норме, - опять упрямится.
  - Лика! - скрестил руки на груди.
  Усталый взгляд встретился с моим решительным, и она кивнула.
  - Хорошо, завтра. Ты побудешь со мной?
  - Да.
  - Ладно.
  - Приятных снов тебе, - наклоняюсь и целую ее в нос.
  Улыбнулась:
  - Спасибо.
  Попытался встать, но девушка не дала:
  - Не уходи.
  Кивнул, снова сел, но она потянула меня к себе. Подчинился, однако, из-за неловкого движения оказался на ней.
  Наши взгляды встретились. Она манила к себе, но я все же с большим трудом заставил себя отстраниться, но тут рука случайно задела ее грудь и она резко втянула воздух. Не выдержав собственного желания накрыл ее рот своим. В первые секунды она не отвечала и я уже был готов уйти когда наконец получил ответ Все мысли о благоразумии пропали. Пальцы сами стали гладить ее тело. Захотелось погрузиться в нее как можно глубже и не отпускать. Стянул с нее одеяло прокладывая цепочку из поцелуев и тут взгляд упал на свежую только затянувшуюся рану. Отскочил тяжело дыша:
  - Тебе нужен отдых!
  - Не сейчас! - потянулась ко мне, и я еле сдержался, чтобы не наброситься на нее.
  - Сейчас!
  Обида в глазах, поэтому добавляю:
  - Мы вернемся к этому, когда ты поправишься. Если, конечно, захочешь. Сейчас пользоваться твоим состоянием я не собираюсь.
  Кивнула, хотя все так же недовольно хмурила бровки, а потом попросила:
  - Тогда хотя бы не уходи.
  - Не уйду, - ложась на кровать и устраивая на своем плече девушку, ответил я.
  Через несколько минут она уже спала, я же смотрел на нее, все так же пытаясь понять. Кто же она такая и что для меня значит?
  
  9
  
  И снова этот сон. Нет, я, конечно, уже привыкла к нему, недаром же почти каждую ночь вижу. Но у меня сегодня просто нет сил, чтобы разгадывать шарады своего подсознания. Но делать нечего... Мертвая дорога (а как еще назвать посыпанную пеплом асфальтовую полоску с 'высохшими' деревьями, 'растущими' с обеих сторон от нее), вдоль которой стоят полупрозрачные образы людей. Только смотреть на них не стоит. Уже проходила, знаю, что это души всех тех, кого я когда-либо убивала. Они напоминают мне о моих грехах, и это неприятно, заставляет думать об аде и смерти. Чего за последние дни мне уже хватило с лихвой.
  Иду вперед, стараясь не слышать их проклятий и не всматриваться в лица, чтобы не вспоминать где, кого и когда порешила. И так, пока не встречаю ее. Обычно в этом месте я просыпаюсь, увидев лишь тень, лица у которой нет (кстати, это уже стало почти идеей фикс - увидеть ее чело), но не сегодня. Голубоглазый ангелочек, каким принято рисовать этих существ. Вот бы удивились люди, узнав, что их пресветлейшие в современной трактовке существа списаны с моей сестренки. Хрупкая блондинка с вьющимися белыми волосами и нежной бледной кожей. У нее алые, чуть полноватые губки и небесно-голубые глаза, в которые хочется смотреть и смотреть.
  Останавливаюсь, не зная, что делать дальше. При этом мечтая подойти и обнять, сказать люблю, но не знаю можно и, главное, нужно ли?
  Она же улыбается и протягивает мне руки.
  - Сестренка? - чуть приподнятая в вопросительном жесте бровь и ее знакомая улыбка на губах.
  А встретившись с ней взглядом, вижу такие привычные для меня чувства: доброта и нежность, которые когда-то проливались на всех, кто был рядом. Не выдерживаю, бросаюсь к Натали, прижимая к себе и вдыхая ее родной запах сирени. Как же я ее любила!
  Кровная, единственная, родная сестренка, рожденная от женщины, которая заменила мне мать. Как и Мариса, Натали стала для меня светом в оконце, а потом пришли те подонки. И теперь ее уже нет.
  - Прости меня, прости, я так виновата! - слова рвутся из самой души, не могу их сдержать. Я так хотела ее увидеть, но она не приходила, или приходила, да только я никак не могла ее увидеть.
  - Ты не виновата, это судьба! - отвечает сестренка, поглаживая меня по волосам, и я вдруг понимаю, что плачу. А ведь в последний раз плакала на ее похоронах. Тот день изменил меня. Во мне что-то умерло вместе с ней. И появилась новая Лика. Холодная и жестокая, которая никогда не плачет, а развлекается охотой на медиков, вместо привычных ранее журналов мод.
  - Но ведь это же я...
  - Ли, - прервав меня, сестричка отстранилась, чтобы посмотреть в мои глаза. - Это не твоя вина! Забудь и прости! Я не желаю больше слышать о прошлом! Лучше расскажи мне о том, кто привел тебя ко мне.
  - Что? - я удивленно уставилась на Натали, позабыв о ее словах, о моей невиновности. Кто меня привел? Я сама пришла. Все сама делаю, теперь это мое кредо. Так проще.
  - Я никак не могла докричаться до тебя, чтобы сказать идти вперед, а не нырять с головой в свою ненависть. Мне не нравится твой путь. Я уже совсем тебя не чувствую, а ведь я - твой ангел-хранитель! Спасибо тому, кто приблизил меня к тебе. Несколько лет назад так было, и теперь снова. Только тогда я не поняла, что делать, а сейчас воспользовалась возможностью. Лика, остановись! Их смерть не стоит того. Она тебя же и погубит, а меня не вернет, да и Сюзи тоже. Подумай об отце, о братьях. Да и тот, кто помог нам встретиться, заслуживает лучшего. Сестра остановись, пока не поздно!
  - Но... - попыталась объяснить я свои поступки.
  - Не спорь! Просто сделай то, что я прошу, ладно. И еще, передай ему спасибо! Я, наконец, смогла тебя увидеть и поговорить, а это уже многое!
  Подумала о Фасте, неужели он как-то действует на меня? Затем вдруг испугалась, что больше не увижу ее.
  - Ты будешь рядом?
  - Я всегда рядом! Защищаю, храню и волнуюсь. - Она посмотрела мне за спину и сказала. - Тебе пора. Зовут.
  Обернулась, отслеживая ее взгляд, и увидела...себя. Нет, не так. Я узрела волчицу, которую могу увидеть каждое полнолуние, если подойду к зеркалу.
  - Она тебя зовет. Пора, - прощаясь, сестра прижала меня к себе.
  - Но...
  - Иди! - такая знакомая жесткость появилась в голосе и, поняв, что бесполезно спорить, пошла следом за волчицей.
  И снова дорожка с мертвыми душами по краям. И все как в старых снах. Силуэт, медленно превращающийся в фигуру, думаю, что проснусь, но нет, передо мной профиль такого знакомого мужчины. Еще шаг и я уже рядом. Взгляды встречаются, и он протягивает руку. Принимаю. Почему я тогда сама не сделала это? Ведь хотела же, но... охота...
  Прижимаюсь к его крепкому телу, вдыхая терпкий мужской запах, при этом стараясь не замечать странный нарастающий звук в ушах. Поднимаю голову и встречаю его губы, отвечая на сладкий поцелуй. Глаза закрываются сами, а в следующий миг он исчезает, и, открыв свои очи, понимаю, что лежу одна в кровати, а мужчина выбегает из комнаты, явно направляясь к входной двери, в которую кто-то ломится.
  - Какого черта! Что стряслось, что вы так ломитесь в семь утра! - недовольно рычит Фаст.
  - На базу напали, - отвечает ему Алан. Он не один. Судя по всему, минимум четверо. Так, Алан, Малыш, Перт и еще кто-то из охраны, не помню имени.
  - И? Что, сами отразить не можете? Лика не в форме, а у меня, между прочим, телефон имеется, можно просто позвонить, а не поднимать весь дом...!
  - Фаст, стой, успокойся! - прервал его Алан. - Телефон твой не отвечает, звонили уже, а отражать нечего уже. Все кончено, и не в нашу пользу.
  Слышу, как матерится Фастар. Сама же резко поднимаюсь с кровати и, остановившись (пытаясь не упасть от головокружения) возле нее, оглядываю комнату с мыслью, а все ли в сумке, или есть что-то еще, что я могу забыть в квартире.
  - Сколько? - вот теперь вампир явно зол и сильно.
  - Все, кто был на базе. А она сожжена. - Я покачала головой, думая о том, что не раз говорила, что база уязвима, но мастер не хотел ничего слушать. Вот теперь и хлебаем последствия. Стараясь не обращать внимания на головокружение, начала одеваться. Как же хорошо, что сумка все-таки собрана и все взято, осталось только в шкаф залезть и одеться.
  - Мастер...? - тем временем спрашивает Фаст.
  - Мертв, - вешалка с одеждой выпала из рук. Вот тебе и нападение.
  - Но как? - читая мои мысли, взревел Фастар.
  - Их было слишком много. Когда мы появились, уже спасать нечего было. Дом горел, а вокруг куча медиков. - Ответил вместо Алана Перт. - Еле сами живы остались.
  Теперь уже не сдержала ругательств я, не желая верить, что мастер мертв.
  - Возьми только самое необходимое, и кровь. Больше ты в эту квартиру не вернешься, - голос Фаста звучал спокойно и обращался он явно ко мне. Услышал, значит. Только опоздал, я уже собралась и выходила из комнаты.
  - О, привет, рыбка! Ты как? Выглядишь не очень, - в голосе Алана не хватает былого веселья.
  - Чувствую себя еще хуже, чем выгляжу, но сейчас не до меня. Едем на базу, - буркнула, надевая куртку.
  - Но... - попытался возразить мой спаситель, но я его перебила.
  - Алан, ты же собрал ребят?
  - Да, когда ушли от погони, стали собирать народ, удалось вызвать около полусотни.
  - Это хорошо. Медики перешли грань и сегодня увидят настоящих вампиров, как они того и хотели.
  Алан с Фастом переглянулись, покачали одновременно головами и пропустили к двери, даже не пытаясь остановить.
  Через два часа я стояла на берегу моря, глядя на то, что осталось от прежде красивого дома. Почерневший камень, пустые проемы, где раньше было вставлено стекло, так поразившее меня, когда я впервые увидела этот замок, ощущение тепла от земли (огонь явно погас совсем недавно), пепел, покрывающий все вокруг, и запах смерти.
  - Тут никого нет, - разочарованно доложил один из собранных парней.
  Алан с недовольством добавил.
  - Вот интересно, что они использовали, что дом сгорел за четыре часа?
  - Какая разница! - огрызнулась я, сжимая кулаки, а ведь говорила, что окна это самое слабое место! Не слушал, и вот результат! - Обыскать все, и будьте осторожны, они могли оставить нам парочку сюрпризов.
  Подошла к двери (ладно, уточню, к тому, что от нее осталось), и прошла внутрь, исследуя красиво обставленный дом. Хотя нет, красиво обставлен он был вчера, а сегодня...
  Сгорела вплоть до пепла мебель. Вместо паркетов - пепел. В каждой комнате встречаются кости вампиров и людей, и летает невыносимый запах горелого мяса. Тут погибли не только вампиры, но и люди. Простые слуги, виновные лишь в том, что работали в доме. Я нашла минимум три очага возгорания. Явно бросали бутылки с огнем. Как же просто оказалось уничтожить нашу базу. Просто брось коктейль Молотова или еще какую гадость к нам в окна и не дай выбраться, и все, конец.
  - Почему же они не выбрались? Почему остались внутри? - не выдержав, задала мучавший меня вопрос.
  - Если их действительно было так много, как говорит Алан, им просто не дали - отстреливая каждого, кто высовывается, - ответил Фаст стоящий рядом.
  Под ногой что-то заскрипело. Опустила взгляд и увидела кость, а на ней что-то блестит. Присела и, вытащив ее из обломков и пепла, стала разглядывать нечто частично почерневшее, но все же сохранившее форму. Что это, узнать было несложно. Браслет, принадлежащий мастеру. Ручная работа - изображен клинок на тонкой полоске, крепящейся на руке. Ренар никогда его не снимал, говорил, что тот спасет в любой беде. Спас...
  - Черт, Рен! А я до последнего надеялся... - голос Фастара над моей головой звучал устало и расстроено.
  - Рен? - так мастера звали только самые близкие.
  - Я знаю Ренара достаточно давно, - ответил уклончиво Фаст - Кстати, браслет ему я подарил, после того, как жизнь спас. Сделан он из того клинка, которым его чуть не убили. На удачу...
  Я вгляделась в его лицо и заметила печаль.
  - Он был моим другом. - Будто подтверждая мою догадку, добавил Фаст. - Я частенько прилетал во Владивосток, чтобы оттянуться с ним.
  - Так вот как ты вошел в квартиру? - нашла я ответ на давно мучавший меня вопрос.
  - Ага, пока тебя не было, жил в ней. Только последние лет пять я не приезжал и теперь жалею.
  Прошел час бесполезных поисков неизвестно чего, и я окончательно убедилась, что не смогу бросить начатое. Прости, сестренка, но после этого остановиться я уже не имею права.
  - Алан, вызови из края всех доступных вампиров, я хочу, чтобы вечером они были здесь. - Попросила я друга, выйдя из дома и глядя на море, чтобы забыть картины, увиденные в этом еще вчера красивейшем доме.
  Вот странно, я любила этот дом. Если Афины я любила за тепло солнца и счастье быть любимой, Киев - за какую-то особую его черточку, которой до сих пор не нашла название, наверное, это была свобода. То этот дом я обожала за изысканную красоту, присущую только ему. А они опять уничтожили то, что я люблю.
  - Что ты затеяла? - поинтересовался Фаст.
  - Они нанесли удар, мы ответим, - пожала плечами.
  И снова парни переглядывались. Будто решают, подчиняться или нет.
  - Сделаю, - после минутной паузы согласился Алан.
  Улыбнулась, сделала шаг к причалу и тут силы покинули и ноги подкосились. Если бы не Фаст, который меня поймал, упала бы.
  - Черт, где кровь? - проревел он зло.
  - На корабле. - Меня тут же подхватили на руки и понесли. - Она не поможет. Я голодная. Волчица не удовлетворила голод, плюс еще и перевоплощение. Короче, мне сейчас нужна кровь и обычная еда.
  - Тогда едем ко мне, заодно и план составим, - предложил Алан, после чего отдал команду собираться на наш корабль.
  
