Беразинский Дмитрий Вячеславович: другие произведения.

Эксгумация Марвина (Готика 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.91*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выкладываю еще одну незавершенную вещь. Приключения Марвина в Хоринисе.


Дмитрий Беразинский

30.07.2006.

ЭКСГУМАЦИЯ МАРВИНА

(ГОТИКА 2)

Интермедия

   Между двух миров: полуденного и полуночного, Инноса и Беллиара; где-то на границе реальности и сна творилось нечто невообразимое. Закованный в магические латы человек лежал придавленный многотонным обломком скалы и летал во сне, похожем больше на беспамятство. Другой человек - за десять километров от первого, одетый в "банный халат Бэтмена" задумчиво шевелил губами и чертил пентаграмму на каменном полу недавно выстроенной башни в помещении Лаборатории Призывов Существ Низших Порядков. Так человек назвал один из своих рабочих кабинетов, отдавая дань давно забытой жизни на далекой планете по имени Земля. Даже на входе в лабораторию он заставил балбесов-демонов выложить каменной мозаикой пять букв. ЛПСНП - звучит гордо. А на первом этаже когда-нибудь он организует другую лабораторию - ЛПСВП. То есть, там будут призываться существа высших порядков. Но пока, в свете последних событий, ему подобные твари понадобятся ой еще как не скоро.
   Все шло как по маслу, но сволочь-демон по имени Спящий успел издать свой призывный вопль. А этот чертов помощник не успел зажать ему рот. Потому что Ксардас не объяснил, как зажимать рты высшим демонам. Человек в мантии некроманта скептически посмотрел на мозаичную табличку с тисненой надписью, и чуть было не сказал вслух, что не хватает мелочи. Еще одной таблички, с надписью "Ответственный за противопожарное состояние помещения - тов. Г.И. Бокий". Тут же он чертыхнулся и продолжил чертить пентаграмму.
   Существо, которое Ксардас собирался вызвать из глубин Небытия, вовсе не имело отношения к демонам и бесам. С этим существом он связывал большие надежды и ждал от его появления неких перемен. Перемены должны были наступить, иначе окружающий мир захлебнется в том дерьме, что сочится изо всех разверзшихся хлябей.
   - Погорячился ты, старый плут! - ворчал по привычке сам на себя некромант, - погорячился и парня хорошего загубил. По большому счету Спящий не представлял для тебя опасности...
   - Ага, не представлял! - хмыкнул, заканчивая пентаграмму, старик, - Кор Галом точно представлял. Братва из Болотного Лагеря едва не пробудила этого дьявола! А уж он мог наломать дров - вся Миртана содрогнулась бы от ужаса!
   - Так ведь надо было мочить Кор Галома!
   - Поздно пить "боржоми"! Дай бог, чтобы паренек не окочурился!
   Стоя у северного окончания пентаграммы, Ксардас завыл низким голосом на старославянском языке. Этот язык здесь по какой-то странной прихоти считался основным для высших магов. Как латынь для земных врачей. Когда некромант дошел до середины заклинания, посреди пентаграммы возникла фиолетовая сфера диаметром где-то около метра. К концу заклинания сфера стала прозрачной, и порядком уставший колдун увидел, что внутри ее находится щуплое тело его недавнего партнера по разборкам в Колонии. Имя напарника Ксардас постоянно путал, потому как был ярым русофобом, и звал парня по выдуманной фамилии - Мавриным. Тот, в принципе, не обижался. Только постоянно начинал петь странную песню с каким-то волчьим мотивом: "Я свобо-ден!" Голос у паршивца был звонкий, поэтому спустя некоторое время вопли его подхватывали все волки в округе.
   - Наконец-то! - воскликнул обессилевший некромант, - наконец-то!
   Лежащая на полу фигура потянулась, и вот уже Марвин уселся на задницу посреди пентаграммы. С удовольствием оглядевшись, он констатировал на английском языке:
   - I'm be back!
   - Чего? - переспросил Ксардас.
   - Говорю, как приятно снова оказаться на поверхности! Мы ведь на поверхности? А что ты сделал с моим телом?
   - А что с ним? - удивился колдун, - если ты о некотором истощении, то за прошедшие две недели твое тело сожрало половину себя. Законы ботаники, майн либер киндер! Если не ошибаюсь, в школе проходят! И... чтобы ты знал: ЧК своих не бросает.
   - Ага! - скептически осмотрел свои бицепсы Марвин, - а если бросает, то прямо в топку. Как Сергея Лазо!
   - Это не мы! Это - японские интервенты! - возразил Ксардас, - плохо вы, молодой человек, знаете историю. Японцы вывезли его из Владивостока и после продолжительных пыток сожгли в паровозной топке...
   - А-а! - зевнул Марвин, - а что пытали хоть?
   - Ну, как что? Явки, адреса, пароли... тьфу! Что ты мне голову морочишь всякой ерундой! Тут у нас такое творится - впору самому в топку прыгать!
   Парень встал и теперь стоял на дрожащих от страшного перенапряжения ногах. Страх и перенапряжение уже давно закончились, но ноги почему-то дрожали до сих пор.
   - Не понял? - сказал он, - ты же твердил, что нужно только заколбасить Спящего. И все заживут... точно в сказке про трех поросят! А теперь что получается? Посмотри на меня! Ты хоть знаешь, что мне сейчас бы любой врач прописал бы воды и грязи! Я на дистрофика похож после этих развалин! Бухенвальдский крепыш, понимаешь! У тебя что, никого поздоровее на примете нет?
   - В том-то дело, что нет! - развел руками Ксардас, - приходится работать вот с таким материалом... и не мечтай об отдыхе - вокруг творится ад.
   - Это мне знакомо! - вздохнул наш герой, - ладно, где у тебя кровать? Я, с твоего разрешения, прилягу, а ты мне расскажешь... ох, как спать охота! Расскажешь, что тут у вас происходит!
   Ксардас хотел ответить очередной резкостью, но измотанный вид Марвина его все же убедил.
   - Ладно, пройдем в соседнюю комнату. Там у меня что-то вроде спальни...
   - Ого! Уже прогресс. Насколько я помню, раньше у тебя и намека не было на жилые помещения!
   - Я ведь уже и не молод! - проворчал некромант, - да и ты со своей критикой, признаться... вот я и заставил своих слуг расстараться на спальню. Но предупреждаю: это - единственное жилое помещение во всей башне.
   Они вошли в проходную комнату, где в камине весело потрескивали дрова. Справа у стены стояла "кровать аскета" - деревянное ложе, знакомое главному герою по прошлой жизни в Колонии. Слева располагалось кресло - мебель, сработанная на порядок лучше, нежели койка. Удобная мягкая спинка с подголовником, такие же мягкие подлокотники.
   - Ничего себе! - присвистнул Марвин, - это где же ты такой дизайн подсмотрел? Ни за что не поверю, что это - твоя выдумка. Хомо советикус до такого за семьдесят лет не доперли, а куда уж тебе...
   - Прекрати говорить намеками и загадками! Это кресло мне приперли бандюги, что окопались неподалеку. То ли сперли ночью в Хоринисе, то ли купили у гильдии воров по дешевке. Сказали, что раньше оно принадлежало самому Верховному Судье.
   Марвин поудобнее устроился на жестком лежаке и спросил:
   - А где мы вообще? Как пытливо интересовался инженер Смит: "остров или материк". Ты забываешь, что в местной географии я полный профан.
   - Мы в моей новой башне. Это на юго-западе острова...
   - Твою мать, Глеб Иваныч! Да что ты с индекса начинаешь! Давай страну сначала объяви!
   - Имейте терпение, молодой человек, сколько раз вам говорить! Мы находимся на острове, принадлежащем Робару Второму. То есть, в Королевстве Миртана. Точнее, пока принадлежащему. Остров Хоринис известен тем, что на нем добывается знаменитая на всю планету магическая руда, из которой куются мечи и доспехи. Рудниковая долина расположена на южной оконечности острова... помнишь, Болотный Лагерь? Так вот, Болотный Лагерь - это бывший мыс Удачи - самая южная точка острова.
   - Насколько велик остров? - лениво поинтересовался Марвин. Ксардас пожал плечами.
   - Теоретически - около сотни квадратных километров. Практически - освоено только тридцать из них. Большой процент территории занимает горный массив. И не исключено, что где-то в нем имеются долины и прочее пригодное для жилья место. Только вот попасть туда невозможно: с моря северную оконечность острова окружают скалы и рифы, между которыми не пройдет ни один корабль, а с нашей стороны вся северная часть представляет собой чуть и не отвесную стену. Горы...
   Произнеся эти слова, Ксардас задумался.
   - Тем не менее, среди жителей Хориниса бродят легенды о пиратах, что живут на неисследованной части острова...
   - А сколько здесь проживает народу?
   Ксардас упал в мягкое кресло, взял в руки длинную кочергу и деловито пошарил в камине.
   - Говно дрова! - фыркнул он, - нету здесь ни березы, ни дуба... а что касается жителей острова... в Западной части расположен единственный на нем город. Он же порт. Называется по имени острова - Хоринис. Население... человек пятьсот. Довольно большой, по здешним меркам. Когда-то был весьма процветающий и знаменитый... лет этак сто назад. Но за время войн пришел в совершеннейший упадок. Держится исключительно за счет поставок руды королю. Однако, в свете последних событий, может потерять и эти позиции.
   - Дела! - присвистнул Марвин, - а кроме города других поселений, конечно же, не имеется?
   - Хрен его знает! Знаю только, что какие-то крестьяне пытаются жить особняком. Не хотят, понимаешь, городу продукты поставлять... ты, кстати, жрать не хочешь?
   Наш герой вытянул ноги и с треском в суставах потянулся. Вместо лишних слов он выразительно похлопал себя по ввалившемуся животу.
   - Как по твоему, хочу ли я жрать? Если с полноценных восьмидесяти пяти кило во мне осталось около шестидесяти... дистрофия, по твоему!
   Ксардас сдернул со стола заклятие покрывала, и у голодного Марвина потекли слюни. Ведь редко кто останется равнодушным к туше целиком зажаренного вепря с торчащим в боку тесаком для разделки. Исчезнув, заклятие покрова впустило в комнату все восхитительные запахи, что до сих пор были скрыты им.
   - Амиго, я кончаю! - взревел парень, - а хлеб у тебя, надеюсь, есть? Про картофель уже и не спрашиваю... м-м, какой восхитительный запах!
   - Только белый, - протянул ему Ксардас цельный батон, - местные крестьяне совершенно не выращивают ржи, лишь одну пшеницу. Вот в Варранте знают толк относительно черного хлеба! Да-с!!! А картошки здесь отродясь не бывало. В качестве гарнира могу предложить тебе печеную репу. Здесь ее вместо картофеля используют...
   - В задницу засунь свою репу! - огрызнулся Марвин, но тотчас ощутил противное прикосновение скользкого овоща к анальному отверстию, - бля, Иваныч, ну что ты все воспринимаешь буквально! Мой возглас означал, что я репы не хочу!!!
   - Я так и понял! - хмыкнул некромант, - вот, возьми бокал - там пиво. Не морщи губы! Это не та кислятина, что лакали рудокопы в Колонии! Это "Темный паладин" - официально зарегистрированная торговая марка...
   - Блин! - пробурчал наш герой набитым ртом, - откуда ты таких выражений нахватался? Ведь в первой половине двадцатого века этой фигней и не пахло!
   - Подкорку твою изучил, пока тащил тебя из-под завалов "Храма Спящего". Ну и засран твой мозг! Впервые с таким сталкиваюсь... да-с! Признаюсь, больше половины информации - для меня загадка. Особенно обрывки рекламы раздражают!
   - А кого они не раздражают! - буркнул Марвин, - слушай, так у тебя планы есть какие?
   Ксардас хитро прищурился.
   - Планы то есть. Только они тебе аппетит отбить могут...
   - Валяй! Желудок у меня крепкий. Что нам предстоит?
   - Нам? Предстоит, в основном, тебе. А я лишь буду корректировать твою деятельность.
   Парень дожевал вкусный кусочек свинячьей мышцы и запил все это водопадом пива. Батон он уже умял (как и килограмма полтора самой лучшей свинины), и теперь был готов к любым новостям.
   - Корректировщик, блин! - вздохнул он.
   - Слышь, Маврин! Имей уважение хоть не к моему сану, так к возрасту! Ты хоть в одной книге читал, чтобы старик в моем возрасте себе приключений на жопу искал?
   - Почитывал. Ты про Гэндальфа Серого никогда не слышал? Ах да, Толкиен ведь своего "Хоббита" только в тридцать седьмом году окончил... ладно! Извини... что там с делами насущными?
   Ксардас посерьезнел и крепче вцепился пальцами в подлокотники.
   - Дела такие, что прежние наши заботы по сравнению с ними - жалкие детские игры в "раскулачивание". Спящий, которого ты поверг, своим последним криком разбудил созданий Беллиара. Так что нынче Долина Рудников кишит всякими тварями, из которых глорхи являются самыми безобидными. Но хуже всего, что проснулись несколько мирно спавших драконов. Две тысячи лет они дрыхли в своих пещерах, люди уже стали забывать сказки о них... но этот паучище их разбудил. Теперь драконы летают над долиной - хвала богам, что горы слишком высоки для них...
   - Ясно. Что еще? - вздохнул Марвин.
   - Север острова стало потряхивать...
   - Ты имеешь в виду...
   - Я имею в виду землетрясения? Знаешь, что это такое?
   - Обижаешь? Так что, ты хочешь меня в сейсмологи записать?
   - Куда?
   - Чуваки, которые занимаются тектоникой...
   - Не умничай! Я не прошу тебя заниматься землетрясениями. Нужно всего лишь устранить их причину. По-моему, она проста. Кто-то пытается пробудить к жизни магический артефакт по имени "Коготь Беллиара". Если ему это удастся, считай, что Беллиар отымел обоих братцев.
   - Злопамятный, сука! - процедил Марвин, - так что, мне уже придется не с демонами, а с богами бороться?
   Некромант негодующе фыркнул.
   - Салага ты еще супротив богов. Даже их высшие слуги пока тебе не по зубам. Вернее, по зубам! Тебе даже любой орк сейчас по зубам... настучит.
   Марвин с сомнением осмотрел свое тщедушное тело.
   - Твою мать! Это же заново придется всему учиться и заново всего достигать!
   - Ничего! Зато ты жив! - утешил его Ксардас, - а мышцы наращивать тебе не привыкать.
   Наш герой с усилием оторвался от стола и посмотрел по сторонам осоловевшими глазами:
   - Слушай, а все-таки! Как тебе удалось так быстро обжиться на новом месте?
   Некромант задумчиво постучал ухоженными ногтями по дубовой столешнице. Маврин - хороший парень, но по заложенным в него в прошлой жизни понятиям не любит, когда на пути к высоким целям пользуются нечестными приемами. Идеалист типа Дона Кихота. Этакий взрослый "пионер"...
   - Какая тебе разница, как мне это удалось? - нервно сказал он, - вызвал слуг из низших миров - они мне в два момента новую хату сварганили. И не делай такие глаза! Старику в мои годы тяжело самому мешать раствор и таскать кирпичи...
   - А че? Я ниче! - пожал плечами Марвин, - все церкви на крови замешаны. На крови и куриных яйцах... говорят, от этого стоит очень долго. В смысле, строение.
   Ксардас возмущенно фыркнул, но ничего не сказал.
   - А что располагается поблизости от твоей башни? - продолжал спрашивать наш герой.
   - Километрах в трех отсюда расположен Хоринис. Помнишь, город-порт? Ты должен попасть туда. В нем остановился большой отряд паладинов. Запомнил? У их предводителя есть могущественный артефакт. Называется "Глаз Инноса". С его помощью ты сможешь вернуть себе часть утраченных способностей и даже сразиться с высшими слугами Беллиара.
   - Ага! Отдадут паладины мне этот артефакт! Как же! Да они со мной и разговаривать не захотят! Как же мне быть?
   - А вот это уже твои заботы. Я тебе указал, в каком направлении работать - вот и работай!
   Марвин удивленно посмотрел на него.
   - Слушай, что ты несешь? Да я в своем нынешнем состоянии и до города не доберусь! У меня даже сраной кирки - и той нет. Мне, в конце-концов, оружие нужно!
   - Все, что найдешь в моей башне - к твоим услугам. Все, что имеет отношение к оружию, лекарствам и простой магии...
   - А что ты подразумеваешь под термином "простая магия"? - живо спросил парень.
   - Ну... свитки там всякие... деньги мелкие...
   Марвин вздохнул и откинулся на подушку.
   - Ну, хорошо! Слушай, Ксардас, я сейчас сосну часиков двенадцать... а-ах! А затем быстренько пойду и наведу порядок в этом сраном мирке. Как у нас со временем?
   - Его у нас нет, - просто ответил Ксардас.
   - А когда оно у нас было?
   Когда парень уснул, некромант скептически посмотрел на него. Да уж! Лежание под завалами храма не прибавило Маврину здоровья! Нужно подкинуть ему кое-каких трав и прочих ингредиентов... в нижние покои. Беда в том, что Ксардас и сам драпал из Долины Рудников, поэтому ничего существенного в настоящее время предложить не мог. Несколько редких трав, используемых алхимиками для повышения физических кондиций, случайно завалявшийся магический пояс силы да парочка лечебных зелий - вот и весь небогатый ассортимент. Но ничего! Этот паренек не раз доказал, что умеет выпутываться из самых безнадежных ситуаций. Взять хотя бы случай с поиском магических юниторов...
   Старик прикрыл глаза и вспомнил свою относительно беззаботную жизнь в Колонии. Затем мысли его перенеслись на давно покинутую планету по имени Земля. Эта тоже, кстати, звалась Землей. Видимо, мышление аборигенов приблизительно одинаковое. Только здесь о межзвездных путешествиях еще не мечтали, потому что не было своего Циолковского. В принципе, Ксардас ничего не слыхал и об Архимеде, но каждый третий миртанец твердо знал, что медный болт тонет гораздо лучше куска дерьма. Как это объяснялось? Да никак! Вполне возможно, что на этой планете еще не сменилось столько цивилизаций и межледниковых эпох, как на старушке-Земле.
   Напряжение магического контура над планетой было на несколько порядков выше - это Ксардас научился измерять будучи еще ответственным работником службы государственной безопасности - Глебом Ивановичем Бокием. Здесь магией могли пользоваться даже простые люди: достаточно приобрести за сравнительно крупную сумму свиток с заклинанием и прочесть его. А величиною собственной магической силы - маны - хвастали при любом удобном случае, и после четвертой кружки мерялись ею на заднем дворе трактиров. Чисто земные мужики! Те только хвастали длинною собственного члена... хм!
   Ксардас наморщил лоб, припоминая, когда у него в последний раз была женщина. Не вспомнил. Раздосадовано хмыкнув, спустился на первый этаж, разбросал там в живописном беспорядке некоторые травы и напоследок аккуратно положил на лавку магический пояс. Хотел было по доброте душевной положить волшебный кинжал, но передумал. Нужно что-то и себе оставить. А Маврин - он хитрый. Прямо, как мавр. Некромант пнул ногой невесть зачем стоявший у двери сундук. В нем что-то зазвенело, и он порадовался за парня. Золото - это лучший пропуск, если не нарвешься на идеалиста. Но их с каждым годом все меньше - умирают, не достигнув полной половой зрелости. Опять хмыкнул, вспомнив определение термина "Полная половая зрелость". Это, когда у мужика не стоит просто на голую бабу. Для фулконтакта необходимо еще что-то...
   Старик помотал головой. Зря он мавринской подкорки начитался - вот и парадоксы возникают: сегодня все мысли на баб перескакивают. Там внизу - в долине Послушник молодой поселился. Позвать его, что ли, потешить беса? Он замахал руками, как бы отгоняя наваждения обоих миров и попытался переключиться на решение насущных проблем. Нужно будет предупредить его, когда проснется, чтобы не болтал о поселившимся у отрогов гор некроманте. Маги Круга Огня злопамятны и коварны: прощать за предательство не в их правилах, даже если предавший - бывший глава гильдии. А этого Послушника Маврин пусть пошлет к нему... тьфу ты! Да что же это такое! Ксардас выглянул из башни и, заметив парящего в небе одинокого кондора, соткал заклинание "огненного шторма". При виде летящих вниз кусков обгорелой плоти он удовлетворенно хмыкнул. Бьющая через край магическая энергия перешла в зыбкое состояние равновесия... нужно что-то с этим делать! Энергии столько, что скапливается в самых неожиданных местах и конечностях, свербит, наводит на греховные мысли. А в его возрасте грешить нужно с умом.
   Наш герой проснулся под благоухание кофе и аппетитный запаха шашлыка. Ксардас сидел в кресле и из-под полузакрытых век наблюдал за ним.
   - Вставай, дитятко! Родина в опасности! - прогудел басом он.
   - Когда это было иначе? - пожал плечами парень.
   - Маврин, не богохульствуй! - погрозил пальцем старик, - иди, умывайся, пока я не раздул партаппарат! Умывальник по ту сторону сортира!
   Парень встал и принялся искать сортир. Напевая "я свободен", он обшарил весь второй этаж, но ничего похожего на отхожее место так и не нашел.
   "Придуривается, старый черт!" - решил он, но тут заметил полускрытую клавишу на лицевой стороне камина. При нажатии оказалось, что часть камина уходит в сторону, открывая взору недвусмысленную "стартовую площадку" с узкой дыркой посредине. Сверху по стене сбегала скопившаяся наверху башни дождевая вода. Тонкой струйкой она непрерывно спадала в отверстие, выполняя при этом работу сливного бачка. При этом, что характерно, при отправлении естественных надобностей вода не капала на голову и спину. Продумано, ептыть!
   Марвин с удовольствием сходил по-малому, умылся холодной водой и перевел сортир снова в "скрытое" состояние. В Лаборатории Призывов Существ Низших Порядков с громким лязгом поднялась решетка. Он удивленно заглянул туда и увидел недовольного Ксардаса.
   - Ты раньше медвежатником не подрабатывал? - проворчал он, - можно подумать, решетка была опущена случайно!
   - Да я только сортир закрыл! - оправдывался парень.
   - Ага! Давай уж, грабь! Все равно там ничего ценного не было!
   Марвин воспользовался любезным предложением Некроманта и пошарил в тайнике. Старик был прав: там почти ничего ценного не оказалось. Так, всякая мелочевка: эликсир здоровья, несколько свитков с заклинаниями, старый кинжал и кошелек с пятидесятью монетами.
   - Старче, а что, руда нынче не в цене? - спросил он, разглядывая чеканку с гордым профилем Робара Второго.
   - Руда нынче в такой цене, - ответил Ксардас, - что за один единственный кусок тебе перережут глотку. Бери деньги и не капризничай. Ты жрать, вообще, будешь или нет?
   Наш герой только вздохнул и пожал плечами. Мол, что с тобой поделаешь, старая сволочь. Ладно бы, просто некромант! А то ведь еще и бывший чекист! За завтраком Ксардас просветил парня об основных положениях их дальнейших взаимоотношений.
   - Будем работать в режиме автономности. Ко мне часто не прибегай, а то народная тропа появится. Если тебе нужны какие-то лечебные травы, то этого добра навалом в долине внизу. Серьезных хищников там не водится... парочка гоблинов, несколько волков да штук десяток крыс. Не думаю, что они способны причинить тебе сколько-нибудь значительный ущерб. Там внизу ты должен встретить кое-кого знакомого... м-да! А можешь и не встретить... и еще! Ни в коем случае не говори никому, что я здесь проживаю. Особенно всяким там разным магам Круга Огня. Они просто не должны знать о том, что я здесь поселился.
   Марвин едва не подавился шашлыком.
   - А почему?
   - Ну... они просто уверены, что я давно помер. Пусть и дальше пребывают в счастливом неведении. Короче, парень, доедай - и в путь. Чтобы кровь не застаивалась. Я в твои годы...
   - Да уж! - сказал Марвин, запивая трапезу остатками вина, - ты в мои годы был еще тем душегубом!
   Ксардас скромно потупил взор.
   - Я и сейчас не промах, - произнес он, - и ты в этом скоро убедишься.
  

Глава Первая

Угроза

Уровень 1.

Встреча со старыми знакомыми.

   - За один только стол, дедушка, тебе спасибо огромное от всей здешней цивилизации! - с чувством произнес Марвин, прощаясь, - Лукуллу до тебя далеко...
   - Иди нахрен, внучок! - отмахнулся Ксардас, - мне некогда! Бери себе вон ту палку, слева от камина, и считай, что ты вооружен.
   - Не понял! А что, меча никакого нет? Тоже мне оружие - палка!
   Ксардас рассердился.
   - Я тебе что, хранитель арсенала? Я - Некромант! Палка ему не нравится, видите ли! Сейчас как приложусь по твоей глупой тыкве этой дубиной - больше никогда не скажешь, что это плохое оружие!
   - Да пошутил я, дед! - взмолился парень, а вот это зелье, что на столе алхимическом стоит... его можно взять?
   - Бери и уматывай, пока я демона тебе в провожатые не вызвал. Как раз в нижней реальности на шестом круге томится один... морда, как у лунатика! Эне! Бене!! Квинтер!!!
   - Стоп! Я уже ухожу! - Марвин бочком двинулся к выходу, но на беду задел тощей задницей за какую-то каменную плитку. Она упала ему на ногу и вызвала резкую трехэтажную отповедь, напрочь заглушившую колдовские потуги Ксардаса.
   - Ого! - удивился старик, - я думал, только я умею на мертвых языках ругаться... забавно! Да подними ты эту плитку! Не хватало, чтобы я еще споткнулся!
   - А что это за хрень? - кряхтя и нагибаясь, спросил парень.
   - Притащили бандюки в нагрузку к креслу! Пытались мне впарить под видом магического артефакта... ушли только когда я одному филей "огненной стрелой" поджарил. Убежали даже. Можешь взять ее себе - она мне не нужна. Магии в ней нихрена нет. Но порой встречаются подобные таблички и с магическими свойствами. Запомни это. Кстати! Вот твой рюкзачок. Подштопанный, отчищенный от грязи и экскрементов... клади в него этот кирпич и иди - выполняй свою работу.
   - Да нахрена мне этот кусок глины? - пожал плечами наш герой.
   - Втюхаешь кому-нибудь в городе. Все. Свободен!
   Марвин глубоко вздохнул и присел в книксене. Ксардас даже не обратил на этот выпендреж ни малейшего внимания, лишь сильнее зашелестел страницами магической книги, что лежала на книжной стойке. Нашему герою больше всего на свете вдруг захотелось послать всех к чертовой матери и смыться куда-нибудь в лесную глухомань, где жить простой, безгрешной жизнью. Питаться убиенными падальщиками и крысокротами и навсегда забыть о трех кровожадных братьях: Инносе, Аданосе и Беллиаре.
   - Будда перед тем, как стать Богом, был воином! - проворчал он картаво, на манер переводчика иностранного видео.
   - И что? - оторвался от своей стойки Ксардас.
   - Трудно быть богом! - вздохнул Марвин.
   Старик задохнулся от такой наглости, а затем очевидно решил, что сам замахивается тоже на нечто подобное. Пользуясь его замешательством, парень неслышно выскользнул из Лаборатории Призыва Существ Низших Порядков. Пройдя "комнату отдыха", он вышел на площадку винтовой лестницы и, не раздумывая, отправился вверх.
   - Ведь старик разрешил пошарить в его башне! - оправдывался он перед собственной тенью, в ужасе жавшейся к его ногам.
   Треск смолистых факелов сопровождал Марвина в его путешествии наверх. Вот и последний - третий этаж. Знакомая компоновка: выход на крышу и "пентхаус" наверху, в прошлой жизни служивший старому некроманту библиотекой. Вот так и смешиваются жизни: прошлая была в Колонии, позапрошлая - на Земле, а ведь где-то еще было детство... и куда оно ушло, в какие города? На самой верхней площадке винтовой лестницы стоял здоровенный деревянный комод, искусно сработанный из цельной дубовой чушки. На массивной столешнице его одиноко стоял флакончик с розовой жидкостью - эликсир здоровья.
   - Выпей меня, Алиса! - дурашливо пропел Марвин, - и хрен с ним, с миелофоном!
   Однако пить зелье парень не стал, а запасливо спрятал его в свой старый рюкзак - судя по всему, лечиться придется часто. Выйдя на открытое пространство, он повращал головой в разных направлениях и убедился, что башня Ксардаса находится в весьма безлюдном месте. Сколько не всматривался Марвин в зеленые заросли, так ничего существенного и не обнаружил. Запев песню о том, как под крылом самолета поет зеленое море тайги, он вошел в библиотеку и ... замер в восхищении. Конечно, не Ленинская библиотека в Москве, но тысячи две томов у Ксардаса насчитывалось. И корешки книг пестрели сплошь незнакомыми названиями - исключение лишь составил двухтомник "Мертвые души". Не сразу наш герой догадался, что автор сего труда вовсе не Николай Васильевич Гоголь: перед ним при ближайшем рассмотрении оказался учебник по некрономике - искусству призыва бестелесных оболочек из реальностей низших порядков. Рядом же на полке красовалась книга по некромантии - "Практикум по вызову". В ней описывались способа призыва мертвых тел и создании на основе их бойцов класса скелетонов и зомби. Марвин тряхнул головой, отгоняя безумное видение призванного из реальности шефа Степаныча, которого он не представлял лишенным души. Впрочем, лишенным тела он не представлял его в принципе.
   Между стеллажами располагались книжные стойки с раскрытыми посредине толстенными фолиантами. На каждой стойке был укреплен канделябр, в котором горело по одной толстенной свече. Перевернув пару страниц, Марвин узнал об искусстве охоты, которое после возвращения из каменного мешка в Долине Рудников изрядно подзабылось. Вообще, такое впечатление, что он и не проводил нескольких месяцев в этом проклятом Миннентале - физические кондиции его были в том же состоянии, что и перед первым разговором с Диего. О чем они, кстати, тогда говорили? Не о бабах же...
   Марвин перешел ко второй стойке и ко второй раскрытой книге, которую заботливый библиотекарь Ксардас снова раскрыл на самом интересном месте. Из этой книги наш герой узнал о некоторых географических особенностях Острова Хоринис, его социальной и политической структурах, а также интеллектуальной прослойке в виде монастыря Магов Огня. В этом монастыре маги огня молились одному из трех божественных существ - Инносу. Послушники же служили связкой между духовным и физическим началами. То есть, выражаясь нормальным языком, вкалывали на магов: пасли овец, выращивали всякую дрянь на монастырском огороде, изготавливали вино и таскали его на продажу в расположенную неподалеку от монастыря таверну "Мертвая Гарпия". Между таверной и монастырем находилась небольшая капелла, в которой за небольшую мзду священник ордена мог отпустить любому страждущему грехи. Также он приторговывал всяческого рода зельями и свитками. Эти товары стоили уже на порядок выше, нежели отпущение грехов.
   Это не в книге было написано. Это наш парень сам догадался. Когда споткнулся о стоящий в полумраке сундук и ободрал себе колени его острыми краями. Сумрак библиотеки был безжалостно вспорот несколькими русскими матюками, после чего в пустоте прозвучал задумчивый голос Ксардаса:
   - Интересно, на кой черт ты взял из моего потайного сундука заклинание "Свет"?
   - Тьфу ты, господи! - сплюнул Марвин.
   - Не плюйся, мерзавец! У меня персидские ковры!
   - Да ладно тебе!
   Наш герой поковырялся в рюкзаке и с великой неохотой достал свиток с необходимым заклинанием. Тусклое свечение рассеяло мрак библиотеки. Марвин вполголоса чертыхнулся на такое освещение и попытался вскрыть сундук. На его беду, он оказался запертым.
   - Вот спасибо тебе, папаша, за такую щедрость! И как мне открыть этот коробец?
   - Надо же! - голос Ксардаса был полон скепсиса, - он совсем нихрена не помнит! Но общие принципы исследования незапертых помещений, я надеюсь, ты не забыл?
   - Чего? - не понял парень.
   - Осел! Пытаюсь полчаса ему втолковать, что ключ на столе лежит - он только пузо чешет и не телится!
   - Твою мать!
   Марвин схватил ключ и мигом очистил сундук некроманта от лежащих там вещей. Положа руку на сердце, стоило все-таки заметить, что вещей было не так уж и много: пара свитков с заклинаниями, небольшой кинжал и два с половиной десятка монет - жалкие медяки пополам с серебром. Причем, Ксардас говорил, что ценится вся эта фигня наравне. То есть, в стране тяжелое экономическое положение, инфляция и все прочие веселые атрибуты войны. Привыкший считать деньги по крупинкам руды, Марвин задумчиво почесал небритую рожу. Как считать это все бабло? На вес, по размеру или еще как? Хотя бы какое-то определенное денежное достоинство соблюдалось!
   - Фигня все это! Не ломай голову! - раздался знакомый голос,- сейчас в Миртане есть один ценный металл - магическая руда. Все остальное - пыль и пепел. Однако эти гроши тоже имеют хождение среди местного населения.
   - А курс... курс какой?
   В голосе мага появилась задумчивость.
   - Курс, говоришь? Да простой курс: одна глыба руды стоит двести простых монет. Вот и весь курс! Бутылка молока стоит около десяти монет, кусок жареного мяса - двенадцать, кружка пива - шесть монет. Ну, и так далее...
   - Постой, старый бес! Ведь перед тем, как я ухайдокал Спящего у меня в рюкзаке было не менее десяти тысяч кусков руды! Ты совершенно случайно не знаешь, куда они могли задеваться?
   - Хм! Десять тысяч кусков, говоришь? Да где же ты столько насобирал... гм! Пес его знает, рюкзачок то ко мне дырявенький попал - лично своими руками штопал!
   В голосе Ксардаса было смущение и досада. Руду он прикарманил - это факт. Чем-то же нужно было расплачиваться со строителями этой Башни. А Марвин - проныра еще тот. Он себе еще добудет. В конце-концов, не обижаться же на старого пердуна из за горы презренного металла. Пусть и приличных размеров горы. Ведь если бы не он...
   - Угу! - проворчал себе под нос парень, - это еще Жванецкий говаривал, что мы мужественно создаем себе трудности, а затем героически их преодолеваем.
   Он подошел к следующей книжной стойке и заглянул в нее. О-па!
   - Старик, ты можешь обижаться, можешь не обижаться, но эту книжицу я у тебя позаимствую!
   - Очерки о флоре и фауне Хориниса? - прозвучал глухой голос некроманта, - пожалуйста! Я тебе сам хотел предложить ее в качестве компенсации...
   - За что?
   - Что? - не понял Ксардас, но Марвин терпеливо уточнил:
   - В качестве компенсации за что?
   - А! Ну, за то, что оружия у меня нету подходящего, - ловко вывернулся маг.
   - Знание - сила! - гордо помахал толстенным фолиантом парень, чувствуя, как протестующе скрипят его слабенькие мышцы, - а хороший клинок мне сейчас и не поднять.
   Он спрятал книгу в рюкзак и внимательно осмотрел его. В отличие от старой модификации, этот "ридикюль" лишился своих отделений. Портной-Ксардас безжалостно перекроил его, вырезав ненужное и застрочив магическими нитками потайные кармашки. Нынче рюкзак стал напоминать солдатский вещмешок, в котором необходимо все укладывать самому. Иначе какой-нибудь острый предмет сможет причинить тебе нешуточное беспокойство. Скажем, натереть волдырь...
   - Выход на первом этаже! - подсказал голос.
   - Попросил бы без намеков, мужчина! Я все-таки хочу испить чайку!
   - Там в долине один из твоих приятелей. Релаксирует, бедолага, у костра. Вдвоем чаю попьете...
   - Никогда особо не любил "Чай Вдвоем"! - буркнул Марвин, проходя мимо апартаментов Ксардаса на втором этаже, - наш стиль - грубый металл.
   Бормоча себе под нос всякие плохие словечки из арсенала одесских биндюжников, он спустился по лестнице на самый низ и осмотрелся, припоминая структуру прежней башни. Все точно так же, только вот в той башне вход на второй этаж был замурован. У входа в основное помещение первого этажа стоял сундук, который наш герой с удовольствием обчистил. Вновь никакого оружия, только деньги и магические свитки. Что ж, спасибо и на этом. А вот это уже кое-что! В будущей лаборатории призыва на низком стеллаже лежали отсортированные по ранжиру травы. Часть из них была Марвину знакома, а вот добрую половину он видел впервые. Пришлось лезть в рюкзак за справочником и рисунками представителей местного растительного мира. Затем последовала процедура сличения и распознавания эффектов.
   - Так! - бормотал Марвин, - это у нас лесная ягода. При пожирании восстанавливает минимум утраченного здоровья. А вот это растение называется лечебным растением. Типа масляного масла. Восстанавливает отбитого здоровья в два раза больше, нежели лесная ягода. Угу! А это - лечебная трава. Эффект восстановления здоровья еще в два раза выше... лечебный корень! Самая крутая травка. Восстанавливает здоровье в три раза лучше, нежели лечебное растение. Адские грибы мне знакомы. Снафу таскали мы такое дело... а это - рабский хлеб, он же мясо рудокопа! Такое мы тоже кушали! Так, а это что за дрянь?
   - Не дрянь, а огненная крапива. Минимум восстановления маны! - проскрипел под потолком голос Ксардаса.
   - Да? А по виду - обычная дрянь. Ага! Это, значит, у нас огненная трава, а это - огненный корень! Полная аналогия с лечебными травами. А это что еще за хвощ? Мать моя! Трава снеппера! Это глорха, что ли?
   - Его, родимого! Позволяет пятнадцать секунд бежать быстрее лошади. Про перекати-поле и не спрашивай: это - основной компонент практически всех лечебных напитков.
   - Ого! Ягода имени товарища Гоблина! - присвистнул Марвин, - после нее что, прикалываться начинаешь?
   - Дурак! Эти ягоды повышают ловкость, ровно как драконий корень увеличивает силу. Стой, не жри их! В городе любой алхимик научит тебя с помощью них варить куда более полезные напитки! Жрать эти травы, все равно, что деньгами подтираться... бумажными, я имел в виду.
   - Ясно! - вздохнул парень, - а вот эту петрушку тоже жрать нельзя?
   - Конечно! Это вовсе не петрушка, а коронное растение. Компонент номер один всех специфических напитков: эликсиров ловкости, силы, духа и жизни.
   Переполненный новыми знаниями герой присел на порожек и вытер вспотевший лоб.
   - И куда ты меня собираешься отправить? Мне же целый год в карантине сидеть надо: растений - не знаю; географии местной тоже не знаю; все, что знал - забыл, а все, что имел - потерял. Ладно! Молчи, лошадь, не твоего ума дело... сейчас встану и кэ-эк пойду мир завоевывать!
   При этих словах Марвин обнаружил, что обнаружил далеко все. В частности, про поверхностном осмотре стеллажей был пропущен отличный кожаный пояс - почти ремень. А после двух недель вынужденной диеты с него спадали практически любые портки. Он подпоясался и с удовольствием выслушал тираду Ксардаса, что этот волшебный ремень добавляет носящему его немного силы.
   - Имей в виду! - на всякий случай предупредил его некромант, - бессмертия этот пояс не дает.
   Издав вздох смертельно уставшего человека, Марвин вышел из Башни Ксардаса. Вслед ему пахнуло холодом и сыростью. Под сводами первого этажа гульнул зевок бездонной глотки некроманта. На втором этаже Ксардас подумал о мавре, закончившем одно из своих многочисленных дел, но мавре, которому некуда больше бежать. Делать нечего. Старик принялся до рези в глазах вглядываться в полуистлевшие строчки очередного древнего манускрипта. Речь в нем шла о повелителях драконов.
   ...Снаружи нашего героя ждало очередное потрясение в виде прекрасного погожего денька и потрясающего пейзажа. Вокруг буянила весна: ослепительно-зеленые листья шумели на высоких деревьях, умытый гранит сопок радовал глаз своей натуралистичностью, а в высокой изумрудной траве резвились мясные жуки, отращивающие на своих спинах по доброму килограмму нежнейшего мяса. Где-то испуганно блеяла отбившаяся от стада овца, и на нее порыкивал не до конца голодный волчара. Запах от распустившихся цветов заставил нашего героя несколько раз глубоко втянуть ноздрями воздух. Проделав это естественное для городского человека движение, он внезапно ощутил, как у него пучит живот.
   - Вот старый черт! - выругался беззлобно он, - кажется, перекормил. И где бы здесь присесть доброму молодцу вроде меня?
   Марвин осмотрелся вокруг. Ну не будешь же валить прямо на тропинке! Ептыть! Стоп! Кажется, если влезть вон на тот валун, то можно попасть за башню. Ну, непривычен современный человек гадить на виду у всех. Даже ежели до этих "всех" сутки бежать. К тому же, Ксардас может выйти на моцион... а может и не выйти. Нет, не годится. Трудно описать, как трудно испытывающему отчаянные позывы человеку вскарабкаться на пятиметровую высоту и спуститься вниз. Но усилия не пропали даром: между скалами и пропастью он нашел отличный пятачок, вполне подходящий для столь интимной цели. Однако то что он там увидел, заставило Марвина позабыть о собственных проблемах. У корней дерева лежал скелет одного из тех горемык, что скитаются по свету в поисках лучшей доли. Сам скелет уже был ни на что не годен, однако возле него валялось несколько свитков с заклинаниями и пузырек с целебным напитком.
   - Благодатная земля! - фыркнул Марвин, - где не присядешь - богатство найдешь.
   С этими словами он вытащил из-под скелета небольшой кошель, издавший при поднятии характерный звон. Итак, послушавшись зова собственного тела, он стал богаче на двадцать с небольшим монет. Отсюда вывод: чаще вслушивайтесь в свое тело. Аккуратно побросав найденные вещи в рюкзак, Марвин все же рискнул и совершил то, о чем мечтал многие годы. Погадил с высоты в добрую сотню метров, искренне надеясь, что результаты его упражнений не попали на находящееся внизу человеческое существо. Вернее, что там внизу не оказалось человеческого существа.
   Обратно перебираться через россыпь камней и нагромождение валунов было не в пример легче. Наш герой на всякий случай еще раз осмотрелся вокруг, но не увидел ничего, на что бы стоило обратить внимание. Единственное, что заслуживает упоминания - это обвалившийся проход, через который некогда жители Хориниса попадали к проходу в рудниковую долину. А может, и не только жители. А может, и вовсе не жители...
   - Ну, с Инносом! - подбодрил он себя, - с Аданосом, Беллиаром и Карлом Марксом. Вперед!
   Беззаботная поступь его прекратилась через какие-нибудь полсотни метров. Здесь рос небольшой пенек, в котором торчал простенький кинжалишко. Рядом валялась початая бутылка с чем-то спиртным. Через неплотно закупоренное горлышко легкий ветерок доносил до чутких ноздрей парня запахи преисподней. Он вспомнил подзабытый аромат хлебной горилки, которой их угощали в колхозе на картошке и искренне порадовался за обитателей этого мира. Внимание Марвина привлек резкий звук "Ме-е", на который он обернулся, молниеносно выхватив свою дубинку.
   - Тьфу ты! - сплюнул он, - да ведь это - овечка!
   Это и впрямь была овца. Отставшая от стада, она разгуливала по лужайке со счастливым видом, аккуратно подстригая зеленую травку и изредка опасливо косилась куда-то вниз. Присмотревшись внимательно, Марвин узрел чуть ниже по тропинке молодого волка. Дурень-волчара кружился на одном месте, пытаясь ухватил себя зубами за собственный хвост, и время от времени испускал торжественный вой, от которого овечка приседала на задние ноги.
   - И он - дурак, и ты - дура. Прости, господи! - сплюнул себе под ноги парень, - кинжальчик, что ли, позаимствовать? Овечке копытца почистить...
   Внезапно внимание Марвина привлек немного подзабытый звук. Где-то слева в камышах клекотал гоблин. Видимо, вылез на поиск ягод. Которые ловкость прибавляют...
   - Цып цып! Твою мать! - позвал его парень, расчехляя свой "демократизатор".
   Клекотание продолжилось, но стало немного громче. Марвин сделал несколько выпадов своим дрючком и расстроено вздохнул. Куда же подевалась его грация и умение обращаться с оружием? Как корова языком слизала! Ослабевшие кисти рук с трудом изобразили простейшие "кварты" и "октавы", затем наш герой попробовал исполнить несколько обманных движений, но едва не выронил дубинку из ослабевших пальцев.
   - Вот, блин! - выругался он, - пора обратно - в детский сад!
   На самом деле он слегка покриви душой. Несколько дней приличного питания и тренировок под присмотром толкового учителя смогли бы вернуть многое из утерянных способностей, но весь фокус заключался в том, что у него не было этих нескольких дней! Ксардас уверял, что "цигель ай-лю-лю", причем катастрофически. Тем временем (которого по уверениям некроманта совершенно не было) из камышей за упражнениями Марвина следил треклятый гоблин. Увидав, что потенциальная жертва находится в затруднении относительно искусства сражения, он выскочил из своего укрытия и бросился на парня, издавая торжествующие звуки. Хвала Инносу, это оказался обычный зеленый гоблин, а не черный или гоблин-воин.
   Марвин не стал искушать судьбу, а попросту схватил озорника за шиворот и окунул в воды озера. Еще Архимед доказал, что если живое существо держать под водой дольше, чем у него хватает кислорода, то оно попросту задохнется. Или захлебнется. Гоблин выбрал второй способ. Как только тело гоблина прекратило трепыхаться, Марвин вынул его из воды и внимательно рассмотрел.
   - Дежа вю! - произнес он с чувством, - все тот же сон...
   Он стоял на полусгнивших досках мостков, с которых некогда путники, перебравшиеся через горы, отмывали с уставших тел и лиц пыль странствий. Ему стало любопытно, какие еще тайны хранит это озерцо. Слева на берегу росло несколько целебных растений, которые Марвин сорвал и поместил в рюкзак. Справа на поверхности воды плавали разномастные водные растения: кувшинки, лилии, осока и какая-то хрень навроде лотоса. Прямо по курсу начинались заросли какого-то вечнозеленого хвойного растения немного напоминающее обыкновенную земную ель. Из-под нижних лапок ели что-то виднелось. Любознательный парень не поленился и раком заполз в тенек. Здесь было прохладно и чудесно пахло. Но самое прекрасное - это то, что у бугристого смолистого ствола сидел скукоженный скелет, а у его ног лежало несколько чудесных вещей: лук, стрелы, зелье лечения и парочка магических свитков.
   Стрел оказалось не так уж и много - что-то около десятка. Но парень не расстроился: стрелы стоили гораздо дешевле лука, хотя перед ним было не невесть что, а обычный дешевенький лук - навроде тех, что мастерят в детстве. Марвин аккуратно сложил стрелы сверху в рюкзак, дав себе слово при первом же удобном случае приобрести колчан. Вернувшись назад, он внимательно исследовал терра-инкогнита, где обитал гоблин. Так и есть, неподалеку отыскалась полускрытая камышами пещера, в которую при зрелом размышлении пока было нечего и думать соваться. Марвин собрал растущие на берегу целебные травы и поднялся наверх, где отчаянно блеяла овца - к ней приближался давешний волчара. Парень не стал выяснять, насколько он готов к встрече с местными хищниками, а просто достал из рюкзака свиток с заклинанием "огненная стрела".
   Одного свитка хватило за глаза. Волк и вправду оказался молодой, глупый. Жаль, что у Марвина не оказалось с собой ножа - можно было бы попытаться снять шкуру. Оказавшийся в его распоряжении кинжал не мог похвастать остротой, да к тому же Марвин немного подзабыл искусство потрошения. Его хватило лишь на то, чтобы вырезать у хищника филейную часть.
   - Ну, и нах... мне этот окорок? - осмотрел парень результат своих трудов, - я что, кореец? Нет, братцы, я - типичный варяг.
   Сделав это исключительное признание, он все-таки спрятал окорок в рюкзак и двинулся вниз по утоптанной тропинке. Как ни опасался Ксардас, что жилище его вскоре перестанет быть инкогнито, особенных следов присутствия человека Марвин здесь не заметил. Собрав лечебные травы, росшие на небольшой полянке перед пропастью, он решительным шагом направился к проходу между скалами, куда и вела тропинка. Пройдя еще несколько шагов, наш герой внезапно насторожился.
   - Или там идет сеча, или у меня галлюцинации! - сообщил он сам себе шепотом.
   За поворотом тропинки слышались характерные звуки: звон оружия, клекот гоблинов и характерное "хеканье" дровосека. Набравшись мужества, Марвин выглянул из-за угла. На площадке между скал горел костер, разгонявший полумрак. У костра несколько гоблинов наседали на смутно знакомого Марвину по прошлой жизни человека в странных серебристо-коричневых доспехах. Человек мастерски отмахивался от гоблинов мечом и пританцовывал на восточный манер. Не успев сообразить, что к чему, Марвин выскочил из своего укрытия и помчался на помощь человеку, размахивая дубиной и истошно вопя. Трудно сказать, кто испугался больше - человек или гоблины. Во всяком случае, парочка этих бестий отказалась от своей первоначальной цели и атаковали Марвина.
   - Вот, блин! - выругался наш герой, отмахиваясь дубиной и морщась от боли.
   Краем глаза он увидел, как человек в доспехах расправился и со своими противниками и поспешил к нему на помощь. В это время один из гоблинов подкрался сзади и нанес ему удар, пришедшийся прямо по затылку. В голове его сверкнула вспышка, и парень рухнул на землю, подминая под себя противника, стоящего напротив.
   В сознание его привел холодный душ, который устроил такой знакомый незнакомец в странных доспехах.
   - Живой, хвала Инносу! - воскликнул он, опуская на землю кожаный бурдюк, - а я думал, что тебе уже хана!
   От удара гоблинской дубиной в голове Марвина наступило некоторое прояснение, поэтому он внезапно вспомнил.
   - Кавалорн, старый бродяга! Это ты, что ли?
   - Он самый! - подтвердил охотник, - а я смотрю и глазам своим не верю. Ведь ты - тот парень, что у меня стрелы постоянно покупал... и выпивку приносил. Марвин, твою в душу бабушку! Мне говорили, что ты погиб...
   - Кто говорил? - с живостью переспросил парень, вставая с земли и садясь на небольшой сундучок, - ох, как голова болит!
   - Да так... всякие! - уклонился от ответа Кавалорн, - ты откуда взялся? И куда направляешься? У тебя такой вид, будто ты пьянствовал две недели...
   - Пьянство не входит в число моих многочисленных пороков, - ответил наш герой, - осторожно ощупывая шишку на голове.
   Он вспомнил наставления Ксардаса и на вопросы Кавалорна отвечал, что идет обратно - в Долину Рудников. Кавалорн печально покачал головой и заметил, что самые трудные путешествия - это те, у которых совпадают начало и конец маршрута. Но он не стал указывать Марвину на явные нестыковки в его логической цепи, а просто сказал:
   - Короче, парень! Я вот о чем хочу тебя попросить: будешь у моей старой хибары в Минентале, забери мой кошелек. Он тама лежит, прямо под кроватью.
   - Нет проблем! - кивнул парень, - а ты здесь что делаешь? Ну... помимо сражений с гоблинами. Откуда их столько здесь?
   - Не знаю, где они прячутся? Нора у них, что ли неподалеку... не успеешь пристукнуть парочку, глядь - новые лезут. Я их уже около десятка прибил, пора меч точить по-новой.
   Раскипятившийся охотник изо всей силы двинул ногой по тщедушному телу одного из гоблинов. Тело взвилось в воздух и, перелетев через костер, упало в пропасть.
   - Цены бы тебе в "Спартаке" не было! - восхищенно произнес Марвин, - кстати, а что это на тебе за униформа? Вроде такого прикида в Колонии не было...
   - Это - доспехи "Кольца Воды"! - гордо произнес Кавалорн, но тут же прикусил себе язык.
   - Что еще за общество? - не понял парень, - как-то связано с магами Воды? Чего ты скис, словно только что гоблины отымели тебя по полной программе? Ну! Что там насчет "Братства Кольца"?
   - Мне запрещено об этом говорить! - затараторил мигом утративший боевую спесь Кавалорн, - это - секретное общество.
   - Что оно секретное, я понял по твоей испуганной роже! - захохотал Марвин, морщась от головной боли, - старина, ты ведь знаешь, как я могу хранить секреты! Знаешь?
   - Послушай, Марвин... мне и впрямь нельзя болтать об этом, - умоляюще сказал охотник, - все, что я могу сделать, это послать тебя к Ватрасу. Это - маг Воды. Он проповедует в Хоринисе на храмовой площади. Скажешь ему, что тебя послал Кавалорн - он наверняка что-нибудь придумает. У меня четкие инструкции на этот счет.
   Наш герой понял, что больше от Кавалорна ничего не добьется. Если в его голову вбили приказ "не болтать", то тот будет нем, как рыба. Особенно, если его просили держать язык за зубами маги. Маги в этом мире пользовались таким почтением - куда там политбюро или парламенту! Кстати, а чего он так уперся в это "Кольцо Воды"? Ему ведь Ксардас недвусмысленно намекнул, что в первую очередь нужно интересоваться деятельностью паладинов.
   - Ладно! - произнес он, - а что ты здесь, собственно, делаешь?
   - Да вот, шел себе по поручению Магов Воды, никого не трогал. Вдруг, откуда ни возьмись, на меня навалилось трое мерзавцев. Я даже меч вытащить не успел... эти чуваки меня, Марвин, так отделали, что если бы не солидный запас лечебных зелий, то валяться бы мне с переломанными ребрами добрый месяц.
   - Здоровенные парни? - полюбопытствовал Марвин.
   - Да обычная шушера! - отмахнулся Кавалорн, - говорю же тебе, что если бы я не задумался, то им бы туго пришлось. Я таких засранцев по пять штук на завтрак ем!
   - Что-то ты раскипятился. Потерял что-то?
   - Да уж! - вздохнул охотник, - с чего бы мне здесь околачиваться? У меня при себе было важное послание. Вот его-то они и отобрали.
   - Ничего не понимаю! - вздохнул Марвин, - что это за разбойники такие? Разбойников обычно интересуют деньги, шмотки там красивые, доспехи, оружие...
   - Сам знаю! - огрызнулся Кавалорн, - но мне, кровь из носу, нужно вернуть это сообщение. Иначе меня выпрут из "Кольца Воды". И это в лучшем случае... про худшее я стараюсь не думать.
   - Я могу помочь тебе вернуть письмо, - предложил парень.
   - Что??? Кто??? Ты??? - взялся за бока Кавалорн, - да ты себя со стороны не видел. По сравнению с тобою прежним, ты нынешний даже на Призрака не тянешь. Парень, да ты даже с двумя серыми гоблинами справиться не мог... извини, конечно, но от тебя в этом деле будет мало проку.
   Марвин шмыгнул носом.
   - А что, у тебя есть выбор?
   - Нету! - взревел охотник, - ладно! Будешь прикрывать мне спину! И не вздумай высовываться - прибьют.
   Наш герой с сожалением бросил взгляд на свою дубинку. Не самое лучшее оружие...
   - Мне бы снаряжение получше. У тебя случайно...
   - Эти выблядки мало что мне оставили. Вот, возьми "Волчий нож" - как раз по твоим нынешним способностям.
   Кавалорн протянул парню клинок сантиметров в сорок - чисто гладиус.
   - Ты это называешь ножом? - удивился Марвин, - ладно. А что с лекарствами?
   - Могу дать два лечебных зелья. Больше нету - сам лечился. Ну что?
   Марвин немного потанцевал, осваивая "Волчий нож", затем хитро взглянул на Кавалорна.
   - Погоди немного. Отдохни, а я схожу в разведку. Где эти бандюки окопались?
   Кавалорн сердито сплюнул себе под ноги, а затем ответил, что логово бандитов находится в небольшой пещере в двухстах метрах прямо по дороге. И если Марвину не дорога собственная башка, то он может отправляться хоть к Беллиару. А что касается его, то тот ждет, пока солнце не перевалит на другую сторону горизонта, а затем атакует разбойников в одиночку. Марвин засунул лекарства в рюкзак, повесил громадный тесак на левую сторону кожаного пояса "от Ксардаса" и с решительным видом отправился вперед по дорожке.
   Эх, если бы не знать, что находишься в другом мире и вокруг так и вьются враждебные создания, то можно вполне подумать, что гуляешь по какому-нибудь заповеднику, наслаждаешься единением с природой, очищаясь душой. И вовсе не пугаешься, когда натыкаешься вот на таких субъектов с гнилыми зубами, давно небритой мордой и дубиной на поясе. И умом понимаешь, что это вовсе не егерь, а даже некоторым образом наоборот.
   - Так-так-так! - произнес стоящий между указателем с надписью "Хоринис" и полуразрушенной каменной лестницей мужик, - ходим, бродим мы тут... и чего ходим? Этих, как их, "прюключениев" ищем на собственную попу? Отвечай мне, дитя мое, ты откудова такой взялся на мою голову? Иначе "прюключения" тебе обеспечены на всю катушку...
   - Чего надо? - нервно спросил Марвин, - я только с гор спустился, а тут ты весь такой небритый...
   - Ага! - печально кивнул мужик, - только вот твоя физиономия мне кажется чересчур знакомой. Погодь-ка!
   Незнакомец залез за отворот своего засаленного сюртука и достал оттуда сложенный вчетверо лист формата А3. Или А6? Нет, "А6" - это модель немецкого автомобиля, вроде. Вглядевшись в рисунок, мужик поднял свои кустистые брови:
   - Надо же! - присвистнул он, - добрая половина Хориниса ищет его, а он спокойно разгуливает по горам! И ты мне хочешь сказать, что ничего не знаешь об этом? Пойдем со мной, один человек хочет с тобой переговорить.
   Марвин не сдвинулся с места.
   - Кто хочет со мной переговорить? Неужели я в жизни настолько глуп, как нарисовано на твоем эстампе? Так я вынужден тебя разочаровать - в жизни я очень осторожный парень. С незнакомцами не гуляю и даже не вступаю в случайные половые связи с незнакомками.
   - О, бля! - вздернул очи к небу мужик, - Иннос, ну ты слышишь? Парень. Я ведь пытаюсь тебе помочь... с тобой хочет поговорить наш предводитель - Браго.
   - У меня никогда не было знакомых с таким именем. Даже когда в деревне у бабушки занимался самогоноварением, - процедил Марвин, - откуда мне знать, что это - не ловушка.
   - Аданос! - патетически воскликнул незнакомец, - ну хоть ты то мне слышишь? Я тут из кожи вон стараюсь, чтобы помочь этому дятлу сохранить клюв, а он мне не верит!
   - Беллиару еще помолись! - предложил Марвин, - он не останется равнодушным. Ты, знаешь, я кое-что вспомнил. Как-то мне предложили поучаствовать в поисках одного редкого амулета. Я, дурень, согласился.
   - И???
   - И-и! - передразнил наш герой мужика, - когда пришло время делить золото, он напал на меня со своими подельниками, которые прятались неподалеку. С тех пор я, приятель, в темную не играю.
   Небритый и опухший субъект печально шмыгнул носом.
   - Похоже, ты связался не с теми людьми. Ты вообще откуда такой взялся?
   - Я был заключенным в Колонии. Той, что за Барьером.
   Мужик вмиг преобразился и стал гораздо приветливее.
   - Ёлки-палки! - с чувством произнес он, - я ведь там тоже был!
   - Что-то я тебя не припоминаю!
   -Я был бутыльщиком в Старом Лагере, - пояснил мужик, - собирал по ночам пустые бутылки и мыл их в озерце возле Замка. Затем Воры из Нового Лагеря увозили их обратно к себе и наполняли своей дрянью - я имею в виду рисовый самогон. Парень, нам надо держаться вместе! В пещеру тебе нельзя ни под каким видом - мои товарищи тебя мигом порешат. Ведь за твою голову объявлена неплохая награда.
   Марвин вздохнул и угрюмо попросил:
   - Дай-ка мне посмотреть этот натюрморт? Дай, не бойся!
   - Да забирай его вообще! Харя ведь там твоя нарисована!
   Наш герой взял кусок тонкого картона и вгляделся в нарисованную углем физиономию. Ничего не скажешь - нарисовано, по меньшей мере, талантливо. Художник даже польстил парню - такой откормленной морды у него сейчас быть не могло. Возможно, это сыграет на руку.
   - Кто тебе это дал? - спросил он у незнакомца.
   - Браго и дал, - ответил он, отводя взгляд, - а ему другой человек дал. И записку еще какую-то сунул.
   - А ты не знаешь этого человека?
   Под суровым взором Марвина разбойник опустил глаза и зашмыгал носом.
   - Послушай, я ведь тоже жить хочу... нафига тебе надо знать, кто да что? Много знаешь - плохо спишь. Даже можно вообще не проснуться.
   - Его имя, сестра! - потребовал Марвин на манер Фельтона из фильма-мюзикла про трех мушкетеров, - десять монеток дам!
   - Де... де...
   - Де Тревиль, что ли?
   - Декстер! - выдохнул мужик, - но только ты никому...
   - Я - могила! - пообещал Марвин, - теперь слушай сюда. Поскольку ты мне помог, то я помогу тебе сохранить твою небритую шкуру в целости. Сюда направляется некто Кавалорн. Он очень сердит на вас, ребята...
   - Что? - вскричал мужик, - этот парень остался жив? Тогда я сматываю удочки!
   Несмотря на кажущуюся толстопятость, мужик сорвался с места и с заячьей прытью пустился наутек. Только зашуршали опавшие листья под его грубыми сапогами. Марвин рассмеялся, весьма довольный собой. Затем, вспомнив про то, что на него объявлена охота, смеяться прекратил. Бережно сложил свой портрет и спрятал его в рюкзак, а после медленно двинулся назад по дороге, напряженно размышляя. Какого черта нужно от него разбойникам? В Колонии он, бесспорно, многим поотдавливал хвосты, но как теперь узнать - кому он отдавил вместе с хвостом и яйца.
   Кавалорна он застал жующим и чавкающим. Охотник в одной руке держал головку сыра, а в другой - бутылку с каким-то спиртным напитком. Взмахом руки он предложил парню присоединяться к пиршеству, но Марвин отказался.
   - Я уже откушал недавно. Ты ешь, а я осмотрюсь здесь. Это, кстати, твой сундук?
   Кавалорн едва не подавился сыром. Он закашлялся и укоризненно глянул на парня:
   - Я что, идиот по-твоему? Разгуливаю с сундуками на плечах, точно купец обнищавший! Брр! Тут знаешь, сколько сундуков всяких встречается... дохрена!
   Марвин пожал плечами и вышел на край перед обрывом. Здесь росли некоторые цветы, а также в живописном беспорядке валялись всяческие ящики. Парень подумал, что где-то здесь нашел свою смерть очередной бравый купчина, но тотчас споткнулся о его скелет.
   - Вот мать твою! - выругался он на американский манер, - куда не зайди - скелеты ржавеют. Видимо, любит кровушку не только русская земля. Ого!
   Это Марвин заметил одиноко лежащий между ящиков кошелек. Осторожно, чтобы не приведи господь не споткнуться, он поднял его и вернулся к сундуку. Тот оказался даже не заперт. Да и не было в нем ничего, заслуживающего упоминания: кинжал, пара монет и еще какая-то мелочевка.
   - Пусто-пусто! - сообщил он Кавалорну, который уже успел закончить свою короткую трапезу.
   - А что ты там хотел найти? - философски спросил он, - девственность моей матушки? Так она до сих пор при ней... ну, что ты решил?
   - Пойдем, разберемся с этими Брагами, Чачами и Петровыми-Водкиными! - решительно поправил "волчий нож" наш герой.
   - Только смотри, не увлекайся, - предупредил охотник, - просто, следи за тем, чтобы ко мне не подходили сзади.
   На это Марвину ничего не оставалось, как процитировать где-то услышанную шутку:
   "От винта!" - кричал Карлсон, отгоняя наступающих гомосеков.
   - Меня зовут Кавалорн, а не Карлсон! - поправил его охотник.
   - Все равно, "От винта-а-а!!"

