Бердичева Екатерина Павловна: другие произведения.

Танцы с духами. Часть вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проведенное оперативниками Службы безопасности расследование указывало на причастность к трагедиям одного из членов правящего дома... Тогда почему этот человек тоже оказался пострадавшим? Может ли такое быть, что за всеми странными событиями стоит кто-то еще, тонко ведущий свою игру? Но какую он преследует цель? Жажда власти, бесконечной жизни и всевозможные чувства выплетают узоры человеческих судеб, которыми с наслаждением играют силы тонкого мира, обещая исполнение заветных желаний. Только счастливы ли те, чьи мечты, наконец, осуществились?

  
  
  Как истина, похожая на ложь, наполнит до краев нутро бокала,
  На стол невольно каплю ты прольешь, раздумывая, много или мало
  Вокруг тебя доверившихся снам, сменившим пустоту пространства грезой
  О жизни, где все роли ставишь сам, придумывая радости и слезы,
  Друзей, врагов, надежды и мечты... Внутри бокала то, чем ты играешь,
  Ловя губами свет из темноты, домысливая то, о чем не знаешь.
  
  Пролог
  
  Великолепный прием, посвященный бракосочетанию принца Гердена и юной заморской аристократки, продолжался, несмотря на отсутствие молодых. На все вопросы гостей об их местонахождении Его Величество разводил руками и, загадочно улыбаясь, произносил всего одну фразу:
  - Сами понимаете, любовь...
  Гости делали вид, что соглашались с таким неприличным нарушением протокола и продолжали пировать, развлекаться и ухмыляться, приписывая бесчувственному принцу неожиданную влюбленность. Впрочем, какая разница, присутствовали молодые на балах или нет? Ведь вино и коньяк лились нескончаемой рекой. Танцы каждый день продолжались до упаду... Или до рассвета. А с утра для тех, кто притомившись, изволил почивать ночью, придумывались прогулки в колясках по парку с пикниками, артистами и поцелуями за ближайшими соснами. То есть, задумываться над пропажей молодоженов не давали никому, даже родителям девушки, приехавшим вместе с ней.
  Но в первые же часы после ночи убийства принцессы и исчезновения принца, самые близкие Его Величеству члены семьи собрались в малом кабинете. Белые старческие руки Короля заметно тряслись, когда он сел за свой письменный стол, блеклыми голубыми глазами оглядывая благородное собрание.
  - Что скажете, господа? - Схватив пальцами перо, спросил Король молчаливых подданных. - Корвес?
  - Господи! - Шестидесятилетний толстый принц закрыл ладонями лицо. - Я даже не знаю, что говорить! Отец! Ты воспитал это чудовище! Все это время, - Корвес отнял от лица руки, - мне казалось, что Герден косвенным образом виноват в смерти моей последней жены. Теперь я в этом уверен!
  - Идиот! - Поднял глаза от стола его двоюродный брат Ямадо Асвид. - Ты просыхаешь только в отцовском дворце. Представляю, что вы со своей подружкой вытворяли в Сенко!
  - Что бы ты понимал! - Корвес всхлипнул и эффектным жестом обхватил растопыренными пальцами голову.
  - У тебя после этой "мамочки" было еще штук пять подобных. - Презрительно сказал его старший сын Волден Ренк. - Да ты в гробу ляжешь на шлюху!
  - Кажется, сейчас мы собрались не для того, чтобы обсуждать моральные качества братца Корвеса. - Заметил черноволосый, но с седыми висками, мужчина, посмотрев на всех строгими синими глазами уроженца провинции Тамт. - Давайте подумаем, как отыскать Гердена и отправить на родину родителей принцессы, убедив их в полном счастье дочери.
  - Дом Тео, как всегда, подходит к любому вопросу с холодной головой и стальными нервами. - Криво усмехнулся Асвид. - Райген, еще немного, и вместо заканчивающегося вина придется потчевать гостей "травкой".
  - Какие проблемы. - Пожал Глава дома Тео плечом. - Подмешивайте в напитки ее концентрат. Сладкие грезы гостям и тишина хозяевам гарантированы.
  - Прекратите нести чушь! - Стукнул кулаком по столу Его Величество. Светло-голубые глаза сверкнули гневом. - Асвид!
  - Да, Сир!
  - Я хочу знать, господин Глава тайной службы государства, где находится мой внук Герден?! Какие вы предприняли шаги к его розыску? Кто вообще мог такое сделать? Бедная девочка... - Король опустил голову в ладони и всхлипнул. - Какая очаровательная была пара! Мой Герден улыбался, глядя на прекрасную жену! Боги! Впервые за тридцать семь лет он был счастлив!
  - Ты в этом уверен? - Язвительно поинтересовался Корвес. - Он был счастлив, делая гадости.
  - Молчи, дурак! - Король положил ладони на стол. - Асвид... Что удалось узнать?
  Тот потер ладонью вспотевший лоб.
  - Почти ничего. В комнате нет следов посторонних аур. Только Гердена и его жены. Единственное, что удалось выяснить, происшествие случилось практически сразу после того, как они зашли в апартаменты. В гостиной, на стуле, остался сюртук принца. Там же лежала вуаль принцессы. Мне кажется, они поладили, несмотря на неуживчивый характер Гердена.
  - Действительно, брат... - Поддержал Асвида Райген. - Мне принц тоже показался довольным и счастливым. И это не было игрой на публику.
  - Мой мальчик... - Старик Король достал платок и вытер слезы. - Это был самый лучший день в его грустной жизни!
  - Это его жизнь была грустной? - Возмутился до сих пор молчавший Волден Ренк. - Дед, ты исполнял любой его каприз! Что ты хочешь, малыш? Новую лошадку? Пожалуйста! Лучших преподавателей консерватории? Да не вопрос! Будут барабанить рядом, как миленькие! Но верхом идиотизма было то, что ты по первому требованию подарил ему раба. Никогда не поверю в то, что ты не знал, как развлекается с живой игрушкой твой любимчик. Мальчишка Който все время ходил в синяках. Про остальное вообще молчу. И это Герден проделывал с наследником одного из старейших родов нашего государства. Скажи, дед, если бы мой младший братик сел на трон... Нам всем пришлось бы подставлять ему жопу?
  - Замолчи! - Король снова всхлипнул.
  - Нет, отчего же... Работа в Службе безопасности научила меня одному хорошему правилу: чтобы разобраться в текущих обстоятельствах, нужно начать издалека. И если кому-то интересно мое мнение по этому делу, то скажу, что во всем произошедшем виноват именно Герден.
  - Значит, ты считаешь его убийцей? - Внимательно посмотрел на Ренка Райген.
  - Исполнителем? Нет. Хотя у него случались приступы ярости, девушку он не тронул и пальцем.
  - Почему ты так думаешь? - Спросил Корвес.
  - Он был к ней равнодушен. Вернее, не так. Она для него не существовала. Не входила в сферу его интересов. Но убивший ее был в бешенстве. Возможно, к принцу пришел тот, кто требовал выполнения каких-то обязательств... Или немедленной оплаты по счетам.
  - Ерунда! - Дед снова вытер слезы. - Признаю, мальчик иногда вел себя странно. Но у каждого из нас есть свои маленькие тайны. И кому Герден мог задолжать? Глупости! Денег в нашей казне достаточно, чтобы приобрести любую игрушку. Даже купить одну из соседних стран. Волден, уверяю, ты ошибаешься!
  - Купить можно не все. - Тихо сказал Корвес.
  - Навряд ли я ошибаюсь. Дед, ты знаешь о том, что Герден был одержим духами?
  - Что за ерунду ты говоришь? - Король посмотрел сначала на упрямое лицо старшего внука, а потом на прячущих глаза младших родственников. - Духи давно оставили своим попечительством наш дом!
  - Знаешь ли ты о том, что именно Герден устроил катастрофу Северного экспресса и взрыв буровой в провинции Рэй?
  - Зачем?! Что за глупости вы мне тут рассказываете?
  - Затем, что он хотел стать Королем. А чтобы у тебя не возникло желания отдать трон одному из сыновей, он постоянно выставлял их перед тобой неудачниками. Все кончилось тем, что Корвес и Горес разорвали отношения.
  - Но я и так хотел все передать ему... - Его Величество растерянно переводил глаза с одного лица на другое. - Постойте... Да, я растил его в полной уверенности, что Королевство достанется ему. Но после того, как мальчик познакомился с невестой, он подошел ко мне и сказал, что отказывается от трона. Сам! Волден... Вспомни, мы говорили об этом втроем!
  - Не мог честолюбивый Герден отказаться от власти. - Набычился Волден Ренк. - Я ему не поверил. Это была очередная провокация!
  - Значит, духи... - Задумчиво произнес Райген. - Если он был одержим, то между ними существовал контракт. Знать бы его желание...
  - Его желание - власть. - Дернул бровями Ренк. - Неужели ты считаешь, что резню устроили духи? Насколько я знаю, они не убивают!
  - Они - да. Но для них не составит труда найти ненавидящего принца исполнителя. Если условием сделки был приход к власти... - Райген провел пальцами по лежащему перед ним листу бумаги, исписанному в раздумьях геометрическими узорами. - И накануне его завершения он вдруг изменил решение... Если рассматривать этот несколько фантастичный вариант, проблема могла быть в том, что он не согласился с оплатой, которую они озвучили перед завершением контракта. Причем, настолько, что принц не испугался потерять все, что имеет. Духи прогневались...
  - Да. - Кивнул головой Асвид. - В эту концепцию вписывается убийство девушки и раскрытие его тайн перед дедом. Ведь после всего услышанного ты откажешься считать Гердена своим преемником. Не так ли, дядя? Скорее всего, даже не захочешь его видеть.
  - Про Северный экспресс... - Король закашлялся и снова промокнул глаза платком. - Это не оговор того, кто сейчас не способен защитить свое имя?
  - Могу предоставить материал расследования, выполненного службой провинции Тамт. - Осторожно положил карандаш на исчерканный лист Райген. - К тому же именно я покрыл приступ бешенства твоего внука, предложив Гердену отправить израненного Лайсина наместником в нашу провинцию.
  - А еще он подстроил землетрясение в Рее.
  - И убийство твоего советника Илисора Който.
  - Господи... - Король обхватил голову руками. - Вы это серьезно?
  - Серьезней некуда. - Тихо сказал Асвид.
  - Хорошо. - Его Величество поднял голову и оглядел собрание лихорадочно блестящими глазами. - Тогда поступим так: вы мне отдаете все собранные вами материалы. Я их изучу и подумаю... что делать. Но все равно: даже если в убийстве девушки замешаны духи, они перерезали ей горло не своими руками. Отыщите того, кто это сделал. И найдите принца. Не думаю, что он даже в страхе мог далеко убежать босиком. Кстати, аэромашины в гараже проверяли?
  - Еще нет...
  - Тогда какого беса сидите? - Проникновенным голосом спросил родственников Король. - Чтобы к вечеру у меня на столе уже лежали результаты! И еще: в расследовании должна соблюдаться строгая конфиденциальность. Ни одна репортерская собака, а тем паче, ни один из гостей, не должны узнать правду. Иначе, государство развалится, как карточный домик. После чего наш континент погрязнет в войнах. Нравится кому-то из вас такой сценарий развития событий? Вот и мне нет. Поэтому... как бы вы не ревновали к Гердену... Волден, это касается, прежде всего, тебя, держим зубы на замке и ищем все, что имеет хоть какое-то касательство к этой истории. Асвид!
  - Да, Государь...
  - Подключите к делу стоящих магов. Наверняка, в твоей службе есть кто-то посильнее нашего старика Мирха.
  - Да... Можно идти?
  - Нужно. А тебя, Райген, я бы попросил остаться.
  - Ваше Величество? - Приподнял Глава дома Тео бровь.
  Проследив, чтобы за ушедшими охрана плотно закрыла дверь, Король обошел свой огромный письменный стол и пристроился на соседний с Райгеном стул.
  - Расскажи мне все, что знаешь о Лайсине Който.
  
  Когда Корвес, не попрощавшись, зашагал в сторону своих покоев, Ренк посмотрел на дядю.
  - Может, зря я сказал старику о Гердене? Вдруг его хватит удар?
  - Если хватит, на трон сядешь ты. Ведь Король официально не назначил преемника.
  - Через головы Корвеса и Гореса?
  - Твоему отцу страна не очень-то и нужна. А Гореса мы как-нибудь успокоим.
  - Моему отцу нужны доходы с его провинции. Без них он - нищий. На том континенте у него нет никакого собственного дела. Дед терпел его лень и снабжал деньгами только из-за того, чтобы мы с Герденом выросли здесь и получили хорошее образование. Но отец не знает, будут ли сыновья продолжать его кормить. Если Герден мог махнуть на это рукой, то я... - Ренк усмехнулся. - Пошлю папашку к чертям.
  - Что так? - Прищурил глаза Асвид. - Неужели тебе в детстве не хватало отцовской ласки?
  - Не поверишь, но я был красивым мальчиком. Моя мать, первая жена Корвеса, была блондинкой. Поэтому хорошенький светловолосый пацан очень понравился его второй жене, мамочке Гердена. Знаешь, сколько мне было лет, когда я узнал, что такое женская ласка? Десять. Малыш Герден сопел в детской кроватке, а я сопел в кровати жены собственного папочки.
  - Черт...
  - Иногда к нам присоединялся ее любовник.
  Асвид двумя руками провел по ежику волос.
  - Теперь я понимаю, отчего вы с Герденом такие странные.
  - Это еще не все.
  - Что?!
  - Когда мы переехали сюда, мне выделили отдельные комнаты и постоянно присутствующих в них слуг. Поэтому мачеха отныне видела меня только издалека. Чему я был бесконечно рад. Но рядом с ней оставался маленький сын.
  - Ты хочешь сказать...
  - Ага. Она приучила его к эротическим ласкам с самого раннего детства.
  - Бред! Собственного ребенка!
  - Ага. Только его одного ей было мало. Ведь на том континенте к нам присоединялись ее любовники. Иногда вдвоем.
  - Боги... Какой ужас!
  - Она была изобретательной и ненасытной. За это Корвес ее любил. Однако, мальчишку мне было жалко. Особенно, когда однажды ночью я увидел гвардейца, входящего в ее комнаты. Я набрался храбрости и сказал деду, что Герден уже большой для того, чтобы спать с матерью. Тогда ему было около семи лет... Их разъединили, выделив мальчику комнаты и нянек. И вот тогда они оба слетели с катушек. Мать, не вынеся разлуки, быстро умерла, а Герден замкнулся в себе.
  - Значит, вот откуда ноги растут... Я не знал.
  - Откуда тебе знать, если внешне все выглядело пристойно. Если бы о подобном узнал Его Величество, думаю, нашу семейку заперли бы под строгим надзором психиатров где-нибудь в дальнем лесном замке до конца дней.
  - Глупости! Есть магические методики, вычищающие из ауры подобные отклонения!
  - Количество скорбных домов с их развитием не уменьшилось. Для чего я тебе это говорю... Несмотря на чудовищные поступки Гердена, я понимаю его мотивацию в заключении контракта с духами. Ребенка сильно обидели, лишив привычной ласки. Вероятно, ему хотелось отомстить за кажущуюся несправедливость тем, кого он считал виновными, создав вокруг них атмосферу подозрительности, неуверенности и страха.
  - Похоже, ему это удалось. Ваш отец боялся сюда возвращаться. Горес уехал в свою провинцию. Его Величество страдал оттого, что его сыновья замкнулись только на своих интересах, а с внуками - одни проблемы.
  - Именно. Поэтому, дядя, я благодарен тебе и господину Райгену за то, что спрятали меня в рядах Службы безопасности. Но вот Лайсину Който не повезло. Герден хотел найти в нем понимающего и чувственного партнера, но нашел всего лишь испуганного подростка, покорившегося чужой воле.
  - Но почему ты не сказал об этом раньше? Хотя бы мне?
  - А ты бы поверил? Только сейчас, опираясь на факты расследования, ты увидел в безукоризненном и красивом мужчине чудовище, терзаемое внутренними демонами. Който были обречены, попавшись сначала в сети своего честолюбия, а затем - в когти Гердена. И все равно... - Ренк посмотрел в глаза Асвиду. - Если мы найдем брата... Я не дам его убить. Отказавшись от трона, он пересилил живущих в нем духов бездны. Думаю, он выиграл внутреннее сражение, потеряв внешний мир.
  - Тогда хватит болтать. Сходи в гараж и сам все узнай у главного механика. Пересчитай аэромобили. Запроси диспетчерские службы города. Действуй! Возможно, твой брат еще жив!
  - Спасибо, Асвид!
  - Лучше бы я этого не знал.
  - Оглянись по сторонам и поймешь, что ничего не знаешь о том, что творится в душах тех, кто улыбается тебе каждый день. Я имею в виду добропорядочных отцов семейств и любящих матерей... Что стоит одна Ханна дома Шун!
  - Рочен и тебе оставил воспоминания?
  - Да, как принцу Волдену. А тебе - как Главе Службы безопасности. Кстати, у тебя же есть контакт нашего незаменимого хирурга? Может, позовешь его сюда?
  - Да усекновения лишних частей тела? Например, болтливого языка, дающего советы старшему по званию.
  - Уже ушел.
  Ренк направился в гараж, попутно вызывая оперативников службы безопасности, а его дядя Ямадо Асвид удалился в свой кабинет, чтобы хорошенько подумать над услышаным от старшего принца и подготовить материал для Короля. Если раньше, до расследования, он считал Гердена странным, высокомерным, но умным человеком, то после него стал думать о принце, как о ненормальном ублюдке, желавшем любой ценой заполучить власть. Зато теперь эти чувства перемешались с отвращением и жалостью. "Хорошо, что он сам отказался от трона!" - С облегчением выдохнул Асвид, потирая заросшие седой щетиной щеки. - "Даже если мы его найдем живым, к нему придется отнестись, как к преступнику. Но самое главное - надо любым способом избежать огласки".
  Рухнув в широкое кресло, стоящее у письменного стола, он открыл ключом, висевшим на шее, личный сейф и вытащил оттуда тонкую папку.
  "Но как представить все выкрутасы Гердена Королю, чтобы у того не случился инфаркт? И как объяснить затянувшееся отсутствие молодоженов гостям и родственникам?"
  Асвид открыл папку и крепко задумался. А потом вытащил коммуникатор.
  - Ларкус? Да, это я. Почему на ночь глядя? Да так, поболтать захотелось. Ты сейчас где? Я не видел тебя на бракосочетании. Ах, насмотрелся на последствия комбинаций Гердена и решил немного отдохнуть? А в каком месте протекает твой отдых? В семейном поместье? Ты не пустил на праздник даже любопытного Рика? Ты - жестокосердный брат. Хотя... молодец, что не пустил. Да... Случилось. Короче, немедленно прилетай. Я сейчас забронирую тебе летный коридор прямо до дворца. Да. Срочно. Прилетишь, расскажу. Жду.
   Сбросив вызов, он снова начал перебирать контакты. Поводив пальцем над именем Лайсина, он отрицательно качнул головой и переместил его к имени Тамила. Нажав соединение, приготовился слушать.
  - Ну? - Раздался недовольный голос по ту сторону горного хребта, отделяющего Северный край от центральной части страны.
  - Тамил, друг мой, скажи, как там Лайсин?
  - Никак. Спит целыми днями. Почти ничего не ест. Думаю, если так дело пойдет дальше, он умрет. Дядя, черт тебя подери, в какие застенки ты упек Рочена?
  - В смысле?
  - Я не могу ему дозвониться! Умирает его лучший друг, а он, врач от Бога, вне досягаемости!
  - Гм... Племянник, честное слово, я не знаю. Последний раз мы виделись в день приезда Корвеса. Отчеты он мне прислал шифрованным каналом. А в госпитале разве его нет?
  - Это ты у нас глава тайной службы. - Язвительно напомнил Тамил. - А я сижу в дальней оконечности страны в замке за семью горами. Постой-ка... Раз ты мне звонишь, значит, у вас тоже проблемы?
  - Еще какие. - Мрачно сказал Асвид. - Молодая жена Гердена лежит в морге с перерезанным горлом. Сам принц исчез.
  - Я понял... Если этот недоумок появится здесь, придушу его лично. И еще: ты должен найти мне Рочена, или получишь еще одного психа, не отвечающего за свои поступки. И это я не о Лайсине.
  - Значит, Герден не у вас?
  - Повторяю для глухих и недалеких: если принц появится на этой земле, то в ней и останется.
  - Не угрожай, я все понял... Значит, в госпитале Рочена нет?
  - Наш хирург взял отпуск и исчез. Куда, будь добр, найди сам! И скажи, что он нужен Лайсину!
  Асвид сбросил вызов и, на всякий случай, ткнул в контакт Рочена. Тишина приятно шуршала волнами эфира, даже не пытаясь пропищать хоть какими-то звуками.
  - Заблокировал аппарат, гаденыш! - Кулак Главы Службы безопасности уперся в крышку стола. - Ренк!
  - Слушаю. - Раздался голос старшего принца.
  - Что там у тебя?
  - Машины гаража на месте. Но старший механик говорил, что однажды принц прилетел во дворец на незнакомой машине синего цвета. Ее номера он не запомнил. Но помнит день. Я уже запросил службу Управления движением насчет той даты и сегодняшней ночи. Как только информация появится, сразу сообщу.
  - Я вызвал Ларка и хотел позвать Рочена. Но он заблокировал связь. Будь добр, пока служба движения поднимает архивы, найди мне того, кто знает, где находится наш талантливый мозгоправ!
  - Может, отправился домой, в Сенко?
  - Я только что набирал Тамилу. Лайсин умирает!
  - Одно другого не легче! Дядя, может, прислать во дворец магов-оперативников и криминалистов из столичного отдела нашей Службы?
  - Да, я тоже говорил с начальниками их отделов. Но хочу, чтобы сначала на поле битвы взглянул Ларк.
  - Я тебя понял. Как только что-то узнаю, сразу наберу.
  
  Однако, прошла пара часов, прежде чем Ренк появился в кабинете Асвида, сортирующего бумаги.
  - Что скажешь плохого? - Поинтересовался он у старшего принца.
  - Гвардейцы только что отыскали в дальнем конце сада труп секретаря Гердена.
  Асвид закусил седой ус и приподнял бровь.
  - Он привязал один конец веревки к ветке, а второй - к своей шее. А потом прыгнул вниз.
  - Вот как?
  - Его костюм был покрыт кровавыми пятнами.
  - Значит, именно он убил девушку. Но почему Герден сбежал, не пытаясь позвать дежуривших в коридоре гвардейцев? Почему не попытался себя защитить? Несмотря на выверты психики, он был смелым человеком.
  - Не знаю. Со мной связался Ларк. Он подлетает к столице. Как только будет во дворце, мы возьмем оперативников с криминалистами и начнем выдирать из памяти пространства все, что в нем осталось.
  - Что с Роченом? Ты пробовал его найти?
  - В госпитале нам весьма корректно объяснили, что он ни с кем не дружил и никому не докладывал, куда собирается ехать. Один из коллег рассказал оперативнику, что тот не всегда помнил имена тех, с кем работал. Но отзываются о нем, как о честном человеке и грамотном специалисте. - Ренк хмыкнул. - Врачи собрались писать в его поддержку письмо на имя Его Величества. А одна дама обещала кое-кому кое-что ампутировать, если их драгоценного заместителя заведующего не оставят в покое.
  - Какой замечательный коллектив! - Усмехнулся Асвид и сложил лежащие перед ним бумаги ровной стопкой. - Я пойду к Королю, а ты жди Ларка и ищи этого чертова мозгоправа. Из-под земли мне его достань!
  - Э... А к чему он нам?
  - Успокоить Короля и придумать, как разогнать всех гостей. А еще - угомонить Тамила. Знаю я этих Тео. Тихие и улыбчивые черноволосые мужчины превращаются в смертоносных демонов, если дело касается их интересов. Не дай Боги, Лайсин умрет! Весь дом Тео ополчится против Фортисов! Их возмущение тут же подхватят в провинции Рэй. Принц Горес спит и видит себя на троне. Если заполыхает юг, безумный запад может их поддержать. Там вечно какие-то брожения. А закрытый горами северный Сенко просто оборвет все сообщение с центром и закуклится в своих долинах. Так что ищи Рочена, если не хочешь потерять все, что имеешь!
  - Я понял, дядя. - Ренк схватил коммуникатор, услышав пиликнувший звук вызова, и посмотрел на экран. - Ларк приземлился. Я пошел его встречать?
  - Иди. А я пошел утешать Его Величество. Как думаешь, стоит ему говорить о твоей мачехе?
  - Чтобы он начал считать себя незрячим уродом? Думаю, не стоит. Но решай сам. Мы сразу пройдем в апартаменты Гердена и пока не получим результата, будем сидеть там.
  - Станет что-то проясняться...
  - Сообщу.
  Принц Волден Ренк смахнул с глаз серебристую челку и, пристально посмотрев на растерянного Асвида, вышел из кабинета. Пробежав по черной лестнице в гараж, он направился к Ларку, достающему из машины аппаратуру.
  - Мой разумный дальний родственник! Я бесконечно рад, что ты, покинув семейный очаг, прибыл к нам на праздник!
  - Прибыл. - Мрачно сообщил мужчина, заправляя за ухо выбившуюся из короткого хвостика прядь. - Не один.
  - Вижу, что с инструментами.
  - И не только с ними.
  - Привет! - Задняя дверца открылась, и из нее выскочил семнадцатилетний парень с улыбкой до ушей и точно таким же хвостиком на затылке.
  У Волдена Ренка округлились глаза.
  - Зачем ты притащил с собой ребенка?
  - Меня же пригласили на праздник! - Саркастически заметил Ларк. - Если бы в приглашении вы потрудились написать что-то другое, родители не навязали бы это чадо на мою голову.
  - А Вы меня помните, дядя Ренк? - Младший брат Ларка первым протянул руку принцу.
  Тот осторожно ее пожал.
  - И что прикажешь с тобой делать, Рик? Посадить под домашний арест, чтобы не мешался под ногами?
  - Нет! - Снова улыбнулся мальчишка. - Мама с папой приказали неотлучно следовать за старшим братцем Ларком. Так что куда пойдет он, туда и я!
  Серые глаза парня нахально смеялись.
  - Неужели ты не смог от него отделаться? - Прорычал Ларку Ренк и, подхватив мелкого за ухо, тихо в него шепнул: - Труп хоть раз видел?
  - Так это по работе! - Восторгу парня не было предела.
  - Меня поставили перед выбором. - Кисло сказал Ларк, запирая машину. - Или я беру пацана, или на следующий день меня берут за... гм... объявив о моей помолвке с одной из дочерей дома Мейс. Оно мне надо, вешать на шею это ярмо? Так что случилось?
  - Пойдем. Сейчас все увидишь своими глазами. А твоего парня лучше сдать на руки гвардейцам.
  - Нет. Это он подговорил отца устроить мне веселье. Значит, пусть идет с нами. Заодно проникнется буднями нашей работы.
  - Братик! Но тут же праздник!
  - Мальчик, - Волден Ренк обернулся, - Если будешь ныть, не посмотрю, что аристократ. Посажу в аэротакси и отправлю обратно. А родителям напишу о твоем неподобающем поведении. Так что подумай, прежде чем сделать следующий шаг.
  - Я уже молчу! - Улыбнулся парень. - Где ваш труп?
  
  Когда вместе с группой оперативников в комнаты принца вошли Ренк, Ларк и Рик, то даже привычный ко многому принц зажал нос платком. Ларк побелел, а парнишка бешеными глазами поискал окно, после чего распахнул створки и перегнулся через подоконник.
  - Что тут произошло? - Спросил системщик, раскрывая на незапачканном кровью столике чемодан с оборудованием. С этим же вопросом подошли криминалисты.
  - Это вам предстоит установить. Работайте. Ларк, твой довесок я заберу.
  - Не надо! - Икнул парнишка и вытер платком рот. - Я хотел поступать после школы в Академию... Поэтому должен знать, правильную ли я выбрал дорогу. Брат, говори, что делать. Я буду помогать.
  - Тогда я вас оставляю... Нет нужды напоминать о том, что дело ведется в строгой секретности?
  - Вау! Если мы раскроем преступление, - Рик похлопал длинными светлыми ресницами, - я смогу поступить в Академию без экзаменов?
  - Ненавижу детей! - Сказал Ренк и вылетел из комнаты.
  
  Глава первая. Находка
  
  Услышав голоса сотрудников Службы, Ханна, щелкнув пальцами, выпустила вверх сноп искорок и закричала:
  - Я тут, в акациевой аллее!
  В ее сторону скользнули лучи мощных фонарей. Под шагами дежурных, пробирающихся сквозь заросли, начали ломаться молодые побеги. Ханне захотелось крикнуть, чтобы мужчины шли поосторожней... Но после вызова на труп ее точно не так бы поняли.
  - Кого нашла, Хань? - Первым подошел заместитель Хэя Тирен - типичный синеглазый абориген провинции Тамт. - Жмурика? Почему не вызвала полицию?
  - Знаешь ли, - Ханна нервно хмыкнула, - чтобы полиция получила сюда доступ, ее начальнику нужно подписать разрешение у наместника или у господина Санса. Кстати, брюки у нашего босоногого инкогнито - очень даже дорогие.
  - Да ну? - Тирен и его спутник нагнулись, разводя руками кусты.
  - Ну да. - Ханна отобрала у мужчины фонарь, чтобы ему удобнее было работать. - Индивидуальный пошив. Видишь с обратной стороны строчку с вышивкой? Это подпись столичного портного. У него одевается весь королевский двор.
  - Ага. - Тирен залез поглубже и приподнял мертвеца за плечи. - Кого-то его лицо мне напоминает... Ханна, перестань стучать зубами. Трупы не кусаются, и ты об этом знаешь. Хотя... Ну-ка, Тенс, помоги мне его вытащить... Кажется, он живой.
  Немногословный уроженец центрального региона натянул вынутые из кармана резиновые перчатки и надел на руки.
  - Не хочу портить своей аурой вещдоки, если он все же решит помереть. Тирен, попробуй осторожно перевернуть плечи. Я возьму его под колени.
   Ханна светила под ноги оперативникам. Иногда в луч фонаря попадался разорванный рукав белой шелковой рубахи, или рассыпанные по ее кружевам кровавые пятна.
  - Он сильно ранен? - Спросила она, когда они вылезли из зарослей.
  - Не видно. Но парень дышит. Где-то тут мы оставили носилки. Хань, отыщи их, пожалуйста!
  Женщина пробежала световым лучом по аллее.
  - Вот же они! Я сейчас разложу! Тирен, быть может, сообщим на пост, чтобы подготовили аэромобиль? Сразу отправим его в городскую больницу.
  - Хань... - Рядом с ее лицом отраженным светом блеснули белые зубы оперативника. - Какая больница? После возвращения на базу ты сама не своя. Как можно аристократа положить в одну палату вместе с выдыхающими чеснок и табак простолюдинами? Сейчас отсканируем ауру, посмотрим карты... - Тело легло на носилки таким образом, что голова упала набок, а длинные черные волосы прикрыли лицо. - Не переживай. Скоро найдем, к какому дому принадлежит этот бедолага. Оповестим родных, и они заберут своего перебравшего вина родственника.
  Мужчины взялись за ручки, а Ханна пошла впереди, освещая путь. Настраиваться, чтобы собственной магией ощутить ауру, было некогда. Но что-то ее задевало и даже сбивало с мысли. "Кажется, мне знаком его Дом". - Подумалось ей. Но зазевавшись, она опустила фонарик. В этот же момент споткнулся идущий сзади Тенс. Не стесняясь дамы, мужчина негромко выругался.
  - Прости... - Покаянно сказала Ханна.
  - Тут какие-то ветки навалены... - Извинившись, отозвался тот. - Словно их специально наломали и бросили на дорожку!
  - Точно! - Согласилась Ханна. - Вчера такого не было! Парни, поднимайте ноги выше!
  Тирен на мгновение взглянул вверх.
  - Понятно. Этот хмырь врезался в холм. Удивительно, что диспетчерская служба не выслала бригаду. Ведь он должен был исчезнуть с радаров!
  - И где тогда догорающая в кустах машинка? - Поинтересовался Тенс. - А еще никто из нас не слышал звука падения. Даже не звука... грохота!
  - Может, когда он придет в себя, сам расскажет? - Ханна уже видела светящийся периметр боковой калитки.
  - Аристократ? Не смеши. - Пропыхтел Тенс. - Вроде мелкий, а тяжелый.
  - Потерпите немного, - Ханна подбежала к забору и приложила к сканеру ладонь. Когда часть стены отъехала в сторону, поинтересовалась:
  - Может, сразу его к врачу?
  - Понятно, что не к тебе в комнату! - Усмехнулся Тирен.
   Всю территорию комплекса Службы безопасности провинции Тамт освещали яркие фонари. А еще на свободном от растительности месте гулял ветерок. Пошевелив черные волосы, он дунул посильнее, обнажив белое лицо с закрытыми глазами и рваной кровоточащей раной, начинающейся под волосами, пересекающей бровь и сползающей через угол глаза под ухо.
  - Вот это его разодрало! - Покачал головой Тенс. - На всю жизнь останется уродом. Даже с косметическими операциями. Был у меня знакомый, которому на лице оставила свой знак пуля. Так на него не смотрели даже шлюхи!
  - Тирен... - Сердце Ханны, взглянувшей на лежащего мужчину, подпрыгнуло и забилось часто-часто. - Ну-ка, постой... Хочу кое-что уточнить.
  - Неужто, приятель? - Усмехнулся, притормаживая, оперативник.
  - Ага. - Рука женщины скользнула над телом. - Парни... Может, вынесем его обратно? Я принесу две лопаты. И мы его быстренько где-нибудь прикопаем!
  - Точняк, бывший! - Рассмеялся Тенс. - Ханна! Забей. Все бабы - красные шапочки, а мужики - серые волки, покусившиеся на святое. Так, кажется, вы оправдываете свои иррациональные поступки?
  - Не-ет, Тенс. Это - не бывший. А будущий.
  - Что? - Обернулся Тирен. - Чей будущий? Твой?
  - Твой, мой, вот его... Господа, позвольте представить вам следующего Короля Соединенного Королевства - принца Гердена!
  - Та-дам! - Тенс стер текущую по щеке потную каплю. - Это шутка? Пора смеяться?
  - А вот и нет. - Ханна потерла сразу занывшие виски. - Человек, которого мы с вами пытаемся спасти - принц Герден. Ауру этого замечательного во всех отношениях господина я узнаю в любом месте и в любое время. Эх, зачем только я вас вызвала? Прикопала бы его там по-быстрому... Уверяю, в государстве стало бы гораздо спокойней.
  - Так что будем делать?
  Мужчины опустили носилки в траву. Тирен полез в карман за сигаретами. Но в это время Герден застонал и приоткрыл глаза. А потом, ухватившись за края носилок, попытался встать на четвереньки. Но его качнуло, и он снова упал, тяжело, со свистом, дыша. За всеми его действиями безучастно наблюдали двое мужчин и женщина.
  - Живучий. - Резюмировал Тенс. - Может, ножками к доктору дотопает? А то у меня что-то плечо ноет...
  Глаза принца снова закатились. Из уголка разорванного века красной дорожкой пробежала кровавая слеза, а губы что-то прошептали.
  - Ладно. Раз выжил, несите его к доктору. - Решила Ханна. - Но видеть это чудовище я не могу.
  Она развернулась и быстро пошла к жилому корпусу.
  - Вечно бабы устроят какой-нибудь геморрой, а мы - расхлебывай.
  Мужчины снова подняли носилки.
  - Не могу поверить, что этот грязный тип - тот самый принц, чьи выкрутасы мы совсем недавно расследовали. - Сверху вниз посмотрел Тенс.
  - Угу. - Изрек Тирен. - Кажется, в сегодняшних известиях было написано, что принц вместе с молодой женой отбыл в королевскую резиденцию на архипелаге. Для занятий любовью и дайвингом.
  - Только по дороге попал под чей-то прессинг. - Ухмыльнулся Тенс. - Знатно его уделали. Давай положим его на травку... Вот. Тирен, вызови нашего бездельника-лекаря.
  Когда оперативники втащили в смотровую свою ношу, доктор попросил их задержаться и помочь раздеть раненого.
  - Боги! - Лекарь, присматривающий, в принципе, за здоровыми людьми, схватился рукой за подбородок. - Кто же его так уделал?
  Кожа на спине и груди Гердена была покрыта множеством порезов. Глубоких, из которых сочилась кровь, и мелких.
  - Похоже, его били чем-то вроде плетки. - Приподнял брови Тенс. - Видал я нечто похожее в свою бытность полицейским. А на бедре, - он нагнулся, - очень глубокая рана. Кажется, видна кость.
  - Кости видны и на спине. - Философски заметил доктор. - Вы идите. Я подключу донора, чтобы затянуть мелкие раны. А крупные начну зашивать...
  Тут Герден открыл глаза и осознанно посмотрел на мужчин.
  - Где я?
  - В Тамте. В подразделении Вашей Службы безопасности.
  - Слава Богам... - Выдохнул принц. - Пожалуйста... умоляю...найдите Рочена! Пусть меня зашьет он...
  - Чего? - Доктор посмотрел на оперативников. - Какого Рочена ему надо?
  Не ответив доктору, мужчины переглянулись.
  - Надо сообщить Сансу.
  - И срочно!
  Синеглазый заместитель Хэя достал коммуникатор.
  - Господин Санс! Это Тирен. Второй отдел. Скажите... Вы не слышали ничего странного о принце Гердене? Нет? Печально. Значит, мы нашли похожий на него труп. Ай! - Коммуникатор чуть не упал на пол, а оперативник выдрал из уха клипсу. - Чего так орать?
  Виновато посмотрев на коллег, он снова вставил наушник.
  - Да. Да. Он без сознания. Не знаю. Возможно, его били. Доктор говорит, что раны серьезные, и их надо зашивать. Что? Нет. Принц на секунду очнулся и потребовал привезти к себе Рочена. Нет... А я откуда могу знать, где он находится? Поднять всех на поиски? Есть!
  Отключив прибор, оперативник посмотрел на доктора.
  - Обезболь, попробуй стянуть самые крупные повреждения и законсервируй.
  - Но...
  - Приказы начальства не обсуждают. Тенс, пакет для вещдоков у тебя есть?
  - У меня есть презервативы. А что? Они тоже - упаковка.
  - Док?
  - Вот. - Врач из небольшого пакета вытряхнул мелкий мусор прямо на пол. - От сердца отрываю. В этом месяце их снова вычеркнули из списка необходимых закупок.
  - Вот спасибо! - Тирен еще раз его встряхнул и бросил внутрь одежду принца. - Забираем на экспертизу. Алло, Ханнушка! Ты еще не спишь? Значит, уже не заснешь, поскольку мы идем к тебе, а ты - в лабораторию. Ага. Бегом.
  
  Герден лежал без одежды на холодном столе и чувствовал огненную боль в израненном теле. Сознание то уплывало в спасительное безвременье, то снова возвращалось назад, заставляя чувствовать адский жар рассеченной кожи и выматывающую пульсацию сосудов в сломанной ноге. Кажется, местный доктор даже не удосужился просканировать возможные внутренние повреждения. Но чем-то холодным продолжал обрабатывать порезы. Кажется, Гердену послышался свист. "Садист". - Отстраненно решила душа, снова уходя в безвременье.
  Но вместо того, чтобы провалиться в черноту, он вдруг увидел замок наместника Който и окружающий его парк с выглядывающими между суровых елей белыми пиками гор. А еще - беловолосого высокого мальчишку, прислонившегося плечом к дереву. У парня были яркие голубые глаза, с ненавистью смотрящие в его сторону.
  - Эй, поваренок! - Услышал он собственный насмешливый и высокомерный голос. - Почему не кланяешься принцу своей земли?
  Подросток немного помолчал, а потом, развернувшись к Гердену спиной, бросил через плечо:
  - Принца я здесь не вижу. А пустому месту не кланяюсь.
  Кажется, тогда Герден сильно разозлился: глупая чернь вздумала ему хамить! Хлестнув коня плеткой по крупу, он вломился в кусты, в которых исчез мальчишка. Но за парком, принадлежащим наместнику, давно никто не следил. Поэтому, поплутав в подлеске, принц вернулся к замку. Кататься ему расхотелось, и он слез с коня, чтобы отвести его в конюшню. Всякий раз, когда с ним случались какие-то неприятности, или надо было над чем-то подумать, он оставлял все дела и шел к роялю, отгораживаясь от действительности успокаивающей и завораживающей гармонией аккордов. "Пожалуй, сыграю прелюдию ре-минор..." - Решил он, заворачивая за угол к хозяйственным пристройкам. Однако, сделав шаг, остановился и прижался к стене, прячась за кустарником. Между конюшней и подсобным помещением снова торчал этот нахальный кухонный мальчишка. Одна его рука упиралась в стену. Вторая удерживала плечо Лайсина. Причем, беловолосый пацан что-то резко говорил, а раб, подняв голову, просто смотрел ему в лицо. Привязав поводья к одной из еловых веток, Герден тихо, стараясь не трещать сучьями и попадающейся под ноги щебенкой, присел на четвереньки и пополз между кустами и каменной кладкой.
  - Лис... Давай убежим в горы! - Горячо уговаривал парень. - Нас там ни одна собака не найдет! Будем жить в пещерах под водопадом. А потом я придумаю, как снять этот мерзкий ошейник!
  - Ты его видишь? - Наконец, открыл рот Лайсин.
  - Вижу. - Мрачно сказал беловолосый. - И не только. Обещаю, я найду способ! Неужели именно такой жизни ты хотел?
  - Если я уйду, моей матери, деду и сестрам не на что будет жить.
  - Значит, ради них ты терпишь побои и скотское отношение? Все для того, чтобы им жилось хорошо? А ты?
  - Тебе не понять... Уходи, Рочен. И никогда не приходи. Детство давно закончилось, а ты продолжаешь за него цепляться.
  - Вот это да! - Вылез из своего укрытия Герден. - У меня хотят увести раба! Это - уголовно наказуемое деяние!
  Голубоглазый парень медленно повернул голову и отпустил Лайсина.
  - Иди отсюда, Лис...
  - Рочи! - Лайс схватил его за рукав рубахи. - Пожалуйста, не надо!
  Но тот отмахнулся.
  - Ты не знаешь... - Тоскливо сказал сын дома Който и, всхлипнув, убежал за угол.
  - Ваше Высочество! - Оскалил высокий мальчишка белые зубы. - Неужели прямо сейчас позовете на помощь своих духов? Ну же! Где Ваши цепные псы, заключившие контракт? Ох, как сурово нахмурены брови! Наверно, они поблизости и ждут команды"фас"?
  Он подходил все ближе, нагло улыбаясь и сжимая кулаки.
  - Неужели хочешь подраться? - Усмехнулся принц.
  - Именно! - Сказал сын повара и, с короткого замаха, ударил Гердена по лицу.
  Принц не понял, как оказался на земле. Но тут же почувствовал, как длинный Рочен поднял его за ворот рубахи и... Второй удар пришелся в живот.
  - Духи! - Стирая брызнувшие слезы, завопил Герден. - Спасите!
  Вокруг заклубились серые тени.
  - Вызвал подкрепление? - Голубые глаза насмешливо взглянули в синие. - Сам драться не умеешь и сразу зовешь мамочку?
  - Не смей так о ней говорить! - Рассвирепел Герден и ударил Рочена ногой, сбив его с ног.
   Сцепившись, они дрались, пока хватало сил. Первым сдался Герден. Упав спиной на землю, он заслонил голову.
  - Что ж не заставил своих теней меня избить? Или забыл об их существовании? - Раздался над ухом запинающийся голос, а две руки крепко прижали к траве плечи.
  - Не хочу. - Буркнул Герден и убрал от лица локоть. - Ты - смелый и сильный. Не испугался драться с принцем. К чему их сюда вмешивать?
  - Ого! - Кровь из разбитого носа голубоглазого парня капнула Гердену на лицо. - Я думал, ты вечно прячешься за ними .
  Принц скинул с себя чужую руку и, порывшись в кармане, протянул неприятелю носовой платок.
  - Спасибо! - Тот его взял и зажал ноздри. А потом и вовсе слез с принца, усевшись рядом с ним на траву. - Скажи, почему ты издеваешься над Лайсином?
  - Потому что он - раб.
  - Но он не был рабом! - Снова вспыхнул сын повара.
  - Был. С детства. - Герден блокировал удар и снова лег на траву. - Ты ведь его друг?
  - Уже нет. - Хмуро ответил Рочен. - Он не хочет со мной разговаривать.
  - С его стороны было большой ошибкой заставить тебя поверить в дружбу. Он - внук наместника, и его учили угождать... деду, отцу, матери, тем, кто выше рангом. И презирать простолюдинов. Поэтому он отвергает протянутую тобой руку. Этот ошейник... - Герден повернулся на бок и подпер ладонью щеку. - Легко снять. Было бы желание. Ты понимаешь, о чем я говорю?
  - Нет. - Парень повернул к нему расцарапанную щеку и скосил вниз глаза. - Я пробовал, но у меня ничего не получилось.
  - Потому что он - раб. Когда ты это поймешь, - Герден встал. - Легко его снимешь. Или сниму я. С трупа.
  - Тогда следующим трупом станешь ты. - Пожал плечами сын повара.
  - Тебя ведь зовут Рочен?
  - Тебе что за дело?
  - Давай дружить.
  - Что?! - Парень в замешательстве посмотрел на принца.
  - Ты же обычный человек? Я дам тебе дворянское звание и возьму своим пажом. Как тебе это предложение?
  - Оставь Лайсина в покое.
  - Тогда ты поедешь со мной?
  - Нет.
  - Какой же ты упрямец! - Герден вскочил и потянул за собой Рочена. Тот нехотя поднялся. - Идем, ты сейчас все поймешь сам.
  Они дошли до угла, завернув за который увидели прижимающегося к стене Лайсина.
  - Лайсин! - Изобразил улыбку принц. - Хочешь остаться здесь, в замке?
  Тот с ужасом посмотрел сначала на Гердена, а потом - на Рочена.
  - Нет, господин! Я должен служить Вам до конца моих дней.
  - Что я тебе говорил? - Самодовольно посмотрел на вытянувшееся лицо поваренка принц.
  - Лис, не бойся! - Рочен протянул руку к другу. - Он обещал тебя отпустить, если ты захочешь.
  - Я не хочу. - Снова согнулся в поклоне Лайсин.
  - Герден, ты - урод! - Плюнул под ноги принцу Рочен и быстрым шагом направился к углу дома.
  - Мое предложение в силе! - Долетел к нему голос Гердена, но белобрысый парень оттопырил на поднятой вверх руке палец и прибавил шаг...
  ...Герден снова пришел в сознание и прошептал:
  - Дайте воды...
  Флегматичный доктор достал с полки кружку-поилку, налил ее до середины и приподнял голову принцу. Тот сделал несколько глотков и закашлялся.
  - Еще будете?
  - Нет. - Герден закрыл глаза. - Когда приедет Рочен?
  - Не знаю.
  Где-то в углу зашумела вода.
  - Пожалуйста... поторопите Рочена! Это очень важно!
  Принц шевельнулся, и тут же острая боль пронзила его тело от макушки до пят. Охнув, он снова потерял сознание.
  
  - Ваше Величество! - В кабинет Короля влетел его племянник Асвид. - Ваш внук нашелся!
  - Где? - Оторвал глаза от бумаг монарх. - Надеюсь, за ним послали машину?
  Асвид поджал губы и уперся взглядом в пол.
  - К сожалению, ему нужна срочная операция. Мне сообщили, что у него сломаны ребра и, кажется, нога. Еще, как сказал врач, он сильно избит. То и дело теряет сознание. Ваше Величество! Пока он нетранспортабелен.
  - Жаль. Мне хотелось бы выслушать его версию событий. Что удалось узнать криминалистам?
  - В комнате - затертые следы аур еще двух человек. Один из них - секретарь господина Рочена. Второй... мы его ищем. Возможно, туда входили еще трое... Но они убрали за собой почти все.
  - Что говорит секретарь?
  - Уже ничего. Он повесился.
  - Странный поступок. - Король сложил руки перед собой и навалился грудью на стол, пристально глядя на Главу тайной службы. - Тебе не кажется, Асвид, что обвинения в убийстве с Гердена надо снять? Возможно, - Король взял в руки лежащие на столе бумаги, - все те деяния, что вы приписываете ему, чья-то чудовищная провокация. А моя служба безопасности, словно дурной пес, схватила ту кость, что ей преподнесли на блюде, предварительно посыпав ядом. Так где находится мой внук?
  - В провинции Тамт. В филиале нашей службы.
  Асвид, выпрямившись, внимательно смотрел на Его Величество. Да, этот человек был стар. Но все еще силен духом.
  - Иди, работай. И, заодно, подумай, как он там мог оказаться. И почему именно в Тамте.
  Асвид поклонился и вышел.
  Король встал из-за стола и убрал материалы по делу Гердена в сейф. После чего запер за собой дверь кабинета и приказал камердинеру:
  - Если сюда придет Райген Тео, сообщи ему, что праздник окончен, и он может отправляться домой.
  Когда камердинер удалился, Король прижал к уху коммуникатор:
  - Райген обязательно захватит нашу наживку. Горес, твои наземные войска готовы? Замечательно! Я горжусь тобой, мой сын!
  Потом он ткнул пальцем в другой контакт.
  - Корвес, проверь готовность летных частей и через... четыре часа закрывай для гражданских небо. Я верю в твою звезду, мой мальчик! Задавим мятежных Тео!
  
  Тем временем Асвид, пробежав служебными коридорами дворца, спустился в крыло, где были комнаты молодоженов. Нетерпеливо взглянув на расступившихся гвардейцев, он зашел внутрь.
  - Ларк! Что нового?
  - Снова частички природной силы. И едва заметные следы нескольких посторонних человек.
  - Идентифицировать личность по ним реально?
  - Да, сейчас Рик напечатает ориентировку со сканом ауры. Если они еще не покинули дворец, мы их найдем.
  - Отличные новости. Скажи, кому-нибудь из службы провинции Тамт наш талантливый хирург оставлял контакты?
  - Его надо найти? Думаете, это он устроил бойню? - Серые глаза Ларка посмотрели на окровавленную кровать.
  - А что, - сразу уцепился за мысль племянника Асвид, - есть идеи? Или какие-то конкретные данные?
  Ларк снял перчатку и заправил выбившуюся из короткого хвоста прядь светлых, с проседью, волос.
  - Нет. Он не мог. Знаешь, дядюшка... При всей его нелюбви к Гердену, он никогда не желал ему зла и не хотел чем-то навредить. Единственное, чего он хотел - освободить Лайсина Който. Кажется, нашему Денки он рассказывал о детской клятве.
  - Денки, говоришь? Они откровенничали?
  - Не думаю. Рочен о себе слишком высокого мнения.
  - Это точно! - Рассмеялся Асвид. - Если человек большую часть жизни посвятил служению тому, кто в нем не очень-то нуждался, в то же время, состоявшись, как специалист и разносторонняя личность, его поведение можно понять. Хотя, мне кажется, его надменность - всего лишь маска.
  Асвид достал коммуникатор и коснулся контакта Дениэля.
  - Ден? Как проходит отпуск? Море, пляж и девушки? Искренне завидую. Что случилось? Э-э-э... О таком по незашифрованной связи не говорят. Скажи, чисто случайно... Может, господин Рочен говорил при тебе о своих планах? Зачем нужен? Черт возьми, Денки, раз спрашиваю, значит, этого требуют дела государства! Хорошо, подожду.
  Асвид опустил руку с коммуникатором в карман.
  - Наверняка, этот паршивец знает, как с ним связаться! Но захочет ли связываться с Тайной службой Его Величества Рочен?
  - Второй тип ауры принадлежит личному водителю господина Корвеса. - Невозмутимо поведал Ларк.
  - Это который завел кортеж в облачный фронт? Ларк, найди мне всю о нем подноготную: где родился, с кем водился...
  - Значит, наш принц не виноват? - Бесшумно возник рядом с Асвидом Рик. - Братец! Можно я потанцую на сегодняшнем балу?
  - Хочешь жениться раньше Ларкуса? - Хмыкнул Глава Службы.
  - Нет! - Округлил серые глаза парень. - Я еще школу не закончил. - Скромно поведал он. - Последний год остался.
  - Как раз год уйдет для приготовлений к свадьбе! - Ответил Асвид, спрятав усмешку в пышных усах.
  - Нет! Я буду поступать в Академию!
  - Танцы на балах - дело ответственное. - Заметил Ларк. - Посмотришь с улыбкой, подумают - влюбился. Задержишь в своей руке дольше положенного по этикету чужую ручку - начнут искать родителей для предсвадебных переговоров.
  - А то я никогда не танцевал на балах! - Задрал нос парень.
  - На местечковых. - Кивнул головой его старший брат. - Где все прекрасно знают, на что можно рассчитывать, а на что - нет. Прости, дорогой, но Дом Верусов не намерен родниться с теми, кто ниже по статусу.
  - Да-а? - Асвид задумчиво покрутил ус.
  - Братик... - Хитрый Рик подошел к Ларку и, обняв его за шею, положил подбородок ему на плечо. - Я что-то пропустил?
  - Нет. - Ларк закрыл экран и объявил всем криминалистам: - Картина, с точки зрения последовательности событий, ясна. Предлагаю выйти отсюда на свежий воздух, предоставить помещение уборщикам и помыться. Кажется, этот тошнотворный запах пропитал не только одежду... - Он зарылся носом в прядь волос на виске Рика. - Но и наши тела.
  - Фу! - Отскочил от брата парень. - Неужели мое романтическое приключение останется всего лишь фантазией? О чем рассказывать моим дорогим кузинам и чем хвастать кузенам?!
  - Вот же трагедия! - Асвид фыркнул и повернулся к двери. - Ларк, жду с отчетом через час. Но имя пилота скинь в коммуникатор. Его надо отловить, пока не застрелился.
  Все вопросительно посмотрели на открывшего дверь Асвида.
  - Что не так? - Приподнял он лохматые брови. - Смерть тоже любит разнообразие.
  Дверь захлопнулась.
  - И почему бы ему не слететь с дворцового чердака? - Почесал карандашом висок один из криминалистов. - Покончив счеты с жизнью, как истинный пилот!
  - Не надо! - В ужасе сказал другой. - Прикинь, сколько придется соскребать! И это перед гостями. Позор на весь мир!
  - Можно спрыгнуть с моста в реку. - Предложил Рик. - Бултых - и никаких следов!
  - Еще можно раздеться и сесть на муравьиную кучу! - Предложил третий. - Останутся только косточки. Белые и гладкие. Чистенькие.
  - Хватит. - Помрачневший аристократ дома Верус встал. - Через сорок минут отчет каждого должен быть в базе. Отговорки, что кто-то не умеет быстро печатать, не принимаются и караются лишением квартальной премии.
  - Уже идем!
  Молодые люди похватали свое оборудование и быстро исчезли в коридоре. Ларк придержал дверь для Рика, взглянувшего на брата с восхищением.
  - Знаешь, это так круто - здесь работать! Правда, воняет... - Громко сказал он для едва заметно поморщившихся гвардейцев. - Но мы - аристократы! И можем делать то, что не в состоянии совершить обычный человек!
  - Если ты мне поможешь написать отчет... Так и быть, свожу тебя на вечерний бал. - Заметил Ларк. - Как аристократ. Но нам нужно поторопиться, поскольку ждет не только господин Асвид, но и Его Величество!
  - Здорово! - Улыбнулся Рик. - А ты... положил в сумки наши духи?
  
  Принца Корвеса поставили в известность о задержании личного водителя, когда он, устроившись в тенистой беседке дворцового сада с колбасной нарезкой и бутылкой вина, наслаждался их букетом так же, как обществом милой и одинокой дамы лет двадцати пяти. И в тот момент, когда она, впечатленная его повествованием о собственных подвигах во время прохождения циклона, чуть не упала в обморок прямо ему на колени, у входа в беседку обнаружилась пара оперативников.
  - Прости, милая... - Даме было возвращено вертикальное положение, а бокал поставлен на стол. - Что еще вам от меня нужно?
  Мужчины переглянулись, и один из них спросил:
  - Пустим в народ пикантную сплетню про правящую династию или пообщаемся наедине?
  - Как же вы не вовремя!
  - Все неприятности случаются не ко времени. - Философски заметил один из них. - Или им всегда не рады. Ваше Высочество! - Негромко сказал он, когда они отошли от беседки и настороженных ушек любознательной женщины. - У Вас, действительно, проблемы. Ваш пилот намеренно увел аэробус в грозовой фронт, хотя диспетчер не рекомендовал покидать безопасный коридор. И, как показало следствие, именно он принудил секретаря Его Высочества Гердена совершить убийство госпожи принцессы и поранить принца.
  - Что за ерунда?! - Рявкнул Корвес. - Снова пытаетесь отбелить этого гаденыша?!
  - Тихо, Ваше Высочество! - Улыбнулся оперативник. - Чтобы в Вашем сердце не осталось ни малейших сомнений, мы просим Вас пойти с нами в допросную.
  - Ваши палачи заставят оговорить не только кого угодно, но и себя самого!
  - Что Вы! Он жаждет перед Вами покаяться!
  - Ну что за идиот! - Принц посмотрел на беседку.
  - Не волнуйтесь... - Почти шепнул на ухо второй. - Дама обязательно дождется!
  - Ваша коллега? - Фыркнул принц.
  - Вы давно не посещали свою историческую родину. - Подхватил его под локоть первый. - В нашей чудесной столице открылся воистину райский уголок: очаровательные куртизанки любой народности готовы усладить мужчину не только содержательным разговором на любую тему, но также танцами и музицированием... А еще великолепными и разнообразными играми, что с момента обретения плоти так сближают человечество.
  - Вы хотите сказать... - Принц попытался повернуть голову в ту сторону, где осталась увитая благоухающими розами беседка. - На королевские балы начали пускать шлюх?
  - Мужчины, разогретые вином, так темпераментны, а благородные дамы, скованные этикетом, настолько неприступны... - Промурлыкал оперативник, твердой рукой направляя расслабленного принца к неприметному лазу в кустах, ведущему к служебному входу во дворец.
  - И почему во времена моей молодости не было ничего подобного? - С досадой сказал Корвес. - Боги! Как часто мне приходилось прятаться за портьерой или навещать заросли! Возможно, не уехал бы я на другой континент...
  - Поскольку Вас никто не гонит, можете спокойно остаться. - Распахнул перед принцем дверь оперативник. - Прошу пройти по коридору направо и по лестнице вниз.
  Корвес вздохнул:
  - Я еще помню, где находятся камеры!
  
  Первый водитель господина Корвеса сидел на стуле в наручниках, прикрепленных за специальное кольцо к столбу и водил ручкой по бумаге. Напротив него, по другую сторону стола, стоял замученный оперативник.
  Когда открылась металлическая дверь, впустившая принца Корвеса в допросную, они одновременно подняли на него глаза. Взгляд сотрудника Службы выражал надежду на скорейшее завершение дела, а пишущий объяснение водитель попытался упасть на колени, но повис на наручниках и пустил слезу.
  - И что все это значит? - Строго спросил принц. - Почему моему служащему предъявляют такое страшное обвинение?
  - О, господин Корвес! - Промолвил стоявший за его спиной один из доставивших его оперативников. - Это настоящая история трагической любви двух молодых людей... Итак, она была аристократкой. Красивой, изящной и веселой, словно пестрая бабочка, украшающая собой цветочный луг...
  - Бабочки откладывают гусениц, которые пожирают невинные цветы... - Заметил Корвес. - Слава Богам, до них, видимо, дело не дошло.
  Оперативники фыркнули.
  - Простите, перебил. - Корвес сложил переплетенные пальцы на животе. - Так что там произошло с нашим цветочком?
  - Цветочек оказался обычным сорняком, что случайно вырос среди лилий и роз.
  - То есть, простолюдином?
  - Типа того. - Согласился рассказывающий мужчина. - Но он настолько влюбился в свободную бабочку, что поклялся превзойти все окружающие цветы ароматом.
  - Полагаю, это - иносказание? - Корвес покосился на бывшего водителя. - Не замечал от него никакого запаха. Правда, я сам бываю пахуч. В смысле, много говорю.
  - Мы поняли. - Оперативники сдержали рвущиеся наружу улыбки. Арестованный не понял ничего, поэтому сидел с открытым ртом, пытаясь хоть как-то следить за странным разговором.
  - Не буду затягивать рассказ, - продолжил оперативник, - только наш герой научился летать. Чем и покорил сердце прекрасной возлюбленной. Все у них сложилость чудесно: у девушки появился личный пилот. А он был счастлив тем, что бабочка выделяла его из прочей силосной массы. Но вот однажды на этот луг пришел ко... э-э...
  - Медведь. - Расхохотался Корвес. - Которого пригласили родители бабочки с намерением, чтобы он подобрал красотке правильного мужа. Медведь, не подумав о том, что бабочки - создания в высшей степени хрупкие, решил подарить ее своему сыну-естествоиспытателю... Короче, любителю засушенных коллекций. Ну а теперь - ваша очередь.
  - Дальше перейдем от сказок к фактам. Когда молодой человек, влюбленный в аристократку, узнал о том, что ее выдают замуж, и она с этим согласна, быстренько устроился в гараж к принцу. Его не волновала небольшая, по меркам его категории, зарплата. Главной целью стало попасть в кортеж Его Высочества. До последнего он отговаривал ветреную девушку, но та, кстати, не связанная с нашим летуном никакими обещаниями, хотела замуж за принца Гердена. Она влюбилась в него сразу, как увидела портрет.
  - В этого мерзавца трудно не влюбиться. - Буркнул Корвес.
  - И тогда ваш водитель решил погибнуть вместе с возлюбленной, чтобы она не досталась принцу. Вопреки требованию диспетчера, он вошел в эпицентр грозового фронта...
  - Стоп. - Наморщил брови Корвес. - Насколько я помню, диспетчер сам настаивал на изменении коридора!
  - Я тоже им это говорил! - Попытался вскочить с места подозреваемый. - И не собирался я никого убивать! Тем более, ее! Просто хотелось взглянуть на того, кому достанется моя голубка! И убедиться в ее прекрасном будущем! - Молодой мужчина упал лбом на стол и зарыдал.
  - Когда ты увидел принца Гердена, то понял, что твоя любовь навеки останется с другим...
  - Я был за нее счастлив! На свадьбе она выглядела ангелом!
  - Ничего не понимаю! Почему вы решили, что убийца - он? - Корвес повернул голову и посмотрел на оперативников.
  - Он был в комнате молодых в момент убийства. Вместе с секретарем Его Высочества.
  - Это так? Какого черта ты там забыл?
  Заплаканный пилот поднял на Корвеса полные муки глаза.
  - Я... Я не знаю! - Он поднес скованные наручниками руки к лицу и вытер слезы. - Только что я был, как Вы, сир, порекомендовали, в доме с розовыми колоннами, как вдруг увидел себя стоящим в спальне их Высочеств с окровавленным ножом в руке. А моя любимая падает на кровать с перерезанным горлом. Белые кружева и красная кровь...
  Взгляд парня начал стекленеть.
  Корвес подошел и залепил ему пощечину. Тот пришел в себя.
  - Дальше. - Приказал принц.
  - У окна уворачивался от ударов принц Герден. На него нападал какой-то светловолосый молодой человек, но, вроде, не мог даже ранить. А потом... разбилось окно... Или распахнулось? Появились длинные серые тени. Они схватили принца... Кажется... Дальше я пришел в себя в своей комнате на кровати. На мне была пижама. Не успел я порадоваться тому, что весь этот ужас мне приснился, как на стуле я увидел собственную окровавленную одежду. Принц Корвес! Верьте мне! Я не мог убить мою любимую девочку!
  - Охотно верю. - Принц развернулся к оперативникам. - Пусть врач возьмет у него кровь на присутствие в ней наркотических веществ. Ткани мертвого секретаря и принцессы тоже тщательно исследуйте. Потом этого дурня заприте его в камеру. Чтобы не болтал лишнего. Господа! Пусть вы подчиняетесь непосредственно Асвиду, результат, в первую очередь, должен узнать я. Всем все понятно?
  Толкнув дверь, он вышел и выругался. А потом достал коммуникатор.
  - Асвид! Да, это Корвес. Экспертиза в комнате закончена? И что? Магический природный след? Алло, дяденька! Может, хватит играться в призраков? Под твоим носом какие-то мерзавцы нагло лезут к власти, а ты продолжаешь верить в волшебство? Соскобы со стен делали? Нет? Верни своих криминалистов обратно и пусть проверят помещение на остатки наркотических веществ. Кстати, пусть то же самое сделают в личных комнатах Гердена. У меня создалось впечатление, что вы зря получаете зарплату. Что? К чертям собачьим! Нет тут никакой магии! Мой сын не мог выскочить из дома без туфель, испугавшись худосочного парня! Если Король занят, то я за него! Что? Кто такой Рочен? А, понятно. Тогда ищите, мать вашу!
  Еще не успевший влезть под душ Ларк принял очередной звонок Асвида.
  - Ларк! Ты уже танцуешь или все еще числишься работником нашей службы?
  - Э... Пока жив мой отец, я не собирался увольняться.
  - Тогда иди обратно в спальню молодоженов и нарисуй ауры тех, кто похитил Гердена. И пожалуйста, выброси из головы всякую чертовщину. Садовник видел троих человек и маленький аэромобиль, стоявший прямо под окнами.
  - Асвид, разве на время праздника не перекрывали над городом небо?
  - Об этом я спрошу уже не с тебя. Работай!
  - Рик! - Стукнул Ларк в ванную комнату, где в большой ванной отмокал брат. - Я ушел по делам. Без меня никуда не ходи. Это может быть опасным!
  - Буль-буль!
   А еще через час Ларк, облазивший цветник и каждый кирпичик стены, отзвонился Асвиду:
  - Двое - простолюдины и уроженцы столичного региона. Сканы их аур я взял. Третий - аристократ дома Токо. Если бы я верил в существование привидений, то сказал бы, что это - утонувший в реке секретарь Гердена Хайсо. Но верить в потусторонние силы Вы мне запретили.
  - Вот, значит, как...
  - Высылаю сканы. Можешь распечатать и сличить с базой данных. Кстати, насчет наркотиков. Кто-то совсем недавно пропитал запахом радужной травки портьеры и покрывало на кровати принца.
  - Молодец. На всякий случай, проверь свои покои. Мне почему-то показалось, что Рик слишком веселился...
  - Дядя! Скажи, моя работа здесь окончена?
  - Скорее всего.
  - Тогда я забираю Рика и везу его домой. Попроси службу движения открыть коридор. Не хочу, чтобы мой брат стал наркоманом!
  - Хорошо, Ларкус. Счастливой дороги... Но помни: праведников иногда постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, что заслуживали бы дела праведников...* К чему я вспомнил писания? Время от времени нужно думать своей головой, без оглядки на давление авторитетов. Ты понял мою мысль, Ларк?
  - Надеюсь, что да. Спасибо, дядя!
  
  Глава вторая. Радужные осколки желаний
  
  Как только Ханна получила одежду принца, сразу начала делать анализ рассыпанных по ней бурых пятен. Со всей дотошностью хорошего криминалиста она брала привычные пробы не только на группу крови, но и на химический состав. Кроме того, срезав испачканные манжеты, она разложила их части одновременно в несколько приборов, один из которых определял время каждого воздействия на материал. Когда она получила первые данные, то глубоко задумалась, перебирая среди всех своих знакомых тех, кому можно было доверить информацию, поскольку речь шла уже не об аварии с участием Гердена, а о покушении на жизнь принца. О нем же говорили полосы на его спине.
  Схватив пробирки и стерильные иглы для забора крови, а также тампоны для снятия мазков со слизистых, она заперла лабораторию и поспешила в маленькую больничку, одновременно набирая номер Асвида.
  - Да?! - Рявкнул тот так, что ей пришлось убавить громкость клипсы.
  - Это Ханна дома Шун. Если Вы помните, я работаю в филиале Службы, провинция Тамт. У Вас есть минутка, чтобы послушать первые выводы по лабораторным исследованиям одежды Его Высочества?
  - Да, Ханна. Слушаю. Прости.
  - Пятна крови на рубахе и брюках принца принадлежат трем людям. А вот потожировые отделения - целым пяти. Не подскажете, приблизительно в какое время принц Герден вышел из дворца?
  - Позавчера около полуночи.
  - Обнаружила я его только сегодня. Вчера его здесь не было. Господин Асвид, принца жестоко избили и бросили умирать. Если бы я не имела привычки ходить по тем зарослям, где его нашли, он уже был бы мертв. Сделав предварительную экспертизу, могу Вам сказать, что в его крови были следы "радужной травки". Это такой наркотик. В высушенном виде его иногда курят вместо табака. Но тут применялся концентрированный препарат, полученный путем перегонки и последующего выпаривания. Кроме этого, я сняла микрочастицы пыли с внутренней стороны брюк и соотнесла ее состав с почвенными структурами каждой из провинций.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Господин Асвид... - Голос Ханны снизился до шепота. - Его держали в каменном подвале одного из строений в провинции Тамт почти сутки. После чего выкинули на улицу.
  - Но...
  - Когда его избивали, то снимали брюки и рубаху. Похоже, во время экзекуций они валялись на каменном полу. Я взяла образцы пыли из швов. Простите, господин Асвид, еще не все анализы готовы... Но мне кажется... дело пахнет заговором.
  - Боги! - Пробормотал мужчина. - К вам в провинцию хотел отправиться Его Величество!
  - Если уже вылетел, то разверните аэромашину. Иначе с Королем тоже произойдет "несчастный случай". Скажите, кому из служащих я могу доверять?
  - Сансу. Предупреди его обо всем. На месте он сориентируется самостоятельно. Подчиняйся его командам. И будь очень осторожна. Поняла?
  - Да, господин Асвид! Прошу Вас... пришлите сюда Дениэля дома Геро. Мне будет спокойней. И еще принц потребовал, чтобы его раны зашил Рочен.
  - Ищем его! Ищем!
   Когда Ханна вошла в больничку, доктор уже закончил обработку кожи антисептиком и склеил края самых тяжелых ран.
  - Как он? - Спросила молодая женщина.
  - Почти все время без сознания. Когда приходит в себя, зовет Рочена. Хань, это кто, не знаешь?
  - Знаю. Заклятый враг.
  - Может, - доктор провел рукой в резиновой перчатке рядом с собственным горлом, - это он его?..
  - Вряд ли. Ты иди, отдыхай. А я посижу с больным. Все равно не спится.
  - А, ну давай. - Доктор стянул перчатки и засобирался. - Не возражаешь, если я поеду домой? Но, если что, вызывай!
  - Договорились. Если потребуется сделать уколы, справлюсь сама. А захочу спать, прилягу на диванчике.
  - А... этот?
  - Он не в том состоянии, чтобы опасаться за мою невинность. - Усмехнулась Ханна. - Иди, семья, наверняка, заждалась.
  Как только доктор пересек двор и вошел в проходную, Ханна набрала номер Санса.
  - Господин Санс, это Ханна дома Шун.
  - Знаю. Ты где? Я не могу тебя найти.
  - В больничке. Доктор ушел домой, и нам необходимо поговорить.
  
  В то время, как тело, изнемогая от ран, мучилось на специальной кровати с воздушной прослойкой, душа Гердена вспомнила еще одну встречу с Роченом. Тогда они увиделись на большой университетской вечеринке.
  Принц, который не любил подобные шумные и бестолковые праздники, на этот раз не смог отказаться, поскольку Университет праздновал пятисотлетие со дня своего основания. Для предстоящего торжества большой зал приспособили под танцевальный, а в соседнем с ним помещении поставили столы со всяческой закуской и напитками. Спиртного тут не было, и за трезвостью молодежи следили патрули. Но студенты - народ сообразительный. Поэтому через некоторое время после ректорской речи у отдельных личностей подозрительно заалели щечки. Причем, не только у ребят, но и у девушек.
  Герден, вместе с сопровождавшим его Лайсином, стояли у стены, улыбаясь то и дело подходившим к ним сокурсникам, да и просто знакомым. Красивый и умный принц, несмотря на некоторую мрачность, пользовался бешеной популярностью, как и его друг. Торжественная часть близилась к завершению, и принц с нетерпением ждал момента, когда уйдут преподаватели, чтобы уйти за ними следом. Но вот Лайсин... Герден покосился на своего раба, серые глаза которого сверкали настоящей радостью. Кажется, ему очень хотелось потанцевать, тем более, что хорошенькие девушки то и дело проходили мимо, чтобы их заметили... Но в замерзшей душе Гердена лежали безразличные к их соблазнительным заигрываниям льды. Когда одна из подогретых вином девушек осмелилась подойти и повиснуть на локте покрасневшего Лайсина, заглядывая ему в глаза, принц разомкнул крепко сжатые губы.
  - Иди. - Сказал он. - Я разрешаю тебе провести вечер по своему усмотрению.
  Лайсин даже не успел поблагодарить своего хозяина, как был вовлечен в водоворот какого-то бешеного веселья.
  "Пора уходить". - Подумал Герден и начал пробираться по стенке к выходу, как его взгляд упал на высокого белобрысого парня, с тоской в глазах подпирающего стену. Рядом с ним, прислонив к его предплечью голову, стояла миниатюрная девушка с разноцветными, покрашенными модными "перышками", волосами и большими кукольными глазами почти оранжевого цвета. Короткая юбочка не скрывала красивых ног, обутых в туфельки на высоком каблуке. Со стороны можно было подумать, что они - влюбленная парочка. Но во взгляде девушки чувствовалось снисходительное терпение, а в глазах парня явно читалась скука. Герден усмехнулся. Оказывается, не только он один не любил массовые гулянки!
  Опустив голову, он двинулся дальше и... остановился. После чего, решительно расталкивая танцующих, направился к скучающему парню. Тот увидел Гердена не сразу. Но узнав, посуровел лицом, а его глаза превратились в пылающие ненавистью голубые ледышки.
  - Рочен! - Улыбнулся Герден, перекрикивая музыку, смех и шарканье шагов по доскам пола. - Вот не думал тебя тут встретить!
  - Вот и шел бы дальше своей дорогой! - Ответил высокий парень и обнял свою девушку за плечи. - Пойдем, родная. Там, где дышит этот тип, воздух сразу становится отравленным.
  - О-о! - Девчушка хлопнула длинными ресницами. - Ты считаешь, что мы можем заболеть?
  - Рядом с ним умирают. - Буркнул Рочен и, расталкивая студентов, быстро пошел к выходу.
  Герден усмехнулся и направился за ним. Если разобраться, он до сих пор не понимал, что его так задевало в сыне повара. Быть может, преданность другу детства? Или решительный характер? Интересно, что он делал на университетском празднике?
  Выбравшись из душного помещения, принц вдохнул прохладный осенний воздух. Пахло увядающей листвой, мокнущей в бесконечных мелких лужах и сладковатым парфюмом девушки, не отпускающей руки своего парня.
  - Эй, Рочен! Подожди!
  Парень с маленькой спутницей, удаляющиеся к проходной универа, обернулись и остановились.
  - Я хотел с тобой поговорить. - Подошел к ним Герден.
  - О чем? - Скривился Рочен. - Быть может, о кольце раба?
  - Дождь. - Подставил ладонь под моросящую с неба влагу принц. - Осень - прекрасное время года для раздумий и неспешного созерцания падающих по небесному своду жизни чужих судеб. Тут неподалеку есть одно уютное кафе. Я приглашаю вас выпить по чашечке кофе вместе со мной.
  Парень набычился и открыл рот, чтобы сказать нечто грубое, но девушка положила на сжатый кулак ладошку и нежным голоском ответила вместо него:
  - Почему нет? Идет дождь, и в голове много одиноких мыслей. Было бы неплохо согреть их стаканчиком пунша и задушевной беседой. А если там разожжен очаг, я смогу высушить свои поникшие и замерзшие перышки.
  Девчонка улыбнулась и двумя пальчиками подняла намокшую прядку волос.
  - Как скажешь. - Ответил Рочен и посмотрел на принца. - Чего стоишь? Раз пригласил - веди.
  Герден улыбнулся. Когда в последний раз он видел этого северного здоровяка, ему в голову пришла странная мысль, что тот переживает отнюдь не за друга, а за себя. Хорошенько выспросив Лайсина, он пришел к выводу, что сын повара мог питать к хорошенькому мальчику-аристократу не только дружеские чувства. А еще та ненависть, с которой этот парень дрался... И последующая растерянность, когда Лайсин отказался уйти от принца... Как же Гердену хотелось тогда докопаться до истины! Но тогда они больше не встретились. С тех пор прошло несколько лет.
  Усевшись в небольшом и теплом кафе за столик у окна, Герден открыл книжку с изображениями подаваемых здесь угощений. Рочен протянул такую же своей подружке.
  - О, я люблю горячий шоколад с молоком! - Воскликнула девушка. - А еще я хочу вот такое пирожное. И вот это, с клубничкой. Рочи, смотри, тут есть мороженое с мармеладом!
  Герден, приподняв ресницы, с улыбкой наблюдал за этой странной парочкой. Влюбленными они не выглядели. Скорее, братом и сестрой, знавшим друг друга до такой степени, что сердиться на что-то было совершенно невозможно.
  - Конечно, я тебе все куплю. - Сказал Рочен и поднял голову, разыскивая девушку-официантку.
  - Вы не забыли, - напомнил о себе принц, - что я угощаю? Заказывайте все, что пожелает душа.
  Рочен снова надулся.
  - Перестань изображать буку. - Рассмеялась его спутница. - Твой... друг так мил и внимателен!
  - Перестань. - Поморщился северянин.
  - Это ты перестань. Что закажешь себе?
  - Ничего.
  - Крепкий кофе со сливками и сахаром. - Вместо Рочена сделала заказ девушка.
  - Кажется, в долинах за горами пьют исключительно травяные сборы. - Сложил перед собой пальцы Герден. - Выходит, ты уже приобщился к столичной жизни? Позволь узнать, где?
  И снова девушка не дала раскрыть парню рот.
  - Как, разве Вы не знаете?
  - Ваш друг оказался настолько нелюбезен, что забыл представить нас друг другу... Меня зовут Герден.
  - Сильвия. - Хлопнула длинными ресницами и улыбнулась желтоглазая девушка. - Теперь можно на "ты"?
  - Мне тоже можно? - Скопировал ее улыбку Герден, но та заметила и надула губки.
  - Я так глупо выгляжу, когда улыбаюсь?
  - Что ты! - Герден кивком головы поблагодарил девушку в кружевном передничке и малиновым бантом на затылке. - Вот шоколад. А еще - пирожные. Рочен... твой обжигающий кофе.
  - Спасибо.
  Пока Сильвия ела, мужчины мерились взглядами.
  - Так чем же ты, сын повара, занимаешься в столице? - Наконец, спросил Герден.
  - Ради одного вопроса стоило угощать меня и мою девушку кофе?
  - Я думал, что в твоей жизни нет никого, кроме Лайсина. - Усмехнулся принц. - Поэтому мне стало любопытно.
  - Это в твоей жизни никого, кроме Лайсина, нет. Даже на студенческий бал ты явился с ним за ручку. Испугался, что сбежит, пока тебя нет, или посмеет заговорить без твоего разрешения с кем-то еще?
  - Значит, ты тоже учишься в универе? - Проигнорировал вопрос Герден.
  - Да! - Оторвалась от шоколада с молоком Сильвия. - Мой Рочи станет врачом!
  Принц удивленно приподнял брови.
  - Лайс мне ни разу не говорил, что вы учитесь вместе!
  - Наши потоки не пересекаются. И я его не вижу. - Рочен отпил глоток кофе. - Здесь хорошо его готовят.
  - Но зачем ты поступил на этот факультет?
  - Хочу помочь отцу встать на ноги. Или ты решил, что моя жизнь без Лайсина кончилась? - Голубые глаза блеснули надменным холодом. Сын повара откинулся на спинку стула и спокойно посмотрел принцу в лицо.
  - Да-а! - Улыбнулся тот.
  - Не-ет! - Передразнил его Рочен. - Мне нравится то, чем я занимаюсь. Надеюсь, твое любопытство, принц, удовлетворено?
  - Еще нет. Помнишь, я предлагал тебе дружбу?
  - Аристократ и плебей? Не смеши. У нас нет общих интересов. Но мое предложение все еще в силе.
  - Мое - тоже. Скажи, эта фраза про аристократа и плебея... Неужели так сказал Лайсин своему лучшему другу?
  - Не имеет значения. Нам, действительно, не о чем разговаривать. Сильвия, идем.
  Рочен достал портмоне и положил под край блюдечка купюру.
  - Я же сказал, что угощаю... - Изящная рука с тонкими пальцами коснулась большой ладони светловолосого северянина.
  Тот вздрогнул.
  - Не стоит. Я всегда оплачиваю свои расходы сам. Но благодарю. - Склонив в учтивом поклоне голову, Рочен взял подружку под локоток, и они вышли в ветреный осенний холод.
  "Не уходи!" - Хотелось сказать вслед широкой спине. Но унижаться перед сыном повара, простолюдином, Герден никогда бы не стал. Но почему этот человек так напомнил ему скалу, за которой можно было спрятаться от ненастья? "Каким же ты, Лайсин, был глупцом, погнавшись за иллюзией власти, и бросив то, ради чего стоило жить". - Подумал Герден и... очнулся от пульсирующей во всем теле боли.
  Невольно застонав, он открыл глаза и посмотрел в темный потолок. Тут же рядом кто-то вздохнул и зашевелился. Мгновенно выбив слезы, вспыхнул свет.
  - Что, очень болит? - Спросил участливый женский голос.
  Он повернул голову. Перед затуманенным взором расплывалось женское лицо. Кажется, у нее были синие глаза и черные короткие волосы.
  - Лучше добейте. - Сказал он. - К чему вам надо, чтобы я мучился? Или Райген Тео хочет, чтобы дед подписал отречение, видя мои страдания? Глупо...
  - Тихо, мой принц... - Сказал все тот же голос. - Все в порядке. Вы просили найти Рочена... Скоро он прилетит. Знаете Дениэля дома Геро?
  - Гонщик?
  - Он везет сюда Вашего друга. Не волнуйтесь. Пить хотите?
  - Да...
  Женщина осторожно подняла его голову и поднесла к пересохшим губам кружку.
  - Вот и хорошо! Сейчас я уколю вас обезболивающим и снотворным...
  - Только обезболивающим... Как Вас зовут?
  - Ханна.
  - Я не хочу терять сознание... Пожалуйста!
  - Да, конечно.
   Ханна внутривенно ввела лекарство и снова села рядом.
  - Свет... Больно глазам.
  - Сейчас выключу.
  Женщина прошла в конец комнаты и погасила свет.
  - Сейчас Вам станет немного легче.
  - Спасибо... - Герден закрыл глаза. - Мне хорошо... Поговорите со мной, Ханна.
  - О чем?
  - О Вас.
  - Давайте обо мне. - Легко согласилась она. - Я - криминалист. Работаю в подразделении тайной службы провинции Тамт. Вы сейчас находитесь на ее территории. Что еще? - Женщина бросила взгляд на раненого человека с обезображенным лицом и вздохнула: совсем недавно он был безумно красив и бесконечно жесток.
  - Почему Вы решили уничтожить кортеж своего отца?
  - Я?! - Черноволосая голова приподнялась с подушки и снова на нее упала. - Зачем?
  - Может, он стоял на пути к трону?
  - Нет. Отец от него давно отказался. Мне тоже не хотелось взваливать на себя подобное бремя: алчущие власти боковые ветви дома Фортис... Тео и Токо. Саэм и Чейс... Только меня никому не было жалко.
  - Как это? - Ханна даже приподнялась с места, пытаясь разглядеть во тьме выражение лица принца.
  - Вот так. Король всегда знал о желании родственников занять трон. Вопрос был в том, чей дом успеет набрать сил первым и заявить о правах. Но Его Величество решил подстраховаться: для этого всего лишь нужно создать наследника... Желательно, какого-нибудь глупого щенка. Но Горес спрятал девочек в своей провинции. А Корвес... Он продал нас с Волденом за возможность безбоязненно развлекаться. Да, Король очень стар. Но не собирается выпускать из рук власть. Поэтому, как только один из родственных домов сделает первый шаг против Короля, наследника убьют, а заговорщики превращаются в мятежников и врагов Отечества. Все просто: с помощью убийства дом Фортис снова остается у власти. Что по сравнению с ней значит жизнь какого-то бастарда? - Герден тихо выдохнул. - С самого детства из меня делали жертвенную овцу. На всякий случай. И вот настало время... Меня должны были убить вместе с юной женой, тем самым сорвав чьи-то планы. - Герден вздохнул. - Жаль бутон, так и не распустившийся прекрасным цветком жизни... Да, я знал о приближении часа и собственной в нем роли... Только мне не хотелось забирать жену в преисподнюю вместе с собой... Разве я не пытался увести кортеж снова к морю? Но вы были настолько тупы...
  - Какой ужас! - Ханна посмотрела на Гердена и схватилась за коммуникатор. - Денки! Вы с Роченом далеко? Кажется, скоро нас снова будут убивать! Прошу, не связывайся ни с кем и не отвечай на вызовы! Но набери Сэмпа и Тэя... Если они не испугаются прикрыть от всех наш побег, то попроси их подняться в воздух!
  - Узнай... - Тихо сказал Герден. - У них есть хоть какое-то оружие? Если над городом появится посторонний аэромобиль, Тео начнут стрелять.
  - Принц спросил про оружие! Что? Слава Богам! Ждем!
  Ханна помолчала, а потом снова посмотрела на лежащего перед ней мужчину.
  - Значит, Вы все знали с детства?
  - Почти. Мать, умирая, рассказала мне о моей роли.
  - Это ужасно... Все время чувствовать себя жертвой!
  - Глупости. Многим нравится подобное положение. Печаль униженности и предопределенности судьбы.
  - Как... Лайсину дома Който?
  - Он все знал. Я поведал ему обо всем в первый же вечер нашего знакомства. Этот ребенок так проникся, что добровольно согласился мне служить.
  - Неправда! - Сказала Ханна. - Кто будет добровольно терпеть побои?
  - Это было потом. - Усмехнулся Герден и вздохнул. - По отношению к Който я был чудовищем.
  - Но почему?
  - Он оказался слишком слабым для придворной жизни. Болтал, с кем не нужно, не видел расчета в чужой ласке... Это было в детстве. А еще я ему завидовал. У этого трусливого мальчишки был замечательный друг, не побоявшийся отправиться за ним в огонь и воду. Я догадывался, что он как-то поддерживал Лайсина. Почему же я все время был один?
  - Лайсин Вас пожалел и согласился разделить Ваше одиночество! - Пылко воскликнула Ханна. - Но Вы его сломали!
  - Ага. - Согласился Герден.
  - А теперь ждете, когда за Вами прилетит его друг и вытащит из беды?
  - Именно, барышня.
  - Но почему Вы решили, что он рискнет своей жизнью ради Вас?
  Герден попытался рассмеяться и застонал.
  - Барышня... Что бы ни говорил Рочен, но он любит Лайсина. А Лайсин любил в моем лице власть. Поэтому... Ох... Сделайте еще укол...
  - Я Вас ненавижу!
  - Я сам себя ненавижу. - Согласился с ней Герден. - Но хочу быть рядом... Хочу, чтобы его руки гладили мои волосы...
  - Вы - псих!
  - Наверно. Скажите, мне почудилось, или это правда, что сюда, в Тамт, летит Король?
  - Вроде так сказал Асвид. Интересно, этот господин в игре, или им играют вслепую?
  - Нам надо улететь раньше... барышня, что там за звуки? Стреляют?
  Ханна бросилась к окну.
  - Похоже, в охранный контур холма пытается проникнуть аэромобиль без пропуска... Это Рочен и Денки!
  - Сейчас все стихнет... - Сказал принц и снова закрыл глаза.
  
  Накануне дня свадьбы Гердена высокий северянин с белыми волосами и яркими голубыми глазами выбрался из-под сводов естественной пещеры на одном из южных склонов горного хребта, отгораживающего провинцию Сенко от прочих провинций объединенного Королевства, да, пожалуй, и всего мира. Поскольку за несколькими, переходящими одна в другую, долинами, где жили люди, горы снова ощетинивались снежными пиками. И конца им не было до самых северных пределов.
  - Неужели лето пролетело так быстро? - Удивился он, увидев пожелтевшую земляничную поляну, среди листьев которой гордо высились широкие коричневые шляпки боровиков-переростков.
  - Не заметишь, как пролетит вся жизнь. - Усмехнулась сидящая на ветке сова. - Ну и как твоя медитация? Полегчало?
  Рочен сел на поваленный ствол осины и вытянул длинные ноги, разглядывая синее небо и солнечные лучи, пробивающиеся сквозь сосновые лапы и резное кружево листвы.
  - Ты о чем, Сильвия?
  Сова слетела вниз и, обернувшись девушкой, устроилась у него на коленях, поерзав попкой.
  - Издеваешься? - Порозовел лицом и шеей мужчина.
  - Хочу, чтобы ты задумывался не о небесном, а о земном. - Девушка расстегнула верхние пуговки его рубашки и положила голову на его обнаженную грудь.
  - Силь, что ты творишь? - Рочен попытался убрать ручку, обнявшую его шею, но с духом, даже в женском обличье, справиться было сложно. - Слезай! Мне уже больно!
  Но та не повела даже ухом.
  - Рочен, тебе тридцать пять лет...
  - И что? - Тот все-таки посадил ее на бедро и расставил ноги.
  - У тебя ни разу не было женщины.
  - Поэтому каждый раз, как мы остаемся наедине, ты меня провоцируешь?
  - Я - часть этой земли, Рочен. Принадлежу ей телом так же, как и ты... так почему бы нам вместе не познать ее томление и восторг? Или... в твоей душе настолько застрял этот мальчишка Лайсин...
  Тело женщины неуловимо изменилось. И теперь на колене Рочена сидел сероглазый подросток. Такой, каким сын повара запомнил друга еще без рабского кольца.
  - Дура! - Выругался Рочен, вскакивая так быстро, словно его ошпарили. - Что ты творишь?
  Сильвия, снова превратившись в сову, села на низкую еловую ветку, которая закачалась под ее немаленьким весом.
  - Всего лишь хотела доставить тебе удовольствие.
  Застегнув пуговицы, мужчина посмотрел на желтоглазую птицу.
  - Почему ты осталась? Наш контракт завершен.
  - Еще нет.
  - Но почему?! Та полоска металла лежит на дне реки. Лайсин свободен и живет в замке своего деда вместе с Тамилом.
  - Боги! - Птица покрутила головой. - Вот что значит генетика! Насколько же Герден тебя умнее! Если бы не сопровождающие его духи, надо было бы выбрать его!
  - Иди, куда хочешь. - Пожал плечами Рочен и сбежал вниз по склону к ручью. Встав на колени, он раздвинул невысокую травку и напился, зачерпывая горстью прозрачную воду.
  Сова, хлопнув широкими крыльями, устроилась на ветке рядом, разглядывая, как чистые и холодные капли бегут по руке и груди мужчины.
  - Принц Герден сказал тебе, что символ рабства можно снять, лишь осознав себя свободным. Твой Лайсин... - Сова открыла и закрыла свои большие глаза. - Он выбрал принца Гердена и предан ему душой и телом. Или ты думал, что Герден заставил его лечь с ним на ложе?
  - Но... - Рочен, наконец, повернулся к сове лицом. - Я видел это в его сознании.
  - Сознание не безгрешно и зачастую показывает то, что придумало само. Особенно, если его подкармливали наркотиками.
  - Что?! Ему давали наркотики?! Кто?! Вот я дурак! Даже не сделал расширенный анализ крови!
  - Герден много раз с тобой хотел поговорить, но ты, как истеричная барышня, воспитанная в женском монастыре, бегаешь от этого удивительного мужчины!
  - Ступай к нему, если я, по твоему мнению, ни на что не годный тупица!
  - Конечно, пойду... - Сильвия снова обернулась девушкой и, зайдя со спины, обняла сидящего на берегу ручья Рочена. - Вместе с тобой.
  - Силь... Ты знаешь, что с Лайсином?
  - Знаю. Но тебе не скажу.
  - Почему? Силь, если ты не ушла, значит, я что-то не доделал? Значит, ты все еще мне помогаешь?
  - Да. - Мягкий теплый язычок лизнул ухо Рочена. Тот поежился и снова покраснел.
  - Тогда скажи, что с ним!
  - Всему свой час. А сейчас... - Она неожиданно повалила его на спину. - Пришло время обряда посвящения миру...
   По сосновым лапам пробежал легкий теплый ветер. На прогретых полуденным солнцем полянах засвистели птахи и затрещали кузнечики. Прижатый спиной к мягкой подушке из невысокой травы Рочен смотрел в близкие желтые глаза и видел в них свое отражение: крохотного растерянного человечка с торчащими во все стороны вихрами белых волос. Неловкость и желание прошли, оставив после себя только грусть.
  - Иди ко мне. - Он привлек к себе Силь, положив ее на свое спокойное тело. - Расскажи, почему я не могу выйти из игры, посвятив душу служению Богам?
  - Захотел в монастырь? Спрятаться от непонятного мира за его стенами?
  - Мне кажется, - Рочен погладил большой ладонью пестрые волосы духа, - я был неправ, проживая чужую жизнь и чувствуя чужую боль. Тем более, ты говоришь, что многое из увиденного было только наркотическим сном. Получается, пытаясь совершить благо, я действовал лишь во имя зла? И Гердена ненавидел только за то, что Лис выбрал его... Но если Герден делился своими мыслями с Лисом... Почему я этого не знаю?
  - Потому что ты можешь просмотреть впечатления от события, трансформированное чьим-то восприятием. Отнюдь, не правду. Если человеку эти знания кажутся слишком тяжелыми, он выбрасывает их в глубины памяти, откуда извлечь информацию достаточно сложно. Но и она не будет полностью отражать истину.
  - Получается, я все делал напрасно?
  - Почему же... Если бы не Лайсин и твое желание остаться с ним рядом, ты никогда бы не поехал учиться. В результате на тебя молится весь госпиталь. Следуя за жизнью друга, как ветерок за ураганом, ты научился летать. Помнишь, как сложно было стать агентом тайной службы и уверить начальство в необходимости отправить тебя на стажировку в летную часть?
  - Это было весело. - Улыбнулся Рочен. - Особенно, когда я чуть не грохнул первый в своей жизни аэромобиль... Но ты, совушка-сова, меня спасла.
  - Еще бы! Моя задача - охранять тебя до момента исполнения контракта.
  - Конечно. - Мужчина снова погладил волосы девушки. - Получив мои самые яркие эмоции, ты бережно вложишь их в земную энергетику и с облегчением забудешь об одном неудачнике.
  - Рочен!
  - Да, милая?
  - Если бы Лайсин никогда не встретился с принцем...
  - Думаю, детская дружба постепенно и естественно сменилась отношением слуга-господин. Но в то время моя душа была потрясена предательством Лиса.
  - Разве он тебя предавал? Нет. Просто объяснил, что его интересы поменялись, и ты больше не входишь в их сферу.
  - Понимаю. Но душа до сих пор болит. Смешно, правда? После всего, что узнал, с нетерпением хочу освободиться от этих уз. С тех пор, как снял обруч с шеи Лайсина, я ни разу не пытался влезть в его сознание. И не стану этого делать впредь. Да, моя совушка, как только закончится контракт, я уйду в монастырь.
  - Ты думаешь, монахам не свойственны грехи человечества? Когда плоть, принадлежащую видимому миру, насильно ограничивают, желания принимают самые странные и нелепые формы.
  - Ты была послушницей? - Улыбнулся Рочен, смахивая со своей щеки упавшую на нее пеструю прядь.
  - Я живу много, очень много лет и знаю неизменные в веках страсти человечества. - Девушка привстала, а потом уткнулась лицом в шею мужчины.
  - И какое же из желаний самое распространенное?
  - Власть, мой глуповатый доктор. Каждый из вас хочет повелевать. Пусть хоть собакой или лошадью. Но приятнее всего - остальными людьми.
  - Так власть давно поделена.
  - Когда кому-то неймется, начинается новая война.
  - Мне власть не интересна.
  Голова девушки приподнялась, а один глаз скептически сощурился.
  - Твой контракт - не что иное, как попытка вернуть друга под свой присмотр. Скажи, кто из вас двоих был лидером? Дай угадаю... Им был ты. Поэтому тебе так больно.
  - Глупости!
  - Нет, мой золотой. Однажды в поле зрения Лайсина появился сильный и перспективный лидер, поманивший разнообразием новых игр. И твой слуга, бросив к твоим ногам кольцо твоих интересов, ушел играть по чужим правилам. Ты не любил его, Рочи... Ты любил себя. Отказываясь говорить с Герденом, ты похож на обиженного мальчишку, у которого тот забрал любимую игрушку.
  - Я с ним говорил... Ты помнишь. И ничего из этого не вышло. Одного не могу понять... Зачем он ко мне цепляется?
  - Ты не догадался?
  - Нет.
  - Он одинок. Поэтому, как только узнал о твоей преданности, завидует Лайсину. И хочет отобрать у него тебя.
  - Что за чушь ты несешь! - Рочен сел, устраивая Сильвию на своих коленях. - Зачем принцу, у которого есть любящая семья и покорный его воле друг, обычный сын повара? Да и времени с детства утекло немало.
  - Вот о чем я и говорю... - Вздохнула Сильвия. - Каждый из вас до сих пор видит только себя. Нетитулованный... сын повара! Сколько гордыни и обиды! Поговори с ним, Рочен... быть может, твой взгляд на мир немного изменится?
  Девушка улыбнулась, глядя в озадаченные голубые глаза.
  - Боги, какой же ты еще ребенок! - Обхватив его шею руками, она впилась в его губы страстным, зажигающим жар тела, поцелуем.
  - Может... - он с трудом вывернулся из ее хватки, - не надо?
  - Может, тогда ты по-другому начнешь строить отношения с теми, кто рядом? - Круглый зрачок желтых глаз вытянулся и стал вертикальным. Маленькие ноздри раздувались от едва сдерживаемого желания, а вишневые губы источали тонкий аромат цветущего сада. - Может, тогда лед твоего сердца растает, и подснежники твоей души распустят лепестки навстречу чужому чувству?
  Рубаха снова оказалась расстегнутой, а острые ноготки провели по груди красные дорожки. Сознание, скрученное глупыми обязательствами, пыталось слабо протестовать, но разве может человеческое тело противиться страсти горного духа?
  Когда Рочен очнулся и сел, обирая с кожи листья и иголки, стояла глубокая ночь. Сквозь листву на него смотрели яркие мерцающие звезды.
  - Давай помогу. - Прохладная ладошка Сильвии легко касалась спины, плеч, его рук... Кажется, ему снова захотелось сжать в объятиях это маленькое, но очень сильное тело.
  - А если мне настолько понравится, что я влюблюсь в тебя? - Спросил он, зачерпывая холодную воду из ручья.
  - Духам не интересны направленные к ним людские чувства. Поскольку они непродуктивны для энергетического строительства мира.
  - Ясно, но непонятно. - Сказал Рочен, пытаясь запихнуть мокрую ногу в штанину.
  Сильвия рассмеялась.
  - Неужели после всего ты начал меня стесняться и решил прикрыть свое великолепное тело одеждой?
  - Не привык ходить голым. Кажется, последний раз в таком виде я ползал по родительскому дому младенцем.
  - В душе ты тоже моешься в штанах? - Сильвия снова стала птицей. - Кстати, твой коммуникатор, если бы ты его не выключил, уже раскалился от звонков.
  - Да? - Рочен подошел к замершему на краю поляны аэромобилю с кое-как закрашенным номером. - Посмотрим. О, да тут моего тела домогается вся королевская рать! И что на этот раз стряслось?
  - Позвони Денки. - Посоветовала сова. - Он все расскажет.
  Рочен сел в кресло и набрал номер, недавно внесенный в список контактов.
  - Ден, это Рочен. Что плохого случилось в нашем королевстве? Или ты решил похвастаться очередным выигрышем? Что? Как убили? А Герден? Ранен и в Тамте? Никому больше не набирать? Заговор? Что за ерунда? Хорошо. Давай пересечемся. Что? Ханна сидит с Герденом? А он хочет, чтобы за ним прилетел я? Бред! Мне не нужны шпионские игры! Да, понял. Ладно. Встречаемся на поле за Сиеной. Юго-юго-восток. Координаты... - Привычная рука Рочена внесла их в память аэромобиля. - Через сколько времени ты там будешь? Два часа? Хорошо. Я - через два с половиной. Жди. Силь! - Рочен вылез из кресла и надел рубаху со штанами. - Кажется, кто-то решил устроить свержение правящей династии, убив молодоженов. Думаю, в государстве готовится переворот.
  - Угу. - Отозвалась сова. - Заводи двигатель. Только сдается мне, что это династия подстраховалась.
  - Даже так? - Рочен включил навигационные огни и, найдя диспетчерскую волну, сообщил: - Борт два нуля четыре три пять просит коридор до Сиены.
  - Борт 00435, сообщите, с какой целью направляетесь в Сиену.
  - Приглашение аристократического дома Саэм. Лично господина Тиса.
  Диспетчер немного поколебалась, но все же сообщила:
  - Борт 00435, если планируете там задержаться, имейте в виду: с пятнадцати часов завтрашнего дня небо будет закрыто.
  - Что так?
  - Вроде, учения...
  - Спасибо, милая! Я постараюсь вернуться сегодня. - Сообщил ей Рочен, поднимая машину в воздух.
  - Счастливого пути и быстрейшего возвращения! - Ответила та. - Ваш коридор юго-юго-восток, высота две тысячи триста, курс четырнадцать-сорок две.
  - Благодарю!
  Мощная машина взлетела вверх и быстро зацепила нужный коридор. Включив автопилот, Рочен посмотрел на сидящую в соседнем кресле Сильвию.
  - Решила стать видимой не только для меня?
  Та повернула голову и блеснула зубами.
  - Ты - мой мужчина. И я не собираюсь ни с кем тобой делиться.
  - Сама же ругала меня из-за привязанности к Лайсину! - Засмеялся Рочен.
  - На самом деле тебе предстоит принять множество нелегких решений.
  - Поэтому ты, как правильная жена, решила мной руководить?
  - Нет, дорогой. Если понадобится, буду оттягивать все внимание на себя. А ты станешь думать.
  - Ты что-то знаешь!
  - Не хочу портить впечатление от увиденного. - Маленькая белая рука легла поверх большой мужской. - Скажи, Рочи... Ты был сегодня счастлив?
  Мужчина немного нагнулся вперед и включил музыку.
  - Силь... А что такое счастье?
  - Мог бы и соврать. - Надула губки девушка.
  - Зачем? Ты читаешь мою душу, словно раскрытые страницы. - Он повернулся и взял ее за плечи. А потом, наклонившись, нежно поцеловал пухлые вишневые губы. - Твоя оболочка - всего лишь иллюзия. И читать твои мысли я тоже не могу. Мы никогда не будем играть на равных. Разве в оркестр берут новичка? Конечно, нет. Его неумелые пальцы и неразвиый слух испортят прекрасную мелодию. Ты - неподражаема, Силь. Мне было... нереально здорово.
  Рочен замолчал.
  - Тяжело быть короткоживущим и бестолковым человеком. - Спустя время ответила она.
  - Поэтому, когда контракт закончится, я построю в горах скит. - С чувством сказал мужчина.
  - Разве для этого ты учился? Разве для того оперировал, совершенствуя мастерство? - Желтые глаза вспыхнули ярким светом. - Рочен! Ты - невыносимый болван!
  Не успел пилот моргнуть, как женское тело духа рассыпалось искрами и исчезло.
  - Вот и поговорили. - Пожал плечами Рочен, делая музыку громче. - Не понимаю женщин! Мужчин, впрочем, тоже.
  
