Берестова Кристиана Александровна: другие произведения.

Дом призраков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Дом призраков.
  
  Всю неделю в школе только об этом и говорили. Еще бы, такой скандал - Шейла Макферсон убила своего новорожденного ребенка! Макферсоны, Шейла и ее мать, приехали в Техас пару лет назад и сразу были отторгнуты местными кумушками. Несмотря на веяние современности, в графстве Loving, что на границе со штатом Нью-Мексико, по-прежнему были живы предрассудки и традиции порядочной старины.
  В школе Шейлу тоже не приняли, не то что бы она стала объектом насмешек, ее просто не было. Поток студентов словно обтекал ее, не замечая и не приветствуя. Так продолжалось все два года, пока не произошла эта скандальная история.
  Джеймс Саммерс, звезда школьной футбольной команды, имел несчастье столкнуться с мисс Макферсон-старшей в спортивном магазине, когда та покупала для Шейлы ортопедический корсет. Джеймс торопился на тренировку, и спокойная медлительность женщины, стоявшей в кассу перед ним, его очень злила. Младший брат стащил с утра наколенники Джеймса, а тренироваться без полного снаряжения он не привык, и надо же было мисс Макферсон прийти в магазин чуть раньше!
  Оформляя товар, продавец обратиться к мисс Макферсон по имени, так Джеймс узнал в женщине мать серой тени, что обычно тихо струилась в общей массе. Джеймс возмутился медлительностью продавца, и между ним и мисс Макферсон произошла небольшая словесная перепалка, в результате которой Джеймс оказался интеллектуально повержен. Юный Саммерс не прощал поражений. Потерпев фиаско в битве с матерью Шейлы, он решил отыграться на ней самой.
  Юная неопытная девочка легко стала жертвой чар школьного кумира, и после короткой любовной интрижки, в которую Джеймс посвящал всю школу, он с триумфом и глумлением бросил девушку. Это казалось странным, но про бахвальство и глумление над Шейлой за ее спиной знали все, кроме нее самой. Она была влюблена, слепа и одинока. Когда школьная звезда разбил ей сердце, вторым шоком стала беременность.
  Эта новость ее подкосила, она не хотела повторять жизненный путь своей матери, тем более, что родить ребенка вне брака в Ловине приравнивалось бы к похоронам своей репутации. Отношение же к абортам в Техасе было еще хуже, чем к матерям-одиночкам. Но Шейла была влюблена, несмотря на вероломство Джеймса и школьный позор, которому он придал ее, и через 8 месяцев у нее родился сын.
  Предательство любимого человека, слезы, разбитое сердце матери - все это не способствовало крепкому здоровью ни самой Шейлы, ни ее малыша. Неудивительно, что вскоре малыш умер, когда она всего на полчаса забылась тревожным сном...
  Никто точно не знает, откуда взялись эти сплетни, думаю их распространял сам Джеймс, чтобы добить и без того затравленных женщин семьи Макферсон, но слух возник и разнесся как лесной пожар в засуху: ШЕЙЛА МАКФЕРСОН УБИЛА СВОЕГО РЕБЕНКА.
  Я танцевала в группе поддержки той самой команды, в которой играл Джеймс, и случайно стала свидетелем того, как мальчишки говорили после тренировки о том, что таких людей как Шейла Макферсон нужно изолировать от общества.
  - А знаете дом на окраине? - Я узнала по голосу Майкла Вудса. - Давайте загоним ее туда и замуруем там как в тюрьме. У меня есть остатки кирпича и сухой раствор, завтра с Сидом перетащим все туда, а потом вы пригоните ее к дому и мы ее казним!
  Я представляла, как сейчас вытягивается лицо Джеймса.
  - Это жестоко, приятель, - донесся до меня его голос. - Гадина она конечно знатная, но замуровывать ее, по-моему, слишком бесчеловечно.
  - Да брось, Джей, она же убила твоего бэби! Неужели ты не зол?
  - Зол, конечно! Она мне даже ничего не сказала, вот стерва!
  Я знала, он врал. Как-то вот также, после тренировки, я видела, как Шейла ждала Джеймса у ворот стадиона, и когда я проходила мимо, я услышала обрывки их разговора. Шейла сказала Джею про малыша сразу, уж что-что, а считать я умею...