Уровень 2

В чем сила, Лестер? В травах, брат. Дай курнуть...

   Марвин отнюдь не был пацифистом. В нынешней жизни ему столько раз приходилось лишать живых существ головы (в старину говорили - живота), что смерть стала непременным атрибутом его существования. Как писал некогда Ян Флеминг: "для того, чтобы ты жил, нужно чтобы умер кто-то другой". Марвин не ручался за точность цитаты, зато заложил бы портки за смысл. Если бы он не пролежал две недели под развалинами Храма Спящего, то не нашел бы ничего постыдного в том, что они сейчас со старым охотником отправились "за зипуном".
   Однако, четырнадцать дней относительно праведной жизни отрицательно повлияли на нашего героя в том смысле, что он опять стал мягкотелым интеллигентом с планеты Земля двадцать первого века, гуманистом с большой буквы и членом общества защиты животных. Чтобы снова войти в форму, ему просто необходимо было кого-то убить. Примерить на себя эти проклятые два нуля спецагента - право на убийство. Не удивительно, что на дверях сортиров рисуют ту же пару цифр. Законы жанра - все эти дела пахнут одинаково. Еще Лев Толстой по этому поводу страдал. Даже под старость в вегетарианцы подался, пока не загнулся на станции Астапово от непонимания, старости, одиночества и простуды. Марвин в прошлой жизни шутил насчет великого писателя: "Ел бы мясо - жил бы до сих пор". И крепко уважал его за отказ принять Нобелевскую премию по литературе из рук американцев.
   На этом месте мысли нашего героя прервались самым банальным образом. На приличной скорости его голова встретилась с тем самым дорожным указателем, на котором было углем написано "Хоринис". Лексика Кавалорна немедленно пополнилась несколькими новыми словами, а сам он схватил парня в охапку и оттащил в тень.
   - Что ты разорался! - сердитым шепотом сказал он, - бандитов предупредить хочешь?
   - Да ладно, старина, извини! Ты же сам видел...
   - Я то видел. А ты вот нет! Все, давай за мной!
   Кавалорн сдернул с металлических плеч лук и стал осторожно восходить по ступенькам.
   - Странно! - тихонько сказал он, - они всегда раньше выставляли дозорного.
   - А то! - осклабился Марвин, - я зря, что ли, на разведку ходил!
   Охотник недоверчиво покачал головой, но все-таки восхитился:
   - Если руки золотые, то неважно, из какого места они растут!
   - По-моему, я так шутил в первой части, - засомневался Марвин.
   - Чего? - не понял Кавалорн, - пойдем, живее!
   Ворвавшись в пещеру, охотник открыл ураганный огонь. Конечно, поток стрел трудно называть "огнем", но разбойникам легче от этого не стало. Их оказалось всего двое. Взревев от боли и неожиданности, они бросились на незваных гостей. Однако Кавалорн быстро сменил лук на весьма неплохой одноручник и теперь, вращая им, держал мерзавцев на расстоянии. Пока суд да дело, Марвин выглянул из-за угла и соткал заклятие "огненной стрелы".
   - А-а-а! - заорал верзила в разбойничьей кольчуге (такие в Колонии носили Воры) и споткнулся о лежащее на полу полено.
   Воспользовавшись тем, что на ногах остался ишь один из противников, Кавалорн быстро и филигранно завершил бой, воткнув острие меча в живот своему противнику, который был одет в простые кожаные доспехи. Тот заверещал тонко и пронзительно, но затем затих. Кавалорн ловко отпрыгнул от бьющих струек крови и одним взмахом снес голову второму бандиту.
   - Вроде бы все! - сказал он, вытирая меч о спину главаря, - этот - Браго. Он меня лупил больше всех.
   - Ну, так поставь ему каменный член вместо памятника!- посоветовал Марвин, - ищи свое письмо, а я пока осмотрю вон тот симпатичный сундучок.
   Кавалорн хмыкнул и принялся обыскивать убитых.
   - Вот дерьмо! - выругался он, - у них даже золота нет! Зато послание Ватрасу в целости и сохранности... почти. Печать сорвана...
   - Говно доля! - подтвердил наш герой, - сундучок тоже заперт. Как же его взломать? Даже отмычек нет!
   - Пошарь по карманам! - посоветовал охотник.
   Марвин начал похлопывать по собственным карманам, но наткнулся на сожалеющий взгляд напарника.
   - Да уж! Крепковато тебя приложило!
   - Прошу пардону! - смутился парень, - последствия асфиксии. Ну... лежал, полузадохшийся, мозги без воздуха... отказывают временами.
   Кавалорн пробурчал себе под нос какое-то ругательство и нагнулся к трупу Браго. Настроение его резко улучшилось, когда письмо все-таки нашлось. Привычными, ловкими движениями он проверил все потайные участки тела и одежды мертвого предводителя, вынул из-за его щеки небольшой металлический ключик и бросил его Марвину:
   - Держи!
   - Спасибо, папа Карло! - фыркнул наш герой, направляясь к сундуку.
   "Совсем плох!" -покачал головой охотник, - "то Карлсоном обзывает каким-то, то папой Карло. И имена какие-то не наши, не миртанские. Неужели, отвоевался Марвин? Жаль!!!" Тем временем Марвин горестно вздыхал у раскрытого сундука, обнаружив там сущую мелочевку: плохонький лук - брат-близнец недавней находки парня, а так же десяток стрел и несколько золотых монет.
   - У них не было даже золота! - негодующе заявил он Кавалорну.
   - Остынь, парень! - хмуро посоветовал ему охотник, - мы ведь не купцов грабили, а разбойники не та публика, у которой можно разжиться деньгами! Меня другое беспокоит: как мне везде успеть? И к Лобарту мне нужно, и к Ватрасу и...
   - Давай я тебе помогу! - неожиданно для самого себя предложил Марвин, - мне вполне по силам отнести письмо.
   Кавалорн оценивающе глянул на него. Конечно, с прежним грозой орков парня сравнивать нельзя - не та фактура. Но в качестве почтового голубя использовать его вполне можно. В конце-концов, не отправлять же его к каменным кругам!
   - Хорошо! - вздохнул он, - мне все равно не успеть во все места. Вот этот свиток (сломали печать, бестии, грамотные, что ли?), возьми его и спрячь хорошенько. Ох... влетит мне, чувствую! Передашь его Ватрасу в Хоринисе... Ватрас - это маг Круга Воды. Найдешь его на храмовой площади в Хоринисе. Скажешь, что от меня... да, вот еще! Возьми немного золота и купи у крестьян одежку поприличнее, а то в этих лохмотьях тебя даже в ворота не пустят.
   Охотник вздохнул, залез в свой пояс и передал Марвину горсть золотых.
   - Полсотни должно хватить! Но прежде чем ты пойдешь в Хоринис, я бы тебе советовал спуститься в долину. Там можно без проблем насобирать всяких полезных трав и с кое-кем переговорить. Думаешь, я не знаю, с кем ты водился в Колонии?
   Марвин недоуменно смотрел на него.
   - Ты хочешь сказать, что там кто-то из этой великолепной четверки: Горн-Лестер-Диего-Мильтен? Кто там?
   - Послушник из Болотного лагеря! - суровое лицо Кавалорна прорезала улыбка, - я не помню его имени. Он пару раз проходил мимо меня в город, когда я зализывал раны. Один раз даже принес мне целебной травы...
   - Конечно, я зайду к Лестеру! - воскликнул Марвин, - как он там, интересно?
   - По виду - не очень. Жаловался на сильную мигрень.
   Марвин любезно поблагодарил Кавалорна за доверие и деньги, а затем, когда они вышли из разбойничьего логова, припустил в сторону пруда гоблинов. Конечно, Кавалорн не все сообщил ему, кое-что скрыл. Но, в целом, картина была достаточно ясна: Барьер рухнул, орды заключенных хлынули на волю и обнаружили, что вместо маленькой тюрьмы, под барьером, оказались в большой тюрьме - на острове. Несколько сотен готовых на все, озлобленных людей покинули рудниковую долину в поисках лучшей жизни... бр-р! У каждого свое представление о счастье. У покойника Гомеза было, например, свое...
   Парень развернул клочок бумаги, найденный им возле трупа Браго. Красивым, мужественным почерком там было написано: "Задерживать всех мужчин, которые приходят с гор. Если у кого-то не будет документов, то это и будет тот самый человек. Не дайте ему обмануть вас - он самый обычный колдун. Не теряйте его из виду, скорее всего он тот, кого мы ищем. Принесите его голову к камню, а в награду я шлю с этим письмом тридцать золотых монет. Посвятите всех своих... Д."
   Что ж, Декстер затеял какую-то свою игру. Настолько свою, что его безоговорочно устроит лишь голова Марвина. Стоп! Этак можно до белых мух размышлять... а времени все меньше и меньше. Марвин с беспокойством глянул на солнце, перевалившее на другую половину небосвода, и занялся бумагой с сорванной печатью. Что-то в этом мире неправильно! Если вспомнить, что еще в девятнадцатом веке в России на цельную деревню наблюдался один грамотный человек, то наличие каких-то записей у средневековых разбойников - и вовсе, нонсенс. Это ведь не евреи, которых религия обязывает быть грамотными! Что еще за разбойники, выражающиеся шекспировским штилем и на ночь глядя записывающие баллады собственного сочинения?
   Второй документ был от давнего знакомого Марвина - мага Сатураса. Посредством старческих иероглифов он ставил в известность брата Ватраса о нахождении некоего портала. Также Сатурас предлагал Ватрасу передать им часть какого-то орнамента, причем, в обход Кавалорна. Маг деликатно намекал на усталость охотника и настойчиво советовал найти другого гонца.
   - Ничего не понимаю! - вздохнул парень, пряча бумагу под лохмотья, - какой-то портал, какой-то орнамент... мой портрет! Такое впечатление, что вокруг не Готика, а Ренессанс. Где тут вход в долину?
   В пруду плавало тело утопленного гоблина. Наш герой немного поразмыслил над тем, что утопленнику вроде бы положено плавать рылом вниз... для пущей драматичности и сохранения инкогнито. А этот мертвый обалдуй вовсю щерился мертвым хлебалом в синее небо, и из широкой его пасти во все стороны торчат кривые зубы.
   - Кирпичей бы тебе парочку на шею, чтобы не вонял здесь! - задумчиво произнес Марвин, - ладно, надеемся на то, что тобою заинтересуются рыбы... или раки.
   Здесь же отыскался ход в пещеру. Наш герой критически осмотрел себя, поправил свисающий с пояса Волчий нож и решительно шагнул внутрь. Пещера была большая, как раз настолько, чтобы голова Марвина не задевала за свисающую с потолка микрофлору. За буквально первым же поворотом обнаружился еще один гоблин.
   - Часовой, что ли? - спросил его Марвин, надеясь на то, что хоть эти твари понимают человеческий язык.
   Ничего не изменилось. Гоблины Миненталя, возможно, понимали гоблинов Хориниса. Но вот язык человеческий они воспринимать напрочь отказывались. Серый засвистел, заулюлюкал, поднял дубину и бросился на своего извечного врага. Враг все понял и встретил гоблина с обнаженным ножом. Человеческий гений победил: Марвину удалось схватить гоблина за шкирку во время одного из прыжков и что есть силы приложиться им о каменную стену. Ну не чувствовал наш герой прежней удали в кистях! В плане фехтовального мастерства, естественно. И вовсе не против был радикальных мер. Как известно, нормальному мужику гораздо более импонирует в качестве героя на экране именно такой стиль. Если взять какого-нибудь Брюса Ли и определить ему в оппоненты Арнольда Шварценеггера, то стиль Арнольда нам будет ближе. К чему эти балетные па? А вот когда негодяя берут за шкирку и методично разбивают им какой-нибудь древний шифоньер - даже старушки вытирают слезы умиления. Когда же машет ногами какой-нибудь Брюс, демонстрируя чистенькие белые носочки, его никто не воспринимает всерьез. Голая эстетика, которая придется по душе лишь десяти процентам гурманов. В наши дни, конечно. Раньше Брюса смотрели все, потому что он был экзотикой... типа вот этих гоблинов. Тьфу ты, накаркал!
   Марвин сердито сплюнул на пол, и слюна рассерженно зашипела. Казалось под ногами у Марвина располагаются камешки, состоящие либо из негашеной извести, либо из карбида кальция. И воняло здесь, кстати, знатно. Отчасти из-за этих странных камешков, отчасти из-за того, что парень оказался в том ответвлении пещеры, где проживало несколько серых гоблинов. Представления о культуре и санитарных нормах у этих тварей находились в зачаточном состоянии: дерьмо их соседствовало с какими-то яблоками и кусками сырого мяса, вырезанного из туши самым бесцеремонным образом. Любой мясник сплюнул бы на пол не хуже Марвина, увидал бы он такие окорока и филеи.
   Философствовать было больше не о чем. Пока поганцы гоблины собирались с духом, парень успел сорвать с плеч лук и прицелиться, лихорадочно вспоминая полузабытые навыки. Наконец, самый храбрый из гоблинов перестал прыгать и целеустремленно понесся к непрошенному гостю, угрожающе крутя над головой своей дубинкой. Стараясь не дышать, Марвин спустил тетиву. В тот же момент стрела воткнулась гоблину в глаз и попыталась выйти с другого бока черепа - в затылочной его части. Бесполезно! Черепа у гоблинов были под стать броне "тридцатьчетверки", разве что из противотанкового ружья прошибешь...
   Подбитый гоблин издал пронзительный визг навроде поросячьего и умер. Оставшаяся парочка принялась прятаться в полумраке пещеры за различными предметами утвари. Вонь стала сильнее - к ней примешался запах опрокинутой плошки с жиром - гоблины подобно людям тоже умели пользоваться огнем. Плошка, играющая роль светильника, опрокинулась и пещеру окутал мрак. Тотчас Марвин пробормотал заклятие "Свет" и отступил на шаг назад. Вот из-за сундука показалась кошачья морда одного из гоблинов, решившего проверить, почему так светло. Метко брошенная Марвином кость угодила прямо в нее и вызвала бурю отрицательных эмоций. В то же время оставшийся невредимым гоблин попытался проскользнуть мимо к парня к выходу. Поступок был вполне разумный и мог закончиться удачей, если бы не нога Марвина. Словно испанский защитник восьмидесятых, он резко выбросил вперед ногу и принял на бедро несущуюся мимо тварь. Коротконогий гоблин, основная масса тела которого расположена выше задницы, несколько раз перекувыркнулся и благополучно сломал себе шею, ударившись о деревянный ящик.
   - Надо же, как не повезло! - сочувственно заметил наш герой, - эй ты, торбомет! А ну, вылазь из-за сундука!
   Из угла пещеры послышался негодующий клекот. Гоблин оказался трусоват и покинуть свое убежище не желал. Тогда Марвин залез в свой рюкзак и достал оттуда бутылку с самогоном. От постоянного контакта со спиной парня бутылка нагрелась и пойло в ней достигло приличной температуры градусов в тридцать. Марвин знал, что теплый самогон горит вполне прилично и поэтому быстренько сготовил нечто вроде коктейля Молотова. Пришлось добавить в бутылку немного жидкой смолы секвойи, прихваченной в качестве трофея из пещеры бандитов. Гоблин за сундуком недовольно шипел и клекотал.
   - Не дрейфь, анархия! - парень зажег небольшой фитилек из пеньки и подождал, пока пламя войдет в горлышко, - лови!
   Когда горящий живой факел пронесся мимо него, Марвин быстро осмотрел оба сундука и выгреб из них все ценное, включая некоторое количество золотых монет. Гоблины в этом смысле подобны воронам - любят все блестящее, а также человеческие черепа. Ужасно гордый тем, что на всю тройцу он израсходовал только одну стрелу, Марвин быстро вышел из гоблинской берлоги и потопал дальше. В пещере разгорался очищающий огонь, пожирающий тела сраженных, дерево сундуков, а так же предметы пищи и отходы жизнедеятельности гоблинов.
   В следующем ответвлении ему встретились два хищных полевых жука. Вернее, жучка, так как судя по жвалам - особи были довольно молодыми. Но и молодые они были размером с небольшого теленка. Хитиновые покрова их защищали от стрел - в принципе, будь у Марвина помощнее лук, они бы никуда не ушли. А так пришлось убегать Марвину. Закинув лук за плечи и матюгаясь так, что многократно отраженные от стен ругательства сопровождали его на всем продолжении пещеры. Выбравшись на открытую площадку, парень присвистнул от удивления. Жуки больше не преследовали его - видимо, им стало неинтересно. Он находился в самом начале спуска-серпантина, а под его ногами шумели кроны деревьев, растущих в долине.
   - Вот это я доложу вам, дяденька! - с чувством произнес он, - это ж круче, чем на Эйфелевой башне.
   Марвин, еще будучи Мартином, никогда не был в Париже. Однако вдоволь насмотрелся всяких возвышенностей, пока бродил по Колонии. К тому же, он был свято уверен, что посещение двух башен Ксардаса стоят прогулки по башне инженера Александра Гюстава Эйфеля. Вполне возможно, что Ксардас бы поддержал нашего героя в этих мыслях.
   Осмотревшись, парень обнаружил, что вниз ведет тропинка довольно-таки сложной конфигурации. Тропинка была порядком заросшей, видно по ней редко гуляли люди. Запущенность тропки доказывали относительно редкие целебные травы, росшие здесь в изобилии. Но временами ощущение первопроходца отступало: вот Марвин увидал несколько примятых стеблей, вот деревянные башмаки послушника глубоко впечатали в траву осколок кремня, но лучше всего о наличии цивилизации свидетельствует такая банальная вещь, как наполовину оприходованный косяк. А на очередном повороте внимание парня привлек исцарапанный пенек, за которым он обнаружил парочку магических эликсиров и несколько свитков волшебства. Причем, толковых свитков, с заклинаниями никак не меньше второго круга магии.
   Чем дальше спускался Марвин, тем явственнее до него доносились звуки жизнедеятельности долины. Жужжание каких-то огромных мух и низкое рычание волков, злобное похрюкивание гигантских крыс и отдаленный треск костра, а так же стоит упомянуть о том, что погода была ветреная. Кроны деревьев шевелились так, будто где-то в них пряталось войско шервудских разбойников во главе со своим предводителем - крошкой Робин Гудом. Внезапно ему эта затея с посещением Лестера резко разонравилась. Забрел, понимаешь, этот чертов послушник туда, куда макар телят не гонял, а ему, Марвину, теперь ходи в гости! Вечно эти беспутные наделают делов: то в партию вступят, то в дерьмо! Если Братство по большому счету являлось партией, то из долины, куда нынче направлялся парень отчетливо пахло чем-то нехорошим.
   Марвин еще не успел разобрать, чем именно, как внезапно спуск закончился, и на него из зарослей выскочил волк. Не матерый волчище, а скорее волчонок. Из тех, кто год назад еще сосал мать и дурачился с другими братьями-щенками. Его наш герой снял первой стрелой. Грех было промахнуться - лук был неказист, стрелок руками практически не владел, но расстояние, господа-товарищи! Расстояние составляло от силы метра три! С трех метров промахнуться по прыгающему волку можно, ровно как и по бегущему кабану, только в случае, если собственная жизнь глубоко по-барабану.
   - Death Greets me warm, now I will just say good-bye! - проорал Марвин уподобившись Джеймсу Хетфилду, перехватил обеими руками дубину поудобнее и ринулся в густые заросли, откуда не переставало рычать.
   Всего под его дубину попалось три неопытных, молодых волка и один кожаный кошелек. В упоении размахивая куском обожженной древесины, он продвигался вперед, но споткнулся обо что-то и не разобрав влепил по нему дубиной. Когда в ответ на агрессию раздался характерный звон монет, парень озадаченно остановился и вытер вспотевший от чрезмерного напряжения лоб.
   - Тьфу ты, - сплюнул он, - да ведь это бабки!
   Деловито сгребя найденный трофей в рюкзак, Марвин сделал наугад несколько шагов и вышел из зарослей. Прямо по курсу теплилось пламя костра, у которого суетился кто-то очень смутно похожий на послушника канувшего в небытие Братства. Наш герой повесил дубинку на пояс и скорым шагом направился к костру. Лестер (а это он и был) при приближении Маврина насторожился и вскочил на ноги. В руках у него оказалась шипастая булава - дубовая рукоять с металлическими шипами на таком же стальном набалдашнике. Увидав, кого к нему послал Аданос, Лестер выдохнул:
   - Это ты? А я думал, что ты мертв!
   - Слухи о моей смерти оказались несколько преувеличены! - засмеялся Марвин, - Лестер, чертяка, как я рад тебя видеть!
   - Я тоже! - булава незаметно перекочевала обратно к костру, а послушник принял расслабленную позу, - но не скажу, что прошедшие две недели добавили мне нервов и здоровья.
   Только теперь парень заметил, какой изможденный вид был у приятеля. Такое состояние бывает у человека, только что вернувшегося из недельного запоя на круги своя. Плохо выбритое лицо Лестера было мертвенно-бледного цвета, а запавшие глаза окружала густая сеть морщин. Глаза блестели каким-то лихорадочным блеском.
   - Что с тобой случилось? - недоуменно спросил Марвин.
   - Не знаю, - устало ответил Лестер, - после падения Барьера все сошли с ума. Казалось, в Братстве больше не осталось здравомыслящих людей. Укуренные вусмерть гуру валялись где попало, а растерянные послушники медленно сходили с ума от невесть откуда взявшихся потусторонних голосов и непрекращающейся головной боли. Кор Ангар пытался наводить порядок, но стражи его не слушали. Послушники добрались до запасов Фортуно и разграбили их. Сам Фортуно выкурил подряд несколько косяков с "Зовом Сна" и однажды утром оказалось, что он исчез. Храм Спящего осквернили (Марвин недоуменно приподнял бровь, а Лестер тут же поправился) - хотя и до этого он меньше всего был похож наХрам... но после началось повальное безумие.
   Марвин поднял голову и увидел, что густые кроны деревьев смыкаются над его головой и почти не пропускают свет заходящего светила. Здесь внизу было прохладно и сыро.
   - А что было с тобой? - поинтересовался он, - и как ты это пережил?
   Лестер присел к костру, вытащил из земли холодный булыжник и приложил его к своему раскаленному затылку.
   - Мне тоже было плохо. Сначала мы с идолом Намибом выпили все вино, что ты натаскал нам в подарок. Когда кончилось вино, мы принялись за траву. Знаешь, что я скажу тебе, Марвин? Говно - эта трава... по сравнению с хорошим вином. Ты был прав тогда! Нихрена, кроме галлюцинаций она не дает. А вот хорошее вино... хм! Ладно, я отвлекся. У тебя, кстати, ничего нету с собой?
   Марвин молча протянул Лестеру найденную бутылку с самогоном. Послушник зубами вытащил тряпочную пробку и сделал несколько хороших глотков.
   - Хорошо идет! Эх, сейчас бы курнуть!
   - Эй! Ты, кажется, только что был против наркоты!
   - Да? Это я погорячился. Ты слушаешь меня?
   - Валяй!
   - В одно прекрасное (хотя для меня оно оказалось отвратительным) утро я проснулся на островке, что находится возле спуска от торгового места, - продолжал Лестер, - ну, там, где постоянно дежурили эти два идиота: Ретфорд и Дракс.
   - Без денег, оружия и документов! - продолжил я его мысль.
   - Не перебивай! Оружие было при мне... но чувствовал я себя так, будто неделю по мне гуляли мракорисы. И молотили меня своими рогами. По небу плыла крылатая тень, и она неслась в сторону Старого Лагеря. С торгового места спускались, гремя железом, несколько паладинов. При виде тени они разбежались по кустам, но тень поплыла дальше, не обратив на них внимания. Если я тебе скажу, на что была похожа эта тень, ты мне не поверишь! Марвин, ты мне не поверишь!
   - На дракона! - устало сказал наш герой, - Лестер, оставь в покое самогон! Ты должен подняться наверх и рассказать обо всем Ксардасу.
   - Что? - подпрыгнул послушник, - так этот заклинатель демонов поселился в Башне?
   Марвин кивнул.
   - Ну, спасибо! Успокоил...
   Лестер вытащил из-за пазухи большое сочное яблоко и захрустел им. Марвин молча смотрел на него. Где-то высоко в ветвях раздалось пронзительное пение какой-то заблудившейся птахи, но тотчас заухал филин и сольный концерт оборвался. Лестер собрался с мыслями и продолжил:
   - Знаешь, что странно?
   - Что?
   - Я пришел сюда неделю назад. Никакой башни и в помине не было. Я выкурил последнего "Северного темного" и уснул. А когда проснулся - на обрыве красовалось это страшилище с лохматой башней. Марвин, я часто задаю себе вопрос: а не глюки ли все это? Ты, Ксардас, башня, дракон? Весь окружающий мир?
   - Ба, Лестер! - удивился наш герой, - когда это ты успел стать философом? Хотя... неделя пьянки пополам с бегством из кого хочешь фаталиста сделают. И всю эту неделю ты сидел здесь?
   - Скажешь тоже! Я выходил наверх. Пару раз даже в Хоринисе побывал... травы собирал.
   - Болотник? - ехидно спросил Марвин.
   - Всякие! Там, в Хоринисе, есть один любопытный тип. Зовут его Константино, и он - алхимик. Так вот, этот Константино выхлопотал себе разрешение на скупку трав. Теперь стражники на входе обязаны пропускать всех, кто несет травы для него. Отличный, кстати, повод для того, чтобы попасть в город.
   Марвин немного поразмыслил. Способ, подсказанный Лестером, был неплох. Еще неизвестно, как на него отреагирует стража у ворот Хориниса. В самом деле, не вынесут же паладины "Глаз Инноса" на серебряном подносе! Судя по распространенному плакату, личность он теперь популярная.
   - Ты все-таки посети Ксардаса, - сказал он Лестеру, - это все очень важно.
   - Да зайду я! - отмахнулся Лестер, - а пока я хочу отдохнуть. Эти головные боли сведут меня с ума.
   "А нечего продавать свою душу, кому не попадя!" - торжественно подумал Марвин, но вслух заметил:
   - Может, тебе что-нибудь нужно? Вдруг, я смогу тебе помочь...
   Лестер задумался.
   - Ты знаешь, - сказал наконец он, - мне бы хотелось хотя бы еще один раз покурить "Северного темного".
   - Тьфу ты! - сплюнул Марвин, - а пива "Старый педик" с противным вкусом тебе не нужно? А то зайди к Ксардасу. Ладно, поищу тебе твой "Северный темный"! И вообще, мне кажется, что головные боли у тебя от ломки...
   Лестер недослышал. Наш герой произнес последние слова уже изрядно отдалившись, но послушник все же крикнул вслед:
   - Не будет "Северного", можешь принести и маковой соломки! Из нее можно приготовить целебный отвар!
   Марвин наподдал. В ярости он перепутал стороны горизонта и пошел вовсе не туда, откуда пришел. В этом парень удостоверился, когда неподалеку раздалось волчье рычание, а с другой стороны грозно зажужжало. Волка он снял одной стрелой, когда морда того только показалась из кустов, но вот жужжание поставило его в тупик. С одной стороны, это было очень похоже на шершня, но Марвин знал точно: шершни водятся только в Минентале. То есть, в Долине Рудников. Они каким-то образом использовали магическую ауру долины, иначе в реальных условия попросту не смогли бы летать.
   Пока наш герой размышлял о природе шершней, источник непонятного звука выглянул из-за ствола огромного бука.
   - Вот ёпрст! - воскликнул парень, - кто овода посмел так раскормить?
   Больше всего это громадное насекомое (справедливости ради стоит отметить, что в размерах оно все-таки уступало легендарному шершню) было похоже на откормленного овода. Увеличенного примерно в сотню раз. Но, когда кровосос подлетел к Марвину поближе, то стало заметно огромное жало на хвосте, как у скорпиона. Нашему герою ничего не оставалось делать, как применить последний свиток с заклинанием "Огненная стрела". "Стрела" спалило начисто кровососу его хитиново-слюдяные крылья и заставила рухнуть на землю, уподобившись подбитому бомбардировщику. Насекомое было еще живо, когда дубина Марвина обрушилась на его голову.
   Оглядевшись, наш герой обнаружил, что стоит у входа в очередную пещеру. Понадеявшись на то, что сквозь нее можно выйти наверх - в большой мир, он заглянул внутрь и тотчас отскочил на добрых десять шагов.
   - Вот ... вашу ... через коромысло! - выразил он свое негодование целым набором непечатных слов.
   Пещера кишмя кишела крысами - здоровенными, откормленными созданиями, размером с молочного поросенка. В воздухе пещеры витал запах крысиного дерьма и прочих продуктов жизнедеятельности этих гигантских грызунов. Учуяв присутствие очередной жертвы, парочка крыс понюхала воздух, а затем безошибочно устремилась к тому месту, где за громадным валуном с луком наизготовку застыл Марвин. Которому ничего не оставалось, как корчить из себя заправского эльфа. А поскольку наш герой все же эльфом не был, то расстояние, с которого поражались крысы, уменьшилось до двух-трех метров. Старина Леголас обрисовал бы подобное искусство в соответствующих выражениях, но цель была достигнута - крысы повержены. Обе.
   Но была еще и третья. Та, что взялась невесть откуда и яростно вцепилась в сапог Марвина, намереваясь отомстить за весь крысиный род. Сказать, что он ошалел от неожиданности, значит, ничего не сказать. Марвин просто осатанел. Его сапоги были сделаны из очень прочного материала - кожи глорха, но у страха велики глаза, уши и большой рот. Ему показалось, будто сволочной грызун уже практически оттяпал большой палец. Дальше были чистые рефлексы: свободная нога со всего маху вонзилась крысе под ребра, а деревянная дубина добавила сверху, перебив грызуну позвоночник. С противным визгом крыса испустила дух, а Марвин очень внимательно изучил вмятины на сапоге. Нет, показалось, хвала Инносу! Снеппера, то есть глорха, крысам не закусать, даже при соответствующем желании.
   Наш герой весьма обрадовался, когда в углу пещеры обнаружил скелет с неразворованным имуществом: ржавым мечом и нетронутым плесенью кожаным мешочком. В мешочке были деньги - это было ясно даже крысам. Поэтому они так и защищали вход в пещеру. Марвин хмыкнул про себя и решил исследовать пещеру полностью: с некоторых пор он стал неравнодушен к кожаным мешочкам, которые назывались просто и емко - мошна. Озабоченно поправив гульфик, парень перехватил поудобнее дубину и заглянул вглубь пещеры: он попал на кладбище... вернее, на одиночное захоронение. Лунный пейзаж перед ним был весьма скромен: могилка, надгробная плита, пару растений возле нее и воткнутый вместо креста меч. Местная религия была далека от христианства, но почему-то всегда возле надгробного камня торчал меч. А у похороненного крестьянина - серп или цеп. А у лесоруба - топор. А у знахаря - чаша со змейкой... тьфу! Интересно, как же хоронили портовых шлюх?
   Марвина отвлек от дурацких размышлений знакомый звук. Пыхтя паровозиком, из-за надгробия вылезла старая слепая крыса и засеменила к нему, озабоченно крутя носом.
   - Шли б вы, бабушка! - хмыкнул парень, - а то я ведь могу помочь вам с переходом в лучший мир.
   Видимо, крысе и впрямь нужна была помощь. Потому, что она даже не пискнула, когда дубина Марвина перебила ей позвоночник в районе шеи. Марвин брезгливо затолкал тушку обратно за надгробие, прочитал надпись на камне и трагическую эпитафию "она украла его душу", хмыкнул недоверчиво и поспешил к выходу из пещеры, предварительно сорвав с могилы лечебные травы. Время уже было позднее, и нашему герою не помешал бы отдых в мягкой постели. И Марвин уже знал, где он найдет теплую постель. Хвала Инносу, до башни Ксардаса было недалеко.
   Как и следовало ожидать, некромант вовсе не обрадовался появлению нашего героя.
   - Я думал, что ты топчешь какую-нибудь сучку в Хоринисе! - проворчал он, легким движением руки переворачивая страницы толстенного фолианта, укрепленного на книжной стойке.
   - Воздержание заколебало? - невинно осведомился Марвин, - а я думал, что у некромансеров эта проблема... хм, не стоит так остро.
   - Остро не стоит, но иногда тупо напоминает, - буркнул колдун, - если ты не в курсе, то количество маны у волшебника прямо пропорционально количеству... хм, семенной жидкости. Не скажу, чтобы было приятно ходить... постоянно переполненным. Приходится все время думать о чем-то отвлеченном и бороться с поллюциями при помощи магии.
   - А шарики не пухнут? - полюбопытствовал парень.
   - Башка пухнет! Нет, чтобы привести старику какую-нибудь бабу, так он еще и издевается! Ты передал послушнику, чтобы он заглянул ко мне?
   - Передал, - подозрительно посмотрел Марвин на хозяина башни, - Лестер не в восторге, но сказал, что заглянет. Такое ощущение, что он тебя боится...
   - Дурачок! - прохрипел Ксардас, показывая в улыбке здоровенные зубы, - я же его не съем.
   Марвин проглотил не жуя взятый со стола кусок холодной свинины и стал прощаться.
   - Куда же ты? - удивился некромант, - мне показалось, что ты собирался переночевать.
   - Показалось. На самом деле, мне нужно добраться хотя бы до пещеры.
   - Ну, смотри! - протянул хозяин, - там и до двора Лобарта рукой подать. Какая у него жена - шармант!
   Стараясь не поддаваться панике, Марвин бочком выбрался из покоев некроманта и во все лопатки припустил к костру Кавалорна. Что-то сегодня у Ксардаса игривое настроение. Настолько игривое, что ему пофигу, кого приголубить: бабу или Лестера. Ночевать в башне становилось опасно.
   - Кавалорн, гоблины! - вынырнула довольная рожа Марвина из темноты.
   Оперенная стрела свистнула мимо правого уха, едва не задев кожу.
   - Псих! - вскричал парень, - ты чего по своим стреляешь?
   - С каких это пор гоблины стали своими? - пожал плечами охотник, - эти твари понимают только язык силы.
   - Да я же пошутил! Нету больше гоблинов! Я всех замочил в сортире... в смысле, в пещере у озера!
   - Это хорошо. Значит, я тоже пошутил.
   Марвин проворчал себе под нос, что за такие шутки он в старое время отрывал руки. Ноги пронесли его мимо стоянки Кавалорна и направились прямиком в пещеру, откуда они не так давно выкурили бандитов.
   - Эй, ты что - обиделся? - донесся сзади голос охотника.
   - Обделался! - буркнул Марвин, - спешу на ночлег, извини, некогда.
   Оказавшись на жестком бандитском лежаке, наш герой представил себе, что попал в номер-люкс какой-нибудь "Астории" и мгновенно уснул. Ночью ему приснилось, что его ноги придавила скала и стало очень трудно дышать. Проснувшись, он обнаружил, что некто уселся ему на ноги и сжимает своими вонючими руками горло. Вглядевшись в полумраке в лицо разбойника, Марвин узнал старого знакомого - бутыльщика из Старого Лагеря.
   - Какого черта? - прохрипел парень.
   - Я видел, что ты помог тому отмороженному перебить моих ребят. Теперь ты умрешь!
   - Да я только прикрывал ему спину! - Марвин изловчился и сбросил своего противника на пол, - попробуй, откажи ему! Видал, какой у него меч?
   - Видал! - шмыгнул носом бандит, - а он сюда не придет?
   - С какой стати? Мы с ним поссорились.
   - Тогда подвинься, - попросил разбойник, - я тоже очень хочу спать. А на улице страсть, как холодно. Чертов бриз!
  

Уровень 3

Общий кризис фермерских хозяйств.

   Марвин стоял перед придорожным алтарем Инноса и задумчиво чесал репу. При общем уровне развитии нынешней преступности на уровне Чикаго тридцатых годов двадцатого века налицо была классическая непонятка. На алтаре лежало несколько монет, тарелочка с какой-то похлебкой и огромное сочное яблоко. Похлебка пришлась как нельзя кстати: Марвин был с утра голоден, а яблоко - лучший способ поднять аппетит. Немного поразмыслив, парень сгреб и монеты. Иннос был не самым бедным богом; золото же во все времена никогда лишним не было. Окончив утреннюю трапезу, наш герой намеревался пройти дальше, но дорога оказалась перекрытой. Слева от нее резвились два волка, а справа жужжало несколько мух-кровопийц.
   - Эхма! - почесал в затылке парень, - и прошел бы к горе Магомет, да на дороге нагадил Ахмет! Придется брать значительно правее. Кажется, там блеяли овцы...
   Марвин прижался к скале и вскоре вышел на лужайку, где паслась небольшая отара овец. За ними присматривал чабан - мрачный детина в грубой домотканой одежке. Увидав нашего героя, он поправил на поясе крюк и насупился. Когда расстояние между ними сократилось до десяти метров, он хрипло произнес:
   - Здорово, чужеземец! Я видел, как ты спустился с гор!
   - Здорово! - набычился Марвин, - а что, у вас не любят тех, кто спускается с гор? Вот у моего народа даже песенка есть по случаю.
   - Продемонстрируй! - оживился чабан. Марвин набрал в грудь кислороду и запел, пытаясь красиво подвывать:

Вот кто-то с горочки спустился:

Наверное, милый мой идет!

На нем броня из шкуры глорха -

Она с ума меня сведет.