  Глава третья. Побег
  
  Над ночным небом маленького, всего с одной церквушкой, городка Сиены собиралась гроза. Кое-где полыхали белые молниевые разряды, и внутри набухших дождем туч рокотал гром.
  - Локальные частотные помехи... - Сказал Рочен, отыскивая неприметное поле восточнее темных крыш. Посадив машину на открытое и ровное место, он набрал номер Денки. - Я здесь. Координаты...
  - Я тоже. - У кромки поля, ближе к лесополосе, моргнул прожектором аэромобиль. - Рад, что ты с нами, Рочен!
  - С нами - это с кем?
  - Со мной. - Раздался в ухе смешок. - С Ханной. Еще к нам готовы присоединиться Тэй и Сэмп. Поднимайся, Рочен. Нас ждет задумавший сменить родственную власть Тамт! Как же долго Тео мучились, исполняя вторые роли! Кстати, твой возлюбленный враг принц Герден надеется, что ты поставишь его на ноги. А потом, если будет желание, продолжишь вашу восхитительную дуэль. Доктор! Ты меня слышишь?
  - Да.
  - Я запросил коридор только для себя, как сотрудника Службы безопасности. Небо Тамта закрыто для всех, кроме спецслужб и военных. Чувствуешь пороховой запах надвигающихся событий?
  - Да.
  - Тогда гаси огни и переходи на ручное управление. Думаю, в ночном небе ты меня не потеряешь. Коммуникатор тоже заблокируй.
  - Да.
  - Тогда вперед! - Денки врубил разноцветные габаритные огни и веселенькую алую подсветку. Потом, без разгона, взмыл свечой вверх. Тяжелые подбрюшья туч окрасились инфернальными оттенками.
  - Это он рисуется перед тобой! - Хихикнула снова появившаяся в кресле Сильвия.
  - Выпендрежник. - Оттопырил губу Рочен и взмыл в небо следом.
  - Хочет произвести на тебя впечатление. - Сияющие желтые глаза на мгновение осветили сосредоточенное лицо пилота.
  - Произвел. - Ответил мужчина, вручную выставляя курс.
  - Рочи... А что будет дальше? Ты подумал над тем, что, похищая принца у тех и этих, ты окажешься вне закона?
  - Хоть ты считаешь меня непроходимым тупицей... Кстати, спасибо за грозу!
  - Догадался? - Улыбнулась Силь.
  - Легко. В метеосводках центральной части страны везде отмечено повышенное атмосферное давление. Итак, возвращаясь к твоему вопросу, хочу сказать, что контракт Гердена с духами тоже незавершен. Ведь он все еще не стал королем.
  - Ты считаешь... - Ручка Сильвии пробежала пальчиками по белым волоскам, росшим на мужской руке, и забралась под закатанный рукав рубашки.
  - Я считаю, что мы пересидим драку в провинции Сенко. Когда Фортисам и Тео надоест выяснять, кто круче, на престол взойдет Герден.
  - Ой, ты все-таки в это веришь! Я в полном восторге!
  - А потом настанет мирное время, в котором герои только мешают. Поэтому, чтобы избавиться от собственных привязанностей, я построю у того ручья скит и буду молиться моей, увы, уже недоступной Силь! - Голубой глаз покосился на встопорщившиеся подобно птичьим перышкам, прядки волос.
  - Неужели, кроме Лайсина, тебе в этом мире дорог кто-то еще? - Силь шлепнула Рочена по руке. - Тогда ты - дурак!
  - А кто из нас, человеков, умный? - Выйдя из облачности, пилот скорректировал курс.
  Впереди, сияя алым светом, рассекал воздух Денки.
  - Однако, духи не лучше. - Невозмутимо продолжил Рочен. - Играя с людьми в доступные их сознанию игры, вы опускаетесь до нашего уровня.
  Сильвия зашипела.
  - Не кипятись. Скажи... То, что между нами сегодня случилось... ты придумала для того, чтобы я терпимее относился к человечеству, и поладил не только с персоналом Службы, но и Герденом? Играя мной, ты сделала ход. Теперь ждешь ответа неведомого для меня противника. Сильвия... Так кто мы, люди? Всего лишь безмозглые пешки на бесконечном поле ваших азартных игр, в погоне за желаниями отдающие свои силы духам земли?
  - Не все так просто. - Вздохнула девушка. - Вы - дно энергетической пирамиды вселенной.
  - Значит, если исходить из того, что вы, как и мы, привязаны к земле, ваш уровень всего на малую толику выше нашего? А потом кто? Боги?
  - Поэтому ты не хочешь ни с кем общаться? - Уткнулась в скрещенные пальцы Силь. - Надо же, я считала, что мне достался совсем слабый игрок!
  - Мне кажется, вы недооцениваете скрытность пешек, на деле рвущихся в короли. Денки! - Включил связь Рочен. - Лети, пожалуйста, спокойно. Если мы когда-нибудь сойдемся на гоночной трассе, покажешь все, на что способен!
  Машинка Дениэля покачала короткими крылышками из стороны в сторону.
   А уже через полчаса темное небо взорвалось вспышками зенитных снарядов. Рочен снова прижал кнопку связи.
  - Ден, в чем дело?
  - Не понимаю! У этих аристократов дома Тео совсем снесло крышу! - Увернулся от выпущенной снизу ракеты Денки. - Мать вашу, дебилы, у меня пропуск! Диспетчерская Кэно, ответьте капитану Службы безопасности провинции Тамт!
  Но диспетчерская безмолвствовала.
  - Рочен! Я поиграю с ними в мишень, а ты садись на территорию!
  - Не стоит, Ден. Поднимись выше и включи навигацию. Кажется, сейчас вокруг Кэно станет темно. Очень темно.
  И точно. Городские огни медленно потускнели, а потом и вовсе исчезли в черной, непроницаемой для света, дымке. Ракеты, отчаявшись рассеять внезапно опустившийся на город мрак, перестали сотрясать воздух.
  - А теперь садимся. Денки, иди первым.
  Аэромобили, один за другим, медленно опустились на поляну перед строениями службы. Черный туман, только что практически непроницаемый для глаз и размывающий показания земных радаров, услужливо приподнялся ровно настолько, чтобы выпрыгнувшие из аэромобилей Ден и Рочен увидели друг друга.
  - Брат! - Расставив руки, Ден подбежал к северянину и обнял его плечи. - Как же я рад тебя видеть!
  - С чего бы это? - Приподнял тот светлую бровь.
  - Все шутишь! Рочен, тут такое дело...
  - Нам нужно забрать принца Гердена и срочно улетать. Иначе, алчущие крови Фортисы и Тео, объединившись, набросятся на нас.
  - Ты все знаешь!
  - Почти ничего, но умею делать выводы.
  Увидев посадочные огни аэромобиля Дена, от корпусов выбежали сотрудники, живущие в комплексе. Вместе с ними - Санс.
  - Денки! Ты прорвался! - Воскликнул он, не заметив Рочена, отступившего в тень. - Тео обвинили королевский дом Фортис в убийстве Хайсо Токо. А Фортисы, в свою очередь, инкриминировали сыну Токо убийство принцессы и похищение принца Гердена!
  - Как такое может быть? - Денки поискал глазами Рочена. Не найдя его, понял, что тот ушел за принцем и продолжил разговор, оттягивая на себя внимание окруживших его людей. - В доме Токо остался только один сын - Салих. Но он никогда бы так не поступил!
  - Не хотелось бы излагать непроверенные факты, но, кажется, Хайсо Токо... жив. Оказывается, он возглавлял глубоко законспирированную террористическую сеть по всей стране, устраивая народные возмущения и громкие преступления, дискредитирующие королевский дом.
  - Что?! Неужели крушение экспресса и буровая были делом его рук? Черт! Как мы могли так промахнуться!
  - У нас работал экспертом-криминалистом его брат Салих, готовый ради семьи пойти на сокрытие важных улик!
  - Не верю! Салих не такой! Кроме того, подмену образцов заметил бы Тайрес!
  - А что если образцы уже были для вас разложены в нужных местах? Ты об этом не думал?
  - Но выезд экспертных групп инициировал наместник Лайсин Който!
  - Нет. Расследовать обстоятельства катастроф приказал принц Герден. Но Тамил Тео, как руководитель службы, был в курсе всех событий, и вполне мог поделиться планами с Главой дома Тео. Кажется, именно его господин Райген видел своим преемником, пока тот не уехал за Лайсином в Сенко.
  - Не понимаю... И кто тогда из их братии жаждет примерить трон на свою... гм... филейную часть?
  - Похоже, сам Райген. Нашему подразделению поступило предложение работать, как самостоятельная единица, на дом Тео.
  - И Вы, господин Санс, как ответили?
  Мужчина приподнял рукав.
  - На раздумье остался час.
  - Господа! - Позади толпы раздался громкий и сильный голос. - Можно внести предложение?
  Когда сотрудники обернулись, то увидели высокого светловолосого человека, спокойно ждущего их внимания. Несмотря на ночную тьму, его узнали и заулыбались.
  - Доброй ночи, господин Рочен! - Подошел к нему Санс и протянул руку. - Мы знали, что Вы прилетите. Но говорите, мы внимательно слушаем!
  - В моем городке существует пословица: там, где дерутся коты, мышам делать нечего. Если вы останетесь, и Фортисы переиграют Тео, то вас, как организацию, не оправдавшую доверие правящего дома, расформируют. Это - в лучшем случае. В худшем - кое-кто пойдет под трибунал. Если Тео сместят Фортисов, вам припомнят работу под руководством Асвида и Лайсина - наместника, поставленного принцем Герденом. То есть, как ни крути, исход будет одинаков. Мое предложение, господин Санс таково: Служба должна прекратить свое существование. Те, кто родом отсюда, могут вернуться к семьям. Кто считает наилучшим выходом наняться к Тео - это ваше право. Но те, кто хочет сохранить свою жизнь и честь, могут отправиться со мной в провинцию Сенко. За горы ни Фортисы, ни Тео не полезут. А если полезут... у нас есть, чем их встретить. - Закончил короткую речь Рочен.
  - Ты как? - К нему протиснулся Ден.
  - Мы готовы.
  - Господин Рочен! - К ним подошли Тэй и Сэмп. - Мы летим с вами.
  - Природе все равно, кто собирает с людей налоги. - Усмехнулся Тэй. - Она хочет жить по своим законам. Без крови и войн.
  - Ты не прав. - Усмехнулся Рочен. - Но я рад, что мы вместе.
  - Постойте, господа! - Воскликнул Санс. - В Сенко есть наместник. Он может воспротивиться нашему появлению.
  - Лайсин Който? Ручаюсь, для нас уже открыты летные коридоры.
  - Тогда... - Чувствовалось, что решение Сансу дается очень нелегко. - Я согласен. Мы никого не предавали. Но сделать моих служащих разменной монетой чужих интересов мне бы не хотелось. И все же... Живущие в Тамте могут написать прошение об увольнении и идти по домам. Думаю, в такое время близким необходима ваша защита. Тем, кто хочет уехать в свои провинции, тоже препятствовать не стану. Заявления должны быть на моем столе не далее, чем через десять минут.
  Примерно одна треть персонала побежала в административный корпус.
  - Я одинок. - Усмехнулся Санс. - У меня, кроме вас, никого нет. Поэтому, Рочен, я тоже напишу заявление.
  - Через полчаса вылет. Сверим часы.
  Все посмотрели в свои универсальные наручные коммуникаторы.
  - Ровно через тридцать минут мы поднимаемся в небо. - Объявил доктор и посмотрел на Денки. - Ты поведешь мою машину.
  - Неужели? - Прищурился тот. - Ты доверяешь мне самое ценное, что есть в твоей жизни?
  - Самое ценное, что мы имеем на текущий момент, уже лежит в моем аэромобиле. Так что Ден, без выкрутасов, иначе потом, после приземления, собственноручно заделаешь на корпусе каждую крохотную царапину.
  Доктор развернулся и пошел к своей машине.
  - Вот это любовь! - Ухмыльнулся ему в спину Денки. - Сэмп! Ты поведешь мою. Как юную дебютантку в вальсе: нежно и бережно. Если что...
  - Денчик, - над оперативником склонил голову Тэй, - если что, не переживай. Я за ним присмотрю. Извини, мы сбегаем за вещами и напишем рапорт об отставке.
  - Подождите, парни, я тоже иду писать!
  
  Рочен открыл заднюю дверь своего большого аэромобиля и посмотрел на лежащего среди подушек Гердена, укрытого несколькими одеялами. А потом перевел взгляд на пристроившуюся сбоку Ханну.
  - Садись вперед.
  - Но...
  - На пассажирское место. С этой машиной тебе не справиться.
  - А Вы?
  - Я сяду назад и буду поддерживать Гердена своей энергией.
  - Вы? Гердена? Своего заклятого врага?
  - Нет друзей и нет врагов. Есть наши субъективные чувства, выросшие из хороших или плохих отношений, созданных на основе возникших желаний. Кое в чем я был слеп, Ханна.
  - Вы? Тот, кто все видит?
  - Есть такое выражение "намеренная слепота". Гордыня, амбиции, страхи и сомнения, пережитые в детстве и тормозящие дальнейшее развитие личности. Многие так и остаются всю жизнь детьми, пытающимися побороть чудовище... которого никто, кроме них самих, не видит.
  - Я почему-то считала Вас чуть ли не святым! - Рассмеялась женщина.
  - Что такое святость? - Задал ей Рочен вопрос, осторожно устраивая голову Гердена на своих коленях. Упавшие с лица волосы окрыли рваную, кровоточащую рану, проходящую наискосок от лба до уха.
  - Терпи, мальчик. - Рочен свободной рукой поправил специальные подушки. - В Сенко я тебя подлатаю, и ты снова станешь красивым.
  - Вы ухаживаете за врагом! Я бы так не смогла. - Полуобернувшись и пристроив локоть на спинку сидения, Ханна смотрела на северянина.
  - Госпожа Ханна... Люди никогда не бывают объективны в своих чувствах. Что значит враг?
  - Тот, кто вызывает ненависть.
  - Почему он ее вызывает?
  - Не знаю... Бывает по-разному. Вот, например, Фортисы и Тео!
  - Каждый из домов хочет подчинять, а не подчиняться. Еще пример?
  - Ну... Вы и принц Герден.
  - Я не смог простить ему желание Лайсина стать кем-то большим, нежели сын наместника. Хотя, если рассуждать здраво, я должен был отойти в сторону. Простолюдину нет места рядом с аристократом высокого дома. Но детское разочарование переросло в обиду, а потом в ненависть к тому, с кем начал общаться бывший друг. Хотя принц был совершенно не при чем, я ненавидел именно его. Еще?
  - Ну... мой муж.
  - Кажется, однажды мы говорили о твоей проблеме. Здесь все просто: он не смог играть в любимую тобой игру под названием "Все вокруг - сволочи. Особенно, родители". Мальчик всеми силами пытался показать тебе, насколько прекрасен мир. Но ты не оценила его стараний, записав во враги. Естественно, он стал таким, каким ты хотела его видеть. Ханна, тебе нельзя выходить замуж, пока не научишься доверять близким.
  - Господин Рочен...
  - Просто Рочен.
  - Вы знаете, перед встречей кортежа принца Корвеса господин Ларк сделал мне предложение. А потом... - Она быстро смахнула с глаза слезу. - Потом, словно ничего не было, он взял и уехал!
  - Ларкус дома Верус? Ханна, ты уверена, что аристократ, родственник королевского дома Фортис, делал тебе предложение руки и сердца, а не просто намекал на возможные и необременительные для него встречи?
  - Что?! Ларк - аристократ?! Родственник Короля?! Тогда его предложение - полная глупость!
  - Вот поэтому он уехал, не попрощавшись. Ханна, мы - люди разных миров. Сейчас на моих коленях лежит принц Герден. Когда я его заштопаю, он обязательно встанет на ноги и возьмет то, что принадлежит ему по праву - власть. В данный момент я держу руку у его макушки, вливая в истощенное тело собственные силы. Но потом, сидя на троне, он даже не вспомнит какого-то незначительного хирурга, рисковавшего своей жизнью, чтобы прилететь за ним в мятежную провинцию.
  - Рочен... - Один глаз принца открылся, а рука приподнялась и нашла руку северянина. - Ты никогда не будешь у трона...
  Ханна с удивлением посмотрела на очнувшегося принца.
  - Ты... в моем... сердце...
  - Это верно. - Хмыкнул доктор и посмотрел в стекло машины. - Старая заноза обернулась раздражающим нарывом. Ханна! Вызови, пожалуйста, Санса и Денки. Нам пора лететь!
  
  Буквально через пару минут на водительское место опустился довольный Дениэль, а рядом с Ханной пристегнулся ремнями Санс.
  - Ты ж моя малышка! - Восторженно выдохнул гонщик, переводя автоматику в ручное управление. - Какая ты умненькая! Какая красавица! Рочен, скажи, зачем тебе настолько изумительная техника?
  - Чтобы спасти наши задницы. Разобрался?
  - С ручным - конечно! Лапочка! Прелесть! Все золото мира отдал бы за такую игрушку!
  - Видишь, Ханна, - усмехнулся Рочен, - у человека - проблема: ему хочется машину, но нет на нее средств. Сильный и необремененный моралью субъект выкинул бы нас на улицу и удрал с ворованной техникой.
  - Это - хорошая идея! - В глазах Денки, блеснувших отраженными оранжевыми огнями приборов, промелькнула какая-то задумчивость.
  - Тем более, что наша гибель спишется на мятеж... - Продолжил северянин.
  - Иди ты к черту, Рочен! - Рассмеялся Денки и включил связь. - Все меня слышат? Поднимаемся в порядке очередности и не задерживаемся, иначе по нам снова начнут палить.
  - Не начнут. - Сморщился Герден. - Взлетай, болтун!
  - Да, Ваше Высочество!
  Аэромобили бывшей Службы безопасности провинции Тамт один за другим взмывали в небо по коридору, проложенному непроглядной тьмой.
  - Денки! - Крикнул в переговорное устройство Тирен. - Твоя работа? Алия просит передать тебе тысячу поцелуев!
  - Лучше не теряйтесь и помолчите. - Ден выключил рацию.
  - Сколько у нас людей? - Спросил Рочен, машинально поглаживая черные волосы уткнувшегося ему в живот Гердена.
  - Пятнадцать вместе с нами. - Ответил Санс. - В-основном, тут служили местные. Ханна, ты тоже могла уйти домой.
  - Я давно выросла из его стен. Им со мной тесно под одной крышей. Господин Санс...
  - Да?
  - Вы тоже аристократ?
  Сорокапятилетний шатен с теплыми карими глазами улыбнулся, разглядывая чистое звездное небо.
  - Младший сын одного захудалого рода провинции Шейт. Мой дом для меня всегда был слишком мал. Я с детства хотел летать. Но, пока не стал совершеннолетним, приходилось ухаживать за скотиной.
  - Ваш дом беден? Никогда бы не подумала, что аристократы могут выполнять черную крестьянскую работу!
  - Аристократы, - ответил ей вместо Санса Денки, - могут делать все, не чураясь грязи. Титул - скорее, состояние души.
  - Титул накладывает на его носителя определенную ответственность. - Задумчиво сказал Рочен.
  - Титулованный человек может позволить себе не только благородство, но и то, на что способны психи и преступники. - Хрипло сказал Герден и сжал горячей потной рукой запястье Рочена. - Простолюдин знает, что за нарушение закона его повесят. Аристократу абсолютно ничего не будет. Думаете, для кого написаны заповеди? Для дерзающих большего, чем им отпущено судьбой, простолюдинов! Не убий! Не возжелай жены ближнего своего!
  Он закашлялся, а потом застонал.
  - Рочен... не уходи... прошу...
  - Да куда же я от тебя денусь? - Большая белая ладонь гладила черные волосы. - Мы летим в одной машине в мир моего детства.
  - Наклонись... - Прошептал принц.
  Рочен склонился к его лицу.
  - Хочешь узнать одну маленькую, но очень важную для нас с тобой тайну?
  - А если нет?
  - Почему? - Из синего глаза выкатилась одинокая слеза и сползла вниз по пышущей жаром щеке.
  - Потому что не хочу, чтобы потом ты пожалел о мимолетной слабости.
  - Она не мимолетна.
  - Тем более. Если захочешь, поговорим, когда ты будешь здоров.
  - Там тебе я снова стану не интересен. Ведь мы летим в Сенко? Тебя с нетерпением ждет Лайсин!
  - Нас ждет дворец твоего отца. А тебя - операционная и тщательный наш с Ханной уход. Госпожа Ханна! - Позвал Рочен. - Ты не откажешь нам в просьбе на некоторое время стать сиделкой?
  - Почту за честь! - Ответила женщина. - Господин Рочен, я помогу всем, чем могу. Только скажите!
  - Спасибо, Ханна!
  - Ден!
  - Все в порядке, Рочен! Наши летят за мной. Чувствую, как нас пытаются зацепить летные коридоры.
  - Лети между ними и не отзывайся на промежуточные запросы. Как увидишь перед собой горную гряду, вызывай диспетчерскую Джайны. Они должны были выделить нам пространство.
  - Ты все-таки виделся с Лайсином! - Прошептал Герден.
  - Перед вылетом я разговаривал с диспетчерскими службами. Одна из моих сестер замужем за старшим сегодняшней смены. Они держат для нас коридор.
  - Мне больно... - Шепнул Герден. - Очень больно!
  - Ханна, приготовь шприц с анестезией и снотворным!
  - Не надо... Рочен... я не взрывал Северный экспресс и буровую в провинции дяди. Но я разрабатывал подобное оружие и даже сделал на заводе пробную партию... Я - инженер. Оружейник. Но не убийца! Несколько приборов было похищено. На них, наверняка, остался след моей ауры. Полгода назад я встречался с Лайсином и просил осторожно узнать, кто это мог быть... Но не догадывался, что ими были Тео... Мою... жену... убил Хайсо из дома Токо. Я думал, он мертв... Они ударили меня по голове и бросили в аэромобиль. Очнулся я в каком-то подвале. Они били меня... В глазах Хайсо я видел неприкрытое удовольствие. Не думал, что милый и услужливый мальчик может стать садистом. Потом он приказал меня добить и подбросить к воротам вашей службы. Но парни просто выбросили меня в какие-то заросли...
  - А Ханна тебя нашла. Не волнуйся, Герден. Твой контракт с духами все еще в силе. Ты будешь нашим новым Королем!
  - Нагнись...
  - Ну что ты так нервничаешь! Осталось совсем немного!
  - Рочен... Принц Корвес - не мой биологический отец. Тс-с... Мне сказала об этом умирающая мать. Но, думаю, что он, и Король тоже... об этом знают. Поэтому и выбрали меня в качестве наследной подсадной утки.
  - Но кто тогда твой настоящий отец? И Волден... Получается, он - вообще тебе не брат?
  - Да. Ренк - настоящий Фортис. А я... я - Тео. Мой отец - Райген Тео.
  - Твою ж мать! Он... знает?
  - Не знаю. Моя мать была красавицей и любила мужчин. А они любили ее. Фортисы - сплошь широконосые шатены с серыми или голубыми глазами. Я на них не похож. Рочен... я - не принц. И не наследник.
  - Э... и как мне на это правильно реагировать? Променять дворец твоего приемного папашки на городскую гостиницу? Не находишь, что нам всем в ней будет тесновато? Да и платить нужно...
  - Рочен...
  - Что?
  - Ты - непроходимый глупец. Как хорошо, что Лайсин с тобой расстался!
  - Конечно, хорошо. Эх, если бы не его желание стать советником принца, я бы сейчас готовил бы Его Сиятельству поздний ужин с легким вином и фруктовыми закусками.
  - Почему фруктовыми?
  - Ночь, мой принц, создана не для войны, а для любовных утех. Как сын повара, я изучал блюда на каждый случай жизни семьи наместника.
  - Рочен...
  - Что?
  - Ты приготовишь мне куриный бульон с гренками и морковью?
  - Да, мой господин!
  Ханна, одним ухом уловившая ставшие громкими слова, усмехнулась.
  - Воистину, от ненависти до любви один шаг. - Тихо шепнула она. Но господин Санс, сидящий рядом, ее услышал.
  - Не расстраивайся, девонька. Господин Асвид никогда не дал бы согласие на ваш с Ларкусом брак.
  - Вы о чем, господин Санс? То, что мы вместе плавали по утрам, скорее говорит о важности поддержки физической формы, но никак не о выражении нежных чувств, обычно расцветающих на вечерней заре.
  - Я видел, как он за тебя заступался. - Усмехнулся бывший начальник оперативников, а потом - всей секретной службы. - И какими глазами смотрел.
  - Я начинала работать стажером под его руководством. Можно сказать, господин Ларк был первым моим наставником. Потом, через какое-то время, я вышла замуж. Мой муж и дочь погибли в провинции Сенко. Тогда в долину упала оттепель, и из лощин по утрам поднимался холодный и плотный туман... Ударившись в арку туннеля, машина взорвалась.
  - Да, я знаком с твоим делом. И все же, не отчаивайся.
  - Господин Рочен правильно сказал, что события обезличены. А мы всего лишь раскрашиваем их своими чувствами.
  - Как это? - Повернулся к ней Санс.
  - Событие: погибли мужчина и ребенок. Местные газеты напечатали маленькую заметку в разделе происшествий. Один из прочитавших не почувствовал ничего. Другой тяжело вздохнул: ему стало жалко безвинную кроху. Третий яростно набросился на водителя, ругая неумех за рулем, создающих добропорядочным людям проблемы. А у меня чуть не разорвалось сердце. Событие одно, но отношение к нему разное. И никто не знает, что чувствовал сам пилот.
  - Это сказал господин Рочен? - Удивился Санс.
  - Я сделала выводы из его слов и разобрала конкретный пример. Поэтому, господин Санс, мне абсолютно безразличны мысли и поведение достойного сына дома Верус. И это - абсолютно честно.
  - Вот отбрила! Обычно женщины жалуются на судьбу и неверных возлюбленных!
  - Повторюсь: господин Ларк не был моим возлюбленным. И вообще, я не одобряю домыслов и сплетен.
  Женщина машинально открыла багажный отсек, расположенный перед сидением, и вытянула оттуда наушники. Прикрыв глаза, она откинулась на спинку сидения. Приятная мелодия успокаивала смятенный последними событиями мозг. Не заметив как, она задремала.
  Рочен все-таки вколол Гердену анестетик. И теперь тот спал, уткнувшись носом в руку доктора. Его горячие пальцы все также сжимали запястье крепко задумавшегося северянина. Тот менял холодные компрессы и размышлял. Как же так могло оказаться, что все им виденное отражало не только истину, но и домыслы Лайсина? Еще было совершенно непонятно, что сделал с Лайсином Тамил Тэо. Быть может, его замученного друга больше нет в живых? Рочен положил затылок на подголовник и, повернувшись, взглянул на звездное небо. Он чувствовал, как широким фронтом надвигаются родные горы. Там, за ними, был его мир. И, что бы в нем ни произошло, он не отдаст его без боя. А еще, неожиданно для себя, он вдруг понял, что их с Герденом судьбы были переплетены с того самого момента, как они увиделись в первый раз: черноволосый хрупкий подросток с синими глазами и долговязый белобрысый сын повара. Их взгляды встретились и проникли друг в друга, выплетая причудливый узор из ненависти и жалости, доверия и привязанности.
  Рочен снова погладил горящую высокой температурой голову королевского бастарда.
  - Терпи, дружок. Каким бы ты ни был, я обязательно поставлю тебя на ноги. И ты будешь Королем. Не лучшим и не худшим. Просто очередным Королем. Потом благодарный, или не очень, народ придумает тебе прозвище. Например: Герден Красивый. Дети в школах, изучая период твоего правления, будут рассказывать учительнице о достижениях в магии и технике, совершенно не зная той цены, которую ты заплатил за свою мечту.
  Свободной рукой потерев уставшие глаза, Рочен окликнул Денки.
  - Брат по воздуху, ты как?
  - Спасибо, Рочен. Твоя машина - это нечто. Потом, когда все кончится, может, расскажешь, где ее собирали?
  Тот засмеялся.
  - Даже покажу и познакомлю.
  - Да ты что?!
  - Угу. Это мой двоюродный брат. Он знает о летательных аппаратах то, о чем не знают ведущие инженеры заводов, производящих эту технику.
  - Круто!
  - Но готовься дневать и ночевать в его мастерской. Он слишком ревностно относится к своей страсти. И если ты не ответишь на нее должным образом...
  - Рочен! Я отвечу!
  - Угу. - Северянин зевнул в кулак и потряс головой. - Вся сила улетает в принца, как в бочку без дна. Денки, соберись и передай остальным: мы подлетаем. Пусть готовятся занять коридор.
  - Сейчас. - Ден пробежался пальцами по кнопкам, меняя механическое управление электронным.
  - Дай гарнитуру. Я сам сделаю запрос.
  Денки протянул руку, а Рочен повесил на ухо наушник с микрофоном.
  - Борт два нуля четыре три пять запрашивает диспетчерскую Джайны.
  - О, Вы вернулись! Как раз вовремя! Еще немного - и небо было бы закрыто.
  - Кто отдал приказ?
  - Из центра.
  - Ясно. Спасибо, милая. А теперь подведи нас к коридору. Со мной - десять машин.
  - Да. Мы уже вас видим! Координаты разрешенного пространства: северо-северо-восток, тридцать один - сорок три. Высота четыре двести. Рочен, мы ждем тебя в Джайне!
  - Ойга, милая, у меня - тяжелораненый. Можешь запросить для моего борта посадку у госпиталя?
  - Конечно, господин Рочен. Я передам, чтобы готовили операционную. Кого вызвать ассистентом?
  - Мейхо. Анестезиологом - старика Лойко.
  - Сделаем. Остальных - в гостиницу?
  - Нет. Пусть включит посадочные огни дворец дома Фортис. Скажи, принц Герден и его сопровождение. Нам нужны комнаты на пятнадцать человек и покои Его Высочества.
  - Но...
  - Будут упираться, скажи, сядем им на крышу.
  - Господин Рочен... - Мурлыкнула диспетчер. - Вы такой настойчивый!
  - У меня нет брата.
  - А Вы?
  - А я, милая, еще не наигрался в солдатики.
  Рочен отключился, глядя на приборы, показавшие, что коридор найден и готов их принять. Ден быстро заговорил по общей связи, передавая данные, а доктор снова посмотрел на рассыпанные в темном небе звезды и взошедшие луны, призрачным светом заливающие горные вершины, сверкающие алмазами вечных снегов.
  - Вот я и дома... - Тихо сказал Рочен. - Но что такое дом не для тела, а для души?
  
  Глава четвертая. Тэо и Токо
  
  Райген, вернувшийся с королевского празднества, посвященного бракосочетанию принца Гердена, собрал всех мужчин родственных домов в большой гостиной своего дворца на холме.
  - Господа! Многие из вас знают, что Его Величество решил после свадьбы отдать корону своему внуку, принцу Гердену, перешагнув не только через собственных сыновей, но и через мнение всегда поддерживающего их дом нашего рода. Если вы помните, я неоднократно предупреждал Его Величество об опрометчивости этого шага. Но Фортисы упрямы. Особенно, в старости. Думаю, все со мной согласны, что правление неуравновешенного принца принесло бы нашему Королевству смуту и разорение?
  Мужчины покивали головами.
  - К тому же, как показало наше расследование, принц Герден уничтожил буровую в Рэе и пустил под откос Северный экспресс! Как можно такому человеку доверить страну?
  - Невозможно! - Раздались отдельные выкрики.
  - Я полностью с вами согласен. К тому же, как мне стало известно, молодая невеста была зверски убита, а принц исчез. Вероятно, его жестокий нрав сделал свое черное дело! Родственники! Братья! Предлагаю выставить ультиматум Его Величеству с требованием оставить трон в пользу одного из членов нашей семьи! Думаю, все согласны с тем, что жадный Горес и беспутный Корвес заведут государство в такую пропасть, откуда нам никогда не выбраться! А ведь на силу дома смотрят не только соседние государства, но и союзные провинции. Покажи мы им свою слабость, и запад тут же отделится, примкнув к другой коалиции. И восток давно смотрит в сторону своих соседей.
  - Это правильно! - Зашумели мужчины. - Давно пора взять бразды правления в свои руки! Дом Фортис, ранее сильный, за последние годы изжил себя, вырастив негодную, слабую поросль!
  - Как же я рад, мои дорогие друзья, нашему единомыслию! Текст ультиматума дому Фортис составлен, и я бы попросил всех вас, без исключения, доказать преданность нашей идее, поставив под ним подпись!
  Исполнительный молодой секретарь пошел по рядам, протягивая мужчинам белый чистый лист, на котором они ставили свои имена. И только в конце гостиной кто-то поднялся и пошел на выход, сославшись на плохое самочувствие.
  - Что там случилось? - Райген полез в карман, чтобы достать очки.
  - Это Салих дома Токо. - Шепнул сын Райгена. - После того, как пропал Хайсо, парень немного не в себе. Если начинает волноваться, его сразу тошнит.
  - А, ну да. Мальчик перенес тяжелую душевную травму.
  - Но время лечит. - Усмехнулся сын. - Особенно, когда заботы по Дому в твоих руках. Он хорошо постарался для его процветания.
  - Тем сильнее станет неожиданность, когда он увидит того, с кем приятно поделиться подобной ношей!
  - Вряд ли так скоро он займется родительским хозяйством. Хайсо - наш вдохновитель и гениальный ум. Никогда бы не поверил, что такой нежный юноша способен в кратчайший срок завербовать проворных агентов и умело подставить любимчика Его Величества!
  - Интересно, Короля не хватил удар?
  - Еще три часа назад он был здоровехонек и бодр, собираясь вроде бы лететь со мной сюда, но почему-то передумал. Но это - его дело. Что говоришь? - Он нагнул голову к пробравшемуся через толпу мужчин секретарю. - Они закрыли воздушное пространство? Вот как? И еще что? Обвиняют нас в убийстве принцессы и похищении принца? Господа! - Громкий голос Райгена разлетелся над помещением. - Это - война! И мы ее выиграем! У нас есть войска. Есть новое, разработанное Герденом, и произведенное в наших фабриках оружие. Дом Фортисов давно стал трухлявым и слабым! Подарим нашему королевству достойную власть!
  Пока мужчины дома Тэо и других, родственных им аристократических семейств драли глотки, в головах празднуя победу, Райген спросил сына:
  - Что с Герденом?
  - Кажется, Хайсо немного перестарался. Парни закопали его в каких-то кустах.
  - Жаль. Возможно, он был бы тем сдерживающим фактором, перед которым Его старое Величество не смогло бы устоять. Все должно было закончится отречением во имя жизни любимого внука.
  - Но ведь можно и не говорить, что он мертв, выдерживая игру до последнего. И только когда Король подпишет отречение, развести руками.
  - А где наш великолепный Хайсо? Почему знамени нашего движения к власти никто не видел?
  - Кажется, отправился порадовать своим воскрешением родных. Представляю их восторги.
  Мужчины дома Тэо переглянулись.
  - Он и раньше не был ангелом. - Сказал сын Райгена. - Коварный, двуличный засранец, не брезгующий ничем, лишь бы получить желаемое. Как легко он сумел понравиться принцу Гердену и сразу войти в его свиту!
  - Потом, не жалея ни родителей, ни младшего брата, подстроить свое убийство, пропав для них на несколько лет.
  - Он всегда шел только вперед, используя всех, кто попадался ему на пути. - Заметил отец.
  - Тогда у него свое видение захвата власти. - Задумался сын. - Уж не сам ли он желает на наших плечах вознестись к трону?
  - А кто ему даст?
  - У него кругом агенты.
  - Только не забывай, сын, что деньги на их оплату идут из нашего кармана. Токо, по сравнению с нами, нищие. Если мы приостановим финансирование операции...
  - А мы приостановим?
  - На определенном этапе. Будем исходить из того, какие Король предпримет шаги. Кстати, отдай приказ закрыть наше воздушное пространство. И отправь Величеству ультиматум, в котором жизнь принца мы готовы обменять на блеск короны.
  - Да, отец!
  Молодой черноволосый мужчина поклонился и вышел. А Райген посмотрел в темное окно. "Почему так случилось, что рядом нет племянника Тамила? Почему подающий большие надежды мужчина отбросил великодержавную идею и уехал за Лайсином дома Който в провинцию Сенко? Хотя... - Райген снова посмотрел на своих горячих, сверкающих синими глазами, родственников, - Тамил умен, но слишком медлителен. Еще в то время, когда идеи, озвученные Хайсо, только начали носиться в воздухе, он говорил, что добром такая затея не кончится. Печально, конечно, не чувствовать его поддержки... Но, когда наш Дом займет трон, ему придется присягать на верность новой династии... Однако, новым королем станет не он, а мой сын Зарип. - Райген усмехнулся. - Мой мальчик - настоящий продолжатель общего дела: послушный и смелый, верный и решительный!"
  - Отец! - Зарип, дождавшись, когда мужчины разойдутся, снова вернулся к отцу. - Я отправил ультиматум. И вот что в ответ прислал нам Король.
  Молодой человек подал Райгену бумагу.
  - "Господин Райген дома Тэо! Уважаю Ваши амбиции и восхищаюсь проявленной по отношению к стране и королевскому дому жестокостью. Вы хотите поменять похищенного вами господина Гердена на корону? Надо же, какое нелепое предложение! Мы, Исайтор Третий, в нем не заинтересованы. Но, дабы показать вам ваше место, мы объявляем вас мятежниками, что повлечет за собой ввод в провинцию войска и публичное наказание заговорщиков. А теперь, господин Райген, информация персонально для Вас: человек, которого Вы знали, как принца Гердена дома Фортис, на самом деле ему не принадлежит. Черные волосы и синие глаза, изящное телосложение и склонность к авантюрам... Господин Райген! Герден - Ваш сын, рожденный от Вашей недолгой связи с женой принца Корвеса. Так что наша Вам благодарность за предложение обмена, но... оставьте его себе. Среди вас ему самое место. С горячим военным приветом - Его Величество Исайтор Третий"
  - Твою ж мать! - С чувством сказал Райген, опуская бумагу. - Ты это читал?
  - Нет, отец!
  - Молодец. А теперь отыщите мне кустик, под которым закопали тело Гердена. И доставьте его сюда! Не куст! Тело! Мы похороним его со всеми почестями!
  - Но почему?
  - Он - аристократ нашего дома! Боги! Как же я был слеп, глядя ему в лицо!
  
  Вернувшийся в свое поместье на холме Салих с раздражением швырнул в угол перчатки и трость - непременные атрибуты встречи членов аристократического сообщества. Встретивший его Тайрес все подобрал и разложил по местам и после этого спросил:
  - И что так тебя возмутило, что ты не досидел до конца собрания?
  - Эти бездари написали ультиматум Королю Исайтору. Кажется, в нашей провинции скопилось слишком много заскучавших горячих голов и оружия. Дядюшка Райген жаждет крови.
  - Вот как? Это очень плохо. Нас тут же отрежут от остального государства и задавят регулярными войсками. Торговля прекратится, производство остановится... Мы станем нищими, мой господин!
  - Да, Тай. Надо что-то придумать, чтобы наши предприятия и люди пострадали минимально.
  - Если только свернуть шею Райгену и сдаться на милость Короля. Но, в любом случае, придется выплатить казне немалую толику денег за беспокойство! - Ухмыльнулся Тайрес. - Ужинать будешь?
  - Нет, посижу в кабинете и подумаю, как сократить объем производства. Освободившихся рабочих поставлю рыть подземные склады. Таким образом, попробуем уберечь хотя бы часть уже созданных шелков и плотного ситца. Помнишь, - Салих, звеня браслетами, шел по коридору, - как мы с тобой придумывали новые рисунки для тканей? Тогда ты нарисовал рисовое поле и танцующих журавлей... Занавеси с этим принтом заняли первое место в продажах по всему центральному краю!
  - Там, где я родился, картинки с журавлями висят в каждом доме. Говорят, эти птицы приносят удачу.
  Когда Салих открыл двери кабинета и сел за стол, придвинув папку и открыв экран, наподобие тех, что были в Службе, Тайрес немного помялся и положил руку на плечо друга.
  - Что-то еще?
  - Ты только не волнуйся. Даже не знаю, как тебе сказать... Салих... - Тайрес внимательно посмотрел в обеспокоенные синие глаза. - Твой брат Хайсо... Он жив. И сейчас находится на половине родителей.
  - Что?! - Молодой аристократ вскочил. - Быть этого не может! Чье же тело мы тогда хоронили?
  - Не знаю. Думаю, я тебе больше не нужен... Ведь теперь есть, кому позаботиться о малыше Салихе. Пока не закрыли границы, я попрошусь, чтобы один из аэромобилей Службы подбросил меня в сторону дома.
  - То, что ты мне сказал... - Салих запустил тонкие пальцы с перстнями в волосы. - Какая-то нелепая ерунда! И тогда, когда я говорил с Роченом... Хайсо со мной прощался. Что-то тут не так. Тайрес... прошу, не уходи. Я должен увидеться с братом и обо всем поговорить.
  - Хорошо. Я останусь здесь до завтра. Вернее, не здесь. Переночую, по старой памяти, в подразделении Службы. Надеюсь, они не откажут.
  - Прошу, не делай поспешных выводов. - Салих вышел из-за стола, свернув экран. - Следуй за мной.
   На половине родителей горели светцы и источали терпкий аромат благовоний специальные палочки, пучками воткнутые перед сидящими в углах комнат статуэтками Богов.
  - Прямо-таки праздник. - Заметил Салих. - Дария! - Окликнул он румяную служанку.
  - Господин Салих! Господин Тайрес! Радость-то какая! Господин Хайсо вернулся!
  - И где он находится?
  - В малой гостиной! Там и Ваша сестра! Приказали подать сладости и вино!
  - Вот как? Тайрес... Тебе, действительно, лучше подождать в кабинете.
  - Да, мой господин. - Кивнул головой Мужчина и сделал вид, что уходит обратно. Но сам, тихими шагами ступая по коврам, направился следом за Салихом. Где-то впереди открылась и забыла захлопнуться дверь. Поискав глазами место, в котором можно провести время, не боясь быть обнаруженным, Тайрес выбрал оконную нишу, плотно закрытую тяжелыми шторами. Ему не было видно ничего, но голоса словно бы раздавались рядом.
  - Добрый вечер! - Поздоровался Салих. - Кажется, у нас - праздник, на который меня почему-то забыли позвать.
  - Мой любимый маленький братец! - Раздался веселый голос, чем-то похожий на речь самого Салиха. - Как же я соскучился по моему подросшему малышу!
  - Хайсо... Здравствуй. И я бесконечно рад видеть тебя в числе живых. Только мне непонятно, как так могло случиться, что ты ни разу не подал нам о себе весточки? И прошу, не рассказывай сказок, что тебя держали взаперти злые драконы, или прекрасная восточная княжна сделала тебя своим рабом. Все равно не поверю.
  - Фу, малыш! Каким непростительно взрослым и занудным ты стал! Ну же, раскрой объятья навстречу своему брату, на коленях умоляющему о прощении!
  Дальше Тайрес услышал женские восклицания, причитания и осуждение жестокосердия Салиха. Сморщив нос, Тайрес хотел уйти, но мимо пробежала с подносом служанка, потом - вторая... Пришлось ждать.
  Тем временем, младший брат пристально смотрел в лицо стоявшему перед ним на коленях старшему. Когда-то, в детстве, и, что греха таить, до последних пор, он считал Хайсо образцом красоты, ума, искренности и чистой любви. Но сейчас он видел резкие, спадающие от крыльев носа вниз, морщины. Едва заметные черточки были и вокруг глаз, с нетерпением глядящих на Салиха. Да, брат похудел и немного постарел. Но разве тогда в его лице было это хищное выражение? Эта нетерпимость и злость, мгновенно сверкнувшая и пропавшая в сияющих синих глазах? Тот Хайсо, которого он так любил, действительно, давно умер. А вместо него появился вот этот, совсем незнакомый ему человек.
  - Мне не за что тебя прощать. - Ответил Салих. - Раз ты считал нужным скрываться от друзей и родных, значит, на то была воля... Только вот Божья ли? Встань, не позорь меня перед отцом.
  - Мой любимый братик! Ты все правильно понял! - Хайсо поднялся и прижал к своей груди щуплого и невысокого Салиха. - О, когда я отправился в столицу вместе с принцем Герденом, мне хотелось всего лишь выучиться и забрать к себе моего родного братца. Но когда я попал во дворец...
  Братья обошли низкий стол и сели, согнув колени, на подушки.
  - Неужели в нем было нечто такое, ради чего требовалось исчезнуть на целых семь лет?
  - Именно! - Хайсо снова положил руку на плечо Салиха. - В нем жила Власть! Над землями. Над людьми. Над миром!
  - И ты захотел ее получить? - Хмыкнул Салих.
  - Да. Я заболел ей. Это было так прекрасно: смотреть, как принц Герден унижает какого-то мордатого аристократа, а тот даже не возмущается, терпеливо перенося его резкие слова! Мой маленький Салих! Знаешь, в тот момент мне захотелось подарить тебе мир, в котором ты - почти Бог. Ну, или первый после Бога.
  - И что ты сделал?
  - Сначала собрал обиженных, один из которых рассказал мне, что принц частенько работает на военном производстве, испытывая им самим собранное оружие или различные устройства. Последней его темой были излучатели концентрированной природной энергии. Тогда я уже вроде как утонул... Мы с парнями достали два экспериментальных образца. Один решили установить на родине принца Гореса...
  - Почему? - Быстро переспросил Салих.
  - Один из моих помощников и благодетелей... Сам понимаешь, приходилось жить за чужой счет и прятаться в чужих квартирах... Мастер на буровой, прикопавшись к мнимой провинности, выгнал его, не рассчитавшись за сделанную ранее работу. Тогда он написал письмо в канцелярию Гореса. Не знаю, в какое ведомство попала жалоба, только пришли приставы и за причиненный, якобы по его вине, урон и недополученную прибыль, описали его имущество. Оставив жену и детей у стариков-родителей, он уехал на заработки. Ведь после всего он еще остался должен. Когда парень собрал необходимую сумму и вернулся на родину, срок уплаты оказался просроченным. Жену продали в один из богатых домов прислуживать и ублажать господина. А детей... их приставили к переборке породы. Ведь в ней попадаются ценные поделочные камни. Мальчик выжил, а девочка умерла от непосильного труда и голода. Поэтому нашей местью мы заявили на весь мир, что не все так прекрасно в этом королевстве! Ну а Северный экспресс - подарок Лайсину Който.
  - Он-то тебе чем навредил? - Мирно спросил Салих, удивляясь цинизму брата.
  - Когда я работал у него секретарем... - Хайсо прикрыл глаза. - Мне казалось, что нет человека честнее и добрее. Мне хотелось служить ему только потому, что имею счастье входить в те комнаты, в которых он находился.
  - И что же тебя так в нем разочаровало?
  - Радужная травка, мон ами. Наш Лайсин был наркоманом. А Тамил пытался избавить его от этой пагубной привычки.
  - Однако, как ты говоришь, наркоман, поднял за каких-то шесть или семь лет нашу провинцию до уровня одной из богатейших, наладив производство и торговлю рисом и шелками, сладостями и вином. Открыл прекрасный курорт на озерах. Почему же мы до его появления сидели по своим дворцам, раздуваясь спесью и глотая пустую слюну? Даже Тамил, когда Който перевели наместником в Сенко, не захотел остаться здесь, а уехал вслед за господином?
  - Мой золотой мальчик! - Хайсо взял ладони брата в свои ладони. - Это все неважно! Теперь у нас есть только одна цель - это корона!
  - В провинциях начнется война. - Тихо сказал Салих. - Будут вытаптываться готовые к уборке посевы и зимой наступит голод. Ради твоих амбиций умрут люди. Дети, старики... начнется мор. Ты заполучишь эту территорию. Но чтобы иметь с нее хоть какой-то доход, придется вложить в нее во много раз больше. Скажи, к чему тебе это?
  - Вкладываться будут Тэо. А править - Токо. Мой сладкий, я стану королем, а ты - моим принцем. Помнишь, как в детстве я читал тебе сказки?
  - Людей у Тэо гораздо больше. И Райген никогда не отдаст тебе власть.
  - Значит, - прошептал на ухо Хайсо, - он умрет. Как Герден. Или его молодая женушка.
  Рот старшего брата искривился, и он захохотал.
   Отсмеявшись, он поднял бокал:
  - Отец, мама, Салих... и ты, Айнур... давайте осушим этот бокал до дна за наше процветание!
  Салих крохотными глотками пил вино, и ему казалось, что речи Хайсо похожи на бред больного человека. Вернее, на то, что его самого заперли среди душевнобольных. Разве им, аристократам юга, в руках которых и так была немаленькая власть, было непонятно, что Фортис без боя не сдадутся? И еще не понятно, на чьей стороне будет перевес в силе. И даже если корона окажется в руках Тэо или Токо, страну придется восстанавливать не один десяток лет! А численность населения - и того больше.
  Салих поставил бокал на стол и потер глаза. Ему вдруг показалось, что яркие лампы начали тускнеть, а лица близких - то отдаляться, то приближаться. Кажется, первой упала мать.
  - Мама? - Спросил ее Салих. - Что... слу-чи-лось?
  Язык почему-то стал тяжелым, а мысли ворочались в голове, словно булыжники в застывающей грязи.
  - Хай-со... что... прои-схо-дит?
  На лице синеглазого и темноволосого старшего брата застыло напряженное внимание.
  Вот упал на спину отец, глядя в потолок пустыми, сразу выцветшими глазами. А рядом с матерью словно бы заснула сестра, откинув в сторону белую руку с обручальным колечком. Салиху некстати подумалось, что на следующей неделе ей бы уже надели браслеты и ввели в дом мужа... И тут упал он сам. Руки и ноги были неподъемными, словно к ним привязали гири. Горло сдавил спазм, мешающий не только говорить, но даже дышать. Салих прикрыл веки. Но ровно настолько, чтобы видеть, как Хайсо встал и пощупал у всех, кроме него, пульс. Потом снял с шеи Салиха золотую цепь с ключом от сокровищницы и, распахнув дверь, вышел из комнаты. Но яд еще не до конца подействовал на младшего брата. Наверно оттого, что он не выпил бокал до дна. Собравшись с силами, он попытался привстать и выползти из комнаты, где предусмотрительным Хайсо уже была подожжена шелковая занавеска. Яркий веселый огонь быстро пожирал тонкий шелк, перекидываясь на стены и ковры.
  - Тай... - Прохрипел Салих и задохнулся в жарком дыму.
  
  Очнулся он укутанным в теплое одеяло и крест-накрест пристегнутым к креслу аэромобиля. Голова болела так, что глаза, кажется, выпрыгивали из орбит, а руки с ногами мелко тряслись. Неяркая подсветка навигационных приборов плавала плазменными шарами и овалами то вверх, то вниз. Кажется, его затошнило. На коленях тотчас оказалось небольшое ведерко. Это было так смешно, что Салих хмыкнул, а потом постарался повернуть негнущуюся шею.
  За штурвалом аэромобиля сидел Тайрес. За окнами стояла предрассветная мгла.
  - Диспетчерская Джайны, - вдруг сказал Тайрес, - как слышите меня? Борт четыре три один три вызывает диспетчерскую Джайны с просьбой предоставить коридор через горы.
  - Граница провинции Сенко закрыта согласно распоряжению принца Гердена. - Подала голос невозмутимая диспетчерша. - Для любого транспорта.
  - Передайте господину Лайсину Който или кому-нибудь, кто прилетел накануне с принцем: я - Тайрес дома Реско. Со мной - Салих дома Токо. Пожалуйста, девушка! Пустите нас к нашим друзьям! Салиха чуть не убил собственный брат! Ему нужна срочная медицинская помощь, или он умрет прямо в кресле! Умоляю!
  В эфире, кроме потрескиваний микроразрядов, стояла тишина.
  - Диспетчерская Сенко! Если у вас находится Рочен дома Рейво... Спросите его! Он знает Салиха! Прошу! Спасите моего друга!
  - Господин Тайрес... - в эфире появился мужчина. - Ваш коридор северо-северо-запад, высота четыре триста, девятнадцать - сорок три. Мы поведем вас прямо к госпиталю.
  - Спасибо! - Заорал Тайрес. - Салих, дружочек, сейчас перемахнем горы...
  - Я не дружочек. - Просипел тот. - Я - аристократ дома, вырастившего убийцу и предателя.
  Оранжевая подсветка приборов снова расплылась и померкла, погружая Салиха в безмолвную темноту. Но последним его видением снова стало яркое пламя. А в них - смеющиеся синие глаза Хайсо.
  "Ты - не мой брат!" - Пытался крикнуть Салих, но взвился черный пепел, поглощая мать и отца. А еще - сестру, так и не познавшую радость и отчаяние замужества.
  
  Проснулся он в хорошенькой светлой спальне аристократического богатого дома. Дышалось ему легко, руки и ноги вроде слушались. Немного болела шея, но это было неважным. "Кажется, мне приснился поганый сон". - Подумал Салих и повернулся набок, перекатившись по большой кровати, застланной одеялом в кружевах. - "Где это я?"
  Он приподнял голову и замер. На краю этой же кровати бессовестно спал Тайрес, вытянув длинное тело почти до ее спинки.
  Салих потер глаза, пытаясь вспомнить, где он, и почему рядом с ним лежит его управляющий. Пусть, друг. Но не в одной же постели с аристократом? Рука Салиха потянулась к плечу Тайреса с намерением его растолкать, но... загрузившая воспоминания память услужливо подсунула ему картинку вечера в гостиной родителей. Бокалы с вином, смеющиеся глаза Хайсо, падающие навзничь родственники, и все пожирающий огонь. А еще холодные руки брата, стаскивающие через его голову золотую цепь с ключами от сокровищницы. И тут из глаз Салиха полились тихие слезы. Он опустил лицо в ладони, занавесившись черными волосами. А ничем не сдерживаемые слезы капали и капали на кружево, делая его сначала просто влажным, а затем - мокрым.
  Но его пробуждение сразу почувствовал Тайрес и подскочил, одергивая измятую рубаху.
  - Салих, у тебя что-то болит? Скажи! - Он снова присел рядом с молодым парнем, пытаясь неловкой рукой отвести спутанные волосы от лица.
  Но тот вдруг поднял голову и посмотрел на друга страдающими глазами.
  - Тай... Они все погибли, да?
  - Боюсь, что так. - Тяжело вздохнул тот. - У меня не было возможности позвать кого-то на помощь. Девушки-горничные, подававшие вам еду, тоже были отравлены. Дом горел со всех сторон. Я еле успел тебя вынести.
  - Правильно сказал Рочен о том, что Хайсо хотел, чтобы я его отпустил. Человек, вернувшийся в наш дом, был вором и убийцей.
  - Ты считаешь, что твой брат погиб, а тот негодяй выдавал себя за него?
  - Нет. - Медленно покачал головой Салих. - Этот человек, по крови, действительно, был моим братом. Изменилась его душа.
  - Сэл, может ты, ребенок, знал его только с хорошей стороны?
  - Наверно. Не знаю. Не понимаю. Не верю, что Хайсо мог стать таким: жадным, злым, равнодушным... Тай, мне всегда казалось, что он был самым лучшим.
  - Я слышал, о чем говорили на собрании после того, как ты ушел. Это Хайсо устроил те аварии, украв военные разработки дома Фортис. Потом он продал их Тэо.
  - Да, Хайсо хвалился своими подвигами. - Салих покачал головой. - Это так чудовищно! Тай! Разве так можно поступать с теми, кто тебя любит?
  - Ну же! - Тайрес легко подхватил Салиха и, недолго думая, посадил себе на колени, завернув, как ребенка, в одеяло. - Посмотри на мир. Брат дома Фортис идет войной на брата дома Тэо, создав провокационную ситуацию с убийством молодоженов. Какой красивый предлог для начала военных действий!
  - Так жалко Гердена и его жену!
  - Ну, Герден, положим, жив. - Усмехнулся Тайрес, прижимая к себе заплаканного друга. - Прости, что снова задену твои чувства, но из столичного дворца принца украл Сайхо и привез в Кэно. Потом чуть не забил его в подвале вашего дома до смерти. Но парни, которые служили вашему дому, не стали его добивать, а положили под забор нашей Службы, где его нашла Ханна. Она вызвала Денки и Рочена. Теперь они все здесь.
  - Здесь, это где?
  - Во дворце Фортисов в Сенко. А за стеной, в соседних покоях, набирается сил прооперированный Герден. Думаю, с ним все будет хорошо. Ведь его собирал и сшивал сам великий Рочен! - Рассмеялся Тай. - Кстати, они с Ханной по очереди дежурят у его ложа.
  - Боги, - вздохнул Салих, - как все поменялось! Тот, кого мы считали врагом, стал... другом. А тот, кого я любил больше жизни... оказался насильником, авантюристом и вором.
  - Не расстраивайся. Как себя чувствуешь?
  - Кроме душевной мути, неплохо.
  - Рочен и тебя с того света вытянул.
  - Нет, Тай. Оттуда вытянул меня ты. - Салих повернул голову и уткнулся лбом в плечо Тайреса. - Спасибо.
  - Я - твой друг.
  - Знаю. Тай... А если Фортисы полезут сюда?
  - Не полезут. - Усмехнулся тот. - Рочен, до выздоровления Гердена, объявил себя главой временного правительства. После чего закрыл летные коридоры. Местные встретили его заявление с большим энтузиазмом. Они уверены, что их дорогой доктор сумеет отстоять Северный край. Кстати, подтверждением его слов, в горах уже третий день бушует метель.
  - А... наместник Лайсин? Тай, там, вместе с ним, Тамил!
  - Кажется, Тамил на нашей стороне. Он всегда был самым умным из всех горячих голов дома Тэо. Может, оденешься, и мы спустимся в столовую? Все наши парни и девушки уже нашли какие-то дела. Даже неугомонный Тэйлин унесся к какому-то важному знакомому.
  - Конечно. Прости за слабость, Тай!
  - Это ты прости, что сразу не понял планов твоего братца. Но того, что случилось, обратно не вернуть. Так что поднимайся. Местные горничные приготовили тебе одежду. Не нарядную. Обычную. Но в ней спокойно можно делать все, что угодно.
  - Вот и замечательно. Отвернись, пожалуйста, я переоденусь.
  - Буду ждать тебя в гостиной. - Тайрес вышел за дверь.
  А Салих снял рубашку и задумался. Только теперь к нему пришло понимание, что старший брат не любил, а играл в любовь с младшим, делая для того естественными порочные отношения. По спине пробежали мерзкие мурашки. Салих быстро надел майку, а сверху - черную рубаху и вязаную безрукавку. А потом натянул серые узкие брюки с нижними лентами, замечательно заправляющиеся в высокие шнурованные ботинки. Отыскав в находящейся рядом умывальне расческу, он привел в порядок волосы, переплетя их плотной косой. А следы утренних слез смыла вода.
  - Тай! - Салих появился на пороге гостиной, где у окна стоял Тайрес и разглядывал серое мутное небо. - Я готов.
  - Пойдем. Я все тебе тут покажу. Может, увидим кого-нибудь из парней. Заодно чем-нибудь перекусим.
  Когда они сидели за столом, Тайрес вдруг почувствовал, что не хватает какого-то привычного звука. Посмотрев на друга, отрезающего масло, он увидел, что на его руках нет браслетов.
  - Гм... Сэл... А твои браслеты?
  - Вот они. - Вытащил из кармана золотые ободки Салих. - Не возражаешь, если сразу после завтрака мы навестим какого-нибудь местного ювелира и обменяем их на деньги?
  
  Глава пятая. Рочен
  
  Когда Денки посадил аэромобиль перед госпиталем, Рочен осторожно вылез из машины и, включив громкую связь с диспетчерской, искренне поблагодарил всю смену. А потом, изменив тон, сообщил, что между провинцией Тамт и королевским домом Фортис началась война. Поэтому он настоятельно рекомендует закрыть воздушное пространство Сенко даже для аэроэкспресса.
  - А если наместник...
  - С наместником я все согласую сам. Пожалуйста, передайте по смене, а также в прессу, что до окончания военных действий за безопасность провинции несу ответственность я, Рочен дома Рейво. Если что-то будет непонятно, я доходчиво объясню. Но не сегодня. Если кому-то приспичит навестить родственников по ту сторону гор, пусть хорошенько подумает о том, стоит ли, поскольку скалы в метель - не самое романтическое место для прогулок, а жизнь солдата - лучшее, что может подарить королю его страна.
  - Рочен... Ты там, случайно, не заболел? - Усмехнулся старший диспетчерской смены.
  - Нет. Кстати, коридоры уже нестабильны из-за непогоды и сбоя электромагнитного фона над горами. Если кто-то будет запрашивать разрешения на перелет хребта извне, связывайтесь со мной в любое время. Господа! Война - это очень серьезная штука. Разве мы, местные жители, хотим умирать за чужие интересы?
  - Рочен, но аристократия не потерпит над собой главенство простолюдина!
  - Завтра у меня будут все необходимые полномочия. До связи. Денки! Размести людей во дворце Фортис. Если местный дворецкий будет сопротивляться, запри его в какую-нибудь кладовку. И пусть подготовят покои для приема принца Гердена. Ханна, остаешься со мной. Крови не боишься?
  - Нет.
  - Тогда будешь ассистировать. Ден, разместишь людей, возвращайся за нами. Все ясно?
  - А ты, оказывается, крут! - Усмехнулся Денки, помогая устроить на руках Рочена безвольное тело принца.
  - Привычка. - Ответил тот и кивнул выскочившим из дверей вызванным им врачам. - Операционная готова?
  Те кивнули. И двери больницы поглотили высокого беловолосого мужчину, так и не положившего свою ношу на каталку, и маленькую черноволосую женщину, твердо идущую за ним следом.
  
  К восходу солнца все было закончено: раздробленные кости на ноге принца собрали и закрепили специальной магической манжетой, разрезанные мышцы спины и груди сшили. Шрам на лице выглядел ужасно, но Рочен сказал, что останется небольшой рубчик толщиной с нить. Бессознательное бледное тело поместили в специальный пенал, поддерживающий определенную температуру и уровень донорской энергии. Но самое главное, туловище в нем не касалось никаких поверхностей, что позволяло ранам заживать намного быстрей.
  Моргающий красными глазами Денки снова подогнал машину к больнице.
  - Может, не стоит его трогать? - Спросил он, глядя на запертого в пенале с кучей приборов Гердена. - Полежал бы здесь, оклемался, и только тогда...
  - Тебе бы хотелось очнуться, когда рядом ни одного знакомого лица? Вот и ему нет. А он - наш будущий Король. Так что со всем нашим почтением к монарху ставим пенал на багажник...
  Через сорок минут Герден лежал в отведенных ему покоях. Ханна, то и дело клюющая носом, вызвалась посидеть с ним, пока не вернется Рочен, приказавший внести в покои принца еще одну кровать.
  - Ложись, Хань. Он не очнется еще сутки.
  - А Вы?
  - Мне нужно распорядиться насчет всех наших сотрудников, подготовить указы о чрезвычайном положении в провинции и съездить к наместнику.
  - Вы поедете к господину Лайсину?
  - Он должен выдать мне решение о полномочиях. Без них никто не станет подчиняться моим приказам.
  - Скажите, Вы говорили о закрытых коридорах... Как Вы могли их запереть?
  - Ханна, Ханна! Помнишь, мы говорили о моем контракте с духами? Он все еще в силе. А потом у нас есть Тэйлин. Не волнуйся, Хань. Ложись и спокойно спи.
  Посматривая на лучи утреннего светила, пробивающиеся сквозь снежную муть над горами, Рочен уже подлетал к замку наместника, когда с ним связалась диспетчерская служба движения.
  - Господин Рейво! К нам просится машинка из южной провинции. Пилот говорит, что его зовут Тайрес дома Реско. А с ним - аристократ дома Токо - Салих. Они просят врачебной помощи. Что с ними делать?
  - Что делать? Открывайте коридор. Координаты... северо-северо-запад, высота четыре триста, девятнадцать - сорок три. И очень нежно, словно рассыпающуюся от ветхости старушку-миллионершу, ведите их к госпиталю. Вернусь - посмотрю. Если что-то несерьезное, пусть поработает дежурный врач.
  - Вас понял... - Хмыкнул старший смены.
  Солнце медленно поднималось над снежными пиками и черными провалами глубоких пропастей, постепенно окрашивая тени в пестрые цвета ранней осени. Горожане открывали жалюзи и отдергивали занавески, впуская в дом розовые краски. Улыбаясь новому дню и ругая оголодавших за ночь котов, начинали готовить завтрак. А сельчане в долинах топили печи и выгоняли скот. Кормили кур и тормошили досматривающих сладкие сны пацанят, обязанностью которых было кормить домашнюю птицу. И те, и другие еще не знали, что в мире за горами началась братоубийственная война. Что голубой экспресс, обычно отходящий от вокзала ровно в шесть, не мелькнет сегодня алым росчерком в утренних небесах, а туристы, купившие билеты для того, чтобы полюбоваться осенней пестротой гор, отправятся не на вокзал, а в призывные пункты. Королям, чтобы удовлетворить свои желания, нужны солдаты - пешки в масштабной стратегической игре. Но когда делается первый ход, развлечение превращается в кровавую бойню. Выбывшие из схватки уже не лягут в коробку до новой игры. Тела, сраженные пулями, выпущенными такой же пешкой, поглотит земля, а души навсегда исчезнут из волшебного, но очень жестокого мира под названием жизнь. Правда, короли проигравшей стороны тоже частенько заканчивают игру на плахе... Но ведь в игре на выбывание победитель только один.
  Припарковав свою великолепную машину там, где когда-то ставили аэромобили именитые аристократы, Рочен легко взбежал по знакомым с детства ступеням на крыльцо и толкнул резную деревянную дверь, удивившись, что гостя, пусть непрошенного и раннего, никто не встречает. Привычный до каждой трещинки в каменных стенах и ниточки на украшавших их коврах холл тоже пустовал.
  - Эгей, сонное царство! Казну проспите! - Крикнул он, слушая гулкое эхо. Как же здесь все было знакомо! В этом доме он вырос. Тут они с Лисом играли в прятки. А в том углу, в большом цветочном горшке, закопали один на двоих секрет: цветное стеклышко и красивые конфетные фантики, обернутые вокруг двух камешков - оникса и яшмы. Тогда они решили загадать над секретом желание и выкопать его через двадцать лет, если оно сбудется. Но потом забыли... Поскольку, когда им исполнилось двадцать пять, оба жили в столице.
  Раздумывая над прошлым, Рочен услышал стремительные шаги, сбегающие по лестнице вниз и, выбросив из головы детские воспоминания, посмотрел вперед.
  
  - Господин Тамил! - Рочен в точности скопировал поклон, которому его когда-то обучал отец. "Надо бы заглянуть к старикам". - Промелькнула мысль и сбежала, вспугнутая неожиданными объятиями сильных рук.
  - Рочен! Наконец ты приехал! Тебе передавали, что я тебя искал?
  - Нет. - Выпрямился упрямый сын повара и посмотрел в синие глаза аристократа дома Тэо. - Я приехал потому, что Ваши, господин Тамил, родственники решили развязать войну за трон соединенного королевства.
  - Но я... Еще пару дней назад связывался с Асвидом и дядей Райгеном. Они были на свадьбе Гердена. Ничего не понимаю.
  Рочен быстренько просмотрел сознание Тамила. Тот, действительно, был искренне удивлен.
  - Жена Гердена убита. Сам Герден был похищен господином Хайсо Токо и его прислужниками. Потом принца забили почти до смерти.
  - Что такое ты говоришь?! - Руки Тамила тряхнули плечи Рочена.
  Они стояли друг напротив друга: высокие, сильные северянин и южанин. Сын дома Тэо - синеглазый и смуглый брюнет с лицом, выражающим сердитое недоверие, и простолюдин Рочен дома Рейво - блондин с торчащими во все стороны короткими вихрами и льдинками голубых напряженных глаз.
  Большие ладони ударили по рукам Тамила, сбрасывая их с плеч.
  - Дело твое - верить или нет. Только я привез с собой свидетелей событий. Если хочешь все узнать из первых уст - едем со мной.
  - Но что за люди...
  - Они тебе известны - оперативники твоей Службы безопасности. Не поленись, расспроси, и они расскажут, как при попытке к бегству их машины расстреливали ракетами. Очнется Герден, может, снизойдет до откровенного разговора с не подозревающим о подготовке к военным действиям членом дома Тэо. А ведь переворот за три дня не сотворишь. Убийство и то надо спланировать. Что молчишь, Тамил?
  - А я не обязан отвечать тебе, Рочен.
  - Мой край в безумные действия твоих сородичей не вступит. А ты, как возможный шпион и провокатор, подлежишь депортации на историческую родину - в провинцию Тамт. Райген обрадуется еще одному умелому солдату. Кстати, если ты помнишь, там остались твои дети. Похоже, пришло время их навестить. Не так ли, папочка?
  Черноволосый мужчина вспыхнул, как порох, бросившись на смеющегося над ним северянина. Если Тамил в драках брал подготовкой и приемами единоборств, то Рочен просто был сильным и ловким. Через несколько мгновений они, сцепившись, как два разъяренных пса, уже катались по каменному полу, пытаясь перегрызть друг другу глотку. Наконец, Рочену удалось вывернуть Тамилу руку и положить его лицом вниз.
  - Ты, - доктор сплюнул кровь, текущую из разбитой губы, на спину Тамила, - зачем явился в Сенко? Разорять не принадлежащий тебе край?
  - Тебе он тоже не принадлежит! - Прохрипел южанин.
   - Силь, детка, - Рочен закончил вязать узлы на руках Тамила куском ткани из разорванного в пылу драки чужого жилета, - сможешь выкинуть его за пределы хребта? А оттуда он дотопает ножками.
  Но не успел дух ответить, как с верхней площадки лестницы раздался слабый голос:
  - Тамил... С кем ты разговариваешь?
  - Развяжи меня, идиот! И посмотри, в кого превратился твой бывший друг. Именно из-за него я уехал из Тамта, пытаясь вылечить Лайсина от радужной дури. Именно из-за него искал тебя по всей стране, но не мог найти. Какая, на хрен, война, если твой друг не может жить без наркотика? Даже из прислуги тут остался один повар и камердинер старого господина.
  - Лайсин мне не друг. - Сказал Рочен, слезая с Тамила и развязывая ему руки. - И я не специалист по излечению зависимости.
  - Тамил... - Снова раздался ломающийся и капризный голос. - Куда ты снова спрятал мою коробочку? Зачем? Мне опять плохо...
  Худой и взлохмаченный Лайсин, покачиваясь, двумя руками держался за перила. Казалось, еще немного, и тело безвольным мешком скатится вниз.
  - Когда я видел его в последний раз, такого не было... - Растерянно прошептал Рочен.
  - Перед тем, как направить его в последний полет, кто-то влил ему в кровь чудовищную дозу. Он выжил. Но без концентрированной радуги больше не может. Причем, частота приема увеличивается. Я не знаю, что делать...
  Тамил опустил руки.
  - Скажи "спасибо" подстроившим все это родственничкам. Пострадал не только он. Герден тоже не справился с двумя псами, целящимся друг другу в глотки. Они порвали его, чтобы не мешался.
  - Рочен, прошу, сделай что-нибудь!
  Северянин посмотрел в глаза Тамилу.
  - Ты читаешь в душах? - Спросил тот. - Читай в моей. Все, что знаю. Только вылечи моего Лайсина... Да, я знаю, что ты с детства любишь его. Он говорил... Но для меня этот человек - вселенная. Ты не можешь понять...
  - Угу. Не могу. Бери этого господина... У тебя есть снотворное? Сильное?
  - Да. Примерно, на семь часов сна.
  - Вколи ему и неси вниз. Сначала положим его в больничку. И долго-долго будем чистить кровь. Ты ведь маг, Тамил?
  - Ну...
  - Готов стать для него донором? Ему нужна живая энергия. Если ради своей верности ты поделишься с ним своей силой...
  - Поделюсь.
  - Тогда коли и пойдем. А, кстати, забери печать наместника. Кто-то же должен рулить всем этим безобразием!
  - И ты, человек без специального образования...
  - А ты мне на что? Хочешь, чтобы я спас Лайсина? Жизнь твоей любви за жизнь местного населения. И полное подчинение моим приказам.
  - Ладно.
  - Закутай в одеяло. Без дозы его начнет трясти.
  - Знаю...
  Открывая заднюю дверь своей машины, Рочен увидел лицо Лайсина и ужаснулся. Этому морщинистому, с седыми волосами, человеку, можно было дать лет шестьдесят, но никак не тридцать пять. Худое лицо, впалые щеки и землистый цвет лица... Доктор видел наркоманов, иногда попадавших к нему на операционный стол, и просто делал свою работу, в принципе зная, что еще немного, и им из земного уже ничего не понадобится. И Лайсин, друг его детства, уже стоял на пороге того мира, с трудом осознавая образы этого.
  - Печать! - Протянул он руку к устроившемуся со своей ношей Тамилу. Тот молча отдал ему перстень и квадратный штемпель. Рочен сунул их в карман и завел машину, одновременно связываясь с приемным покоем.
  - Говорит Рочен. Приготовьте отдельную палату с двумя койками. И аппаратом для переливания крови. Какая группа и резус? Приеду, определим. Еще аппарат для прямой передачи энергии. Да, донором будет человек. Спасибо.
  - Как тебя слушают! - Хмыкнул Тамил. - Словно в тебе - кровь аристократов.
  - Я - заместитель заведующего отделением центральной столичной больницы. Поэтому слушаться меня должны беспрекословно.
  Рочен поднял машину в небо и быстро полетел в сторону Джайны.
  - И почему же ты, заместитель, оставил свою больницу во время военных действий?
  - Потому, что жизнь будущего Короля ценнее тысячи умирающих на полях сражений марионеток.
  - А еще недавно ты пекся о всех, кто попадал на твой стол!
  - Каждую минуту своей жизни мы делаем выбор. Большой или маленький. Важный или пустячный. Так вот. На кону - будущая жизнь королевства. Если я брошу собственные силы на извлечение застрявших в солдатах пуль, мысли в головах и ситуация в стране не изменится. Но если принц Герден останется жив... у нас есть шанс спасти страну от разграбления.
  - Я помогу тебе, Рочен. - Спустя время сказал Тамил. - Особенно, если ты сумеешь вернуть к жизни Лайсина.
  - Это ты должен суметь его вернуть. - Ответил хирург. - Каждый из подобных пациентов, попадавших в мое отделение, был не столько наркоманом, сколько очень одиноким и напуганным жизнью человеком. Все эти люди уходили от реалий мира в иллюзии, где светило солнце, и чьи-то добрые руки гладили их волосы, как в детстве. Правда, потом страхи все-таки захватывали придуманный ими мир. И тогда человек, не зная, куда бежать, уходил в смерть. Так что, Тамил, попробуй, достучись до его души. Сделай так, чтобы он тебе поверил.
  - Рочен!
  - Угу.
  - Вы с ним дружили... Лайсин говорил... Особенно, когда был под действием травки, все время тебя вспоминал. Спорил, что-то пытался тебе объяснить. Может, это ты ему нужен, а не я?
  - Знаешь, Тамил... Когда нам было приблизительно по тринадцать лет, в провинцию прибыл принц Корвес вместе с принцем Герденом. И Лайсин сделал свой выбор. Потом мы встречались еще несколько раз. Я предлагал ему отказаться от слишком тяжелого для его хрупкой сути пути. Но он не соглашался. И еще сказал, что у аристократа с простолюдином нет ничего общего. Я согласился. Вот и все. Так что моя история отношений с Лайсином Който закончена. Ну, вот мы и прилетели...
  Когда двое мужчин уже лежали каждый на своей узкой больничной койке, а Рочен закончил настраивать приборы и рассказал цикл процедур лечащему врачу, Тамил ему улыбнулся.
  - Спасибо.
  - Ну что ты, до спасибо еще очень далеко. Два дня вы будете лежать рядом, словно сиамские близнецы. И только потом тело Лайсина можно будет перевести на обычный "донор". Период реабилитации тоже будет сложным. Продумай, чем его можно заинтересовать, чтобы он включился в действительность, словно в увлекательную игру, где страхи, несомненно, есть. Но кроме них, есть надежное плечо самого близкого человека. Тамил, ты уверен, что готов быть с ним рядом всю жизнь? Что тебе не захочется вернуться в семью или сменить круг общения? Почему спрашиваю? Потому что гуманней усыпить его сейчас, пока он на грани. Подумай. Я пойму и приму любой ответ.
  - А ты? Ты сам готов его бросить?
  - Как я тебе говорил, моя персона ему не интересна. Ни как друг детства, ни как личность. Как врач, повторю еще раз: сейчас уйти проще, поскольку тело очень ослаблено и уже отказывается жить. Если ты имел в виду, жалко ли мне этого человека, отвечу, что да. Но жизни тех, кто живет в провинции и не хочет умирать, для меня важней.
  - Спасибо.
  - Ты подумай. До перелома течения заболевания - как раз, два дня.
  - Я уже давно все выбрал.
  - Настолько, что схватив Лайсина, спрятался от дяди за горами? Не семья ли Тэо кормила его наркотиками?
  - Все сложнее. - Тамил отвернулся от Рочена. - Дурь ввозил в страну принц Корвес. Удивлен, что такой флегматичный и безответственный тип наладил поставки "радуги" по всей стране?
  - Что?!
  - Что слышал. Лайсину, он мне рассказывал кое-что из своей жизни, было нелегко рядом с Герденом. Первый раз он попробовал травку, когда учился в университете. С тех пор он уходил в придуманную жизнь от всех своих проблем. Вначале это случалось редко... Но однажды Герден об этом узнал. Рассказать, как?
  - Ну?
  - Не получив от поставщика очередную дозу, Лайсин бросился на принца с ножом. Ну а тот - малый не промах. Сам схватил нож и немного его порезал. А потом отправил подальше от дворца под наш присмотр. Об этом знали Король и Асвид.
  - Вот как? Получается, я кругом дурак? Но почему все во дворце делали вид, что ничего не знают о том, что близкий друг принца - наркоман?
  - Вероятно, кто-то из родственников Гердена очень хотел, чтобы Его Высочества однажды не стало. И это почти сработало. Под действием травы Лайсин увидел страшные тени. Он начал метаться по комнатам, разбивая в кровь голову, локти, колени... бросился с ножом на Гердена. Тот, отбиваясь, нанес несколько ран. А остальные увечья Лайсин получил, катаясь по разбитому стеклу.
  - Маленькая несостыковка: оперируя Лайсина, я не нашел в его теле стеклянных осколков. Если хочешь вызвать во мне жалость, расскажи версию, похожую на правду. - Рочен поднялся. - Два дня на раздумье. И еще: если ты на что-то надеешься, то можешь отложить эти мысли до лучших времен. Ему нельзя будет жить полноценной жизнью: принимать гостей, переживать сильные эмоции и потрясения. Никакой жены и никаких детей. И, увы, в ближайший год никаких отношений. Только покой. Так что полежи и подумай: оно тебе надо?
  Дверь за Роченом закрылась, а вызванный им дежурный доктор сел в кресло так, чтобы видеть показания приборов.
  - Поспите. - Улыбнулся он Тамилу. - Ваша энергия восстановится быстрее.
  Посмотрев на часы, Рочен подергал себя за волосы. Голова, после двух суток бодрствования, была чугунной, а глаза слипались. Но сейчас нужно осмотреть Салиха, а потом - написать указ о передаче наместником полномочий и закрытии границы с другими провинциями.
  - Денки... - Ткнул он пальцем коммуникатор. - Спишь?
  - Уже нет. - Откликнулся тот.
  - Деловые тексты составлять умеешь?
  - Да не вопрос.
  - Тогда отыщи во дворце гербовую бумагу. Я скоро вернусь, и мы, жители нейтральной и суверенной территории, будем писать.
  - О чем?
  - Завещание. - Засмеялся Рочен, услышав, как закашлялся Ден.
  - Твое - всегда пожалуйста. Особенно, если красавица аэромашинка отойдет ко мне.
  - Ден, не повторяй ошибки наших аристократов, разевающих рты на чужое. Вот высплюсь и познакомлю с тем самым братом, который поможет тебе создать свое.
  - Да-а! - Страстно выдохнул гонщик.
  - Так что жди, скоро прилечу.
  
  - Ты скверно выглядишь! - Встретил выспавшийся Ден постоявшего в душе и переодевшегося в чистую одежду Рочена.
  - Ага. - Флегматично согласился тот. - И где у нас тут кабинет?
  - На третьем этаже.
  - Боги... Какие длинные лестницы! И плохо натянутые ковры! - Споткнулся о ступень засыпающий на ходу доктор.
  - Ты бы лег...
  - Успею, Ден. Слишком много надо сделать и в короткий срок. Сейчас я тебе все расскажу.
  Усевшись за черный письменный стол вдвоем, мужчины положили перед собой обычный лист писчей бумаги.
  - Чего писать? - Вооружился ручкой Ден.
  - Указ.
  - Ого!
  - Эге. Первое. С сегодняшнего дня и до окончания периода повышенной готовности...
  - Готовности к чему?
  - Поживем - увидим. Хорошая, емкая и пугающая фраза, идеально подходящая для обывателей. - Потер лоб Рочен. - Итак, до окончания периода повышенной готовности или выздоровления наместника Който полномочия главы провинции переходят к Рочену дома Рейво. Который имеет право издавать приказы, регулирующие деятельность всех организаций, контор и торговых домов. А также полиции и гвардейских отрядов, капитаны которых обязаны исполнять исключительно распоряжения временного главы провинции. Написал?
  - Ага.
  - Что я забыл?
  - Банковская система.
  - Угу. В связи с чрезвычайной ситуацией, вызванной военными действиями королевского дома против мятежной провинции Тамт запрещаю: выводить средства вовне по чьему бы то ни было требованию. Снимать наличными вклады целиком. Проводить спекуляции с золотом и ценными бумагами. Наказание за создание паники на финансовом рынке - смертная казнь.
  - Ну, ты даешь, брат!
  - Иначе нам провинцию не удержать. Сегодня люди узнают, что за горами - война. Паника начнется в любом случае. Поэтому - указ под номером три: за распространение слухов, не подкрепленных доказательной базой и направленных на создание недоверия к действующей власти - семь лет каторжных работ без пересмотра дела и апелляций. Зачинщики и подстрекатели будут казнены в соответствии с законами военного времени.
  - Ты спятил, Рочен!
  - Указ номер четыре: на базе полиции создается оперативная группа в составе... короче, всех ваших. Ее целью будет: поиск любого компромата на членов домов Фортис и Тэо. Санс - старший.
  - Зачем?! - Вытаращил глаза Ден.
  - Чтобы поссорить воюющие дома изнутри. Тогда война закончится, толком не начавшись. Ден, мне надо знать все: кто чем занимается. Их источники финансирования. Взаимоотношения внутри семей. Любовники и любовницы. Предпочтения и неприятие. Родственные связи. Ты меня понял?
  - Да, мой герой!
  - Дубина. Распечатай, пожалуйста, на гербовой бумаге. А, забыл... Распоряжения дома Фортис, в первую очередь, должен читать я. И решения по ним тоже буду выносить я, пока не очнутся наши аристократы. Сделаешь?
  - Конечно. Наши оперативники будут рады заняться стоящим делом. Кстати, Сэмп прихватил архив. А Тэй уничтожил всю базу данных Службы Тамта.
  - Молодцы, парни. И еще, Дэн, займи полицию. Пусть создадут патрули и объявят комендантский час.
  - Э-э? Зачем?
  - Чтобы болтали и болтались поменьше. Ох, забыл о самом главном: продажа спиртного на время периода повышенной готовности запрещена. Штраф... Придумай сумму сам. Покрупнее. Все, я пошел.
  Рочен дошел до дверей кабинета и снова остановился.
  - Скажи господину Сансу, что в первую очередь надо разобраться с поставщиками радужной травки. Теперь - точно все. Я буду спать в комнате Гердена. Через, - он посмотрел на часы, - четыре часа ему нужно сменить донора. И еще... Прости, что напрягаю, Денки...
  - Нормально. Я не против.
  - Угу. Сходи в больничку и опроси Тамила Тэо. Наговорил он мне много, но его слова расходятся с тем, что я знаю. Мне нужно понять, чего этому южанину надо. И вообще, последите за ним. Аккуратно. И снова вспомнил: сигнал связи должен идти только на мой коммуникатор и в вашу Службу. Сделайте один номер общим. Остальных, особенно Тэо, отключите. И как можно быстрей.
  - Все сделаю, Рочи. Иди, поспи.
  
  Когда Рочен вошел в покои принца, Ханна все так же сидела на стуле рядом с его кроватью.
  - Ты почему не легла? - Удивился доктор, проверяя показания приборов.
  - Долго и много думала. - Улыбнулась женщина. - Мысли мешали спать. Так странно складывается жизнь... Все выводы, к которым мы пришли, оказались ложными. Герден, которого я считала чудовищем, вполне может оказаться героем.
  - Не торопись награждать его лавровым венком. Он не герой и не чудовище. Просто человек, поставленный судьбой в определенные условия. Но результат, с которым он из них выйдет, запишется в истории Королевства. Раз тебе не спится, собери остальных. Ваша Служба должна доделать ту работу, которую начала. Я продиктовал Дениэлю некоторые вопросы. Если мы найдем на них ответы в ближайшее время, разорения и развала страны можно избежать. Но для этого нужны ясные головы и большое желание жить в мире.
  - Я все сделаю, господин Рочен. Вы сами отдохните. Может, Вам принести поесть?
  - А, точно. Я ведь не ел. Иди, Ханнушка. До смены донора осталось почти четыре часа. И я хочу...
  Рочен сел на кровать, а потом просто завалился на бок и заснул.
   Ханна нагнулась и сняла с него туфли. А потом, с трудом, положила тяжелые ноги доктора на кровать. Рочен счастливо вздохнул и вытянулся во весь рост. И Ханна задержалась, глядя на спящего мужчину. Белые волосы и белые брови. Закрытые пушистыми белыми ресницами голубые глаза. Достаточно крупный нос и высокие скулы. Вытянутое лицо и подбородок, покрытый прозрачной щетиной. Синие под глазами круги. Широкие сильные плечи и большие руки. Большой и уверенный человек, не побоявшийся взвалить на себя бремя ответственности, которое обычно делится между членами аристократических семей.
  - Он - красавчик. - Раздался позади Ханны тихий женский голос. Она подскочила и обернулась. Рядом с ней стояла маленькая, еще ниже ее, девушка с большими желтыми глазами и разноцветными, почти как у Сэмпа, волосами.
  - Нравится? - Поинтересовалась она.
  - Просто интересно. - Вежливо ответила Ханна. - Вы - из обслуги?
  - Можно сказать, что да.
  - Тогда, если Вас не затруднит, принесите господину Рочену обед через пару часов. Он со вчерашнего дня ничего не ел. Или с позавчерашнего.
  - Нехорошо метаться от одного мужчины к другому. - Философски заметила девушка. - Ибо если за двумя зайцами погонишься...
  - Спасибо, но зайчатина не в моем вкусе. Предпочитаю молочно-фруктовую диету. Извините, тороплюсь.
  Когда дверь за Ханной закрылась, Сильвия фыркнула и скользнула на кровать к Рочену. Расстегнув пуговицы на рубахе, она положила свою ладошку ему на грудь.
  - Ты много на себя взял, догоняющий Лайсина мальчик. Смотри, не надорвись.
  Мужчина нахмурил брови, а Силь осторожно провела по ним пальчиком. Брови разгладились.
  - Для кого ты это делаешь? Ведь люди не оценят твоих трудов и назовут тираном. Разве тупое стадо способно понять, что война может докатиться и до них? Перелезть через перевалы и отобрать мужей и сыновей, отправив их на равнины умирать за чужое богатство под звуки фанфар и патриотические лозунги. Разве они знают, что война - это подлость и предательство? Что главными ее атрибутами являются не героизм и смелость, а вши, понос и вечный голод? А еще - ни на минуту не прекращающийся животный страх за свою жизнь, постепенно меняющийся обреченностью. Обыватели будут проклинать тебя за то, что ты сохранишь их жизни. А аристократы - что узнаешь их маленькие, но мерзкие тайны.
  - Я построю скит. - Пробормотал Рочен, прижимая к себе Силь. Та уютно устроилась в кольце его рук и тоже закрыла глаза.
  
  Тем временем в одной из гостиных дворца собрались оперативники Службы Тамта, прилетевшие вслед за Роченом и Сансом в Сенко.
  - Господа! - Взял слово Денки. - Еще в Тамте мы с вами начали расследование. И в свете последних событий оказалось, что мы остановились на полпути, так и не обнаружив виновных, и, самое главное, идейных вдохновителей. Как вы знаете, между властью Короля и властью провинции Тамт появились разногласия, готовые перерасти в вооруженный конфликт. Но любая война - это ослабление экономики и вытекающая из этого разруха с уменьшением численности населения. Поэтому господин Рочен внес предложение не только довести до конца начатое нами дело, но и собрать о членах домов Тэо и Фортис всю подноготную. Если они узнают друг о друге много интересного, им будет не до войны.
  - Хорошая идея. - Согласился Санс. - Давайте сядем и распишем всех родственников обоих домов и все, что нам о них известно. После этого распределим имена и начнем искать. Тэй и Сэмп! Вы подготовили к работе экраны и базы данных?
  - Конечно. - Тэй томно положил подбородок на скрещенные пальцы. - Сэмми очень старался. Мы также отключили внешнюю связь для долины, перекинув луч антенны на себя. Прием данных устойчивый, несмотря на погодные помехи.
  - Молодцы. Итак...
  
  Глава шестая. Правнук Короля
  
  - Итак, господа, надеюсь, все согласны с тем, что война нашему государству не нужна? - Поинтересовался Санс, оглядывая бывших сослуживцев.
  - Согласны! - Пискнула Алия, единственная из девушек, кроме Ханны, которая отважилась шагнуть вслед за мужчинами в неизвестность. Все дело было в том, что у нее не осталось никого из родных, и воспитывалась она в детском приюте. Благодаря усидчивости и старанию, Алия не только закончила школу, но также колледж по специальности химик-лаборант. После чего попала в Службу безопасности провинции Тамт. Так что отсиживаться ей было негде, и, кроме этих людей, у нее никого не было. Поэтому, не колеблясь, она сделала свой выбор.
  - Раз согласны, - продолжил Санс, - то хочу задать второй вопрос: считаете ли вы, что господин Рочен Рейво может возглавить провинцию?
  - Он - отличный организатор. Местные слушаются его беспрекословно. - Кивнул головой Денки. - Знаний о политике, конечно, маловато, но, на время закрытия границ, хватит.
  - А ты, Дениэль, готов признать его авторитет?
  - Руками и ногами. - Засмеялся тот. - А еще - головой. Если этот человек посчитает меня своим другом, я скажу, что счастлив!
  - Я согласна с Деном. - Сказала Ханна. - Если я готова за кем-то идти, так это за Роченом. Ну и за Вами, господин Санс!
  Оперативники рассмеялись.
  - Значит, теперь будем называть себя Службой безопасности провинции Сенко! - Улыбнулся Тэйлин и посмотрел на Сэмпа. Тот кивнул.
  - Хорошо. Тогда возвращаемся к тому, что предложил сделать господин Рочен. А именно: стравить представителей каждого из домов между собой. Это будет непросто, поскольку пока есть внешний враг, умные люди откладывают разбирательства внутренние и объединяются против общих недругов.
  - Мне кажется, в первую очередь надо найти того, кто поставляет в нашу страну "радугу". Ведь она у нас почти не растет. Ей по нраву сухой и жаркий климат. - Заметил Тирен. - В бытность моей работы городским инспектором, мы ловили распространителей помельче. Но однажды, при переделе сфер влияния, нам сдали шишку покрупнее. Он сказал, что канал идет через южные провинции. Но своего поставщика сдать не успел, поскольку в тот же вечер неудачно упал на край раковины. Со смертельным исходом.
  - Южных провинций у нас всего две: Рэй и Тамт. - Заметил Денки. - Считаешь, замешан кто-то из аристократов?
  - Конечно. У каждого наместника есть своя полиция и гвардия. - Ответил вместо Тирена Санс. - Если бы попытались провезти хоть унцию без их ведома, поставщиков публично выпороли бы и сослали на каторгу. Законы любой провинции на этот счет жестки.
  - Но в Тамте балуются исключительно травкой. Да и то в подпольных кальянных. - Включился в разговор Тенс. - Я в Службу безопасности тоже пришел с "земли". Мы ни разу не ловили тех, кто продает порошок.
  - И все-таки, давайте распределим каждого мужчину домов Фортис и Тэо между собой. Занимаясь их прошлым и связями, обязательно найдем нечто, выводящее к настоящему. - Положил ладони на стол Санс. - Сэмп, экранов на всех хватит?
  - Нет. Придется работать в две смены. - Качнул головой, украшенной кучей мелких косичек, парень. - И кому-то по очереди придется сидеть на связи. Слушать новости и контролировать работу транспортных диспетчеров.
  - Составим график. - Согласился Санс. - Денки, бери бумагу...
  Почти четыре часа сотрудники службы разбирали и распределяли для собственных разработок каждого мужчину домов Тэо и Фортис. Когда они почти закончили, в гостиную зашли Тайрес и Салих. Оба бледные, но улыбающиеся.
  - О, привет выздоравливающим!
  Все вскочили с мест и окружили парней.
  - Салих, может, тебе отлежаться? - Спросил Тэй, поднеся ладонь к макушке коллеги.
  - Спасибо, нет. Со мной почти все в порядке. Правда, пью только водичку, но голова соображает. Чем вы тут занимаетесь?
  Усадив парней за стол, коллеги все еще раз им объяснили, кое-что разложив по полочкам и для себя.
  - "Радуга" и Тэо? Вряд ли. - Покачал головой Салих. - Тэо амбициозны, надменны, расчетливы... но не до такой степени, чтобы пачкаться о наркотики. Скорее, они убьют, чем займутся грязным бизнесом.
  - Но Лайсин Който их где-то доставал.
  - Мне кажется, их доставал Тамил, поскольку раз в месяц навещал столицу. Возможно, брал там. Когда он сможет встать, спросим у него самого. А сейчас я попытаюсь вам объяснить, почему семья Тэо решила претендовать на трон... В доме Фортис не осталось того благородства и объединяющей сердца людей идеи, которые были еще при отце нынешнего Короля. Каждый, начиная с нашего монарха, норовит обмануть другого и печется лишь о собственном благе.
  - Ты-то, молодой парень, откуда знаешь? - Прищурился Тенс.
  - О претензиях я слышал на собрании аристократов провинции. Что касается прошлого, о нем мне рассказывал дедушка. Тогда наши дома были более открытыми. Встречи проходили не только по большим праздникам или вызове на расширенный совет. Родственники могли неделями гостить друг у друга. Но потом Его Величество, тогда еще принц Исайтор, что-то такое сделал, в результате чего Тэо, Токо и Ноко практически заперлись в Тамте. Говорите, что распределили между собой членов наших семей? Не возражаете, если я возьму Хайсо Токо? Своего брата?
  - Постой, он же умер! - Воскликнул кто-то из парней.
  - Нет. - Салих вздохнул. - Именно он похитил принца Гердена и убил его жену. А еще - отравил и сжег всю нашу семью. Поэтому, пока все неопределенно, будем считать, что я тоже мертв.
  Все потрясенно замолчали. Лишь негромко ойкнула Алия, с жалостью глядя на бледного парня с погасшими синими глазами.
  - Прошу меня извинить, - коснулась локтя Санса Ханна, - можно я отойду, чтобы разбудить господина Рочена? Принцу Гердену пора менять донорский аппарат. Алия! Сходи, пожалуйста, на кухню. Пусть начинают готовить нам ужин. Господин Рочен не ел больше двух суток.
  - Ничего! - Улыбнулся Денки. - Организм и характер у нашего доктора закаленные!
  - Господин Санс... - Робко улыбнулась Алия. - Мы тут уже сделали все, что могли... Не возражаете против перерыва? Ханнушка, я зайду на кухню и вернусь к вам. Может, нашему доктору потребуется еще какая-то помощь?
  - Идите. И не задерживайтесь. Шесть человек остаются работать. Один - на связи. Все важное - докладывать Рочену и мне. Смена - в полночь. Остальные бездельники - есть и спать. Салих... Ты бы полежал. Тайрес и Тенс - вам отдельное задание: слетать в замок Който и обыскать покои Лайсина и Тамила.
  - Я полечу с Тайресом. - Оперся о стул Салих. - Спать я не хочу, а занять голову чем-то надо. Иначе сойду с ума, вспоминая, как на моих глазах умирали близкие... Тенс, прости.
  - Слетайте втроем. Кто его знает, живут ли еще люди в замке. Сейчас подготовлю распоряжение. Если что, предъявите.
  - Хорошо. - Кивнул Тайрес.
  - Ты - старший. Как только вернетесь...
  - Сразу доложимся.
  
  Замок, куда прилетели Салих, Тайрес и Тенс, внешне выглядел опустевшим и неухоженным. На дворе стоял вечер, и низкая облачность делала сумерки гуще, а размытые тени от вековых деревьев и башен - мрачнее. Ни одно окно в центральном здании не освещалось теплыми лучами светцов. Подъездная аллея заросла травой, а кованые загогулины фонарей напоминали сгоревшие остовы деревьев.
  - Мрачное место. - Поежился Тенс и отстегнул ремень. - Так и кажется, что сейчас скрипнут ржавыми петлями старые двери и на ступенях появится призрак женщины в белом плаще!
  - И что? - Флегматично сказал Тайрес, опуская машинку прямо перед подъездом. - Ты боишься бестелесных призраков?
  - В-общем, нет... - Покраснел Тенс. - Хотелось вас немного взбодрить.
  - Мы бодры и готовы к подвигам. - Тайрес вышел из машины и, обойдя ее вокруг, подал руку Салиху, полулежащему сзади на подушках. - Ты как, готов?
  - Сомневаешься в способностях аристократа дома... Нет больше нашего дома. Спасибо, Тай. - Поблагодарил он за протянутую руку и, опершись на нее, вышел и осмотрелся. - Ты прав, Тенс, паршивое местечко. Но в отношении призраков и прочей неупокоенной нежити - чистое. Скорее, в этом доме заперто... горе.
  - Да, Сэл. - Согласился Тайрес. - А еще - разочарование и покорность судьбе.
  - Тут есть живые люди! - Сделал вывод Тенс.
  - Именно! - Согласился Тайрес и первым взошел на низенькое крыльцо.
  Взявшись за молоток, он хотел стукнуть в медную дощечку, но вдруг коснулся рукой створки, которая отворилась безо всякого скрипа.
  - Кажется, нам подготовили встречу. - Удивился он. - Не думаю, что Тамил забыл закрыть за собой двери.
  Как только они втроем вошли в холл, на стенах одновременно вспыхнули светцы, стилизованные под старинные факелы. Каменные стены большого помещения были задрапированы примитивными шерстяными коврами с изображениями сельских сценок, а в простенках между узкими и высокими окнами, больше похожими на бойницы, скалились головы когда-то убитых зверей: оленей, лосей, и даже медведей с длинными желтыми клыками. Перед большим холодным камином лежали шкуры, на которых стояло несколько старых кресел. С двух сторон в стене, противоположной входу, поднимались вверх узкие каменные лестницы.
  - Наверняка, мальцы с радостью играли тут в войнушку. - Шепотом сказал Тенс. - Так и представляю пацанов, штурмующих с деревянными мечами древние башни!
  - Когда-то так и было, господа! - Неслышно спустился по одной из них пожилой человек в теплой войлочной обуви, овчинной безрукавке, но в строгих черных брюках и рубахе. - Добро пожаловать в замок господина Итона дома Който!
  Трое молодых мужчин дружно поклонились.
  - Извините за поздний визит, - негромко сказал Салих. - Поверьте, мы не стали бы нарушать покой Вашего хозяина, если бы не чрезвычайные обстоятельства, требующие срочного выполнения нашей миссии.
  - Догадываюсь, о чем Вы говорите. Сегодня от лица господина Рочена дома Рейво было сделано заявление. Удивительно, я знал этого мальчика с пеленок, а теперь он, взяв в руки власть, руководит провинцией.
  - Это - вынужденная мера. - Горячо заступился за Рочена Тайрес. - Вообще-то, этим должен был заниматься господин Итон, а не доктор Рочен! У него и так забот хватает!
  - Надо же, какие хорошие у сына бывшего повара появились друзья! Поверьте, я искренне этому рад. Но давайте закончим церемонии. Я - дворецкий, а также - камердинер господина Итона Който - Ренли дома Рид.
  - Салих дома Токо, Тайрес дома Реско и Тенс дома Сойто. Оперативники службы безопасности провинции Сенко.
  - Очень приятно. - Поклонился дворецкий. - Прошу следовать господ оперативников за мной. Господин Който вас ждет.
  - Э-э... - Замялся Тенс. - Мы только хотели посмотреть покои господ Тамила и Лайсина.
  Салих толкнул его локтем в ребро, заставив замолчать.
  - Мы очень благодарны господину Итону дома Който за готовность нас принять и желание побеседовать. - Поклонился молодой южанин.
  - Добрые слова, господин Салих. Прошу!
  Когда оперативники вскарабкались по крутым ступеням на второй этаж, с Салиха тек градом пот.
  - Держи платок! - Тихо сказал Тайрес, поддерживая друга под локоть. - Действительно, тебе надо было еще полежать!
  Дворецкий, тем временем, открыл дверь в коридор, выстланный толстым теплым ковром. Воздух тут был сухой и прогретый, в отличие от поселившейся в стенах холла сырости.
  Бросив внимательный взгляд на бледного темноволосого парня, он прошел еще немного вперед и распахнул перед ними двери, ведущие в ярко освещенное помещение.
  - Странно, но почему снаружи мы не видели ни единого лучика света? - Пробурчал Тенс.
  Дворецкий услышал и улыбнулся:
  - Господин решил, что замок пуст?
  - Ну не то чтобы... - Порозовел молодой мужчина.
  - На всех, без исключения, окнах висят толстые портьеры. Заходите. Мой хозяин вас ждет!
  В этой небольшой комнате, судя по стеллажам с книгами, библиотеке, жарко горел камин. А рядом с ним, в глубоком кресле, сидел укутанный в толстый клетчатый плед старик. Белые пушистые волосы мягко падали на его узкие плечи. Руки с узловатыми пальцами лежали на страницах раскрытой книги. В них же он держал очки. Но голубые, мерцающие отраженным пламенем, глаза остро взглянули на посетителей.
  - Добрый вечер! - Хором поздоровались оперативники и поклонились.
  - Позвольте, господин, я представлю Вам господ Салиха дома Токо, Тайреса дома Реско и Тенса дома Сойто. Они - сотрудники Службы безопасности, созданной Роченом Рейво. Моего господина зовут Итон. Располагайтесь!
  Дворецкий широким жестом показал на три стула, отделенных от кресла низким журнальным столом. Тайрес про себя усмехнулся.
  - Могу предложить вино, настои на травах и пиво. - Старый Ренли продолжил исполнять свои обязанности.
  - Спасибо, ничего. - Быстро ответил Салих. - Гости мы непрошенные, поэтому не стоит задерживаться в чужом доме дольше положенного.
  - Спасибо. - Кивнули Тайрес и Тенс.
  - Итак, слушаю вас, господа! - Глуховатым голосом сказал сидящий в кресле старик.
  - Еще раз просим прощение за то, что в столь позднее время нарушили Ваше уединение и покой, - снова взял слово Салих, - но у нас постановление Службы об обыске покоев господ Тамила Тэо и Лайсина Който.
  - Что вы хотите найти?
  - Наркотики. - Вздохнул Тайрес. - А еще - ниточку к тем, кто их продает.
  - Вы занимаетесь этим во время военных действий?
  - Провинция закрыла свои границы. - Твердо ответил Тайрес. - Ни один человек отсюда не пойдет воевать. Люди не хотят отдавать жизни ради чужих интересов.
  - А если Король введет свои войска?
  - Не введет. Господин Рочен перекрыл летные коридоры. А в горах бушует непогода. Сообщение с остальной частью материка прервано. Думаю, ни один умник ради горстки северян не станет штурмовать перевалы.
  - А как же остальные провинции? Их тоже втянут в войну.
  - Это ужасно, господин Който. - Согласился Салих. - Однако, нас - всего шестнадцать человек.
  - Но вы думаете над тем, как остановить это безумие?
  - Да, мы начали работать в этом направлении.
  - Каким образом?
  Оперативники переглянулись. И снова говорить начал Салих.
  - Мы считаем эту свару за корону полнейшей нелепостью. И, в то же время, назревшим событием. Этаким своеобразным нарывом, выросшим в доме Фортис. Родственный им дом Тэо, глядя на все то безобразие, творящееся при дворе монарха, решил взять власть в свои руки, поскольку единственный достойный наследник короны был... тяжело ранен на собственной свадьбе и похищен одним безумцем, который, как мне все больше кажется, состоял на службе дома Фортис. Но, будучи родственником Тэо, подставил их, бросив принца Гердена умирать рядом с их дворцом.
  - Ты - Тэо?
  - Токо. Салих Токо.
  - И готов видеть на троне Гердена?
  - Он единственный пытался разобраться во всем, происходящем во дворце. Сначала пытались свести с ума его единственного друга Лайсина. Но Герден охранял его, как мог. Но... не смог, хотя, когда опасность стала слишком велика, насильно удалил его под присмотр дяди Райгена и Тамила. Лайсин знал о том, как жил Герден. Поэтому не мог оставить друга в беде. Но... сам в нее попал. И мы хотим знать, кто за этим стоит.
  - Рочен Рейво... Кем он был в столице? Занимал какой-то пост?
  - Нет. Работал хирургом в госпитале. Он следовал за Вашим внуком незримой тенью, помогая ему выдержать невыносимое напряжение. Но, когда кольцо раба было снято, Рочен счел себя свободным от данных в детстве обязательств. Однако, они все еще не выполнены. Поэтому Рочен здесь.
  - Откуда ты, мальчик, знаешь?
  - Рочен... Он... Я никогда не встречал такого человека. Мы с Тайресом, - Салих посмотрел на друга, - готовы идти за ним хоть в ад.
  - Вот как? - Старик пожевал тонкими губами. - А ведь настырный был мальчишка. И глаза, как у снежного волка: настороженные и холодные. Как взглянет - кажется, сейчас вцепится в глотку. Волчонок... Значит, стал матерым зверем?
  Оперативники промолчали.
  - Что ж... - Снова вздохнул старик. - Ради моего Лайсина и Рочена... Виноват я перед парнишкой. Не сразу понял, какого преданного друга лишил своего внука... Пожалуй, я кое-что вам расскажу. Надеюсь, это пригодится в ваших трудах на благо страны. Итак... - Итон откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза тонкими, почти прозрачными, веками. - У Его Величества Сэмиэла Фортиса, было два сына. Старший - Исайтор. Высокий, плечистый и решительный парень. Задира и забияка. Как только где-то в городе вспыхивали драки, все видели его рыжую шевелюру. Кроме того, что он был смел и отважен, сообразительности ему тоже было не занимать. Король Сэмиэл его очень любил. Но мать Исайтора, жена Сэмиэла, однажды заболела и умерла. Понятно, Его Величество погоревал, но не ходить же монарху по проституткам или заводить гарем из фавориток? Немного подумав, он женился на северной княжне, после смерти ее отца присоединив Сенко к своему государству еще одной, двенадцатой провинцией. От их брака родился я.
  - Ого! - Тихо сказал Тенс.
  - Понятно, что наследовать государство, как младший принц, я не мог. Но все равно, мое существование не давало покоя Исайтору. Когда я немного подрос, меня пытались отравить. Но мое молоко выпила служанка. Потом кто-то сбросил с крыши камень. Спустя время понесла моя лошадь. Как раз там, где парк возвышается над рекой. Сразу могу сказать, в ее бедре обнаружили обломок стрелы. Все это продолжалось года три, пока не умерла моя мать. Наверно, ее тоже отравили. Тогда я подошел к отцу и попросил его разрешения удалиться из столицы на родину матери. Чтобы у брата больше не было соблазна меня убить, я написал отречение от дома отца. С тех пор я зовусь Итон Който. До сего времени об этом никто не знал.
  - Но как же придворные и родственники? Был мальчик и нету? - В лоб спросил старика Тенс.
  - Был составлен некролог о моей безвременной кончине. - Усмехнулся старик.
  - Может ли такое быть, что Герден, взяв Лайсина во дворец, напомнил Королю о второй ветви и тот решил покончить с ней раз и навсегда? - Задумчиво спросил Салих.
  - Слушайте, парни, - вдруг оживился Тенс, - что если его сыновья Корвес и Горес - вовсе не Фортисы?
  - Первая жена Исайтора была южанкой провинции Рэй. - Поставил подбородок на ладонь Итон Който. - Так что Горес, скорее всего, его родной сын. Да и Корвес на него похож. Пил бы только поменьше.
  - Значит, Вы больше ничего не знаете?
  Старик покачал головой.
  - Не знаю. Я безвылазно сижу в этой провинции почти семдесят лет. Вы можете обыскать этот дом... Но я бы посоветовал вам хорошенько облазить дворец Корвеса.
  - Почему? - Быстро спросил Тайрес.
  - Когда здесь два раза в год появлялся принц, к нему в поместье прилетал разный чужой люд. Не в гости. Так, на два-три часа. После чего счет принца в банке пополнялся приличными суммами. Не мелочью. Как бывший наместник этого края и глава совета директоров местных филиалов банка, я знаю.
  - Но все-таки... у нас - задание. - Твердо сказал Тайрес.
  - Конечно. Если Рочену понадобится моя помощь, скажите, буду рад снова его видеть. И еще... передайте ему... - старик вытер платком заслезившиеся глаза, - кроме Лайсина, у меня никого не осталось!
  Откланявшись, оперативники, вслед за дворецким, тихо вышли из библиотеки.
  - Господа! - Дворецкий зажег люстры в покоях Тамила и Лайсина. - Когда закончите, будьте добры, позвоните в колокольчик. Я приду вас проводить.
  Оставив на секретере маленький серебряный колокольчик, он притворил за собой дверь.
  - Э... И как он услышит? - Посмотрел на изящный маленький предмет Тенс.
  - Маг. - Пожал плечами Салих. - Давайте же закончим с нашим делом и вернемся обратно. Боюсь, нас уже потеряли.
  - Ищем порошок? - Деловито спросил Тенс, открывая один за одним ящички комода.
  - Все подозрительное. - Ответил Тайрес. - Переписку, в том числе.
  Пока Тай и Тенс перебирали комнату Тамила, Салих медленно направился в спальню Лайсина и сел на неубранную в спешке кровать. Опершись ладонями об ее край, он закрыл глаза, пытаясь ощутить то же состояние, когда, находясь рядом с Роченом, он говорил с Хайсо. Не тем уродом, убившим его семью, а с любимым братом, нежно заботившимся о матери и отце, сестре и крохе Салихе. И вот она снова наплыла в его сознание... эта зыбкая дымка прошлого, тесно переплетенная с настоящим и будущим.
   "Лайсин?" - Салих увидел изможденного мужчину, пытающегося трясущимися руками вколоть себе в вену какую-то жидкость.
  "Черт!" - Бросил тот шприц. - "Почему я сам не могу этого сделать? Тамил!"
  "Ты опять?" - В дверях появился хмурый Тамил. - "Нельзя так часто!"
  "Я хочу умереть. Неужели ты этого не видишь? Я прожил свою никчемную жизнь зря, так и не достигнув тех высот, которые принадлежат мне по праву. Тамил, езжай домой. Мое тело изранено. Душа корчится от невыносимых мук. Кто я такой? Еще один неудачник королевского рода? Тамил, тебя приставили ко мне, чтобы не сбежал? Уйди, я ненавижу тебя, как вас всех. Герден обещал мне власть, но сделал из меня игрушку, а потом отправил в провинцию..." - На глазах Лайсина появились слезы. - "Рочен снял с моей шеи чертово кольцо и ушел, даже не оглянувшись! Разве кому-то в этом мире я нужен?"
  "Мой господин!" - Тамил встал рядом с Лайсином на колени. - "Рочен сделал для Вас все, что мог. Но рядом с Вами всегда буду я".
  "Не хочу. У меня ничего не осталось. Вколи мне дозу побольше".
  "Нельзя, мой господин. Вы умрете. Ваши друзья и дедушка расстроятся".
  "У меня нет друзей. Я устал. Скажи, Тамил, кто я? Каковы мои личные интересы? Чем я живу? Сначала, в детстве, меня увлекал за собой и опекал Рочен. Когда я увидел Гердена, мир расширился. Казалось, вот она возможность расправить крылья. Однако, пришлось подчиниться интересам принца. Скажи, где тогда был Лайсин Който?"
  Картинка смазалась и исчезла. Салих вновь увидел смятую кровать и тьму между оконными шторами. А потом встал и решительно подошел к комоду. Открыв верхнюю полку, он увидел набор шприцов и небольшую коробочку из-под кофе. Рассудив, что в спальне его готовить не на чем, он надавил кнопку маленького замка. Открыв, увидел внутри белые кристаллики порошка.
  - Тайрес, Тенс! Я нашел дурь! - Негромко крикнул он в дверной проем.
  - Отлично! - В дверях появился покрытый паутиной Тай. - Я нашел коммуникатор Тамила. Возьмем его с собой. А где коммуникатор Лайсина? Не видел?
  - Образец? - Кивнул Тенс. - По его составу мы быстро определим, в каком месте он выращен. До градуса широты и долготы.
  Подняв подушку на кровати Лайсина, оперативник обернулся.
  - И чего искали? Вот же он!
  Протянув пластину устройства Тайресу, Тенс потянулся.
  - Не пора ли на базу? Вроде мы просмотрели здесь все.
  - Не все. - Задумчиво сказал Салих, оглядывая стены и потолок. - Дед сказал, что внук ничего не знает о своем происхождении.
  - Ну да.
  - Он знал. Причем, с детства. Значит, есть какая-то бумага, подтверждающая его принадлежность к высокому дому. Но он, скорее всего, ее спрятал. Даже от Тамила.
  - Ты считаешь... - Тайрес и Тенс заскользили взглядами по стенам.
  - Да. Она где-то здесь. И эта тварь не давала ему покоя всю жизнь. Именно из-за этого он поехал в столицу. Надеялся, что Король, увидев внучатого племянника, растрогается и вновь даст ему свое имя? Похоже, он метил высоко. Но в доме Фортис к верхней планке насеста подобраться ох, как сложно.
  - Это точно. - Согласился Тайрес, пробегая пальцами под выступом подоконника. - Черт, это должен быть совсем укромный угол, но в пределах быстрой досягаемости.
  Трое оперативников снова пошли в обход комнаты.
  - Портреты родителей? Не-а... - Сказал Тенс. - Может, пейзаж?
  Он приподнял картину и посмотрел ее оборот.
  - Пусто.
  Тай постучал костяшками пальцев в простенок между окнами и пожал плечами.
  - Что-то совсем простое, но на виду... - Взгляд Салиха упал на книжный шкаф, в котором стоял молитвенник и несколько ярких детских книжек. А также лежали журналы с мускулистыми белозубыми красотками и загорелыми красавцами на фоне парусов.
  - Интересно, перехватил его взгляд Тенс, - кто его больше вдохновлял? Девушки или знойные мачо?
  - Не имею представления. - Салих подошел к шкафу и протянул руку.
  - Я смотрел в молитвеннике. Он покрыт пылью и пахнет мышиным дерьмом. - Сказал Тенс.
  - Не дерьмом, а ладаном. Но еле слышно. Его, действительно, давно не открывали. А вот эта книжка... - Тонкие смуглые пальцы вытянули детский атлас. - Кажется, она слишком чистая по сравнению с другими. И даже красотками.
  Пальцы быстро листали страницы. И вот между двумя нашелся тонкий пожелтевший листок старого письма.
  - Господа, по-моему, это оно.
  - Ну-ка...
  Тенс и Тай встали за плечами Салиха.
  "... как славно, мой дорогой, что наш чистый и веселый внучек растет среди трав и гор, а не бесконечных интриг двора Его Величества. Представляешь, как бы тогда я переживала за его жизнь? Наследный принц Лайсин Фортис... Смешно, скажешь ты. Нет, дорогой мой Итон. Это страшно. Не дай Боги ему туда попасть. Особенно, попасться в лапы Исайтора. Береги себя. Жду твоего приезда с нетерпением - твоя Лайсиль Който"
  - Лайсиль? Это в честь бабушки парня назвали Лайсином? - Почесал нос Тенс.
  - Похоже. Кажется, мы нашли все, что хотели. Давайте собираться.
  - Н-да... Гордыня никогда не доводит до добра. - Задумчиво сказал Тайрес и положил ладонь на плечо Салиха. Тот побледнел и начал падать.
  - Вот ведь, барышня! - Руки Тайреса подхватили легкое тело. - Чего вылупился? - Посмотрел оперативник на Тенса. - Звони в колокола. Видишь, мои руки заняты? Только сегодня с того света вернулся, а все туда же...
  Распрощавшись с дворецким семьи Който, Тай устроил друга на заднем сидении, а сам сел за штурвал. Тенс пристегнулся рядом с ним и набрал номер Санса.
  - Мы нашли все и даже больше. Уже заждались? А Рочен? Тоже? Вот будет ему сюрприз! - Ухмыльнулся парень.
  - Господин Санс! - Крикнул Тай, повернувшись к Тенсу. Тот поднес к нему гарнитуру. - Пусть наши обыщут дворец от печных труб до подвалов. Старик Който сказал, что наркоту привозил с того материка принц Корвес! Да, уже летим!
  Маленький аэромобиль, словно стремительная ракета, заложил разворот и взмыл вверх, помаргивая габаритными огнями. Им вслед, слегка отодвинув край портьеры, смотрел отказавшийся от гонки за короной бывший наместник провинции Сенко Итон Който.
  
