Березовская Ольга Сергеевна: другие произведения.

По дороге домой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.81*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А это общий файл. Все собиралась, собиралась его выложить и наконец делаю это.


По дороге домой...

  
   Все самые правильные решения обычно принимаются неожиданно, спонтанно. Вот так просто сидишь себе, сидишь и вдруг - а сделаю-ка я что-нибудь. И делаешь, и правильно делаешь, как потом выясняется, не всегда правда, но зачем о плохом. Так же неожиданно пришло решение заняться медитацией. Просто день был не самый лучший, просто что-то не складывалось, просто случайно наткнулась на рекламный буклетик "Нового медитативного центра", просто внутри все вопило, прося нового, неизведанного. Сорваться за новым и неизведанным в другой город или другую страну не так-то просто: нельзя же оставить в самом весеннем разгаре учебу и работу. Нет, оставить то можно... вот потом что будет.... Задумываться о пугающем "потом" - естественная неизбежность: чувство ответственности воспитывается с самого детства, развиваясь по мере взросления и накладывая на нас те вечные ограничения, в рамках которых мы действуем (каждый в своих).
   Медитация в тот момент показалась наиболее приемлемым из неизведанного. "Новый медитативный центр", чего и следовало ожидать, оказался старым разваливающимся двухэтажным домиком, который, кажется, доживает свои последние дни. Зато к новому и неизведанному добавятся еще пару острых ощущений: рухнет или не рухнет. Внутри прямо скажем не многолюдно, да и мрачновато как-то, одной сиротливо висящей лампочки для освещения этого ... пространства явно не хватает. Скучающая дама записала меня в журнальчик и указала на коридор, в конце которого и ожидает наставник, причем следует поторопиться потому, как ожидает не только наставник, но и вся группа. Группа - это пять человек (вместе со мной). И ведь надо же не одна я глупостями занимаюсь!
   Наставник, точнее наставница - дама средних лет, видимо для большего эффекта одетая в балахон коричневого цвета с зеленым орнаментом, в позе лотоса восседала на столе. В комнате совершенно без какого-либо порядка были расставлены диваны, на которых расположились слушатели, напряженно ожидающие начала действа. Картины на стенах с разнообразными пейзажами били в таком количестве, что скрывали под собой всю поверхность, что впрочем и к лучшему: то что не скрывалось было в состоянии, скажем так, далеком от идеального. Откуда-то доносилась тихая музыка, скорее даже не музыка, а звуки природы: плеск воды, шелест листьев, птичье пение. Умиротворяет, ничего не скажешь.
   Я побыстрее пристроилась на свободном диване. Наставница открыла глаза и объявила о начале. Ну, чем раньше начнем, тем раньше и закончим. И раз уж я сюда все-таки пришла, деньги заплатила, то будем получать удовольствие по максимуму. Или не удовольствие, или не получать - это как пойдет.
   Вопреки ожиданиям все прошло очень даже неплохо. Наставница оказалась интересной женщиной: доктор психологии, изучала шаманизм, эзотерику, оккультизм, восточные религии и из всего этого составила свой метод медитации и вела наблюдения, как он действует на людей. Готовила очередной научный труд и заодно денег зарабатывала, немного, но все же. Вообще увлекающиеся люди это редкость в наше время. Именно таким людям мы обязаны всеми великими открытиями и свершениями, они созданы для того, чтобы мир не стоял на месте.
   Но меня привлекла не столько эта увлеченность, сколько фраза, с которой она начала свою речь: медитация - это форма психической активности, обеспечивающая погружение человека в особые трансовые состояния.
   Фраза зацепила. В сочетании "особые трансовые состояния" было что-то магическое, влекущее. И я осталась, чтобы понять ее смысл.
   Весь мистицизм разлетелся через пару занятий, когда стало понятно, что медитация сводиться к двум действиям: концентрации и расслаблению. Априори ничего магического быть не может в банальных механический действиях. Достичь обещанного "просветления", находясь в "трансовом состоянии" мне не удавалось, Мантры собственного сочинения наставницы никак не запоминались и вызывали раздражение, Асаны (позы) были настолько мудреные и требовали не малых физических усилий, после долгих пререканий с наставницей, мы ограничились банальной позой лотоса и разошлись миром.
   Я бы бросила эти глупости, но меня невероятно увлекали моменты полусонного состояния, когда ты уже не здесь, не в этом полу развалившемся доме, но и не там, где умиротворение, тишина и яркие краски. Путешествие по другим реальностям не вставая с дивана.
   Наставница каждый раз считала своим долгом уточнить, что я неправильно понимаю смысл ее уроков, что медитация - это прежде всего действие призванное помочь человеку привести в состояние гармонии его внутренний мир, а не увеселительные прогулки по миражам подсознания.
   - Разве не ваши слова были, что медитация - это процесс познания, духовного роста, дающий человеку новый опыт? Так какая разница, как человек этот опыт получает? - невинно хлопая глазами уточняла я. Наставница устало махала на меня рукой и оставляла в покое.
   Я втянулась. Листая журнал и рассматривая фотографии, превратилось в игру оживлять внутри себя это место, ощущать себя там, раздвигать границы и видеть, что же не поместилось в объектив камеры фотографа. Море, любимое море возникало в сознании чаще всего. Яркие краски неба. Манящие, загадочные глубины. Бескрайний простор. Отсутствие любых ограничений. Свобода. Абсолютная свобода. Вслед за ветром, в хрустальных нитях которого путается солнце и падает на сверкающую поверхность воды. Звуки тишины, которая разбивается звенящим всплеском волн. Золотая рябь на глянцевой поверхности от легкого солнечного бриза. Ни берегов, ни людей, только море, небо и диск раскаленного солнца, медленно опускающийся к воде и окрашивающий все вокруг в золотые коричнево-бордовые тона. Невероятных оттенков небо, разрисованное самым смелым художником - лучами закатного солнца. И легкий свежий солоноватый ветерок золотистого цвета.
  
   ***
   Невероятных оттенков золотого, коричневого и бардового безмятежное небо, свежий солоноватый ветерок, закатное солнце слепит глаза. Тело парит. Что-то прохладное и скользкое обволакивает тело, забивается в нос и мешает дышать. Неуютно. Тело тяжелеет и тянет вниз.
   Нужно заканчивать с этой медитацией, сегодня все идет не так: вместо легкости и расслабленности тошнота и головокружение. Хотела избавиться от головной боли, а получила еще массу неприятных ощущений. Лучше сходить и выпить таблетку.
   Попыталась подняться, но не смогла: тело не нашло опору и провалилось вниз. В глазах и горле защипало. Воздух исчез.
   Удар сердца - звоном набата: что происходит!
   В глазах потемнело. Легкие разрывались от нехватки воздуха.
   Спокойно. Все в порядке. Я дома, дома на кровати, никуда не падаю, подо мной твердая основа, подо мной очень твердая основа...
   Ощущение подъема. Воздух! Я дышу!
   Спокойно. Вдох - выдох. Сейчас я открою глаза и буду у себя дома.
   Вдох. Потяжелевшие веки приоткрываются с большим трудом.
   Закатное солнце все еще слепит глаза, стало гораздо холоднее. Что это? Где я? ... Я не парю, это холодное - вода, я плыву, точнее уже тону: руки и ноги одервенели от усталости. Во рту, в ушах, в носу, везде соленая вода. Соль щиплет глаза, лишая зрения. Паника ледяными щупальцами сдавливает сердце. Господи, это сон, это просто сон. Я сейчас проснусь. Это не может быть явью.
   Мысли путаются. Я устала. Я смертельно устала. Я плохо плаваю. Мне холодно. Может быть, соленая вода удержит меня какое-то время на поверхности. Руки и ноги престали двигаться, глубокий вдох, уши опустились в воду. Держит, но как долго будет держать, и как долго я выдержу этот холод. Нельзя сдаваться, может быть получиться вернуться, придти в себя, проснуться. Так темно...
  
   ***
   Вода дымится. Испарения, исходящие по утрам от воды всегда напоминали ему дым. Может потому, что плаванию по морям он предпочитал хождение по твердой земле. Кому же пришло в голову отправить его в эту экспедицию? Ну конечно, на границах что-то не ладное происходит и в течение полугода нужно за ними наблюдать и любые аномальные явления фиксировать и изучать. А что, собственно говоря, они называют аномальным? Тут весь мир сплошная аномалия, и везде их полно не только на морских границах. Изучать их надо! Конечно же! Человеку, который ничего в этом не смыслит. Неужели они не могли найти другой повод отправить его куда-нибудь подальше, а не этот шитый белыми нитками. Неугоден. Посторонние не должны ничего знать о делах государства. Поэтому вот тебе замечательный корабль, набирай команду и попутного тебе ветра и чтоб подальше отсюда.
   И вот уже три месяца вода, вода, вода и ничего кроме воды, морских обитателей и всех погодных радостей, которые так щедро с неописуемым разнообразием дарят моря. Было бы кого убить за такое счастье, убил. Только некого: команда его в таких же условиях, да и мало того он сам их набрал, так что это он несет ответственность за все, а до остальных не добраться. И кстати, никаких аномалий за все это время не он так и не заметил. Ни одной. Завтра очередной сеанс связи, он сумеет их убедить, просто поставит перед фактом: они возвращаются так как продолжать экспедицию бессмысленно. И это самая приятная мысль за последние три месяца.
   - Капитан, послушайте капитан, человек за бортом.
   Он даже не сразу понял, что именно ему говорят. Так неторопливо, так буднично, так естественно. А что может быть естественного в том, что кто-то из его команды упал за борт? Неторопливым шагом он направился за помощником.
   - Ну и кого угораздило?
   - Откуда мне знать, - огромные плечи медленно приподнялись и опустились. Обладатель этих плеч и сам был не маленьким, совсем не маленьким, а туманным утром его и вовсе можно было спутать с этакой небольшой горой.
   Капитан остановился, выражение лица его медленно изменялось от раздраженного до изумленного.
   - Человек за бортом? Не из наших? В трех месяцах пути до ближайшей земли? В месте, куда не заходит ни один корабль?
   Великан развернул свое могучее тело, лицо его не выражало никаких эмоций, даже интереса.
   - Капитан, если ты решил, что мне почудилось, предлагаю проверить.
   Команда толпилась у самого борта и гудела:
   - Капитан, похоже, покойник, даже не шевелится.
   - Конечно покойник, откуда здесь взяться живому.
   - Ну что, капитан, пусть плавает? Или достанем?
   Матросы галдели, перебивая друг друга, по выражению их лиц легко было понять, какой ответ всем хочется услышать. Но придется его команде разочароваться: нельзя просто так в открытом море бросить человека, даже если он мертв. К тому же вдруг у него что-то при себе сохранилось, что прольет свет на его происхождение.
   - Доставайте.
   Матросы зашевелились. Последние три месяца оживление происходило только во время штормов, было немного необычно в тихий безветренный день видеть такую суету, ну ничего, им полезно.
   Как гром, раскатился голос Великана:
   - Будите Лима, нужен целитель. Она дышит.
   Тишина... Никто не сдвинулся с места. Она?! Капитан пробрался сквозь замершую толпу. Нет сомнений, это была женщина. Точнее девчонка: мокрые волосы прилипли к бледному зеленоватому лицу, даже в таком состоянии его было трудно спутать с мужским, мокрая одежда прилипла к телу, тоже совсем не мужскому. Невысокая, на руках у Великана она казалась просто ребенком. Вот только этого сейчас и не хватало!
   - Быстро за целителем!
   Кто-то все-таки оттаял, послышались быстрые удаляющиеся шаги. Через минуту появился заспанный целитель, сон у которого выветрился из глаз, стоило ему увидеть находку.
   - Надо же, живая. В каюту ее и теплое одеяло.
   - Капитан, а в какую каюту-то?
   - В мою пока, а там посмотрим.
   Великан аккуратно опустил полуживую ношу на кровать и замер у двери, в которую то и дело норовили пролезть любопытные матросы. Целитель суетился, доставая мешочки и колбы, заготовленные им еще на земле.
   - Капитан, с нее нужно снять мокрую одежду, а то совсем замерзнет, - Лим выглядел растерянным и смущенным.
   Раздражение капитана усиливалось с каждой минутой. Весь корабль на ушах из-за этой... особы.
   - Ну, раздевай,- прорычал он, - в первый раз что ли! Когда закончишь, ко мне, - хлопнувшая дверь жалобно затрещала. С полок рухнули книги, разбив две колбы, выставленные целителем на столе.
   - Капитан сегодня особенно не в духе. Как бы корабль не развалил. Чего это он?
   Великан хмыкнул:
   - Радуется наверное. Женщина на корабле - "хорошая примета".
   - С каких это пор капитан начал верить в приметы? Да, как этот узел хоть развязывается-то! - мокрая ткань никак не поддавалась рукам целителя.
   - Тебе помочь? - лицо Великана озарилось ехидной улыбкой.
   - Без тебя справлюсь. Лучше дверь держи, а то ее вот-вот снесут.
   - А давай поменяемся. Ты дверь держи, а я буду эту липкую дрянь по ней вместо тебя размазывать.
   - Угу, разбежался. Ты ее своей лапой раздавишь и не заметишь. Интересно, сколько ей лет?
   К ехидству на лице Великана прибавилось еще пару эмоций:
   - А ты с какой целью спрашиваешь? Может, сначала вылечишь, а уж потом... - многозначительно протянул он.
   Лим стал пунцовым, поспешно накинул на пациентку одеяло и стал аккуратно вливать целебный настой.
  
   Он находился в специально оборудованном для связи с землей помещении, вот-вот должен был начаться сеанс. Из головы не шло вчерашнее происшествие: как она могла здесь оказаться? Видимо скоро узнаем, Лим вчера целый день с ней провозился, и ей стало лучше: ночью девушка пришла в себя, что пробурчала, а потом заснула. Целитель уверил, что, проснувшись, она будет в полном порядке. Радостна новость, нечего сказать, вся команда второй день не отходит от его каюты, которая временно превратилась в лазарет.
   Кристаллики, вделанные в стол, тускло замерцали, из острия каждого вырвался луч, соединившись в центре, они образовали трехмерную проекцию и не кого-нибудь, а самого министра.
   - Ну и какие новости, лорд капитан? - вяло спросил он.
   С большим удовольствием оставил бы отпечаток своего кулака на твоей слащавой физиономии.
   - Нет новостей, лорд Аббер. Уже три месяца никаких новостей. Все спокойно. На границах не происходит никаких аномалий. Продолжать экспедицию не имеет смысла. Мы возвращаемся. - Он четко с упором выговаривал каждое слово. Последняя фраза была как печать - обжалованию не подлежит.
   Министр улыбался.
   - Лорд Рокуэл, вы уверены, что ничего нового не произошло?
   - Абсолютно.
   - Да, но я очень четко ощущаю изменения в вашей ауре, да и ауре всего корабля. - Министр на минуту задумался. - На корабле новый человек? Вы от меня что-то скрываете? Позвольте вам напомнить, лорд капитан...
   - Я ничего не скрываю, - он резко, на грани грубости, оборвал министра, - Вчера мы нашли женщину, сейчас она приходит в себя. Чуть позже я с ней поговорю. А в остальном...
   - Не переводите тему. - Улыбка на лице лорда Аббера стала жесткой. - Женщина в открытом море, это по-вашему не аномалия? Вам следует серьезнее этим заняться. Поговорите с ней все выясните и продолжайте наблюдения. Следующий сеанс связи через месяц.
   - Почему через месяц, завтра я уже буду точно знать, что произошло, возможно, все гораздо проще, чем вам кажется! Мы могли бы обсудить это и наше возвращение!
   - О вашем возвращении не может быть и речи, в море ни с того ни с сего появляются люди, а вы хотите все бросить.
   - А, по-вашему, я должен мотаться по всем морям и вытаскивать тех, кто может там оказаться?! - капитан уже не пытался быть вежливым.
   - Не надо утрировать, лорд Роккуэл, вам дали конкретное задание, определили сроки. Я надеюсь, вы не собираетесь нарушить приказ? - нет, он не спрашивал, он давал обещание, если этот выскочка посмеет его ослушаться. Пусть попробует. - Поговорим через месяц. Есть вопросы?
   - Нет. - Если министр и не услышал скрежета зубов, то это только благодаря большому расстоянию, разделявшему их.
   Кристаллики погасли. Кулак с треском опустился на стол. Еще месяц, и это самое малое! Черт бы побрал эту бабу! Абберу не к чему было бы придраться, если бы не ее появление. Нужно было вчера утопить ее и никаких проблем.
  
   ***
   Голова кружилась. Ужасно не хотелось открывать глаза. Легкая тошнота напоминало о том, что желудок совсем пуст и его неплохо было бы чем-нибудь наполнить. А какой, собственно говоря, день недели, на работу-то нужно?
   Запах, какой-то непривычный запах. Свет ударил по глазам. Это не моя комната! Деревянные стены и потолок, такие тесные, что непонятно как здесь поместилась кровать. Рядом с кроватью столик, на котором в беспорядке расставлены баночки и мешочки. На стуле сидит и удивленно смотрит какой-то человек. Мама моя, что твориться!? Я что сильно выпила и мне это мерещится?
   - Как вы себя чувствуете? - он смотрел на меня даже не удивленно, а как-то подозрительно.
   Я честно пыталась сообразить, как ответить на этот вопрос, к тому же он был настолько насущным. Как я себя чувствую: а в своем ли я уме или уже нет, судя по всему?
   - Не знаю.
   Собеседник опешил:
   - Как это не знаете?
   Пожать плечами, это все на что меня хватило. Он растерялся еще больше. Его взгляд обшарил все доступное помещение, видимо ища поддержки, и не нашел. Потом у него созрела какая-то мысль, он собрался и произнес:
   - Что-нибудь болит? Голова там... ноги...
   - Нет. Только есть хочется... А вы собственно кто?
   - Я? А, я целитель, меня зовут Лиммерет, можно просто Лим. Мы вас вчера в море нашли. Думали вы мертвая, а оказалось живая, - уверенность из голоса медленно пропадала, чему не мало помогало выражение лица спасенной. - Э-э... Ну вам капитан все объяснит.
   - Капитан?
   - Да. Я его сейчас позову.
   - А?... Ага, - целителя уже и след простыл.
   Совершенно некстати пришла мысль, что под одеялом на мне ничего нет, сейчас придет капитан, а я неодета. А одежда моя где, должна же ведь я была быть во что-то одета? Я оглянулась, ничего похожего на одежду видно не было, только на том единственном стуле сиротливо висел мой домашний халатик. Ну хоть что-то. Обмотавшись одеялом, я медленно встала на непослушные ноги. Холодная древесина выветривала дымку из головы. Пол почему-то казался очень неустойчивым, пока я пыталась обрести равновесие, дверь распахнулась. На пороге появился человек. Дымка из головы вылетела окончательно, уступая место страху. Было в нем что-то жуткое: обветренная, высушенная на солнце кожа, темные, растрепанные ветром волосы, темные жесткие глаза. Я машинально отступила назад, потеряла равновесие и не очень аккуратно приземлилась обратно на кровать.
   В открытом дверном проеме, за спиной вошедшего, виднелась целая толпа людей, они молча расталкивали друг друга, пытаясь увидеть происходящее хоты бы краем глаза.
   - Великан, закрой дверь! - рявкнул вошедший.
   По телу побежали мурашки, возникло ощущение, будто я в чем-то провинилась.
   Огромных размеров человек легко оттеснил всех зевак, которые еще минуту сопротивлялись тому, чтобы дверь была закрыта, но, явно проигрывая в физической силе Великану, все же уступили эту борьбу. Он, сложив руки на груди, подпирал дверь с видом полного безразличия.
   - Великан, с той стороны дверь закрой,- ирония в голосе, правда какая-то не добрая ирония.
   - Ну, капитан...
   Они обменялись молчаливыми взглядами. Немой диалог длился недолго, Великан насупился и вышел. Я бы тоже вышла, если бы на меня так посмотрели. А, кстати, куда бы мне выйти?
   Недоброжелательность чувствовалась в его взгляде, в его позе, даже в его молчании. Я внутренне приготовилась защищаться, не знаю отчего, может это просто страх. Капитан сел на тот единственный стул, на котором сегодня утром я увидела целителя. На мой взгляд пауза затягивалась, он молча исподлобья смотрел на меня, я так же молча смотрела на него. Я начинала нервничать. Ох, кто-нибудь мне скажет, что здесь происходит?
   - Как тебя зовут?
   Логичный кстати вопрос, дай бог памяти:
   - Мирослава. - Вот такие у меня мама с папой, с фантазией, но мне мое имя нравится.
   - Замечательно. Как ты сюда попала?
   Еще логичнее, самой интересно.
   - А я у вас спросить хотела. И сюда, это куда?
   В его глазах вспыхнул нехороший огонек. Что происходило в этот момент в его голове понять было невозможно.
   - Вчера мы нашли тебя полумертвую в море, до ближайшей земли три месяца пути, ни одного корабля ни то, что поблизости, даже в неделе пути от нас мы не заметили. Поэтому я снова тебя спрашиваю, как ты сюда попала?
   Голова упорно отказывалась соображать. Три месяца пути до ближайшей земли. Как это может быть? Я же вчера еще была дома. Что-то случилось вчера? Три месяца пути. Я здесь со вчерашнего дня, дома наверно сума сходят.
   - Телефон у вас есть?
   - Что? - капитан опешил. Выражение его лица впервые изменилось, стало не злым, а каким-то напряженным. Появилось чувство, что ляпнула я что-то не то.
   - Позвольте вас спросить, где я нахожусь?
   - В море, на корабле, который называется "Лионелла".
   Капитана все больше и больше злила эта ситуация: это он пришел задавать вопросы, но почему-то только и делает, что отвечает на них, сам же не получил еще ни одного ответа.
   - А море как называется? - Голос дрожал, все было не так, не так как должно было быть.
   - У этого моря нет названия. Это граничные воды.
   - Граничные с кем?
   - Ни с кем, дальше неизвестная территория.
   У меня возникло желание заскулить. Что же это такое, нет у нас никаких неизвестных земель, весь земной шар уже исколесили вдоль и поперек.
   Капитан молча смотрел на тщетные попытки прийти к разумному решению. У него неожиданно появилась мысль, которую нужно было проверить.
   - Откуда ты? - снова спросил он.
   Из дома я, из дома.
   - Из Москвы.
   Он медленно закрыл глаза, сделал глубокий вдох и с какой-то непонятной, по-моему даже злорадной, полуулыбкой посмотрел на меня.
   - Значит так, говорю один раз, поэтому слушай внимательно. Дом твой далеко, очень далеко. Места, куда ты попала, на вашей карте нет. Это как бы тебе сказать не совсем твой мир или совсем не твой. Но об этом пока лучше никому не говорить. Если кто из моей команды будет спрашивать, говори, что не помнишь. Временная потеря памяти лучше, чем долгие объяснения случившегося. Это первое. Второе, твое появление внесло ненужное оживление, постарайся не усугублять это положение.
   - А одежду мне какую-нибудь можно, чтобы не усугублять положение! - мне кажется или я начала огрызаться? Хотя это не я начала, он мог бы быть немного вежливее с человеком, оказавшимся в затруднительном положении.
   Капитан прикрыл глаза, сделал глубокий вдох, да, женщина на корабле это безусловно плохая примета...
   - Попробую что-нибудь придумать. - И со злой иронией добавил, - только не ждите что вам принесут вечернее платье.
   - Как-нибудь переживу. - Как он все-таки меня бесит! - Спасибо.
   - Не стоит благодарности.
   Он резко встал и направился к двери, уже потянулся к ручке, но в последний момент повернулся и спросил:
   - Что-нибудь еще?
   - Да. - И все-таки как не хочется его о чем-то просить.
   Я немного замялась. Ничего особенного в моем невысказанном желании нет, но вопросы, заданные с таким выражением лица, у меня всегда вызывали стойкое желание не отвечать. Пауза затягивалась.
   - И?
   - Я есть хочу.
   - Сейчас будет завтрак. Лим принесет тебе одежду и проводит в столовую.
   - Спасибо, - сказала я уже хлопнувшей двери.
  
   ***
   На самом деле все происходящее напоминало фарс. Нет, даже не фарс, а сказку Льюиса, его "Хроники Нарнии". Ерунда какая-то если честно: я тоже попала в другой мир, только меня туда не через шкаф занесло и не через картину водой смыло, а ... Н-да, тут тоже вопрос: а как?
   Несколько раз я пыталась заставить себя проснуться. Ну, мало ли, все бывает! Успехом мои попытки так и не увенчались. Пробовала по медитировать, тоже безрезультатно. Только как-то настороженно я стала относиться к медитации после всего случившегося: занесет еще куда-нибудь повеселее, чем сюда. Это мне еще повезло, что меня выловили, а то могла еще плавать и плавать, правда думаю мне бы уже было все равно... А что если бы я в каком вулкане очутилась действующем или на луне. Нет, отнесемся ко всему происходящему по-философски: могло быть гораздо хуже. Да и ко всему прочему суетись не суетись, сделать сейчас ничего нельзя. Что сделаешь находясь на корабле (деревянном кстати) в открытом море, когда до ближайшей земли три месяца пути в лучшем случае. Остается только наблюдать и получать удовольствие от поездки. Одно мучает: что же сейчас дома твориться. В смысле мучает только это, остальное беспокоит.
   После долгого ожидания одежду мне все-таки принесли, наряд оказался вполне приличный, почти по размеру. Короткие штанишки (бриджи наверное) ничего так, держались. Не понятно только зачем им такие, они даже мне были в обтяжку, либо кто-то их неудачно постирал, что они сели размера на три, либо у них тут есть женщины или дети. И какая-то серая майка то ли лен, то ли хлопок, ну в общем мягкая.
   Видок у меня, прямо скажем, был еще тот: зеленоватого оттенка кожа, волосы после соленой воды похожи на паклю, в коротких штанишках мужского покроя и неопределенного цвета рубашечке, да, и на ногах чуни из мягкой кожи.
   Когда целитель пришел, чтобы проводить меня на завтрак, выходить из каюты не хотелось совершенно, страшновато было. Но от волнения есть хотелось еще сильнее. Лим, так называл себя целитель, - то еще имечко нечего сказать - терпеливо ожидал, пока я мялась возле двери. Кажется он тоже был немного взволнован, хотя может он всегда такой суетливый.
   Мне стало гораздо хуже после того, как я вышла за дверь. Вокруг плотной толпой стояло ну очень много людей. Слишком много на мой взгляд. Все молча смотрели на меня, я так же молча шарила глазами в поисках какой-нибудь лазейки. Кто-то видимо все-таки понял, что так мы можем стоять до вечера, и начал отходить. Следом за одним зашевелились и остальные, передо мной медленно образовывался коридор. Не стоило особого труда понять, куда мне нужно идти, да и выбора особого не было: либо назад, что было бы как минимум глупо, либо вперед. С трудом подавляя желание броситься бежать, я шаг за шагом переставляла непослушные ноги. По волоскам на теле уже начали бегать искры от напряжения, ко мне сейчас лампочку присоедини, гореть будет, дай боже.
   Наконец в полу появилось отверстие с лестницей, туда мне что ли? Я обернулась к целителю, он утвердительно кивнул головой и предложил мне спуститься. Помещение было не слишком большое, но уже изрядно заполненное. Интересно у них тут всегда такой аншлаг или только по случаю моего появления. Лим, быстро повел меня между деревянными столами к свободному месту. Свободно оказалось только за столом, где сидел уже знакомый мне капитан, огромный человек, его, кажется, называли Великаном и еще какие-то люди. В общем-то понятно почему свободно оказалось именно там: выражение лица капитана было ну совсем недружелюбным, я бы тоже отсела, если бы могла. Лим пододвинул мне стул и сам сел рядом. Помещение столовой медленно заполнялось, те кому не нашлось места стояли вдоль стены.
   В конце концов это даже не вежливо так рассматривать человека, даже если он непонятно как оказался посреди моря!
   Передо мной поставили тарелочку с чем-то (кашей какой-то). Есть никто не начинал. Может пожелать им приятного аппетита, себе бы я этого уже желать не рискнула.
   Капитан обвел взглядом притихшую команду:
   - Вам не кажется, что здесь стало тесновато? - реакции не последовало. - Все, кто уже позавтракал, идут по своим делам или очень пожалеют о том, что ослушались приказа... - так негромко, но даже я услышала угрозу в голосе. - Остальные медленно заканчивают завтрак и делают тоже самое.
   - Но капитан!
   - Расходимся, я сказал!
   Люди недовольно загудели, но приказ все-таки стали выполнять. Он был вне себя, он был просто в бешенстве. Он поглощал кашу стоящую перед ним словно не завтракал, а уничтожал врага, который изрядно ему надоел.
   - А вы, мисс, - прорычал капитан, - кажется, хотели есть.
   - Кажется, хотела.
   Только вот что-то кусок в горло не лезет. Может сказать что-нибудь, чтобы разрядить обстановку? Хотя, черт с ней с обстановкой, поем быстренько и уйду, попробую отсидеться в каюте, пока не уляжется ажиотаж.
   - Что ж вы, мисс, кажется вам не по вкусу наше угощенье?
   Мне кажется или этот человек как его там - а, кстати, как хоть зовут этого капитана? - снова пытается мне нагрубить.
   - Для начала, я, в отличие от вас, представилась вам сегодня утром, поэтому у меня большая просьба: обращайтесь ко мне по имени. И во-вторых, я не знаю на основании чего вы делаете выводы о моем вкусе, но они совершенно ошибочны.
   Капитан остановил вилку на пол пути ко рту, вернул ее обратно в тарелку и медленно поднял глаза. Такая реакция была для него немного неожиданной. Она еще будет меня учить!
   - Так вам интересно, как меня зовут. - Нет, это был не вопрос это была угроза.
   Вокруг воцарилась тишина, прекратили стучать столовые приборы.
   - Нет, не интересно. - Собственно, мне и правда было не интересно, как зовут этого ... человека. Я продолжала не спеша есть. - Просто мне кажется, было бы не очень вежливо с моей стороны обращаться к вам "Эй, мистер".
   - А зачем вам вообще ко мне обращаться? - милая улыба кота смотрящего на сметану.
   - Вот и я думаю, а зачем? - и немного подумав, - Может потому, что на этом слегка ограниченном пространстве сложно будет не встретиться еще хотя бы один раз. Вам такое в голову не приходило? - Я так удивленно - вопросительно подняла на него глаза. Интересно получилось у меня сделать невинный взгляд?
   Нет, наверно не получилось, потому что в его глазах заплясали черти.
   - Я предпочел бы видеть вас как можно реже.
   - Ох, а я бы предпочла с вами совсем не встречаться, - и после небольшой паузы добавила, - никогда.
   - А вы не слишком вежливы, мисс.
   - А вы не слишком гостеприимны, мистер.
   Он повозил вилкой в почти пустой тарелке, думая о чем-то своем. Обвел взглядом застывший зал, оказывается наша перепалка вызвала очень живой интерес не только у всех присутствующих, но кое-кто даже ослушался недавнего приказ: из-за приоткрытой двери торчали головы, внимательно наблюдавшие за развернувшейся сценой. Встретившись взглядом с капитаном, головы дружно попытались побыстрее улизнуть, но так как голов было слишком много, быстро не получилось, за закрывшейся дверью послышались шум падающих тел и ругательства. Матросы дружно, как по команде, заработал вилками. Капитан улыбнулся и вернул взгляд на мою скромную персону.
   - Для вас, я - Лорд Капитан. - И уже не обращая на меня внимания, - Лим, после завтрака приведешь ее ко мне, нужно кое-что обсудить.
   Я мысленно пожелала удаляющейся спине Лорда Капитана всего самого хорошего в самых нехороших словах.
   - Не обращай внимания, - говорившего я уже видела, сегодня с утра он вместе с капитаном заходил ко мне в каюту, ну каюта конечно не моя, но я в ней временно обитаю. - Капитан последнее время очень раздражительный. Три месяца в открытом море кого угодно из себя выведут. Меня, кстати, зовут Великан.
   - Мирослава. - Обычно, услышав мое имя, люди немного удивляются, Великан же не повел даже бровью. - Великан, это что, имя?
   - Нет, имя у меня другое. А это с детства привязалось. Имя мое наверно уже никто не помнит, я и сам его иногда забываю. А это просто и удобно.
   - Да, и забыть его сложно, такую махину по-другому и не назовешь, - встрял в разговор Лим.
   - Они, эти хлюпики, мне просто завидуют.
   - Да уж, да уж, особенно когда под тобой стулья ломаются.
   Послышались сдавленные смешки, видимо эта шутка у них в ходу. Великан отмахнулся, пусть зубы скалят, ему-то что.
   - Расскажи нам, Мирослав, как же ты здесь очутилась, как тебя к нам занесло? - и снова тишина, судя по всему этот вопрос волновал не только Великана.
   Не так давно я уже пыталась на него ответить, ничего из этого не вышло. Кстати Лорд Капитан тогда дал в общем-то не плохой совет, почему бы им не воспользоваться. Я опустила глаза в тарелку, повозила там вилкой, раздумывая что же все-таки сказать. Поймала себя на мысли, что пять минут назад точно так же возил вилкой в тарелке капитан, и улыбнулась.
   - Не знаю, - интересно, если посчитать все удивленные взгляды, сколько их получиться? - Не могу вспомнить. В голове просто пустота, как будто специально кто стер.
   - Да... А было так интересно, - протянул Лим. - Мы чего только не думали, надеялись ты нам расскажешь.
   Я неопределенно пожала плечами. Мне и самой интересно, только интерес этот утолить некому.
  
   ***
   Лим, проводил меня обратно в каюту, сразу после того как я ответила на все вопросы. Было их кстати немного, потому что почти на все я отвечала, что не помню, не хотелось бы наговорить что-то лишнее, мало ли как они отреагируют.
   К моему неудовольствию в каюте был капитан (как же его зовут все-таки), он что-то сосредоточенно записывал в судовой журнал. Целитель посмотрел на меня, шепнул что-то вроде "удачи" и удалился. Я осталась стоять возле двери, ожидая, что мне скажут либо уйти, либо пройти и присесть. Капитан неспеша продолжал свою работу, как будто и не замечая меня, назло наверное. Ну и черт с ним, постою, мне нетрудно, полюбуюсь на его спину, очень, знаете ли вежливо с его стороны.
   - Не обязательно стоять возле двери,- не поворачиваясь ко мне, сказал он.
   Наверно можно постоять где-нибудь в другом месте? Плюнув на вежливость, я уселась на кровать. Может поспать пока, а он меня разбудит как закончит усиленно делать вид, что занят.
   Наконец эта ситуация надоела не только мне, он закрыл и отложил журнал в сторону.
   - И так, Мирослава, могу вас порадовать, вы попали в очень затруднительное положение. Вернуть вас домой у меня нет никакой возможности, хотя очень хочется. У меня нет возможности даже пересадить вас на другой корабль, хотя этого мне хочется еще больше. Поэтому какое-то время нам придется потерпеть друг друга. Жить будете здесь, я сегодня освобожу вам свою каюту.
   Боже, какая щедрость, прямо от сердца отрывает.
   - Благодарю.
   Его выражение лица, лучше всяких слов сказало мне, куда я могу деть свою благодарность.
   - Не рассчитывайте, что это будет приятное путешествие.
   Удивил.
   - Будешь помогать на кухне и целителю, если понадобится.
   Легкость, с которой он перешел на ты, сказала только об одном: я здесь больше не гостья, но и не член команды. А я собственно и не успела почувствовать себя в гостях. Интересно, он всегда такой быстрый?
   - Хорошо.
   Капитан ожидал совсем другой реакции, уже приготовился предложить отправиться до земли в плавь, если вдруг что-то не устраивает. Даже слегка разочаровался такой покладистости и продолжил:
   - По всем вопросам обращайся к целителю, Лиммерет поможет. - Он немного подумал и добавил, - и самое главное: следи за своим поведением.
   - Иначе, Что? Лорд Капитан выкинет меня за борт? - зачем я это сказала, сама не понимаю. И что это за постоянные намеки на мое поведение?
   - Поверь мне, выкину.
   А я верю. Вообще не понимаю, с чего это он не решил поднять меня на борт, бросил бы и все дела.
   - Надеюсь мы поняли друг друга? - убийственный взгляд и выражение лица "только попробуй мне что-нибудь скажи".
   И когда это меня останавливали убийственные взгляды? Да никогда.
   - Ну что вы, Лорд Капитан, конечно. Я бы даже сказала, абсолютно и без слов, нормальных, которые видимо вам не знакомы.
   Лицо капитана расплылось в неприятной ухмылке.
   - Мне известно много разных слов, но у меня нет никакого желания тратить их на тебя.
   И неспеша удалился.
   Я улеглась на кровать. Обидно. Что же это такое: за пол дня он успел мне нагрубить и нахамить без повода столько, сколько другим бы понадобилась как минимум неделя. Три месяца в море кого угодно, видишь ли, из себя выведут, да его наверно и отослали из-за "ангельского" характера подальше. Лорд Капитан, чтоб его!
  
   ***
   Корабль оказался огромный, что в общем и не удивительно: находилось на нем около сотни матросов. Лим устроил мне небольшую экскурсию, заодно и знакомил со всеми. Запомнить такое количество людей за один раз я не могла, но честно старалась. Сложно было еще и из-за того, что имена у них были непривычные, не наши я бы сказала, больше похожие на прозвища. Зато ко мне все отнеслись с таким живым интересом, и каждый, кто не был утром в столовой, спрашивал одно и тоже: как же я все-таки очутилась в этих богами забытых водах. И долго недоверчиво смотрели, услышав мой ответ. Не знаю я, не знаю, самой хотелось бы знать.
   О полезности моего пребывания на корабле заботился только капитан: на кухне от моих услуг отказались сразу, как только я рассказала о своих кулинарных талантах, которые напрочь отсутствовали. Нет, ну что-нибудь я конечно приготовить могу, но повар решил не рисковать и правильно, честно говоря, сделал. А Лим после долгих раздумий над тем, чем же я могу ему помочь, решил, что объяснит мне некоторые правила первой помощи, ну и в общем научит каким-нибудь азам, когда-нибудь. А для начала всучил мне увесистую книжку с интригующим названием "Основы теории магических потоков", причем надпись я смогла прочитать только после того, как книга оказалась у меня в руках. Странные иероглифы на обложке словно расплавились и медленно перетекли в знакомые буквы родного алфавита. Спрашивать об этом я ничего не стала, так как Лим наблюдал все эти изменения вместе со мной, но не был ни капли удивлен, разве что долго всматривался в надпись, бормоча под нос, что-то о том, что не может припомнить подобного алфавита ни у одного знакомого ему народа.
   - Вот такая я загадочная, - немного кокетства, но иногда это единственный способ не отвечать на вопрос прямо, если не очень этого хочешь.
   - Да уж, загадочнее некуда.
   Мне показалось или в его голосе проскользнула какая-то обреченность? Нечего сказать, хорошее впечатление я произвожу на мужчин, особенно последнее время.
   Лим убежал по своим обязанностям, перед уходом попросив меня, не очень мозолить глаза капитану. Неплохой совет, меня и саму совсем не радовала мысль о встречи с ним, но существовала небольшая проблема: корабль - не город, шансы не наткнуться друг на друга хотя бы один раз были почти равны нулю. Но и сидеть в душной каюте не очень хотелось, когда на палубе солнечные лучи и морская свежесть. Я подхватила, отданную мне Лимом книгу, и отправилась искать тихое уединенное местечко. Оно нашлось среди ящиков и тюков. Поудобнее пристроив свое немного ослабевшее тело на теплом дереве, из которого был сделан корабль и отложив в сторону толстенный фолиант, я закрыла глаза.
   Треск волн, которые неторопливо вспарывало огромное судно, легкий бриз упирающийся в натянутые паруса, приглушенный гомон матросов. Неужели это все нереально? Если это сон, то один из самых ярких, которые мне когда либо снились за мою не очень долгую, длинной в двадцать один год, жизнь. Что же произошло? Что же, собственно говоря, все-таки произошло? Как, если это не сон, я здесь очутилась? Нет, можно конечно предположить, что с этим как-то связаны мои занятия медитацией. Я вообще человек по природе доверчивый, не в том смысле этого слова, к которому мы привыкли. Просто я всегда верила в существование жизни на других планетах, в реальность леших, домовых, русалок, оборотней и вампиров, и в то, что кроме нашего мира есть еще не одна сотня других реальностей. Звучит так будто психбольница по мне давно и безутешно плачет, но все не так плохо. Я не то, чтобы фанатично в это уверовала, просто никогда не отрицала возможности существования всего перечисленного и многого другого. И вот оно практическое доказательство, ну если мне конечно просто-напросто не морочат голову веселые ребята. Но есть еще и интуиция, которая мне не раз помогала, так вот она мне подсказывает, что все услышанное мной за сегодняшний день чистая правда.
   И если предположить, что, да, это какая-то из существующих параллельно нашей реальность, то как же меня сюда занесло? Это что, сила мысли: хорошо сосредоточившись и представив себе безбрежное море меня к нему и отнесло (угу, как на лифте). Тогда другой вопрос: почему меня не отнесло куда-нибудь к средиземному или на худой конец к черному морю, почему сюда? Да, и конечно третий вопрос: если у меня прорезалась такая сила мысли, то почему меня назад не доставило, когда я долго и упорно сосредотачивалась на родном доме? Стоит поискать ответы в умных книгах или у капитана, который без сомненья что-то знает. Только вот я лучше до старости буду по библиотекам сидеть, чем лишний раз разговаривать с капитаном. Ах, да забыла с Лордом Капитаном, чтоб его!
   Невозможность хоть что-то сделать просто убивала. Попади я хотя бы на материк и ... И что? И ничего. Я могла бы попытаться найти того, кто был бы в силах мне помочь. Это конечно из разряда фантастики, но кто знает, ведь шанс всегда есть. А здесь, на этом корабле, я не могу абсолютно ничего сделать, просто сидеть и ждать. А, кстати, я даже не знаю куда мы плывем, и если до ближайшей земли три месяца пути, то я надеюсь, что плывем мы именно к ближайшей, а не к какой-либо другой. Три месяца, боже мой!!! Дома сойдут сума!
   Внутри все буквально вибрировало от напряжения, требовало действовать. Надо успокоиться, надо ждать. Надо. Все-таки правильно я сделала, когда пошла на медитацию, теперь есть пара отработанных приемов, позволяющих успокоить разбушевавшуюся нервную систему. Действовать будем по-другому, пока полистаем книжечку, которую дал Лим, хотя не уверена что в теории магических потоков будет внятное описание путешествий между мирами, не уверена, что там вообще будет что-то внятное. А там по ходу дела разберемся.
   Оглянувшись по сторонам, чтобы убедиться, что по близости никого нет, я стянула рубаху, закатала повыше штаны и подставила теплому солнцу свою бледную весеннюю кожу.
  
   ***
   К вечеру шумиха по поводу моей персоны улеглась. Зато началось внимание другого рода: заскучавшие за время долгого плавания без женщин матросы, очень оживились при появлении на их судне существа женского пола. От многозначительных взглядов и почти тонких намеков некуда было деваться. Да, вот она популярность. Это из той серии: первый парень на деревне, а в деревне один дом. Сначала я как-то даже напряглась: столько нездорового интереса. И напрягалась не одна я, капитан буквально багровел от злости, когда видел как кто-то из его команды проявляет мне знаки внимания. Кстати, его суровое лицо охладило пыл моих новоиспеченных поклонников.
   Каждый раз я спешила скрыться от гнева капитана в мастерской у Лима, так как следить за мной и чем-нибудь занимать, чтоб не мешалась под ногами, было его священной обязанностью, пожалованной самим капитаном. Целитель совсем не был против, сейчас работы у него было мало, разве что бородавку кому-нибудь свести, и кроме меня заняться ему было практически нечем. Мы вместе готовили разные снадобья впрок. Интересное я вам скажу занятие. Намного интересней, чем в то время, когда я была маленькой и, закрываясь в ванной, смешивала разные шампуни и мамины крема. Плюс еще и в том, что от мамы мне доставалось за мои художества, а Лим, даже, если я что и напортачу, просто стеснялся мне что-либо сказать.
   - Мирослава, ну что ты там опять делаешь?
   - Смотрю, что у тебя в скляночках и мешочках, - разбирая вышеупомянутое, отозвалась я.
   - Аккуратнее, между прочим это последнее, что у меня осталось, а в ближайшие месяца четыре никаких пополнение не предвидится.
   Сильной озабоченности в его голосе я не услышала, правильно, мне можно доверять, по крайней мере травки и порошочки. Ничего страшного я с ними не сделаю. И про четыре месяца меня уже просветили. Шок который я испытала, поняв, что четыре месяца это минимум из возможного времени плавания их корабля и меня вместе с ними, можно сравнить только с шоком первого дня моего появления в этом мире. Хотя, я ведь это в первый день и узнала, капитан за ужином порадовал, чем напрочь отбил аппетит.
   - И что, нет никакой возможности попасть на материк? - упавшим голосом спросила я у капитана.
   - Почему же, есть, - невозмутимо ответил он, - вплавь.
   И ведь почти не шутит, слегка подкалывает, но не шутит.
   - Думаю, я так и поступлю. Рано или поздно. - И почему перспектива утопиться с каждой проведенной в его компании минутой казалась мне все более радужной?
   - Лучше рано.
   Видимо, Лорд Капитан любит устраивать показательные выступления на публику, чем вызывает у нее, если не восторг, то, как минимум, живой интерес. Интересно, когда не было меня, к кому он цеплялся?
   - Пожалуй, я еще какое-то время порадую вас своим присутствием, - сказала я, глядя в наконец обращенные на меня глаза.
   - Я несказанно счастлив.
  
   ***
  
   - Не, не сможешь.
   - А вот и смогу.
   - Да не сможешь, я тебе говорю.
   - Смогу!
   - Ха.
   - А вот посмотрим!
   - На что там смотреть! Сэм, ты думаешь, первый такой шустрый?
   - Они просто не знают, как нужно с женщинами обращаться.
   - А ты знаешь?
   - А я знаю! И по лучше тебя, Великан.
   - Ну-ну! Действуй, а я посмотрю.
   - Смотри. И завидуй.
   Великан с улыбкой наблюдал за удаляющейся спиной помощника повара. Мальчишка решил соблазнить утопленницу. Пусть пробует. А он понаблюдает за очередным представлением. Девчонка то оказалась - кремень. На его глазах свои силы уже пробовали Таргет и Сэтт. Канонир попал под плохое настроение после очередной встречи с капитаном. Хорошо, что капитану в этот момент не попался, тогда бы упавшей самооценкой не отделался.
   А с другой стороны, может у мальца что-нибудь и получиться, этим-то олухам, Таргету и Сету, только с портовыми шлюхами общаться.
  
   Берт прятался от полуденной жары на нижней палубе, здесь было темно, и сохранялась хоть какая-то прохлада. Волновался он только об одном: от вечной темени нижней палубы его цветок становился все более понурым. Одуванчику был необходим солнечный свет, но эта жара может убить кого угодно, что уж говорить о маленьком беззащитном цветке.
   Берт холил и лелеял этот маленький желтый комочек. Нет, дома он никогда бы не стал так заботиться об обычном одуванчике, наоборот, Берт их безжалостно истреблял, чтобы не мешали расти другим цветам его замечательного сада. Но здесь, в море, случайно проросший росток был чудом, о котором он даже не мог мечтать.
   Берт бесконечное число раз пожалел, что согласился отправиться в это плавание, море, он его терпеть не мог - даже в пустыне есть оазисы, а здесь, если что-то и растет, то глубоко под водой. Море скрывало все, и за это он его не любил.
   Все матросы знали о странном пристрастии сурового Берта, тихо подсмеивались над ним, но ни за что бы не решились чем-то навредить цветку. Месть помощника повара была бы страшна.
   Раз в день, на пару часов, Берт выносил своего любимца на палубу, чтобы тот погрелся под солнечными лучами.
  