   - Прошибает! - сообщил детина, утираясь. Меня Малетом кличут. Слыхал? Хотя, если ты пришел издалека то... но тебе повезло, что ты не пришел две недели тому назад. Тебя бы приняли за беглого каторжника, хе-хе! А с беглыми каторжниками у нас разговор короткий... как ты говоришь, тебя зовут?
   - Мамка Марвином звала! - скоренько сообщил наш герой, - особенно в тот день, когда мне жалование платили. Между прочим, на меня в горах напали бандиты. Вот.
   Малет покачал головой.
   - Эти бандиты, брат, уже всех достали. Раньше в ту сторону многие работники с фермы любили прогуляться - на берегу Пруда гоблинов росли вкусные грибы. Правда, нужно было сначала отогнать гоблинов... но как же ты спасся?
   Судя по всему, Малет был с перепоя. Несло от него - будь здоров, а небритая рожа и изумительные мешки под глазами выдавали профессионала в этом деле. Время от времени он терял нить беседы и, чтобы вспомнить, прикладывался к бутылке из белой глины. Внутри бутылки было наверняка что-то покрепче родниковой воды. В самых последних выражениях он характеризовал мерзких разбойников и выразил желание, что они все сдохнут от заворота кишок.
   - Да ладно тебе! - успокоил чабана наш герой, - бандиты уже в прошлом.
   - Ась? - поперхнулся вином Малет, - как это?
   - Они не на того нарвались, - мягко произнес Марвин, глядя в землю.
   - Ты хочешь ска... сказать, что расправился с несколькими вооруженными людьми с помощью вот этой зубочистки?
   - Но-но! Это "волчий нож"!
   - Прошу прощения! Слушай, парень! Ведь это - чертовски приятная новость! Лобарт будет доволен! Денег у меня уже нет, поэтому держи свою награду... все, чем могу, хм!
   Чабан вынул из пастушьей сумки три бутылки вина и протянул их Марвину. Парень посмотрел на него, как на инопланетянина.
   - А ты?
   - А у меня еще есть! Наш Вино... один работник, мы ему такую кличку дали, где-то добывает вот этот прекрасный напиток. Да ты хлебни, хлебни!
   - А ты?
   Малет посмотрел на Марвина, как на полоумного.
   - Да ведь мне овец пасти до вечера! А кругом волки и полевые хищники! Если я усну, то они могут и меня сожрать! Выпиваем мы только по вечерам... так-то, брат! А в бутылке у меня кислое овечье молоко - нечего щуриться!
   - Ясно! - протянул Марвин, - ну, а как жизнь, вообще?
   - Да не жалуюсь. Ты, собственно, куда направляешься?
   - Это секрет. Но тебе скажу, как родному: мне нужно попасть в город...
   При этих словах Малета разобрал такой смех, что он встал на колени и принялся хохотать, тряся давно не стриженой головой. Один из баранов подошел поближе и принялся удивленно смотреть на своего начальника. Тот еще пару раз громко фыркнул, но взял себя в руки.
   - Извини, парень. Да тебя в такой одежке в город попросту не пустят. Может, даже арестуют. Единственное, что позволит тебе проникнуть в город - это сказать стражникам то, что они желают услышать. А услышать они желают, что ты со двора Лобарта и желаешь попасть к городскому кузнецу - поговорить насчет ремонта инструментов. Мотыги там, лопаты, топоры... ну, ты понял?
   Наш герой кивнул и показал Малету целую охапку лекарственных трав.
   - Так ты к Константино? - догадался чабан, - а какого хрена я перед тобой бисер мечу?
   - Мне еще нужна одежда поприличнее, - мягко сказал Марвин.
   Малет задумался.
   - У Лобарта должны быть какие-то шмотки. Работники наши время от времени получают обновки. Да ты пройди дальше и переговори с ним сам. Только не ври ему - он такие вещи чует сразу. Если ты ему понравишься, то он тебя даже наймет для выполнения какой-нибудь работы. Хотя я лично сомневаюсь...
   - А где мне искать этого Лобарта? - спросил Марвин.
   - Пройди чуть дальше туда! - махнул рукой Малет в северном направлении, - перед фермой будет небольшой холм. На холме стоит опухший мужик в жилетке и с галстуком. Это и есть - Лобарт. У него с утра болят зубы, поэтому постарайся не заставлять его широко открывать рот. Блин, опять эти твари!
   Выхватив из-за пояса крепкую дубинку, чабан сломя голову ринулся в сторону придорожного алтаря, из-за которого выскочил небольшой волк. Появившись, словно чертик из табакерки, он понесся в сторону пасшихся овец и вцепился одной из них в косматый грязный бок. Овцы заблеяли, Малет страшно закричал, а Марвин сдернул с плеч свой лук и принялся целиться в хищника. Поводив вправо-влево своим детским оружием, наш герой убрал его от греха подальше. Чабану бы очень не понравилось, если бы стрела вонзилась ему в зад - в таком случае был некоторый риск отведать пастушьей дубинки. А владел ей Малет превосходно - первым ударом проломил наглому волчаре череп, а затем принялся крушить ему ребра. Вскоре овечье блеяние сменилось истошным собачьим скулежом - волк умирал и пел прощальную песнь. Допеть ему не удалось - деревянный каблук чабана оборвал ее на самом финале.
   - Тьфу ты! - сплюнул Марвин, впечатленный жестокой расправой, а Малет присел возле поверженного хищника и принялся деловито снимать шкуру.
   - Верных десять монет! - пояснил он подошедшему парню, - Боспер у меня их неплохо покупает. Боспер - это скорняк в Хоринисе. Передавай ему от меня привет.
   - Всенепременно передам, - прокартавил наш герой на манер Ленина, благо количество рычащих согласных позволяло, - ладно, пойду я, наверное. Мне кажется, что я увидел Лобарта.
   Лобарта тяжело было не заметить. Точно Статуя Свободы он возвышался на пригорке над собственными полями и время от времени окидывал их цепким взором.
   - Вино! - заорал он вдруг, - а ну, положь морковку на место, пока я не засунул ее тебе в задницу! Все никак не нажрешься!
   - Морковка оттяжку дает, - произнес вместо приветствия Марвин, - особенно, тертая. Доброе утро, ваша светлость! Вы ведь местный землевладелец?
   - Допустим! - прищурился Лобарт, - и как местный землевладелец я очень хочу у тебя спросить: КАКОГО ЧЕРТА ТЫ ДЕЛАЕШЬ НА МОЕЙ ЗЕМЛЕ!!!
   Но нашему герою понты простых смертных были нипочем. Он в свое время победил целого Спящего, так что теперь Бодрствующий и Нагло Орущий был ему до лампочки.
   - Позвольте вас спросить, милейший, - развязно начал он, - когда в последний раз вы обновляли столбики на своих владениях? Подкрашивали и оттеняли контуры надписей, гласящих, что это - ваша земля?
   Оторопевший Лобарт приподнял брови высоко над надбровными дугами и почесал лоб в стиле павиана из зоопарка.
   - А-а... а я... а это и так видно! - наконец произнес он.
   Марвин презрительно посмотрел на него снизу холма.
   - Знаете что, уважаемый? Поправьте гульфик! А то и в самом деле - все прекрасно видно.
   Шаловливые ручонки Лобарта моментально метнулись вниз и устранили некоторый беспорядок в его туалете.
   - Благодарю! - смущенно проворчал он, - до того занят, что ширинку застегнуть времени нет. Отвечай: ты за крестьян или за короля?
   Марвин закашлялся. Ничего не скажешь, умеют местные менять тему разговора. А за кого все-таки он? Король - далеко, а властелин местных крестьян стоит прямо напротив и щерится в объектив.
   - Я с крестьянами! - поднял руки вверх наш герой, - мне они как-то ближе...
   Вопреки его ожиданиям, Лобарт не бросился к нему с распростертыми объятиями и не принялся исступленно целовать в небритые щеки. Вместо того, он раздраженно произнес:
   - Из-за этого смутьяна Онара у меня скоро на дворе вовсе не останется живности! Он нас всех подведет под монастырь! Что он себе думает, хотел бы я знать? Что мы со стариной Акилом прокормим весь Хоринис? Да мы физически не в состоянии сделать это! Ты знаешь, незнакомец, сколько раньше в моей отаре было овец? Ручаюсь, ты и цифры такой не слыхал! Двести штук!!! А сейчас едва три дюжины наберется.
   Марвин подумал, что немного поторопился со своим "коммюнике". Возможно, нужно было сказать, что он душой с королем, а телом - с крестьянами. Хотя, тоже не вариант.
   - А ты за кого? - спросил он с вызовом.
   - Я живу слишком близко к городу! - вздохнул Лобарт, - и благодарю Инноса за то, что он не предоставил мне право выбора в этом щекотливом вопросе. Вот мой старый кореш Акил, возьмем его для примера. Утром его доят королевские стражники, а вечером наведываются наемники Онара. Да еще бандиты ночью крадут овец...
   - Наемники! - воскликнул наш герой, которому это слово кое-что напомнило. Кое-что из недалекого прошлого.
   - А откуда взялись эти наемники?
   - Большинство из них - это бывшие заключенные из горнодобывающей колонии. Ну, из Миненталя... ясно?
   Марвин кивнул. Если потребуется, он сможет написать небольшой блокбастер по мотивам собственных приключений в рудниковой долине. А Лобарт тем временем продолжал:
   - Их привел к Онару тип по имени Ли. Говорят, что раньше он был генералом в армии Робара, но за какие-то прегрешения его арестовали и сослали в Миненталь. Так вот: в одно прекрасное утро Онар взял его на службу и решил, что теперь он может не платить налоги. Мало того - он перекрыл все поставки товаров в Хоринис, поэтому сейчас в городе нужда и голод. За какой-нибудь сраный кусок жареного мяса трактирщик сдерет с тебя десять золотых и даже не подавится. Тамошние охотники перестреляли в округе всех падальщиков и крыс, а это о чем-то да говорит!
   Лично Марвину это не говорило ни о чем - в колонии кротокрысы шли за милую душу. Мясо их ценилось наравне с кроличьим. Лобарт также поведал, что в последнее время на прилавках появилось даже волчье мясо, а уж о такого не припомнят даже старики, хотя у стариков с памятью всегда проблемы.
   - А ты чего хочешь? - внезапно Лобарт уставился на Марвина подозрительным взглядом, - что-то не похож ты на крестьянина? Видишь, какие у тебя руки?
   - Это потому, что я много играю на рояле! - отбрехнулся наш герой.
   - Ну-ка, сыграй что-нибудь? - попросил подозрительный землевладелец, - люблю живую музыку.
   - У тебя есть рояль? - смертельно удивился Марвин. Он и впрямь мог изобразить "Собачий вальс", да из полузабытой школьной программы сыграл бы пару гамм в ре-миноре.
   - А у тебя он не с собой? - в свою очередь удивился Лобарт, - барды обычно носят инструменты с собою...
   - В кустах оставил! - нервно хихикнул наш парень, - ты вообще, когда-нибудь видел рояль? Эта штуковина весит, как три мешка с пшеницей!
   - А на лютне сможешь? - не отставал Лобарт, - лютня у меня есть.
   - Я - королевский менестрель! - гордо заявил Марвин, - играю только на рояле. А в данный момент я озабочен поиском работы. У тебя нет ничего такого?
   Лобарт смерил его оценивающим взглядом. Парень был довольно крепкий, хоть и несколько исхудавший. Но вот глаза... в глазах у него читалось такое!
   - Еще один холоп мне не нужен, - наконец произнес он, - но разовая работа найдется. В данный момент нужно, чтобы кто-то пошел и повыдергивал репу, которая уже давно созрела. Интересует?
   - Мне дергать репу? - побагровел Марвин, - да ты знаешь...
   - Боишься пальчики повредить? - спросил Лобарт, - тогда извини, но...
   - Где поле? - вздохнул, смирившись, парень.
   - Прямо сзади тебя. Дерзай!
   Марвин глубоко вздохнул, прогоняя гнев и стыд, затем закусил губу и перемахнул через плетень. Батюшки! А урожай то совсем дерьмовенький! На площади в пять соток росло всего несколько десятков корнеплодов. Он легко их выковырял за какой-то час и очистил от пожухлой ботвы волчьим ножом. Затем собрал все это дело в большой полотняный мешок и отнес к Лобарту.
   - Вот тебе твоя репа! - сказал он, - сбрасывая мешок под ноги землевладельцу.
   - Надо же! - покачал головой тот, - оказывается, и менестрели работать умеют. Особенно, если жрать охота.
   - Я могу тебе еще чем-нибудь помочь? - спросил Марвин, - может, нужно плетень подправить...
   - Нет! У меня работы больше нет, - хмыкнул Лобарт, - но ты можешь спросить у моей жены, не нужна ли ей помощь. Так же, можешь поинтересоваться у работников на полях. Кстати, мешок с репой отнеси на кухню - моей жене. И держи подальше от нее свои холеные лапы, иначе не то что, на рояле - на барабанах играть больше не будешь!
   Марвин хмыкнул про себя, но все же отметил тот факт, что в этом мире известны барабаны. А жена у Лобарта видимо еще та штучка, если он откровенно намекает на возможность адюльтера. Он вошел в полумрак хижины с мешком на плечах, но едва его не выронил, когда кто-то в темноте вцепился ему в промежность.
   - Заходи, красавчик! - прошептал истомленный низкий голос, - неужели, мой муженек прислал мне новую утеху? Этот старый скряга жалеет денег на то, чтобы купить зелье выносливости у Ватраса, поэтому перекладывает свои мужские обязанности на собственных работников. А те после дня работы в поле и вовсе никуда не годны...
   Марвин, слушая эту тираду, ощутил, как у него забрали мешок и спустили штаны самым бесцеремонным образом. Еще через миг он уже вовсю работал бедрами, подстраиваясь под бешеный ритм согнувшейся и изголодавшейся самки. В придачу ко всему, жена Лобарта вцепилась зубами в его ладонь и в тех местах, где обычно кричат, лишь крепко сживала зубы. Марвину казалось, что его жрет голодный глорх, но он нашел в себе силы принять этот неожиданный подарок судьбы и довести дело до логического конца.
   - Есть хочешь? - спросила его женщина, когда он наконец вошел на кухню и осмотрелся.
   - А и пожрал бы! - с вызовом сказал Марвин, - после такого нежданчика.
   - Держи вот!
   Наш герой присел на тяжелый громоздкий табурет и с аппетитом принялся уплетать обжигающую похлебку, заедая ее ломтем теплого и приятно пахнущего хлеба.
   - Вообще, я хлеб не всем даю! - хмыкнула женщина, - так что цени!
   - Вообще, я в поисках работы заглянул! - в тон ей ответил Марвин, подчищая хлебной коркой миску.
   Вместо ответа жена Лобарта протянула ему небольшой кожаный мешочек.
   - Что это? - удивился он.
   - Не бойся, не мошонка мракориса! - хихикнула проказница, - здесь двадцать золотых! Надеюсь, тебе на первое время хватит. А у меня ты всегда можешь получить сытный обед... и кое-что другое.
   - Мадам! - обиделся Марвин, вставая, - за кого вы меня принимаете. За это гусары денег не берут!
   - Ого!!! - удивленно воскликнула она на манер Эллочки Щукиной, - я не знаю, кто такие, эти гусары, но мне уже они нравятся. Как зовут тебя, красавчик?
   - Хо-хо, - улыбнулся наш герой, - Марвином меня кличут.
   - А меня звать - Хильда. Очень приятно. Может, ты будешь настолько добр, что сходишь и купишь мне сковородку? Здесь поблизости остановился странствующий торговец... тебе ведь все равно нужно денег заработать, а так Лобарт ничего крамольного и не подумает...
   - Конечно! - воскликнул Марвин, - конечно, я сбегаю за сковородкой!
   Он схватил кожаный мешочек с монетами, и рысью припустил из жилища, бормоча при этом:
   - Марвин сбегает за сковородкой, Марвин всю жизнь мечтал работать мальчиком на побегушках. Но что поделать, если в Трапезунде нету другой работы для офицера!
   Увидав бегущего парня, Лобарт крикнул ему:
   - Чего долго так?
   - Репу сортировал! - ответил на бегу наш герой и поспешил дальше.
   Найти бродячего торговца оказалось не так сложно. Он сидел на лавочке прямо напротив дороги, что ответвлялась от основного тракта и вела во владения Лобарта. Рядом стояла его тележка, до самого верха заполненная всяческими тюками и свертками. Марвину даже показалось, что он учуял знакомый запах смолистых косяков с болот Миненталя.
   - Ага!- воскликнул торговец, - кажется, я нашел дешевую рабсилу!
   Марвин смерил его неприязненным взглядом. Торговец ему сразу не понравилось. Невысокого росту, кряжистый, сальные волосы аккуратно подстрижены, в глазах - извечный еврейский вопрос: как бы кого нае...ть. Но на поясе у торговца болтался неплохой меч, стоимостью едва ли не превосходящий лежащие в тележке товары.
   - Я не Захар! - ответил парень высокомерно, - ты ошиблась, солдатка.
   - Не понял? - чуть опешил торговец, - какая солдатка, какой, к Беллиару, знахарь?
   Но Марвин решил покуражиться до конца. Он схватил лежащую сверху на тележке лютню и, забыв о недавних уверениях Лобарта, запел мужественным голосом:

Свадьба в Хоринисе, в Хоринисе свадьба!

Эх, веселится и пляшет усадьба!

Вряд ли такое еще повторится,

Ты только утром не забудь похмелиться!

   - Ё мое! - присел обратно на лавочку торговец, - видал я бродячих менестрелей, но чтобы в таких шмотках и так петь... хочешь, пойдем вместе со мной? Нет, бля, какой слог! Мы с тобой заработаем кучу денег, соглашайся!
   - Не могу, - помотал головой Марвин, - маменьке обещал на смертном одре, что никогда за это не стану брать денег.
   - Жаль! - искренне опечалился торговец, - меня вообще Кантар зовут. А с чего ты выскочил на меня такой веселый?
   - Да хозяйка попросила сковородку купить.
   - Это Хильда, что ли? - плотоядно облизнулся Кантар,- как она?
   - Да по всякому. Вот, за сковородкой послала.
   - Слушай, парень, - нерешительно начал торговец, - ты мне спой еще что-нибудь, а я за это дам тебе сковородку для Хильды. Скажешь, что от Кантара подарок. Деньги сэкономишь...
   - Ладно! - согласился Марвин, - слушай!
   И слегка поднастроив струны, запел длинную балладу из прошлой жизни:

Вдаль мчались стаи зимних птиц

Дым гнал их прочь быстрей лисиц

Дым плыл над всей землей

Лютый сброд закатил пир горой

Где тот воин, что крикнет им:

"Стой!"

   Марвин закончил петь под всхлипы и стенания Кантара. Бродячий торговец вытирал слезы носовым платком величиной с портянку (состояние было такое же) и приговаривал:
   - Как жаль, что ты поклялся, тебе бы цены не было. Вот тебе сковородка, и еще десять монет лично от меня. Пусть никто не смеет сказать, что Кантар не заплатил менестрелю, который спел лично для него. Хочется еще чем-то помочь, но ума не приложу, чем. Парень, ты в Хоринис не собираешься?
   - Хотелось бы посетить сей центр культуры! - признался Марвин.
   - Тогда вот, возьми пропуск. Мне он не нужен (меня всякая собака знает), а тебе пригодится. Удачи, парень! Уходи, я все еще под впечатлением!
   Пожав плечами, наш герой побрел обратно на ферму Лобарта. Законов стихосложения в эту эпоху еще не вывели, поэтому каждая рифма казалась манной небесной и чудом Инноса. Надо будет здесь "Священную войну" в оборот запустить. Только сымпровизировать что-нибудь типа "Драконы смертоносные не станут здесь летать, противным оркам... ни к чему поля наши топтать". Что-то в этом роде, только слово "противные" убрать. Нехорошее слово.
   - Золотая рыбка исполнила второе желание, - проворчал, проходя мимо подозрительного хозяина, Марвин.
   - Ну, что, принес сковородку? - спросила Хильда, обворожительно улыбаясь, - отлично! Потом посмотрю, на что она сгодится. А сейчас нашему противному мальчику полагается награда...
   - Отвратительное слово! - простонал Марвин, когда цепкие пальчики спускали с него брюки, - и нравы здесь отвратительные. Лобарта, что ли, кликнуть?
   Но Хильда его не услышала. Она занималась тем, что потомки-саперы будут писать на табличках, оставленных вдоль разминированных мест. "Мин нет". И больше никогда не будет.
   ...Наполовину выдохшийся Марвин подошел к ковыряющемуся в земле Вино и сказал:
   - Бог в помощь. Как дела?
   Вино поднял на него глаза хронического алкоголика и философски ответил:
   - Как всегда. Утром встаем, весь день вкалываем, вечером выпиваем, ночью спим. И так уже двадцать лет, с тех пор, как меня перевели сюда из подпасков. У Малета и то жизнь интереснее. Блин, приятель, я уже забыл как выглядит мир за километр от фермы Лобарта!
   - А ты бываешь в городе? - полюбопытствовал Марвин.
   - Очень редко. В город обычно хозяин отправляет Малета. Я же говорю: у него жизнь поинтереснее.
   - А может, вам нужна помощь? Меня как раз сюда отправил Лобарт...
   - Ха-ха! Помощь! А что ты знаешь о работе в поле? - засмеялся Вино.
   Марвин набычился.
   - Да хули тут знать!
- Хули да не хули! - фыркнул Вино, - знаешь, давай мы с тобой договоримся так: ты мне быстренько находишь что-нибудь попить, а я в самых ярких красках расписываю
Лобарту, как ты весь день работал в поле. Годится?
   - Годится! - облегченно произнес парень, которому действительно не хотелось ковыряться в земле целый день, - но под словом "пить" ты понимаешь не воду, конечно?
   - А ты догадливый!
   Марвин снял с плеч свой чудесный рюкзак и принялся в нем ковыряться.
   - Вот тебе бутылочка вина! - сказал он, протягивая треть от презента Малета, - а ваш чабан говорит, что вы днем не употребляете...
   - Неправильно! - радостно изрек Вино, вцепляясь крепкими зубами в пробку, - это Малет не употребляет. Потому, что если он уснет, то овцы разбегутся. Прикрой меня от Лобарта - эта свинья смотрит в мою сторону. Хм, знакомый аромат! Малет угостил?
   - Ты прав. Угостил.
   - Я свою выпивку из тысячи узнаю! - самодовольно оскалился Вино, - знаю один... хм, секрет. А ты что шаришься по ферме? Вроде, как и работу ищешь, а вроде, как и неприятности.
   Марвин вздохнул.
   - Вообще-то, я собрался в город. А для того, чтобы туда попасть, мне необходима приличная одежда - в моем комбидрезе там делать нехрен.
   - Однозначно! - оценил наряд парня Вино, - но я тебе обещал... Лобарт зарыдает от умиления, когда я ему расскажу о твоих подвигах. Ладно, болтать времени нет. Что-нибудь еще?
   - Какие новости в последнее время? - тихо спросил Марвин, но Вино напротив, громко расхохотался:
   - Ты че, мужик, спятил? Это в городе - новости. А у нас все тот же день, что был вчера. Хотя... я мог бы поклясться, что вон там, на опушке леса я позавчера видел орка. Вот уже две ночи я сплю с одним широко раскрытым глазом.
   - Тебе, наверное, показалось, - мягко сказал Марвин.
   - Да ну тебя! Если уж орки чудиться начинают, значит я слишком много диких ягод в вино положил. Иди лучше назад и подумай, как тебе переночевать. Так, чтобы и холодно не было, и старушка Хильда ночью тебя не нашла. Мы с ребятами давно в бараке не ночуем, а тихаримся за старой мельницей. Можешь там располагаться.
   Марвин смущенно поблагодарил за науку и огородами пробрался к старой мельнице, что стояла неподалеку от основного строения. За ней было оборудовано нечто вроде гвардейского бивака: кострище, настилы из хвойных лапок, искусно спрятанный кальян. На его счастье, Хильда не выглядывала из дома, очевидно, боясь Лобарта. Ближе к вечеру, когда с гор потянуло сыростью, а на небе стали зажигаться первые звезды, с поля вернулись трое батраков с Вино во главе. Они тут же принялись тянуть соломинки, выбирая жертву - того, кому пришлось отправиться на кухню за ужином. Предложили соломинку и Марвину, но тот сослался на небольшое недомогание.
   - Спасибо, с меня хватило завтрака и обеда!
   Работники весело засмеялись, а затем тот из них, кто вытащил самую короткую соломинку обреченно поплелся к господскому дому.
   - Намочи штаны водой! - посоветовал ему вслед Марвин, - пусть она решит, что ты малость обоссался. Ей станет гадко, и ты уйдешь невредимым.
   Работник послушался доброго совета и намочил штаны. Вопреки обыкновению, его пришлось ждать почти час. Он появился, с ненавистью глядя на Марвина, и бросил наземь четыре котелка с рагу.
   - Жрите! Что касается меня, то я сегодня хочу сдохнуть.
   Вино, к тому времени опустошивший цельную бутыль с емким названием "поросенок", бросился с расспросами. Рыдая, работник рассказал, что подвергся насилию в самой извращенной форме.
   - Противоестественно это все! - сказал он, удобно располагаясь в своем гнездышке. Взял котелок с рагу и медленно начал есть, тщательно пережевывая кусочки баранины.
   Плотно пожрав, все заговорили о войне. О бабах на сытый желудок толковать было неохота, да и Вино резко пресек разговор в завязке.
   - Не к ночи! - выговорил он Марвину, - парни за день навкалывались - дай бог, отдохнуть за ночь. Если тебе так нужны острые ощущения, то сходи - переночуй в бараке.
   Но Марвин решил не искушать судьбу и задремал у костра. Снились ему в эту ночь толпы голодных женщин, и у каждой было искаженное страстью лицо Хильды. Под утро, когда он познал сладость греха со многими из них, за ним принялись гоняться стада разъяренных Лобартов, а он скрывался от них в пещере. Вскоре его поймали и понесли на костер. Пережив собственную мучительную смерть, он внезапно заснул крепким сном, безо всяких сновидений.
   Разбудил Марвина любопытный баран по имени Лютый. Он склонил свою глупую мордашку и жевал кожаный воротник марвиновской "водолазки".
   - Пшел вон! - осерчал наш герой, - пока мне шашлычку не восхотелось.
   Пнув наглого барана носком сапога в крестцовый отдел, парень встал, сходил по нужде в кусты и ополоснул лицо дождевой водой из стоявшей неподалеку бадьи. Пора было идти на разборки к Лобарту. Тот уже давно встал и оглядывал окрестности своих владений, гордо упираясь ногами в пригорок.
   - Доброе утро! - поздоровался Марвин.
   - Бывали и получше! - буркнул Лобарт, - за расчетом пришел? Я тут подумал, и решил, что могу тебе заплатить... а могу и не заплатить. А могу выдать одежку рангом повыше той, что на тебе сейчас надета. Где ты только подобрал эти лохмотья, ума не приложу! И учти, что за день работы нельзя окупить целиком весь комплект одежды... придется доплатить, понял?
   - Не бери меня на "понял", понял? Сколько стоит крестьянская одёжка?
   Хозяин крепко задумался.
   - Ну... ты работал для меня в поле - это раз. Хильда говорит, что ты ей помогал... это - два. Вино говорит, что ты был очень полезен в поле. Странно это все!
   - Что странного, мсью Лобарт?
   - Обычно Вино не очень ладит с поденными работниками. Все стремится воткнуть им вилы в спину... шутка! Ладно! Это - три. Ну, и Малет мне рассказал, что ты избавил нас от бандитов. Это - четвертое, и самое замечательное. К тому же, ты сочувствуешь нашей нелегкой доле. Короче говоря, парень, тридцать монет. Это - самые дешевые шмотки из тех, что продавались в этих краях.
   - Нихрена себе, дешевые! - проворчал парень, но послушно отсчитал тридцать монет, - я день корячился на тебя!
   - Одежду возьмешь в доме, в сундуке. Спросишь Хильду, - продолжал Лобарт, профессионально не замечая стенаний наемной рабочей силы, - и боже тебя упаси взять что-то еще! В своем доме я даже всех мышей в лицо знаю!
   Оставив самодовольного Лобарта грезить о преумножении собственных богатств, Марвин отправился искать вожделенный сундук. К Хильде, понятное дело, он обращаться не стал, а сундук обнаружился в хозяйской спальне. Причина Хильды стала ясна тут же, как он переступил порог опочивальни: там стояли порознь две кровати - стареющий Лобарт уже не мог себе позволить молодую жену. В сундуке помимо чистого, хотя и не нового костюма, обнаружилось яблоко и приличный кусок сыра. Марвин сунул их в рюкзак, ни секунды не колеблясь, а затем тенью выскользнул через парадный выход и на прощанье все же заглянул в барак.
   Чего там только не было. Но самым приятным для нашего героя оказалось то, что в полумраке помещения он обнаружил два схрона - два кожаных кошелька разной степени плотности. Не мешкая, они присоединились к богатству парня.
   Все. Здесь его миссия завершена. Можно отправляться в Хоринис, благо пропуском для этого может служить и крестьянская одежда, и документы почтенного Кантора, и полтора десятка лекарственных трав для алхимика Константино. Переодевшись в крестьянские шмотки, Марвин вышел из барака совершенно другим человеком.
   - Неплохо! - оценил его прикид Лобарт, - особенно, если убрать из твоих глаз эту первородную наглость, то спьяну можно принять и за крестьянина. Ну что, сынок, в путь?
   - Спасибо, папаша, за хлеб-соль! - поклонился парень землевладельцу, - но пора и честь знать.
   - Зайди к Хильде - пусть накормит тебя завтраком, - предложил хлебосольный хозяин.
   - Благодарю покорно! - заторопился Марвин, - что-то после вчерашнего и жрать неохота. Пока, отец!
   - Надо же, - проворчал ему вслед Лобарт, - клад, а не работник!
   Из имения Лобарта в город вела отдельная тропинка, проложенная среди колосящихся полей. Марвин приветливо помахал стоящему задницей вверх Вино, попрощался с остальными батраками и сошел по небольшой каменной лестнице вниз с возвышенности, на которой располагались угодья. Но судьбою было предначертано, чтобы он еще раз остановился. В кустах перед городскими воротами прятался субъект совершенно фантастического вида: расшитый алым бархатом плащ, роскошная перевязь с висящей на ней кривой саблей, мягкие кожаные сапоги. Один глаз незнакомца прикрывала черная повязка, а голову украшала черная треуголка.
   - Эй, паренек! - прошептал незнакомец из кустов, - не соблаговолишь ли ты подойти к старине Грегу? У него есть несколько вопросов!
   Марвин удивился, но подошел.
   - Добрый день, странник! - приветливо поздоровался он, - какими судьбами?
   - Я путешественник! Известный! - ляпнул Грег, - но в ваших краях впервые. Сдается мне, что ваш прелестный город находится на особом положении, и такого парня как я туда попросту не пустят.
   - Так в чем проблема, дядя! - Марвин откровенно любовался роскошными шмотками незнакомца, - с вашим кошельком войти можно даже в монастырь.
   - Увы!- прокряхтел Грег, - мой кошелек после длительного путешествия почти опустел. Может, у тебя есть идейка насчет того, как бы мне проникнуть в город?
   - Запросто, - ответил Марвин, - ты можешь нарвать лекарственных растений и пройти к местному алхимику...
   - Сынок! - ласково прошамкал мужчина, - что ты ездишь по ушам старому пир... путешественнику! Разве я похож на сборщика травок?
   Марвин отрицательно покачал головой.
   - Вот видишь! Придумай что-нибудь, пожалуйста. Я бы тебе заплатил...
   - Ладно! - вздохнул Марвин, - все равно - это не мой размер. Одевай мои шмотки, войдешь в город под видом крестьянина...
   - Отлично! - обрадовался Грег, - тупые стражники не сообразят, что к чему! Вот тебе пятьдесят монет за эту одежку!
   - Что? - выпрямился парень, - да я сам купил их за восемьдесят!
   Грех хитро посмотрел на него.
   - Сдается мне, молодой человек, что ты не такой простак, каким кажешься. У меня нюх на таких молодцев. Я как увижу подобного красавца, сразу приказываю ребятам вешать его на нок-рее... ладно, не бери в голову. Пятьдесят монет - это все-таки пятьдесят монет. Ведь мы, странники должны помогать друг другу. Я уверен, что ты проникнешь в город без труда.
  

  

Уровень 4

Провинциал в городе.

   Шестнадцатого июня одна тысяча триста двенадцатого года по летоисчислению Миртаны у южных ворот портового года Хоринис в двенадцать часов дня возникло нездоровое оживление. Сперва в город вошел одноглазый мужчина в крестьянской одежде, но столь свирепым был его лик, что стоящим на воротах стражникам даже не пришло в голову спрашивать пропуск. Одноглазый гордо выпятил нижнюю челюсть и прошествовал мимо паладина Лотара, как будто тот никогда и не стоял в своих магических доспехах, а просто валялся в грязной луже.
   - Э-э, позвольте! - вырвалось у Лотара, но одноглазый весело блеснул белыми зубами:
   - Никаких проблем, командир! Можешь спросить у своих рексов: я - чист!
   - Проходите! - сказал обычно надменный Лотар, чувствуя себя очень глупо.
   Посмотрев вслед странному мужчине и увидев, что он направился в сторону Храмовой Площади, Лотар показал стражникам кулак. Так как эта часть тела была у него не самой маленькой в городе, да еще и обтянута парадной кольчужной перчаткой, стражникам пришлось нервно сглотнуть слюну.
   - Черт бы подрал всех этих паладинов и Лотара в первую очередь! - тихонько сказал один другому, - смотрит так, будто мы невесть что натворили! Ну, сказал этот одноглазый - к кузнецу ему надо! Значит, к кузнецу!
   - Пошел то он точно не к кузнецу! - шепнул второй, - ведь ни одного кузнеца в той стороне нет.
   - Нет, есть! - возразил первый, - вдруг, он направился к Мортису?
   - Сегодня что, день юмора? Кто его пустит к Мортису? В кабак мужик пошел - у него жажда в глазах... в глазу читалась. Бьюсь об заклад, парень, что он сидит у Карагона и тянет его "Темного паладина". Такой то жарой!
   - Гля! Явление!
   Первый стражник перебил своего товарища, указывая на дорогу, по которой в метрах пятидесяти шел худощавый парень с большой охапкой травы в руках.
   - Не иначе, у Лариуса понос! - захохотал второй стражник, а первый сурово спросил:
   - Ну! И куда это мы крадемся?
   Марвин сделал честные глаза и едва не наступил стражнику на мозоль. Тот послушно убрал ногу, но руку положил на гарду меча.
   - К Константино иду! - произнес наш герой, - травы несу. Не видно, разве?
   Стражникам было все отлично видно. Но недавно их оттянул одним только взглядом Лотар - парням хотелось сатисфакции. К тому же, Марвин не обладал зловещим видом Грега.
   - А откуда видно, что ты не грабитель?
   - А у меня и документ есть! - честно сказал наш герой, - показать?
   - Дай-ка взглянуть?Сам рисовал?
   - Угомонись! - сказал второй стражник, - ты ведь читать не умеешь. Парень, пойми, ничего личного... но нам здесь не нужны бродяги, у которых нет денег даже на то, чтобы заплатить за приличный обед. Понимаешь?
   Марвин кивнул.
   - На, подержи! - сунул он пучок травы в руки одного из стражников, - сотни монет вам хватит, чтобы больше не задавали мне своих дурацких вопросов?
   С этими словами он протянул туго набитый кошелек второму. Тот от неожиданности икнул, но руки свое дело знали. Схватив мошну, они уверенным движением переправили ее за пояс.
   - Вот теперь - порядок! - довольно произнес взяточник.
   - Тогда бывайте здоровы!
   Марвин кивнул стражникам и уверенно вошел в ворота.
   - Эй, мужик! - окликнул его первый, - а как же травы?
   - Отнеси своей бабе! - разрешил Марвин, - пусть приготовит тебе целебный отвар от камней в мочевом пузыре. Пока, служивые!
   - Стоять! - раздался над Малой Торговой Площадью собачий лай Лотара.
   Марвин тупо застыл, разглядывая бородавку на носу паладина.
   - Гюльчетай, закрой личико! - попросил он, - или хотя бы, дяденька, защелкните забрало. Мое чуткое сердце не выносит такого издевательства!
   - Хватит болтать! - рявкнул Лотар, - откуда, куда, зачем?
   Марвин оглянулся на пройденную стражу. Стражники застыли молчаливыми изваяниями, и ветер уже доносил от них амбре предвестника медвежьей болезни - аромат подгнивших бананов. От них помощи не дождешься - смотри, как бы не утопили. Что ж, придется выплывать самому!
   - Не местный я, - начал он,- принес вашему самому главному паладину сообщение из Миненталя.
   - Ты - от Гаронда? - не поверил Лотар.
   - Я сам по себе! - топнул ногой Марвин. Осторожно. Чтобы не разозлить этого холерика.
   Лотар задумчиво повращал бородавкой.
   - Мне все это не нравится! - сообщил он, - кто тебя послал?
   Марвин понял, что попал. С мозгами у этого атлета настолько туго, что ему приказали не снимать шлема. Чтобы сохранилась первоначальная конфигурация. Однако он попытался честно объяснить:
   - Меня послал гражданский долг. Долг каждого честного человека - предупредить о грозящей опасности. Я шел по Миненталю и никого не трогал. И вдруг - драконы! Они налетели на замок и сожгли половину его. Много людей погибло...
   - Хватит! Я все понял! Тебя никто не посылал! - все громче рявкал Лотар, так, что на последнюю фразу ему элементарно не хватило воздуха, - ты один из этих мерзавцев, что были брошены за Барьер!
   Марвин потерял терпение.
   - Заткнись, паладин! Твоя глупость безмерна! - заорал он еще громче Лотара, - ты имеешь представление о секретной службе? О тайном сыске и разведработе? Ну-ка, мигом проведи меня к вашему лорду Хагену!
   Возможно, Лотар был глуп, как пробка. Но он тотчас смекнул, что за выполнение приказа еще никого не наказывали. А этот подозрительный типчик ему сразу не понравился: стрижка, взгляд и самое главное - одежонка.
   - Весьма сожалею! - улыбнулся он Марвину и обдал его чесночно-луковым запахом, - но в верхний квартал пускают только граждан Хориниса, а так же городскую стражу и слуг Инноса. Рукоположенных. Приказ лорда Хагена, знаете ли!
   Марвин понял, что он проиграл. Этот тупой воин Инноса просто не пустит его в верхний квартал. И хоть кол ему на голове чеши... хоть свистульки на спине обстругивай. Приказ лорда Хагена. Как он сказал... граждан города, городскую стражу и слуг господа?
   - Момент! - остановил парень уже собирающегося уходить паладина, - не подскажешь ли мне, добрый человек, как тут у вас становятся гражданами города?
   Лотар окинул нахала брезгливым взглядом.
   - Обычно, в Хоринисе гражданином города считается тот, кто имеет здесь постоянную работу. Однако я сомневаюсь, что уважаемые мастера захотят взять к себе в ученики неизвестно кого...
   - А в городскую стражу?
   - По приказу лорда Андре в ополчение могут быть приняты только граждане Хориниса. Нам здесь не нужны сомнительные личности.
   Марвин вытер вспотевший лоб. Внезапно его осенило.
   - Слушай, а где можно купить такие доспехи, как у тебя? Я бы взял, если недорого... нету запасного комплекта?
   Если нашему герою нужно было рассердить Лотара, то свою задачу он выполнил и даже перевыполнил. Изо всех щелей доспехов рыцаря пошел пар, а глаза его метнули молнии.
   - Ты что, кретин? - спросил он с издевкой, - мне кажется, что ты так ничего и не понял из моих объяснений. Ты ведь даже не гражданин города!!!
   Последнюю фразу Лотар проорал во весь голос. Прогуливающиеся жители города с удивлением смотрели на рассвирепевшего паладина - судя по всему, меланхолия воинов Инноса вошла в поговорку.
   - Остынь, товарищ! - посоветовал ему Марвин, - я уже ухожу. Предвидя твои дальнейшие вопросы, отвечаю: искать работу. И, как говорил подпоручик Дуб, вы меня еще узнаете!
   - Подожди! Ты ведь не знаком с правилами Хориниса!
   - Позже! Сейчас я очень хочу есть!
   И он оставил надменного паладина без нравоучительной отповеди. Давая выход своему гневу, Лотар подошел к стражникам и сделал им замечание за нечищеные алебарды. Алебарды были и впрямь - не первой свежести, но стражники положили на паладина с прибором. Отходя от них, он услышал, как те обсуждают прелести торговки Сары. Эти прелести волновали и самого Лотара, поэтому он затаился за караульной башней в надежде услышать что-нибудь новое.
   Через час добропорядочные граждане Хориниса, заглянувшие в трактир Карагона, могли бы увидеть в полупустом зале для посетителей не совсем обычную картину. За столиком в углу сидели трое мужчин, неспешно цедили лучшее пиво Карагона и вели приватную беседу. Приглядевшись, завсегдатай смог бы без особенного труда опознать двоих. Бывший ученик скорняка Боспера, широкоплечий малый по имени Барток лениво ковырял ножом жаркое и в основном молчал, изредка вставляя в разговор уточнения и отрицания. Зато недавно приехавший с материка в поисках лучшей доли задира Регис разливался соловьем. Его внимательно слушал смуглолицый незнакомец, только сегодня утром вошедший в город через южные ворота. Незнакомец пил мало, больше слушал, время от времени задавая наводящие вопросы.
   Стражник по имени Пабло мучался утренним обязательным похмельем, когда его к себе подозвал паладин по имени Лотар и велел справиться относительно прибывшего утром подозрительного субъекта. Он настолько детально описывал физиономию незнакомца, что Пабло успел заскучать. Пообещав Лотару исполнить все в лучшем виде, Пабло заглянул к Карагону испить халявного пивка. Каково же было его удивление, когда в зале он обнаружил того самого незнакомца, о котором его предупреждал Лотар! Взяв пару пива, он подошел к пирующим (либо лечащимся) и без спросу присел на свободный табурет.
   - Здорово! - пробурчал Пабло, отпивая за раз половину кружки.
   - Что произошло? - в лоб спросил его Барток, - за прошлую ночь на нас с Регисом ни одной драки. Мы были в "Красном фонаре".
   - Вы тут не при чем! - проворчал стражник, рыгнув, - у меня дело вот к этому типу. Ты кто таков?
   - Я кто таков? - переспросил Марвин, - странствующий искатель приключений с юга. А вот ты кто таков?
   Барток положил огромную, как совковая лопата, руку на плечо парня.
   - Спокойно! Это - десятник из местного ополчения, Пабло. Свой парень...
   - Кому свой, а кому и не очень! - проворчал Пабло, - приходят в город всякие... от них неприятности потом случаются. Намедни банду одну разогнали, так я у их главаря портрет обнаружил! Не желаете полюбоваться?
   На свет божий был извлечен плотный лист бумаги с уже знакомым нашему герою изображением. Подельники принялись вздыхать и отдавать должное таланту неизвестного художника, а Марвин в нетерпении забарабанил по столу пальцами:
   - И где же здесь криминал? Морда, весьма похожая на одного из здесь присутствующих. Следов помады нет, как и клейма художника. Какие обвинения?
   -Черт побери! - прикончил кружку Пабло, - но ведь не будешь ты отрицать, что это твоя рожа здесь нарисована?
   - Я ничего не буду утверждать! - четко произнес наш герой, - я скажу только, что не позировал никому. Если бы ты, парень сорвал это со стенда "Их разыскивает ополчение", то мог бы задавать вопросы. Что ты хочешь спросить?
   Пабло немного опешил. Авось, парень и впрямь не знает о происхождении этого рисунка.
   - Я хочу спросить: мне докладывать лорду Андре об этом или нет? И пока никаких доводов в пользу второго предположения на столе не появилось!
   Кликнули Карагона. Велели принести еще пива. Трактирщик обрадовался и притащил чуть ли не половину бочонка.
   - Пятьдесят монет, и сюда входит стоимость четырех порций жаркого!
   - Валяй! - махнул рукой Марвин, несмотря на то, что у него после всех затрат оставалось около двадцати золотых. Но деньги - дело наживное. А если дружбу не купить сейчас - впоследствии она может оказаться гораздо дороже.
   Пабло присоединился к пиршеству, но сказал Карагону, чтобы отправил его на часы в шесть вечера. Потрясающей новостью для стражника оказалось то, что тесная компания обсуждала всего-навсего вопрос о трудоустройстве Марвина. Регис взялся подробно описать каждого из пятерых мастеров, делающих погоду в гильдии. С молчаливого согласия остальных он принялся рассказывать.
   - Думаю, что не попру против истины, если начну с Харада. Это - самый заслуженный мастер в Хоринисе. Когда-то он оттрубил двадцать лет в победоносной армии Робара, но вот уже пять лет как осел в Хоринисе и работает здесь кузнецом. В порочных связях с женщинами замечен не был, детей нет, если не считать Брайана.
   - Брайана? - поднял брови Марвин.
   - Это его ученик. Харад подобрал его в портовом квартале, когда паренек пытался засунуть руку в его мошну... не туда, куда ты подумал, Барток, а в кошелек. Вскоре парень должен окончить свое обучение и завести собственное дело. Поэтому, скорее всего, это шанс.
   Вмешался Пабло.
   - Однако, Харад не из тех людей, кого можно водить за нос. Если он почует что-то криминальное, то пинками выгонит такого помощника из своей кузницы.
   Регис хлебнул пива и внимательно осмотрел кусок мяса, поданный ему Карагоном.
   - Опять филей крысы! - сплюнул он, - когда-нибудь в этом городке появится нормальная пища? Ладно! Следующий по списку у нас Маттео. Жук еще тот! Торгует всякой херней, не брезгует контрабандой, в связях неразборчив. Красавчик с сомнительной репутацией в гильдии мастеровых. Не успев рассчитать одного ученика, нанял второго. Теперь, когда куда-то пропал и второй, хочет нанять третьего...
   - Только вот хрен кто ему это позволит! - буркнул Барток, - есть особенные законы для каждого члена гильдии.
   - Наш охотник прав! К Маттео в ученики лучше не сунуться. К тому же, паладины недавно конфисковали весь его товар - было подозрение на контрабанду... так что Маттео - это дохлый номер.
   Напротив лавки Маттео находятся владения лучника и скорняка Боспера. О нем лучше всех может рассказать Барток - парень проходил у него в учениках почти полгода.
   - А почему ушел? - спросил Марвин.
   Пабло едва не подавился пивом.
   - Парень, да ты с луны не свалился? Все охотники вернулись в город после того, как рухнул Барьер. Сейчас по лесу гулять опасно! Отчасти из-за диких животных, но главное - из-за того отребья, что сбежало из Миненталя. Эта мерзость грабит всех подряд, убивает добрых торговцев и охотников, крадет скот у крестьян.
   - Угу! - пробормотал Барток, - я всего лишь попросил Боспера подождать немного. Пока ополчение не разделается с этими ублюдками. Но этот педрила и слушать ничего не захотел, а обвинил меня в трусости. Так что, приятель, учти: если думаешь идти к нему в помощники - дело выгодное. Платит он хорошо. Однако, я тебе не завидую.
   - Я сам себе не завидую! - проворчал Марвин, протирая глаза, - но мне просто необходимо стать гражданином этого города! Это единственный путь попасть в ополчение...
   Пабло шумно подавился пивом.
   - Тебя только нам и не хватало! А зачем, если не секрет, тебе нужно в ополчение?
   - Это единственный путь попасть в верхний квартал...
   Собеседники дружно заржали.
   - Башка жмет на плечах?
   Марвин насупился и стал всех есть глазом. Первым не выдержал обаяшка Регис.
   - Скажи, а? Ну, что ты задумал? Выгодное дельце? Может нас возьмешь в долю?
   - Дельце паршивое. Однако, насколько я себя помню, в деньгах у меня никогда не было недостатка.
   Все шумно выдохнули воздух. Пабло под шумок выпустил газы. Сразу стало неуютно и душно.
   - В казармах сегодня на завтрак чечевичная похлебка, - пояснил стражник, не конфузясь, - но, по-моему, ты не обо всех мастерах рассказал.
   Регис брезгливо заткнул ноздри пальцами и продолжал менее внятно:
   - Есть еще один чудаковатый старик по имени Константино. Если не ошибаюсь, ты именно ему тащил тот шикарный букет... ха-ха! Так вот! Несколько лет назад у него был в учениках один очень смышленый паренек. Он был настолько смышленым, что смешал воедино три эликсира: силы, ловкости и жизни... смешал это все в перегонном кубе - и опробовал, придурок, на самом себе. То, что от него осталось, Константино аккуратно вымел на улицу и поклялся, что больше никогда в жизни не возьмет ученика.
   - Значит, он не подходит, - сказал Марвин, - вычеркиваем!
   - Стоп! - сказал Барток, - он бы и не взял никого, но на этот счет есть правила гильдии...
   - Всякий мастер должен один раз в пять лет подготовить одного ученика, дабы его искусство не было забыто! - продекламировал на память Пабло, - я как-то шел мимо его жилища. Слышал, как он ворчит, что нету смышленой молодежи. Кряхтел, что возьмет первого попавшегося по руку, лишь бы отличал брюкву от коронного растения.
   Регис запротестовал.
   - Так не пойдет! По-моему, рассказчик здесь я! Рассказываю про последнего мастера - Торбена.
   - Хули про него рассказывать! - сплюнул Пабло, у которого от пива вернулся аппетит и разговорчивость, - у этого придурка никогда нет денег. По слухам, он задолжал большую сумму Лемару и теперь не знает, как выкрутиться. С тех пор, как у него поселилась эта сумасшедшая Гритта, он едва сводит концы с концами...
   Регис, очень хорошо знавший внутрисемейные проблемы Торбена, закатил глаза, изображая непутевую племянницу столяра:
   - Ах, дядя, я ведь не могу каждый день надевать одно и то же платье! Мой покойный муж этого бы не одобрил! Жалко, что ты никогда не видел нас на приеме у губернатора! Мы были такой замечательной парой! Короче, Марвин! Я рекомендую тебе Боспера!
   - А я - Харада! - проворчал Барток.
   - Иди к Константино - не ошибешься! - советовал Пабло.
   Марвин допил пиво и встал. Три пары глаз очень серьезно смотрели на него.
   - Короче, мужики, я вас очень внимательно выслушал. И вот что придумал: пройдусь-ка я по всем мастерам и затем решу сам, к кому мне поступать в ученики.
   - Браво! - зааплодировали собутыльники, а Пабло покрутил головой:
   - Надо же, какой ловкий ход. Таких лихих парней в нашем городе не было со времен Сильвестра-парикмахера.
   - Очень перспективный был парень, - подтвердил Барток.
   - И что с ним стало? - полюбопытствовал Регис, который только недавно прибыл на Хоринис и не успел еще выслушать все байки и небылицы.
   - Повесили возле лобного места с год тому назад, - хмуро ответил Пабло, - по приказу Лариуса. Уж больно ловко у него получалось срезать кошельки с зевак на базаре.
   Марвин уже раскрыл рот для произнесения гневной отповеди, но его опередил Карагон:
   - Украли! Меня обокрали! Пабло, куда ты смотришь! Вор украл мое столовое серебро! Держи вора!
   Стражник взял низкий старт и, профессионально растолкав посетителей, устремился наружу!
   - Пабло, вернись! - тут же запричитал Карагон, - кто мне заплатит за пиво!!!
   - Не суетись перед клиентом! - одернул трактирщика Барток, - у Пабло есть друзья. Марвин, заплати Карагону!
  