  В общем, они договорились, что завтра Майки и Сид притащат к заброшенному дому на окраине кирпичи и смесь цемента, а также все, что им может понадобиться для раствора, а Джеймс заманит Шейлу туда, и они все вместе накажут ее за убийство.
  Ну почему я всегда оказываюсь свидетелем таких ситуаций? Если я просто иду по улице, я умудряюсь повернуть голову и увидеть что-то такое, что моим подругам, увлеченным разговором, посчастливилось не увидеть: целующуюся парочку, писающую собачку, пьянчужку бьющего свою жену, ну и все в таком духе. Иногда я куда-то прихожу, и буквально из-за угла, сбавляя шаг, слышу, как люди говорят что-то такое... в общем, что лучше не слышать посторонним.
  Сейчас, например, я шла к раздевалке мальчиков, чтобы отдать Джеймсу ключ от спортивного крыла, меня попросил об этом тренер, ведь я капитан их группы поддержки. "Ее надо наказать, эту Шейлу Макаферсон, и сделать это должен ты, Джей!", - вот эти слова и заставили меня остановиться и не входить.
  Многолетний опыт научил меня тому, что если ты оказываешься свидетелем подобных разговоров, лучше в течение получаса после их окончания не оказываться поблизости, и не попадаться на глаза людям участвовавшим в них. Поэтому я сняла кроссовки и тихонько пошла вдоль стеночки к выходу из крыла.
  Я ждала их у выхода - так им не пришло бы в голову подозревать меня в том, что я могла слышать что-то из того, о чем они говорили в раздевалке. Джеймс выглядел задумчивым и смущенным. Именно этот смущенный вид убедил меня - слух, будто бы Шейла виновата в смерти их малыша, распустил именно он. Теперь же он не знает как быть, когда общественность в виде горстки самых отмороженных мальчиков школы, составлявших компанию Джеймса, жаждут крови оклеветанной им жертвы.
  - Джей! - окликнула я Саммерса. - Макс просил передать тебе ключ, чтобы ты запер крыло. Вы молодцы, классно сегодня потренировались, так держать! - Это в моем духе, я всегда говорю им что-то подобное, ведь я капитан группы поддержки. Смайл.
  Джеймс скользнул по мне глазами, слабо улыбнулся и кивнул.
  - Да, Кейси, мы закроем, спасибо.
  М-да, похоже, их разговор его действительно обеспокоил, и сейчас в нем шла борьба остатков совести и тщеславия. Я точно знала, какое из качеств в нем сильнее, и на мгновение мне стало страшно за Шейлу.
  - Во сколько завтра тренировка? - я поправила сумку на плече и повернулась к выходу.
  - Завтра нет, Макс уезжает на семинар, сегодня позвонили. Так что...
  - Ясно, ладно, пока. - Я махнула рукой и пошла к выходу.
  
  ***
  Вечером ко мне зашли подруги. Все их разговоры традиционно были о школе и популярных школьных красавчиках. Они наперебой нахваливали игроков школьной футбольной команды, а я изо всех сил пыталась выглядеть беспечной и веселой. Мне постоянно вспоминался случайно услышанный мною сегодня разговор, и я с трудом держалась, чтобы не поделиться этим.
  Я хорошо понимала - никому нельзя об этом говорить, иначе уже завтра в школе все это станет общим достоянием, и Джеймс со своей компанией без труда поймут, кто мог подслушать разговор, тогда начнется травля, и я без труда окажусь на месте несчастной Шейлы Макферсон.
  Когда подруги разошлись, я легла спать. Мне приснился дом на окраине, тот самый...
  
  ***
  
  Это был ужасный дом, о нем ходили разные страшные слухи. Вроде бы там жила состоятельная семья, сделавшая огромный вклад в развитие города. У них была превосходная репутация и крепкая семья, а потом в один год их всех не стало. Они умерли один за другим, сгорели как спички, и дом опустел.
  Первое время этот богатейший особняк выставлялся на торги, но что-то с ним было не так, в нем никто не мог прижиться. Проходила пара месяцев и очередной владелец дома, спешил избавиться от него. Не имея постоянного любящего хозяина, один из самых красивых и пышных домов Ловина, со временем приходил в упадок. Риэлтерская компания, к которой перешли права на продажу дома, не могла найти работников для поддержания в нем порядка, жители Ловина боялись этого дома. С тех пор как совсем иссяк поток желающих приобрести особняк в собственность, он так и стоял, опустевший и покинутый.
