Бенев Константин Иорданович: другие произведения.

Изумрудная Сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер на тему Волшебника Изумрудного Города

  Мечта моя, меня не обмани......
  
  
  
  
   Воробьёвы Горы... Кто не знал их? Удивительное место... Москва под ногами - как на ладони, словно не стоишь у парапета, а летишь на городом. И сердце замирает, и дыхание перехватывает от восторга... А на глазах - слёзы: хорошо-то как!! Красота... Кто один раз увидел - обязательно вернётся вновь. Не сможет не вернуться. Такое, вот, волшебное место.
   Было...
   А сейчас, скрытые туманом от посторонних глаз, зарывшиеся в непролазную чащу Нескучного сада, они скрывали в себе Тайну. Тайну, про которую знали все, и которую, тем не менее, не знал никто... Изумрудный Город. Мечта, сказка. Правда, дорога, ведущая туда, совсем не похожа на ту, что Вымощена Жёлтым Кирпичом. Да и сказочный Людоед по сравнению с чудовищами, которые подстерегают путников, выглядит невинным ребенком. И Гудвина там нет... Зато есть таинственные Хранители. И под их неусыпным взглядом Москва, как могла, выживала после Конца Света.
   Поразительно, но университетская высотка пережила бомбардировку. Величественный исполин, пусть потрёпанный катаклизмом, казался живым существом, удивлённо наблюдающим за тем, что происходит вокруг. Сейчас в поле его зрения попали люди, карабкающиеся на гору по раскисшей от бесконечных дождей земле. Видно было, что они смертельно устали, что напуганы и торопятся, хотя и осторожничают, хватаются за торчащие из земли корни, цепляются за каждую веточку, каждый сучок...
  - Эль, давай обвяжем Железку верёвками, с Татошкой потащите, так.., - мужчина не договорил, закашлялся. Когда приступ закончился, продолжил. - Я Игорька на спине вытяну, а вы Железку. Времени мало, стая может ведь и вернуться.
   При упоминании о стае пёс-кавказец, что крутился рядом с людьми, зарычал и гавкнул.
  - Тато! Умница ты наш. Поможешь Эле?
   Пёс радостно завилял хвостом.
  - Лёвушка, дойдём ли? - девушка поднялась с земли и стала наматывать на руки верёвку от самодельных носилок, на которых лежал человек. Или то, что когда-то было человеком: тело было настолько изуродовано, что удивительно, как ему удалось выжить.
  - Дойдём, Принцесса! Тут и идти-то совсем ничего. Вон выступ, видишь? - Лёвушка махнул рукой куда-то вверх. - Нам туда. Считай, что почти дома!
   Девушка вздохнула. Она, конечно же, ничего не увидела, но признаваться не стала. Все равно назад дороги не было.
  - Ездовой пёс Татошка и его верный каюр готовы! Командуй, Лёвушка...
  - Тогда - вперед! Идём дорогой трудной мы в город изумрудный, - запел, было, Лев, но вновь закашлялся...
  
  
  
  Маленький отряд торопился не зря: ветер гнал в их сторону тяжелые черные тучи, и вот уже несколько капель стукнули в лицо, а вслед за этим еще и загрохотало. Гроза... Но не только она гнала путников вперед, было кое-что пострашнее, чем перспектива вымокнуть до нитки: птицы. Если ЭТО, конечно, можно было назвать птицами. Первую битву с летучими тварями они проиграли, и если бы не те двое, что беспомощными кулями болтались за плечами у Эли и Лёвушки, им всем была бы крышка. И хорошо, что было, где укрыться...
  Шелест сотен крыльев не могли заглушить даже ветер и шум реки внизу. Стая возвращалась. Что двигало ей? Чувство ли досады и желание взять реванш за временное поражение? Или это был просто дежурный облёт территории? Какая вот разница? Если это все равно - конец...
  - Метров пятьдесят осталось. Поднажмём! - закричал Лев.
   Собака и девушка со всех сил рванули вперед. Время от времени они бросали взгляд назад - ещё немного, и из-за изгиба реки появится стая хищников. Пока ее нет - есть надежда успеть...
  - Воздух! Левка, воздух! Вон они! - закричала женщина. - Господи! Мы не успели...
  - Не паниковать! Не останавливаться! А-а-а, - мужчина схватил верёвку, помогая Эльке. - Успеем!
  Птицы, учуяв запахи крови и страха, ринулись вниз...
  - Мама-а-а!!! - девушка закрыла голову руками, словно это могло спасти.
  - Беги к кустам! - Лев схватил ее и силой толкнул в сторону. - Беги!!! И пса с собой!!.
  Внезапно взвыли сирены и тысячи огненных искр метнулись в сторону стаи... Треск ломающихся крыльев, визг и крики умирающих тварей... Тёплый, удушливый запах крови. Все кончилось также неожиданно, как и началось. Тишина, только истерические всхлипывания, да собачий вой...
  А потом заработали двигатели: это пришли в движение гермоворота...
  -Элечка, очнись! - Лев бил по щекам девушку, пытаясь привести в себя. - Очнись! Мы дошли!!! Вот он, твой Изумрудный Город!