  Глава седьмая. Рик
  
  Рочен очнулся оттого, что его плечо осторожно тормошила женская рука.
  - Во сколько операция? - Не открывая глаз, пробормотал он. - Минут пять у меня есть?
  Сев в кровати с закрытыми глазами и узором на щеке от смятой подушки, он пошарил рукой вокруг себя.
  - И где моя форменная рубаха?
  Все та же рука ласково погладила его волосы.
  - Вставай, соня. Пора менять Гердену "донора" и делать осмотр нашим друзьям-аристократам.
  Глаза Рочена, наконец, открылись и в узенькую щель между веками посмотрели перед собой.
  - Аристократы мне не друзья. Силь? Где я?
  - В Сенко. Во дворце Корвеса. Тебя ждут парни Службы безопасности. А еще - больные. К тому же сюда бежит восхищающаяся тобой Ханна.
  - Главное, не влюбленная.
  - От восхищения до любви - один шаг.
  Силь встала между колен Рочена и, нагнувшись, поцеловала его в теплые сонные губы.
  - Зачем?! - Глаза мужчины тут же раскрылись, а сознание, наконец, вспомнило последние события.
  - Затем, что пора вставать.
  Входная дверь начала открываться, а Силь рассыпалась мелкими звездочками, оставив в комнате запах цветущего яблоневого сада.
  - Господин Рочен! - В комнату вошла Ханна. - Ужин готов. И Вы хотели поменять принцу "донор".
  - Спасибо, Ханна. - Доктор потер отлежанную щеку ладонью. Потом неуклюже встал и вышел в соседнее помещение, где скоро побежала вода.
  Ханна открыла шкаф и наткнулась на стопку чистых полотенец.
  - Господин Рочен! - Она встала у дверного косяка. - Вы забыли взять свежее полотенце. Вам его подать?
  - Брось на вешалку. - Из глубин ванной крикнул доктор.
  Она приоткрыла дверь и, сделав шаг, осторожно посмотрела туда, где за усыпанной водными брызгами перегородкой мылся Рочен. Но, кроме пара и капель, ничего не увидела. Повесив полотенце, она вернулась в комнату и подошла к пеналу, где с закрытыми глазами лежал Герден. Кажется, она уже отвыкла удивляться, находясь рядом с таким необыкновенным существом, как Рочен. Но сейчас Ханна не только изумилась, но и восхитилась тем, что тот страшный шрам на лице принца стал гораздо меньше и тоньше. Красная припухлость прошла, сменившись крохотным воспалением над веком.
  - Ну, как наш герой? - Рочен вышел из ванной довольный, как кот. И снова от него пахло яблоневым цветом.
  - Хорошо. - Ханна постаралась улыбнуться.
  - Тогда сейчас я его приподниму и зафиксирую, а потом мы очень быстро и внимательно обработаем раны вот этой мазью. - Откуда-то из брючного кармана он достал маленькую скляночку. - Посмотри в столе, там должны быть стерильные тампоны.
  - Почему быстро? - Спросила женщина.
  - Чем большее количество времени раны соприкасаются с далеким от идеальной среды воздухом, тем дольше заживают. Мы с тобой сейчас все сделаем и снова уложим его в специально подобранный для сложных случаев состав.
   Сдвинув крышку пенала, Рочен увеличил подачу обогащенного чудотворной магией земли чистого воздуха. Тело Гердена приподнялось над краями. Подсунув под него руки в защитных длинных перчатках по локоть, Рочен его перевернул.
  - Наш принц - настоящий умница. - Похвалил его доктор. - Очень хочет жить. Смотри, воспаление уже спадает. Еще сутки - и мы его разбудим. Держи склянку, Ханна!
  Закончив обрабатывать Гердена, Рочен осторожно убавил подачу воздуха, и тело плавно опустилось в пенал.
  - Посидишь с ним, пока не закончится капельница? - Спросил доктор, бросая перчатки в корзину.
  - Конечно. - Серьезно кивнула головой Ханна. - Я обещала Вам помогать.
  - Тебе. - Машинально поправил ее Рочен.
  - Вам. Так мне проще. - Ответила женщина. - А Герден сам не проснется?
  - Нет. Воздушный состав обезболивает, снимает жар и обеспечивает здоровый сон. Я скоро вернусь. Дождись меня, пожалуйста.
  - Конечно.
  Рочен вышел в коридор и, толкнув следующую дверь, появился в покоях, где лежали Лайсин и Тамил. К облегчению доктора, оба спали. Посмотрев скорость подачи очищающего состава в кровь, он взял ее на анализ и тут же раскрыл портативный диагностический чемоданчик. Проделав все необходимые манипуляции, Рочен порадовался: чистка крови и тканей шла успешно. Завтра утром можно будить Тамила и ставить Лайсину обычный "донор".
  Поднявшись, доктор обошел кровать и посмотрел бывшему другу в лицо. Землистый цвет кожи сменился на белый. Россыпь прыщей по телу исчезла. Морщины начали разглаживаться. Только волосы из русых стали седыми.
  - Дурак ты, Лайсин. - Сказал он, коснувшись пальцами щеки наместника Който. - Зачем ты потянулся к тому, что было тебе не по зубам? Неужели хотел покрасоваться перед семьей? Как глуп аристократический снобизм! Если не мог решать свои проблемы самостоятельно, как думал управиться с государством?
  С соседней кровати послышался вздох. Рочен вздрогнул и посмотрел на Тамила. Тот лежал с открытыми глазами и смотрел на Рочена.
  - Ты знал. - Прошептал он.
  - Спрошу еще раз: чего от него хочешь ты? Зачем ты здесь?
  - Тебе не понять. Ты - упорный, сильный, жесткий человек. Лидер. А Лайсин - спокойный и мягкий. Кто-то должен защищать его и опекать. Так почему бы не я?
  - Действительно, почему? Ты знал, что он - один из возможных наследников. Как просто доверившегося тебе человека убрать из гонки, подсунув наркотик.
  - Я знал. И, действительно, не хотел, чтобы его использовали или убили. Поэтому спрятал его на родине.
  - И поэтому покупал "радугу". Наркозависимого человека проще удержать рядом. Так?
  - Я не знал, что все пойдет так быстро...
  - Тэо решили убрать Лайсина?
  - Они не знают...
  - Я не верю тебе, Тамил. Южные люди никогда не предают свои семьи. Твой дядя хочет стать следующим монархом. И Корвес хочет пролезть в Короли, хоть говорит обратное. Ведь в своем доме дурью можно торговать, ни с кем не считаясь. Мы же забыли про Гореса! Кстати, именно у него отовариваются дилеры востока, покупая не только "радугу", но и оружие. Ваш дом через него приобретал боевую технику? Как здорово придумали королевские дети! Они стравили Тэо с Его Величеством. Хоть он стар, но еще силен. Поэтому успеет немного поубавить количество ваших родственников. А потом, может статься, сам умрет от инфаркта. К этому времени воевать с братьями у вас будет не на что и нечем. Задавив мятежную провинцию, они поделят страну и будут жить счастливо, продолжая потихоньку пакостить друг другу.
  - И с чего ты так решил? - Хмыкнул Тамил. - Удивительно: обычный хирург говорит о политике, словно занимался ей десятилетиями.
  - Немного подумал и сопоставил факты. Но, может, я снова ошибаюсь. И ты - пушистый зайка, любящий малыша Лайсина.
  - Я уважаю его ум, терпение, преданность... Он дорог мне, как друг, брат. Тебе незнакомы эти чувства, Рочен. Запомни, я не отдам его никому. Даже тебе.
  - Если... любишь - сделай так, чтобы он полюбил жизнь. В противном случае, я выдерну тебе руки и ноги. Достану даже во дворце твоего дяди.
  - Дурак ты, Рочен. - Тамил закрыл глаза. - Не смог удержать такого парня... Хотя... чего можно ожидать от плебея?
  - Ты, аристократ, чуть его не убил. Запомни, что я тебе сказал. И если он не будет счастлив, я снова возьму его за руку, как в детстве, и потащу за собой. Хоть в рай, хоть в ад. Но ты его больше не увидишь.
  - Мнишь себя бессмертным?
  - Нет. Но я делаю историю. А ты висишь в ней бестолковым грузом.
  Рочен вымыл руки и собрался уходить, как Тамил снова его окликнул.
  - Хайсо Токо жив. Это он подорвал Северный экспресс и буровую.
  - Кто приказал ему это сделать?
  - Дядя не отдавал такого приказа! Он сам не знал об этом, пока Хайсо не объявился в провинции со своими головорезами. Похоже, он играет на стороне Короля. И еще... он сжег всех своих родственников, чтобы заполучить казну дома.
  - Вот как? Значит, ты поддерживал с Райгеном связь. Интересно, многим, тут произошедшим, успел поделиться?
  - Мне не о чем рассказывать. Тем более, ты заблокировал все частоты. Не спорь, кроме тебя, тут смелых нет.
  - Возможно. Но вернемся в Тамт. Получается, твой дядя теперь не знает, что делать с одним страшным подонком? Это плохо. Боюсь, скоро никого из Тэо не останется в живых. Война, толком не начавшись, закончится победой старого маразматика на троне. А дальше с ним по-свойски разберутся сыновья. Кстати, не хочешь вернуться домой и защитить своих детей? Твоя кровь в опасности. Да и с дядей надо бы поговорить.
  Тамил поворочался и сел.
  - Мне надо давать энергию до завтра?
  - Я могу тебя кем-нибудь подменить.
  Черноволосый мужчина сверкнул синими глазами и раздул ноздри.
  - Ты дашь мне улететь?
  - Дам.
  - Обратно пустишь?
  - Возможно. Попробуй уговорить Райгена Тэо забыть о троне и не поддаваться на провокации сыновей Его Величества. Передай ему, что нужно собрать совет глав провинций, пока не стало поздно.
  - Я убью Хайсо Токо.
  - Дело твое.
  - Я могу встать?
  - Сейчас пришлю тебе смену. Когда выйдешь отсюда, хорошенько поешь. Сил у тебя немного. А пока полежи. Приду где-то через час.
  Рочен вышел и, созвонившись с Сансом, направился в большой дворцовый зал, в котором оперативники устроили штаб.
  
  - А вот и наш доктор! - Обрадовались все, окружив Рочена. - Как там Герден?
  - Выздоравливает. Мне нужен доброволец, готовый сутки давать энергию Лайсину Който.
  - А Тамил Тэо? - Поинтересовался Салих.
  - Вспомнил о своих детях и рвется их спасать.
  - Я могу его подменить. - Вызвался Хэй. - В смысле, поваляться на кровати рядом с наместником. Как раз за сутки отосплюсь.
  Все заулыбались.
  - Договорились. - Улыбнулся Рочен. - А меня здесь покормят?
  - Да, идемте! - Санс чуть ли не схватил доктора под руку. - У нас - куча новостей. Мы нашли, кто ввозит в страну "радугу"!
  - Принц Корвес?
  - Как Вы догадались? - Раздались разочарованные голоса.
  - По его поведению. - Усмехнулся Рочен. - Поэтому Король Исайтор, узнав о маленьком бизнесе сына, отобрал у него внуков. И милостиво разрешил делиться деньгами.
  - Господин Лайсин - внучатый племянник Короля. - Пристроился рядом с Роченом хрупкий и все еще бледный Салих.
  - От Тамила я услышал о том, что произошло. Сочувствую твоему горю. - Мягко сказал Рочен.
  - Я знаю, что Вы тепло ко всем нам относитесь и не дадите в обиду. - Синие глаза на секунду с обожанием посмотрели в удивленные голубые. - Благодаря Вам, я справлюсь. Тем более, что у меня есть такой друг, как Тай.
  - Я рад, Салих. - Рочен на мгновение посмотрел себе под ноги и снова поднял глаза. - Мне хочется, чтобы вы жили очень долго. И радовались каждому дню. С солнцем, дождями и радугой. Не той, что продают Фортисы.
  Оперативники дружно рассмеялись.
  В обеденной зале был накрыт большой стол и стояли тарелки. Каждый сам брал то, что ему нравилось, и садился так, чтобы видеть Рочена и Санса. И снова все обсуждали то, что удалось узнать.
  - Сегодня Тамил возвращается в Тамт. - Наконец, сказал доктор. - Я не сказал ему, что ты, Салих, выжил. И попросил его уговорить мужчин Тэо успокоиться. У меня есть идея.
  - Какая? - Поинтересовался Санс.
  - Его Величество знает, что Корвес привозит на этот континент порошок, поскольку имеет от него долю. Но, скорее всего, не знает, что им приторговывает и Горес.
  - Это интересно. - Согласился Санс. - "Радужные" войны - самые кровопролитные, поскольку в этом бизнесе крутятся огромные деньги. Интересно, братья догадываются о бизнесе друг друга?
  - Надеюсь, нет. - Ответил Рочен. - Нам бы найти человечка, который по секрету поделился бы информацией и хоть одним дилером с той и с другой стороны со своими боссами.
  - Человечка найдем! - Потер руки Санс. - Я знаю одного старого чудака, который мнит себя всезнающим, но которого все обводят вокруг пальца.
  - Вы об Асвиде? - Поинтересовался Тэй.
  - Точно. Подумаю, как ему все объяснить, чтобы он поверил. А человечков старый пройдоха найдет.
  - Вы уверены, что он не в теме?
  - Уверенным с Фортисами быть ни в чем нельзя, но хочется думать, что идея государственности для него важнее горсти золота.
  - Получается, вся эта возня с похищением Гердена и убийством принцессы была затеяна всего лишь для того, чтобы поделить между братьями-наркоторговцами государство? - Спросила Алия.
  - Думаю, чтобы убрать конкурентов правящей семьи - дом Тэо. Ведь принц Герден, на самом деле, Тэо. - Объяснил Санс. - Поэтому Король, зная, что однажды наступит момент смуты, с детства готовил плаху тому, чью голову было не жалко.
  - А Волден Ренк?
  - Не знаю. - Пожал плечами Санс. - Темная лошадка. Но он, однозначно, сын своего отца.
  - Может, тоже замешан?
  - Посмотрим.
  - Удивительно, - усмехнулся Тэйлин, - но в нашей истории принц, которого хотели короновать, оказался вовсе не принцем. А наместник дальней провинции - одним из равных претендентов на престол.
  - Лайсин никогда не станет Королем. - Резко сказал Рочен. - Не с его характером разгребать это дерьмо. Пойдем, Хэй. Я положу тебя донором к настоящему принцу крови. Ты будешь вспоминать об этом всю жизнь. А он даже не узнает.
  
  Как только Рочен отправил Тамила и снова закрыл небо, сразу вспомнил о ждущей его Ханне и позвал с собой Алию.
  - Маленькая, ты голых мужчин видела?
  - Если надо подежурить рядом с принцем Герденом, я посижу и сделаю все, что скажете!
  - Умница! - Похвалил ее доктор. - Сменишь Ханну. Ей надо поесть и отдохнуть.
  Но едва они переступили порог покоев, как к Рочену, чуть ли не повиснув на его руке, бросилась взволнованная Ханна.
  - Не мельтеши. - Одернул женщину доктор. - С нашим больным все в порядке?
  - Да!
  - Тогда мы сейчас снова положим его в пенал... Алия! Ты должна поглядывать вот за этим прибором. Если вот эти черточки станут красными, повернешь рычажок вправо. Больше ничего делать не надо. Можешь даже лечь поспать. Завтра часа в четыре утра тебя поменяю. Могу я положиться на твою ответственность и внимание?
  - Да, мой господин! - Алия с обожанием посмотрела на Рочена. - Всю ночь не сомкну глаз!
  - Э, нет! Ну-ка, спать. Поставь себе таймер. И часика через три посмотри на шкалу. Если все в порядке - снова спи. Справишься, малышка?
  - Да!
  - Ханна, идем!
  Едва они вышли за дверь, Ханна снова схватила Рочена за руку.
  - Господин Рейво... Мне прошел вызов через созданный Тэем центральный узел связи...
  - Что-то с твоими родными?
  - Нет... Ларк... Ларкус дома Верус... Асвид его вызвал в столицу делать диагностику помещения, в котором убили принцессу...
  - Та-ак...
  - Когда он летел обратно домой, его аэромобиль сбили ракетой. Ларк мертв!!!
  - Ч-черт... Соболезную, Ханна.
  - Не в этом дело... Вернее, да, мне больно, но с ним в столицу увязался младший брат Рикус. Он выжил. Сейчас сидит и рыдает рядом с трупом брата и разбитой машиной!
  - Это очень плохо. Если узнают, что мальчик жив, его обязательно добьют.
  - Рик никому, кроме меня, не звонил! Господин Рочен, миленький! Можно я полечу за ним?
  - Нет, Ханна.
  - Боги, он еще совсем ребенок! А Ларк так много для меня сделал!
  - Ты хоть догадалась запомнить координаты и сказать парню, чтобы никуда не уходил?
  - Да! Все записано! Я обещала его спасти!
  - Опрометчиво.
  Рочен быстрым шагом вошел в большую гостиную.
  - Санс! У нас ЧП.
  - Что? - Мужчина оторвался от экрана и посмотрел на доктора. - Где и с кем?
  - Ларка убили. С ним в машине летел брат. Мальчик остался жив.
  - Рик? Боги! Он даже не закончил школу! Как же так! Ларк... зачем он пошел на поводу у своего дяди?
  - А дядя кто?
  - Асвид.
  - Понятно. Еще один дальний родственник Фортис. Где наш Денки?
  - А вот он я! - Рядом уже улыбался довольный гонщик. - Хочешь отправить меня за мальчишкой?
  - Полетим вместе. На двух машинах.
  - Сдурел, Рочен?! - Испугался Санс. - На тебе держится провинция!
  - Со мной ничего не будет. К тому же, Денки меня прикроет. Ханна, давай координаты. Так... ну это не очень далеко. И в сторону от столицы. Полетим под прикрытием гор, а вот тут, - Рочен открыл в экране карту, - свернем налево. Трасса удлинится, но станет безопасней. Согласен, Ден? И если что, мы затеряемся между скал.
  - Ну... как скажешь.
  - Воздушная гавань... Кто на смене? Говорит Рочен Рейво.
  - Привет хозяину провинции. - Раздался из динамика мужской голос.
  - Кей, ты?
  - А то. Конечно, я.
  - Открой мне коридор вдоль гор. И над перевалом Тойнак.
  - Коридор с нашей стороны?
  - Да. Так безопасней. И держи перевал открытым, пока я не вернусь.
  - Ты знаешь, что делаешь, Рочи.
  - Спасибо, Кей.
  Рочен посмотрел на Санса.
  - Останетесь за старшего. Не волнуйтесь, со мной ничего не случится. Почему лечу именно я? Там, в аэромобиле, могла остаться аппаратура с записями и выводами Ларка. Мы должны успеть их взять первыми. Ден, за мной!
  
  Над пустынной местностью, изобиловавшей оврагами и зарослями кустарника по их краям, нависла серая предрассветная муть. Небеса то и дело сеяли мелким холодным дождем. А по щекам семнадцатилетнего парня, видевшего в жизни только яркие краски и заботливую опеку близких, бежали бесконечные капли слез. Сознание отказывалось верить в случившееся, но в разбитом аэромобиле лежал его мертвый брат - надежда и опора всего дома Верус. Как гордился старшим сыном их отец! Даже мать Рикуса - вторая жена отца, восхищалась безукоризненными манерами и заботливостью пасынка, который был старше ее на шесть лет. Ларкуса знал и уважал весь королевский дом Фортис, младшей родственной ветвью которого являлся дом Верус. И вот теперь... Рик всхлипнул и вытер грязным рукавом глаза... Его старшего брата больше нет в живых.
  Все произошло неожиданно. Еще недавно, проделав грязную, но необходимую королевскому дому, работу, они вернулись в комнату, чтобы переодеться и помыться. Рик отправился плескаться первым. Только была у него такая глупая привычка: не выключая воду, выходить в свою гардеробную, одеваться, и только потом возвращаться, чтобы закрыть краны. Откуда она пошла, он уже не помнил. Вот и сейчас, обернувшись в теплую простыню, он стоял над выдвинутой полкой комода и выбирал носки. Позади, в ванной комнате, приглушенно шумела вода. А за тонкой перегородкой гостиной говорили двое: его брат Ларк и дядя Асвид.
  - То, что ты обнаружил, компрометирует не только наших южных родственников, но и членов семьи Фортис. Ты понимаешь, о чем я?
  - Еще бы. - Тихо ответил Ларк. - Дядя, зачем ты меня позвал? Если вы все и так все знаете? Какова должна быть моя роль в вашем спектакле?
  - Тебе стоило вовремя остановиться.
  - Так ты сам требовал расследования! К тому же, у вас есть свои карманные эксперты, которые напишут и подпишут все, даже не работая.
  - Каждый из глав провинций знает, что ты работал на дом Тэо, но являешься родственником Фортис. И, опять же, каждый уверен в твоей непогрешимости и честности. Ты постарался и нашел след камердинера и водителя, который видел духов. Затем подписал документы. Скажи, к чему тебе понадобилось копать дальше?
  - Потому что здесь были еще трое. Один из них - мужчина, принадлежащий дому Токо. Если учесть, что единственный дееспособный мужчина их дома, Салих, сейчас находится в провинции Тамт, то кем же мог быть тот, чей след ауры я обнаружил в стенах покоев принца и принцессы? Вспоминается утонувший при странных обстоятельствах и скоропостижно кремированный Хайсо Токо. Если это не призрак, гуляющий по дворцу, значит, Хайсо не только жив, но и выполняет некоторые щекотливые поручения. Дядя, почему он присутствовал при убийстве жены Гердена? И где сейчас находится сам принц? Полагаю, в его руках? Кроме этого, я поразился остаточным следам ауры самого принца. Дядя... Ведь Герден - не Фортис. Он - Тэо. Скажи, почему ребенок дома Тэо воспитывался, как принц правящего дома и возможный наследник? И еще один вопрос: почему убили принцессу?
  - Хватит. Слишком много вопросов. Мой тебе совет: улетай прямо сейчас. Я сотру все лишние, для выполнения намеченной цели, выводы. И никому ничего не скажу. Если тебе дорога жизнь, тоже помалкивай. Ибо даже стены имеют уши.
  - Спасибо, дядя. Но почему ты не предупредил меня заранее?
  - Ты бы отказался лететь.
   Когда Рик вышел в гостиную, у двери уже стояли их сумки.
  - Ларк! Разве мы не пойдем на вечерний бал? - Удивился юноша. - Я так хотел познакомиться хоть с одной, не знающей меня, красоткой!
  - Успеешь. Бери сумки и пойдем.
  - Ты не хочешь принять ванну? - Изумился Рик, потянувший носом в сторону благоухающего отнюдь не духами старшего брата. - От тебя воняет.
  - Дома помоюсь. - Сухо ответил Ларк. - Идем, Рик. Нам здесь не рады.
  Положив сумки в багажник машины, Ларк, не обращая внимания на шутки Рика, сел на водительское место и сурово сказал:
  - Если не желаешь остаться здесь навсегда... в качестве удобрения для какого-нибудь розового куста в саду... Садись в машину и быстро!
  Парень, впервые услышав от брата резкие слова, молча запрыгнул на заднее сидение и надулся. Пока они пролетали столичный регион, оба молчали. Но как только аэромобиль, преодолевая низкую облачность, закрутился над ночными пустошами, Ларк включил автопилот и повернулся к Рику.
  - Прости, малыш, что тебе так и не довелось увидеть королевский бал. Только мне кажется, празднество отменили бы все равно. Как оказалось, коварный дом Тэо вероломно напал на принца Гердена - наследника соединенного Королевства... Не здесь. Где-то на архипелаге. Молодожены похищены. Возможно, их уже нет в живых. Понимаешь, к чему я тебе все это говорю? Тебя будут расспрашивать наши родственники и знакомые. Говорить о том, что случилось на самом деле, ни в коем случае нельзя. Это очень опасно. Начинается война, Рик, и нас с тобой в нее уже втянули.
  - Это ты прости меня. - Опустил ресницы парень. - Вел себя, как глупец. Зачем-то увязался за тобой... От меня - одни неприятности!
  - Неприятности для нас могут возникнуть из-за моей работы. Мы улетели далеко, но недостаточно для длинных королевских рук. Если Фортис посчитают меня ненужным свидетелем, могут убить на пороге собственного дома. Поэтому, на всякий случай, запомни в своем коммуникаторе вот эти два номера. Женщину зовут Ханна Шун. Она - моя коллега, и я доверяю ей, как никому другому. Второй номер... мне удалось выпросить его у Асвида. Этот человек - не аристократ. Он - врач. Но ему я доверяю так же, как и Ханне. Поэтому, если со мной что-нибудь случится, набери эти два номера и передай одному из них, с кем договоришься, вот это маленькое запоминающее устройство. Надень на шею и, пока все не утихнет, не снимай.
  - А врача твоего как звать? Ты не сказал!
  - Рочен дома Рейво. - Ответил Ларк и снова отвернулся к приборам, переводя аэромашину на ручное управление.
  Но затеряться между летными коридорами они не успели. Раздался чудовищный грохот, и передняя часть кабины, с той стороны, где сидел Ларк, смялась, словно ее ударили молотом. Рик в ужасе увидел, как из рассеченного виска брата брызнула алая кровь. Но словно какая-то неведомая сила заставила парня собраться, прыгнуть на правое переднее сидение и вывернуть штурвал, уходя от второго удара, прошедшего по касательной. Услышав лязг металла, Рик перегнулся через брата. Одной рукой выкручивая штурвал, второй он попробовал выпустить закрылки. Удалось ему это или нет, он уже не помнил. Очнулся парень уже на земле. Страшно болела голова. Кажется, при падении он вылетел через разбитое стекло и ударился о землю.
  - Ларк! - Позвал он, переворачиваясь на бок. Морщась от боли в ушибленном во всех местах теле, парень попытался встать на ноги. Ведь там, в десяти метрах, лежала уже ненужная груда металлолома, когда-то бывшая дорогой и красивой аэромашиной. Рик очень хотел такую же, но Ларк все время шутил: "Когда женюсь и заведу детей, куплю себе попросторней, а эту отдам тебе!" Рик надувал губы: "Ты никогда не женишься и состаришься вместе со своей машиной. В ней тебя и похороним". Теперь, вспомнив эту дурацкую, сейчас выглядевшую жуткой, шутку, парень поднялся. Прихрамывая и выкрикивая имя Ларка, он подбежал к смятому железу и замер, не зная, как искать в нем брата.
  - Ларк! - Всхлипнул он. - Отзовись, братик! Где ты?
  Но, кроме шороха набирающего силу дождя, он ничего не слышал. Даже двигателей машины, которая выпустила по ним ракеты. Немного подумав, парень, скользя по мокрой обшивке ботинками, подпрыгнул и зацепился за какой-то кусок металла. Подтянувшись к разбитому и искореженному окну, он рыбкой скользнул между задним диваном и передними креслами. Уцепившись за подлокотник водительского сидения, Рик вытянул туда пальцы, которые ткнулись в какую-то влажную ткань. Щелкнув пальцами левой руки, он зажег на ладони крохотную искорку. Опасаясь разбрызганного топлива, парень сложил руку лодочкой и поднес ее к узкой щели между смятым потолком и креслом. Там, внутри, он увидел окровавленную руку Ларка. И все вокруг было пропитано его кровью. Ее было так много, что Рику стало плохо. Но, превозмогая дурноту, он попытался отжать кусок крыши, уперев в него ногу.
  - Ларк, потерпи... Я сейчас!
  Под руку подвернулась какая-то длинная металлическая штанга. Подсунув одну ее часть под смятый потолок, он положил середину на подлокотник и налег на свободный конец. Раздался скрежет, треск... Кажется, машина начала заваливаться на бок... Растопырившись, парень попытался защитить голову. Что-то посыпалось, а потом полилось. Удушливый запах топлива перемешался с металлическим привкусом крови. Когда грохот стих, Рик убрал руки и открыл глаза. От удара крыша слетела, а обтекатель отвалился. Парень снова перегнулся через сидение... От Ларка не осталось почти ничего. Расплющенное тело и кровавое месиво вместо лица.
  Рик вылетел из машины и долго стоял на четвереньках, подставляя сильному дождю спину и голову. Его привычный и устойчивый мир рухнул в одночасье.
  "Если я как-то смогу добраться домой... Они убьют всю семью. И меня. Я же все видел!"
  Трясущимися от страха руками он достал чудом уцелевший в катастрофе коммуникатор. Иконка антенны показывала наличие связи.
  - Ханна... Только отзовись... Умоляю! - Бормотал он, тыкая грязными пальцами в аппарат. И вот, после нескончаемого треска пустого эфира, на его призыв откликнулась женщина.
  - Ханна! - Закричал Рик. - Это брат Ларка... Меня зовут Рикус...
  - Что случилось? - В далеком голосе послышалась тревога.
  - Ларк... Мы разбились. Нас подстрелили! Он, мой брат... умер. Я тут один! Они придут за мной! Госпожа Ханна! Ларк просил, если что случится, отдать вам накопитель...
  - Не кричи, мой хороший. Сейчас я запишу координаты... Все. Теперь жди и никуда... Слышишь? Никуда не уходи! Я сейчас вылетаю! Буду часа через два. Только продержись!
  - Да, госпожа Ханна! Я очень... - Рик снова всхлипнул. - Очень буду ждать!
  
  Глава восьмая. Дела житейские
  
  Когда под светлеющими тучами, все также истекающими бесконечным дождем, послышался негромкий шелест мощных двигателей, Рик высунул голову из зарослей. Он заполз под них, чтобы спрятаться от холодной воды, и, самое главное, не видеть искореженный аэромобиль. Ему до сих пор было страшно и совершенно не хотелось верить во все произошедшее. Казалось, скоро дурной сон кончится, и он снова проснется в своем доме. А Ларк ласково коснется ладонью его макушки и скажет матушке, каким, все-таки, бездельником вырос младший братишка. И Рик обязательно согласится. Лишь бы скорее проснуться. Но холодный дождь тек по его телу, заставляя трястись уже не от страха, а от холода. Постепенно черные тучи стали серыми... Где-то там, на краю небес, начинался безнадежный осенний рассвет.
  Рядом с разбитой машиной на землю медленно опустились два аэромобиля. Один - побольше и гражданский. Другой - маленький и похожий на военный аэрогифт. Рик замер, стараясь не дрожать и не дышать. Из первого вышел высокий и светловолосый мужчина в обычной одежде с короткими рукавами. "Не мерзнет, гад!" - Подумал парень, пытаясь спрятать ладонью пар от дыхания. Из второго появился мужчина с военной выправкой. Судя по фигуре и рыжеватым волосам, он был уроженцем центральных провинций. Догадку Рика тут же подтвердил его голос, растягивающий гласные.
  - Сейчас поищем. Наверняка, затаился под какой-нибудь железкой. Эй, Рикус! Отзовись!
  А высокий с разбегу забрался на то, что осталось от машины Ларка.
  - Не повезло парню. - Внимательно осмотревшись, он спрыгнул вниз. - Фортисы не пожалели еще одного своего родственника. Интересно, какую тайну он узнал? Рик! Ты где? Не заставляй искать тебя с помощью магии и баламутить энергетику земли.
  - Нас попросила прилететь за тобой Ханна. - Добавил темноволосый, отдирая дверь багажного отсека. - Рочен! Похоже, тут все разбилось.
  - Плохо. - Сказал высокий. - Я надеялся, в приборах Ларка сохранилась важная информация.
  - По-моему, мы и так все знаем. - Пожал плечами второй. - Осталось придумать, как эти знания применить на практике.
  - И все-таки, мы что-то упускаем. Зачем Фортисам понадобилось воевать именно с Тэо? Братская любовь до смерти? Или Тэо слишком громко возмущались подработками королевского дома? Раньше ведь молчали. Значит, есть что-то еще. Что дороже дури. И ради чего милый мальчик Токо превратился в чудовище. Денки, может, им понадобился Тамт? Да, аппаратура перебита, а записывающие кристаллы при ударе рассыпались. Очень жаль. Рик! Мы долго будем ждать твоего появления?
  - Рикус Верус! - Второй оглядел серо-зеленый сумрак. - Если продолжишь прятаться, мы улетим без тебя.
  - У меня есть пистолет! - Вскочил на ноги Рик. От лопухов во все стороны полетели брызги. - Не подходите! Почему за мной не прилетела госпожа Ханна?
  - Ей не разрешил я. - Повернулся светловолосый. - Меня зовут Рочен дома Рейво. На время военного положения являюсь главой провинции Сенко.
  - Вы, правда, Рочен? - Рик отбросил в сторону железяку.
  - С рождения. - Кивнул тот головой и, кажется, улыбнулся. - До того момента - не помню.
  - Мне Ларк про Вас говорил! - Рик снова заплакал, но под дождем этого не было видно. Приблизившись к мужчинам, он неожиданно уткнулся Рочену в грудь и обнял его за талию.
  Мужчины переглянулись. Большая ладонь медленно погладила мокрые серые волосы и замерла на вздрагивающем плече.
  - Рик... - Рочен положил на другое плечо вторую ладонь. - Такое дело... Тебе нельзя возвращаться домой. По крайней мере, до окончания военных действий. А если Фортисы останутся у власти...
  - Я знаю... - Мальчишка крепче вжался в Рочена. - Только... я не могу так оставить брата...
  - Иди в мою машину. - Приказал северянин. - А брата мы похороним. Денки, у тебя, чисто случайно, не завалялись те самые замечательные игрушки, которые мы нашли во дворце Корвеса?
  - Ну... Если только случайно... - Покраснел тот.
  - Еще раз сделаешь подобную заначку, на ней же отправишься в небеса. Не думаю, что кто-то сможет тебя остановить. - Невозмутимо сказал Рочен. - Доставай.
  Тот вытащил из багажника маленький ящичек.
  - Как раз хватит! - Рочен достал несколько брусков и вставил в них импульсные запалы. Разложив среди обломков взрывчатку, он сел за штурвал своей машины. Одновременно взмыв в небо, они с Денки зависли в полукилометре от места падения. Ден нажал кнопку устройства, посылая активирующий луч. Оба аэромобиля качнуло ударной волной. А на земле, распускаясь огромным цветком, взметнулось жаркое пламя. Рик снова вытер лицо и, отвернувшись, посмотрел на Рочена.
  - Спасибо! - Хрипло сказал он и, побледнев, повис на ремнях.
  - Летим домой! - Безо всякой аппаратуры услышал голос Рочена Дениэль. - Сейчас сюда подтянутся спецслужбы.
  - Как Рик? - Спросил он вместо ответа.
  - Нормально. Отключился. - Хмыкнул тот и, поднявшись вверх, вошел в пухлое брюхо дождевой тучи.
  - Думаешь, спрячешься от лучшего в мире гонщика? - Улыбнулся Денки. - Не ты один маг. Теперь я твою ауру чувствую на расстоянии!
  
  Пролетев перевал, Рочен вошел в коридор и включил автопилот. После чего повернул голову к смотрящему через лобовое стекло пустыми глазами юноше.
  - Не хочу быть банальным, но теперь тебе придется отвечать за самого себя.
  - Как много за горами снега! - Тихо сказал Рик. - Если на равнинах вовсю хозяйничает осень, то тут, наверно, ходят в шубах?
  - Это - предгорья. В долине немного теплее. Ханна подберет тебе сезонную одежду.
  - Спасибо. - Рик немного помолчал. - А Вы ее хорошо знаете?
  - Ханну? - Рочен пожал плечами. - Наверно, нет.
  - Почему тогда брат дал мне ее и Ваш контакты? Я думал, вы с ней - пара.
  - Твой брат работал с этой женщиной много лет. Они - коллеги. А я... врач. До недавнего времени служил в столичном госпитале.
  - А почему оттуда ушли? Из-за начинающейся войны?
  - Нет. - Теперь помолчал Рочен. - Если честно, мне плевать, в чьих руках окажется власть. Фортисы, Тэо, Саэмы... Я - простолюдин.
  - А... Ханна? Она - аристократка?
  - Мне жаль, парень, но - нет.
  - Вот как...
  Рик снова замолчал, разглядывая макушки елей, с упорством карабкающихся по наклонным стенам гор к свету.
  - А куда мы направляемся?
  - В Джайну. За горами спокойно. Северная провинция не будет воевать.
  - Вы так уверенно об этом говорите, словно на самом деле ей управляете!
  - Именно.
  - Что? Вы это серьезно? - На лице Рика появилась кривая улыбка.
  - Да. Пока ее хозяин, наместник Лайсин, снова не возьмет на себя заботу о своем крае. А там поглядим.
  - Это он Вас попросил?
  - Нет. Это я вызвался сам.
  - Ого! - Хмыкнул парень. - Аристократов и Его Величества не боитесь? Как простолюдина, вас казнят путем повешения.
  - Готовишься стать юристом?
  - Не твое дело.
  Рик только охнул, когда дверь рядом с ним отъехала в сторону, и в салон ворвался ледяной горный воздух.
  - Прыгай. - Приказал Рочен.
  - Ты сошел с ума, придурок! Закрой дверь! - Вцепился руками в кресло Рик, перекрикивая рев ветра.
  - Ты, - рука Рочена схватила парня за воротник и хорошенько встряхнула, - тоже не мое дело. Катись отсюда.
  - Но я...
  - Ты - никто. Твой брат был сильным и справедливым человеком. - Дверь поехала обратно и плотно закрылась. - Только слишком полагался на суждения родственников. И теперь его нет. Как и тебя.
  - Не боишься, что я заболею и умру? - Потер ладонями влажные волосы Рик и скосил глаза на мужчину, невозмутимо сидящего за штурвалом.
  - Ты уже мертв, и твой пепел упал на землю вместе с дождем по ту сторону гор.
  Дальше они летели молча.
   Когда два аэромобиля опустились на стоянку перед дворцом, Рочен поблагодарил диспетчера.
  - Кей, в воздух никто не поднимался?
  - Сын Главы дома Аско рвался лететь на равнину с жалобой самому Королю.
  - Ты предупредил его, что он не сможет вернуться?
  - Я сказал, что коридоры закрыты по причине бури в горах. Рочи, как долго ты будешь держать их в неведении?
  - Думал, до тех пор, пока не встанет на ноги Герден. Спасибо, Кей, поговорим потом. А то у меня тут рядом лишние уши.
  - Держись, парень. На тебя вся надежда.
  - Угу. - Ответил пилот и открыл двери.
  К машинам тут же подошли женщины - Ханна и две горничные.
  - Ступай. - Рочен посмотрел на Рика пронзительными голубыми глазами. - Вон твоя Ханна. И еще: постарайся не попадаться мне в коридорах, туалетах и гостиных.
  Парень встал с кресла и, повернувшись к Рочену спиной, пошел навстречу женщинам.
  - Ну как тебе пацан? - Поинтересовался Денки, положив ладонь на открытую створку двери.
  - Еще один Фортис. - Пожал плечами Рочен. - Пойдем, Ден. Нам предстоит множество славных дел. Одним из них будет собрание дворянства, промышленников и торговых людей, чьи дела связаны с другими долинами. Этих убедить в закрытии воздушного сообщения будет очень непросто.
  - Кому - война, а кому - мать родна. - Пожал плечами Ден, пристраиваясь за спиной временного хозяина края. - Им не выгодно закрытие границ. И они на это не согласятся, пусть даже здесь появятся Тэо.
  - Да, Ден. Вся надежда лишь на то, что пока над перевалами резвятся горные духи, прочие провинции смогут договориться между собой. Санс! - Рочен открыл коммуникатор. - Я уже иду.
  
  - Мы систематизировали все имеющиеся у нас знания. - Начал собрание сотрудников Службы безопасности ее начальник, господин Санс. - И, благодаря последней работе Ларка Веруса, пришли к следующим выводам. Касаемо излучателей энергии... Действительно, они - разработка господина Гердена. Удивительно, но толчком к их созданию послужила детская игра. Еще в юности поменяв рассеиватель на концентратор потока частиц, принц получил оружие, видимых следов от применения которого почти не остается. Закончив университет, он плотно занялся разработкой промышленных комплексов поражения сил противника. Их апробация проходила на полигоне недалеко от столицы в несколько этапов. Когда луч делали слишком мощным, и в зону поражения попадали гражданские транспортные средства, случались те самые аварии, отчеты о которых нашла Ханна. Насколько знаю, доработку продолжили инженеры предприятия. Но часть опытных образцов, сделанных руками Гердена, с фабрики унес подручный Хайсо, продавший их своему благодетелю, применившему их, преследуя известные ему одному цели. Обладая этими знаниями, дело о взрыве буровой и крушении Северного экспресса можно считать завершенным. Виновные найдены. Однако, смысл этих акций все еще остается неясным.
  - Простите! - Пискнула Алия. - Но почему разбился аэромобиль господина советника Който и пострадали еще несколько человек?
  - Оставим их на совести семьи Фортис. - Твердо ответил Санс. - К тому, во что мы все оказались втянутыми, это не имеет ровным счетом никакого отношения. Но давайте вернемся к свадьбе принца Гердена и противостоянию Тэо с Фортисами. Тайрес, прошу...
  - Спасибо. - Встал здоровяк и с досадой провел пальцами по заросшему черной щетиной подбородку. - Каждый из нас искал в информационных базах все доступные сведения о членах домов Фортис и Тэо. Озвучу первое, что приходит на ум и лежит на поверхности: Тэо захотели получить большую долю от наркотрафика, идущего через их провинцию на юго-восток. Но возникает вопрос: зачем убивать Гердена и его жену, если проще договориться или вообще убрать Райгена? И к чему Король придумал этот фарс со свадьбой неродного внука? Чтобы ответить на этот вопрос, мы начали изучать биографии тех, кто прилетел сюда из-за моря. Вот что мы откопали... Сэмп, расскажи, пожалуйста, о семействе жены Гердена.
  - Спасибо, Тай. - Теперь поднялся Сэмп. Глядя на собравшихся единомышленников черными узкими глазами, он улыбнулся. - Такое сложно осознать и принять цивилизованному человеку. Но мне, в чьей крови живет вера в существовании бесконечного числа духов, населяющих нашу землю, показалось верным направление поисков... Господа! Девушка, которая стала женой нашего принца Гердена, относится к древнему роду заклинателей и хранителей истинных знаний о нашем мире. В те незапамятные времена, когда духи еще открывались людям, некоторые из них доверяли свои настоящие имена и приносили обеты служения семьям, связанным с ними дружбой или какими-то иными узами. Потом, когда людей стало больше, а их характер испортился, некоторые из мощных духов уснули в глубинах земли с тем, чтобы проснуться, когда население поубавится, и мир снова окажется чист. С пробуждением им должны были помочь те самые хранители. Моя семья достаточно далека от касты служителей, обладающих знаниями. К тому же, они живут в храмах, куда нет доступа простым смертным. Но мой дядя прослужил в одном из них около тридцати лет. Поэтому я осмелился обратиться к нему с вопросом... - Сэм взял в руки лежавшую перед ним на столе бумагу. - Вопрос был таким: "Для чего может понадобиться кровь хранительницы? Замужней, но еще не знающей мужчину?" И вот что он ответил: "... Кроме духов созидающих, есть духи разрушения. Мы зовем их демонами. Если требуется одного из них подчинить своей власти, достаточно напоить его смешанной кровью замужней девственницы-хранительницы и ее мужчины, принадлежащему дому, в котором спит демон. А потом позвать его по имени. Тогда он проснется и подчинится тому, кто его разбудил".
  - Значит, принц Корвес специально нашел хранителей на другом континенте? - Спросил кто-то из оперативников. - Но разве у нас их нет? И откуда он узнал о демонах?
  - Думаю, это пришло ему в голову тогда, когда кто-то сказал ему о том, что Герден - не его ребенок, а сын дома Тео. - Ответил Сэмп. - Наркотики - это здорово. Но когда тебе покоряется демон, весь мир у твоих ног. Можно избавиться от старого отца и надоевшего брата. Можно взять все, чего только просит душа! Думаю, он договорился о браке еще тогда, когда Герден лежал в пеленках.
  - Нет. - Громко сказал Рочен. - Это не было его идеей. Для такого Корвес слишком ленив и неповоротлив. Думаю, тут постарался Его Величество Исайтор. Именно он воспитывал мальчика. А Корвес, распрощавшийся с родиной почти навсегда, получал прибыль от торговли наркотиками и усиленно прикидывался другом семьи хранителей, в которой росла незамужняя кроха. Возможно, в домах наших хранителей подходящих девочек не было или Исайтор о них не знал.
  - Я тут поднял некоторые архивы семьи Фортис. - Продолжил Сэмп. - Оказывается, вторая жена Корвеса, мать Гердена, была из той же семьи хранителей, в которой младшему принцу сосватали невесту. Вероятно, тогда они с отцом первый раз хотели разбудить демона. Но не выполнили условие места. Хранительница была, но вот сам Корвес не принадлежал нужному дому.
  - Кем же тогда Гердену приходилась жена? - Передернул плечами Тенс. - Кузиной? Племянницей?
  - Не думаю, что его посвятили в детали. - Хмыкнул Тэй.
  - Значит, найденный ими демон спит в провинции Тамт? - Почесал нос Тирен.
  - Вероятно. Если бы от брака Корвеса с предыдущей хранительницей родилась дочь, она могла бы стать новой носительницей истинной силы. Ее выдали бы замуж за Тэо... Но родился сын. Герден. И то не от Корвеса. Возможно, женщина специально согрешила с человеком дома Тэо, чтобы тот смог однажды остановить ее свекра, став экзорцистом? Хотя... - Сэмп задумался. - Эти знания не для простых смертных. К тому же, она умерла слишком рано, чтобы передать их сыну в полном объеме.
  - Но зачем было убивать? - Спросила Ханна, рядом с которой, прячась от взглядов Рочена, тихо сидел Рик. - Для ритуала можно взять совсем немного крови.
  - Скорее всего, тут перестарался Хайсо. Вероятно, он услышал разговор Корвеса с Исайтором о демоне и решил успеть первым.
  - Значит, у Фортисов снова нет крови? - Задумалась Алия.
  - Есть. - Уверенно сказал Рочен. - Иначе, Хайсо не попал бы за границу столичного региона. Его прибили бы раньше. Но, судя по тому, что демон еще спит, он не знает, где его обиталище.
  - Исайтор знает. - Подытожил Санс. - Спасибо, Сэмп. Следующим шагом Хайсо станет поиск, а Короля - избавление от членов семьи Тэо.
  - Ну получит Его Величество в свои руки бесконечную власть... - Снова заполнила паузу Алия. - Что с того, если он может умереть в любую минуту, не насладившись плодами своих фантазий? Ведь Король - глубокий старик!
  Сэмп вздохнул.
  - Не хотел говорить, но демон может продлить жизнь своему хозяину, делясь с ним силой.
  - Вот как! Тогда все становится понятным. - Алия посмотрела на мужчин. - Только что делать нам?
  - Вам всем надо поспать. - Поднялся со своего места Рочен. - Хорошего дня и добрых снов.
  - Вот же человек! - Восхищенно сказал Тэйлин, когда доктор вышел. - А сам, небось, пошел к больным!
  - Когда мы вернулись, он говорил о том, что нужно собрать аристократов, банкиров и деловых людей провинции Сенко, чтобы объяснить им события, происходящие за хребтом. - Ден посмотрел на Санса. - Ему трудно будет заставить слушать себя тех, кто настолько выше по статусу.
  - С ним на переговоры пойду я. - Посмотрел на Санса Салих. - Мой дом - третий по старшинству после Фортисов. Был...
  Подняв кверху лицо, молодой аристократ поморгал ресницами, заталкивая непрошенные слезы обратно.
  - И я пойду. - Высунулся из-за Ханны Рик. - Мой дом - пятый.
  Ханна тут же испуганно потянула его за руку.
  - Не надо, чтобы тебя кто-то видел...
  - Если меня придут убивать, вы же защитите? - Парень упрямо выставил подбородок и посмотрел на Санса. - К тому же, риторику в меня вдалбливали с детства.
  Денки тоже посмотрел на Санса.
  - Если господину Който дорога жизнь его сына, он не откажется прийти на встречу и выступить в поддержку мер, принимаемых Роченом. Господин Санс... давайте я к нему наведаюсь и попрошу об этой услуге? Очень нежно попрошу.
  - А можно мне с Вами? - Тут же очутился рядом Рик.
  - Я не твой личный пилот, юноша. - Улыбнулся ему Ден. - К тому же, ты уже покатался.
  Парень покраснел.
  - Я хотел быть Вам полезным.
  - Понимаешь, мальчик... Почти все тут, за редким исключением, простолюдины безо всякого титула. И мы не развлекаемся, а пытаемся выжить. Чувствуешь разницу?
  Рик стал малиновым.
  - Я... обязательно извинюсь перед господином Роченом! - Выпалил он и добавил уже тише: - Когда перестану его бояться.
  Оперативники дружно рассмеялись, а Ханна по-матерински обняла его плечи.
  - Пойдем, я покажу тебе комнату, в которой отныне будешь жить.
  Тот с досадой дернул рукой.
  - Я уже не маленький и хочу помочь!
  - Для этого ты должен выспаться. - Сказал ему Санс. - А во-вторых, не спорить и не огрызаться. У нас нет времени нянчиться с детьми.
  - Простите. - Парень опустил голову и вышел в коридор за Ханной.
  - Ларка жалко... - Негромко сказал Тэй и вздохнул.
  
  Выйдя из зала, переделанного под штаб Службы, Рочен снова направился к своим больным. Сначала навестил Лайсина и разбудил Хея.
  - Спасибо тебе, друг. - Сказал он, замеряя параметры его ауры. - Надо же, почти все в норме. Сходи поешь и снова поспи. К вечеру будешь, как новенький.
  - Со мной все в порядке. - Улыбнулся Хэй. - Мальчишку Ларка привезли?
  - Откуда ты знаешь? - Удивился Рочен. - Или, несмотря на обещание, вставал и бегал по этажам?
  - Я - маг! - Таинственно возвел глаза к потолку системщик и весело рассмеялся. - Приходили Тэй и Сэмп. Проверяли, помер я или все еще дышу. Они рассказали про Ларка и версию о спящем в Тамте демоне.
  - Мальчишка ужасен. - Ответил Рочен, переходя к Лайсину и прикрепляя к его запястьям и щиколоткам манжеты прибора, удерживающего ауру от разрушения. - Насчет демона... Не знаю. Но такой, несколько фантастичный вариант, лучшим образом объясняет все те нестыковки и странности, которыми изобилует новейшая история дома Фортис.
  - Как он? - Кивнул на спящего наместника Хэй.
  - Тело потихоньку восстанавливается. Только не представляю, что делать с его искалеченной душой. Ладно, - доктор зачесал пятерней упавшие ему на лоб волосы, - у меня еще будет время над этим подумать. Пару часиков спустя поставлю капельницу с раствором. Пойдем, Хэй. Я запру комнату и навещу нашего принца. Вот его вечером обязательно разбужу...
  Обработав раны Гердена, Рочен растянулся на соседней кровати. Кажется, он хотел придумать речь для владетелей местной земли и капиталов, но уже на втором предложении закрыл глаза. Последняя осознанная мысль была о том, что надо бы навестить родителей...
  
  Когда диспетчер Джайны озвучил параметры коридора и пожелал Тамилу счастливого пути, тот как-то напрягся. Ему до сих пор не верилось, что Рочен так легко его отпустил. Ведь если обмолвиться о горстке бывших оперативников, засевших во дворце, и наместнике-наркомане, неспособном контролировать даже свои поступки, сюда можно вернуться с несколькими десятками гвардейцев и голыми руками взять незащищенную войсками провинцию. Если бы не сбесившийся от старческого слабоумия Исайтор, натравивший на Тамт свою авиацию и бандитов с Хайсо Токо во главе, пожалуй, он сам захватил бы власть в Сенко, послав Корвеса ко всем чертям. "Конечно, - думал Тамил, занимая коридор и предоставляя управление воздушным судном автоматике, - провинция небогата, но очень красива. И, самое главное, в ней нет указывающих, что делать, влиятельных родственников". Тамил посмотрел в мельтешащее белым снегом небо. Коридор держал его машину крепко, словно за окнами светило яркое солнце и летали бабочки. "Значит, операторы службы движения лгут, объясняя населению, что коридоры закрыты из-за непогоды? А еще удивительней то, насколько все эти простолюдины, работающие в различных обслуживающих и контролирующих организациях, готовы выполнять любые распоряжения Рочена, словно у них нет собственного начальства и аристократов. Когда я, от имени Лайсина, пытался что-то изменить, меня вежливо гоняли от ведомства к ведомству вместе с местными мухами, обсидевшими в этой сонной провинции все окна. Добродушные улыбки, приветливые лица и... уверенный в своей правоте нордический характер, не прислушивающийся к чужим голосам".
  Постепенно белые пики горной гряды сменились черными утесами, и вместо снега пошел дождь. "Вот оно в чем дело!" - Вдруг осенило Тамила. - "Действительно, я для них - чужак. Лайсин - свой. Его можно любить до обожания, каким бы безвольным и больным он ни был. Рочен - свой. Простолюдин, но сделавший для провинции то, что без него не сделал бы никто: после крушения экспресса он оперировал почти двое суток. И многие из пострадавших выжили. Скандал удалось замять. Да, они - свои, а я - чужой. Но это неважно, поскольку я обязательно вернусь и привезу с собой жену и ребят. Детей отправлю в школу Джайны. Жена возьмет на себя приемы. Глядишь, аристократы потихоньку оттают и перестанут делать вид, что меня нет. А деловые люди, в обмен на льготы, предложат проценты с прибыли своих предприятий".
  Дождь над равниной все не кончался. Коридор, поддерживаемый диспетчерской Джайны, потихоньку растворился, а диспетчерская следующего городка на пути к Тамту игнорировала его запросы. Выключив автопилот, Тамил скорректировал курс по навигационным приборам и достал коммуникатор. Странно, но связи за горами не было, хотя еще недавно ей была перекрыта вся страна. "Здесь - владения Фортисов, и они ее заблокировали". - Подумал Тамил и решил забраться поглубже в тучи, чтобы его не обнаружили следящие устройства Службы движения или радары местных военных частей.
  Продолжая лететь в облачных вихревых потоках, временами он проваливался вниз или взмывал кверху, пытаясь стабилизировать скачущую, словно блоха, машину, удивляясь смекалке магов-инженеров, придумавших надежные и защищенные от любой непогоды летные коридоры. А еще, по мере приближения к Тамту, на душе становилось все тревожней.
  Высокие дождевые облака постепенно истончались, то и дело показывая в прорехах ясное осеннее небо, своей пронзительностью напоминающее чьи-то недоверчивые глаза. Тамилу совсем не хотелось вспоминать о том, кому они принадлежали, тем более, что самым насущным вопросом было количество топлива, индикатор которого сполз к красной отметке и ярким укором сиял на приборной панели.
  - Давай, милая! - Подбодрил Тамил машинку. - Ты легкая и должна дотянуть до Тамта. - Мы с тобой опустимся в первом же городке... Главное, чтобы пилоты Фортисов не успели нас заметить.
  Водная морось вместе с тучами закончилась, оставив позади аэромашины раскинувшееся в небе радужное коромысло. Земля под солнечными лучами сверкала всеми красками осени: рыжиной лиственничных лесов, взбирающихся на невысокие холмы, купами красных кленов, раскинувших длинные сучья над крышами маленьких городков, и желтыми квадратами полей с кружащимися над ними птичьими стаями. Где-то внизу, заставив сердце забиться сильнее, сверкнула серебряная лента реки, струящаяся мимо пологих холмов в его родную провинцию. Она, словно насытившаяся змея, раздувалась и опоясывала Кэно, за которым, обрывая повернутый к реке склон, высился холм. На нем стоял его родной дом.
  Тамил улыбнулся: он все сделал так, как требовал дядя: стал для Лайсина Който опорой и послушным слугой. Внимательным другом, готовым по первому зову выполнить любую прихоть наместника. Даже оставил своих любимых мальчишек без отцовской ласки. Но теперь, когда семье грозила реальная опасность, игры многомудрого Райгена Тэо отошли куда-то на задний план.
  - Ничего, пусть злится и топает ногами... - Буркнул под нос Тамил. - Заберу малышню и снова улечу в Сенко. Если дядина игра не спасла наш край от разорения, буду сам искать себе место под солнцем. Что бы ни придумал Рочен, только Лайсин никогда не откажется от "радуги". Поэтому я обязательно вернусь и возьму власть в свои руки. Местная аристократия меня поддержит. В конце концов, я представляю их наместника и родственника Короля. А если дядюшка все же справится, - мужчина бросил испуганный взгляд на индикатор количества топлива, - я просто выполнял его задание.
  
  В том месте, где Тамил посадил аэромобиль, чтобы заправить его топливом, все выглядело мирным и спокойным. Прохладный ветер шевелил широкие резные листья вечнозеленых деревьев. Вдоль улиц цвели яркие гортензии и низкие хризантемы, высаженные заботливыми жителями в горшки. Синими вспышками привлекала к себе внимание вывеска отеля... Но вот только окна домов и витрины магазинов были закрыты ставнями. А ближайший перекресток по краям был обнесен ядовито-желтой лентой.
  Плавно опустившись у заправки, Тамил въехал под навес и открыл боковую панель, куда любезный и улыбчивый персонал должен был вставить три новых кристалла и залить в горловину горючую смесь. Но к нему так никто и не вышел.
  Распахнув дверь, мужчина выбрался из кресла и сам включил подачу топлива. Но из узкого шланга не упало и капли.
  - Что за дела? - Возмутился высокородный господин Тэо и направился к зданию заправки. Толкнув стеклянную дверь, он вошел внутрь и покрутил головой.
  - Есть тут кто живой? - Вопросил он полки с товаром и стойку с кассовым аппаратом.
  - Вообще-то, я. - Приподнялись над стойкой черные хвосты, перетянутые синими лентами. Вслед за прической показалось настороженное девичье личико. - Что Вам надо?
  - Э... Заправиться. - Удивился Тамил. - А что тут происходит?
  - Много чего происходит. - Буркнула девчонка. - Вы что, не знаете?
  - Я приезжий. - Тамил посмотрел сквозь стекло на оставленную открытой машину. - Мне бы топливо залить и кристаллы поменять.
  - Вообще-то, нам приказали сидеть по домам.
  - Милочка, у меня в Кэно семья. Пожалуйста, налей! Я заплачу по двойному тарифу!
  - Докарантинному? - Оттопырила губу девчонка. - Сейчас и цен таких нет. И подвоза топлива нет. Эти рыжие бестии, гвардейцы Короля, подорвали перекрестки и убрали летные коридоры.
  - Там, на улице... - Тамил протянул руку туда, где виднелись желтые ленты.
  - Ага. Воронка от взрыва. Я думала, крышу нашего дома снесет. Но Боги милостивы. Так сколько тебе, дядя?
  - Под завязку. И три кристалла. - Он достал портмоне и вытащил карточку.
  Девчушка скривилась.
  - Местные банки не работают. Наличка обесценилась.
  - Вот. - Тамил снял с пальца дорогой перстень с сапфиром. - Этого хватит, чтобы, кроме топлива, купить тебя вместе с заправочной станцией.
  - Годный кружок. - Перстень исчез в маленькой ручке с обломанными ногтями. - Держи кристаллы. - Она поставила перед ним ровно три штуки. - А подачу топлива я сейчас включу.
  - Скажи... - Тамил замер в дверях. - Мирное население... обижают?
  - Ерунда. - Махнула лапкой юная бизнес-леди. - Их тут мало. Заняли пару гостиниц и ходят патрулями. Даже аэромобилей нет. Говорят, основные силы рванули как раз в Кэно. Ищут вроде что-то. Или кого-то. А нас нет, не трогают.
  - А наши части?
  Та пожала плечами.
  - Черт их знает. А они вообще у нас есть?
  Тамил вышел из здания и сунул шланг в горловину бака. Прозрачная, то и дело вспыхивающая на свету разноцветными искрами, жидкость полилась через шланг.
  - Вот, значит, как... - Аристократ Тэо задумчиво потер подбородок. - Выходит, Райген не сопротивлялся? Но почему? Неужели... - Табун мурашек пробежал по рукам и спине Тамила. - Неужели они мертвы?!
  Вставив шланг обратно в гнездо, мужчина прыгнул на сидение, пристегнув себя ремнями. Теперь, на территории родного дома, нужно быть осторожным и внимательным вдвойне. А ближе к Кэно, пожалуй, придется опустить аппарат на землю и прикинуться старой развалиной на допотопных колесах.
  
  Остановившись в полукилометре от родного города, с замиранием сердца Тамил смотрел на холм. По его бокам и на плоской вершине все так же высились аристократические особняки, похожие на прекрасные драгоценности в ярких оправах из золотой и зеленой листвы. Еще недавно он не уставал любоваться подобным чудом, восхищаясь роскошеством дивного места, в котором ему довелось вырасти и прожить свою, не такую уж и долгую, жизнь. Казалось, все было, как раньше. Легкой и свободной от мирских сует рукой водил по макушкам деревьев ветер. Чирикали, сбиваясь в осенние шумные стаи, быстрые птицы. Неподалеку от дороги, на которой стояла машина Тамила, журчал веселый ручей. Но беспокойный и общительный Кэно словно замер. В воздух не поднимались тяжелые аэроплатформы торговцев. Не сновал юркий личный транспорт. Молчали козы и коровы, обычно гуляющие по пригородным лугам. Не тявкали дворовые собаки. Город стоял, как ни в чем не бывало. Но где были люди? Вот вопрос, которым задался Тамил, не решаясь двинуться дальше.
  Однако, сообразив, что растопырился в чистом поле, словно гусеница на капусте, он убрал колеса и двинулся на воздушной подушке прямо через луга к небольшому леску, надеясь спрятать в нем слишком заметное транспортное средство. В конце концов, от леска до города оставалось около трех километров, которые можно было пройти пешком. Замаскировав аэромобиль ветками и пучками сухой травы, бывший руководитель Службы безопасности и послушный племянник главы дома Тэо рысью побежал в сторону города, прячась между стволами и зарослями. Стараясь не выходить на открытые места, чтобы протоптанная дорожка с воздуха не бросалась в глаза, он сканировал местность, пытаясь уловить присутствие чужих аур прежде, чем заметят его. Но опять же, вокруг все было очень спокойно.
  Узрев дома городских окраин, он, недолго думая, перемахнул через чужой забор и усадьбами двинулся к одной из улиц, где жил, можно сказать, друг его детства. Конечно, сейчас этот мужчина был солидным торговцем, имеющим склады и магазины не только в других провинциях, но и соседних странах... Однако, это им не мешало изредка встречаться и выпивать пару-тройку бутылок замечательного местного вина, отвлекающего от повседневности и поднимающего настроение.
  Рассматривая дома с закрытыми ставнями и запертыми дверями, он иногда спотыкался о валяющиеся под ногами спелые яблоки и груши. Хозяева, из каждой травинки своего хозяйства умеющие создавать прибыль, почему-то не собирали свой гниющий урожай. "Словно людей покосил мор". - Подумал Тамил, перелезая через заднюю калитку в сад своего знакомого. Спустя пару минут он уже стучал кулаком в закрытую металлическими рольставнями дверь, откуда хозяева с гостями обычно выходили на веранду, чтобы в тени деревьев, вдыхая аромат цветущих роз, выпить вечерний чай.
  - Нуюш! - Отбив руку, мужчина с досадой осмотрел запертые окна. - Открой, идиот! Это я, Тамил!
  Но дом стоял молчаливой скалой, накрепко закрыв перед незваным гостем все свои ходы и щели. Тамил вытер ладонью вспотевший лоб и медленно опустился на пол веранды, вытянув ноги и прислонившись к стене спиной. Сил куда-то бежать у него больше не было. А над замершим городом стояла оглушительная послеполуденная тишина. Страх постепенно сменился усталостью, и Тамил закрыл глаза, коснувшись прохладной стены затылком. Кажется, он успел уплыть в мир грез, как его разбудил тихий стук поднимаемой ставни. Не шевельнувшись, мужчина приоткрыл щелочки глаз, сквозь ресницы посматривая в сторону двери. И вот она осторожно открылась, выпуская крадущегося на цыпочках старшего сына его друга. Вытянув шею, юноша посмотрел ему в лицо... Тамил был воином, и его бросок стал стремительней атаки гюрзы. Мальчишка присел от ужаса, когда понял, что крепко схвачен за руку стоящим рядом с ним человеком.
  - Не вой. - Устало сказал ему Тамил. - Пойдем к вам. Я устал, хочу есть, пить и спать. А еще меня мучает неизвестность. Ну?
  Черные брови непрошенного гостя свелись к переносице.
  Проглотив вязкую слюну, парень робко кивнул головой.
  - Лезь в свою дыру первым. - Приказал Тамил. - Если нервы твоих домочадцев не выдержат, пусть рубят голову тебе.
  К счастью, господин Нуюш не был трусом. Запустив внутрь дома сына, а потом - гостя, он крепко пожал ему руку.
  - Прости, что не открыли сразу. - Улыбнулся он. - Тут такая обстановка...
  - Еще скажи, что меня не узнал. - Усмехнулся Тамил и поинтересовался: - А что это вы сидите за закрытыми дверями? В саду гниет урожай, а в палисаднике чахнут розы. Что у вас случилось, друг?
  - Пойдем, я сначала отведу тебя в душ и дам чистое белье. - Уклонился от ответа Нуюш.
  - Успею. Говори.
  - Видимо, тебя не было дома, когда сюда явились воины в защитных костюмах и объявили, что несколько провинций попали под действие жестокого мора. Солдаты говорили, что в приграничных городках людей хоронили в глубоких ямах, пересыпая трупы известью. Представляешь, их даже не давали сжигать! Поэтому все сидят под замками и ждут, когда доблестные отряды нашего Короля очистят землю от скверны.
  - Ну вы... - Тамил покрутил головой, проглотив бранное слово. - Я проехал всю дорогу от границы до Кэно и не видел ни войск, ни трупов. Кстати, спасибо, что сразу пригласил помыться.
  Посмотрев на юношу, круглыми от любопытства и ужаса глазами взирающего на человека, прошедшего такой путь и не умершего мучительной смертью, Тамил кивнул ему головой:
  - Неси полотенца и чистую одежду. Так и быть, не стану портить ваш микроклимат летящей с моих рукавов и ботинок пылью.
   Когда мужчины дома уселись за стол вместе с гостем, а женщины подали вино и немудрящую закуску, Тамил поинтересовался:
  - С холма что-то слышно?
  Нуюш отрицательно покачал головой.
  - Как только мы заперлись в домах, пропала связь. Я не знаю, что делается на соседней улице. Мы сидим и боимся высунуть на улицу нос!
  - Захват провинции без боя. - Горько рассмеялся аристократ дома Тэо. - Друг, это - война. бескровная и быстрая. Зачем убивать население, если его, чтобы не мешалось, можно легко разогнать по домам?
  - Значит, - Нуюш пощипал острый кончик бороды, украшающей лицо, - говоришь, что никакого мора нет?
  - Не имею представления. - Вздохнул Тамил. - Можно я у тебя посплю пару часов? Как стемнеет, уйду к своим.
  - Конечно, отдохни. Вот только над холмом уже третью ночь горит красное зарево. Сначала я думал, что пожар. Но дома стоят целехоньки. Думаю... - Нуюш поправил зачесанные в хвост волосы. - Там творится какая-то волшба.
  - Мне все равно. Хочу вытащить оттуда своих ребят. Где мне лечь? Еле держусь на ногах. - Тамил встал и поклонился другу. - Спасибо за твою доброту, Нуюш.
  Тот замахал толстой ручкой и улыбнулся, обнажив в усах мелкие белые зубы.
  - Когда все успокоится, сочтемся.
  - Обязательно.
  Укрываясь простыней, Тамил возблагодарил всех Богов, заодно попросив определить верный путь. Но вместо ответа ему привиделись холодные голубые глаза, которые задумчиво смотрели ему в душу. "Ищи ответ, Тамил..." - Послышался чей-то знакомый, до холодного пота, голос.
  "Что искать?" - С раздражением спросил он, уплывая в сновидения.
  "Истину" - Задрожал колокольным звоном в ушах настойчивый и суровый голос.
  
  Глава девятая. Истина, похожая на ложь
  
  Не откладывая на потом то, что можно было сделать сейчас, Денки попросил Санса связаться с замком Който.
  - Хочу поговорить с дедушкой о нем самом, его непродуманной жизни и ее негативных последствиях. - Сообщил он. - Ну и заодно, попросить облегчить судьбу нашему Рочену.
  - Считаете господина Рейво своим другом? - Возник за плечом оперативника Рик. - Интересно, он считает так же?
  Санс нахмурился.
  - Ханна! Я просил тебя приглядеть за этим активным юношей.
  Женщина вскочила из-за экрана и испуганно посмотрела на парня.
  - Но я...
  - Это - твое задание. Отнесись к нему ответственно. Мне не нравится, когда под ногами путаются дети и пытаются доказать, что умнее всех.
  - Пойдем, Рик. - Ханна схватила парня за локоть. - Надо отдохнуть.
  - Вы собираетесь запереть меня в комнате? - Рик задрал нос, но голос предательски задрожал. - Лучше бы я умер вместе с братом!
  - Мне только истерики не хватало. - Санс обошел Рика и посмотрел на Дена. - Забыл, что связи с замком нет?
  - Э... я и не знал. Тогда можно я навещу его, как волонтер? Куплю в магазине колбаску или тортик.
  В воспитательных целях Ханна постаралась не рассмеяться. Однако, на деле ей было не до смеха. Получается, что ее, оперативника с большим опытом работы, отрывают от интересного дела, чтобы она сидела с этим высокородным сопляком?
  Денки, бросивший на нее взгляд, на мгновение задумался и улыбнулся.
  - Над чем работаешь, Хань?
  - Собираю информацию о доме Тэо. Представляешь... - Увидев любопытные серые глаза мальчишки, она нахмурилась. - Потом расскажу. Идем, Рик!
  - Оставь его, Хань. Занимайся своими делами. Я улечу на несколько часов и возьму его с собой. Согласен мне помочь договориться с высокородным аристократом, выше которого только Король?
  Серые глаза засияли восторгом.
  - А... можно?
  - Если ты согласишься помочь... Мне сложно найти общий язык с подобным господином.
  - А... господин Санс разрешит? - Рик осторожно повернул голову в сторону Главы Службы.
  - Ну... мы ему не скажем. Идем?
  - Конечно!
  - Только вернись в комнату и надень теплые ботинки и куртку. Я буду ждать тебя в гараже.
  - Да, сейчас!
  Рик, словно шустрый сквознячок, вылетел из комнаты, даже не стукнув дверью.
  - Не боишься, что все испортит? - Спросила Ханна. - Рочен на него смотреть не хочет. Кажется, между ними что-то произошло.
  - Перестань. Наш Рочен не такой мужик, чтобы обижаться на ребенка. Просто очень устал. Сейчас отоспится и снова возьмется за работу.
  - Да! - Синие глаза Ханны потеплели. - Все-таки, он - необыкновенный!
  - Не влюбись, подруга! Он не из тех, кто легко сходится с людьми. - Коснулся ее плеча Ден и вслед за мальчишкой вышел из комнаты.
  - Мне просто нравится, когда кто-то хорошо делает свое дело. - Тихо сказала молодая женщина и вернулась за стол.
  
  От Джайны до замка наместников провинции было всего около получаса лета. Рик, закутавшийся в теплую куртку, прилип носом к боковому окну, рассматривая бегущую среди темных елей дорогу и тусклую ленту горной реки, струящуюся со склонов гор мимо поместья к озеру.
  - Как-то тут уныло. - Сказал парень, обернувшись к Денки. - Горы и мрачные леса. Даже река выглядит невесело.
  - Осень. - Пожал плечами пилот. - На небе - тучи. Но однажды я был здесь, когда небо светилось пронзительной синевой, на скалах росли мелкие, приникшие к камням, красные и желтые цветы, а озеро, в которое впадает река, казалось бездонной фиолетовой пропастью.
  - Вы навещали господина Рочена?
  - Что ты! Тогда я еще не подозревал о его существовании. Мы, студенты Академии, прилетели Северным экспрессом всего на пару дней, чтобы полюбоваться пестрыми скалами и пламенеющими в час заката горными пиками. Рочен, думаю, в это время уже окончил университет и поступил в интернатуру. Мы познакомились с ним чуть позже... - Денки улыбнулся. - Я повредил себе ноги, разбив старенький аэромобиль военной части, где проходил подготовку, а он меня собрал. А потом, перед выпиской, я угостил его хорошим вином. Мы выпили бутылку прямо в больнице, когда закончилась его смена. Тогда я не мог подумать, что мы встретимся снова.
  - Значит, Вы сразу начали служить?
  - Да. Сначала в особом отделе столичного округа, а потом меня с повышением отправили в Кэно.
  - Скажите, а почему вы все так слушаете обычного хирурга, пусть даже из столицы? Вы же офицеры!
  - Иногда жизнь ставит гражданского выше военных, парень. К тому же, у него с наместником Лайсином и принцем Герденом давние отношения. Они знают друг друга с детства.
  - Вот это да! А как они познакомились?
  - Вероятно, играли на одних улицах. Парень, мы не настолько близки, чтобы открывать друг другу тайны прошлого. Но что я тебе скажу, Рик... Друг - не тот, кто болтает языком, жалуясь на жизнь или объясняясь в любви. А тот, кто приходит на помощь, когда ты только начинаешь оборачиваться в поисках того, на чье плечо можно опереться. Когда Ханна получила от тебя звонок, то Рочен, как отличный пилот, полетел за тобой сам.
  - Вы тоже полетели с ним. - Заметил Рик.
  - Конечно. - Улыбнулся Ден. - Я - его плечо. А вот и замок Който. Ну что, готов убеждать старца в том, во что не веришь?
  - Если все вы верите этому человеку, то у меня нет причин в нем сомневаться. Господин Дениэль, я сделаю все, что смогу!
  
  На этот раз представителей службы безопасности встретили раскрытые двери подъезда и старый дворецкий, нагнувший голову в безукоризненном поклоне.
  - Господин Ренли дома Рид! - Выпрямился первым Денки. - Наша Служба в лице Дениэля дома Гэро рада приветствовать Вас еще раз! Моего спутника зовут Рикус дома Верус.
  - Мне приятно, что мой господин, ушедший на покой, все еще нужен нашему Королевству. Прошу вас, молодые люди, проходите. Господин Който вас ждет.
  Поднявшись по длинным пролетам лестницы на второй этаж, мужчина и юноша, разглядывая каменные стены узких коридоров, подошли к кабинету, высокую дверь которого почтительно раскрыл перед ними дворецкий.
  - Господа Дениэль дома Гэро и Рикус дома Верус. - Доложил он хозяину и оставил их в комнате, прикрыв за собой створки.
  Ден и Рик склонились, выдерживая, согласно этикету, три секунды.
  - Здравствуйте, господа! - Наконец, поднял их старческий голос.
  Сбоку от письменного стола, в кресле, стоящим рядом с разожженным камином, сидел старик с распущенными по плечам серебряными волосами и глубокими морщинами, прорезавшими его щеки от скул до подбородка. Руки, покрытые коричневыми пигментными пятнами, спокойно лежали на коленях, укрытых пледом. Напротив его кресла стояли два стула с прямыми спинками.
  Ден про себя хмыкнул: дед был еще тем крепким орешком.
  - С чем пожаловали на этот раз? - Спросил господин Итон, разглядывая незнакомых ему людей.
  - Мои коллеги рассказали Вам о том, что творится в мире? - Улыбнулся кончиками губ Ден.
  - Они были не очень разговорчивыми. В большей степени им хотелось сделать обыск в комнатах моего внука и его друга Тамила. Скажите, где они сейчас? И в чем их обвиняют?
  - Ни в чем. - Пожал плечами мужчина. - Тамил улетел к себе домой, в Джайну. А господина Лайсина лечит господин Рочен. Вы знали о том, что Ваш сын употреблял некоторые, вредные для организма, препараты?
  - Лайсин оказался слабым. - Поджал губы старик. - Зря я отправил его в столицу. Мог бы догадаться, что он не справится с трудностями. А Рочен... Я благодарен ему за то, что он до сих пор опекает моего внука. Но все это вам не очень интересно, не так ли? Вероятно, вы хотели о чем-то узнать?
  - Попросить. - Склонил голову Ден. - Господин Рочен сам, без чьего-либо разрешения, перекрыл летные коридоры и туннели под перевалами. Он не хочет, чтобы провинцию втянули в войну. Но местные аристократы и торговцы бунтуют: им не важно, кто здесь будет жить и править. Их товары лежат на складах, принося владельцам убытки.
  - Господин Който! - Раздался звонкий юношеский голос Рика. - Только Вы можете помочь господину Рочену.
  - Каким образом? - Усмехнулся бывший наместник. - Я - уже ни на что не годный старик.
  - Завтра в губернаторском доме Джайны будет собрание. - Продолжил Ден. - В три часа дня. Если Вы просто окажете нам честь своим присутствием и посидите рядом с нами...
  - Вы уверены, что поступаете во благо провинции? - Прищурился Итон Който. - Только честно.
  - Мы уверены, что Его Величеству нет никакого дела до блага своих подданных. - Ответил Дениэль. - А брат вот этого мальчика, тоже родственника дома Фортис, был убит ночью всего лишь из-за того, что случайно мог узнать о том, что не предназначалось для широкой огласки.
  - Нормальное поведение монарха. - Улыбнулся Итон. - Ибо каждый, чьей страстью является власть, преследует исключительно собственные интересы. Если вы входите в их сферу, к вам станут прислушиваться. Переступите черту - вас уничтожат. Молодой человек, примите мои соболезнования.
  - А Ваш внук, господин Който? Отдавая его во дворец, где чуть не убили Вас, какие интересы преследовали Вы?
  - Возможно, расплатился его жизнью за собственный покой. - Тонкая улыбка скользнула по бледным губам. - Каждый живет ради себя, молодые люди.
  - Мне рассказать о Ваших словах господину Лайсину?
  - Мой внук все равно умрет, как бы я ни хотел, чтобы он жил. "Радуга" - не валериана. Избавиться от ее иллюзий человеческое сознание не в состоянии. Ваш друг Рочен Рейво всего-навсего отсрочил агонию.
  - Спасибо, господин Който, что выслушали нас. - Поклонился Ден, глядя на так и не занятые ими стулья. - Просим нас простить за то, что торопимся вернуться обратно. Как только что Вы сами сказали, если наши интересы не совпадают, говорить нам больше не о чем.
  - Ну почему же? - Мужчина улыбнулся. - Ведь вы до сих пор не знаете, из-за чего начались военные действия.
  - Про наркотики, поставляемые принцем Корвесом в страну, нам известно. И про каналы их поставок в другие провинции и страны. Вероятно, Тэо не устроил процент со сделки.
  - Молодцы. Но я хочу, перед тем, как вы уйдете, кое с чем вас ознакомить. Ренли, друг мой...
  Двери бесшумно открылись, и в них вошел дворецкий.
  - Будь добр, достань мне манускрипт семи печатей.
  Ренли кивнул головой и затерялся между полок с книгами. Когда он вернулся, в его руках был черный цилиндр с рукописью. Поклонившись, он подал его господину и остался стоять за креслом.
  - Вот здесь, - Итон надел очки, - описаны дела наших общих с этим юношей предков. Когда-то семья Фортис и Тэо была единой. И звались они Хранителями Хайтоми. - Старик посмотрел поверх очков на застывших оперативника и мальчика. - Вижу, вы не удивлены. Значит, уже о чем-то догадались?
  - На подходе. - Ответил ему Ден.
  - Людей в начале времен было мало. Они поклонялись духам стихий и просили их заботиться о процветании рода, отдавая за благосклонность часть урожая или товаров. Но были среди людского племени и такие, чьими предками были дети, рожденные от любви смертных с духами. Именно они были первыми магами. Их глаза прозревали картины мира тонкого и видели реалии нашего, материального. Им подчинялись силы стихий. Они знали имя своего родоначальника и, если происходили неприятности, звали его на помощь. Постепенно дома разделились на касты. Те, чьи духи были воинственны и сильны, стали королями. Другие, чьи родоначальники были мудрецами и созерцателями, стали хранителями или, по-другому, служителями. Храмы, построенные во всех землях, принадлежат именно таким домам. Дом Хайтоми, о котором шла речь, давно разделился надвое, поскольку в нем оказалось два прародителя из мира духов. Первого волновали милосердие и порядок. Вторым был воинственный дух, влюбившийся в прекрасную хранительницу. Он был героем и защитником слабых. Ему с радостью делали подношения многие жители земли. Но самым оберегаемым родом были Хайтоми. Однако, с некоторого времени в семье стали рождаться разные по характеру дети. Непоседы, забияки, путешественники никак не уживались под одной крышей с тихими и спокойными миротворцами. Тогда дом Хайтоми исчез. Но появились Фортис и Тэо. Так новые дома назвали себя именами их основателей. Фортисы любили переделывать мир под себя. А Тэо... Они остались служителями. Прошло много веков, но тот и другой дома помнили свою историю и продолжали считать себя родственниками. В этом манускрипте, - Итон погладил тубус и, открыв крышку, вытащил свиток, - говорится о том, что дух-покровитель Фортис был очень воинственным. Чем больше проходило времени, тем чаще он развлекался людскими конфликтами, к которым подталкивал целые народы. И понесли тогда люди хранителям дома Тэо подарки, чтобы они уговорили своего покровителя успокоить духа войны и покончить с бесконечным кровопролитием. Служители днями и ночами возносили молитвы. И он откликнулся. Здесь написано, что уговоры не помогли, но трое суток меж мирами шло сражение. Ночные небеса сияли светом, словно был день. На четвертые сутки все закончилось. Дух войны был опечатан семью печатями и уложен в недра земли с тем, чтобы спать там глубоким сном до тех пор, пока печати не будут сорваны по людской воле.
  - Вот как? - Ден без разрешения присел на стул. Положив руки на спинку другого, во все глаза смотрел на Итона Който взволнованный Рик. - Полагаю, какие-то печати слетели раньше?
  - Именно. Когда землям Фортис грозили бедствия, члены семьи приносили кровавые жертвы удерживаемому в недрах земли духу. Он не мог вырваться на свободу, но отзывался, томимый жаждой свершений.
  - И что делали Фортисы? Убивали невинных младенцев? - Хмыкнул Ден.
  - Нет. - Невозмутимо сказал Итон. - Жрец резал себе вены и проливал кровь на алтарь. То же самое делала его жена и дети. Дух, чувствуя кровь, становился сильнее и помогал своим потомкам. Но затем силы иссякали, и он снова засыпал под печатями. Но снятие каждой последующей печати требовало всё больших жертв. В конечном итоге в доме Фортис не осталось сильных магов. Но были Тэо... Теперь перейдем к последней печати.
  - Простите... - Робко спросил Рик. - Но зачем Королю понадобился дух? Стране не угрожает никакая опасность.
  - Дух может исполнить любое желание призвавшего его потомка. - Любезно ответил Итон. - Значит, Его Величеству понадобилось то, что он не может получить из окружающего мира.
  - Он снова хочет стать молодым! - Воскликнул Рик. - В детстве няня читала мне похожую сказку!
  - Возможно. - Пожал плечами Итон. - Сказки всегда вырастают из реальных событий. Но давайте вернемся к тому, ради чего я с вами говорю. В пророчестве о снятии седьмой печати говорится о том, что брат встанет на брата и сын на отца. Реки отведают дары смерти, и вода превратится в яд. Из-за неутоленных человеческих желаний пробудится тот, кто станет еще ужасней, поскольку привык он к крови человеческой. Но возвысится род его до небес, низвергая прочие роды в бездну. Пустынной станет земля. И только через множество веков на ней снова раскроются цветы новой жизни.
  - Ужас! - Дернул плечами Ден. - Получается, Фортисы уничтожат множество людей? В вашем манускрипте не написано, как все это прекратить?
  - Написано, что в это же время родится мальчик, воспитанный как воин, но тяготеющий к мудрости. И будет он отмечен звездой. Только этот человек не испугается сразиться с воплощенным демоном и победить его.
  - И кто он? - Сверкнул глазами Рик.
  - Мальчик, воспитанный воином, но тяготеющий к мудрости. Думаю, это ребенок, выросший, как Фортис, но на самом деле, принадлежащий дому Тэо.
  - Герден! - Ахнул Дениэль.
  - Когда я первый раз его увидел, меня поразила его аура. Она была... иной. Я совсем было хотел все списать на дом его матери, кстати, тоже хранительницы, но когда он нагнулся, то увидел на его шее, вот здесь, под волосами, небольшую родинку в форме звезды. А еще я понял, что дело не в структуре его ауры, а в ее постоянно меняющемся размере. Она словно бы мерцала. Ей не хватало сил для того, чтобы вырасти. И тогда я отправил с ним Лайсина, чтобы тот помог ему стать стабильней. Род Фортис, к которому мы принадлежим, силен, но мой внук оказался слишком слабым. Мне жаль.
  - Черт! Теперь я понял, почему Герден просил Рочена о дружбе! - Вскочил на ноги Ден. - Рейво - сильный маг и может помочь принцу справиться с духом!
  - Надеюсь, ваши вопросы закончились? Теперь, пожалуйста, ответьте на мой: где Герден?
  - Здесь. Во дворце принца Корвеса. Его жену убили, а сам он чудом остался жив. И Рочен привез его сюда.
  - Надо же... Никогда не думал, что волчонок простого рода сыграет в истории нашего дома такую значительную роль... Что ж, господа. Я буду на собрании. И хочу говорить с Роченом Рейво...
  
  Проснувшись, Рочен взглянул на часы. Удивительно, что его никто не разбудил, ведь проспал он целых пять часов! Спустив с кровати ноги, он потянулся и потер небритое уже несколько дней лицо. Отросшая челка некогда модной стрижки кончиками волос попыталась влезть ему в глаза.
  - Когда все кончится, подстригусь налысо. - Буркнул он и босиком пошлепал в ванную комнату.
  Наплескавшись и переодевшись в чистую рубаху, кем-то заботливо повешенную на стул, он подошел к Гердену и снял крышку пенала. Раны на лице и груди затянулись полностью, оставив вместо себя белые тонкие нити. Надев перчатки, доктор повернул принца набок, чтобы осмотреть спину, где вместо кожи еще недавно было месиво из кровавых лохмотьев. Сейчас все аккуратно затянулось нежной, пока красноватой, пленочкой.
  - Спасибо, Силь! - Поблагодарил он своего духа, доставая из личной аптечки маленькую коробочку с мазью. И тотчас тонкие руки обняли его талию.
  Рочен посмотрел сверху вниз и улыбнулся.
  - Привет, малышка! Где ты была?
  - В своем мире. - Желтые радужки глаз скрылись под длинными черными ресницами. - Когда ты обо мне вспомнил, я сразу пришла сказать тебе, как соскучилась.
  - Все дразнишься, совушка? - Он наклонился и поцеловал ее макушку. - Разве дух может привязаться к короткоживущему человеку?
  - А человек может привязаться к духу? - Она просунула голову под его руку и потерлась носом о грудь в незастегнутой рубахе.
  - Может, но не должен. Отпусти меня, мне надо обработать спину Гердена, а потом разбудить его и покормить. Пора ему включаться в суровые будни.
  - Хорошо бы еще пару дней подержать. - Сильвия склонилась над мужчиной. - Но, боюсь, у вас совсем нет времени.
  - Что случилось? - Продолжая обрабатывать раны, Рочен тревожно посмотрел на духа.
  Та подняла голову и снова улыбнулась.
  - Скоро все узнаешь сам. Нетерпеливый Денки бегает по коридору и ждет, когда ты проснешься. Ведь госпожа Ханна запретила тебя будить. Она тебе нравится? - Взгляд ярких глаз коснулся его зрачков и снова улетел в сторону. - Знаешь, Рочен, Ден - большой молодец. И так к тебе привязался! Ты же не разочаруешь его отказом?
  - Ты вообще о чем говоришь? Кто кому нравится? И в чем я должен ему отказать?
  - Как только он расскажет, что узнал, ты все поймешь... Да, пожалуй, Гердена пора поднимать на ноги. - Ладошки девушки, склонившейся над больным, засияли оранжевым светом. Плавно, не касаясь молодой кожицы, она начала водить ими, что-то шепча себе под нос. Потом из света начали появляться золотые круги. Рочен заворожено смотрел за ее действиями, пытаясь разглядеть то, что менялось при этом в энергетическом плане . Когда она закончила, доктор увидел почти чистую, с небольшими нитями шрамов, спину.
  - Какая же ты умничка! - Восхитился он. - А я могу этому научиться?
  - Можешь. - Силь отошла от Гердена и, привстав на цыпочки, обвила шею высокого доктора руками. - Поцелуешь?
  - Если поцелую, то уже не оторвусь. - Усмехнулся он. - Сама знаешь, каковы мужчины: нам не до войны, если рядом - любимая женщина.
  - Рочен! Значит я - любимая? - Захлопала в ладоши Силь.
  - Просто ужас... какая. - Двусмысленно улыбнулся ей мужчина. - Но сейчас надо заниматься больными.
  - Ну вот! - Надула губки Силь. - Сам сказал, что рядом со мной тебе не до чего!
  - Так ты первая, если я раскрою объятия, пошлешь меня... лечить или воевать.
  Он снял перчатки и попытался обнять Силь. Но она утренним туманом выскользнула из кольца его рук.
  - Всему свое время! - Прошептала она и исчезла.
  Но с кровати, на которой теперь лежал Герден, раздался слабый голос:
  - Где я? Кто тут?
  - Ваше Высочество! - Подошел к нему Рочен, накрывая обнаженное тело простыней. - Рад Вашему возвращению в наш бренный мир!
  Герден повернул голову и согнул локоть, пытаясь перевернуться на бок. Черные волосы упали на его лицо, занавесив сонные синие глаза. Рочен нагнулся и осторожно их убрал, перекинув через плечо.
  - Ты? - Узнал доктора принц. - Значит, это был не сон, и ты действительно меня спас?
  - Вас, Ваше Высочество, спасла Ваша Служба безопасности. А я к ним присоединился. Теперь мы находимся в Сенко. Сейчас сделаю для Вас теплую ванну и попрошу наших девушек поискать Вашу одежду.
  Рочен сделал несколько шагов к двери, как вдруг Герден его окликнул:
  - Стой, Рочен. Иди сюда.
  - Что-то болит? - Вернулся доктор.
  - Душа. - Тихо сказал Герден и, взяв Рочена за руку, уткнулся ему в ладонь носом.
  - Ну, всё, успокойся. Самое тяжелое осталось позади... - Подняв другую ладонь, доктор погладил черные волосы. - Что случилось?
  - Я вспомнил, как ее убили. Ту девушку, мою жену. Это произошло так быстро! Вбежали люди, среди которых я узнал своего умершего секретаря. Кажется, он был не в себе. Они привели с собой двоих со спутанными руками и невидящими глазами. Хайсо взмахнул ножом, и моя жена упала с перерезанным горлом. Наполнив какие-то склянки ее кровью, он захохотал. Я схватил подушку и размахнулся, чтобы сбить его с ног... но меня ударили сзади. Потом помню только боль. Рочен, они меня били. За что? Почему никто не охранял мои покои? Кто они? Рочен, мне страшно!
  - Прости, принц, но это, похоже, еще не конец. Твои оперативники за ту пару дней, что мы здесь, успели выяснить многое. Так что возьми себя в руки и перестань лить слезы. В том, что произошло, ты не виноват. Полежи немного, я наполню ванную...
  Вернувшийся Рочен подхватил на руки слабое тело принца и осторожно положил его в горячую воду.
  - Отмокай. Я попрошу горничных найти твою одежду и вернусь.
  - Спасибо, Рочен! - Жалкая улыбка искривила принцу губы. - Возвращайся скорей!
  Дежуривший под дверями Рик вскочил, когда сильная рука Рочена толкнула створку наружу, и скромно прижался к стенке, виновато поглядывая на доктора из-под ресниц.
  - Рик! Найди горничных. Пусть принесут принцу теплую одежду и обувь. А еще сбегай на кухню. Пусть приготовят легкий куриный бульон.
  - Да! - Засветились глаза парня. - Я все сделаю очень быстро!
  - Угу. - Сказал Рочен его спине, мелькнувшей в конце коридора, где уже появился Денки.
  - Рочи! - Подошедший мужчина протянул ему руку. - Выспался?
  - Немного. Принц пришел в сознание и готов, если не к борьбе, то внимательно слушать. Ты чего-то узнал? Судя по твоему лицу - новость похожа на бомбу.
  - Точно. Я узнал истоки и продолжение нашего "мистического" следа. Ты даже не представляешь, во что нас втянул безумный Король Исайтор!
  - Ден... Время терпит? Если да, то расскажешь позднее. Я хочу, чтобы Герден послушал все версии с самого начала.
  - Согласен. Тем более, в этой истории ему отведена главная роль!
  - Понятно. Пока Рик бегает по девушкам, пойдем, поможешь мне поменять белье на кровати Лайсина и посидишь с ним, пока не закончится капельница. Потом я вернусь и подключу нового "донора". Согласен?
  - Попробовал бы я отказаться! - Улыбнулся Ден. - У тебя такие лапищи, что пикнуть не успею, как ты одной левой...
  - Что... - Рочен посмотрел на свои руки. - Действительно, я кажусь тебе огромным?
  - Боги! - Расхохотался Денки. - Еще скажи, что у тебя развился комплекс неполноценности! Может, это я так завидую!
  - Балда. - Покачал головой доктор и открыл ключом дверь, за которой, в глубине комнат, спал Лайсин.
  Когда Рочен поставил капельницу и начал менять прибор, подающий жизненную энергию, Ден встал рядом и посмотрел на бледное лицо в обрамлении серебристых волос.
  - Ведь интересный мужик. - Сказал он. - И умница. Почему же он довел себя до такого состояния?
  - Психика не выдержала перегрузок. - Коротко ответил Рочен. Потом, закрепив манжеты, продолжил. - Не каждый может справиться с путем, куда, не подумав, ступил по чьей-то или своей воле. Он - не воин. Даже не творец. Просто созерцатель. Его предназначением была тихая провинциальная жизнь с редкими праздниками, домашними заботами и чтением книг. Такому, как он, не вынести пути, предназначенного избранным.
  - Сложно понять, почему судьба сплела ему такую дорогу. - Ден сел у изголовья Лайсина на стул. - Скажи... Ты все еще привязан к нему?
  - Когда передо мной лежит тело, я вижу только больного. - Усмехнулся Рочен. - Профессиональная этика.
  - Тогда не обижай, пожалуйста, принца Гердена. Он тоже не виноват в своей судьбе.
  - Ты интригуешь меня, Ден. - Рочен подошел к дверям и на мгновение обернулся. - За тобой - рассказ.
  
  Рик обернулся очень скоро. Девушку-горничную он не привел, но на локте висела корзина с одеждой, а в другой руке болтались крепкие высокие ботинки со шнуровкой.
  - Молодец. - Похвалил его Рочен. - Заходи и не забудь поклониться.
  Пропустив парня вперед, из-за его спины он посмотрел на сгорбившегося под махровой простыней Гердена. Черные, с серебристыми нитями, волосы тонкими мокрыми прядками печально лежали сверху. А синие, обычно горящие нетерпением, глаза были прикрыты длинными ресницами, бросающими на белую кожу глубокие тени. Тонкая змейка шрама, пересекавшего бровь, исчезала на щеке. Большего у Рочена не получилось: слишком поздно принц попал в его руки.
  - Здравствуйте, Ваше Высочество! - Прошептал Рик, кланяясь и ставя на пол корзину.
  Ресницы дрогнули, открыв пустые глаза.
  - Рикус Верус? - Бесцветно спросил Герден. - Откуда ты здесь?
  - Брата... - Рик выпрямился и судорожно вздохнул. - Ларкуса убили. Меня - тоже.
  - Странно. - Глаза принца открылись шире. - Мне кажется, что ты не похож на призрак.
  - Наверно, я бы им стал. Но за мной прилетели господин Рочен и господин Дениэль. Они... сожгли Ларка. Вернее то, что осталось от него и машины. Я принес Вам одежду! Вот! - Рик поднял корзину и поставил ее к ногам принца.
  - Хорошо, мальчик. - Ладонь Рочена легла на плечо сероглазого юноши. - Теперь сбегай на кухню и принеси бульон.
  - Я быстро!
  Дверь за собой Рик прикрыл очень тихо.
  - Надо же, Рочен... Прямо-таки народный герой. - Съязвил Герден. - Защитник обиженных и униженных.
  - Угу. - Рочен зашел к Гердену за спину и достал из кармана расческу и ленту. - Если будет больно, терпи.
  И начал расчесывать темные густые волосы, подсушивая их собственной магией.
  - Рочен...
  - У?
  - Я - не принц. И даже не Фортис.
  - Угу.
  - Я издевался над твоим лучшим другом.
  - Он мог уйти.
  - Я надел ему рабский ошейник.
  - Который ничего не значил для вселенной, но стал замком для Лайсина. Сознание рисует жизнь.
  - Ты все понял!
  - Да.
  - Ты все еще меня ненавидишь?
  - Нет.
  - Рочен! - Волосы выскользнули из руки доктора, когда Герден резко обернулся. - Ты когда-нибудь... сможешь стать моим другом?
  Белые брови Рочена медленно поползли кверху, а на губах появилась усмешка.
  - Неужели все еще веришь в дружбу и любовь?
  - Идиот.
  Герден замолчал, а Рочен, переплетя ему волосы, помог одеться и натянул на ноги ботинки.
  - Ну вот: совсем другое дело! - Улыбнулся он.
  Дверь снова открылась, и в нее вошел Рик с подносом.
  - Покорми принца. - Приказал ему Рочен. - Мне надо снять пустую капельницу и освободить господина Дениэля.
  - Он с господином Лайсином? - Повернул голову Рик.
  - Да. Сейчас вернусь.
  - Ты и этого сюда притащил? - Задрожал тихий голос Гердена. - Для чего? Тебе все еще дорога эта кукла?
  - Рик! Вытащи из катетера иглу и накрой его колпачком. После чего возвращайся с Денки в зал. Скоро мы спустимся.
  - Хорошо. - Удивленный парень вышел за дверь.
  - Лайсин Който - не кукла. - Сел напротив Гердена Рочен. - Он - сломленный твоей силой человек. Ты виноват в том, что он стал таким. Хочешь, чтобы я стал твоим другом? Знаешь ли, принц, доверие надо заслужить. Пока же, кроме капризов, я не вижу никаких умных дел. Бери ложку и ешь.
  - Не буду.
  - Это - еще одна глупость. В данный момент, за тысячи километров, одни твои родичи убивают других. Хочешь пополнить ряды мертвецов?
  - Нет. Я выжил только потому, что помнил твое имя. Когда мне было скверно, я его повторял.
  - Кажется, понимаю... - Вытянул к центру комнаты длинные ноги доктор. - Тебе необходима моя сила. Но для чего, Герден? Какую тайну ты в себе прячешь?
  Дрожащей от слабости рукой Герден взял ложку, зачерпнул бульон и поднес ко рту. Проглотив, сказал:
  - Ты обещал сам сварить для меня суп. Я помню.
  - Я тоже. Однако, если ты думаешь, что простолюдин упадет перед тобой ниц с идиотским выражением радости в глазах, ты ошибаешься. Так зачем тебе, холодному и расчетливому человеку, убеждать меня в том, чего нет?
  Дверь снова распахнулась, и на пороге появился Рик со сведенными у переносицы бровями.
  - Господин Рочен! Хоть мы с господином Герденом - дальние родственники, только я - обычный человек с небольшими магическими способностями. А он - хранитель! Великий маг, кровью которого Фортисы хотят сорвать седьмую печать!
  - Что? - Захлопал глазами Рочен.
  - Молчи! - Вскочил Герден. - Не тебе об этом говорить, дерзкий мальчишка!
  - Не соглашайтесь на его дружбу! - Рик подошел к сидящему доктору и бесцеремонно обнял его шею. - Вы готовы для людей на все. А он, - колючие глаза посмотрели на тяжело дышащего принца, - с радостью положит Вашу жизнь на алтарь своего духа!
  - Ничего не понимаю. - Рочен снял со своей шеи чужие руки, но не отпустил их, сжимая своей ладонью. - Дух, алтарь... Герден... что ты от нас скрываешь?
  Принц, покачнувшись, опустился на стул и закрыл глаза рукой.
  - Ты прав, Рочен. Я - холодный и расчетливый... нет, не аристократ. Слуга, призванный беречь последнюю печать. А еще я - проводник между мирами. Пойдемте. Я буду говорить со всеми своими людьми, до сих пор идущими за мной.
  
