Берестнева Екатерина: другие произведения.

Рассказ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это пока что не финальная версия. Критика приветствуется!


   У маленького костерка недалеко от дороги сидел старик. Ничего необычного не было в этом старике, если смотреть на него в темноте ночи и издалека. Безобидный пожилой человек. С конем. Ворошит угли и покашливает интеллигентно в кулак.
   Мужчина на лошади посмотрел на своего беспечно шагающего рядом слугу. Тот уже заприметил старика и прибавил шагу, наивно полагая, что ему удастся взвалить часть своих ежедневных обязанностей на него. Мужчина поджал губы.
   - Ты ведь не думаешь, Франк, что мы пойдем к костру этого подозрительного старика? - протянул он. Слуга немедленно сбавил шаг и жалостливо посмотрел на своего хозяина.
   - Сэр, ведь уже глубокая ночь, мы в темноте не сможем набрать хвороста и развести костер! Да и проверить округу на монстров тоже будет трудно! А я в деревне слышал, что тут что-то разгуливает!
   - Такие слухи ходили обо всех дорогах, по которым мы с тобой прошли. И что же? Действительную нечисть мы встретили только на одной! - мужчина пытался убедить не только своего слугу, но и себя самого. После его упоминания про встречу с нечистью Франк вздрогнул и пробормотал:
   - А лучше бы не встречали, - и, не желая привлекать внимание чудовищ разговорами о них, умолк.
   Тем временем, сидящий у костра старец поднял голову и стал подслеповато щуриться в темноту, заслышав мерный стук копыт и речь людей. Всадник решил, что его этот любопытный старик уже раздражает. Он хотел просто проехать мимо и остановиться где-нибудь в километре от него. Но старик, как назло, оказался очень гостеприимным.
   - Люди добрые, куда же это вы на ночь глядя?
   - Да вот и я хозяину то же самое говорю, - ответил ему Франк. Хозяин с еще большим раздражением подумал, что слуги совсем распоясались и страха не знают: говорят, когда не спрашивают.
   - Не откажите старику в чести, присоединитесь к моему скромному костерку, - старик хлопнул ладонью по земле рядом с собой.
   - А мудрено как говорит, - восхитился Франк, - наверно, умник. А умники, они не опасные, только болтают много, - начал рассуждать в полголоса он, ведя коня хозяина к костру.
   - Не оправдывай свою лень, - прошипел ему хозяин, - надо было раньше вставать. Радуйся, что у меня плетей нет с собой.
   - Я и радуюсь, - совсем уж тихо буркнул Франк, решив, что хозяин совсем уж разошелся и лучше ему больше ничего не говорить. Всадник спрыгнул с коня, подошел к костру, пождал, пока Франк принесет ему походный мешок, сел. Старик смотрел на все их действия с добродушной улыбкой. Франк ушел ухаживать за конем.
   - Меня зовут Серафимус, я странник. А вас как зовут, сэр рыцарь?
   - Валемир. Я тоже странник.
   - Не желаете ли чаю? Травяной, я сам собирал травы, - старик, не ожидая ответа от собеседника, налил ему горячего чая в жестяную кружку. Валемир обратил внимание на его монашескую робу, и с недовольством подумал о душеспасительных беседах. Потом заметил три тонких косички в бороде монаха-странника. "Странно, подстрижен коротко, а борода и усы длинные, да еще и совсем белые, это же не модно".
   Отвар монаха оказался приятным на вкус, и от него сразу потянуло в сон. "Надо бы Франку приказать не пить это, а то вдруг оно отравлено", запоздало подумал Валемир. Слуга уже вернулся и устраивался чуть сбоку от своего хозяина, чтобы не нервировать его "своим глупым видом".
   - А куда же вы направляетесь? - поинтересовался старик.
   - По делам, - коротко ответил рыцарь, - чай ваш и правда вкусен. А сейчас, извините, но мы очень утомились. Франк, не вздумай спать до звезды Алатар! Потом разбудишь меня.
   - Как всегда, господин, - что-то в его голосе не понравилось Валемиру, но усталость как-то навалилась разом, лишая сил и желания гневаться.
  
   Подождав, когда хозяин уснет, Франк переместился поближе к огню. Ночи все-таки были не такими уж жаркими, хотя лето уже началось. Старик смотрел добродушно и ворошил угли в костре, потом почесал бороду, от чего на ней остался черный отпечаток сажи.
   - Ты, ежели спать хочешь - ложись, я посторожу, - сказал он Франку. Тот тряхнул головой.
   - Нет, хозяин ругаться будет, если я его не разбужу. Да и потом, слышал я в той деревеньке, Маний яр, что тут, на дороге на этой бродит что-то. Чертовщина какая-то, и жить людям честным мешает, - он отпил теплого отвара и оглянулся в темноту за спиной.
   - Да, брешет же народ. Вот ты про какую дорогу не слышал, что на ней чертовщина творится? Небось, про каждую, по какой ходил? - Франк кивнул, соглашаясь с доводами старца.
   - Только вот, что-то уже третий день к ним из той деревни, что чуть дальше по дороге, никто не приходит. Хотя за товарами ездили на телегах через день прежде. А вы-то что же, не были в Маньем яре, не слышали? - насторожился Франк. Где-то далеко, в лесу, взвыл коротко волк. "Тьфу, проклятый, тоску наводит", слуга сжал указательный и большой пальцы левой руки в охранный знак. Старик заметил его жест и покачал головой.
   - Что ж, я деревню обошел стороной. Нужды вроде не было, а когда народ про меня болтает, не люблю. Надо было зайти, значит.
   - Народ про всех болтает! Что ж тут такого-то? Делать ему нечего, вот и болтает. А ведь мы что зашли, что не зашли - хозяин все едино не поверил в нечисть и поперлись мы сюда, значится, - на некоторое время воцарилась тишина, только хворост потрескивал в огне, да сопел во сне Валемир. Далеко в лесу пощелкивала ночная птица и в траве шуршали насекомые.
   - Так и что же говорят в городе про нечисть-то? - спросил старец, задумчиво взглянув на половинку луны, выглядывающую из-за облачка.
   - Ну, вот еще, ночью про них говорить - себе зла желать! С утра расскажу, - удивился Франк. Старик усмехнулся.
   - Раз так, то я вздремну, пожалуй, - Серафимус улегся на свое покрывало и уснул почти сразу. "Экий он, беспечный, как же это он один ходит-то? Али всех его спутников уже сожрало что-нибудь опасное?" В раздумьях Франк чуть было не пропустил восход звезды Алатар. Он разбудил хозяина, который сразу же начал совершать утренний туалет, не забывая при этом ворчать. А сам слуга устроился на законный отдых.
   Старик Серафимус как ждал этого. Он встал с покрывала, привел себя в порядок и тоже подсел к костру.
   - Доброго вам утра, сэр рыцарь, - старик уже успел повесить над костром свой котелок с водой. Подождав, пока вода закипит, он высыпал в кастрюльку крупу. Валемир покривился. - Вы не любите кашу? И напрасно! На завтрак всегда стоит употреблять именно этот продукт, ведь ваш организм еще не проснулся до конца, и ему было бы тяжело переваривать что-то вроде жареного жирного мяса.
   - Пока дождешься, когда Франк приготовит - уже проснешься, - пробурчал рыцарь. Но от своей порции манной каши не отказался.
