Бенгин Николай Владимирович: другие произведения.

Командировочные расходы Глава 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 13.
  
  Эллипс - это круг,
  вписанный в квадрат
   со сторонами три на четыре.
  
  Полковник Дрэн
  
  Концепция судьбы возникла в сознании дежурного капитана люкслайнера "Лотос" красиво и ослепительно, как взрыв сверхновой. В глубоком изумлении он созерцал родившуюся идею, не понимая, почему столь очевидная и гармоничная мысль до сих пор ускользала от несравненного Коллективного разума Луни. А между тем случилось страшное: в попытке объяснить собственное феноменальное невезение капитан невзначай дополнил Безусловную Истину (БИ) о случайностях концепцией предопределенности. Как следствие, о котором он еще не думал, непостижимое Божественное присутствие в вероятностном событии превращалось в неукоснительные плановые работы по реализации Божественных замыслов в конкретной ситуации. Тем самым Божественное в каждом выборе случайности лишалось неограниченной свободы, и это было не просто ересь. Это было черное преступление перед Коллективным разумом Луни.
  Смысловой поток, льющийся на капитана с обзорного купола корабля, изменился. В гармонию дежурных сообщений о нормальной в целом процедуре полета, ворвались глубоко аварийные сигналы. Их диссонансный крик достиг, наконец, капитанского сознания. Очнувшись от размышлений, он увидел картину нарастающей недееспособности корабельных узлов. Основные системы функционировали на фоне больших и главное все увеличивающихся поломок отдельных механизмов. Вероятностный прогноз развития ситуации был совершенно неутешителен.
  А кроме того, внешние сенсоры идентифицировали ранее обнаруженную аномалию гравитационного поля в тактической близости от корабля как искусственный объект, использующий активную маскировку. По оценке аналитической системы объект предположительно являлся малым боевым кораблем класса корвет.
  А кроме того, командор Первого уровня сообщал о крайне высокой зоологической опасности непосредственно в пассажирском модуле.
  "Я совершенно прав, - подумал дежурный капитан, включая режим тотальной тревоги, - все было неизбежно. Это - судьба".
  
  - - -
  
  - И вот, представляешь, - сквозь дым очередной сигареты Штимер виновато посмотрел на сидящего напротив Биллинга, - представляешь, открываю я глаза, а в баре никого нет. На пороге кучка мусора, которая от дроида осталась. В столе - дырка, в потолке еще пять штук... И тишина. Короче, я все проспал.
  - А что все-таки от дроида осталось?
  - Лужа с опилками, да дюжина ламелей на полу искрят. Я, когда из бара выходил, посмотрел: ни фига больше не осталось.
  - Вообще-то, чтоб поджарить кого-нибудь, и двух ламелей достаточно.
  - И что? Мне надо было еще подремать, пока мусор подметут?
  - Это я к тому, что повезло тебе. Это ж надо - в присутствии оборонного дроида пистолет вытаскивать. Он бы тебя раньше Философа прихлопнул.
  - Ну, тогда я не о дроиде думал. Но вообще, ты прав. За последние полчаса я дважды капитальную глупость хотел отморозить. Просто не успевал каждый раз.
  - Стареешь, - усмехнулся Биллинг, - раньше порасторопней был.
  - Нет, правда. Ведь, я реально хотел командора прихватить. Чтоб он, значит, Петра освободил. А ведь тоже дурная идея была, с его оравой подмастерьев никакой бы иммунитет не помог.
  - А я так и не понял, зачем ты Петра бросил и помчался куда-то, - Биллинг вытащил из-под манжета пассажирский браслет и, не переставая ворчать, принялся энергично и безуспешно тыкать в него, - черт бы с этим Философом и всем остальным в придачу.
  - Ты понимаешь, когда это меня накрыло... Ну, галлюцинация... Меня прямо, как током, шарахнуло. "Все, - думаю, - если сейчас не остановить, всем крышка!". Ну, и побежал. Сейчас как-то глупо звучит, но я это очень конкретно ощутил.
  - Да нет, как раз не глупо. Насчет крышки, может ты и прав. Мне тоже тут видения всякие поганые мерещатся, но все-таки Петра вытаскивать надо. По-любому, - Биллинг потыкал пальцем в браслет и обескураженно взглянул на Штимера, - недоступен... Я с командором хотел связаться, чтоб в курсе дела держал, а он недоступен. Ладно же!!
  Пока Биллинг ожесточенно терзал браслет, есаул размышлял над тем, как бы связаться с профессором Стайном. Он только сейчас сообразил, что надо было доложиться профессору. Тот и на командора смог бы надавить, и насчет галлюцинаций, может, чего дельного сообразил.
  - Он вообще не работает, - сообщил Биллинг, швыряя браслет на стол, - даже аварийные службы не откликаются!
  - Здорово. Ну, и чего делать будем?
  - Для начала давай не курить.
  - Здрасте, приехали. С чего это?
  - Во-первых, от твоего дыма уже глаза щиплет. Во-вторых, сейчас у них еще чего-нибудь сломается, тогда вообще дышать нечем будет.
  - Если дышать нечем станет, значит, кислород кончился, и мои сигареты тут не при чем, - резонно возразил Штимер, но сигарету все-таки потушил.
  - Ладно, - несколько успокаиваясь, пробурчал Биллинг, - мы же собирались подумать не торопясь. Давай думать.
  - Угу. О чем сначала думать прикажете?
  - Не злись. И так голова пухнет, а в таком дыму вообще не работает.
  - Раньше ты не жаловался почему-то.
  - Давай так. Разгребемся хоть с одной из трех проблем - дыми на здоровье. Идет?
  - Хм-м, - есаул через стол посмотрел на Биллинга, - а три проблемы, это - Философ, Петр и креофиты?
  - Да. И предлагаю начать с Петра. Мысли есть?
  Есаул еще некоторое время мрачно разглядывал физиономию инспектора, потом со вздохом пожал плечами: - Надо бы с профессором поговорить, он человек влиятельный, его тут до икоты уважают. Если словечко молвит, командор наш точно в штаны наделает.