  Глава десятая. Откровения Гердена
  
  В нижней зале дворца, переделанной оперативниками под свой штаб, сидящие за экранами люди одновременно подняли глаза: в открытой настежь двери появились Рочен и Дениэль, между которыми, опираясь на их руки, шел бледный и хмурый Герден.
  - Ваше Высочество! - Все встали и склонили головы. Идущий следом Рик быстро принес из угла удобное кресло. Рочен перехватил вторую руку принца и помог ему сесть. Ден накрыл его плечи принесенным с собой пледом. Оперативники молча смотрели, как устраивают того, кто еще два дня назад был между жизнью и смертью, но нашел в себе силы преодолеть недомогание и выйти к тем, кто хранил ему верность.
  - Как Ваше самочувствие? - Поинтересовался Санс.
  - Для того, чтобы слушать и говорить, оно вполне сносное. - Кивнул Герден и продолжил, глядя на замерших людей. - Благодарю вас за то, что поддержали друг друга и вашего принца в тяжелый для государства и всего мира час. Садитесь. Сейчас не время для этикета. Господин Санс, - синие глаза внимательно посмотрели на Главу Службы, - Вам - отдельная благодарность за сохраненные жизни сотрудников и великолепную работу.
  Санс снова встал и поклонился.
  - Прошу Вас, - продолжил Герден, - рассказать мне все, что вы успели узнать, не утаивая даже несущественные мелочи. Они также могут иметь значение.
  - Конечно. - Санс выпрямился и встал так, чтобы Гердену не приходилось, глядя на него, задирать голову. - Вначале мы решили, что внутри дома Фортис идет борьба за каналы сбыта наркотиков.
  - Так и есть. - Согласился Герден. - Отец, м-м... принц Корвес, давно наладил поставки очищенной и переработанной в концентрированный порошок "радуги" на наш материк. Когда об этом узнал Его Величество, то, немного пожурив творчески подошедшего к приумножению казны сына, стал получать свою долю с продаж, расходуя ее на содержание детей Корвеса: меня и принца Волдена. Именно эти деньги приходили на счета провинций Тамт, отписанной мне, и провинции Мэйт, принадлежащей брату. Там они, пущенные в дело, очищались и снова пополняли общий бюджет государства в виде налогов.
  - Но в эту теорию никоим образом не укладывались события, касаемые Вашей свадьбы. - Продолжил Санс. - И того, что Вас, простите, Ваше Высочество, воспитывал неродной дед. Поэтому мы начали искать любую информацию о Вашей матери и Вашей скончавшейся жене.
  - Да. То, что сейчас происходит, к наркотикам и переделу сфер влияния не относится. Честное слово, господа, я сам долго не мог понять, почему вокруг меня вершатся негативные события, закончившиеся потрясшим всех взрывом буровой и крушением Северного экспресса. Хотя у меня были нехорошие предчувствия: незадолго до этого с предприятия, где я работал, из цеха по разработке новых видов оружия украли опытные образцы. Благодаря вашему тщательному анализу я понял, что диверсии были сделаны с помощью этих устройств. Но зачем? Не было никакой причины стравливать между собой братьев-принцев. Тем более, оставляя всяческие указания на мое участие в этих актах. Все непонятные вопросы между ними давно были выяснены, а сферы незаконной деятельности поделены. Вы тоже ходили по кругу, чувствуя остаточные следы моей ауры. В некоторых кругах обсуждался вопрос, что я хотел очернить принцев в глазах Короля, чтобы самому занять трон. Каюсь, одно время мне казалось, что я смогу многое сделать для своей страны, имея в руках всю полноту власти. Наверно, несколько удачных политических афер заставили меня возгордиться... Да и Его Величество частенько намекал, что был бы счастлив, умирая, оставить государство тому, кому небезразлично его благополучие... Как же я был наивен! Мои глаза начали открываться, когда Король, настойчиво обещая трон и все земные блага, потребовал, чтобы я женился на девушке той же семьи, откуда родом моя мать. И это сразу меня насторожило, поскольку дом принадлежал жрецам и хранителям. Думаю, нет нужды объяснять, кто они такие.
  - Я о них ничего не знаю. - Пожал плечами Рочен.
  - Если коротко, - Герден повернул голову и посмотрел на невозмутимый профиль северянина, - это люди, живущие в двух мирах: человеческом и духовном. Они могут вызывать духов в мир людей или изгонять их обратно. Могут заставить уснуть бессмертных на долгие века. Хранители высшей касты, жрецы, господин Рочен, могут многое, поскольку их магия родом из того же источника, которым пользуются существа тонкого мира.
  - Зачем Королю понадобился этот брак? И как он связан с обещанием отдать трон неродному внуку? - Почесал кончик носа Рочен. - Он вообще знал, что Вы, Ваше Высочество, ему приходитесь... кем?
  - Дальним... очень дальним родственником. Нет, думаю, не знал, пока я по глупости не рассказал ему про приходящие ко мне тени. Он сразу сообразил, что я вижу духов и общаюсь с ними. Но в семье Фортис духов не видел никто. Все считали меня странным, поскольку в детстве и юности я вел себя несколько неадекватно. Но что сделаешь: если тот из родителей, кто передал ребенку дар, умирает, духи-покровители, вместе со слугами, переходят к следующему видящему или, по-другому, хранителю. Им оказался я. Скажу честно, мне было тяжело. Мать объясняла, как правильно себя вести, но все равно я не мог справиться с теми, кто сильней меня. Иногда сутками я пропадал в их мире, любуясь красотами или ужасаясь видениям, от которых стыла в жилах кровь. А здесь, в людском мире, я, вероятно, был без сознания. Возможностей юного тела не хватало сразу на два плана бытия. И тогда духи подсказали способ стать немного сильнее. Всего лишь нужно было найти чистую душу, друга, готового делиться со мной своей энергией. Выбор пал на Лайсина Който. Он понравился мне легким, податливым характером и какой-то веселой искренностью. Мне казалось, его сил хватит нам обоим. Действительно, духи направили меня в Сенко. Но не показали того, кто был мне нужен. Они хотели, чтобы я сам сделал выбор. - Герден, улыбнувшись, посмотрел на Рочена. - Вы, господин Рочен, постоянно болтались перед моими глазами. Но я не понял подсказок судьбы, призвав на службу не того.
  - Вы сами наполнили светлый источник нечистотами. Так что не стоит пенять на духов. - Ответно оскалился Рочен. - Если бы Вы, Ваше Высочество, попытались проделать со мной то же, что с Лайсином, я бы размазал Вас по стене. И никакие духи не помешали бы мне это сделать. Но прошу Вас, давайте вернемся к событиям Вашей свадьбы.
  - Несдержанность в словах и чувствах - отличительная Ваша черта, господин Рочен. Не понимаю, почему Вас до сих пор терпят в госпитале? - Герден с презрением посмотрел на доктора. - Однако, сейчас не время выяснять отношения с таким типом как Вы. Поэтому снова вернемся к нашему разговору. Еще до свадьбы я осознал, чего хочет Его Величество. Будучи человеком любопытным, я много времени проводил в библиотеках. И среди запыленных, никому не нужных томов и манускриптов целенаправленно искал записи о том, что должен уметь и знать хранитель. Меня никто не учил, но я учился сам. Попадая в тонкий мир, я отрабатывал заклинания на его обитателях. Иногда получалось смешно. - Герден хмыкнул. - Заклинания надо произносить определенным образом. И каждое по-своему. Одно из выученных в числе первых я решил опробовать на духе воды. Да... С тех пор я не люблю открытые водоемы. Запах тины все еще стоит в носу. Так вот, там же, в библиотеках, я узнал о духах-покровителях тех домов, жрецом которых я мог бы стать. Фортисов опекал дух войны, запечатанный экзорцистами дома Тэо с помощью своего покровителя - духа мудрости. Удовлетворяя ваше любопытство, скажу, что духом дома матери был повелитель теней. Теперь вернемся в современность. Старый Король, откуда-то узнав о духе своего дома и последней, седьмой печати, решил выпустить его на волю, поставив условием освобождения продление собственной жизни. В последние годы он чувствовал поступь приближающейся смерти, и ему очень не хотелось умирать. Но для того, чтобы снять удерживающую духа цепь, нужно не только вскрыть святилище - место его земного пребывания, но и пролить на алтарь кровь хранителя-жреца. Лучше всего - верховного жреца Дома. Когда ее слишком мало, свои запястья режут остальные члены дома. Не знаю, кто надоумил старикана, хотя есть мысль, что этими глупцами были родственники моей жены, но только самым мощным ключом для снятия любых печатей является кровь девственницы-хранительницы, только что вышедшей замуж, но не познавшей мужа. В случае нашей с ней свадьбы выполнялось сразу два условия: девушка, ставшая моей женой, после обряда получала принадлежность дома Тэо и до первой брачной ночи оставалась девственницей. Поэтому люди, пришедшие в наши покои согласно воле монарха, взяли ее кровь. А чтобы я не смог набраться сил, ее убили. Мне очень жаль... Я стремился к этому союзу: он открывал новые возможности. Если бы я прошел инициацию, то мог стать главным жрецом одного из домов. Согласитесь, это гораздо важнее трона. Хотя приятное с полезным можно совместить. - Улыбнулся Герден.
  - То есть, если бы она стала Вашей женой, Вы заняли бы место главного жреца?
  - Да. И до печати никто бы не добрался. Жреца трудно убить, поскольку он видит вероятное будущее на три дня вперед, с момента формирования события в тонком мире. К сожалению, меня застали врасплох. Не думал, что у деда хватит наглости, чтобы напасть на нас во дворце, полном охраны и гостей. Но жажда жизни затмила его разлагающийся разум. Что было потом, господин Санс?
  - В провинцию Тамт, где, скорее всего, находится спящий дух, были направлены войска. Больше мы ничего не знаем. Связи нет по всем центральным провинциям. Сначала мы хотели созвать расширенный совет, но события изменились настолько быстро, что сейчас в этом нет никакого смысла.
  - Думаю, пока у них ничего не получается. Иначе, о снятии последней печати мы бы узнали даже здесь.
  - Скажите, Ваше Высочество, - поднялась с места Ханна, - если дух пробудится, что может случиться с нашим миром?
  - Каждый раз его силы пополнялись жертвой. Поэтому он снова захочет крови. Много крови.
  - Но как этого избежать? - Брови Ханны изломались, а на лице появилось страдание. - Моя семья... Они в Кэно...
  - Есть обряд. - Сказал Герден. - Если бы я прошел инициацию, было бы гораздо проще. Мне бы хватило сил запечатать демона в одиночку. Все же я - потомок трех духов. Но теперь... мне нужны помощники - маги. К сожалению, работу в связке я не изучал, поэтому придется искать старые тексты... И еще: уровень магии у каждого разный, поэтому может произойти всякое.
  - Мы все - маги. - Твердо сказал Санс. - И готовы защищать наш мир.
  - Хорошо. - Прикрыл глаза Герден. - Я подумаю, что делать. А теперь, прошу прощения, мне хочется лечь. Господин Рочен, Вы проводите меня обратно?
  - Конечно.
  Рочен поднялся со стула. Подойдя к Гердену, он нагнулся и подхватил его на руки.
  - Согласитесь, так будет проще.
  В открытую дверь за ними выскочил Рик.
  
  Рочен вернулся спустя полчаса. Посмотрев на внимательные глаза оперативников, он собрался с мыслями и улыбнулся:
  - Господин Санс, чем планируете заниматься?
  - Будем искать в наших базах рукописи экзорцистов.
  - Звонка от Тамила не было?
  - Нет. Я уже говорил, что связи с равниной нет.
  - Плохо. Если что-то узнаете...
  - Обязательно сообщим. - Улыбнулся Санс. - Вы бы отдохнули.
  - Некогда. Будьте добры, свяжитесь с местными политиками, аристократами, промышленниками, финансистами и торговцами. Не со всеми, конечно. С теми, кто действительно, что-то решает, а не тявкает, попусту сотрясая воздух. В доме губернатора завтра в три часа пополудни я хочу с ними пообщаться. Составьте список имен и пометьте, пожалуйста, всех согласившихся и отказавшихся. А также я бы точно хотел знать, кто чем занимается, сведения о налоговых декларациях и капиталах с пометками о том, вложены ли они в предприятия и акции структур других провинций. За пару часов справитесь? Я бы хотел вечером уехать в город.
  - Хорошо. Все подготовим.
  Рочен кивнул головой. Выйдя из гостиной, он немного подумал и пошел вниз, к служебному подъезду.
  Оказавшись на свежем и прохладном воздухе, он посмотрел на кромку леса, прячущегося в серой мороси и рабочих, разбирающих платформу с продовольствием. Устроившись в стороне под навесом, он достал сигареты и зажигалку. Выпустив тут же подхваченную ветром струйку дыма, он с содроганием подумал о том, какую ношу снова положил на свои плечи. Ради чего или кого? Кулак левой руки, прячущийся в кармане куртки, сжался до боли в ладони. И снова он делал все, чтобы защитить того, кого хотел забыть.
  - Черт! - Выругался он, затаптывая в сырую землю окурок. - Я - мазохист, с радостью бьющий себе в лоб черенком граблей.
  - Э... Господин... Простите за прерванный мной ритуал самобичевания, но не могли бы Вы обратить на меня толику своего, чрезвычайно сконцентрированного на себе самом, внимания?
  - Что? - Рочен поднял глаза и посмотрел на мужчину, чьи дорогие брюки были заправлены в грязные сапоги, а фрак скрывался под рабочей курткой. Серые глаза незнакомца искрились смехом, а выражение лица при этом было чрезвычайно серьезным. Серебряные, прилизанные гелем, волосы добавляли ему лет. Но Рочен понял, что незнакомец немного старше его возрастом. - Простите, задумался и не расслышал того, что Вы сказали.
  - О, ничего страшного, - махнул тот ладонью. - У меня есть время еще раз повторить просьбу уделить мне немного Вашего времени.
  Рочен приподнял брови.
  - Уже уделил. Чем могу поспособствовать?
  - Право, мне так неудобно занимать всякими незначительными деталями одно из самых значительных лиц нашей провинции, но, увы, не думаю, что кто-нибудь, кроме Вас, мог бы прояснить ма-аленький финансовый вопрос.
  - Вообще-то, я от них далек. В смысле, решения финансовых вопросов. Вот если, - морщинки вокруг голубых глаз Рочена разбежались лучиками, - у Вас, не дай Боги, сломается рука или нога... Быть может, от напряженной работы произойдет защемление седалищного нерва... Я - к Вашим услугам.
  - Спасибо, господин Рочен! - Грусть на лице седого господина все-таки сменилась улыбкой. - Непременно обращусь! Но, полагаю, Ваши услуги, как высококлассного специалиста, стоят дорого?
  - Если Ваше заболевание не относится к травмам, то - да.
  - И вот мы все-таки, благодаря совместным стараниям, нашли точки пересечения наших интересов. Как же я этому рад!
  - Простите, кажется, я не расслышал Ваше имя...
  - Меня зовут Дорен дома Корно. Я - управляющий этим, несомненно, чудесным, вместительным, а также теплым и светлым дворцом, в котором ваша команда смогла найти любезное и ненавязчивое обслуживание, а также здоровую пищу и теплую одежду.
  - Господин Дорен... Несомненно, я тронут Вашей прекрасной и прочувствованной речью и понимаю Вашу тревогу. Пожалуйста, подготовьте мне счет на те два с половиной дня, в течение которых мы, с Вашего любезного разрешения, пользовались Вашим гостеприимством.
  - Что Вы! - Покраснел управляющий. - Я могу подготовить его к тому дню, когда вы нас покинете!
  - Мы покидаем эту прекрасную обитель сегодня вечером. Сделайте счет и не тратьте наше общее время понапрасну. Кстати, - Рочен достал еще одну сигарету, - он должен быть развернутым. Отдельно - стоимость расходных материалов, отдельно - по каждому виду услуги.
  - Да, господин Рочен. - Наклонил голову мужчина и исчез в глубине служебных помещений. Скоро его голос послышался сквозь приоткрытые окна подсобных помещений.
  "Интересно, где брать наличность?" - Уныло подумал доктор. - "Скорее всего, банковскую карту центральных провинций здешняя кредитная организация к оплате не примет. Черт, кругом одни проблемы!"
  Из подъезда, кутаясь в куртку, высунул нос довольный Рик.
  - Я нашел Вас, господин Рочен! А Вы... курите?!
  - Медитирую на дым, чтобы случайно не обернуться драконом. - Ответил парню доктор. - Иначе мне захочется спалить тут все к чертовой матери.
  - Э... зачем?
  - От бессилия, Рикус. Кстати, что ты хотел?
  - Просто. - Рик, сунув нос в воротник, встал с Роченом рядом. - Вдруг Вам понадобится куда-то сходить или быстро сбегать?
  - Есть коммуникаторы. Внутри долины работает связь. - Рочен бросил второй окурок к первому. - Пойдем. Мне нужно увидеть Санса и срочно лететь в город.
  - А зачем? - Рик, который был доктору по плечо, пытался подстроиться под его размашистый шаг.
  - Надо найти для нас гостиницу. Местный управляющий потребовал оплатить расходы. Думаю, в гостинице они намного меньше. А еще я хочу разбудить господина Лайсина и передать его на попечение своим родным. Они его знают и будут только рады.
  - Но почему? Вы оставите его без своего внимания? А вдруг с ним что-то случится?
  - Не оставлю. - Рочен остановился перед дверями в общую гостиную. - Рик, будь добр, сходи на кухню, попроси, чтобы разморозили курицу и почистили овощи для бульона. Скажи, я сам приду и сварю бульон.
  - А дадите попробовать?
  - Бульон - нашему больному. Остальных хочу угостить супом.
  - С лапшой?
  - Иди, Рик!
  Санс, которому Рочен озвучил требования управляющего, пожал плечами.
  - Среди нас - член королевской семьи. А мы - его гости. Почему мы должны платить, если королевским бюджетом на наше содержание выделены средства?
  - Согласен, господин Санс. - Рочен провел рукой по лбу. - Похоже, я стал плохо соображать.
  - Не страшно. - Улыбнулся оперативник. - Как найти этого пройдоху? Я сам с ним поговорю.
  - Спасибо... - Выдохнул замученный доктор. - Если он будет упираться, скажите, принц Герден к вечеру всех рассчитает, поскольку средства королевского дома расходуются неэкономно. Думаю, до него так дойдет быстрее.
  - Не волнуйтесь. - Санс коснулся его локтя ладонью. - Может... перейдем на "ты"?
  - Согласен.
  - Ты пришел за документами?
  - Нет. Сейчас уйду на кухню. Опрометчиво пообещал принцу Гердену собственноручно изготовленный бульон. Ведь по первой специальности я - повар. Ну а остальных, здоровых, накормлю фирменным супом моего отца.
  - Пируем! - Восхитился Санс. Те, кто слышал их разговор, дружно захлопали в ладоши.
  
  - Господин Герден, можно войти? - Вежливо поинтересовался Рик, заглядывая в комнату, где лежал с книжкой, взятой для него в библиотеке одним из оперативников, принц. - Как Ваше самочувствие?
  - Чего тебе, юный Фортис?
  - Я не Фортис! - Оскорбился Рик. - В Вашей гостиной господин Рочен накрывает на стол. Он сварил такой ароматный бульон! У меня текут слюнки!
  - Оставь подробности работы твоего организма при себе. - Герден положил книгу рядом с собой. - Еще бы рассказал, как утром чистил зубы.
  - А я их не чистил. - Смутился сероглазый Рик и скрылся за портьерой, висевшей на двери.
  Принц отвернулся к окну и прикрыл глаза ресницами.
  - Как он? - Спросил Рика Рочен.
  - Нормально, если повышенная ворчливость - его обычное состояние. - Махнул рукой парень. - Я в двери оставил щелку, чтобы запах проник в комнату и коснулся его носа.
  - Молодец. - Похвалил его Рочен. - Посиди тут немного. Как услышишь, что Герден встал, уходи. Только не стучи дверью. Тарелки заберешь позже.
  - А Вы?
  - Разбужу Лайсина, посажу в машину и вернусь за бумагами, которые подготовил господин Санс.
  - А можно...
  - Тебе со мной? Неужели заняться больше нечем?
  Рочен расставил тарелки с бульоном, паровой котлетой и кусочком хлеба. Рик снял с подноса стакан и кувшин с отваром.
  - Ну... я помогу!
  - Я сегодня не вернусь. Готов ночевать на коврике рядом с моей кроватью?
  - Без проблем. - Пожал плечами парень. - Мой брат говорил, что преодоление трудностей закаляет характер.
  - Значит, с твоей точки зрения, я - их источник? Не забудь отпроситься у господина Санса и предупредить Ханну.
  - Тогда я заберу бумаги? Чтобы Вам не возвращаться?
  - Точно. Забери. - Рочен приподнял уголки губ. - Кажется, я очень устал. Плохо соображаю.
  - Я могу повести Вашу машину!
  - Нет! Справлюсь сам.
  - И куда ты собрался улетать? - В дверях спальни возник не дождавшийся прихода Рочена Герден. - Надолго?
  - Я приготовил тебе бульон. - Улыбка исчезла с лица доктора, делая его помятым и усталым. Вокруг носа обозначились резкие складки.
  Герден медленно прошел к столу и сел, положив на колени салфетку.
  - Приятного аппетита! - Поклонился ему Рочен.
  Принц взял ложку и зачерпнул ей золотистый бульон с крохотными морковными звездочками, плавающими в его глубине.
  - Пахнет очень... возбуждающе.
  Проглотив бульон, мужчина покачал головой.
  - Ты выбрал не ту специальность. Готовишь просто изумительно.
  Однако, ложка легла рядом с тарелкой.
  - Парень... Выйди.
  Рик посмотрел на Рочена. Тот устало пожал плечами.
  - Я постою в коридоре. - Сказал юноша и исчез.
  - Куда ты собрался на сей раз?
  - Я должен перед тобой отчитываться? - Приподнял бровь доктор.
  Принц отодвинул стул и, аккуратно свернув салфетку, положил ее на стол. После чего медленно подошел к Рочену и положил ладонь ему на грудь.
  - Разве ты еще не понял, что один - в поле не воин? Санс рассказал мне про управляющего...
  Рочен покраснел.
  - Ты привык командовать медперсоналом, а они привыкли слушать. Но только потому, что судьба человека, лежащего перед вами на столе, зависит от сплоченности и желания работать всей команды. В мире, где каждый мнит себя королем, ты теряешься, поскольку в тебе продолжают жить чувства ребенка, отвергнутого другом-аристократом.
  - Не надо мне начитывать курс психологии, Герден. Я почти не сплю третьи сутки. Голова совершенно не соображает.
  - Что за бумаги тебе приготовил Санс?
  - Информация о местных "королях". Я хочу завтра прочесть им лекцию о международном положении.
  - Не стоит. - Синие глаза внимательно смотрели в потухшие голубые. - Не нужно брать на себя то, что могу сделать я. Причем, ничего читать им не буду. Рочен! - Герден поднял руку и погладил белые нечесаные волосы доктора. - Посмотри в зеркало. Ты - на грани.
  - Это только кажется. - Рочен отвел от своего лица чужую руку. - Прости, но у меня дела. Если хочешь помочь, приезжай к трем часам в губернаторский дом. Нам для переговоров любезно выделили гостиную. И, пожалуйста, поешь. Я старался для тебя.
  Рочен отступил назад и, поклонившись, вышел.
  - Вот же упрямый осёл! - С восхищением сказал принц, принимаясь за бульон.
  
  Повесив на плечо свою немаленькую сумку со всякими медицинскими приспособлениями и лекарствами, Рочен поднял на руки закутанного в несколько одеял Лайсина и снова удивился тому, насколько легким казался его бывший друг. Будить он его не стал, решив, что продержит на "доноре" с заемной энергией и капельницах еще один день. Осталось взять сумку с вещами...
  - Я готов Вас сопровождать. - Вошел в двери Рик. - Документы я взял. Господин Санс сказал, чтобы Вы не волновались.
  - Прихвати эту сумку. - Попросил Рочен. - И распахни двери пошире.
   Едва они подошли к машине, как из тени гаража вышел Ден.
  - Решил убежать без меня? - Улыбнулся он. - Не выйдет. Давай я вас отвезу и вернусь обратно.
  Когда задняя дверь машины отошла в сторону, Ден помог уложить на диван Лайсина.
  - Куда ты его везешь и зачем?
  - Не знаю, как это выглядит в чужих глазах, но я хочу развязать себе руки. Мои мать с отцом знают господина Лайсина с детства и не откажутся за ним приглядеть. Ведь в любую минуту мы можем сорваться с места. Если Фортисы снимут печать, мне некогда будет возиться с наместником. А оставлять его в замке мне не хочется. Пусть рядом с ним будут те, кто его искренне любит.
  - Садись. - Скомандовал Ден, усаживаясь за штурвал чужой машины.
  - Я тебе этого не прощу. - Мрачно сказал Рочен, глядя, как пальцы Дена уже привычно порхают над приборами.
  - Уже простил. - Уверенно сказал Денки. - Я - твой друг.
  - А... мне тоже садиться? - Обхватив сумку двумя руками, спросил Рик.
  - Куда ж мы без тебя? - Обернулся пилот.
  Как только парень устроился рядом, Ден завел двигатель. Машина, сверкая проблесковыми маячками, медленно выплыла из гаража.
  - Интересно, я когда-нибудь увижу здесь солнце? - Спросил Рикус Верус, разглядывая мелкий, тающий на теплых стеклах, снег.
  
  Когда большой аэромобиль осторожно вписался в узкую улочку между домами и, проплыв над землей несколько метров, замер перед подъездом двухэтажного дома, Рочен остановил готового выскочить первым Рика.
  - Посидите, парни. - Он вздохнул. - Не хочу, чтобы эмоции моих близких захлестнули вас с головой. Утопленников тяжело откачивать.
  - Ох и напугал! - Рассмеялся Ден. - Ты не знаешь моих родителей и сестер! Вот там - да... Редко обходится без членовредительства и временной глухоты.
  Мужчины засмеялись, глядя на озадаченного Рика.
  - Я пошел. - Рочен осторожно опустил голову Лайсина на подушку.
  - Не забудь вернуться, поскольку мы забыли пообедать. - Напутствовал его Денки.
  Через тонированное окно Рик посмотрел, как Рочен подошел к двери и ударил в медную пластину маленьким молоточком.
  - А наш дом во всем следует этикету. - Как можно равнодушней сообщил парень, глядя, как на шее Рочена повисла какая-то белобрысая девица. - Даже если меня долго не было, родителей я смогу увидеть только за обедом. У нас не принято без вызова входить в их комнаты. Мне кажется, - совсем тихо продолжил Рик, - когда отец узнает о гибели Ларка, то не сильно расстроится. Все его внимание занимают рысаки и скачки.
  - И что? - Посмотрел на него Ден. - У каждого человека - свои приоритеты.
  - Ну да... - Тяжело вздохнул Рик. - Я знаю. Дядя Асвид сказал, что Ларк с давних времен любил госпожу Ханну. А она вышла замуж за другого.
  - Не горюй! - Улыбнулся оперативник. - Ты тоже когда-нибудь полюбишь. Быть может, сразу и навсегда. Но мой тебе совет: перед тем, как влюбляться, оглядись по сторонам. Вдруг у нее уже есть кто-то еще?
  Рик сердито блеснул глазами.
  - А я отвоюю.
  - Вот насмешил! - Ден выключил зажигание и откинулся на спинку кресла, разглядывая пустую, посыпаемую ранней поземкой, улицу.
  - Увидишь!
  - О, неужели ты уже выбрал предмет воздыхания? - Блеснул зубами мужчина. - И кого же, если не секрет? Наверняка, прелестную соседку!
  - Не скажу. - Покраснел Рик даже кончиком носа. - Смотри, к нам идет та девушка, а за ней - господин Рочен. Это его сестра.
  - Без тебя вижу, что они похожи. Только она - куколка, а он - медведь, которого вытащили из чащи и научили танцевать.
  - Неправда! Господин Рочен - очень умный! Если бы он был дураком, Вы бы не бегали за ним, подкарауливая в коридорах! - Выпалил Рик и, открыв дверь, выскочил на улицу.
  С усмешкой на губах Ден смотрел, как парень раскланивается с улыбающейся девушкой, и как розовеют ее щечки. А голубые глаза, так похожие на очи ее брата, выглядят отнюдь не ледышками, а двумя искрящимися под солнышком весенними озерцами... Брат тоже казался довольным.
  - Добрый день, милая барышня! - Вылез из переднего кресла Денки. - Ничего, если я представлюсь сам?
  Девушка бросила взгляд на брата и первой протянула руку.
  - Я - Лина. Самая младшая в семье.
  - Дениэль дома Гэро. - Склонил голову Ден и осторожно коснулся пальцев белокурой красавицы. - Рад знакомству. Я - друг Вашего старшего брата.
  - Я знаю! Рик, Ден, проходите в дом! Ой, - вдруг прикрыла она ротик ладошкой. - Ничего, что я забыла назвать Вас господином?
  - Можно даже на "ты".
  Ден никак не мог оторвать взгляда от нежной белой кожи, длинных светлых волос, переплетенных в косу, ровного носика и тонкой линии светло-коричневых бровей. Девушка выглядела ярче своего брата: даже ресницы были темными, нисколько не похожими на свежевыпавший иней.
  - Заходите же! - Она открыла дверь.
  - Ден! - Рука Рочена заставила мужчину вздрогнуть. - Ключ с брелоком отдай!
  Нагнувшись к его уху, северянин довольно прошептал:
  - Сто раз подумай, прежде чем запасть на эту своенравную девицу. Видишь, под окнами канавка? Ее протоптали безутешные кавалеры.
  - Ну же! - Лина нахмурила брови, но тут же рассмеялась. - Мой постоянно отсутствующий братик вам еще не то расскажет!
  Длинная клетчатая юбка мелькнула за порогом дома. Следом, словно к ней привязанный, исчез Ден.
  - Господин Рочен! - Дернул за рукав стоящего перед машиной мужчину Рик. - Надо господина Лайсина перенести. Мне попросить, чтобы ему приготовили комнату?
  - Все уже готово. Подержи, пожалуйста, двери.
  Подхватив на руки бессознательное тело, Рочен осторожно занес его в дом и быстро пошел по боковой лесенке на второй этаж. Рик, вытащив сумку, закрыл машину и побежал вперед, распахивая створки дверей.
   Когда они вошли в небольшую комнатку с узким окном, через которое сквозь летящие снежинки угадывались силуэты гор, а также кроватью, поставленной у теплой кирпичной стены каминной трубы, Рик, с удовольствием ощущая сквозь носки рубчики домотканых половиков, опустил тяжелую сумку у шкафа. Рочен, с облегченным выдохом, положил Лайсина на кровать, накрыв сверху еще одним одеялом.
  - Здесь уютно! - Сказал парень, глядя на мужчину.
  - Когда-то я тут жил. - Усмехнулся тот и тяжело опустился на пол. Но снова поднялся, когда в комнату вошла невысокая седая женщина с такими же голубыми, как у сына, глазами.
  - Мама! - Рочен шагнул ей навстречу, обнимая плечи, укутанные шалью, и зарываясь носом в серебристые волосы.
  - Как же мы тебя долго ждали, сынок! - Она подняла голову и погладила ладонью лицо сына.
  - Прости. - Смущенно улыбнулся он. - Так получилось. А еще прости за то, что втягиваю вас, мою семью, в политические интриги.
  - Все-таки ты заполучил своего Лиса. - Мать опустила руки и подошла к кровати, вглядываясь в бескровное и усталое лицо лежащего мужчины.
  - Мама! Может, не надо при ребенке?
  - Иди сюда, мальчик. - Позвала она Рика. Тот, смущаясь, подошел.
  Женщина положила ладонь на его локоть и посмотрела в серые глаза.
  - Одному в этом мире не выжить. - Ее голубые глаза нежно заглянули в душу парня. - Но ты для себя уже выбрал, с кем отправишься в путь. Не так ли?
  Рик покраснел, опустив ресницы.
  - Чистый и милый ребенок. Что ж... наш дом готов открыть для тебя свое сердце.
  - Матушка! - Рик, неожиданно для себя, встал на одно колено и уткнулся лбом в ее руку.
  Она на мгновение привлекла к себе его голову и тут же отпустила.
  - Иди вниз. У нас с тобой еще будет время, чтобы поговорить.
  - Благодарю! - Поклонился парень высокого аристократического дома обычной простолюдинке. - Меня зовут Рик.
  - Я знаю. - Улыбнулась пожилая женщина. - Ступай в гостиную. Если ты не вмешаешься, от вашего третьего друга останется только пушистая шкурка, попираемая ногами моей дочери.
  - Ой! - Округлил глаза парень и выбежал из комнаты. Его шаги простучали по лестнице и стихли где-то внизу.
  - Рочен! - Теперь мать нахмурила брови. - Что происходит? В городе говорят, что ты захватил с какими-то людьми власть. Почему наместник Който тут и в таком состоянии? А еще говорят, что за горами - война. Мальчик мой, - женщина неуверенно посмотрела в лицо сыну, - скажи, ты все это придумал из-за Който?
  - Мама... Нет! Всё... очень сложно. Я не захватывал власть. Здесь, во дворце, находится принц Герден. Мы ему помогаем. А Лайсин... он очень болен. Матушка! Умоляю! Мне больше не на кого оставить этого несчастного человека. Прошу, пусть он поживет здесь до тех пор, пока я за ним не вернусь. Деньги на его содержание я оставлю. Он пока спит. Но завтра придется его разбудить.
  - Принц Герден? Неужели ты служишь тому, кого так ненавидел?
  - По отношению к нему я до сих пор далек от нежных чувств. Но мы связаны общей судьбой. - Рочен потер глаза. - Это тоже сложно объяснить... Я прикреплю к Лайсину специальный прибор и поставлю капельницу.
  - Спустись, поздоровайся с отцом и поешь. Я постелю тебе в комнате Милы. - Мать откинула одеяла и посмотрела на тело наместника. - Что с ним случилось?
  - "Радуга". - Нехотя сказал Рочен. - Наркотик.
  - Понятно. - Брови женщины снова сошлись у переносицы. - Отец знает рецепт отвара... Крепи свои приборы, сын. Я обещаю, что мы поднимем твоего Лиса на ноги.
  - Мамочка! - Рочен снова уткнулся в ее макушку.
  - Вроде вырос, но все также упрямо продолжаешь ходить за Лайсином.
  - Мама! - Рочен взлохматил волосы. - Я давно его не видел! Но наши пути снова пересеклись.
  - И ты опять не смог бросить его в беде. Иди вниз, отец заждался.
  Когда сын ушел, женщина сняла шаль и положила ее прямо к телу мужчины. И только потом сверху укутала одеялами.
  - Бедный мальчик... - Она погладила седые волосы наместника. - Лисенок... Вот ты и вернулся.
  
  Глава одиннадцатая. Нерешенные проблемы
  
  За окном давно стемнело, когда Герден отложил в сторону книгу, составленную экзорцистом, жившим несколько веков назад. Большую ее часть жрец посвятил изображению собственных подвигов, не скупясь на подробное описание восторгов избавленной от проказничающих духов публики. Зевнув, принц встал и подошел к окну, чтобы задернуть портьеры. Он не любил, когда уличная тьма заглядывала к нему в окна. А еще ему было... одиноко. Несмотря на то, что два раза его навещал господин Санс, с которым они вели продолжительные и содержательные беседы, а также забегали шустрые горничные, приносящие еду, он чувствовал пустоту, словно птица, потерявшая крыло.
  - Что не так? - Нахмурил он брови. А потом нажал кнопку вызова.
  Девушка, которая прилетела на его зов, молча поклонилась, ожидая указаний.
  - Где все? - Спросил он.
  Она пожала плечами.
  - Многие из гостей разошлись по спальням. Они усердно работали и устали. - Сообщила горничная. - В гостиной остались всего трое.
  - Где сейчас юноша, которого зовут Рик?
  Бровки приподнялись и опустились.
  - Они уехали еще в пять. Как раз, когда смеркалось.
  - Кто они и куда уехали?
  - Господин Рочен и господин Рик. Господин Дениэль повез их вместе с господином наместником в город.
  - Еще не вернулись?
  - Госпожа Ханна заказала ужин на двенадцать персон, сообщив, что господа заночуют в Джайне, а она на диете. Больше я ничего не знаю!
  - Спасибо. - Герден задумался. - Милая, у тебя хватит сил проводить меня в гостиную?
  - Да, Ваше Высочество! - Просияла девушка. - Можете опереться на мою руку. Я - сильная!
  - Рад за тебя.
   Ханна протерла глаза, когда в полутемной гостиной появился опирающийся на плечо служанки Герден.
  - Ваше Высочество? - Встала она, склонив голову.
  Вместе с ней поклонились дежурившие Хэй и Тирен.
  - Не спится. - Буркнул он. - Чем занимаетесь?
  - В-основном, пытаемся уловить хоть какие-то переговоры в эфире. Но центральные провинции перекрыли сообщение по всей стране.
  - Что у соседей?
  - Подготовка к зиме на северо-западе и уборка грибных плантаций на востоке. - Улыбнулась Ханна. - О чрезвычайной ситуации, сложившейся в нашем государстве, пока все молчат.
  - Господин Санс мне сказал, что подготовил для господина Рочена подробную информацию о местных аристократах и коммерсантах.
  - Вам ее распечатать? - Пальцы женщины забегали по виртуальной клавиатуре.
  - Нет. Прочитаю с экрана. - Герден устроился за одним из них. - Просто найдите мне текст.
  - Хорошо.
  Пока принц ждал, на него то и дело с любопытством посматривал Тирен.
  - Простите, Ваше Высочество... - Наконец, осмелился он спросить. - Но Вы уверены в том, что Его Величество хочет снять печать с духа собственного дома? Последствия такого необдуманного поступка могут быть непредсказуемыми!
  - Именно такими они и будут. Госпожа Ханна...
  - Да? - Оторвалась от пересылки сведений женщина.
  - У вас есть энергетические аттестаты ваших сотрудников? Тех, кто приехал сюда? С развернутыми спектральными характеристиками?
  - Я посмотрю в базе. - Сказал Хэй. - Ее в последние минуты перед бегством копировал Тэйлин. Что-то удалось сохранить, что-то - нет.
  - Почему вы покинули Тамт в такой спешке? - Поинтересовался Герден. - У вас была фора в пару дней.
  - Форы не было. - Ответила Ханна. - Пересылку я закончила, можете ознакомиться. Едва мы улетели, небо закрыли. К тому же, Вас нужно было где-то спрятать и спокойно вылечить. Господин Рочен пришел в ужас, когда увидел Ваше состояние.
  - Спасибо, госпожа Ханна, что нашли и позвали моего друга. - Принц открыл экран и углубился в изучение биографий местных авторитетов.
  - Не знала, что господин Рочен - ваш друг. - Тихо сказала женщина. - Кажется, он утверждал обратное.
  - Да? - Герден бросил на Ханну взгляд, под которым она сразу опустила глаза. - Однако, рискуя жизнью, он прилетел за мной и достаточно быстро поставил на ноги. На такое способен только настоящий друг.
  - Он - простолюдин. - Еще тише сказала Ханна. - А Вы - принц и жрец. Как Вы можете называть его другом? Он просто выполнил свой долг, как доктор и Ваш подданный.
  - Доктор Рочен и условности бытия - понятия несовместимые. К тому же, госпожа Ханна, Вы ошиблись еще раз: я не жрец, а хранитель. Чтобы стать жрецом в полном смысле этого слова, мужчина должен питаться женской энергией. Разве Вы не знаете, что в любом браке женщина - энергетический донор для мужчины?
  - Что?!
  - Не надо подскакивать так, словно по столу бежит таракан. - Принц свернул экран, чтобы его свет не мешал ему видеть блестящие глаза дежурных. - На самом деле обмен энергиями между женщиной и мужчиной, составляющих семью, взаимообразен и цикличен. В идеале, до вступления в брак оба должны быть девственниками. Объясню, почему. В первом совокуплении женщина отдает чистую, еще не растраченную, силу своему первому партнеру. Он преобразует ее в формы физического мира, в том числе, высаживая в женское лоно семя новой жизни. Дом, хозяйство, работа на благо семьи - дарованная мужчине энергия возвращается женщине материальными ценностями, из которых она черпает новые силы, которыми снова делится с мужем. И так до бесконечности. Это - идеальный вариант, завещанный Богами человечеству. Но в обычной жизни юноша начинает отношения с опустошенной предыдущими мужчинами женщиной, растрачивая собственную энергию и ничего не получая взамен. Чтобы заполнить себя, он требует от каждой следующей подруги все больше сил. Хорошо, если найдется та, которая в состоянии ему помочь. Но, в-основном, отныне он всегда будет ходить неудовлетворенным. Следовательно, энергообмен подобной пары неравноценен. Женщина опустошается все больше, с возрастом теряя здоровье, а потом и вечно голодного мужа. Понятно, что дети таких родителей рождаются с небольшим потенциалом. Поэтому, господа, у нас, по сравнению с прошлым, почти нет сильных магов.
  - Э... Ваше Высочество... - Ханна снова подняла ресницы. - Я с Вами не согласна. Если взять мой случай...
  Принц пристально посмотрел на женщину.
  - В Вашем случае произошло следующее: в семье слабого душой и телом мужчины каким-то чудом родилась одаренная девочка. Скорее всего, по линии матери кто-то из предков принадлежал к касте хранителей. А теперь представьте, какое количество сил ушло на формирование Вашей магической ауры. У Вас до сих пор слабая энергетика, которая в физическом мире вылилась в психическую нестабильность. Госпожа Ханна, Вы ничего не могли дать своему мужу. Скорее, наоборот, отнимали его жизненные силы. Если бы ваши отношения продолжились, ребенок все равно бы умер, поскольку ауры детей и родителей тесно связаны. Вспомните, насколько Вы лучше себя почувствовали, когда их не стало. Объясню, почему: в момент смерти человека часть его энергии переходит к тому, с кем он был соединен в жизни.
  - И что мне делать? - Ханна готова была расплакаться.
  - Быть может, скажу для Вас странную вещь, но попробуйте заполнить свою жизнь заботой о тех, кто дорог, не требуя ничего взамен и не рассчитывая на благодарность. Тогда тонкий мир сам начнет с Вами делиться. Возможно, однажды Вы наберете достаточное количество сил, чтобы отдать ее любимому мужчине и зачать ребенка.
  - Спасибо, Ваше Высочество. Господин Рочен говорил то же самое, но иными словами.
  - Это панацея для любой одинокой женщины? - Прищурился Хэй.
  - Нет. Каждый случай требует отдельного разбирательства. Конечно, есть некая систематизация, как и в лечении физических недугов. Но в целом, проблемы отношений, как и здоровья, всегда завязаны на энергетике конкретных личностей.
  - Тогда у меня несколько э... аморальный вопрос.
  - Полагаю, насчет однополых связей?
  - Ну да. - Смущенно кашлянул в кулак Хэй.
  - Тут расход сил тонкого мира минимален, поскольку, с точки зрения вселенной, он непродуктивен. Самые сильные маги нашего мира, если судить по историческим хроникам, были либо монахами, либо знавшими только одну женщину жрецами. Если Вы выберете для себя путь мужской любви, то в магическом искусстве Вам не достичь больших высот. Но, удовлетворяя инстинкт, присущий миру физическому, Вы все же останетесь целомудренным для возможных отношений с женщиной.
  - Значит, еще не все потеряно! - Засмеялся Тирен, положив руку на спинку стула Хэя.
  - Я спросил только из любопытства! - Прошипел Хэй и скинул чужую руку, навалившись на нее спиной.
  - А теперь, господа, я, с вашего позволения, поработаю. - Сообщил принц, глядя в экран. - Хотя... если у кого-нибудь возникнут практические вопросы... каждый знает, где находится моя спальня.
  Мужчины, покраснев, дружно уставились в открытые экраны, а Ханна от всей души рассмеялась.
  
  В течение всего позднего обеда или раннего ужина, происходившего в доме Рейво, очарованный Ден не отрывал глаз от юной сестры Рочена. Шестнадцатилетняя красавица, недавно осознавшая свою женскую привлекательность, только набирала силу и упивалась вниманием мужчин всех возрастов, храня свою неприступность. Мать и отец радовались этому позднему ребенку, почти ровеснице своих внучек от старшей дочери, разрешая слишком многое и покупая то, к чему устремлялось ее внимание. Поэтому разговор за столом касался, в-основном, ответов на вопросы, которые задавала Лина. А ее интересовало все: столица, последние веяния моды, насколько следуют им горожанки, и не стыдно ли ходить по улицам в туалетах прошлого года. А еще она спросила про свадьбу принца.
  - По всем каналам показывали, какими они были счастливыми и красивыми! Говорили, что они уехали в свадебное путешествие на архипелаг! Вот бы и мне туда поехать! Как жаль, что из-за какой-то дурацкой метели в горах связь перестала работать!
  - Угу. - Рочен посмотрел на отца. Видимо, все негативные известия они изо всех сил, пока это было возможным, скрывали от своей ненаглядной девочки. Отец виновато посмотрел на сына. Тот пожал плечами.
  - Рочи! - Девушка коснулась руки брата. - Скажи, ты знаешь кого-нибудь из высшей аристократии? Ох, - она мечтательно улыбнулась, - вот бы посмотреть хотя бы на одного из них вблизи!
  Рик покраснел и чуть не подавился соком.
  - А вы работаете с братом в госпитале? - Лина кокетливо улыбнулась Дениэлю. - Наверно, вместе проводите операции?
  - Проводим. - Ответно улыбнулся Денки. - Операции.
  - А ведь врачи получают не такие уж и большие деньги. - Продолжила рассуждать девушка. - Значит, аэромашину, что стоит в гараже, вы взяли в аренду?
  Рочен смотрел на опустивших глаза мать и отца. Кажется, перед старшим сыном, обеспечивающим всей семье безбедную жизнь, им было стыдно.
  - Не расстраивайся, милая. - Рочен промокнул салфеткой губы и поднялся из-за стола. - Твой муж подарит тебе ко дню вашей свадьбы красивую розовую машинку. Так что выбирай мужчину, как собственный наряд: чтобы он был дорогим и практичным, а не просто им выглядел. Поняла, кнопка?
  - Я - не кнопка. - Нахмурилась Лина. - И все понимаю.
  - Благодарю вас. - Сидевший по другую руку Рочена Рик тоже встал и поклонился. - Все было очень вкусным.
  - Но мама еще не подала чай! - Воскликнула девушка. - И я сама выбирала в кондитерской пирожные.
  - Прошу вас, продолжайте. Мне нужно осмотреть состояние моего больного.
  - А он кто? И чем болеет? - Улыбнулась брату девушка.
  - Название заболевания тебе ничего не скажет, но это заразно. - Сообщил Рочен. - Кожа становится морщинистой и дряблой.
  - Ой! Ни за что не пойду на него смотреть!
  - Ни в коем случае. - Рочен положил на светловолосую головку ладонь. - Мы должны выдать тебя замуж красивой. Чтобы все твои подружки обзавидовались.
  - Я выйду только за молодого и красивого аристократа! - Заявила девушка, поднеся стакан с соком к розовым губкам.
  - Господин Рочен! Нам пора к больному! - Напомнил Рик. Прихватив рукав рубашки Рочена, он потянул его в коридор. И там, приподнявшись на цыпочки, прошептал:
  - Прошу Вас, не говорите, что я - аристократ!
  - Неужели тебе не понравилась моя сестра? - Улыбнулся мужчина. - Или страшишься, что малышка не даст тебе прохода?
  - Нет, не боюсь. - Ответил Рик. - И она - хорошенькая. Но так напоминает тех девиц, что приезжали в наш дом, чтобы понравиться Ларку и выйти за него замуж... Извините, господин, но меня такие девушки не привлекают.
  - Прости ее. - Рочен коснулся плеча наследника богатого дома Верус, родственной ветви королевской фамилии. - Она смущалась и поэтому говорила все, что придет в голову. Но в этой хорошенькой головке, кроме нарядов и стремления нравиться, пока ничего нет.
  - Конечно, господин Рочен! - Рик посмотрел на мужчину улыбающимися глазами. - Она совсем юная и очень милая. Я желаю ей только счастья.
  Они поднялись по узкой лесенке в комнату.
  - Ты мне поможешь переодеть и обмыть господина Лайсина?
  - Спрашиваете! Конечно, помогу. Где взять теплую воду и губку?
  - Я все принесу сам. Ты пока раздень его и отключи "донор". Справишься?
  - Не волнуйтесь, все сделаю, как надо.
  Когда Рочен закончил протирать губкой с водой и уксусом тело друга, Рик помог надеть на него теплую рубашку, длинные штаны и шерстяные носки.
  - Ему не станет жарко под одеялами? - Поинтересовался парень, когда доктор, снова подключив к запястьям и лодыжкам "донор", хорошенько укрыл Лайсина.
  - Это обычный дом без центрального отопления. Когда дрова в камине прогорят, в комнате станет прохладно. Пойдем, я покажу тебе, где помыться.
  Спустившись по лестнице вниз, они встретили идущую им навстречу матушку Агнету.
  - Госпожа! - Поклонился Рик, спрятавшись за спину Рочена.
  - Твой друг развлекает отца рассказами о гонках и гонщиках. - Улыбнулась мать. - Лина занялась уборкой и посудой. Рочи, покажешь своему молодому другу, где ванная? Извините нас, господин Рикус, но дом небольшой, поэтому пришлось постелить Вам и господину Дэниэлю в комнате Милы. А ты, сынок, ляжешь внизу, в гостиной. Только поговори, пожалуйста, с отцом.
  - Не волнуйтесь, господин Рочен! - Рик снова осторожно тронул рукав доктора. - Я сейчас заберу господина Дениэля и отведу его спать.
  - Какой милый юноша. - Мать снова посмотрела в серые глаза парня. - Не стоит бояться будущего и цепляться за прошлое. Добрых снов!
  И женщина ушла в хозяйскую половину дома.
  - Господин Рочен, а о чем она хотела сказать? - Рик крепче ухватился за подвернутый до локтя рукав рубашки доктора.
  - Наверно о том, что тебе о многом нужно подумать. Вот ванная комната, Рик. В шкафчике - полотенца. Сбоку - корзина. Комната для вас с господином Деном - на втором этаже по центральной лестнице слева. Иди, освежись, а мне надо разлучить дорвавшихся до серьезного мужского разговора несерьезного Денки и принимающего его байки на веру отца. Добрых снов!
  - И Вам, господин Рочен...
  Разговор, действительно, был серьезным. На столе перед беседующими стояла бутылка местной водки. Закуской к ней была зелень и нарезанный тонкими пластинами копченый бекон.
  - И вот над завороженной толпой пролетел легкий ветер, а потом, из-за поворота, послышался низкий рев форсированного движка...
  - Господа, время - за полночь. - Устало сообщил Рочен. - Давайте на сегодня посиделки закончим, поскольку завтра у нас много дел.
  - Нет проблем! - Ден с наслаждением расстегнул две верхних пуговицы на рубахе. - Где я могу помыться, а потом - упасть и не подниматься до завтра? Мое почтение, господин Рейво!
  Поклонившись, Ден легкой походкой направился в сторону ванной.
  - Садись, Рочен. - Похлопал по дивану отец. - Судя по тому, как твой товарищ виртуозно обходил все неудобные моменты задаваемых мной вопросов, я понял, что в нашем государстве дела идут не очень. И слухи о войне соответствуют истине. Из-за нее духи устроили над горами непогоду? Выпьешь стопочку?
  - Спасибо, нет. Мне еще кое-что надо почитать и уложить информацию в голове. - Рочен откинулся на спинку дивана, глядя на отца и радуясь его внешнему виду. Все-таки не зря он, когда мать оказалась в положении, настоял на рождении Лины. Благодаря этой неугомонной девчонке старикам приходилось держать себя в тонусе. - Нет, отец, войны, как таковой, нет. Но правящий дом Фортис что-то не поделил с домом Тэо. В центральных долинах полностью исчезла связь.
  - Но почему все говорят, что ты взял на себя функции наместника?
  - Я уже объяснил маме, что прибыл сюда в свите принца Гердена. Пока Лайсин болен, провинция управляется им. Именно об этом я хотел сказать на завтрашнем собрании в губернаторском доме.
  - Принц Герден здесь? И ты в его свите?
  - Да, отец. Сейчас у нас с ним один путь.
  - Это дело твое. Ты уже слишком взрослый, чтобы я давал тебе советы о том, в чем не разбираюсь. - Седой мужчина налил себе полстопки. - И все же... Будь с ним осторожен.
  - Я знаю. - Кивнул Рочен. - Но если мы не объединим силы, нашего государства не будет. Все очень серьезно. Поэтому прошу... - Сын встал и затем опустился перед отцом на одно колено. - Очень прошу вас с мамой, пока мне придется решать эти вопросы, позаботиться о Лайсине Който.
  - Мой мальчик... Сядь со мной рядом. Я - не Король, а твой отец. Поэтому должен помогать своему сыну. Не волнуйся, когда-то я делал отвары для господ, увлекающихся травкой.
  - Он колол себе концентрат "радуги". Я почти три дня держу его на капельницах и "доноре". Завтра, после собрания, сниму аппарат и его разбужу. Прошу, не выпускай его из дома до моего возвращения. Если понадобится, запирай. Хотя, не думаю, что он захочет уйти. Пока я здесь, буду каждый день вас навещать. А потом уеду. Надолго или нет, не знаю.
  - Ты влез в политику из-за своего ненаглядного Лиса?
  - Отец! Ну сколько можно вспоминать мои детские слезы! Говорю же: так сложились обстоятельства. Когда все кончится, я снова вернусь к работе. Кстати, Лайсин - тоже моя работа. Но таскать его за собой у меня нет возможности.
  - Я понял... А этот ребенок? Откуда он? У него нет семьи?
  - В аварии погиб его брат. Родители у мальчика есть, но к ним слишком сложно добираться, поскольку небо над равниной перекрыто для полетов. Я обязательно отправлю его к родным. Позже.
  Отец поднес к губам стопку и снова поставил ее на стол.
  - Лина очень гордится тобой. - Вдруг сказал он. - Взяла твои карандашные рисунки в свою комнату и частенько их пересматривает. Говорит, что если найдется человек, похожий на тебя, она постарается ему понравиться и выйти за него замуж... К чему это я говорю, сынок... Будь собой и не вступай на чужую дорогу. Ты же понимаешь, что у каждого из нас она своя. Конечно, мы с мамой посмотрим за твоим Лисом. Но не строй в его отношении никаких планов. Ты же понимаешь, кто он, и кто ты? Как бы ты ни старался, все равно останешься для сына аристократа сыном повара.
  - Спасибо, отец. Я давно это понял. Когда все закончится... Я очень на это надеюсь... Хочу снова вернуться в госпиталь. Мне нравится работать хирургом. Нравится бороться со смертью за человеческую жизнь. - Рочен вздохнул. - У господина Лайсина - своя дорога. Но мне было бы приятно, если бы у него появилась семья. Дети. Он - мягкий и отзывчивый человек. И я хочу, чтобы он был счастлив.
  - Я рад, что мы поговорили, мой мальчик. Я обещаю, что сдержу данное тебе слово.
  Рочен молча поклонился и вышел за дверь. Ноги сами его принесли к узенькой лесенке и старым деревянным ступеням, по которым он взлетел вверх. Открыв дверь в свою бывшую комнату, он остановился и чуть не рассмеялся: у кровати, где лежал Лайсин, был расстелен толстый и широкий матрас. На нем, укутавшись в одеяло и свернувшись калачиком, спал Рик. И только светлый хохолок покачивался в такт его дыханию. "Похоже, - подумал Рочен, - мальчишка перенес образ старшего брата на меня, пытаясь спрятать за моей спиной свое ужаснувшееся реальностью сознание".
  - Может, оставить тебя тут? - Задумчиво сказал он, приоткрывая форточку и доставая сигарету. В морозный воздух улетела струйка дыма, а хохолок настороженно замер. Не успел закрывший форточку Рочен развернуться, как две руки крепко обняли его со спины.
  - Рик? - Удивился доктор. - Ты почему не спишь? И с чего вдруг лезешь обниматься?
  - Пожалуйста, не оставляйте меня тут. Я хочу пойти с Вами туда, где будут Фортисы. Я хочу... - Мальчишеская мордочка уткнулась в грудь Рочена упрямым лбом. - Я хочу убить того, кто убил моего брата!
  - Не убьешь! - Рочен убрал от себя крепкие юношеские руки. - Нельзя уподобляться тем, кто идет к цели любыми средствами.
  - Но почему? - Из-под насупленных бровей сверкали темные глазищи. - Им можно, а мне - нельзя?
  - Человек не должен забывать о том, кто он. Как бы не вознесся над миром Король, от возмездия все равно не уйдет. И чем больше на его счету душ, тем страшней станет расплата. Поверь и не порть себе судьбу. Те, кто из тонкого мира наблюдают за нашей жизнью, не только играют нами, как фигурками глобальной стратегии, но милуют, награждают и наказывают. Некоторые говорят: "А что я такого сделал? За что получил такие страдания?" Но если отмотать ленту его жизни назад, окажется, что этот человек оставил жену с двумя детьми без средств к существованию. Или прошел мимо умирающего котенка.
  - Я хочу быть орудием духов! - Сжал кулак Рик. - Фортисы - мои кровные враги!
  - Они - твои кровные родственники. Самые чудовищные войны происходят после того, как брат восстает на брата, а сын - на отца. В такие времена даже духи превращаются в демонов ада. Рик! Не стоит сражаться, когда тебя переполняют негативные чувства. Поверь, духи с удовольствием ими закусят, оставив твои молочные косточки гнить в грешной земле. Или ты хочешь, чтобы я всю жизнь винил себя в том, что не сумел удержать от необдуманного шага дорогого для меня человека?
  - Рочен... - Рик поднял длинные ресницы и засиял прояснившимися глазами. - Скажи, я, правда, для тебя дорог?
  Доктор вздохнул и, опустив в глубины сознания мысль о переживаниях этого испуганного жизнью ребенка, ответил:
  - Правда.
  Не успел он договорить, как Рик уже повис на его шее, повизгивая от счастья.
  - Все, заканчивай. - Рочен снова развел его руки. - Ты уже взрослый семнадцатилетний парень, а ведешь себя, как моя сестра. Ложись спать!
  - А ты?
  - Если подвинешься, я сяду рядом и немного почитаю сведения, распечатанные для меня господином Сансом.
  - Угу. - Рик снова завернулся в одеяло. - Я не стану тебе мешать...
  Через минуту он спокойно засопел. А Рочен снова достал сигареты и открыл форточку.
  "Интересно, смогу ли я когда-нибудь снова вернуться в свой тихий столичный дом и шумную больницу? А еще к привычному образу жизни, в котором никто не требует от меня дружбы, любви и внимания?" Докурив, он уселся на матрас и достал из сумки листы. "Господин Эдвинен Ворго. Оптовый торговец продуктами питания и хозяйственными товарами... Капитал... Вложения... Прибыль за последний год... Партнеры... Наверняка, очень сердитый фрукт. За последние дни он понес значительные убытки... Дальше по списку у нас господин Пойнен дома Минто. Аристократ, хозяин всякой призовой живности. Этому торопиться некуда. Кони и бегающие по склонам бараны за пару недель точно не протухнут, а только вырастут в весе и цене... "
  Зачитавшемуся Рочену вдруг показалось, что его бок и вытянутую ногу слишком припекает грелка. Но вспомнив, что положил ее Лайсину, он оторвался от листков и посмотрел вниз. Безмятежно спящий Рик каким-то образом перекатился по матрасу и плотно привалился к его бедру спиной.
  - Все, пора спать, иначе завтра мне этого сделать не дадут. - Сам себе сказал Рочен и, повернув мальчишку в другую сторону, сам устроился рядом. Дотянувшись рукой до нитки выключателя, спускавшейся с лампы, он дернул ее вниз, и комната погрузилась во мрак. Рочен закинул руки за голову и прикрыл глаза. И там, под веками, увидел Гердена, качающего головой.
  - Пошел к черту! - Любезно пожелал он своему принцу и сразу провалился в глубокий сон, не чувствуя, как Рик снова прижался к его боку.
  
  - Однако! - Потянулся Герден, закрывая экран. - Не только вас, господа оперативники, мучают собственные разочарования.
  Три головы оторвались от экранов и внимательно посмотрели на принца.
  - Вы говорите о местной элите? - Осведомилась Ханна.
  - И о них тоже. Вот что, господа... До утра осталось совсем немного. Идите-ка вы отдыхать. Я подежурю.
  - Но... Ваше Высочество...
  - В этом дурдоме я - старший, и мои приказы не обсуждаются. Быстро встали и ушли.
  - Да, Ваше Высочество!
  Оперативники послушно разошлись по комнатам, а Герден углубился в изучение энергетических характеристик сотрудников. По всему выходило, что для магической семерки среди них, кроме его самого и Рочена, подходят только Тейлин и Салих. Остальные были слишком слабыми, чтобы сделаться для него донорами.
  - Где найти еще троих? - Задумался принц и вздрогнул, услышав неожиданный писк внешнего вызова.
  - Провинция Сенко. - Сказал он, прижав клавишу вызова. - Оперативный дежурный слушает.
  Вначале, кроме помех, он ничего не различал, но вызов не сбрасывал, продолжая ждать. И вот, наконец, сквозь горы и разлетающиеся по равнине всплески магического фона, к нему пробился чей-то придушенный голос.
  - Сенко? Слава Богам! Скажите, где господин Рочен? Это очень важно!
  Что-то в этом голосе, наверно, южный акцент, показался Гердену знакомым.
  - У нас ночь, как и у вас. Все спят.
  - Я потом не смогу пробиться! Это важно!
  - Тамил? - Подумав, спросил Герден.
  - А... кто это? - Голос из умоляющего стал подозрительным.
  - Твой двоюродный братик Герден. - Усмехнулся принц. - Неужели больше не надеялся меня услышать?
  - Черт!
  - Нет, мой дорогой братик. Я - спустившийся с неба ангел. Иначе - ваш единственный шанс на спасение. Неужели дедушка Исайтор уже откопал древние мощи?
  - Герден... Эти идиоты выпустили из-под холма какую-то инфекцию! Я думал, народ запугивают, чтобы сидели дома, но рабочие, срывающие холм, мрут, как мухи! Из нашей семьи... - Снова послышался треск и шуршание, но голос снова пробился в Сенко. - Герден! Живы только Райген, я и мой младший сын. Из нашего рода никого не осталось!
  - А плохой мальчик Хайсо из дома Токо? Эта зараза еще жива?
  - Не знаю! Все Фортисы, приехавшие сюда, сидят на холме. Вокруг - солдаты. Они тоже мрут, но под ружье ставят местных жителей. Не знаю, какие обряды проводятся, только холм каждую ночь пылает красным магическим огнем. Выбраться отсюда я не могу. Мы сейчас у моего друга в Кэно...
  - Скажи Рочену... - Соединение опять прервалось, но, когда восстановилось, с ним заговорил Райген.
  - Герден...
  - Слушаю.
  - Прости, что не почувствовал в тебе родную кровь. Мне рассказал Асвид... Но только он тоже мертв.
  - Я уже вырос, и мне не нужен отец. Что вы хотите?
  - Их надо остановить. Герден, я знаю, что ты - Хранитель. Жрецом стать не успел. Я - тоже Хранитель. Когда мой учитель передавал мне знания, то сказал, что однажды наступит момент... Мы должны объединиться... Семь сильных магов во главе с Хранителем могут снова запечатать духа!
  - У тебя есть семь хороших магов?
  - Нет... Я рассчитывал на Рочена и Лайсина.
  - Лайсин, благодаря твоему племяннику, при смерти. Но спорить и обвинять друг друга во всех грехах у нас не осталось времени.
  - Это верно!
  - Три дня. И координаты дома.
  - А раньше? - Это взвыл где-то рядом слушающий разговор Тамил.
  - Мне нужно восстановиться.
  По экрану побежала строка координат местонахождения последних Тэо.
  - Получил. - Сказал Герден и сбросил вызов.
  
  Ханне, несмотря на усталость, не спалось. Она вертелась на кровати, вспоминая слова господина Рочена, а потом рассуждения принца Гердена. И они никак не давали ей покоя. "Что же получается, - думала она, - если безрадостное детство отняло мои силы, то вся жизнь тоже должна идти псу под хвост? Если меня полюбит мужчина, я должна бежать от него, чтобы, не дай Боги, он не помер от нашей близости? Какая ужасная судьба! Ведь мне уже за тридцать. Еще немного, и я начну увядать. Жизнь человека такая короткая! А жизнь женщины, у которой нет тех, о ком надо заботиться, вообще лишена, с позиций космоса, всякого смысла! Конечно, можно выбрать путь одиночества в личной жизни, посвятив себя работе и кратким периодам отдыха. Но тогда мой век сольется в один нескончаемый день, в котором я, сотрудник службы безопасности, буду решать личные проблемы оплачиваемых мой труд аристократов. - Ханна перевернулась на спину и уставилась в далекий потолок. - А еще, отслеживая переговоры неверных жен или развлечения слишком прытких детей, буду им завидовать и думать о том, что их жизнь, похожая на череду ярких вспышек, сильно отличается от принадлежащих только мне унылых вечеров и ночей. В которых никогда не будет улыбки доченьки или гордости сына, выигравшего свою первую серьезную игру... - По щеке Ханны прокатилась слеза. - И любящего взгляда того человека, который подарил бы мне такое счастье..."
  Хмурый рассвет вяло пробивал серые тучи, нависшие над горами. На улице, несмотря на осень, шел мелкий, больше похожий на дождь, снежок. А Ханна, завернувшись в одеяло, снова видела сон о том ужасном дне, когда ее мир в одночасье стал серым. Пальцы, как и тогда, сжались в кулаки, продавливая ногтями красные лунки. Из полуоткрытых губ вырвался стон. Несмотря на прохладный воздух комнаты, по ее вискам текли капли пота, а сердце стучало так, словно хотело вырваться из груди. Что-то неразборчиво крикнув, женщина вдруг проснулась.
  - Черт! Черт! Черт! - Хрипло сказала она, садясь в кровати и охватывая гудящую голову руками. - Как с этим можно жить дальше?
  
  Глава двенадцатая. Провинция Сенко
  
  Утро Рочена началось с негромкого жужжания коммуникатора, лежавшего где-то за его головой. Убрав со своей груди руку Рика, он осторожно повернулся и, приоткрыв щелочки глаз, попытался нащупать противно гудящую пластину устройства. Наконец, он сжал ее в ладони и уткнулся головой в подушку.
  - Кто? - Тихо спросил он.
  - Кажется, солнышко уже проснулось. - Голос Гердена был насмешливым и бодрым. - Правда, за здешними горами его не видно. Как там поживает твой милый друг? Еще не умер?
  - Ты сдурел, Герден. Сейчас всего лишь пять утра. - Рочен посмотрел на часы, а потом - в темное окно. Местные раньше семи не встанут. Какого черта ты меня разбудил?
  - Рочен, - приподнял голову Рик, - кто это?
  - Спи. - Буркнул тот, осторожно приподнимаясь и набрасывая одеяло на Рика. - Пойду, покурю.
  - А-а... - Рик растянулся поперек.
  Надев тапки и поеживаясь, доктор вышел за дверь и присел на верхнюю ступень лесенки.
  - Все, разбудил окончательно. Так чего ты хотел от меня в такую рань?
  - Надо же... - Голос Гердена сочился ядом. - Оказывается, ты неравнодушен к мальчикам?
  - Это ты должен быть неравнодушным. - Рочен все-таки покраснел и достал из кармана кофты сигарету. - Он - твой родственник. Тебе надо за ним присматривать, а не мне. И вообще, - чиркнув выдавшей только искры зажигалкой, он выругался, - почему я, обычный врач, должен был, сломя голову, лететь к тебе на выручку? Какого беса я делаю в вашей компании великих магов и спасателей мира? Да плевать я хотел на аристократов, выясняющих, у кого родословная длиннее.
  Наконец, на кончике сигареты появился огонек, и Рочен вдохнул ее терпкий дым.
  - Рад, что ты уже включился в действительность. - Обычным голосом сказал Герден. - У нас проблемы.
  - Прямо с утра? - Белая струйка полетела в остывший за ночь воздух.
  - Прямо с ночи. Рочен, пару часов назад я разговаривал с Тамилом и Райгеном.
  - Вот как? Что у них новенького?
  - Тот холм, рядом с Кэно, куда ты прилетал за мной... Именно там, в подземной пещере, спит дух-прародитель.
  - Приятных ему снов. - Рочен со вкусом зевнул. - Это все?
  - Солдаты, вскрывающие по распоряжению Исайтора штольню, мрут, как мухи, от неизвестной болезни.
  - Может, их забывают кормить?
  - Не смешно. Райген сказал, зараза распространяется по всей Джайне и окрестностям.
  - Ты хотел предложить мне туда поехать и всех полечить? Совсем спятил?
  - Да проснись уже, тупая белобрысая башка! И брось травить легкие никотином! Может, наконец, поумнеешь.
  - Тебя не интересуют мои легкие. Только магия, которой ты жаждешь попользоваться. - Устало сказал доктор. - Лайсина, который добровольно согласился стать твоим донором, ты уничтожил. Ты равнодушно пользуешься всеми, кто может принести тебе хоть какую-то выгоду.
  - Конечно, я - гад и подонок. - Согласился Герден. - Но, если мы ничего не предпримем, смерть доберется и до Сенко. Согласись, проще задавить проблему в зародыше, чем разгребать последствия ее взросления. Короче, этим вечером ты, я, Салих и Тэйлин отправляемся в замок Който.
  - За каким бесом?
  - Отрабатывать передачу энергии в круговой связке. К тому же, у старика прекрасное собрание работ экзорцистов. Просыпайся, Рочен! Заканчивай дела в городе и поскорее возвращайся во дворец.
  - Как же я тебя ненавижу! - С чувством произнес Рочен.
  - От ненависти до любви... Не зарекайся. - Мурлыкнул Герден и отключился.
  
  Вернувшись в комнату, Рочен сел на край матраса. Подтянув к груди колени и накрыв ноги куском одеяла, он задумался. Несмотря на отсутствие желания лезть в пекло, линия жизни, с момента клятвы помогать Лайсину, целеустремленно вела его по тому же пути, что и Гердена. Они постоянно сталкивались в ключевых моментах и просто попадались друг другу на глаза. И если принц что-то делал, Рочену, как защитнику Лайсина, волей-неволей приходилось принимать участие или устранять последствия. Даже сейчас, понимая, что в последних событиях Герден чуть не стал жертвой, он все равно обвинял его в непродуманном решении жениться. Ведь всего этого могло бы не случиться, если бы принц решительно отказался от навязанной Королем невесты. Но ведь ему, так же, как и деду, хотелось еще больше силы и власти.
  - Чертова семейка! - Рочен потер лицо и положил коммуникатор на стол. Обернувшись, он увидел полные слез серые глаза Рика.
  - Что еще случилось плохого? - Спросил он парня.
  - Я... - Рик шмыгнул носом. - Я слышал твой разговор.
  - И что?
  - Значит, я тебе только мешаю, да?
  - Рик, пять часов утра! Давай оставим истерики хотя бы до семи... У меня болит голова.
  - Я никогда никому не был нужен... - Крупные слезы побежали по чистым юношеским щекам. - Мать интересовалась только модами, сплетнями и подругами. Отец - призовыми скакунами и скачками. Они не вспоминали обо мне месяцами! Ларк... Я его совсем не знаю. Он был добр, возвращаясь домой из поездок. В такие моменты... - слезы закапали чаще, - в доме вспоминали, что мы - семья. Наверно, маме нравился старший сын моего отца. А еще он со мной занимался, и мы вместе ходили по озерам на яхте. Но он никогда не был откровенным. Я не знал его друзей, ничего не знал о работе... И на свадьбу я поехал с ним только потому, что хотелось узнать его немного лучше. Все-таки, он был моим братом... А потом прилетел ты. Мне показалось, что я смогу стать тебе нужным. А еще, рядом с тобой, отомстить за смерть Ларка. Прости, Рочен. Наверно, ты - неплохой человек. Но тебе не нужен чужой щенок. Спасибо за все, что ты сделал. Когда небо откроют для полетов, я вернусь домой. А сейчас пойду во дворец. Надеюсь, оттуда меня не прогонят.
  Поднявшись, парень решительно вытер слезы и схватился за свою кофту.
  - Все-таки аристократы королевских кровей - клинические идиоты. - Сообщил Рочен стоящему напротив него шкафу. - Подслушав спросонья чужой разговор, один малолетний глупец решил, что весь сыр-бор заварился исключительно из-за его несравненной персоны.
  Рик замер.
  - И ничего, что где-то гибнут от неизвестной болезни люди, и пытается проснуться скованное последней печатью чудовище. Которое, увидев свет, начнет пожирать все, что ему попадется на глаза, чтобы утолить свой кровавый голод. Подумаешь, какие пустяки, что маленькие дети станут сиротами или вообще умрут... Нет, мы будем показывать свой характер, тщательно пережевывая мелкие детские обиды. Делай, что хочешь, Рик. А у меня есть еще час, чтобы поспать.
  Рочен медленно завалился на матрас, из-под ресниц поглядывая на замершего с кофтой в руках парня.
  Еще немного подумав, Рик медленно положил ее на стул и опустился рядом с Роченом на колени.
  - Не спишь?
  - Что еще? - Открыл глаза доктор.
  - Рочен... Извини меня за несдержанность. Больше такого не повторится. Я не стану требовать твоего внимания, поскольку понимаю, что для тебя Рик Верус - чужой человек. Позволь просто помогать тебе и быть рядом... пока все не закончится.
  - Глупый ты ребенок, Рик Верус. - Вздохнул Рочен, поворачиваясь на спину. - Иди сюда и не дуйся. Чтобы поспать, у нас есть еще час.
  Скользнув тихой мышью под одеяло, парень пристроился на другом конце широкого матраса и закрыл глаза.
  "Чертова семейка Фортис!" - Подумал Рочен и, протянув ладонь, положил ее на кулак Рика.
  Тот захлюпал носом. А потом обхватил его ладонь двумя руками.
  "Боги, как же эти недолюди могли так долго править государством? Лжецы, обманывающие самых близких. Подлецы, делающие из собственных детей моральных уродов, а из внуков - энергетических доноров... Действительно, сойдешь с ума! Даже Гердена стало как-то жалко..."
  Когда прозвенел будильник, очнувшийся Рочен почувствовал нос парня чуть ли не в своем ухе.
  
  Пока все спали, зевающий Рик спустился вниз, чтобы согреть воду в ванной для Лайсина, а Рочен пошел на кухню сделать легкий завтрак для двоих и бульон для больного. А еще, порывшись в отцовских запасах, он приготовил отвар, горячую кружку которого оставил остывать на столе.
  - Вода согрета! - Поднялся по ступеням Рик.
  - Угу. Спасибо. - Отключив подачу заемной энергии, Рочен раскрыл свой докторский чемоданчик. Достав ампулу с жидкостью, он отломил кончик и наполнил ей шприц.
  - Сейчас наш пациент откроет глазоньки... - Сказал он стоящему рядом с ним парню.
  Запустив жидкость в вену, он вытащил катетер и зажал Лайсину локоть.
  - Дальше он будет принимать только порошки и отвары. - Пояснил Рочен. - Ведь я сегодня уеду.
  - А я?
  Лайсин вздохнул и повернул голову.
  - Просыпайся, мой хороший! - Рочен ладонью коснулся щеки друга, а потом посмотрел на Рика. - Ты же слышал утренний разговор.
  - Я не все понял. - Нехотя сознался тот.
  - Зато сразу сделал выводы. Так вот... Раз ты обещал мне помогать, я хочу поручить тебе уход за господином наместником. Для меня это очень важно, Рик. Гораздо важнее того ада, в который мы с господами Герденом, Салихом и Тейлином отправимся через пару дней. Рик... уезжая, я должен знать, что тут есть человек, которому можно доверить здоровье моего друга и семью. Могу я на тебя положиться?
  - Можешь... - Нехотя сказал парень. - Только я думал, мы будем сражаться с монстром вместе!
  - Рик... Если мы погибнем, нас не жалко. Мы не успели обзавестись женами и детьми, посвящая работе все свое время. Но у тебя впереди - вся жизнь. Парень, не хочу говорить банальных слов. Просто сделай так, как я прошу. И мне там будет спокойно.
  - Где тебе будет спокойно, Рочен? - Раздался слабый голос проснувшегося Лайсина. - И кто этот мальчик? У тебя есть сын?
  - А у тебя, Лис, нет мозгов. - Тут же сообщил ему друг. - Зачем ты пичкал себя этой дурью?
  - Ну да...
  - Попробуй сесть. Голова не кружится? - Рик и Рочен прислонили Лайсина спиной к стене.
  - Не кружится. И вообще, я чувствую себя хорошо. Хочу есть и пить... А это что такое? - С удивлением посмотрел он на непромокаемые трусы.
  - Твой личный туалет. Для остальных, живущих в этом доме, он общий и находится на первом этаже.
  - Твой язык колюч, как чертополох. - Лайсин посмотрел вокруг. - А здесь ничего не изменилось. Когда я проснулся, то подумал, что мы - снова дети, заигравшиеся в твоем доме допоздна.
  - Но уже утро и нам пора вставать... Да что же ты падаешь... Рик, лови его с другой стороны!
  Когда Лайсин был отмыт, переодет и посажен в нижней гостиной со стаканом отвара, выводящего токсины, Рочен попросил Рика убрать комнату, объяснив, где взять чистое белье. Когда парень ушел, Рочен взял Лайсина рукой за подбородок и повернул его лицо к себе.
  - Почему ты сорвался? Раньше дело ограничивалось травкой и то лишь изредка. Скажи, тебя приучил к порошку Тамил?
  - Рочен... - Лайсин улыбнулся какой-то отстраненной улыбкой. - Зачем ты меня вытащил? Я всего лишь хотел умереть.
  - Но почему?! Когда все наладилось, и ты перестал от кого-либо зависеть, вдруг случился такой срыв!
  - К чему тебе знать?
  - Потому что ты - мой друг. До сих пор. Несмотря на то, что ты себя им не считаешь.
  - Отстань. - Лайсин поставил на стол пустой стакан. - Всё в прошлом. Моя жизнь... ее не было. Вернее, она была... до тринадцати лет. А дальше...
  - Не говори ерунды! В ней было много хорошего. Даже в отношениях с Герденом. Он научил тебя тому, о чем я даже не догадывался. Ты был превосходным магом, пока... - Рочен махнул рукой. - Я все это время поддерживал тебя только с одной мыслью: наступит день, ты освободишься и начнешь новую жизнь. Но, похоже, ты не можешь без зависимости.
  - Хочешь знать правду? - Сверкнул серыми глазами Лайсин.
  - Хочу. - Нахмурил белые брови Рочен.
  - Это ты во всем виноват. Ты и твоя магия. Разделяя со мной жизнь, именно ты принимал за меня решения... И, когда все закончилось, ты неожиданно исчез. Оказалось, я сам, как личность, не умею ничего. Жалкий глупец, ставший неинтересным даже другу детства. Вы по очереди играли мной, а потом, словно мишку с оторванными лапами, выбросили в мусор. Ведь у каждого из вас появилась новая увлекательная игра. Герден решил, что статус Короля ему мал, и неплохо было бы стать жрецом, знающим дорогу в мир духов. А ты... ты заигрался со смертью. Кто у кого отвоюет очередную, попавшую в жернова судьбы, пешку: врач у смерти или Смерть у врача?
  - Знаешь, что я тебе скажу, Лайсин... Ты мог участвовать в любой из наших игр. Мог начать свою. Но постоянно стоял в стороне, ожидая, когда о тебе вспомнят и куда-нибудь вовлекут. И до сих пор этого ждешь. А наркотик... Ты не хотел умирать. Ты отчаянно ждал, когда Тамил сделает предполагаемый тобой ход: позвонит мне или Гердену. Мы спасли твою жизнь вместе. Но сидеть рядом и лепить за тебя куличики... прости, надоело. К тому же, сейчас, благодаря непоседливым Фортисам, весь мир оказался на грани катастрофы. Мы с Герденом, Салихом и Тэйлином... ты их помнишь, сотрудников своей службы безопасности? Мы уезжаем в Кэно. Там... все очень плохо.
  - Не понимаю... Что случилось?
  - Время идет... - Рочен посмотрел на часы. - А мне еще выступать перед местными умниками. Прошу тебя, Лайсин... Возьми себя в руки. А еще, пока меня не будет, позаботься о мальчике Рике. Он - Верус. Его брата, Ларка Веруса, убили Фортисы.
  - Но... Ларкус - их родственник!
  - Он и твой родственник. Ты - тоже Фортис. Лайсин, вылечись. И обязательно меня дождись.
  - Но ты мне так и не рассказал...
  - Рик все расскажет. О, матушка уже встала! Доброе утро, мамочка! Смотри, Лайсин уже проснулся. Но, кроме бульона и отвара, сегодня не давайте ему ничего!
  - Господин Лайсин! - Улыбнулась Агнета. - Рада видеть тебя, мальчик, целым и невредимым!
  - Не надо звать меня господином... - Тихо сказал наместник. - Зовите, как раньше... Просто Лайсин или Лис. Мне было бы приятно.
  - Настоящий Лис! - Рассмеялась матушка и тут же заметила спрятавшегося за дверью Рика. - Ну-ка, иди сюда!
  Тот молча подошел.
  - Пока наша Лина досыпает, поможешь мне приготовить завтрак?
  Рик посмотрел на Рочена.
  - Мама, Лис, помните, как в детстве я любил готовить? - Тут же сказал тот, подмигнув матери.
  - Конечно, помогу! - Просиял Рик и снова посмотрел на Рочена.
  - Тогда идем. Пусть мужчины поговорят о своем. А я научу тебя делать сырники и шоколадный пудинг! Рик, ты любишь сладкое?
  Лайсин посмотрел им вслед.
  - Мальчишка к тебе привязался.
  - Я прилетел за ним, когда сбили машину его брата. Ларк погиб, а малыш Рик выжил. Коридоры над долинами были уже перекрыты, поэтому пришлось взять его в Сенко. Он чувствует себя потерянным. Как и ты.
  - Он - не малыш. Сколько ему? Пятнадцать? Шестнадцать?
  - Семнадцать. В этом году должен закончить вторую ступень обучения. Но когда он попадет домой, пока не известно. Может, если будет желание, немного с ним позанимаешься?
  - Посмотрим. О, а это кто?
  На пороге гостиной, с удивленно приподнятыми бровками, застыла Лина, одетая в зимнее полосатое платье с длинным рукавом.
  - Моя последняя сестра Лина. Вряд ли ты ее видел. Она - ровесница Рика.
  - Сестра? - Лайсин внимательно посмотрел на порозовевшую девицу. - Несомненно, местная природа щедро поделилась с ней своей красотой. Она похожа на небесного ангела.
  - Скорее, на шкодливого бесенка. - Взглянул на сестру Рочен.
  - А... Вы, дяденька, кто? - Наконец, отмерла Лина.
  Рочен и Лайсин, переглянувшись, рассмеялись.
  - Еще немного и малышня назовет нас дедулями. - Отсмеявшись, сказал Лайсин. - Меня зовут господин Лис. Некоторое время я буду гостем вашего дома.
  - Лис? Это Ваше настоящее имя? - Лина осмелела, собирая парадную скатерть с кистями и накрывая стол для завтрака обычной в клеточку.
  - Так меня назвали. - Усмехнулся тот. - Можешь обращаться ко мне дядя Лис. Все-таки, мы с твоим братом и родителями знакомы очень давно.
  - Как интересно! - Просияла девушка. - Дядя Лис, а где Вы живете?
  Лайсин опустил глаза.
  - Вопросы становятся все занимательнее. Братик Рочен... и как мне выкручиваться?
  
  У дома губернатора и расположенных по соседству зданий, заполонив улицу и перекресток, выстроились аэромашины приглашенных на собрание важных персон. И Рочен, который шел туда пешком, был вынужден протискиваться между стенами домов и кузовами влезших на тротуар некоторых средств вельможного передвижения. Взойдя по ступеням подъезда, он взглянул на лакея, не поторопившегося распахнуть перед ним дверь. Глаза молодого парня смотрели сквозь Рочена, будто не замечая его присутствия. Разозлившись, доктор прихватил его за шкирку и сбросил со ступеней.
  - Если слеп, как сурок, не хрен тут топтаться. - Проворчал он, сам открывая дверь и захлопывая ее перед носом идущего вслед за ним человека в широкополой шляпе и теплом длинном пальто с меховым воротником.
  - Ай, как некрасиво... - Покачал тот головой. - Молодой человек... Вы не ушиблись?
  - А Вы еще кто? - Покрасневший охранник, взбежав по лестнице, стряхнул с пятой точки и коленей легкий снежок. - У Вас есть приглашение?
  - Как нелюбезно с Вашей стороны не знать в лицо высшую аристократию. - Сказал мужчина, приподнимая полу шляпы и пронизывая синими глазами сразу остекленевшие серые. - Губернатор бессовестно транжирит бюджет, окружая себя дураками.
  Открыв подъезд, мужчина прошел внутрь, а молодой человек так и остался стоять на ступенях неподвижной статуей.
  - Доброго всем дня, господа! - Рочен, сжимая двумя пальцами тоненькую папочку, вошел в общий зал. - Спасибо всем, что уделили моему выступлению часть драгоценного времени.
  - Действительно, драгоценного. - Сказал полный потеющий мужчина, постоянно прикладывающий к вискам и лысине платок. - Господин Рочен, кто уполномочил Вас закрыть летные коридоры и отменить трансконтинентальное сообщение?
  - Пока Вы, господин Тобин, стали бы выяснять, отчего вместо обещанных Вам по контракту металлоизделий пришли солдаты с уже готовым оружием, смерть, ни у кого не спрашивая разрешения, начала бы косить острым серпом поголовье не только Вашего, господин Ритен, крупного рогатого скота, но и тех, кто его потребляет. Не буду пугать нестрашными тут, за горами, реалиями бытия центральных и южных долин, но только небо, в которое сильно рвется господин Фейтон... Поверьте, сколько бы Вы не подскакивали, все равно туда не полетите... Оно закрыто для пролета частных аэромобилей и общественных транспортных средств. Его чистоту и неприкосновенность контролируют военные. Летные коридоры сняты. Или господин Фейтон настолько умелый пилот, что ускользнет от пущенной вслед ракеты? Касаемо неисполненных вовремя контрактов. Когда обстановка в стране нормализуется, сможете предъявить поставщикам иски. Не сомневайтесь, они их вам тоже предъявят. Поэтому, пока наш губернатор добрый, запасайтесь справками и адвокатами.
  - Господин Рочен... - Слово взял худощавый аристократ, сидевший в дальнем конце стола. - Допустим, что все так и есть, как Вы рассказываете. Но кто уполномочил Вас отдавать распоряжения Службе движения и полиции? Где, в конце концов, наместник Лайсин? Господа, неужели мы допустим, чтобы провинцией Его Высочества Корвеса управлял какой-то плебейский выскочка?
  - Если благородное собрание решило порулить, то у вас было время выдвинуть своих кандидатов, а не кидать свои оскорбления мне в лицо. Касаемо наместника Лайсина... Он болен. Господин Тамил улетел в Тамт, где сейчас происходят самые захватывающие события в нашей стране. В шоу участвуют почти все члены королевской семьи, войска, неизвестная науке зараза и один запечатанный экзорцистами древности дух. Если кто-то хочет туда попасть - милости просим. Для такого случая я открою коридор над перевалом Умс. Не держите на меня зла, если долететь не получится, или пробудившийся демон вами позавтракает.
  - Что за дикость Вы несете! - Вскочил маленький старичок, брызгая слюной. - Какие духи? Что происходит в Тамте? Почему о болезни господина Лайсина мы ничего не знаем?!
  - Отвечу сначала на последний вопрос: потому что вам было неинтересно. О том, что происходит в Тамте, я только что сказал. Кстати, о наместнике. Через три дня он снова сможет заняться текущими делами. Кстати, господин Ворен... Не подскажете, почему увеличение числа продаж в провинции травки с названием "радуга" совпало с резким пополнением Вашего бюджета? А ведь торговля дешевой ввозной обувью из западных областей идет из рук вон как плохо.
  - О чем это Вы?! - Побагровел крупный господин, вскакивая со стула. - Я не потерплю подобных инсинуаций в мой адрес!
  - Ну... - Рочен вытащил из своей папочки листок. - Еще перед закрытием границ одну из Ваших платформ досматривали на выходе из туннеля под перевалом. И в коробках с тапочками... удивительно, что не белыми, поскольку увлечение травкой заканчивается именно этим... нашли высушенные стебли и листья каких-то растений. Одну из коробочек изъяли, а листики отправили на экспертизу. Надеюсь, Вы понимаете, какие результаты она показала?
  - Это все подстава! - Господин рванул слишком туго повязанный галстук. - Или ошибка!
  Сидящие вокруг коммерсанты и аристократы брезгливо посмотрели на задыхающегося человека.
  - Ошибка, или вы - наркодилер, - продолжил Рочен, - судить не мне. Материалы я передам наместнику.
  Сидящая за столом элита тихо зашушукалась. Видимо, незадекларированным промыслом тут занимались многие.
  - Браво! - Вдруг воскликнул человек, сидящий на стуле у стены. - Господин Рочен, проведя в этом благодатном краю всего три дня, узнал то, о чем Вы, господа, почему-то не догадывались. А может быть, закрывали глаза, или сами принимали участие в незаконном бизнесе?
  - Вы... кто? - Озвучил общую мысль господин Тобин.
  - Я? - Мужчина аккуратно снял шляпу и положил ее на колени.
  Аристократы, как один, хором вскочили со стульев, склоняясь как можно ниже.
  - Принц Герден... - Тихо произнес один из них.
  - Именно. - Высокомерно произнес принц и лукаво подмигнул покрасневшему Рочену. - Прости, не хотелось, чтобы ты проторчал тут до ночи. Эти господа много говорят, но ничего не хотят делать для блага не то, что государства, а даже родной провинции. Пока ослаблен контроль, они судорожно набивают карманы. Как только я стану Королем... А я им стану в ближайшем будущем... Сразу пошлю сюда счетную комиссию. Так что пока есть время, займитесь Вашими финансовыми отчетами за последние пять лет, господа! Идем, господин Рочен. Не стоит метать бисер перед теми, кто не понимает его красоты, а только хочет жрать.
  - Великолепно сказано! - Из темного угла у занавешенного окна с трудом поднялся седовласый старик.
  - Господин Който! - Аристократы, теперь вместе с представителями местного бизнеса, склонились снова.
  - Молодцы, мои мальчики. Ну-ка, помогите старику...
  Герден и Рочен с двух сторон подхватили его под руки.
  - Оставим их... Пусть грызутся. Как считаете, не пора ли вам снова навестить мой замок?
  - Пора, господин Итон! - Сказал Герден. - Уже пора.
  
  Глава тринадцатая. Замок Който
  
  Договорившись с Герденом встретиться во дворце в семь вечера, Рочен вернулся домой. Ему еще раз хотелось переговорить с членами своей семьи и забрать блаженствующего при виде сестры Денки.
  - Я никогда в своей, понятно, что не настолько длинной, как у тебя, жизни, не встречал такой совершенной красоты! - Ден растекся радужной лужицей перед Роченом, собирающимся на встречу с местными аристократами и акулами делового мира. - Она - подарок судьбы, который однажды окажется в чьих-то счастливых руках!
  - И насколько твоя жизнь короче моей? - Улыбнулся Рочен. - Года на три? Или четыре? Ты, дружок, для Лины слишком стар. Ей всего шестнадцать. Она только учится познавать мир и собственное в нем место. И еще, - Рочен хлопнул то и дело расплывающегося в улыбке парня по плечу. - Она подняла планку высоко: в мужья ей нужен молодой и красивый аристократ. Ты в ее глазах - пустое место.
  - Я любуюсь ей, как дивным цветком, капризом судьбы выросшем не в оранжерее, а на диком горном утесе! Конечно, если его пересадить в соответствующую почву и обеспечить достойный уход...
  - Ден, - Рочен помахал рукой перед его лицом, - ты еще не протрезвел после вчерашнего?
  Подернутые поволокой романтики светлые глаза Дена сфокусировались на лице друга.
  - А я ведь аристократ, Рочен. Тебе не говорил, чтобы мы могли свободно общаться. Безо всяких светских условностей.
  - Вот как? - Хмыкнул доктор, укладывая в папку листы и зажимая ее локтем. - Если бы я знал... Тогда кто из нас двоих должен был ставить условия? Похоже, у тебя - комплекс вины. Признайся, перед поступлением на службу ты действительно проходил психиатрическую экспертизу или принес комиссии липовую справку?
  Пока Ден осмысливал сказанное, Рочен уже ушел. А теперь, когда им предстояло покинуть дом Рейво, надо было как-то безболезненно изъять из головы Денки образ северной красавицы.
   Едва доктор вернулся в дом и повесил куртку на крючок, как навстречу ему выпорхнула сестра. И с довольной улыбкой защебетала:
  - Братик Рочен, поторопись. Мы все ждем только тебя!
  - К обеду? - Посмотрел на легкомысленное создание мужчина. - Могли бы поесть, не дожидаясь. Ты иди, я сейчас переоденусь...
  Но Лина никак не хотела уходить, с лукавой улыбкой поглядывая ему в лицо.
  - Что? - Не выдержал он. - Что опять у нас случилось? Или... Ты не обижала Рика?
  - Фу... - Надула Лина губки. - Очень интересно возиться с малышней. Хорошо... - Она перешла на шепот. - Я скажу тебе...
  Она подошла к Рочену и взяла его руку своими тоненькими пальчиками.
  - Господин Дениэль... Он попросил у отца моей руки.
  - Что?! - Вытаращил глаза старший брат. - У него мозги вытекли вместе со... Не важно. Лин, надеюсь, отец ему отказал? И ты тоже?
  - Ну почему же... - Потупила девушка головку. - Он из родовитой семьи и достаточно богат для того, чтобы обеспечить мое будущее.
  - Но он - оперативник Службы безопасности! Офицер! Подневольный человек! И потом, его родители никогда не одобрят брак сына с простолюдинкой!
  - Ему все равно. Он пообещал купить для нас дом. А для меня - розовенькую машинку! Братик! Это - предел мечтаний!
  - Лина! Ден - гонщик. Они, к сожалению, иногда разбиваются. К тому же, мы собираемся ехать туда, откуда можно не вернуться!
  - Если в ваших сердцах живет любовь, вы обязательно вернетесь. - Лина прижалась к кулаку брата щекой. - Прости, Рочен, но вряд ли у меня еще появится шанс выйти замуж за человека, который зовет тебя своим лучшим другом. А это значит, что ты обязательно будешь гостить в нашем доме. Твои детки будут играть с моими. И у двух моих любимых мужчин всегда найдутся общие темы для беседы.
  - Детки... - Рочен глубоко вздохнул. - Выходит, ты все продумала?
  - Не считай свою юную сестричку глупой. И потом он понимает, что наша свадьба будет только через два года, когда мне исполнится восемнадцать. И готов ждать, в отличие от нетерпеливых юнцов. Как раз за это время он построит дом. А еще ты можешь попросить особое разрешение на свадьбу у наместника Лайсина. Тогда я выйду за Дена замуж немного раньше. Что тебе стоит? Ведь вы с ним - друзья! Ой, как же я счастлива!
  - Сначала я поговорю с Деном...
  Только поговорить наедине с другом ему не дали. Стол был накрыт, и лица всех домашних выглядели настолько блаженно-расслабленными, что суровые морщины на лбу Рочена невольно разгладились. Улыбнувшись, он сел на отведенное ему место. Даже Лайсин выглядел довольным, заедая тоненьким кусочком хлеба прозрачный бульон, усеянный золотыми морковными звездочками и полумесяцами.
   Когда отец налил сыну стопочку можжевеловой водки, тот покрутил ее в пальцах и внимательно посмотрел на смутившегося Денки.
  - Говорят, ты пожелал стать моим братом? Не рано ли, после одного вечера знакомства с предметом своего обожания?
  Ден трогательно порозовел и поднял на Рочена счастливые глаза.
  - Когда я познакомился с тобой, то решил приложить все усилия, чтобы стать твоим другом. У нас схожие вкусы: мы оба любим машины и скорость. Крутые виражи и высокое небо. Ты, Рочен, чертовски талантливый пилот. И мне захотелось как можно дольше задержаться с тобой рядом. Но когда я увидел Лину, то пропал окончательно. Она... Королева моей души. Понимаешь, я встречался с девушками. Они были разными, в том числе, красивыми. Но эта звенящая инеем чистота и уверенность в себе, желание создать семью не напоказ, а для того, чтобы все в ней были счастливы и любимы... Рочен... Я прошу твоего согласия стать моим братом и принять в свою семью, как будущего мужа Лины.
  - У вас на раздумья есть еще два года. - Усмехнулся Рочен. - Если что-то в ваших отношениях изменится, прошу обе стороны мне свои претензии не высказывать. Аминь.
  Он поднес стопку к губам и одним глотком опрокинул ее в рот.
   А после обеда у него остался всего час, чтобы переговорить с каждым из близких.
  - Отец, мама... - Рочен опустился на пол перед родителями, сидящими на диване в своей гостиной. - Дай Боги, чтобы получилось все, что вы задумали. Дениэль - очень серьезный и ответственный человек. Я не знаю его семью, но он честно и, не щадя себя, прикрывал меня в бою. Если Лина решит соединить с ним свою жизнь, ей никогда не будет скучно или одиноко. Конечно, я понимаю, что у них большая разница в возрасте. Почти в два раза. Но он будет относиться к ней очень бережно. Сестра никогда не узнает нужды, поскольку он хорошо зарабатывает не только в Службе, но и в профессиональных гонках. Кроме того, если Ден - аристократ, значит, на его счету есть отложенные родителями средства.
  - Не волнуйся, мой мальчик. - Ласково сказала мать. - Пусть все идет, как угодно Богам. Сладится у них... Что ж, мы отпустим дочь в самостоятельную жизнь. Если нет... со временем найдет другого.
  - Спасибо! - Улыбнулся Рочен. - Теперь - Лайсин. Прошу, не давайте ему закопаться в собственных мыслях. Я распоряжусь приносить ему сюда бумаги... Пусть займется делами провинции. Он совершенно распустил людей.
  - Это правильно. - Согласился отец. - Мужчина должен заниматься делом.
  - Теперь - Рик.
  - Я научу его готовить. - На щеках матери появились ямочки. - Утром он выспрашивал о том, что ты любишь. Я даже показала ему твои рисунки и диплом об окончании летной школы. Этот мальчик перенес на тебя любовь к своему старшему брату.
  - Жаль, не хотелось бы... У него есть семья, и он должен жить с родителями.
  - Пока ты не вернешься, пусть поживет с нами. Я уже послала весточку нашим родственникам. Ты давно не встречался с Иренами? У них подрастает такой же юноша. Им вдвоем будет интересно.
  - Спасибо, пап, мам! Я оставлю вам всю свою наличность и карточку. Так, на всякий случай. Не экономьте на еде и одежде для Рика. Он не привык ходить в чужих обносках.
  - Странно... - Пожала плечами мать. - Когда я нашла на полке твой детский теплый свитер, он прижал его к себе и не хотел отдавать. Сказал, что ему нравятся такие вещи.
  - Тогда смотрите сами. Все. - Он встал. - Пойду поговорю с парнями... Еще два дня мы будем в замке Който, а потом полетим в Тамт.
  - Это туда, где военные действия?
  - Не совсем, но близко. Берегите себя!
  И Рочен, не оставляя родителям времени для неудобных вопросов, вышел в коридор. Следующим, с кем он хотел поговорить, был Лайсин, сидевший с какой-то книгой в общей гостиной. Рочен опустился на диван рядом с ним.
  - Лис...
  - Можешь не тратить на меня свое время. Обещаю быть паинькой.
  - Дурак. - Рочен наклонился вперед, положив локти на колени и опустив голову.
  - С чего бы это? - Соизволил оторваться от книги наместник. - Неужели снова мешаю тебе жить?
  - Два раза дурак. - Рочен поднялся и, наклонившись над Лисом, коснулся его щеки своей и прошептал на ухо: - Ты нужен мне, Лисенок. Так же, как в детстве. Я до сих пор живу для того, чтобы жил ты. Помнишь нашу клятву? - Доктор выпрямился, голубыми глазами глядя в потемневшие серые. - Мне пора. Не знаю, что будет дальше... Но если так случится... Проживи эту жизнь и за меня.
  Он развернулся и быстро вышел из комнаты. Взбежав по лестничным ступеням вверх, толкнул старую дверь. Надо было собрать докторский чемоданчик и кое-какие личные вещи.
   В оконном проеме, прижимая к груди старый вязаный свитер, сидел хмурый Рик и молча смотрел, как Рочен перекладывает бинты, набор стерильных инструментов в герметичной коробочке, портативные капельницы со шприцами и кучу всяких порошков в отдельных пакетиках.
  - Сколько дней ты тут пробудешь?
  - Два, три... как только научимся работать связкой, так сразу улетим. Рик! - Доктор поднял глаза. - Пожалуйста, не думай о плохом. Ты печалишься и мое сердце сразу чувствует грусть. Оно плачет вместе с твоим.
  - Рочен! - Рик слетел с подоконника и обнял доктора за шею. - Обещай, что с тобой ничего не случится! Я больше не хочу терять... - Мальчишечье лицо искривилось. - Я не могу потерять близкого человека!
  - Глупенький! - Рочен положил на затылок парня большую ладонь и привлек его голову к своему плечу. - Мы все хотим жить долго и счастливо. Принц Герден жаждет стать Королем. Господин Тэйлин - превосходным магом, работающим с духами. А господин Салих... он хочет, чтобы где-то на земле снова стоял его дом. Слышишь, малыш? Я обязательно вернусь.
  - Угу. - Потерся носом о его плечо Рик и посмотрел в голубые глаза. - Я верю твоему обещанию. А что будет дальше? Ты отправишь меня домой?
  - Обязательно отправлю. - Кивнул доктор. - Тебе нужно закончить обучение и получить аттестат. Дождаться восемнадцатилетия. Сдать на права. А потом... Ты приедешь ко мне в столицу, и мы вместе выберем для тебя дело, каким бы ты хотел заниматься в жизни. Потом поступишь в университет...
  - Так оно и будет? - Рик прижался лбом ко лбу Рочена.
  - Если ты этого захочешь.
  - Тогда я не буду грустить. - С облегчением сказал парень. - Всего-то какой-то год, и мы навсегда будем вместе!
  Рочен закрыл сумки и поднялся с колен.
  - Ну... до встречи, Рикус Верус?
  - Когда стану взрослым, - покраснел Рик, - я возьму еще одно имя: Рейво. Рикус Рейво Верус. Здорово, да?
  
  Взлетев над крышами города, Рочен облегченно выдохнул и посмотрел на довольного Дена.
  - И все-таки, не понимаю, как после одного дня знакомства можно сделать девушке предложение! Ты совершенно не знаешь ее характера, привычек...
  - Достаточно того, что я знаю тебя. - Улыбнулся Ден. - Всегда хотел иметь брата, у которого, не стесняясь, можно занять до получки!
  Увидев вытянутое лицо Рочена, он расхохотался.
  
  Во дворце уже все было готово к отъезду: экраны упакованы и сложены в аэромобили. Личные вещи сотрудников, а также кое-какие запчасти вместе с заполненными канистрами и кристаллами во влагонепроницаемых пеналах, забили до отказа вместительные багажники. Алия утирала непрерывно бегущие слезки: волевым распоряжением принца Гердена она оставалась работать оператором в службе движения и переезжала в гостиницу. Рядом с ней стояла хмурая Ханна. Она надеялась, что Герден позволит ей сразиться с духом вместе с остальными оперативниками. Но он, насмешливо сверкнув синими глазами, поинтересовался:
  - Чего ты хочешь больше: умереть на глазах солдат в грязи и пороховой копоти, или жить, оставив на земле ниточку своего рода? Совместить, увы, не получится, поскольку энергетика у тебя слишком слабая.
  Она неуверенно улыбнулась.
  - Наверно, жить.
  - Достойный ответ достойной женщины. Значит, я оставлю тебя здесь, до отмены своего распоряжения. Ты будешь работать секретарем господина Лайсина, который сейчас живет в доме Рейво. Приступишь к работе через три дня. Твоей обязанностью будет утренняя доставка из канцелярии наместника документов, подготовленных к рассмотрению. Потом - составление писем и приказов по его распоряжениям, а также их распечатка и, после визирования, обратное посещение канцелярии. Когда он вернется к полноценной работе, ты будешь составлять его рабочий график: встречи, переговоры и, конечно же, снова канцелярия. Ты будешь следить за его меню, тщательно проверяя, кто и как готовит для него блюда. Будешь сопровождать его на всех встречах.
  - И даже личных? - Сжала губы женщина.
  - На них - обязательно, как бы он ни требовал, чтобы ты испарилась. Для этого я приготовил указ... Вот. Ознакомься и распишись. Будет возмущаться - ткнешь ему в лицо. А это - твой новый трудовой договор.
  - Неожиданно. - Покачала головой Ханна.
  - Это - важное оперативное задание. - Герден откинулся на спинку кресла и сквозь ресницы посмотрел на сжимающую в руках бумаги женщину. - Не всем в этой провинции по нраву честность наместника. Может так случиться, что его попробуют отравить или женить, пока нас нет. Ханна... Если с ним что-то произойдет, я тебя убью. И это - не фигура речи.
  Ресницы поднялись, и синее пламя чужих глаз вонзилось в ее дрогнувшее сознание.
  - Я... поняла. Ваше Высочество... я приложу все усилия!
  - Постарайся ему понравиться. Не в этом смысле. - Ухмыльнулся принц, глядя на розовеющие щечки. - Как грамотный, умный и ненавязчивый компаньон. Ясно? Задумаешь сама прыгнуть к нему в постель... Лучше этого не делай. Поскольку мой друг расстроится. А если расстроится он, я разгневаюсь. Все понятно? Зарплата устраивает? Приступай.
  И теперь обе женщины, молодая и постарше, провожали своих коллег сначала в замок Итона Който, а потом... Что будет дальше, они даже не могли представить, поскольку духи для них были просто сказочными персонажами из детских книжек и взрослых пособий по магии. Но если ты чего-то не видишь, как можно предположить, насколько сложной окажется работа?
  Одну аэромашину из гаража принца Корвеса принц Герден отдал Ханне.
  - Тебе придется много перемещаться по провинции. - Сказал он, подводя ее к серой маленькой машинке. - Не думай про эту букашку плохо. - Он открыл обтекатель. - В двигателях разбираешься? - Ханна отрицательно помотала головой. - Жаль. Но это не важно. Такая кроха устойчива на виражах и отлично ведет себя в любых погодных условиях. Доработанный движок позволит тебе, в случае необходимости, посоревноваться в скорости со многими элитными моделями. - Кое-что проверив, он снова закрыл обтекатель. - Но знать об этом...
  - Никто не должен. - Закончила его фразу Ханна. - Я поняла, господин Герден, суть того задания, которое Вы мне поручили.
  - Рад за тебя, девушка. - Пальцы принца пожали ее ладонь. - Пожалуйста, не лишай меня последних иллюзий о женской добродетели!
  И вот черные точки аэромобилей оперативников-мужчин растворились в серых сумерках опустившегося в долину вечера.
  - Перестань плакать, Алия... - Ханна обняла девушку, прижав ее к своему плечу. - Ведь это правильно: настоящие рыцари всегда встают на защиту слабых.
  - А если они...
  - Ничего с ними не случится. Принц Герден - очень сильный маг. И очень умный человек. Знаешь, раньше я его боялась и не любила.
  - А теперь? - Алия вытерла заплаканные глаза.
  - Уважаю. - Тихо сказала Ханна. - Как же им втроем непросто...
  - Кому?
  - Магам, дорогая. Силы у всех разные, а дело, которое предстоит сделать - одно. Пойдем, нам тоже пора возвращаться в город. Хочешь прокатиться на аэромашинке?
  - Мы разве не станем ждать автобуса? Ханна! Вот здорово! Ты тоже завтра выходишь на работу? А куда? В канцелярию наместника? У-у-у... Ненормированный рабочий день... Я думала, вечерами мы станем встречаться...
  - Иногда, Алия. В редкие выходные. Но я все равно тебя не оставлю. Садись в машинку, пристегнись... Поехали.
  
