Бердичева Екатерина Павловна: другие произведения.

Помощница судьбы 2. Графиня

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение путешествия попаданки по другому миру.

  
  
  Книга 2. Графиня.
  
  Глава первая. Горничная.
  
   Я шла по ковровой дорожке длинного коридора вдоль множества белых дверей. Мои руки были заняты расшитым парчовым платьем с кружевным лифом. Где это я? Эй, помощник, чтоб тебя, отдохнуть мне не дал, и снова куда-то отправил? Я приостановилась и задумалась. После первого путешествия в панику уже не впадала, но все также совершенно не знала, в чье тело я попала, что должна делать и, самое главное, как ни во что плохое не вляпаться.
   Пока вокруг никого не было, я оглядела себя нынешнюю. Горничная, судя по фартуку и форменному платью, брюнетка, судя по отколовшемуся от прически локону. Маленького роста и худенькая, по сравнению со мной изначальной. Итак, что мы имеем? А имеем мы... Вернее, кто-то имеет, еще мне не знакомый: богатый знатный дом, (герб имелся в простенке между окон), множество слуг, это если исходить из количества дверей этажа, на котором я находилась, и вероятный прием или праздник, к которому поручено зашить слегка порванную вышивку на рукаве нарядного бального платья.
   - Франциска! Где ты, кукла бестолковая, опять застряла? - открылась со мною рядом дверь, и в нее навстречу мне вылетела маленькая рыженькая девушка с подушечкой булавочек, привязанной к запястью. 'Швея!'- радостно догадалась я.
  - Ты чего так долго идешь? Опять на маркиза засмотрелась? - со смешком она схватила меня за рукав и втащила в швейную мастерскую. Я улыбнулась и молча подала ей платье. Та продолжала свою болтовню, к которой, кроме меня, прислушивались еще две девушки, склонившиеся над вышивкой.
  - Нет, этот прием будет роскошней дня рождения дочки маркизы Амалии! Сколько народу! Какие все важные и нарядные! А наша графиня своей красотой затмит даже вдовствующую герцогиню Истийскую! Видели, - она понизила голос, - третьего дня, на закате, к ней бабка Зафира приходила? Вот старая ведьма! А наша-то на следующее утро прямо-таки молодой красоткой обернулась! Все морщинки разгладились... А ведь говорят, она возвращает молодость кровью девственниц!
  - Флоренс, - одна из девушек подняла голову, - перестань болтать ерунду! Какие у нее морщинки? Какие девственницы? И где их у нас найдешь?
  - Да, - усмехнулась третья, - наше вельможное сиятельство, граф Скульский, уже всех девиц старше десяти лет к себе в башню перетаскал. На опыты.
  Девушки рассмеялись.
  - И опытным путем теперь в нашем графстве всем женщинам понятно, откуда берутся младенцы в приюте Святой Урсулы! - рассмеялись все трое.
  - А графиня? - хлопнула глазами я, изображая Буренку на выпасе.
  - А что графиня? - недоуменно посмотрела на меня рыжая Флоренс.
  - Ну, с ней-то он спит?
  Теперь недоуменно на меня смотрели все трое. А я на них. Прокололась?
  - А, ты же не местная! - вспомнила чернявая толстушка. - Тебя тетка Адели с познийского побережья с собой привезла.
  - Да, жаль только, что умерла. Одна она умела сдерживать приступы ярости нашей графини.
  Ну, посуди сама, Франциска, какой нормальный муж выдержит рядом с собой чокнутую на всю голову женушку? Вдруг ей в постели приспичит подраться или кинуть стулом вместо нежных объятий и поцелуев? - швеи округлили глаза, а я впитывала информацию, как губка.
  - Тогда как же произошло, что наш граф женился на этой сумасшедшей?
  - А ты не знаешь? - потрясенно уставились на меня все трое.
  - Нет... - заинтригованно протянула я.
  - Все это произошло на Зимнем балу в Королевском дворце. Наш граф тогда был моложе и куда как хорош собой. Да и состояние у него гораздо больше, чем у многих знатных людей, ведь он не чурается торговых операций с другими странами и колониями. Только есть у Авида Скульского одна маленькая слабость: уж очень любит он играть в карты. Обычно он играл хорошо: голова у него соображает, да и если проигрывал, то немного.
   А на зимнем балу собрались тогда красавицы и кавалеры со всего континента, из разных стран, даже побережий, островов и колоний. И многим родителям дочек на выданье нравился молодой и богатый неженатый повеса. А когда начались танцы, королевой бала все мужчины единодушно выбрали малознакомую, первый раз представленную ко двору, Адель Зарецкую, единственную дочь состоятельных, но нелюдимых баронов Зарецких. В своем розовом платье, с алым цветком у лифа и в волосах, юная черноволосая Адель была чудо, как хороша! С ней танцевали, окружали заботой и вниманием все молодые люди, бывшие на балу. Даже наш граф оказался в числе ее кавалеров. Она танцевала со всеми и улыбалась загадочно и таинственно, но не произносила ни слова в ответ на пылкие речи разгоряченных вином и очарованных ее жгучими очами юнцов. А поздно ночью, когда дамы и девицы разъехались по домам и гостиницам, а особо приглашенные разошлись по спальням дворца, в одной из зал все продолжали игру в карты мужчины, потихоньку потягивая коньяк и коллекционное королевское вино.
   За одним из столов сошлись в нешуточной игре несколько достойных дворян. Среди них был наш граф Скульский и отец Адель, барон Зарецкий. Барон играл плохо, нервничал, но из-за стола не вставал. В конце концов, он проиграл нашему графу свое имение и фамильный перстень. С отчаянным видом он шепнул, что в его положении остается только застрелиться. Но Авид, как человек благородный, с одной стороны, и как очарованный кавалер, с другой, предложил бедному барону выход, удовлетворяющий их обоих. Граф предложил Зарецкому вернуть его карточный долг в обмен на руку его прекрасной дочери. Барон плакал и в отчаянии поднимал глаза к небесам, но, видя, что бедное дитя останется в состоятельных и надежных руках, согласился. Но с условием: свадьба состоится завтра и очень скромно, без помолвки и объявления в местных газетах. 'Не хочу, чтобы трепали мое древнее имя'- объяснил барон. А граф,недолго думая, согласился.
   На следующий день, в тихой маленькой церквушке у западных ворот, состоялось венчание графа Скульского и Адели Зарецкой. Авид был счастлив, а прекрасная невеста молчалива. Барон их благословил своим отеческим напутствием и, выйдя из церкви, чета Зарецких тут же уехала домой, мотивируя отъезд бесконечным страданием и нежеланием терзать своим видом, внезапно ставшую замужней дамой, дочь.
   Вот таким образом Адель стала графиней Скульской. Но Авид радовался недолго. Первой же ночью Адель с безумным взглядом порвала голыми руками подушки и простыни в супружеской спальне. Пришедший к испуганному графу врач констатировал расстройство психики и временное помешательство. А также рассказал, что это, возможно, заболевание наследственное, а состояния ремиссии будут все короче. С тех пор граф возненавидел карты. Первый и последний раз в жизни он проиграл по-крупному. Ведь разойтись с женой по закону он не мог, а детей от такой женщины иметь - это грех. Да и смотреть на нее ему было противно. К тому же, обнаружилось, что в периоды буйства его жена, как кошка в течке, кидается на любого проходящего мимо мужика. И тогда граф, под шуточки и облегченные вздохи придворных, едва не попавшихся на эту удочку, удалился сюда вместе с женой, в свой самый отдаленный замок у подножия гор. Чтобы никто не видел его позора. А со временем и сам стал все чаще прикладываться к стакану и бегать по селянкам. Желаний-то молодого и здорового мужчины никто не отменял!
  - А тогда зачем весь этот прием? Зачем столько гостей? Если все знают об этих... особенностях?
  - Так наш Король приехал охотиться вместе со своим двором, со всеми господами, дамами, камердинерами и фрейлинами, горничными и любовницами... Они со Скульским в детстве и юности были большими друзьями. Вот и решил он посмотреть, что стало с его пропавшим и не отвечающим на письма другом.
  - А Адель? Ей же надо будет приветствовать Короля?
  - А, напичкают лекарствами. Ты же слышала, приходила старая Зафира, она сварила травок, и теперь наша Графинюшка будет целые сутки спокойной безэмоциональной куклой, делающей то, что ей прикажет граф.
  Коротая время за болтовней, девушки дошили распоротые кружева и сгрузили готовые платья мне на руки.
  - Иди, одевай свою госпожу! - подмигнула мне Флоренс. - Сегодня она тихая, волосы выдирать не станет!
  У меня ощутимо заныл затылок. Вероятно, мое тело уже ощущало все прелести близкого знакомства с графиней. Тяжело вздохнув, я тем не менее бодро улыбнулась и вышла за дверь.
   Коридор шел направо и налево. Я пришла слева. Значит, мне туда и надо. Я перехватила платья поудобнее, и, не торопясь, пошла по ковровой дорожке. Навстречу мне кто-то шел. Я опустила глаза и сквозь ресницы смотрела на подходящий в неярком свете силуэт. Мужчина был одет хорошо, но, как мне кажется, не по-господски. Блестюшек не хватало, что ли? На всякий случай я слегка кивнула головой. Мужчина сочувствующе улыбнулся и прошел мимо. А я поспешила дальше, к лестнице. Интуиция и прочитанные романы подсказывали, что господские покои находятся всегда на втором этаже. На первом - общественные комнаты, на третьем - либо гостевые, если дом большой, если дом маленький - то комнатки прислуги. И я отважно двинулась по ступеням вниз. Тяжелые огромные платья загораживали мне обзор, и я шла медленно, не торопясь ощупывая ногой то, что в данный момент под ней находится.
   Здесь уже было гораздо оживленней. То и дело навстречу мне попадались мужчины и женщины, одетые в форменные платья. Некоторые мне кивали головой, а кто-то и отводил в сторону глаза. И что со мной не так?
   Ага! Вот на двери знакомый герб. Значит это и есть господский этаж. Я открыла дверь и вошла. Да, коврик на полу побогаче, двери пороскошней и все закрыты. Люди, ау! Куда идти?
  Я медленно шла, прислушиваясь к звукам из-за дверей. Ага, вот здесь кто-то разговаривает! Делаю непробиваемо-глупую мордаху и захожу внутрь.
  - Да куда же ты прешь, бестолковая корова! - заорал на меня мужчина, сидящий в низком кресле с бокалом вина и полуобнаженной красоткой у ног. Я покраснела и вылетела за дверь. Вслед мне летела отборнейшая ругань. Ошибочка вышла! Прощения просим! Вероятно, это был граф Авид Скульский собственной персоной.
   Внезапно очередная дверь резко открылась настежь, снеся меня с ног. Я упала на пятую точку, продолжая держать платья на вытянутых руках и глупо улыбаться.
  
  Глава вторая. Граф.
  