  - Это профессор Стайн, да?
  - Угу. Только не понятно, как с ним связаться. Позвонить нечем, под дверью околачиваться глупо, все равно никто не откроет... хотя, знаю! Есть вариант.
  - Узнаю ухмылку, - вздохнул Биллинг.
  - Ерунда! Возьмем бластер и пальнем в профессорские ворота. Вот увидишь, все сбегутся. Там и поговорим.
  - М-да. Второй счет от лунитов наше казначейство точно не переживет, - Биллинг на секунду представил себе роскошный кабинет главного бухгалтера Управления, унылую, будто высохшую физиономию его обитателя, становившуюся совсем кислой при виде любого платежного поручения.
  - Вот черт! Дырки голимые, я ж забыл - бластер из каюты нельзя вынести, - Штимер чуть не плюнул с досады, но не нашел сразу подходящей плевательницы.
  - А что так?
  - Распоряжение командора и автоматика на твоих дверях, - аккуратно прицелившись, Штимер плюнул в пепельницу на ручке собственного кресла, не попал и принялся, морщась, стирать плевок платком.
  - Я, конечно, не собирался палить по профессорским воротам, но мы, как пара инвалидов. ни черта не можем. Куда ни кинь - всюду клин. Короче говоря, толковых идей нет, - Биллинг тяжело вздохнул и снова принялся теребить браслет. - Штим, скажи, пожалуйста, ты когда-нибудь видел меня в полосатых трусах?
  - Ха! Хороший вопрос. Когда мы с тобой последний раз ходили к девочкам...
  - Я серьезно.
  - А, можно узнать, с какой целью интересуетесь?
  - Помнишь, ты спрашивал, когда у меня голова болела? Так вот, совсем недавно! Так прихватило, что врагу не пожелаешь, а видения, глюки разные - почище твоего будут. И тоже все подряд зловещие.
  - Фиолетовую черноту видел?
  - Да нет, мне человек мерещился, который намекал, что всем скоро конец.
  - И причем тут трусы?
  - Ты понимаешь, он ничего конкретного не говорил - все пословицы да прибаутки.
  - Так ты с ним, с видением со своим, прям беседовал? Вот, как со мной сейчас?
  - Угу, точно так же бестолково и ни о чем. Так вот, он среди прочего обмолвился, что я когда-то о нем книгу читал, - Биллинг еще раз тяжело вздохнул, - напялил, говорит, на себя полосатые трусы и давай книжку читать. Смешно, правда?
  - Ну, учитывая наши обстоятельства, не сказать, что очень смешно, - Штимер в задумчивости потянулся за очередной сигаретой, но спохватился и вместо этого начал правой ладонью тереть левое ухо. - Все мы, между прочим, полосатое белье носили, когда на линкоре отдыхали. Не помнишь двухмесячную увеселительную прогулку? Я так прекрасно помню и каюту нашу - люкс, на пятьдесят восемь человек, и тебя на верхней лежанке. Ты там, кстати, действительно книжки читал, либо дрых, либо читал и вставал только пожрать.
  - Глупости. В наряды за меня кто ходил полковник Дрэн ходил? Да?
  - Что ты к словам цепляешься. В полосатых трусах лежал? Лежал! Книжки читал?! Вот и вспоминай, что там вычитал, авось сейчас пригодится. А то и правда, сидим, как два инвалида.
   Биллинг еще больше нахмурился. Как только Штимер упомянул про линкор, он, конечно, сразу вспомнил и верхнюю, у самого потолка, лежанку и книжку для чтения, в которой теоретически могла целиком уместиться какая-нибудь галактическая библиотека, а на самом деле было собрание текстов и видео на узко-специальную тему под названием: "Практическое руководство по развитию интуиции и прочих духовных сил путем саморазмышления и дыхательных упражнений". Биллинг читал ее от полной безысходности, к концу первого месяца полета с большой радостью обменял на "Самоучитель оператора наведения стратегических ракет", который через неделю обменял на еще что-то не менее познавательное из жизни протобактерий в питательных растворах. От изучения "Практического руководства" у него остались привычка контролировать собственное дыхание и стойкая неприязнь ко всякого рода оккультизму. Конечно, ни про какого бармена или хоть кого-то похожего на бармена в той книге не упоминалось совершенно точно. Там было много, очень много пространных рассуждений о глубоком единстве всех разумов Вселенной, об эгоизме отдельных сущностей, который, оказывается, и не дает слиться всем разумным существам в экстазе творческого воссоединения. Еще там были пространные описания "астральных проекций, как автономных информативных объектов, свойственных каждому человеку, но доступных лишь мистическому восприятию". В основном разделе книги содержалась масса пошаговых инструкций по грамотному управлению этими астральными проекциями, а через них и всем окружающим миром. Устроившись на своей лежанке, Биллинг время от времени развлекал окружающих, зачитывая вслух наиболее сильные утверждения "Практического руководства", например, что у каждой человеческой особи три пары рук - две невидимых и одна видимая, что полученные сверх-способности нельзя применять для дурацких шуток и что ни при каких условиях никогда ничего нельзя прогнозировать для представителей власти. Изнывавшие от тоски солдаты радостно гоготали и требовали найти что-либо по практическому управлению поведением особей противоположного пола или хотя бы офицерского состава.
  - Да. Я, кажется, знаю, о какой книжке речь, - Биллинг тяжело поднялся с кресла и подошел к большому экрану на стене - единственному украшению своей каюты. - Чушь и ерунда всякая. Сборник упражнений в медитации.
  - В чем?
  - Я же говорю - чушь! Самоучитель волшебника. Дышишь правильно, думаешь усердно и все про что просишь, - сбывается. Ерунда, короче.
  - А! Помню! Ты зачитывал. Мощная штука. Ты сейчас подумаешь, как следует, и Философ сразу ноги протянет. А?
  - Угу, - Биллинг неторопливо направился от неработающего экрана назад к креслу и застыл, глядя куда-то за спину Штимеру.
