Бенгин Николай Владимирович: другие произведения.

Командировочные расходы Глава 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Часть вторая
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

За каждое ничего

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7
  
  
  Продолжительность минуты зависит от того,
   по какую сторону двери в туалет Вы находитесь.
  Закон относительности Бэланса
  
  
   В глубокой тишине корабельной обсерватории дежурный капитан люкслайнера "Лотос" размышлял об одном из самых удивительных феноменов Вселенной. Он размышлял о невезении.
  Неторопливо и аккуратно, с истинно лунитской скрупулезностью, капитан пытался выстроить логически непротиворечивую модель этого странного, чудесного явления, способного отравить жизнь когда и кому угодно. На самом деле, это был религиозный вопрос. По вере лунитов, незамутненной и простой, как пустота: "Любая случайность, в том числе везение и невезение - суть свидетельства Божественного присутствия, каждое из которых должно приниматься с надлежаще равным восторгом".
  Таким образом, данный феномен имел окончательное, имеющее статус БИ (Безусловной Истины), объяснение и в дальнейших исследованиях не нуждался. Но, изучая богословские труды по теории вероятности или душеполезные рассуждения о Высшей справедливости, а особенно места о поучительных случаях аномального невезения, Капитан не находил ответа на один вопрос. Он не мог понять, почему с таким сокрушительным постоянством не везет именно ему.
  Везде и всегда он предчувствовал нехорошее стечение обстоятельств и, в общем-то, дожидался. Сейчас, в соответствии с полетным расписанием, он должен был с полным правом вкушать ментальный нектар наравне со свободными от дежурства (то-есть, всеми остальными) членами экипажа, но этого, разумеется, не случилось. Как обычно, цепочка событий и обстоятельств легла загадочным цветком, отделив его от Прекрасного, оставив в ниже-среднем состоянии души. И теперь, раскинувшись под корабельным обзорным куполом, вместо того, чтоб дисциплинированно воспринимать льющийся оттуда смысловой поток, капитан предавался темным и опасным размышлениям.
  А между тем, поток пел об отклонениях от оптимальности. Как всегда в живом полете, их было много, и некоторые относились к категории потенциально грозных. Пока капитаном медленно, но неотвратимо овладевали еретические сомнения, сенсоры нащупали в некотором удалении от корабля маленькую неправильность гравитационного поля, а в самом "Лотосе" между Вторым и Третьим ярусами пассажирского модуля фиксировалось относительно небольшое - в полтора градуса - снижение температуры значительной области воздушного пространства. Такие колебания происходили на корабле регулярно, отклонение состояло лишь в том, что климатический контроль никак не мог восстановить заданный температурный режим.
  
  
  ***
  
   - Ну вот, Вы побывали на "Небесах". Вижу, будет о чем вспомнить, - бодро ворковал ассистент, с легкой тревогой поглядывая на бледное лицо Биллинга. - Что-то всегда остается в памяти, не правда ли?
  Это был все тот же Третий ассистент командора Первого уровня, обладатель камуфляжного комбинезона, выдающегося подбородка и скупой капральской улыбки, в данный момент больше похожий на опытную сиделку у капризного больного.
   - Вот теперь все в порядке, все хорошо, - приговаривал он, переводя кресло под инсектором в сидячее положение, - теперь можно расслабиться. Вы ведь с самого начала в кают-компанию хотели? Она тут недалеко, вниз по лестнице.
   - Это все? - вымолвил Биллинг. Он чувствовал себя настолько скверно, что даже тихо говорить мог с трудом. Если б ассистент командора сейчас сообщил ему, что произошла авария и Биллинг, в результате этой самой аварии, лишился рук, ног и большей части внутренних органов, он совершенно бы не удивился. Но хуже всего было с головой. Он осторожно потрогал затылок в полной уверенности, что обнаружит там что-нибудь вроде вмятины или, наоборот, огромной шишки. На ощупь, все казалось в порядке, но болело так, что хотелось выть.
   - Возможно легкое недомогание, - сообщил ассистент, - но Вы не беспокойтесь, через несколько секунд это пройдет.
   - Легкое?! - прохрипел Биллинг. Он еще раз пощупал затылок, но кроме знакомой лысины ничего не обнаружил, - здесь есть врач?
   - Конечно. Но скажите, что именно Вас беспокоит?
   - Меня ничего не беспокоит. У меня болит!! - уже в полный голос заорал Биллинг.
   - Где?
   - Везде! Но особенно здесь, - он схватился ладонями за голову и тут, вдруг, обнаружил, что боль прошла. Тошнота осталась, ощущение вывихнутости во всем теле и в каждом органе по отдельности осталось, но боль прошла. Совсем.
   - Да, - согласился ассистент, - очень редко, но такое случается. Однако, я вижу, Вам уже легче?
   Биллинг угрюмо молчал.
   - Я прав, - согласился сам с собой ассистент. - Итак, вот Ваш пассажирский браслет, бластер возьмите, пожалуйста.
   - А разве... - Биллинг моментально вспомнил, как выронил свой бластер там, наверху. - А откуда Вы его взяли?
   - Вы про бластер? Ну, честно говоря, мы не могли отправить его на Небеса вместе с Вами. Но у Вас был точно такой же. Правильно? Ничуть не хуже.
  Биллинг молча вынул обойму. Одного патрона не хватало. Он оглядел знакомую капсулу подъемника и солнечный зайчик вместо указателя, со щелчком вставил обойму на место, смутно удивившись, почему левую руку саднит больше, чем правую... Воспоминания о "Небесах", всплывали яркими, разрозненными кусками и почему-то волнами накатывала тоска. Будто он что-то важное не успел или не так сделал и теперь нельзя узнать что...
   - Ну вот, - продолжал ассистент, пристально следя за манипуляциями Биллинга, - теперь кают-компания к Вашим услугам, однако, я должен сообщить - это особое место, можно сказать, святое. Что бы ни случилось на "Небесах" - никакие мысли о мести тут недопустимы, только дружба и нежность ко всем, кто прошел Уровень вместе с Вами. Имейте ввиду, штрафы за нанесение увечий или синяков в кают-компании очень серьезные. И ни в коем случае не доставайте оружие - это абсолютно запрещено.