  - Так, что ты хочешь сделать? - спросил Алан, наблюдая, как я за обе щеки уплетаю пирожки, борщ, и запиваю все это кровью. Как же вкусно! Боюсь, семье не достанется, все съем!
  - Спасибо, Оль, ты чудо! Ничего вкуснее не ела! - поблагодарила внучку Алана с набитым ртом, а та, смеясь, ответила:
  - Не за что, ешь давай! А вы не трогайте ее. Дайте первый голод удалить, потом она все расскажет!
  И снова мужчины переглядываются, только на этот раз с улыбками. Кажется, эти двое все же подружились на почве моей пропажи.
  Минут через десять, поняв, что могу оторваться от третей по счету тарелки борща и десятого пирожка, я ответила на вопрос Алана.
  - Мы устроим рейд. Прочешем весь город, от подвалов до чердаков, не выпуская никого из города, и каждый медик, встреченный на нашем пути - умрет.
  - А город-то большой, и боюсь, нас не хватит, - с сомнением заметил Фастар.
  - Поэтому я и хочу, чтобы Алан вызвал всех, кого только можно. С этого дня они получат все то, на что напрашивались. Сантиметр за сантиметром мы будем проверять каждый дом, начиная с окраин и заканчивая центральными офисными зданиями!
  И снова этот жест. Сколько можно этих взглядов!
  - Может, хватит переглядываться! - ложка звякнула о стол.
  - Прости, но мы не считаем, что это хорошая идея, - произнес медленно, будто разговаривает с малым ничего непонимающим ребенком Алан.
  - Почему? - удивил прямо.
  - Это просто вызовет резонанс среди людей, а медиков мы так и не поймаем, - ответил за него Фаст. Вот же спелись, пока меня не было.
  - Найдем. А потом уничтожим. - Не желая их слушать, буркнула я. - Пусть не всех, но многих.
  - Но... - начал Алан бесполезный спор, в то время как Фастар просто встал и ушел.
  
  Доев и взглянув на часы, поняв при этом, что Фастара нет больше часа, я прервала затянувшееся бухтение Алана и пошла искать украинского гостя. Нашла у старой яблони в саду, разговаривающего по телефону.
  - Нет, мастер, получается, старшими стали Лика и Алан... Я не думаю, что это уместно... Я гость и такое поведение будет расценено как вмешательство украинской стороны... Хорошо, я поговорю с Ликой.... Нет, она лидер и если с кем и разговаривать, то с ней... Ладно, договорились. - Будто что-то почувствовав, обернулся, заметил меня. - Мне пора, позвоню утром.
  - Мастер? - поинтересовалась, подходя ближе.
  - Да. - Потер переносицу. - Надо было доложить.
  Кивнула, глядя на цветы на клумбе. Маргаритки и розы. Как же красиво.
  - Скоро тут будет куча желающих занять место Ренара,- сказала, а саму аж передернуло от отвращение. Падальщики, охочие к власти. Но такова жизнь. На смену одному лидеру приходит другой, а выгодное место не может пустовать.
  - Есть такое. Один уже на месте, - усмехнувшись, вампир отвел глаза.
  - Твой мастер хочет, чтобы ты занял место Рена? - улыбнулась. Чего-то такого я и ожидала. Но это и к лучшему.
  - Да. - Не стал отнекиваться Фаст.
  Уставилась на него. А интересно насколько Фаст управляем? Если он станет во главе приморского клана, смогу ли я спокойно закончить свою охоту?
  - И? - прислонилась к яблоне, ожидая его реакции, и желая услышать его ответ, чтобы знать чего ждать.
  - Я сказал, что поговорю с тобой, но мне кажется это не то, что сейчас нужно. Не время посты занимать, хотя кто-то и должен это сделать, чтобы вести людей вперед.
  Хороший ответ, ничего не скажешь. Дипломат прямо. И вроде и мне право выбора дал и в то же время свою точку зрения высказал. Управлять им будет ох как сложно, но кто сказал, что 'другой заморский гость' не окажется хуже. Тирана мне только для счастья не хватало. Еще не известно, сколько мне еще в Приморье ютиться. Можно, конечно, самой стать мастером. Отец поддержит и даже рад будет. Подумает, что успокоилась, наконец, но нет желания, тем более с учетом охоты... Короче, Фаст не такой уж плохой вариант, почему бы мне не рискнуть...
  - Как раз наоборот, самое время, если не хотим паники. - Сказала вслух, думая о том, что данное решение хоть и рискованно, но самое логичное - Я, кстати, буду рада, если его займешь ты. Но Алан...
  - Ничего против не имею. Ты старше, мудрее, да и власти мне не надо, слишком много ответственности, - раздался голос Алана за моей спиной.
  Вздохнула с облегчением. Осталось только узнать, насколько далеко он отпускает поводок на своих подчиненных.
  - Остальных мы угомоним, если что. Так что, все остается как прежде, кроме мастера, - улыбнулась я.
  - Ладно, - согласился Фаст и я заметила облегчение, скользнувшее на миг по его лицу.
  - Так ты поддерживаешь мою идею с рейдом? - спросила, решив сразу проверить, как он отреагирует, и не создала ли я себе проблему в виде нового мастера.
  Внимательный взгляд на меня.
  - Поддерживаю, чтобы не нажить врага в первый же день правления.
  Алан забурчал, а я победно улыбнувшись, про себя вздохнув с облегчением, и пошла назад к беседке. Только не дошла. Наверное, все же не пришла в себя, слишком много ранений за раз, а тело не настолько сильно, чтобы за ночь все затянуть.
  И снова Фастар оказался вовремя.
  - Отдохнуть тебе надо, коли ты хочешь вечером на рейд выйти.
  - Мы еще поговорить должны, - устало ответила я, стараясь держать голову на весу.
  - Поговорим, успеется, а вот тебе поспать надо. - Буркнул, неся меня в сторону дома - Алан, где ее можно положить?
  - Пошли, покажу...
  Дальше я уже не слышала. Едва моя голова оказалась на его плече, я уснула...
  