  Издав булькающий звук, есаул метнулся из кресла. "... Как меня угораздило сесть спиной ко входу?!.. Философ же говорил, что хочет познакомиться... Почему я не почувствовал?.. Лазерник в ладони и снят с предохранителя - это хорошо... Ну-у-у!"
  В дверях со слабой, неуверенной улыбкой на губах стоял Петр.
  
  
  - - -
  
  
  - Так значит, ты просто так вот, встал и вышел?
  - Ну, да. Я сидел-сидел. Там же голые стены, почти как тут, - Петр явственно шмыгнул носом. - Я уже самого плохого себе напридумывал. Никого нет. Тишина. А браслет у меня вместе со всей одеждой отобрали.
  - Тебе грех жаловаться, - усмехнулся Штимер и зачем-то потрогал синяк под глазом, - вместо твоего придурочного костюмчика новый выдали, с иголочки и такой же белый.
  - Зато бронежилет отобрали, шокер и, вообще, все, что было. Хорошо бы вернуть, а то ж из зарплаты вычтут.
  - А, знаешь, Бил, - Штимер демонстративно, с хрустом распечатал новую пачку сигарет, хотя и в старой еще что-то оставалось, - неплохо у тебя получилось, не очень прицельно, но неплохо.
  - Ты о чем?
  - Я о твоей медитации. Мы с тобой про Философа говорили, чтоб он, значит, ноги протянул, а ты вместо этого Петра наколдовал.
  - Тьфу, - Биллинг с досадой отвернулся от есаула и снова хмуро уставился на Петра. Тот сидел целый и невредимый, грыз ногти и смотрел на них со Штимером, как смотрит потерявшийся ребенок на вновь обретенных родителей. Похоже, что одна из трех проблем действительно решилась, причем сама собой и очень неплохо. Даже слишком как-то хорошо.
  - Вот что, Петр, - наконец проговорил Биллинг, - расскажи подробно с момента, как вы к той каюте подошли и всё, что дальше.
  - Ага, - Петр с готовностью набрал побольше воздуха в грудь. - Значит, подходим мы к каюте, этого... Как его... Дипломата, в общем. А оттуда навстречу нам две девушки.
  - Какие девушки?! - Хором осведомились инспектор и есаул.
  - А... я не знаю, - растерялся Петр, - две девушки в таких тонких белых накидках, что-ли. Я не знаю. Я почему внимание обратил - одна очень как-то пристально на нас посмотрела, и торопились они очень, а больше на той аллее вообще никого не было, только мы, и всё.
  - Ты хочешь сказать, что я на темной аллее двух девушек не заметил?! - усмехнулся Штимер.
  - А Вы разве не заметили? Мы из-за поворота как раз вышли, а они на соседнюю аллею сворачивали. Вы еще с журналисткой той спорили...
  - Ни о чем мы не спорили, это ты бубнил, не переставая.
  - Да я вообще молчал, а она не верила, что Вы мысли по глазам читать умеете.
  - Вот оно что, - протянул Биллинг.
  - Чепуха, - рявкнул внезапно побагровевший Штимер, - может, и был какой-то такой разговор...
  - Боже мой, Штим... ты ж этим трюком еще в академии девчонкам головы морочил.
  - Какая разница?! А если и так. Как я мог кого-то на пустой аллее не заметить?!
  - Запросто. Ты же ведь должен был ей прямо в глаза поглядеть, да?
  - Чепуха!!!
  - Ладно, ладно... а скажи, Петр, ты точно видел, что девушки из каюты атташе выходили?
  - Э-э, - Петр ожесточенно поскреб макушку, словно именно там прятались воспоминания, - я думаю, что оттуда. То есть, я не видел, чтоб они вот так вот из арки шли, но полное впечатление было, что оттуда.
  - Впечатление... - передразнил Штимер, - то они у тебя навстречу идут, то в боковую аллею шмыгают, то из каюты атташе выходят, то не выходят! А может, все-таки померещились?
  - Опиши поподробнее, как они выглядели, - бесцветным голосом попросил Биллинг.
  - Так я же говорю, две девушки, похожие друг на друга, в белых таких накидках. Невысокие, по-моему. Я, если честно, их не очень хорошо разглядел.
  - Две худенькие девушки в белом, - пробормотал Биллинг.
  - Да-а, - покивал Петр, - не толстые, это точно.
  - Подожди-ка, Бил, - вмешался Штимер, - ты хочешь сказать, что это твои миэмки?
  - Возможно. Ладно, Петр, продолжай. Итак, подошли вы к каюте...
  - Да-а, подошли мы к каюте, - протянул Петр, - и господин Штимер с командором заспорили, надо или не надо атташе звонить. И пока они спорили, эта журналистка прямиком в каюту пошла. Командор ей вроде запретить хотел, но она говорит: "Я со Второго уровня - мне все можно!".
  - Не выдумывай, она не так сказала.
  - Я сам слышал! А потом открыла дверь и шасть в каюту. Мы с господином есаулом за ней бегом. А в каюте темнота - глаз выколи. В общем, ничего не видно. Я ведь все правильно рассказываю, господин есаул? Ведь так и было?
  - Ни черта, ты неправильно рассказываешь и прекрати называть меня господином.
  - А чего я не так говорю? Все так и было. Потом свет зажегся, там еще картина на стене висела, "Свобода" называлась...
  - "Либерализм", черт тебя побери!!
  - Перестань чертыхаться, Штим, - пробурчал Биллинг.
  - Да, точно - "Либерализм". Я еще подумал: "Как странно, что эту картину джан нарисовал. Ведь они за порядок, а свободу, вообще, считают обманом"...
  - Ну, и почему ты решил, что автор - джан? - Штимер с видимым удовольствием затянулся сигаретой из распечатанной пачки. - Он что, подписался или рядом где стоял, да я опять не заметил?
  - Подписался, конечно. Там, в левом нижнем углу, джанов знак стоял - два круга, один внутри другого. Круги не идеально ровные, а так, словно их пальцем второпях нарисовали. Я думаю, так только автор подписываться может.