   - Я не собираюсь никого увечить.
   - И славно, - ассистент помог инспектору подняться и легким нажатием распахнул неприметную дверь в стене между капсулами. - Прошу! Отдохните, заодно и друга своего можете подождать. Он еще не выходил.
   - Да ведь сразу же можно было! - выпалил Биллинг. Теперь он узнал этот небольшой круглый зал с открытыми люками резервных капсул, с квадратными экранами над головой, - Просто надо было открыть мне эту дверь, черт бы вас всех побрал!
   - Нет. Никак не возможно. Не положено, - покачал головой ассистент. - Зато теперь - прошу!
  
  
   Биллинг недоверчиво смотрел в открывшийся проход. Широкая лестница с резными перилами, старинными электрическими светильниками под темно-зелеными абажурами вела в просторный сводчатый зал. Узкие зеркала на колоннах, матово отсвечивая, глядели друг в друга, а вдоль стен, почти что невидимками, стояли чернокожие стюарды в темной униформе. Массивный широкий стол, за которым легко могло бы разместиться не меньше полусотни человек, занимал почти все помещение. Вокруг него в креслах с высокими витыми спинками сидело около дюжины гостей, и Биллинг сразу увидел знакомую фигуру в белой накидке. Повеселев, он легко сбежал по лестнице. Тошнота бесследно исчезла. В этот момент он готов был признать - в путешествиях по "Небесам" есть определенный толк.
   - Привет!
  Миэмка неторопливо и холодно оглянулась.
   - Мы знакомы?
   - А разве нет? - упавшим голосом промямлил он, чувствуя, как краска заливает лицо. Миэмка пожала плечами и отвернулась. "Идиот! - окончательно решил про себя Биллинг. - Это же был сон. Черт побери, сон! Мало ли кому что снится". Он уселся, нахохлившись, на соседний стул и перед ним тотчас появился хрустальный бокал с темно-рубиновым горячим вином. "Но как же там было здорово. Эх, как же здорово! Да... а потом она какую-то чушь нести начала... не помню о чем, ерунду какую-то. Потом, вроде, еще что-то было такое интересное, но уже без нее. Короче, я наверно по-настоящему заснул. Оно и ладно, - постепенно успокаиваясь, думал он, - хуже нет, как мешать личное со служебным".
   - Мы встречались с Вами, - вслух сказал он, разглядывая точеный профиль, тонкую вязь татуировки на маленьком, почти детском ухе, - сразу после взлета встречались. Вы гуляли с сестрой по Четвертому уровню. Прошу прощения, возможно, я был слишком груб.
   - И что? Будешь извиняться?
   - И не подумаю.
   - Отвали, а? - пробормотала она, глядя прямо перед собой. - Без тебя тошно.
   - А зачем приглашать было?
   - ??
   - Зачем, спрашивается, в гости звать, когда заведомо никого дома нет? - нейтральным тоном повторил Биллинг. Он откинулся на высокую спинку кресла и неторопливо оценил обстановку. Лампы в зеленых абажурах, множась в высоких зеркалах, мягко освещали кают-компанию. Из гостей вроде бы никто не обращал на них внимания. Одни сидели молча с закрытыми глазами и угрюмой миной на лице, другие весело гомонили. Особо выделялся резкий голос высокой, костлявой на вид посетительницы.
   - Я как увидела этот красный песок на полу, сразу все поняла, - верещала она, - а уж эти сети с колоннами - целиком ведь из сериала про медуз, ну думаю, сейчас со мной потешатся... это все мой благоверный - скотина эдакая. Его проделки...
   - Может, и не его, - веско возразила ее соседка - статная дама, обильно украшенная изумрудами, - точно мы не знаем.
   - Ха! А кого еще?! Ты ж видела того жеребца - на плече красотку полуголую тащит, в руке - винтовка и вид утомленно-самодовольный. Точно мой. Хотя конечно, статью и рожей - близко не лежал.
   - Вот именно...
   - А появился когда, а? Эти медузы - знаешь, что выделывали, когда меня поймали?.. и как долго...
   - Знаю, меня еще раньше поймали.
  - Нет, это точно мой - тоже никогда вовремя не приходит, и толку - ноль. А сериал этот его любимый... И меня специально с собой затащил: "Пойдем вместе, пойдем вместе...". Скотина...
  - А помнишь того слепого с бластером? Если б не он...
  - Так он еще и глуховат был! - дама гнусно захихикала.
  
   Инспектор прислушался - громкие голоса не могли полностью заглушить странную мелодию, плывущую со стороны маленькой эстрады в дальнем конце зала. Там расположился строго, можно сказать чопорно одетый человек с небольшой конструкцией на коленях. Когда-то, еще в детстве Биллинг побывал на выставке древних музыкальных приспособлений - замысловатых, непонятно как управляемых машинок. А здесь он своими глазами увидел точно такую в употреблении. Тип на эстраде сосредоточенно извлекал из нее мелодию - определенно не классику, не марш и не гимн, а, стало быть, настоящую порномузыку и, главное, так спокойно, величаво, будто вся Служба Культурного Надзора поголовно ушла в отпуск или Всеобщую конвенцию о защите искусства совсем отменили... Биллинг подивился такой наглости, но отвлекаться не стал.
   - Итак, - проговорил он, любуясь скульптурным профилем миэмки, - гости пришли, а хозяек нету.
   - Это на "Небесах" тебя в гости звали? - усмехнулась она.
   - Нет, при чем здесь "Небеса"? Там ты гостей не звала, - вздохнул Биллинг.
  Она развернулась и в упор посмотрела на инспектора, - Ты видел меня на "Небесах"?
   - Видел, но встречались мы до этого.