   Из-за распахнутой настежь двери вылетел высокий и какой-то встрепанный мужчина в расшитой самоцветами одежде и сразу сделал шаг в сторону. Выдохнул и резко захлопнул створки за собой. Изнутри в нее ударилось что-то тяжелое. 'Мне туда...'- с унынием поняла я, глядя на тяжело дышащего мужчину. Тот перевел дух и только тогда увидел меня. Покачал головой:
  - Не входи, убьет! И, самое главное, ей за это ничего не будет... Вот стыд!
   Он по стенке опустился рядом со мной и закрыл лицо руками.
  - Как это чудовище сегодня на ужине показывать всему двору? И настойки помогают все реже и реже...
   Я бросила платья в сторону, подползла к нему и погладила по растрепанной голове:
  - Да не отчаивайтесь Вы так! В каждой ситуации всегда есть два выхода. Просто хорошенько подумайте и выберите правильный.
  Тот отнял руки от лица и заинтересованно посмотрел на меня, словно неожиданно с ним заговорил таракан.
  - И какие же выходы, детка, по-твоему, можно найти?
  - Выход первый: неожиданная смерть от несчастного случая. Пойдет?
  - Нет, - покачал он головой, - не сейчас. Даже если и от несчастного, назначат самое суровое расследование. В замке король. Вдруг покушение было на него?
  - Да. - Согласилась я. - Не вариант. Тогда выход второй. Король и свита ее в лицо ведь помнят плохо? Сколько лет прошло, да и видели они Адель всего несколько дней. Надо найти подходящую девушку ее комплекции и цвета волос. Может быть, немного похожую на госпожу. Одеть, нарядить, как графиню. Ручаюсь, даже домашние не распознают за блеском драгоценностей эту маленькую подмену. Король уедет и всем будет хорошо. Как Вам этот вариант?
  Мужчина привстал на колени и одобрительно посмотрел на меня сквозь выбившиеся на лицо пряди:
   - Соображаешь, маленькая горничная!
  - Да, господин.
  - Что-то не припомню тебя...
  - Ну мы же все в форме, вроде как на одно лицо. А я приехала с побережья, с теткой графини. Она умерла, а я осталась прислуживать ее сиятельству Адели...
  - Да, конечно... И тебя зовут?
  - Франциска, господин.
   Тот очень странно посмотрел на меня, словно отказываясь узнавать, а потом поднялся и протянул мне руку, заодно забирая у меня тяжелые платья. Я с благодарностью воспользовалась его любезной помощью. Однако он руки моей не отпустил, а отведя ее в стороны, внимательно осмотрел меня с головы до ног. Потом бесцеремонно сдернул чепец и взглянул на волосы.
  - Идем со мной. - Резко бросил мне он и, не отпуская, потащил куда-то по коридору.
   Я задыхаясь, бежала, семеня ногами вслед его широким шагам.
  В конце длинного коридора он своим ключом открыл тяжелую кованую железом дверь и под локоть затащил меня вовнутрь. Передо мной оказалась маленькая площадка со ступеньками, ведущими вверх. Он быстро запер ее за собой и повел по маленькой винтовой лестнице. Платья тяжелым атласом подметали пол. Еще несколько шагов - и мы оказались в круглой, роскошно обставленной комнате с камином и кучей мягких шкур. Я состроила испуганную мордаху.
  - Да ладно, не притворяйся, все ты уже поняла! - сказал мужчина, падая передо мной в низкое кресло. Подумав мгновение, я тоже отбросила церемонии и плюхнулась в соседнее, стоявшее ближе к окну.
  - Так-то лучше. - Усмехнулся мужчина.
  Он разглядывал меня, а я - его. Так вот он какой, гроза местных девиц! Или грёза? Потому что граф Авид был действительно хорош собой: высокий, прекрасно сложен, (думаю, в те времена и эпохи это было необходимостью: мечами махали часто), русоволос, чернобров и сероглаз. Нос аристократический: то есть, прямой и тонкий, неожиданно чувственно-алые губы и упрямый подбородок. Мощная шея и крепкое тело с надетой прямо на него тонкой рубахой и расшитый узорами и драгоценностями кафтан с выпущенными на руки кружевами. Брюки в цвет кафтана и низкие домашние замшевые сапожки на длинных вытянутых ногах. И, самое главное, запах! После кошачьего тела эта возможность ощущать ароматы на расстоянии, вероятно, осталась при мне. И от запаха этого человека моя голова, вернее, голова маленькой и глупой Франциски, тихо шла кругом.
   Сделав над собой усилие, я закрыла и вновь открыла глаза:
  - Я внимательно Вас слушаю, Ваше сиятельство!
   Сиятельство, протянув ко мне руку, неторопливо обвел овал моего лица. Погладил волосы. Лицо загорелось. 'Стоп! - сказала я себе. - Тело не твое. Это раз. Увидя меня настоящую, он точно бы отвернулся, сморщив нос. Это два. А в-третьих, ему нужна на несколько дней верная помощница и актриса. Причем, неизвестно, что будет со мной, когда маскарад закончится. Ведь это очень опасно, когда твою тайну знают чужие, не так ли?'
  И я взяла себя в руки:
  - Командуйте, что надо делать, я согласна Вам помочь.
  - И даже провести со мной ночь?
  - Согласна. В одной комнате. Но в разных кроватях. Мне, Сиятельство, проблемы не нужны.
  - А что тебе нужно за эту небольшую помощь?
  - Домик подальше отсюда. Совсем маленький. И скромное обеспечение на оставшуюся жизнь. Извините, если просимое вознаграждение показалось Вам слишком большим.
  - Да нет. Оно действительно скромно. Особенно после того, что ты вынесла. - Он подумал и убрал от меня свою руку. - Хорошо, я тоже согласен. Посиди здесь, пока я спрячу мою дражайшую супругу куда-нибудь подальше. Не высовывайся в окна. Да, можешь примерить эти платья на себя.
   Он встал и подошел к небольшому шкафчику. Щелкнула пружина, и повернулся ключ. За шкафчиком оказалась ниша, в которой блестела металлом небольшая дверь. Он открыл ее и позвал меня. Я подошла. Любопытство раздирало душу на мелкие заглядущие и загребущие частицы: это же настоящая сокровищница! Мой спутник зажег лампу и зашел первым, приглашая за собой.
  В-общем, там было все достаточно прозаично: стеллажи, сундуки, сундучки и коробки с коробушечками. Я начала их обходить, что-то открывая. Итак. Платья у меня были сиреневым и салатовым. Значит, к ним надо подобрать подходящий гарнитур. Возможно, граф устроил мне что-то вроде испытания? Пройду - принята на работу. Нет - закопают? В камнях я разбиралась не очень. Как-то не прижились на мне драгоценности в прошлой жизни. К чему корове седло?
   Открыв одну из коробочек, я нашла крупные сиреневые камни в оправе из серебра. Или другого белого металла, внешне похожего на него. Они были темнее, чем платье и замечательно подходили к его нежному тону и изящной вышивке с цветками, окаймленными серебряной нитью. Идеально! Я разобрала гарнитур. Там была узкая диадема, длинные, но не слишком тяжелые каплевидные серьги и широкая металлическая сеточка на шею, в местах соединения которой блестели камни. А, и браслеты на обе руки: тоже сеточки с камнями, один пошире, другой - поуже. На правую и левую руки? Они что, разного размера? Или второй браслет на ногу? Ладно, разберемся позже. Я отложила коробочку под одобрительным взглядом графа Авида. Теперь салатовое. Я начала искать зеленый комплект, но подходящее цветосочетание все никак не находилось. Зато я нашла комплект из белых камней в светло-желтой оправе. К салатово-золотистому корсету - как раз в самый аккурат. Я показала его Авиду. Он с улыбкой согласился и показал мне на выход. Я с облегчением поняла, что тест пройден, и я принята на работу.
   Выйдя из сокровищницы, он вернул шкаф на место и указал мне на мое кресло:
  - Садись и веди себя, как мышка. Кто бы ни стучался, ни звал и не бился в двери, ты - не открываешь. У меня свой ключ. Жди до моего возвращения.
  Он надел серый однотонный камзол с серой же рубахой, плащ с капюшоном и высокие сапоги. Хорошо, штаны передо мной не снял. Собственно, чего я возмущаюсь? Я - обслуга, мебель, которую не стесняются. Уже хорошо, что по нужде не пользуют.
   Затем мужчина убрал длинные волосы в неряшливый хвост, затянув его шнурком. Мне это не понравилось: зачем оставлять улики в виде длинных волос? Попросив у него расческу, я усадила его на кресло, встала сзади и, расчесав длинные густые волосы, туго заплела косу, прихватив ее для крепости все тем же шнурком почти от головы. Затем, доплетя до конца, подвязала к ее основанию, сделав петлю, и накрепко примотала оставшиеся концы остатком ремешка. Подергала и потрепала. Волосы лежали ровно и плотно. Я осторожно дотронулась до его плеча:
  - Готово, Сиятельство!
  Тот вскочил и ушел куда-то внутрь, вероятно, к зеркалу. Мужчины не меньше нашего, а то и больше, в него смотрятся. Вернулся довольный. Сразу накинул капюшон и погрозил мне пальцем: - Никуда!
  Я махнула рукой и села в кресло, подвернув под себя ноги. Снизу хлопнула дверь.
   Немного посидела. Стало скучно. Я встала. Здесь где-то есть зеркало. Надо бы узнать, как я выгляжу на этот раз. И я пошла бродить по личным покоям графа, стараясь не приближаться к окнам. Нашла прекрасную ванную с водопроводом. Краник наличествовал. Правда, один. Открывать не рискнула. Не хотелось подводить хозяина. Зеркало тоже обнаружилось здесь же. Женская фантазия нарисовала смотрящуюся в него высокую обнаженную мужскую фигуру в капельках воды...Я закусила губу и громко подышала носом. Помогло. И наконец, посмотрела на свое отражение. Ну, что могу сказать? Из всех моих трех обликов первый был самым бездарным и безобразным. Второй - грациозным и очаровательным в своей нежной юности. Сейчас мне можно было дать лет двадцать, и даже с хвостиком. Лицо овальное, чистое. Немного бледное. Черные длинные волосы, заколотые в пучок. На затылке действительно чувствуется небольшая подсохшая ранка. Видимо, хорошо дернула. Черные брови и черные ресницы. Серые глаза. Маленький ровный носик и губки бантиком. Действительно, Франциска имела кукольный вид. А если она еще, к тому же, была бестолковой... Короче, на нее не подумают и подмены не заподозрят. Жаль, что я не видела Адель. Можно было бы скопировать ее какие-то жесты, интонации, словечки. Хотя... Она же должна быть под действием травок и подчиняться графу. Молчать. Чудесно. Вот так я и поступлю: улыбаюсь и молчу.
   От скуки примерила платья с драгоценностями. Сначала салатовое. С белыми сверкающими камнями и вышитым зототой нитью лифом оно смотрелось бесподобно. Я пощипала щеки: заалев, они сделали мое лицо очень симпатичным, даже красивым. Покусав губы, я добилась идеального результата: если бы Франциска была бы женой графа, Авид не отошел бы от нее ни на шаг. Приподнявшись на цыпочки, немного покрутилась. Красавица!
   Неожиданно в моем мозгу всплыла проблема: а танцевать - то я не умею! Наверняка будет бал, иначе чем займут себя придворные дамы и кавалеры? Я должна соответствовать: графиня, хоть сумасшедшая, но имела светское воспитание и обучение. Да и в королевском дворце Адель танцевала со всеми подряд! А приборы за столом? Если их здесь, как у нас, выкладывают к тарелке по двенадцать штук, что делать? Даже горничная должна знать эту премудрость!
   Вот так, получив по лбу дверью, я влетела в очередную интригу госпожи Судьбы, постоянно перебирающей своими задумчивыми пальцами карты наших судеб.
   Время шло, было скучно. Где-то на улице слышался смех, ржание лошадей, разговоры. В башне же было тихо и спокойно. Лишь голуби гулькали на карнизах, да в окнах виднелось ясное голубое небо. Я сняла с себя салатовое платье и надела сиренево-фиолетовое. Только сейчас разглядела, что лиф был светлее и нежнее юбки. Я в испуге открыла коробочку с сиреневыми самоцветами и приложила их к платью. Слава Богу, камни точно соответствовали цвету подола. Сначала натянув корсет, который на маленькие крючочки застегивался спереди (хорошо, что не на ленты сзади), я влезла в роскошное произведение портновского искусства. Но оно было скроено по-другому, нежели салатовое, и застегивалось на крохотные пуговички на спине. Распределив диадему в волосы, колье - на шею, серьги - в уши, а маленький браслет на руку, полюбовалась собой в зеркало. Этот цвет был моим. Я была ослепительна! Напевая и крутясь перед зеркалом, не заметила, как пришел граф. Как долго он наблюдал за мной, не знаю, но он тихо стоял в двери и с усмешкой смотрел на мои прихорашивания. Внезапно увидев его, я смутилась, покраснела и робко сказала:
  - Извините, мне надо было себя чем-то занять...
  - А все же ты прехорошенькая! - с удовольствием заметил граф и, цапнув меня за талию, завалился вместе со мной на кровать, бесцеремонно запуская руку под мою юбку.
  Я - земная, почти нецелованная тетка. И что на инстинктах я могла сделать? Естественно, оттолкнуть и залепить от всей души пощечину.
  - Да Вы что? - вскочила я. - Мы договаривались!
  - Ты чокнутая? - с обидой посмотрел на меня граф.
  - Если Вы также вели себя со своей невинной женой, кто может знать, какую душевную травму Вы нанесли ее психике! - запальчиво воскликнула я, поправляя длинную юбку.
  - Детка, а кто-то говорил, что ты глупа, как пробка...- задумчиво протянул мужчина.
  - С такой внешностью, как у меня, кем только не притворишься, чтоб озабоченные самцы оставили в покое! - фыркала я, встав на всякий случай позади кресла и готовясь дорого продать свою невинность.
  - Все. - Он поднял вверх руки. - Больше не буду! Иди ко мне, покажу, как носят браслеты.
  Я осторожно подошла к кровати и присела на самый краешек. Он взял мою руку, снял браслет и, вытянув из коробки второй, ударил легонько камешек о камешек. Ничего не изменилось. Авид хмыкнул.
  - Что, оковы страсти без любви не куются? - сочувственно поинтересовалась я.
  - Увы... - вздохнул хитрый граф и бросил мой браслет мне. Я надела.
  - Ваше сиятельство, - начала серьезно я, - каждый прием включает в себя непременные развлечения для знати. Так?
  - Естественно. - Скульский, откинувшись на мягкий мех, рассматривал мое лицо из-под ресниц. - Чего тебя волнует?
  - В чем предполагается мое участие и что я должна делать? Я не хочу вас опозорить перед всеми. Думаю, стоит показать им, что Вы - не аутсайдер, а просто очень счастливый мужчина, скрывающийся от всего света!
  - Это очень интересное предложение! - мужчина резко вскочил с кровати и начал ходить по комнате. - Сегодня, приблизительно через два часа, будет дан торжественный обед в честь Короля Альберта. Ты должна присутствовать вместе со мной, сидеть рядом. Улыбаться. Коротко отвечать на вопросы Короля. Остальных можно игнорировать. А что такое аутсайдер?
  - Словечко с побережья. Означает - вылетевший из круга, неудачник.
  - Да, Франциска, мы докажем всем, что мне можно позавидовать!
  Надо же, запомнил, как меня зовут.
  - Зависть - плохое чувство, завистники доставляют много неприятностей. Не провоцируйте их, Сиятельство!
  - Франциска, зови меня Авид. Мы же супруги!
  - Тогда я - не Франциска, а Адель.
  - Адель... - Авид поморщился. - Гадость какая.
  - Авид, - вернула его на важную тему, - столовые приборы и блюда. Что-то будет особое? Я - простая девушка, многого не знаю.
  - Я буду сам угощать тебя. Не бойся.
  - Хорошо, только прошу, вместо вина наливай мне чистую воду! Можно немного подкрасить.
  - Боишься своих эмоций?
  - Нет, боюсь заснуть в неподходящий момент!
  Лицо самодовольного мужчины вытянулось, а губа поджалась. Словно ребенок!
  Я рассмеялась.
  - Что будет дальше, после обеда?
  - Вечер отдыха, прогулки по парку, выступления менестрелей, комедиантов, циркачей. Ты тоже присутствуешь вместе со мной. Потом ужин. А после него я тебя отпущу.
  - Где мне ночевать? В комнатах безумной я спать не смогу. Очень там, - я поводила руками в попытке объяснить свое нежелание, - воздух тяжелый.
  - Ночевать будешь у меня, мы с тобой все уже обсудили.
  - На разных кроватях, дорогой?
  - Кровать здесь одна, дорогая. Придется выбирать, - показал он мне белые ровные зубы, - либо со мной, либо на шкурках.
  - Согласна. - я ткнула пальцем в белый и мягкий мех.
  Авид поймал мою руку и поцеловал. А потом, я и смутиться не успела, внимательно ее осмотрел.
  - Дорогая, у тебя не обработаны ногти. Это очень плохо. Сегодня наденешь перчатки, а завтра с утра, будь добра, приведи руки в порядок. В ванной есть специальные размягчающие растворы и масла. Наверняка у тебя на теле есть волосы. Их тоже надо удалить. Не считай это моей прихотью, но на завтрашнем балу на тебе будет открытое на плечах платье. - Он кивнул на сиреневый туалет. Представь, что скажет о тебе свет, если кто-то что-то ненароком увидит!
  - Согласна! - отвечала я, поскольку действительно в прежней моей земной жизни я с трепетом относилась к таким вещам, несмотря на свою неказистость. - Теперь по поводу завтрашнего бала.
  - И что с балом не так?
  - С ним как раз таки все в полном порядке, надеюсь. Но я совершенно не умею танцевать! - с отчаянием произнесла я.
  Авид открыл глаза и присел рядом. Я опустила голову. Он приподнял пальцами мой подбородок:
  - Девочка, не все так страшно, как может казаться на первый взгляд. Ты совсем не танцевала?
  - Совсем. - кивнула я.
  - У нас есть час времени. Тебе надо переодеться в платье Адели. Мы спустимся вниз, в бальную залу, и немного потанцуем. Я приглашу музыкантов!
  - И тем самым разрушим нашу легенду! Ты мелодию напеть можешь? - я серьезно посмотрела в глаза моему временному мужу.
  - Конечно! - он замурлыкал мелодию, показывая мне фигуры танца. Я сосредоточенно повторяла за ним женскую партию.
  - Неплохо. - Через какое-то время одобрил он. - Но и не хорошо. После ужина мы уйдем вместе и будем тренироваться. А теперь нам пора в твои комнаты, то есть, комнаты Адели. Надо переодеться к обеду.
  Он подал мне руку.
  - И как я пойду в форме горничной с тобой под руку по коридору? Ты, дорогой, подумал?
  Через мгновение граф выскользнул из двери башни и пошел вперед. Вслед за ним вышла и я, неся два бальных платья. Таким образом, мы дошли до комнат безумной графини. Как хорошо, что нам никто не встретился!
   Войдя внутрь, мы заперли за собой дверь и расхохотались. С помощью графа я начала переодеваться к обеду. Горничных у Адели, кроме меня, больше не было. И помешать нам было некому. Авид с удовольствием меня наряжал, поставив на стул, как куклу. Я не дергалась и принимала его аккуратные движения, как должное. Пощупать меня он больше не пытался, хотя глазами не то что разглядывал - раздевал. Но вот на мне был застегнут последний крючочек и последняя пуговка. Волосы уложены и драгоценности надеты. Полосатое фиолетово-черное платье сидело идеально. Черные туфельки на каблучке немного прибавляли мой рост, и это было удобно: не надо было прыгать, чтобы что-то шепнуть на ухо супругу. Обувь Адели мне была немного великовата, но кусок тряпки успешно скрывал сей маленький недостаток.
  - Сиди, маленькая, здесь. Никому не открывай. Я оденусь и приду за тобой!
  Авид исчез за дверью, заперев ее своим ключом. А я вновь отправилась блуждать по комнатам. Ну что могу сказать о покоях графини? Несмотря на заботу о ней Франциски, кругом были содраны гобелены, занавесок на окнах не было. А были крепкие решетки. Видимо, чтобы не выпрыгнула. Хотя, с моей точки зрения, это было бы идеальным решением в сложившейся ситуации. И больная душа покинула бы тело, и граф бы стал, наконец, свободен и оставил в покое своих селянок. Секундочку, никак ревную? Пришлось опять заниматься дыхательной гимнастикой и самовнушением. Действительно, я же здесь не до конца жизни. Зачем себя расстраивать? Я подтянула перчатки к локтям и пошла дальше. Зеркала так и не нашла. А комнаты оставили удручающее впечатление.
   Но вот в двери повернулся ключ, и вошло сияющее Сиятельство. Мужчина радостно улыбался. Мою прическу он не сменил, и лицу его она шла, делая весь облик аккуратным. Свежая рубашка с кружевами, камзол с камнями, огромный самоцвет на безымянном пальце. А на левой руке красовался тот самый сиреневый браслет. Парный он протянул мне: - Надень, пожалуйста!
  - Хорошо, - согласилась я, надела и взяла его под руку. Мы открыли дверь и пошли на выход.
  
  Глава третья. Король.
  