   - А ваш слуга говорил о каких-то темных сущностях, о которых вам рассказывали в деревне. Вам не рассказывали, в чем конкретно заключается дело?
   - Вы поедете спасать бедных крестьян? - поднял бровь Валемир. - Я не очень-то прислушивался, но вроде говорили, что странно, что из соседней деревеньки никто не приезжал уже три дня. Хотя есть вероятность, что там все просто запили, в честь какого-нибудь праздника или свадьбы. И еще вроде как кто-то ушел в эту сторону и не вернулся, - старик задумчиво покивал.
   - Может быть, следует заглянуть в эту деревню? - спросил он как бы сам себя. "Очень тонкая манипуляция - раздраженно подумал рыцарь - думает, я не смогу бросить старого человека на произвол судьбы".
   - Вы знаете...- Валемир прервался, потому что старик перестал пристально смотреть на него, а уставился, прищурившись, куда-то на дорогу. Валемир оглянулся. Из-за поворота, скрытого деревьями, вывернул человек и медленно брел теперь в сторону лагеря. Он пошатывался и держался за то место, где, как полагал рыцарь, находится печень, потому что именно оно чаще всего болело после попоек.
   Пройдя несколько шагов, незнакомец упал на землю, но потом поднял голову и простер к людям, глядевшим на него, руку. "Этого еще не хватало", поднимаясь и привязывая на ходу к поясу меч, думал Валемир. Старик Серафимус шел рядом, бормоча что-то себе под нос. Оказалось также, что у него был походный деревянный посох, с красивым набалдашником в виде головы дракона.
   Вблизи человек выглядел весьма плачевно. Одежда превратилась в лохмотья, тело было покрыто пылью, кровью и ранами, как будто нанесенными когтями. "С ярмарочным медведем подрался небось, вот еще, возиться с пьяной деревенщиной!" Мужчина что-то бормотал, совсем как Серафимус.
   - Изыди...изыди! - внезапно заорал он во всю мощь своей глотки и даже попытался привстать.
   - Тише, тише, - сразу начал его успокаивать старик, помогая ему подняться. - Ты в безопасности, сейчас мы тебя перебинтуем, - он как-то странно посмотрел на рыцаря, однако тот совсем не собирался пачкаться об одежду простолюдина, и не понял намека. - Вы не могли бы мне помочь, он тяжеловат для старика, - Валемир с тяжелым вздохом подпер плечом пьяницу.
   Они доволокли его до лагеря, и старик уложил страдальца на свою походную постель. Валемир был отправлен за водой, оказывается, недалеко от стоянки, в лесу протекал ручей. Старик отложил свой посох в сторону, обмыл раны мужчины и влил ему в рот немного настойки из пузырька, что висел у него на поясе. Бормотание сразу же стало невнятным, и мужчина уснул. Валемир осмотрел раны, и подумал, что погорячился насчет медведя. Если бы ему довелось встретить и убить медведя с такими когтищами...пожалуй, отец все-таки оставил бы его дома!
   Старик тем временем достал из своей сумы чистых тканей и, смазав раны путника мазью, тоже нашедшейся в поясном ремне, перебинтовал его.
   - Похоже, все-таки там действительно что-то произошло, - сказал он вслух как раз то, о чем только что подумал рыцарь. - Надо подождать, пока он придет в себя и выяснить, справимся ли мы одни с напастью или надо вызывать магов из города, - "как легко этот старик приплел и меня к своим сомнительным делам".
   - Почему я должен ждать? Когда еще этот олух проснется? Франк вот, например, может целый день дрыхнуть без задних ног, пока его не пнешь. А вы его еще своим зельем накормили.
   - Не волнуйтесь, сэр рыцарь, он очнется буквально через полчаса. Однако вашему слуге не удастся сегодня выспаться, - Серафимус посмотрел на Франка, умильно сопящего на своем одеяле.
   - Он уже вчера за два дня выспался, - ответил рыцарь и пошел будить слугу. Тот едва смог разлепить глаза, но все жалобы на несправедливость мира застряли у него в горле, когда он увидел суровое лицо своего господина. Франк быстро оценил ситуацию и, выяснив, что через полчаса надо отправляться в путь, решил перекусить.
   - Так а мы что же, опять нечисть бороть будем? - как бы между прочим, спросил он у хозяина.
   - Прежде, надо выяснить, что там. Сможем ли мы побороться с ним или благоразумнее будет просто сообщить куда следует, - задумчиво глядя в пустоту, ответил рыцарь.
   - По мне так лучше сразу магам сообщить, а самим идти своей дорогой, никому не мешаючи, - побормотал Франк, однако его мнение никого не заинтересовало.
   Истерзанный человек внезапно застонал. Все трое путников стразу обратили свои взоры к нему. Серафимус приподнял голову раненого и влил ему в рот немного воды. Тот кивнул. Некоторое время понадобилось на то, чтобы раненый выпил еще воды и даже съел положки каши. Затем он заговорил. И из его бессвязных восклицаний путники выяснили, что что-то обрушилось на деревню, в которой он жил. Какая-то тень или призрак. Накрыл деревню куполом непроницаемости и начал терзать людей. Многие погибли, не в силах защититься от нематериальных лап чудовища. Забавно, что местный знахарь погиб одним из первых.
   - Каждую ночь оно приходит в деревню и забирается в один из домов, терзает там всех и исчезает с рассветом. А мы не можем выбраться, потому что нельзя пересечь черту!
   - Спокойнее, спокойнее, уважаемый, - старик положил руку на лоб раненому. Тот сразу же закрыл глаза, и дыхание его стало равномерным. - Что ж, мы услышали вполне достаточно.
   - Достаточно, чтобы не ввязываться, а передать дело магам, на мой взгляд, - ответил Валемир. Ему совсем не хотелось попадать в лапы нематериальных чудовищ, с которыми не справишься обычным мечом. А единственный амулет, висевший у него на шее, защищал только от сглаза и блох. И то, только если верить словам той старой ведьмы, что всунула его ему за пять медных монет.
   - А вы себе представляете, сэр рыцарь, сколько нам придется заплатить, если вызов окажется ложным? - как бы между прочим заметил Серафимус, укладывая свои вещи в суму. Валемир тяжело вздохнул.
   - Так, Франк, оставайся здесь, следи за этим несчастным. А мы быстро съездим к деревне и вернемся...Если не вернемся до вечера - значит иди вместе с этим, - он небрежно кивнул на бредящего человека, - в город, вызывай магов.
   - Как же это... - Франк хотел было возразить насчет того, что как он попрет этого болезного на своем горбу, но потом вспомнил про ту господскую лошадь, которую он проиграл в кости, и подумал, что хозяин мудр и справедлив. Валемир, отдав приказания, сам оседлал единственную лошадь, направил ее вслед за стариком по дороге.
   Мирные сельские пейзажи совсем не наводили мыслей о том, что где-то неподалеку из мира демонов вырвалась какая-то опасная тварь. Валемир посмотрел в сторону небольшого перелеска, росшего по правую сторону, на одном из деревьев сидела маленькая птичка. Она посмотрела на рыцаря, наклонив голову, чирикнула что-то и, снявшись с ветки, полетела вглубь леса.
