Бердникова Татьяна Андреевна: другие произведения.

Доминик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочешь себе неприятность - сделай человеку одолжение. Решив вернуть забытый скандальным клиентом телефон, молодой официант оказывается вовлечен в мрачную, смертельно опасную игру, избежать которой невозможно... Опасные люди, страшные приключения, обман, предательство, двуличие - все это окружает его, и пути назад уже нет. Жребий брошен, и он вступает в игру, вступает, чтобы победить! Но позволят ли ему это?..

  Alea iacta est.*
  
  Он пришел за двадцать минут до закрытия ресторана и заказал бутылку виски. Молодой официант, работавший сегодня в гордом одиночестве и успевший устать до невозможности, с неодобрением посмотрел на него, но сказать ничего не посмел. Впрочем, подходить и помогать разливать спиртное из заблаговременно открытой по просьбе самого клиента бутылки, он тоже не стал, но тот и не нуждался в таких услугах.
  Он уверенно сжал рукой стакан, немного приподнял его и на весу плеснул туда спиртное. Затем выпил и налил еще.
  Официант негромко вздохнул и, окинув беглым взглядом зал, предпочел покинуть его, скрываясь в комнатах для персонала.
  Все уже собирались.
  Метрдотель, единственный, кто кроме молодого человека был сегодня в зале, сидел на удобном диванчике и расслабленно читал какую-то книгу. Шеф-повар тихонько ругался, переодеваясь и ежесекундно вспоминая, выключил ли он все на кухне или же нет. Бухгалтер сумрачно считала деньги, похоже, опять подозревая, что ее обокрали...
  - Вы видели, кто сейчас явился?
  Парень, на правах единственного присутствующего сегодня официанта, не стесняясь привлечь внимание к собственной персоне, скрестил руки на груди. Все взгляды обратились к нему, на всех лицах застыл вопрос.
  - Какой-то алкоголик, - молодой человек брезгливо передернул плечами и, мотнув головой в сторону зала, из которого и пришел, поморщился, - Пришел за двадцать минут до закрытия, заказал бутылку виски и теперь сидит, напивается!
  - Такова судьба официанта, Дерек, - метрдотель, оторвавшись от книги, равнодушно пожал плечами, - Приходится терпеть даже таких людей... Да не переживай ты, сейчас выпьет и отправится домой.
  - Твои бы слова, да ему в уши, - буркнул Дерек и, присев на краешек дивана рядом с метрдотелем - своим старым другом - недовольно насупился.
  Бухгалтер, еще совсем молодая девушка, немногим старше самого официанта, но уже научившаяся ставить свои интересы превыше чужих и тем внушающая подчиненным странное уважение, завершив пересчет денег в кошельке, опустила очки на кончик носа и из-за них внимательно взглянула на молодого человека.
  - Если клиент в зале, да к тому же еще и пьет... - негромко, но очень весомо начала она, - То что ты делаешь здесь?
  Дерек, только, было, вознамерившийся немного расслабиться и отдохнуть, удивленно поднял на нее взгляд.
  - Но... но мисс!..
  - Он может напиться и начать буянить! - нахмурилась девушка, - Клиента в таком состоянии нельзя оставлять одного, ты представляешь, какие расходы он нам может принести?
  Дерек молча встал. Метрдотель, переводивший, хмурясь, взгляд с него на бухгалтера, схватил юношу за руку, удерживая его от легкомысленных поступков. Он был старше и вполне мог позволить себе спорить даже с той, от кого зависело получение ими обоими заработной платы.
  - Но он же не охранник! Прошу вас, Зои, проявите благоразумие. Дерек...
  - Сэр, - в голосе Зои зазвенела сталь, - Я бы попросила вас не вмешиваться. У Дерека завтра начинается череда выходных, он может позволить себе немного задержаться на работе. Оплачено это будет отдельно.
  - Но я итак весь день зашиваюсь! - молодой человек, осознавший, что на него помимо заботы о каком-то алкаше собираются свалить еще и сверхурочные, категорически запротестовал, - Мисс, ради всего святого! Я работаю сегодня один на весь зал, а посетителей просто прорва! У меня уже и ноги отваливаются, и руки, и...
  - Дерек, - Зои решительно поднялась и, хмурясь, надвинулась на своего несознательного собеседника, - Если вы сейчас же не отправитесь в зал, я вас оштрафую.
  Официант на мгновение потерял дар речи. Бухгалтершу они не любили дружно всем коллективом, зная о ее большой страсти штрафовать за лишний глоток воздуха, но такой беспардонной наглости он даже от нее не ожидал.
  Немало усилий потребовалось молодому человеку, чтобы овладеть собой, чтобы сдержаться и не послать эту бессовестную девчонку куда подальше, а самому развернуться и решительно отправиться домой, как и следовало бы в это время. Остановило лишь нежелание терять работу.
  Гневно выдохнув, Дерек рывком отвернулся от собеседницы и, нарочито чеканя шаги, возвратился в зал.
  Клиент все еще был тут. Бутылка виски, стоящая на его столе, была опорожнена уже больше, чем на половину. Взгляд мужчины ощутимо помутнел.
  Дерек чуть слышно скрипнул зубами и, делая вид, что его забавы пьяницы абсолютно не интересуют, присел на небольшой стульчик рядом с кассовым аппаратом и окинул долгим взором зал.
  Зал был пуст.
  Посетители, клиенты, будучи людьми вполне разумными и приличными, уже давно покинули приветливое заведение и, расплатившись за его услуги, мирно отправились по своим делам.
  Все, кроме одного.
  Он продолжал пить. Алкоголь уже, видимо, ударив в голову, успел и хорошо разогреть его, потому как пиджак мужчины был снят и небрежно свисал со спинки соседнего стула, да и несколько верхних пуговиц рубашки были расстегнуты, а галстук ослаблен.
  Лицо незнакомца было мрачно.
  Прошло еще немного времени, и он, неудовлетворенный столь быстро закончившимся в бутылке алкоголем, заказал еще одну.
  Дерек, глубоко вздохнув, принес ее и, отходя от столика, бросил мимолетный взгляд на часы. Время, в которое положено было закрывать ресторан, уже миновало, сотрудники, несомненно, разошлись. Здесь оставался лишь он, да странный клиент, вероятно, намеренный запивать тут свое смутное горе до самого утра.
  Часы негромко тикали где-то над головой, отмеряя бесконечные минуты. Дерек ежесекундно клевал носом и, маясь от безделья, опасался даже читать, не желая уснуть вот так вот, возле кассы, практически на глазах у противного дядьки, никак не желающего покидать ресторан.
  Он поднял взгляд и с тоской увидел, что обе стрелки - и часовая, и минутная, - замерли на цифре '12'.
  Клиент, похоже, часов не имел или же просто не желал на них смотреть.
  Дерек вздохнул и, поднявшись на ноги, отправился бродить по залу, переворачивая стулья и ставя их на столы. Действия эти, признаться, имели и скрытый смысл - подготавливая ресторан к закрытию на глазах у противного мужика, официант надеялся пробудить в том если уж не совесть, то хотя бы понимание.
  Мужчина ничего не заметил. Взгляд его плавал в стакане, полном янтарной жидкости с резким алкогольным запахом.
  Теперь он пил медленно, неспешно, словно бы растягивая удовольствие. Хотя, если учесть, что бутылка, стоящая перед ним на столе, была уже третьей, а никакой закуски за все это время он не попросил, то можно было вполне обоснованно усомниться, что после таких возлияний мысль об удовольствии еще могла вообще остаться в его голове. Скорее всего, неспешность действий мужчины была вызвана уже некоторой заторможенностью вследствие все тех же возлияний.
  Дерек сумрачно вернулся на свое место и принялся сверлить взглядом часы.
  Прошло десять минут, затем двадцать.
  Ровно в половину первого клиент стукнул кулаком по столу и громким, уже откровенно пьяным голосом потребовал принести ему еще выпить. Официант, как раз успевший немного задремать, вздрогнул и, бросив нескрываемо злой взгляд на мужчину, потянулся, было, к бару, намереваясь исполнить просьбу клиента... однако, внезапный приступ ярости помешал ему это сделать.
  Резко отвернувшись от бара, молодой человек, чеканя шаг, приблизился к неугомонному клиенту и, остановившись возле столика, глянул прямо в его мутные от алкоголя глаза.
  - Мы закрываемся, сэр, - голос его звучал довольно холодно, скрыть раздражения парень уже не мог, - Боюсь, вам пора уходить.
  - И ч... чего? - густые брови мужчины сдвинулись и он, упершись кулаками в столешницу, тяжело поднялся на ноги, - Ты будешь указывать мне, что делать? Ты, жалкий официантишка, указываешь, как поступать, мне, Доминику Конте?! Глупый мальчишка! Твое дело молча таскать мне выпивку, за которую я плачу, а не приказывать мне уйти! Поэтому заткнись и волоки виски, ты меня понял?!
  Чем дольше он говорил, тем сильнее Дерек сжимал кулаки. Сам он был довольно хрупким юношей, худощавым, долговязым, абсолютно не приспособленным к тому, чтобы, скажем, разгружать вагоны или побеждать в уличных драках, а вот ругающийся на него клиент, будучи выше него ростом, определенно обладал и недюжинной физической силой - литые мускулы, перекатывающиеся под тонкой тканью рубашки, были хорошо заметны, - и будучи пьяным, представлял собою определенно опасный экземпляр. Однако, сдаваться молодой человек был не намерен.
  Сносить хамство от клиентов он никогда не умел, осаждал их буквально несколькими словами, в особенно тяжелых случаях прибегая к угрозам. Единственной проблемой сейчас было то, что кроме него, слабого официанта, в ресторане не осталось ни единой живой души, включая даже охрану.
  - Я настоятельно рекомендую вам уйти, - Дерек, старательно держа себя в руках, чуть приподнял подбородок, - В противном случае, я буду вынужден пригласить охрану.
  Следующее мгновение дало молодому человеку понять, что тактику в этой беседе он избрал неверную.
  Поначалу он даже не понял, что его ударили. Подбородок вдруг вспыхнул болью и юноша, отчаянно пытаясь удержаться на ногах, неловко попятился, прижимая к нему ладонь. В глазах его отразился совершенно естественный в такой ситуации страх.
  Доминик Конте - человек, которого он не знал, которого видел в первый раз в своей жизни (и искренне надеялся, что этот раз станет так же и последним), угрожающе надвигался на него, по-бычьи наклонив голову и яростно стискивая кулаки.
  Дерек, полностью сознавая свою беспомощность перед эти здоровяком, испуганно отступал, все больше и больше сожалея об отсутствии в непосредственной близости охраны, и начиная подумывать о вызове полиции.
  Дебошир раздраженно пнул попавшийся ему на пути стул, отшвыривая его пинком в сторону, затем перевернул ближайший к нему стол. Парень, изо всех сил стараясь избежать новой встречи с его кулаком, петлял между столиками, стараясь, чтобы между ним и клиентом их было как можно больше.
  Последнего же это, казалось, лишь обрадовало. Столы летели во все стороны, расшвыриваемые сильными ударами, Дерек, в ужасе думая о том, как ему потом прибираться, продолжал пятиться, очень надеясь, что идет в сторону стойки, за которой скрывался телефон, а Доминик, похоже, зверея с каждым мгновением все сильнее и сильнее, надвигался совершенно неотвратимо.
  Развязка наступила абсолютно неожиданно.
  Официант, отступающий назад, внезапно ощутил лопатками стену и, сообразив, что двигался все-таки не в ту сторону, прижался к ней, испытывая безумное желание просочиться насквозь или, на худой конец, проникнуть внутрь нее. Прямо перед ним раздался грохот и последний, скрывающий его от обозленного неандертальца, стол отлетел в сторону. Доминик, остановившись в шаге от парня, криво ухмыльнулся и, уперев руки в бока, окинул его презрительным взглядом свысока.
  Дерек сглотнул и, ощущая, что начинает сползать вдоль стены, попытался устоять на ногах, одновременно стараясь не выпускать из виду рук мужчины, дабы в перспективе суметь уклониться от нового удара.
  - Ну, и где же твоя охрана, сморчок? - в голосе Конте уже не звучало ни одной пьяной нотки, в нем даже не ощущалась ярость - только ядовитая насмешка. Официант сглотнул, не отвечая. Охрана-то давно была дома, скорее всего, мирно спала в обнимку с супругой, но извещать об этом буйного клиента как-то не хотелось.
  Мужчина сузил глаза, пристальнее вглядываясь в лицо юноши, после чего ухмыльнулся и качнул головой.
  - Так я и думал. Маленький трус, трус и обманщик! Тьфу! - он внезапно сунул руку в карман и, вытащив бумажник, выудил из него пару крупных купюр, - Отвратительная забегаловка, никогда больше сюда не пойду, - он скомкал купюры и, швырнув их практически в лицо бедному официанту, повернулся к нему спиной, бросая через плечо, - За выпивку и неудобства.
  Засим же, расплатившись таким нетривиальным образом, он решительно прошествовал к столику, на котором все еще стояла пустая бутылка из-под виски и, схватив ее, изо всех сил швырнул на пол. Бутылка разлетелась на мелкие осколки, а безумный клиент, хохотнув, схватил со спинки стула свой пиджак и, перекинув его через руку, уверенно зашагал к двери. Взявшись за ее ручку, он обернулся, вновь взирая на так и замершего на одном месте молодого человека.
  - На ночь развлечений тебе хватит, мальчишка, - при этих словах последовал красноречивый указующий жест на учиненный погром, и дебошир, передернув плечами, наконец-то покинул ресторан.
  
  ***
  Дверь с громким хлопком затворилась. Дерек, по сию минуту стоявший, прижавшись спиной к стене, не шевелившийся и только следящий за действиями клиента, подскочил на месте и, недолго думая, метнулся к двери, торопливо запирая ее. После чего прижался к створке спиной и испустил полный облегчения вздох.
  Работы, стараниями дебошира, ему и в самом деле теперь предстояло немало. Почти все столы в зале были перевернуты, стулья расшвыряны в разные стороны, да еще и на полу возле единственного оставшегося стоять стола блестели осколки разбитой бутылки. Как Конте не прибавил к ней еще и стакан - было поистине удивительно, но, очевидно, у него уже просто кончился запал и появилось желание покинуть дружелюбный ресторан.
  Молодой человек закусил губу и, медленно отвлекаясь от безобразия, учиненного в зале, перевел взгляд на часы. Без десяти час... Что ж, сумасшедший клиент управился довольно быстро - выгнать его удалось за каких-то двадцать минут. Да, кстати, было бы неплохо еще подобрать брошенные им деньги... Да черт бы побрал эту проклятую работу!
  Дерек раздраженно передернул плечами и, не в состоянии побороть охватившую его ярость, быстрым и решительным шагом двинулся к телефону. Да, конечно. Да, он здесь совершенно не причем. Да, он тоже устал за сегодня. Но, в конце концов, ему ведь надо хоть с кем-то поделиться! Держать все это в себе... Да проще разбить голову об какой-нибудь стол, чтобы наутро в ресторане обнаружили еще и его труп. Да, и оставить записку: 'В моей смерти прошу винить Доминика Конте...'
  В ухо полетели длинные и заунывные гудки. Парень, постукивая пальцами по стойке, возле которой и находился, кусал губы, жадно ожидая ответа.
  - ...Да?.. - сонный, мешающийся с зевком, голос, неожиданно пробившийся сквозь гудки, заставил его слегка вздрогнуть и, как-то внезапно ощутив свою вину, даже растеряться.
  - Арчи... Арчибальд, я... Это я.
  - Дерек? - метрдотель, успевший лечь лишь полчаса назад, но уже ухитрившийся крепко заснуть, шумно вздохнул в трубку, - Что-то случилось?
  - Да... - молодой человек неожиданно почувствовал, что у него дрожит голос и, силясь сдержать себя, на несколько долгих мгновений закусил губу, - Этот... этот придурок, он... он тут все разнес, я... я не знаю...
  - В каком смысле 'разнес'? - Арчибальд, просыпаясь буквально на ходу, сел, судя по звукам, на кровати, - Хочешь сказать, что Зои была права? Он напился, ну и... со всеми вытекающими?
  - Более чем, - Дерек мрачно улыбнулся, еще раз окидывая долгим взором зал, - Посшибал столы, расшвырял стулья, расколотил бутылку... и мне чуть челюсть не свернул.
  - Он тебя ударил?? - мужчина на том конце провода, закашлявшись, едва не навернулся с кровати, - Как? Что... почему? Дерек, что ты ему сказал? Что вообще произошло?!
  - Я ему сказал... - парень закусил губу, ответственно вспоминая собственные слова, - Сказал, что ресторан закрывается и что ему, увы, придется уйти. Это было уже в половину первого, ты сам понимаешь, Арчибальд, я не мог...
  - Я понимаю, понимаю. Дальше.
  - Что - 'дальше'? - юноша поморщился и недовольно потер противно ноющий подбородок, - Дальше он начал орать, что я, мол, такой жалкий червь, не смею приказывать ему, великому Доминику Конте, и я...
  - Как ты сказал? - метрдотель, перебив собеседника, немного понизил голос, как будто опасаясь быть услышанным, - Доминик Конте?..
  - 'Сам' Доминик Конте, - язвительно уточнил официант и, неожиданно осознав вопрос полностью, недоумевающе заморгал, - Погоди, хочешь сказать, что он и вправду известная личность?
  Арчибальд помолчал. Вопрос, судя по всему, не доставлял ему приятных ощущений, не вызывал желания отвечать, однако, ответа все-таки требовал.
  - Ну, как сказать... - медленно выговорил он наконец, - Поговаривают, что этот парень держит в руках половину города. Не знаю, как он ухитрился, но слышал, что он управляет одновременно несколькими крупными фирмами, входит в число акционеров двух или трех банков, да и вообще является... скажем прямо, весьма обеспеченным человеком. Одного не могу понять - что Доминику Конте могло понадобиться у нас?
  - Этим он со мной не поделился, - сварливо отозвался Дерек и, устало потерев глаз, кивнул, забывая, что собеседник его не видит, - Что обеспеченный - ясно, он даже расплатился. Пару крупных бумажек швырнул мне практически в лицо, вон, на полу валяются.
  - Заплатил? - судя по всему, Арчибальда этот факт изумил не меньше, чем само присутствие мистера Конте в ресторане сегодняшним вечером, - Хм... Что ж, знаешь... Не проводи через кассу оплату. Забери деньги себе, я думаю, ты заслужил компенсацию... Если у Зои возникнут какие-нибудь претензии, я сумею с ней договориться, - в голосе его прозвучали жестковатые нотки, - И, думаю, выбью тебе дополнительный выходной. Да, Дерек, я... ты сможешь прибраться-то? Я мог бы приехать, конечно...
  - Пока ты приедешь, наступит утро, - молодой человек устало вздохнул и, на несколько мгновений сжав губы, покачал головой, - Не надо. Я справлюсь, Арчи, честно, я не за этим звонил. Просто... мне надо было выговориться.
  - Я понимаю, - в голосе собеседника зазвучала мягкая улыбка, - Правда, все понимаю. Что ж... желать спокойной ночи не буду, чтобы ты не подумал, будто я издеваюсь, пожелаю поскорее закончить все это и отправиться домой.
  - Ага, - Дерек неожиданно для себя зевнул, - Спасибо. А тебе спокойной.
  - Спасибо. Ну... пока.
  В трубке зазвучали короткие гудки.
  Молодой человек, положив ее на аппарат, с которого и звонил, в раздумье огляделся вокруг. Итак, времени терять не стоит, время, как известно, деньги... Да, деньги! Взгляд его мимолетно скользнул по полу и, наткнувшись на смятые бумажки, остановился. Что ж, есть небольшой плюс в работе в одиночку - по крайней мере, за мучения свои он получит достойную оплату.
  Дерек подошел к валяющимся на полу деньгам и, подняв их, аккуратно расправил. Хм. Ну, что же, оплата за причиненные неудобства вполне достойная, если бы только еще клиент расплатился, не швыряя деньги в лицо... Хотя, наверное, от такого, как этот Конте иного ждать не стоит. Спасибо, как говорится, и на том, а если Арчибальд сумеет выбить еще один дополнительный выходной... Парень пожал плечами и, сунув деньги в карман, отправился за веником и совком - надо было убрать битое стекло, чтобы не пораниться случайно. Если метрдотель и в самом деле сумеет выбить ему еще один выходной, то отдыхать он будет почти целую неделю и время, чтобы потратить гонорар за неудобства, найдет. И не хотелось бы такую сумму разбазарить на всякие глупости, может, купить что-то крупное? Что-нибудь такое... совершенно ненужное, но безмерно приятное. Интересно, чтобы это могло быть?
  Размышляя в таком ключе, он без особого энтузиазма принялся за уборку. Бутылку противный клиент разбил старательно - осколки разлетелись едва ли не на половину зала, поэтому подметать пришлось достаточно большой участок.
  Впрочем, при учете того, что терять времени Дереку не хотелось, да и оплату за эти старания (и страдания) он уже получил, шла работа достаточно споро.
  Бо́льшая часть стекла была уже собрана, ореол подметания постепенно сужался, когда веник, размеренно шуршащий по полу, внезапно зацепился за что-то твердое и тяжелое, и к ногам изумленного юноши выкатился из-под стола мобильный телефон последней модели.
  Дерек осторожно отставил веник и, положив совок, аккуратно подобрал свою находку. Стоимость телефона была ему примерно известна - сам он до недавнего времени мечтал о таком, и частенько к нему приценивался, с горечью сознавая, что денег на такую 'игрушку' ему никогда не скопить... И вот теперь он держал его в руках, получив абсолютно бесплатно. Неуверенно молодой человек надавил на кнопку блокировки и, с изумлением обнаружив, что более никаких дополнительных манипуляций, вроде ввода графического пароля или сканирования отпечатка пальца не требуется, провел пальцем по экрану. Перед взглядом его возникла ничем не примечательная картинка, судя по всему, выбранная из стандартного набора - какая-то зелень, плещущаяся на заднем плане водичка, то ли море, то ли озеро, - плотно усыпанная многочисленными значками программ. Юноша вздохнул. Телефон наверняка посеял этот противный дядька, Доминик Конте, когда, психуя, срывал пиджак со спинки стула, не заботясь о том, что из него что-то может выпасть. А учитывая слова Арчибальда о роде занятий этого ненормального, можно даже не сомневаться, что телефон для него - вещь весьма важная, здесь наверняка немало нужных номеров, да и вообще полезной информации. Хорошо бы было, конечно, заставить кретина самого явиться за мобильным, чтобы с видом всемирного одолжения его ему отдать...
  Дерек покачал головой. Нет. Так можно было бы поступить, работай он завтра вновь. Но выходить на работу только за ради того, чтобы дождаться какого-то психопата, с которого вполне станется вместо благодарности начать орать... Он снова покачал головой и, нажав на кнопку блокировки, сунул телефон в карман. Если не вернуть, с Конте вполне станется обвинить ресторан в краже. Если ждать, пока придет сам, надо выходить на работу. Выход, судя по всему, остается только один - нужно вернуть этому ненормальному телефон лично, встретиться с ним еще раз...
  Парень вздохнул и вновь принялся за уборку. Что ж, приятного мало, но, вероятно, именно так и придется поступить. Только, ясное дело, уже не сегодня - сейчас-то этот обеспеченный глупец, должно быть, уже спит глубоким пьяным сном, да и вариант тащиться куда-то еще среди ночи не кажется привлекательным. Значит, завтра. Завтра его ждет еще одна встреча с Домиником Конте.
  
  ***
  Громкое и очень злое рычание ворвалось в его сон, распугивая светлые и приятные грезы. Парень застонал и, не открывая глаз, громко известил ненавистного соседа, уже пять лет не могущего завершить ремонт, что проклинает его самого и всю его семью до пятого колена. После чего открыл глаза и, подумав, прибавил к проклятию еще пару лет.
  Вернулся он вчера... Хотя вернее будет сказать - сегодня, не просто поздно, а уже практически под утро, измученный донельзя. Уборка в ресторане оказалась делом значительно более трудоемким, нежели учинение погрома в нем же, и молодой человек, оказавшись наконец-то дома, только и смог, что, покидав одежду на пол, упасть лицом на кровать, с глубокой нежностью обнимая подушку. Ему не хотелось даже есть. Сил на то, чтобы переваривать пищу, попросту не оставалось.
  Сейчас же, разбуженный коротким, как обычно, но резким звуком, он с неохотой сел и, свесив с кровати ноги, широко зевнул, взъерошивая и без того лохматую после сна шевелюру. Желудок напомнил о своем существовании недовольным ворчанием и резким голодным спазмом. Молодой человек, тяжело вздохнув, без особой охоты поднялся на ноги и, бросив в адрес соседа еще несколько выразительных и емких выражений, отправился исполнять обычный утренний ритуал, заключающийся в чистке зубов и завтраке.
  Ушло у него на это, как и всегда, около получаса. Дожевав же последний кусок бутерброда, запив его кофе и сполоснув после последнего чашку, Дерек, мимолетно порадовавшись собственному выходному, отправился с пользой проводить его, а именно - убирать расшвырянные вчера вещи, что-то на вешалку, а что-то в шкаф.
  Пока что все шло, как по маслу.
  Телефон Доминика Конте, подобранный вчера в ресторане, молодой человек аккуратно водрузил на краешек стола, но пытаться найти в нем какой-нибудь полезный номер не спешил, старательно оттягивая момент необходимого разговора.
  Первым, что нарушило старательно выстраиваемое спокойствие, оказался звонок телефона самого Дерека. Молодой человек, тихо чертыхнувшись, с неохотой полез в карман брошенных на стул штанов, с не меньшей неохотой выудил оттуда мобильный и, бросив взгляд на его экран, сморщился, словно проглотив лимон. Затем торопливо отключил звук и, предоставив аппарату трястись от гнева на виброзвонке, вновь сунул его в карман.
  Звонили с работы, а тратить драгоценные минуты первого выходного на беседы с начальством ему не хотелось.
  Следующим пунктом в списке нарушителей спокойствия выступила взявшаяся неизвестно откуда совесть. Не подававшая признаков жизни уже некоторое время как, поддерживающая молодого человека и одобряющая его поступки, сейчас она вдруг взбунтовалась и в решительно форме принялась требовать от него не откладывать совершение доброго дела, а взять себя в руки и заняться возвращением телефона его законному владельцу.
  Дерек, тяжело вздохнув, бросил взгляд на лежащий на краю стола мобильный и, не в силах спорить с самим собой, безо всякой охоты взял его в руки. Вот интересно, и кому тут можно позвонить? Вряд ли же ведь имеется номер телефона с указанием 'Если потеряю - звонить сюда'! Хотя... Кто его знает, этого Конте, может, потеря мобильного - его любимое развлечение.
  Парень вздохнул еще раз и, найдя среди обилия значков на экране 'Список контактов', принялся листать записную книжку телефона.
  Повезло ему, как это не странно, сразу. Номеров здесь, как и следовало ожидать, и в самом деле оказалось довольно большое количество, имена, означающие абонентов, порою казались откровенно странными (чего только стоило имя в самом начале списка - 'Альфа'!), однако, уже на букве 'Д' взгляд юноши зацепился за довольно красноречивую надпись: 'ДДом'.
  Правда, удвоенная заглавная буква вызывала некоторое смущение, но в целом слово 'дом' дарило определенную надежду, посему долго думать молодой человек не стал и, надеясь лишь, что денег на сим-карте у Доминика достаточно, нажал на вызов.
  Полились долгие, тягучие гудки. Молодой человек, ощущая, что начинает нервничать, сжал свободную руку в кулак и напряженно сглотнул. А что, если к телефону сейчас подойдет сам Конте? Он же небось, сейчас мается с похмелья, должно быть, не будет особенно рад услышать официанта, которому вчера дал в челюсть... Дерек потер подбородок, поморщился и побарабанил себя пальцами по колену. Так, ладно. Если возьмет трубку Доминик, то он просто вежливо и быстро скажет - 'Мистер Конте...'
  - Алло, - послышался хорошо поставленный женский голос, и парень от неожиданности закашлялся.
  - А... алло, простите... мне нужен Доминик Конте.
  - Секунду, - спокойно отозвалась женщина, и в следующее мгновение голос ее зазвучал как будто издалека, - Спрашивают Доминика!
  Ответил ей, так же издалека, уже мужской голос.
  - Доминика? Сейчас подойду...
  В трубке повисло молчание, прерываемое лишь смутно слышимыми шагами, шорохом домашних тапок по полу. Дерек кусал губы, нервничая все сильнее. Господи, куда это он попал? Кому дозвонился? А вдруг под кодовым названием 'ДДом' у Конте в мобильном был забит номер какого-нибудь министра, или еще того хуже - криминального авторитета? Арчибальд же сказал вчера, что этот человек принадлежит к, так сказать, верхушке общества, такие люди, как правило, ладят с бандитами...
  - Добрый день, - приятный мужской голос нарушил его панические размышления, - Вы спрашивали Доминика Конте?
  - Да... - молодой человек набрал побольше воздуха. То, что собеседник его Домиником не был, становилось понятно почему-то сразу. Может быть, потому, что от Конте такой вежливости ожидать после вчерашнего не приходилось?
  - Очень жаль, но он не живет здесь, - в голосе незнакомца послышались виноватые нотки, - Но я бы мог что-нибудь передать ему, если...
  - Он вчера забыл в ресторане телефон! - Дерек, утомившийся собственным напряженным состоянием и не желающий затягивать разговор, решил выяснить все и сразу, - По этому телефону я сейчас звоню. Простите, я увидел слово 'дом' в списке контактов и подумал, что это его дом... Быть может, вы подскажете, как связаться с ним?
  Из трубки донесся тяжелый вздох. Невидимый собеседник помолчал, затем неожиданно пробормотал:
  - Ник-Ник... - и продолжил уже несколько громче, - Прошу прощения, не знаю, как вас зовут... Доминик - мой брат, но, увы, если его телефон у вас, связаться с ним можно разве что приехав к нему домой. У Доминика всего один мобильный, домашнего нет, но, если вы согласны потратить свое время, я бы мог дать вам его домашний адрес.
  - Адрес?.. - молодой человек как-то сразу почувствовал себя очень несчастным, - Знаете, я... Меня зовут Дерек, я - официант в том ресторане, где ваш брат вчера... ну... Я не хочу вам жаловаться, мистер Конте, но, если говорить честно...
  - Что он натворил? - голос второго Конте зазвучал устало и, вместе с тем - жестко. Чувствовалось, что выходки брата для него не в новинку.
  - Напился, - коротко отозвался парень и тут же поправился, - Выпил... Разнес полресторана и ударил меня. Мне бы... Нет, я понимаю, что чтобы отдать телефон, мне придется с ним встретиться, я готов, просто... вы уверены, что ваш брат воспримет мой приход... ну, словом, я надеюсь, моя челюсть не пострадает еще раз?
  - Ну, что вы! - на сей раз в голосе собеседника послышалось откровенное веселье, - Не волнуйтесь, Дерек, мой брат вспыльчив, но вполне отходчив. Уверен, ваш приход он воспримет даже с благодарностью! Впрочем, я мог бы и сам забрать у вас его телефон, только... - он вздохнул и явственно задумался. Дерек почувствовал, что у него опустились руки. Перед ним опять вставал нелегкий выбор - или встретиться с Конте номер один, или познакомиться с Конте номер два, но последнее, судя по всему, светило не скоро. А номер один, тем временем, мог бы заявиться в ресторан, узнать, что телефона там нет, официанта вчерашнего тоже и разозлиться снова...
  - Я очень занят... - с сомнением выдавил брат Доминика, и парень решительно махнул рукой.
  - Диктуйте адрес.
  
  ***
  Адрес оказался верным. Элитная многоэтажка, судя по всему, тоже. Дерек, который, подходя к нужному зданию, изо всех сил молил небо, чтобы номер ее отличался от номера дома, записанного им собственноручно на бумажке, и теперь жестоко разочарованный в своих надеждах на помощь свыше, сумрачно стоял перед единственным подъездом. Он поднял голову, уже в третий раз окидывая многоэтажное строение неприязненным взглядом и, вздохнув тяжело и откровенно устало, безо всякой охоты двинулся вперед.
  Прикасаться к роскошной жизни вот так, мельком, видеть, как живут другие и сознавать, что самому ему такая жизнь вряд ли светит, он не любил, можно даже сказать прямо - терпеть не мог. Однако, нужда, а самое главное - туманная перспектива получить вознаграждение за проявленное беспокойство от протрезвевшего богача, и к тому же не схлопотать от него в нос, толкали вперед, вынуждая юношу попирать собственные принципы и плевать на желания.
  Фойе встретило его нестерпимым блеском натертых полов и отполированных стен, вечнозелеными растениями в горшочках и суровым молодым охранником в небольшой каморке за стеклянной перегородкой.
  - К кому? - холодно осведомился он, едва только Дерек миновал большие стеклянные двери и окинул его взглядом, в котором сквозило сплошное подозрение и недоверие.
  - К Доминику Конте, - покорно отозвался юноша и, вздохнув, принялся объяснять, - Он потерял телефон, а я нашел, и я...
  - Запишите имя, - так же холодно и сурово перебил охранник и, просунув под стекло журнал регистрации, указал на свободную строчку, - Имя, фамилия, к кому пришли и с какими целями.
  Охранник был молодым, немногим старше самого Дерека и безмерно переполненным чувством собственной значимости. Парень, мимолетно окинув его взглядом, незаметно вздохнул. Бедняга. Работает в таком месте, постоянно видит вокруг себя роскошь и богатство, а получает, небось, не такие уж большие деньги в сравнении с доходами обитателей этого здания, да и, отработав, возвращается домой, в какую-нибудь 'однушку' или, максимум, 'двушку'... Зато считает себя невероятно крутым и, завидев парня в простой одежде, явно не слишком обеспеченного, пытается покрасоваться перед ним.
  Дерек усмехнулся и, взяв предложенную авторучку, начал творить. Писать поэму в предложенном журнале, расписывая подробно и скрупулезно цель своего визита к господину Конте, объясняя, как сильно ему не хочется идти к оному, и почему же он все-таки идет, он не стал и, ограничив цель своего визита простым словом 'гость', предварительно указав прочие данные, подвинул журнал обратно к собеседнику. Тот молча указал рукой куда-то в сторону полутемного проема в той же стене, где располагался вход в его каморку.
  - Простите, а какой этаж? - молодой человек еще раз мельком сверился с бумажкой, на которой записал адрес и, поняв, что сосчитать навскидку этажи не в силах, предпочел обратиться с этим вопросом к человеку сведущему.
  Сведущий человек одарил его до крайности странным взглядом и, на несколько мгновений сжав губы, наконец, процедил:
  - Последний, - после чего окончательно потерял интерес к странному гостю. Дерек, наивно полагавший, что отношение к нему будет несколько иным и ощущающий себя сейчас ни больше ни меньше, как политым ледяной водой, задетый буквально за живое, вздернул подбородок, не удостаивая собеседника даже кивком. После чего, и сам теряя к нему всяческий интерес, уверенно направился в сторону указанного проема, мимолетно оглядываясь.
  Холл или фойе элитного здания, надо заметить, не разочаровал его. Сверкающие плиты пола, которые, вероятно, целая бригада уборщиц драила денно и нощно, были устланы мягким и уютным ковром приятного пастельного цвета, таким чистым, что ходить по нему, не переобувшись, было откровенно стыдно. С правой стороны, за стеклом, мирно обитал суровый охранник; слева же находился довольно приятного вида диванчик, окруженный с обеих сторон горшками с высокими зелеными растениями. Чуть дальше стояло такое же кресло, так же утопающее в зелени.
  Стоило же свернуть в тот самый полутемный проем, что указал молодому посетителю не менее молодой Цербер у входа, как вас окутывал приятный полумрак. Это помещение, в сравнении с основной частью фойе, не было так уж велико, но все здесь дышало домашним уютом, все казалось преддверием расслабления, посему Дерек, оказавшийся здесь, невольно перевел дух. Странное чувство, охватившее его при входе сюда и усилившееся после беседы с охранником - чувство, что ему здесь не рады, при виде этого помещения начало стремительно таять, уступая место некоему умиротворению, даже несмотря на то, что роскошь и богатство бросались здесь в глаза куда как больше.
  Слева и справа, вдоль стен, высились красивые, витые, похоже, мраморные колонны, не несущие никакой функциональной нагрузки, ничего не поддерживающие, служащие не более, чем украшением помещения.
  Между ними, расположенные с равным промежутком, очевидно, предписанным четкими правилами техники безопасности, находились три лифта с до такой степени отполированными дверями, что те казались зеркальными. Пол здесь был устлан длинной ковровой дорожкой, кажущейся еще более мягкой, чем ковер в холле, мягкой настолько, что Дерек машинально огляделся - нет ли здесь где-нибудь тапочек для посетителей. Не пачкать же такую красоту! А вдруг на улице осень? Вдруг он по лужам ходил и теперь всю эту грязь... Парень вздохнул и, помотав головой, продолжил осмотр помещения.
  Потолок здесь был темным, глянцевым, усыпанным встроенными светильниками, рассеивающими вокруг мягкий, ненавязчивый, домашний полумрак. Возле каждой из колонн, как и в холле, находились растения; кнопки вызова лифтов были, судя по всему, сенсорными.
  Молодой человек, стараясь ступать по пушистому ворсу как можно аккуратнее, дабы не испачкать его, осторожно приблизился к крайнему из лифтов и легонько коснулся пальцем панели рядом с ним на стене. На панели вспыхнул блеклый огонек, сделанный таковым, видимо, в целях соблюдения общего светового режима в этом помещении, и до слуха юноши донеслось негромкое гудение.
  Прошло несколько секунд и двери лифта, негромко звякнув, открылись, пропуская его во вполне изысканную кабину.
  Она не была большой, но не была и маленькой. Размеры ее были таковы, что в ней свободно могли находиться два-три человека, не испытывая при этом стеснений и неудобств. Инкрустация деревянными панелями внутри, отполированными не хуже дверей лифта, два огромных зеркала с обеих сторон, занимающих стену от пола до потолка, в сочетании с еще одним зеркалом, тоже высоким, но бывшим несколько у́же прочих, заключенным в раму, делали ее визуально больше, каким-то чудом увеличивая уют. По обеим сторонам от зеркала в раме, расположенного прямо напротив дверей, находились еще два горшка с растениями; потолок украшала небольшая, но достаточно массивная и очень роскошная хрустальная люстра.
  Дерек тихонько вздохнул и, очень живо представив, как эта прекрасная конструкция рушится на голову при внезапной остановке лифта, поморщился, подходя к тому самому дальнему зеркалу. Панель с кнопками располагалась почему-то возле него, как раз над одним из растений, и юноша, сделав несколько шагов по небольшому паласу, застилающему пол и здесь, наконец получил возможность отправить лифт на необходимый ему этаж.
  Двери с тихим звоном закрылись, вновь послышалось гудение, и парень, ощутив, что кабина движется, несколько расслабился, переводя дух. Ну вот, уже почти все. Осталось самое страшное - беседа с противным Конте, но после он, вручив ему утерянное имущество, сможет с чистой совестью отправиться домой и вернуться к своим выходным.
  Он бросил взгляд в зеркало и, почесав бровь, задумчиво поднял глаза к потолку. Лифт несся вверх с невероятной скоростью, двигался мягко и плавно, вознося его куда-то туда, под самую крышу элитного здания...
  Может, Доминик Конте живет на чердаке? Тогда, по крайней мере, был бы вполне объясним странный взгляд охранника - если уж он гость, так должен же знать, к кому и куда направляется! Хотя, с другой стороны, а вдруг он в первый раз идет в гости? Да и вообще, объяснил же он истинную причину своего визита, чего ради нужны были эти странные взоры...
  Движение прекратилось. Лифт замер где-то в пространстве, очевидно, достигнув точки назначения и дверцы его, опять тихонько звякнув, растворились.
  Дерек вышел наружу и, зацепившись взглядом за большой диван, как обычно, окруженный растениями и массивную, тяжелую дверь, обитую дорогой даже на вид кожей, на мгновение замер. Взгляд охранника стал ему ясен и как-то сразу прекратил вызывать некоторое негодование. Идя в гости к Доминику Конте, заявляясь в такое крутое здание и отправляясь на последний этаж, следовало бы сразу сообразить, понять, что нужный человек проживает в пентхаусе. Хм, интересно, один?..
  Дерек немного помялся возле лифта, мысленно подталкивая себя к действиям, затем неуверенно шагнул вперед, одновременно набирая в грудь побольше воздуха. А что, если... вдруг этот парень живет воистину по-дворянски и имеет прислугу? Если сейчас дверь откроет какой-нибудь дворецкий, то он просто отдаст ему телефон и тихо, мирно уйдет. И Бог бы с ним, с этим вознаграждением за труды! Главное, просто избавиться, и...
  Мысли молодого человека оборвались буквально на полуслове, мгновенно переключаясь на новую деталь, зацепившую его взгляд.
  Массивная, тяжелая дверь, единственная дверь на этом этаже, дорогая, из черного металла, с полированной вставкой из темного дерева по центру и так далее - эта дверь была приоткрыта.
  Юноша сглотнул. Предчувствие чего-то чрезвычайно нехорошего наполнило его душу и желание удрать, бросив все к чертовой матери, просто подложив телефон под дверь, затопило его. Он закусил губу и, превозмогая необоснованный страх, аккуратно коснулся ручки двери, неуверенно потянув ее на себя.
  - Ми... мистер Конте!.. - голос немного дрожал, но молодой человек изо всех сил старался придать ему уверенности, - Я... это Дерек, вчера, помните, в ресторане?.. Вы забыли телефон, и я... - слова застряли у него в горле. Взгляд, скользящий во время речи по внутренней обстановке, остановился, рука, все еще сжимающая ручку двери, похолодела.
  Прямо перед ним, чуть поодаль, но слишком уж бросающийся в глаза, лежал труп.
  
  ***
  Перед ним лежал труп.
  Дерек судорожно сглотнул, пытаясь заставить себя пошевелиться, пытаясь понять, что ему делать, как быть, да и вообще осознать происходящее более или менее ясно. Все, все сегодняшние события, по крайней мере, часть из них, стремительно вставали на свои места, складываясь в один большой, малоутешительный паззл. Неприятное ощущение от дома, от всего этого места... Странный взгляд охранника... Охвативший его внезапно страх, желание удрать... Хотя нет. Вряд ли охранник был в курсе того, что здесь делается. Если бы он видел это... это... вот это!.. Он бы не был так уж спокоен, во всяком случае, на это хочется надеяться.
  Парень еще раз сглотнул и, с трудом оторвав взгляд от ручки двери, которую никак не мог отпустить, снова перевел взгляд на труп.
  Труп.
  Мертвый... человек...
  Доминик. Конте.
  Мысли скакали в черепной коробке, как блохи в банке, перепрыгивая с одного на другое и толком не задерживаясь ни на чем.
  То, что труп принадлежал именно Доминику, сомнений почему-то не вызывало. Не то, чтобы вчера, когда Конте дебоширил в ресторане или когда напивался там же, он успел хорошо рассмотреть его, но... Господи, у него же по сию пору болит челюсть от вчерашнего удара этого человека! А теперь он... лежит здесь... весь в крови... Мертвый.
  Юноша попытался проглотить образовавшийся в горле комок. Крови вокруг тела мужчины, наполовину сползшего со светлого дивана, было и в самом деле неимоверно много, да и само оно казалось красным от нее. Сколько было на его теле ран, где они располагались - понять отсюда было невозможно, но подходить ближе Дерек не решался. Естественный страх живого человека перед смертью, ужас перед смертью столь страшной, столь жестокой, просто сковал его, вынуждая замереть в одной позе и лишь нервно дышать, пытаясь понять, что делать.
  Надо... надо бежать отсюда. Да... точно. Надо бежать! Ведь если кто-нибудь узнает, что он приходил к Доминику, а потом тот оказался мертвым, если кто-то выяснит, что вчера они несколько повздорили... Его же упекут за решетку, пожизненно, причем упекут за то, чего он не совершал!
  Но... нет, нельзя его просто так бросить здесь. Надо, наверное, выйти из дома, как ни в чем ни бывало и позвонить из автомата в полицию... А может, просто известить охрану?
  Парень сглотнул. Так, мол, и так, у вас наверху лежит мертвый труп живого еще вчера человека... Что, встать к той стеночке? Хорошо, простите, а вы как меня расстреляете - быстро или больно?
  Дерек тряхнул головой, силясь прийти в себя. Надо было что-то делать, хоть что-нибудь, но пошевелиться он не мог, не находил в себе сил оторвать взор от окровавленного тела перед собой...
  Тихий, очень слабый, но безмерно громкий в ужасающей тишине стон ворвался в его сознание огненной стрелой. Труп, с видимым трудом шевельнув рукой, попытался стиснуть покрывало на диване и, кажется, попробовал подтянуться повыше.
  Молодой человек вздрогнул, чувствуя, как оцепенение, только что кажущееся непоколебимым, стремительно оставляет его и, недолго думая, со всех ног бросился к пострадавшему.
  Едва не упал, не заметив трех ступеней, ведущих из прихожей вниз, в гостиную и, торопливо опустившись рядом с раненым на колени, уже не заботясь о крови, в которой пачкались штаны, заторопился, добывая телефон.
  - Сейчас, сейчас... Мистер Конте, держитесь, умоляю вас, только держитесь... Я... я сейчас, вызову, вам помогут...
  В ухо уже летели длинные гудки. Доминик, полулежащий на диване, не шевелился, похоже, вообще не слыша обращенных к нему слов. Глаза его были закрыты, кожа бледна, как полотно, однако, редкое, неровное дыхание, с присвистом вырывающееся из приоткрытого рта, давало понять, что мужчина все еще жив.
  - Скорая?..
  - Не... - хрип, сорвавшийся с губ пострадавшего, явился для Дерека полнейшей неожиданностью. Опешив, он изумленно глянул на него и, вдруг ощутив прикосновение ледяных пальцев к запястью другой руки, не той, что сжимала телефон, потрясенно опустил взгляд. Доминик касался его рукой, перепачканной в крови, пожалуй, не меньше, чем все остальное здесь, касался, определенно пытаясь остановить... Парень нахмурился.
  - Еще как надо! - резко и почти отчаянно, возможно, чересчур громко, отрезал он и, осторожно сжав пугающе холодную руку, поспешно заговорил в трубку, - Скорее, я умоляю... Человек ранен, очень-очень сильно ранен, весь в крови... что? Я не знаю, чем, не знаю, как!.. ... Доминик Конте. Проживает по ад... Да? Жду, скорее, пожалуйста! - он сбросил вызов и медленно, глубоко вздохнул, силясь успокоить бешенное сердцебиение.
  Человек, чью руку он осторожно и бережно сжимал, силясь хоть как-то помочь ему, человек, умирающий в собственной квартире от ужасных ран, был и в самом деле довольно известен в этом городе. Адрес его в 'Скорой помощи' имелся, бригаду обещали прислать в течении пяти минут... Ах, хорошо бы они выполнили обещание!
  - Только не умирайте... - парень, вспомнив, что слышал где-то и когда-то, что человеку, находящемуся в таком состоянии, нельзя позволять отключаться от мира, принялся бормотать, обращаясь к нему, - Пожалуйста, не умирайте, сэр... Помощь вот-вот прибудет, вам помогут.... Все... все будет хорошо, честное слово, совсем все, вот увидите!..
  Он говорил еще что-то, говорил, не сознавая собственных слов, желая лишь отвлечь внимание несчастного от ран, от боли, наверняка разрывающей все его существо, от тьмы, могущей в любую секунду застить его сознание. Он говорил, сжимая его холодную руку, пытаясь согреть ее, говорил, чувствуя, как сердце переполняет жалость и понимая, что от обиды и неприязни, обитавшей в нем еще несколько минут назад, уже не осталось и следа.
  В какой-то миг он, глянув на белое, как мел, совершенно обескровленное лицо Доминика, заметил слабую тень улыбки, промелькнувшую по его губам и сердце его радостно забилось. Если он улыбается, значит, силы еще не оставили его окончательно, значит, жизнь еще теплится в его теле, значит, есть надежда!
  С лестничной площадки раздалось характерное звяканье, означающее открытие дверей лифта, и парень взволнованно поднял голову. Дверь, оставленная им приоткрытой, растворилась шире, замелькали белые халаты...
  Юноша ощутил невероятное облегчение.
  Врачи, профессионалы, знающие люди, окружили его, быстро и цепко выхватывая из ситуации важные и нужные детали, помогли подняться ему самому, высвободив ладонь Доминика из его руки, отвели его в сторону... Парень, чувствуя себя так, словно находится в обмороке, стоял и бездумно, едва ли не безразлично созерцал, как мужчину осторожно поднимают и укладывают на тот же диван, возле которого он находился; как один из врачей качает головой, склоняясь над ним, как губы его шевелятся, произнося непонятные и неизвестные самому юноше слова - названия лекарств...
  Очнулся он от аккуратного прикосновения к своему локтю и, с трудом оторвав взгляд от распростертого тела Доминика Конте, обнаружил рядом с собой довольно молодую, но от этого не менее уверенную медсестру.
  - Вы родственник? - она чуть сдвинула брови, пристально изучая лицо ошарашенного молодого человека. Тот медленно, неуверенно повел головой из стороны в сторону, еще раз бросил взгляд на диван и, совершенно неожиданно для себя, вдруг ответил:
  - Друг...
  Медсестра понимающе кивнула и, сочувственно улыбнувшись, крепко сжала его локоть, почти насильно поворачивая лицом в сторону двери, находящейся с левой стороны от прихожей.
  - Пройдите пока на кухню, пожалуйста. Вам надо успокоиться, выпейте горячего чаю... Не переживайте, - улыбка ее стала ободряющей, - Мы сделаем все, чтобы мистер Конте остался среди живых.
  Кто-то из врачей окликнул ее - имя в памяти парня не отложилось - и девушка, выпустив локоть собеседника, отошла, напоследок легко подтолкнув его в сторону нужной двери.
  Дерек, ощущая себя каким-то замороженным, заторможенным, почти парализованным, медленно двинулся в нужном направлении, ежесекундно оглядываясь на Доминика.
  Он беспокоился за него. Беспокоился за человека, которого вчера еще едва ли не ненавидел, за человека, который чуть не сломал ему челюсть, волновался за него безмерно и сильно, как за самого лучшего друга... Вряд ли молодой человек сейчас осознавал это, но в то мгновение, в ту самую секунду, когда он произнес слово 'друг', отвечая на вопрос медсестры, Доминик Конте и в самом деле занял в его сердце это место.
  Добравшись до двери, указанной медсестрой, он с удивлением убедился, что это и в самом деле кухня. Дверь на нее не была закрыта и, вероятно, девушка успела заметить внутреннее убранство, понять, какому помещению оно соответствует и поэтому поспешила выпроводить его сюда.
  Дерек вздохнул и, еще раз оглянувшись на диван, вокруг которого сгрудились врачи - их было и в самом деле много, вероятно, к Доминику прислали не одну бригаду, а две или три, - безо всякого желания закрыл кухонную дверь, прижимаясь к ней спиной и затылком, и закрывая глаза.
  Какой кошмар...
  Что же могло произойти с ним, кто так ранил его? Зачем?.. В голову пришли воспоминания о недавних мыслях касательного того, что люди богатые определенно имеют сношение с криминальными структурами. Быть может, это кто-то из тех самых структур навредил бедняге Конте, посчитав, что тот обделил их с какими-нибудь доходами?
  Как хорошо, что он вчера обронил телефон, как хорошо, что ему, Дереку, пришлось принести его сегодня! А что, если бы он по какой-то причине не дозвонился до брата несчастного, или тот бы отказался дать адрес?.. Ох, черт, брат! Парень распахнул глаза и, на ходу вспоминая, что телефон Доминика все еще у него, торопливо полез за ним в карман. У него же есть брат! Брат, который определенно не в курсе того, что случилось, брат, которого необходимо известить...
  Он уже лихорадочно искал нужный номер.
  Д, Д... Да где же? А, вот. Дурацкое название 'ДДом', данное номеру самим Домиником... Юноша тихо вздохнул и поспешно нажав на значок вызова, поднес телефон к уху. Что говорить, он представлял плохо, как преподнести брату известие о плачевном состоянии его родственника, не знал, но и оставить второго Конте в неведении не мог.
  - Да? - на сей раз ответил сам мужчина; голос его звучал весело. В том, что о происшествии с братом он не подозревает, можно было быть уверенным.
  - Сэр, я... Это Дерек, я звонил сегодня... - голос юноши, вопреки его собеседнику, зазвучал тускло, немного дрожал и последний, вполне справедливо посчитав причиной такого состояния парня именно Доминика, слегка вздохнул.
  - Что еще натворил мой брат?
  - Ничего... - Дерек едва говорил, с трудом глотая комок за комком, образующиеся в горле, - Это... это с ним, понимаете... Я пришел, и...
  - Что такое? - теперь уже мужчина определенно занервничал, - Что случилось? Дерек, что с моим братом, что с Домиником?! - в последнем вопросе послышались уже испуганные нотки.
  - Пострадал, - бормотнул молодой человек, - Сильно... очень. Я... я не знаю, сэр, я пришел, увидел... он весь в крови, и...
  - Где он сейчас? - дыхание мужчины стало неровным, в том, что он испуган, сомнений уже не возникало.
  - Он дома, врачи...
  - В пентхаусе?
  - Да... - Дерек несколько растерялся. Мысли о наличии у Доминика еще каких-то мест, пригодных для проживания, почему-то не приходили до сих пор ему в голову.
  - Еду, - коротко бросил в трубку собеседник и отключился. Парень медленно опустил руку с телефоном и, переведя дыхание, закрыл глаза.
  Из-за двери смутно доносились голоса врачей, слышалось негромкое позвякивание каких-то инструментов, изредка долетал неприятный лекарственный запах.
  Он ждал. Ждал, сам не зная, чего - не то приезда второго Конте, чьего имени он до сих пор не знал, не знал даже, старший или младший брат Доминика должен вот-вот пожаловать; не то окончания работы врачей и сообщения о том, что все хорошо, все завершилось ко всеобщей радости довольно успешно или же... нет. Юноша укусил себя за губу и, зажмурившись сильнее, стиснул телефон в руке так, что едва не раздавил его. Нет-нет-нет, все будет хорошо, пусть все будет хорошо, пусть он выживет!
  Время тянулось невыносимо медленно. Дерек, не в силах заставить себя взглянуть на телефон, все еще удерживаемый им в руке, не желая, на самом деле, засекать секунды, считал собственные вдохи. Глаза он уже открыл и теперь бездумно созерцал большой оконный проем, напротив которого находился. Все внимание его было приковано к звукам, доносящимся из гостиной.
  Неожиданно слух молодого человека уловил уже знакомое звяканье и, не в силах сдержаться, он приоткрыл дверь, выглядывая наружу.
  В гостиную, одним прыжком перемахнув через три ступеньки, ведущие вниз, влетел высокий молодой мужчина, испуганный, взволнованный, со взъерошенными темными волосами. Взгляд его моментально выхватил из мешанины белых врачебных халатов распростертое на диване тело, и глаза его расширились.
  - Доминик... - сорвался с губ то ли вздох, то ли стон. Давешняя медсестра, очевидно, и взятая-то сюда с целью отгонять слишком заинтересованных личностей, нахмурилась, отделяясь от толпы и уверенно преграждая путь вновь пришедшему.
  - Сэр, - голос ее зазвучал непреклонно, - Кто вы?
  - Ричард Конте... - отвечал мужчина растерянно, отстраненно, кажется, толком не осознавая произносимых слов, - Я... я его брат, брат Доминика... что...
  - Прошу вас, - девушка, схватив его за рукав, как давеча и Дерека, уверенно повернула прибывшего в сторону кухни, - Прошу, пройдите пока на кухню. Друг вашего брата ожидает там, пожалуйста, составьте ему компанию. Не стоит мешать работе врачей, они делают все, чтобы ваш брат не покинул этот мир, - она одарила Ричарда быстрой ободряющей улыбкой и, подтолкнув его в сторону кухни, вернулась к своим непосредственным обязанностям.
  Конте замер, нерешительно оглядываясь на брата через плечо. На лице его очень явственно отразилась неуверенность в том, что ему действительно стоит покидать Доминика, что его присутствие не нужно здесь. В конце концов, а как же родственная поддержка? Быть может, брат, увидев его, гораздо быстрее поправился бы, сам бы захотел исцелиться!
  Дерек, наблюдающий за мужчиной из-за двери, негромко вздохнул и, прекрасно понимая, что тот сейчас испытывает, приоткрыл створку шире.
  - Мистер Конте!.. - голос его прозвучал негромко, отвлекать врачей от работы парень не хотел, однако, тем, к кому обращался, услышан был. Ричард медленно перевел взгляд на молодого человека, несколько раз моргнул, очевидно, пытаясь сопоставить в сознании слова 'друг Доминика' и личность незнакомца, но затем слабо кивнул и, плотно сжав губы, отправился в сторону кухни.
  Шел он довольно быстро, поступь его была определенно более твердой и уверенной, нежели поступь самого Дерека несколькими минутами раньше, оглядываться он не пытался и парень, наблюдающий за ним, неожиданно подумал, что, должно быть, мужчина привык видеть брата в таком ужасном виде. Или же, что тоже вероятно, просто обладает более крепкой нервной системой, чем молодой официант, априори не привыкший к лицезрению подобных ужасов. Интересно, кем брат Доминика работает?
  Ричард остановился возле кухонной двери и быстро оглянулся через плечо. Лицо его, напряженное, застывшее, сейчас напоминало маску, но через маску это можно было, приглядевшись совсем немного, увидеть боль. Парень быстро облизал губы, понимая, что ошибся. Видеть брата таковым молодой мужчина не привык, происходящее было ему не просто неприятно, а причиняло самую настоящую, едва ли не физическую боль, однако, он пытался ее скрыть.
  Мужчина сглотнул и, изо всех сил натягивая на лицо выражение холодного равнодушия и абсолютного спокойствия, быстро прошел на кухню, отодвинув молодого человека, замершего в дверях. Дерек прикрыл створку, дабы не волновать его зрелищем производимой операции и, повернувшись, слегка вздохнул.
  - Я... м-может, вам чаю, мистер Конте? Я, правда, не знаю, где здесь что, но...
  Ричард, кажется, лишь сейчас окончательно сообразивший и осознавший, что на кухне находится не один, медленно обернулся к собеседнику, немного склоняя голову набок. Несколько секунд он изучал его, будто надеясь обнаружить на молодом человеке табличку с указанием того, кем он является, затем, хмурясь, неуверенно протянул ему руку для пожатия.
  - Дерек?.. - дождавшись ответного кивка, он крепко сжал протянутую в ответ руку парня и кивнул сам, представляясь, - Дик. Это вы вызвали 'Скорую'?
  - Да, - молодой человек, высвободив ладонь из крепкой хватки нового знакомого, тихонько вздохнул, уже в который раз за сегодняшний день, и слабо улыбнулся, - А он не хотел. Когда я вызывал, явно пытался остановить меня.
  - Похоже на Доминика, - Дик сам вздохнул и, оглядевшись, присел на один из стульев, окружающих большой круглый стол возле правой стены кухонного помещения, затем кивнул Дереку на соседний, - Садись, в ногах правды нет. Ты, должно быть, испугался?
  - До чертиков, - парень, как-то сразу ощутивший от такого дружеского обращения к нему невероятное облегчение, почти упал на предложенный стул, сам стихийно переходя на более фамильярную форму общения, - Представляешь - поднимаюсь на этаж, вижу, что дверь приоткрыта. Открываю ее и вижу... его, - молодого человека передернуло, - Прости, ты, должно быть, сам напуган не меньше...
  Дик чуть дернул уголком рта, пытаясь изобразить улыбку. Руки его дрожали и собеседник, заметив это, снова почувствовал беспокойство.
  - Да, - последовал негромкий ответ, и на кухне вновь воцарилось молчание. Дерек, не зная, что делать или что говорить, сцепил руки в замок, опуская взгляд на пол. Телефон Доминика он сунул в карман еще когда только услышал, что прибыл Ричард Конте, поэтому сейчас помехой он не был.
  - Доминик - мой старший брат, - вновь заговорил Дик по прошествии некоторого количества времени, - Он... Нередко попадает в передряги, не единожды уже страдал, бывал на волосок от смерти, но такого... - он развел руки в стороны и, покачав головой, неожиданно закрыл лицо руками, глухо продолжая, - Никогда не видел его таким. Это... ужасно.
  Дерек, не зная, что сказать, как утешить, поддержать этого человека, чуть покачал головой.
  - Врагу не пожелаешь... - тихонько вымолвил он, - Ни быть в таком состоянии, ни видеть своего брата таким. Я вам очень сочувствую, Дик, вам обоим, я... жаль, не знаю, чем помочь.
  - Не знаешь, чем помочь? - Дик, отняв руки от лица, уставился на собеседника с таким нескрываемым изумлением, что тот даже смутился, - Дерек... Ты спас ему жизнь! Если бы не ты, если бы ты не вызвал 'Скорую'...
  - Я ничего особенного не сделал! - молодой человек, чьи заслуги неожиданно оказались столь превознесены, даже нахмурился, - Правда, я просто пришел, а когда увидел его, поступил так, как поступил бы любой на моем месте...
  - Нет, - Ричард Конте уверенно качнул головой и, поднявшись со стула, направился к одному из настенных шкафчиков, - Не надо скромничать, сейчас это совершенно неуместно. После того, что произошло между вами вчера, любой другой на твоем месте запросто бросил бы его умирать. Но ты спас его, привел помощь! И я... надеюсь теперь... что он останется в живых, - он открыл один из шкафчиков и, явно желая перевести тему, обратил взор внутрь него, - Может быть, хочешь чаю? Я знаю, где здесь у Доминика что, могу заварить.
  Ответить Дерек не успел. Мобильный телефон, не тот, что принадлежал Конте-старшему, а его собственный, неожиданно завибрировал в кармане, решительно напоминая хозяину о своем существовании. Молодой человек поморщился и, выудив его на свет божий, тяжело вздохнул, глядя на экран. Снова звонили с работы и, судя по всему, теперь уже из кабинета бухгалтера - сама Зои решила вспомнить о нем! Что же он такого успел вчера натворить, что теперь к нему так пристают? Хотя, быть может, это и не важно. Парень быстро огляделся вокруг, мимолетно глянул на Дика, замершего возле дверцы шкафа и, буркнув:
  - Извини, - принял вызов, поднося телефон к уху. В конечном итоге, его пребывание в квартире не кого-нибудь, а самого Доминика Конте (о котором он-то как раз до вчерашнего дня ничего не слышал, но надеялся, что слышала звонящая ему девушка), да еще и с благородной целью спасения его жизни, должно было бы хоть как-то реабилитировать его.
  - Слушаю.
  - Ты не знаешь, куда пропал Арчибальд?
  Дерек выразительно шмыгнул носом. В этом была вся Зои - 'ни здрасти, ни до свидания', как говорится, сразу с места в карьер задавать вопросы.
  - И вам добрый день, - прохладно отозвался юноша, уверенность которого возрастала с каждым мигом пребывания в роскошном пентхаусе все больше и больше, - Что значит - 'пропал'?
  - Это значит, что он пропал, - не менее хладнокровно откликнулась собеседница, - Он не вышел сегодня на работу, не берет трубку... Возможно, тебе что-то известно на этот счет.
  - Я... - начал, было, Дерек, но резкая трель чужого мобильного заставила его на мгновение замолчать. Звонили Дику и он, кажущийся недовольным более всего потому, что его отвлекли от созерцания пачек чая в шкафу, тихо чертыхаясь, полез в карман.
  - Я не знаю, куда он мог пропасть, - молодой человек на секунду сжал губы и, давя начинающее зарождаться беспокойство, добавил, - Позвоню сам, и если что...
  - Быть может, ты выйдешь вместо него?
  Беспокойство, робко чихнув, сложило лапки и капитулировало перед затопившим собою все существо юноши изумлением.
  - Чего?.. Я? Вместо метрдотеля?? Зои, простите, я несколько не настроен сейчас на шутку...
  - Но я не шучу! - девушка, видимо, нахмурила брови и в голосе ее зазвенели гневные нотки, - Ты полностью в курсе его обязанностей, ты можешь...
  - У меня выходной! - оборвал ее парень. Бессмысленное препирательство уже начинало надоедать ему. Хотя, с другой стороны, попытка отмежеваться от сверхурочной работы с Зои прокатывала редко - у нее всегда был готов беспроигрышный аргумент.
  - Это будет оплачено отдельно! - негодующе заявила она, - Но если вы сейчас откажетесь...
  Дожидаться окончания угрозы Дерек не стал. Нервы его были взвинчены до предела, непонятное исчезновение Арчибальда, недавно пережитый шок, пребывание в обществе младшего брата одного из самых влиятельных людей в городе - все это вместе просто не оставляло места для терпения, не давая спокойно вынести претензии бухгалтера.
  - Я у Доминика Конте! - рявкнул парень и, с радостью осознав, что собеседница ошарашено умолкла, продолжил, - Он ранен. Здесь врачи со 'Скорой', его брат... Я при всем желании не мог бы приехать сейчас, да и желания как такового у меня нет! - выпалив последнюю фразу, он, чувствуя себя так, словно ставит подпись под уведомлением об увольнении, сбросил вызов и, резко выдохнув, сунул телефон в карман.
  Дик все еще продолжал беседовать. Дерек, невольно прислушавшись, с изумлением осознал, что беседа эта происходит примерно в том же ключе, что и разговор его самого с Зои.
  - В третий раз тебе говорю - я занят!.. Нет, не на... Да почему!.. Послушай, я у Доминика, он... Черт возьми, да выслушай ты меня! Он ранен, пострадал и я... ...нет, не шесть пулевых... Да я понятия не имею, что с ним - врачи занимаются, не говорят пока ни слова. ...Да. Кто же еще?.. ...Не знаю, самому бы хотелось узнать. Он в пентхаусе, поэтому... Ну да, да. ... ...Ага... Ладно, слушай, давай я запишу, потом тогда, как освобожусь, займусь еще и этим твоим Молле.
  Дерек вздрогнул и, хмурясь, всмотрелся в беседующего по телефону мужчину, прислушиваясь внимательнее. Прозвучавшая только что фамилия не была ему чужой - ее носил человек, которого только что Зои окрестила 'пропавшим', и неожиданное упоминание ее в беседе Ричарда Конте, которого, парень был уверен, Арчибальд не знал, выглядело, по меньшей мере, странно.
  Дик, не замечая возросшего внимания собрата по несчастью к его телефонным разговорам, добыл из нагрудного кармана небольшую записную книжку с удобно помещенной в переплет ручкой и, подойдя к столу, вновь присел на один из стульев, сдергивая колпачок с ручки зубами и изготовляясь писать.
  - Диктуй, я готов, - бросил он в трубку, и на некоторое время повисла тишина. Дерек, сознавая, что стоять и откровенно пялится на нового знакомого, вероятно, озабоченного рабочими делами, несколько некультурно, сделал небольшой шажок назад, однако же, взгляда отвести не смог. Заглядывать через плечо Дику, выясняя, что он там записывает по поводу Молле, парень, разумеется, не стал, но и отвернуться сил в себе не находил, продолжая стоять рядом со столом и кусать губы. Было страшно. Предчувствие еще чего-то плохого, чего-то нехорошего до чрезвычайности, ледяной змеей вползало к нему в душу с каждой буквой, выводимой Конте-младшим на бумаге.
  Наконец, невидимый собеседник последнего завершил диктовать, и мужчина, положив руку на блокнот, вероятно, чтобы скрыть информацию в нем, кивнул.
  - Да, записал. ...Хорошо. Где он сейчас?.. ... Понял. ...Да, как что - я сообщу. ...Давай, - разговор завершился и Дик, негромко вздохнув, сунул телефон в карман, затем переводя взгляд на исписанную страничку. Покачал головой и, хмурясь, пробормотал:
  - Да, везучий ты парень, Арчибальд... - после чего, похоже, начисто забывая о делах, закрыл записную книжку и, сунув ее в карман, перевел взгляд на замершего, как истукан, Дерека.
  Тот стоял, закусив губу, бледный, как полотно, со стиснутыми кулаками и, не отрываясь, смотрел на несколько удивленного этим мужчину. Глаза его горели.
  - Арчибальд Молле?.. - голос молодого человека дрогнул, и Дик, растерянно моргнув, нахмурился.
  - Да... Ты его знаешь?
  - Мой лучший друг, - отрывисто бросил юноша и, напрягаясь еще больше, неуверенно прибавил, - Сегодня не вышел на работу, меня... спрашивали...
  Конте-младший вздохнул и, взъерошив собственную шевелюру, качнул головой.
  - Боюсь, он еще долго не выйдет... Дерек, я...
  - Что с ним?! - Дерек подался вперед, едва ли не вцепляясь в ворот собеседнику, - Что?! И почему ты... Кто звонил, что вообще происходит?!..
  Дик помолчал. Лицо его было мрачно, мысли путались и напряженные попытки разобраться в них очень явственно отображались на челе.
  - Присядь, - наконец мягко попросил он и, вопреки собеседнику поднявшись, подошел вновь к шкафчикам, открывая один из них и добывая оттуда чистый стакан. Затем, налив в него обычной, свежей воды, поставил перед собеседником и, присев на свое место, сцепил руки перед собою в замок.
  - Итак, давай познакомимся еще раз. Я - Ричард Конте, младший брат Доминика. Работаю в полиции уже несколько лет как, и надеюсь вскорости получить капитанские звездочки... Мне чаще всего сообщают о... скажем прямо, неприятных происшествиях, я занимаюсь расследованием этих дел. Сейчас поступило сообщение об одном человеке... Мы пока не знаем, как именно это произошло, но бедняга получил шесть пулевых ранений, - заметив, что руки Дерека задрожали, он заторопился, - Однако же, сумел добраться до входной двери, открыл ее и буквально вывалился на лестничную площадку. Его нашли соседи, вызвали 'Скорую помощь', а те уже обратились в полицию, - видя, что у молодого человека дрожат уже не только руки, но и губы, Дик успокаивающе стиснул его пальцы и ободряюще улыбнулся, - Он жив, Дерек. Врачи, прибывшие на вызов, сказали, что никогда такого не видели, назвали мистера Молле очень сильным человеком и пообещали, что он выкарабкается. Выпей воды.
  Парень, судорожно вздохнув, с некоторым трудом поднял стакан и сделал несколько тяжелых, больших глотков. Затем с видимым усилием перевел дыхание и, напряженно кивнув, выдавил:
  - Где он?..
  - Сейчас он в больнице, - Ричард медленно поднялся и, подойдя к большому окну с белоснежными занавесками, сунул руки в карманы, глядя куда-то вдаль, - В какой - не знаю, мне это будет известно чуть позже. И я хотел... О, дьявол, Дерек!
  Юноша, изумленный поведением нового знакомого, уже начавшего производить впечатление спокойного и рассудительного человека, недоуменно обратил взгляд к нему. Что-то прозвучало в голосе Дика, что-то такое, что даже беспокойство, волнение, страх за лучшего друга вдруг отступили назад, сменяясь чем-то... вероятно, тем же, что и звучало в голосе Конте - у парня возникло смутное ощущение, что он напал на след.
  Мужчина поманил его пальцем, и молодой человек, поднявшись, безмолвно подошел, окидывая его вопросительным взглядом.
  - Смотри... - Дик медленно провел пальцами по стеклу, не сводя взгляда с темнеющей на нем точки. Дерек, хмурясь вгляделся сам, и... пораженный, растерянный, вновь перевел взгляд на будущего капитана полиции.
  - Это... что, то, что я думаю?
  - Да, - Ричард сжал губы и, еще раз глянув за окно, приблизил лицо к стеклу, рассматривая небольшое отверстие в нем, - В него стреляли... Здесь? - он удивленно огляделся, - На кухне?..
  - Но он был в гостиной, когда я вошел, - молодой человек, сам начиная ощущать себя следователем, немного повернул голову, взирая на дырочку искоса, - Да и крови было много... Слишком много для одного пулевого ранения, если мои знания верны.
  - Стреляли через окно, - задумчиво отозвался Конте-младший, - Значит, бил снайпер. Однако, после выстрела, Доминик сумел добраться до гостиной и, если ты говоришь, что крови было много, был ранен еще раз... Вероятно, снайпер не был профессионалом, - он укусил себя за губу и неожиданно фыркнул, - Воистину, сегодня неудачный день для убийства! Уже второй везунчик, который выживает, имея огромное количество ран!
  
  ***
  Доминик Конте, чудом переживший сегодня жесточайшее покушение на свою жизнь и здоровье, лежал на больничной койке, среди паутины разнообразных проводов и трубок, и хрипловато дышал, иногда с небольшим трудом, но, к счастью, самостоятельно. Жизненно важные органы мужчины были, как это ни странно, практически не задеты, легкие, не взирая на несколько нанесенных в грудную клетку ударов острым металлическим предметом, предположительно, ножом, не пострадали и, в общем и целом, единственной его проблемой была большая потеря крови, которую, впрочем, уже восполнили переливанием. Его брат, сидящий рядом с опущенной головой и тупо созерцающий линолеум, устилающий собою пол, иногда вздыхал, дотрагиваясь до правой руки, перетянутой ниже локтя тугой повязкой. В голове его сейчас было пусто.
  Доминик в очередной раз вздохнул и, неожиданно сам для себя, приоткрыл глаза. Он был в сознании уже некоторое время как, но сил на то, чтобы подать признаки жизни, в себе не обнаруживал, поэтому предпочитал пока изображать полутруп, испытывая жгучее желание отдохнуть. Перед глазами все плыло, изображение не хотело фокусироваться и мужчине потребовалось некоторое время, чтобы наконец-то сообразить, что смотрит он на какой-то тусклый, смутный потолок, с несколькими несимпатичными трещинами. Потолок ему не понравился, поэтому пострадавший, моргнув, немного скосил глаза правее. Заметив темную фигуру возле своей кровати, он, действуя на редкость осторожно, повернул голову и, всмотревшись внимательнее, слабо улыбнулся.
  - Так ты тут, головастик... - голос прозвучал хрипловато, устало, однако довольно уверенно. Дик Конте, вскинув голову, глубоко, с непередаваемым облегчением вздохнул и, расплываясь в широкой улыбке, буквально бросился к брату, безмерно желая обнять его, но опасаясь делать это, дабы не навредить.
  - Ты очнулся! Господи, Ник, я так рад... так... - он на секунду закусил губу и дрогнувшим голосом продолжил, - Так испугался...
  В глазах его блеснули слезы и брат, заметив это, нахмурился, пытаясь нащупать своей рукой, из которой торчала капельница, руку младшего.
  - Только плакать не вздумай, понял? Что я говорил - даже на моих похоронах чтобы ни слезинки!.. - он перевел дыхание и, помолчав, дабы передохнуть, закончил, - Мужчины плакать не должны, Дик...
  - Мужчины должны безмолвно умирать? - Ричард слабо улыбнулся и, поспешно вытерев глаза, покачал головой, - Никогда так больше не пугай меня, брат... Прошу тебя, или... Или я не знаю, я сам тебя убью!
  - Ну, тогда мне будет спокойнее, - рассудительно заметил Конте, - Ты меня убьешь не так болезненно.
  Дик медленно и долго выдохнул и, вновь присев на краешек стула, дернул уголком рта.
  - Все бы тебе шутки шутить. А я, между прочим, чуть с ума не сошел, когда узнал! Я... Ник, - он внезапно посерьезнел, - Кто это был? Ты видел его?
  Доминик слабо хмыкнул.
  - Работяга... Тебе отдыхать надо, а не допрос мне устраивать. Судя по повязке, тебе пришлось поделиться со мной кровью?
  Конте-младший вновь машинально коснулся повязки на своей руке и, сжав губы, кивнул. Кивок получился резким и каким-то вызывающим.
  - Пришлось. Но ее не хватило, так что слишком долго отдыхать я не буду. Так ты видел?..
  - Нет, - Доминик глубоко вздохнул, вновь перевел, было, взгляд на потолок, поморщился и опять обратился к брату, - Все произошло как-то... Я увидел, что у меня дверь входная открыта чуть ли не нараспашку, пошел закрыть, но тут меня схватили сзади. Я не успел даже дернуться, как почувствовал боль... - он сглотнул, - Больше ничего не помню. Дай попить.
  Дик торопливо налил воды из стоящего на тумбочке кувшина в стакан, находящийся тут же - палата была элитной, со всеми удобствами, ибо имя Конте немало значило для местного медицинского персонала, - затем осторожно поднес его к губам брата. Тот попытался, было, возразить, взять стакан сам, но как-то быстро передумал и аккуратно отпил несколько глотков.
  - Хорошо еще, что ты пришел и успел вызвать 'Скорую', - продолжил он по прошествии небольшого количества времени, вновь откидывая голову на подушку, - Иначе, боюсь, тебе все-таки пришлось бы сдерживать слезы на моих похоронах.
  - Пожалуй, - мрачновато отозвался Ричард и, поставив наполовину опорожненный стакан на тумбочку, поправил, - Только это был не я.
  Доминик, только что устроившийся на подушке со всеми возможными в данной ситуации удобствами, вновь изумленно приподнял голову.
  - Как не ты? А кто тогда? Уж не сам ли этот маньяк по доброте душевной решил звякнуть в 'Скорую', устыдившись содеянного?
  - Это был Дерек, - Дик, опять присев на стул, скрестил руки на груди, - Официант из того ресторана, где ты вчера надрался. Тот парень, которому ты едва не свернул челюсть.
  Конте-старший недоуменно заморгал. Шокированная новыми событиями память его не желала восстанавливать тех незначительных деталей, о которых упоминал брат, но в общих чертах события вчерашнего вечера все-таки сохранила.
  - Тот мальчик? - мужчина попытался поднять руку, чтобы почесать нос, но вновь убедился в тщетности этой попытки и лишь слегка отвел ее в сторону, - А он что забыл у меня дома?
  - Хотел вернуть тебе телефон, выроненный в процессе погрома, - его брат пожал плечами, будто сообщая самые очевидные на свете вещи, но тотчас же, с интересом склонив голову набок, вгляделся в собеседника внимательнее, - Кстати, с чего это ты вдруг? Отправиться в никому неизвестную забегаловку, напиться, ударить официанта... На тебя это непохоже, Ник. Что еще случилось?
  - Не такая уж это и забегаловка, - буркнул Ник и, глубоко вздохнув, все-таки поднял руку, правда, лишь до уровня груди, оставляя ее там и неуверенно поправляя какой-то провод, - Ресторанчик как ресторанчик... - наткнувшись на взгляд брата, он сморщился, - Не надо на меня так смотреть, Дик. Ничего страшного не случилось, сущая ерунда... Застукал Клару с каким-то хлыщом.
  - Да ты что? - Ричард, судя по всему, ошарашенный этой новостью до чрезвычайности, даже немного подался вперед, изумленно приподнимая брови, - Она тебе изменила?? Но это же...
  - Ага, - перебил его брат, - Я тоже так думал. Мало того, что изменила - она приволокла его туда, где мы с ней встречались, можешь себе это представить?
  Дик недоуменно нахмурился.
  - В пентхаус?..
  Доминик вздохнул, на несколько мгновений красноречиво сжимая губы. Затем, быстро бросив на брата несколько осуждающий взгляд, недовольно продолжил:
  - Ты прекрасно знаешь, что в пентхаус не войдет ни одна девушка, до тех пор...
  - Пока она не выйдет за тебя замуж, - подхватил Дик, - Ну, дальше?
  - Что - дальше? - Ник попытался поднять другую руку и, недовольно шикнув сквозь стиснутые зубы, буркнул, - Я приехал, чтобы предложить ей... войти в пентхаус. И увидел, что она развлекается в нашей постели с каким-то... - он неопределенно пошевелил пальцами и, скорчив непередаваемую гримасу, умолк. Брат его недоверчиво повел головой из стороны в сторону.
  - Так ты собирался сделать ей предложение... Даа, кто бы мог подумать! Даже не знаю, что изумляет меня больше - это или то, что она оказалась такой дурочкой, что изменила самому Доминику Конте!
  'Сам' Доминик Конте, в ответ на слова брата лишь поморщился. Судя по всему, такая характеристика ему не льстила.
  - Ну ее... Не хочу сейчас говорить, да и думать о ней, и без того паршиво. Скажи лучше, так что этот парень? Он что, после того, что я вчера устроил, в самом деле решил вернуть мне телефон? И, увидев меня, позвал на помощь?
  Ричард, улыбнувшись, кивнул. Ему, как никому другому было известно, что приличные люди на пути Доминика встречались редко, так редко, что каждого из них он ценил на вес золота и готов был пойти ради них на все.
  - Невероятно... - Конте-старший, увидев кивок брата, откровенно ошарашенно покрутил головой, - С ума сойти! Я думал, таких людей уже не осталось... А где он сейчас?
  Дик улыбнулся еще шире.
  - Сидит в коридоре, ждет новостей о твоем здоровье.
  - Ты шутишь?! - Ник попытался приподняться, но был уложен тотчас же метнувшимся к нему братом обратно, - Он вызвал 'Скорую', то есть, фактически спас мне жизнь, да еще и поехал за мной сюда, и ждет, когда сообщат, что я выжил??
  - Да, представь себе, остались еще на свете такие люди, - Ричард усмехнулся и, качнув головой, для справедливости добавил, - Правда, здесь еще, как выяснилось, оказался его друг, тоже пострадал сегодня. Но тот, насколько я знаю, еще без сознания, так что он сидит возле дверей твоей палаты.
  - Кажется, здесь оказался не один его друг... - в раздумье молвил Доминик, отвечая, похоже, в большей степени собственным мыслям, нежели брату, но тут же, мотнув головой, серьезно глянул на последнего, - Позови его! Чего парню маяться в коридоре, если я уже очнулся?
  