   В нижнем этаже было оживленно. Прохаживались, в ожидании обеда, дамы. Мужчины на широкой террасе пили вино и разглядывали виды гор, обсуждая предстоящую охоту. Я подняла брови и посмотрела на графа. Тот ласково улыбнулся:
  - Ах, да, забыл сказать - завтра в пять утра едем на охоту!
  - Надеюсь, без меня?
  - С тобой!
  - Я ни разу не сидела на лошади!
  Граф закатил глаза, одновременно кланяясь какой-то даме. Я ей тоже показала зубы. Дама испарилась.
  - Поедешь с остальными леди в экипаже.
  - Не поеду. Они и так от меня шарахаются.
  Авиду, скрепя сердце, пришлось согласиться. Как же ему хотелось скорее доказать нормальность своей графини народу, тем самым избавляя себя от насмешек и пересудов!
   Не спеша мы подошли к Его Величеству, Королю Альберту. Мне почему-то казалось, что он - седой и огромный дядька. На деле ему было около тридцати лет на наш, земной, взгляд. Он был изящен, белокур, голубоглаз и не женат. Маменьки со всевозможными дочками любыми способами стремились получить приглашение хоть на какое-нибудь мероприятие в королевском дворце. Авось, заметит, оценит, а там и женится! Авид говорил, что они друзья детства. И, видимо, глядя на скоропалительную женитьбу друга и на то, что из этого вышло, Альберт тянул с матримониальными делами до последнего.
   Король радостно улыбался подходящему другу и осторожно косился на меня. Согласно этикету, я вежливо улыбалась краешками губ и сквозь полуопущенные ресницы рассматривала окружающий Короля бомонд. Все сверкали драгоценностями и яркими тканями. Кружева со всех сторон топорщились как у женщин, так и у мужчин. Дамы носили высокие прически с выпущенными по обеим сторонам лба подкрученными прядками, а кавалеры - хвосты, либо завитые локоны. Невыносимо пахло сладким парфюмом. На меня надвинулись черемуховые заросли с оттенком иприта. Возможно, я немного позеленела и сильнее вцепилась в локоть моего дражайшего одноразового супруга. Голубоглазый Альберт неожиданно зорко заметил мое состояние и предложил выйти на свежий воздух. Я благодарно на него взглянула. Он мне слегка улыбнулся. В его руку тут же вцепилась пышнотелая высокая блондинка ростом с него или даже чуть выше, и собственнически посмотрела вокруг.
  - Первая фаворитка, - шепнул мне на ухо граф.
  - Хоть двадцатая. - ответила ему я. - Мне все равно. Но буду стараться.
  Альберт улыбался, поглядывая на наши перешептывания. Наконец, расположившись на креслах, он задал вопрос:
  - Леди Адель почтит завтра своим присутствием нашу охоту?
  Придворные кругом насмешливо зашушукались.
  - К сожалению, она слишком слаба здоровьем для длительной конной прогулки. Но с удовольствием примет участие во всех наших домашних развлечениях. - учтиво ответил за меня Авид.
  Я нежно улыбнулась супругу. Альберт внимательно смотрел на нас обоих. Фаворитка откровенно зевала. Придворные пытались устроить представление. Вперед выдвинулся франтоватый хлыщ в кучеряшках и задал мне вопрос:
  - А милая леди почтит сегодня своим присутствием наш обед? Или она сидит на модной нынче диете?
  Пока Авид собирался с мыслями, я ответила:
  - Вы знаете, на стуле сидеть гораздо удобней. Вы не пробовали?
  Бомонд захихикал, молодой человек задвинулся обратно. Альберт посмотрел на графа. Граф невинно округлил глаза. И тут моим спасением явился дворецкий, объявивший, что кушать подано. Граф, как хозяин, под руку с хозяйкой, хотел повести гостей в зал. Но Альберт его опередил, ласково и настойчиво предложив руку своей фаворитки своему другу, а мою взял сам. Авид с тревогой посмотрел на меня. Я слегка прикрыла ресницы, и успокоенный супруг встал во главе процессии.
   Мы, не торопясь, шли по залам к огромной круглой столовой.
  - Вы так изменились... - начал разговор Альберт.
  - В чем же? - осторожно спросила я. Спина моего супруга настороженно прислушивалась к разговору.
  - Вы стали красивее и мудрее. Вы счастливы? Научите меня рецепту семейного счастья!
  - Счастье - в истинной любви и взаимном уважении. - Коротко ответила я.
  - А как Вы думаете, придворные мешают счастью?
  - Если они ложатся с Вами в постель, то, думаю, да.
  - Ах, какой у Вас острый ум! Я даже завидую своему другу!
  - Разве ему позавидуешь? Вам нужна слабая здоровьем Королева? То, что может позволить себе граф, не может позволить Король. Династия отвечает за свое продолжение в вверенной Богом стране своим потомством, а за страну - как за собственного ребенка.
  - Ах, ну почему Вы не живете в столице? Я обязательно поговорю об этом с графом! - щебетал легкомысленно Король, серьезно поглядывая на меня своими голубыми проницательными глазами. И я его побаивалась. Наконец-то пришли!
  Меня посадили за стоящий на возвышении стол между Королем и графом. Я тоскливо посмотрела на Авида. Сейчас ведь опозорюсь! Я положила руки на колени и граф осторожно, так чтобы не видел никто, пожал мою ладонь.
  
   Где-то в конце зала заиграла тихая музыка, и дворецкий объявил первое блюдо: 'Комсю по-фриконски в соусе пон-шамель...' Я мысленно застонала. Симпатичный молодой человек, обслуживающий наш стол, положил в мою тарелку три шарика: коричневый, зеленый и красный. Рядом поставил соусник с чем-то желтым внутри. Я припомнила вассаби и в отчаянии посмотрела на графа. Тот, взяв в руку что-то похожее на китайские палочки, подцепил ими зеленое, на которое лихо намотал коричневое, макнул в соус и с удовольствием начал жевать. Народ вокруг меня поступал аналогично. Хоть мой желудок и требовал пищи, опозориться я не имела права, поэтому, взглянув на слугу, попросила налить мне в стакан воды, добавив, что по распоряжению графа ее должны были поставить на стол. Молодой человек взял изящный кувшинчик и налил из него розоватую жидкость в мой бокал. Я осторожно попробовала. Похоже на морс, только без сахара. Я с улыбкой поблагодарила. Мой благоверный, забыв про меня, увлекся разговором с королевской фавориткой. Все-таки мужики одинаковы во всех мирах и эпохах! Когда поддержка и внимание особенно необходимы, их не дозовешься. Взяв палочку, я грустно поковыряла красный шарик и сложила руки под столом, опустив терпеливо глаза.
  - Моя прекрасная леди не любит комсю? - обратился ко мне Его Величество.
  - Я люблю винегрет. - призналась я тихим голосом.
  - Леди расскажет мне, что это за блюдо? А, может быть, когда-нибудь угостит?
  - Там, откуда я родом, такую закуску готовят достаточно часто. Но, к сожалению, здесь не матушкин дом и графине на кухне находиться не совсем прилично... А дома овощи я отбирала сама, - зажмурилась я в ностальгии по собственной маленькой и уютной кухонке, - соус тоже сама делала. И это было вкусно, ручаюсь Вам!
  - Но мне очень грустно, - склонился ко мне Король, - что на обеде в честь моего приезда Вы ничего не кушаете!
  - Ничего страшного, - улыбнулась ему, - может быть, еще найдется что-то, что мне понравится. Прошу Вас, не надо так обо мне беспокоиться! Затворнице, не привыкшей ко двору, становится неудобно...
  - Вы такая странная женщина... Моего внимания добиваются, да просто требуют участия в чьих-то судьбах. А Вы... не беспокойтесь, неудобно. Определенно моему другу повезло с супругой!
  - Возможно. Но Вы сами знаете, какие странные разговоры ведутся о нашем браке. Мой муж из-за этого очень страдает!
  - У Вас теперь есть прекрасная возможность показать себя и пресечь эти глупые пересуды. - Он осторожно взял меня за руку и поцеловал кончики пальцев. - И вообще, я приглашаю Вас и Вашего мужа перебраться в столицу. Хватит затворничать. Или он опасается возможных поклонников?
  - Этого я не знаю. Я никогда не давала повода для таких мыслей.
  У Короля изогнулась бровь. И я вспомнила, что рассказывал Авид об отъезде из столицы и о поведении Адели.
  - Вы знаете, - нерешительно посмотрела ему в глаза, - обо мне говорили много нехорошего в столице. Что я сумасшедшая и сама бросаюсь на мужчин.
  Король кивнул.
  - Я думаю, это все от зависти к графу. За один день он смог заполучить самую красивую девушку королевства. Кому-то это показалось обидным. А естественный способ уничтожить счастливого соперника знаете какой? Унизить, оболгать его женщину. Вы, как монарх и покровитель своих подданных, разобрались лично в этой ситуации? - импровизировала я, внимательно наблюдая за голубыми глазами. В них проскальзывали сомнение, вина, осознание возможной ошибки... Я была на верном пути.
  - И мой муж решил не марать наше честное имя и уехать подальше от столицы. И я ему очень благодарна за это! - нежно улыбнулась венценосному собеседнику. Тот был задумчив. И я решила его добить.
  - Представляете, кто-то из дипломатов, к примеру, постоянно говорит, что страна, в которой он служит, готовится к войне с Вами. Что Вы делаете? Тоже готовитесь. Страна врага в ужасе! Сильный сосед собирает войска! А на самом деле?
  - Что?
  - Третья сторона оплатила услуги Вашего дипломата. Он получает деньги. Вы - войну и разруху. Та страна - тоже. А третья сторона?
  - Деньги от продаж продовольствия и оружия. - Хмуро подытожил Король.
  - У Вас есть внутренняя разведка? А внешняя?
  - Внешняя теперь есть. - Внезапно голубые глаза заиграли искорками и Король защебетал: - Ах, Вы не представляете, какая здесь, в горах, замечательная охота! Лани и олени, медведи и барсы! Как жаль, что Вы утомляетесь так быстро!
  Я опустила ресницы и аккуратно повела зрачками налево и направо. Подошел слуга и поменял нам тарелки с блюдами. Посмотрев в нее и послушав название, я опять уныло вздохнула: и чем это желто-зеленое едят? Муж, не отлипаясь от фаворитки, тыкал палочками в полужидкий продукт. Нет, я конечно, была в Корее и опыт удерживания палочек у меня был. Но вот есть ими... Это выше моих сил. Я уныло оглядела столовые приборы, лежащие рядом с тарелкой. Один из них был почти ложкой. А, была - не была! Я взяла эту ложку и зачерпнула кончиком пюре. Положила на язык. А вкусно! Я поудобнее взяла прибор и начала кушать, запивая водичкой из бокала.
   Величество посмотрел на меня.
  - Что? - поинтересовалась я.
  - Разве так кушать удобно?
  - Попробуйте! Ручаюсь, Вы почувствуете совсем другой вкус.
  Король отложил палочки и взял ложку. Посмотрел, как я ее держу. И зачерпнул продукт. Во рту его оказалось, естественно, больше привычного, и вкус ощущался полнее.
  - О да! - отсалютовал Альберт ложкой и начал с удовольствием кушать. Придворные, почти неотрывно глазеющие на наш стол, тоже схватили прибор, копируя Короля. Скоро от большого блюда не осталось ничего. Я вздохнула облегченно: Альберт во всем поддерживал мои изыскания, и проблем с едой больше не существовало. А в ежедневный обиход пришла новая мода.
   Мой муж наконец-то изволил заметить, как я свободно общаюсь с Его Величеством. И посмотрел на меня. 'Стараюсь ради Вас!' - тихо шепнула ему на ухо. Он кивнул головой и засиял.
   Обед прошел превосходно. Я наелась, пообщалась с Его Величеством. Теперь бы отдохнуть! Король поднялся из-за стола. Мы тоже дружно встали. Он церемонно раскланялся с моим мужем, поцеловал мне пальцы и предложил руку своей фаворитке.
  - Мы - отдыхать!
  - Через час начнутся увеселения, мой Король. - предупредил граф. Король кивнул головой, придворные услышали. Все стали чинно расходиться по своим комнатам.
  
  Глава четвертая. Прогулка.
  
  Мы с графом, взявшись за руки, как два школьника, поспешили в свою башню. Войдя в круглую комнату, дружно повалились на его широкую кровать.
  - Крючочки расстегните, Сиятельство! - попросила я. - Живот жмет.
  Повернувшись к нему спиной, так как стоять и сидеть уже не было ни моральных, ни физических сил, я с удовольствием вдыхала его запах и млела от наступающей с каждой секундочкой свободы тела. Наконец, Авид приподнялся и просто стянул с меня тяжелое и узкое платье. В одних кружевных панталончиках и тонкой нижней рубашке под полурасстегнутым корсетом, в позе звезды я лежала и радовалась жизни.
  - Ты такая соблазнительная, Франциска! Не уезжай в свой домик, оставайся со мной. Будешь моей единственной фавориткой.
  - Спасибо за оказанную честь. - серьезно ответила я. Не в моих правилах менять чужие нравственные устои. Да и не требуется. - Но я хочу выйти замуж и родить детей. Я - маленькая служанка, и желания у меня маленькие: домик и надежный муж. Женщин привлекательных много. Найдете и Вы свою пару.
  - Не прибедняйся, - спокойно ответил Авид. - Чуть раньше я бы поверил и в мужа, и в деток. Но ты - не та женщина, которая удовлетворяется малым.
  - Это ты так думаешь. - Вздохнув, ответила я. - Мне действительно многого не надо. Просто ее Величество Судьба порой принимает решение за тебя. И изменить его невозможно.
  - Да. - Помрачнев, вспомнил граф про Адель. И тут же поменял тему: - О чем ты говорила с Альбертом?
  - О тебе. О том, как несправедливо тебя и меня оболгали, удалив тем самым от королевского двора. Кругом одни интриги.
  - А он?
  - Зовет нас в столицу.
  - А ты?
  - Сказала, что решать тебе.
  - Никогда не думал, что служанка может быть такой...
  - Умной?
  - Красивой! - Он снова потянулся ко мне.
  Я лениво погрозила ему пальцем: - Ай-ай-ай-ки! Нельзя.
  - А если хочется? - Авид приподнялся и навис надо мной. Серые глаза потемнели, а волнующий запах усилился. У меня непроизвольно стали раздуваться ноздри.
  - Авид! Мы должны отыграть эту партию, как профессиональные шулера. Чувства только помешают, поверь.
  - Согласен. - Мужчина с неохотой отодвинулся от меня. Вот же звериные инстинкты! Почему Судьба оставила мне их? Теперь мне самой хотелось на него кинуться. Я прикрыла глаза рукой. Авид пальцем провел по обнаженному локтю. - А потом?
  - А потом будет видно. - Я сделала над собой усилие и встала с его постели. - Нам пора одеваться для прогулки и представлений.
  