   Дорога шла вдоль этого самого леса, следуя всем его изгибам. А сама деревня находилась совсем близко, о чем говорил верстовой столб с указателем: "Деревня - туда" на развилке дорог. Куда вела вторая дорога - написано не было. Валемир неосознанным движением положил руку на рукоять меча. Серафимус начал что-то приговаривать в полголоса. Ни собак, ни дыма из труб не было ни слышно, ни видно. Даже вездесущие курицы не кудахтали, хотя утро в понимании крестьян уже наступило, а первым делом они выпускают на вольный выпас своих кур. "Как они потом разбираются, где чьи?", подумал Валемир, и одернул сам себя.
   Деревня открывалась глазу неожиданно, но не поражала своей оригинальностью - обычная крестьянская деревенька. Единственно, что такие места обычно полны жизни, гомона животных и криков детей. Однако же главная и единственная широкая улица этой деревни была абсолютно пустынна, хотя рыцарь заметил какой-то силуэт, проскользнувший мимо дальних домов.
   - Надо быть на стороже, - поделился он своими мыслями со стариком. Тот кивнул и остановился. Валемир посмотрел на него с удивлением, но следуя примеру, тоже остановился и спешился. Под ноги ему попалась какая-то кость, об которую Валемир споткнулся, и чуть не упал, но у Серафимуса оказалась отменная реакция для старика. Рыцарь пнул кость, и та отлетела куда-то в кусты. Причем сразу же после этого перед путниками возникла полупрозрачная стена, уходящая куда-то вверх и в пределах видимости окружающая деревню. Не успел старик ничего сказать, а рыцарь уже попытался потрогать стену, однако его правая рука прошла сквозь нее.
   - Не стоило торопиться, - запоздало отметил Серафимус и многозначительно покачал головой. Валемир хотел спросить, почему же это торопиться не стоит, хотел взмахнуть руками. Однако оказалось, что руку невозможно вытянуть обратно. Это было настолько странно, что Валемир потянулся левой рукой освободить правую. Серафимус удержал его.
   - Не стоит этого делать, - и после того, как задумчиво потеребил одну из косичек в бороде, - кажется, стена впускает всех и все, но не выпускает ничего и никого. Я слышал о таком. Она была изобретена очень давно для того, чтобы...
   - Избавьте меня от этих лекций, пожалуйста, я и так чувствую себя достаточно неловко, - рыцарь пошевелил пальцами руки на той стороне стены. Старик поджал губы и не стал продолжать. Валемир посмотрел сквозь пелену, ставшую на их пути. Там, на другой ее стороне, что-то определенно происходило, хотя теперь разглядеть что-либо стало гораздо труднее.
   - По-моему, там есть еще живые! И они, кажется, идут сюда. Сейчас выясним, что у них там происходит, - Серафимус нахмурил брови, но опять ничего не сказал, только принялся рыться в кармашках на своем поясном ремне. Звуки сквозь пелену совсем не проходили, поэтому казалось, что сутулые фигуры жителей деревни приближаются беззвучно. Валемир подумал о том, каким же образом они будут беседовать с жителями, если их не будет слышно, ведь они даже писать, скорее всего, не умеют. И не будет ли целесообразнее, чтобы один из них попал на ту сторону, а другому писал на дощечках, что говорят жители. И так как сам рыцарь был уже наполовину внутри, то почему бы ему не стать этим добровольцем. Но когда он собрался изложить эту свою идею старику и повернулся к нему лицом, Серафимус махнул рукой в сторону пелены, какая-то смесь трав рассыпалась по ту сторону аккуратным полукругом. Затем старик произнес какие-то слова.
   - Что вы делаете?
   - Отгоняю ходячих мертвецов от вашей свежей и вкусной плоти, - рыцарь нахмурился и посмотрел на подходящих к ним людей. Те остановились как раз на границе рассыпанной смеси и застыли, не в силах преодолеть свою жажду, но и не в силах преодолеть препятствие. Оказывается, стена прекрасно пропускала звуки, просто люди ничего не говорили. Они только смотрели лихорадочно блестящими глазами на руку Валемира и хрипло дышали. Один из них был стариком с длинной седой бородой. Валемир почувствовал себя совсем неудобно, даже растянул ворот рубахи.
   - Почему мертвецы? Как вы это поняли? Может, они просто больны? Они могут не видеть нас, а видеть только мою руку...
   - Потому что идея подобного купола принадлежит известному магу, ныне покойному, он создал его для того, чтобы локализовывать ходоков. Помнится, тогда было преддверие войны магов, и некроманты поднимали из земли все, что только могло ответить на их зов. Уничтожать все воскрешенные трупы стало невозможно, и как раз вовремя этот маг изобрел это новое заклинание, помогавшее отделить ходоков от окружающего мира, и даже приманивать их из ближайшей округи, и также запирать в узилище, если нет времени и сил на уничтожение их всех. Но странно, этот купол был невидим, пока мы к нему не подошли вплотную, это же опасно... - старик снова стал теребить одну из своих косичек. Валемир приказал себе не терять голову.
   - И что же, вы считаете, что жителей не осталось в живых?
   - Почему же? - встряхнулся старик. - Если тут есть часовня или какое-то святое место, то вполне вероятно, что они, если додумались, схоронились там. Да, это вполне вероятно, - Валемиру почудилось, что толпящиеся на той стороне люди, абсолютно ничем не отличающиеся от своих живых сородичей, разве что более бледной кожей и глазами, просто прожигают взглядами его руку. Он сглотнул.
   - Тогда, наверно, точно надо звать подмогу. Потому что определенно мы тут сами не справимся. Вы вернетесь к Франку? - старик ничего не ответил, задумчиво посмотрел по сторонам.
   - Почему же не справимся? Нам надо только добраться до местного святилища, и расспросить людей, как все произошло. К тому же, к ночи ходоки уйдут.
   - Почему вы так уверенны?
   - В чем?
   - Во всем! - рыцарь одновременно испытывал суеверный страх по отношению к ожившим мертвецам и гнев по отношению к неторопливому старику, как будто не чувствовавшему опасности, нависшей над ними.
   - Я много читал, - самодовольно усмехнулся старик и зачем-то похлопал себя по животу. Валемир с трудом сдержался и не заорал на старика. Все-таки это был не его слуга, а почтенный ученый старец. К тому же, вероятно, спасший ему жизнь.
   - То есть, вы хотите ждать до вечера, когда мертвецы уйдут, в чем вы несомненно уверенны, потом пройти к святилищу, если оно вообще тут есть, узнать, почему возник купол, разрушить его и выйти?
   - Не совсем, - Серафимус некоторое время размышлял, глядя на столпившихся за пеленой ходоков. - Создают купол кости, скорее всего, об одну из которых вы споткнулись, сэр рыцарь. Обычно, купол создается как раз из костей. Однако, если мы уберем его сейчас, то твари разбредутся по округе и... Но ждать вечера мы тоже не можем, потому что уберутся они вовсе не спать, а потому что появится нечто, что пугает и их. Вероятно, их повелитель, попавший в созданную для других ловушку. Вы разве не чувствуете эманаций зла? Сами по себе ожившие мертвецы не наводят такой ужас, который мы испытываем, - Валемир вытер рукой лоб, не веря словам старика. Он снова попытался взять себя в руки.