  Миэмка задумчиво оглядела его с ног до головы и вдруг покраснела, - Погоди, а можешь мне свои "Небеса" рассказать?
   - Зачем? Там все ненастоящее.
   - Это ты, - проговорила миэмка, в упор глядя на инспектора. - Это точно ты. А я уж думала, ты ушел... или...
   - Ну, зачем же. Я как раз хотел с Вами потолковать.
   - Точно! Еще хотел меня бросить там, чтоб поговорить тут, - радостно улыбнулась она.
   - Да, - стараясь не сбиться с правильного тона, подтвердил Биллинг, - а вопрос у меня простой. В гости приглашали?
   - Кого, тебя?
   - И помощников.
   - Не путай меня. При чем тут помощники?
   - Хорошо, давайте с самого начала. Когда мы только стартовали с Короны...
  - Скажи лучше, ты меня на "Небесах" прямо так видел - как сейчас?
   - Э-э, - Биллинг почему-то смутился, - конечно. Кого же еще?
  - Хрень какая! - миэмка нервно побарабанила пальцами по столу.
   - Так вот, когда мы только стартовали, я встретил Вас с сестрой...
   - И ты с самого начала меня узнал?
   - Я, - он запнулся, почувствовав, что теряет нить разговора, - когда узнал?
   - До того как в бассейн бухнуться, ты меня видел? Сколько я там "засвеченной" красовалась?!
   - До бассейна я там вообще никого не видел, - сознался инспектор - Меня на какой-то тухлый чердак вынесло. Одного, правда, встретил, но тот без головы ходил. А у бассейна я Вас сразу узнал...
   Повисла пауза. Миэмка хмуро разглядывала собственные руки. Пытаясь сосредоточиться, Биллинг медленно отхлебнул из хрустального бокала. Терпкое вино горячей струйкой пролилось прямо в душу, растапливая усталость, холод, тоску... По неопытности он сделал слишком большой глоток психотропного варева, специально придуманного для тех, кто только что вернулся с "Небес".
   - А это точно кают-компания? - наконец осведомился он.
   - Точно, - Миэмка, отвлекшись от мрачных размышлений, подняла на Биллинга свои прекрасные глаза. - Видишь, сколько тут зеркал? А на "Небесах" своего отражения нигде не найдешь. Знал бы ты, каким красавцем был там.
   - Красавцем?! - изумился он. - М-да, жаль, что не видел. Ну хорошо, давайте с самого начала. Моя фамилия Биллинг. Я - инспектор полиции Короны и здесь на "Лотосе" вместе со своими помощниками веду расследование.
   - Ты полицейский с той задрипанной планетки? - поразилась она.
   - Да, полицейский. Так вот, совершено преступление. Кто-то из вас - свидетель. Важный свидетель.
   - Какого черта тебе надо?
   - Я просто работаю, - по детски обиженно сказал Биллинг, - и меня уже дважды хотели прикончить здесь, на "Лотосе". Один раз прямо в Вашей каюте.
   - Где?!
   - О, принцесса, ты ли это?! - один из гостей кают-компании, до того сидевший с отрешенным видом неподалеку, встрепенулся, как ото сна, и всем корпусом развернулся к ним. - Как тесна вселенная! Счастлив видеть тебя, Фэ.
   Биллинг неприязненно оглянулся на влезшего в разговор нахала. Наголо бритый, аристократического вида мужчина слегка улыбался, глядя поверх головы инспектора на выпрямившуюся миэмку. В этой улыбке, во всем облике бритого было столько незыблемой уверенности и шарма, что Биллингу немедленно захотелось съездить по самодовольной физиономии. Миэмка тем временем приподняла бокал с рубиновым напитком и стала внимательно разглядывать на просвет.
   - Да, - замороженным голосом согласилась она, - это действительно я.
   - Ну вот, узнаю интонации, - вздохнул бритый, - а ведь я полностью и честно исполнил договор, и ты это знаешь. Послушай, давай на минуту забудем разногласия. Мы же в кают-компании...
  Биллинг сразу почувствовал себя лишним - эти двое явно знали друг друга и знали давно. Элита, черт бы их драл, свой круг, свои понятия о приличиях. Он еще раз крепко приложился к бокалу, в голове тихо зашумело.
  - Так-так, - говорила миэмка. - Господин джан решил, значит, отдохнуть от трудов праведных?
  - Я вижу, и ты развлекаешься... с полицейскими. Или это - охрана? - лицо джана с красивым темно-коричневым загаром прорезала белозубая улыбка.
  - Ну что ты, мне не положено. Я же не "Смиренный Адепт Полной Одухотворяющей Гармонии".
  - Дорога открыта всем.
  - Ты далеко прошел по ней, - миэмка с неожиданной силой сжала бокал, и тот раскололся прямо в руке. Плеснуло вино, заискрились посыпавшиеся на стол осколки. - Ты сам приказал убить ту девчонку?
  - Да что с тобой?
  - Ту, с планеты Зеленых Зорь...
   - О галактика! Конечно, нет. Ее казнили в родном городе по приговору суда. Успокойся, не я решал ее судьбу.
   - Действительно, - миэмка медленно поднялась и осторожно, будто боясь спугнуть, двинулась к бритому. На пол падали быстрые капли крови, - причем здесь ты? Только ведь я сама ту запись видела. Сначала скотское публичное убийство, а потом во весь экран - кусок жирного коричневого дерьма в белом. И это дерьмо радостно объясняет, как хорошо и счастливо теперь все заживут. А ведь девчонка просто хотела быть чуточку красивей...
   - Принцесса Фэ! - джан поднялся и теперь надменно смотрел с высоты своего немалого роста. - Та, кого казнили, нарушила закон. Да, я выступил перед жителями маленькой, но гордой страны и поздравил их с этим актом очищения. И я рад, что меня услышали на других планетах, хотя бы в пиратских записях!
   - Я услышала, - проговорила миэмка, подходя к джану. Ее низкое контральто больше напоминало рычание пантеры, - а теперь, Элимон, послушай ты, пока есть чем...