  После скромного ужина, поданного прилетевшим магам дворецким Ренли, шестерых оперативников Герден отправил спать, а сам, вместе с Роченом, Тэем, Салихом и упрямо отказавшимся уходить Денки, устроился в библиотеке, отданной в его распоряжение старым Итоном Който.
  - Итак, господа... в короткие сроки нам предстоит выучить множество заклинаний и научиться работать магической связкой. Думаю, каждый из вас понимает, что в одиночку с духом войны, напившимся крови, ни вам, ни мне не справиться. Он уже проснулся. Я чувствую его жаркое нетерпение и жажду свободы. Но печать еще не сорвана. Если мы успеем туда до того момента, как она падет, будет просто здорово. Однако, если монстр вырвется на волю... Нам придется нелегко. Итак, я начну читать заклинания цепи. Вы повторяйте, тщательно запоминая интонацию... - Герден, открыв старинную книгу, начал читать и одновременно слушать партнеров по команде. Когда они проговорили его раз десять, он с досадой положил манускрипт на стол. - Все не так! Кто в лес, кто по дрова!
  - Надо синхронизировать наши сердечные ритмы и настройки ауры. - Сказал Рочен. - Если это получится, то магии каждого из нас будет проще циркулировать между телами.
  - И как ты предполагаешь этого добиться? - Недовольно сказал принц. - Все мы разные: характер, энергетика... Рочен, это - абсурд!
  - Не знаю. - Почесал тот ухо и виновато улыбнулся. - Горит. Кто-то сейчас вспоминает.
  - Тихим и непечатным словом. - Хихикнул сидевший рядом с ним Ден. - Наверняка в твоем госпитале!
  - А ты вообще здесь не должен находиться! - Вспылил Герден. - Тем более, прикрываться возможной родственной связью! Если я позволил тебе остаться, сиди и молчи... умник!
  - Не кипятитесь, Ваше Высочество. - Миролюбиво сказал Рочен. - От Вашей злости нет никакого толка.
  - Это вы бестолковые! Ваша тупость не имеет границ!
  - Парни, - Рочен встал, - прошу прощения, но принц устал. И вы все тоже. Поэтому идите отдыхать.
  - Справитесь? - Синие глаза Салиха внимательно посмотрели на доктора.
  - Да. - Кивнул он. - И еще... С утра поищите в замке какие-нибудь нормальные продукты. Или сгоняйте на рынок. Если мы будем питаться галетами, то не проживем и двух дней. А я пораньше встану и приготовлю нормальный завтрак.
  - Мы с Тайресом слетаем. - Улыбнулся Салих. - Добрых снов!
  Когда оперативники вышли, Рочен подошел к Гердену и осторожно положил ладонь на его напряженное плечо.
  - Успокойся. Ничего страшного в том, что первый блин получился комом, нет. Вероятно, нашу задумку надо немного изменить. Герд, давай еще раз почитаем про магические связки.
  - Как же я устал! - Герден развернулся и уткнулся носом Рочену в грудь.
  Тот легонько погладил его густые темные волосы.
  - Конечно. Прошло всего несколько дней с тех пор, как я привел в порядок твое тело. Оно еще не оправилось от потрясения, а ты уже пропускаешь сквозь его структуру магические разряды.
  - Ты же понимаешь, что будет, если мы промедлим? - Сверкнул глазами Герден. - Боги, зачем эти дурни туда полезли?
  - Вопрос риторический. Ответ спрятан под черепной коробкой у дедушки Исайтора и уже никому не интересен. - Хмыкнул Рочен, поворачиваясь к столу.
  - Ку-уда! - Развернул его к себе Герден. - Еще не все мои слезы вылились на твою широкую грудь.
  - Я вам что - безразмерная жилетка?
  - Именно. И не всем. Только мне и Лайсину. Остальные пусть пьют бром и успокаиваются самостоятельно. Рочен... Ты меня любишь?
  - Чего?! Говорил я тебе: не ешь грибочки господина Ренли! Какие-то они были синие... Но тебя, черта упертого, разве остановишь?
  Рочен, вздохнув, прижал к себе плечи Гердена. Тот, немного постояв с закрытыми глазами, отстранился и уже другим тоном сообщил:
  - Ты бы помылся, что ли... И завтра сделай мне оладушки со сметаной.
  Пока оторопевший доктор переваривал эти заявления, Герден схватил с полки другой том и, быстро его пролистав, сказал:
  - Всё. Теперь я понял, по какому принципу работает магическая связка. Завтра мы ее сделаем! Садись в кресло и смотри!
   Рочен слушал объяснения Гердена, одновременно разглядывая его худощавую и гибкую фигуру, горящие вдохновением понимания предстоящей работы глаза и разметавшиеся по плечам пряди длинных волос. Но реальность дня сегодняшнего почему-то терялась среди картинок давнего прошлого: лето, площадка перед замком и угрюмый черноволосый подросток, глядевший на него злющими синими глазами. Рочен тогда убежал и спрятался за старой башней. Но тот упрямо продолжал его искать почти до захода солнца. Он был таким странным, этот юный принц...
  - Рочен! Опять спишь? Что ты делал ночью? - Холодные пальцы коснулись его щеки.
  - Ты не дал мне поспать и пару часов. - Белые ресницы дрогнули, открывая щелки голубых глаз. - Поболтать ему приспичило...
  - А ты дома разнежился! Еще и этого проныру в зятья пристроил!
  - Завидуешь?
  - Тебе? С чего бы это? Простолюдин, окруженный кучей раскрывших голодные клювы родственников. Мне тебя жаль.
  - Ревнуешь?
  - Тебя? К кому? К этим недоумкам? И как ты со мной разговариваешь?! Рочен? Ты чего, все-таки спишь? Дурак. - Герден подошел к заснувшему магу и с удовольствием запустил пальцы в его волосы. - Ну и щетка! Ими вполне можно очищать ржавые детали машин!
  - Не трогай! - Рочен приоткрыл один глаз. - Аристократ не должен прикасаться к смерду. Вали отсюда спать.
  - Угу. - Неожиданно согласился принц. - Ты немного посидишь со мной? Чтобы я заснул?
  - Могу полежать. - Сообщил доктор. - Но в ванную не пойду. Не дотяну.
  - Лежать не надо. - Герден зевнул и потянулся. - Я - не маленький. За руку подержишь?
  - Детский сад. - Ответно зевнул Рочен и встал с кресла. - Подержу. Пошли.
  Они вышли в коридор и направились в крыло замка, где гостям были выделены комнаты. И ни один из них не обратил внимания, что за дверями, провожая их взглядом, стоял Салих.
  "Вот, значит, как... Все-таки, непримиримые... друзья?"
  Тут, обернувшись, на него взглянул Герден. Душа Салиха тихо стекла в пятки и попыталась изобразить молчаливую мозаику пола.
  "Возлюбленные враги..." - Услышал молодой маг чужой голос в своей голове.
  
  Утро в замке Който началось с запаха готовящихся на кухне мясного супа, яблочного пирога и воздушных оладий. Оголодавшие оперативники, перегоняя друг друга и периодически срываясь на бег, потянулись в пристройку, откуда разлетался божественный фимиам. И войдя туда, застывали задумчивыми фигурами. Между плитой и духовкой ходил мрачный и небритый Рочен, а зелень для него, мученически глядя на собственные пальцы, резал еще более мрачный Герден.
  - Чего встали, как стадо баранов? - Нож в руке принца сверкнул острым лезвием. - Тайрес, иди сюда. Видишь, вот это - картошка. Знаешь, что с ней делать?
  - Ага... - Нож шустрой рыбкой нырнул в другие руки.
  - Тирен...
  - Я почищу лук и морковку!
  Скоро вся группа была припахана к делу. И уже через полчаса перед принцем и старым господином Който высилась горка оладий, а в стаканах стояла густая сметана. Остальные, чтобы лишний раз не попадаться на глаза все еще гневающемуся начальству, поели на кухне. Даже Салих, несмотря на свое высокое происхождение, помог Сэмпу вымыть посуду.
  После завтрака сытые и выспавшиеся мужчины расселись вокруг принца в библиотеке.
  - Где господин Рочен? - Холодно поинтересовался он у остальных. - Или прилипнув к милым его сердцу кухонным принадлежностям, он решил сменить специализацию?
  За доктора вступился Денки.
  - Он пошел мыться. Сказал, что Вы не переносите запаха пота.
  - Вашего, господин Дениэль, определенно не переношу. Итак, вернемся к заклинаниям. Для того, чтобы запечатать сильного духа, маги должны работать слаженными группами по трое, пятеро или семь человек. Вчера мы сделали ошибку, решив, что общая энергия должна передаваться кому-то одному из этой группы. Но это не так, поскольку подвести магию каждого отдельного индивидуума к общему знаменателю невозможно. Поэтому маги древности придумали простой и изящный способ решения проблемы. Они разработали заклинание сферического зеркала. Объясню, что это такое. Ведущий группы, обычно самый сильный маг, читает формулу его создания. Остальные направляют свою энергию в центр, где возникает узконаправленный мощный луч, поражающий неугомонного выходца из тонкого мира. Понятно, что угол поворота и направление задает ведущий. Сейчас мы с вами выучим вербальную часть, а также принципы наложения печатей. И чуть позже попробуем отработать нашу связку на пустыре за замком. О, господин Рочен! Приятно, что Вы все-таки решили к нам зайти. Я понимаю, что кастрюли и сковородки навеяли массу светлых воспоминаний...
  Увидев сжатый Роченовский кулак, Герден довольно ухмыльнулся.
  - Господин Рочен, вот тексты заклинаний, которые Вам надо выучить. Справитесь хотя бы к обеду?
  Денки злился за двоих. Да почему же этот... принц постоянно придирается к его лучшему другу, называя человека, который спас его жизнь и честь, бездарным простолюдином, подчеркивая, что всем остальным он - не ровня! И как у доктора только хватает терпения сносить его насмешки! Но, подняв глаза на Рочена, он увидел, как тот... улыбается.
  Все, вслед за промолчавшим господином Рейво, углубились в изучение бумаг. И первым, кто закончил их читать, был Салих. Бросив листы на стол, он сказал:
  - Я все запомнил.
  А вторым, кто поднял голову, был доктор. Потянувшись и зевнув, он положил свои распечатки на бумаги Салиха.
  - Я тоже.
  - Остальные? - Поинтересовался Герден.
  Мужчины посмотрели на него страдальческими взглядами, поскольку некоторые заклинания были длинными и зубодробительными.
  - Ну что ж... - Принц улыбнулся. - Тогда продолжайте учить. А мы спустимся вниз и немного потренируемся. Тот, кто будет готов, в любой момент сможет к нам присоединиться.
  
  Когда они втроем вышли на заросший пустырь за замком, Герден, высокомерно поведя горбатым, фамильным, носом дома Тэо, по сторонам, скептически посмотрел на заросли чертополоха и сказал:
  - Так не пойдет. Их надо убрать.
  - Может, покосить? - Любезно осведомился Рочен. - В здешней кладовке где-то завалялись ржавые косы. Как раз, под Ваш, господин Герден, рост. Уверен, сражение с травой будет еще одной выдающейся победой Его Высочества!
  - Плебейская тупость, каким только налетом учености ее не покрывай, все равно прорастает сквозь ее внешний лоск. Ау, господин Рочен, скажите, зачем мы сюда пришли?!
  Салих смотрел на них в глубокой задумчивости. Рочен никогда не позволял себе грубость и раздражение в общении с другими людьми. Но когда с ним заговаривал принц, доктор ощетинивался, словно ёж. А Гердену словно доставляло наслаждение его изводить. Но как тогда расценивать вчерашний разговор? Не могла же ему присниться просьба принца к Рочену посидеть рядом, пока тот не заснет!
  - Господин Салих! - Колючие глаза принца вернули молодого человека к действительности. - Надеюсь, Вы поняли мою идею?
  - Ваше Высочество хочет попробовать отработать заклинание зеркала на траве?
  - Именно. Я поставлю его над собой, а вы постараетесь одновременно наполнить чашу своей энергией. Как только увидите, куда я ее направил, читаете текст разрушения физической формы. Про пассы руками тоже не забывайте!
  Переглянувшись, Рочен и Салих пустили в ладони концентрированную силу, глядя, как Герден формирует магическое зеркало. Как только появилась его сфера и, сфокусировавшись на участке травы, замерла, они плеснули в нее своей магией и, снова переглянувшись, произнесли заклинание. Дальше им пришлось прикрыть глаза, поскольку энергия преобразовалась в струю яркого голубого пламени, прорезавшего в зарослях длинную и широкую полосу.
  - Неплохо. - Потер руки Герден. - Господин Салих, точность Вашего произношения меня приятно удивила. Господин Рочен... У Вас во рту - зубные протезы?
  Рочен промолчал, разглядывая туманные зубцы гор.
  Не дождавшись ответа, Герден предложил попробовать заклинание замка или, по-другому, печати.
  - Нужен движущийся фантом... - Задумчиво произнес он. - Господин Рочен, не хотите попробовать его создать?
  Тот дернул плечом, и тотчас вокруг них запрыгала трехметровая фигура, отдаленно напоминающая Гердена.
  - Неплохо. - Ухмыльнулся принц. - Ну что, господа, поймаем чертушку?
  Фантом словно почувствовал, что сейчас его станут ловить. Набрав скорость, он начал носиться по пустырю, иногда взлетая в воздух. Салих снова удивился: он ни разу не видел, чтобы доктор занимался прикладной магией, считая, что у того - определенная специализация. Но сейчас, глядя на кульбиты полупрозрачной фигуры, он с уважением взглянул на рослого светловолосого северянина. Тот перехватил взгляд и прикрыл глаза ресницами. Созданное Герденом зеркало вспыхнуло раскаленным золотом и закрутилось, пытаясь поймать в фокус вертлявый фантом. Едва заметная усмешка исказила губы Рочена, когда он увидел струйку пота, стекающего по виску Гердена. Но когда тот побледнел, он быстро перехватил поводок его заклинания и спутал своего призрака печатью. А потом все развеял. Герден медленно сел на землю, утыкаясь лбом в колени. Рочен подошел к нему и взял за руку, считывая состояние организма.
  - Какого лешего ты вмешался в мою работу?! - Тихим, но напряженным голосом, поинтересовался Герден, едва сдерживая бешенство. - Я тебя просил?!
  - Перерыв. - Рочен поднялся с колен. - Я приготовлю восстанавливающий силы отвар.
  - Ты слышал, что я сказал?! - Принц вскочил, сжимая кулаки. - Отвечай!
  - Угу. - Ответил Рочен. - Если бы я не перехватил поводок, Вы, Ваше Высочество, свалились бы замертво, и мне бы пришлось приводить Вас в чувство весь оставшийся день.
  - Это меня приводить в чувство?! Глупец! - Герден встал на цыпочки, и звонкая оплеуха обожгла щеку Рочена.
  - Премия. - Хмыкнул тот. - Благодарю за награду!
  - Ты мог не справиться с заклинанием. - Уже спокойно сказал Герден. - Боевые искусства тяжелы для людей с даром, подобным твоему.
  - Я справился. - Поклонился доктор, потирая место удара.
  - Вижу. Давайте продолжим с чертополохом.
  - Может, отдохнете? Физическое тело не так выносливо, как Вам кажется.
  - Закройте рот, господин Рочен!
  И отработка заклинаний продолжилась. Потом к ним присоединились господа Санс, Тайрес и Денки. За ними - Тейлин и Сэмп. Мощная энергетика Тэя позволила сделать процесс действенней и короче. Когда к ним подошли остальные, маги стали меняться, формируя сильные и слабые связки. Зеркало над собой, кроме Гердена, покрутили Тэй и Салих. Самым веселым моментом тренировки стал летающий дракон, созданный Тэем, которого остальные пытались поймать и запечатать. Заклинания и энергия магов буквально заставили искриться вечерний воздух.
  Рочен отошел от них и медленно двинулся в сторону служебного входа.
  - Ты куда? - Окликнул его смеющийся Ден.
  - Готовить ужин. - Спокойно сказал доктор.
  Герден посмотрел на удаляющуюся спину, но ничего не сказал.
  - Могу я ему помочь? - Спросил Салих. - Кажется, у меня не осталось сил, и очень хочется есть.
   - Идите. - Кивнул Герден, и только что блуждавшая по его губам улыбка померкла.
  Оперативники все еще прыгали, а он сел в сторонке, уже без интереса поправляя неверные пассы и произношение.
  
  Войдя на кухню, знакомую ему с детства, Рочен улыбнулся ей, как давнему и преданному другу. Когда-то она была такой оживленной... На помощников покрикивал отец. Зеленщицы и коренщицы весело болтали, стуча ножами по разделочным доскам. Толстый и добродушный дядя Вайтор потрошил рыбу... Нарядные подавальщицы в кружевных передниках нагружали подносы и приносили обратно грязную посуду. Теперь, кроме камердинера или, как он сам себя величал, дворецкого, здесь никто не появлялся. Рочен снял со стены блестящую большую сковороду и налил в нее масло. А потом достал еще утром сделанные рисовые биточки, фаршированные мясом и яйцом с зеленью. Если добавить в соус томатную пасту, в процессе приготовления они окрашивались розоватым оттенком. Включив плиту на разогрев, он повязал фартук и обернулся к шкафу, где стояли специи. Рядом с ним, в дверях, стоял Салих.
  - Еще полчаса и все будет готово. - Улыбнулся он молодому аристократу.
  - Могу я Вам чем-то помочь? - Спросил тот. - Вы нас кормите и обслуживаете, несмотря на то, что все остальные гораздо слабее и... проще, чем Вы.
  - Если пожелаете, господин Салих. Как смотрите на то, чтобы мы приготовили черничный пирог? Я случайно нашел три банки еще с тех времен, когда здесь творилась история.
  - А нам не приплохеет? - Салих с сомнением посмотрел на пыльные крышки.
  - Нет. Шкаф, где они хранились, магический. Поверьте, черника в медовом сиропе все еще хороша.
  - Тогда я согласен. - Салих тоже надел фартук. - Что мне делать?
  - Вот этот старый агрегат используется для вымешивания теста. Вашей задачей будет класть в него то, что он попросит. Видите в окошечке надпись? Я поставлю ингредиенты перед Вами. О, не забудьте разбить яйца. Со скорлупой в тесто их не кладут.
  - Я помню. - Усмехнулся аристократ. - Не поверите, но я тоже любил кухню нашего дома. Я умею готовить омлет, творожную и картофельную запеканку... Могу сварить суп. Но насколько он будет вкусным, сказать не берусь.
  - А я был сыном местного повара. Поэтому готовить умею с детства.
  - Но не любите, раз стали врачом?
  - Люблю. Но моя профессия мне тоже очень нравится. - Рочен приподнял сковороду и лопаточкой быстро перевернул розовые шарики. Убавив огонь, он прикрыл блюдо прозрачной крышкой. - Еще пять минут - и можно подавать на стол.
  - Запах... - Салих повел носом. - Изумительный. Кажется, у меня начинаются голодные спазмы!
  - Садитесь и поешьте тут. Думаю, принц не отпустит парней, пока не загоняет их до седьмого пота и кровавых соплей.
  - Это правильно. Когда начнется бойня, жалеть нас будет некому. Но я все-таки поем. - Согласился помощник, когда загрузил в тестомеску последний стакан муки.
   Рочен уже поставил в духовку огромный двухслойный пирог, когда Салих сыто откинулся на спинку стула.
  - Спасибо огромное!
  - Пожалуйста! - Тряхнул упавшей на глаза прядью волос повар. - Приятно, когда твой труд оценивают по достоинству.
  - Господин Рочен... Простите мое любопытство... Только мне показалось, что отношение к Вам принца Гердена выходят за грань дозволенного этикетом.
  - Этикет написан для мелких аристократов и простолюдинов. - Хмыкнул Рочен. - Так же, как и нормы морали. Что касается принца... Не обращайте внимания. В принципе, он умеет держать себя в руках. Просто еще не оправился после травм. Тело просит отдыха, а он, как всегда, пытается слишком много на себя взять.
  - Я не знал, что Вы с ним настолько близко знакомы.
  - Нет, господин Салих. Близко мы не знакомы. Но так получилось, что нити наших жизней с давних пор сплетены одним узором. Так бывает. О, пирог уже начал подниматься. Могу ли я попросить Вас накрыть на стол? Не люблю, когда на кухне много посторонних людей. Да и есть надо за столом, а не на ходу. Вы согласны?
  - Не хотите отвечать на неудобные вопросы?
  - Вы правы, господин Салих. Но на стол все равно нужно накрыть. Так что выбирайте: стол или пирог.
  - Нет уж, следите за пирогом сами! - Помахал руками Салих. - Не хочу, чтобы в меня кидали горелыми корками! Последний вопрос можно?
  - Задавайте.
  - Скажите... Мой брат Хайсо... Неужели это он? Не могу поверить, что чудовище, с легкостью убившее своих родителей - мой родной брат...
  - "Радуга" меняет человека до неузнаваемости. Душа Вашего брата покинула сферу нашего бытия. Помните, Вы сами ее отпустили. Но бездушное тело увлекают страсти мира желаний. Господин Салих, не думайте о нем плохо. Господин Хайсо Вас искренне любил. Когда все закончится... сходите в храм и закажите обряд очищения. Магия служителей Богов отличается от нашей. Если тело все еще будет живым, оно упокоится.
  - Но почему это случилось? - Салих шагнул к Гердену и взял его за руку. - Не понимаю!
  - Возможно, кому-то понадобился человек, близкий к принцу... Не могу сказать, господин Салих. Тело не ведает моральных ограничений, когда стремится к обозначенной кем-то цели.
  - Благодарю Вас! - Салих встал перед Роченом на одно колено. И в этот момент в кухню зашел Герден.
  - Браво! - Хлопнул он в ладоши. - Мы давно накрыли на стол и ждем ужин. А Вы... чем занимаетесь?
  - Ужином. - Рочен поднял сковороду и вытряхнул шарики в большую стеклянную кастрюлю. Подхватив ее за ручки, он подошел к принцу и протянул ему с поклоном. - Ваше Высочество! Все готово. Отнесите, пожалуйста, в столовую.
  И сунул ее в подставленные руки.
  - Я помогу. - Подошел к нахмурившемуся принцу Салих. - Она очень тяжелая.
  Прихватив ее с двух сторон, они вышли из кухни.
  - О чем говорили? - Герден даже не посмотрел в сторону Салиха.
  - О моем брате. - Ответил тот. - Никак не могу смириться с тем, что пережил.
  - Он - уже не твой брат. - Резко ответил принц. - Тупая кукла, в мозг которой заложили определенную программу.
  - Да... - Тихо ответил Салих. - Господин Рочен мне все объяснил. Когда Вы вошли, я благодарил его за то облегчение, которое он принес моему сердцу своими словами.
  - Аристократ высокого дома на коленях перед смердом. - Фыркнул Герден. - Он не стоит того, чтобы перед ним так унижаться!
  Салих промолчал. Но ему очень хотелось напомнить принцу о вчерашнем вечернем разговоре.
  Весь следующий день оперативники посвятили тренировкам. Они лихо ловили драконов, огненных бестий и быстро ставили печати. Под конец тренировки Герден объявил, что в основной группе ведущим будет он. А Салих, Рочен, Тайрес, и Санс - его донорами. Вторую группу он поручил вести Тейлину. К нему отошли Сэмп, Хэй, Денки и Тирен. На подхвате оказались самые слабые Тенс и Бирс - местный оперативник, который каким-то чудом уговорил принца взять его с собой. И вот, в тот самый час, который называют волчьим, самый темный из всей ночи, четыре аэромашины поднялись в воздух и нырнули в коридор, открытый над перевалом местной службой движения.
  - Мы ждем вас с победой... - Тихо шепнула дежурившая в ночной смене Алия.
  
  Глава четырнадцатая. Навстречу южному ветру
  
  Над пустынной равниной шел холодный осенний дождь. Уже около двух недель ясное небо прятали темные, напитанные влагой, облака, гонимые южным ветром к далекому, прячущемуся за горными хребтами, северному морю. Грунтовые дороги, соединяющие фермы и маленькие поселки с широкими каменными трактами, размыло вышедшими из берегов ручьями и реками. А урожай, который еще не успели собрать растившие его все лето люди, теперь гнил на полях, покрытых огромными лужами, похожими на озера. Деревья, страдая от переизбытка влаги, сбрасывали с ветвей коричневые листья. Страх и уныние царили в еще недавно процветающей стране. Полеты, в виду погодных условий, были отменены. Дороги стали непроезжими. Связь, обычно четко работающая даже при локальных сбоях природного фона, большую часть дня отсутствовала, появляясь лишь поздним вечером, да и то на пару часов. И все чаще среди новостных тем появлялись известия о странном моровом поветрии, поразившим провинцию Тамт. Говорили, что Его Величество лично, прихватив с собой гвардейцев и врачей, отправился разбираться с неизвестной хворью. Прогнозы были оптимистичными, но к провинции стягивали войска. Народ, мучимый неопределенностью, изо всех сил пытался поддерживать иллюзию прежней жизни. Однако, количество скупаемых в аптеках антистрессовых препаратов все время росло, поскольку стучать от страха зубами, накрываясь с головой подушкой, было слишком неудобно: дышать тяжело, да и близкие, страдавшие тем же, все равно смотрели косо. А еще с полок магазинов исчезли дешевые световые кристаллы. Поскольку они делались в Тамте, новых поставок ждать не приходилось, и люди берегли оставшиеся, выключая освещение как можно раньше. И тоскливыми мокрыми вечерами не только поселки, но и небольшие городки погружались в беспросветный мрак. Простолюдины, как всегда, терпели, уповая на Богов-покровителей, а некоторые аристократические семейства уже тихо роптали, задаваясь вопросом "о чем думает Король". Но Его Величеству было не до собственного народа. Ведь перед ним сияли горизонты бессмертной жизни... Осталось всего ничего: спуститься в расчищенную шахту и полить алтарь кровью замужней девственницы-хранительницы. Но любой, приблизившийся к дыре в холме человек, как и все предыдущие, падал замертво. Если труп не успевали оттащить маги в защитных костюмах, наутро от него оставались только белые кости. Уже три полка солдат, дежуривших в оцеплении вокруг холма, полегли от неизвестной болезни, начинающейся с покраснения глаз, и через пару дней заканчивающейся удушьем. Тогда Его Величество попытался загнать на холм магов. Но, после того, как двое из них тоже скончались, остальные, несмотря на высокую оплату, идти на него отказывались, а некоторые вовсе дезертировали, посчитав собственную жизнь важнее верности Королю и не нужной в тонких мирах сверкающей наличности. Тогда Король обратил свой величественный взор на побежденных хранителей дома Тэо. Плачущих детей и проклинающих дом Фортис женщин гвардейцы сбросили в штольню живыми, повязав каждому из них на шею маленький пузырек с жертвенной кровью в надежде, что хоть один из них разобьется вместе с телом об алтарь. Но толку от этого не получилось. К тому же, среди городских особняков и трущоб ищейки принца Корвеса никак не могли поймать след Райгена Тэо и его внучатого племянника, чудом сбежавших в ночь перед массовой казнью. И тогда задумчивый взор Короля упал на собственного сына, который, в надежде обрести бессмертие, отправился в Тамт вслед за отцом.
  - Скажи, Корвес, - обратился Исайтор к несколько похудевшему принцу, - почему твой старший брат Горес не поехал с нами вместе? Разве он не хочет жить вечно?
  - Он сказал, что обычная жизнь его устраивает и поставил гвардейские полки на границе с Тамтом.
  - Значит, отделился от собственной семьи, не желая постичь бесконечность вселенной? Жаль.
  - Решительно отделился. - Согласился Корвес. - Не думаю, что Вам удастся пройти сквозь готовые к вооруженному конфликту войска, чтобы достучаться до его занятого торговыми интересами сознания.
  - Тогда к алтарю, - Король смерил взглядом шестидесятилетнего Корвеса, - придется спускаться тебе. Не думаю, что дух-покровитель нашего дома сможет причинить потомку какой-либо вред.
  - Ваше Величество! - Глаза принца расширились от ужаса. - Разве можно так поступить с наследником, поддерживающим все Ваши начинания?
  - Если я буду жить вечно, - философски заметил Король, - зачем мне наследник? Как считаешь?
  - Нет... Я не хочу...
  - Ты станешь первым, кто откроет Фортисам путь в беспредельность. Подумай, как эпично это звучит! Я издам указ, и лучшие писатели, прикормленные нашим двором, прославят тебя в веках. Я горжусь твоей решимостью, мой сын! - Король положил старческую длань на плечо трясущегося от страха Корвеса. - Гвардейцы, возьмите его и помогите переодеться.
  С безопасного расстояния Его Величество Исайтор смотрел, как медленно шел к шахте в белом защитном балахоне его младший сын. Когда солдаты начали спускать клеть, тот встал на колени и начал молиться. Едва его голова скрылась под землей, Король дернул плечом.
  - Слабак!
  Однако, в этот день маги отметили резкие колебания магического фона, доходящие до пиковых значений. Король тут же объявил готовность, но магия, волнами разойдясь от холма в стороны, снова вернулась к привычным показателям.
  - Что не так?! - Разъяренно метался перед потупившими взгляды магами Король. - Если не придумаете, как снять печать, я лично скормлю каждого из вас восставшему духу!
  - Возможно, Ваше Величество, он уже проснулся и голоден? - Предположил один из них. Остальные посмотрели на говорившего, как на предателя. То есть, с затаенной ненавистью. Людям, немного разбирающимся в творимом тут безобразии, происходящее совершенно не нравилось, и они затягивали процесс, как могли.
  - Голоден? - Глаза старика просветлели. - Ему еще нужна кровь?
  Маги посмотрели в разные стороны.
  - Отлично! - Исайтор хлопнул в ладоши. - Пусть гвардейцы тащат сюда горожан. Установите на краю шахты плаху со сливом. Тела можно складывать сбоку. Все равно к утру от них ничего не останется!
  Маги поклонились и вышли из временного убежища спятившего старика. В эту же ночь трое из них бежали, миновав заградотряды. Но те, для кого собственное любопытство оказалось дороже чужих жизней, остались, чтобы довести грандиозный эксперимент до логического завершения.
  
  Четыре аэромобиля, поливаемые нескончаемым дождем, упорно двигались на юг, несмотря на порывы штормового ветра, плохую видимость и отсутствие привычных коридоров. Только навигаторский опыт Рочена и Денки, управляющих первыми двумя машинами, не давал им сбиться с пути и потеряться в многокилометровой облачности, придавившей центральные долины материка. Ведомыми шли Тайрес и Сэмп. Они прекрасно держали магический поводок, соединяющий их с лидерами.
  Когда за несколько часов до вылета пилоты думали, кому вести группу, Ден решил взять эту работу на себя.
  - Я - гонщик, и привык к изменениям трассы. Навигационные карты есть у всех. Маршрут мы расписали. Так что нет проблем.
  - Проблем, действительно, нет. У тебя. - Согласился Рочен. - Только помни, что теперь ты не один. Пожалуйста, не заставляй мою сестру расстраиваться.
  - Но у тебя... - Хлопнул ресницами Ден. - Есть...
  - У меня есть цель. И опыт. - Перебил его Рочен. - А еще - превосходный аэромобиль. Поэтому полетим парами. Первая: я и Тайрес. Вторая: Ден и Сэмп. Ден всегда видит меня, а я - его. Остальным подвесим поводки. Не важно, что они магические. Магии вокруг с избытком. Главное, чтобы нас не заметили обычные системы слежения. Поэтому пойдем ночью и в тучах. А перед стартом всем слабым на голову дам пилюли от укачивания, поскольку воздушные ямы и горки станут нашим любимым развлечением на пути к Тамту.
  Как только подошло время вылета, рядом с Роченом уселся Герден.
  - Что? - Синие глаза, сощурясь, посмотрели в голубые.
  - В первой машине - опасней всего. - Предупредил доктор.
  - Неужели Вы, господин Рочен, так боитесь сидеть рядом со мной?
  Пилот фыркнул и запустил маневровый двигатель. Когда остальные заняли места и пристегнулись, Рочен убрал общий свет и, пробежав пальцами по клавиатуре, включил прогрев основного. Как только он вышел на стартовую мощность, доктор положил ладонь на рукоять ручного управления. Поверх ее легли холодные пальцы Гердена. Повернув голову, Рочен удивленно приподнял брови. Синие глаза принца в темноте, подсвеченной приборами, казались черными, как и его волосы.
  - Хочу пожелать нам удачи... - Тихо сказал Герден. - Мы должны справиться. Согласен?
  - Справимся. - Кивнул доктор. - Будущий Король должен верить в победу.
  - А его подданный должен верить в своего будущего Короля. - Принц убрал руку. - Чего сидишь? Взлетай.
  ...Четыре машины легкой стайкой неслись с севера на юго-восток. Туда, где решалась судьба если не всего мира, то людей, живущих на этом континенте.
  В это же самое время по опушке леса недалеко от Кэно ходил Тамил, нетерпеливо поглядывая на часы. Под деревом неподвижно сидел его дядя и главный хранитель Райген.
  - Мне кажется, или они запаздывают? - Тамил остановился напротив Райгена. Тот поднял руку и тоже посмотрел на часы.
  - До рассвета остался час. - Он неторопливо поднялся и отряхнул подол плаща. - Пора раскладывать посадочные огни.
  И выкошенная обычной косой поляна украсилась посадочным прямоугольником фонарей, посылающих ярко-красные лучи четко в небо.
  - Как думаешь, они не промахнутся?
  - Думаю, ты должен успокоиться. Принц Герден - настоящий Тэо. Если он берется за дело, то доводит его до конца.
  - Вот только с женитьбой промахнулся. - Ядовито заметил Тамил. - Наверняка метил стать жрецом. Да только любящий дедуля подсуетился чуть раньше.
  - Герден молод и нетерпелив. А мудрость приходит с возрастом.
  - Да он почти мой ровесник! - Возмутился Тамил. - Каких-то пять лет разницы!
  - Все дело - в поставленной перед самим собой задачей. Кем ты хотел стать? Тихим отцом семейства, согласным на вторые роли?
  - Ну... я всегда помогал тебе во всем!
  - А Герден заставлял служить себе. Чувствуешь разницу?
  Тамил скрипнул зубами и промолчал. Но Райген вдруг поднял глаза к небу.
  - Это они! - На губах сурового мужчины появилась счастливая улыбка.
  Аэромашины, словно по крутой горке, скатились с небес и, у самой земли синхронно выполнив вираж, замерли, гудя маневровыми двигателями, под кронами лесных великанов. А потом из отъехавших в стороны дверей стали выпрыгивать одетые в серо-зеленый камуфляж люди. Бросая любопытные взгляды на поляну, где быстро гасли собираемые обоими Тэо прожектора, они разгрузили багажные отсеки, повесив на плечи снаряжение. Когда Тамил и Райген с тяжелыми сумками вернулись с поля, машины уже были спрятаны и замаскированы. А впереди молчаливой кучки мужчин стояли принц Герден и Салих Токо.
  - Спасибо, что откликнулись на нашу просьбу. - Первым свою ладонь протянул Райген. Принц и Салих коснулись ее отработанным до мелочей аристократическим приветствием. Хмурый Тамил молча кивнул прибывшим.
  - У вас есть помещение, где бы я мог расположить своих людей? - Спросил Герден. Тамил пробежал взглядом по лицам: с Герденом прилетели сотрудники службы безопасности его собственной провинции! Но только теперь они подчинялись приказам принца.
  - Да, конечно. - Кивнул Райген. - Мы заняли пустой дом на окраине города. Он полуразрушен и выглядит непрезентабельно. Но подвалы с подземными ходами в нем очень хороши.
  - Отлично. - Кивнул принц. - Салих - за мной, Рочен - замыкающим.
  "Непримиримый враг Гердена тоже здесь?!" - Тамил посмотрел на высокую фигуру, вставшую в конце их цепочки. Когда группа двинулась вперед, он почувствовал легкую природную магию, восстанавливающую примятую ими траву. Кажется, та полянка, где приземлились аэромобили, тоже начала стремительно обрастать.
  Райген шел первым, заодно рассказывая Гердену о сложившейся ситуации.
  - У Исайтора был четкий план с указанием входа в штольню и спуска в шахту, ведущих к камере, где запечатан дух. Сначала солдаты начали ковырять штольню...
  - Но почему вы ничего не предприняли? - Спросил Герден. - Ведь в провинции есть свои гвардейцы!
  - Все произошло слишком неожиданно. Мы не думали, что у Короля поднимется рука на родную кровь... Но он слишком хочет жить, чтобы обращать внимание на подобные мелочи.
  - Никого из дома Тео и Токо, кроме нас двоих и моего сына, в живых больше нет. - Поравнялся с Герденом Тамил.
  - Соболезную. - Ответил принц. - Но что там произошло со штольней?
  - Мы точно не знаем, но они выпустили из подземелий какую-то заразу. На холме без защитных костюмов находиться невозможно. В городе тоже многие больны или мертвы. Говорят, мор распространился до северных границ.
  - Понятно.
  - Дух проснулся. - Откуда-то сзади раздался голос Тэйлина. - Он голоден и зол. А еще хочет сорвать печать.
  - Плохо. - Герден увернулся от сучка, отпущенного прошедшим под ним Тамилом. - Получается, перед нами стоят две задачи: создать защиту от неизвестного заболевания и усыпить духа, запечатав покрепче.
  - Не знаю, - вздохнул Райген, - способна ли на такое столь малая группа людей. Король положил около трех сотен человек, чтобы пробиться к камере. Осталось только смочить алтарь жертвенной кровью, и последняя печать слетит сама. А дальше... даже и не хочется думать о том, что будет.
  - Пока этого не случилось, не стоит рассматривать возможное будущее. Мы уже в городе? - Герден заметил крыши строений.
  - Да. Нам осталось совсем немного.
  - Скажи, родственник... У тебя есть план подземелий холма, аналогичный королевскому? Должен быть. Ведь ты - хранитель.
  - Не хочешь называть меня отцом? - Усмехнулся Райген. - Действительно, я тебя не воспитывал...
  - И не придется. Вопреки всему, мне удалось вырасти самостоятельно. Так что там с планом?
  - Я нарисую его по памяти.
  - В экране с точной привязкой к земным координатам. - Сказал Герден. - Мне нужно знать абсолютно все: глубину, ширину, ловушки... Ваша зараза, скорее всего, была одной из них. Почему ты, хранитель, о ней ничего не знаешь?
  Райген пожал плечами.
  - Мы пришли. - Тамил протянул руку к дому с обвалившейся крышей. - Ступайте за мной по одному.
  Уже через несколько минут вся группа сидела в подвале на ящиках, в которых раньше перевозили вино. Они были низкими и длинными.
  - Неплохие кровати. - Ухмыльнулся Тайрес. - Отличный отдых для измученного ношей позвоночника! А если перевернуть - сойдут за место последнего упокоения.
  Герден взглянул на Тая так, что тот покраснел и молча сел рядом с Салихом, который сразу прислонился к его плечу.
  - Тебе нехорошо? - За ними опустился на доски Рочен.
  - Просто... тяжело. - Благодарно посмотрел на доктора побледневший аристократ. - Снова мысли...
  - Работу все равно нужно сделать. Держи пилюлю и положи под язык. Она придаст тебе сил.
  - Спасибо! - Поблагодарил вместо Салиха Тайрес.
  - Что вы там шушукаетесь? - Услышал их тихий разговор Герден. - Господин Санс, достаньте еще пару светцов. Я хочу видеть каждого. Тэйлин, Сэмп... Мне нужен экран. А еще мне нужны господа Санс и Рочен. Тамил... мои люди летели всю ночь, и теперь должны спать на голых досках?
  Пока Тамил, Тирен и Бирс ходили куда-то наверх за матрасами и одеялами, Райген нарисовал для Гердена подробную схему.
  - Вот, значит, как... - Сказал тот, нагнувшись над экраном. - Я понял, что пробивать начали от подножия холма? Там, где река делает поворот? Теперь ясно, почему зараза распространилась так быстро. Рочен, что скажешь?
  - Вода. - Кивнул тот. - Ей умываются, стирают белье и пьют. В верхнем течении, скорее всего, люди здоровы. Я возьму пробы. У меня есть замечательный портативный анализатор и небольшая к нему программка... Господин Райген, я так понимаю, отсюда до реки недалеко. Господин Герден, не возражаете, если я прогуляюсь к ней прямо сейчас?
  - Мы прогуляемся туда вместе. Но чуть позже. Господин Райген, что еще нам нужно знать?
  Уставшие оперативники давно спали, когда Герден выспросил у Райгена все, что тот мог рассказать.
  - Тогда завтра днем мы отсыпаемся и делаем экспресс-анализ воды... Кстати, местный колодец с рекой не сообщается? Нет? Родственник, Вы меня утешили. Плитки и продукты на несколько дней у нас есть. А ночью, как только активность стражей пойдет на спад... Откуда завтра ветер? Снова южный? Не страшно. Если появится возможность, распылим подавляющее инфекцию вещество над холмом. Как? Магической птичкой. Разработка техномагов. Поднимает в воздух несколько килограмм груза и может совершить несколько примитивных действий, заложенных программой. Все, Райген, я рассказал достаточно. Идем, Рочен. Не забудь взять фильтры и перчатки.
  - А вы не заблудитесь? - Все-таки спросил Тамил. - Не хотелось бы искать вас под светом утренней зари.
  - Нет. - Коротко ответил доктор, собирая заплечный мешок. - Ваше Высочество, может, останетесь и отдохнете?
  - Мне проще, господин Рочен, проконтролировать Ваши действия сейчас, чем потом беспокоиться из-за того, что в отряде отсутствует врач. Последний вопрос: где вас, господа, завтра искать? Предполагаю, вы прячетесь в другом месте.
  - У знакомых. - Переглянувшись с Райгеном, сказал Тамил. - Через шесть часов мы вернемся. Вам что-то нужно?
  - Спасибо, ничего.
  Выбравшиеся из узкого лаза четыре темные фигуры посмотрели в посветлевшее небо и разошлись в разные стороны.
  - Я пойду первым. - Сказал Герден. - Мне в этом городе известен каждый уголок. Все-таки, здесь я вырос.
  Рочен молча встал за спиной принца.
  - Почему ты не спросишь у меня про Райгена? - Поинтересовался идущий впереди принц. - Наверняка, ты удивился, что маг-отец, живущий во времена моего детства рядом с сыном, не почувствовал родственной энергетики.
  - К чему мне интересоваться твоими семейными узами, которые тебе самому не так уж и важны? - Ответил Рочен.
  - Ты прав. Мне все равно, что случится с Тамилом или Райгеном.
  - Тогда зачем спрашиваешь?
  - Хочу услышать твой голос. - Рочен увидел, как голова Гердена слегка обернулась. - Я рад, что ты отправился с нами.
  - Хотел сказать, с тобой? - Рочен вслед за Герденом пролез в дыру в заборе, с удивлением обнаружив тропу в ежевичных зарослях. - Если честно, меня не волнует, что случится с твоей персоной. Но монстра в нашем мире быть не должно.
  Герден остановился и посмотрел на серое, в серых сумерках, спокойное лицо Рочена.
  - Почему ты думаешь только о Лайсине? Чем человек, который так легко подстраивается под сильного покровителя, лучше меня? Разве он когда-нибудь знал, что такое равнодушие или ненависть? Быть может, кто-то ловил его в темных углах и бил только из-за того, что по дворцу ходили слухи о том, что он развращен собственной матерью? Рочен, у него было все: друзья, любовь близких, вкусная еда... - Герден подошел к Рочену вплотную и, подняв голову, посмотрел в холодные голубые глаза. - Скажи, почему все готовы защищать и утирать слезы этому слабохарактерному глупцу, и никто не скажет доброго слова тому, кто в нем нуждается?
  - Ты не нуждаешься в утешении, Герден. И оттолкнешь протянутую к тебе руку. Лайсин искренне хотел тебе помочь, щедро делясь дружбой и преданностью. Чем отплатил ему ты? Издевательствами над его телом и психикой? Иди вперед. Скоро станет совсем светло, и нас могут увидеть.
  Синие глаза Гердена вспыхнули ненавистью. Размахнувшись, он ударил Рочена кулаком по губам.
  - Вот они, твои истинные чувства. - Усмехнулся доктор, слизнув выступившую кровь.
  - Заткнись! - Принц развернулся и, упрямо нагнув голову, быстро пошел вперед.
  Где-то метров через сто он обернулся и буркнул:
  - Надень защиту!
  Рочен молча подчинился, заодно вытащив из заплечного мешка большой шприц для забора воды и резиновые перчатки.
   Когда они вышли к берегу, доктор поморщился: на заиленной береговой кромке рос тростник, и до свободной воды было далеко.
  - Здесь поблизости есть чистый спуск к воде? - Спросил он принца. Тот повернул голову, закрытую капюшоном и лицевым фильтром.
  - Раньше там, - он посмотрел влево, были длинные мостки. - Взглянем?
  Рочен кивнул головой.
  В сорока шагах, действительно, обнаружилась шаткая конструкция из подгнивших досок, уложенная на вбитые в стародавние времена сваи. В их конце виднелась чистая вода и болталась на привязи лодка.
  - Давай. - Протянул руку Герден.
  - Что?
  - Не будь идиотом. Ты - крупный и тяжелый. Здесь не пройдешь. Я сам возьму пробу. Другого, крепкого и свободного, спуска здесь нет.
  Подумав, Рочен вытащил из кармана пенал. Открыв его крышку, он достал шприц и отдал его принцу.
  - Переживаешь? - Ехидно поинтересовался тот и, не дожидаясь ответа, легко побежал по шатким мосткам, похожий на канатоходца, балансирующего над пропастью.
  - Глупец! - Неожиданно вырвалось у доктора. Действительно, он переживал, поскольку доски выглядели абсолютно ненадежно. А если Герден свалится и отравится водой? Смысл их безумной поездки терялся, поскольку уровень его магических сил был сопоставим с силой всей команды.
  Но вот темная гибкая фигурка опустилась на колени и нагнулась к воде. А потом, выпрямившись, стремительно двинулась обратно. Рочену показалось, что за его спиной развеваются темные крылья...
  - Чего застыл? - Герден сошел на землю и протянул заполненный прозрачной водой шприц. - Тебе ведь это было нужно? Бери!
  Убрав шприц в пенал, а пенал - в рюкзак, доктор закинул его за спину.
  Убедившись, что все в порядке, Герден развернулся и быстро пошел обратно, выбирая в перекрестьях тропинок нужную, ведущую к их временному пристанищу.
  Увидев первые дома, вспотевший от быстрой ходьбы в гору Рочен с облегчением стянул перчатки и фильтр. Перед тем, как нырнуть в ежевичные заросли, Герден обернулся и с презрением взглянул на мокрое лицо доктора. Казалось, он хотел что-то сказать, но передумал и еще быстрее зашагал вперед.
  В подземелье было прохладно и тихо. Все спали. Но на ящиках, дожидаясь возвращения важных членов команды, сияли теплым желтым облаком пирамидки светцов.
  Рочен сразу полез в коробку с оборудованием, а Герден, отыскав угол потемнее, оттащил туда матрас и лег на него, накрывшись с головой своей курткой.
  Когда процесс разложения воды на составляющие ее вещества был запущен, а подключенный к прибору экран начал рисовать разноцветные кривые, Рочен зевнул и, умывшись, потер слипающиеся глаза. Надо было найти свободный матрас. Но, похоже, парни просчитались, и ему ничего не осталось. Совсем уже решившись потеснить блаженно улыбающегося Дена, Рочен случайно зацепился за металлический угол поставленных друг на друга ящиков и упал на колено. Прошипев нечто непечатное, он встал, рассматривая громоздкую пирамиду. И за ней вдруг увидел два положенных рядом матраса и свернувшийся на одном из них черный кокон.
  - Два раза дурак. - Покачал доктор головой. Опустившись на свободный матрас, он с наслаждением расшнуровал высокие ботинки, а потом, растянувшись во весь рост, положил руки под затылок. Когда его дыхание стало размеренным и сонным, черный кокон развернулся и осторожно подвинулся к Рочену. Опершись на локоть, Герден посмотрел на усталое лицо с морщинками около глаз и рта.
  - Сам дурак! - Тихо сказал он и, вздохнув, пристроился спиной к теплому боку Рочена.
  А тот, словно почувствовав что-то, повернулся и опустил тяжелую руку на плечо Гердена, крепко прижав его к себе.
  
  Как ни странно, доктору хватило всего четырех часов сна, чтобы выспаться. Тряхнув головой, он посмотрел в залитый тусклым светом подвал сквозь упавшую на глаза челку.
  - Вернемся, обязательно подстригусь. - Пообещал он сам себе и, надев высохшие ботинки, сразу направился к экрану. - Ну-ка, что у нас тут? Какая прелесть... И где тут магия? Может, духа в той шахте тоже нет?
  На его плечо мягко опустилась узкая ладонь. Рочен вздрогнул: никаких шагов он не слышал, но точно знал, кто стоит за его спиной.
  - Дух существует... - Голос Гердена был глухим и сонным. - Я все время чувствую его нетерпение и азарт. А еще...
  Рочен поднял голову и посмотрел на освещенное экраном лицо с резкими черными тенями.
  - Еще он не станет слушать ничьих желаний. - Закончил мысль Герден и убрал руку с чужого плеча. - Я хочу есть. А также знать, что обозначает вот эта жирная загогулина.
  Указательный палец принца был направлен в экран.
  - Скорее всего, склеп или пещера, куда заточили духа, изначально была сырой. Влага подземных источников и тепло, исходящее от духа, сделали ее идеальным местом для грибных колоний. Наверно, читал, растут в шахтах такие поганки... У них очень ядовитые споры. При попадании на слизистые поверхности человеческих органов дыхания вызывают сильную аллергическую реакцию. Если ее не убрать, дело заканчивается отеком гортани или легких. Страшная смерть от удушья.
  - Полагаю, ты раздашь нам специальные таблеточки? - Герден сел на ящик, стоящий рядом и случайно коснулся коленом плеча доктора. Тот подвинулся. Но колено коснулось его снова.
  - Я сделаю вам специальные укольчики. - Ухмыльнулся Рочен. - По пять кубиков каждому в мягкое место. Но защита все равно нужна.
  Он думал, что Герден снова скажет какую-нибудь гадость, но тот, расставив ноги и положив на колени локти, не отрываясь и не мигая, смотрел в экран.
  - Ты чего? - Испугался Рочен. - Что-то болит?
  - Душа. - Ладонь принца снова оказалась на его плече. - Скажи мне, доктор... Почему одни люди так легко подчиняются другим? Почему солдаты, зная о том, что умрут, продолжали копать этот чертов склеп, пока он не обвалился? Почему все слушают приказы этого полоумного старика? Рочен, он - обычный, не владеющий магией человек. Но почему слово "Король" заставляет цепенеть сердца и отбивает всякую охоту думать?
  - Так устроен мир. - Рочен попытался скинуть с себя ладонь, но она сжалась в кулак, прихватив через одежду кожу на плече. - Больно же!
  - Удивительно, да? - Спросил Герден тем же тоном. - Я делаю тебе больно. Унижаю на глазах других людей. А ты терпишь. Это потому, что я - принц?
  - Нет. - Ответил Рочен и положил свою руку на кулак, который медленно разжался. - Мы делаем одно дело, и я не хочу с тобой ссориться, роняя твой авторитет в глазах твоих подчиненных. Но когда все закончится, я снова уйду работать в госпиталь. Не думаю, что мы когда-нибудь снова встретимся.
  - Но почему они послушно идут убивать или погибать? - Продолжил размышления принц. - Неужели воля человеческая настолько слаба?
  - Нет, Герд. Человек хочет жить. Этот принцип заложен в нем Богами, поместившими душу в физическое тело. Но... человеку проще не сопротивляться превосходящим его одинокое сознание силам. Когда перед ним встает выбор, он всегда делает его в пользу коллективного разума. Ответственность за свою жизнь и поступки - очень тяжелое бремя. Поэтому люди сбиваются в стаи по интересам, предоставляя принятие решений вожаку или их небольшой группе. Разве одинокий человек, которому отдавили в транспорте ногу, может убить? Конечно же, нет! Это противоречит известным с детства нормам морали и букве закона. Но если его сделать гвардейцем и дать в руки оружие... Думаешь, он станет колебаться, расстреливая женщин и детей вероятного противника? Не-ет! За него уже подумали и приняли волевое решение. Его совесть спокойна, а сознание получает яркие эмоции, возбуждаясь реками крови. Знаешь, почему солдат, участвовавших в войнах, часто срывает в мирной жизни? Теперь им запрещено делать то, что раньше поощрялось. Тело не ощущает того прилива сил, к которому пристрастилось. Герд... Весь мир пронизывают волны энергий. И каждый из нас подпитывает ими свою ауру. Тот, у кого с рождения потенциал был выше, берет от жизни больше. А слабые... они, словно мелкая рыбешка вокруг акул, питаются перепадающими им крохами чужих трупов.
  - Ты слишком сконцентрировался на теме. - Голос принца стал холодным, а рука выскользнула из пальцев Рочена. - Она тебе близка? Ты снова сравнил меня и Лайсина?
  - Даже и не думал. - С досадой сказал доктор. - Извините, Ваше Высочество, забыл, с кем говорю.
  Вытащив из недр прибора контейнер с водой, он осторожно поставил его в герметичный пакет. Там же лежал шприц.
  - Надо выбросить. - Сказал Рочен и обернулся.
  На него смотрели Тайрес, Салих и Санс.
  - Слишком громко говорю? Простите. - Сложив экран и прибор в коробку, он поднялся. - Вернусь, разогрею всем завтрак.
  Подхватив пакет, он выбрался на воздух. Можно было бы сжечь зараженные емкости. Но черный дым могли увидеть те, кому поручили наблюдение за городом. Забившись в кусты за домом, он положил пакет в какую-то нишу и достал сигареты. В отличие от пластика, табак тлел почти незаметно. Затянувшись, он оперся затылком о полуразрушенную стену и посмотрел в серое небо, моросившее редким дождиком.
  - Ты в порядке? - Рядом с ним сел на балку Ден. - В подвале стояла такая тишина, что я проснулся. Тайрес сказал, что ты на улице.
  - Ага. Успокаиваю нервы.
  - Прости, но я слышал, о чем ты говорил с принцем.
  - Извини, не думал, что получится так громко.
  - Нет... Ты говорил тихо. Но от твоих слов все проснулись. Брат... почему так?
  - Ты спрашивал, где я так хорошо научился летать.
  - И ты говорил про какие-то курсы и связи... Отмазался.
  - Помнишь волнения восьмилетней давности в западной провинции? Ее глава хотел самостоятельности и требовал у нашего монарха признать его государственный статус. Туда ввели войска. Я, как врач, должен был отслужить несколько месяцев для получения степени в любых войсках. Летать я умел, поэтому выбрал небо. Ден, я провел на войне полтора года. - Рочен взял еще сигарету. - Я не убивал, но вывозил под огнем наших раненых, потом оперировал. Чтобы выжить, пришлось учить фигуры высшего пилотажа.
  - Вот как?
  - Аристократов среди нас не было. Но я видел, как меняются люди. Тихие и незаметные в обыденной жизни личности на моих глазах становились кровавыми маньяками, забирающими энергию у тех, кто не мог за себя постоять. Хотя, вру. Убивал. Один из наших... вот такая крыса... ходил по городу, выискивая раненых. Какое же удовольствие он получал, добивая их ножом! Правда, получалось у него не сразу.
  Рочен вытянул полсигареты. Серый пепел ссыпался ему на колено.
  - Извини... - Как-то смешался Денки.
  - Не за что. Тогда было очень трудно. Я много оперировал и мог отказаться от вылетов. Но, как покорный баран, продолжал собирать таких же баранов. Степень... Вернувшись, я повесил сертификат в своем туалете. Идем, надо разогреть завтрак и покормить людей.
  - Теперь я понимаю, почему ты такой молчун.
  - Не понимаешь.
  Бросив окурок, Рочен рыбкой нырнул в лаз. За ним туда же протиснулся Ден. А за стеной, глядя на плачущие каплями дождя листья, стоял Герден.
  
  Глава пятнадцатая. Возрождение духа
  
  Оперативники успели позавтракать, обсудить местную "инфекцию" и получить от доктора профилактический укол, когда к ним вернулись Райген и Тамил.
  - Утром я наблюдал за холмом... - Начал рассказывать Тамил.
  - Не ты. - Перебил его Герден. - У вас в городе работает организация сопротивления. Скорее всего, состоящая из твоих же бывших оперативников. Ты им рассказал о нашем визите?
  Тамил покраснел.
  - Значит, нет. - Сделал вывод принц. - Почему? Хочешь присвоить лавры победителя, загребая жар чужими руками?
  - Это не так! Дядя Райген!
  - Мальчика обидели. Родственник, утешь его самолюбие, иначе он сорвется на ком-нибудь из подчиненных. Итак, мы закончили на том, что некий оперативник наблюдал за холмом. Что он видел?
  - Герден... Тамил... Не ссорьтесь, пожалуйста. - Мягко сказал Райген. - Нас, Тэо, осталось всего четверо.
  - Но кто-то хочет стать единственным. - Не удержался Герден. - Так что было на холме? Праздник под шаманский бубен?
  - Они снова спускали вниз солдат.
  - Хорошо. Тамил, в каком состоянии горизонтальная штольня?
  - Солдаты ставили крепи. Но грунт со стороны реки рыхлый, поэтому произошел обвал. Сколько там рухнуло земли, сказать не могу.
  - Ясно. Значит, придется спускаться через шахту...
  - Но как? Не спасают даже костюмы биозащиты.
  - Господин Рочен, объясните.
  - Внутри пещеры - множественная грибница семейства лепиотов. Скорее всего, какой-то измененный условиями размножения и многовековой адаптацией к темноте и сырости подвид. Падая со стен, споры и тела образовали толстый пласт токсичного грунта. Вскрытая штольня дала возможность местным подземным ручьям, проходящим через этот слой, вылиться в реку. Множественные случаи поражения ЦНС и органов дыхания у людей, живущих ниже по течению, подтверждают мое заключение.
  - Значит, вода, а не воздух? Но почему умирают солдаты, копающие шахту сверху?
  - Споры.
  - А кости?
  - Возможно, по соседству живет кто-то очень голодный и не боящийся аллергена. Например, стая термитов или мутировавших за века крыс.
  - А если влить туда жидкий огонь?
  - Река, в любом случае, загрязнится еще больше. Если только высокотемпературный микровзрыв... А так - прививайтесь от аллергии и не пейте из реки.
  - Ясно. Странно, что никто до этого не додумался. - Сказал Тамил. - Что собираетесь делать?
  - Отсидеться до ночи, а потом сходить на разведку. Пока мы точно не выясним, как, у кого и сколько, ничего предпринимать не станем. - Ответил Герден.
  - Тогда мы пойдем? - Посмотрел на Райгена Тамил.
  - Идите. - Разрешил Герден. Ждем вас не ранее завтрашнего утра.
  Как только дядя и племянник ушли, Санс посмотрел на принца.
  - Нам нужно подыскать другое убежище.
  - Согласен. - Сказал Рочен. - Мне не понравился оценивающий взгляд младшего господина Тэо.
  - Хорошо. - Поднялся Герден. - Я и Санс - первая группа. Тайрес и Салих - вторая, Тэй и Сэмп - третья... Кто еще чувствует подземные пустоты? О, Бирс! Неожиданно. Возьмите с собой Дениэля. На все - три часа. Остальным - выставить наблюдение и собрать вещи. Рочен! Обед и ужин у нас будут в новых апартаментах.
  
  В гостиную единственного, оставшегося целым, особняка на склоне холма, вошел не скрывающий улыбки довольный маг.
  - Ваше Величество!
  - Ну? - Король отвлекся от книжки с красотками. Еще немного, думалось ему, и он снова почувствует мужскую силу. Красавицы всего мира захотят стать для него желанными...
  - Пришел Тамил Тео и хочет рассказать, как легко и просто избавиться от болезни. Он даже согласился спуститься вниз для проведения работ.
  - Да-а? - Король заинтересованно посмотрел на мага. - Значит, какой-то никчемный Тео решил задачу, которая оказалась вам не по силам? Спрашивается, за что я плачу деньги куче дармоедов? Приведите его!
  В гостиную, сбросив с себя чужие руки, зашел Тамил и поклонился Королю.
  - Ответь мне на один вопрос, Тео... - Исайтор задумчиво прищурил один глаз. - Что ты хочешь? Умереть? Отомстить? Чего-то получить в награду?
  - Ваше Величество! - Тамил упал на колени. - Конечно, я хочу получить от бессмертного Короля награду.
  - Какую?
  - Провинцию Сенко. Взамен я готов уничтожить заразу и даже спуститься в шахту. Ради этой провинции я сделаю все, что Вы скажете!
  - М-м-м... Лайсин Който, полагаю?
  - Да. - Тамил опустил черноволосую голову и покраснел. - Южному мужчине стыдно признать, что дороже жены и детей для него - другой мужчина. Я люблю Лайсина Който и остаток жизни хочу провести вместе с ним.
  - Какое яркое заявление... Настолько яркое, что мне верится в его искренность. И что же ты хочешь сделать?
  - Просто разрешите спуститься в шахту и дайте мне кровь. Дух станет Вашим!
  - Что ж... Если ты сам хочешь сунуть голову в пасть льву... не мне тебя отговаривать. Но если ты попытаешься сам командовать духом... - Король привстал с кресла, уронив книжку. - Пожалуй, пошлю с тобой пару магов. Чтобы проконтролировать процесс.
  - С огромным удовольствием возьму их с собой. - В глазах Тамила читалось неприкрытое обожание. - К тому же, дух дома Фортис не станет слушать постороннего человека. Пусть даже родственника.
  - Тоже верно.
  Король хлопнул в ладоши. Когда внутрь гостиной зашел слуга, Исайтор спросил:
  - Сколько сейчас времени?
  - Около одиннадцати вечера, мой лорд.
  - Пусть готовят защитные костюмы для магов, этого деятеля и меня. Я буду смотреть.
  - Это может быть опасным... - Боязливо покосился на Тамила слуга.
  - Это может быть опасным? - Приподнял бровь Король, глядя на сына дома Тео.
  - Ни в коем случае! - Заверил Тамил. - Ведь в моих интересах остаться в живых!
  - И то верно...
  
  Райген, встретившись на территории города с одним из оперативников, вернулся в дом, который они занимали вместе с Тамилом и его маленьким сыном. Мальчик лежал в кровати и тихо спал. Тамила нигде не было видно. Походив из комнаты в комнату, Райген снова вернулся к малышу. Наклонившись над кроваткой, чтобы поправить одеяло, он увидел вставленный между подушкой и спинкой кровати конверт. Удивившись, он вытащил оттуда лист бумаги.
  "Добрый вечер, дядюшка Райген. Прости, что не хватило смелости поговорить с тобой лично, поскольку ты счел бы меня сумасшедшим. Хотя... так оно и есть. Прошу, дочитай письмо до конца и сделай так, как я прошу. Сегодня, выслушав господина Рочена, я понял, как нам добиться желаемого. Поэтому, прихватив заряд, я направляюсь к Королю. Надеюсь, что смогу уговорить его спустить меня в шахту. Да, Райген. Я понял, как достойно закончить свою никчемную жизнь. Прости, что оставляю на тебя своего сына. Воспитай его настоящим хранителем. Еще раз прости.
  Теперь излагаю план. В одиннадцать вечера я буду у Короля. Он меня примет. Хотя бы из любопытства. Также из любопытства он пойдет смотреть на мое пиротехническое шоу. Предупреди Гердена и его группу, чтобы к полночи были готовы. Я тоже чувствую, что печать будет вот-вот сорвана. Но упаси Боги их взбираться на холм. Пусть ждут внизу.
  Еще раз прости, но именно мы, Тэо, виноваты в том, что холм заразил такое количество людей. Согласись, с этим нужно покончить как можно скорее.
  Твой ненормальный племянник, снова позавидовавший Гердену".
  - Идиот! - Выругался Райген и посмотрел на часы. До момента взрыва оставался ровно час.
  Схватив на руки малыша, он укутал его в одеяло и отнес на соседнюю улицу к надежным людям, а сам, набросив капюшон и опустив лицевой фильтр, побежал к подвалу дома, где размещалась группа Гердена. Но подвал неожиданно оказался темен и пуст.
  - Черт! - Райген поднял защиту и попытался просканировать местность, которая отозвалась светящимися глазами гуляющей кошки и шорохом ужа, забившегося в мышиную нору. - Боги! Как все не вовремя! Герден... где ты?!
  - Здесь. - Вышла из-за стены худощавая фигура его сына. - Мне захотелось увидеть, кто придет. Получается, мы ошиблись в намерениях твоего племянника.
  - Он пошел на прием к Королю! - Отчаянно крикнул Райген. - Он хочет выжечь пещеру изнутри... вместе с собой.
  Слезы брызнули из глаз главы дома Тэо.
  - Но... к чему такие жертвы?
  - Читай! - Он сунул письмо принцу в руки.
  Подвесив магический светлячок рядом с ладонью, Герден быстро пробежал глазами текст письма.
  - Не понимаю, чему он завидовал? Моему вечному одиночеству? Ночным страхам? Тумакам братца Волдена? Кстати, где он?
  - На холме.
  - Глупый Тамил. Мог бы жить долго и счастливо. И без его самоотверженной помощи мы бы решили эту проблему.
  - Знаешь, чему он завидовал? Твоей самоуверенности и... преданности обожествляемого им Лайсина.
  - Что за чушь! - Поморщился Герден. - Който любил не меня, а власть. Поэтому, кроме желания стать сильнее всех, у меня ничего не было... родственник. Итак... Санс, ты все слышал?
  От стены отделилась еще одна фигура и кивнула головой.
  - Пора включаться в работу. Господин Райген... надеюсь, у Вас хватит ума мне не мешать?
  - Как прикажешь... сын.
  
  Оперативная группа быстро обвешалась всем необходимым, оставив ненужное в одном из пустующих домов города.
  - Как только произойдет взрыв, - давал последние указания Герден, - дух сорвет печать. Дальше - держимся пятерками и работаем только по моей команде. Если голоса не станет слышно, очередность заклинаний покажу на пальцах. Готовы? Пошли.
  Один за другим двенадцать мужчин, не скрываясь, бежали прямо по улице в сторону холма, над которым горело розовое зарево прожекторов.
  
  Еще перед тем, как уйти из дома, Тамил наглотался противоаллергических средств, поэтому, по сравнению с магами, сопровождающими его в последний путь, чувствовал себя сносно. Взглянув на их покрасневшие лица, он увидел едва заметную сыпь и воду, потекшую из носа одного из молодых парней.
  - Вам - крышка. - Любезно сказал он и улыбнулся мутному беззвездному небу.
  Те, борясь с подкатывающей дурнотой, ничего не ответили. Такие же несчастные солдаты, с последними проблесками мысли в глазах, начали раскручивать барабан клети, на пол которой ступил Тамил и кашляющие маги. "Быстро". - Подумал он. - "Но времени должно хватить".
  Включив фонарик, прикрепленный к каске на голове, Тамил попытался разглядеть пролетающие мимо него стены. Кажется, они светились какой-то зеленью. Тогда, экономя кристалл, он выключил фонарь. Сначала стало очень темно. Но постепенно привыкающие к темноте глаза разглядели сине-зеленый свет, идущий от каменных поверхностей. Когда клеть замедлила ход, он даже увидел какие-то руны, полускрытые шляпками огромных грибных розеток, покачивающихся от движения воздуха на своих тонких ножках. Кажется, свет исходил от узоров на этих шляпках. "Красиво". - Подумал Тамил. - "Такое стоило увидеть". Но вот клеть, коснувшись твердой поверхности, замерла. Сын дома Тэо посмотрел на скорчившихся в углах магов. Толкнув одного из них ногой в плечо, мужчина внутренне ахнул: остекленевшие мутные глаза и раскрытый в последнем зевке рот красноречиво показывали, что они уже были мертвы.
  - Значит, мне осталось не так уж и много.
  Спустившись на дно пещеры, он включил мощный прожектор и еще раз удивился искусству живой природы: грибы, выросшие в темноте, извивались на свету, пытаясь спрятать свои шляпки друг за друга или хоть какой-нибудь каменный выступ, выталкивая оттуда своих родичей. "Все, как у людей". - Усмехнулся он и посмотрел по сторонам.
  - Не меня ищешь? - Раздался почти над его ухом дивный голос.
  Тамил резко повернул фонарь и чуть было не упал на пол. Перед ним, практически в десяти шагах, у стены, прикованный к ней ржавой цепью, стоял Лайсин.
  - Что? - Тупо спросил он.
  - Освободи меня. Умоляю! - Из серых глаз потекли слезы. - Я хочу туда... - Он посмотрел вверх. - К солнечному небу и ясным звездам. Чувствуешь, как мне плохо? Прости за все неприятности, какие тебе пришлось из-за меня пережить! Прошу, поедем домой, где останемся только ты и я. Между нами не будет никого... даже "радуги". Я... люблю тебя, Тамил!
  Мужчина быстро отвел фонарь в сторону и несколько раз кашлянул. Во рту запахло кровью. Именно этот кислый и противный вкус привел его в чувство.
  - Ты считал мои фантазии, дух?
  - Точно. Надеялся, что процесс освобождения несколько ускорится. Однако, если тебе этот облик разонравился, я могу стать для тебя тем, кем хочешь.
  Серые глаза Лайсина Който, поблескивая в свете фонаря, смотрели в душу Тамила.
  - Нет. - Он снова кашлянул. - Действительно, я увидел то, о чем мечтал. Как мне хотелось, чтобы однажды этот человек произнес подобные слова. Но увы... другой черноволосый образ жил в его сердце. Дух... я тебя освобожу... Только позволь мне перед смертью... Представить, что ты - это он. И умереть с радостной улыбкой.
  - Конечно. - Лайсин улыбнулся. - Погаси свет и подойди ко мне.
  Тамил подошел, стискивая в пальцах небольшой шарик. Как только он умрет, шарик выпадет из его рук. Контакт с телом прервется и...
  Теплая ладонь легла на щеку Тамила.
  - Хочу открыть тебе истину... как дух. - Прошептал тот, чье дыхание Тэо чувствовал на своих губах. - Зря ты пожертвовал собой. Если бы ты к нему вернулся, вы были бы счастливы. Его чувства только пробуждались, оставив позади все прошлые отношения. Но... твоим выбором стала смерть.
  Теплые мягкие губы нежно коснулись губ измученного Тамила. Кажется, у него кружилась голова, и почему-то не хватало воздуха...
  - Я люблю тебя, сын дома Тэо!
  Эти слова были последними, которые он услышал, падая в черную бездну безвременья. Мужчина не ощутил, как разжались безвольные пальцы. Как секунду спустя яростное пламя разорвало холм изнутри. Наконец, он был абсолютно счастлив.
  
  Дрожащая под ногами земля заставила еще живых солдат чуть ли не кубарем катиться вниз... прочь от шахты, гудевшей, словно гигантский орган или небесные трубы последнего судного дня. Его Величество вскочил на ноги и снова упал, когда стены укрытия, в котором он находился, с громким треском обрушились и разлетелись в стороны каменными осколками. Со всех сторон слышались отчаянные крики, а потом их заглушил страшный грохот. Купол холма, похожий на подпираемую паром крышку гигантского кипящего чайника, поднялся в воздух. Словно необыкновенный, ни на что не похожий фейерверк, он раскрылся росчерками земляных комьев, подсвеченных снизу ярким алым пламенем. Вслед за этим над раскаленным жерлом появилась плеснувшая черными крыльями тень. В этот момент почувствовался особенно сильный толчок, и Король упал, ударившись в остаток стены плешивой головой.
  Очнулся он, когда все стихло. И только алое зарево продолжало полыхать на полнеба.
  - Что случилось? - Спросил он, потирая лоб.
  - Я пришла к тебе, мой возлюбленный! - Окликнул его чарующий женский голос. - Я слышала, как ты меня звал. Чувствовала, каким страстным нетерпением горела твоя душа...
  От края мерцающей воронки, легко перелетая с камня на камень, к нему приближалась необыкновенная красавица: точеная, полуобнаженная фигурка, высокие, цокающие каблучки, длинные, вишневого цвета, волосы... Черные глаза под ровными дугами бровей и полуоткрытые алые губы. Она смотрела прямо на Короля.
  - А теперь скажи мне... - Прекрасная женщина приблизилась к нему и протянула свою ладонь с алыми сполохами длинных ногтей. - ...чего ты хочешь?
  Старик не подумал о том, что юная девушка без защиты и в откровенном наряде - достаточно странное для этого места явление. Работающий в такт ударам сердца мозг обрабатывал передаваемую воспаленным сознанием информацию: вздымающиеся над корсетом груди с заманчивой ложбинкой, белая полоска зубов между алыми губами, капелька воды, текущая по щеке к подбородку, разрезанная почти до нижнего белья юбка...
  - Тебя! - Жарко выдохнул он, чувствуя, как с ним, неожиданно выпрямившись, согласилось его достоинство.
  - Нет проблем... - Огонек насмешки сверкнул в черных очах.
  Король не успел ничего понять, как ее руки с длинными красными когтями впились в его плечи, а рот жадно приник к его рту, выпивая душу.
  Икнув, красотка отбросила в сторону высохшую мумию и обиженно оглянулась по сторонам.
  - Мерзкое послевкусие... Чем бы полакомиться теперь?
   ...Принц Волден Ренк не хотел ехать в провинцию Тамт вместе с дедом, за небольшой промежуток времени превратившимся из здравомыслящего человека в одержимого безумной идеей маразматика. Он даже попытался сбежать из дворца, узнав о том, что Ларк Верус, проводивший экспертизу в спальне Гердена, не долетел до своего дома. Но ему не дали, вежливо попросив задержаться для разговора с Асвидом.
  - Что за хрень здесь творится? - Схватил он за шкирку Ямадо Асвида. - Кто устроил из свадьбы моего, увы, все-таки не братика, кровавое побоище?
  - Не знаю, - прохрипел тот, - как ты к этому отнесешься, но мы вступаем в новую эру своего развития!
  - Что?
  - Твой отец, Корвес, нашел в библиотеке фолиант... еще несколько лет назад. В нем говорится о работе с духами... Да пусти ты меня!
  Ренк опустил руки.
  - И что случилось дальше?
  - В нем говорилось о хранителях, жрецах и духах-покровителях. Ренк, твой дед решил, что может снять печати с закованного в земле духа войны и потребовать за это бессмертия.
  - Он на старости лет спятил?
  - Он сделал все, чтобы сын семьи хранителей Тэо, ничего не знающий о своей предназначенности, женился на девушке-хранительнице. Ее кровь - эликсир для возрождения духа.
  - И ты его поддержал?! Вы сошли с ума?!
  - Неограниченные возможности и бесконечная жизнь для избранных Фортис! Наше государство станет самым мощным на этом континенте. И это - только начало! Скоро весь континент станет единым государством!
  - Действительно, вступаем... Только во что? - Почесал затылок Ренк.
  Когда двор, разогнав гостей и кощунственно наплевав на траур, рванул вслед за ударной войсковой группой в Тамт, внук Короля еще раз предпринял попытку сбежать. Тем более, начали ходить слухи, что Герден все-таки выжил и засел в Сенко, перекрыв всякое сообщение с центральными долинами. Однако, за Ренком следили. И, как только он сел в аэромашину, его просто ударили сзади по голове.
  Мир вновь собрался перед ним целостной картинкой только спустя несколько дней. Еще не открывая глаз, он услышал, как рядом с ним разговаривали отец и дед.
  - К сожалению, наши попытки пока не увенчались успехом. - Печалился хриплый старческий голос. - Эта зараза не дает нам спуститься в шахту! И дух, сколько бы мы ни сбрасывали ему жертв с пузырьками крови, никак не отзывается!
  - Может, - это говорил отец, - если с ним поговорит кто-то из Фортис, он заинтересуется?
  - Пойдешь добровольцем? - Захихикал дед. - Похвально.
  - Я?! Не-не... - Отец, кажется, сильно испугался. - Жаль, Асвида пришлось пристрелить.
  - Но у нас есть твой сын... - Голос Короля стал очень задумчивым.
  - А давай сначала попробуем магов? - Отец внес предложение вовремя, поскольку еще немного - и Волден от страха намочил бы постель.
  - Ну, хорошо. - Милостиво согласился Король. - С этим разобраться еще успеем.
  И они вышли из комнаты. А Ренк на подгибающихся ногах пошел в туалет.
  Продолжая сидеть в охраняемой гвардейцами комнате, он мучительно искал выход... И однажды, когда случился какой-то переполох, умудрился сбежать. Тюкнув по голове какого-то мужчину в защитном костюме с маской на лице, он переоделся в камуфляж и, вслушиваясь в пространство, рванул в город. Тот был безмолвен, полуразрушен и дик. Полночи пробегав по улицам, Ренк опустился под какое-то дерево и, обхватив голову, закричал:
  - Ну хоть кто-нибудь... помогите остановить это чертово безумие!
  И тогда, словно ангел с неба, с чердака полуразрушенного здания к нему слетел местный оперативник. Ренк обрадовался молодому мужчине, как родному, и согласился рассказать обо всем, что происходит на холме. С того момента прошло три ночи...
  ... Теперь, глядя на полыхающее зарево, деда, от которого осталась только сушеная шкурка, разбегавшиеся в разные стороны людские фигурки, поглощаемые разросшимся духом, он никак не мог сообразить, что делать ему самому. Внезапно сильная рука схватила его за плечо и толкнула в сторону. Упав на землю, он откатился к кустам и, сжавшись от страха, чуть приоткрыл глаза.
  - Совсем идиот?! - Прошипел мужчина в защите и фильтре на все лицо. - Сдохнуть хочешь? Лежи тут и не дергайся!
  Ренк кивнул головой и заполз поглубже. А мимо него, скользящими между светом и мраком тенями, пробегали сосредоточенные люди. Они не спасались. Наоборот, шли опасности навстречу.
  
  Дух, пронзая раскаленными крыльями небеса, наслаждался свободой. Его тело, сформированное собственными желаниями и возможностями материального мира, напоминало прекрасную птицу, разящую слетающими с крыльев острейшими перьями пытавшихся убежать людей. О, они с радостью насыщали его испугом, паникой, жаждой жизни... От этих эмоций дух раздувался все больше и чувствовал человеческую плоть даже сквозь хлипкие укрытия. "Мало мне, мало!" - Думал он. - Хочу еще... Подарите мне свои ограниченные врожденными силами и сломленные реальностью бытия души! Расскажите мне о том, какую боль вы чувствовали, услышав первое в этом мире "нет", сказанное родителями! Расскажите о разочарованиях и унынии, возникающих при поражении сначала в игре, а потом - в избранной для осуществления планов деятельности! Расскажите о том, с какой ненавистью вы смотрели на тех, кто упивался любовью любимого вами существа... Поведайте, как стоя в церкви на коленях, вы молили Богов о собственной удаче, проклиная счастливых соперников... Зависть! Она заставляла брать препятствия, которые казались огромными. Но... по достижении желаемого они переставали быть значительными. Только идущие впереди поднимали планку до тех пор, пока неудачники не падали под ней от усталости, терзаясь муками от того, что не могут идти дальше. Смешные человечки, считающие, что однажды настанет конец всем бедам и они заживут счастливо... Только этого не будет! Я, дух войны, буду питаться вами до тех пор, пока вы не научитесь ценить то, чего достигли. Уважать мысли и дела других, непохожих на вас. Любить без желания безраздельно владеть. И видеть в чужих глазах не себя, а совершенно иное существо... вселенную... галактику... отдельный и многогранный мир. Как мне весело! Даже сейчас, пытаясь спасти от возвращения в небытие свои жалкие жизни, вы выталкиваете из укрытия других... Бегите! Спасайтесь! Только я все равно вас достану и съем!"
  Дух продолжал свой бесконечный полет, все расширяя круги. И вот в притихшем Кэно вдруг вспыхнул первым полночным заревом горящий дом. За ним - еще один. Какие-то люди шли по темным улицам с огненными факелами. Кажется, они были пьяны. Где-то закричала вытащенная ими из дома молодая женщина...
  Только в один момент духу показалось, что на его шее затянулась петля. Дернувшись, он разгневался и, порвав тонкую нить, понесся вниз. Туда, где стояла маленькая группа смелых людей, не испугавшихся его песни, врывающейся в сознание.
  "Вы - жалкие букашки!" - Полетела к каждому из них мысль. - "С рождения ощущая одиночество, вы сбиваетесь в шакальи стаи, лижущие пятки сильным и рвущие слабых. Жизнь, которая могла бы стать прекрасной, превратилась в гонку за лидером, потом - в выживание. Дальше - только смерть. Каждый из вас - неудачник. Отдайте мне свои жалкие чувства, и я выпью ваши души!"
  - Не слушать! - Проорал Герден. - Смотреть на ведущих! Тэй! Давай!
  Восемь человек, объединив усилия, вливали свою магию в созданные Тэем и Герденом зеркала. И все новые петли стискивали крылья и шею духа войны. Но напившийся кровью и эмоциями он неизменно сбрасывал их, распаляясь все больше. Первыми, отдав все до конца, упали Сэмп и Тирен. Их тут же сменили Тенс и Бирс. Но их энергии тоже хватило ненадолго. Тогда Герден выстроил вокруг себя Тэя, Рочена, Салиха и Санса. Огненные стрелы летели в отважную пятерку сверху, а заклинания цепи, огибая растянутый над магами щит, вьющимися разноцветными лентами поднимались снизу. Первым из них упал, откашливаясь кровью, Санс. Рочен, подхватив его рукой, словно котенка, отшвырнул за ближайшее укрытие. Но вот побледнел и пошатнулся Герден. Сердце бесстрашного доктора словно стиснули чьи-то ледяные руки. "Что-то не так... - пронеслось в его голове. - Мы ошиблись... выбрали не те заклинания!" Посмотрев на товарищей, он понял, что уже осталось недолго.
  И тут, словно время растянулось падающей с небес дождевой каплей, он увидел, как Герден медленно повернул к нему голову. По темным волосам, прилипшим ко лбу, тек пот. А в синих глазах стояла такая невыносимая боль...
  - Хватит! - Заорал Рочен. - Остановитесь! Прекратите! Не трогайте духа!
  Оперативники сразу услышали и замерли, глядя на его фигуру, постепенно окутывающуюся белым снегом. Теперь Рочену казалось, что он не человек, а холодная вьюга, кружащая около извергающегося вулкана.
  - Ты хочешь наших эмоций? - Тихо спросил он, глядя в пылающие огнем глаза. - Прошу, не трогай их чувства. Возьми мои. Только там нет того, что ты жаждешь получить: гнев, злобу и отчаяние. Зато они наполнены любовью. К этому миру. К людям... Не ко всем. Тем, кого я пытаюсь вылечить, к моим родным и друзьям. К той, которая считает меня смешным и недостойным, но всегда помогает. К тебе, дух. Возьми ее... Я дарю тебе свое сердце...
  - Что?!
  Неожиданно они оказались на земле: огненный шквал и белая вьюга.
  - Вот моя рука... - Рочен протянул ладонь сквозь пылающий жар.
  - Ты... сошел с ума, человек? - Юная и прекрасная женщина нахмурила тонкие брови. - Ты... предлагаешь мне... любовь?
  - Я хочу, чтобы этот мир, который совершенно не изменится от моей жертвы, продолжал жить. Да... я предлагаю тебе любовь.
  - Странно. - Брови слегка поднялись и опять сошлись у переносицы. - Обычно у меня ее просят. Перед тем, как выпить души, я дарю им иллюзии осуществленных желаний. Твоя любовь... она настоящая?
  - Попробуй. Коснись моей руки.
  - Ты... - Ее потемневшие глаза снова уперлись в лицо Рочена. - Я... хочу хоть раз почувствовать, что это такое!
  И смуглые пальцы решительно обхватили белую руку.
  Теперь они вдвоем, взявшись за руки, сидели на берегу синей реки. Вокруг, в раскачиваемой ветром зеленой траве, цвели ромашки и колокольчики. Яркое солнышко плясало зайчиками на водной ряби. Выросшие на круче за рекой темные ели касались макушками неба. А за ними, едва заметные среди облаков, высились снежные горы.
  - Значит, вот она какая, твоя любовь...
  - Что ты, - усмехнулся Рочен, - если мы отправимся дальше, то увидим красивый водопад. За ним, на опушке леса, стоит маленький город. В нем живут те, без кого я не мыслю своей жизни. Они разные. И ко мне относятся по-разному. Но это неважно. Они - мой мир. И я их люблю.
  - И ты готов подарить все это мне?
  - Конечно. Поверь, любовь дает больше сил, чем ненависть и зависть, открытая вражда или убийства. Протяни ладонь к солнцу. Смотри, как красиво проходят сквозь твои пальцы его лучи. Вдохни их и сразу почувствуешь радость.
  Потом они поднялись и наперегонки побежали к реке. Там, в прозрачной воде, трогая маленькими ртами крохотные разноцветные песчинки, резвились юркие мальки. Рочен, стараясь их не спугнуть, вошел в воду, а потом, улыбнувшись, зачерпнул ладонью растворенные солнечные искры и брызнул духу в лицо. Изумившись, девушка сначала нахмурилась, а потом, не почувствовав подвоха, ответила тем же. Когда они, снова упав в траву, подставили свои мокрые лица жарким лучам, дух, немного подумав, произнесла:
  - Если бы у каждого жителя мира обетованного в душе было также красиво, как у тебя, наверно, меня бы не было. Знаешь, Рочен... спасибо, но я не приму твой дар.
  - Тогда что будешь делать? - Повернул он к ней свою голову.
  - Уйду к своим.
  - Ваш мир... какой?
  - У каждого - свой и для всех - общий. Но это - не важно. Наверно, я попытаюсь сделать свой уголок чуточку... красивей. Только не обессудь: люди не смогут долго жить в покое и довольстве. Однажды я вернусь.
  - Я знаю.
  - Тогда... перед тем, как попрощаться... быть может, у тебя есть желание?
  - Я исполню его сам. А если нет... - Он пожал плечами. - Значит - не судьба.
  - Я запомнила тебя, Рочен!
  - И я тебя. Прости, что не зову по имени.
  - Тебе оно не нужно. - Дух поднялась. - Прощай.
  - Ага.
  Доктор посмотрел, как разлетелся огненными искрами ее силуэт и, потянувшись, закрыл глаза. "Как же я устал..."
  
  Глава шестнадцатая. Возвращение
  
  Проснувшись, доктор почувствовал себя отдохнувшим. Кажется, он видел сон... Только вот о чем? Он не помнил. Но после него осталось приятное ощущение хорошо выполненной работы. Потянувшись, он снял с плеч одеяло и сел, открыв глаза. В каком-то пустом доме, в свете зарождающегося утра, вокруг него, завернувшись в серые одеяла и куртки, спали люди. Откинув руку на его ноги и задрав рыжий небритый подбородок вверх, храпел Ден. "Вот они - будни супружеской жизни. Сестре все время придется его слушать: днем - болтовню о собственных приключениях, вечером - пламенные объяснения в любви, под утро - носовые рулады. Кажется, последнее ей понравится меньше всего. Интересно, на каком сроке их совместной жизни она захочет спать отдельно?" Он потер руками лицо и улыбнулся. Ден, глядя на женскую красоту, будет счастлив. А сестре, характера которой он не знал, для того, чтобы стать счастливой, будет ли достаточно богатого дома и мужа-аристократа?
  Зевнув, он снова подумал о сне, воспоминания о котором вдруг вернулись яркими образами.
  - Так это был не сон... - Вслух сказал он. - Значит, все закончилось, и мы остались живы!
  - Живы. - Из отброшенного им одеяла показалась взлохмаченная голова Гердена. - Пить хочешь?
  Тонкие пальцы принца держали замызганную кружку с водой.
  - Спасибо. - Рочен осторожно ее взял и отпил. - Значит, с холма вы притащили меня сюда?
  - Нас притащили. - Герден сел рядом, кутаясь в одеяло. Подумав, он надел на голову капюшон. - Я очнулся вечером.
  - Значит, мы здесь...
  - Третьи сутки. - Принц дернул плечами. - Парни испугались, и положили наши недвижные обморочные тушки на матрасики, ожидая воскрешения.
  - Замерз? - Спросил Рочен и набросил сползший край одеяла на спину съежившегося Гердена.
  Тот вдруг насупился. Подтянув ноги, он положил на них локти и подбородок.
  - Как ты вообще посмел говорить о любви, чертова ледышка?! - Неожиданно выпалил принц сдавленным шепотом. - Что ты о ней знаешь?
  Рочен снова лег, положив руки под голову.
  - Следил?
  - Да! Вы так трогательно держались за ручки... Даже не верится, что ты брызгал водой в духа войны и бегал за ней по речному песку. А потом вы танцевали. На какое-то мгновение мне померещились в твоем сердце нежные чувства. Но я обманулся, а она - нет.
  - Ты стал жрецом, Герд?
  - Тебе-то что? - Буркнул тот. - Неужели ты, на самом деле, готов был подарить ей любовь?
  - Не знаю. Мне хотелось показать, что в душе человеческой живут не только злоба и зависть. В ней - целый мир. Но, если честно, не думаю, что дух сильно впечатлился.
  - А ты хотел, чтобы он растекся сиропной лужицей? Рочен, ты - убогий. И не умеешь любить.
  - Не умею. - Согласился тот, ставя кружку за голову на пол. Запустив пальцы в свою шевелюру, он вытащил оттуда комочек земли. - Помыться бы...
  - Действительно, пахнешь ты отвратительно, а на лбу - грязь.
  - Сейчас уйду. - Доктор повернулся, чтобы встать.
  - Сидеть! - Синие глаза принца блеснули из-под капюшона черной яростью.
  - Да чего тебе от меня надо? - Рочен поднялся и, стараясь не разбудить парней, тихо выскользнул на улицу. Отойдя от дома на десяток шагов, он опустился на чудом сохранившуюся садовую лавочку. Порывшись в карманах, нашел смятую пачку и пару оставшихся в ней сигарет. Вытянув одну из них, сжал ее губами и прикурил, рассматривая алую точку с вьющимся над ней дымком. "Если здесь все закончилось, нужно возвращаться к обычной жизни. - Подумал он. - Интересно, в госпитале меня не потеряли? В конце концов, можно сделать задним числом вызов, украшенный печатями Сенко. В военное время мне могли его прислать, как уроженцу этой провинции".
  - Почему ты ушел? - Рядом с ним, все также кутаясь в одеяло, сел Герден.
  - Потому что наше совместное приключение закончилось. Ты станешь Его Величеством, а я снова начну работать. Наши пути больше не пересекутся.
  - Это твое решение? - Герден закрыл одеялом голову.
  - Нет. Так устроен мир. Райген станет наместником. Под его руководством люди начнут восстанавливать разрушенный духом город. А тебя коронуют. Дальнейшая жизнь страны и твоя собственная - только в твоих руках. Дерзай, Герден. Докажи всем, что ты - замечательный жрец и Король.
  - Ты меня ненавидишь?
  - Не думал, что сумасшествие Фортисов передалось тебе по наследству.
  - Скажи, - Герден сорвал травинку и сунул ее кончик в рот, - почему ты все время идешь за Лайсином? Что хорошего в этом слабом и ни на что не годном человеке?
  - Если он не похож на Ваше Высочество, еще не значит, что он ничего не может. Вспомни, сколько он для тебя сделал.
  - Это ты сделал. Не для меня. Для него. Я знаю. Когда ты перестал его поддерживать, он увлекся "радугой". Неужели не понимаешь, что тогда, в юности, он спокойно тебя бросил, решив, что жизнь комнатной собачки в блестящем ошейнике привлекательней провинциальной свободы?
  - Понимаю. - Рочен с сожалением вытащил последнюю сигарету и швырнул в кусты пустую пачку.
  - Злишься?
  - Нет. У хозяев будет стимул вырезать поросль и почистить сад.
  - Почему ты так ему предан? - Герден встал напротив Рочена и спустил на плечи одеяло.
  - Когда-то мы поклялись друг другу помогать. - Доктор пожал плечами и выпустил дым в серое небо. - Не понимаю... Ты будто все время ждешь, что я открою какую-то тайну. Но ее нет.
  - Действительно, не понимаешь?
  Тот покачал головой.
  - Значит то, о чем ты говорил с духом - ложь?
  - Нет. Правда. А еще правда в том, что мы с тобой слишком разные люди: я не вижу того, что видишь ты. И я - обычный, ничем не выдающийся человек. Один из тех, кого ты презираешь.
  - Понятно. - Герден вытащил из одеяла руку и коснулся ладонью плеча Рочена. - Мне казалось, что ты умней.
  Подняв голову и выпрямив спину, он прошел по дорожке и поднялся по ступеням в дом.
  - Подъем! - Услышал доктор его властный голос. - Нам пора в столицу!
  Пока велись сборы, кто-то из оперативников сбегал за Райгеном. Тот пришел с двумя своими бойцами и маленьким мальчиком, испуганными синими глазами глядевшим на незнакомцев. Рочен не прислушивался к их разговору: такие, как он, востребованы во время кризисов. Но в мирной и спокойной жизни все решают власть имущие. Поэтому, собрав чемоданчик и рюкзак, доктор дождался окончания визита и подошел к принцу.
  - Ваше Высочество... С Вашего позволения мне бы хотелось вернуться в Сенко.
  - Кажется, господин Рочен, еще утром Вы горели желанием выйти на работу.
  - Мне нужно отвезти Рикуса родителям. После этого я сразу вернусь в госпиталь.
  - Заодно, проведать Лайсина Който?
  - Если нужно, я передам наместнику Който Ваши распоряжения и пожелания.
  - Нужно. Но бумаги у меня нет. Так что я сам с ним свяжусь.
  - Что мне ответить, если родители Рика спросят о своем старшем сыне Ларке?
  - Сегодня, по возвращении в столицу, я отправлю им письмо и перечислю денежную компенсацию. Насколько знаю, финансовое вливание успокоит их сердца. Возвращаясь к Вашему желанию посетить Сенко, сделайте любезность, захватите с собой господина Бирса.
  - Я могу отправляться сейчас?
  - Как Вам будет угодно. Вы - не военный, а гражданский. Следовательно, приказывать Вам не могу. Прощайте, Рочен.
  - Прощайте, господин Герден. - Доктор с облегчением поклонился смотревшему куда-то вбок принцу.
  - Уже улетаешь? - Подошел к нему Ден. - Мы тоже, только позже. И сразу в столицу. Освобожусь, к тебе зайду.
  - Я буду там послезавтра. А сейчас - в Джайну. Сестренке что-нибудь передать?
  - Счастливчик! Что передать? Да тут, кроме грязи, камней и разрухи ничего нет. Если спросит, скажи, все в порядке.
  - Что-то в твоем голосе нет энтузиазма. - Улыбнулся Рочен. - Или раздумал жениться?
  - Она такая чистая и домашняя... А я... - Ден потер пыльные ладони. - Аристократ, убирающий мусор.
  - Ден, не унывай. Наши северные девушки только кажутся феями. На деле они не боятся ничего. Особенно, если рядом любимый мужчина.
  - Да разве она меня любит? Я для нее - старик с деньгами. Для женщины из провинции такой мужчина, как я - всего лишь выгодная сделка.
  - Старик в тридцать два года? - Рочен протянул Дениэлю ладонь. - Не хандри. Приеду - сходим в ресторан. Я знаю в столице одно уютное местечко. И вино там хорошее.
  - Договорились! Давно пора. А то мы с тобой только воюем вместе. Чтобы узнать друг друга лучше, нам обязательно надо выпить!
  - До встречи!
  Пожав руки, мужчины разошлись. Позвав Бирса, Рочен выбрался из временного убежища и зашагал к концу города. Туда, где в перелеске стоял его аэромобиль.
  Устроившись в пилотском кресле, он запустил двигатель и машинально, думая о своем, включил связь с диспетчером.
  - Диспетчерская Кэно... Ответьте. Борт запрашивает коридор до провинции Сенко. - Привычно сказал он и удивился, когда ему ответил мужской голос.
  - Господин Рочен... Высота три четыреста, курс северо-запад... Приятной дороги!
  - Спасибо! - Отозвался пилот, размышляя, кто бы это мог быть.
  
  Удивительно, но хорошие известия разлетелись по стране быстрее, чем аэромашина доктора подошла к горному хребту, отделяющему Сенко от остального мира. Над заснеженными пиками сверкало яркое солнце, а метели не было и в помине. Диспетчерская Джайны приятным женским голосом сообщила, что ему тут очень рады, и передала координаты нового летного коридора. Всю дорогу молчавший Бирс заерзал по сидению и, наконец, отважившись заговорить, воодушевленно сообщил, что дома - лучше всего. Дождавшись, когда Рочен кивнет головой, мужчина поинтересовался:
  - Это правда, что Ваша сестра Лина и господин Дениэль помолвлены?
  - Услышав в твоем голосе печаль, могу сообщить, что такая идея была. Но у них есть два года, чтобы хорошенько над этим подумать.
  - К ней хотел посвататься младший брат моего друга.
  - Неужели у него есть собственный дом?
  - Пока нет.
  - Знаешь, - Рочен посмотрел на оперативника, - передай другу, что одного хотения мало. Чтобы содержать семью, нужны деньги. Если он рассчитывает на мою финансовую помощь... то зря. Кормить своими трудами чужого мужика я не намерен.
  - Извините! - Бирс склонил голову и покраснел. - Я обязательно все передам. Но малой - парень упрямый. Думаю, Ваш отказ заставит его работать еще усерднее!
  - А-а... Я думал, что ты говоришь о себе.
  - Нет. - Мужчина облегченно выдохнул. - Наверно, я никогда не женюсь.
  - Почему?
  - Мне хватает собственного дома с бабушкой и дедушкой, родителями, семьей брата и их детьми.
  - А любимая женщина? Разве женятся не для этого?
  - Господин Рочен... Вы намного старше меня и не женаты. Почему?
  - Интересный вопрос. - Задумался доктор. - Наверно, все время было некогда. А сейчас не хочется. И снова нет времени.
  Высадив оперативника рядом с его домом, он медленно подлетел к своему и опустил машину на землю. Как только он вышел, дверь дома раскрылась с такой силой, что створка врезалась в стену. Оттуда, с улыбкой до ушей, вылетел Рик и бросился ему на шею.
  - Рочен! - Заорал парень так, словно они не виделись целый год. - Ты приехал!
  Теплый мокрый нос запыхтел где-то рядом с ухом.
  - Ну что ты! - Доктор попытался отделить от себя худое юношеское тело, но тот держался крепко, прижимаясь все больше.
  Тогда Рочен его обнял и уткнулся в светлую макушку, вдыхая запах чистых волос с раздумьями о том, насколько он сам грязный.
  Вслед за Риком на крыльцо вышла Лина. Скрестив руки на груди, она с презрением посмотрела на парня, а потом, сморщив нос, на брата.
  - Я согрею воду. - Сказала она. - Будет лучше, если ты разденешься прямо на коврике за порогом.
  - Может, на улице? - Улыбнулся Рочен, обнимая плечо прислонившегося к нему Рика.
  - Если бы наши соседи не смотрели сейчас в окна, я бы вынесла тебе тазик с горячей водой прямо сюда. Долго вы будете обниматься? Рик! Ступай наверх и принеси брату халат, а в ванную комнату - чистую одежду.
  Когда парень, улыбнувшись, унесся на второй этаж, Лина закрыла за Роченом дверь и спросила:
  - А где Ден? Почему он не прилетел вместе с тобой?
  - Лин, Дениэль - человек военный. А это значит, что не может все бросить и уехать просто потому, что ему этого захотелось.
  Девушка наморщила лоб.
  - Значит, он передумал? Насчет женитьбы?
  - Разве тебе было бы приятно видеть жениха таким же грязным, как твой брат?
  - Я бы согрела для него воду и постирала одежду. Если он станет моим мужем, я буду за ним ухаживать.
  - Лин, скажи честно, что в нем тебя, кроме титула и денег, привлекает? Он в два раза старше. До тебя у него было много женщин. А еще ему платят деньги за то, что он умеет убивать и взламывать не только переписку юных барышень, но и банковские хранилища. Кроме всего перечисленного, Ден - прекрасный маг, который почувствует любое движение твоей души. Подумай хорошенько, прежде чем взлететь к облакам в надежде, что собственный дом компенсирует возможное недопонимание и будущие обиды.
  - Брат... А ведь ты - такой же, как и он. - Тихо сказала девушка. - Ты был героем моих детских грез. С каждым твоим приездом наш дом оживал, наполняясь светом. Ты - сильный, веселый, умный. Тебя уважает наш принц. Вся провинция, как только узнала о случившихся в стране неприятностях, легко отдала власть в твои руки. Наши родственники до сих пор говорят маме о том, что если бы ты родился аристократом, наш край стал бы самым успешным и процветающим!
  - Видишь во мне наместника? Нет, Лин. Ими становятся люди королевской крови. Но ты точно была бы самой желанной невестой! - Усмехнулся Рочен, бросая в подставленную корзину куртку и грязную, пропахшую потом, рубашку.
  Лина подняла глаза.
  - Когда я была маленькой, то хотела выйти за тебя замуж. Смешно, правда?
  - Неожиданно.
  - Вот поэтому я выйду замуж за Дена. И буду там же, где он и ты. Поэтому отговаривать меня бесполезно. - Девушка развернулась к нему спиной. - Раздевайся совсем. Рик принесет тебе халат и полотенце.
   Парень спустился сразу же, как Лина ушла греть воду.
  - Отнеси в мою комнату вещи. - Рочен кивнул на чемоданчик и заплечный мешок. - Э... Постой.
  Рик, подхвативший рюкзак, остановился, счастливыми глазами глядя на доктора.
  - Наместник Лайсин... Как он?
  - Теперь он живет в своем городском доме. Госпожа Ханна, приехавшая за ним на следующий день после вашего отлета, сказала, что действует согласно распоряжению принца Гердена. Она работает помощником и секретарем господина Лайсина.
  - Спасибо. - Улыбнулся Рочен. - Ну, иди.
  И только запершись в ванной, он сжал кулак и ударил им крепкую стену дома.
  - Ну, Герден, ты и сука...
  Обед в кругу родных был спокойным и веселым. Пришли с мужьями и детьми старшие сестры. К радости Рочена, они совершенно не интересовались его делами, но много говорили о своих. Выпив несколько стопок самогона, их мужья углубились в проблемы бизнеса, обсуждая упавший спрос на шерстяные ткани. А их дети, пиная друг друга под столом ногами, изображали ангелочков. И только старшая дочь одной из сестер пыталась строить глазки сидящему рядом с Роченом Рику.
  Когда день за окном начал меркнуть, Рочен, пожелав всем приятного аппетита, вышел из-за стола.
  - Я немного устал. - Сказал он родным. - Думаю, не станете возражать, если я вас покину?
  Все дружно кивнули: своего брата сестры любили и уважали. А их мужья благоговели перед столичным жителем настолько, что стеснялись заговаривать с ним первыми.
  Рик, растерянно посмотрев на недоеденный торт, положил салфетку и, краснея, тоже попросил разрешения выйти из-за стола.
  - Тебе не кажется, - нахмурила брови Лина, - что ему хочется побыть одному? Почему ты такой прилипчивый, Рикус?
  - Ну... - мальчишка смешался. - Уже завтра он отвезет меня домой...
  - Пусть побудут вместе. - Улыбнулась мать. - Иди, мой золотой.
  - Спасибо! - Парень улыбнулся, осторожно отодвинул стул и опрометью вылетел за дверь.
  - Бедный ребенок... - Сказала старшая сестра. - Недавно, прямо на глазах, убили брата, а теперь придется расстаться с Роченом. Он так к нему привязался!
  - У него есть родители, и они его ждут. - Заметила средняя. - Ну не станет же он целую вечность скучать по чужому дяде? Эта привязанность вызвана шоком от смерти родного человека. Кажется, у них была большая разница в возрасте?
  - Да, Рик что-то об этом говорил. - Сказал отец. - Рочен вывез парня с места катастрофы. Поэтому парнишка видит в нем защитника и старается быть рядом.
  - У него хорошие манеры. - Заметила старшая сестра. - Интересно, что у него за семья? Судя по светлым волосам, он из соседней с нами провинции.
  - Да, Рочен говорил, что его дом где-то на северо-западе...
  Забежав в комнатку под крышей, Рик не нашел в ней своего спасителя. Подумав, он накинул куртку и бросился по ступеням вниз. И точно. За углом, на лавочке под облетевшим кленом, сидел Рочен, прислонившись спиной к стене дома. Парень, не спрашивая разрешения, пристроился рядом.
  - Ты сражался с солдатами Короля? - Спросил Рик, обняв руку доктора.
  - Нет. Войны, как таковой, не было. Но были ядовитые грибные споры и летающий в небе дух. Хотя... - Рочен ухмыльнулся. - Может, это были галлюцинации?
  - Не смешно. - Рик оттопырил нижнюю губу и стал похож на ребенка. - Если бы тебе что-то приснилось, ты бы не приехал таким грязным.
  - Прости, Рик. Но мыться в реке было опасно. Да и дышать тоже.
  - Рочен... Ты повезешь меня домой уже завтра?
  - Наверно. Как только поставлю печати в канцелярии...
  - А... ты, правда, будешь ждать меня целый год?
  - Надеюсь, родной дом тебе покажется более привлекательным, чем чужой одинокий дядька, пропадающий целый день на работе.
  - Значит, ты хочешь, чтобы я остался дома? - Нос парня предательски хлюпнул.
  - Рик... Когда тебе исполнится восемнадцать, ты сможешь спокойно уйти из дома и заняться любым делом.
  - Значит, ты не хочешь, чтобы я к тебе приезжал?
  - Рик... - Рочен приподнял пальцами подбородок задумавшегося о будущем мальчишки. - Двери моего дома всегда для тебя открыты. Я оставлю тебе все свои контакты. Если захочешь, мы будем разговаривать каждый день. И мое обещание в силе.
  - Рочен! - Рик вскочил и снова обнял доктора, прижавшись щекой к его щеке. - Я обязательно буду говорить с тобой каждый день. И когда закончу вторую ступень, сразу приеду.
  - Тогда я дам тебе задание. - Улыбнулся Рочен. - Если ты серьезно собрался поступать в университет, тебе надо хорошенько кушать и начать тренироваться. Иначе, все примут тебя за девушку: ведь ты такой хрупкий и маленький! А еще эти длинные светлые волосы...- Пальцы Рочена зарылись в мягкий лен юношеских волос. - Не спорю, это красиво. Но к тебе начнут приставать даже парни.
  - Хорошо. - Рик снова уселся рядом, не отпуская большой и теплой ладони. - Я заставлю родителей нанять тренера. А потом получу сертификат пилота. Рочен! Просто верь в меня!
  - Да, Рик. Я верю, что ты сможешь всего добиться. А сейчас возвращайся в дом. Я хочу пройтись и немного подумать. Без обид. Ладно?
  - Конечно. - Рик отпустил его ладонь. - Ведь в будущем мы всегда будем вместе.
  - Не загадывай. - Рочен достал сигарету. - Когда станешь совсем взрослым, найдешь девушку и захочешь жить с ней. Или тебя призовет на службу Его Величество Герден... Ведь ты - родственник королей. И это ко многому обязывает.
  - Глупый ты, Рочен... - С улыбкой и интонацией Гердена вдруг сказал Рик. - Но сейчас я не стану с тобой спорить. Иди, гуляй. А я вернусь и съем кусок торта. Когда ты придешь, тебе уже ничего не останется!
  - Останется. - Подмигнул ему доктор. - Ты же об этом позаботишься?
  - Конечно.
  Мальчишка пошел в дом, а Рочен направился по улице вверх. Ему хотелось выйти из города и еще раз спокойно подумать обо всем случившемся.
  