   - А вы тоже испытываете страх? - недоверчиво спросил. Серафимус кивнул. - И откуда же вы столько знаете? Вы не маг ли часом? Почему бы тогда просто не прочитать соответствующее заклинание и дело с концом?
   - Но я ведь уже сказал, что просто много читал! Вы крайне недоверчивый тип! Если бы я мог что-то сделать, неужели бы я стал разыгрывать тут комедии? - он махнул рукой на истекающих слюной ходоков. Валемир пожал плечами и немного успокоился.
   - Тогда так. Надо узнать, есть ли тут святое место, и если есть, то остался ли там кто-нибудь живой, чтобы не рисковать понапрасну....А потом ворвемся туда, раскидаем трупы, спросим жителей, в чем дело, уничтожим ужасное исчадие демонов, и потом слава нам и почет?
   - Что-то вроде того, - старик ухмыльнулся, - я скоро вернусь, сыпьте этот порошок перед собой, когда предыдущая порция потеряет силу! Но не сыпьте весь, а то толку не будет, - и отправился осматривать деревню со всех сторон, в поисках святого места, не забыв прихватить с собой свой посох. Валемир чувствовал себя крайне неудобно под взглядами немигающих глаз. Особенно пугал старик с бородой, он так жалостливо смотрел, просто нечеловечески. Нельзя сказать, что рыцарь был трусом, просто привык сражаться с чудовищами из породы людей, оставляя для магов и священников другую нечисть. К тому же, он был достаточно разумным человеком, чтобы понять, что в одиночку он с таким количеством противников не справится. А ведь, как известно, если тварь из мира демонов тебя хотя бы царапнет - неизбежна смерть. И, хотя никаких радужных перспектив в ближайшем будущем не ожидалось, умирать рыцарь тоже не торопился, даже с мыслью о том, что его посмертно наградят, может быть. Он тоскливо посмотрел на толпящихся нелюдей, которые, как преданные псы, стерегли за стеной. В голову сами собой пришли невеселые мысли о Северном пределе, крепости, являвшейся конечным пунктом назначения его нынешнего путешествия. Защищать границы родины от нашествий злобных варваров. Ну да, что еще может достаться младшему сыну в роду, кроме родового меча? Родовой герб и сердечное напутствие не посрамить честь рода.
   Серафимус вернулся и рассказал о небольшой церквушке на другом конце деревни. Судя по закрытым окнам, жители все-таки оказались разумными. Однако все усложнял тот факт, что ходоки не торопились никуда до самого вечера, а рыцарь не мог освободить свою руку, чтобы снаружи дойти до церквушки и без всяких препятствий проникнуть туда.
   - Можно ворваться, срубить им всем головы и, пользуясь моментом неожиданности, проскочить мимо, вроде бы они очень медленно двигаются! - Серафимус посмотрел на рыцаря как на умалишенного, которому неудобно отказать, но при этом просьба его абсолютно абсурдна и пристукнул своим посохом.
   - Не забывайте, что я - всего лишь старик, немощный и со множеством болезней, мешающих быстрому уходу от клыков. В прочем, нам вроде бы ничего больше не остается, - он дотронулся до своего пояса, - может, кинуть им какую-нибудь приманку и пока они будут с ней расправляться, быстро пройти мимо?
   - И что, вы пойдете на охоту? - губы рыцаря сами расплылись в усмешке.
   - А почему бы и нет? - старик посмотрел в небеса и снова пошел к лесу, откуда только что вернулся.
   - У вас даже лука нет! - крикнул ему вслед Валемир, но старик притворился тугим на ухо, не забыв при этом жестами показать Валемиру, чтобы тот не забывал посыпать перед собой порошочек. Рыцарь опять почувствовал себя крайне бесполезным.
   На удивление быстро старик вернулся с тушкой зайца в руке. Валемир оценил его как очень тощего и не достойного желудка рыцаря, к тому же пролежавшего в капкане несколько дней. Странно, что его не съели дикие животные.
   - Хорошо придумано, - скупо похвалил он Серафимуса. Тот дружески похлопал его по плечу, - но вы ведь его не здесь прямо бросите? Надо бы отнести его хотя бы в середину деревни, чтобы они не слишком быстро до него добрались, - рыцарь, ощущая скорую свободу, стал более уверенным и даже брезгливо поморщился, представляя себе, как все эти неразумные твари разом бросятся на несчастного тощего зайца.
   - Пожалуй, в этом вы правы! - согласился старик, и добавил в полголоса, - ну хожу-то я уж побыстрее, чем они, - рыцарь усмехнулся и приготовился бежать вперед, к другому концу деревни. Даже меч вытащил левой рукой.
   Гениальный план старика сработал. Мертвецы, хотя до них очень медленно доходило, все-таки поняли, что где-то недалеко есть что-то более доступное и близкое им по духу из мясных продуктов и медленным строем направились в ту сторону. Причем седобородый старик засеменил впереди всех. Рыцарь вздрогнул, глядя им в спины - ведь совсем как живые. Но внутри них уже нет ничего человеческого, только демоническая ненависть к жизни, ну и голод, конечно же. Через некоторое время появился Серафимус, и они быстрым шагом прошли сквозь деревню. По пути им попался один заплутавший мертвец, но рыцарь храбро разрубил его пополам, и хотя половинки продолжали шевелиться, они уже были не столь опасны, как целый труп. Рыцарь старался не думать о том, что разрубил, вероятно, чьего-то супруга или отца.
   - Нам вон туда, - указал рукой Серафимус, немного приотставший от своего спутника. Рыцарь притормозил и обернулся не невзрачное одноэтажное строение, напоминавшее хлев или сарай, за которым давно не было ухода.
   - Уверены, что не туда? - спросил он, указывая на каменное здание с куполом и крестом на маковке.
   - Вы очень невнимательный молодой человек, - кажется, старик был недоволен, и рыцарь даже понял, почему. Двери церкви были открыты настежь, и на пороге лежала часть лошади. Из разбитого окна-витража вылетела ворона.
   - Но вы же сказали, что место должно быть святым! - почесал он в затылке, - может, они в подвале церкви? - тут из-за ближайшего дома показался самый проворный из ходячих мертвецов, он, кажется, радостно улыбнулся, видя такую крупную добычу. Старик ухватил рыцаря за рукав льняной рубахи и потянул к сараю. Расспросы пришлось оставить на потом.
   На стук и ругань ответили нескоро - мертвецы уже успели подобраться на расстояние двадцати шагов.
   - Кто там стучится? Мы вам не откроем, мертвяки проклятые!
   - Какие мы тебе мертвяки, деревенщина! Мертвецы не разговаривают! Открывай быстро, пока я не выломал дверь! - рассердился на недалеких крестьян Валемир. Серафимус тем временем сыпанул на приближающихся мертвецов своим порошком, те послушно замерли перед преградой.
   - А коли дверь выломаешь, нежить ведь внутрь без помех войдет, какой прок в том? - тщательно все обдумав, ответили с той стороны. Валемир ударил эфесом меча в дверь, что-то хрустнуло.
   - Не переусердствуйте, сэр рыцарь, в чем-то они правы, а у нас еще есть время на мирные переговоры. Уважаемые, не могли бы вы нас впустить, мы странники, узнавшие о вашем несчастье от одного из спасшихся жителей и пришедшие вам на помощь, - из сарая раздалось несколько восхищенных вздохов и перешептывания.