   - Здорово, отец!
   - Ась!
   - Здорово, говорю!
   - Говори громче!
   Марвин плюнул на все и просто подал Хараду руку. Тот отшвырнул в сторону молот и попытался оторвать Марвину кисть от предплечья.
   - А у тебя не только со слухом проблемы! - прокряхтел наш герой, - у тебя еще и с нервами непорядок.
   - Ага! - ощерился здоровяк, показывая зубы, утратившие свою белизну лет тридцать назад, - ну, так чего ты хочешь?
   Марвин наконец вырвал свою ладонь из живых тисков и хлопнул ей по наковальне.
   - Я хочу поступить в ученики к одному из мастеров!
   - Не-а! - помотал грязной башкой Харад, - я не возьму. Мне слабаки не нужны.
   - А в рыло? - угрюмо поинтересовался Марвин, но тут же ощутил, как каменный кулак вонзился ему в челюсть. Вставая, он услышал, как Харад уважительно произнес:
   - А ты смелый, мля! Люблю смельчаков! Знаешь, давай договоримся так: ты мне доказываешь свою храбрость не тем, что бросаешься на меня, а тем, что приносишь мне оружие какого-нибудь орка... ты видел когда-нибудь орка? Вряд ли. Если бы ты, паренек увидал живого орка, то я бы с тобой не разговаривал. Скорее всего.
   Кузнец сплюнул черной слюной и размазал ее каблуком своего ботинка по брусчатке.
   - Я когда-то воевал. Давненько было дело, но теперь все так повернулось, что если орки вздумают брать город приступом, то нам понадобится здесь каждый, кто сможет держать в руках оружие. А я не хочу, чтобы мой ученик покрыл меня позором, отсиживаясь вместе с сирыми и убогими! И имей в виду: без моего согласия ты не сможешь быть учеником ни у кого. Даже у придурка Константино.
   Марвин поежился. Месяц назад он размазал бы любого орка по стенке голыми руками. Но сейчас, после двухнедельной голодовки и лежания под завалами, такой подвиг был ему не по плечу.
   - Подожди, отец! - произнес он, - ты то орка завалишь, я не сомневаюсь. А вот как мне с моей хреновой конституцией справиться с такой хищной тварью? Может у тебя есть задание для человека послабее?
   Харад в задумчивости почесал бороду.
   - Ну... ты, конечно, не паладин. Да и немногие из паладинов справятся с орком-воином один на один. Ладно! Задания у меня нет, но у меня есть брат-близнец. Младше меня годиков на пять. Звать его Хакон, он - торговец на рыночной площади. Торгует всяким хламом и моим оружием. Его недавно ограбили в лесу бандиты. Вот где отродье... но так и быть! Если ты справишься с этой проблемой, возьму тебя в ученики.
   Марвин захлопал глазами и открыл рот.
   - А как...
   - Все вопросы к Хакону! У меня нет времени беседовать непонятно с кем! Мне еще пятнадцать мечей нужно сделать для лорда Хагена! Проваливай нахрен!
   Нашему герою ничего не оставалось делать, как повесить голову и тащиться назад в трактир Карагона. Деньги у него закончились, жратва в мешке тоже, над Хоринисом сгущались тучи, из которых вот-вот должен был хлынуть настоящий ливень... а идеи пока не было ни одной. Эти три ублюдка-мушкетера могли только жрать и пить за чужой счет, а вот насчет дельного совета с них не было никакого проку. В таком вот сумеречном состоянии Марвин налетел на какого-то плешивого старичка и принялся извиняться.
   - Ничего! - проскрипел тот, - я тебя тоже не заметил. Я - Торбен. Мастер по дереву. Произвожу мебель, громоздкую, но прочную. Точу и вырезаю пуговицы, меняю пол. Что ты так на меня уставился? Не брезгую даже гробами. С тех пор, как исчез мой племянник Элврих я ничем не брезгую. Еще бы кто спер Гритту... ты не хочешь жениться? Сто монет в качестве приданного дам! И сервант в придачу! Подумай, молодой человек!
   - Не хочу я жениться, батя! - вздохнул Марвин, - я, такой-сякой придурок, хочу учиться. Представляешь?
   - А что? - подумал дедок, - мне бы понадобился ученик. Только у меня денег нет. А ты когда-нибудь работал с деревом?
   - Работал. Костер разжигаю вполне уверенно.
   - Эх! - вздохнул Торбен, - некогда мне человека с нуля учить. Лемар того и гляди подошлет кого-нибудь, чтобы переломал мне пару костей. А какой из меня мастер со сломанными костяшками? И дуру эту пристроить никуда невозможно. Попробовал ее Брайану посоветовать - так он ей не по нраву. Она все на Валентино заглядывается. А я не хочу, чтобы моя племянница стала женой этого хлыща!!!
   Торбен так распалился, что не услышал, как сзади к нему подошел какой-то горожанин.
   - Успокойся, дружище! - произнес он, - Валентино твоя Гритта тоже ни к чему.
   - Да она ни к кому ни к чему! - сформулировав эту сложную фразу, Торбен уныло опустил плечи и двинулся к скамейке, что стояла у стены его дома.
   Горожанин пошел следом, утешая старика. Марвин хмыкнул в кулак и отправился дальше - по направлению к верхнему кварталу. Ему нужно было посетить еще трех мастеров. Не мудрствуя лукаво, наш герой шмыгнул в лавку с названием "Всякая всячина от Маттео" и спросил у стоявшего за стойкой хозяина:
   - Всякая ли всячина у вас продается, уважаемый?
   - Всячина бывает всякая! - подтвердил тип с усами от Марчелло Мастрояни.
   - И эякуляция без эрекции - смертный грех, - лицемерно вздохнул Марвин.
   Маттео задумчиво смотрел на него.
   - Вот оно, как получается, - наконец протянул он, - а я то думаю, что за гусь прибыл в наш городок с утренней оказией... на первый взгляд, вы производите впечатление ловкого парня. И вряд ли вы желаете что-то купить в моей лавке. Отчасти потому, что карманы у вас пусты, мой юный друг, а отчасти потому, что мою "всячину" захапали себе паладины. Эх, старина, и чего там только не было! Но я успел спасти один из двух комплектов доспехов! Интересуетесь?
   Марвин, содержимое чьего кошелька сейчас весьма точно описал Маттео, сокрушительно и отрицательно покачал головой.
   - Напрасно, юноша, напрасно! Всякий уважающий себя шельмец носит такие доспехи! Вот! Извольте взглянуть: два прошитых слоя из кожи глорха - в таких доспехах увязнет любой меч, застрянет любой топор! Всего двести пятьдесят монет, учитывая ваш скудный бюджет! Обычно я прошу не менее трехсот...
   - Обычно я не торгуюсь! - ответил Марвин, - но сегодня - особенный день. На одну раздачу милостыни и подкармливание сирот ушло почти четыреста монет. Карагон остался сегодня в неплохом барыше. А я, к сожалению, с какой-то мелочью. Но ведь еще придется где-то ночевать!
   - Это не представляется мне такой уж неразрешимой проблемой, - склонил голову Маттео, - в нашей центральной гостинице на площади немало свободных мест. И за ночлег там платят паладины.
   - Чертовски щедро с их стороны, - пробормотал наш герой, - с чего бы это?
   - Очень просто. Большинство ночующих там - торговцы. А так как наш город сейчас в тяжелом положении (это я насчет продуктов) то воленс-ноленс, приходится тратить денежки на рекламу. Все окрестные барыги, узнав о халявной ночлежке, собрались сюда. Вы не были еще на торговой площади? Нет? Как жаль. Там нет ни одного свободного места для торговли. Пока лорд Хаген не издал указ об оплате ночлега, торговцев было вполовину меньше. Издалека?
   Марвин, убаюканный степенной беседой, дернулся, когда Маттео повторил свой последний вопрос:
   - Издалека вы в наши края?
   - Я уверен, что вы и про места такие не слышали, - как можно вежливее ответил парень, - я был подмастерьем у Корристо, когда заварилась вся эта петрушка с Барьером. Совсем молодым пацаном меня отдали в монастырь... кажется, полста лет минуло. А когда все поняли, что Барьер - это надолго, то потеряли всякий интерес к обучению учеников. Так я и носился туда-сюда: то за пивом, то за растениями - короче, мальчиком на побегушках был. Потом Барьер рухнул. Я прятался, пока все не разбежались... магов огня еще раньше Гомез всех порешил. И вот, я здесь.
   - Любопытно, - перешел на "ты" Маттео, - а каменные горгульи над замком все еще висят? Не видел? Говорят, что им под триста лет...
   - Чего? - не понял Марвин, - какие горгульи? Нет там никаких горгулий!
   Маттео рассмеялся.
   - Все в порядке! Это я лишний раз хотел проверить. Много вас таких, кто про Миненталь баки забивает. Те, кто там парился, по лесам нынче бродят - честным людям жить мешают. А ты - вон какой. Честный, стало быть?
   - Кто сейчас честный? - пожал плечами парень, - да разве ж это преступление - быть в Долине Рудников? В списках судьи меня нет, так что я чист перед законом. Чего мне опасаться?
   - Тоже верно. Сдается мне, парень, что мы с тобой можем провернуть одно дельце. Сообща. Денег за его я тебе не обещаю, но почет гарантирую. Я краем уха слыхал, что ты ищешь работу?
   - Совершенно верно. А что, есть идеи?
   - Как без них? Но мне сейчас ученика брать не с руки, а вот при удачной сделке я мог бы замолвить за тебя словечко перед гильдией. Ну, как?
   Марвин хмыкнул:
   - А никак! Что за дело хоть?
   - Дело на сто монет! Мне они нужны - выкупить хотя бы половину товара у паладинов.
   - Ах ты, шельмец! - выдохнул парень, - да ведь это - роскошная сумма!
   Маттео шикнул на него.
   - Тихо! Мне эти бабки нужны не от тебя!
   - А от кого?
   - От Гритты. Это - племянница Торбена - нашего столяра. Кликуха у него - Деревянный. Так вот, Деревянный даже не знает, что его племяшка набрала в долг у меня тканей на сто монеток! Я уже два месяца жду от нее внятного ответа: либо она отдает мне деньги, либо я ее... хм, но это уже не важно!
   - И что, стерва, не хочет спать с тобой? - с издевкой спросил Марвин.
   Торговец вытер вспотевший лоб.
   - Она замуж хочет. Говорит, что это - грех, без благословления священника. А на кой хрен мне такая жена?
   - Ясно. И что я с ней должен сделать?
   - Да хоть отваляй ее прямо на моих тканях! - заорал Маттео, - но чтобы эта сука вернула деньги. Смогешь?
   Марвин пожал плечами и, не отвечая на вопрос, покинул лавку. Придется возвращаться к Торбену. Где эта Гритта теперь? И как у нее забрать деньги? Бр-р! Одни вопросы. А Торбен уже успел хлебнуть какой-то дряни и теперь храпел, развалившись на своей широкой лавочке. Присмотревшись к его владениям повнимательнее, парень понял, что старик очень беден. Прямо, как церковная крыса после уплаты всех налогов. У него не было даже навеса для работы, как у уважающего себя Харада. Изделия его стояли прямо на мостовой, он только после каждого трудового дня подметал опилки, чтобы не было нареканий от бургомистра.
   - Буратину бы себе какую выстругал, е-мае! - проворчал Марвин, пробираясь мимо храпящего Торбена, - подать идею лоху, что ли? Эй! В живых кто остался после цунами?
   - Что надо? - спросил визгливый и неприятный женский голос, - если за подаянием, то мы сегодня не подаем!
   Из полумрака комнаты показалась пестро одетая, изящная женская фигурка с метлой. Метлу она держала в руке свободно, словно это была не метла, а трость жиголо 19-го века. После того, как из сумерек выглянуло лицо, стало ясно, что чертовка еще и красива. Но, глядя на капризно отвисшую нижнюю губу, посвященный сразу понимал, что счастье не в красоте.
   - Я не из гильдии попрошаек! - кивнул головой парень, представляясь, - это вы объявление на сервере знакомств опубликовали? Без вредных привычек и комплексов, молодая вдова с хреновым положением в обществе ищет очередного спонсора...
   - Кого? - не поняла Гритта.
   - Мужчину с деньгами! - раздельно произнес Марвин.
   - Это я! - бросилась к нему женщина, - это как раз мне нужен мужчина с деньгами! Где он?
   Парень хмыкнул.
   - Он меня послал к вам. Говорит: Марвин (Марвин - это я, будем знакомы), сходи ты к этой мерзавке Гритте и спроси ее: когда она отдаст мне мои сто монет, что заняла прошлым летом? А что Марвин? Марвину тоже бабки нужны. Итак, моя прелесть, где ваш толстый кошелек?
   Гритта побледнела и оперлась руками о дверной косяк. Марвин же, полностью усвоив уроки Хильды, подошел и уверенно взял ее за грудь.
   - Интересно, - сказал он, - здесь когда-нибудь бывало молоко?
   - Что? - спросила Гритта, которой и впрямь поплохело от наглости молодого человека.
   - Дэньги давай! - произнес тот с кавказским акцентом, - зарэжу!
   - Но у меня нет денег! - воскликнула Гритта, у которой от чрезвычайной мужской близости на щеки начал наворачиваться румянец.
   - Тогда неси Маттео свое влагалище! - сурово приказал Марвин, - вчера вышло новое постановление лорда Хагена: "женщина, которая не может расплатиться за свои долги, поступает в услужение к кредитору". Поняла! Это значит, полностью, со всем телом в придачу! Слушай, ну чего ты ломаешься? Тебе ведь самой хочется!
   - Это ведь грех! - неуверенно сказала она.
   - Нет, ну блин и порядки у вас! А бабки зажимать - не грех! Хочешь, чтобы из-за тебя твоему дядюшке сломали пару костей?
   Храпевший на улице Торбен нервно дернулся на лавке и обмочился. Гритта отрицательно помотала головой. На глазах ее блестели слезы. Но Марвин был неумолим.
   - Давай, шагом марш - к Маттео. Забомби ему такой минет, чтобы полгода на баб глядеть не хотелось. Знаешь, что самые лучшие шлюхи в "Красном фонаре" за ночь всего полтинник зарабатывают. Причем, тридцать у них тут же забирает Борка. А тебе - сотню денег, да за какую-то не самую длинную в году ночь! Это же совсем другое дело!
  

Уровень 5.

Вместо медкомиссии.

   - А откуда ты про Борку знаешь? - хихикая, спросил Маттео.
   Он никак не мог застегнуть гульфик, хотя на улице уже было позднее утро. Гритта не давала ему уснуть половину ночи, решив компенсировать себе отсутствие мужского внимания за все два года траура. Руки у торговца тряслись, как у алкаша, а ввалившиеся глаза дико блуждали.
   - Регис рассказал, - поведал Марвин, - ну, как прошла ночь?
   Маттео бросил через весь прилавок ему кошелек.
   - Здесь пятьдесят золотых! - засмеялся он, - и приглашение на свадьбу. Черт подери! Телка с такими талантами ходила у меня под носом все это время, а я волочился за какими-то дурами из портового района. Спасибо, друг! Согласно нашему договору, я распишу тебя в самом лучшем свете.
   - Спасибо, - ответил довольный Марвин, пряча золото за пазуху, - смотри, поаккуратней... здеся и тама.
   - Чего? - не понял Маттео.
   - Рабочие органы не натри - бывает очень неприятно.
   - Уже! - радостно ответил торговец и улыбнулся своим воспоминаниям.
   Наш герой хмыкнул и отправился по выложенной тесанным камнем дороге. Не успел он сделать и десятка шагов, как его ухватили чьи-то проворные пальцы.
   - Дай монетку! - забубнил придорожный нищий, - всего одну монету, господин - от вас ведь не убудет!
   - Но и не прибудет! - философски заметил Марвин.
   - Кушать хочу, господин! - заныл попрошайка, - три дня не жравши... без горячей, а так же холодной пищи! Дай монетку, и старый Далдон поведает нечто интересное. Вас, господин, наверняка заинтересуют приличные доспехи?
   Марвин повернулся и пристально посмотрел на нищего. Нет, это не переодетый Регис. Это - совершенно незнакомый вонючий бомж.
   - Что-то я не догоняю насчет доспеха? - растягивая слова на техасский манер, произнес наш герой, - всего за одну монету? Это значит, что я должен их спереть?
   - Не спереть, а взять! - поправил угрюмо попрошайка, - они лежат в одном трудно, но вполне доступном для ловкого человека месте. А вы, господин, ловкач еще тот. Как я посмотрю...
   - Я тебе посмотрю! Ладно, выкладывай реквизиты места!
   - Монету! - напомнил нищий.
   Марвин вздохнул и выдал требуемое. Оборванец обрадовался, упустил скупую мужскую соплю и принялся торопливо нашептывать:
   - Могу подсказать, как обнести бывший склад Маттео. Несколько дней назад паладины конфисковали его товар, уж не знаю, почему. Теперь там постоянно торчит охранник, и простому парню вроде меня к складу не подойти. Но ловкому малому вроде вас, сударь, это не составит особого труда. Извольте взглянуть вот на эту стену. Если вы заберетесь на нее, а затем сможете очутиться на крыше дома Маттео, то можно считать, что шмотки у вас в кармане. Стоящий на страже охранник немного туговат на ухо - ему когда-то дали по башке в трактире сковородкой. Теперь у него погоняло - Сковорода.
   - Понял, - Марвин пытливо посмотрел на попрошайку, - а где гарантии, что пока я буду хозяйничать на складе, ты не настучишь лорду Андре? Насколько я помню, за это можно получить сто монет - целое состояние для такого мусчины...
   - Эх, сударь! - вздохнул нищий, - да меня не пустят на порог казарм... было дело. Но если бы вы мне дали еще пару монет, я, пожалуй бы, зашел в портовый трактир - пропустить бокальчик-другой пивка. От той бесплатной дряни, что раздают у лобного места, у нормального человека (я тоже был когда-то нормальным человеком, сударь!) неделю не проходит изжога.
   Наш герой посмотрел на нищего, подумал, вздохнул и полез в кошель. Подождав, пока благодарный нищий скроется по дороге, ведущей вниз - к портовому району, он подбежал к стене и одним движением забрался наверх. Затем он прошел несколько метров по сильно обветшалой верхней части брандмауэра и приблизился к тому месту, где расстояние до крыши дома Маттео было минимальным - всего метра два. Вспомнив всех богов по-имени и отчеству, Марвин прыгнул...
   В следующую минуту он лежал на земле, потирая отбитый зад, и со сдавленным стоном поминал богов по-матушке, а так же обзывал всякими старого Далдона - нищего, который так ненавязчиво посоветовал ему заглянуть на реквизированный склад. Когда с крыши сорвалась одна из черепиц и едва не разбила ему голову, Марвин с проклятиями отполз в безопасное место и словно незадачливый верхолаз принялся осмысливать собственные ошибки. Он не учел того факта, что черепица окажется скользкой и весьма неровно уложенной. Если постараться прыгнуть подальше, то есть шанс зацепиться за верхние ряды пальцами...
   На следующий раз он отбил себе бока. В ход пошли выражения гораздо жестче и продуманней. Кто знает, в какие лингвистические дебри забрался бы наш герой, если бы ему наконец не посчастливилось. Ухватившись левой рукой за ржавый штырь ливневки, он вскарабкался по покрытой мхом черепице и устало перевел дух. Часть дела сделана. Остается лишь мелочевка: спустится с крыши, исхитрившись не сломать себе шею... или сломать ее быстро - чтобы не мучиться долго; незаметно прокрасться к сундукам и обчистить их; и после уйти незамеченным. Особенно сыплются агенты на последнем участке - то ли расслабляются, то ли перенапрягаются.
   Преподаватель искусства нидзюцу сморщил бы такую рожу при виде потуг Марвина, что сбежалось бы смотреть все Киото. Но нашему герою ничего не оставалось делать, как обучаться нелегкому искусству верхолаза на ходу. Осторожно балансируя на краю крыши, он спрыгнул на основную стену, отделяющую Хоринис от прочего безумного мира. Убедившись, что охранник тупо стоит на часах задницей к нему, Марвин осторожно спустился со стены на стоящие ящики, затем спрыгнул с ящиков на землю и аккуратно подошел к двум огромным сундукам. "Вот растяпы!" - подумал он, - "сундуки даже не заперты! Сейчас посмотрим, какого рода всячиной торгует красавчик Маттео!" В первом сундуке обнаружился ворох всяческой одежды: купеческой, мастеровых, даже парадно-выходной щегольской костюмчик имелся. Доспехами тут и не пахло.
   Зато при осмотре второго сундука в нос Марвину шибанул резкий запах дубленой кожи. Новенькая броня из кожи глорха лежала сверху, а под нею обнаружились кое-какие припасы: большой кинжал, дюжину палок свежекопченой колбасы, половина круга острого сыра и несколько яблок. По всей вероятности, Маттео планировал вскорости куда-то мотануть. Куда? На этот вопрос Марвин ответить был не готов. Пока.
   Содержимое двух сундуков без труда уместилось в его вещмешке, но остро заявила о себе проблема выхода. Того самого последнего участка, о котором мы изволили упомянуть выше. Ну очень уж не хотелось парню скакать обратно по крышам, аки мартовскому коту. Немного поразмыслив, он достал из рюкзака одежку щеголя и принялся переодеваться. Сейчас будет сюрприз!
   Угрюмый небритый Сковорода стоял на часах погруженный в радостные грезы. Через каких-нибудь пару часов его сменит Дэн, а ему можно будет наведаться на лобное место и всласть попить пивка на пару с Рагнаром. Пусть и вкус у напитка не самый лучший, но халява есть халява. А затем... а затем можно будет закатиться в "Красный фонарь" и слегка пощупать Ваню... Ваней звали смуглокожую девочку Борки.
   - Эй! Солдат! Очнись! - резкий начальственный голос вывел ополченца из задумчивости. Перед ним стоял разодетый в пух и прах франт из верхнего квартала и ковырял в зубах зубочисткой.
   - Служивый! - повторил Марвин, - я кажется немного напутал. Это ведь склад Маттео?
   - Да, уважаемый! - кивнул охранник, - это бывший склад торговца Маттео. Но, по приказу господина Лотара паладины конфисковали весь товар и установили круглосуточную стражу. Никому не разрешается даже приближаться к нему. Так что я дико извиняюсь, но лучше бы вам отойти.
   Марвин засунул руки за пояс и с умным видом покачался на носках и каблуках.
   - Ладно! Неприятности мне не нужны самому. А где можно найти господина Лотара Маттеуса... блин, Маттео?
   Ополченец пожал плечами и хмуро пробормотал, что "этот хренов красавчик теперь не отходит ни на шаг от своего магазина". Марвин поблагодарил за информацию и направился прямиком в лавку напротив.
   - Эй, господин! - окликнул его охранник, - вам не туда! Вы идете в мастерскую луков Боспера!
   - А может я хочу приобрести лук! - с вызовом ответил Марвин входя в полумрак мастерской, - или, на худой конец, связку чеснока против нечистой силы...
   - Продуктами мы не торгуем! - заявил парню стоящий за прилавком мужчина, - этим занимается Руперт. Тот несчастный тип, который от нечего делать подметает землю возле своих лотков. Выбор у него нынче небогатый - ведь Онар прекратил поставки городу.
   Марвин осмотрелся по сторонам. В мастерской чувствовалась рука аккуратного хозяина: все предметы на своих местах, товары на прилавке - никакого живописного беспорядка, так присущего мастерским творцов от бога. Боспер терпеливо ждал, пока у его очередного посетителя устанет шея и даже присел на табурет. Где-то в глубине помещения служанка мастера готовила обед: до чутких ноздрей Марвина донесся запах чечевичной похлебки и жареного мяса. Внезапно утроба парня заурчала, требуя сатисфакции.
   - Таки я не понял: вы посетитель или гость? - удивился хозяин.
   - Я к вам по объявлению! - вздохнул Марвин, - говорят, вы объявили тендер на место нового ученика?
   - В моем доме попрошу не выражаться! - с достоинством в три рубля заявил Боспер, - но ученик мне действительно нужен. Как вы себе представляете скорняка без шкур? А одними луками и стрелами много не заработаешь. Да и покупатель нынче мелковатый пошел - нет того размаха, что раньше. Представляете, однажды мне заказали бук из лука...ой, что я говорю! Ну, конечно же, дуб из бука... пропади ты пропадом! Короче, вы поняли, что за лук мне заказали! Стоит он немыслимое количество монет! Но и потрудиться пришлось... ох! Зато за половину этих денежек старина Торбен соорудил мне вот этот комод! А вы как, храбрый?
   - А в чем дело? - вопросом на вопрос ответил Марвин, - тоже орка завалить надо?
   Боспер заливисто расхохотался. Всласть насмеявшись, он покачал головой:
   - Если бы это было так просто! Нет, парень, дело вовсе не в орке. Просто, мой прежний ученик, Барток... он, как бы это выразиться, испугался и впредь работать на меня. Сказал, что в окрестных лесах стало слишком опасно. Не боитесь?
   Марвин вздохнул. Для себя он уже решил, что будет добиваться места именно у Боспера. Маттео нового ученика заводить нельзя, Торбен почти нищий, Константино, по слухам, одной ногой по ту сторону реальности. Судя по вихрам Брайана, Харад тот еще подарочек... значит, больше не к кому.
   - Согласен! - выдохнул Марвин, - жить с каждым днем становится все опаснее, но ведь нужно жить. Со дня своего рождения человек борется со смертью, несмотря что некоторые боги советуют ему подставлять под удары судьбы разные половины морды...
   - Это что же за бог такую глупость советует? - нахмурился мастер.
   - Всякие есть! - уклончиво ответил парень, так что, вы меня берете?
   Боспер вздохнул.
   - Не все так просто. Сначала я должен удостовериться, что ты сможешь выполнять у меня работу. Назначу-ка я тебе испытательное задание. Принеси мне штук шесть волчьих шкур, смогешь?
   - Давненько этим не занимался! - почесал репу Марвин, - помню, что чего-то надрезать надо, а после стаскивать через голову... или через жопу? Нет, через жопу - это в эсэсэсэре...
   - Можно по любому! - миролюбиво заметил Боспер, - но лучше всего снимать шкуру с убитого волка, если предварительно разрезать ее вдоль брюха. Тогда она снимается от переда к заду. Хвост притаскивать не обязательно, понял?
   - Понял! - с вызовом ответил парень, а что, мастер, если я принесу тебе шесть шкур, то автоматически становлюсь твоим учеником?
   - Я же просил "не выражаться"! - поморщился люмпен, - а учеником ты станешь в том случае, если остальные мастера также выразят свое согласие. Этих остальных четверо: Харад, Константино...
   - Торбен и Маттео! - докончил Марвин,- слава богам, хоть согласие Лотара не требуется.
   Боспер кивнул.
   - Это точно. Ибо будь воля Лотара - в Хоринисе больше не осталось бы жителей. Черт побери! Этот парень - просто маньяк какой-то! Короче, юноша, вам задание понятно?
   - Так точно! - гаркнул наш герой.
   - Ну, так идите, и не мешайте мне обедать!
   Марвин повернулся и вышел из лавки. Но на самом пороге он внезапно обернулся и сказал:
   - Кстати, тот бог, который призывает морду подставлять, никогда бы не отпустил путника без обеда!
   Боспер испуганно рыгнул в суп.
   - Так никаких продуктов не хватит! Грета, закрой за гостем дверь!
   Спустя пять минут Марвин стоял перед Торбеном и втолковывал ему:
   - Понимаете, сударь, мне нужно ваше одобрение! Без этого мне не стать учеником Боспера!
   - А что я? - пожимал плечами старый Торбен, - одобрение дают боги! Ты, вообще, верующий?
   - Странствующий брамин, практикующий иудаизм! - кивал головой наш герой.
   - Ну, так тебе проще! Пусть два священника от каждого из богов дадут тебе свое благословение, а за мной не заржавеет.
   Марвин помаленьку начал звереть.
   - Алле, папаша! - процедил он, - а почему так мало священников? Ведь братцев было три?
   Торбен испуганно сел на табуретку, которая сломалась под ним с жалобным звуком.
   - Ох, халтура! - простонал он, - приятель, но у нас, к счастью, нет в городе некромантов! Так что нужно всего-то сходить к Ватрасу и Дарону. Ну, что тебе стоит?
   - Ладно! - хмыкнул Марвин, - но только ради тебя.
   Путь на храмовую площадь лежал через лабораторию чудака Константино. Поначалу Марвин собирался было разыграть старика, внезапно возникнув у него на пороге и демонически хохоча, но затем вспомнил, что ему уже далеко не шестнадцать лет, и он находится не в операторской насосной станции. За подобную шуточку можно заслужить от опытного алхимика неприятность похуже кровавого поноса...нет, не стоит! Чинно-благородно наш герой прошелся под аркой, в которой находилась лаборатория алхимика, поскользнулся на картофельной кожуре и злой как черт ввалился к Константино. Тот при виде странного посетителя взял старую джезву и принялся внимательно вглядываться в ее содержимое.
   - Нет, ну ты видел! - возмущенно заявил посетитель, - ты видел, чтобы столяр отдавал шарманщику сосновое полено с просьбой вырезать из него что-нибудь позабавнее?
   - Если ты о Торбене! - равнодушно сказал алхимик, - то он своим циркулем способен кого хочешь напугать! Вот, есть специальное зелье от испуга, есть так же зелья от сглаза, снюха, сговора, оговора и некоторых тещиных проклятий.
   - Мне бы чего-нибудь от "Пляски Светаго Витта"! - на польский манер прогундосил Марвин, - а если нету, то хотя бы разрешение на поступление в ученики.
   - Тьфу ты! - сплюнул Константино, убирая джезву с глаз долой, - а я, понимаешь, гадаю на кофейной гуще - чего тебе надо. Да, видать, ты издалека - не берет. Думал уже попробовать капнуть туда настойки серафиса...
   Марвин самодовольно ухмыльнулся:
   - Если настойка на спирту, то лучше выпей сам - всяко полезнее будет.
   - Я лучше яду глотну! - сообщил Константино, - так что ты от меня хочешь?
   Наш герой сообразил, что они битый час переливают из пустого в порожнее (вот откуда пошло изречение - переливы), а воз и ныне там.
   - Да хочу вот поступить в Босперу в ученики! - потупился он.
   - Ну, так иди и поступай! - сварливо отозвался алхимик, - а воду в ступе толочь нечего. Мне совершенно пофигу: у кого и как ты будешь работать.
   Обрадованный тем фактом, что одно разрешение у него есть, Марвин припустил на торговую площадь. Здесь он обнаружил своего старого знакомца Кантара, который при его появлении бодро вскочил со скамейки и помахал в воздухе шляпой.
   - Как хорошо, что ты пришел! - сообщил он, - у меня косяк на косяке.
   - В чем дело? - не понял Марвин, наркоту сбыть некому?
   Нашему герою торговец был совершенно до лампочки, лишь любопытство удержало его.
   - Давно не был в городе! - шепотом начал жаловаться Кантар, - а местечко то моё - тю-тю! Видишь - Сара оприходовала. Ходят слухи, что она подставляет самому лорду Андре, поэтому даже человек с моими связями ничего не в силах сделать. Может быть, у тебя есть идеи, как нам от нее избавиться?
   - Нам? - удивился Марвин, - это такое место в Индокитае, где Рэмбо пытали?
   - Бля, ну ведь я тебе помог, а! - напомнил торговец.
   - Да помню, помню! - огрызнулся Марвин, - идей - вагон. Можно, например, найти в порту красавчика с гонореей и подложить его ей. Ручаюсь, после этого лорд Андре будет хлопать в ладоши, когда ее поведут на аутодафе.
   Кантар озадаченно посмотрел на него.
   - Красиво! - наконец выдавил он, - ты знаешь толк в мести. Но это чересчур долгая канитель. Подсунь-ка ты лучше ей вот это письмо!
   Марвин удивился и сделал круглые глаза. В ответ Кантар сделал свои зенки квадратными.
   - Друзья должны помогать друг другу! - напомнил он, - я ведь вообще не смогу подойти к ее палатке. Ты просто сунь ей письмо за обшлаг, когда будешь ее трогать за грудь...
   - С чего мне ее трогать за грудь? - не понял Марвин.
   - Сару все трогают за грудь! - терпеливо, как ребенку пояснил торговец, - иначе и быть не может. Там така-ая грудь! У Лотара так встает, что доспехи оттопыриваются - это, брат, номер!
   - Лотар - известный клоун! - фыркнул Марвин, подгребая на "самом малом" к роскошным формам торговки оружием.
   Саре было на вид лет двадцать пять. К счастью, Кантар предупредил его, что впечатление это малость обманчиво. Лет этак на пятнадцать. Второй алхимик Хориниса, до того как сошел с ума, за какую-то супер услугу приготовил Саре омолаживающее зелье ценою в несколько тысяч золотых монет. С тех пор много утекло воды, началась и закончилась война с Варрантом, старый алхимик со всего своего богатого имени Игнац Алексис Рудольфи Петерсон Хорьх помнил только первое, а Сара все еще сводила с ума молодых парней. Сведенные с ума мужчины успели обзавестись семьей и родить отпрысков, которые, в свою очередь, пускали слюни при виде тщательно упакованных прелестей сексуально раскрепощенной торговки.
   Подойдя поближе, Марвин почувствовал, как пробирает и его. Воздух был буквально пропитан женскими гормонами.
   - Ох ты! - поздоровался он, - а приборчик мой... он то уже зашкаливает!
   Сара хрипло рассмеялась:
   - Привет, сладенький! Пришел выбрать себе меч по размеру?
   Марвин ласково провел рукой по ее аппетитному заду.
   - Нет! Мне понадобился набор отверток - нужно кухню китайскую собрать.
   Нужно отметить, что и зад у Сары был - не оторваться. Мерзавка прекрасно сознавала свою магическую притягательность, поэтому изогнула кошачью спину, оттопырив места поглаживания. Наш герой был не чужд маленьких человеческих слабостей, однако нашел в себе силы засунуть за обшлаг ее рукава крошечную записку, которую Кантар забывшись назвал письмом.
   - А ты - девушка без комплексов! - заметил Марвин, тяжело дыша.
   - С чего ты взял, что я - девушка? - игриво спросила Сара.
   Тут подал голос некий долговязый субъект, подпирающий своей тощей спиной фонарный столб неподалеку от палатки Сары.
   - Это верно! - заклекотал он, - намедни хоронили ее помершего от старости внука! Так что ты, незнакомец, держись от нее подальше. Там кругом капканы и волчьи ямы! Бу-га-га! Ой!
   Это ему прямо по морде попало морковкой, пущенной меткой рукою Бальтрама - торговца, занявшего место диагонально напротив Сары. Бальтрам в свои сорок лет был девственником и постоянно вздыхал о Саре. Торговка оружием, возможно, и проявила бы некоторую благосклонность в ответ на потуги перезревшего самца, но уж больно от того несло гнилыми овощами.
   - Саткнись, Ренгару! - почему то с эстонским акцентом прошипел зеленщик, - иначэ я расскажу Джоре о том, кто стырил его кошелек.
   - Сам саткнись! - огрызнулся Ренгару, - откуда у Джоры кошелек? Ведь его товар никто не берет!
   Наш герой был рад этой словесной перестрелке, которая позволила ему оторваться от прелестей Сары и смущенно попрощаться, пообещав заглянуть вечером. Сара кротко вздохнула и преисполнилась терпения. До вечера оставалось буквально каких-то шесть часов...
   Кантар выглядел будто пойнтер, которому злые люди засветили сапогом по морде.
   - Ну, чяво? Чяво? - подпрыгивал он, преданно глядя на кулаки Марвина.
   - Клиент созрел! - доложил парень, - можно строчить донос.
   Кантар недоуменно посмотрел на него.
   - Так иди к лорду Андре и сдай эту чертовку Сару! Он тебе отсыплет сотню золотых монет -подумай, парень! Мне туда нельзя, я - лицо заинтересованное. Андре мигом догадается, в чем дело. А ты... ты - совсем другое дело!
   Все получилось так, как и говорил Кантар. В казармах Марвину удалось без труда отыскать закованного в паладинские доспехи лорда Андре и свистящим шепотом выложить свою легенду. Типа, он на опушке леса собирал мясные грибы и увидел, как к повозке Сары подошли два подозрительных субъекта, которых он не далее, как позавчера, встретил в районе усадьбы Онара. Сара передала им несколько тяжелых свертков, и они ушли, сгибаясь под их тяжестью.
   Хорошо, что лорд Андре пришел в ярость и не додумался спросить, что же сам Марвин делал в окрестностях бунтарской усадьбы. Или хотя бы, спросить о том, где расположена эта усадьба. Непререкаемым тоном он приказал десятнику взять нескольких ополченцев и арестовать торговку Сару, а затем выдал парню тяжелый кошелек со словами:
   - Ты сделал благое дело. Помогать Онару - тяжкий грех.
   - Не корысти ради, а токмо волею направляющего мя Инноса! - ответствовал Марвин, прижимая к груди золото.
   - Увидишь какое непотребство, сразу приходи! - напутствовал на прощанье его паладин, - у меня денег много.
   - Всенепременно! - картавил наш герой, пятясь задом и покидая казармы.
   Спускаясь по ступенькам, ему довелось увидеть очень неприятную картину. Несколько ополченцев волокли отчаянно упирающуюся Сару, а она грозила небу кулаками и орала:
   - Попомните моё слово! Я скоро выйду, и вот тогда вы у меня попляшете! Вы у меня кровью умоетесь!
   Увидав сконфуженную фигуру Марвина, она обо всем догадалась.
   - Ах ты, сволочь! Да чтобы у тебя хрен узлом завязался! Да чтобы он у тебя в задницу заполз и не выползал! Да чтобы у тебя на хозяйстве бородавки выросли! Да чтобы у тебя в мотне закипело!
   Горожане и горожанки с нескрываемым удовольствием слушали проклятия Сары в адрес нашего героя, а Марвину хотелось провалиться сквозь землю. Он быстрым шагом миновал палатку Бальтрама, который еще ничего не знал, и подошел к бывшим владениям Сары, где уже копошился довольный Кантар.
   - Видал! - самодовольно засмеялся он, - не хуже, чем триппер для паладина! Дал тебе денег Андре? Сотню? Не густо, не густо. Скупится лорд в последнее время. Хотел я было подарить тебе абордажную саблю, но потом передумал - еще порежешься! Ладно, иди, не мешай мне. Типа, спасибо!
   - Типа, пожалуйста! - обиделся Марвин и подошел к стоявшему неподалеку священнику господа Инноса.
   - Добрый день, сын мой! - приветливо улыбнулся ему тот, - я - Дарон, скромный маг из монастыря имени Инноса, что в нескольких лигах отсюда к северо-востоку. Не хочешь ли пожертвовать нашему монастырю небольшую толику денег? Иннос не оставит тебя...
   - Да нет, уважаемый! - ответил наш герой, - мне если что и надо от тебя, то всего лишь, благословения.
   - Ага! - навострил уши маг, - значит, все же тебе придется сделать пожертвование! Ведь без него я не смогу тебя благословить - мне необходимо видеть: с каким выражением на лице ты расстаешься со своим накопленным богатством.
   Марвин чуть было не сказал Дарону, что с таким выражением на лице не благословляют, а просят подаяния, но затем вспомнил, что другой священник Инноса находится в капелле почти у самого монастыря.
   - Сколько обычно составляет пожертвование? - спросил он.
   Дарон оживился:
   - Покажи-ка свой кошелек! - цепкие и ловкие пальцы в мгновение ока избавили пояс Марвина от лишнего груза,- ого, да у тебя здесь более сотни монет! Иннос завещал делиться!
   - Что-то ваш Иннос больно на Сталина нашего похож! - произнес задумчиво парень, когда его кошелек стал легче на пятьдесят монет, - у него случайно усов нету?
   - У нашего Бога вообще нет волос! - трепетно произнес Дарон, - усы из троих братьев носил только Беллиар!
   Марвин подозрительно осмотрел богатое одеяние мага.
   - А у вас там в монастыре... там новых членов принимают?
   Дарон снисходительно посмотрел на него и улыбнулся:
   - Принимают. Но не всякий из послушников в конце-концов становится магом. Пройдут многие годы, прежде чем ты добьешься разрешения на посвящение. Но и послушником стать не так то просто.
   Марвин заинтересовался:
   - Ну-ка, ну-ка? Расскажи мне, для общего развития, какие правила приема в монастырь? Авось, когда-нибудь придется...
   Дарон набрал в грудь воздуха, прикрыл глаза и принялся вещать монотонным голосом:
   - Желающий принять постриг в монастыре Инноса, помимо собственного осмысленного желания, должен принести с собою в дар овцу и тысячу золотых монет!
   - Нифига себе! - присвистнул парень, - а это еще зачем?
   - Тысяча золотых монет символизирует твердость желания новообращенного. Ведь для того, чтобы собрать тысячу золотых, многим придется продать свою землю, жилище и драгоценности. Все то, что скапливалось в течение всей жизни. Не каждый способен принести такую жертву, сын мой!
   - И после человеку ничего не остается делать, как вкалывать в монастыре, - подытожил Марвин, - ведь с внешним миром послушника уже ничто не связывает.
   - Ты все понял, сын мой! - печально кивнул Дарон, - но зато тебе открыта дорога к истокам Знания.
   - Знание - сила! - подтвердил парень, - а спорт - могила. Что ж, придется некоторое время позаниматься спортом. Ведь у меня нет тысячи золотых монет.
  

Уровень 6

Вместо медкомиссии

(продолжение)