  - Послушай, Петр, - Биллинг с новым интересом взглянул на помощника, - и откуда ты столько всего про джанов знаешь?
  - А я на лекции у них был. Это еще до того, как их запретили, тогда еще можно было.
  - Ладно, не оправдывайся. Значит, увидел два круга в виде подписи на картине?
  - Да. А помните ту каюту, куда нас миэмки пригласили? И мы жвсе сознание потеряли? Там еще девушки в бассейне плавали, которые манекенами потом оказались. Так вот, там у каждой девушки, в смысле манекена, татуировка была на груди - джанов знак! Я сейчас подумал - а может, миэмки эти как-то с джанами связаны, ну, то есть они тоже джаны?!
  - Это мы обсудим. Ты давай рассказывай, что своими глазами видел.
  - А что потом? Госпо... есаул Штимер сказал, чтоб я, значит, подальше вокруг осмотрелся...
  - Как я сказал?! Я ж тебя просто отойти попро...
  - Штим, перестань уточнять, - перебил его Биллинг, - так мы никогда до конца не доберемся. Продолжай, Петр.
  - А я понял, что осмотреться внимательней надо, - Петр обиженно взглянул на Штимера, - я так понял.
  - Ладно, ладно. Значит, ты пошел осматриваться?
  - Да! Я по коридору прошел, он там в виде моста сделан и заканчивается высокой такой зеркальной аркой. А дальше, за аркой - широкий коридор, бассейн большущий и много дверей. Над одной надпись была: "Гардеробная", я решил с нее начать...
  - Ха! - Штимер расплылся в ехидной ухмылке. - Я понял, наконец, зачем ты туда помчался. Сюртук свой починить хотел, да?
  - Я осматривался!! Я зашел в этот проклятый гардероб, а там человек в кресле. Р-р-раз, и нет головы! То-есть, развалилась сама на два куска и на пол упала и кровища фонтаном! А я стою, и чего делать, не знаю.
  - Значит, ты его не толкал?
  - Кого??
  - Ну, этого - безголового.
  - Я его не касался! Я вошел, а у него голова - р-раз...
  - А вот, судя по следам твоих ботинок, ты прямо в кровавой луже стоял, а потом только назад отошел.
  - Я?!
  - Ты по уши в крови был, я тебя не узнал даже сначала. Я думаю, ты с разбега в ту комнату влетел, чтоб успеть, значит.
  - Чего успеть?
  - Сюртук свой починить, болван! - рявкнул Штимер. - Ты точно бегом бежал. Вопрос только - пихнул ты того бедолагу или нет?
  - Никого я не пихал. У меня и ладони чистыми остались, да! Командор, когда меня потом обыскивали, переодевали, удивился, что весь я в крови, а ладони не испачкал. Спросил, как это я сумел.
  - Он тебя допрашивал?
  - Да не особенно. Он только начал, а потом его куда-то вызвали. Он сначала не хотел идти, разозлился, по-моему, а потом говорит: "Подожди здесь", и они все ушли, а я остался. Они так и не вернулись, а я там сидел один. А это помещение, мы в него на лифте спустились, это просто комнатка маленькая, на стенах вообще ничего, а из мебели - только полудиван, я на нем сидел. И тихо там, никаких звуков, только как будто неподалеку вода капает - "кап-кап", тишина, потом опять "кап-кап" и опять тишина, и жутко так становится, что мороз по коже. Я не знаю, сколько я там просидел. Мне показалось, очень долго - много часов, но ведь это не так? Но, мы ведь до Розы еще не долетели, да?
  - Вообще-то, ты меньше часа там пробыл.
  - Ух ты! А это точно?
  - Угу. Рассказывай, что дальше было.
  - А ничего не было. А потом дверь в стене открылась. Я ее до того не видел и не думал совсем, что там дверь есть. А она: "Щелк!", звонко так, и открылась. А за ней пустой коридор. И я, конечно, встал и пошел, чего мне там сидеть было? Иду, а в коридорах никого, будто все вымерло, и голо как-то - никаких витрин или миражей интересных, ничего. Все выключено, только на потолке светильники еще работают. Я и не понял сразу, что это наш Четвертый уровень. Думал, что где-то в трюме брожу, а потом смотрю: знакомый, вроде, холл. Я так обрадовался, когда наш номер увидел, передать не могу.
  - Мы, когда тебя увидели, тоже обрадовались, - Штимер выпустил очередное облако дыма и с некоторым вызовом посмотрел сквозь него на Биллинга, - было у нас три проблемы, а осталось только две. Одна - побольше, другая, вообще, - ерунда!
  - Это какая же - ерунда? - прищурился Биллинг.
  - А которая - креофиты. Ясен пень, что их твои миэмки свистнули. Все на них сходится - значит, они и есть!
  - Поясни.
  - А чего тут пояснять? И так ясно. Смотри. Ты сам говорил, что по расчету времени, только они на "Лотос" с грузом проскочить могли, до того как мы контроль ввели, так? Потом, это же они вас в ту ловушку заманили в триста третий номер, так? И, тут я конечно не уверен, но, если нашему Петру не померещилось, они были в номере атташе аккурат перед нами. А покойный точно знал, где искать креофиты, и даже хотел за небольшую плату нам все рассказать, но после визита миэмок, по некоторым причинам, не стал этого делать. И это все вместе уже не может быть простым совпадением. Так?!
  - Я довольно основательно потолковал с одной из них, - после томительной паузы заговорил Биллинг, - и, знаешь, есть у меня впечатление, что это подстава. Первое: они могли успеть пронести груз? Да, могли, но пронесли-то они турберы.
  - Что?!
  - Что слышал. "Здоровенную, - говорит, - партию турберов в охолуях везем". Они потому и скандал устроили на вокзале - охолуи как ручную кладь пронести хотели, а эти штуки длиннющие же, через пассажирский терминал не проходили. Кое-как потом пронесли все-таки. Насчет Триста третьего номера, она говорит, что вообще не при чем.
  - И ты веришь?