   Вечер в долине выдался теплым и солнечным. Уходящее светило вызолотило верхушки деревьев, оставляя их подножиям прохладную тень. Дул легкий и нежный летний ветерок. Листики на кустах и цветы на клумбах радовались каждому его поцелую. Мягкая травка так и ластилась к ногам в свободных туфельках. На открытые плечи, которые кокетливо обнажало легкое летнее платье, граф накинул золотой, полупрозрачный и длинный шарф. А в уши самостоятельно вдел длинные серьги с красным камнем, похожим на наш рубин, только немного темнее. Оправа была цвета бронзы. Платье опять было полосатым: полоска розовая, полоска темно-золотая. Красные крупные камни очень шли к моим черным волосам и белой коже.
  - Какая же ты у меня красавица! - грустно промолвил Авид, надевая мне шарфик и на секундочку сжимая мои плечи. - Жаль, что ты - простая служанка.
  Я молча проглотила это, помня, что я - всего лишь игрушка Судьбы, и взяла его под руку. Словно по невидимому сигналу в сад стали стекаться дамы и кавалеры. С нами теперь раскланивались, пытаясь завязать разговор. Женщины, в-основном, кокетничали с графом, а мужчины пытались разговорить меня. Но я молчала, улыбалась и хлопала ресницами. В их глазах виднелась легкая досада.
   Наконец мы вышли на широкую ровную поляну недалеко от замка. Там был установлен помост для артистов и кресла для публики. Одновременно с нами, из аллеи напротив, вышел Король с двумя дамами и тремя кавалерами и устремился к нам. Мы остановились друг напротив друга. Авид поклонился, я присела.
  - Ну давайте уже без церемоний! Мы на охоте! На природе! - воскликнул радостно Величество, восторженно и наивно сверкая глазами. 'Бедный, бедный Альберт!' - неожиданно мне стало жалко этого красивого молодого человека, вынужденного всю жизнь проводить в гадючнике и постоянно притворяться не тем, кем был на самом деле. Чтобы он случайно не увидел этого в моих глазах, я оглядела его окружение. Красивые молодые девушки и кавалеры. А вот этот тип мне уже знаком: именно его я видела сегодня утром в комнате на хозяйской половине. Скромно опуская глазки, я решила, что обязательно разузнаю, кто он такой, как только все усядутся, у моего мужа. Но хитрый Альберт опять разулыбался Авиду и сунул ему своих спутниц, буквально выдергивая мою руку и утаскивая меня к себе со словами:
  - Ну как ты так долго мог прятать от нас такое сокровище, мой друг? Это так несправедливо по отношению к нам!
  Граф делиться не хотел, но Короли не спрашивают, а просто берут себе то, что понравилось. Поэтому моя рука покорно легла на его локоть, и меня повели к королевской ложе. Сзади нас пристроился недовольный граф с двумя щебечущими птичками, крепко вцепившимися в него, и обгаживающих своими замечаниями всех, кто имел несчастье попасть им на глаза.
  Я улыбнулась Королю:
  - Как отдохнули, Ваше Величество?
  - Прекрасно. Свежий воздух, открытое окно и за ним - огромные молчаливые горы. Облака, плывущие по небу... И мечты. Вы иногда мечтаете, милая леди? Или рядом с Авидом не о чем мечтать?
  - Вы хотели сказать, не о ком? Действительно, у меня нежный и любящий муж. А если мечтать о чем-то... Знаете, иногда мечтаю. О других странах, городах и даже о тех далеких горах. - Я протянула ладонь к вершинам. - Представляете, как было бы прекрасно увидеть эти надменные сопки с высоты птичьего полета! Вы - птица. Большая и сильная птица. Своими длинными и широкими крыльями Вы пронзаете белые облака, оставляющие на Ваших перьях маленькие капельки воды, которые ветер тут же уносит в пространство. Над Вами - яркое сияющее солнце. Под Вами - покрытые снегом пики и глубокие черные распадки, по которым текут с ледников быстрые и холодные реки. Вы видите зеленые, утопающие в садах долины, и безнадежную остроту суровой горной пурги, хоронящей под своим белым покровом все живое, неосторожно забредшее в ее владения... Но мое здоровье слишком слабо, чтобы даже мечтать.
   Король остановился и посмотрел на меня потемневшими и влажными глазами:
  - Простите, пожалуйста, милая леди, вашего глупого Короля! - он взял мою руку в перчатке и приложил к своей щеке. Придворные вокруг застыли в изумлении. Мой благоверный нахмурился.
  - В чем же я должна Вас простить? Вы не делали ничего дурного, сир.
  - Когда-то я плохо о Вас думал. - Он поцеловал мою ладонь и снова положил ее на сгиб своего локтя. - Моему другу действительно очень повезло. У Вас такая тонкая и нежная душа. Жаль, что я не знал Вас раньше.
  'Переиграла.' - отругала себя мысленно. - 'Нельзя ссорить двух друзей теперь еще и ревностью'.
  - Сир. - Твердо сказала я. - Я действительно очень люблю своего мужа. И очень ему благодарна, что спас тогда от клеветы маленькую и очень ранимую девочку, пойдя на большие жертвы, оставляя друга и привычный круг общения. Поверьте, ему было очень тяжело. Но сейчас, мне кажется, вам обоим надо забыть прошлые обиды и помириться. Пожалуйста, сир. Протяните руку своему благородному, но очень одинокому без Вас, другу.
  Король взволнованно обернулся к графу Скульскому, действительно страдающему от болтовни фавориток и невозможности услышать, о чем мы говорим.
  - Авид! - тихо сказал он. Придворные примолкли и прислушались. - Прости, друг, я ничего не знал. Я даже не представлял, как тебе тяжело. Но сейчас я здесь, с тобой, и вот моя рука!
  Король протянул свою изящную, но крепкую руку рослому графу. Тот глянул на меня. Я прикрыла ресницы. Ничего не понимающий Авид протянул свою и почтительно прикоснулся к пальцам своего монарха. Все были довольны. Счастливо улыбался Альберт, растерянно улыбался Авид, публика аплодировала, а я умилялась и хвалила себя.
   Наконец мы расселись перед сценой. Меня опять Король усадил рядом. Но место с другой стороны несдвигаемой скалой занял граф. На сцене что-то пели и показывали. Все слушали, в положенных местах хлопая и смеясь. А я думала. Друзей я примирила. Может, мне пора назад? Эй, помощник! Я все сделала? Но помощник не откликался, и меня никто не забирал. Значит, моя роль здесь исполнена не до конца. Ладно, посмотрим. И я с удовольствием досмотрела представление.
   Вечер увеселений закончился пышным фейерверком в потемневшем небе. Парк благоухал ночной свежестью. Я немного озябла. Мой граф объявил, что стол с яствами для всех желающих накрыт на соседней поляне. Придворные, пересмеиваясь, перешучиваясь и периодически приставая к нам, двинулись на запахи еды. Авид почтительно отпросил меня у Короля, объяснив тому, что ночной воздух для меня слишком свеж. Король милостиво отпустил, на прощание поцеловав мою руку и стребовав обещание с графа опять вернуться к нему на поляну, когда тот проводит меня в покои. Пришлось пообещать.
   Войдя в башню, мы быстренько задернули плотные шторы на небольшом оконце, и Авид зажег свечи. После чего опять помог освободиться от узкого платья и принес легкое домашнее, не стесняющее движений.
  - Вот, переодевайся. Сейчас я вернусь к гостям и отдам слугам распоряжения на завтрашний день. Потом приду и принесу тебе покушать. Ты за это время, будь добра, обработай руки и тело. Не дай Бог, Королю надоест целовать твои перчатки и он стянет одну. И все твои речи сразу станут лживой болтовней перед правдой грубых рук. Да, и приготовься к танцам! - Авид наклонился и нежно поцеловал меня в щеку. - Постараюсь придти побыстрее. Не открывай никому! - снова повторил он, как заклятье. Дверь внизу хлопнула, ключ сделал два оборота.
  Интересно, как я могу отпереть дверь, не имея ключа?
  А я пошла в ванную.
   Через час с небольшим, завернутая в большой и теплый халат хозяина, я лежала на его постели под одеялом. Каким же тяжким трудом дается артистам их хлеб! Отыграла всего день, а сил не осталось совсем. И кушать хочется. Обед давно растворился в моем животе, а поужинать так и не дали. Мой чудесный граф, обещавший научить местным танцам, видимо, прекрасно проводит время в обществе снова обретенного друга за бутылкой вина. И ведь не боится, что завтра опозорю! Перевернувшись на спину, я полюбовалась на отшлифованные розовые ноготочки на руках. Теперь можно и без перчаток гулять. Глазки постепенно слипались, а свечи тихо догорали. Я отплывала в сонный рай. Но вот внизу хлопнула дверь. Я открыла глаза и села, настороженно всматриваясь в дверной проем.
  - О, дорогой! - промурлыкала я, увидев в руках графа поднос с тарелочками. - Я так тебя ждала!
  Тот иронично фыркнул, поставил поднос на кровать и поменял свечи в подсвечниках. Стало светло. Не вылезая из-под одеяла, я цапнула поднос и начала жевать теплый хлебушек, обмакивая его в разные тарелочки. Авид рассмеялся:
  - Так кушают только служанки!
  - И все-таки, Сиятельство, ты на редкость бестолковый мужик. - произнесла я, проглатывая вкуснющий кусочек.
  - Почему это? - граф опустился на шкуры, локоть руки положил на кровать, а ладонью подпер щеку. Серые глаза с удовольствием глядели на меня.
  - Вот ты, когда хочешь есть, а рядом никого нет, церемонно размазываешь палочкой свое комсю? Не-ет! Ты хватаешь мясо руками, вонзаешь в сочный кусок белые зубы и с наслаждением его жуешь, возможно, чавкаешь, а потом, запив его бокалом вина, сыто рыгаешь в воздух...- Я помахала рукой перед своим носом.
  Граф уронил голову на кровать и засмеялся.
  - Что? Не так? - округлила глаза и тоже рассмеялась я. Тарелочки почти опустели. - Спасибо за вкусный ужин!
  Отставив в сторону поднос, я попыталась вылезть из одеяла, но запуталась в длинном халате, и жалобно посмотрела на Авида:
  - Самое любезное и доброе Сиятельство! Не поможете ли Вашей недостойной помощнице выбраться из этой мягкой и теплой западни?
  Тот потянулся и с загоревшимися глазами скользнул в мою сторону по покрывалу: - Может, я лучше присоединюсь к тебе, маленькая госпожа?
  - О, Вы повысили меня в статусе? Это безумно льстит!
  Тот уже растянулся рядом со мной и пытался докопаться до меня через все эти шкуры и одеяла. На секунду оторвавшись от своего увлекательного занятия, он поймал мою руку и, поцеловав пальцы, отозвался:
  - Ты чересчур умна для служанки. Кто ты?
  - Франциска, горничная твоей Адели. - вздохнула я.
  - Ты обработала ручки? - он уткнулся носом в благоухающую маслами ладонь.
  - И ножки, и все остальное. Спасибо, было очень приятно. - отозвалась я. - Авид! Отвлекись от моего тела, прошу! Тебе рано утром на охоту, а вечером - бал. Я танцевать не умею! - выдернула я свою руку обратно. - Ты обещал научить!
  Тот притушил блеск в глазах и сел рядом со мной:
  - Да, малышка, ты права!
  Рывком он содрал с меня плотное одеяло, одновременно хватая за талию и подтаскивая меня к себе. Не ожидавшая такого рывка, я, не думая, выставила вперед руки, опасаясь падения, и толкнула мужчину в грудь. Он упал на спину, увлекая меня за собой. И я оказалась лежащей на нем и в его объятиях. Вот это было не запланированным и совершенно лишним для меня. Голова закружилась от запаха, сердце заколотилось, как бешеное, а губы непроизвольно приоткрылись для поцелуя. Тяжело дыша, я смотрела в его расширившиеся зрачки. Моя рука робко и жадно коснулась его бровей, носа, губ... Что я делаю? Это же не мое тело! Я уйду, а бедной служанке достанется, кроме амнезии, еще и вероятная нежелательная проблема?
   Рука Авида развязала пояс халата и спустила его с моих плеч. Он перевернул меня под себя и жадно целовал мое лицо, шею, плечи. Я задыхалась от желания и жадно отвечала на его ласки... Судьба! Да где же ты! Спаси! Пожалей служанку... О-о-о, какое наслаждение... Мои губы горели, а голова и тело плавились от страсти. Мужчина рывками сдирал одежду с себя.
   Снизу раздался настойчивый стук в дверь. Мои инстинкты разочарованно застонали, а совесть облегченно вздохнула. Спасибо, Судьба!
   Авид нехотя оторвался от меня и посмотрел в сторону лестницы.
  - Может, ну их? - хрипло сказал он.
  - А может, что-то случилось? Ты - хозяин. У тебя полон дом гостей. Надо идти... - глухо отозвалась я.
  В дверь продолжали настойчиво стучать, и Авид нехотя сполз с меня, проведя по обнаженной коже теплой рукой с подрагивающими пальцами. Разгоряченное тело отозвалось мурашками и стоном.
  - Мы продолжим. - Утвердительно кивнул головой мужчина, накидывая на свою полураздетую фигуру халат, снятый с меня.
  - Иди, дверь выломают, - я прикрылась одеялом.
  Граф сунул ноги в сапожки и пошел по лестнице вниз. Я быстро вскочила, нашла домашнее платье, со всей возможной скоростью надевая его, одновременно прислушиваясь к звукам у подножия башни. До меня донеслись глухие мужские голоса. Слов слышно не было. Приведя себя в порядок, я прокралась к проходу и прислушалась. Один голос был пьяным и звонким. Другой - глухим и недовольным. Пьяный голос говорил зло и агрессивно. Голос графа звучал, наоборот, все тише. Затем раздался громкий стук, шаги, и все стихло. Держась за стену, я аккуратно спускалась по ступеням, готовая в любую минуту бежать обратно наверх. Добравшись до нижней площадки, я высунула нос из-за двери в полутемный коридор. Там никого не было. Значит, Авид ушел с этим человеком. Что ж, подождем. И я потихоньку стала подниматься обратно. А через некоторое время вернулся граф. Он был хмур и неразговорчив. От возбуждения не осталось и следа. А также он был чем-то очень обеспокоен.
  - Проблемы? - тихо спросила я.
  - Нет. - ровно ответил граф.
  - Действительно, женский мозг не способен понять изощренных мужских заморочек... - пробурчала я себе под нос. Во всех временах и мирах - все одно и то же. Только, когда дело станет совсем тупиковым, их неподражаемые и умные головы наконец-то вспоминают про жен, подруг и матерей и бегут за разрешением ставшей уже безвыходной, ситуации.
  - Если проблем нет, давай танцевать. А то завтра они появятся. - ровно сказала я и подошла к задумчивому графу.
  - Действительно. - Переключился Авид и предложил мне руку. И мы стали разучивать фигуры местных танцев.
  Когда, по его мнению, я начала двигаться легко, он меня отпустил. За окном появилась бледная полоска зари.
  - Ты ложись, поспи. - Тепло сказал он. - Тебе предстоит нелегкий вечер.
  - А ты? - зевнула я.
  - А я - на кухню и в конюшню. Охотникам с утра должны приготовить с собой в дорогу легкие закуски к мясу. А конюхи - осмотреть еще раз коней. Да и самому надо взглянуть. Прошу тебя, - он присел передо мной на корточки и посмотрел серьезно мне в глаза, - сегодня, без меня, ни в коем случае, слышишь? Ни в коем случае! Не выходи из башни.
  - Мне что-то угрожает?
  - Нет, вряд ли... Не знаю.
  - Значит, угрожает тебе?
  - Девочка! Еще неделя, и двор уедет. Все кончится. И никто не должен догадаться о нашей маленькой тайне.
  - Здесь есть кто-то, знающий Адель? Родственники?
  - Да, дорогая.
  - Это он вчера приходил? Что-то заподозрил?
  - Нет, - поморщился Авид, - пытался требовать. Не бойся, все будет хорошо. - Он поцеловал меня в лоб. - Поспи, девочка. Я зайду перед отъездом и принесу тебе поесть.
  Он ткнулся лбом в мои колени и потерся о них головой:
  - Мне пора.
  
  Глава пятая. Разговор с Его Величеством.
  
   Я легла в кровать. Хотелось спать, но не спалось. Я опять встала и подошла к башенному окну. Во дворе ржали лошади и суетились люди. Разодетые в охотничьи великолепные костюмы господа прохаживались в ожидании короля. Вот вышел мой граф, а за ним - разодетая в пышные платья стайка девиц и дам. Кучер подал экипаж. Интересно, как по лесу можно передвигаться в таких объемных костюмах? Кусты не мешают? Сзади коляски был привязан большой тюк. Наверное, закуски и покрывала для пикника дамам. Граф отдал распоряжения, поцеловал одной, самой старшей, даме ручку и опять вбежал в дом. Через некоторое время ключ в замке снизу провернулся и по ступеням влетел Авид с подносом.
  - Не спишь? - удивился он.
  - Нет, на тебя смотрю. - улыбнулась я ему и отошла от окна.
  - А я тебе покушать принес. - Он поставил поднос и с улыбкой подошел ко мне. Одной рукой он обхватил мою талию и привлек меня к себе. Голова опять закружилась, и я потянулась к нему. А он с удовольствием впился в мои губы.
  - Какая же ты сладкая... - еле оторвался он от меня. - Давай, вечером... Сейчас выйдет король и мы поедем...
  Он прижал на секунду мою голову к своей груди: - Я почему-то так боюсь тебя потерять... Не открывай никому...
  Простучали по ступеням охотничьи сапоги, и запел замок. Я снова заперта в башне. Но у меня есть маленькое окно, и я поспешила к нему.
  Скоро вышел Его Величество в скромном охотничьем костюме. Ему подвели лошадь, и он лихо вскочил в седло. Серый скакун затанцевал под ним в предвкушении прогулки. Король осадил жеребца и кивнул своей свите. Кавалеры прыгали на коней, а дамы истерично смеялись. И вот, наконец, кавалькада начала утягиваться за ворота. Последними выехали четыре телеги. Видимо, для дичи. Где-то высоко, в рассветных горах, уже пели рожки егерей. Смотреть больше было не на что, и я пошла на кровать. Спокойного всем дня и удачной охоты!
  