  
   Хакон был очень похож на Харада. Та же косая в плечах сажень, то же глухое выражение глаз, такая же окладистая борода с седыми подпалинами. При упоминании о лесных разбойниках лицо его потемнело, изо рта вырвалось несколько непечатных фраз, а кулаки сжались в пудовые набалдашники.
   - Весь товар! Весь товар отняли! - проревел он, кидая гневные взгляды на стоящего неподалеку ополченца, - а нашей доблестной милиции все похрен! Это в городе они орлы, а вот за ограду выходить бояться меньше, чем по десять человек. Один стоит и день напролет пиво халявное трескает, понимаешь, другой с каменной мордой наблюдает, чтобы никто не дай бог не обидел этого писаного красавца - Валентино, третий... хм! Третий в "Красном фонаре" шлюх перебирает! И за что им только деньги платят?
   Ополченец поспешил отойти подальше от раскипятившегося здоровяка. Неровен час, схлопочешь по морде, а этот Хакон после заплатит лорду Андре пятьдесят монет - и все, инцидент исчерпан! Марвин почувствовал, как у него на загривке встали торчком волосы.
   - Успокойся, уважаемый! - быстро сказал он, - менты - тоже люди. И точно так же не любят получать по морде!
   - Правда? - удивился Хакон, - а я думал раньше, что им это в кайф... ладно! Так что ты от меня хочешь? Оружия на продажу у меня нет... почти нет. Те зубочистки, что остались от прошлого раза, подойдут разве типчику типа Валентино. Красивые и легкие, но проку от них в реальной схватке - ноль. Брат раньше меня всегда выручал, но нынче он сам попал в косяк неслабый. Подрядили его пахать задарма - типа, долг чести. Так что, извиняй, но я ничем тебе не могу помочь.
   - Нет, уважаемый, - покачал головой Марвин, - я пришел поговорить относительно разбойников. Тех самых, что имели дерзость напасть на твой караван с оружием.
   - Там не только оружие было! - буркнул Хакон, - а зачем тебе бандиты? С этими парнями надо держать ухо востро - если хочешь сохранить в целости оба уха. Так в чем дело?
   - Да все твой братец! Чтобы получить его одобрение я должен или завалить орка, или принести ему его топор; либо разобраться с бандитами, которые напали на его брата. Старина Харад ворчал, что только заказ паладинов удерживает его от того, чтобы самому отыскать их и развесить на деревьях. Так что... сколько монет ты мне заплатишь, чтобы я расправился с этими наглецами?
   Тут Марвин обнаружил, что его никто не слушает. Хакон валялся под прилавком и хрипло хохотал, стуча сапогами по толстым неструганым доскам. Сзади оглушительным козлом блеял Цурис - торговец всякими алхимическими примочками, прямо по курсу ухал филином незадачливый Джора, а слева в самом конце рыночной площади деликатно кашлял в кулачок Кантар. Бальтрам в общем веселье не участвовал, потому как был в трауре. Он оплакивал несправедливое заточение Сары и ни на что не реагировал.
   - В чем дело? - резко поинтересовался наш герой.
   Хакон выглянул из-под прилавка и вытер тыльной стороною кулака щедрые слезы.
   - А ты - неплохой парень! - воскликнул он, - клянусь своими подтяжками! Узнаю своего братца! Ладно, не бери в голову - я не хотел тебя обидеть. Дружище, речь идет ведь не о крысах, пусть и здоровых, а о грабителях. Они вряд ли подставят тебе свои шеи, чтобы ты их перерезал.
   Марвин помянул непечатными словами свою проклятую худобу и дал себе слово, что ежедневно будет тратить двадцать монет на питание. Затем равнодушно спросил у Хакона:
   - Для справки. Где эти мерзавцы на тебя напали?
   - Неподалеку от двора Акила. Я вез в монастырь некоторое количество оружия, в надежде обменять его на вино и баранину, а они поспрыгивали со скалы прямо на дорогу... я даже не успел разглядеть, сколько их было. По-моему, вряд ли больше трех-четырех... мне ничего не оставалось делать, как бросить свои пожитки и бежать сломя голову назад. Мика, как назло, был пьян, поэтому я обратился к Пабло... ты знаешь Пабло?
   - Кто не знает Пабло? - фыркнул Марвин, - кто не знает эту лошадь?
   Слово "лошадь" было в Хоринисе незнакомо. Приблизительно так же, как и "вертолетная площадка". Но Хакон даже бровью не повел: лошадь, так лошадь.
   - Так вот. Этот Пабло уверял потом меня, что прочесал со своим десятком каждый кустик в районе усадьбы Акила, но так ничего и не нашел. Врет, конечно. Далеко в лес они не заходили - нынче это очень опасно даже и десятку наших оболтусов. Не те времена. Да! О чем это я? Так ты паренек, если с головой не дружишь, то обратись прямиком к Пабло - он найдет тебе лекарство.
   Марвин угрюмо кивнул и отошел. Похоже, в Хоринисе даже торговцы не воспринимают его всерьез. О каких паладинах может идти речь? Тем не менее, он решил пока в лес не наведываться - кто знает, какие твари там водятся. Вместо этого парень отправился на Храмовую площадь навестить Ватраса. Тем более, что он обещал Кавалорну передать священнику Аданоса таинственное письмо, как раз похищенное членами преступной группировки Браго. Нынче покойного. Безвременно почившего.
   Ватрас в этот день был занят привычным делом. Вся работа его заключалась в ликвидации безграмотности среди местного населения относительно планов и деяний всех троих божественных братцев. Так, как он был служителем Аданоса, то вполне естественно, что в его речи преобладало восхваление мещанского "моя хата с краю". Маг Воды превозносил деяния Аданоса, словно Израиль - поведение Соединенных Штатов Америки на мировой арене. В переводе на нормальный язык, его проповеди звучали приблизительно так.
   "Но однажды поссорились брат Беллиар с братом Инносом, и начали месить друг друга не по детски. Но пришел мудрый Аданос, который надавал тумаков обоим братьям, разнял их и успокоил. Затем наслал Потоп, смывший следы разрушений на обоих континентах. И вновь наступила благодать".
   Внизу, у подножья алтаря, собралась толпа бездельников. По окончании проповеди к Ватрасу подошел Валентино - известный мот и ловелас.
   - Падре, исцелите мои раны, - будничным тоном попросил он.
   - Снова триппер? - осведомился Ватрас, - или на этот раз тяжкие телесные?
   - Коросту какая-то тварь на меня прицепила, - пожаловался красавчик плаксивым тоном, - а говорила, что я у нее единственный за два года!
   Ватрас кротко вздохнул.
   - Жениться тебе надо, оболтус! Аданос! Исцели раны этого никчемного тела и прими его монеты? Валентино! Гони триста золотых!
   - В прошлый раз двести вроде было! - удивился Валентино.
   - В следующий раз четыреста будет! Следующий!
   Валентино пытался что-то возразить, но в этот момент его за шиворот ухватила чья-то железная рука и выбросила с пьедестала. Ватрас глянул на следующего прихожанина и кротко сказал:
   - Полегче, сын мой. Я его только что исцелил.
   Марвин вытер руку об штанину.
   - Горбатого могила исправит.
   - Молитва, сын мой! Молитва исправит! - поправил маг Воды, - хотя Валентино - вряд ли? Что тебе угодно?
   - Отойдемте, отец, - оглянулся по сторонам Марвин. Остальные прихожане сделали вид, что их ничего не касается. Ватрас послушно отошел в уголок со странным посетителем.
   - Ну? - требовательно произнес он.
   - Я хочу вступить в Кольцо Воды! - прошептал наш герой, делая страшные глаза.
   - Да ну! - хмыкнул Ватрас, - похвально. Значит, первое условие уже выполнено...
   - Какое?
   - Ну... кто-то из наших доверяет тебе настолько, что рассказал тебе о нас. Или проболтался... или ты узнал о Кольце под пытками? - грозно спросил маг Воды.
   - Проболтался! - поспешил успокоить старика Марвин, - ему было плохо, вот он и проболтался! Кавалорн послал меня к тебе. Просил передать тебе это письмо.
   Ватрас торопливо выхватил из рук парня письмо и впился в него своими цепкими глазами.
   - Письмо распечатано! - обвиняюще сказал он.
   - Это не я! Мамой клянусь! - воскликнул парень,- оно побывало в лапах бандитов.
   И в нескольких красочных фразах рассказал Ватрасу о том, как встретил Кавалорна и вместе с ним они сначала уничтожили гнездо гоблинов, а затем отняли у Браго и его компании важное послание Сатураса.
   - Ясно!- произнес Ватрас, внимательно рассматривая своего нового прихожанина из-под кустистых бровей, - а ты сам кто таков будешь?
   - Я - бывший заключенный из горнодобывающей колонии, - как на духу признался Марвин.
   - А зачем ты пришел в город и смущал уже и так порядком смущенного брата Лотара?
   Марвин вздохнул.
   - Скоро произойдут ужасные вещи! В Минентале собирается армия тьмы под руководством драконов...
   - Драконов? - удивился Ватрас, - до сих пор я читал о драконах только в старинных свитках. Честно говоря, думал, что это вообще враки! Гм! Драконы - это серьезно! А тут еще эти землетрясения...
   - Какие землетрясения? - не понял Марвин.
   - Всякие! В пять баллов по брату Рихтеру! И от кого ты про драконов услыхал? Не ври только, душевно прошу!
   Марвин и не думал врать.
   - Ксардас мне сказал об этом! Но просил, чтобы маги Огня ничего о нем не узнали.
   Ватрас задумался.
   - Ну, ясное дело! Он ведь сам из слуг Инноса... единственное, что совершенно не представляю его просящим.
   Марвин кашлянул:
   - Ну, он просил... при этом по столу кулаком постукивал. Столешница скрипела - он просил...
   Ватрас задумался. Они и так уже набрали в Кольцо Воды столько народу, что впору было отправлять несколько человек на уборку репы к местным помещикам. Только не сходя со своего места, Ватрас видел троих членов Братства. Скоро их гвардия начнет задираться с паладинами и громить монастыри. Вернее, монастырь. Но в письме Сатурас настойчиво советует передать часть орнамента не с Кавалорном, а с кем-нибудь втемную. Но Кавалорн - их самый лучший охотник, следопыт и специалист по кражам. Остается только Ларс - наблюдатель за гаванью. Что же делать с этим молодым человеком...
   - Вот что, дружище! - сказал наконец маг Воды, - мы примем тебя в Кольцо Воды. Минутку! Примем, если пройдешь испытание.
   - Что еще за испытание? - нахмурился Марвин. С тех пор, как он появился в этом мире, его постоянно испытывают, словно он летчик-испытатель какой!
   Ватрас покачал головой.
   - Мы не можем принимать в Кольцо неизвестных людей. Покрутись рядышком, выполни несколько заданий... а там посмотрим. Вопросы есть?
   - Вопросов море. Во-первых...
   - Это во-вторых! - перебил старик, - во-первых, на многие вопросы ты получишь ответ не сразу. Говорят же тебе, ты должен пройти испытательный срок. Понял? Теперь спрашивай!
   Марвин надулся хомяком и неприязненно спросил:
   - А чем занимаются остальные маги Воды?
   - Мои братья изучают развалины древнего храма на северо-востоке острова. Там обнаружены остатки древней культуры, что позволяет нам предполагать, что Хоринисе - образование гораздо более древнее, чем считалось до сих пор. Еще у нас имеются определенные проблемы относительно поставок оружия бандитам - тем, что наводнили местные леса после падения Барьера. Говоришь, что это ты его разрушил? Погорячился, ты, парень! Эти сволочи совершенно парализовали сообщение на острове. А еще какая-то тварь из Верхнего квартала продает им оружие! Можешь, кстати, принять участие в ее поимке.
   - А как...
   - Вся информация по этому поводу находится у Мартина - нашего интенданта. Он облюбовал себе местечко где-то на краю пристани. Этот парень не сильно приятен в общении, но договориться с ним можно.
   Марвин с трудом обнаружил, что его мысли растворились в словесных потоках мага Воды.
   - Погоди, мастер! - покачал он головой, - так мы ничего не решим. Скажи мне четко: что я должен сделать, чтобы вы приняли меня в Кольцо Воды.
   Ватрас с удивлением обнаружил, что его талант краснобая не помог. Этот странный парень абсолютно не восприимчив к словоплетениям и мыслеузорам. Значит, нужно тянуть время.
   - Э-э, - начал он, - ну, во-первых, ты должен стать представителем одной из трех группировок, что в последнее время образовались на нашем острове. Это значит, что ты должен определиться, кем ты хочешь быть: наемником у Онара, паладином у Андре или послушником при монастыре. А во-вторых, собственно... задание.
   Марвин превратился в слух. Ватрас выражался долго и витиевато, но все же смысл задания дошел до нашего героя и поначалу заставил его оцепенеть. Он по наивности своей считал, что самое неподъемное задание дал ему кузнец Харад. Оказывается, кузнеца ублажить куда проще, чем мага Воды. В последнее время в городе стало неспокойно. Поползли слухи и начали твориться необъяснимые вещи. Попросту говоря, стали исчезать граждане города. Марвин уже слышал о том, что исчез напарник охотника Бартока, торговец Хакон вроде что-то мычал насчет некоего Джо, что днями напролет слонялся по торговой площади, а вот уже третьи сутки, как о нем ни слуху, ни духу. Вроде бы торговец Бальтрам беспокоился по поводу посыльного, а мастер Торбен потерял из виду своего непутевого племянника.
   - Разреши эту загадку, добрый человек! - ласково произнес Ватрас, - и тотчас можешь примерять на себя нашу кольчугу из кожи тролля. Да! Если ты все равно отправляешься в порт, то передай Ларсу вот эту штуковину. Скажи, что он должен отнести этот осколок орнамента к магам Воды. И еще: ты будешь искать торговца оружием?
   - А что мне остается делать? - пожал плечами наш герой, - и что, ты предлагаешь мне нечто, что может помочь в поисках этого бутлегера?
   Ватрас кивнул. В самом деле, что-то он завалил парня работой. На самом дне его походного мешка лежал старинный амулет ищущего огонька, который при известной удаче мог облегчить поиски. Он вытащил шнурок с амулетом и надел его парню на шею:
   - Прикажешь ему искать оружие - он найдет. Говорят, что огонек внутри его может еще кое-что, но знания эти забыты, утеряны... короче говоря, я здесь не копенгуген. И не забудь про Ларса!!!
   Марвин в это время уже мчался вниз - к нижнему кварталу. Спрыгнув с высокого брандмауэра, он оказался в овечьем загоне, и его радостно приветствовал добродушный старичок, весь - с головы до ног заляпанный кровью.
   - Привет! Я - Альвин! - произнес он с видом реабилитированного Лейбы Бронштейна, - добро пожаловать на королевскую живодерню, черт побери! Хочешь овечьей крови?
   Альвин опустил в чан с кровью деревянную кружку и протянул ее Марвину.
   - Старик, ты совсем спятил! - прохрипел наш герой, представив у себя во рту всяческие гемы и глобины, - я, по-твоему, похож на вампира?
   Вместо ответа, старик запрокинул голову и с наслаждением выпил полную кружку.
   -Халява! - жизнерадостно объяснил он, - за украденное мясо мне влетит, а вот крови я могу пить, сколько влезет.
   Рядом в загоне испуганно заблеяли овцы.
   - Твои? - спросил Марвин.
   - Нет! - засмеялся Альвин, - мне принадлежит единственная овца - моя жена. Остальные овцы принадлежат паладинам. Они жрут траву и жиреют, дьявольски жиреют, парень! Понимаешь, о чем я? А тут этот Феллан на мою голову... у парня не все дома, вот он их и загоняет своим молоточком прямо мне под череп. Не чувствуешь, как этот стук сводит тебя с ума?
   Вдалеке и впрямь стучали, но этот звук был приглушенным и не только не сводил с ума, а при небольшой концентрации внимания был даже вовсе не заметен. Но у Альвина, видимо, нервы были на пределе. Все-таки, сырая кровь - не самый лучший вариант для расшалившихся нервов.
   - Убей его для меня! - попросил Альвин, - я дам тебе двадцать монет - убей его!
   - А ополчение? - осторожно спросил Марвин.
   - Это - портовый квартал, парень! Здесь стражники бывают крайне редко. Постарайся, чтобы просто не было свидетелей. Убей его! Вынь из него его никчемную душонку!!!
   Этот домишко ничем не выделялся среди таких же инвалидных построек. Не отпускало впечатление, что весь портовый квартал строили пленные орки - ни одна из хибар не годилась для того, чтобы обозвать это нормальным человеческим жильем. Фабрикант Морозов в конце девятнадцатого века строил для своих работников куда более приличные сооружения. Но здесь вовсю кипела жизнь: у огромного котла с похлебкой суетились две кумушки с громадными половниками; где-то неподалеку за углом звенели хреновенькие мечи - там кто-то отстаивал свое древнее право на жизнь; прямо напротив Марвина щуплый парень остервенело бил молотком по оттопыренным шляпкам гвоздей. Судя по всему, это и был искомый Феллан.
   - Человече! - обратился к нему наш герой, - ты бы заканчивал эту свою "арию Дятла". Уже у половины квартала из-за тебя мигрень...
   - Мне надо укрепить мой дом! - отвечал, не оборачиваясь, хозяин, - сдается мне, что он вот-вот развалится. Стропила едва держат черепицу, стены едва держат стропила, а дверь при каждом повороте скрипит так, будто ей всю ночь снился деготь.
   - А что, у тебя есть красавица-дочь? - понял по-своему упоминание о дегте Марвин.
   - У меня нет даже жены! - вздохнул Феллан, - сирота я. Зато у меня есть целых два молотка...
   - Постой! Давай я тебе дам десять монет, и ты куда-нибудь сходишь.
   Глаза Феллана алчно заблестели.
   - Давай! - шепотом согласился он, - а я сбегаю к Карлу и куплю себе третий молоток. Большой такой молоток!!!
   Увидев, что разговаривать с парнем бесполезно, Марвин пнул его в коленную чашечку. От неожиданности Феллан упал, а наш герой добавил снизу носком сапога в висок.
   - Караул! - завопила одна из кумушек.
   - Убивают! - закричала другая.
   Обе они с половниками наперевес бросились к Марвину с не вызывающими сомнений намерениями. Наш герой уж и не помнил, когда ему в последний раз приходилось бить женщину. Возможно, аж в детском садике. Но здесь война не входила в его планы. Поэтому он моментально сдернул с плеч лук и наложил стрелу из колчана на тетиву.
   - А ну, стоять, клюшки!
   Старухи замерли, точно стайка пернатых перед ястребиными глазами удава.
   - Вы что, совсем страх потеряли? - цыкнул на них парень, - разве не видели, как он сам поскользнулся и упал?
   Одна из стряпух подозрительно глянула на поверженного стукача.
   - Сам. Упал! - четко произнесла она, - и случайно три раза башкой о камень приложился. У бедняги ни гроша в кармане - так что, господин, никакого толку вам с этого не будет.
   - Я предлагал ему денег, - признался Марвин, - но он сказал, что купит на них еще один молоток...
   Не успел он договорить, как вторая стряпуха подлетела к телу и со всей дури приложилась по лбу Феллана половником.
   - Мил человек! - взмолилась она, - забери ты, Инноса ради, у него все молотки. Он тут своим стуком уже всех достал.
   Марвин спрятал лук и снял с пояса несчастного молоток. Еще один молоток обнаружился в доме на столе. Тем временем Феллан успел очухаться и сесть на мокрую после дождя землю.
   - Подвиг ратный совершили! - обвиняюще сказал он в пустоту, - попу мальчику зашили.
   - Привяжите ему руки за спину! - посоветовал Марвин на прощанье стряпухам.
   Тихо помешанный Альвин появлению нашего героя обрадовался, словно пьяница - утренней бутылке.
   - То ли я оглох, то ли ты и впрямь угомонил этого недотепу.
   К ногам живодера упало два молотка, причем один из них - в аккурат, рабочей частью на выглядывающие из дырявых чуней пальцы. Альвин застонал, схватил набедокуривший молоток и швырнул его в одну из пасшихся за забором овец. Железная часть угодила ей прямиком в голову, поэтому несчастное животное рухнуло, как подкошенное.
   - Я дам тебе тридцать монет! - придя в восторг от своего броска, заявил живодер, - еще десятку - за два молотка.
   - Смотри, не продай их Феллану в трудную годину! - посоветовал на прощанье Марвин и поспешил выйти из этого поганого угла, где даже кирпич пропах кровью и страхом овец, а вся атмосфера, казалось, еще дрожала после неистового труда Феллана. Поскорей бы родился уже тот поэт, кто окрестит такую работу "мартышкиным трудом".
   Возле единственного приличного на весь портовый район дома стоял лысый мужик совершенно хамоватого вида и абсолютно не скрываясь, курил здоровенный косяк из болотной травы. Вокруг него образовалось целое облако сладковато-смолистого дыма, и прохожие с удовольствием вдыхали этот аромат.
   - Выпил бы лучше стакан водки - все же здоровее" - посоветовал ему Марвин.
   - Вот еще! - буркнул лысый, - из-за одного стакана рот поганить. А ты откуда и куда, собственно?
   Марвин пожал плечами.
   - В порт направляюсь. Может, работенка какая подвернется...
   - Деньги нужны?
   - Кому они не нужны.
   - Могу помочь! - равнодушно предложил здоровяк.
   - Лишние?
   - Нет. Но ты находишься как раз напротив лавки ростовщика Лемара. Он с удовольствием ссудит тебе... некоторое количество монет...
   - Под грабительский процент! - закончил за него фразу Марвин, - а ты на этого Лемара работаешь?
   - Умный парень! - пыхнул косяком лысый, - так что? Берешь сегодня сотню - завтра отдаешь сто тридцать. По-моему, верное дело.
   - А не отдашь - верная смерть! - хмыкнул наш герой.
   - Типа того...
  
   Наш герой уже почти вышел на пристань, когда его окликнули из дверей портового трактира.
   - Эй, хиляк! Хиляй сюда! - проревел стоящий на входе вышибала, лицо которого не то украшала, не то обезображивала поперечная вмятина, сделанная вроде как тупым топором.
   Марвин на всякий случай подвинул поближе свой волчий нож и осторожно приблизился.
   - Чего надо?
   - Что-то я тебя здесь раньше не видел! - проревел вышибала, - какого хера ты проходишь мимо заведения старины Кардифа?
   - Кардифа? - удивился Марвин, - он что, валлиец?
   - Сейчас ты у меня сам станешь валлийцем! - пообещал верзила, - когда я тебя завалю, как поросенка. Давай бабки! Пятьдесят монет гони сюда, и дело с концом.
   На лицо нашего героя набежало легкое облачко сомнения в собственных силах. Эх, еще месяц назад он бы размазал по стене трактира троих таких вышибал. А справится ли нынче - вот вопрос. Вокруг них стала собираться толпа.
   - Эй, Мо!- раздался чей-то голос, - совсем дела плохи? К хилякам цепляешься... а настоящего парня обидеть - кишка тонка!
   - У Мо деньги кончились, он на пиво сшибает! - хохотнул кто-то еще. Марвин не стал ждать, пока противный липкий страх окутает его тело, шагнул вперед и быстрым движением проколол острием "волчьего ножа" место в районе лобковой кости вышибалы.
   - Ну, ты! Тело с концом! - проговорил он, мерзко улыбаясь, - сейчас ты у нас будешь телом без конца. И орки, когда разграбят все вокруг, отвезут тебя в Варрант - на почетную должность евнуха при гареме тамошнего царька.
   Мо был молод, нагл и силен, однако ему недоставало опыта. Опыта с излишком хватало у Марвина, однако того подводило неокрепшее тело. Наш герой несколько раз уклонился от страшных ударов дубины, а затем поймал вышибалу на вздохе. Верзила Мо на мгновение остановился, чтобы перевести дух, но тот час же почувствовал, как кованый носок сапога противника сминает его гениталии, деформируя сосуды накопления семенной жидкости и причиняя этим самым нешуточную боль.
   - Так нечестно! - зарыдал бедняга от унижения и досады, когда ловкие пальцы Марвина обшарили его карманы и реквизировали несколько золотых, с помощью которых Мо надеялся скрасить день до вечера.
   - Надо же? - удивился наш герой, - стоит любого бандита обидеть, как он тут же о чести вспоминает. Вы это к чему, милейший?
   - Не стоит издеваться над бедным парнем! - раздался голос из темноты и прохлады трактира, - лучше прирежь, добрый человек, но не срами.
   Мо удивленно хрюкнул в ответ на хозяйские слова и принялся подниматься из пыли, попутно обшаривая все поврежденные места. Видимо, понятия о чести и сраме в эти времена были и впрямь иные: избитый вышибала, не стесняясь, скинул порты и погрузил свое хозяйство целиком в бочку с дождевой водой. Помятая рожа его расплылась от удовольствия. Стоящая рядом торговка, ровно как и ее покупательница, сделали вид, будто ничего особенного не заметили. Возможно, гениталии Мо и впрямь были не героических размеров.
   - Я - Кардиф! - представился бородач, подметающий пол в ожидании вечернего наплыва посетителей.
   - Я - Марвин!
   - Заходи, чего уж там. С меня бесплатная выпивка за то, что проучил этого наглеца.
   Тем временем Мо уже уселся на бочку и охлаждал свои многочисленные гематомы. Со словами "наглеца" Кардиф с силой нажал обеими руками на голову Мо, так что тот погрузился в воду полностью - из бочки остались торчать только голова и две ступни.
   - Отмокай, горемыка! - хмыкнул трактирщик.
   После первой пинты доброго пивка (Марвин любил называть полулитры пинтами, на аглицкий маневр), когда желудок парня требовательно заявил о хорошем обеде, Кардиф принес половину окорока крысокрота и около фунта остро пахнущего сыра.
   - Из монастыря. Овечий, - пояснил он, - на острове сыр есть только у магов. И эти твари его кому попало не продают. Спасибо Нагуру... выручает.
   При упоминании Нагура, в углу что-то завозилось и укоризненно свистнуло носом. Кардиф оставил потуги таинственного посетителя без внимания и подлил Марвину пива.
   - Спасибо! - кивнул наш герой, - мне кажется, что здесь, в портовом кабаке можно купить любую информацию. Бьюсь об заклад, ты слышишь много интересного. Уши мои всегда раскрыты для информации...
   - Твои уши здесь не главное! - фыркнул Кардиф, - вопрос в том, раскрыт ли твой кошелек.
   Марвин сделал хороший глоток.
   - И сколько ты хочешь?
   Трактирщик пожал плечами.
   - Такса у меня твердая. За любую новость тебе придется выкладывать десять золотых монет.
   - Такса - это такая охотничья собачка, - покачал головой парень, - малюсенькая. Лисичек гоняет - будь здоров! Что же касается меня, то дороже пятачка за твои легенды я отсыпать не собираюсь. Ну хоть скрестите меня с негром.
   Кардиф задумался и принялся играть бровями.
   - За пять монет тебе здесь куска сырого мяса не продадут. Семь - мое последнее слово.
   - Ладно, накину тебе одну монетку из уважения к твоим мозолистым кулакам. Шесть монеток за городские новостя... согласен? По глазам вижу, что согласен, однако сильно в тебе еще мещанство. Хочешь, просвещу тебя о вторичности сознания перед мыслящей материей?
   Трактирщик отчаянно замахал руками, давая понять, что он согласен на шесть монет и без краткой лекции по философии. Тогда обрадованный Марвин догрыз крысиный окорок и приступил к расспросам.
   - Кто относится к самым влиятельным гражданам Хориниса?
   - Парень! - рассмеялся Кардиф, - ты не тут спрашиваешь. Это к Карагону с такими вопросами. У нас тут собирается одно отребье. Изредка какой Мартин или Ларс забредут утолить жажду. Последние несколько ночей Мартина я даже и не видел. Гони шесть монет - мне кажется, я удачно ответил на твой глупый вопрос.
   - Справедливо! Вот твои деньги. А у кого я здесь могу чему-нибудь научиться?
   Трактирщик задумался.
   - Ну ты, блин, даешь! Обычно меня спрашивают: "Кардиф, где бы чего спереть?". Ты бы еще спросил, кому в портовом районе можно доверить большую сумму денег! Ладно! Кое-что тебе можно посоветовать. Есть у нас кузнец по имени Карл... он раньше в Верхнем городе обитал. Но потом стащил какую-то херню у торговки Клары... то ли рубины, то ли сапфиры... ну, короче говоря, выперли его к нам в портовый район. Так вот, он тебе может пару приемчиков показать, как силушку набирать быстрее. Уж больно ты, тощий, прости меня Иннос. Еще в одном из темных уголков нашего квартала устраивает потешные бои бывший солдат короля - Альрик. Парень мечом орудует, как... как балбес Мо - ложкой. Если ты немного разбираешься в алхимии, то тебе дорога к Игнацу. Если старик нынче при памяти, то может тебя обучить кое-чему полезному. Фу!!! Вроде бы все, никого не забыл. По пристани бродит некто Ларс, но боюсь, что ты у него ничего не добьешься - не тот типаж.
   - А нет ли здесь какой-нибудь работы?
   - Убери монеты, парень! Я тебе и так скажу: работы здесь нет и не будет. Давно прошли те времена, когда в гавань Хориниса приходили королевские фрегаты и галеоны. Нынче наш портовый район беден и голоден. Даже шлюхи - и те цены сбросили. Всего за пятьдесят монет можно провести ночь с Надей... а она раньше меньше трехсот не брала.
   - А может... есть какая исключительная работенка? Специально для небрезгливого человека. Подумай, старина!
   Кардиф нахмурился. Затем выглянул в двери и убедился, что никто не подслушивает.
   - Нагур!- позвал он.
   - Чего тебе? - донеслось из угла.
   - Сдается мне, что этот молодец - как раз по твоей части.
   - У-у, старый скряга! - проворчали из полумрака, - мало тебе твоей обычной доли! Так и норовишь в задницу без скипидара пролезть! Иди сюда, парень!
   Марвин подошел к самому последнему столику и присел на табурет. Сидящий к нему спиной человек говорил, глядя на стену.
   - Есть одна работенка. На торговой площади держит мазу барыга по имени Бальтрам. Он никак не дождется своего посыльного, хе-хе! Посыльному то я перерезал глотку... кровищи было! Так вот! Ты должен наняться к Бальтраму и пойти ко двору Акила - взять для этого барыги посылку. Но ты, естественно, посылку принесешь мне. Вопросы есть?
   - А как делим прибыль? - спросил Марвин.
   - Хороший вопрос! - хрипло засмеялся Нагур, - а главное, своевременный. Тебе достанется ровно треть от навара. Это справедливо.
   - Где ты в этом справедливость увидал? Половину мне - мы ведь партнеры...
   - Идет! Это ж я тебя на понт хотел взять.
   - На понт будешь доктора брать, когда он твою писю лечить станет! Когда идти?
   - Можешь, хоть сейчас. И помни: ни одна живая душа не должна знать об этом! И не пытайся меня обмануть - пожалеешь, что родился на белый свет!
   - Какой же он белый? - удивился наш герой, - какой же ты еще молодой, Нагур!
   И довольно рассмеявшись, покинул заведение Кардифа. От этого смеха стало не по себе и Нагуру, и Кардифу.
   - Не делаем ли мы ошибку? - хмуро спросил Нагур.
   - Там видно будет! - оптимист Кардиф вновь принялся выметать сор из трактира.
   - Следующий раз я надеру ему задницу! - заявил совершенно мокрый Мо, появляясь в дверях.
   - В следующий раз ты останешься без хозяйства! - пообещал ему Кардиф, - и я за тебя вступаться не буду.
   - А я лично прослежу, чтобы тебя похоронили рядом с помойкой, - небрежно обронил Нагур.
   Мо стало страшно. Он почесал мокрый зад и прошел к камину - сушиться.
  
   Ларс стоял на пристани, подставив лицо соленому морскому ветру, и размышлял о неумолимом течение времени. Всего год назад ему было двадцать восемь. Сегодня какая-то зараза в кабаке Кардифа сказала, что вечером луна закроет своим телом Юнону - богиню вечерней красоты. Событие это происходило один раз в год, и именно в этот день мама Ларса решила произвести его на свет. Выходит, ему сегодня исполняется ровно тридцать лет. Скоро у его неизвестных детей появятся свои неизвестные дети, и ни одна сука не сообщит ему, что он стал дедушкой. Это обстоятельство так его растрогало, что Ларс неожиданно заплакал. Впрочем, заплакал - это слишком громко сказано. Полторы скупых мужских слезинки скатились по его мужественной физиономии и вскоре высохли под влиянием бриза. Тот же бриз наполнил его душу внезапной легкостью, истома и печаль куда-то подевались, а сзади небрежно прозвучало:
   - Ларс, старый пройдоха, ты то откуда здесь взялся?
   "Старый пройдоха" подпрыгнул от неожиданности и уже в прыжке вспомнил, почему ему знаком этот голос.
   - Ты... ты - тот парень, что поставил на уши всю Колонию? Помню, мы пару раз встречались...
   Марвин кивнул и лицо его расплылось в улыбке.
   - Ага! Точно! Только ты в то время пил вино и курил болотник. Я вообще удивляюсь, что ты меня запомнил.
   - Забудешь тебя, как же! Жалко, Роско скалой придавило; он все мечтал с тобой бутылочку раздавить... или две. А что это ты тут прохаживаешься с таким видом, будто купил весь этот сраный городишко... или даже - выиграл в карты!
   Наш герой внимательно посмотрел на бывшего лидера воров из Нового Лагеря и протянул:
   - Ларс! А ты ведь ни капельки не изменился. Все мечтаешь услышать запах жареного!
   - Тс-с! - приложил палец к губам бывший вор, - для всех я - Ларес. Так что, будь добр, называй меня именно так.
   - Сильная маскировка! - фыркнул Марвин, - я бы никогда не догадался. Слушай сюда, портовый наблюдатель: Ватрас велел передать тебе вот этот кусок алебастра и наказал, чтобы ты его отнес Сатурасу. Где Сатурас, ты должен знать сам.
   Ларс, или Ларес, присел на старый полусгнивший кнехт и крепко призадумался. С одной стороны, раз уж он - член Кольца Воды, то приказы надо исполнять. С другой стороны, морской воздух так благотворно на него влияет. После злоупотребления в Колонии наркотою и рисовым шнапсом сердце ноет, а лучший бальзам для сердца - свежий бриз. Да и если уходить, то нужно поставить вместо себя замену. Никто об этом не знал, но Ларес по личному указанию Ватраса наблюдал за гаванью. И если на траверзе Хориниса появится какой-либо королевский фрегат, то маги Воды должны были узнать об этом первыми. "Эсмеральда" - галеон, на котором сюда прибыли паладины, застыл бесполезной громадой в ожидании неизвестно чего, а это означает, что выбраться с острова нет никакой возможности.
   - Мать твою с присвистом под шесть футов с проседью!- выругался он тоскливо. Сидевший неподалеку на скамейке мужик уважительно покосился на него и пробормотал: "Эх, молодость, молодость!".
   - Таки чего? - не понял Марвин, - и этот еще пялится!
   Ларес вполголоса пояснил ему, что на лавке сидит старый морской волк по имени Джек, который бросил якорь в гавани лет двадцать тому назад и с благословения Лариуса (низложенного мэра Хориниса) поступил на должность смотрителя местного маяка, расположенного высоко в горах над Хоринисом. Но с тех пор, как рухнул Барьер, в его башне расположились биваком какие-то отморозки. Джек благоразумно дал деру и сообщил об этом Лариусу. Но верховного судью практически низложил лорд Хаген, который в ответ на плохие новости достославно изрек:
   - Нынче необходимости в маяке нет. Следовательно, рисковать своими людьми я не буду. Пусть Андре пошлет кого-нибудь из ополчения.
   Андре послал пару человек, которых отморозки расстреляли из луков, не подпустив и на полсотни шагов. С тех пор о маяке предпочитали не вспоминать. Джек днями торчал на пристани а по ночам веселился в трактире Кардифа. Это он припечатал кистенем по морде Мо, так что заметно до сих пор. Неугомонный вышибала хотел ограбить старого моряка, но после долго лечил рожу свинцовыми примочками.
   - В чем дело? - не понял Марвин, глядя на загадочное лицо Лареса.
   - Ты не понимаешь! - вздохнул тот, - это ведь переться через половину острова.
   - Так давай я отнесу этот чертов орнамент! - предложил парень.
   Ларес с сомнением осмотрел его.
   - Доспехи у тебя знатные, этого не отнять. Но лучше я отнесу сам. А то Сатурас меня вздрючит, если узнает, что ты шел один через остров. И ты можешь пойти со мной - веселее будет. Ой, млин!
   - Чего еще? - поморщился Марвин.
   - Мне же нужна замена здесь. Слушай я дам тебе вот это аквамариновое кольцо. Оно означает, что носящий его человек принадлежит к Братству Воды. Ты с ним пойдешь на торговую площадь. Кто-то да тебя окликнет. И ты сообщи, что мне нужна смена. Договорились?
   - Проще пареной репы только пароконный плуг! - согласился Марвин.
   - Тогда до встречи!
   - Жди меня, старичок! А я все сделаю очень быстро.
   С этими словами наш герой подпрыгнул в воздухе и побежал налево - к подъему на лобное место. Оттуда до торговой площади было рукой подать.
  

Уровень 7

Вместо медкомиссии

(окончание)

   Возле самого подъема ему пришлось на мгновение задержаться. И не мудрено! Сам черт бы сломал ходули в этом нагромождении досок, брусьев, медных листов для обшивки и всяческого рода струбцин. Дополним картину тем, что под ногами валялись обрезки всего вышеперечисленного и того, что человеческий глаз был не в состоянии классифицировать в мгновение ока.
   - Понаразбрасывали тут! - выругался наш герой, - всех на галеры сошлю! У меня бургомистер с ладошки кушает!
   - Привет, я - Гарвелл! - донеслось откуда-то из-за стапелей.
   - Да и я тоже - сукин сын порядочный! - проворчал Марвин, - это ты тут пожарный проход загромоздил? А если "Михаил Светлов" войдет в прибрежные воды Хориниса? Куда бриллианты девать будете? Будь я пожарным инспектором, я бы вам дырочку проколол! Чтобы другим неповадно было!
   Из-за стапелей показался нервного вида субъект, сжимающий в руках карандаш.
   - А? - спросил он, - что?
   - Уши на что? - раздельно спросил Марвин, - я кажись, спрашиваю: кто дозволил территорию порта захламлять?
   - А так мы уберем! - быстро нашелся Гарвелл, - понимаете, господин инспектор, какое дело... работу надо делать, а этот проклятый Монти! Он уже два дня не приходит на работу!
   - На работу? - оглянулся удивленный Марвин, - так ты весь этот бедлам вокруг называешь работой? Что же ты делаешь, хотел бы я знать?
   Гарвелл вздохнул, затем шлепнул высунувшегося работника по любопытному лбу и предложил нашему герою отойти ближе к воде. Поболтать. Вслед им обиженный рабочий сотворил непристойный жест, ударив рукоятью тесла по бицепсу правой руки и согнув руку в локте. Удар оказался чересчур силен: тесло выскользнуло из пальцев и обрушилось рабочему на ногу. Он заскакал на одной ножке, подвывая противным тенором.
   - Видал? - даже не обернувшись, прокомментировал ситуацию Гарвелл, - ничерта сделать не могут. Даже фигу показать толком не получается. Работнички!
   Они присели, свесив ноги с набережной. Гарвелл достал свежий косячок и предложил такой же Марвину. Когда тот отказался, сделал понимающее лицо:
   - Понимаю, служба. Контрабандный болотник - все, что нам остается, чтобы не съехали набекрень мозги. Я хочу смыться отсюда, приятель, понимаешь! Нанял троих работников, чтобы построили мне небольшой тендер - на подобном судне мне приходилось бегать вокруг берегов Миртаны... как мне казалось, лучших работников. Но в судостроении из них разбирался только Монти - его за приличную цену мне удалось сманить у Кардифа. Дал ему аванс - пятьдесят полновесных золотых монет, поставил магарыч, работа началась толковая. Те лоботрясы во всем его слушались. Наверное, не нужно было давать ему аванс, как ты считаешь?
   - По закону, аванс предоставляет заказчик. По взаимной договоренности, - с трудом вспомнил скупые строчки КЗОТа Марвин, - так что теперь поздно вздыхать. А что оставшиеся, совсем глухо?
   - Придурки! - вздохнул Гарвелл, - один клянется, что построит самый быстроходный тендер в Хоринисе... идиот! В Хоринисе отроду не было тендеров! Разве что рыбацкие карбасы, но это - совсем другое. Другой занят вырезанием бабы с большими титьками на форштевне. Как будто от этой бабы что-то зависит! Еще конца работе не видно, а у меня уже заканчиваются деньги. В городе совершенно не достать досок для обшивки, вот-вот закончится пенька, вместо парусины придется закупать холст у местных торговок! И тут еще эти слухи из Миненталя!
   Марвин с любопытством посмотрел на очень испуганного человека и предложил:
   - Может, я чем-нибудь смогу тебе помочь? Задаром, конечно. Только не привлекай меня к постройке своего корабля... иначе ты и вон до того островка не доплывешь.
   На востоке виднелся небольшой островок, и в шальном мозгу Марвина родилась безумная мысль: а не там ли стоит искать пропавших людей?
   - Когда ты, говоришь, в последний раз видел Монти?
   - Позавчера! - угрюмо сообщил Гарвелл, - именно тогда я ему выдал аванс.
   - Пропал не только он.
   - Да знаю я! Вон там, на той оконечности порта, живет один рыбак по имени Фарим. У него был напарник, которого звали Вильям. Говорят, он исчез также. Фарим ломает себе голову над тем, куда девать долю Вильяма после продажи последнего улова! Идиот!
   По лицу ремесленника прокатилось несколько крупных капель пота. Он смахнул их засаленным рукавом и продолжал:
   - Ты можешь мне помочь! Узнай, за каким чертом паладины приперлись в Хоринис? У меня лично такое впечатление, что они хотят вывезти все ценное из города - эта "Эсмеральда" гораздо крупнее всех барков и галеонов. И еще разузнай насчет орков: правда ли, что они уже у городских стен? Сделаешь?
   Марвин снисходительно похлопал собеседника по руке.
   - Да не переживай ты так. Иннос учит не бояться смерти, а смотреть ей прямо в лицо.
   - А Аданос учит напрасно не подставляться! - буркнул Гарвелл, вставая и прощаясь, - я всегда здесь с самого утра и до позднего вечера. А после меня можно найти у Кардифа.
   Наш герой отряхнул стружку с сапог и направился вверх по ступенькам. Пройдя мимо казармы, он услышал сытый рык герольда:
   - Уважаемые граждане Хориниса! По приказу лорда Хагена, все местные органы самоуправления низложены. Вся власть в городе переходит под контроль паладинов и ополчения. Командир ополчения - лорд Андре. Все мужское население города, способное держать в руках оружие, должно пройти курс молодого воина, чтобы в случае атаки орков мы все могли сражаться за наш город!
   Внизу около лобного места стояли столы, на которых пенилось пиво. Паладины угощали охочий до хлеба и халявной выпивки народ. Увидав Марвина, здоровяк-бармен зычно закричал:
   - Холодное пиво из подвалов Хориниса! Подходи, налетай! Это угощение не стоит ни гроша!
   У столов стояли несколько человек: уже знакомый нам Барток, послушник из монастыря Инноса и прыщавый ополченец по имени Рагнар. Он пил пиво огромными глотками, время от времени обращаясь к послушнику:
   - Что ни говори, Ульф, а халява убирает три четверти уксуса!
   Ульф молча цедил напиток и морщил брови. Барток пил так, как пьют касторку: брезгливо, но осознавая необходимость. Он поприветствовал Марвина суровым кивком:
   - Пей эту гадость, только если тебе действительно херово! Иначе может быть вот так!
   С этими словами он склонился за разбитыми бочонками и начал издавать рвотные звуки. Стараясь не помешать товарищу, Марвин взял со стола глиняный бокал и присоединился к дуэту "Послушник-Ополченец".
   - Как дела? - спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Потрясающе! - ответил Ульф, - оказывается, я за эти годы совершенно забыл, до чего прекрасен мир. Когда ты ограничен четырьмя стенами, причем долгое время, свобода становится слаще меда. Даже вот эту гадость можно пить без содрогания. Бр-р!
   - Что ты понимаешь? - проворчал Рагнар, - а я как раз сменился после дежурства в портовом районе. Боги! До чего меня достали эти тупые дежурства! Там ведь одни психи живут!
   Марвин пробыл в Хоринисе достаточно долго, чтобы уяснить: ночь Рагнар провел где угодно, только не в портовом районе. Хулиган Мо божился, что ни один сучий потрох в доспехах ополченца не заглядывал в доки много дней.
   - Ты один там дежурил? - спросил он проформы ради, но получил неожиданный ответ:
   - Нет! Вульфгар (наш сотник) не сумасшедший! Мы там были вдвоем с Пеком. Пек отправился отдыхать, а я вот завернул сюда пропустить пару кружек. Ваше здоровье, ребята!
   - Аминь! - ответствовал Марвин, - а ты случайно не знаешь, какого черта сюда приперлись паладины?
   Рагнар опустил недопитую кружку пива на липкий стол и захохотал:
   - Что, брат, тебе тоже они поперек горла?
   - Ага! - кивнул Ульф, - и не только ему. Я сегодня утром попался на глаза этому надутому индюку Лотару. Битый час этот детина выспрашивал у меня, не сбежал ли я из монастыря. Пришлось поклясться этому недоумку на его освященном клинке.
   - Никто не знает, зачем они сюда приперлись, - Рагнар удивленно посмотрел на свой край стола, где уже не было ни одной полной кружки, - знаю только, что половина их под командованием лорда Гаронда отправилась исследовать Миненталь. После падения Барьера он у многих вызывает интерес...
   Марвин лукаво посмотрел ему в глаза.
   - Еще пивка?
   - Так подай мне его, задери тебя орк! - рыгнул ополченец, - не видишь, меня уже слегка штормит.
   Наш герой послушно сбегал на противоположный край стола, исхитрившись по дороге добавить в пиво грамм полтораста самогона.
   - Вот это пиво гораздо вкуснее! - констатировал Рагнар, сделав огромный глоток.
   - А что с орками? - забросил удочку с гарвелловской наживкой Марвин.
   При слове "орки" Ульф громко испортил воздух. Ополченец хрипло рассмеялся:
   - Ша, сынку, папа рядом! Что ты хочешь знать про орков, усатый?
   Марвин неопределенно пожал плечами.
   - Да, болтают разное. Мол, скоро орки навалятся на город, так придется его защищать. Потому как уплыть все равно не на чем.
   Рагнар грозно нахмурился и глотнул своего "ерша".
   - Это кто тебе такое сказал?
   - Да разные люди говорят, - наш герой еще раз пожал плечами, - вон, хотя бы герольда взять!
   Допив свою адскую смесь Рагнар сделал две вещи: во-первых, уверил Марвина, что если хоть один живой орк покажется в виду города, то лично Рагнар выйдет из ворот и накостыляет наглецу; во-вторых, он залез на помост к герольду и смачно съездил того по уху.
   - Это что тут, сука, ты нам втираешь! - хрипло закричал он, - не слушайте его, граждане. Ни одного орка в округе не появлялось вот уже много лет. А если и появится какой-нибудь выкормыш, то от страха обсерет свои лохматые штаны при виде нашего доблестного ополчения! Это говорю вам я, Рагнар!
   Внизу у помоста герольд пришел в себя и громкими непечатными словами потребовал правосудия и сатисфакции. Озверевший Рагнар спрыгнул к нему и двинул сапогом под ребра. Но на счастье герольда из казарм примчались несколько ополченцев во главе с Вульфгаром, который вообразил, что на город напали. Если не орки, то хотя бы гоблины. Рагнару Вульфгар заехал точно в челюсть, отчего Марвин с перепугу решил, что у Харада с Хаконом объявился еще один братец - уж больно ловким был прием. Ополченцы спеленали буяну руки солдатским кушаком, после чего поволокли его к лорду Андре.
   Герольда вновь водрузили на помост, но после всего пережитого он сорвал голос и теперь вещал полушепотом. Раздающий пиво лендлорд отнес ему пару кружечек, и пострадавший глашатай временно сложил свои полномочия. Ульф предложил Марвину посетить трактир Карагона, но наш герой отказался. Нужно было идти и выполнять кучу поручений. Во-первых, он нацепил перстень Ларса-Лареса и принялся с умным видом прохаживаться по торговой площади, разглядывая лежалый товар. У продуктовой лавки он все же обнаружил, что продавец строит ему глазки.
   - Ищу работу! - голосом трудяги из второго "Варкрафта" произнес парень.
   - И это тоже, - простуженным голосом сказал Бальтрам, - а вот насчет колечка твоего, мил человек...
   - Оно не продается! - быстро сказал Марвин, - это обычный аквамарин - ничего ценного.
   - Я знаю, - просипел Бальтрам, показывая руку с точно таким кольцом, - добро пожаловать, брат! Чем могу помочь?
   - Меня послал Ларс... Ларес. Его нужно сменить в порту.
   - Я позабочусь об этом. Но мне тоже нужна помощь.
   Лицо Марвина выразило искреннюю заинтересованность. А торговец принялся жаловаться на жизнь:
   - Пропал мой посыльный. Толковый был парень, но вот уже второй день я его не вижу. Неужели он тоже пропал, как и остальные люди? Ладно... товар мне некому доставить. От Акила.
   - Акила! - проворчал Марвин, - Оверкила! Ты не выпендривайся, ты мне покажи на карте, где живет этот Акил?
   Бальтрам вместо ответа показал рукой в сторону восточных ворот.
   - Выходишь, поворачиваешь налево и идешь, пока скалы по левую руку не сменятся усадьбой. Там еще будут ступени, ведущие наверх. Поднимаешься, и ты в усадьбе Акила. Только... э-э... м-м!
   - Чего?
   - У тебя ничего лучше этого ножика нет? По пути могут и крысы встретиться, и волки, не приведи Иннос.
   Марвин отрицательно покачал головой. Тогда Бальтрам покряхтел досадливо и полез под прилавок. Вспомнил наверняка, что у прежнего посыльного не было оружия, решил подстраховаться. Под прилавком он пробыл так долго, что наш герой поинтересовался:
   - Ну что? Коня нет, а вместо него какая-то лягушка?
   Бальтрам не ответил, но из-под прилавка выполз. В руке его была почти новая шпага. Видимо, Марвин прервал его в самый момент сомнений: отдавать ли столь шикарную вещь такому гопнику.
   - Вот, держи! Двести верных монет стоит такая шпага. А нож свой давай сюда - впарю кому-нибудь.
   Парень взял ножны со шпагой и повесил их на свой пояс слева от пряжки. Не бог весть что, но расстояние удара увеличилось сантиметров на тридцать. Он без сожалений отдал нож, попробовал, легко ли выходит лезвие из ножен. Затем размеренным шагом отправился в сторону Восточных ворот. Стражники на выходе окинули его цепким полупрофессиональным взглядом (ополчение, блин!), но ничего не сказали. Зато нашим героем заинтересовался их старшой - мужик, годочков под сорок, с фигурой бывалого воина.
   - Мика я! - представился он, - ты откуда и куда?
   - Из города я. К Акилу посыльным от Бальтрама. Насколько я понимаю, за жратвой.
   - Насколько я понимаю, то же. Шпага у тебя, не спорю, неплохая. Но ты когда-нибудь уже был вне города?
   Марвин расхохотался Мике в лицо.
   - По-твоему что, я здесь родился?
   Охранник хмыкнул.
   - Зато у тебя есть отличные шансы здесь сдохнуть. Ты хоть представляешь, как стало опасно в округе?
   - И что тут опасного? - поинтересовался Марвин.
   - Хватает. Шершни, крысы, крысокроты, волки, гоблины, прочая шушера. Если повезет, можешь натолкнуться на орка. Так что запомни, паренек: как только на тебя кто-то ломанется, сразу беги к папочке Мике. Мика, если перед этим его задобрить, сможет разобраться в практически любой ситуации.
   Парень задумался. Вроде, охранник дело говорит.
   - И сколько обычно стоит задобрить дядю Мику? - обратился он к страже на воротах.
   - Пару монет, - моментально отозвался сзади старшой.
   - Держи десять - и мы договорились?
   - За десять я тебе даже дам добрый совет. Пока не поздно, вернись на рынок и потолкуй с Цурисом. У него можно надыбать неплохое заклятие на крайний случай. Хорошая магия еще никому не повредила. Особенно, такому крепышу, как ты.
   Марвин молча снес издевательство. Не будешь же уверять Мику: "я мускулистый, просто по мне не видно"! Сдохнет со смеху, а на кого тогда рассчитывать. Но и к Цурису с теми монетками, что у Марвина остались, соваться не охота. Эх, была не была! Может, в долг даст?
   Цурис молча смотрел на приближающегося хиляка в роскошных охотничьих доспехах. "А вот хрен ты у меня в долг возьмешь!" - говорили его змеиные глазенки. Увидав беззрачковый оскал, Марвин моментально забыл все вежественные речи.
   - Привет! - поздоровался он.
   - Хайль! - рассеянно отозвался Цурис.
   - Габен зи мир битте айн штуккен старк магиш миттель! - произнес наш герой по складам.
   - "Айн штуккен" тебе не поможет, - флегматично сказал алхимик, - хотя... чего я спорю с клиентом. Откуда ты, ву ду лебст?
   - Mein Haus auf steiler,
   Ist ganz abgetragen
   Vom kalten Wind im Januar! - пропел Марвин.
   Слеза скатилась по небритой щеке Цуриса.
   - Страна Вотана, что севернее Нордмара. Я прав, земляк?
   - Точно! - кивнул наш герой, - давно не был дома?
   - Тридцать лет. А ты давно оттуда?
   Марвин задумался.
   - Лет восемь мне было, когда на наш клан напали орки. Я испугался, но на глаза им не показался. Когда они ушли, то перебрался к дядьке - в Нордмар. А оттуда, когда повзрослел, в Миртану.
   Цурис вздохнул. Затем вспомнил о том, что он не только северянин, но и торговец.
   - Так что ты там болтал про сильное заклинание? Только учти, я в долг не даю, особенно землякам.
   - Прагматик по жизни? И чем провинились земляки?
   - Да говнюки они все! - взорвался Цурис, - как только увидят торговца земляка, так сразу норовят занять и не отдать. Вроде как я должен плакать от счастья, что помогаю им. Может, у тебя что на продажу есть?
   Марвин послушно взял рюкзак и полчаса отбирал то, что ему не понадобится. Но Цурис равнодушно просмотрел весь товар и сказал, что больше тридцатки за него не даст. Потому что, говно. Даже с расчетом на землячество. Тогда наш герой вытащил амулет ищущего огонька и со вздохом положил его сверху. Глаза алхимика загорелись, он улыбнулся и сказал, что с этого надо было начинать. Потому, как у Марвина теперь есть почти триста золотых. А это - целых три мощных заклинания. Или одно супермощное и два послабее. Торговались битый час, сбивали цену, ударяли по рукам и возвращались к первоначальной точке. Пока у нашего героя в рюкзаке не оказалось два "ледяных копья" и один "огненный дождь". По совету бывалого торговца, Марвин тут же спрятал одно заклинание в пояс, чтобы было наготове. Прощаясь, парень спросил:
   - Ты сам готовишь все эти свитки и эликсиры?
   - Куда мне! - отмахнулся алхимик, - разве что самые простые. Зелья я покупаю у Константино, а свитки мне привозят из монастыря. Когда Дарон, а когда и кто из послушников. Ты поосторожнее с "огненным дождем" - при неосторожном обращении можно четверть города спалить.
   В качестве бонуса Марвин еще узнал, что Константино сам собирает свои травы. В особенности, такие редкие, как травы силы и ловкости. Он даже как-то проболтался по пьяни, где можно найти коронное растение.
   - И где? - моментально вспомнил про "компонент номер один" парень.
   - На холмах с каменными дольменами. Один из таких холмов расположен чуть выше усадьбы Лобарта. Знаешь, где это?
   - Знаю! - ответил Марвин, вспоминая Лобарта и его Хильду.
   Они расстались довольные друг другом. Особенно был доволен Цурис. За этот амулет при умелой рекламе можно получить белее тысячи монет.
   - Эй, Ренгару! - позвал он проходимца, подпирающего фонарный столб, - иди сюда. Дело есть.
   По пути к усадьбе Акила Марвин пять раз поблагодарил Бальтрама за его шпагу. И раз десять вспомнил Кавалорна, советовавшего ему как можно быстрее вспомнить навыки стрельбы из лука. На его жизнь три раза покушались волки, два раза крысы и один раз из кустов около самой усадьбы выскочил разбойник-гоблин с дубинкой наперевес. Марвин угостил его плотным ударом ноги в брюхо, а затем сбросил вниз с обрыва. Справа внизу располагалась таинственная долина, в которую мог спуститься очень решительный и сильный человек. Звуки оттуда доносились очень нехорошие: скрежет полевых жуков, рычание волков, чей-то хриплый рев и храп чего-то очень крупного. Возможно, это сопел после удачной ночной охоты мракорис.
   К сожалению, парень оказался не первым посетителем сегодня у Акила. Двое мрачных верзил в знакомых по Колонии доспехах наемников, перетянутые ремнями как матрос Железняк пулеметными лентами, уговаривали Акила "по-хорошему и без базара отдать желтяки и харчи, иначе ой как худо будет". Марвин не рискнул вплотную приблизиться к толковищу, но его окликнула из-за угла хозяйская дочка.
   - Ну чего ты стоишь, как вкопанный! - взмолилась она, - сейчас нас начнут грабить, убивать и насиловать! Сделай что-нибудь! Я в долгу не останусь, добрый человек!
   Марвин окинул взглядом профессиональных солдат, "войско" Акила и самого Акила, наложившего полные штаны. Нет, сейчас он ничего не может сделать против этих жеребцов. Тут наш герой вспомнил про Мику, заверявшего его в тайной дружбе. Сломя голову, парень перескочил через плетень и во все лопатки принялся бежать к городу.
   - Кто тебя так напугал? - изумился Мика, - надеюсь, ты не наступил на мясного жука? Ха-ха!
   - У Акила двое наемников со двора Онара! - ответил Марвин, переведя дух, - безобразничают, понимаешь...
   Мика моментально принял высокий старт.
   - А ну! - повелительно произнес он, - давай со мной! Я им сейчас обстригу шерсть с задницы! Вы, двое! Оставайтесь здесь и глядите в оба. Возможно, это провокация. Ты, парень! Дуй со мной!
   И старый вояка припустил так, что молодой истощенный Марвин едва поспевал за ним. Ступени Мика преодолел одним молодецким скачком, а дальше было дело техники.
   - Полундра! - заорал один из наемников, увидав спешащего к ним ополченца с обнаженным клинком в руке, - милиция!
   Все смешалось во дворе Акила. Стоявший до сих пор инертным мешком помещик выхватил из-за пояса огромную дубину и ринулся на наемника, вооруженного двуручником. Увидав, что Акил сражается, его работники тоже схватились за оружие. Подоспевший Мика накинулся на второго наемника. Наш герой немного поразмышлял, а затем изловчился и ткнул шпагой наемника с двуручником. Еще бы какое-то мгновение, и его меч лишил Акила головы. Но шпага Марвина коварно вонзилась наемнику под копчик. Чувствуя, как у него в заднице появляется еще одно отверстие, наемник заорал благим матом и наугад ткнул мечом назад. Лезвие меча скользнуло по кожаным доспехам, заставив дернуться руку Марвина, сжимающую шпагу. Остро отточенный клинок еще глубже вонзился под копчик. Свистнула дубинка Акила, и здоровяк с двуручником повалился мордой в придорожную пыль.
   В это же мгновение Мика покончил со своим противником, отрубив ему голову наискосок, точно самурай катаной.
   - Вот такие дела, хозяин! - вздохнул он.
   Работники восхищенно зацокали языками. Небритый мужик по имени Рэндольф - детина с физиономией пьяницы - увлек Мику в дом, обещая грандиозное угощение. На Марвине повисла дочка хозяина с воплем:
   - Отец! Вот он - наш спаситель. Это он сбегал в Хоринис за стражником.
   Акил исподлобья окинул парня оценивающим взглядом. Ему не понравилось, с какой готовностью на нем повисла дочурка.
   - Что я могу сделать для тебя, незнакомец?
   - Только денег не проси! - шепнула на ухо Марвину девчонка, - батя у меня жилистый!
   - Я от Бальтрама! - представился наш герой.
   - Ага! Значит, ты теперь у него на посылках? - протянул помещик.
   - Нет! - отрезал парень, - просто, он мой двоюродный брат. У него пропал мальчишка-посыльный, вот он и попросил меня сходить к тебе. Есть, что передать моему братану?
   - Конечно! - торопливо сказал Акил, - эй, Эним! Тащи сюда сверток для Бальтрама!
   Из дома вышел прихрамывающий здоровячок в сбитой набок кацавейке. Галстук, естественно, отсутствовал. Сорочка была расстегнута так, что шерсть на груди помощника пробивалась наружу и требовала тщательной прополки. На плече у Энима покоилась огромная корзина со всякой снедью.
   - Смотри, чтобы гоблины не отняли! - предупредил на прощанье Акил, - и стерегись бандитов. Они где-то в лесу неподалеку от моей усадьбы свили себе гнездо.
   Марвин поклялся, что товар доставит в целости и сохранности.
   - Жду тебя сегодня ночью на сеновале! - шепнула ему хозяйская дочка.
   - Пошла б ты нахрен! - шепотом ответил Марвин, отходя на шагов пятьдесят, - что я, самоубийца, по лесу ночью разгуливать!
   Ему пришлось проявить чудеса изворотливости, чтобы пронести товар мимо Бальтрама. Наш Марвин прокрался за лавками Джоры и Хакона, а затем ретировался с торговой площади на всех парах.
   - Что тащишь, юноша? - окликнул его Ватрас со своего амвона.
   - Грехи своим тяжкие! - признался Марвин.
   - Помощь нужна?
   - Сам справлюсь!
   Мо на входе посторонился и помог снять корзинку с плеч.
   - Гы! Жратва! - улыбнулся он щербатым ртом, - сейчас жрать будем?
   - Пошел прочь, крысеныш! - вмешался Нагур, - ну, чего ты там встал? Тащи товар сюда! О, боги! Давненько я не видел таких окороков! Кассия будет на седьмом небе! Гм!
   - Я ни хрена не слышал! - сказал Марвин.
   - А я ни хрена и не говорил.
   - Хули вы там молчите?!? - заорал на них Кардиф, - а ну, тащите корзину в подсобку! Хотите, чтобы сюда толпой покупатели повалили?
   Нагур с Марвином запыхтели, подняли корзину и отволокли туда, куда указал владелец трактира.
   - А ты здоровенький! - признал Нагур, - я бы эту хренотень не дотащил. Но по тебе не скажешь...
   - Молчи лучше. Где деньги?
   Нагур хмыкнул досадливо и выругался вполголоса.
   - Моя вина! - признал он, - нужно было сразу тебя ввести в курс дела...
   - А что? Бабок не будет? Продукты сироткам пойдут в фонд милосердия?
   - Тихо ты! Бабки будут. Только завтра. Товар ведь продать нужно. Но ты не думай. Никто тебя кидать не собирается.
   - Смотрите мне! - пригрозил Марвин в своем старом стиле. Почти так, как с Шакалом когда-то разговаривал. Нагуру стало страшно и захотелось выплатить долю Марвину не отходя от кассы.
   Но наш герой весело свистнул и вышел из трактира, по дороге дав поджопник согнувшемуся Мо. Тот завязывал шнурки на чунях, поэтому смачно врезался головой в опору веранды.
   - ****!!! - грязно выругался Мо.
   - Да и ты не лучше! - беззаботно ответил Марвин. Ему захотелось на охоту.
  