  Она спит, уткнувшись носом в подушку, а лучи солнца, освещающие ее тело из окна, лишь подчеркивают ее прелести, делая еще более желанным ее тело. Майка сползла с плеча, оголяя его и часть спины, и я не могу отвести взгляд. Белая кожа так и манит, чтобы припасть к ней губами, но нельзя. Надо дать отдохнуть, придти в себя.
  Она совершенная, будто с картин Да Винчи сошла, и шрамы только украшают ее. Кстати, странные шрамы, будто печать кто поставил на спине. Рука сама собой потянулась, и я провел пальцами по шрамам в виде круга, в центре которого три сердца. Три... Кругом... Мозг еще не понял, а сердце уже похолодело...
  
  470 г н.э.
  Я в подвале... Меня наказали за непослушание. Не надо мне было кувыркаться с той дочкой трактирщика на сеновале. Да еще и выпил чересчур много. Вот и наказал меня отец... Чтобы научился сдерживаться.
  Все наверху, в основном доме. Веселятся... Кровь течет реками, недаром же отец пригласил столько людей, а я тут схожу с ума, находясь в ссылке. Чертова серебряная комната. Боль в ногах, от соприкосновения с серебром, невыносима. Дикая жажда из-за запаха крови, до которой не могу добраться, и проклятия в адрес 'отца'. Но ничего не поделать, остается только ждать, пока Юстаст не смилуется.
  - Ланс. - голос Трюфайны был тих, и блондиночка то и дело косилась в сторону лестницы, по которой только что спустилась - Я тебе чуть-чуть крови принесла. Прости, больше не смогла. Юстас накажет, если узнает.
  - Спасибо, малышка, - беру у сестренки бронзовую чашу через решетку.
  Кроме нее у меня три сестры и два брата. А еще 'мать', точнее жена нашего 'отца'. Мы все 'дети' Юстаса и все его ученики. У каждого своя проблема и свой порок. Так у меня несдержанность, за что я сейчас и наказан, а у Трю - доброта и нежность. Юстас говорит, что такие, как она, не выживают, и все время пытается сделать ее жестче.
  Но это только он. Остальные же пользуются ею, как могут. В том числе и я. Кстати, надо быстрее выпить кровь, пока старик не заметил. Только, увы, донести чашу до рта, мне было не суждено. Ее просто выбивают из рук.
  - Я кажется, ясно сказал, что ты наказан! - голос наставника сочится яростью. - А ты, Трю, о чем думала? Не понимаешь, что наше существование должно остаться в тайне? Люди же просто сожгут наш дом, если узнают!
  - Прости, отец! - воскликнули мы оба, опустив головы.
  Он собрался еще что-то сказать, но не успел. Наверху раздался волчий вой и крики людей.
  - Что за черт!
  Юстас и Трю побежали наверх, а я так и остался сидеть в комнате.
  Я слышал, как кто-то начал ломиться в дом. Потом страшный треск и тут же раздались звуки, будто кто-то бегает по комнатам и какой-то странный скрежет. Вспомнив о дыре в потолке, я полез по балкам, желая узнать, что происходит. Больно... Такое ощущение, что кожу кипятком опалили. Ладно, перетерплю, а то мало ли... Вцепившись в серебряные балки и скрипя зубами от боли, я прижался лицом к дыре в полу и похолодел от увиденного: Волки! Нет, слишком большие для них... оборотни! Их очень много, и они просто рвут всех, кто находится в комнате.
  С ужасом понимая, что ничего не могу поделать, я наблюдал, как разорвали моих сестер и братьев, слушая их жуткие крики. Лишь Юстасу удавалось противостоять им, и то, когда он остался один против шести, его быстро повалили на пол, просто разрывая на куски. Не знаю как, но ему удалось передать мысленные слова, которые я никогда не забуду:
  - Не шуми... Сиди тихо... Они уйдут... Не показывайся... Много... Убьют.. Дождись короля... Он поможет.
  И вот уже струйка крови, текущая изо рта наставника, и его мертвые глаза. Хотелось кричать и рвать их, но его слова будто засели в моей голове, не давая ничего предпринять.
  Оборотни же убедившись, что никого не осталось, сменили облик.
  - Обыскать все! - приказал их главный и стал собирать все ценное, что было в доме.
   Пока они обыскивали помещение и добро нажитое 'отцом', я продолжал висеть между двумя балками, морщась от боли, я еле сдерживал ярость и желание разорвать их. Наверное, тогда я и научился сдержанности и терпению.
  - Кэролл, тут подвал!
  - Что в нем?
  Слышу, как они открывают дверь. Вжимаюсь в потолок, не желая, чтобы они увидели раньше времени, и уже даже не замечаю острую боль в животе. Давайте, подойдите, и я разорву, сколько успею, но разорву!
  - Пусто. Тут только клетка. Черт! Она из серебра!
  - Ладно, уходим. Тут больше нечем поживиться. И сожгите тут все.
  Они отворачиваются, а я смотрю им вслед, видя сразу у трех из них что-то на спине. Приглядываюсь. Шрам... Нет скорее тату из шрамов... В форме шара и рисунком внутри. Уже позже я нашел, что это трилистник, а тогда, тогда я видел только этот знак.
  И в те страшные часы, когда вокруг меня бушевал огонь, грозя сжечь заживо, я выжил и выдержал, мечтая о мести. Желая найти их... Найти и уничтожить!
  
  И я сделал это... Король помог, хотя и был против мести, но куда там. Пусть я и был молод - всего-то двадцать вампирских лет и сорока пяти от рождения, но это ничего не значило. Во мне бушевала ярость. Я нашел всех. Их волчицы молили о смерти, пока я издевался над их телами и детьми. Волки захлебывались в собственной крови, но мне этого было мало. Я лично уничтожил, разорвал, растоптал и сжег их стаю с лица земли. От мала, до велика. Всех...
  Хотя бы я так думал и тут она... Снова... Тот же знак!
  Да быть того не может! Невозможно! Та земля, на которой они жили, до сих пор не плодоносит после меня! Так откуда же взялась эта девчонка! И главное кто она. Нет, мне показалось...
  Смотрю снова, мечтая, чтобы это была ошибка, но нет... Круг с трилистником внутри.
  Перед глазами встает Юстас.... Отец, создавший меня и защищавший до последнего. Сестры, братья... Сначала живые, потом куски тел, сгорающие в огне над головой.
  И желание иметь ее исчезает само, сменяясь яростью, которую, как я думал, уже не придется испытать снова.
  Шаг вперед.
  Образ волчицы в крови у склада сменяется образом стаи, разрывающей на куски свою добычу, и рука сама достает нож...
  - Не стоит этого делать, если жить хочешь, - голос Алана врывается в мысли, заставляя замереть и действуя, как ушат холодной воды.
  Я резко обернулся. Безоружен. Он прислонился к косяку, с жалостью глядя на меня.
  - Знаю, но...
  - Тебе стоит знать, - прервал меня вампир, - что когда она оказалась во Владивостоке, мастеру пришло письмо с 'просьбой' вернуть ее целой и невредимой. И мы ее чуть не отвезли. Девчонка смогла договориться с Ренаром.
  Вспомнились ее слова о связях.
  - И от кого же письмо? - взглянул на нее. Кого еще она успела очаровать 'человеческим' телом?
  - Мастер Греции...
  Я чертыхнулся.
  - Вот и я о том же. С чего это Артур заинтересовался девочкой, не знаю, но в письме вроде как четко было написано, что должна быть цела и невредима.
  Артур один из старейших вампиров. Сколько ему, никто не знает, но вроде он старше Ингемара. Но так ли это или нет, опять же, неизвестно. Силен, опасен, имеет огромные связи и влияние, но предпочитает жить в Афинах и нигде не светиться. Говорят, у него пятеро детей, из них трое рожденных и двое обращенных, но это уже опять домыслы. А главное, в последний раз его видели еще в девятнадцатом веке, так что вполне возможно, что кто-то другой, пользуясь его именем, то и дело присылает письма и звонит.
  Взвесив все за и против, я принял решение.
  - Что ж, пусть живет, нужна пока, а там видно будет, - убирая нож в ножны, произнес я, развернулся и ушел заниматься делами.
  