  - Я им личную встречу устроил с Гро. Так вот, ни он их, ни они Гро не опознали. Как резонно замечено, любая более-менее стройная девушка, правильно принарядившись, легко может сойти за миэмку. А вот насчет того, что они могли атташе убить, тут не знаю. Петр же не видел точно, что они из того номера выходили, но, конечно, нельзя исключить такой вариант.
  - А что за расчет времени? - подал голос Петр. - Вы сказали, что по расчету только миэмки могли груз на борт протащить.
  - Да все просто, - поморщился Штимер, - у наших похитителей было окно и довольно приличное, минут сорок - сорок пять, между временем, чтоб на всех парах с камушками на вокзал примчаться, и моментом, когда там спецконтроль ввели. Миэмки где-то в это время как раз проскочили.
  - Тогда, это навяд ли миэмки!
  - Почему? - после некоторой паузы осведомился Биллинг.
  - Так если у них времени в обрез, чего б его терять попусту? Я слышал - там крику было с этими охолуями минут на пятнадцать. Это ж какой риск, если у них все по секундам расписано?!
  - Разумно, - проворчал Штимер. - Знаешь, Бил, я замечаю, что твой помощник не дурак, то есть обалдуй редкостный, но не дурак.
  - А вторая проблема, которая побольше, это что? - воодушевленный успехом Петр привстал с кресла. - Это осьминог-невидимка, да?
  - Сядь, Петр, - приказал Биллинг, сурово глядя на помощника, - во-первых, если ты прав, а я думаю, что так оно и есть, то это нисколько не приближает нас к креофитам. Я бы сказал, удаляет. А во-вторых, речь идет не о каком-то сбесившимся "осьминоге-невидимке". Все гораздо серьезнее. Штим, расскажи ему про Философа.
  
  
  - - -
  
  
  Сила тяжести стала ослабевать как раз, когда Штимер подходил к концу своего рассказа. Сначала это было почти незаметно, просто появилось ощущение какой-то пустоты и легкости, а затем все мгновенно потеряло вес. Мебель осталась неподвижной, но окурки и прочая мелочь, как стайка дрессированных рыбок, плавно поднялись вверх. Потом замигал и погас свет.
  - Вот и приехали, - из темноты пробурчал Штимер, - фонарик есть у кого?
  Свет и нормальная сила тяжести вернулись одновременно, на пол посыпался поднявшийся в воздух мусор, в углу мягко рухнул мешок с одеждой Гро. Заиграла и тут же смолкла музыка.
  - Ну ладно, - вздохнул Штимер, вытаскивая окурки из собственной шевелюры, - вы меня убедили. Обещаю пока не курить. Собственно говоря, Петр, я тебе все обрисовал, так что можешь уже опять сказать что-нибудь умное.
  - А можно, я шокер Гро возьму?
  - И что в этом умного?!
  - Может и ничего, но Вы сами сказали, что этот Философ или как его там, вроде хотел с нами, встретиться. И он теперь не обычный человек, а супермен ходячий. У Вас лазерный пистолет есть - я сам видел, у господина Биллинга - бластер, а у меня шокер будет, ведь неизвестно, какое против него оружие нужно.
  - Глупости, по-моему, - пожал плечами Биллинг.
  - Да если дойдет до дела, то - без шансов, - Штимер тоже пожал плечами, - но это если с Философом, а если, к примеру, командора подстрелить или тех же джанов, то вполне сойдет. Так что бери, мне не жалко.
  - Кстати, о джанах, - продолжал Штимер, наблюдая, как Петр шустро, пока никто не передумал, подбежал к мешку и принялся шарить в его глубинах, - мы тебе про них еще не рассказали. Значит номер, в который вы, если помнишь, втроем вломились, как раз их оказался, а вовсе не миэмок. Да. Так вот, эти самые джаны в гости приходили, пока ты отсутствовал, жаловались, что у них чего-то свистнули.
  - Джаны - хозяева той каюты? - забыв о шокере, Петр уставился на Штимера. - И они приходили сюда?
  - Ну да, чуть было обыск не устроили. Меня в этот момент тут тоже не случилось, но твой начальник и в одиночку управился. Правда, они грозились еще зайти, потолковать. Ты, случайно, у них ничего не брал?
  - Ничего я не брал. А что, они говорят, пропало?
  - Темнят. Слушай, Бил, почему я за тебя все рассказываю, когда ты тут сам живой сидишь?
  - Да, все правильно, - кивнул Биллинг, - они хотели с тобой, Петр, поговорить и с Гро.
  Петр, наконец, выудил шокер и, сунув его за пазуху, небрежно кинул мешок с остальными вещами на ближайшее кресло. Мешок звучно шлепнулся об сидение, свесился на бок, и из него тут же начало вываливаться содержимое.
  - Ну, редкостный обалдуй, - покачал головой Штимер, наблюдая, как Петр пытается запихнуть все назад.
  Свет опять замигал, и Биллинг со Штимером хмуро переглянулись. Каждый из них, Штимер побольше, Биллинг - меньше, попадал в самые разные передряги, но, если не считать путешествия на подбитом линкоре, в кораблекрушениях они до сих пор не участвовали и, что в таких случаях делать, совершенно не представляли. То, что у люкслайнера "Лотос" серьезные проблемы, казалось достаточно очевидным.
  - Где мои вещи?
  Гро, в ярко-оранжевой облегающей пижаме, стоял под аркой, ведущей во внутренние помещения каюты. По-видимому, целебный сон прервался внезапно - всегда аккуратно приглаженные волосы причудливо торчали в стороны, взгляд немного блуждал, а на лице застыло встревоженное выражение.
  - Ты как себя чувствуешь? - вежливо поинтересовался Биллинг.
  - Я - в порядке, а это мои вещи? - Гро пальцем указал на мешок, который все еще держал Петр, - почему ты в них роешься?
  - Извини, оттуда вот вывалилось на пол, и я назад все клал, - Петр с самым честным видом протянул мешок, - это командор его сюда принес.
  Гро молча прошел по холлу, забрал мешок и, обхватив его руками, плюхнулся в ближайшее кресло. Ему явно было не по себе.