  ***
  
  Ну вот, ещё совсем чуть-чуть, и он дома... Кто бы мог подумать, что путешествие, рассчитанное на несколько дней, затянется на целых полгода. Ну, уж такая она сложная штука, эта жизнь.
  Как же хорошо тут... Всё, от копоти на тюбингах, до запаха, знакомое и родное. Особенно, если это запах пирогов. Тех самых, с грибами, которые Элька обещала ему. Если, конечно, они выживут и дойдут до цели.
  Лёвушка едва дождался, пока закончится проверка документов и вся остальная бюрократическая канитель. Тридцать метров до платформы он пробежал одним махом, заскочил наверх, успел сделать пару шагов... И чуть не упал от сильного толчка: огромный пёс выскочил из-за ближайшей колонны и с визгом бросился ему на грудь.
  - Тато, ай... Осторожнее, свалишь же! - мужчина смеялся, даже не пытаясь увернуться от собачьих "поцелуев". - Вырос как, умница. Ну, всё, хватит же, хватит, всего обмусолил. Давай, веди меня к своей хозяйке.
  - Нет его хозяйки.
  Лёвушка резко обернулся на голос. Чёрное платье, видавшие виды сапоги, бандана, из под которой выбивались седые пряди, скалка в руке и поразительно молодые глаза... Вот уж точно - прозвища зря не даются.
  - Бастинда? Ты ли это?
  Освободившись из объятий пса, мужчина бросился навстречу женщине.
  - Лёвушка? Вот уж кого и не чаяла увидеть! Где носило-то? - женщина говорила нарочито строго, но сияющие глаза выдавали её с головой - в отличие от сказочной героини, эта Бастинда была существом добрейшим.
  - А я думал - показалось, что пирогами-то пахнет! Аж с самого Полиса учуял! Накормишь?
  - Ой, лис хитрый. "Тётенька, дай водички, а то так есть хочется, что переночевать негде", - женщина рассмеялась. - Подождёшь с пирогами. Только тесто замесила, - и вздохнула тяжко, - повезло тебе, на последние попал, финита ля комедия, мука - тю-тю...
  - Эх, тогда действительно - повезло, - мужчина засмеялся. - А Эля где?
  - Ушла Эля. Давно уже ушла, как вернулась тогда, все места себе не находила. Куда - не спрашивай. Хотя, ты, наверное, сам лучше меня знаешь.
  В этот момент из-за спины женщины выглянула чумазая рожица... Лев удивлённо посмотрел на Бастинду.
  - Да не моё это! - развела она руками. - Караванщики принесли. Подобрали в туннелях. Не привыкать... Эльку вырастила, и эту подниму.
  Женщина взяла ребёнка на руки. Худенькая, рыженькая девочка судорожно вцепилась ручонками в шею своей опекунши.
  - Лёвушка, слушай. Коль уж ты все равно тут, может, посидишь с девчушкой? А я с пирогами закончу? Из "Двух Патронов" уже приходили.
  - О чем речь? Конечно. Мне торопиться-то некуда.
  Бастинда оторвала ребенка от себя.
  - Держи её. Идите в мою палатку.
  Девочка тихонько заплакала, но сопротивляться не стала.
  - Ах, ты, маленькая моя, не бойся, - Лев, глядя на ребенка, и сам был готов заплакать, - я тебе сказку сейчас расскажу.
  В палатке было тепло, и неожиданно уютно. Лёвушка заботливо укрыл девочку покрывалом, присел рядом. Та, оказавшись в привычной обстановке, поняла, что незнакомец ничем не угрожает, затихла.
  - Ну, что, сказку слушать будем?
  - А ты кто?
  - Я? Лев! А ты?
  В этот момент в палатку протиснулся Тато.
  - Татошка! - увидев пса, девочка обрадовалась, и, как-то сразу, успокоилась.
  - Ну, вот и хорошо. Так как на счет сказки?
  - Хочу. А какую? Ты их много знаешь?
  - Конечно много! Как не знать! И, вообще, перед тобой самый лучший сказочник в мире!
  На самом деле мужчина в этот момент лихорадочно придумывал, что бы такое рассказать? Не силен он был в сказках, но вот тут как раз тот случай, когда назвался груздём - полезай в кузов.
  - Так как зовут-то тебя?
  - Оленька.
  - Оленька... Ну, Оленька, тогда слушай...
  - А ты лев настоящий?
  - Ну, да. А какой же еще?
  - А мне тётя Даша показывала льва.
  - И как? Похож?
  - Не-а. Совсем не похожий. Тот большой, как Татошка, а еще ты совсем лысый, а у того льва волосы длинные, как у Наташки.
  Да уж, аргумент железный, не поспоришь.
  - Ну, а я превращаюсь. Иногда. Я волшебный лев!
  - А рычать ты умеешь?
  Лёвушка поперхнулся от неожиданности. Что ж, сам нарвался...
  - Р-р-р... Похоже?
  Оленька засмеялась.
  - А сейчас давай превратись? Я хочу!
  Да, тут, пожалуй, вывернуться посложнее будет.
  - А можно потом? Места мало, вдвоём с Тато не уберёмся. Договорились?
  Девочка послушно кивнула головой.