  Меня разбудили около семи вечера, а уже в восемь я и еще несколько сотен вампиров слушали речь нового мастера:
  - Сегодня у нас у всех траур. Уничтожена наша главная база, наш дом. Более того, погиб Ренар, мастер Приморья, правящий не одно столетие этой землей! И этому нет прощения. Медики должны заплатить! Именно поэтому моим первым решением, как главы этих земель, будет очистка края от этой нечисти! Мы перевернем эту землю, найдем всех и уничтожим! А потом устроим пир на их костях!
  С каждым словом мастера вампиры все больше шептались и когда он закончил один из парней спросил.
  - А кто тебе дал право принимать решения? Кто ты такой вообще? - он был явно возмущен и это мне не нравилось.
  Миг, и парень прижат к стене и болтает ногами как селедка. Фастар же так и остался стоять на месте, только кулаки сжал. Сила старого вампира, которая все это время скрывалось ото всех. Но почему?
  - Я новый мастер Приморья. Меня зовут Фастар и я готов доказать свое право на это место. - он даже не пытался скрыть угрозу в голосе. Скорее наоборот, предлагал всем бросить ему вызов.
  - Но как же Алан и Лика... - возразил кто-то из толпы. Неужто Петр заговорил!
  - Я поддерживаю нового мастера, - прервал спрашивающего Алан.
  - Я тоже, - тут же поддержала я Алана. - Фастар один из сильнейших вампиров. Его власть не требует доказательств, и я не вижу причин, чтобы отказаться от такого сильного вампира в наших рядах! Более того, его первое же решение, решение того, кто может защитить клан, привести его к процветанию.
  - Но разве рейд не глупость, как мы можем прочесать все Приморье? Огромная территория, а нас мало! - прохрипел тот, кто начал конфликт. Фаст уже успел его отпустить, но, кажется, парень из тех, кому нужна власть. Вспомнила! Именно ему хотел отдать власть Ренар в случае своей гибели. Кто-то из его деток. Тоже мастер только не помню, из какого города.
  - О, я смотрю, ты умный парень, а нюх тебе на что? Забыл то зловоние, которым несет от медиков, или ты у нас тепличный мальчик, привыкший сидеть дома? - язвительно поинтересовалась я. - План разработан, и вы его все видели! Вы что же, хотите, чтобы и в ваши дома пришла эта нечисть и сожгла их вместе с вами, как произошло с Ренаром? Я такое уже прошла и знаю, какого это - хоронить близких! Второго раза мне не надо! А тут есть те, кто близок мне! Поэтому я предлагаю вам бороться, а не сидеть на печи, споря, кто главнее. И если вам не надоело жить, вы сейчас забудете о сварах за уже занятое место и займетесь делом!
  Фастар не вмешивался, просто наблюдал и ждал, давая мне высказаться. А вампиры, уже не сдерживаясь, обсуждали происходящее. Будто видя, что-то в их лицах Фаст решил добить их:
  - Я приехал из Украины, где совсем недавно была одержана победа над медиками. Скажу честно, это не мы чудовища, а они. Сегодня мы подверглись такому же нападению, как подвергалась Европа в свое время. Медики - это чума, которая не жалеет никого! И если не убрать заразу сейчас, завтра уже будет поздно, так что? Вы останетесь дома, и будете ждать, пока они придут и убьют вас всех? Или все же сегодня выйдете на улицу и положите конец их существованию. Я выбираю улицу, а вы?
  Они выбрали улицу, и началась гонка со смертью... Смертью обоих сторон, потому что враг не хотел сдаваться, а мы были не готовы остановиться...
  
  
  Глава 10
  
  Месяц спустя.
  - Никто тебя за бортом не оставляет! - проворчал, входя вслед за мной в подъезд, Алан - Ты сама, сначала разругалась с Фастом, а потом перестала появляться на базе.
  - Ага, - кивнула, оглянувшись на него - Есть такое дело, только двух недель игнора мне хватило, чтобы понять, что я вне игры, и, уж, прости за ощущение, но не будь я вам нужна, уже прибили бы, и похоронили, где-нибудь в районе Шамарской мусорки, или просто в море бы сбросили.
  - Рыбка, прекращай чушь молоть! - уже раздраженно, ответил Алан.
  - А разве это чушь? - не сдержала кривой усмешки, которую никто не увидел.
  Промолчал. Знает, что я права. Так же, как и я знаю, что почему-то, все после собрания ополчились на меня, в том числе и Фастар.
  - Поговори с ним, помирись, и будешь снова в курсе событий, - тем временем, предложил мой партнер.
  - Ага, буду, так же, как и первые две недели была.
  Началось все с того, что к моему удивлению, вместо плана, который предложила я, прозвучал совсем другой. Ладно, смолчала, решив, что возможно, Фаст прав, и так будет лучше. Еще ладно бы, если бы он изложил весь план, но нет, он поведал лишь часть. Ровно столько, сколько надо знать присутствующим.
  После собрания я ожидала, что меня (приближенная как-никак), как и глав других городов, пригласят в кабинет для обсуждения деталей, но он не пригласил. Пошли Петр, Малыш и Алан (кстати, в последствии, ставшие его первыми помощниками). Сжала зубы, но стерпела, а потом, выследив его, когда тот был один, поинтересовалась:
  - Что происходит?
  - О чем ты? - удивленно посмотрел на меня, а взгляд какой-то озлобленный.
  - Ты без предупреждения изменил план, затем, пробросил меня с деталями...
  Начала я, но мастер меня перебил:
  - А разве я обязан тебя уведомлять? - вопросительно поднял он бровь.
  Тогда я и поняла, что что-то изменилось:
  - Фаст, что случилось, пока я спала? - медленно подбирая слова, поинтересовалась я.
  - Ничего, - отвел взгляд вампир, потом его окликнули, и он был таков, а я осталась, недоуменно смотреть ему вслед.
  С того часа я и оказалась в низах иерархии. Игнорируемая, и даже презираемая, сама при этом, не знаю за что. Сколько раз мне хотелось все бросить и уйти, пальцев не хватит, чтобы пересчитать. Но не ушла... Меня держали смерть Ренара, и урод, убивший мою сестру, вот и оставалась, терпя все.
  План был прост и чем-то напоминал 'шпионский боевик', пересмотрел он их что ли. Первым шагом было потрясти своих информаторов, чтобы вытрясти имена и адреса медиков им известных. На это ушли сутки. Затем взять живыми выявленных медиков, ах да чуть не забыла, те, у кого не было информаторов, должны были сами найти медиков, как? А это уже их проблема. Многие просто прошлись по городу, и быстро нашли парочку.
  Но это уже я от темы ушла. Своего первого медика я брала жутко злая, поэтому немного его покалечила, за что получила нагоняй от Петра, вдруг ставшего выше меня по рангу. Фаст же, сделал вид, что 'слишком занят' допросом доставленных ребят.
  А дальше вдруг выяснилось, что я, ну, очень им необходима. Каждого медика, приходилось забирать с боем. Оно и понятно, жить-то хочется. Вот и в тот день, во время драки в подъезде (их приходилось ловить, или там, или на улице. А все из-за чертового разрешения 'войти'!), я случайно влетела в квартиру соседей нашего медика. Алан, конечно, доложил Фасту, а тот, когда осознал, что я ему все же нужна (медики к тому времени попрятались в своих хатах, и на улицу носа не высовывали), соизволил, встретился со мной. Как же высокомерно мастер себя вел! Не выдержала, вспылила, теперт на базу больше не хожу, но задания, скрипя зубами, выполняла.
  Так, думая о наболевшем, добралась до пятого этажа. Остановилась у нужной двери, и оглянулась на Алана, поймав его странный, задумчивый взгляд. Будто решает, говорить или нет.
  - Что? - подняла бровь. Ну же, скажи, чем я заслужила такое отношение?
  - Открывая давай, у нас еще две квартиры впереди, - ответил он, отводя взгляд.
  Самое неприятное то, что все те, кого еще вчера я считала друзьями, ведут себя так же, а то и хуже. Алан же еще более-менее лоялен, пытается поддерживать отношения.
  Посмотрела на замок. (Еще на первом рейде, выяснилось, что квартиры я взламываю лучше Алана). Ага, мой ключик справится. Отперла и по уже сложившейся привычке, отпрыгнула в сторону, распахнув дверь.
  Тут два варианта. Или по тебе сразу откроют огонь, или впустят в квартиру и тоже начнут стрелять. Второй вариант не люблю больше. В длинных, пустых коридорах, прятаться негде.
  Здесь сработал первый. Очередь из серебра (благо глушитель хоть надел) пронеслась мимо нас. Вот так всегда.
  - Что ж они ... все с автоматами! Откуда взяли...! - не выдержав, вслух рыкнула я.
  - Не матерись. Лучше скажи, что делать! - огрызнулся в ответ Алан.
  Высунула нос за поворот, откуда стреляли, и чуть не схлопотала пулю, по этому самому носу.
  - Стреляй по правой руке, когда он перезаряжать будет. Он нажимает на курок ею.
  Так и сделали, мой план удался. Парень отвлекся из-за раны, что дало мне возможность его скрутить, не ожидал засранец, что я войти смогу. Одно плохо, левой рукой он тоже неплохо орудует, успел-таки напакостить, нанеся легкое ранение в плечо.
  - Ты как? - поинтересовался Алан, когда все закончилось, и мы спускались по лестнице.
  - Эмоционально лучше, а физически нормально.
  - Рыбка! - замер, уставившись на меня. Взгляд отца, на нашкодившую дочь.
  - Алан, все окей, просто руку задело, немного. - Пожала плечами, сдержав желание поморщиться - Мелочь. Лучше с базой свяжись.
  Покачал головой, собираясь что-то сказать, но его прервала рация на моем плече:
  - Зачистка, допрос окончен, парень раскололся, выдал своего куратора, надо взять, мы ждем следующего.
  - Адрес диктуй, а следующего пусть забирают, он у нас, - наблюдаю, как Алан достает тетрадь и пишет адрес.
  - Другая часть города.
  - Тогда поехали, - еще один лишний адрес на ночь. Четыре за сегодня, но раньше было хуже. Десяток адресов, в которых скрывались медики, и все в разных частях города. Стала гончей собакой прямо. Достанет меня Фаст, выловлю и сама ему допрос устрою, а лучше прибью!
  К рассвету мы подъехали к кафе. Обычно я тут не бываю, у меня свои источники получения крови, да и отношения вампиров мне не нравится, но сегодня исключение, Алану обещала.
  Вышла из машины и пошла в сторону парка. Там киоск с горячей едой, уже открылся, хорошо. Купила сосиску в тесте, съела и направилась в кафе.
  Час отдыха и снова в бой, но это уже привычно.
  Вошла и замерла от недружелюбных взглядов. Если бы я только приехала в город, подумала бы, что это реакция на запах волка, а сейчас не могу понять, чем вызвала такую ненависть?
  Кафе 'Красная зона', принадлежащее одному из вампиров, стало для нас излюбленным местом отдыха в последнее время. Именно тут можно посидеть, выпить крови, и поспать минут этак десять, пока не заметили.
  Подошла к стойке:
  - Третью отрицательную.
  - Сколько? - недружелюбно спросил вампир за стойкой.
  - Литр,- поставил бутылку.
  - Сто рублей.
   Глянула на прейскурант. Литр - пятьдесят рублей бутылка.
  - Тогда, хотя бы меню поменяй, - зло отрубила я, кладя полтинник, после чего направилась к столику занятому Аланом.
  Дойти мне не дали. Вырвав из моей руки бутылку, бросили на пол, будто она с ядом каким.
  - Тут обедают вампиры, а безумным шавкам здесь не место! - прошипел молодой вампир, лет этак ста. Внешне накачанный, чем явно кичится, но мозгов мало, коли пошел пусть и против меня трехсотлетней.
  Но мне в тот момент было не до того, чтобы понимать, что он ничего из себя не представляет. Я непонимающе уставилась на него, а затем до меня дошло. Они считают меня оборотнем, помешанным на крови. Но как узнали? Был же уговор не рассказывать!
  Оглядела зал, ловя все больше и больше ненавидящих взглядов. Неужели и Алан...
  Он стоял, готовый выйти из-за стола и вступиться, но главное было не это, в его очах, я прочла сомнение и борьбу.
  Общение с оборотнем, считается падением ниже плинтуса, и он никак не может решить, нужна ему я или нет.
  Скрип половицы, обернулась и наткнулась на взгляд того, чье предательство болезненней всего. Он стоял, прислонившись к косяку, сложив руки на груди и с не меньшим презрением, нет, ненавистью, смотрел на меня.
  Начало тошнить. Захотелось уйти, или вмазать кому, да так, чтобы голову оторвало.
  Но нет, так опускаться я не буду.
  - Ну и подавись своей кровью, а заодно и медиками, которых я вам привожу! - разворачиваюсь и ухожу из кафе, при этом оттолкнув Фаста, чтобы выйти.
  Ненавижу, больно, но придется терпеть. Я должна найти того медика. Ради сестер надо его найти, да и за Ренара отомстить. Он единственный, кто из чужих, относился ко мне нормально.
  Сажусь на скамейку и закрываю глаза. Хочется плакать, предали, но нет, не буду. Не стоят они того. Просто посижу немного, закрыв глаза, а потом снова займусь делом, теперь уже одна. Без них... Скрываясь ото всех, и надеясь только на себя. Потому что надо закончить начатое, ради сестер, Ренара, да и себя. Недаром же, десять лет жизни убила.
  