   - Мирослава.
   Я отстранилась от борта и повернулась на голос. Юный помощник повара переминался с ноги на ногу и отводил глаза.
   - Да?
   - Ты не занята?
   - Нет. Что-то случилось?
   - Нет-нет. Что ты! - Сэм ужасно нервничал. Он изо всех сил пытался вести себя расковано, но выходило это не очень хорошо.
   - Ты что-то хотел?
   Сэм кивнул.
   - Ты знаешь... Ты такая... Я хотел...
   Из груди вырвался стон. Я страдальчески закатила глаза. Неужели опять!? Они издеваются?!
   Сэм воровато огляделся по сторонам и неуверенно протянул, до этого спрятанную за спиной, руку.
   - Что это? - подозрительно произнесла я, рассматривая свисающий с размякшего стебля истрепанный желтый шарик.
   - Цветы.
   - Цветы! - неподдельно изумилась я, при этом вышеупомянутое нервно дернулось в дрожащем кулаке.
   - Цветок, - придушенно пролепетал помощник повара. - Для тебя.
   - Сэм, ты дыши глубже. Тебе чего надо-то? - недобро поинтересовалась я.
   - Тебя, - страдальчески выдавил парень.
   - Меня!?
   - Я хотел сказать...
   - Чего ты хотел сказать!
   - Ты прекрасна как этот цветок, - обреченно прошептал Сэм.
   - Как одуванчик? - невозмутимо переспросила я. Нерадивый кавалер нервно сглотнул и кивнул. - Такая же желтая или такая же потрепанная?
   Сэм застыл с протянутой рукой, выбирая, что же ответить, чтобы не получилось еще глупее. В стороне, держась за борт, покатывался со смеху Великан.
   - Что здесь происходит?
   Сэм побледнел и немедленно выкинул цветок за борт, где его тут же слопал прожорливый подводный обитатель.
   Мне же стало дурно. Мне всегда становилось дурно, когда рядом оказывался капитан. Грубый, несдержанный, вечно чем-то недовольный, во всех отношениях неприятный тип.
   - Я жду объяснений.
   - Я... мы... - пролепетал Сэм.
   Горе кавалер!
   - Разговариваем. - Я смотрела на него с вызовом, высокомерно. Другого взгляда этот человек не заслуживал.
   - Сэм, ты можешь идти по своим делам.
   - Да, капитан, - сник помощник повара и поплелся проч.
   Я тоже развернулась и хотела было уйти, но капитана это не устроило, его пальцы стальной хваткой сжались у меня на плече. Я удивленно, почти испуганно подняла на него глаза.
   - Я вас не отпускал.
   - И? - гордость не давала показать свой страх, я изо всех сил делала вид, что меня ни сколько не волнует его не слишком любезное поведение.
   - Вам стоит умерить свою любвеобильность. Это не прогулочная яхта, и люди здесь не отдыхают, а работают.
   - Причем здесь моя любвеобильность? - сквозь зубы выговорила я.
   - При том, мисс, романы будете заводить в другом месте. Мой корабль - не дом свиданий.
   - Вы в своем уме? О каких романах вы говорите?
   - Вы неплохо понимаете, что я имею в виду, - капитан шипел мне в самое ухо.
   - У вас навязчивая идея. Обратитесь к врачу. - Я попыталась вырваться из хватки, но пальцы на плече сжались только сильнее.
   - Не стоит заниматься психоанализом. Это у вас плохо получается. - В голосе слышалась угроза.
   - Отпустите руку, мне больно.
   - Потерпишь.
   Тем не менее хватка стала слабее.
   - Вот и вы потерпите.
   - А если не стану?
   Я промолчала. Могла, конечно, предложить меня убить, но, судя по серьезному настрою, он вполне мог с радостью принять это предложение. Риск - дело благородное, но не в этом случае.
   Мы смотрели друг другу в глаза. Долго. С вызовом. Молча.
   Чем это могло закончиться? Убийством. Нет, это не шутка. Я кожей ощущала ненависть капитана. Ненавидел, но за что? Нет, не за то, что его люди пытаются со мной заигрывать. Это было бы слишком глупо. Я нарушаю порядок на корабле? Я нарушила его только своим появлением, но это не преступление. Может быть, он просто не любит женщин? Ну, это определенно бы объяснило его поведение. Но утверждать что-то подобное я не могу, так как видела только его отношение ко мне. Стоит остановиться на том, что ему просто не нравлюсь конкретно я. Так бывает, видишь человека и понимаешь, что он тебе неприятен. Еще никто на меня так не реагировал, но ведь всегда бывает первый раз.
   Его взгляд был тяжелый, мне хотелось отвернуться, но это означает признать его силу. А почему бы мне этого не сделать? Только потому, что он хам и наглец. Интересно, а как могут наказать за неповиновение старшим по званию, повесят на рее? Если он меня убьет, об этом даже никто не узнает, а команда не станет выдавать своего капитана. У меня екнуло сердце. Я опустила глаза и отвернулась.
   Там где совсем недавно стоял Великан, собралась целая толпа. Они наблюдали за развернувшимся на их глазах действом и перешептывались. Цирк Шапито на выезде?
   Ветер доносил отдельные фразы:
   - Выкинет...
   - Да нет...
   - ... придушит...
   - Поспорим...
   Я перевела изумленный взгляд с матросов на капитана. Это, что у них шутки такие?
   Капитан побагровел, бросил на меня презрительный взгляд и удалился.
   По кораблю разлетелся вопль Берта:
   - Мой одуванчик!!!
  
   ***
  
   Уже четыре дня как я на этом судне. Четыре дня как вокруг один и тот же пейзаж, и неизменные солнечные блики на неизменной водной поверхности. Разглядеть что-либо в воде невозможно, ни флоры, ни фауны. Морская болезнь меня так и не посетила, видимо, я отношусь к тем счастливчикам, которые от этого не страдают. Неготовая к яркому солнцу кожа моя за эти четыре дня успела загореть, обгореть и кое-где начала шелушиться, волосы выгорели на том же самом солнце и от мытья морской водой напоминали солому. Зато я уже не выглядела тем болезненно-зеленым трупом, какой предстал передо мной в зеркале, когда я пришла в себя четыре дня назад.
   Депрессия капитана так и не покинула, при любом удобном случае он срывал свою накопившуюся злобу на мне. Стоило мне сделать что-то не так, уронить или просто постоять в пределах его видимости, и в мою сторону обязательно отпускалась какая-нибудь едкая шпилька. Я в долгу не оставалась, даже если головой понимала, что вот сейчас лучше промолчать, сердце требовало ответа, и он звучал. Может быть, если бы мне хватало терпения или ума не отвечать на его выпады, на этом бы все и заканчивалось, но язык мой родился вперед меня и, не давая голове подумать о последствиях, уже что-нибудь произносил. Неразумно с моей стороны так вести себя с капитаном, он ведь и правда мог выкинуть меня за борт, он же капитан.
   Наши перепалки неизменно собирали зрителей, ежедневно назначался дежурный, в обязанности которого входило за нами следить и давать условный сигнал, как только начиналась очередная грызня. Показательно, что ни с кем другим из команды у меня конфликтов не было. Не конфликтный я человек, меня не трогают, я отвечаю тем же, соответственно и наоборот.
   "Основы теории магических потоков" захлопнулась и перекочевала на лежащий рядом тюк. Занимательно конечно узнать, что вместе с кровью по телу человека движутся те самые магические потоки и наиболее близко они подходят к кончикам пальцев и ладоням, но переваривать такую информацию большими порциями сложновато.
   - Эй, одуванчик, ты чего это здесь спряталась? - Внушительному Великану было гораздо труднее пробираться между горами тюков и ящиков, чем мне. Я думаю, с его плечами можно было легко на время сменить на рабочем посту древних атлантов и немного подержать небесный свод.
   - Отдыхаю. А что, я тебе нужна?
   Великан небрежно прислонился к борту и, ехидно улыбаясь, поглядывал на меня.
   - Нет, просто уже часа два прошло, а вы с капитаном еще не обласкали друг друга. - Гаденькая улыбка расплылась в пол лица.
   - А что, ты сегодня дежурный? - я потянулась разминая затекшие за время чтения мышцы.
   - Не-а, дежурный сегодня Сэм, - Великан качнул головой в сторону мачты. Проследив за его взглядом, я увидела висящего на высоте птичьего полета помощника повара. Не иначе загнали бедолагу, чтобы не пропустил самого интересного. Сколько ж он там висит?
   - Слышь, одуванчик, пойдем уже разомнемся.
   - А ты с чего это такой участливый, раньше даже сочувствовал мне, а сейчас сам буквально на смерть бросаешь?
   - Это раньше, а сегодня у меня денежный интерес. - Не сильно обратив внимание на мои удивленно приподнятые брови, великан попытался кого-то углядеть из-за горы ящиков, не иначе как капитана. - Мы сегодня ставки сделали, ну так по мелочи, выкинет он тебя за борт или нет.
   - Что?! - Я аж подпрыгнула от возмущения. - Вы чего, поозверели все?! По мелочи?! Выкинет или не выкинет?!
   - Да ладно тебе, Мир, не нервничай, вытащим, если что.
   -Да ты... просто...
   - А если постараешься... хорошо постараешься, - мой праведный гнев его даже слегка не тронул, - я с тобой еще и поделюсь. Двадцать на восемьдесят.
   Ну ничего себе! А моська у него не треснет!
   - Да ты еще и жмот. Значит, я всю работу выполняю, рискую, и мне всего двадцать процентов! Нет, это по меньшей мере не справедливо.
   - Ладно-ладно. Тридцать на семьдесят. Пойдет? - с надеждой в голосе поинтересовался Великан.
   - Ничего себе пошел на уступки! Слышь, хамеешь!
   - Ну зачем тебе деньги, одуванчик, все равно три месяца не протянешь, рано или поздно он тебя придушит. Как ни крути, весь капитал нам достанется.
   - Ну ты и гад, - беззлобно заключила я.
   Великан расхохотался.
   -Похоже, единственный способ тебя найти, это по голосу, медведь ревет тише, чем ты смеешься, честное слово.
   Вот его здесь только не хватало. Не хотелось бы быть банальной, но старая фраза "вспомнишь ..., вот и оно" тут подходит, как нельзя лучше. Похоже мой уголок перестает быть секретным.
   Лорд Капитан пробирался к нам через ящики. Проблем это у него вызывало гораздо меньше, чем у Великана, так как капитан не обладал его огромными размерами. Среднего роста, мне все равно казался высоким, а уж каким был высоким Великан для моих "метр с кепкой".
   - Я уже несколько часов тебя разыскиваю, где тебя носит? - капитан повернул голову влево и заметил меня, дружелюбный тон сразу испарился, как и не бывало. - Что вы здесь делаете?
   Я открыла было рот, чтобы возмутиться, неужели уже книжку почитать нельзя, но Лорд Капитан меня опередил, точнее даже не попытался меня выслушать.
   - Я попросил бы вас не отвлекать моих людей от их обязанностей.
   Отлично! Я еще и виновата!
   - Это от каких же обязанностей я их отвлекаю, мне интересно? Великан, что за дела у тебя были неотложные?
   Гигант даже бровью не повел, просто отошел в сторонку, всем своим видом давая понять, что он вообще тут так, мимо пробегая. Предатель, то есть, нет, жулик.
   Капитан вещал с видом мудрого, но раздраженного бесконечной глупостью ученика, наставника.
   - По-моему, я доходчиво вам объяснил, что вы должны делать, а что нет. Не забывайте, это мой корабль, здесь все подчиняются моим приказам, и вы не исключение.
   Мания величия у тебя, друг.
   - Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, мне кажется, я ничем не нарушила ваших... замечаний? - Я сознательно сделала упор на последнее слово: кто он такой, чтобы мне приказывать. Пусть он капитан, но не мой. Я к нему на работу не устраивалась, я здесь волей случая, несчастного случая.
   Он недобро так сощурился. Без сомнения понял, что я имела в виду, и это его бесило, ой как бесило.
   - А еще, мисс, мои приказы, - в его устах два последних слова превратились в сталь, - принято выполнять, не задавая вопросов.
   А и черт с ним, пусть выкидывает:
   - Если вы не в состоянии ответь на элементарный вопрос, то это говорит либо о том, что вы не правы, либо о вашей некомпетентности как человека, на которого возложена ответственность за этот корабль и его команду.
   Глаза его оказались вдруг близко-близко, и было в них что-то, что заставило меня пожалеть о сказанном.
   - Так вы, мисс, хотите поставить вопрос о моей компетентности?
   Шипением змеи прополз его голос по мой коже, заставив ее покрыться мурашками.
   Остатков наглости и самолюбия хватило, чтобы ответить.
   - А о том, что вы, Лорд Капитан, можете ошибаться, у вас не возникает даже мысли?
   Да этому человеку лечиться надо. То что сейчас происходило на его лице не поддается никакому описанию. Темные глаза будто расплавились, из зрачка хлынула темная волна, поглощая под собой радужку. Бездна вращалась, нет, пульсировала, затягивая в глубь панического ужаса. Я с трудом удержалась от вскрика, ноги подкосились, теряя опору.
   - Эй, Рок, Рок, - стоявший в стороне Великан вдруг встал между нами, голос его был не то, чтобы озадаченный, но слегка, я бы сказала, взволнованный. - Капитан, а ты зачем меня искал-то? Вот он я, тут, давай поговорим.
   Капитан поднял глаза на своего первого помощника, встретив немой укор, развернулся, бросив короткое пойдем. Великан поспешил за быстро удаляющейся спиной.
   - Мирослава, ты как?
   - Тебе лучше знать, ты же у нас целитель. - И когда это сюда успело прийти так много народа? И как они здесь только поместились?
   Лим аккуратно помог мне встать на ноги. Странное ощущение опустошенности, одиночества и тяжести огромного мира, чужого мира, обволакивало, незаметно, ненавязчиво, как сигаретный дым обволакивает курильщика, впитывается в его кожу, волосы, проникает в легкие, мешая дышать. Я тряхнула головой, избавляясь от наваждения. С одним из нас - я имею в виду капитана - точно не все в порядке.
   - Ну что, кто сегодня выиграл? - поинтересовалась я, обводя взглядом озадаченно-напряженные лица команды. Голос был хриплый и слабый. - Или считается только, если я окажусь за бортом?
   К выше описанной гамме эмоций добавилось еще что-то вроде смущения или я все-таки слишком хорошо думаю о людях, и это вовсе не смущение. А вот Лиммерет даже покраснел. Такие люди, как он просто находка для шпиона: главное правильно задать вопрос и ответ появиться прямо на лице.
   - Лим, скажи, неужели ты тоже делал ставку?
   - Я... - целитель стал пунцовым.
   - Как ты мог! - изобразив страдание от удара в самое сердце, почти простонала я.
   И ведь поверил.
   - Да ладно тебе не волнуйся, что я не понимаю, надо же людям хоть как-то развлекаться. - Вот такая я добрая и понятливая... бываю... иногда. - А кого это Великан называл Рок?
   - Капитана, естественно, - пришел на помощь еще не пришедшему в себя от быстрой смены темы целителю боцман Таргет.
   - Хорошее имя, я бы сказала судьбоносное. Хотя, - немного подумав, добавила я, - ему больше подошло какое-нибудь - Вечно-недоволен или Истерик, ну на худой конец Злюка.
   - Угу, ты поди ему это скажи, - хмыкнул боцман.
   Я как-то сразу скисла, представив, как подхожу к капитану и предлагаю ему сменить имя на какое-нибудь из вышеперечисленных. И уж совсем поникла, подумав о его реакции.
  
   - Рок, ты что это делаешь? - Великан упрямо смотрел на обращенную к нему спину капитана. - Ты соображаешь, что творишь?
   Никакой реакции.
   - Она же не сказала ничего из-за чего можно было так ... реагировать.
   Капитан будто и не слышал ничего оперся руками о борт корабля.
   - Ты хоть понимаешь, что чуть было не убил ее?
   Капитан как от удара вздрогнул от тихого голоса гиганта. Резко оттолкнувшись от борта, он поднял глаза на своего первого помощника.
   - Я все понимаю. - Эти слова дались не так просто, как хотелось бы. Лицо помрачнело еще больше. - Я все очень хорошо понимаю.
   - Тогда какого черта, капитан, какого черта?! Что тебе сделала эта девчонка, что каждый раз на ее появление ты реагируешь как на всемирную катастрофу.
   Рок засунул руки в карманы и исподлобья посмотрел на Великана. Пауза затягивалась. Но они и так понимали друг друга без слов. Капитану нечего было сказать, Великан знал, что ничего не услышит.
   А что можно сказать, если он сам не понимал, почему она вызывает в нем такое раздражение. Просто вздорная баба, но не убивать же ее за это. Почему же тогда так хочется это сделать? Потому что появилась в самый неподходящий момент, если бы не она, сейчас уже плыли к дому. Нет, она конечно не специально... Но какого черта, кто ей позволил так с ним разговаривать!
   - Ну так что, Рок, не знаешь, что сказать?
   - Все было бы хорошо, если бы она молча слушала, что ей говорят и не выступала.
   Лицо Великана растянула ехидная усмешка.
   - Ну все понятно: нашему капитану просто не нравятся непокорные женщины.
   - Ну да, ну да. А еще вашему капитану не нравиться, когда первые помощники лезут не в свое дело. - Он хмыкнул, устало прислоняясь к борту.
   Великан развернулся было, чтобы уйти, но вспомнив что-то, остановился.
   - А ты чего меня искал-то?
   Да, и правда, зачем?
   - Не помню. Все из головы вылетело из-за этой ...
   - Плохо дело, капитан.
   Бровь удивленно приподнялась. Великан ответил, не дожидаясь вопроса.
   - Нельзя же так терять голову из-за женщины.
   - Да иди ты, - беззлобно буркнул Рок.
  
   ***
   Корабль - кусочек уверенности над бесконечной бездной неизвестности, а в нашем случае еще и рядом с ней. Граничные воды, в которых мы плавали, граничили неизвестно с чем. Границы как таковой не было, но даже я ее ощущала, стоило подплыть чуть ближе и воздух наполнялся напряжением, дышать становилось труднее, как высоко в горах. Корабль мгновенно отводили на безопасное расстояние. На мой вопрос, неужели никто так и не решил проверить, что же там есть, мне ответили не очень емко: решали, редко, но решали. Правда спустя какое-то время после таких решений обнаруживали корабль без единого человека на борту и следами мощного магического излучения.
   Еще одна загадка - это цель путешествия. Никто не понимал расплывчатой фразы "для изучения аномальных явлений на границах". Поговаривали, что это просто повод, чтобы удалить капитана из столицы. И вроде как таким образом избавились не только от него. Почему, зачем, мне никто не объяснял, по простой причине: этого никто не знал. Великан всегда отшучивался: что это я проявляю такой интерес к капитану и с какой целью. Конечно я проявляю к нему интерес: предупрежден, значит защищен, так оно звучит, кажется? После того случая, одно воспоминание о его взгляде ввергало меня в оцепенение. Как так можно: просто смотреть и лишать человека воли, подавлять его? И кто знает, на что еще способен этот человек. Узнавать это мне не хотелось, поэтому я сосредоточилась на выяснении более безобидных вещей: что где на корабле находиться и для чего это нужно.
   Ничего особенного узнать не удалось. Две палубы, нижняя заполнена запасами, защищенными, как сказал Лим, заклинанием сохранения и оборудованными местами для отдыха команды. Ну и верхняя палуба, более свободная, но, как я уже говорила, тоже с кой-каким грузом, и естественно с каютой капитана, моей каютой, временно. Так вот когда осматривать больше было нечего, а "Магические потоки" перестали восприниматься (Это наверное то же самое, что взять сейчас книгу по генной инженерии и самостоятельно пытаться вникнуть в тонкости этой науки. Толку не будет, как ни крути.), чтобы хоть чем-то себя занять, я терроризировала целителя. Ну не то, чтобы я ему совсем уж надоедала, просто он на какое-то время стал моим личным учителем. А учил он меня всему: начиная от истории государства, заканчивая наиболее распространенной и экзотической флорой и фауной. Назвать меня очень прилежной ученицей нельзя, большая часть полученной информации улетучивалась из головы уже через пару часов, зато у меня хотя бы складывалось представление об окружающем мире.
   Матросы коротали время чуть иначе. День проходил в вялотекущих заботах о состоянии корабля и тех самых исследованиях, для которых они сюда и были направлены. Исследования заключались в том, что капитан ежедневно внимательно осматривал никак не меняющееся море и записывал свои наблюдения в журнал. Кое-кто иногда даже пытался поупражняться в фехтовании, но это происходило редко и как-то вяло А вечером после ужина всей командой уговаривали помощника повара, который отвечал за запасы, выдать еще одну бочку с вином. В ход шло все: лесть, угрозы, уговоры, шантаж. Естественно помощник повара был непреклонен, отвечая всегда одно и тоже: нам еще не один месяц плавать. Нет, при необходимости конечно нужные продукты "доставят", но при таком расстоянии это связано с определенным риском и неудобствами.
   После того как, выдохшись и исчерпав все припасенные аргументы, Великан называл непреклонного Берта (того самого помощника повара) старым скрягой и говорил, что ему до лампочки (вольный перевод) на его разрешение, пытался вынести вожделенный бочонок. При этом Берт отходил с прохода, вальяжно подпирал спиной стеночку и говорил, что конечно, пусть берет, но всю последующую неделю рацион Великана будет урезан до корки хлеба и воды, и ему также до лампочки (вольный перевод) до того, как он протянет эту неделю. Бочка из рук Великана неохотно перекочевывала на свое законное место, а уязвленный до глубины души гигант, пожелав Берту и всей его родне жестокой смерти от жажды, побежденный возвращался на верхнюю палубу.
   - Нет, ну так ведь и высохнуть можно! - сокрушался он.
   - Не волнуйся, Великан, сохнуть тебе долго придется, - посочувствовала я, красноречиво оглядывая огромную фигуру.
   Великан посмотрел на меня как на блоху, кусающую меховой тулуп. В том смысле, что мои слова ему, тоже что тулупу блошиный укус.
   - Нет бы, что умное предложила, а то ...
   - А что я могу предложить, интересно? Ну попросите Лима, чтобы он вам чего-нибудь намешал.
   Лим, тихо стоявший рядом, отвернулся, чтобы спрятать улыбку. Великан бросил на него убийственный взгляд.
   - Угу, мы уже просили.
   - И?
   - Что, и? - буркнул Великан. - Всю команду потом несколько дней расстройство желудка мучило. Если бы в тот момент до него было, убили бы.
   - За что ты их, Лим?
   - Я не специально, - сдерживая смех ответил целитель, - так получилось.
   - Получилось у него, - даже по голосу было заметно, что еще живы воспоминания в голове Великана. - Скажи спасибо капитану.
   Лим дал разъяснения, заметив мой вопросительный взгляд.
   - Они хотели потом заставить меня выпить остатки этого ... варева. Но капитан не позволил, сказал, что мол сами виноваты, никто вас не заставлял. Один бы я с ними не справился. И чего они от меня ждали, я же целитель, а не винодел. - Такой искренний взгляд и недоуменное пожатие плечами.
   - У меня идея. - Великан лукаво прищурился. - Одуванчик, ты должна постараться для общего дела.
   Дурацкое прозвище! Спасибо Сэму.
   - Мир, ты одна его еще не просила. Берт не сможет отказать женщине.
   - Я?! Мне проблем и так хватает, так что уж простите.
   - Мирослава... - пять пар глаз просительно уставились на меня: Великан, целитель (застенчивый, застенчивый, а выпить любит), Сэм, очень хорошо осведомленный о бережливости Берта, так как тоже является помощником повара, канонир Сэтт (зачем на исследовательском корабле канонир? А вдруг...) и матрос Торренс.
   - Нет, нет, нет и еще раз нет. - Я была непреклонна. Не позволю себя втягивать в разные авантюры, я же потом окажусь крайней, с особой-то любовью ко мне капитана.
   - Мы же поделимся.
   Поделятся они, как же. Нет выпить то сейчас было бы можно, чуть-чуть или не чуть-чуть. Абсолютно все события последних дней к этому располагают. Легче от этого конечно не станет, но почему бы и нет. С Бертом мне общаться еще не приходилось, но всегда нужно с чего-то начинать.
   - Давай, Одуванчик, иди. А мы тебя за это будем по мере сил от капитана защищать, когда он опять в плохом настроении будет.
   - Эх, ну ладно. - И уже уходя добавила, - А насчет капитана, я запомнила.
   Берт сидел рядом с вверенным ему хозяйством и что-то пересчитывал периодически указывая пальцем то на мешки, то на ящики, то на бочки и заносил несколько раз перепроверенные данные в тетрадочку.
   - Берт, - неуверенно позвала я.
   Он был также удивлен моему появлению, как я смущена целью своей миссии. Я не имела даже малейшего представления не только о том, как его уговорить, но и с чего в принципе начать. Он закрыл тетрадочку, отложил ее в сторону и, ожидая какого-то подвоха, спросил:
   - Да?
   - Не помешала? - резонный вопрос, особенно после того, как уже приперлась.
   - Э-э-э, да нет.
   Ценю в людях вежливость.
   - Чем обязан? - так и не дождавшись от меня продолжения, спросил Берт.
   - У меня к тебе дело, - лицо помощника повара при этих словах стало не просто удивленным, но и каким-то озадаченным. Думаю, дальше ходить вокруг да около не имеет смысла. - Понимаешь, ты ведь в курсе о том, что капитан ко мне не очень хорошо относиться?
   Берт кивнул, все еще мало что понимая. Я продолжила.
   - Я уже не надеюсь, что все это закончиться хорошо.
   Берт хмыкнул, таким озверевшим капитана не видели уже давно, даже списывая его бешенство на плохое настроение. Так обращаться с женщинами он себе никогда не позволял, даже если эти женщины совершали куда более серьезные проступки, чем просто огрызнуться на выпад капитана. Но действия капитана не обсуждаются - на то он и капитан.
   - Так вот мне пообещали по крайней мере не дать меня утопить.
   - И?
   - Но при одном условии. - Я замялась. Глупая все-таки была затея, зачем я только поддалась на их уговоры?
   - Каком условии? - Берт начал понемногу догадываться, о чем говорила улыбка, расползающаяся на его лице.
   - Я должна уговорить тебя расщедриться на целую бочку вина, - на одном дыхании выпалила я.
   Не представляя, что делать дальше, решила дождаться хоть какой-то реакции. Берт, все еще широко улыбаясь, тоже чего-то ждал.
   - Ну?
   - Что, ну? - удивилась я.
   - Как это, что? Уговаривай, - пояснил Берт.
   - Э-э-э... - а я-то наивно полагала, что сказанного уже вполне достаточно. - А как?
   Если бы можно было улыбнуться еще шире, помощник повара пожалуй так бы и поступил. На самом деле ежевечерние перепалки с командой были скорее игрой для обеих сторон: и для Берта, и для матросов. В этом бесконечно тянущемся безделье попытки обнаружить в бережливом Берте хоть каплю щедрости, было одним из немногих развлечений доступных команде. А уж как наслаждался Берт тем небольшим кусочком власти, который ему был доверен. За время путешествия на корабле не осталось человека, который бы не приходил к нему, чтобы просить практически о милости (чаще конечно требуют и угрожают, но такие попытки отсекаются сразу и на корню). Разве что капитан никогда не участвовал в этих развлечениях - несолидно как-то. Хотя, когда у Берта все-таки случались проблески человеколюбия, и очередной бочонок с вином перемещался из хранилища к радости матросов на палубу, капитан не отказывался от случая разделить небольшой праздник с командой.
   Больше всего помощнику повара нравилось отказывать Великану. Просто потому, что он первый помощник капитана и второй человек на корабле. Просто потому, что никто другой не рискнул бы связываться с разъяренным гигантом. И потому, что у него в запасе всегда был козырь: Великан любил поесть, и только в его, Берта, власти урезать его в этом удовольствии под предлогом ограниченности запасов.
   А сейчас, о чудо, к нему пришла их недавняя находка. Своеобразная конечно находка, на любителя. Во всех существующих мирах знают, женщина на корабле - плохая примета. А когда эта плохая примета еще и умудряется постоянно выводить из себя достаточно сдержанного капитана, то точно жди беды. А с другой стороны, последнее дело обращать внимание на предрассудки, когда плаваешь в граничных водах. Да, и это все мало имеет отношения к нему, интереснее другое, как она будет пытаться его убедить.
   - Ты у меня спрашиваешь? - неподдельно изумился Берт.
   - А у кого же мне спрашивать, - в ответ изумилась я, - уговорить же тебя нужно, а не кого-то другого.
   Берт почесал голову, подумал-подумал и как-то не очень уверенно в своих словах предложил:
   - Ну как женщины делают, надо наверное наговорить мне чего-нибудь приятного, поулыбаться там, пообещать чего-нибудь...
   По выражению моего лица, которое медленно менялось не в лучшую сторону, Берт понял, что говорит что-то не то или не так, и замолчал.
   - Может, обойдемся без лести и обещаний? Хотя, могу кое-что пообещать, - после небольших раздумий согласилась я. Правда шестое чувство мне подсказывало, что говорим мы о разных вещах.
   Берт подтянул свой внушительный животик, который устало свешивался через ремень - вот что значит отвечать за припасы, никогда голодным не останешься. Он уже нарисовал себе картину трепетного девичьего тела, кокетливо прижимающегося к его внушительной фигуре, и томные нашептывания в самое ухо обещаний всех возможных удовольствий.
   - Обещаю отдать свою долю выпивки. Просто от сердца отрываю. Честно-честно.
   От такой неожиданности Берт просто опешил. Нет, а чего собственно он ожидал?
   - Если ты нисколько не сочувствуешь моей печальной перспективе оказаться на дне моря от рук капитана, я конечно могу понять. Но отказать в помощи несчастной слабой женщине - это просто жестоко. Кстати, моя смерть будет от части и на твоей совести.
   - И к тому же, - продолжила я, - немного выпить с этой несчастной женщиной и еще с кем-нибудь никогда не бывает лишним. - Интересно, это сойдет за заигрывания?
   Берт, получивший порцию обвинений, слегка скис. Поэтому последнее предложение показалось ему не таким уж и плохим. А что я говорила, метод кнута и пряника всегда действовал. Он с таской посмотрел на аккуратно уложенные бочки, потом на меня. Внутренняя борьба отражалась на его лице, легко сдаваться он не хотел.
   - Отпразднуем мое чудесное спасении.
   - Эх, черт с тобой, пошли, - он взял бочонок и покатил его к выходу.
   Ого, неужели я это смогла. С первой победой меня.
   Берт был встречен просто таки громом оваций. Все дела были моментально заброшены и даже тот, кто уже лег спать, был пробужден товарищами. Берт хорошо знал, что напоить сотню матросов одним бочонком невозможно, поэтому великодушно разрешил взять еще парочку.
   - Ну, что, одуванчик, выпьем? - увесистая рука Великана чувствительно хлопнула меня по плечу.
   А почему бы собственно и нет.
  
   В голове шумело, хотя я еще не допила до конца и первую кружку. Вино было темно-красного цвета немного вяжущее и очень крепкое. Возможно его чрезмерной крепостью и можно было объяснить то, что я так быстро захмелела.
   - О, капитан, присоединяйся к нам, - радостно завопил почти над самым ухом канонир.
   Я вся внутренне сжалась, ну неужели опять он, почему злосчастный Лорд Капитан не мог посидеть где-нибудь еще, почему именно здесь. Уже в который раз убеждаюсь: это судьба, точнее не судьба. Складывается впечатление, что даже если бы я все время пряталась в самых недрах корабля или на самом верху мачты, мы все равно бы встретились.
   - Случилось чудо. Берт, кому же удалось тебя уговорить? - спросил капитан подсаживаясь к нашей компании. Он недобро посмотрел на меня, на кружку в моих руках и отвернулся.
   Повеселевший после выпитого Великан тут же поспешил сообщить:
   - Это одуванчик, то есть Мирослава постаралась, - и так мерзко похихикивая добавил, - я вот тоже думаю, как это она сумела...
   Хмельная компания в очередной раз разразилась дружным хохотом. За то время, что мы тут сидели, они уже столько всего успели навыдумывать, что я просто устала их переубеждать. Их масляные шуточки не волновали меня до тех пор, пока не пришел капитан. Он бросил в мою сторону такой уничижительно-брезгливый взгляд, что внутри у меня все закипело. Я залпом допила плескавшееся на дне кружки вино и посильнее сжала зубы, чтобы не дай бог не ввязаться в очередную ссору. Лим тут же сунул мне в руки новую порцию. Терпкое вино приятно обжигало, а все больше охватывающий мою голову дурман заметно уменьшал чувство самосохранения и благоразумие. Откуда у этого человека способность одним своим присутствием выводить меня из себя? За всю мою жизнь еще ни одно живое существо не вызывало во мне столько отрицательных эмоций, просто посмотрев в мою сторону. Но я промолчу, как бы презрительно он на меня не смотрел. Человек, способный вывести тебя из равновесии без видимой на то причины, тем самым управляет тобой. Меня абсолютно не волнует, что Лорд Капитан обо мне думает. Мне все равно.
   - Что-то ты вдруг затихла, Мирослава, - и дураку было понятно, что Торренс пытается снова стравить меня с капитаном.
   - Я? - а я и ничего не заметила, как будто. - А что ты хочешь? Чтобы я тебе спела?
   - Ага. И станцевала, - поддержал Великан.
   - Щас. Только после тебя.
   Гигант заржал. В мою пьяную голову полезла странная картина: Великан танцующий танец маленьких лебедей. В балетной пачке и на пуантах, тяжело подпрыгивающий и размахивающий руками. Улыбка расплылась по лицу.
   - Рок, что там известно, когда мы возвращаемся? - потянулся, разгоняя кровь по затекшим мышцам, Сэтт.
   - Месяца через четыре.
   - Ты же говорил с Аббером, неужели не объяснил ему, что нам тут нечего делать.
   - Объяснил.
   - И что?
   - И ничего. Сказал, плавайте, вдруг еще кого выловите. - И снова уничтожающий взгляд в мою сторону.
   Думаю, Лорд Капитан был не сильно удивлен, когда встретил мой ответный взгляд, в котором уже мелькали искры гнева, готовые вот-вот превратиться в пожар на благодатной почве, сдобренной спиртным. В чем он меня обвиняет, это же не я его отправила в эту экспедицию? Это называется, нашел виноватого. Видимо, для него я стала олицетворением всего самого плохого на земле. Ну конечно, женщина сосуд зла.
   Судя потому как на меня уставился капитан да и вся команда, последнее я подумала вслух.
   - Что, простите? - ироничный взгляд капитана прошелся по мне, снова вызывая прилив бешенства.
   - Не прощу, - нагло заявила я.
   Зря стараешься, в пепел от пылающих взглядов я не превращаюсь.
   - Мне ваше прощение не очень-то и нужно, - выжимая улыбку, сказал он. - Я спросил о том, что вы сказали.
   - Я сказала: карты "таро". - Сбивчивое объяснение захмелевшей женщины произвело впечатление. На меня все смотрели как на сумасшедшую: немного удивленно и снисходительно. Я махнула рукой, - Карты "таро" - это такие гадальные карты, у каждой карты свое значение. Каждой карте соответствует определенная буква еврейского алфавита каббалы. Так вот удалые ребята, которые придумали этот алфавит, одной буквой умудрялись обозначать женщину и дьявола. И это, собственно говоря, еще ничего, если порыться в истории, можно найти множество "великих" идей, которые утверждают одно и тоже: женщина сосуд зла, носитель всего темного и нехорошего, и если бы не мы плохие, то все у вас хороших было бы замечательно.
   По всей видимости, присутствовавшие на моей лекции уловили только последнюю мысль, а попытка показаться умной, рассказывая про еврейский алфавит, погибла еще на первых фразах. Капитан ухмыльнулся.
   - Вот я и говорю, - продолжала я, глядя ему прямо в глаза, - хорошая мысль для таких, как вы, капитан.
   - Для каких это, таких? - расслабленность в его позе сменилась угрожающим напряжением, только мне уже было все равно.
   - Центрах вселенной, Лорд Капитан. Зацикленных на себе. Вечно жалеющих себя, и обвиняющих в своих неудачах и неприятностях окружающих. - Но этого мне уже было мало, и я добавила, - А может быть, даже неуверенных в себе, и выбирающих себе в противники наиболее слабого.
   Долго-долго он смотрел мне в глаза, пристально, пытаясь определить, на самом деле я так думаю или это просто говорят о себе пары алкоголя. А вино здесь в общем-то ни причем, просто оно придало мне чуть больше наглости, а может быть и храбрости, потому что даже сейчас я боялась его. Боялась снова увидеть в его глазах пульсирующую бездну.
   Нет, бездну я не увидела. Там была ночь, спокойная, теплая, немного печальная и от того какая-то щемящая ночь, с проблеском луны и тихим шелестом ветра. Меня захватили эти ощущения, я вдруг перестала чувствовать раздражение. Мне стало стыдно, невероятно стыдно за свои слова.
   - Ты сейчас не права, - это все, что он мне ответил.
   Сейчас? Как интересно. Неужели он признал и свою неправоту. Или я слишком много значения придаю словам?
   Я немного нервно встала и, чтобы как-то сгладить воцарившееся в моей душе смятение, улыбнулась и сказала:
   - Старо как мир, Лорд Капитан: если женщина не права, сразу проси у нее прощение.
   - Ну ты подумай, это значит, если ты не прав, проси у нее прощения и, если она не права, тоже! - Возмутился Великан. - Одуванчик, это не справедливо!
   - Зато удобно, - этак невинно захлопав глазками, улыбнулась я.
   - Женщины, - почти пренебрежительно протянул гигант. Надо же, всего одно слово, а прозвучало, как оскорбление всему роду человеческому, точнее прекрасной его половине.
   - Да ну вас, пойду я спать. - Кружка с моим недопитым вином после недолгого прицеливания была всунута в руки Берту со словами, - На, как и обещала: моя порция. Спокойной ночи. - Махнула рукой и покачиваясь побрела в сторону каюты.
   Уже уходя, я услышала смех Великана:
   - Что, и это все, что она тебе пообещала?! Слабо-слабо.
   И дружный смех всей компании.
  
   ***
   Ветер раздувал ей волосы. Она стояла, опустив руки на борт корабля и смотрела куда-то в даль. Сегодня ветер был сильнее, чем обычно, он рвал ее распущенные волосы и окатывал морскими брызгами. Волны поднимались выше и шумно разбивались о борт. Она уже не казалась такой лишней на корабле, как это было всего неделю назад. Команда быстро к ней привыкла, ажиотаж спал, все вернулось на круги своя. Любую попытку ухаживания она пресекала сразу, возможно не последнюю роль в этом сыграла и его "просьба" о том, чтобы она следила за своим поведение. А с другой стороны, кто знает, может быть у нее на это свои причины. Судя по поведению, у этой женщины на все свои причины и свое мнение. Все его слова она воспринимает в штыки, о чем бы ни шла речь. Он наблюдал за ней: ни с кем она не вела себя так вызывающе, как с ним. Великан порой отстегивал более грубые и злые шуточки, чем он когда-либо произносил при ней, но ни разу она не нагрубила в ответ. Их же беседы всего один раз закончились мирно, и то в тот момент она была немного не трезва.
   Но уж если быть до конца честным, он тоже немного предвзято реагировал на все ее слова. А размышления над тем, откуда взялась эта предвзятость прекращались при первом же возмущенном взгляде и ответной колкости. Может быть следует вести себя умнее и в следующий раз просто промолчать? Но, черт возьми, кто она такая, чтобы диктовать ему условия на его же корабле! Он здесь хозяин, и не собирается подстраиваться под какую-то выскочку! И если ее что-то не устраивает, может убираться туда, откуда появилась, такому повороту событий он будет только рад.
   Карандаш порхал над журналом, оставляя на бумаге слегка заметные росчерки. Мысли при этом были где-то далеко и не следили за тем, что делают руки. Стоя на капитанском мостике, он мог наблюдать практически за всем, что происходило на корабле, но взгляд его снова и снова возвращался к стоящей в стороне женской фигуре.
   - О-о-о, кэп, а я-то все думаю, что ты на нее постоянно бросаешься, теперь-то понятно.
   Рок проследил за взглядом первого помощника, который, несмотря на свой огромный вес, каждый раз умудрялся подойти неслышно, не одна доска не скрипела под его богатырскими ногами. Великан смотрел на раскрытую страницу журнала, где только что карандаш оставил женский профиль с растрепанными ветром волосами.
   - Я так понимаю, это твои научные исследования аномалий, - хихикнул гигант. - Ничего себе, аномалия.
   Рок вдруг почувствовал себя полным идиотом. Что на него нашло, картинки какие-то рисует, выставляя себя кретином перед собственной командой. Может быть еще стишки какие слюнявые написать. А то еще пару дней безделья на этой посудине и вдохновение обязательно придет.
   - Нет, Рок, я все понять могу, но чтоб таким способом ба... даму охмурять! - продолжал веселиться великан. - Это ж еще додуматься надо. Может тебе советом помочь?
   - Заканчивай дурака валять, - капитан раздраженно захлопнул журнал.
   - Нет, кэп, тут надо как-нибудь поласковее. Ты, кстати, единственный кто еще не пытался, может она только этого и ждет.
   Капитан раздражался, выслушивая беззлобные подтрунивания Великана. Что за чушь он несет! Делать ему больше нечего, как ухаживать за этой девчонкой!
   - Великан, ты не мог бы заняться своими делами и не давать ненужных советов?
   - Да ладно тебе, я ж от всей души. Таким-то образом ты от нее мало чего добьешься.
   - Да зачем она мне нужна! - раздраженно бросил капитан.
   - Это ты у меня спрашиваешь?
  
   ***
  
   Ветер дул все сильнее. Это настораживало. Слишком зыбкой основой казался раскачивающийся на волнах корабль. Конечно раскачивался он не намного сильнее обычного, но если пристально смотреть на волны, зрение путается, начинает казаться, что весь мир следует маршруту и траектории морской волны, гонимой ветром.
   Небо потемнело, на него со всех сторон набежали мелкие, как клочки ваты облака. Платиновый оттенок воды исчез вместе с солнцем, теперь море приобрело ртутный серый цвет. В воздухе был какой-то посторонний запах. Не мне конечно судить о том, какие запахи посторонние в море, слишком уж я здесь недавно. Но меня не покидало ощущение, что вместе с ветром, наполняющим паруса, носится что-то постороннее, лишнее, неправильное.
   Я пошла искать Лима, человека, с которым мне было проще всего говорить. Целитель отдыхал на тюках, прикрепленных к палубе корабля. Он смотрел в пустое небо так, будто что-то там видел.
   - Здравствуй, Мирослава, - заметив меня, целитель встал.
   Я кивнула в ответ.
   - Лим, ты дольше меня находишься в море, скажи, такая погода ничего не предвещает? Может быть шторм или еще что-нибудь?
   Целитель пожал плечами.
   - Трудно сказать. Был бы я погодным магом, то легко ответил на этот вопрос, а так...
   - Меня терзает какое-то странное ощущение... Будто что-то происходит ... плохое, - я посмотрела на целителя, в поисках понимания. - Или я зря беспокоюсь? Просто испугалась первого же ветерка, который сильнее обычного?
   Лим молча смотрел на меня, что-то обдумывая. В глазах его мелькнула тень беспокойства. Вот так, не хватало только поднять панику и заразить своими страхами окружающих.
   - Скажи, Мирослава, помнишь ты говорила про гадальные карты?
   - Карты? - причем здесь карты? - А "таро". Да, помню. А что?
   Лиммерет слегка замялся.
   - Ты пророчица?
   Неожиданно пришло понимание: Лим думает, что я умею предсказывать будущее, поэтому насторожился, когда я заговорила о предчувствии чего-то плохого.
   - Нет. Я не пророчица, - успокоила я его. - А карты эти просто игрушка. Для развлечения и не больше.
   В глазах целителя все еще читалось непонимание.
   - Ты все время, стоит у тебя что-то спросить, говоришь, что ничего не помнишь о своей жизни. А сейчас с такой уверенностью утверждаешь, что не умеешь заглядывать в будущее.
   Лим прав, при желании меня можно было бы легко уличить во лжи. Но сейчас целитель не собирался этого делать. Он просто констатировал факт. А остальное, то есть правда, пусть останется на моей совести. Я была уверена, что Лиммерет догадывался о том, что я не из этого мира. Он проводил со мной больше времени, чем кто-либо другой, и прекрасно понимал: можно забыть свое прошлое, своих родных, друзей, но нельзя забыть то, что впитывают дети при рождении. Манеру поведения, присущую той или иной расе, манеру говорить, в конце концов даже после очень сильного удара головой невозможно избавиться от наречия характерного той или иной расе. И книга та, дал мне для изучения теорию магических потоков, конечно. Я не так глупа, и прекрасно понимаю, какую цель он преследовал. Только мало, что ему это дало: он так и не смог определить принадлежности моего алфавита. Он переписал некоторые фразы, и я часто заставала его за тем как он ищет аналогии во всех известных ему языках.
   - Очень странно, - как-то сказал он. - Наиболее близок наш язык, может быть поэтому мы друг друга понимаем. В написании некоторых букв есть что-то общее... И все же он другой.
   В ответ я только пожала плечами. А что мне было ему сказать - не ищи в языках существующих в вашем мире ничего похожего, не найдешь? Лучше спроси у капитана, он точно что-то знает.
   - О, сколько времени и сил ты тратишь, чтобы определить мое происхождение, Лим. - Это была даже не ирония, упрек, и целитель это понял.
   С тех пор вопросов он больше не задавал, а если и пытался что-то разузнать, то тщательно это от меня скрывал. И вот теперь снова мы вернулись к этой теме.
   - Ты как будто обвиняешь меня в чем-то, - я отвернулась от него, мне стало грустно. Сама не знаю почему, может быть я и недоговаривала некоторые вещи о себе, но ведь враньем это тоже назвать было нельзя.
   Целитель смутился.
   - Нет, Мирослава, я не о чем таком даже не думал, - засуетился он. - Извини, я не хотел тебя обидеть.
   - Я не обиделась. Забудь. - Порыв ветра разбросал мне волосы и пробрался под рубашку. Чувство тревоги охватило с новой силой. - Просто, видимо, я боюсь штормов в открытом море.
   - Кто же их не боится?!
  