  - А расскажи сказку про себя!
  Лёвушка задумался... Про себя, говоришь? А что, чем не сказка?
  - Хорошо! Расскажу и про себя, и про моих друзей, и вот даже про Татошку. Изумрудная сказка, называется. Как тебе? Рассказывать?
  Оленька послушно кивнула.
  - Слушай тогда. Давным-давно, на одной из станций метро... а вот, хотя бы, на нашей, Октябрьской, жила девочка Эля...
  - Тётя Даша говорила...
  - Ага, только не перебивай, а то не интересно будет. Так вот... Девочка Эля совсем не помнила, как попала на станцию, каким ветром ее принесло сюда. Мамы и папы у нее не было, потерялись, и она очень хотела их найти. Добрая волшебница рассказала ей, что родители живут в Изумрудном городе...
  - В Изумрудном городе... Это где? А что такое изумрудный? А город - это что?
  - Тс-с... Все узнаешь в своё время. А то и не интересно будет. Слушай лучше дальше. Эля выросла, и отправилась в путешествие искать родителей. Но кто же ей поможет? В туннелях сыро, неуютно и страшно...
  Лев хитро посмотрел в строну пса.
  - Тато. Пёс Татошка. Верный пёс будет ее помощником в этом трудном путешествии.
  Пёс радостно завилял хвостом.
  - Ну, вот, они, значит, собрались и отправились в путь... Долго ли, коротко ли, далеко ли, близко ли начала сказка сказываться. Тюбинги, кабели, выступы, решётки...Татошка, тебе не страшно? Нет? Ты храбрый! Завидую тебе. Правда-правда! Мне бы хоть чуточку твоей храбрости. Я бы, наверно, тогда горы свернул. Воробьёвы... Добрая волшебница сказала Эле, что сначала надо ей добраться до станции Парк Культуры. От этой станции потайной туннель ведет прямиком к Изумрудному городу.
  - Ух ты! А мы с тобой сходим туда? Я тоже хочу!
  -Шустрая какая... Сказку дослушай сначала, вдруг не захочется?
  - Захочется, захочется...
  - Хорошо, посмотрим. Дальше будешь слушать?
  - А Татошка тоже снами пойдет?
  - А это мы у него спросим сейчас. Тато, ты как? Слабо еще раз прогуляться до Изумрудного города?
  Пёс радостно застучал хвостом по полу, зевнул и с готовностью посмотрел на рассказчика: я-то всегда готов, ты вот чего замолчал? Рассказывай...
  - Шли Эля с Татошкой, шли, песни пели, стихи читали...
  - Тато тоже пел?
  - Тоже. Но по-своему, по-собачьи. И вот в одном из туннелей они встретили Страшилу.
  ***
  - Татошка, ты вот чего молчишь? Наверное, думаешь о чём-нибудь? Интересно, о чём? Расскажи?
  Элька без умолку болтала вот уже который час, прогоняла страх. Сначала она пела. Потом, когда запас песен закончился, стала читать стихи, потом эти самые стихи сочинять... А когда фантазия иссякла - просто разговаривать.
  - Ну что ты все время молчишь? Как можно всегда молчать, это же глупо! Нельзя всегда всё держать в себе. Вот я, к примеру. Если мне надо что-то, то прошу, говорю, объясняю. Ну, скажи мне, что ты думаешь?
  Пёс угрожающе зарычал.
  - Тош... Что ты?
  Девушка направила фонарик на собаку. Тато был явно чем-то встревожен: шерсть на холке встала дыбом, морда оскалена, вся поза выражала готовность бросится на невидимого врага.
  - Тато?!
  Собака угрожающе рыкнула. Элька направила фонарик на тюбинг, и чуть не выронила его от испуга: там, вжавшись в стенку, стояло нечто. Драный балахон, лицо, вымазанное чем-то белым, котелок на голове. И табличка на груди, на ней надпись: "Я - Пугало". Вид скорее жалкий, чем страшный.
  - Ты кто?
  - Стойте, где стоите... Проходите мимо... Не трогайте меня... Проходите мимо!!!
  - Ну, вот что заладил: проходите да проходите. Пройдем, раз так хочется. Тато, за мной.
  - Стойте, где стоите! Прохо... Не проходите мимо! Стойте!!!
  - Ты уже определись: стоять нам или проходить, - недовольно ответила Эля.
  - Стойте - не стойте. Поесть... Есть хочу. Дайте поесть! - существо протянуло, было руку, но Тато зарычал... Пугало испуганно отшатнулось.
  - Есть, Пугало голодный, умирает, поесть...
  Та ещё картинка... Элька вдруг поняла, что даже если бы у нее в сумке был самый что-ни на есть распоследний сухарь, она бы не раздумывая отдала его бедолаге. К счастью, сухарь был не один.
  -Держи...
  Пугало вырвало еду и, не жуя, проглотило.
  - Ещё...
  - Хватит пока, позднее еще дам, а то получишь заворот кишок.
  Татошка удивлённо посмотрел на хозяйку.
  - Чего смотришь? Ну, не оставлять же его здесь? Пропадет, крысы слопают.
  - Крысы. Да, крысы. Ганс заставлял гонять крыс, сам смеялся. Но я убежал!!