  Осенняя тишина лесных сумерек окутала его, едва он выбрался на проселок и пошел по петляющей между соснами тропинке. Лес замер, словно не было в нем прыгающих с ветки на ветку птиц и проворных белок. Меняющих серый летний мех на зимнюю белую шубу зайцев или настороженных, всегда готовых броситься в погоню за оленем или кабаном волков. Последние листья с едва слышным шорохом падали с трясущихся осин и кряжистых дубов. И только вечнозеленые сосны тянули к небу далекие вершины в ожидании скорого снега.
  Сорвав попавшиеся рядом с тропинкой ягоды брусники, он положил их в рот и разжевал, чувствуя на языке горьковатый вкус.
  "Большая часть жизни уже позади". - Подумал он. - "И все это время, обманывая себя самого произнесенной в детстве клятвой, я жил только ради Лайсина, с которым боялся расстаться даже в мыслях. Неужели бестолковый сын повара был так навязчив, что сын наместника предпочел со мной не общаться? Хотя все эти годы я поддерживал его, как мог, мне ни разу не хватило смелости узнать, как на самом деле он ко мне относится... Наверно, было страшно узнать о себе правду. Действительно, пора с этим заканчивать и построить хотя бы иллюзию самостоятельной жизни, в которой есть я, но нет Който..."
  - Здравствуй, Рочен! - Вдруг услышал он позади себя знакомый женский голосок.
  - Силь! - Улыбаясь, он развернулся и протянул руки к девушке с разноцветными прядками волос. Та легонько по ним шлепнула. - Как же я рад тебя видеть! Почему ты не приходила?
  - Если ты хотел меня видеть, мог бы позвать.
  - Но ты сама сказала, что не придешь на мой зов и не скажешь настоящее имя... - Растерянно сказал Рочен. - Помнишь? Это имя, Сильвия, оно - не твое. Просто моя фантазия.
  - Действительно, глупец. - Покачала головой девушка. - Но как пылко предлагал свое сердце этой рыжей бездельнице! "Я подарю тебе свою любовь..." Идиотский поступок! Ты хоть знаешь, что это такое, чтобы разбрасываться подобным сокровищем?
  - Не знаю. - Рочен привычно потянулся к сигаретам.
  - Не порть воздух. - Также привычно одернула его Силь. - Собственно говоря, я пришла попрощаться. Наш контракт, господин Рейво, закончен. Твой ненаглядный Лайсин полностью свободен от всяческих обязательств, кроме тех, которыми он зарабатывает на жизнь.
  - Я это тоже только сегодня понял. Что и он, и я свободны друг от друга. И это странное осознание мучает душу пустотой.
  - Каким оно было, твое чувство? - Силь привычно взяла Рочена за руку.
  - Не знаю. - Улыбнулся тот. - Мне не хотелось его терять. Вначале была обида. Потом - стремление доказать, что я, простолюдин, добьюсь всего сам и не отступлю от клятвы. А потом помогу пройти бывшему другу через все испытания.
  - Как считаешь, он благодарен тебе за вмешательство в его судьбу?
  - Нет. - Рочен нагнул голову. - Думаю, он бы обязательно справился сам. А я все только усложнил. Силь, я потратил свое время, гоняясь за несбыточной мечтой. Иллюзией детства. Наверно, до сегодняшнего дня я был все тем же обиженным мальчиком, который хочет доказать приятелю, что круче взрослых пацанов. Смешно.
  - Угу. Но я рада, что ты это понял. Но если бы он к тебе вернулся... Вот таким, какой он сейчас... Что бы ты сделал?
   - Не знаю... Мне кажется... - Рочен покраснел. - Я был бы счастлив. Но это - неправильно. Хотя еще сегодня днем я проклинал Гердена за то, что он убрал Лиса из моего дома.
  - Герден умнее тебя.
  - Наверно. Он - будущий Король. А я - обычный человек без стимула к жизни.
  - Два раза дурак. - Силь рассердилась. - У тебя есть любимая работа. Есть сестра, которая до сих пор видит в тебе героя. Она собралась замуж за твоего друга в надежде стать к тебе чуточку ближе. Мальчик Рик... Ты пообещал ему свою помощь. И ты смеешь говорить, что твоя жизнь стала пустой? Помнишь условия нашего контракта?
  - Ты даришь мне силу, а я, по исполнении желаемого, отдаю тебе то, что для меня является несомненной ценностью.
  - И что, по-твоему, мне у тебя забрать? - Силь прищурила оранжевые глаза.
  - Не знаю... - Рочен развел руки.
  - Зато я знаю. Есть одна, очень важная для тебя, ценность, о которой ты не имеешь ни малейшего понятия. Сначала я хотела тебе рассказать... Но ты настолько душевно туп, что это не имеет никакого смысла.
  - Силь...
  - Я учила тебя искусству доставлять друг другу наслаждение... Но любовь ты предложил другой. Той, которой она не нужна.
  - Силь, я всего лишь хотел ее остановить! Не уходи... - Он коснулся пальцами разноцветных прядок.
  Дух отпрянула.
  - Что? Как и в отношениях с Лайсином? Что имеем, не храним, потерявши, плачем?
  Рочен все-таки достал сигарету.
  - Знаешь, Силь... Ведь мы такими рождаемся. Умными или не очень. С разной энергетикой и определяемым ей характером. Возможно, по сравнению с вами - я тупой и безнадежный чурбан. Но я этого не понимаю, поскольку чувствую только себя и не могу ощутить то, что видишь и понимаешь ты. Прости, но есть определенная планка, выше которой я прыгнуть не в состоянии.
  Чиркнув зажигалкой, через мгновение он вдохнул терпкий дым.
  - Я курить начал только от того, чтобы было время подумать. Сначала - над учебными операциями, потом... обо всем. Силь... наверно, я не такой, как все. Не могу, как Ден, быстро найти с посторонним человеком тему для разговора. Мне неприятно, когда в мыслях хорошенькой девушки яркими буквами читается, что я выгоден, как муж... Конечно, люди используют друг друга всегда, и никто не общается "просто так". Но мне не нужны такие отношения. Ты недавно говорила, что я тебя не звал... Силь, я хорошо помню твою отповедь, когда ты заявила, что духи приходят сами. И я сделал вывод: раз ты не появлялась, значит, я тебе не интересен. Или у тебя другие дела. Что ж... Раз ты собралась уходить... Спасибо тебе за все: за терпение, за то, что обучала меня работе с энергиями, за твое хорошее отношение и помощь.
  Он взял ручку маленькой девушки и поцеловал каждый пальчик.
  - Я не научила тебя одному: открывать свое сердце. - Прошептала она, гладя жесткие белые волосы.
  - Это хорошо, Силь. Зато теперь я понимаю, почему мне так хотелось остаться с Лайсином.
  - Наверно, он принимал тебя таким, какой ты есть: нелюдимым мальчишкой, защищающим друга от всех неприятностей.
  - Да. Мне не нужно было под него подстраиваться, чтобы заниматься одним делом. Больше ни с кем подобных отношений создать не получилось. Не было той легкости, при которой не нужно слов. - Рочен усмехнулся. - Вот и вся любовь... Чистейшей воды эгоизм.
  - Я рада, что ты понял суть твоего к нему отношения. Если ты не закроешься, а продолжишь постигать мир, то однажды... быть может... мы снова встретимся.
  - Если я опять стану тебе интересен. Так?
  - Наверно. Давай прощаться?
  - И все же, что ты у меня забрала?
  Силь рассмеялась.
  - Не скажу. Темнеет. - Она посмотрела вокруг. - Иди домой, пока видно тропинку.
  - Прощай, Силь. Счастья тебе!
  Девушка улыбнулась и растаяла в вечернем воздухе.
  Закурив еще одну сигарету, Рочен накинул на голову капюшон длинной меховой куртки и быстро зашагал вниз по склону. В городе, чьи крыши виднелись между сосен, уже зажглись огни. Узкие улочки, темные даже днем, украсились теплым светом фонариков, развешанных на стенах между окон. Когда солнце опускалось за горы, ночь сразу падала в долину, заставляя припозднившихся людей торопиться домой. Ведь наступало время прячущихся от людского взора фей и танцующих под их музыку духов. По крайней мере, так рассказывали старики.
  Перейдя через реку по старому мостику, Рочен углубился в сплетение старых улочек и уже через десять минут открыл дверь дома. Старших сестер с их шумными ребятишками уже не было. Но появился Рик и уже привычно повис на шее Рочена.
  - От этого ребячества пора отвыкать! - Щелкнул его по носу доктор. - Парню семнадцать лет, а он лезет обниматься к чужим дядькам.
  - Ну-у... - Серые глаза хлопнули пушистыми светлыми ресницами. - Мы же не увидимся целый год!
  - Ладно. - Рочен сам обнял мальчишку. - Но волосы состриги.
  Тот не обратил на его слова никакого внимания, но схватил "братика" за руку.
  - Пойдем на кухню! Мы с Линой тебе целых два куска торта оставили!
  - И когда успели подружиться?
  Повесив на крючок куртку, Рик заметил:
  - Когда она выйдет замуж за Дениэля, мы станем часто встречаться.
  - Вам бы друг на друга посмотреть, а не на нас, стариков...
  - Ой, Рочен... Чего я не видел в женщинах?
  Доктор не удержался и расхохотался на весь дом.
  А на следующий день, с самого утра, он отправился в приемную наместника.
  
  Когда долиной от имени принца Корвеса правил Итон Който, не любивший тесноту Джайны, то в свой городской дом он приезжал только по мере надобности. Но Ханна, которой Герден дал все полномочия по устройству быта наместника Лайсина, осмотрела старый замок и пришла в ужас. Зато городские апартаменты ее вполне устроили. Дом был удобным и теплым. Врач, с которым она договорилась о домашнем наблюдении за здоровьем наместника, жил по соседству. А канцелярию, чтобы далеко не бегать, она разместила в пристройке первого этажа и занялась накопившимися бумагами. Троих служащих, сидевших в должности секретарей со времен старого Който и гонявших по столу мух, она уволила и наняла молодых бойких девиц. И за несколько дней они быстро разобрали всю накопившуюся корреспонденцию. Теперь одна из них сидела на связи, а остальные спокойно занимались текущей работой.
  Когда Рочен зашел внутрь этой пристройки, девушки, не сговариваясь, расплылись в улыбках.
  - Господин Рейво! Чем Вам помочь?
  - Таша! Ты стала такой взрослой! - Удивился он, увидав младшую сестру одного из школьных приятелей.
  - Да... - Сразу заалели ее щечки. - Скоро выхожу замуж.
  Она покрутила надетое на пальчик обручальное кольцо.
  - Поздравляю и желаю счастья!
  - Спасибо! Так что для Вас сделать?
  - Девочки, так получилось, что когда началась эта неразбериха, я просто сбежал с работы, чтобы приехать сюда. Прошу, красавицы, нарисуйте мне вызов наместника и украсьте его печатями.
  - Хорошо, сейчас сделаю. - Таша села за экран, ловко набирая текст. Когда он был готов, она его распечатала и протянула Рочену.
  - Надо завизировать у госпожи Ханны.
  - Где она?
  - Наверно, в покоях наместника. Ему с утра нездоровилось.
  - Лапушки... Ее можно как-то вызвать? А то мне не хочется сидеть тут до ночи.
  - Вы нас покидаете?
  - Пора возвращаться к обычной жизни с дневной работой и вечерними посиделками в баре или пустом доме.
  - Давайте мы найдем Вам невесту! - Вдохновились девушки.
  - Если вы найдете мне невесту, у меня останется только бар. Но там не полежишь с сигаретой в кровати. Так что спасибо, но нет.
  - Госпожа Ханна сейчас спустится! - Сказала одна из секретарей, положив коммуникатор.
   Когда Ханна вошла в канцелярию, девушки усердно трудились, а Рочен смотрел в окно.
  - Здравствуйте. - Женщина коснулась его руки. - Рада видеть Вас целым и невредимым. Скажите... Там было жарко?
  - Там было страшно. - Улыбнулся Рочен. - Как тебе новая работа?
  - Может, пойдем в кафе?
  - Пойдем. Только распишись и поставь печати.
  Ханна удостоверила документ, положила его в конверт и протянула Рочену. Тот убрал его во внутренний карман, а потом помог женщине надеть пальто.
  На ступеньках он подал ей руку.
  - К "Максу"?
  - Да. - Согласилась она. - У него вкусные пирожные.
  Перейдя улицу по диагонали, они зашли в маленький зал. Хозяин лично вышел поздороваться с посетителями и обещал свежую выпечку и самый вкусный кофе. Пока они ждали заказ, Рочен снова поинтересовался ее работой.
  - Я довольна. - Сказала она. - Господин Лайсин подбирает мне книги, а потом заставляет пересказывать. - Засмеялась Ханна. - За эти дни я узнала много нового. Работа тоже не дает расслабиться: утром собираю новости, сплетни и корреспонденцию. Днем помогаю господину наместнику вести прием. Вечером готовлю заметки для колонки, которую сделала в местной газете. Девочки рассылают то, что мы отработали. Иногда не высыпаюсь.
  - Но держишься молодцом. - Заметил Рочен, поблагодарив за кофе.
  - Что случилось в Тамте?
  - Фортисы разбудили запечатанного под холмом духа. Сейчас холма больше нет. Впрочем, как и Фортисов. Следующим главой государства станет Герден.
  - Город сильно пострадал?
  - В-основном, отделались испугом. Если там твоя семья, то напиши им письмо и посоветуй подать прошение о компенсации. Деньги лишними не бывают.
  - Точно. - Улыбнулась Ханна. - И как же вы справились с духом?
  - Сначала пошвырялись заклинаниями. Потом поговорили о жизни и любви. Дух согласился уйти.
  - Ох, господин Рочен... Что же вы такого сказали? - В глазах Ханны плясали веселые огонечки.
  - Почему ты сразу подумала обо мне? - Поднял брови доктор. - Может, это принц Герден?
  - Тот как раз швырял заклинания. - Рассмеялась женщина. - Это Вы уговариваете, заставляя людей и, наверно, духов, переосмыслить жизнь.
  - Вот как? Мне недавно сказали, что я только порчу все, к чему притрагиваюсь. Что я тупой... и еще что-то подобное.
  - Вероятно, они Вас плохо знают. - Ханна положила пальцы на его ладонь. - Вы заставили меня взглянуть на мир по-новому. Теперь я абсолютно уверена в неслучайности событий. И если когда-нибудь в моей жизни снова появится тот, кто назовет меня любимой... я сделаю все, чтобы увидеть свет его глазами.
  - Не только, Ханна. Еще ему нужно показать твой мир. Если он его примет, вы обязательно будете счастливы. Если такого не случится, не расстраивайся. - Рочен вздохнул. - Мы - только пешки в чужой игре. Я тоже пытался... И проиграл.
  - Вы о господине Лайсине?
  - И о нем тоже.
  - Господин Герден дал строгое указание Вас к нему не пускать. Но если...
  - Нет, Ханна. Принц абсолютно прав. Мне, как и наместнику, нужно научиться жить без зависимости. Поэтому нет. Вы - очень милая и искренняя женщина. Одна из немногих, кому хочется сказать "до встречи".
  - Вы улетаете в столицу?
  - Сначала отвезу Рика к родным. А потом вернусь к работе. Думаю, за самоуправство мне влепят выговор. А потом заставят работать в две смены.
  - А Вы не поддавайтесь! - Улыбнулась Ханна. - Уверена, Вы справитесь со всеми проблемами.
  - Почему ты в этом так уверена?
  - В Вас живет любовь, господин Рочен.
  - Вчера мне говорили обратное. Но это неважно. Ханнушка! - Доктор взял руками обе женские ладошки. - Уверен, что мы еще увидимся. Прошу... берегите моего Лиса.
  - Обещаю! - Серьезно кивнула Ханна, глядя, как Рочен, заплатив за них обоих, надевает куртку. - До встречи! - Шепнула она, когда он вышел из кафе навстречу сеющему ранний снег ветру.
  
  Глава семнадцатая. Спустя год
  
  После событий, потрясших провинцию Тамт, прошел год. Холм с домами аристократов, еще недавно возвышающийся над рекой, сравнялся с остальным ландшафтом. А оставшаяся в живых элита местного общества переехала за реку, построив между Джайной и новыми особняками красивый мост с коваными узорчатыми перилами. Город тоже пришел в себя и с началом осени устроил традиционную южную ярмарку, на которую съехались оптовые покупатели из разных уголков страны.
  Ломающий голову над законом о запрете продажи самородных магических кристаллов в другие регионы и страны наместник Райген поднял голову и отложил перо, когда в его кабинет забежал шустрый синеглазый мальчишка и ткнулся лбом ему в грудь.
  - Что, внучок... набегался? А где твои няни?
  - Я уже большой, чтобы играть с этими тетками. - Заявил шестилетний пацан. - Деда, можно я буду дружить с мальчишками, играющими на заднем дворе?
  - Можно. - Улыбнулся дед и погладил черные волосы. - Только это надо заслужить.
  - Что я должен сделать? - В синих глазах блеснули любопытные искорки.
  - Ты должен начать обучение.
  - Сидеть, как ты, за столом, морщить лоб и записывать непонятные слова?
  - Учителя объяснят тебе их смысл. Ну как? Ты же не хочешь показаться неучем перед новыми товарищами?
  - Ну ладно... - Вздохнул мальчишка. - Тогда начнем прямо завтра!
  - Договорились. А теперь беги и найди своих нянек. А еще передай им, что с завтрашнего дня они уволены. Хотя... это я скажу сам. Иди, мой хороший...
  Когда мальчик убежал, на столе Райгена запищал вызовом коммуникатор.
  - Рад слышать Ваше Величество. - Сказал наместник, включая связь. - Насчет отпускных цен на топливо? Да, я был очень убедителен в разговоре с господином Горесом. Он согласился снизить их для внутреннего рынка. Мне приятно быть полезным моему сыну. Да, строительство курортов на озерах идет практически без перерывов. Думаю, в следующий сезон они станут самыми модными не только в нашей стране. Как поживает Салих? Я не видел его с весны. Тогда он показался мне расстроенным. Что? Уже все хорошо? А, понятно! Вы предложили ему жениться, а он пришел в ужас... Представляю его перекошенную физиономию. Да, я понимаю, что из всего дома Фортис - Тэо в живых осталось несколько человек... Ну и, конечно, Горес со своим странным семейством. Что? Неужели? Наконец, наш Ренк обратил взгляд в сторону женщины. Сколько ему сейчас? Сорок шесть? Прекрасный возраст для брака. А невесте? Двадцать? Откуда? Из Ойтоко? Восточная красавица с миндалевидными черными глазами и кожей, похожей на атлас? Родственница господина Сэмпа? Жаль, что не аристократка. Хотя в провинции у моря аристократы выходят замуж и женятся только на своих. Они помешаны на чистоте крови. Когда свадьба? Вот как? Отлично. К этому времени постараюсь наладить с Хойо торговые отношения и узнать, как они относятся к озерам. Да-да... отель в стиле Огано... Хотя что с них взять, кроме крабов? А, да... Аэромобили у них просто отличные: надежные и недорогие. Возможно, предложу им спроектировать и построить воздушный туннель для аэроэкспресса Кэно - Ойтоко. Вместе с поездом. Пусть порадуются. Спасибо... Когда Вас ждать? После ярмарки? Счастлив, что снова увидимся, мой мальчик...
  Герден нажал отбой и убрал коммуникатор в карман. За окном дворца сияло яркое осеннее солнце. Королевский сад услаждал взор разноцветной листвой и новой аллеей, прорезавшей его от выхода из дворца до самой реки. Там Король приказал построить причал для речных яхт. Сам он воду не любил, но Рикус Рейво Верус почти каждый свободный день проводил на реке, оттачивая мастерство яхтсмена. В университете, куда он только что сдал вступительные экзамены, была сильная команда, и Рик хотел в нее попасть.
  Король отошел от окна и снова сел за письменный стол. Подперев щеку рукой, он стал лениво просматривать лежащие перед ним документы. Но мысли почему-то снова возвращались к тем дням, когда он, с маленькой кучкой оперативников, вернулся в столицу и во всеуслышание объявил траур по безвременно скончавшемуся монарху. А следом за этим ввел чрезвычайное положение в южных и центральных провинциях, объявив о повсеместном распространении злостного вируса. Войска послушно перекрыли границы, а бригада микробиологов и врачей отправилась в Кэно. Герден усмехнулся: с ними никто не поделился информацией о грибных спорах. Но, как только солдаты в защитных костюмах, сменяя друг друга каждые пятнадцать минут, залили то, что осталось от холма, специальным раствором, а потом и вовсе сравняли его с землей, болезнь сама собой как-то сошла на нет. Наместником, как и предсказал Рочен, стал Райген. Была мысль назначить на эту должность молодого Салиха, но тот вообще отказался ехать в Тамт. Однако на предложение Гердена стать личным советником он легко согласился. Несмотря на молодость, господин Токо был хорошо образован, умел договариваться и уговаривать. Если же мягкие уговоры не помогали, на помощь приходил безапелляционный Тайрес и сразу давил на слабые стороны противника. Поэтому результатом работы этой пары было абсолютное достижение желаемого как во внутренней, так и во внешней политике. Господин Санс с радостью возглавил новую Службу безопасности. Он сам подыскивал в нее молодых мужчин, не сильно озабоченных женскими прелестями, и прелестных женщин, не особо озабоченных морально-этическими правилами, но зато разбирающихся в тонкостях службы и готовых на любую, даже грязную, работу ради процветания страны. Информационными технологиями занялся Хей. В его группу вошли Сэмп и Тэйлин. Они же проверили имеющуюся защиту Государственного банка и обеспечили ее многоуровневой охранной системой. Все, кто были с ним с провинции Тамт, стали самыми доверенными помощниками, заняв ключевые государственные посты. Никакого шума при смене власти не случилось, поскольку на королевский трон во время режима чрезвычайной ситуации никто не претендовал. Все тихо сидели по своим провинциям в надежде, что проблема рассосется без их участия. Поэтому, во всеуслышание поздравив народ со снятием ограничений на передвижение по центральным долинам, Герден объявил о дате собственной коронации. Она прошла тихо и спокойно. Можно сказать, в будничной обстановке, поскольку проблем, оставленных Исайтором наследнику, было слишком много, и их надо было решать, а не развлекать гостей очередным приемом. Поэтому, поблагодарив власть духовную за участие в процедуре, Его Величество Герден убрал корону в сокровищницу, засучил рукава и с помощью верных соратников начал просматривать финансовые отчеты. И они были неутешительными: казна не получала прибыли уже пятый год. Средства, выделяемые провинциям, расходовались непонятно на что. И тогда, тщательно изучив анкетные данные сотрудников нескольких департаментов, он почти всех уволил, оставив только самых толковых. Выделив им в помощь недавних студентов, Король заставил их полностью пересмотреть и переделать отчеты. И когда там обнаружились полноводные денежные реки, текущие в направлении некоторых аристократических семейств, Король безжалостно заблокировал их счета. После того, как парни Санса отловили нескольких убийц, посланных к Королю, глава одного из семейств был казнен, а еще двое депортированы вместе с близкими за пределы страны. Желтая пресса пару раз назвала его узурпатором и тираном, но скоро запела по-другому, когда к заказчику статей, принцу Горесу, прилетели военные аэробусы, а потом - молодые неподкупные люди из счетной палаты. После тотального аудита принцу пришлось расстаться с суммой, равной приблизительно годовому доходу. А умный Райген тотчас подсуетился и подписал с ним договор о регулировании цен на сырец, из которого делали топливо. Забот было столько, что Королю порой не хватало суток, чтобы осуществить намеченное. И, тем не менее, он продолжал следить за жизнью и деятельностью наместника Лайсина. За деятельностью - читая поступающие к нему отчеты, а за жизнью - получая короткие послания Ханны. К удивлению Гердена, Лайсин Който оказался грамотным владыкой, вникавшим в каждую проблему и решавшим ее по мере сил и возможностей. Местные были довольны. Особенно тем, что Лайсин разрешил строительство горнолыжного комплекса неподалеку от Джайны. Главной его изюминкой стал старый замок семейства Който, переоборудованный под отель и ресторан. Так получилось, что Итон умер, а Лайсин не захотел даже приближаться к родовому поместью. Но, когда к нему поступило деловое предложение от местных заправил турбизнеса, он вложился в дело, предоставив для развлечения публики принадлежащее ему древнее строение. Правда, Ханна все чаще присылала тревожные известия об ухудшающемся здоровье своего подопечного и просила прислать грамотного специалиста... с намеком на некоего хирурга широкого профиля. Но Герден игнорировал эти послания до тех пор, пока Лайсин не слег в постель с лихорадкой. Специалист, правда, не тот, о котором просила женщина, прилетел и поставил неутешительный диагноз, о котором сообщил только Его Величеству. Современные препараты и донорская магия поставили наместника на ноги, но Герден понял, что в скором времени придется искать на эту должность нового и преданного ему человека. И вот, однажды вечером, в покои Его Величества зашел Санс и попросил подписать отпуск своему заместителю Дениэлю Гэро. "Женится парень!" - Развел руками Глава Службы безопасности.
  "На ком?" - Герден подмахнул прошение. "Гм... На сестре господина Рочена". - Отведя глаза в сторону, ответил Санс. Дело в том, что с момента отъезда из провинции Тамт люди, близкие к Его Величеству, старались не упоминать имени доктора, поскольку Герден сразу приходил в тихую ярость, докапываясь до каждой мелочи. Но в этом случае увернуться от ответа было решительно невозможно. "Вот как?" - Спокойно сказал Герден. - "Что ж, все - к лучшему. Значит, я нашел нового наместника". И добавил: "Он хочет в отпуск? Замечательно. Поедет на родину жены и совместит приятное с полезным. Позови его ко мне. Хочу поговорить с женихом о серьезности намерений". Когда Ден услышал от Гердена о новом назначении, сначала пришел в ужас: с беззаботным образом жизни, в котором важное место отводилось гонкам и веселым посиделкам после них, придется заканчивать. И начинать учить азы финансово-экономической стратегии с основами ведения бухгалтерского учета. Но если сказать Гердену "нет", на карьере можно поставить жирный крест. А ведь мужчине предстояло содержать семью... Конечно, он согласился и сразу отправился в университет, чтобы отыскать там преподавателей, рекомендованных Королем.
  Постучав кончиком пера по губам, Герден снова попытался вникнуть в читаемый текст. Но теперь его мысли обратились к тому, чье имя при нем не называли, но о ком знал всё, поскольку господин Салих, единственный человек, посвященный в личные дела Гердена, раз в неделю приходил и рассказывал государю, чем занимался доктор Рочен. Обычно его дни были невыносимо скучны: бесконечная работа с утра до вечера. Но однажды его начальника повысили, а Рочен, оставаясь практикующим хирургом, стал заведующим отделением травматологии в госпитале, что прибавило ему административной работы. Казалось, в выходные дни он должен был спать с утра до вечера, чтобы набраться сил. Однако, увеличив нагрузку, доктор стал брать кардиологические операции, запланированные на несколько месяцев вперед. Люди на него буквально молились, рассказывая близким о волшебных руках врача. И таким образом, в бесконечной работе, проходили неделя за неделей. Он никуда не выезжал, никем, кроме больных, не интересовался. И только иногда ходил вместе с Дениэлем Гэро в ресторан на одной веселой улочке. Но однажды в его привычный образ жизни ворвался живой и восторженный фонтан по имени Рикус Верус...
  
  Случилось это весной. Холода и утренний лед на лужах уже канули в небытие. Птицы, радуясь долгим солнечным дням, услаждали окрестности столицы пением, стараясь вдохновить на любовь разборчивых самочек. Сложившиеся пары подновляли гнезда в зарослях лещины и на верхушках тополей, покрытых клейкими молодыми листочками. На пригорках цвели желтые и синие примулы, а трава в низинах изо всех сил тянулась к свету.
  В тот день Рочен был абсолютно свободен. Однако, накануне, вернувшись поздно вечером со службы, ему вдруг стало так одиноко и тоскливо, что он набрал номер Дена и поинтересовался, не хочет ли он сходить в ресторан. Всего на пару часиков. Дениэль, который с утра должен был работать, тем не менее, согласился. Пьянел он редко и в нужный момент мог остановиться. Но тогда, усевшись в темном углу, они надрались до безобразия. Денки радовался, что наместник Лайсин все-таки подписал разрешение Лине на замужество по исполнении семнадцати лет. И до этого события оставалось всего каких-то три месяца. Свадьбу, поскольку подруги невесты и родственники жили в Сенко, решили сделать в Джайне. Так как гостей со стороны жениха было немного, он легко согласился. Оставалось только подписать отпуск у Санса и Короля, а также уговорить Рочена пересмотреть расписание операций, чтобы вырваться из столицы хотя бы на неделю. Ведь он должен был стать свидетелем клятв новобрачных. Эйфория захлестывала Дена с головой, и он готов был делиться ей не только с другом, но и с целым светом. Его коммуникатор каждый вечер раскалялся от долгих разговоров с возлюбленной, уже строившей планы на совместную жизнь. Только главное обещание своей невесте Ден все еще не выполнил: он пока не представлял, в каком месте столицы поставить семейный дом. Сначала мужчина подыскивал готовое строение в том же пригороде, где жил Рочен. Но цена была кусачей даже для заместителя главы службы безопасности. А жить на другом конце города, вдали от друга, ему не хотелось. Поэтому он не терял надежду уговорить доктора поменять район, рассказывая о заманчивых предложениях комиссионеров. Но тот хмурился и отнекивался нежеланием что-либо менять. А сейчас, сфокусировав взгляд на бутылке, Рочен наливал бокал за бокалом, не слушая прелестей новых вариантов, предлагаемых другом. И тогда Денки в лоб спросил о причине беспокойства.
  "Завтра приедет Рикус". - Рочен достал сигарету и зажигалку.
  "Ну и что?" - Не понял Ден. - "Он - взрослый, восемнадцатилетний парень. Мешать тебе не будет. Кажется, он хотел поступить в университет? Поступит и осенью переедет в общагу. Тогда в твоем унылом доме снова поселится тишина!"
  "Не представляю, как вести себя с подростками". - Наконец, признался Рочен. - "Скажешь что-нибудь не то - обидится. Посмотришь не так - развернется и сбежит. Выскажешь свое мнение - обзовет стариком".
  "Ты бы женился..." - Улыбнулся Ден, опрокидывая в себя следующую рюмку. - Когда родятся свои детки, будешь точно знать, о чем с ними разговаривать! Скажи, неужели в больнице нет милых медсестричек?"
  "Сколько хочешь". - Скривился Рочен. - "А в уме только одно: деньги, деньги, деньги... Спасибо за ценный совет, но - нет".
  Когда они, поддерживая друг друга, вышли из ресторана, восток краснел за них утренней зарей.
  Добравшись до дома Рочена, Ден сгрузил его тело на кровать, а сам, постояв под контрастным душем, принял таблетку и, дождавшись ее действия, вызвал такси и уехал на работу. Однако нервное напряжение доктора было настолько велико, что проспав всего пару часов, он тоже встал. Помывшись, он прошел по дому, пытаясь взглянуть на него новыми глазами. "Пусто, чисто, аккуратно". - Сделал Рочен вывод. - "Ничего лишнего. Словно не дом, а больница". Но комнаты для Рика, которые, в соответствии с пожеланиями заказчика, отделали заново, были веселыми и нарядными. "Надеюсь, ему понравится..."
  В двенадцать часов пополудни перед домом остановилось аэротакси. Оттуда, расплатившись с водителем, вышел худой светловолосый парень с небольшой сумкой. Его длинные, ниже лопаток, волосы были собраны в хвост. Отдельные пряди ветер с удовольствием бросал на лицо, прикрывая искрящиеся серые глаза. Тогда Рочен понял, что те слова, которые он заготовил, не стоили ничего. Он просто шагнул навстречу, раскрывая этому хрупкому юноше свои объятия. Кажется, сумка отлетела куда-то в сторону, а Рик, отбросив приличия, повис на его шее, прижимаясь к нему всем телом.
  - Рочи... - По шее доктора потекли теплые слезы. - Ты меня жда-ал!
  - Ты даже не представляешь, как... - Улыбнулся Рочен, вспомнив вчерашнюю пьянку и свои переживания.
  Рику понравилось все: сам дом, его комнаты и даже просторная кухня, увешанная новой посудой.
  Ответом на вопросительный взгляд парня Рочен пожал плечами.
  - Мне некогда готовить. Ем, где придется.
  - Не волнуйся! - Рик довольно улыбнулся. - Готовить буду я. Между прочим, повар моей семьи меня хвалил!
  - Но... у тебя будет много других занятий... - Попробовал сопротивляться Рочен.
  - Я все успею! А где тут базар? Ты мне покажешь?
  - Э... в этом районе его, кажется, нет. - Доктор задумчиво взлохматил свои волосы. - Это далеко... Кстати... - Вспомнил он. - Ты получил права на управление аэромашиной?
  - Да... - Рик взмахнул перед доктором хвостом светлых волос и поставил на стол свою сумку. - Вот права. А еще - диплом об окончании второй ступени обучения. Еще я занимался спортом и научился хорошо ходить под парусом.
  - Это правильно... - Задумался Рочен, глядя в счастливые глаза парня. Конечно, за год мальчишка немного вырос, но все равно напоминал изящную и хрупкую статуэтку, не приспособленную к реалиям жизни. - Ладно. - Наконец решил доктор. - Ты уже самостоятельный. Хочу сказать сразу, заниматься твоим развлечением мне некогда. Уже завтра у меня смена. Поэтому... бросай вещи и поехали.
  - Куда?
  - Увидишь. Ручаюсь, тебе понравится.
  Усевшись в машину, Рочен запросил коридор. Когда они взлетели, он покосился на разглядывающего крыши и деревья парня.
  - Ден предлагает мне сменить район, чтобы купить дом где-нибудь рядом с ним.
  - Но здесь красиво! - Хлопнул ресницами Рик. - Маленькие озера, цветы, деревья... уверен, тут тоже можно найти симпатичный домик!
  - Этот район считается одним из самых дорогих в столице. Быть может, стоит посмотреть что-то подешевле?
  - Это из-за меня? - Нахмурился Рик.
  - Из-за Дена. Все-таки, он будущий муж моей сестры.
  - Не волнуйся! - Снова повеселел парень. - Если надо, я за ней пригляжу и в другом месте. Честное слово, я все успею!
  - Ты уже думал о будущей специальности?
  - Да-а... - Рик провел по своему лицу пальцами, убирая за ухо прядку волос. - Если ты - доктор, я буду экономистом. Поступлю на экономику и финансы. Рочен, не бойся. Эта специальность нас с тобой всегда прокормит!
  Доктор рассмеялся.
  - Ты решил жить со мной до глубокой старости? А как же девушки? Семья, в конце концов?
  - Теперь ты - моя семья! - Улыбнулся довольный мальчишка. - Хочешь, покажу удостоверение личности? - Он порылся в кармане и извлек карточку, в которой было написано его полное имя: Рикус Рейво Верус.
  - Ребенок королевских кровей взял имя дома простолюдина. Рик, я в замешательстве.
  - Да ладно тебе! - Засмеялся тот. - Зато теперь мы - дом Верус- Рейво! Круто, да?
  - Очень. А теперь взгляни, куда мы прилетели.
  Опустившись на плоскую крышу большого здания на окраине города, Рочен вышел из машины и довольно потянулся.
  - Еще не догадался?
  - Не знаю... может, тут тренировочное поле для аэромобилей? Наверно, ты хочешь посмотреть, насколько хорошо я научился водить машину? Или здесь их склад?
  - Почти угадал. Они тут продаются.
  - Что?
  - Сегодня мы купим тебе собственный аэромобиль.
  - Рочен! - Не обращая внимания на сновавшую по крыше публику, Рик снова повис на шее доктора. - А какой модели? А какого цвета?
  - Давай посмотрим все, что тут есть. Потом ты мне расскажешь, что понравилось.
  К концу дня парень, внимательно осмотревший все модели от бюджетных до дорогих, выбрал небольшую вишневую машинку с надежным и достаточно мощным маневровым движком. Цена была приличной, но Рочен купил ее, не раздумывая. Летая в городских условиях, парень должен быть абсолютно уверен, что обойдет любое препятствие и встанет именно там, где ему удобно, не разыскивая свободную парковку за квартал только потому, что показалось невозможным вписаться в небольшое пространство. Кроме всего, этот аэромобиль был оснащен всевозможными датчиками и навигационными приборами. Причем, не только электронными.
  У Рика от счастья не было слов. Поэтому, когда покупка была оформлена, он приподнялся на цыпочки и поцеловал Рочена в щеку.
  - Хватит. - Порозовел доктор. - Порадуешься дома. А сейчас у меня всего один вопрос: сам доведешь машину или заказать доставку?
  - Сам. - Рик нежно коснулся дверной рукояти.
  - За мной дистанцию держать сможешь? Не испугаешься городских лихачей?
  - Не испугаюсь!
  Рик торжественно занял водительское место и пристегнулся ремнями.
  Долетели они без приключений. И маленькая машинка Рика заняла свое место на парковке рядом с монстром доктора.
  Вечером их ждал столик в ближайшем ресторане. Отметив покупку вкусной едой и чаем с пирожками, мужчина и юноша вернулись домой. Закрыв за собой дверь, Рочен сразу потер слипающиеся глаза и объявил парню, что следующие два дня он может делать все, что считает нужным, поскольку у самого доктора дежурства в госпитале. Пожелав Рику спокойного сна, он помылся в душе и растянулся на кровати, пытаясь подсчитать предстоящие расходы на учебу. Но деньги, оборачиваясь белыми барашками, медленно уплывали вслед за вишневым аэромобилем, уверенно влетавшим в сон... вдруг прервавшийся появлением в его спальне Рика, одетого в милую пижамку с кружевами.
  - Можно на минутку? - Спросил он, запоздало стукнув пальцем по дверному косяку.
  - Ты что-то хотел узнать? - Сонно спросил Рочен, разглядывая задумчивую улыбку, распущенные по плечам волосы и крепкие красивые мышцы на руках и ногах парня.
  - Хотел еще раз сказать спасибо.
  Приблизившись, Рик встал коленями на ковер, положив ладони и голову на кровать рядом с головой Рочена.
  - Угу. - Ответил тот. - Пжалста. Спкойной нчи.
  - Я так люблю тебя! - Тихо сказал Рик, легонько касаясь пальцами щеки уснувшего мужчины.
  
  А с утра курьер канцелярии Его Величества принес приглашение Рикусу Верусу на встречу с Королем. Она должна была состояться на следующий день. Рик взял платежную карту, оставленную для него Роченом, и поехал по магазинам покупать себе одежду и обувь. Как всякий аристократ, выросший в благородной семье, он знал истинную цену вещам и умел не только их выбирать, но и выглядеть именно так, как требовала ситуация. Встреча с Королем - мероприятие официальное, поэтому костюм должен быть неброским, но дорогим. А для университета можно было одеться поярче и попроще. Еще он хотел заехать на базар и купить продукты, чтобы приготовить Рочену обед. После чего продемонстрировать все, что купил.
  Только вернувшийся за полночь доктор не увидел в гостиной красиво сервированный стол. Его мечтой было добраться до кровати и в нее упасть. День выдался тяжелый и нервный: сначала была тяжелая операция, а потом пришла какая-то проверка, долго искавшая отчеты двухлетней давности по израсходованным лекарствам. Поэтому, вместо того, чтобы заниматься больными, зав.отделением скрипел зубами и поднимал архивные справки. К тому времени, когда он прилетел домой, у него не было сил даже улыбнуться встретившему его на крыльце парню. Извинившись, Рочен тяжело поднялся на второй этаж. С закрытыми глазами отворив свою дверь, он сделал несколько шагов и повалился на кровать лицом вниз. Рик, тут же вошедший следом, покачал головой, а потом осторожно его раздел и накрыл одеялом, решив, что встанет пораньше и приготовит завтрак.
  Когда ранним утром доктор спустился в гостиную, завтрак уже ждал его на столе. Кроме того, в специальный контейнер был упакован обед.
  - Рик... ну зачем ты? Тебе нужно отдыхать, пока не началась учеба!
  - У меня не начались даже вступительные экзамены. Сегодня туда поеду и сдам документы.
  Рик положил на стол ладони и с умилением смотрел, как Рочен ест омлет с грибами и подливой.
  - Очень вкусно! - Поблагодарил он парня. - Извини, что прихожу домой трупом.
  - Но завтра... Ты будешь свободен? Мне хотелось прогуляться с тобой по городу.
  - Хорошо. Завтра операций нет, а отчетность подождет. - Рочен поднялся и положил обед в сумку.
  - Мне пришло приглашение из королевской резиденции. - Сказал Рик, глядя в спину уходящего Рочена.
  - Для чего? - Остановился тот.
  - Ну-у... - Парень улыбнулся. - Во мне течет кровь Фортисов.
  - Тогда сходи. - Облегченно сказал доктор, толкая дверь.
  - А если Его Величество прикажет переехать во дворец? - Прикусил парень губу.
  - Тогда поступай, как считаешь правильным. - Рочен открыл дверь и вышел.
  - Не волнуйся. - Сказал Рик, слушая, как взлетает аэромобиль. - Я никогда тебя не оставлю.
  
  Для визита Рикус выбрал серый костюм под цвет глаз и белую рубашку. Все просто, но очень стильно. Замшевые ботинки, идеально облегающие ногу, прекрасно сочетались с одеждой. Длинные волосы парень убрал в аккуратный пучок и сбрызнул прическу лаком.
  Припарковавшись на гостевой стоянке, Рик предъявил приглашение гвардейцу и вошел в боковой подъезд, отметив, что внешне дворец ничуть не изменился. Зато внутри обстановка и даже цвет стен поменялись полностью. Он шел по коридорам за сопровождающим его слугой, пытаясь вспомнить, где ходил с братом Ларком, но ничего не узнавал. И вот слуга с поклоном открыл перед ним черные двери и объявил:
  - Господин Рикус Рейво Верус.
  Настроившись на серьезный разговор, Рик зашел в кабинет Его Величества и поклонился двум темным фигурам, стоявшим у окна.
  - Здравствуй, Рик. - К нему подошел, протягивая руку, господин Салих. - Приехал учиться?
  - Здравствуйте, господин Салих! - Парень улыбнулся согласно этикету, немного приподняв кончики губ. - Хочу поступить на финансово-экономический.
  - Почему? - Спросил Король, отойдя от окна и приблизившись к Рику.
  - Я должен зарабатывать хорошие деньги. - Твердо сказал парень.
  - Зачем? Разве родители тебе не выделили достаточно средств? Твоя семья богата.
  - Я хочу всего достичь сам. - Ответил он. - Родительские деньги - это мой фонд. Однако, я постараюсь от них не зависеть.
  - Почему ты остановился у Рочена Рейво и взял имя его дома? - Продолжил допрашивать принц невысокого, но уверенного в себе юношу.
  - Я благодарен ему за спасение моей жизни и теплое ко мне отношение. У него - доброе и любящее сердце. Я хочу быть с ним рядом.
  - Он - простолюдин. Ты - аристократ.
  - Мне все равно. - Нос парня задрался немного выше допустимого протоколом.
  - Быть может, чтобы не стеснять этого человека, ты переедешь во дворец? В тебе течет королевская кровь.
  - Нет, спасибо. Мне хорошо в доме господина Рочена.
  - Тебе понравилась новая машина? - Неожиданно спросил Салих.
  - Очень. - Честно ответил парень.
  - Во дворце ты сможешь пользоваться любой машиной гаража.
  - Спасибо, нет. - Теперь улыбка Рика была настоящей. - Я хочу жить у господина Рочена. Да, сейчас он тратит на меня свои средства. Но я закончу обучение и начну работать. Все, что заработаю, отдам ему.
  - Скажи, Рикус... Что тебя увлекает помимо похвального стремления иметь много денег?
  - Мне нравятся яхты. - Пожал плечами мальчишка. - Паруса, ветер и волны. Я никогда не был на море, но у нас в провинции есть большие озера. Я тренировался с профессиональными яхтсменами.
  - Неплохо. - Заметил Герден. - Если у тебя нет никаких просьб и пожеланий, можешь быть свободным.
  Тот поклонился и вышел. Но дверь снова открылась, и уходящего парня догнал Салих.
  - Когда собираешься подавать документы?
  - Прямо сейчас. Спасибо, что меня не забыли.
  - Знаешь что... Я оставлю тебе свой контакт. Ты мне позвонишь?
  - Хорошо. - Рик внес данные в свой коммуникатор и, еще раз поклонившись, ушел к выходу. А Салих вернулся к Гердену, покусывая губу и со странными искорками в глазах.
  - Милый юноша. - Сказал Герден. - Только зачем ему Рочен?
  - Возникшая привязанность к спасителю. А еще Рик знает, что Рочен никогда не оставит его наедине с проблемами. Кажется, малыш нашел в его лице отличного опекуна.
  - Мальчик похож на Ларка. - Сказал Герден, задумчиво рассматривая пейзаж за окном.
  - Нет. - Покачал головой Салих. - Он похож на Лайсина Който.
  - Что?! - Герден резко обернулся, обжигая господина Токо яростным взглядом синих глаз.
  - Я наводил справки... Когда парень жил в доме Рейво, ему показали рисунки господина Рочена. Каждый день, пока не уехал, он с удовольствием их рассматривал.
  - И что же такого необыкновенного рисовал наш доктор? - Поинтересовался Герден.
  - Он - превосходный художник. Не знаю, почему он нигде не выставлялся. Касаемо набросков... Я попросил господина Дениэля связаться с невестой, чтобы она сделала и переслала снимки. Хотите посмотреть?
  - Хочу.
  Салих достал коммуникатор и развернул над ним экран.
  - Вот это - живопись. Любимые горы и сосны. Водопад и бурлящая река. А отдельной папкой - карандашные зарисовки. Смотрите.
  - Это... Лайсин Който?
  - Да. Маленький и постарше. А тут, - Салих открыл новую страничку, - вероятно, его представление о том, каким бы мог стать Лайсин, если бы остался в провинции.
  Герден внимательно посмотрел на рисунок. Длинные светлые волосы. Гордая посадка головы. Изящная фигура и задумчивые серые глаза, смотрящие вдаль.
  - Никого эта картинка Вам не напоминает? - Салих позволил себе улыбнуться. - Мальчик спрятал длинные волосы в пучок. Но представьте их распущенными...
  - Зачем ему это понадобилось? - Удивился Герден. - Мне кажется, ты фантазируешь и видишь то, чего нет.
  - Я вижу, что этот юноша - далеко не Лайсин. У него твердый характер и сильная воля. Он - настоящий Фортис... жаждущий заполучить Рочена Рейво.
  - Чушь!
  - Вы не видите того, что вижу я, мой Король. Этот парнишка двигается, как человек, серьезно занимавшийся хореографией. Рискну предположить, что он брал уроки балета. Все его движения отточены и изящны. С нами он разговаривал и вел себя, как мужчина. Но я могу себе представить, как это тело легко перестраивается под женский образ.
  - Зачем?!
  - Рочен - мужчина. В нем нет женского начала. Значит, для того, чтобы его соблазнить, юноше надо стать женщиной. Очаровательной... и недоступной. Чтобы однажды мужчина дрогнул и проклял себя за то, что поддался этому очарованию. Мой Король... позвольте совет.
  - Какой?
  - Если господин Рейво Вам дорог... подружитесь с мальчишкой. Он сам откроет Вам путь к сердцу Рочена. Но... - Салих покраснел. - В лучшем случае вы станете просто друзьями.
  - Почему? - Растеряно спросил Герден.
  - Он - однолюб. Однако маленький Верус постарается растопить лед, которым окружено его сердце.
  - Я отправлю этого хитрого поганца назад к родителям!
  - Умоляю! - Салих опустился перед Герденом на колени. - Не отбирайте у господина Рочена последнее, что привязывает его к этому миру!
  - И почему ты так озабочен судьбой этого простолюдина? - Сузил глаза Король.
  - Он помог мне справиться с бедой. Благодаря ему я понял, что есть человек, который всегда будет рядом... Ваше Величество... Господин Рочен воскрешает к жизни не только руками. Он чувствует боль человеческой души. Пусть он необщителен и нелюбезен с окружающими, но те, кому он помог выбраться из сложной ситуации, смотрят на него, как на Бога. У него чистая душа и доброе сердце.
  - Встань, Салих. Не делай из себя раба... И чем же, по-твоему, я могу привлечь хитрого демоненка?
  - Ему нравится ходить под парусом. Где-то за дворцом, в лодочном сарае, я видел речные яхты. Прикажите пошить для них паруса и заменить гнилую оснастку. Не сомневаюсь, что Рикус придет в восторг. И притащит сюда своего доктора, чтобы тот посмотрел на него и восхитился.
  - Рочен сюда не пойдет. - Задумчиво провел пальцем по губам Герден.
  - Нет проблем. Как только мальчик освоится, можно устроить королевскую регату с денежным призом. Уверяю, этот ребенок не устоит перед искушением прийти первым и порадовать старшего друга выигрышем.
  - Ребенок... Он моложе тебя всего на шесть лет.
  - В этом возрасте шесть лет - целая пропасть от невинной веры в вечный праздник до падения в разочарование и медленного, тяжелого подъема к синему небу. И вообще, Ваше Величество, приглядитесь к этому юному созданию. Он не остановится перед трудностями в достижении цели, даже если будет тяжело.
  - Н-да... упертый, как все Фортисы. Я понял твою мысль, Салих. Спасибо. Какие у нас еще новости?
  - Ходят упорные слухи о влюбленности Вашего старшего брата в некую молодую аристократку.
  - Это хорошо. Как только женится, сразу отправлю его в Мэйт. Пусть строит города и хорошие дороги. А еще - рожает детей. Возможно, кто-то из них станет следующим Королем.
  - Вообще-то господин Горес спит и видит своего внука на Вашем троне.
  - Хоть они тоже Фортисы, но кровь, разбавленная водой с грибными спорами, может привести к непредсказуемым последствиям. Однако на наш век их было достаточно.
  - То же самое можно сказать и о нас, Тэо и Токо. - Рассмеялся Салих. - Мы, хранители, вообще жили на бочке с ядовитыми отходами!
  - Бедный дух... - Улыбнулся Герден. - Наверно, он настолько ими надышался, что принял слова нашего доктора за чистую монету.
  Салих перестал улыбаться.
  - Я не знаю, что произошло между духом и господином Роченом, но тот ему поверил. Как и все, кто имел счастье с ним общаться.
  Салих поклонился и вышел за дверь. Скоро его шаги стихли в одном из пустынных коридоров дворца.
  "Я почему-то думал, что Рочен уже через месяц захочет увидеться. - Герден прикрыл глаза рукой. - Но этот упрямец по уши закопался в работу, и вылезать оттуда не собирается. Пожалуй, вариант с Риком - хорошая идея. Но Салих... твое предположение - полная ерунда. Скорее наш доктор почувствует себя папочкой взрослого сына. А еще, - глаза Короля уперлись в заросли старого сада, - тут надо прорубить просеку к реке и построить на ней причалы".
  
  Три месяца, оставшихся до свадьбы, Дениэль Гэро учился с утра до ночи, разбираясь в принципах построения банковской системы, финансово-экономической политике и лазейках бухгалтерской отчетности. Любимая невеста, пытающаяся дозвониться до жениха, чтобы сообщить о фасоне платья или количестве приглашенных гостей, иногда слышала только "извини, совсем вымотался" и сонное бормотание. А еще ее обрадовало и одновременно огорчило известие, что по распоряжению Его Величества жить они будут в провинции Сенко.
  - Маленькая, - утешал будущую жену Ден, - солдат не спрашивает маршала "зачем". Просто идет и делает свою работу. Выбери пока место, где будет стоять наш дом.
   Когда он прислал план здания, родители удивились.
  - Похоже на резиденцию наместника. - Сказал отец. - Наверно, твой Дениэль будет заместителем господина Лайсина.
  Пока семейство Рейво приходило в себя, в их доме появилась Ханна.
  - Поздравляю с предстоящим бракосочетанием! - Мило улыбнулась она и тут же сурово продолжила. - Вы уже определились с местом под строительство? Господин наместник с нетерпением ждет начала работ.
  - Но господин Гэро еще не перечислил деньги! - Удивился старик Рейво.
  Ханна снова улыбнулась.
  - О, на этот счет не беспокойтесь: средства уже поступили в личный фонд господина Който. Он будет курировать строительство.
  Видя полностью растерянные лица семейства, на которое, кроме подготовки к свадьбе, свалилась ответственность в виде обретения нового статуса, Ханна снова все взяла на себя.
  - Как вам нравится этот небольшой холм чуть в стороне от въезда в город? - Женщина развернула в личном экране панорамные виды Джайны. - С западной стороны - аристократическая слобода. Ближе к городу - деловой центр. Все достаточно близко и удобно для предстоящей работы Вашего мужа. Но если захотите навестить родителей или подруг, можно вызвать такси. А еще, госпожа Рейво, было бы полезным усвоить манеры того общества, в котором отныне Вам придется вращаться. Вы же не хотите услышать насмешки над Вашим мужем, взявшим в жены простолюдинку?
  - Нет... - Пролепетала сбитая с толку Лина. - И что мне делать?
  - Завтра с утра я пришлю Вам преподавателя по этикету. Господин наместник, по своей доброте, специально для Вас пригласил столичного учителя. Постарайтесь все усвоить до свадьбы, ибо поздравить молодых соберется все высшее общество.
  - Но... мои подруги... и родственники...
  - Ничего страшного. Аристократы придут только на саму церемонию. До вступления господином Гэро в должность свадьба - хороший повод для представления. Более близкое знакомство состоится, когда вы организуете первый прием. Однако, торжество рекомендую сделать тихим и скромным, поскольку новых людей всегда встречают по одежке.
  - Спасибо, госпожа Ханна! - Поклонилась мать новобрачной. - Что бы мы делали без внимательного отношения господина Лайсина и Вашей опеки!
  - Госпожа Агнета... я делаю это ради господина Рочена. Ваш сын... - Ханна сжала пальцы одной руки ладонью другой. - Он - единственный, кто показал мне меня. Картинка была некрасивой, но осознание виденного изменило мою жизнь. Значит, госпожа Лина, место Вам понравилось, и мы можем начинать работы?
  
  Глава восемнадцатая. Летние дни Рика
  
  Пока в далекой северной провинции Сенко рабочие закладывали фундамент нового дома, Рик успешно сдал экзамены в университет и даже успел познакомиться с несколькими студентами.
  Все случилось в тот момент, когда у него закончился первый экзамен и, раздумывая о написанной работе, он пришел на парковку. Рядом с его новенькой машиной стояли пятеро парней. Двое - высокие и широкоплечие. Они громко обсуждали достоинства аэромобиля и кошелек его владельца. Еще двое мелких были группой поддержки. Они услужливо поддакивали и смеялись в нужных местах. Пятый независимо молчал, засунув в карманы руки. Когда Рик подошел и разблокировал водительскую дверь, здоровяки присвистнули.
  - Юным девочкам покупают такие дорогие тачки? - Спросил один из них. - Кто же у нас папа?
  - Быть может, банкир? - Прищурился другой.
  - Теневой авторитет! - Уверенно сказал первый.
  Мелкие захохотали. А молчун заинтересованно посмотрел на худенького парня с длинными волосами, зачесанными в хвост.
  - Детка заблудилась! - "Догадался" второй. - Поехала в магазин и перепутала парковки! Красотка, тебя проводить?
  - Нет, уродец, - улыбнулся Рик. - Я знаю город.
  - Чё сказал, мелочь сопливая? - Подскочил один из массовки. - На кого рот разинул?
  Другой его тут же поддержал:
  - Машинка хороша, но тебе не кажется, что она нуждается в доработке? - И подхватил с земли камень.
  Рик понял, что пока будет взлетать, машину закидают камнями. А еще представил печальное лицо Рочена... Закрыв дверь, он решительно направился к парням и жесткими пальцами, привыкшими работать с канатами, стиснул локоть тому, в чьей руке было зажато орудие неандертальца. А потом прихватил локтем его шею.
  - Сделаете хоть одно движение, даже глазами, в сторону машины, и я придушу вашего приятеля. Не до конца. Но этого хватит, чтобы он стал растением. А потом займусь... - Его глаза посмотрели в сторону молчуна. - Тобой. И мне за это ничего не будет. Пятеро на одного... самозащита.
  - И чем же ты со мной займешься? - Наконец, раскрыл рот парень, стоявший между плечистыми друзьями.
  - Если не возражаешь, танцами. И выглядеть это будет вот так. - Рик перехватил руку, ткнув схваченного им пацана в болевую точку. Совсем недавно доктор показывал ему, где они находятся, и как тело реагирует на резкий с ними контакт. На вопрос "зачем?" он туманно ответил, что пригодится, заставив отрабатывать навыки касаний на созданном им фантоме. Теперь парень попробовал применить новые знания на живом человеке. Это было... познавательно. Тщедушный пацан, зажатый его рукой, скорчился от боли. Пока его приятели разевали рты, он вытянул ногу и с разворота, мыском ботинка, коснулся шеи молчуна. Тот отшатнулся.
  - Ты убит. - Спокойно сказал Рик и отпустил проливающего слезы горькой обиды парнишку: его одолел тот, кто с виду был изнеженным ребенком!
  Взрослые парни набычились и сжали кулаки, глядя на готового к драке Рика. Но их главарь неожиданно улыбнулся и сказал:
  - Поплясали и хватит. Твоя машинка или старшего родственника?
  - Моя. - Гордо сказал Рик и добавил: - Мне ее Рочен купил. Чтобы я не бегал за общественным транспортом с сумками.
  - Старший брат?
  - Нет. Наверно, его можно назвать опекуном. Он много работает, а я убираюсь и готовлю.
  - Ясно. - Сказал главный в этой группе. - Я тебя раньше не видел. Поступаешь?
  - Да. Сегодня сдал первый экзамен.
  - Куда?
  - "Экономика и финансы". У нас с Роченом должны быть разные специальности.
  - У тебя что, нет родителей?
  - Есть. Далеко. - Рик махнул рукой в сторону севера. - Я поеду? Мне еще нужно на базар, а потом - готовить.
  - Сайк. - Протянул ему руку парень. - Ты в хорошей физической форме. Чем занимался?
  Рик порозовел.
  - Хореографией и парусным спортом. Меня зовут Рикус.
  - У него ладони, как доски! - Пожаловался все еще сидящий на земле пацан.
  - Охотно верю, что танцор может убить ногой. - Усмехнулся Сайк. - Рикус, ты слышал, что по осени Король возобновляет регату? Кажется, на кону куча денег.
  - Здорово. - Скис Рик. - Но у меня нет яхты.
  - Закончишь сдавать, приходи к нам. - Пригласил Сайк. - Я оставлю тебе свой контакт.
  - Сайк - председатель студенческого яхт-клуба! - Снисходительно пояснил один из парней.
  - Обязательно наберу! - Пообещал Рик, записывая данные. - Рад знакомству!
  Он снова открыл дверь своей машины и забрался в кресло пилота.
  - Подбросишь к центру? - Внезапно спросил его Сайк. - Я покажу тебе самый дешевый базар!
  - Садись. - Перед взрослым парнем открылась пассажирская дверь.
  Распрощавшись с приятелями, тот пристегнулся и посмотрел на уверенного в себе Рика.
  - Давно водишь?
  - Пять месяцев. - Честно ответил тот. - Тренировался дома.
  Запросив коридор в центральную часть города, Рик поднял машину и прицепился к обозначенной диспетчером трассе.
  - У тебя маленький стаж вождения, но уже есть допуск к полетам над городом? Странно. Многие не могут получить его годами. Сколько тебе лет? Шестнадцать?
  - Восемнадцать. - Довольно улыбнулся Рик, глядя через зеркало на черноволосого и голубоглазого парня с едва заметной горбинкой на носу. - Ты из провинции Тамт? Возможно, дальний родственник дома Тэо?
  - Откуда знаешь? - Напрягся тот.
  - Фамильный нос. - Рассмеялся Рик.
  - В Тамте все горбоносые. - Парень расслабился и потер горбинку пальцами.
  - Но голубые глаза встречаются только у мужчин дома Ноко. Я прав?
  - Тогда кто ты? - Сайк прищурил глаза, всматриваясь в профиль Рика. - Северянин...
  - Понятно по волосам. - Согласился Рикус. - Глаза у меня серые. Особых примет нет. Поэтому... ни за что не угадаешь!
  Снизившись, они припарковались у входа на базар. Выйдя из машины, Сайк придержал Рика за локоть.
  - Погоди... - Он снова вгляделся в лицо худого парня, так похожего красивым, еще не знавшим бритвы, лицом, на девушку. - Нет. Сдаюсь!
  - Если поступлю... - В серых глазах промелькнули веселые искорки. - ... Ты все обязательно узнаешь! - Посмотрев на толчею у рыночных ворот, Рик хлопнул ресницами. - Тут много людей! Сайк, покажешь, где продаются самые хорошие овощи и фрукты?
  
  Вернувшись домой, к своему удивлению и радости, Рик увидел в гостиной Рочена. Сумка и пакеты тут же были брошены в сторону.
  - Рочен! Ты уже дома! - Рик прыгнул на диван и, поджав ноги, положил голову на плечо доктору, заглядывая ему в лицо.
  - Привет... - Ладонь Рочена коснулась мягких волос. - Плановых операций нет, тяжелых случаев - тоже. Поэтому я решил уйти домой, чтобы провести время с тобой.
  Парень обнял руку доктора и потерся носом о плечо.
  - Я сейчас приготовлю нам обед!
  - Приготовим вместе. Расскажи, как прошел экзамен?
  - Быстро. - Рик пожал плечами. - А потом, на стоянке, я встретил парней из яхт-клуба. Они сказали, что осенью будет королевская регата.
  - Рик... Прости, но яхта - удовольствие дорогое. Потом для нее нужно арендовать место...
  Голубые глаза Рочена стали виноватыми.
  - Что ты! - Парень встал на колени и обнял старшего друга за шею, уткнувшись в нее носом. - Это ты прости! Не подумай, пожалуйста, что мне так хочется яхту. Давай просто сходим вместе на гонки? Ты не представляешь, как это красиво! Волны, синее небо, солнечные блики на воде и ветер в разноцветных парусах...
  - Рик, - Рочен повернулся и положил руку мальчишке на плечо, - мне очень жаль, что ты не сможешь поплавать сам. Просто немного потерпи. На каникулах полетишь домой...
  Теплая ладонь легла на губы Рочена.
  - Это неважно. В конце концов, мне дадут прокатиться на какой-нибудь исторической реликвии в студенческом яхт-клубе. Главное, - в серых глазах заплясали искорки, - мы вместе!
  - Прилипчивый ребенок! - Палец Рочена легко прикоснулся к кончику носа Рика.
  - Я - не ребенок!
  - Взрослые не лезут обниматься по несколько раз в день.
  Рик встал с дивана.
  - Они просто спят в одной кровати. - Сообщил он, на ходу стягивая с рассыпающихся по спине волос резинку. - Я переоденусь и пойду на кухню.
  - Угу. - Сказал Рочен. Глядя на пушистые светлые пряди, он подумал о том, что пройдет немного времени, и у этого ладного и красивого парня появится подружка, с которой он почувствует себя взрослым.
  Рик уже хотел поставить в духовку рыбу, когда в кухню вошел Рочен с коммуникатором.
  - Со мной только что связался Денки. Говорит, что заглянет вечером после работы.
  - Я сделаю многослойный мясной пирог. - Кивнул парень. - Наверняка, твой друг будет голодным.
  - Не стоит. Закажем что-нибудь в ресторане.
  - Почему? - Хлопнул ресницами Рик. - Тебе не нравится, как я готовлю?
  - Нравится. Но, может, забудем про домашние дела и полетим к реке? Сегодня - чудесный летний день. Хочется, ни о чем не думая, поваляться на травке.
  - Что-то случилось? - Парень все-таки поставил рыбу и подошел к доктору, заглядывая ему в глаза.
  - Нет. Но нас ждут перемены. - Доктор улыбнулся, увидев на лице парня тревогу. - О чем я говорю? Конечно же, о том, что ты начнешь учиться и заведешь множество друзей. Я буду переживать из-за каждого пустяка. Особенно, когда одним темным зимним вечером ты придешь слишком поздно.
  - Нет. - Рик положил ладонь на грудь Рочена. - Я не дам тебе повода для беспокойства. Ведь Рикус Верус не самый важный человек в жизни Рочена Рейво.
  - Что ты такое говоришь? - Улыбка исчезла с лица доктора. - Я ждал тебя целый год. Переживал, как ты воспримешь столичную жизнь... Да я целый день думаю о том, как там без меня маленький Рик!
  - Я - не маленький!
  - Ну вот... - Расстроился Рочен. - Опять сказал что-то не то...
  - Это потому, - Рик снова подошел к доктору и обнял его за талию, - что из нас двоих маленький - это ты!
  Рочен изумленно приподнял бровь и весело рассмеялся.
  
  Весь день они провели на одном из дальних пляжей широкой и полноводной реки, берущей начало в Северных горах. Собрав все притоки равнинных провинций, она несла свои волны к юго-западному побережью. Ее течение было достаточно сильным, чтобы промыть грунт до чистого камня, с годами превратив его в щебень и мелкий песок. В тех местах, где берега были низкими, а земля - мягкой, речные воды образовали заливы с неглубоким дном. И жаркими летними днями столичные жители, погрузив в аэромашины бабушек, собак и детей, устремлялись туда, чтобы поплескаться в прозрачной волне и полюбоваться яхтами, то и дело пролетающими по стремнине.
  Еще в те времена, когда Рочен купил свой первый аэромобиль, он нашел этот маленький пляж, со всех сторон окруженный сосновым лесом. Приземлиться здесь было очень непросто, поэтому на кусочек берега, кроме него и Дена, никто не претендовал. Сдружившись после событий на холме, мужчины иногда выбирались сюда отдохнуть и поговорить о грядущем счастье жениха. Теперь Рочен привез в это заповедное местечко Рика.
  - Вот здорово! - Обрадовался парень белому песку, терпкому хвойному запаху и цветущим по краю залива белым лилиям. Раздевшись, он собрал волосы в пучок и остановился у самой кромки воды, восторженно разглядывая речной простор. Потом парень обернулся и посмотрел на Рочена, устроившегося на коврике в тени.
  - Рочен, пойдем плавать!
  - Иди сам. - Ответил тот, откидываясь на локоть и взглядом художника любуясь стройной юношеской фигуркой. - Мне и тут хорошо.
  - Вода теплая! - Рик нагнулся и, зачерпнув ее ладонью, поднял над головой. Прозрачные капли текли по руке и падали на лицо, просачиваясь сквозь пальцы. - Смотри, какая она красивая!
  Солнечные лучи, отражаясь от ее поверхности, сверкали в пальцах Рика, словно дорогие самоцветы. Рочену захотелось взять блокнот и карандаш.
  - Ты купайся. - Доктор поднялся с места. - А я схожу к машине и вернусь.
  - Зачем? - Сразу опустил руки Рик.
  - Ну... - Доктор порозовел. Ему не хотелось рассказывать парню о своем увлечении. - Я быстро.
  - Говори! - Рик отошел от воды и, приблизившись к Рочену, требовательно взял его за руку холодными пальцами.
  - Какой ты холодный! - Ладонь доктора коснулась мальчишеского носа. - Посиди на песке и погрейся.
  - Это ты - холодный и невыносимо заботливый. - Рик улыбнулся и, вытянув руки, обнял Рочена за шею, прижавшись к его тонкой рубахе теплым телом. Доктор почувствовал, как бьется сердце парня. - Не хочу, чтобы ты изображал папочку для испуганного малыша. Рочен, ты умеешь дружить?
  - Что?
  - Я хочу плавать вместе с тобой. Хочу смеяться над шутками... Ты что, меня... боишься?
  - О чем ты? - Рочен снял со своей шеи его руки. - Почему боюсь? Рик... кажется, ты не понял. Я всегда такой. Внимательный до занудства и... не очень общительный. Я понимаю, что ты пытаешься меня расшевелить. Но... скажу банальность. Мне тридцать шесть лет. Тебе - всего лишь восемнадцать. Задумайся над этими цифрами и найди себе друзей. Прости, что не соответствую твоим надеждам.
  Рочен отпустил руки Рика и медленно побрел к машине. "Кажется, зря я поддался на уговоры этого аристократического ребенка. Он привык получать все, что захочет. Старший брат его баловал. Отец покупал любые игрушки. Зачем я взвалил на свою шею заботу о нем? Думал, что буду не одинок? Какие глупости. Кажется, пропасть между людьми и мной стала еще глубже".
  - Рочен... - Рик опустил голову. - Это ты прости. Если хочешь, я уеду. Или сниму себе жилье. Наверно, я тебе очень мешаю...
  Доктор остановился и обернулся, чтобы сказать твердое "да". Но... увидев молчаливые слезы, бегущие по лицу и падающие с подбородка в песок, он опустил плечи и вздохнул. Вернувшись к плачущему юноше, он сам обнял его и прижал к своей щеке светловолосую голову.
  - Ну вот... Хотел тебя порадовать видами реки, но заставил плакать.
  - Да. - Глухо ответил Рик.
  - Хочешь, вернемся домой?
  - Нет.
  Рочен снова вздохнул. Рик поднял к лицу ладонь и вытер слезы.
  - Можно спросить?
  - Да.
  - Ты честно ответишь на мой вопрос?
  - Да.
  - Почему ты не хочешь со мной купаться?
  Доктор хмыкнул.
  - Если честно... Я не умею плавать. Еще вопросы есть?
  - Да. - Рик поднял голову и посмотрел в голубые глаза с белыми ресницами. - Зачем ты пошел к машине?
  - Честно?
  - Да.
  - Хотел достать блокнот и карандаш.
  - Зачем?
  Рочен покраснел и посмотрел в сторону.
  - Мне захотелось тебя нарисовать. Прости.
  - Все, что ты сказал, это правда?
  - Да.
  - Значит, ты на меня не сердишься?
  - Нет.
  - И... я могу остаться в твоем доме?
  - Можешь. - Сдался Рочен.
  Лоб парня снова уткнулся ему в грудь.
  - Тогда рисуй. Если хочешь, - глаза Рика снова светились радостью, - я буду тебе позировать!
  - Вот и замечательно. - Облегченно сказал Рочен и разжал руки. - Можно я покурю?
  Когда они возвращались в столицу, накупавшийся Рик сладко спал на заднем сидении. Рочен вел машину и думал о том, что кусок жизни, который он прожил ради Лайсина, забывая о себе, мог быть посвящен мальчишкам или девчонкам - его собственным детям. Наверно, он не добился бы теперешних высот, но и не чувствовал бы себя одиноким до такой степени, что чужой ребенок, поселившийся в его доме, на мгновение показался монстром. Улыбнувшись своим мыслям, доктор покосился на блокнот, лежавший поверх его сумки. Пока Рик купался, искал в песке ракушки или просто валялся, подставляя солнцу белую спину, он успел сделать несколько набросков. "Если их доработать, получатся интересные этюды". - Размышлял Рочен. - "Прекрасная фигура с развитой мускулатурой, ровная спина и крепкая шея... Он обязательно должен еще вырасти, поскольку гормональная система немного отстает в развитии. Девушки университета уже на первом курсе не оставят парня своим вниманием!"
  
  Вечером того же дня в их доме появился озабоченный Ден. Пожав руку открывшему дверь Рику, он попросил парня извинить его за нелюбезность и поблагодарил за возможность поговорить с Роченом наедине. "Прости, малыш, твои ушки еще не доросли до государственных тайн", - сказал он и заперся с доктором в его кабинете.
  - Какие еще неприятности случились в нашем многострадальном Королевстве? - Спросил Рочен, закуривая сигарету. Теперь, когда в его доме жил мальчик, он курил только здесь.
  - Мне приказали сохранять секретность распоряжения, но через пару месяцев оно станет известно всем. - Начал Ден. - Не знаю, в чем причина подобного решения, только я подумал, что тебе надо о нем знать.
  - Тогда не тяни кота за хвост. - Рочен открыл форточку и встал у окна.
  - Меня... - Ден спрятал глаза. - Назначают наместником провинции Сенко. Указ вступает в действие через два месяца.
  - Получается, сразу после твоей свадьбы? - Спросил Рочен. - Поэтому ты перестал приставать ко мне с вариантами домиков по соседству?
  - Да. Казна перечислила деньги на строительство новой резиденции.
  - Когда я последний раз разговаривал с матерью, она сказала, что ты решил строить дом в Сенко. Без подробностей. Поэтому я ждал, когда ты все объяснишь.
  - О причине будущей отставки господина Лайсина я не знаю. - Признался Ден. - После того, как я подписал у Санса и Его Величества отпуск, меня вызвали во дворец.
  - Тебя принял Герден?
  - Да. Сначала Его Величество поинтересовался странным выбором супруги. Я сказал, что мы с тобой - друзья. Поэтому решили породниться.
  Рочен хмыкнул.
  - Герден не швырнул в твою голову какую-нибудь статуэтку или хотя бы молнию?
  - Нет. Он был любезен и внимателен. Выслушав восторги по поводу твоей сестры, Король сказал, что такая юная девушка наверняка будет себя чувствовать плохо вдали от родных и друзей. Поэтому он хочет предложить мне ответственную работу на ее родине. Я попытался возразить, поведав о том, что Лина мечтает жить рядом с братом. Но Его Величество сказал, что от предложения Государя не отказываются. И дал мне прочитать эту бумагу. Понятно, что я разинул рот и некоторое время был в совершеннейшем ступоре. Это такая ответственность! И потом, насколько я знаю, господин Който прекрасно справляется со своими обязанностями.
  - Получается, ты пришел ко мне, чтобы извиниться перед ним? - Улыбнулся Рочен. - Не переживай. Король Герден никогда ничего не делает из личных соображений. Он - умный и дальновидный политик. Раз решил сделать тебя наместником, значит, у него есть на то веская причина. А еще он уверен в твоей преданности. Так что не волнуйся и готовься принять власть.
  - Уже месяц изучаю тонкости законодательства и экономики. - Уныло сказал Денки. - В голове - каша. Осенние гонки, в которых я хотел тебя обставить, пройдут без моего участия...
  - И без моего. - Рочен закурил новую сигарету. - Без тебя это мероприятие не имеет смысла. Выпьешь вина? Мне кажется, тебе надо расслабиться и выбросить из головы панические мысли.
  - Мне кажется, панические мысли от меня переселились к тебе. - Усмехнулся Ден. - Где вино?
  Рочен порылся в шкафу и достал бутылку с двумя бокалами.
  - Так это коньяк. - Недоуменно посмотрел на этикетку будущий наместник.
  - Какая разница? - Философски сказал Рочен и разлил напиток по бокалам. - Удачи тебе на новом поприще, друг!
  Провожать Дена хозяин дома не пошел. Усевшись на подоконник, он смотрел в звездное небо и курил. "Значит, это - конец?" - Думал он. - "И как мне теперь с этим жить? Может, бросить все и прямо сейчас сорваться в Сенко? А если Лайсин снова меня оттолкнет?" Эти мысли, повторяясь в различных вариациях, кружились в его голове до тех пор, пока на пороге, морщась от табачного дыма, не появился Рик. Остановившись рядом с Роченом, он распахнул окно и забрал пустую бутылку и пачку с сигаретами.
  - Вставай. - Хмуро приказал он. - Не знаю, что произошло, но ты, как самый последний слабак, сидишь и распускаешь сопли. Тебе не стыдно выглядеть таким жалким? Ну-ка... - Парень потянул доктора за руку. - Пойдем, я тебя раздену и отведу в душ. Кажется, уже через несколько часов тебе выходить на работу, а ты не спал, не ел, и только пил. Что если с утра будет сложная операция, а у тебя такое состояние души, словно на твою голову упало небо!
  - Да, Рик. Оно упало. - Хрипло сказал Рочен. - Это бывает. Сейчас я выпью таблетку... Ты сделаешь мне поесть?
  - Сначала - душ. Идем.
  Рик поднырнул под руку доктора и потянул его на себя. Тот покачнулся и, не удержавшись, навалился на парня тяжелым телом, прижав к стене.
  - Раздавишь! - Пискнул Рик, но не сделал даже попытки оттолкнуть уткнувшегося в стенку лбом Рочена. Наоборот, прижался к нему теснее, вдыхая запах тела, перемешанный с запахами табака и алкоголя. Но тот очнулся и недоуменно посмотрел на парня. А потом его лицо вспыхнуло пунцовой краской. Кажется, хмель сразу выветрился из его головы.
  - Рик... Прости. Я - идиот, раскисший от неприятного известия. - Рочен выпрямился и провел по лицу рукой. - Больше такого не повторится.
  - Рочи... Не пей. - Сказал парень. - То, что случилось, не изменить. Найди в себе силы справиться и жить дальше.
  - Не буду, Рик. Силы... они всегда были со мной. - Рочен еще раз провел рукой по лицу и вышел из кабинета.
  Парень, посмотрев ему вслед, быстро выдвинул верхний ящик стола. Там, среди заметок об операциях и аккуратно подшитых счетов, лежали блокноты. Рик схватил верхний и открыл его. Первые страницы были разрисованы сегодняшними набросками.
  - Кажется, я не зря весь этот год тренировался. - С удовольствием посмотрел на себя парень. Но на последнем рисунке снова был изображен Лайсин. Уже не ребенок, а тот мужчина, которого знал Рик. Рисунок был портретом. И самыми замечательными в нем были глаза. Темные и печальные, они словно смотрели в душу зрителя. Похоже, этот человек знал и видел то, что было недоступно Рику. А еще парень почувствовал между собой и наместником тонкую прозрачную стену, отделившую его от всего остального мира.
  - Вот оно как... - Тихо сказал Рик и, закрыв блокнот, убрал его в стол.
  Выйдя в коридор, он услышал, как шумит вода в ванной за спальней Рочена. Спустившись в кухню, он посмотрел на часы и присвистнул: спать доктору было уже некогда. И тогда парень поставил воду, чтобы сварить для старшего друга крепкий кофе.
  
  Восток начал алеть узкими полосками зари, когда в кабинет Гердена, работающего с очередными бумагами, вошел Салих.
  - Что ты хотел? - Спросил Король.
  - Денки не выдержал и поделился с Роченом известием о новом назначении.
  - И что? - Его Величество положил перо на стол.
  - Будущий наместник уехал из дома Рейво на такси. Похоже, они пили что-то крепкое.
  - А Рочен?
  - Когда сняли наблюдение, он сидел на кухне с Риком и пил кофе.
  - Что думаешь, Салих?
  - Не трогайте его, пока все не закончится. Рик не даст ему отчаяться. Крепкий парень.
  - Странно, да, Салих? Мне тридцать восемь лет. Я - Глава государства, к мнению которого прислушивается весь мир. Но не могу себе позволить увидеться с важным для меня человеком.
  - Почему? - Салих опустился в кресло. - Пришлите ему личное приглашение. Он придет.
  - Придет. С непроницаемым лицом выслушает мои слова, поклонится и уйдет.
  - Э... Ваше Величество... - Салих улыбнулся. - Может, Вам попробовать жениться во второй раз?
  Синие глаза Гердена сверкнули насмешкой.
  - Салих... у меня для тебя есть выгодное предложение... по поводу продления рода Токо.
  - Негоже подданному бежать впереди своего Короля. - Парировал Салих и, поднявшись с кресла, поклонился. - Пойду, посплю хотя бы пару часиков.
  - Стой. Как там насчет яхты для Рика?
  - А, точно. Практически все готово. Нужно подвесить паруса... И сделать причал. Пусть это будет Вашим подарком к моменту поступления в университет. Ему осталось сдать два экзамена и дождаться списков.
  - По времени?
  - Где-то две - три недели.
  - Не забудь поставить меня в известность.
  - Всенепременно!
  
  Когда Рочен, зевая от усталости, в третьем часу ночи после дневной смены пришел домой и тихо щелкнул замком, в нижней гостиной внезапно зажегся свет. Он прищурил глаза.
  - Рик? Ты чего не спишь?
  - Рочи! - Парень с сияющей улыбкой подошел к доктору. - Поздравь меня!
  - Поступил?
  - Да!!! У меня - второе место по баллам! Ты меня обнимешь?
  - Иди сюда, умница! - Рочен с удовольствием обнял парня. - Я очень за тебя рад!
  - Очень рад?
  - Очень-очень.
  - Я хочу подарок.
  - Чего? - Ладонь доктора приподняла подбородок улыбающегося парня. - Какой подарок? Вероятно, ты желаешь, чтобы я построил для тебя дворец?
  - Не угадал! Рочи! - Рик приподнялся на цыпочки и наклонил голову старшего друга так, чтобы шептать ему в ухо. - За гостиной есть большая комната.
  - Ну да, зал для приемов и званых вечеров...
  - Рочи... Гостей мы не приглашаем. Можно я ее переделаю для себя?
  - Ты решил переселиться на первый этаж?
  - Я решил сделать из нее студию. Рочи... Мне нужны тренировки. Пробежки по утрам - всего лишь малая толика от той нагрузки, которая должна быть, чтобы я мог поддерживать тело в идеальной форме.
  - Глупый... - Рочен выпрямился и погладил Рика по голове. - Мог бы не спрашивать. Моя карточка у тебя. Делай все, что считаешь нужным.
  - Спасибо! А ты придешь посмотреть на занятия?
  - Если ты хочешь... обязательно.
  - Очень хочу! Я закажу на завтрашний день рабочих?
  - Угу. А ты дашь мне что-нибудь поесть? Иначе, я съем тебя! - Рочен схватил парнишку и поднял его вверх. Тот раскинул в стороны руки и засмеялся. А потом обнял голову доктора и прижал к своей груди.
  - Мы никогда не будем ссориться. Правда?
  - Не знаю. - Рочен поставил его на пол. - Чем больше люди узнают друг друга, тем четче понимают, насколько они разные. Иногда от этого становится больно. Отчаяние от невозможности достучаться рождает ссоры.
  - Тогда ты тоже мне все рассказывай. Чтобы я всегда мог тебя понять и не обижался на твое молчание.
  - Рик... Я со студенческих лет жил один. - Доктор бросил на вешалку легкую куртку. - И совершенно разучился внятно излагать мысли.
  - Тогда пойдем, я накормлю тебя пирогом. Ты будешь есть и молчать. - Приглашая следовать за собой, парень открыл дверь. - Стол в гостиной уже накрыт. Я поставлю подогреть чайник.
  - Рикус... - Крикнул ему вслед доктор. - Не суетись. Иди сюда.
  - Да? - Рик поставил греться воду и, поджав ноги, уселся на диван рядом с Роченом.
  - Тебе не стоит рано вставать, чтобы кормить меня завтраком. И засиживаться допоздна.
  - Почему?
  - Не хочу, чтобы ты уставал.
  - Я не устаю, потому что сплю днем. Вот. А утром, после того, как ты уходишь, я бегаю.
  - Скоро начнутся занятия...
  - До них - еще целый месяц. Рочи, ты возьмешь меня в Сенко? Или будешь страдать в одиночестве?
  - Рик, чайник вскипел. Пирог пахнет так, что у меня сейчас потечет голодная слюна. Я уже страдаю!
  Парень рассмеялся и вскочил с дивана. Вернувшись с кружкой, он поставил ее перед жующим пирог другом и снова сел на диван так, чтобы видеть его лицо. Когда доктор наелся и, поблагодарив Рика, собрался идти в спальню, парень спросил:
  - Ты боишься с ним встретиться?
  - С кем?
  - С тем, кого рисуешь.
  - Нет, Рик. Я боюсь, что не успею этого сделать. Спокойной ночи!
  
  Парень еще не успел закончить пробежку, как ему позвонил Салих.
  - Как твои дела, Рик?
  - Спасибо, я сдал все вступительные экзамены. Через три дня повесят распределение по группам.
  - Молодец. Слышал про Королевскую регату?
  - Ну да. Знакомые парни прожужжали все уши. Кажется, один из них готовится там выступить. Ты знаешь такое имя - Сайк дома Ноко?
  - Да, средний сын в семье. Они все живы, если ты хотел об этом спросить. Их дом недалеко от озер, поэтому никакие проблемы последнего времени семейства не коснулись.
  - Теперь понятно, почему он любит парусный спорт.
  - Рик, как тебе живется с Роченом? Приглашение Его Величества остановиться во дворце все еще в силе.
  - Спасибо, Салих. Мне живется нормально. Передай Его Величеству огромную благодарность за беспокойство о бедном родственнике.
  - Так волнуешься за своего доктора, что пытаешься показать мне зубки? Не стоит. Мы все за него переживаем. Знаешь что... Прилетай к трем часам дня во дворец. С тобой хочет пообщаться Король.
  - Хорошо. - Закончил разговор Рик и задумался: переживают, что слишком самостоятельный доктор до сих пор жив, несмотря на вовлеченность в тайны королевского дома, или о том, что он может сорваться, когда увидит друга детства? Однако, резонно заключив, что для правильных выводов слишком мало знает, парень тряхнул головой и, отгоняя мысли, побежал к дому. До трех часов предстояло сделать заказ необходимых для зала вещей, нанять рабочих для уборки мебели и приготовить Рочену ужин.
  
  И снова лакею пришлось провожать Рика к королевскому кабинету. Теперь в приглашении был указан другой подъезд, и парень совсем потерялся, не представляя в какой части дворца находится. Но вот слуга с поклоном распахнул перед ним все те же черные створки и негромко сказал:
  - Рикус Рейво Верус к Вашему Величеству.
  Рик, на этот раз одетый в светлый летний костюм и рубаху в голубую полоску, улыбаясь, зашел внутрь.
  - Рад приветствовать Ваше Величество! - Поклонился он Королю, стоявшему у окна.
  - Здравствуй, Рикус Верус. - Обернулся Герден. - Подойди сюда.
  Парень послушно подошел, встав в двух шагах позади монарха.
  - Мы сейчас одни, поэтому не стоит изображать великосветскую барышню. Встань рядом и посмотри в окно.
  - Да, Сир. - Склонил голову Рик и подошел к окну вплотную.
  - Что ты видишь? - Спросил Король.
  - Сад, - послушно начал перечислять Рик, - аллея с кустами роз... садовник с тележкой.
  - Дальше.
  - Небо, аллея... о-о-о... Там, где река... Причалы и паруса?
  - Хороший мальчик. - Похвалил Герден. - Именно. Хочешь взглянуть на них поближе?
  - С позволения Вашего Величества! - Снова поклонился Рик, нахально блеснув искрами серых глаз.
  - Держишь дистанцию? А ведь ты - Фортис. И прав на трон у тебя больше, чем у меня. Хотя ты для него еще слишком мал. Ступай за мной.
  Герден открыл кабинет, выпустил парня и запер двери магическим замком. Поймав вопросительный взгляд, пояснил:
  - По сравнению с прежними временами народу во дворце мало, но любопытство присуще даже паукам.
  - Если очень хочется, можно влезть через окно. - Заметил Рик. - Есть специальные приспособления...
  - Но ключа, отворяющего магические плетения господина Тэйлина, у них точно нет.
  Когда они вышли в сад, их уже ждал двухместный экипаж. Поблагодарив конюха, Герден надел перчатки и сам взял в руки вожжи.
  - Почему не аэромобиль? - Поинтересовался парень.
  - Над дворцом и около дворца пространство перекрыто магическими ловушками.
  - Стараниями господина Тэйлина?
  - И его коллеги господина Сэмпа.
  - Значит, все, кто тогда были с Вами на холме и в Сенко, работают тут?
  - Именно. Только обожаемый тобой доктор упрямо не слышит выгодных предложений. Почему?
  - Возможно, ему нравится спасать людей?
  - Скорее всего, он - глупец.
  - Нет, Ваше Величество. Мне кажется, он не знает, чем может быть Вам полезен. Если бы знал, обязательно предложил бы свою помощь.
  - Рикус Верус... Чем ты собираешься заниматься после окончания университета?
  - Я в него только поступил. - Рассмеялся Рик. - Не знаю. Буду работать.
  - Это похвально. Вот мы и приехали.
  Король бросил поводья подбежавшему слуге, а сам, вместе с парнем, пошел на причал. Там стояли три яхты. Они были совсем небольшими гоночными одиночками, несущими по два паруса.
  - Ну, как тебе? - Спросил Его Величество.
  - Здорово! - Глаза Рика заблестели, а пальцы сжались в кулаки. - Мне кажется, у них отличные ходовые качества!
  - Хочешь прокатиться?
  - Очень! - Страстно признался Рик.
  - Тогда иди. - Король с любопытством наблюдал за выражением лица парня.
  - Благодарю. - Склонил он голову и, закусив губу, отступил на шаг. - Но эта одежда не подходит для речной прогулки.
  - Разденься. - Продолжал соблазнять Герден, с удовольствием разглядывая пробегающие в глазах парня чувства. - Тебя все равно никто не видит, кроме меня. Или ты стеснительный?
  - Ну... неприлично перед Королем разгуливать в трусах. - Покраснел Рик.
  - Я никому не скажу. Даже Рочену. - Улыбнулся Герден. - И даже подержу твои брюки.
  - Простите... - Мальчишка покраснел еще больше и снял легкий летний блейзер. А потом начал медленно расстегивать рубашку. Осторожно сложив вещи, он протянул их улыбающемуся Королю.
  - Вы точно их не помнете и не положите на землю?
  - За одеждой господина Рейво присматриваешь тоже ты?
  - Нет. - В голосе парня прозвучало нечто похожее на возмущение. - Я только готовлю, хожу по базарам и убираюсь.
  - У господина Рочена нет средств нанять слугу?
  - У меня это получается гораздо лучше, чем у наемного персонала. - Фыркнул младший сын аристократической семьи Верус.
  - Ты мыл дома полы? - Поднял брови Герден.
  - Нет... - Признался парень. - Тогда это было неважно. Я пойду?
  - Иди.
  Король смотрел вслед худощавой юношеской фигурке, вспоминая слова Салиха про Лайсина. "Нет, этот мальчик совершенно не похож на вечно спотыкающегося Който. Красивый, самоуверенный до того, что не боится признаний о занятии домашней работой... К тому же, у Лайсина никогда не было мышц. Только кости. И вот это чудо с королевской кровью живет под одной крышей с простолюдином Роченом..." - Неожиданно душу Гердена кольнуло сожаление. - "Почему этот прекрасный ребенок так привязался к не замечающему никого, кроме Който, молчуну Рейво?"
  Между тем Рик побывал на всех трех яхтах и выбрал ту, у которой были самые узкие обводы и красный с белым треугольные паруса. Оттолкнувшись от причала, он быстро поднял маленький косой парус и, поймав ветер, поплыл к середине реки. А потом Король забыл про свои мысли, наблюдая за тем, как мальчишка пробует яхту: подняв второй парус, он разогнал ее так, что нос, словно острый нож, резал воду, разбрасывая волны и брызги в разные стороны. Через какое-то время яхта начала поворачивать. Когда она накренилась, сердце Гердена прыгнуло от страха. Но вот разворот закончился, и юркий маленький кораблик выровнялся. Рик так ловко управлялся с парусами, что яхта резво побежала против течения.
  - Ай да умница! - Облегченно воскликнул Герден, когда парнишка направил яхту к причалу.
  Убрав паруса, Рик ловко встал на прежнее место. Бросив якорь, он выпрыгнул на доски и привязал конец. А потом с довольной улыбкой направился к Его Величеству.
  - Славная бегунья! - Похвалил он судно. - Благодарю Вас, Ваше Величество, за доставленное удовольствие.
  - Одевайся. - Король протянул парню одежду. Когда тот расправил едва заметную складочку на рубашке и убрал за ухо выбившийся из гладкой прически волосок, Герден спросил:
  - Ты сдал экзамены?
  - Да. Второй по набранным баллам.
  - Молодец. Тогда эта яхта - мой тебе подарок.
  - Что?!
  - В начале осени состоится Королевская регата. Начинай к ней готовиться.
  - Так это, действительно, мне?
  - Да. - Герден кивнул на коляску. - Садись. Я сделаю тебе постоянный пропуск. Можешь тренироваться, когда захочешь.
  Едва они тронулись в обратный путь, парень нахмурил брови. Затем, немного подумав, спросил:
  - Ваше Величество... Если Вы дарите мне яхту с тем, чтобы я переселился во дворец, то спасибо, нет, поскольку это больше похоже на сделку, чем на искренние чувства.
  - А кто тебе сказал, что миром правит искренность? Любые отношения - это сделка. Вот почему ты живешь у Рочена и тратишь на себя его деньги?
  - Он разрешил!
  - Конечно. Потому что ты выстроил с ним те отношения, которые доставляют удовольствие ему и тебе. Но давай вернемся к нашим с тобой делам, Рикус.
  - И чего Вы добиваетесь?
  - Не добиваюсь. - Герден остановил лошадей и повернулся, глядя Рику в глаза. - Прошу. Пожалуйста, Рик... Отпусти Рочена на свадьбу одного. Без тебя.
  - Но почему?!
  - У тебя начнутся занятия. И подготовка к регате.
  - Это объяснения для младенца.
  - Хорошо... Давай посмотрим, насколько ты взрослый. - Герден вздохнул и опустил голову, перебирая руками вожжи. - Скажи, ты знаешь, что такое любовь?
  Парень покраснел и отвернулся.
  - Какая разница?
  - Представь, что твой любимый человек смертельно болен. Он умирает.
  - Нет!
  - Да, Рик. Наместник Лайсин Който умирает. А Рочен Рейво - его лучший друг. Понимаешь, что твоему опекуну будет не до твоих слез и обид?
  - Я видел рисунок. - Сказал Рик. - Рочен знает.
  - Поэтому просто отпусти его и займись своими делами. Поверь, наш с тобой доктор - очень сильный человек. Он обязательно справится со своим горем и вернется.
  - Такую пустоту надо будет чем-то заполнить. - Совершенно другим, взрослым, тоном сказал парень. - Одной работой на износ здесь не спасешься. А еще мне кажется, что его раздражает административная рутина.
  - Хорошо, что ты задумался над смыслом его жизни, Рик. Как считаешь, если предложить ему организовать мобильные спасательные отряды, в которые включить врачей... Он за это возьмется?
  - Сначала нужно сделать так, чтобы он понял, что Вам нужен, Сир... Когда мы были в Сенко, и Вы лежали без сознания с жуткими ранами, он даже спал рядом с Вами, чтобы в любой момент протянуть руку и почувствовать биение пульса. Но когда Вы встали, то сразу оттолкнули его своими словами. Быть может, Вы попробуете поговорить с ним по-другому?
  - Дело не в словах, а в его ко мне отношении. Но я подумаю. - Сказал Король, понукая лошадок. - Подумай и ты, Рикус.
  - Я уже все понял. У меня - занятия в университете и регата. - Хмуро сказал Рик.
  Когда они подъехали ко дворцу, Рик первым спрыгнул с подножки коляски.
  - От всей души благодарю Ваше Величество за прекрасный подарок и постараюсь оправдать Ваши надежды, не забывая про собственные желания.
  Поклонившись, он пошел по дороге, ведущей из сада к стоянке.
  Король покачал головой и сказал:
  - Настоящий Фортис! Упрямый, смелый, решительный. Возможно, умный. Быть может, именно из него сделать наследного принца?
  
  Рочен уже второй час ходил по спальне, собирая в сумку вещи для поездки в Сенко. Но, посмотрев на носки или рубаху, он застывал с ними в руках и снова клал на место. В конце концов, опустив руки, просто сел на кровать, а потом лег на спину, закрыв глаза. В душе была такая тяжесть, что он не представлял, как с таким настроением ехать на свадьбу. Хорошо, что Рик вдруг отказался от поездки, заявив, что не хочет пропустить занятия и участие в регате.
  - Тебе все-таки выделили клубный раритет? - Улыбнулся тогда Рочен.
  Рик как-то засмущался, поводил глазами по потолку и нехотя выдавил:
  - Нет. Яхту мне подарил Его Величество.
  А потом, расширив глаза, с удивлением смотрел, как Рочен, подскочив с дивана, врезал кулаком по стене и, пробормотав несколько непечатных слов, вылетел из гостиной. Рик услышал, как хлопнула входная дверь, и взревел маневровый двигатель аэромобиля.
  Немного подумав, Рик набрал номер Салиха.
  - Господин Салих! Это Рик.
  - Я понял. Почему такой испуганный голос?
  - Мы договорились с Его Величеством, что я не поеду в Сенко, объяснив свой отказ желанием участвовать в регате. Рочен спросил, откуда у меня яхта. Я сказал, что мне ее подарил Король. Кажется, он взбесился. Потом сел в машину и улетел.
  - Черт... Спасибо, Рик. - Кажется, Салих куда-то бежал. - До связи!
  В тот вечер доктор вернулся мрачнее тучи.
  - Что случилось? - Подошел к нему Рик.
  Рочен остановился и пристально посмотрел на парня.
  - Вот что... дитя королевских кровей... иди-ка ты жить во дворец.
  - Но Рочен...
  - Прости, Рик, но я не хочу разговаривать.
  Парень вздрогнул, когда услышал, как хлопнула дверь спальни. Прокравшись по лестнице вверх, он встал рядом с дверью. Кажется, Рочен мерил комнату шагами и тихо ругался. А потом остановился и громко сказал:
  - Какая же ты, Герден, сволочь! Одного сломал, хочешь теперь проделать то же самое с другим ребенком? Хрен тебе, а не Рик!
  Дверь неожиданно распахнулась, и Рочен увидел прижавшегося за ней к стене парня.
  - Иди сюда! - Сказал он и шагнул навстречу, вытянув руку, словно слепой. Схватив Рика за руку, он вдруг сел перед ним на корточки. В голубых глазах блеснули слезы.
  - Рик... Не нужна тебе его яхта. Ты не знаешь этого человека... За блеском золота прячется бездонная яма. Ведь Герден - настоящий Король, который ничего не делает просто так. Хотя... - Рочен поднялся. - Ты уже совершеннолетний. Поэтому можешь поступить так, как считаешь нужным.
  - Рочен... - Оттолкнувшись от пола, Рик прыгнул на доктора, обхватив его шею руками, а талию - ногами, заплетенными в замок. - Ну что ты такое придумал? Не нужен мне дворец... А с Королем у нас договор. Он сам предложил мне яхту с тем, чтобы я остался в столице и не ездил в Сенко. Вот и все!
  - Что?
  - Он сказал, тебе там нужно побыть одному. Рочи... Его Величество за тебя очень переживает.
  - Не говори ерунды. Герден может переживать только за себя. Все остальные для него - марионетки, живущие под жестким управлением Короля - кукловода. Слезь с меня. Не маленький.
  - Не слезу. - Сказал Рик и прижался к Рочену, крепко обняв его шею. - Я тебя никому не отдам. Ни Королю, ни тому, к которому ты едешь. Мне все равно, что когда-то было в твоей жизни. В настоящем есть только ты и я.
  - Перестань изображать ребенка. Ты - самостоятельный мужчина. И мне тяжело тебя держать.
  - Тогда, как самостоятельный мужчина, - Рик спустил ноги на пол, - я приглашаю тебя немного отдохнуть.
  - Приглашаешь отдохнуть? Как это? - Удивился доктор.
  - Хочу показать, чем занимаюсь в своей студии. Ты ведь ни разу в ней не был? Пойдем. Просто забудь обо всех неприятностях и настройся на прекрасное.
  В тот вечер Рик танцевал для Рочена отрывки партии принца из замечательного балета "Белые лебеди". Чудесная музыка, гибкая юношеская фигурка с распущенными волосами... Высокие прыжки и самая настоящая страсть, выраженная движением и глазами...
  Доктор вертелся в кровати всю ночь.
  А Рик, накрывшись одеялом с головой, разговаривал с Салихом.
  - Ты не виноват, малыш, что попал в отношения этих трех людей. Просто не обращай внимания. Его Величество не сердится. Рочен успокоился? Вот и хорошо. За него не переживай. Мы тоже поедем в Сенко. Нет, не на свадьбу. Его Величество должен официально представить нового наместника.
  ...Спустя три дня, опершись плечом о косяк двери, Рик смотрел на разбросанную по полу одежду, открытую сумку и спящего сном младенца доктора.
  - И как он жил без меня все это время? - Пожал плечами Рик и начал укладывать в сумку необходимые для торжества вещи. Костюм, который Рочен заказал для свадебной церемонии, парень убрал в чехол. Кроме него, в чехлах спрятались еще два костюма. Через два часа вдумчивой работы имущество доктора было собрано и уложено в машину. И тогда Рик, словно большой кот, мягко забрался на кровать и лег рядом с Роченом, положив голову на локоть. Полюбовавшись суровым докторским профилем, он легко подул спящему в лицо. Тот поморщился.
  - Рочен... - Позвал Рик. - Вставай!
  Доктор нахмурил белые брови, но даже не шевельнулся. Ухмыльнувшись, Рик наклонился к его уху и негромко сказал:
  - Операционная готова. Ждем только Вас.
  Не открывая глаз, доктор сел в кровати.
  Парень засмеялся. И только тогда Рочен открыл глаза.
  - Черт, снилась какая-то пакость. - Пробормотал он, протирая глаза. - Рик! - Заметил он валяющегося на его кровати парня, чьи ноги были задраны на стену, а ладони положены под затылок. - Ты что, спишь?
  Рик открыл глаза и повернулся на бок.
  - Это ты спишь, хотя тебе пора лететь.
  - Точно! Но, перед тем, как уснуть, я, кажется, собирал вещи... - Мужчина оглянулся по сторонам. - А... где они?
  - Я все положил в машину. - Рик сел рядом. - Кроме подарочных украшений.
  - Рик! Спасибо! - Рочен коснулся лбом головы мальчишки. - Ты справишься без меня?
  - Конечно. Ты будешь мне звонить?
  - Да... Постараюсь.
  - Каждый день?
  - Наверно. Рик... Я много плохого наговорил про Короля. Да, он - сложный человек. Но... если мне придется задержаться... Иди во дворец. Герден о тебе позаботится.
  - Но ты не останешься в Сенко насовсем? - На глазах парня блеснули слезы.
  - Нет. Конечно же, нет.
  - Ты справишься?
  Доктор встал и вытащил из сейфа коробочки. Положив их в маленькую ручную сумку, он повесил ее на плечо.
  - А переодеться? - Рик вскочил и вытащил из шкафа брюки и чистую рубаху. А из комода - носки и белье.
  - Гм... Спасибо. - Рочен потер подбородок и посмотрел в сторону ванной. А потом - на Рика. - Быть может, ты все-таки выйдешь? Неприлично демонстрировать складки жира юношеской худобе.
  - И вовсе ты нормальный! - Парень встал и спустился по лестнице в гостиную, куда через пятнадцать минут вышел гладковыбритый и переодетый Рочен с сумкой на плече.
  - Не провожай. - Попросил он, останавливаясь у двери.
  Сидящий на диване Рик вцепился в обивку и сжал кулаки.
  - Обещай, что вернешься.
  - Обещаю.
  - Обещай, что про меня не забудешь!
  - Да что с тобой, Рик? Конечно, не забуду.
  - Обещай, что будешь меня любить больше Лайсина Който.
  - Не говори ерунды. - Доктор открыл дверь и вышел.
  Рик услышал, как завелся маневровый двигатель. По его щекам побежали слезы.
  - Это конец... - Прошептал он. - Никому я не нужен! У отца - вечные скачки. У матери - любовники. У Ларка была работа... Рочен... зачем ты меня спас?!
  Дверь снова открылась, и в гостиную зашел Рочен. Подойдя к ревущему парню, он поднял его с дивана и крепко прижал к своей груди.
  - Я обязательно к тебе вернусь, маленький Рик. Ты мне веришь?
  Тот кивнул головой, вымачивая слезами чистую рубашку доктора.
  - Я - не маленький.
  - Конечно, большой. Хочешь, я никуда не поеду?
  Рик стер слезы и отрицательно покачал головой.
  - Это неправильно. Твое дело важнее моих капризов. Поезжай, Рочен, и не волнуйся. Я - тоже сильный.
  - Знаю. У тебя впереди - целая жизнь и огромный мир. Поверь, ты справишься с любыми проблемами.
  - Да. - Рик поднял глаза на доктора. Ему хотелось крикнуть: "хоть ты меня не бросай!". Но вместо этого он улыбнулся. - Я справлюсь.
  Рочен внимательно посмотрел ему в лицо и внезапно сильно тряхнул за плечи.
  - Ну что опять не так? Что я должен сделать, чтобы ты мне поверил? Остаться? - Он снял сумку с плеча и швырнул ее на диван.
  Из глаз Рика снова закапали слезы.
  - Ну же, малыш... Вот я... рядом... - Рочен достал платок и начал вытирать мокрые дорожки. - Хочешь, поедем со мной...
  - Не в этом дело. - Рик взял платок и закрыл им лицо. - Ты можешь сделать для меня одну вещь?
  - Конечно. Какую?
  Рик отнял платок и покраснел.
  - Сказать, что ты меня любишь и поцеловать.
  "Я думал, его сознание соответствует возрасту". - Промелькнуло в голове доктора. - "Но он еще такой ребенок!"
  - Я люблю тебя, Рик. - Рочен нагнулся и поцеловал его в мокрую щеку.
  - Не так. - Упрямо мотнул головой парень.
  - А... как?
  - Наклонись.
  Когда доктор наклонился, Рик приподнялся на цыпочки и коснулся ладонью его щеки. А потом, выдохнув и закрыв глаза, поцеловал его в губы.
  - Вот так, Рочен. Иди.
  Но тот стоял, глядя на юношу растерянными глазами.
  По щекам Рика снова потекли слезы.
  - Что, думаешь, так нельзя?! Нельзя постоянно смотреть в прошлое, не видя настоящего! Уходи, Рочен!
  - Не знаю, что ты себе надумал... - Доктор положил ладонь на дернувшееся плечо мальчишки. - Но для того, чтобы принять настоящее, нужно сначала закрыть дверь в прошлое. Понимаешь?
  - Нет! Я не хочу, чтобы ты снова стал ковриком для чьих-то ног!
  - Ты все понял неправильно. - Вздохнул Рочен. - Но мне, действительно, пора лететь. До встречи, Рик.
  Доктор отпустил парня. "Похоже, привязанность приняла странную форму. Ладно, разберусь потом..." - Подумал Рочен. - "Главное, чтобы без меня он не натворил дел. Эх, как все неправильно..."
  - Значит, поцеловать?
  Стоявший с закрытыми глазами и малиновыми щеками парень кивнул.
  Доктор нагнулся и едва ощутимо коснулся губами мокрых губ Рика.
  - Я ушел.
  Дверь тихо встала на место. Мощный маневровый двигатель за стеной набрал обороты, чтобы поднять тяжелый аэромобиль, и стих, когда вступил в работу основной.
  Рик провел пальцами по губам.
  - Кажется, я его напугал. - Уныло сказал он, а потом неожиданно улыбнулся. - Лайсин! Ты - так и не случившееся прошлое! А я всегда буду настоящим! Я покажу Рочену, каким чудесным может быть мир для тех, кто идет вместе!
  
  Включив автопилот, Рочен откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Его до сих пор трясло, словно в лихорадке, а сердце скакало в горле, отдаваясь в ушах. Ему было страшно. "Этот мальчик... Как теперь выпутаться из щекотливой ситуации без ущерба для репутации? Боже, каким я был идиотом, все время думая о Рике, как о ребенке! Привязанность к спасшему его взрослому мужчине переросла во влюбленность? Разве такое бывает? И почему я, а не Ден, ведь мы там были вдвоем..." - Мысли летящего над страной доктора метались, словно пламя костра, раздуваемое ветром. - "Господи... Если кто-нибудь об этом узнает... Его родители или Герден... Да меня смешают с грязью, а потом утопят в болоте. Любитель мальчиков... какой ужас!" Но перед глазами Рочена то и дело вставала фигурка Рика, исполняющего невероятно чувственный танец. Изящество и гармония наполняла каждое движение, каждый изгиб тела и поворот руки. Даже пальцы говорили о любви. "Вернусь, отправлю парня во дворец". - Решил Рочен. - "Герден его приглашал? Пусть теперь сам с ним мучается". Почувствовав себя уверенней, доктор выпрямился и достал термос с кофе, заботливо наполненный Риком. "Какой же я все-таки сукин сын". - Подумал он, отпивая глоток. - "Парень приехал ко мне. Три месяца убирался, стирал и готовил. Я с удовольствием пользовался его трудами, не желая замечать того, что с ним не все в порядке. Конечно, проще взвалить проблему на Гердена. Но, если разобраться... я всего лишь делал вид, что ничего не замечаю, откладывая разговор на потом. Так не пойдет. Когда вернусь из Сенко, серьезно с ним поговорю!" Только вспомнив о Сенко, Рочен сразу подумал о Лайсине. Перестав скакать, сердце заныло. "Быть может, болезнь не перешла в конечную стадию, и его можно вылечить?" Где-то глубоко в душе шевельнулось желание сделать все, чтобы Лайсину стало легче. И сознание пронзила очевидная мысль: "А чем ты, дорогой дядюшка Рочен, отличаешься от мальчика Рика? Раскрой глаза и прими, наконец, очевидное для всех, кроме тебя: ты с детства любишь Лайсина и готов на все, лишь бы тому было хорошо. Не сложилась своя жизнь? Ерунда! Зато Лайсину помог... Дурак! До сих пор влюбленный дурак! И не на свадьбу сестры и друга я тороплюсь... Мне хочется снова увидеть Лиса. Как только я не боролся с этим чувством, выстраивая логические оправдания, все равно ничего не получалось. Боги! Пусть мальчик Рик, пока живет один, поймет, как это неправильно - любить того, кому твоя любовь совершенно не нужна".
  Пожелтевшие рощи центральных провинций медленно уплывали назад, а величественные снежные пики, отделяющие Сенко от всего мира, вырастали перед лобовым стеклом белой неприступной грядой.
  - Вас приветствует диспетчерская Джайны! - Раздался в кабине приятный женский голос. - Доброго вечера, доктор Рочен! Займите, пожалуйста, коридор..."
  - Вас понял. - Ответил он, пробегая пальцами по клавиатуре. А потом, выполнив маневр, мужчина снова включил автопилот и тихо сказал: - Здравствуй, Сенко! Я - дома!
  