   ***
  
   Небо темнело все быстрее. Холодный ветер после изнуряющей жары, державшейся всю неделю, проникал внутрь до самых костей. Мурашки покрыли кожу. Ртутные волны гуляли по морю, поднимаясь на метр, а то и выше. Корабль уже ощутимо раскачивало из стороны в сторону. Ленивая расслабленность команды сменилась сосредоточенной деятельностью. Укреплялся груз, спускались паруса. "Лионелла" была в напряжении. Руки, прислоненные к борту, ощущали как судно дрожит под напором ветра и волн.
   Золотой росчерк молнии предвещал шторм. Со своенравной природой не договоришься, она всегда поступает так, как хочется ей, не обращает внимание на то, что в моменты ее буйства, кто-то борется за жизнь, а иногда и проигрывает эту борьбу.
   Я обхватила себя руками в надежде удержать последние крохи тепла и отстраненно наблюдала за происходящим. Было стыдно: я единственная кто сейчас не принимал участия в работе, даже капитан не только отдавал приказы, но и постоянно оказывался в разных местах корабля, помогая команде. Вот уж точно, балласт, по-другому про меня не скажешь. Надеюсь только, что не лишний.
   - Надень что-нибудь, мерзнешь же, - голос капитана прозвучал над самым ухом.
   От неожиданности я слишком резко обернулась и не удержала равновесие на раскачивающейся палубе. Капитан схватил меня на лету за шкирку и поставил на ноги.
   - Я... Это все, что у меня есть. Багаж потерялся где-то по пути.
   Рок ухмыльнулся.
   - Ага, два чемодана и три сумки, в аэропорту перепутали пункт назначения.
   Волны стали еще сильнее. Меня снова повело в сторону.
   - Да стой же ты, - поймал меня капитан. - Иди в каюту, там хотя бы не вылетишь за борт. И мешать не будешь.
   С очередной вспышкой молнии, как по команде, начался дождь. Выражение лица капитана было напряженным и сосредоточенным, взгляд устремлен в море, в сторону призрачной границы. Капли дождя как будто просачивались там через более плотный воздух, замедляли свой бег, образуя странного вида пористую стену.
   - Что, все так плохо? - робко спросила я.
   Взгляд обратился снова на меня. Капитан снял с себя куртку и всунул мне в руки. Ломаться я не стала, с удовольствием накинув на озябшие плечи неожиданный дар. Выделанная кожа хорошо защищала от дождя.
   - Все хорошо. Иди в каюту, - он направился по очередному делу.
   - Лорд Капитан, - позвала я. Сегодня в моих словах не было ни капли сарказма. - А может будет правильно рассказать мне, что может произойти. Хотя бы чего вы опасаетесь. Я хочу знать.
   Он остановился и посмотрел куда-то поверх моей головы. После недолгих размышлений, он все-таки ответил на вопрос.
   - Нет, правильным это не будет. Но если ты так уж хочешь знать, то пожалуйста. Шторм начался слишком быстро, мы не успели отогнать корабль от границы. Если нас туда закинет, неизвестно чего тогда ждать. - И уже уходя, остановился и спросил, - Ну что, тебе стало легче?
   Вы в своем стиле, капитан. Если уж нашли в себе силы несколько минут не грубить, то напоследок обязательно что-нибудь да ввернете, просто так, для поддержания имиджа.
   - Хотя бы теперь я знаю, почему у вас, лорд Роккуэл, такое поникшее выражение лица.
   Ссора не состоялась. Он хмыкнул и отправился по своим делам.
   Стоять на ногах было уже затруднительно, я с трудом поборола желание упасть на четвереньки и поползти до своей каюты. Руки соскальзывали с мокрого дерева, но борт корабля был единственной существующей опорой.
   Великан стоял у штурвала, мокрая рубашка облегала могучее тело, на котором бугрились мышцы. Перебарывая морскую пучину, он пытался развернуть корабль подальше от границы. Судно кидало с волны на волну как щепку, то отдаляя от границы, то приближая к ней. Как ни старался Великан, похоже, он проигрывал эту дуэль.
   Нет, ничего плохого случиться не может. Просто не может. Это будет не честно. Меня уже закинуло не пойми как на этот корабль, теперь я должна благополучно добраться до земли и найти дорогу домой. А без корабля и его команды ... да, даже без капитана, я не смогу этого сделать. Пусть все закончится хорошо. Пожалуйста.
   Судно сильно качнуло в сторону, в очередной раз сваливая меня с ног. Я чувствительно ударилась о доски. От бушевавшего ливня не спасала уже и куртка капитана, мокрее быть было просто нельзя. Пальцы от воды и ледяного ветра потеряли чувствительность, кое-как я хваталась за лежащие рядом тюки. Сейчас "Лионелла" напоминала аттракцион в луна-парке, где корабль с визжащими ребятишками поднимают чуть ли не перпендикулярно земле. С одной только разницей: это был не аттракцион, это было реально и опасно. О том, чтобы добраться до каюты, я уже и не думала. В голове была только одна мысль, надо удержаться.
   Как же я ошибалась когда-то: море - это не бескрайняя свобода. Море - это бескрайняя тюрьма. Отсюда не сбежишь, потому что бежать некуда. И держат здесь совсем не замки...
   Послышался крик Великана и треск ломающегося дерева. Корабль содрогнулся как от удара. Меня подбросило и окатило потоком морской воды, онемевшие пальцы соскользнули с веревки. По накренившемуся кораблю я покатилась вниз. Уже у самого борта пальцы нащупали выступ в деревянном полу и ухватились за него, как за последнюю надежду. Надежда оказалась слишком зыбкой, нельзя удержать вес собственного тела, каким бы оно не было легким, на кончиках пальцев. Бьющийся в агонии корабль, как будто старался сбросить мешавших ему людей.
   Сквозь дождь, заливающий глаза, я осмотрелась. Поблизости не было никого, на помощь звать некого, да и в таком шуме услышать меня будет просто невозможно. Спасать себя нужно самой. Но как?! Будет еще шанс уцепиться за борт, но с той силой, с какой волны врезаются в корабль, долго я не продержусь. И что потом? Море? Как же ты мне надоела, чертова лужа! Ты как будто задалось целью меня уничтожить. Уже второй раз, только после такого шторма меня уже врят ли кто-то обнаружит. Хотя я согласна целыми днями выслушивать гадости от капитана и даже молчать... Только, пусть все обойдется. Это страшная смерть. Правда смерть прекрасной и не бывает.
   Корабль в очередной раз содрогнулся. Пальцы выскользнули. Я ударилась о борт и каким-то чудесным образом не перелетела через него. Зацепиться я не смогла, не успела. Корабль накренился, и я стала съезжать в другую сторону. Соленая волна накрыла с головой, забиваясь в легкие и лишая дыхания. Меня смывало. В последней отчаянной попытке я взмахнула руками, ища опору, хоть что-то за что можно зацепиться, но не нашла.
   Руку больно дернуло, вырывая из сустава. Потянуло в верх. Очутившись над водой, я закашлялась. Кружилась голова, от соленой воды жгло глаза и нос, горло свела судорога.
   - Я же сказал тебе, идти в каюту, какого черта ты здесь делаешь?! - через залитые водой уши звук голоса расплывался.
   Рывком меня подтянуло куда-то и бросило в небольшое пространство между тюками, что-то тяжелое прижало к мокрому нагромождению. Я инстинктивно нащупала веревку и схватилась за нее. Корабль бросало по волнам и заливало водой, но груз, придавивший меня, крепко удерживал на месте.
   Тяжесть мешала дышать, я попыталась освободиться.
   - Прекрати дергаться, если не желаешь оказаться за бортом, - прошипели над ухом.
   Я подняла глаза и встретилась взглядом с капитаном. Мокрые спутанные пряди облепили его лицо, темные напряженные глаза с мокрыми ресницами, смуглая кожа, по которой стекали струи дождя. Перед страхом смерти все казалось таким четким, живым, прекрасным... Он мертвой хваткой вцепился в веревки, удерживающие тюки. Я перевела взгляд на побелевшие костяшки его пальцев, потом снова на него.
   - Что случилось, я слышала как кричит Великан?
   - Я сказал тебе идти в каюту, что ты здесь делаешь? - он как будто и не слышал меня.
   - Я не успела, - почти прошептала я. - С Великаном все в порядке?
   - С ним все хорошо.
   - А что случилось, почему он кричал?
   Капитан отвел взгляд в сторону, высматривая что-то сквозь тьму и дождь. Потом снова посмотрел на меня. Было в его взгляде что-то такое, отчего мне захотелось съежиться. Мне уже не хотелось слышать ответ.
   - Великан не пострадал. - После недолгих раздумий, он продолжил. - Отломился руль. Теперь мы не управляем кораблем.
   С чем можно сравнить это ощущение? Со свободным падением? Нет, это другое. Падая, ты точно знаешь, что тебя ждет, и сколько мгновений тебе еще отпущено. А сейчас, сейчас мы оказались в лапах стихии. Всегда сложно зависеть от чужой воли, но одно дело, когда эта воля принадлежит человеку. Человеку, который мыслит, чувствует, даже в чем-то понимает. И совсем другое быть зависимым от мысли природной стихии. И кто знает, мыслит ли она. Что можно сказать с определенностью, так это то, что ей нет никакого дела до горстки людей мечущихся сейчас по волнам где-то очень далеко от земли.
   - А граница?
   - Мы с каждой минутой приближаемся к ней. Дело нескольких минут, нам не избежать столкновения, - капитан изучал мою реакцию. Похоже своей обезоруживающей откровенностью, он решил отучить меня оттого, что горькая правда все-таки лучше сладкой лжи.
   Не дождетесь. Я выдавила из себя улыбку.
   - Ну что ж, во всем есть свои плюсы, - наигранная жизнерадостность удивила даже меня саму. Может быть это вторая стадия истерики: когда паника переходит в холодную, рассудительную отстраненность, принятие неизбежного. Первую стадию я видимо пропустила перекатываясь по кораблю из стороны в сторону.
   - Да? И какие же?
   - Мы узнаем, что случалось с теми, кто пропадал за этой границей. Неужели вам не интересно? Хотя бы чуть-чуть?
   - Чуть-чуть? Интересно. Но не настолько, чтобы рисковать собственной жизнью и жизнями других людей. Чтобы мне потом не говорили о моей некомпетентности как человека, на которого возложена ответственность за этот корабль и его команду.
   Да, капитан, а вы злопамятны.
   - А вам не кажется, что сейчас не время припоминать затаенные обиды.
   - Всегда есть время для справедливости. - И, обращаясь скорее к себе, чем ко мне, добавил, - Кстати, из элементарной вежливости, можно было бы сказать спасибо. Уже второй раз. А я и первого не помню.
   Нет, мне не стало стыдно. Я почувствовала усталость, усталость от непонимания. Сложно не только зависеть от чужой воли, не менее сложно, когда тебя не понимают. Не хотелось спорить, не хотелось ругаться, не хотелось оправдываться.
   - Я не такая уж и неблагодарная, как вам кажется. Просто с вами сложно разговаривать, Лорд Капитан.
   Я отвела взгляд. Поиски в себе чувства благодарности остались безрезультатными, ну не до этого сейчас, честное слово. Все, что я обнаружила, это сильное желание сделать хоть что-то, чтобы помочь, помочь себе и всей команде. Сил нет просто сидеть и ждать. Но крохи здравого смысла, которые время от времени себя обнаруживали, подсказали мне, что ничего я не могу. В лучшем случае, стоит выйти из укрытия, меня смоет в море. А вот что будет в худшем случае я представить затрудняюсь.
   Зато отголоски первой стадии истерики, пробудили во мне какой-то садистский юмор. Быстрая смерть от руки капитана наверно все-таки лучше, чем на дне морском.
   - Если всегда есть время для справедливости, то уж для подвига сам бог велел выделить хоть минуту. И я думаю, Лорд Капитан, что эта минута как раз настала. Вот если бы вы сейчас что-нибудь сделали, чтобы и в третий раз спасти меня, и не только меня, я бы сказала спасибо сразу за все, оптом... и в двойном размере.
   Нельзя сказать, что он уж очень воодушевился моим предложением. Можно сказать он вообще не обратил внимания на эту пламенную речь, только бросил ироничный взгляд в мою сторону. Надо же, ему еще хватает сил на иронию! В такой-то ситуации!
   - Мне до твоего, спасибо... оптового... Да и что тут сделаешь? Может, поделишься умной мыслью?
   - Как же так, Лорд Капитан! Я убогая, советовать Вам мудрейшему!
   Раздражение и недоумение, чего собственно я еще могла добиться своим "остроумием".
   - Неужели ты никогда не успокоишься?! Нам до границы осталось минуты две в лучшем случае, возможно и до смерти столько же, а ты ведешь себя как... даже не знаю с кем сравнить.
   Да уж переборщила, что тут скажешь. Но и он хорош, у меня просто безусловный рефлекс на него уже выработался: он мне шпильку, я в ответ, он иронизирует, и я не промолчу. Нельзя нам рядом находиться. Это наверно какая-нибудь химическая реакция, на запах может быть.
   - А что вы предлагаете, Лорд Капитан? Мне вам исповедоваться? Или может вы мне? - Особенность характера: ну не могу я пойти на попятный. Нет, могу конечно, но не сейчас... почему-то. - Расскажите мне, например, почему вы единственный сразу определили, что я не из этого мира или почему вы так легко рассуждаете об аэропортах и самолетах, почему-то мне кажется, что подобные средства передвижения не характерны этому миру?
   - Это кто ж ты такая, чтобы я перед тобой отчитывался, и уж тем более исповедовался? - Реакция капитана получилась грубоватой, такой же как и моя.
   Мы долго молча смотрели друг на друга.
   - Воля ваша, Лорд Капитан.
   Неожиданно сдавило вески. Перед глазами поплыли круги. Первая мысль была о том, что это снова капитан выкидывает свои фокусы. Но выражение его лица явственно говорило, что к этим ощущениям он отношения не имеет, мало того сам испытывает нечто подобное. Увлекшись спором, я пропустила момент, когда на меня нахлынули ощущения, которыми каждый раз сопровождалось приближение к граничным водам.
   Ну вот и все, нас все-таки забросило туда. Дрожь пробежала по телу при этой мысли. Черт, неужели последнее, что я увижу в этой жизни это лицо Лорда Капитана. Спокойный, расслабленный, немного грустный. Кажется, он тоже не сильно радовался моему обществу.
   На голову давило все сильнее, перед глазами все расплылось, легкие с трудом вдыхали сгустившийся воздух. Абсолютная тишина поглотила мир: ни ревущего ветра, не разбивающегося о море дождя, ни шума сталкивающихся волн.
  
   ***
  
   Чертовски неудобно: твердо, холодно, мокро и тяжело. Я попыталась сбросить с себя тяжесть, но эти слабые попытки не принесли результата. Нет, здорового сна в таких условиях не получиться. Веки открывались с трудом и неохотой, ощущение сильнейшей усталости не помогало пробуждению. Такой разбитой я еще не просыпалась никогда. Ко всему прочему, ужасно болела правая рука.
   Я снова попыталась пошевелиться. Стало немного легче. Яркий свет ударил в глаза, на минуту лишая зрения. Левая рука взлетела к глазам, защищая от слепящего света, правой пошевелить я не решалась. Пока зрение привыкало к солнечному свету, я прислушалась к ощущениям собственного тела: болела буквально каждая клеточка, так как бывает после сильной физической нагрузки, когда целый год не утруждаешь себя ничем, кроме прогулок и вдруг решаешь наверстать упущенное в один день.
   - О... - с горечью протянула я.
   Вместе со зрением пришли воспоминания. Вчерашний шторм, столкновение с границей... А, кстати, о границе, почему мы живы? Хотя, если судить по ощущениям, может и не совсем...
   А тяжестью, которая мне так мешала, был капитан. Его ошарашенное, в чем-то даже растерянное лицо говорило о том, что он тоже только что пришел в себя и задается теми же вопросами.
   - Жива? - голос хриплый.
   - А вы?
   Мой вопрос заставил его задуматься.
   - Неуверен. Пойдем.
   - Нет пожалуй, еще поваляемся, мне понравилось.
   Уже вставший на ноги Лорд Капитан одарил меня удивленным взглядом. Я даже растерялась, он что серьезно воспринял мои слова?!
   - Это шутка такая, - пояснила я на всякий случай.
   Ноги отказывались слушаться, теперь даже самое легкое покачивание корабля лишало меня равновесия. В купе со слабостью, испытываемой из-за того, что кроме вчерашнего завтрака в моем желудке не было и маковой росинки.
   Корабль покачивался на волнах, я покачивалась вместе с ним. Когда ослабевшее тело в очередной раз повело в сторону, раздраженный капитан схватил меня за руку. Возмущенный вопль заставил его обернуться.
   - Ну что еще?
   - Не трогайте пожалуйста правую руку, - левой рукой я придерживала онемевшую отболи правую, - вы меня вчера за нее спасали.
   В женщине конечно должна быть загадка, но чтоб каждый раз вызывать в капитане такое недоумение, это надо уметь. Я собой буквально горжусь.
   - Сильно дернули. Болит.
   - Дай, посмотрю. - Раздражения в голосе уже не было.
   Я пискнула от боли, когда начала снимать его, кстати, куртку. Каждый раз, стоило пошевелить рукой, и от плеча до кончиков пальцев меня пронзала боль.
   - Давай помогу, - пожалел меня капитан. - Присядь.
   Я уселась на деревянные доски палубы. Лорд Капитан склонился надо мной, помог снять куртку и аккуратно отодвинул ворот рубашки так, чтобы было видно плечо.
   - Ничего себе, - присвистнул Великан, - раз такое дело, Кэп, я попозже подойду. Мы вас по всему кораблю ищем, а вы тут...
   Мне стало неудобно. Капитан тоже как-то растерялся, он посмотрел на Великана потом на мою покрасневшую физиономию.
   - У нее плечо вывихнуто, - не знала бы капитана, решила, что оправдывается.
   - Ну да, ну да. Целителя позвать или сами справитесь? - сама ирония.
   Капитан раздраженно поднялся.
   - Где Лиммерет? - спросил он.
   - Сейчас позову ... минут через десять-двадцать, - ехидно протянул он. И взглянув в налившиеся кровью глаза капитана, добавил, - он там пострадавшим помогает.
   Гигант удалился, подмигнув мне на прощание. Я так и осталась сидеть на палубе в ожидании целителя. Лорд капитан подошел к поломанной мачте, прислонился к ней, равнодушно оценивая ущерб, нанесенный штормом кораблю. На небе не было ни одного облачка, еле ощутимый бриз раскидывал волосы и ласкал ноющее тело. Левый рукав рубашки был порван, на загорелой коже как-то не к месту топорщились вызолоченные солнцем волоски с застывшими кристалликами соли. Я поднесла руку к губам, повинуясь какому-то странному непреодолимому желанию, провела по коже языком. Соленая волна обволокла рот, вызывая в памяти картины вчерашнего буйства стихии.
   Капитан исподлобья наблюдал за моими немного странными действиями. Наткнувшись на его взгляд, я медленно отвела руку. Он был спокоен, расслаблен, в темных глазах читалось какое-то знание.
   - Где мы находимся, Лорд Капитан? - голос звучал очень тихо, но я была уверена, что собеседник меня услышал.
   Он поднял лицо к небу, окунаясь в солнечные лучи, прикрыл веки и глубоко вдохнул теплый воздух.
   - По ту сторону границы.
  
   ***
  
   Минут через двадцать, как и обещал Великан, появился целитель, резкий, сосредоточенный, с кровавыми подтеками на лице. Как будто не замечая меня, он делал свое дело: аккуратно ощупал опухшее и посиневшее плечо, достал из сумки, которую принес с собой, очередную скляночку и размазал по коже резко пахнущую мазь.
   - Плечо нужно вправить, будет больно, - первый раз за это время он взглянул мне в глаза, как будто спрашивая разрешения. Я кивнула, разве у меня был выбор. - Рок, помоги. Держи ее.
   От резкой боли помутилось в глазах, перехватило дыхание, даже вскрикнуть не получилось.
   - Мира? Мира, ты как? Открой глаза. Все хорошо?
   - Хорошо... - я даже не прошептала, одними губами произнесла это.
   - Мирослава, это еще не все, я должен перебинтовать плечо.
   Я приоткрыла увлажнившиеся глаза. Лим снова ждал моего согласия.
   - Мне бы держаться за что-нибудь здоровой рукой, трудно без опоры.
   Целитель пожал плечами, меня кольнуло чувство зависти. Похоже моему ангелу-хранителю дали бессрочный отпуск, сплошное невезение.
   - Держись за капитана.
   Я повернула голову, чтобы увидеть Лорда Капитана, сидящего позади, предложение Лима бури восторга у него не вызвало.
   - Да ладно, - сказала я, отворачиваясь, - перевязывай так, потерплю.
   Лионелла превратилась в руины. Поломаны мачты, пробито дно, судно держалось на плаву только благодаря тому, что при его создании маг переусердствовал и наложил настолько сильный заговор от течи, что во время шторма вода в трюм заливалась только через палубу. Не дожидаясь приказа корабельные плотники сразу приступили к работе по восстановлению мачт и корпуса корабля. Работа кипела, но больше всего забот было у целителя. Чудом было то, что вся команда осталась в живых, однако раненых хватало, хватало и тяжело раненых. У целителя не было времени ни посочувствовать мне, ни спросить каким образом я вывихнула плечо, мало того, получив необходимую первую помощь, я присоединилась к нему. Толку от меня было мало, здоровой левой рукой я могла разве что подавать скляночки, ну и другие необходимые вещи.
   По ту сторону границы. Что это может значить для меня: хорошо или плохо. Сейчас сложно оценить. По ту сторону или по эту для меня важно только одно: могу ли я попасть домой. Не думаю, что что-то измениться, слишком уж странная ситуация была с самого начала. Есть только один тревожащий вопрос: почему пропадали люди и не пропаду ли теперь и я?
   Матросы постоянно останавливались и озирались, может быть чувствуя опасность, может ожидая ее.
   В открытом море сложно ориентироваться, нет ничего за что бы мог зацепиться взгляд, что бы принял за точку отчета, только вода и, в какую сторону не посмотри, всюду горизонт. Словно под куполом. Вечно в центре ровной водной площадки, ограниченной полусферой. Ни по звездам, ни по каким другим приспособлениям я ориентироваться не умела, поэтому все мне казалось таким же как и было при моем появлении на этом корабле. Все произошедшее вчера, сегодня казалось нереальным, размытым, случившимся с кем-то другим. И никакой опасности я не чувствовала, может быть немного беспокойства, но это чувство преследовало меня всю неделю, потому оно притупилось и не вызывало никакого дискомфорта.
   Закончив с оказанием первой помощи, я отправилась погреться на солнышке. Хотелось просто побыть в одиночестве, ни о чем не думая, немного отдохнуть. Каюту свою я уступила тяжело раненому матросу, поэтому отдыхать пришлось на более менее мягких, а сейчас еще и влажных тюках. Но как бы неуютно здесь не было, усталость взяла свое, я уснула.
  
   ***
  
   Сон разбился звуком стали врезающейся в сталь, человеческим криком, заглушающим плеск воды и шум ветра. Лионелла была захвачена. Высокие люди в темных плащах с лицами, закрытыми капюшонами. Их было много и от них исходила подавляющая сознание энергия. Это чувствовалось даже на большом расстоянии.
   Я аккуратно подобралась поближе, скрываясь за нагромождениями не унесенного штормом груза. Захватчики чувствовали себя спокойно, даже не задумывались о том, что кто-либо может оказать сопротивление. И кто знает, возможно у них были причины так себя вести.
   - Ну что ж, Лорд Роккуэл, рады приветствовать вас и ваших людей на нашей территории, - голос, произносивший слова, был совершенно обычным, человеческим я бы сказала. Тогда почему они скрываются под капюшонами? И почему так легко захватили корабль?
   Кто знает, а легко ли ... Я же проспала этот момент.
   - Не могу ответить тем же. - Ну, Лорд Капитан всегда в своем репертуаре - никому не рад.
   Человек под плащом рассмеялся. Не было бы этой странной гнетущей ауры и обнаженных мечей, можно было бы подумать, что на Лионеллу пожаловали с визитом вежливости.
   - Значит, нет смысла продолжать наш разговор.
   Я не успела даже ахнуть, люди в капюшонах и вся команда, которая была собрана на верхней палубе, пропали. Без звука, без чего-либо еще, просто исчезли. Может быть это обман зрения, галлюцинация? Я осторожно вышла из укрытия, огляделась - никого. Обошла всю палубу, трюм, забралась во все уголки корабля, в которые только возможно - ни одного человека, никого.
   - Эй, тут есть кто-нибудь, - звук собственного голоса казался чужим и далеким. Фраза, произнесенная просто чтобы разрушить тишину, была обращена ни к кому и не получила ответа.
   Сказать, что я растерялась - не сказать ничего. Одна. В открытом море. На полуразрушенном корабле. Если очередной шторм не потопит судно или не закончатся запасы еды, я просто сойду сума от постоянной тишины, от невозможности хоть с кем-нибудь поговорить.
   Почему странные люди в капюшонах забрали всех, даже раненых и умудрились не заметить меня?
   Что теперь с ними будет? Куда их забрали? С какой целью?
   А что теперь будет со мной? Буду надеяться на их такое же внезапное появление? Ага, новые знакомые их просто забрали на экскурсию, покажут достопримечательности и благополучно вернут домой. Да, слабо вериться. А может быть ну хоть целитель или Великан вспомнят обо мне и попросят забрать? Ну да, ну да, почему-то мне кажется, что им будет не до этого. Тогда остается только одно: надеяться, что кроме меня, здесь есть и другие мореплаватели, и рано или поздно я их встречу. Лучше рано ... И лучше, чтобы они были рады меня видеть.
   Страх за себя и людей, которые совсем недавно спасли меня, помогали мне, даже те, кого я совсем плохо знала, смешался, заполняя все существо паникой. Все будет хорошо, все будет хорошо, все просто не может не быть хорошо. Дрожь охватила тело, внутри забился родничок энергии, аккумулируемой в экстренных случаях. Нужно что-то делать или я просто сойду сума.
   Исследования корабля в поисках чего-нибудь, что могло мне помочь, какого-нибудь средства связи к примеру, закончились ничем. Что и неудивительно, поиски мои напоминали сказку: "пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что". Результат получился соответствующий - никакой. Зато в одной из свалок я унашла судовой журнал, который не один раз видела в руках капитана.
   Нас с детства учат, что брать чужие вещи не хорошо, но сейчас, мне кажется, это не имеет значения. Есть и другое оправдание, а вдруг его исследования прольют свет на мое появление в этом мире ... или еще на что-нибудь.
   Почерк у капитана был мелкий, но вполне читабельный, что, по моим наблюдениям, большая редкость для мужчин, в большинстве своем они пишут как курица лапой. Где-то я читала, что мелким почерком пишут уверенные в себе люди. В случае Лорда Капитана можно добавить несколько букв, чтобы получилось "самоуверенные". Хотя, может я и придираюсь.
   Записи начинались со слов: "Отплыли мы в 6.12 утра к большой радости лорда Аббера. Господин министр, естественно, провожать нас не вышел. Конечно, в это время старый хрыч еще спит. Зато треть всей его личной охраны (человек пятьдесят) вооруженная до зубов были здесь. Интересно, зачем? ...". В голове сразу возник образ капитана с таким непритворно-наивным лицом (почти), ехидным голосом задающий вопросы.
   "Нет, и в самом деле зачем? Кажется я не из тех, кто может угрожать власти государства и уж тем более его власти. Мне это как-то ни к чему."
   Примерно неделю записи были подробными. Капитан прилежно фиксировал события заслуживающие внимания. Но так как таких событий было не слишком много, и еще потому, что капитан хорошо понимал насколько нужны, точнее не нужны, эти записи, он стал ограничиваться дежурными фразами: день прошел без происшествий или за день не произошло ни одного события, заслуживающего внимания. Такими фразами было исписано в журнале несколько листов.
   Унылое однообразие капитанского журнала неожиданно прервалось. Первая подробная запись гласила следующее.
   "Один из матросов сегодня увидел в море человека. Молодая женщина. Она была без сознания. Обследовав девушку, Лиммерет сказал, что она скоро придет в себя, ничего серьезного, просто замерзла и наглоталась воды. Я в замешательстве: откуда она здесь взялась. Вблизи граничных вод суда ходят очень редко, да и наша система оповещения не предупреждала ни о каких кораблях, ни тем более о кораблекрушениях. Целитель сказал, что судя по ее состоянию, в воде она находиться меньше суток или несколько часов, что более вероятно, иначе давно пошла бы на корм морским обитателям. Ни с неба же она свалилась?!"
   При мысли о морских обитателях у меня по телу побежали мурашки. О таком повороте событий я даже не задумывалась, меня же могли съесть!
   "Откуда на мою голову взялась эта особа. Вся команда в буквальном смысле на ушах. Тоже мне диковинка, бабу три месяца не видели!"
   Да, Лорд Капитан как был хамом, так хамом и помрет.
   "Мне очень хочется ее придушить. Почему ее занесло именно сюда. И Аббер, старый пень, нашел повод! Какая она, к черту, аномалия, так недоразумение. Я устал от бесконечного моря, я устал от этого корыта, и единственный кто виноват в том, что я не могу вернуться на землю - это наша злосчастная находка."
   О, вот оказывается в чем корень всех зол! Ну уж простите. Мне и самой не очень нравится мое неожиданное появление в этом богом забытом месте. А если я кому-то при этом еще и навредила... Только, нельзя же быть таким эгоистом.
   "Утоплю. Лично. Своими руками. Еще раз откроет рот, утоплю. Мерзкая баба! Одно слово - мерзкая баба!"
   Ого, сколько эмоций. Ну о том, что вы, Лорд Капитан, обо мне не очень высокого мнения, я подозревала и без этого журнальчика. А вот если я единственная из всех встреченных вами аномалий, которую нужно изучать, то почему здесь ни слова не сказано о том, что я из другого мира? Почему-то мне кажется, что это должно было привлечь внимание или здесь это в порядке вещей? Ох, сомнительно.
   "Нужно держать себя в руках. Она выводит меня из себя. Я не могу себя контролировать. На этот раз Великан меня остановил, но кто может ручаться, что в следующий раз он успеет. Уже много лет я легко себя контролировал, но вот появилась она и все к черту! Может быть эта девица и впрямь аномалия. Другого объяснения моей реакции на нее я найти не могу."
   У меня снова встала перед глазами убийственная бездна его глаз. Кто он такой? Чего не было уже много лет? Что было бы, если бы не вмешался Великан?
   Я перевернула страничку. Записей на ней не было. Зато был рисунок. Женское лицо, черты которого перечеркивают штрихи волос, так будто их рвет ветер. Не хочу показаться излишне самоуверенной, но чем-то этот рисунок повторял мои черты лица, те которые я последний раз видела в зеркало.
   Да, портретов с меня еще не писали. Смущало только одно: жирная черта, перечеркивающая рисунок.
   Последняя надежда - журнал капитана ничего мне не дал, кроме еще одного подтверждения его не сильной любви ко мне, выполненного в эпистолярном жанре. Можно конечно почитать на досуге вместе с безвозмездно, теперь, по всей видимости, подаренной Лимом теорией магических потоков. Похоже это единственное, что мне осталось.
   Журнал шумно бухнул о палубу. Единственный за последние несколько часов громкий звук заставил меня поежиться. Я подняла глаза. Опустевший корабль в сумерках выглядел негостеприимно. Переломанные, как детские карандаши, мачты огрызались щепками. Восстановить их так и не успели, как и многое другое. Разрушенные борта, вздыбленный кое-где настил палубы. Покосившиеся нагромождения груза, очертания которого расплывались в полумраке. Страх и одиночество. Мне стало тяжело дышать, как будто вся бесконечно огромная масса воды, простирающаяся вокруг корабля, давила на грудь. Не передать словами ощущение безысходности мошки барахтающейся в емкости с водой, когда не умеешь плавать, а крылья намокли и не могут поднять в воздух.
   Я тряхнула головой, избавляясь от наваждения и тяжелых мыслей. Если здраво рассудить, у меня сейчас две основные проблемы: мое нахождение на этом корабле и то, что мне осталось только ждать (либо того, что меня найдут и спасут или убьют, либо божественного откровения). И если с первой проблемой я ничего сделать не могу, то вторую, вытекающую после недолгих умозаключений из первой, можно сделать немного ... приятней.
   К моему счастью хранилище Берта пострадало не настолько сильно, насколько могло, кое-где перевернулись ящики с крупами, царил беспорядок, но интересовало меня не это. Бочки с вином, конечно уцелели не все, но уцелели. Силой великана я не обладала, поэтому с извлечением спиртного возникли небольшие проблемы. Но немного смекалки, чуть-чуть упорства и острые предметы с кухни (правда делать что-либо левой рукой, так как правая нерабочая, было очень затруднительно) и в бочонке появилось отверстие, через которое я и нацедила себе вожделенной влаги. Что-то подходящее на роль закуски и на палубе получился неплохой пикничок при тлеющем факеле.
   Вы когда-нибудь пили в одиночестве? Нет. И правильно делали. Скучно, хочется поговорить, а не с кем, и так как не с кем сравнивать, оценить силу своего опьянения просто невозможно. И регулировать скорость этого самого опьянения тоже невозможно, потому что не на что и не на кого отвлекаться от кружки.
   Как это ни парадоксально, когда сильно выпьешь, окружающий мир приобретает странную четкость. Возможно потому, что в противном случае в таком состоянии сильнейшей расслабленности ориентироваться в нем будет просто невозможно.
   Желтая луна в небе цвета индиго, зеленоватый ареол вокруг нее, раскаленные до бела звезды, теплый ветер, играющий остатками паруса. Ночь. Всплеск воды. Что-то громко заскрежетало о дерево палубы. Кажется Лионелла еще и разваливается.
   Медленно с неохотой я перевела взгляд с завораживающего неба на источник шума. Нет, судно не разваливалось. Я склонила голову на бок, чтобы было удобнее рассматривать восхитительное существо сидевшее на палубе передо мной. Чешуйки голубовато-серебристого цвета отражали лунный свет, словно платиновая статуэтка невероятно большого размера. Перепончатые крылья, испещренные прожилками, по которым циркулирует голубовато-прозрачная жидкость. Вода? Голубые-голубые глаза.
   Похоже я заснула. Такое может существовать только в сновидениях.
   - Налюбовалась? - сказало вдруг существо.
   О, еще и разговаривает. Зря я все-таки после такого стресса выпила. А он кстати почти белый... Да, зря.
   - Слышь, красота, ты что язык проглотила?
   Интересно, если я с ним заговорю, это будет какой стадией белой горячки?
   - Немая? - не унималось существо.
   - Нет, говорящая. - После недолгого раздумья, выпалила я.
   - Говорящая, это хорошо. А еще лучше было бы, если б была разумная.
   Ничего себе, еще и хамит. Либо в этом мире все такие, либо на корабль наложено проклятие вечного хамства друг другу. И вообще в чужом сне нужно быть по вежливее.
   - Не корчи рожи, разгневанная. - Существо сложило лапы на груди. - Где капитан корабля?
   - А я почем знаю. Иди, поищи. - Опустошенная кружка с грохотом опустилась на палубу.
   - Чего! Ты хоть знаешь с кем разговариваешь!? - Незваный гость обнажил клыки.
   Напугал.
   - Знаю, - нагло заявила я. - С драконом. А прежде чем зубками сверкать, почистил бы сначала. Вонь, аж мухи дохнут.
   Пасть дракона захлопнулась от удивления. Он приблизил морду, чтобы получше разглядеть, кто посмел так с ним разговаривать. Я даже не стала подниматься на ноги, да и не смогла бы даже если захотела, ноги не слушались. Да ну его к черту, дракона этого! Я сгребла одеяло, которое принесла из своей каюты, чтобы мягче было сидеть, улеглась прямо на палубу, поудобнее закуталась и закрыла глаза.
  
   ***
  
   Моя беда в том, что сплю я очень чутко, любой звук или яркий свет может меня разбудить. Стоило солнцу набрать силу и как бы я этого не хотела, спать уже не могла. Отбросила в сторону одеяло и уткнулась заспанным лицом в ладони.
   Ну и денек вчера был.
   - С добрым утром.
   Я медленно отняла руки от лица. Огромное существо из вчерашнего сна стояло передо мной, сложив лапы на груди и нетерпеливо постукивая ногой.
   - Дракон...
   - Дракон, дракон. Меньше надо на спиртное налегать дамочка, с такой соображалкой это вредно.
   Я осторожно поднялась на ноги. Черт возьми! Откуда он взялся! Да еще и странный какой-то, словно вода обрела форму и превратилась в дракона, но не застыла, а продолжала свое движение, плескалась в глазах, перетекала в крыльях, отражала солнечный свет в чешуйках.
   - Ну и чего уставилась? Чего-то не нравиться?
   Я отрицательно помотала головой.
   - Просыпайся уже давай. Я между прочим всю ночь ваше высочество ожидаю.
   - Зачем?
   - Позавтракать хотел свежатиной, - оскалился дракон. - Да не бледней ты, малохольная, книжки надо читать, там доступно написано, что водные драконы человечиной не питаются.
   - Какие драконы?
   - Водные.
   - А такие разве бывают?
   У дракона буквально отпала челюсть. Он оглянулся по сторонам в поисках поддержки, чтобы ответить на такой обескураживающий вопрос.
   - А я тогда кто? - наконец выдал дракон.
   Я пожала плечами.
   - Да, - обреченно протянул дракон, почесывая лапой затылок, - тяжелый случай.
   Повисла молчаливая пауза. Дракон решал, что со мной делать, я решала, что делать, чтобы дракон со мной ничего не сделал ... плохого. Мне в голову не пришло ничего. А мой собеседник по-драконьи странно ухмыльнулся (или оскалился?) и посмотрел на меня.
   - Ты откуда, Блажь? - лениво протянул водный дракон.
   - Из Москвы.
   - Откуда-откуда?! - изумился дракон. - Это вообще что такое?
   - Это город.
   - Я ж говорю, Блажь, а не женщина! Город назвала! Ты бы еще номер шалаша мне сказала, где живешь, а я догадывайся, где это. Мир-то какой?
   А и правда, какой? Названия у него вроде нет, по крайней мере известного в широких кругах. Мы же его всю жизнь одним единственным считали, а если у кого и было другое мнение об этом благоразумно молчали, в психушку-то никому особо не хочется. Зато у нас планет много и названий их, может это подойдет.
   - Земля, - неуверенно протянула я.
   - А, бывал, бывал. - Он вдруг глянул на меня с какой-то таской. - Давно правда. Особенно весело в Корее было. Они, ну корейцы эти, считали, что мои появления над водой предвещали смену императорской династии.
   Дракон вдруг расхохотался. Драконий смех - это что-то странное: бурлящие, громоподобные звуки, как будто закипевший чайник выталкивает железную крышку. А на лице, то есть морде при этом не двигается ни один мускул.
   - Ага, конечно, - углубившись в свои мысли, подхихикивал он. - Естественно династия сменяться, если всех ее членов истребить. Да не пугайся ты так! Я не людоед, да и вообще существо мирное ... почти.
   - Ничего себе, мирное! Династия - это не один человек, и даже не два. Это ж скольких надо... чтобы династию...
   - Нет, ничего себе, я еще и виноват! - возмутился дракон. - Я шкуру свою защищал, между прочим. Был у них там один император - царь горы, тоже мне! Я, говорит, круче всех. Даже дракона. Пойду, его убью на хрен.
   Ничего себе дракон! Где он таких словечек понабрался!
   - В общем замучил меня этот император, житья не давал несколько лет. Пришлось убить. И то случайно получилось: дурак доспехи натянул и за мной поплыл, а на море шторм. И выпал со своей посудины, и ко дну, в таком-то обмундировании.
   - Ну, спас бы человека, - поддержала разговор я. Читай, ляпнула, что первое в голову пришло.
   - Чего! - у дракона от возмущения пасть открылась. - Он меня несколько лет прищучить пытался, а я его спасай! Да и какое мне до него дело. Ты-то наверно тоже не каждую букашку-таракашку жалеешь, тем более ту, которая тебя пыталась укусить.
   Вот так, с высоты драконьей мудрости и опыта. Интересно я в его глазах сейчас безвредный муравей или все-таки комар?
   - Ох, вот ведь баба попалась! Блоха.
   - Чего, блоха? - не поняла я. Дракон медленно и как-то обреченно закатил глаза. - Я блоха!?
   Утвердительный кивок. Ой, мама моя, он еще и мысли читает!
   - Читаю-читаю. Ты мне тут еще в обморок брякнись, малохольная.
   Вот гад, еще и оскорбляет!
   Упс... я труп.
   - Нужна ты мне, - протянул дракон.
   - Ну, утоп этот император и что? - напомнила я.
   - И ничего. Родня его решила, что их священный долг отомстить за смерть любимого родственника.
   - Ты же не виноват.
   - А ты пойди, объясни. Они, думаешь, спрашивали. - Дракон развел крыльями. - Надоели, блин. Что делать оставалось?
   Он махнул лапой.
   - А потом обязательно рано или поздно кому-нибудь в голову приходило продолжить правое дело предшественников. И все по новой. Пока не плюнул на все и не уплыл.
   - Да, имя они мне какое-то придумали, паскудное, - он почесал лапой шею и с трудом выговорил, - Ёнван. Чтоб их самих так и всех их потомков.
   Интересно, драконы все такие разговорчивые или только водные? Хотя, мне даже стало интересно, если сумею выпутаться из этой истории, в смысле домой вернуться, залезу в корейскую мифологию или как это у них называется, проверю, было такое на самом деле или нет.
   У меня заурчало в животе. Дракон, вынырнувший из приятных воспоминаний, спросил:
   - Поесть-то есть что?
   - Не знаю, вчера не до еды было.
   - Ага, закуска градус крадет, - подколол водный ящер.
   Похоже он не просто посещал наш мир, а расслаблялся где-то в России: это ж любимая поговорка алкоголиков и студентов.
  
   ***
  
   - Значит, говоришь, высокие, в темных балахонах.
   - Я не говорю, - возмутилась я.
   - Ну думаешь. Разница-то какая? - отмахнулся водный дракон.
   - Может и никакой.
   - Да, - задумчиво протянул он, - наверное все-таки никакой. Кого можно искать по таким приметам? Да кого угодно.
   Молодец дракончик: сам себя спрашивает, сам себе отвечает, ну конечно, приятно поговорить с умным человеком.
   - Во-первых, я тебе не дракончик, а во-вторых, не человек, хоть и умный.
   - Э-э, извиняюсь.
   Вот ведь беда, теперь нужно контролировать не только, что говоришь, но и что думаешь. Как же это сделать-то? Как можно контролировать, то чего еще не существует. Если нет мысли, нет ничего. А как можно себя заставить думать по-другому?
   - Слышь, Блажь, ты к доктору обращаться не пробовала? С такой-то помойкой в голове?
   Я сникла. Похоже, теперь придется каждый раз выслушивать драконий комментарий по каждой мысли. Может быть вообще ни о чем не думать?
   - Правильное решение, я тебе скажу, - хмыкнул дракон. - На твоем месте я бы тоже не стал заниматься таким бесполезным делом, как думать, все равно ничего толкового у тебя из этого не выходит.
   И за что мне так везет: то Лорд Капитан, хлебом его не корми, дай какую-нибудь гадость сказать, теперь вот еще и этот.
   - Все, поела, судьбой обиженная? - прервал мои горестные мысли дракон.
   - Угу, - буркнула я.
   - Тогда пошли.
   - Куда, пошли!?
   Дракон закатил глаза, горестно вздохнул и медленно, четко выговаривая каждое слово, ответил:
   - Искать твоих высоких в темных балахонах.
   - Где искать? - я просто хотела уточнить куда и как мы пойдем, когда вокруг море.
   Дракон взревел.
   - Лезь на спину, я сказал! Еще один вопрос, и я тебя сожру, хотя принципиально не питаюсь человечиной!
   - Хорошо, - смысла сдерживать дрожь в голосе не было, он все равно мысли читает. - Только...
   - Что?!
   Морду дракона буквально перекосило, глаза оказавшиеся вдруг так близко из голубых превратились в алые. Я отскочила и уперлась спиной в нагромождения ящиков и тюков.
   - Что ... ты ... еще ... хотела?
   Я нервно сглотнула, пытаясь собрать мысли во что-нибудь вразумительное, чтобы он их хотя бы мог прочитать.
   - Ладно, - успокоился дракон, - иди, собирай свои пожитки. Много не набирай, я тебе не вьючная лошадь, только самое необходимое.
   С облегчением выскользнув из пространства, ограниченного драконом, я понеслась собираться в дорогу. Беда была в том, что у меня не было не только самого необходимого, у меня не было ничего. Поэтому я схватила сумку, оставшуюся от целителя, накидала туда его же баночек и скляночек, содержимое которых я помнила как применять. Дневник капитана, если встречу, обязательно припомню ему "мерзкую бабу". Воду и кое-что из съестного, что долго храниться. И чей-то плащ, а вдруг холодно станет.
   Дракон ожидал меня на палубе. При моем появлении, не церемонясь, чтобы не терять времени, просто взял меня за шкирку и закинул себе на спину. Я вскрикнула от боли, когда дракон задел больную руку. Мази Лима творили чудеса, опухоль уже спала, но двигать рукой было все еще очень сложно.
   Я перекинула сумку через голову и плечо и ухватилась левой рукой за драконий гребешок, плотные упругие конусообразные наросты ровной линией проходящие от головы до крыльев.
   - Ну все, взлетаем, держись малохольная.
   Упругие воздушные потоки послушно расступались, обволакивая невидимым ореолом дракона и человека, сидящего у него на спине. Облака стали немного ближе и напоминали клочья ваты неаккуратно разбросанные на сияющем полотне неба. Обжигающее солнце отражалось в каждой волне трепещущим золотым бликом. Иссиня-зеленый водный массив уходил в бесконечность, разрывая границы небосвода.
   Определить скорость, с которой летел дракон, можно было только по изменяющимся порывам ветра. Иногда воздух приходилось ловить ртом, глотками вталкивая его в легкие, или легко дышать, когда дракон летел медленнее. До онемения пальцев сжимать гребень дракона, когда он вдруг начинал выписывать зигзаги в воздухе.
   Восторг. Страх высоты щиплет нервы, ощущение полета будоражит воображение. Да, наверно это и есть то самое чувство свободы: нет никаких пределов и ограничений, только собственные силы, и страх, что они закончатся раньше, чем достигнешь цели.
   Дракон время от времени поворачивал голову, чтобы увидеть мою реакцию на очередную фигуру высшего пилотажа. Он недоверчиво посматривал на дрожащую, но восторженную пассажирку и снова и снова проверял крепость чужих нервов. Мы встретились взглядами, я не скрывала ни мыслей, ни чувств. По драконьей морде расползлась ехидная, но добродушная улыбка, когда он наконец поверил, что это не рисовка с моей стороны, а чистая правда. И как будто встретил единомышленника, с воодушевлением ринулся вперед в воздушную пучину.
  
   - А почему мы снижаемся?
   - Поплаваешь немного.
   - Чего?!
   - Да успокойся ты, малохольная. Проголодался я, столько времени лететь, не передохнул не разу. Сама-то вон уже не раз в котомку слазила, тои дело что-то жуешь, я тоже хочу.
   Дракон аккуратно сел на воду.
   - Но я же с вещами, утону.
   Дракон на минуту задумался.
   - Вещей мало, котомка заговоренная, непромокаемая, не утонет и не намокнет, плащ потом высушим. Так что все нормально, - резюмировал он. - Ну, ладно, поплавай немного.
   - А если я не умею?
   - Врешь, - сказал дракон и ушел под воду.
   И снова ощущение мошки в стакане воды. А вдруг дракон не вернется? Что я буду делать?
   Уходящая вдаль водная равнина продолжала неспешно покачиваться, она была абсолютно безучастна к чувствам человека, оказавшегося где-то в ее центре.
   Девять дней, как же это бесконечно долго. Девять дней я не ощущала под ногами земли, только вода. Кажется больше никогда я не захочу видеть море, и никаких кораблей, ну их к черту, если плавать не умеют нормально, то Титаник, то Лионелла, а уж если в истории покопаться... Нет уж, лучше ножками, оно и полезней будет. Вот только бы дракон вернулся, до земли меня доставил и тогда все.
   Вдалеке что-то вынырнуло над водой и скрылось обратно. Сердце екнуло и забилось быстрей. Если это не дракон, то ему лучше появиться, и сделать это как можно быстрее.
   Морское существо, кем бы оно ни было, вынырнуло снова и уже гораздо ближе, чем раньше. А потом снова и снова. Оно приближалось со скоростью, которой могла позавидовать моторная лодка или гоночная машина. Нет это был не дракон, по крайней мере не мой дракон. Темная кожа на гибком, будто без костей теле. Ох, врят ли оно хочет со мной поговорить. Где же дракон?! Мне же даже некуда бежать ... плыть! Оно же меня сожрет!
   Я металась из стороны в сторону, пытаясь придумать как спастись, но беспокойно покачивающееся море идей не подавало. Чудище было уже так близко. Сердце упало в пятки, я закрыла в глаза. Водные всплески вызывали содрогание. Все ближе и ближе.
   Что-то вытолкнуло меня из воды и сжало, будто стальной обруч сомкнулся вокруг пояса. Неверно, сейчас будут пережевывать.
   - На что ты мне сдалась, костлявая, об тебя ж все зубы сломаешь.
   Сколько же радости, оказывается, может вызвать появление дракона! А если он еще и водный! ... Ну а если ко всему этому он еще и шутник, то удовольствия просто не оберешься.
   - Не хочешь, не ешь, - пробурчала я.
   - Да не дрожи ты, малохольная. Эти таври высоко прыгать не умеют.
   Легко сказать, не дрожи. Мной только что чуть не пообедали, пока он где-то шлялся, пардон, плавал.
   - Ты, это, все же не хамей, а то я и обидеться могу. - Дракон завел лапу за спину и разжал пальцы. - А про то, где шлялся у супруга спрашивать будешь.
   На спине дракона было как-то поспокойней, чем в его огромной лапе, которую можно неосторожно сжать и случайно раздавить содержимое.
   - Извини, я ... просто немного переволновалась.
   - Хе, - хмыкнул дракон, - блажь, а не женщина, с драконом она летать не боится, хотя не знает, куда, зачем, а какую-то букашку морскую испугалась до икоты.
   - Ничего себе букашка, - под нос пробурчала я, - такая проглотит и даже не заметит.
   - Ей же хуже, отравится, - констатировал дракон.
   У меня аж дыханье от возмущения перехватило.
   - Да я ...
   - Ага, чего? - ехидно поинтересовался дракон. - Вкусная? Может мне кусочек попробовать?
   - Почему отравится-то? - обреченно спросила я.
   Дракон снова хмыкнул.
   - Потому что такую блажь переварить без проблем для здоровья не получиться. Слушай, а ты, что совсем шуток не понимаешь?
   - Глупых, не понимаю, - обиделась я.
   - Да, тяжелый случай.
  
   Мне снился дом. Там было все как всегда, мама наводила чистоту, папа разгадывал кроссворд, шумел телевизор, сквозняк шевелил занавески, и я за окном. Вплотную прижавшись к стеклу я смотрела на спокойное течение жизни моего дома. Родители занимались своими делами и не замечали меня. Вдруг стало так одиноко, пустота за спиной, чужая, враждебная, и никто не видит. Я окликнула маму, но голос, вырвавшись наружу превратился в еле слышный шепот. Я крикнула еще и еще, но результат был тем же, меня никто не слышат. Страх. Паника. Я размахнулась, чтобы ударить по стеклу, но рука как будто вязла в воздухе, замедляясь, и достигая стекла не вызывала в нем даже вибрации. Мама прошла мимо, не повернув в мою сторону даже головы. Слезы выступили на глазах от обиды. Я опустила онемевшие от напряжения руки. Я сдалась.
  
   Я открыла глаза. Влажные щеки обдувал ветер. Последняя, запоздавшая слезинка выкатилась из глаза и по проложенной дорожке поползла вниз, достигнув кончика носа, приостановилась, но не удержавшись упала. Слеза коснулась драконьей кожи и медленно впиталась в нее, словно иссушенная солнцем земля вбирала долгожданную влагу.
   Я вытерла ладонью лицо, вместе со слезами избавляясь от неприятных ощущений, оставшихся после сна. Черт, как я умудрилась уснуть во время полета? И как я умудрилась не упасть?
   Я осмотрелась. Крылья дракона были сложены каким-то странно вдоль тела, а одно еще и немного изогнуто так, что вокруг меня образовывалось возвышение, которое не дало бы мне упасть. А ведь ему наверно неудобно. А как же мы тогда летим?
   - Ой, и наблюдательная ты моя! - уже привычно съязвил дракон. - Отвечаю по порядку: мне не больно, еще чего стал бы я из-за тебя так корячиться, если бы это еще и больно было, и да, мы не летим, мы плывем.
   - А ты еще и плавать умеешь? Ой, ну в смысле...
   - Ох, блажь!! Нет, мы водные драконы плавать не умеем! Кто ж нас плавать будет учить!
   - Я не это имела в виду! Ты меня перебил! - возмутилась я. - Я в том смысле, что на поверхности. И ... и ... в общем что-то не то сказала.
   - Да уж, да уж.
   Лучше молчать, хотя какая разница, он все равно найдет повод надо мной посмеяться. Терпеть не могу, когда надо мной смеются.
   - Ну и здорова ты спать, подруга, - дракон сменил тему. Потому что прочитал мои мысли или нет? Я почувствовала благодарность, он ведь мог и дальше подтрунивать надо мной, но не стал. А это, как ни крути, приятно.
   - И что, долго спала?
   - С высоты вечности, конечно нет.
   - А если просто посчитать в часах?
   Дракон почесал лапой затылок.
   - Большее двенадцати, - ответил он.
   Вот это да! Наверное волнения последних дней дали о себе знать. Надо ж было уснуть во время полета.
   - Скажи спасибо, что я мысли читать умею, а то было бы у тебя одно из самых неприятных пробуждений либо в свободном падении, либо в воде.
   - Спасибо.
   Дракон хмыкнул и повернул ко мне голову, в голубых глазах, как на воде, мелькали солнечные блики.
   - Ну что полетели?
   Я кивнула и дракон взмыл в небо.
  