  - Тут кое-что произошло, пока ты спал, - заговорил Биллинг, - и, похоже, у нас проблемы.
  - А что случилось-то? - Гро, еще больше встревожившись, уставился на инспектора.
  - Долго рассказывать. Самое скверное, это неполадки на корабле. Похоже, что на "Лотосе" серьезная авария. И, возможно, это даже как-то связано с украденными креофитами.
  - Как это? - Гро не спуская глаз с инспектора, порылся в мешке, вытащил оттуда куртку и принялся натягивать ее прямо поверх пижамы.
  - Это действительно долго рассказывать. Начать с того, что на "Лотосе" действительно летит Философ, и не просто так летит, - Биллинг оглянулся на Штимера, но тот замотал головой, показывая, что не горит желанием еще раз пускаться в воспоминания.
  - А можно, я расскажу? - встрял Петр, - только не перебивайте, пожалуйста, а то собьюсь.
  Биллинг кивнул с некоторым облегчением, поскольку устал от всех этих разговоров. Его, как и Штимера, крайне раздражала невозможность сориентироваться в ситуации. Оставалось сидеть и бессмысленно ждать конца.
  - Во-первых, по поводу креофитов, - обстоятельно начал Петр, - событтия развивались следующим образом. Сперва мы по твоей наводке, пошли в Триста третий номер к миэмкам, и ты помнишь, что там случилось. Потом оказалось, что это не миэмок номер, а джанов.
  - Кого?
  - Джаны - секта такая. Короче говоря, мы, оказывается, к джанам вломились. И эти джаны теперь предъявляют претензии, будто у них что-то украли. Потом мы с господином Штимером встретили одного пассажира, который признался, что это он креофиты украл и за определенную плату обещал рассказать, где они спрятаны. И, представляешь, когда мы к нему пришли, оказалось, что он тоже джан!
  - Неужели? - Гро вытащил из мешка брюки и после некоторого раздумья решил надеть их, как и куртку, не снимая пижамы. - Извини, значит, этот, который признался, тоже из секты?
  - Да! Я же говорю, оказался один из них. Он сам-то на джана не похож, не бритый наголо и все такое, но у него картина живописная в каюте висела и на ней джанов знак стоял. Представляешь, огромная такая картина под названием "Либерализм"...
  - Как-как?
  - "Либерализм", а в нижнем углу, где подпись должна стоять, - джанов знак! Так вот, оказалось, что мы опоздали и наш информатор убит. Насмерть убит, представляешь? И рассказал ли он что убийце или нет, неизвестно.
  - А командор пистолеты отобрал, - проворчал Гро, пристегивая пустую кобуру к внутренней стороне пиджака.
  - Уже вернул, - Петр нехотя достал шокер и протянул Гро. Тот, не глядя, сунул его в кобуру, потом заглянул внутрь мешка и вытряс оттуда ботинки.
  - Так вот, - продолжал Петр, - к вопросу об убийце. Этот самый Философ, о котором господин инспектор говорил, он тоже, оказывается, в курсе креофитовой темы. Камни он тоже пока не нашел, но ищет очень активно. У него не то куча сообщников, не то какое-то новое оружие, а может и то, и то. Он, наверно, свихнулся окончательно, уже пол-корабля разнес, я не шучу. На него луниты оборонного дроида натравили, так он и дроида по полу размазал, представляешь? А помнишь, серая амеба тогда на господина Биллинга напала? Так это - опять его дела!
  - Это все? - Гро нацепил ботинки и теперь безуспешно пытался пригладить стоящие торчком волосы.
  - Почти все, если не считать того, что мы его с минуты на минуту в гости ждем.
  - Сюда?!
  - Ага. Он так господину Штимеру сказал.
  Вконец расстроенный Гро оглянулся на Штимера, но тот только хмуро кивнул. Тогда Гро встал, оправил зачем-то куртку и на деревянных ногах медленно направился к выходу. Так и неусмиренные волосы торчали в разные стороны.
  - Эй, ты куда? - позвал Петр.
  Гро, не отвечая и не оборачиваясь, продолжал размеренно идти к двери.
  - В самом деле, Гро, ты далеко собрался? - нахмурился Биллинг.
  - Стоять! - негромко, но неожиданно жестко скомандовал Петр.
  Гро, уже на полпути к двери, оглянулся, посмотрел удивленно на Петра, потом на инспектора и, неопределенно взмахнув рукой, двинулся дальше.
  - Тебе не уйти отсюда, - все так же негромко сообщил Петр, - по крайней мере, с креофитами.
  
  - - -
  
  
  Свет мигнул. В краткий момент темноты Штимер успел открыть в изумлении рот, Биллинг остался сидеть, как сидел, Петр двинулся в сторону Гро, а сам Гро остался неподвижен, только в руке его вроде бы сам собой возник шокер. Лицо Гро изменилось, пропали и растерянность, и удивление, теперь оно выражало только холодную злость.
  - Сам "стоять", - хмыкнул он, нажимая курок.
  Действие шокера всегда мгновенно. Удар не смертелен, но очень эффективен. Жертва, получив заряд в любую часть тела, падает как подкошенная без сознания, либо более или менее долго корчится на полу в судорогах. Петр, однако, не упал и даже не вздрогнул после щелчка спускового механизма. Спокойно остановившись, он похлопал себя по внутреннему карману.
  - Извини, но я его разрядил, - пояснил он.
  - От это красавец! - Штимер уже был на ногах, - Змеюка сопливая!
  Бросив бесполезный шокер, Гро затравленно оглянулся, попятился к двери и закрыл лицо ладонями. Перстень выпускника Высшей полицейской школы на безымянном пальце теперь поблескивал простой дешевкой.
  - М-да, вот это... - начал Биллиинг и смолк, потому что прямо в глаза ему ударил пронзительный свет. Камень на перстне Гро вспыхнул раскаленным яростным солнцем, остановив зарычавшего от боли Штимера, заставив Петра с криком рухнуть на колени... и погас. Хлопнула входная дверь.