   - Погоди, принцесса, - он непринужденно достал из кармана шокер. - Я могу постоять за себя и без охраны, а ты, прежде чем делать глупости, возьми паузу и, для начала залечи свою ручку. Что сделано - то сделано, зачем отравлять жизнь злобой? Просто прими, что есть, и тем добавь хоть чуть гармонии себе самой.
   - Хорошо, - неожиданно легко согласилась Фэ, чуть отступая, и джан снисходительно кивнул, на полсекунды опрометчиво прикрыв глаза.
  ...Миэмка умела двигаться очень быстро. Первый удар попал точно в цель. Биллинг со своего места слышал, как в джане что-то екнуло. Разом потеряв надменность, адепт жалобно пискнул и начал загибаться вперед. Принцесса орудовала стремительно и жестко, как спецназ на разгоне демонстрантов. Несчастный джан только хрипел и качался, пока не рухнул на колени. Бесполезный шокер глухо прокатился по ковру прямо под ноги оторопевшего Биллинга. Гости затихли, тип на сцене перестал издавать всякие звуки и сидел, заворожено уставившись на маленький ураган, в который превратилась принцесса. Между тем специально обученный персонал уже пришел в движение. В воздухе замигали синие искры полицейских дубинок. Фэ еще успела ухватить скулящую жертву за уши и явно собралась совсем их оторвать, когда ближайший стюард ткнул дубинкой ей в спину, спасая уши адепта, а заодно и большие деньги из казны миэмкиного владетельного папы от быстрого и болезненного расставания с хозяевами. Бледно-голубое, почти прозрачное силовое поле зафиксировало тела разъяренной миэмки и ее жертвы. Подоспевшие стюарды начали аккуратно и ловко разжимать цепкие пальчики принцессы.
  
   - Тихо! Никому не двигаться, - Третий ассистент командора Первого уровня, а может его брат-близнец, все в том же камуфляже, но теперь с бриллиантовыми эполетами, покачивая подбородком, прошел по кают-компании и встал над скульптурной группой в силовом поле. Вскочившие со своих мест гости и даже стюарды застыли. Лучи вспыхнувших прожекторов выхватили из мягкого полумрака скованные полем фигуры. Картина говорила сама за себя - мужчина с бессмысленно растопыренными руками и выражением ужаса на перекошенной физиономии, дама с решительным видом палача при исполнении... все забрызгано мелкими каплями крови...
  - Я командор Первого уровня, - представился вошедший, спокойно оглядывая поле боя. - Обоим - успокоительное и медицинскую помощь. Старший, доложите об инциденте.
  Один из стюардов выдвинулся вперед и зашелестел губами так тихо, что Биллинг, хоть и сидел рядом, не мог различить ни слова. "А интересно, - думал он, разглядывая профиль командора, - остальные - тоже близняшки или как"? Силовое поле медленно потухло, освобождая скованных пленников, но суровые дозы успокоительного действовали ничуть не хуже. Стюарды со сноровкой, которая приходит только с большим опытом, погрузили бесчувственные тела на тележки санитарных роботов и отступили назад, растворяясь в густых тенях за колоннами. Прожектора над местом схватки погасли, зато ярко осветилась пустая эстрада - музыкант вместе со своим, так сказать, инструментом уже исчез. Гости усаживались по местам, тихо переговаривались, выжидающе поглядывая на командора. Биллинг вдруг сообразил, что драки в кают-компании вовсе не редкость, оттого и все эти речи насчет дружбы и нежности в святом месте и, напоминания насчет штрафов...
  - Повреждения? - осведомился командор, поворачиваясь к "санитарам".
  Роботы подкатили тележки с пациентами поближе.
  - Мужчина - ушибы и легкая контузия внутренних органов, деформация ушных раковин. Непосредственных угроз жизни нет. Женщина - порезы кожных покровов на одной руке, ссадины на обеих. Непосредственных угроз жизни нет.
  Командор кивнул, неторопливо прошествовал к эстраде и, встав на возвышении, величественно посмотрел в зал. В отличие от командоров жилых уровней, в основном занятых увещеванием и ублажением пассажиров, его прямой обязанностью было - карать. Что он и делал, как мог, грамотно и всегда с удовольствием.
  Санитарные роботы со своей поклажей взгромоздились рядом. И джан, и миэмка уже пришли в себя, но лежали пока что смирно. Поднявшийся было шум и разговоры в зале стихли. Биллинг понял, что местный скоропостижный суд вот-вот свершится, приговор, как пить дать, не в пользу принцессы, и что пора, наконец, вмешаться.
  - Поскольку все уже полностью в сознании... - начал командор.
  - А как же шокер? - ясным голосом спросил Биллинг.
  - Тихо!! - рявкнул командор. - Я говорю!
  - А куда шокер девать? - настаивал инспектор, поднимая валявшийся на полу ствол.
  Командор некоторое время молча созерцал нарушителя процедуры. С одной стороны, никто не смеет мешать оглашению Решения, но с другой - оружие есть оружие, тем более беспризорное, тем более в кают-компании...
  Биллинг почувствовал, как кто-то ловко выхватил у него ствол, мелькнула затянутая в темную униформу спина, и через пару секунд шокер поблескивал в руках командора.
  - Так, - констатировал тот, злобно глядя на старшего стюарда, - шокер.
  В зале нервно хихикнули. Пререкаться с командором, когда вершится правосудие, занятие безнадежно убыточное, потому - дурное. Корабельное судопроизводство кратко по форме, правильно по определению, не очень справедливо, зато прозрачно. Потом, по прилете, пассажир может подать апелляцию и даже выиграть долгий заочный суд, это его право, но это - потом.
  В данном случае командор испытывал некоторые затруднения - типовое дело о драке в кают-компании, с очевидным виновником, точнее виновницей и ясным Решением отяготилось неожиданной, неприятной находкой. Неприятной именно от того, что неожиданной. Старший стюард оказался раззявой, а настырный свидетель требовал особого внимания. Командор знал, что несколько часов назад этот пассажир произвел боевой выстрел из личного бластера и после этого даже не ограничен в перемещениях по кораблю.