  Раньше дом располагался примерно в центре города, но после смерти хозяев, его будто накрыла черная пелена проклятия, и жители продолжили строить новые дома чуть в стороне от этого мрачного места. Спустя пять лет центр города переместился южнее, и старый дом, ставший теперь черным монументом трущоб, оказался на окраине, там, где был тупик и даже транспорт почти не ездил.
  Мне снилось, как я хожу по этому дому. Вокруг было странное, кривое зазеркалье, словно передо мной оживал гротескный мир Тима Бёртона: черно-серые старинные детали интерьера, портреты членов семьи в толстых рамках, тяжелые складки портьер, за которыми будто бы слышалось чье-то дыхание...
  Мною овладело физическое ощущение страха и горя. Наверное, проклятых людей накрывает такая же черная пелена ужаса и отчаяния. Все мое тело охватил ледяной ужас, и я начала бегать по дому в поисках парадной двери. Но все двери дома оказались заперты, мне нужно было найти ключи. Обезумев от страха, я бегала по дому, пытаясь найти хоть одну лазейку, но окна не открывались, и я не могла их разбить. Люди, проходившие вдалеке, не слышали моих криков, как будто дом поглощал все звуки, как будто он поглотил и меня, и физически я больше не существовала...
  А потом мое тело облепила тьма влажной, липкой пеленой, как паутина, и я закричала от ужаса и омерзения.
  - Кейси, проснись! Детка! - Я открыла глаза и увидела маму, которая трясла меня за плечо, у нее были влажные руки от того, что она готовила завтрак и вытерла руки не досуха. - Боже мой, ты вся дрожишь! Просыпайся скорее, это был кошмар. Сейчас ты дома, я с тобой, все хорошо.
  Я села на постели, продолжая всей кожей ощущать липкую пелену тьмы, окутавшей мои плечи.
  - Мне приснился дом на окраине, тот, что заброшен.
  - Дом Мэдисонов?
  - Да, точно. Он был таким злым, этот дом! Я не знаю, как оказалась там, но он меня не выпускал. Я пыталась выйти оттуда, звала на помощь, но никак не могла докричаться до людей, а в этом доме, там все было так страшно!
  - Это плохой дом. Там умерла целая семья, один за другим. После смерти Мэдисонов никто не хотел покупать его. Какая-то странная у него энергетика, там невозможно находиться.
  - Ты там была? - Я стянула со стула кофту и закуталась в нее, чтобы заменить ощущение пелены тьмы на плюшевые прикосновения любимой кофты.
  - Была, когда была такая, как ты сейчас. В вашем возрасте все интересно, многие лезут куда не надо, вот и мы с друзьями полезли.
  - И что? Что там было?
  - Заброшенный пустой дом. В нем все, как было при владельцах, он даже не разграблен. И если честно, ничего не хочется оттуда брать, ни к чему прикасаться. Кажется, протянешь руку, прикоснешься, и он всосет тебя в свои стены. Даже вспоминать жутко. - Мама взмахнула рукой, словно отмахиваясь от неприятных воспоминаний. - Забудь, это всего лишь сон, идем, я приготовила гречишные блинчики, как ты любишь.
  
  ***
   Днем в школе Джеймс Саммерс и его "свита" выглядели загадочно-мрачными. Они избегали общения с поклонниками, тихо переговариваясь и косясь на Шейлу. Я понимала значение их взглядов, но старалась ни в коем случае не выдать им это понимание.
  После уроков они быстро разошлись по домам. Кажется, Майкл Вудс с Сидом собирались перетаскивать кирпичи и цемент к тому дому, где они собрались что-то сделать с Шейлой. Как они выманят ее из дома? Я не могла не думать об этом, и я никому не могла об этом рассказать.
  Мне вспомнилось лицо Шейлы Макферсон - бледное личико сердечком, с коричневыми веснушками на носу и огромными ярко-синими глазами. Хорошенькая ирландская девочка. Если распустить волосы, сделать макияж, и переодеть, ее смело можно было бы назвать красавицей.
  И как ее угораздило связаться с кретином Джеймсом, может быть она надеялась таким образом покинуть ряды отверженных и хотя бы немного завоевать расположение сверстников? Не могла же она на самом деле влюбиться в это двуличное, самонадеянное чудовище!