   Проснулась я во второй половине дня от духоты и шума во дворе. Встав с ложа, зевая, снова подошла к окну. Небеса были затянуты белой кисеей, сквозь которую нещадно палило солнце. Дамы из двух открытых экипажей медленно вылезали, тяжело опираясь на подставленные мужские руки. Король, спрыгнув с уставшего коня, быстро вошел в дом. Граф заехал в ворота в последних рядах вместе с телегами и егерями. Загонные собаки, похожие на наших борзых, лениво расползлись в тень хозяйственных построек. Придворные друг за другом медленно заходили в двери.
   Я сходила в ванную и ополоснулась. Потом подумала и пустила туда очень горячую воду, практически, кипяток. Налила жидкого мыла и взбила его в пену. Скоро придет граф и ему приятно будет расслабиться в горячей воде после леса, крови и скачек по горам.
   Пока ждала его, подъела все кушанья на подносе, полагая, что мой хозяин уже наелся свежего мяса, и голод ему не грозит. Тем временем, замок, встрепенувшийся поначалу, снова потихоньку засыпал. И вот внизу скрипнула дверь, и по лестнице застучали тяжелые сапоги. Я поспешила встать.
  - Как прошла охота? - с улыбкой обратилась я к усталому графу. Тот молча скинул с себя сюртук, рубашку, сапоги и штаны.
  - Ванная ждет тебя! - показала я рукой на маленькую дверку обнаженному мужчине. Тот усмехнулся, и, молча прошел туда, оставив открытой дверь.
  - Ты меня помоешь? - через какое-то время раздался умиротворенный голос.
  - Конечно, Сиятельство, ведь это моя обязанность, не так ли? - я вошла в ванную и остановилась рядом с чашей, наполненной водой.
  - Перестань. - он вытащил из воды мокрую руку и дотронулся до меня. - Не обижайся. Я просто очень устал.
  - Интересно, а перед дамой благородного происхождения ты так же спокойно бы скинул штаны? - задумчиво протянула я, присаживаясь на краешек ванны.
  Он рассмеялся, откинув голову на бортик. А я распустила заплетенную вчера косу и начала медленно разбирать волосы, одновременно намыливая голову и разбирая пряди. Авид блаженно закрыл глаза и засопел. Все-таки двое суток без сна. Я потихоньку набирала из крана горячую воду и смывала ему волосы. Скоро они стали чистыми и блестящими. Промокнув их полотенцем, я разбудила Авида: вода уже остывала. Ему надо было ополоснуться и лечь в кровать. Он улыбнулся, не открывая глаз, дал себя ополоснуть, обтереть и довести до кровати. Куда и упал, прошептав: - Только не уходи...
  Потом засопел снова.
   За окном вечерело, но воздух был неподвижен и тяжел. Даже башня с толстыми метровыми стенами умудрилась прогреться. Облака набирали толщину и силу. Где-то, над горами, набухало серо-синим цветом небо. Наверное, будет дождь.
   Авид заворочался и проснулся. Глаза сразу метнулись по комнате. Остановившись на моей фигуре, он облегченно улыбнулся и протянул руки ко мне:
  - Иди сюда, малышка!
  - Не надо, - я тоже улыбнулась ему. - Тебе пора вставать. Впереди трудный вечер. Кстати, будет дождь. Так что если бал должен был состояться на открытой веранде, имеет смысл подготовить большое помещение внутри.
   Авид встал и выглянул в окно:
  - Ты права. Надо распорядиться и по поводу бала и по поводу ужина. Причеши меня, пожалуйста! - Он накинул халат и сел передо мной в кресло. Я взяла расческу и начала разбирать волосы на пряди. Сейчас я решила заплести ему красивую сложную косу. Пусть все завидуют!
   Где-то внизу уже раздавались звуки настраиваемых инструментов и гул множества людских голосов. В доме жарко, и я думаю, многие дамы и господа вышли в парк освежиться и немного погулять по его аллеям перед балом. Но из нашего маленького окна был виден только хозяйственный двор.
  - Собирайся, дорогая, мы вместе должны выйти к гостям. - Авид сходил в гардеробную и принес костюм себе и белое, с золотыми полосками, платье мне. Наконец, причесавшись, одевшись и обвесившись драгоценностями согласно титулу, мы спустились в нижние залы.
  И вокруг нас сразу же образовалась кучка улыбающихся придворных, говорящих нам комплименты.
  - Как Вы молоды, как красивы! Хотелось бы этого пожелать Вам на всю оставшуюся жизнь! - влезла какая-то тетка неопределенного возраста.
  - И Вы также, и Вам того же... - машинально отвечала я.
  В задних рядах кто-то хихикнул. Дама неодобрительно взглянула назад и медленно затерялась в толпе. Мы вышли на террасу, широкие ступени которой вели в парк и спустились вниз. Под деревьями было прохладней. И мы потихоньку пошли по дорожке.
  - Сейчас сделаем небольшой кружок, чтобы нас все увидели, и пойдем в дом. Ты начнешь одеваться к балу, а я отдам необходимые распоряжения.
   Как только мы вошли в дом, навстречу нам вышел Его Величество в сопровождении двух фавориток: первой и второй. Видимо, ему доложили о нашем выходе, и он захотел нас увидеть.
  - Добрый вечер, Ваше Величество! - Авид поклонился, а я заученно присела, склонив голову.
  - Ах, как я рад видеть прелестную графиню Адель! - тут же подскочил ко мне Король и схватил за руку. - Вы сегодня себя чувствуете лучше? Вы составите нам компанию на балу?
  - Да, Ваше Величество, спасибо.
  - Дорогой друг! - Король перевел свои чистые голубые глаза на Авида. - Тебе же нужно проверить, все ли готово? Тогда иди, - он величественно махнул рукой, - а я немного прогуляюсь с твоей прелестной женой. Не следует сейчас надолго задерживаться в душном доме. С твоего позволения, я отведу ее подышать свежим воздухом?
  Авид скрипнул зубами и выдавил кривую улыбку:
  - Да, конечно. - И тоскливо посмотрел на меня.
  Я посмотрела на него и прикрыла ресницы. К этому знаку он привык и, нехотя повинуясь, передал мою руку Альберту. Тот с удовольствием пристроил ее на свой локоть, и мы двинулись обратно в парк.
  
  Кусты и деревья замерли в давящей на уши тишине. В воздухе чувствовалось напряжение меняющейся погоды. Мы с Величеством неспешно шли по аллее. За нами, шагах в трех, шли фаворитки, четверо молодых людей, с которыми они по очереди кокетничали, затем пожилые, но разряженные и накрашенные дамы с таким же господином, еще какие-то люди... И от всех сильно пахло немытым телом и сладким парфюмом.
  - Вы действительно себя чувствуете хорошо! - констатировал Король, целуя мою ухоженную ручку.
  - Почему Вы так считаете? - улыбнулась я ему.
  - Вы без перчаток!
  - Да, сегодня немного жарко, - скромно сказала я, мысленно благодаря графа Авида за его настойчивость.
  - А Вы сможете сегодня с нами танцевать? Мне будет очень грустно, если я не увижу Вас на балу!
  Я рассмеялась:
  - Что Вы, разве хозяйка оставит своих важных гостей без внимания? - и перевела разговор в более безопасное русло: - Скажите, Ваше Величество, Вы удачно поохотились?
  Король опять задумчиво посмотрел на меня, словно что-то решая для себя:
  - Да, неплохо. Кабаны, олени... Но ведь Вам это не интересно!
  - Вы опять правы. - Я покраснела. Для Величества перевод темы был слишком топорным приемом. Попробуем что-нибудь другое. - Я просто хотела узнать, как там, в горах? Какой лес? А много травы и кустов? А Вы высоко забирались вверх? И тяжело ли там ходить?
  Засыпанный вопросами, Король немного был сбит с толку и отошел от интересующей его темы.
  - Да, там красиво! Сосны, горные склоны... Валуны, обросшие мхом. Ели, покрытые до середины ствола лишайником. Тонкие прутики подлеска и открытые поляны, на которых колышется серебристый ковыль. Милая леди, как бы я хотел Вам это показать!
  Свободной рукой он накрыл мою ладонь, лежащую на сгибе его локтя, и легонько ее пожал, а потом начал поглаживать подушечками пальцев. Я попыталась сдвинуть руку в складки пышного одеяния, но, словно догадавшись, что я хочу сделать, Король сжал мои пальцы в своей ладони.
  - Ну почему Вы хотите лишить меня этого маленького счастья?
  - Ваше Величество! - сказала я твердо, желая правильно расставить все точки, - Я замужем за Вашим другом. И я у него одна. А у Вас - игрушек, - я махнула рукой куда-то назад, - очень много.
  - Вы боитесь стать моей игрушкой?
  - Я люблю своего мужа.
  - А если его не станет? - голубые глаза настойчиво посмотрели на меня.
  Я испугалась и, видимо, это отразилось в моих глазах.
  - Но... Вы же шутите? - взволнованно спросила я.
  - Ну почему же. В жизни случается всякое. Все люди смертны. Бывает, знаете ли... - философски произнес Величество.
  Хоть Король и был не очень высок, но когда говорил подобным образом, сразу чувствовалось, что у этого человека в руках власть. Реальная. И с тобой рядом не галантный кавалер, развлекающий милым разговором даму, а монарх, готовый по своей прихоти развязать войну, казнить неугодного человека, отнять у друга понравившуюся женщину... И никто ему ничего не скажет против. Голубые глаза твердо смотрели вперед. Я поежилась.
   Но тут он рассмеялся, одевая очередную привычную маску: - О, простите, я напугал Вас своими речами! Простите Вашего глупого Короля! - он поднес мою ладонь к губам и начал целовать ладонь. Я мужественно ее отняла и, спрятав в складках юбки, просто пошла с ним рядом.
  - И все же, Вы не ответили на мой вопрос: зачем Вам еще одна игрушка?
  Король сам взял меня под локоть:
  - А если не игрушка?
  - Тогда кто? Любовница? Разве это не одно и то же?
  - Может, друг?
  - О, сир! - я улыбнулась. - Дружбы между мужчиной и женщиной не может быть в принципе.
  - Почему?
  - Мы слишком по-разному воспринимаем мир. А дружить могут только те, чьи миры и интересы схожи.
  - А кем бы Вы хотели для меня стать? - Король практически прижал меня к своему боку и едва слышно шептал слова на ухо. Придворные сзади давно притихли, пытаясь понять, что между нами происходит.
  - Женой Вашего друга. - посмотрела я ему в глаза.
  - Ваше решение так твердо? И Вы не оставите для меня даже маленького шанса?
  Я засмеялась:
  - Ваше величество! Вы играете со мной в банальный флирт? Слава Богу, а то я подумала, что Вы это серьезно и так испугалась! - начала щебетать я, как светские дамы позади нас.
  - Нам пора возвращаться. - неожиданно Альберт остановился и посмотрел на свиту. - Скоро бал, а мы еще не причесаны и не одеты! Да и дождь вот-вот пойдет.
  Действительно, где-то над горами вовсю сверкали зарницы, а порыв свежего ветра уже тронул кроны деревьев.
  - И я думаю, что это произойдет достаточно быстро! - сказала я и подхватила повыше длинную юбку, чтобы шаг был шире.
   Все хором посмотрели на крутящиеся небеса и припустили обратно к замку. Теперь мы с Королем шли в конце процессии. Неожиданно первые крупные капли с грохотом ударили по широким листам деревьев. К нам со скоростью и шумом локомотива приближался ливень. Я испуганно засеменила, пытаясь идти быстрее. Тогда Альберт легко подхватил меня на руки и побежал. Я охнула и обхватила руками его шею. В замок мы влетели мокрые и растрепанные. Король поставил меня на ноги. И тут на лестнице, ведущей на этажи, я заметила хмурого и недовольного, как разыгравшаяся на дворе буря, Авида.
   'Да что за твою мать здесь творится? Что же у них за отношения? И куда я влипла опять?'
  Я кинулась от Короля к моему мужу. Дрожа всем телом от холода мокрой одежды и волнения, я взяла его за руку:
  - Пойдем отсюда быстрее, прошу тебя! - прошептала я.
   Авид хозяйской рукой обнял мои плечи. Я погладила его руку. 'Кажется, успокоился'. - подумала и, разворачиваясь, взглянула мельком на Короля. На лице того было написано торжество.
   Молча дойдя до башни и закрыв за собой тяжелую дверь, Авид потащил меня по ступеням вверх. Затем, также молча, стащил с меня мокрое платье, корсет, туфли и панталоны. Потом поднял на руки и понес в ванную. Пустив горячую воду, он осторожно положил меня туда.
  - Спасибо! - растроганно сказала ему и пожала руку.
  - Девочка! Ну что ты со мной делаешь... Я чуть не убил своего Короля, увидя тебя на его руках...
  - Авид, объясни, что происходит? Мне кажется, такие отношения между вами начались уж точно не теперь. Расскажи, пожалуйста, об этом! Мне кажется, это важно.
  Авид капнул в воду ароматическое масло и разболтал его.
  - Да, детка. Началось это, когда нам исполнилось по семнадцать лет. Мы - ровесники и вместе выросли, обучаясь у одних учителей и познавая окружающий мир. Тогда, во дворце, появилась одна молодая и привлекательная леди. Жена мисурийского дипломата. Мы с Альбертом были бестолковыми, юными и восторженными. Нам мечталось о победах в сражениях и о любви прекрасных дам. Когда красавица встречала нас по отдельности, то многообещающе улыбалась нам обоим. Но Альберт был принцем, а я - всего лишь сыном графа. Но каждый из нас был уверен в пламенных чувствах молодой женщины. Никто из нас и не мог предположить тогда, что красотка была особой любвеобильной и радовала, кроме нас, своими знаками внимания многих кавалеров, да и не только. Но для каждого из нас она казалась личной тайной, первой любовью...
  - И что?
  - Однажды во дворце был какой-то праздник. Эта леди тоже была там вместе с мужем. Во время танца я осмелился пригласить ее погулять по балконам третьего этажа, опоясывающим дворец. Полюбоваться луной. Когда мы с ней целовались, и мои руки были не совсем там, где надо, туда неожиданно вышел принц Альберт. Он страшно разозлился и вызвал меня на дуэль.
  - И что?
  - Мы дрались. До первой крови. Потом целый год не разговаривали, несмотря на то, что нам открыли глаза на предмет наших воздыханий. Потом так и повелось: понравится мне какая-нибудь девушка, Альберт тут же соблазняет ее своими ухаживаниями. Я очень злился вначале, а потом начал делать то же самое. И вот бал. Наше знакомство с Адель. Королю она понравилась своей необычной красотой. А я, дурак, ночью на ней женился. Как же смеялся он надо мной, узнав, что моя жена - сумасшедшая! Отчасти из-за этого я и уехал сюда.
  - А он приехал еще раз тебя пнуть? - догадливо поинтересовалась я.
  - Наверно. Не знаю. Никто не знает, что у него в голове. Он хитрый и скрытный. Я так за тебя опасался!
  - Меня этими играми не проведешь, - махнула я рукой.
  - Ты у меня умница, - подытожил граф, целуя меня в губы и вытаскивая из ванной. Теперь настала его очередь сушить и промокать мою кожу. Моя кровь тут же вскипела. Я не удержалась и, закинув руки ему на шею, наклонила его голову и впилась поцелуем в губы. Каким же яростным был наш поцелуй! Моя кожа горела под прикосновениями рук и губ. Я застонала и стала развязывать завязки его штанов. С рубашкой было труднее: там пришито слишком много пуговиц. Я провела руками по его талии и бедрам и через мгновение мы очутились на кровати. Зрачки Авида превратились в два черных озера. Он тяжело дышал и смотрел мне в глаза:
   - Ты уверена, ты хочешь?
  Я молча прижала его голову к своей груди, которую он начал покрывать поцелуями, спускаясь все ниже и ниже...
   В дверь нашего убежища настойчиво барабанили. Безумными глазами мы смотрели друг на друга: Бал! Мы про него совсем забыли!
  Авид быстро вскочил и сбежал вниз по лестнице, а потом обратно вверх: - Детка! Собираемся и быстро.
  Он впихнул меня в корсет, панталоны с чулками и в сиреневое расшитое платье, сам причесал и уложил. Пристроил диадему в волосы, колье на грудь, серьги в уши, а браслеты - обоим на руки. Его мы тоже собирали в четыре руки. Сверху на мои обнаженные плечи он накинул легкую светлую вуаль:
  - Я слишком сильно тебя целовал! - со смешком объяснил мне Авид. И вот мы торжественно, под руку, спускаемся вниз по лестнице. В зале играет музыка. Придворные ходят туда-сюда: то в бальную залу, то к столу, накрытому рядом в столовой. Слуги, скользя между гостями, разносили напитки и вина. Короля еще не было. Слава богу! Успели!
  
  Глава шестая. Бал.
  