  - Какой Ганс? Зачем гонять? И сними ты этот дурацкий колпак!
  Остатки воды пошли на то, чтоб привести чучело в порядок. В результате получился вполне даже симпатичный парень, правда, чернокожий.
  Пока Элька оттирала Пугало, не забывая подкармливать понемножку, тот рассказал ей свою историю. Игорь Старшинов (как ни старались его мучители, но имя свое он не забыл), до смерти родителей жил на Курской-кольцевой. Когда они один за другим умерли, сирота оказался никому не нужен... Вот и продали его на Красную линию. Правда, там Игорю было хорошо, не обижали. Даже в школу ходил.
  Элька удивилась: с его-то мозгами - и в школу. Но потом сообразила, что от рождения парень дурачком не был, все его странности - благоприобретенные. Так это и не мудрено - на его месте любой бы сбрендил.
  Что-то потом произошло такое, что Игорька (на Красной линии его Максимкой звали) выменяли в Рейх... И вот тут началось. Его не убили, нет. Но иногда ему казалось, что уж лучше бы смерть, чем такая жизнь. Парня сделали пугалом. Реальным, на потеху Гансу и его дружкам: по ночам он должен был в туннеле распугивать крыс... Но это было еще не всё. Ганс использовал его как приманку на вичух: выставит на открытое место, а когда те появятся - стреляет в своё удовольствие. С ним был еще один бедолага, но когда того ночью сожрали крысы, Игорь решился на побег... Такая, вот, грустная история.
  - И что мне с тобой, горемычным делать? Тато, как? Не против попутчика?..
  
  ***
  - Так и пошли они втроём, Эля - искать родителей, Татошка - ее провожать, а Страшила - спросить для себя ума. И еще ему очень хотелось жить на станции, где все добрые и друг друга любят.
  - А Страшила - это потому, что страшный?
  - Да нет. Он не мог быть страшным, он был очень добрый.
  - А я Страшилу люблю.
  - Конечно, маленькая. Его нельзя не любить. Он очень хороший.
  Такой же, как и Старшинов. Или, наоборот? Старшинов - как Страшила? Эх, только бы не запутаться, а то получится вместо доброй сказки грустная история...
  - А Страшила нашёл себе станцию?
  - Подожди, куда торопишься! Давай по порядку, а то не интересно будет, там знаешь еще сколько приключений, ого-го! Продолжаю?
  - Продолжай!
  - И вот наша троица направилась прямиком к Парку культуры, где тот самый туннель до Изумрудного города, помнишь?
  - Ой! - девочка испуганно зажала рот ладошками.
  - Что такое?
  - Так это совсем рядом...
  - Тс-с-с... Тихо,- Лев приложил к губам палец, - никому! Пусть это будет нашим секретом! Хор?
  - Хор,- едва слышно произнесла Оленька, - давай дальше.
  - И вот шли они, шли, а потом встретили Железного Дровосека.
  Заметив удивлённый взгляд Оленьки, Лев вдруг сообразил, что девочка понятия не имеет, кто такой дровосек.
  - Дровосек - это кто рубит деревья, на дрова. Ты картинки с деревьями видела? Вот раньше их срубали, и потом сжигали для тепла.
  Девочка открыла, было, рот для своего извечного "почему", но Лёвушка опередил.
  - Потом расскажу, а сейчас - сказка.
  Оленька покорно кивнула. Мужчина продолжил.
  - А железным он был, потому что его из железа сделали.
  ***
  Парк Культуры жил обычной жизнью: караваны, челноки, торговые ряды, толпы народа продающего и покупающего... В подобной суматохе троица вполне могла затеряться, но с Игорьком это было проблематично - негра в Московском метро встретишь не часто. Сначала Эля хотела замаскировать экзотическую внешность, надев на парня респиратор. Но подумав, отказалась от затеи - так Старшинов выделялся еще больше, более того, мог вызвать вполне обоснованные подозрения. Оставалось надеяться, что до них просто никому не будет дела.
  С родной Октябрьской девушка сбежала, успев захватить с собой лишь самое необходимое, и только потом поняла, что совсем не готова к путешествию. Выход был один - прикупить все это, пока есть возможность.
  От обилия товара разбегались глаза, но вот того, что могло бы им пригодиться, девушка всё не находила. Она уже отчаялась, когда наткнулась на палатку, перед входом в которую было разложено как раз то, что и нужно.
  Внешний вид продавца отнюдь не располагал к доверительной беседе. Жизнь, видимо, основательно потрепала его: многодневная щетина едва скрывала шрамы - свидетельства бурной молодости, а мешки под глазами выдавали любителя снять стресс в местной забегаловке. И в довершении картины - застиранная тельняшка и выцветший, когда-то голубой, берет. Картина достаточно неприглядная.
  Правда, и мужчина отнёсся к ним с подозрением: хоть и была станция похожа на Вавилон в пору расцвета, такая компания встречается не каждый день. Да и озолотить его они вряд ли смогут.
  - Что желаете, молодые люди? - мужчина поднялся, и сразу стало ясно, что вместо одной ноги у него протез, да и левая рука, как оказалось, тоже искусственная.