  ***
  Дерек сидел, опустив голову, облокотившись на собственные колени, сцепив руки в замок и сжав губы. Взгляд его был устремлен на плиты, устилающие собою пол, почти бездумно скользил по ним, раз за разом пересчитывая количество их от стены до стены, и по всей длине коридора, насколько хватало взгляду.
  Одна, две... Как-то там Доминик? Очнулся ли он? Нет, наверное, нет, иначе бы Дик сообщил. Три... А Арчибальд? Хорошо, конечно, что оказался он здесь же, в этой больнице, ввиду того, что жил не слишком далеко от нее, но плохо, что по сию пору о нем ничего неизвестно. Кажется, он в реанимации? Идет операция, четыре... Пять. Шесть. Семь. Как вообще он оказался втянут во все это? Обычный парень, работающий официантом в не самом фешенебельном ресторане вдруг оказался вовлечен в игры людей много сильнее него, людей, имеющих огромные деньги и немалые связи... А как в этот переплет попал еще и Арчи? Восемь. Теперь в длину. Раз, два... Да, почему-то в том, что нападения на Доминика и на Арчибальда как-то между собою связаны, сомнений нет. Не может же это быть случайностью, в самом-то деле! Три. Пя... Нет, четыре. Но тогда получается, что единственным связующим звеном между этими двумя является он сам, Дерек, ибо лично они знакомы никогда не были. Но он-то тут причем? Никогда никому ничего не делал, всегда жил тихо, мирно и спокойно... Вот, теперь пять. Шесть.
  На седьмой плитке неожиданно обнаружились чьи-то стройные ножки, обутые в мягкие туфельки, и молодой человек растерянно поднял голову. Перед ним, в нескольких шагах от него, стояла медсестра - та самая, что прибыла на вызов с бригадой врачей, та, что столь уверенно загнала на кухню поначалу его самого, а затем и Дика.
  - Прошу прощения, мистер... - она обезоруживающе улыбнулась, - Извините, не знаю, как обращаться к вам. Это вы - друг Арчибальда Молле?
  Дерек, ощутив, как сжалось сердце, торопливо кивнул, поднимаясь на ноги.
  - Да. Что... - он неловко улыбнулся, безо всякой охоты вспоминая о правилах хорошего тона, - Зовите меня Дерек, просто Дерек. И можно без 'мистеров', - девушка была симпатичной и ему невольно захотелось наладить с ней более близкий контакт, - Как... как Арчибальд?
  - Отдыхает, - медсестра, явственно оценив проявляемое к ней расположение, кивнула в ответ, - Не волнуйтесь, пожалуйста, Дерек, жизни вашего друга ничто не угрожает. Через несколько часов он придет в себя, но пока что его лучше не беспокоить.
  - А Доминик?.. - вопрос вырвался прежде, чем молодой человек успел подумать, что в стенах больницы, вероятно, Ника лучше бы называть более уважительно - все-таки он имел вес в обществе, и вес куда как больший, чем Молле. Девушка, однако, его вопросом совершенно не смутилась.
  - Мистер Конте... - начала, было, отвечать она, однако, на полуслове умолкла, переводя взгляд куда-то за спину собеседника, - О... простите, сэр.
  - За что вам извиняться? - Ричард, бесшумно приблизившийся со спины к спасителю своего брата, удивленно моргнул, - Извиняться следует мне, что помешал вашему разговору.
  Медсестра быстро, очень робко улыбнулась и, определенно смущаясь пребывания в обществе младшего брата всесильного Конте, торопливо отступила, определенно намереваясь уйти. Дерек, бросив быстрый взгляд на вновь подошедшего, заспешил, не желая вот так отпускать ее.
  - А ведь вы мне не представились.
  - Лина, - девушка бросила на него мгновенный взгляд и уже, было, повернулась, когда молодой человек, закрепляя хорошее впечатление о себе, вновь ее окликнул.
  - Рад знакомству!
  Лина, определенно смутившись, еще раз быстро глянула на него и, мимолетно улыбнувшись, кивнула.
  - Я тоже, - после чего окончательно удалилась.
  Дик Конте, проводив ее долгим взглядом, неожиданно ухмыльнулся. Человеком он был взрослым, рассудительным, и в обычное время вряд ли позволил бы себе шуточки на тему зарождающихся романтических отношений между двумя людьми, но сейчас, пребывая в весьма приподнятом настроении, удержаться не смог.
  - Я смотрю, ты тут времени даром не теряешь, а? - он легко хлопнул парня по плечу и, хмыкнув, красноречиво кивнул вслед удалившейся девушке. Дерек, мигом ощутив смущение, чуть поморщился.
  - Да ладно тебе... Скажи лучше, как Доминик? - внезапно сообразив, что столь фамильярное именование мужчины в присутствии его брата выглядит еще менее вежливым, чем в присутствии медсестры, он поспешил исправиться, - То есть... мистер Конте, я хотел сказать.
  Дик посерьезнел.
  - После того, что ты для него сделал, ты больше, чем кто бы то ни было имеешь право называть его Домиником, - он уверенно кивнул и тотчас же широко улыбнулся, - Ник пришел в себя, просит тебя позвать.
  - Меня?.. - молодой человек, ожидавший все это время разве что вестей о здоровье спасенного им (хотя он и отрицал свою особую причастность) мужчины, но никак не приглашения с ним пообщаться, недоуменно моргнул, - Но как же... Ведь он же меня не знает?
  - Вот и хочет познакомиться, - его собеседник легко пожал плечами и, повернув парня лицом к палате, чуть подтолкнул в ее сторону, - Я рассказал ему, зачем ты приходил, что ты его спас... Знаешь, он немного в шоке, - Дик улыбнулся, было, вновь, но сейчас же несколько помрачнел, - Доминику редко встречаются хорошие люди на его пути... Пообщайся с ним, Рик. Прошу тебя.
  Дерек, совершенно деморализованный таким внезапным сокращением его имени, механически кивнул, делая неуверенный шаг к нужной двери. Впереди его ждала беседа с Домиником Конте.
  До палаты оставалось всего несколько шагов, когда он неожиданно остановился и, оглянувшись через плечо на удивленного спутника, чуть нахмурился. Прежде, чем пообщаться со старшим братом идущего следом за ним человека, он хотел выяснить еще один вопрос, быть может, довольно глупый, но для него обладающий некоторым значением.
  - Ричард... А когда ты успел заглянуть в мой паспорт?
  Конте-младший, такого вопроса решительно не ожидавший, растерянно заморгал, недоуменно сдвигая брови.
  - Я у тебя в руках и паспорта-то не видел. С чего ты...
  - Да так... - Дерек задумчиво покусал губу, - Просто по паспорту я Тедерик. А Риком меня всегда норовят звать родители... - он вздохнул и, мотнув головой, махнул рукой, улыбаясь уголком рта, - Ладно, забудь. Это, видимо, у меня уже паранойя.
  - Если тебе не нравится, больше так называть тебя не буду, - Ричард, действительно не очень понявший, чем вызвана внезапная паранойя собеседника, и в чем тот, собственно, его подозревает, пожал плечами и, обойдя его, уверенно распахнул дверь в палату, - Заходи.
  Дерек, чья попытка хоть немного еще потянуть время благополучно провалилась, кивнул и, набрав в легкие побольше воздуха, словно готовясь окунуться с головой в прорубь, резко шагнул вперед, заходя в палату.
  Мужчина, еще вчера произведший на него неизгладимое впечатление, а сегодня с утра это впечатление упрочивший, лежал на кровати, бледный, утомленный, запутанный в проводах и трубках, но вполне живой и даже, возможно, дееспособный. Завидев вошедшего парня, он улыбнулся и, приподняв левую руку, слабо помахал ей.
  - Привет, - голос его звучал хрипло, однако, уже не походил на стон умирающего, и молодой человек невольно улыбнулся, - Дерек?
  - Да, - парень, неуверенно сделав еще несколько шагов, остановился возле кровати раненого, кусая губы, - Я... рад видеть вас живым, мистер Конте.
  Мужчина слабо пошевелился и, опустив руку обратно на кровать, глубоко вздохнул. На губах его отразилась слабая, кривоватая улыбка.
  - Доминик. Для тебя я Доминик, парень, или Ник - называй, как хочешь. После того, что ты сделал для меня, ты имеешь на это больше прав, чем кто бы то ни было... - он еще раз вздохнул и, чуть поморщившись, с видимым трудом коснулся рукой груди, - Честно сказать, после того, как наше с тобой знакомство началось, я бы не удивился, если бы ты бросил меня умирать.
  - Вы ударили меня, но не избили, - официант стесненно пожал плечами, - Да и удар был не особенно сильным... - он быстро улыбнулся, - Я же понимал, что вы не в настроении. Просто не хотел ждать, когда вы уйдете, вот и... - он сжал губы и, не заканчивая, махнул рукой. Вспоминать о том, что случилось вчера, было все-таки неприятно.
  - Да нет, ты меня правильно выставил, - Доминик попытался поднять руку выше, но быстро понял, что сил на это ему не хватает, и оставил напрасное занятие, - Мои проблемы к тебе не имели отношения, а я видел, что время уже позднее, но никак не мог остановиться... Ты извини меня, Дерек. Я действительно сожалею, что все произошло так, я вообще-то обычно не бью ни в чем не повинных официантов... - мужчина немного смутился и, не желая вдаваться в подробности своего вчерашнего состояния, поспешил перевести тему, - Счастье еще, что охрана тебя так быстро пропустила и ты успел подняться ко мне. Наверное, приди ты несколькими минутами позже... - он содрогнулся, поморщился от тянущей боли в зашитых ранах и сам слабо махнул рукой, - Лучше не думать.
  - Да уж... - Дерек тихонько вздохнул и, представив, что было бы, обнаружь он в квартире действительно труп Доминика, даже поежился, - Страшно представить, чтобы со мной сделал тогда тот парень из охраны. Итак видно было, что он рвется доказать старшим свою значимость, он мог бы...
  - Подожди-подожди, - Ричард, непонимающе хмурясь, поднялся со стула, на который успел присесть и, быстро глянув на брата, опять перевел взгляд на молодого человека, - Парень?.. Доказать старшим? Хочешь сказать, он был молод?
  Официант, мгновенно растерявшись, неуверенно кивнул, не совсем понимая, что такого странного усмотрел в его словах будущий капитан полиции.
  - Он казался немногим старше меня, - тем не менее предпочел уточнить он, - Так что да, довольно молодой парень.
  - Странно... - Дик быстро переглянулся с братом и, вновь сев на стул, в раздумье укусил себя за губу, - Очень странно...
  Доминик, искренне полагающий, что Ричард с минуты на минуту пояснит недоумевающему Дереку смысл своих загадочных высказываний, и видящий, что делать этого брат не спешит, предпочел дать объяснения сам.
  - Видишь ли, Дерек... - негромко начал он, переводя взгляд с Дика на своего непосредственного собеседника, - Здание, в котором я живу, было построено за мой счет, и охрану для него я набирал лично...
  - И среди охранников этого здания нет ни одного молодого парня, - Ричард поднял голову, бросая на явственно опешившего юношу внимательный взгляд, - Ни одного, Дерек! В охране у Ника работают только взрослые люди, мужчины, которым уже перевалило за пятьдесят, поскольку только таких он полагает серьезными.
  - И не ошибаюсь! - мигом вставил Конте-старший, - Мне не нужны мальчишки, которые не способны защитить даже себя, я не нанимаю таких, у нас существует определенный возрастной ценз... Кого бы ты ни видел там, внизу, охранником он, безусловно, не был.
  - Но тогда кем?.. - парень не закончил, растерянно переводя взгляд с одного брата на другого. Ответ, неотвратимо-очевидный, уже стучался в его сознание, но признавать его молодому человеку не хотелось до тех пор, пока кто-нибудь из более взрослых его не озвучит.
  - Видимо, тем, кто знал, что тебя ждет наверху... - мрачновато протянул Доминик, сам переводя взгляд на брата, - Тем, кто незадолго до твоего визита наведался ко мне с ножом наперевес...
  Ричард, хмурый, как пасмурное небо, решительно мотнул головой.
  - Мы пока не можем знать этого, Ник, не надо заранее делать выводы. Парень, конечно, на посту охраны находился незаконно, но чтобы он был... Черт, надеюсь, из охраны никто не пострадал.
  Его брат, поморщившись, попытался улечься поудобнее и осторожно, но глубоко вздохнул.
  - Его наверняка подослал Альфа, - буркнул он, прикрывая глаза, - Я даже не сомневаюсь в этом, это единственный верный...
  - Ник! - Конте-младший, помрачнев, казалось, еще больше, одарил брата довольно неприязненным взглядом, - Ради всего святого, оставь в покое Альфу! Ты каждый раз винишь его в том, что случилось с тобой, но ни разу еще мы не получили ни единого доказательства этого! Я даже до сих пор не знаю, кто, собственно, такой этот Альфа, тем более, что имени ты мне его не называешь.
  Доминик неловко шевельнул рукой, явно испытывая желание скрестить руки на груди, но ожидаемо не сумел и, оставив бесплодные попытки, немного надул губы.
  - Я всегда его знал только как Альфу, - буркнул он, - И все равно я не сомневаюсь, что он приложил к этому руку! Извини, Дерек, тебе, должно быть, неприятно слушать все эти наши... разборки. Ты и так сегодня перенервничал, небось, здорово перепугался, когда увидел меня...
  Юноша негромко хмыкнул, честно стараясь притвориться бесстрашным и отчаянным парнем.
  - Мало кто на моем месте не испугался бы, увидев окровавленный труп, - он напряженно вздохнул, отгоняя воспоминания и, мотнув головой, потер подбородок, - Я только стоял и думал, что у меня до сих пор болит челюсть от вашего удара, а вы вот... тут... - он еще раз вздохнул, и заставил себя улыбнуться, - Но ваши разговоры сейчас мне слушать даже приятно - во-первых, я вижу, что вы живы, дееспособны и смею надеяться, что скоро поправитесь, ну, а во-вторых... мне бы тоже хотелось узнать, кто стоит за нападением на вас.
  Пострадавший, внимательно выслушав своего спасителя, покосился на брата и слабо махнул рукой.
  - Я ведь уже говорил, да, что он может со мной разговаривать более фамильярно? Или после случившегося у меня уже провалы в памяти? Ну да ладно, не важно. За нападением на меня наверняка стоит Альфа, Дерек, и как бы мой брат не возражал, а я буду продолжать держаться этого мнения... - мужчина примолк, переводя дыхание и, подумав несколько секунд, внезапно совсем другим тоном спросил, - Слушай, а как ты попал в мою квартиру?
  Дерек, от изумления как-то сразу растерявший всякую культуру, напрочь забывший о том, что говорит с человеком мало того, что более взрослым, так еще и стоящим выше него по социальной лестнице, пару раз обалдело моргнул.
  - В каком смысле?.. Ник... - он нахмурился, всматриваясь в больного пристальнее, - У тебя что, действительно провалы в памяти? Когда я пришел к тебе, дверь была открыта, не нараспашку, конечно, но так... довольно очевидно. Я открыл ее шире, увидел... - парень сглотнул, - Сначала подумал, что я уже опоздал...
  - Так, ладно, с этим понятно, - Доминик приподнял левую руку, останавливая своего молодого друга и, хмурясь, закусил губу, размышляя о чем-то. Ричард, внимательно глянув на него, негромко вздохнул, предпочитая ответить молодому человеку сам.
  - Тут не исключен вариант, что он просто забыл запереть дверь. Увы, с моим братом такое случается, причем, надо заметить, что случается чаще, чем хотелось бы...
  - Ты меня хочешь выставить раззявой в глазах нового друга? - Конте-старший скептически вздернул бровь и, вздохнув не глубоко, но тяжело, поморщился, - Вообще, если говорить откровенно... Я практически ничего не помню. Кажется, да, я заметил, что у меня не заперта дверь, пошел к ней... А может и не пошел. Я помню, что мне было больно, больше ничего не помню. Даже толком не знаю, что со мной сделали...
  - Может, и не надо знать? - Дерек, перед внутренним взором которого опять встала виденная утром картина, откровенно поежился, - Честно говоря, мне лично достаточно и того, что я уже видел... Врагу не пожелаешь.
  - А кто-то пожелал, и я даже знаю, кто именно, - мрачновато улыбнулся Доминик и, стараясь расслабиться на жестковатой подушке, на несколько секунд прикрыл глаза, - И вы можете мне хоть сто раз не верить, ребята, но я на сто процентов уверен, что это...
  - Ник! - Ричард, оборвав брата, закатил глаза, - Ну, пожалуйста, хотя бы сейчас оставь свою паранойю в покое! Сейчас твоя главная цель - выздороветь, поправиться, тем более после того, как... - он умолк и, сглотнув, гораздо тише продолжил, - Мне трудно сказать, что именно с тобой произошло и по какой причине это было сделано. Если бы речь шла о постороннем человеке, я бы, наверное, и вовсе встал в ступор, но коль скоро это касается тебя, клянусь, выясню причину такой жестокости!.. - он быстро облизнул губы и, налив себе воды из кувшина на тумбочке в изголовье кровати, залпом опорожнил его, - Судя по тому, что я узнал от врачей, картина вырисовывается довольно странная. По всему выходит, что сначала тебя несколько раз ударили ножом в спину, потом затолкали на кухню, подставляя под пулю снайпера, а затем, вернув в гостиную, продолжили уже в живот... - он на секунду закусил губу и, явно стараясь бодриться, воодушевленно хлопнул в ладоши, - Но при этом не задели ни одного жизненно важного органа! Я не знаю, Ник, это ты вертелся, как уж на сковородке, или это убийца был каким-то редкостным мазилой...
  - А может, наоборот?.. - Дерек, задумчиво внимающий оратору, и неожиданно решивший внести свою лепту, поучаствовать, на правах друга, в общей беседе, нахмурился, потирая подбородок, - Совсем наоборот! Может, он и не хотел задевать жизненно важные органы, хотел совсем другого, хотел...
  - Чтобы я истек кровью, - мрачновато подхватил Доминик и, согласно кивнув, поднял взгляд к потолку, - Заманчивая меня ждала перспективка, ничего не скажешь. Как только встречу этого урода, обязательно поблагодарю за проявленную милость. А заодно поинтересуюсь, как он попал в квартиру... - заметив в глазах брата некоторый скепсис, мужчина нахмурился, - Дик, я уверен, что не забывал запереть дверь, ее кто-то открыл!
  - О, кстати, - Ричард, внезапно осененный какой-то мыслью, неожиданным воспоминанием, даже хлопнул в ладоши, - Насчет твоей двери. Я могу взять твой ключ?
  На несколько долгих секунд в палате воцарилась тишина. Дерек, отчаянно пытаясь сообразить, для чего будущему капитану полиции вдруг понадобился ключ от квартиры, которая, наверное, по сию пору должна была стоять открытой, хмурился, переводя взгляд с него на хозяина этой самой квартиры и обратно; Доминик, задающийся, в общем-то, тем же вопросом, просто молчал, ожидая объяснений. Дик, в свой черед, ожидал вердикта брата, совершенно уверенный, что тот должен понимать причину его просьбы.
  Молчание начало затягиваться, и Доминик не выдержал.
  - Зачем?.. - неуверенно вопросил он, косясь при этом почему-то на Дерека, - Разве ты закрывал квартиру, когда я... ну, в смысле, когда меня уносили, а ты шел следом?
  Ричард, сам явственно растерявшийся, недоверчиво уставился на брата. Судя по всему, такой несообразительности он от него не ожидал.
  - Ник... дверь у тебя захлопывается, я напоминаю, - он нахмурился и, негромко кашлянув, прибавил, - Когда мы уходили, я ее захлопнул, чтобы в квартиру никто не мог попасть и разграбить ее, пока хозяин мирно болеет вне дома. А теперь я считаю целесообразным попасть туда, чтобы убрать...
  - Ну да, точно, - Доминик, наконец сообразивший, зачем брату нужен ключ от его квартиры, слабо кивнул, - Я не помню, что было, но судя по обилию швов, могу предположить, что у квартиры вид... не эстетичный, верно?
  Дерек, мигом вновь вспомнивший увиденную утром картину, передернулся. Диван, на котором полулежал, сползая на пол, хозяин квартиры, скорее всего, надо было выбрасывать - такого обилия крови не отмыла бы ни одна химчистка.
  - Даже не представляешь, до какой степени ты прав... - пробурчал он и, невольно поежившись, обнял себя руками, - Там сейчас фильм ужасов снимать можно, никак иначе.
  - Фильм я там снимать не намерен, - моментально отреагировал Ричард и, слегка вздохнув, почесал перетянутую повязкой руку, - Но место преступления осмотреть должен. Да и в порядок там привести все не помешало бы, диван поменять, пол отмыть...
  - Ну, я так и вижу тебя со шваброй, - Доминик вновь легонько кивнул и, с некоторым трудом вздохнув, сделал неловкую попытку пожать хотя бы одним плечом, увенчавшуюся, впрочем, провалом, - Бери, конечно. Но учти - если ты будешь водить туда девочек, Джилл непременно об этом узнает!
  - Джилл? - Дерек вопросительно приподнял брови. В голову сразу пришли воспоминания о женском голосе, ответившем по телефону Ричарда, когда он звонил в первый раз.
  - Моя жена, - Дик мимолетно кивнул и, вздохнув, прибавил, - И ты не волнуйся, Ник, о том, что я приведу к тебе девочек для уборки, я ей сам расскажу. Кстати, может быть, она мне и посоветует кого-нибудь... Значит, ключ я беру, - он еще раз кивнул и, приблизившись к тумбочке возле кровати брата, распахнул ее, добывая оттуда пластиковый, набитый чем-то пакет. Спустя пару мгновений на свет появилось и его содержимое - джинсы, некогда темно-голубые, самые, что ни на есть, обычные, ныне выпачканные, залитые засохшей кровью.
  Доминика передернуло. Взирать на доказательство нанесенных ему повреждений было неприятно.
  - Надо их выкинуть... - пробормотал он и, вздохнув, осторожно шевельнул той рукой, из которой торчала капельница, - Ричард, будь другом - подыщи мне дома какой-нибудь прикид поприличнее, идет?
  - Подыщу, - Конте-младший, легко скользнув ладонью в залитый кровью карман, осторожно извлек из него пластиковую карточку.
  Дерек удивленно приподнял брови. Речь постоянно шла о ключе, и воображение рисовало ему самый обычный и ничем особенно не отличающийся от других, но сейчас Дик держал в руке явно не ключ. Или что, квартира открывается за отдельную плату по кредитке?
  - А что... - начал, было, он, однако же, Доминик перебил его.
  - У меня магнитный замок, открывается ключ-картой. Только мне почему-то кажется, что теперь мне придется его поменять... Черт возьми, я не думал, что этот замок можно взломать!
  - Может, у тебя просто украли карту... - официант мотнул головой. Собственное предположение внезапно показалось ему глупым.
  - Ну, или ты действительно сам забыл закрыть дверь.
  - Я не забывал! - отрезал Доминик, - Ее открыли, только я понятия не имею, как. Слепок с карты сделать невозможно, взломать замок не так-то уж просто... Я был уверен, что с этим не под силу будет справиться даже Диктору!
  - Диктор к тебе отношения не имеет! - брат его немного повысил голос, - Если бы избавить мир от тебя решил он, сейчас я бы не беседовал с тобой, а любовался бы твоим трупом в морге, и тебе это прекрасно известно. Диктор не мучает своих жертв, он убивает сразу и наверняка... С тобой же словно играли. Найдем, кто это - выясним и про карту. А пока, на твоем месте, я бы подумал о замене замка на более совершенную систему.
  Конте-старший медленно, очень глубоко вздохнул, поморщился от неприятных ощущений и с видом довольно скептическим воззрился на собеседника.
  - Дик... у меня замок последней модификации. Какую более совершенную систему ты пытаешься мне предложить?
  Дерек, в основном играющий роль слушателя, а не советчика, неуверенно кашлянул.
  - А я... я как-то слышал о замках, которые реагируют на звук голоса. Может, надо поставить такой?
  Доминик, как-то сбитый с толку столь неожиданным предложением, медленно перевел взгляд на нового знакомого. Подумал, моргнул, кашлянул, подумал еще немного... и, наконец, медленно проговорил:
  - Звук голоса?.. - взгляд его мимолетно скользнул к брату, и мужчина сделал бровями странное движение, словно пытаясь им заменить пожатие плечами, - Что ж, может быть и так... Я подумаю об этом. Да, Дик, у меня где-то на камине, рядом с кредиткой должна быть записная книжка. В ней телефон компании, они мне регулярно присылают уборщиц, когда возникает необходимость. Спроси, может, и в этот раз они смогут помочь?
  - Спрошу, - Ричард глубоко вздохнул и, неожиданно протянув руку, мягко потрепал старшего брата по волосам, - Не переживай, Ник, когда ты вернешься, все будет в полном порядке. Ты главное поправляйся, идет? Знаю, ты постоянно куда-то влипаешь и с честью выходишь сухим из воды, но... - он на секунду сжал губы, - Клянусь, каждый раз я безумно боюсь, что очередная 'неприятность' для тебя окажется последней. Хорошо, что на этот раз рядом оказался Дерек... - он помолчал и, заставив себя улыбнуться, отступил на шаг назад, как будто делая над собою усилие, чтобы покинуть брата, - Отдыхай, а я пойду. Осмотрю пентхаус, потом вызову уборщиц... ну, как договорились. Оставляю тебя в надежных руках... - он быстро подмигнул невольно выпрямившемуся официанту, - И искренне надеюсь, что нашему юному другу не придется в ближайшее время вновь спасать твою жизнь. До встречи, - и, завершив свои напутствия, Ричард Конте, не позволяя себе дольше задерживаться, решительно развернулся на каблуках, направляясь к выходу из палаты. Рука его скользнула в карман, уже добывая мобильный телефон.
  Дерек проводил его долгим внимательным взглядом и, сдвинув брови, вновь глянул на больного.
  - Почему он сказал, что ты постоянно 'куда-то влипаешь'? Я, конечно, все понимаю, но то, что сейчас с тобой, это... ну, словом, тут трудно сказать, что ты 'влип'. Это серьезное происшествие и, честно говоря...
  - Дерек, - Доминик чуть усмехнулся и, приподняв руку, остановил разошедшегося парня еще и жестом, - Я и вправду постоянно влипаю куда-то. И в больницах я, честно сказать, постоянный посетитель, если так можно выразиться... Вообще, я нереально 'удачливый' человек. Со мной бесконечно случаются происшествия, если не такие, то аналогичные - то на меня совершают покушение, то я сам попадаю под машину, или падаю с моста в реку, или по случайности оказывают в горящем здании... Захожу куда-нибудь по делам, а здание вдруг вспыхивает, как спичка. Повторяю - в больницах я гость нередкий, особенно в этой, поскольку она ближе всех к моему дому. Наверное, местных врачей я уже изрядно задолбал... - он неожиданно смутился и как-то виновато добавил, - Правда, больницу я спонсирую...
  - Тогда тебе, наверное, рады, - отстраненно откликнулся парень и, окинув нового друга недоверчивым взглядом, пораженно покачал головой, - Но как же ты до сих пор жив, если постоянно... Нет, Доминик, вы не подумайте, я не против этого! Просто поразительно, что вы... что ты выжил, не взирая на все, - он задумчиво почесал висок и, внезапно меняя тему, нахмурился, - А кто такой Альфа?
  - Альфа... - Доминик с некоторым трудом вздохнул, - Мой оживший ночной кошмар, тень рока, реющего надо мной... Знаешь, капитан как-то говорил мне, что у каждого в этой жизни найдется человек, который будет ненавидеть его просто так, безо всякой причины. Я тогда не поверил, молод был, глуп... Альфа доказал мне это. Он ненавидел меня всегда, продолжает ненавидеть сейчас, и... В общем-то, у меня нет выбора. Или он убьет меня, или я избавлюсь от него. Жребий брошен, Дерек, жребий брошен... После того, что произошло со мной, я понимаю, что пути назад уже нет, - он моргнул, словно сбрасывая наваждение собственных слов и уже несколько более осмысленно воззрился на внимательно слушающего его молодого человека, - Ты очень помог мне, спас меня, и я безмерно благодарен... Но хочу попросить помочь мне еще немного. Мне надо... найти одного человека.
  Дерек сглотнул. Ввязываться в противостояние двух сильных, настроенных друг против друга людей, ему как-то совсем не хотелось, однако, судя по всему, выбора ему тоже не оставляли. Жребий брошен - видимо, Доминик не зря вспомнил это выражение. Кажется, спасая его, он, простой и ничем не примечательный официант, перешел свой Рубикон...
  - Я... не уверен, что мои способности к поиску... - он мотнул головой, не в силах придумать, как продолжить, - То есть, хочу сказать, чтобы кого-то найти, нужны связи, и я... А почему ты не попросишь Ричарда?
  По губам раненого скользнула слабая саркастическая улыбка.
  - Потому что таких людей, как Еж, Дик не ищет. А если и ищет, то лишь для того, чтобы упечь их за решетку.
  - Еж?.. - Дерек, чувствуя, что уже совсем теряет нить разговора, недоуменно нахмурился. Что ему, в лес идти, зверька с иголками ловить?..
  - Именно, - Доминик ненадолго прикрыл глаза, словно бы собираясь с силами, - Карл Еж - один из влиятельнейших людей этого города, вращается, увы, лишь в самых, что ни на есть, криминальных кругах. Мне бы не хотелось подвергать тебя риску, Дерек, но, увы... Боюсь, помочь здесь мне может только он. Найди его, и скажи - Доминику требуется помощь. Объясни, где найти меня, а я попрошу его сделать то, что требуется... Знаешь, - он негромко хмыкнул, - Этот парень, быть может, сумеет даже выяснить, кто таков этот треклятый Альфа!
  
  ***
  Из палаты Дерек вышел в совершенно смятенном состоянии духа. Он так надеялся, так верил, заходя в нее, что узнает ответы хоть на какие-то вопросы, что прояснит для себя хотя бы в общих чертах случившееся с Домиником... Но вместо этого лишь запутался еще больше.
  Кто такой Альфа, которого так боится Конте? Где они познакомились? Что за капитан беседовал с Домиником, говоря о людях, могущих ненавидеть за просто так? Кого просит найти Ник, зачем ему этот человек с очень колючим прозвищем? И как, собственно говоря, его искать?
  Он помотал головой и, сунув руки в карманы, негромко чертыхнулся. В ладонь ткнулся телефон Доминика, так и не выложенный им в палате, благополучно забытый в свете происшедших событий.
  Дерек тяжело вздохнул и огляделся по сторонам. Когда он уходил, Ник собирался спать, к тому же пришел врач, который настоятельно выгнал его из палаты. Значит, возвращаться и все-таки возвращать телефон не вариант. Где искать Ричарда, чтобы вернуть мобильный брата хотя бы ему, тоже неизвестно, тем более, что у Дерека и номера-то его нет, есть только тот, что забит в телефоне Доминика.
  Мда, видимо, крутую игрушку придется оставить у себя, по крайней мере, до завтрашнего утра. Что ж... Тогда можно подумать и о другом.
  Лина, та милая и приветливая медсестра, говорила, что Арчибальд будет отдыхать несколько часов, но ведь случается, что и врачи немного преувеличивают. Что, если он уже пришел в себя?
  Дерек еще раз огляделся. В последний раз, когда он слышал о нем, Арчи был в реанимации, даже более того - на операционном столе, но сейчас, может быть, ему позволят увидеть друга хотя бы на несколько минут?
  Кажется, реанимация была в той стороне... Он уверенно зашагал по коридору, придерживая в кармане телефон Доминика. Не хотелось бы потерять его, у Конте там, похоже, записаны довольно важные номера!.. Включая и номер Альфы. Как так? Он утверждает, что Альфа ненавидит его, но в его мобильном имеется номер этого типа! Черт побери, загадка за загадкой и никаких объяснений... Как он может не знать, кто такой этот Альфа, если способен даже поболтать с ним по телефону?
  А, вот и реанимация. Так, теперь проверить, насколько он стерилен в глазах врачей... Верхней одежды нет, на ногах бахилы - вроде все в порядке. Остается надеяться, что и они будут думать так же.
  Дверь в отделение реанимации была плотно притворена, но не заперта, поэтому проникнуть за нее труда не составило. Дерек осторожно заглянул внутрь и, убедившись, что выгонять его сразу никто не планирует, неуверенно просочился за дверь и огляделся.
  Где именно находится палата Арчибальда, он не знал. Подходить к каждой двери, заглядывая за нее и пытаясь разглядеть друга на одной из кроватей, коих наверняка было немало в каждой палате, казалось не самым подходящим вариантом. Выходило, что беседовать с врачами, ответственными за реанимационное отделение все-таки придется, а это могло быть чревато отправлением его восвояси.
  Увидеть же друга все-таки хотелось - в конечном итоге, за него он переживал не меньше, может, даже и больше, чем за Доминика.
  Он вздохнул и медленно, стараясь все-таки ступать максимально бесшумно, направился вперед по длинному коридору - больница была большой и отделению интенсивной терапии здесь выделяли достаточно места.
  Коридор пустовал; вокруг царила странная, пугающая тишина. Казалось, закрыв за собою дверь отделения, он отрезал все звуки внешнего мира, погрузившись в больничное безмолвие, и это, честно говоря, откровенно пугало.
  Неожиданно распахнувшаяся дверь одной из палат заставила парня вздрогнуть, и предпринять неловкую попытку спрятаться где-нибудь среди голых стен. Попадаться на глаза врачам ему, пребывающему здесь отнюдь не на законных основаниях, не хотелось.
  Из палаты в коридор вышел молодой, немногим старше самого Дерека, парень и, оглянувшись через плечо, приветливо улыбнулся, видимо, больному, остающемуся там.
  - Выздоравливайте, мистер Молле, - голос его прозвучал спокойно и приветливо, как-то по-особенному уважительно. Пожалуй, так беседуют подчиненные средней руки с каким-нибудь очень большим начальником.
  А впрочем, это уже было не так уж и важно. Знакомая фамилия, как обухом ударив по голове, заставила молодого нарушителя больничных правил как-то сразу забыть о своем желании спрятаться, и напротив, податься вперед, всматриваясь в покидающего палату человека. Видеть его рядом с Арчибальдом прежде Дереку не доводилось, однако лицо парня почему-то показалось ему знакомым
  Впрочем, долго рассматривать его не получилось. Незнакомец аккуратно прикрыл дверь палаты и, легко повернувшись, зашагал прочь из больницы, скользнув безучастным взглядом по застывшему в растерянности Дереку.
  Последний, немного повернувшись, проводил его долгим взглядом и, мотнув головой, сбрасывая наваждение, заспешил к двери только что покинутой неизвестным палаты. В голове его уже роились страшные предположения - быть может, тот же, кто стрелял в Арчи, все-таки нашел его и, чтобы скрыть свое преступление, только что вежливо попрощался уже с трупом?!
  Дерек, задохнувшись от ужаса, представив, что сейчас, во второй раз за сегодняшний день, увидит нечто безмерно страшное, дернул дверь палаты, распахивая ее и фактически влетел внутрь.
  Лежащий на кровати, весь запутанный в проводах и трубках, с капельницей в каждой руке, человек, едва-едва приподнял голову и, рассмотрев почти вбежавшего к нему парня, слабо заулыбался.
  - Дерек... прости, не могу пожать тебе руку...
  - Не волнуйся, - парень быстро улыбнулся и, прикрыв за собой дверь палаты, торопливо приблизился к кровати, - Я... даже и не знаю, что спрашивать. Про самочувствие, наверное, глупо, да?
  Арчибальд слабо вздохнул, продолжая улыбаться.
  - Почему же... Я, по крайней мере, жив и рад уже этому. Говорят, поправлюсь я скоро, вроде бы раны не серьезны... Ты знаешь, что со мной произошло?..
  Дерек пожал плечами.
  - Говорят, в тебя стреляли. Снайпер. Шесть пулевых...
  Лицо больного исказила гримаса боли; он на несколько секунд прикрыл глаза.
  - Какое-то безумие... - слетел с его губ слабый шепот, - Кому могло понадобиться стрелять в меня... Я ведь никому не желал, не причинял зла!..
  - Я знаю, - официант на несколько секунд сжал губы, сдерживая эмоции и, неуверенно коснувшись бледных пальцев друга, легонько сжал их, - Держись... держись, Арчи, прошу тебя! Ты обязательно должен поправиться, выйти отсюда и, может быть... полиция за это время найдет виновника. Ну, или ты наймешь частного детектива, и он все узнает...
  - Я не верю ни частным, ни официальным, - Молле слабо поморщился и, с трудом облизав пересохшие губы, попросил, - Дай попить, пожалуйста. И... давай поговорим о чем-то другом. Чем все закончилось вчера... в ресторане?
  - Уборкой, - Дерек, хмурясь, осторожно взял с тумбочки стакан, наполненный загодя водой и аккуратно поднес его к губам друга, - Я убирался и нашел телефон Доминика. Утром позвонил по одному из номеров, поехал к нему домой и обнаружил... - он сглотнул, - Прости, тебе неприятно это будет слышать сейчас, - Арчибальд напился, и он убрал стакан от его губ, - В общем... Ник был весь в крови, я даже думал, что он умер! Но оказалось, что он жив, я вызвал 'Скорую', а его брат сказал мне про тебя.
  Метрдотель неуверенно закрыл глаза, потом открыл их вновь и, хмурясь, вгляделся в приятеля пристальнее.
  - Прости, я... боюсь, не совсем тебя понимаю... Хочешь сказать, Доминик Конте, который вчера тебя ударил... И ты его называешь Ником! Как так вышло?..
  - Это сложная история, - Дерек вздохнул и, оглядевшись, чуть поморщился. Присесть в палате было некуда, да и, собственно говоря, слишком долго утруждать внимание больного, наверное, не следовало.
  - В общем, знаешь... на Доминика было совершено покушение. И он бы, скорее всего умер, но я...
  Арчибальд с некоторым трудом кашлянул.
  - А как ты оказался у него дома?
  - Принес телефон, - парень чуть пожал плечами, непонимающе взирая на приятеля. С его точки зрения ответ был совершенно очевиден и в пояснениях не нуждался.
  - Он вчера, когда буянил, выронил мобильный, я его подобрал. Ну, и вернул... Позвонил его брату (в телефоне был номер), он сказал, где найти Ника, я пришел и увидел... Ой, да не заморачивайся ты! - молодой человек мягко улыбнулся и, тряхнув головой, осторожно поправил одеяло больного, - Тебе сейчас своих забот хватает.
  - Ну да... - Молле слегка вздохнул и, ненадолго прикрыв глаза, попытался собраться с мыслями, - Да, хватает... Я просто не понимаю, почему в один день напали и на меня, и на этого Конте. Как я могу быть с ним связан, я даже его не видел никогда вживую! Только на фото... в газетах...
  - А я прежде и на фото его не видел, - Дерек хмыкнул и, махнув рукой, решительно продолжил, - Довольно об этом. С Домиником там вообще все ужасно заморочено, и я забыл вернуть ему за всеми разговорами телефон... В конце концов, я хотел просто увидеть тебя и убедиться, что ты жив.
  - Я жив, - собеседник его чуть приподнял уголок губ, - Хотя лучше бы умер, чем все это... переживать. Дерек, ты говорил с полицией? Они знают, кто напал на меня?
  - Ричард сказал, что расследованием занимается он, и пока что у полиции никаких зацепок, - заметив, что собеседник из его слов понимает далеко не все, парень вздохнул, спеша объяснить, - Ричард Конте - капитан полиции, он расследует покушение на тебя и покушение на своего брата. Пока что ничего, увы, - ранг Ричарда он, конечно, немного завысил, предвосхищая его повышение, однако, исправляться не стал.
  Арчибальд вздохнул и хотел, было, сказать что-то еще, спросить о чем-то, на что у Дерека, конечно, нашелся бы ответ, даже если бы этим ответом было 'не знаю', но не успел издать и звука.
  Дверь палаты решительно распахнулась, пропуская серьезного, строгого врача в белом халате. Нахмуренные брови его при виде постороннего посетителя сдвинулись еще сильнее, и молодой человек, предпочитая избежать возможных негодующих расспросов, поспешил попрощаться, почти бегом покидая старого друга.
  Арчи проводил его долгим взглядом и, с сожалением вздохнув, устремил все свое внимание на врача.
  
  ***
  Выстрел на несколько секунд оглушил его. Перед глазами сгустился дым, в нос ударил едкий запах пороха.
  Доминик замотал головой, пару раз махнул рукой, пытаясь разогнать клубы дыма, пытаясь увидеть поверженного врага... Ему это удалось.
  Впереди, на склоне холма, покрытого нежно-весенней зеленью, смутно темнело до странности знакомое пятно. Он недоверчиво нахмурился и, вытянув шею, приподнявшись, вгляделся внимательнее...
  Не может быть! Капитан!
  Рядом послышался тяжелый вздох, и кто-то сокрушенно покачал головой.
  - Доминик-Доминик... - знакомый до омерзения голос ввинтился в сознание, - Скажи, зачем ты убил его?
  У него задрожали руки. Автомат все еще был в них, отпечатков на нем должно было бы быть предостаточно, но... но он не убивал капитана! Он не сделал ни единого выстрела, это был не он, это сделал другой!..
  Он медленно перевел взгляд на замершего рядом человека. Тот был спокоен, немного грустен, как и подобает быть человеку, видящему мертвеца, не имеющего к нему отношения, немного удивлен, как и следует быть тому, кто увидел внезапное убийство. Руки его сжимали точно такой же автомат, как у Доминика; указательный палец все еще лежал на курке.
  - Я... я не убивал! - голос сорвался. Ник замотал головой, отступая назад и, еще раз бросив взгляд на тело на холме, опять обратил внимание на собеседника. Палец на курке...
  - Это ты, ты убил его! Это не я!
  - Ай-яй-яй, как нехорошо обвинять других в своих ошибках, - собеседник прищелкнул языком и, вновь сокрушенно покачав головой, наконец опустил автомат, - Ты убил его, и я видел это, Доминик Конте. Теперь тебе не отмыться, как бы ты не старался.
  - Но я не стрелял! - у него пошла кругом голова, - Ты стрелял, я же... я не видел, но слышал, стрелял ты! Альфа!
  - Ты не видел, зато видел я, - Альфа хладнокровно закинул автомат за спину и повернулся спиной к безжизненному телу капитана, - Как думаешь, кому скорее поверят? Ты на хорошем счету, Доминик Конте, но и к моим словам прислушиваются... А на суде я буду единственным свидетелем. Ты сядешь.
  - Но ведь я этого не совершал! - он вновь схватился за автомат, не для того, чтобы выстрелить, а чтобы огреть мерзкого парня по затылку, - Это сделал ты, ты... подставил меня!
  Альфа, уже шагнувший, было, прочь, неожиданно резко повернулся, в упор взирая на собеседника.
  - Может быть, - голос его зазвучал как шипение змеи, - Но ты сядешь в любом случае, Ник Конте, я позабочусь об этом! На автомате твои пальчики, по пути ты сделал пробный выстрел, а пуля соответствует калибру! Что, теперь уже не такой крутой? Разбит твой светлый образ, Конте, чертов ты всеобщий любимчик! Убийства капитана тебе не простят, ты завтра же окажешься в тюрьме!..
  ...Слова разнеслись вокруг странным эхом. Доминик испуганно вздохнул и, распахнув глаза, попытался сесть, прижимая левую руку к груди.
  Запищали приборы, предупреждая против резких движений, отозвалось возмущенной болью покалеченное тело. Конте медленно опустился обратно на подушку и, переводя дыхание, немного прикрыл глаза.
  Просто сон... Дьявол, все как было наяву! Сколько же раз еще ему будет являться по ночам это предательство, сколько еще ему предстоит видеть смерть капитана?
  Он помнил, чем все завершилось тогда.
  Суд... Угрожающий ему срок за военное преступление. И отец, нажимающий на все возможные кнопки, чтобы сына не отправили за решетку, мать, обивающая пороги и умоляющая слезно поверить в его невиновность. И Ричард... после этого он захотел стать полицейским.
  Ник слабо улыбнулся в темноту. Да, брат всегда поддерживал его, всегда знал, что он не способен совершить чего-то подобного. Помнится, тогда он сетовал, что не имеет отношения к полиции, иначе бы непременно оказал еще бо́льшую помощь!
  Несколько дней в тюрьме... Доминика передернуло. Это вряд ли когда-нибудь забудется.
  Но теперь все это осталось в прошлом, кануло в Лету, исчезло под землей, как и бедняга-капитан, и ему не следовало вспоминать. Не сейчас, не тогда, когда он сам едва ли не при смерти.
  Конте вздохнул и, кое-как шевельнувшись, устроился немного удобнее. Нет, ну не при смерти, конечно. Стараниями Дерека, с помощью врачей он спасен, он жив, и вскорости встанет на ноги, может быть, даже к концу этой недели. Он-то знает свой организм, всегда поправляется быстро...
  Главное - суметь отдохнуть. Поспать. Во сне тело восстанавливает утраченные силы быстрее, а ему сейчас они ох, как необходимы!
  - Домини-и-ик... - чей-то голос, внезапно раздавшийся в тишине палаты, заставил мужчину вздрогнуть и, сделав почти нечеловеческое усилие, приподнять голову, - Помнишь меня, Доминик?
  Возле кровати, там, где еще несколько часов назад стоял его спаситель, его новый друг - Дерек, смутно темнела чья-то тень. Конте всмотрелся внимательнее, нахмурился, пытаясь понять, сообразить, кто вдруг пожаловал к нему, кого он должен вспомнить... и внезапно вжался в кровать, в ужасе глядя на действительно хорошо, слишком хорошо знакомого человека. Давно мертвого человека!
  - Капитан...
  - Вспомнил! - капитан, кажущийся совершенно живым, совершенно реальным, скривился в презрительной усмешке, - Приятно вспоминать свою первую жертву?
  - Я... - Ник поперхнулся, пытаясь сообразить, что происходит, - Я не... не убивал...
  - Скажешь, что я умер от естественных причин, получив пулю в спину?! - глаза призрака сверкнули гневом; он надвинулся на собеседника, угрожающий, неотвратимый, пугающий одним лишь своим видом и присутствием. Доминик сильнее вжался в кровать, понимая, что сил удрать или даже натянуть на себя одеяло у него нет.
  - Я клянусь, я... я не стрелял тогда, это не я! - он зажмурился и затряс головой, - Нет, нет-нет-нет, это был не я, нет!
  - НЕТ! - собственный крик оглушил его. Конте распахнул глаза и, тяжело дыша, огляделся.
  Вокруг было пусто. Горел немного приглушенный по ночному времени свет, тихонько шуршала занавеска на приоткрытом окне. Попискивали приборы, контролирующие его состояние, и бешено колотилось сердце...
  В коридоре послышались торопливые шаги, и дверь палаты распахнулась, пропуская несколько взволнованных людей в белых халатах и поток яркого света. Доминик зажмурился и опять затряс головой.
  Врачи грудились вокруг, что-то говорили, обеспокоенно щупали его пульс, проверяли реакцию на свет, поправляли различные провода...
  - Что случилось, мистер Конте? - из мешанины голосов наконец выделился один, серьезный, уверенный, и Ник, наконец опомнившись, растерянно воззрился на внимательно глядящего на него пожилого мужчину, по-видимому, кого-то из главных врачей.
  - Мне... - он почувствовал, что охрип и закашлялся, - Я... Дурной сон привиделся... кажется. Или два...
  - Успокоительное, - коротко скомандовал врач и, поправив подушку под головой своего вип-пациента, ободряюще улыбнулся, - Не беспокойтесь, мистер Конте, сейчас я сделаю вам небольшой укол, и вы спокойно заснете до утра. Вам надо много спать сейчас - вы же знаете, что во сне силы восстанавливаются куда как быстрее!
  Доминик знал. Знал, что во сне силы восстанавливаются быстрее, и выздоровление идет полным ходом. Знал, что врачи готовы скакать вокруг него сутки напролет, и на любой его слишком резкий вздох стремглав прибегут, дабы оказать помощь.
  А еще он знал, что капитан был в палате несколько секунд назад, такой же реальный, как самая живая галлюцинация. И что галлюцинация эта, вероятнее всего, была вызвана ничем иным, как лекарствами, вкалываемыми ему...
  
  ***
  Было около трех часов ночи, когда Дерека разбудил телефонный звонок. Телефон звонил громко, спать под этот звук возможным не представлялось, поэтому парень, не открывая глаз, попытался нашарить аппарат на прикроватной тумбочке.
  Нашел, сжал его в руке, мимолетно удивившись отсутствию вибросигнала и, открыв один глаз, широко зевнул.
  Несколько секунд потребовалось ему, чтобы сообразить, что мобильник, сжимаемый им в руке, совершенно безмолвен.
  Еще несколько ушло на то, чтобы осознать - звонок все-таки есть, он не прекращается и звук идет, кажется, из кармана его джинсов, там, где он оставил, забыв вернуть хозяину... телефон Доминика!
  Дерек рывком сел на кровати и, путаясь спросонок в одеяле, почти ползком добрался до штанов, поспешно добывая трясущийся от гнева аппарат и недоуменно разглядывая его. Кто мог звонить посреди ночи самому мистеру Конте, не опасаясь навлечь на себя его гнев? А вдруг это какая-нибудь его подружка, из тех, про которых он рассказывал, что они ждут от него денег, а сами хотят изменять налево и направо?
  Парень несколько раз провел пальцем по почему-то темному экрану и, наконец сообразив, что держит мобильный задней крышкой к себе, перевернул его, взирая на светящийся экран.
  Сон как-то сразу слетел с него; сознание прояснилось.
  На синем экране вызова яркими белыми буквами значилось: 'Альфа'.
  Дерек сглотнул и, действуя скорее по какому-то странному наитию, нежели действительно сознавая собственные действия, провел по экрану пальцем, принимая вызов. Затем зажмурился и осторожно, как будто опасаясь, что тот сейчас взорвется, поднес телефон к уху.
  - Привет, Ник, - прошелестел в трубке чей-то хрипловатый, абсолютно незнакомый голос, - Надеюсь, тебе не скучно лежать одному в палате... Или, может, тебя развлекают видения?
  - К... к... - Дерек смутно попытался что-то прохрипеть в ответ, однако, горло перехватило, и он не смог выдавить из себя ни звука. Альфа хрипло рассмеялся в трубке.
  - Вижу, ты уже и голоса лишился от ужаса. Хорошо, Конте, хорошо... Ты будешь бояться меня, будешь дрожать от страха, только услышав мое имя! Я заставлю тебя трепетать, заставлю тебя умолять меня о пощаде, всесильный Доминик... А когда ты сдохнешь, я буду пить на твоих похоронах, я буду отмечать этот момент! Можешь ничего не говорить мне сейчас. Ты надеешься на спасение, думаешь, тебя смогут защитить твой неумелый брат и этот идиот-официант?
  Дерек на миг остолбенел от столь нелестного отзыва о его умственных способностях, однако, сказать ничего не успел, да и, говоря начистоту, просто не посмел. Рисковать, давая понять Альфе, что трубку взял не тот, на кого он рассчитывал, не хотелось.
  - Сначала умрешь ты, а потом они, - продолжал шелестеть голос, - Я ненавижу тебя, Конте, ненавижу твою чертову удачливость, твою везучесть! Ты должен был сдохнуть много лет назад, ты должен был сгнить в тюрьме после убийства капитана, а ты выбрался! Выжил! И смог подняться на такую высоту, какая никому и не снилась... Но ничего, ничего, Ник, я убью тебя, убью твоего брата и твоего нового друга, и все твои деньги заберу себе! Поверь, я сумею сделать это, а ты... ты ничего не сможешь изменить. Жребий брошен, Ник. Обратной дороги нет, не для тебя, не сейчас... Ты похож на барахтающегося в зыбучих песках глупца, но все твои попытки спастись лишь заставляют тебя проваливаться еще глубже! Ну, что же... Приятной кончины!
  В ухо посыпались короткие гудки. Дерек, совершенно деморализованный, медленно отвел телефон от уха и, действуя абсолютно механически, аккуратно положил его на тумбочку рядом со своим собственным мобильным. Затем неспешно лег и, прижав одеяло к груди, уставился невидящим взором в темный потолок.
  Жребий брошен... Идиот-официант... Убью тебя, твоего брата и твоего нового друга! Боже правый! Жребий брошен, обратной дороги нет!
  Парень испуганно натянул одеяло на голову. Куда же он влез, спасая Доминика Конте? Что грозит теперь ему за то, что он помог человеку избежать верной смерти? И что ему делать, чтобы спастись теперь уже самому?!
  Стоп!
  Ощутив, что начинает паниковать, Дерек приказал себе успокоиться. Следовало мыслить разумно, действовать конструктивно.
  Доминик гораздо лучше знает Альфу - так? Так. Он знает, чего ждать от этого типа, знает его фокусы и повадки... Он знает, что Альфа попытается убить его снова, и что он просил предпринять его, Дерека? Точно!
  Найти какого-то человека со смешным прозвищем.
  Найти Карла Ежа.
  Так. Отлично. Где его искать? Как его искать? Кого спросить? Господи, столько вопросов и хоть бы один ответ!
  Он сунул голову под подушку и, не удовлетворенный этим, вновь укрылся сверху одеялом. Стало жарко и душно, и парень, промаявшись около минуты, поспешил высунуть нос наружу, вдыхая свежий воздух.
  Надо отдохнуть. Голова среди ночи работает плохо, с утра, быть может, в нее и придет какая-нибудь разумная мысль. Например, то, что надо рассказать о звонке Альфы Ричарду Конте. Да и самому Доминику, наверное, тоже... Хотя на этот счет еще можно посомневаться - Ник сейчас не в том состоянии, чтобы воспринимать подобные новости.
  Но вот если сказать Ричарду...
  Дерек недовольно нахмурился и, крепко-крепко закрыв глаза, приказал себе немедленно уснуть. Мысли теснились в голове, принуждая к бодрствованию, кружились сплошным хороводом, и выбросить их, казалось, было совершенно невозможно.
  Он попытался сосчитать овец. Потом плюнул и стал считать собственные вдохи.
  Это неожиданно помогло, и спасительная темнота, наконец, укрыла мягким покрывалом его измученное сознание...
  ...Проснулся парень довольно поздно и сразу же сел на кровати, опасаясь заснуть вновь. В голове его все еще царил некоторый сумбур, ночной звонок мешался в сознании со сном, и на поверхность раз за разом выступала необходимость каким-то образом отыскать Карла Ежа.
  Как и где можно найти человека, о котором ничего не знаешь и поиски которого надо держать в тайне от полиции? Кого спросить о нем, у кого уточнить его местоположение?
  Доминик говорил, что этот Еж имеет отношение к криминальным структурам города, может... Нет, а где собираются представители криминальных структур? Это-то как узнать?
  Парень тяжело вздохнул и, взъерошив волосы, без особенного энтузиазма отправился чистить зубы. В мыслях царило смятение.
  Единственным, теоретически подходящим, был вариант отыскать какое-нибудь захудалое кафе, выбрать именно то, где столики заняты неприятными людьми, и осторожно поспрашивать их о Карле. Интересно, где искать эти кафе?.. Черт, вот когда собственная допропорядочность сыграла злую шутку!
  Ладно, ладно... Надо мыслить конструктивно. Нью-Йорк - большой город, в нем имеются неблагополучные районы, места, куда лучше не заходить обычному человеку. Вот с них и надо начать! Там ведь точно есть свои забегаловки, а разного рода бармены наверняка должны разбираться в местной шантрапе, знать, кто кого как называет, и где кого можно найти.
  Дерек посмотрел в зеркало в ванной и мысленно перекрестился. Ну, что ж, если его не убьют, он, вне всякого сомнения, сможет помочь Доминику. Остается только надеяться, что так оно и будет...
  Собирался молодой человек недолго. С давних пор он вывел для себя правило - если тебе чего-то очень не хочется делать, то сделать это необходимо как можно скорее, чтобы уже, так сказать, отделаться.
  Он торопливо перекусил, оделся и, полный решимости если уж не встретиться с неизвестным Карлом Ежом, то хотя бы узнать, где его можно найти или как с ним связаться, уверенно направился на улицу.
  Первое же кафе, попавшееся ему на пути, выглядело настолько приличным, что заходить туда Дерек не стал, дабы не терять время, и без особой охоты отправился дальше.
  Он шел и шел, целенаправленно приближаясь к одному из самых неблагополучных районов города, шел, погруженный в свои мысли, прикидывал, как лучше построить разговор и даже не замечал, что прохожие бросают на него все более и более странные взгляды. Он приближался к кварталу, уже давно и прочно занятому криминальной верхушкой города, подмятому под себя бандитами, и одежда его, чистая и опрятная, на фоне грязи и рвани, царящей вокруг, выглядела и в самом деле излишне броско.
  Правда, сообразил он, что одеться следовало бы как-то иначе, уже довольно поздно, когда проходящий мимо жутковатого вида, заросший до самых глаз бородой мужик толкнул его, едва не сбивая с ног и, выразительно сплюнув на землю у самых мысков новых кроссовок парня, не прошипел презрительно:
  - Позер.
  Дерек сглотнул и, изо всех сил стараясь не обращать внимания на столь вежливое приветствие, поспешил убраться от неожиданного собеседника подальше. С ним развивать беседу и задавать вопросы как-то не хотелось.
  Следующая встреча оказалась еще менее приятной.
  На повороте, совсем неподалеку от какого-то бара, куда молодой человек уже уверенно устремился, надеясь получить нужную ему информацию там, прямо перед ним внезапно затормозил мотоцикл. С него медленно поднялся большой, мощный мужчина с татуировками на обеих руках, с повязкой на голове, серьгой в ухе и сигаретой в зубах и, окинув худощавого паренька долгим взглядом, презрительно улыбнулся.
  - Куда прешь, длинноногий? - говорил он хриплым, прокуренным голосом, от чего Дереку почему-то стало очень не по себе. Здесь не ответить уже не получалось - обратившийся к нему человек мог бы счесть это оскорблением, а чем это могло быть чревато, не хотелось даже представлять.
  - Я... в б-бар хотел... простите... - робко пролепетал он в ответ и сделал неловкую попытку обогнуть байк и его наездника, однако, тот, судя по всему, не спешил так просто выпускать добычу.
  - В бар таких шнырял, как ты, не пускают, - он хохотнул с деланой доброжелательностью и, прищурившись, окинул молодого человека оценивающим взглядом, - Че ты забыл в наших местах, богатенький?
  Сердце ушло в пятки. Все сразу встало на свои места, последнее слово объяснило буквально все - в этих местах он казался излишне обеспеченным и, должно быть, каждый проходящий мимо бандит так и жаждал обчистить его карманы. Надо было срочно как-то прояснить ситуацию, известить, что он совсем даже не богат, что здесь он находится по делу... Ну, неужели местные не слышали про всесильного Доминика Конте?
  Дерек уже открыл, было, рот, чтобы назваться другом Доминика, как вдруг неожиданно передумал и рот закрыл. Нет, нет-нет-нет, представляться приятелем одного из самых известных богачей Нью-Йорка в этих местах совершенно точно не стоит - тогда его действительно посчитают богачом. А если таковое случится, домой он может и не вернуться...
  - Мне... - парень сглотнул, на ходу придумывая оправдание собственному пребыванию здесь, - Я... ищу одного человека... Вы не знаете? Его имя Карл Еж...
  Бандит отшатнулся, как от удара током. В глазах его явственно отобразился страх, губы подозрительно дрогнули. Он сглотнул и, поспешно шагнув назад, торопливо принялся отводить мотоцикл в сторону, давая собеседнику пройти.
  - Ни... никогда не слышал о таком, - говорил он быстро, торопливо, как будто опасаясь не успеть, - Ты иди... иди, спроси в баре... Может, там кто знает, - и с этими словами он перекинул ногу через седло мотоцикла и резко стартанул, скрываясь в облаке дыма.
  Дерек остался в полном одиночестве и совершенной растерянности. То, что неожиданный собеседник солгал, сомнений не вызывало - не знай он Карла Ежа, наверное, не испугался бы до такой степени. Нет, он, безусловно, знал его, знал и боялся... хотя, конечно, где находится пугающая личность, возможно осведомлен не был.
  Парень тяжело вздохнул и, ощущая себя на редкость прескверно, с еще большей неохотой, чем прежде, направился к бару. Мысль о том, что такой отвязный, совершенно безбашенный негодяй может до дрожи бояться разыскиваемого им человека, радости не прибавляла. Кто же он такой, этот Карл Еж, если его так бояться? И как с ним разговаривать, если он настолько ужасен...
  Дверь бара скрипнула, пропуская его внутрь. Дерек зашел и, изо всех сил стараясь особенно не выделяться и не бросаться в глаза, вдоль стены принялся пробираться к барной стойке, косясь по сторонам, как испуганный кролик, внезапно попавший в стаю волков. Того и гляди кто-нибудь бросится, да разорвет на кусочки...
  Молодой человек набрал побольше прокуренного воздуха в легкие и, не сдержавшись, закашлялся. После чего, сам испугавшись реакции своего организма, едва ли не подпрыгнул, со всех ног бросаясь к барной стойке.
  Человек за ней казался еще неприятнее, чем тот, с кем только что довелось беседовать, и Дерек совсем пал духом.
  - Что будешь заказывать? - обращался к нему бармен довольно грубовато, однако, явно пытался притворяться вежливым, и это его немного приободрило. Если старается прикинуться приличным человеком, может, и на разговор пойдет?
  - Я... хотел просто спросить у вас, - парень быстро улыбнулся, тщась произвести самое лучшее впечатление на собеседника, - Не знаете ли вы человека по имени Карл Еж?
  - Еж?.. - бармен ощутимо побледнел, однако, попытался не подать виду, - Первый раз слышу. А что тебе до него?
  - Мой друг просил найти его, - молодой человек глубоко вздохнул и, чихнув от табачного дыма, на несколько мгновений сжал губы, - Они знакомы, но друг мой сейчас сам не может с ним связаться, вот и попросил меня...
  - А другу твоему чего от него надо? - бармен прищурился, окидывая неожиданного посетителя нехорошим, оценивающим взглядом. Тот попытался не показать страха.
  - Это мой друг сам ему скажет. Извините, если вы его не знаете, я... пойду еще кого-нибудь спрошу.
  Бармен хмыкнул и, вытянув руку, неожиданно ловко ухватил Дерека за рукав, притягивая ближе к себе и сам подаваясь вперед.
  - Ты вон тех ребят спроси, что за столиком у стены, - говорил он негромко, вполголоса, но очень отчетливо, - Они, говорят, всех в нашем квартале знают, если твой Еж отсюда - стопроцентно подскажут. Только поосторожнее с ними, парень - если не понравишься им, могут и на нож поставить, - он выпустил рукав совершенно перепуганного юноши и легонько оттолкнул его от себя, - Давай, иди. Не заслоняй мне клиентов.
  Дерек кивнул и, быстро оглянувшись, убедившись, что клиентами за его спиной даже и не пахнет, неуверенно шагнул к указанному столику. 'Ребята', сидящие за ним, походили скорее на какой-нибудь тюремный контингент, причем далеко не самый безобидный, и подходить к ним не хотелось категорически.
  Он еще раз глубоко вздохнул, набираясь решимости. Так, ладно... Последняя на сегодня попытка. Если и эти скажут, что ничего не знают - он возвращается домой и на сегодня все. Тут явно нужен перерыв, похоже, Карла Ежа вот так вот с наскока не разыскать.
  Парень быстро облизал губы и, чувствуя себя так, будто прыгает в пропасть, решительно шагнул к указанному столику.
  Мужчины, пьяно хохочущие за ним, доверия не внушали совершенно, но несмотря на это дарили некоторую надежду. Если уж этот Еж так страшен, что все его бояться, то такие отморозки точно должны что-то слышать о нем!
  Он подошел и, остановившись за спиной одного из потенциальных собеседников, неуверенно кашлянул. Затем, набираясь решимости вместе с дымом, потянул носом воздух и, кашлянув еще раз, уже громче, прибавил:
  - И... извините! Мне сказали...
  - Опа! - его прервал взрыв хохота, - Это еще что за мелочь нам глазки строит?
  - Чего тебе, пацан? - тот из 'контингента', что был наиболее трезв, сделал большой глоток из наполовину опорожненной бутылки, - Пивом, что ли, угостить хочешь?
  - Да, богатенький Буратино-то, по ходу дела, надо бы кармашки проверить! - захохотал другой, едва ли не падая со стула, - Эка Штопор удружил, подослал нам добычу!
  Дерек непроизвольно отступил, испытывая неимоверное желание удрать. Кто такой Штопор он почему-то догадался сразу - каким бы еще прозвищем мог обладать бармен в таком заведении? Черт, второй раз за сегодня собственная добропорядочность с ним играет злую шутку!
  - Простите, я ищу Карла Ежа, - он шумно выдохнул и, торопясь объяснить все и сразу, прибавил, - Мне сказали, вы можете знать...
  Мужчины переглянулись. Алкоголь выветривался из них буквально на глазах - лица серьезнели, глаза прояснялись, да и голоса звучали уже совсем иначе.
  - Кто сказал? - негромко поинтересовался тот, кто только что высказал желание проверить карманы неожиданного собеседника. Тот неловко пожал плечами.
  - Бармен.
  - Вот как... - они вновь переглянулись, безмолвно принимая какое-то решение. Наконец тот, кто с самого начала казался несколько более трезвым, тяжело поднялся на ноги и, обойдя стол, подошел к немного опешившему Дереку, панибратски обнимая его за плечи.
  - Вот что, парень... - говорил он негромко, но довольно весомо, и молодой человек непроизвольно напрягся, - Мы Ежа не знаем и никаких дел с ним не водим. А ты бы поосторожнее с расспросами был - здесь не любят излишне любопытных. Дом у тебя есть?
  Парень, совершенно растерявшись, робко кивнул.
  - Иди домой, закрой двери и окна и молись, чтобы Еж не узнал, что ты его ищешь, - мужчина нахмурился, поворачивая молодого человека лицом к двери, - Поверь, малыш, такому, как ты, не надо иметь с ним никаких дел.
  - Меня попросил друг... - попытался неуверенно возразить Дерек, однако, мужчина самым некультурным образом зажал ему рот рукой.
  - Задайся вопросом - друг ли он тебе, если хочет, чтобы ты связался с Ежом, - быстро прошептал он и, отпуская молодого человека, толкнул его в сторону двери, - Шуруй. И знаешь, что... Возникнут проблемы, поищи лучше Роба - это я. Меня тут тоже все знают, найдешь легко. И, поверь мне, это будет безопаснее, чем искать чертова Ежа.
  Парень сглотнул и, вновь с трудом кивнув, шагнул в сторону выхода. Затем быстро оглянулся на провожающего его взглядом Роба и, убедившись, что бросаться и нападать со спины тот не планирует, заспешил прочь.
  Роб вернулся к своим и, сев за стол, в несколько глотков прикончил наполовину опорожненную бутылку пива.
  - Зачем ты ему помощь-то предложил? - один из его приятелей, недоуменно внимавший беседе, чуть приподнял брови, - Против Ежа идти... Это же чертово самоубийство, а ты хочешь рискнуть?
  - Я разве сказал, что хочу пойти против него? - Роб ухмыльнулся и, откинувшись на спинку стула, безмятежно потянулся, - Не-ет... Я хочу подобраться к нему поближе, хочу работать на него! А мальчишка в этом поможет. Говорю вам - Еж выйдет на него уже сегодня, допросит, как надо, и он наверняка вспомнит обо мне. Тогда Карл захочет побеседовать со мной... и я своего шанса не упущу.
  