  Мы стояли у входа в бальный зал, когда Его Величество в окружении вторых фавориток, но под руку с первой начал торжественно спускаться по ступеням вниз. Одеты они были... ярко.
  В свете огромного количества свечей камни на их одежде переливались и сияли сказочной радугой. Платья дам блестели серебряными и золотыми полосками, перстни, браслеты и диадемы бликовали и резали глаза до слез. И как они сами себя выдерживают? Его Величество, наоборот, на их фоне выглядел очень скромно. Серо-голубые камзол и панталоны, гармонирующие с цветом глаз. Темно-серые мягкие замшевые полусапожки. Темно-серая нижняя кружевная рубаха. Во вкусе Королю отказать было трудно. Блестюшек на одежде не было совсем. Но на указательном пальце правой руки, которой он поддерживал руку фаворитки, сиял именной королевский перстень, а в светлых волосах - узкая диадема или даже, судя по небольшой величине, почти обруч, прихватывающий уложенные локонами волосы. Король был красивым мужчиной, и я понимаю желание огромного количества женщин находиться рядом с ним хоть в роли десятой фаворитки.
  Тем временем, они медленно спустились, позволяя всем оглядеть и поприветствовать себя. Мы с Авидом, как принимающая сторона, подошли и поприветствовали своего высокого гостя. По правилам бала, как объяснил мне Авид, на первый танец я становлюсь партнершей Величества, а он - его фаворитки. Дальше - по желанию дам и кавалеров. Мой умница граф именно этот, открывающий бал, танец, разучивал со мной особенно тщательно.
  Король невозмутимо подошел к нам и медленно протянул руку своей дамы Авиду. Авид также предложил ему мою руку. Я положила пальцы в перчатке на сгиб королевского локтя, и мы вошли в зал.
  Грянула торжественная и какая-то пафосная музыка. Мы двумя парами прошли в центр зала и встали недалеко друг от друга. Мы с партнером церемонно раскланялись и начали выполнять фигуры танца. Смотреть, как танцует Король, было очень приятно: так грациозно и плавно двигалось его изящное тело. Я искренне ему улыбалась. Когда мы подошли к друг другу настолько близко, что стало возможным разговаривать, я сообщила ему об этом.
  - Спасибо, - улыбнулся Величество, - я тоже давно не получал такого удовольствия!
  - Что Вы, я не танцевала очень давно. Так что прошу Вас меня извинить, если окажусь в чем-то неловкой!
  - Мне кажется, что даже неловкость в Вашем исполнении будет очень мила!
  Я покраснела и затрепетала ресницами. Авид говорил, что комплименты являются непременной составляющей этих танцев со стороны мужчины, а трепетание ресниц - это выражение признательности со стороны женщины. Продолжаем.
  - Вы подумали над моим предложением? - сразу взял быка за рога Величество. - Я хотел бы Вас видеть рядом с собой во дворце. Вы достойны лучшей участи, нежели прозябание в это забытой Богами дыре.
  - Вы хотите видеть рядом с собой сломанную Вашей волей женщину? Еще одну никчемную и глупую игрушку? Я думала, что Вы более проницательный человек.
  - Что же такого я не понял в вашей судьбе?
  - А что Вы поняли, Ваше Величество?
  - Я вижу красивую, умную молодую женщину, живущую далеко от интересных идей, воспитанных и образованных людей. Вы должны украсить наш двор своей изысканностью и утонченностью. Продолжать развивать свои способности и...
  - И занять место фаворитки при Вашем Величестве?
  - Да что же Вас не устраивает в этом положении? Любая из девушек нашего континента с удовольствием заняла бы это место рядом со мной. Или я Вам так не нравлюсь?
  - Хотите заставить меня говорить комплименты мужчине? Извольте: Вы - самый очаровательный и привлекательный Король. Ваши прекрасные небесные глаза пронзают своим светом мою неискушенную душу и заставляют сильнее биться мое сердце...
  Величество довольно улыбнулся и протянул мне руку в очередном пируэте.
  - ... от страха, что я буду разлучена со своим горячо любимым мужем. - договорила я.
  Король с досадой бросил мою руку. Я остановилась. Музыканты, глядя на нас, перестали играть. Авид оставил свою партнершу и подошел к нам.
  - Твоя жена очень недальновидна, Авид. Я разочарован. - холодно произнес Его Величество.
  Авид растерянно посмотрел на меня. Видимо, сейчас решалась его судьба. И я действительно испугалась: я скоро отсюда уберусь, а им здесь жить и жить. Не мне вставать между ними.
   И я снова подошла к Его Величеству:
  - Простите, сир. Я всего лишь маленькая и глупая девочка, не видевшая в жизни ничего. Прошу вас, не относитесь так сурово к моим необдуманным словам! И я очень боюсь принять неверное решение... Вы должны хоть немного меня понять. - И, присев, я склонила перед ним голову.
   Величество довольно блеснул глазами, все же сохраняя суровое выражение лица: - Хорошо. Продолжайте! - махнул он музыкантам рукой. Снова заиграла музыка. Я стояла посреди зала, молча смотря на Короля. Внезапно стало как-то грустно и горько. Все получалось очень и очень глупо. Два разумных и ответственных мужика на глазах превращались в самцов, не поделивших красивую самку. И что я с этим могла сделать? Неожиданно для меня самой из уголка глаза медленно поползла слеза. Авид замер, сдвинув брови, но не смея подойти. Наверное, он тоже понял ситуацию. А у Короля вдруг искривились губы и он быстро шагнул ко мне:
  - Ну же, перестаньте! Нельзя показывать свою слабость никому. Успокойтесь. - Он слегка дунул мне в лоб. - Ну, улыбнитесь. У Вас такая нежная улыбка. Ей так приятно любоваться!
  Я смахнула слезинку и попросила Короля:
  - Тогда давайте закончим наш танец? Я обещаю Вам, что до конца Вашей поездки я приму правильное решение.
  Мы закружились в танцевальных фигурах и постепенно к нам присоединились другие пары, видя, что гнев монарха прошел мимо.
   Ненароком я взглянула в один из высоких и узких оконных проемов: за стенами замка бушевала настоящая буря. Постоянно сверкали разноцветные молнии, и дождь водопадом стекал по блестящим стеклам. Раскатов слышно не было, его заглушали звуки громкой и веселой музыки. Но на душе стало как-то беспокойно. Величество проследил за моим взглядом:
  - Мы успели вернуться с прогулки вовремя. Какая сильная гроза! На равнине таких гроз не бывает!
  - Да и у нас они обычно тише в это время года.
  - А Вам понравилась наша прогулка? - перевел опять разговор на личные отношения Его Величество.
  - Честно? Не очень. - улыбнулась я ему. - Мое любимое платье промокло, и я чуть не простудилась. А это было бы очень невежливым по отношению к Вам.
  - Вывернулась! Маленькая хитрюшка. - Король погрозил пальцем. - А мне было очень приятно нести Вас на руках!
  - Ваше Величество! Вы добиваетесь того, чтобы прямо сейчас я бросилась Вам на шею?
  - Мне было бы очень приятно. - мечтательно повторил Король.
  - Во-первых, это будет ложью во спасение, а во-вторых, Ваши же придворные объявят меня опасной сумасшедшей, и я никуда с Вами не поеду. Вы этого добиваетесь? А в-третьих, Ваши фаворитки прикопают меня в ближайшем овражке, ненадолго забыв все свои распри.
  Король весело захохотал:
   - Какая умная у меня малышка! Авид недостоин твоего мизинца.
  Я поморщилась. Но вот этот длинный и нудный танец закончился. Мой граф подошел к нам и попросил дозволения Величества танцевать со мной.
  - Ну Авид! Доставь своему лучшему другу удовольствие! Да и себе: в твоем распоряжении лучшие красавицы нашего Королевства!
  У графа напряглись на шее жилы и потемнели глаза. Мне пришлось подойти к нему и успокоительно положить руку на его запястье.
  - Сегодня решается твоя судьба, Авид! - негромко прошептала я. - Отыграем свои роли до конца. Не забывай, что я - служанка, а не графиня.
  Авид усмехнулся и расправил плечи. Ему было приятно знать то, о чем и не подозревает Король. А я чувствовала себя... джокером?
   И я снова вернулась к Королю. Оба улыбались и поглядывали друг на друга с превосходством. Все кружились, флиртовали, обижались и радовались под громкую и плавную музыку. Когда я не знала танца, то просила Величество дать мне немного отдохнуть. Он усаживал меня на кресло, приносил бокал воды или фрукты и садился со мной рядом, своим недовольным видом отпугивая возможных желающих потанцевать со мной. Но ни один из придворных не пытался вырвать кусок мяса из пасти льва. Мы разговаривали о жуткой буре, разыгравшейся на улице, о других странах, о редких животных королевского зоопарка. О характере того или иного придворного. Когда Величество не вытягивал меня на скользкий разговор, то оказывался очень интересным собеседником. Авид, танцуя по очереди со всеми фаворитками, иногда поглядывал в нашу сторону. Но замечая его взгляд, направленный на меня, я успокоительно опускала ресницы. А Король постепенно начал строить планы наших совместных с ним путешествий.
   И вот бал, наконец-то, был закончен. За окном серел тусклый и дождливый рассвет. Король с неохотой выпустил мою руку из своей.
  - Ведь это ненадолго, правда ведь? - спросил на прощание он у меня. Я потрепетала ресницами.
  - Конечно, Ваше Величество. До вечера.
  Я аккуратно прилепилась к локтю Авида, после чего мы вместе проводили покидающее нас Величество с первой фавориткой, сразу обозначившей свой статус, как только я отошла от Короля. А потом мы рванули в свою башню.
   Я устало села на кровать. Не понимаю, чего хочет от меня Судьба? Чтобы я легла в постель Короля? Бессмысленно гадать. Время покажет.
  Авид раздеваясь, искоса поглядывал на меня, потом все же не выдержал:
  - Что он от тебя хотел?
  - Того же, чего хочешь ты. Переспать со мной. - жестко сказала я.
  - А ты?
  - А ты? - подняла я на него глаза.
  - Я хочу тебя. - прошептал Авид, опускаясь рядом со мной на мягкие шкуры на полу.
  - А потом подаришь свою служанку Величеству?
  - Глупая, - Авид нежно провел рукой по моим волосам, - я не отдам тебя никому.
  - Помоги мне раздеться, - попросила я моего временного мужа. Он ловко начал расстегивать мои бесчисленные пуговички. Скоро я стояла перед ним полностью обнаженной, но с диадемой в волосах.
  - Ты достойна быть королевой! - прошептал, целуя мой живот, мужчина.
  Я с силой прижала к себе его голову:
  - Ты отдашь меня ему, Авид?
  - Моей Королевой! - простонал он, обхватывая мои бедра и укладывая на кровать. Голову охватил знакомый пожар. Через тело шла мощным потоком огромная сила, заставляя выгибаться дугой под сумасшедшими ласками безумного в своей страсти мужчины. Когда наконец, он смог полностью раздеться и приникнуть ко мне всем своим распаленным телом, в дверь опять забарабанили, причем, очень сильно. Страсть постепенно уходила, но пришло бессилие от растраченной впустую энергии и раздражение на тех, кто нам так настойчиво мешал. Руки и мои, и Авида тряслись, когда мы дружно застегивали на его теле халат.
  - Что-то серьезное произошло... - озвучил мою мысль Авид. - Сиди тихо. На всякий случай, второй ключ от двери башни - в ванной над окном.
   Он ушел вниз. Раздались взволнованные громкие голоса, и дверь хлопнула. Это было странно. И я пошла в ванную комнату. За ней располагалась гардеробная графа, в которой висело мое форменное платье. Я быстро влезла в него, одела валявшиеся тут же туфли служанки и чулки с панталонами. Нацепила форменную шапочку на самые уши, скрывая прическу. В ванной нашла пудру и немного присыпала свое разрумянившееся лицо и губы. Достала ключ и пошла по лестнице вниз. Тихо скрипнула дверь. В коридоре было пусто. Я заперла башню и бегом, не скрываясь, рванула вниз. Там слышался гул голосов, истеричные всхлипы и громкие голоса кричавших мужчин. Ввинтившись в плотную толпу полуодетых людей, я прислушивалась ко всему, о чем они говорят. И вот я выбралась вперед. Дверь на террасу была распахнута настежь. Снаружи уже рассвело, и моросил мелкий и нудный дождь. Под ним стоял Авид в халате, Король и тот самый мужик, родственник Адели. А у их ног лежало тело женщины. Подавшись вперед к самой двери, я посмотрела на нее. Черные волосы мокрой волной разметались по ее шее и полу. Платье безжизненно обрисовывало очертания ее тела. Руки были прижаты к груди, словно пытаясь вытащить оттуда нож, впившийся смертельным жалом ей в сердце. Я взглянула на лицо: она была неуловимо похожа на меня. И она была Аделью. Настоящей и мертвой.
  
  Глава седьмая. Расследование.
  
   Я в ужасе зажала руками рот. Это было самым плохим развитием событий. На улице дождь пошел сильнее. По плечам и волосам стоявших над трупом людей уже текли потоки воды. Король и граф молча стояли друг против друга, сжав руки в кулаки. Яркие глаза Величества метали молнии. Челюсть графа была решительно выдвинута вперед, но было видно, как он растерян. Родственник лживо изображал глубокую скорбь.
  Но вот к Его Величеству подбежал гвардейский офицер и вытянулся в ожидании приказа.
  - Тело убрать. Осторожно. Переодеть и приготовить к похоронам. Опросить всех. Кто что видел. Где был. Всех гостей. Всех слуг. - Он обвел ненавидящими глазами всю толпу. - Сделавший это оч-чень сильно раскается в содеянном.
  Решительным шагом Король пробрался сквозь толпу и прошел в отведенные ему покои. Офицер вопросительно посмотрел на хозяина дома.
  - Пойдемте, я выделю Вам комнату для опроса людей. - Граф вошел в дом и, вытерев лицо рукой, повел офицера за собой. Люди вокруг заговорили громче. Дамы в истерике закричали, что и дня не вынесут рядом с убийцей и надо срочно ехать в столицу. Один из пришедших гвардейцев посмотрел на все это и рявкнул, перекрыв все разговоры и возню: - По спальням разойдись! На допрос кто первый?
  Шевелящийся вокруг народ с удовольствием побежал выполнять первое распоряжение. Я осталась на месте. Гвардейцы подняли тело и понесли вслед за показывающим путь дворецким. Большой холл постепенно освобождался от людей. Я присела на диванчик в угол и задумалась. Где граф прятал безумную Адель? Почему она оказалась на ступенях замка? Кто, в конце концов ее убил? И, самое главное, за что? Как говорил Ш. Холмс: надо искать того, кому это выгодно. А я не знаю, кто, кроме графа, больше был заинтересован в смерти Адель. Но он был со мной - это раз. И он боялся немилости Короля - это два. Король? Нет. Он хотел забрать Адель с собой, потому что она его заинтересовала. Фаворитки? Вряд ли. Король достаточно жесток, иначе из него бы вили веревки все, кому не лень, и в стране была бы анархия. Нет. Нагадить каким-либо образом - да. Подставить, очернить в глазах монарха - это их метод. Но не убийство. Кавалеры? А зачем? Возможно, я просто многого не знаю. Слуги? А им было все равно, лишь бы не прислуживать безумной. Был еще один человек. Но его мотивов я пока не знала. И все-таки. Как оказалась на пороге дома Адель? Ее наверняка сторожили.
   Я встала и начала расхаживать по холлу. От террасы в дом вели мокрые следы людей, бывших на улице. Да! Надо найти непромокаемую одежду и обувь. Я бросилась на этаж слуг. И тут мне чудесным образом повезло: я с налету наткнулась на единственного знакомого в этом доме человека, не считая графа. Это была рыженькая Флоренс. Она сразу кинулась ко мне:
  - Что случилось с нашей госпожой?
  - Ее зарезали, Флоренс. Кто, не знаю. Наверное тот, кто не хотел ее видеть нормальной!
  - Ой! - Флоренс округлила глаза. - Чего ж теперь будет?
  - А будет то, что скорее всего, обвинят нашего графа и повесят. - Безжалостно поведала я девушке. - А нас выгонят вон.
  - А почему его? - Флоренс схватилась за сердце.
  - Потому что графиня смогла понравиться Его Величеству! И он захотел забрать ее с собой. А граф, например, заревновал и 'не доставайся же ты никому!' - зарезал ее. - Я провела рукой у своего горла.
  Флоренс весело расхохоталась:
  - Нашу безумную графиню?
  - А ты видела, как она себя вела на балу?
  - Нет, но говорили, что она танцевала с Королем!
  - Вот и я о том же!
  - Значит, старая ведьма сварила очень сильное зелье!
  - Флоренс! Тебе жаль своего господина?
  - Да... - разулыбалась та. - Он такой... страстный!
  'Ну ты и кобель!' - пролетело в моей голове и спряталось подальше.
  - Скажи, где мне найти непромокаемую одежду и обувь?
  - А чего ты хочешь?
  - Спасать нашего страстного и щедрого господина, моя дорогая!
  - Ой, и я с тобой! - закричала девушка и, схватив меня за руку, потащила по лестнице вверх. И я подумала: почему нет?
   Скоро мы вдвоем, одетые в плащи с большим капюшоном, резиновые сапоги и, вместо юбок, теплые штаны, шли от террасы в сторону парка. На траве следов видно не было, но в парке, на земляных дорожках, обязательно должно было что-то да остаться. Я предупредила помощницу, чтобы на землю она ни в коем случае не наступала.
   От террасы в парк отходило четыре дороги, как четыре луча. Надо было осмотреть их все.
  - Скажи, Флоренс, а где живет Зафира?
  - За восточной деревней, на отшибе. Почти в лесу.
  - Какая из этих дорожек ведет туда?
  - Крайняя. - показала девушка.
  - Пойдем туда!
  Мы, взявшись за руки и скользя на мокрой траве, поспешили к самой дальней дорожке. И точно. Там, где кончалась трава, виднелись отпечатки конских копыт, смазанные дождем.
  - Скажи, Флоренс, а кто-нибудь, конюхи, кузнецы, могли бы определить по этим отпечаткам, лошадь из конюшни графа или принадлежит приезжим?
  - Не знаю. Можно попробовать спросить Станко. Он любит наших лошадей и знает о них все!
  - Как его найти? - я вцепилась в ее рукав.
  - Да на конюшне, где ж еще?
  - Бежим туда! Он срочно нам нужен!
  Мы рванули со всех ног на конюшню. Флоренс, взяв меня за руку, вела какими-то проходами мимо лошадей, сбруи, каких-то приспособлений. Пахло сильно. Увидев меня, лошади почему-то волновались, всхрапывали и дергались, как будто здесь гулял большой и сильный хищник. Наследство прошлой поездки сказывается. Одна даже начала бить копытами в заднюю стену.
  - Кто здесь шляется? - раздался грубый мужской голос.
  - Дядька Станко, это Флоренс, швея!
  К нам вышел высокий и хмурый мужик.
  - Чего лошадей баламутите?
  - Дядя Станко! - взмолилась я. - У нас очень мало времени. Скажите, можете по мокрому отпечатку определить, наша лошадь была в парке или приезжих?
  - А чего тут определять? - тот покрутил в руках гибкий хлыст, с которым вышел к нам. - Ночью брали лошадь. Не нашу. Кто, не знаю, не видел. Но вернулась она вся мокрая и запаленная. Гад! Так и бросил в стойле! Его бы так погонять и бросить. Чуть не сгубил... - Станко сплюнул куда-то в сторону. Наверное, на гада. - Говорят, безумную графиню убили?
  - Да, дядька. А мы хотим найти, кто это сделал! - Флоренс воинственно сжала кулачки.
  - Вот бестолковые бабы! - удивился Станко. - Полон дом гвардейцев. Небось, найдут!
  - Дядька! - попросила я. - В этом могут обвинить нашего хозяина. И мы останемся без работы. Прошу тебя, сходи к гвардейскому офицеру, он ведет дознание, скажи про лошадь!
  - Тю...Вот оно как поворачивается... Лады. Сейчас схожу. - Он бросил кнут и поспешил куда-то внутрь.
  - Флоренс! Нам надо к Зафире!
  Мы снова взялись за руки и побежали обратно в парк.
  