   Лететь три дня на драконе над морской равниной, не встречая даже островков или хотя бы корабликов, занятие утомительное. Все одно и тоже, только облака иногда вносят разнообразие в окружающую картину.
   - Слышь, блажь, я все спросить хотел, а ты как сюда попала?
   - Вот конкретно сюда, ты принес.
   - Ах ты, остроумная какая! Завязывай дурака валять, ты прекрасно меня поняла.
   - Я уже обо всем подумала, что не успел прочитать мысль?
   - А ты оказывается еще и думать умеешь, не замечал - не замечал, - дракон повернул ко мне свою морду с лукаво прищуренными глазами.
   - Ха - ха.
   - Да ладно тебе, не дуйся. - Решил успокоить меня дракон. - Твои мысли читать, себе дороже, честное слово. Такая каша в голове, пока что-нибудь путное отыщешь, ты уже такого надумать успеваешь, что мама дорогая! Так что пожалей старого дракона, и сама рассказывай.
   - М-да, то древний я, древний, а как нужно к чему-нибудь усилия приложить, так сразу старый. Халявщик.
   - Слышь, ну ты это, не наглей. Как сюда попала, спрашиваю?
   - Не знаю.
   - В каком смысле, не знаешь?
   - В прямом, не знаю.
   - Чрезвычайно содержательный разговор.
   - Угу. Меня-то зачем спрашиваешь? Ты же сам говорил, что в нашем мире бывал и не один раз. Черт! - Меня вдруг как током ударило, какая ж я все-таки ... не умная! Чего я об этом сразу не спросила?! - А ты как в наш мир попал?
   Дракон издал странный булькающий звук. За время нашего общения я поняла, что этот звук означает смех. Видимо, последнюю мою мысль он все-таки прочитал и не смог удержаться от веселья.
   - Не ерзай ты так, свалишься, - осадил он мою забурлившую вдруг энергию. - Для нас, драконов, нет преград, мы свободны перемещаться где хотим и куда хотим, преимущество нашего дре-е-е-внего происхождения. Ты так не сможешь, потому и спрашиваю, как ты сюда попала.
   Вот так и умирают только что родившиеся надежды.
   - Не знаю. - Я пожала плечами (плечом, правая рука заживала, но не так быстро, как хотелось бы), сколько можно пересказывать одно и тоже. - Сидела дома, закрыла глаза, открыла, уже в водичке плаваю, снова закрыла. Опять открыла уже на корабле у "доброго" капитана. Лучше бы утонула, честное слово.
   - Так как говоришь его зовут?
   - А я не говорю.
   - Ну думаешь. Разница то какая?
   - Может и никакой.
   - Слышь, красота, ты что, издеваешься! Как капитана зовут, спрашиваю?
   - Слушай, а вы все, драконы, такие нетерпеливые или через одного?
   - Убью! - взвыл дракон.
   - Да ладно, ладно не кипятись. Для меня он Лорд Капитан, - почти процитировала я слова капитана, повторяя его интонацию.
   - Вот даже как?
   - А почему даже? Хам он и в Африке хам. Только один раз я слышала, как к нему обращались, странно так: Рок. А полного имени я не знаю. А зачем он тебе, кстати, нужен?
   - А тебе какая разница?
   И нет предела моему возмущению.
   - Как это, какая! Мы его искать летим, а мне он, если честно, не очень-то и нужен. Вместо того, чтобы попытаться вернуться домой, я буду терять время на поиски того, что мне совсем ни к чему.
   Дракон повернул шею и подарил мне ироничный взгляд.
   - А, ну если время терять... Ты извини, что отвлек от важного дела, - он вдруг завис в воздухе. - Не буду тебя затруднять, иди, пытайся вернуться, куда там тебе надо, а я дальше...
   Нет, ну это даже не красиво с его стороны.
   - Угу, - пробурчала я, - не хочешь рассказывать, не надо. Летим искать твоего капитана.
   - А как же неотложные дела? - притворно изумился дракон моему великодушию.
   - Знаешь что, хочешь отправить меня на корм рыбам, так отправляй, и нечего издеваться. Дракон подмигнул и снова набрал скорость.
   - Да, общий язык вы точно найдете. Надо будет бежать подальше, как только вы встретитесь, пока на меня внимания не обратили, двоих я уже не выдержу.
   Как ни странно, но дракон никак на это не прореагировал. Надо же, утомился наверно, за все время нашего знакомства он не упустил ни одного шанса посмеяться надо мной. Вот так мне повезло: шутник-дракон в качестве пилота и сухари в качестве пищи. При воспоминании о содержимом моей сумки, о съедобной его части, точнее не настолько съедобной, насколько мне этого бы хотелось, у меня свело желудок. Еще один день такого питания и я точно загнусь. Хотя, если подумать, когда полет закончится, где я возьму другую еду, украду что ли, купить то мне ее не на что? Одни сплошные неприятности.
   - Слушай, - обратилась я к дракону, - а что мы будем делать когда долетим до земли?
   - Как, что?
   - Ну, вот так, что. Долетим до места, где я смогу спешиться и что дальше?
   - А у тебя, что нет никакого плана?! - возопил дракон.
   - У меня?!
   - Черт, угораздило же меня с тобой связаться! - трагическим шепотом продолжал дракон. - Надо же было подумать о том, что будет делать, только когда уже прилетели! У нее три дня было, а она сообразила, когда берег уже через пол часа!
   - Чего?!! А почему я должна была об этом думать?!!
   - Да потому что ты блажь, - рассмеялся дракон.
   Этот!!! Этот!!! Дракон...
   Вот не буду я с ним разговаривать. Сколько можно уже из меня дуру делать. Неужели нельзя хотя бы раз ответить нормально, по-человечески...
   - Во, блажь! Как тебе дракон по-человечески ответить может? Ты это, соображай о чем думаешь.
   БОЖЕ!!! Убейте меня лучше, не могу больше!
   - Да ты не нервничай так, шанс умереть тебе еще представиться и не один. И не надо делать такое удивленное лицо, а ты чего думала, в сказку попала?
   - Откуда ты знаешь, удивленное у меня лицо или нет, в другую сторону ведь смотришь? Или ты не только мысли читаешь, но еще и мимику?
   - Нет, я просто тебя знаю. Ладно, сейчас в одно местечко залетим, а оттуда будем к городу пробираться. Так что теперь повнимательнее по сторонам смотри, двуногие они по опасней морских тварей.
   - А может все не так плохо? - с надеждой спросила я.
   - Там видно будет.
   Очень жизнеутверждающе, ничего не скажешь.
  
   А я и не подозревала, что ходить по земле это такое счастье. Просто ощущать ее извечную твердь, знать что под ступнями много и много метров, а то и километров твердых пород. Нет, это не значит, что я больше никогда не буду с восторгом думать о море, и мне больше не захочется плавать на корабле, просто рано или поздно устаешь от однообразия, а если это однообразие постоянно подкидывает тебе мелкие и не очень неприятности, например злобного капитана корабля или гастрит от нездоровой пищи, или кровожадное морское чудище, то радость обновления ощущается в два раза сильней.
   Обновление встретило меня бурными зарослями, я бы даже сказала буреломом, количество которого изрядно прибавилось после нашего немного неудачного приземления. Для меня-то оно было вполне терпимым, а вот дракон заработал несколько неприятных ощущений. Невозможно не восхищаться этим древним существом, который шпарит на русском полу-матерном, да еще так цветасто загибает!
   - И что ты возмущаешься, думать надо было прежде, чем с такими размерами сюда лезть.
   - О чем думать? Считаешь, у меня такой выбор большой?! Тут знаешь ли нет ни причала, ни посадочной полосы для залетающих драконов. Для нас тут скорее топоры да луки приготовлены или еще что похлеще.
   - Что, и здесь во имя прекрасной дамы мечтают укоротить какого-нибудь дракона на голову?
   - Угу, здешние дамы сами кого угодно в могилу сведут, - немного подумал и с вздохом добавил, - одна ты чего стоишь...
   - Спасибо. - Ну, что еще можно было ожидать, конечно какую-нибудь гадость. Хотя, если подумать... - Так ведь я не здешняя.
   - Хрен редьки не слаще.
   Дракон уныло высматривал более удобную тропинку в буреломе. Уныло, потому что не только удобных, но и обычных тропинок там не было. Он вздохнул, и, за неимением ничего лучшего, направился в глубь, сминая и, где возможно, раздвигая заросли. Я бодренько топала позади, наслаждаясь красотой нового места. Обычные деревья, обычные кусты, правда не совсем обычный мох (ну не видела я просто такого), который покрывает стволы и ветки деревьев, почти не оставляя свободного места и свисая с них как бахрома. Зеленый мир.
   - Ох, уж эти мне сухопутные, в такую глушь залезут...
   Дракон боролся с живой изгородью, ворчал и постоянно ввинчивал какие-нибудь ругательства.
   - А куда мы идем?
   - Не идем, а уже пришли. Наконец-то!
   Я выглянула из-за спины дракона. Мы остановились возле входа в пещеру.
   - Зачем мы здесь?
   - А ты никак опять дрожишь, малохольная? Ох, и бесполезное же это дело.
   Да уж, дело это не только бесполезное, но еще и не контролируемое.
   - Пойдем.
   - Внутрь?
   - Видела бы ты свое выражение лица, малохольная, как будто клопа раздавили. А сейчас как будто еще и под нос сунули.
   Я послушно засеменила следом за драконом. Пещера была огромная, моему спутнику с его не малым ростом еще бы хватило место потянуться, подняв вверх лапы. Вопреки моим ожиданиям там было светло, солнечные лучи попадали на кристаллики, растущие из стен, рассыпались на миллионы бликов и бесконечно отражались от этих природных образований.
   - А хозяин против не будет, что мы без приглашения.
   - Не будет, - дракон ответил не оборачиваясь, - тут уже давно никто не живет. Пещерный Ветер была слишком легкой добычей, потому долго и не прожила, по драконьим меркам.
   - Пещерный Ветер? Это имя такое?
   - Да.
   - Красивое имя не то, что твое. Енван, язык сломаешь, пока выговоришь.
   Дракон остановился и посмотрел на меня.
   - Это не мое имя.
   - То есть как? Ты же говорил...
   - Я тебе говорил, что меня так назвали в Корее. Но мое настоящее имя совсем другое.
   - Какое?
   Наверно, я спросила что-то не то, дракон вдруг посерьезнел. Он долго молча смотрел на меня, в голубых нечеловеческих глазах отражалось раздумье, озадаченность. Может быть настоящее имя для драконов табу, знать его посторонним запрещено. Мне стало неловко за свою глупость. Я просто не думала, что мой вопрос вызовет такую реакцию.
   - А ты не будешь смеяться?
   - Э-э-э ... над чем? - Вот он момент истины, я-то думала, что он мне сейчас тайну покрытую мраком откроет, а он всего лишь стесняется.
   - Над чем, над чем - надо мной. - Дракон почесал лапой затылок. - Имя у меня знаешь ли ... немного ... в общем ... Звезда.
   - Что звезда?
   - Зовут меня Звезда.
   Я пожала плечами, нашел чего стесняться, красивое имя.
   - А мы дальше-то пойдем или будем стоять смотреть друг на друга?
   - Нахальная баба, - вздохнул дракон и зашагал дальше.
   - Сам такой, - вздохнула я и пошла следом.
   После небольшого подъема мы оказались в захламленном помещении, кристалликов в стенах здесь не росло, поэтому свет сюда не доходил. Я остановилась у входа, чтобы не налететь на серые края наростов скал, очертания которых едва угадывались. У дракона проблем со зрением не было, он свободно перемещался в пространстве, не испытывая никаких неудобств. Когда я опомнилась, Звезда был уже далеко, слышны были только гулкие удары об пол драконьих лап. Темнота навалилась огромной массой, сдавливая грудь. Находиться в пещере вдруг стало невыносимо, вся каменная тяжесть горы как будто легла на плечи. Я прислонилась к стене и рывками вталкивала в себя воздух, чтобы справиться с подступающей паникой. В голове все спуталось, что впереди, что позади, откуда пришли и куда идти, словно стены вдруг сдвинулись, запирая в каменную темницу.
   - Ты где там, малохольная?
   - Здесь.
   - Ты чего там стоишь, дуй сюда.
   - Куда? Я ничего не вижу.
   - Вот блин! Одни неприятности с тобой, очки купи.
   Послышался грохот, такой словно на пол полетели кастрюли.
   - Ты чего там делаешь? - подала голос я.
   - Фигней страдаю.
   - А ты не можешь зажечь чего-нибудь?
   - Чего-нибудь могу, только чем? - снова грохот.
   - Ну... изрыгни пламя...
   Шум и грохот мгновенно прекратились.
   - Чего сделать? - то, что в его голосе послышалось недоумение, это еще слабо сказано. Он был просто ошарашен.
   - Э... А драконы разве не огнедышащие?
   Прошла минута, прежде, чем он ответил.
   - Блажь, тебе, что совсем поплохело? Какое пламя, я же водный!
   - Ну, а вдруг. Стоило же попытаться.
   - М-да ...
   Вспыхнувший свет не на долго лишил зрения и принес невероятное облегчение: вместе с отступившей тьмой, отступил и страх замкнутых помещений.
   - Ой, а что включилось?
   - Какая тебе разница, светло же. - Дракон держал в лапах что-то круглое, от чего исходило голубоватое свечение. Двумя пальцами он аккуратно раскрутил предмет, поднял его над головой и убрал лапу. Вращающаяся сфера осталась в воздухе.
   У меня отвисла челюсть, ничего себе фонарик! Дракон улыбался, глядя на мою удивленную физиономию. Еще больше ему понравилась моя реакция, когда я разглядела, что же это за наросты скал, точнее то, что я приняла за них. По огромному пространству в совершенном беспорядке были разбросаны - по-другому и не скажешь - предметы самого драгоценного содержания, Драгоценные камни преломляли голубой свет сферы и рассыпали его уже разноцветными бликами по стенам, золотым статуям, резным шкатулкам и конечно же пыли.
   Я как завороженная зачерпнула пригоршню золотых монет, разжала ладонь и наблюдала как они мерцающим дождем падают вниз.
   - Чего глазки-то заблестели? - ехидно спросил дракон.
   - Он еще спрашивает! Да тут денег хватит, чтобы поднять экономику самой неразвитой страны!
   - России что ли?
   - Не, России не хватит, - украшения, инкрустированное драгоценными камнями оружие, посуда из драгоценных металлов, от всего этого просто рябило в глазах.
   - Почему это?
   - Потому, что россиянам глубоко на... наплевать на экономику своей страны. Менталитет. Попробуй, найди дурака, который отдаст столько бабок для того, чтобы что-то там поднимать, да еще и припрячь к этому делу могут. А оно вообще надо? Да! - мысли, они иногда пробиваются и сквозь горы драгоценностей, - А мы зачем сюда пришли-то?
   - Посмотреть и назад пойти. - Дракон что-то откапывал в дальнем от меня углу перемежая это грохотом и ругательствами. - Да, чтоб оно все! Ладно. - Он вернулся и протянул мне скомканную ткань. - Придется обойтись пока этим, на тебя тут только если побрякушки.
   Пыль взметнулась вверх с расправленного, как оказалось, плаща. Миленький такой плащ, темненький, мягонький, с капюшоном, да еще и на завязочках. Своевременная замена: тот, что я взяла на Лионеле, пропал во время исполнения драконом одной из фигур высшего пилотажа.
   - Чего ты на меня так смотришь! - возмутился дракон. - Если тебя кто-нибудь в таком виде увидит, - он красноречиво указал на меня лапой, - Убежит, да еще и отмахиваться будет.
   - А в нем, - я на вытянутой руке двумя пальцами подняла плащ над головой, - отмахиваться не будут?
   - Да ладно тебе, сойдет на первое время. А там что-нибудь купишь. Чего опять глаза-то заблестели?
   - Значит можно отсыпать себе немного монет?
   - Можно, можно, но потом отдашь.
   - Ага, с первой зарплаты.
   - Многообещающе, - вздохнул дракон, глядя как я нагребаю, единственное, что было похоже на деньги, понимая, что прощается с ними навсегда.
   - А можно я еще что-нибудь возьму, тут столько красивых вещей? - в руках у меня оказалось великолепное ожерелье сверкающее всевозможными камнями: рубинами, изумрудами сапфирами, бриллиантами.
   - А ты не хамеешь?
   - Нет. Если только чуть-чуть. - Мой невинный взгляд вызвал у дракона только усмешку.
   - Тебя прищучат в первом переулке, если ты его наденешь. Так что найди себе что-нибудь по практичнее.
   Я скрепя сердце с горестным видом положила драгоценную вещь обратно. Жаль, мне на такую до конца жизни не заработать.
   - Что-нибудь по практичнее, это что, например?
   - Например вот это, - дракон протянул мне небольшой кинжальчик, никаких украшений, кроме мутного темного камня в основании рукоятки обтянутой тонкой кожей. Тонкое лезвие, длинной в полторы ладони, обоюдоострое и ледяное в голубом свете, испускаемом сферой.
   Что может быть красивее холодного оружия с его смертоносной обжигающей красотой. Ни одно оружие всех времен и народов не может сравниться с мечем. Честнее оружия просто не может быть: только один на один, только лицом к лицу, только личные умения, только судьба и только один шанс.
   Я спрятала лезвие в ножны и посмотрела дракону в глаза.
   - Думаешь он может пригодиться?
   - На всякий случай, Мира, на всякий случай.
   Свежий воздух и ветер с запахом моря были наградой после пыльной и немного сырой драконьей пещеры. Солнце спускалось к горизонту, унося с собой яркие краски. Через пару часов стемнеет, и это будет моя первая ночь на земле за ... А сколько же дней я здесь провела? Дней десять в море и три с драконом, кажется. Как трудно оказывается посчитать, когда нет календаря, а самое главное нет конкретной точки отсчета: толи когда я попала в море, толи когда попала на корабль, толи когда очнулась. И чего уже считать-то, пропажу мою дома заметили (еще бы!), вернуться я не знаю как, считай минутки, не считай, все равно сидеть мне здесь пока еще какое-нибудь чудо меня отсюда не выкинет в мой родной мирок.
   Дракон куда-то ушел, оставив меня у входа в пещеру, и заставил собирать сухие ветки для костра. Чем он его собирается разжигать, ума не приложу, если конечно он меня не обманул и вправду является огнедышащим. И, кстати, после его прохода по зарослям эта задача была чрезвычайно легкой, он столько всего наломал, что могло хватить отапливаться целую зиму.
   - Ты чего здесь зимовать собралась? - Дракон появился на удивление бесшумно. Ну не настолько, насколько хотелось бы ему, зато не как в первый раз. В лапах у него была довольно большого (для меня) размера рыба.
   - Не хотелось бы. А как мы костер разведем?
   - Эх, блажь, блажь. Ну совершенно беспомощная. Объясняю, берешь две палочки и трешь друг об друга пока искры из глаз не посыпятся, от них и зажжем.
   На моем лице можно было прочитать все, что я о нем думаю вместе с его объяснениями. И откуда же берутся такие умники, что за столько лет жизни узнают только один способ добывать огонь, и тот допотопный. Это я подумала очень громко, специально естественно. Вместо ответной реплики в меня полетел небольшой камешек. Я его поймала, как ловят неожиданно попавший в тебя мяч и с таким же выражением лица. При ближайшем рассмотрении камешек оказался очень легким и вовсе не камешком. Это была округлая коробочка, внутри которой что-то пересыпалось.
   - Не советую, - остановил мои попытки развернуть сверточек дракон.
   - Что это?
   Дракон раскладывал ветки для костра, легко переламывая даже самые толстые, и обкладывал их вокруг камнями.
   - Не допотопный способ разжигать огонь, - сказа он, когда все было готово.
   - Да? - я недоверчиво посмотрела на аккуратно сложенные дрова для костра и предмет лежащий у меня в ладони. - И как это действует.
   - Подходишь к будущему костру, аккуратно разрываешь сверток, кладешь его побыстрей на ветки, отходишь и проверяешь, чтобы его содержимое не попало на тебя.
   - А что будет, если попадет?
   - Поверь мне, лучше не знать.
   А у меня нет повода ему не верить.
   Я, отстраняя от себя как можно дальше странный предмет, подошла к подготовленным дровам, надавила на коробочку так, чтобы она порвалась, бросила ее и отбежала. Кажется дракона это позабавило. На всякий случай я осмотрела свои руки, вроде на меня ничего не просыпалось. Подняла вопросительный взгляд на Звезду. Он кивнул в сторону костра. Около минуты ничего не происходило, я уже начала думать, что меня снова разыграли. Но вдруг послышалось потрескивание, затем появился дымок, сквозь который стали пробиваться язычки пламени.
   - Что это?
   - Огонь, - "неподдельно" удивился моему вопросу дракон.
   Убила бы, честное слово.
   - Я понимаю, что огонь. Как он зажегся?
   - Ты сама сейчас зажгла. - Древний ящер так невинно хлопал глазами, что у меня из груди вырвался рык.
   Спокойствие, только спокойствие.
   - Почему он загорелся?
   - Смотри-ка озверела. Да не злись ты, я сам толком не знаю, просто там какое-то вещество, которое при попадании на воздух воспламеняется. - Он отошел подальше от разгоревшегося костра и уселся на землю. - Положи рыбу на камни и следи, чтобы не пригорела, если ты конечно не предпочитаешь есть угольки.
   Стоило подумать про еду и в животе заурчало. Я с такой радостью схватила рыбу - с радостью от того, что не продеться грызть опостылевшие сухари - будто это самый ценный подарок. Хотя печь рыбу на раскаленных камнях раньше мне не приходилось, но получилось достаточно сносно, правда без соли и немного с сыринкой, аппетита у меня это не убавило.
   - А ты? - уже обгладывая ребрышки, я вспомнила, что вообще-то нужно бы поделиться.
   - Я уже поел, спасибо. Думаешь, я уходил только для того, чтобы добыть тебе поесть. Нет, на голодный желудок много не добудешь.
   - Все равно спасибо, - я добрая, когда сытая.
   Дракон потянулся на травке и лег поудобнее, заложив лапы за голову.
   - Звезда, а что мы теперь будем делать?
   Он вздрогнул, когда я произнесла его имя и посмотрел мне в глаза.
   - Сложный вопрос. Я дальше идти не могу.
   - Как!!? - у меня внутри буквально все оборвалось. Что я буду делать одна.
   - Я не могу надолго уходить от воды, - он посмотрел на небо и задумался, как будто собираясь с мыслями, - меня это убьет. Не смотри так, у всего во вселенной есть какое-то "но", и у драконов тоже. Тебе придется справиться самой. Я надеюсь на тебя.
   - Справиться с чем?
   - Найти капитана корабля, на котором ты плыла. Забыла уже что ли?
   - Нет, не забыла, но я даже не знаю с чего начать.
   - Начни с начала, - в голубых глазах дракона отражался лунный свет.
   - Не плохой совет, пожалуй я им воспользуюсь. А тебе не кажется, что я хотя бы должна знать, зачем он тебе нужен?
   - А тебе не кажется, что ты и так уже достаточно много знаешь?
   - Нет, не кажется.
   - Вот и мне тоже не кажется.
   Вот и поговорили.
   - И все же ты усложняешь мне задачу. Даже если случится чудо, и я его найду, что я ему скажу? Лорд Капитан, меня прислал к вам один дракон, он желает с вами поговорить, не пройдете ли со мной.
   - Вот чего ты ему не будешь говорить, так этого. Ни к чему этому молодцу знать, кто с ним хочет поговорить. Ты главное приведи его сюда, на этом твоя миссия закончится.
   Лицо у меня стало очень-очень хмурое, я себе в подробностях представила, как Лорд Капитан с удовольствием посылает меня как можно дальше. Каким образом я его сюда приведу, он же не дурак без вопросов потащиться за первым встречным ... и уж тем более за мной...
   Дракон ехидно щурился, наблюдая за моими терзаньями.
   - Мирослава, ну ты как маленькая. Как будто не знаешь, что нужно пообещать мужчине, чтобы он отправился за тобой на край света...
   Томно-загадочное выражение лица дракона, зрелище не для слабонервных. Если бы я с таким вот многообещающим личиком подкатила к капитану, так он не только на край света, но и куда подальше бежал бы от меня сломя голову.
   Нет уж, увольте, не для меня такие подвиги. Есть другой способ, который, не смотря на всю свою неоднозначность, привлекает меня гораздо больше: чем-нибудь тяжелым по голове и, пока клиент без сознания, связать, в тележку и к месту требования. Правда если голова окажется крепче тяжелого предмета, и сознание останется при нем, то ... Да уж, попала, так попала.
   - Послушай, - помощь, помощью, а насущные проблемы тоже надо решать, - я тут буду в поте лица искать твоего капитана, а как же я?
   - В каком смысле?
   - В прямом. Мне что теперь тут навечно оставаться? Домой-то тоже хотелось бы.
   - А... - отмахнулся дракон, - есть у меня одна мысль. Пока тебя не будет, я ее додумаю. Не трусь, малохольная, поможем, чем сможем.
   Я поплотнее закуталась в плащ, все-таки не плохая вещь для таких вот ночевок под открытым небом: теплый, мягкий, почти удобный.
   Костер догорел, оставив после себя остывать мерцающие красно-черные угольки, ветер шевелил листья деревьев и приносил отдаленные звуки прибоя. Сон не шел, затерялся где-то в пути, сбитый с курса тревогой в ожидании завтрашнего дня. Слишком много хочет от меня Звезда: найти человека, которого я знаю чуть больше недели, в чужом для меня мире и новом для него месте. А если учесть, при каких обстоятельствах команда исчезла с корабля, не было похоже это на дружеский прием... Рано об этом думать конечно, но кто знает где они сейчас и что с ними ...
   - Ты, малохольная, пурги мне не нагоняй. Зачем сразу о плохом думать.
   - Я думала, ты спишь.
   - А ты поменьше думай, полезней будет.
   - Может хватит уже, я и обидеться могу. - Сколько можно меня оскорблять.
   - Впечатлительная какая, тоже мне. На, держи.
   Вплотную рядом с моим носом приземлился медальон на кожаном шнурке, формы неаккуратно расплющенного круга, на поверхности которого были вырезаны символы ... ум-м ... в общем какие-то символы. Я провела пальцем по поверхности, это был не металл, что-то другое: плотное, серебристое, теплое и очень подозрительно похоже на драконью кожу.
   - Что это?
   - Пригодится. Спрячь его под одежду и особо не показывай. Если совсем плохо будет, сожми его в ладошках и позови меня, я приду. - Звезда задумался, потом как будто самому себе сказал, - Я его для сына делал ... не пригодился.
   Для сына? У него есть сын, надо же. Но почему же тогда не пригодился?
   - Не захотел мой сын от меня ничего брать. Сложные у нас, знаешь ли, отношения. Давно мы не виделись.
   - Почему?
   - Он так решил и обстоятельства...
   - Понятно.
   - Что тебе понятно? - почти грубо спросил дракон. - Что тебе может быть понятно.
   Я посмотрела на него исподлобья и невозмутимо произнесла:
   - Понятно, что обстоятельства.
   Дракон долго молча смотрел мне в глаза, размышляя то ли о том, что мне сказать, то ли о том стоит ли вообще что-то говорить.
   - Спи, давай, - сказал наконец он.
   Да уж поспать бы конечно стоило, не самый легкий завтра день. Может стоит попросить дракона хотя бы в общих чертах рассказать мне об этой стране.
   - Ну и чего я тебе могу рассказать, - в очередной раз вмешался в мои мысли Звезда. - Я же в море живу, а не на суше, тамошние жители, знаешь ли, крайне редко общаются с сухопутными. И правильно делают, честное слово, тем более если они все хоть отдаленно напоминают тебя.
   Да, ну его к черту!
  
   Рассвет встретил меня уже в пути.
   Собирая в дорогу свою неожиданную поверенную, Звезда суетился как наседка и изо всех сил пытался этого не показывать, от чего выходило немного комично. Нет, это конечно могло быть смешно, если бы не было так тревожно.
   За короткие часы полусна, в которые так и не удалось отдохнуть, я успела передумать обо всем, что могло случится со мной: все возможные и невозможные неприятности, любые попадания впросак и их последствия, и даже самые печальные исходы моего путешествия. Нет, я не трусиха. Просто каждый раз в преддверии важного мероприятия я не могу отделаться от ощущения того, что что-то может пойти не так, как задумано, и голова услужливо предлагает самые разные сценарии развития событий. В конце концов я плюнула на бесполезные попытки уснуть и решила занять себя сборами, чтобы делать хоть что-то. Звезда надавал мне инструкций на все случаи жизни. Наивный, неужели он думает, что обычному человеку под силу уместить в голове такое количество наставлений. Ох, и зачем мне его инструкции, лучше бы сам со мной пошел.
   Искать дорогу, ведущую в город, пробираясь через лесные заросли, тем более, если ее расположение было указано взмахом руки и расплывчатым "где-то там", чистое самоубийство. Поэтому было решено идти по берегу моря, не самая ровная дорога, зато неизменный ориентир. Путь не был трудным: налегке и при хорошей погоде, но он был долгим, поэтому очень утомительным.
   Первые домики показались только к вечеру. К моему огромному счастью, на пути мне ни разу не встретился никакой пост охраны или как это может называться в этой стране, в общем ни ворот ни стражи с той стороны, с которой я входила в город не было.
   Дома, улицы, кучки народа, куда мне идти, просто не представляю. Опираясь на опыт вычитанный в книгах, стоило поискать какой-нибудь трактир или постоялый двор, в котором возможно сдаются комнаты. Да, ну и конечно обновить гардероб, чтобы из этого постоялого двора меня не выкинули, приняв за оборванку, благо кое-какой капитал теперь имеется, хорошо бы понять, какой: большой или маленький. И соответственно не глазеть по сторонам как турист на экскурсии, это сразу выдает приезжего, а лишнего внимания мне пока как раз и не нужно.
   Люди в этом мире изобретательностью не отличались: магазины они обозначали банальными вывесками с изображением предлагаемого товара. Оставалось дело за малым: найти нужную вывеску.
   После долгого, уж и не знаю насколько, плутания по улицам, я вымоталась настолько, что была готова отказаться от этой затеи. Улицы постепенно пустели, в окнах домов зажигался свет. Я уже очень сильно сомневалась в том, что если и найду нужную лавку, она будет еще открыта. Можно было конечно спросить кого-нибудь, но кто его знает...
   Только упрямство не давало мне остановиться. И в конце концов я все-таки была вознаграждена за настойчивость. Лавка нашлась, после двух поворотов и нескольких закоулков. И она была открыта.
   Я не сильно привередничала, выбирая себе одежду, в конце концов не на свидание же собираюсь. Личная жизнь, а вместе с ней и все, что нравиться из одежды, еды и всего прочего, осталось в другом мире. Здесь мне не из чего выбирать, здесь я могу только приспособиться. Но это временно. Я все равно найду дорогу домой. Если кто-то не знает, как попасть в другой мир, это не значит, что не знает никто. А если я ошибаюсь... Значит просто никто не пробовал этого сделать.
   Сейчас мне нужна самая малость: чистая одежда и крыша над головой. С первым уже почти разобралась, а со вторым... Ну, лавку-то я нашла, значит и постоялый двор найду.
   Расплатившись, я решила-таки уточнить, где в этом городе можно переночевать. Торговка с удовольствием рассказала мне про все ближайшие постоялые дворы. Выдала большой объем информации: где дешевле, где лучше кормят, где можно и душ с дороги принять, самое главное, где нет клопов и чистое постельное белье. После долгих обсуждений, когда я уже валилась с ног, мы выбрали самое подходящее место из расположенных поблизости. Правда название "Добрый ночлег" вызвал у меня ассоциацию с ночлежкой для бездомных. Ну да черт с ней, не понравиться, утором другую поищу. Я поблагодарила добрую женщину за помощь, за то, что указала дорогу и вывалилась с тюками на темную улицу.
   Для того, чтобы найти "Добрый ночлег" нужно было просто пройти вперед по улице. Входила в дверь я с одной мыслью: если сейчас не поем, то начну питаться человечиной или кто они там, эти местные жители.
   Наверно, благодаря моему выражению лица, вопросов мне не задавали, быстро выделили комнату на втором этаже и предложили ужин, пока ее для меня готовили. Мне было не интересно, что это за мясо, что за соус к нему мне принесли и чем я все это запиваю, мне просто хотелось есть.
  
   С чистой и мягкой постели меня заставил подняться только чудесный запах теплого хлеба, который проник в окно. Окна моей комнаты и кухни, где по утрам хозяева пекли потрясающе вкусные, судя по запаху, булочки, выходили на одну сторону.
   Прохладная вода прогнала остатки сна и вернула мыслям свежесть. Понятно, что сейчас я пойду завтракать, а дальше? Куда податься? Ходить и расспрашивать местных жителей: а над вами не пролетала стая в черных капюшонах и зловредный Лорд Капитан с командой? Звучит глупо даже для меня, что на это могут сказать посторонние люди, и думать не хочется.
   Полотенце мохнатыми лапами собрало капли воды, разбегающиеся по коже, ветер остудил разомлевшее за время сна тело. Обновки еще неохотно принимали своего владельца. Наверно, для начала стоит узнать слухи. Если в мире что-то произошло, и у этого события были очевидцы, то об этом обязательно будут говорить. То, что у исчезновения команды с "Лионеллы" очевидцы были, это факт. Кроме меня и самой команды, это те люди в капюшонах. А значит кто-то что-то кому-то мог сказать, кто-то что-то мог услышать и несомненно этим поделиться, ну и так далее. Вопрос следующий: кто это все мне расскажет?
   По утрам есть почти не хочется, но масло так аппетитно таяло на теплой булке, а горячий фруктовый напиток источал такой приятный запах, что слюнки потекли сами собой. Итак, где стоит искать слухи? Базары, где любят посплетничать хозяюшки и таверны, где сплетничают уже мужчины за кружечкой чего-нибудь горячительного. Значит решено, сейчас обследую город в поисках базара, а вечерком загляну в какое-нибудь злачное заведение.
   Дома отбрасывали тени на освещенные утренним солнцем улицы? Свежий ветерок разгонял запоздавшую ночную прохладу. Редкие прохожие не торопясь проходили мимо. Главное не заблудиться на обратном пути, невелика конечно потеря подаренный драконом плащ, но за неимением ничего лучшего, да и вообще за неимением ничего, не стоит разбрасываться даже малым.
   Базарная площадь разительно отличалась от безлюдных улочек, с самого утра на ней стоял гам и толпились возле торговых лавок люди. Я осторожно вошла в толпу. Не люблю рынки, даже скорее не люблю торговцев, которые, стремясь поскорее сбыть свой товар, цепляются к каждому прохожему, расхваливая и чуть ли не заставляя его купить. Постоянное ощущение, что если ты на что-то взглянул, то просто обязан на это раскошелиться.
   Я не спеша перебиралась от одной лавки к другой, делая вид, что прицениваюсь, пару раз даже не удержалась и купила себе сладостей и фруктов. Разговоры в толпе велись совершенно бытовые: о предстоящем неурожае в этом году, о том, что в лавке некой госпожи Клое появились платья совершенно потрясающих фасонов, что бессовестный муж соседки строит глазки и заигрывает со всеми в подряд в тайне от законной супруги. За несколько часов блуждания я узнала, что происходят ужасные перебои с поставками породистых жеребцов из Аргонии, а все из-за того, что бандиты в Парийских лесах совсем распоясались, уводят буквально стадами, и ничего с ними не могут сделать. И вообще королю стоит больше внимания уделять тому, что происходит на его земле, а не смотреть в дальние морские просторы. Правда корабли из Селльлии приходят регулярно поэтому недостатка в драгоценных металлах, камнях, ювелирных изделиях и украшениях королевство не испытывает. Ну и конечно у королевы новый любовник. Как же без этого!.
   Голова готова на куски расколоться от подобной ерунды. И ни одного слова, которое могло бы навести меня на след. Зато лавку картографа посетить нужно обязательно и выбрать карту подетальней, на всякий случай. Случаи-то разные бывают.
   Духота и гам утомили меня окончательно, я зашла под навес первой попавшейся лавки, уселась на табуретку услужливо кем-то забытую и уткнулась лицом в ладони.
   - Госпожа путешественница.
   Я чуть не подпрыгнула от неожиданности на стуле и посмотрела на говорившего со мной. В том, что человек обращался именно ко мне не было никаких сомнений, по одной причине: кроме меня и его в этой лавке не было ни одной живой души.
   - С чего вы взяли, что я путешественница?
   - Как это, с чего? - удивился мой собеседник. - В такую жару в мою лавку могут зайти только люди точно знающие, что им в скором времени придется ночевать под открытым небом или они окажутся в месте, где будет немного похолоднее. Зачем же еще нужен плащ?
   Железная логика, имеет ли смысл спорить?
   - Так какой же госпожа желает плащ?
   М-да, а на самом деле какой? И желаю ли?
   - Поэлегантней, - с усталым вздохом произнесла я первое, что пришло в голову.
   Торговец немного растерялся.
   - Госпожа наверно перепутала мою лавку с модельной. У меня только дорожные плащи.
   - Значит элегантных дорожных плащей у вас нет, - заключила я и так очевидную вещь, - Что тогда есть?
   Воодушевление на лице торговца заставило мою совесть почувствовать себя плохо, один плащ-то у меня уже имеется, а менять шило на мыло я не хочу. Я хотела сказать, что раз нет элегантных, то не нужно ничего, но было уже поздно. Он с завидной прытью стал вытаскивать из закромов и расхваливать свой товар.
   Оказывается для путешественника лучше всего коричневый плащ, хотя многие ошибочно считают, что лучше черный. Может быть грязь на нем и меньше видна, но вот зато пыль наоборот заметнее. И конечно лучше взять плащ, на котором с внутренней стороны много различных карманов, чтобы все необходимые вещи были под рукой. Да, и такой хрупкой девушке нужно что-нибудь полегче, стазу видно, что тяжести таскать она не приучена. Ну а о том, что в его товаре используется только самые лучшие материалы говорить даже не стоит, все и так видно. В общем за всю жизнь я не принимала решений правильнее, чем зайти в эту лавку.
   Я с кислым выражение лица рассматривала первое, что попалось мне в руки. Черный - не черный, коричневый - не коричневый, смесь и того и другого, тратить на это деньги я бы точно не стала.
   - О, а у госпожи хороший вкус, - просто ошарашил меня торговец. Видимо моего лица в этот момент он не видел, и хорошо. - Такие плащи мы шьем только на заказ для господина Дарана и его гвардии.
   Судя тону, я должна была благоговейно задрожать, услышав подобные слова. Может и задрожала бы, если бы знала о чем речь. Король у них что ли этот Даран?
   - У-у, - этот звук я попыталась сделать как можно более уважительным, если коровье мычание вообще может быть уважительным. Чтобы как-то исправиться - на лице торговца появилась какая-то подозрительность - я задала вопрос, - И для чего они им нужны.
   Лучше б я этого не говорила, потому что подозрительность на его лице исчезла, зато появилось понимание, что дело он имеет с сумасшедшей и искренне надеется, что не буйной.
   - Госпожа, это же уникальный плащ. Он по всей поверхности прошит особыми нитями. Именно они становятся основой силовых заклинаний.
   Можно было конечно еще сохранить лицо и сказать, ну да, конечно, как же я могла такое забыть. Но все же лучше один раз до конца прочувствовать себя дурой, зато в другой раз быть во всеоружии. Только как бы помягче это спросить?
   - А для чего нужны эти силовые заклинания?
   - Как, для чего... - растерялся несчастный торговец. - Они же сражаются в этих плащах. Говорят, что не позднее четырех дней назад они захватили опаснейших бандитов.
   Бандиты, плащи с заклинаниями ... Ох, и трудно на свете жить.
   - Ну а плащи-то им чем помогли? Бросались под ноги противникам, чтобы те спотыкались? - Нет, во всем виноват Звезда, приучил думать в слух - все равно прочитает. Если бы не он, я бы сейчас под взглядом торговца не чувствовала себя с каждой минутой все глупее.
   - А, госпожа шутит, - догадался он.
   Мой собеседник даже вздохнул с облегчением, после этой мысли. Ну, не будем тогда его расстраивать, что это не совсем так...
   - Конечно шучу, - невозмутимо произнесла я, - Силовые заклинания, они ... так действуют ... на человека ...
   - Да, да. Почти полностью подавляют волю к сопротивлению. Очень серьезная вещь, не каждый в силах носить такое. В гвардию господина Дарана принимают только прошедших жесткий отбор. Даже королевская гвардия не так сильна, хотя гораздо более многочисленна. - Торговец выдержал драматическую паузу, во время которой я должна была прочувствовать всю значимость сказанного. Ну, я почувствовала ... почти.
   - В сложных ситуациях, когда королевская гвардия бессильна, гвардейцы Дарана просто не заменимы, - продолжал торговец. - Они могут за мгновение переместиться на большое расстояние и захватить врага врасплох. Говорят, что тех бандитов, про которых я вам рассказывал, схватили прямо на корабле, когда они только пересекли границу.
   Что, неужели удача? В первый же день? Не верю!
   - А что они сделали, эти бандиты?
   - Не знаю, - пожал плечами торговец, складывая плащи, интерес к которым я потеряла.
   - Но как же вы тогда можете утверждать, что они так опасны?
   - Лорд Даран знает, что делает,- в голосе его прозвучала такая безоговорочная уверенность, что переубеждать его не имело смысла. - Обычных нарушителей наказали бы публично или посадили бы в городские подземелья, а не помещали в подземелья Лорда Дарана.
   - А, ну если так ...
   - Так какой плащ желает госпожа?
   М-да, а про плащ-то я уже и забыла.
   - Элегантный.
   Торговец снова пожал плечами, он отвернулся, продолжая разбирать товар, который так и не удалось продать, и не обращал на меня никакого внимания.
   Я неспеша вышла из-под навеса. Какова вероятность того, что речь шла именно о команде "Лионеллы". Примерно в одно время, корабль пересек границу (вопрос какую?), на захватчиках были плащи, возможно такие. Процентов восемьдесят на мой взгляд. И второй вопрос: это удача? Что-то слабо верится в подобные совпадения, да и любимчиком судьбы я особо никогда не была.
   Наверно бессмысленно рассуждать на такие темы. Лучше поискать лавку картографа, все полезней будет.
  
   ***
  
   Я сидела на кровати в позе лотоса поглядывая на купленную таки карту. Где находится жилище Дарана я выяснила у картографа. С самым невинным выражением лица, на которое была способна, я попросила объяснить мне "принцип действия" карт на каком-нибудь примере, ну, вот хотя бы лорд Даран, в каком месте полотна он находится. Почему с невинным выражением лица? На всякий случай. Чем меньше подозрений, тем меньше неприятностей, по крайней мере я искренне на это надеюсь.
   Теперь нужен план. Я распласталась на кровати, заложив руки за голову. Какой? План дальнейших действий естественно. Куда идти я знаю, не полностью уверена, что туда, но это мало важно в данный момент. Остается самый сейчас главный вопрос: что я буду делать, когда доберусь до места? Ходить вокруг замка Дарана и жалобно выть, чтобы пленников отпустили? Организовать побег? На первый взгляд вторая мысль выглядит более приемлемой. Но это только на первый взгляд.
   Каким образом вытащить из подземелий Дарана команду "Лионеллы"? Может нанять адвоката? Ха-ха. Или заплатить каким-нибудь "хорошим" ребятам за организацию побега? Где взять этих ребят? И где взять деньги, чтобы расплатиться с ними, судя по благоговейному выражению на лицах окружающих при упоминании Дарана, человек он серьезный, потому и плата будет соответствовать.
   И как туда дойти одной. Причем именно дойти, потому что местный способ передвижения мне совершенно чужд. В общем верхом здесь люди передвигаются. Ничего не имею против, только вот сама я врят ли на такое сгожусь. Не умею, не умела, да и учиться времени нет, да и запахи исходящие от этих животных мой бедный нос выдержать долго просто не способен. Да уж, все одно к другому подобралось и вылилось в один огромный вопрос: ЧТО ДЕЛАТЬ?
   Нет, в омут с головой бросаться не следует. Нужно подготовиться, собрать информацию, а уж потом действовать. Или другой поворот: пока я время тяну все само собой как-нибудь и решиться.
   Мечтать не вредно.
   Нужно снова отправляться в люди. Вдруг все же судьба на моей стороне, возьмет, да и подкинет какую-нибудь идейку.
  
   Я медленно перебирала ногами, чувствуя свою полную беспомощность. Узнать мне удалось мало, но этого хватило, чтобы вызвать всепоглощающее чувство апатии. Нет, королем Даран не был, у него не было даже достойного титула, но благодаря своему уму и неплохим магическим способностям он сначала сумел нажить внушительный капитал, потом просочился в высшие круги власти, правда, исключительно как наблюдатель, создал свою гвардию, хотя людям не имеющим титула этого вовсе не полагалось. Упорно двигаясь к только ему известной цели, он сумел добиться очень необычного положения в обществе: по сути не имя никакого права на власть, без него в этом королевстве ничего не решалось.
   В его владении находилось местечко под названием Криан, хотя имея столько влияния, он вполне мог получить гораздо большее, но как ни странно довольствовался малым.
   Судьба моя явно повернулась ко мне ... спиной. Ни идей, ни советов, ни даже попутчиков мне она не подкидывала. Ждать больше было нечего. Вариант один: придется добираться до места одной, а там уже действовать по обстановке и по возможности. Походные принадлежности собраны, обереги закуплены, карта в наличии. Значит завтра с рассветом в путь. Благо дорога до Криана не сильно извилистая и заблудиться я не должна.
  
   ***
  
   Солнце поднималось не спеша, природа блаженно нежилась в его лучах, стряхивая ночную росу. Идти было приятно и легко, если не думать о предстоящих километрах. Да и вообще, последнее время я все чаще стала ловить себя на мысли о том, что мне лучше не думать, спокойней будет. Стратег из меня еще тот, поэтому нечего забивать голову бесполезной ерундой, от которой самый явный из всех результатов, это головная боль.
   - Куда путь держишь, красавица?
   Как всегда, оказываясь наедине с собой, я ушла в себя настолько, что не заметила подъехавшую телегу.
   - Вперед, - я махнула рукой, указывая вдоль единственной дороги.
   Сидящий в телеге хмыкнул.
   - Похоже нам по пути. Садись, подвезу.
   Не то, чтобы я удивилась, просто как-то не ожидала. Большой глупостью с моей стороны было бы отказаться. Я в первый раз посмотрела на нежданного собеседника: просто одет, лицо доброе, лукавые глаза с морщинками в уголках и растрепанные ветром волосы с ранней сединой. Похоже он предлагал помощь от души. Я закинула сумку и вскочила в телегу вслед за ней.
   - Спасибо.
   - Да не за что, красавица. Вдвоем веселей и путь короче покажется. Как зовут-то тебя?
   - Мирослава.
   - А меня Кассий. Вот домой возвращаюсь, уже месяц, как семью не видел, работал в порту. Ты тоже смотрю из города. Куда направляешься, скажешь или тайна?
   - Не тайна, в Криан.
   Кассий удивленно посмотрел на меня через плечо.
   - И не боишься? - спросил он. - Одна. Путь-то не близкий.
   - Боюсь конечно, да попутчиков не нашлось. - Его простоватая манера разговора затягивала. Незаметно для себя я стала копировать интонацию и манеру говорить.
   - В Криан говоришь, ну до половины пути я тебя довезу, переночуешь у меня, а там уж извини, сама.
   Половина пути, это же целая половина! Можно расслабиться и не волноваться пока за ноги. А насчет ночлега я еще подумаю: как-то не приходилось мне у чужих людей ночевать. Может под открытым небом лучше будет.
   Вдоль дороги мелькали небольшие деревеньки. И чем дальше мы удалялись от моря, тем реже они встречались. Иногда я сравнивала названия указателей с картой, доверяй, но проверяй. На вид Кассий был совершенно не опасен, но мне в моем положении расслабляться было нельзя. Излишняя подозрительность? Нет, просто нужно быть готовой ко всему, в конце концов я в чужом мире, а не в тур поездке.
   В моем лице Кассий нашел благодарного слушателя, так как рассказывать самой мне особо было нечего, да и не за чем, а понимающе улыбаться, выдавать многозначительные фразы типа "ну-ну" или "бывает" и время от времени задавать ничего не значащие вопросы, призванные укрепить в собеседнике уверенность в том, что его внимательно слушают, я умела практически виртуозно. Люди любят рассказывать о себе и жаловаться на жизнь, только слушать о чужих переживаниях, когда у самого в душе накипело, никто не хочет. В моем случае все наоборот, может быть слушать чужие исповеди мне не всегда интересно, но со своими несчастьями я справлюсь сама, зачем кому-то о них знать. Сочувствие достойное уважения чувство, а вот жалость ... Не хочется у кого-то ненароком ее вызвать.
   Кассий рассказывал о своей семье, о том, что раз в пол года он на целый месяц уезжает в город на заработки. Во всех мирах все крутиться вокруг денег. А я вот знаю, где можно добыть их очень много, за что спасибо Звезде, только мне оно не сильно поможет, не кому заплатить, чтобы указали дорогу домой. Устроиться где-нибудь здесь, и жить не тужить? Родственные связи слишком крепки, чтобы так просто от них отказаться, новые знакомства никогда не заменят своей семьи.
   Мелькали поля, деревья, иногда дома. Солнце размаривало и вызывало дремоту. Когда дорога сворачивала в лес, можно было насладиться его свежестью и прохладой. Похоже я исключительно везучий человек. Нет, ну на самом деле. Ведь могла же я утонуть в том море, а судьба взяла и выбросила меня недалеко от "Лионеллы", разве не удача? Могла плавать на неуправляемых остатках корабля, пока не умерла бы с голоду, но прилетел дракон и отнес меня на землю. Удача уже одно то, что он совсем не ест людей. Без приключений добралась до города. Теперь вот вместо того чтобы несколько дней топать пешком, мой путь сократился вдвое. И это просто чудесно!
   К дому Кассия мы подъехали затемно. Вся его семья высыпала на улицу встречать своего родного человека. Было приятно и немного грустно наблюдать эту милую сцену. Да уж, все познается в сравнении: на фоне семейной радости моего случайного попутчика я почувствовала себя ужасно одиноко. Все время, пока продолжались их объятия и радостные возгласы, я стояла в сторонке и раздумывала, не ускользнуть ли мне потихонечку. Но элементарная вежливость не позволяла уйти не попрощавшись.
   Ко мне отнеслись как к человеку буквально вернувшему в дом радость, словно это я чем-то повлияла на приезд Кассия домой. Сказать, что это меня смутило, ничего не сказать. Напоили, накормили, выделили одеяло и место на сеновале, мягко и тепло, что еще нужно, чтобы спокойно отдохнуть и отправиться дальше.
   Теплая ночь, запах высушенного на жарком солнце сена и все гладко и спокойно. Надеюсь так все и будет продолжаться. Как, ты не хочешь приключений?! Нет, хочу, но таких, чтобы ангелу-хранителю особо напрягаться не пришлось. Все происходящее уже само по себе приключение, главное, чтобы оно не вышло за рамки разумного и управляемого. Наивная, собираешься устроить побег из тюрьмы для пятидесяти заключенных и надеешься, что это не выйдет за рамки? Ну, побег это громко сказано, может быть получится их выкупить, презренного металла у меня достаточно, по крайней мере хочется на это рассчитывать. А с другой стороны, будем рассматривать оптимистический поворот событий, если мне удастся их вызволить, то все последствия они будут расхлебывать сами, мне только останется уговорить Лорда Капитана встретиться с драконом. И все, сущий пустяк. Угу, ты сама-то в это веришь? Не верю, но это уже другой вопрос. И вообще, когда это я боялась трудностей! Ну-ну, велика сила самовнушения. Покажите мне хотя бы одного человека, который специально искал бы неприятностей, и при этом ни капли не лукавил. Нет таких. А почему? Потому что никто не желает проблем. И почему он их не желает? Потому что их боится. То есть?... То есть я трудностей тоже боюсь. С вами, госпожа логика, не поспоришь. У меня, кстати, есть одно очень логичное замечание: разговор с самим собой - признак сумасшествия. Час от часу не легче. Спокойной ночи.
  