  Она ушла, а мне стало хреново. В ее глазах я прочел все, о чем она думала, и что собиралась делать. Вина просто заполнила меня. Пришлось напомнить, что она из рода убийц.
  Прошел к стойке и заказал себе литр второй отрицательной и мясо с кровью. Пока ждал заказ, подошел Алан.
  - Как успехи? - сам не зная, зачем поинтересовался у него. Может, просто хотел отвлечься от мыслей о ней, или наоборот...?
  - Было хреново, стало еще хуже, - пробурчал тот, заказав третью отрицательную.
  - Алан...
  - Мастер, я уважаю тебя как лидера, но лучше помолчи, - посмотрел на меня так, будто перед ним последняя ползучая тварь на земле.
  И мне тут же вспомнился другой взгляд:
  
  500 год н.э.
  Стоя на пороге, король оглядел пустую комнату, и весело присвистнув, сказал:
  - А я и не знал, что с одного волка может быть столько крови.
  Пожал плечами, не желая отвечать и глядя на еще живую женщину-волчицу. Она без сознания. Жду, когда очнется. Я ведь только начал.
  Правитель же подошел к ней, пнул ее, и, взглянув на меня взглядом, в котором смешались презрение и жалость, вытащил меч и отрубил бабе голову.
  - Ты что сделал! - закричал я от разочарования. Меня лишили игрушки.
  - Прекратил ее мучения. - Буркнул тот, вытирая свой меч тряпкой - Хочешь мстить, мсти, но не так.
  - А как? - думая, что он ничего не понимает, издевательски, спросил я.
  - Убивать, убивай, это я могу понять, а мучить слабых, я тебе на моей земле не дам, - направился к выходу вампир.
  - Арт!
  - Хватит, мальчик! - рыкнул мастер, резко развернувшись, а от его взгляда, мурашки пошли по спине. Я вдруг вспомнил, что совсем юнец, и с ним явно не совладаю. Не стоит его злить. - Я запретил ребятам участвовать в твоих оргиях, но тебя это не остановило, теперь похищаешь слабых женщин и мучаешь их? Ты сам осознаешь, что творишь?!
  - Осознаю! Они это заслужили! - вскипел я.
  - Чем? Чем эта девочка заслужила то, что ты с ней сделал? Она что, была среди тех, кто напал?
  - Арт, я...
  - Хватит, Ланс! Ты уже ничем не лучше тех, кто убил твою семью. Еще немного, и я задумаюсь о том, что пора убрать из клана сумасшедшего.
  Опустил голову, сжимая кулаки. Неприятно это слышать, но возражать бесполезно. Если бы он поставил их на место, когда они только начинали, ничего бы не было, но он со своей справедливостью...
  - Вот что, - после долгого молчания заговорил мастер - пора тебе браться за ум. С завтрашнего дня будешь охранять столицу и у тебя будет всего один свободный день в неделю, во время которого, ты будешь учиться. - Увидев мою готовность возразить, вампир рявкнул - Не спорь со мной! Ты сильный вампир, что радует и тревожит. Я не хочу тебя терять, из-за неуемной жажды мести, которую ничто не удовлетворит. Хватить себя губить. Ожоги давно зажили, а месть она вечна, так же как и мы. Так что, приступай к своим обязанностям, и чтобы я больше не видел этот плащ. И еще руководить тобой будет Гавейн.
  - А если я откажусь? - сложил руки на груди, с ненавистью глядя на него. А отец еще говорил...
  - Значит, убирайся с этих земель и никогда не возвращайся, или тебя ждет тоже, что ее.
  Он ушел, а я так и остался стоять, сжимая кулаки и не зная, что делать. Во мне кипела ярость на короля, на оборотней и на себя, ведь Артур прав, я перешел грань, но это меня мало тревожит.
  
  Пока я вспоминал Алан ушел. Выругался и пошел к окну. Усевшись, стал пить кровь и есть мясо. Старый опыт пригодился. Медики сдаются, пусть и не сразу, но все колются. А помощь Малыша в комнате для допроса просто необходима, как же хорошо, что этот больной есть. Главное, вовремя уйти, когда он начинает играть, а то потом и есть не хочется. Неужели, когда-то и я таким был? Другие вампиры обходят мой стол стороной, уже усвоив, что я по утрам злой. А все она...
  Взгляд случайно скользнул по парку за окном, и я вижу причину своего плохого настроения. Девчонка сидит на лавочке, и к ней как раз подошел Алан.
  Протянул бутылку. Судя по жесту, отказалась. Вампир покачал головой, что-то сказал, ответила, и у них явно завязался разговор.
  Минут десять я не мог отвести от нее взгляда, а потом увидел то, что заставило похолодеть и без того мое мертвое тело...
  