  Увидев, что девушка смотрит на него с удивлением, недовольно буркнул:
  - Что, не нравлюсь?
  Элька покраснела и испуганно отвела глаза. Мужчина немного смягчился.
  - Да ладно, не бойся. Не обижу, - он хрипло засмеялся. - Так чего надо-то?
  - Верёвку, вот... Ну, и чтоб через реку переправиться...
  - Так вы из этих, тоже в Изумрудный город намылились.
  - Почему вот обязательно туда? - девушка испуганно огляделась по сторонам - не слышит ли кто.
  - Потому что тут таких как вы по сто человек в день проходит.
  Увидев, как от удивления раскрылись глаза девушки, рассмеялся.
  - Ну, не сто, и не каждый день, но частенько. Так что вы там забыли-то, рассказывайте.
  Элька сама не заметила, как всё выложила незнакомцу.
  - Значит, к родителям собралась... Авантюристка ты, вот что скажу. Но - молодчина. Мне вот тоже иногда хочется бросить все, и тоже, туда... Говорят, врачи там хорошие, может, и мне помогут. А то ржавею уже, плесенью покрываюсь, как стены в туннелях, - он грустно усмехнулся. А потом неожиданно добавил, - Ну, а что, возьмёте с собой? Пригожусь ведь, ой, пригожусь...
  Девушка не успела ничего сказать, да и вряд ли её отказ повлиял бы на решение этого странного человека.
  - Тогда приятно познакомиться, - он протянул руку, - Виктор. Виктор Железняк, почти как знаменитый матрос. ВДВ, Чечня, Дагестан, Ингушетия.
  В отличие от Железняка, для Эли все эти слова ничего не значили, он понял это, смутился.
  - Ты извини меня, это я так, ностальгия...
  Сборы не заняли много времени. Перекусив, группа отправилась в путь.
  Несмотря на увечье, Железняк передвигался достаточно быстро, знал все ходы-выходы, потайные ходы, так что с таким проводником компания быстро, минуя посты, пробралась в туннель, ведущий к заветной цели.
  
  ***
  - И Железный Дровосек тоже отправился в Изумрудный город. Так как пусть обещал быть опасным, он взял с собой топор, инструменты, и масло, чтоб вовремя смазать свои железные суставы, и не заржаветь по дороге. Дружная компания через потайной лаз пробралась в туннель, который вёл прямо к Изумрудному городу. Им осталось пройти совсем немного, но вдруг, в самом неожиданном месте, на путешественников напал лев!
  - Ой, такой же, как ты?
  - Нет, настоящий, ну, то есть он не превращался в человека, не умел.
  - Он их съел?!
  - Не, Оленька, конечно же, нет. Лев никого не съел, он не мог, он был трусом. Трусливый Лев, вот кто это был.
  - Разве львы бывают трусами?
  Мужчина ответил не сразу, казалось, он вспомнил что-то свое, и не очень приятное.
  - Не все. Но этот лев был.
  
  ***
  - Долго еще? Я боюсь... Крысы. Боюсь!
  - Эй, блаженный, бурчать кончай, - Железняк устал больше остальных - давал знать возраст, да и протез нещадно натирал, поэтому постоянное ворчание Игорька раздражало его.
  - Не бурчу, боюсь, крысы!
  - Господи, Игорь, какие крысы? У нас Татошка, он тебя в обиду не даст. Мы все не дадим!
  Все остальное случилось одновременно и неожиданно: сначала рядом что-то зашуршало. Игорёк, услышав шум, страшно закричал, и бросился бежать, но споткнулся, толкнул Железняка, и тот выронил фонарь.
  - Всем стоять и продолжать бояться! - голос был неприятный, резкий, и, совсем непонятно было, откуда он раздавался.
   Татошка зарычал.
  - Пса держи! Иначе всех перестреляю! - звук передёргиваемого затвора не оставил сомнений в серьёзности намерений неизвестного.
  - Проходите мимо! Не трогайте нас! Проходите мимо! - запричитал Старшинов.
  - Молчать! Пожитки на пол, и бегом отсюда! Раз... Два... Ой! Бо-ольно!!
  - Ну, кто у нас тут такой грозный? Блаженный, держи фонарик, а то мне неудобно. Да не бойся, не кусается он больше! Мастерство не пропьёшь!
  Увечье не помешало Железняку подобраться к разбойнику, и теперь тот тихо поскуливая, с заломанной за спину рукой, сидел у ног бывшего десантника. Рядом валялся кусок металлической трубы, который тать, видимо, использовал вместо рупора.
  Татошка вдруг сорвался с места и бросился на Железняка, тот от неожиданности отшатнулся, выпустил руку задержанного.
  - Тато, стоять! Стоять, кому сказала!
  Но псина словно не услышала хозяйку. Не обращая внимание на десантника, Тато стал ласкаться к разбойнику: повалил того на пол, и с упоением стал облизывать ему лицо.
  - Татошечка, псинка, хороший ты мой!
  - Лёвка... Барышников!! - теперь и Элька узнала грабителя. - Так вот на какие заработки ты ходишь! Подонок!
  - Ты знаешь его? - Виктор был удивлён.