   - Побыстрее давайте, а то сейчас нас мертвецы съедят и некому будет вас спасать, - пробормотал в полголоса рыцарь. Послышалась возня, скрежет несмазанных петель, и двери сарая дружелюбно распахнулись навстречу странникам. Из-за дверей показалась пара любопытных черных глаз и длинный нос местного батюшки. Рыцарь и старец быстро, но сохраняя достоинство, зашли в хлев и помогли закрыть двери и заставит их большим бочонком.
   Валемир со вздохом прислонился к стене сарая. Перед ним и стариком стояли несколько крестьян, во главе с батюшкой, и с надеждой и сомнением смотрели на них. Вдоль стен выстроились ряды бочек, причем, судя по терпкому запаху - полные вина. Причем не простого, а Королевского Дара. Такое вино можно найти, как понятно из названия, только в подвалах дворцов. По крайней мере, обычно. За небольшой баррикадой из бочек слышался детский плач и кудахтанье куриц. А судя по тонкому аромату, пробивающемуся сквозь запах вина - в подвале был устроен хлев.
   - И откуда же это у вас тут Королевского Дара столько? - чуть передохнув, спросил Валемир, хотя собирался спросить совсем о другом.
- Как откуда? - недоуменно посмотрел на него батюшка, а с улицы в двери начали скрестись и биться ходоки, создавая угнетающую атмосферу в полутемном и полном народа помещении. - Привезли нам его. У нас ж тут был прежде перевалочный пункт и дорога к королевскому дворцу, а как ж везти королевское вино, как не по королевской дороге? Это теперь все объезжают лес по широкому тракту, что налево от столба, боятся нежити лесной! А в былые годы только так телеги ходили! У нас даже постоялый двор был. А хозяйка там отменные щи варила, - батюшка причмокнул пухлыми губами, вспоминая знатный суп. Двое мужиков, стоявших за спиной святого отца, согласно закивали. Рыцарь краем сознания отметил, что они даже не вздрагивают, когда новый оживший мертвец ударяется о стену амбара. Не могли же они привыкнуть к этому?
   - Крайне познавательно, - пробурчал рыцарь, уступая право слова Серафимусу. Тот как раз посыпал порог амбара своим порошком и обернулся к крестьянам.
   - Святой отец, не расскажете ли вы нам, что же приключилось с вашей деревней, откуда тут столько ходячих мертвецов?
   - Ну, эту историю уже все знают! Расскажу, коли вы помочь сможете!
   - Думаю, сможем, - уверенным тоном сказал старик. Крестьяне, прежде с суровыми лицами стоявшие за спиной своего предводителя, радостно заулыбались и принялись устраивать дорогих гостей. Потому что рассказ должен был быть долгим. Да и устали путники-то, набегались.
   Валемиру налили целый кубок Королевского Дара. И он с усмешкой подумал, что эти крестьяне, выходит, богаче, чем король. Потому что даже во дворце его наливают только на самое дно бокала, правда там это объясняется тем, что только в малых количествах можно оценить тонкий аромат и букет трав, содержащихся в этом особом сорте. Рыцарь хлебнул из бокала и решил, что и так все прекрасно чувствуется.
   Только слегка расслабившись, он с удивлением заметил, что все присутствующие крестьяне, среди которых были и женщины и мужчины, старики и старухи были уже немного "под хмельком", даже у самого батюшки глаза блестели совсем не от религиозного пыла. "Таким образом, моя теория частично оправдалась, они тут все-таки пьют. Этим же можно объяснить и спокойствие их перед непрерывными ударами тел в двери". Сам рыцарь вздрагивал каждый раз, и его тянуло обернуться и убедиться, что засовы еще держатся.
   Из долгой беседы, которая утомила Валемира не меньше, а даже и больше, чем скачка и проникновение внутрь амбара, выяснилось очень много угнетающих подробностей жизни деревни.
   Как оказалось, в деревню, недели за три до этого дня, пришла некая несчастная женщина. Она была одета в лохмотья и все дружно решили, что это обычная нищенка, и никто не озаботился тем, чтобы приютить ее, обогреть и накормить. Потому как "Маний яр же недалеко, это ж город, там люди богаче и возможностей больше". О чем все, к кому обращалась бедная женщина, ей и говорили, не стесняясь в выражениях. Местный батюшка тоже ей не мог (по его словам) помочь, по той же причине жадности местного населения: он сам жил только тем, что вырастало в его огороде, а совсем не на пожертвования. Валемир не стал спрашивать, откуда же тогда у него такое круглое брюхо, не распух ли он от голода.
   Однако нищенка оказалась очень настойчивой, и крестьяне начали, скрепя сердце, расстаться с медными монетами. Через некоторое время стало ясно, что уходить девица никуда не собирается. Хотя ей и предлагали по-хорошему. Мало того, бабы стали замечать, что она заглядывается на самых пригожих незамужних мужчин. Причем, что возмутило честных селянок больше всего, мужчины начали тоже обращать на нее внимание. Потому как она успела отмыться, на подаренные щедрой рукой монетки приобрести гребень и всякие прочие женские штучки. И даже скроила себе платье новое из дарованных ей святым отцом тряпок. Местные жительницы не могли более терпеть пришелицу, которой неоднократно намекали на добровольное выдворение из села, но та только косами своими длинными у них перед носами махала.
   И вот, настал день, когда в деревеньке стало известно всем и каждому, что эта пришлая девица целовалась с подмастерьем кузнеца. А это парень был завидным женихом и уже почти был сосватан местной красавице, Маринке (девушка была предъявлена взорам рыцаря и старца, и не уходила, пока они не признали, что она действительно красотка). Женщины не смогли более терпеть такого самоуправства и пошли дружной толпой разбираться с наглой пришелицей. Результатом переговоров стала бабья драка, в которой виновница всех местных горестей погибла.
   Когда пыл схватки спал, женщинам стало стыдно, однако же не на столько, чтобы подобающим образом похоронить несчастную девушку. Да еще вдруг открылось, что она была злой ведьмой, ведь у всех, на кого она косой взгляд бросала, скисало молоко. А у тетки Матрены так корова вообще перестала доиться (корова была также представлена взорам присутствующих, выглядела она очень старой, в глазах ее туманилась мудрость веков). Батюшка подлил масла в огонь, вспомнив, что ведьма не переступала порога церкви. Поэтому простодушные крестьяне решили, что совершили благое дело, сожгли труп ведьмы и закопали прах недалеко, в лесочке у деревни. И успокоились. А через несколько дней в деревне появился призрак. В общем-то, безобидный, но доставлявший немало хлопот деревенским жителям: он стенал ночами, выл вместе с ветром, сбрасывал сохнущее белье в пыль.
   Несколько дней крестьяне мучились совестью и призраком. А три дня назад на их деревню случайно набрел маг.
   Тут Серафимус насторожился и попросил мага описать как можно подробнее. Крестьяне с готовностью принялись за дело. Судя по их рассказам, это был крайне подозрительный тип и не понятно, как они могли довериться ему в столь деликатном деле, как избавление от призрака. Это был мрачный суховатый мужчина в потрепанном всеми ветрами сером балахоне и бегающими глазками. Лицо его пересекал тонкий шрам, делавший его немного пугающим, но достаточно загадочным, чтобы нравиться наивным пастушкам. Черные прямые волосы до плеч, черная короткая борода. На шее висел маленький амулет в виде пятиугольной звезды, а как шепотом призналась на ухо Серафимусу одна девица, торс мага был испещрен какими-то татуировками.