  За окном медленно начинался вечер, еще немного, и начнет темнеть, а я не могла не думать о Джеймсе и его сумасшедших отмороженных дружках. Так уж сложилось, что я в курсе готовящегося нападения, и если с Шейлой что-то случится, я не смогу всю жизнь жить с мыслью, что я знала и ничего не сделала, чтобы предотвратить или как-то помочь маленькой напуганной ирландской девочке.
  Как мне поступить, чтобы самой не попасть в переделку? Вызвать полицию? Но это лучше сделать, когда будет факт преступления, иначе надо мной только посмеются. Я подошла к зеркалу и долго смотрела на свое отражение. Ну вот, чего я паникую? Они же не убить ее хотят, в конце концов, а только замуровать в этом доме. На улице тепло, кислород там есть, а когда они уйдут, я попытаюсь ей помочь. Если не справлюсь сама, тогда позову на помощь полицию и взрослых.
  А сейчас я должна туда пойти, я просто не могу туда не пойти! Она одна, потерявшая своего малыша юная девочка, а их трое - злобных, отмороженных подростков. Пусть на расстоянии, пусть не ввязываясь за нее в драку, но я буду рядом, поблизости, и попробую ей помочь, как смогу. Я же капитан команды! Я же лучшая, я самая смелая и сильная, и я должна, должна туда пойти!
  Одеваясь, я выбирала самую удобную одежду для лазанья по заброшенным домам. Также я взяла с собой рюкзак с маленькой бутылкой воды, фонариком, веревкой, эластичным бинтом, спичками и ножом. А еще мне понадобится молоток для того, чтобы выбивать кирпичи из проема окна.
  Я не Сара Коннор, не спаситель мира, и не какой-нибудь там супергерой, я нормальная девушка 16 лет, а нормальный человек не останется в стороне, когда другому нормальному человеку грозит смертельная опасность - вот и все мои мотивации. И еще: может быть, я сделала глупость, но я никому не проболталась. Мой лучший друг, опыт, подсказал мне: там, где создается глупый ажиотаж, все обычно плохо кончается, а моя задача, как капитана группы поддержки, сделать из плохих обстоятельств хорошие условия.
  
  ***
  И я увидела все... Как они гнали ее по холмам окраины города, как догнали, схватили и поволокли под руки, как они глумились над ней, а она плакала и пыталась вырваться. Они что-то гневно выговаривали ей, поучительно размахивая указательными пальцами, наверно что-нибудь вроде того, что такая, как она, не имеет право жить в их прекрасном, ханжеском городке.
  А потом они затолкали ее в наполовину засыпанное песком окно, и она упала внутрь дома. Из-за того, что фундамент дома провалился, стены осели, и ветра надули песка, первый этаж дома снаружи был засыпан, и окна доступны только наполовину. Если попытаться влезть в дом, то на первый этаж пришлось бы спрыгивать вниз, как будто в подвал.  []
  
  На всех окнах стояли решетки, кроме одного, выломанного, наверное, охотниками за чужим богатством. Это окно, как и все прочие окна первого этажа, виднелось из-под песочной насыпи только наполовину. Именно в это окно Джей и его дружки затолкали девушку и принялись радостно закладывать проем кирпичами, обильно промазывая стыки цементом.
  А дальше мне нужно было только ждать, пока они закончат и уйдут. Даже туда, где я пряталась, а это было довольно далеко, (хоть и в пределах видимости, если бы я не пряталась за песчаной насыпью) до меня долетали крики хорошенькой рыжеволосой девочки Шейлы.
  Под эти крики я представляла, что бы чувствовала я на ее месте, если бы оказалась в такой ситуации. Ее мучил и преследовал парень, которого она любила, от которого она выносила под сердцем малыша. Она потеряла этого малыша и потеряла парня, а вот сейчас ее обвинили в убийстве и любимый ею человек заживо замуровывает ее в страшном заброшенном доме-призраке на окраине города.
  Она кричала, а мне казалось, что это кричу я. У меня разрывалось сердце и в одно из мгновений, я почувствовала, что еще немного и я брошусь туда и буду драться за нее с Джеймсом и его дружками. И они, скорей всего, окажутся сильнее и убьют меня, но пусть лучше так, чем оставаться в стороне безмолвным свидетелем.