  Глава девятнадцатая. Радости и печали Сенко
  
  Семейство Рейво с восторгом приняло прилетевшего из столицы сына. Старшие сестры непременно захотели похвастаться нарядами, а младшая - новым домом... целой усадьбой, которую построил Денки для семейного гнездышка.
  - А еще он обещал купить мне розовую аэромашину! - Поделилась планами будущего мужа Лина.
  Несмотря на царившее в семье приподнятое настроение, под ликующими возгласами дам мужчине чудилась некоторая растерянность.
  Поэтому, когда девушка пошла проводить брата в комнату, Рочен обратил внимание на ее немного расстроенный вид.
  - И в чем проблема? - Пустив ее внутрь, он бросил сумку на кровать, а чехлы с костюмами - на стул. - Лин, тебе уже не хочется замуж?
  - Не знаю. - Она подошла к окну и оперлась ладошками о подоконник. - Братик, мне только семнадцать лет. Еще недавно я играла с девчонками в прятки, а теперь должна стать женой наместника и аристократкой. Приемы, чаепития, благотворительность... Я не думала, что все будет настолько тяжело и... чопорно.
  - Лин, милая... - Вспомнив об укоризненных глазах чистюли и аккуратиста Рика, доктор быстро повесил в шкаф костюмы и подошел к сестре, осторожно положив большую ладонь на ее нежное плечо. - Взрослая жизнь сильно отличается от беззаботного детства. В ней много тяжелого труда. Тебе до сих пор представляется, что она расцвечена яркими огоньками и радужными красками? На самом деле, чтобы в чужих глазах каждый твой день выглядел фееричным, приходится выкладывать на его палитру все свои знания и умения.
  - Братик... - Лина обернулась и уткнулась головой в Рочена. - Я рисовала в своем воображении сказочную свадьбу. Как будто, я - принцесса... Танцую на балу, а на меня все смотрят и восхищаются!
  - Ты и будешь принцессой. - Улыбнулся Рочен. - Танцы выучила? А какой вилкой разбирать рыбу?
  - Теперь мне кажется, что на меня не только будут смотреть, но и даже спустя полгода продолжат обсуждение каждой мелочи и детали моего туалета, начиная от бусин в фате и кончая кружевами на подоле нижней юбки!
  - Ой! - Воскликнул Рочен. - Что же делать? Кружева к нижним юбкам в этом сезоне сменились тесьмой!
  - Что-о?! - Округлились глаза Лины. - Мы это платье заказывали у столичного портного!
  - Наверняка, у того, кто по дешевке продал прошлогодний товар! - Засмеялся доктор.
  - Глупая шутка, братец! - Свела брови у переносицы девушка. - Ох... - Ее глаза стали еще больше. - Прости, Рочен!
  - Ну вот, ты снова готова идти в бой, малышка! - Старший брат погладил девушку по голове. - Начиная большое новое дело, всегда ужасно волнуешься и переживаешь: вдруг оно не получится и все ткнут в тебя пальцем... Но потом, когда ты освоишься и посмотришь назад, с гордостью поймешь, что тобой, девочкой из обычной семьи, взята высота, которая не по силам аристократкам. Лин, на тебя будут смотреть, как на икону местного стиля. С твоими будущими детьми захотят дружить дети потомственных дворян. Подумай, твой муж - доверенное лицо Короля!
  - Рочен! Мне страшно!
  - Это сейчас. Но пойми сама: те, кто придут на твою свадьбу, а потом - присягу Дениэля, тоже будут переживать о том, как говорят и выглядят. Лин, теперь именно ты будешь решать, с кем дружить выгодно, а кого лучше держать на расстоянии.
  Девушка хлюпнула носом.
  - Значит, больше не будет никаких посиделок с подружками на лавочке или в кафе... Я не смогу искренне смеяться или плакать, поскольку в доме будут посторонние люди... Рочен! Я так долго не вынесу-у-у!
  Многострадальная рубаха снова стала мокрой.
  - Вынесешь, маленькая. Ведь тебя во всем будет поддерживать Ден. Когда-то, - Рочен прижал к себе пушистую головку сестры, - закончив университет, я пришел работать в госпиталь. И в первый же мой рабочий день к нам привезли строителей - неумех. Построенный ими многоквартирный дом рухнул прямо на них, когда начали возводить перекрытия крыши. Скорее всего, у тех, кто рассчитывал параметры здания было слишком мало опыта, или строители надеялись продать откровенную халтуру... Не знаю. Но люди здорово переломались. Хирургических бригад не хватало. И меня, зеленого новичка, поставили оперировать самостоятельно. - Рочен привычно потянулся в карман за сигаретами.
  Лина тут же стукнула его по руке.
  - До сих пор не бросил? Куда смотрит Рик? Я ему все выскажу!.. Рочен, а что было дальше?
  - Дальше... Я отстоял четыре часа за операционным столом. Первые пятнадцать минут были жуткими: перед тобой лежит израненное тело, а на тебя сквозь защитные очки смотрят операционные сестры и анестезиолог. Но я справился с волнением. Мои первые пациенты остались живы. Так что и ты справишься.
  Девушка вздохнула.
  - Единственное, о чем хочу тебя предупредить... Лина, посмотри на меня. Это очень важно.
  Сестра подняла на брата фамильные голубые глаза.
  - Никому никогда не верь, кроме мужа. В твоем окружении обязательно найдутся "добрые" тетушки или подружки, которые начнут носить тебе сплетни. А мужчины - расточать комплименты твоей красоте. Не верь ни единому их слову, поскольку растерянным или польщенным человеком легче управлять. Запомни: каждый из них будет преследовать собственную выгоду, и ни в коем случае, не твою. Если у кого-то из них получится вбить клин между тобой и Деном, считай, что его карьера, а также твоя жизнь, не удались.
  - Рочен... Я вообще не хочу заму-уж!
  - Я понимаю, что ты еще не успела полюбить и оценить Дена. Все это время тебя распирала гордость перед подружками, что тебе удалось добиться любви аристократа. Тебе грела душу зависть подруг и скороспелые признания парней, вдруг осознавших, что самая красивая девушка города скоро выйдет замуж. Но Лин... Разве ты хочешь жить так же скучно, как твои сестры?
  - Я думала... - Девушка всхлипнула, - мы будем тихо жить по соседству. Я стану летать на базар с Риком. Мы будем болтать, и ходить в гости по выходным...
  - Рик через месяц пойдет учиться, и ему будет не до базара. Скорее всего, он поселится в общежитии. А я думаю вообще уехать на другой континент...
  - Зачем?!
  - Хочу посмотреть мир. Быть может, где-то пару лет поработаю... Не знаю. Пока это - только мысли. Так что Лин... У тебя через два дня - первый серьезный экзамен. Но вся семья: родители, сестры, твой братик... Мы будем рядом. И потом, госпожа принцесса, твоя мечта о бале стала реальностью. Так что выше нос. Покажи всем гостям характер женщины дома Рейво!
  Лина всхлипнула последний раз и промокнула глаза платочком.
  - А еще, кроме наставлений, я тебе привез замечательный подарок. - Рочен взял свою сумку и достал оттуда плоскую коробочку. - Первый экспонат в твоей будущей коллекции. Ну-ка, смотри!
  Щелкнув замочком, он достал из пенала бриллиантовое колье, брызнувшее во все стороны лучами света.
  - Мечты сбываются. - Шепнула девушка, любуясь подарком. - Но, Рочен, я поняла, что с ними нужно быть осмотрительней.
  - Согласен. - Улыбнулся доктор. - Иногда, помахав перед глазами радужным крылом, они перепархивают к более удачливым. Поэтому радуйся, а не лей слезки!
  - Да. - Лина успокоилась и снова встала к окну, перебирая в пальцах блестящие камни. - Когда я была маленькой, то видела своим принцем тебя.
  - Я слишком редко появлялся в твоей жизни, поэтому казался тебе невероятно загадочным. - Усмехнулся Рочен, открывая форточку и доставая сигареты.
  - Не кури! Не люблю, когда мои волосы пахнут этим вонючим дымом! - Недовольно сказала девушка.
  - Не буду. - Сигареты снова исчезли в кармане.
  - Сестры, когда мы собирались вместе за праздничным столом, всегда о тебе говорили, радуясь, что брат работает в столице. А еще - что посылает деньги. Мама, покупая мне новое платье или обувь, благодарила Богов и тебя.
  - Надеюсь, я не стал для тебя Богом? - Улыбнулся Рочен и отошел к своей сумке, вытаскивая из нее аккуратно уложенные Риком вещи. Кажется, они до сих пор хранили тепло его рук. Доктор вдруг поймал себя на мысли, что привязался к этому мальчишке и теперь совершенно не представляет, как без него жить. Нервно кашлянув, он обернулся к Лине.
  - Прости, не расслышал, что ты сказала.
  - Соглашаясь на предложение Дениэля, я думала, что мы поселимся рядом с тобой. Что станем встречаться чаще, и я, наконец, ближе узнаю моего загадочного брата.
  - Не стоит огорчаться, Лин. Я буду приезжать к вам в гости. Вы же выделите мне комнату в своем роскошном дворце? А то детская стала как-то тесновата. - Он легко коснулся рукой потолка.
  - И вот я выхожу замуж за аристократа... - Продолжила Лина. - А ты становишься все дальше. А потом уедешь совсем. Так скажи мне, Рочен, осуществилась моя мечта, или судьба надо мной от души посмеялась?
  Девушка скорбно смотрела на брата, сжимая в кулаке бриллиантовое колье.
  - Не понимаю... - Рочен подошел к ней и снова обнял. - Лин, малыш, это - просто страх. Все будет хорошо. Вы с Деном станете прекрасной парой!
  - Да. - Лицо сестры стало решительным. - Я выйду за Дена замуж. Буду любить своего мужа и заботиться о нем. Не стану слушать чужие шепотки и комплименты. Мужчины назовут меня железной леди, а женщины - высокомерной выскочкой. Мне будут подражать, называя северным цветком. Ден всю жизнь будет считать, что выиграл великолепный приз, несравнимый ни с одним гоночным кубком. Его сестры, которые сейчас воротят от простолюдинки носы, начнут присылать умоляющие приглашения на домашние праздники...
  - Детка, я тобой горжусь! - Сказал Рочен. - Ты - настоящая Рейво!
  - Но взамен данного обещания я прошу одного.
  Колье стиснули обе руки.
  - Чего же ты хочешь?
  - Вечером будет домашний праздник. Только все наши. Без посторонних. Поэтому я прошу... со мной потанцевать. Как я мечтала в детстве.
  - Нет вопросов. - Пожал плечами Рочен. - Конечно, потанцуем. Надеюсь, в твоих фантазиях не было поцелуев? А?
  Девушка покраснела.
  - Лин?..
  - Тебе что, жалко?
  - Ты вообще понимаешь, о чем просишь? Как старший брат может целовать несовершеннолетнюю сестру? Тем более, чужую невесту! - Понизив голос до шепота, спросил Рочен, легонько тряхнув ее за плечи.
  - Мое обещание - против одного поцелуя. - Упрямо сказала девушка. - И мне не стыдно! Что тут такого? В кровать я лягу с мужем. И больше никогда ни о чем даже не намекну. Всего один вечер.
  - Дети совсем спятили. - Провел ладонью по лицу Рочен. - На дворе - осень, а в воздухе носятся весенние ароматы. Надо было остаться дома. Лин... Я не умею целоваться. У меня никого... почти... не было. Только работа.
  - Но ту, с которой... было, ты целовал?
  - Там - другое дело. С ней было легко...
  - Жалеешь, что вы расстались?
  - Да, очень. Но остаться со мной она не захотела.
  - Наверняка, ты отказался исполнить ее мечту.
  - Не знаю. Мы об этом не говорили.
  Снизу, у подножия лестницы, раздались мамины шаги.
  - Рочен! Лина у тебя? Мы ее потеряли!
  - Да, мама, я тут! Брат учит меня не бояться и принять свою судьбу со счастливым лицом!
  - Потом наговоритесь! Обед готов! Спускайтесь вниз!
  - Уже идем! - Лина подошла к двери и, дождавшись, когда мать ушла, быстро накинула на нее крючок. - Рочен... Ты ведь хочешь видеть меня счастливой?
  Он перехватил ее руки, почти сомкнувшиеся на его шее.
  - Прекрати! Идем вниз и без глупостей!
  - Я сейчас расплачусь и скажу всем, что ты меня обидел!
  - Шантаж? Не думал, что моя маленькая сестра на такое способна. Бедный Ден. Кажется, вам действительно, лучше расстаться.
  - Отлично! Сейчас спущусь вниз и объявлю о разрыве помолвки. Пусть мать рыдает, а отец пьет сердечные капли.
  - Сошла с ума? Ты чего творишь?
  - Разве ты так не делал? Когда заявил, что уходишь из дома? Мне мама рассказала про тебя и наместника Лайсина. Как ты за ним, оставив семью, уехал учиться!
  - Боги, да что за глупости ты услышала! Мать не могла тебе такое рассказать! Я хотел стать врачом, чтобы вылечить отца! И родители меня поддержали, оплатив первый курс университета. Не пойму, где ты могла услышать настолько странную историю? Или у моего семейства на почве страха перед бракосочетанием сорвало крышу? Уходи, Лина. А я, пожалуй, перееду к Дену.
  Вещи снова полетели в сумку.
  Лина села на пол у двери и заплакала. Тихо-тихо. И очень горько.
  - Что плохого в том, что я тебя люблю? - Сказала она. - Пусть ты - всего лишь моя детская мечта, которая скоро растает, столкнувшись с реальностью. Но Рочен... Всего один волшебный вечер. Неужели твои моральные принципы позволяют тебе любить мужчину, но встают на дыбы при мысли о поцелуе с сестрой?
  - Глупая девочка. - Рочен достал сигареты и открыл форточку. - Хорошо. Иди сюда. По-моему, сегодня я пал настолько низко... что еще один поцелуй не заставит ангелов проливать над моей заблудшей душой лишние слезы... А чертей - радостно подливать масло на шипящую сковородку.
   Задернув штору, он подсадил девушку на подоконник и положил ладонь на ее пушистый затылок. Юный овал лица с закрытыми глазами был мягким и очень нежным. Поцелуй получился тоже совсем детским: скорее, легким прикосновением, или даже дыханием, едва тронувшим губы. Но тело, давно не чувствовавшее страсть, загорелось желанием. И совсем не к этой девочке, которая со счастливым выражением лица спрыгнула с подоконника и унеслась вниз показывать подаренное братом колье. Потерев ладонями уши, Рочен выпил холодной воды и закурил, привалившись к окну спиной. Дым медленно уходил на улицу, мешаясь со стылым осенним воздухом. Достав из кармана коммуникатор, Рочен ткнул пальцем номер.
  - Да-а? - Услышал он далекий и довольный голос. - Ты уже дома? Как долетел? Семья здорова? Как невеста? Трясется от страха? Жениха уже видел? Эй, чего молчишь?
  - Слушаю. - Хрипло сказал Рочен. - Кажется, я уже скучаю. Прости, что вот так уехал.
  - Но ты же вернешься! Завтра у нас с Сайком тренировки. Рочен, ты должен прилететь к регате!
  - Да, конечно. Я постараюсь. Пока...
  Почему-то кружилась голова. Закрыв глаза, доктор оперся затылком о стену. "Похоже, пора завести постоянную женщину. Или я сойду с ума. Чертов извращенец..."
  
  Вечер в доме Рейво получился очень уютным и милым. Старики делились воспоминаниями, молодежь, в числе которой оказался Рочен, танцевала. Лина выглядела абсолютно счастливой, больше не приставая к брату со всякими глупостями. Старшие сестры вспоминали собственные свадьбы и тихо завидовали младшей.
  А с утра началась финальная подготовка.
  Надев свитер, куртку и простые штаны, заправленные в высокие ботинки, Рочен сел в аэромобиль и понесся к новой резиденции будущего наместника. Поставив машину на гостевую парковку, он удивился не только изяществу самого дома, но и прекрасному ландшафту с каменными горками, стелющимся можжевельником и редкими соснами, между которыми от ворот тянулась дорога. Место выглядело ухоженным и открытым недолгому северному солнцу. От города, террасами спускавшегося к реке, усадьбу отделяла каменистая пустошь с одной стороны и дома аристократов с другой. К завтрашнему торжеству рабочие украсили фасад веночками, лентами и цветами. На открытой веранде, примыкающей к дому, стояли диваны и между ними - столики для напитков.
  - Не правда ли, мило? - Раздался за его спиной знакомый до боли в зубах голос. Рочен медленно обернулся. В двух шагах от него стояли южане: синие глаза, горбатые носы и растрепанные, нынче модные, стрижки.
  - Ваше Величество! - Поклонился Рочен. - Господин Салих... Рад видеть высоких гостей на своей земле.
  - Она не твоя, Рочен. - Хмыкнул Король. - Теперь ей займется Дениэль Гэро. Кстати, мы тут инкогнито. До приема по случаю вступления нового наместника в должность.
  - Как Вам будет угодно. - Снова поклонился доктор.
  - А еще мы решили поучаствовать в этой замечательной и красивой церемонии.
  - Вот как?
  - Вместе с тобой станем свидетелями клятв жениха. - Говорил Герден, пытаясь уловить хоть какое-то чувство на каменном лице Рочена. - Северные традиции! Они так отличаются от южных! Красивые медленные распевки и хороводы... Рочен, надеюсь, национального колорита будет немного? А то я засну. Слышал, твоя сестра - совсем юная девушка. Как же ты решился отдать настолько свежий цветок мужчине вдвое старше нее?
  Герден замолчал, глядя на стоявшего столбом Рочена.
  - Думаю, мои слова прозвучат эхом докладов службы безопасности, уже ответившей Вам на все вопросы. Господин Салих, мое почтение. Ваше Величество... Я могу пойти к другу для того, чтобы помочь ему справиться с волнением?
  - Мы пойдем к нему вместе, господин Рочен.
  Герден шагнул к доктору и крепко, чтобы тот не посмел сбежать, взял его за локоть.
  - Действительно, очаровательная провинция! - Восхитился Король, подходя вместе с Роченом к подъезду. - Горы, бурные реки, суровые темные ели...
  - Восторгаетесь, как будто Вы тут никогда не были. - Не удержался доктор.
  - Конечно же, был! Мне даже кажется, что мы где-то встречались... Не знаю, где... Быть может, напомнишь?
  - К сожалению, с возрастом память стала выборочной.
  - А, точно! Еще год назад мы встречались в замке Който! - Коснувшись лба, сказал Король, внимательно взглянув на невозмутимый Роченовский профиль. - А познакомились в то далекое время, когда ты служил в нем поваренком. Надо же, насколько прихотливы игры судьбы! Долговязый хмурый подросток стал великолепным столичным доктором. Кто бы мог тогда подумать, что он не захочет продолжить семейную династию! Или... как верный слуга, он решил последовать за своим господином?
  Рочен остановился и посмотрел на следующего за ними Салиха.
  - Будь добр, заткни уши.
  Тот виновато улыбнулся и положил поверх прически ладони.
  - Вот что я тебе, Герден, скажу... От имени того мальчика-поваренка, которому было наплевать на чины и статус. Если ты попытаешься испортить свадьбу моей сестры и друга, я снова отведу тебя в елочки, в которых ты так глупо заблудился, пытаясь меня догнать. Хоть ты жрец, но у меня хватит сил с тобой пободаться. И вообще... объясни, наконец, какого черта ты никак не хочешь оставить меня в покое? До сих пор не можешь забыть прошлое? Очнись, его уже нет. Ты - Король. Я - врач. У нас разные пути и жизненные задачи. Герден, если тебе со мной тесно в одной стране, я уеду в другую. Меня примут в любую больницу нашего континента. Я от тебя устал. Понимаешь?
  - Салих... Мы с господином Роченом должны серьезно поговорить. Сходи, пожалуйста, к Дену и помоги ему не умереть от счастья.
  Проводив Салиха взглядом, Герден развернул Рочена обратно к парковке.
  - Сядем в твою машину.
  Когда они устроились в креслах и закрыли двери, доктор вопросительно посмотрел на Короля.
  - Скажи, ты когда-нибудь сможешь простить мне прошлое? - Синие глаза Гердена серьезно посмотрели в голубые Рочена.
  - Ты сейчас о чем? - Спросил доктор.
  - О нашем треугольнике, до сих пор не вытянутом в отрезок. Вернее, о его остром угле, через который ты до сих пор не можешь перешагнуть.
  - М-м-м... Полагаю, ты о Лайсине?
  - Да.
  - Герден... Это был его выбор. Это был мой выбор. Это были только наши отношения. Причем тут ты?
  - При том, что ты мне нужен, Рочен. Не буду произносить высокопарных фраз о твоей квалификации или магической одаренности... Я всегда хотел, чтобы ты, а не Лайсин, был рядом. Правда, я это слишком поздно понял. Не перебивай... Больше таких слов ты от меня не услышишь. Да, я - Король. Умный, решительный, волевой. У меня - отличная команда единомышленников. Но нет друзей. Рочен, я хочу, чтобы ты стал моим другом. И это не желание юнца, а позиция взрослого человека, отринувшего сословные границы. Нас связывает многое. В том числе, мальчик Рик. Да, я хочу вырастить из него отличного государственного деятеля. Возможно, наследного принца. Но для этого Рикус должен не только учиться в универе, но и бывать на светских приемах. Кроме того, заниматься со мной лично. Так меня учил Исайтор, пока был в здравом уме. Но, видишь ли, в чем дело... Мальчик сильно к тебе привязан, и без спасителя Рочена не захочет перебраться во дворец. Чем еще я могу убедить тебя в искренности своих намерений? Рочен, мне нужна твоя помощь. Друга или советника... не знаю. Мне хорошо рядом с тобой. Спокойно. Те дни, что мы провели в Сенко, готовясь к сражению, а потом - в Тамте, были самыми счастливыми в моей жизни.
  - Если честно... - Рочен посмотрел на Короля. - Ты меня... поразил. Казалось, мое присутствие тебя раздражает. Эти твои дурацкие шуточки про плебейское происхождение... И тут ты говоришь такое.
  - Поверь, чтобы заставить себя говорить с тобой откровенно, пришлось морально готовиться. И даже не один месяц. - Усмехнулся Герден. - За всю жизнь мы оба сказали друг другу много чего... нехорошего. Я боялся этого разговора. Но еще больше боялся, что однажды... это может случиться очень скоро... ты окончательно исчезнешь из моей жизни. И на свадьбу я прилетел только для того, чтобы увидеться в неформальной обстановке.
  - Ты знаешь о том, что Лайсин умирает?
  - Да. Поэтому я не хотел, чтобы вы виделись. Ведь ты мог бросить работу и Рика, чтобы, забыв обо всем, снова служить человеку, который к тебе равнодушен. Пойми, наконец... Несмотря на вашу детскую дружбу, он всегда считал тебя низшим существом.
  - Я знаю. Но ты все же дозволишь мне с ним увидеться? Хотя бы, как врачу.
  - Разве тебя что-то держит? Но, пожалуйста, сделай это после свадьбы.
  - Герден...
  - Да?
  - Я не могу пока тебе ничего ответить. Мне нужно подумать и поговорить с Риком. За три месяца этот мальчик незаметно стал моей семьей. Странно, но даже сейчас мне его не хватает. Все кажется, будто он где-то рядом. Конечно, я с тобой согласен, что он умен и талантлив. Действительно, его место во дворце, а не в скромном доме врача.
  - Я рад, что ты это понимаешь. А еще... прости все мои грубые слова. Поверь, они были произнесены только для того, чтобы обратить на себя твое внимание. - Сказал Герден. - Взрослые люди тоже иногда ведут себя, словно дети, но отличаются от них тем, что все осознают и пытаются это исправить. Давай хотя бы попробуем найти общий язык. Ведь за работой у нас все прекрасно получалось.
  - Ваше Величество... Тебе самому не странно предлагать дружбу простолюдину?
  - Мне? Нет. Меня волнует человеческая душа, а не статус. Хотя... чтобы это не волновало других, я дам тебе землю. Ты станешь аристократом с правом передачи титула и земли по наследству. Кстати, как ты относишься к Тамту? Там осталось много выморочных территорий. Построим где-нибудь в красивом месте виллу и будем приезжать туда на отдых. Можно даже на озерах. Рик станет рассекать волны, а мы - рассуждать о жизни и ее печалях.
  - Звучит... Интересно. Мне надо подумать, Герден. Опять же, я работаю и не хочу бросать практику.
  - Я все про тебя знаю. Хочешь продолжить оперировать - оставь себе только кардиологию. Там операции плановые. Все решаемо. Было бы желание.
  - Герден... Когда вернемся в столицу, давай встретимся и еще раз все обсудим. Договорились? А сейчас нужно поддержать Дена.
  - Тогда пойдем? - Улыбнулся Король. - Если мы подхватим его с двух сторон, он точно не упадет.
  
  Когда в гостиную вошли Рочен и Герден, Ден, узрев друга, молча бросился ему на шею.
  - Да что же это такое! - Развел руками доктор. - Меня уже вчера тискали и слюнявили. Ден, не бери с женщин дурной пример. Прошу, оставайся мужиком!
  Тот кивнул головой и уткнулся в плечо друга.
  - Э-э... Надеюсь, целоваться не полезешь? А то тут свидетели, которые все неправильно поймут и с удовольствием осложнят нашу жизнь.
  - Братец! - Денки посмотрел на Рочена, а потом - по сторонам. - О... Ваше Величество!
  - Это было... трогательно. - Глаза Короля искрились смехом. - Прошу, продолжайте, пожалуйста. Или ты ждешь моего напутствия во взрослую жизнь?
  - Не думал, что буду так переживать. - Признался Ден, кланяясь Гердену. - Оказывается, женитьба - чертовски волнительное дело.
  - Да перестань... - Король лучился хорошим настроением, как грибницы провинции Тамт спорами. - Страшно только до того момента, когда Преосвященный возложит на ваши склоненные головы руки и объявит тебя мужем. Дальше поймешь, что пути назад нет, и успокоишься. А когда посмотришь на хорошенькое личико женщины и подумаешь, что уже этой ночью она станет твоей... Начнешь с нетерпением ждать, когда все разбегутся. Ден, прекращай трястись. Смотри: Рочен, глядя на тебя, потянулся к сигаретам.
  - Да это я так... - Смутился доктор. - Привычка...
  - А ты ее бросай. Незачем травить организм, когда тоже самое ты частенько проделываешь с душой. Кстати, не люблю сигаретного дыма. Ден... - Король снова переключился на жениха. - Во сколько начало церемонии? В десять утра?! Почему меня не спросили? Я в это время только ложусь спать. Вы представляете рядом с полуобморочным женихом постоянно зевающего свидетеля? Пресса напишет, что церемония была невыносимо скучной. Рочен!
  - Что?
  - Ты видел подружек невесты? Они миленькие или, как всегда, косметика скроет недостатки?
  - Э-э... - Задумался Рочен. - Вроде ничего. Молоденькие.
  - Такие же несовершеннолетние дурехи... Ден, прости... цветы жизни, которыми можно только любоваться, но ни в коем разе не касаться лепестков. И как троим взрослым мужикам пережить зависть к твоей кувыркающейся в постели особе? А ведь мы полностью готовы тебя поддержать по-мужски. Дело за малым: уверить девушек в том, что горячие парни Тамта хороши не только в драках. Салих, выясни, в местной гостинице остались номера?
  Пока доктор и будущий наместник с вытянутыми лицами слушали Короля, Салих улыбался. Похоже, разговор по душам принес хорошие результаты: Герден разливался соловьем, а Рочен выглядел спокойным.
  - Ваше Величество! - Окликнул Короля Салих. - Подружки невесты похожи на эдельвейсы... растет такой цветок в горах. Чтобы его сорвать, нужно влезть на неприступную кручу. Думаю, никто из нас не хочет сломать себе руку или ногу ради минутного удовольствия. Надеюсь, господин Дениэль выделит нам небольшую гостиную и предложит набор хороших вин. А его расторопные слуги накроют небольшой стол с закусками. Что нужно настоящим мужчинам, когда их любимые недосягаемы? Конечно же, добрый разговор по душам.
  - Ты, как всегда, прав, Салих. Ден! А давай ты покажешь нам свой дом?
  
  Пока все развлекались, Ханна, на долю которой выпали заботы о слегшем в постель Лайсине Който, одновременно, по распоряжению Короля, занималась организацией праздника для будущего наместника. Ей даже пришлось нанять еще сиделку в помощь той, которая ухаживала за больным в ее отсутствие.
  Последний день накануне бракосочетания был самым беспокойным. С утра она повторно переговорила с Преосвященным, обещав подать для него аэромобиль из резиденции Королей за час до венчания. Потом понеслась в ратушу. Отругав уборщиц за грязные ступени, она проверила украшения стен, количество кресел для приглашенных и прослушала мелодию, исполняемую местным оркестром, под которую молодые должны будут застегнуть на запястьях друг друга брачные браслеты. Скептически посмотрев на одежду оркестрантов, предупредила, что оплата будет в два раза меньше, если они забудут надеть фраки. Подбежавшая к ней цветочница сказала, что лепестки роз, которыми дети усыпят путь молодоженов, уже разложены по корзинам и стоят в холодильнике. Ханна, на всякий случай, проверила.
  Потом ее аэромашину видели у дома Рейво, где женщина еще раз посмотрела платья и украшения подружек невесты, а также накапала успокоительного госпоже Агнете.
  - Все доченьки пристроены... - Всплакнула она на плече Ханны. - Осталось подыскать хорошую женщину сыночку...
  - Ничего... - Похлопала ее ладонью по руке та, которая последний месяц была фактическим руководителем провинции вместо тяжело больного Лайсина. - Найти - не напасть... Женившись бы, не пропасть. Всему - свой черед, тетушка.
  Когда мать семейства успокоилась, Ханна полетела в поместье Дена. И наткнулась на веселую компанию из четырех мужчин, организовавшую мальчишник в одной из гостиных.
  - Госпожа Ханна! - Поприветствовал ее довольный Герден. - Рад видеть Вас в боевом настроении и добром здравии!
  Они виделись только вчера, но женщина напоминать об этом не стала и молча поклонилась. Тогда Король показался ей мрачным и неразговорчивым. Хотя она всегда видела его именно таким - замкнутым, язвительным и... печальным. Но теперь синие глаза сияли яркими искрами, подстриженные волосы топорщились в разные стороны, а на лице была самая искренняя улыбка. - Как идет подготовка к нашему празднику?
  - Все нормально. Я прослежу за своевременным выездом невесты, а господин Салих... - Ее глаза уперлись в покрасневшее от вина лицо молодого человека, - За сборами господина Дениэля и свидетеля его клятв, господина Рочена.
  Теперь она посмотрела на сидящего в кресле доктора.
  - Госпожа Ханна, присаживайтесь к нам. - Пригласил он ее, вставая с места. - У Вас - замученный вид. Отдохните немного. Не волнуйтесь, сегодня никто из нас не кусается.
  - Благодарю. - Улыбнулась женщина. - Но мне бы хотелось...
  - Успеете. Вы - идеальный секретарь. - Поддержал Рочена Герден. Жених вскочил и принес чистую тарелку и столовые приборы, а Король лично положил в нее закуски и налил в бокал вино. - Ваше здоровье, Ханна!
  Четверо мужчин прикоснулись к ее бокалу краешками своих. По комнате поплыл едва слышный хрустальный звон.
  Пока она ела, Король начал пустячный разговор о каких-то столичных делах, а когда вернулся куривший в форточку Рочен и уселся между Денки и Ханной на взятый от стены стул, он вспомнил про регату и рассказал, как Рик пробовал ходовые качества яхты.
  - Никогда бы не подумал, что парень может быть таким аккуратистом в одежде! - Рассмеялся Герден. - "Только не кладите ее в траву!" - Передразнил он Рика. - Но фигурка у него - что надо!
  Рочен, до этого спокойно жевавший какой-то салат, вдруг поднял глаза и в упор посмотрел на Короля. Герден весело фыркнул.
  - Скажи, папочка, ты так же будешь смотреть на его девочек? Или, может быть, мальчиков?
  Рочен положил вилку и, отодвинув стул, молча вышел из комнаты.
  - Боги, да я только похвалил мышцы этого парня! Рочен! - Герден вскочил и быстро вышел следом за Рейво.
  Ханна подняла глаза и посмотрела на Салиха. Тот улыбнулся и пожал плечами.
  - Мальчик прожил в доме нашего доктора три месяца перед поступлением в университет. - Объяснил он.
  - Точно! - Хмыкнул Денки. - Рочен опекает его, как собственного ребенка. Другие мужики заводят... гм... женщин. На крайний случай, котов... А этот - взрослого парня и теперь не знает, как к нему подступиться.
  - Спасибо за обед! - Поблагодарила Ханна. - Когда Рочен привез Рика, мальчик был сильно травмирован смертью брата. А еще он, действительно, напоминал брошенного щенка, почему-то выбравшего себе хозяином нашего нелюдимого доктора. Хорошо, что Рочен его не оттолкнул.
  - Пожалуй, Рикуса оттолкнешь! - Улыбнулся Ден. - Он завел в чужом доме собственный порядок. Так что в последнее время без его разрешения Рочен даже не мог сходить со мной в ресторан. А как он готовит!
  - Рик готовит? - Удивилась Ханна. - Аристократ на кухне?
  - А еще он сам убирает дом и ходит на базар. - Охотно поделились сведениями выпившие мужчины.
  - Рочен купил ему весьма недешевую машину, а Герден подарил яхту. - Прищурив глаза, Салих наблюдал за реакцией женщины.
  - Вот как? Значит... Его Величество выбрал юношу наследным принцем? - Сделала вывод Ханна.
  - Вот это - настоящий оперативник! - Рассмеялся Салих. - Еще нет, но мысль такая была. Пока наших папочек нет, давайте, что ли, еще по одной?
  
   - И что ты бесишься? - Герден нашел Рочена на веранде, которую хотели открыть для гостей, но подумав об осенней прохладе и возможном дожде, закрыли, убрав мебель, но оставив фонарики. Доктор снова курил, прислонившись плечом к колонне. - Я что-то не так сказал?
  - Прости. - Рочен повернулся к Королю. - Наверно, нервы ни к черту. Когда ты стал говорить о раздетом мальчишке...
  - Ты вспомнил Лайсина. Так?
  - Да. И в этот момент понял, что за Рика убью любого, кто его тронет. Я понимаю, что ты просто рассказал забавный случай. Но мне было неприятно.
  - Вот ведь чудак! - Усмехнулся Герден. - Еще немного - и мальчик пустится в свободное плавание. И ты за ним не то, что не уследишь... Он запретит тебе это делать!
  - Понимаю. Просто в один момент осознаешь, что маленькая девочка, мечтавшая о принце, завтра станет женщиной. А смешной и прилипчивый мальчик Рик - уже самостоятельный мужчина. Герден... Я чувствую себя стариком. - Рочен посмотрел на пол веранды, по которой ветер гонял рыжие лиственничные иглы. - Они - прекрасные цветы, распускающиеся навстречу жизни. А мы - уже потрепанный ее прелестями чертополох.
  - И это нормально. - Герден, бросившийся за Роченом в одной рубашке, шмыгнул покрасневшим носом. - Род людской постоянно обновляется. Отыгравшие свои партии уходят, освобождая место под солнцем новой и сильной поросли. Но и нас еще рано списывать со счетов. - Король чихнул. - Для них сейчас - время свершений, активного познания мира. А мы выстраиваем линию ума, пытаясь состыковать ее с мудростью. Поверь, это совсем неплохо!
  - Иди сюда. - Рочен распахнул куртку, и Герден с удовольствием прижался замерзшей спиной к теплому телу доктора. - Не знаю, как ты, но я в последнее время чувствую себя таким глупцом... Или стариком, топчущимся на месте.
  - То, что ты - глупец, топчущийся на месте - это достаточно верное определение. - Усмехнулся Король. - Поэтому заканчивай пялиться в зеркало. Пора посмотреть на мир вместе с теми, кто идет рядом.
  
  Глава двадцатая. Будущее и прошлое
  
  Бракосочетание Дениэля дома Гэро и Элиноры дома Рейво получилось очень красивым. Несомненно, горные духи также приложили к празднику свои магические силы и хорошее настроение.
  С самого утра голубой небосвод прикрыли невесомой кисеей легкие перистые облака. Несмотря на осень и ночной заморозок, к началу церемонии стало настолько тепло, что приглашенные дамы начали сбрасывать на руки кавалерам свои шубы. А когда Преосвященный объявил жениха и невесту мужем и женой, из туч пошел мелкий снежок, заигравший в солнечных лучах семицветной радугой. Так что гости смотрели не только на прекрасных молодых, застегивающих друг другу на запястьях венчальные браслеты, но и по сторонам. Похожие на ангелочков девочки устлали путь для четы Гэро лепестками роз. А юная жена, выйдя на ступени ратуши, наградила мужа долгим поцелуем под дружный рев и хлопки приглашенных горожан и вездесущих репортеров, не забывающих о своей работе.
  Под летающие в воздухе снежинки и звуки музыки молодожены устремились к экипажу, который должен был отвезти их на соседнюю улицу в самый большой зал города. Позади них, выстроившись парами, шли свидетели клятв. Подружки невесты - в одинаковых синих платьях и бантах в светлых волосах. А мужчины - в белых костюмах и голубых рубашках, подчеркивающих мужественную красоту черноволосых уроженцев провинции Тамт и голубые глаза доктора Рочена. Конечно же, никто так и не узнал в одном из улыбающихся свидетелей Его Величество, поскольку на всех портретах он был с длинными, зачесанными назад, волосами и высокомерным выражением лица. А на общей фотографии он по-свойски обнял Рочена и прислонился головой к его плечу, от чего физиономия доктора вышла несколько перекошенной.
   Когда все женщины и девушки выстроились позади отвернувшейся невесты, чтобы поймать букет, та бросила его так удачно, что попала им в голову вытягивающего из кармана сигареты Рочена. Оттуда цветы свалились прямо в руки троюродной тетушке семейства Рейво, отчего та сразу разрумянилась и начала стрелять глазами в сторону вытаскивающего из волос ленточки и листья весьма обеспеченного и неженатого брата невесты.
  Тосты, здравицы, развлечения и танцы закончились только к следующему утру, поскольку на праздник собрался весь город. Но молодые, сопровождаемые свидетелями, отправились в новый дом в семь вечера, когда на сумеречных улицах зажглись фонари.
  Подъездная аллея к усадьбе сияла расставленными по обочинам светильниками, а фасад дома - бегающими по двум сердечкам розовыми огоньками.
  - Неплохо. - Сказал Герден, глядя в темное небо, усеянное яркими звездами. - Действительно, красивый край.
  Молодые подружки, ровесницы Лины, смущаясь, поглядывали на взрослых мужчин, гадая, станут ли они чего-то требовать. Но те всю дорогу перебрасывались впечатлениями от праздника, даже не делая попыток распустить руки. Когда девушки, вслед за молодоженами и мужчинами попытались войти в дом, Рочен обернулся и нахмурил брови.
  - А вы что тут забыли? Ну-ка, бегом обратно! Энка! Твой парень изгрыз все ногти, ожидая, когда ты подаришь ему поцелуй. Чина... Не стоит пытаться увлечь того, кто едва обратил на тебя внимание. И вообще, деткам не место там, где находятся взрослые. Быстро забирайтесь в экипаж и - приятных развлечений!
  Доктор посмотрел, как возница разворачивает карету, и, проводив ее взглядом, тоже вошел в дом.
  Молодоженов, Короля и Салиха он нашел в большой гостиной. Лина с восторгом распечатывала подарки, а трое мужчин, поставив на стол бутылку с вином, задумчиво разглядывали наполненные рубиновой жидкостью бокалы.
  - За тех, кто не вернулся. - Сказал Герден и выпил свой бокал до конца.
  - Я не понимаю, - свел брови доктор, - что за похоронное настроение! Ден, Лина... Какого беса вы еще не в кровати? Бриллианты и изумруды можно рассмотреть завтра. Э... Герд, Сэл... может, оставим их наедине?
  Лина покраснела и выронила какое-то украшение. А Ден закашлялся.
  Рочен подошел к сестре и, наклонившись, шепнул ей на ушко:
  - Помни, что я тебя очень люблю. Но только как брат. А Ден любит тебя, как мужчина. Сестренка, подари ему весь жар своей души, и он снимет для тебя с неба звезды.
  Подняв ладонью круглый подбородок, он чмокнул ее в носик.
  - Эй, Рочен! - Крикнул Герден. - Теперь она принадлежит Денки. Так что прекрати целовать чужую жену у мужа на глазах!
  - Ден... - Рочен, несмотря на шутки, был серьезен. - Береги эту малышку.
  - Да, мой друг! - Дениэль снова обнял доктора. - Спасибо тебе за все: дружбу, внимание... за это юное чудо...
  - За последнее надо благодарить родителей! - Засмеялся Герден и тут же вздохнул. - Счастья вам, друзья. Пусть беды обходят ваш дом стороной, а удача сама вешается на шею. Ден, завтра у тебя выходной, а послезавтра жду в резиденции. Рочен, Сэл... Идем.
  Трое закутанных в теплые шубы мужчин вышли на улицу. Звезды светили все также ярко, но на сухую землю, искрясь в лучах подсветки, падал пушистый снег.
  - И все-таки, в Тамте лучше. Согласен, Сэл? - Герден набросил на волосы капюшон. - Рочен... Подбросишь нас в резиденцию?
  - Конечно.
  Доктор открыл машину и подождал, пока Король сядет рядом, а Салих, привалившись к подушкам, устроится сзади.
  - Рочен Рейво запрашивает коридор к резиденции Его Величества... - Включил он связь с диспетчерской.
  - Поздравляем! - В динамике хихикнули сразу два женских голоса. - Как праздник? Вы еще способны вести машину?
  - Ирма... Не позорь. - Рочен на мгновение выключил связь и пояснил для глядящего на него Короля. - Моя соседка.
  Когда связь снова восстановилась, женщина продиктовала:
  - Курс - северо-запад, высота...
  - Спасибо, девочки. - Поблагодарил Рочен. - Хорошего дежурства и прекрасного настроения.
  - Большая деревня. - Изрек Герден. - Что ты все время на меня смотришь? Взлетай!
  Высадив Короля и его советника у дворца, Рочен отказался от приглашения посидеть за бутылкой вина, сославшись на усталость.
  - Не люблю бессмысленный шум и суету. - Улыбнулся он. - Голова разболелась.
  - Еще бы... - Хмыкнул Герден. - Сестра хорошо приложила тебя букетом. Что по этому поводу говорят народные приметы? Не знаешь? Они говорят, что в будущем тебя удивит близкое существо. Можно сказать, сразит наповал... Рочен, у тебя есть существо, способное шокировать?
  Сидящий в летном кресле Рочен хмыкнул.
  - Знаешь, в последнее время я в состоянии непрерывного шока. Поэтому хочу выпить отвар, а затем лечь и уснуть.
  - Что ж... Спокойной ночи. - Улыбнулся Герден и, развернувшись, направился во дворец. За ним, махнув доктору рукой, отправился Салих.
  - Отличный день! - Обернувшись, Его Величество посмотрел вслед проблесковым маячкам аэромобиля Рочена, разворачивающегося в сторону Джайны.
  - Ваше Величество добился желаемого? - Поинтересовался Салих, останавливаясь рядом с Королем.
  - Еще нет. - Ответил Герден. - Но наш доктор перестал от меня шарахаться. А еще он согласился встретиться в столице.
  - Мне кажется, он просто долго думает, прежде чем решиться на какой-то шаг. - Предположил Салих. - Пусть Вы равнодушны к сословным предрассудкам, но он не уверен, что им не попытаются манипулировать. А подчиняться господин Рочен не любит.
  - Ты не прав. Когда мы готовились к сражению с духом, он спокойно выполнял любые требования.
  - Они были необходимыми. Но как придворный, он никуда не годится. Сейчас господин Рочен занимает в обществе ту нишу, в которой является уважаемым и значимым человеком. На него смотрит весь госпиталь, и молятся больные. И, по сравнению с детством, он чувствует уверенность в собственных силах. А с Королями, как известно, не спорят. Поэтому он сомневается в нужности для себя подобных отношений, ведь дружба, Ваше Величество, подразумевает равенство. Вы готовы слушать его советы, не перебивая гневными репликами о некомпетентности простолюдина?
  - Мне импонируют его мягкость и уверенность в своих действиях. Он с детства был таким: внимательным, заботливым и, в то же время, обладал твердым характером. Спасибо, Салих, за твою настойчивость и советы. Я сам не знаю, что из этого выйдет, но, если честно, мне бы хотелось всю оставшуюся жизнь держать этого человека за руку.
  - С Королями сложно дружить. - Салих открыл для Гердена дверь и пропустил его вперед. - На Ваших плечах - слишком большая ответственность, разделить которую хоть с кем-то Вы не в состоянии. В любом случае, Вы - вершина. Все остальные находятся где-то на гранях.
  - Не важно. - Герден сбросил на руки подбежавшему слуге шубу. - Должна же быть у великого человека хоть одна слабость?
  
  Рочен медленно поднялся по ступеням и открыл ключом двери родительского дома. Вместе с теплом из распахнутой двери на него хлынули знакомые с детства запахи. Потянув их носом, он зажег свет. Родной дом вдруг показался ему маленьким и грустным: сегодня в самостоятельную жизнь из его объятий выпорхнул последний птенец. Самый красивый и любимый. Теперь дом вместе с двумя стариками будет вспоминать прошлое и тяжело скрипеть стенами, вздыхая по тем временам, когда в нем жила веселая юность.
  Бросив на вешалку шубу и запихнув на полку ботинки, Рочен босиком поднялся в свою комнату. Сняв парадный костюм, он упал на узкую кровать. В комнате было прохладно, поскольку камин в гостиной сегодня не топили. Поежившись, мужчина протянул руку и достал со стула свитер, надев его прямо на тело. Согревшись, он вытянул ноги и взял с того же стула коммуникатор. В принципе, было всего десять часов... Обычно Рик в это время не спал. А вдруг, когда ему не нужно было ждать доктора допоздна, он уже лег? Но Рочену отчего-то так захотелось услышать его голос, что он нажал контакт.
  Рик откликнулся сразу, словно коммуникатор был зажат в его руке.
  - Как твои дела? - Тихо спросил Рочен.
  - И почему вокруг тебя не звучит музыка? - Требовательно спросил парень. - Не слышу смеха женщин и громких голосов мужчин. Ты вообще где?
  - Дома. На кровати. - Усмехнулся Рочен. - Молодых мы проводили до дверей спальни. Желающие гулять - все еще гуляют. Его Величество обещал устроить салют в честь новой супружеской пары.
  - Король уже там? - Удивился Рик. - Что он делает на свадьбе твоей сестры и твоего друга?!
  - Это свадьба будущего наместника. Через три дня состоится вступление в должность. Король представит нового чиновника местной аристократии и бизнесу. А сегодня он вместе со мной и Салихом был свидетелем жениха.
  - Ничего себе! Как твоя сестра и родители пережили такую честь?
  Рочен хмыкнул.
  - Представляешь, Герден и Салих подстриглись. Причем, Величество настолько отличается от своего парадного портрета, висящего почти в каждом доме, что его никто не узнал. Понятно, что афишировать свое присутствие он тоже не стал.
  - Неужели Король не выдал себя ни тоном, ни жестом?
  - Нет. Наоборот, много смеялся и шутил. Рик, я не помню, чтобы он улыбался даже в детстве. Но Боги с ним, Королем... Как ты? Чем занимался?
  - Целый день думал о тебе. - Тихо сказал парень. - А еще переживал, как Лина справится с ролью невесты и молодой жены. Когда я разговаривал с ней последний раз, ее голос дрожал от ужаса.
  - Справилась. Только жалела, что не сможет летать с тобой на базар.
  - Для нее там нет ничего нового. - Фыркнул Рик. - Это для меня базар был невероятным открытием. Зато теперь ей придется командовать поварихами и горничными, которые еще недавно были одноклассницами и подругами.
  - Ты готовишься к регате?
  - Да, днем мы с парнями обкатывали трассу. Потом Сайк повел меня в библиотеку универа получать учебники. И даже помог притащить их домой. Мы вместе выпили кофе и доели пирожки с вареньем. Он сказал, что я классно готовлю. А еще Сайк предложил мне стать его другом. Рочен! Ты спишь?
  - Нет. Слушаю твой голос.
  - Врешь! Ты засыпаешь!
  - Нет, Рик. Так ты согласился с ним дружить?
  - Угу. Он классный. Учится на пятом курсе. Правда, на инженерном факультете. Я спросил, где он живет. Оказывается, в общежитии. Знаешь, там живут многие аристократы. Тот парень, с которым он делит комнату, хочет переехать к своему одногруппнику. И Сайк предложил переселиться к нему. Говорит, будет мне помогать.
  - Вот как? - Настроение Рочена сразу стало пасмурным. - Если хочешь... Ты уже взрослый и можешь действовать самостоятельно.
  - Значит так? - Кажется, голос Рика задрожал. - Получается, те три месяца, что мы были вместе, для тебя ничего не значат? Если я тебе не нужен, так и скажи!
  - Рик! Прекрати истерику. - Голос Рочена стал твердым. - И пожалуйста, не принимай поспешных решений. Я вернусь, и мы все обсудим.
  - Ладно. - Рочену послышался не то всхлип, не то вздох. - Ты там надолго? Этого, своего... видел?
  - Нет. Скорее всего, только после вступления Дена в должность. Рик...
  - Чего?
  - Ничего. Наберу завтра.
  - Рочен...
  - Угу?
  - Только не оставайся с ним... если ты останешься... я тебя возненавижу!
  - Рик!
  - Что?!
  - Я тебя люблю. - Все-таки сказал Рочен и нажал отбой.
  Положив коммуникатор под подушку, доктор сел и привычно потянулся к сигаретам. "Но это неправильно, - подумал он, - привыкнуть к чужому... в-общем, уже не ребенку. Жизнь учила меня не верить ничьим обещаниям и клятвам. Поэтому, когда Силь пробудила во мне магический дар, я в каждом, кто пытался стать чуточку ближе равнодушного "здравствуй" легко замечал личную заинтересованность, в которой не было места моим чувствам и желаниям. Так почему же я так боюсь заглянуть в сознание Рика?" - Огонек зажигалки замер напротив глаз, а потом коснулся заалевшего кончика сигареты. - "Раньше меня не задевали людские чувства, поскольку своими мыслями я прорастал сквозь сознание Лайсина, живя его проблемами и надеждами, не обращая внимания на себя. Возможно, справившись со страхами, он спокойно обошелся бы без моей поддержки... Но я не мог обойтись без него. Он был смыслом моей жизни... Но теперь, освободившись от пут детской неуверенности и желания стать нужным, оказалось, что я снова пытаюсь влезть в подобную ловушку. Мальчик Рик, потрясенный внезапной смертью старшего брата, уцепился испуганной душой за уверенного в себе дяденьку и решил сделать его щитом между собой и внешним миром. Но как только растает страх, щит станет ненужным, и он пойдет дальше. Найдет друзей-ровесников и хорошеньких подруг. А что останется одинокому старому дураку Рочену? Опять бесконечные сожаления?" - Ноги, стоявшие на холодном половике, замерзли, и доктор встал, чтобы найти в шкафу теплые носки. На одной из полок стояла сумка с несколькими отделениями, в которую Рик положил его белье. Особенно не надеясь, Рочен вытащил сумку и, к своему удивлению, увидел в ней не только теплые шерстяные носки, но и тонкие штаны с майкой, подобные тем, которые носят альпинисты.
  - Вот же балда! - Ласково сказал доктор. - Я же не в палатке на вершине горы!
  Однако душе стало также хорошо, как и телу, одетому в теплые вещи.
  "Все равно, - продолжил он размышлять, усевшись на подоконник и глядя на расцветающее залпами салюта небо, - я больше не хочу, чтобы мне было также больно, как в детстве. Пожалуй, чтобы снова не замкнуться на одном человеке, нужно больше общаться с другими. И кто мне недавно говорил про женщин? Вернусь в город и заведу себе любовницу. Безо всяких обязательств. За плату. А Рика уговорю переехать в общежитие. Думаю, Герден поймет, что парню сначала надо выучиться и перестать бояться внезапного одиночества, а потом вникать в государственные дела. Пусть поживет с тем самым другом. Раз он старше, то присмотрит за мальчиком и не даст ему попасть в неприятности. А на выходные мы сможем встречаться и иногда прилетать к Гердену во дворец. Если Король не вдохновится кем-то другим..."
  И еще Рочен поймал себя на мысли, что думает о встрече с Лайсином без того волнения, которое непременно бы возникло еще несколько месяцев назад.
  Открыв форточку, чтобы проветрить комнату от дыма, Рочен услышал гул маневрового двигателя садящейся неподалеку машины. Отодвинув занавеску, он выглянул в окно. Рядом с его монстром парковался маленький серый аэромобиль. "Наверно, вернулись соседи". - Подумал он и совсем было решил лечь спать, как вдруг кто-то постучал в медную пластину, прикрепленную к двери дома.
  "Праздник продолжается, и тут никого нет". - Хотелось крикнуть в форточку, но снизу послышался женский голос.
  - Господин Рочен! Это Ханна! Откройте, пожалуйста, я знаю, что Вы здесь! Это важно!
  Сердце доктора мгновенно сковала холодная стужа, а по рукам пробежали мурашки. Надевая брюки и рубашку, он уже твердо знал, куда сейчас пойдет сквозь ночную тьму. Теплые носки полетели на постель, а щиколотки стянули шнурки меховых ботинок. Схватив лежавшие на стуле сигареты и зажигалку, он быстро сбежал вниз и надел куртку с капюшоном. После чего распахнул дверь.
  - Здравствуй, Ханна. Ты хочешь отвести меня к наместнику?
  - Доброй ночи, господин Рочен. Да... Узнав о том, что Вы здесь, он захотел с Вами увидеться.
  - Мне взять свой докторский чемоданчик?
  - Нет. Врач находится рядом с ним круглосуточно. Извините за дурную весть, но ему уже ничем не поможешь. Сами знаете, болезни, вызванные "радугой", неизлечимы.
  - Он в городском доме?
  - Да, это недалеко, но я Вас подвезу. Не хочу, чтобы нас кто-то увидел и доложил Королю.
  Рочен повернулся и запер дверь дома.
  - Я готов. Поехали.
  
  С закрытыми глазами Лайсин лежал в просторной комнате лицом к окну. Языками жаркого пламени горели в камине сосновые поленья, а на столе истекали воском толстые свечи. Было душно и пахло летом.
  - Он все время мерзнет. - Шепотом сказала Ханна, проводившая гостя в покои наместника. Тот кивнул головой и так же тихо поинтересовался:
  - Может, мне прийти завтра? Не хочется его будить...
  И тут Лайсин повернул голову, вглядываясь в мечущиеся по стене темные тени и две фигуры, топчущиеся у двери. Сердце Рочена снова заныло: любимый друг его счастливого детства выглядел изможденным. Нос заострился, а глаза потемнели и стали еще больше. И только прекрасные белые волосы пушистой волной раскинулись по высокой подушке.
  - Ханна? Это ты? Кто с тобой, я не вижу!
  Женщина шагнула вперед, но доктор взял ее за руку и остановил, приложив палец к губам. А потом сам подошел к кровати.
  - Привет, Лисенок.
  - Рочен? - Голова Лайсина приподнялась, и он попытался повернуться на бок, чтобы сесть. Но снова упал на подушку. По виску мутной каплей поползла капля пота.
  - Проклятая слабость... - Буркнул он. - Рочи... Ты все-таки пришел. Садись ко мне на постель. Знаешь... - сухие горячие пальцы коснулись ладони Рочена. - Я уже не надеялся встретиться с тобой в этой жизни! Кажется, я умираю. Проклятая "радуга"!
  - Лис... Сегодня я видел, как идет снег. С утра он был мелким, а ночью вдруг стал пушистым. Громкие звуки сделались мягкими, а голые ветки украсились белой шубой. Помнишь, как мы с тобой встречали в замке первый снег?
  - Да-а... - Улыбнулся Лайсин. - Мы втыкали в мерзлую землю ветки и протаптывали вокруг них дорожку.
  - Точно. Еще мы вешали на них разноцветные ленты. Это называлось "приманить зиму". На следующий день после нашего обряда она обязательно накрывала долину белым покрывалом. Ты тогда мнил себя великим магом. Снег падал и падал... А потом дворник из сугробов делал для нас горку.
  - Высокую. И поливал ее водой.
  - А мы с тобой устраивали соревнование, кто уедет дальше. Я, как истукан, сидел на дощечке, а ты отталкивался от бортиков ладонями, когда я не видел. И все время выигрывал.
  Лайсин хрипло рассмеялся.
  - Ты был таким доверчивым и глупым! Тебя легко было обмануть. Но все равно, ты был замечательным другом. Как живешь, Рочи? После того, как ты уехал, я совсем ничего о тебе не слышал.
  - Обыкновенно живу. Ты сказал бы, что скучно. Почти каждый день работаю в госпитале. Занятость такая, что кроме него, никуда не хожу. Еще я стал старым брюзгой, которого не устраивают слишком короткие юбки медсестер, а больше того - ажурные чулки. Когда девушки нагибаются, видны их резинки. Только мужчинам, лежащим в кардиологии, нельзя волноваться.
  Лайсин улыбнулся.
  - Бедные девушки! Как всегда, ты печешься о чьих-то интересах, не обращая внимания на здоровое желание привлечь мужчину. Ты всегда такой. Зануда, живущий по правилам и теряющийся, если правила нарушены. Скажи, у тебя хоть кто-то был?
  - Можно сказать, что и так. - Уклончиво ответил Рочен. - Но зануду тяжело выдержать даже в том случае, если он - известный доктор. Поэтому она ушла. Но это неважно. Тебя подсадить повыше?
  - Нет... будет болеть спина. Знаешь, в последнее время у меня всегда что-то болит. - Пожаловался Лайсин. - Не думал, увлекаясь травкой, что все кончится так... быстро и печально.
  - Зачем ты это делал?
  - Наверно... Ты, спокойный и правильный, этого не поймешь.
  - Хочешь сказать, что я в твоих глазах выглядел тупым?
  - В тебе не было искры... Огня, за которым хочется идти. Пойми, может то, что я сейчас скажу, тебя ранит, но ты всегда был педантичным старшим братиком, пытающимся удержать маленького проказника, бегущего к луже. Ты никогда не понимал, что прыжок в воду и летящие в стороны брызги - незабываемое счастье. Хотя за него нужно было расплачиваться мокрыми ногами и текущим носом. Помнишь горного духа, к которому я хотел убежать, а ты мне не дал?
  - Да. - Тихо сказал Рочен.
  - Возможно, в их мире я прожил бы долгую и интересную жизнь. Хотя и эта временами приносила удовольствие.
  - И все-таки, скажи мне откровенно, почему ты уехал в столицу? Ты говорил, что только из-за отца. Но теперь я в этом сомневаюсь, поскольку ты остался служить принцу после его гибели.
  - Тогда сложилось множество факторов. У отца, действительно, был контракт, согласно которому я должен был развлекать принца. Но мне самому хотелось изменить рутину нашей неторопливой жизни. Хотелось чего-то яркого и необычного. Поверь, Герден - не такое чудовище, каким ты его себе тогда представлял. Даже в те, юношеские годы он много знал, учил меня обращению с магией... А в том, что случилось между нами, виноват я сам. Я пообещал ему не тратить силы на развлечения. Но... однажды не удержался. Общество милых дам, эйфория от тлеющей у губ травки... Принц взбесился. Знаешь, я изо всех сил старался разделить его одиночество и успокоить страхи. Иногда он был дружелюбным и милым. А иногда мне казалось, что сквозь меня он пытается разглядеть кого-то другого... Рочен, ты спросил про "радугу". В юности я стремился взлететь как можно выше. Но к тридцати годам понял, что все еще стою на земле. А мечты так и остались мечтами. Конечно, я продолжил помогать моему принцу во всех делах. И даже пытался избавиться от зависимости...
  Лайсин повернул голову к темному окну.
  - Ты говоришь, что там идет снег. А я вижу только пустоту. Ты, я и окно. Кажется, мы должны воспринимать мир одинаково. Но для тебя он наполнен свершениями. Ты считаешь их нужными и важными. Но мои, поначалу великие, дела всегда заканчивались краем пропасти. Раньше я успевал вовремя остановиться и повернуть назад, чтобы опять начать сначала. А теперь мне в глаза глядит бездна. Черная тьма. Рочен!
  - Я слушаю.
  - Как хорошо, что ты не ноешь и не хлопочешь вокруг, как наседка. Меня так это раздражало! Меня бесила твоя привязчивость и вечное желание услужить. И в то же время... друга лучше тебя у меня никогда не было. Спасибо за все... Рочен!
  - Что?
  - Иди. Я устал. И тело снова горит...
  - Я могу помочь? - Рочен встал и посмотрел на Ханну. Та покачала головой.
  - Я позову врача. Он снимет жар и боль. Вы идите... Если он захочет, я снова за Вами приеду.
   Друг детских лет встал и посмотрел на лежащего с закрытыми глазами Лайсина.
  - Отдыхай.
  Смахнув непрошенную слезу, Рочен вышел из комнаты. А потом, надев оставленную внизу куртку, из дома. Снег уже закончился, и улица, подсвеченная фонариками, выглядела такой же яркой, как и днем. Разве что небо было темным. Вдохнув морозный воздух, доктор надел на голову капюшон и, оставляя цепочку следов, медленно пошел к дому. Где-то до сих пор слышались песни и музыка. Горожане продолжали праздновать свадьбу приезжего аристократа и самой красивой девушки долины. Рочен поежился: возможно, именно сейчас, в страстных любовных объятиях, зарождается новая жизнь, и мечется, пытаясь меркнущим сознанием удержать осязаемый мир, та, чей путь на исходе.
  Подойдя к дому, он увидел освещенные окна гостиной и темную мужскую фигуру, прислонившуюся спиной к двери. "Страдающий Линкин кавалер?" - Промелькнуло в его голове. Но мужчина, увидев высокого доктора, выпрямился и шагнул с крыльца навстречу.
  - Герден? - Изумленно воскликнул Рочен. - Но ты должен быть...
  - Как и ты. То есть, дома. Но здесь такой бодрящий воздух, что мне захотелось проветриться. - Король подошел к доктору, блеснув темными глазами из глубины капюшона. - К тому же, местные жители, словно никогда не венчались сами, гуляют до сих пор. Ты тоже гулял, несмотря на то, что хотел лечь? Или ты ходишь во сне?
  Рочен упрямо сжал губы. Пусть Герден - монарх, но не имеет никакого права запрещать ему видеться с другом, который скоро уйдет за грань.
  - Я должен перед тобой отчитаться, в чьей постели мне приспичило полежать?
  Голубые глаза доктора словно покрылись прозрачным льдом.
  Но Герден посмотрел в сторону и зябко передернул плечами.
  - Не люблю холод. - Признался он, натягивая капюшон до кончика носа. - И не люблю северянок. Несмотря на красоту и стать, в постели они скучны, а в жизни слишком медленно соображают. Как сказал бы господин Верус-старший, такие лошадки хороши для длинных дистанций, но в спринтерских гонках приходят последними. А еще им нужен лидер, за которым нужно нестись вперед, чтобы в конце гонки нагнать его и, последним усилием, обойти.
  - И к чему эта речь? Что, по-твоему, я опять не понял?
  - Все ты понял. Но так боишься сказать самому себе правду, что на твою невозмутимую рожу противно смотреть. Какой длинный день! Кажется, еще немного, и над горами заиграет малиновыми красками новый рассвет. Только утренний мороз самый злой, и у меня в тонких ботинках замерзли ноги. Рочен... может, все-таки додумаешься пригласить своего Короля домой на чашку горячего молока?
  - Простите, Ваше Величество, но дом моих предков слишком мал, чтобы принимать в нем венценосную особу. Сами понимаете, моя семья небогата и не имела возможности выстроить достойные Вашего внимания хоромы. Быть может, отвезти Вас во дворец?
  - Рочен, тебе не говорили, что ты - та еще язва? Значит так... моя монаршая особа желает почтить вниманием семейство Рейво. И если ты не хочешь, чтобы твои родители упали в обморок от счастья, пусти меня в дом по-тихому. Я посижу в твоей комнате, а ты погреешь мне молока.
  - Как Вам будет угодно. - Рочен обошел Короля и поднялся на крыльцо. Открыв дверь своим ключом, он приложил палец к губам и пропустил Гердена в маленький холл.
  Тот быстро нырнул в тепло и замер в темноте, скинув с головы капюшон.
  - Экономите свет? - Шепотом спросил он Рочена, на ощупь повесившего на вешалку свою куртку.
  - Экономлю нервы своих предков. - Также тихо ответил доктор. - Не раздевайся и иди за мной. Осторожно, лестница узкая и без перил.
  Когда они поднялись в комнату, Герден снова набросил капюшон.
  - Как же тут можно жить? Рочен, ты - пещерный человек и холод тебе нипочем?
  - Прости. - Доктор подошел к окну и закрыл распахнутую форточку. - Забыл закрыть.
  - Так торопился на свидание, что не испугался выморозить дом?
  - Набрось на плечи одеяло. - Рочен схватил толстое шерстяное покрывало и накрыл им Короля поверх шубы. - Сними ботинки, я дам тебе носки. Правда, я их уже надевал... но других нет.
  Герден засмеялся и, скинув ботинок, протянул Рочену ногу. Тот присел на колено и коснулся ладонью ступни.
  - Ты решил заболеть? - С изумлением спросил он и быстро надел носок. - Разве можно гулять по морозу в тонкой летней обуви? Давай вторую ногу...
  - Сейчас я похож на героиню одной детской сказки с большим взрослым смыслом. - Сказал Король. - В ней принц, имеющий проблемы с распознаванием женских лиц, пытался найти свою возлюбленную по размеру туфельки. Рочен, моя нога потерялась в твоем огромном носке.
  - Значит, Вы - не моя избранница. - Невозмутимо сказал доктор и встал на ноги. - Пойду, растоплю внизу камин и согрею... Вам пунш или молоко?
   Постепенно в комнате стало тепло, а потом - жарко. Герден сначала снял одеяло, а потом - шубу, оставшись в одной рубахе. Той самой голубой, в которой был на венчании. Подложив под локоть подушку, он вытянулся на кровати и, прихлебывая пунш, смотрел на Рочена, устроившегося в оконном проеме.
  - Тебе никто не говорил, что ты - большой ребенок, до сих пор верящий в сказки о добре и зле?
  Рочен хмыкнул и, подняв над головой руку, приоткрыл форточку. Достав сигарету, он поднес к ней зажигалку. Выпустив в холодный воздух струйку белого дыма, пожал плечами.
  - Нечто подобное сказал Рик. Знаешь, Герден, иногда мне кажется, он чем-то похож на тебя: порывистый, нетерпеливый, с перепадами настроения. И очень умный.
  - Жалеешь, что этот парень - не твой сын?
  - Нет. Наверное, нет. У каждого - свой путь.
  - Твоим путем было служение Лайсину? Ты все-таки ходил к нему домой.
  - Да, Герден, ходил. У изголовья его кровати уже стоит смерть. Жаль, что когда все можно было исправить, я не знал о его увлечении наркотиком... Но ты, близкий друг, который был рядом, почему не разглядел поселившееся в душе Лайсина разочарование?
  - Ты упрекаешь меня тем, что я спас ему жизнь, отправив из дворца в Тамт?
  - Я упрекаю себя. Однажды мне надоело делить его сознание со своим. И я его оставил, навещая лишь изредка. Наверно, это был приступ детского эгоизма или обиды. Ведь переехав в другое место, он даже не вспомнил обо мне.
  - Значит, я был прав, предполагая в сознании Лайсина некую двойственность. Чаще всего он был сдержанным и внимательным ко всем мелочам. Но иногда словно срывался с цепи, делая глупости. Рочен... ты - идиот, решивший перекроить путь не принадлежащей тебе души? Да кто ты такой? Разве ты - Бог, чтобы знать, как будет лучше? Думаешь, твой образ мыслей идеален? И вот теперь, после стольких лет забвения, ты снова к нему лезешь, трогательно напоминая о детстве.
  - Я знаю, что во всем виноват. Если бы я тогда его отпустил...
  - То работал бы поваром в замке старого Итона. - Вдруг рассмеялся Герден. - Если бы через его глаза я не видел тебя, мы бы с ним расстались после... нескольких месяцев общения. Для меня он был слишком слаб и нестабилен. Но как же хотелось выманить того, кто жил в его сознании! Мне казалось, найди я тогда этого человека, сразу бы предложил ему свою дружбу. Как же мне в то время не хватало надежного и заботливого плеча! Наезжая временами в замок, я встречал хмурого долговязого подростка... Но так и не узнал в нем тебя. Хотя... было что-то такое, неуловимое. Помнишь, как я пытался тебя догнать и заблудился в трех соснах?
  Герден хрипло рассмеялся и вдруг закашлял.
  - Кажется, я все-таки заболел. - Виноватым тоном сказал он, глядя на Рочена.
  - Потому что за таким дураком, как я, не стоит бегать. - Доктор открыл свой дежурный чемоданчик. Найдя нужное лекарство, он отломил кончик ампулы и набрал его шприцом. - Просто попроси остановиться. Ваше Величество... Вы дозволите незнакомому доктору некоторую вольность в отношении Вашего тела?
  - Я доверяю тебе свою жизнь. - Сказал Герден, падая носом в подушку после укола.
  Накрыв заснувшего Короля толстым одеялом, Рочен спустился в гостиную и бросил еще поленьев, чтобы до утра в его маленькой комнатке под крышей было тепло.
  Вытащив из кладовки дежурный матрас, он отнес его наверх и положил рядом с кроватью. Устроившись на нем поудобней, Рочен положил на кровать руку и нашел ладонь Гердена.
  - Королю болеть нельзя. - Сказал он, соединяя свои пальцы с королевскими в замок. Почувствовав, как от него к Гердену тонкой струйкой пошла донорская энергия, он закрыл глаза и тоже провалился в сон.
  Следующим днем, мать, услышав доносящийся из гостиной звук забытого на столе коммуникатора, отправилась с ним в комнату сына. Ее Рочен снова спал на матрасе, вплотную придвинутом к кровати, с которой поднялась лохматая черноволосая голова одного из свидетелей. Синие заспанные глаза пристально посмотрели на госпожу Агнету.
  - Отдыхай, маленький... - Тихо сказала мудрая женщина. - Все хорошо. Ты - дома.
  Герден кивнул головой и снова зарылся в одеяло. Когда женщина вышла, он хотел повернуться на спину. Но одна рука его совершенно не слушалась. Поискав ее под одеялом другой рукой, он понял, что держится за пальцы Рочена, из которых тихо и почти незаметно к нему текла энергия.
  - Ну, балбес! - Восхищенно сказал Король, двумя руками сжав чужую ладонь в кулак, тем самым, замыкая источник сил на хозяина.
  
  Глава двадцать первая. Конец и начало
  
  Однако, через час коммуникатор запищал снова. Его хозяин, протянув руку на звук, взял аппарат.
  - Слушаю. - Ответил он, не раскрывая глаз.
  - Это Ханна. - Негромко произнесла женщина. - Господину Лайсину стало хуже, и наш доктор сказал...
  Кажется, она всхлипнула.
  - Понял. Сейчас приду. - Сказал Рочен и, потерев лицо руками, встал с матраса. Несмотря на срочность, ему надо было умыться и переодеться. Кажется, вчера он так и не дошел до ванной...
  Схватив полотенце, он сунул ноги в тапки и накинул на обнаженное тело халат.
  - А у тебя хорошая фигура. - Раздался совсем не сонный голос Гердена. - Куда собрался?
  - Проснулся? Звонила Ханна. Лайсину стало хуже. Я пытался пробиться в его сознание, но боль глушит все мысли. Есть у меня одна идея и одно средство... Не думал брать, но почему-то взял. Надо его попробовать.
  - Ты собрался идти по улице в халатике и тапочках?
  Несмотря на серьезность ситуации, Рочен хмыкнул.
  - Нет, я в ванную. Хочу постоять под душем и почистить зубы.
  - Я с тобой. У тебя есть лишняя зубная щетка? Ты потрешь мне спинку?
  - Щетка у меня есть, а у тебя совести нет. - Рочен бросил Гердену второй халат на кровать, а в лицо - полотенце.
  - Кто сказал, что Королям она полагается? - Удивился лохматый монарх. - Кстати, у тебя можно разжиться какими-нибудь детскими зимними ботинками?
  - Детскими?!
  - Твоими. Во взрослом размерчике я утону.
   Госпожа Агнета встретила сына и его гостя внизу:
  - Вот хорошо, что вы, мальчики, уже встали! Я нагрела воду, можете помыться. И завтрак тоже готов.
  - Мам, спасибо, но есть некогда. Мне еще... - Рочен хотел сказать "Короля", но, смешавшись, просто качнул головой в сторону улыбающегося Гердена. - Мне его в гостиницу везти. А потом надо зайти к Лайсину. Иди, - он открыл перед Королем дверь ванной и виновато посмотрел на мать. - Снова приходится тревожить тебя своими делами...
  - Не страшно. Этот мальчик - твой друг? Мне кажется, он дорожит вашей дружбой. Ты познакомился с ним в столице?
  - Можно сказать, что так. Мам... у него нет зимней обуви. Может быть, остались какие-нибудь мои старые ботинки? Чтобы дойти до магазина?
  - Если твой друг настаивает, я поищу.
  Когда Рочен зашел в ванную, Герден уже вытирал со смуглого сухощавого тела капли.
  - Что встал? - Сверкнул он синими глазами. - Забыл, как выглядит мое тело?
  - Надо же... - Рука Рочена потянулась к его спине. - Тут были такие страшные раны... Я думал, все-таки останутся рубцы. Как на твоей брови.
  - Руку убери. - Улыбнулся Герден. - А то я подумаю о чем-нибудь приятном. Но ведь мы торопимся?
  Рочен покраснел и скрылся в душе, слушая обидный смех Величества.
   Уже через полчаса, надев теплые меховые куртки и меховые ботинки, мужчины сели в машину Рочена и скоро оказались у особняка Лайсина. У двери их с нетерпением ждала Ханна. По ее щекам текли слезы.
  - Рочен, миленький... - Забыв про вежливость, она бросилась навстречу доктору. - Кажется, он умирает! Никого не узнает, стонет... Помоги ему! Я знаю, что ты можешь! У тебя - волшебные руки!
  - Ханна. - Раздался из-под капюшона голос неузнанного ей монарха, одетого в чужую куртку. - Перестань рыдать. Оперативнику неприлично показывать слабость.
  - Ваше Величество... - Женщина тут же склонила голову.
  - У тебя есть время на расшаркивания? - Поинтересовался Герден и первым зашел в дверь, не дожидаясь дамы.
   Бросив одежду внизу, доктор и Король взбежали на второй этаж.
  - Извини, Герден, но я войду первым.
  - Без проблем. - Король взялся за дверную ручку и, опустив ее вниз, распахнул перед Роченом дверь.
   В спальне было жарче вчерашнего, но Лайсин лежал под двумя одеялами. Его лицо с закрытыми глазами было бледным, а корни волос - мокрыми.
  - Герд, запри дверь и убери с окна портьеры. Здесь должно быть светло. - Приказал Рочен Королю. Тот беспрекословно подчинился.
  А доктор, тем временем, снял с больного одеяла и ночную рубашку.
   Открыв свой чемоданчик, он достал реактивы и иглу для забора крови. Перетянув руку, он вставил в вену иглу и быстро наполнил четыре пробирки. Потом положил тампон и зажал локоть.
  - Подержи ему руку и накрой пока одеялом.
  - У тебя есть какие-то идеи? - Поинтересовался Герден.
  - Угу. Сейчас проверю кровь...
  Смешав ее с разными реактивами, он поставил пробирки в подставки и повернулся к Гердену.
  - Вчера я обратил внимание на отсутствие классической картины отравления организма "радугой". И у меня появилось подозрение, что токсином, убивающим нашего друга, могли быть грибные споры Тамта. Ханна рассказывала, что он купался в реке каждый день. Что если их количество превысило определенный порог? - Он взял одну из пробирок и капнул кровью на стеклышко прибора. Потом открыл свой коммуникатор, тут же получивший данные анализатора. - Клиническая картина поражения печени. Воспалительный процесс... Кроме того, пострадали почки и кишечник. Нам нужно еще полчаса, чтобы точно все знать. А пока я сделаю ему укол.
  Сделав инъекцию, доктор встал и открыл дверь, рядом с которой, на корточках у стены, сидела и лила слезы Ханна.
  - Хватит валять дурака. - Строго сказал Рочен. - Слезами горю не поможешь. Готовить умеешь?
  - Да. - Шмыгнула носом женщина.
  - Сделай нам с Его Величеством пару омлетов с колбасой и гренками. Справишься?
  - Да. Как он?
  - Ханна... Его Величество, чтобы помочь наместнику, не завтракал. Понимаешь? Быстро ушла на кухню. А, еще кофе. Покрепче и с сахаром.
  - Суров! - Хмыкнул Герден, когда Рочен закрыл дверь. - Уважаю! Вижу не размазню, а уверенного в себе мужа.
  - Угу... - Задумчиво сказал доктор. - Еще нам понадобится ванная, наполненная горячей водой. Сделаешь?
  - Через сколько?
  - Я скажу. Сначала мы должны увидеть результаты теста. Когда я вернулся из Тамта в столицу, то задумался о лекарстве, способном выводить из организма грибные токсины. Тогда, на всякий случай, я взял с собой их образец. В свободное время, обычно оно случалось под вечер, ходил в нашу лабораторию. Могу сказать, что перепробовал множество всякой химии, но нужный компонент отыскал в природе. Причем, в больничном парке. Там растет такая древняя ива... а на ней - наросты. Тоже что-то вроде древесных грибов. Ради интереса я срезал такой нарост, выварил и выпарил концентрат. Что ты думаешь? Он нейтрализовал действие наших злостных спор. Все в природе взаимосвязано. Раз есть яд, значит, где-то растет противоядие. Надо только его найти. Ну вот... Смотри, Герден! Действительно, "радуга" тут не при чем.
  - Но он вводил в вену раствор ее порошка!
  - Значит, споры нейтрализовали нашу травку. Интересно будет потом с этим разобраться.
  Рочен придвинул к постели штатив капельницы, а потом достал какой-то порошок.
  - Ну что, Величество, проведем эксперимент по оживлению пациента?
  - Ты уверен в том, что это - споры?
  - Угу. - Он вытащил одну из пробирок. Вместо крови в ней была дурно пахнущая зеленоватая жидкость. - Открой форточку.
  Снова пережав вену, доктор ввел в нее катетер. А потом взялся за изготовление раствора на основе разработанного им противоядия.
  - С нами Боги! - Сказал он и соединил катетер с трубочкой капельницы. - А теперь иди и займись ванной. Скажи Ханне, чтобы приготовила теплую простыню и полотенца. Неужели она до сих пор не справилась с омлетами?
  Когда Герден вышел, Рочен быстро подложил под Лайсина полотенце и сделал еще два укола: обезболивающий и снотворный.
  На самом деле, после возвращения из Тамта господин Рейво озаботился возможным количеством пострадавших. С помощью лаборантов госпиталя и биохимиков университета он создал лекарство, справляющееся с отравлением организма. Конечно, в промышленную разработку оно не пошло, поскольку споры не являлись ежегодной инфекцией и прибыли компаниям, производившим медикаменты, принести не могли. Но бригада медиков, опробовавшая новый антитоксин, нашла его эффективным. И в зависимости от степени поражения, люди выздоравливали в срок от трех дней до месяца.
  И тут Лайсин, на которого подействовало лекарство, начал потеть. По комнате поплыл гнилостный запах.
  - Ничего... - Рочен отошел к окну и достал сигарету. - Ты - сильный мальчик. И почему я не посмотрел тебя раньше, списав все на "радугу"? По возвращении в столицу озабочу лаборантов. Пусть узнают, в каком количестве споры подавляют наркотическую отраву. Быть может, последствия передозировки травой тоже перестанут быть проблемой?
  Когда капельница закончилась, Рочен поднял на руки совсем легкого друга и быстро понес его в ванную. Горячая вода окрасилась в розовый цвет.
  - Кровь. - Пояснил Рочен Гердену. - Это не страшно. Главное, чтобы выдержал истощенный организм. Сейчас мы его помоем и поставим глюкозу... Ханна! Иди отсюда и положи на кровать господина впитывающие простыни. Он будет много потеть. И, если не умеешь готовить, закажи еду в ресторане.
  Только к вечеру Рочен смог отойти от Лайсина и оставить его под присмотром наемного доктора и сиделки.
  - Помещение должно проветриваться и быть теплым. Но не жарким. Простыни менять каждый час. Продолжайте делать капельницы против обезвоживания и под утро - глюкозу. Дальше - я сам.
  Рочен собрал свой чемоданчик.
  - Ваше Величество! Пойдемте. Я отвезу Вас в резиденцию.
  Когда они сели в машину, Герден отрицательно покачал головой.
  - Едем к тебе. До завтрашнего дня хочется побыть просто человеком. Надеюсь, ты не расстроишь маму, пригласившую меня на ужин?
  - Но спать будешь в другой комнате. И купи себе новые ботинки!
  - Неужели это старье тебе дорого, как память о беззаботном детстве?
  - Сир, беспокоюсь о Вашем престиже. Вдруг Вас узнают на улице и назовут босяком?
  Перешучиваясь и болтая о пустяках, доктор и Король сбежали по лестнице вниз, оделись и вышли на улицу. Ханна, положив ладонь на стекло, смотрела им вслед и благодарила всех Богов и духов за то, что именно теперь случилась свадьба, на которую приехал Рочен. Даже сейчас она видела, что Лайсин дышит гораздо легче, а боль, мучившая его в последнее время, отступила.
  - Боги! Спасибо вам за доктора! Пожалуйста, пусть Лайсин станет здоровым! Я попрошу Его Величество, чтобы он оставил меня рядом с ним. Неважно кем: секретарем, сиделкой... Боги... Как же я его люблю!
  
  Ужин в доме Рейво был невероятно вкусным. Атмосфера - спокойной и уютной. Отец немного поговорил с сыном и его другом о Дениэле, причем, мужчины наперебой хвалили превосходный и неконфликтный характер третьего зятя, а потом начал расспрашивать о столице. Ответы сразу стали уклончивей и суше. Когда госпожа Агнета принесла брусничный пирог, Герден похвалил ее кулинарный талант и поблагодарил за ненавязчивую заботу о незваном госте. А потом, подперев голову рукой, сказал:
  - Мадам... Наверно, среди Ваших предков были духи-хранители? Вы - настоящая фея домашнего очага. Теперь, мадам, я понимаю, на кого похож Ваш сын. Раньше меня удивляло его вечное желание помогать сирым и убогим.
  - К Вам это определение не относится. - Улыбнулась женщина. - Скорее, Вы похожи на матерого кота, выросшего из дикого котенка.
  - Прекрасно сказано. - Фыркнул Рочен. - Ему подходит.
  - Я тоже согласен. - Рассмеялся Герден. - Что поделать, если таков мир: если не ты, то тебя.
  - Полагаю, Вы служили вместе с господином Дениэлем? - Любознательный отец подлил гостю жасминовый настой с ноткой мяты. - Попробуйте один из лучших вкусов моей коллекции. Ручаюсь, сегодня Вам приснятся легкие и волшебные сны.
  - Благодарю. - Гость приподнял чашку и вдохнул запах. - Аромат весны. - Он поднес чашку к губам и отпил глоток. Покатав на языке, проглотил и улыбнулся. - Господин Рейво, мне кажется, дело не только в ней. Пожалуй, этот напиток сравним с самой любовью.
  - Именно! - Воскликнул польщенный старик. - Вы разбираетесь в тонкостях ощущений! Может, сыграем в покер?
  - Отец! - Мать укоризненно и, в то же время, мягко, посмотрела на господина Рейво. - Мальчики устали и хотят отдохнуть. Ведь им скоро в дорогу.
  - Я думал, вы погостите хотя бы пару недель... - Разочарованно сказал отец, видевший единственного сына редкими наездами.
  - Работа... - Развел руками Герден. - Однако, мадам, Вы правы. Завтра рано вставать.
  - Я постелила вам обоим в комнате Милы. Там тепло и две кровати. Думаю, вы захотите посекретничать перед сном.
  - Мадам! - Герден вскочил и поцеловал руку смеющейся женщины. - Вы угадали мое заветное желание, поскольку днем разговаривать с Вашим сыном почти невозможно. Он вечно чем-то занят.
  - Воду для купанья я тоже согрела. - Сообщила госпожа Агнета. - Молодой человек... Вы ведь - друг моего Рочена? Отучите его, пожалуйста, курить. А то он - как отец: когда нервничает, без курева не может. Но слава Богам, младшую выдали замуж, теперь заживем, как два боровичка на поляне. Проснулись - солнце. Уснули - дождик. Вот и все волнения.
  - Мама! - Рочен встал. - Я уже не маленький, чтобы за мной кто-то присматривал. У господина Гер... короче, полно своих забот.
  - Моих возможностей хватит и на твои печали. - Ухмыльнулся Герден, вставая из-за стола. - Где, говорите, та миленькая комнатка с двумя кроватками?
  Когда они, пересмеиваясь, вышли в коридор, отец покачал головой.
  - Как начал бегать за Лайсином, так до сих пор ходит только с парнями. Ни разу не слышал от него хоть полслова о какой-нибудь девушке.
  - Разве ты не узнал его друга? - Задумчиво спросила мать. - Не могла представить, что они когда-нибудь сблизятся.
  - Да откуда ж мне знать его столичных друзей? - Удивился отец.
  - Действительно. Через пару дней наша Элинора станет госпожой наместницей... благодаря Королевской милости.
  - Наш третий зять - отличный мужик! - Сказал бывший повар, поднявшись из-за стола. Взяв палку, он медленно пошел в кабинет. - Мать, я почитаю книжку!
  - Иди. - Женщина улыбнулась, собирая со стола посуду. Где-то в доме слышались веселые голоса ее сына и Короля. - Рочен... мальчик мой! Мы живы и счастливы только благодаря тебе. Рядом с тобой смеется даже Его Величество. Родной... Пусть не оставит тебя своим благословением удача!
  
  С утра Рочен отвез Короля в резиденцию. Герден хотел встретиться с Дениэлем, чтобы обсудить первоочередные задачи, которыми тот займется, как только вступит в должность наместника, а также отдельные моменты введения на этот пост.
  - Сколько времени тебе понадобится, чтобы стабилизировать состояние Лайсина? - Спросил Герден перед тем, как покинуть аэромашину.
  - Полагаю, завтра - переломный день. Если все пройдет спокойно, я распишу местному доктору схему лечения и уеду в столицу. - Рочен улыбнулся. - Рик хотел, чтобы я посмотрел регату. Если меня не будет, он обидится.
  - Какой нежный ребенок! - Хмыкнул Герден. - Хотя мне тоже надо там быть. Все-таки, я должен сам наградить победителя. Значит, передача полномочий и окончательный вердикт по Който произойдут в один и тот же день?
  - Похоже...
  - Ты мне наберешь. Если все окажется в порядке, я полечу с тобой. Подбросишь к дворцу?
  - Конечно.
  Герден посмотрел в глаза Рочену.
  - До связи... мой друг?
  Тот кивнул.
  Герден выпрыгнул на снег и, отойдя в сторону, проводил взглядом возвращающуюся в город машину.
  - Ваше Величество... - Встретил его Салих. - Как все прошло?
  - Неплохо и по-детски весело. - Ответил Король. - Но мне хочется большего.
  
  В этот раз Рочену помогали приглашенный доктор и Ханна, которым он рассказывал тонкости лечения и восстановительного периода.
  - А... когда его можно будет разбудить и покормить? - Робко поинтересовалась женщина.
  - Завтра увидим. Если он проснется сам, то уже на следующий день легким бульоном. Если нет, продолжим очищение. Однако, организм очень истощен. Поэтому, Ханнушка, помолись всем Богам за его здоровье.
  - Но почему картина отравления спорами проявилась так поздно? С момента отъезда господина Лайсина из Тамта прошло больше года!
  - Я его лечил. - Сказал Рочен. - Но тогда еще не знал, что с ним. Видимо, мои действия все же на какое-то время отсрочили процесс. Если бы меня вызвали раньше хотя бы на месяц, он встал бы на ноги гораздо быстрей.
  Закончив к вечеру все дела, он снова дал указания Ханне и персоналу. А потом, посмотрев на осунувшуюся женщину, позвал ее в гостиную на нижнем этаже.
  - Ты его любишь. - Утвердительно сказал Рочен.
  - Да. - Покраснела та. - С того момента, как увидела купающимся в рассветной реке. Я пошла работать на холм не только из-за денег. Мне хотелось стать ближе к таинственному аристократу... Теперь я рядом с ним и счастлива.
  - Ханна... Выслушай то, что я тебе скажу и пойми правильно. Лайсин Който - родственник королевского дома. Он - не просто аристократ, а высшая знать. Как считаешь, возьмет он простолюдинку в жены?
  - Наверно, нет. - Прошептала женщина. - Но ведь Денки женился на Вашей сестре!
  - Дом Дениэля Гэро относится к низшему дворянскому сословию. И свою новую должность он получил благодаря преданности Королю, а не древности рода и магической силе. И еще, Ханна... Лайсин уже никогда не станет прежним. Не из-за болезни. Из-за отсутствия в своей жизни смысла. Но если ты поможешь ему справиться с внутренней неуверенностью... Возможно, он оценит твою заботу и преданность. В любом случае, тебе предстоит много работы, за которую не стоит ждать благодарности.
  - Я приложу все усилия к его возвращению в нормальную жизнь!
  - Если все для себя решила, напиши заявление на имя Короля. Возможно, он назначит тебе какой-то пенсион.
  - Прямо сейчас?
  - Да. Я ему передам.
  - Господин Рочен... Вы с Лайсином были друзьями. Быть может, когда ему станет легче, Вы поговорите с ним? Мне кажется, он к Вам прислушается!
  - Ханна, прости, но - нет. Наша дружба давно закончилась. Еще в детстве. Я, как и ты, простолюдин. Однако, не люблю, когда на меня смотрят сверху. Сейчас я выполняю свой врачебный долг. Если завтра он очнется, то послезавтра я уеду. Меня в столице ждут другие больные. А еще - маленький Рик.
  - Значит, решили воспитать мальчика сами? - Улыбнулась женщина.
  - Скорее, это пытается сделать он. - Рочен вздохнул. - Ладно, Ханна, до завтра. Приеду рано. Если кризис начнется ночью, звони, не стесняйся.
  - Спасибо Вам большое!
  - Держись, девочка! - Улыбнулся ей доктор.
  Усевшись в аэромобиль, он выбрал контакт Дена.
  - Здоров... Как прошла первая брачная ночь?
  - Рочен! Ты свободен? Король говорил, ты занимаешься с Лайсином.
  - Только освободился.
  - Приезжай! Жаждем тебя видеть!
  - Ужином накормите? Сам понимаешь, сказками сыт не будешь.
  - Лина побежала греть. Я достаю коньяк.
  - Лучше вино. Мне завтра рано вставать.
  - Переночуешь у нас. Лина скажет матери, что ты остался у наместника.
  - Вроде, вступление в должность завтра?
  - Точно. Значит, пьем только вино. Давай, Рочи, мы тебя ждем!
  Хмурый Герден сидел в резиденции королей и читал какую-то книгу с мудреными заклинаниями. Когда ему надоело разбирать старинный текст, он встал и подошел к окну. За стеклом невесомой ватой кружился легкий снег.
  - Мне хочется, чтобы мы шли по жизни, как по свежевыпавшему снегу, рисуя в его белой истории парные следы. - Тихо сказал Король, глядя в окно. - Я - жрец, а не озабоченный юнец. Но даже жрецов, равнодушных к мирскому, тяготит одиночество. Пожалуйста, не отнимай у меня свою ладонь. Если я буду чувствовать твое тепло, мне по силам любая высота...
  В уголке оставленного им дивана пиликнул коммуникатор. Приподняв брови, Герден подхватил аппарат и тут же улыбнулся.
  - Не-ет... Не сплю. Некому рассказать старую сказку и надеть на мои озябшие ноги ношеные шерстяные носочки. А кто это там хихикает? Неужели Ханна сошла с ума? Ах, это Лина! Ты решил узнать со слов Дена, насколько приятно с женщиной в постели? Что? Лучше бы сам попробовал. Ах, работа... Рочен, чем вы там втроем занимаетесь? Вернее, что пьете? Брусничный морс? Тогда скажи, что им запиваете. Ах, учите Дена отвечать на каверзные вопросы? Включи громкую связь. Ден! Не слушай этих Рейво. Один всю жизнь зубрил медицину, другая еле закончила школу. Скажи, чему они тебя научат? Ах, ставить клизмы и показывать зубы? Рочен, ты не прав. Правитель должен уметь влюбить в себя публику. Лина! Научи своего мужа искусству обольщения. Нет, части тела показывать не надо. Целомудренный брат этого не поймет. Ох, я сейчас приеду и разгоню вашу веселящуюся компанию! Ах, уже идете спать? Тогда молодоженам - не увлекаться, а Рочену - спокойной ночи без эротических снов.
  Герден с улыбкой нажал отбой. На сердце стало тепло и хорошо. А еще захотелось забраться под мягкое одеяло и закрыть глаза. Когда Рочен был рядом, ему не снились ужасы прошлого... Быть может, и сейчас ночь пройдет спокойно?
  
  В доме наместника доктор появился чуть свет, разбудив недавно заснувшую Ханну и старую служанку, преданную своему господину.
  - Завтракать будете? - Спросила пожилая дама.
  - Нет. Благодарю. - Улыбнулся доктор. - Брусничный отвар до сих пор плещется в желудке. Ханна, расскажи, как прошла ночь.
  - Господин Лайсин много потел, и мы почти каждый час меняли простыни. Доктор ставил капельницы.
  - Хорошо. - Рочен первым, шагая через ступень, взбежал по лестнице на второй этаж и, подождав запыхавшуюся Ханну, открыл дверь в спальню.
  - Почему тут снова жарко? Кажется, я дал четкие указания. Ханна, открой форточку. Не волнуйся, он не простудится. Находясь в такой парилке, трудно дышать. Понимаешь, что ты создала дополнительную нагрузку на легкие? Отодвинь портьеры и зажги свет.
  Обе женщины бросились выполнять поручения доктора.
  - Теперь, дамы, принесите мне чистые впитывающие простыни и полотенца. А потом можете идти спать. Когда понадобитесь, разбужу.
  - Но, может...
  - Я не справлюсь? - Приподнял бровь Рочен. - Ханна, во мне почти два метра роста и под сто килограмм веса. А еще у меня крепкие мышцы. Хочешь пощупать?
  Молодая женщина покраснела.
  - Иди и не мешай мне работать.
  Вскоре Ханна принесла чистые простыни, а Рочен быстро и умело их поменял. А потом, приготовив новый раствор, поставил капельницу.
  Когда он закрыл легким покрывалом тело друга детства, почему-то снова защемило сердце. Лайсин был таким худым! Руки и ноги напоминали тонкие ветки с выпирающими буграми суставов. Но кожа, в отличие от вчерашнего дня, уже была розовой.
  - Давай, парень, возвращайся к жизни. - Тихо сказал Рочен. - Ты еще молод, чтобы уходить за грань. Тебя любит чудесная женщина, готовая забыть себя ради такого эгоиста, как ты. Но знаешь, я этому рад. Отдав тебя в надежные руки, я стану окончательно свободным. Детство - глупая штука. Самые сильные чувства и самые горькие обиды, которые мы помним всю жизнь - родом из детства. И, если честно, мне надоело таскать в себе этот груз, мешающий смотреть по сторонам.
  Лайсин, словно услышав его слова, повернул голову и вздохнул. На коже мелким бисером выступил пот. Но не мутный и дурно пахнущий, как вчера, а почти прозрачный.
  - Удивительно, но ты справляешься быстрей, чем я ожидал. - Покачал головой доктор. - Пожалуй, пора наполнить для тебя ванну.
  Где-то через пару часов пропотевший и вымытый Лайсин снова лежал в своей кровати и спокойно дышал, как человек, спящий здоровым сном. Рочен уже хотел отправиться на поиски кухни, чтобы сделать себе кофе с бутербродом, но тут у него запищал коммуникатор.
  - Привет, малыш! - Тихо сказал он. - Как ты? Не малыш? Тогда почему в голосе слезы? Ах, это мне так кажется? Когда приеду? Постараюсь вылететь в ночь. На крайний случай, завтра утром. Нет, не останусь. Не ори мне в ухо, оглушишь. Да, и я тебя. Честно-пречестно. Нет, ждать меня не надо. Не знаю, во сколько. Сначала отвезу Его Величество, а потом - сразу домой. Нет, звонить не стану, вдруг будет слишком поздно. Не надо встречать, надо спать. Что-нибудь привезти из Сенко? А что? Тут, кроме снега, ничего нет. Не выдумывай. Да. И я соскучился. Все, малыш, до встречи. Конечно, не малыш... - Усмехнулся Рочен, убирая аппарат в карман.
  - Рочен... - Раздался с кровати еле слышный голос Лайсина. - С кем ты говоришь?
  - О, Лис! - Обрадовался доктор. - С возвращением с того света! Чертовски рад видеть твою улыбку. Как самочувствие?
  - Еще не понял. Голова кружится и плохо вижу. Я узнал твой голос.
  - Еще бы. Он надоел тебе с детства.
  - Это ты заставил меня вернуться?
  - Неужели разочарован?
  - Снова хочу есть и пить.
  - Это замечательно. Правда, сегодня придется потерпеть. Не думаю, что кишечник восстановился настолько, чтобы легко принять пищу. Но вот завтра ты скушаешь немного бульона.
  - Рочен... - Лайсин шевельнул пальцами с желанием поднять руку и стереть слезу, выкатившуюся из уголка глаза. - Ты приехал, чтобы меня спасти?
  Доктор замялся, но, чтобы сразу пресечь возможные сожаления или надежды, сказал:
  - Я приехал на свадьбу сестры. А потом узнал, что ты болен. Мы тебя немного подлечили. Скоро, уже через пару недель, ты будешь полностью здоров и сможешь заняться, чем душе угодно. Я очень этому рад.
  - Разве ты со мной не останешься?
  - У тебя есть хороший доктор. Курс лечения я ему распишу. Не вижу необходимости в своем присутствии. К тому же, через три дня мне нужно выйти на работу.
  - А если мне снова будет плохо?
  - Я оставлю местному доктору свой контакт. Не волнуйся, Лайсин. Кризис уже миновал.
  - Значит... в твоей жизни есть что-то важнее меня?
  - Лис... Я - не дворянин. Меня кормят только мои руки. Прости, но я не хочу терять хорошую работу.
  - Я устал. - Лайсин отвернулся от Рочена.
  - Ничего, это - нормально. Сейчас поставлю еще капельницу...
  Дверь открылась и в нее вошла Ханна.
  - Как господин Лайсин? - Тихо спросила она. - Ему лучше?
  - До такой степени, что он минуту назад со мной разговаривал. Все в порядке, Ханна. Будите своего доктора и попросите служанку сварить крепкий кофе.
  - Господин Лайсин! - Женщина со слезами на глазах упала на колени рядом с постелью. - Какое счастье!
  - Похоже, я выглядел таким же болваном. - Пробормотал Рочен, регулируя подачу питательной жидкости. - Ханна! Я отойду на несколько минут! Эх, все равно ничего не слышит...
  Сварив себе кофе, Рочен положил в него четыре ложки сахара и посмотрел время.
  - Три часа дня. Интересно, представление нового наместника населению закончилось?
  Он снова достал коммуникатор.
  - Ден... Поздравляю! Для меня - большая честь быть знакомым со столь значимым лицом нашего государства! Не ерничать? Что ты! Я честен и чист, аки ангел. Таких огромных ангелов не бывает? А ты с ними знаком? Что? Ах, у вас прием! И до которого часа? Лина блистает? Чем? Бриллиантами или манерами? А-ха-ха... Мужчины ей все простят, а женщины изойдут ядом. Скажи, пусть не обращает внимания. А где наше Величество? Слушает?! И ты, гад, не сказал? Прошу прощения у моего Государя за несколько вольный стиль общения. Чего такой довольный? Да. Вы, Сир, сразу поняли, в чем дело. Прилетите сюда? Не нужно. Он еще слишком слаб, чтобы волноваться. Давайте лучше встретимся у меня дома. Я хочу нормально поужинать. Нет, - Рочен улыбнулся. - Спать я не собираюсь. Хочу вылететь в ночь. Куда тороплюсь? Рик переживает. Хорошо, жду Вас к восьми вечера.
  Доктор нажал отбой и задумчиво отхлебнул чересчур сладкий кофе. А потом, вытащив блокнот, пристроился к краю стола и начал записывать для местного доктора дозировку лекарства и последовательность процедур вплоть до температуры воды в ванной. Кроме них, он расписал диету не только по продуктам, но и количеству грамм на каждый прием пищи. Закончив с этой работой, он вернулся в комнату больного, где застал Ханну все в той же позе, обливающую слезами руку Лайсина.
  - Хватит. - Он легко поднял ее с колен и вывел из комнаты. - Приведи себя в порядок и не порть больному нервы своим ревом. Заодно, разбуди местного специалиста.
  Закрыв за женщиной дверь, он проверил капельницу и взглянул на лежащего с закрытыми глазами Който. Промокнув ему снова выступивший на лбу пот, он вернулся к своему чемоданчику и начал доставать необходимые для лечения медикаменты. Скоро в комнату вбежал лечащий врач с улыбкой до ушей.
  - Все-таки, получилось?
  - Это не магия. - Спокойно сказал Рочен. - Опыт.
  - Вы такой молодой! И столько знаете!
  - Когда человек хочет знать, он учится. Независимо от возраста. Смотрите, я расписал Вам схему лечения и диету. Прошу не отступать от моих рекомендаций ни на шаг. От этого зависит здоровье Вашего высокородного пациента. Вы ведь в курсе, что за господина Който переживает Его Величество? Вы же не хотите его прогневать? Значит, в точности следуйте всему здесь изложенному. Без самодеятельности.
  - Да, конечно! Но неужели Вы хотите уехать, не дождавшись закрепления результата?
  - Я прилетел на свадьбу сестры. Лечащий врач тут - Вы. Свой контакт я написал сверху листка. Давайте еще раз вместе пройдемся по лекарствам и дозировкам...
  Добившись от доктора четкого понимания, Рочен закрыл свой опустевший чемодан.
  - Рад был с Вами познакомиться. - Он протянул руку первым. Врач ее почтительно пожал.
  - Я тоже. Благодарю за помощь и разъяснение такого нестандартного и сложного случая.
  Рочен кивнул.
  - Лайсин! Будь здоров и не пугай любящих тебя людей. - Сказал он и шагнул к двери.
  - Рочи! - Лайсин повернулся и открыл глаза. - Выйдите... - Приказал он доктору. Тот посмотрел на Рочена.
  - Все в порядке. Господин Който хочет что-то сказать наедине. Это недолго.
  Когда дверь закрылась, Рочен подошел к постели Лайсина и присел на ее край.
  - Выздоравливай. - Улыбнулся доктор.
  - Не уезжай!
  - Не вижу смысла оставаться. Ты обязательно поправишься. Ханна сделает все, лишь бы ты поскорей встал на ноги. Лис, у тебя появился замечательный друг.
  - Наверно. Но ты... всегда был рядом. Я знаю. Помнишь, в детстве мы клялись?
  - Мы отказались от своих клятв, Лис. И прошлого больше нет. Но я тебя прошу: научись жить в настоящем. Цени его маленькие радости и не плачь от огорчений. Ведь наступит завтра, которое тоже станет настоящим, и ты совсем по-другому посмотришь на то, что ушло за горизонт. Лис... теперь у меня есть своя история, которая ждет меня где-то там, за снежными пиками наших родных гор. Выздоравливай. Будет желание, приезжай в столицу. Ханна мой адрес знает.
  Рочен положил пальцы на ладонь Лайсина.
  - Помни: все в твоих руках. Жду в гости!
  Улыбнувшись, он поднялся с кровати и, подхватив чемоданчик, легким шагом вышел за дверь, за которой его ждали Ханна, врач и сиделка.
  - Прощайте, господа! - Сказал им Рочен и сбежал по ступеням в холл. Накинув куртку, он вышел на улицу. Дыхание морозным облачком вырвалось изо рта. Открыв машину, он сел на водительское место и на одном маневровом двигателе заскользил над заснеженной дорогой, не поднимаясь в воздух. С одной стороны, Рочен чувствовал себя счастливым. А другая сторона, несмотря ни на что, рвалась обратно: никто не знал, каких усилий ему стоило отнять свою руку от руки Лайсина...
  
  Глава двадцать вторая. Столица
  
  Поставив машину рядом с домом, доктор посмотрел на окна гостиной. Они были темными. Да и весь дом словно уснул печальным сном в ожидании тех, кто наполнит его стены своими голосами, мыслями и движением.
  - Куда же девались твои старики? - Спросил Рочен у двери, открывая ее замок.
  - Быть может, они отправились поздравить зятя с вступлением в должность? - Вкрадчиво спросила темнота. Рочен отшатнулся и чуть не упал со ступеней. И тогда в прихожей зажегся свет. На него, улыбаясь, смотрел довольный Герден.
  - А как... Как ты тут оказался? - Рочен шагнул внутрь, расстегивая куртку.
  - Видимо, пришел раньше тебя. - Король сел на лавку и скрестил руки. - Твои родители так хотели увидеть свою ненаглядную дочь в блеске бриллиантов, что мне пришлось попросить Салиха отвезти их в особняк.
  - Ну и правильно. - Согласился с решением Короля Рочен. - Нечего им дома сидеть. Пусть еще раз порадуются за Лину.
  Сняв ботинки, доктор подхватил свои вещи.
  - Герден, иди пока в гостиную. Я сейчас переоденусь, помоюсь и подумаю, что приготовить нам на ужин.
  - Пытаешься оттянуть разговор о Лайсине? - Король посмотрел вслед поднимающемуся по узкой лесенке Рочену.
  Тот сразу остановился.
  - Не говори глупостей. Ты, действительно, похож на Рика. Или Рик на тебя? Герд... я весь день провел с тяжелобольным человеком. От меня плохо пахнет...
  - Я согрею тебе воду. - Спокойно сказал Герден и направился к ванной.
  Рочен добрался до своей комнаты, закрыл дверь и только после этого тихо сказал:
  - Интересно, вся высшая аристократия со странностями, или только отпрыски рода Фортис - Тэо?
  Сунув в рот сигарету, он сбросил с себя одежду в бельевую корзину. Потом, надев халат, сел на кровать и, откинувшись спиной на еще теплую каминную трубу, закрыл глаза. Его сознание, помимо воли, снова потянулось к Лайсину, как прежде пытаясь заменить в его душе эмоции страха, разочарования и обиды прекрасными образами... Какими, он еще не придумал, поскольку его вернула в реальность сильная пощечина. Открыв глаза, он увидел, что над ним стоит разгневанный Герден.
  - Ты что творишь, идиот? - Король вытащил из его губ окурок. - Так и не понял за всю свою бестолковую жизнь, каким видом магии прекрасно владеет твой милый друг?
  - Кажется, я заснул... - Виновато улыбнулся Рочен, досадуя сам на себя.
  - Ты не заснул. - Герден припечатал его плечи к кирпичу. - Он снова тебя позвал. И ты, как тупая овца за козлом, отправился за его желанием восстановиться за твой счет. Дурака учили уму-разуму, но тот так ничего и не понял. Твой Лайсин - замечательный энергетический вампир. Исчез один донор, он находит другого... Очаровывая, обещая исполнение любых желаний... Рочен, очнись! Он - вампир.
  - Что? - Тупо спросил сидящий на кровати мужчина.
  - Что слышал. Двигайся. - Герден сел рядом. - Так и быть, прочту курс ликбеза для одного слишком влюбчивого доктора.
  - Я не...
  - Ме-ме. Если бы не один, ненормальный, с твоей точки зрения, Король, ты не сумел бы отсюда уехать. Вспомни Тамила, который бросил ради Лайсина семью. К чему далеко ходить. - Герден бросил колючий взгляд на Рочена. - Я сам в юности попал под его очарование. Поверил в обещание поделиться силой... В результате делился я. Боги, как же мне сносило крышу от истощения! Этот юноша так умело играл роль жертвы, что я чувствовал себя монстром... Чтобы не быть голословным, дам прочитать тебе один трактат. В нем ты найдешь объяснение своей странной детской привязанности.
  - Герд... Спасибо. - Рочен закрыл глаза руками. - Но я бы все равно уехал. Только вот Ханна... - Вздохнув, он встал и, подойдя к чемоданчику, вытащил оттуда лист бумаги. - Она решила остаться с ним.
  Герден взял лист и пробежал по строчкам глазами.
  - Я подпишу и сам отдам прошение об отставке Сансу. - Взглянув в глаза Рочену, Король рассмеялся. - Или ты думал, что я из казны стану оплачивать кому-то живой корм? Пусть ей платит Лайсин. Короче, вставай, твоя ванна готова. А еще я хочу есть.
  - Да. - Рочен встал и тряхнул головой. - От твоей оплеухи звенит в ушах.
  - Неженка. Скажи спасибо, что я не ударил ногой. Иначе звенело бы ниже пояса. Рочен! Вот ты мне скажи... Как ты с такой мужской силой умудряешься обходиться без женщин?
  Доктор посмотрел на себя и покраснел. Оказывается, он забыл завязать пояс халата... Запахнувшись, он схватил полотенце и бросился по лестнице вниз, слушая рассуждения спускающегося следом Гердена о коварных соблазнителях и тех, кто, в-общем, не прочь соблазниться. Как всегда, в исполнении Его Величества это звучало двусмысленно до такой степени, что Рочен помылся в рекордные сроки и, переодевшись, сразу скрылся в кухне.
  Оказывается, мама оставила готовый обед в холодильном шкафу. Осталось только его погреть и подать на стол, за которым сидел Герден и, прихлебывая смородиновый отвар, изучал неизвестно как оказавшийся в их доме журнал с обнаженными красотками.
  - Я так и знал! - Довольно улыбаясь, Король бросил вещественное доказательство чьего-то грехопадения на стол. - Вот чем занимается наш доктор в свободное от работы время!
  Рочен пожал плечами.
  - У меня не бывает свободного времени. Мать приготовила борщ. Наверно, старалась для тебя. Здесь, в кувшинчике, сметана.
  - Вкуснота! - Герден вдохнул его аромат и тут же запустил ложку в тарелку. Проглотив, поинтересовался:
  - Тебе это блюдо не нравится?
  - Нет. Но ты ешь. Сейчас принесу утку в овощной подливе.
  Пока они обедали, на улице окончательно стемнело, и снова пошел снег.
  - Ты чего такой вялый? - Не удержался от любопытства Король, глядя на рассеянно ковыряющего мясо Рочена.
  - Не знаю. - Ответил тот. - После того, что я от тебя услышал, мне стало... противно.
  - Перестань. - Рука Гердена легла на ладонь доктора. - Мы рождаемся с этими способностями. Я вижу мир духов. Могу некоторыми из них повелевать. Ты видишь плоды работы чужого сознания и можешь на него влиять. А Лайсин живет за чужой счет. Не нужно его винить за то, что он таким появился на свет. Пойми, каждый из нас обладает уникальным даром и жизненным опытом. Только нам решать, как ими воспользоваться. Рочен! Хватит хандрить. Нам пора собираться в столицу. Кажется, тебя с нетерпением ждет милый Рик.
  - Да... - Вздохнул Рочен. - Ждет.
  Он собрал посуду и отнес на кухню. Включив воду, стал медленно отмывать тарелки. И снова не заметил стоящего за плечом Короля.
  - Что с Риком не так? - Вкрадчиво спросил тот. Рочен, уже привычно, дернулся.
  - Да что же ты такой нервный? - Удивился монарх. - Или это только на меня подобная реакция? Рочен! Что у тебя происходит с Риком?
  - Я думал над твоим предложением отправить парня во дворец. Это, конечно, хорошо. Но сейчас он к этому не готов. У него настрой на учебу и дружбу с ребятами из яхт-клуба. Если честно, мне хотелось бы переселить его в общежитие.
  - Почему?
  - Герден... Я много времени провожу на работе. А мальчику нужно внимание. Будет лучше, если он станет жить среди сверстников. К тому же, у него появился старший товарищ, который за ним присмотрит. Все-таки молодые люди должны общаться с равными, а не со стариками.
  - Это мы с тобой - старики? Рочен, ты спятил? Нам нет и сорока! - Герден развернул доктора к себе лицом. - Или... дело в другом? Ну-ка, взгляни мне в глаза. Почему ты их отводишь? Хочешь расстаться с Риком, пока к нему не привык? Неужели, после дружбы с Лайсином, настолько сомневаешься в себе, что теперь боишься любых отношений, прячась в работе? Ну ты и чудак! Ладно. Помыл посуду? Бери вещи и закрывай дом. Мое Величество соскучилось по столице.
  