   - Вот глупцы, как же можно было довериться в таком деле некроманту? - сокрушался Серафимус в перерыве на обед.
   - А кому же еще можно довериться в таком деле как не некроманту? - удивился Валемир. Помнится, в замке его отца, как только появлялся намек на привидение или какую иную нежить, сразу звали некроманта.
   - Похоже, тот, что попался этим людям, не состоял в магическом братстве. А значит, не был скован всяческими обещаниями с головы до ног. Его амулет говорит об этом. Просто пятиконечная звезда - свободный маг, а в круге - соответственно, входящий в братство, - Валемир подумал, что и правда, у всех магов, приходивших к ним в замок, на шее болтались амулеты со звездой в круге.
   Некромант посоветовал крестьянам обложить деревню коровьими костями и убедил их, что это надежно отпугнет призрака. Радостные жители деревни одарили своего спасителя всевозможной снедью и проводили его до самого перекрестка. А потом выполнили его рекомендации. Впрочем, сами по себе кости, если над ними не прочитано соответствующее заклинание, никак не могут повлиять на окружающий мир. Разве что как элемент украшения или наоборот - небрежности хозяев. Сам собой напрашивался вывод о том, что маг решил зло подшутить над простодушными жителями деревни. За купол нельзя выйти, он притягивает мертвецов со всей округи...
   Мало того (когда батюшка перешел к этой части рассказа, он понизил голос до шепота и, оглянувшись по сторонам, протер вспотевший лоб платочком) как только купол появился, в первую же ночь, призрак обрел небывалую силу. Сперва люди с удивлением смотрели на появляющуюся на закате из ниоткуда прекрасную девушку с двумя тяжелыми косами до самой земли. Однако, как только призрак полностью проявился, он взвыл нечеловеческим голосом и, тряхнув косами, разрубил на две ровные половинки стоявших ближе всего к нему крестьян. Началась паника, люди частью бежали по домам, а частью - в церковь. Когда те, кто прибежал к церкви, рассказали все батюшке, он пошел взглянуть на призрака. Тот уже метался по деревне, преследуя тех, кто пытался спрятаться в избах. Не всех призрак убивал, к некоторым он припадал с поцелуем и люди немедленно падали замертво, лишенные души. Батюшка вовремя понял, что молитвами ему не совладать с этим злым духом, и решил спрятать свою паству в церкви.
   Пока он ходил смотреть на призрака, те мертвецы, что погибли от поцелуев, начали подниматься и с утробным рычанием идти на своих собственных родичей. В дверях церкви уже стоял один из прислуживавших там стариков и терзал труп собственной лошадки. К нему присоединились несколько его товарищей. Поп соображал быстро - он загнал людей в первое здание, попавшееся ему на глаза - тот самый амбар, потом освятил вино и вином освятил сам амбар. И как раз вовремя. Дух-убийца налетел на амбар, однако внутрь проникнуть не сумел. И всю ночь выл под стенами, тряся своими стальными косами. Когда дух понял, что внутрь ему не пробиться - выместил злобу на ближайших ходячих мертвецах, легко лишив их жизни второй раз. Остальные попрятались сами, признавая право сильного на добычу. С рассветом призрак исчез, а ходоки- нет. И даже солнечный свет их не убил на месте, что очень разочаровало крестьян. Вечером они оплакали погибших родственников, отслужили по ним службу и более не воспринимали беснующихся за стенами мертвецов за людей.
   - И теперь сидим мы тут, ждем, когда кто-нибудь придет к нам на помощь. А кто вам рассказал про наше несчастье-то? - наконец заинтересовался батюшка. Крестьяне разошлись на послеобеденный сон, Валемир вздохнул свободнее, избавленный от непрерывного потока информации.
   - Нам встретился мужчина, средних лет с черными короткими волосами, карими глазами и носом с горбинкой. Он был весь в порезах, и одежда превратилась в лохмотья. Но прежде, кажется, он носил кожаную безрукавку, - подробно описал Серафимус. Монах хлопнул себя по лбу.
   - Так это ж Ренар, отличные лапти плетет. Его не было среди тех, кого я спас. Он, вроде побежал к своему дому, спасать свои плетенки. Он странный парень, вообще-то, но как же он выбрался за пределы купола?
   - Если б мы знали...спросим его потом, как увидим, - пообещал Серафимус. - А сейчас надо бы решить, что делать с этим вашим призраком обезумевшим, - он посмотрел на Валемира с вопросом. Тот пожал плечами.
   - У нас в замке всегда просто мага вызывали, и он все проблемы решал.
   - Но у нас есть только один старик, который много читал, и рыцарь, знающий, что такое честь. Тоже неплохо, не так ли? - местный батюшка оценивающе поглядел на рыцаря, тот приосанился и кивнул.
   - Что же нам известно о призраках? - спросил старик.
   - "Появляются бестии, если захоронение без обрядов было совершено, или же по другим причинам", - процитировал из известного "Бестиария от Феаклиста" Валемир. - А в злобных духов-убийц превращаются, если "некромант поганый призрака будет беспокоить или ежели луна полная взойдет, а призрак все еще на земле ошивается", то есть все снова упирается в этого злосчастного некроманта, - они многозначительно помолчали, проникаясь глубиной последней мысли.
   - А как же бороться с духами-убийцами? Я вроде уже и молитвы читал и вином освященным брызгал, ей хоть бы что, - продолжил обсуждение батюшка. Серафимус провел рукой по своей длинной бороде.
   - Вообще-то, с такими духами под силу только магам справиться... хотя, если знать подходящие травы и слова...наверно, мы тоже можем попробовать. Вы помните, сэр рыцарь, что в том самом бестиарии, который вы только что цитировали, предложено против духов убийц?
   - Первым пунктом там стояло: бегите прочь от твари, криками округу пробуждая, чтобы и сосед ваш мог убежать. А дальше, кажется, что-то говорилось о семи травах под луной, выложенных в круг. И о каком-то заклинании. Не знаю, а разве простой человек может читать заклинание?
   - Читать? Конечно, может! Но вот подействует оно или нет, это вопрос другой, - Валемир скривил губы, показывая, что не ценит тонкого юмора старика. - На самом деле зря люди ругают "Бестиарий от Феаклиста", хоть его автор и сошел с ума, он достаточно подробно классифицировал нежить и жить и описал их основные характеристики. Правда язык его произведения... Ну, да сейчас не об этом.
   - Почему бы просто не подождать магов? Франк уже, наверно, собирает вещи.
   - А мне всегда нравилось щелкать этих зазнаек по носу, - честно признался Серафимус, - кроме того, ведь кто-нибудь может погибнуть! Вдруг в деревне еще остались живые? - Валемир тяжело вздохнул. Но подумал о том, что дело и вправду выглядит несложным, и почему бы не попробовать. И потом, наверно, маги поблагодарят спасителей деревни? Золотом...или драгоценными камнями, а может быть даже славой и почетом.
   - Ну ладно, выкладывайте свой план, - рыцарь устроился на своей бочке поудобнее. Серафимус посмотрел по сторонам, зацепился взглядом за одну небольшую бочку.