  - Чье оружие? - негромко осведомился командор, держа шокер двумя пальцами, как маленькое отвратительное существо.
  Старший стюард, вытягивая голову, торопливо зашелестел губами.
  - Того, в комбинезоне, - громко заявила статная дама в изумрудах. - Я видела, как он его достал.
  - Она первая напала, - прогудел мужской голос.
  - Тихо! - закричал командор, чувствуя, что теряет инициативу. - Попрошу всех молчать!
  - А спросить можно? - снова встрял Биллинг.
  - Нет. Еще слово, и я Вас оштрафую, - командор ожесточенно поскреб собственный подбородок. - Итак, поскольку все уже полностью в сознании, излагаю факты. Бу...
  Командорский голос, только-только набрав силу, булькнул и потонул в новом звуке пронзительном и свирепом, как вой тяжелых штурмовиков, заходящих на цель.
  - Фэ-э-э-э-э?!!
  
  Что-то похожее Биллинг слышал только однажды, когда илийский десант прорвался прямо к бункеру Генерального штаба, а он, тогда еще худосочный рядовой, лежа под обломками капонира, с тоской смотрел на распоротое кварковыми ударами колючее черно-желтое небо. И теперь прошлый страх чуть не сбросил его на пол. Инспектор ощутил во рту кислый привкус песка пополам с кровью. Оглянувшись, он увидел на ведущей в зал лестнице две интересные фигуры - Гро в позе человека, которому только что уронили тяжелый предмет на голову, и бледную, разъяренную девушку в тонких одеждах.
  - Фэ-э-э!!
  Жуткий звук, конечно, издавала она - еще одна из сестер-миэмок. Не переставая вопить, миэмка напружинилась и слегка присела, явно собираясь прыгнуть с лестницы прямо в зал. За столом кто-то сдавленно ахнул, среди гостей началось легкое смятение. Командор понял, что ситуация выходит из-под контроля.
  - Стоять! - крикнул он. - Молчать! Никому не двигаться!
  - Все нормально, - не обращая внимания на командора, принцесса Фэ спустила ноги с носилок и помахала сестре ручкой, - не волнуйся, Фит.
  - Кто посмел? - не сбавляя тона, осведомилась та, что стояла на лестнице, но прыгать, по-видимому, передумала. - Кто поднял руку на принцессу Миэма?
  - Так, - нарочито тихо произнес командор. - Поскольку все полностью в сознании, излагаю факты. Мой прямой и обоснованный приказ не выполнен. Решение. С обоих, - командор запнулся, - с обеих нарушителей - штраф по тысяче галов.
  Не слушая командорского речитатива, сестра Фит отпихнула не успевшего посторониться Гро, быстро спустилась по лестнице и направилась к эстраде.
  - Кто посмел?!
  Все выжидающе притихли. В полумраке нервно мигнули синие огоньки дубинок. Командор приподнял руку, собираясь отдать приказ...
  - Простите нас, командор, - неожиданно разрядила обстановку принцесса Фэ, вставая с носилок, - сестра просто волнуется за меня. Вы позволите? - она соскочила с эстрады и подошла к несколько озадаченной Фит. - Никто рук не поднимал. Видишь того убогого на носилках, это я его уделала. Хорош, правда?
  - Теперь по поводу инцидента, - гнул свое командор. - Поскольку все полностью в сознании, излагаю факты. В кают-компании произошла драка, участвовали двое. Один из участников угрожал другому участнику оружием, но не применял оного, другой же участник нанес первому участнику легкие телесные повреждения. По результатам инцидента реанимационная или хирургическая помощь не требуется. Решение - с каждого участника инцидента штраф по десять тысяч галов и запрет в доступе на Первый уровень до конца их полета. Это все.
  Джан начал блеять что-то невразумительное с носилок, но быстро заткнулся под косым взглядом командора. Остальные гости рассаживались по местам, посматривая на миэмок. Фэ, поправляя сбившуюся накидку на плечах, о чем-то тихо говорила сестре. Фит кивала, озабоченно поглядывая вокруг. Сначала робко, потом все громче зазвенели бокалы, на эстраде, снова погрузившейся в мягкий полусвет, появился музыкант, но пока только разглядывал свой инструмент с таким видом, будто сейчас обнаружил его на собственных коленях.
  
  - Ну, как ты? - осведомился Биллинг у подошедшего Гро.
  - Мы не падаем?
  - В смысле?
  - Я же чувствую силу тяжести.
  - А-а, понятно, - Биллинг протянул недопитый бокал Гро. - Хлебни, полегчает. Мы в кают-компании. Видишь зеркала? А свое отражение в них? Ну вот. Значит глюки кончились. Расслабься.
  Гро послушно посмотрелся в зеркало, залпом осушил бокал и тяжело плюхнулся на стул. Инспектор с сочувствием хлопнул помощника по плечу, уселся рядышком.
  - Ну, рассказывай, чего случилось.
  - Так все в порядке? Взрыва не было?
  - Да глюки это все, чужие сны! А тебе, значит, взрыв показали?
  Гро сумрачно огляделся, не то что расслабиться, он вздохнуть толком не мог - кругом было слишком много женщин. Зеркала только множили их острые взгляды. Он пару раз испытующе посмотрел на Биллинга и тихо спросил:
  - А почему ты не в ошейнике?
  Биллинг некоторое время размышлял над вопросом, потом молча взял очередной появившийся из стола бокал и протянул его Гро. Тот не стал отказываться, быстро выпил до дна, похлопал глазами и... мягко соскользнул на пол.
  - Не волнуйтесь, - прошелестел возникший, как из воздуха, стюард, - когда проснется, он перестанет путать "Небеса" с явью. Да и помнить не все будет. - Стюард усадил бесчувственное тело обратно на стул, аккуратно пристегнув широкими лентами безопасности к спинке.