  ***
  К дверям собственной квартиры Дерек подошел к растрепанных чувствах.
  Да, день можно смело считать неудачным... Про Карла Ежа он ничего не узнал, кроме того, о чем, в общем-то, догадывался итак - того, что этот человек опасен. Разве что убедился, что степень его опасности такова, что даже люди одного с ним круга его боятся. Это, конечно, ценная информация, да и Роб заронил в его душу семя сомнения, прозрачно намекнув, что Доминик поступил не по-дружески, отправляя его общаться с этим Ежом, но... Если так подумать, то у Ника просто не было выбора - сам-то он добраться до Карла сейчас возможности лишен! Стало быть, ему, Дереку, как хорошему другу, надлежит помочь в этом, надлежит найти Ежа самому и объяснить ему, в чем, собственно, состоит проблема.
  Он достал ключи и неожиданно улыбнулся. Вот как оно все повернулось-то - ему уже хочется быть другом Доминика Конте, знакомство с которым началось с удара в челюсть, хочется помогать ему, он искренне о нем беспокоиться. И дело тут даже не в том, что быть другом такого человека, как Ник - это, в общем-то, значит повысить и собственный статус, а может быть, и благосостояние. Нет, совсем не в этом...
  Дерек вздохнул и, сунув ключ в скважину, заворочал им там. Замок поддавался почему-то с трудом, и молодой человек, продолжая рассуждать на тему собственной бескорыстной привязанности к мистеру Конте, мимолетно поморщился. Ну вот, надо, наверное, замок менять, совсем уже разболтался... О, щелчок. Наконец-то!
  Дверь открылась, и парень, убирая ключи в карман, зашел в квартиру, захлопывая первую за собой и прикидывая, когда бы ему сходить купить новый замок, и когда бы потом его поставить. Вообще, там, наверное, можно и только личинку поменять...
  Он уже скинул один кроссовок, одновременно расстегивая легкую куртку, как вдруг неожиданная мысль поразила, потрясла его, заставляя застыть, даже не разувшись до конца.
  Менять замок... Где-то совсем недавно уже звучали эти слова, может быть, даже он сам произносил их! Где-то недалеко от Доминика...
  Дерек нахмурился и осторожно, неуверенно стянул второй кроссовок. Мысли крутились в голове сплошным хороводом.
  Доминику придется задумываться о смене замка, потому что кто-то сумел взломать его и проникнуть в его квартиру.
  Когда он уходил, замок работал нормально, а сейчас почему-то начал заедать... Нет, не может быть.
  Парень помотал головой и, не прекращая хмуриться, огляделся. Нет, глупости... В прихожей все на своих местах, все так же, как было всегда, никаких следов постороннего проникновения не заметно. Да и кому бы могло прийти в голову лезть к нему? Он ведь всего-навсего бедный официант, никого в жизни не обидел, ничьих миллионов не украл...
  Зато он дружен с Домиником Конте.
  Дерек закусил губу. А еще он искал человека, чье имя пугает даже самых дерзких негодяев... Что, если этот человек узнал о его поисках и решил пожаловать лично?
  Он глубоко вдохнул, потом выдохнул. Так, раз-два-три...
  - Есть здесь кто?.. - голос немного дрогнул и, пожалуй, прозвучал совсем не так уверенно, как хотелось бы.
  Мертвая тишина была ему ответом.
  Дерек недовольно мотнул головой. Нет, все-таки это чушь! Даже если бы этот Еж и узнал о его поисках, вряд ли бы он столь оперативно заявился к нему в гости! А если бы и заявился - ответил бы сейчас, а он бы в ответ упомянул Доминика и все было бы хорошо.
  Да, так бы и было.
  Парень уверенно кивнул и, отгоняя пасмурные мысли, решительно распахнул дверь собственной комнаты, заходя в нее.
  Он успел еще мельком удивиться тому, что она закрыта, ибо сам никогда ее не закрывал, когда рот его неожиданно зажала чья-то крепкая рука, удерживающая тряпку; в нос ударил резкий запах и он, не успев даже толком осознать, что произошло, потерял сознание.
  ...Очнулся он в машине.
  По крайней мере, ему показалось, что он находится в машине. Определить точно он не мог - на голову ему был надет мешок, а руки были крепко стянуты за спиной не то веревкой, не то проволокой. Прикидывать сейчас, что это такое, было явно не время, и Дерек, неловко шевельнувшись, слабо застонал, надеясь привлечь к себе внимание.
  Надежда оправдалась сполна - внимание он, безусловно, привлек. Правда, несколько не то, на какое рассчитывал.
  Ответом на его стон стал довольно болезненный тычок в бок, и чей-то незнакомый, грубый голос приказал ему заткнуться.
  Дерек закусил губу. Умирать из-за собственной неосторожности ему как-то совсем не хотелось, наиболее разумным было, видимо, послушаться и молча дождаться окончания путешествия.
  Он тихонько вздохнул и попытался устроиться поудобнее. Везли его, вероятно, в каком-то грузовике, поскольку пол был твердый и ровный и, сколько бы Дерек не смещался в сторону, когда машина подпрыгивала на колдобинах, сидений ощутить не мог.
  Ему стало грустно. Что ж, вот и завершились его поиски этого непонятного человека, этого Карла Ежа... Завершились тем, что разыскиваемый, по-видимому, нашел его сам и теперь... теперь что? Вез на конспиративную квартиру, чтобы устроить болезненный допрос с пристрастием? Или, может быть, он сразу же решил закопать его где-нибудь заживо, чтобы избежать ненужных проблем?
  Добравшись в уме до такого варианта, парень задергался с удвоенной силой. Умирать ему не хотелось, тем более, такой страшной смертью, хотелось все объяснить, рассказать, хотелось верить, что имя Доминика и в самом деле окажет магическое действие и поможет ему выбраться из лап этого человека!
  Его вновь ткнули в бок, как сообразил сейчас молодой человек - мыском ботинка.
  - Тебе было велено заткнуться, - грубо произнес все тот же голос, и парень задрожал от страха и гнева.
  Интересно, когда его убивать будут, ему тоже молчать велят?! Да черта с два он послушается, лучше уж привлечет к себе максимум внимания со всех сторон!
  - Послушайте, меня Доминик Конте... - говорить, не видя собеседника, имея на голове мешок, было, конечно, несколько странно, но Дерек постарался не обращать на это внимания. Прервал его новый пинок.
  - Боссу расскажешь, мне плевать, - буркнул грубиян, и парень немного воспрянул духом. Ах, боссу... Значит, похититель - это, надо полагать, еще не Карл Еж, наверное, к нему они как раз направляются... А значит, убивать его не собираются, по крайней мере, не прямо сейчас! Что ж, хоть это радует.
  Он вновь притих, прокручивая в уме самые разнообразные варианты спасения, прикидывая, как будет лучше построить беседу с неизвестным пока еще Карлом.
  Наверное, сразу надо будет упомянуть Ника. Он же говорил вроде, что Карл его знает, значит, должно сработать!
  А еще надо уточнить, что искал он исключительно по просьбе Конте, и потому, что тот нуждается в помощи. Да, точно.
  Если Еж знает Ника, то ввиду сочувствия к нему, может и его, Дерека, пощадить.
  Мда. Что же это за человек-то такой, этот Карл Еж? На него работают такие вот грубияны, как похитивший его, его опасаются головорезы... Наверное, он действительно опасен, и как только Доминика угораздило связаться с ним?
  Машина резко остановилась, и парень, не в силах удержаться на одном месте, кубарем покатился по полу.
  Похитителю его это, судя по всему не понравилось. Глухо прозвучали по полу грузовика твердые шаги, и парня, схватив за шкирку, рывком поставили на ноги.
  - Пойдешь сам, - коротко приказали ему, - Туда, куда скажу.
  Дерек напряженно облизал губы, что, впрочем, под мешком осталось незамеченным и неуверенно кивнул. Честно говоря, он сомневался и в том, что кивок его похититель сумеет рассмотреть, но оставлять приказ без реакции со своей стороны не хотел.
  Его толкнули вперед, провели несколько шагов по полу машины и приказали остановиться.
  Парень замер, напряженно вслушиваясь. Похититель отстранился от него, чем-то прошуршал и, судя по звукам, спрыгнул на землю. В следующую секунду крепкие руки сильно сжали талию парня и буквально выдернули его из, вероятно, кузова грузовика.
  Дерек мысленно поздравил себя с тем, что не ошибся в классификации машины и, ожидая дальнейших приказов, замер, вытянувшись по струнке. Делать это со связанными за спиной руками, уже порядком затекшими и нывшими в плечах, было, конечно, не особенно удобно, но, с другой стороны, давало возможность размяться.
  Его повернули в нужную сторону и вновь толкнули в спину.
  - Пошел.
  Он пошел, осторожно переставляя ноги, каждую секунду опасаясь упасть, педантично ощупывая почву перед собой и лишь затем делая более или менее уверенный шаг. Времени это занимало, конечно, немало и похититель в конце концов, не выдержал.
  Парень как раз ощупывал почву для следующего шага, когда его вдруг грубо подхватили за руку повыше локтя и буквально поволокли вперед.
  Он шел, спотыкаясь, торопясь, иногда повисая на своем похитителе, шел неизвестно куда, навстречу своей судьбе и сам не знал, что должен испытывать в этот момент. Страха почему-то не было. Не было, впрочем, и любопытства, ему было практически все равно, что происходит и куда его тянут. Ему только хотелось снять с головы мешок и размять руки.
  Они спустились на три ступеньки (Дерек считал, поскольку его заставили шагать по ним самостоятельно) вниз, прошли какое-то, надо заметить, не самое маленькое, расстояние по прямой и поднялись на пять ступенек вверх.
  Парень, мысленно прикидывая, что его, должно быть, завели уже в какие-то катакомбы, тихонько вздохнул и, будучи неожиданно остановлен, прислушался.
  Раздался негромкий, ритмичный стук - должно быть, условный сигнал. Три быстрых коротких удара, один долгий, еще два коротких, два долгих и, наконец, четыре коротких, быстрых, как конских топот. Да уж, сложный условный стук... Надо запомнить, может быть, пригодиться на будущее.
  Слуха коснулся негромкий скрип отворившейся двери, и его вновь дернули вперед.
  - Кто? - осведомился другой голос, по всему видно, осведомляясь не кто пришел, а кого привели. Похититель хохотнул.
  - Интересант. Где шеф?
  - Шеф занят, - последовал короткий ответ, - Иди в южную галерею.
  - Понял.
  Разговор завершился. Дерека вновь потянули вперед, грубо, настойчиво, с такой силой сжимая руку, что он непроизвольно охнул.
  Ступни ощутили холодный плиточный пол, и молодой человек вдруг лишь сейчас сообразил, что все это время он разгуливает по неизвестным дорогам без кроссовок, в одних только носках. И как это он раньше не осознал? Ходил ведь по каким-то дорожкам, о камни спотыкался... Должно быть, ситуация не предрасполагает к глубокому ее обдумыванию.
  Похититель продолжал волочь его вперед; ноги в носках скользили по гладкому плиточному полу, и парню иногда казалось, что он не идет, а просто едет, увлекаемый в неизвестность своим спутником. Вот интересно, а загадочный шеф вообще в курсе того, что к нему ведут похищенного 'интересанта'? Или, может, похититель все сделал на свой страх и риск, не спрашивая мнения босса?
  Впереди раздались чьи-то шаги, и похититель неожиданно остановился, продолжая крепко сжимать руку юноши. На несколько секунд все, казалось, замерло.
  Они стояли, вероятно, посреди коридора, наверное, той самой 'южной галереи' и молча слушали приближающиеся шаги.
  Дерек мельком подумал, что у подходящего явно легкая поступь, по крайней мере, насколько это можно было определить на слух, подумал, что человек этот, судя по всему, в себе абсолютно уверен и в силах своих не сомневается, и совершенно неожиданно для себя сделал вывод, что это, должно быть, и есть загадочный шеф.
  - В чем дело? - новый голос показался парню приятным, звучал довольно мягко, совсем не враждебно, сочетая в себе бархатистое рычание дикой кошки и терпкую крепость дорогого коньяка.
  Удивительный это был голос. При звуке его как-то сразу хотелось опуститься на колени и, склонившись в три погибели, смиренно ожидать приказов. А получив их - бросаться исполнять, сломя голову...
  - Он задавал слишком много вопросов, спрашивал о вас, - голос похитителя, доселе грубый, зазвучал безмерно почтительно, и Дерек подумал, что не ошибся, предположив, что они встретили босса.
  - Хорошо, - последнего, судя по всему, сообщенная информация особенно не заинтересовала, - У меня сейчас нет на это времени. Развяжи руки и брось в карцер, - он обошел застывшего в немом оцепенении парня и прибавил с улыбкой, так и сквозящей в голосе, - Крысы развязывали язык многим упрямцам.
  Дерек содрогнулся всем телом. Говорил шеф очень спокойно, очень доброжелательно, но слова, произносимые им, заставляли трепетать, заставляли испытывать почти животный ужас.
  Крыс парень не любил и, говоря начистоту, опасался. Слишком хищными представлялись ему эти зверьки, слишком страшна была мысль о том, что при желании они способны, сбившись в стаю, съесть и человека...
  И вот теперь его отправляли в какой-то карцер, к этим жутким созданиям, быть может, на верную смерть!
  - Но я... - попытался, было, слабо возразить он, однако, тычок в спину быстро сообщил, что мнение его здесь никого не интересует.
  Шаги босса уверенно удалялись, к словам, произносимым пленником, он не прислушивался. Его снова подхватили под руку и поволокли куда-то вперед, туда, где его ожидал один из самых страшных кошмаров...
  
  ***
  Приказ шефа был выполнен сполна - руки ему и в самом деле развязали и, не снимая с головы мешка, толкнули куда-то вперед, в неизвестность. Дерек, не в силах противиться сильному толчку, зашатался, шагнул, неуклюже взмахивая руками и, оступившись на ступеньке, рухнул в пропасть.
  Пропасть, по счастью, оказалась неглубокой. Он упал, пребольно стукнувшись плечом о каменный пол и, слабо застонав, завозился, кое-как усаживаясь и одновременно стаскивая с головы мешок. Насчет последнего, правда, загадочный босс распоряжений не давал и, быть может, его следовало бы оставить, но терпеть удушье парень больше не мог.
  Он бросил мешок на пол и, протерев чуть дрожащей рукой лицо, испуганно огляделся.
  Помещение, куда его отправили по приказу шефа, и в самом деле напоминало карцер, каземат без окон и с единственной железной дверью, захлопнувшейся за его спиной несколько мгновений назад. К двери вела не одна, а целых три ступеньки, и молодой человек, сообразив, что совершил полет с их высоты, мимолетно порадовался, что отделался лишь ушибленным плечом.
  К стене, напротив двери, была грубо приколочена кривоватая жесткая койка, практически полка без одеяла и подушек - ложе, на котором ему предлагалось провести время, пока его не выпустят на волю.
  Дерек поежился. Клаустрофобией он не страдал, однако, оказаться в наглухо запертом помещении, без окон, с обшарпанными стенами, не слишком большом и очень мрачном, было как-то малоприятно.
  Хорошо, что хоть свет тут имеется, хотя, безусловно, и его ярким не назовешь... Парень поднял голову и, на миг замерев, обреченно выдохнул.
  Ну да. Свет.
  Прямоугольной формы проем наверху, дающий доступ в камеру дневному свету и небольшой порции воздуха, должно быть, заменял окна.
  Идеальное место для того, чтобы незаметно для себя сойти с ума...
  Он поежился и, осторожно поднявшись на ноги, чуть пошатнулся, направляясь к койке. Хорошо хоть, подобие постели ему предоставили, а то бы вообще беда. Интересно, его собираются держать здесь всю ночь? Кажется, когда он возвращался домой, время уже было послеполуденное, а на похищение и поездку в неизвестном направлении ушло еще не меньше, а то и больше часа...
  А теперь этот загадочный шеф - а он все еще не мог быть до конца уверен, что этот человек и в самом деле является тем самым пресловутым Ежом, - заявил, что он излишне занят, чтобы общаться с пленником и отправил его сюда. В подземелье! В карцер, черт возьми, как преступника!
  К крысам.
  Дойдя в мыслях до этих милых, пушистых зверюшек, Дерек судорожно сглотнул и, усевшись на полку, поспешно подобрал под себя ноги. Интересно, это он шутил так или они действительно иногда наведываются в каземат?..
  Взгляд скользнул вдоль стен, выискивая отверстия, могущие служить норами для грызунов.
  Парень поморщился. Свет, падающий сверху, касался, в основном, центра камеры, практически не затрагивая ее краев и определить однозначно, есть ли в стенах дыры или нет, было затруднительно.
  Что ж, остается лишь уповать на то, что босс говорил все-таки не серьезно, и слова его были призваны только запугать несчастного пленника.
  Вот только зачем...
  Он сказал, что 'крысы развязывали язык многим упрямцам'. Считает, что Дерек утаивает какую-то безумно важную тайну? Что он будет молчать, упираться и не говорить, зачем искал его? Но это же глупо!
  Молодой человек вздохнул и, обняв колени, уткнулся в них лицом. Как глупо... Хоть бы спросил для начала!
  Ах, Боже, Боже, и как же все так получилось? Всего несколько дней назад он, ничем не примечательный, никому не нужный официант разносил подносы по столикам в родном и знакомом ресторане! А теперь что? Теперь он по уши ввязался в какие-то криминальные разборки, сидит взаперти у какого-то страшного, опасного преступника и не имеет даже шанса объясниться!
  И, что самое ужасное, как выпутаться из этого переплета, решительно непонятно.
  Захотелось плакать, и он всхлипнул. Он ощущал себя сейчас маленьким мальчиком, ребенком, наказанным непонятно за что, всеми брошенным и всеми покинутым. Ах, если бы хоть Доминик знал о том, что произошло с ним! Наверняка он бы позвонил этому Ежу и... Стоп, телефон!
  Дерек торопливо зашарил по карманам. У него же был с собой мобильный, даже целых два - его и Доминика! Может быть, если бы он смог связаться...
  Рука скользнула в один карман, в другой... Парень, окрыленный, было, вновь поник. Ну да, глупо было надеяться, что похитители оставят ему хоть один телефон, позволят связаться с внешним миром.
  Света в камере постепенно становилось меньше, снаружи темнело. Дерек вновь всхлипнул и, опять обняв колени, снова уткнулся в них лицом. Похоже было, что ночь ему придется провести тут...
  ...Увы, он не ошибся. Снаружи все больше смеркалось, тьма в карцере становилась все гуще и гуще, и Дерек, как-то прежде не боявшийся мрака, поймал себя на том, что прижимается спиной к стене, стараясь спрятаться возле нее.
  Захотелось есть и пить. Он не знал, сколько времени провел здесь, но уже готов был сойти с ума от совершенного бездействия и непрестанных мыслей о том, что же его ждет.
  Он поднял голову и начал смотреть сквозь проем в потолке на небо. Оно становилось все темнее, постепенно зажигались звезды, взошла луна...
  Парень закрыл глаза, ощущая себя безмерно несчастным. Его бросили сюда, забыли о нем, оставили умирать от голода и жажды, запугали чертовыми крысами, и все почему?? Да просто потому, что он спросил одного или двух человек, не знают ли они, кто такой этот Карл Еж!
  Он вскочил на ноги и, не в силах сдерживаться, бросился к двери, принимаясь колотить по ней.
  - Выпустите! - голос как-то сразу охрип, но он продолжал кричать, - Помогите!! Воды! Умоляю, откройте!!!
  Дверь оставалась глуха к его мольбам.
  Он еще несколько раз ударил по ней и, едва сдерживая отчаянные рыдания, медленно сполз на пол. Какие крысы, тут можно умереть только от страха, от безнадежности! От мыслей о том, что ему суждена гибель от голода и жажды...
  Снаружи послышался невнятный шорох, донеслись какие-то шаги, и Дерек взволнованно вскочил, прижимая руки к груди. Неужели?..
  Заворочался ключ в замке. Тяжелая створка немного приоткрылась, и чья-то рука хладнокровно поставила на верхнюю ступеньку коротенькой лестницы большой, хорошо видный в свете, падающем из-за двери, кувшин.
  Дерек бросился вперед.
  Дверь затворилась с громким хлопком, но он уже успел вцепиться обеими руками в кувшин и, не веря себе, робко попробовал содержимое.
  Слезы навернулись на глаза несчастного парня. Вода! Значит, смерть от жажды ему пока не грозит, значит, еще есть надежда выжить в этом страшном подземелье!
  Трепеща, опасаясь пролить драгоценную жидкость, он крепко прижал кувшин к себе и наощупь вернулся обратно на полку, вновь подтягивая ноги.
  Потянулись бесконечные часы.
  Дерек, совершенно забывший про крыс, которых так опасался поначалу, сидел, тупо глядя в тьму перед собой и иногда машинально потягивая из кувшина воду.
  Иногда ему казалось, что он видит какие-то образы, порою ему чудились голоса - парень был уверен, что сходит с ума, и даже не сомневался, что прежним наружу он уже не выйдет.
  Время близилось к утру, когда он, совершенно измученный собственными мыслями и опасениями, провалился в забытье, крепко обнимая кувшин и прижавшись спиною к стене.
  ...Проснулся он от неожиданно плеснувшей ему в лицо холодной воды и, застонав, открыл глаза.
  Уже рассвело. Перед ним стоял, хмуро созерцая его, человек внешности совершенно не примечательной, но по какой-то причине очень отталкивающей: седоватый, с густыми бровями и жестокими глазами под ними, с сильными руками и угрожающим размахом плеч. В руках он сжимал тот самый кувшин, из которого полночи бедный пленник потягивал воду.
  - Вставай, босс зовет, - грубо буркнул он и, поставив кувшин на полку, схватил парня за шиворот, принудительно ставя его на ноги.
  Дерек сглотнул и, уже ожидая, что его вновь свяжут или опять наденут на голову мешок, покорно встал, исподлобья глядя на своего тюремщика.
  Тот, не желая ожидать, пока молодой человек придет в себя, уверенно схватил его за руку чуть выше локтя и поволок вперед.
  Дерек стиснул зубы, чтобы не вскрикнул от боли. Хватку он узнал моментально - именно от этой руки у него со вчерашнего дня не проходили синяки на коже, именно этот человек, судя по всему, похитил его.
  А теперь повел к боссу. Ой, что сейчас будет...
  Его выпихнули из камеры наружу и потащили по каким-то бесконечным коридорам, наполненным частыми поворотами, по каким-то крутым лестницам, по которым, он был уверен, вчера они не шли, мимо запертых дверей, за каждой из которой, теоретически, мог скрываться ужасный Карл Еж.
  Ежа Дерек уже боялся. Он не знал его, не понимал, чего можно ждать от этого человека, но после ночи, проведенной в карцере, ожидать был готов всего, чего угодно и, честно говоря, радости по этому поводу не испытывал.
  В конце концов, ведь именно этому чертову боссу, каковым, очевидно, и являлся загадочный Карл, принадлежала идея засунуть его в карцер!
  Промелькнуло еще несколько коридоров. Дерек шел, спотыкаясь, усталый, измученный прошлой ночью, практически обессилевший от голода и, устав считать повороты, чувствовал, как немеет у него пережатая сильными пальцами рука и как кружится от бесконечного пути голова.
  Когда они остановились перед нужной дверью, расположенной в конце короткого коридора где-то на верхних этажах, он даже не осознал этого.
  Его сопровождающий вытянул свободную руку, пару раз стукнул костяшками по деревянной створке и, дождавшись какого-то, не услышанного Дереком ответа, распахнул дверь, затаскивая его внутрь...
  Комната, где они оказались, была не слишком большой, но все-таки значительно превышающей размеры каземата и напоминала больше всего рабочий кабинет.
  Прямо напротив входа располагался массивный деревянный стол, сплошь устланный стопками каких-то бумаг, несколькими глупыми, очевидно, милыми сердцу хозяина безделушками; на краю его стоял открытый ноутбук, с другой стороны находился небольшой настольный торшер. На окнах здесь висели тяжелые, массивные занавески, перекрывающие доступ свету; под потолком, заменяя собою дневное солнце, покачивалась роскошная люстра. Вдоль стен стояли шкафы с книгами, между ними, удивительным образом вписываясь в общий интерьер, красовался большой металлический сейф.
  Пахло здесь деревом и какими-то благовониями, было очень тепло и уютно, и Дерек, которому после ночи в карцере это место показалось поистине райским, медленно перевел дыхание, немного расслабляясь.
  И тотчас же вновь напрягся, увидев небольшой черный пистолет, спокойно лежащий на столе между стопок бумаг.
  Рука человека, сидящего за столом, лежала в опасной близости от этого пистолета, и молодой человек, живо вообразив, как босс хватает оружие и палит в него, непроизвольно отшатнулся.
  Мужчина, приведший его сюда, нахмурился, слегка толкая пленника в спину. Руку его он только что отпустил и теперь, видимо, сожалел об этом, не имея возможности контролировать все действия похищенного.
  Сидящий за столом человек едва заметно поморщился и сделал подчиненному непонятный знак, вероятно, приказывая не трогать пленника. Дерек сглотнул и, действуя довольно неуверенно, поднял голову, рассматривая загадочного шефа.
  Внимания он, безусловно, заслуживал не меньше, чем вся эта комната вместе взятая.
  Это был достаточно молодой мужчина, по возрасту, наверное, соответствующий Доминику Конте, высокий, статный, хорошо сложенный, гладко выбритый, с безупречной прической и в идеально сидящем костюме. Производил впечатление он самое приятное и, наверное, не знай Дерек доподлинно, что это именно он велел бросить не виноватого ни в чем парня в карцер, и не видь он сейчас возле его руки орудие убийства, он бы, несомненно, попался на крючок магнетического обаяния босса.
  Тот окинул юношу долгим, незаинтересованным взглядом и, взяв со стола незамеченный прежде пленником лежащий отдельно лист бумаги, принялся читать, немного растягивая буквы, придавая речи нарочитую манерность:
  - Тедерик Янг. Предпочитает, чтобы его называли Дереком, работает официантом в ресторане 'Синий глаз' и до недавнего времени вел совершенно законопослушную жизнь, - он положил лист обратно на стол и, сцепив пальцы в замок, еще раз окинул юношу долгим взглядом, - Что же побудило законопослушного, добропорядочного юношу искать встречи со мной?
  Парень вздрогнул. Сомнений больше не оставалось - перед ним сидел никто иной, как сам Карл Еж, человек, которого он искал, человек, которого уже боялся и даже иногда ненавидел. Отвечать ему, безусловно, надлежало четко, коротко и ясно, дабы он вдруг не начал пытать пленника.
  И Дерек ответил. Ответил так коротко, как только мог, и так ясно, как только был способен.
  - Доминик Конте.
  Ни один мускул не дрогнул в лице Карла, ни тени удивления или понимания не отобразилось в холодных, безжизненных глазах.
  - Доминик Конте - излишне важный человек, чтобы водить дружбу с простым официантом, - спокойно проговорил он, - Как ты познакомился с ним?
  Дерек неуверенно пожал плечами. С его точки зрения, собирая информацию, люди Ежа могли бы сообщить ему и о причине его знакомства с Ником.
  - Я спас ему жизнь.
  - Это громкое заявление, - так же спокойно отреагировал собеседник, - Каким же образом ты спас его, мальчик?
  С губ парня сорвался невольный вздох. Рассказывать, долго и нудно, с чего началось его знакомство с Ником Конте ему не хотелось, тем более, что место и время к этому явно не располагали, однако, какие-то объяснения дать все же следовало.
  - Он... Я принес ему потерянный им телефон и увидел, что он весь в крови, израненный... Я вызвал 'Скорую помощь'.
  Еж изогнул бровь.
  - Все?
  - Я сидел с ним, пока не приехали врачи, следил... - Дерек сглотнул, мимолетно возвращаясь мыслями в прошлое, - Следил, чтобы он не заснул.
  Его тюремщик позади негромко, но очень выразительно фыркнул и, опустив взгляд, чуть слышно проворчал:
  - Невелика заслуга...
  Карл бросил на него мгновенный взгляд.
  - Еще слово - и я велю вырезать тебе язык, - абсолютно ровным голосом предупредил он, и вновь обратил внимание на насмерть перепуганного этой угрозой пленника, - Ты считаешь, что твои действия можно характеризовать, как спасение жизни?
  - Так говорит Доминик, - парень вновь неуверенно пожал плечами, - И его брат, Ричард. Я сам считаю, что мои заслуги они преувеличивают, но...
  - Каким образом Доминик Конте связан с твоими расспросами обо мне? - Еж чуть сузил глаза, и юноша каким-то шестым чувством понял, что допрос, наконец, добрался до самого важного, можно сказать, ключевого момента.
  Он попытался немного выпрямиться, чтобы придать уверенности и веса собственным словам, сделать их как можно более убедительными.
  - Он попросил меня найти вас и передать, что Доминик нуждается в помощи. Я даже не знал о вас, пока Ник не сказал! - голос дрогнул и парень предпочел умолкнуть. Он говорил чистую правду, но самому ему внезапно показалось, что слова выглядят фальшиво.
  Очевидно, Карл тоже так подумал.
  Он быстро улыбнулся и, скользнув пальцами по собственным губам, нарочито медленно взял со стола пистолет, взводя курок. Юноша ощутил, что у него подкашиваются ноги.
  - Значит, Доминик нуждается в моей помощи... - медленно проговорил Еж и, покрутив пистолет в руках, положил его обратно на стол, - Хорошо. Я проверю, насколько твои слова соответствуют истине, мальчик, и помни - ты ввязался в опасную игру. Здесь не приемлема ложь, и, если было хоть слово фальши... - он красноречиво скользнул пальцами по стволу пистолета и, моргнув, перевел взгляд на безмолвного тюремщика позади. Голос мужчины зазвучал жестко:
  - В карцер его.
  - Что?! - Дерек, от страха вновь оказаться в том месте теряя всякое чувство самосохранения, вздрогнул и попытался, было, бросится вперед, однако, был перехвачен тюремщиком, - Нет, я... но я не лгал! Это правда! Доминик!..
  Его никто не слушал. Тюремщик, подчиняясь приказу босса, выволок парня наружу и дверь за ними захлопнулась.
  
  ***
  Доминик Конте полулежал на кровати, вытянув одну руку вдоль тела, подставляя ее для капельницы, и тихо наслаждался уменьшившимся количеством проводов и трубок вокруг него, а также своим улучшившимся состоянием. На губах его цвела легкая полуулыбка, глаза были прикрыты - со стороны можно было подумать, что мужчина дремлет, однако же, он был погружен в раздумья.
  Этой ночью ему вновь привиделся кошмар, какой-то невнятный, очень неприятный, тесный и мрачный, а после опять явился призрак капитана. Он снова проснулся, вскрикнув, врачи вновь прибежали с успокоительным... Наверное, улыбка на его губах сейчас была следствием этого успокоительного.
  Он лежал и размышлял о том, что давно не видел своего нового друга, юного официанта и, почему-то не допуская и мысли о том, что Дерек мог его бросить, беспокоился, как бы с ним чего не случилось. Он вспоминал вчерашний разговор с братом, из которого узнал, что полиции по-прежнему ничего не известно, осмотр места происшествия результатов не дал, но зато уборщиц Ричард вызвал и сегодня они должны как раз приводить его квартиру в порядок. Он размышлял о необходимости менять замок на двери квартиры, думал об идее Дерека поставить систему, реагирующую исключительно на голос и, в общем и целом, склонялся к ней, только не совсем понимал, где найти мастера, могущего это сделать. Надо было дать задание одному из своих помощников, из тех расторопных секретарей, что окружали его на фирмах, когда он бывал на собраниях акционеров, попросить кого-нибудь из них отыскать хорошего мастера. Или же обратиться за помощью к кому-то еще...
  Дверь скрипнула, открываясь, и Доминик, пробуждаясь от легкой дремоты, открыл глаза шире, обращая внимание на посетителя. Улыбка, цветшая на его губах, стала шире.
  В палату вошел мужчина, довольно молодой, по виду не старше самого бизнесмена, высокий, статный, безупречно выбритый, идеально причесанный и безмерно элегантный. Поверх дорогого пиджака на плечи его был накинут белый халат, что заставило Ника испытать некоторую признательность - все-таки старый знакомый стремился соблюсти стерильность, дабы вдруг не принести ему дополнительных микробов.
  Он остановился на пороге и, улыбнувшись сам, небрежно сунул руки в карманы штанов.
  - Значит, Доминику нужна помощь? - он немного склонил голову набок, - Мне подыскать для тебя хорошего врача или сразу донора?
  - Твои шутки не изменились, - Доминик усмехнулся и, подняв свободную от капельницы руку, указал ею на стул, - Заходи, присаживайся. А донора оставь про запас - не взирая ни на что, он мне не требуется.
  Мужчина зашел, прикрывая за собою дверь и, подойдя к кровати, сердечно пожал старому другу руку. После чего действительно, пользуясь его предложением, присел на стул и небрежно закинул ногу на ногу.
  - Не требуется, значит... Выходит, мальчишка, которого ты подослал ко мне, солгал, говоря, что ты был весь в крови, что он спас тебе жизнь?
  Доминик нахмурился. Ему, как никому другому было известно, что лжи сидящий рядом с ним человек не переносит и, если заподозрит кого-то в ней, для этого человека это может кончиться плачевно.
  - Не говори глупостей, Карл. Меня били ножом и в живот, и в спину, подставляли под пулю снайпера... Крови было достаточно и, хотя ни одного жизненно важного органа, к моему удивлению, не задето, я бы истек ей, если бы не Дерек.
  Карл усмехнулся и, судя по всему, поставив мысленный плюсик напротив имени Дерека, сцепил руки в замок.
  - Как ты вообще ухитрился познакомиться с ним, Ник? Мальчишка - официант, а ты, насколько мне известно, вращаешься в несколько иных кругах...
  Конте поморщился. Вспоминать о собственных ошибках ему не было слишком приятно.
  - Я дал ему в челюсть, - буркнул он, - Напился в том ресторанчике, где он работает, и когда он попытался вежливо выставить меня, полез в драку... Уронил телефон. И, представь себе, не взирая ни на что, этот парень принес его мне на следующий день! Я был бы поражен его благородством, даже если бы он не сделал для меня большего, но он сделал... - Доминик покачал головой, - Сделал! Многих ты знаешь, Еж, кто, увидев труп парня, который накануне полез с тобой в драку, не сбежали бы? Кто, поняв, что этот самый парень еще жив, попытался бы спасти его, вызвал 'Скорую' и сидел бы рядом, уговаривая не спать... - он медленно потянул носом воздух, - Я плохо помню те минуты, смутно. Но помню точно, что мне хотелось спать, а чей-то голос мешал мне сделать это. Потом мне сказали, что, если бы я тогда уснул... - мужчина сглотнул и не закончил.
  Слушатель задумчиво кивнул, предпочитая продолжить вместо него.
  - Уже бы не проснулся. Видимо, ты прав, и расчет был именно на это - тебя бросили истекать кровью, надеясь, что, уснув, ты уснешь навеки. Мои тоже так иногда поступают, но только в особенных случаях - если требуется не только убить, но и наказать. Ты знаешь, кто покушался на тебя?
  - Не имею ни малейшего понятия, - Доминик с некоторым трудом пожал правым плечом и, медленно выдохнув, коснулся ладонью груди. Раны все еще неприятно тянуло, и каждую секунду мужчина опасался, что от неловкого движения они откроются.
  - Я поэтому и просил Дерека найти тебя, чтобы попросить... Кстати, а где он? - на ум внезапно пришло воспоминание о тесном кошмаре, и Конте нахмурился, - Я надеюсь, ты ничего с ним не сделал?
  - Ничего, - Еж безмятежно повел плечом и спокойно улыбнулся, - Мальчик жив и здоров, ожидает моего решения в карцере. Убивать без моего приказа его не станут.
  - В карцере?? - Ник на мгновение задохнулся, - Ты совсем рехнулся, Хеджхог?! Знаю я твой карцер - там уже не один свихнулся, хотя его и пальцем не тронули! Выпусти его!
  - Я подумаю об этом после нашей беседы, - Карл, внезапно названный настоящей фамилией, фамилией, которую из ныне живущих знал, наверное, только Доминик Конте, равнодушно кивнул, - Итак, ты просил найти меня, чтобы я помог выяснить, кто на тебя опять напал... Хорошо. Но я не поверю, что у тебя нет ни малейшего подозрения, Ник. На кого ты думаешь?
  Конте куснул себя за губу и упрямо склонил голову, становясь в эти секунды похож на барана.
  - Альфа, - коротко бросил он, - Уверен, это его рук дело, опять! И мне, говоря откровенно, уже надоело это. Прошу, найди его, узнай, кто...
  - Да, к слову! - Карл неожиданно поднялся на ноги и, сунув руку за пазуху, извлек на свет мобильный телефон последней модели, в котором Доминик не без удивления узнал свой собственный, - Уж прости мне мое любопытство, Ник, но я позволил себе поинтересоваться, нет ли чего важного в твоем телефоне... Скажи, откуда у тебя номер Альфы?
  Конте, совершенно не ожидавший ни таких вопросов, ни такой информации, едва не упал с кровати.
  - Альфы?.. - медленно повторил он, недоверчиво глядя на собеседника, - Номер?? У меня??? Да ты шутишь, Карл! У меня в жизни не было его номера телефона, я с ним как-то никогда дружбу не водил!
  - Но, тем не менее, номер здесь есть, - Карл быстро провел по экрану мобильного пальцем, снимая блокировку и, открыв список контактов, продемонстрировал хозяину телефона первое имя в нем, - А в списке вызовов имеется информация о том, что Альфа звонил тебе не далее, как... - он быстро подсчитал в уме время, - Позавчера ночью.
  - Позавчера ночью телефона у меня не было, - замороженным голосом отозвался Доминик, тупо созерцая несколько букв на экране собственного телефона, - Нет, я, конечно, иногда бросаю телефон на столах или подоконниках... Мне мог кто-нибудь забить в него номер этого... типа?
  - Запросто, - Еж отодвинул телефон от лица собеседника и безразлично нажал на кнопку блокировки, - Если ты не против, твой мобильный я пока оставлю у себя. Альфа прокололся, забив свой номер в твой телефон, по нему его можно будет найти... Кстати, я побеседую с Тедериком, попробую выяснить, о чем он говорил с Альфой. Как знать, Ник, может быть, мальчик не так-то прост...
  - Тедериком?.. - Конте мимолетно нахмурился, но затем облегченно кивнул, - Ах, да, Дик упоминал, что Дерека по паспорту зовут иначе. Карл, выпусти его. Я убежден, что парень не имеет отношения к Альфе, убежден настолько же, насколько уверен в тебе!
  - Это сильная вера, - Карл задумчиво кивнул и, убирая телефон в карман, мотнул головой, - Но ты просишь меня помочь, Доминик. И знаешь - для тебя я сделаю все, задействую все свои ресурсы и, поверь, меня не остановит даже необходимость отнять чью-нибудь жизнь. Я вернусь через несколько дней, сообщу о результатах... Когда ты планируешь поправиться?
  - Судя по тому, как быстро затягиваются раны и как активно я прихожу в себя, думаю, где-то через неделю, - Ник слегка пожал плечами, - Но все-таки, я...
  - До встречи, Доминик, - Еж широко улыбнулся и, не слушая собеседника, зашагал к дверям. Последний нахмурился.
  - Карл!
  Посетитель вопросительно оглянулся через плечо, и Доминик быстро улыбнулся.
  - Парня моего выпусти.
  С губ мужчины слетел тяжелый вздох.
  - Он спрашивал обо мне, Ник. Спрашивал излишне много и не в тех местах, а ты знаешь, как я не люблю привлекать к себе внимание. В моем деле излишний интерес равносилен гибели.
  - Он мой друг, - Конте немного подался вперед, - О тебе он не расскажет никому, кроме меня, поверь. Он спрашивал о тебе исключительно по моей просьбе, Карл, выпусти его, я прошу тебя! Я не прощу себе, если из-за меня с Дереком что-то случиться.
  Хеджхог замер, в раздумье покачиваясь с мыска на пятку и не отвечая собеседнику. Он размышлял, прикидывал и, вне всякого сомнения, сравнивал, что для него важнее - жизнь какого-то мальчишки или дружба Доминика Конте.
  - Ты только что сказал, что для меня сделаешь все, - Доминик скрипнул зубами, - Отпусти Дерека.
  - Хорошо, - Еж легко всплеснул руками и, недовольно поморщившись, кивнул, - Ладно. Уже завтра мальчишка придет к тебе в палату, я обещаю. Но насчет Альфы... я все-таки с ним побеседую.
  
  ***
  Ужасная ночь, завершившаяся общением с Карлом Ежом, обернулась не менее ужасным днем. В карцере было относительно светло, оконце наверху давало довольно освещения, чтобы рассмотреть маленькое помещение более или менее подробно, однако, Дерек, не заинтересованный его изучением, почти не замечал этого.
  Он носился по своей тесной клетке, как зверь, из угла в угол, он стучал в дверь, он кричал, ругался и сам понимал, что сходит с ума, теряет человеческий облик. Он чувствовал подкрадывающееся безумие, приказывал самому себе взять себя в руки, но не находил в себе для этого сил
  Добрых полдня он метался по карцеру, пока, наконец, силы не оставили его окончательно.
  Когда дверь вновь распахнулась, пропуская тюремщика, парень сидел на полке возле стены, обняв колени руками и уткнувшись в них лицом.
  Он не плакал, не умолял и не злился. Он просто сидел, погруженный с головою в свое отчаяние, готовый даже умереть, лишь бы покинуть это место.
  Стены давили на него, не давали свободно дышать; он понимал, что у него развивается клаустрофобия, и от осознания этого ему становилось только хуже. Он пытался говорить себе, что воздуха здесь достаточно, что все не так страшно, но сам не верил в собственные убеждения и лишь сильнее обнимал колени, не желая открывать глаза.
  Когда тюремщик, схватив за шиворот, рывком сдернул парня с полки, ставя на ноги, бледностью тот мог бы поспорить с покойником. Здоровая психика под влиянием происходящего пошатнулась; во взгляде юноши сквозило зарождающееся безумие, и похоже было, что в благополучный исход он уже не верит совершенно.
  Тюремщик не стал ничего говорить ему. Он уже видел такое раньше, видел не один, и не два раза - карцер неспроста считался одним из самых суровых наказаний, неспроста развязывал язык многим до этого парня. Люди здесь сходили с ума, бесновались, теряли рассудок, а безумие их, казалось, оставляло следы среди этих стен, чтобы повлиять на следующего пленника.
  Он поволок Дерека вперед, перехватывая возле двери за руку и вновь стискивая ее, как клещами. Парень не сопротивлялся. Он даже не охнул, хотя хватка у тюремщика была по-прежнему сильной, не попытался как-то возразить или что-то сказать. Он просто покорно пошел вперед, отчаявшийся, обреченный и потерявший всякую надежду.
  Замелькали бесконечные коридоры, лестницы и повороты. Дерек шел, механически переставляя ноги и даже не пытаясь понять, куда его опять волокут.
  Лишь остановившись возле знакомой с утра двери в конце короткого коридора, он со слабым отголоском изумления подумал, что, видимо, босс вновь решил допросить его. Странно, вроде бы он уже рассказал все, что знал...
  Тюремщик постучал, дверь открылась и его снова втолкнули внутрь.
  Парень замер, безучастно созерцая сидящего за столом в той же самой позе мужчину, настолько спокойного и уравновешенного, что, казалось, он и не уходил никуда за все это время.
  Еж мельком глянул на него и, положив на стол сжимаемый в руках мобильный телефон, сцепил руки в замок - как начинал понимать Дерек, для него это значило начало серьезного разговора.
  - Альфа, - коротко произнес он, в упор глядя на парня. Тот вздрогнул и непонимающе заморгал, даже несколько приходя в себя.
  Секунд пять у него ушло на то, чтобы сообразить, чего хочет от него собеседник, какого ответа от него он ждет. Наконец молодой человек неловко пожал плечами и, сглотнув, попытался что-то сказать.
  - Альфа - кошмар Доминика. Он рассказывал, что капитан говорил ему, будто в жизни каждого есть тот, кто ненавидит его просто так... Для Ника такой человек Альфа. Он подозревает его в покушении на его жизнь, и Альфа... - парень тяжело вздохнул, решая сознаться сразу и во всем, чтобы вопросов больше не возникало, - Звонил на его телефон ночью, а я взял трубку.
  - Ты не говорил об этом в прошлый раз, - Карл немного сдвинул брови, - Почему?
  - Да я даже не вспомнил... - Дерек обескураженно развел руки в стороны, - Если бы вы спросили, я бы рассказал... Он же не сказал ничего особенного, просто угрожал и говорил, что убьет и Доминика, и его брата, и... - он сглотнул и быстро облизал губы, - И меня. Пожалуйста, сэр, я рассказал вам все, что знал! Я клянусь, я больше ничего не знаю, я искал вас только по просьбе Доминика, чтобы вы помогли ему! - он умоляюще сложил руки, готовый даже упасть на колени, - Прошу... пожалуйста... умоляю, не возвращайте меня снова туда! Я... я не хочу, я не могу там больше!.. Я клянусь вам, я ни в чем не виноват, я никому ничего о вас не скажу, я... я даже и не знаю о вас ничего!
  Еж, внимательно выслушавший мольбы парня, едва заметно усмехнулся, немного склоняя голову набок.
  - Где ты видел, чтобы после клятв не рассказывать пленнику кто-то верил? - голос его звучал мягко, походил на негромкое мурлыканье, но пугал при этом почему-то еще сильнее, - Где ты видел, чтобы излишне любопытного оставляли в живых, да еще и выпускали на волю?
  Дерек пошатнулся, чувствуя, что у него подкашиваются ноги. Значит, его слабая попытка оказать помощь Доминику обернулась для него не только пленом, но и смертью... Значит, его не оставят в живых, о, Боже!
  Он судорожно вздохнул, ощущая, как влажнеют глаза.
  - П-пожалуйста... - сорвался с его губ слабый шепот, - Пощади... дите...
  Карл его не слушал.
  - Доминик просил, чтобы я отпустил тебя, - он задумчиво скользнул пальцами по собственным губам, - Его слово для меня значит куда больше твоего. Однако, если с твоих уст слетит хоть звук, я узнаю об этом, Тедерик, - на губах преступника появилась мягкая улыбка, - И тогда даже слово Доминика не остановит меня, а карцер покажется тебе раем, - он быстро глянул на тюремщика и неожиданно произнес непонятное, странное слово, то ли название лекарства, то ли ругательство на неизвестном языке, - 'Пралтен'*.
  Дерек недоуменно заоглядывался. Приказы, данные Ежом своим подопечным, как он уже успел понять, всегда исполнялись в точности, а тон его сейчас был откровенно приказным... Но что он приказал? Что с ним должны будут сделать теперь, по приказу этого человека?.. Он дал ему надежду, сказал, что убивать его не будет, но... Кто его знает, может, вместо убийства он погрузит его в принудительную кому, сделает овощем до конца жизни, может... может... Да он все может, этот человек точно способен на все!..
  Додумать до конца эту мысль парень не успел. Тюремщик неслышно приблизился сзади и, обхватив его борцовским захватом за шею, вынудил запрокинуть голову. Одновременно в плечо впилась острая игла, проникло под кожу какое-то лекарство, и юноша потерял сознание.
  
  
  ***
  Он слабо застонал и медленно открыл глаза. Голова болела нещадно, перед глазами все плыло, словно он накануне выпил больше положенного, и воспоминания возвращались в сознание с ощутимым трудом.
  Поняв, что вспоминать о том, что было, его пока не слишком тянет, он предпочел уделить внимание окружающей обстановке.
  Он находился в просторной комнате, светлой и чистой, какой-то солнечной и умиротворяющей. Высокий белый потолок был украшен изящной, но не тяжеловесной лепниной; пол сиял, отражая дневной свет; огромные окна, вкупе с балконной дверью впускали его сплошным потоком, заставляя душу расцветать, а испуганное сознание успокаиваться.
  Лежал он на большой, можно даже сказать - огромной кровати, очень мягкой и уютной, лежал полностью одетый и прямо поверх покрывала, что самому ему показалось довольно некультурным.
  Парень кое-как уперся в ложе рукой и медленно сел, прижимая ладонь ко лбу. Так созерцать окружающую обстановку оказалось не в пример сподручнее, и он огляделся еще раз.
  Рядом с кроватью, с обеих сторон от нее, стояли невысокие тумбочки со множеством шкафчиков, что позволяло предположить - кровать рассчитана на двух человек, а не на одного. На той тумбочке, что находилась ближе к нему, лежал блистер с какими-то таблетками и стоял стакан воды.
  Молодой человек поморщился и, очень надеясь, что видит перед собою таблетки от головной боли, осторожно потянулся к этому самому блистеру.
  Надежды его оказались оправданы. Быстро прочитав знакомое название, он облегченно выдохнул и, старательно не думая ни о каком подвохе, торопливо выдавил таблетку, отправляя ее в рот и запивая водой.
  После чего вновь откинулся на кровать, не находя в себе сил подняться на ноги.
  Он и вправду ощущал себя, словно с похмелья, хотя был абсолютно убежден, что накануне не выпил ни капли, и сейчас, понимая, что таблетке нужно время, чтобы воздействовать на его организм, предпочитал не предпринимать никаких действий, просто лежа и рассматривая красивый потолок.
  Головная боль постепенно отступала, становилось легче, и память, успокоенная этим, начинала потихоньку пробуждаться.
  Воспоминания теснились в сознании какими-то обрывками. Доминик... Карл Еж... Карцер! Черт возьми, ведь еще вчера он был в карцере, куда велел его отправить Еж!
  А потом...
  Дерек сморщился, как от зубной боли, и потер лоб. Потом его допросили, спрашивали насчет Альфы и, когда он стал умолять выпустить его, вкололи какую-то дрянь... Видимо, происходящее с ним сейчас - это последствия той самой дряни.
  Однако, они заботливы, эти бандиты - зная, что у него будет болеть голова, оставили рядом с кроватью таблетки.
  Но где вообще находится эта кровать?
  Боль прошла, и парень, приподнявшись на локтях, огляделся еще раз. Похоже на какой-нибудь пентхаус, или номер-люкс в фешенебельном отеле... Неужели бандиты оказались до такой степени добры, что, усыпив его, отвезли в дорогую гостиницу и поселили в самый роскошный номер?
  Хотя... Если вспомнить, как выглядел Карл, если вспомнить обилие коридоров и, соответственно - широту его апартаментов, можно, в общем-то, предположить, что он просто не знает иных вариантов.
  В дверь аккуратно постучали, и Дерек, практически подпрыгнув, торопливо сел на кровати.
  - В-войдите... - голос его дрогнул; мысль о том, что все происходящее может оказаться не более, чем сном, пугала.
  Дверь аккуратно приотворилась, и на пороге появился улыбчивый молодой человек, катящий пред собою тележку с, очевидно, какой-то едой.
  - Обслуживание номеров! - сияя, известил он, и Дерек мысленно пожал себе руку, поздравляя с верной догадкой. Значит, это и в самом деле какой-то отель...
  - Доброе утро, сэр! - продолжал молодой человек, аккуратно подвозя тележку ближе к сидящему на кровати юноше, - Как вы себя чувствуете?
  - Я... - голос немного охрип, и Дерек закашлялся, - Неплохо, спасибо... Простите, но я не совсем уверен, что помню, как оказался здесь...
  - О, сэр, - парень сокрушенно покачал головой, - Вчера вас привели ваши друзья, они сказали, что вы излишне устали после праздника. Они оплатили этот номер до завтрашнего утра, и просили нас как следует устроить ваш отдых, чтобы вы могли полноценно прийти в себя.
  - Мои друзья?.. - ну да, это, должно быть, были бандиты, - Праздника?.. - он заставил себя слабо улыбнуться, - Ах, да-да, праздника. Спасибо, что выполнили просьбу моих друзей, но я, наверное, пойду...
  - Покушайте, сэр, - молодой человек вновь улыбнулся и, приподняв крышку над одним из предлагаемых блюд, кивнул на него, - Наш повар очень вкусно готовит, вы не будете разочарованы! Для полноценного отдыха необходимо и полноценное питание!
  Дерек закусил губу. Да, видимо, бандиты заплатили персоналу изрядно, коль скоро они так о нем пекутся. Даже и не знаешь - радоваться этому или же наоборот.
  - Да я не то, чтобы... - он неожиданно осекся на полуслове. С другой стороны... Если уж ему организовали столь роскошный уход, то почему бы и не воспользоваться представившимся шансом? Когда бы еще ему придется пожить в номере-люкс, пользуясь всеми благами, которые к этому прилагаются?
  - Пожалуй, вы правы, я поем, - он улыбнулся в ответ и кивнул, - Пахнет очень вкусно, просто не могу удержаться. Простите... а какой это этаж? Как потом спуститься вниз?
  - Этаж пятнадцатый, - молодой человек легко пожал плечами, - Спуститься можно на лифте, для этого от дверей вашего номера следует пройти в правую сторону по коридору до конца. Приятного аппетита, сэр, - он вновь улыбнулся и, всем существом излучая почтительность, поспешно попятился к двери.
  Дерек проводил его взглядом, и вновь опустил глаза на тележку.
  Чашка горячего кофе, омлет, несколько круассанов... Ну, что же, завтрак ему предлагается довольно сытный, а после полутора, а то и двух, суток голодовки ему необходимо восполнить силы.
  ...Еда, как и напиток, оказалась действительно умопомрачительно вкусной. Круассаны, судя по всему, гениальный повар испек сам, за что ему хотелось объявить письменную благодарность, а омлет оказался настолько сытным, что парень, проглотив его, как-то сразу ощутил, что объелся.
  Правда, от кофе не отказался, и выпил его, свежесваренный, с огромным удовольствием.
  После чего еще немного полежал на шикарной постели, постепенно убеждаясь, что ему все это не снится, и попытался более или менее четко обдумать план действий.
  Во-первых, хотелось бы принять душ, и гостиничный номер, увы, к этому не располагал - после водных процедур Дерек предпочитал одевать чистую одежду, а не ту, в которой пришлось ходить целых два дня, да еще и спать. Во-вторых, однозначно хотелось зайти домой, просто, чтобы убедиться, что дом у него все еще есть.
  Ну, а в-третьих, несомненно, следовало навестить Доминика. Как-то он там? Поправляется ли? Поговорил ли с Карлом?..
  Ах, да, в-четвертых нужно зайти к Арчибальду, дабы убедиться, что он тоже идет на поправку.
  А еще, наверное, придется уволиться ко всем чертям с работы, чтобы больше никакой Карл Еж его не вычислил... Хотя такие люди, конечно, в любом случае способны обнаружить кого пожелают.
  Дерек тяжело вздохнул и с сожалением поднялся на ноги. Номер был оплачен до завтрашнего утра и, в принципе, он мог бы позволить себе провести сегодняшний день здесь, но... У него было слишком много дел, чтобы просто так валяться в роскоши.
  В конце концов, он-то, увы, совсем даже не Доминик Конте, который в такой обстановке, наверное, живет постоянно. Он всего-навсего бедный официант, видящий подобные покои только во сне...
  Он завертел головой, силясь вобрать в память весь этот роскошный номер до мельчайших подробностей и, внезапно пошатнувшись, едва не упал на кровать.
  Настроение сразу испортилось.
  Так-так... Похоже, введенный препарат причинил ему значительно больше вреда, чем хотелось надеяться, и только головной болью он не отделается. Надо бы проявлять побольше осторожности в действиях и движениях...
  Дерек вздохнул и, уже особенно не желая задерживаться в номере, направился к дверям. Правда, уже взявшись за ручку двери, он вновь обернулся и, чувствуя, что на губах появляется грустная улыбка, покачал головой. Прощай, прекрасный номер, как жаль, что не удалось побыть в тебе подольше... А может быть, попросить Доминика в качестве небольшой награды за перенесенные мытарства оплатить ему недельку проживания в люксе? Уж для Конте-то это точно не будет страшным ударом по бюджету, для него такие суммы копеечны!
  Он еще раз вздохнул и испытывая, наверное, впервые в жизни откровенную зависть к чужому благосостоянию, решительно покинул номер. Травить душу дальше не хотелось.
  Парень, принесший ему завтрак, не соврал - лифт оказался на том самом месте, где он и сказал, в конце длинного коридора с небольшим количеством дверей. Дерек подумал, что причина этого в том, что номера здесь довольно большие и, наверное, и в его собственном комнат было больше, чем одна. Это просто он не пожелал их рассмотреть.
  Спуск в лифте оказался для молодого человека испытанием не из приятных. После карцера замкнутые помещения вызывали в его душе резкое отторжение, что не могло смягчить даже большое зеркало, да и общая величина кабины. Дерек стоял, прижавшись спиной к стене и, диким взглядом глядя на табло, где сменялись одна за другой, уменьшаясь, цифры, тяжело дышал, напряженно ожидая конца поездки.
  Этаже на пятом у него вновь начала кружиться голова, и пришлось уцепиться за поручень, чтобы удержаться от падения. Представив, как на него посмотрят в холле, если, покинув лифт, он упадет на пол, парень негромко вздохнул. Его представили как пьяного бездельника и, наверное, если он снова упадет, персонал согласиться с этим сполна. Возможно его даже оттащат обратно в номер...
  Представив, как он потом вновь будет спускаться, Дерек клятвенно пообещал себе не падать.
  Из лифта он вышел немного пошатываясь и, радуясь тому, что холл в этом заведении широк и светел, приблизился к стойке портье, выдавливая из себя жалкое подобие улыбки.
  Номера своих апартаментов он не знал.
  - Извините... - голос звучал слабо, и молодой человек подумал, что дело тут, наверное, не только и не столько в лекарстве, сколько в проведенных взаперти часах, так пагубно повлиявших на него, - Простите, вчера меня... мне сказали, привели друзья... - мужчина за стойкой закивал, и Дерек немного приободрился, - Но я совершенно не представляю, где нахожусь, не знаю даже названия вашей чудесной гостиницы! Вы не могли бы...
  - Отель 'Луксор', сэр, - вежливо ответствовал портье, - Прошу меня простить за назойливость, но мне кажется, вам бы следовало еще немного отдохнуть. Вы так бледны...
  - Мне необходим свежий воздух, - отрезал Дерек и, кивнув, глубоко вздохнул, - Спасибо.
  Скрыть удивление было непросто, но парню это все-таки удалось. 'Луксор' слыл не просто дорогим, это был один из лучших отелей в городе, элитное место, где имела право отдыхать лишь верхушка общества. И он, волею судьбы, пережив столько неприятных мгновений, неожиданно прикоснулся к запретному золотому плоду.
  Дерек отстранился от стойки и, немного пошатываясь, прижимая руку к виску, направился к большим двустворчатым дверям, оформленным в старинном стиле, но почему-то с магнитными арками неподалеку от них, безмерно желая, наконец, выйти на воздух. После нескольких дней взаперти ему это было и в самом деле необходимо.
  Только уже покинув приветливый отель, и ощутив подошвами холодную мостовую, парень догадался опустить взгляд и тихо чертыхнулся сквозь зубы. Он совершенно забыл, что из дома его выволокли, не позволив даже обуться и, как и прежде, сейчас стоял в одних только носках.
  В голову пришла неожиданная мысль, и парень торопливо зашарил по карманам. Он помнил, что телефоны его в плену были отобраны, и сейчас вдруг испугался, как бы у него не забрали еще и ключи от квартиры.
  К счастью, ключи оказались на месте. На месте же оказался, к вящему изумлению Дерека, и мобильный, правда, только один, его собственный, а вместе с ним обнаружилась и записка.
  Он развернул ее, внутренне трепеща и, прочитав одну короткую фразу из трех слов, непонимающе нахмурился. На небольшом листке бумаге незнакомым твердым почерком значилось: 'Доминик ждет тебя'.
  Дерек недоуменно покачал головой и, убрав записку обратно в карман, глубоко вдохнул немного прохладный воздух воли. Голова опять закружилась, и парень, пошатнувшись, уперся ладонью в висок, неловко переступая необутыми ногами по мостовой.
  Чувствовал он себя преотвратно, и в любую секунду готов был упасть лицом на холодный асфальт, закрыть глаза и так лежать, не двигаясь, ожидая, когда отступит тошнота и головокружение. Как в таком состоянии идти к Доминику, Дерек не знал. Хотя и полагал небезосновательно, что самому ему больницу сейчас навестить тоже бы не помешало, а значит, заглянуть к другу все-таки стоило.
  Он еще раз глубоко вздохнул и попытался отойти на несколько шагов от дверей отеля.
  На втором шаге его шатнуло так, что пришлось, спешно остановившись, вцепиться в очень удачно оказавшийся поблизости фонарный столб и, закрыв глаза, прижаться к нему щекой.
  - Молодой человек... - чей-то мелодичный голос, раздавшись над ухом, заставил юношу несколько прийти в себя; плеча коснулась мягкая тонкая рука, - С вами все в порядке?
  Он кое-как сфокусировал взгляд на совершенно очаровательной девушке, взволнованно глядящей на него и честно попытался соврать, махнув рукой, заявить, что чувствует себя просто превосходно... Но сил на это не хватило.
  - Нет, - хрипло выдавил он из себя, вновь нежно обнимая столб, - Мне плохо...
  Девушка, обеспокоенно хмурясь, уверенно приобняла его за талию, помогая отстраниться от столба.
  - Идемте, сюда, вам надо присесть... Может быть, вызвать врачей?
  Дерек неловко мотнул головой и, едва не врезавшись в скамеечку, к которой его вели, понял, что сделал это напрасно.
  - Нет-нет, я... посижу... - он потянул носом воздух, - Мне надо просто... отдохнуть.
  Сам он отнюдь не был уверен, что отдых действительно сможет оказать ему необходимую помощь, но расстраивать добрую самаритянку не хотел.
  Та же, по-видимому, прекрасно поняла подоплеку слов юноши и, сжав губы, слегка покачала головой, помогая ему все-таки сесть на скамейку. Уже опускаясь, Дерек услышал ее вздох:
  - Упрямый...
  Прошло несколько секунд. Дерек сидел, уставившись в одну точку, не понимая, что происходит и где он находится, и отстраненно размышлял, как же он будет добираться до дома в одних носках. Девушка сидела рядом, не желая покидать своего подопечного и взволнованно следила за его поведением и реакциями.
  - Простите, - ее голос вновь вырвал парня из размышлений, и он, моргнув, чуть более осмысленно воззрился на собеседницу, - Простите, мистер... Но почему вы без обуви?.. - в вопросе этом почудилось некоторое подозрение: судя по всему, девушка уже сомневалась, что помогла действительно пострадавшему, а не просто изрядно подвыпившему человеку.
  Тот слабо махнул рукой. Придумывать какую-то легенду сил не было.
  - А если я скажу вам, что меня похитили, держали два дня взаперти в жутком, тесном карцере, а потом отпустили и, вколов какую-то дрянь, отволокли в 'Луксор', вы мне поверите? - воздух проникал в легкие сплошным потоком, и дурнота постепенно отступала, поэтому говорить связно получалось не в пример лучше.
  Девушка нахмурилась и неуверенно качнула головой. Затем еще раз окинула парня долгим взглядом и, еще более неуверенно кивнув, сжала губы.
  - Но ведь если... надо обратиться в полицию!
  - Я не могу, - Дерек устало закрыл глаза, - Я и вам-то говорить не должен был... Надеюсь, меня не убьют за это.
  - А могут? - добрая самаритянка испуганно прижала руки к груди. Парень безразлично кивнул и, грустно улыбнувшись, открыл глаза.
  - Спасибо вам за помощь, простите, не знаю вашего имени...
  - Джилл, - робко отозвалась девушка. Дерек кивнул и продолжил:
  - Спасибо за помощь, Джилл, но, боюсь, вам лучше оставить меня одного. Вы не волнуйтесь, я посижу сейчас и как-нибудь доберусь до дома... надо только отдохнуть. Рядом со мной сейчас, наверное, опасно...
  Джилл упрямо замотала головой. Бросать нового знакомого на произвол судьбы ей, вне всякого сомнения, не хотелось.
  - Давайте я вызову вам такси! Как вы пойдете? Босой...
  - Я в носках, - буркнул парень и не менее упрямо сам мотнул головой, - И у меня нет денег, чтобы ехать на такси.
  - Я вызову его за свой счет! - девушка нахмурилась, уже уверенно доставая мобильный телефон, - И, знаете... ой, тоже не знаю вашего имени... - Дерек быстро представился, и она продолжила, - Да, Дерек, дайте мне свой номер телефона. Я позвоню и узнаю, как вы себя чувствуете! Вы... один живете?
  - Один... - парень обреченно опустил плечи и кивнул, - Хорошо, если вы настаиваете... Но, Джилл, клянусь, я не шутил - со мной рядом теперь опасно! Вы очень красивая и добрая, но...
  - Я замужем, - девушка быстро улыбнулась и, открыв записную книжку телефона, кивнула, - Диктуйте ваш номер, Дерек.
  Молодой человек изумленно моргнул и, радуясь, что память его как будто не подводит, поспешно продиктовал новой знакомой номер своего телефона. Затем глубоко вздохнул и, откинувшись на спинку лавочки, улыбнулся.
  Надо же... Значит, есть еще в этом мире хорошие люди.
  
  ***
  Когда Дерек вошел в палату к Доминику, за окном уже сгустились сумерки. Чувствовал себя молодой человек не в пример лучше, чем с утра, успел принять душ, переодеться и даже купить и поменять замок на двери квартиры. Просто на всякий случай. Конечно, если Еж или его люди захотят, все равно вскроют его, но все-таки лучше перестраховаться.
  Доминик, который лежал, сцепив руки на животе и безразлично смотрел в потолок, услышав скрип двери приподнял голову, а увидев входящего парня, заулыбался, довольно легко садясь на кровати и свешивая с нее ноги.
  - Дерек! А я уже боялся, что Карл обманул меня и я тебя так и не увижу!
  - Ляг сейчас же! - испугался парень, бросаясь к уверенно сидящему на кровати мужчине, - Ты с ума сошел? Ты здесь всего несколько дней, после всего, что было, тебе надо лежать...
  Доминик легко махнул рукой.
  - А, ерунда. Я сегодня даже вставал, только врачам не говори, - и, заметив растерянное и взволнованное лицо приятеля, он заулыбался шире, - Разве я не говорил, что всегда поправляюсь очень быстро? Не сомневаюсь, что к концу недели меня выпишут, врачи делают очень положительные прогнозы!
  - Но так же не бывает... - юноша обескураженно покачал головой, - После таких ран люди не поправляются так быстро, как минимум неделя уходит только на то, чтобы начался нормальный процесс заживления...
  - Значит, я не человек! - Конте воодушевленно всплеснул руками, и внезапно посерьезнел, - Как ты? Еж рассказал мне, что сделал, я... честно, Дерек, если бы я знал, что ему придет такое в голову, я бы ни за что на свете...
  Дерек мрачно улыбнулся.
  - Значит, ты действительно виделся с ним. Что ж... он хотя бы поможет?
  - Да, - Доминик уверенно кивнул, - Да, можно даже не сомневаться. С Карлом я... Если честно, мы с ним вместе учились в институте, Дерек. Да... - на губах мужчины появилась мечтательная улыбка, - Институтские времена... Я пошел учиться уже после армии. И, после того, что случилось там по вине Альфы, чувствовал себя, конечно... как бы это сказать... недостойным общаться с хорошими ребятами. Может, в конце концов, это оказалось и к лучшему... Карл еще в те времена пугал других и имел неоспоримый авторитет. Со своей странной фамилией - Хеджхог - он заработал прозвище Еж*, поначалу в шутку, а затем уже и на полном серьезе. Его стали бояться. Говорили, что он колючий, как настоящий еж, холодный и жестокий, абсолютно безжалостный. Не могу сказать, что слова эти были несправедливы... Карл в институтские годы и в самом деле был очень колючим и очень озлобленным, поначалу он пугал даже меня. Он собрал вокруг себя нескольких верных ребят из числа самых отъявленных хулиганов, и организовал банду. А я... после нескольких дней тюрьмы я был уверен, что лучшего пути мне и искать не следует, поэтому я тоже примкнул к ним. Странно, но никого из тех хулиганов я уже даже не помню... А вот с Карлом мы стали друзьями, - Конте улыбнулся шире, - Ради меня он сделает все, как и я ради него, поверь, друг мой. Я и просил тебя передать ему лишь, что мне нужна помощь, потому что знал - он примчится сразу же, не раздумывая! И я...
  - Подожди, Ник! - Дерек прижал руки к груди, взирая на рассказчика едва ли не умоляюще, - Пожалуйста, подожди, я ничего не могу понять! Я... - он потряс головой, - Я еще не пришел в себя от близкого знакомства с твоим закадычным другом, а ты вываливаешь на меня столько новых известий! Армия? Альфа? Тюрьма?.. Я не думал даже, что ты служил, я полагал, что такие люди всегда находят деньги, чтобы отказаться от армии, а ты, оказывается, еще и свел там знакомство с Альфой? О... - его внезапно осенило, - Так это с тех пор у тебя в мобильном забит его номер?
  Доминик помрачнел и, медленно потянув носом воздух, стиснул руки в кулаки. Бросив взгляд на последние, Дерек непроизвольно потер челюсть. Да, кулаки-то у его нового друга что надо, еще хорошо, что челюсть он ему тогда не сломал...
  - Я не имею понятия, откуда в моем телефоне его номер, - говорил мужчина тихо, однако, слова его все равно производили сильное впечатление. Молодой человек, хмурясь, осторожно нащупал рядом с собою стул и медленно опустился на него, понимая, что новости лучше выслушивать сидя.
  - У меня есть дурная привычка, - я бросаю мобильный везде, где только можно, оставляю его на столах, подоконниках, шкафах, полках, стульях... Даже тогда, в ресторане, ты думаешь, я выронил его из пиджака, когда переворачивал столы? - слушатель неуверенно кивнул, и Конте хмыкнул, - Да если бы! Телефон лежал на столе рядом со мной, я перевернул стол... ну, дальше понятно. Короче говоря, я постоянно везде оставляю его и, вероятно, в какой-то момент сам Альфа или один из его клевретов - а они у него есть, можешь мне поверить! - записал свой номер мне в контакты. Только непонятно, зачем... Если только, чтобы звонить и запугивать? Он ведь угрожал тебе, да, когда позвонил ночью? - заметив недоумение на лице собеседника, он быстро улыбнулся, поясняя, - Карл сказал.
  - Угрожал, - непонимающе отозвался Дерек, - Сказал, что убьет тебя, твоего брата и меня, а потом отберет все твои деньги. Но, Ник, какое это имеет... к тому, что ты был в тюрьме, да и вообще?..
  - Может, и никакого, - Доминик вздохнул и, сцепив руки в замок, легко качнул ногой, принимаясь рассказывать. Сидел он по-прежнему довольно прямо, да и голос его звучал очень уверенно, поэтому слушатель его, подумав, что другу, вне всякого сомнения, лучше, немного успокоился.
  - Итак, я служил. Как служил, можно догадаться, и Альфа... Мы были в одном отряде, а ты знаешь, что такое отряд, друг мой? На время службы в армии отряд становится твоей семьей, мы все были братьями... Кроме Альфы. Он всегда держался особняком, всегда в одиночку, и всегда поглядывал в мою сторону с чем-то... Я даже не знаю, чего было больше в этом взгляде - ненависти или омерзения. Он ненавидел меня, возненавидел с самого первого дня, с того мига, как увидел. Я не понимал причин этого, как не понимаю их и по сей день, но уверен - какими бы они ни были, Альфа дал себе слово избавить мир от моего бренного существования.
  В тот день нас отправили на полевое задание. В основном мы, новобранцы, не участвовали ни в каких опасных миссиях, у нас были, по большей части, тренировки, а если куда-то доводилось выходить, с нами всегда был кто-то из старшего командного состава.
  Нас разбили на группы по два человека. Я и Альфа оказались вместе, хотя оба не были слишком довольны этим и, вероятно, чтобы не допустить конфликта, с нами пошел капитан. Я с ним был в хороших отношениях, как-то раз даже затронул в разговоре тему Альфы и его ненависти ко мне, и именно тогда он сказал, что у каждого есть человек, который ненавидит его просто так. Альфа для меня стал именно таким человеком, но я не думал, что он зайдет так далеко... - Доминик поежился и неожиданно, очевидно, устав сидеть, лег, устремляя взгляд в потолок, - Мы двигались с величайшей осторожностью, держали автоматы наготове; капитан шел впереди. По пути у меня по какой-то причине возникли сомнения в работоспособности моего оружия, и я совершил пробный выстрел... Капитан отругал меня, сказав, что я не должен был шуметь. Мы пошли дальше. Капитан ушел немного вперед, он хотел подняться по холму, чтобы выглянуть из-за него и убедиться в расстановке вражеских сил (я даже не помню, что это были за силы!), а мы с Альфой остались внизу. Я смотрел, как капитан поднимается... - мужчина сглотнул и, закрыв глаза, безнадежно продолжил, - Прогремел выстрел. Капитан упал. Я повернулся и увидел Альфу с автоматом, дуло у которого еще дымилось. Он ухмыльнулся и неожиданно начал причитать, говоря, что не думал, что я способен на такое, что он и не подозревал, что я плох до такой степени, что могу убить старшего по званию! Я растерялся, я бормотал что-то, негодовал, говорил, что я знаю - это стрелял он. Он рассмеялся мне в лицо. Он тоже знал, что стрелял он, но уже все предусмотрел. Пуля совпадала калибром с моим автоматом, я по пути сделал пробный выстрел... Позволь, я не буду вдаваться в подробности, - Доминик поморщился, усилием воли беря себя в руки, - Он подставил меня, подставил четко и грамотно, свалив на меня свою вину. Меня обвинили в преднамеренном убийстве и отправили в тюрьму. Я никогда не забуду... - он мотнул головой, сбрасывая наваждение, - Отец тогда нажал на все возможные кнопки, чтобы меня освободили, мама бегала по всем кабинетам и умоляла поверить, что я не мог быть убийцей!.. Честно, никогда еще я не был им так признателен. Знаешь, они ведь не родные мне, приемные... но всегда любили меня как родного сына, больше, чем сына! Меня и Дика. После этой истории, кстати, он и решил стать полицейским, а я поклялся себе, что отомщу Альфе за то, что он заставил меня пережить! - Ник стиснул губы и, на мгновение сжав кулаки, неожиданно обреченно выдохнул, - Вот только пока что мстит мне только он...
  - Всему свое время... - Дерек отстраненно мотнул головой и, сдвинув брови, немного склонил голову набок, - А я не знал, что ты приемный... Значит, Ричард, он... ну, тоже не родной тебе?
  Доминик жизнерадостно хохотнул. Настроение его, по непонятной пока Дереку причине менялось с неимоверной скоростью; мужчина в считанные секунды переходил от негодования к веселью.
  - О, нет! - он качнул головой, лежащей на подушке, - Это один из самых интересных фактов нашей с Диком истории. Видишь ли, в приютах-то росли мы с ним оба... Но в разных, и первым наши родители усыновили его. Потом, спустя полгода, видя, что сыну тоскливо одному - он ведь привык к постоянному общению с другими детьми, - решили взять на воспитание еще одного ребенка. Выбор пал на меня. С Ричардом мы поладили сразу же, были очень рады друг другу (при этом учти - я был старше него, я все понимал гораздо лучше!), и очень быстро стали неразлучны. Именно тогда родители начали отмечать некоторое сходство между нами. Как рассказывали они потом, мы с Диком реагировали одинаково на многие вещи, делали совершенно идентичные жесты, даже улыбаемся мы с ним до сих пор одинаково! В общем, нам решили сделать анализ ДНК, не слишком-то веря в возможность родства. Результат ошеломил - мы с Ричардом оказались родными братьями, по непонятной причине попавшими в разные приюты. Чем думали наши с ним биологические родители, я не знаю, да и, признаться, не горю желанием узнавать. Пожалуй, отдав нас с братом в приюты, они сделали нам лучший подарок - мы попали в замечательную семью, которая оказалась много лучше родной. Мама и папа не скрывали от нас правды, тем более, что в моей памяти сохранились воспоминания о приюте, но и я, и Дик всегда считали именно их своими настоящими родителями. И я, когда стал зарабатывать достаточно, постарался обеспечить их быт - они сейчас живут в Швейцарии, наслаждаются горным воздухом, а мы с братом раз в полгода ездим к ним в гости. Правда... иногда трудно скрывать то, что происходит в моей жизни - я имею в виду Альфу и все, что с ним связано, - а их это расстраивает.
  - Было бы странно, если бы родителей не расстраивали не прекращающиеся покушения на жизнь их сына, - Дерек негромко вздохнул и, опустив плечи, безрадостно воззрился на Доминика, - И что мы теперь будем делать? Ждать, пока Еж выяснит что-нибудь новое? Или надеяться, что Ричард узнает что-то раньше него...
  - С Ричардом я разговаривал вчера, - Ник поморщился, - У него есть подозрения, что за случившимся стоит некто Красный Билл, слышал о таком?
  Парень поежился.
  - Судя по имени, это опять кто-то из преступного мира, да? - собеседник кивнул, и юноша отчаянно замотал головой, - Я не знаю никого из этих кругов, Ник, не знал и не хотел знать! Теперь вот знаком с Карлом, и... в каком-то смысле с тобой. И могу только надеяться, что меня не убьют.
  Доминик приподнялся на локтях и слегка закатил глаза.
  - Я же говорил тебе - пока ты под моей защитой, Карл...
  - Но он велел мне не рассказывать никому о случившемся, а я рассказал! - Дерек обреченно махнул рукой, - Правда... не уверен, что она мне действительно поверила.
  Мужчина, хмурясь, медленно сел и, склонив голову набок, всмотрелся в собеседника, как в любопытную картину.
  - Она?.. Дерек, буду признателен за более подробный рассказ сейчас.
  ...Рассказал обо всем Дерек быстро. Он вообще не видел особенного смысла растягивать сообщение о событии, в общем-то, не самом важном, о состоявшейся случайной встрече с хорошей девушкой. К слову, стоит вспомнить, что обещание позвонить ему и справиться о самочувствии Джилл выполнила - звонок на мобильный поступил спустя полчаса после того, как парень очутился дома.
  Сейчас, рассказывая Доминику об этой встрече, не забыв упомянуть о приятном утре в фешенебельном отеле, Дерек вновь удивлялся, что в этом мире еще бывают такие хорошие люди, удивлялся и радовался этому. После общения с тюремщиком и с его боссом ему, вне всякого сомнения, требовался некоторый душевный отдых и покой.
  - В общем, она вызвала мне такси и отправила меня домой, - завершил он, - И потом еще позвонила, чтобы уточнить, как я добрался и как себя чувствую, представляешь? Мне прежде никогда такие девушки не встречались, одна только Зои чего стоит!.. Да... - воодушевленный, было, парень вновь поник, - Знаешь, мне не с кем посоветоваться... Я тут подумал - не надо ли мне уволиться из ресторана, если Еж знает, где я работаю? Да и потом, у меня заканчивается неделя выходных, я не смогу столько времени уделять... всему этому.
  - А чего ты так из-за этого переживаешь? - Доминик недоуменно моргнул и, опять свесив ноги с кровати, приподнял брови, - Ты же рассказывал мне, что тебе там не нравится, и что эта самая Зои - настоящая ведьма, только и делает, что экономит на зарплате и прибавляет рабочее время. Она ведь, кажется, и вместо метрдотеля хотела тебя вызвать?
  Дерек понуро кивнул.
  - Да, было... Но, Ник, если я уйду, куда я пойду? Денег у меня не так уж и много, бездельничать я себе позволить не могу... Не думай, что намекаю на тебя, но это правда!
  - Слушай, - Конте неожиданно мягко улыбнувшись и, подавшись вперед, дотянулся до плеча приятеля, сжимая его, - Обещаю, Дерек, - когда все кончится, я этот ресторан тебе подарю. И даже не пытайся возражать! - заметив в глазах собеседника протест, мужчина нахмурился, - Я подарю тебе этот чертов ресторан, с которого все началось и ты, если захочешь, выгонишь эту свою Зои на улицу! В любом случае, я не собираюсь оставаться неблагодарным. Ты спас мне жизнь, ты рисковал своей ради меня... Обещаю, я сделаю все, чтобы отныне твоя жизнь стала более спокойной и обеспеченной... друг.
  
  ***
  Хрупкая, миловидная девушка легкой поступью зашла в роскошный кабинет и, приблизившись к мигом заулыбавшемуся при ее появлении грузному мужчине за столом, нежно поцеловала его в щеку.
  - Здравствуй, папа! - голосок ее звенел, как серебряный колокольчик, и мужчина мигом ощутил, как теплеет его давно очерствевшее сердце, - Нам никак не удавалось встретиться после... всех этих событий.
  - Да, верно, - отец, улыбаясь, мягко сжал ручку дочери, - Я надеюсь, на тебе эти события никак не отразились, маленькая моя?
  - Если не считать того, что недавно мне довелось встретить официанта, то все в порядке, - девушка легко пожала плечами, - Впрочем, обо мне ему ничего не известно.
  - Надеюсь, что так все и останется, - мужчина кивнул, - Как чувствует себя твой деверь? Я получил образец его крови, мои специалисты уже работают с ней и, надеюсь, вскоре эксперимент увенчается успехом... Ах, да. Ты не узнала, кто напал на него?
  Девушка легко пожала плечами. С ее точки зрения, важного в этом нападении было мало.
  - Как бы я могла узнать это? Ричард по-прежнему не может ничего выяснить, сказал лишь, что побеседовал с охранником, которого отозвали в день нападения на Доминика, но особенной информации ему это не дало. Он подозревает неизвестного, занявшего место охранника, его еще, кажется, официант видел... Но пока что найти его не может.
  - Я всегда говорил, что полиции в этом городе нет, - мужчина откинулся на спинку большого кресла и развел руки в стороны, - Есть лишь ее название. Делать они ничего не умеют, правды можно добиться лишь неправедным путем... А с другой стороны, к чему нам знать, кому еще старший Конте перешел дорогу? Он попал в нужное заведение, и верные люди передали мне необходимый образец. Если эксперимент увенчается успехом, больше к нему мы не приблизимся.
  - Но если его убьют... - девушка закусила губу и слегка покачалась с пятки на мысок, - Папа, весь план может рухнуть! Ты же знаешь - Доминик должен быть жив, иначе... все будет напрасно, все старания и усилия!..
  - Значит, мы не позволим убить его! - мужчина нахмурился, немного повышая голос, - Я не вчера родился, моя дорогая, и все, что имею, получил не просто так. Я знаю, как нужно действовать, чтобы результат устроил нас всех... Доминик не должен умереть сейчас, потому что для этого еще слишком рано. Но Доминику все равно придется умереть, когда эксперимент будет завершен и он станет бесполезен для нас. И тогда...
  - И тогда мы получим все, что он заработал за всю свою жизнь, - дочь его в восторге закусила губу и радостно кивнула, - Жду не дождусь! И не сердись на меня за сомнения, папа, я просто немного растерялась... Я знаю, твои планы всегда оправдываются, расчеты оказываются верными, а мне нужно лишь выполнять твои распоряжения.
  Мужчина, явно польщенный, ощутимо расслабился, улыбаясь.
  - Как только мы добьемся своих целей и избавимся от Конте-старшего... ты смело можешь бросить своего глупого полицейского, моя милая. Он нам тоже больше не пригодится.
  - А официант? - девушка неожиданно напряглась, но отец лишь пренебрежительно махнул рукой.
  - В расход. Если полезет, куда не надо - стреляй, не раздумывая.
  