  - А то! Лёвушка Барышников собственной персоной. Бабский угодник, - Элька не удержалась, и плюнула в его сторону. - Понятно теперь, откуда все те цацки, что ты нашим курицам таскал!
  - О, типа местный Робин Гуд, - засмеялся Железняк.
  Лёвушка, наконец-то, освободился от собачьих объятий.
  -Элька? А ты каким ветром сюда?
  - Бесстыжий ты, Лёвушка. Трус и гадина. Жаль, побрякушки твои дома остались. Ну, ничего, вернусь - всё повыкидываю!
  - Ладно, хватит антимонию разводить. Предлагаю доставить этого на ближайшую станцию, думаю, там будут рады узнать, кто у них тут пошаливает.
  - Нет! - Лёвушка затрясся от испуга. - Не надо, пожалуйста! Они же убьют меня!!
  - Так не воруй...
  - Элька, Элечка!!! Поверьте мне! Я не буду больше, только не надо на станцию!!
  Элька засомневалась: Барышников, хоть и оказался вором, подонком, но все равно был свой, с детства знакомый.
  - Нет, Вить. Он прав, убьют там. А я не могу так. Пусть катится на все четыре стороны.
  - Как скажешь, зубы - то мы у него вырвали, - с этими словами Железняк продемонстрировал старенький ТТ. - Проваливай. И Бога благодари.
  - Возьмите меня с собой... Пожалуйста. Я пригожусь, вот увидите.
  - Лёвка, ты хоть знаешь, куда мы идём?
  - Да хоть куда. Возьмите?
  Собственно, а почему бы и нет? Взяли же они блаженного Игорька, или Железняка? Этот-то чем хуже. А оставишь тут - пропадёт.
  - Хорошо. Только будешь воровать - сама убью.
  Сказала, и испугалась. Но точно знала - убьёт, если что.
  ***
  - Трусливый Лев сказал Эле: "Возьми меня с собой. Я попрошу у Великого Гудвина храбрость, и он обязательно даст мне её!" "Хорошо, - ответила Эля, - ты пойдёшь вместе с нами по Дороге, вымощенной жёлтым кирпичом".
  - Какой смешной этот Трусливый Лев. Прямо как ты. А Эля не заблудится? Метро такое огромное...
  - Нет, конечно же, нет. В Изумрудный Город есть волшебная дорога.
  - С жёлтым кирпичом?
  - Ну да. Только вот открывается она не всем, а только тому, кто верит в хорошее, и желает только добра.
  - А Эля верила?
  - Конечно, Оленька. И Эля, и Дровосек, и Страшила...
  - И Лев?
  - И Лев, и Татошка. Они все верили в хорошее, и никому не хотели зла...
  - А долго им еще идти?
  - Нет, не долго. Но по пути их ожидало много-много разных приключений, интересных встреч. И жутких опасностей.
  ***
  Элька никогда раньше не была на радиальных станциях, тем более на такой дальней, как Спортивная, или, как принято было её называть на Красной ветке - Коммунистическая. Жизнь тут словно замерла, остановилась, как старые ходики, которые забыли завести. Местные торговцы едва сводили концы с концами: свои, станционные жители, были беднее церковной крысы, а гостям тут делать нечего. Правда, иногда появлялись смельчаки, которым Изумрудный город покоя не давал, за счёт них и выживали.
  Станция производила удручающее впечатление, но перед дорогой надо было немного передохнуть, да и подкрепиться не мешало. Железняк, в котором все признали старшего, назначил выход через час, и сам отправился в местную тошниловку подкрепиться перед дорогой. Лев и пёс составили ему компанию, но первый быстро оттуда слинял. Татошка же вмиг очаровал местного повара, и теперь лакомился костями, на которых, надо отметить, мяса оказалось тоже достаточно. Эля, как и Старшинов, от обеда отказалась: какая тут еда, когда, может, уже через несколько часов она встретит родителей. Некоторое время она бесцельно бродила по станции, пока не прибилась к небольшой группе местных, что коротали время у костра. Один из них, как только девушка присела, начал рассказывать. Явно для неё.
  - Слышали о маяке, что с МГУ светит? Нет?
  - Что за маяк?
  - Обычный. Сталкерам из Изумрудного города дорогу показывает, где реку перейти лучше.
  - Димк, брешешь! Там через реку один путь - мост!
  - Это для тебя один, а у них свои, может дороги. Изумрудный город, же.
  - Да кто его видел, этот город? Считай, в двух шагах от нас, а ничего незнаем. Придумал ты всё.
  - А вот и нет. Сам этот свет видел! Я однажды выводил парочку любителей приключений. Так вот, засекли, в последний момент уже - моргнул ярко жёлтым, и все, погас.
  - А давно было то?
  - Да с месяц назад...
  Маяк... Вот бы им увидеть этот свет!
  ***
  - Шли наши путешественники, шли, и вдруг дорога закончилась.
  - Ой, а как же...
  - Ну, она не совсем закончилась, просто впереди была огромная, быстрая река! Ты знаешь, что такое река?
  - Знаю! - девочка вдруг попыталась встать.
  - Ты куда? Лежи!
  - Картинку покажу! С рекой.
  - Да лежи ты! Я верю, что есть! Лежи!