   Несколько советов на прощание, пожелания счастливого пути и я снова в одиночестве бреду по пыльной дороге.
   Путь до Криана слился в изматывающие километры и беспокойный ночной полусон, который прерывался от каждого шороха или крика ночной птицы. Больше никогда я не отправлюсь в путешествие одна, и не только потому, что страшно, но и потому, что просто не с кем поговорить, развеять одиночество. Можно сойти сума, разговаривая только с собой. И даже красоты нового мира были уже не интересны после нескольких десятков километров в жаркую погоду, когда даже ветер и тот обжигает, а не дарит спасительную прохладу.
   На третий день пути поселения исчезли совсем. Ни одного человека, даже охотника или такого же сумасшедшего путешественника как и я. Поля сменились зарослями, подступающими к самым краям неуверенной, размытой прошлыми дождями дороги. В ветвях постоянно галдели птицы, жалуясь на ветер, не дающий покоя деревьям, а соответственно и им. Животные, перебегающие с одной стороны дороги на другую, останавливались и удивленно смотрели на меня, размышляя съесть или нет, но хорошенько взвесив неказистость потенциальной добычи, пускались в поиски более мясистой живности. На нервы подобные ситуации действовали угнетающе. Каждый раз взвешивая нападет или нет.
   Когда показались первые строения Криана я была вымотана до предела. Ныли от напряжения ноги, организм, уставший без сна, выжимал из себя последние крохи. Уже буквально вваливаясь в первый попавшийся постоялый двор, я наскоро перекусила, смыла с себя дорожную пыль и провалилась в сон.
   Проспала я часов четырнадцать не меньше, и могла бы продолжать это делать, если бы хозяин постоялого двора, забеспокоившись не случилось ли чего, не пришел меня будить.
   Город был не так уж и мал, как обозначалось на карте. Криан рос, занимая все большую и большую территорию, а карты похоже давно не обновлялись. Ну чем может удивить среднестатистический городок, да ничем кроме архитектуры. Так вот здесь не удивляла даже архитектура: дома бедняков - они где угодно дома бедняков, а огромные особняки тех, кто богаче отличались исключительной однообразностью, даже сады перед домом были почти одинаковые. Скучно и неинтересно. Только одна особенность: по улицам то и дело ходили гвардейцы Дарана. В том, что это именно они у меня не возникло даже сомнения: эти характерные плащи и исходящая от них угнетающая сознание аура. Бедные жители, как же они выносят это изо дня в день.
   Сомнения по поводу того, правильно ли я делаю, отправляясь в Криан, ведь нет никакой гарантии, что экипаж "Лионеллы" именно здесь, сошли практически на нет. Совершенно точно, что прячась за мешками на корабле, я видела гвардейцев Дарана. Значит теперь надо найти подземелья и ... И думать, что делать дальше.
   Базар - универсальный источник информации, еще и проверенный. Две торговки, не обращая внимания на покупателей взахлеб обсуждали, что лорд Даран усилил охрану подземелий, будто чего-то ждет или опасается. Мило. Первая новость и уже паршивая, что же будет дальше? Одно понятно, что нечего хорошего.
   Дальше было много и всякого, но все разговоры в основном касались бытовых вопросов, а не государственных. Через пару часов я окончательно поняла, что ходить здесь в поисках неизвестно чего и надеяться на удачу, это лишняя потеря времени.
   Что-то я как-то пассивно себя веду, надо уже поактивней вмешиваться в ход событий. Легко сказать, а как? Сходить на разведку к этим злосчастным подземельям для начала? Так картограф говорил, что подземелья находятся на юго-востоке. Это где? Он же не сказал, как у них стороны света сориентированы на карте. Я покрутилась на месте, но увы доброе провидение не оставило пометок ни с адресами, ни даже с частями света. Блин!
   Зато подсознание, вдруг включившись, подало неплохою, потому что единственную, идею: солнце должно вставать где-то на востоке. Если этот мир так во многом похож на мой, почему бы и солнцу здесь не вставать стой же стороны. Так ... Как определить, в каком месте был восход в середине дня? ... А ну его к черту, пойду пообедаю где-нибудь, у меня на голодный желудок вечно какие-нибудь идеи "хорошие" возникают.
   В таверне на базарной площади было немноголюдно. Причина этого выяснилась позже, когда в двери вошли гвардейцы. Судя по поведению хозяина, они были завсегдатаями. Обычных людей похоже смущала аура власти, исходящая от гвардейцев, и они предпочитали обходить это заведение стороной. Мне же сейчас было абсолютно все равно, я была голодна и ничто иное, кроме сытного обеда, меня не интересовало. Да, я любила поесть. При моей худобе это естественно, нет никаких запасов, организму неоткуда брать энергию для жизни, кроме как перерабатывая калории.
   Гвардейцы уселись за соседним столом и громко обсуждали очередное предстоящее им дело. На днях трое из них должны были отправиться в столицу, чему они безмерно радовались. Четвертый же сидел хмурый и особого восторга не выражал.
   - Курт, а у тебя что нового? - обратился один из гвардейцев к хмурому товарищу. - Все еще подпираешь стены подземелий?
   - Да уж, - Курт раздраженно бросил на стол салфетку, - Дарану что-то взбрело в голову, и из-за этого я вместо того, чтобы заниматься серьезными делами, работаю сторожем.
   - И надолго ты туда направлен.
   - Откуда мне знать, сейчас вот съем чего-нибудь и снова к подземельям.
   О, да мне с ним по пути!
   Гвардеец по имени Курт расплатился и вышел из таверны, не дожидаясь пока закончат трапезу его друзья. Я последовала его примеру.
   Вам приходилось когда-нибудь за кем-нибудь следить? Нет. Вот и мне не приходилось. Я просто шла следом, ни на минуту не выпуская его из виду. Со спины Курт мало чем отличался от других гвардейцев, которых в этом городе было полно на каждом шагу. Поэтому, замешкайся, отведи взгляд, и гадай потом какая именно макушка над темным плащом тебе нужна. Мне пришлось настолько увеличить шаг, чтобы успевать за размашистым шагом гвардейца, что это уже было похоже на бег. Он петлял по улицам, сворачивая то в один проулок, то другой. Да уж, самой бы мне пришлось долго искать место заключения капитана со всей командой.
   Улица была вымощена камнем, и каблуки на сапогах постоянно цеплялись за острые края брусчатки. Я постоянно спотыкалась и прилагала немалые усилия, чтобы удержаться на ногах.
   Дорога пошла в гору. Я устала, и успевать за человеком в плаще становилось все сложнее, расстояние между нами с каждой минутой увеличивалось. Когда он скрылся за очередным поворотом, я просто побежала следом, чтобы окончательно не отстать. Сворачивая за поворот, подвоха никакого я не ожидала, потому и не успела вовремя затормозить. Сила инерции впечатала меня в неподвижно стоящую фигуру гвардейца. Как только ко мне вернулась способность управлять своим телом, я отскочила, но убегать было уже поздно Курт крепко схватил меня за плечо.
   - Кто ты такая?
   - Я? ... А, я...
   - Ты следила за мной?
   - Я? Что вы, я просто спешу ... по своим делам.
   - Ты идешь за мной от самой базарной площади.
   - Нам просто в одну сторону, - упавшим голосом ответила я.
   - И куда же ты направляешься?
   Я быстро огляделась по сторонам, чтобы придумать что-либо правдоподобное. Повсюду были каменные дома, окна у которых начинались только на высоте примерно метров двух. Кто же может жить в таких домах? Еще одной странностью было то, что кроме нас двоих вокруг не было ни души.
   - Я гуляю. - На мой взгляд это было наиболее правильное решение. - Я недавно в городе, хотела посмотреть окрестности и немного заблудилась.
   Лицо гвардейца не выражало абсолютно ничего. Он долго внимательно смотрел мне в глаза, принимая решение. Мои несвязные ответы не смогли его обмануть, не отпуская моей руки, он быстро зашагал по дороге.
   - Пойдем, - бросил он, когда я начала упираться.
   - Куда?
   - Покажу дорогу, чтобы снова не заблудилась.
   Стойкое ощущение того, что я влипла, не покидало меня всю дорогу. Хотя, почему это так, я понять не могла: кажется нет ничего криминального в том, что один человек идет по улице следом за другим. Или я ошибаюсь? Совершенно не понятно, почему он так отреагировал, радоваться должен был, что его девушки преследуют. Наверно я оказалась не в его вкусе. Обидно.
   Конечной нашей целью оказалось довольно внушительное строение из серого камня. Это был единственный дом из тех, что я видела в Криане, который украшала лепнина и статуи у входа. Мы обошли особняк с торца, гвардеец явно шел к человеку, развлекающему себя метанием ножей.
   - Лорд Даран, - обратился Курт к человеку с ножами.
   Вот это да! Это и есть тот самый Даран! А молодой-то какой! Я думала ему как минимум тридцать с лишним, а тут больше, чем на двадцать пять не тянет. Ну тогда он просто молодец, если все рассказанное про него правда. Достойно уважения то, как многого он добился.
   - Да? - бросил Даран, не отрываясь от своего занятия.
   - Лорд Даран, я встретил эту женщину в городе.
   - Женщину? - раздраженно спросил Даран, оторванный от своего занятия по такой глупости. Он посмотрел на гвардейца, потом нехотя повернул голову в мою сторону. Сначала с его лица исчезло раздражение, потом появилось любопытство. - Как она очутилась здесь? - обратился он к Курту.
   - Говорит, что недавно в Криане.
   - Отведи ее пока в подземелья. Я позже с этим разберусь.
   - Куда ее?
   - К неотложным делам, - усмехнулся Даран.
   Гвардеец кивнул и потащил меня в сторону.
   Я просто дара речи лишилась. Вот так просто! Отведи ее в подземелья!? Со мной даже поговорить никто не соизволил!
   Вот теперь я не понаслышке знаю, где находятся знаменитые подземелья Дарана. На мои попытки объяснить, что произошла ошибка никто не реагировал, просто молчали или одаривали такими взглядами, что я очень скоро поняла, лучше молчать, а то хуже будет.
   Меня повели вниз по лестнице, яркий свет факелов вырывал из полумрака темные каменные стены и лестничные переходы. Еще даже не оказавшись до конца взаперти, я уже начала чувствовать приближающийся приступ клаустрофобии.
   Гвардейцы остановились возле решетчатой двери и долго открывали хитрое запирающее устройство. После того как дверь наконец открылась, меня, не особо церемонясь, подтолкнули внутрь. Дверь захлопнулась за моей спиной и гвардейцы удалились, унеся с собой единственный источник света. Я оказалась в полной темноте. Поправила на плече рюкзак, который у меня почему-то не забрали и сделала несколько осторожных шагов в глубь помещения. Ноги наткнулись на препятствие, запутались, и я потеряла равновесие. Уже на лету чудесным образом умудрилась развернулась, и вместо лба приземлилась на пятую точку. Точнее пятой точкой на что-то достаточно мягкое. В темноте раздались ругательства. Ну очень заковыристые. После потока ругани тот на кого я наступила, вздохнул и выдал пару нормальных фраз.
   - Какого, я вас спрашиваю, рожна, мне не дают спокойно ... сидеть!
   - Так не видно же ничего после этих факелов!
   Как-то вдруг стало тихо, слышно было как онемевшие заключенные зашевелились. Ох, не нравиться мне это. Ох, не нравиться. Глаза уже начинали привыкать к темноте, я осмотрелась по сторонам, оказалось, что факелы гвардейцев не единственный здесь источник света: высоко над головой в стене было проделано небольшое окошко, из которого пробивался редкий дневной свет.
   - Мирослава?!
   Я опустила глаза, прямо передо мной вырисовывалось удивленное обросшее лицо. Сплошное везение!
   - Ну и перекосило же тебя, Великан. Я это, я.
   Команда "Лионеллы" медленно переползла со своих насиженных мест, собираясь вокруг меня.
   - Ну, ты... как-то всегда неожиданно появляешься, - Великан еще не до конца пришел в себя от нежданной встречи, но к нему уже возвращалось обычное благодушно-ироничное настроение. - По ногам прошлась. Ты бы поаккуратней что ли.
   - Да ладно тебе. Между прочим тебя я только задела, а на кого-то вообще свалилась. И кстати, а на кого? - Я повернула голову и онемела, - Вот что значит с утра день не задался, - обречено вырвалось у меня, когда я встретилась с глазами лорда Роккуэла.
   С выражением вселенского терпения на лице он молча смотрел на меня. После неосторожно сказанных мной слов, я поняла, что даже это терпение у него скоро закончится. Не стоит искушать судьбу, нужно сваливать.
   - Прошу прощения, - слабым голосом произнесла я, сползая в сторону. Лорд Капитан закатил глаза, но промолчал.
   В толпе раздались жиденькие смешки.
   - Как приятно, что есть в жизни нечто неизменное, - заключил Великан, намекая на наши неизменно "теплые и дружеские" отношения с Лордом Капитаном.
   - Как ты выбралась с корабля? - сложив руки на груди, спросил капитан.
   - Подвезли, - невинно хлопая глазами, ответила я чистую правду.
   - Кто?
   Я пожала плечами. Почему-то мне кажется, рано еще об этом говорить.
   - Как попала сюда?
   - Шла по улице, один гвардеец решил, что я подозрительная личность...
   - И правильно сделал, - хмыкнул Великан. Но под суровым взглядом своего капитана замялся и замолчал.
   - Он отвел меня к Дарану. Ну а тот сказал, что потом со мной разберется и предложил отвести в подземелье. И вот я здесь.
   - Как оказалась в Криане?
   - Пешком! - потеряла я терпение. - Это, что допрос!
   - Пока это всего лишь вопрос. И я попросил бы вас на него ответить. - Он посмотрел на меня тем властным взглядом, от которого хочется съежиться.
   Вопрос? Скорее приказ. Не на ту нарвался! Сейчас он меньше всего имеет права мне приказывать. А если не нравиться могу отдать ему потом судовой журнал для еще одной "лестной" записи в мой адрес. И "мерзкую бабу" я ему еще обязательно припомню.
   - Во-первых, я уже ответила. А во-вторых, с какой стати я должна перед вами отчитываться.
   - Да уж, - встрял между нами Великан, чтобы разрядить обстановку. - Какая разница, кто и как сюда попал, главное, как отсюда выбраться? Вот в чем вопрос. - Великан разложился на холодном полу и потянулся всем телом, как после долгого сна. Он сощурился, словно кот грезящий о сметане, и мечтательным голосом произнес, - Вот если бы ты, Мирослава, чего-нибудь взрывчатого принесла, у нас был бы шанс.
   - А я принесла.
   - Шутишь, - отмахнулся гигант.
   - Нет.
   - Ты это сейчас серьезно? - спросил Сэм. Молодой помощник повара больше верил в чудеса, чем его старшие товарищи, в силу своего не сильно большого жизненного опыта.
   Но ведь и я сейчас не шутила. Со снисходительным вздохом я распаковала свой рюкзак, с самого дна которого извлекла сверток и протянула его Сэму.
   - Ничего себе! - воскликнул он, когда увидел содержимое свертка. - Кеп, взгляните.
   Первый помощник опередил своего капитана и для того, чтобы убедиться поднес его почти к самому окну. Небольшой пузырек внутри которого плескалась ядовито-зеленая жидкость, одна капля которой разнесла в прах придорожный камень - неудачный эксперимент, после которого у меня появилась пара лишних синяков, но должна же я была проверить надежность средства.
   Великан удивленно спросил:
   - Откуда у тебя это?!
   - Купила.
   В конце концов, я же собиралась устраивать побег, и это единственное, что пришло мне в голову сделать, то есть достать что-нибудь, чем можно проделать дополнительный выход из тюрьмы. Не очень понимаю, конечно, почему у меня не только не забрали рюкзак, когда вели сюда, но и даже не проверили. Видимо не произвожу я впечатления человека, у которого в сумочке лежит динамит или как это у них тут называется?. А может быть они просто настолько уверены в себе и крепости своих стен, ведь кинжал, который вручил мне Звезда, они тоже не забрали. Второй вариант хуже, потому что вполне вероятно, что ничего у нас не получится с побегом.
   - Сума сойти, Мирослава, ты просто подарок судьбы! - восторгался Великан. Видел бы он при этом лицо капитана, там-то большими печатными буквами было написано, что я за подарок.
   - Да уж, только как ты этим собираешься воспользоваться, чтобы потом самому ненароком не досчитаться у себя каких-нибудь частей тела? - площадь нашей камеры была не такая большая, меня вдруг охватили серьезные сомнения.
   - Ерунда, мы что-нибудь придумаем. - Великан с любовью погладил сверток.
   - Да, но в городе полно гвардейцев, больше чем обычных жителей, и уж тем более больше, чем нас. И все они в этих дурацких плащах с силовыми заклинаниями. Думаешь, будет легко от них уйти? - чего-то я сегодня сплошной скептицизм.
   - Прекрати ты портить настроение! - возмутился гигант. - Я ж говорю, что-нибудь придумаем.
   - Будем надеяться.
   Великан решил не терять зря времени, они с капитаном принялись осматривать стену, ведущую на улицу. Каменную кладку проверяли сантиметр за сантиметром и о чем-то тихо переговаривались. В это время команда, собравшись в кружок, обсуждала план побега: они решили разбиться на группы и идти в разных направлениях, так и преследователям придется рассредоточиться, кому-нибудь спастись точно удастся. Я участия в этом обсуждении не принимала по двум причинам: ужасно устала и главное не знала, как правильно сбегать из тюрьмы, да и все равно они к моим словам серьезно не отнесутся.
   Я прислонилась к холодной стенке и закрыла глаза.
   - Мира, - рядом тихо подсел целитель.
   - Здравствуй, Лим.
   - Как твоя рука?
   - Рука? А, все хороша, уже не болит, и двигать я ей могу свободно, - я продемонстрировала целителю свою правую руку, помахав у него перед глазами. Похоже это профессиональное, он единственный кто вспомнил, что во время шторма я немного пострадала. Да уж, Лим не такая сволочь как Лорд Капитан. - А как вы тут, почему вас посадили в подземелья?
   - Кто знает. Этот лорд Даран только пару раз поговорил с капитаном, а на нас и внимания не обращал.
   - А о чем они говорили?
   Лим пожал плечами.
   - Не знаю. Когда Даран хотел говорить с Роком, его куда-то уводили. А когда капитан возвращался, всегда был в плохом настроении. В таком состоянии к нему лучше не подходить. Пора бы уже и тебе к этому привыкнуть, - целитель скосил ироничный взгляд в мою сторону.
   Я улыбнулась.
   - Не хочу я привыкать ни к чему, что связано с вашим капитаном.
   Видимо я это сказала достаточно громко. Лорд Роккуэл на секунду оторвался от своих дел и бросил в мою сторону уничижительный взгляд.
   - Ладно, сменим тему, - снизил голос Лим, взглянув на капитана. - А то он тебя убьет, а я буду чувствовать себя виноватым. Скажи честно, ты здесь зачем?
   - Конкретно здесь, случайно. - И уже тише добавила, - А в Криан за вами пришла.
   - Как ты узнала, что мы здесь?
   - Поверила сплетням. - И снова чистейшая правда.
   - Сколько можно? - обречено вздохнул Лим. - Почему ты всегда отговариваешься какими-то общими фразами. Не хочешь говорить, так и скажи.
   - Но, Лим, это чистая правда.
   Он снова вздохнул.
   - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Я не настаиваю, это твои тайны.
   Я улыбнулась и пожала плечами. Все равно мне слишком много рассказывать.
   Камера, в которой мы сидели, имела г-образную форму, что давало нам небольшое преимущество: спрятавшись за стеной мы хоть немного, да убережем себя от взрыва.
   - Тянуть не будем, - говорил капитан, - сделаем все сегодня ночью. Слева отсюда есть конюшня гвардейцев, попробуем увести лошадей. Потом делимся на четыре группы и расходимся. Думаю, основная часть погони будет за мной, поэтому я пойду один.
   - Я с тобой Кэп, - тоном не терпящим возражений, перебил его Великан.
   - Я тоже. - Сказал Лиммерет.
   Интересно, а мне уже пора спрашивать с кем я или они про меня просто забыли. Так кому нужен балласт? Я смотрела на капитана, и ждала, что он вспомнит обо мне. Он тут главный ему и решать с кем и куда я пойду. Капитан ненадолго задумался так же глядя мне в глаза.
   - Хорошо, - наконец произнес он. - Значит со мной пойдут Великан, Лим и Мирослава. Кто-нибудь против?
   Кто бы сомневался, что этот вопрос предназначался для меня. А я не против. Сейчас я просто хочу отсюда выбраться, неважно с кем. И ко всему прочему мне совершенно ни к чему снова потерять из виду Лорда Капитана, чем раньше я придумаю, как его уговорить встретиться со Звездой, тем лучше.
   - Отлично, значит решили.
   Я снова уселась у стеночки, извлекла из рюкзака остатки своих припасов и принялась жевать. То чем нас сегодня здесь пытались накормить для моего желудка было совершенно неприемлемо, поэтому, сказав, что я на диете, великодушно отдала свою порцию Великану. Да уж, отвратительная еда один из поводов делать отсюда ноги.
   Чем больше темнело за тем единственным окошечком, тем больше меня охватывал страх. Перед глазами постоянно всплывали сцены возможных неудач, начиная оттого, что нас погребет под грудой камней во время взрыва и заканчивая тем, что нас все-таки догонят. Я прогоняла наваждение и старалась как можно меньше думать о плохом. За этой бесполезной борьбой я не заметила как пролетело время, как кто-то бросил сосуд с зеленой жидкостью и раздался оглушительный взрыв.
   Полетели камни, посыпались крошки. Что-то сильно придавило меня к земле. Когда наконец все стихло я открыла глаза. В голове шумело. Попыталась тряхнуть головой, чтобы избавиться от навязчивого шума, и ударилась о каменный пол. Угу, правильно, чтобы лучше соображалось.
   Я попыталась сдвинуть, придавивший меня камень, но ничего не получилось, во-первых камень был большой, во-вторых мягкий. Голова наконец начала соображать. Это был не камень, это даже не человек, это Лорд Капитан.
   - Черт, я, что каждый раз, открывая глаза, буду обнаруживать вас на себе?
   - Могла бы сказать спасибо, что тебя прикрыли от взрыва, - прошипел он в ответ на мою бестактность.
   - Спасибо.
   - Вставай, нужно идти.
   Я успела только понять, что меня тащат за руку по двору. Все остальное мелькало мимо, не откладываясь в сознании. Гвардейцы пришли в себя и пытались нас задержать. Крики, драки, меня вбросили на лошадь (спасибо, не поперек седла), картины стали меняться еще быстрее, смешиваясь со стуком копыт.
   Сейчас уже думать о том, насколько все происходящее опасно, не имело ни какого смысла. Мы сделали это, назад не повернешь. Да уж, вернуться в подземелья через отверстие в стене, проделанное нами же, и сказать: вы что ребят, да мы просто пошутили. Если бы все было так просто. Некоторые вещи просто нельзя исправить или вернуть назад. А некоторые и не надо исправлять. И сейчас был как раз такой случай. Просто теперь нужно было сосредоточить все силы, чтобы спасти свою жизнь. И невыносимо тяжело было понимать, что и на этот раз от меня ничего не зависит, нужно сидеть и тихо надеяться на умение наездника, сидящего за спиной, и на силы коня. Наверно, даже если бы сейчас я одна, своими ногами пыталась убежать от толпы гвардейцев, мне было бы гораздо проще, по одной простой причине: не было бы времени думать.
   У нас над головами разгоралась иллюминация из силовых заклинаний. Как нам удавалось выбираться из этой какофонии целыми и невредимыми, знает только ангел-хранитель, творивший в тот момент настоящие чудеса.
   Конь несся галопом по темным и узким проулкам. Как он успевал реагировать на условные команды наездника и вовремя сворачивать в нужную сторону, было для меня еще одной загадкой. Каждый раз у меня замирало сердце, когда казалось, что мы в тупике, и деваться просто некуда, но в последний миг перед глазами возникал поворот, и мы мчались по нему прочь от преследователей.
   Взбудораженный шумом и криками город просыпался. Редкие прохожие бросались в стороны от бешено несущейся процессии из трех лошадей, которые спасались от погони. Я не имела не малейшего представления, как мы собираемся избавляться от гвардейцев, ведь рано или поздно силы лошадей закончатся, мы не можем вечно убегать.
   А задумка была проста и гениальна, я поняла это когда город остался позади, а лошади на полном скаку неслись к чернеющим в ночи деревьям. Спрятаться в лесу. В такой темноте лес давал возможность не только спрятаться, но и потеряться раз и навсегда.
   Лошади остановились у самого края деревьев. Мы кинулись в глубь, нужно было не потерять драгоценные секунды и успеть затаиться. Сейчас я была даже рада тому, что Лорд Капитан крепко держал меня за руку, в такой темноте, где за каждым стволом дерева или кустом может быть кто-то, и это не обязательно гвардеец Дарана.
   Ноги цеплялись за корни и утопали во мху, ветки рвали волосы и царапали кожу. Мы уходили все дальше, и я уже с трудом могла вспомнить, как отсюда выбраться. Ни Великана, ни Лима я рядом не видела, даже не слышала. Все ли с ними в порядке, и как мы их найдем, я не могла спросить, потому что дыхания хватало только на то, чтобы успевать за капитаном. Больше, чем встречи с гвардейцами, я сейчас боялась остаться в лесу одна и изо всех сил цеплялась за его руку.
   Невдалеке послышался шум. Капитан рывком подтащил меня к себе и притаился за деревом. Это были гвардейцы. Они похоже уже не торопились.
   - Говорю тебе, Курт, сейчас их искать уже бесполезно. Нужно возвращаться.
   - Думаю, ты бы тоже не спешил возвращаться, если бы это случилось во время твоего дежурства.
   - Да ладно тебе, не убьет же тебя Даран.
   - Еще здесь все осмотрим и пойдем.
   - Нет, Курт, нам завтра в столицу, мы уходим.
   Послышались удаляющиеся шаги, вслед им полетело несколько ругательств. Гвардеец выместил зло на попавшейся под ноги гнилой ветке, носком сапога он зашвырнул ее в ствол стоящего недалеко от нас дерева. Гнилая древесина разлетелась на кусочки, часть которых угодила мне в лицо.
   Гвардейцу видимо чем-то приглянулось это место: он не спеша ходил от одного дерева к другому, пока лицом к лицу не столкнулся с нами. У меня упало сердце, когда в темноте сверкнули белки его глаз.
   Он колебался долю секунды, понимая, что его друзья ушли уже слишком далеко, даже для того чтобы услышать шум драки. Но противник у него всего один, девчонка не в счет. И у него преимущество: противник безоружен, значит он умрет.
   В темноте были видны только мелькавшие силуэты, да слышен звон металла, рассекающего воздух и врезающегося в дерево. Чувствуя свою абсолютную беспомощность, я стояла вжавшись в дерево. От исхода этого поединка зависела и моя жизнь тоже, но опасности для себя я сейчас не чувствовала. Только бы все было хорошо, ну пожалуйста. Только что можно сделать палкой против меча и одуряющего действия его силовых заклинаний
   Неожиданно пришла мысль: у меня тоже есть оружие - кинжал. Я провела рукой от ремня вниз, он висел там, в ножнах. Но я не смогу им воспользоваться, я не могу.
   Треск ломающихся веток заставил меня вздрогнуть. Они упали прямо у моих ног, пытаясь перебороть друг друга. Похоже Рок проигрывал, он терял силы, сопротивляясь действию магии. Лезвие меча медленно опускалось к его горлу.
   - Лорд Роккуэл! - я протягивала ему кинжал, краем глаза поглядывая на гвардейца, которому ничего не стоило отвести руку с мечом и достать меня.
   Капитан высвободил руку и выхватил кинжал. Извернувшись, он всадил его в плечо противнику. В одно мгновенье ситуация развернулась в противоположную сторону: Рок вырвал у гвардейца меч и замахнулся для удара. Я закрыла глаза и отвернулась, невыносимо видеть смерть, даже если от этого зависела другая жизнь. Гвардеец вскрикнул и наступила тишина. У меня к горлу подкатил ком, усилием воли я сдержала готовые пролиться слезы.
   - Пойдем, - хриплый голос капитана и его теплая рука.
   Я не открывая глаз, пошла следом. Напряжение схлынуло, и меня начала бить крупная дрожь.
   - Не трясись так, я его не убивал.
   - Что?
   - Он жив. - Капитан шел, не оборачиваясь в мою сторону.
   - Но как?
   - Рана не серьезная, часа через три очухается и доберется до целителя.
   Насколько легче на душе стало после этих слов. Убить живое существо не так просто, как иногда кажется. И совсем непросто осознавать, что какие-то твои действия привели к чужой смерти. В конце концов это я принесла взрывчатку, значит во многом ответственность за происходящее лежит на мне.
   - А как мы найдем Великана и целителя?
   - Как-нибудь найдем, - проворчал капитан.
   - А остальных?
   - А остальных может быть и не найдем.
   - То есть как?
   - То есть так, - грубо ответил капитан. - Они взрослые люди и сумеют сами позаботится о себе.
   - А вернуться? Ведь вам как-то нужно вернуться домой. Для этого наверно нужен корабль? Вы же не можете каждый по отдельности? Или собираетесь всю оставшуюся жизнь провести здесь, скрываясь?
   - А ты не забыла, что еще никто из тех, кто пересек границу, назад не вернулся?
   - Не забыла, но что вы собираетесь делать?
   Рок остановился так резко, что я налетела на него.
   - Откуда столько вопросов? Я не знаю, что я буду делать! Я еще ничего не знаю! Сейчас у меня одна задача: спасти и твою жизнь, между прочим, тоже!
   - Не нужно на меня орать!
   - Тогда прекрати меня раздражать!
   - Черт возьми, если я тебя так раздражаю, не нужно было брать меня с собой! - в ходе перепалки я не заметила как перешла на ты.
   - Чтобы ты угробила моих людей, нет уж!
   - Я не настолько беспомощна, как вам кажется!
   - Ты еще беспомощней.
   - Да какого ...
   Слева от нас послышался хруст ломающихся веток. Капитан дернул меня за руку, отправляя себе за спину, и поудобнее перехватил меч, позаимствованный у гвардейца.
   - Вы чего, очумели, - Великан выбирался из колючего кустарника. - Орете на весь лес. По подземельям соскучились?
   - Эта девица считает, что знает все лучше других. - Проворчал лорд Роккуэл, убирая меч.
   - Я просто задала вопрос! - я начинала рычать.
   - Может быть хватит уже, - Лим выбрался следом за Великаном.
   Да ну его к черту этого капитана! Зачем я вообще за ним пошла?! Поддалась на уговоры дракона! В тюрьму из-за них угодила! Куда мне теперь с такой репутацией: то просто бы за сумасшедшую приняли, когда я про другой мир рассказывать начала, а теперь еще и за преступницу!?
   - Отдайте мой рюкзак, - обратилась я к капитану, который все это время нес мои пожитки. - Не хотелось бы лишний раз напрягать вас моей беспомощностью, - злая ирония. Только интересно, на него я злюсь или на себя? Да не все ли равно.
   Ему не нужно было мне ничего говорить, когда он повернулся, на лице у него и так было написано все, что он обо мне думает. Похоже я научилась понимать его без слов. Он сунул мне в руки рюкзак и зашагал дальше. Великан бросил на меня осуждающий взгляд, повесил мой рюкзак себе на плечо и пошел следом. На Лима я даже не стала смотреть, ничего ободряющего я там все равно не увижу.
   Остановились передохнуть мы только перед рассветом. К этому времени я уже просто валилась с ног, но задетое самолюбие не позволяло показывать, что мне тяжелее, чем всем остальным. Каждый раз на вопрос "ты как", я набирала воздуха в грудь и отвечала, что все в порядке, и я совсем не устала. Только все чаще спотыкалась и перестала обращать внимание на бьющие по лицу ветки. Куда мы идем, зачем, почему, и знает ли кто-нибудь где выход, я не спрашивала, догадывалась, что ответов на все мои вопросы всего два: не знаю и нет. И бонус для Лорда Капитана: пошла к черту. Соответственно ни тот, ни другой, ни третий, слышать не хотелось, я и молчала.
   На привале я вытащила оставшийся кусок черствого хлеба и уже начинавшее портится сушеное мясо, разделила на четыре части, взяла свою и, положив рюкзак под голову, прилегла, дав отдых усталым ногам.
   - Не густо. - Великан со смущением взял предложенную мной снедь.
   - Это все, что осталось. Ешьте.
   - Спасибо, - сказал целитель, принимая еду.
   - Не за что. - Я закрыла глаза и моментально провалилась в дрему.
   Проснулась я оттого, что меня тряс за плечо целитель.
   - Вставай, пора идти.
   И снова в дорогу. Правда при солнечном свете идти было гораздо приятнее, лес не казался таким уж опасным. Единственное, что постоянно не давало покоя, это полная дезориентация. Не известно было, как далеко мы ушли от Криана, и насколько растягивается этот лес, придем ли мы куда-нибудь, и если придем, то куда.
   Ужасно хотелось пить. С тех самых пор, как раздался взрыв, сейчас казалось, что прошла целая вечность, у меня во рту не было ни капли воды. И именно поэтому было таким счастьем увидеть мутноватый лесной ручей. Я набрала пригоршню живительной влаги, и опустила в ладони лицо. Холодная вода слегка щипалась из-за свежих царапин, оставленных острыми прутьями. Засохший лист, упав с дерева, словно древняя ладья опустился на хрупкое полотно ручейка и умчался прочь, следуя за упорным стремлением воды.
   - Интересно, этот ручей куда-нибудь втекает? - сама у себя спросила я.
   - Куда-нибудь, точно втекает, - хмыкнул Великан.
   - Может быть стоит пойти вдоль него, будет хоть какой-то ориентир.
   - А если он втекает в личный пруд лорда Дарана? Такое вам в голову не приходило, мисс? - Лорд Капитан растянулся на траве и, подставив лицо солнцу, щурился в его ярких лучах, заодно подкалывая меня.
   - Когда меня вели в подземелья, я не заметила ни пруда, ни озера, ни даже лужи. Так что в этом плане я совершенно спокойна.
   - Тогда тебе стоит понервничать по другой причине, - продолжал он.
   - По какой?
   - По той, что нас сейчас скорее всего разыскивает вся его гвардия. И появись мы в каком-нибудь недалеком от Криана поселении, об этом с девяносто процентной вероятностью станет известно господину Дарану.
   - Чем же вы ему так насолили? - я тоже выбрала себе теплое местечко на траве.
   - А это не твое дело.
   - Ну почему же, и мое тоже. Если нас поймают, я тоже попаду под горячую руку. Так хотя бы буду знать за что страдаю.
   - В данный момент ты страдаешь от любопытства, - заключил Рок, но вопреки всем ожиданиям продолжил. - Господин Даран знаком с моим очень дальним родственником, и надеялся, что я помогу его найти, но я, увы, не смог помочь. Что печально ... в основном для меня.
   - Рок, какой родственник? - удивился Великан. - Ты же никогда в жизни здесь не бывал. И родственников у тебя нет.
   Нет родственников! Он сирота!
   - Великан, ты же не хочешь сказать, что я появился из воздуха?
   - Нет, но...
   - Лим, ты целитель, расскажи своему другу откуда дети берутся.
   - Он и так это прекрасно знает, Кэп. Но я его понимаю, откуда у тебя появились родственники, и как Даран мог о них узнать?
   - При встрече у него спросишь.
   Даран разыскивает какого-то родственника Роккуэла. Звезда разыскивает Роккуэла за чем-то. Странно все это. Что за тип этот Лорд Капитан, зачем он так всем нужен. Может съесть его, вон какой упитанный, такой тушкой месяца три непрерывно кормиться можно, не то что Великан конечно, но тоже ничего. Черт, кровожадные какие-то мысли просыпаются. С чего бы?
   Как будто вдогонку моим мыслям заурчал желудок, требуя положенной пищи.
   - А ведь стоило бы чего-нибудь поесть, - мечтательно произнес Великан. - Скоро мой желудок начнет подпевать твоему, Мир.
   Капитан с усталым вздохом поднялся на ноги.
   - Ладно, пойду чего-нибудь добуду, - сказал он. - А вы пока об огне подумайте.
   - Подумать-то мы можем, но он от этого не загорится, - вздохнул Лиммерет.
   - Загорится, - заверила я окружающих роясь в рюкзаке. Эх, нужно было разобраться в этом бедламе еще до того, как попала в подземелья. Наконец я извлекла на свет небольшую округлую коробочку. - Вот.
   - Чего это? - Лим повертел перед глазами странный предмет.
   - Чудеса науки. Наверное... Короче, универсальная, самовоспламеняющаяся хренатень.
   Услышав слово самовоспламеняющаяся, Лим отбросил коробочку в сторону.
   - Ты чего? - я подобрала бесценный запас и проверила не повреждена ли упаковка. Вроде все было в порядке.
   - А вдруг она у меня в руках воспламенится.
   - Она воспламеняется только, если разорвать верхний слой, так что осторожней, а то весь лес спалим. - Как же приятно видеть сейчас эти недоумевающие взгляды: не только же мне вечно чувствовать себя недоразвитой в этом мире.
   - Говорю же, не женщина, а подарок судьбы, - хохотнул Великан и по-дружески ударил по плечу, отчего я благополучно отлетела в сторону, едва удержавшись на ногах.
   - Я скоро, - капитан развернулся и скрылся за деревьями.
   Хоть бы спасибо сказал, неблагодарный, а еще меня постоянно упрекает.
   Усилиями троих человек, мы устроили место для костра и собрали дрова. Самым незаменимым в деле сбора сухих веток оказался конечно Великан, он приносил самые крупные и, если они оказывались слишком большими, переламывал их.
   - Ну, показывай чудеса науки, - предложил целитель, когда все было готово.
   - Костер в лесу - это извращение, - вздохнула я и проделала все те же манипуляции, которым обучал дракон: отстранила от себя сверток, надавила и бросила на приготовленные дрова. Огонь вспыхнул моментально, расползаясь по сухой древесине.
   - Не плохо!
   - А то! Ну ладно, я сейчас вернусь.
   - Мирослава, ты куда? - остановил меня на полпути Лим.
   - По делу, - уклончиво ответила я.
   - Я с тобой, а то заблудишься.
   - Не надо!
   - Лим, оставь ее в покое. Я так понимаю, в таких делах людям помощники не нужны, кусты - это дело интимное, - усмехнулся Великан.
   - Ты все правильно понимаешь. Я скоро. И не нужно меня пожалуйста искать.
   Я пошла вверх по ручью, чтобы и правда не заблудиться. Ярко-голубое небо мелькало среди крон деревьев, ветер пах сосновой смолой и хвоей. Запах свежести и покоя. Запах теплого ветра. Запах дома. Между нашими двумя мирами не много разницы: только в том, что у нас прогресс и технологии, а у них магия. И в этом плане мне больше нравиться не Земля. Хотя, если бы был выбор, где родиться, не знаю, что бы я выбрала. Слишком сложный вопрос. Вопрос мировоззрения и привычки. Вопрос, который никто не задает.
   Я остановилась от неожиданности: впереди неподвижно стоял Лорд Капитан. Он стоял ко мне полу боком и неотрывно смотрел в одну точку. Я проследила за его взглядом. Метрах в двух от него, пошатываясь, стояла большая птица. Она медленно перебирала лапами, и, словно под гипнозом, подходила все ближе и ближе. Профиль капитана был немного необычным, невозможно объяснить, что-то в нем было не так. Не понятно что, возможно это просто тень от дерева так легла на его кожу, что сделало его немного зловещим.
   Птица была уже на расстоянии вытянутой руки. Рука, в которой был зажат меч, поднялась и резко опустилась. Обезглавленная птица упала к его ногам. Но до этого, за секунду до этого, птица была уже мертва. Меч отсек голову неживому существу.
   Я отступила за дерево. Не хотелось с ним сейчас встречаться. Мне было страшно. Только когда стих звук удаляющихся шагов, я поняла, что задерживала дыхание. Воздух с шумом ворвался в мои легкие, я сползла вниз по стволу, карябая корой кожу. Что он за человек? Кто он?
   Когда я вернулась назад, добыча была уже разделана и посажена на импровизированный вертел. Все трое сидели вокруг костра, обсуждая план дальнейших действий.
   - Ты где так долго была? - возмутился целитель. - Я уже собирался идти за тобой.
   - Ягоды решила поискать, - я пожала плечами.
   - И как?
   - Как видишь.
   Плюхнувшись на землю, я стала перебирать содержимое своего рюкзака.
   - Чего такая хмурая, одуванчик? - бросил через плечо Великан.
   - Я не хмурая, я усталая, - немного соврала, ну и ладно, не объяснять же сейчас, что была свидетелем странной сцены. Даже не столько странной, сколько страшной.
   - Надо было отдыхать, а не бродить по лесу в поисках неизвестно чего, - пробурчал Лорд Капитан.
   Я бросила взгляд на его спину. Как хотелось сказать, что это не его дело. Что это совсем не его дело. Но я промолчала.
  
   ***
  
   Даран метался по двору рядом с казармами, словно тигр в клетке.
   - Как это могло произойти! - кричал он. - Они разворотили пол стены! Как это могло произойти?!
   - Мы не проверили девушку, похоже она с собой что-то принесла. - Гвардеец пытался держать себя в руках, но это давалось ему с большим трудом.
   - Почему не проверили!?
   Гвардейцы молчали, вытянувшись по струнке. Они понимали, что допустили серьезную ошибку и предпочитали молчать, чтобы не навлечь на себя еще больший гнев.
   - Кто привел эту девчонку?!
   Курт выступил из строя, плечо его было перевязано после ночной схватки.
   - А, так это вы еще и упустили моего пленника! - прошипел Даран. - Потрудитесь объяснить, как это могло случиться?
   - Я почти одолел его...
   - Почти?! Но что же произошло?
   Обманчивое спокойствие в голосе Дарана не смогло обмануть Курта, он хорошо понимал, что это затишье перед бурей. Он продолжил набрав в грудь побольше воздуха.
   - У девушки оказался кинжал, она отдала его ...
   - Кинжал! - взвился Даран. - Вы не проверили даже этого!
   Гвардейцы опустили головы. Даран злобно рассмеялся.
   - Похоже, всю мою гвардию обставила какая-то девчонка.
   Он развернулся, бросив на прощанье презрительный взгляд, и ушел.
   Курт до боли в суставах сжимал кулаки. Это позор! Это просто позор! Он этого так не оставит!
  
   ***
  
   Я чувствовала себя очень нехорошо. Сегодня я отчетливо поняла, насколько сильно боюсь капитана. Я совершила столько ошибок, воспринимая его как обычного человека. Нет, я совершила только одну ошибку: мне не нужно было искать его. Теперь бы понять, во что я ввязалась.
   Столько вопросов, на которые мне не у кого просить ответы. Каким образом Роккуэл загипнотизировал птицу? Как он это сделал? Разве возможно такое? Хотя кажется змеи могут гипнотизировать свою добычу. Что же, он змея? Вполне возможно, есть в нем что-то змеиное. Угу, характер. Хотя нет, характер скорее звериный.
   Я ворочалась на твердой земле, пытаясь заснуть, пока мои спутники решали, кто из них в каком порядке будет караулить: как никак это лес, да и кто знает, возможно гвардейцы Дарана уже близко. Мое скромное предложение, что я тоже могу покараулить какое-то время, было высокомерно отвергнуто Лордом Капитаном. Ни и черт с ним, мне же лучше. Я ужасно устала и решила не тратить свои силы на бесполезный спор. Выкинула из головы все мысли и благополучно задремала.
   Разбудил меня порыв ветра, скинувший с плеча плащ.
   - Даран живет только одной целью: уничтожить драконов как вид, - Рок говорил шепотом, судя по всему, чтобы не разбудить только меня, остальные бодрствовали.
   - А как он вообще узнал о тебе? - спросил Великан.
   - Не знаю.
   - Хочешь сказать, что шторм его рук дело? - задал вопрос целитель.
   - То, что он к этому руку приложил, я не исключаю.
   - Столько усилий, чтобы поймать очередного дракона, - зевнул Великан.
   - Похоже, не просто очередного, а одного конкретного дракона.
   - Рок, а ты знаешь, где он? - Лим говорил так, словно произносил богохульство при священнике, казалось еще чуть-чуть и он начнет заикаться.
   - Не знаю, и знать не хочу.
   - Понятно.
   Кажется и мне многое понятно. Нужно было догадаться еще на корабле: не может человек делать такое со своими глазами. И Звезда тоже хорош, неужели он не понимал на что меня толкает? А если понимал? И тот и другой вариант одинаково плохи для меня. Похоже все очень сильно усложняется.
   - Что ты смотришь на нее так, будто убить собираешься? - мне не нужно было поворачивать голову, чтобы понять к кому обращается Великан.
   - А тебе самому не кажется это странным?
   - Что?
   - Да все. Сначала она неизвестно откуда появляется в море рядом с нашим кораблем. Случайно. Потом снова каким-то чудесным образом оказывается в Криане, и не абы где, а в подземельях Дарана, причем именно с нами. А о том, как она добралась до материка одна на неуправляемом корабле или тем более без него, я вообще молчу.
   - Ты думаешь она как-то связана со всем происходящим?
   - Я в этом почти уверен.
   - Нет, ерунда, - усомнился целитель. - Ты еще скажи, что это она вызвала шторм.
   - Ну, такого я утверждать не стану, хотя...
   - Рок, ну подумай хорошо, для чего Дарану все так усложнять. Зачем он тогда забрал нас с корабля, если у него был там шпион? И почему оставил ее, а не забрал вместе с нами? Неужели он решил, что у нас не вызовет подозрений ее неожиданное появление в подземельях? Нет, не похожа она на шпиона, - продолжал настаивать целитель.
   - Я сам уже думал об этом много раз. Я не знаю. Может быть он просто устал ждать и решил таким образом ускорить процесс. Подумал, что я попрошу помощи у отца в критической ситуации.
   - Ничего себе ускорил, столько времени проторчали взаперти, пока Мирослава не появилась! - внес свою лепту Великан.
   - Нет, я не верю, что Мирослава связана с Дараном. По-моему, это случайность. - Заключил Лиммерет.
   - Ты не объективен, - отмахнулся капитан.
   - Это почему!
   - Не объективен и все.
   - Это я-то не объективен! - взвился целитель. - За собой последи!
   - Ты что имеешь в виду?
   - Будто сам не знаешь. Цепляешься к ней по поводу и без повода.
   - Хочешь сказать, что у меня нет причины к ней придираться?
   - Причина-то может и есть, только вот какая?
   - Ты это о чем? - в голосе капитана зазвучала сталь.
   - О вечности, - захихикал Великан. - Хорош, ребята, а то всех перебудите. Если уже не перебудили.
   Повисла пауза. Они прислушивались к тишине, а я пыталась дышать как можно ровнее. Нет, все усложнилось намного сильнее, чем я думала несколько минут назад. Лорд Капитан ни за что не согласиться идти со мной к Звезде, потому что решит, что это ловушка. Сейчас он не поверит ни одному моему слову. Удобного момента придется ждать до второго пришествия. Ну как же доказать, что я не верблюд?!
   - Сколько проблем от этой девицы! - вздохнул капитан. - Разбудишь меня на рассвете, Лим. Я сплю.
   Я не верблюд. Я не верблюд. Я не ... Сама уже с трудом в это верю. Эх, что за жизнь такая хреновая! Столько проблем создаю для бедного Лорда Капитана, чтоб его так через этак!
   Как сейчас по-новому прозвучали в голове слова, сказанные им не так давно в пылу очередной перепалки: "чтобы ты угробила моих людей, нет уж". Он считал меня лазутчиком, и именно поэтому взял с собой, поэтому отказывается от того, чтобы я дежурила наравне со всеми. Смешно. Было бы смешно, если бы не было так грустно.
  
   ***
  
   Лес не заканчивался. Мы шли наугад через него, совершенно не представляя, что может находиться впереди через пару метров. Продвигаться вдоль ручья мы не стали, может потому, что это было мое предложение, может по другой причине. Мне это объяснили просто: ручей может завести в болото. Возможно они были правы, спорить я не стала просто потому, что считала, что знаю гораздо меньше о подобных походах. Да и принципиальной разницы в какую сторону идти для меня не было. Нет, мне-то конечно нужно к пещерке, где ожидает Звезда. Только вот туда Лорд Капитан не пойдет совершенно точно. Поэтому я молча шла следом за всеми.
   А судовой журнал капитану я так и не отдала, таскала за собой в рюкзаке, все как-то не до этого было. К тому же меня останавливала большая вероятность того, что это будет лишним поводом обвинить меня во всех смертных грехах. В общем-то уже какая разница, что он там написал, со временем его мнение обо мне изменилось только в худшую сторону.
   Спустя несколько дней, я была готова завыть от бесконечных деревьев вокруг, от невозможности определить, где мы находимся, от постоянных косых взглядов Лорда Капитана, от ощущения того, что это продлится вечно, что я обречена всю свою оставшуюся жизнь брести в неизвестном направлении в компании самого неприятного из людей.
   Ноги вязли в лесной жиже, цеплялись за укрытые опавшей листвой обломанные ветки и корни, на лицо липла паутина, а из волос я уже устала вычесывать всякую грязь, сыпавшуюся с деревьев. Вот они приключения, о которых мечтает каждый второй подросток.
   В своих горестных мыслях я не заметила очередной корень, обвивший мою ступню, и полетела вниз, не удержав равновесие. Меня остановила чья-то рука в нескольких сантиметрах от острия обломанного сука, угрожающе торчащего на уровне моей шеи. Нервно сглотнув, я так и продолжала висеть, пребывая в состоянии шока, пока резким рывком меня не поставили на ноги.
   - Под ноги смотри, - убирая руки, прорычал капитан.
   После таких слов даже спасибо говорить не хочется.
   - Мир, с тобой все в порядке?
   - Одуванчик, ты поаккуратнее летай в следующий раз, - дал совет Великан.
   Я в красках представила, что могло бы быть, не поймай меня Лорд Капитан, и содрогнулась. Рука легла на шею, защищая ее даже от мыслей. Когда же он кончится, этот лес!
  