  ***
  Доминик стоял у окна и, придерживаясь пальцами за подоконник, смотрел на улицу. Официальное разрешение вставать им было получено лишь сегодня с утра, и мужчина пользовался им вовсю, безмерно наслаждаясь собственной дееспособностью. Ему, живому, активному, даже несколько дней вынужденного бездействия были мучительны. Именно поэтому, к слову, он прекрасно понимал, как тяжело должно было быть его новому другу в карцере у Ежа, именно поэтому был почти напуган известием о том, что Карл сделал.
  Позади послышались шаги, и в оконном стекле внезапно отразилось лицо капитана.
  Доминик отшатнулся, едва не упал и, охнув от боли, прижал руку к груди, рывком оборачиваясь.
  Брат, только что зашедший в палату, обеспокоенно нахмурился, бросаясь к нему и аккуратно поддерживая.
  - Знаю, что вставать тебе разрешили официально... - он вздохнул и покачал головой, - Но все-таки не могу отделаться от мысли, что произошло это преждевременно.
  - Не в этом дело, - Ник, согнувшийся почти пополам, кое-как добрался до кровати и, тяжело упав на нее, медленно перевел дух, - Меня сводят здесь с ума, и некоторые галлюцинации могут оказаться весьма губительны... Что у тебя?
  - Что значит 'сводят с ума'? - Ричард посерьезнел, подозрительно вглядываясь в брата, - Ник, почему ты раньше... что происходит?
  - Ничего, - Конте безразлично махнул рукой и, улегшись на кровать, закрыл глаза, - Сущая ерунда, Дик. Просто я регулярно вижу призрак капитана, который говорит, что убил его я.
  Собеседник его помрачнел и, не зная толком, что и сказать, слегка развел руки в стороны.
  - Но, Ник... ведь все же знают, что это сделал не ты! Или ты забыл, чем закончилась вся эта эпопея?
  Доминик нахмурился и, распахнув глаза, недоуменно уставился на брата. Странным образом то, что было после его освобождения из тюрьмы, действительно не отложилось в памяти мужчины, и сейчас он изо всех сил пытался сообразить, что хочет сказать собеседник.
  Последний вздохнул.
  - Вина Альфы была доказана, я смог доказать ее тогда! Выстрел, убивший капитана Кэмпбела, был произведен из его автомата, а пулю, выпущенную тобой даже разыскали по моей просьбе, моему совету! Неужели ты забыл, Ник? Ты был оправдан, поэтому тебя и выпустили на волю! Альфа бежал, никто не знал, куда и как, тем более, что этот парень оказался до крайности ушлым и, хотя служил под настоящим своим именем, ухитрился уничтожить всю имеющуюся на него информацию. В памяти людей он остался только как Альфа, и я даже изумляюсь этому... Такое чувство, что он каким-то образом загипнотизировал всех их, стер из их памяти некоторые события. Как стер и из твоей... - мужчина слегка склонил голову, всматриваясь в откровенно растерянного брата, - Ник, ты уверен, что не виделся с ним после тех событий?
  - Убежден! - Доминик, горячась, резко сел, сдвигая брови, - Я не видел его, но, судя по тому, что его номер телефона оказался в моем мобильном, меня видел он! Я всегда говорил, всегда был убежден, что он следит за мной, я всегда знал, что он не оставит своих попыток!.. Ты помнишь ту издевательскую открытку, что он прислал мне, когда я чуть не утонул?
  - Как не помнить, - Дик присел на краешек стула и, сцепив руки в замок, тяжело вздохнул, - Над открыткой бились специалисты из разных участков, лучшие из лучших... и так и не смогли толком понять, кому принадлежит почерк на ней. Мне даже говорили, что создается впечатление, будто писал не человек, а животное! Можешь себе представить?
  - Когда речь заходит об Альфе, я могу представить все, - хмуро отозвался Ник и, вновь улегшись на кровать, поморщился, - Так значит, за всем этим все-таки снова стоит он, я был прав?
  Ричард замялся, кусая губы. Отрицать справедливости слов брата, отрицать ненависть Альфы к нему, ненависть бессмысленную и беспочвенную он, увы, не мог, однако, в данном случае был уверен, что Доминик заблуждается.
  - Не совсем... - он вздохнул и, опрометчиво откинувшись на спинку стула, чуть не сполз с него, - Я не могу пока со стопроцентной уверенностью заявлять, что он не имеет совсем никакого отношения ко всему, что с тобой происходит, включая, к слову, и твои странные галлюцинации, но... у меня есть и информация иного рода. Ты помнишь, я говорил тебе о Красном Билле? - слушатель кивнул, и мужчина продолжил, - Так вот... у нас появилась информация, что в его ставке что-то происходит, они закопошились, муравейник заработал... Он что-то затеял. И не так давно была зафиксирована передача ему каким-то человеком небольшого контейнера с маркировкой... - он сжал губы, глубоко вздохнул и, наконец, обреченно закончил, - С маркировкой этой больницы. Мы оба знаем, Ник, твое благосостояние внушает зависть многим людям, и среди них найдутся те, кто будет готов убить тебя, лишь бы отобрать деньги... Хотя я пока не понимаю, как. Билл что-то задумал, несомненно, и я боюсь, что задумал он это против тебя. И еще кое-что...
  Доминик хмыкнул и, продолжая лежать, скрестил руки на груди. Интонации брата он знал, поэтому не сомневался, что в данный момент тот готовится нанести последний удар, сделать контрольный в голову, но дает ему несколько секунд, чтобы подготовиться.
  - Ну, давай, - время шло, а Ричард молчал, поэтому Конте-старший решил подтолкнуть его, - Добей меня, брат, давай! Что еще ты узнал?
  Ричард еще раз глубоко вздохнул. Видимо, признание давалось ему не слишком легко.
  - Узнал... что Нью-Йорк посетил Дьявол из Рейкьявика.
  - Ди-Ре?.. - Доминик немного приподнялся, ошарашенно приоткрывая рот, - Да ты шутишь... Хочешь сказать... Ты думаешь... этому маньяку тоже неожиданно понадобился я?
  - Я не знаю, Ник! - Ричард вскочил и, сунув руки в карманы, прошелся по палате, - Мне бы не хотелось думать, что на тебя ведется охота сразу с трех сторон. Но...
  - Но похоже, меня взяли в клещи, - брат полицейского мрачно ухмыльнулся и, возведя очи горе, задумчиво молвил, - Даа... хорошо, что мне пришло в голову обратиться за помощью к Ежу.
  Дик, расхаживающий по палате, остановился, словно налетев на стену и нарочито медленно, грозно обернулся, взирая на Доминика в совершеннейшем обалдении.
  - Ник... - он медленно покачал головой, - Ты... ты что, спятил, да?.. Я же просил тебя больше не связываться с Карлом, я же говорил тебе!
  - Но он мой друг! - бизнесмен нахмурился, неспешно вновь садясь на кровати, - И он поможет мне, Ричард, он пообещал!..
  - А потом потребует в ответ то, что ты не сможешь исполнить! - рявкнул Ричард и, гневно выдохнув, сунул руки в карманы, - Черт тебя дери, Доминик! Я ведь просил тебя не иметь никаких дел с криминальными структурами, неужели это так сложно исполнить?! У меня итак проблем выше крыши с нападением на тебя, так теперь мне еще разгребать то, что заварит Еж по твоей просьбе?! Ты что, не знаешь его? Для него главный способ добычи информации - пытки, а потом, чтобы замести следы - нож в сердце или пуля в голову! А мы, зная, кто виновен в очередном убийстве, или ограблении, или похищении не можем ничего сделать! Дьявол... Как ты вообще сумел связаться с ним, сидя здесь?
  Мужчина легко пожал плечами. С его точки зрения, об ответе брат мог бы догадаться и сам.
  - Попросил Дерека его найти.
  - Ради Бога, Ник!! - полицейский воздел руки и потряс ими, - Ты еще и парня подставил под удар? Человека, который спас тебе жизнь, который...
  - Да, который рискнул своей жизнью ради меня и все-таки нашел Карла! - Доминик, утомленный бесконечными претензиями в свой адрес, немного повысил голос, - И хватит орать, не на стадионе, в конце концов! Сейчас вызову медсестру и попрошу, чтобы тебя выставили - ты нарушаешь мой покой.
  Дик, захлебнувшись собственным негодованием, умолк, лишь ошарашенно хлопая глазами. Затем медленно, очень красноречиво выдохнул через нос и, не желая дальше развивать дискуссию, уверенно направился к выходу, но возле дверей замер, не покидая палату.
  - Попомни мои слова, Ник, - негромко проговорил он, - С Карлом Ежом ты еще хлебнешь проблем. И, пожалуй, не меньше, чем с Альфой.
  
  ***
  Карл сидел на стуле и, сцепив руки в замок, сумрачно смотрел на открытый ноутбук. Там, открытое в небольшом окошке, висело довольно четкое изображение карцера, где не так давно довелось побывать Дереку, и где сейчас находился другой человек.
  Карл смотрел и не мог понять, что происходит. Карцер ломал многих, очень многих людей, молодой друг Доминика, пробыв в нем всего сутки, едва не сошел с ума, а этот парень, кажущийся ненамного старше официанта, выглядел совершенно спокойным.
  Вчера, когда он, брошенный по приказу Ежа в эту каменную, тесную комнату без окон, вместо того, чтобы испугаться, равнодушно присел на полку, прибитую к стене, Карл подумал, что парень просто бравирует, стремясь не показать страха.
  Все было проделано в точности - фраза о крысах, которые развяжут ему язык, та самая фраза, после которой Дерек чуть Богу душу не отдал от ужаса, надетый на голову мешок, связанные руки... Они всегда действовали по одной схеме и до сих пор она их еще не подводила.
  А вот теперь, судя по всему, подвела.
  Карл сидел и, пасмурно размышляя о полном провале операции, смотрел, как пленник, успевший в темноте стащить футболку и, свернув, подсунуть ее себе под голову, спокойно и мирно спит на жесткой полке, расположившись на ней, словно на мягком диване. Страха в нем не было, похоже, ни на йоту, молодой человек хранил полнейшее хладнокровие, и в сводящей с ума темнице чувствовал себя, как дома.
  - Он псих, шеф... - стоящий в дверях тюремщик, только что пожаловавший с докладом, кажущийся совершенно обескураженным, немного развел руки в стороны, - Натуральный кретин, ну, знаете... медицинские такие бывают... В карцере на второй день все ломаются, все кричать начинают, а этому хоть бы хны!
  - Быть может, это просто бравада... - Еж, сейчас вполне настроенный на обсуждение странного поведения пленника, позволяющий даже другим высказывать мнение на этот счет, едва заметно дернул плечом, - Быть может, когда ты приведешь его, он расколется. Мы должны его расколоть! - он бросил на собеседника строгий взгляд, - Я должен знать, он ли ранил Конте и, если это так, то каковы были его цели, кто его подослал! Не верю, чтобы действовал по собственной воле...
  - Ну, вы же говорили, это он там... охранника приговорил, отвлек и его место занял? - тюремщик неловко пожал плечами, - Значит, он...
  - Мы еще ничего точно не знаем, - Карл поднял взгляд, хмуря брови, - Возможно, он, а может быть, и нет, но... Его поведение нетипично для поведения невиновного человека. Скорее наоборот, - он знает, что виноват, но гордится этим и не страшится решительно ничего. Первый раз встречаю такого человека! - он помолчал несколько мгновений и, вновь бросив взгляд на экран, неожиданно чуть-чуть приподнял уголок губ, - И знаешь, что еще я думаю? - ответа не последовало, и босс продолжил, - Я думаю, что у меня есть возможность убедиться наверняка. Надеюсь, все это записано?
  - Конечно, босс, - собеседник его недоуменно заморгал, глядя, как шеф добывает телефон, - Все постоянно записывается, обновляется, программу никто не трогал, все без сбоев!
  - Заткнись, - беззлобно бросил Еж, вынимая из мобильного карту памяти, - Твоя болтовня меня отвлекает.
  ...По прошествии получаса мужчина, облаченный в дорогой, легкий плащ темного цвета, с элегантной шляпой на голове и руками, затянутыми в кожаные перчатки, уже шел прогулочным шагом по улице вдоль хорошо знакомого дома. Здесь, в этом не слишком роскошном здании, проживал человек, с которым он познакомился совсем недавно, парень, который, должно быть, по-прежнему хранил в душе обиду на него, а может быть, и приправлял ее страхом. Здесь жил Дерек, официант из ресторана 'Синий глаз', где сам Карл Хеджхог иногда обедал, хотя и не полагал никогда это заведение слишком приятным.
  Он шел, погруженный в собственные раздумья, шел исключительно с целью немного проветриться и привести в порядок мысли, пребывающие в некотором сумбуре.
  Ему требовалась помощь Дерека, юноша должен был опознать пленника в карцере, сказать, тот ли это человек, что сидел на посту охраны в памятный день. Ему требовалось поговорить с Домиником, дабы сообщить ему, что один из возможных участников его проблем уже не опасен - выпускать парня просто так Еж не собирался. Он надеялся выяснить что-нибудь новое, обнаружить еще какие-нибудь зацепки, но пока не слишком хорошо понимал, как можно это сделать. Единственным вариантом было побеседовать, поговорить по душам с человеком, ставившим Доминику замок на дверь, и узнать, каким образом дверь была открыта.
  В то, что Конте сам забыл запереть ее, Карл не верил - слишком уж хорошо он знал старого друга, чтобы его можно было убедить в столь вопиющей безалаберности последнего.
  Он остановился и, глубоко вдохнув свежий прохладный воздух, окинул долгим взглядом небо над головой.
  Какой прекрасный день... Солнце светит ярко, свежо; облака, плывущие средь синевы ничуть не застят его, только бросают изредка небольшую тень на озаренную светилом землю. Воздух чистый, прозрачный, хрустальный, почти звенит вокруг; птицы весело поют свои песни, и сердце радуется при виде всей это красоты.
  Неужели парню в карцере не хочется выйти на волю?
  Мужчина сжал губы и покачал головой. Неужели ему нравится сидеть там, взаперти, ожидая неизвестно чего? Неужели он действительно не испытывает ни капли страха?..
  А если так, то как поступить с ним? Пытать, мучить? Бить? Резать ножом, пока не сознается в своих преступлениях? Но если его не может сломить клетка, ломавшая многих до него, то помогут ли пытки?
  Карл вздохнул еще раз, на сей раз тяжело. К тому же, под пытками человек не обязательно говорит правду, он может и солгать, лишь бы прекратить мучения... Не зря же он всегда был большим сторонником психологического давления, не зря достиг в этом определенных высот! Его боятся, его считают и называют страшным, а между тем, сам он убивает не так уж и часто, он предпочитает ломать жертву психически, воздействует на нее морально, он чаще живописует ужасы, предстоящие несчастному, нежели приводит угрозы в исполнение.
  Физического насилия Еж не любил. Необходимость в нем, порою возникающая на его пути, гнела, и обязанность исполнить ее он, как правило, сваливал на своих подчиненных.
  Это, правда, не умаляло того факта, что количество жертв, приписываемых лично ему и погибших или покалеченных руками его подчиненных, уже давно перевалило за несколько десятков; не уменьшало страха перед ним, даже, пожалуй, увеличивало его.
  Карлу нельзя было солгать: ложь он чувствовал за версту, понимал ее мгновенно и карал за это жестоко. Угроза вырвать язык, брошенная им в адрес излишне болтливого тюремщика, не была лишена оснований - всем было известно, что по слову Ежа его клевреты выполнят еще и не такое.
  Но этот человек его не боялся.
  Мужчина шагнул, было, вперед, но вновь остановился, закусывая губу. Он сознавал свое влияние и свою опасность, он знал, что люди, особенно те, что завязаны с криминальными делишками, трепещут перед ним. Однако, этот парень - а в том, что он имеет самое непосредственное отношение к преступлениям против Доминика, Еж был уверен процентов на девяносто! - совершенно не опасался его, похоже, даже насмехался над опасностью, ему грозящей.
  Так кто же этот парень?
  Мужчина задумчиво посмотрел на собственные, затянутые в перчатки руки. Не будь он Карлом Ежом, не будь он человеком, которого бояться и всегда боялись даже самые отъявленные отморозки, он бы подумал, что попавший в его карцер молодчик еще опаснее, чем он сам. Он явно уверен в себе, убежден в собственной безнаказанности, в собственной силе, ему неведом страх, - он как сам Карл, только страшнее, потому что, судя по всему, не чурается мокрой работы!
  Он еще раз вздохнул и раздраженно махнул рукой. Ладно, к черту. Нужно найти мальчишку официанта и еще раз поговорить с ним - пусть скажет, этот ли человек сидел в тот день на посту охраны. Если подтвердит, то будет, чем надавить на подонка...
  Взгляд его скользнул вперед, ближе к дому Дерека, вдоль тротуара... и неожиданно остановился, споткнувшись о знакомую фигуру.
  Карл прищурился. Так-так... Похоже, Дереком-то интересуется сегодня не только он. Девушка, мирно завязывающая шнурок у бордюра, вне всякого сомнения, здесь оказалась тоже из-за него. А официантик-то становится популярен!
  Мужчина усмехнулся и, не медля более, решительно зашагал к старой знакомой, растягивая губы в подобии приветливой улыбки.
  - Джилл Ред, - голос его был спокоен; он не спрашивал - он констатировал факт. Девушка удивленно подняла голову и расплылась в столь же приветливой улыбке, как и он.
  - Карл Еж... Довольно неожиданная встреча.
  - Неужели? - Карл немного приподнял подбородок, смеряя собеседницу долгим взглядом, - Скажи мне, с каких пор Красный Билл интересуется людьми низшего сорта?
  Джилл выпрямилась, как натянутая струна и в свой черед вздернула подбородок.
  - Не понимаю, о чем идет речь.
  - Да брось, - мужчина слегка склонил голову набок, - Ты ведь здесь не просто так гуляешь, Джилл. Дочь Красного Билла никогда не забрела бы в столь не презентабельный район по своей воле... Полагаю, ты следишь за одним из жильцов этого дома, - он указал взглядом на здание, рядом с которым они находились, - И полагаю, что этот жилец плотно связан с Домиником Конте.
  - К тебе это в любом случае не имеет никакого отношения, - девушка нахмурилась, как бы невзначай запуская руку в карман легкой курточки. Еж, заметив это, немного сузил глаза.
  - Если ты убьешь меня, особенно, если убьешь здесь и сейчас, боюсь, мои люди очень расстроятся, - он говорил абсолютно спокойно, без капли страха, а на губах его цвела все та же приветливая улыбка, - Поэтому убери руку с курка и давай поговорим спокойно. Все, что касается Доминика, касается и меня, поэтому слежка за его лучшим другом меня, разумеется, удивляет. Чем так ценен Тедерик Янг?
  Джилл на мгновение замялась, затем неспешно вытащила руку из кармана. Курок лежащего в нем пистолета остался нетронут.
  - Ничем, - говорить она старалась так же спокойно, как и собеседник, но в голосе ее иногда проскальзывали звенящие нотки, - Мы не хотим, чтобы он излишне рьяно расследовал покушение на Ника, только и всего.
  - Только и всего... - улыбка Карла обратилась жестокой ухмылкой, - Я слышал отчет врачей о состоянии Доминика. Говорят, помимо ножевых ранений, он получил и одно пулевое... Значит, ты вновь взялась за старое?
  - У нас была цель! - девушка едва ли не топнула, гневно раздувая ноздри, - Когда я стреляла, он уже шатался как пьяный, он уже был ранен, но кем - я не видела! Нас не интересует, кому еще Конте перешел дорогу, нам нужна была только кровь... - сообразив, что сболтнула лишнего, она укусила себя за губу.
  Еж расплылся в довольной, широкой улыбке. Врать ему люди не могли, и он знал это - взгляд его, по свидетельствам, был подобен взгляду удава, и если человек обладал волей более слабой (а как правило, именно так и случалось), он рассказывал ему все сам, без особенного давления со стороны собеседника.
  - Значит, твоему глубокоуважаемому папаше нужна была кровь Доминика... - он задумчиво облизнул губы, - Любопытно, для каких же целей?
  - Это не твое дело, - девушка нахмурилась и, резко выдохнув через нос, сделала шаг назад, - Спокойные разговоры закончены, Карл. Если ты на стороне Доминика, значит, ты против нас, и в следующий раз, клянусь, я выстрелю...
  - Меня никогда не пугали угрозы Красного Билли, сколько бы он не пытался меня запугать, - Еж равнодушно отмахнулся от своей вспыльчивой собеседницы, - Я узнал от тебя достаточно, Джилл... Конте. Жаль лишь, что известить об этом твоего мужа я не могу.
  Собеседница его, совершенно негодующая, схватилась, было, за карман куртки, но, быстро передумав, опустила руку.
  - Подонок! - выдохнула она и, очень красноречиво кладя конец мирной беседе, развернулась на каблуках, решительно направляясь прочь.
  Карл проводил ее долгим, задумчивым взглядом. Он знал, что к этому дому девчонка больше не приблизится, опасаясь вновь наткнуться на него, и был вполне доволен тем, что сумел дать понять ее отцу - Доминик Конте под защитой. Однако, опасности, нависшей над головой его старого друга это ничуть не уменьшало, а это значило, что теперь следует держаться еще больше настороже. Пожалуй, Доминик был прав, говоря, что жребий брошен. Игра, развернувшаяся вокруг него, была серьезной.
  
  ***
  С Дереком он столкнулся в коридоре больницы, недалеко от палаты Доминика. Молодой человек, как раз покидающий только что навещенного друга, увидев приближающегося мужчину и мгновенно узнав его, испуганно втянул голову в плечи и сделал неловкую попытку или проскользнуть мимо, или, на худой конец, слиться со стеной.
  Карл остановил его, легко перехватив за руку выше локтя и, очаровательно улыбнувшись, ненавязчиво оттянул немного в сторону.
  - Ты от Доминика?
  Дерек сглотнул и с видимым трудом кивнул.
  - Д-да... сэр...
  - Не бойся, - Еж вздохнул и, выпустив руку собеседника, немного развел собственные в стороны, - Никаких претензий к тебе я не имею, даже наоборот. Просто немного удивлен тем, что ты находишься здесь, в больнице, пока за твоим домом ведется слежка...
  - Ведется слежка?.. - парень, совершенно ничего не понимая, нахмурился, - В смысле?.. То есть... как? Кому надо за мной следить?
  - А вот об этом я бы хотел побеседовать в присутствии Доминика, - Карл быстро улыбнулся и, панибратски обняв собеседника за плечи, повернул его в обратном направлении, - Вперед. То, что я скажу, будет интересно и тебе.
  Дерек сглотнул еще раз. Возвращение в палату Доминика страшным не казалось совершенно и, возможно, даже несколько обнадеживало - наверное, в присутствии оного, Еж не будет его убивать, однако близость человека, столь сильно его напугавшего, и так пугающего сейчас, очень напрягала.
  Шел парень, как сомнамбула, автоматически переставляя ноги и изо всех сил стараясь абстрагироваться от крепкой руки, сжимающей его плечи. Бросая иногда взгляды искоса на лицо шагающего рядом мужчины, он замечал, что Карл серьезен и все сильнее, и сильнее падал духом.
  Дверь палаты мужчина распахнул довольно резко, Дерека туда почти впихнул, и парень, на свой страх и риск вывернувшись из его хватки, поспешил приблизиться к кровати, на которой полулежал Доминик. Рядом с ним он чувствовал себя как-то спокойнее.
  - Карл? - Конте, хмурясь, медленно перевел взгляд с одного своего, кажущегося вполне испуганным, друга, на другого, выглядящего серьезным и несколько насторожился, - Что происходит?
  - Все в порядке, - Еж притворил за собой дверь и, остановившись возле нее, негромко вздохнул, - Хотел поговорить с тобой, и рад, что застал здесь и Тедерика. К нему у меня отдельный вопрос...
  - Так, - Ник сел более прямо и, сцепив руки в замок, вгляделся в старого приятеля внимательнее, - Я думал, твои вопросы к Дереку уже закончились, хотя бы потому, что на большую их часть исчерпывающий ответ дал я сам.
  - На этот вопрос ответить, увы, сможет лишь... - звонок телефона прервал его, и Карл, тихо чертыхнувшись, полез за пазуху, извлекая мобильный на свет божий. Доминик и Дерек переглянулись; официант пожал плечами. Какие вопросы может желать задать ему Еж снова, он даже не представлял.
  - Я слушаю, - голос отвечающего по мобильному мужчины прервал размышления и страхи парня, заставляя невольно прислушаться, - Что?! ... Как?.. Когда?? ... Кретины! - Карл сбросил вызов и, гневно выдохнув, сунул телефон обратно за пазуху. Настроение его ощутимо испортилось.
  - Не успел я рассказать об одном, как ситуация осложнилась, - он мрачно улыбнулся и, сунув руки в карманы плаща, прошелся по палате. На сей раз белый халат мужчина забыл надеть, да и попросту не успел, и расхаживал по требующему стерильности помещению мало того, что в верхней одежде, так еще и не снимая шляпы.
  - Итак, мы схватили парня, - помедлив, вновь заговорил он, - Того самого парня, что сидел на посту охраны в день нападения на тебя, того самого, что отвлек охранника, позвонив ему по телефону и солгав о каких-то проблемах с его сыном. Именно это было моим первым вопросом к тебе, Тедерик, - я хотел, чтобы ты подтвердил личность этого человека. Но только что мои олухи сообщили мне, что парню удалось удрать... Каким-то образом он вырубил тюремщика, а потом еще и проскользнул мимо охраны. Мало того, почти перед самым побегом он ухитрился сломать камеру, при помощи которой мы постоянно наблюдаем за заключенными. Чертов дьявол! - Карл скрипнул зубами и, остановившись возле кровати Доминика, гневно выдохнул через нос, вновь добывая телефон, - Ладно, опознать его все равно не помешает... сейчас... - он быстро заводил пальцем по экрану, выбирая нужные параметры, - Вот, смотри.
  Телефон мужчина сунул Дереку практически под нос, и тот, рефлекторно отшатнувшись поначалу, немного прищурился, вглядываясь.
  Его вниманию предлагалась видеозапись, сделанная, очевидно, той самой камерой, о которой сейчас упоминал Еж. Карцер Дерек узнал сразу же, и невольно передернулся, ощущая озноб вдоль позвоночника, но уже в следующее мгновение изумленно приоткрыл рот.
  На экране телефона, предоставляемая его вниманию, разыгрывалась знакомая до боли сцена - какого-то парня с мешком на голове впихивали внутрь, предварительно развязав руки. Было видно, как он садится, спокойно, не торопясь, снимает с головы мешок и, равнодушно глянув на дверь, легко поднимается на ноги. Затем проходит к полке, приколоченной к стене и хладнокровно присаживается на нее.
  Лицо его, кажущееся абсолютно расслабленным, в этот момент попало в полосу света, падающего из отверстия в потолке, и Дерек уверенно кивнул.
  - Это он, - он поднял взгляд, медленно отводя его от странной видеозаписи, - И мне смутно мерещится, будто не так давно я видел кого-то похожего здесь, в больнице. Но я не понимаю... он как будто и не боится совсем?
  - В этом-то и дело, - Карл поморщился и, продолжая держать телефон в вытянутой руке, повернул его так, чтобы видео было доступно и взгляду Доминика, - Карцер ломал многих, ты был не первым, Тедерик, и не последним... Но этот парень повел себя совершенно не так, как мы ожидали. Поверь, все было исполнено в точности - я сказал при нем о крысах, чтобы запугать посильнее, его волокли по бесчисленным дорогам и коридорам... Но ему все равно! - он покачал головой, - Смотрите дальше - он сейчас спокойно ляжет спать.
  На видео и в самом деле постепенно темнело. Парень спокойно сидел на полке, покачивая ногой, уверенный в себе, хладнокровный и совершенно не испуганный. Солнце садилось, сумрак заливал его камеру, и пленник, по-видимому, решил, что пора спать. Он поднялся на ноги, легким движением стянул через голову футболку, потянулся и, свернув ее, положил на один края полки. Затем без церемоний улегся, кладя голову на свернутую футболку и закрыл глаза.
  Дерек склонил голову набок, щурясь сильнее. Одна маленькая деталь бросилась ему в глаза, однако, парень не был уверен ни в том, что видел, ни в том, важно ли это.
  - Я не пойму, у него шрам, что ли? - он вопросительно перевел взгляд на Ежа. Мужчина, замерев на мгновение, нахмурился и, поднеся мобильный к собственным глазам, всмотрелся в темнеющее изображение.
  - Где?
  - Когда он раздевался, мне показалось у него на плече что-то... вроде шрам, но я не уверен, - официант пожал плечами, - От ключицы по плечу прямо идет...
  - От ключицы по плечу... - медленно повторил Карл и, внезапно шагнув к парню, встал так, чтобы и показывать видео ему и видеть его лично, - Покажи мне!
  Тедерик пожал плечами еще раз и, осторожно касаясь указательным пальцем экрана дорогого телефона, немного отмотал видео назад. Выждал несколько секунд и, поймав нужный момент, указал пальцем на плечо пленника, одновременно случайно ставя видео на паузу.
  - Вот.
  Карл вгляделся раз, другой... затем недоверчиво покачал головой и неожиданно закрыл лицо рукой, едва ли не сбивая с собственной головы шляпу.
  - Не могу поверить... - с губ его сорвался сдавленный смешок и, убрав руку от лица, мужчина со странным выражением безнадежного веселья уставился на растерянного Доминика, - Ник... эти идиоты упустили Дьявола из Рейкьявика! В наших руках был сам Ди-Ре!
  
  ***
  - Кто такой Ди-Ре?.. - Дерек, недоуменно переведя взгляд с Доминика на Карла, покачал головой, хмурясь, - Еще какой-то... тип из криминальных кругов?
  Карл мрачно усмехнулся, словно бы через силу.
  - Опасный среди опасных... - голос его зазвучал глухо, - Безжалостный среди безжалостных... Тот, кого бояться те, кого бояться все остальные. Я сам опасаюсь его, я никогда не хотел связываться с ним, а теперь... - он сжал губы и тяжело вздохнул, - Теперь я даже не могу винить своих ребят, что упустили его - Ди-Ре не удержит никакая клетка, никакая темница. Мне следует радоваться, что он просто ушел, никого из них не убив...
  - Неужели он еще опаснее, чем вы? - официант, сглотнув, как-то рефлекторно отступил. До сих пор ему казалось, что опаснее Карла Ежа людей просто не бывает.
  Доминик, сумрачно внимающий их разговору, слегка махнул рукой.
  - Ходят слухи, что перешедших дорогу Ди-Ре находят по частям. К каждой части прилагается записка - указание, кому принадлежит рука или нога... - он поморщился, - Меня тошнить начинает, когда я думаю об этом. Поверь, Дерек, Дьяволом из Рейкьявика этот человек был прозван не просто так.
  - Известно о нем очень мало, - продолжил Карл, - Ни имени, ни внешности, все знают только прозвище - Ди-Ре, да то, что родом этот дьявол из Рейкьявика. А не так давно прошла информация - и сейчас я думаю, что допустил ее утечку он сам, - о том, что у него имеется отметина: рваный шрам на левом плече, от ключицы по плечевому суставу... - заметив вопрос в глазах юного слушателя, мужчина усмехнулся, - Почему я полагаю, что информацию пустил он сам? Да потому, что слишком уж демонстративно он снял футболку в карцере, слишком явно показал шрам в камеру! Он хотел дать понять нам, мне, с кем я связался, кому перешел дорогу... Кому помешал, - Карл тяжело вздохнул, немного меняя тему, - Если в день нападения на тебя этот маньяк находился рядом, Ник, можешь не сомневаться - ножом тебя бил именно он. Ему свойственна такая жестокость...
  - А я-то грешил на Диктора, - Конте вздохнул и как-то невзначай провел ладонью по своему горлу, - Хотя Ричард говорит, что он действует наверняка...
  - Да, Диктор бы просто перерезал тебе горло, - Еж кивнул и, подойдя к окну, хмуро принялся смотреть в него, - А вот Ди-Ре... Плохо, что он сбежал. Теперь против тебя сразу трое, Доминик - Дьявол из Рейкьявика, Альфа и Красный Билл. Поздравляю. Ты стал чертовски популярен.
  - Странный смысл вкладывает Карл Еж в понятие 'популярность', - неожиданно раздавшийся от двери палаты знакомый голос заставил и самого криминального авторитета, и двух других присутствующих здесь людей, обратить взгляды туда.
  Ричард Конте, застывший в дверном проеме скрестив руки на груди, мрачно созерцал собравшуюся компанию и, безусловно, не испытывал ни малейшей радости от ее лицезрения.
  Доминик устало вздохнул и, закатив глаза, упал на подушку, демонстративно созерцая потолок. Претензии в свой адрес он чувствовал, угадывал всем своим существом и, конечно, принимать их желанием не горел. Брат его, впрочем, был другого мнения.
  - Мне казалось, я просил тебя не общаться с этим человеком, - он зашел в палату, прикрывая за собой дверь и, хмурясь, красноречиво указал взглядом на хладнокровного Ежа, - Мало тебе проблем с Красным Биллом, мало того, что на тебя напали, что ты снова в больнице...
  - Я не отношусь к проблемам, капитан Ричард, - Карл тонко улыбнулся, приподнимая подбородок, - Даже наоборот - прилагаю все усилия, чтобы помочь вашему брату разобраться с ними.
  - Если бы я мог, я бы арестовал вас прямо здесь и сейчас, - Конте-младший ядовито улыбнулся в ответ, - Жаль, я, как обычно, скован условностями... Вы умеете заметать следы, господин Еж.
  - Почту за комплимент, - мужчина легко коснулся кончиками пальцев шляпы, одновременно склоняя голову в благодарном поклоне, - Но, раз уж мы все здесь, как я полагаю, собрались с одной целью и по одному поводу... Быть может, бравый капитан сообщит нам, что ему известно?
  - Для начала бравый капитан хотел бы узнать, откуда вам известно о его повышении, - Ричард, действительно недавно получивший новое звание, окинул собеседника пасмурным взглядом и внезапно сменил тон на несколько более агрессивный, - У тебя что, свои люди в полиции имеются?
  - Это мое личное дело, - улыбка Карла стала чрезвычайно очаровательной, - Ну, что ж... Раз ты не торопишься сообщать нам информацию, рискну просто выразить свое мнение. Ник...
  Доминик, почти заслушавшийся беседой двух своих помощников, бывших одновременно противниками друг другу, вздрогнул и, приподнявшись на локтях, устремил вопросительный взгляд на Ежа. Тот был серьезен.
  - Я сказал тебе все, что мне было известно. И в свете всего этого думаю, что тебе следовало бы покинуть больницу, пока до тебя не добрались и здесь. Мне не нравится, как ты ведешь себя, - он нахмурился, окидывая мужчину долгим взглядом, - Какой-то тихий...
  - Ты не знаешь моего брата, чтобы делать такие заявления! - капитан полиции, вновь мгновенно вступая в разговор, упрямо сжал губы, - Он не покинет больницу до полного своего выздоровления, так что прекрати...
  - Ричард! - Карл сдвинул брови, - Твоего брата здесь лишают воли, сводят с ума! Ты не заметил, как он испугался, когда я назвал тебя капитаном? Взгляни - он до сих пор бледен!
  Дерек, в разговоре участия предпочитающий не принимать, тихонько вздохнул и немного ссутулился на стуле. Еж был прав - страх, промелькнувший в глазах Доминика в миг, когда прозвучало новое звание его брата, парень тоже успел заметить и искренне удивился этому: все-таки, узнав о повышении родственника, мужчина скорее должен бы был обрадоваться. На ум пришло воспоминание о его словах, о рассказе о преступлении Альфы, и о странных видениях, о которых Ник упоминал в основном мельком, но все-таки говорил...
  Ричард и Карл продолжали самозабвенно спорить; Конте не желал сдавать своих позиций, в любом случае не соглашаясь со словами преступника, даже если те и были вполне справедливы. Горячо обсуждаемый Доминик полулежал на кровати, мрачно глядя куда-то в сторону и в препирательствах участия не принимал. Дерек, не знающий, сколько еще оба их помощника будут спорить, некоторое время молча терпел разрастающуюся жаркую дискуссию, но, наконец, не выдержал.
  - Послушайте, если вы не можете принять решение, давайте проголосуем, - он решительно поднялся на ноги, окидывая удивленно примолкших спорщиков долгим и очень красноречивым взглядом, - Давайте, в конце концов, спросим самого Ника, хочет ли он покинуть больницу! Мне тоже кажется, что с ним что-то не так, обычно он... - сообразив, что говорить о находящемся в помещении человеке так, будто его здесь нет, неприлично, парень поспешил исправиться, - Обычно ты не такой молчаливый, да и слово 'капитан' на тебя безусловно плохо повлияло... Ник, - он на миг сжал губы, мысленно формулируя вопрос, - Скажи... ты опять его видел?
  Доминик тяжело вздохнул. Призрак капитана, обвиняющий его в своей смерти, являлся ему практически каждую ночь, стал его постоянным гостем и лгать, что не встречал его, он не мог. Призрак каждый раз становился все более и более реальным, материальным, казался все более пугающим и всякий раз, встречая очередную ночь, Ник опасался не пережить ее. Капитан угрожал местью, капитан обещал, что ему еще аукнется это убийство, и Конте уже не мог с ним спорить. С каждой ночью он все больше и больше уверялся в собственной вине.
  - Я вижу его каждую ночь, - голос мужчины зазвучал хрипло, - Он приходит... каждый раз все более и более злой. Он говорит, что отомстит мне, за то, что я убил его.
  - Но ты не убивал! - Ричард, наконец обративший внимание на состояние старшего брата, внимательно всмотрелся в него, - Ник... Я же говорил тебе - вспомни...
  - Подожди, - Карл, остановив потенциального союзника жестом, немного склонил голову набок, - Что случается перед тем, как появляется капитан?
  Доминик неловко пожал плечами. Таких подробностей память его не хранила.
  - Ничего. Вечерний обход, необходимые уколы и таблетки, потом я ложусь спать... И просыпаюсь от его голоса. Кричу... И приходят врачи. Потом успокоительное, и сон до утра - вот и все.
  Карл быстро облизал губы и, очень явственно отметив что-то для себя, продолжил допрос.
  - Чего он хочет от тебя?
  Ник тяжело вздохнул. Вспоминать о своих видениях ему было неприятно.
  - Я не знаю... Он постоянно говорит, что я виноват, он требует, чтобы я сдался, чтобы я прекратил спорить...
  - Прекратил бороться, - мужчина нахмурился, - Сдался и подчинился... Он еще чего-нибудь требовал?
  Доминика передернуло. Еж, задавая последний вопрос, неожиданно попал в самую точку, напомнил ему о вчерашнем, самом жутком кошмаре.
  - Вчера... - мужчина сглотнул, - Ночью... Он сказал, что я лжец, что я сумел обмануть всех и все поверили, будто я невиновен. Сказал, что я заслуживаю наказания... и что я должен наказать себя сам. Сказал, что будет приходить, пока я не...
  - Пока ты не покончишь с собой, - Карл с хлопком соединил затянутые в перчатки руки и кивнул, - Похоже, это следствие не только лекарств, Ник, похоже, кто-то целенаправленно морочит тебе голову. Ричард... - он перевел взгляд на откровенно остолбеневшего капитана, - Доминик - твой брат. Если он не сбежит из больницы до того, как его отсюда выпишут, он может вообще не покинуть ее. Разве что вперед ногами.
  Конте-младший тяжело сглотнул. Терять брата, да еще и только-только удостоверившись в его спасении, ему было страшно, слова Доминика, соединяясь со словами Карла, образовывали какую-то безумную и жуткую историю, финал которой, несомненно, планировался однозначный и ужасный.
  - Его сводят здесь с ума... - Дерек покачал головой, глядя на бизнесмена с искренним сочувствием, - Но как, почему?.. Зачем??
  - Кому-то наш друг как кость в горле, - Еж закусил губу и, покачав головой, вдруг решительно кивнул, - Довольно. Доминика нужно забрать отсюда и это уже не подлежит сомнению. Насколько мне известно, друг мой, ходить ты уже способен...
  Мужчина медленно сел на кровати и, не говоря ни слова, свесил с нее ноги, явно намереваясь продемонстрировать, насколько эти слова справедливы. Карл, усмехнувшись, погрозил ему пальцем.
  - Хорошо, что ты все-таки не полностью изменился - безрассудства тебе по-прежнему не занимать. Что ж... В принципе, уйти из больницы ты можешь в любое время, имеешь право на полном законном основании отказаться от дальнейшего лечения и никто не посмеет возразить тебе. Но что-то мне подсказывает, что безопаснее для тебя будет, если о побеге никто не узнает... Капитан Ричард? - он легонько толкнул абсолютно остолбеневшего брата раненного бизнесмена в плечо, - Вам достанет сил в краткие сроки сменить замок на двери квартиры вашего брата? Все, что от вас требуется - позвонить по телефону, который я вам дам и сказать, что Карл Еж очень просил поставить замок сегодня же. Модификация...
  - Дерек предлагал поставить замок, реагирующий на голос, - Доминик, на которого мысль о том, что вскорости он сумеет выйти из больницы, сбежать от своих жутких видений, подействовала ободряюще, немного подался вперед, окидывая брата и друга взглядом, - Я бы не против, но как настроить его без моего участия, без моего голоса?
  Карл на мгновение призадумался, затем резко махнул рукой.
  - Пусть это будет задачей мастера. А задачей Ричарда будет объяснить, что от него требуется. Итак, друзья мои, не будем терять времени! Капитан, надеюсь, ваша задача вам ясна?
  Конте-младший быстро кивнул, даже не пытаясь спорить. Необходимость вызволить Доминика из больницы становилась острой, и возражать он не хотел.
  Еж кивнул сам и, ободряюще улыбнувшись старому другу, легонько хлопнул его по плечу.
  - Не переживай, старина. Обещаю, не далее, как сегодня ночью ты покинешь это место и больше мы не допустим появления этих странных видений. Поклянись, что дождешься этого... - он сдвинул брови и с нажимом повторил, - Поклянись! Не вздумай наделать каких-нибудь глупостей, Ник, понял?
  - Я не собираюсь кончать с собой, - Доминик мрачно улыбнулся и, вздохнув, мотнул головой, - Торжественно клянусь, что подожду освобождения.
  - Вот и договорились, - Карл, остающийся абсолютно серьезным, кивнул еще раз и, мимолетно сжав его плечо, перевел взгляд на другого из участников их отчаянного плана, - Тедерик, к тебе у меня будет отдельный разговор. Побудьте пока с братом, капитан... Пойдем, - он выразительно указал взглядом на дверь и, выпустив плечо Доминика, сам первым направился к ней. Дерек, без особой радости подчиняясь, последовал за своим странным визави.
  
  ***
  - За тобой следят, Тедерик, - Карл, присевший на кушетку, стоящую в коридоре и практически заставивший юношу сесть рядом с ним, сцепил руки в замок, - Я хотел сказать об этом при Доминике, но... не получилось. Тебе не хотят позволять расследовать покушение на него, не хотят, чтобы ты узнал слишком много. Боюсь, если ты все-таки что-то раскопаешь, они могут перейти к решительным действиям.
  - Они?.. - Дерек тяжело сглотнул, сам нервно сцепляя руки в замок и стискивая их. В глазах его заплескался откровенный ужас - какого рода 'решительные действия' могут быть предприняты неизвестными недоброжелателями, он примерно представлял.
  Еж, внимательно наблюдающий за его реакцией, медленно опустил подбородок. Прямо отвечать на вопрос собеседника он не намеревался, предпочитая слышать ответы сам, но и прерывать беседу на этом коротком известии не хотел.
  - Ты все правильно понял, - отвечал он скорее не на слова, а на ужас в глазах парня, что тот мысленно отметил, - Если ты продолжишь помогать Доминику... тебя могут и убить, мальчик.
  Дерек содрогнулся. Говорил Карл вполне серьезно, да и оснований не доверять ему как будто не было - в данной ситуации этот человек явно мог бы полагаться скорее союзником, нежели врагом, да и запугивать юношу смысла ему не было никакого.
  - И чт... - голос сорвался, и парень закашлялся, не зная, что сказать. Как вести себя, он представлял слабо - в словах Ежа усматривалась одновременно проверка крепости его привязанности к Конте-старшему и, в то же время, предложение все бросить и оставить Доминика на произвол судьбы, предпочтя спасти собственную жизнь. Это ли не было бы наиболее верным выходом? В конце концов, он ведь уже однажды рисковал собой, помогая новому другу, рисковал сильно, угодил в карцер и до конца жизни приобрел непереносимое отвращение к замкнутым пространствам!
  - Решай, Янг, - от Карла его сомнения тайной определенно не оставались, - Решай сейчас. Если ты остаешься с нами, не взирая ни на что, я расскажу тебе еще кое-что, что сумел узнать, а если нет... - он пожал плечами, - На нет и суда нет, как говорят. Ты уйдешь, и мы постараемся о тебе забыть, чтобы не подставлять под удар.
  - А Ник?.. - вопрос сорвался с губ прежде, чем Дерек успел осознать его. Да, он может все бросить, может уйти, сбежать, спасая собственную шкуру, но... но как же Доминик? Человек, к которому он так привязался за последнее время, человек, вызывающий в нем самое искреннее участие? Человек, так безотчетно доверяющий ему, человек, убежденный, что нашел в нем друга, готового не только спасти его жизнь, но и, не раздумывая, рискнуть своей ради него!
  Конечно, он поймет. Он поймет, что Дерек испугался, поймет, что нависшая над ним угроза на сей раз пострашнее, чем пребывание в карцере у Ежа. Да-да, он безусловно поймет. Он поймет, что Дерек не был так уж бесстрашен, убедится, что не взирая на всю привязанность, на всю дружбу, он не был готов пойти на все, рискнуть всем...
  Дерек зажмурился. Мысли в его голове суетились, толкались, перескакивая с одной на другую и сбиваясь с варианта на вариант.
  А в конечном итоге, если умирать не за ради друга, то за ради чего? Если уж на то пошло, то до Доминика таких друзей в его жизни тоже не было - как ни крути, а ради Арчибальда он не пошел бы на такой безумный риск, он бы подумал раз двадцать и, скорее всего, все-таки отказался, а вот Ник...
  Парень тяжело вздохнул. Ну что за мерзавец этот Карл Еж, в самом-то деле?! Он ведь явно уже все просчитал, уже прекрасно знал, как поступит его собеседник и какое он примет решение, знал, иначе не отвел бы его в сторонку для тайной беседы! Он знал...
  - Я не брошу его, - говорил он твердо, уверенно и, хотя где-то за этой твердостью и угадывались дрожащие нотки, чувствовалось, что в словах своих юноша убежден абсолютно.
  Карл тонко улыбнулся, медленно опуская подбородок. Он и в самом деле уже успел просчитать решение Дерека, он не сомневался в этом парне - слишком уж явной была его искренняя приязнь к Доминику Конте. Если Тедерик пошел на то, чтобы отправиться в карцер, если он не предал своего нового друга, не сделал ничего, что могло бы навредить ему и даже не бросил после всего пережитого - он не оставит его и сейчас.
  Карл кивнул и, опустив взгляд на собственные руки, погасил улыбку. Фигуры были расставлены, пора было переходить к объяснению правил игры, чтобы ни одна из этих фигур не оказалась по случайности сброшена с доски.
  - Тогда слушай, - негромко вымолвил он, - Мне придется начать с небольшой предыстории, чтобы у тебя не возникло ненужных вопросов. Я вижу, как ты предан Доминику, понимаю, как сильно ты уже любишь своего нового друга и, должен сказать, если бы все было иначе, я бы не затеял этот разговор. Ты хочешь помочь ему также сильно, как этого хочу я и, предвосхищая твое изумление, отвечу - ради Доминика я готов на все, точно так же, как и ты. Он был моим другом еще в наши институтские годы, он был в моей банде, едва не попал по моей вине в тюрьму, но вытащил меня... Я не оставлю его в беде. Но и причинять ему боль, рассказывая нелицеприятную правду об известных ему людях, мне бы тоже не хотелось. Тедерик, - Карл поднял взгляд, устремляя его на несколько растерянно внимающего ему собеседника, - Я знаю, кто стрелял в него. Ножом бил Ди-Ре, в этом нет сомнений, но был еще выстрел... ты помнишь?
  - Я помню... - Дерек нахмурился, вглядываясь в собеседника. Страха перед ним он почему-то больше не испытывал, даже наоборот, - начинал питать смутное доверие и некоторое расположение, и в словах его не сомневался.
  - Ричард говорил, что бил снайпер, через окно, - он быстро облизал губы, вспоминая подробности ужасного дня, - Мы с ним нашли дырку в стекле - след от пули. Странно, я не подумал тогда, но ведь стекло должно было бы разбиться...
  - Стекла у Ника в квартире пуленепробиваемые, по моему совету, - Карл помрачнел, - Эта дрянь неплохо постаралась, чтобы достичь своей цели... Скажи мне, Тедерик, тебе известно, что брат Доминика женат?
  Смена темы была настолько внезапной и резкой, что официант едва не свалился от неожиданности с кушетки и, хмурясь, обалдело уставился на собеседника.
  - Да, я знаю... но какое это может?..
  - Скоро узнаешь, - Еж быстро улыбнулся, - Пока собирай факты - нам известно, что в Доминика стреляли; нам известно, что его брат женат. Также нам известно, что помимо Дьявола из Рейкьявика и Альфы, чья личность пока остается загадкой даже для меня, на Ника имеет какие-то планы и некто Красный Билл, которому не так давно доставили кровь нашего общего друга. Это тоже факт. Как и то, что настоящее имя Красного Билла - Билл Ред, и то, что он уже довольно немолод и не в состоянии выполнять некоторые 'полевые' задания. Но у Билла имеется дочь - его любимая малышка Джилл, которая уже довольно взрослая девушка и, благодаря выучке своего родителя, очень неплохо лазит по крышам и снимает неугодных отцу людей одним выстрелом...
  Дерек приоткрыл рот. Факты, которые ему было велено собирать, становились все невероятнее и невероятнее, к тому же смутно перекликались с недавным приятным знакомством, и какие сделать выводы парень пока не знал.
  - Джилл и ее отец действуют, как можно догадаться, заодно, - Карл, словно не замечая реакции собеседника, уверенно продолжал, - Его планы - это ее планы, его желания - ее желания. Ему необходимо было отправить Доминика в больницу, ему нужна была его кровь для каких-то своих целей - и Джилл без колебаний отправилась на очередное задание. А теперь самое интересное, Тедерик, - на губах мужчины появилась грустная улыбка, - Ричард Конте женат. Женат на девушке по имени Джилл, чьей девичьей фамилией была 'Ред'. Увы, капитан не знает, с кем его свела судьба, он полагает, что супруга любит его, но... - он вздохнул и, не глядя на совершенно сбитого с толку, остолбеневшего собеседника, покачал головой, - Дик нужен Джилл лишь для того, чтобы подобраться к Доминику. Она стреляла в брата своего мужа, и... она следила за твоим домом, видимо, не подозревая, что ты в больнице. Я видел ее, говорил с ней и...
  - Подождите! - Дерек, наконец, не выдержав, прервал собеседника, недоверчиво хмуря брови, - В тот день... когда по вашему приказу меня усыпили и доставили в отель, мне было очень плохо. Я вышел на улицу, пошатнулся... и какая-то девушка помогла мне присесть, а потом вызвала такси... - он приоткрыл рот и севшим голосом закончил, - Девушка по имени Джилл.
  - Слежка за тобой велась не один день, - Карл скупо улыбнулся и неожиданно хмыкнул, - Она вызвала тебе такси, ты назвал адрес... Держу пари, до этого она понятия не имела, где ты живешь! Ах. Кстати. Тедерик, - мужчина немного склонил голову набок, - Как ты объяснил ей свое состояние?
  Парень поник. Судя по всему, разговор наконец-то коснулся темы, которой ему хотелось бы избежать, затронул вопрос его излишней разговорчивости, сознаваться в которой ему совсем не хотелось.
  Однако, врать новому союзнику ему не хотелось еще больше. По необъяснимым причинам, чувствуя, ощущая это всем своим существом, официант понимал, что сидящему рядом с ним человеку лучше говорить правду, что лжи он не переносит и наказать за нее может куда как сильнее, чем за истину. К тому же... он ведь не называл ничьих имен.
  - Сказал, как есть, - тихо произнес он, - Сказал, что меня похитили, потом чем-то накачали и доставили в отель... Это странно, но она поверила.
  - В этом нет ничего странного, - Карл неожиданно поднялся на ноги, глядя на собеседника сверху вниз, - Полагаю, Джилл знала о твоем похищении куда больше, чем ты сообщил ей, знала и кто тебя похитил и даже, возможно, зачем... Неспроста она оказалась возле 'Луксора', поверь мне, Тедерик, совсем неспроста. Но ты все-таки провинился, - он ухмыльнулся, видя, как сразу занервничал молодой человек, - Болтать с первой встречной о похищении - это... - мужчина сжал губы и красноречиво покачал головой, - Пожалуй, тебя следует наказать. И в качестве наказания ты поможешь мне выяснить как можно больше о причинах нападения на Доминика... но это будет после. А сейчас слушай и запоминай - вернись в палату, к нему, и ни на секунду, слышишь, Тедерик, ни на миг не оставляй Ника одного! Ночью мы с капитаном Конте придем за ним, поможем покинуть больницу и добраться до дома, но до этого времени следи за каждым его движением, шагом или словом. Следи за тем, кто приходит к нему, следи за тем, какие ему делают уколы - за всем, Янг, абсолютно за всем! Потом доложишь. Все понял?
  Дерек сглотнул и, ощущая себя не то телохранителем, не то солдатом перед строгим генералом, поспешно поднялся с кушетки сам, вытягиваясь по струнке и кивая.
  Карл медленно перевел дыхание и, окинув юношу взглядом, слабо усмехнулся.
  - Неправ был Доминик, говоря, что брошен жребий... - задумчиво пробормотал он, - Брошены кости, игра начата и ставки в этой игре устрашающе велики.
  
  ***
  В приоткрытое окно залетал мягкий, по-весеннему теплый ветерок, легко шевеля лежащие на столе бумаги. Солнце, заглядывая в по-домашнему уютный кабинет, солнце вечернее, почти закатное, озаряло его мягким рассеянным светом, сообщая обстановке еще большее умиротворение.
  Мужчина, хозяин этого приятного места, спокойно восседал в большом, глубоком кресле, закинув ноги на изящный столик рядом с ним, и привольно свесив руки с подлокотников. Сегодняшний день оказался на редкость утомительным, исполненным событиями и для поддержания нерушимого спокойствия, всегда бывшего его самой большой силой, ему требовался полноценный отдых. До ночной операции время еще было, Доминик сейчас должен был находиться под опекой своего друга, в преданности которого можно было не сомневаться, и мужчина мог позволить себе несколько часов покоя.
  Жаль только, что и в это время перед ним вставала жестокая необходимость продолжать работу.
  В дверь негромко постучали, и мужчина лениво поднял голову, немного откидывая ее назад, прижимаясь затылком к спинке. Говорить не хотелось, да это было и не нужно - все эти стуки в дверь и якобы полученный, но не услышанный пленником ответ, были лишь частью игры, всегда завершающейся его победой. Почти... всегда.
  Он поморщился, вспоминая свое недавнее шапочное знакомство с Дьяволом из Рейкьявика, ухитрившимся сбежать из карцера и, хмурясь, воззрился на открывающуюся дверь. Неважно. Сегодняшняя беседа, вне всякого сомнения, оправдает его ожидания - в конечном итоге, новый пленник, по свидетельству его помощников, пока вел себя вполне соответственно обычной программе.
  Вошел тюремщик, мрачный, с ясно видимыми следами побоев на лице - след от его провальной стычки с Ди-Ре, завершившейся побегом последнего, и раздраженно толкнул вперед невысокого мужчину лет сорока-пятидесяти на вид.
  Тот, стоящий со связанными впереди руками, испуганный, взъерошенный, торопливо огляделся и, остановив взгляд на абсолютно расслабленном хозяине дома, побледнел.
  Карл едва заметно усмехнулся. Сам он этого человека никогда не видел, однако тот, судя по всему, наслышан о нем был и сейчас прекрасно понимал, к кому угодил в руки.
  - С-с-сэр, я... я н-не п-поним...маю... - он заикался, он трепетал, он изнывал от страха и готов был упасть на колени перед своим грозным собеседником, и это можно было полагать хорошим знаком. Если так боится, значит, расскажет все, что захочет узнать от него собеседник.
  - Скоро поймешь, - Еж, не меняя позы, сделал знак тюремщику. Тот, не скрывая злого удовольствия во взгляде, схватил несчастного пленника за волосы и, откинув его голову назад, сильно ударил в живот, затем откровенно швыряя на пол. Карл прищелкнул языком и неодобрительно покачал головой. Подчиненный его после пережитого поражения, безусловно, был зол, однако, избивать пленника до полусмерти в планы его босса не входило. Пожалуй, придется провести воспитательную беседу, объяснить, что давать волю своим настроениям в присутствии шефа не стоит.
  - Итак, - Карл задумчиво склонил голову, - Ты ставишь замки улучшенной модификации, работаешь с системами, которые срабатывают от магнитной карточки. Это ты ставил замок на дверь квартиры Доминику Конте?
  Несчастный мастер затрясся на полу, даже не пытаясь подняться.
  - Сэ... сэр, я... да, но я... п-полиция уже го-говорила... со мной, я сказал...
  - Полиция говорила, а я еще нет, - мужчина послал пленнику совершенно очаровательную улыбку, - И мне ты расскажешь гораздо больше, чем им, не правда ли?
  Несчастный затрясся, опуская голову. Карл вздохнул и вновь кивнул тюремщику.
  Тот, криво ухмыльнувшись, размял кулаки и, приблизившись, рывком поднял голову мастера за волосы, заставляя его посмотреть на босса.
  - Смотри на шефа, когда он с тобой разговаривает! - прошипел он, и пленник, судорожно сглотнув, нелепо дернул головой, изображая кивок.
  - Но я не понимаю... что я...
  - Полагаю, для тебя не секрет, что мистер Конте сейчас находится в больнице, - Карл сложил пальцы домиком, задумчиво изучая лицо собеседника, - Об этом, благодаря газетам, известно всем. Не секрет для тебя, думаю, и то, что злоумышленник проник к нему в квартиру... Но об этом ты знал еще до того, как прочитал это в газетах. Итак... какое ты имеешь отношение к тому, что Доминик оказался на больничной койке?
  Замковых дел мастер, перепуганный до полусмерти, затрясся так, что едва не вырвался из рук тюремщика, оставляя при этом в его руках изрядный клок волос.
  - Кля... клянусь вам, сэр... господин... я никакого, совсем, правда! Я... я ничего не сделал, мне только... просто... - на глазах его появились слезы, - Я не мог поступить иначе! Они... он... угрожал моей дочери, моей маленькой девочке, я... разве я мог??
  - Что ты сделал? - голос Карла похолодел на несколько градусов. Тюремщик, предчувствуя, что с минуты на минуту шеф может отдать приказ устроить хорошую взбучку, ухмыляясь, сжал свободную руку в кулак.
  Несколько слезинок скатились по щекам испуганного человека. Он не хотел умирать, он безмерно боялся смерти, ему хотелось жить и никогда прежде он так не жалел, что связался с всесильным Домиником Конте... Ну почему, почему богатые всегда решают свои проблемы за счет простых людей?!
  - Ду... дубликат карты... от квартиры мистера Конте... - едва слышно пролепетал он, - Тот человек, он... молодой человек с жестокими глазами... он сказал, если я не сделаю, он... убьет мою дочь у меня на глазах, поймите, господин, я не мог!..
  Карл жестом остановил его, переводя взгляд на хмурого тюремщика. Человек этот был одним из его поверенных, был тем, кому Еж нередко поручал самые сложные задания, и сейчас он, как и его шеф, прекрасно понимал, о ком говорит мастер.
  - Что думаешь? - негромко осведомился мужчина, склоняя голову набок. Тюремщик пожал плечами.
  - Дьявол наведался и к старику, - буркнул он, слегка тряхнув беднягу за волосы, - Жаль, я не придушил его, пока тащил сюда...
  - Обсудим это после, - Карл, продолжая хранить совершенное спокойствие, тонко улыбнулся и легко кивнул на пленника, приказывая, - 'Пралтен'.
  Приказы его всегда исполнялись мгновенно. Подчиненный, не тратя время на кивки или иные согласные действия, легким, давно отработанным и отточенным движением извлек из кармана наполненный шприц и, сорвав зубами колпачок с иглы, вонзил последнюю в плечо пленнику. Несколько секунд - и мастер обмяк, лишаясь сознания.
  Карл глубоко вздохнул.
  - Его можно полагать жертвой, я не злюсь на него. Убери... только, сделай одолжение, выбери менее приметное место, чем 'Луксор', - он чуть сдвинул брови, - Бедняга не привык к такой роскоши, не стоит шокировать его еще сильнее. А когда закончишь... сделай еще кое-что.
  
  ***
  В палате царила тишина. Приглушенный свет успокаивал, свежий воздух из приоткрытого окна навевал какое-то умиротворение, и по временам Дереку, сидящему без дела на стуле, чудилось, что он находится не в больнице, а в санатории.
  Доминик, убаюканный мирной беседой с другом, убежденный в том, что находится под его защитой и опекой, мирно дремал, повернувшись на бок и подложив руку под щеку. Во сне он казался настолько беззащитным, настолько хорошим, что представлялось просто невероятным чье-то желание навредить столь доброму человеку.
  Дерек вздыхал, отстраненно размышляя о словах Карла, пытаясь понять, каким образом ему надлежит помочь в дальнейших поисках негодяя, напавшего на их общего друга, и не находил ответа. По всему выходило, что его возможности в сравнении с возможностями Ежа ничтожно малы, что он не способен узнать и десятой доли того, что может узнать преступник, однако, видимо, Карл придерживался иного мнения.
  Дерек шумно выдохнул и, опасаясь разбудить Ника, прикрыл рот рукой, откидываясь на спинку стула. Сколько всего произошло за последнее время... Страшно даже подумать, сколько ему уже довелось пережить, во что он оказался втянут, всего лишь решив вернуть потерянный телефон! Как говорится - хочешь себе неприятность, сделай человеку одолжение. Сделал одно доброе дело - продолжай в том же духе, не останавливайся, пока не вытащишь несчастного бизнесмена из клоаки, в которую он угодил.
  Вот тебе и 'жребий брошен', ничего не скажешь. Назад дороги у него уже и в самом деле нет, назад можно даже не пытаться вернуться...
  А Арчибальд? Черт возьми, он же за всеми перипетиями напрочь забыл о своем приятеле, забыл, что его следует навещать! Он... он даже по телефону не пытался с ним связаться, персонал о его здоровье не спрашивал!
  А может быть...
  Дерек подозрительно покосился на спящего Доминика. Карл велел не оставлять его в одиночестве, не оставлять ни на секунду, но ведь он спит. Спит спокойно и мирно, да и видения его обычно посещают после вечернего обхода, а до него еще далеко. Если Дерек отойдет на полчасика, просто чтобы узнать, как чувствует себя еще один его друг, беды, наверное, не случится.
  Он осторожно поднялся на ноги. Конте спал, похоже, лишь глубже с каждой минутой, умиротворение из палаты никуда не пропадало, и парень, старательно отгоняя от себя мерзкую мыслишку о собственном предательстве, аккуратно, максимально бесшумно направился к двери.
  Бегать по больнице, прорываться с боем в отделение реанимации он сейчас не намеревался - в планы его входило просто найти какую-нибудь медсестру и расспросить ее.
  Повезло ему, надо заметить, сразу же, потому как отойдя на несколько шагов от плотно прикрытой двери палаты Доминика, молодой человек заметил уже знакомую девушку в белом халатике - Лину, кажется, так она представилась.
  - Лина!.. - он старательно изобразил на лице приветливую и радостную улыбку, и поспешил к удивленно оглянувшейся девушке. Впрочем, стоило ей увидеть приближающегося парня, как на губах ее отразилась столь же радостная и приветливая улыбка, как и у неожиданного собеседника.
  - Здравствуйте! - Дерек, немного запыхавшись не то от волнения, не то от быстрого шага, остановился рядом с ней, - Как же я рад видеть вас!
  - Взаимно, сэр, - девушка слегка склонила голову в приветственном кивке, - Надеюсь, с вашими друзьями все в порядке? Ой... - она неожиданно сообразила, что такой вопрос скорее должен звучать из уст Дерека и смущенно заулыбалась, - Наверное, об этом хотели меня спросить вы, да?
  Парень легко пожал плечами. Собеседница была права, но права лишь отчасти и ставить ее в совсем уж неудобное положение юноше не хотелось.
  - От Доминика я только что вышел сам, и видел, что он чувствует себя очень хорошо, - он негромко вздохнул, - Вот только, знаете... У меня в последнее время совсем не было ни минуты, чтобы проведать Арчибальда Молле, я даже не знаю, в реанимации он еще или...
  - Мистера Молле уже несколько дней как перевели в обычную палату, - вставила Лина, быстро дернув уголком губ, - Он уверенно идет на поправку, посещения разрешены, поэтому не беспокойтесь. К нашей общей радости, замечу, что он пострадал значительно меньше, чем мистер Конте.
  - Да, Доминику досталось здо́рово, - пробормотал Дерек и, неожиданно поймав себя на мысли о том, что называя всесильного мистера Конте просто по имени, он и сам, должно быть, кажется несколько увереннее в глазах девушки, смутился, - Я хочу сказать... Лина, а вы не подскажете мне номер палаты Арчибальда? Доминик пока спит, и я думал навестить другого своего друга... кстати, может быть, вы пока присмотрите за ним?
  Девушка, несколько растерявшись, непонимающе нахмурилась.
  - За мистером... Конте, вы имеете в виду? Конечно, я присмотрю, чтобы все было в порядке, сэр, конечно... А номер палаты мистера Молле пятьсот восемьдесят три, это дальше по коридору, вот за тем поворотом, - она повернулась в пол-оборота, вытягивая руку и указывая на слабо видящийся отсюда поворот в ответвление коридора. Затем вдруг смущенно улыбнулась, вновь переводя взгляд на собеседника.
  - Знаете... мистер Молле спрашивал меня о вас. Когда его перевели из реанимации в наше отделение, он в первый же день спросил, не приходил ли к нему Дерек Янг. Я вашей фамилии не знала, мистер Янг, но почему-то сразу поняла, что речь идет о вас. Думаю, он будет очень рад вам.
  - Спасибо, - 'мистер Янг', совершенно не привыкший к такому обращению, благодарно опустил подбородок и, глубоко вздохнув, попытался подавить чувство вины. Все-таки к Арчибальду ему следовало заглянуть и, если сейчас он выразит некоторое недовольство, будет прав... Хотя, конечно, с другой стороны, пребывание в плену его несколько оправдывает.
  - Спасибо, - повторил он, - Я тогда пойду к нему, а вы, пожалуйста, следите за Домиником. Он чувствует себя неплохо, но иногда у него случаются такие... знаете, всплески.
  Девушка погрустнела.
  - Мне это известно, сэр, - она сжала губы и качнула головой, - Он несколько раз кричал на меня, то требуя открыть окно, то наоборот, желая, чтобы я его закрыла... И, знаете, - она быстро оглянулась по сторонам и немного приблизившись к собеседнику, понизила голос, - Я никому не рассказывала, это было очень странно... Он мне сказал, чтобы я никогда не пускала в палату человека в форме капитана. И ругался, что я все-таки пропустила его... Но, клянусь, мистер Янг, здесь не было военных! Я не могу сказать, что слежу за палатой мистера Конте неусыпно, но человека в форме я бы заметила!
  Дерек закусил губу. Безумие Доминика, судя по всему, дошло уже почти до критического предела и забирать из этих стен его надо было срочно. Как же он не заметил за всеми этими дурацкими поисками и разборками, насколько, на самом деле, плохо его другу? Как Доминик ухитрился скрыть это, он ведь вел себя, как абсолютно нормальный человек!..
  - Не говори об этом никому, - он мягко улыбнулся, осторожно касаясь плеча растерянной девушки, - Хорошо, Лина? Никому! И, знаешь еще что... если Доминик вдруг исчезнет из палаты, постарайся, чтобы об этом узнало как можно меньше народу, ты меня понимаешь?
  Лина несколько секунд внимательно смотрела на собеседника, затем медленно кивнула.
  - Понимаю... - она помолчала еще мгновение и, тоже переходя на более фамильярную форму обращения, нахмурилась, - Ты думаешь, с ним это из-за лекарств?
  - Я думаю, что в стенах больницы происходит нечто довольно странное, - честно отозвался парень, - И мне бы совсем не хотелось, чтобы Доминик и дольше подвергался воздействию этих... странностей. Не знаю, почему, но мне ты кажешься достойной доверия, - он чуть подмигнул собеседнице, - Надеюсь, ты не расскажешь никому, ну, а если... - он тяжело вздохнул и, пожав плечами, безрадостно закончил, - Чему быть, того не миновать. Я пойду...
  Он выпустил плечо совершенно растерянной девушки и, не желая и дольше тянуть время, уверенно направился в сторону указанного поворота.
  - Дерек!
  Он успел пройти всего три шага, когда она вдруг окликнула его. Дерек обернулся, вопросительно приподнимая брови.
  Лина, торопливо шагнув к нему, вновь быстро огляделась по сторонам и неожиданно прошептала:
  - Все уходят еще до одиннадцати, а дежурная медсестра сегодня придет лишь к двенадцати. У вас будет целый час, если хотите... - она сглотнула и, явно пребывая в ужасе от того, что оказывает содействие в похищении больного, добавила, безусловно стремясь оправдать и собственные действия, - Спасти мистера Конте, этот час - лучшее время.
  Дерек, чувствуя, как настроение его стремительно повышается, заулыбался и, подчиняясь порыву, быстро поцеловал мигом зардевшуюся девушку в щеку.
  - Спасибо. Спасибо, Лина, ты с самого начала мне показалась очень хорошей девушкой. Последи за ним, пока я схожу к Арчи.
  Лина, смущенная поведением проявляющего к ней явный интерес молодого человека, сжала губы и решительно кивнула. Судя по всему, быть сообщницей в благородном деле спасения человека ей было уже не столь страшно...
  ...По коридору Дерек шел довольно быстро, старательно обходя всех встречных людей - врачей, медсестер, больных и посетителей, шел, погруженный в собственные мысли, стремящийся только добраться поскорее до Арчибальда, чтобы потом вновь вернуться к Доминику. Он шел и удивлялся сам себе. В первый миг, услышав о случившемся с Молле, он был растерян, испуган, он спешил к нему, летел как на крыльях, торопился увидеть, убедиться в его здоровье... а сейчас для него это превратилось в повинность. В обязанность. Он должен был узнать, как себя чувствует Арчибальд не потому, что того требовала его душа или его сердце, нет, этого требовал долг, в этом была какая-то странная необходимость и его это удивляло. Сейчас он, сбежавший из палаты Доминика под благовидным предлогом, предпочел бы скорее вновь сидеть рядом с ним, но пути назад уже не было. Лина уже, должно быть, сама зашла в палату и внимательно охраняет сон и покой мистера Конте, и если он вернется сейчас, то уже в ее глазах он будет выглядеть, по меньшей мере, странно. Показать себе благородным человеком, спасителем несчастного Конте и плохим другом одновременно ему как-то не хотелось.
  Значит, следовало все-таки навестить Молле, быстро побеседовать с ним, справится о здоровье, а после мирно удалиться к Нику.
  Так, пятьсот восемьдесят третья. Пять восемь три... Пятьсот семьдесят девять, восемьдесят один...
  Дверь нужной палаты оказалась приоткрыта, и голос Арчибальда Дерек услышал еще на подходе к ней. Услышал и, удивленный, даже замер на несколько секунд - столь странно прозвучал этот голос. В нем чувствовалась власть, ощущался приказ, он был знакомым и незнакомым одновременно, он жег, как раскаленный металл и замораживал, как северный ветер. Никогда еще он не слышал, чтобы Арчи, его добрый друг Арчи разговаривал так, никогда! А ведь он произнес всего лишь два слова.
  - Сегодня вечером.
  Дерек глубоко вздохнул и, убеждая себя в том, что дверь, даже приоткрытая, все-таки искажает звучание голоса, да и по палате он, наверное, разносится не так, как при личном общении, толкнул створку, заходя внутрь.
  Арчибальд, полулежащий на кровати, мигом оторвал взгляд от человека, к которому обращался и, глянув на зашедшего парня, заулыбался.
  - Дерек! Наконец-то, где же ты пропадал?
  - Здравствуй, Дерек, - человек, девушка, сидящая на стуле возле кровати больного, медленно поднялась на ноги, выпрямляясь и церемонно кивая. Парень остолбенел. Увидеть здесь, в палате своего друга, он ожидал кого угодно, не удивился бы, встретив здесь Джилл, которая оказалась столь опасной и двуликой особой или, быть может, даже самого Карла Ежа, но это... это был какой-то нонсенс.
  - Зои??? - он пару раз обалдело хлопнул глазами и недоверчиво покрутил головой, - А что ты... вы... здесь забы... делаете?
  - Я пришла навестить мистера Молле, - бухгалтер нахмурилась, явно недовольная таким обращением к ней простого официанта, - Справиться о его здоровье, хотела узнать, когда он выйдет на работу. Кстати, очень хорошо, что встретила и тебя, - она привычным движением приподняла подбородок, продолжая уже совершенно начальственным тоном, - То, что ты отказался выйти вместо метрдотеля, Янг, принесло нашему ресторану дополнительные убытки, и они будут взысканы в этом месяце из твоей зарплаты.
  Дерек опешил и, приоткрыв рот, попытался, было, что-то сказать, но Зои продолжала.
  - С завтрашнего дня и до конца месяца ты будешь работать без выходных, чтобы возместить тот ущерб, что нанес нашему ресторану. И если завтра я не увижу тебя на рабочем месте...
  - Я увольняюсь! - Дерек, чувствуя, что гнев просто переполняет его, просто душит, стиснул кулаки, - Если ты, Зои, увидишь меня завтра, то только для того, чтобы принять мое заявление! Хватит с меня всего этого, к черту тебя и твой ресторан!
  - Дерек, Дерек... - Арчибальд, похоже, впечатленный этой вспышкой значительно больше, чем бухгалтер, умиротворяюще замахал рукой, - Ну, будет тебе, остынь... Все не так страшно, поработаешь...
  - Я сказал, что не буду больше работать на эту спесивую дуру! - парень, которому от ярости буквально кровь ударила в голову, честно попытался успокоиться, но как-то быстро потерпел фиаско, - Довольно с меня, хватит! Черт побери, я ведь пришел, чтобы просто поговорить, справиться о твоем здоровье... Я никак не ожидал встретить тут эту!
  - Вы будете уволены по статье, мистер Янг, - Зои, у которой от злости даже побелели губы, вздернула подбородок, - Вы не смеете позволять таких выражений...
  - Смею! - огрызнулся Дерек, - Я не на работе, у меня законный выходной день, и я пришел в больницу к своему другу! А ты явилась сюда исключительно, чтобы заставить его выпрыгнуть из палаты и броситься зарабатывать тебе деньги! Я имею полное право так говорить с тобой и, клянусь, если ты сейчас же не уйдешь, я тебя выставлю!
  Девушка, прямая и решительная, как натянутая струна, резко шагнула вперед. Рука ее взметнулась и, не успел юноша опомниться, как на щеку его опустилась звонкая пощечина. Он отступил, мгновенно остывая и теряясь, а Зои, рывком развернувшись, быстро застучала каблучками на выход, не произнося ни слова, не прощаясь ни с ним, ни с ошарашенным Арчибальдом.
  Впрочем, когда Дерек перевел взгляд на последнего, он успел заметить, что в глазах того мелькнуло откровенное удовлетворение. Похоже, общество Зои уже успело порядком надоесть Молле и он был рад, что друг наконец избавил его от него.
  - Ну ты выдал... - Арчибальд, помолчав несколько мгновений, ошарашенно покрутил головой и, неожиданно ухмыльнувшись, показал другу большой палец, - Не ожидал, что ты когда-нибудь выскажешь ей все и сразу, честно. Молодец, но насчет увольнения... - он вздохнул и слегка покачал головой, - Может, все-таки не надо было так горячиться? С нее станется и заставить тебя еще отработать, и не доплатить денег, да и по статье...
  - Тогда я попрошу помощи у Доминика, - Дерек недовольно передернул плечами и мстительно улыбнулся, - Поверь, Арчи, она еще не знает, с кем связалась...
  Молле удивленно склонил голову набок.
  - У Доминика? Значит, вы с Конте теперь и в самом деле друзья? - он неожиданно помрачнел, явно начиная о чем-то догадываться, - Это из-за него ты не приходил ко мне все это время, да?
  - Прости, - парень тяжело вздохнул и, приблизившись к стулу, недавно оставленному обозленной Зои, оперся ладонями о его спинку, - Прости, Арчи, у меня в самом деле не было времени. Вокруг Доминика творится что-то такое... Это даже описать трудно, - он недовольно дернул подбородком и поморщился, - Извини, я пришел не рассказывать тебе о своих проблемах. Как ты себя чувствуешь? Что говорят врачи? Выглядишь ты уже гораздо лучше, да и двигаешься, как вижу, вполне уверенно, значит, идешь на поправку?
  - Все будет ясно после вечернего обхода, - Арчибальд ощутимо поскучнел, - Мне обещали, что вечером подойдет врач, осмотрит меня и вынесет вердикт. Но ты прав - чувствую я себе уже куда лучше, может быть, мне скоро даже разрешат вставать! Ноги практически не болят, руками я шевелю очень уверенно, я даже... - он покосился на пустую кровать рядом, ту, на которой должен был бы лежать его сосед, и понизил голос, - Не говори врачам, но я сегодня даже на секунду встал! Правда, сразу лег обратно, голова закружилась, но все-таки!..
  Дерек усмехнулся и, слегка покачав головой, куснул себя за губу. Сходство в поведении двух его друзей было просто поразительно, бросалось в глаза и спорить с ним было почти невозможно - как Доминик начинал вставать втайне от врачей и просил Дерека не говорить им об этом, так и Арчибальд поступал точно так же.
  - Молодец, - искренне произнес он, - Я очень рад, что ты идешь на поправку. Глядишь, скоро и порадуешь эту заразу, выйдешь на работу...
  Арчибальд сморщился, будто увидел лимон.
  - Если ты уволишься, уйду и я, Дерек. Работать с Зои становится просто невозможно... - он тяжело вздохнул и неожиданно вернулся к старой теме, - Так что там за проблемы с Домиником, почему ты не мог прийти?
  Парень задумчиво покусал губы. Рассказывать приятелю обо всех перипетиях, переживаемых им, обо всех ужасах и проблемах, ему решительно не хотелось, да и интерес Арчи к этому всему был ему не до конца понятен. Наверное, после тесного общения с Карлом Ежом у него уже развилась паранойя...
  - Это трудно рассказать, - он дернул плечом, - Не хочу грузить тебя своими неприятностями... Вообще, не думал, что тебя интересует Конте.
  - Меня интересует не Конте, - Молле нахмурился, серьезно глядя на друга, - Меня беспокоишь ты. Если этот мужик попал в какой-то переплет, как это часто бывает с богатыми, я бы не хотел, чтобы ты тоже попал под раздачу, Дерек! Держись подальше от него.
  - Хорошо, - Дерек, совершенно не собирающийся следовать этому доброму совету, легко развел руки в стороны. Интерес Арчибальда был полностью объяснен, паранойя исчезла, но развивать тему дальше он, тем не менее, не хотел.
  - Слушай, а что ты так свирепо говорил Зои про вечер?
  Арчи заморгал, непонимающе глядя на собеседника. Тот неопределенно пошевелил в воздухе пальцами.
  - Ну... я подходил, слышал, как ты рявкнул что-то про сегодняшний вечер... про врачей, что ли?
  - Ааа... - Молле усмехнулся, согласно кивая, - Ну да, она приставала, когда будет известно, через сколько меня выпишут, я и ответил. Спасибо, что прогнал ее, Дерек. Она меня уже порядком утомила.
  