   - А что тебе с моей помощи? - не понял Барток, - я уже как-то отвык от леса...
   - Ничего, привыкнешь. Это - как на велосипеде кататься. Никогда не забудешь.
   - На чем кататься? - не понял бывший охотник.
   - Херня такая, типа качелей. Главное, не упасть на ходу. Так что, поможешь?
   Барток беспомощно развел руками.
   - Да я бы с радостью. Но мне нужен задаток.
   - Сколько?
   - Пятьдесят монет. Тогда я буду чувствовать себя увереннее. Куда пойдем?
   - Туда, где не слишком страшно. Что ты скажешь о расселине у двора Акила?
   Шесть на загривке Бартока стала дыбом, а вечно пьяные глаза протрезвели в один миг.
   - Уважаю! - произнес он, - а ты хоть знаешь, что там испокон веков не охотился ни один человек? Что я говорю? Не охотился! Даже не пытался охотиться! Короче, парень. Мы сейчас мирно выходим из Южных ворот и направляемся в тамошний лесок. В нем до черта всяких тварей. Даже "до черта" это слишком мягко сказано. И молись, чтобы нам вернуться оттуда живыми.
   Пробегая мимо лавки Боспера, Марвин забежал внутрь и выклянчил полсотни стрел.
   - Уже аванс берешь! - заунывно заметил мастер.
   - Так на охоту иду!
   - Ну, и пуха тебе и ни пера!
   На бегу Марвин послал своего будущего шефа к черту, а затем догнал Бартока, который успел уже покинуть городскую черту.
   - Куда ты так прешь? На свидание с косой торопишься?
   - Нужно перед охотой выпить по пару глотков бренди, - сказал напарник, - это древняя охотничья традиция.
   - Еще ты мне будешь заливать насчет охотничьих традиций! - фыркнул Марвин, - на вот!
   В руки Бартока попала наполовину полная бутылка самогона. Изголодавшийся напарник быстро вытащил пробку и ополовинил содержимое.
   - А ты?
   - А я на охоте не пью! - отрезал наш герой.
   Приключения начались буквально сразу. К опохмеленному Бартоку сзади подкрался шершень и впился охотнику в задницу. Барток заорал, Марвин подпрыгнул. Шершень изумился больше всех, особенно когда ему по хоботку стала поступать некая субстанция, в которой гемоглобину принадлежал очень смешной процент. Нахлебавшись этакой "кровушки", крылатый кровопийца сделал попытку улизнуть, но, не рассчитав сил, тюкнулся головой в дерево. Тут же на него наступил Марвин и оборвал насекомому его нелегкую жизнь. Внезапно в кустах раздалось сердитое жужжание. Брат или кум погибшего шершня сидел в засаде и ждал момента халявы. Теперь он отчаянно трусил, ибо с двумя охотниками у него не было ни разу.
   Барток прикинулся Леголасом и моментально послал на звук несколько стрел. После одного из выстрелов раздался глухой удар, и жужжание смолкло.
   - Готов клиент! - сообщил охотник, утирая градом катившийся со лба пот.
   - Да не переживай ты так, - утешил его Марвин, - все равно, не жилец он был.
   - Пошел ты! - огрызнулся Барток, - сам же видишь - херово мне.
   - Так выпей еще!
   - Нельзя. Ибо рука моя станет нетвердой, а на охоте это чревато. Помнишь, что сам недавно говорил? Думаешь, один ты такой умный?
   Парни прокрались чуть дальше. Внезапно Барток резко вскинул руку и посоветовал засунуть языки в задницу.
   - Волчья стая впереди! Я снимаю вожака, а ты... ты тоже кого-нибудь сними. Только не вожака! А с остальными что-нибудь придумаем. Мое мачете со мной.
   Марвин подумал, что называть широкий одноручный меч мачете - это все равно, что его шпагу сравнить с зубочисткой. Мачете - это тесак для рубки сахарного тростника. А это... это было что угодно, но только не мачете. Тем временем Барток уже снял свой лук и изготовился к стрельбе. Нашему герою ничего не оставалось, как только последовать его примеру. Итак, Робинзон с Пятницей разложили на земле оружие и стали стрелять. Двое волков были убиты сразу, но остальные сразу же ломанулись к ним. Марвин выхватил шпагу, а Барток еще несколько раз выстрелил. Ему удалось прикончить еще одного хищника. Все равно, оставалось три матерых волка. Хвала богам, на Бартока навалились сразу двое, видимо посчитав наиболее опасным. Правильно посчитали. Волки не ошибаются, однако Марвин был наготове и в поясе держал заклинание "ледяного копья". Увидав оскаленную пасть, он решил не рисковать и бить наверняка. Заклинание "ледяного копья" предназначено не для волков, а для глорхов. То есть, его убойной силы хватило с запасом. Околевшая в прыжке туша волка шлепнулась на опавшие листья, вкусно захрустев, а Марвин бросился на выручку Бартоку.
   Но охотник в помощи не нуждался. Он уже вытирал свое "мачете" о шкуру убитого волка.
   - Если бы не похмелье - достали бы! - нервно хихикнул он, - а так я их. Ну что, дальше пройдемся, или вернемся назад. Волков то было ровно шестеро!
   - Давай еще немного пройдем! - попросил Марвин. Ему было вовсе не страшно, даже любопытно: на кого в этом лесу можно нарваться еще. Что же! В лесу можно было нарваться не только на волков. Вскоре кусты расступились, уступив место небольшим валунам, а из-за дальних деревьев, что стояли рощицей шагах в пятидесяти от них, послышался знакомый храп.
   - Черт! - выругался Барток, сдергивая лук, - только мракориса нам и не хватало. Это же целый монстр в лохматой шкуре!
   Храп за деревьями смолк. Мракорис проснулся и прислушивался. Наверное, ему что-то не понравилось в окружающей обстановке, поэтому зверь высунул свою носорожью голову, принюхиваясь.
   - Ай-да, валим! - закричал Барток, - стреляй!
   Как же! Стреляй! Из лука Марвина можно было покалечить разве что гоблина, но никак не мракориса. Пришлось доставать еще одно "ледяное копье". Заклинание ему начинало нравиться. Однако, оно не остановило этого хищника, а лишь только серьезно ранило его. С громким ревом, мракорис возвестил миру о своей обиде и вырвался на открытый простор. Восемь центнеров мяса и кости разогнались по открытому пространству до скорости курьерского поезда и бросились на них. Но тут свое слово сказал лук Бартока. Сей смертоносный прибор отличался от "пукалки" Марвина, как броненосец "Потемкин" от рыбацкой шаланды. Бывалому охотнику потребовалось всего две стрелы (поразившие зверя в оба глаза, кстати), чтобы мракорис захрипел недовольно, жалобно взрыкнул пару раз и завалился на бок.
   - Готов! - довольно сообщил Барток, - черт! Даже похмелье прошло!
   И впрямь, щеки его раскраснелись, из глаз исчез лихорадочный блеск, а стойка потеряла нервозность.
   - Ну, что, пройдем немного дальше? - бодро предложил Марвин.
   - А то! - гордо откинул голову Барток, - пройдем!
   Дальше они наткнулись на целую эскадрилью шершней и принялись увлеченно их отстреливать. Охотники увлеклись этим делом настолько, что прохлопали тот момент, когда из зарослей лещины выскочил всамделишный орк и помчался к ним, размахивая своим уродливым мечом. Барток стоял спиной к нему, поэтому орк напал на него.
   - Барток, сзади! - заорал Марвин, но охотник уже услышал тяжелую поступь орка. К удивлению Марвина, ему понадобилось лишь два удара для того, чтобы свалить порождение Беллиара.
   И вот тут его проняло по-настоящему. У охотника начали трястись руки и губы.
   - Орк! Разведчик! В двух шагах от города! - произнес бледный Барток, - ты как хочешь парень, а я сваливаю отсюда! Надо же! Орк! Живой орк! Все! Шкуры можешь сдать Босперу, а меня вы за городом больше не увидите. Сюда я больше не ходок!
   Марвину ничего не оставалось делать, как отправиться к тому месту, где они расправились с волками, и посвятить около двух часов сдиранию шкур. С последним волком было покончено за каких-нибудь десять минут. Парень постепенно приобретал квалификацию.
   - Черт возьми! - это он вспомнил о задании Харада, - так ведь у нас теперь есть оружие орка!
   Он осторожно прокрался к месту последнего их сражения и забрал орочий топор. Затем, по дороге обратно, за час работы содрал шкуру с мракориса и с чувством глубокого удовлетворения побрел в город. Удивленные охранники, увидав его, волочащего здоровенную темную в подпалинах шкуру мракориса, заржали.
   - А мы думали, что ты мертв, - простодушно сказали они, - особенно, когда старина Барток вернулся один и с бледной мордой! Наши поздравления, охотник!
   - Это Барток его завалил! - угрюмо ответил Марвин, - где он сейчас.
   - У Карагона, где же ему быть!
   - Ладно!
   Надменный Лотар стоял на своем месте. Забрало у его шлема отвалилось при виде парня со шкурой мракориса, и он предложил:
   - Хочешь, я дам тебе за нее триста монет?
   - Давай! - согласился Марвин.
   Его кошелек изрядно потяжелел. Настроение было хорошее. Он выполнил все задания мастеров: испросил благословения богов для Торбена, уладил долги Гритты перед Маттео и раздобыл оружие орка для Харада. Пусть теперь только попробуют отказать ему в регистрации! Тепло попрощавшись с высокомерным паладином, Марвин отправился в лавку Боспера.
  

Уровень 8

В которой выясняется, что почтенных горожан

в Верхний Квартал пускают, но не привечают.

   - И где ты его нашел? - полюбопытствовал Харад, внимательно осматривая здоровенный топор грубой ковки.
   - Показать? - лаконично спросил Марвин.
   - А чё? Пойдем! Эй, Брайан! Хватит точить эту железку - ты с нее половину рабочего веса согнал, сукин кот! Слушай сюда! Мы с этим пареньком прогуляемся недалече, а ты присмотри тут. К горну никого не пускать - руки отобью...
   Через пятнадцать минут они с Марвином стояли у тела убитого орка и чесали репы. С орка уже кто-то ушлый успел снять звериные шкуры, в которые он был замотан, и унести их. Хакон деловито перевернул труп и хмыкнул:
   - Невелика добыча. Всего лишь разведчик. Из засады бил?
   - Барток малость подмог, - честно признался парень, - куда мне против орка!
   Харад чего-то хмыкнул в бороду и принялся загибать пальцы.
   - Шестеро волков, один призрачный рысак и орк-разведчик. Неплохо, черт побери! Вас что, всего двое было?
   - Дык.
   Кузнец внезапно прислушался.
   - Ну-ка, пошли обратно, пока с нас шкуры не поснимали!
   До трех не говоря, он рысцой бросился обратно. Орочий топор мерно похлопывал его по спине, а опавшая листва почти не шелестела под ногами старого солдата. Марвину, чтобы догнать тяжеловеса, пришлось наддать, как следует.
   - Скажи ты мне, отец, - обратился он к Хараду почти перед самыми городскими воротами, - от кого мы хоть драпали?
   - От черных гоблинов, - ответил тот, переводя дух, - их там было не менее дюжины. Мы бы и пикнуть не успели. Ну-ка, зайдем к моему старому другу Босперу!
   В лавке Боспера царил полумрак. То есть, так же, как и всегда. Хакон надолго припал к бадье с водой, а затем обратился к собрату по гильдии.
   - Хочу забрать у тебя парня. Ему самое место в моей кузнице - Брайан уже подумывает о собственном деле. А парень доказал, что сможет крутить хвосты не только волкам, но и оркам.
   - А разве у орков есть хвосты? - спросил не слишком сообразительный Боспер.
   - Нету! - захохотал Хакон, - потому, что им их уже открутили! Так что, уступишь мне его?
   Боспер как-то сразу поник и опустил плечи. Видимо, за счет Марвина он намеревался поправить свои дела. Много на одних луках не заработаешь - стоят они немало, а теперь такие времена, что каждая мелочь на счету.
   - Харад! - сказал он, - это не по-приятельски. У тебя ведь пока есть ученик. А у меня пока даже мальчонки босоногого нет, которого я бы смог отправить к Карагону за пивом...
   - За пивом бегать не буду! - упрямо сказал Марвин, - где это видано, чтобы взрослый мужик за пивом бегал.
   - Не перебивай! - в один голос произнесли оба мастера.
   - Ты вспомни уговор! - продолжал Боспер, - пока первый мастер не откажет соискателю от места, он имеет право взять его себе. Даже если остальные четверо мастеров обдрыщутся от злобы.
   - Ладно! - произнес Хакон, - пусть будет так. Но если бы он вздумал податься в ученики к Маттео... или к Торбену... я бы не был таким сговорчивым. В такое время нам нужны не только кузнецы, но и лучники... и даже алхимики.
   На порог упала маленькая сгорбленная тень.
   - Во время осады нужны умелые столяры, - произнес зашедший Торбен, - кто еще сколотит столько гробов?
   - С таким настроением перед осадой лучше вырыть одну братскую могилу! - вновь не смолчал Марвин.
   - А вот сейчас, юноша, очень даже к месту! - кивнул головой Харад, - ладно, хорош лясы точить. Меня заждался мой молот. Короче, принимайте его в гильдию, и дело с концом. Так говорю я - староста гильдии.
   - А благословение богов? - запричитал Торбен, - что-то я не припомню, получил ли он благословение богов?
   - Жри травки... для памяти! - посоветовал Харад уже на пороге, - тебе еще третьего дня об этом говорили.
  
   Таким образом, наш герой оказался в подмастерьях у Боспера. Причем мастер заявил, что в помощниках для производства луков он пока не нуждается - товар не шибко ходовой. А вот шкуры ему ой как нужны. Особенно, волчьи. Из волчьих шкур получаются самые крепкие телогрейки, вроде той, что сейчас на нем. Вскоре должен начаться сезон дождей, поэтому кожаные изделия резко возрастут в цене. И если Марвин хочет хорошо зарабатывать, он должен постараться.
   - Кожа - всему голова! - поцокал языком Боспер, - и еще! Каждый день я буду тебе после обеда выдавать по пятьдесят стрел. Не хватит - крутись, как хочешь. Но чтобы шкуры мне поставлял исправно. Все? Все! Вот тебе кольцо гильдии мастеровых и пошел вон... на охоту!
   Но вместо охоты наш герой двинул прямиком к лорду Андре и стал самым нахальным образом дефилировать у него перед глазами. Паладин с интересом наблюдал за ним. А понаблюдать было за чем - Марвин вел свою игру подобно Портосу в церкви Сен-Ле: он ежесекундно хмурил брови, хватался за пояс, словно бы в поисках записной книжки, озабоченно теребил нос и цокал языком. Наконец любопытство победило в паладине все остальные чувства.
   - В чем дело, любезнейший? - поинтересовался он, - у вас такой вид, словно вам предстоит нелегкий выбор: четвертование или колесование...ха-ха!
   Марвин и бровью не повел.
   - Выбор и впрямь нелегкий, - доложил он командиру ополчения, - вчерась я утряс последние свои дела, и нынче утром стал учеником достойного Боспера. Но, черт побери, я не предполагал, что остров испытывает такую нехватку в решительных парнях! Только с утра я успел получить несколько интересных предложений... наемники со двора Онара дали понять, что не прочь видеть меня в своих рядах. Видите ли, лорд Андре, когда-то я был близко знаком с генералом Ли и даже выполнил несколько его заданий. Так же старина Дарон намекнул, что я неплохо бы смотрелся в мантии Мага Огня. Ну, и еще было одно предложение... не подсобите, господин паладин, куда приткнуться бедному идальго?
   Андре нахмурил брови. Как и все паладины, он был несколько туговат на ухо и туповат на соображение. Пока до него дошло, что хотел сказать этот прыткий молодой человек, пока он осознал чужие выгоды и свои неудачи... словом, прошло около десяти минут. Марвин уже хотел отправиться восвояси на двор Онара и поискать счастья там, но внезапно лорда Андре проняло.
   - Тьфу ты, напасть! - радостно заявил он, - столько бессонных ночей кого хочешь идиотом сделают! Это очень хорошо, молодой человек, что вы пришли ко мне! Позвольте на правах старшего дать вам один совет: когда пахнет жареным, нужно быть рядом с самым сильным. Самая многочисленная и сильная группировка на острове - это, несомненно, отряд паладинов под командованием блистательного лорда Хагена.
   - Вы предлагаете мне стать паладином? - выпучил глаза Марвин.
   - Боже упаси! - в свою очередь вытаращился пораженный наглостью парня лорд Андре, - чтобы стать паладином, необходимо длительное служение Инносу. Нет, молодой человек, я всего лишь предлагаю вам вступить в ополчение. Это уже большой шаг для вас. И я спрашиваю вас: вы согласны стать лицом, облеченным доверием паладинов?
   - И я смогу попасть к лорду Хагену? - спросил парень.
   - Конечно, доспехи ополчения откроют вам путь в Верхний Квартал. Но должен предупредить, что там свои законы, и невыполнение их грозит крупным штрафом. Тамошняя стража с нарушителями порядка не церемонится. Так что ведите себя там достойно. Итак, вы готовы вступить в ополчение?
   - Мне нужно над этим хорошенько поразмыслить, - ответил наш герой.
   Лорд Андре обиженно отвернулся от него.
   Вечером в трактире у Карагона снова было созвано экстренное совещание, на котором присутствовали друзья Марвина и просто хорошие люди: торговец Кантар, бретер Регис, охотник Барток, ополченец Пабло и сомнительное рыло по имени Нагур. Он примостился в самом темном углу стола и первым делом отсчитал нашему герою его долю - сто двадцать монет.
   - Маловато будет, мадам Стороженко! - насупился парень, - я ожидал большего.
   - Я тоже ожидал большего! - спокойно ответил Нагур, - но за все мои заказчики дали триста монет. Свой обычный процент получил Кардиф, доля ушла на общак, а осталось после этого лишь двести сорок золотых.
   - Мне их надолго не хватит, - протянул Марвин.
   - Меньше угощай этих дармоедов, - посоветовал вор, - тогда этой суммы тебе хватит на неделю.
   Змеиное шипение приятелей было ему ответом на эти слова.
   - Смотри, найдем твою гильдию Воров! - пообещал мрачный Пабло, - и развешаем всех на деревьях.
   - Милости просим! - осклабился Нагур, - мы в портовом районе давненько никого не видали в бордовых шмотках. Разве что Пек иногда проскользнет в "Красный фонарь"... попривыкли жрать нахаляву!
   Кантар слазил рукой под стол, что-то там озабоченно почесал, а затем бросил на стол небольшой мешочек.
   - Так и быть: сегодня угощаю я. Эй, Карагон!
   - Чего изволите?
   С тех пор, как в городе появился Марвин, дела у Карагона стали потихоньку выправляться. Парень буквально сорил деньгами, да и его дружки в свободное время тоже вспомнили о питейном заведении трактирщика. Время от времени кто-нибудь из них колотил Валентино, на что расфуфыренный хлыщ из Верхнего Квартала реагировал крайне отрицательно. Три раза за прошлую неделю он успел накатать кляузы лорду Андре, но в последний раз паладин посоветовал ему вести себя поскромнее.
   - Когда начинается заварушка, богачей режут в первую очередь! - многозначительно намекнул он.
   - Вы полагаете? - ужаснулся Валентино.
   - На все воля Инноса! - философски сказал лорд Андре.
   Итак, Карагон принял заказ от торговца Кантара принести на пятьдесят золотых пожрать и выпить на всю компанию. Однако, к всеобщему удивлению, трактирщик вместо своего знаменитого пива приволок десяток бутылок отличного вина.
   - Вам от Валентино, - таинственно сообщил он, - просит, чтобы между вами царило взаимопонимание.
   - Нет, ну жлобяра! - выдохнул Регис, - то-то, мне не пришел счет от лорда Андре за выбитый этому красавчику зуб! Значит, у меня есть деньги... Карагон, неси пиво!
   Когда сидящие за столом вволю поели и выпили, Марвин задал извечный вопрос:
   - Что делать?
   Регис поперхнулся халявным вином.
   - Умеешь ты, Марвин, вопросы ребром ставить!
   - У меня есть три пути, - терпеливо пояснил наш герой, - поступить на службу к паладинам, сделаться послушником в монастыре Инноса или отправиться искать счастья ко двору Онара. Я и повторяю: что делать?
   - Не представляю тебя в робе послушника! - икнул Барток, - эй, Регис, сбегай за Ульфом! Пусть Марвин примерит его шмотки!
   - Отставить! - приказал Пабло, - так тебе Ульф и разрешит. А мне головная боль потом не нужна. Не дури, парень, иди ко мне в десяток - мне такие ловкачи страсть как нужны.
   - Я бы рискнул присоединиться к Онару, - признался Барток, - но пока ты доберешься до его поместья, тебе могут двадцать раз выпустить кишки и проверить, какого цвета твой ливер.
   - С магами все же безопаснее, - высказал свою точку зрения Кантар, - у них - магия... и деньги!
   - А нафига тебе куда-то присоединяться? - удивился Регис, - я вот и сам по себе неплохо существую.
   - Плачет по тебе камера на гауптвахте! - буркнул Пабло, - существует он, видите ли!
   Обиженный Регис налил себе пива из кувшина на полтора галлона и принялся его громко прихлебывать.
   - А ты что посоветуешь? - спросил Марвин у сидящего особняком Нагура.
   - Чего тут советовать? - удивился он, - порт только один.
   - Решено! - хлопнул ладонью по столу парень, - послезавтра иду записываться в ополчение!
   - А почему не завтра? - изумился Пабло.
   - Завтра у меня состояние не то будет. У тебя, кстати, тоже. А ведь ты мне нужен.
   - На кой я тебе? - не понял ополченец.
   Марвин припомнил про уговор относительно бандитов, которые сумели обчистить Хакона. Вкратце он изложил суть проблемы Пабло, на что десятник посоветовал выбросить эту дурь из головы. Для того, чтобы жизнерадостный человек превратился в труп достаточно порой одной стрелы. А в лесу за домом Акила слишком много укромных местечек, чтобы из засады накрутить хвост любому рейнджеру.
   - Так ведь я слово дал, - упирался Марвин.
   - Есть два варианта: либо забираешь слово назад, либо ждешь подходящего случая. И я на твоем месте выбрал бы второе. Кто знает, как все может обернуться. Может, лорд Хаген все-таки раскрутится на карательную экспедицию. А может эти отморозки от голода передохнут, хе-хе!
   Утром следующего дня Марвин проснулся с небольшой головной болью, как сам и предсказал. Цена такому прогнозу была - копейка без рубля, но хотя бы из этого можно было заключить, что существующий порядок вещей не нарушен. С похмелюги в голову парню не пришло ничего лучше, как попытаться наведаться к лорду Хагену и потребовать "Глаз Инноса". Он совсем забыл слова лорда Андре о том, что глава паладинов принимает только важных лиц и своих людей. Два парня в металлических доспехах на входе в Верхний квартал попытались преградить ему путь, но Марвин так дыхнул на них перегаром, что они лишь уважительно посторонились. За своей спиной наш герой услышал следующий диалог:
   - Чего ты его пропустил?
   - Разве ж это я, это ты пропустил!
   - А запах! Наверняка, что-то не хуже анисовой настойки! У парня водятся деньжата, глупец!
   - Сам ты глупец!
   Верхний квартал напомнил Марвину о Нидерландах, в которых он никогда не бывал. Казалось, что вот-вот из-за вон того домишки с черепичной крышей выглянет какой-нибудь Ван Гог и будет зазывать соседа Ван Дамма на пару пива. Знакомая фигура Лотара промелькнула перед фонтаном и исчезла в глубине арки, что была слева. Сразу на входе в Верхний Квартал пожилой крепыш в роскошных одеждах рычал на дворника:
   - Ихь бин Гербранд, ду ист ферштейн, фефлюхтен швайн? Арбайтен, шнеля!
   - Яволь, яволь! - огрызался рабочий и усердно подметал мостовую вблизи аккуратного домика.
   - Проходить, проходить! - коверкая слова на нормардский манер, заявил Гербранд нашему парню, но тот не растерялся.
   - Габен зи мир битте айн цигареттен, - проревел он прямо в лицо грубияну.
   - Нихт цигареттен! - оторопело доложил тот.
   - Абтретен! Какой ты нах... торговец!
   И пошел дальше, оставив домовладельца наедине с его невеселыми думами. Марвин держал путь в ратушу, окруженную узорчатым заборчиком из острых пик. "Как все это было сделано без помощи электросварки - магия какая-то", - думал парень. У входа в ратушу стояли два паладина в начищенных доспехах.
   - Ничего не выйдет, дружок! - сказал один из них, - заворачивай оглобли и плыви туда, откудова взялся. Привет мамаше!
   - Я - влиятельный гражданин этого города! - заносчиво произнес Марвин, - а ну, пропустите меня, чугунные лбы! Мне необходимо увидеться с лордом Хагеном.
   - Пошел прочь, пьяньчуга! - произнес второй паладин. У него рыло было более породистое, чем у первого, возможно, даже были и мозги.
   Для виду Марвин еще постоял немного, но все же ясно понял, что попросту валяет дурака.
   - Мне срочно нужен Глаз Инноса, - заупрямился он.
   - Сейчас как дам в глаз! - пообещал первый, будет не хуже, чем у Инноса.
   Пора было объявлять ретираду. В ратушу сегодня его не пустят. Но наш герой любил, чтобы последнее слово оставалось за ним.
   - Пока, суслики! - произнес он, - я вскоре вернусь и оборву вам хвосты. Хорошенько охраняйте лорда Хагена.
   И пока ошеломленные паладины смотрели ему вслед, он быстренько сбежал по ступенькам.
   - А! - возник у него на пути Лотар, - попался, наконец!
   - Дяденька, идите к черту проспитесь! - рявкнул Марвин, - вечно вы меня с кем-то путаете. А ведь я - уважаемый житель города.
   - А я тогда кто? - спросил Лотар.
   - Хрен в стальном пальто. Масштаб - один к трем. Когда у тебя в последний раз была эрекция?
   - Чего?
   - Ясно! Нужно обратиться к Фрейду - пусть пропишет курсы мастурбации. Только не забудь снять перчатки, Маттеус! Аривидерчи!
   Вскоре Марвин нарисовался на пристани и принялся доставать Лареса.
   - Надо что-то делать! Это не может так продолжаться!
   - Чего ты хочешь? - нервничал старый приятель.
   - Я - человек действия, а этот городишко нагоняет на меня пургу!
   - Может, тоску?
   - Это уже не тоска, а самая настоящая пурга. Пойдем хоть куда-нибудь, хоть к черту в зубы!
   - Остынь, - посоветовал многомудрый ворюга в шкуре разведчика, - выбери, что тебе нужно и идем.
   - Пошли к магам Воды! Отнесем этот чертов орнамент и надерем кому-нибудь по пути задницу! У меня с утра руки чешутся!
   - Хорошо хоть не морда. Ладно, двигай за мной и не отставай. Навестим Ватраса с сотоварищи.
   Оглядевшись напоследок и узрев подмигивающего ему Джека, Ларес скорым шагом зашагал в сторону кузницы Харада. Марвин засеменил следом. Солнце уже стояло высоко, и Ларес сказал, что им придется попотеть, если они хотят добраться засветло. Марвин, у которого похмелье съело остатки сарказма и ерничества, забежал по пути в трактир Карагона и выпил две кружки холодного пива. Одну кружку выпил нахаляву и Ларес - Карагон пивом поил Марвина бесплатно, а его друзей - в разумных количествах.
   Неподалеку от усадьбы Акила Ларес шмыгнул в кусты, а затем вынырнул из них переодетым в кольчугу Кольца Воды. На лице его было написано выражение неописуемого довольства, арийского превосходства, а затем их все сменило выражение недоумения.
   - Ну, что ты смотришь, как бурят на мандовошь? Думаешь, шмоток таких никогда не видел? - спросил Марвин, - да я, брат, такие шмотки видал - ты бы заплакал от зависти. Один титановый бронежилет чего стоит... титан - это материал такой. Легкий и крепкий, словно алюминий... хотя что тебе до алюминия - ты и нержавейки ни разу не видал! Терпишь тут лишения, ходишь с вами аки корова дрессированная, а они все удивить норовят!
   Уничтоженный речью Марвина Ларес обиженно шмыгнул:
   - Зато в этих доспехах нельзя в город появляться. Конс.. конт.. скунспирация нарушается. Так Ватрас говорит.
   - Главное, чтобы цикл не нарушался. Тебе это любая тинэйджерка скажет. Куда дальше?
   - Следуй за мной!
   Они весело зашагали дальше, а Марвин снова запел из репертуара своего почти однофамильца:
  

По дороге в Ад Черный Всадник мчится

Бледное лицо и странный блеск застывших глаз

Он посланник Зла, тень предсмертной птицы

Словно сквозь прицел он видит нас...

Он не просит

Жжет и рушит

В ночь уносит

Наши души

Всадник отслужит на горе

Черную мессу по тебе

И эхом грянет над землей:

"Следуй за мной!"

На дороге в Ад ветер и движенье

Тормоз не спасет, след крови смоет до утра

Черный Всадник мчит в полном облаченьи

И совсем пуста дорога в Рай...

   - Кто такой Тормоз? - спросил Ларес, дослушав песню до конца.
   - Антипод Плуга.
   - Чего?
   - Ну, антагонист! - попытался объяснить Марвин.
   Ларес пожал плечами.
   - Странное дело. Все герои какие-то приплюснутые в области головы. Если не знаешь, что это слово обозначает, то так и скажи. Нечего тут заумный огород городить.
   - Пошли дальше, сплюнул Марвин.
   Неподалеку раздался волчий вой. Ларес сказал, что это - прекрасная развязка плохой беседы и вытащил меч. Клинок у Лареса был что надо - с таким бы на слонов в Замбии охотиться. С двух ударов эмиссар таинственного "Кольца Воды" перерубил волку хребет, и дорога вновь оказалась свободна. Если не считать пасшихся неподалеку крысокротов. Две особи этого вида весело хрюкали и носились под мостом, сокращающим путь от усадьбы Акила до таверны "Мертвые гарпии". Там наблюдался живописный беспорядок: очевидно в темное время суток кучковавшиеся неподалеку бандиты сделали вылазку и напали на караван какого-то торговца, перевозившего товары из точки "Х" в точку "У". Перевернутая тележка с отломанной осью и с одним колесом дорогу не преграждала, но вывалившийся из нее товар необходимо было исследовать.
   Пока Ларес мечом и истошными воплями отгонял крысокротов, нашему герою удалось подобрать неплохой меч взамен его шпильки - шпаги. Меч был системы "Волчий зуб", имел длину около двух футов в английской системе измерения. Рядом валялась изрядно поцарапанная серебряная чаша - талисман матерого торговца, и какая-то мелочь возле нее. Марвин собрал с десяток монет, а затем устал и обнаружил, что Ларес отошел вверх по дороге на приличное расстояние. Выматерившись вслух, парень побежал его догонять.
   - Как ты сказал? - донесся заинтересованный голос из-за елки. Марвин сбавил шаг и посмотрел сквозь пышные хвойные лапки. На пеньке гордо восседал крепко сбитый мужичок с лошадиной мордой. Он был совершенно седым, но еще довольно крепким: кулаки у него были что твои двухпудовые гири, а плечам бы позавидовал сам Харальд-Хакон-Вульфгар.
   - Ругаюсь помаленьку! - сообщил Марвин. Извините, если помешал вашим размышлениям.
   - Вижу, что не молитесь. Там бандюганов не видели?
   - Где это - там? - не понял парень.
   - Под мостом, в задницу тебе язык огненной ящерицы! Ты что, не видел этого свинства - там, под мостом!
   - Хлам валяется разбросанный, - пожал плечами Марвин, - я там порылся немного...
   - Хрен с ним, с хламом! На меня под мостом напали разбойники и похитили три древних глиняных таблички! Вот о чем я горюю! У меня было две возможности добраться до таверны: пойти верхом и прокрасться низом. Сначала я сходил в разведку и обнаружил, что мерзавцы засели наверху - в районе моста. Я был тихим, парень! Я был тих, как скунс на любовных игрищах! Я почти прокрался, но случайно чихнул. Они просто поспрыгивали с моста на мои пожитки! Вот как, парень!
   - И что было потом?
   - Сначала они хотели меня убить. Но после того, как двоих из них я познакомил со своим "боковым в челюсть", они похватали самые лучшие товары и скрылись. Я бы их догнал, но споткнулся и вывихнул себе лодыжку.
   - Ну, чисто Портос! - произнес Марвин, - только у того в деле фигурировало колено. Сколько их было, ты говоришь?
   - Рыл шесть. Они до сих пор там. И если ты мне вернешь мои таблички (даже можно без шкатулки), то моя благодарность не будет иметь границ. Это очень важные таблички, парень. Маг, который мне их заказал, обещал неплохие деньги. Но мне на них чихать! Апчхи! Пострадает мое честное слово торговца!
   - Зачем же они магу?
   - А хрен его знает? Может, читает, разбирает на них что, а может просто печку решил себе облицевать изразцами - хрен их магов поймет!
   Марвин порылся в рюкзаке. Вскоре на свет божий была извлечена табличка, любезно подаренная ему некромантом Ксардасом.
   - Похоже?
   - Одна есть! - завопил мужик, - еще две - и мы в расчете! Меня, кстати, Еролом зовут! Будем знакомы!
   - Фамилия - не Рабинович, случайно? Это в каком таком мы расчете?
   - Ну, это я так образно выразился! Достань мне еще хотя бы две таблички!
   Это Ерол уже кричал вслед уходящему вверх по дороге Марвину. Парень с шумом выпустил воздух из легких и подумал, что просто обрастает спецзаданиями, как шелудивая собака - коростой. А вверху его дожидался раздосадованный Ларес.
   - Где ты ходишь? - напустился он на парня, - я уже есть захотел! Самое время в таверну заглянуть. Да и переночуем там - нихрена сегодня к магам не успеть.
   Они находились совсем рядом с таверной. Слышался звон глиняных бокалов и грубые голоса крестьян. Когда наши путешественники миновали последнюю ель, оказалось, что таверна уже началась - настолько удачно ее здание было вписано в местный ландшафт. Таверна стояла здесь практически от сотворения мира так объяснил Ларес.
   - Хозяином здесь Орлан - свой парень. Член "Кольца Воды", герой войны с орками и просто отличный мужик. У него всегда найдется комнатка для старых знакомых и кусок сочного мяса вкупе с кружкой пива. Я слышал, ты предпочитал в Колонии вино?
   - А что, в Колонии было нормальное пиво? - вопросом на вопрос ответил Марвин.
   - Нет, но из риса какую-то дрянь варили. Лично я предпочитал хороший косяк.
   Марвин сказал, что он помнит, что Ларес предпочитал. И как трудно было до него достучаться, когда предводитель воров выкуривал в течение суток косяков десять, да еще сверху отполировывал контрабандным вином. Хорошо еще, что Роско - покойничек - почти никого к нему не впускал. Точно, со стыда сгореть можно было бы!
   Ларес смущенно потупился и сказал, что халявные косяки - это было не очень хорошо. Теперь он уже другой, забыл когда и в рот брал дурь эту смолистую. Даже когда Борка вытаскивает из кармана очередную тяпочку, его воротит. Ведь в портовом районе и теперь травы навалом, но отчего-то прошла у Лареса такая охота.
   Они вошли в таверну, как и полагается уважающим себя людям. Была бы дверь - открыли бы ногой. Орлан радостно приветствовал Лареса - брата "во Кольце" и насторожено спросил:
   - Кто это с тобой? Надеюсь, не соглядатай?
   Марвин задумчиво покрутил на пальце ларесово кольцо. Аквамарин чуть жал - у этого неврастеника были пальца, как у пианиста. Или... как у онаниста. Кстати, наш герой помнил по прошлой жизни, что у всех наркоманов тонкие пальцы. Все ресурсы уходят на дурь, поэтому некогда нарику задумываться о хлебе насущном.
   - Видал такой ультрамарин? - спросил с вызовом он.
   - Аквамарин, - снисходительно поправил его Орлан, - ультрамарином у нас называют такую ситуацию, когда мужики друг у друга влагалище ищут. Даже не знаю, что и думать? Ларес, он на испытании?
   - Угу, - ответил забывший обо всем при виде подноса с жареным гусем Ларес, - на воспитании. Веду его к Сатурасу - может на что и пригодится. Между нами, девочками, скажу: это он взорвал Барьер над Колонией.
   - Вот тебе и ультрамарин! - присвистнул хозяин, - немудрено педиков с камушками перепутать? Как чувствуешь себя, дружище?
   - Готов к труду и обороне, - уклончиво ответил Марвин, - к наступлению только пока не готов - слишком долго под завалами Храма Спящего лежать пришлось. Половину навыков рукопашного боя забыл, прикинь? Сколько у вас, кстати, стоит комната?
   - Братья по кольцу живут бесплатно. Вот, держи ключ. Пойдете отдыхать или... в зале посидите?
   Товарищи по оружию решили посидеть в зале и уселись за столик, на котором стояло кружек шесть пива. Как только из шести кружек наполненными осталось всего две со двора в таверну забрел какой-то черномазый и небритый поц, который стал доказывать, что это было его пиво. Оно предназначалось для поединка, - заявил незнакомец которого звали Рукар. Орлан шепнул, чтобы только ребята не сдурели и не заключили с ним пари. Пари следующего типа: Рукар и его противник начинают пить пиво; кто дольше устоит на ногах, тот и выиграл. Выигрыш - двойная ставка. Если ставят по пятьдесят монет, то на кону сотня. И так далее. Тут же Марвин припомнил, что когда он являлся ко двору Акила за посылкой, то парень по имени Рэндольф божился и клялся, что этот самый Рукар ведет нечистую игру. Где-то у него спрятана бутылка с более крепким пойлом, которое он время от времени незаметно подливает в кружку противника.
   Об этом чуть позже Марвин поведомил Ларесу, но бывалый ворюга посоветовал парню "не париться".
   - Всей работы не переделаешь! - философски заметил он, - если хочешь набить ему морду - выведи во двор и набей. Но набить морду тебе мало, ты должен унизить человека и растоптать. Так, чтобы другим неповадно было. Не так ли?
   - Добро должно побеждать Зло! - четко, как Глеб Жеглов о карманниках сказал Марвин,- и если при победе Добра всё рыло у Зла будет разбито, то всегда можно сказать, что оно упало и разбилось.
   - А ты вообще за кого?
   - Я за Справедливость!
   - Понял! - сказал, осушая шестой бокал Ларес, - значит, морду бьешь всем подряд. Невзирая на регалии. Аданос тоже такой: то Инносу в детстве вихры накручивал, то Беллиара ногами пинал. Они и сейчас - между собой собачатся, а на Аданоса и тявкнуть не смеют.
   - Уважают! - произнес наш герой,- где наша спальня, а то мне от этого пива спать восхотелось. Нужно только сперва отлить где-нибудь за заборчиком. Эй, Рукар! Пошли со мной - подержишь.
   Ничего не понявший Рукар пошел вслед за Марвином, но в темном уголке постоялого двора получил по морде рукоятью меча и упал под ноги парню. Тот вынул из рюкзака пустую бутылку и наполнил ее собственной мочой. Рэндольф, насколько ему помнилось, советовал налить в бутылку воды, но игра есть игра. Вода на пиво не похожа, а вот моча, моча - да! Марвин медленно прошествовал в таверну и принялся ковыряться в сундуке Рукара.
   - Эй! - окликнул его Орлан, - это не твой сундук, а я не хочу неприятностей.
   - Не хочешь неприятностей - не нарывайся! Отвернись, сейчас Добро самосуд вершить будет.
   Он достал из сундука искомую бутылку с самогоном и сменил ее на точно такую же, но наполненную собственной мочой. Дело было сделано и оставалось только ждать, когда сюда заглянет Рэндольф. А в том, что он придет, сомнений не было. В прошлый раз Марвин оставил ему двадцать монет - чем-то глянулась нашему герою батрачья морда. Тем временем в таверну вполз раскисший Рукар.
   - Шашем? - прошамкал он распухшей челюстью. Ему было очень обидно.
   - Случайно получилось, - мягко ответил Марвин, - я уже полгода на рефлексах живу.
   Наконец, около десяти вечера приперся Рэндольф. На укоризненные возгласы Марвина он ответил, что прямая дорога через мост занята разбойниками, а в обход идти - пара лишних километров.
   - Если лошадь хочет пить, - наставительно сказал наш герой, - она скачет к водопою вместе с каретой. Вон Рукар стоит, иди, познакомься!
   - Рыло бы ему набить! - мечтательно произнес батрак.
   - Уже сделано! Смело вступай в пивную битву и ничего не бойся - Аданос все видит и всем воздаст.
   Марвин зевнул и сказал, что пойдет, поспит. Соревнование по питью пива может затянуться и до утра, а ему назавтра шагать к черту на кулички сквозь враждебные земли по чертовым дорогам.
   Утро встретило Марвина солнечным лучиком, что нескромно заглянул сквозь неплотно прикрытый ставень и принялся пускать нашему герою в глаза зайчики. Парень перевернулся на другой бок, но сон, единожды ушедши, возвращаться не желал. Марвин сел на кровати и протянул руку к прикроватной тумбе, на которой стояла бутылка с "Темным паладином". Он сделал пару глотков на автомате, и тут ему вспомнилась вчерашняя проказа. Натянув портки, парень спустился в общий зал. Первое, что бросилось ему в глаза - это была разукрашенная морда Орлана.
   - Привештвую, брат по Кольсу! - злобно смотря на него из-под опухших бровей, произнес хозяин таверны.
   - Привет! А кто это тебя так?
   - Пошкользнулся! - ответил Орлан, - три ража. И все - мордой о табурет. Ты жачем, шука, в пиво нашсшал?
   - Чего??? - вылупил зенки наш герой, - побойся бога, Орлан! Когда я мог?
   Тот задумался. В сундук Рукара Марвин лазил - это он видел. Но чтобы ссать в пиво... хотя... нет, не стоит.
   - Что тут произошло? - на лестнице нарисовался Ларес и с интересом уставился на хозяина.
   - Рукар ш Рэндольфом морду набили! - признался тот, - шказали, что в пиве - моча! Я их штукнул вот этим дрюшком, но их было больше.
   Ларес задумчиво оттопырил нижнюю губу.
   - Ладно, черт с ними! Давай нам завтрак - и мы отчаливаем. Еще добрый десяток километров топать нужно. Марвин, дай хлебнуть... ммм... нормальное пиво, никакой мочи!
   Они быстренько перекусили и попрощались с гостеприимным, но несколько скучноватым хозяином. Отойдя немного, Марвин вдруг вернулся и с порога крикнул:
   - Эй, Орлан, так кто же победил в пивном соревновании? Рукар или Рэндольф?
   - Боевая нишья! - сплюнул кровью хозяин, - они ушли, чтобы продолжить самогоном.
  