  Но крики стихли. Майкл доложил последний ряд кирпичей и, сплюнув, махнул рукой. Наверно им самим было не очень хорошо от того, что они сделали. Наверно всему виной было ханжеское воспитание и вбитые им в головы ложные понятия о приличиях. В любом случае, кто они такие чтобы судить?
  Когда они ушли, на улицу уже опустились густые сумерки. Не включая фонарик, я подкралась к дому и прислушалась. Ни звука. Не было слышно даже шелеста песка перекатываемого ветром. Я не стала пока зажигать фонарик, вдруг кто-нибудь из сумасшедших футболистов решит вернуться и увидит меня, а в темноте я смогу раствориться и спрятаться за одним из углов.
  - Шейла! - громко позвала я. - Шейла Макферсон, это Кейси Фабер! Я тебя оттуда вытащу, ничего не бойся! Теперь все кончилось, все будет хорошо. Я помогу, я друг!
  Я сняла рюкзак и вытащила из него молоток.
  - Девочка моя, отойди, пожалуйста, от окна! Я сейчас буду выбивать кирпичи, так что будь осторожна, встань в сторону! Ты слышишь меня? Все будет хорошо!
  Обернувшись и убедившись, что никто не идет назад, я размахнулась и ударила по кирпичу, кладка дрогнула. Да, отличный цемент, очень быстро схватился, но ведь он все-таки дрогнул, значит, я смогу его разбить!
  И я начала с ожесточением бить по кладке. Наверно я сама от себя не ожидала такой силы и выносливости, но меня подогревала ярость. И если первое время я еще оборачивалась назад, то разбив половину кладки, перестала. Появись сейчас передо мной хоть вся футбольная команда, я бы не отступила. Просто начала бы дубасить по их глупым головам.
  Я расчистила половину окна, отгребла песок, расширяя проход, поискала глазами куда привязать веревку, чтобы спуститься вниз и только потом посмотрела в проем окна.
  Шейла стояла под окном и спокойно смотрела на меня. Замечательно, не придется приводить ее в чувства.
  - Привет, - я помахала ей рукой. - Я пришла за тобой. Я друг, я тебе помогу. Не бойся, эти уроды уже ушли. Сейчас я привяжу веревку и кину тебе, ты выберешься оттуда, и мы пойдем в полицию или домой, в общем, я провожу тебя, куда ты захочешь.
  Она продолжала смотреть на меня своими огромными синими глазами, мне стало не по себе, я включила фонарик, и посветила вниз.
  - Спасибо, Кейси. Ты так добра. Никто из местных девочек никогда не проявлял ко мне столько участия. Я благодарна. Ты уже здесь бывала? - Шейла указала руками на дом.
  - Нет, только во сне. В кошмарном сне.
  Шейла улыбнулась.
  - Этот дом не плохой, он мне все рассказал, просто надо понять, почему так.
  Теперь я ясно увидела, она не в себе. Похоже, придется спускаться туда и вытаскивать ее самой. Шейла была со мной согласна.
  - Спускайся ко мне, Кейси. Я покажу тебе этот дом и расскажу о том, что он мне поведал.
  Окей, я спущусь. Действительно будет лучше, если мы будем возвращаться домой по темноте, тогда если шайка Джея бродит поблизости, будет шанс проскочить незаметно.
  Привязав веревку за решетку соседнего окна, я спустилась вниз. Я была очень рада видеть эту странную девочку с синими глазами живой и невредимой, мне хотелось обнять ее, рассмеяться, что все обошлось, но я постеснялась кидаться ей на шею.
  - Давай выбираться отсюда, детка. Подойди ко мне, я помогу тебе подняться.
  - Пожалуйста, Кейси, послушай меня! Это не займет много времени. Ты видела этот дом во сне, а я расскажу тебе о его хозяевах.
  Ее голос звучал умоляюще, я не смогла ей отказать. Может ей пойдет на пользу эта прогулка по руинам, хотя бы сможет отвлечься от мыслей о Джеймсе и том, как он с ней поступил.
  - Хорошо, идем, покажешь. Только у меня фонарик разрядится через час, так что надо поспешить.
  - Замечательно! - Шейла радостно захлопала в ладошки и словно опытный экскурсовод, уверенно пошла по дому, раскрывая передо мной двери.