   - Скажите, святой отец, а у вас тут все вино освящено? - священник согласно кивнул и заулыбался. - А ходячие мертвецы же тоже боятся святой во...святого вина?
   - Не то, чтобы боятся, но если облить тварюгу хорошенько, то может раствориться или обуглиться хорошенько! К нам в самом начале одна прорвалась. Вина, правда, было жалко, но жизнь-то, она дороже.
   План у Серафимуса был достаточно простой. Правда жизнь и его, и Валемира подвергалась невероятной опасности, "но ведь славный рыцарь не отступит перед лицом нечисти, тем более, когда за его спиной женщины и дети". Валемир подумал о чести и справедливости и решил, что если он отберет немного славы у магов, те не обеднеют.
   Как только начало смеркаться, мертвецы притихли, потом заворчали испуганно и быстро убрались от амбара куда-то далеко. Старик и рыцарь, мирно дремавшие на полатях были разбужены, и с почетом выпущены на улицу. Валемир посмотрел на ближайший дом. Из окошка на него жадно глядел бородатый дедуля, однако не вылезал, опасливо поглядывая куда-то внутрь дома. Из соседних домов тоже выглядывали мертвецы, однако подходить к жертвам, добровольно покинувшим свое убежище, не торопились.
   Рыцарь держал руку на рукояти меча и зорко глядел по сторонам. Из амбара доносилось тяжелое дыхание и молитвы большого количества людей. Казалось, даже воздух потяжелел от их надежд и повис тяжелым плащом на плечах Валемира. Он решил, что небольшая разминка перед боем не повредит и, скинув кожаную безрукавку, оставшись в одной рубашке, начал махать руками. Серафимус посмотрел на него одобрительно. Ходячий мертвец из окошка - тоже. Мудрый старец тоже не терял времени даром. Он отметил землю с четырех сторон света щепотками порошка из особой бутылочки, хранимой им на самый крайний случай, а потом достал кувшинчик с накануне заваренным зельем и разлил его содержимое широким кругом вокруг Валемира. От соприкосновения с землей зелье начало отвратительно пахнуть. Рыцарь даже поморщился, однако не перестал крутить мечом тренировочные финты.
   Потом старик отошел в сторонку, предлагая событиям течь своим чередом какое-то время. Как только последний лучик солнца скользнул по соломенным крышам и исчез за горизонтом, все вокруг окутал мрак, кажущийся абсолютно непроглядным. Луны совсем не было. На задворках деревни, там, где она соприкасалась с лесочком, раздался стон. Со стороны дома, из которого выглядывал старик-ходок, послышалось ворчание и шаркающие отдаляющиеся шаги. Стон раздался громче и длился дольше. Волосы у рыцаря зашевелились.
   - Вроде пугает... - пересиливая вселяемый воем ужас, сказал Валемир в сторону, где стоял старик. Оттуда раздалось ворчание, очень похожее на то, что издавал давеча ходок.
   - Сэр рыцарь, не попадитесь на уловки духа, чем бы он вам не представился, отбивайтесь, не дайте прикоснуться к себе, - рыцарь кивнул и нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Стон перерос в вой. "Сразу ясно, что баба воет. Мужик бы давно, стиснув зубы, пошел на врага неумолимым..." сравнения рыцарь подобрать не успел, перед ним из воздуха соткалась девица, одетая только в свои косы. Наметанным взглядом он оценил ее формы, и вовремя остановился чуть ниже шеи, потому что "в глаза бестии смотреть ну никак нельзя, попадаешь под чары сразу же, сдаешься и с улыбкой идиота шею подставляешь, чтоб тварь кровь из тебя пила". И хотя прежде рыцарь считал, что в этой части маг Фекалист писал о своей супруге, Серафимус убедил поверить ему на слово.
   - Здравствуй, храбрый воин, - голос у призрачной девицы был такого свойства, что волосы у рыцаря снова зашевелились, но теперь уже по другой причине, - подними глаза, храбрый воин, хочу взглянуть в них, - продолжил призрак. Рыцарь покраснел, но ни за что бы не признался по какой причине. Однако призрак все и без слов понял и мелодично захихикал, - не слишком ли я тороплю события, рыцарь? Ну, подними же взгляд... - изящная тонкая ручка потянулась к подбородку Валемира, и он, малодушно закрыв на мгновенье глаза, махнул мечом, отрубая призраку руку. И хотя освященный меч, как и освященное вино, не очень-то повредило ему, дух взвыл с новой силой и превратился в большого лесного медведя. В два человеческих роста. "Жаль, что не настоящий, клыки и когти можно было бы по хорошей цене продать", мельком подумал рыцарь.
   - Эй, Серафимус, долго там еще? - ответом было невнятное ободряющее бормотание. Рыцарь отмахнулся от медведя. И тот превратился в его отца.
   - Ты на кого смеешь меч поднять, щенок? - строго спросил призрачный отец. В этот раз сдержать гнев, и не посмотреть в глаза призраку было куда сложнее.
   - На толстую бабу с кривыми ногами? - предположил рыцарь. Отец-призрак побагровел, насколько это доступно призракам.
   - Ты хочешь нарушить вековые традиции нашей семьи? - казалось, призрак пытался воссоздать недавние воспоминания рыцаря ­-- неужели ты думаешь, что твое мнение кого-то интересует? - дальше, по воспоминаниям Валемира, шла его пылкая речь о том, с какой высоты и как конкретно он плюет на тысячелетние традиции, и что он вообще о них думает, поэтому призрак остановился, в ожидании ответа. Но только рыцарь открыл рот, как на небе одна за другой начали загораться звезды, и вместе с этим Серафимус начал читать заклинание.
   Призрак узрел, наконец, что попал в ловушку, и начал пытаться выбраться из нее. Обжегся несколько раз о разлитое зелье (Серафимус завершил круг, когда тварь увлеклась рыцарем), повыл, сменил несколько личин, а потом бросился на Валемира, находившегося в пределах досягаемости. Рыцарь едва успевал отмахиваться мечом от острых когтей.
   Но в один момент дух взвыл особенно жалостливо и с тихим "чпок" исчез во мраке ночи. Рыцарь уперся концом меча в землю и утер лоб.
   - Кажется, получилось, - обратился он к старику. Тот как раз пил из маленькой поясной бутыли что-то, а после протянул бутылочку рыцарю. Тот отхлебнул - крепкий ром. Рыцарь на несколько секунд задержал дыхание. Потом выдохнул.
   - А я думал, что у вас на поясе только всякая дрянь несъедобная болтается, - хриплым голосом одобрил он. Но окончательно расслабиться не дал шорох со стороны домов. Шорох от шаркающих ног. А так же приближающийся запах разлагающихся тел. И как только раньше они его не замечали? Спасатели деревни кинулись к дверям амбара.
   - Открывай, деревенщина! - крикнул Валемир, ударив по двери. Видимо, попал как раз по тому месту, к которому была приложена голова. Потому что с той стороны ответили сдавленными ругательствами, но дверь все-таки открыли - призрак так стучать не умеет.
   - А теперь давайте бочонки! - скомандовал рыцарь, помогая выкатить первый на улицу. Жители деревни стали помогать, хотя выходило у них это крайне бестолково. Впрочем, мертвяки тоже особой прытью не отличались, так что управились как раз вовремя.