  ***
  В палате Доминика царила все та же умиротворенная и умиротворяющая тишина. Мужчина спокойно дышал во сне, все так же не меняя позы, все такой же расслабленный и мирный, и Дерек, оставивший его на целых сорок минут, почувствовал, как исчезает внутреннее напряжение.
  Вокруг Доминика в последнее время и в самом деле творилось что-то совершенно непонятное, совершенно необъяснимое, и он, оставив друга почти на час без своего надзора, вполне закономерно волновался, как бы с ним чего не случилось за это время.
  Но все было в порядке. Все было тихо, в палате ничего не изменилось, никаких дополнительных странностей не возникло, и Дерек, обнадеженный этим, спокойно уселся на недавно оставленный им стул.
  Потекли минуты. Он сидел, размышляя о чем-то невнятном, трудноопределимом, переваривал скандал с Зои, прикидывал, как завтра пойдет писать заявление на увольнение... Неприятно, конечно, но что делать. А вдруг Ник все-таки выполнит свое обещание и ресторан передаст в его, Дерека, собственность? Тогда с Зои он точно разберется, поставит на место эту стерву! Еще и ее заставит в официантках побегать...
  Парень тяжело вздохнул. Нет, нельзя, нельзя никогда никому желать плохого. Нельзя желать получить что-то, чтобы причинить кому-то вред, иначе тебе самому от этого не будет пользы. Если Доминик подарит ему ресторан... Да какой там ресторан, пусть лучше Конте поскорее поправится! А работу-то он найдет, слава Богу, опыт работы официантом у него есть, так что можно не сомневаться. 'Синий глаз' - не единственный ресторан в городе, а у Зои не такие большие связи, чтобы запретить другим принимать его на работу.
  С кровати послышался зевок. Доминик, открыв глаза, протер их и, сфокусировав взгляд на Дереке, улыбнулся, медленно садясь и со вкусом потягиваясь. Двигался мужчина уже абсолютно свободно, передвигаться тоже был способен довольно уверенно, и Дерек, улыбаясь ему в ответ, вновь подумал, что Нику точно пора бы уже домой. И, раз уж врачи пока не желают выписывать его, придется им действовать своими силами...
  - Привет, - Конте глубоко вздохнул, медленно проводя ладонью по взъерошенным после сна волосам, - Ты уходил куда-то, да? Я смутно слышал, вроде дверь несколько раз хлопала...
  - Я отходил к Арчибальду, - парень смущенно улыбнулся, немного подаваясь вперед и сцепляя руки в замок, - Ты прости, Ник, но он тоже мой друг и я...
  - Не извиняйся, - Доминик махнул рукой, прерывая собеседника, - Я прекрасно понимаю, не надо из-за меня бросать других своих друзей. Я бы не хотел, чтобы ты из-за моих проблем ломал свою жизнь.
  - Да, он-то мне сказал, чтобы я держался от тебя подальше... - Дерек тяжело вздохнул, опуская голову и, мотнув ей, неожиданно даже для себя улыбнулся, - Из-за твоих или нет, но, кажется, я только что уволился с работы. Представь только - в палате у Арчи была Зои!
  - Это та сумасшедшая девица, про которую ты мне рассказывал? - Конте удивленно приподнял брови, - А ей-то что здесь понадобилось? Я думал, она себе сидит на работе, страдает из-за нехватки персонала...
  - Так и есть, - молодой человек задумчиво склонил голову набок, изучая собеседника взглядом. Говорит, как абсолютно нормальный, адекватный человек, ведет себя тоже... Как же так получается, что на деле его здесь уже почти свели с ума?
  - Она заявилась к Арчибальду, чтобы узнать, когда он сможет выйти на работу. Он, понимаешь? Человек, получивший шесть пулевых ранений, человек, который только-только начал подниматься на ноги, и то без ведома врачей! И она пришла спрашивать, когда он выйдет на работу! - он гневно выдохнул, старательно беря себя в руки, - Увидела меня и начала нести какую-то чушь, что якобы из-за меня ресторан потерпел убытки, что она вычтет их из моей зарплаты, а я с завтрашнего дня должен пахать без выходных... Ну, я и сказал, что увольняюсь.
  - И правильно сделал, - Доминик одобрительно кивнул, поудобнее устраиваясь на подушках, - Клянусь, как только закончится вся эта сумасшедшая игра на выживание, не знаю, кто там владелец ресторана, но я куплю его и подарю тебе. А Зои эта пусть улицы идет мести... - он глубоко вздохнул и слегка поморщился. Некоторые из ран, вернее, уже шрамов, все еще причиняли ему небольшой дискомфорт, хотя жить, безусловно, не мешали.
  - Я не желаю ей зла, - чтобы сказать эту простую фразу, Дереку потребовалось приложить недюжинное усилие, - Да и вообще сейчас думать о ней не хочу, мне интересно другое... Ник, - он нахмурился, всматриваясь в собеседника, - Скажи, ты в самом деле просил медсестру не пускать к тебе человека в капитанском мундире?
  Конте ощутимо помрачнел и, очень явственно пытаясь избежать ответа, отвернулся к другой стене. Помолчал, видимо, надеясь, что друг отступится и скажет, что больше ответа от него не ждет и, не дождавшись этого, поморщился.
  - Это она тебе сказала?
  Дерек не стал возражать.
  - Да. Сказала, после того, как упомянула, что ты несколько раз кричал на нее, то требуя открыть окно, то наоборот.
  Доминик снова тяжело вздохнул, сжимая губы. Еще на несколько секунд в палате воцарилось тягостное молчание.
  Наконец, мужчина сдался.
  - Я кричал... не спорю, - он опустил взгляд на собственные руки, - Иногда... после сна, по пробуждении мне кажется, что я задыхаюсь, мне кажется, что я в каком-то тесном-тесном месте... Знаешь, когда ты был в карцере у Карла, клянусь, я чувствовал то же самое! Видел во сне, в кошмаре... Тесное, темное помещение без окон и с железной дверью, - его передернуло, - Когда Карл показывал нам Ди-Ре в карцере, я узнал место. А после того сна, на утро, рявкнул на пришедшую медсестру, потребовал открыть окно...
  - А капитан? - Дерек, которого этот вопрос интересовал намного больше, нахмурился, - Ты просил не пускать никого в палату... Ник, ты что... - он недоверчиво покачал головой, - Ты думаешь, кто-то специально притворяется его призраком, чтобы запугивать тебя?
  - Это невозможно, - Конте грустно улыбнулся и слегка покачал головой, - У меня было такое предположение, не скрою, но это лишено всякого смысла... Даже если бы нашелся полный двойник капитана, он бы не мог так двигаться, так вести себя, даже его близнец был бы другим! А это он, он, мой капитан, его тень, его дух, Дерек, клянусь тебе, это он! - мужчина неожиданно закрыл лицо рукой, тяжело дыша, - Прости, мне трудно вспоминать... Очень неприятно. Он приходит ко мне каждый день, каждый вечер после обхода, и мне кажется, сегодня он успеет появиться вновь. Когда вы планируете забрать меня отсюда?
  - Когда планируют Дик и Карл, я не знаю, - молодой человек глубоко вздохнул, - Было бы неплохо связаться с ними, чтобы договориться... Лина сказала мне, что сегодня с одиннадцати до двенадцати никого из персонала на посту не будет, у нас будет целый час! Только ребята пока не знают об этом, а как с ними связаться, не знаю я - номера телефона ни Карла, ни Ричарда у меня нет.
  - Так... - Доминик постарался собраться с мыслями, - Телефон Ричарда я помню наизусть, могу тебе продиктовать. Номер Карла был у меня в мобильном, наверное, там и остался, но мобильный он забрал, чтобы вычислить Альфу... Вообще, Дик говорил, что собирается подойти после вечернего обхода, полагаю, Карл тоже придет в это время. Это часов девять, может быть, десять... Останется только немного подождать.
  - Хорошо, - парень в раздумье потер друг о друга ладони, - Ладно. Тогда будем ждать.
  ...
  Обход не оставил по себе в душе молодого человека решительно никаких впечатлений. Вечером, около восьми, в палату зашел врач в сопровождении медсестры - незнакомой Дереку девушки, - быстро осмотрел Доминика, проверил, как заживают его раны и, велев сделать пациенту какой-то укол, вышел. Медсестра, задержавшаяся в палате, быстро задрала рукав его больничной пижамы, перетянула жгутом руку и, не обращая внимания на сморщившегося пациента и поспешно отвернувшегося парня, легким, давно отработанным движением, ввела ему в вену какое-то лекарство. После чего деловито закрыла иглу шприца колпачком, сняла с руки мужчины жгут и спокойно удалилась.
  Доминик, вздохнув, покосился на собственную руку. Следов от инъекций на ней было предостаточно, уколы ему делали каждый день по нескольку раз и, говоря начистоту, мужчина уже порядком устал от этого.
  - Скорее бы домой, - пробормотал он, сам опуская рукав пижамы и прижимая руку к себе, - Насточертели эти уколы, тем более, что я даже понятия не имею, что мне вводят. Может, из-за этого... - он еще раз вздохнул и, обреченно махнув рукой, неожиданно зевнул, - Что-то я... устал...
  Дерек нахмурился, подозрительно вглядываясь в зевающего друга. До обхода он казался совершенно бодрым, спать не хотел абсолютно, даже наоборот - рвался в бой, мечтал как можно скорее покинуть больницу и готов был хоть сейчас вскочить и удрать отсюда. Сейчас же, после укола, Доминик казался вялым, часто зевал и невооруженным взглядом было видно, что глаза у него слипаются.
  Парень только покачал головой. Да, об этом они не подумали, не сообразили, что Доминику могут колоть успокоительные, если и вовсе не снотворные... Как они будут его выводить, если он будет спать?
  - Ник, ты... - попытался он что-то сказать, как-то убедить друга бороться со сном, но, увы... Ответом ему была лишь тишина и спокойное дыхание спящего мужчины.
  Дерек закусил губу. Он нервничал, он переживал и совершенно не знал, когда придут Ричард и Карл, чтобы помочь ему хоть как-то разбудить Доминика. Он вообще не представлял, что задумали полицейский и преступник, и очень беспокоился, что у них может ничего не получиться.
  Время шло. Доминик мирно спал, совершенно ни о чем не беспокоясь, и Дерек, поначалу едва ли не метавшийся по палате, как тигр в клетке, тоже стал понемногу успокаиваться. Он вновь устроился на стуле и, скрестив руки на груди, принялся ответственно сторожить покой своего удивительного и странного друга.
  Он сам не заметил, как заснул.
  Мысли сменяли одна другую, перетекали в смутные образы, а образы становились снами, какими-то невнятными, но одновременно приятными, и голова парня начала потихоньку клониться на грудь.
  О том, что вот-вот придут Ричард и Карл он уже почти не помнил, сонная нега, царящая в палате, охватила его, и Морфей, нежно обнимая, потянул в свой омут...
  Проснулся он от резкого крика.
  Доминик, сидящий на кровати с широко открытыми глазами, тяжело дышал, глядя куда-то вбок, немного правее своего разбуженного, испуганного друга.
  - Нет... - повторил он уже тише, еле шевеля дрожащими губами, - Не... не заставляй...
  Дерек нахмурился. Рядом с ним никого не было, в палате они были одни, однако, Доминик, вне всякого сомнения, кого-то видел и с кем-то беседовал... вот только с кем?
  - Ник? - он неуверенно поднялся на ноги, не решаясь приблизиться к другу, - Ник, что...
  - Нет, нет, я не хочу, нет! - Ник закрыл лицо руками и сдавленно всхлипнул, тряся головой, - Нет, я... понимаю, я виноват... но прошу, я не хочу... Не надо... - он зажал руками уши и зажмурился, как будто не желая слышать и видеть кого-то, - Оставь, оставь меня! Уйди!!
  - Доминик! - Дерек, не в силах долее созерцать эту картину разрастающегося безумия, шагнул вперед, осторожно касаясь плеча друга.
  Мужчина вздрогнул и, нерешительно открыв глаза, перевел на него взгляд. А потом вдруг оттолкнул его руку с неожиданной силой и, не успел Дерек опомниться, вскочил на ноги.
  - Отойди! Разве ты не видишь?! - он кричал, наступая на ошарашенного парня, заставляя того пятиться, - Вот он, стоит, здесь, здесь! Он всегда здесь, постоянно здесь, он никогда не оставит меня, никогда, никогда!.. Никогда... Пока я не сделаю того, что он хочет, - мужчина запрокинул голову и неожиданно расхохотался надрывным, плачущим смехом, - Я должен отомстить... Его кровь на моих руках, я должен покарать его убийцу! - он толкнул пытающегося что-то сказать Дерека в грудь, и неожиданно бросился к тумбочке возле кровати.
  Парень, каким-то шестым чувством ощущая неладное, торопливо шагнул за ним. В руках мужчины что-то сверкнуло и, не успел Дерек толком сообразить, что это, как он неожиданно занес правую руку, подставляя открытое левое запястье.
  - Пусть эта кровь смоет с моих рук его кровь! - в глазах Доминика засверкал фанатичный огонь. Рука его дрогнула, готовясь опуститься...
  Дерек бросился вперед. Он понимал, он прекрасно сознавал, что с Конте ему будет совладать довольно затруднительно - все-таки весовые категории у них различались сильно, да и силу взбешенного Доминика он уже как-то раз на себе испытал, - но стоять и смотреть, как его недавно обретенный друг сводит счеты с жизнью, он не мог.
  Не раздумывая, действуя больше по наитию, он мертвой хваткой вцепился в занесенную руку мужчины, силясь выбить, вырвать из нее непонятно как оказавшийся на его тумбочке острый хирургический скальпель, понимая, что если он не сделает этого, обезумевший Ник действительно перережет себе вены, как и собирался сделать.
  - Отпусти!! - взревел Конте, силясь сбросить парня. Тот не поддавался, прилагая все силы, напрягая все мускулы, дабы заломить руку друга, дабы обезоружить его.
  - Ник, опомнись! - безумно хотелось отхлестать Доминика по щекам, но руки были заняты, и оставалось только кричать, - Приди в себя, ну же!! Ник!
  Мужчина продолжал держать левую руку немного отведенной, с подставленным запястьем. Скальпель в его руке дрожал; с Дереком он боролся лишь одной рукой, не пытаясь помочь себе второй, видимо, не понимая, что это можно сделать и парень был, говоря откровенно, рад этому - если бы Доминик затеял драку в полную силу, он бы вряд ли сумел совладать с ним.
  Черт побери, да где же уже хоть кто-нибудь?! Медсестры, врачи - кто угодно, лишь бы только помогли справится с безумным человеком, жаждущим покончить жизнь самоубийством!
  - Я... должен!.. - Конте почти хрипел, глядя куда-то мимо Дерека, туда, где в углу палаты, невидимый для его противника, одобрительно кивал капитан, - Должен отомстить!.. Наказать... Пусти!!
  - Нет! - Дерек, прилагая почти нечеловеческое усилие, заломил Доминику руку за спину, надеясь так выбить опасное оружие...
  Внезапный удар слева на несколько секунд оглушил его. Доминик, неожиданно вспомнив, что у него две руки, отбросил парня от себя на несколько шагов и улыбаясь совершенно безумной, какой-то бешенной улыбкой, опять занес скальпель.
  Дерек тряхнул головой, и хотел, было, вновь бросится вперед, подставить, если придется, собственную руку, но не дать другу умереть... Как вдруг кто-то, схватив за плечо, дернул его назад.
  Мимо промелькнули какие-то тени; парень замотал головой, силясь сообразить, что происходит.
  - Не дай ему опустить скальпель!! - взревел чей-то очень знакомый голос, и Дерек почувствовал, как на него огромной волной накатило облегчение.
  Помощь все-таки пришла.
  Ричард и Карл, услышав звуки борьбы и крики еще на подходе к палате, вбежали в нее как раз вовремя, чтобы успеть остановить лишившегося рассудка Доминика Конте. Карл, будучи не менее сильным, чем его друг, отчаянно боролся, силясь опустить его руку; Ричард удерживал другую, пряча запястье, не желая позволить брату совершить безумие.
  - Сильный, черт... - прохрипел Еж и, окинув палату торопливым взглядом, кивнул Дереку, - Тедерик, воду! Быстро сюда кувшин!
  Янг, не раздумывая, сознавая кожей правильность предложения, метнулся вперед и, схватив с тумбочки наполовину полный водой стеклянный кувшин, одним движением сорвал с него крышку, резко окатывая Доминика, выплескивая холодную жидкость прямо ему в лицо.
  Конте дернулся, закашлялся от неожиданности и внезапно как-то обмяк. Глаза его стали более осмысленными, он прекратил сопротивляться и, окинув недоумевающим взглядом удерживающих его друга и брата, перевел его на скальпель в собственной, все еще занесенной руке. Вздрогнул и, разжав пальцы, уронил его на пол.
  Дерек устало упал на стул. Доминик был спасен, приведен в чувство, можно было немного расслабиться, позволяя мужчине сполна осознать ужасную действительность.
  - Что за чертовщина... - Конте затряс головой, разбрызгивая вокруг воду и, недоуменно моргая, опять окинул взглядом всех присутствующих в палате людей. Двое из них по-прежнему удерживали его, явно опасаясь еще каких-то неадекватных действий.
  - Ребята... Что произошло? - он неуверенно потянул руку, высвобождая ее из хватки брата и провел ладонью по лицу, не то стирая воду, не то умываясь ею.
  - Это мы и сами хотели бы знать, - Ричард, испуганный, взъерошенный после борьбы и хмурый, мрачно воззрился на брата, - Судя по всему, наш молодой друг опять спас тебе жизнь, не дав на сей раз покончить с собой.
  - Я? Покончить с собой?? - Доминик недоверчиво хохотнул и, неожиданно наткнувшись взглядом на валяющийся на полу скальпель, как-то съежился, - Дьявольщина какая-то... Что случилось? - он перевел взгляд на тяжело дышащего и постепенно приходящего в себя парня, - Дерек, я... что я натворил?
  Дерек слабо пожал плечами. Сил у него почти не осталось, все - и душевные, и физические, - ушли на то, чтобы удержать Доминика от самоубийства, и теперь его, пожалуй, самого требовалось вывозить отсюда на каталке. К тому же после удара Конте сильно болели ребра с правой стороны, и глубокие вздохи давались молодому человеку с трудом.
  - Ты начал кричать, нес какой-то бред... - он мотнул головой, - Говорил, что хочешь отомстить за смерть капитана, говорил, что твоя собственная кровь смоет с твоих рук его кровь... Не знаю, Ник, я в этот момент не слишком вдавался в подробности и причины. Я видел скальпель в твоей руке, и старался тебя остановить - только и всего, - он шевельнулся и, поморщившись, непроизвольно коснулся ладонью ноющих ребер, - Должен заметить, даже в таком состоянии удар у тебя поставлен хорошо...
  - Удар?.. - Ник ошарашенно перевел взгляд на сумрачно кивнувшего Карла, и вновь устремил его на Дерека, - Я... я что, опять? Тебя?.. Ох, черт... - он закрыл лицо рукой, провел ладонью по мокрым волосам, отчаянно собираясь с мыслями. В голове царила какая-то странная пустота, совершенный вакуум, и не оставляло ощущение незаконченного дела... Сообразив, что делом этим, видимо, и является самоубийство, мужчина передернулся. Да, его завершать все-таки не хочется...
  - Ребята, заберите меня отсюда, - в голосе и глазах его отразилась откровенная мольба, - Пожалуйста... Дерек говорил, не будет никого с одиннадцати до двенадцати, не знаю, сколько сейчас времени...
  - Половина одиннадцатого, - Карл вздохнул, лишь сейчас выпуская руку друга и отступая на шаг, - Но ждать я не хочу, нужно вывести тебя сейчас. В коридоре уже приглушен свет, там никого не видно, а пост медсестры от твоей палаты, по счастью, далеко. Ричард, Тедерик... соберите его вещи. Выведем из больницы, усадим в мою машину - и домой. Но не к нему! - мужчина сдвинул брови, - Побудет пару дней у меня, я вызову своего специалиста, пусть выяснит, что происходит с его психикой... Да и Тедерику помощь не помешает, - он быстро глянул на прижимающего к правой стороне груди руку Янга и, усмехнувшись, крепко сжал локоть Доминика, мягко увлекая его к выходу.
  
  ***
  Дорогой автомобиль стрелой несся по темным улицам, увлекая их все дальше и дальше от больницы.
  Доминик, сидя на заднем сидении, сумрачно смотрел в окно, да порою бросал виноватые взгляды на сидящего рядом, прижав руку к правой стороне груди, Дерека. Карл вел автомобиль, решительный и уверенный в себе; Ричард, сидящий рядом с ним на пассажирском сидении, периодически оглядывался назад, на брата, ощутимо беспокоясь за него. Впрочем, никаких признаков психического расстройства у Конте-старшего больше не наблюдалось, поэтому спутники его, в частности Дик и Дерек, все больше успокаивались.
  Карл, тем не менее, был мрачен и серьезен и, ведя автомобиль вперед, о чем-то сосредоточенно размышлял.
  - Откуда в его палате взялся скальпель? - голос он подал, когда они миновали уже, наверное, половину дороги. Дерек и Доминик, как люди, в упомянутой палате проведшие больше всего времени, недоуменно переглянулись.
  - Ну... - Янг неуверенно потер болящие ребра, - Это же больница...
  - Да, но в палате? - Карл притормозил на светофоре, оглядываясь через плечо, - Я бы понял, если бы скальпель был в операционной, но в палате! Откуда он его взял?
  - С тумбочки, - Доминик, мрачный, как грозовое небо, тяжело вздохнул, - Я смутно помню, как схватил его, мне... - он нахмурился и потер лоб, - Мне, кажется, кто-то сказал, что он там... не помню, не могу сказать точно.
  - Сказал? - Ричард, медленно переведя взгляд на вновь надавившего на газ Ежа, нахмурился, - Чтобы сказать, нужно было попасть в палату. Чтобы подложить в нее скальпель - тоже... Но там же был Дерек!
  - Тедерик, - голос Ежа звучал очень ровно, очень спокойно, но парню почему-то стало жутко, - Ты никуда не уходил из палаты?
  Он сглотнул, напряженно облизал неожиданно пересохшие губы, закусил нижнюю и, не решаясь ответить, перевел испуганный взгляд на Доминика. Тот моментально принял эстафетную палочку.
  - Я отпустил его на полчасика сходить, навестить Арчибальда Молле, его друга, он тоже в больнице. Сам дремал, ожидая его, но никого не было...
  - Нет, - Дерек, чувствуя свою вину все больше и больше, понуро покачал головой, - К Арчибальду я ушел сам, пока Ник спал. Спал он крепко и... мог не заметить... Но я просил Лину присмотреть за палатой, я не думаю, чтобы кто-то заходил!
  - Проверим, - Еж нахмурился, сворачивая на какую-то улочку, - Что-нибудь странное было за сегодня?
  - Не считая визита Зои в палату к Арчи, ничего, - Янг глубоко вздохнул, поморщился и обнял себя руками, - Ну, и того, что я уволился.
  - Ты, видимо, был решительно настроен, - отметил Ричард, переводя взгляд на дорогу впереди, - Но я не думаю, чтобы это имело особенное значение для нас.
  Карл вздохнул и, усмехнувшись, слегка покачал головой. Дилетантизм, проявляемый не кем-нибудь, а капитаном полиции, был ему неприятен.
  - В такой ситуации все может иметь значение, капитан Ричард, запомни это... Мы уже подъезжаем, Тедерик, не охай. Врача я отдал распоряжение позвать, он должен ждать нас там.
  Янг, который секунду назад действительно не сдержал болезненного звука, поморщился и, вытянув шею, попытался рассмотреть окрестности. В темноте сделать это у него не получилось, однако, догадку он все-таки высказал, правда, довольно робко и неуверенно, опасаясь рассердить водителя.
  - Это... это тот самый дом?..
  Ответ собеседника был довольно спокоен, мягок и даже отдавал сочувствием.
  - Тот самый, - заметив через зеркальце заднего вида невольный страх в глазах Дерека, Еж хохотнул, - Я не настолько богат, чтобы принимать гостей в одном доме, а пленников в другом. Не бойся, на этот раз я размещу тебя с бо́льшим удобством.
  - Он прибедняется, - шепнул Доминик, немного склонившись к своему молодому другу, - Дом у него далеко не один... но разместит он тебя действительно с удобством. Я прослежу.
  ...Обещания свои Карл выполнил сполна.
  До дома действительно оставалось совсем недалеко, вскоре они уже миновали большие ворота и, проехав по широкой подъездной аллее, остановились возле красивого, изысканного без вычурности высокого особняка. Дерек, выглядывая из окна автомобиля, мысленно поздравил себя с тем, что некогда не ошибся в догадках, а заодно удивился, что в таком роскошном здании имеется такой жуткий подвал. Впрочем, сейчас, наверное, о карцере можно было не думать, да и присутствие рядом Доминика придавало некоторой уверенности - к нему Еж относился, безусловно, с большой симпатией и уважением, и при нем бы точно не стал вредить его друзьям. Да и, говоря начистоту, самого Карла Дерек уже не опасался до такой степени - в конечном итоге, мужчина показал себя с довольно неплохой стороны, проявив лучшие черты своей неординарной личности.
  Карл покинул автомобиль и, захлопнув дверцу, церемонно открыл заднюю, делая насмешливый приглашающий жест на выход.
  - Не дрожи, Тедерик, - Еж улыбнулся, - Я не нарушаю своих обещаний, тем более без веских причин. Выходи, если бы я хотел вновь отправить тебя в карцер, надел бы на голову мешок.
  - Подумать только - я в доме у преступника! - Ричард, уже покинувший автомобиль, воздел глаза к небесам и пораженно покачал головой, - Среди его клевретов! Знаю, кто он и они, на что они способны, и ничего не могу предпринять! До чего же обидно-то, а...
  - Да ладно тебе, Дик, - Доминик, покинувший машину следом за братом, легонько хлопнул того по плечу, - Карл на нашей стороне, ты же видишь это сам, тебе нет резона арестовывать его... Тем более, что связей у него больше, чем у полиции и средств тоже, он выяснит, что надо, а ты потом схватишь и Альфу, и Красного Билла. Неплохой ведь улов, не так ли?
  Дерек, выбравшийся наконец из автомобиля, услышав слова друга, нахмурился и быстро переглянулся с Карлом. Им двоим о Красном Билле было известно несколько больше, чем братьям Конте, но говорить об этом сейчас, похоже, время было не самое подходящее.
  - Идем в дом, - Еж огляделся, не то прикидывая, насколько холодно на улице, не то проверяя, нет ли за ними слежки, - Побеседуем там. Да, к слову, капитан... В отличие от полиции, я уже обладаю более полной информацией, должен вам сказать. Я знаю, кто и каким образом попал в квартиру к Нику.
  Ричард, мигом посерьезнев, выглянул из-за плеча брата, сдвигая брови и подозрительно глядя на хозяина особняка.
  - Я боюсь даже себе представить, каким способом ты получил эту информацию, Карл, - он тяжело вздохнул и, покачав головой, еле слышно прибавил, - А я опять не могу ничего сделать... Ладно, идем. Если я буду на твоей территории, мне будет не так обидно, что я не могу арестовать тебя.
  Они поднялись по расположенным красивым и четким полукругом ступенькам, миновали несколько колонн, поддерживающих украшенную изысканной лепниной, тонущей сейчас во мраке, крышу и, наконец, остановились возле тяжелой деревянной двери. Дерек удивленно моргнул. Ему почему-то представлялось, что двери в особняке такого человека, как Еж должны быть железными, а не деревянными - из соображений безопасности, да и просто, чтобы подтвердить и упрочить статус хозяина дома. Хотя, с другой стороны, если вспомнить кабинет, становилось ясно, что деревянная дверь соответствует интерьеру особняка значительно больше.
  Дверь Карл отпер своим ключом, никаких условных стуков на этот раз не было - они заходили не как пленники или преступники, а как гости, приведенные хозяином и, надо признать, это было довольно приятно.
  В холле было светло. Массивная люстра под потолком озаряла помещение мягким, уютным светом, два торшера на высоких ножках с левой и с правой стороны подчеркивали общее его домашнее умиротворение. На полу лежал приятного цвета пушистый ковер, он же устилал собою высокую, уводящую куда-то на верхние этажи лестницу, чьи ступени внизу расходились таким же веерным полукругом, как и снаружи. На стенах висели картины - все больше абстракции, не задерживающие взгляд, но создающие и подчеркивающие общий облик; возле самого входа стояла высокая вешалка для верхней одежды.
  После прохладного воздуха улицы здесь было как-то особенно тепло, очень приятно и спокойно и Дерек, пораженно озираясь вокруг, неожиданно подумал, что более безопасного места, чтобы укрыть Доминика и дать ему в полной мере восстановиться, придумать было нельзя. Единственным, по-прежнему смущающим его фактором, оставалась входная дверь, однако, оглянувшись на нее, парень ощутил успокоение. За спиною его чернела массивная железная створка, видимо, просто отделанная под дерево снаружи, а в верхнем левом углу ее красноречиво мигал огонек сигнализации.
  Да, надежнее места и в самом деле нельзя было и придумать.
  Карл спокойно, с небрежностью хозяина, снял элегантный плащ и, оставаясь в тонком, дорогом даже на вид кашемировом свитере, повесил первый на вешалку. Туда же отправилась и шляпа; перчатки же мужчина, сняв, положил на специальную тумбочку, определенно стоящую здесь исключительно для этих целей.
  - Не стесняйтесь, - он оглянулся через плечо на своих мнущихся у входа гостей и, широко улыбнувшись, приветливо указал на вешалку, - Верхнюю одежду сюда, и следуйте за мной. Нам предстоит встреча с врачом...
  Доминик, больницу покинувший в одной пижаме, с накинутой на плечи курткой брата, слегка поморщился и, стянув ее, осторожно устроил рядом с плащом Ежа. Дерек, следуя его примеру, поспешно скинул легкую куртку и, тоже повесив ее, неловко переступил с ноги на ногу. Ковер на полу выглядел чистым, и ходить по нему в обуви было стыдно.
  Впрочем, стыдно здесь было, видимо, лишь ему одному. Карл, не обращая внимания на пушистое покрытие, уверенно шагнул вперед и, не оглядываясь, махнул рукой, предлагая гостям следовать за ним, а дождавшись их реакции - нестройного звука шагов, - хладнокровно направился куда-то направо, к двери, немного утопающей в тени за торшером.
  Дерек, опасаясь отстать и заблудиться среди огромного холла, заторопился, пытаясь идти в ногу с Ричардом, поглощенным заботой о брате. Последний, впрочем, шагал довольно твердо, и в особенной опеке не нуждался.
  Он и в самом деле уже вполне мог полагаться здоровым и единственным, что представляло беспокойство, был вопрос его психического состояния. Вспомнив о произошедшей чуть больше часа назад драке, Дерек непроизвольно вновь схватился за напомнившие о себе ребра.
  Карл подошел к большой, на сей раз действительно деревянной, довольно массивной двери и, легко распахнув ее, замер у входа, пропуская гостей вперед. За дверью скрывалась гостиная его особняка, место, куда всегда попадали гости, миновав холл, одно из первых помещений, что они видели в этом доме.
  Здесь было светло, еще светлее, чем в холле; свет был более ярким, освещение максимально приближено к дневному, и здесь их должен был ожидать человек, которого Еж велел вызвать. Он и в самом деле был тут и, изнывая в ожидании своих пациентов от скуки, расхаживал из стороны в сторону, огибая стулья и большой стол.
  Никаких отличительных врачебных признаков, вроде белого халата или стетоскопа на шее, на нем не было, однако почему-то с первого взгляда становилось понятно, что человек этот - медик.
  Ричард, зашедший вместе с Домиником в гостиную первым, остановился, вопросительно оглядываясь через плечо, ища взглядом Карла. Первым почему-то попался слабо охающий Дерек, и капитан, поморщившись, аккуратно отодвинул его, одновременно заталкивая внутрь.
  - Итак? - он вопросительно приподнял бровь. Еж, тонко улыбнувшись, легким движением раздвинул гостей и, зайдя в гостиную сам, спокойно приблизился к созерцающему их с видимым интересом доктору, пожимая тому руку.
  - Добрый вечер, - голос его звучал спокойно, даже где-то официально, - Я вызвал вас, чтобы вы помогли двум моим друзьям - у одного что-то с ребрами, у другого... с головой.
  - Для того, чтобы определить точно, что с ребрами у этого юноши, - опытный взгляд медика моментально выхватил из троицы парня, прижимающего ладонь к груди, - Мне, несомненно, потребуется сделать рентген. Сейчас я могу лишь поверхностно осмотреть его... Присаживайтесь, господа, - он приглашающе указал на обилие стульев, окружающих овальный стол, - Как бы там ни было, а стоять вам, я полагаю, сейчас нелегко.
  Гости запереглядывались, испытывая какое-то странное, не до конца обоснованное смущение, и недружно потянулись вперед, рассаживаясь вокруг стола в порядке строгой очередности - ближе к врачу Доминик, за ним Дерек и, наконец, полностью здоровый капитан Ричард.
  - Что же, не будем терять времени, - врач, чье имя по-прежнему оставалось в тайне от большинства присутствующих, приблизился к Нику и, не мудрствуя лукаво, присел на краешек стола, сцепляя руки в замок, - Что с вами, сэр?
  - Видения, - Доминик закусил губу и тяжело выдохнул через нос, - Мне каждую ночь... вечер, чудится человек, который давно уже на том свете. Он требует, чтобы я покончил с собой, и сегодня я... если бы не Дерек...
  - Этому что-нибудь предшествует? - врач немного склонил голову набок, изучая пациента взглядом, - Вам делают какие-то уколы, дают таблетки?
  - Уколы, - Конте пожал плечами, - В вену, каждый раз во время обхода. Я не знаю, что мне вводят, но... - он поморщился и слегка махнул рукой. Врач, задумчиво кивнув, легко соскользнул со стола и, приблизившись к пациенту, неожиданно немного запрокинул его голову, оттягивая нижнее веко и рассматривая глаз. Затем повторил ту же процедуру с другим глазом, покачал головой, хмурясь и попросил:
  - Высуньте язык.
  Доминик, явственно обескураженный такой просьбой - видимо, быть на осмотре у невролога или психиатра ему еще не доводилось, - подчинился. Доктор кивнул и велел:
  - Оскальте зубы... так, хорошо. Покажите руку. От инъекций оставались следы?
  - Постоянно! - Конте, поспешно закатав рукав пижамы, вытянул руку вперед, - Не знаю, мне как-то раньше делали уколы в вену, так потом не было больно, а после этих у меня рука все время будто отваливается.
  Врач нахмурился сильнее. Длинные, немного прохладные пальцы его осторожно скользнули по бледноватой коже вытянутой руки мужчины, едва заметно касаясь синяков от уколов. Он покачал головой и, тяжело вздохнув, отпустил его руку, поворачиваясь к Карлу.
  - Пока все, что я могу сказать - вашему другу вводили какое-то психотропное вещество, все признаки указывают на это. Какое именно - я пока сказать не могу, для этого необходимо взять кровь на анализ, и тогда я смогу назначить лечение. Но главное вы сделали, и сделали правильно - забрали его из больницы, где ему непрестанно вводили этот наркотик... простите, препарат. Если в ближайшее время вещество вновь не поступит в его организм, полагаю, приступов больше не будет - велика вероятность того, что вещество выводится быстро, поэтому и требовались регулярные уколы. Вам, мистер Конте, - он оглянулся на пациента, - Сейчас следует немного прийти в себя, провести несколько дней в спокойной обстановке и, возможно, лучше будет избегать приема вообще каких бы то ни было лекарств. Вашему организму нужно время, чтобы полноценно восстановиться, и он способен сделать это сам... Карл говорил, вы были ранены?
  - Да, но раны беспокоят меня сейчас меньше всего, - мужчина легко пожал плечами, - Они затянулись, остались лишь шрамы, еще немного тянет, но боли, как таковой, уже нет.
  - Прекрасно, - отстраненно отозвался врач и, переведя взгляд дальше, на молчаливо ожидающего своей участи Дерека, вновь склонил голову набок, - Что случилось с вами, юноша?
  - Он пытался не дать мне покончить с собой, а я его ударил, - Доминик, не давая другу ответить, немного насупился. Как извиняться перед юношей за еще один, да к тому же еще и излишне сильный удар, он не знал.
  Доктор, досадливо махнув в его сторону рукой, приблизился к продолжающему держаться за ребра парню и, мягко улыбнувшись, вежливо отодвинул его ладонь.
  - Позвольте... - пальцы его легко скользнули по телу молодого человека, ощупывая, простукивая и немного надавливая. В какой-то миг Дерек, не сдержавшись, вскрикнул, и врач кивнул.
  - Сделать окончательное заключение сейчас затруднительно - как я и говорил, необходим рентген. По предварительному осмотру я могу предположить трещину в ребре и, увы, особенных путей излечения этого нет. Сегодня, сейчас, я ничего не могу сделать. Если вы позволите, мистер Конте, я бы взял у вас кровь на анализ, завтра с утра пораньше лаборатория проверит ее, а вам, молодой человек, могу лишь рекомендовать покой. Завтра вам нужно будет подойти ко мне, я сделаю рентген и тогда уже назначу лечение. Мистер Конте, прошу вас, - он указал на небольшой чемоданчик, возлежащий на краю стола. Доминик, понимая, что ему сейчас предстоит, тяжело вздохнул и, поднявшись на ноги, понуро приблизился к чемоданчику, присаживаясь напротив него и принимаясь закатывать рукав на другой руке. Доктор сочувственно покачал головой.
  - Мне придется взять кровь из той же руки, куда вам делали уколы, мистер Конте, так будет больше шансов распознать вещество. Некоторые препараты оставляют след в месте введения, который остается там на несколько часов, а вам, насколько я понял, укол делали совсем недавно.
  Конте безрадостно кивнул и, не желая смотреть, как доктор достает специальную ампулу с приделанной к ней иглой, вытянул правую руку вперед, сам отворачиваясь.
  Дерек, которому любоваться медицинскими процедурами тоже было чрезвычайно неприятно, поспешно повернулся к Ричарду и закусил губу. Тот ободряюще улыбнулся, легонько хлопая парня по плечу и, неожиданно подавшись вперед, негромко шепнул:
  - Спасибо.
  Дерек ответил слабой улыбкой. Спасать Доминика Конте от смерти ему уже начинало надоедать.
  ...Процедуру врач завершил довольно быстро и, заклеив место взятия крови куском пластыря, прижимающего вату, кивнул, позволяя пациенту встать.
  Карл взял с небольшого столика, стоящего у стены, колокольчик и привычно, как бывалый средневековый аристократ, позвонил. Спустя несколько минут в гостиную вошел незнакомый Дереку человек и, остановившись возле дверей, склонился в почтительном поклоне.
  - Проводите гостей в их спальни, - Еж легко махнул рукой и, кивнув на Доминика, уточнил, - Мистера Конте поселите рядом со мной. Приставьте к нему охрану, чтобы ночью ничего не произошло. Друзья мои, - он перевел взгляд на своих гостей и улыбнулся спокойной, немного усталой улыбкой, - Полагаю, наш трудный день наконец-то подошел к концу. Все мы устали, и всем нам следует отдохнуть. Мой дворецкий проводит вас... Спокойной ночи.
  - Он настоящий аристократ, - шепнул Дерек Ричарду, поднимаясь на ноги, - Интересно, притворяется или на самом деле?
  - Кто же его знает, - отозвался капитан полиции, - В роду у такого человека могут найтись и аристократы.
  ...Они уже покинули гостиную, направляясь следом за дворецким к своим комнатам, когда врач, проводивший их взглядом, резко повернулся к хозяину особняка, хмуря брови.
  - А теперь объясни мне, Еж, что здесь творится? - он упер одну руку в бок, энергично взмахивая другой, - Конте был ранен чуть больше недели назад, он должен лежать прикованным к больничной койке или, в крайнем случае, ездить на коляске, а он свободно ходит и уверяет, что раны его лишь немного тянут! Люди не выздоравливают так быстро, Карл, это невозможно!
  - Тише-тише, - Карл глубоко вздохнул и, слегка сжав плечо своего старого знакомого, легонько качнул головой, - Причины быстрого выздоровления Доминика я и сам хочу узнать, Конрад, как и то, почему на него вдруг объявили охоту. Ты уверен насчет наркотика?
  - Сомневаешься в моем профессионализме?! - врач скинул руку преступника, видимо, совершенно его не опасаясь, - Да, я не сомневаюсь, что его обкололи какой-то дрянью, которую можно выявить, только сделав анализ! Но ты додумался - вызвать меня среди ночи, в надежде, что я смогу хоть что-нибудь предпринять! Лаборатория работает с восьми утра, сейчас все давно уже спят!
  - Успокойся, - Еж сдвинул брови, - Я ценю твою помощь, какой бы она ни была, ты знаешь это. Спасибо, что приехал, спасибо, что осмотрел ребят, теперь мы хотя бы знаем, чего ожидать... Да, а Тедерик?
  - Этот мальчик? - Конрад махнул рукой, - У твоего друга Доминика удар, конечно, поставлен, парню здорово досталось, но он быстро поправится. Молодой, здоровый... Если это и в самом деле трещина, я назначу мазь, чтобы снять боль. Но главное - пусть оба хоть несколько дней побудут в покое, безо всяких волнений, иначе все усилия пойдут коту под хвост.
  - Не волнуйся, - Карл быстро улыбнулся, - Доминик был и остается одним из моих самых лучших друзей, а к Тедерику я за время этой истории уже успел привязаться... Я не дам их в обиду. В моем доме они будут в безопасности.
  
  ***
  Карл вошел в свой кабинет и медленно провел ладонью по лицу, пытаясь избавиться от усталости. Зевать в присутствии подчиненных значило бы проявить слабость, а этого делать он не хотел.
  Врач уже уехал, намереваясь с утра пораньше отправить в лабораторию кровь Доминика, гости Ежа уже, должно быть, мирно спали в отведенных им комнатах, а он все еще не мог позволить себе отдохнуть.
  Тюремщик, человек, которому он сегодня днем дал дополнительное задание, успел выполнить его и теперь ожидал босса с отчетом, который тому тоже было безмерно любопытно услышать.
  - Что ты узнал? - Карл налил себе воды из кувшина на подоконнике и медленно, наслаждаясь каждым глотком, выпил. Он вообще любил делать все неспешно, без суеты - спокойствие есть сила, а спешка не более, чем признак слабости. Каждое свое движение мужчина контролировал, каждое из них делал плавным и спокойным, уверенным, и даже воду пил так, что становилось ясно - с этим человеком лучше не связываться.
  - Судя по всему, Ди-Ре нет в городе, - подчиненный, вытянувшись по струнке, принялся обстоятельно докладывать, - Номер, по которому он связывался с Альфой, заблокирован, никаких признаков его пребывания здесь нет. Он исчез так же, как и появился, босс - совершенно незаметно как для нас, так и для полиции... - тюремщик вздохнул, - На то он и Дьявол...
  - Оставь свои суждения, - Еж поднял руку, прерывая собеседника, - Что еще?
  - Номер телефона, по которому звонил Альфа, который он забил в телефон Конте, судя по всему, подставной, - подчиненный пожал плечами, - Вы же говорили, что Альфа - мужчина, а телефон зарегистрирован на женщину. Зои Моррис.
  - Зои... - Карл немного сдвинул брови, - Тедерик говорил, что какая-то Зои пришла сегодня в палату к его другу, Арчибальду Молле... Любопытно. Еще что-нибудь?
  Тюремщик неуверенно повел подбородком.
  - Она тень, эта Моррис. О ней ничего толком неизвестно, она взялась будто из ниоткуда... Сложно сказать, настоящая ли это личность, или он зарегистрировал номер по поддельным документам.
  - Понял, - Еж в раздумье скользнул пальцами по столешнице. Мучительно хотелось побарабанить по ней, но в присутствии подчиненного позволить себе этого он не мог.
  - Завтра... - он продолжал размышлять, но теперь уже вслух, - Я узнаю результаты анализов Доминика. Станет ясно, что за дрянь кололи ему все это время... Проверь эту больницу, Пит. Мне не нравится обилие странностей в ней - сначала его кровь переправили Красному Биллу, потом психотропными обкололи... Выясни, что там с персоналом и, если узнаешь, что кто-то из них неожиданно получил большие деньги - вези... но не сюда. Я не хочу, чтобы ребята сталкивались с издержками моей работы. Ты помнишь, как попасть в дом у озера?
  - Еще бы, шеф! - на губах тюремщика появилась широкая улыбка, - Не беспокойтесь, все сделаю в лучшем виде. И, если в больнице завелась крыса - утоплю ее в озере... Для профилактики.
  Карл тонко улыбнулся и легко махнул рукой, отсылая его. Ему нужно было отдохнуть. Организм, измученный сегодняшним днем, в категоричной форме требовал сна, и мужчина наконец, внял ему.
  Он покинул кабинет, поднялся на третий этаж своего особняка и, зайдя в спальню, расположенную рядом с той, где сейчас мирно спал Доминик Конте, с невероятным облегчением закрыл дверь.
  ...
  Ночь прошла на удивление спокойно.
  Утром, уже довольно поздно, около одиннадцати часов, Дерек, совершенно выспавшийся, довольный и умиротворенный не взирая на противно ноющие ребра, открыл глаза и, улыбнувшись заглядывающему в окно солнцу, слегка потянулся, прижимаясь затылком к мягкой подушке. Карл и в самом деле разместил его на этот раз с большими удобствами - комната, отведенная юноше была, если уж не такой, как апартаменты в люксе, то все-таки вполне соответствовала званию гостевой спальни в богатом доме.
  Здесь имелась широкая, безмерно удобная кровать, стоящая изголовьем к стене, а ногами к балконной двери; на углу, чуть правее балкона, располагалось большое окно, пропускающее уйму света, заливающего сейчас собою комнату. Возле кровати с одной стороны стоял высокий торшер, вероятно, приспособленный для того, чтобы гостю было удобно, валяясь в кровати, почитать на ночь интересную книгу, а с другой стояла тумбочка, небольшой комодик со множеством ящиков. На нем удобно устроился кувшин с чистой водой и стакан, дабы среди ночи гость мог утолить жажду. С левой стороны от балкона возвышался забитый книгами шкаф; чуть ближе к кровати, у левой стены комнаты располагался шкаф платяной, где можно было разместить одежду.
  Дерек, правда, не воспользовался вчера этими удобствами и, раздевшись, побросал вещи, как придется, на первый попавшийся стул. Вообще, человеком он был аккуратным, но иногда, в минуты особой усталости, в тайне ото всех, позволял себе некоторое разгильдяйство.
  Он еще раз зевнул и, довольно вздохнув, нежно обнял одеяло. Кто бы мог подумать! Уже второй раз за короткое время он просыпается в роскошных апартаментах, в богатом помещении, купается в изобилии, прежде не ведомом и недоступном ему! Быть может, это хороший знак? Может, и его однажды ждет такое благосостояние...
  Он глубоко вздохнул и попытался, было, резко сесть, но охнул и предпочел проделать тот же маневр медленно.
  Настроение его, не взирая ни на что, было совершенно великолепным. Здесь, в особняке Ежа, он совершенно не испытывал страха, чувствовал лишь одну непогрешимую уверенность в собственной безопасности, а заодно и в безопасности Доминика, за которого переживал не меньше, чем за себя самого. В конечном итоге, когда ты спасаешь чью-то жизнь, хочется верить и надеяться, что жизнь эта будет длиться еще не один год, ты испытываешь какую-то странную ответственность и, спася жизнь раз, хочешь спасать ее постоянно, помогая ей быть долгой и счастливой. Эта жизнь, в каком-то смысле, становится твоим творением, твоим созданием и бросить ее на произвол судьбы ты уже не можешь.
  Дерек улыбнулся и, неспешно поднявшись на ноги, принялся обстоятельно одеваться. Надо будет заехать домой, взять кое-какие вещи, а то он скоро будет похож на оборванца... Да и к врачу необходимо зайти, он же говорил, что нужно сделать рентген!
  Может, Доминик подсобит с транспортом... ну, или Карл выделит для этого машину.
  О, как удивительна жизнь! Прошло чуть больше недели с тех пор, как он впервые познакомился с Конте, с тех пор, как тот едва не сломал ему ударом челюсть, а он уже смело может полагать его своим лучшим другом, да и с преступником, заточившим его в карцер, находится в весьма неплохих отношениях. А ведь еще есть Ричард Конте, который тоже очень тепло к нему относится, и за которого он сам переживает почти как за брата. Поразительно. Какое-то мгновение, какая-то секунда, быстрое решение все-таки вернуть потерянный мобильный телефон владельцу - и все! Все изменилось. И вправду, как будто перешел Рубикон...
  Дерек слегка вздохнул и, по мере сил своих оправив одежду, решительно подошел к шкафу, наугад вытаскивая из него какую-то книжку. Завтракать он любил, уткнув глаза в интересное произведение, начиная день с чего-то приятного и увлекательного.
  Когда он подходил к двери комнаты, в нее постучали.
  Парень нахмурился. Гостей он не ждал, да и рановато было для них, к тому же, в том, что друзья его еще спят, он был почему-то уверен.
  Но, тем не менее, дверь распахнул, вопросительно взирая на стоящего за ней человека. От сердца сразу отлегло. Это был дворецкий, всего лишь дворецкий, неизменно услужливый и вежливый, склонившийся перед бедновато одетым парнем в неглубоком поклоне.
  - Доброе утро, сэр, - церемонно приветствовал тот, - Если вы изволите, то завтрак уже на столе. Умыться вы можете в ванной комнате дальше по коридору. Если пожелаете, я провожу вас.
  - Почту за честь, - Дерек быстро, несколько смущенно улыбнулся и, прижав к себе неизвестную книгу, поспешил следом за обходительным дворецким. Чувствовать себя не больше и не меньше, чем наследным лордом, ему нравилось.
  Ванная оказалась ожидаемо большой и, к приятному удивлению юноши, снабженной некоторым количеством новых зубных щеток, любой из которых можно было воспользоваться. Умывшись и почистив зубы, он ощутил себя поистине счастливым.
  Дворецкий вежливо подождал у дверей и, когда парень вышел, предложил сопроводить его в гостиную, куда, по его словам, уже был подан завтрак.
  - А мои друзья? - вопрос слетел с губ как-то сам собою, и Дерек прикусил язык. Наверное, причислять хозяина особняка, этого ужасного Карла Ежа, так пугающего очень и очень многих, да и его самого поначалу, к друзьям, было довольно самоуверенно и опрометчиво. Впрочем, дворецкий этим, по-видимому, не смутился.
  - Господин Карл уже позавтракал и находится в своем кабинете, - церемонно доложил он, - Он всегда встает рано. Мистер Конте отдыхает, по приказу хозяина завтрак я отнес ему в постель, чем он сам был, надо признаться, не слишком доволен. Брат его уехал по своим делам, даже не позавтракав, он сказал, что его ожидают на работе. Хозяин велел вам и мистеру Конте полноценно отдыхать, сэр, а нам - заботиться о вашем отдыхе. После завтрака будет подана машина, дабы отвезти вас к врачу.
  - Спасибо... - Дерек, несколько растерявшись, неуверенно кивнул. С такой обходительностью, такой безусловной заботой сталкиваться ему еще не доводилось, и как себя вести он представлял слабо. Роль богатого джентльмена ему, казалось, не по плечу.
  Впрочем, дворецкого, видимо, предупрежденного о происхождении юноши, поведение его нисколько не смущало. Он вежливо указал на лестницу, по которой надлежало спуститься, провел молодого человека по ней, пристально следя за каждым его движением и едва ли не считая болезненные охи, когда он делал излишне резкие шаги, проводил его в гостиную и, усадив за большой стол рядом с кружкой горячего кофе, тарелкой с яичницей с беконом и стаканом апельсинового сока, вежливо удалился.
  Дерек, сраженный наповал всем происходящим, ужасно желающий не ударить в грязь лицом и показать себя достойным гостем аристократа, откашлялся и, обнаружив на столе салфетку, аккуратно положил ее себе на колени. Затем подумал, и заткнул за ворот. Стало неудобно и тесно.
  Парень вздохнул, огляделся и, не обнаружив в шаговой доступности слуг, раздраженно выдернул салфетку, снова раскладывая ее на столе. После чего раскрыл книгу прямо посередине и принялся за еду.
  Он всегда начинал новые произведения именно так - открывал их на первой попавшейся странице, пробегал взглядом несколько абзацев и, если книга интриговала, начинал читать уже с самого начала. Дурацкая привычка, за которую его всегда ругал отец, полагавший, что любое дело требует обстоятельности.
  Он отправил в рот кусочек бекона и принялся читать какой-то диалог.
  '- Как ты предлагаешь убить его?! Это же тирвас! - девушка пораженно покачала головой, будто не веря собственным ушам, - От него можно избавиться лишь если он покончит жизнь самоубийством!
  Ее спутник недовольно поморщился.
  - Сказки все это для маленьких детей! Тирвасы - существа, которых нельзя убить ни одним из возможных способов, которые всегда выживут... Коли так, заставим его истечь кровью и пусть его способности перейдут к нам!'
  Дерек медленно опустил вилку и, вцепившись обеими руками в книгу, еще раз внимательно перечел маленький отрывок. Заставить покончить жизнь самоубийством... Истечет кровью... Всегда выживет... Где-то он это уже слышал.
  Он сглотнул и, неспешно положив книгу на стол, заложив ее пальцем в нужном месте, залпом опорожнил стакан апельсинового сока.
  А ведь ему приходило в голову, что охота ведется не только, и не столько за деньгами Доминика, сколько за ним самим... И, главное, тот же способ - заставить истечь кровью!
  Парень содрогнулся. Опасная ситуация, в которую он попал, внезапно начала обретать статус мистической, и это требовалось срочно с кем-нибудь обсудить.
  Есть больше не хотелось, кусок не лез в горло. Дерек вскочил, кусая губы и прижимая к себе книгу, слабо охнул и, чертыхнувшись на собственную опрометчивость, решительно шагнул к выходу. Куда он собирается идти, он не знал.
  Надо было с кем-то поговорить, с кем-то срочно обсудить неожиданную догадку, но единственный человек, здоровый и физически, и психически, да к тому же еще и работающий в полиции, и бывший братом предполагаемого мистического существа, уехал по делам. С самим Домиником говорить об этом не хотелось - психика его сейчас и так уже нарушена, зачем травмировать ее еще больше?
  Оставался Карл. Карл Еж, сидящий сейчас в своем кабинете, дороги к которому он не знал. Интересно, дворецкий отведет его к хозяину или скажет, что беспокоить того воспрещается?
  Ай, не попробуешь - не узнаешь!
  Он слегка толкнул покинутый стул и, уверенно прошествовав к дверям, за которыми его должен был бы ожидать дворецкий, распахнул их.
  Дворецкий оказался в холле, где он и ожидал его встретить и, увидев решительного, целеустремленного юношу, немного склонил голову.
  - Уже покушали? Я велю убрать...
  - Мне нужно поговорить с Карлом, - уловив в собственном голосе властные нотки, Дерек искренне изумился. Похоже было, что он уже входит в роль, примеряет на себя образ хозяина и вполне справляется с ним.
  - Хозяин не любит, чтобы его беспокоили во время работы... - дворецкий замялся, явно не зная, распространяется ли это правило на странных друзей его господина.
  Парень нахмурился. Такого ответа он ожидал, но рад ему не был и был полон решимости переубедить слугу своего нового если уж не друга, то, во всяком случае, покровителя.
  - То, что я хочу сказать ему, может быть очень важно, - отчеканил он и, слегка приподняв подбородок, приказал, - Проводите меня к его кабинету. Все его недовольство я приму на себя... если, конечно, он его выкажет.
  Дворецкий вздохнул. Судя по всему, молодому человеку он по какой-то причине симпатизировал, и помочь желал ему искренне, однако, сомневался в успехе этого предприятия.
  - Сэр, попасть в кабинет хозяина не так просто - там всегда охрана...
  - Проводите меня туда! - Дерек, сам ощущая себя упрямым бараном, едва ли не топнул ногой, - Просто проводите, с остальным я разберусь уже сам!
  Дворецкий на несколько секунд сжал губы и неодобрительно покачал головой. Парню подумалось, что симпатия в его душе в эту секунду растаяла, как дым.
  - Хорошо, сэр, - он набрал побольше воздуха и, развернувшись на каблуках элегантных ботинок, кивнул, - Прошу следовать за мной.
  ...Кабинет Карла оказался расположен на втором этаже особняка, и Дерек, прекрасно помнящий об обилии лестниц, ступенек и поворотов в прошлый раз, был даже несколько удивлен тем, сколь прост на деле был путь к нему. Похоже, тогда его специально водили кругами, чтобы сильнее запутать...
  Дверь в кабинет находилась, как он и запомнил, в конце короткого коридора. Возле нее, выпрямившись, как у мавзолея, замер уже знакомый молодому человеку тюремщик, лениво жующий жвачку.
  Дерек помрачнел. Сейчас говорить с этим человеком он имел право куда как более дерзко, нагло и уверенно, сейчас он уже не был пленником, он был законным гостем его господина... но тем не менее, испытал неприятное чувство, что кабинет неприступен, и что брать его придется, вероятно, длительной осадой.
  Дворецкий быстро поклонился и, предоставляя парню самому разбираться с так желанными им проблемами, поспешно испарился.
  Дерек покусал губу, прикидывая как поступить. Книгу он все еще сжимал в руках, но тыкать ею под нос охраннику смысла не видел никакого, уверенный, что тот ничего не поймет. Следовало как-то пробиться к Карлу, но как?
  Он набрал побольше воздуха и, поморщившись от боли в ребрах, решительно направился к суровому охраннику.
  - Мне нужно поговорить с господином Карлом, - говорить он старался как можно более официально, немного приподняв голову, чтобы смотреть бывшему выше его человеку прямо в глаза. Тот кривовато улыбнулся.
  Парня, бывшего некогда здесь пленником, Пит тоже, безусловно, узнал, и теперь испытывал смешанные чувства. Вел себя мальчишка довольно дерзко, нагло и уверенно, что было, в общем-то оправдано - сейчас он находился тут в гостях, а не в плену, но поведение это мужчине приятно не было.
  - Босс занят, - прохладно отозвался он, - Просил не мешать.
  - Скажите ему, что Де... что Тедерик хочет побеседовать с ним о Доминике! - юноша сдвинул брови, упирая одну руку в бок. Властных ноток в голосе почему-то больше не появлялось, слышалась одна нескончаемая дерзость, и это немного угнетало.
  - Да мне плевать, кто с ним хочет поговорить, - охранник немного склонил голову, скрещивая руки на груди, - Босс велел не мешать ему, и приказ я не нарушу. Подожди его в другом месте, мальчик.
  Дерек вспыхнул.
  - Твой босс, дуболом, между прочим, мой друг! - он немного надвинулся на охранника, чувствуя, как его переполняет гнев и уверенность, - Пойди и скажи ему, кто пришел! Ну!
  - Босс мне босс, - тюремщик, совершенно не реагирующий на ярость собеседника, похоже, даже забавляющийся ей, лениво перекатил жвачку во рту, - А ты - просто мальчик, который пришел к нему в гости. Его приказы я выполняю, а твои - нет. Катись отсюда, пока ускорение не придал.
  Парень задохнулся. В словах противного охранника, конечно, имелся резон, и приказы отдавать он ему не имел никакого права, однако же, после общения с дворецким ожидал несколько большего уважения. Гордость его была уязвлена, уверенность, которую он успел обрести еще вчера, во время скандала с Зои, посрамлена и, казалось, не оставалось ничего иного, кроме как покинуть этот коридорчик и, покорившись словам мерзкого типа, отправиться ждать Ежа в гостиную...
  Дверь неожиданно распахнулась.
  Хозяин особняка, от которого ссора под дверями кабинета не осталась тайной, появился на пороге - привычно уверенный, привычно холодный, уже облаченный в удобную, но дорогую одежду, идеально выбритый и безупречно причесанный. Брови его были сдвинуты; лицо сурово. Судя по всему, помех своей работе Карл и в самом деле не выносил.
  - В чем дело? - голос его зазвенел сталью, и тюремщик как-то сразу съежился и сжался, теряя всю свою грозность.
  - Он... - попытался, было, что-то объяснить он боссу, но Дерек перебил его.
  - Мне нужно поговорить с вами! Это насчет Доминика... важно...
  На губах Ежа отразилась легкая тень тонкой улыбки. Тедерику он, судя по всему, действительно благоволил.
  - Заходи, - уверенным и легким движением он отодвинул охранника в сторону и, вытянув руку, слегка приобнял своего молодого приятеля за плечи. Тот, отнесшийся к этому действию абсолютно спокойно, не вздрогнувший и не поежившийся, окатил охранника победоносным, насмешливым взглядом и решительно прошагал вместе с хозяином особняка в кабинет.
  Дверь за ними закрылась, оставляя тюремщика снаружи, и Дерек, к собственному удивлению, почувствовал успокоение. Пребывать наедине с Карлом Ежом он уже не боялся.
  - Итак? - мужчина отпустил его и, прошествовав за стол, обстоятельно сел, сцепляя руки в замок и укладывая их перед собою на стол, - Что ты хотел сказать мне?
  - Взгляните, - Дерек поспешно открыл книгу и, положив ее на стол перед собеседником, указал, - Вот этот абзац, несколько строк... Вам не кажется, что это очень похоже на нашу ситуацию?
  Карл быстро пробежал указанный абзац глазами. Затем нахмурился и прочитал его еще раз, уже более внимательно, вглядываясь, присматриваясь к каждому слову и каждой букве. Потом подумал несколько секунд и, действуя очень мягко и плавно, закрыл книгу, устремляя взгляд на ее обложку.
  На губах его появилась улыбка, не то насмешливая, не то сочувствующая.
  - Тедерик... ты читаешь фантастику и ищешь в ней сходство с нашей ситуацией?
  - Я знаю, что это все кажется нереальным! - парень нахмурился и, нервно ломая пальцы, прошелся по кабинету, - Но подумайте, Карл, ведь все точно сходится, все точно, как у нас - его нельзя убить, поэтому его пытаются вынудить свести счеты с жизнью, его заставляют истечь кровью, и мы совершенно не понимаем причин всей этой жестокости... Быть может, причина именно в этом? Быть может, причина в нем самом, в том, кто он, что он есть??
  - Тедерик, - Карл сложил ладони вместе и на несколько секунд прижав их к губам, медленно опустил, - Для начала успокойся. Если в Доминике есть что-то необычное, что-то мистическое - а судя по его феноменальной способности выживать, в это можно поверить, - то ты, безусловно, можешь оказаться прав. Но чтобы убедиться в этом, недостаточно одних лишь догадок и предположений, мало строк из фантастической книги! Нужны доказательства, большие, чем слова, материальные, вещественные... Вот что. У меня здесь имеется обширная библиотека - поищи в ней что-нибудь об этих существах, тирвасах, о которых упоминается здесь. Если они существуют на самом деле, информация должна быть не только в фантастике. А я позвоню Конраду и попрошу, чтобы он сделал более углубленный анализ крови Доминика... Да, к слову. Тебе надлежит навестить его, сделать рентген, ты не забыл?
  - Я помню, - Дерек слегка поморщился и, потерев грудную клетку с правой стороны, вздохнул, - Но скажите, что мы будем делать, если Ник действительно... мы расскажем ему?
  - А почему нет? - Еж слегка развел руки в стороны, - Я не хотел говорить ему о Джилл, но готов рассказать о Ди-Ре, и о том, что он заставил бедного старика сделать ему дубликат карты. Да, Тедерик, я выяснил это, - заметив удивленный вопрос в глазах юноши, мужчина кивнул, - Он надавил на человека, ставившего Доминику замок, и тому пришлось сделать ему дубликат карты. Я не могу винить его - он больше жертва, чем соучастник... Но вот о том, что будет с людьми, работающими в больнице, и вкалывающими за деньги пациентам психотропные вещества, или продающими их кровь куда-то на сторону, тебе лучше не знать, мальчик мой, потому что щадить их я не намереваюсь. Я ненавижу тех, кто вредит моим друзьям... - Карл неожиданно нахмурился, - У меня их итак немного. Ты назвал себя моим другом, стоя сейчас перед дверью?
  Дерек напрягся. Вообще говоря, он скорее назвал Карла своим другом, а не себя его, да и сделал это исключительно с целью проникнуть в кабинет, совершенно не ожидая, что будет услышан этим самым другом.
  - Да я... Я просто, знаете... - он слегка замялся, - Извините, это, наверное, было излишне скоропалительно, мне не стоило...
  - Не стоит, - казалось бы, поправил его Еж, но тотчас же обезоруживающе улыбнулся, - Ты очень хороший человек, Тедерик Янг, и от твоей дружбы отказываться я не стану. Я не хочу говорить или думать, что ты поспешил... Просто помни, кому ты предлагаешь свою дружбу. Доминик знает о том, кто я и на что я способен, а вот ты...
  Дерек быстро улыбнулся. С его точки зрения, он знал о способностях Ежа даже больше, чем Доминик.
  - Вы забыли, как приказали отправить меня в карцер? - он вздохнул и, подняв взгляд к высокому потолку, задумчиво прибавил, - Мне в последнее время везет на таких друзей. Доминик для знакомства едва не свернул мне челюсть, вы - чуть не свели с ума... Но после этого и вы, и он показали себя с совершенно другой стороны, и от дружбы таких людей я бы не хотел отказываться. Но мы отвлеклись, - он опустил взгляд на собеседника, - Значит, если мы узнаем, что Ник и в самом деле тирвас, что он нужен всем именно из-за этой своей особенности, мы скажем ему?
  - И ему, и капитану Ричарду, - Карл медленно моргнул, подтверждая слова парня, - А теперь отправляйся на рентген, Тедерик, я не хочу, чтобы ты медлил с лечением... Да, к слову, - он едва заметно улыбнулся и переложил какой-то лист на столе так, чтобы прикрывать его другим, - Чуть не забыл. Будь добр, подскажи, как фамилия той девицы, что вчера неожиданно навестила твоего приятеля Молле?
  - Зои? - Дерек удивленно моргнул, чуть пожимая плечами, - Моррис. Зои Моррис, а что?
  