Уровень 9

Идем дорогой трудной, дорогой непрямой

К товарищу Сатурасу за новою метлой

   - Если тебе не жалко сотни монет, то можешь положить их на вот этот придорожный алтарь и помолиться Инносу. Он тебе что-нибудь ниспошлет, - предложил Ларес, указывая вниз.
   Туда вела извилистая дорожка, что начиналась неподалеку от таверны и терялась между скалами. Справа от нее расположился придорожный алтарь - искусно вырезанная из дерева позолоченная статуя Инноса в полный рост. Точно такая, как Марвин уже видал неподалеку от фермы Лобарта.
   - Положить сто монет? - пустил петуха парень, - на алтарь? Интересно, сколько они пролежат? Пока Рукар с Рэндольфом не пройдут по этой дороге, однозначно!
   - С алтаря нельзя ничего брать - грех! - наставительно произнес Ларес.
   - Кто бы говорил! А я вот однажды отхлебнул рыбных щей с вот такого алтаря! - не к месту признался Марвин.
   - Ну... это ты просто разделил трапезу с Богом. А вот деньги и прочие драгоценности забирать нельзя. Иннос обидится.
   Наш герой мучительно вспоминал, брал ли он что-нибудь с алтаря. Бесполезно! Память после Хориниса стала ни к черту. И тому виной горячительные напитки у Карагона... но не оставил же он на алтаре бесхозные деньги? А были ли там деньги вообще!
   - Слушай, Ларес! Во-первых, у меня нет лишних сто монет. Может, можно меньше? Скажем, десять...
   - Можно. Но тогда Иннос тебя не наградит, а просто исцелит. Или, скажем, поблагодарит за молитву.
   - А за деньги? И к тому же, там страусы... тьфу, падальщики!
   Подле алтаря паслись два падальщика. Видимо, божественная индукция была настолько сильна, что вместо обычной травы возле алтаря росла люцерна. Пополам с тимофеевкой. А может, какого-нибудь дурака во время молитвы пристукнули, и теперь парочка сухопутных стервятников просто наполняла желудки дармовым мясом. Ларес сказал, что если дело только за этим, то никаких проблем он не видит. Он вытащил из ножен свой меч и, громко ругаясь, ринулся вниз. За ним попер и Марвин - говорят, что за компанию даже еврея на шашлык раскрутить можно. Падальщики были повержены, а он под бдительным оком Лареса опустился на колени перед статуей и положил на алтарь сто монет.
   - Не корысти ради! - произнес наш герой.
   Случилось чудо. Сто монет исчезли так быстро, словно их сцапал опытный карманник, а в голове у парня прозвучал густой баритон:
   - Благодарю за молитву и дарую тебе частичку своей силы!
   Марвин встал и отряхнулся. Денег на алтаре и след простыл.
   - Лучше бы частичку своей ловкости подарил! - проворчал он.
   - Когда как! - философский заметил Ларес, - ну что, пойдем?
   - Бежим!
   И они припустили. Ровно двести метров. Потому, как на опушке, неподалеку от перекрестка дорог в тени раскидистого дерева паслись еще несколько падальщиков. Ларес сделал стойку, точно истосковавшийся по охоте пойнтер, и бросился на врага. Марвин прокричал ему вслед, что "Гринпис" такое не одобрит, но через минуту тоже ринулся следом. В мгновение ока со стервятниками было покончено.
   - По-моему, человек - это единственный зверь, что охотится на хищников, - произнес наш герой.
   - Человек - не зверь! В нем искра божья! - поднял палец вверх Ларес.
   - Ты весь в крови - искромет! Вытрись, однако. Гля! Чего это там такое?
   Справа по курсу наши путешественники наблюдали нечто, походившее под описание "охотничий лагерь". Описание, разумеется, делал бывший охотник Барток. Он говорил, что неподалеку от таверны расположен их брошенный охотничий бивак. Для вольной охоты после падения Барьера стало слишком опасно - человек такая скотина, что охотится не только на хищников, но и на ближнего своего. Поэтому охотники разбрелись в разные стороны. Однако, лагерь вовсе не выглядел покинутым - между вигвамами горел костер, а подле него на лавочке грел кости уставший вакеро. Острым ножиком он вырезал болты к арбалету и смачно попыхивал косяком - этим народным охотничьим средством от завтрака, когда в кармане гуляет ветер.
   - Салям алейкум! - поздоровался с ним наш герой. Ларес застыл на дороге с тревожным выражением на лице.
   - Далековато ты забрался, - ответил одинокий охотник, - меня зовут Драгомир, и я однажды был в Варранте. В качестве пленника, собственно, но это количество песка не забывается. Что же делает житель южных земель вдали от милых его сердцу барханов и дюн?
   - Я, вообще-то, гиперборей, - признался Марвин, - а вот ты на асассина смахиваешь больно. Только арбалет у тебя, дружище, детский. На мясных жуков охотишься?
   - Я - праправнук знаменитого Вильгельма Телля! - гордо ответил Драгомир, - в моих руках смертельно даже вот такое крошечное оружие...
   Марвин задумался.
   - Странно, - сказал он, - а почему ты не представился внуком того, кто стоял с яблоком на башке? Тоже доля незавидная. И что, факир, ты можешь обучить стрельбе из арбалета даже такого замухрышку, как я?
   - Все на свете имеет свою цену! - покачал головой охотник, - уроки такого мастера, как я, стоят недешево. Гони сто пятьдесят монет, и я всего за две недели обучу тебя попадать арбалетной стрелой в задницу мясному жуку.
   - Чтобы шкуру не попортить! - с видом знатока произнес наш герой,- и ведь из этой зубочистки можно убить разве только мясного жука...
   - У меня был больший, - кривясь, признался Драгомир, - но однажды в своих охотничьих странствиях я забрел далеко на север. Там есть одно таинственное местечко: огромная тенистая поляна с кругом камней и жертвенным алтарем посредине... красиво, блин, хоть и страшно! Бр-р! Я все время представлял себя в качестве жертвы, и как тупой каменный нож мага вскрывает мою грудную клетку... бр-р!!! И пока я выслеживал падальщиков, на меня набросились какие-то скелеты. Брат, какого я задал стрекача! И не стыжусь в этом признаться! Я бежал в три раза быстрее самого резвого падальщика, клянусь! И в это время мой арбалет выскользнул из моих дрожащих пальцев. Возможно, он лежит в кругу камней до сих пор. Но я не самоубийца!
   - Занятная история. Однако, мой напарник уже подает мне знаки... ладно, Драгомир, бывай! Не бегай на север - бегай на юг!
   - Один хрен! - проворчал Драгомир, - эх, наверное, придется вскоре снизить цену за обучение вдвое. Иначе я загнусь от голода.
   И он отложил в сторону ножик. Глянул в свою котомку, скривился, закурил свежий косяк. Болотной травы у него было много - благо она в достаточном количестве произрастала на ближайшем болоте. Пыхнув пару раз, он увидел, как к нему огромными прыжками приближается его недавний собеседник, отягощенный какой-то ношей. Что нужно этому парню?
   - Эй, охотник! - крикнул Марвин, - вот, возьми!
   Возле ног Драгомира упало две туши падальщиков.
   - Там еще есть! - прокричал Марвин, переводя дух, - на первое время хватит!
   - Я буду учить тебя бесплатно! - искренне предложил Драгомир.
   - Премного благодарен! - ответил Марвин, - но все действительно имеет свою цену. До встречи, охотник!
   Ларес не выдержал и прошел вперед несколько сотен метров.
   - Может, хватит благотворительностью заниматься? - с издевкой спросил бывший вор.
   - Может и хватит. А может быть и так, что когда-нибудь мне этот подарок сторицей вернется. Нужно уметь быть великодушным (особенно, когда этого мяса у меня полтонны в рюкзаке), и еще нужно уметь быть благодарным.
   Ларес искоса глянул в сторону попутчика.
   - Ты не в Маги Воды нацелился? Ватрас тоже целыми днями бренчит о двух половинках одной и той же задницы. Вроде, как они трутся друг о дружку, но срастись им не дано - хуже будет.
   - Эта наука называется философией.
   - Чего?
   - Наука о том, как познавать и быть познанным.
   Ларес удивился, аж сбавил ход.
   - Это ты о тем случае, когда мужик с мужиком... навроде старины Роско?
   Марвин только вздохнул.
   - Двигай дальше. Так ты мне всю философию опошлишь. Гля, еще одна статуя Инноса слева по борту! Но денег у меня больше нет!
   Ларес ничего не ответил, вытащил меч и бросился направо - в кусты, откуда донеслось знакомое воркование гоблинов. Парень по имени Марвин озадаченно почесал в затылке, а затем тоже достал из ножен свой "Волчий зуб" и с криком "кто не спрятался - я не виноват" ринулся следом. Кто-то из "бывалых" ему рассказывал, что гоблины вполне понимают человеческую речь, просто горло у них так устроено, что сказать они ничего не могут. Вот поэтому обычно облава на этих тварей протекает с максимальным количеством ругани и угроз. Гоблины впадают в панику, и шарятся по округе со смертельно испуганным видом.
   - Убери свой меч от моей морды! - злобно крикнул кто-то голосом Лареса, - я тебе не гоблин!
   - Пардон! - извинился парень, - проходи.
   Прошел почему-то кто-то серый и с украшенными кисточками ушами. Догадавшись, что его провели, Марвин ткнул "волчьим зубом" гоблину чуть пониже спины. Гоблин заверещал, чувствуя, как его анальное отверстие стремительно увеличивается в размерах. Поняв, что осталось одно, существо прибавило резвости и шмыгнуло в кусты.
   - Дядечка, не вы кал обронили? - крикнул вслед наш герой?
   Обиженное клекотание гоблина понемногу стихало Ларес подсчитал трупы, вытер об один из них свой меч и призвал в дорогу. Марвин согласился и прибавил шагу. Топать просто так ему показалось скучным, поэтом он запел:
   - В жопу раненый джигит далеко не убежит! В жопу раненый боец - он уже не молодец.
   И так раз по десять, попеременно каждую строчку. Вскоре он обнаружил, что вместе с ним поет и Ларес.
   - Золотые слова! - сказал он, - и откуда ты столько хороших присказок знаешь?
   - Мама в детстве пела!
   - Золото у тебя, а не мать!
   Вскоре обнаружилась еще одна статуя Инноса. Но Ларес поведал, что "чудо" с благодатью Инноса случается лишь раз в сутки. Все остальное - благодарность. Устная.
   В этой части Хориниса плотность статуй превосходила всякие религиозные потребности. За пройденные полтора километра Марвин насчитал уже третью. Возле этой прогуливались волки. Две особи. Ведущий и ведомый. Парень не утерпел, и бросил в одного "огненную стрелу", подпалив немного шкуру. Что делать, "огненным шаром" он бы волка завалил, но "файерболы" он берег. Кто знает, что может приключиться в этих "джунглях". Ларес на автомате вынес обоих хищников и собирался топать дальше, но Марвин уговорил его немного задержаться. Нужно было снимать шкуры и делать бизнес у Боспера в Хоринисе. К тому же он заметил нечто необычное.
   - Шо це таке? - вопрошал он, сжимая в руках найденную серую табличку. Табличка отливала серебром, на ней были нанесены полустертые надписи, а мозг парня вспоминал слова Ксардаса о тех, "других плитках". Которые для самообразования.
   - Плитка магическая! - сплюнул Ларес, - цена им - медная монета в базарный день.
   - Я слышал, что они повышают способности человеческие...
   - Может и повышают! - сплюнул еще раз вор, - да только читать их нужно уметь. Что-то я таких специалистов в Хоринисе не знаю. Болтали, будто Валентино носился с подобной плиткой - втемяшилось дураку в голову сильнее стать. Да только Ватрас послал его... на другую сторону острова, к пиратам. Дескать, они знают, как прочесть. Но Валентино струхнул, спрятал куда-то эту плитку и с тех пор ни о чем подобном не заикается.
   - Ладно! - произнес Марвин, пряча плитку в рюкзак, - у меня не в Мавзолее - не залежится.
   - Ты, что ли, язык древних знаешь?
   - Пока не уверен. Но мое время придет.
   Приятели потопали дальше и вскоре вышли на берег небольшой медленной речушки. Вдоль берега неторопливой лентою бежала дорога, у воды росли всякие полезные растения, а вот справа по ходу действия образовалась очередная разграбленная повозка. Парочка свежих трупов "бурлаков" валялась по обе стороны повозки, а хозяйский скелет раскачивался на веревке, привязанной за массивный сук дерева росшего тут же.
   - А чего трупаки свежие, а этот... того, уже скелет? - не понял Марвин.
   - Магическим огнем пытали торговца, - пояснил Ларес, петля то не удушающая - глянь.
   Петля и впрямь была простая, без удавки. Постращать, поспрашивать. Парень по имени Марвин пошарил в обломках "каравана" и обнаружил довольно тяжелый кошелек. Следом нашелся еще один "Волчий зуб". Определенно, повозку расстреливали из засады. Все вокруг было утыкано стрелами и метательными ножами.
   - Батька, гроши! - показал он наполненный кошелек Ларесу.
   - Оставь себе. Судя по слухам, ты кормишь половину бездельников из портового района. И четверть городской стражи.
   - Мягко говоря, это преувеличение. Человек шесть всего.
   - Пошли, преувеличение!
   Ларес вновь двинулся дальше, а Марвин согнулся у толстого ствола местного аналога дуба. Вокруг его корневища сидело несколько грибочков. Одни из них были той породы, что жрут рудокопы вместо мяса, а другие - магические. Черные. В башне он прочел о странных свойствах этих грибов, но до конца не разобрался, каких именно. Конкретных свойствах конкретных грибов... именно. Черт подери! Ларес, похоже, снова ввязался в драку. И снова с гоблинами. Похоже, Хоринис переполнен этими тварями.
   Сразу за объемным стволом дерева дорога резко сворачивала вправо и устремлялась вверх. Вот сверху на них и напало несколько гоблинов. Штук пять. Или три - не рассмотреть, уж больно ловкие твари. На одного Лареса многовато. Поэтому Марвин потащил из ножен "волчий зуб" и ринулся на помощь. Форсированные усилия обоих героев предотвратили угрозу, и после Марвин сказал:
   - Хорошо, что они не на деревьях живут. Сверху бы спрыгивали прямо нам на головы.
   - И не говори!- отозвался Ларес, - а что, где-то есть и такое?
   - Хватает дряни под солнцем! Взять, к примеру, тех же вертолетчиков. Где-то они и полезны, но вот если нанялись против тебя! Дикое племя!
   Вор тем временем закончил вытирать меч от гоблинских потрохов. Марвинский пассаж о вертолетчиках он прослушал, зато предупредил:
   - Сейчас дорога свернет снова налево. Там, за хвоей иногда прячется некая тварь с повадками голема. Так что если услышишь скрип камня - сразу удирай. Мне с ним не справиться. Но чаще всего там никого нет. Тем не менее, желающих обследовать это загадочное место пока не находится.
   Марвин дал себе слово, что если поляна окажется пуста, то он непременно на ней побывает. Так и случилось. Ларес подозрительно посмотрел на него, но все-таки, дал добро на исследование. К нему наш герой вернулся, нагруженный всякими полезными вещами: волшебными эликсирами, алхимическими кристаллами горного хрусталя, приличным кувалдометром килограмм на пятнадцать и двумя кошельками монет. Также в арсенале Марвина появились новые заклинания.
   - Хочешь? - спросил он у Лареса, протягивая ему один из кошельков.
   - Убери! Он твой по праву.
   - Да мне не жалко!
   - А мне в падлу! Это все равно, что у ребенка отобрать. Вот если бы я сам нашел, тогда...
   - Так представь, что типа сам!
   - Нельзя! Находки у нас даже налогом не облагаются. Мужество и смелость превыше всего.
   Ларес взгрустнул и признался:
   - Но, даже, несмотря на отсутствие налогов, смелых и мужественных людей становится все меньше. За то время, что я сидел за Барьером, их почти не осталось. Да и я стал другой. Старею, что ли?
   Они подошли к огромной расщелине, через которую был перекинут мост. Ларес ступил на деревянные мостки и пошел на другую сторону, а Марвин решил осмотреться. Ему показалось, что слева у деревьев что-то сверкнуло.
   - Только недолго! - крикнул Ларес, - вот видишь! Ты снова что-то заметил первым! Старею.
   Марвин его не слышал. Он бегом бросился к стоящему в отдалении дереву типа земной осины. Что же такое блеснуло на солнце? На солнце блестел человеческий череп. Удобно упершись костями пяток в придорожную траву, у ствола отдыхал человеческий скелет. Неспециалисту в подобных делах могло бы показаться, что скелет сидит здесь уже тыщу лет, но Марвин хорошо знал, на что способны местные птички со скромным названием падальщики. У ног скелета что-то лежало, но Марвин не обратил на это никакого внимания - возле левого бока бывшего человека лежал отличный арбалет. Такой арбалет будет стоить у того же Хакона не менее тысячи монет. Единственное, что необходимо - это умение из него стрелять. Когда-то наш герой стрелял из любого арбалета не хуже Скорпио - его учителя из банды Гомеза. Но после отдыха под камнями рукам пришлось учиться заново. И держать нож, и натягивать лук, и даже держать ложку - эту вечную спутницу солдата. Магическое восстановление организма не предполагает восстановления навыков. Это сказал фараон... тьфу, Ксардас! Мерзкий старикашка, хоть и земляк. Отчего же мы так не любим тех, кто заставляет нас таскать каштаны из огня? Пусть на всех и из общего огня? Или по извечной человеческой мудрости занятие других нам кажется более приличным? Как говорится, где бы ты ни работал, всегда найдется кто-то, кто работает меньше, а получает - больше.
   Но все же, некромантия не некрофилия. Хоть и запах у них похожий. Но искусство некромантии считается выше, нежели изучение свойств воды и огня. Почему? Познавать тайны смерти приступают только после того, как познают тайны жизни? А это что за хрен с бугра?
   На той стороне моста Ларес вновь дрался. На этот раз с падальщиками. А перед Марвином стояла небритая морда одного из тех джентльменов удачи, которых в окрестных лесах за последний месяц развелось невидимо. На боку у "гопника" висела массивная деревянная дубинка (Марвин сам с такой ходил, но недолго), а глаза блестели жаждой халявной наживы.
   - Ась, хочешь спросить чего? - удивился Марвин, - этот герой выглядел куда менее опасным, чем тот же Мо из портового района. Мо и жрал лучше (и чаще), и тренировался на клиентах и прохожих постоянно.
   - Гони пятьдесят монет! - хрипло проговорил бандит.
   Наш герой внимательно осмотрелся по сторонам. Вроде бы за "елками" никого нет. Сзади тоже никто не подкрадывается - видимость, как на взлетно-посадочной полосе. Впереди Ларес производит процедуру ощипывания падальщиков.
   - Что ты башкой крутишь? - недоумевая, спросил бандюган.
   - Пытаюсь понять, на что ты рассчитываешь. Ну, какой из тебя налетчик? Вон, даже ширинку застегнуть не удосужился...
   Бандит сунулся руками и глазами к гульфику, и в этот самый миг Марвин схватил его за шиворот и одним движением перекинул через перила.
   - Лети, лети, лепесток! Не сломай внизу цветок. А когда там встретишь маму, отстучи мне телеграмму.
   - Ну что ты там возишься! - зло воскликнул Ларес, - из-за тебя я один сражался с четырьмя падальщиками!
   - Из-за меня? Еще скажи, что из-за магов Воды! Ты же сам избрал этот путь - героический путь борьбы за правое дело!
   Ларес покраснел и буркнул, что его приятель малость сдвинулся от речей Ватраса, к которым нормальный человек все же относится с изрядной долей иронии. Марвин ответил, что нужно веровать, ибо вера сплачивает людей. А если в сердце лишь трезвый расчет, то такая команда никогда не добьется победы. Все революции свершаются или по пьяни, или с похмелья. То есть, в те моменты, когда мозг человеческий напрямую связан с Вселенной. Ларес почти ничего не понял, поэтому поскакал дальше, а наш герой запел песенку из репертуара Фабио Леоне и сотоварищи!
  

For the king, for the land, for the mountains

For the green valleys where dragons fly
for the glory the power to win the black lord
I will search for the emerald sword

   - Слушай, Марвин, ты вообще кто? - спросил его Ларес, останавливаясь у развилки, и небрежным движением руки проткнув наглого полевого жука, - я ведь неплохо знаю наши песни. И те, что поют на севере нормардцы, и те, что воют на юге кочевники, и даже те, что ревут упившиеся орки. Про местную лирику вообще молчу. Но ведь ты, гад, поешь все время, что я тебя знаю, и ни одной из твоих песен я ни разу не слышал.
   - Мать у меня в детстве странная была. Курнет косяк - и ну петь над кроваткой. Так вот и получилось.
   - А ты вообще откуда родом?
   Этот вопрос застал нашего героя врасплох. Он точно не помнил, кому и что врал. Что уже не раз его об этом спрашивали, помнил. Но вот что именно отвечал... ни в жисть!
   - С материка я! - ответил он, насупившись. Гиперборей я.
   - Первый раз слышу. А где это?
   Вспомнив, что он грузил Цурису, Марвин далее брехал более складно.
   - За Нордмаром есть земли, заселенные гипербореями. Теплое океанское течение омывает наш остров, Гольфстрим - называется. И вот на этом острове я и родился. Рюген - так остров зовут. Городок небольшой наш, тысяч на пять человек. Зовется Арконой. Неужто не слыхал?
   - Дивные речи твои! Хотя я то и в Нордмаре только один раз был - с дядей в детстве. Но вот о стране, расположенной еще севернее, не слыхал. Да и никто из моих знакомых не слыхал. Думаю, что ты брешешь...
   - Собака брешет!
   - Тогда спой мне еще одну песню. Только от начала и до конца.
   Марвин собрался с мыслями и вспомнил девяносто пятый год и "Imagination from the other side".
   - Песня называется "Секрет того что было и того, что будет!" Слушай, когда уши не болят:
  



Oh, I haven't been here for a while

In blindness and decay

The circle's been closed, now

My song of the end

I've seen it all

Listen crowd

I'll tell you everything

Though I have to say

I don't know much

Talking about a past

And future secret

Most called him once

And future king

Far back in the past

I saw his ending

Long before it started

I knew his name

He's the one who took the sword

Out of the stone

Its how that ancient tale began

I hear it in the cold winds

My song of the end

I had seen it in my dreams

My song of the end

I can't stop the darkening clouds

I feel cold

When I cry out for the bark

Take him back to Avalon

Dwell on for a new age

So long sleep well my friend

Take him back to Avalon

I will wait and guard

The future king's crown

My song of the end

It was nice but now it's gone

My song of the end

It was fixed the whole time

My song of the end

I saw it all



   Когда Марвин закончил петь, в горах еще долго гулял его рык с последней строчки последнего куплета. "Future king's crow-ow-own"! Ларес вытер с рожи скупую мужскую соплю и пробормотал:
   - Может и не брешешь! Я, вообщем, так ничего и не понял. О чем эта песня?
   - А хрен его знает! Вроде она посвящена королю Артуру, который был убит собственным сыном.
   - Артур...Арктур... Актур... нет, не знаю! Никогда не слыхал о таком короле! Чем он еще был знаменит?
   - Круглый стол построил, - тут же ляпнул Марвин, - рассадил вокруг него своих помощников-рыцарей и сказал, что он только "первый среди равных".
   - Очень умно! Головастый этот Артур был... почти, как генерал Ли. Стой!
   Они остановились перед ответвлением от основной дороги направо. Ларес мимолетом пришиб зазевавшегося полевого жука и процедил:
   - Тут нужно аккуратно. Немного отстань от меня, но не сильно. Там бродит парочка глорхов, что для моего меча и кольчуги - пустяк. Смотри, не попадись им на глаза.
   Марвин послушно отстал на несколько шагов, а Ларес ступил на тропинку, ведущую куда-то внутрь горного массива. Пройдя по ней метров пятьдесят, они вышли... как же назвать это место? Долина... не долина, но нечто весьма похожее. В этой, с позволения сказать, долине находилось несколько странных сооружений, напомнивших Марвину Древний Египет с его пирамидами. Местные пирамиды имели куда меньший размер - раз этак в семь по высоте. Одно из этих сооружений было разломано совершенно советским образом: от некогда монументальной постройки остались лишь сиротливые каменные глыбы да котлован, в дне которого наблюдался небольшой лаз.
   Ларес тем временем покончил с глорхами и жестом предложил нашему герою следовать за ним. На краю котлована, у наспех сделанных мостков, он остановился.
   - Вот мы и пришли. Держи орнамент.
   - А где маги Воды? - не понял Марвин.
   - Маги внутри - в залах. Ты в состоянии найти их и сам. Однако по пути тебе могут повстречаться крысы. Тебя это не пугает?
   - Да я их ногами!
   - Ну смотри, герой. И если тебе встретится что-то пострашнее крыс, то беги прямиком к Сатурасу - он защитит тебя.
   - Защитит, как же!
   Марвин тотчас вспомнил, как обломал все планы Магов Воды, когда похитил у магической горы энергию и передал ее своему "Уризелю" - легендарному древнему мечу. Эх, забыл спросить у Ксардаса - куда подевался меч!
   - А ты что?
   - А я вернусь в город, - спокойно ответил Ларес, - необходимо наблюдать за морем. Боюсь, что мой сменщик не настолько опытен. Ладно, Марвин, до встречи в порту!
   - Свободен, Паспарту! - буркнул наш герой, спускаясь по лесам, - не наступи на удава по дороге, в нем все-таки тридцать восемь попугаев и одно крылышко. От "Олвейз".
   - Чего? - не расслышал Ларес.
   - Сухо!
   Марвину было не до него. Он начал свой спуск под землю, но вынужден был остановиться в самом начале - слева в куче щебня блестел кусочек каменной плитки. Бережно достав ее, он спрятал драгоценный груз в рюкзак, а после повернул направо и по длинному коридору отправился внутрь пирамиды - изучать ее секреты.

Полтораки, поверженный наземь лежит,

Иннокентий спускается в шахту.

Высоко в небесах черный ворон кружит,

Совершая бессменную вахту.

   Произнеся эту считалочку от Бориса Гребенщикова, Марвин добрел до первой лестницы. Она вела вниз, туда, где слышалась какая-то мышиная возня и чадили факелы на стенах. Вскоре к нему наверх вбежало несколько жирных крыс - он их прикончил своим "Волчьим зубом".
   - Что же вы здесь жрете, скажите на милость?
   Спустившись, парень обнаружил еще одну крысу, которая не причинила ему сколько-нибудь серьезного беспокойства. Покачав головой, Марвин процитировал других классиков рок-н-ролла:

Темный, мрачный коридор...

Я на цыпочках, как вор

Пробираюсь, чуть дыша, чтобы не вспугнуть

Тех, кто спит уже давно,

Тек, кому не все равно,

В чью я комнату тайком желаю заглянуть.

   Мы просим прощения у читателей за обилие лирики, но подземелье было настолько мрачным, что Марвину было впору настраивать мысли на душеспасительный лад. Сумрак подземелья разгоняли чадящие факелы, дающие настолько мало света, что лучше бы его не было вообще. Зазевавшись, наш герой наступил на хвост очередной крысе и, опомнившись первым, прикончил ее. Подождав, пока глаза привыкнут к полумраку, он осмотрел кучу камушек на которых стоял. Набор камней напомнил ему конструктор "Лего". Вот ножки человечка, вот ручки, вот башка-копейка, а это... э это, пардон, плитка каменная торчит из-под обломков. Точно такая, как он нашел минуту назад во входном "тамбуре". Пригодится!
   На этом месте коридор уходил под прямым углом вправо и заканчивался еще одной лестницей. Небольшой, ступенек на пять-шесть. Внизу, традиционно, пировали крысы. Стараясь не думать, что они могут здесь жрать, Марвин несколькими ударами расправился с ними, а затем продолжил свой путь. Факелы стали чадить меньше, а видимость чуть увеличилась. Коридор, по которому он шел, наконец, закончился. Он вывел Марвина в огромный зал, где его чуткое ухо уловило некие странные звуки: как будто кто-то играл на ксилофоне. Только вот деревяшки у ксилофона были совершенно не тех размеров, чтобы соответствовать хоть сколько-нибудь известным нотам. Тут же на ум ему пришло предостережение Лареса. "Как что непонятное, сразу давай деру!". И он последовал этому весьма мудрому совету, экспрессом проскочив мрачный зал и ныряя в проход напротив. На "ксилофонах" играли за спиной, причем не на одном - факт. Парень почувствовал, как на его затылке шерсть встает дыбом. Но вот и конец прохода...
   У стены в Зале Таинств стоял одинокий лысый маг Воды и внимательно всматривался в полуистлевшие надписи на стенах. Мудреный это был народ - строители пирамид. Кое-кто из магов так и предложил их окрестить - Строители. Кронос, напротив, жаждал именовать далеких предков "Зодчими", но Сатурас решительно воспротивился. Зодчие - это звучит гордо. Зодчие отличаются от строителей как столяр отличается от плотника. Хоринис вот строили зодчие, то есть, архитекторы. А эти мрачные залы к архитектуре не имеют вообще никакого отношения. Примитив. Н-да!
   Внезапно ход мыслей Верховного Мага Круга Воды нарушил топот чьих-то нескромных ног, обутых в сапоги из кожи глорха. Их обладатель, высокий худощавый мужчина с неврастеническими усиками вбежал в Зал Таинств и испуганно замер, освещенный яркими магическими факелами. Следом за ним в зал вбежали несколько скелетов гоблина - этих маленьких и чрезвычайно юрких созданий. Не обращая внимания на Сатураса, один из скелетов так наподдал своей дубинкой незнакомцу, что тот перелетел через половину зала и распростерся у ног мага. Сатурас тоже оплошал: вместо заклинания "уничтожение нежити" он активировал "огненный шар", и принялся разбрасываться сгустками синтетического пламени с такой интенсивностью, что едва не поджарил незнакомца.
   - Полегче, старче! - завопил он, катаясь по полу и сбивая пламя, - я сейчас изжарюсь!
   Гоблинские скелеты догорали, исторгая вонь от горелой кости, а Верховный Маг неодобрительно покачал головой:
   - Глупец! Кто надоумил тебя, несчастный, шататься по подземельям Храма Аданоса? Постой, разве мы не знакомы?
   Марвин уже встал на ноги и деловито отряхивался. На последнее восклицание Сатураса он пожал плечами:
   - Может, и виделись где. Всех разве упомнишь...
   - Нет! - взревел Сатурас, - не смей мне заговаривать зубы! Ты - тот ублюдок, что отнял силу у нашей Магической горы! Ты - та сволочь, что втерлась ко мне в доверие и нарушила все наши планы. Ты! Ты!! Ты!!! Даже не знаю, что мешает мне убить тебя прямо сейчас!
   - Не горячись, старик. Мне ведь кое-что удалось. Это я прикончил Спящего и уничтожил Барьер.
   - Глупец! Кто надоумил тебя сделать это?
   - Не самый последний человек в ваших кругах. Ксардас. Тебе это имя, надеюсь, знакомо?
   - Знакомо! - проворчал маг, - но своим вмешательством вы поставили мир на грань катастрофы. Центр равновесия сместился так, что мы уже и не представляем толком - что на чем держится.
   Как бы в подтверждение его слов, земля у них под ногами дрогнула. Марвин едва устоял на ногах.
   - Не понял? Что это было?
   - Землетрясение. Они начались буквально десять дней назад и продолжаются до сих пор. Такое ощущение, будто в той части острова кто-то пытается пробудить к жизни древние силы. Тьфу! Ты мне снова заговариваешь зубы! Ты так и не ответил на мой вопрос: какого гоблина ты тут шатаешься? Байстрюк снова в поисках приключений?
   - Выбирай выражения, старик! Моя почтенная мать, очутись она здесь, пристыдила бы тебя. Я пришел сюда с Ларесом.
   - Чего? А Ларес здесь причем? И он отпустил тебя сюда одного? Он с ума сошел!
   - Да не ори ты так! Уши закладывает. Кажется, почтенный маг, а ревешь, как носорог!
   - Теперь ты выбирай выражения! А то как двину малой молнией!
   - Не надо! Ты просто выслушай меня. Я вот, например, хочу вступить в "Кольцо Воды"...
   - Откуда ты узнал о "Кольце"? Кто тебе рассказал? Ларес? Я убью его!
   - Бл...! Да чего ты так раскипятился? Ларес тут не при чем. Об этом мне поведал Ватрас...
   - Ну, конечно! Единственный из магов Воды, кто не знаком с твоей прохиндейской рожей! Что ты наобещал ему? Убить всех орков на острове и в Минентале? Или поймать живьем Беллиара и содрать с него шкуру?
   Земля под ногами снова дрогнула.
   - Прости, Владыка Ночи! - буркнул Сатурас, - этот парень меня выводит из себя. Так что тебе поручили на этот раз? Меня терзают смутные сомнения, что это добром не кончится...
   - Да уймись ты, старик. Я взялся расследовать дело с пропажей жителей острова и найти торговца оружием, который продает его бандитам.
   - Хм! На первый взгляд, все чисто. А что это у тебя в руке?
   - Ватрас передает вам часть орнамента. Что это хоть за фигня такая?
   - Много будешь знать - скоро состаришься.
   Парень охватил взглядом старческую фигурку мага.
   - Да неужто? Возьми вот...
   - Отнеси это Нефариусу! Ты сможешь найти его в Зале Портала. Стой! Раз ты уже попрешься туда, то передай Риордиану, что я хочу его видеть. Он встретится тебе в коридоре перед Залом Имплювия. И смотри мне - не своевольничай, как в тогда в Минентале!
   - Слушай, но ведь ты тогда меня боготворил. Что случилось?
   - Ты подвел меня, паршивец! Попытайся же вернуть хоть часть моего к тебе доверия.
   - Мухтар постарается! - ответил Марвин, и его подошвы стремительно засверкали.
   Сатурас замысловато выругался на мертвом языке строителей.

  

Уровень 10.

Портал большой и порталы маленькие.

   - Не сойти мне с этого места! - восторженно завопил бывший Хранитель Руды по имени Кронос, - да ведь это - наш посыльный со странным прозвищем!
   От Мага Воды за несколько шагов несло болотной травой пополам с перегаром. Он весь был увешан разнообразными предметами, точно солдат времен Гражданской войны. Бутылочки с эликсирами, пачки заклинаний, две какие-то здоровенные оглобли с острыми крюками.
   - Хроник! - растроганно произнес Марвин.
   - Кронос! - поправил тот.
   - А-а! Что ты делаешь в этой дыре?
   - Изучаю. Здание, в котором мы находимся, принадлежит к очень древней культуре. Ик!
   Кронос перекрестил рот и выпучил глаза. Из-под мантии донесся звук лопнувшей мотоциклетной камеры.
   - Проклятая крысятина! - пожаловался он, - без джина так вовсе - несварение. У тебя ничего пожевать не найдется?
   - У меня и выпить есть. Вот, держи! Белый хлеб, свежий овечий сыр, хорошо прокопченный кусок окорока! Наконец, отменное монастырское вино!
   С этими словами он протянул магу две бутылки бормотухи со "свечного заводика" Вино. Этой бурдой был наводнен портовый район Хориниса, а о том, кто является автором пойла не знал разве что Лобарт. Но хлебавшим разную дрянь магам Воды портвешок Вино показался небесной амброзией. Случившийся рядом молодой парень по имени Мердарион небрежным движением выхлебал грамм триста из второй бутылки и щедро отломил закуски.
   - Благослови тя Аданос, незнакомец! - произнес он, перемалывая своими "жерновами" продукты.
   Кронос чуть не подавился куском хлеба.
   - Да ты че! Это же - тот паренек, что взорвал нашу медную гору!
   - Угу! - подтвердил Марвин, - и отхватил люлей от Сатураса - хозяина этой вашей Медной горы.
   - А что ж ты хотел! Мы столько лет копили руду!
   - Да! Столько лет! Добывали, держа в мозолистых руках кирки и заступы! Надрывая животы от непосильной работы!
   - Не ерничай! - стал строгим Кронос, - я вообще удивляюсь, как ты живым мимо Сатураса пробрался! Еще десять дней назад он грозился содрать с тебя шкурку и скормить ее мясным жукам... что это значит, хотел бы я знать!
   - Пути Аданоса неисповедимы! - вздохнул Мердарион,- если он делает различие между "шкурой" и "шкуркой", то не нам его судить и разуметь!
   Все молча выпили и принялись хрустеть батоном с ветчиной. Где-то за колонной послышались шаги.
   - Ш-ш! - шикнул Марвин.
   - Фигня! - отмахнулся Кронос, - это - свой парень. Миксир языки древние разучивает. Ходит, чтобы легче запоминалось - весьма древний способ обучения.
   - Куда там Илоне и Денису Давыдовым! - кивнул наш герой.
   Миксир наткнулся на них и был обслужен на уровне лучших подвалов Конотопа. В качестве благодарности он продекламировал на мертвом языке Строителей:

Спасибо за хлеб, спасибо за соль,

Спасибо за ром, что унял мою боль.

Спасибо за то, что среди Пустоты

Явился к нам с полной бутылкою ты.

   - Писать на станах Эрмитажа вам запрещается, папаша! - окликнул его Марвин, - среди дерьма мы все поэты, среди поэтов мы не все! А что, так уж трудно научиться читать без словаря по этой филькиной грамоте?
   - Кому как, - философски заметил Миксир, - среди нас только мне дал Аданос таланту.
   Марвин вытащил из рюкзака ярко серую скрижаль.
   - Вот тут у меня в двух местах запарка. Если данную литеру прочитать, как "з", а вот эту представить используемой для твердого окончания согласных, то предложение звучит приблизительно так: "... и в обрящие сути иноскозание заглянет полумрак смысла скрытого аурой таинственности".
   - Что? - подскочил Миксир, - да ведь... да ведь ты... да ведь ты читаешь откровения на языке жрецов! Это самый сложный диалект языка Строителей! Язык воинов много проще, а крестьян вообще примитив. Откуда ты узнал значение этих иероглифов.
   - Тоже мне - бином Ньютона. Да ведь это греческое письмо... его все математики знают. И греческими литерами писано на славянском языке... в периоды между глаголицей и кириллицей.
   Миксир потрясенно присосался к бутылке, а Кронос задымил косяком:
   - Этот парень пришел издалека и пойдет еще более далеко! Это говорю вам я - Хранитель Руды. Пусть и бывший, но получивший от целой горы магической руды частичку запредельного знания. Ну-ка, спой им про "жменю косяков"!
   Марвин вспомнил, как однажды таскался по Новому Лагерю, распространяя по поручению идола Кагана бесплатные самокрутки с болотником. Он тогда еще бурчал себе под нос вариацию на тему "Пачки сигарет" Виктора Цоя. Вспомнив один из связных текстов, он откашлялся и нараспев продекламировал:
  

Но если есть в кармане пара косяков...

Закурю, и отправлюсь в последний полет.

Словно грозный шершень, во веки веков,

Что взлетая, оставляет на траве свой помет.

   Мердарион задумчиво пожевал толстыми губами. Он что-то пытался сказать, но никак не мог сформировать свою мысль. Ему попытался помочь Кронос.
   - Божий дар у парня. Так про срущего шершня написать - это точно, не под этим солнцем уродиться нужно.
   - А там, за порталом! - взвыл Мердарион.
   - За порталом - другой мир! - закончил пыхать Кронос, - но Солнце - то же самое. И тот же Аданос, и тот же Иннос... и даже третий братец ихний... он тоже там. А мне, если честно, порядком наскучило сидеть под камнем. Сначала в Новом Лагере, затем здесь - в Храме Аданоса... или, как еще это место называется! На солнце хочу! Мы рождены под лучами родного, варрантского солнца, а гнием в этих мрачных катакомбах!
   - Ш-ш! Нефариус насторожился! - предостерег Миксир.
   - Да пошел он! Иди, Марвин, отнеси ему побрякушку. Пусть обгадится от радости.
   Марвин шмыгнул носом, засыпал в пасть горстку волшебного корешка от мирского запаха, и приблизился к торцу зала. Здесь находился небольшой помост, по которому с важным видом прохаживался старый знакомый - огнепоклонник Нефариус. Когда наш герой носился с поручениями Сатураса, маг Воды Нефариус изучал почему-то школу Огня. Нынче он прохаживался у стены, время от времени вперивая задумчивый взгляд в центр огромной мозаики. По крайней мере, Марвину это показалось мозаикой. Ну, или результатом вдавливания раскаленного щита в стену... так даже похоже. И здесь в нашем герое заговорил человек третьего тысячелетия.
   - Ежу понятно, - начал вальяжно объяснять он, - что это и есть знаменитый портал, что ведет в неизвестную часть острова. Точнее, вы думаете, что ведет. Какое же действие должен совершить человек, чтобы эта чертова диафрагма раскрылась?
   Нефариус отступил левее и открыл взору парня торчащий из стены разъем типа "папа". То есть, говоря современным языком, из стены торчал штырек.
   - Сюда должно помещаться открывающее портал кольцо.
   - И где же это колечко? - спросил Марвин.
   - Интересный вопрос. Мы пришли к выводу, что давным-давно там (на той стороне острова) что-то случилось. Чтобы сюда не пробралась зараза, портал, соединяющий две части острова, был закрыт. А кольцо, открывающее его, разбито на несколько частей.
   Наш герой порылся в рюкзаке и вытащил на свет божий (хотя вокруг стояла чертова темень, едва разгоняемая магическими факелами) фрагмент орнамента, который он притащил сюда через добрую половину острова.
   - Вот таких? - спросил он, протягивая кусочек орнамента Нефариусу.
   - Именно! Это только одна часть. Должны быть еще три. Я дам тебе карту, на которой обозначены места хранения остальных трех частей. Если ты проявишь небольшое усердие, а также удаль и ловкость, то вскоре мы сможем воссоединить части орнамента. Или кольца - как кому нравится.
   Марвин взял протянутую карту, посмотрел на нее, ужаснулся предстоящим трудностям и спросил:
   - Мудрые предки закрыли портал. Глупые потомки снова откроют его, чтобы впустить сюда нечто. Или вот так: "НЕЧТО!!!" С тремя литерами "ять" и матерным окончанием!
   - Поверь, я не рад этому, - кротко ответил Нефариус.
   Пол под ногами качнулся. Марвин едва устоял, а мага отбросило на стену - тот едва не напоролся на злополучный штырь и развел руками.
   - А разве у нас есть выбор? Что-то ищет путь в наш мир. И если мы не найдем возможность преградить его ему, то возможно всякое. Неприятное. И опять же, толчки эти неспроста.
   - Угу! Толчки и червячки! - проворчал Марвин, - опять начинается все сначала. Ваш покорный слуга носится с высунутым языком, маги считают звезды и высчитывают в уме суточный параллакс светила по имени "Стереус". Денег хоть дадите?
   - Не волнуйся. Твои расходы будут возмещены. Ну, что? Счастливо?
   - Кому как! - ответил на этот вопрос-пожелание наш герой, возвращаясь к тройке умеренно пьющих.
   - Чего наш Не-Фариус от тебя хотел? - спросил Миксир.
   - Давай-ка, быстро объясни мне алфавит древних... мне нужно будет читать скрижали!
   Миксир поперхнулся вином в очередной раз.
   - Да я две недели учу эти каракули, а ты...
   - Каракуль - это шуба овцы. Или барана. Гомо сапиенс способен учиться на бегу. Мердарион, нет ли более быстрого пути в город? Я сдохну... к вам по три раза на день бегать. Ну, не томи! Хроник, от тебя мне нужны только эликсиры и свитки.
   Кронос надулся.
   - А деньги у тебя есть? Заклинания и зелья денег стоят.
   - У-у! Жлобяры майданные! Как конские каштаны из огня таскать, так я! А как снабдить посланца самым необходимым, то сразу вступает в дело меркантильность! Подавитесь, козлы бритые, вы своими эликсирами! Подорвитесь на своих "огненных шариках" и "ледяных дрючках". Нет, морда, ты что? В натуре, пытаешься торговать здесь, под землей? Твой бизнес прогорит, и не нужно быть Нострадамусом! Мердарион?
   - Есть один способ, - замялся маг.
   - Не томи душеньку, руби старушеньку! Ну, Родион!
   - Даже и не знаю. Дело это новое, а парень ты молодой, горячий!
   - Мля! Да говори, наконец!
   - В этой части острова нами было обнаружена сеть порталов. Благодаря Аданосу, мы их активировали. Только вот испробовать не успели - нет охотников. Так что я не вполне уверен...
   - Достаточно! Где находится ближайший?
   - Ближайший что?
   - Портал! Не кабак, конечно.
   Мердарион зябко передернул плечами.
   - Прямо в торце предыдущего зала есть небольшая каменная дверь. Она ведет в комнату, где находится портал.
   - Дай мне ключ. Я хочу взглянуть на него.
   - Ты уверен...
   - Мля! Ключ!
   Мердарион бросил нашему герою небольшой ключик. Марвин подхватил его одной рукой, а другой шутливо отдал честь.
   - Бывайте здоровы и не поминайте лихом. Если что. Поминайте полной.
   Марвин вернулся в зал с углублением в полу и принялся внимательно исследовать стену, отыскивая упомянутую дверь. Двери он не нашел, но зато обнаружил замочную скважину, в которую с первого раза попал ключом мага. В стене что-то заскрежетало, захрустело. Часть ее подалась назад - тут же раздался низкий рокот невидимых механизмов, поднимающих гранитную плиту вверх.
   - Не фига себе, у них здесь двери! - присвистнул Марвин, - не во всяком мавзолее такие.
   За дверью и впрямь обнаружилась комнатенка размером в три на четыре, посредине которой располагался небольшой постамент со следами "шаровидной турбулентности". Слева стоял сундук, возле него валялась бутылка с чем-то лечебным. Больше в комнате не было нихрена. Марвин присел у сундука, ловким движением отправил пузырек с эликсиром в рюкзак и подергал откидную крышку. Бесполезно. Отмычки у него, конечно, были. Но вот какая беда - о процессе взламывания замков он помнил весьма смутно. Поковырявшись в замке минут пять и сломав несколько отмычек, Марвин понял, что необходимо посетить старика Торбена и все же заплатить двести золотых, которые тот требовал за обучение вскрытию замков.
   Оставался неисследованным лишь портал, хотя исследовать в нем что-нибудь было невозможно. Это все равно, что исследовать чугунный кубик со стороной в десять сантиметров. Марвин вспомнил, что говорил по этому случаю Гагарин, затем несколько раз повторил его простейшее заклинание системы "поехали", но решительности в нем не прибавилось. Затем он подумал, что обратно предстоит добираться одному, без Лареса. Эта свежая мысль придала ему сил и душевного равновесия. Решив, что неизвестно, куда выбросит его судьба, парень наугад вытащил из рюкзака свиток с мгновенным заклинанием и решительно шагнул внутрь "турбулентности", то есть, по-простому - оптической игры искривленного пространства по радиусу зоны вхождения в портал. На короткое мгновение его втянуло в открытый космос, а затем безжалостно выбросило обратно.
   - Ни фига себе! - присвистнул парень.
   - Ух-ха-ха! - раздался почти рядом громкий рев, и наш герой на автомате выпалил заклинание.
   Это оказалось одно из самых дорогих заклинаний - "Огненный дождь". Одно из самых дорогих, но и самых разрушительных. Бегущего к нему по пещере орка моментально сожгло несущейся сверху горящей серой, а следующему в кильватере на собачьих правах волку опалило шкуру. Марвин добил зверя, но снимать шкуру не стал - Боспер за такое не дал бы и ломаного гроша. Когда пламя угасло, внимательно осмотрелся. Небольшая пещера, портал, традиционный сундук. Рядом лежал и чадил смрадом орк-воин. Волк не дергался.
   - Вот, черт побери! Это куда же меня занесло?
   Сжимая в руке меч, Марвин начал пробираться к выходу из пещеры. В заднице неприятно посвистывало - кто его знает, какие сюрпризы готовит ему судьба. Однако ни орков, ни волков в пещере больше не оказалось. Лишь около полувзвода мясных жуков барражировали второй зал пещеры. В нем же Марвину удалось найти несколько полезных зелий и свитков. Все они валялись в уголке и просто удивительно, что их не подхватила ничья загребущая лапа. С другой стороны, кто при трезвой памяти станет связываться с волком и его прелестным хозяином!
   Собрав трофеи, наш герой начал выбираться из пещеры. И первое, что он увидел, был далекий силуэт ополченца Мики. Оказывается, портал магов воды перенес его почти к самому Хоринису. Вот так удача! Парень обрадовался и побежал в город. Безумно хотелось пива и ветчины, а в заведении старины Карагона было и то и другое.
   - Ух, ты! - восхитился Мика, когда увидал Марвина, вооруженного большим "полупрофессиональным" арбалетом, - не продашь ли машинку? Страсть, как хочется почувствовать себя защищенным!
   - Зайди в город на пять минут, вот и почувствуешь! - ответил парень, - а мне такая штуковина и самому пригодится.
   - Ты хоть стрелять из не умеешь?
   - Белку в глаз бью!
   - В самом деле?
   - Ну, бил когда-то...
   - Белку?
   - Мракориса!
   Занявший место Сары Кантар приветствовал нашего героя кивком головы. Сидящий слева Джора был печален и молчалив. Было такое ощущение, что его гложет некая печаль. Он сидел на краешке прилавка, подперев щеку давно не мытой ладошкой и излучал на всех поддиапазонах мирскую скорбь самого высокого качества.
   - Чего это с ним? - полюбопытствовал Марвин у Хакона.
   - Обокрали! - вздохнул торговец.
   - Ясно!
   Он подошел к печальному торговцу всякой всячиной, занявшему одно из лучших мест на площади и приветливо поздоровался.
   - Иди нахрен! - отозвался Джора.
   - Я - художник не местный! - раздраженно заявил наш герой, - попишу и уеду. А ты, дурак, останешься! Отвечай толком и обстоятельно: кто и когда тебя обидел. Авось, дядя Марвин тебе поможет.
   Шмыгнув носом, Джора произнес:
   - Народу сегодня много было... а я один. Проходил тут этот тип, Ренгару! Могу поклясться, что именно он и срезал мой кошель.
   - Ясно! Ты обращался к стражникам?
   - Обращался! К ним нужно обращаться, когда бухло лишнее есть - выпить подсобить. А деньги искать - не их профиль. У-у, дармоеды чертовы!
   Стоящий неподалеку с серьезным видом Пабло нахмурился и сделал вид, что глух, как тетерев. Джора показал ему фигу. Пабло оказался еще и слепым, как крот.
   - А почему ты думаешь, что это Ренгару тебя обокрал?
   - Да ты глянь на него! - торговец указал перстом через всю площадь на долговязого худого парня, подпирающего плечом фонарь. Тот заметил жест Джоры и презрительно сплюнул на брусчатку.
   - Ты его когда-нибудь за работой видел? Нет? А в портовом кабаке чуть ли не ночует. За какие шиши, спрашивается?
   - Много?
   - Что, много?
   - Денег в кошельке много было, спрашиваю?
   - Ну, - пожал плечами Джора, - в это тяжкое время каждая монета чего-то стоит. Пятьдесят золотых! Немалая сумма.
   Марвин сказал, что ему все совершенно ясно. Он с детства боролся на стороне справедливости против инакомыслия и мракобесия; теперь же судьба требует, чтобы он помог маленькому скупердяю Джоре вернуть его кошелек, потому что "красть нехорошо". Он упругим шагом приблизился к подпирающему фонарь Ренгару и вдохнул в себя аромат чеснока пополам с перегаром, исходивший от шельмеца.
   - Мой один знакомый тоже опустился до того, что крал кошельки с полусотней монет! - сообщил он, - так он помер от голода.
   - Это грязные инсинуации! - равнодушно сказал Ренгару, - уйдите, сударь, мы с вами незнакомы.
   - Ща, познакомимся! - мрачно пообещал Марвин, - только потом не говори, что жопа болит. Ты как предпочитаешь: с собачьим жиром или насухую?
   - Отстань от меня, урод! - завопил Ренгару, и, взяв с места третью скорость, рванул в направлении портового района.
   Нашему герою ничего не оставалось делать, как последовать за ним. Не так уж прост этот Ренгару, если даже последняя собака знает, что он - карманник; он же днями торчит на площади " в поисках работы". Щуплый вор бегал очень быстро, но Марвин тоже был не пальцем деланный: путь, который тот проделывал петляя, как заяц, он сократил на треть за счет обхода казарм ополчения чуть левее. Затем он спрыгнул с брандмауэра прямо на крышу старого склада, подобрал на автомате затихаренный кем-то кошелек и аккуратно слез со ската крыши на пустую тару, сложенную у стены склада. Портки Ренгару виднелись из-за ближайшего дерева - ворюга тихарился и отчаянно трусил.
   Наш герой подкрался сзади и что есть силы пнул того носком сапога чуть пониже копчика.
   - А-а! - завопил несчастный Ренгару, - что же сегодня за день такой? Одни пидары кругом...
   - Закрой хлебало! - посоветовал ему Марвин, - кто ты вообще такой, что свободно разгуливаешь по рядам? Ведь все в Хоринисе знают, на что ты гуляешь в портовом кабаке.
   Ренгару потер ушибленные места и искоса посмотрел на своего мучителя и гонителя.
   - Просто... просто я знаю некоторых влиятельных людей.
   - Ага. Близко знаком с Лариусом и очень близко - с Валентино.
   - Лариус! Валентино! - презрительно фыркнул вор, - это не фигуры. Имена тех, кто управляет этим городом ночью ты не услышишь нигде. И я тебе их, конечно, не скажу.
   - Трудно сказать то, чего не знаешь! - рассудительно произнес Марвин, - сдается мне, что ты - просто болтливый сучонок, который краем уха слышал разговорчики больших людей. Что же мне с тобой делать? Ополчению сдать... говорят, лорд Андре чего-то там за преступников обещал.
   - Мужик, ну че тебе надо? Я ведь во всем признался! Возьми ты кошелек этого жлоба Джоры, пусть он им подавится. На деньгах спит, а канючит о бедности своей! Я тебе еще пригожусь...
   - "Сказал Ивану-царевичу волк и почесал задней ногой яйца". Ладно, линяй отсюда! И не греши больше!
   - Спасибо, мужик! - завопил Ренгару, - если что, я - твой должник!
   Марвин подумал, что таких должников у старушки-процентщицы было много, но вот Родион Раскольников попал в список ее бытия случайно. Редко какой должник испытывает к своему кредитору чувство, сравнимое с благодарностью. Родя то и должником не был... так, услыхал "в трамвае" разговор двух заинтересованных рыл. Есть, мол, одна старушка... в восемьдесят лет согласна на минет. Тьфу ты! Это воздержание добром не кончится.
   Наш герой спустился на пристань и проводил туманным взором некую жительницу портового района, что вызывающе качая бедрами, фланировала мимо его. На томный призыв барышня отреагировала мгновенно.
   - Не желаете расслабиться, господин хороший?
   - Желаю сначала напрячься, как следует, а только потом расслабиться.
   - Пойдем, красавчик, вон в тот пустой склад. Если у тебя есть пятьдесят монет, то Рыжая Марта отправит тебя к вершинам Блаженства.
   В складе было сухо и полумрачно, нежность Рыжей Марты походила на животную страсть самки гориллы во время гона, а стоящий на втором этаж охранник с интересом наблюдал за происходящим:
   - Кончили? - осведомился он, грозно выдвигая меч из ножен на добрую треть.
   - Марта, детка, иди домой, а папочка сейчас надерет задницу этому сукиному сыну!
   Произнеся эту историческую фразу, Марвин расслабленно поднялся на ноги и привел нижнюю часть своей одежды в порядок. Охранник молча наблюдал за ним с верхней площадки лестницы.
   - Ну что, извращенец! - осведомился наш герой, - получаем удовольствие, подглядывая за чужим сексом? Ай-ай! Старик Фрейд в шоке! А ну, иди сюда!
   В ответ парень показал Марвину интернациональный жест, стукнув кулаком левой ладони по бицепсу правой руки.
   - Попробуй подняться! С удовольствием спущу с лестницы еще одного наглеца.
   - Сам спустишься, - ответил Марвин, метнув в противника заклятие "огненной стрелы".
   Таким колдовством можно ухлопать разве что раненого мясного жука, но в качестве "разогрева" оно подходит великолепно. Изрыгая из себя набор ругательств и проклятий, охранник вытащил огромный меч из сырой стали и бросился вниз. В аккурат на последней ступеньке наш герой умудрился подставить ему подножку, и бедолага кубарем покатился по земляному полу склада. На последнем кувырке он как-то странно хрюкнул и срыгнул кровью. Подойдя к нему, Марвин убедился, что парень напоролся на собственный меч.
   - Вот и поговорили! - растерянно произнес наш герой.
   Он вовсе не хотел кого-либо убивать. Очередное роковое стечение обстоятельств. Марвин привычно обыскал труп и обнаружил только один громадный ключ.
   - Хм! - произнес задумчиво он и отправился по скрипящей лестнице наверх. Вторым этажом это назвать было сложно; скорее, просто особенности помещения позволили неизвестному архитектору пристроить пару комнатенок-чуланов наверху. В каждом из чуланов обнаружилось по сундуку. Один из них использовался в качестве аптечки: из него в рюкзак Марвина перекочевало аж пять пузырьков с целебным напитком. Во втором сундуке лежал большой, тщательно упакованный и перетянутый смолистой бечевкой пакет. Сладковатый кумар, разносившийся над пакетом, не оставлял ни малейшей надежды на то, что в пакете содержится сахар. Запах болотника и его производных Марвину успел надоесть в Колонии.
   Парень еще раз хмыкнул, но все-таки взял пакет и спрятал его на самое дно своего магического рюкзака. В дороге может понадобиться каждая мелочь. А дорога - это его судьба.
  