  Первым очухался Штимер. В самый последний момент перед вспышкой он заметил, что Гро слишком уж старательно закрывает глаза ладонями и сам успел зажмуриться. Конечно, зажмуренные веки - так себе защита от светового удара, но все-таки лучше, чем ничего.
  - Перги вонючие, это же рангутанги голимые, - в голос ругался он, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в наступившей тьме, - Петр, черт бы тебя не брал, перестань скулить!
  - Что досадно, - сдавленным голосом произнес Биллинг, - если б шокер не бросил, то дверь бы его не выпустила.
  - Я ослеп, - сообщил Петр и снова начал тихонько поскуливать.
  - Не переживай, - ободрил Штимер, - я тоже ни черта не вижу.
  - Говорит автономный санитарный робот каюты. Зарегистрирован болевой синдром у одного постояльца данной каюты и двух неиндетифицированных субъектов, находящихся в одном помещении, - голос робота звучал, как всегда, в меру доброжелательно, - помощь будет оказана постояльцу каюты. Благодарю за понимание.
  Послышалось мягкое шуршание. Робот подкатил к Петру, доложился о диагнозе и, судя по деликатным щелчкам и невнятным восклицаниям, приступил к лечебным процедурам. Биллинг, пробормотав что-то неразборчиво, зашарил по столу в поисках брошенного пассажирского браслета.
  - Интересное дело, - Штимер уже начал понемногу различать окружающие предметы, - а нам, неопознанным, значит, фигу? Я правильно понимаю? Слышь ты, железка автономная!
  - Вряд ли он сообразит, - заметил Биллинг, просовывая руку в найденный браслет, - подожди, сейчас разберемся.
  - Один из ранее неиндетифицированных субъектов успешно идентифицирован, как постоялец каюты, - бодро откликнулся робот и принялся чем-то активно шуршать, - не позднее, чем через девяносто секунд ему будет оказана помощь.
  - Приятно слышать. Ты как там, Петр?
  - Уже ничего не болит, но я ничего и не вижу, он мне на глаза какие-то штуки положил.
  - Ну ладно, гений, - проворчал Штимер, - торопиться все-равно некуда. Расскажи нам, двум старым идиотам, как ты этого красавца вычислил?
  - Подожди-ка, Штим, - вмешался Биллинг. - Я обращаюсь к автономному санитарному роботу каюты четыреста двенадцать. Меня слышно?
  - Автономный санитарный робот каюты готов к диалогу, - не переставая шуршать, отозвалась машина, - для поддержания диалога прошу Вас употреблять обращение "санитар".
  - Угу. Так вот, санитар, тебе необходимо оказать помощь всем находящимся в этом помещении, независимо от статуса.
  - Помощь должна быть оказана любому нуждающемуся в ней субъекту, - с готовностью согласился санитар, - идентификация необходима только для подтверждения предварительной, или гарантии последующей, оплаты услуг.
  - Так, понятно. Санитар, считай, что ты получил гарантии.
  - Вы сказали, и я услышал, - заявил санитар, - в случае неплатежеспособности находящегося в данной каюте неидентифицированного объекта, счет за его обследование на сумму сорок четыре гала будет выставлен на Вас. Я слушаю Вас.
  - Подтверждаю, санитар. А, почему только обследование?
  - Сказано, и услышано! - радостно подтвердил робот. - Отвечаю на дополнительный вопрос: размер счета за проведение самих лечебных процедур может быть определен после обследования.
  - Знаешь, Бил, я думаю, что за такие деньги можно самому и диагноз поставить, и полечиться. Я, в общем, уже чего-то вижу.
  - Мы это на командировочные спишем.
  - Ага. Бухгалтерия тебе спишет!
  - Приступаю к диагностике следующего постояльца каюты, - доложился робот, подкатывая к Биллингу, - результат обследования: световая офтальмия, сопутствующая симптоматика, продолжительность лечения - не более ста секунд, прогноз благоприятен.
  - Вот и хорошо. Ладно, Петр, давай рассказывай.
  - А я вижу, - рассмеялся Петр, - все вижу, и ничего не болит, только вот в носу щиплет. Здорово!
  - Перестань кудахтать, - возмутился Штимер, - в носу у него щиплет! Рассказывай давай!
  - А! Насчет джанов - это и рангутангу понятно...
  - Рангутангу может и понятно, а мне нет!
  - Извините, пожалуйста. Я как подумал? Мы ведь все время на этих джанов натыкались. Даже когда думали, что это не джаны, потом все равно оказывалось, что это джаны.
  - Красиво излагаешь.
  - Нет, ну правда! Ведь так много не просто совпадений, а явных каких-то пересечений, никак случайностью не объяснить. Я решил: джаны точно замешаны. А когда Вы сказали, что та каюта - это не миэмок каюта, а джанов, я вообще сомневаться перестал. А если они сюда приходили, да еще обыск устроить хотели, значит, креофитов у них нет, и они точно знают, что камни тут. Между прочим, тот серый осьминог - в смысле Философ - тоже с самого начала знал, что камни тут где-то.
  - Ну, хорошо, а как ты все-таки Гро вычислил?
  - Так нас же всего трое - в каюте. Про себя я точно знал, что нет у меня креофитов, значит, оставалось двое.
  - Весьма разумно. И как же ты выбирал?
  - На самом деле, я не все рассказал про тот номер с голыми манекенами. Там, с одной стороны, и говорить, вроде, не о чем ...
  - А ты попробуй все-таки, - нахмурился Биллинг, - если тогда не удосужился!
  - Понимаете, там взгляд один был. Только взгляд и все! Мы сидели с ним в этих креслах дурацких, смотрели, как девчонки в бассейне прыгают, - Петр вздохнул, - я же не знал тогда, что это манекены. Музыка орет, водопад в бассейн падает - шумит, в общем, улет полный, я, чего делать, не знаю. Гро мне на ухо кричит: "Надо инспектора звать, без него не разберемся". Я пошел, а потом думаю: "В таком грохоте ничего путного все равно не получится. Надо бы громкость убавить". Подошел к консоли, уже руку на сенсор положил, и тут заметил, что Гро на меня смотрит. Стоит, так прищурившись у самого бассейна... он не просто смотрел, он, как охотник, следил. Знаете, вот дичь у капкана ходит-ходит, все ближе-ближе, а охотник из укрытия не торопясь наблюдает. Я обалдел просто, испугался и к выходу кинулся, не успел только...