  - Когда-то, много лет назад, этот дом построили по заказу семьи Мэддисон. Это была богатая и знатная семья. Все, чего они хотели это жить своей собственной жизнью, быть самими собой. Но общество навязывало им роли.
  Ричард и Маргарет Мэдисон приехали в Ловин из Нью-Йорка, они искали тихое место для счастливой семейной жизни. У них было двое детей: з6-ти летняя дочь Клара, которая приехала вместе с мужем и 13 летней дочерью Кариной, и 23 летний сын Дуглас, который учился в университете.
  Знатные семьи, правившие городом в то время, очень радушно приняли новоселов, и в тоже время на Ричарда Мэдисона началось давление: каким молодцом он бы был, если бы оказал посильную финансовую помощь школе, больнице, театру. Желая обеспечить своей семье безоблачную жизнь в Ловине, Ричард вносил на городские счета нужные суммы. В благодарность за меценатство его приняли в состав городского совета, но все чего хотел Ричард - спокойная жизнь в маленьком городке в кругу семьи.
  Пока Ричарда Мэдисона таскали на бесконечные открытия, выставки, собрания городского совета, он бесконечно страдал. Его жене тоже пришлось несладко, теперь Маргарет приходилось постоянно устраивать приемы, чаепития и принимать гостей из городского правления. Ричард назначил мужа Клары - умного, но ничем не примечательного человека, на должность своего заместителя и теперь они вместе пропадали на открытиях, выставках и собраниях городского совета.
  Шейла остановилась перед двумя закрытыми дверями, распахнула их и сделала приглашающий жест.
  - Это парадный зал, где Мэдисоны принимали гостей, - и хотя я всего лишь светила фонариком, я готова была поклясться, что передо мной словно ожили картины прошлого: яркий, залитый торжественными огнями и красивой музыкой зал, наполненный хорошо одетыми людьми.
  - Здесь у Маргарет Мэдисон случился инфаркт, она переволновалась из-за плохо скрученных салфеток. Бедняжка тяжело переживала постоянное отсутствие мужа и начавшиеся сразу после этого проблемы в семье дочери, плюс частые приемы и банкеты, которые она в связи с новой должностью мужа обязана была устраивать, вымотали ее окончательно. Она так старалась не подвести своего мужа, все предусмотреть, быть настоящей Степфордской женой. Да, - Шейла вздохнула и вышла из зала.
  Мы поднялись по лестнице и пока мы шли, дом, словно оживал, причем только в том месте, что было вокруг нас, стоило нам отвернуться и пойти дальше, как все вновь принимало очертания разрушения и распада.
  - Здесь через два месяца умер Ричард Мэдисон, - Шейла толкнула еще одну дверь. - Инсульт. Столько всего навалилось на хорошего человека! Он был прекрасный семьянин и совершенно не годился для политики и светской жизни. Это его кабинет, он умер там, за столом. Идем.
  Мы двинулись дальше и оказались в уютной гостиной.
  - А здесь муж Клары задушил ее, когда узнал, что она ему изменяет. Но ведь его постоянно не было дома! Бедная женщина буквально погрузилась в длительную депрессию, пока вдруг вновь не влюбилась. Заплатила жизнью.
  Шейла вздохнула, будто сожалея о давних хороших знакомых. Мы прошли в правое крыло дома и остановились в столовой.
  - А здесь отравился Саймон, муж Клары. Сразу после того как задушил ее, вызвал полицию и отравился. Умер еще до приезда полицейских.
  Следующей комнатой, не смотря на мрачную дверь, оказался не темный чулан, а детская, комната 13-ти летней девочки.
   - Не пугайся, - с улыбкой предупредила меня Шейла. - Это комната Офелии, прости, конечно, ее звали не Офелия, просто она напомнила мне героиню из "Биттл Джус", видишь? - Шейла дернула за рычаг подъемного лифта в гардеробной комнате, и вниз опустилось вешало с абсолютно одинаковыми черными школьными платьями подшитыми белыми воротничками, как будто это платье принадлежало школьнице из готического ужастика. - Ее звали Карина. Она повесилась здесь, на этой трубе в гардеробной. Ее травили в школе за замкнутость, в чем-то мы с ней очень похожи. Неблагодарные подростки, а ведь это Каринин дед строил для них школы и больницы! Хотя может она сделала это потому, что осталась совсем одна на попечение Дугласа, своего дяди.