  ***
  Ричард приехал в особняк Ежа уже глубоко после обеда, мрачный и серьезный. С утра на работу он уезжал на личном автомобиле Карла, с его личным водителем, но обратно вернулся уже на своей машине и, припарковавшись у крыльца, деловито постучал, даже не пытаясь изобразить условный стук.
  Впрочем, слуги здесь были вышколены идеально - увидев человека, еще вчера бывшего гостем его господина, дверь привратник отворил моментально и с поклоном проводил мужчину в дом.
  В холле его встретил дворецкий и, так же склонившись, вежливо известил о месте пребывания всех участников их небольшой коалиции.
  Ричард кивнул и, быстро повесив на вешалку кожаную куртку, уверенным шагом устремился в гостиную. Там, как ему было сообщено, находился Дерек, а его в известность о тревожной новости Дику тоже хотелось поставить.
  - Привет, - Янг, заслышав шаги капитана, поднял взгляд от скрупулезно изучаемой им толстой книги и удивленно моргнул, - Что-то случилось?
  - По мне так заметно? - Ричард приподнял брови и, вздохнув, кивнул, - Есть кое-что, что мне необходимо сообщить и тебе, и Нику, и Карлу. Кое-что очень важное и странное... Дворецкий сказал, Доминик в своей комнате? Он разве не спускался?
  - Конрад вчера велел Нику соблюдать покой, и Карл решил сполна обеспечить ему его, - Дерек почесал нос и, заметив, что собеседник понимает далеко не все, пояснил, - Конрад - это врач. Я уже был у него сегодня снова, сделали рентген...
  - И? - Конте-младший, за нового друга беспокоящийся, пожалуй, не меньше, чем за брата, чуть нахмурился, окидывая взглядом кажущегося вполне дееспособным парня. Тот пожал плечами.
  - Ник немного перебил мне ребро - там трещина. Но это неважно. Конрад назначил мне мазь, от нее сразу стало легче, так что... - он слегка развел руки в стороны и уверенно поднялся на ноги, - Так что я, пожалуй, пойду, позову Карла. Ты будешь в комнате у Доминика?
  - Да... - Ричард вздохнул и, слегка качнув головой, покусал губу, - Дерек, слушай... Доминик не со зла, правда, это просто было...
  - Кому ты рассказываешь? - Тедерик вздохнул и, быстро улыбнувшись, мягко прибавил, - Дик, я видел его в тот момент. Я ни в чем его не виню, даже наоборот... Как сказал Карл - он скорее жертва, чем соучастник.
  - Соучастник чего? - капитан мотнул головой, чувствуя, что понимает с каждым мигом все меньше и меньше. Собеседник его махнул рукой и, мимолетно коснувшись грудной клетки, поморщился.
  - Потом расскажу... или он расскажет. Иди к Доминику, я позову Ежа.
  Ричард хмыкнул. Неожиданно обнаружившаяся в Дереке уверенность, пришедшая на смену пораженческой растерянности, безусловно, очень нравилась ему, но вместе с тем и изумляла - казалось бы, еще недавно этот парень трепетал от страха, боялся даже произносить имя Карла Ежа, боялся думать о нем... а что теперь? А теперь он спокойно идет звать его, абсолютно уверенно чувствует себя в его доме, да и вообще ведет себя так, словно всю жизнь только и делал, что путался с такими людьми и занимался такими делами.
  - Похоже, вчерашняя твоя стычка с этой Зои тебе придала уверенности, - отметил он, тщась скрыть улыбку, - Не ожидал...
  Дерек, дошедший уже почти до дверей, неожиданно остановился и, обернувшись через плечо, слегка склонил голову набок.
  - Знаешь, Дик... Карл меня спросил сегодня о ней, - он закусил губу и, видя явный интерес собеседника, слегка вздохнул, - Спросил, как ее фамилия. К чему бы это? Я спросил его, почему он интересуется, но он не ответил... Странно, очень странно, - он набрал в грудь побольше воздуха и, обратившись вновь лицом к двери, пробормотал, - Чем дальше в лес, тем все странней туманы...
  Дик, последней фразы не понявший, нахмурился и, не отвечая, проводил своего молодого друга взглядом. Странный интерес Ежа к бухгалтеру с бывшего места работы Тедерика ему тоже был непонятен.
  ...В комнате Доминика все собрались лишь спустя минут пятнадцать. Сам бизнесмен, измученный бездельем, демонстрируя свое самое, что ни на есть, замечательное состояние здоровья, сидел не на кровати, но на стуле, плотно закутавшись в уютный домашний халат. Больничную пижаму его Карл приказал торжественно выбросить, но нормальной одеждой не обеспечил, уверяя, что мужчине надлежит отдыхать, а не бегать по городу, занимаясь бог весть чем. Доминик, очень недовольный таким раскладом, обозвал старого приятеля нянькой и старательно обиделся.
  Теперь же он, очень домашний, очень спокойный и прекрасно выспавшийся на мягких простынях, изнывал от ничегонеделанья, безмерно желая хотя бы выйти погулять, однако, пока что разрешено ему этого не было. Вчерашний врач, позвонив несколько часов назад Карлу по телефону, заявил, что анализ крови провели по его просьбе в спешном порядке, и через некоторое время он подъедет с результатами, а пока пациенту следует ответственно соблюдать постельный режим и постепенно приходить в себя, как от физических травм, так и от психических.
  Доминик, чувствующий себя не только здоровым, но и совершенно нормальным, внимать этим рекомендациям не пожелал и, вместо того, чтобы валяться на кровати, гордо восседал на стуле.
  На кровать его, почему-то посчитав ее самым подходящим для этого местом, уселся брат, явственно взволнованный, но не желающий сообщать старшему всех новостей в отсутствие их союзников.
  Наконец, дверь распахнулась и в комнату выздоровевшего больного зашли Карл и Дерек.
  Еж, как хозяин дома, шел впереди, спутник его немного отстал, однако, чувствовалось, что сделал он это не из страха, а скорее из уважения - шагающий рядом с хозяином особняка Тедерик и в самом деле казался его закадычным другом.
  - Что же произошло, капитан Ричард, что вы решили так спешно уехать утром и сейчас кажетесь столь обеспокоенным? - Карл чинно прошествовал к небольшому креслу, стоящему возле балконной двери (комната Доминика, как и покои Дерека была оснащена балконом, но выходить на него мужчина почему-то не решался) и, присев в него, сцепил руки в замок, демонстрируя готовность внимать рассказам. Тедерик устроился на кровати, с другой стороны от Ричарда и, повернувшись к нему вполоборота, тоже продемонстрировал внимание.
  Дик встал. Ему хотелось, говоря, быть видным всем и самому видеть их реакцию.
  - Сегодня утром был обнаружен труп, - говорил он резко, отрывисто, не желая держать интригу и тянуть время, - Труп человека, по предварительной версии, бросившегося с моста в реку. Труп... с твоими отпечатками, Доминик.
  Воцарилось тяжелое гнетущее молчание. Известие было неприятным, известие было странным и беспокойство Ричарда сразу же становилось понятно.
  Карл, немного опустив ресницы, сосредоточенно размышлял о чем-то; Доминик, приоткрыв рот, потрясенно смотрел на брата, не находясь, что сказать; Дерек кусал губы, ломая пальцы. Наконец, именно он, придя первым в себя, подал голос.
  - Но это невозможно! - не в силах сдержаться, парень вскочил на ноги, - Как такое может быть? Отпечатки человека уникальны, это не...
  - Теоретически это возможно, - Еж поднял голову, переводя взгляд с Тедерика на капитана, и обратно, - Пластическая операция, филигранная работа, огромное мастерство и образец нужных отпечатков... Но практически я не вижу смысла подделывать отпечатки Доминика, а после этого топиться в реке.
  - Наш эксперт сказал, что, судя по всему, этому человеку не так давно делали переливание крови, - Дик, продолжая выдавать новости постепенно, закусил губу и, помолчав, медленно продолжил, - Человек этот здоров. Никаких следов перенесенных тяжелых заболеваний в его теле не обнаружено, однако, переливание имело место. Кровь не прижилась... В его теле обнаружено фактически две группы крови, два разных образца ее, и это очень странно. Кровь не только не прижилась - она даже не смешалась с его кровью, она... она как будто существовала отдельно! Вполне вероятно, что смерть наступила не от утопления, а именно вследствие этого феномена.
  - Это и в самом деле странно, - Карл медленно кивнул, не прекращая обдумывать что-то, - И, говоря начистоту, капитан, я бы предположил, что не подошедшая этому человеку кровь принадлежит вашему брату.
  - Мне?.. - Доминик, растерянный и ошарашенный одновременно, недоверчиво моргнул, сдвигая брови, - Да, отпечатки мои, но... Карл, кровь?
  - Красный Билл не так давно получил образец твоей крови, Доминик, - Еж легко повел плечом, - Ему продал его какой-то ненадежный человек из больницы... с ним разберется мой поверенный. Также, как разберется и с медсестрой, что колола тебе психотропные, мы выясним, кто заплатил им и по какой причине. Но что-то подсказывает, что делали это разные люди...
  - Чем дальше, тем сильнее все запутывается! - Ник всплеснул руками и, поднявшись со стула, прошелся по комнате, останавливаясь возле окна и скрещивая руки на груди, - До сих пор не известно, каким образом Ди-Ре - если, конечно, это действительно был он, - попал ко мне в квартиру, не известно, почему он вообще вдруг ополчился на меня. Непонятно, кто такой Альфа, как защититься от него, что нужно Красному Биллу... Такими темпами я до конца жизни должен буду просидеть, прячась в твоем особняке, честное слово!
  - На многие из твоих вопросов ответы у меня есть, - Карл слегка склонил голову набок, - Тедерику я уже рассказал, могу сообщить и вам. Дьявол из Рейкьявика нашел человека, ставившего тебе замок и, надавив на него, заставил сделать дубликат карты. Это действительно был он, и сомнений в этом я не питаю, особенно после того, как он сбежал из карцера. Не думаю, чтобы он действовал из собственных побуждений, скорее всего ему кто-то заплатил... Дьявол не гнушается браться за мокрые дела, если получает достаточную оплату. Далее... Номер телефона Альфы зарегистрирован на подставного человека. Не знаю, совпадение это или же нет, но... - он глубоко вздохнул, переводя взгляд на внимательно слушающего его Дерека, - Этот человек - Зои Моррис, Тедерик. Не удивляйся. Я пока не знаю, действительно ли это та же самая девушка, или же Альфа выбрал первое попавшееся сочетание имени и фамилии. Моррис - тень, узнать о ней ничего не удалось. Ну, а Красный Билл с давних пор тянет лапы к твоим деньгам, Ник, и мне казалось, ты должен это знать. Ты несколько раз перехватывал у него выгодные сделки, уничтожил, не заметив, его фирму, его более или менее легальный бизнес... Понятно, что он ополчился на тебя. И твоя кровь в теле человека, имеющего твои отпечатки пальцев, я полагаю, - дело его рук. Судя по всему, Билл вознамерился создать твоего двойника, подставное лицо, и проводит эксперименты... Не удивлюсь, если будут еще тела.
  - А Альфа? - Доминик, хмурясь, вновь обернулся к другу, - О нем так ничего и неизвестно, как его найти - непонятно, и это значит, что мне нельзя покидать особняк. Если, конечно, ему не придет в голову подложить сюда бомбу, и тогда он будет уничтожен вместе со мной...
  В дверь аккуратно постучали, и Конте, сбитый с мрачных мыслей, передернул плечами, опять отворачиваясь к окну.
  Карл дал разрешение войти; в комнату заглянул дворецкий.
  - Прибыл мистер Трейсман, сэр. Я взял на себя смелость проводить его в приемную, он ожидает вас.
  - Пригласите его сюда, - Еж быстро улыбнулся, чуть склоняя подбородок, - Что бы он ни сказал, это может быть полезно всем нам. Это Конрад, - продолжил он, когда дворецкий скрылся за дверью, - Он обещался подъехать с результатами и рассказать о них и, вероятно, имеет что-то любопытное.
  - Даже страшно представить, что это может быть... - тяжело вздохнул Доминик и, чувствуя себя морально выжатым, прислонился лбом к холодному стеклу.
  Конрад зашел в комнату довольно скоро - приемная Карла находилась не слишком далеко от его кабинета, а от кабинета до спальни как самого хозяина особняка, так и его главного гостя, было буквально рукой подать, однако, самому Ежу показалось, что добирался он излишне долго.
  Впрочем, не успел он высказать эти мысли вслух, как тут же получил ответ на них, ответ понятный и четкий, не оставляющий места ни для каких сомнений. Дворецкий, сопроводивший врача в комнату Доминика, остановившись в дверях, вытянулся по струнке.
  - Я прошу прощения, сэр, но вас хочет видеть еще один человек. Он назвал себя Робом и уверяет, что вы должны о нем знать.
  - Роб? - Дерек, торопливо припоминающий имя человека, велевшего ему держаться подальше от Карла Ежа, немного подался вперед, - Это... он с усиками такой, да? Черноволосый, довольно неприятный...
  Ответить дворецкому не позволил останавливающий жест хозяина. Карл вежливо изогнул бровь, обращая взгляд к юноше.
  - Значит, пришли не ко мне, а к тебе, Тедерик?
  - Нет-нет, - Дерек так активно замотал головой, что она даже закружилась, - Просто когда я расспрашивал о вас, мне встретился человек по имени Роб, он посоветовал избегать встречи с вами всеми возможными силами. Даже сказал, что, наверное, Доминик не такой уж хороший мне друг, коли отправил искать вас... Я, конечно, могу ошибаться, но мне тогда показалось, что он как раз очень заинтересован, чтобы я нашел вас. Может быть, это и не он...
  Карл жестом велел дворецкому говорить.
  - Это он, сэр, - тот склонился в почтительном поклоне в сторону Янга, - Ваш молодой друг очень четко описал его.
  Еж задумчиво сжал губы. Конрад, уже несколько секунд как переминающийся с ноги на ногу в ожидании, когда можно будет начать говорить, явно требовал внимания, и тратить последнее еще и на какого-то неизвестного человека мужчине не хотелось.
  - Пусть подождет... - медленно выговорил он наконец, и внезапно легко махнул рукой, отсылая дворецкого, - В карцере. Я бы не хотел, чтобы он запачкал стул в приемной.
  Дворецкий склонился в поклоне и чинно удалился. Дерек, проводив его долгим взглядом, пару раз моргнул, вновь обращая внимание на хозяина особняка.
  - В карцере?? Простите, Карл, вы уверены, что этот... что дворецкий ваш справится с этим...
  - Не стоит недооценивать моих людей, Тедерик, - Еж быстро улыбнулся и, указав Конраду приглашающим жестом на кровать, слегка опустил подбородок, - Вернемся к нашим вопросам. Друг мой... тебя что-то беспокоит?
  Врач, даже не подумавший присесть, кивнул и, устремив взгляд на Доминика Конте, упрямо глядящего в окно, кивнул еще раз.
  - В первую очередь меня волнует вопрос, почему мистер Конте не в кровати. Мне казалось, я говорил о соблюдении постельного режима.
  - Док, честное слово! - Доминик, резко обернувшись, упер одну руку в бок, - Я не могу больше лежать, я валялся дней десять, не меньше! Сжальтесь надо мной, в конце концов, я ходить хочу, мне тесно в этой комнате!
  - Последние ваши слова уже можно полагать симптомом, - холодный голос врача как-то сразу охладил мужчину, заставляя его ощутимо понуриться, - Как ваши раны? Не тянут, не болят?
  - Нет, - он развел руки в стороны, - Я уже практически забыл о них. С головой у меня тоже все нормально, никаких видений не было... Вы узнали, что за гадость мне вводили?
  Конрад медленно опустил подбородок и, поставив небольшой чемоданчик на пол, все-таки присел на кровать, сцепляя руки в замок.
  - 'Торсекветам'*, - быстро бросил он непонятное название, - Сильное психотропное, делает сознание человека лабильным и подвластным любым воздействиям, вызывает стойкие галлюцинации, угнетает психику и нервную систему. Вам очень повезло, что вы остались живы, мистер Конте, многие, подвергшиеся влиянию этого препарата кончали жизнь самоубийством.
  - Это заслуга Дерека, - Доминик широко улыбнулся, благодарно склоняя голову в сторону парня, - Спасибо тебе, мой друг, и прости еще раз, что покалечил.
  - Вам не за что извиняться, - врач немного возвысил голос, - Я думаю, молодой человек уже понял, что под воздействием 'Торсекветама' вы не могли контролировать себя, не сознавали собственных действий. Мистер Конте, к вам в палату заходил кто-нибудь, кроме ваших друзей, врачей и медсестер? Быть может, кто-то незнакомый?
  Мужчина задумался на несколько секунд, затем уверенно мотнул головой. Никаких незнакомых посетителей он не помнил.
  - Может, вам казалось порою, что вы слышите чей-нибудь голос? - продолжал допрос доктор, - Видите ли, 'Торсекветам' нередко, увы, используют в... скажем прямо, не самых хороших целях. Как я уже сказал, он способен вызвать стойкие галлюцинации, а сознание человека в этот момент совершенно открыто, на него очень легко воздействовать. Вы упоминали, что вам являлся давно умерший человек, который требовал, чтобы вы свели счеты с жизнью... Я полагаю, что кто-то умело направлял ваши галлюцинации, контролировал их, а значит, и подталкивал к самоубийству.
  Дерек закусил губу. Слова врача, ложась на недавно узнанную им информацию о загадочных тирвасах, удивительным образом подтверждали ее, заставляя юношу все больше и больше уверяться в некоторой мистичности сложившейся ситуации.
  - Скорее всего, кто-то навещал вас втайне ото всех, - продолжал Конрад, - Вероятнее всего, когда вы спали. Но есть и хорошие новости - препарат действительно выводится из организма очень быстро, чтобы вызвать более или менее устойчивые и постоянные галлюцинации его необходимо вводить каждый день. Учитывая же, что инъекций более мы не допустим, как и воздействия на ваше сознание, я полагаю, можно смело утверждать, что галлюцинаций больше не будет. Если сегодняшний вечер, а позднее и ночь пройдут без эксцессов, завтра вы вполне можете начинать покидать комнату и ходить, для начала, по особняку.
  Доминик восторженно воздел руки к потолку.
  - Наконец! Черт возьми, я измучился во всех этих клетках, мне не терпится выйти на волю!
  - Он обращается к черту, поднимая руки к небу, - Дерек, сам безмерно счастливый за поправившегося, наконец, друга, улыбнулся, качая головой, - Сумасшедший...
  - Это все эта дрянь! - Ник весело отмахнулся и, сияя, как солнце, окинул всех собравшихся восторженным взглядом, - Кстати, а можно мне хотя бы комнату проветрить? А то мне тут уже дышать нечем, честное слово.
  - Разумеется, - голос врача звучал все так же ровно и спокойно, сам он был по-прежнему серьезен и напряжен, и окружающие его люди начали потихоньку догадываться, что сказал мистер Трейсман еще далеко не все, что собирался. Первым отметить это решил Карл.
  - Я просил провести более углубленный анализ крови, - он чуть повернул голову вбок, всматриваясь в собеседника, - Он был проведен?
  - Конечно, - Конрад закусил губу и, задумчиво покачивая ногой, тяжело вздохнул, - Клянусь, я не знаю, как говорить об этом. Как вообще можно сообщать о подобных вещах?
  - Что такое? - Доминик, только, было, обрадованный, мигом напрягся, взволнованно переглядываясь с братом. Тот испуганно подался вперед. В голове замелькали самые разнообразные, жуткие предположения, - анемия, рак крови...
  - Он болен?.. - голос Ричарда сел; пальцы его напряженно стиснули покрывало на кровати.
  Конрад, сообразив, какое впечатление произвели его слова на обоих братьев, успокаивающе улыбнулся.
  - Совсем наоборот, мистер Конте, совсем наоборот... Ваш брат не просто здоров - он невозможно здоров! В его крови содержатся антитела практически ко всем известным ядам, одна ее капля может исцелить от чумы целую империю! У него поразительные способности к регенерации, как мы все можем это наблюдать - с такими ранами, как он получил, люди лежат месяцами, впадают в кому, а порою и не выживают, не взирая даже на грамотное лечение, но Доминик чувствует себя, да и выглядит, совершенно здоровым, он полностью оправился от смертельных ранений меньше, чем за неделю. Потерял огромное количество крови, нуждался в переливании, практически погиб! Но не взирая ни на что это, оправился с совершенно невероятной скоростью. Сотрудники лаборатории, предоставляя мне отчет об исследованиях, скажу вам честно, пребывали во вполне объяснимом шоке. Такое не каждый день встречается... - он посерьезнел, - И, думаю, вы сами понимаете, что это очень странно. Вы не обычный человек, мистер Конте, вы - нечто гораздо большее, чем человек! Результаты я получил еще утром, - Конрад потер переносицу, собираясь с мыслями, не обращая внимания на сраженного известиями наповал Доминика, - Но понял, что представить их вам, не имея возможности объяснить причину такой удивительной аномалии, я просто не могу, поэтому обратился к одному своему знакомому. Он специализируется на загадочных феноменах, особенно тех, что связаны с людьми или, как он их называет, 'околочеловеческими' существами. Он внимательно изучил результаты анализов, и сделал вывод - кровь может соответствовать лишь одному существу. Существо это называется...
  - Тирвас! - Дерек, кусающий губы в ожидании момента, когда можно будет проявить собственную осведомленность, восторженно хлопнул в ладоши, - Я так и знал, знал, что они существуют! Я читал об этом, все точно сходится, все это...
  - Мистер Янг, - Трейсман быстро улыбнулся, добавляя в голос побольше льда, - Прошу вас - присядьте и успокойтесь. В вашем состоянии не следует долго быть на ногах, вы же не хотите спровоцировать осложнения?
  - Конрад любит рассказывать о сделанных им открытиях сам, - Карл мягко улыбнулся и легонько кивнул Дереку, - Присядь, друг мой. Радоваться или изумляться мы будем после, для начала следует выслушать все до конца.
  Конрад церемонно склонился в его сторону в благодарном поклоне и, откашлявшись, решительно продолжил:
  - Вы абсолютно правы, юноша, - он глянул на все-таки присевшего рядом с ним на кровать парня, - Существо это называется тирвас. Изучено оно очень мало и, помимо ценности своей, обладает свойствами несколько мистическими. Так, например, некоторые источники гласят, что, коль скоро убить тирваса возможным не представляется - они практически неуязвимы, раны их заживают за считанные дни, с любыми повреждениями организм успешно справляется даже без дополнительной помощи, - то, чтобы все-таки избавиться от него, нужно вынудить его покончить с собой. Если речь идет о животном - а тирвасы встречаются и среди них, можете мне поверить, возьмите хотя бы кошек с их пресловутыми девятью жизнями! - то это сделать, конечно, маловероятно, но вот на человека есть пути воздействия. Кровь тирваса - ценнейший материал, она способна исцелять и других, если, конечно, не будет пролита впустую. В старые времена люди, знающие о тирвасах, выслеживали их, загоняли в угол и наносили такое обилие ран, что несчастные истекали кровью. Часть ее гонители собирали, используя себе на благо, остальная пропадала. Беда людей, обладающих такими свойствами, беда тирвасов в том, что от природы они очень добры, очень удачливы и, вместе с тем, несчастны - в личной жизни ни один тирвас удачи не знал. Они тянутся к людям, им хочется довериться, но, увы, далеко не всегда люди оправдывают это доверие... - Конрад тяжело вздохнул и на несколько мгновений примолк. Потом продолжил вновь, говоря уже несколько более твердо.
  - Вы, мистер Конте - уникальнейшее существо, вы поразительный человек! Вы удачливы, но не растеряли доброты и способности верить людям, деньги плывут к вам в руки, газеты называют вас одним из самых завидных женихов, но, насколько мне известно, узами брака вы пока не связаны. Ваша кровь обладает удивительными свойствами, она способна исцелять больных, вы - ходячее лекарство, панацея от всех бед! Не удивительно, что на вас ведется настоящая охота.
  - Другими словами... - Доминик, мрачный, как осенний день, скрипнул зубами, - Другими словами, я - не человек?
  - Вы человек, - доктор терпеливо улыбнулся, - Человек, который был рожден, чтобы помогать другим, этого требует сама ваша сущность. Я не знаю, да и никто не знает, почему так происходит, почему на свет появляются такие люди, как вы... Но одно я могу сказать точно - вы уникальны! Вам следует гордится собой, но и беречь себя. Судя по всему, о вашей уникальности знают многие, и многие же хотят заполучить подобную же уникальность себе.
  - Я читал, что человек, заставивший тирваса покончить с собой, может обрести его неуязвимость, - Дерек, вновь подав голос, слегка пожал плечами, - Не знаю уж, каким образом, но, видимо, если кто-то пытался заставить Ника совершить самоубийство, какая-то правда в этом есть.
  - Мне надо присесть, - Конте-старший, шатнувшись, прижал ладонь ко лбу и, пройдя несколько неуверенных шагов, практически упал на оставленный недавно стул, - Или лучше прилечь... на пол. С кровати боюсь упасть. Объясните мне, в конце концов! Что мне делать теперь со всеми этими известиями? Я - не человек, я, как это ваш приятель выразился... 'околочеловеческое' существо, моя кровь - панацея от уймы болезней, я дьявольски ценен и меня все хотят убить! Мне что, в бункер прятаться, чтобы спастись от этого?!
  - Убить тебя мы не позволим, Ник, - Карл, на деле пораженный известиями ничуть не меньше своего друга, но не могущий позволить себе демонстрировать очень уж сильное изумления, чуть приподнял уголки губ, - Здесь ты в безопасности, а если пожелаешь выйти в город - мы будем сопровождать тебя, и проследим, чтобы ничего не случилось. Поверь, для нас не имеет значения, тирвас ты или нет, и насколько ты ценен в глазах других людей - ты ценен для нас, и тебе это прекрасно известно. Что же до прочих... - он сложил ладони вместе и на доли секунды прижал их к подбородку, размышляя, - Мне доложили, что Ди-Ре уже нет в городе, он отправился куда-то еще, поэтому о нем, я думаю, можно смело забыть. Остаются Альфа и Красный Билл. Последний занят своими экспериментами, попытками воссоздать, как я понимаю сейчас, тирваса... Конрад, может ли кровь этого существа ассимилироваться в теле другого человека?
  Трейсман уверенно мотнул головой.
  - Нет, это невозможно. Тирвасы уникальны, их кровь не приживется в другом организме и, пожалуй, это единственный их минус - использовать ее для переливания нельзя.
  - А если попытаться сделать этот организм максимально похожим? - Ричард, улавливая мысль Ежа, быстро глянул на него, немного подаваясь вперед, - Скажем... изменить отпечатки пальцев? Они ведь уникальны для каждого и, если сделать их искусственно похожими...
  - Знаете, мистер Конте, - Конрад улыбнулся себе под нос, - Есть такое расхожее выражение: 'кровь - не вода', обычно его применяют, характеризуя преданность родственников друг другу. Но в этом случае я бы тоже использовал его, сказав, что кровь обмануть не так-то просто. Отпечатки пальцев - это только отпечатки пальцев. Кровь омывает весь организм и, если будет подселена не туда, просто свернется, не желая существовать в неподходящем теле. Тирвасы, повторюсь вновь, совершенно, абсолютно уникальны, воссоздать их невозможно.
  - Вот когда по-настоящему начинаешь ощущать себя особенным, - Доминик Конте, новоявленный тирвас, тяжело вздохнул и, безрадостно улыбнувшись, кивнул, - Ладно... попробую как-нибудь жить с этим дальше.
  
  ***
  Карл вышел из комнаты и, оглядевшись, щелчком пальцев подозвал к себе ожидающего неподалеку дворецкого. Друзья его пока что оставались в комнате в компании доктора, а он, извинившись, был вынужден покинуть их, чувствуя необходимость выяснить причину появления в его особняке незнакомца.
  Дворецкий поспешно подошел, и мужчина, не говоря ни слова, красноречиво указал пальцем сначала вниз, а затем наверх. Дворецкий поклонился и поспешно отправился исполнять безмолвный приказ хозяина - доставить ожидающего в карцере своей участи человека в кабинет.
  Сам Еж также направился к кабинету, надеясь до появления странной личности успеть выяснить некоторые подробности у своего неизменного охранника. Дом последний сегодня не покидал, однако, Карлу было хорошо известно, что при желании Пит может добыть информацию, не сделав ни единого шага - связи у него были на удивление обширными, а стоило кому из его поверенных услышать имя Карла Ежа, как они бросались исполнять его просьбы, сломя голову. Возможно, именно благодаря такой расторопности и умению Карла когда надо отблагодарить, когда надо поощрить, а когда надо наказать, преданность их оставалась неизменной, а жизнь была вполне благополучной.
  Он подошел к дверям кабинета и, не заходя внутрь, обратил взгляд на сидящего рядом с дверью на табуретке охранника. Пит торопливо вскочил, вытягиваясь по струнке. Сидеть на работе ему не возбранялось, однако, субординацию нарушать тюремщик не хотел и в присутствии шефа предпочитал стоять.
  - Что-нибудь узнал? - Карл открыл дверь кабинета и оглянулся через плечо.
  Охранник пожал плечами.
  - Арчибальд Молле чист, как белый лист, босс. Ни в чем предосудительном не замешан, отслужил в армии, отучился, владеет рестораном 'Синий глаз'... Единственно, непонятно, откуда он взял деньги для его открытия, но вполне вероятно, что просто обратился в банк за кредитом. Я выясню к вечеру, если хотите.
  - Не стоит, - Еж легко махнул рукой и ненадолго замер, размышляя, - Судя по всему, чистенький Арчи все-таки не хочет афишировать своей успешности. Тедерик полагает его простым метрдотелем, но никак не владельцем ресторана... Любопытно. Нутром чую, что здесь что-то не сходится, но понять пока не могу. Держи нос по ветру, Пит. Если случайно что-то узнаешь - не замедли сообщить.
  - Конечно, босс! - Пит вытянулся, уверенно кивая. Добыть нужную информацию для шефа для этого человека было просто делом чести, и в его преданности сомневаться тоже не приходилось.
  Карл зашел в кабинет и, сев за стол, в раздумье побарабанил пальцами по столу - дурацкая привычка, совершенно не соответствующая его облику, которую он позволял себе лишь оставшись наедине с самим собой.
  Итак, Арчибальд Молле. Стоит ли вплотную заниматься им, или этот человек - просто типичный случай укрывательства от налогов? Притворяется метрдотелем, перед властями чист, а на деле владеет рестораном... Тедерику об этом неизвестно. Странно. Очень странно. Но имеет ли это отношение к Доминику и всему, что творится вокруг него?
  В дверь аккуратно постучали, и Карл выпрямился, сбрасывая с себя задумчивость и вновь становясь спокойным и уверенным в себе человеком.
  - Сэр? - дворецкий осторожно заглянул внутрь, - Вы позволите?
  Еж кивнул, и дворецкий, сделав шаг назад, уверенно втолкнул в кабинет бедно, но броско одетого мужчину, с тонкими усиками над верхней губой, взлохмаченного и какого-то помятого. Карл, отметив про себя, что в карцере гостю не понравилось, сделал ему знак подойти. Дождался, когда он сделает два шага и выставил перед собою руку открытой ладонью вперед, приказывая остановиться.
  - Кто ты? - голос его был спокоен и холоден, как и всегда при общении с незнакомцами.
  Незваный гость шмыгнул носом.
  - Я Роб, сэр. Роб Хайлерс. Я тут это... С парнем общался, который вас разыскивал. Заволновался - а ну как шпион чей-то? Вот, пришел... узнать...
  - Ты рассчитывал, что парень расскажет мне про тебя и я заинтересуюсь твоей персоной, - разгадать план такого человека для Карла Ежа труда не составляло. Он холодно улыбнулся, окидывая Роба оценивающим взглядом. Бандит мелкого пошиба, максимум умений - отобрать сережки у проходящей мимо барышни. Вряд ли такому место в его свите.
  - И что же ты можешь предложить мне, чтобы заинтересовать? - он не менял позы, не делал ни одного лишнего движения, продолжая так же сверлить собеседника взглядом.
  Тот сглотнул и снова шмыгнул носом.
  - Я могу что скажете узнать. У меня это... моих крыс по городу много бегает, можно выяснить, чего хотите.
  - У меня достаточно осведомителей, - ему безмерно хотелось избавиться от назойливого визитера, однако тот, по-видимому, сдаваться не планировал.
  - Ваши все больше по верхам смотрят! А мои снизу копнут, да и нароют столько де... - он запнулся, не решаясь произнести грубое слово в присутствии столь элегантного и опасного человека, - В общем... ну, нехорошего всего накопают ого-го сколько! Вы только скажите - я своим крысам шепну и через пару дней вся инфа у вас!
  - 'Инфа' у меня, - медленно повторил мужчина и неожиданно задумался. Шансы, конечно, мизерные... но чем черт не шутит? Вдруг этот повелитель крыс прав, и о некоторых людях лучше узнавать снизу, а не сверху? Видеть верхушку айсберга это, конечно, хорошо, но порою следует заглянуть и под воду...
  - Хорошо, - он сцепил руки в замок, окидывая явно обрадованного Хайлерса долгим взглядом, - Если ты сумеешь доказать свое умение, быть может, иногда я буду обращаться к тебе. Запомни имя - Арчибальд Молле. Нарой мне о нем все, что возможно, вплоть до того, что он ест на завтрак, а что предпочитает на ужин. Если сделаешь все быстро и четко - я пойму, что тебе можно доверять.
  - Да без вопросов, сэр! - Роб едва ли не подскочил на радостях и, шмыгнув носом, поспешно вытер его рукавом, - Ну, я тогда это... пошел, да?
  - Всего доброго, - холодно напутствовал его Карл, опуская взгляд к бумагам на столе. Ничего важного среди них не было, но продемонстрировать, что диалог окончен, все-таки хотелось.
  По удалении же Роба Хайлерса из его кабинета, мужчина намеревался узнать еще кое-что, на сей раз уже вернувшись к друзьям, выяснить то, что, в общем и целом, взвалил на плечи Ричарда. Что же делать - привычка держать все в своих руках давно уже стала его неизменной спутницей.
  Роб торопливо вышел, сияя, как лампочка и обстоятельно прикрыл за собою дверь, оставляя босса в одиночестве.
  Тот вздохнул и, потерев переносицу, поднял взгляд от ненужных бумаг. У него внезапно заболела голова, однако, показывать это подчиненным было опасно - слабым нельзя демонстрировать свою слабость, иначе они разорвут тебя на части. Гиены...
  Он мимолетно сжал губы и, поднявшись на ноги, подошел к окну, наливая себе немного воды из стоящего на подоконнике кувшина. Ничего, эта боль не так уж сильна, чтобы ее невозможно было терпеть. Нужно поговорить с Ричардом, и плевать на собственное состояние.
  Карл медленно, неспешными глотками опустошил стакан и, поставив его на подоконник рядом с кувшином, уверенно направился на выход. Беседовать с капитаном Конте было бы желательно конфиденциально, значит, придется вызывать подозрение в друзьях, отзывая одного из них в коридор. Неприятно, но вполне терпимо.
  Впрочем, вопреки его ожиданиям, друзья, увлеченные живым обсуждением перспективы дальнейшего существования Доминика Конте, на просьбу Карла побеседовать наедине с младшим братом последнего отреагировали весьма индифферентно, предпочитая продолжить беседу.
  Ричард, фыркнув что-то скептическое напоследок, уверенно поднялся на ноги и, покинув комнату, вопросительно воззрился на хозяина особняка. Тот был серьезен.
  - Я просил вас заняться установлением на дверь квартиры Доминика нового замка.
  - Да, и даже дали мне координаты мастера, - Дик согласно кивнул. Ничего слишком важного в разговоре он не видел.
  - Все сделано, господин Еж, на дверь квартиры моего брата установлен замок последней, новейшей модификации - дверь открывается по звуку его голоса, плюс существуют две страховочные записи, на случай, если с ним что-нибудь случится. На одну из них я записал собственный голос. На вторую думал о вашем...
  - Это спорно, - Карл качнул головой, слегка хмуря брови, - Я не так часто вижусь с Домиником, нынешнее наше с ним общение можно полагать лишь исключением из общего правила. Думаю, правильнее будет записать голос Тедерика... Когда вы планируете завершить работу с замком, записав голос самого Ника и нашего молодого друга?
  - Не беседуйте со мной, как со своим подчиненным, - Ричард быстро улыбнулся и, отвернувшись к двери, коснулся ее ручки, - Доминик рвется домой. Как только ваш друг, мистер Трейсман, позволит ему покинуть особняк, полагаю, мы отправимся туда. Он, я и Дерек.
  Карл не стал спорить. Он лишь чуть склонил голову в согласном поклоне, да негромко молвил:
  - Разумно.
  
  ***
  Дверь кабинета без стука распахнулась, пропуская сильно взбудораженного, ощутимо испуганного человека.
  Красный Билл медленно поднял взгляд от чашки кофе и, хмурясь, немного вытянул губы. Вид подчиненного говорил сам за себя, ему даже не надо было объяснять причин своего состояния.
  - Сэр...
  - Третий? - мужчина поморщился, передвигая с места на место чашку. Вбежавший человек взволнованно и весьма огорченно кивнул.
  - Застрелен сегодня утром... Кто-то разрядил обойму точно ему в грудь, сэр, мы ничего не могли...
  - Дьявол! - Билл стукнул большим кулаком по столу. Чашка подпрыгнула, кофе выплеснулся, пачкая обшивку столешницы и край отчета о финансовом состоянии его новой фирмы.
  - Что за чертовщина тут творится?! Конте - чертов везунчик, он притягивает к себе удачу, как магнитом, он постоянно выживает, даже если убить его стараются очень активно! Так почему, черт их подери, те, кто получает его кровь, не могут прожить и суток?! Я хочу создать полного двойника этого ублюдка, я хочу воссоздать и его отпечатки, и его кровь, и... да вообще все, и только потом уже заняться лицом! Почему вы не можете сделать этого?!
  - Мы... мы делаем, сэр, все делаем... - испуганный экспериментатор, будучи не в силах выдержать гнев своего патрона, растерянно отступил, - Мы... я... не знаю... Но его кровь не желает приживаться в телах испытуемых...
  - Чепуха! - Билл грузно поднялся из-за стола, упираясь кулаками в столешницу, - Отговорки неумелых неучей! Где вы были, когда у первого отказало сердце?! Почему не спасли?!
  - Но, сэр, мы не могли... - его собеседник испуганно прижал руки к груди, - Он умер мгновенно, мы не успели ничего... Но, поверьте, это кровь! Клянусь вам, сэр, с этой кровью что-то не так, второй кричал, что она жжет его изнутри!..
  - Да-да, и поэтому сиганул в реку, - мужчина досадливо отмахнулся, - А потом его выудила полиция, и теперь младший брат Конте пытается распутать наш клубок. Надо было приставить к нему психиатра, чтобы он не сбрендил до такой степени! С третьим что?
  Экспериментатор удивленно моргнул. О том, что случилось с третьим подопытным он рассказал несколько мгновений назад, но, очевидно, патрон не пожелал его услышать.
  - Он... был застрелен, сэр...
  - А, ну да, - Красный Билл дернул подбородком и недовольно вновь опустился в только что оставленное кресло, - Ну? И причем тут кровь? Сам сказал - в него разрядили обойму, какое отношение это может иметь к крови Конте? Ты, именно ты говорил, что в его крови содержится чертова куча антител для разных ядов, что его кровь просто панацея от всех бед! Мне не нужны больше неудачи, понятно?! Мы создадим полного двойника Доминика Конте, чего бы вам, кретинам, это не стоило!
  - Папа? - мягкий голос от двери заставил разъяренного мужчину как-то сразу притихнуть и подобреть. Пришла Джилл, единственный луч света в окружающем его мраке, и на нее свое негодование Билл выплескивать не хотел, поэтому не взирая на склонность к вспыльчивости, старался держать себя в руках.
  Он вообще был довольно гневливым человеком, очень невыгодно отличаясь этим от Карла Ежа, всегда полагал, что сила заключается в ярости и, если он будет кричать на подчиненных, те будут его бояться. Они и боялись, но не уважали, и зачастую за спиной его шептались, что старик просто давно свихнулся, поэтому и орет непрерывно. Неожиданная идея провести эксперимент, создать полного двойника Доминика Конте - от отпечатков пальцев до крови, - тоже казалась его подопечным признаком безумия, однако, спорить с грозным Редом никто не решался. Кроме того, заботы их оплачивал он хорошо, а за деньги, как полагали многие, можно было и быть честными и искренними в своей преданности сумасшедшему патрону.
  В любом случае, Джилл отец любил, был привязан к ней неимоверно сильно, и в ее присутствии старался сдерживать свои порывы. Дочь платила ему тем же.
  - Что случилось, что ты так кричал? - она зашла в кабинет, хотела прикрыть за собой дверь, но не стала, смерив растерянного слугу своего родителя долгим взглядом. Кто он, девушка знала - эксперименты отца не были секретом от нее.
  - Сейчас расскажу, дорогая... - Билл тяжело вздохнул и, бросив на экспериментатора злой взгляд, рыкнул, - Убирайся!
  Тот торопливо попятился, едва ли не крестясь на ходу и, скрывшись за дверью, поспешно захлопнул ее, оставляя отца с дочерью наедине.
  - Еще один из моих экспериментов был уничтожен, - мужчина откинул голову назад, немного запрокидывая ее, - Застрелен сегодня... А что привело тебя?
  - Ричард идет по следу, - Джилл нахмурилась, внимательно следя за отцом, - Только не волнуйся, папа... Того, кто был застрелен сегодня уже доставили в его участок, он плотно занимается этим делом. Ему не нравится обилие трупов с отпечатками брата... И еще кое-что, - она ненадолго сжала губы, собираясь с духом, затем на одном дыхании выпалила, - Доминик связался с Карлом Ежом! Он угрожал мне, я не успела рассказать... Видела его возле дома того официанта. Он сказал, что защитит Доминика любой ценой и чтобы я держалась подальше!
  - Почему ты не застрелила его?! - Билл вцепился в подлокотники кресла, подаваясь вперед, - Черт побери, это худшая новость за последнее время! Против Ежа даже я боюсь выступать, не хочу потом оказаться в психушке с поехавшей крышей, или на дне какого-нибудь водоема! Почему, почему ты не убила его, Джилл?!!
  - Мы стояли среди улицы, - девушка недовольно передернула плечами, - Я хотела выстрелить... Но он предупредил, что его подчиненные не оставят это просто так, они отомстят...
  - Глупая девчонка! - мужчина вновь ударил кулаком по столу, и кофе, еще оставшийся в его чашке, опять плеснулся на стол, - Он блефовал! Если бы застрелила Ежа, его клевреты переметнулись бы к нам! Стервятники чуют силу, они бы прибились к нам, встали бы под мои знамена!..
  - Нет, папа, - Джилл, хмурясь, закусила губу и уверенно покачала головой, - Нет, я знаю Карла. Рядом с ним много преданных до мозга костей людей, они бы наверняка стали мстить за него... Но теперь он знает о нас. Знает, что... прости, что ты получил кровь Доминика.
  - Ты решила подвести меня под монастырь?! - взревел Билл, вновь поднимаясь на ноги, - Еж уничтожит меня, сотрет с лица земли! Если до этого мы имели дело только с полицией и Конте, если нам угрожала тюрьма, то на этот раз нам светит смерть, Джилл, смерть неминуемая!! Дьявол... - он резко выдохнул и, упав в кресло, сжал руками виски, - Ну что за день сегодня! Неудача за неудачей, провал за провалом... Черт возьми, ну почему ты не взялась в свое время за самого Доминика, почему предпочла его брата? Стольких проблем можно было бы избежать...
  - Я пыталась, - девушка негодующе топнула ногой, - Я пыталась завязать отношения с Ником, но он даже не заметил меня! Заметил его брат, а потом еще этот... официант. Ты думаешь, мне стоит подобраться к нему ближе, папа?
  - Если тебе это удастся - вперед, - отец равнодушно махнул рукой и устало закрыл глаза, - Я ужасно устал, Джилл. Разберись хоть с чем-нибудь самостоятельно...
  
  ***
  На следующий день Доминик спустился в гостиную уже к обеду, когда Дерек и Карл уже были там.
  Увидев заходящего бизнесмена, юноша длинно присвистнул, откидываясь на спинку стула и окидывая его долгим взглядом.
  Доминик, которого за все время знакомства он привык видеть или в больничной пижаме, или - в последние пару дней, - в домашнем халате, преобразился просто кардинально. Одежда, явно позаимствованная из гардероба Карла (Дерек был уверен, что рубашку он совсем недавно видел на Еже, да и сам преступник недвусмысленно намекал намедни другу, что одежду для него он найдет), сидела на его фигуре очень ловко, четко и красиво обрисовывая силуэт; сам Конте ощущал себя в этом наряде явно увереннее, чем в более свободном облачении, что сказывалось и на твердости его походки, а посверкивающий на мизинце правой руки перстень лишь дополнительно подтверждал его статус состоятельного человека. К слову, перстень в душе Дерека вызвал откровенное недоумение, ибо никаких украшений на теле Доминика прежде он не помнил. Недоумение это, однако, было довольно быстро разрешено.
  Ник подошел к столу и, спокойно опустившись напротив поставленной для него тарелки с едой на стул, недовольно стащил перстень с пальца.
  - Спасибо за подарок, но он мне мал, - буркнул он, легонько пододвигая его к мягко усмехнувшемуся в ответ Ежу.
  - Оставь, - мужчина подвинул перстень обратно, - Мне он не нужен, я чужд подобных способов самовыражения, а ты, быть может, сам подаришь его кому-нибудь.
  - Бери, Боже, что мне негоже? - Доминик фыркнул и, повертев перстень в руках, с интересом перевел взгляд на сидящего напротив парня, - Дерек? Никогда не пробовал носить кольца? У тебя вроде пальцы тоньше, чем у меня, попробуй, может, налезет.
  - Представляю, как я буду выглядеть - в простой куртке и с дорогущим перстнем на пальце! - юноша фыркнул и, протянув руку, принял кольцо, сам крутя его в руках. Примерять его или нет, он не знал.
  - Что мы решим сегодня? - он неуверенно натянул перстень на мизинец и, полюбовавшись его блеском, окинул друзей взглядом, - Какие расследования будем проводить?
  - Дик с утра сообщил, что обнаружен еще один труп с моими отпечатками, на сей раз застреленный, - Доминик, которому вчера вечером Карл торжественно вернул мобильный, слегка пожал плечами, - Не знаю, я не знаю, что должен предпринимать в такой ситуации. Вообще, мне бы хотелось вернуться к своим делам, боюсь, без меня может многое развалиться... Да, Дик еще хотел, чтобы я подъехал записать свой голос для открытия замка. Кстати, Дерек, твой голос тоже нужен.
  - Мой?.. - Янг, поперхнувшись от неожиданности соком, ошарашенно заморгал, - Погоди-погоди, но причем здесь я?.. Для открытия двери нужен твой голос, а не мой, не буду же я каждый раз прибегать...
  - Замок последней конфигурации, - Карл, вновь подав голос, спокойно подвинул к кашляющему юноше стакан с водой, - Основная запись открывает дверь, две страховочные нужны для того, чтобы можно было попасть в квартиру, если с хозяином что-то случится. В нашем случае я полагаю это самым разумным выходом, но свой голос в качестве страховки предложить не могу - мне добираться до Доминика значительно дальше, чем тебе или Ричарду, к тому же, я и сам могу оказаться... скажем, недоступен. Капитан свой голос уже записал... остаешься ты. И, конечно, Ник, чтобы мог попасть в квартиру сам.
  - Кстати, Дерек, - Доминик, неожиданно переключаясь на другую тему, заинтересованно склонил голову набок, - А ты с работы-то уволился все-таки или пока решил не делать этого?
  - Фактически уволился, практически еще нет, - парень слегка пожал плечами и, мельком коснувшись внезапно напомнившего о себе ребра, продолжил, - Когда мне было делать это? Я не заходил в ресторан с тех пор, как побеседовал с Зои.
  - Я бы тоже хотел побеседовать с ней, - Еж, быстро улыбнувшись, аккуратно отправил в рот кусочек бекона и, обстоятельно прожевав и проглотив его, продолжил, - Пожалуй, я подвезу тебя сегодня в ресторан, Тедерик. Пока ты будешь писать заявление, я поговорю с мисс Моррис... После заедем к Нику.
  - В таком случае я, с твоего позволения, возьму другой автомобиль с твоим личным водителем и поеду домой, - Ник чуть ухмыльнулся и, говоря с непогрешимой уверенностью, прибавил, - И останусь там.
  - Ник... - Карл вздохнул и слегка покачал головой, - Ты забыл? Покой и безопасность - этого у тебя дома не найти.
  - Да будет тебе, нянька, - мужчина недовольно передернул плечами, демонстрируя свое самое замечательное состояние здоровья, - Замок на двери новый, беспокоить меня там никто не будет, да и дома выздоравливать всегда как-то приятнее, чем в чужом месте. Думаю, и Дерек не откажется вернуться к себе, прекратив таскаться по чужим домам.
  Тедерик, как раз совершенно не настроенный покидать чрезвычайно уютный особняк с полным обслуживанием, мимолетно поморщился.
  - Да я, собственно... - он замялся, не зная, как продолжать. Еж, моментально поняв причину этой заминки, мягко улыбнулся.
  - Ты можешь оставаться в моем доме, сколько пожелаешь, Тедерик, меня не смутит твое присутствие. Разве что... если Ник и в самом деле уедет, кому-то надо будет приглядывать за ним. Хотя, конечно, я могу выставить охрану...
  - Ну, уж дудки! - Конте, последним вариантом абсолютно не воодушевленный, даже поднялся на ноги, - Карл, я не маленький ребенок, я вполне справлюсь с собственной защитой! Вернусь, поставлю сигнализацию, замок...
  - Ты уже однажды доказал, как можешь справиться со своей защитой, - Еж сдвинул брови и, тотчас же устало вздохнув, легко махнул рукой, - Хорошо. В конце концов, в твоих словах есть некоторый резон, вот только... Скажи, Доминик, ты не против побыть наживкой?
  Доминик сморщился, моментально понимая мысль собеседника и, быстро переглянувшись с явственно недоумевающим Дереком, скрестил руки на груди.
  - Хочешь поймать Альфу на живца? Это крупная рыба, боюсь, с ней так просто не справиться...
  - И все-таки я попробую, - мужчина кивнул и, сам поднявшись на ноги, перевел взгляд на юношу, - Как вижу, перстень нашему другу все-таки подошел. Я рад. А теперь отправляемся, друзья мои, ни к чему продолжать обсуждения. Доминик, прежде, чем ехать, будь добр созвониться с капитаном Конте. В противном случае ты просто не попадешь в квартиру. Тедерик, я надеюсь, Зои Моррис проводит на работе весь день, а не определенные часы?
  - Она всегда тыкала нам под нос своей ответственностью, - парень фыркнул и, потеребив перстень, неожиданно обезоруживающе улыбнулся, - Можно я оставлю его себе?..
  ...
  Кольцо Дереку оставить, конечно, разрешили - ни Доминику, ни Карлу оно особенно не нравилось, да и вообще казалось никчемной безделушкой. Тедерик же счел перстень со стилизованной мордой гиены, чьи глаза сверкали заманчивым зеленым цветом, довольно симпатичной дорогой игрушкой и был весьма признателен своим обеспеченным покровителям за столь приятный подарок. На пальце его кольцо сидело, как влитое, не было ни тесным, ни излишне свободным, и парень, украсив им руку, почти забыл о безделушке, словно бы всегда носил ее.
  В дорогу собрались скоро - Доминик, чувствующий себя на редкость превосходно, и даже более не расстраивающийся из-за осознания себя как тирваса, рвался домой и засиживаться у друга в гостях больше не желал. Дерек, это желание, говоря начистоту, не разделяющий и возвращаться в свою скромную квартирку, а уж тем паче - идти в ресторан, не хотящий, без особого энтузиазма все-таки решил пойти у него на поводу и, уже не питая ни малейшего смущения, чувствуя себя свободно и легко, сел на переднее сидение автомобиля Карла рядом с водителем.
  Ник устроился в другой машине, вызванной Ежом специально по этому случаю, и уже через несколько мгновений оба автомобиля стартовали, покидая в порядке строгой очередности участок особняка, - Карл впереди, его водитель вторым.
  Дорога прошла без особенных проблем, да и вообще довольно непримечательно - Дерек спокойно переговаривался о чем-то с Карлом, о чем-то довольно отвлеченном и даже приятном, и находил, что преступник, как-то неожиданно вдруг ставший его хорошим другом, весьма интересный собеседник.
  - А о чем вы хотите побеседовать с Зои? - они уже подъезжали к ресторану, когда парень вдруг решился задать действительно очень интересующий его вопрос. Карл загадочно улыбнулся.
  - Хотелось бы выяснить, в курсе ли она, что на нее зарегистрирован номер телефона такого человека, как Альфа. И... возможно, еще кое-что. Кроме того, Тедерик, я не прочь оказать тебе некоторую поддержку - полагаю, мисс Моррис не будет особенно рада видеть тебя и постарается как-нибудь уязвить. В моем же присутствии сделать этого ей не удастся.
  - Спасибо, - парень быстро улыбнулся и, покрутив на пальце кольцо, негромко вздохнул, - Честно говоря, мне даже как-то боязно туда идти. Зои умеет придумывать разные гадости, кто знает, что ей придет на ум сейчас...
  - Должно быть, она умная девушка, - Карл притормозил на парковке возле ресторана и, положив руку на руль, повернулся вполоборота к своему собеседнику, - Но на каждую умную девушку найдется мужчина, который будет умнее нее.
  Дерек вздохнул и, не сумев скрыть вполне довольной улыбки, кивнул. Иметь за спиной такого защитника, как Карл Еж было все-таки чрезвычайно приятно и лестно.
  Они покинули автомобиль и, шагая на удивление синхронно, хотя Карл передвигался всегда куда как более чинно и плавно, чем его молодой друг, направились в ресторан.
  Зои была на месте. При виде Дерека она встала и, окинув его долгим презрительным взглядом, категоричным жестом указала на стол.
  - Бланк заявления, - в голосе девушки так и похрустывали льдинки, - Напишете и можете быть свободны, мистер Янг. Расчет вам будет выдан через некоторое время...
  - Мисс Моррис, - Карл, кожей чувствуя, что девица пытается задеть его спутника, да и явно предпочитает вести нечестную игру, мягко улыбнулся, делая шаг вперед, - Боюсь, в ваши обязанности входит выплатить расчет мистеру Янгу сейчас, а не с задержкой. Тедерик, пиши заявление. С вами же, мисс, мне бы хотелось побеседовать конфиденциально.
  - Прошу прощения? - Зои вскинула четко очерченные брови, окидывая обращающегося к ней незнакомца ледяным взглядом, - Кто вы такой, сэр, и что делаете в административном центре нашего ресторана?
  - Мое имя Карл, - мужчина слегка опустил подбородок, представляясь, - Карл Еж, если вам угодно... - при последних словах глаза его чуть блеснули: Карл отслеживал реакцию собеседницы, которая, буде она была и в самом деле связана с криминальным миром, его имя должна была бы знать. Однако, Моррис не прореагировала. Она равнодушно кивнула, отвечая на приветствие и, переведя взгляд на пишущего Дерека, презрительно улыбнулась.
  - Вижу, ты сильно изменился, Янг - друзья со странными именами, кольца на руках... Оно вполне соответствует твоему характеру, должна заметить, - она резко выпрямилась и, сделав столь недвусмысленный намек на то, что своего бывшего подчиненного равняет с гиеной, повернулась на каблуках, - Прошу в мой кабинет, мистер Еж. Если у вас имеются какие-то вопросы ко мне - буду рада удовлетворить любопытство. Но должна предупредить, что если вы собираетесь заступаться за своего друга - можете разворачиваться и уходить прямо сейчас. Слушать я вас не буду!
  - Вы меня выслушаете, мисс Зои, - Карл тонко улыбнулся: поведение девушки его забавляло, - И выслушаете внимательно. Прошу вас, - он мягко обогнул собеседницу и, бросив мимолетный взгляд на явственно уязвленного и задетого Тедерика, сделал приглашающий жест в сторону двери кабинета. Вел себя мужчина всегда и везде, как хозяин, не изменил этой привычке и сейчас, а ставить на место взбалмошных дамочек и вовсе умел одной только улыбкой.
  Зои, демонстрируя свою независимость, надменно вздернула подбородок и, чеканя шаг, направилась к помещению для конфиденциальных разговоров; Карл последовал за ней. Задержавшись на миг в дверях, он обернулся и, поймав взгляд Дерека, едва заметно подмигнул ему, как бы говоря, что волноваться не о чем.
  Парень, вздохнув, опять склонился над заявлением, тщательно подбирая слова для описания причины своего ухода. Его слуха еще успел коснуться звенящий голос Зои:
  - Он оскорбил меня!.. - но затем дверь кабинета затворилась и все стихло.
  Юноша поморщился. Не так уж он и оскорбил эту дрянь, как она пыталась представить, не так уж сильно повысил на нее голос - просто высказал все, что давно уже копилось у него в душе. Просто высказал, просто уволился... Не он же назвал ее гиеной!
  Он поднял руку и, посмотрев на свое украшение, легонько коснулся указательным пальцем другой руки серебряного носа.
  - Она просто дура, - шепнул он, объясняя это не то перстню, не то самому себе, - Но Карл поставить ее на место, - и, успокоив себя этими словами, он вновь вернулся к заполнению заявления.
  С Зои Карл разговаривал недолго. Тедерик только-только успел дописать заявление и, поставив подпись и дату, с облегчением отодвинуть его от себя, мысленно проклиная бюрократию с ее заморочками, как дверь кабинета распахнулась и на пороге появился по-прежнему хранящий олимпийское спокойствие Еж. Следом за ним вышла недовольная чем-то бухгалтер и, подойдя к большому сейфу за своим столом, демонстративно отперла его, что-то доставая.
  Перед Дереком на стол упала небольшая пачка денег, и девица скрестила на груди руки.
  - Ваш расчет, мистер Янг. Теперь будьте добры покинуть помещение, и более никогда не показываться здесь.
  - С удовольствием, - не удержался парень и, демонстративно сунув деньги за пазуху, сжав зубы, чтобы не охнуть от мимолетной боли в ребрах, отвернулся, решительно направляясь к выходу.
  Карл ожидал его у дверей и, быстро улыбнувшись напоследок сердитой Моррис, приоткрыл створку, выпуская приятеля наружу, а затем выходя сам.
  О беседе своей речь он повел лишь когда они уже вновь сели в машину.
  - Эта Моррис - крепкий орешек, так просто ее не расколешь... - он задумчиво провел ладонью по рулю, - Признаюсь, у меня возникло подозрение, что с такими как я, этой милой девушке общаться уже приходилось, опыт есть.
  - Думаете? - Дерек сморщил нос, - Зои - стерва, я не удивлюсь, если она и общалась с кем-нибудь из... ваших сфер. А может, и не общалась, просто держит себя так.
  - Или она сама имеет отношение к моим сферам, как ты выразился, - Карл тонко улыбнулся, глядя куда-то вперед, - Что ж, теперь направляемся к Доминику. Нужно убедиться в работоспособности замка и записать на него твой голос. Да, Тедерик... - он завел машину, мягко нажимая на газ, - Скажи мне, тебе известно, что Арчибальд Молле владеет рестораном 'Синий глаз'?
  Дерек дернулся от неожиданности и, повернувшись к собеседнику, ошарашенно уставился на него. Новость была для него неожиданной.
  - Е... если бы за рулем сейчас был я, мы бы, наверное, врезались... - пробормотал он, в абсолютном обалдении созерцая своего хладнокровного собеседника, - Это она вам сказала? Она лжет...
  - Нет, - Карл, действуя уверенно и равнодушно, вывел автомобиль со стоянки, направляя его на широкое шоссе, - Об этом я узнал из других, своих источников, которые не вызывают сомнений. Ей я задал тот же вопрос, что и тебе сейчас... Ты удивишься, пожалуй, Тедерик, но Зои знает об этом. Для нее не секрет, кто является владельцем ресторана, она сознает, на кого работает. Она добавила, что мелкой сошке знать об этом не положено и очень красноречиво посмотрела на дверь. Думаю, она имела в виду тебя. Насчет же номера телефона она ничего не знала и даже как будто искренне удивилась.
  - Но Арчибальд мой друг... - парень, не зная толком, как вести себя и как реагировать, опустил взгляд на собственные руки, - Я считал его своим другом... почему он никогда не говорил?..
  - Возможно, другом его считал ты, а не наоборот, - мужчина незаметно повел плечом, - Я не берусь судить. До сих пор я даже не уверен, что эта информация имеет хоть какое-нибудь значение для нас, тем более, что глубоко в эти махинации я не вникал. Возможно, на самом деле Зои владеет 'Синим глазом', но записала его на Молле, чтобы скрыться от налогов или еще из каких-то причин... Все в этом мире возможно, Тедерик. Ты собираешься в ближайшее время навещать Молле?
  - Следовало бы, - Дерек неуверенно сжал губы, - Он мой друг, мне надлежит беспокоиться о нем, и так далее, так далее... Но, говоря откровенно, я не хочу. Особенно теперь, когда узнал, что он обманывал меня. Не хочу выяснять причины этого, не хочу ссориться, пока он в больнице... Быть может, он поправится, за это время мы утрясем все проблемы с Домиником, вот тогда и поговорю с ним. Вы уверены, что следует записать мой голос, а не ваш?
  - Абсолютно уверен, - кивнул Еж, - И, боюсь, Тедерик, тебе придется приглядывать за нашим другом, по крайней мере, некоторое время. Я бы не хотел, чтобы он оставался в одиночестве до тех пор, пока я не найду Альфу.
  
  ***
  С записью голоса проблем особенных не возникло. Когда они приехали, Доминик и его брат - очень мрачный и очень задумчивый, - были уже дома, и о чем-то беседовали, сидя на кухне. Стук в дверь (звонка у Ника не было) они услышали не сразу, и Карл, мимолетно сжав губы - единственное выражение негодование, которое он себе позволял, - был вынужден позвонить хозяину квартиры, дабы тот все-таки впустил гостей.
  Доминик появился на пороге сияющим и, не пуская гостей в квартиру, вышел к ним сам, демонстративно захлопывая дверь. Затем, не объясняя своих действий, приблизил губы к маленькой черной коробочке расположенной довольно высоко на дверном косяке и уверенно, негромко молвил:
  - Alea iacta es.
  Послышался тихий щелчок и дверь приотворилась. Хозяин квартиры, чрезвычайно довольный, распахнул ее пошире и сделал приглашающий жест внутрь.
  - И что это значит? - Дерек, заходя первым, улыбнулся, оглядываясь на друга через плечо. Тот легко отвел одну руку немного в сторону.
  - 'Жребий брошен'. Чтобы я не забывал об этом, чтобы всегда был настороже... Наша игра с Альфой идет всерьез, до конца, Дерек, и если я позволю себе расслабиться... - он вздохнул и махнул рукой, - Не важно. Уже расслабился один раз. Пути назад нет, и я хочу об этом помнить.
  - Какую же фразу записали вы, капитан? - Карл, внимательно выслушав несколько сумбурные объяснения приятеля, мельком улыбнулся, переводя взгляд на Ричарда и немного склонил голову набок, - И чем сегодня объясняется ваша мрачная задумчивость?
  - 'По моему слову', - буркнул Дик и, тяжело вздохнув, дернул плечом, - Все, что смог выдумать. Дерек, тебе тоже следует записать какую-то фразу для аварийного открытия двери, а мрачен я... - он примолк, сжимая губы и, подумав, безнадежно махнул рукой, - Мы обнаружили еще один труп с отпечатками Ника. На сей раз человека застрелили, причем как-то очень жестоко - судя по всему, ему в грудь в упор разрядили всю обойму пистолета. Нет ни одной версии, кто бы мог сделать это, но брат мой считает, что...
  - Альфа, - Конте-старший уверенно кивнул, - Я не сомневаюсь, что это дело его рук - он хочется избавиться от меня, а заодно уничтожает и моих двойников. Не знаю только, кто и с какими целями создает их...
  - Единственный человек, о котором точно известно, что у него есть образец твоей крови - это Красный Билл, - Карл сделал плавное движение рукой, которое Дерек, переводящий взгляд с одного на другого собеседника истолковал как 'без вариантов', - Не беспокойтесь, капитан Ричард, вскоре эти странные двойники прекратятся - я устрою это. Тедерик... тебе нужно записать голос для открытия двери. Ты придумал фразу?
  Парень неловко пожал плечами. В голову ничего не лезло.
  - 'Сезам, откройся'?
  - Дерек, это не шутки, - Ричард, который за последние дни безмерно устал, тяжело вздохнул, качая головой, - Нормальную фразу, не предсказуемую, что-нибудь...
  - 'Рубикон', - мысль пришла на ум совершенно внезапно, и парень, выпалив ее, оглядел всех своих собеседников, - Если у Ника 'жребий брошен', то...
  - Подойдет, пожалуй, - капитан слегка кивнул и, взяв юношу за рукав, потянул его к заветной коробочке. После чего проделал несколько странных, загадочных манипуляций, надавил на какую-то кнопку и безмолвно подтолкнул молодого человека к прибору.
  Дерек набрал в грудь больше воздуха. Подобных вещей прежде делать ему не доводилось, и как надо вести себя, он не знал, хотя и подозревал, что говорить следует увереннее.
  - Рубикон! - выпалил он, глядя на коробочку испуганным взглядом и, заметив, как на ней загорелся красный огонек, отшатнулся. Может быть, он сделал что-то не так?..
  Послышался негромкий писк, и Ричард удовлетворенно кивнул.
  - Дело сделано. Осталось поставить сигнализацию, и можно полагать, что Ник условно защищен.
  - Я договорился еще утром, ближе к вечеру прибудут мастера, - Карл спокойно глянул на вновь закрытую дверь и хотел, было, сказать что-то еще, однако, оказался отвлечен звонком мобильного телефона. Лицо его немного помрачнело - мелодия вызова сообщала, что звонит кто-то из подчиненных, а от таких звонков мужчина ничего хорошего не ждал.
  - Слушаю, - говорил он, тем не менее спокойно и сдержано, не проявляя эмоций. Несколько секунд молчал, затем вдруг широко улыбнулся.
  - Любопытно... Что ж, пусть подождет. В приемной. Устройте его ожидание как надлежит, я скоро прибуду, - он сбросил вызов и, старательно гася улыбку, виновато развел руки в стороны, - Вынужден откланяться, друзья мои - дела не ждут. Тедерик, тебя подбросить до дома или ты задержишься здесь?
  - Задержусь... - несколько неуверенно отозвался парень, переглядываясь с Домиником, - Побуду недолго, потом отправлюсь домой. Спасибо вам за помощь, сэр... и за подарок, - он быстро улыбнулся, демонстрируя перстень.
  Карл равнодушно кивнул и, еще раз попрощавшись со всеми присутствующими, покинул квартиру мистера Конте.
  ...
  День близился к концу. Мастера, присланные Ежом, уже побывали в квартире Доминика Конте, установив на дверь новейшую сигнализацию, объяснили хозяину и двум его поверенным, как управляться с ней, как отключать, заходя в квартиру, чтобы не отправить на пост ложный вызов и, откланявшись, удалились.
  Доминик наслаждался собственным покоем и здоровьем, счастливый, безмятежный и совершенно не думающий о том, что может случиться завтра - он получал удовольствие от мгновения, от момента, не желая беспокоиться о будущем, полностью уверенный, что следующая секунда будет лишь лучше предыдущей. Бурное море, бушующее вокруг него последнее время, казалось, улеглось, в жизни наступил штиль, и мужчина, убежденный, что отныне все будет хорошо, изо всех сил убеждал в этом друга и брата.
  Те улыбались, кивали, и не верили.
  Ричард непрестанно созванивался по телефону со своими подчиненными, отдавал указания, спрашивал о новостях и, не получая таковых, ожидаемо сердился; Дерек же просто подспудно ожидал подвоха. В установившийся покой ему не верилось, казалось, вот-вот должно что-то произойти - рухнет на голову крыша, или провалится пол, или окно пробьет еще одна снайперская пуля и положит конец их приятному времяпрепровождению.
  Но все было тихо. Они мирно сидели в гостиной квартиры Доминика, устроившись на новом, чистом диване, доставленном сюда стараниями младшего брата хозяина квартиры, и спокойно пили очень вкусный, крепкий чай, заваренный тем самым хозяином. Ник на своей кухне, безусловно, ориентировался лучше, чем его брат, да и в атмосфере спокойствия сделать вкусный напиток был способен без особого труда.
  За окном постепенно темнело. Дерек, понимая, что еще мгновение - и домой ему придется идти с фонариком, с сожалением встал и, сжав губы, поставил пустую чашку на стол.
  - Все-таки я пойду, - он собирался уже полчаса как, но друзья все не хотели его отпускать, - В конце концов, Ник, тебе надо отдыхать, забыл, что сказал Конрад?
  - Ой, не пугай меня им, - Доминик слегка поморщился, тоже поднимаясь на ноги, дабы проводить приятеля, - Карл итак мне вчера угрожал, что если я не буду выполнять все рекомендации Трейсмана, он пришлет его ко мне снова. Но вы же не выдадите меня, правда, ребята?
  - Обязательно выдадим, - Ричард усмехнулся, в свой черед вставая с дивана, - Мне тоже пора, Ник. Еще нужно заехать на работу, а Джилл так не любит, когда я возвращаюсь поздно... Подвезти, Дерек?
  - Да нет, я дойду, - парень быстро улыбнулся и, задумчиво потрогав собственные ребра, с некоторым сомнением прибавил, - Ходить все-таки более полезно, чем постоянно сидеть в машине... В любом случае, здесь не так далеко, Дик, глядишь, не развалюсь по дороге!
  Капитан Конте несколько секунд молчал, затем понимающе кивнул.
  - Все понятно, Карлу я нажалуюсь на вас обоих. Пусть пришлет Конрада, чтобы тот провел с вами воспитательную работу!
  ...Квартиру Доминика покидали в непринужденной атмосфере шуток и смеха, от чего ощущение вот-вот должного случиться подвоха в душе Дерека усилилось. Впрочем, показывать он этого не стал и, попрощавшись с хозяином квартиры, проследив на пару с его братом, чтобы он запер как следует дверь, и убедившись, что в уголке ее засветился зеленый огонек включенной сигнализации, направился к лифту.
  Охранник на посту - на сей раз действительно взрослый, серьезный мужчина, - вежливо попрощался с гостями самого обеспеченного жильца этого дома. Они вышли на улицу, и тут уже разошлись, простившись до завтрашнего дня и уговорившись встретиться где-то около обеда здесь же, дома у Доминика.
  Дерек кивнул и, махнув рукой, уверенно зашагал знакомой дорогой к своей маленькой квартирке, тихонько вздыхая по пути о роскошном особняке Карла и собственной, пустующей сейчас там, комнате.
  Он шел и улыбался темнеющему небу, шел и благодарил судьбу за такие неожиданные повороты и удивительные приключения. Все-таки стоило, да, определенно стоило пережить все эти ужасы со спасением Доминика, стоило побывать в карцере ради того, чтобы вот так круто изменить свою жизнь. Скажи ему кто месяц назад, что он вдруг спонтанно уволиться с работы, разругавшись вдрызг с Зои, и не будет при этом испытывать ни малейшего волнения за свое будущее - он бы, наверное, фыркнул и послал этого человека куда-нибудь далеко-далеко. Скажи ему кто-нибудь, что он будет считать одного из самых опасных - если не самого опасного! - людей этого города одним из своих лучших друзей, скажи ему кто-нибудь, что действительно самым лучшим его другом станет богатый бизнесмен, которому он спасет жизнь...
  И скажи ему кто-то другой, не Карл Еж, что Арчибальд владеет рестораном.
  Дерек помрачнел и, возвращаясь мыслями с восторженных небес на грешную землю, опустил взгляд, созерцая асфальт под своими ногами.
  Почему он никогда не говорил? Почему скрывал? Даже если все это не более, чем подстава, придуманная Зои - почему Арчи не рассказал обо всем ему, Дереку?.. Ведь он называет его своим другом, всегда называл так, он говорит, что волнуется, беспокоится за него... Так почему он молчал??
  Парень вздохнул и, понимая, что единственным напрашивающимся ответом может быть только то, что на самом деле Молле никогда и не был ему другом, лишь прикидывался им по непонятной причине, сумрачно полез в карман за ключами. На душе у него было паршиво. Обрести трех новых друзей, но потерять старого - не этого он хотел от жизни, совсем не этого...
  - Дерек! - неожиданно раздавшийся впереди немного удивленный, звонкий голосок, заставил молодого человека вздрогнуть и, подняв взгляд, остановиться, немного сдвигая брови. Из сгущающегося полумрака вынырнула чья-то легка фигурка, сверкнула в свете зажегшегося фонаря знакомая улыбка...
  Юноша на мгновение сжал губы. Вот и еще один персонаж, не так давно разочаровавший его...
  - Добрый вечер, Джилл, - он скованно улыбнулся. Говорить ей, что все знает или пока не стоит? Скрыть или рассказать?..
  - Как я рада тебя видеть! - голосок девушки звенел, серебрился и переливался, как весенний ручеек; глаза блестели - она была чудо, как хороша сейчас, но впечатления на Дерека больше не производила. Слишком свежа была память о том, на что способна эта очаровательная нимфа...
  - Я совсем не ожидала, что встречу тебя, да еще в таком районе... - она красноречиво окинула взглядом двор дома, где проживал молодой человек и поежилась. Последний испытал мимолетную обиду. Сам он к своему району относился весьма положительно, считал его довольно приятным и безопасным, и подобных заявлений как-то не ждал.
  Впрочем, слова девушки вызвали в нем не только отторжение. Захотелось смеяться, захотелось расхохотаться ей в лицо и заявить, что следя за ним, встретить его здесь она уж могла бы и ожидать.
  Но он сдержался.
  - Да, я вас тоже не ожидал увидеть здесь, - он вновь заставил себя улыбнуться. С дочуркой Красного Билла следовало быть настороже, следовало вести себя так, чтобы не спровоцировать ее вдруг. Дерек мимолетно оглянулся по сторонам. Никого, черт! Если девчонка убьет его сейчас, даже Ричард узнает об этом не сразу! Что же делать...
  - Но очень рад, что встретил, - поспешно продолжил он, делая шаг ближе к собеседнице, - Вы знаете, я ведь так и не поблагодарил за помощь тогда... Помню, что вы... ты замужем, но может быть, не откажешься выпить со мной чашечку кофе? Вон там кафе, - он указал на действительно находящееся неподалеку от них небольшое заведение. Сквозь прозрачные окна было видно, что народу там, не взирая на вечернее время более чем достаточно.
  Девушке предложение явно не понравилось. Она мимолетно поморщилась, однако, тотчас же поспешно натянула на лицо улыбку и согласно кивнула. Обязанность наладить отношения с Дереком Янгом висела над ней, как дамоклов меч, и пренебрегать ею, подводя отца, ей не хотелось.
  - С удовольствием, - она церемонно кивнула и, сама первая шагая в нужную сторону, строго уточнила, - Но ничего кроме кофе! Я не хочу расстраивать мужа.
  - Конечно-конечно, - Дерек поспешно замахал перед собою руками, прикидываясь простачком, - Ничего такого, обещаю! Просто кофе в благодарность за помощь, честно.
  Джилл улыбнулась до такой степени обольстительно, что парень внезапно подумал, что это ему бы следовало опасаться ее, а не наоборот. Однако же, виду вновь не подал и, уверенно шагая к кафе, завел разговор о какой-то ерунде, вроде прекрасного вечера.
  Народу в заведении и в самом деле было предостаточно. Все столики в укромных местах были заняты, что Тедерика очень сильно порадовало - с такой собеседницей говорить он предпочитал не наедине, - да и прочие свободными отнюдь не были, лишь когда они вошли, из-за одного из тех, что стояли в самом центре, поднялся мужчина и принялся обстоятельно собирать вещи.
  Дерек, улыбаясь, легонько подтолкнул девушку к освобождающемуся месту.
  - Вот сюда.
  - Я хотела у окошка... - Джилл тоскливо окинула взглядом плотно набитый зал и, обреченно вздохнув, кивнула, - Здесь тоже хорошо. Только, Дерек, не долго, ладно? Мой муж не любит, если я задерживаюсь.
  Мужчина ушел, и молодой человек, усаживая девушку за столик, мягко пододвинул ей стул.
  - Не беспокойся, - он почти мурлыкал, слегка склонившись к ее ушку, - Ричард сказал, что заедет на работу, поэтому время у нас есть.
  Джилл слегка побледнела. Эмоции она, судя по всему, умела скрывать значительно хуже, чем Карл Еж или даже чем сам Дерек, поэтому парень мысленно поздравил себя с тем, что выбил собеседницу из колеи.
  - Не понимаю тебя...
  - Ну, твой муж, - он широко улыбнулся, присаживаясь напротив и облокачиваясь на стол, - Ричард Конте, брат Доминика. Или ты не знаешь, кто он такой?
  Мелькнула мимолетная надежда - Еж ошибся, эта Джилл совсем не та, о которой он говорил ему...
  - Так ты знаешь?
  Надежда разлетелась на тысячи осколков. Джилл оказалась той самой, о которой рассказывал Карл.
  - Знаю, - Дерек, продолжая лучиться улыбкой, поднял взгляд на подошедшего официанта, - Кофе, пожалуйста. Покрепче. Джилл?
  Девушка не прореагировала, и парень махнул рукой.
  - Ей тоже, - официант ушел, и он, немного подавшись вперед, вгляделся в собеседницу, - Я знаю не только это, Джилл Конте... Или мне следует говорить Джилл Ред?
  Лицо его собеседницы ощутимо помрачнело. Планы ее рушились, разваливались на глазах, она опять разочаровывала отца, и поделать с этим ничего не могла.
  - Скажи, зачем ты все еще следишь за мной? - Тедерик подпер щеку ладонью, глядя прямо в глаза девушке, - О том, что я дружен с Домиником, тебе известно, о том, что Карл Еж защищает его - тоже... Что еще ты хочешь выяснить?
  - Ничего, - Джилл, наконец подавшая голос, нахмурилась, - Я просто хочу уберечь тебя от ошибки, Дерек. Я просто хочу, чтобы ты не привязывался слишком сильно к Доминику, это опасно...
  - Скажи, кто может быть опаснее Карла? - Дерек хмыкнул и, вспомнив кое о чем, кивнул, - Кстати, это он похитил меня тогда. Но после того, как мы с ним побеседовали, Еж готов защищать не только Доминика, но и меня... Ну, это я так. Предупреждаю. Это правда ты стреляла в Доминика?
  - Еж тебе слишком много рассказал! - девушка скрипнула зубами; глаза ее опасно сверкнули, - Обычно таких всезнаек я не оставляю в живых... Тедерик Янг. Имей это в виду.
  - Вы угрожаете мне, Джилл Конте? - Дерек возвысил голос и эти слова почти прокричал. Несколько голов повернулись к ним; взгляды исполнились живого интереса.
  Джилл сжала губы, заставляя себя улыбнуться. План собеседника стал ей понятен - он переиграл ее, обхитрил: у всех на глазах убить его ей бы не удалось без риска для себя, а подставившись сама, она бы подставила и отца...
  Принесли кофе, аккуратно поставили чашки перед молодыми людьми. Девушка попыталась напустить на себя вид полнейшей беспечности и безмятежности, и весело расхохоталась, давая понять, что слова ее спутника были не более, чем шуткой.
  Заинтересованные взгляды потухли; люди отвернулись.
  Она немного подалась вперед, не сводя взгляда с хладнокровного собеседника.
  - А ты не так-то прост, как кажется, мальчик... - говорила девушка шепотом и в голосе ее появились шипящие нотки, - Неужели уже успел набраться мастерства у Ежа? Он доверяет тебе, благоволит тебе, и это заметно - на твоем пальце я вижу кольцо, которое он носил год или два назад. Что ж... пока что ты будешь жить. Но если ты встанешь мне поперек дороги, если ты будешь мешать моему отцу...
  - В конце концов я и буду мешать ему, - Янг, сохраняя полнейшее хладнокровие, спокойно отпил из чашки. Трюк дался ему нелегко - сердце колотилось, как бешенное, молодой человек безумно нервничал и боялся, однако, сознавал, что выиграть опасную игру может только изображая равнодушие.
  - Он хочет создать двойника Ника, а я слишком хорошо знаю настоящего, - продолжал он, мысленно представляя, как делает свой карточный ход, выкладывает козырь и ждет, есть ли у противника, чем ответить.
  У противника карт не нашлось.
  - Откуда ты знаешь?! - Джилл, злясь все сильнее, сдвинула брови, вцепляясь в стол. К кофе своему она не притрагивалась, полностью игнорируя его и предпочитая уделять все внимание беседе.
  - Оттуда же, откуда знаю о тебе, - отрезал Тедерик и, с тихим стуком поставив кружку на столик, нахмурился, - Послушай, Джилл, не лезь в это дело. Вокруг Доминика сейчас идет игра намного более опасная, чем та, что затеяли вы, он играет не на жизнь, а на смерть и отступить уже не может... Я, Карл Еж и Ричард помогаем ему, защищаем его, а вы с отцом со своими глупыми экспериментами только путаетесь у нас под ногами!
  - Ты не знаешь ничего, мальчишка! - девушка скрипнула ногтями по столешнице, - Не знаешь ничего об опасности, о смертельных играх, не знаешь ничего о наших причинах и намерениях! Можешь мне поверить - под ногами у нас путаетесь вы, и если вы не отступите, мой отец просто сомнет вас! Ты еще не знаешь, кто такой Красный Билл...
  - А ты, похоже, не знаешь, кто такой Карл Еж, - Дерек тонко улыбнулся, изумляясь сам себе. Ежа он уже безусловно и безоговорочно полагал союзником, в его намерениях не сомневался и, делая сейчас такое заявление, был совершенно уверен, что уж кто-кто, а Карл-то точно справится с каким-то там старым бандитом.
  - Ты хотела проследить за мной, Джилл, соблазнить меня? - продолжал он, - Как бы не так! Я предупредил, а ты думай дальше сама - не лезьте к Доминику, оставьте его в покое, целее будете. Думаешь, смерть этих парней с его отпечатками пальцев - случайность? Их убивают, причем убивают безжалостно и жестоко, и человек, который делает это, может добраться и до вас! Я предупредил тебя, Джилл, просто предупредил... Да, и вот еще что. Если сейчас ты застрелишь меня где-нибудь там, - он мотнул головой в сторону выхода, - Первым, кто узнает об этом, будет Карл. А он этого не простит, можешь мне поверить, - Дерек решительно поднялся на ноги и, достав из-за пазухи пачку денег, выданных ему сегодня Зои, бросил одну купюру на стол, - Это за кофе. Не ходи за мной, дочь Красного Билла, и не следи больше. Это чревато...
  Девушка промолчала, ничего не отвечая. Молодой человек, прождав реакции несколько мгновений, резко и уверенно зашагал к выходу, старательно расправляя плечи и следя за уверенностью походки.
  Он не знал, удалось или нет ему напугать Джилл Ред, не знал, последует ли она его совету... но самого себя он напугал точно.
  Говоря, живописуя ужасы, ожидающие глупую девушку, Дерек вдруг сам как-то неожиданно начал сознавать, во что он ввязался, начал понимать, что Альфа - это не просто имя, не просто номер в телефоне Доминика Конте, это реальный человек, опасный человек, безжалостный и ловкий, хитрый, как сам черт, человек, которого нельзя, невозможно поймать, но который в любую секунду может положить конец чьей-нибудь жизни.
  Теперь он уже не сомневался, что обоих несчастных двойников Доминика убили, и что за смертью их стоит Альфа. Не сомневался в том, что именно этот человек организовал покушение на Доминика, и что он не остановится на достигнутом и, понимая все это, разделял страх Конте перед ним. Впервые за все время их знакомства, Дерек по-настоящему поверил, что Доминик прав, и что никто, кроме Альфы, просто не мог стоять за всеми покушениями на его жизнь.
  Оставался вопрос - как, зная и понимая все это, защитить Конте от дальнейших покушений на его здоровье? И как защититься от подобных же покушений самому.
  