  Сидела, слушая звуки и пытаясь выбросить из головы все мысли, не получается. Почему же так больно? Я же с детства привыкла к презрению. Если бы не отец, меня бы уже давно на кусочки порвали, а тут... Чертов Фаст.
  Шаги... Принюхалась... Алан... Открываю глаза.
  - Держи, - протянул бутылку крови.
  - Спасибо, я не голодна.
  - Голодна, так что пей, - отрезал вампир, но встретив мой недовольный взгляд, тяжело вздохнул, и начал объяснять - тебе силы еще нужны, и внучки просили передать, что ждут тебя на обед. Так что, поешь и поехали, а то они меня съедят.
  - Я не оборотень, - сама от себя не ожидая, произнесла я - точнее оборотень по материнской линии.
  - Я знаю, - сел рядом вампир, все так же протягивая бутылку.
  - Нет, ты не понял! Я считаю себя вампиром. Моя мать бросила меня, едва я родилась, а отец... Он был лучшим, и я...
  Он закрыл мне рот рукой.
  - Рыбка, ты мой друг, и мне глубоко плевать, кто ты и откуда. Так что замолчи.
  По его взгляду я поняла, что он говорит серьезно. Стало как-то легче на душе.
  - Откуда ты такой взялся? - беря бутылку, устало спросила я.
  - В смысле? - сел рядом.
  - Ну, куча внучек, - открывая бутылку, и пожимая плечами, тут же вспомнив о ране, ответила я - сам достаточно старый вампир, хотя и говоришь, что тебе пятьсот, но думаю лет на двести больше. Власть тебе не нужна, но и шестеркой ты быть не хочешь. Откуда ты и такой?
  Внимательный взгляд, и тишина. Мы просидели так минуты три, а затем он заговорил:
  - Не поверишь, я родился в Норвегии, примерно в одиннадцатом веке, - поймал мой удивленный взгляд. - в городе Осло.
  - Викинг? - Глаза полезли на лоб.
  - В точку, детка. Был сыном ярла, мечтал погибнуть в бою, оказаться в Валгалле, чтобы пировать за столом Одина, и очень любил походы. Сейчас эти походы считаются кровавым безумием, а тогда... Тогда они были средством заработка. - Взяв палочку с земли, Алан начал что-то рисовать. - Но это я что-то отвлекся. Я был как все. Ничем не отличался от любого другого мужчины двадцати пяти лет, кроме недюжинной силы. Хильда, была моей женой и просто безумно красивой женщиной, родившей мне пятерых детей. Двух дочерей и троих сыновей. Но дом и семья не сильно интересовали меня. Мне нравилось чувствовать себя хищником, а это я получал в набегах на соседние государства. Какое же удовольствие было, бежать за красивой девицей, зная, что скоро она будет моя и знать, что дома меня ждет еще большая награда в виде жены. Верность... Тогда мне это казалось такой мелочью. Я любил супругу, однако изменял ей каждое лето...
  - Но как ты стал...
  - Нетерпеливая ты. - Щелкнул меня по носу - Однажды хищник стал жертвой. Во время очередного набега в нынешнюю Англию, мы высадились возле одной деревни, а там нас уже ждали вампиры. Сама понимаешь, бой был неравным и нас просто сожрали, всех, кроме меня. Мой новый отец тогда сказал, что ему понравилось, как я 'трепыхаюсь', и он подарил мне жизнь, а я вдруг понял, что безумно люблю свою семью и хочу домой.
  Алан замолчал, глядя куда-то вдаль.
  Следующие десять лет, я пытался сбежать от названного 'отца', а когда смог это сделать, поехал домой, только там меня уже не ждали. Жена повторно вышла замуж, и ее супруг стал новым ярлом, а моих сыновей растил мой брат, в хижине на окраине, при этом они голодали, а у брата не было руки.
  Узнав все это, и пережив позорную сцену развода, я озверел и потерял над собой контроль. - Снова молчание - Пришел в себя и понял, что держу девочку лет четырнадцати. Она смотрела на меня небесно голубыми глазами, и звала 'папой', при этом пытаясь закрыть собой младшую сестру десяти лет.
  Сглотнула, представив, что пережили те малышки, Алан же продолжал.
  - Вокруг куча трупов, а я весь в крови... Смотреть в глаза дочери я не мог, но и бросить ее одну в мертвой деревне тоже не сумел.
  - И что ты сделал? - поинтересовалась я.
  - Забрал их с собой.
  - Они... - не могла себя заставить закончить.
  - Простили, не сразу, но простили. Сначала мы вели кочевой образ жизни, а когда они подросли, ради их счастья, обосновались в одном из городов. Работал ночью, чтобы их прокормить, хотя какая тут работа, грабил путников, благо сила позволяла. При этом жили мы в приличном районе, и я сумел найти им хороших мужей, иначе говоря, попытался жить, как обычный человек, стремясь загладить перед ними вину. Время шло. Мои девочки родили детей, состарились и даже умерли, а я продолжаю заботиться о каждом потомке своего рода. Кто-то проживает счастливую жизнь вдали от меня, а кто-то возвращается, и живет со мной, но все любят меня, и как бы далеко не жили, стремятся навестить. А если что-то случается, я всегда окажусь рядом, и помогу.
  - А как же мужья, жены...?
  - Кто-то принимает, а кто-то - нет. Но все равно, как бы не поступали мои детки, я всегда знаю, где они и как живут.
  - Повезло им, - улыбнулась, и тут же улыбка сползла с моих губ.
  Их было много, и они шли прямо на нас, толпой. Хотелось бы сказать, что легко справлюсь с этими накаченными парнями, но не со столькими же! А с учетом той дряни, которой они накололись... Стало не по себе, но я быстро поборола страх, вспомнив о кафе. Если они смогут дойти, ребятам крышка. В их руках длинные, остро-наточенные серебряные клинки, на поясах, запас огнестрельного оружия, а лица зверские, и почему-то сразу вспоминаются берсерки.
  - Иди за подмогой, - подскакивая, и становясь в боевую позу, велела я.
  - А ты? - присоединился ко мне Алан.
  - Отвлеку. Нельзя подпускать их к кафе! Позови ребят.
  Ответа я его слушать не стала. Бросилась вперед, вступая в смертельный танец с врагом.
  Клыки тут не помогут. Значит, есть только руки и оружие, которое можно вырвать из рук, что, кстати, я и сделала, разорвав, первого попавшегося медика.
  А дальше все слилось.
  Конечности, отрываемые и отрубаемые мною, боль, от полученных травм и ожогов, кровь, льющаяся со всех сторон, а главное враги, которых становится все больше и больше.
  Сколько прошло времени, не знаю. Просто в какой-то момент, я поняла, что окружена, все тело в кровоточащих ранах, врагов же вокруг столько, что и просвета не видно.
  Кружу по кругу, стараясь не подпустить противника, но это не помогает. Они просто режут меня своими длинными клинками, причиняя невообразимую боль. Медленная смерть. Прямо как Драконы, с острова Комодо. Но если тем, достаточно укусить жертву, и ползти следом, пока та не упадет замертво, этим нужно резать меня снова и снова, пока не останется крови, и я не впаду в кататонию, а что вероятнее умру.
  Впервые за эти годы пришла мысль, а зачем все это? Может, отец был прав, и моя схватка не стоила того, чтобы умереть в чужой стране от рук медиков? Это, возможно, даже не мой бой!
  Не успев додумать, я увидела просвет, а еще через миг рядом оказались Петр, Алан и Фаст. Окружив меня, они приняли удар на себя.
  Попыталась вылезти из круга, не дали, рявкнув, чтобы не дергалась, а дальше у противника и шансов не было. Появившиеся другие вампиры, стерли их в порошок.
  Оказалось не прошло и десяти минут, а в парке, где еще недавно была зеленая трава, и пели птицы, стало тихо, как в могиле, земля украсилась мертвыми частями тел, и бурыми лужами крови.
  - Ты как? - поинтересовался Фаст, и я увидела прежнего Фастара, но надолго ли?
  - Вторая бутылка крови пропала за сутки, - попыталась отшутиться я, еле стоя на ногах.
  - Сейчас третью дадим. - Устало усмехнулся мастер, и подхватил на руки, чтобы пойти в кафе - Подсчитайте потери и доложите.
  Повелел он Алану, а сам направился к зданию, но едва он сделал первый шаг, раздался полный высокомерия детский голосок:
  - Надеюсь, вы достаточно лазвлеклись, и тепель мне кто-нибудь объяснит, что сдесь происходит? А главное, где Ленал?
  
  Глава 11
  
  Резкий разворот и мы с Фастом смотрим на обладательницу голоса, при этом мастер умудряется удерживать не только меня, но и свой клинок.
  Я же, испытывая одновременно страх и восхищение, гляжу на вампиршу.
  Дандан. Ныне мастер востока, а когда-то та, что открыла мне глаза на мир меня окружающий...
  