   ***
  
   Деревья становились реже, а земля суше, солнце освещало частые тропы, оставленные ногами людей.
   - Ну все, - сказал Великан, выходя из-под защиты деревьев на поляну, - нужно быть осторожнее, возможно здесь нас уже поджидают люди Дарана.
   - Нет, можем конечно и дальше брести через лес, - предложил капитан, наслаждаясь выражением моего лица, с которого мгновенно слетело воодушевление. - Только что это даст.
   - Ну, тогда вперед, - сказал Великан, прикладывая к глазам ладонь, чтобы защитить их от солнца. - Вон какой-то городишко виднеется. Туда и пойдем.
   Городок оказался сравнительно небольшой, за пол часа неспешным шагом можно было пройти из одного конца до другого. Местные жители с подозрением косились на странных путников и обходили их стороной.
   Единственный на весь город постоялый двор находился на окраине и напоминал скорее обычную деревенскую хижину увеличенных размеров. Ко всему прочему на такое большое число гостей он рассчитан не был, поэтому нам предложили одну комнату на всех.
   - Надеюсь, там хотя бы будет больше, чем одна кровать. А то последнее чего мне не хватало, это еще и спать с ним, - злобно проговорила я, когда на все мои предложения дополнительной платы за вторую комнату мне ответили отказом.
   Лорд Капитан окинул меня пренебрежительным взглядом и сказал:
   - Спать с тобой я бы не стал, даже если бы мне заплатили за это очень большие деньги.
   - Понятно чем Лорд Капитан зарабатывает на жизнь. - Я стянула свой рюкзак со стола и, не обращая внимания на убийственный взгляд, которым меня одарили, направилась в указанную хозяином постоялого двора комнату.
   Великан гнусно заржал.
   Не желая оставаться побежденным, уже в комнате, когда за нами закрылась дверь, Лорд Капитан обратился ко мне:
   - А чем, интересно, ты зарабатываешь на жизнь? Откуда у тебя деньги, которые ты предлагала за комнату?
   - Украла, - ляпнула я первое, что пришло в голову, совершенно не подумав.
   - Ты это серьезно? - у Лима в буквальном смысле отвисла челюсть.
   М-да, видимо от усталости мои шутки, напоминают что угодно, только не шутки.
   - Нет, просто Лорд Капитан все равно собирался сказать мне гадость, так почему бы его ни опередить.
   - Ты еще и мысли читаешь? - с иронией спросил капитан.
   - Нет, это привилегия исключительно ясновидящих и драконов.
   В комнате повисла тишина. Три пары глаз уставились на меня в недоумении. Я переводила взгляд с одного на другого и не понимала, что произошло. Похоже, снова что-то не то ляпнула.
   - А что вы на меня так смотрите? Я что-то не то сказала?
   Так и не дождавшись ответа, я стянула сапоги и пошла умываться. Сумасшедший дом какой-то, честное слово.
   К вечеру помытые и побритые (для мужской части нашей компании) мы сидели за столом на постоялом дворе наслаждаясь скудным ужином. Впервые за несколько дней полноценная еда!
   - Я тут прошелся, - рассказывал Великан, - гвардейцев Дарана похоже в городе нет. Городишко захолустный, ни на одной карте его не найдешь, возможно какое-то время здесь можно пересидеть.
   - И когда ты успел все это узнать? - вяло водя ложкой в тарелке, спросила я.
   - Пока некоторые себе спали, другие без дела не сидели.
   - Без претензий пожалуйста, - конечно, какие уж тут претензии, они были даже рады поговорить без посторонних. Мне не доверяли и доверять не собирались. Уже засыпая, я слышала, как капитан предложил поговорить без свидетелей, то есть без меня. - Должна же я была хоть раз спокойно поспать без твоего храпа.
   - Чего! Я не храплю!
   - Откуда ты знаешь?
   - Знаю! - Возмутился Великан. - И вообще мы не об этом сейчас говорим. Нужно решить как действуем дальше. Где взять корабль и как найти ребят.
   - Поговорим об этом позже, - остановил его лорд Роккуэл.
   Как же это уже начинает раздражать.
   - Не напрягайтесь Лорд Капитан, я слушать не буду. Пойду, погуляю. - Резко отодвинула стул и вышла на улицу.
   Видимо в это время года темнеет достаточно поздно. По-весеннему свежие и теплые сумерки навевали тоску по дому. Да и вообще настроение мое было далеко от хорошего. Жизнь не ладится, совершенно определенно не ладится. Нет, мне абсолютно безразлично как ко мне относиться Лорд Капитан, но ... Но, скажите, разве есть на свете человек, которому все равно, что его подозревают не в самых приятных вещах. Вот и мне не нравится.
   И чего, собственно говоря, я здесь забыла? Надеюсь, что смогу заставить капитана встретится с драконом? Да уж, просто теряю время. И с чего вообще я взяла, что Звезда поможет мне вернуться домой? Поверила на слово. Кому? Дракону? Зачем ему мне помогать, какой ему в этом прок? Я сделаю, что он просит, а взамен получу шиш с маслом. Или двойную "благодарность" от дракона и капитана. Все это бред. По собственной глупости ввязалась в авантюру. Теперь еще и убить могут, в смысле люди Дарана церемониться не будут. Нет, нужно уходить. Нечего мне здесь делать.
   Я вернулась на постоялый двор. В комнате никого не было. Что ни случается, все к лучшему. Я достала рюкзак и стала его собирать. Надо бы пополнить запасы, пожалуй завтра с утра этим и займусь. Сегодня все-таки придется переночевать здесь, уходить на ночь глядя, по крайней мере глупо.
   На самом дне рюкзака лежала изрядно помятая карта. Куда же мне пойти? Я посмотрела на нарисованную на пергаменте страну: ни где я сейчас нахожусь, ни где могут находиться люди, способные мне помочь, я не знала. Может быть просто выбрать наугад или бросить монетку?
   Дверь скрипнула.
   - Привет, одуванчик, ты это куда убежала? - Великан развалился на одной из кроватей. Следом за ним вошли целитель и капитан.
   - Просто прогулялась.
   - Карта? - Лим подошел ко мне и взял в руки карту. - Зачем тебе карта?
   - Чтобы не заблудиться.
   - А где ты собираешься блудить? - не унимался Лим.
   - Пока не знаю.
   - Рюкзак достала, вещи складываешь. Зачем? - недоумевая, спросил целитель.
   - В дорогу собираюсь. Зачем же еще.
   - Но мы пока никуда не уходим...
   - Вы не уходите, а я ухожу.
   Великан приподнялся на постели, капитан обернулся в мою сторону, все смотрели на меня, пытаясь определить, шучу я или нет. Похоже я произвела фурор. Приятно. Почти.
   - Куда? - первым очнулся Великан.
   - Я же сказала: еще не знаю.
   - Почему ты уходишь? - Лим выглядел немного растерянным, он не понимал, что происходит.
   - А почему я должна остаться? - отвечать вопросом на вопрос, лучший способ, когда сама не знаешь ответа.
   - А чего это тебя вдруг сорвало? - подозрительно спросил Великан.
   Капитан молча стоял у окна и исподлобья наблюдал за происходящим.
   - Почему, вдруг? Вы вывели меня из леса, спасибо вам большое. Теперь я сама по себе, вы сами по себе. Думаю, это логично. Не всю же жизнь вам со мной нянчиться.
   - Ты же ничего не помнишь, в том числе и откуда ты. Что ты собираешься делать, когда единственное, что ты имеешь это имя?
   - Начну новую жизнь. Или поищу целителя, который сможет вернуть мне память.
   - Не боишься? - Вдруг подал голос капитан. В глазах мелькала злая ирония. Он сделал для себя вывод из происходящего.
   - Чего я должна бояться?
   - Дарана, например.
   Ах, да, я же на него работаю. Похоже, капитан решил, что я побежала докладывать Дарану собранную информацию. Ха, ха.
   - Боюсь.
   Лорд Роккуэл смотрел мне в глаза, он не верил не одному слову. На губах его заиграла хищная улыбка. Он оттолкнулся от окна и пошел в мою сторону, не отпуская мой взгляд. "Как удав смотрит на кролика", мелькнуло в голове. Капитан подошел совсем близко и, глядя сверху вниз, язвительно произнес:
   - Так в чем же дело? Разве не безопаснее оставаться с нами?
   - Вы так правда думаете?! - притворно изумилась я. Не мне нравятся эти игры в кошки-мышки.
   - Чем же вам не нравиться наше общество?
   - Похоже вам, Лорд Капитан, вдруг понравилось мое.
   - Еще как!
   - Что ж, жаль, но вам придется поискать другого козла отпущения. Я ухожу, и вам больше не на кого будет сваливать вину за все неприятности. - Меня вдруг как черт за язык дернул, он считает себя умнее других, считает, что больше всех знает! Я глядела в его пылающие глаза, и во мне зрела ярость. - И конечно можете убить меня, ведь я же сейчас побегу к Дарану и все-все ему расскажу.
   Капитан напрягся всем телом. А мне почему-то стало даже весело.
   - О, может быть вы хотите спросить, откуда я могу знать, о чем вы думаете. Не ломайте голову, я сама скажу: хреновые вы конспираторы. В следующий раз убедитесь, что человек, которого обсуждаете, спит. Или отойдите подальше, чтобы вас в любом случае не услышали.
   - Еще я буду утруждать себя ради какой-то ерунды, - прошипел Роккуэл.
   - Как знаете, как знаете.
   Я положила на кровать уложенный рюкзак и стала надевать сапоги. В какой-то момент я вдруг поняла, что не могу здесь оставаться. Мне было плевать, что снова придется спать под открытым небом, что совершенно не представляю куда идти, только бы подальше от этого человека.
   Я подхватила рюкзак и не глядя пошла к двери. Но капитан словно тисками сдавил мне плечо, резко останавливая и разворачивая к себе лицом.
   - А почему ты думаешь, что я не воспользуюсь твоим советом и не убью тебя? - прорычал он.
   - Ну что же вы, давайте!
   Я почувствовала, как его рука еще сильнее сдавила мое плечо, и только сжала зубы, чтобы не вскрикнуть. Какой-то момент он раздумывал, борясь с искушением придушить меня, но потом передумал. Он оттолкнул меня так, что я приземлилась на кровать.
   - Не стоит испытывать судьбу, - сдерживая ярость, сказал он. - Если это такой способ показать свою обиду, это более, чем глупо. Советую подумать еще раз прежде, чем уходить. И если ты и впрямь не имеешь никакого отношения к Дарану, то докажи это: дай нам время, чтобы решить, что делать, а потом сама думай: хочешь, уходи, хочешь, оставайся, тебя никто не гонит.
   Он развернулся и хлопнул дверью. Я осталась в полной растерянности. И почему я сейчас чувствую себя взбалмошной идиоткой?
   Великан и целитель ошеломленно переглянулись.
   - Что это было? - выдохнул Великан. - У меня чуть сердечный приступ не случился.
   - Мир, вы когда-нибудь успокоитесь? Ты прекратишь его провоцировать? - возмутился Лиммерет.
   - Это я-то провоцирую! Да я просто вещи собирала, а он накинулся. Ну конечно, снова я во всем виновата! - Я скинула сапоги и улеглась на кровать. Может быть чуть-чуть погорячилась, может быть не нужно было реагировать на его провокации, может быть. - Спокойной ночи.
   Я уткнулась лицом в подушку. Хотелось плакать. Только отчего, ничего же не случилось? Ну поругались с ним, разве это в первый раз? Мало того, не в последний, это точно. Не рыдать же каждый раз из-за этого. И нет моей вины в том, что он ко мне с предубеждением относится. Дал бы спокойно уйти, и всем лучше было бы... Боже, когда я злюсь, здравый смысл мне отказывает: вот куда бы я пошла, тем более среди ночи. Давно наверное неприятностей себе не находила. Какая же я дура. А он не прав, он все равно не прав! Он не имел права так со мной разговаривать! И я тоже хороша. Все! Не хочу об этом думать! Спать.
   Утром за завтраком мы молчали. Я изо всех сил пыталась не столкнуться взглядом с Лордом Капитаном. Наверно потому что мне было стыдно, стыдно из-за того, что я не ушла. Да, я стыдилась того, что не отвечаю за свои слова. Нельзя так просто разбрасываться словами и не делать то, о чем заявил во всеуслышанье. Возможно гораздо глупее было бы уйти, но не было бы так стыдно.
   Подошел хозяин с кувшином теплого чая.
   - А вы, господа, собираетесь идти сегодня на праздник?
   - Какой праздник? - загорелся Великан.
   - Ну как же, сегодня же седьмой день солнцеворота, мы отмечаем день Всех Ветров. Говорят, что духи ветров встречаются этой ночь вместе и устраивают состязания. Только в этот день можно увидеть духа ветра, не боясь быть убитым.
   - О, похоже духи ваших ветров свирепые, если убивают случайных свидетелей, - улыбнулась я.
   - Все духи свирепые, госпожа, не только ветров. - Со вздохом произнес хозяин таверны. - Именно поэтому очень многие хотят их увидеть и год за годом в этот день ищут встречи с ними.
   - И многие видели? - просто ради поддержания разговора спросила я.
   - Да всякое рассказывают, только я ни разу не видел.
   - И все же надеетесь?
   - Да я уже не столько за духами хожу, сколько ради праздника.
   - И что, весело бывает?
   - Приходите, понравиться. - Он пошел к другим посетителя, которых было не так уж много.
   - Ну что, одуванчик, - Великан хлопнул меня по плечу, - погуляем на праздничке?
   - А почему бы и нет. Погуляем.
   Ради праздника, кто знает, может он последний в обозримом будущем, я даже потратилась на простенькое платьице, нужно же вносит в жизнь какое-нибудь разнообразие, как ни как я женщина. Распустила волосы, заколола падающие на лицо пряди заколочками и чувствовала себя королевой. Как же все таки мало надо, чтобы порадовать женщину.
   Одно но, я чуть не забыла про медальон, подаренный Звездой. Вот я почему-то уверена, что не стоит его видеть Лорду Капитану, ой не стоит. Я развязала кожаный шнурок и спрятала медальон на самом дне рюкзака, пусть полежит, потом снова достану.
   - Пойдем уже, одуванчик, а то без нас все выпьют, - ныл Великан.
   - Не бойся, тебе останется, - хмыкнул целитель.
   Ночь была теплой, повсюду горели огни фонарей. Люди шумными толпами сновали туда сюда. Молодые девушки весело щебетали, оглядывая парней. На главной площади, другой кстати не было вообще, во всю шли гуляния: песни, танцы, забавные состязания.
   Великан нашел занятие по душе: он дважды одержал победу в состязании на скорость, быстрее всех выпил кувшин эля.
   - Ну, какой приз? - спросила я, когда он раскрасневшийся и довольный вернулся к нам.
   - Во, - Великан гордо продемонстрировал еще один кувшин, в котором плескался эль. - Угощайтесь.
   Гигант оглядывался по сторонам, в поисках чем бы еще себя занять, чтобы выплеснуть свою неуемную энергию. На глаза ему попались танцующие парочки, в них мгновенно вспыхнули искры азарта.
   - Одуванчик, пойдем танцевать.
   - Ну, пойдем.
   Он ухватил меня за руку и утащил в самую гущу танцующих людей.
   Атмосфера праздника захватила меня в свои объятия, все слилось в круговорот музыки и счастливых человеческих лиц. Все кружилось и радовалось, никто не обращал внимания на толкотню. Несколько раз я сталкивалась с танцующими целителем и капитаном. Хотя спустя какое-то время потеряла из вида всех троих и танцевала уже с местными жителями.
   Даже когда очень весело, рано или поздно силы кончаются и требуется несколько минут отдыха. Стало душно, и я решила немного передохнуть. Чуть в стороне от танцующих стояли наспех сколоченные ради праздника столы и скамьи, за которыми сидели люди постарше или те, кто просто решил спокойно поговорить за кружкой горячительного, которое здесь разносили всем желающим. Я выбрала первое попавшееся свободное место и обменяла монетку на кружку вина. Мои спутники стояли в стороне в окружении стайки девушек и вели по всей видимости очень веселые разговоры. Похоже хоть что-то человеческое не чуждо Лорду Капитану. Может быть еще не все потеряно?
   Я поднесла кружку к губам, вино приятно разлилось по пересохшему после танцев горлу. Воздух становился прохладнее.
   - Ты ведь не здешняя?
   Я обернулась, недоумевая ко мне это обращаются или нет.
   - Нравится наш праздник? - снова спросил он. Теперь сомнений не было, человек обращался именно ко мне.
   - Да, очень весело.
   - Меня Клим зовут.
   - Мирослава.
   Клим сделал два больших глотка и поставил кружку на стол.
   - Скоро уже Духа Ветра звать пойдут, - сказал он.
   - Звать, это как? - я поежилась от холода. Создавалось впечатление, что температура падает с большой скоростью.
   - В поля. Ветер ведь простор любит. Кто помоложе, да кому интересно будут звать духа, чтобы он появился. Потом будут рассказывать кто какого увидел. Главное, чтоб до рассвета. На рассвете они свирепеют и убить могут.
   - А что были такие случаи?
   - Всякое бывало.
   Холодный порыв ветра разбросал мне волосы.
   - И не бояться, все равно ходят.
   - Да ведь не столько за духами молодежь наша ходит, сколько за возможностью уединиться, - усмехнулся Клим. - После этого праздника у нас много свадеб бывает.
   По коже поползли мурашки, стало ощутимо холоднее. Поднялся ветер. Я обхватила себя руками, чтобы хоть как-то согреться.
   - Да, - протянул Клим, - похоже, нас в этом году посетил Дух северного ветра. Пойдем, скоро еще холоднее станет, нужно что-нибудь теплое взять.
   - И где раздают? - шутливо спросила я.
   - Вон, - совершенно спокойно ответил Клим, - видишь люди уже одеваются. У нас такое не раз случалось, чтобы потом на другой конец города домой не бегать, люди теплые вещи заранее сюда приносят. Пойдем, пойдем, и тебе что-нибудь подыщем, только верни потом.
   Из-за наступившего вдруг похолодания праздник ни сколько не утих. Люди продолжали веселиться как ни в чем не бывало.
   - Одуванчик, духов звать пойдем? - Великан выглядел ужасно комично с хмельными глазами, раскрасневшимся лицом и чей-то душегрейке, рукава которой сантиметров на двадцать не дотягивались до его запястий.
   - Вы хоть знаете, как их звать-то надо.
   - Нет, - икнул Лим, - никто не знает. Каждый это по-своему делает.
   - Ну, пошли.
   Не встречая препятствий на своем пути, ветер гулял во всю, закручивая траву в тугие пучки. Я плотнее закуталась в подбитый мехом плащ.
   - Народу-то тьма, - присвистнул Великан, - будь я духом, ни за что бы ни вылез, мало ли что. Пойдем вон туда, - подумав, предложил он, указывая за жиденькую рощицу.
   Мы пошли в указанном Великаном направлении, уже сами с трудом понимая, чего нас понесло за этим духом.
   Идти ночью по полю очень трудно, туфли постоянно цеплялись за траву и путались в ней. Капитан выругался себе под нос, когда в очередной раз чуть не потерял равновесие. Великан заржал:
   - Знаешь, кэп, если этот дух услышит как ты его зовешь, обязательно появиться, чтобы узнать за что его так кроют.
   - Что за черт!? - озвучил Лим наши мысли, когда, миновав рощицу, мы оказались на еще одном поле.
   Трава пригнулась к земле под тяжестью снега, который мерцал в свете луны. Ветер носился, описывая невероятные зигзаги, разбрасывая на пути белые искры. Невозможно было даже представить, что на самом деле сейчас лето. Ноги мерзли в легких летних туфлях. Разительная перемена в температуре не давала организму адаптироваться, я дрожала всем телом. Слишком холодно. Даже для обычной зимы, это холодно.
   Будто при виде нас ветер приобрел плотность превратившись в небольшой смерч. Он приближался, и в метрах двух от нас развился ледяными потоками, оставив в центре человека. Он смотрел на нас и улыбался.
   Мгновенно в голове вспыхнуло осознание, словно он открыл свои мысли, дав их прочитать. Нет, это не человек. Дух северных ветров, принесший с собой зиму. Он явился не на праздник, он пришел убивать. Его мятежная душа не подчиняется никаким законам. Он сам по себе. На него нельзя смотреть безнаказанно, и плата за это жизнь. Он сам выберет свою жертву.
   Сделав шаг навстречу, он поймал мой взгляд.
   - Вы бы станцевали перед смертью? - насмешливо спросил он, определив свою жертву.
   Я затылком почувствовала, как напряглись мои спутники. Кто-то из них попытался сделать шаг вперед, но не смог, натолкнувшись на невидимую преграду. Значит путь отрезан, я в ловушке. Неужели это конец. Вот так вот просто? Пережить шторм, выбраться из ловушки в центре огромного моря, сбежать из подземелий Дарана, и вот так просто все закончится?! Это, что и правда конец?!
   Я в панике оглянулась назад, поймала растерянный и беспомощный взгляд капитана. Они не помогут, им не преодолеть барьер. Значит нужно что-то сделать. Что-то сделать! Только что?
   Я снова повернулась к незнакомцу, его превосходство надо мной было очевидно. Он понял мои мысли, он улыбнулся еще шире. Нет, у меня нет шанса. Смешно даже думать, что я могу убить его, тем более голыми руками. Я обречена. Похоже это и правда последние минуты моей жизни.
   Я не была готова к этому, человек вообще не может быть готовым к своей собственной смерти. Но понимание неизбежного странно успокаивало. Больше никуда не надо идти, ничего не нужно делать, просто прожить последние минуты жизни. С достоинством прожить, ни о чем не жалея.
   Он протягивал руку, завораживающе, гипнотически глядя исподлобья. В темных глазах горел вызов. Снежная подушка, покрывающая землю, необыкновенно оттеняла его темный силуэт, как будто ветер собрал в пучок все отраженные от снега лунные блики, скрутил их в тугой жгут и выпустил на свободу у его ног, босых ног.
   - Вы бы станцевали перед смертью, - снова повторил он, уже не задавая вопроса, а утверждая.
   Его голос богатый всеми оттенками бури заставлял содрогнуться.
   Нет, содрогнуться не от страха, от какого-то другого чувства, чувства глубже и сильнее чем страх. Чувства, рождающегося где-то в самом основании, волной накатывающего на сознание, сметая инстинкт самосохранения.
   Если страх и был, то только страх себя самой.
   Небо рассекла молния.
   Гроза зимой? Я улыбнулась. Я приняла вызов.
   Он сделал едва уловимое движение рукой, приглашая, дразня.
   Нога приподнялась над землей, словно готовясь выполнить балетное па, дернулась, стряхивая обувь, и изящно опустилась на землю. Миллионы ледяных иголок впились в обнаженную ступню. Ресницы на мгновенье опустились, пряча боль, мелькнувшую в глазах. Нет, только не колебаться. Вторая нога освободилась от обуви и опустилась на ледяной покров.
   На его лице появилась улыбка, глаза лучились иронией, словно говоря: "и что же дальше?".
   Не стоит надо мной смеяться.
   Я повела плечами. Теплый плащ скользнула к ногам. Природа, словно свора голодных волков, накинулась на долгожданную добычу: ледяные иглы снега впивались в ноги, обжигающе-холодный ветер обнимал за плечи. Я вздернула подбородок и улыбнулась, поймав его взгляд. Я не сдаюсь так просто.
   Рука легла во все еще протянутую ко мне ладонь. Несколько шагов навстречу. Глаза в глаза. Я хотела бы станцевать перед смертью. Я буду танцевать...
   Ресницы опустились. Закрыть глаза, чтобы не видеть. Усилием воли заставить себя не чувствовать и не ощущать. Пусть будет только слух. Пусть будет...
   Музыка зимней ночи вспыхнула в голове, стоило ему сделать движение, увлекая меня в мистический танец. Ледяная музыка вместе с болью проникла в душу. Ледяная музыка вместе с кровью пульсировала по венам. Лед и пламя. Боль и восторг. Лететь вместе с ветром, падать вместе со снегом, скользить по ледяному полотну. До боли в мышцах, даже дышать в такт снежному безумию.
   Изгиб шеи, поворот плеча.
   Застывшее дыхание осыпается к ногам градом осколков. Каждый осколок частичка себя, каждый осколок частичка жизни.
   Взмах головы, рассекающие ветер волосы, словно бриллиантами, покрыты ледяной изморозью. Словно это я, а не он мятежный Дух северных ветров.
   Руки на талии. Полет. Перед глазами пелена. Перед глазами его глаза, горячие, обжигающе-карие.
   Выгнуться всем телом, отдать себя на волю инерции. Боль и восторг. Лед и пламя.
   Еще несколько минут назад пламенем была я. Или мне так казалось. Теперь я вижу: это он пылает в вихре своих ветров. Огненное сердце зимней стужи. А я крохотная песчинка, нет, снежинка в безумии его бури.
   Только горячие руки на стынущем теле, больше ничего. Я хотела бы станцевать перед смертью. Я танцую.
   Сколько это может длиться? Мгновение. Вечность. Мою последнюю вечность.
   В последнем па он отвел в сторону руку. В последнем па ветры соткали ему меч. В последнем па он поднес его к бьющей на шее жилке. С последним па пришла тишина.
   Глаза в глаза. Уже не дуэль, уже не вызов, уже не попытка понять. Уже и так все понято. Глаза в глаза. Всплеск боли. Словно укус комара, словно порез тончайшим лезвием. Я не опущу глаз. Я не боюсь. Я хотела станцевать перед смертью. Я танцевала.
   - Ты отчаянная. - Не было уже бури в голосе. Он вернул оружие ветру. Он не захотел убивать. Он ушел, бросив на прощание обжигающий взгляд. - Или глупая.
   Он растворился в застывающем воздухе, улыбаясь своим мыслям.
  
   Скорее второе.
   Я сделала несколько шагов к своей одежде. Онемевшие пальцы безрезультатно пытались надеть хоть что-то. С каждым вздохом уходила жизнь.
   Три пары глаз напряженно смотрели в мою сторону. Сознание отказывалось вспоминать. Я замерзала. Перед глазами поплыли круги. Подкосились ноги. Чьи-то руки подхватили оледеневшее тело. Даже звуки уже не складывались в слова.
   - Быстрее, ее надо в тепло!
   Последняя вспышка звука и все провалилось в бездну.
  
   Солнечное утро. Мягкая подушка. Ох, что ж тогда так все тело ломит. Нет сил подняться. По лицу стекают капельки пота.
   - О, глаза открыла. Люди, она глаза открыла!
   О, какая сволочь так орет над ухом.
   - Великан, ну зачем так громко, - голос звучал так тихо, что это даже стоном назвать было нельзя, скорее писком.
   Людей в комнате значительно прибавилось, на целых два.
   - Ну что натанцевалась?
   Лорд Капитан никогда вежливостью не отличался.
   - Мы думали тебя уже не откачаешь. Ты как себя чувствуешь?
   Я улыбнулась.
   - Так словно танцевала ламбаду в аду с чертями.
   - Видно, веселый танец, - озадаченно произнес Великан, о таких он не слышал.
   Лим выглядел измотанным, похоже на его долю досталась вся основная работа по уходу за мной.
   - Выглядишь так, словно не спал несколько дней, - обратилась я к целителю.
   - А я и не спал, - пожал он плечами.
   - Как!
   - А вот так. С той ночи никто не спал, ты в таком состоянии была, что не то, что поспать, отойти от тебя нельзя было.
   Мне стало стыдно.
   - Той ночи? А что уже много времени прошло?
   - Два дня.
   - Сколько!? - от удивления я резко поднялась на кровати, но закружилась голова, и я благополучно упала обратно на подушку.
   - А чему ты удивляешься, - спокойно пожал плечами целитель. - Мы когда тебя сюда донесли, ты уже ледяной корочкой покрылась. Так что, скажи спасибо.
   - Спасибо.
   - На, лечись, - Лим протянул кружку с дымящейся настойкой.
   Терпкая гадость обожгла горло. А я-то похоже жива. Нет, все же я везучая.
  
   ***
  
   - Мне тут знакомый рассказал, что примерно в дне пути отсюда есть деревенька, где его родственники живут. Так вот там недавно появились новые люди, и по описанию они похожи на наших.
   Капитан задумался.
   - Стоило бы проверить, - после раздумий сказал он.
   - Тогда я быстренько туда и обратно, - предложил Великан.
   - Нет, одному нельзя, может это ловушка. - Рок снова задумался. - Пойдете вместе с Лимом.
   Я немного напряглась, услышав последнюю фразу. Великан и целитель уходят, а мы с капитаном остаемся вдвоем, на несколько дней. Боже мой! Нет, конечно последние три дня моей болезни он ведет себя очень спокойно, но кто знает, сколько будет длиться его мирное расположение духа. А вдруг он снова взбесится? Мне одной страшновато.
   - Хорошо, - согласился целитель. - Мирослава, ты вообще как себя чувствуешь? Ничего, если я уеду?
   - Ничего, - вяло согласилась я. Великан заржал, поймав мой вороватый взгляд в сторону капитана. Рок нахмурился. Чтобы исправить положение я быстро добавила, - ну чему-то ты меня научил, так что поддержать свое выздоровление я как-нибудь смогу.
   В общем-то поддерживать особо было нечего: самое тяжелое время я провалялась без сознания, так что ничего не помню, а сейчас медленно боролась с температурой и соплями, самыми обычными признаками простуды. У меня появилось подозрение, что наверное я закаленная, ну чем еще можно объяснить мое достаточно легкое состояние. Я-то за собой никогда не замечала моржовских наклонностей, и самое большее, на что была способна, так это пройтись зимой без перчаток. Я-то думала, что после таких подвигов, самое малое, что мне грозит, это воспаление легких, а оказалось я здорова, как бык. Ну разве это не может не радовать. Единственное, конечно, повторять подобное я не собираюсь. Сама сейчас до конца не понимаю, чего мне тогда в голову взбрело, покрасоваться что ли решила. И главное перед кем! Дух северного ветра. Глупость, да и только.
   Интересно было другое, Великан оказывается уже успел завести знакомых, которые с ним делятся новостями о своих родственниках. Неплохо. Мне нужно гораздо больше времени для того, чтобы хотя бы начать общаться, а уж о том, чтобы заводить друзей я вообще молчу. Можно только позавидовать той легкости, с которой гигант находит общий язык с людьми. Но и это еще не все: подумать только, но и Лорд Капитан вполне спокойно общался с окружающими, вежливо и доброжелательно, люди ему отвечали тем же. И это чертовски сильно меня смущало, если не сказать больше ... Почему? Да очень просто, выходила занятная вещь: конфликтовал он только со мной. И чем, скажите, я хуже? Ведь не может же он постоянно ко мне цепляться только из-за того, что, уже практически в прошлой жизни, я была причиной того, что им не позволили вернуться домой. Не мог же он до сих пор не понять, что моей вины в этом нет.
  
   ***
  
   Даран сидел в темном зале, откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу, задумчиво смотрел как стекает со стенок бокала рубиновое вино, словно языком облизывающее стекло при каждом движении руки.
   - Мы вычислили, где находятся беглецы. Прикажете привести их к вам?
   - Нет, - не отрывая взгляда от бокала, вяло сказал он. - Он не знает того, что мне нужно. Хотя, если бы и знал, то не сказал.
   Гвардеец удивленно вскинул глаза на своего господина. С чего это лорд Даран так разоткровенничался, что это может значить?
   - Тогда прикажите их убить?
   - Прикажу. Только...
   Даран наконец перевел взгляд на своего гвардейца. Ему было даже немного смешно наблюдать, как страстно он желает исправить совершенную ошибку. И страх наказания или немилости не главные причины побуждающие его. Кажется Курт, да так его зовут. Он уязвлен тем, что его с легкостью обвели вокруг пальца, да еще и девчонка. Все же хорошо, когда у тебя в подчинении люди с характером: никто не сделал бы столько в очень короткое время, сколько сделал Курт. Для себя люди стараются гораздо сильнее, чем для кого бы то ни было.
   - Мне не нужно, чтобы в этой истории проскользнуло мое имя.
   Гвардеец не понимал.
   - Пусть его убьют, но в этом не должны быть замешаны я или мои гвардейцы.
   - Вы предлагаете нанять кого-нибудь? - все еще не понимал Курт.
   - Я же сказал, вообще не должны быть замешаны мои гвардейцы.
   - Но как же ...
   - Курт, вы меня разочаровываете все сильнее, - Даран залпом осушил бокал вина.
   Гвардеец стиснул кулаки и сжал зубы. Небрежная фраза, брошенная Дараном резанула по самолюбию, как острое лезвие.
   - Никто не любит драконов. Воспользуйтесь этим. - Он задержал долгий жесткий взгляд на побледневшем лице гвардейца. - Надеюсь, на этот раз вы сделаете все как следует.
  
   ***
  
   Великан и целитель уехали рано утром. Я валялась на кровати и с тоской смотрела в окно, теперь мне даже не с кем поговорить. Лим был моим неизменным собеседником, он ничего от меня не требовал, спокойно относился к моим ошибкам и неуклюжестям, иногда мне даже казалось, что он меня понимает. Нет, с Великаном конечно тоже было интересно, но все же с целителем было проще, он спокойнее, что ли. Он принимал меня как человека, как личность. Нет, как женщина я ему совершенно не была интересна, конкретно этот вопрос волновал меня не сильно, может быть иногда чуть-чуть становилось обидно, но это только иногда, потому что мне не нужна была его любовь, мне нужна была его дружба. Фактически Лим был моей лучшей подружкой, которой можно было пожаловаться на жизнь, читай на зловредного Лорда Капитана, и не услышать в ответ обидных шуток, которые порой отпускал Великан. Лим был для меня единственной опорой и поддержкой. И теперь он уехал. Я вдруг с новой силой почувствовала, насколько я одинокая и чужая в этом мире.
   Капитан где-то отсутствовал, знать где мне было не положено по статусу врага народа. Не очень-то и хотелось, честно говоря. Денек был солнечный и теплый, я чувствовала себя вполне окрепшей, чтобы немного пройтись.
   Старая лестница скрипела под ногами, перила угрожающе раскачивались, все мое внимание было сосредоточено на том, чтобы благополучно преодолеть ступени и не сосчитать их носом. С чем и справилась великолепно, только вот нос мой все равно наткнулся на преграду. Без последствий для него, к счастью. Преградой оказался лорд Роккуэл собственной персоной. Я сказала "ой" и попыталась незаметно ускользнуть. Чего сделать не удалось.
   - Ты куда собралась?
   - Прогуляться.
   - Куда! Еще вчера лежала, умирала, а сегодня уже гулять.
   - А что такого?
   - А ты головой подумай, если умеешь.
   - Что это вы так о моем здоровье забеспокоились? - сквозь зубы прошипела я.
   - Мне глубоко плевать на твое здоровье, никто тебя не просил устраивать балет на снегу.
   У меня просто дыхание перехватило после этих слов. Я еще и виновата! Скажите люди, есть в этом мире справедливость!
   - Хорошо, - холодно произнесла я, хотя внутри все бушевало негодованием. - В следующий раз я последую вашему примеру: спокойно постою в сторонке и подожду, когда все закончится.
   Сама не знаю, зачем обвинила его в том, что он мне не помог. Я и тогда понимала и сейчас понимаю, что сделать он ничего не мог, ни он, ни кто-нибудь другой. Просто меня настолько задело его несправедливое обвинение, что я не смогла удержаться от такого же ответа.
   Я физически ощутила, как он вдруг напрягся, словно от пощечины. Да уж, хочешь обидеть мужчину, обвини его в слабости. Я видела как напряженно двигались его скулы. Он снова был в гневе. Я сто раз пожалела о сказанном, но ни разу и не подумала извиниться, как впрочем и он. Внутренне уже была готова услышать поток обвинений и оскорблений, но все получилось вопреки ожиданиям: он развернулся и ушел. Что ж, нечего сказать, в этой ситуации он не мог поступить правильнее.
   Ноги задрожали от слабости, когда схлынуло напряжение. Нет, мне никогда не понять этого человека: он обвиняет меня во всех смертных грехах, когда я веду себя почти как ангел, а сейчас, когда у него было полное моральное право мне ответить, он просто ушел. Может мне тоже нужно было уйти и не дотягивать до момента, когда виноватой осталась я. Хм, а может он этого и добивался?
   Хозяин постоялого двора протирал полотенцем стаканы и наблюдал за разворачивающейся на лестнице сцене.
   - Что-то не по-доброму он с тобой.
   Я пожала плечами.
   - У нас сложные отношения.
   - А что ты за ним таскаешься, любовь у вас что ли?
   Мне стало смешно. Ни одному человеку на свете не пришла бы в голову такая мысль, понаблюдай он за нами повнимательнее, но этому человеку было простительно, не так долго он нас знает, да и в обществе друг друга мы стараемся бывать как можно реже.
   - Скорее наоборот.
   - Мне показалось, что еще одно слово и он тебя убьет.
   - Мне тоже. Боюсь рано или поздно так и случится.
   - Почему бы тебе тогда не вернуться домой к родителям.
   - Вот и я себя об этом постоянно спрашиваю. - Черный юмор, в моей-то ситуации. - Как только подвернется случай, сразу вернусь.
   - Удачи тебе.
   - Спасибо.
   Теплый ветер гладил уставшую от перепадов температур кожу и играл непослушными локонами. Общее ощущение легкости отягощал только драконий амулет на шее, надежно спрятанный под одеждой. Хотелось чего-то доброго и нежного, или на крайний случай чего-нибудь сладкого. После нескольких дней лежания в постели, медленно брести по улице и вдыхать запахи цветущих деревьев и цветов было невероятно хорошо.
   И все же странное ощущение, что город застыл в тревожном ожидании, не покидало ни на минуту. Сначала мне казалось, что это последствия очередной ссоры, но потом, когда мне то и дело попадались кучки возбужденно шепчущихся женщин и столь же возбужденных, спешащих куда-то мужчин, я заволновалась.
   Вполне возможно, что так у них проходят все дни, ведь если подумать, что я знаю об этом месте, ровным счетом ничего: не успела приехать, как слегла с простудой, если это можно так назвать.
   Я выбросила из головы все мысли и брела в сторону базарной площади за тем самым сладким, чего так желала моя душа. Торопиться было некуда, и я постоянно останавливалась, чтобы посидеть на скамеечке или выпить воды из колодца. Вокруг было красиво, просто красиво и уютно, провинциальный городок живущий своей собственной жизнью.
   Неспешная прогулка наконец-то вывела меня к шумной базарной площади. И все же шум был какой-то другой, не тот который сопутствует торгу и бытовым разговорам. Люди сбились в толпу, женщины перешептывались, кто-то даже плакал, мужчины гудели где-то в сердцевине происходящего. Почти не ощущая сопротивления я добралась до эпицентра и обомлела.
   К каменному обелиску веревками был привязан Лорд Капитан. Одежда его была изорвана, по всему телу кровоточили ссадины, голова устало опущена. Я, ища причину, оглянулась по сторонам, люди вооруженные хозяйственной утварью, палками, обрывками цепей с ненависть смотрели на капитана.
   Он поднял глаза, они были темнее ночи. Из уголка губ стекала струйка крови. Я смотрела на него не в силах понять, что же происходит. Почему? Что произошло?
   - Нужно отрубить ему голову, - сквозь оцепенение услышала я и обернулась на голос. Клим, с которым я разговаривала на дне Всех Ветров и который показался мне очень милым человеком, сейчас был похож на разъяренного зверя, глаза его возбужденно горели, движения были отрывистыми и резкими.
   - Что происходит? - хрипло выдавила я.
   Клим посмотрел на меня так будто не понимал, о чем я говорю. Потом в его глазах мелькнуло осознание.
   - Ты что, ничего не знаешь! Он же монстр!
   Я глянула на капитана, ну он всегда был немного грубоват, но чтоб монстр, это перебор.
   - Что он сделал?
   - Что сделал!? Женщина, я же тебе говорю, он монстр! Драконий выродок!
   Откуда они знают? Я снова посмотрела на Лорда Капитана, лицо которого после этих слов скривилось как от боли.
   - А что за это разве убивают?
   - Да ты наверно не в себе, я же тебе говорю, он дракон!
   - Ну и что? - я никак не могла понять, что в этом особенного.
   Клим смотрел на меня, пытаясь отыскать в сознании ответ на мое поведение. Что-то не сходилось в его голове: драконы это зло, их нужно уничтожать.
   - Его нужно убить, - Клим словно зомби выхватил у кого-то старый со следами ржавчины меч и занес для удара.
   Что же он делает! Он же убьет его!
   Что-то нужно было делать. Что-то совершенно определенно нужно было делать. Клим приближался к Лорду Капитану осторожно, словно опасаясь, но клинок был уже слишком близко, чтобы предположить, что он хотя бы промахнется. Я в панике оглянулась по сторонам, никто не собирался останавливать убийство. Это ужасно, но весь город жаждал крови. Крови одного единственного существа, который в молчаливой ярости раздирал себе в кровь руки, пытаясь выбраться из пут.
   Возможно окажись здесь хоть один человек, способный помешать происходившему безумию, возможно в любой другой ситуации, я просто молча подождала бы, когда все закончится. Все возможно. Но сейчас последним отчаянным усилием я оттолкнула Клима в сторону, рука соскользнула с намеченного курса, меч прочертил дугу рядом с лицом лорда Роккуэла, не задев даже волоса.
   - Что ты делаешь? - Удивлению Клима не было предела.
   - Так нельзя, - слабо выдавила я, уже понимая, что поступаю неправильно, что сделала ошибочный ход в этой партии. - Нельзя же убивать человека просто за то, что он не такой как вы.
   По толпе покатились возгласы возмущения и удивления. Сначала тихо, неуверенно, а потом громче и громче.
   - Она была с ним...
   - Они за одно...
   - Не один человек не может защищать дракона...
   В голове Клима вдруг сложилось два плюс два. Он наконец все понял: девчонка с драконом заодно, она пытается спасти монстра. Она должна умереть.
   - Драконья подстилка! - взревел Клим и схватил меня за плечо, тряхнул и бросил на землю.
   Перед глазами поплыли круги, я попыталась встать, но удар ногой снова отбросил меня на землю и лишил дыхания. Перед глазами мелькнула серебряная искра, обрывок цепи впечатался в тело, рождая невыносимую боль и заставляя сложиться пополам.
   Раздался душераздирающий нечеловеческий рев. Не мой рев. Тело отказывалось что-либо делать, забирая все силы для борьбы с болью. Усилием воли я открыла слезящиеся глаза и увидела в нерешительности остановившейся надо мной меч. Толпа молчала, затаив дыхание, казалось людей сковал ужас. В наступившей тишине звук шагов был словно удары огромного молота.
   Я поняла ужас толпы, когда повернулась на звук шагов. Что-то невероятно изменилось в лице лорда Роккуэла, словно тень легла на него, и эта тень превратила лицо человека в ужасающую, словно сотканную из ненависти маску. Напряженные мышцы на перемазанном кровью и грязью теле. А за спиной два огромных драконьих крыла, будто сотканные из тьмы и тумана, они не имели плотности и словно эфир клубились за спиной.
   Веревки обрывками валялись у разрушенного обелиска.
   Толпа очнулась, люди с криками ужаса побежали в разные стороны расталкивая и сбивая друг друга. Тот кто сохранил самообладание, покрепче перехватил свое оружие и двинулся вперед, готовясь ценой собственной жизни защитить своих близких.
   Дракон взревел, когда кто-то попытался напасть. Мощным ударом распахнутых крыльев он разбросал смельчаков. Клим, все еще державший надо мной меч, попытался закончить дело, но дракон словно ветхую деревяшку раскрошил меч голой человеческой рукой. Как муравья он отбросил Клима в сторону и застыл надо мной.
   Мне было страшно. Я не могла пошевелиться. Сердце стучало в груди. По щекам стекали слезы боли и отчаяния. Я обреченно съежилась, когда он поднял меня на руки и взмыл в воздух.
   Я закрыла глаза. Меня убьют. Меня совершенно точно убьют. Господи, только пусть это будет не больно.
   Толпа бесновалась. Люди бросали камни и палки в надежде уничтожить чудовище, но дракон был уже слишком высоко, чтобы эти жалкие попытки могли его хотя бы задеть.
   Крылья со свистом рассекали воздух. Ветер рвал волосы и тугими потоками врезался в тело. Меня била дрожь, толи от холода, толи от страха, толи оттого, что меня несколько минут назад чуть не убили. Снова. И я снова осталась жива. Вопрос, на долго ли?
   Дракон опустился на землю на небольшом просвете среди огромных деревьев. Я отошла на несколько шагов, ровно на столько, на сколько это позволяло сделать свободное пространство. Подняла голову и встретилась с ним взглядом. Он стоял, прислонившись к дереву и сложив за спиной крылья. В глазах плескался туман перемешанный с тоской. Мы молчали, нам просто нечего было сказать друг другу.
   - Ты ведь знала, - наконец произнес он каким-то хриплым голосом. - Ты знала, что я дракон, я вижу. Но откуда? Не Великан, не Лим тебе не могли сказать. Или это кто-то из них?
   Я отрицательно покачала головой. Мне никто ничего не говорил. И я даже не догадывалась, что все так, как есть.
   - Я подозревала.
   - Откуда взялись эти подозрения?
   - Я видела, как в лесу ты убил ту птицу. Никогда не слышала, что человек способен убивать взглядом.
   Я буквально кожей чувствовала его недоумение, почему я, зная о его возможностях, ни разу не промолчала, не попыталась избежать ссоры. Это смелость или глупость. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это скорее второе.
   - И только из этого ты сделала такие выводы? Не верю.
   - Много было мелочей ...
   - Ты не договариваешь. - Он не спрашивал, он утверждал.
   - Да, - какой смысл врать, я не все рассказываю, и не собираюсь этого делать. Пока.
   - Хорошо, это твое личное дело. Меня один вопрос волнует, как они могли об этом узнать?
   На какой-то момент показалось, что он сейчас обвинит меня. Последнее время во всех своих несчастьях он обвиняет только одного человека. И самое ужасное, что у меня даже не было доводов, чтобы его переубедить.
   Похоже, мои мысли отразились на лице. Он как-то натянуто улыбнулся, наблюдая за моими внутренними метаниями.
   - Зачем ты влезла в это? Тебя никто не просил.
   Я пожала плечами. Если бы я сама знала ответ... Может быть просто не могла по-другому.
   - Думаешь, скажу спасибо? - ядовито поинтересовался он.
   - Последнее, что мне нужно, это твоя благодарность.
   Лорд Капитан сверкнул глазами, оттолкнулся от дерева и сделал шаг ко мне. Мелькнувший в сознании страх заставил отшатнуться. В глазах потемнело, когда дерево задело ту саму часть тела, куда совсем недавно пришелся удар цепью. Я буквально рухнула на вовремя протянутые руки, хватая ртом воздух.
   - Не сходи сума, - сказал он, разглядывая синий кровоподтек у меня на боку и проверяя не сломано ли чего. - Хватит шарахаться от меня, ничего я тебе не сделаю.
   - Ну да, как же, - набрав в грудь воздуха, ответила я. - Читала я судовой журнал. И придушу, и утоплю, и еще чего-то там. Ну и конечно за мерзкую бабу моя особая благодарность.
   Капитан посмотрел мне в глаза.
   - А тебе никто не говорил, что брать чужие вещи без проса некрасиво.
   - Говорил. Только спрашивать было не у кого. Свалили с корабля, и даже не подумали, что я там буду делать одна.
   - Что в подземельях посидеть хотелось? - не нравилось капитану, когда его в чем-то упрекали.
   - Да уж лучше в подземельях, чем на неуправляемом, разбитом корыте в открытом море с медленно гниющими остатками еды.
   - Так ведь как-то ты оттуда выбралась.
   - Чудом.
   - Как?
   - Я уже говорила, мне помогли.
   - Считай, тебе повезло.
   - Не в первый раз. Что же будет, когда лимит везения исчерпается? - вопрос я задавала исключительно себе и ответа не ждала.
   - Ты об этом узнаешь первая. - Он протянул мне руку и помог подняться. - Нужно идти.
   - Куда?
   - Куда-нибудь. Или ты предлагаешь сидеть здесь до старости.
   - Нет. Пойдем конечно. Но как же Лим и Великан? Что будет, когда они вернуться за нами?
   Лорд Капитан запустил руку в растрепанные волосы и закрыл глаза.
   - Они не вернуться.
   - Что!
   Роккуэл посмотрел на меня как на непоседливого ребенка, который не способен дослушать до конца. Глубоко вздохнул и продолжил:
   - Мы договорились, на всякий случай, встретиться на окраине и оттуда сразу уходить. Если кто-то из нас не появится, это будет означать, что что-то случилось. Они будут осторожнее.
   - А как мы их потом найдем?
   - Не знаю. - Он отвернулся и побрел в чащу.
   Неужели это никогда не закончится!
  
   ***
  
   Даран развлекал себя метанием ножей, правда с каждым разом это становилось скучнее и скучнее, потому что с завидным постоянством ножи врезались в самый центр мишени. Легкость часто убивает интерес.
   - И что? - не поворачиваясь к вестнику, спросил Даран.
   Курта била дрожь, он не знал как рассказать о случившемся. Еще одна неудача может стать для него последней.
   - Все кончено? - растягивая слова, спросил Даран.
   - Нет.
   Даран повернулся так стремительно, что гвардеец вздрогнул от неожиданности.
   - И в чем причина? - сдерживая ярость, спросил он.
   - Роккуэл был уже почти мертв, но вмешалась девчонка и ...
   - Что!
   Гвардеец застыл под уничижительным взглядом Дарана.
   - Опять! Я не могу поверить! Кто она такая, что постоянно срывает мои планы!
   Курту нечего было ответить. Он молчал. Молчал и каждой частичкой себя ненавидел то существо, которое было причиной его позора, его унижения. Он больше не будет церемониться, если Даран не прикажет их убить, он сделает это по собственной воле. Это его право. Это его месть.
   - Найти их! - рявкнул Даран. - И немедленно доложить мне. Я сам все сделаю. Сам.
  