   Бочки с освященным "Королевским даром" выставили в рядок и выбили верхние крышки.
   Первым перед рыцарем встал тот самый бородатый дедок. Он, с небольшой помощью, отправился в ближайший бочонок. Стоявший рядом с ним мужичок придавил брыкающегося и мычащего ходока крышкой, приговаривая что-то о том, что этот дед проел ему всю плешь. Любопытных баб все-таки загнали назад в амбар, вместе с детишками. Остались несколько мужиков, да Серафимус с монахом. Еще нескольких ходоков рыцарь ловко опрокинул в бочонки, а потом ходячие мертвецы хлынули сплошной толпой, даже времени по сторонам смотреть не осталось, хотя Валемир краем глаза заметил, как Серафимус лихо раскрутил свой посох над головой и очень удачно повалил одного из нелюдей.
   Последний оживший труп был прибит крышкой и издал последний стон, и вместе с этим на землю упал первый луч солнца. "Очень символично", подумал рыцарь. А потом в глазах у него помутилось: какой-то из ходоков дотянулся-таки до него своими немытыми руками и в кровь проник не смертельный, но очень неприятный для организма яд.
  
   Серафимус проследил, как рыцарь, поклонившись радостно кричащим крестьянам, штопором уходит в обморок и покачал головой. Слабая нынче молодежь пошла, но ничего из этого со временем может быть что-нибудь и выйдет. Старик посмотрел на радующихся, как дети, крестьян. Они обсуждали, кто больше умертвий потопил, и кто из их знакомых стал более противным после смерти. И пошел лечить ранки рыцаря. Мог бы додуматься и надеть свой жилет перед сражением с ходоками, между прочим.
   Крестьяне помогли затащить рыцаря в амбар, старик натер его одной из своих мазей и мужчина пришел в себя на удивление быстро. Спасенные жители деревни не стали ждать его пробуждения, а пошли оценивать убытки и восстанавливать свои дома.
   - Божья длань, не иначе, вас нам послала, - распинался святой отец за все село.
   - Да что уж там, - пригладил свою бороду старик, довольный победой, - вы бы нам отлили кувшинчик вон из того бочонка. А те, что с трупами - можно магам отдать, на опыты, - примерно на этом месте Валемир пришел в себя, и закашлялся от таких перспектив для магов.
   - Главное, не говорите им либо кого утопили, либо что это за вино, - посоветовал он и сел на соломе. Голова слегка кружилась, но в целом жить можно. Рыцарь улыбнулся, он давно не ощущал такого подъема.
   - Да на вас, сэр рыцарь, все как на собаке заживает, - оценил старик.
   - Спасибо за столь лестный комплимент, - жеманно махнул рукой рыцарь. - Но нам надо бы двинуться назад! Ведь Франк уже наверняка на полпути к городу!
   - Мы ведь не можем выйти за пределы купола, - мягким голосом напомнил Серафимус.
   - Ну, ведь мы можем теперь его разрушить! Все кости раскидать только и все, нет? - хорошее настроение как-то быстро стало покидать рыцаря.
   - Это можно сделать только снаружи, - сообщил старик так, как будто это был всем известный факт, о котором смешно было не знать. Валемир вздохнул.
  
   Целая делегация магов прибыла уже после полудня. Купол был снят за несколько вздохов. Крестьяне, бурно радовавшиеся, притихли и вынесли магам несколько вареных яичек и хлеб. Но четверка магов даже не взглянула на подношение, с каменными лицами проследовала прямо к амбару. Один из делегации остановился возле выжженного круга земли и стал тщательно его изучать, делая пометки в маленькой книжечке. Другой пристроился к бочонкам.
   - Здравствуй, Серафимус, - маг в красном одеянии, с черным ремнем, свисающим до самой земли, судя по голосу, хотел совсем не здоровья Серафимусу, а совсем даже наоборот, - опять ты нарушаешь Соглашение. Не в первый раз уже, - на рыцаря, также участвовавшего в ночном сражении, никто даже не взглянул, что ранило его самооценку. Однако же ему не дал заскучать святой отец. Он подергал Валемира за рукав, и, оттащив в угол, прошептал ему почти на ухо:
   - А вот тот, что второй, рядом с главным магом, тот и есть тот некромант поганый, только шрам куда-то делся. Но это точно он, - рыцарь бросил беглый взгляд на второго мага. Тот и правда выглядел подозрительно, но на шее его висел обычный знак участника гильдии магов.
   - Жители отчаянно нуждались в чьей-либо помощи, а маги, к сожалению, были абсолютно недоступны, в отличие от меня, - вежливо ответил Серафимус магу. У того задвигались желваки.
   - Спасибо за оказанную помощь, но если ты хоть раз еще нарушишь Соглашение - ответ гильдии не замедлит себя ждать, - глухо предупредил он.
   - Лучше бы маги не заставляли себя ждать никогда, а не только когда дело пахнет большим барышом, - рыцарь не удержался и согласно кивнул. Маг бросил на него испепеляющий взгляд, и, махнув мантией, вышел из амбара. На улице он щелкнул пальцами, и все маги исчезли, вместе со следами пребывания ходячих мертвецов. Святой отец перекрестил область исчезновения, и жители деревни снова принялись за работу.
  
   Серафимус и Валемир вернулись в Маний яр, где и нашли Франка и спасенного крестьянина. Тот очень обрадовался освобождению своей деревни и уселся на первую же ехавшую в том направлении телегу. Слуга отчитался перед хозяином, что сделал все именно так, как ему приказывали, чем заслужил поощрительный кивок. Потом путники уселись за столик в единственной в городе таверне и заказали себе по холодному пиву.
   - А что за соглашение вы там нарушили? - невзначай спросил Валемир у Серафимуса, тот хитро прищурился, глотнул пива.
   - Это такая длинная история...а вы, сэр рыцарь, заметили, что тот маг-телохранитель Сеаарэла, очень был похож на описанного бродячего некроманта? - Франк навострил уши, ему хозяин ничего еще не рассказывал о том, что случилось в деревне.
   - Но все-таки, что за соглашение? - кивнув, повторил вопрос рыцарь.
   - Да так, есть одно, запрещающее мне вмешиваться в магические дела, хотя его придумали абсолютно на пустом месте. Я никак не влияю на ход вещей, участвуя в магических ритуалах...ну, по крайней мере, негативно...мне так кажется, - старик хлебнул еще пива и закусил соленым сухариком.
   - Лично вам? Вы же бродячий ста...странник, как вы можете каким-то образом повлиять на магию? - Валемир сощурил глаза. Серафимус подался вперед и хитро подмигнул.
   - Вот и я о том же! А вообще, надо бы выяснить, что за некромант это охранял Сеаарэла. И в курсе ли мой друг, что его охраняет такой затейник?
   - Ну это, к сожалению, без меня, - отодвинул пустую кружку рыцарь, - мы направляемся в Северную крепость, защищать границы родины, - рот Валемира передернулся в кривой усмешке.
   - Хм...как удачно! Ведь я именно туда и направлялся! - радостно потер руки Серафимус. "Как бы еще больше проблем не огрести вместе с этим стариком", подумал рыцарь. Охрана границ родины внезапно показалась ему мечтой всей его жизни.
  
  
  
  
  
  
  
  

21

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"