  Набрав номер Дена, Рочен попросил передать родителям, что улетает, и пожелал другу удачи во всех его делах.
  - Рочен... Приезжай к нам, как только освободишься! - Голос Дениэля был чуть ли не умоляющим. - Как будет время, звони!
  - Хочешь собрать всех Рейво под своим крылом? - Поинтересовался Герден, включив громкую связь. - Не получится. Как думаешь, почему я тебя послал наместником в самую далекую провинцию? Не знаешь? Чтобы отнять у тебя друга. Скажи, неплохой обмен - мальчик на девочку? - Король рассмеялся.
  - Господин наместник может принять Ваши слова, Сир, всерьез. - Заметил Рочен, запрашивая параметры движения у диспетчерской Джайны.
  - Его Величество шутит. - Отозвался Ден.
  - Под шутками прячут истину. - Заметил Король. - Так что не ной, Ден. Управляй регионом и размножайся. Это мой тебе указ на ближайшие несколько лет. Понятно?
  - Да, Сир!
  Рочен нажал отбой и убрал коммуникатор в карман. Его лицо, подсвеченное приборами, напомнило Королю неподвижную маску. Но вот, выполнив соединение с заданным коридором, доктор включил автопилот и повернулся к Гердену.
  - Ваше Величество... Скажите честно, почему Вы так заинтересованы в человеке, далеком от двора и государственной службы?
  Герден сполз по спинке кресла немного вниз и уперся коленом в панель приборов.
  - Я тебе говорил.
  - Вы много о чем говорили.
  - Дай руку.
  Рочен протянул Королю ладонь. Тот положил на нее свою и сжал пальцы.
  - Вот поэтому. И еще... Воины Фортис никогда не отпускают свою добычу. А хранители Тэо - берегут созданный ими мир. И я, как наследник двух древних домов, никогда не отпущу тебя, Рочен Рейво. Уверен, совсем скоро ты научишься открывать свою душу, не пугаясь, что кто-то равнодушно тебя оттолкнет. Потому что ты нужен мне. Насовсем. Навсегда. Со всеми твоими страхами и сомнениями. С твоей увлеченностью работой и переживаниями о семье и Рике. Я хочу, чтобы ты разделил со мной мой мир. А я разделю с тобой твой. Как тебе это?
  Рочен задумался.
  - Если тебе интересна совершенно не интересная жизнь одного доктора... Что ж... Давай попробуем продолжить общение. Только прошу... не торопи события. Мне пока сложно привыкнуть к мысли о подобных отношениях с Королем.
  - А у нас еще нет никаких отношений! - Тут же съехидничал Герден и снова стал серьезным. - Если хочешь, я прилечу к тебе домой и посмотрю на Рика со стороны. Ведь тебя что-то в нем беспокоит до такой степени, что ты задумал его отдалить. Он чем-то тебе мешает. Ведь так?
  - Не знаю. У меня не было времени анализировать свои ощущения. Давай пока посмотрим его выступления в регате, и начало занятий в универе.
  - Конечно, приглашать тебя во дворец на чашку коньяка бессмысленно?
  Рочен виновато покосился на Короля.
  - Тогда остановимся на ресторане? Том, куда вы ходили с Деном?
  - Нет. - Покраснел доктор. - Там публика специфическая. Лучше прилетай ко мне домой. У меня тоже есть коньяк.
  - У тебя нет моего личного контакта. - Спохватился Герден.
  - Есть. Смотри: небо окрашено огнями столицы.
  - Надо же... Быстро долетели!
  - Да. Всего третий час ночи.
  - Сказки заканчиваются быстро, Рочен. После бала обычно наступает хмурое утро. Болит голова. Рядом лежит страховидло непонятного пола, а уборщицы шаркают вениками по дорогому паркету. Рочен, я буду тебе звонить.
  - Лучше я сам. На время операций я отключаю коммуникатор.
  - Но ты бываешь дома.
  - Хорошо. - Рочен развернул машину и осторожно посадил ее на парковку возле дворца.
  - Я позвоню. - Улыбнулся Герден и вышел в открывшуюся дверь. Кажется, к нему уже бежали какие-то придворные... Доктор подождал, пока они отойдут в сторону, и увеличил мощность маневрового двигателя. Со стоянки в стороны полетела пыль и старые листья. Запросив коридор в свой район, он мигнул маячками и скрылся среди звезд в темном небе.
  
   Окна его дома, спрятанного среди древних ив, были темными. "Как хорошо, что Рик уже спит!" - Малодушно подумал Рочен и уменьшил обороты двигателя. Кажется, тот шелестел не громче раскачивающего ветви деревьев ветра. Опустив машину рядом с вишневой крохой, он открыл дверь. Отстегнув ремни, откинул голову на подголовник. За такой короткий период времени столько всего произошло, что теперь придется размышлять над этим не один день. Доктор хлопнул себя по карманам в поисках сигарет и досадливо поморщился: кажется, он забыл их в гостиной родительского дома. Потерев уставшие глаза, Рочен встал. Вытащив с заднего сидения сумку с вещами и докторский чемоданчик, он надел шубу, закрыл машину и неторопливо, вдыхая теплый ночной воздух, так непохожий на пронизывающий заморозок в Сенко, пошел к подъезду. И тут первый этаж дома буквально вспыхнул всеми окнами. Не успел Рочен открыть рот, как из дверей вылетел Рик. Раскинув руки, он подпрыгнул и обнял Рочена за шею, уткнувшись в нее хлюпающим носом. Сумка и баул упали на дорожку, а руки доктора сами обняли тонкую юношескую фигурку. Коснувшись щекой легких светлых волос, Рочен с удовольствием вдохнул их аромат.
  - Мой Рик... Мой маленький Рик... Как я соскучился!
  - Ро-очен! - Слезы прозрачными каплями висели на длинных мокрых ресницах. - Я так боялся, что ты не вернешься!
  Рочен еще крепче прижал к себе Рика, чувствуя, как кружится голова, а по телу разливается сладкая дрожь. Промелькнула мысль о том, что надетая шуба как нельзя кстати, но унеслась, оставляя в голове огромную и счастливую пустоту.
  - Маленький Рик! - Наконец, он разжал руки, ставя парня на дорожку.
  - И вовсе я не маленький! - Две ладони легли ему на грудь, зарывшись в мех. - Разве ты не чувствуешь, что я - взрослый?
  - Пока ты мочишь слезами мою шубу, - Рочен подхватил свои вещи, - не чувствую.
  - Тогда... - Пальцы Рика пробежали по крючкам, спрятанным в меху. - Мы ее снимем.
  - Нет. - Рочен накрыл своей ладонью руку парня. - Она слишком дорога, чтобы просто бросить ее в траву.
  - Тогда мы ее расстегнем.
  - Конечно. - Доктор уже справился со странным волнением. - Только дома.
  - Наклонись.
  - Зачем?
  - Хочу тебе что-то сказать.
  - Говори так. Я услышу. Рик... - Рочен пришел в чувство и испугался. - Пойдем домой. Я сутки на ногах...
  - Тогда присядь на одно колено. - Теперь парень веселился. Слезы высохли, а глаза блестели озорной улыбкой.
  - Ладно. Но только на секунду. Иначе, я свалюсь и засну прямо здесь.
  Рочен опустился на колено и тоже улыбнулся.
  Тогда Рик наклонился и осторожно прикоснулся губами к его губам. А потом посмотрел на доктора.
  - Не нужно. - Тот встал. - Действительно, ты уже не малыш. Поэтому... заведи себе девушку.
  Зайдя в холл, Рочен бросил шубу на диван и прямо в ботинках пошел в свои комнаты. Поставив в углу маленькой гостиной сумку и чемодан, он упал на кресло и вытянул ноги, в глубине души ругая себя последними словами.
   В комнату, осторожно ступая босыми ногами, вошел Рик.
  - Рочен, почему?
  - Что почему?
  - Почему ты рассердился?
  Рочен встал с кресла и включил свет. А потом подошел к Рику вплотную, подняв его подбородок ладонью.
  - Посмотри мне в глаза, парень.
  Рик потрепетал ресницами и, взглянув на Рочена, смущенно улыбнулся.
  - Понимаешь, что ты делаешь? Наверно, нет. Ты провоцируешь взрослого мужчину. Пойми: женщина может ограничиться поцелуями. И с ней, если вам двоим захочется большего, тебе будет приятно. Но если распалить мужчину... Рик, он не сможет остановиться. Тебе будет больно. Очень больно. И виноват будешь только ты сам. Не забывай об этом и больше так не делай.
  Доктор снова упал в кресло, пытаясь отыскать в карманах сигареты.
  Рик подошел ближе и опустился на пол, положив ладони и подбородок доктору на колено.
  - Прости.
  Рочен облегченно выдохнул.
  - Как прошла поездка? - Голос Рика стал совершенно спокойным. - Лина выдержала мнение света? Не испугалась фальшивых улыбок и змеиного шипения за спиной?
  - Она - умница. Свадебная церемония была великолепной. Лина была на недосягаемой высоте, а Ден - просто счастлив.
  - Рочен...
  - Ты не видел мои сигареты?
  - Я тебя люблю.
  - И я тебя тоже. Куда я мог их бросить?
  - Я хочу быть с тобой, даже если будет больно.
  - Что? Рик... Иди отсюда. Если я еще раз такое услышу...
  - То что? - Парень без стеснения сел на колени Рочена и обнял его за шею. - Ты меня ударишь? Или выгонишь из дома?
  - Давай сначала разберемся. - Рочен утомленно снял его руки со своей шеи. - Зачем тебе отношения с мужчиной вдвое старше тебя? Чего тебе не хватает?
  - Тебя. - Рик уткнулся носом в щеку доктора. - Я не хочу больше ни с кем тобой делиться. Ты должен быть только моим.
  - Так... Кажется, я понимаю. Ты думал, что я останусь в Сенко из-за Лайсина?
  - Он умер?
  - Нет. Выздоравливает.
  - Жаль.
  - Рик... Кто бы что ни говорил, я туда не вернусь. Вернее, я буду туда возвращаться. Там мой дом, семья и друзья. Но Лайсин отказался от моей дружбы много лет назад. Я помог ему, как врач. И уехал. Не волнуйся, Рик. Я никогда не женюсь. И, пока тебе нужен, буду рядом. Пожалуйста, успокойся и не кидайся в крайности, последствий которых не знаешь.
  - Хорошо. - Рик встал с его колен и, подойдя к двери, оглянулся. - Прости, я не хотел тебя напугать. Спокойного сна, Рочен!
  - И тебе, Рик.
  Закрыв за парнем дверь на ключ, доктор, наконец, снял ботинки и свитер. Порыскав в ящиках стола, он нашел сигареты и, открыв форточку, устроился на подоконнике.
   В кармане брюк запищал коммуникатор. Удивившись, Рочен достал его оттуда. И еще больше удивился, увидав, кто звонит.
  - Бессонница, Герден?
  - Она - моя верная возлюбленная. - Усмехнулся Король. - Но я засну, если ты расскажешь сказку.
  - О чем хочешь услышать? Быть может, продолжение истории о не узнающем свою жену принце? Кажется, она затеяла удачный бизнес, выдавая всем желающим на ночь собственную туфельку. Говорят, в очереди видели не только женщин.
  Герден рассмеялся.
  - Похоже, встреча с Риком была бурной.
  - Не то слово. Он страшно боится одиночества. Все-таки думаю, что общежитие - не такая плохая идея. Там много ребят. Надеюсь, среди студенческих будней растают пугающие миражи его прошлого.
  - Мои миражи не растаяли. Рочен...
  - Угу?
  - Ты снова куришь!
  - Прячу звезды за белым туманом. Но они все равно светят слишком ярко.
  - Это потому, что их обнимает тьма. Когда ее нет, звезды не видны.
  - Мне всегда казалось, что они сияют ей вопреки. Во тьме люди одиноки. А звезды несут свет испуганным душам. Их лучи похожи на тонкие прозрачные пальцы, касающиеся наших лиц. Они гладят каждую морщинку, каждую горькую складочку на лбу, успокаивая и напевая вечную песню о сотворении мира. "Вначале было слово... И слово было светом. Свет обнажил образы, до поры скрытые во мраке. Их явление миру он назвал любовью..."
  - Рочен... Ты и любовь все еще несовместимы. В тебе много тьмы, постоянно ускользающей от света. Но ты все-таки заметил его красоту. Осталось только протянуть руку и прикоснуться.
  - Нет, Герден. Тьма боится раствориться в его лучах. Боится потерять привычный для себя мир. Ей проще забиться в угол, занавеситься паутиной и заснуть, пряча внутри богатства своей души.
  - Браво, Рочен! Превосходная сказка. Или быль?
  - Герден, скоро наступит утро, а мы так и не сомкнули глаз. Я-то ладно. У меня еще два выходных дня. А у тебя - огромное количество дел. Ложись в кровать и представь, что я держу твою руку.
  - Я уже лежу и слушаю твой голос.
  - Чувствуешь тепло моих пальцев? Ладонь к ладони... Герден, у тебя маленькая ладошка. Она вся спряталась в моем кулаке. А сейчас я глажу твои черные волосы... Закрывай глаза и спи...
  Услышав сонное сопение, доктор нажал отбой. Бросив аппарат на стол, он прошел в спальню и упал на кровать.
  - И мне - спокойной ночи. Надеюсь.
  
  Проснувшись за полдень, Рочен потянулся и зевнул, глядя в светлое окно, ожидая кружения уже привычных снежинок. Но вместо этого услышал голоса на парковке. Один из них принадлежал Рику. Второй - молодому мужчине. Кажется, Рик смеялся. Поднявшись, Рочен открыл форточку и прислушался. Но хозяин и гость, похоже, скрылись в доме.
  Доктору стало неприятно до такой степени, что он решил проваляться в кровати до ухода знакомого Рика. Но все-таки любопытство пересилило. Снова поднявшись, он встал под душ, побрился, надел чистую домашнюю одежду... И даже зачесал свои жесткие белые волосы назад, открывая брови и лоб. Полы в доме, благодаря стараниям парня, были чистыми, а система подогрева делала их теплыми. Поэтому Рочен пошел вниз босиком, стараясь не шуметь. Но сидящий с другом за чашкой кофе Рик тут же вскочил и подбежал к Рочену, боднув его головой в грудь. Доктор провел ладонью по его волосам и улыбнулся наблюдавшему за ними молодому человеку лет двадцати с небольшим.
  - Рикус... Представь меня твоему другу.
  - Конечно. - Манеры Рика неуловимо изменились. Шаловливый пацан превратился в юношу с хорошими манерами. Рочен вместе с парнем спустился с лестницы, а мужчина встал из-за стола, сделав несколько шагов навстречу доктору.
  - Сайк дома Ноко. - Произнес Рик. - Учится на пятом курсе университета. Рочен дома Рейво - мой друг и зав.отделением травматологии Центрального госпиталя.
  Рочен первым протянул руку.
  - Вообще-то, если бы Рикус был несовершеннолетним, я стал бы его официальным опекуном, поскольку родители далеко и судьбой сына не особенно интересуются. Прости, Рик.
  Юный хитрец поднырнул под руку Рочена так, словно тот его обнял и, подняв голову кверху, посмотрел доктору в лицо.
  - Ты долго спал! Я уже два раза грел завтрак.
  - Лучше сделай мне кофе. - Рочен убрал руку и пригласил Сайка снова к столу. - Извините, но я прилетел ночью и заснул только под утро. Как проходит подготовка к регате? Рик говорил, вы занимаетесь вместе.
  - Да, занимаемся. Он способный. - Сайк оценивающе посмотрел на Рочена и слегка покраснел. - Не думал, что Вы такой...
  - Огромный? - Рассмеялся доктор. - Хирург должен быть сильным. Но бояться меня не стоит. Я лечу, а не сворачиваю шеи.
  - Вы знаете, что у нас через два дня после регаты - начало занятий? Первый курс на факультете экономики достаточно тяжел.
  - О дате начала занятий я знаю. Сам учился на медицинском. Касаемо обучения, каждый факультет сложен. Но абитуриенты приходят получать знания, а не просиживать штаны.
  - Рик говорил, Вы много работаете.
  - Да. Меня почти не бывает дома.
  - Быть может... - Молодой мужчина опустил глаза и посмотрел в чашку с недопитым кофе. - Ему переселиться в общежитие? В моей комнате освободилась кровать. Вы не волнуйтесь, я за ним послежу и помогу с учебой.
  - Если Рик захочет, я возражать не буду. - Рочен разглядывал этого постоянно краснеющего парня и веселился: своей непосредственностью и хорошим настроением этот хитрющий мальчишка нашел еще одного поклонника. И не только своих талантов.
  - Твой кофе! - Рик вышел из кухни и поставил перед Роченом большую кружку. - Как ты любишь: с четырьмя кусочками сахара.
  - Спасибо. - Рочен поднес чашку к губам и сделал маленький глоток. За это время Сайк несколько раз посмотрел на Рика, восхищенно разглядывающего самого доктора.
  - Ну, вы сами между собой этот вопрос решили? - Чашка встала на блюдце, а ладони доктора замерли вокруг нее.
  - Что решили? - Тут же спросил Рик.
  - Господин Сайк сказал, что ты хочешь переехать в общежитие. - Рочен откинулся на спинку стула и с улыбкой посмотрел на парней. - Я не возражаю.
  Лицо Рика вытянулось, а рот приоткрылся. Но потом глаза сверкнули гневом. Однако, голос парня был тихим:
  - Вы все решили за меня?! Рочен, а как же твое обещание никогда не оставлять меня одного? Сайк, ты разве слышал слова моего согласия?
  Рик медленно встал и, подхватив лежащую на диване куртку, вышел из дома. Мужчины, сидящие за столом, услышали, как завелся маневровый двигатель машинки парня. Сайк вскочил.
  - Сядь! - Приказал Рочен. - Если ты бросишься за ним, он тебя не услышит. Давай, пока его нет, немного поговорим о нем самом. Итак, Сайк... тебе настолько понравился этот мальчик, что ты, выпихнув соседа, решил поселить его рядом с собой?
  - Что Вы! Все не так...
  - Конечно. - Согласился Рочен, глядя на румяное лицо и испарину на лбу. - Конечно, не так. Не мое дело разбираться в чужих душах. Я больше по костям и кишкам. Но чтобы ты знал... На всякий случай. Хоть Рик вырос в богатом доме... Кстати, ты знаешь имя его рода?
  - Он сказал, что его дом принадлежит северной провинциальной аристократии.
  - Принадлежит. Если ты сам знатного происхождения, то должен знать родственные связи дворянских родов. Ты их знаешь?
  - Ну да. А к чему...
  - К тому, что родной дом Рикуса - Верус. А это значит, что его родичи - королевский дом Фортис - Тэо. Сайк, наш Рик - какой-то там внучатый племянник Короля. И та самая яхта, на которой твой друг собирается завтра соревноваться, подарена ему Его Величеством Герденом.
  Из розового Сайк стал серым.
  - Но ты не переживай. - Продолжил Рочен. - Наш Король, когда у него хорошее настроение, невероятно демократичен.
  - Я не знал... - Тихо сказал молодой мужчина.
  - Это все детали. Ты не знаешь главного. В своей роскошной усадьбе он рос совершенно одиноким и никому не нужным мальчишкой. Единственной радостью в его жизни были редкие приезды старшего сводного брата. Рик любил его, словно отца. И вот этот брат погиб у него на глазах.
  - Но как?!
  - Они вместе возвращались из столицы. Время было тревожное, летные коридоры отсутствовали... Не знаю, что произошло, но только они упали и разбились. Рик отделался царапинами, а Ларк - насмерть. - Рочен допил кофе. - Я знал Ларка. Поэтому у Рика был мой контакт и еще одной женщины. Он смог дозвониться. Я за ним полетел. Ему было семнадцать лет.
  - Год назад? Это когда в провинциях было неспокойно?
  - Да, уже больше года. Когда все закончилось, я отвез Рика родителям. Но почти четыре месяца назад он прилетел ко мне. Вот такая у твоего друга история. Поэтому если чего-то хочешь добиться, не торопи события. Возможно, Рик начнет тебе доверять... Эх, нечто подобное я слышал совсем недавно. Обедать будешь?
  
  Рик вернулся спустя два часа с полными сумками. Посмотрев на все еще сидевших за столом Рочена и Сайка, он молча прошел в кухню. Но тут же вернулся со слезами на глазах.
  - Рочен... Ты сам готовил... Мне пора уходить?
  - Сайк... - Доктор посмотрел на вскочившего и готового бежать к Рику друга. - Ты иди. Сейчас это представление предназначено не тебе. Увидитесь завтра.
  Но Рик, вопреки ожиданиям Рочена, рыдать не стал. Он развернулся и ушел в свою студию. Скоро оттуда послышалась музыка и прыжки разминающегося парня.
  Посмотрев его покупки, доктор засучил рукава. Он любил домашние пельмени как есть, так и делать. Поэтому, приготовив фарш, он замесил тесто. В это время музыка стихла, а в гостиной послышались шаги.
  - Рочен? - Послышался его голос. - Ты где?
  - На кухне. - Ответил доктор.
  - Что делаешь? - На пороге застыл парень в черном потном трико и босиком.
  - Переоденься. Хочу накормить тебя пельменями. Не все тебе одному меня обслуживать. - Рочен, разговаривая, умело защипывал края.
  Рик подошел к столу.
  - Какие они ровные и красивые!
  - Если бы у меня не было никаких желаний, я бы стал поваром. Но мне хотелось помочь отцу встать на ноги.
  - Рочен... - Рик обнял руку доктора. - Прости за эти глупые истерики. Просто я скучал по тебе. А ты приехал такой чужой... И твоя шуба пахла чужими духами.
  - Она висела среди общих вещей. Ты же помнишь, какой маленький у меня там дом?
  - Эти духи... Они очень дорогие. И мужские.
  - Значит, рядом со мной были Ден или Герден. В смысле, Его Величество. Я подвозил его во дворец.
  - Он тебе не нравился. Теперь ты с ним дружишь?
  - Не знаю, Рик. Человеческие отношения такие запутанные. Иногда я не понимаю, чего хотят окружающие меня люди.
  - Я хочу быть только с тобой.
  - Знаешь, я не против. Но с двумя условиями: первое - ты больше никогда не станешь напрашиваться на близость. Второе - учись общению с друзьями и девушками. Если твоя девушка будет горячей, - Рочен мазнул Рику по носу мукой, - ты никогда не посмотришь в сторону мужчины, как сексуального партнера.
  Рик покраснел.
  - Я согласен. Но в общежитие не пойду. Рочен... а можно, перед тем, как дать тебе слово чести, я последний раз тебя поцелую?
  - Только в щеку. - Рочен нагнул голову. - И без баловства.
  - Конечно.
  Приподнявшись на цыпочки, Рик обвил руками шею Рочена и легонько коснулся его щеки губами.
  - Вот. - Сказал он, глядя на старшего друга потемневшими глазами. - Видишь, это совсем не страшно.
  - Не страшно. - Повторил Рочен, чувствуя запах пота и возбуждения этого пока безгрешного парня, пробующего на нем свою рождающуюся чувственность. - А теперь отпусти меня, Рик!
  - Твои глаза похожи на весеннее небо. - Улыбнулся Рик, касаясь ладонью лица Рочена. - Это так красиво: отражение неба в озере, берега которого покрыты утренним инеем.
  Его губы нежно тронули губы Рочена, а рука провела по шее, касаясь волос на затылке.
  - Что ты творишь... - Задыхаясь, сказал доктор. Руки, испачканные в муке, обняли тонкое тело в черном трико, изо всех сил прижимая его к своему. Голова кружилась, и единственной мыслью в ней была та, что шло бы все к черту...
  Но когда ладонь Рика скользнула ему под кофту, он неимоверным усилием отстранился и... упал перед парнем на колени.
  - Прости, Рик. Но этого больше не будет. Выбирай: общежитие или нормальные отношения без интима. Боги, я еле сдержался... Рик, умоляю... не надо!
  - Но... я хочу быть с тобой. Рочен, это - не прихоть озабоченного подростка. Я хочу чувствовать твои руки, твои губы на моей коже... Я хочу, чтобы ты любил меня не только на словах!
  - Нет, Рик. Ты слишком юн. Иди в душ. И я тоже пойду. Каждый к себе.
  Через полчаса в кастрюле, источая мясной аромат с ноткой укропа, плавали пельмени. В ожидании пиршества одетый в скромную домашнюю рубаху и штаны Рик сидел за столом и улыбался выкладывающему их в тарелки доктору. Оба были вежливы и спокойны, ведь вода смыла проявления страсти, а эмоции улеглись. Но кто знает, надолго ли?
  
  Глава двадцать третья. Утерянное сокровище Рочена
  
  А на следующий день Рик унесся чуть свет: ему нужно было еще раз проверить оснастку яхты и привести ее от дворцового причала к городскому, откуда начиналась гонка.
  Его Величество позвонил Рочену, когда тот тушил для них с Риком кролика и жарил котлеты на несколько дней. Ведь парень пойдет учиться, а доктор - работать от зари до зари.
  - Я даже отсюда чувствую аромат твоей стряпни. - Заметил Король. - Быть может, после страдания на резком и ненавистном речном ветру, ты пригласишь меня на горячий, во всех смыслах, ужин?
  - Э-э...
  - Эта регата затеивалась для твоего Рика.
  - Конечно, прилетай. Впрочем, хочешь, я заберу тебя прямо от реки?
  - Забирай. А еще я могу остаться на ночь. - Усмехнулся Герден. - И ты расскажешь мне новую сказку.
  - Оставайся. - Легко согласился Рочен. - Только возвращаться тебе придется самому. К семи утра я должен быть в госпитале.
  - Но сказка точно будет?
  - Не сомневайся. Ради тебя что-нибудь придумаю. Тебе как: посмешнее или пострашнее?
  - Определюсь на месте. Вино возьму из дворца. Не волнуйся, оно будет слабеньким.
  - Тогда до встречи на реке?
  - Угу...
  - Рочен! Ты нелюбезен со своим монархом!
  - Ваше Величество! Как Вы относитесь к горелым котлетам?
  - Я к ним не отношусь. До встречи!
  
  Ветер на реке дул по-осеннему: пронизывающе и беспощадно. Однако небо было голубым с проносящимися по нему легкими облачками, то и дело бросающими серые тени на искрящуюся солнечными бликами волну.
  Двухместные и одноместные яхты с разноцветными парусами уже выстроились на линии старта. Трибуны городского парка и всю набережную заполнили люди. Кто-то принимал ставки, а кто-то, мусоля в руках список яхтсменов, пытался угадать победителя.
  Король и Рочен, в окружении косо смотрящих на нового фаворита придворных, сидели на трибуне вместе, уткнувшись в меховые воротники теплых курток. Герден поежился.
  - Надо было надеть штанишки на меху. Мне, глядя на тебя, становится холодно. - Заметил Рочен. Но Король, кутая горбатый нос в теплый мех, тихо сказал:
  - Не в холоде дело. Когда смотрю на воду, поверх этой, настоящей, картинки, снова вижу Тамт и отравленную спорами реку. А еще вспоминаю Тамила. Он поступил, как настоящий мужчина.
  - Что будет с Ханной? - Теперь поежился Рочен. - Мне ее жаль. Может, имеет смысл с ней поговорить?
  - С тобой говорили все, кому не лень. Но мне все-таки интересно, как ты мог преодолеть его зов?
  - Не знаю. - Рочен пожал плечами. - Мне давно все надоело. Помнишь тот день, когда тебе привезли невесту? Немного подлечив Лайсина, врезавшегося в землю, я закрыл свое сознание и больше его не видел до встречи в Сенко.
  - И все же, ты не мог разговаривать о нем без волнения. Теперь ты выглядишь спокойным. И мне интересно, отчего же это произошло.
  - А мне нет. Смотри, яхтам дан старт!
  По реке разнесся хлопок выстрела, и яхты полетели вперед. Алый с белым паруса Рика сразу оказались в первой пятерке.
  - Давай, малыш! - Заорал Рочен, несмотря на то, что парень его не слышал.
  - А кто идет под синим парусом? - Герден, сняв перчатку, полистал программку. - Отличный и уверенный стиль. А, еще одно юное дарование. Ты, кажется, про него спрашивал. Сайк Ноко. Салих, он - твой родственник?
  Сидевший с другой стороны Короля Салих Токо задумчиво покачал головой.
  - Да, озерные аристократы. Но я с ними знаком только поверхностно. Помню что-то такое из детства. Но Сайк лично мне представлен не был.
  - Он - почти твой ровесник. Учится в универе и замечен в дружбе с Риком. Ах, ну да, ты сам мне об этом говорил. Если ему выпадет счастье войти в тройку лидеров, обязательно состоится его представление нашей августейшей особе. Ну и тебе тоже.
  Салих улыбнулся, прикрываясь от ветра капюшоном. Первые яхты уже начали разворачиваться, прокладывая путь относительно бокового и, в то же время, встречного, ветра к финишу.
  Кто-то замешкался, хлопая парусами. Но Рик и Сайк наперегонки рванули вперед.
  - А ребятки, несмотря на молодость, молодцы. - Удивился монарх.
  - Выросли на воде. - Заметил Салих. - Озерные парни - отличные пловцы. Жаль, что Сэмп у нас - сухопутный.
  - Как идут переговоры с Южным Краем? - Тут же переключился на государственные дела Король.
  - Тэйлин, как всегда, на высоте. Вчера подписали договор о поставке в нашу страну цветных металлов и совместном финансировании проекта трансконтинентального аэроэкспресса.
  - Угу. Молодцы. Пока их Король расслаблялся на чужой свадьбе, они сделали большое дело.
  - Мы рады служить Вашему Величеству! - Сказал Салих.
  - Смотри-ка! - Герден снова заинтересовался гонкой. - В компанию наших пацанов влез кто-то третий. И что это за звездочки?
  - В программе написано Шон дома Роско.
  - Ты его знаешь? В смысле, дом?
  - Откуда-то с запада. Кажется, учится вместе с Сайком в универе.
  - Сильная команда.
  Пока Герден переговаривался с Салихом, Рочен изо всех сил переживал за Рика. Но вот финишную черту первой пересекла яхта Сайка. А за ней, почти нос в нос, вылетел на чистую воду под приветственные крики Рик. Третьим пришел Шон.
  - Неплохо. - Сказал Король и поднялся. - Рочен! Чего замер в прострации? Пошли вручать призы!
   Молодые яхтсмены выглядели очень довольными. Радовались даже те, кто просто участвовал. Ведь Королевская регата не проводилась уже много лет.
   Перед вручением наград Его Величество сказал небольшую прочувствованную речь и намекнул, что в будущем финансово поддержит студенческий яхтклуб. Участники регаты, оказавшиеся в-основном, студентами, дружно заорали.
  Рочен улыбался, глядя на смущенные лица ребят, получающих из рук Гердена кубки и карточки, обналичить которые можно было в любом банке. Но вот Рик, который постоянно искал его глазами, наконец, увидел своего старшего друга и рванул к нему сквозь толпу.
  - Рочен! Ты видел?! Это было... - В глазах парня сверкали счастливые звезды.
  - Согласен. Красиво. Ты - умница, Рик!
  - Я заработал нам денег! - Парень забавно задрал нос, глядя на Рочена.
  - Вот и хорошо. Купишь себе что-нибудь нужное для учебы. Кажется, тебя ждут друзья?
  Торжественная часть церемонии к этому времени завершилась, и Король со свитой отправился на парковку. А простой народ просил автографы и фотографировался на фоне парусов.
  - Рочен... - Рик оглянулся на стоявших поодаль парней. - Можно мы посидим в ресторане? Честное слово, я вернусь не поздно!
  - Конечно. - Улыбнулся тот. - Ведь это - твой праздник. Встретимся дома.
  - Если я не пойду... - Рик опустил ресницы. - Меня неправильно поймут.
  - Боги, да разве я тебя держу? Если будешь пить спиртное, вызови водителя. За штурвал сам не садись.
  - Я не буду пить! Просто поддержу компанию. Я пошел?
  - Иди.
  Проводив парня взглядом, Рочен поспешил к выходу с набережной. Там, в одиночестве, спрятав в капюшоне лицо, рядом с его аэромобилем стоял Герден.
  - Все никак не наговоритесь? - Ворчливо спросил он. - Дети решили отметить событие? Значит, мы в твоем доме будем одни?
  Рочен открыл машину, и замерзший Герден быстро запрыгнул на пассажирское сидение.
  - Неужели ты набрался храбрости, чтобы объясниться в любви? - Хмыкнул доктор, запуская двигатель.
  - Любовь, это, конечно, приятно. Однако... Рочен!
  - Что?
  - А давай как-нибудь слетаем на полигон? Уверен, что ты не удержишься на хвосте моей машины.
  - Денки тоже что-то такое говорил. - Усмехнулся Рочен. - Но если ты не боишься за свою венценосную голову...
  - Охота пуще неволи. Завтра сверю с Салихом расписание и обязательно найду время. Так хочется размять крылышки! Рочен! Ты мне не рад?
  - Утром я радовался котлетам.
  - Теперь порадуешься, глядя на то, как я их ем. Но как же я ненавижу речную воду!
  
  - Располагайся. - Рочен положил ключ от аэромобиля в ящик комода, стоявшего при входе в дом, и снял ботинки, нырнув озябшими ногами в тапочки. - Домашняя обувь справа, шкаф для верхней одежды - слева. Проходи, - доктор включил освещение в гостиной и коридорах. - Присаживайся. Сейчас я переоденусь и что-нибудь приготовлю. Может, сначала выпьешь горячий кофе?
  - Лучше сладкий отвар или теплый морс. У тебя есть брусничное варенье?
  - Было. - Рочен включил на кухне свет и залез в один из шкафчиков, попутно поставив греть воду для морса.
  - Хозяин! - Позвал его из гостиной Король. - Я тоже хочу переодеться в домашнюю одежду. Неужели у тебя не найдется что-нибудь уютное и мягкое размерчиком поменьше твоего и побольше Рика?
  - Разве что плед. Он безразмерный. - Хмыкнул Рочен. - Но пойдем наверх. Я покажу тебе спальню и выдам свою шерстяную безрукавку. Она теплая. Хотя, на тебе будет смотреться платьем.
  Они вдвоем поднялись на второй этаж.
  - Вот тут, - Рочен коснулся рукой белой двери, - мои комнаты. Здесь, - палец ткнул в дверь, на которой висел постер одной знаменитой танцовщицы, - обитает Рик. Внизу, если захочешь посмотреть, его танцевальная студия. Ты бы видел, как он усердно тренируется! Когда оттуда выходит, трико можно выжимать. Ну а это - гостевые комнаты. Когда покупал этот дом, не думал, что они мне пригодятся.
  - А для чего ты тогда брал такой большой дом, если тебе хватает маленькой комнатенки под крышей и крохотной ванной?
  - Ну... - Порозовел Рочен. - Думал, что когда-нибудь женюсь.
  - У тебя были девушки? Кроме той, университетской, похожей на испуганную птичку? - Удивился Герден. - Да ты просто сердцеед!
  - Нет... Просто встретились пару раз. И все на этом закончилось.
  - И снова Лайсин?
  - Отстань. Заходи в свои комнаты. Ванная в коридоре за гостиной. Можешь умыться. Полотенце на полке. Сейчас принесу тебе одежду.
  Но Герден, осмотрев комнаты, пошел за Роченом.
  - У тебя мило. Но в кабинете пахнет табаком. И на диване валяется рубашка. Безобразие. - Герден взял рубаху двумя пальцами и отнес в бельевую корзину. - Так где твоя безрукавка?
  - Прости. - Рочен скрылся в гардеробной. - Рик тоже все время ругается, когда видит беспорядок. Меня поначалу это злило, но, когда вещи на своих местах, их проще найти.
  - Вот как? Значит, мальчишка сделал твой дом живым и уютным? И тебе уже нравится сюда возвращаться?
  - Не знаю. Я так долго жил один, что перестал задумываться о тепле домашнего очага. А этот дом у меня всего пять лет. - Рочен снова появился в комнате. В его руках была теплая рубашка, безрукавка и мягкие брюки. - Чистые шерстяные носочки не нашел. Наверно, Рик еще не стирал белье.
  - Ну, ты даешь! - Покачал головой Герден. - Ребенок благородного звания стирает простолюдину носки... Это надо исправить.
  - Он сам захотел. У меня была приходящая домработница. Наверно, как Рик пойдет учиться, я ее снова найму. Герден... Неужели тебе мало государственных дел, что ты занимаешь голову бытом одного простолюдина?
  - Не обижайся. - Миролюбиво сказал Король. - Я привык одновременно решать множество вопросов. И если ты - мой друг, то как я могу не замечать того, что тебя окружает и само бросается в глаза? Спасибо за одежду. Не возражаешь, если я переоденусь здесь?
  - Не возражаю. А еще я хочу осмотреть твою спину.
  - Можешь даже ее помассировать. Уверен, что твои руки доставят мне неописуемое наслаждение.
  - Доставлять удовольствие своему Королю - важнейшая задача каждого подданного. - Усмехнулся Рочен. - Если хочешь - пожалуйста. Но после этого ты заснешь.
  - Ты действительно готов сделать массаж? - Изумился Король.
  - Угу. Заодно проверю состояние твоих мышц. Все-таки год назад на тебе живого места не было. Раздевайся, а я пока вымою руки и принесу масло.
   Вернувшись, Рочен увидел кутающегося в плед полностью раздетого Гердена.
  - Не стесняйся. Сегодня я - твой доктор. Сними плед и немножко потерпи холод и мои пальцы.
  Особенно долго Рочен ощупывал позвоночник на уровне плеч и между лопаток.
  - У нас работает хороший мануальный терапевт. Надо бы подлечить твою спину. У него - настоящий магический талант по восстановлению скелета и мышц. Скажи, если больше часа сидишь за столом, чувствуешь тут небольшую боль и неудобство?
  - Да. - Поморщившись от нажатия сильных пальцев, сказал Герден.
  - Сейчас я сделаю, что смогу, но это ненадолго. Выкрои в своем графике время, чтобы с тобой позанимался специалист. Иначе дальше будет хуже. Тут был сильный ушиб и деформация. Тогда, год назад, я поработал над тобой недостаточно и не настоял на дальнейшем лечении. Ложись на кушетку, я посмотрю крестец и немного тебя помассирую.
  Когда Рочен закончил, Король уже крепко спал. Укутав в теплую простыню, доктор перенес его в спальню и накрыл одеялом. А потом постоял под душем и спустился вниз, приготовить еще одного кролика.
  Двигаясь по кухне, он все размышлял над словами Гердена о собственной неустроенности и одиночестве.
  - Но раз Его Величество, несмотря на огромное количество окружающих его людей, находит время отоспаться в моем доме, получается, он еще более одинок, чем я. - Вдруг осенило Рочена. - И каково ему живется в огромных хоромах, где убили его жену и чуть не забили насмерть его самого? А Рик? Неужели ему настолько плохо было в собственной семье, что он сорвался к почти незнакомому дядьке? Не верю, что он - все еще жертва катастрофы, которая боится выпустить руку спасителя. Эх, надо бы поговорить с психологами. Но ведь все, что касается королевской семьи, разглашению, даже врачебному, не подлежит. И что мне с этими высокородными господами делать?
  Постепенно оконные стекла окрасили синим ранние осенние сумерки. Ветер шевелил черными облетевшими сучьями, на одном из которых сидела нахохлившаяся черная ворона. Рочен закрыл портьеры и разжег камин, чтобы в доме стало уютней. Герден все еще спал. Рика не было. Доктор вздохнул: без Рика было... пусто. Пообедав в одиночестве, он оставил кастрюлю с супом на видном месте, а кролика - в духовке. Потом поднялся к себе и сел в своей гостиной на диван, подхватив какой-то медицинский журнал. Но свежий речной воздух сделал свое коварное дело: через двадцать минут Рочен тоже заснул, положив голову на диванный валик.
  
  Вернувшийся с посиделок Рик открыл входную дверь и положил ключ от своей машины в тот же ящик, что и Рочен.
  - Рочи, я пришел! - Крикнул он. - Представляешь, еле высидел это скучное мероприятие!
  Сняв обувь, он выпрямился и застыл в недоумении, увидев выходящего из кухни Короля.
  - Э... Ваше Величество? А что Вы тут делаете?
  - Обедаю. - Невозмутимо ответил Герден. - Рочен чудесно готовит. Надо попросить рецепт его супа и отдать дворцовому повару. Ты голодный? Ах, прости, я забыл про ресторан. Ну и как оно там? Весело?
  - Я только что сказал, что все было скучным. - Рик повесил свою куртку и хотел улизнуть на второй этаж.
  - Куда ты пошел? - Поинтересовался Король. - Разве я дал тебе разрешение уйти?
  - Это - мой дом. - Свел брови парень. - А Вы - гость.
  - Ну... тогда я тебя прошу, как гость хозяина: не буди Рочена. Пусть спит. Иди сюда. - Герден подождал, когда Рик приблизится, и открыл перед ним кухонную дверь. - Смотри: вон там, в духовке, вкуснейший кролик. Давай попробуем его вместе? Надеюсь, как хозяин, ты меня им угостишь?
  - Сейчас, переоденусь и спущусь. - Парень прошел мимо Короля, на ходу подбирая светлые волосы в пучок.
  - Очарование молодости... - Посмотрел ему вслед Герден и начал вытаскивать тарелки.
  Вернувшийся через некоторое время Рик поморщился, глядя на одетого в вещи Рочена Короля, по-хозяйски расставившего на столе приборы.
  - Присаживайся. - Пригласил Герден. - Твой... Рик, а кто для тебя Рочен? Кстати, он не хотел, чтобы ты остался голодным, когда начнешь учиться, и наготовил на неделю вперед.
  - Завтра у меня последний свободный день. Сам бы все приготовил. - Рик начал есть суп. - Это он приходит после работы с синяками в пол-лица и готов съесть даже кастрюлю. Вы не представляете, какой он был загнанной лошадью. Это сейчас, за три месяца, что мы вместе, он отъелся. А так - щеки ввалившиеся, по ребрам можно изучать анатомию... Ой. - Рик вспомнил, с кем разговаривает, и замолчал.
  - Рик, дружочек... - Король отставил тарелку и посмотрел на парня. - А теперь давай поговорим начистоту. - Что между вами происходит?
  - Ничего такого. - Парень пододвинул салат и с невозмутимым изяществом дворянина начал его есть. - А что?
  Серые глаза спокойно выдержали взгляд синих королевских глаз.
  - Мы знакомы с Роченом с тех далеких времен...
  - Извините, что перебиваю, но я спрашивал о моем друге всех, кто его знает. И эти люди очень удивлялись вашим с ним приятельским отношениям. Кажется, в те далекие времена они были не столь... душевными. Насколько мне известно, вы отобрали у него друга детства. А теперь хотите... Господин Герден, а чего Вы хотите?
  - Может быть, чтобы не было тебя?
  - Ваше Величество... - Рик тоже отодвинул тарелку. - Вы опоздали. Я не отдам Вам Рочена. Даже если вдруг так случится, что я исчезну из его жизни... Он не станет для Вас ближе.
  - Так какие отношения связывают тебя, Рикус Верус, с большим и наивным существом по имени Рочен Рейво?
  - Я его люблю. - С вызовом сказал парень.
  - Бедный Рочен! - Расхохотался Король. - Он и не подозревает, что рядом с ним живет молодой мужчина с бушующими гормонами в крови. Парень, заведи себе женщину и объясняйся в любви ей. А Рочена не трогай. Иначе ему придется бежать из собственного дома.
  - Не сбежит. - Уверенно сказал Рик. - Если бы не строгие моральные запреты, заставляющие сдерживаться, он был бы моим. У него кружится голова, когда я его целую. И однажды он не сможет себя удержать.
  - Вот, значит, как? - Король выглядел удивленным, но, быстро просчитав возможные варианты, снова посмотрел на парня. - Скажи, зачем тебе нужны физические отношения с мужчиной? Ты вообще представляешь, что это такое? Ты хоть раз пробовал это с женщиной?
  - Нет. - Опустил глаза Рик. - Я пытался... дома. Но они меня не заводят. Дуры какие-то! Лежат, как бревна. Глаза закрыты, под носом - пот, а пальцы трясутся от страха. Гадость.
  - М-м-м... - Герден постучал пальцем по губам. - Ты ничего не знаешь о физическом аспекте отношений и пытаешься соблазнить понравившегося тебе мужчину? Ты странный. Но отговаривать я тебя не стану. Однако... поставлю несколько условий. Для его и твоего блага.
  - Чего Вы добиваетесь? - Рик встал, опершись о стол.
  - Сядь. Если Рочен уже знает о твоих... чувствах, то должен был тебе сказать, что подобные отношения... достаточно болезненны. В физиологическом плане.
  - Я читал литературу. - Тихо признался Рик. - Да, мне немного страшно, но я хочу засыпать, касаясь его кожи, и чувствовать на губах вкус его поцелуев.
  - Итак, - Король заблестел глазами, - литература дает пищу уму, но не дает представления об ощущениях. Поэтому, дорогой мальчик Рик... Завтра, в твой последний свободный день, ты полетишь со мной к одной леди. Она весьма искусна в любовной игре. Ты же хочешь, чтобы отношения были разнообразными и приятными? Эта женщина научит тебя всему, что знает.
  - Но...
  - Воспринимай эту стажировку как повышение образовательного уровня. Если твое чувство к Рочену не пройдет, начнем второй уровень подготовки.
  - Но зачем?!
  - Затем, что твой Рочен - еще большее дитя в этих вопросах, чем ты. Но учиться он не станет. В результате вы однажды сделаете друг другу больно и в физическом, и в духовном плане. А потом, разочаровавшись, разбежитесь в стороны.
  - Вам-то это зачем?
  - Затем, Рик, что я хочу сделать тебя наследным принцем. А твоего Рочена - своим другом. Вы оба мне нужны живыми и здоровыми. Понимаешь?
  - Ого! Но...
  - Ты согласишься, поскольку понимаешь, что капризы отступают в сторону, когда начинается служение Родине.
  - Но Вы можете жениться, и у Вас будут наследники!
  - У меня их не будет, поскольку я - жрец. Поэтому женишься ты. Не сейчас, лет через десять - двенадцать. Когда станешь взрослее и поймешь, что значит хорошая кровь.
  - Получается, Вы все продумали?
  - В-основном, да. А еще я хочу дать Рочену землю. И где-нибудь на озерах Тамта построить для него виллу. Как считаешь, Рик, ему понравятся голубые и теплые воды южного края?
  - Значит... Вы задумали дать ему титул?
  - Да. Как тебе ход моих мыслей?
  - Ну... неплохо. Только перед тем, как брать на себя новые обязанности, я хотел бы закончить первый курс. А лучше - несколько.
  - Ну, мы еще подумаем над датами. Однако, распоряжение о присвоении титула Рочену с правом его передачи по наследству я уже отдал в определенные органы. Процесс, конечно, небыстрый. Пока составят план участка, пока разберутся в его родословной... Как раз к весне следующего года все подготовят. Потом подумаем над планировкой усадьбы и отдадим свои пожелания архитектору...
  - Быть может, сначала спросить у Рочена, что хочется ему?
  - Ему ничего, кроме работы, не хочется. Он спрятался в ней от жизни, как в раковину моллюск.
  - Ничего подобного! Когда я у него поселился, он стал больше времени проводить дома. И со мной.
  - Кстати, Рик! Ты уже взрослый человек, готовый отвечать за свои поступки. Ведь так? Поэтому пообещай не приставать к нему со своими желаниями, пока не пройдешь курс молодого бойца. Это займет пару месяцев при твоей загруженности учебой. Пойми, ты должен осознать, где кончается благодарность, и начинаются естественные потребности организма. После чего сделать правильные выводы и вести себя соответственно.
  - Да, я понял. - Рик откинулся на спинку стула и с улыбкой посмотрел на Короля. - Пожалуй, я соглашусь со всеми Вашими доводами. Если это всё, то можно я пойду спать?
  - Иди. Не забудь, завтра - первый день занятий. И пожалуйста, ничего не говори Рочену. Наследный принц должен уметь многое. В том числе, держать язык за зубами.
  - Я думал, что принцев учат только дипломатическим отношениям. - Фыркнул парень.
  - Принцев учат манипулировать людьми, любой ценой укрепляя власть. Крепкая власть - мощная страна.
  - И каким боком сюда относится э-э-э... завтрашняя наука?
  - Душа, скованная ограниченными возможностями физического тела, очень несчастна, поскольку не чувствует единства с себе подобными. Секс, мой мальчик, позволяет на время об этом забыть. Пожалуй, это единственное, доступное нам, удовольствие. С помощью физической близости ты можешь сделать человека счастливым и получить от него нечто важное для себя или государства. Знаешь, где, в основном, добываются стратегические секреты других стран? В постели, Ваше будущее Высочество.
  - Но это... гадко!
  - Когда в твоих руках - благополучие государства, согласишься даже на отношения с драконом. Шучу, конечно. Но у нас еще будет время обсудить различные тонкости управления страной.
  
  Рочен проснулся оттого, что затекла шея. И было что-то еще, беспокоящее, словно шуршащая в углу мышь. Точно! По его дому разгуливал Король! Вскочив с дивана, он потер глаза и вышел на лестничную площадку. Кажется, внизу кто-то пел песенку. Голос был мужским и не принадлежал Рику. Доктор посмотрел на часы. Было начало двенадцатого. Через шесть часов ему вставать, а он уже выспался!
  Спустившись вниз, он вышел через гостиную на кухню и увидел Гердена, расставляющего по шкафчикам чистую посуду.
  - А, соня! Как тебя лучше приветствовать? С добрым утром или все еще спокойной ночи?
  - Прости, Герд. Тебя уложил и сам заснул. Как-то некрасиво по отношению к гостю.
  - Все хорошо. Когда ты рядом, я сплю, как младенец: без кошмаров и моих вечных спутников - духов. К тому же, вернулся Рик. Любезно разделив со мной трапезу, он развлек меня интересным разговором.
  - А... где он? - Забеспокоился Рочен. - В каком состоянии пришел?
  - Скучный и трезвый. Но потом мы с ним нашли общую тему. Несмотря на хорошее воспитание, мальчик оказался непосредственным и откровенным собеседником. Представившись лучшим другом, я услышал о некоторых, связывающих вас, личных тайнах.
  - И что он тебе такого страшного рассказал? - Рочен взял чистую тарелку и положил в нее кусок мяса с горкой салата. - Наедаюсь на завтрашний день. - Пояснил он. - Поскольку, неизвестно, как он сложится. Бывает, некогда сбегать в ресторан.
  - Тебе, правда, интересно?
  - Ну да. - Поднял чистые голубые глаза на Короля Рочен.
  - К примеру, он поведал о том, как ты заводишься, когда он тебя целует...
  - Черт... - Рочен бросил вилку, встал из-за стола и ушел. Герден услышал, как хлопнула дверь его покоев.
  - Оказывается, мальчик гораздо дальше от цели, чем я думал. - Улыбнулся Герден и поспешил за доктором.
  - Тук-тук! - Он приоткрыл дверь и увидел Рочена, сидевшего на подоконнике с сигаретой. - Я войду?
  Доктор даже не повернул головы, но сказал:
  - Зачем ты копаешься в чужом грязном белье?
  - Всего лишь пытаюсь помочь другу разобраться с тем, с чем он не может справиться сам.
  - Мне не надо помогать. Все в порядке. И объяснять я тоже ничего не стану. А еще лучше, - Рочен встал с подоконника, - если ты сейчас соберешься, и я отвезу тебя во дворец. С тем, чтобы больше никогда тебя не видеть.
  - Перестань. - Герден вытянул руку, останавливая доктора. - Не злись. Сядь на диван, и давай поговорим, как друзья.
  - Я - не озабоченный подросток, и не любитель мальчиков. - Рочен упал на диван, еще хранивший тепло его тела. - Мне вообще до этого никакого дела нет!
  - Я понимаю. - Герден сел рядом и взял его за руку. - В твоем сознании, замученном однообразием будней, переплелась мечта иметь собственного ребенка и радость, что ты не одинок. Рик для тебя - прекрасная танцующая юность, которую трудно не любить.
  - Он все усложняет. - Вдруг пожаловался Рочен. - Мне страшно.
  - Боишься захватывающих волю чувств?
  - О чем ты, Герден? Он - еще маленький. Ему нужны такие же молодые девочки и мальчики, простые отношения, а не... - Рочен с отвращением посмотрел на свои руки.
  - Ты не прав, мой друг. В физиологическом отношении люди делятся на две категории: дети и взрослые. Ты спросишь, где старики? Я отнес их к детям. Малыши активно постигают мир и развивают сознание вплоть до того момента, как наступает половое созревание. Дальше им начинает править физиология. Ну а потом, когда гормональная активность плавно стремится к нулю, сознание делает анализ прожитой жизни, превращая опыт в мудрость. Это - в идеале. Так вот... Возвращаясь к твоим отношениям с Риком. Он обещал тебя не тревожить, пока не разберется, что ему нужно: секс или любовь. Или их можно разделить, получая твое сердечное тепло и разрядку рядом с женщиной. Ты, Рочен, вырос в семье. Если бы тебе не встретился Лайсин, ты бы женился и с удовольствием возился со своими ребятишками. Но ваши отношения выжгли твою душу. Однако, - Герден улыбнулся, - я приготовил для тебя приятный сюрприз.
  - Я боюсь сюрпризов. - Буркнул Рочен.
  - Не бойся. Тебе он точно понравится. Поверь.
  - Ну и где он?
  - Идем в твою спальню.
  - Зачем?
  - Ты должен лечь и закрыть глаза. Надеюсь, ты помнишь, что я - жрец и могу ходить по миру духов?
  - Ну...
  - Тогда иди и ложись. Сейчас сам все поймешь.
  Рочен вытянулся на кровати и закрыл глаза. А Герден сел рядом и взял его за руку.
  - Ты увидишь то, что однажды видел я. Там, где не ступала нога человека, мы будем рядом. Прошу, не разговаривай и не отпускай мою руку. Иначе застрянешь среди тонких энергий навсегда, и кто-нибудь голодный с удовольствием закусит твоей душой. Технику безопасности путешествия в мир иной понял?
  Рочен хмыкнул.
  - Давай, начинай.
  - Вот ты уже улыбаешься...
  
  Закрыв глаза в своей спальне, Рочен вдруг оказался на лесной поляне. Рядом, крепко сжимая его руку, стоял Герден. Увидев взгляд Рочена, он качнул головой и приложил палец к губам. Доктор оглянулся и вдохнул жаркий смолистый воздух полной грудью. В отличие от земной осени, тут цвело ромашками и колокольчиками лето. Из невысокой травы подняла рыжую морду белка. Посмотрев по сторонам, она опустилась на передние лапки и запрыгала к ближайшей сосне, задрав пушистый хвостик. По веткам, качнув их из стороны в сторону, пробежал ветерок и унесся в лесную чащу, откуда донесся детский смех. И через несколько минут на поляну выбежал мальчишка лет четырех. В одной руке у него была хворостина, а в другой - лукошко.
  - Мам! - Крикнул он. - Я тут! Буду собирать землянику!
  Он опустился на корточки в траву, осторожно срывая спелые ягоды и складывая их в маленькую корзину. Рочен молча смотрел на торчащие в разные стороны белые волосы, светлые бровки и розовые, измазанные земляничным соком, губы. Но вот мальчишка поднялся и повернул голову туда, где стояли доктор и жрец. Сердце Рочена на мгновение замерло: у ребенка были чистые голубые глаза и длинные пушистые ресницы. Мальчик вытянул руку и наставил на мужчин палец.
  - Дядя и папа. - Громко сказал он.
  И тут поляна исчезла. А Рочен открыл глаза в своей комнате. Повернув голову, он увидел, что его рука до сих пор сжимает руку бледного, покрытого потом, Гердена.
  - Тебе плохо? - Вскочил он. - Ложись... Сейчас я открою форточку.
  Он помог жрецу лечь и прикрыл его одеялом.
  - Сейчас заварю чай и растворю в нем сахар. Ты выпьешь, и сразу станет легче. Только не вставай!
  Рочен быстро влетел в кухню и сделал черный чай. Бросив в него четыре сладких кубика, он поспешил наверх. Губы Гердена слегка порозовели, но все еще были бледными.
  - Сейчас потихонечку поднимемся... Вот так! Обопрись спиной на подушки... И возьми чай. Надо выпить его до конца.
  Герден благодарно посмотрел на доктора и поднес к губам чашку. Когда чай был выпит, лицо приобрело нормальный оттенок.
  - Ну и зачем ты так собой рисковал? - Укоризненно сказал Рочен. - Что если бы сердце не выдержало нагрузки?
  - Ты его видел? - Улыбаясь, спросил Герден.
  - Да. - Тихо сказал доктор. - Это сын моей Силь.
  - Это - твой сын, балбес!
  Рочен хлопнул ресницами.
  - Разве духи и люди...
  - Могут. Наш род произошел от союза духа и человеческой женщины. Поэтому их потомки - жрецы могут видеть оба плана.
  - Мой сын... Это так странно. И, Герден, он такой... маленький! И милый!
  - Угу. Никому об этом не говори. Даже Рику. Ему - прежде всего.
  - Почему?
  - Он хочет быть единственным. Представляешь, этот мелкий нахал чуть не вытолкал Короля из твоего дома! Я даже вам завидую... Рочен...
  - Что?
  Герден протянул тонкую смуглую руку и положил ее на пальцы доктора.
  - Мне хочется быть твоим другом.
  - Как ты себе это представляешь? Ты настолько выше, что порой хочется убежать.
  - Перед тобой сейчас сидит человек, а не Король. И ему очень одиноко.
  - Тогда ложись и закрывай глаза. Я расскажу тебе сказку...
  - Про что? - Герден сполз по подушкам вниз и повернулся на бок, не отпуская теплой руки доктора.
  - Про двух мальчишек, увидевших горного духа... Дело было в одной далекой северной провинции. На улице стояла холодная зима, но два пацана, укутавшись в теплые пальто и шапки, отправились смотреть на протекающую через город стремительную горную реку. Уже вечерело, и один из них сказал: "Идем домой". Но другой неожиданно вырвал из его руки свою руку и побежал через мост, в верхний город, центральной улицей упирающийся в уходящее вверх горное плато. Старший мальчик побежал за ним. И тут пошел снег. Густой, тяжелый... И тот, что был меньше, сказал: "Смотри, оттуда на нас смотрит дядя. Пойдем к нему?" Но второй догнал его и схватил за шарф. Он ответил: "Если ты уйдешь, твои родители огорчатся. Ведь ты - единственный наследник и не имеешь права поступать так, как тебе хочется". И потащил упирающегося друга обратно. Снег все шел и шел, заметая дорогу в сказочную страну, где сияет яркими лучами вечное лето и над маленьким ручейком трепещут прозрачными крылышками стрекозы... Возможно, если бы мальчики ушли из этого мира, они были бы счастливы...
  - Через месяц их окоченевшие трупы нашел бы в распадке какой-нибудь охотник... - В тон Рочену сказал Герден. - И один грустный принц никогда бы с ними не познакомился. Наверно, он бы умер от тоски среди своих теней. Рочен, это очень печальная сказка. Но, согласись, у нее неплохой конец. Каждый из мальчиков, вопреки гневу горного духа, выжил. А принц, наконец, нашел того, рядом с которым его сердцу тепло и спокойно. Я немного посплю... Надо же, подушка пахнет тобой...
  Когда Герден уснул, Рочен тихо встал и посмотрел в экран коммуникатора. На часах было пять утра. Ложиться, чтобы снова встать с больной головой, не имело смысла. Накинув плед и зевая, он спустился в кухню и поставил греть воду, чтобы заварить себе крепкий кофе. Его ждал обычный суетный день с операциями, обходами, накопившимися за время отсутствия бумагами и радостными взглядами коллег, которые охотно отдадут ему самые сложные случаи в надежде, что он обязательно справится.
  - Я справлюсь. - Твердо сказал Рочен и поставил чистую кружку в полку. - Ведь теперь я не одинок. У меня есть чудесный мальчик Рик. Есть грустный принц, который стал Королем, и, наконец, научился улыбаться. И есть мой сын. Кажется... я счастлив!
  
  Эпилог
  
  Просматривающий в своем кабинете корреспонденцию Его Величество Герден поднял глаза на открывшего дверь молодого светловолосого секретаря.
  - К Вам господин Салих, Сир!
  - Я его жду. Пусть заходит и не мнется в секретарской, заставляя тебя мучиться сомнением, плохое или хорошее известие он принес.
  - Простите, Сир! - Молодой человек, недавний выпускник университета, поклонился и скрылся за порогом, приглашая войти первого советника Короля.
  - Доброе утро, Ваше Величество! - Салих, согласно этикету, склонился, отсчитывая положенные три секунды. Выпрямившись, он проследовал к столу и замер, ожидая, когда Король пригласит его сесть.
  - Значит, все-таки, доброе? - Посмотрел на него Герден. - Счастлив это слышать. Садись, Салих. С чем пожаловал?
  - Хотелось еще раз обсудить церемонию присвоения титула принца господину Рикусу. Ваше Величество, Вы все-таки настаиваете на том, чтобы она была проведена в Тамте на новой вилле господина Рочена?
  - Что в этом плохого? - Герден отложил перо и откинулся на спинку кресла. - Здесь, в столице, осень наступила раньше положенного.
  - Да, лета в этом году словно не было вовсе. - Подтвердил Салих.
  - О чем и речь. Из-за разногласий с нашим восточным соседом по поводу долгосрочной аренды части их территории, выходящей к морю и граничащей с Хойо, мы так ни разу не выбрались отдохнуть. Рочен, уже как год, занимается подготовкой медицинских кадров для наших мобильных групп реагирования на чрезвычайные ситуации. Кроме этого, продолжает оперировать и возглавлять учебный центр. Я общаюсь с ним исключительно по коммуникатору и забыл, как он выглядит вживую.
  - Он похудел и постарел, Сир. Слишком большая нагрузка. - Тихо сказал Салих. - Он почти не бывает дома, ночуя в комнатке за своим кабинетом.
  - Тем более, нам пора съездить на озера. В Тамте сейчас - настоящее лето! - Прижмурился Король.
  - Хотите встретить свой сорок первый День рождения в тихой домашней обстановке с самыми близкими людьми? - Улыбнулся Салих.
  - Ты угадал. - Улыбнулся Герден. - Сначала продемонстрируем Рикуса аристократам, а потом... Пошлем всех к бесовой матери и поваляемся в тени деревьев, глядя на голубые волны и золотой песок чистейших озерных пляжей.
  - А Рикус успеет вернуться к началу занятий в университете?
  - Даже если не успеет, ничего страшного. Учебники получит кто-нибудь из его обожателей. Кажется, весь поток и половина остальных готовы лечь мордами в грязь, лишь бы наш красавчик не испачкал своих ботинок.
  Герден рассмеялся. Но Салих сжал губы и опустил глаза.
  - Что примолк? - Заметил состояние советника Король. - Или я не прав?
  - Правы, Ваше Величество.
  - "Только не разлучайте Рочена с Риком..." - Вспомнил Король разговор трехлетней давности. - А ведь я всегда прав, господин Первый советник. - Чудесный мальчик Рик выдержал испытания огнем и водой. Но медные трубы оказались ему не по зубам.
  - Если бы Вы не заставили его почувствовать собственную сексуальную привлекательность...
  - Школа гейш и артистическая мастерская научили его не только получать удовольствие от секса, но и манипулировать людьми. Он влюбляет в себя всех окружающих, исподволь добиваясь нужного ему результата. Преподаватели университета им очарованы так же, как и студенты. Я с наслаждением наблюдаю за развитием его таланта. Из него может вырасти отличный правитель.
  - А может и не вырасти. - Заметил Салих. - Слишком он увлекся собственной неотразимостью.
  - Он молод и наслаждается жизнью, в которой нет одиночества и страха. Поэтому будет просто принцем. Время у меня еще есть, чтобы увидеть, какими вырастут мальчики Тамила или... Лайсина.
  - Тихая женитьба господина Който на Ханне дома Шун год назад произвела настоящий фурор в аристократических кругах!
  - Угу. Как и то, что на церемонию они никого, кроме Дениэля Гэро с супругой и господина Рочена, не пригласили. Меня удивляет одно: почему Рочен и Ден сообщили о произошедшем событии только две недели спустя? Два человека, которым я безоговорочно верю, так со мной поступили!
  - Я уже неоднократно говорил Вашему Величеству, что господин Който - человек не публичный. Скорее всего, он попросил их об этом с тем расчетом, чтобы на церемонии не было журналистов. Сейчас они скромно живут в пригороде Джайны, построив дом рядом с усадьбой семьи Гэро.
  - Я до сих пор обижен на Рочена. - Надул губы Король. А потом, проведя рукой по лицу, нахмурился. - Салих, иногда мне кажется, что, отговариваясь занятостью, он не хочет со мной встречаться.
  - Ваше Величество... - Покачал головой советник. - У него - неимоверная нагрузка. И все для того, чтобы оказаться Вам полезным. Когда закончится формирование мобильных групп, у него обязательно будет свободное время, которое он с удовольствием посвятит Вашему с ним совместному досугу.
  - Мне надоело ждать окончания проекта, которому никогда не будет конца. Поэтому я хочу устроить прием в Тамте. Спрашивается, зачем я строил для Рочена виллу, если он ни разу там не был?
  - Полагаю, из-за титула?
  - Для титула достаточно земли. - Герден хлопнул ладонями по столешнице. - Займись списком гостей и подготовкой церемонии. Пусть в нашем Королевстве появится принц. - Глаза Гердена заблестели. - Быть может, старик Горес, наконец, помрет от инфаркта. Салих... Как считаешь, кого назначить наместником этой провинции, когда дядюшка решится доверить свой иссохший костяк земле?
  - Могу подготовить список преданных Вам и, вместе с тем, разумных аристократов.
  - А сам? Хотел бы вернуться на юг? - Синие глаза Гердена внимательно смотрели за мимикой советника. Но на лице господина Токо не дрогнул ни один мускул.
  - Я готов служить Вашему Величеству в любом месте. - Встал и поклонился он.
  - Старый маразматик еще жив... Так что отложим наш разговор до более подходящего времени.
  - Да, Государь.
  - Иди.
  - У меня всего один вопрос.
  - Говори.
  - Нам стоит приглашать господина Който?
  - Конечно! Несмотря на затворничество, он - член нашей семьи. А еще мне было бы интересно посмотреть на Ханну.
  - Снова будете интриговать? - Не удержался Салих. - Попытаетесь их разлучить, как Рочена и Рикуса?
  - К чему такие категоричные слова, мой пылкий советник? Конечно же, нет. А что касается Рочена... - Брови Короля сдвинулись к переносице. - Он - только мой. И ни с кем делиться его дружбой я не собираюсь! Да... Пожалуй, как помрет дядюшка, я отправлю тебя в Рэй.
  - Благодарю, Ваше Величество! - Согнулся в поклоне Салих и медленно, согласно протоколу, вышел из кабинета.
   Спустившись к стоянке аэромобилей, Салих сел в свою машину и поднялся в воздух. Зацепив рекомендованный диспетчером коридор, он раскрыл перед собой экран коммуникатора.
  - Тай... Ты еще дома? Хорошо, что я тебя застал. Надо поговорить.
  - С добрым утром! Я не слышал, как ты уходил. - Улыбнулся ему сквозь серебряное облако экрана друг. - Что случилось? Что ты хочешь сказать?
  - Тай... кажется, пора. Подробности - дома. Я уже лечу.
  
  Рочен проводил взглядом последнего участника утреннего совещания, закрывшего за собой дверь, и встал из-за стола. Вытащив из кармана пачку сигарет, он подошел к окну. Проскочивший между пальцами огонек разжег сигарету, и белый дым медленно потянулся к белым тучам, закрывающим небо уже второй месяц. Кажется, снова начался дождь... А у него через час начнутся операции, которые будут смотреть студенты центра. Хотя студентами они были раньше. Теперь собравшиеся тут молодые врачи решили посвятить себя благородной миссии спасения людей в чрезвычайных ситуациях. А это значит, что они, опираясь только на свой опыт, будут принимать решения, от которых чаши весов судьбы склонятся либо в сторону света, либо одна из них упадет во тьму под названием смерть.
  Задумавшись, он вздрогнул, когда услышал писк коммуникатора. Посмотрев на экран, он приподнял брови, но нажал соединение.
  - Здравствуй, Салих... Ты что-то рано.
  - Могу я сейчас с тобой поговорить лично, без всяких средств связи?
  - Да, у меня есть час относительно свободного времени. Прилетай.
  - Я уже на парковке. Сейчас поднимусь к тебе.
   Рочен встретил черноволосого аристократа протянутой рукой и радостной улыбкой.
  - Сэл... Молодец, что нашел время выбраться! Безумно счастлив тебя видеть! Надеюсь... в нашем государстве все в порядке? Присаживайся. Напитки? Кофе?
  - Спасибо, нет. От тебя - сразу домой.
  - В начале рабочего дня?
  - Именно. Только что говорил с Герденом. Ты знаешь, что он решил провести церемонию присвоения титула принца Рикусу Верусу на твоей вилле в Тамте?
  - Знаешь, если честно, я не помню, о чем последний раз говорил с Его Величеством, и когда это было. Но, вроде, Герден давно хотел сделать Рика принцем. Если ты об этом, мне все равно. Рикуса я видел последний раз... около двух с половиной лет назад. Он собрал свои вещи и переехал в университетское общежитие. Больше мы не встречались.
  - Не хотел касаться этой темы... Но ты знаешь, что с ним сделал Король?
  - О, да... - Невесело усмехнулся Рочен. - Удивившись изменившемуся поведению мальчика, я немного поковырялся в его сознании. Сэл, он счастлив.
  - А ты?
  Рочен пожал плечами.
  - У каждого из нас - своя судьба. И не мне вносить изменения в ее планы. Если ты по поводу виллы... Мне - без разницы, где это произойдет. В столице, в Тамте... Но ты приехал не за этим. - Доктор внимательно посмотрел в синие глаза аристократа. - Что-то случилось у тебя лично.
  - Рочен... - Салих вздохнул и умоляюще посмотрел на сидящего перед ним высокого усталого мужчину с белыми волосами, в которых совершенно не было видно седины. Но когда на них падал солнечный луч, некоторые пряди начинали искриться снежным серебром. - Рочен... Кажется, я стал неугоден Его Величеству.
  - Величествам нельзя приносить плохие вести и высказывать собственное мнение, отличное от монаршего. - Снова усмехнулся доктор. - Герден уверен в своих силах и покорности людских масс. Сейчас твоя честность становится... ненужной. Посмотри, кого он постепенно собирает вокруг себя: льстецы, болтуны и наушники, не совсем умные, но знающие, когда прогнуться, люди. Я называю их господами с гибким позвоночником.
  - Он говорил, что отправит меня наместником в Рэй, когда умрет Горес. Но я почему-то не уверен, что доживу до этого назначения.
  - Понятно... И ты просишь у меня совета, что делать. Так?
  - Да, Рочен! Помоги, пожалуйста! - Синие глаза отчаянно смотрели в голубые. - Еще я очень боюсь за Тайреса... Величество любит делать близким больно.
  - Угу... Салих, - Рочен достал сигарету и снова отошел к окну, - есть единственный способ отвести беду от вас обоих.
  - Какой?!
  - Ты должен жениться.
  - Что?!
  - Король сочтет это забавным и не тронет Тайреса, который должен будет уехать. Спросишь куда, я отвечу, что в Тамт. Сэл, у тебя там земля и, насколько помню, какое-то заброшенное поместье. Пусть твой друг отправится его восстанавливать.
  - Но как я могу жениться?! И кто захочет жить с мужчиной, который... ну, ты знаешь.
  - Все решаемо. - Вдруг рассмеялся Рочен. - У нашего друга Дениэля подросла весьма своенравная племянница, которая жаждет свободы. Но ее, как любую девицу аристократического дома, выпустят из него только замуж. А она хочет путешествовать и, кажется, играть на сцене. Для вас обоих вариант фиктивного брака - выход из положения. Ты пустишь слух, что намерен жениться. Познакомишься с девушкой. Заключишь договор. После свадьбы напишешь рапорт об отставке. Все.
  - А ей точно не нужны дети и все прочее?
  Улыбающийся Рочен покрутил головой.
  - Когда ты с ней познакомишься, поймешь, что у нее - абсолютно мужской склад ума и решительный характер. Дом Гэро готов отдать ее любому... Но никто из тех, кого они знают, к такому не готов. Поэтому сватовство аристократа дома Токо они воспримут, как свалившуюся на их головы манну.
  - Рочен... Если это так, поговори с Дэном! Прямо сегодня! - Подскочил Салих. - Я уже хочу видеть эту милую леди!
  - Хорошо, мы все организуем. А за Тая пока не волнуйся. Наш Герден последователен в своих делах. Пока Рик - все еще обычный оболтус, за тебя он не возьмется. К тому же, организатор приема - ты?
  - Ну да.
  - Просто поговори с Таем, чтобы смотрел по сторонам. На всякий случай. Кстати, когда этот прием?
  - Через месяц.
  - Значит, у тебя месяц, чтобы влюбиться и сделать предложение. Понял?
  - Да. Спасибо, Рочен!
  - Когда они приедут в столицу, я тебе сообщу. Скажи, у нас в этом месяце планируется что-то громкое? Премьера в театре, выставка...
  - Да, театральный вернисаж.
  - Вот и хорошо... - Рочен бросил окурок в пепельницу, где он сразу исчез. - Иди. Как только мы все подготовим, я тебе наберу. А сейчас, прости, но мне пора учить ординаторов.
  
  Большие напольные часы в холле особняка господина наместника провинции Сенко Дениэля дома Гэро гулко пробили полночь, когда неожиданно пиликнул лежащий на прикроватной тумбочке коммуникатор.
  - Что за черт? - Раскрыл глаза наместник. Убрав руку с бедра своей жены, он повернулся и, взяв аппарат, поднес его к лицу, чтобы посмотреть, кто в такой час его беспокоит. Увидев контакт Рочена, он сразу сел в постели.
  - Брат! - Тихо выдохнул он, глядя на прячущееся в глубине полутемного экрана лицо. Лина тоже подняла голову и, посмотрев на экран, присела, опершись на плечо мужа.
  - Привет семейству Гэро! - Рассмеялся далекий Рочен. - Простите за поздний звонок, но я только что освободился.
  - Братик! - Счастливо улыбнулась Лина. - Как же я рада тебя видеть! Но ты снова какой-то уставший... Когда выберешься к нам в гости?
  - Лина, накинь, пожалуйста, шаль. Иначе, любуясь твоими плечами, я толком не смогу рассказать, зачем звоню.
  Сестра рассмеялась и натянула одеяло повыше.
  - Как ты? - Спросил, пока Лина укрывала слишком открытые места, Ден. - Выглядишь, и правда, неважно.
  - Много работы. - Коротко ответил Рочен. - Но я не за этим. Ден... Король недоволен Салихом.
  - Ого! И что ты придумал?
  - Я придумал его женить на твоей племяннице Кармели.
  - Что?! - Воскликнули супруги одновременно.
  - Салих и Кармель? - Недоверчиво улыбнулся Ден. - Это... смешно!
  - Это, Ден, сделка. Салих, женившись, напишет рапорт об отставке. И Король ее примет. Кармель получит возможность свободно делать то, что сейчас ей запрещено. Кстати, Салих с удовольствием профинансирует ее поездки, лишь бы она не лезла к ним с Тайресом.
  - А в этом есть смысл! - У Лины загорелись глаза. - К тому же, Гэро никогда не откажут Токо! Ден! Прямо завтра едем к ним в гости! Тем более, у них чей-то день рождения, и мы на него приглашены!
  - Лина, девочка моя... - Рочен, улыбаясь, смотрел в обожающие глаза сестры. - Ты сможешь уговорить Кармель? Ден, твоя племянница - не страшилище?
  - Братик... Мы - Рейво! - Первой ответила сестра. - Нет ничего такого, с чем бы мы не справились!
  - Я люблю тебя, малышка!
  - Э, хватит объясняться моей жене в любви! - Насупился Ден и тут же рассмеялся. - Кармель - красавица. Да, завтра мы отправимся в Мэйт.
  - Спасибо! Как поживают Лайсин и Ханна?
  - Вроде ничего. - Пожала плечами Лина. - Мы не очень дружны, хоть и живем рядом. Мне кажется, Хань ревнует к своему мужу всех женщин.
  - Вам и соседям скоро придет приглашение на церемонию титулования господина Рикуса Веруса. Оно состоится в Тамте. Так что готовьте летние наряды.
  - Значит, Герден решил сделать Рика принцем? И все после того, как мальчишка некрасиво с тобой поступил?
  - Ден... Сколько раз говорить одно и то же: во-первых, мальчик перестал бояться. Во-вторых, если вы еще не забыли, гены Фортисов у него в крови. Надеюсь, Король и дальше будет его защитой. Ладно... я тоже хочу немного поспать. А вас прошу об одном: поговорите с родственниками. Особенно постарайтесь убедить Кармель. Не хотелось бы потерять еще двух друзей... После загадочной смерти Санса, а также исчезновения Тэя и Сэмпа их осталось совсем мало.
  - Я понял тебя, брат. Береги себя!
  - Жду звонка.
  Улыбка далекого Рочена растаяла в белом поле экрана.
  - Ден... - Лина поежилась. - Я боюсь за братика!
  - Он сильный маг и умный человек. Поэтому не даст себя уничтожить. - Уверенно сказал Ден и откинулся на подушки. Рядом, положив голову ему на плечо, устроилась Лина. Вскоре она заснула. А Ден все лежал, глядя в темный потолок, и думал, как поступит Рочен, если вдруг его коснется королевская немилость. И по всему выходило... Нет, не стоило думать о том, что может никогда не случиться! Но вот вопрос со сватовством Салиха надо решить как можно быстрее. Поставив таймер, Ден закрыл глаза. Перед внутренним взором сразу закружились знакомые лица: черноглазый Сэмп и веснушчатый, всегда улыбающийся Тэйлин. Умный и ответственный Санс... А еще - звенящий браслетами Салих и положивший ему на плечо руку верный здоровяк Тайрес. Последним появился Рочен. Его голубые глаза почему-то смотрели в небо, а белые отросшие волосы немилосердно трепал ветер...
  
  Когда начальник тайной Службы королевского двора доложил Гердену о том, что первый советник Салих влюбился... в женщину, Король расхохотался.
  - Что за чушь? Этого не может быть!
  Но неоспоримыми фактами стали фотоснимки, а также то, что Тайрес, вечный спутник Салиха, уехал из города.
  - Что это за девушка? - Герден посмотрел на прелестное лицо молодой красотки.
  - Аристократка дома Вико. Из Мэйта. Небогаты. Приехали на театральный вернисаж. - Усмехнулся мужчина. - В семье - три дочери. Кармель - старшая. Ей - двадцать три года.
  - С таким личиком - и не замужем?
  - Говорят, высоко себя ставит. - Ответил начальник Службы.
  - Тогда Салих ей подойдет. - Спокойно сказал Король. - Известите, когда они договорятся. Я найду ему должность в одной из провинций.
  Едва подчиненный ушел, Герден взял коммуникатор. Его палец потянулся к единственному контакту, чей голос хотелось слышать днем и ночью. Король его слышал... Но разговор заканчивался через пять минут виноватым извинением и словами, что сейчас начнется операция или... он засыпает на ходу.
  И все-таки Герден нажал соединение.
  - Рочен... ты как? - Тихо спросил он. - Говорить можешь?
  - Здравствуй, Герден. Пока жив. Говорить могу. Как раз собрался поужинать. Ничего, что я буду слушать тебя и жевать?
  - Ты когда последний раз нормально ел? Я все время посылаю тебе обеды, но они часто остаются нетронутыми... Разве можно так себя загонять?
  - Хочу, чтобы к концу года Служба катастроф начала свою полноценную работу. - Охотно сообщил Рочен. - Как твои дела? Давно не слышал твоего голоса.
  - Мы разговаривали позавчера. - В голосе Короля прозвучала обида.
  - Прости, Герд... Кажется, я путаю дни, недели и числа. Так что нового творится за пределами моих больниц?
  - Прощаю. - Оттаял Герден. - Скоро у тебя будет десятидневный отпуск. Мы поедем с тобой на озера.
  - Помню, ты что-то об этом говорил. Но Герд, как я могу куда-то сорваться, когда у меня расписаны по часам каждые сутки?
  - Прием по случаю нового титула Рикуса. В нашей вилле. Это всего на один день. А потом мы останемся вдвоем. Ты выспишься и хорошенько поешь. А еще расскажешь новые сказки и подержишь меня за руку.
  - Уговорил, Герд! Пусть твой секретарь пришлет моему дни нашего отпуска. Хорошо?
  - Это уже совсем скоро. - Герден печально посмотрел на худое лицо пьющего отвар Рочена. - Через месяц.
  - Да, точно. В Тамте, действительно, тепло? По слухам, на озерах - отличные пляжи.
  - А еще нас ждет большая яхта. Мы поплывем на ней по протокам.
  - С нетерпением жду... - Рочен отставил кружку в сторону. - Но ты не любишь воду!
  - Когда ты рядом, мне нет дела до воды. Рочи... прости, что нагрузил тебя своими делами.
  - Группы быстрого реагирования - очень мудрое решение. Герд, ты был прав, начиная это дело. Кого поставишь командовать? Бывшего вояку?
  - Да. Есть у меня человек. Ты натаскиваешь медиков, он - всех остальных. Ведь в группе должны быть не только пилоты, но также взрывники, электрики, эксперты... Люди, объединяющие в себе все эти специальности.
  - Это правильно. - Рочен бросил взгляд на часы. Герден его перехватил.
  - Снова дежуришь в госпитале?
  - Ага. Надо встретить ночную смену.
  - Я хотел рассказать тебе еще одну новость.
  - Говори, у меня есть десять минут.
  - Салих... женится.
  - Что? - Поднял белые брови Рочен. - Когда? Почему ничего никому не сказал?
  - Через две недели.
  - Очень... скоропалительно. И, возможно, необдуманно. На ком? Как воспринял новость Тайрес?
  - Он уехал из города. Я его не искал, поскольку парень работал на Салиха. Возможно, домой, в Тамт. На ком... Кармель дома Вико.
  - Не слышал.
  - Провинция Мэйт. Маленький городишко. Они познакомились на театральном вернисаже.
  - Красивая?
  - Да, миленькая, но с характером. Дело не в этом. Салих подал просьбу об отставке. Сказал, хочет детей.
  - Но ведь у вас были какие-то трения? Ты сам говорил, что желаешь его куда-нибудь перевести.
  - Надо же, об этом ты помнишь.
  - Меня это удивило. Вот я и запомнил. Подпишешь?
  - Уже. После приема в честь Рикуса он свободен.
  - Герден... Рядом с тобой остается все меньше преданных людей. Ты не задумывался об этой странности?
  - Рочен! - Глаза Короля сверкнули. - Не тебе мне указывать, как себя вести и с кем общаться!
  - Сожалею, что вызвал Ваш гнев, Сир! - Спокойно сказал Рочен. - Простите, но мне пора.
  Экран, только что наполненный далекой жизнью, потух и сделался облачно-серым.
  - Черт! - Ударил кулаком по столу Король. - Почему ты лезешь не в свое дело? Рочен... мне не нравится твое настроение и твои упреки. Но ничего... через месяц все будет хорошо...
  
  Доктор снова оказался в своем пустом доме. Сколько времени его тут не было? Месяц? Три? Полгода? Кругом, на столах, полу и лестничных ступенях толстым слоем лежала пыль. Рочен прошел по ней, оставляя за собой следы. Ключ от машины лег на стол в гостиной, за которым они обедали с Риком... А диван до сих пор хранил следы их тел. Вот тут, в углу, любил сидеть сам хозяин. Сбоку, опершись спиной на его руку, обычно сидел Рик. Когда он поворачивал голову, Рочен видел загорающиеся в его серых глазах искры...
  - Жаль, что я не сумел тебя защитить, как обещал. Его Величество показал тебе путь, ведущий в бездну... Я пытался тебя остановить, но восторженные возгласы твоих почитателей заглушили мой тихий голос. Несомненно, твоей творческой натуре льстят аплодисменты... Но, если ты закончишь перед ними танцевать, зрители тут же развернутся к тебе спиной. Я пытался объяснить, но ты не захотел слушать, рассмеявшись мне в лицо. Милый мальчик! Я желаю тебе счастья и надеюсь, что однажды у тебя хватит сил во всем разобраться и вовремя уйти. - Сказал Рочен и поднялся в свои комнаты. Ему нужно было собрать вещи для поездки в далекий Тамт. Костюмы для приемов, одежда для отдыха и занятий спортом, белье... Открыв большой чемодан, он осторожно сложил туда костюмы и рубахи. В сумку полетело все остальное. Обувь встала в специальные переносные полочки с ручкой.
  - Наверное... все. - Он оглядел свою спальню, которая показалась ему чужой. Но раздумывать над собственными эмоциями было некогда. Кажется, он опаздывал к началу церемонии. Побросав чемодан и сумки в багажник аэромашины, он вернулся и запер дом. Почему-то захотелось сказать ему "прости"... Однако, стряхнув наваждение, доктор устроился в кресле и пристегнулся ремнями. Пока маневровый двигатель набирал обороты, поднимая машину над домом, он запросил у диспетчерской коридор до Тамта.
  - Счастливого пути, доктор Рочен! - Пожелал ему диспетчер.
  Пальцы привычно скользили по панели, внося параметры названного коридора. И вот к маневровому присоединился основной двигатель, сразу потянувший тяжелую машину вверх. Включив автопилот, Рочен расслабился. Закрыв глаза, он коснулся затылком подголовника.
  - Кажется, я все-таки вымотался... - Тихо сказал он сам себе. И... неожиданно услышал ответ.
  - Ты не вымотался. Запутался. - Голос звенел прохладой горного ручья и наполнял сознание шелестом ветра.
  - Силь! - Он не поверил своим глазам, когда увидел в соседнем кресле горного духа. - Ты все-таки пришла! Боги, как же я рад тебя видеть! Маленькая, как мне тебя не хватало!
  Рочен вытянул руку. Пальцы, коснувшись друг друга, тут же переплелись. Поднеся их к своим губам, он перецеловал каждый ее пальчик.
  - Мне тоже тебя не хватало. А еще... - Она улыбнулась. - Своего папу хочет видеть наш маленький сын. Скажи, это Герден привел тебя в царство духов?
  - Да, Силь. Я видел мальчика. Он так похож на меня, что просто удивительно! Но как же мы встретимся? Он - дух, а я - человек...
  - Рочен... Тебе однажды предложили способ. Но ты убежал и утащил за собой того, кто в тонких планах стал бы твоим вечным другом. Ты испугался?
  - Да. - Рочен опустил ресницы. - Я испугался. За Лайсина. А еще потому, что сказка могла оказаться ложью.
  - Теперь ты веришь, что наш мир существует?
  - Да. Я его видел. Целых два раза. - Улыбнулся доктор. - Ты простила меня за первый из них?
  Силь рассмеялась.
  - Я знаю, что ты любишь только меня.
  - Да, Силь. - Тихо сказал мужчина. - Я люблю тебя. Но ты говорила, что духам не нужны люди.
  - Говорила... - Улыбнулась Силь. - Только женщину нужно слушать душой, а не ушами. Я все время обижалась на твою влюбленность в того, кто лишь пользовался твоим чувством. Но теперь ты свободен. Рочен... я предлагаю тебе стать духом. Если ты согласишься, я заберу тебя туда, где живет твоя семья. Твой малыш. Он очень скучает по отцу и хочет с тобой подружиться.
  Рочен стер выступившие на глазах слезы.
  - Это правда?
  - Да. Но если пойдешь со мной, ты больше никогда не вернешься в этот мир. Не увидишь Дена и Лину. Своих родителей. Лайсина и Ханну. Печального Короля.
  Пальцы Рочена дрогнули. Но взгляд голубых глаз остался ясным и светлым.
  - Силь... Всю свою жизнь я жил для кого-то. Да, если я уйду, им какое-то время будет больно. Но, поддерживая друг друга, они найдут в себе силы жить дальше. Милая моя жена... Я хочу быть с тобой. Хочу увидеть своего сына. Хочу знать, каким он будет, когда вырастет... Но он не станет стыдиться человеческого отца?
  - Глупый! - Рассмеялась Силь. - Забудь о земном! Ты станешь бессмертным духом и продолжишь свои труды по благоустройству мира. А еще - увидишь своих друзей.
  - Тейлин и Сэмп тоже там?!
  - Да. Они ждут вашей встречи.
  - Боги! Это невероятно! - Рочен снова смахнул слезы. - Но ты всегда будешь со мной?
  - Пока не вырастет наш сын. А там - как решишь ты.
  - Всегда, Силь. Всегда... Что мне делать?
  - Выходи из коридора и лети к Сенко.
  Пальцы быстро забегали по клавиатуре, переключая аэромашину в режим ручного пилотирования. Коридор остался где-то в стороне. Тяжелая, но маневренная машина, отслеживая направления трасс, развернулась почти на сто восемьдесят градусов и поднялась еще выше. На горизонте, смазанными нечеткими контурами, проступили очертания гор.
  Когда они подлетели настолько близко, что в окнах замелькали заросшие лесом склоны, он вопросительно посмотрел на Силь.
  - А дальше... куда лететь дальше?
  - Разве ты не видишь? - Спросил дух, заглядывая в нетерпеливые голубые глаза.
  Рочен снова посмотрел на раскинувшийся прямо перед ним горный хребет и счастливо улыбнулся.
  - Да, Силь. Я вижу...
  Откуда-то из мира, наполненного солнечным светом и запахом разогретых сосен, ему навстречу бежал беловолосый мальчишка с голубыми глазами. Раскинув в стороны руки, он восторженно кричал: "Папа! Мой папочка! Ты приехал!!!"
  И Рочен, оттолкнув физический мир, решительно шагнул ему навстречу, подхватывая на руки маленькое, перемазанное малиной, чудо.
  - Как же мне... - слезы застряли где-то в горле... - тебя не хватало! Мой малыш! Мой крохотный, мой любимый малыш!
  Ребенок обхватил ручками его шею и громко засопел носом. А над ними, в далекой вышине, раскинулось безбрежное голубое небо...
  
  Где-то в Тамте, под тенью величественных лиственных деревьев, прохаживались приглашенные на церемонию гости. Посвящение Рикуса Веруса в высокое звание принца Королевства уже произошло. И теперь довольный Рикус, не обращая внимания на следующего за ним молчаливой тенью Сайка Ноко, гулял между гостей, поднимающих бокалы за его здоровье и процветание династии Фортис.
  Король, сидевший в кресле под цветущим кустом, улыбался поздравлениям аристократов и украдкой посматривал на часы. Прошло уже полдня, но Рочен до сих пор не появился, хотя утром разговаривал с Герденом из своего дома и говорил, что через двадцать минут вылетает. Но прошли все сроки, а Рочена не было. Поднявшись на ноги, Герден отправился разыскивать наместника провинции Сенко Дениэля Гэро. Только что они с супругой стояли неподалеку, а теперь... "Черти их возьми, куда они девались?" - Король улыбался и милостиво кивал кланявшимся людям. Где-то неподалеку громко играл оркестр.
  Устав бегать попусту, он зашел за дом и достал коммуникатор, ткнув контакт Рочена. Но абонент безмолвствовал. Ни сигнала вызова... Ни писка, ни шороха... Ни единого звука. Ничего. Словно такого номера не было вовсе. Руки Короля задрожали, а сердце сжалось.
  - Черт... Салих! Ты где? - С почти ушедшим в отставку советником он соединился быстро.
  - Простите, Ваше Величество! - Голос Салиха был странным, словно он страдал насморком в сильной форме. - Небольшое недоразумение. Госпоже Лине стало плохо, и я проводил чету Гэро в дом. Здесь прохладней.
  - Почему ей стало плохо?! - В голове принца застучали молоточки. - Что случилось?!
  - Э-э... наверно... она в положении? - Шепнул Салих. И снова голос молодого мужчины показался ему гнусавым. А где-то, на грани звука, послышался всхлип.
  - В доме, говоришь... Я иду к вам!
  - Не стоит! - Испугался Салих. - Женщина плохо себя чувствует! Она раздета!
  - Тогда какого беса там делаешь ты?!
  Каблуки туфель Его Величества стучали по наборному паркету, разыскивая ту комнату, в которой прятались от него Гэро...
  Влетев в малую гостиную на втором этаже, откуда слышались негромкие голоса, он хотел рявкнуть... но остановился.
  У окна, обнявшись, рыдали две женщины: Ханна и Лина. Светлые и темные волосы перемешались, соединившись, как и их руки. Рядом, опустив головы, стояли Лайсин и Дениэль. И только Салих, вытирая глаза мокрым платком, посмотрел на Короля.
  - Что... случилось? - Пальцы Гердена стали холодными и противно влажными.
  - Рочен разбился. - Вместо Салиха тусклым голосом ответил Дениэль.
  - Как... разбился? Он... не мог! Это... ошибка!
  - В горах Сенко. - Также спокойно произнес Ден. - Насмерть. Машина взорвалась.
  - Как он там оказался? - Король недоверчиво посмотрел на подданных. - Он должен был лететь на юг!
  - Мы не знаем. - Вздохнув, продолжил объяснения наместник. - Мне сообщила об этом диспетчерская служба. Борт Рочена разбился в наших горах. Я приказал выслать на место происшествия группу.
  - Но он летал лучше нас с тобой! - Все еще не мог поверить Герден. - Я с ним разговаривал утром... Я в это не верю! Салих! Передай новоиспеченному принцу, что остается за старшего. А я лечу в Сенко. Ден, ты со мной.
  - Мы все летим. - Спокойно сказал Лайсин. - Дамы, заканчивайте лить воду. Ханна, отвезешь Лину домой.
  - Вот еще! - Скорбь Лины Рейво сменилась гневом. - Мой брат... там... а я... Нет, я лечу с Деном. Переубеждать меня бесполезно. Бра-атик...
  На ее голубых глазах снова выступили слезы.
  - Если увижу хоть одну каплю или услышу всхлип, отправлю домой. - Сурово сказал Герден и вышел из комнаты. За ним поспешили все остальные.
  
  Три аэромашины, одна за другой, заняли предложенный диспетчером коридор. Приказав очистить небо, Король гнал свою машину на пределе возможностей. За ним поторапливался Ден, и где-то вдали потерялся тихоходный Лайсин.
  Уже на подлете к озвученным диспетчерской службой координатам Герден увидел на лесистом склоне горного хребта выгоревшую проплешину и точечки двух спасательных машин, пристроившихся по ее бокам. Посадив свой аэромобиль рядом, он выскочил на опаленную взрывом почву. К нему тут же подошел старший группы. Представившись, он рассказал о том, что знал и замолчал, глядя на сжавшего губы Короля.
  - Вы уверены, что это была машина Рочена Рейво? Я не вижу тут ничего, что могло бы ответить на этот вопрос. - Сказал Герден.
  - Да, кроме нескольких кусков металла, все сгорело. Даже сканирование пространства дало размытые результаты. Но вот это, - мужчина в комбинезоне протянул Королю сумку с документами, - висело вон на том дереве. Наверно, при падении аэромобиля верхушка ели пробила ветровое стекло.
  Герден раскрыл маленькую мужскую сумку. В ней, среди бумаг, лежало летное удостоверение с фотографией. Ноги стали какими-то ватными. Кажется, он упал на колени прямо в мокрый пепел. Вокруг сразу засуетились медик группы, Ден и Салих. Лина в бальном платье молча стояла рядом. По ее белому лицу бесконечным потоком лились слезы. Казалось, никто из одетых в летнюю одежду аристократов не замечал падающего с потемневшего неба снега и ледяного холода поздней осени.
  - За что?! - Все-таки не выдержал Герден. - За что?! За что вы отняли у меня единственную радость?! Чертовы духи! Ненавижу!
  Кажется, медик, чтобы не сражаться с пациентом, прямо через рубаху вколол ему снотворное. Мир на мгновение почернел и снова ожил, лаская измученного Гердена теплыми порывами ветра и солнечными лучами, прыгающими в волнах широкой реки, рядом с которой, по желтому песку, бегал маленький беловолосый мальчик. Недалеко от него, на корточках, сидел мужчина. Мальчишка разбегался и бросался на шею отцу, опрокидывая того в песок и весело хохоча на всю округу. Герден тоже улыбнулся и зашагал к ним, надеясь узнать, где он, и как попасть в знакомые места. Но вдруг остановился и схватился за воротник мешающей вдохнуть полной грудью рубахи. Воспоминания оглушили снежным комом, рухнувшим на голову с огромной высоты.
  - Рочен... - Выдавил он хриплым голосом. - Рочен... Почему?!
  Он бросился к мужчине и мальчику, но перед ним, застилая картину, появилась усмехающаяся женщина с огненными глазами и волосами цвета спелой вишни. Солнечный мир сменился картинкой бального зала.
  - Потанцуем? - Предложил дух.
  - Рочен... - Тоскливо сказал Герден. - Но почему?!
  Дух схватила его за руки. Вокруг послышалась приятная легкая музыка. Кажется, они уже кружились в воздухе...
  - Почему?! - Выкрикнул он вопрос в лицо духу.
  - Потому что любовь - это служение. Радость. Полет. Но не клетка, выстроенная тобой сначала для Лайсина, а потом - для Рочена. Пусть она была золотой. Но любовь похожа на птицу: она поет тогда, когда ее сердце чувствует простор.
  - Но я делал для Рочена все, что мог... - По щекам Гердена покатились прозрачные капли.
  - Разве этому человеку нужен был твой дворец? Нет. Разве ты не заметил, что ваше общение свелось к небольшим разговорам по дальней связи? Как думаешь, почему он нагружал себя работой до темноты в глазах?
  - Что я делал не так?
  - Ты душил его своей навязчивостью.
  - Но почему он ничего не сказал?
  - Потому что ты убрал от него всех друзей. Всех, к кому он был привязан. Он боялся за их жизни и не хотел тебя видеть. Ты - жадное чудовище, Герден. Что замер? Танцуй! Двигай ногами!
  Но Король остановился и резким движением скинул с себя руки насмехающегося духа.
  - Не говори ерунды! Привязан... Думаешь, Рочен - большой и наивный ребенок, чтобы слепо верить в дружбу и любовь? Он прекрасно знал, что каждый, с кем сводила его судьба, шел только за собственными желаниями! Маленький поганец Рик... Этот мальчик, влюбляя в себя окружающих, жаждет стать следующим Королем. Наместник Денки, называющий себя братом... У него был выбор: остаться в рядах Службы безопасности, находясь в столице, рядом с доктором, или стать наместником края. Он тоже выбрал власть. Мой личный советник Салих... Он дружил с Роченом. Но ради спокойной жизни с Таем он заключил фиктивный брак с едва знакомой женщиной и уехал. А, совсем забыл... Милый друг детства Лайсин Който! Рочен все время вытаскивал его из проблем. И что? Поднимаясь на ноги, Лайсин презрительно воротил от него свой породистый нос. Только я всегда был рядом. - Герден вздохнул. - Я был единственным, кто понимал, насколько прекрасной была его душа, и ценил каждое мгновение, проведенное вместе с этим необыкновенным человеком. Он знал, как были важны для меня наши редкие встречи... и все равно ушел. Почему?!
  - Мы забрали его в свой мир. - Вдруг рассмеялся дух. Они стояли друг напротив друга в абсолютно темном помещении. - Помнишь договор, подписанный тобой в детстве? Корона в обмен на самое дорогое...
  - Хочешь сказать... - Герден сжал кулаки.
  - Именно. Ты получил корону и потерял то, ради чего стоило жить. Контракт выполнен. Прощай, Король!
  - Нет! - Герден вытянул руку, пытаясь ухватить яркие волосы рассыпающегося звездами духа. Но в ладони не осталось ничего. Даже искры.
  
  Очнувшись ночью в незнакомой темной комнате, освещенной только камином, Герден застонал и потер ноющие виски. Повернув голову, он увидел на пододвинутом к кровати столике кружку и графин с настоем. Спустив на пол ноги, Король взял графин и налил себе ароматный напиток. Нос почувствовал знакомый запах жасмина. "Как же он называется?" - Пронеслось в голове. Выпив настой до дна, Герден встал и обнаружил на спинке стула свою вычищенную одежду. Надев ее, он вышел из комнаты. Сориентировавшись, мужчина прошел по коридору в гараж и увидел свою аэромашину. Усевшись в кресло, проверил показатели заряда кристаллов и уровень топлива. Решив, что его хватит до столицы, он вывел машину из ангара под светлеющее небо.
  - Диспетчерская Джайны... Прошу координаты коридора до столицы.
  - Доброе утро, Ваше Величество... - Голос девушки был тихим и сочувственным. - Курс... высота... Приятного полета!
  Герден едва сдержался, чтобы на нее не рявкнуть. Получив данные, машина взмыла вверх. Прицепившись к коридору, она сама установила режим автопилота. Герден подчинился ее расчетам и закрыл глаза. Река тонкого мира снова засверкала яркими бликами перед его внутренним взором.
  - Удивительно... - Тихо сказал Король. - Я только сейчас понял, что никогда не видел тебя смеющимся! - Его тонкие брови сошлись у переносицы. - Значит, ты решил уйти, не доверяя даже мне... Дурак! - По щеке медленно прокатилась слеза и повисла на подбородке. Он ее смахнул и растер пальцами. - Хочешь ты этого или нет... только я все равно тебя найду. Пусть духи считают, что для жреца их мир - закрытая территория. Но если идешь за мечтой, ничего неодолимого нет. Рочен! Когда мы встретимся... я честно расскажу тебе о своей любви... и больше ни за что не отпущу твою руку!
  
  В гостиной оставленного им дома, на диване, сидела черноволосая женщина с младенцем на руках. Она улыбалась серым глазенкам мальчика, иногда целуя сжимающий ее палец кулачок. Светловолосый мужчина стоял у окна и смотрел на узкую полосу рассвета, встающую из-за гор.
  - Лайсин... Ты устал. - Тихо сказала Ханна. - Иди отдыхать. И перестань себя винить. Ты тут не при чем. Это был его выбор.
  - Он нам помогал, в трудное время оказываясь рядом. И ни один из нас не оказался рядом с ним.
  - И что теперь? Может, уйдешь за ним следом и оставишь нас одних?
  Мужчина повернул голову и посмотрел на женщину.
  - Нет. Не уйду. Я обещал ему, что буду жить. Но с каждым днем все больше жалею, что поддался чувству благодарности и связал с тобой свою судьбу.
  - Лайсин! - Женщина подняла голову и с ужасом посмотрела на мужа. - Что ты такое говоришь?
  - Уже ничего. Да, пожалуй, я отправлюсь спать. Хотя... в окнах Гэро все еще горит свет. Пойду, выражу им свое соболезнование.
  - Лайсин! Оно им не нужно! Ночь! Сыро! Они сами справятся! - Продолжала кричать женщина, несмотря на то, что мужчина давно вышел за дверь. Ребенок, услышав громкий голос, расплакался.
  - Ш-ш-ш... Тише, мой хороший. Все будет просто замечательно. Твой папа немного огорчен. Знаешь, сегодня... нет, уже вчера, умер его лучший друг. - Женщина встала на ноги и прошла по комнате, укачивая хнычущего малыша. - Рочен... ну зачем ты это сделал? Неужели тебе было настолько тяжело? Хотя... да, тяжело. Мы вешали на тебя свои проблемы, не думая о том, какой груз может выдержать твоя душа. И ни один из нас не поинтересовался твоей жизнью. Я... я всегда буду помнить твои слова, и надежду, которую ты однажды мне подарил... Прости нас, Рочен!
  Она посмотрела в окно. Там, на фоне рассветного неба, высились пики Северных гор. Утерев слезу, она улыбнулась.
  - Видишь... Наверняка, с небес ты видишь, как я стараюсь следовать твоим советам! Конечно, у меня еще не все получается... Но, пожалуйста, верь: однажды я научусь чувствовать мир вместе с мужем! Быть может, тогда его серые глаза вспыхнут искренней радостью, и он скажет, что не мыслит без меня своей жизни. Рочен... спасибо тебе за все: осознание, веру и... твою любовь, ставшую моей. Еще раз прости и... будь счастлив!
  
  28.05.2020 - 22.07.2020
  
  Стихи и обложка книги - авторские.
  * Екклесиаст, глава 8, ст. 14
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"