   С ветвей деревьев и широких листьев падали крупные капли и били по нашим плащам, когда мы пробегали мимо и случайно задевали какой-нибудь из сучков. Иногда наши ноги разъезжались, и мы по очереди падали в мокрую траву. Несмотря на плачевность ситуации, мы смеялись над собой и поднимали друг друга с травы. Парк постепенно переходил в лесок, а дорога расширялась. Отпечатки копыт на ней достаточно ясно вели сначала туда, куда мы шли, а потом, более четкие, в обратном направлении. Мы бежали уже часа два, когда лес раздался, и в низине показалась широко раскинувшаяся деревня.
  - Где живет ведьма? - спросила я.
  - Пойдем! - Флоренс схватила меня за руку и потащила в сторону.
  - Погоди, пойдем по следам. Может, этот всадник ездил не к ней.
  Мы дошли до деревни. След привел нас к одной из изб, а затем уходил в обратном направлении.
  - Давай зайдем. - Я зашла в низкую ограду и, подойдя к двери, постучала туда. - Хозяева! Ау! Вы дома?
  На крыльцо вышла пожилая опрятная женщина.
  - Здравствуй, хозяюшка! Мы - из замка, горничные. Скажи пожалуйста, что за господин приезжал к вам на лошади под утро?
  - А к чему вам это знать, девушки?
  - В замке произошло убийство. Тот, кого подозревают гвардейцы, ездил сегодня в деревню. Мы пришли первые. А за нами придут гвардейцы. Знаете, что бывает за сокрытие важной информации? Схватят за соучастие! - я жалостливо посмотрела на тетеньку. Мозг у нее соображал медленно, но в правильном направлении.
  - Да, был господин. В темном плаще. Спрашивал дорогу к нашей ведьме.
  - Ты сможешь его узнать? Лицо помнишь? - взволнованно спросила я.
  - Ну да. Смогу. - уверенно ответила женщина.
  - Прошу тебя, пока не пришли гвардейцы, иди к офицеру в замок! Расскажи, кого видела!
  - А если меня подкараулит тот? - женщина поджала губы.
  - У вас в деревне же есть мужчины, староста, в конце концов! И кто-то точно держит лошадей. Пусть подвезут тебя до замка! В этом заинтересован сам Король! А вдруг тебя наградят?
  У женщины загорелись глаза. Все-таки, материальный стимул - самый действенный.
  А мы побежали к ведунье. Напрямик, через чужие огородики и выпасы. Мне почему-то казалось, что с ней случилось несчастье.
   Забрызганные грязью чуть ли не по пояс, мы, наконец, добрались до маленького, вросшего в землю, дома. А вот и отпечатки знакомых копыт. Мы с Флоренс переглянулись и осторожно открыли дверь: - Тетушка Зафира! - негромко позвала я. - Есть дома кто?
  Впереди, в комнате с полупрозрачным оконцем, что-то зашевелилось. Мы дружно взвизгнули но, схватившись за руки, медленно пошли вперед.
  - Тетушка Зафира! - позвала я снова дрожащим голоском. Серый ком на полу зашевелился и замычал. Я дернулась вперед и присела перед лежащей женщиной.
  - Зажги свечу! - закричала я Флоренс, которая все мялась на пороге. - Тетушка Зафира ранена!
  Когда швея, наконец, зажгла свет, я увидела страшную картину: волосы пожилой женщины все были в крови, на лице застыла черная корка. Я выскочила в сени и принесла ведро. Схватила лежащую на столе тряпку и, окунув ее в воду, протерла женщине глаза. Она опять застонала и, тяжело вздохнув, посмотрела на меня сквозь влагу и слезы.
  - Деточка... - прошептала она.
  - Флоренс, - скомандовала я. - Беги в деревню, бери лошадь и зови сюда гвардейцев! Именем Короля.
   Ошарашенная девушка кивнула и, развернувшись, бросилась вон. Я встала. Что там делают, оказывая первую помощь при травмах? Надо вскипятить воду и промыть место удара. Как же давно не топила я печь! Открыв какие-то заслонки, я натолкала в топку поленца и кучу коры. Потом засунула горящую свечу и подожгла. Кора затрещала и вспыхнула. Я прикрыла дверцу и схватила большую чистую кастрюлю. Налила воды и поставила на плиту. Бросила туда же чистую тряпочку. Пусть прокипит. У знахарки кругом на полочках стояли разные горшочки и сушились под потолком на кухонке пучки трав. Я их внимательно осмотрела. А вот это очень похоже на нашу крапиву! И еще даже не высох. Ай, жжется! Я отдернула пальцы и подула. Все-таки надо спросить, если Зафира в сознании. А то еще уморю тетеньку. Я снова встала перед ней на колени и позвала: - Тетушка! Ты меня слышишь?
  Зафира с трудом приоткрыла глаза. Видимо, сильно ударил ее этот гад. Наверное, думал, что до смерти. А тетка оказалась живучей.
  - Тетенька, скажи, эту травку заварить? - я поднесла поближе приглянувшийся мне жгучий пучок. Женщина прикрыла глаза и, снова их открыв, повела ими куда-то в сторону полок. Я поставила свечу рядом с ее лицом, чтобы лучше видеть ее знаки, и пальцем повела по ее припасам. Когда она моргнула, я схватила крутобокий горшок: - Этот, тетенька?
  Она моргнула опять.
  - Заварить вместе с крапивой?
   Огонь ревел в печи, и вода начала закипать. Я вытащила тряпочку и положила ее на ошпаренное блюдце. Потом взяла еще кастрюлю и разлила кипящую воду пополам. В одну емкость я всыпала травы, а в другую бросила длинный и широкий чистый лоскут, найденный в шкафу. 'Будет бинтом' - решила я. Затем нашла острый нож. Опустив на несколько секунд в горячую воду, я вытащила мое орудие и подошла к знахарке.
  - Потерпи уж немного. Буду резать волосы вокруг раны.
  Я макала в воду пропитанную целебной заваркой мокрую тряпку и отмачивала спекшуюся кровь. Потом срезала прилипшие к ране волосы. Уже третья по счету кастрюля кипела на печке. Тетка Зафира бледнела и периодически закатывала глаза. Когда она потеряла сознание в первый раз, я жутко испугалась:
  - Ну Зафирочка, миленькая, только не умирай! Ты должна жить! - причитала я, разыскивая в ее бутылечках что-нибудь резко пахнущее. Наконец нашла какую-то густую жидкость, воняющую так, что сознание чуть не вышибло из меня. Я поднесла ее к носу Зафиры. Через некоторое время она пришла в себя.
  - Потерпи, родненькая! - приговаривала я, продолжая обрезать ей волосы. Потом этой же тряпкой я начала чистить рану. Не знаю, насколько мои действия были правильными, но кровь перестала сочиться. Я намочила в теплом растворе еще один кусок материи и, приложив к ране и приподняв ее голову, тихонечко начала бинтовать. Боже мой! Я никогда таким не занималась! Я так боялась сделать ей еще больней! А вдруг у нее проломлен череп? У меня тряслись пальцы, и повязка то и дело сползала куда-то набок. Я расплакалась. У меня ничего не получалось. Да что ж я такая бездарная? Ничего-то я не умею.
   Не знаю, сколько прошло времени, в избушке знахарки было полутемно, как на улице послышались голоса и стук копыт. Распахнулась дверь и в душную и жаркую темноту шагнул высокий мужчина в гвардейской форме.
  - Что с ней? - громко спросил он.
  - Ее хотели убить. Вы можете ей помочь? Нужен врач, чтобы осмотреть ее голову! - истерично выкрикнула я.
  Мужчина развернулся и что-то крикнул тем, кто ждал на улице. К нам зашел еще один человек.
  - Показывайте! - приказал он мне.
  - Больше не могу. - прошептала я. - Я боюсь крови, я не умею...
  Слезы хлынули из моих глаз ручьем. Нервы не выдерживали двух суток без сна и стольких потрясений сразу. Подошедший человек поднял меня на ноги и подтолкнул к двери: - Иди тогда отсюда и не мешай!
  И я вышла на улицу. В маленьком дворике знахарки толпились люди и кони. Я медленно подошла к ним: - Скажите, Вы нашли того, кто убил графиню?
  - А ты кто? - уставился он на меня.
  - Горничная ее сиятельства. Франциска.
  - А мы тебя как раз искали! - воскликнул один из этих людей. - Капрал! Мы нашли горничную!
  - Везите ее в замок! - послышалось изнутри распоряжение. Молодой гвардеец подошел ко мне. - Надо ехать, девушка. Слышала приказ?
  - Поехали. - Безнадежно и устало сказала я. Солдат вскочил на коня и, перегнувшись, подхватил меня за талию. Конь всхрапнул и дернулся, но успокоенный уверенной рукой, позволил посадить меня на себя. Через мгновение мы уже летели по направлению к дому.
  
   И вот я снова вхожу в двери замка, но не через парадную дверь, а через тот самый хозяйственный двор, который виден из башенного оконца. Я бросила взгляд на высокую башню: что сейчас делает мой граф? А Величество? Кто из сильных мира сего снизойдет до простой служанки? Руки мои были в крови, лицо - в грязных разводах. Вместо платья - большие мужские штаны и нижняя рубаха. Красавица, ничего не скажешь! Зато никто не признает нашей небольшой подмены.
   Гвардеец настойчиво вел меня под локоть в какую-то дальнюю комнату на первом этаже. В замке было тихо. Господ попадалось навстречу совсем мало. Даже слуги скользили мимо с каким-то мрачным и задумчивым видом. Доведя меня до очередных прикрытых дверей, гвардеец остановился и тихонечко стукнул согнутым пальцем в створку.
  - Войдите! - раздался властный и жесткий голос.
  Гвардеец толкнул дверь и ввел меня вовнутрь. Эта комната была кабинетом, наверное, управляющего. Прямо передо мной, у дальней стенки, стоял массивный письменный стол. За ним сидел гвардейский офицер. По периметру комнаты стояли громоздкие деревянные шкафы.
  - Вот, мой капитан, служанка графини, Франциска.
  Я немного наклонила голову. Этого человека я уже видела ранним утром.
  - Подойди и встань напротив меня. - приказал офицер. - Ты жди за дверью. - это уже было сказано моему сопровождающему.
  Я покорно подошла к столу.
  - Где ты была ночью?
  - Здесь, в замке, господин. Ждала с бала госпожу.
  - Как ты очутилась в деревне?
  - Я утром услышала крики, спустилась вниз и увидела убитую госпожу. Увидела над ее телом Вас, господина и Его Величество. Потом подумала, что ее мог убить кто-то чужой. Пошла в парк и увидела отпечатки копыт. - Устало перечисляла я. Наверняка ведь Флоренс уже допросили. А ей скрывать нечего.
  - И дальше?
  - В парке было мокро и грязно. Я вернулась в замок, по пути встретив швею Флоренс. Мы с ней дружим. Я рассказала ей о следах. Мы переоделись и пошли по следам. Следы привели нас в деревню, а затем - к местной ведунье. Она была ранена и я попросила Флоренс как можно скорее добраться до замка и привести людей.
  - Ну и какие же выводы ты сделала?
  - Убийца лошадь взял в замке. Доехал до деревни. Ударил Зафиру и вернулся обратно. Убил увидевшую его графиню. Но это мои домыслы.
  - Ты видела графиню после бала?
  - Нет. Я ждала, а потом заснула в гардеробной.
  - Скажи мне, горничная, твоя госпожа, она была не в себе? - глаза офицера заблестели, и он даже подался вперед.
  - Ну, как Вам сказать, иногда бывало. Одиноко ей тут, да и физическое здоровье слабое.
  - Тогда может, ты мне уточнишь, как могла сумасшедшая женщина выглядеть на балу совершенно нормальной?
  - Знаете, она не сумасшедшая, она умная и красивая. Ну, если иногда бывало...
  - А тогда почему ее покои выглядят так... - он замялся, - ужасно? И решетки на окнах... Странно это, не находишь?
  - В последнее время она жила в башне с графом. А в ее покоях все собирались ремонт делать... А тут двор приехал. Решетки... А она во сне иногда ходит. Я сплю крепко. Не могу же я сутками напролет не спать?
  - А почему у ней нет второй горничной?
  - Боятся. Но я-то жива и здорова.
  - Что она могла делать ночью на террасе?
  - Так наверно, не спалось ей, а тут кто-то вошел. И испугался. Ну и убил госпожу. - Я зарыдала. Нервы не выдерживали, а глаза слипались.
  - Не реви. - поморщился офицер. - Бабка Зафира готовила для твоей госпожи зелье?
  - Да, господин. Она - травница. А здоровье госпожи оставляло желать лучшего, и Зафира готовила для нее укрепляющие настои.
  - Кто ездил к Зафире за настоями?
  - Так она сама приходила. Любой может подтвердить! Спросите, кого хотите!
  - Я спрашивал. Все говорят, что она была помешанной.
  Я застонала: - Вы видели ее на балу, на обеде. Как она Вам показалась?
  - В том-то и дело, что она была совершенно нормальной.
  - Да найдите, кому ее смерть выгодна!
  - Графу? - с усмешкой спросил капитан.
  - Зачем? Он сколько лет с ней жил здесь один. И берег ее как мог!
  - Тогда кому же?
  - Может, ее родственникам? Кто-то обнищал, а в случае насильственной смерти, все ее состояние достается не графу, а этим родственникам?
  - Какая умная маленькая горничная! - он хлопнул в ладоши - Забери ее, запри, да не спускай с нее глаз!
  Вошел давишний гвардеец, снова взял меня под локоть и повел в покои графини: - Твоя комната здесь?
  - Да, господин.
  Он втолкнул меня внутрь и запер за мной дверь.
  
  Глава восьмая. И раскрываются страшные тайны.
  