Уровень 11. Ополченец по-имени Марвин

  
   - Властью, данной мне Инносом, королем и лордом Хагеном я принимаю тебя в ополчение! - возвестил на весь плац лорд Андрэ.
Стоящий сзади караул со всей дури ударил мечами в щиты
. Стоящий спиной к строю Марвин едва не замочил портки. В детстве ему приходилось наблюдать, как со старого сарая сдирают гусеничным трелевочником крышу.
Спецэффекты один в один - словно и не прошло полтора десятка лет. Наш герой успел принести клятву на оружии о том, что не щадя живота своего станет охранять покой граждан мирных и лишать сего блаженства остальных, будет умным, красивым и в меру упитанным. Ополченцу надлежит беспрекословно выполнять поручения вышестоящих товарищей, какими бы глупыми и бестолковыми они не казались, ибо счастье не в обладании, а в пути, пусть и неправильном.
- Если же я нарушу свою эту присягу! - вздохнул Марвин, - то пусть четверть моего жалования осядет в трактире Карагона!
Лорд Андрэ этого финала, по-счастью, не услышал. Они с Вульфгаром решали диалектический вопрос: какое оружие дать новому ополченцу.
- А пусть сам выкручивается! - мялся старшой.
- Нельзя! - возразил паладин, - он теперь на королевской службе. Мы обязаны выдать ему доспехи, меч и чистые портянки. Ты мне так и не ответил, куда запропастился Пек. Может...
- Да вряд ли!
- А если...
- Вот пусть новенький его и ищет! Меч то ему нужен! - ловко выкрутился Вульфгар.
- Эх! - вздохнул Андрэ, - тяжело мне с этим мужичьем!
Как не крути, а паладины, коими привык командовать Андрэ, в плане дисциплины находились на ином уровне. Наскоро обученные ополченцы с трудом различали понятия "лево", "право", "север", "юг". Честь отдавалась с придурью, пьянство на посту было делом обыденным, а понятия "военной тайны" попросту не существовало. На войсковом складе завелась какая-то тварь, воровавшая все, что плохо лежит и сбывавшая это все за полцены Нагуру. Опытным путем интендант определил, что тварь имеет сажень росту, подкованные сапоги и сморкается из обеих ноздрей. Кто бы это мог быть, - задавал Мартин себе этот вопрос триста раз на дню. Паладины, кучковавшиеся неподалеку, высокомерно выслушивали его стенания и божились, что ни один сукин сын не посещал эту часть порта. Марвин в поисках Пека забрел прямо на интендантский склад и поимел весьма неприятный разговор с Мартином.
- Чего ты здеся шляешься, мерзавец!
- От мерзавца слышу! - ответил Марвин, - ты Пека не видал!
- Его никто не видал! Он к "Красном фонаре" с Ваней любовь крутит. Пока свой бивень наполовину не сточит - в казармы не явится. Но я тебе ничего не говорил.
- Благодарю! - кивнул Марвин.
- Да не за что. Ты совершенно случайно не знаешь, какая падаль по ночам мои запасы тырит? - не надеясь ни на что, поинтересовался собеседник, - убил бы гниду.
Наш герой вопросительно приподнял бровь, и Мартину хошь не хошь пришлось рассказать про "бытие свое".
- Тоже мне, бином Ньютона! - фыркнул Марвин, - говоришь, половину вина перетаскали? Так ты в остальную половину добавь сока диких ягод. Увидишь птицу по помету.
- Ну и мудреный же ты парень! - уважительно протянул Мартин, - звать то тебя как?
- Когда-то звали как и тебя... а нынче - как меня. Но в большинстве случаев звать не нужно - я сам прихожу. Ладно, нужно Пека навестить - получить оружие и боеприпасы. У тебя ничего такого нет, случайно? Мартин замялся.
- Видишь ли, все это барахлишко стоит денег. Если бы не этот наглый ворюга, то я бы не скупился. А так... прости, брат. Все имеет свою цену.
- Да ладно. Буду при деньгах - непременно загляну.
Они простились почти друзьями. Один остался подсчитывать ущерб и барыши, а другой вернулся чуть назад - где у входа в "Красный фонарь" гоголем прохаживался Борка - правая рука наипервейшего сутенера и сводника всего Хориниса - малого по имени Бромор.
- Путник! - завопил искренне счастливый Борка (от него за десять шагов несло болотником), - не проходи мимо. У нас лучшие девочки на всем побережье! Ваня, Надя, Люси... тьфу, ее пока нет, и волоокая Соня! Ты чувствуешь, как начинает трещать твой гульфик?
- Гляди, кабы твоя челюсть не треснула! Пек тута?
- Какой еще Пек?
- Стражник Пек, дубина!
Отодвинув раскумаренного Борку, наш герой завалился в интимный полумрак дома терпимости. Справа от него возлежала в кресле белокурая стервочка из тех, у кого при преклонении колен автоматически раскрывается рот, а по левую руку сидел сам Бромор. Он изучал кассовую книгу, как будто адвокат - уголовно-процессуальный кодекс.
- Куда же ты подевалась, девочка моя? - ворчал он себе под нос, - ведь я на тебе, курва черноглазая, по двести монет в день теряю... еще и вазу сперла, а я ее в Варранте купил когда-то. Триста монет плачено за вещь... стой! Ты куда? Деньгу гони!
- Сиди, читай! - тоном космического пирата по кличке Крыс ответил Марвин, - я - пожарный инспектор. Проверяю дымоходы, печное отопление, противопожарную сигнализацию и инвентарь. В этой комнате примусов не зажигают? Сам вижу, что нет. Здесь бабы твои зажигают. Когда последний раз багры поверку проходили? Где бирки на лопатах? У-у, я тебя!
Оставив изумленного Бромора греть табурет, парень в новеньких доспехах ополченца поднялся наверх - в номера. Ему повезло сразу: в первой же комнате на кровати с пожелтевшим от времени постельным бельем валялся усатый субъект крепкого телосложения. На его богатырском плече лежала смуглолицая девичья голова, а обладательница ее шалила ручонками под одеялом в том районе, где сходились ноги здоровяка.
- Занято! - недовольно пробасил Пек.
- Вижу. Вы, товарищ, не скажете, где тут можно недорого приобрести ореховый шпон?
- Чего? - рука Пека потянулась к лежащим на полу доспехам и оружию. - Вставай, Пек! - призвал Марвин к порядку, - я должен получить оружие! Ополченец облегченно откинулся на подушку. Девица же продолжала баловать.
- Ты что, ослеп? Не видишь, я занят!
- Он занят! - подтвердила стервочка.
- Лорд Андрэ уже заметил, что тебя долго нет! Еще пару часов - он придет сюда и пристроится к тебе сзади! - пытался воззвать Марвин к рассудку. - Ко мне? - заинтересовалась смуглокожая.
- К нему!
- Ко мне! - вздохнул Пек и принялся собираться, - ты иди, парень, а я нагоню. Честно. Только смотри, Андрэ - ни слова. Иначе не видать тебе хорошего меча. Дам какую зубочистку - будешь пацанов до смеху доводить. Марвин кивнул, пообещал, что тайна Пека умрет вместе с Хоринисом и спустился вниз.
- Придется, уважаемый, прикрыть мне вашу забегаловку. - Шо такое? - перепугался Бромор. К нему никогда в жизни не заходили ни пожарный инспектор, ни санстанция, ни налоговики. Раз в месяц он отстегивал Нагуру определенный процент и больше ни о чем не желал знать. - В связи с тем, что город переведен на осадное положение, особым решением лорда Хагена запрещаются те из увеселительных заведений, кои могут представлять собой опасность для отдыхающей там публики. - Чем же мой "Фонарик" представляет опасность? - испугался Бромор. - А вот тем! - ответил Марвин.
- Чем-чем?
- Двери в номерах открываются внутрь. Это раз! Отсутствует противопожарный инвентарь. Это два! На полу перед камином в главной зале не лежит металлический лист - на предмет случайного возгорания. Это - три. И еще я пришлю лекаря - пусть проверит санкнижки у твоих девочек. Не дело, чтобы потенциальные защитники города подхватывали тут воспаление семенных канатиков.
- Уважаемый инспектор! - взмолился хозяин "Фонаря", - не надо! Я ведь своими девочками и сам не брезгую - какие еще воспаления. И двери мы переделаем, и листы положим! Вот вам на возрождение пожарной дружины, в конце-концов! Я вполне сочувствую вашему делу!
- Нашему делу! - возразил Марвин, взвешивая на ладони кошелек, - сто пятьдесят?
- Двести!
- Пересчитаю.
- Не надо! - в ладонь Марвина лег еще один кошель - поменьше, - да обойдут нас стороной пожары!
- Вас! - поправил парень.
При этих словах Бромор потянулся за третьим кошельком, но Марвин отрицательно мотнул головой.
- Вы нас балуете, гражданин. Этих кругляшей пожарной команде вполне хватит. На пару дней...
Марвин отправился в казармы ополчения, по дороге решая в уме сложную математическую задачу: если один золотой весит десять грамм, то сколько весу будет в двух сотнях монет? В нерелятивистской механике ему бы и пыжиться не пришлось - умножение на десять проходят в третьем классе школе для даунов. Два килограмма золота - не хрен собачий. И даже не соответствующее приспособление тролля. Но мешочек весил от силы полкило... а монета - грамм десять, к гадалке не ходи.
Старый хромой Джек с любопытством смотрел на него. На него и на его кошель, набитый монетами по самое "не-балуйся".
- Экий ты здоровый да богатый! Вот взял бы - да и помог старику.
- Отморозков выгнать с территории маяка! - догадался Марвин.
- Верно мыслишь, сухопутная крыса. Несмотря на то, что твои жабры пересохли...
- Э-э! Следи за языком, старый! А то наливаешься ромом каждый вечер - у самого жабры дымятся. Будет время, загляну и на маяк.
Наш герой торопливо попрощался со старым морским волком и побрел в казармы ополчения.
- Ну, что с Пеком? - спросил лорд Андрэ.
- Порядок! Я, правда, крикнул ему вдогон - он преследовал воришку из портового района. Вроде, как у почтенного Боспера лук украли...
- Совсем оборзели эти портовые воришки! - проворчал паладин, - у добропорядочных крестьян прямо с грядок лук воруют. Но чеснок с брюквой хотя бы остались?
- Продовольственная программа - дело всенародное. Пойду в оружейную, может он вернулся... с луком.
Паладинов не любили в Хоринисе. Самодовольные, самодостаточные ублюдки, которые с именем Инноса на устах прирежут любого, кто не вписывается в их идеологическую концепцию. К тому же эта свинская банда вовсе не собиралась повышать свой рейтинг. Лорд Андрэ, к примеру, из своих подчиненных помнил в лицо одного Вульфгара, да и то - частенько путал его имя.
   То Вольфом обзовет, то Хольгаром, а то и вовсе - Вольфенштейном.
   Старый рубака в ответ на такие выходки Андрэ ломал голыми руками клинки, представляя себе, что это - паладинские доспехи. При этом он смотрел в глаза начальнику над ополчением.
Пек был уже на месте. Увидев Марвина, он просиял и воскликнул: - А вот и наш новый друг! Он не сдал нас противному лорду Андрэ, и поэтому он получит лучшее из всего того барахла, что наши ребята реквизировали у крестьян на прошлой неделе! Если вас, юноша, не устраивает этот благородный длинный меч, то ступайте на торговые ряды и покупайте оружие получше. К вашим услугам целая плеяда торговцев: Кантар, Хакон, Джора и Цурис с Бальтрамом! А наши ополченцы и вовсе - привыкли к коротким мечам. Пояс не оттягивает, по ляжкам не лупит - лепота!
"Благородный длинный меч" устроил Марвина как нельзя кстати. Легкий, длинный, остро наточенный - он может и не являлся лучшим в своем классе, но сочетал в себе лучшие черты известных моделей и совершенно халявную стоимость.
- Годыцця! - произнес Марвин с южно-украинским прононсом, - как говорится, дареному коню в зубы не бьют.
- А у нас говорили: лучше жареный мясной жук на завтрак, чем не пойманный глорх на обед.
- Издалека приехал?
- Тут недалеко - Сильден. Городок такой охотничий в Миртане есть. Если еще его не захватили орки. Какие лещи в реке, парень! Какие бизоны на лугах! Какие кабаны в лесах!
- И тролли в горах! - поддакнул Марвин.
- Ты был там? - вскинулся Пек.
Наш герой не стал объяснять этому чудаку, что если есть горы, значит, в них водятся тролли. Вместо этого он сказал:
- Кто не слыхал про Сильден?
- Разве что кое-кто в Иштаре! - подхватил Пек, - послушай, земляк! Ты время от времени наведывайся ко мне. Вдруг, конфискат неплохой поступит. Они расстались довольные друг другом. Марвин втихаря присвоил себе лежащий на колоде тесак, который, не мешкая, засунул себе за голенище сапога. Таким тесаком можно и гоблина замочить, и грязные ногти почистить, и обрезание правоверному сделать. А можно и неправоверному - главное, чтобы неправоверного кто-нибудь подержал. Марвин вздохнул и принялся напяливать легкие доспехи ополчения, которые ему выдали вместе с бляхой и суровым напутствием. Доспехи оказались немножко велики, но парень не терял надежды увеличить свои основные размеры. Харад говорил, что между сорок восьмым и пятьдесят шестым промежуток небольшой. Аккурат, в кулак. И махал этим самым прокопченным кулаком под носом у парня, пока Брайан заготовку не уронил. Раскаленную. Хараду на ногу. Сколько слов было сказано!
- Вот! - произнес Вульфгар, увидав нового ополченца.
- Ага! - кивнул Марвин.
- Помню, и я таким когда-то был.
- Каким?
- Счастливым до жопы... идиотом. Ладно, вот что я скажу тебе, парень: не забывай заходить ко мне - тренироваться с мечом; также заглядывай на задний двор - к Руге. Он у нас по арбалетам - первый. А теперь топай к лорду Андрэ: я слыхал, что у него к тебе есть поручение.
У Андрэ был вид задумавшегося о своей юности борова. Он только что вкусно перекусил фаршированными перепелами, запил все это дело бутылочкой монастырского вина и сытенько порыгивал в кулачок. Марвин со своей привычкой хохмить едва не посоветовал паладину снять перчатку - так, типа, онанировать удобнее. Но, покосившись на именной меч Андрэ, решил благоразумно промолчать.
- Рядовой Марвин по вашему приказанию прибыл! - доложился он.
- Вот что значит - выучка! - восхитился паладин.
- А еще я умею нижний брейк лабать! - скромно потупился парень.
- А ну, продемонстрируй!
Без лишних слов наш герой упал на спину, придал себе ускорение качения обеими ногами, обутыми в пятифунтовые бахилы, и спустя неуловимое мгновение был снова на ногах. Однако он не учел такого простого факта, которое именуется физиками как "явление заноса". Шут знает этих физиков, но живой маятник, который представлял собою Марвин, на этом не успокоился. А успокоился он только в тот момент, когда шнобель нашего героя со всего маху впечатался в брусчатку помещения. Однако Андрэ пришел в неописуемый восторг.
- Сильная вещь! - произнес он, - только ополченцев наших такому приему не учи - рожи поразбивают. Как самочувствие.
- Шпасибо, неплёхо!- прошамкал Марвин разбитой челюстью.
- Это должно пригодиться в портовом квартале! Я решил поручить тебе задание, связанное с повышенным риском.
Торжественность момента портили лишь послеобеденные порыкивания в кулак. Слово "квар-тал", произнесенное Андрэ, было шедевром изящества. Зато на слове "риск" его пробила икота, едва не порвавшая слуге Инноса гортань. Тщетно Марвин пытался выяснить подробности своего первого задания - Андрэ принялся истово крестить рот и стал потерянным для их небольшого общества. О дальнейшем ему поведал Вульфгар.
- Значитца так, паренек. Их светлость желает, чтобы ты выяснил: кто в портовом квартале продает травку. В преддверие войны с орками мы не можем рисковать. Боец с помутненным разумом хорош только при защите фермы старины Онара от шкилетов гоблина. Его прет, а он махает. В смысле, машет. В остальных же случаях болотная травка способна лишь задурить голову обороняющимся. Посему надо изничтожить очаги ее распространения. Уразумел? Найди того, кто торгует этим дурманом, а уж дальше - наше дело.
- Наше дело по-итальянски - коза ностра, - ответил задумчиво Марвин, - а ты случайно не знаешь, в чем здесь проблема? Кто торгует травой?
- Может, и знаю. А может и нет. Ты сам-то пошурши по пирсам - уверен, что-нибудь да откопаешь.
- Там и клоаку порвать могут...
- А можешь и ты кому. Вон, у тебя меч какой!
- Мне бы, дедушка, дубинку резиновую! Да щит пластиковый! Да скутер быстроходный с двигателем на двести кубиков...
Марвин понял, что в очередной раз его задницей пытаются заткнуть озоновую дыру над Хоринисом. И снова отцы-командиры надеются, что его задница больше означенной дыры. Но ведь дело в том, что в заднице тоже есть дыра. ...Мельдор стоял на своем привычном месте напротив берлоги Лемара и набивал козью ножку свежим смолистым табачком с болот Миненталя. Здесь можно было не беспокоиться, что придут ополченцы и начнут задавать неудобные вопросы. Типа, где бы стрельнуть пятачок до следующего месяца, как бы нахаляву нажраться сегодня вечером или где бы снять девку бесплатно. Халявщиков Мельдор встречал струей едкого дыма в лицо, после которого они забывали первоначальные цели и становились послушными. Почти как зомби.
Очнувшись от своих мыслей, Мельдор обнаружил, что перед ним стоит смутно знакомый тип с полувоенной выправкой и антивоенной стрижкой. На струю дыма подобные типы всегда реагируют неадекватно, поэтому человеку Лемара пришлось пустить кумар по прямому назначению. От новой порции дури душа его рванулась к облакам, но была задержана суровым обладателем усов и косички.
- Хальт, фремден! - произнес Марвин, - габен зи мир битте айн косячок.
- Самому мало! - недружелюбно ответил Мельдор.
- Не хами, лысый! Лучше подсоби - где здесь болотником разжиться можно?
- Хрен его знает. Мне подбросили.
- Ясно! - сказал наш герой, и как часто тебе... подбрасывают?
- Случается.
Здоровяк был не в настроении продолжать разговор, а Марвину не хотелось драться. Поэтому он спустился на набережную и поинтересовался у изучающего горизонт Лареса:
- Где тут мона купить дури?
- Тута? - пожал плечами приятель, да я, вообще-то, не местный. Знаешь, здесь не любят таких вопросов. Особенно на ночь глядя.
- А если серьезно?
- Я очень серьезно. Ты не в Верхнем квартале. Здесь достаточно косого взгляда, чтобы гляделки вырвали. Особенно, если ты служишь в ополчении. А что касается меня, то я стукачом никогда не был. Даже по-дружбе. Ларес отвернулся и стал смотреть на закат над морем. Марвин смущенно кашлянул.
- Я все понимаю. Пойду, Борку настрогаю мелко.
Лицо Борки при виде Марвина расплылось в сумерках наподобие детского воздушного шарика.
- Самые лучшие девочки - у нас, приятель?
- А сколько стоит впереть тебе? - деловито побренчал наш герой перед носом зазывалы туго набитым кошельком.
Борка от удивления подавился самокруткой.
- Но я не...
Он принялся бессвязно лепетать что-то насчет неприкосновенности собственного гузна, но Марвин бесцеремонно прервал его:
- Так ты говоришь, имя лучшей вашей девочки...
- Надя! - выпалил Борка.
- Молодец!
Внутри борделя кто-то играл на лютне; пахло старыми коврами, неудовлетворенной похотью и притираниями. Перед сидящим у кальяна Джеком танцевала румяная деваха. Танцевала она неумело, с ленивой грацией обожравшегося кота. Джек посасывал кальян и масляными глазами глядел на танцующую, время от времени повторяя:
- Эх, Надя, твою жопу бы да в мои руки лет тридцать назад!
- Привет, Надя! - поздоровался Марвин.
- Все вопросы - к Борке! - ответила Надя, кокетливо стреляя глазками.
Перед Боркой лежала табличка с надписью "Любая - за полтинник". Увидев недавнего своего посетителя, сутенер фальшиво обрадовался:
- Ой, инспехтор! Заходите, заходите! Чего изволите?
Марвин ответил. Честно. Борка изумился.
- Дык! Полтинник любая... ой, что это я не то говорю! Такому гостю можно и скидочку сделать. Процентов этак в...
- Пятьдесят!
- Шестьдесят, к чему мелочиться. Я бы и бесплатно пустил, но надо же как-то девочке компенсировать...
- Я компенсирую, - предложил Марвин.
- А вот этого не надо. А то девочки у меня молодые, неопытные, денежку считать не приучены. Кого изволите в постель?
- Надежду! - по привычке ляпнул Маврин.
- В одежде? - не понял Борка.
- Надю!
- Комплименты вашему вкусу, сударь!
- Зрению! - поправил его наш герой.
Надя пошла за ним, как крыса за Нильсом, едва уловила одобряющий кивок сутенера. Умело ориентируясь в помещениях, она завела его в маленькую опрятную комнатку на втором этаже. К комнате горел камин, был накрыт стол и расстелена кровать.
- Сигаретку? - предложила Надя.
- Сигаретку после. Кофе - до. Пожрать бы...
Аппетит у нашего героя сохранился еще с прежних времен, когда он был простым толстяком Мартином. Девушка тоже охотно села за стол - такое ощущение, что угощались они только тогда, когда позволяли клиенты. Через примерно минут двадцать на столе осталась только пустая посуда.
- Курнуть бы! - вздохнул мечтательно парень.
- А что же ты у Борки не расстарался? - начала было Надя, но осеклась, - ой, что это я говорю...
- Да знаю я, что он болотником торгует! Просто не подумал, что захочется...
- Я сбегаю! - вызвалась Надя.
- После.
Следующие полчаса были посвящены тому, что на языке священнослужителей всех времен и народов конфузливо именуется "тешить беса". Который в ребро когда седина в бороду. А пока он в ребра не колотил, существуя просто как ежедневное неизбежное чувство голода. Вернее, одно из проявлений этого чувства. Жрица любви исполняла свою незатейливую бабью работу с выражением тупой покорности на симпатичном лице. Марвин, наблюдая такое отношение к процессу, тоже не стал экспериментировать, помня о том, что результат бывает только один.
- Борка, слышь-ка!
- Ась?
- Косячков пару подгони!
- А кто это сказал? Кто сказал, что я болотником торгую? Ты не подумай, мне просто нужно знать, верный ли человечек тебя послал?
- Верный человечек послал бы тебя нахрен. И был бы прав. Может тебе еще и документик подогнать?
- Какой-такой документик?
- О благонадежности, бля! А ты какой подумал?
- А я вообще не думал ничего такого. Держи косяк, пока я с ума не спрыгнул. Лицо твое меня расположило.
У лорда Андрэ Марвин был краток:
- Вот, значит. Борка мне продал болотник.
- В клетку его, подлеца!
Андрэ был не менее словоохотлив, чем Марвин.
- Парень, ты свою работу сделал. Вот, твои двести монет. Держи.
- Благодарю, ваше сиятельство. Что-нибудь еще?
Паладин вздохнул.
- Понимаю, что требую невозможного, но если бы ты нашел то место, где отморозки хранят болотник, то...
- То что?
- Я бы и пятиста золотых не пожалел! Несмотря на то, что казна почти пуста. Марвин сплюнул с горечью.
- Вот бы мне это ваше предложение, да вчера!
- И что?
- Вчера на складе у последнего пирса замочил какого-то хмыря. Пер на рожон, как пьяный Моська на Слона - пришлось защищаться. Там же и пакет с травой нашелся. Я его от греха подальше выкинул в море. Клянусь всеми тремя братьями!
Андрэ радостно похлопал Марвина по плечу.
- Верю! Тебе - верю! Вот, держи двести монет!
- А как же...
- Подвиг задним числом ценится дешевле. Но в душе я тебе очень благодарен. Хочешь, прикажу выстроить ополчение и объявлю благодарность перед строем?
На герой скривился, представив, как его после построения "отблагодарят" соратники.
- Нэ нада! - проскрипел он, - мужчыну красит скромност... эста эст уна момента мон эксперименто. Хрен с ним, с золотом. Двести монет тоже на дороге не валяются.
- Ты сильно мудр для простого ополченца. Думаю, стоит произвести тебя в капралы...
- Этак к вечеру я стану генералом. Пожалуй, не стоит. Одна удачная операция и одна случайность еще ничего не решают. Я всего лишь исполнял ваши приказы.
Андрэ взглянул на него пронзительно из-под зерцала.
- Уж не в паладины ли ты метишь? Скромность твоя, воин, похвалы достойна всяческой... однако мнится мне, что неспроста все это.
- Ваше сиятельство! - взмолился Марвин, - да не ищите вы черную кошку в темной комнате, когда ее там нихрена нет! Мысли мои светлы, помыслы - чисты и, как говорится, аста ла виста! У меня еще масса дел! Нужно хотя бы зайти к Босперу и объяснить, что я - живой. Не думаю, что его обрадует весть о моем новом статусе.
- Служба в ополчении не столь обременительна, как некоторые пытаются изображать - Андрэ кивнул головой в сторону каптерки Пека, - думаю, что у тебя вполне хватит времени на охоту. Заодно и разведчиком поработаешь. Смотри в оба, парень! Там, в лесу, нынче опаснее, нежели на поле боя. Немало пропало горожан, отправившихся на охоту - теперь ищи их, свищи! Пожалуй, подойди ко мне завтра утром - поговорим относительно дальнейшей работы. Пока же можешь быть свободен.
- Слава королю! - ответствовал Марвин.
- Иди, воин! Отдыхай.
  

Уровень 12. Чертова дюжина проблем.

   Утром наш герой очень сильно жалел, что у него нет блокнота. Все задания, просьбы и желания перепутались у него в голове, и теперь он запутался окончательно:

Я самый непьющий из всех мужуков,

Во мне есть моральная сила.

И наша семья большинством голосов,

Снабдив меня списком на восемь листов

В столицу меня снарядила.

   Он сидел у ног Ватраса и бренчал на лютне. Слуга Аданоса с удовольствием прослушал историю о том, как мужичок съездил в город и прикупил там товаров, попутно перепутав, что кому нужно.

Я ранен, контужен, я малость боюсь

Забыть кому что, по-порядку.

Я список вещей заучил наизусть,

А вещи зашил за подкладку.

   - Хорошо поешь, душевно! - похвалил Ватрас, - а к чему ты это все?
   - К тому, что скоро я, как тот мужик, забуду все поручения или перепутаю тех, кто их давал. А ведь в моей ситуации - это смерти подобно.
   - Так чем же я могу тебе помочь?
   - Ну, органайзера у тебя все равно не допросишься. Быть может, есть книга с чистыми листами?
   Ватрас поперхнулся.
   - Ты... ты откуда такой на мою голову? Ты хоть представляешь, что ты просишь?
   Марвин как раз представлял все отчетливо. Монополию на распространение книг захватил религиозный институт под названием "Учение трех братьев". Книги издавались рукописным способом в количестве одного экземпляра, а копия стоила баснословно дорого. Бестселлеров здесь не было в принципе. Больше всего издавали Маги Огня: жития святых, учения о кругах огня, описания ритуалов и прочая деловая литература. Среднюю позицию уверенно оккупировали Маги Воды. Они записывали в свои святцы исторические предания и легенды, описания зверей и чудовищ, способы охоты на них. Узкими тиражами выходили учения о Воде, описания магических кругов и прочая специфическая дрянь.
   Как и в любом государственном образовании, в Миртане существовала своя оппозиция. Учение третьего брата, Беллиара, и информация о его темном искусстве находилась под запретом. Тем не менее, задавшись такой целью, можно было что-нибудь откопать и на эту тему. Однако просьба Марвина о книге с чистыми листами выглядела таким кощунством, что изумился даже слыхавший всякие богохульные мерзости Ватрас. Проще было попросить его сотворить гомункулуса.
   - Так что же ты записывать собрался, - разнервничался Маг Воды.
   - Чего ты так волнуешься? - не понял наш герой, - исключительно для собственных нужд, никакой порнографии.
   - Свято... Богохуле...
   - Христопродавец! Что с тобой, старче?
   Ватрас сжал кулаки. Между них заплясали искорки небольших молний.
   - Ты... ты или дурак, или чужак, или наглец несусветный!
   - Да, я наглец. И чужак тоже, в одном флаконе. Что, просьба моя совсем невыполнима?
   Маг Воды тяжело и надсадно закашлялся. Возможно, так бы отреагировали в Мавзолее Ленина, если бы кто-то попросился полежать рядом с вождем пролетариата. Ватрас много времени проводил с простым народом, наставляя его представителей на Путь Истины, поэтому успокоился довольно быстро и глухо спросил:
   - Никак, свою жизнь описывать собрался?
   Марвин устало посмотрел на старого волшебника и обреченно произнес:
   - Ну, и нахрена мне это все? Кучка геронтократов, почитающих себя мудрецами! И никак понять не могут, нафига человеку блокнот! Я тебе, старче, в третий раз объясняю: поскольку в вашем городе я - единственный человек, который мало-мальски передвигается по всему острову (остальные в это время празднуют труса за крепкими стенами), то, само собой разумеется, что мне поручаются некие задания, просьбы, контракты. И чтобы запомнить все это (и не перепутать, упаси меня Аданос), мне необходима ЗАПИСНАЯ КНИЖКА! Ты же отреагировал так, будто я у тебя рясу на шабаш попросил!
   У парня под носом внезапно сверкнула вспышка. Это старина Ватрас внезапно применил заклинание "Свет".
   - Не трынди! - буркнул он, в то время как Марвин тер кулаками глаза, - понял я. Но поверь ты мне: проще выпросить рясу у Пирокара, чтобы помыть пол в борделе Бромора, чем чистую книгу в монастырской библиотеке. У Горакса...
   Марвин поджал губы:
   - И что, даже у контрабандистов...
   - Хе-хе! Это что, золотое блюдо? Или куриные потрошка? Или меч-кладенец? Грамотных здесь, как ты уже заметил, три человека на сотню. Даже купцы почти все неграмотные - кресты ставят при заключении договоров. Хотя...
   Старик задумался. Покряхтев, он сообщил, что в последний раз он слыхал о подобной афере несколько лун тому назад. Книгу для учета долгов приобрел себе Лемар - местный ростовщик. Так что, если молодой человек по-имени Марвин чувствует в себе некоторый избыток ловкости, он вполне может стянуть у Лемара эту самую книгу.
   - Слышал я об этом Лемаре! - ответил парень, - проще половину звезд с неба стянуть. У тебя есть какие-нибудь идеи?
   - Есть! - скромно улыбнулся в бороду Ватрас, - но тебе они не понравятся. Только что у меня в голове родилась такая многоходовая комбинация!!!
   - Говори!
   - Вот тебе заклинание "Огненный дождь". Когда-нибудь отработаешь, хе-хе! Пользоваться им просто...
   - Не лечите пациента - он уже ушел! Что дальше?
   - Ну, совершенно никакого почтения к старости! Что за молодежь! - вздохнул Маг Воды, - хотя когда-то так говорили и обо мне...
   - Ну!
   - Не нукай! Идешь по направлению к усадьбе Акила, а затем (после восхождения по ступенькам) поворачиваешь налево. Идешь, держась левой руки - вплотную к валунам. Сначала спустишься в небольшую низину, а затем наверху наткнешься на небольшую пещерку... совсем крохотную, как у мамы.
   - И что?
   - Там околачиваются трое дармоедов, которые ограбили старину Харада. Они там сами труса празднуют: дальше в лес - опасно, ближе к городу - еще опаснее. Когда их спалишь "дождиком", поройся в вещах - найдешь что-то интересное.
   - Книгу о вкусной и здоровой пище?
   - Бред! Здоровая пища вкусной не бывает! Слушай лучше! Это "что-то интересное" отнесешь на пристань торговцу рыбой по-имени Хальвор. Пусть проникнется, паршивец! Пусть хорошо проникнется, слышишь меня?
   - Ну. А дальше?
   - Устроишь все так, чтобы и Хальвор напугался, и чтобы штаны его остались чистыми. Короче, к обоюдному удовольствию. После тебя сведут с нужными людьми... которые только думают, что они нужные. На самом деле я бы их с удовольствием засадил бы в бочку, сковал ее обручами и выбросил в море-окиян!
   - Папаша, не отвлекайтесь! Кстати, у вас не было сына по-имени Гвидон?
   Ватрас с какой-то тоскливой мудростью в глазах посмотрел на него.
   - Сын мой, я - один из Верховных Магов Воды.
   - Целибат?
   - Безбрачие! - вздохнул Ватрас, - что означает в первую очередь воздержание. Иначе не накапливается необходимое для звания Верховного Мага количество маны. Таков мир, сотворенный Братьями.
   Марвин сочувственно вздохнул. Искусство отказываться от удовольствий порою кажется совершенно непостижимым подвигом. Особенно в молодые годы. Об этом он и поведал Ватрасу.
   - Для столь юного возраста ты поразительно мудр! - заметил тот, - особенно, в молодые годы. Человеку в этом смысле очень тяжело сражаться с природой. Но тем ценнее победа.
   Марвин хотел посоветовать волшебнику засунуть себе эту победу в места не столь отдаленные, но его удержала вселенская печаль в глазах старика. Он вдохнул побольше воздуха и тут же понял до конца смысл выражения "во многих знаниях - многая печаль". Ватрас внимательно посмотрел на него.
   - Тебя коснулась ладонь Аданоса. Будь моя воля, я бы тут же посвятил бы тебя в первый круг.
   - Благодарю, не стоит, - ответствовал Марвин, - пока стоит свеча... что там у нас дальше?
   Маг Воды поковырялся в чердаке собственной памяти и совершенно случайно обнаружил обрыв мысленной цепочки.
   - Запомни, сын мой, учиться можно даже у врага. Поэтому никогда не закрывай своих глаз, кроме как на сон - вероятно, тебе понадобится это знание. У Лемара в записной книге много чистых страниц!
   Нашему герою было вручено заклинание "Огненный дождь" - полторы килотонны в тротиловом эквиваленте. На счастье, произнесший это заклинание оказывался в изолированном коконе на все время его действия, иначе эта самурайская штучка не была бы столь популярна. Когда на голову летят горящая сера со смолой, боевой дух войск резко падает. Марвин еще в первый раз пошутил, что боевой дух войск - это совокупность объемов газов кишечника каждого солдата. А в сумме - всей армии. Плепорция, блин.
   До усадьбы Акила дорожка была знакомая. Воспользовавшись случаем, наш герой собрал все грибы у огромного бука, стоявшего на перекрестке. Случившийся неподалеку крестьянин с фермы окликнул Марвина и посоветовал ему держать ухо востро.
   - Меня зовут Эним, и я никому не желаю зла. Даже своему непутевому братцу Эгиллу.
   - А куда ведет третья дорога? - спросил Марвин у крестьянина. Тот почесал "кукушку" и смущенно ответил:
   - Сам я не местный - мы с братом когда-то жили в Монтере. Но наш хозяин Акил как-то рассказывал об этой дороге. Мол, раньше она была более оживленной. По ней можно было добраться и к маяку, и вглубь острова - к Убежищу Черных Троллей.
   Марвин поблагодарил глуповатого Энима за предоставленную информацию и тихонько двинулся в лес. Держась левой руки, он вскоре вышел на узкий карниз, по которому добрался почти до самого Хориниса. Сделав это ужасное открытие, он наступил на что-то, мерзко захрустевшее под его сапогами.
   - Черт подери!
   В траве валялись останки какого-то бедолаги. Очевидно, здесь "нашел свой конец" один из предприимчивых ополченцев лорда Андре. Подумав, наш герой переоделся в кожаные доспехи и слегка измазал грязью лицо. Затем, хорошенько поковырявшись в останках, Марвин обнаружил ржавую пародию на меч, два магических кольца и напитки. Свой "шерсти клок" он нашел случайно, поэтому теперь нерешительно продвигался обратно. Гряда камней закончилась, необходимо было поворачивать обратно. Только уже оставлять ее по левую руку - так, кстати, и советовал Эним. Следуя этому совету, парень спустился в небольшой лог, где на него набросился небольшой отряд крыс численностью в две зубастые головы.
   - Тьфу ты! - сплюнул он, разделавшись с грызунами, - чуть "огненный дождик" в ход не пустил. Вот стыдоба была бы!
   Гряда слева уже превратилась в каменную стену, а парень шагал вверх и недоумевал - где же эта чертова "щель"! Вынеся одиноко бродившего падальщика и сразившись один на один с рыжим волком, он все же вышел к исходной точке. Небольшая полянка посреди леса. И молчал этот лес столь таинственно и страшно, что у Марвина на душе заскребли шанхайские барсы. Недолгой была тишина: где-то впереди раздались характерные вопли совокупляющихся гоблинов, завыли недобитые волки. Справа по борту бряцали кости вызванных из небытия скелетов. Слева доносилось негромкое бормотание.
   Решив осмотреться, Марвин прошел чуть дальше по каменному карнизу и глянул вниз. Мать честная! Спиной к нему, метрах в пятидесяти стоял огромный детина в броне и гладил по холке огромного варга - эту чудовищную помесь нормального пса и адской гончей.
   - Ух-ха! - произнес верзила и обернулся в сторону пещеры. Марвин стремительно спрятался за карнизом.
   Вот тебе и лес! Неподалеку от Хориниса по лесу, точно по своему собственному, прогуливался элитный орк в полном боевом облачении. Признаться честно, Марвин раньше таких здоровенных орков не встречал, хотя и слышал про них немало. Чтобы попасть в орочью элиту, необходимо было проявить себя в разведке или в бою, причем неоднократно. Про иерархию в орочьем войске ему поведал Пабло, а уж его просветил старина Вульфгар. Сотник ополченцев за свою долгую жизнь прирезал несколько десятков орков всяких рангов, поэтому был весьма сведущ в предмете.
   Марвину в данный момент, даже перепоясанному хитрым поясом Ксардаса, навешал бы люлей самый захудалый разведчик, поэтому он тихонько отполз подальше и на полусогнутых забрался в пещеру. Точно, в отгороженной ее половине кто-то забористо ругался:
   - Стефано, да я тебе точно говорю - нету в округе никого. Можно вечером наведаться на ферму и стащить из загона овцу!
   - Ты уже вчера курицу стащил, Марко! - раздался хриплый голос, - хорошо, что стрелы у крестьян паршивые - иначе целую луну не смог бы присесть!
   - Ха-ха-ха! - рассмеялся третий, - только вот, Стефано, жрать чего-то хочется.
   Вожак злобно выругался. Проклятые недоумки только о собственном брюхе и думают. Самая главная их задача - это выбраться с этого проклятого острова. Чертовы пираты обещали помочь...
   - Может, Скип кого-нибудь пришлет со жратвою? - неуверенно сказал он.
   - Ты веришь Скипу? Я бы не дал за его обещания и дохлого мясного жука!
   Марвин принял решение. Он достал из рюкзака жареный окорок и, громко топая по каменному полу пещеры, вошел к бандитам. Тускло чадили факелы, в помещении было грязно и душно. Ощущался недостаток кислорода.
   - Я от Скипа! - хмуро сказал он, - кто тут будет Стефано?
   Вся троица оборванцев жалась спинами к стене и испуганно смотрела на него. Двое зачухонцев сжимали в руках грубые деревянные дубинки, а один держал в руках лук с наложенной на тетиву стрелой. Лучник был одет в тряпки получше - очевидно, это и был предводитель.
   - Салям алейкум! - произнес Марвин, складывая у костра поклажу, - есть еще самогон. Две бутылки.
   Один из оборванцев, прихрамывая, бросился к окороку.
   - Свинина, Стефано, вторую стрелу мне в зад!
   - Назад, Марко! - распорядился главарь, - сдается мне, что это - парнишка из ополчения. Решил деньжат за наши головы срубить немножко, не так ли?
   - Ага! Кивнул Марвин, - только мне не головы, а копыта нужны. Скип меня о тебе предупреждал, Стефано.
   Недоверие на лице главаря сменилось удивлением.
   - Ты мне, паренек, сначала расскажи: какой он из себя - Скип?
   "Ай, как нехорошо!" - подумал Марвин. Он об этом Скипе слышал, вообще, впервые. Немного поразмыслив, он решил описать своего недавнего знакомого - Грега.
   - На пирата похож, - осторожно сказал он.
   - В точку! - удивился Стефано, - а что он тебе на словах передавал?
   - Почему, на словах? Он записку вам передал...
   Марвин решительно потянул из-за обшлага рукава свиток с заклинанием "огненный дождь".
   - Единственного нашего грамотея подстрелили три дня тому! - хмыкнул главарь, - прочти, если сможешь.
   Наш герой развернул свиток и сделал вид, что углубился в чтение.
   - Проклятые засранцы! - прочел он, водя пальцем по строчкам, - сколько вы будете отлеживать бока в пещере? Вчера полдня я ожидал прибытия подкрепления, но так и не дождался. Могли бы хоть принести свои тощие задницы на подмогу, ведь одно дело делаем...
   - Нихрена себе! - присвистнул Марко, - да ведь мы ему передавали через торговца, что лес к маяку непроходим...
   - Да уж! - вздохнул Стефано, - там такие твари водятся, что только держись. Еще что-нибудь?
   - Тут дальше непонятно. Похоже на язык Варранта...
   Собравшись с духом, Марвин выпалил заклинание. В ноздри шибануло горящей серой - словно неподалеку испражнялся демон. В прошлый раз после подобного заклинания наш герой спасался бегством, а здесь предстояло обшарить обгоревшие трупы и стоящий неподалеку от костра сундук. Но сначала ему пришлось выйти из пещеры - "огненный дождь" сжег весь кислород, так, что совершенно невозможно стало дышать. Погуляв с полчасика, Марвин зажал нос мокрой тряпкой и принялся осматривать трофеи. Несколько золотых монет, мягкая рухлядь, оружие. Оружием, правда, это можно было назвать с большой натяжкой. Ржавый топор да некий дрючок - вот и все оружие.
   Искомый предмет был найден далеко не сразу. В сундуке помимо краюхи хлеба обнаружилась странного вида сельдь. Выглядела она так, словно ее вскрывали в прозекторской и готовили к похоронам. Рыба была выпотрошена, а после ее брюхо некто небрежно зашил. Подивившись такой таинственности, Марвин не без брезгливости взял селедку в руки и покрутил носом. Пахло давно не мытыми половыми органами. Однако выбора не было - распотрошив рыбину по второму разу, он достал из нее кусочек холста.
   - Конспираторы хреновы! - выругался он, - лучше бы в задницу дохлому суслику спрятали. Ну-ка, что мы имеем на данный момент!
   Выйдя из пещеры на свет и стараясь дышать ртом, он развернул послание.

Робяты, ша!

Затихаритесь, а то стража что-то подозревает.

Возможна вылазка паладинов.

Вечно ваш, Хальвор.

   - Хальвор! - едко произнес наш герой, - Хальвор! Точно, торговец заштопанной рыбой! Прохиндей, сукин сын, каналья!
   В город Марвин прокрался тихонько, точно троянский коняра. Стараясь не вызывать подозрений, он долго мыл руки у источника на торговой площади, затем купил у Бальтрама (старательно кося в сторону) пучок зелени и долго тер им ладони. Селедочное зловоние его преследовало всю дорогу. Затем он перешел площадь и обратился к Хакону:
   - Здорово, отец! Гони обещанные сто золотых монет!
   Торговец оружием презрительно сплюнул:
   - За что платить? За твои красивые, бесстыжие глаза? Так за них больше двадцатки жалко...
   - У нас с тобой был договор насчет бандитов? Тех, что ограбили тебя...
   - Ой-ой! Только не говори мне, что ты их пристыдил!
   - Они мертвы. Я их сделал! Я вырвал им яйца, отец!
   - Чем докажешь?
   Вместо доказательства Марвин сунул под нос торговца свои руки.
   - Понюхай, чем пахнет!
   Хакон послушно понюхал. Восхищенно сказал:
   - Ну, ты и зверь! И впрямь - мотней пахнет! А по тебе и не скажешь...
   - Так что?
   - Держи! За такое ста монет не жалко. И еще! Как только Харад разъе... разберется с заказом - приходи ко мне. Продам хороший клинок с нулевой наценкой.
   - Спасибо, батя! А то мне в ополчении выдали вот это "шило" и сказали, что это - лучшее, что имеется на сегодняшний день у них в запасниках.
   Хакон глянул на меч парня и осклабился:
   - Я большим ногти чищу! Приходи!
   Над портом занимался вечер. Старина Джек снялся со своей баночки и причалил в "Красном фонаре". Ларес прошествовал через всю площадь и скрылся в трактире. Преисполненный благоразумия Мо сделал стойку.
   Под вечер к "Фонарю" подрулили два дюжих молодца с выправкой профессиональных военных, дали Борке по тыкве и утащили его куда-то в глубину дворов. Пробегавший мимо карманник шепнул Хальвору, что Борка отправился на нары - в казармы. Ленивым упругим шагом в трактир Кардифа прошел Мартин - интендант ополченцев. Сегодня на его лице было довольное выражение, точно у кота, который удачно нагадил в кашу соседу.
   Беспокойно бормоча, тащился домой одинокий рыбак. В руках он держал две полные бутылки - сегодня ночью у него будет все хорошо.
   - Эй, морская душа! - окликнул его Хальвор, - что празднуешь, Фарим?
   - Вильям пропал, приятель мой! - глухо произнес рыбак, - третьего дня вышел в море и до сих пор не вернулся. Выпью за упокой души.
   - Вода ему пухом! - снял картуз торговец.
   Плохо, когда рыбаки пропадают в море. В городе всего два торговца рыбой: он, Хальвор, да его жена. Семейное дело. Конкурентам неоткуда взяться - рыбаков четверо. Теперь вот осталось трое.
   - Добренький вечерочек! - произнес кто-то елейным голоском. Хальвор встрепенулся. Перед ним стоял усатый малый с продувной рожей. Кто-то на днях шепнул торговцу, что "вот этого подлеца нужно опасаться пуще Лареса".
   - Чем могу?
   - Ходил сегодня в лес за грибами. Так вот! Зашел в одну пещерку, подружился с ее обитателями. Угостили они меня рыбешкой, да непростой. Знакомо?
   Марвин протянул Хальвору кусочек холста.
   - Швея из тебя, человече! Херург! Ну, что, разобрал каракули?
   Хальвор замялся. Ему не было необходимости всматриваться в написанное - он сам это писал.
   - Э-э! Молодой человек! Вы ведь не понесете этот... мнэ-э... документик лорду Андрэ! Бедолага устал за день, ему нужно полежать в тишине, сняв доспехи... Ханну потискать! Давайте договоримся: я забираю у вас эту писульку, а взамен вы можете регулярно покупать у меня товары... особенные товары. Понимаете, о чем я?
   - Наподобие этой рыбки?
   - Вы все правильно понимаете. Еще я могу дать неплохую цену за серебро: кубки там, блюда, чаши. Кроме меня, на острове никто не занимается серебром... скупкой, то есть.
   Марвин подумал.
   - Ладно. Товары мне твои нахрен не нужны - извращенец селедочный! А вот насчет серебра - подумаем. Порой в пещерах острова можно обнаружить интересные предметы. Но что-то я не заметил, чтобы за них давали хорошую цену.
   - Спасибо, молодой человек! Вы не пожалеете!
   Хальвор еще долго бормотал слова благодарности, но Марвин уже растаял в сумерках. Ухватив за шиворот очередного сорванца, Хальвор прошептал ему на ухо несколько слов. Кассия и Рамирес должны узнать, что объявился некий молодой человек с замашками делового. Что с ним делать - решать им.
   Марвин же решил напоследок пройтись мимо интендантского склада. Ему показалось, что возле ящиков мечется какая-то фигура в доспехах ополченца. Решив, что Мартин нуждается в помощи, он подошел ближе. Но это оказался вовсе не Мартин. Присев на корточки за штабелями, разгружал перетруженый организм любитель халявного пойла по-имени Рагнар.
   - Бог в помощь! - приветливо кивнул Марвин.
   - Уйди нах! - прорычал ополченец.
   - Тужься, сука! Это тебе не пиво просроченное трескать - тут дно выбьет, если крышку не сорвет.
   - Уйди, падла! Не позорь меня!
   - Да, уж. В подобной позе и король теряет свое достоинство. Что передать Мартину?
   Рагнар замысловато выругался.
   - Говори, что хочешь! Насрать...
   - А нас - орда. Чтобы к утру убрано было, понял? А то я тебя определю в помощь к Мике. Он тоже пиво любит. Постоишь неделю перед воротами - службу почувствуешь. Я еще на тебя пару кабанов выгоню... посмотрим, чего ты стоишь с шилом в сапоге.
   Оставив Рагнара продувать сопло, наш герой пошел к Кардифу. Денек был сегодня тяжелый, но и сотня золотых приятно оттягивала карман. Взять и собрать старую компанию: Пабло обрадуется тому, что дорога из города вновь чиста, Кантар тоже облегчение почувствует, а вот с Нагуром придется пошептаться насчет Хальвора.
   Не успев переступить порог трактира и дать привычного пинка Мо, Марвин увидел, как его жестом подзывает сам Кардиф.
   - Где ты ходишь? - зашипел трактирщик, - твоей личностью только что интересовались!
  
  
  
  
  

  

  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
   I'm be back! - (англ.) - я вернулся! Фраза, которую любят повторять дети, играя в "терминатора". Время, соответственно, скорректировано.
   Приемы фехтования - удары.
   Кавалорн с таким апломбом произносит "Маги Воды", что я просто не осмеливаюсь писать это дело строчными буквами.
   Пусть только попробуют сказать, что плагиат ! Ссылку на первоисточник, плиз!
   Солист ВИА "Металлика"
   Эллочка Щукина - персонаж из повести Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев". Женщина-чудо, обладающая словарем из полновесных 30-ти слов.
   Из песни Д.Варшавского "Мой дом". "Мой дом на круче, совсем измучан холодным ветром в январе".
   Я - Гербранд, понял, проклятая свинья? Давай, шевелись! (Здесь и далее коверканный немецкий)
   Да, да!
   Дай сигарету!
   Нет курева!
   Кругом марш!
   Английская система мер очень удобна для описания приблизительных размеров. "Около двух футов" может быть в интервале от сорока пяти до восьмидесяти сантиметров.
   Вигвам - самобытная хижина индейцев, но черт меня подери, если в игре не были изображены вигвамы. Майн Рид называет это "хакале", пусть будет хакале. Главное, что на каркас из жердей натянуты шкуры рептилий или плотная ткань.
   Вакеро - мексиканский пастух, но Драгомир того стоит.
   Имплювий - четырехугольный неглубокий бассейн в центре атрия, куда через комплювий стекала с крыши дождевая вода.
  
  
   Достоевский не является моим любимым писателем, но образы у него колоритные.
   Конечно, в Готике-2 никаких щитов не было. Но это вовсе не значит, что средневековые воины носили на сгибе левого локтя зонтик. В нашем варианте у воинов есть и щиты, и душа, и мысли. В точности, по Чехову
  
  
   В.Высоцкий
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.91*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"