  Впервые мы встретились, когда мне и тридцати не было. Кажется, восемнадцать - двадцать. Хотя, какая теперь разница?
  Помню, в гости к мастеру опять кто-то приехал, а мне, как и всегда, запретили появляться в общих залах. У меня были свои покои и парк, огороженный каменной стеной с двух меня ростом.
  Детство мое можно назвать счастливым. Я была обласкана и любима (насколько, это вообще возможно, в семье вампира-мастера-отца-одиночки). У меня были лучшие игрушки, учителя, мебель и одежда, даже свой дом и сад, но иногда, когда было особо тоскливо, я думала, что мой мастер меня стыдиться, поэтому и прячет от друзей к нему приезжающих.
  Тогда в моей головке и мысли не возникало, что вампиры не умеют оборачиваться в животных. Это удел оборотней, а с ними разговор короткий. Артур настолько меня огородил от общества, что я искренне считала, что все вампиры умеют превращаться в волков на полнолуние, а вражда с оборотнями это ничто иное, как борьба за территорию охоты.
  Какой же наивной я была.
  В то время мой распорядок дня был следующим: завтрак в семь, в восемь занятия боевыми искусствами и так до часа. Затем была арифметика и прочая наука. И если науки (особенно астрономия) меня интересовали (даже увлекали до поздней ночи), то боевые искусства были костью в горле, но Арт стоял насмерть:
  - Ты должна уметь защищать себя, а листом бумаги и телескопом ты это сделать не сможешь!
  Вот и приходилось мне драться на мечах и изучать способы защиты без оных.
  Да и тот день не был исключением. Усталая, я вышла из классной комнаты, направляясь в свои покои, но на полпути сработал дух подросткового противостояния.
  Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я пробежала к стене и легко перемахнула через нее. Увы, мастер не знал, что я это могу делать, он все еще видел во мне милую, капризную, но послушную девочку, которую то и дело выводил 'погулять', знакомя со своими подчиненными. Те морщились при виде меня, я же, восхищенная открывшимся вокруг миром (меня никуда не пускали), была слишком занята, чтобы это замечать.
  Что-то я отвлеклась. Так вот, перемахнула я через стену и прислушалась, определяя где сейчас находятся гости. У Арта врятли. Он никого в свой дом (Территория владений мастера представляет собой огромный парк с десятком домиков, в которых живут вампиры) не пускал, я же (как доверенное лицо) попадала туда, только если нашкодю, так что этот вариант отпадает. Общая столовая, там тишина, значит, остаются гостевые дома, либо сад у озера. Пошла в сторону гостевой зоны. Помню, в ту минуту я гадала, почему Артур так не хочет, чтобы меня видели его гости? В чем причина. Увы, познать мне это, было суждено очень скоро.
  Где-то на полпути услышала голоса, а определив, откуда они доносятся, кустами поползла к беседке у реки. Мне безумно хотелось увидеть тех, кто приехал. И увидела. Спрятавшись в кустах я с жадностью наблюдала за тремя вампирами уединившимися в беседке.
  - Хорошо вы устроились, мастер, даже завидно, - произнес накаченный громила под два метра роста. Волос на его голове почти не было, а на лице было какое-то злобно-тупое выражение. Он мне сразу не понравился и вызвал страх с желанием сбежать назад, в свой маленький садик, где безопасно и спокойно, но любопытство оказалось сильнее.
  - Алтул всегда умел устлаиваться, - улыбаясь, проговорила тем временем девочка лет двенадцати. Ее лицо я не видела, но длине волос жутко позавидовала, да и выглядели они такими черными и блестящими, что так и хотелось прикоснуться к блеклой (как мне тогда казалась) копне моих кудрей и пожалеть, что они не такие.
  - Я тут давно, и все, что имею, строил своими руками. Это не сложно, нужно только терпение, старательность, земля и немного денег, - улыбнулся мой мастер. Он был очень красив (в моем еще детском понимании). Блондин метр семьдесят ростом, накаченный, но не до такой степени, чтобы это выглядело вульгарно. Немого грубое лицо с голубыми глазами и большим лбом, а еще морщинки возле губ. Артур часто смеялся и улыбался, был очень добрым и справедливым мастером, хоть и мог проявить жестокость, если это требуется.
  Гости только кивнули, а потом перешли к делам. Они обсуждали торговлю, и девочка представляла кого-то, кто был крайне недоволен развитием взаимоотношений. Заслушавшись отца, который вел себя как истинный дипломат, я и не заметила, как третий вампир из компании исчез, а когда поняла, что кого-то не хватает, было слишком поздно.
  Меня скрутили быстро и легко, (сказалось мое невнимание на уроках), после чего вытащили на всеобщее обозрение отцу и его знакомой. При этом держали за горло (так что я и вздохнуть могла с трудом) и за руки сзади, а тело мое висело в воздухе и ноги даже кончиками туфель не доставали до земли.
  - Смотри, какую шавку я поймал в твоем саду, Артур, - произнес мужчина за моей спиной. И я ощутила, как клыки коснулись шеи. Холодный пот потек по спине, но пискнуть или что-то сказать мешала рука на шее. Оставалось только с мольбой смотреть на мастера.
  - От этих псин узе спасения нет! Их бы всех подвелгнуть линчи (прим. от автора Линчи - буквально: 'смерть от тысячи порезов' особо мучительный способ смертной казни путём отрезания от тела жертвы небольших фрагментов в течение длительного периода времени.)! - пробурчала девочка, облизнулась и кровожадно добавила - Ну ницего, на одну сегодня станет меньше.
  Попыталась воззвать к Артуру, получился сдавленный писк и все.
  - Да, шавки ныне развелись. - Кивнул мастер глядя мне прямо в глаза. Наказывает, но за что? И вообще, почему они называют меня шавкой? - Я бы тоже не прочь избавиться от пары сотен, но, увы, не сегодня. Так что лучше отпусти ее, Гарг.
  - Алтул? Сьто ты такое говолись!? Ты сьто, салкаесься с псинами? - с непониманием оба гостя уставились на Арта, а тот с грустной улыбкой объяснил.
  - Нет, просто сдурил лет двадцать назад, она же мое последствие.
  - Ты хоцешь сказать...
  - Для непонятливых. - В голосе мастера появилось раздражение - Изобретал новую форму пытки, экспериментировал с ее матерью. Когда родилась, рука не поднялась, моя плоть и кровь как-никак.
  Полный шока взгляд на меня, затем он сменяется выражением ученого, обнаружившего новый объект изучения, и от этого становится только страшнее, плюс еще отец какую-то чушь городит. Он вообще о чем? Какие пытки? Кого, моей мамы? Я просто не могла понять происходящего. Мозг, оставшийся без кислорода и пока еще работающий только за счет вампирских генов, просто не мог собрать пазл из информации.
  - Так давай я облегчу тебе жизнь... - предложил мужчина меня держащий.
  И снова я попыталась заговорить, но не смогла. Отец же повернулся к девочке и сказал:
  - Мы слишком давно знакомы, Дандан, ответ ты и так знаешь.
  - Эх, твоя доблота может тебя зе и погубить, - покачала Дандан головой.
  - Может и так, но это не доброта. Она моя дочь и этим все сказано.
  К этому времени у меня уже в глазах чернело от нехватки воздуха, вампиры же все так же смотрели друг на друга и молчали, когда же я уже попрощалась с надеждой остаться живой, вампирша велела:
  - Отпусти ее, Галг, а то придусишь девочку неналоком.
  Упала на землю, хватая воздух и в то же время ища глаза отца. У меня было тысяча вопросов, которые безумно хотелось задать, только он был нерасположен отвечать, вместо этого я услышала полный презрения голос:
  - Иди в мою гостиную и жди там. Поговорим, когда я освобожусь.
  И я подчинилась, ведь таким, по отношению ко мне, отец еще никогда не был.
  Мой мастер появился ближе к рассвету, вошел, подошел к дивану, на котором я сидела, долго смотрел на меня, после чего, придвинув кресло, сел. Сколько мы молчали, не знаю. Я просто не знала, что сказать. Получалось, что вся моя жизнь - ложь, ведь мне говорили, что маму убили медики, а тут выясняется... Все эти часы ожидания я вспоминала ту ненависть и то презрение, которые читались на лицах гостей, когда они смотрели на меня, а теперь в очах отца я видела грусть и горечь:
  - Я же просил тебя не покидать свои покои, девочка, - начал, наконец, вампир.
  - Прости, просто я...
  - Просто тебе было интересно. Юность, увы, слишком глупа и ничего не боится, а теперь уже поздно что-то исправлять. Нам еще повезло, что ты нарвалась на Дандан, она будет молчать и никому ничего не расскажет, хотя бы пока это ей выгодно.
  - Но...
  - Молчи, я знаю, чего ты хочешь и если бы мог стер тебе память, лишь бы самому не вспоминать, но у тебя иммунитет, а жаль. Слушай и не перебивай. Это мой позор и моя вина перед тобой, надеюсь, ты простишь меня за это...
  В ту ночь я пережила перерождение. Любовь к науке умерла, сменившись желанием защититься. Вера же в окружающих и детская наивность - мнительностью и замкнутостью.
  