   Уставшая, грязная и погруженная в невеселые мысли, я шла по ободранным комнатам в поисках ванной. Мне надо было срочно помыться и поменять одежду. Запах чужой крови просто забивал ноздри. Я провела рукой по стене. Когда-то золотистая с голубыми полосками ткань была местами ободрана, а где-то заляпана большими жирными пятнами. На красивых витражных окнах стояли решетки. Занавесок не было и в помине. Но где-то здесь должна быть комната Франциски, находившейся со своей госпожой неотлучно. 'Интересно, - подумала я, - графиня была действительно так безумна или ее заперли и не выпускали по какой-то другой причине? Может быть, она была владелицей тайных урановых рудников? Или алмазной трубы?' Я захихикала над своими мыслями: все равно это не объясняло бы того, что ее запирали. Ага, вот тут какая-то маленькая дверь. Я пнула ее ногой, и она открылась. Маленькая, чистая, но бедно обставленная комната. Узкая кровать и крошечный платяной шкаф. Я открыла его дверцу: там висели аккуратные платья горничной. Так. Я нашла, где жила Франциска. Обернувшись назад, я увидела на оборотной стороне двери тяжелый засов. Значит, горничная тоже боялась свою госпожу. Захватив платье с бельем и выйдя наружу, я отправилась на поиски ванной. Так, а здесь - спальня графини. Большая кровать, столбики для балдахина, которого нет. Разодранный матрац, из которого сквозь зашитые прорехи торчат куски сухой травы. Столбик справа от изголовья был словно поцарапан когтями большой кошки. Прямо лежбище зверя! Я подошла к кровати и начала принюхиваться. Интересно-интересно... А запах зверя здесь действительно присутствовал: пахло застарелой и мокрой собачьей шерстью и ... кровью. Не поняла. Ее били или били ее собаку? Или она прибила здесь собаку? Я пожала плечами и толкнула маленькую дверку за кроватью: там действительно оказалась ванная комната, большая чаша, и заветный краник.
   Я открыла кран, настроила температуру воды и заткнула слив пробкой. Затем сбросила грязную одежду и с удовольствием погрузилась в прозрачное блаженство. Но мне как-то не хватало мыльной пенки с каким-нибудь ароматом. Я перегнулась через бортик и протянула руку к маленькой обшарпанной тумбочке. Больше в комнате ничего не было. В ней стояли три флакона. Я достала все три и по очереди начала их открывать. В первом была бурая жижа. Непонятно, что это и зачем оно в ванной? Во втором жидкость была прозрачная, но не пахла ничем вкусным и мыльным. Третий флакон мылом пах, но оно тоже было жидкое и бурое, без ароматизаторов. Не рискнув его использовать, я просто обмылась водой, обсушилась лежавшей на полочке чистой тряпкой и натянула одежду. Схватившись за свою голову и сняв чепец, чтобы причесаться, так как мыть волосы без мыла я не рискнула, я обнаружила на волосах сиреневую диадему.
   Оставлять произведение искусства в этом загаженном помещении я не хотела. Поэтому, причесавшись, я пристроила ее опять на свою голову, одев чистый и плотный чепец. Прибрав за собой в ванной, я снова пришла ко входной двери и подергала ее. Заперта. Значит, кушать мне не дадут. Что ж. Пойду спать.
   Проснулась я от жуткого голода уже ночью. Про меня так никто и не вспомнил. И где мой ненаглядный граф? Я снова подошла к двери и начала изо всех сил барабанить в нее. Но мне так никто и не открыл, несмотря на какие-то шорохи с обратной стороны. Я разозлилась и начала мерить шагами гостиную. Они собрались уморить меня голодом? Но злость постепенно прошла. Надо чем-то занять мозги, чтобы не думать о сочной и аппетитной курочке в изумительной и жареной корочке. И картошечке с маслицем... Как я давно ее не ела! Казалось, целые столетия прошли с тех пор, как я покинула свой мир! Наконец мне надоело сидеть в темноте, и я пошла в комнату Франциски искать свечу. Слава Богу! Нашла целый подсвечник. Теперь бы разжечь. Я пошарила по столу. Нащупала два камушка. Вспомнив предыдущее путешествие, я уверенно ударила их друг о друга. Проскочила сильная искра. Но как разжечь фитиль? Я пошарила по столу. Потом под столом. И нашла завернутые в тряпочку тонюсенькие полоски коры. Через десять минут мои свечи горели ярким светом.
   Так что же случилось с графиней? Почему граф жил с сумасшедшей женой в одном замке, не подстроив ей несчастный случай? Не похож он на очень терпеливого человека и альтруиста. Что за жидкости находятся во флаконах? Почему служанка так похожа на свою госпожу? Почему граф доверил роль Адели перед королем этой служанке? Значит, она была далеко не глупа? Или наоборот, чересчур? Как много вопросов! И спальня - логово зверя или оборотня? Волосы на голове зашевелились. Но я - человек трезвомыслящий. Если бы в этом мире были оборотни, Флоренс ни за что не пошла бы со мной по лесу в деревню. Я думаю, здесь даже больших хищников нет. А что если все это - я обвела глазами комнату - постановка? И опять же: по слухам, граф - человек очень практичный. Торгаш. Разве такой стал бы безвылазно сидеть в глуши, если бы это не сулило ему прибыль? А может, Франциска на самом деле - Адель? Нет. Убитая девушка и впрямь была Аделью. Поэтому граф над трупом был очень озабочен. Значит, дело здесь все-таки в деньгах. Больших деньгах. И она ему нужна была живой. Пусть ненормальной, но обязательно живой. Иначе бы он эти деньги потерял. А если он эти деньги теряет... то кто-то обязательно приобретает. Возможно, ее родственники. Разгадку этой шарады надо искать в ее приданном!
   За окном рассвело. Я потушила свечи и смирно села на единственный стульчик в гостиной. И дождалась: ключ заскрежетал в моей двери, и на пороге появился гвардейский офицер.
  - Доброе утро! - выпалила я. - Очень хочется есть, и я знаю, где находится разгадка преступления!
  - И тебе доброго утра. Пойдем. Сейчас с тобой будет говорить Его Величество, а потом тебя накормят.
  - Пожалуйста! Кружечку воды и корочку хлеба! Я не кушала целые сутки!
  Офицер усмехнулся и кивнул головой. Мы быстро пошли на кухню. Там, жалостно глядевшая на меня повариха положила в мою миску кашу с мясом и дала ложку. Я схватила и то, и другое. В мгновение ока на тарелке не осталось ничего. Мне дали кружку отвара, я с удовольствием его выпила.
  - Пойдемте. - позвала я офицера.
  И мы двинулись по коридорам и лестнице. А вот и Королевские апартаменты. Офицер, не стучась, толкнул дверь, и мы вошли.
   Что ж, прелестная гостиная в серо-голубых королевских тонах. Шелковые занавески на распахнутых окнах. И легкий теплый ветерок, залетающий сюда и щекочущий мои щеки. Хорошо-то как!
  - Садись. - офицер показал мне на стул, стоявший напротив массивного кресла. Тут я испугалась. А вдруг Величество узнает меня и мой голос? Я надвинула шапочку на самые брови и решила говорить немного выше тоном. Офицер, тем временем, подошел к другой двери и, постучав в нее, приоткрыл и что-то сказал. Потом вернулся обратно и встал за моей спиной. Двери внезапно, рывком, раскрылись, и в комнату вышел Король.
   Его Величество выглядел осунувшимся и раздраженным. Видимо, их следствие зашло в тупик. Я привстала, чтобы поприветствовать его, но офицер прижал ладонью мое плечо. Я осталась сидеть, глядя в пол. Величество, едва взглянув на меня, уселся в кресло: - Что за спешка?
  - Эта девушка что-то знает по поводу смерти графини Адель, сир!
  Король исподлобья наконец взглянул на меня: - Говори!
  - Это, скорее, не о смерти, а о жизни. Только выслушайте! Не сбивайте меня!
  И я изложила все, о чем я надумала этой ночью. Величество покивал головой и распорядился:
  - Разыщите завещание ее родителей! Пошлите в ее родные места! Найдите доктора, лечившего ее еще при живых родителях. Мне нужно точно знать, была ли она безумна. Кто убил ее и за что. Срок - завтра.
  Король поднялся с кресла и, сделав шаг по направлению к внутренней двери, вдруг остановился. Потом потер лоб.
  - Что-то тут не так. - произнес он и вышел.
  - А с девушкой что делать? - крикнул ему вслед гвардеец.
  - Девушка. Точно. Закройте ее в какой-нибудь комнате здесь. Не хочу, чтобы ее убили тоже. Слишком она догадлива. И дайте ей покушать. - дверь захлопнулась.
  Я выдохнула. Не узнал. Сменил костюм и ты - другой человек.
   Меня провели во внутренние комнаты и закрыли в одной из них. Я прилегла на чистую и узкую кровать, видимо, комнаты слуг здесь похожи, как близнецы, и стала смотреть за окно. На улице распогодилось: небосвод был голубым, облачка белыми и легкими, а солнце - теплым и радостным. Парк под окнами с удовольствием шумел напившейся за позапрошлую ночь жирной зеленой листвой. В голове было легко. Наверное, я сделала все, что могла. Сложно представить, что я здесь всего четвертый день. И тут в мою голову ворвался образ графа. У него было очень привлекательное тело. Может, я влюбилась в него? Нет. Я совсем его не знала. И не знала его роли в участи бедной Адель. Мне почему-то казалось, что эта молодая девочка была разменной картой чьих-то интересов. А так ли бескорыстно влюбился в нее граф, как говорил? Возможно, он что-то знал о ней и поспешил заключить брак, пока ее не увел кто-то другой. А я?
   Я прекрасно знала о его неуемной сексуальности. И была одним из его временных увлечений. Действительно, глупенькая горничная вдруг заговорила! Это было интересным и интригующим. И это зацепило. Печально. Хотя нет. Здорово. Я для себя вдруг поняла, что могу быть желанной и красивой, чего совсем не знала в той, земной жизни.
   Скоро наступил вечер, за ним - ночь. А утром я услышала шаги и голоса. Ходили люди, о чем-то громко говорили. Кто-то пробежал. И я поняла, что пришли известия. А затем в мою комнату вошел Король. Я в этот момент стояла у окна и любовалась розовым и ясным утром. Обернувшись, я поклонилась.
  - Скажи мне, девочка, ты давала какие-то лекарства Адель?
  - Нет, сир. Я делала ей ванны с успокаивающей настойкой, которую готовила знахарка. Пузырьки можно найти в ванной комнате.
  - Ты умница, горничная. - Неожиданно улыбнулся мне Король и, подмигнув, вышел. Значит, они получили решение загадки. Я подошла к двери и тихонько толкнула ее. Она открылась. Высунув нос наружу, я потихоньку вышла. На меня никто не обращал внимания. И я пошла к выходу. В коридорах опять суетился народ. Было ощущение, что готовится какое-то событие. И я решила найти Флоренс.
   Взбежав на четвертый этаж, подошла к двери, за которой обычно работали швеи. Прислушалась. А затем и вошла. Девушки были на месте, но не работали, а что-то возбужденно обсуждали.
  - Что тут происходит, девочки?
  Девчонки взвизгнули и подпрыгнули. А увидя меня, набросились с кулаками и объятиями: - Мы думали, ты пропала, тебя убили... - наперебой затараторили они.
  - Рассказывайте, не томите!
   И девчонки рассказали. Еще сегодня ночью прилетел курьер из родных мест графини Адели. Оказывается, нашего графа обманули! Те люди, которых он считал ее родителями, оказались двоюродными родственниками. И она действительно была больной. И безумно богатой. Серебряные рудники на островах. Граф об этом знал, потому и ухватился за возможность жениться. Но существовало завещание родителей Адель. И оно гласило: дивиденды с этих разработок принадлежат только ей. Но продать, в силу своей болезни, рудники она не имеет права. Управляющий, ведущий дела еще при жизни отца, оставался бессменным и при ее жизни. После ее смерти получал тридцать процентов от всей добычи. При том, что смерть будет естественной. Если Адель выйдет замуж, ее муж имеет право тоже только на проценты с продаж. Если она умрет насильственной смертью, он не получает ничего, и все переходит родственникам. Управляющего он менять не имеет права. При ее естественной смерти доходы переходят ему. Но ее естественность должна быть доказана независимым расследованием. Если она не выйдет замуж, то ее опекуны имеют право на десять процентов от доходов пожизненно. После смерти Адель все опять возвращается в казну. Поэтому для ее родственников был только один способ получить деньги: выдать девушку замуж и убить. Но граф, прочтя завещание, решил, что эти деньги вполне окупают периодическое затворничество и крепко охраняемую безумную девушку в доме. Он не убивал ее физически. Он медленно сводил ее с ума травками бабки Зафиры. Это он устроил из ее комнат логово зверя, чтобы ей казалось, что она - оборотень. Значит, жалела я его зря. Он тоже был порядочным гадом! А убил ее тот самый двоюродный брат, которому представилась неожиданная возможность увидеть ускользнувшую из-под надзора девушку, и во временном прояснении рассудка пытавшуюся бежать. Значит, правильно предупреждал меня граф: в облике Адель мне действительно грозила опасность!
   Девчонки все щебетали, смакуя подробности, а я закусила в раздумье палец. Кого же хотел подсунуть Величеству вместо настоящей Адели граф? И зачем сюда явился Король? Не на охоту же, в самом деле?
   Ответ на первый вопрос я нашла быстро: место Адели должна была занять Франциска. Маленькая и бестолковая девушка. Умеющая улыбаться и танцевать. Наверное, она верила в искреннюю любовь графа. Ведь он так обаятелен! Она бы сделала для него все. Ведь наверняка они давно были любовниками! Поэтому меня так волновал его запах. И какой же неожиданностью для Сиятельства оказалась я - чужая душа в привычном теле. Он наверняка все время ломал над этим голову!
   Осталось найти ответ на второй вопрос: зачем сюда явился Величество?
  
   Наконец девчонки закончили щебетать и сообщили главную новость: сегодня хоронят Адель. И казнят родственника. Ах, сколько событий в один день! Девчонки подхватили меня под руку и поспешили вниз. Там, перед парадным ходом, стоял закрытый гроб на небольшой телеге, в которую был впряжен красивый и сильный вороной конь. Рядом с гробом стояли главные действующие лица: Величество, Сиятельство, гвардейцы и придворные. У дам неожиданно нашлись прекрасные траурные платья. У кавалеров - камзолы и шарфы. Король еще раз внимательно посмотрел в лицо несчастной девушки и что-то прошептал. Офицер махнул рукой кучеру. И процессия медленно поползла в сторону местного кладбища. Я стояла и смотрела на графа: красивый и бессердечный подонок. А я так была им увлечена! Люди проходили мимо меня. А я опустошенно стояла и ни о чем не могла думать, кроме как о собственной глупости. Судьба! Мне разве не пора?
   Развернувшись, я вошла в дом: блестящая и дорогая клетка. И страшная судьба несчастной и никому не нужной пленницы! Вокруг стояла поистине гробовая тишина. Я закрыла ладонями лицо. Судьба! Ну как же так? Как люди могут быть такими чудовищами? И ради чего? Ради денег! Разве граф был так беден? Нет. Мог бы счастливо жениться и родить детей. Разве родственники плохо жили? Нет! Они тоже были состоятельными. Страшно. И так во всех мирах? Что же ты сотворила, Судьба? Или это не ты, а кто-то другой, не менее сильный и могучий? Я передернула плечами. И тут, в глухой пустоте зала, раздались тихие шаги. Они шли ко мне. Я отняла руки от глаз и обернулась. Передо мной стоял Король.
  - Это Вы? - тихо спросила я.
  - Да. А это - ты. - утвердительно сказал он.
  Он поднял руку и медленно стащил с меня чепец. Я схватилась за голову: в волосах сияла сиреневая диадема.
  - Это я. Простите меня, Ваше Величество, я ничего не знала.
  - Верю. - неожиданно усмехнулся он и провел по моим волосам рукой, снимая украшение. - Это не твое.
  - Да. - сказала я, глядя в его небесные глаза. Они были мягкими и грустными. - Я случайно оказалась в гуще событий.
  - Знаю, Авид был вынужден мне все рассказать. И про Адель. И про рудники. Про то, как травили несчастную девушку, постепенно доводя ее до животного состояния. И про Франциску. И как однажды он совершенно не узнал свою любовницу. Ты кто, милая девушка?
  Я улыбнулась и замялась.
  - Вы не поверите, Ваше Величество. Я - посланница Судьбы. Выполнив миссию, я исчезаю, чтобы оказаться в другом мире по какой-то другой причине. Причем, ни о чем не зная.
  - У тебя чистое сердце, посланница. Ты скоро уйдешь?
  - Да. Думаю, да.
  - А ты можешь вернуться?
  - Зачем, Ваше Величество? Мавр сделал свое дело... - все также тихо произнесла я. - Мавр может уйти.
  - Не уходи... Ты - одна искренняя душа среди всего этого... - он махнул рукой в сторону.
  - Ваше Величество! Не подчиниться силе, пославшей меня, я не могу. Но я от всего моего сердца желаю Вам встретить свою единственную, настоящую и чистую любовь. Жениться на ней. Родить кучу девочек и мальчиков. А я... Вспоминайте иногда обо мне, Альберт!
  Я уже чувствовала, что приходит мое время и скоро меня заберут. Поэтому спросила:
  - Ответьте мне: Вы что-то подозревали, когда собрались ехать в этот отдаленный край?
  - Ко мне приезжал управляющий рудниками требовать справедливости: граф хотел его уволить. Говорил разные чудные вещи. Как хороший хозяин, я просто не мог не проверить эту информацию лично. Признаться, не ожидал от бывшего друга таких чудовищных поступков!
  - Что с ним теперь будет?
  - Он тебе понравился? - Король остро посмотрел в мои глаза.
  - Сначала да. А потом я все поняла.
  - Выходи за меня замуж! - неожиданно сказал Король.
  Я жалко улыбнулась и скривилась:
   - Моя жизнь не принадлежит мне. Может быть, однажды меня отпустят... Но Вы навряд ли дождетесь. Спасибо Вам, Альберт.
  - Но ты бы согласилась? -нетерпеливо произнес он.
  - Да. - просто согласилась я.
  - Скажи мне, как тебя зовут по-настоящему и какая ты?
  - Ирина. А какая я, теперь не знаю. Вдруг я Вам не понравлюсь?
  - Ирина, - медленно произнес Король. - Возвращайся. Любая. Мне так нужно твое тепло...
  Он нагнулся ко мне, взял в руки мое лицо и нежно поцеловал в губы.
  
  Картинка начала медленно таять, и я снова оказалась в чертогах Судьбы. Черный человек улыбался.
  - Ну, как тебе понравилось твое путешествие?
  - Ужас. - Честно ответила я.
  - Согласен. - ответил мужчина. - А ты действительно готова выйти замуж за Короля и разделить с ним бремя дворцовых и государственных интриг?
  - Знаете, пожалуй, да. Мне понравился этот человек. Его принципиальность, хозяйственность. Красота, в конце концов. Я думаю, в глубине души - это мягкий и очень добрый человек, вынужденный быть твердым и суровым. Это его Судьба.
  - Но не твоя?
  - Не знаю. Если я его больше никогда не увижу, то очень прошу у вас для него умную, красивую и любящую жену. Он этого достоин.
  - Хорошо. - Черный человек хлопнул в ладоши. - Твоя просьба принята. А для тебя есть новое задание.
  - А отдохнуть?
  - Отработаешь - отдохнешь. Да и там, куда ты отправляешься, стоит глубокая ночь.
  Он прикоснулся пальцами к моему лбу: - Иди, девочка. Тебе пора.
  Мир завертелся перед моими глазами, и я потеряла сознание.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"