  ***
  Карл неспешно налил воду в стакан, поставил стакан на стол перед собою и, опустившись в мягкое, удобное кресло, щелкнул пальцами.
  Вошел дворецкий, как обычно почтительный и услужливый, и склонился в ожидающем поклоне.
  - Пригласите гостя, - Еж спокойно сложил пальцы домиком, откидываясь на спинку, - Я жду его.
  Дворецкий безмолвно отступил, покидая кабинет босса и исчез за дверью.
  Карл продолжал сидеть, практически не шевелясь, лишь скользя взглядом по убранству помещения. Стула для гостя нет, но это не имеет значения - в кабинете имеется удобный диван, он может присесть на него. Стакан воды следовало бы поставить ближе к дивану, на кофейный столик подле него, но этого делать он не желал - если гость захочет пить, он будет вынужден встать и подойти сам. Превосходство всегда ярче всего проявляется в мелких, почти незаметных деталях, сполна характеризующих человека.
  Он знал это. Знал и умел создавать вокруг себя атмосферу непогрешимой уверенности, неоспоримого величия, превосходя даже, казалось бы, равных.
  Дверь отворилась, пропуская грузного, тяжелого человека, опирающегося на трость и шагающего с таким усилием, что сразу становилось ясно - годы давят на него, тяжесть забот давно стала непомерна, однако же, борясь с надвигающейся немощью, он все еще старается держать марку.
  Трость в его руках сияла дорогим набалдашником, выточена была, похоже, из розового дерева, да и вообще буквально кричала о своей высокой стоимости; одет мужчина был с иголочки, очень опрятно и аккуратно, тоже явно недешево.
  Впрочем, моложе его все это не делало, и Карл, уже давно перешагнувший подростковый рубеж, в присутствии этого человека неожиданно вновь ощутил себя юношей, почти мальчишкой.
  Однако, умело скрыл это и, вежливо поднявшись на ноги, сделал приглашающий жест в сторону дивана.
  - Присаживайтесь, мистер Ред.
  - Благодарю, - мистер Ред, глубоко вздохнув, с некоторым усилием повернулся и, ощутимо прихрамывая на левую ногу, направился к дивану. На него он не сел, а почти упал, но моментально выпрямился, приосанился и, поставив трость между ног, устремил взгляд на хозяина особняка.
  Последний тоже опустился в кресло и, сложив пальцы домиком снова, вопросительно изогнул бровь.
  - Итак... чему обязан?
  Дверь кабинета уже была затворена, охранник привычки подслушивать не имел, и можно было не сомневаться, что находятся они здесь наедине, и ни одно слово не будет услышано не теми ушами. Однако, мистер Ред, похоже, это уверенности не разделял.
  Он завозился, заворочался, подозрительно озираясь и, наконец, видимо, удостоверившись, что подслушивать их как будто никто не планирует, опять устремил взор на Карла. Лицо его немного покраснело.
  - Я не буду ходить вокруг да около, молодой человек, скажу прямо, как есть. Несколько дней назад вы встретились с моей дочерью и угрожали ей, я не желаю терпеть...
  - Прошу прощения, - Карл, хладнокровно перебив собеседника, немного повернул голову вбок, - Ни слова угрозы вашей дочери я не сказал. Я лишь предупредил ее, что Доминик Конте находится под моей защитой. Давайте говорить откровенно, мистер Ред. Вас привело сюда не желание заступиться за свою дочь, а наивная попытка заставить меня отступиться от защиты Доминика. Скажу вам сразу, что она провалилась.
  - Вы смеете обвинять меня во лжи?! - мужчина грозно засопел, слегка опираясь на трость, как будто собираясь подняться на ноги. Еж остался невозмутим.
  - Если вам хочется видеть обвинение в моих словах, то я адресую его скорее вашей дочери, неверно передавшей информацию. Вас же я пока не планировал обвинять в чем-либо, хотя бы потому, что ложь - наименьший из ваших грехов.
  - Не вам судить меня, мальчик! - мистер Ред, изо всех сил стараясь все-таки держать себя в руках, слегка стукнул тростью по полу, - Мои грехи - легенды, которые с замиранием сердца передают из уст в уста! Твоя звезда на криминальном небосклоне взошла меньше пяти лет назад, Еж, тогда как я нахожусь на своем месте уже больше трех десятилетий! Ты - молокосос, дилетант по сравнению со мной, ты не смеешь...
  - Мистер Ред, - Карл, оставаясь все таким же каменно-холодным, немного возвысил голос, - Возьмите себя в руки. Если я сейчас начну кричать и сыпать обвинениями в адрес Красного Билла, мы ни до чего не договоримся. Что вы хотите от меня?
  - Уйди с моего пути, - Билл гневно выдохнул и, глянув на стоящий на столе перед Ежом стакан воды, несколько раз кашлянул. В горле у него пересохло, но просить у оппонента пить он не хотел, справедливо полагая, что за водой вставать ему придется самому.
  - Мне нужен Конте, не мешайся у меня под ногами! - продолжал мужчина, стараясь не смотреть на стакан, - Ты слывешь знающим человеком, Еж, тебе известно, что у меня есть причины не любить твоего приятеля...
  - О вас я могу сказать то же самое, - интерес оппонента к воде не оставался тайной для хозяина кабинета, и он втайне был очень доволен этим. Трюк, психологическая уловка удалась сполна - при взгляде на воду Билл, истомившийся в ожидании, начинал хотеть пить, но встать и взять стакан, а уж тем более попросить его, значило бы признать собственное поражение. Испытывая же жажду, мужчина отвлекался, терялся и не мог полноценно вести беседу, не мог формулировать свои мысли, а это его оппоненту было только на руку.
  - Вы слывете довольно знающим человеком, мистер Ред, и наверняка уже успели разнюхать, что Доминика Конте я считаю своим другом. А значит, в обиду я его не дам... Вы же намерены не просто причинить ему вред - насколько я понимаю, вы хотите заменить его подставным лицом, с тем, чтобы впоследствии прикарманить его деньги. Это бесчестно, мистер Ред, и весьма опрометчиво.
  Красный Билл облизал пересохшие губы. Его бесил этот человек, этот парень, этот сопляк, ухитряющийся так запросто опускать его ниже себя, его бесила вся эта ситуация, и безумно хотелось отходить наглого мальчишку тростью по спине. Но позволить себе этого он не мог - слабаком Карл не казался и, пожалуй, в случае стычки он, Билл, грузный, пожилой, неповоротливый проиграл бы ему, молодому и ловкому. Это тоже бесило.
  - Я тебя не просить пришел, Еж, я тебе прямо говорю - уйди с моей дороги. Ты, видать, плохо учился в школе, мальчик, не знаешь, кто такой Красный Билл и на что он способен... Да о моих делах шепотом говорить боятся! Знал бы ты, сколько наглецов я под землю уложил, хо-хо! Тебе такое даже и не снилось!
  - Вижу, вы не приучены к ведению переговоров, мистер Ред, - Карл, которого столь явственно пытались задеть, пытались уколоть и уязвить, броню чьего спокойствия так отчаянно пытались пробить, холодно улыбнулся, - Вероятно, в ваши годы еще не существовало понятия вежливости и этики делового общения. Что ж... мне остается только посочувствовать вам, - он глубоко вздохнул, изображая наигранное сожаление и уверенно продолжил, - А теперь послушайте меня и, будьте добры, постарайтесь держать себя в руках. Я не уйду с вашего пути, как вы выражаетесь, я не оставлю Доминика Конте одного. Если хотите продолжать борьбу - ваше право. Но я хотел бы предупредить вас, не о себе, но о другом человеке, тоже проявляющем определенный интерес к мистеру Конте. Об этом человеке, думаю, не слышали даже вы...
  - Я знаю каждую шавку в этом городе! - перебил Красный Билл и, покосившись на стакан, опять облизал губы, - Назови мне имя - и я тебе все расскажу о нем, до пятого колена!.. Дай мне воды, мальчик, в горле пересохло.
  - Вода стоит перед вами, вы можете ее взять, - Карл спокойно указал подбородком на стакан, скрывая торжество. Поединок был выигран - Ред не выдержал пытки жаждой, и сдался.
  - Что же до имени... Извольте. Альфа.
  Билл фыркнул и, упершись тростью в пол, с видимым трудом поднялся с дивана.
  - Это не имя, а собачья кличка! Таких в Нью-Йорке не водится, я бы знал!..
  - Он здесь, - Еж едва заметно улыбнулся, - Похоже, вы теряете хватку, мистер Ред и знаете уже не всех 'шавок', что водятся в этом городе. Похоже, вы теряете город... - он на миг умолк, позволяя оппоненту сполна прочувствовать унижение, затем хладнокровно продолжил, - Итак, Альфа. Этот человек опаснее всех, кого вы знаете, мистер Ред, хотя бы потому, что он уже убил нескольких из ваших людей. Вы пытались воссоздать организм Доминика Конте, пытались создать существо, максимально похожее на него. Но тирваса воссоздать нельзя.
  - Я знаю, что ты учился когда-то с Конте, - Билл проковылял к столу Карла и, схватив стакан, несколькими жадными, быстрыми глотками опустошил его, - И не надо называть его кличками, которые прилипли к этому парню в ученические годы, называй его нормально!
  Еж немного повернул голову вбок. Он только что допустил ошибку, и сам прекрасно осознавал это - о тирвасах, судя по всему, Красный Билл ничего не знал и воссоздать двойника Ника пытался по иным причинам.
  - Хорошо, - медленно вымолвил он, позволяя себе еще одну тонкую, почти незаметную улыбку, - Итак, вы пытаетесь создать двойника Доминика Конте, но уже второй из них умирает, не прожив и суток. Вы считаете, что это совпадение?
  - Один скончался от сердечного приступа, другой утонул, третий был застрелен, - Билл ухмыльнулся, - У тебя неполная информация, мальчик, их было трое. Я считаю это глупостью моих кретинов, если хочешь знать, но не более того! Не надо приписывать это какому-то мифическому...
  - Увы, Альфа не миф, - Карл неожиданно почувствовал, что собеседник начинает его забавлять, - Он убил всех и каждого из ваших подопытных, убил по непонятным пока мне причинам, но безжалостно и... разнообразно. Ваши эксперты, видимо, и в самом деле не блещут умом, раз не смогли распознать лекарство, приведшее к сердечному приступу, раз пропустили неизвестного человека со шприцом... У меня есть доказательства того, что Альфе не чужд этот метод убийства. Вы можете спорить или нет, но я знаю, о чем говорю, - мужчина попытался что-то сказать, но Еж вскинул руку, останавливая его, - Довольно досужих возражений, сэр. Я сказал, что хочу предупредить вас - держитесь подальше от Доминика Конте. Пытаясь создать его двойника, вы мешаете не ему, и не мне, вы переходите дорогу человеку, для которого единственный способ решения проблем - убийство, и не исключено, что он доберется и до вас, или до вашей дочери. Будьте начеку, Красный Билл, будьте начеку... В этой игре кости бросаете не вы, но на вас они могут упасть.
  
  ***
  Утро выдалось ясным и солнечным, очень погожим и радостным. Дерек, в кои-то веки проснувшийся не от рычания соседской дрели, а по собственной воле, довольно потянулся и, улыбнувшись, сел. Вчерашнее ощущение готовящегося подвоха оставило его, спокойствие казалось нерушимым, и парень, сознавая себя теперь другом не одного, а целых двух, или даже трех влиятельных людей, чувствовал такую уверенность, что, чудилось, мог бы свернуть горы или в одиночку сразиться с целой бандой головорезов. Или с одним Альфой.
  Он слегка вздрогнул и, тряхнув головой, сбросил с себя неприятные мысли об этой загадочной мрачной тени, нависающей над жизнью Доминика Конте. В конце концов, сейчас с Ником все в порядке, его жизни ничто не угрожает, дверь в квартиру запирается наглухо, сигнализацию он вчера включил - можно совершенно ни о чем не волноваться! Ближе к обеду они с Ричардом придут к нему, а сейчас, пока есть время, надо бы, пожалуй, сбегать за продуктами - за последние несколько дней он, не бывая дома, не пополнял свои запасы питания и сейчас даже завтракать не знал, чем.
  Собрался молодой человек быстро, квартиру покинул и того быстрее и вскоре уже, воодушевленный ярким солнышком, зашагал по улице, направляясь к продуктовому магазину.
  Газетный киоск, встретившийся ему на пути, выпрыгнул как будто из ниоткуда - еще несколько дней назад его здесь, вроде бы, не было.
  Дерек равнодушно скользнул взглядом по выставленным напоказ периодическим изданиям, газетам, журналам... и внезапно замер, как громом пораженный.
  'Доминик Конте мертв!!' - кричала передовица сразу нескольких газет. Парень почувствовал, как земля уходит у него из-под ног.
  Не веря себя, ощущая, как холодеют пальцы и замирает, останавливается сердце, он бросился вперед, на ходу нашаривая в кармане мелочь.
  - Г... газету... - голос едва слушался, пальцы дрожали и, кажется, за издание он заплатил больше, чем требовалось, но даже не заметил этого. Он схватил газету и, распахнув ее на нужной странице, впился взглядом в статью.
  Буквы прыгали перед глазами, прочитать текст полностью, таким, каким он был представлен в статье, никак не удавалось, сознание выхватывало лишь отдельные, не связанные между собой куски.
  Сегодня ночью... обезображенное тело... отпечатки... проведен анализ крови... Никаких сомнений...
  Как так?! Вчера еще Ник был жив, с ним все было абсолютно в порядке, он не помышлял ни о каких ночных прогулках, не собирался кончать жизнь самоубийством! Неужели его безумие вновь затаилось, чтобы проявиться именно тогда, когда ни Дерека, ни Ричарда рядом не будет?!
  Парень торопливо сложил, почти скомкал газету и бегом бросился к дому недавно обретенного друга. Нет, нет-нет-нет, этого не может быть! Если это действительно... если что-то случилось... должна быть распахнута дверь квартиры, должны быть следы борьбы, или... Вдруг это еще один двойник?
  Он бежал, задыхаясь, не обращая внимание на усталость, бежал все быстрее и быстрее и, влетев в холл элитной многоэтажки, запнулся о ковер, устилающий пол, едва ли не упав.
  Охранник за стойкой немного приподнялся на месте, удивленно взирая на бедновато одетого, незнакомого ему юношу, с такой непогрешимой уверенностью вломившегося на территорию вверенного ему объекта.
  - Сэр, к кому вы... сэр!
  Дерек, не слушая, бросился к лифтам, на ходу восклицая:
  - Конте!
  В том, что охранник поймет фамилию, и сообразит, что идти к Нику право он имеет, парень почему-то не сомневался.
  Лифт приехал быстро, Дерек заскочил в него, надавливая на кнопку верхнего этажа и, дожидаясь прибытия, принялся переминаться с ноги на ногу, сжимая кулаки и кусая губы. Боже, Боже! Что он будет делать, увидев опять распахнутую дверь? Что скажет Ричарду, что... как вообще быть теперь?!
  Двери лифта распахнулись, он выскочил на лестничную площадку и слегка перевел дух. Дверь была заперта, огонек сигнализации точно так же, как и вчера, моргал наверху.
  В душе подняла голову робкая надежда. Может быть... все-таки это была ошибка?..
  Он метнулся к двери и, практически рявкнув на черную коробочку:
  - Рубикон! - распахнул ее, вбегая в квартиру. Никаких видимых следов вторжения как будто бы не наблюдалось; сигнализация противно запищала, требуя, чтобы ее отключили, но парень лишь отмахнулся. Ему было не до того.
  - Ник! - крикнул он, чувствуя, как горло вновь пытается сжать липкая рука ужаса, - НИК!!!
  Из недр пентхауса донесся недовольный зевок.
  - Ты чего вопишь? - знакомый до дрожи, до боли в сердце голос, немного приглушенный расстоянием, мягко коснулся его слуха, заставляя чуть не упасть от облегчения, - Я сплю еще...
  Дерек, чувствуя, как подкашиваются мгновенно ставшие ватными ноги, ощущая, как по губам сама собою расплывается совершенно дурацкая, облегченная улыбка, поспешно отключил сигнализацию и, обстоятельно заперев дверь, уже более или менее спокойным шагом направился в спальню лучшего друга.
  Доминик, живой и невредимый, и в самом деле еще валялся в постели и, позевывая и недовольно потирая глаза, дожидался столь неожиданно ворвавшегося к нему приятеля.
  - Впервые за долгое время спокойно спал в своей кровати, так нет же - и тут разбудили! - нахмурился он, увидев заходящего в спальню Дерека, - Что за срочность, что еще стряслось?
  - Почитай, - Тедерик, глубоко вздохнув, вытащил из-за пазухи скомканную газету и, расправив ее, сунул под нос другу, сам почти падая в глубокое кресло недалеко от его кровати. Он как-то внезапно вдруг сообразил, что у него уже минут десять как противно ноют ребра, а он даже не замечает этого и испытал острую потребность в отдыхе.
  Доминик, бросив взгляд на передовицу, медленно сел, мрачнея и, закусив губу, развернул газету, принимаясь внимательно читать.
  - И фотографию мою прилепили... - пробормотал он, наконец, прочитав страшное сообщение дважды и, почесав в затылке, отбросил издание от себя, - Дерек, честно, я никуда ночью не ходил. Да и утром, собственно тоже, иначе бы, наверное, увидел это... Бред какой-то. Еще один двойник - да, но почему вдруг такой ажиотаж? О тех ведь ничего и слышно не было, нашли себе и нашли. Да еще и так жестоко... - он поморщился, - Толкнуть под электричку - это...
  - Да уж, приятного мало, - Янг, который, в общем-то, вообще особенно не вникал в способ убийства очередного 'Доминика', тяжело вздохнул, прижимая руку к ребрам, - Интересно, Ричард знает?
  - Скорее всего, да, странно, что еще не позвонил, - Ник согнул закрытые одеялом ноги в коленях и, облокотившись на них, запустил пальцы в волосы, - Хотя, наверное, возни с этим много. Да еще и такая шумиха...
  - Да, шумиху так просто не унять, - Дерек задумчиво потер подбородок, - Такое ощущение, что Красный Билл решил пойти ва-банк - имитировать твою смерть, даже не создав нормального двойника. Только не понимаю, как в такой ситуации он сможет... О, наверное, Дик.
  У Доминика зазвонил мобильный, и мужчина, откинувшись обратно на подушки, взял его с тумбочки. Бросил взгляд на экран и, согласно кивнув, принял вызов, тотчас же включая громкую связь.
  - Привет, братишка, - голос его зазвучал выжидательно, - Чем порадуешь?
  - Ты видел утренние сводки? - говорил Ричард странно, несколько отстраненно и приглушенно, и Конте-старший даже удивленно приподнял брови. Создавалось ощущение, что Дик беседует не с ним, а с кем-то еще.
  - Как раз читаем на пару с Дереком, изумляемся и размышляем, что теперь делать.
  - Ничего пока не предпринимай, - ответ прозвучал так же странно, тихо и мрачновато, - Я скоро приеду... И сообщи Карлу. О смерти Доминика Конте он должен быть извещен.
  Вызов прервался, и Ник, непонимающе моргнув, поднял взгляд на такого же удивленного друга.
  - 'О смерти Доминика Конте'? - медленно повторил он, тотчас же сдвигая брови и прижимая к губам указательный палец, - Так-так... держу пари, Дик что-то задумал. Что ж, дождемся его... Хотя Карлу позвонить, конечно, не помешает. Звякнешь? Я пока оденусь - нехорошо как-то обсуждать собственную смерть, лежа в постели в одних трусах!
  ...
  Известие о смерти очередного 'Доминика' Еж воспринял довольно хладнокровно и, услышав, что капитан Ричард имеет какой-то загадочный план, обещался вскоре подъехать. Дерек, завершив разговор по мобильному Доминика, опустил аппарат на стол в гостиной и, поднявшись на ноги, отправился проверять степень готовности друга к приему гостей - после сегодняшнего известия малейшее промедление казалось ему едва ли не фатальным, вызывая невольные опасения.
  Конте, как раз успевший натянуть штаны и теперь застегивающий рубашку, увидев заглядывающего приятеля, приветливо улыбнулся ему.
  - По-моему, я в больнице поправился, - доверительно сообщил он, кое-как застегивая пуговицы на груди, - Да потом еще и у Карла, и в спортзале не был все это время... Скоро совсем форму потеряю со всеми этими покушениями.
  - Потеряв столько крови, должен был бы похудеть, - хмыкнул парень, прислоняясь спиной к дверному косяку, - Карл сказал, что подъедет, но наверное, Дик будет раньше. Он вообще далеко от твоего дома работает?
  - Минут пятнадцать на машине, если без пробок, - мужчина пожал плечами и, старательно втягивая не то живот, не то грудную клетку, поспешно застегнул рубашку до конца, расправляя ее, - Скоро должен быть. Я не понимаю, что он может придумать - нужно как-то успокоить шумиху, нужно, чтобы о моей 'смерти' прекратили кричать... Что нам, ловить журналистов и сажать их по одному в камеру, лишать доступа к компьютерам и телефонам?
  - В карцер к Карлу, - Дерек, которому некогда довелось на себе испытать действие этого неприятного места, широко ухмыльнулся, - Излечивает на раз, потом даже желания писать статьи не будет.
  - Ты человек опытный, поверю на слово, - Конте слегка развел руки в стороны и, прислушавшись, кивнул, - Дик.
  Со стороны входа и в самом деле уже доносились характерные звуки открывающейся двери, писк сигнализации, затем прозвучал хлопок, возвещающий о том, что дверь заперта вновь и знакомый голос окликнул:
  - Ник!
  - Мы здесь, - Доминик слегка кивнул своему молодому другу в сторону коридора, соединяющего его спальню с общей гостиной и, оттерев его плечом, направился вперед сам. Парень только скептически хмыкнул и, скрестив руки на груди, последовал за ним. Успокоиться после утреннего события он уже успел, и теперь вел себя с 'погибшим' Конте так же свободно, как и прежде.
  Ричард встретил их, сидя на диване в гостиной, мрачный, серьезный и исполненный какой-то странной, загадочной решимости. Его старший брат, видя состояние младшего и совершенно не желая потакать ему в проявлении мрачности, спокойно приблизился и, приветливо пожав руку, усмехнулся.
  - Привет, мелкий. Что там с новостями, спрашивать, пожалуй, не буду - итак все понятно. Лучше поинтересуюсь, что ты задумал?
  - Ты сообщил Карлу? - капитан, не отвечая, чуть нахмурился, внимательно глядя на собеседника, словно подозревая его в чем-то.
  - Я сообщил, - Дерек поднял руку и, приветственно кивнув мужчине, присел рядом с ним на диван. Доминик устроился, как и вчера вечером, в кресле, стоящем напротив этого самого дивана.
  - Он уже едет, по крайней мере, обещался скоро быть. Так в чем дело?
  - Новый труп несколько отличается от остальных, - Ричард тяжело вздохнул и, откинувшись на спинку дивана, сцепил руки на колене в замок, - Он обезображен, лицо неузнаваемо. Чтобы опознать его, есть только отпечатки пальцев, и человек, который так хорошо знает Доминика Конте, что может опознать его в любом состоянии. Я.
  На несколько секунд воцарилось молчание. Доминик и Дерек переглянулись, раз, другой, затем одновременно обратили взоры к капитану полиции, не продолжающему свое повествование.
  - Но ведь ты на сто процентов знаешь, что это не я, - Ник, не понимая, чем вызвана странная мрачность брата, легко пожал плечами, - Ты можешь сказать, и...
  - В этом-то все и дело, Ник, - Ричард неожиданно поднялся с дивана и, кусая губы, прошелся по комнате, - Я сразу понял, что это не ты, у меня даже сомнений не возникло... Но я ничего не сказал. Попросил сделать анализ крови и, если он будет соответствовать... Подумай сам, - он остановился, взирая на брата, - Кто-то непрестанно стремиться тебя уничтожить, кто-то убивает всех мало-мальски похожих на тебя двойников... Быть может, на сей раз это сыграет нам на руку? Газеты кричат о твоей смерти, у полиции имеется тело с отпечатками Доминика Конте, я могу подтвердить...
  - Ты считаешь, что мне надо притвориться мертвым? - мужчина изумленно приподнял брови, переводя взгляд с брата на Дерека, и обратно, - Думаешь, нужно сделать вид, будто погиб и в самом деле я??
  - Альфа был бы счастлив... - Дерек в раздумье потер подбородок, - Хотя, с другой стороны, Альфа знает тебя в лицо и, конечно, не сомневается в том, что ты жив.
  - Вот именно! - Ричард хлопнул себя по коленям, и вновь упал на диван, несколько неуверенно улыбаясь, - Именно так я и подумал, ребята, именно так... Он знает, что не убил тебя, но может подумать, что ты был убит кем-то еще. Он наверняка начнет выяснять, искать правду и, в конце концов, засветится...
  - И тут ты его схватишь, - Конте-старший закусил губу, резко кивая, - Интересный вариант. Удручает только одно - я снова буду вынужден сидеть взаперти!
  - Ну... - стук в дверь прервал капитана и он, несколько недовольный, отправился открывать.
  Вошел Карл, как обычно спокойный, холодный и равнодушно-приветливый, окинул долгим взглядом всех собравшихся и, сдержанно кивнув, присел на диван рядом с Тедериком.
  - Судя по вашим лицам, могу предположить, что вы о чем-то спорите.
  - Дик хочет, чтобы я прикинулся мертвым, - Доминик тяжело вздохнул, откидываясь на спинку кресла, - А я не уверен, что в этом есть смысл, потому что...
  - Это разумно, - Еж медленно перевел взгляд на явно обрадованного его вердиктом Конте-младшего, - У меня и у самого мелькала такая мысль, пока я ехал сюда. Альфа наверняка знает, что на самом деле ты должен быть жив. Известие о твоей смерти фактически развяжет ему руки, он начнет действовать более свободно, а значит - более опрометчиво, не опасаясь быть пойманным. В конечном итоге, как можно будет винить его в смерти мертвого уже некоторое время как, человека? Если он расслабится, полагая, что тебя уже в любом случае никто не защищает... он просчитается, и я надеюсь на это. Однако, друзья мои, вынужден напомнить, что нам не следует забывать об одной небольшой детали - Ник тирвас. Охота за ним ведется, как за редким зверем и, если Красный Билл не знает о его сущности...
  - Подождите, как не знает? - Дерек, как раз совершенно убежденный в том, что Биллу Реду все о Доминике известно, растерянно поднял руку, как школьник на уроке, - Вы же говорили, у него есть образец крови Доминика, он мог выяснить...
  - Вчера я имел весьма содержательную беседу с этим человеком, - Карл быстро улыбнулся, облокачиваясь на подлокотник дивана, возле которого и сидел, - И по неосторожности упомянул о тирвасах... Билл подумал, что это не более, чем прозвище, данное Доминику во времена нашего с ним совместного обучения, попросил называть его нормально. Я не думаю, чтобы он запомнил это слово - Ред глуп, стар и больше увлечен своей дочерью и своими личными антипатиями к Конте, однако, если он вдруг что-нибудь выяснит... - мужчина ненадолго умолк, выдерживая паузу, затем продолжил, - Если Красному Биллу станет известна хоть часть информации, сообщенной нам Конрадом, на Доминика начнется охота. Нельзя забывать, что он не простой человек, что нам надлежит защищать его не только потому, что он наш друг, но и потому, что он действительно чрезвычайно ценен. Если ты притворишься сейчас мертвым, Ник... - он скользнул по подлокотнику пальцами, размышляя, - Эта проблема автоматически испарится. Даже если Билл и узнает что-нибудь о тирвасах, добраться до тебя он уже не сможет. Что же касается Альфы... - здесь Карл даже на несколько мгновений сжал губы, давя, очевидно, бушующую в его душе бурю эмоций, - Должен сообщить вам небольшую странность. Красный Билл, по его собственному заверению, знает в этом городе каждую шавку, ему известны все, кто так или иначе имеет отношение к криминальному миру. Но об Альфе он не слышал. И не поверил мне, когда я предупреждал его о нем.
  - Его дочь я тоже предупредил, - подал голос Дерек, так увлекшийся рассуждениями Ежа, что даже забывший о присутствии здесь человека, которому не следовало бы знать о его общении с Джилл - ее мужа. Последний же, между тем, оговорку молодого человека заметил и, к изумлению всех присутствующих, включая даже Карла, недоуменно вскинул брови.
  - Ты виделся с Джилл?
  - Секунду, - Еж слегка приподнялся на диване, откровенно недоверчиво глядя на младшего брата Доминика, - Разве вам известно, кто является дочерью Красного Билла?
  - Вы, должно быть, хотели спросить, знаю ли я, на ком женат, - Дик быстро улыбнулся, скрещивая руки на груди, - Да, мне известно это. Я знал, с самого начала знал, что девичья фамилия Джилл - Ред, знал, кто ее отец и даже виделся с ним на нашей свадьбе. С тех пор, правда, мы с ним избегаем встреч друг с другом, а Джилл не настаивает. Как бы там ни было, а я со всей ответственностью могу заявить, что криминальные дела моя жена давно оставила, и сейчас ведет вполне законопослушную, спокойную жизнь. Не думаю, чтобы твои предупреждения ей имели смысл, Дерек - Джилл ни во что не лезет, и я, к слову, совершенно не понимаю, как ты ухитрился познакомиться с ней.
  - Ни во что не лезет?! - Янг, сам приподнявшись, нахмурился, пораженно открывая рот, - Да она...
  - Тедерик, - Карл, по-прежнему не желающий извещать братьев Конте о некоторых неприятных фактах биографии супруги младшего из них, красноречиво дернул парня за рукав, заставляя его примолкнуть и, недовольно усевшись обратно, обиженно обнять себя руками.
  - Джилл помогла Тедерику после того, как он имел несчастье побывать у меня в плену, - спокойно вымолвил Еж, принимая на себя необходимость и право поставить союзников в известность об этом событии, - После 'Пралтена' люди зачастую чувствуют себя плохо, я, признаться, надеялся, что весь день он проведет в оплаченном номере 'Луксора', однако, наш молодой друг, на свой страх и риск, решил отправится домой. Насколько мне известно, на улице ему стало дурно, а ваша супруга, капитан, его поддержала... Позднее он узнал от меня, кем была так помогшая ему девушка и, вероятно, поэтому при встрече взял на себя смелость предупредить ее об Альфе. Тедерик... скажи, когда и где ты опять встретился с Джилл?
  - Вчера вечером во дворе своего дома, - мрачновато буркнул парень. Сообщать подробности встречи он уже не хотел, не желая опять быть вежливо заткнутым.
  - Видимо, произошло это в то же время, когда я беседовал с ее отцом, - Еж легко кивнул, и неожиданно поднялся на ноги, - Но сейчас это не имеет значения. Итак, Доминик, я полагаю, что твой брат прав - на несколько дней тебе, вне всякого сомнения, лучше прикинутся мертвым. Никаких звонков по телефону - ни входящих, ни исходящих, - потому что это могут проверить, и мирно беседующий труп, должно быть, вызовет подозрения. Никаких выходов на улицу - ты находишься у себя дома, отдыхай, приходи в себя, долечивайся, а мы позаботимся об обеспечении твоего быта. Тедерик... могу я попросить тебя об одолжении?
  - Конечно, - Янг удивленно пожал плечами, - Для вас я сделаю все, что скажете, как и для Ника.
  - Прекрасно. В таком случае, надеюсь, ты не откажешься пожить эти несколько дней здесь? - Карл быстро глянул на явственно растерянного Конте-старшего и мимолетно улыбнулся ему, - Скрасишь его досуг, а в случае чего сможешь если не защитить, но хотя бы позвать меня или капитана Ричарда. Надеюсь, хозяин пентхауса не возражает?
  Хозяин пентхауса, он же Доминик Конте, равнодушно пожал плечами. Против компании Дерека он никогда не возражал.
  - Места много, думаю, поместится. Главное, чтобы сам Дерек не был против.
  Тедерик, которому внезапно вновь представилась возможность пожить в богатом доме, широко улыбнулся. С его стороны возражений быть просто не могло - предложение Карла его очень обрадовало.
  - Я только за! - он глубоко вздохнул, прижимая руки к груди, - С удовольствием послежу за тем, чтобы Доминика снова не убили. А сколько следить?..
  
  ***
  - Звонить никому нельзя, - Доминик демонстративно загнул один палец, - В интернет заглядывать нельзя. К окнам подходить нельзя...
  - Ник, - Дерек, честно пытающийся читать, уперся двумя пальцами в висок. Конте его не услышал.
  - На улицу выглядывать нельзя. На балкон тоже нельзя. Я даже телевизор включать опасаюсь, чтобы не услышали соседи!
  - Ник! - парень, слегка повысив голос, нахмурился, - Сделай милость - не грузи. Я точно в таком же положении, как и ты - сижу безвылазно у тебя дома, да еще и слушаю твои стенания! Имей совесть, возьми книжку и почитай.
  - Мне уже надоело читать! - мужчина совершенно по-детски топнул ногой, - Неделю, Дерек, неделю мы уже сидим дома! Может, попытаться совершить вылазку под покровом темноты? У меня, кажется, когда-то где-то валялась темная толстовка с капюшоном, я могу скрыть лицо...
  - Слушай, ты как ребенок, - молодой человек недовольно фыркнул, прикрывая книгу. Почитать ему сегодня точно не светило.
  - Мы заботимся о твоей жизни, а ты сердишься, что мы не позволяем тебе рисковать! - он слегка всплеснул руками и, покачав головой, погрозил несознательному подзащитному пальцем, - Будешь плохо себя вести - нажалуюсь Ричарду. Или Карлу, ему даже лучше - он с тобой церемонится не станет. В карцер засунет и все дела.
  - Меня в карцер он засовывать точно не станет, - Доминик ухмыльнулся и, упав на диван, закинул ноги на его подлокотник, - У меня итак крыша поехавшая, он не захочет, чтобы она съезжала еще сильнее. Может, в шахматы поиграем?
  Дерек тяжело вздохнул. В пентхаусе Конте они сидели практически безвылазно уже почти целую неделю, лишь он сам периодически выходил за продуктами, и то совершал это настолько тайно, что порой даже удивлялся, как ему удается раздобывать еду с такой-то скрытностью. Доминик же привилегии покидать квартиру был лишен, и за прошедшие дни совершенно извелся, изрядно утомив и своего молодого друга. Тот, в полной мере понимая сейчас, что, должно быть, испытывают няньки, оставленные с капризным ребенком, тихо тосковал и ужасно мечтал, чтобы все это, наконец, хоть как-нибудь завершилось. В особенно утомительные минуты ему даже приходило в голову, что будь Конте вновь ранен и уложен в больницу, и то было бы значительно лучше - появилась бы хоть какая-нибудь определенность, стало бы ясно, что Альфа еще не пойман, и так далее, так далее, так далее.
  От недостатки информации с ума сходили они оба - связаться ни с Карлом, ни с Ричардом по телефону было нельзя, поскольку оба в один голос наложили строжайшее табу на подобный способ связи, опасаясь прослушки, а сами они в гости заходить не спешили, ничего не рассказывая добровольным пленникам.
  Дерек, до сей поры полагавший, что хуже карцера в этом мире наказания быть просто не может, теперь понимал, что быть заключенным в огромной, девятикомнатной квартире, совершенно не зная, как и чем развлечь себя, может быть ничуть не лучше, чем томиться в узкой тесной камере.
  Окна квартиры Доминика, во избежание интереса со стороны снайперов, были плотно занавешены, ни единого лучика света сквозь них не проникало, а свет по вечерам они могли позволить себе зажечь лишь в одной комнате, максимально удаленной ото всех возможных мест, откуда можно было бы заметить, что пентхаус по-прежнему обитаем.
  Они жили фактически на осадном положении, вздрагивали от каждого звука и, оба утомленные этим, периодически ссорились, чтобы хоть как-то развлечься. Причину ссор понимали оба, однако, изменить ничего не могли, и только иногда пытались свести очередной бессмысленный спор на нет предложением поиграть в шахматы.
  Почему именно в эту игру, Дерек не знал - Доминик был игроком весьма посредственным, а коль скоро и сам парень умением не отличался, партии их заканчивались всегда достаточно быстро и они опять возвращались к диалогу.
  - Как ты думаешь, что сейчас происходит там? - Тедерик, совершенно не желая сейчас играть, перевел взгляд на занавешенное окно и тяжело вздохнул, - Что делают наши друзья... и наши враги... Знает ли Карл, кто такой Альфа или по-прежнему, как Красный Билл, томится в неведении?
  - Если бы они рассказали нам хоть что-то, было бы легче, - Доминик, уже успевший удобно улечься на диване, нахмурился, - Как думаешь, они настолько заняты его поимкой, что у них нет времени, или не хотят случайно засветить наше укрытие?
  - Кто же их знает, - Дерек тоскливо потянулся, разминая затекшие мышцы, - Может, чаю?
  - Полчаса назад пили, - хмуро отозвался мужчина, закрывая глаза, - Нет, я думаю, лучше...
  Прервал его неожиданный звонок телефона Дерека.
  Молодой человек, вздрогнув, растерянно воззрился на лежащий на столе аппарат, затем неуверенно перевел взгляд на Доминика и, взяв телефон двумя пальцами, протянул его другу.
  - Ричард... - несколько неуверенно произнес он. На экране мобильного и в самом деле высвечивались три красноречивых буквы: 'Дик'.
  - Нонсенс... - Доминик аккуратно принял телефон, не спеша отвечать на вызов. Звонок в их ситуации и в самом деле был чем-то чрезвычайно неожиданным и запредельно-странным - как уже упоминалось, на подобный способ связи было наложено табу, распространяющееся как на исходящие вызовы, так и на входящие.
  Телефон звонил, дрожа от негодования.
  - Вдруг подстава? - Дерек закусил губу, нервно ломая пальцы. В голове мигом завертелись варианты - телефон у Ричарда украли, его держат в плену и заставляют звонить...
  Доминик пожал плечами и, глубоко вздохнув, все-таки принял вызов, поспешно включая громкую связь. Говорить с братом втайне от своего молодого друга он не хотел - информация могла быть важной, да и вообще сейчас им обоим лучше было быть максимально осведомленными.
  - Ричард? - говорил он осторожно, стараясь немного изменить голос на случай прослушки или еще чего-нибудь непредвиденного.
  - Да... - хриплый, усталый голос капитана Конте, разнесшийся по комнате, заставил вздрогнуть и самого мужчину, и Дерека. Что произошло, пока было не ясно, но в том, что что-то случилось, можно было не сомневаться - такой боли в голосе младшего брата Доминика им не доводилось слышать еще ни разу.
  - Что такое?
  - Я... не мог не позвонить... - Ричард тяжело, хрипло, с перерывами дышал в трубку, казалось, он борется сам с собой, отчаянно сдерживая душащие его чувства, - Не могу... Ник, Джилл...
  - Что с ней? - Конте-старший закусил губу, крепче сжимая телефон. Дерек обеспокоенно подался вперед, вспоминая собственные слова о том, что Альфа вполне может ополчиться и на Красного Билла и на его дочь.
  - Она... - голос Дика задрожал, - Ее... убили... Я стою тут... она... возле окна, но прошел в квартиру... это... эт...то...
  - Я сейчас приеду! - Доминик вскочил. В эти секунды, в эти мгновения он напрочь забывал о собственной безопасности, посылал к черту все их планы и готов был, сломя голову, мчаться на помощь брату, чтобы хоть как-то помочь ему, хоть как-то его поддержать.
  - Нет!.. - голос Ричарда звучал все так же слабо, но категорично, - Нет, не надо... если с тобой что... Я не переживу, правда, я не выдержу!.. Я... я скоро приеду сам. Сейчас... оперативники, потом...
  - Может, подъехать мне? - Дерек, кусая губы, сам немного подался вперед, глядя не на мобильный, к которому, по идее и обращался, а на друга, держащего его, - Как он в таком состоянии за руль...
  - А ты на чем поедешь? - Доминик, даже немного отвлекшись, приподнял брови. Парень пожал плечами.
  - На твоей.
  - А права? - мужчина скептически скривился, - Нет уж, сиди дома, не хватает еще Дику вытаскивать тебя...
  - Сидите оба, - усталый голос капитана Конте, прервав их бессмысленный спор, заставил обоих примолкнуть, - Они приехали... я скоро буду.
  Посыпались короткие гудки. Доминик, медленно опустив руку с телефоном, несколько секунд безмолвствовал, затем, действуя заторможено, протянул аппарат Дереку.
  - Возьми, - голос его звучал не менее хрипло, чем голос брата, - Возьми, а то я сейчас, кажется, разобью его...
  Янг торопливо принял мобильный из рук собеседника и, положив его на стол, не зная, что сказать, прижал руки к груди.
  - Ник...
  - Не надо, - Конте, изо всех сил стараясь овладеть собой, медленно выдохнул, - Ты знаешь... если честно, я ведь тоже всегда знал, кто такая Джилл, чья она дочь. Знал и не понимал, почему мой брат выбрал такую, как она, никогда не доверял ей... Но смерти я ей не желал. Мне она не сделала ничего плохого и, как бы я...
  - Это она стреляла в тебя, - Дерек, не видя более смысла скрывать истину, тяжело вздохнул, медленно опускаясь обратно на стул, - Карл сказал, она призналась ему. Да и передо мной она этого не отрицала... Я не хотел говорить при Ричарде.
  Доминик, несколько секунд молча смотревший на собеседника, опустил голову, слегка качая ею.
  - И не надо. Ты слышал, что он сказал? Убита возле окна, но убийца зашел в квартиру... Попытка сымитировать снайперскую атаку?
  - Попытка подставить тебя? - в тон ему отозвался молодой человек, - Если она стреляла в тебя, ты мог тоже нанять кого-то, ну и так далее. Ее папаша может подумать именно так, тебе надо быть настороже - от взбешенного, горюющего бандита не спасет ни кровь тирваса, ни заступничество Ежа. Кстати... Карлу, наверное, тоже надо сообщить, да?
  - Нет, не звони, - Конте сжал губы, о чем-то мрачно размышляя, - Ричард приедет и сам решит это, к тому же... Знаешь, такие новости в криминальном мире расходятся быстро. Вполне возможно, что Красный Билл уже в курсе случившегося, а если так, то и Карлу вполне могли сообщить. В чем-то Дик прав - нам с тобой сейчас лучше не высовываться, не лезть на рожон. Не хватает еще ему хоронить одновременно с женой брата и друга.
  Дерек уныло кивнул. В словах собеседника, безусловно, был резон, имелся неоспоримый смысл, но бездействие угнетало и убивало почище пули.
  ...Ричард приехал почти час спустя. Дверь открыть он не смог - как признался потом, не мог твердо произнести нужную фразу, - поэтому постучал и, будучи впущен в квартиру, почти упал на диван, сделав несколько заплетающихся шагов к нему.
  Плечи его затряслись.
  Дерек, не медля, бросился на кухню, где, как он помнил, имелся небольшой ящичек с необходимыми лекарствами и, накапав несколько капель успокоительного, торопливо принес его капитану. Тот с трудом выпил, кое-как кивнул в благодарность и, едва не выронив вовремя подхваченный парнем стакан, закрыл лицо дрожащими руками.
  Доминик, сев рядом, мягко обнял брата за плечи. Он, как никто другой, понимал сейчас его состояние, понимал и сочувствовал ему, искренне соболезнуя и сопереживая, но, увы, как утешить, не знал. Джилл Ричард любил сильно, даже, возможно, чересчур сильно, и горе его сейчас было неизмеримо.
  Прошло не меньше получаса, прежде, чем капитан смог взять себя в руки настолько, что начал говорить.
  - Он звонил мне, - первая же его фраза заставила Доминика и Дерека недоуменно переглянуться, - Ее отец... Когда я ехал, он позвонил и обвинил меня в ее смерти. Он знает... не понимаю, откуда, но знает!.. - голос его сорвался, и Ричард сделал несколько долгих, тяжелых вздохов, - Он... был на взводе, как и я, я пытался успокоить его... потом бросил трубку, - он провел все еще подрагивающей рукой по лицу, - Я не понимаю... почему она? Кто мог... зачем?? Так жестоко, ее просто... просто расстреляли... - губы его затряслись и мужчина тяжело сглотнул. Тедерик, шестым чувством догадываясь, что ему сейчас нужно, поспешно бросился на кухню за водой и принес целый кувшин. Затем плеснул немного в стакан и протянул капитану.
  - Спасибо... - тот принял поданное питье и, не сделав ни глотка, сжал стакан в руках, - Я подумал, было... Альфа? Но зачем, зачем, Ник?? Ее! Она не твой двойник, ей не вводили твою кровь, да и зачем? Почему она?!
  - Я не знаю, - Доминик тяжело вздохнул, слегка сжимая плечи брата, - Не знаю, Дик, но мы обязательно выясним все это... Выясним и отомстим, жаль... Вернуть ее не получится.
  - Не получится... - эхом повторил Ричард и, сдавленно всхлипнув, прижал ладонь ко лбу, - Ты знаешь, ты всегда говорил, что мужчины не должны плакать, Ник... Но сейчас я хочу плакать, - он поднял какой-то растерянный взгляд на старшего брата, - Правда, я очень хочу плакать!.. Но не могу. Не могу выдавить ни слезинки и не понимаю, почему. Мне... Я очень испугался, когда в больницу попал ты, но сейчас... сейчас... - он укусил себя за губу, - Ее не вернуть...
  - Тише, тише... - его старший брат, обеспокоенно глянув на Дерека, слегка прижал к себе несчастного, - Все будет... будет хорошо, Дик, все наладится... как-нибудь... точно наладится. Мы схватим Альфу, мы... я знаю, да, ее это не вернет, но ты сможешь отомстить! Я обещаю, я лично...
  Стук в дверь прервал его. Доминик, хмурясь, явственно недоумевая, кто бы это мог прийти, слегка кивнул Дереку на дверь, намекая, чтобы тот отпер ее.
  Парень повиновался. Он догадывался, кто пришел, даже более того - он ждал прихода этого человека с минуты на минуту с тех самых пор, как Доминик сказал, что в криминальном мире новости расходятся быстро. Ему уже должны были сообщить.
  Он не ошибся.
  Карл Еж, стоящий на пороге, очень серьезный и мрачный, коротко кивнул ему и, сделав шаг в квартиру, на мгновение замер. Затем лично закрыл дверь, отключил сигнализацию и, сняв шляпу и неизменные перчатки, положил все это на комод, стоящий возле двери.
  - Как понимаю, вам уже все известно.
  Голос его, холодный, спокойный, по-прежнему невозмутимый, заставил обоих братьев, вздрогнув, устремить взгляды на него.
  - Мои соболезнования, капитан Ричард, - говорить Еж продолжал холодно, уверенно, официально-равнодушно, и интонация его магическим образом заставляла обоих Конте немного прийти в себя, собираясь с мыслями.
  - Спасибо... - Ричард безжизненно кивнул, опуская голову. Созерцать человека, если не имеющего отношения к смерти Джилл, то, уж во всяком случае, наверняка не слишком переживающего из-за нее, ему было не очень приятно.
  - Вы обычно знаете больше, чем любой из нас, сэр, - Дерек, чуть задержавшийся возле двери, выглянул из-за плеча преступника, - Мы теряемся в догадках - убийство Джилл было бессмысленным...
  - Бессмысленным? - Карл слегка приподнял бровь, - О, нет, боюсь, смысл у него был. И смысл этот вряд ли будет приятен кому-либо из вас, потому что... Я думаю, Джилл Конте был убита из-за тебя, Доминик.
  На несколько тягучих секунд в гостиной воцарилось молчание. Убитый горем Ричард, абсолютно не ждавший подобных заявлений, медленно переводил взгляд с брата на его преступного друга, не понимающий, не желающий верить, теряющийся в смутных догадках; Дерек и Ник просто отчаянно пытались сообразить, что же имел в виду Еж.
  - Тебя хотят выманить, - Карл, видя, что собеседники и в самом деле не понимают его слов, наконец снизошел до объяснений, - Я поэтому и приехал, чтобы предупредить - не поддавайся на провокацию. Это очевидный ход, Альфа начинает терять терпение...
  - Почему тогда не я?! - Дик, внезапно вырвавшись из рук брата, вскочил, тяжело дыша, - Смерть брата - чем не повод покинуть заточение! Почему она, почему не я?!
  - Потому что он не глуп, - Еж на миг сжал губы, - Убей он вас, капитан, против него ополчился бы весь отдел полиции, его бы схватили незамедлительно и тогда все планы коту под хвост. Убийство же вашей жены, прошу прощения, идеальный способ выманить Доминика из дома - похорон супруги своего брата он не пропустит, а там... - он слегка развел руки в сторону, позволяя себе короткую улыбку, - Кладбище рядом.
  - Тогда ход удался... - Конте-старший тяжело вздохнул, опуская взгляд, - Ты прав - похорон Джилл я не могу пропустить. Не то, что Дик, я сам не прощу себе этого!
  - Доминик... - Карл сдвинул брови, - Мы защищаем тебя не для того, чтобы...
  - Хватит, Карл! - Доминик, в конце концов не выдержавший, резко вскочил на ноги, - Довольно защищать меня, я не могу больше сидеть взаперти! Если Альфа и в самом деле задумал все это, чтобы выкурить меня из дома - пусть так, я выйду и в конце концов плюну в рожу этой твари! Я не могу больше отсиживаться, скрываясь за вашими спинами, я не хочу, чтобы из-за меня гибли люди! Джилл... была еще совсем девочкой. Чьей бы дочерью она ни была, в кого бы она ни стреляла - она была юна, и он не имел права вот так обрывать ее жизнь! А я не сомневаюсь, что это он. Я выйду, Карл, выйду и...
  - Стоп! - Ричард, внезапно вскинув руку, нахмурился и, схватив брата за плечо, слегка сжал его, - Доминик, я сказал тебе - я не переживу, если с тобой что-нибудь произойдет! Похороны Джилл - это, конечно, важно, но я не хочу рисковать...
  - Подождите, - Дерек, внезапно осененный неожиданной мыслью, доселе присутствующий скорее на правах стороннего наблюдателя, шагнул вперед, - Но ведь никакого риска нет. Послушайте... давайте переиграем Альфу на его же поле? Он хочет выманить Ника, хочет, чтобы тот пришел на похороны - пусть, так и будет, он явится. Но, думаю, туда придет и сам Альфа. И, если на похоронах будет достаточно полиции...
  - И моих людей, - подхватил Карл, начиная понимать замысел Тедерика, - И если, кроме прочего, нам удастся намекнуть Красному Биллу, где искать убийцу его дочери... Что ж, план может и выгореть, Тедерик. Но риск все равно есть.
  - Значит, нужно сделать все так, чтобы свести риски к минимуму, - Доминик, не давая Янгу ответить, расправил плечи, - В любом случае, сидеть и ждать, пока меня пришьют, я более не намерен. Жаль только, в нашем плане есть один маленький такой, совсем малюсенький пробел... - он окинул долгим взглядом своих соратников и внушительно проговорил, - Мы понятия не имеем, кто такой Альфа.
  
  ***
  Карл был задумчив. Карл был молчалив, серьезен и сосредоточен. На обед он не спустился, полностью поглощенный своими мыслями, кабинет не покидал, но и там вел себя не как обычно - не сидел за столом, а стоял возле окна, глядя куда-то вдаль.
  Пит, как человек, к перепадам настроения босса немного привыкший, да и вообще умеющий находить с ним общий язык, решился постучаться в дверь кабинета лишь поздним вечером, и то только потому, что обладал некоторой информацией.
  - Босс... - голос его, обычно довольно уверенный, прозвучал негромко, даже приглушенно: беспокоить патрона он все-таки опасался, особенно при учете того, что на столе у последнего снова лежал пистолет, а стрелял Еж порою не задумываясь. Об этом охранник знал не понаслышке - своего предшественника ему пришлось лично закапывать в лесу за городом, после того, как тот вошел к шефу в неурочный час.
  - Зайди, - голос Карла был холоден, как лед, и Пит невольно поежился. Затем тяжело сглотнул и, опасливо косясь на пистолет, осторожно вошел в кабинет, прикрывая за собою дверь. Босс не поворачивался, продолжая также смотреть в темное окно.
  - Три дня, Пит, - говорил он, как обычно, спокойно, уверенно и твердо, настолько властно, что хотелось вытянуться по струнке и, выслушав приказ, бросится его исполнять. Пит и вытянулся, испуганно внимая патрону.
  - У тебя есть ровно три дня, чтобы выяснить, кто такой Альфа, - все так же ровно продолжил Еж, - Узнать о нем все - от имени до марки шампуня, которым он пользуется. Все! Я должен получить информацию не позднее, чем послезавтра к вечеру. Ты все понял?
  - Понял, - Пит немного замялся, - Босс... а что делать с крысами?
  - Зависит от того, каких именно крыс ты имеешь в виду, - последовал равнодушный ответ. Охранник неловко дернул плечом.
  - Да тех... из больницы. Парень и девка, продажные твари, сидят в самой глубокой норе дома у озера. Я их кормлю раз в сутки, а воды у них под ногами полно... ну, вы знаете, какие там помещения.
  - Кто из них вкалывал Доминику 'Торсекветам'? - Карл все так же не поворачивался, однако, глаза его в отражении окна слегка сверкнули, и Пит сделал логичный вывод, что слова его босса заинтересовали.
  - Девка, - спокойно отозвался он, - Она ноет все, пищит, умоляет ее отпустить и не убивать... Я сказал, что это решите вы.
  - Убьешь ее, когда мы схватим Альфу, - спокойно отозвался патрон, - А сейчас подгони машину. Мне нужно побеседовать с этой крысой.
  Охранник торопливо кивнул и вышел. Никакого смущения, никакого сожаления при мысли о том, что ему придется убить схваченную девушку, он не испытывал - давно привык исполнять подобные приказы босса, не задумываясь и не ставя под сомнение его правоту. Если Еж говорит, что крыса заслуживает смерти - она должна быть уничтожена. Вот и все.
  Машину он подал меньше, чем через пять минут и, дождавшись, пока босс сядет на переднее пассажирское сидение, стартовал с места - задержек Карл не выносил, и время просто так тянуть не любил.
  Пит вел машину и, изредка косясь на хладнокровного босса, испытывал невольное восхищение им. Вот же человек! Сталь! Кремень! Неудивительно, что он поднялся так высоко - бездушию у него можно поучиться!
  Вспомнив мельком Красного Билла и его манеру вести себя, охранник поморщился. Да, даже непонятно, каким образом раньше такие вот размазни поднимались наверх... Странно, что такого слабака еще не сшибли с трона, наверное, он просто покупает уважение к себе, заслуживает его звонкой монетой, а не собственными качествами.
  Карл Еж, молодой, поднявшийся на криминальный Олимп меньше пяти лет назад, даже сейчас, просто сидя в машине, казался в разы сильнее Билла Реда, хотя бы по той простой причине, что умело скрывал не только собственные эмоции, но и информацию о своей персоне.
  О Красном Билле же, напротив, было известно абсолютно все - от имени до семейного положения, от рождения дочери до ее же недавней смерти.
  Опрометчиво и глупо так подставляться.
  Пит покачал головой, сворачивая к озеру, туда, где находился не слишком большой, очень симпатичный домик в два этажа - самое страшное место, куда только можно было доставить пленников Карла. Из дома на озере люди не возвращались. Никогда. Это был закон, нарушать который не хотел никто - ни сам хозяин, ни его подчиненные.
  Однако, внешне здесь все казалось очень приятным, дом своим видом навевал умиротворение и, пожалуй, какой-нибудь наивный глупец со стороны мог бы подумать, что здесь можно очень хорошо отдохнуть, проводя отпуск, покупаться в озере, порыбачить...
  Дойдя в мыслях до рыбалки, Пит усмехнулся. Да уж, наловили бы здесь рыбаки, конечно, 'рыбки'... Глядишь, от ужаса да присоединились бы к ней потом.
  Он остановил автомобиль возле резного крылечка и, покинув его, поспешил открыть дверь боссу - субординация должна была соблюдаться всегда, и обязанности свои подчиненный не забывал.
  Карл вышел, поправил перчатку на левой руке, придержал шляпу от порыва ветра и, спокойный, холодный и безжалостный, направился внутрь домика.
  Наверное, увидь его в эту минуту Тедерик, или даже Доминик, они бы просто не поверили своим глазам - перед ними, рядом с ними Еж все-таки казался довольно приветливым и дружелюбным, а сейчас и здесь проявлялась его истинная натура.
  Он зашел в дом, прошел в большую комнату, практически пустую, украшенную лишь одним единственным глубоким креслом, повернутым ко входу и, опустившись в него, спокойно расположил руки по подлокотникам.
  Приказ его был короток и жёсток.
  - Веди.
  Пит поспешно склонился в поклоне, совершенно машинально, почти против воли - вести себя с этим человеком иначе сейчас не представлялось возможным, - и торопливо вышел, спускаясь в подвал, где, вдалеке от цивилизации, в самой глубокой камере, по колено в холодной воде, страдали два пленника, прекрасно понимающие свою вину, и ужасно боящиеся своей участи.
  Когда он открыл дверь, они оба, дрожащие не то от страха, не то от холода, сидели на единственной твердой полочке, подобрав под себя ноги, чтобы не касаться воды. Пит окинул своих подопечных оценивающим взглядом и, хмыкнув, поманил девицу пальцем.
  - Иди сюда, я не хочу замочить ботинки.
  Она подняла голову и бросила на него взгляд загнанного в угол зверька, немного оскалила зубы и неуверенно помотала головой.
  Тюремщик вздохнул, доставая из-за пояса пистолет.
  - Босс хочет поговорить. Иди сюда, дрянь.
  Девица сглотнула и, покосившись на парня, моментально от нее отодвинувшегося, кое-как сползла с полочки, бредя на выход.
  - Ме... меня отпустят?.. - она добралась до охранника и испуганно подняла на него взгляд. Тот криво улыбнулся. Ему было прекрасно известно, что виновных Еж не отпускает.
  - Босс скажет, - портить девчонке сюрприз он не пожелал и, схватив ее за руку, дернул вперед, ведя к патрону.
  Тот ждал. Ждал безмолвно и холодно, равнодушный, бессердечный и безжалостный, готовый собственными руками убить глупую медсестру, посмевшую навредить самому Доминику Конте.
  После памятной беседы в пентхаусе у Ника, Карл пребывал в состоянии некоторого спокойного бешенства, злился на собственную неосведомленность, и способен был даже, вопреки своим принципам, лично выполнить грязную работу, убив продажную крысу.
  Вошел Пит, втолкнул в комнату жалкую, измученную личность с грязными волосами и в затасканной одежде. Толкнул ее охранник сильно, и девица, не удержавшись на ногах, упала на колени перед холодно-элегантным человеком. Вид его почему-то внушил ей ужас, и она сжалась, обнимая себя руками и дрожа.
  - Н... не убивайте... пожалуйста... умоляю...
  - Странно слышать такие речи от убийцы, - спокойно отозвался Еж, изучающе глядя на пленницу сверху вниз, - Ты знаешь, что колола Доминику Конте?
  - Я... я... - она зажмурилась, тряся головой, - Тот человек... он дал... сказал...
  - Тебе заплатили, чтобы ты колола человеку препарат, из-за которого он может сойти с ума, - слова Карла были безжалостны, резали похлеще ножа и били сильнее плети, - Мне известно это. И к тебе у меня есть лишь один вопрос - кто?
  - Кто?.. - медсестра затряслась от ужаса, - Заплатил, мне... он... не сказал, он... такой странный...
  - Опиши.
  Она съежилась на полу, напряженно вспоминая заплатившего ей человека.
  - Он был... Был очень уверен... Спокоен, он... улыбался... Немного хромал, ходил, опираясь на трость, и я... мне показалось... руками он двигал тоже с некоторым трудом... Не знаю, не знаю... Он не говорил ничего, сэр, клянусь, он просто заплатил и... и велел...
  - И ты согласилась, - Еж немного приподнял подбородок, - Тебе было известно, что такое 'Торсекветам'?
  - Нет! - медсестра вздрогнула, пытаясь отползти подальше, - Нет, сэр, господин, клянусь я... я не знала...
  Глаза мужчины чуть сузились. Ложь он чуял за версту, и сейчас прекрасно видел, что глупая девчонка пытается обмануть его.
  - Ты знала, - безжалостно резюмировал он, - Знала, что сведешь его с ума и доведешь до самоубийства. Почему делала это?
  - Я... просто... - на глазах девки появились слезы, - Столько денег!.. Он много заплатил, и потом, он был так уверен... Он... он говорил... этому человеку незачем жить...
  Еж широко, жестоко улыбнулся. Ответ мерзкой крысы, а иначе воспринять такую личность он просто не мог, был равносилен подписи под ее смертным приговором, и он не колебался ни мгновения.
  - Тебе, я думаю, жить тоже незачем. Уведи ее... - он перевел взгляд на охранника, и внезапно опять опустил его на девицу, - Он представился тебе?
  Она, всхлипывающая, дрожащая, насмерть перепуганная, затрясла головой.
  - Ск... казал... только... что я м-м-могу... звать его... Альфа...
  
  ***
  - Съездишь со мной к Красному Биллу?
  Дерек, оступившись от неожиданности, с размаху упал на диван, возле которого стоял и, каким-то поразительным чудом не облив себя чаем, в совершенном обалдении уставился на капитана Конте, сделавшего такое неожиданное предложение.
  - Я... я??? Но почему я, Дик?..
  - А кто еще? - Ричард слегка развел руки в стороны, - Доминик по-прежнему считается мертвым, Карла Билл знает в лицо и, боюсь, при нем говорить не пожелает... А мне нужно, чтобы рядом кто-то был, иначе, клянусь, я сорвусь и... в общем, закончится все не так хорошо, как могло бы.
  - В логике вам не откажешь, капитан... - парень поморщился. Общаться близко с отцом погибшей, убитой столь жестоким образом девушки ему не хотелось сразу по нескольким причинам, и все они, в общем-то, сводились к одному - Билл Ред тот, кто он есть. Бандит. Преступник, покушавшийся на жизнь Ника! О чем с ним вообще говорить, таких как он, надо сажать в тюрьму!
  Однако, Ричард, уцепившийся за слова Карла, что люди Красного Билла на похоронах Джилл тоже были бы не лишними, что чем больше там будет союзников, тем выше будут шансы схватить треклятого Альфу, твердо решил отправиться к своему тестю и пообщаться с ним. В одиночку делать этого он, по выяснившимся только что причинам, не хотел, поэтому подбивал Дерека съездить с ним. Парень же, сильно сомневающийся в целесообразности как своего присутствия, так и беседы в целом, не находил достойных аргументов, чтобы отказать.
  - Ну... ладно, - нехотя пробормотал он после почти минутного колебания, - Хорошо. Не понимаю, неужели ты не можешь взять с собой для поддержки нескольких полицейских? Я ведь при случае даже ничего не смогу...
  - Вот именно поэтому я и хочу взять с собой тебя, а не наряд полиции, - Дик сдвинул брови, - Если заявлюсь с вооруженными до зубов коллегами, мирная беседа превратиться в допрос, в давление, а я этого не хочу. Я еду к Биллу не как полицейский, Дерек, я отправляюсь к нему, как зять, как муж его убитой дочери, и хочу, чтобы беседа наша происходила именно в таком ключе.
  - А я - группа поддержки, - кривовато улыбнулся Дерек и, тяжело вздохнув, одним глотком допил оставшийся в чашке чай, - Ладно. Поедем сейчас?
  - Чем скорее, тем лучше, - мужчина слегка развел руки в стороны, - Я, собственно, и заехал только надеясь забрать тебя. Кстати, где Ник?
  - В душе, - парень тихонько вздохнул, - Надо оставить записку, что ли, а то будет волноваться...
  - Оставляй, - Ричард согласно кивнул и, шагнув назад, прибавил, - Собирайся и выходи, я буду ждать у подъезда. С Красным Биллом лучше не договариваться об аудиенции, с ним лучше действовать нахрапом...
  Тедерик кивнул и, действуя по-прежнему безо всякого энтузиазма, отправился собираться. Он понимал, прекрасно понимал, что в поимке Альфы дополнительная помощь, тем более помощь столь влиятельного человека, как Красный Билл лишней не будет, но все-таки уже смертельно устал общаться с преступниками. И если в Карле Еже при более близком знакомстве страшного, как будто, ничего не было (или, во всяком случае, он об этом просто не знал), то вот отец Джилл загодя казался чрезвычайно неприятным человеком, чрезвычайно опасным и скорым на расправу человеком, и рисковать, беседуя с ним, не хотелось.
  Но, с другой стороны - утешал себя парень, - беседу вести будет все-таки Ричард. А вот ему-то, наверное, с преступниками общаться не привыкать - все-таки работает не где-нибудь, а в полиции.
  Он быстро собрался, написал Доминику записку, сообщая о том, где находится и по какой причине и, положив ее на видное место - на стол в гостиной, поспешно вышел. Заставлять капитана Конте ждать ему не хотелось.
  Он спустился вниз, вежливо попрощался с охранником - тот его уже знал, поскольку видел не один, и даже не два раза, - и, покинув элитное здание, сел в машину Ричарда, обстоятельно пристегиваясь ремнем.
  - А откуда ты знаешь, где он живет? - вопрос, который он хотел задать прежде несколько иначе, вырвался у него как-то внезапно, и Дерек даже смутился.
  Ричард чуть усмехнулся. После смерти Джилл он все еще до конца не оправился, однако, действовать способен был и сидеть на одном месте не желал. Правда, домой, в квартиру, где обнаружил убитую жену, он тоже не возвращался, предпочитая ночевать у Доминика. Последний же, имея в запасе несколько свободных комнат, совершенно не возражал против этого расклада и был вполне доволен компанией брата и друга, пока еще продолжающего жить у него. Дереку даже порой казалось, что Ник и после поимки Альфы не отпустит его домой, убедив под благовидным предлогом продолжать совместное обитание.
  - Такие преступники, как Красный Билл или Карл Еж почему-то свято уверены, что полиция Нью-Йорка ни на что не способна, - Ричард мягко выехал на проезжую часть и уверенно направился по одному ему известному адресу, - Но полиции известно о них довольно многое, только, увы, доказать мы всего этого не можем... Тем не менее, где живут оба упомянутых мною преступника, нам известно и, будь моя воля, за их домами я бы установил слежку, - он тяжело вздохнул, - Хотя, боюсь, Еж теперь стал еще более неприкосновенен - после всего, что он сделал для Ника у меня просто рука не поднимается его ловить.
  - Да, Карл оказался довольно неплохим человеком... - Дерек задумчиво потер друг о друга руки, - Хотя когда я его увидел сначала, я даже и подумать об этом не мог - перепугался до смерти, был уверен, что он вот-вот меня пристрелит. Хотя... - он поморщился, - Карцер не лучше.
  - О Красном Билле такого, боюсь, не скажешь, - Конте-младший закусил губу, внимательно глядя на дорогу, - Приятным человеком он никогда не был, всегда был резок, вспыльчив и груб и, признаться, по сравнению с Ежом сильно проигрывает... Но сам он уверен в своей непогрешимости и непобедимости, убежден, что, не взирая на возраст, он все еще на коне и разубедить его в этом практически невозможно. Да лучше и не стоит пытаться... Дерек, говорить с ним буду я. Ты просто будь рядом и, если я начну заводиться, одергивай меня, хорошо? Помни - Билл обвинил меня в смерти своей дочери, теперь мне надлежит переубедить его в этом...
  ...На место они прибыли по прошествии, наверное, получаса и, припарковавшись у самого крыльца, уверенно выбрались наружу. Тедерик огляделся. Они стояли возле большого дома, больше похожего на загородный, но расположенного, как и особняк Карла, в черте города; красивого, тяжеловесного и кричаще богатого. Приятного впечатления от него, как от места жительства все того же Ежа, не возникало, зато угроза в низко нависающей над крыльцом крыше ощущалась почти явная, и внутрь идти как-то совсем не хотелось.
  Тем не менее, Ричард, действуя на редкость уверенно, к железной входной двери приблизился и, обнаружив рядом с нею кнопку звонка, решительно надавил на нее. Раздался звон, как будто где-то внутри вдруг забил огромный колокол, и Дерек, подошедший вместе с капитаном к дверям, поморщился.
  В глазке на двери мелькнула тень. Несколько секунд ничего не происходило, царила тишина, затем чей-то грубый голос вопросил:
  - Кого принесло? Чего надо?
  - Полиция, - хладнокровно отозвался мужчина и, достав удостоверение, продемонстрировал его глазку.
  Дверь распахнулась почти мгновенно. Скрипнул и щелкнул отпираемый замок, застонали несмазанные петли и на пороге показался льстиво улыбающийся, очень неприятного вида привратник.
  Янг тихонько вздохнул. Слуг Карла он помнил и, невольно продолжая проводить внутреннее сравнение, находил, что те были не менее элегантны и воспитаны, чем их хозяин.
  - А мы никого не вызывали, - забормотал привратник, все так же противно улыбаясь и даже сгибаясь в поклоне, - У нас все хорошо, мистер, мы с полицией дружим...
  - Очень хорошо, - показное равнодушие давалось Ричарду с трудом, однако он справлялся, - Будьте любезны проводить нас к вашему хозяину, у меня к нему имеется разговор.
  - Конечно-конечно, - привратник засуетился, распахивая пошире дверь и пропуская представителей власти, к каковым очень явно относил и Дерека, внутрь, - Сию секунду, я только скажу, чтобы доложили о вас... Терри! - голос его внезапно возвысился; он обернулся куда-то в сторону глубокого холла, явно окликая еще кого-то из слуг.
  - Че надо? - ответил ему из глубины чей-то голос. Уважение здесь явно не использовали, полагая его совершенно ненужной вещью.
  - Доложи боссу, тут полиция пришла! Говорить с ним хотят!
  Волшебное слово 'полиция' подействовало и на второго из участников этой странной беседы. Из недр холла стремглав вылетел весьма тщедушный, сухонький человечек и, обнаружив на пороге действительно двух незнакомых людей, приторно заулыбался им, непрестанно кланяясь.
  - Сейчас, сейчас... Да что ж вы стоите-то, господа, вы проходите вот сюда, здесь у нас уютное помещение для гостей. А босс сейчас выйдет, он, правда, сейчас в трауре - вы, должно быть, знаете о смерти его дочери... - Терри натянул на лицо самое расстроенное выражение, - Такое горе, такое горе... Вы уж помягче с ним, господа, пожалуйста. Я сейчас позову его, проходите, проходите...
  Льстивые речи сопровождали непрестанные приглашающие жесты, и Ричард с Дереком, переглянувшись несколько раз, наконец, вняли последним, проходя в указанное помещение. Помещением этим оказалась гостиная, обставленная совершенно не так, как у Карла, не имеющая большого обеденного стола, зато сплошь уставленная богатыми диванами и креслами, обладающая камином и тяжелыми портьерами на окнах.
  Терри исчез, намереваясь позвать хозяина, а гости, приведенные им сюда, позволили себе устроиться на том из диванов, с какого более или менее ясно прослеживался вход.
  - У Ежа все не так, - шепнул Дерек, озираясь, - У него все просто, но элегантно, а тут как-то... богато, - последнее он произнес со странной смесью сомнения и презрения.
  Ричард пожал плечами.
  - Карл не стремится демонстрировать свое благосостояние окружающим, он просто живет так, как ему нравится. Биллу же хочется, чтобы о его богатстве знали все.
  Парень в ответ только передернул плечами. Красный Билл, удовольствия познакомиться с которым поближе он пока не испытал, не нравился ему все больше и больше.
  В холле послышались тяжелые шаги, и капитан Конте немного выпрямился, устремляя напряженный взгляд на дверь. Поступь тестя он узнавал, хотя и слышал ее прежде всего раз или два.
  Дерек, заметив, как насторожился и напрягся его друг и спутник, и сам как-то подсобрался, внимательно глядя на двери и не зная, чего ожидать. Ему было немного не по себе.
  Конечно, против полиции Красный Билл вряд ли пойдет, подобные ему уважают власть, не желая ссориться с ней, однако, как поведет себя убитый горем отец, увидев того, кого винит в смерти дочери, предугадать было почти невозможно.
  В дверном проеме мелькнула грузная тень, и в гостиную вступил он - хозяин этого дома, непредсказуемый и пугающий Билл Ред.
  Дерек, ожидавший увидеть как минимум второго Карла Ежа, обнаружив перед собою мрачного, придавленного горем, усталого пожилого человека, передвигающегося с помощью трости, удивленно моргнул. Страха Билл как-то не внушал, вызывал только сочувствие и жалость.
  Он замер в дверях и, окинув мутным взглядом помещение, остановился на немного выпрямившемся Ричарде. Лицо мужчины побагровело, брови сдвинулись, рот перекосился от ярости - опасения капитана начинали оправдываться, видеть его тесть явно был не рад.
  - Ты посмел явиться ко мне?! - взревел он и, придерживаясь одной рукой за косяк двери, воздел трость, потрясая ею, - Ты, мерзкий мальчишка, наглец!! Как тебе хватило наглости прийти прямо ко мне после... после того, как...
  - Я не убивал вашу дочь, - Конте-младший, сам едва переживающий потерю любимой супруги, с трудом держащий себя в руках, нахмурился, - И пришел сюда, чтобы прямо сказать об этом. Я сочувствую вам, я не знаю...
  - Не знаешь?! - Красный Билл опустил трость и, тяжело хромая, сделал несколько шагов вперед, - Тебе следует убраться отсюда, Ричард Конте, пока я не отправил тебя гнить под землю вместе с твоим чертовым братом!! Дьявол... - он пошатнулся и, неожиданно закрыл лицо рукой. Двигался мужчина с трудом, даже такое просто действие вызвало у него затруднение - горе добило старика, пошатнув его здоровье еще сильнее.
  - Из-за вас... - голос его внезапно задрожал, - Все из-за вас двоих, братьев Конте... Вокруг вас всегда несчастья, вы притягиваете их к себе наравне с удачей... Я ненавижу, ненавижу... Ну почему она связалась с вами?! - он опустил руку и в отчаянии уставился на зятя, - Почему я позволил ей помочь мне в этой игре?! Все, все из-за вас, из-за вас обоих!.. - из горла его вырвалось приглушенное рыдание; мужчина вновь пошатнулся, и Ричард, не в силах молча созерцать это, вскочил, поспешно поддерживая тестя. Дерек, не желая оставаться в стороне, подхватил старика с другой стороны.
  Вместе они осторожно сопроводили его к креслу, и Билл, вырвавшись из их рук, тяжело упал в него, с трудом переводя дыхание.
  Дерек на мгновение сжал губы. Ричард явно не пытался ничего возразить, не пробовал защититься, а он, чувствуя в себе непреодолимое желание восстановить справедливость, просто не мог сдержаться.
  - Почему вы обвиняете Ричарда? - голос юноши зазвенел, как натянутая струна: Дерек был сердит, - Вы сами велели Джилл ввязаться в эту игру, заставили ее связаться с братьями Конте... Это вы подтолкнули ее к тому, что произошло, и не смейте обвинять Ричарда! Ему итак нелегко сейчас...
  Красный Билл медленно поднял большую голову и кое-как сфокусировал взгляд на обращающемся к нему парне. На губах его, к изумлению капитана Конте, да и самого Тедерика, появилась слабая улыбка.
  - Как тебя зовут, мальчик?
  - Дерек Янг, - парень слегка приподнял подбородок, - Я друг Ричарда, вашего зятя, сэр, и я не хочу слушать, как...
  - Ты похож на моего племянника, - мужчина махнул рукой, прерывая собеседника и тяжело вздохнул, - Леонарда... Он тоже дерзок со мной, но я привязан к нему как к сыну. Я остался один, Ричард Конте, - взгляд его скользнул вновь к зятю, - Я уже стар... и я потерял единственную свою опору - мою родную дочь, мою малышку Джилл. И, словно этого мало, ваш новый приятель, Карл Еж, схватил моего племянника... Я знаю Ежа, Леонарда я больше не увижу живым. И это не взирая на то, что мальчик ни в чем не виноват! - он провел дрожащей рукой по лицу, - Зачем ты явился, Ричард? Что тебе было надо - увидеть разбитого, ослабленного старика? Полюбоваться падением Красного Билла?
  - Я никогда бы не поступил так, сэр, - Ричард покачал головой и, тяжело вздохнув, вновь присел на диван, сцепляя руки в замок, - Не знаю, почему в смерти Джилл вы вините меня, вы ведь знаете, как сильно я любил ее... Чувствовал, что она не отвечает мне взаимностью, но все равно любил и был счастлив даже ее притворством. Я... когда я зашел в квартиру и увидел ее на полу... мне казалось, что мое сердце разорвалось, - он скрипнул зубами, сжимая руки сильнее, - Я до сих пор не могу понять, почему и как убийца сумел зайти в комнату, подобраться к ней так близко... Но я почти на сто процентов уверен, что знаю, кто убийца.
  Красный Билл несколько секунд молчал, внимательно созерцая его. Взгляд его был странен.
  - Ты ведешь себя неправильно, Ричард Конте, - наконец медленно вымолвил старик, - Я слышал о смерти твоего брата, а теперь ты потерял ту, кого любишь... Тебе надлежит горевать, но ты кажешься собранным. Или ты очень хорошо умеешь держать удар... Или...
  - Или я просто хочу поймать убийцу, а потом уже горевать! - капитан, хмурясь, ударил себя по коленям, вскакивая на ноги, - Прекратите обвинять меня во всех грехах сразу, мистер Ред, хотя бы чередуйте их! Мне больно сейчас, ничуть не менее больно, чем вам, а вы ведете себя как... как...
  - Ричард, - Дерек, приведенный сюда, в общем-то, именно для этих целей, нахмурился и, шагнув к другу, осторожно коснулся его локтя, - Держи себя в руках.
  Конте выдохнул и, принудительно успокаиваясь, снова упал на диван.
  - Я хотел сказать, что я знаю, кто убийца, но не знаю, где мне искать его, - мрачно продолжил он, - Однако, у меня есть все основания полагать, что он может прийти на похороны Джилл. Там будет полиция, Карл Еж обещал, что будут и его люди и, если бы вы оказали нам помощь...
  - Помочь схватить убийцу моей девочки? - Билл немного выпрямился, делая глубокий, шумный вздох, - Едва увидев, я схвачу его сам, я разорву его... Подожди-ка, - неожиданная мысль, поразив несчастного старика, заставила его прерваться на полуслове, - Ты ждешь от меня помощи, Ричард Конте?
  Его зять кивнул, хотел, было, добавить что-то, объяснить еще раз свою позицию, но Красный Билл не позволил ему.
  - Я помогу тебе, - голос его звучал несколько более твердо и спокойно; чувствовалось, что старик принял какое-то важное решение, - Но только в одном случае... Мне известно, что ты дружен с Карлом Ежом, потому что с ним был дружен твой брат. Ты способен в случае необходимости связаться с ним?
  - Могу позвонить, - Ричард говорил очень спокойно, хотя за спокойствием его явственно угадывалось недоумение.
  Ред кивнул.
  - Позвони. Позвони и скажи ему, чтобы выпустил моего племянника... Леонард не виноват решительно ни в чем - он лишь доставил кровь Доминика мне, но не более того. Он не продавал ее, и не покупал, мальчик был не более, чем курьером!
  - Подождите... - Дерек, бывший, по словам Билла похож на неизвестного Леонарда, непонимающе мотнул головой, - Но ведь вы купили кровь Ника! И Карл говорил...
  - Я купил! - оборвал его мужчина, гневно сдвигая брови, - Научись слушать старших людей, мальчик. Я купил кровь, заплатил за нее лаборатории, а Леонард просто забрал ее и доставил мне. Он даже не знает, для чего она была мне нужна, он считает, что я провожу какие-то эксперименты! - взгляд его вновь упал на Ричарда, - Позвони ему, Ричард. Позвони... Скажи, чтобы отпустил моего мальчика, и тогда я окажу вам помощь. Может, я уже не так силен, как прежде, но людей, преданных мне, вокруг меня много, и я согласен бросить все силы, чтобы твоя операция удалась. Позвони.
  Конте уже искал нужный номер. Говоря откровенно, неизвестному парнишке, поработавшему курьером по просьбе своего преступного дяди, он помог бы и без дополнительных обещаний помощи - в конечном итоге, Дик был полицейским, привык помогать, привык спасать чужие жизни, да и позволять Ежу творить совсем уж что Бог на душу положит намерен не был.
  В ухо полетели длинные гудки, через несколько мгновений сменившиеся знакомым холодным голосом.
  Ричард встал, отходя к окну.
  - У тебя в плену есть мальчишка, который доставлял кровь Доминика Биллу?
  - Предположим, - говорил Карл коротко, строго; ощущалось, что в данный момент мужчине некогда.
  - Отпусти его, - Конте на мгновение сжал губы, - Он - племянник Билла, и если ты его не отпустишь, помощи нам не видать.
  - Ричард, - в трубке послышался еле заметный вздох, - Парень продал...
  - Он ничего не продавал, - Дик сам вздохнул, спешно объясняя ситуацию, - К больнице он не имеет никакого отношения, Карл, мальчик просто поработал курьером, доставил товар из пункта отправления получателю. Он не знал, для чего его дяде эта кровь, думал, тот проводит какие-то эксперименты...
  - Довольно, - Карл на том конце ощутимо нахмурился, - Через полчаса, если твои слова подтвердятся, - и, уже отводя телефон от уха, он прибавил, обращаясь уже явно к кому-то другому, - Мальчишку сюда.
  Ричард сбросил вызов и опять обернулся к собеседнику. Тот ждал; в глазах его читалось волнение.
  - Через полчаса, - спокойно известил капитан Конте и, быстро улыбнувшись, прибавил, - Если Леонард подтвердит ваши слова.
  ...Указанные полчаса неожиданные гости Красного Билла провели в его доме, в его компании. Разговор у них не клеился, время тянулось, как жвачка и все трое ощутимо нервничали в ожидании вердикта грозного Карла Ежа.
  Истекли последние минуты.
  Билл, ощутимо бледнея и отчаиваясь, закрыл глаза, опуская голову.
  И в ту же секунду двери гостиной вдруг распахнулись, пропуская взволнованного, испуганного молодого человека, по виду даже младше Тедерика, бледного, встрепанного, в чем-то испачканного и явно не верящего в собственное спасение.
  - Дядя! - голос его сорвался; парень бросился к единственному знакомому и родному человеку в этой комнате. Красный Билл, дрожа не то от счастья, не то просто от накрывших его с головою эмоций, попытался подняться ему навстречу, но не сумел, и только широко улыбнулся, хватая племянника за руку. Леонард, в отличие от своего пожилого родственника более подвижный, склонился, обнимая его за шею.
  - Трогательное единение, - голос Карла, нарушив молчаливое созерцание, заставил Дерека и Ричарда обратить взгляды к нему, - Полагаю, вашу помощь, мистер Ред, мы заслужили. О времени и месте похорон вам сообщат дополнительно, я позабочусь об этом. Сейчас же... нам пора, - он взглядом указал своим друзьям на дверь.
  - Да, пожалуй, пора, - Ричард, поднявшись на ноги, легонько хлопнул своего молодого спутника по спине, - Идем, Дерек.
  - Подождите! - Леонард, наконец отстранившись от дяди, окинул их обоих долгим признательным взглядом и, явно не зная, что еще сказать или сделать, прижал руку к сердцу, - Спасибо... спасибо, что спасли мне жизнь.
  - Жизнь тебе спасли не они, а твой дядя, - Карл, не позволяя друзьям ответить, тонко улыбнулся, - Тот же дядя, который ее едва не погубил. Мы уходим. Всего доброго.
  Гостиную, а впоследствии и дом, мужчина покинул первым; его друзья поспешили за ним. Еж казался более серьезным, более жестким, чем обычно, и причин такого его состояния, настроения, никто из них не понимал.
  - Я получил кое-какие сведения, - Карл, остановившись возле своего автомобиля, оглянулся через плечо на подходящих Дика и Тедерика, - Словесный портрет Альфы, несколько примет... Он хромает, ходит, опираясь на трость. Руками тоже двигает с некоторым трудом.
  Янг, едва не налетев от неожиданности на остановившегося Ричарда, недоверчиво оглянулся через плечо на только что оставленный ими дом. Хромает, опирается на трость... Руки поднимает с трудом... Но этого не может быть, этот человек - просто старик, безмерно счастливый от встречи с племянником!
  - Но разве... у человека может быть сразу два прозвища? - он закусил губу, переводя взгляд с одного из своих друзей на другого, - Красный Билл и...
  - Посмотрим, - Еж на мгновение стиснул зубы, - Похороны должны быть уже скоро, мой человек выяснит до них, кто такой Альфа. Мы узнаем... и пощады этому мерзавцу не будет.
  