  - И сколько он будет спать? - осведомился Биллинг.
  - Минут десять - пятнадцать, не больше. Только не оставляйте его одного, когда проснется. В первый момент он может растеряться.
  Стюард кивнул и растворился в полутьме за колоннами. Биллинг и сам бы выпил для поправки настроения. "Ничего себе, развлечения у толстосумов, - думал он, озирая беспечную публику в зале. - Рехнуться можно, а этим - хоть бы что. Не штрафы, а просто контрибуции военные и - как будто так и надо". Он покосился на миэмок. Теперь говорила Фит, вернее, раздраженно выговаривала. Фэ рассеянно слушала, глядела по сторонам, перехватив взгляд инспектора, помахала рукой и что-то коротко сказала сестре. Та, неприязненно посмотрев в его сторону, пожала плечами и явно собралась продолжить нотации, но Фэ уже направилась к Биллингу.
  - Ловко ты насчет шокера придумал, - заявила она, усаживаясь на соседний стул. - Знакомься, это Фит, - она легко подхватила со стола бокал вина и обернулась к чопорно выпрямившейся сестре. - Фит, это тот самый герой с Короны.
  - Вот как? - с заметным сарказмом переспросила Фит, неторопливо подходя поближе. - Герой Короны?
  - Моя фамилия Биллинг, - представился инспектор.
  - Ты воевал?
  - Давно дело было, - усмехнулся он, глядя на высокомерно вздернутый носик Фит, - и знаете, Вы, когда с лестницы кричали, один военный эпизод напомнили.
  - Вот как? - повторила Фит.
  - Штурмовики, когда в атаку заходят...
  - Что-о?!
  "Удивительный голос: гнусавый-гнусавый, а как крикнет, так прямо уши закладывает" - подумал инспектор, невозмутимо глядя на Фит, а вслух сказал - Звук точь-в-точь такой же...
  Принцесса Фэ поперхнулась вином.
  В кают-компании наступила мгновенная тишина. Биллинг почувствовал, что все, за исключением разве что мирно посапывающего помощника, смотрят в их сторону. Командор, собравшийся было покинуть кают-компанию, притормозил, оценивая возможность нового эксцесса. Из-за ближайшей колонны выдвинулась темная фигура стюарда.
  - А у тебя голос, как у жабы, - громко заявила Фит, помолчала немного, сообразив, что получилось как-то несолидно, добавила сурово. - И вообще, помалкивай, я не с тобой говорю.
  Отвернувшись к ближайшему зеркалу, она принялась тщательно разглядывать собственное лицо. По залу прошелестел тихий вздох облегчения. Стюард вновь скрылся за колонной. Тип на эстраде, наконец, наладил инструмент и кают-компания наполнилась нежными, неритмичными аккордами.
  - Вот и познакомились. - пробормотала Фэ, когда к ней вернулось дыхание. Отвернувшись к столу, она аккуратно поставила бокал подальше от края, спросила невнятно: - Так что там у меня в каюте случилось?
  - Давайте начнем сначала, - предложил Биллинг, - с Вашего разрешения... - он покосился на Фит. Та упорно продолжала высматривать что-то в зеркале.
  - Итак, - снова начал инспектор, - вы пригласили меня и коллегу, - он кивнул в сторону бессловесного Гро, - к себе в гости. Возможно, мы неправильно вас поняли, может вы просто пошутили, но получилось нехорошо.
  Биллинг некоторое время помолчал, надеясь на какую-нибудь реакцию и, не дождавшись, продолжил:
  - Когда мы пришли в вашу каюту, то застали там только голые манекены. Бассейн и голые женские манекены...
  Тут принцесса Фэ не выдержала и начала хохотать. Фит, отвернувшись, наконец, от зеркала, озадаченно посмотрела на сестру. Та хохотала, что называется, от души - повизгивая, утирая слезы, громко и очень неприлично. Некоторые гости опять стали поглядывать в их сторону. Музыкант, закончив играть, принялся увлеченно подкручивать маленькие колесики на своем приспособлении.
  Это вы в какую каюту пришли? - спросила Фит, решив, что все-таки уместней понять, о чем речь, чем тупо стоять и слушать чужие разговоры.
  - В триста третью. Я, честно говоря, не знаю - кого из вас эта каюта. Или вы там вместе живете?
  - Вообще-то, мы там не живем. - усмехнулась Фит, с моментально вернувшимся апломбом. - Вообще-то, у нас у каждой свой "люкс". Отдельный. А триста третий - это вообще не наш номер!
  - В триста третьем вы никто не живете вообще? - косноязычно переспросил Биллинг.
  - Вообще! - не в силах избавится от прилипшего слова, заявила Фит, и ее острый носик задрался еще выше.
  - Так ты, значит, не в мою каюту забрался? - все еще улыбаясь и вытирая слезы, принцесса Фэ исподлобья поглядела на Биллинга. - А то, я уж решила, что меня с манекеном перепутали.
  Биллинг растерянно оглянулся на помощника. Про то, что миэмки их ждут именно в триста третьей, говорил Гро. И, наверно, он не сам это выдумал, кто-то же его приглашал. "Дрыхнет, - раздраженно думал инспектор, - давно проснуться пора, а он дрыхнет".
  - Чей же это "люкс" тогда? - пробормотал он.
  - Да может и ничей - "Лотос" полупустой летит.
  - Это вряд ли. Командор говорил что-то о возмещении убытков хозяевам каюты. Стало быть - хозяева имеются.
  - Ага, так ты и убытки нанес! - принцесса Фэ укоризненно покачала головой, но фиалковые глаза смеялись. - Много посуды побил?
  - Посуды там как раз не было, но дырку в стене прожег.
  - Ничего себе! Правда, что ли?!
  - Ну да, я один раз успел выстрелить.
  Теперь Фит заинтересовалась.
  - Из шокера дырку не пробить, - заметила она, - да и лазерник эти стенки не берет, по крайней мере, с первого раза.