   ***
  
   Похоже, это моя судьба брести сквозь дебри, надеясь на удачу и совершенно не представляя, что будет впереди. Слабость, отголосок простуды, заставляла уставшие ноги дрожать, а недавно пережитое приключение отдавалось болью во всем теле. Часовая прогулка по лесу, это даже приятно, но бесконечное преодоление многолетних зарослей, становилось кошмаром, окончание которого в ближайшем будущем не предвиделось.
   Я путалась в корнях и ветках, постоянно спотыкалась и падала. Точнее падала бы, если бы меня не ловили, почти как ребенка за капюшон. После очередной неудачной попытки упасть, я возмутилась.
   - Да сколько можно! Совершенно не обязательно мне помогать! - Не то, чтобы я была настолько неблагодарной, просто меня раздражала собственная неуклюжесть и соответственно все и все, кто на нее указывал. Да и вообще, я просто была раздражена.
   - Это я пытаюсь избавиться от чувства, что тебе обязан, - слишком буднично заявил Роккуэл. На какой-то момент мне даже показалось, что он шутит. Я бы была в этом почти уверена, если бы он вообще умел шутить, ну, по крайней мере, со мной.
   - Обязан? За что?
   - За то, что жив.
   - А... причем здесь я?
   - Ты их отвлекла.
   Ухты, неужели такое бывает! Этот день нужно выделить в календаре даже не красным, а желтым цветом в фиолетовую крапинку. Ну, о том, что на самом деле он мне не обязан ничем, можно умолчать, пусть мучается. Да и какой смысл что-либо говорить, если капитан что-то вбил себе в голову, переубедить его почти не реально. Твердолобый осел!
   - О, сам Лорд Капитан мне обязан. И главное кому! Мерзкой бабе, аномалии из-за которой все неприятности и, не помню, какими еще званиями вы меня награждали в своем дневнике? Неприятно, правда?
   - Правда.
   А чего я собственно ожидала? Что он вдруг скажет, ну что ты, совсем нет, даже наоборот... Уж чем-чем, а деликатностью Лорд Капитан никогда не страдал.
   Идея родилась мгновенно. С мыслью "а вдруг?". Ведь может же получиться.
   - У меня есть предложение, пока нет другой альтернативы.
   - То есть?
   - Господин капитан ведь не хочет быть мне обязан, я предлагаю сделку. Вы исполните одну мою просьбу, и будем считать, что мы в расчете, раз и навсегда.
   - И что это за просьба? - настороженно спросил Роккуэл.
   Нужно было набраться решимость, собраться и уже сделать первый шаг к развязке этого дела.
   - Тот... - Я на минуту задумалась: произносить слово дракон вслух, мне казалось слегка опасным, а назвать Звезду человеком, язык не поворачивался. Но что-то говорить было определенно нужно. - Тот человек, который помог мне выбраться с вашего корабля, на самом деле искал вас, Лорд Капитан. Он хочет с вами встретиться и поговорить. Я обещала, что попытаюсь устроить эту встречу. Так вот, встретьтесь с ним, и мы будем в расчете.
   Рок остановился и поднял на меня взгляд, в котором было все: и мысль "ну вот ты и показала себя", и усмешка "ты думаешь, что я настолько глуп", и сомнение, и даже угроза.
   - Это не Даран.
   - Да?
   Ох, как же мне не нравиться это его "Да". Ну совсем не нравиться.
   - Доказать мне нечем. Вы либо верите мне, либо нет. Это вам решать. - Я практически пошла ва-банк. Сейчас все могло обернуться не самым лучшим для меня образом, а зная взрывной нрав капитана еще и трагическим.
   Я молча стояла, ожидая решения. Но этот момент, по всей видимости, затягивался, чтобы дать немного отдохнуть уставшим ногам, я решила присесть.
   В глазах потемнело, когда мышцы потянулись, подстраиваясь к новому положению. Воздух будто кто-то вытолкнул из груди, сдавливая легкие тисками. Импульс боли, посланный в сознание, одним ударом разрушил всю мою оборону. На глазах выступили слезы. Как же больно. Я почти лежала у него на руках, приходя в себя. Мир перед глазами выстраивался заново. Я стрела рукой слезы и взглянула в лицо Лорда Капитана. Он был серьезен и угрюм.
   - Ты либо хорошая актриса, либо ...
   Злость придает сил, я выпрямилась и отошла в сторону. Ну почему каждое мое действие рассматривается, как тонкий расчет или заговор.
   - Я подумаю. - Бросил он, отворачиваясь.
  
   Родниковая вода капельками бежала по телу, принося секундное облегчения ноющему телу, которое к вечеру, наконец, почувствовало все последствия ударов. Остывший к ночи ветер сталкивался с влагой, покрывая кожу мурашками. Я опустила губы в воду и сделала несколько больших глотков: судя по всему это единственное, что ждет меня сегодня на ужин, ну еще и чуть-чуть ягод, которые Лорд Капитан признал съедобными. Он, конечно, мог поймать какое-нибудь животное, но есть сырое мясо не хотелось ни мне, ни ему, а способа приготовить его без огня я не знала. Жаль все-таки, что я не курю, а то таскала бы за собой повсюду зажигалку или спички и не было бы сейчас проблем. Нет, можно конечно попробовать довести капитана до того, чтобы у него из глаз посыпались искры, но это достаточно опасно и врят ли оправдает себя.
   Я быстро натянула одежду на продрогшее тело - не самое подходящее время для купания, но в нашем положении выбирать не приходиться - и ушла, уступая место Лорду Роккуэлу.
   Как все-таки сложно находиться в состоянии полной неопределенности, не составишь никаких планов, не упорядочишь течение своей жизни. Нужно реагировать на все мгновенно, времени обдумать свое решение нет, даже усомниться в нем не успеваешь. Может быть поэтому все вышло из-под моего контроля, столько ошибок, столько нежелательных последствий. А могло ли быть по-другому? Да, конечно могло. Откажись я искать капитана, и все было бы по-другому.
   Рок вернулся, без грязи и пыли ссадины на его лице стали гораздо заметнее. Да уж, что ни говори, а все же не я из нас двоих самая невезучая: в экспедицию-ссылку отправили, в шторм попал, корабль развалился, в подземелья посадили, ни за что ни про что чуть не убили, ну и конечно приятное время препровождение со мной, которая его раздражает до дрожи в коленках. Мне свое общество ему навязывать тоже не сильно хочется, только что ж поделаешь?
   Я притянула коленки к подбородку, сильнее обнимая себя руками. Ночная прохлада заставляла с тоской вспомнить теплый плащик, подаренный Звездой. А ведь так и заболеть не долго, ко всем прочим неприятностям, тем более, что я вообще-то еще до конца не поправилась.
   - Может быть пойдем дальше? - набравшись смелости, предложила я.
   - Ночью? - Он удивился. - А отдыхать тебе не надо, поспать немного?
   - Отдыхать, конечно, надо, но спать на голой земле... Холодно. Замерзнем.
   - Не замерзнем.
   - Как знаешь. - Не хотелось сейчас ввязываться в очередной скандал, поэтому я не стала указывать на очевидные вещи: что спать на земле я в отличие от него не привыкла, что эта ночь скорее окажется мучением, нежели отдыхом, да и вообще, двигаясь, можно согреться и отвлечься от мыслей о еде.
   Я опустила голову на колени и закрыла глаза, а вдруг и усну, все-таки я достаточно сильно для этого устала. В голове мелькали образы прошедшего дня: нежное солнце, теплый ветер, неожиданная жестокость людей, разъяренные глаза дракона на человеческом лице, молчаливое удивление: "ты ведь знала". Да, наверное, я знала, знала еще в тот момент, когда звезда рассказывал мне о сыне. Похоже, я знаю о вас, Лорд Капитан, гораздо больше, чем вы обо мне. И это странно радует. Вот только не могу отделаться от мысли, что что-то я упустила. И возможно что-то важное.
   - Ты так и будешь там сидеть? - голос капитана вывел меня из круговорота запутанных мыслей. Я удивленно подняла глаза, не понимая, чего от меня хотят.
   - Я спрашиваю, ты так и собираешься всю ночь просидеть? - повторил Рок.
   Я пожала плечами.
   - Как получится.
   - Иди сюда.
   - Зачем?
   - Спать будем.
   - Чего? - опешила я.
   - Для глухих повторяю: спать будем.
   - Эээ... Нет, спасибо. Мне и так неплохо.
   - Хочешь замерзнуть?
   - Я, в общем-то, и так уже замерзла. Так что спасибо за предложение, но ...
   Рок раздраженно фыркнул:
   - Покушаться на твою честь никто не собирается, если тебя это волнует.
   Я сомневалась, замерзнуть, конечно, не хочется, и вдвоем теплее, но Лорд Капитан в качестве грелки, это что-то из ряда вон выходящее.
   - Ты, что, считаешь себя такой неотразимой? - как-то очень искренне удивился он. Даже немного задело.
   - Нет, я считаю неотразимым вас ... с такими-то фактурными синяками, - пробурчала я, все же перебираясь к нему поближе.
   Эфирное крыло дракона оказалось теплым и мягким, если такое можно сказать про что-то больше похожее на сгусток энергии. По крыльям словно пульсировал ток, наделяя их силой и теплом.
   - Чего ты крутишься. - Проворчал Рок.
   - Не каждый день с драконом сплю, нужно поудобнее устроиться, - неожиданно для себя самой, ляпнула я.
   - Знаешь, на твоем месте я не очень-то шутил на эту тему. Еще не известно, кто ты такая.
   - В каком смысле?
   - В прямом. Человек не может путешествовать по мирам. Будь ты человеком, сюда бы никогда не попала. Ответ только один, есть в тебе какие-то корни, которые связывают тебя с этим миром.
   - Какие корни? - затаив дыхание, спросила я.
   - Родственные, - ухмыльнулся Рок.
   - То есть я кто?
   - На мой взгляд, так ведьма, - совершенно без эмоций заявил капитан.
   - Это сейчас была шутка? - Я повернула голову, чтобы взглянуть в его лицо. Так ведь не шутят, это просто не красиво.
   Он понял мое состояние по выражению лица.
   - Про ведьму, да. Все остальное, правда.
   - То есть ты хочешь сказать, что я...
   - Я сказал все, что хотел, теперь я хочу спать. Спокойной ночи. - Он закрыл глаза, давая понять, что разговор закончен.
   Вот тебе и спокойной ночи. Это называется, приятных снов. Лежи и мучайся теперь.
  
   - Ты просыпаться собираешься? - пробилось откуда-то сквозь дрему.
   Нет, не собираюсь, не хочу, буду спать.
   Блаженное тепло куда-то исчезло, я машинально, не открывая глаз, потянулась руками, чтобы повыше натянуть одеяло. Руки вслепую шарили вокруг в безрезультатных поисках. Куда делось мое одеяло?
   Я открыла глаза: утреннее небо, лес, скучающее лицо Лорда Капитана. Сон как рукой сняло. Сразу вспомнилось, где я нахожусь, и почему тут оказалась. Я села, прислонив ладони к лицу.
   - Все. Я проснулась.
   - И что?
   - Как это, что? Вы меня за чем-то же будили.
   - Ты сидишь на моем ... - он как-то замялся, - крыле.
   Было странно наблюдать, как трудно капитану говорить о себе, как о драконе. Он, что стесняется этого?!
   - Ой, простите. - Я неуклюже сползла с теплого крыла на землю.
   Он встал и ушел.
   Вот так, ночь пережили, теперь бы еще поесть чего-нибудь.
  
   Мы снова и снова пробирались сквозь дебри. Ни одной тропинки, ни следов, что здесь кто-то когда-то ходил. Интересно, он знает куда идет или просто делает вид? Хотя мне трудно судить, я-то только его спину последние несколько часов и вижу. Может быть прекратить слепо следовать за ним и сказать, что вообще-то слабо похоже на то, что мы идем к выходу. Что-то деревья все выше, да и растут они как-то чаще.
   - Куда мы идем?- задала я вопрос спине.
   - Вперед.
   Очень содержательный ответ.
   - Простите, Лорд Капитан, а вам не кажется, что мы идем вглубь леса, а не к выходу.
   - Кажется.
   Нет, он что издевается!?
   - Так зачем же...
   - Затем, что нас, скорее всего, уже ждут на выходе.
   - Кто?
   Рок остановился и повернулся ко мне лицом.
   - Кто? - Переспросил он, а потом сам же ответил. - Может быть Даран, может быть его гвардейцы. А может просто люди, которые ненавидят драконов и страстно желают избавить от них мир.
   - Но как они узнают, крыльев же не видно? - Кстати интересный вопрос, куда деваются его крылья.
   - А как узнали в той деревне? - Он выждал театральную паузу, всем своим видом давая понять, кого считает виноватым. - Если это не твоих рук дело, то значит Дарана. То есть он хорошо осведомлен о том, где мы находимся. Дальше думай сама.
   - Но мы же так с голоду умрем.
   - А тебе не все равно как умирать. - Безразлично бросил он.
   - Ну зачем же сразу думать о смерти, - неожиданно пропел чей-то не знакомый голос. Мы инстинктивно повернули головы к источнику звука.
   Вальяжно прислонившись к стволу дерева, стоял мужчина. Я бы даже сказала красивый мужчина. Было что-то общее между ним и деревом, рядом с которым он стоял. Так же высок, строен и крепок. Зеленые глаза, словно поймавшая луч солнца росинка на изумрудном листе. Длинные волосы, цвета коры, струящиеся вдоль плеч. Ветер, дувший в нашу сторону, приносил запах лесной свежести и прохлады, его запах.
   - Не нужно так напрягаться человек-дракон, - сказал он, делая несколько шагов нам навстречу. - Я пришел с миром. - Бросил быстрый взгляд в его сторону и добавил. - Пока с миром.
   - Кто ты такая? - лесной человек подошел ко мне совсем близко. Он смотрел в глаза, ожидая ответа.
   - Я...
   - Что тебе нужно? - встрял капитан.
   - Не вмешивайся человек-дракон, я не с тобой разговариваю, - его голос тягучий и мелодичный, завораживал. Любое слово было словно порыв ветра, запутавшийся в кроне векового дерева. - Так кто же ты?
   Как же часто с тех пор, как я попала в этот мир, меня ставят в тупик такие простые вопросы. Вот что мне на это ответить?
   - Мирослава, - я неуверенно пожала плечами, на мой взгляд, это был самый логичный ответ.
   - Красивое имя. Как ты попала сюда?
   О, отличный вопрос. А главное уже не новый. Нужно счет вести, для интереса.
   - Да вот шла, шла, и попала... И главное хорошо так попала, что до сих пор выбраться не могу.
   На лице капитана мелькнула улыбка, похоже, он оценил мой юмор.
   - Где твой клан?
   Я оглянулась по сторонам в поисках того, кому он мог задать этот вопрос, и никого не увидела.
   - Мой, что, простите? - на всякий случай уточнила я.
   - Клан.
   - А... у меня ... нет клана.
   Лесной человек внимательно смотрел мне в глаза, словно пытался там что-то найти, что-то, что даст ответ. Потом, решившись на что-то, протянул руку и сказал:
   - Пойдем со мной.
   Я машинально отшатнулась, прячась за предостерегающе поднятую руку Лорда Капитана.
   - Я не причиню ей вреда человек-дракон. Ты можешь убедиться в этом. Пойдемте со мной.
   Всем своим существом я ощущала, что он не лжет, что стоит довериться и сделать так, как он говорит. Рок сделал шаг вперед, и это был знак.
   Мы следовали сквозь заросли за лесным человеком. Он шел словно по полю, каким-то только ему известным способом обходя сплетенные ветви и непроходимые кустарники. Порой мне казалось, что растения просто расступаются перед ним, уступая нам дорогу. Странно и немного страшно.
   О каком клане он говорил? И зачем сказал идти за ним? И кто он такой? Одни вопросы, а спрашивать страшно.
   Чем дальше мы шли, тем больше я ощущала на себе любопытные взгляды, что было еще более странно, потому что ни одной живой души вокруг, кроме нас троих, я не видела. Лорд Капитан оглядывался по сторонам, устремляя взгляд куда-то в самую гущу деревьев, так словно видел там что-то или кого-то.
   Похоже, я слишком глубоко ушла в свои мысли, потому что не заметила того момента, когда деревья вдруг расступились, открывая глазам просторный зал под открытым небом. По-другому, кроме как залом назвать это было нельзя, потому что это уже не было лесом, не было лесной поляной, это не имело ничего общего с тем, где мы были минуту назад.
   На входе я задержалась, чтобы все как следует рассмотреть. Отведя корпус немного назад так, чтобы можно было видеть и то, что за входом, и то, что до него, я обомлела: с одного угла зрения во все стороны деревья и кустарники, с другого это странное помещение, которое по всем законам должно было отобрать у леса пространство, но не делало этого. Я запаниковала, как можно войти туда, чего в принципе нет?
   Лесной человек смотрел на меня и не понимал, что происходит, почему я замерла на пороге и не иду дальше.
   - Сделай лицо попроще, - прошептал над моим ухом Лорд Капитан, - это пространственная аномалия, петля, имеющая выход в этот мир. Как карман. Понимаешь?
   Я кивнула. Про карман-то я поняла.
   Рок легонько подтолкнул меня внутрь. Страшного там на самом деле ничего не было, немного необычно, но и только. Плотно утоптанный земляной пол, идеальный круг деревьев с плотно переплетенными ветвями, ограждающий зал, слегка нависая сверху, но, оставляя небо открытым, что создавало впечатление какого-то изумрудно-золотого купола. Удивленные люди... умм, а люди ли? ... внимательно изучали нас, пока мы следовали за своим провожатым.
   Зал расходился коридорами лучами в разные стороны. Один из таких коридоров вывел нас в небольшой сад, который совершенно точно использовался как жилое помещение. Мягкие стены-ковры из цветущих вьюнов, пол укрытый полотном невысокой зеленой травы, ветви розовых кустов сплелись, образуя королевское ложе, спускающийся с небольшого каменного уступа ручеек заполнял водой круглое углубление, зеркальная гладь которого отражала голубое небо и цветущие деревья. В центре всего этого великолепия на склоненной к земле ветке сидела молодая женщина.
   - Царственная леди, - наш провожатый приветствовал женщину едва уловимым кивком головы.
   - Кто твои спутники, Лльлевель?
   - Я встретил их в лесу. Они говорили о смерти, - улыбнулся он.
   Женщина подняла на него удивленные глаза, словно не понимала, о чем он говорит.
   - Нет ничего удивительного в том, что дракон размышляет о смерти. Их осталось так мало, - ответила она.
   - Девушка не знает своего клана, Ирис, - совершенно неожиданно сказал Лльлевель.
   Ирис перевела на меня свои фиалковые глаза и долго, молча изучала.
   - Как это возможно, что ты не знаешь своего клана?
   Я пожала плечами.
   - У меня нет и никогда не было клана. Может быть поэтому я его и не знаю.
   - Никогда не было! - Ирис от удивления даже поднялась на ноги. - Но как такое может быть!
   У меня в голове не укладывалось две вещи: во-первых, что здесь происходит, во-вторых, почему их так интересует именно мой клан, а не, например, дракона.
   - Может быть там, откуда она родом, не существует кланов. - Вставил, наконец, свое слово Лорд Капитан.
   - А откуда ты родом?
   Боже мой, снова один из этих вопросов, на которые я просто не знаю, как отвечать.
   Я перевела мученический взгляд на капитана, он поднял эту тему, он пусть и отвечает. Рок кажется все понял.
   - Она попала сюда из другого мира, - коротко и четко ответил он.
   Ирис и Лльлевель задумались. Это заявление не было для них шокирующим, что меня немного удивило. Похоже это необычно только для меня.
   Воспользовавшись заминкой, я шепотом обратилась к капитану:
   - Кто они такие? Куда мы попали?
   Мой шепот не остался незамеченным, и помимо капитана на меня смотрели еще две пары глаз, совершенно сбитых с толка. Я почувствовала себя неловко.
   - Мы жители лесов, феи, эльфы, нас по-разному называют. Но разве ты не знаешь этого? - наконец спросил Лльлевель.
   - А что должна?
   - Да.
   - Почему?
   - Да потому, что ты одна из нас.
   Мне показалось, я ослышалась. Слуховые галлюцинации от нервного и физического перенапряжения. Ведь и не такое могло послышаться.
   - Я, что? - переспросила я на всякий случай.
   - Ты одна из нас, - ответила на этот раз Ирис.
   Да...
   - Я вижу, ты удивлена. Тебя что-то смущает?
   - Нет. Но как это может быть? Возможно, вы ошибаетесь?
   - Мы не можем ошибаться, своих сородичей мы чувствуем, как всякое живое существо. - Ирис понимающе улыбнулась. - Ты должна отдохнуть, прийти в себя, потом ты все поймешь. Мы еще поговорим об этом, позже.
   Нас накормили и отвели отдыхать в такие же странные, но невероятно красивые покои, где кроватью служили переплетенные ветви цветущих кустарников, а ванной естественные озерки с кристально чистой проточной водой.
   Я проснулась на закате. Небо у горизонта полыхало алыми красками и размывалось в темно синий небесный свод, так, словно кто-то медленно прикрывал крышку огромного сундука, пытаясь спрятать несметные сокровища.
   Сон лучше, чем кто-либо другой помогает понять и принять решение. Эмоции улеглись, осталось только любопытство и вопрос "как". Как такое могло произойти? Я фея? Звучит неплохо. Надеюсь только на одно, что никаких нежелательных последствий это не вызовет.
   Ох, уж слишком подозрительной я стала.
   Меня одарили новой одеждой взамен испачканной всем на свете, в том числе и собственной кровью старой. Выспавшаяся и чистая, я чувствовала себя гораздо увереннее. Преодолев цепочку коридоров, я оказалась в очередном зале. Провожатый попрощался и удалился, оставив меня на попечение Лльлевеля. Солнце совсем село и в надвигающейся темноте в кронах деревьев стал зажигаться искусственный свет, хотя, уже по опыту зная, что здесь нет почти ничего искусственного, это вполне могли быть светлячки. Медленно в зале прибавлялось людей, они собирались группками и негромко общались между собой.
   - Сегодня мы собрались в честь тебя, Мирослава. - Сказал Лльлевель. Увидев мой удивленный взгляд, он добавил, - мы всегда приветствуем наших сородичей. Нас не так много, чтобы оставлять подобные события без внимания.
   - И в чем состоит ваше приветствие, ну чтобы мне быть готовой.
   Лльлевель улыбнулся.
   - Ты как будто ожидаешь подвоха, - сказал он.
   Мне стало немного стыдно, ведь именно этого я и ожидала.
   - У меня есть повод осторожничать, слишком многое произошло в последнее время.
   - Вот потому нас и не очень много, - неожиданно заключил Лльлевель, - у нашего народа просто склонность попадать в неприятности.
   - О, а я-то гадала, с чего мне такое невезение. А оказывается все так просто: дело в генах, - улыбнулась я.
   - В генах? - не понял мой собеседник. Он произнес это слово осторожно, по слогам, словно услышав из своих уст, мог понять его значение.
   - Ну, в родственниках.
   - Да, похоже, так и есть, - качнул головой Лльлевель.
   Как же он был красив этот лесной человек. Красота его была необычна, но невероятно притягательна. С ним я терялась и чувствовала себя наивной школьницей, оказавшейся рядом с взрослым и умным человеком. Боялась выглядеть глупой или грубой, отчего появление среди собравшихся Лорда Капитана вызвало во мне бурю негодования, потому что именно рядом с ним проявляются все самые плохие мои качества. Несносный капитан, постоянно выводит меня из себя, и никакой самоконтроль не выдерживает. Зачем он здесь, ведь лесной народ собрался в мою честь, а не в его?
   - Уже все собрались, - сказала Ирис, подходя к нам. - Всем очень любопытно, кто ты такая и откуда взялась.
   - Мне тоже это любопытно, - буркнула я себе под нос и тут же прочитала ответ в глазах Лорда Капитана, подошедшего вместе с Ирис. Мне ответ не понравился. На редкость все-таки гадкий он тип, этот Лорд Капитан.
   - О чем ты говоришь? - не поняла Ирис.
   - Просто это так неожиданно, я имею в виду, что я ... фея. До сегодняшнего дня была человеком, а сейчас вдруг...
   Ирис дружелюбно улыбнулась.
   - Ты не перестала быть человеком, ты им осталась. И останешься до конца жизни. Просто ко всему этому ты еще и фея.
   - Полукровка? - в устах капитана это слово прозвучало как оскорбление. Хотя, кто бы говорил...
   - Именно так, - кивнула Ирис. - Кто-то когда-то в твоем роду был лесным эльфом. Это отразилось на тебе. А от тебя передастся твоим детям или внукам, а может и правнукам. Все это воля случая, а может сил природы.
   - Ты с такой легкостью говоришь обо мне и моей семье, откуда тебе все это известно?
   - Ну не зря же я глава клана. Я должна знать больше других. - Она посмотрела в темное небо, усеянное звездами, обвела взглядом мерцающие голубоватыми искорками кроны деревьев, потом перевела взгляд на меня. - Ну что ж пора тебя представить.
   Зал словно только и ждал этой фразы, сказанной тихим мелодичным голосом Ирис. Все замерли и обратили свои взгляды на нас. Ирис долго и пафосно говорила о моей сложной судьбе, о том, что мне пришлось преодолеть массу испытаний прежде, чем узнать свою настоящую судьбу, ну и так далее и тому подобное.
   Я стояла, приклеив на лицо приветливую улыбку. Не то, чтобы мне что-то не нравилось, просто я не знала, как себя вести. Просто стояла и слушала о том, какая я замечательная, бегло наблюдая за реакцией присутствующих. Лесные люди внимали главе клана с интересом, которому бы позавидовал любой оратор. Зато Лорд Капитан веселился от души. Он опустил голову, чтобы не было видно его ехидной улыбки. Ну, в общем-то, чего еще можно было ожидать от этого человека. Только какую-нибудь гадость.
   Когда Ирис закончила, ко мне потянулась толпа лесных фей. Каждый присутствовавший считал своим долгом поприветствовать меня или перекинуться хотя бы парой фраз. Вечер растянулся в череду сложных имен, который и выговорить порой было сложно, я не говорю о том, чтобы запомнить.
   Не люблю я многолюдные сборища, очень быстро устаю от них. Иногда мне гораздо приятнее находиться в одиночестве, чем на шумной вечеринке.
   Уставшая от разговоров и людей, я стояла с бокалом хмельного нектара и блуждала мыслями где-то далеко. Лльлевель попросил прощения и исчез, оставив меня вдвоем с Лордом Капитаном, что еще больше "подняло" настроение.
   - Ну так, что, Леди Фея, как вам ваши новые сородичи? - видимо, решил замучить меня окончательно капитан. И это его "Леди Фея", прозвучало ну слишком неприятно.
   - Думаю, лучше, чем вам ваши, Лорд Капитан.
   В его глазах мелькнула ярость.
   - Во всем есть положительные моменты, - сказал он, поднося к губам бокал и глядя немного в сторону, - теперь мы можем быть уверены, что ты не ведьма, а растение.
   - Вы как всегда любезны, Лорд Капитан.
   - Ну что вы, Леди Фея.
   Лилась легкая мелодичная музыка, эльфы танцевали. Все было бы куда лучше, если бы мне удалось избавиться от этого зануды.
   - Вы бы, Лорд Капитан, прекратили брызгать желчью и шли потанцевать что ли, - устало проговорила я.
   - Если только с вами, Леди Фея.
   Я перевела на него взгляд. Нет, он определенно не понимает, с кем связался.
   - А легко.
   У Рока удивленно приподнялись брови.
   - Что? - уточнил он.
   - Я говорю, - нагло глядя на него исподлобья, - что приглашаю вас на танец, Лорд Капитан.
   Он долго смотрел мне в глаза, пытаясь определить, не шучу ли я. Но я не шутила. В следующий раз будет думать, что говорит.
   Убедившись в серьезности моего предложения, он улыбнулся и протянул руку, приглашая на танец.
   - Обычно с огнем играют, - сказал он. - А вы с ним танцуете.
   - Да, похоже, это уже становиться моим хобби.
  
   Каждый раз, поддаваясь на его провокации, я себя ругаю, но с постоянным упорством продолжаю делать это. Глупость какая-то. Зачем я вообще пошла с ним танцевать. Нет, тут вопрос надо поставить по-другому: зачем я его пригласила. Чего и кому я хотела доказать. Да и вообще, какие мне танцы: еще синяки как следует не прошли, а я танцевать.
   Я шла по лесным проходам, не замечая дороги, даже не задумываясь, куда иду, и как буду оттуда выбираться.
   Чего я бешусь? Ничего же не произошло? Просто танцевали. Этот дракон, он невыносим! Глупо и нелепо.
   Нет, ведь и в самом деле ничего не произошло. И танцует он неплохо. Просто во время танца впускаешь человека в свое личное пространство, а нахождение там Лорда Капитана для меня совершенно неприемлемо. Не тот он человек, с которым мне хотелось бы находиться так близко. Не тот.
   Уйдя с головой в мысли и ощущения тревоги и дискомфорта, вызванные моей выходкой, я не заметила, как буквально налетела на Лльлевеля.
   - Ты не заблудишься, одна в наших лесах?
   Я оглянулась по сторонам: вокруг только лес и едва заметные тропы, освещенные луной. Да, глупо, невероятно глупо.
   - Да я вообще-то уже заблудилась, только как-то не задумывалась об этом.
   - Тебя проводить или ты хочешь побыть одна?
   - Нет, ты знаешь, одна не хочу. Проводи куда-нибудь.
   - Куда-нибудь? - удивился Лльлевель.
   С ним хоть на край света.
   Лльлевель оглянулся по сторонам, о чем-то подумал и сделал приглашающий жест рукой, указывая в сторону. Мы не спешным шагом пошли в указанном направлении.
   - Ты выбрала себе очень необычного спутника.
   - Капитан? Я его не выбирала.
   - Значит, он выбрал тебя?
   - Нет. - Я пожала плечами. - Это просто стечение обстоятельств.
   - Какие обстоятельства заставили фею оказаться в обществе дракона?
   - Неудачные.
   - Ты немногословна. - Заключил Лльлевель.
   Я провела рукой по нежным листьям деревьев, которые в ночном свете казались почти черными.
   - Просто, если рассказывать все по порядку, это займет слишком много времени. А если в двух словах, он спас меня, когда я попала в этот мир. Ну, как спас, не бросил умирать. Потом мы вместе оказались в сложной ситуации, которая привела нас в этот лес. С нами было еще двое. Нет, с самого начала с нами было гораздо больше людей. Но жизнь так сложилась, что мы всех растеряли.
   - Растеряли? Не пробовали никого найти?
   - Попробовали, и в итого потеряли оставшихся. Теперь не знаю, как найдем.
   Тропа привела нас к лесному ручью. Луна серебрила его поверхность, а теплый ветер подгонял в даль сухой листок, упавший с дерева. Над ручьем, причудливо изогнувшись, росло дерево. Лльлевель грациозным движением запрыгнул на ствол и протянул мне руку.
   Мы сидели над ручьем, опустив ноги в его прохладные воды. Потоки воды щекотали ступни и уносили прочь тяжелые мысли.
   - Мы можем попробовать помочь тебе, - подумав, сказал Лльлевель.
   - Как?
   - Так же как я нашел тебя.
   Я посмотрела на него и улыбнулась.
   - Звучит интригующе.
   - Здесь нет никакой интриги. Нам не нужно видеть человека, чтобы знать, где он. Где бы ты не находилась, везде есть растения. Мы можем слышать их. Они нам помогут.
   - Это было бы просто здорово.
   Лльлевель запрокинул голову и закрыл глаза. Он впитывал в себя магию лунной ночи. Не было ничего более гармоничного в этом мире, чем ночной лес и его житель.
   - Только нам нужно знать, кого искать.
   - Это вам лучше скажет Лорд Капитан.
   - Лорд Капитан? Дракон? Почему ты его так называешь, у него же есть имя.
   - Потому что он считает, что его имя не для меня.
   Почему я его так называю? Потому, что он мне так представился. Странно конечно, он не намного старше меня, года может на три, на четыре, но я обращаюсь к нему исключительно на вы. В знак уважения? Как такое только в голову могло прийти, конечно, нет! Я испытываю к нему ровно столько же уважения, сколько он ко мне, то есть ноль. А с другой стороны, какая разница, как его зовут, мне с ним детей не крестить.
   Что может быть лучше теплой лунной ночи. Мне было так спокойно и уютно на этом дереве. Наверное, впервые с тех пор, как я открыла глаза в новом мире, я не ощущала тревоги и опасности. Что само по себе странно: темный лес ночью, где за каждым деревом может находиться хищный зверь и еще бог знает что.
   - Похоже, к нам гости, - тихо сказал Лльлевель, глядя мне через плечо. Я проследила за его взглядом: на поляне стоял Лорд Капитан, вид у него был немного растерянный, удивленный. - Ты тоже потерялся человек-дракон?
   - Нет.
   - Присоединишься к нам? - спросил Лльлевель.
   - Нет. Не буду портить идиллию.
   - Похоже, нет - твое любимое слово, - усмехнулся эльф.
   - Ему все равно, что говорить, главное, чтобы вопреки или назло. - Мои мысли вслух вызвали, как всегда, раздражение капитана и улыбку Лльлевеля.
   - Как хорошо ты меня, оказывается, знаешь, - иронично бросил капитан. Даже в полутьме можно было увидеть, как горят его глаза, хищный зверь, да и только.
   - Да уж, и не говорите, - в тон ему ответила я.
   - Мирослава рассказала о вашей проблеме, - вклинился Лльлевель. Я уже начинала привыкать к тому, что он с легкостью меняет темы разговора, похоже у этого лесного народа, что в голове, то и на языке.
   Капитан сразу напрягся, будто я раскрыла постороннему человеку какую-то страшную тайну.
   - Похоже, у вас много проблем, и ты, человек-дракон, подумал не о той, - усмехнулся эльф странной реакции капитана. - Я пообещал помощь в поисках ваших друзей.
   - Это возможно?
   - Ты, человек-дракон, задаешь странные вопросы: если бы это было невозможно, я не давал бы обещаний. Нам нужно знать, кого искать, и в этом понадобиться твоя помощь.
   - Хорошо. Завтра. - Сказал Рок и развернулся, чтобы уйти. На пол пути он остановился и, не оборачиваясь, добавил. - Прекрати называть меня драконом, мне это не нравиться. Я человек.
   - Ты отказываешься от своих корней? - удивился Лльлевель.
   - Это мое дело, эльф. Просто не называй меня драконом.
   Рок ушел. Озадаченный Лльлевель смотрел на меня, надеясь на объяснения. Но мне было известно столько же, сколько и ему сейчас. Я пожала плечами. Похоже у Рока с отцом серьезные проблемы.
  
   На следующий день появились хорошие новости: нашлись все. С разной степенью сложности, но нашлись все. Я больше всего обрадовалась, когда услышала новости о Лиме и Великане. Как ни крути, с ними я общалась больше всего, и они были моей единственной защитой от Лорда Капитана. И что ни говори, они отнеслись ко мне человечнее всего, возможно даже с пониманием, если вообще возможно понять человека из другого мира. Мало того они об этом еще и не знают. Мне очень хотелось, чтобы они поскорее вернулись.
   Лорд капитан просидел до вечера с эльфами, которым было поручено найти команду Лионеллы. Они не отвлекались ни на минуту, пока не нашли последнего человека, с завидным упорством исследую каждый уголок доступной им земли.
   Лорд Капитан принял решение собрать всех в одном месте, то есть просто-напросто привести всех сюда. Как они собирались это сделать, и как потом такой толпой отправятся дальше, у меня в голове не укладывалось. Но главный тут у нас капитан, ему и решать. Возможно, он уже все придумал, только мне об этом сообщить забыл. Я тоже приняла решение, когда все соберутся и будет ясно, как капитан намерен дальше действовать, я еще раз спрошу, собирается ли он встретиться со Звездой. Если да, то пойду с ними, если нет, то дальнейший путь не имеет смысла.
   Попрошу помощи у своих новых сородичей, они что-нибудь придумают. Вернусь к дракону, расскажу все как есть. Может он поймет и поможет мне вернуться домой. Если нет, то буду продолжать поиски, ничего другого не остается.
   Эх, жаль все-таки, что феи не могут мне помочь. Было совершенно разумно предположить, что существа, создающие себе для жилья свой собственный мир, каким-то образом манипулируя пространством так, что в нем появляется новая плоскость, могут знать, как перемещаться между мирами. Но, увы. Ирис сказала, что это ни одно и тоже. Одно дело заплести реальность и совсем другое сделать в ней проход. Такое лесному народу не под силу. Мало того они просто предположить не могут, кто на такое способен. Не живут долго мои надежды в этом мире, они умирают, еще не успев как следует оформиться.
   Лорд Капитан усталый и опустошенный опустился в кресло, сплетенное силами природы из гибких ветвей кустарника. Симпатичная фея поставила перед ним на плоский камень блюдо с едой, кокетливо глядя на него и даже наливая вино в бокал с каким-то особым шармом.
   Меня охватило раздражение, граничащее с иронией: что она перед ним крутиться, не могла найти кого пообходительнее этого грубияна, хотя может ее просто тянет на экзотику.
   Рок не торопясь пережевывал пищу, даже внимания не обращая на томные взгляды красотки. Что раздражало меня еще больше: хотя бы спасибо сказал что ли. Говорю же, невежда и грубиян. Все на что он оказался способен - это слегка кивнуть в знак благодарности. Фея разочаровано удалилась, хотя любая женщина, глядя на ее лицо, поняла бы: это еще не конец, так она этого не оставит.
   Я молча сидела на соседнем кресле, перекатывая в руках спелое яблоко, старалась не смотреть в его сторону.
   - Как прошел вечер, точнее ночь?
   - Что, простите? - Я немного опешила. Не ожидала вообще от него что-нибудь услышать, а тут надо же, Лорд Капитан отвлекся от еды, чтобы поговорить со мной.
   - Я поинтересовался, как Леди Фея провела эту ночь.
   Меня постоянно сбивало с толка, как он легко переходил с "ты" на "вы". Но мне ни на минуту не приходило в голову, что новое обращение - это признак уважения. Нет, в этом мы были солидарны: ни капли уважения к друг другу.
   - Великолепно, - буркнула я. - А вас что-то интересует?
   - Да нет. Просто прогулки под луной, темный лес, красавец-спутник. Комарики не кусали? - ехидно осведомился он.
   - А не ваше дело! - У меня загорелись от злости уши: его намеки читались и в его тоне и на его лице. Откровенное хамство меня выбило из колеи. Я не могла ничего ответить.
   - Да я и не спорю: конечно, не мое. Просто так, решил поинтересоваться, все-таки лес... ветки жесткие...
   Я задохнулась от возмущения. Кровь ударила в голову, я сжала зубы, ногти прорвали тонкую кожуру яблока и впились в нежную мякоть.
   - Знаете что, Лорд Капитан, а не пойти бы вам...
   - Потанцевать? - ехидно перебил меня Рок, глядя колким взглядом.
   У меня помутилось перед глазами. Я вдруг почувствовала, что совершила какое-то нравственное преступление вчера, когда пригласила его на танец. Словно теперь он знает обо мне что-то плохое, что-то слишком личное, о чем никто не должен был даже догадываться.
   Я сделала два глубоких вдоха, успокоила бешено колотящееся сердце, и посмотрела ему в глаза.
   - Я смотрю, вам так понравилось со мной танцевать, Лорд Капитан, что вы даже без музыки остановиться не можете.
   - А вы проницательная женщина, Леди Фея. - Рок откровенно смеялся. Он легко добился цели, из-за которой начал этот разговор: вывел меня из равновесия, заставил разозлиться, обидел, в конце концов.
   Я сдержано попрощалась и ушла. Находиться в его обществе больше не было сил. Какая же я дура, зачем я за ним таскаюсь!? Зачем я вообще согласилась помогать Звезде? Все: собираю шмотки и ухожу. Какие шмотки, все же осталось на постоялом дворе? Ну и хрен, легче идти будет. И деньги там же. Ну и хрен с ними. Заработаешь? Да уж как-нибудь. Куда пойдешь? Куда угодно, только бы подальше от этого! О да, это конечно повод бросаться в омут с головой и оставлять единственное пока безопасное для себя место. Может и не повод, вот только разговоры с внутренним голосом никого до добра еще не доводили, только до психушки.
   Я упала на кровать, уткнувшись лицом в согнутые в локтях руки. Что же мне делать? Звезда пока мой единственный призрачный шанс вернуться домой, другого нет. А с другой стороны, зачем я туда рвусь, ведь мне же всегда хотелось побывать в новых местах, а этот мир он такой интересный, в нем столько необычного, не такого как дома. Здесь драконы, феи, духи ветров, да и вряд ли это предел. Можно было бы столько узнать, столько увидеть. А дома совершенно ровное, обыденное течение жизни. Ничего нового, кроме изобретения новой модели какой-нибудь бытовой техники или нового вируса гриппа. А может бросить все и остаться жить здесь среди фей, путешествовать, узнать, как можно жить не так как дома... Дома. Ведь дома родители: мама, папа, которые сейчас сума сходят из-за исчезновения единственного чада. Вот если бы можно было бы перемещаться из одного мира в другой в любой момент, когда захочу. Наверное, это было бы здорово.
   Остаться в этом мире. Одной. Ведь если я на это решусь, это будет означать жизнь с нуля, без друзей, без родных. Только я одна. Интересно, а что я могу? Чего я стою сама по себе? В этом мире. Без помощи Лима, Звезды, Великана, без постоянных вмешательств Лорда Капитана. Только я одна. Сама по себе.
   Я задремала. Мне как всегда снился дом. Наверно оттого, что я слишком много о нем думаю. И наверно из-за того, что я по нему скучаю. Там меня любят и ждут, и поэтому я должна найти способ туда вернуться.
   Это решение помогло вернуть душевное равновесие. Я перестала нервничать. Пока у меня есть шанс уговорить Лорда Капитана на встречу со Звездой, я буду пытаться это сделать. Не настолько он меня бесит, чтобы заставить отказаться от своей цели. Не дождется!
   Как говориться, вспомнишь... вот и оно. Капитан наклонился над столом, роль которого выполнял все тот же плоский камень, и напряженно рассматривал, нарисованную угольком на скорую руку кем-то из лесного народа карту. Да, наш Лорд Капитан не может сидеть без дела ни минуты. Судя по всему, он решает, что будет делать после возвращения его команды.
   Раздался шум. С одной из троп в зал вывалился Лльлевель. Не вошел, а именно вывалился. Я не видела его со вчерашнего дня, он исчез, естественно не сказав никому, куда и зачем. И вот теперь появился в таком взбудораженном состоянии, что, на мой взгляд, совершенно ему не соответствовало. Следом за ним, сюда же практически влетела небольшая толпа. Эльфы с руганью - отчего я ошеломленно замерла, за несколько дней в этом месте не слышала ни одного бранного слова - пытались втащить в зал человека, который этому сильно сопротивлялся.
   - Да чтоб вас, букашки лесные... - прогремел разъяренный голос.
   - Великан? - даже не видя, а шестым чувством догадываясь, что это он, выдохнула я.
   Толкотня тут же прекратилась.
   - Одуванчик? - Великан раздвинул сбитых с толка неожиданной сменой настроения гиганта эльфов. - А не наврали букашки лесные! И, правда, вы. Здорово, кэп.
   - Ну, ты вроде как повежливее с моими родичами, - осадила его я.
   - Родичами? - Великан остановился на пол пути к капитану и удивленно посмотрел на меня.
   - Ой, давай потом. А где Лим?
   - Вроде тут был. - Великан махнул рукой в сторону тех, кто его привел. Мол, у них и спрашивайте.
   Я перевела взгляд на Лльлевеля, он устало кивнул головой в сторону. Там скромно у стеночки, точнее у деревца стояли целитель, Торренс и Сэм. Ну, хоть кто-то имеет представление о том, как следует себя вести в гостях.
   - Вы так тихо, вас и не заметно, - подошла я поздороваться.
   - Да уж, за тем, что здесь учинил Великан, это и не удивительно, - буркнул Лим.
   - А вы что ж не последовали его примеру?
   - Что я дурак с лесными эльфами в лесу связываться.
   - Это что ты имеешь в виду! - возмутился Великан, на что целитель только пожал плечами и улыбнулся.
   Убедившись, что теперь Великан безопасен, эльфы удалились, остался только Лльлевель. Пока Ирис отсутствовала, он как брат исполнял обязанности главы клана, то есть долг встречать и принимать гостей лег на его плечи. Он устало опустился в кресло и глядел, как Великан, запрокинув ногу на ногу, опустошает принесенную корзину с фруктами.
   -Лльлевель, что-то не так? - спросила я, глядя на его кислую физиономию.
   - Нет, все хорошо. Только я думаю, что будет, если у вас все такие несдержанные.
   Великан дружелюбно рассмеялся своим раскатистым смехом.
   - Да ты на меня не злись, - обратился он к лесному эльфу. - Откуда же мне было знать, что ты не врешь. У нас вон каждый день новые радости: стоило отлучиться на пару дней, а эти красавцы уже во что-то вляпались. - Он махнул рукой, указывая на нас с капитаном. - Одуванчик, признавайся, опять ты чего-нибудь учудила?
   - Что значит опять? - напряглась я.
   - Что значит, что значит, - потянулся гигант, отчего ветви кресла, на котором он сидел, прогнулись еще сильнее. - То она посреди моря купается, то в подземельях прохлаждается, то танцует со всяким...
   - С всякими, это точно, - с вздохом сказала я, после чего Лорд Капитан одарил меня очередным "милым" взглядом. - На этот раз я точно не причем, даже наоборот, пострадавшая сторона.
   - Да уж, одуванчик, я и не надеялся тебя увидеть: столько времени вдвоем с капитаном, да наедине. А, кстати! - Неожиданно что-то вспомнил Великан, порылся в кармане, и после упорной борьбы с тканью выудил оттуда монету. Щелчком отправил ее в руки целителю. - Проспорил, - с невинным взглядом пожимая плечами, пояснил помощник капитана.
   Лим покраснел. Я застонала и уткнулась лицом в ладони.
  