  Оленька послушно улеглась.
  -Ну, вот, дошли они до реки, и стали думать, как им переправляться на ту сторону. Главное - не намокнуть, а то беда: у Страшилы от сырости смоются с лица краски, а Дровосек просто заржавеет. А еще надо было бояться чудовищ - летучих обезьян. Обезьяны эти охраняли Изумрудный город, и расправлялись с каждым, кто пытался нарушить покой его жителей...
  - Мне страшно...
  - Не бойся, наши друзья совсем справятся. Если ты, наконец, будешь спать!!
  ***
  Поверхность встретила пронизывающим ветром. Элька сразу же пожалела, что, как и все остальные, вместо противогаза решила воспользоваться респиратором - все бы теплее было.
  - Холодно как...
  - Держись, Принцесса! Доберёмся - нагреемся.
  Казалось, что самому Железняку стужа была нипочём.
  До моста добрались с большим трудом: у реки, на открытом месте, порывы ветра буквально сшибали с ног.
  - Евпатий Коловрат...
  - Лёвушка, ты чего? Корнями своими похвастаться решил?
  - Да нет... Мост. Раньше он мне не казался таким страшным.
  - Раньше все казалось другим. Как там... у англичан: "мартини было суше". А у нас водочка да с грибочками такую вкусовую палитру выдавали... Ну, да ладно. Двигать пора, нечего лясы точить! - Виктор посмотрел на мост. - За часик управимся. Если не помешает никто.
  Легко сказать - пора двигать. На первый взгляд, мост почти не пострадал, по крайней мере, все пролёты, вроде бы, были на месте. Но доверия сооружение все равно не внушало: мостовое полотно сильно пострадало, чёрная, бурлящая у быков вода, казалось, была совсем рядом. Проход затрудняли и горы строительного мусора, в который превратились колонны метрогллереи. Время от времени попадались достаточно свежие экскременты - знак того, что мостом пользовались не только люди. Или вообще все, кроме людей.
  - Ну что, нагрелись? - Виктор засмеялся.
  И на самом деле, десять минут "бега с препятствиями" - и ветер стал казаться уже не ледяным, а "просто прохладным".
  - Тогда не стоять! А то прохватит еще!
  - Или промокнем, - Лёвушка указал на тучу, - дождь будет.
  - Да уж, погода шепчет, февраль, а дождик то и дело. Хотя... Раньше вот поговорка была: "Февраль: я воду подпущу! Март: а я корове рог набок сверну", - заметив недоумённые взгляды попутчиков, Железняк пояснил, - ну, то есть мороз ударит.
  Рёв услышали, когда до берега оставалось всего ничего.
  - Клыканы... Чёрт их принёс! Не вовремя как!! Так. Ноги в руки - и чтоб через минуту я даже сопения вашего не слышал.
  - А ты??
  - Сдуло!
  Выражение лица у Железняка было таким, что спорить никто не решился.
  - Надеюсь, он знает, что делает, - Лёвушка, хоть и подчинился приказу, немного замешкался, надеясь, что в случае чего сумеет прийти на помощь.
  Железняк догнал их минут через пять, а сразу после этого послышались один за другим два взрыва.
  - Ну, вот... Сработало. Поднажмём, ребята! Пока стая обедает, у нас есть фора.
  - Они что, своих едят? - Элька сморщилась от отвращения.
  Железняк удивлённо вскинул брови:
  - Девочка моя, а чем их дохлый сородич хуже тебя? Мясо, оно и в Африке мясо! И не стоять! Бегом!!
  И добавил про себя, чтоб не услышали остальные:
  - А то жратвы на всю братию не хватит, и до нас очередь дойдёт...
  Препятствие обнаружилось совсем неожиданно: часть последнего пролёта у моста обрушилась, и одним концом ушла под воду метрах в пяти от берега.
  - Приплыли...
  - Не боись, народ. С вашим бараньим весом по льду переберемся. Думаю, выдержит еще.
  Молчавший почти всю дорогу Игорёк вдруг заговорил.
  - Не пойду. Боюсь. Не пойду.
  Он выглядел настолько испуганным, что даже Железняку стало понятно - силой тут не возьмёшь, не получится. Но где, чёрт его дери, взять время на уговоры? И в этот момент с противоположного берега ударил ярко жёлтый луч прожектора. Он светил лишь несколько мгновений, но этого было достаточно, все, и даже насмерть перепуганный Старшинов, воспряли духом.
  - Благодарю тебя, Великий Гудвин! Вперед!
  Надежда окрыляет, надежда хранит... Отряд без задержек спустился к реке, теперь последний рывок. Убедившись, что лёд достаточно крепкий, Лёвушка осторожно ступил на него.
  - А-а-а, - Старшинов вдруг закричал, указывая на небо.
  Птицы. Сколько их? Сто? Тысяча?
  - А вот теперь мы будем драпать. Все. И очень быстро!
  ***
  - Эля, Тато, Страшила и Железный Дровосек благополучно перебрались через реку. Но в этот момент в небе появились Летучие Обезьяны. У них были огромные крылья, острые когти и зубы. И еще их было очень-очень много...