  Когда Ричарду Мэдисону стало некогда следить за успеваемостью сына, Дуглас потерял интерес к учебе и начал прогуливать лекции. После смерти Ричарда Мэдисона Дугласа отчислили из университета. В поисках утешения после смерти родителей, Дуглас пристрастился к карточным играм, но это кончилось плохо. Все деньги оказались завещаны Карине и должны были перейти в ее распоряжение в день ее совершеннолетия. Наличные деньги быстро кончились, Карина повесилась и пока шли судебные проверки, Дуглас не мог получить доступ к наследству. Кредиторы жестоко преследовали его и в конце года он, в отчаянии застрелился. Хотя, я думаю, он больше страдал не из-за долгов, а из-за того, что остался один из своей когда-то такой счастливой семьи...
  Мы вновь очутились возле окна, через которое обе попали в дом.
  - Зачем ты мне все это рассказала? Я пришла, чтобы вытащить тебя, а ты что-то не торопишься выбираться отсюда.
  - Почему ты пришла за мной? Я же убийца!
  - Я не верю в то, что ты убила своего малыша. Я права?
  Шейла стояла ко мне вполоборота, но сейчас повернулась спиной.
  - Конечно, я не убивала своего ребенка, ведь я любила Джеймса!
  Она развернулась, и я увидела на ее руках непонятно откуда взявшийся сверток с младенцем. Я ошарашенно вытаращила на нее глаза.
  - Что это? Где ты это взяла? Шейла, что бы там у тебя ни было, это не твой малыш, твой малыш умер. Ты меня понимаешь?
  Шейла улыбнулась мне, и я обледенела от этой улыбки.
  - Нет, Кейси, теперь он для меня живой. Мы с ним по одну сторону жизни. Все просто, я, как и он, мертва. Видишь? - С этими словами она ткнула пальцем в угол. Посветив туда фонариком я, леденея от ужаса, увидела на полу скорчившееся застывшее ТЕЛО ШЕЙЛЫ МАКФЕРСОН!!! Я закричала...
  - Не кричи, пожалуйста. Я тебя не трогаю, пока. Я умерла, когда пыталась выбраться отсюда, тромб оторвался, у меня с детства был порок сердца. Грустно, да? Зато мы теперь вместе с моим малышом и нас хорошо здесь приняли. Теперь здесь моя семья и мой дом. Хочешь к нам?
  Я чувствовала, как кровь отлила от моего лица, знала, что мои губы сейчас такие же белые, как у мертвого тела там, в углу... Я снова закричала.
  - Не бойся. Он все сделает быстро.
  В следующее мгновение я почувствовала, будто по моей шее полоснуло острым лезвием, на руки закапало что-то теплое, почти горячее и картинка перед глазами поплыла.
  - Как во сне, - глухо прошептала я. - Дом меня поглотил. Дом-монстр съел меня. Мою маму не смог, а меня съел... Не выбраться. Мне не выбраться отсюда...
  - Потерпи немножко, - падая в пелену, услышала я вкрадчивый голос Шейлы. - Зато теперь тебе больше не будет страшна старость и боль, и жестокость людей...
  
  ***
  Я открыла глаза, Шейла протягивала мне руку и улыбалась.
  - Идем, они нас ждут.
  Я оперлась на ее руку и встала. Дом изменился, он горел огнями, звучала музыка и нам на встречу шли улыбающиеся люди. Я знала кто эти люди...
  С ужасом обернувшись назад, я увидела, как тает, словно туман разрушенный остов дома и мое неподвижное мертвое тело на полу в луже крови, а я была вне его...
  - Как в "Сиянии", - с ужасом пробормотала я.
  - Похоже, - улыбнулась Шейла. - Но теперь мы всегда будем счастливы, потому что здесь мы дома, это наш дом и он взял нас на борт. Теперь все всегда будет хорошо.
  А навстречу нам шли улыбающиеся люди в дорогой одежде, сверкая бриллиантами, теперь они были свободны от общества, от людей, от смерти и от всего, что мешало им жить спокойной счастливой жизнью в уютном семейном кругу, у меня был только один вопрос: ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ Я? ...
   31.08.2012
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ) М.Арлатов "Люди - это мы!"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) О.Герр "Присвоенная, или Жена брата"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"