  - Бластер, - поморщившись сказал Биллинг. Он совершенно не собирался раскрывать такие подробности. Фит быстро скользнула взглядом по костюму инспектора.
  - Может и не врет, - сообщила она сестре. - Я видела, как вокруг соседнего люкса экраны ставили, и командор наш с выпученными глазками бегал.
  - Знаешь, ты так много всего наворотил, - уже без улыбки сказала Фэ, - что я запуталась. Значит, ты пришел в гости в пустую каюту, причем думал, что она моя, увидел голые женские манекены и пальнул из бластера, так? А еще ты, вроде, говорил, что тебя там чуть не убили. Давай по порядку. Зачем, собственно, ты ко мне в гости собирался, с бластером под мышкой?
  - Хорошо, давайте сначала, - вздохнул Биллинг, припоминая легенду Фрама о поисках злобного маньяка. - Когда вы вчера приземлились у нас на Короне и гуляли по столице...
  - Никчемный, серый городишко, - вставила Фит.
  - ... одна из Вас чудом спаслась от маньяка.
  - Чего - чего?
  - Она успела вбежать в один из торговых центров...
  - А! Можешь не продолжать, - принцесса Фэ забавно сморщила нос и покивала на сестру, - это она. Успокойся, не было никакого маньяка. Фит так развлекается, когда скучно. Спорим, потом она разделась догола, как твои манекены?
  - Что-то вроде того, - промямлил Биллинг, чувствуя, что зацепка приказала долго жить.
  - С этим ясно. Так зачем я нужна была на самом деле? Версия про маньяка - лажа, и ты сам это знаешь.
  - Ничего не ясно, - сердито возразил Биллинг, - может, это вам ясно, а мне - нет. Каюта не ваша, маньяка не было, значит, и вопросов нет, - он оглянулся на начавшего подавать признаки жизни Гро. - Я просто сижу тут и жду, когда он проснется.
  "Вот так вот, - хмыкнул он про себя, - раскололи в два счета. Слышал бы это Фрам, живьем бы съел. Ну и черт с ним. Еще не вечер".
  - Ладно тебе, воин, - принцесса Фэ, положив ногу на ногу, эффектно откинулась на спинку кресла, - не хочешь правду говорить, я не заставляю. Ты ведь хотел о чем-то меня спросить? Валяй.
  - Что это за цирк с охолуями? - резко спросил Биллинг.
  - Это дудки что ли из птичьего дерьма? И что?
  - Да глупо это все.
  Миэмки обменялись долгим понимающим взглядом. Фит глубоко вздохнула и, закатив глаза, уселась, наконец, в свободное кресло. Биллинг понял, что невзначай угодил в самое яблочко. Про эти самые охолуи он разговор завел просто, чтоб время потянуть...
  - Ага, значит все серьезно, - задумчиво произнесла Фэ, - и что теперь делать будем?
  - А на что вы рассчитывали?! - усмехнулся Биллинг. С этого момента все было делом техники. Сколько раз за время службы проходил он эту ситуацию - клиент вроде бы еще не в чем не сознался, и фактов на руках - пшик, но все что нужно - помалкивать. Клиент все расскажет сам, потому что созрел.
  Ясно, что камешки пронесены в этих самых охолуях, наверно, и до сих пор там лежат... Биллинг молча нахохлился в ожидании "признательных показаний". Он не испытывал никакого профессионального удовлетворения, только тоску да легкое отвращение... к себе. В кают-компании стало заметно тише. Командор, решив, что новых эксцессов не предвидится, давно ушел, санитарный робот укатил тележку с джаном на дополнительные процедуры, музыкант, согнувшись в три погибели, все еще подкручивал что-то в своем устройстве и делать музыку пока что явно не собирался.
  - А, собственно, что ты хочешь? - прервала затянувшуюся паузу Фэ. Инспектор только молча пожал плечами. Похоже, начинался этап торговли, стало еще тоскливей.
  - Ну и черт с тобой! - рассердилась Фэ, - Развлекайся со своими манекенами... "голыми, женскими", а ко мне не суйся! Будут вопросы - обращайся в посольство. И запомни - воин может на время стать ищейкой, а из ищейки и треть воина не получится. Пошли, Фит.
  - Подождите-ка, - слегка оторопел Биллинг, - вы ж не думаете, что вам так все с рук сойдет?!
  - А ничего и не прилипало. А охолуями своими можешь подавиться - я тебе их дарю.
  - Вот как? А содержимое?
  - Забудь. А за наводку спасибо, хоть буду знать, где наши "быки" живут. Значит, говоришь, в триста третьей?
  От такой наглости инспектор на некоторое время умолк, гневно уставившись в такие близкие фиалковые глаза, а потом у него шевельнулась какая-то мысль, смутная ассоциация, что-то такое к делу вроде бы не имеющее отношения... или имеющее? Он не успел ее додумать, потому что другая мысль молнией пронеслась в голове и стукнула прямо в темя. Биллинг торопливо сунул руку за пазуху и чуть не выругался - список пассажиров, который дал ему Штимер, все это время спокойно лежал во внутреннем кармане.
  - Что, мысль пришла? - ехидно осведомилась Фэ, заметив, как Биллинг переменился в лице.
  - Смейтесь, смейтесь, - пробормотал он, вытаскивая сложенный гармошкой пружинящий лист, - сейчас все и увидим.
  - И что это?
  - Да ничего, просто список пассажиров. Тут, между прочим, и каюты проставлены.
  - И зачем было дурака валять?!
  - Посмотрим, - Биллинг сосредоточенно рыскал взглядом по списку. По какому принципу располагались имена пассажиров, оставалось полной загадкой, во всяком случае, не по алфавиту и не по номерам кают. Он дошел до конца, шумно выдохнул, положил лист на стол и начал просматривать снизу вверх. Фит что-то тихо сказала сестре, та кивнула и уселась в кресле повыше, чтоб видеть список через плечо инспектора.