  - Страшно, страшно! Плохой Лев! Зачем позвал Обезьян?
  - Оленька, Обезьян послала злая волшебница, а я просто сказку рассказываю. Но не бойся, все же хорошо закончится!
  - Они победят?
  - Эля и остальные? Конечно! Так что, рассказывать дальше, или завтра?
  - Нет, нет, рассказывай!
  ***
  Наверное, судьба их, всё-таки, хранила: отряду удалось добраться к берегу до первой атаки летучих тварей. А потом началось... Что это было? Вороны ли, чей облик изменился до неузнаваемости? Или помесь сразу всех пернатых одновременно? Природа - большая шутница. Железняк поймал себя на мысли, что твари вполне бы сошли и за летающих кур.
  Хорошо, что они не удались размерами, но зато брали массой. Стрелять в них было практически бесполезно, но зато удобно было отбиваться обычными палками. Первым догадался "поиграть в теннис" Лев.
  - В круг, все встали в круг! А-а-а...
  Крики, хряканье ломающихся костей, кровь, птичья и людская... Те несколько минут, что длилась атака, всем показались вечностью. Птички, изрядно потрепав отряд, зашли на второй круг. Хорошо еще, что твари, видимо, могли атаковать только слету.
  - Вот гады! Протез уперли! Чтоб им подавиться!
  - Можешь еще и ногой угостить, вдруг решат, что мы все несъедобные, отстанут, - Лев нервно рассмеялся. Потом продолжил. - Прятаться надо. Срочно. Второй атаки не выдержим.
  - Тогда руки в ноги... Бегом, марш!
  - Вам, господин Железняк, еще до шуток...
  Развалины вестибюля были хоть и плохим, но все равно - укрытием. Балки и перекрытия не давали птицам нападать привычным способом, гасили им скорость. Но не останавливали. Твари пытались пробиться под своды метромоста и достать, выклевать оттуда неуступчивых двуногих. Свист, крики, выстрелы... Вот одна гадина зацепила Железняка. Неожиданно, она оказалась настолько сильной, что потащила его прочь из укрытия.
  - Ах, ты, зараза! - Виктор с размаху треснул ее по голове. - Ничего не боятся, вот сволочи!
  В этот момент под развалины влетели сразу несколько крылатых бестий. А потом прогремел взрыв...
  Когда люди пришли в себя, мерзких птичек уже простыл и след.
  - Чёрт, что это было? - Лев закашлялся. - Какому идиоту пришло в голову гранату рвануть? Элька, ты как?
  - Живая.
  - Железяка?
  Вместо ответа раздался стон. Элька бросилась на голос.
  - Витя? Витенька, как ты?
  - Не дождётесь... Выбраться помоги. И блаженного найдите. Не иначе он рванул. Вот идиот...
  Игорь лежал прямо у выхода. Эльке показалось, было, что парень погиб.
  - Да живой он, Принцесса, не реви. Давай лучше думать, как мы их дальше потащим.
  - Потащим! Мы же почти пришли, правда ведь? Лёвушка?
  - Правда, Принцесса. Сейчас придумаем чего-нибудь, и вперёд! На Изумрудный Город!! А там помогут! Там обязательно помогут! И добрый Гудвин всем нам выдаст по заслугам! Тебе- мамку с папкой, Железяке нашему - руки-ноги новые, Игорьку - ума-разума... Хотя нет. Это у него и так в достатке. Не рвани он гранату - не отбились бы мы, Принцесса...
  - А тебе? Тебе чего там надо?
  - Мне-то? Друзей повидать... Диньку Горина, дурачка бородатого... Ну, и еще чего-нибудь! - Лев рассмеялся.
  Девушка недоуменно смотрела на него, а потом захохотала и сама. И только пёс завыл, подняв морду к небу...
  ***
  Лев замолчал. Всё-таки хорошо, что в палатке темно, и девочка не видит слёз.
  - Дядя Лев? Ты спишь? - Оленька говорила шёпотом, словно боялась его разбудить.
  Он ответил в тон девочке, тихонько, чтоб услышала только она.
  - Не-ет. Просто сказка закончилась. И вот теперь пора засыпать. Даша придёт, ругаться будет.
  - Не будет. Она добрая. А Великий Гудвин исполнил все желания?
  - Конечно! На то он и великий. Эля нашла родителей. Железному дровосеку дали красивое шёлковое сердце, и оно теперь билось у него в груди. Страшиле дали самый большой ум. Теперь, когда он думал, то у него в голове шевелились иголки и булавки, из которых этот ум состоял.
  - А Лев? Он стал храбрым?
  - Конечно! Гудвин сварил ему напиток мужества, Лев выпил, и стал самым смелым львом... Спишь?
  Девочка не ответила. Наконец-то, уснула. Лев усмехнулся. Всё бы так как в сказке... Нет, конечно, им помогли тогда. Здорово помогли. Только, вот, не все желания можно исполнить. Не все... Ко-то всегда остаётся немного обделённым. Но, кажется, не в этот раз: наконец-то и его желание исполнилось. Вот оно, тихонько посапывает в темноте. А с Бастиндой он договорится... Не подерутся, глядишь. А уж он будет хорошим отцом. Настоящим!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"