  - А Гро, помнится, рассказывал, что за тобой одна из тех манекенов побежала.
  - Не помню я такого. Может, и побежала. И вот, о чем я рассказать должен был? Что Гро на меня не так посмотрел, а я испугался?! Но я его решил из виду не выпускать. Думаю: куда он пойдет, туда и я. Вот он злился, когда я к нему прилип! Я, правда, думал, что он с миэмками заодно, все ждал, что он с ними встретится. А когда сейчас ему про джанов трындел, я специально на всякие подробности напирал, надеялся, что среагирует как-то. А он - ни в какую. Тогда я его напугать решил, что сейчас Философ придет, с минуты на минуту и возьмет его за одно место. Это сработало. А шокер я сразу разрядил, как только из мешка вытащил...
  - Приступаю к диагностике неидентифицированного субъекта, - провозгласил робот, незаметно подкатившись к Штимеру, - результат обследования: световая офтальмия, сопутствующая симптоматика, продолжительность лечения - не более девяноста секунд, прогноз благоприятен, стоимость лечения сто семнадцать галов.
  - Рехнуться можно. Бил, за такие деньги я сам кого хочешь вылечу!
  - Не валяй дурака. Останемся целы - найдется твой браслет, а не останемся - так и черт с ним. Санитар, я гарантирую оплату лечения.
  - Вы сказали и я услышал. В случае неплатежеспособности неидентифицированного объекта, счет за его лечение на сумму сто семнадцать галов будет выставлен на Вас. Я слушаю Вас.
  - Подтверждаю, санитар.
  - Сказано и услышано!
  - Сказано... Услышано... Идиотизм! - бормотал есаул.
   - Ты бы видел, Штим, как у этих джанов физиономии посерели, когда командор им сумму объявил - за ремонт. Я до сих пор удивляюсь, почему они согласились. Тот, который должен был сказать: "Подтверждаю", он это "подтверждаю" из себя еле выдавил.
  - Ты лучше подумай, где нам твоего красавца искать с камушками.
  - Так это понятно где - у заказчиков. Я согласен с Петром - это джаны, конечно. Каюта Триста три.
  - А! Там, небось, праздник. Бассейн, огни, фонтаны-водопады, девочки-манекены радостно визжат. Самое время в гости заглянуть.
  - Не лучшая идея, Штим. Во-первых, с какого перепугу они тебя впустят? Так и будешь под дверью стоять? Во-вторых, я думаю, ты и до двери вряд ли доберешься. Внутренние переборки наверняка задраены и лифты не ходят.
  - Ну, между прочим, не было команды - по каютам сидеть.
  - А это, как раз, самое скверное. Похоже, что системы оповещения тоже накрылись. Мы с тобой полгода на подбитом линкоре болтались. На нем живого места не было - кругом дырки заделанные. Но, ты помнишь, чтоб там хоть раз свет отключался или чтоб маневры - без оповещения личного состава? А если я нужду справляю, а они в этот момент вираж заложат?
  - Ты сам себе противоречишь, - заворчал Штимер, пытаясь поудобнее устроиться в мягких, но решительных манипуляторах санитара, - если все давно перекрыто, то красавец наш далеко не ушел, а если все-таки ушел, значит, и я туда добраться смогу. И потом, что толку переживать об исправности нашего замечательного люкслайнера? Ни ты, ни я его не починим.
  Петр, благоразумно не вмешиваясь в диспут старших товарищей, подобрал с пола брошенный шокер, зарядил и сунул во внутренний карман. До него только сейчас стала доходить серьезность ситуации на борту. Особо сильно по этому поводу он не волновался, потому что, как подавляющее большинство сверстников, твердо знал, что не умрет, по крайней мере, в обозримом будущем. И еще он верил в собственную, пусть немножко кривую удачу.
  - И правда, в носу чешется, - сообщил Штимер, когда санитар, продолжая шуршать чем-то внутри себя, поехал куда-то вглубь каюты, - ну и ладушки, пойду прошвырнусь, посмотрю, как там снаружи.
  - Тогда уж вместе пошли, - вздохнул Биллинг, - у тебя лазерник, у меня - браслет. По крайней мере, не потеряемся.
  - И я с вами.
  - Нет!! - хором воскликнули "старшие товарищи".
  - С тобой вообще без шансов, - пояснил Штимер.
  Он хотел что-то добавить, но вместо этого плюхнулся в кресло, с которого собрался было встать. Петр, от возмущения временно потерявший дар речи, только беззвучно хлопал губами. Биллинг, озабоченный мыслью, куда спрятать бластер, чтобы Петр не нашел в их отсутствие, тоже не сразу заметил, что со Штимером что-то не так. Есаул медленно, словно нехотя, достал из кобуры пистолет и уставился на входную дверь.
  - А я все равно пойду, - прорвало Петра, - как вы мне запретите? Дверь запрете?!
  Он драматическим жестом указал на выход, и тут выяснилось, что двери нет.
  - О-ММ! - грянули невдалеке оперные голоса.
  В первую секунду Петр решил, что каюта сама собой увеличилась в размере, а унылый "нулевой" интерьер обогатился цветной фреской на дальней стене и маленькой метелью, рассыпавшей в воздухе снеговые хлопья. Стенка, отделявшая каюту 412 от общего коридора Четвертого яруса, исчезла не полностью, в основном она даже более или менее уцелела, скрывшись под белым слоем изморози, но примерно треть попросту испарилась вместе с дверью. Петр, оцепенев, смотрел, как кружат в безмолвном воздухе снежинки, как струйки белого тумана начинают сочиться с глянцевых, будто срезанных большим ножом, краев пробоины, медленно уплывая в сумрак коридора. Потом совсем близко раздалось шарканье ботинок, и из-за поворота вышел Гро.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"