  Тем временем проснулся Гро. Сначала он только озирался, как человек, внезапно очнувшийся в незнакомом месте, потом сказал слабым голосом: "Это полный абзац" и вскочил, вернее, попытался вскочить на ноги. Биллинг оглянулся как раз вовремя, чтобы подхватить его вместе с креслом.
  - А?! Это Вы... - Гро, узнав инспектора, обмяк и сказал жалобным голосом: - Мне такой кошмар снился.
  - Ну-ну, успокойся, - Биллинг помог отстегнуть ленты безопасности, - все в порядке.
  - А мы где?
  - Да все уже. В кают-компании, будь она неладна. Посиди пока.
  - Представляете, мне приснилось, что нас захватили какие-то лютые амазонки. Весь корабль. Они такое устроили... всех мужиков... а потом медузы поперли...
  - Ладно-ладно, потом расскажешь.
  Пока Биллинг успокаивал помощника, принцесса Фэ беспрепятственно завладела списком и довольно быстро нашла злополучную каюту. Увидев имя хозяина, она только вскинула брови и показала его сестре, ткнув пальцем в нужное место.
  - Ничего себе, - протянула Фит, разглядев, куда уперся пальчик сестры. - Прикольно.
  - Может, и мне покажете, - хмуро осведомился Биллинг, ощущая, что это его вот-вот обведут вокруг пальца, и уже очень сомневаясь насчет "чистосердечных признаний".
  - Да вот, смотри. Десятый от начала.
  Инспектор выхватил список и сразу почувствовал себя уверенней.
  - Так, - пробурчал он, - десятый, значит? Угу. Да - каюта триста три, зарегистрирован доктор Элимон, представитель общины джанов. Это, подождите-ка, это - кому Вы чуть уши не отодрали?
  - Вроде того.
  - Угу. Значит - это не случайность?!
  - Что "не случайность"? - прищурилась Фэ.
  - Ладно, - Биллинг обернулся к помощнику. - А скажи-ка мне, кто это тебя в триста третью приглашал?
  - Миэмки, - автоматически ответил Гро. Он еще не пришел в себя и явно не успевал за ситуацией.
  - И которая из них?
  - Что?
  - Та или эта? - рявкнул инспектор. - Кто из них тебя приглашал?
  Гро испуганно переводил взгляд с одной миэмки на другую, потом затравленно оглянулся на зал.
  - Нет, - почти прошептал он, - не они.
  - И кто же? - грозно спросила Фэ, - кто, если не мы?
  - А я тебя помню, - пробормотал Гро, бледнея, - там, во сне...
  - Так, все. Успокойся, - Биллинг заглянул помощнику в глаза, - забудь про сон, успокойся и расскажи, кто тебя в гости звал.
  Гро закрыл лицо ладонями и стал тихо покачиваться, будто медитируя. Музыкант на эстраде наконец справился со своим устройством и затянул нечто более или менее благозвучное, но, все равно явно не прошедшее цензуру.
  - Не знаю, - заговорил Гро, - это же еще на Четвертом уровне было. Мы с Петром в разные стороны пошли. Так. Он сразу наверх поехал, а я решил сначала внизу все посмотреть. Ну, и в одном месте, там коридоры сходились вроде перекрестка, я слышу шум, крики громкие, остановился. И прямо из-за угла на меня девушка выскочила и толкнула. Я упал от неожиданности, а она засмеялась, села рядом, стала болтать всякое. Так. Пригласила в гости в триста третью. Точно помню - в триста третью, а я по одежде сразу понял, что миэмка, - ни с кем не спутаешь.
  - Что-то я не помню такого, - Фэ с сомнением посмотрела на сестру, - когда это?
  - Я тоже не помню, - пожала плечами Фит. - И уж в триста третью мы точно никого не звали.
  - Она одета была точно, как вы.
  - Ну, допустим, - пробормотала Фэ, - хоть и странно все это.
  Она задумчиво побарабанила пальцами по столу, упрямо качнула головой и развернулась к инспектору.
  - У полиции еще есть вопросы?
  - Целая куча, - усмехнулся Биллинг. - И почему бы вам действительно нас в гости не пригласить? Охолуями бы своими похвастались.
  - Нагловато и довольно грубо с твоей стороны, - Фэ поглядела ему прямо в глаза. - Я не стану приглашать тебя. Если хочешь в гости, сходи лучше к Элимону, каюта-то его. Наверное, бедняга уже и разговаривать может. Он человек разносторонний, много знающий... О! Может, это он и звонит тебе?
  Звонил Штимер. Уловив знакомые интонации, Биллинг поднялся с кресла и отошел к ближайшей колонне, теперь до стола долетали только отдельные реплики:
  - ...Что, лично сам?! ...И в чем проблема?.. И где это?.. Дура?! Почему - "дура"? Постараюсь, да... а, у тебя по-другому бывает?.. Пока.
   - Мы уходим, - официальным тоном заявил Биллинг, вернувшись к столу, - прежде чем попрощаться, прошу вас сообщить свои телекомы. Я думаю, нам еще есть о чем поговорить.
  - Еще чего, - фыркнула Фит, но осеклась под взглядом сестры.
  - Мы тоже уходим, - кивнула Фэ. - Пошли, на ходу договорим.
  
  По пути к выходу Гро перехватил странный взгляд одного из гостей кают-кампании. Пожилой, но все еще спортивного вида мужчина буквально впился взглядом в миэмок. Которая из сестер произвела на незнакомца такое впечатление или, может быть, обе сразу, Гро не понял, - мужчина стоял довольно далеко, на верхних ступеньках ведущей в зал лестницы. В неярком свете кают-кампании фигура незнакомца казалась непропорционально маленькой, а глаза - огромными. Гро остановился.
  - Перестань пялиться по сторонам, - проворчал за спиной Биллинг. - Никуда мы не падаем, и ошейников тут не носят. Иди, пожалуйста.
  - Да нет, при чем тут... - Гро покраснел и, уже не оглядываясь, пошел к выходу.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"