  - Поставь меня на ноги, - попросила Фаста, не желая быть слабой перед этой внешне двенадцатилетней вампиршей.
  - Но...
  - Поставь!
  Просьбу он выполнил, и я почувствовала себя намного лучше. Меня трясло от потери крови, все тело болело, а ноги еле держали, но поклон вышел, как и требовали правила приличия.
  - Мастер Дандан.
  - Лита? - удивление на ее лице чуть не заставило меня улыбнуться.
  - Да, мастер Дандан, - опустив голову, в жесте подчинения и уважения, отвечаю ей я.
  - Я удивлена тебя тут увидеть, мне казалось, твой мастел не отпускает тебя от себя.
  - Оперившиеся птенцы из гнезда улетают, - вспомнила я китайскую поговорку и добавила, не желая вдаваться в подробности - вот и я улетела.
  Дандан прекрасно знает, что Артур не афиширует мое существование и не простит ей, если она сболтнет лишнего. Она рискует лишиться союзника, ведь последние шесть сотен лет, мастер Греции защищает свое уединение, не позволяя никому нарушать его, и только друзьям, такие как мастер востока, могут запросто приехать к нему в гости.
  - Чтоз, этого следовало озидать. Ты всегда была своевольной. - Девочка подошла ближе - Но это мы обсудим поззе, сейчас меня волнует другое. Где Ленал и сьто с ним.
  - Ленар мертв, мастер Дандан, погиб несколько недель назад, - вежливо ответил Алан.
  Судя по всему, они знакомы. Хотя чего тут странного, восток граничит с территорией приморья, поэтому, возможно,) она тут частый гость.
  - Алан. - Дандан улыбнулась мужчине - Я лада тебя видеть. Но сьто значит мелтв? Как это плоизосло?
  - Быть может, мы пройдем в здание и там продолжим наш разговор. Тут не безопасно, - попытался вмешаться в разговор Фаст.
  - Молчать! - тут же отреагировала девочка, уставившись с негодованием на Фаста. - Кто дал тебе плаво пелебивать сталсих.
  - Мастер Дандан, этот мужчина наш новый мастер, выбранный единогласно, - вмешался Алан, прежде чем Фаст успел ответить.
  Снова приподнятая бровь. Кажется, у мастера востока сегодня день удивления. Что ж, посмотрим, что будет дальше.
  - Оцень интелесно, тогда я плиму васе пледлозение. Не стоит лисковать собой зля. Давайте плойдем в более безопасное место. Я хоцу знать, сьто плоисходит.
  К моему недоумению, Фаст не дал мне слинять и увлек за собой, как результат, я оказалась на скучнейшем обсуждении дел. Пока я пила принесенную кровь и ела мясо, пожаренное специально для меня, Фастар с Аланом вводили Дандан в курс происходящего.
  - И скольких зе медиков вы убили за пелиод своего лиделства? - спросила вампирша, когда парни закончили свой рассказ, при этом как-то странно глядя на Гарга, приехавшего с ней.
  - Около трехсот, точнее будем знать после подсчетов сегодняшних убитых, - ответил Фаст.
  - Ясно. - Задумалась девочка - У вас неплохие успехи, но боюсь, это не повлияет на мнение совета. Надеюсь, вы понимаете, сьто заняв эту долзность без одобления фолума, вы сцитаетесь узулпатолом, и если у вас нет сильного покловителя, то плоблем не избезать.
  - Понимаю, - лицо Фастара было каменным, таким я его еще не видела.
  - У вас есть такой покловитель?
  - Нет, - после минутной паузы признался вампир.
  - Сьтож возмозно, я стану таковым, если, конечно, соцту, что вы достойны подделзки. А для этого же мне нузно остаться и понаблюдать за вашими действиями.
  - Я буду рад принять вас в моих пенатах.
  Дандан улыбнулась, я же пришла к мысли, что мне пора удалиться.
  - Мастер Дандан, мастер Фастар, позвольте мне удалиться? - поднимаясь и кланяясь, как и положено, попросила я - Дела требуют моего присутствия.
  Фастар кивнул, а Дандан вдруг сказала:
  - Зайди ко мне вечелом, нам есть о сьем поговолить.
  - Да мастер.
  Выйдя из комнаты, я вздохнула с облегчением, а сев машину так вообще испытала радость.
  Остаток дня я провела у Алана. Несколько часов покоя, бальзам для болящей души, но, увы, такие минуты счастья и покоя имеют свойство быстро кончаться, вот и мои кончились. Пришлось ехать к мастеру востока, при этом гадать, зачем я ей понадобилась.
  Постучав, и получив разрешение войти, я сразу же попала под прицел сразу двух пар изучающих глаз. Было время, я безумно боялась Дандан с Гаргом. Они смотрели на меня, как на неведомую зверюшку, и казалось, если бы не защита отца, расчленили и стали бы изучать, но это было давно. Теперь Дандан вызывает во мне восхищение, и даже желание быть на нее похожей. Поэтому, вспомнив о ее манерах, я выпрямила спину, отвесила легкий (на грани приличия) поклон и сказала:
  - Вы просили зайти, мастер?
  С минуты в комнате стояла тишина. Мастер востока смотрела на меня, я на нее, и ни одна из нас не была готова отступить. Не будь я дочерью отца, давно бы уже заплатила за наглость, но я была дочерью мастера и этим все сказано. Наконец, Дандан велела Гаргу:
  - Оставь нас.
  - Но, мастер...
  - Оставь!
  Нехотя вампир встал, взял свою собаку, (овчарку) и ушел, вампирша же указала взглядом на кресло перед собой и стала разливать буро-коричневую жидкость в пиалы.
  - Я как лаз собилалась попить клови, надеюсь, ты составись мне компанию, - обратилась девочка с вежливой улыбкой.
  - Благодарю, мастер, я с удовольствием составлю вам компанию, - вежливо ответила я, ожидая подвоха.
  Она взяла пиалку и передала мне. Взяла, принюхалась, яда вроде нет, и сделала маленький глоток. Жидкость напоминала... Чай с кровью?
  - Я все никак не могу избавиться от этой пливычки. Увы, по сьаям я безумно скуцаю.
  Вежливо улыбнулась, вспомнив, что отец до сих пор по утрам машет мечом, и даже одного из братьев к этому приучил. Так что мы каждое утро просыпаемся под звон метала о метал.
  - Я понимаю, у всех нас есть свои традиции, мастер.
  - Да, ты плава, но скази-ка мне, сьто ты тут делаесь?
  - Я? - вот оно началось! - Живу. У отца, увы, невозможно быть взрослой. При всех его достоинствах, папа нас слишком опекает.
  - Разве? Мне так не показалось. Я была у вас, если помнись, сьуть меньше столетия назад. И ты, и остальные дети Алта зили, как хотели. Вас отец позволял вам все, чего бы вам в голову не плисло.
  - Это было давно, - вежливо улыбнулась я.
  - До того нападения? - проявила свою осведомленность Дандан.
  - Да, мастер, - не стала вилять я.
  - Он знает, где ты?
  - Нет, когда мы в последний раз разговаривали, отец в жесткой форме требовал вернуться домой.
  - И ты не подцинилась? - улыбнулась мастер одними губами. Глаза же смотрели изучая, явно оценивая мою реакцию на каждый ее вопрос.
  - Нет. - Поставила пустую пиалу на стол и решив перейти к делу, спросила - Но вы ведь пригласили меня не для того, чтобы обсуждать мои отношения с отцом?
  - Да. - Вампирша встала и прошла к окну, отвернувшись. - Я хотела обсудить с тобой Фастала.
  - Не понимаю, что тут обсуждать. Фастар прекрасный, умный мастер, заслуживающий уважение. В отличие от Ренара, он участвует в жизни вампиров приморья, и достаточно серьезно относится к проблеме медиков, что позволяет держать ситуацию, хоть немного, но под контролем.
  - Но он слиском молод, - задумчиво ответила Дандан.
  - Я бы не судила по внешности и ощущениям. Боюсь, этот вампир куда старше, чем кажется.
  - Объясни? - развернулась ко мне вампирша.
  - Не знаю, - решила не открывать ей все карты. Как говорит отец: всегда держи козырного туза в рукаве - это просто ощущение, но Фастар старше, чем о нем думают. Насколько, понятия не имею, но старше.
  - Ясно. - Помолчав немного, Дандан вернулась в кресло и сказала - Ты свободна.
  Встала и направилась к двери и, уже, открывая ее, я поняла, чего она хотела:
  - Вы ведь не станете помогать ему? Так?
  - Я не сцитаю, сьто Фастал идеальная кандидатула, сьтобы быть мастелом, и сегоднясняя ситуация этому подтвелздение.
  О чем она я поняла. Нет, ей никто не рассказывал, с чего все началось, но она видела достаточно, чтобы сделать выводы, а значит, Дандан выберет другого. И всегда найдутся те, кто ее поддержит.
  У Фаста нет шанса, если, конечно, не найдется кто-то, кто поможет и поддержит.
  - И кого же вы хотите поставить на его место?
  - Пока не знаю, возмозно, Галга, он вполне подойдет.
  Кивнув и отвесив поклон, вышла из комнаты, направляясь к машине. Алан должен был забрать новые адреса, пока я общаюсь с мастером. Пусть сил и нет, но работа есть работа.
   Выйдя на улицу, я услышала кошачий вой. Сама не зная зачем, пошла на звук и увидела клетку, а в ней...
  Кошка, потерявшая свою природную расцветку (от запекшейся крови) стояла на дыбах в одном из углов клетки, пытаясь защититься от овчарки Гарга. Но шансов у бедного зверька явно не было.
  - Развлекаешься? - стала рядом с вампиром, наблюдающим дракой.
  - Нет, изучаю.
  - И что ты изучаешь? - стараясь не смотреть на бедную представительницу семейства кошачьих, поинтересовалась я.
  - Между жизнью и смертью всего один неверный шаг. - Задумчиво сказал Гарг - Вот я и пытаюсь понять, в какой момент жертва этот шаг совершает.
  Едва он закончил, собака вцепилась в лапу коту и... откусила ее.
  Отвернулась, борясь с тошнотой, захотелось уйти, но уходить было еще рано. Мне нужно было знать...
  - И к какому выводу ты пришел?
  - Хищник всегда сильнее добычи и всегда побеждает.
  - Разве, мне казалось, жертва иногда может удивить хищника?
  - Нет, - без тени сомнения ответил вампир. Я же с недоумением уставилась на него. Неужели этот вампир, старше меня на несколько столетий, искренне верит, что жертва не может ответить напавшему на нее хищнику. Будто в ответ на мои мысли кошка сделала отчаянный рывок и набросилась на псину. Раздался собачий вой, после чего пес отбросил кота, вместе с ... остатками своего глаза.
  Я хмыкнула, вампир зарычал, а пес выл, закрывая лицо лапами. Кошка же (непонятно где взяв силы) слиняла из клетки, дырка была как раз за псиной.
  - Это ничего не значит, один случай на миллион. Его даже учитывать не стоит.
  Итак, умом будущий мастер не блещет. Вопрос: с чего его так приметила Дандан? Хотя о чем это я. Все же очевидно. Ее никто не воспринимает всерьез с ее детским телом, и если она хочет чего-то добиться - надо или постоянно драться, или хитрить. На драках долго не проживешь (да и зачем раскрывать свои способности), а вот хитростью это да, тут можно неплохо разжиться, а чтобы не трогали, нужен бугай защитник. Тот, кто примет удар на себя и устрашит возможного противника. Гарг - самое то. Предан, глуп и силен.
  -А медики, по-твоему, кто? Охотник или все же жертва? - решила окончательно определиться, с кем имею дело и чего ожидать.
  - Жертва, конечно.
  - И в эту единицу из миллиона они не попадают? - продолжила свой допрос я.
  - А ты умница полукровка. Они всего лишь пища. Вкусная и питательная. Как и ты была бы, не будь рядом твоего мастера
  В этот момент зазвонил мой сотовый и ответить я не смогла:
  - Да?
  - Ну и где ты? Я уже извелся в машине сидеть.
  - Иду уже.
  Отключила звонок и, стараясь не смотреть на залитую кровью клетку, сказала:
   - Мне пора.
  - Угу.
  Пока я шла к машине, думала о разговоре. Гарг, как мастер, это вообще не дело. Можно сразу бежать из края и готовиться к войне, где-нибудь еще, но и Фаст это не вариант. С ним я лишилась положения в обществе и вообще стала изгоем. Жаль, конечно, но ни один из них не может принести мне пользы, да даже если бы мог, я никак не могу повлиять на ситуацию.
  Села в машину и сразу же спросила, желая отвлечься от грустных мыслей:
  - Куда едем?
  - Домой, Фаст сказал ты сегодня отдыхаешь, - пожал плечами Алан заводя мотор.
  - С чего это такая доброта?
  - Какая разница. У тебя есть возможность отдохнуть. Так сделай это.
  Кивнула и снова погрузилась в свои мысли.
  Или все же могу? А что если попытаться самой стать мастером? Нет, это мне не нужно, может отец и поможет, но потом... Тут слишком холодно для меня. Я люблю Афины. Солнце, песок, мой ресторанчик...
  - О чем задумалась? - прорвался голос друга в мои мысли.
  - О том, что уготовлено нам жизнью.
  - И насколько все плохо? - как всегда улыбаясь, спросил вампир.
  Промолчала, а зачем говорить о том, что и так очевидно. Гарг не воспринимает медиков всерьез, а значит, у тех появляется преимущество, которым они обязательно воспользуются, и упаси Господи оказаться у них на пути.
  - Мне стоит увезти отсюда семью? - уже и не пытаясь улыбаться поинтересовался Алан.
  - И как можно дальше.
  Кивнул и тоже смолк надолго.
  - И этому никак нельзя помешать?
  - Не нам с тобой.
  - Я так не думаю. - Удивленно уставилась на него, Алан же уже останавливал машину, возле моего нового, временного пристанища - Ты можешь, другой вопрос хочешь ли? Я никогда не спрашивал тебя, почему ты приехала в наши края? Никогда не интересовался, что держит тебя тут? Да и не собираюсь этого делать, но ответь хотя бы себе на вопрос: При каких условиях ты сможешь спокойно и без проблем доделать свое дело? А еще, что тебе для этого надо?
  Отвечать ему не стала, просто поблагодарила и вышла из машины, направившись 'домой'. В голове бились его слова, и я с грустью осознавала, что он прав. Более того, я знала ответ, и выбора у меня, как такового, и не было, поэтому, едва войдя в квартиру, достала сотовый, набирая номер, по которому не звонила уже более трех лет:
  - Алло?
  - Пап, привет, это я, Лита, - замолкла, собираясь с силами, чтобы сказать, то, что не говорила ни разу за триста лет - Мне помощь твоя нужна...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Н.Ручей "Керрая. Одна любовь на троих"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Милашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутМагия обмана -2. Ольга БулгаковаTaboo story. Gifted WriterДурная кровь. Виктория НевскаяВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяНочь Излома. Ируна БеликЧистый лист. Кузнецова Дарья��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароПленница для сына вожака. Эрато НуарОсколки судьбы. Александра Гриневич
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"