  ***
  Похороны были назначены через три дня после смерти Джилл.
  Накануне, в день, когда Карл рассчитывал получить исчерпывающую информацию об Альфе, узнать так ничего и не удалось - Пит бился изо всех сил, привлек всех возможных людей, задействовал все свои связи, но к разгадке личности Альфы не приблизился ни на волосок. Тот оставался все такой же мрачной тенью, нависшей над Домиником Конте, и как защищать последнего от человека, от существа, о котором никто даже и не слышал до сего дня, было решительно непонятно.
  Тем не менее, решимости своей Еж не оставлял.
  Отправляясь на следующий день к условленному месту, к церкви, где должно было состояться отпевание по христианскому обычаю, он взял с собой пистолет и, велев заранее своим людям занять наиболее выгодные места в церкви, отправился к автомобилю.
  Времени до начала было еще предостаточно, по большому счету он мог бы и не спешить, но, всегда дьявольски пунктуальный, предпочитал прибыть заранее, чтобы не привлекать потом излишнего внимания к своей персоне.
  Итак, Карл собрался, проверил идеальность костюма, провел еще раз расческой по безупречно уложенным волосам и, надев пальто, принялся натягивать перчатки.
  В дверь постучали, не условным стуком, а самым обычным, что уже само по себе внушало некоторое подозрение - кому бы могло прийти в голову заявиться сюда, в самое сердце империи Ежа?
  'Или слишком смел, или очень глуп', - подумал мужчина, даже не пытаясь отпирать неизвестному визитеру дверь. Для этого в его особняке существовал специально обученный человек.
  Привратник, заметив, что хозяин не реагирует, шагнул к дверям, немного сдвигая брови.
  - Кто пришел? - вопросил он, мельком оглядываясь на уже надевающего шляпу Карла.
  - Роб Хайлерс, - донеслось из-за двери, - К боссу... дела у меня с ним.
  Еж еле удержался, чтобы не поморщиться. Неприятный тип, приставший к нему с предложением добыть какую-то там 'инфу', заявился как нельзя более не вовремя, и общаться с ним мужчине сейчас не хотелось.
  Однако, пора было выходить... значит, с настырным парнем ему все же придется свидеться. Неприятно, но ничего страшного - отшивать излишне приставучих личностей Карл уже давно научился.
  Он подошел к двери, за которой по-прежнему томился без ответа Роб Хайлерс и кивнул привратнику.
  - Отпирай.
  Тот открыл, распахивая дверь перед патроном, однако, сделать Еж не сумел и шага. В открытую створку, широко улыбаясь, влетел Хайлерс и, едва не налетев на босса, отвесил ему глубокий поклон.
  - Отлично, что вы здесь, сэр! Простите за задержку, заданьице вы мне не пустяковое дали... Но я выяснил все, что хотели. Сейчас... здесь рассказать или в кабинет пойдете?
  - Твоя информация запоздала, - Карл холодно улыбнулся, вежливо отодвигая ненужного ему сейчас человека в сторону, - Арчибальд Молле чист, и больше я ничего не хочу знать. Его мелкие грешки...
  - Чист? - Роб ухмыльнулся, скрещивая руки на груди, - Ну да, у Карла Ежа свое понятие о чистоте... Ну ладненько, босс, не надо, так не надо. А... я тут краем ушка слышал, вы вроде Альфу ищете? - он закусил губу и склонил голову набок, всматриваясь в ощутимо посерьезневшего и явно заинтересованного собеседника, - Что платите, если вам его на тарелочке протяну?
  - Ты его знаешь? - Карл сдвинул брови. Скрыть интерес не получалось - информация, получить которую он уже не надеялся, казалось, сама плыла ему в руки.
  - Ну, так, слышал кое-чего... - Хайлерс, продолжая ломать комедию, развел руки в стороны, - Но вам же ничего от меня не надо, как я понял, я пойду...
  - Имя! - Еж стиснул кулаки. Кожаные перчатки негромко заскрипели, и звук этот дал его собеседнику понять, что если он продолжит в том же духе, то карьеры при дворе Карла он не сделает, скорее даже наоборот.
  - А что платите? - Роб, умелец торговать информацией, чуть приоткрыл рот, подаваясь вперед, - Я скажу, я знаю... Заплатите?
  - Сочтемся! - рыкнул собеседник, немного наступая на него, - Имя!!
  - Извольте, - он встал в позу, немного отставляя ногу и сделал глубокий вдох, гаденько улыбаясь. Имя прозвучало, как гром среди ясного неба, и Карл, не веря самому себе, не в состоянии сдержать изумления, немного приоткрыл рот.
  - Невероятно... - слетел с его губ потрясенный шепот, - И столько времени... Мы искали его где-то далеко, а он все время был близко... У тебя есть доказательства? - сердце колотилось от волнения, унять его никак не удавалось, и чтобы сохранять маску хотя бы относительного спокойствия, приходилось прикладывать немалые усилия.
  - Есть, как не быть, - Хайлерс деловито шмыгнул носом, - Только не того... не твердые, мне на словах все говорили. Слова могу вам пересказать... если заплатите, конечно.
  - Перескажи, - Еж обуздал собственное изумление и потрясение, и слегка приподнял подбородок, - А потом поднимись к Питу, и скажи, что отныне ты работаешь на меня. Пусть расплатиться с тобой по высшему разряду, скажи, что я распорядился отблагодарить за добычу очень ценной информации.
  
  ***
  Чтобы прилично выглядеть на похоронах, Дереку пришлось зайти домой - среди взятых им к Доминику вещей подходящего официального костюма не оказалось, да и дома он был давно засунут в самый дальний конец шкафа. Впрочем, его вида это не испортило, и молодой человек, облачившись в траурный наряд, в котором некогда защищал диплом, почувствовал себя даже несколько более взрослым.
  С Домиником дело обстояло сложнее. Демонстрировать его Альфе, чьего прибытия на похороны ждали с таким нетерпением, Ричард все-таки не хотел, поэтому одеть обычный костюм мужчина позволить себе не мог. Пришлось все же перерывать все возможные шкафы, и искать ту самую, упомянутую им однажды, толстовку темного цвета с глубоким капюшоном.
  Толстовка оказалась ему несколько маловата - последний раз Ник надевал ее почти сразу по возвращении из армии, - однако, при должной доле старания, мужчина все-таки сумел в нее поместиться.
  Брат придирчиво осмотрел его.
  - Надвинь капюшон поглубже, - велел он, немного сдвигая брови, - Так... Теперь опусти голову... руки в карманы... плечи ссутуль - помни, ты на похоронах, тебе надлежит горевать! Ну... в принципе, сойдет.
  Как раз вернувшийся в официальном костюме Тедерик, зашедший в дверь, обнаружив среди гостиной незнакомую сутулую фигуру, вздрогнул от неожиданности.
  - Что... Ник? - мужчина повернулся к нему лицом, и парень облегченно выдохнул, - Нельзя же так пугать!
  - Зато неузнаваем, - резюмировал Конте-младший и, глянув на часы, тяжело вздохнул, - Пора, ребята. Идем... Черт возьми, как же это все неправильно! Сегодня хоронят мою жену, а я вместо того, чтобы горевать о ней, ловлю мерзавца и негодяя, ее убившего!
  - Ты мстишь за нее, - Доминик успокаивающе положил руку на плечо брату, - Уверен, она бы это одобрила. И, может быть, сейчас... сейчас она понимает, как ей повезло с таким мужем, как ты.
  - Может быть, - Ричард сжал губы, давя всплеск эмоций и решительно кивнул на дверь, - Идемте, нечего задерживаться. Карл уже должен быть там, он вроде собирался прибыть пораньше... Билл тоже вскоре подтянется. И мне бы совсем не хотелось пропустить появление Альфы...
  ...Поехали на машине капитана. Брать автомобиль Доминика было бы излишне рискованно - привлекать внимание к себе им не хотелось, а ездил Конте-старший на очень дорогой машине. Самого Ника усадили назад, велев натянуть капюшон и максимально опустить голову; Дерек уселся впереди и, нервно ломая пальцы, закусил губу. Не волноваться он не мог просто органически - операция им предстояла серьезная и опасная, а они до сей поры понятия не имели, кто же все-таки такой этот Альфа, не знали, кого им надлежит ловить.
  - Как рыбу в мутной воде, - буркнул он, добравшись в мысленных рассуждениях до их неосведомленности и, тяжело вздохнув, ссутулился сам.
  Ричард завел машину.
  - Вода, может, и мутная, но сачок мы взяли большой, - сквозь зубы проговорил он, - Будем брать его с трех сторон, и я уверен, что он заявится! Может быть, даже не только из-за Ника... Знаете, убийцы иногда приходят на похороны своих жертв, чтобы полюбоваться результатом работы. Судя по всему, что нам уже известно об Альфе, я могу предположить, что ему это тоже свойственно.
  Мотор взревел, и автомобиль, подчиняясь умелым действиям водителя, рванулся с места. Тедерик закрыл глаза. Ему казалось, что они несутся на встречу своей погибели, и отделаться от этого ощущения он никак не мог.
  Мимо мелькали дорожные знаки, столбы, рекламные вывески и редкие деревья, а ему все казалось, что он падает в пропасть и не знает, в какой момент упадет на самое дно, разбившись насмерть. Предчувствие чего-то очень плохого, страшного и отвратительного буквально затопило его и, как ни старался, унять невольный страх парень не мог.
  Ехали недолго - церковь находилась всего в нескольких кварталах от места жительства Доминика, однако, и за это время Дерек успел наволноваться всласть и, нервничающий все больше и больше, в какой-то момент даже испытал малодушное желание остаться в машине.
  Однако, сделав над собою усилие, все-таки переборол его - за Домиником по-прежнему надо было присматривать, а кто лучше него мог бы сделать это? В последние дни охрана Конте стала почти его прямой обязанностью, просто так забыть об этом парень уже не мог.
  Покинули автомобиль; Доминик максимально ссутулился, едва не согнувшись пополам и опустил голову, скрывая лицо. Со стороны он сейчас и в самом деле походил на убитого горем человека, пожалуй, даже, это его можно было бы посчитать мужем убитой девушки.
  Возле церкви уже толпились люди - друзья, знакомые, просто сочувствующие, ужасающиеся страшным происшествием. У всех в руках были цветы, кое-кто держал венок, повязанный траурной лентой - все выглядело вполне приличным и довольно обыденным, никаких странностей пока что не наблюдалось.
  Они вошли в церковь и, остановившись возле входа, огляделись.
  Церковь была полна народу - Ричард потом признался, что не подозревал, что у его жены было столько друзей и так и не понял, как они все узнали о ее гибели, - пробиться к открытому гробу, где лежало тело девушки, было решительно невозможно.
  Кое-где мелькали смутно знакомые лица - кто-то из людей Ежа, с которыми им довелось встретиться в его особняке, некоторые подручные Красного Билла; виднелись полицейские значки - пока что все шло по плану: место отпевания было плотно оцеплено.
  Ближе к гробу острый взгляд Дерека заметил фигуру безутешного отца Джилл - Билла Реда, опирающегося на плечо своего племянника. Леонард, узнавший о смерти двоюродной сестры только вчера вечером, казался ошеломленным и очень расстроенным - Джилл он, судя по всему, любил не меньше, чем дядю.
  - Надо разделиться, - Ричард, чуть склонившись к своим спутникам, еще раз быстро окинул взглядом зал, - Если будем стоять все вместе, тем более, если я буду стоять рядом со странной, скрытной фигурой, это может вызвать подозрения. Кто-нибудь видит Ежа?
  Доминик быстро, внимательно оглядел из-под капюшона зал и уверенно покачал головой.
  - Нет. Странно, вообще-то он никогда не опаздывает.
  - Наверное, появились неотложные дела, - Дерек слегка вздохнул и неуверенно пожал плечами, - Может, новая информация?
  - Хорошо бы, - капитан Конте сдвинул брови и, еще раз оглядев зал, кивнул, - Я попробую протолкнуться ближе к Красному Биллу. Дерек, пошатайся по залу, попробуй пробиться вон к тем цветам, Ник... стой на месте.
  - Прекрасно, буду изображать статую, - мужчина дернул щекой и, насупившись, старательно опустил голову вместе с плечами.
  Ричард осторожно двинулся вперед и, аккуратно пробираясь между людьми, принимая соболезнования - он понятия не имел, как в нем узнавали мужа убитой, однако, это все-таки происходило, - вскоре скрылся из виду. Дерек, тяжело вздохнув, немного помялся на одном месте и, шепнув Доминику:
  - Будь осторожен, - принялся проталкиваться к указанным цветам.
  Шататься по залу, как того хотел от него капитан полиции, было довольно затруднительно - народу собралось и в самом деле очень много, приходилось пробиваться чуть ли не с боем, непрестанно извиняясь и смущенно улыбаясь.
  Он слегка толкнул какую-то даму, чуть не сломал цветок в руках неизвестного мужчины, врезался локтем в кого-то, опирающегося на трость...
  - Извините.
  - Ничего страшного, - знакомый голос заставил парня изумленно застыть, обращая более пристальное внимание на задетого им человека.
  - Арчи?? Вот кого не ожидал здесь увидеть! Разве ты знал Джилл?
  Арчибальд Молле, и в самом деле каким-то чудом оказавшийся среди толпы сочувствующих, прихрамывающий, опирающийся на весьма элегантную трость, обнаружив рядом приятеля, мягко улыбнулся.
  - Не слишком близко, но знал. Да и потом, все газеты трубят об этом - еще бы, столько несчастий! Сначала Доминик, теперь Джилл... Бедный Ричард Конте, не могу даже представить себе, как он справляется с этим...
  - Да, я тоже, - Дерек вздохнул, натягивая на лицо приличествующее случаю скорбное выражение, - Ты, я смотрю, уже поправился?
  - Еще не совсем, раны немного тянут, - Арчи с видимым трудом поднял руку и поправил галстук на шее, - Но я упросил меня выписать, не мог больше сидеть там. Хожу потихоньку, как видишь, приехал сюда... Странное место, чтобы встретиться, но, если честно, Дерек, я рад - ты давно не заходил ко мне, я уже волновался, как бы и с тобой что-то не произошло.
  Тедерик задумчиво кивнул. В голову ему опять пришло воспоминание о лжи, столько времени преподносимой ему Арчибальдом, о том, что он сам является настоящим владельцем ресторана 'Синий глаз', но при этом ни разу даже не намекнул тому, кого называл другом, об этом.
  - Я... не то, чтобы произошло, но я был несколько занят все это время, - он попытался развести руки в стороны, однако, люди вокруг не позволили этого сделать, - Сам понимаешь, столько событий - гибель Доминика, теперь вот Джилл...
  - Это все так ужасно, - Молле покачал головой и, оглянувшись по сторонам, немного понизил голос, - Слушай, все начнется, конечно, скоро, но мы же с тобой не самые близкие ее знакомые, верно? Может, попробуем отойти вон туда, подальше от людей? Там хоть поговорить можно будет спокойно. Нехорошо, конечно, в таком месте, но знаешь... - он вздохнул и пожал плечами, - Жизнь продолжается, и я бы хотел быть уверен, что твоей жизни ничто не грозит.
  Дерек несколько растерялся - предложение вполне можно было считать неожиданным. Он неуверенно оглянулся по сторонам, ища взглядом Ричарда, размышляя, может ли он себе позволить на несколько секунд отойти, исчезая из его поля зрения и, заметив фигуру старательно прячущегося за людьми Доминика, чуть нахмурился.
  - Хорошо... - он слегка пожал плечами, - Я только скажу Ричарду, ладно? Не хочу, чтобы он потом искал меня.
  Арчи легко кивнул и мягко улыбнулся.
  - Конечно, Дерек, конечно... Ни к чему заставлять капитана Конте переживать сегодня еще сильнее. Я тебя подожду тогда вон там, возле дверки, видишь?
  Парень немного вытянул шею и, действительно обнаружив невдалеке, рядом с вазами, полными цветов, небольшую дверь, согласно опустил подбородок.
  - Договорились. Скоро подойду, - он еще несколько секунд помялся и, наконец, решившись, принялся ненавязчиво проталкиваться обратно. Сообщать о своей беседе Ричарду он не собирался, однако, раскрывать инкогнито Ника и говорить, что известит о своем отсутствии того, кто считается мертвым, не хотел.
  Арчибальд, проводив его недолгим взглядом, развернулся и, немного прихрамывая, принялся пробираться к месту встречи.
  Люди продолжали толпиться, слышались разговоры, сочувственные вздохи, порою раздавались даже приглушенные рыдание - аромат горя, запах смерти так и витал над этой толпой, придавливая одним лишь своим существованием, навевая на душу какие-то смутные предчувствия чего-то страшного. Дерек вздохнул и, стараясь напоминать себе, что ему надлежит больше внимания уделять их операции, чем их же горю, поспешил приблизиться к Доминику.
  - Я отойду ненадолго, - шепнул он, - Здесь Арчи, не знаю, откуда он знал Джилл... Хочет поговорить о чем-то.
  - Поговорили бы потом, - мужчина чуть нахмурился, - Дерек, ты не забыл, что у нас здесь дела? Нужно быть осторожнее, не слишком высовываться...
  - Да я и не буду высовываться, мы просто поговорим в сторонке, - парень ободряюще улыбнулся, - Не волнуйся так, Ник, скоро вернусь. Ты сам будь настороже, идет?
  - Ладно, Дик все равно велел тебе шататься по залу, - Доминик пожал плечами и сейчас же поспешно их опустил, - Ты тоже будь аккуратнее, помни - он может быть где угодно.
  Тедерик кивнул и, идя теперь уже не сквозь самую гущу толпы, а пробираясь с краю, ближе к стенам, поспешил к заветной двери. Арчибальд уже ждал возле нее и, увидев приближающегося приятеля, приветливо улыбнулся.
  - Тут, оказывается, подсобное помещение, - он чуть кивнул на дверку, - Дверь не заперта, может, зайдем туда? Здесь все галдят, я, признаться, себя не слышу.
  - Конечно, - Дерек чуть развел руки в стороны. Ничего подозрительного в предложении поболтать наедине он не видел.
  Дверка и в самом деле оказалась открытой, распахнулась очень легко, и Тедерик, оглядываясь через плечо, первым скользнул внутрь.
  Арчи, прихрамывая, осторожно пробрался следом и, прикрыв створку, прислонился к ней спиной, шумно выдыхая.
  - Фух... Не люблю похороны, если честно - такая давящая, гнетущая атмосфера. У меня даже раны как будто сильнее болеть начали... - он оперся на трость и сделал несколько хромающих шагов вперед.
  Дерек не ответил. Взгляд его был прикован к трости в руках старого друга... или того, кого он считал другом.
  - Ты хромаешь... - медленно вымолвил он, неспешно поднимая взгляд к знакомому лицу и вглядываясь в него. Арчи, все тот же Арчи - немного небритый, бледный, утомленный своими ранами, но все тот же, что и всегда... Нет, этого не может быть.
  - Конечно, хромаю, - Молле удивленно моргнул, - Ты забыл, что я только-только покинул больничную койку? Меня выписывать-то не хотели, я их уговорил.
  - Да, я просто... - он мотнул головой, заставляя себя улыбнуться и, обнаружив рядом с собой стул, присел на него. Подсобка была довольно странной - никаких особенных предметов здесь не наблюдалось, зато имелся одинокий стул, стоящий посреди комнаты. В углу валялась кое-как скомканная веревка, стояло несколько палок, видимо, некогда бывших швабрами - помещение казалось скорее свалкой, а не чем-то, несущим функциональную нагрузку.
  - Просто переживаю, - наконец нашелся Дерек и, окинув долгим взглядом помещение, пожал плечами, - Не самое, конечно, уютное местечко, на карцер похоже.
  Арчибальд зачем-то приоткрыл дверь и, выглянув за нее, задумчиво покивал.
  - Да, но говорить удобнее здесь, чем там... Дерек, а к кому ты подходил? Смотрю, Ричард Конте ходит возле гроба, а ты шел в другую сторону...
  - Сквозь толпу затруднительно протолкнуться, я искал путь, - Тедерик, ловя себя на том, что лгать стал просто филигранно, легко развел руки в стороны, - Добраться до Ричарда было непросто...
  - Ага, - отвлеченно отозвался Арчи, продолжая созерцать зал, - Наверное, скоро уже все начнется... Любопытно, что там за фигура с закрытым лицом?
  Дерек вздрогнул. Подозрения, нахлынувшие, было на него, но отвергнутые, неожиданно вновь начали возвращаться.
  - Кто-нибудь из сочувствующих, наверное, - он постарался устроиться на стуле как можно более расслабленно, - Прячет лицо, чтобы слезы скрыть.
  - Да, действительно... - Арчибальд переступил с места на место и, с некоторым трудом шевеля рукой, переставил и трость. Дерек помрачнел. Что-то происходило, что-то было во всей этой ситуации, во всем этом разговоре неприятное, и у него начинало формироваться стойкое убеждение, что, поддавшись на провокацию, он попался на крючок.
  - Знаешь, что странно... - Молле не отрывал взгляд от зала, задумчивый и меланхоличный, - Я всегда был уверен, что капитан Ричард любит своего брата. Но о похоронах Доминика в газетах не писали, видимо, он закопал его без помпы... Странно, очень странно. Такой человек!..
  - Нет, странно другое, - Тедерик, медленно поднявшись со стула, сделал шаг назад, не сводя пристального взгляда с собеседника, - Странно другое, и я никак не могу понять этого... Зачем ты охотишься на Доминика Конте... Альфа?
  Имя, казалось, взорвалось в полутемном помещении, подобно бомбе, осветило его нестерпимо ярким светом. Догадка, неожиданно поразившая Дерека, высказанная, брошенная им, попала точно в цель, и собеседник его знал это.
  На губах Арчибальда вспыхнула широкая, жестокая и довольная улыбка. Опровергать слов приятеля, выражать мнимое изумление он не стал - очевидно, просто не видел в этом смысла и, легонько качнув головой, медленно повернулся, взирая на собеседника в упор, и отвечая нарочито медленно, немного растягивая слова.
  - Я всегда знал, что ты умный мальчик, Тедерик Янг, - он неспешно отставил трость и шагнул вперед, уже совершенно не хромая, - Зачем же ты встал? Сядь. Беседовать всегда приятнее сидя, Дерек, разве не так?
  - С тобой - вряд ли, - Дерек закусил губу, медленно отступая, - Зачем... почему... почему ты?? Арчи... Я не могу поверить, я думал, что знаю тебя!
  - Сядь, - голос Арчибальда, человека, которого, казалось бы, юноша знал, прозвучал неимоверно властно, жестко, с тем же холодом, что звучал в нем некогда еще в больнице. Молле, больше не пытаясь разыгрывать невинность, неожиданно завел руку за спину и достал из-под пиджака пистолет, направляя его на перепуганного собеседника.
  Тедерик нервно облизал губы. Страх показывать было нельзя, нельзя ни в коем случае - ему следовало протянуть время, ему надо было дождаться друзей... Дьявол, он же сам предупредил, чтобы о нем не волновались!
  - Из... из этого пистолета ты застрелил Джилл? - голос едва слушался, однако, молодой человек все еще отчаянно пытался делать хорошую мину при плохой игре.
  Альфа широко ухмыльнулся.
  - Из другого, - голос его засочился насмешливой доброжелательностью, - Из этого я застрелю тебя, Рик, если ты сейчас же не сядешь.
  Парень постарался взять себя в руки. Судя по всему, в данной ситуации наиболее правильным было бы послушаться, подчиниться, не рискуя понапрасну своей жизнью.
  Он неуверенно шагнул к стулу, и неловко сел, почти упал на него. Арчи удовлетворенно кивнул и, шагая на удивление легко, совершенно не прихрамывая, прошел к углу, беря из него веревку. Дерека он все еще держал на мушке, и шевельнуться парень не смел.
  - Не правда ли, план был хорош? - Альфа, продолжая улыбаться, вернулся к своему собеседнику и принялся, ловко управляясь одной рукой, привязывать его к стулу, обматывая веревкой так, чтобы руки были плотно прижаты к телу, - Я не сомневался, что Доминик жив, был уверен в этом на сто процентов - ведь я не убивал его, под электричку полетел другой, двойник, созданный глупыми экспериментами Реда. Ты, предупреждая его о своем отсутствии, выдал своего друга, Дерек, ай-яй-яй... - он быстро опустил пистолет на пол за спиной юноши и, не успел тот опомнится, как почувствовал, что веревка затягивается сильнее - Альфа завязывал узлы.
  - Зачем? - сказать что-то другое Тедерик не мог, на это у него просто не хватало фантазии.
  Арчибальд поднял пистолет и, обойдя парня, с интересом провел дулом оружия по его щеке.
  - Зачем? Чтобы избавить, наконец, мир от Доминика Конте, от этого чертова тирваса, отравившего всю мою жизнь! А потом и от тебя, и от бедного капитана Ричарда. Он отправится вслед за своей ненаглядной женушкой, он должен быть счастлив... - Альфа негромко рассмеялся и, подойдя к двери, выглянул из-за нее, - Скоро все начнется, Рик, очень скоро... Зои придет, когда ее никто не заметит, и неслышно сделает тому, на кого я укажу, укол. Все наконец-то будет кончено...
  - Зои?.. - Янг неуверенно дернулся, пытаясь ослабить веревки, - Зои, она что, действительно... Все-таки... Но ведь она ругалась на тебя!
  - Отличное прикрытие, ты так не считаешь? - Молле вновь расплылся в широкой улыбке, - Ресторан принадлежит мне, думаю, Еж уже сообщил тебе об этом, раз он говорил на этот счет с ней, а Зои - простой бухгалтер, стерва, которая изводит всех сотрудников, чтобы они случайно не заподозрили неладного. Ты задержался на работе дольше всего, глупый, непонятливый, недогадливый мальчик, я поражен твоим терпением... Знаешь, в какой-то момент у меня даже возникла мысль сделать тебя соучастником, - он отстранился от двери и, подойдя, присел перед собеседником на корточки, немного склоняя голову набок, - Но ты связался с этим ублюдком Домиником и смешал мне все карты. Зачем ты полез возвращать ему телефон, Дерек, зачем? Я ведь говорил тебе не связываться с ним, предупреждал, я хотел защитить тебя! Тирвас истек бы кровью, как то и должно было случиться, и его силы, его возможности, его неуязвимость и удача перешли бы ко мне! Ди-Ре так старался, но влез ты... - он покачал головой и, вставая, неожиданно щелкнул взводимым курком, - Мне бы следовало убить тебя прямо сейчас, как я обещал, когда звонил, но нет... Нет-нет-нет, - он приподнял подбородок парня дулом пистолета, - Я хочу, чтобы Конте увидел твою смерть. Он ведь все равно забеспокоится, пойдет искать... Зайдет, и я спущу курок, - улыбка на губах Альфы стала почти безумной, - Любопытно, что он почувствует, увидев смерть того, кого считал лучшим другом, того, кого подставил под удар, подставил сам? А? Скажи мне, Дерек... - дуло на несколько секунд прижалось к шее парня, и тот тяжело сглотнул, - О чем ты думаешь сейчас?
  - Не... не могу понять... - голос еле слушался, парня почти лихорадило от ужаса - смерть казалась неминуемой, и он даже не знал, есть ли смысл уже что-нибудь узнавать о планах своего убийцы, - Ты хромал... был ранен... как??
  - Ах, это... - Молле, действуя с восхитительной небрежностью, почесал собственный висок дулом заряженного пистолета, - Хромота действительно была, но прошла уже очень давно... Ди-Ре - меткий стрелок, очень умелый, а создать себе алиби, отправившись с парой-тройкой пустячных царапин на больничную койку было, думаю, поистине гениально - разве мог бы кто-то заподозрить человека, который еле на ногах-то стоит? Полицейские увидели кровь и уверились в том, что раны тяжелые, врачам было заплачено... Все шло по плану, и все привело именно к тому и именно туда, куда я и рассчитывал. Сюда! - он развел руки широко в стороны, - Теперь дело за малым... - мужчина немного сузил глаза и, опять подойдя к двери, выглянул за нее, - В этой игре крупные ставки, малыш, здесь стоит твоя жизнь против жизни Доминика Конте. Ставки сделаны, ставок больше нет! - он неожиданно опустил пистолет дулом в пол и выстрелил, - Я бросаю кости, и игра начинается...
  
  ***
  Карл Еж влетел в церковь едва ли не бегом, в совершенно несвойственном ему взбудораженном состоянии. На то, чтобы сохранять хладнокровие, времени не было - их обыгрывали, обыгрывали жестоко и планомерно, он теперь знал это и должен был, во что бы то ни стало, упредить близящуюся трагедию, развязку, изменив конец этой истории.
  Он остановился на пороге церкви и, сдвинув брови, окинул долгим взглядом собравшуюся толпу. Отпевание еще не началось, все пока собирались, толпились и разговаривали о чем-то, переходили с места на место, путались, тасовались, как карточная колода, а он напряженно искал взглядом знакомые лица.
  Так... Красный Билл и мальчишка, которого он отпустил не далее, как вчера, - беспрецедентный случай сам по себе, но сейчас не до этого. Капитан Ричард неподалеку от него, ходит возле гроба жены, почти не глядя на ее тело. Несколько полицейских, люди самого Карла... и загадочная темная фигура, прячущая лицо капюшоном.
  Еж уверенно направился к последней. Хорошая маскировка, так сразу его и не заметишь, если не приглядываться и не искать. Остается надеяться, что Альфа этого делать не будет, хотя, конечно, вряд ли.
  К Доминику он приблизился быстрым шагом, практически отталкивая встречных людей и, не здороваясь, не выражая своего мнения о его маскировке, резко спросил:
  - Где Тедерик?
  Ник, вздрогнув от неожиданности, поднял взгляд, слегка пожимая плечами.
  - Здесь где-то. Его отозвал приятель, этот Молле, он сказал, что побеседует с ним... Почему ты опоздал?
  - Его нужно найти, - Карл скрипнул зубами, не желая отвечать на прямо поставленный вопрос, - Я знаю, кто такой Альфа, Ник. Позови своего брата, я постараюсь разыскать Тедерика.
  - Погоди-погоди, - Доминик, путаясь в сомнениях, теряясь в догадках, неуверенно провел ладонью по голове, немного отодвигая капюшон, - Ты хочешь сказать, что Альфа...
  - Ты узнаешь его, когда увидишь, - Еж слегка хлопнул друга по спине, подталкивая его в толпу, - Спрячь лицо, Ник, и позови капитана. Быстрее же, нашему другу может грозить опасность!
  Мужчина напряженно кивнул и, уже начиная понимать, кого имеет в виду его собеседник, принялся осторожно проталкиваться сквозь толпу.
  ...Отзвук смазанного глушителем выстрела замер, задавленный шумом толпы снаружи. Альфа, наблюдающий за происходящим из-за приоткрытой двери, довольно улыбнулся.
  - Вот и еще один игрок... Карл Еж, видимо, действительно привязался к тебе, Дерек, раз так активно старается спасти твою никчемную жизнь. Забавно. Мне будет приятно убить тебя у них на глазах.
  - Я не понимаю, почему! - Дерек, чувствуя, как душу переполняет отчаяние, дернулся с такой силой, что стул даже немного подпрыгнул, - Почему, Арчи, почему?? Я не спрашиваю, что тебе сделал я - это итак понятно, ты злишься, что я принял сторону Доминика, но что тебе сделал он?! Как можно так ненавидеть человека, что даже не жалеть в угоду своей ненависти жизни других? Зачем ты все это делаешь, скольких ты, черт побери, убил?!
  - Многих, - Молле мельком оглянулся на него через плечо, - Возможно, смерть Доминика остановит это. Скажи, Рик... - он отошел от двери и вновь присел перед пленником на корточки, вглядываясь снизу в его лицо, - Ты ведь изучал тирвасов, да? Кажется... Да-да, кажется, Конрад Трейсман сообщил вам о том, кем является обожаемый вами Конте, и вы были восхищены! Как обычно... Все восхищаются Домиником Конте, все любят Доминика Конте, даже не подозревая, что это за тварь! Он тирвас, Рик, тирвас, а знаешь, что это означает? Ну же... отвечай.
  - Тирвасы... - парень попытался собраться с мыслями, вспоминая все, что узнал, - Почти неуязвимы, быстро восстанавливаются после ран... Они очень удачливы, очень добры, они хорошие люди! Вот только на них часто ведут охоту такие сволочи, как ты, Альфа, истребляют их, как ценных зверей! Это ему следует ненавидеть тебя, а не наоборот!
  - Довольно, - Альфа вскинул руку с пистолетом, останавливая собеседника, - У тебя извращенное, узконаправленное понимание того, кем является Ник Конте, Дерек. А знаешь, почему? - он неожиданно широко ухмыльнулся, - Потому что тирвасы удачливы не просто так, они крадут удачу у всех, кто их окружает, они забирают ее себе и пользуются ей в свое удовольствие! Разве ты не замечал? Вокруг Доминика всегда смерть, все, кто хоть чуть связан с ним, гибнут, даже те, кому его кровь ввели искусственно! Они не выживают, все из-за него, понимаешь, во всем виноват он...
  - Нет, - Дерек, чье отчаяние достигло уже апогея и, замерев в критической точке, странным образом трансформировалось в спокойствие, качнул головой, - Смерть вокруг Доминика - это твоя вина, Арчи, а не его, только твоя, твоего сумасшествия! А моя жизнь, с тех пор, как я встретил Ника, никогда еще не была более удачливой! Он хороший человек, он не желает никому зла, он...
  - Чуть не свернул тебе челюсть в первый день знакомства, - Альфа ядовито улыбнулся, - Чуть не сломал тебе ребро... из-за него тебя схватил Еж и бросил в карцер, а теперь ты очутился здесь! Теперь ты умрешь из-за своего распрекрасного, обожаемого Конте, малыш, умрешь, понимая, что в этом виноват он!
  - В этом виноват ты! - молодой человек вновь дернулся, глядя на собеседника едва ли не с ненавистью, - Убиваешь других и смеешь обвинять в этих смертях ни в чем не повинного человека! Как... как тебе только хватает совести, как ты додумался до такого!..
  - Помолчи, Тедерик, - Арчибальд, презрительно кривясь, поднялся с корточек, опять подходя к двери, - Я не могу и не хочу больше слышать дифирамбы в адрес треклятого Конте. Вы все - глупцы, вы все считаете его светочем во мраке, думаете, что он - самое лучшее, что могло произойти в вашей жизни! Знаешь, как его обожали все в армии? Знаешь, как им восхищался капитан Кэмпбел? Придурок, ничего не смыслящий в военном мастерстве, повернулся спиной к вооруженным людям... - он скрипнул зубами, - И опять Конте все сошло с рук! Вмешался его братец, заставил судей пересмотреть решение, убедил их в том, что виновен я! Почему, а?! Почему вы все так обожаете эту тварь, Доминика Конте, за что вы любите его?! Что, что в нем такого, ответь! - он резко повернулся, приоткрывая дверь и, выглянув в щелку, приподнял подбородок. Глаза его чуть сверкнули. Вспышка прошла, Альфа вновь был холоден и спокоен, вновь готов был исполнять свой план до конца.
  - Скоро мы узнаем, так ли ты стал удачлив, как говоришь... - он высунул кончик языка и проверил затвор пистолета, - Все игроки встретились, я вижу, как они взволнованы... Ищут тебя, озираются... Ах. Вот и Зои, - он широко улыбнулся, с восторгом проводя языком по зубам, - Кого бы мне велеть ей убить? Конте-старший принадлежит мне, его я убью лично, но вот что касается его брата... или, может быть, ей разделаться с Карлом, как ты полагаешь? - он немного сузил глаза и, действуя очень уверенно и быстро, высунул за дверь руку, указывая на кого-то.
  Дерек дернулся, рванулся, изо всех сил пытаясь высвободиться. Он понимал, понимал очень хорошо, слишком хорошо, что́ сейчас сделал Альфа - он отдал приказ, велел своей чертовой помощнице, этой стерве Зои убить кого-то из его друзей, а он ничего не мог поделать!
  - Что она делала?! - голос сорвался на рычание, - Неужели она тоже, такая же как ты? Что... - внезапная мысль осветила его сознание, заставляя даже замереть на несколько мгновений, - Ты... тогда ты сказал 'сегодня вечером'... - он потрясенно покачал головой, - А потом Ник едва не покончил с собою, но как, как??
  - Белый халат, непогрешимая уверенность и скальпель, положенный на прикроватную тумбочку, - говорил Альфа равнодушно, отстраненно, не отрывая взгляда от арены действий перед собой, - Изредка - шепот на ухо, пока он спал. Остальное сделало лекарство, которое вводила дурочка-медсестра. Тише, Рик, тише... Пришел священник. С минуты на минуту начнется отпевание и, думаю, отпевать придется двоих...
  ...Первым близящуюся опасность заметил Карл. Владеющий, благодаря Робу Хайлерсу полной информацией, он, осматривая зал, искал взглядом не только Тедерика, но и тех, кто мог угрожать жизни и здоровью как парня, так и его более взрослых друзей.
  Зои, бесшумной тенью скользнувшая в зал, держащая одну руку опущенной, облаченная в черный, траурный костюм не осталась для него незамеченной; мужчина нахмурился, внимательно следя за ее передвижениями. Девушка окинула долгим взглядом зал, остановила его на небольшой дверке возле вазонов с цветами и, задержав на несколько секунд, уверенно двинулась вперед. Карл, смотрящий туда же, успел заметить мгновенно показавшуюся руку, указавшую точно на него.
  По губам мужчины расплылась поистине дьявольская улыбка. Все встало на свое место, все мгновенно прояснилось. Он окинул быстрым взглядом зал и, встретившись глазами с одним из своих людей, мгновенно указал взором на подбирающуюся Зои, затем быстро кивнул.
  Подчиненный, моментально поняв, что от него требуется, опустил подбородок, начиная подбираться к девице.
  Началось отпевание. Люди выстроились полукругом, немного оттесняя их от гроба, переступая с место на место, мешаясь, путаясь, оттирая Зои назад, а затем проталкивая ее вперед.
  Карл, выдерживая характер, безмолвно ожидал ее приближения, стоя вполоборота. и глядя, казалось бы, совершенно в другую сторону.
  Еще несколько шагов, отодвинутые в сторону люди - и вот она! Совсем рядом, близко!
  Он не шевелился, краем глаза следя, как она поднимает руку - ему хотелось понять, что задумала девица, что задумал Альфа совершить ее руками.
  Увидев шприц, Еж мимолетно улыбнулся и, не поворачиваясь, внезапно как тисками сжал тонкое запястье убийцы. Та дернулась, попыталась вырваться из крепкой хватки и, выронив шприц, открыла, было, рот, собираясь закричать во все горло, завизжать, привлекая к себе внимание... Но тут крепкая рука сзади зажала ей рот, и Карл разжал пальцы, препоручая ядовитую змею в человеческом облике заботам одного из своих помощников.
  - Уведи ее, - приказал он. Затем шагнул вперед, к пока еще не знающим, что делать, Ричарду и Доминику и красноречиво указал на маленькую дверцу.
  - Там, - коротко известил он, принимаясь проталкиваться вперед.
  ...Альфа скрипнул зубами. План сорвался - Карл Еж, которого он по праву полагал одним из самых сильных своих противников, остался в живых, а помощница его была схвачена.
  - Конте и вправду удачлив... - процедил он и, несколько секунд помолчав, довольно ухмыльнулся, отстраняясь от двери, - Кончено, Тедерик. Они идут сюда, - он медленно приставил пистолет к виску мигом задрожавшего парня, - Слышишь? Отпевание уже началось, священник читает тебе отходную. Как только дверь откроется, я спущу курок... Ты все еще надеешься на свою удачу?
  Дерека трясло. Ответить он уже ничего не мог - не хватало сил, язык не слушался, и он по-прежнему не мог поверить, что спустя несколько минут погибнет от руки того, кого полагал лучшим другом. Как так? Почему все повернулось таким образом, почему?! Ведь он верил, он всегда доверял Арчибальду, он думал, что тот заботится, волнуется о нем, он... Какое разочарование, какое двуличие! Как под маской милого метрдотеля мог скрывать опасный хищник, безжалостный убийца, сумасшедший, психопат, живущий только ненавистью, как?!
  - Здесь, - послышался из-за двери негромкий голос Карла, и Дерек закрыл глаза. Из зала слышался речитатив священника, читающего молитву, провожающего в последний путь Джилл Конте, а сейчас к ней должен был присоединиться и он.
  - Удачи, - быстро шепнул Альфа, ухмыляясь и сильнее прижал пистолет к его виску.
  Дверь рывком распахнулась. Щелкнул спускаемый курок.
  Дерек дернулся, задрожал и... неожиданно для себя распахнул глаза, пораженно приоткрывая рот. Осечка! Кто... кто бы мог подумать...
  - Осечка... - Арчибальд, пораженный не меньше пленника, медленно поднял оружие и, открыв рот, принялся осматривать его. Затем неуверенно перевел взгляд на замерших в дверном проеме людей. Доминик, уже не видя смысла таиться, скинул капюшон; глаза Ричарда сверкали; Карл был взбешен.
  - Осечка!.. - Альфа, растерянный, изумленный, недоверчиво улыбнулся, качая головой и, действуя скорее машинально, нежели осознанно, вытянул руку с пистолетом вперед, ни в кого особенно не целясь, но угрожая.
  Первым среагировал Еж. Действуя четко, технично, он, не медля ни мгновения, ударом ноги вышиб из руки неприятеля пистолет и, пинком оттолкнув последний подальше, медленно выдохнул, сжимая кулаки.
  Молле расплылся в широкой, насмешливой улыбке. На Карла он не смотрел, капитана полиции тоже не замечал, все внимание его теперь принадлежало Доминику, мрачно замершему возле двери и не сводящему с него взгляда.
  - Доминик Конте... - говорил Альфа медленно, растягивая слова: он будто смаковал произносимое имя, наслаждаясь им, - Как же я рад видеть тебя... живым.
  - Альфа... - Конте скрипнул зубами, - Как же я рад, что наконец могу разобраться с тобой...
  - Ты? - Арчи расхохотался, откидывая голову и, неожиданно отступив назад, схватил одну из палок, стоящих в углу возле стены, - Неужели ты даже не будешь прятаться за спинами брата и приятеля? Неужели не побежишь жаловаться... капитану? - глаза его при этих словах так опасно сверкнули, что Доминик едва не зарычал.
  Он сжал кулаки, делая шаг вперед, но Карл остановил его.
  - Спокойнее, Ник, не поддавайся на провокацию. Ты вооружен, Альфа... - он вздохнул и неожиданно достал из-за пояса пистолет, - И я тоже. Кто будет быстрее?
  - Карл, - Ричард нахмурился: такого исхода он не одобрял, - Он должен сесть.
  - Буду стрелять по ногам, - Еж пожал плечами, скользя кончиками пальцев по стволу пистолета, - Но буду!
  - Э, нет, так не пойдет, - Молле, ухмыляясь, опустил палку, опираясь на нее, - Нечестно, мистер Хеджхог, нечестно... - заметив изумление, сверкнувшее в глазах Карла, он безмятежно отвел одну руку в сторону, - Думал, об этом знает только Доминик? Что знает он, то знаю я, глупец, а может, даже и больше... Возле двери стоит моя трость. Почему бы Конте не воспользоваться ею?
  Доминик, мельком оглянувшись, и в самом деле обнаружив возле дверей прислоненную к стене трость, поспешно схватил ее, сжимая на манер бойцового шеста.
  Карл вновь попытался остановить его.
  - Ник, не стоит...
  - Нет, Карл, - Доминик нахмурился, уверенно оттирая приятеля плечом, - Нет... Это только между нами, между мной и им - между Домиником Конте и Альфой, между человеком и его кошмаром, между тирвасом и охотником...
  - Между жертвой... и хищником? - подхватил Альфа и, перехватив поудобнее палку, слегка кивнул, - Поединок будет на славу, тварь. А потом я убью тебя, убью всех вас!
  - Развяжи Дерека, - Конте, не желая больше поддаваться на провокации, сдерживая себя изо всех сил, мягко провернул трость в руке, - А я пока вспомню, чему нас учили в армии...
  Первый удар Альфы, обрушившийся сверху, Ник отразил очень уверенно и ловко и, не желая ждать второго, атаковал сам, пытаясь ударить сбоку. Послышался звук двух столкнувшихся кусков дерева.
  - Ты в самом деле думаешь, будто я слабее тебя? - Доминик прищурился и, отразив еще один удар, принялся давить, оттесняя более легкого противника в угол. Тот хохотнул и, извернувшись, оббежал его, оказываясь за спиной.
  - Нет-нет, Ник, ты не слабее... - Альфа широко улыбнулся и, неожиданно погасив улыбку, с ненавистью добавил, - Ты удачливее!
  Карл, очень явственно не одобряющий поведения друга, склонился к путам Дерека, поспешно их развязывая. Ричард, старающийся не упускать ни мгновения схватки, выглянул наружу и поманил своих людей, давая им понять, что нужно подойти.
  Леонард, племянник Красного Билла, случайно заметивший это, толкнул дядю в бок, кивая в сторону дверцы. Билл, мигом сообразив, что происходит, принялся осторожно протискиваться туда - с убийцей дочери он хотел разобраться лично.
  В подсобке кипел бой. Стук сталкивающихся палки и трости становился все громче, противники теснили друг друга, глаза их горели ненавистью и сейчас трудно было даже сказать, кто кого ненавидит сильнее - Доминик выглядел таким же озлобленным, как и Альфа.
  Он уже несколько раз вскользь задевал противника по руке или ноге, один раз очень удачно нанес удар снизу под подбородок, но и сам, увы, невредимым не оставался - рука от недавнего удара Арчи болела нещадно, чтобы шевелить ею, приходилось прикладывать недюжинные усилия, а колено, пострадавшее в миг, когда мужчина чуть не упал и больно ударился им об пол, так и норовило подвернуться.
  Но силы их были равны. Оба были злы, оба жаждали избавиться друг от друга, оба недавно покинули больницу и обоих еще не до конца покинула слабость.
  Тедерик, освобожденный стараниями Карла от пут, чувствующий себя заново рожденным, чудом спасшийся от неминуемой смерти, стоял за спинами более сильных людей и, взволнованно дыша, растирал затекшие плечи, недавно перетянутые веревкой. Поединок казался бесконечным, и каков будет его исход, предсказать было, казалось бы, нельзя...
  За спиною его скрипнула, распахиваясь дверь: в каморку начали собираться полицейские, за ними подтягивались люди Карла.
  Альфа, увлеченный поединком, неожиданно обнаружив увеличившееся число наблюдателей, ухмыльнулся и хотел, было, что-то сказать, как-то прокомментировать это... но не успел. Доминик, почти потерявший голову от ярости, заметив, что противник отвлекся, недолго думая нанес ему невероятно сильный удар сбоку по голове.
  Молле, пошатнувшись, сделал несколько неверных шагов и, выронив палку, стукнулся плечом о стену, сползая по ней на пол. Перед глазами у него плыло, в ушах неприятно звенело - удар был действительно мощным, и тело, не такое сильное, как дух, не могло сопротивляться.
  - Ты... действительно... удачлив... - хрипло прошептал он, отчаянно пытаясь подняться на ноги. Доминик отступил, опуская трость.
  Ричард махнул рукой.
  - Взять его.
  Полицейские, коих было не меньше полудюжины, поспешно двинулись вперед - всем было известно, на какую крупную рыбу идет охота, и брать преступника предпочитали все вместе.
  Альфу подняли с пола, заломили руки и надели наручники.
  Дерек медленно перевел дыхание. Судя по всему, все было, наконец-то кончено - самый главный преступник, самый большой кошмар Доминика был обезврежен, схвачен и, уж конечно, на волю выйдет отнюдь не скоро.
  - Арчибальд Молле... - Карл Еж, нагнувшись, поднял с пола выпавший во время жаркой схватки паспорт пленника и, открыв его, покачал головой, - Похоже, это твое настоящее имя, документы подлинные, это видно. Что ж, Альфа... Ты добился, чего хотел - твое имя отныне будет вселять страх во многие сердца.
  На губах преступника появилась широкая, насмешливая улыбка - слова собеседника были ему приятны.
  - Значит, только этого он хотел? - голос Красного Билла, раздавшийся из-за спины, вынудил Тедерика, Доминика и Ричарда оглянуться. Карл не сводил взгляда со схваченного мерзавца.
  - Изначально... - он задумчиво размял руки, неспешно вновь становясь тем Ежом, который был известен всем, вновь становясь спокойным и хладнокровным, удивительно равнодушным ко всему человеком, - Имя Альфа Арчибальд придумал себе еще в юношеские годы, отчаянно стремясь выделиться среди сверстников. Но, увы... - он отвел одну руку в сторону, глядя прямо в глаза мрачнеющему с каждым мгновением Молле, - Результат он получил не тот, на который надеялся. Его обсмеяли. Имя показалось детям собачьей кличкой, как выразился мистер Ред, они посмеялись и забыли... Но Арчи запомнил. Запомнил и поклялся им, поклялся самому себе, что однажды это имя будет вселять ужас в людские сердца, что пред ним будут трепетать, что он еще покажет!.. Поклялся и целенаправленно пошел к своей цели. Увы, слишком удачливым его нельзя было назвать - что бы не задумал юный Молле, все заканчивалось крахом, но он не опускал рук. В какой-то момент ему стало казаться, что кто-то ворует его удачу...
  - И тогда я встретил Конте, - Арчибальд, перебив рассказчика, широко ухмыльнулся, - Ты славно потрудился, Еж, выяснил многое обо мне, о моей жизни тогда... Но вряд ли ты можешь судить о моих мыслях. Я только поступил в армию, когда впервые встретился с Домиником Конте. Как только я увидел его, как только услышал, с каким восторгом говорят о нем все, буквально все вокруг, я понял - это он, он ворует мою удачу, он и никто другой! Я старался изо всех сил, а он становился лучшим. Я бился, я из кожи вон лез, чтобы заслужить доверие - но доверяли все исключительно ему, а на меня не обращали внимания!
  - Альфой он называл себя и в армии, - Карл, не желая позволять пленнику продолжать, прервал его сам, - И - надо же такому случиться! - однажды капитан Кэмпбел, услышав это прозвище, сказал, что Арчи взял себе излишне громкое имя, имя, которое подошло бы скорее... Доминику Конте. Увы, он подписал себе смертный приговор. В армии Арчибальда научили стрелять, его учили убивать, и он не преминул доказать несчастному капитану, что хорошо запомнил уроки. Он выстрелил и убил сразу двух зайцев - оборвал жизнь капитана и подставил Доминика Конте. Должно быть, он ликовал тогда... Не берусь судить. Но...
  - Но все опять вышло не так, как я хотел! - Альфа скрипнул зубами, - Конте вышел, а его брат прямо обвинил в смерти Кэмпбела меня! Пришлось бежать... но я всегда умел заметать следы, всегда. О том, что я был в армии под своим настоящим именем, не знает никто - я даже привлек гипнотизера, который за небольшую плату сумел запудрить мозги людишкам, стереть меня из их памяти! Как ты узнал, Еж, как? Я спрятал все концы в воду, ты не мог!..
  - Я бы и не узнал, если бы, как и прежде, искал, скажем так, сверху, - Карл усмехнулся, - Мои люди всегда умели добывать информацию, хранящуюся в запретных документах, ловко разговаривали людей... Но ты и вправду спрятал концы в воду. Однако... не учел кое-чего другого. Простой человеческий фактор, Арчи, подонки, помогшие тебе, могли проболтаться за дружеской беседой с таким же мерзавцем, что они и сделали. Мой человек поднял на уши весь город, каждая крыса вынюхивала об Альфе и об Арчибальде Молле, и, наконец, они раздобыли нужную информацию. Я знаю и о твоем прошлом, и о твоем настоящем, я знаю, каким был твой план, и поэтому поспешил сюда, чтобы не дать ему осуществиться.
  - Да ты что? - Альфа криво ухмыльнулся и, дернув плечом, пошевелил закованными руками, - Ну, давай, поведай мне, я посмеюсь. Ты слишком хорошего мнения о себе, Еж, считаешь себя самым умным, однако...
  - Ты возненавидел Доминика Конте еще в армии, - голос Карла, холодный, властный, заставил убийцу умолкнуть. Остальные, включая даже полицейских и Красного Билла с его племянником, слушали, затаив дыхание - узнать, наконец, подноготную происходящего хотелось всем.
  - Пытался избавиться от него, подставив, но потом понял, что он излишне удачлив, чтобы быть простым человеком. Ты стал копать и случайно узнал про тирвасов. Тогда ты понял, что был прав в своих предположениях, убедил себя в том, что Конте ворует твою удачу, и возненавидел его еще сильнее... Теперь ты хотел не просто подставить его, ты хотел его убить, чтобы получить 'свою' удачу, чтобы получить его везение, его деньги, его жизнь и возможности, ты фактически хотел стать им! Глупец. Ты пытался убить его, но ничего не получалось, ты испробовал множество способов... а потом узнал, что в прежние времена тирвасов заставляли истечь кровью. Попытка не пытка - и ты связался со специалистом по мокрым делам, ни с кем-нибудь, а с самим Ди-Ре, Дьяволом из Рейкьявика, ты рискнул всем ради своей цели. Ди-Ре парень способный и честный - за деньги он был согласен сделать все, что от него требовалось... В то же время ты из каких-то источников узнал, что Красный Билл тоже имеет зуб на Доминика, и что в определенный день, в определенный момент он отправит своего лучшего снайпера - свою родную дочь, - чтобы подстрелить его.
  Ричард ощутимо вздрогнул и, недоверчиво оглянувшись через плечо на каменно-мрачного Билла, перевел такой же недоверчивый взгляд на Дерека.
  - О чем... - начал, было, он, однако, холодный голос Карла прервал его.
  - Не берусь утверждать, откуда ты узнал об этом, уверен, возможностей у тебя со времен армии скопилось предостаточно. Ты известил Ди-Ре, и тот, убивая Доминика, подставил его и под пулю, чтобы дополнить эффект и... подставить Красного Билла. Увы, ты не предусмотрел, что Дерек, надоедливый мальчишка-официант, которого даже Зои никак не могла выжить из ресторана, отправится возвращать Доминику оброненный мобильный. Ты не знал и того, что накануне Ник явится в твой ресторан, и едва сумел скрыть изумление, когда услышал об этом от Тедерика. Как мне известно, ты постарался убедить его, что с этим человеком лучше не связываться и продолжил исполнять свой план... Утром, сразу после того, как разобрался с Домиником, Ди-Ре пришел к тебе, предварительно мельком засветившись на посту охраны, случайно попав в поле зрения вездесущего Янга. Тебе нужно было создать стопроцентное алиби, чтобы на тебя даже случайно не пали подозрения, а что может быть лучшим алиби, чем собственное плохое состояние здоровья? Дьявол из Рейкьявика и в самом деле хороший стрелок, он нанес тебе шесть ранений, исключительно легких, которые должны были бы зажить за несколько дней, но крови было много и полиция решила, что ранен ты серьезно. Вызвали 'Скорую помощь', увезли тебя в больницу... А там подкупленные врачи заявили, что все очень плохо и уложили тебя в реанимацию. Ты ведь мог вставать едва ли не с первого дня, не так ли?
  - Со второго, - Молле вежливо улыбнулся, немного опуская подбородок, - План был хорош, согласись, Хеджхог. Очень хорош, он был просто гениален! Если бы опять не влез Дерек... Он видел Ди-Ре, выходящего от меня, видел, хотя... не понял, на кого смотрит. Здесь удача снова улыбнулась мне, я понял - это значит, что Конте умирает! Да, план был чертовски хорош, ты не можешь отрицать этого! Рик убедился в том, что я едва жив, и при случае подтвердил бы это, Ди-Ре остался не узнан... Отвратительно сознавать, что глупый мальчишка оказался так умен! Ну почему, почему он так долго держался за эту работу, почему не сбежал, как остальные? Кто просил его влезать в мой прекрасный план, портить его, кто?!
  - Не спорю, быть может, план и был хорош, - Еж тонко улыбнулся, - Но он все равно рухнул бы. Ты неудачник, Арчи и совсем не из-за Доминика Конте... Ты был таким рожден и таким ты умрешь. Тирвасы, которых ты в лице Ника так ненавидел... Действительно безмерно ценные существа. И ценнее всего они не тем даже, что кровь их - панацея от многих болезней и противоядие от многих ядов, нет... Конрад рассказал мне еще кое-что, что-то чрезвычайно любопытное, то, о чем ты даже не предполагал. Ценность тирвасов в том, что будучи с кем-то рядом, они распространяют свою удачливость и на них, становятся практически талисманом для своих друзей, да и просто для знакомых. Или, быть может, ты не заметил осечки?
  Альфа скрипнул зубами. Осечка, такая неожиданная, такая внезапная осечка идеально откалиброванного оружия бесила его до сих пор, и винить кого-то, кроме Доминика, в этом он не мог.
  - Итак, твой план был нарушен, - Карл, явственно удовлетворенный реакцией пленника, продолжил, - Однако, Доминик попал в ту же больницу, где уже лежал ты, и тебе даже почудилось, что тебе улыбнулась удача! Ты подкупил медсестру, фактически, подвел ее под удар, подписал ей приговор, потому что я не люблю тех, кто вредит моим друзьям, она стала вкалывать Конте препарат, от которого тот медленно сходил с ума и, в конечном итоге, должен был покончить с собой. Снимаю шляпу - ты сделал все для этого, ты из кожи вон лез, лишь бы избавиться от Доминика. Ты даже ухитрился записать свой номер в его телефон, позвонил среди ночи, чтобы запугать его, доставив удовольствие себе, еще больше свести его с ума! Вот только трубку взял все тот же Тедерик... Твоя верная соратница, которая сейчас уже, должно быть, сидит в моем подвале, постоянно, прикидываясь медсестрой, проходила к нему в палату, пока он спал и шептала, шептала, шептала на ухо какие-то слова, очень нужные в данной ситуации... Рискну предположить, что она убеждала его в его вине, говорила, что это он убил капитана. В нужный день она подложила скальпель, чтобы Конте было, чем перерезать себе вены.
  И опять все рухнуло, снова вмешался этот мальчишка, Тедерик! Ты начал ненавидеть его, однако, собирался скрывать свою ненависть, но тут он исчез... Перестал заходить к тебе, испарился. Как исчез и Доминик. Ты поспешно покинул больницу, решая, что пора брать дело в свои руки. И вот здесь вмешался Красный Билл, - рассказчик перевел дыхание, быстро оглядываясь через плечо на молчаливого Реда, - Он хотел по-своему разобраться с Конте, он собирался создать двойника и, убив настоящего Доминика, подсунуть подделку. А затем добраться до его денег. Тебе эти планы мешали, ты не хотел, чтобы удача и деньги Конте достались кому-то еще, поэтому двойников ты начал уничтожать. Полагаю, от первого из них избавилась Зои, ловко сделавшая нужный укол. Следующего ты столкнул в воду...
  - Не совсем, - Арчи, довольный тем, что не все его действия были предсказуемы, ухмыльнулся, - Я хотел столкнуть его, но кровь Доминика сделала это вместо меня. Он начал орать, что кровь жжет его изнутри, а я знал, что кровь тирваса нельзя вводить обычному человеку, что она не приживается в простом смертном теле, что результаты могут быть непредсказуемы... Я лишь подсказал ему охладиться в бурном потоке, вот и все. Он прыгнул сам.
  - Прекрасно, - Еж слегка опустил подбородок, - Следующего ты расстрелял в упор, а еще одного толкнул под электричку... Но тут твое невезение опять сыграло с тобой злую шутку. Какой-то ушлый журналист пронюхал о смерти 'Доминика', и газеты подняли шум, крича об этом из всех углов. Если бы в этот момент ты убил Конте, это бы осталось незамеченным, но ненавистный тирвас решил затаиться, не показываясь на люди. Ты стал думать, как выманить его...
  - Сначала я ждал, - спокойно возразил Альфа, - Ждал долго, больше недели, я думал, крыса выползет из норы, я знал, что он не любит заточения... Но нет, нет... Эта сволочь оказалась исключительно терпеливой, я устал! Тогда я решил, что его нужно выманить, и лучшим способом было устроить громкие похороны. Но не брата, нет... Убивать капитана мне бы, конечно, было не впервой, но это было излишне рискованно, да и предсказуемо, а я всегда любил быть оригинальным. Я убил девчонку, которая оказалась так глупа, что впустила меня в квартиру. Я расстрелял ее, надеясь таким образом бросить тень на самого Конте - ведь папаша мисс Ред знал, что она стреляла в Доминика, знал и мог подумать, что он просто мстит.
  - Мерзавец... - Красный Билл, до сей поры слушавший все довольно спокойно, стиснул кулаки, тяжело подаваясь вперед. Леонард взволнованно удержал его.
  - Дядя, держи себя в руках!
  Альфа с любопытством склонил голову набок, всматриваясь в юношу.
  - Он рискует останавливать тебя, возражать... Ты должен быть благодарен мне, Билл, - убив дочь, я подарил тебе сына. Наследника великой империи, который однажды по праву займет твое место... Ах, я отвлекся. Что ж, девчонка была мертва и Конте должен был вылезти на свет, а я ждал его. Я подготовил это место, подсобку, для того, чтобы разыграть последний акт драмы. Я приготовился убить первым Тедерика, чтобы Доминик впал в отчаяние... Я не сомневался, что Ричард сообразит нагнать толпу народа, даже не сомневался, что тут будут копы, не знал лишь, что вы договоритесь и с Красным Биллом... Но это мелочи. Зои должна была убить капитана, я бы застрелил Дерека на глазах у Конте, а пока тот ужасался, убил бы и его тоже. Но теперь вмешался ты... - взгляд его, обращенный к Ежу, исполнился ненависти, - Я приказал Зои убить тебя, но, видимо, только подставился сам... - он качнул головой и неожиданно скрипнул зубами, - Чертов тирвас! Все из-за него, всегда все из-за него! Он ворует мою удачу, он постоянно обворовывает меня! Дьявол... Мы еще увидимся, Доминик Конте, обязательно увидимся! - он шагнул вперед; полицейские последовали за ним, - Ты знаешь, куда в конечном итоге приводят все дороги, согласно поговорке? - он криво ухмыльнулся, - Они ведут в Рим, Конте. Жди меня там, мы встретимся в Риме!
  - Увести, - Ричард покачал головой, делая шаг в сторону, - Он сумасшедший. Увести и не слушать.
  - Боишься, что я смогу заговорить их, капитан? - Альфа хохотнул, - Мне льстит твой страх. Ведите, только будьте осторожны - Красный Билл готов нарушить правосудие, разорвав меня на куски прямо здесь.
  - Я разорву тебя, - Ред, тяжело дыша от ярости, оттолкнул стоящего перед ним молчаливого Доминика и, с трудом двигаясь, хромая, приблизился к мерзавцу, - Разорву в клочья, мразь, чтобы и на том свете помнил Красного Билла!
  Альфа холодно улыбнулся, и внезапно плюнул прямо в лицо собеседнику. Тот отшатнулся, чуть не падая.
  Племянник, взволнованный таким раскладом, поторопился поддержать его.
  - Не угрожай мне, старый дурак, или тебя разорву я, - очень ровно и спокойно упредил Альфа, - Давайте, ведите меня! Мне надоело их общество.
  
  ***
  Альфу увели. Оставшиеся в помещении люди медленно переглянулись между собой; Леонард подал дяде платок, которым тот принялся обстоятельно утирать лицо, морщась от омерзения.
  В открытую дверь долетели последние отголоски молитвы и прозвучало финальное 'Аминь'.
  - Не знаю, что он имел в виду... - Доминик на мгновение сжал губы, - Но одно могу сказать точно - в Рим я не поеду.
  - Все кончено... - Дерек, не веря себе, медленно покачал головой. Он пережил эти похороны, он пережил отходную, которая могла быть прочитана для него...
  Красный Билл, грустно улыбнувшись, кивнул.
  - Все кончено. А я даже не поцеловал ее в последний раз... - он тяжело вздохнул и, обратив взгляд к молчаливому Доминику Конте, неожиданно протянул ему руку, - Честно признаться, я тоже подозревал, что вы живы, Доминик. И сейчас, после всего... я, к своему изумлению, даже рад этому. Рад, что планы Альфы рухнули, и рад, что отныне он не будет помехой.
  Доминик, пораженный этим признанием, крепко пожал протянутую руку.
  - Спасибо, мистер Ред. Надеюсь, однажды мы с вами перестанем быть врагами, я бы... не хотел продолжения наших ссор.
  - Если вы вернете мне фирму, думаю, все утрясется, - Билл выпустил руку собеседника и, кивнув, повернулся к выходу, - Идем, Леонард. Быть может, я еще успею проститься с нашей девочкой... Да, Ричард, - он оглянулся на капитана Конте, - Спасибо, что схватил этого ублюдка, и не держи зла на мою Джилл. Если она и стреляла в твоего брата, то лишь по моему приказу, как, впрочем, и вышла за тебя. Виноват я... старый дурак, - он закрыл глаза и покачал головой, - Как я мог так ошибаться?.. Да-да, идем, мой мальчик, - Леонард потянул утомленного дядю за рукав пиджака, и тот, наконец, внял, покидая общество своих собеседников.
  Те остались вчетвером.
  Переглянулись.
  - Все на самом деле закончилось? - Тедерик, чувствующий себя в компании друзей как-то более расслабленно, нежели в присутствии Билла Реда, медленно прислонился спиной к стене, - Ричард, ты можешь успеть проститься...
  - Проститься с той, что никогда не любила меня? - капитан грустно улыбнулся, - Нет... боюсь, Джилл бы не хотелось, чтобы я провожал ее в последний путь. Оставлю эту привилегию ее отцу...
  - Дик... - Доминик, хмурясь, слегка покачал головой - поведения брата он не одобрял. Тот нахмурился.
  - Позволь мне эту глупость, Ник. Позволь... Я не хочу целовать ее в гробу, хочу запомнить ее живой. У нее есть отец, двоюродный брат... Я заметил, что мальчик был сильно потрясен происходящим.
  - Возможно, - Карл едва заметно усмехнулся, - Но мальчишка не промах. О делах дядюшки он знал, не был в курсе лишь зачем ему нужна кровь Ника... Но, держу пари, Альфа был прав - паренек однажды с полным правом займет место своего дяди, наследует его империю. Не успеет закатиться звезда Красного Билла, как на криминальном небосклоне появится Красный Лео.
  - Не успеет полиция справиться с одним, как на его месте появится другой, - капитан хмыкнул и сунул руки в карманы, пожимая плечами, - Нескончаемый цикл. К слову, должен заметить, что ты поступил довольно опрометчиво, Карл, практически прямо сознаваясь в убийстве медсестры и говоря, что Зои у тебя. После всего мне бы не хотелось арестовывать тебя. Отдашь девчонку? Я с удовольствием засажу ее по полной.
  - Медсестра умрет сегодня вечером, а Зои... - Карл подумал мгновение, затем махнул рукой, - Ну, что ж, после всего смерть для нее была бы слишком гуманным наказанием. Я велю доставить ее к участку, прямо тебе в руки. Все кончено, друзья, все кончено! Альфа схвачен, Доминику больше ничто не грозит... Однако, Билл старая лиса, притворился, будто изумлен тем, что видит его. Он ведь знал, что Ник жив, не мог не знать - под электричку полетел один из его людей...
  - До сих пор не могу понять, зачем Арчибальду был нужен ресторан, - Тедерик тяжело вздохнул, опуская голову. Мысль о том, кем оказался Молле все еще гнела его, особенно когда он внезапно опять вспоминал прикосновение холодного дула к своему виску.
  - Нужно же было на что-то жить, и чем-то оплачивать услуги таких ребят, как Ди-Ре, - Еж равнодушно повел плечом, - Ресторан приносил ему неплохую прибыль, Тедерик, можешь мне поверить. Не думаю, чтобы ты знал об этом прежде - основную часть средств они с Зои забирали себе, оставляя на зарплату лишь жалкие гроши. Свою игру, свои дела они вели весьма хватко и изворотливо, следов не оставляли, свидетелей тоже - в ресторане никто не задерживался дольше нескольких месяцев, Моррис ловко выживала всех... Задержался лишь ты, чем изрядно подпортил им планы и, в конечном итоге, все-таки привел их к поражению. Но не будем об этом. Идем, операция завершена, и этой истории, к счастью, пришел конец.
  
  ***
  Миновало два месяца.
  Тедерик Янг, удобно устроившись в кресле в гостиной пентхауса Доминика Конте, усмехаясь, читал очередную статью с кричащим названием 'Поразительная история Доминика Конте!' и, иногда зевая, размышлял, не хочет ли он выпить чаю.
  Он до сих пор жил на два дома - периодически у Доминика, периодически у себя, однако, Конте в последнее время недвусмысленно намекал, что делает все, чтобы устроить Дерека в одной из пустующих квартир этого здания.
  Парень не возражал.
  Он до сих пор не работал, однако, живя практически за счет Доминика, особенно не расстраивался на этот счет, полностью удовлетворенный сложившимся порядком вещей.
  Хлопнула входная дверь, и он повернул голову. Вернулся хозяин пентхауса, почему-то безмерно довольный, сияющий и сжимающий какой-то документ.
  Дерек, знающий о том, где должен был провести первую половину дня его друг, отложил газету, немного подаваясь вперед.
  Конте, мельком глянув на издание в его руках, хмыкнул.
  - Что пишут?
  - Описывают нашу историю, - парень слегка повернул голову вбок, всматриваясь в приятеля, - Переврали все от и до... Какие новости?
  Доминик, не в силах скрыть счастливой улыбки, немного отвел руку с документом в сторону.
  - Зои получила пятнашку, как сообщница, а вот Альфа... - он закусил губу и, едва скрывая счастье, глубоко вздохнул, - Альфа сел пожизненно. Знаешь, я пытался надавить на кое-какие рычаги, но мне сказали, что с таким послужным списком, с таким количеством крови на его руках, другого приговора вынести просто не могут. Он псих, он смеялся в лицо судье, говорил, что даже гордится всем, что натворил!.. Но был признан вменяемым и получил по полной.
  - Значит, теперь и в самом деле все кончено, - Дерек, не смогший заставить себя пойти на суд, вновь взглянуть в глаза бывшему другу, выдохнул, откидываясь на спинку кресла, - Ну, наконец-то! А что за документы?
  - Да так, сущая ерунда, - Доминик закусил губу и, подойдя к другу, присел на подлокотник его кресла, - Знаешь, Альфа сел, и все его имущество было описано и конфисковано, в том числе и ресторан. Тут я и в самом деле вынужден был сделать пару звонков, Еж мне помог, и ресторан обрел нового владельца, - он улыбнулся и протянул документы недоверчиво внимающему ему собеседнику.
  Тот схватил бумаги и, поспешно пробежав глазами несколько строк, остановил взгляд на той, где указывалось имя владельца ресторана.
  'Тедерик Янг' - гласили твердые буквы, четко отпечатанные на чистой бумаге. Дерек, не веря себе, поднял взгляд на собеседника.
  - Ник, я... - голос внезапно сел и парень только покачал головой, - Спасибо. Я... я на самом деле не думал...
  - Брось, я должен был хоть как-то отблагодарить за неоднократное спасение моей жизни, - мужчина легонько взъерошил волосы юноши, - Думаю, ты приведешь там все в больший порядок, нежели было прежде. Кстати, я взял на себя смелость изменить название ресторана, по-моему, 'Синий глаз' звучит глупо. Теперь он будет называться 'Рубикон', и думаю, это очень символично.
  - Пожалуй... - Дерек задумчиво постучал себя пальцем по губам, - Но знаешь, я бы предпочел назвать его иначе. Ресторан 'Доминик', как тебе, а?
  
  14.03.2020
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"