   Команда "Лионеллы" собиралась. Медленно, но собиралась. Уже было понятно, что долго мы здесь не задержимся. Хотя "мы" это громко сказано. Вот уже второй день я ходила вокруг капитана, собираясь с силами, чтобы снова задать тот же вопрос: пойдет или не пойдет. И каждый раз мне не хватало смелости сделать это. Я набирала в грудь воздуха, готовясь произнести уже заготовленную речь. Но стоило наткнуться на его хмурый взгляд и слова растворялись где-то в легких вместе с заготовленным воздухом.
   - Так что у вас там все-таки произошло? - допытывался Великан, когда мы вчетвером собрались за обедом.
   - Жители города узнали, что я дракон, и решили меня убить.
   Великан и целитель оторвались от трапезы, глаза их напряженно перебегали с меня на Рока. Они молча следили за моей реакцией, и были сильно удивлены, что как раз ее и не последовало.
   - Она знает, - равнодушно бросил капитан, поняв причину их недоумения.
   Я поежилась под изучающими взглядами: две пары глаз неотрывно следили за моими движениями, третьи изредка выхватывали моменты, просто, чтобы убедиться. В чем?
   - Да что вы все дергаетесь, - не выдержала я, - крылья, как крылья. Мне закатить благоговейно глаза и рухнуть в обморок что ли?
   - Если очень хочется, то, пожалуйста, - сквозь зубы прошипел капитан.
   - У меня драматическое искусство хромает.
   - А мне как раз казалось наоборот.
   - Вам так только казалось.
   - Тебе не кажется, что мы опять что-то пропустили, Лим? - перебил Великан начинавшуюся перепалку. - Слушай, Одуванчик, ты ведь свою родню нашла, теперь с нами уже не пойдешь?
   Великан умел находить нужную тему. Лим не донес бокал с вином до рта, остановив его на пол пути в воздухе, и обернулся к капитану. Лорд Роккуэл тоже поднял на меня взгляд, легкий интерес напополам с иронией.
   - Ээ... Ну, это немного ... не так. Дом свой я так и не нашла, поэтому здесь оставаться не собираюсь, а с вами... я не знаю.
   Я задумалась. Сейчас, после слов Великана, я впервые до конца осознала, что могу пойти другой дорогой, не с ними. Что бы я ни говорила, до конца я так и не верила, не понимала, что могу остаться без них. Мне уже есть с чем сравнивать: уже приходилось путешествовать одной, и мне это не понравилось, слишком страшно. Сердце предательски кольнуло внутри. Было немного странно осознавать, что совсем не хочу расставаться с Лимом и Великаном, даже с капитаном, черт его побери. Я к ним привыкла, они мне нравятся, ну за исключением Рока, но и с ним я, похоже, уже почти смирилась. Как же сильно мне, оказывается, не хочется терять этих людей. Лесной народ еще не стал для меня своим, я не доверяла им полностью. Команда "Лионеллы" была мне гораздо ближе.
   Я конечно уже решила, что буду делать, и менять своих решений из-за внезапного порыва сентиментальной слабости не собираюсь. Да и напрашиваться в попутчики, если им это в тягость не стану. Просто будет так жаль...
   - И что же, Леди Фея, вы с нами или нет? - неожиданно спросил капитан.
   Я подняла глаза, оказывается, все то время, что я раздумывала, они следили за мной и ждали решенья. Лим как был, так и сидел, не донося бокал до губ и не ставя его на стол. Великан уперся подбородком в согнутую в локте руку. Рок просто смотрел.
   Похоже, пора расставить все точки над "и". Ну, большую их часть. Или все же стоит рискнуть и пойти, вдруг капитан все же решится отправиться на встречу с драконом. А вернуться к феям я ведь могу в любое время, когда посчитаю нужным... наверно.
   Да уж, еще совсем недавно ныла и мечтала избавиться от ненавистного Лорда Капитана, а сегодня раздумываю над тем, хочу ли я этого. Э, нет, стоп. Я не над этим раздумываю. Я думаю над тем, насколько будет правильным для меня пойти с ними, то есть со всеми ними, а не с капитаном конкретно или остаться здесь.
   - Я с вами.
   Ни ехидных смешков, не издевательств, ни даже чего-то типа "а ты нам не очень-то и нужна" не последовало. Я вздохнула с облегчением, уж чего-чего, а получить такую подножку, я бы очень не хотела.
   - Ну, ты загнул, Кэп, - хохотнул Великан, возвращаясь к своей трапезе, - какая ж она леди, Одуванчик, да и только.
   - Спасибо, - улыбнулась в ответ я, уже по привычке прикладывая руку к боку, куда пришелся удар цепью. Синяки прошли благодаря чудодейственным мазям и настойкам лесных эльфов, но мышцы все еще побаливали, стоило неаккуратно повернуться или слишком увлеченно засмеяться.
   - Леди Одуванчик, - добавил Лим.
   Обед прошел без дальнейших пререканий. Странно, я думала Рок мечтает избавиться от меня, а тут надо же, не просто не отправил куда подальше, а ожидал моего решения, пойду ли я с ними. Похоже, Лорду Капитану известна старая мудрая фраза: держи друзей близко, а врагов еще ближе. Нет, я то ему конечно не враг, только он этого не знает.
   Капитан и первый помощник разбрелись по своим делам, только целитель задержался, оставшись со мной.
   - Как вы уживались?
   - Да вполне прилично уживались, - пожала я плечами. - Чуть-чуть гадостей, несколько намеков на оскорбление, откровенное хамство, ну и так по мелочи.
   - Да? Я, если честно, опасался оставлять вас вдвоем.
   - Опасался? Почему? - совсем немного удивилась я. - Отношения у нас и, правда, немного напряженные, но это не повод для опасений. Люди мы взрослые, уж как-нибудь умудрились бы не убить друг друга.
   - Взрослые-то, взрослые, - возразил целитель, - только ведете себя как дети, постоянно за какую-нибудь мелочь уцепитесь и раздуваете скандал.
   - Да... - как-то мне вдруг стало грустно. Лим прав: что я, честное слово, как дитя неразумное, мне глупость скажут, а я вместо того, чтобы промолчать, только масло в огонь подливаю. Капитану-то это простительно от несильного ума, а у меня оправданий нет.
   Да что я, перед кем-то оправдываться должна! Ерунда какая!
   - Будь спокоен, Лим, я всеми возможными способами избегаю, и буду избегать раздражать вашего обожаемого Лорда Капитана.
   - Ты не так меня поняла, - склонив голову на бок, проговорил Лиммерет. - Я ни в чем тебя не обвиняю. Скорее наоборот. И капитана я тоже не защищаю, даже слепой скажет, что по отношению к тебе он ведет себя с некоторым предубеждением.
   - С некоторым, это слабо сказано, - улыбнулась я.
   - Мне просто кажется, - не унимался целитель, - что, если бы ты попыталась его понять, хоть немного, многих проблем можно было бы избежать.
   У меня даже дыхание перехватило, что можно было ответить на подобное предложение.
   - Лим, ты чего говоришь!? Как я это сделаю? Это все равно что... понять надоедливого комара или злую собаку.
   У целителя округлились глаза. Он воровато оглянулся по сторонам, словно боялся, что нас кто-нибудь услышит. Убедившись, что поблизости никого нет, облегченно выдохнул.
   - Ну ты даешь! Хорошо, что капитан не слышал!
   - Во-во, а я его еще и понимать должна.
   - Нет, Мирослава, ты не понимаешь. Он совсем не плохой человек, просто как у всякого мужчины у него есть гордость.
   - Ага, и я ее каждый раз задеваю.
   Целитель обреченно вздохну, понимая, что так просто убедить меня не получиться. Но отступать в своем решении доказать мне, что капитан на самом деле неплохой человек, не собирался.
   - Он конечно сложный человек, но у него на это есть причина.
   - Сложный? Ну-ну. А по-моему простой, как сибирский валенок: если что не по его, сразу рычать.
   - Простой, как что? - растерялся Лим.
   - Да неважно, - быстренько решила я исправить свою оплошность. - Ты там про причины говорил, я внимательно слушаю.
   - А разве это не очевидно? Ему всю жизнь приходиться бороться со своей второй сущностью. Возможности, которые достались ему от отца, не всегда управляемы. Стоит ему потерять контроль и ... Ну, ты наверное видела.
   - Да что вы носитесь с ним, как с драгоценным камнем. Ну, видела. И что дальше? Что в нем такого особенного? То, что умеет убивать одним взглядом? Или то, что летать может?
   - Ты и это знаешь.
   - Знаю. - Я не стала уточнять, к чему именно он это сказал, на мой взгляд, это было не так уж и важно. - Нет, я, конечно, могу понять, что не все спокойно к его крыльям относятся, но насколько я вижу, вам на это глубоко наплевать. Так чего же так холить и лелеять свои детские комплексы. Глупо.
   Лим хотел возразить, но я не дала ему это сделать и продолжила:
   - А то, что он ходячая катастрофа, так кто ж тут виноват. Нервы надо беречь, чтоб без повода не психовать, тогда и контролировать себя меньше придется. И совесть мучить не будет в связи со случайной кончиной оказавшихся рядом людей.
   - Ты что, правда, считаешь, что все так просто? - удивился целитель.
   - Нет. Конечно, нет. Но и усложнять тоже ни к чему.
   - Так ведь ты сама и усложняешь.
   - Я! - где же ты мое терпение? - Я-то каким образом это делаю?
   - Ну не ты, а вы, - поправился Лим. - То есть ты и Рок. Ты меня слушать не хочешь, а ведь первый кто может пострадать, это ты и есть. Ты просто пойми, что это серьезно. У тебя замечательная способность с такой легкостью доводить его до крайности, как ни у кого другого.
   Я устала от этого разговора. Казалось, мы ведем какой-то бесполезный спор. С одной стороны, он меня убеждает, что капитан хороший парень, с другой, говорит, что если кому и следует его опасаться, то это мне.
   - Лим, о чем мы сейчас с тобой разговариваем? - устало заявила я.
   Целитель опешил, похоже, он сам уже потерял нить разговора.
   - Я пытался до тебя донести, что если бы ты его попыталась понять, то всем было бы лучше, а тебе безопаснее.
   - Считай, донес. Дальше, как получится.
   - Все же с тобой бесполезно разговаривать, - заключил целитель.
   Я пожала плечами и улыбнулась. Может и бесполезно, особенно если тема разговора мне не интересна. У нас с капитаном временное перемирие: сейчас все спокойно, а если не сойдемся во мнении, снова разругаемся. Тут уж ничего не сделаешь. А переливать из пустого в порожнее, по-моему, ни к чему.
   Бесшумно вынырнув из-за широкого дерева, появился Лльлевель.
   - Доброго дня, - поздоровался он. Солнечные лучи золотили его волосы цвета древесной коры. Как всегда невозмутимо спокоен и чертовски очарователен. - Ирис поручила мне поговорить с тобой, Мирослава.
   - Давай поговорим.
   - Я предпочел бы сделать это без свидетелей.
   - Хорошо.
   Он протянул мне руку. Я быстро попрощалась с целителем и последовала за лесным эльфом, непривычно ощущая свою ладонь в его. Эльфы редко прикасались друг к другу, чаще к растениям, будто черпая из них жизненную силу. Может быть моя нелюбовь к прикосновениям чужих людей, объясняется именно тем, что я принадлежу к их роду.
   Несколько поворотов и мы оказались возле лесного ручья, движению которого мешали разбросанные то тут, то там огромные камни. Вода несколько раз меняла направление, огибая каменные препятствия, и пробираясь вперед, к только ей известной цели.
   Я присела на разогретую солнцем поверхность и подобрала под себя ноги. Эльф прислонился к стволу высокого раскидистого дерева, прячась в тени его кроны. Какое-то время он молчал и даже не смотрел в мою сторону. Я тоже не начинала разговор, по той простой причине, что просто не знала, о чем он хотел со мной поговорить.
   - Ирис говорит, что ты собралась уходить.
   - Откуда она знает?
   - Она же глава клана. - Лльлевель сказал это с такой легкость и уверенностью в том, что по-другому просто не бывает. Эта убежденность передалась и мне.
   - Да. Ухожу.
   - С драконом. - Он не спрашивал, он утверждал. Но ведь это было очевидно.
   - Ну почему с ним? Там еще с полсотни команды будет.
   - Они тоже идут с ним. И ты идешь с ним. Подумай, Мирослава, с драконом!
   - А что здесь такого? Вы что находитесь во вражде с драконами?
   - Не в этом дело, - Лльлеваль смотрел на меня и никак не мог понять, почему я задаю такие странные вопросы. - Он - не один из нас, ты не можешь быть с ним.
   - В каком смысле? - Я растерлась окончательно. Под осуждающим взглядом лесного эльфа становилось не по себе, хотелось оправдаться, хотелось, чтобы он понял. И это злило и раздражало. Я прикрыла глаза, успокаивая разбушевавшиеся эмоции. Потом снова их открыла и посмотрела в упор на эльфа. - Что значит, быть с ним? Между нами ничего нет, если ты это имеешь в виду. У меня просто с ним небольшое дело, которое нужно закончить.
   - Какие дела могут быть у феи и дракона!
   - Да обычные дела.
   - Ты не понимаешь: он чужак, он не такой как ты.
   - Я хорошо понимаю, что он не такой, как я. Мы даже пола с ним разного. Только что это меняет?
   Казалось, мы разговариваем на разных языках. Я смотрела ему в глаза и понимала, что все, что он говорит, для него само собой разумеющееся. Он пытается рассказать мне прописные истины, а я их не понимаю, и это приводит его в недоумение. Между нами будто была стена. Мы не могли понять друг друга.
   - Это меняет многое. Все изменилось в тот момент, когда ты вступила в наш мир, когда узнала, что являешься одной из нас. Для тебя изменилось все.
   Он говорил так, словно знал мои мысли. Словно так и должно быть, и ни как иначе.
   Меня волной накрыло ощущение разочарования. На короткий миг я поняла ход его мыслей. Они не признают никого, кроме себе подобных. Считают себя высшей расой. Считают, что чем-то лучше других. Они ведь даже мир себе отдельный создают, только для себя. Рок и остальные здесь только потому, что так хотела я. Свои желания и желания себе подобных они считают законом, какими бы странными эти желания не казались на первый взгляд. Любые желания, кроме связи с чужаками. И вся их бурная деятельность по поиску и сбору пропавшей команды осуществлялась только для того, чтобы поскорее избавиться от незваных гостей. А я в свою очередь должна была быть счастлива, что оказалась одной из них. Они эгоисты в чистом виде.
   Я не могла и не хотела сейчас переубеждать его, что так не правильно. Не мое это дело менять устои, которые складывались веками, а может и тысячелетиями, да и не в моих силах.
   - Я уйду Лльлевель. Не потому, что хочу уйти с драконом, а потому, что мне необходимо сейчас уйти. - И это была чистая правда, которая, на мой взгляд, должна была хоть чуть-чуть успокоить эльфа.
   - Но как ты можешь, мы же теперь твой клан?
   - Вы им останетесь даже после того, как я уйду. - И почему-то меня это совсем не радовало.
   - Да, но ты же бросаешь свой дом, свою семью.
   За все время пребывания у лесных эльфов, еще никогда я не ощущала с такой ясностью, что это все, что угодно, только не дом и не семья, и последнее, чего я хочу, это остаться здесь.
   - Лльлевель, я ухожу именно потому, что хочу быть у себя дома со своей семьей.
   Эльф в недоумении замолчал, он не мог понять того, что я сказала. Алгоритм в его голове не складывался: если дом и семья - это клан, то зачем отсюда уходить, чтобы быть с ним. Ему и в голову не приходило, что я могу думать по-другому. Перебрав в голове все возможные варианты того, что могла означать эта фраза, он подобрал для себя наиболее приемлемый и успокоился.
   - Это твое решение. - Сказал он многозначительно.
   - Только мое.
  
   Целитель развлекал себя тем, что подкидывал и ловил спелую сливу. Он сидел, вальяжно закинув ноги на стол. В любом другом месте он бы никогда так не поступил, просто потому, что это не вежливо. Но здесь... Собственно и стол то не являлся столом, а куском камня, а когда при этом еще и сидишь на кусте, то какая речь может идти о приличиях. Да и хозяева ему не настолько нравились, чтобы выказывать им уважение.
   Кто-то вошел в зал, Лиммерет отвлекся и не сумел поймать сливу, которая, описав в воздухе дугу, опустилась ему прямо на голову.
   - Лим, у тебя определенно проблемы с меткостью, - заметил Рок, присаживаясь напротив целителя.
   - С меткостью у меня все в порядке, просто немного отвлекся, - слабо оправдался Лиммерет, приветствуя вошедших капитана и первого помощника.
   - А куда Одуванчик делась, она вроде с тобой оставалась. - Великан последовал примеру целителя, также вальяжно развалился на сплетенном из веток куста кресле и закинул ноги на стол.
   Лим неопределенно пожал плечами.
   - Разговаривает о чем-то важном с этим... Лль.. Лле.. не выговоришь!
   - Лльлевель, - помог капитан.
   - Ну да, с ним.
   - И о чем же?
   - Да я не знаю, Рок. Он пришел, сказал, что хочет срочно поговорить, и увел, чтобы я не слышал о чем.
   - Или не увидел, - хохотнул Великан.
   - Или не увидел, - машинально согласился целитель. - Какая разница.
   - Какой-то ты невеселый, Лим. - Рок закинул голову и безразлично наблюдал за редкими облаками, плывущими по небу.
   - Да не нравится мне здесь. Сидишь на кустах, спишь на кустах, умываешься в лужах, ни стен, ни дверей, я уже молчу о крыше над головой - вечное небо.
   - Сплети себе шалаш, - предложил Великан.
   - Угу, - пробурчал Лиммерет, - я уже начинаю об этом подумывать. Рок, мы тут вообще надолго?
   - Не знаю. Новоиспеченная Леди Фея закончит свои дела с Лльлевелем, я с ним поговорю, там и посмотрим.
   - Я готов поговорить с тобой, дракон.
   Лесной эльф проводил меня обратно, так как я все еще очень плохо ориентировалась в этом месте. Мы застали окончание разговора. Лльлевель был раздосадован после разговора со мной, он даже не пытался скрыть своего раздражения. Лесной эльф намеренно пытался задеть капитана, называя его драконом.
   Я ожидала вспышки гнева со стороны Рока, но ее не последовало. Он лишь перевел взгляд с бегущих облаков на того, кто обращался к нему. Мне показалось, что капитану просто не хотелось обращать внимание на этот выпад, он и не обратил.
   - Я обращался к главе клана с просьбой, мне хотелось бы знать, выполнят ли ее.
   - Твоя просьба исполнена, мы нашли корабль.
   Великан даже подскочил на месте после подобного заявления. Корабль! Эти отростки лесные нашли им корабль! Вот так, за здорово живешь, быть не может!
   - Это выброшенный штормом на берег уже несколько лет назад корабль. Больше мы ничем не можем вам помочь.
   - Этого вполне достаточно.
   - Вам покажут дорогу, - Лльлевель перевел взгляд на меня и нехотя добавил, - и дадут время на сборы. - Он слегка склонил голову в знак прощания и исчез в чаще.
   - Опа, сколько счастья, нам подарили гнилую развалюху и вежливо попросили убраться.
   - Не язви, Великан. Гнилую развалюху можно починить, чем мы и займемся. Где Таргет? Великан, найди боцмана, пусть со своими ребятами будет готов отправляться сегодня же к кораблю, и плотника конечно же. Я пока выясню как туда проще добраться и разведаю обстановку. Лим, попробуй придумать что-нибудь с защитой, иначе Даран нас за пол часа обнаружит и все сначала. - Уже собрался уходить, но остановился и добавил. - А Леди Фею ничем нагружать не будем, у нее важные дела с господином Лльлевелем. Не будем им мешать.
   М-да, это никогда не кончиться!
   Я одарила Лорда Капитана взглядом, в котором была вся моя "благодарность" за его "доброту". Да и вообще, пошел он к черту! Еще одного выяснения отношений я сегодня не выдержу.
   Уже уходя, я столкнулась взглядом с Лимом. Губы сами собой растянулись в улыбке, когда вдруг вспомнился наш недавний разговор. На мой взгляд, это очередное доказательство того, что понять мы с капитаном друг друга не сможем никогда.
  
   В упорной работе по восстановлению корабля принимали участие все, кроме меня. За последние несколько дней я не видела ни одного человека из команды не занятого делом. Лим дни и ночи проводил, создавая защиту. Рок и Великан просто пропали, похоже, они срочно переквалифицировались в плотников, как, впрочем, и многие другие. Берт со своим помощником собирали новый продовольственный запас из того, что можно было добыть в лесу у эльфов. Я же не делала ничего, и это просто убивало. Я буквально умирала от скуки, и мне хотелось помочь хоть чем-нибудь. Да в общем-то даже постоять рядом, по пререкаться с капитаном, мелочь, а приятно.
   Вот до чего доводит безделье: схожу сума. Как еще можно назвать желание пообщаться с Лордом Роккуэлом?
   Я бесцельно бродила по лесным тропам, попросту убивая время. Феи, которых я встречала во время прогулки, ограничивались приветственной фразой или едва заметным кивком. Желания поговорить со мной они не испытывали. Видимо весть о моем странном поведении уже успела распространиться. Да уж, не выдержала душа лесного эльфа, натолкнувшаяся на глухую стену непонимания или не желания понять с моей стороны, и нашла утешение - душа - в излиянии своих невзгод или моих странностей на весь клан. Не мне судить Лльлевеля и всех лесных эльфов, мы родились и жили в разных мирах, а это многое значит. Эх, хорошая мысль, но она означает, что в этом мире мне понимания не найти, возможно, сочувствие, но кому оно нужно. Точно не мне.
   Уйдя с головой в мысли, я не замечала ничего вокруг. Не заметила и Лльлевеля, выросшего передо мной прямо из под земли. Судя по всему, он тоже был не мало удивлен моим появлением, что странно.
   - Мирослава, - сказал он, отходя на шаг.
   - Здравствуй. - Я ожидала, что эльф сейчас пройдет мимо, но вопреки ожиданиям он остановился и продолжил разговор.
   - Я слышал, что корабль уже готов, остались только паруса, и вы уходите. Это так?
   - Ты знаешь об этом гораздо больше, чем я. Мне ничего не известно, да и спросить не у кого, вся команда уже перебралась к кораблю.
   Эльф замолчал, раздумывая над чем-то.
   - Мне не дает покоя наш последний разговор, - наконец сказал он. - Я все пытался понять, почему же ты уходишь.
   - И как результат?
   - Результат? Только одно может заставить фею покинуть свой клан. Ты влюблена в него?
   - В кого? - в общем и спрашивать-то не стоило, и так понятно, о ком он говорит.
   - Для чего ты спрашиваешь, ты ведь знаешь?
   - Нет, для чего ты спрашиваешь? Я уже говорила, у меня к нему только дело, больше ничего.
   - Ты говоришь неправду.
   - Я не хочу оправдываться, Лльлевель. Ты сам сделал выводы, и не слушаешь, что я говорю. Я не желаю больше об этом разговаривать.
   - И все же послушай меня, - не унимался эльф, - открой глаза. Ты не можешь любить его.
   - О, что за бред!
   - Но я прав, я могу доказать тебе это, - невозмутимо произнес Лльлевель.
   - Что ты мне собираешься доказывать?
   Эльф загадочно улыбался. Он сделал шаг в мою строну. Затем еще один. Я вздрогнула от неожиданности, когда почувствовала его руку у себя на талии. Изумрудные глаза оказались совсем близко.
   Не ждала я таких доказательств. Не ждала и растерялась, почувствовав его губы на своих губах. Как вспышка света, ослепляющая, лишающая возможности думать и действовать. Нет. Так нельзя. Я не была готова. Я не уверена, что хотела этого. Я вскинула руки в попытке оттолкнуть, но объятья эльфа были слишком крепки. Его руки держали меня также надежно, как корни векового дерева сжимают почву.
   И снова неожиданность: он поднял голову и ослабил хватку. Не ожидая, что его руки разомкнуться с такой легкостью, я буквально вывалилась из его объятий, потеряла равновесие и упала...
   Упала бы, если бы меня не поймали. Совладав с ногами, я обернулась и лишилась дара речи. Лорд Капитан. Как давно он тут? Почему именно он! Как же хочется провалиться сквозь землю!
   - Очень мило. Прошу прощения, что помешал.
   Меня бросило в жар. Мне что, стыдно?!
   Я судорожно вздохнула, силясь придумать какие-нибудь слова, но безрезультатно. В голове была пустота. А что я так нервничаю, я ведь ничего плохого не делала?
   - Мы принимаем твои извинения, дракон, - немного надменно произнес эльф. - Ты можешь идти дальше, по своим делам.
   - Ах, да, дела, - и нет предела иронии, в этом весь капитан. - Просто замечательно, что я так неожиданно вас встретил. Как раз иду сказать, что завтра мы отплываем, все уже давно на корабле. И если вы еще собираетесь с нами, Леди Фея, то эту ночь вам придется провести в пути. Надеюсь, это не сильно изменит ваши планы?
   Я почему-то залилась краской.
   - Наши планы это может изменить, - сказал Лльлевель, неуловимо меняя интонацию при слове "наши" и "может".
   - О, разрешите вас поздравить, у вас уже совместные планы.
   - Это тебя не касается, дракон.
   Так, все, мне это уже не нравится.
   - Как я могу попасть на ваш корабль, Лорд Капитан? - голос предательски дрогнул. Что за черт, почему у меня такое чувство, будто я совершила преступление.
   - Я провожу, как только вы будете готовы. - Даже не посмотрел в мою сторону, продолжая мило улыбаться Лльлевелю.
   - Мирослава? - Эльф был удивлен.
   - Я зайду попрощаться, Лльлевель. - Я ушла. Не уточнив, куда зайду попрощаться, когда это сделаю. Не спросила, где искать капитана, чтобы он меня проводил. Просто развернулась и ушла. Убежала? Может быть. Мне не хотелось снова обсуждать одну и туже тему. Мне вообще не хотелось разговаривать. Да, велика вероятность того, что я поступаю неправильно, уходя из клана. Кто знает, как повернется жизнь? Я так решила. И решения своего менять не буду. Тем более, что доводы у эльфа были не очень убедительными.
   Я ушла не собираться в дорогу, потому что собирать было попросту нечего. Мне не хотелось находиться там. Дурацкая ситуация. Неприятные ощущения. Нужно успокоиться и не обращать внимания на эти мелочи.
   Я быстро сложила в небольшую сумку, успевшие накопиться за время пребывания в гостях у лесного народа вещи и отправилась искать Ирис и Лорда Капитана. Я встретила их всех в том самом месте - зале, куда нас привели в первый день. Все прошло быстро и сдержанно. Ни долгих прощаний, ни слезных обещаний помнить вечно, только согласно этикету фраза Ирис, что клан теперь мой дом, где меня всегда ждут. Вранье. Но это не так уж и важно. Лльлевель напоследок бросил в мою сторону презрительный взгляд и не обронил ни слова. Ну и ладно, это уже не моя проблема.
   Рок шел быстро, не обращая внимания, что я почти бежала за ним, чтобы не потерять из виду. Он не делал скидки на то, что я с трудом продиралась между зарослей, как будто нарочно выбирая самый трудный путь. Он молчал. И даже ни разу не оглянулся.
   Было уже совсем темно, когда мы добрались до корабля. У меня не осталось ни капли силы.
   Лим встретил нас на палубе, где все еще продолжалась работа.
   - Вы что всю дорогу бежали? - спросил он, глядя на мой потерянный и измученный вид.
   - Ничего, ей полезно, - грубо бросил капитан и ушел.
   - Где меня устроили?
   - Как обычно, в каюте капитана.
   - Это где?
   - Пойдем, покажу.
   Дверь скрипнула, в лицо ударил запах плесени. Каюту, конечно, немного облагородили, выбросили мусор, сколотили новую кровать, и все же годы запустения давали о себе знать. Остатки охранного заклинания, давшего трещину при кораблекрушении, медленно распадались, но все же ему удалось сохранить в более менее приличном состоянии и сам корабль, и все его помещения. Будет время, наведу здесь порядок.
   Сейчас же я подложила под голову сумку с вещами, закрыла глаза и забылась сном.
   Я проснулась, когда солнце медленно ползло от горизонта к зениту, час за часом раскаляясь и набирая силу. Корабль плавно покачивался на волнах, погрузившись в дрему вместе с командой, несколько дней без сна трудившейся над его восстановлением. Берег был уже далеко, вековые деревья на горизонте превратились в миниатюрные ростки. Ветер купался в морской свежести и нехотя расползался по парусам.
   Великан стоял возле штурвала, нарушая своим присутствием сонную безлюдность корабля. Я уселась прямо на палубе, молча наблюдая игру солнечных лучей на шероховатой морской поверхности.
   - Ну что, Одуванчик, снова все как всегда.
   - Может быть все-таки лучше? - с надеждой спросила я.
   - Неа, судя по тому, какое было вчера выражение лица у Рока, все как всегда.
   - Да я вообще-то не об этом.
   - А о чем?
   - Ну, так, - я пожала плечами, - обо всем. В общем и целом.
   Великан усмехнулся. Мне же смешно не было. Похоже, Лорд Капитан зверел, оказываясь в море. Если до вчерашнего дня мы еще кое-как могли разговаривать, то с того самого момента, как ушли от лесных эльфов, я каждой клеточкой ощущала его злость или даже ненависть по отношению ко мне. Надо было попросить эльфов, чтобы они вместо корабля поискали самолет, может в небе он подобрее был бы.
   Команда медленно просыпалась, сейчас было совсем не время для отдыха, в конце концов, нужно было выяснить, способен ли этот корабль после долгого бездействия выдержать то путешествие, на конторе все рассчитывали.
   Нет, все же у меня плохое предчувствие. Нужно уйти куда-нибудь раньше, чем проснется капитан. Про Звезду поговорю с ним позже. Не сегодня.
   - Ладно, пойду я.
   - Поздно.
   - В каком смысле? - Я посмотрела на Великана, совершенно сбитая с толка. Что он хотел этим сказать?
   Гигант махнул головой в сторону. Я посмотрела в указанном направлении: ну конечно, Лорд Капитан. Он был хмурый, под глазами залегли тени, словно этой ночью он ни на минуту не сомкнул глаз. Столкнувшись со мной взглядом, он помрачнел еще больше или это мне просто показалось, по привычке. И все же уйду я лучше. На всякий случай.
   Я махнула Великану рукой и стала пробираться к своей каюте, стараясь не смотреть на капитана или даже в его сторону: очень действенный способ, если не хочешь разговаривать с человеком, просто избегай его взгляда.
   - Утро доброе, Леди Фея.
   М-да, способ действенный... для людей. А вот со взбесившимися драконами похоже ничего не помогает.
   - Доброе, - выдавила я, стараясь поскорее улизнуть, но не тут-то было, капитан был полон решимости пообщаться со мной еще какое-то время.
   - Как спалось?
   - Замечательно.
   - Еще не жалеете о том, что покинули своих сородичей?
   Я отвернулась, чтобы хоть немного избавиться от чувства раздражения, которое он во мне вызывал. Совершенно понятно, что он к чему-то клонит. Только вот к чему?
   Матросы поглядывали в нашу сторону, переговаривались и ехидно улыбались в ожидании очередного развлечения. Я подняла глаза к небу: вперед смотрящий перевесился через перила больше чем наполовину, чтобы не пропустить ни одного слова. Да... Вся жизнь - театр...
   - Уже не знаю, - честно ответила я.
   - Да-да, - притворно сочувствуя, сказал он, - и как же вы решились на такой ... отчаянный шаг. И главное зачем, там же было так удобно.
   - Удобно? - Понятно, что провокация, и можно было не поддаваться... Но в конце концов, что он имеет в виду?!
   - Конечно. Почетный гость, вам всегда рады. А там, глядишь, и стала бы особой, приближенной к главе клана.
   - Я не понимаю, о чем вы говорите, Лорд Капитан.
   - О, все настолько очевидно: Лльлевель постоянно крутиться рядом с Ирис, и ваши теплые отношения с эльфом конечно бы внесли свою лепту.
   - Лльлевель брат Ирис, поэтому во всем ей помогает и именно поэтому постоянно находится рядом с ней. - Я устала. Я не понимала, зачем он завел этот разговор. Мне хотелось уйти. Вся ситуация ужасно тяготила.
   - Так все даже лучше, чем я думал. Вы, Леди Фея, могли не только оказаться рядом с правящими кругами, но и породниться с ними. Какой шанс упущен.
   - Какой шанс? Какие теплые отношения? Вы сейчас говорите ерунду.
   - Да? - ехидно сощурился капитан. - А как же тот страстный поцелуй, который я имел счастье наблюдать?
   - Никак. - Сдерживая злость, сквозь зубы процедила я.
   Но Лорд Капитан не был бы Лордом Капитаном, если бы мне так легко удалось его осадить.
   - Что значит, никак?
   - То и значит.
   - То есть никаких чувств?
   - Никаких.
   На лице капитана появилась злобная хищная улыбка. Он бросил на меня исподлобья триумфальный взгляд. Именно этого ответа он и ждал. Я не успела услышать продолжения, но уже пожалела о том, что вообще заговорила с ним.
   - А вы знаете, Леди Фея, - он говорил медленно, растягивая слова, смакуя их, - как называют женщин, которые ведут себя подобным образом?
   Меня трясло от негодования. Чего он от меня хочет! Чего он добивается! Я развернулась, собираясь уйти. Прекратить этот спектакль и немедленно.
   - Их называют шлюхами.
   Как удар. Как болезненная пощечина. За что?
   Я остановилась, не сделав и пары шагов. Собравшиеся поглазеть отворачивались, натыкаясь на мой взгляд. Не отвернулся только капитан, когда я снова посмотрела ему в глаза. Он был невозмутим как ледяная глыба.
   - Что? - почти прошептала я.
   - Я сказал, что вы ведете себя, как самая обыкновенная шлюха.
   Мне хотелось крикнуть, что он неправ. Что нельзя оскорблять человека, не разобравшись в ситуации. Что все было не так. Что я ничего не делала. И от этого становилось совсем плохо. Я не обязана оправдываться. Не обязана.
   - Вам следовало бы извиниться, - хриплым шепотом произнесла я.
   - С чего это?
   - Потому, что вы сейчас не правы.
   - Я не прав? - капитан сложил руки на груди. - Это вы так считаете.
   - Да, считаю, - голос предательски дрогнул.
   - А я считаю по-другому. И каждый из нас останется при своем мнении.
   Горло горело от непролитых слез. Где-то на грани сознания пульсировала мысль: за что? Я же ничего не сделала. Ничего. С каждой минутой самообладание меня покидало. Я чувствовала, что слезы вот-вот потекут. Нет! Этого нельзя допустить! Моих слез он не увидит! Только не он!
   Ни один человек в нашу ссору не вмешивался, как, впрочем, и всегда. Почти вся команда вышла на палубу понаблюдать за этим нелицеприятным зрелищем. Я не клоун! Не клоун!
   Я собрала остатки сил и гордости и хриплым голосом обратилась к капитану:
   -Доставьте меня на берег.
   Он бросил на меня презрительный взгляд и даже не удостоил ответом.
   - Доставьте меня на берег.
   - Я вам не извозчик мисс...
   - Я не говорю, чтобы это сделали именно вы. Я прошу доставить меня на берег.
   - Мои люди заняты, у них нет времени на ваши капризы.
   - Хорошо. Тогда дайте мне лодку, я сама доберусь до берега.
   - Хватит устраивать концерты. Идите к себе в каюту, - зло бросил Лорд Капитан.
   - Устраивать концерты, это ваша привилегия. Я же просто прошу дать мне лодку или доставить до берега.
   - У меня нет времени на эту ерунду, - он развернулся спиной и направился, одному ему известно куда.
   От подобного пренебрежения я пришла в бессильную ярость. Я человек. Не один человек на свете не заслуживает такого отношения к себе. Он не смеет так со мной обращаться! Я не буду терпеть это! Не буду!
   - Я предупреждаю вас, Лорд Капитан, я все равно не останусь на вашем корабле. Дайте мне лодку. - Я была на грани и сдерживала себя из последних сил.
   - Глупость, - бросил он, не оборачиваясь.
   - Я в последний раз спрашиваю, вы доставите меня на берег? - сжимая зубы, проговорила я.
   - Нет.
   - Воля ваша.
   Мне было все равно, я просто не хотела больше ни секунды находиться рядом с этим человеком.
   В два шага я оказалась у борта корабля и, не останавливаясь, не задумываясь о последствиях, перемахнула через него. Короткое ощущение полета, во время которого успело захватить дух, и соленая вода накрыла меня с головой, приводя в чувства и смешиваясь со слезами.
   Берег. В какую сторону берег?
   Он остановился и повернулся как раз в тот момент, когда она уже прыгнула в воду. Минуту капитан стоял в растерянности и непонимании, он не принимал ее слова в серьез, и, кажется, ошибся. Она попросту сумасшедшая. Не один здравомыслящий человек не полезет в воду кишащую голодными монстрами.
   - Черт!
   Он махнул в воду следом.
   Какой-то из прожорливых морских обитателей уже подбирался к слабо гребущей к берегу упрямой девчонке, чтобы закусить ею. Она изо всех сил пыталась бороться с волнами и проигрывала по всем статьям.
   Соленая вода заливала нос и глаза, волны отбрасывали назад, легко забирая те сантиметры, которые были с трудом отвоеваны у водной глади. Силы заканчивались. Заканчивалась и слепая ярость, которая толкнула на этот безрассудный поступок. Пути назад не было, а вперед я уже просто не могла. Мокрая одежда тянула ко дну, а в нескольких метрах показался плавник. Совсем не акулий. А, в общем, какая разница. Похоже, это была моя последняя глупость. Сейчас меня просто сожрут.
   Пасть чудовища была совсем близко. Я в истерике колотила руками и ногами по воде, но отдалялась лишь на миллиметры. Глупо было бы сказать, что существо, которое ко мне приближалось, чувствовало себя как рыба в воде. И передвигалось точно также. Морда с бессмысленными рыбьими глазами, пасть с клыками, как у хищника. Я закрыла глаза. Я не хочу умирать.
   Меня рывком вытянуло из воды. Человеческие руки крепко удерживали над поверхностью. Упругие удары о воздух бесплотных, клубящихся темнотой крыльев. Рок нес меня обратно на корабль.
   Он опустился на палубу, где ошалевшая команда корабля в оцепенении наблюдала за происходящим. Не разжимая рук, он молча прошел в каюту капитана, мою каюту. Я уже не сдерживала себя, мне было больно, плохо и страшно. Слезы катились по щекам. Я рыдала. Рыдала, не обращая ни на кого внимания. Рок опустил меня на кровать, задержался у двери, словно собираясь что-то сказать, но так и не найдя слов, вышел, хлопнув дверью. Я обняла подушку и зарылась в нее лицом. Как же мне плохо!
   Капитан прошел мимо безмолвствующей команды, словно метеор пронесся мимо застывших звезд. Он пустился в трюм корабля, взял бочонок с вином. Берт, встретившись взглядом с капитаном, даже не подумал возразить ему.
   Рок уселся на тесной площадке, на палубе, у самого борта, где были укреплены, взятые про запас в дорогу деревянные брусья, и с отрешенным видом начал опустошать бочонок.
   Команда вернулась к своим обязанностям. Никто не смел потревожить капитана. Только Великан спустя час все же решил, что стоит его навестить. Он пробрался к месту уединения друга, прислонился спиной к борту корабля, смотря куда-то вдаль, поверх головы капитана.
   - Я чувствую себя полным идиотом, - сказал Рок, прикрывая глаза. - Я чувствую себя полным идиотом с тех самых пор, как она появилась у нас на корабле.
   - А ты и есть идиот. - Все также разглядывая горизонт, подтвердил Великан. - Ты зачем все это устроил?
   - Я? - Рок пожал плечами. - Не знаю. Я не думал, что она кинется в воду.
   - А о чем, интересно, ты думал?
   О чем он думал? Да, кто его знает! Зачем он это сделал? Еще менее понятно, даже ему самому. Затмение? Возможно. Зачем он начал ее оскорблять? Элементарно, хотел обидеть. Зачем хотел обидеть? Великолепный вопрос! Потому что идиот. Точно. Другого объяснения нет. Ведь та тварь могла ее сожрать, еще минута и все. Зачем она кинулась в воду? Сумасшедшая. Она сумасшедшая, а я идиот. Великолепно!
   - А ведь стоило бы извиниться.
   - Нет.
   Извиниться. Легко сказать. Как к ней подойти после всего, что наговорил? А вдруг она снова в море кинется?
   - Рок, скажи, ты всегда был такой или только последнее время?
   - Всегда.
   Если бы Великан хотя бы догадывался, что сейчас твориться у него в душе, он не задавал бы таких глупых вопросов. Но, нет, это его проблема. Это он наделал глупостей. И не за чем кому бы то ни было вмешиваться.
   Черт! Да какая ему вообще разница, что она делала с этим эльфом. Пусть что хочет, то и делает, с этим, с другим, да с кем угодно! Идиот.
   - Ладно, Рок, как надоест огрызаться, поговорим.
   Тяжелый, хмурый взгляд уткнулся в спину уходящего Великана. За много лет он впервые так разговаривал со своим другом, за много лет друг впервые не сумел понять, что на самом деле творилось в его душе. Он зло рассмеялся глупой мысли, всплывшей в голове: женщины всегда мешали мужской дружбе. Правда, в данном случае дело вовсе не в делах сердечных. Но факт остается фактом: где бы ни появилась женщина, какова бы ее цель не была, она обязательно все испортит. Или не она, если уж быть хоть немного честным с самим собой, но то, что все испортится, это определенно.
   Идиот!
  
   ***
  
   - Лорд Даран, - гвардеец вытянулся по струнке, с тех самых пор, как пришло известие о том пленнике, который в очередной раз смог уйти от наказания, Дарана старались избегать или хотя бы как можно меньше попадаться ему на глаза. Хозяин был вне себя, и это пугало.
   Даран поднял убийственный взгляд на своего гвардейца, от чего у того по телу побежала дрожь.
   - Лорд Даран, - повторил он нетвердым голосом, - появилось сообщение о том, что ваш пленник...
   - Бывший пленник! - рявкнул Даран.
   Гвардеец побледнел, страшно было подумать о том, что может с ним случиться, если хозяин решит найти виноватого в побеге. А ведь его тогда даже не было в городе. Но он слишком хорошо знал своего хозяина, чтобы понять, насколько ему это безразлично.
   - Появилось сообщение, что он достал где-то корабль и вышел в море.
   - Где достал!
   - Это неизвестно, - гвардеец проклинал тот момент, когда жребий указал на него: докладывать лорду Дарану такие новости, равносильно самоубийству.
   - Вы обнаружили, где именно они находятся?
   Гвардеец отрицательно помотал головой.
   - Что!
   - Ваши маги сейчас прочесывают все возможные направления, но пока еще ничего не нашли. Возможно у них защита...
   - Задействованы все маги?
   - Нет, половина занята на...
   - Мне наплевать, чем они занимаются. Пусть сегодня же присоединятся к поискам. Если в течение двух дней не будет результатов, я наберу новых. Все понятно?
   - Да, мой лорд, - гвардеец кивнул и помчался выполнять приказ. Он не стал уточнять, что станет с теми магами, которые не справятся с заданием, в конце концов, найти нового гвардейца тоже не так уж сложно.
  
   ***
  
   Солнечный диск висел совсем низко над водой, время от времени подстегиваемые ветром морские волны лизали его края. Ужин проходил в тишине, взгляды, поднимаясь от тарелки, натыкались на капитана и спешно прятались, пытаясь скрыть смущение или осуждение.
   Рок, в очередной раз осмотрев присутствующих и не обнаружив того, кого искал, откинулся на стуле, рассматривая дощатый потолок. На столе перед ним стоял нетронутый ужин.
   - Она собирается умереть с голоду мне назло?
   - Может быть ты спросишь это у нее, а не у потолка, - предложил Великан.
   - Я боюсь, тогда она точно найдет какой-нибудь необычный способ самоубийства, она их уже продемонстрировала очень большое количество.
   - А ты запоминай, вдруг пригодиться.
   - Кстати, нужно сказать Лиму, чтобы спрятал все свои настои, на всякий случай, а то кто ее знает.
   - Волнуешься? - ехидно поинтересовался первый помощник.
   - Даже не думал.
   - Другого я и не ожидал.
   Рок бросил взгляд на Великана, на остывший ужин, отодвинулся вместе со стулом от стола, и уже уходя, бросил через плечо:
   - Отнеси ей поесть.
   - Хорошо быть капитаном, - беззлобно проворчал Великан, - ты приказываешь, все выполняют. Конечно, проще исправлять ошибки чужими руками.
   Он все слышал. Просто решил не обращать внимания или сделать вид, что не обращает внимание.
  
   В дверь постучали, я ничего не ответила, мне не хотелось никого видеть и не хотелось ни с кем разговаривать. Меня нет. Меня просто нет.
   Не удовлетворившись тишиной, в дверь постучали второй раз. Я продолжала молчать. Плюнув на приличия, гость сам открыл дверь и неуверенно просунул голову.
   - Ты не спишь?
   - Сплю.
   - Ну, тогда я войду, - заявил Великан. Он поставил на столик принесенную с собой тарелку и, словно смущаясь, пододвинул ко мне. Сел на табурет в ожидании какой-нибудь реакции.
   Великан чувствовал себя не в своей тарелке в той роли, которая ему выпала: успокаивать плачущую женщину, правда она уже не ревела, но разве это имеет значение. Он шарил глазами по стенам в поисках какой-нибудь помощи или подсказки. Стены молчали. Великан уже сто раз обругал про себя Рока на все лады, если бы не он, не пришлось бы сейчас срочно придумывать, что бы такого сказать.
   - Ты, это, поешь, - наконец выдавил из себя Великан.
   - Спасибо, я неголодна.
   Гиганта как обухом по голове ударили, не поняли в таком благородном порыве. А ведь это единственное, что он смог придумать.
   - Да ладно тебе, ты это, нашла, тоже мне, из-за чего психовать.
   - Я не психую, я отдыхаю.
   Великан усиленно пытался сообразить, чтобы такое сказать. Он морщил лоб, чесал затылок, раздувал щеки, но все было безуспешно, ну не было у него опыта в таком деликатном деле, как успокоение женщин. Великан медленно зверел. Наконец его терпение не выдержало, он подскочил со стула с намерением убраться как можно дальше.
   - Да чтоб ему! Пусть сам разбирается со своими проблемами!
   От неожиданности я подскочила на кровати. Столь бурная реакция Великана меня даже немного напугала.
   - Ты чего? - обратилась я к спине гиганта.
   - Я, ничего! - Великан обернулся. Столько растерянности на лице первого помощника я еще ни разу не видела. - Устроят тут балаган, а мне расхлебывай! Как будто мне больше всех надо!
   - Да ни нервничай ты. Не нужно меня успокаивать. Если ты это пытался сделать.
   - Это. Это. - Великан снова уселся на табурет, глядя на меня исподлобья, будто я только что его очень сильно обидела. - Не надо ее успокаивать, а что устраиваешь тогда? Голодовку объявила, да?
   - Ничего я не объявляла.
   - Тогда ешь. - Великан сунул тарелку с едой мне прямо в руки.
   Я взяла ложку. Есть и правда не хотелось, но несчастное выражение лица Великана меня буквально убивало, поэтому с глубоким вздохом я поднесла ложку ко рту. Поесть, так поесть, все не лишним будет.
   Увидев, как я жую, Великан просиял.
   - Фу, ну вот и хорошо, - улыбаясь, сказал он. - Нет, как же сложно с вами, женщинами. Вот не повезло-то. Больше никогда в жизни меня не уговорят на такое. Если бы Лим не был так сильно занят, ни за что бы не пошел.
   - А что, у вас Лим главный по приведению девушек в чувства?
   - У него терпения побольше.
   - У вас целый корабль народу, и ты не мог кого-то другого на это благородное дело отправить?
   - Ага! А ты заставь!
   - Да мне-то это зачем! Мне и так не плохо. А чем так занят Лим? - Стоит сменить тему, сколько уже можно говорить об этом.
   - Как это чем? Защитой. Правда сомневаюсь я, что Лим справиться: у Дарана опытные маги, а он всего лишь целитель, мороки, барьеры и щиты не по его части.
   - Может быть Даран не станет за нами гоняться, зачем мы ему? - Ведь надеяться мне никто не запрещал.
   - Мы может и не нужны, а вот Рок...
   Неожиданно дверь в каюту распахнулась. Ложка застыла в воздухе и медленно сползла в тарелку, вот уж что может испортить аппетит мгновенно, так это появления Лорда Капитана.
   Захотелось съежиться, пропасть, исчезнуть. Зачем он здесь? Чего ему еще нужно.
   Рок сделала шаг, усилием воли заставляя себя преодолеть это небольшое пространство. Дверь, слабо пискнув, закрылась за его спиной. Он долго думал, стоит ли ему приходить. Каждый раз находился довод в пользу того, чтобы не ходить. Но это было бы не правильно, он не прячется от своих проблем, не исправляет ошибки чужими руками, он все делает сам. И поэтому он здесь.
   - У нас была договоренность, Леди Фея, - глядя прямо мне в глаза, заявил он.
   - Да ну? - удивился Великан.
   Вот именно: "да ну", когда это мы с ним о чем-то договаривались, не припомню такого момента.
   - Та встреча, где она должна состояться? - будто и не замечая моего недоумения, продолжал капитан.
   Встреча? Встреча! Не может быть!
   - Вы, что, собираетесь туда плыть? - не веря своим ушам, переспросила я.
   - А вы уже передумали? - Холодный, надменный тон.
   Как же я его ненавижу!
   - Нет.
   - Так куда нам нужно плыть?
   Куда? О, боже, а куда же и, правда, плыть!
   - Я... Мне нужна карта.
   - Я принесу, - вызвался Великан, у которого уже волосы начинали потрескивать от накалившейся обстановки.
   - Я сам, - попытался остановить его капитан.
   - Не-не, - ехидно улыбаясь, ответил гигант, - я схожу, а вы пока пообщайтесь.
   Придушу! Вот честное слово, своими руками придушу! Юморист!
   Дверь снова хлопнула. Я с трудом подавила желание выскочить следом за Великаном. О, как же неуютно находиться в таком маленьком помещении с этим человеком.
   Капитан подпирал стенку, рассматривая потолок. Я застыла с тарелкой в руках, устремив взгляд через окно на угасающее вечернее небо.
   - Это было глупо, - гулкий голос капитана отражался от стен каюты.
   - Не намного умнее было наговорить мне гадостей.
   - Не намного, - согласился Лорд Капитан.
   А он в своем репертуаре. Не намного. Но все же умнее. Я не весело улыбнулась.
   - Никто не просил вас вытаскивать меня.
   - Не хотел оставаться должным.
   - Ну что ж, Лорд Капитан, вы мне больше ничего не должны. У вас больше нет передо мной никаких обязательств, да и не было никогда. - Зачем, я это говорю! Это же был мой единственный шанс! Нет. Мне ничего от него не нужно.
   Капитан оторвался от созерцания потолка и перевел взгляд на меня. Я не стала отводить глаз, мне нечего стыдиться или бояться.
   - Вам достаточно высадить меня на ближайшую землю, и вы избавитесь не только от обязательств, но и от меня лично.
   - Ты снова?
   - Нет. Я просто предлагаю наилучший выход для нас обоих.
   - У вас слишком часто меняются желания, - сквозь зубы процедил капитан.
   - Мои желания остаются неизменными. Просто с недавних пор все они отошли на второй план, осталось только одно, и оно самое сильное.
   - Позвольте спросить, какое? - Надменная ухмылка расплылась по лицу.
   - Это не секрет. Оказаться как можно дальше от вас, Лорд Капитан. - Я сама не заметила, как мой тон стал таким же надменным, как и у капитана.
   - Мне тоже не сильно приятно ваше общество, леди. И будьте уверенны, сразу после того, как я встречусь с тем человеком, вы можете быть свободны и идти на все четыре стороны. Правда, если это не ловушка, - взгляд хищника, загнавшего свою жертву в угол.
   - Вам еще не надоело угрожать мне? - Даже если сейчас я жертва, все равно буду огрызаться до последнего.
   - О, поверьте, я даже не начинал.
   - Многообещающе.
   Великан просунул голову в дверь.
   - Живы? - Утвердительно кивнул самому себе и вошел. - Ну, вот карта. - Он расстелил ее на столе и сделал приглашающий жест.
   М-да... Я нависла над картой, в поисках хоть каких-то знакомых названий. Ага, вот и Криан, значит, рядом должен быть исходный пункт моего путешествия. Почти прямая дорога к побережью, где располагался тот самый город-порт. И вдоль берега немного в сторону. Лес и горы. Да, где-то здесь.
   Я неуверенно ткнула пальцем в карту.
   - До миллиметра я определить не могу, но это примерно в дне пути от порта, - и, подумав, добавила, - моим шагом.
   - Это самоубийство, - присвистнул Великан. - Если Даран нас ищет, то мелькать прямо у его носа, это просто самоубийство.
   - Примерно три дня пути, Леди Фея. - Рок посмотрел мне прямо в глаза. - Если вы направляете нас в ловушку, у вас еще есть время передумать.
   - Если вы до такой степени не доверяете мне, просто высадите меня на берег, и отправляйтесь туда, куда хотите.
   - Это уже мне решать. - Он вышел, хлопнув дверью. Эффектная точка в разговоре, нечего сказать.
   Три дня. А потом бежать, потому что встреча со Звездой ему может понравиться еще меньше, чем встреча с Дараном. Во что же я влезла! И чего мне дома не сиделось!
   А может быть три дня и я дома, ведь Звезда обещал что-нибудь придумать. Неужели это все наконец закончится. Вот тогда уж точно все: больше никаких медитаций. Если потянет на новые ощущения, пойду на курсы кройки и шитья, все полезней будет.
  
   ***
  
   - Лорд Даран! - Он влетел в зал, чуть не сбив по пути слугу, несшего на подносе графин для хозяина.
   - Я вас слушаю, - не отвлекаясь от созерцания давно изученного до мелочей пейзажа в окне, проронил Даран.
   Курт чувствовал себя великолепно. Он ждал этой минуты целую вечность. Вот он его шанс. Теперь он отомстит и докажет своему господину, что достоин доверия и уважения.
   - Мы нашли их. Корабль движется вдоль берега в сторону долины Диа. Несколько часов назад они пересекли наш порт.
   - Вы уверены, что это те, кого мы ищем?
   - Абсолютно.
   Даран наблюдал, как ветер неспешно раздувает слабые листочки на деревьях, как те, словно из последних сил, цепляются за могучие ветви, скручивающиеся в мощный ствол, корни которого еще сотни лет назад вросли в живую плоть земли.
   Курт не мог понять, почему Даран медлит, чего он ждет. Внутри гвардейца бушевала энергия, которая требовала выхода. Если бы он только мог, то не стал дожидаться приказа, а давно уже был на корабле и сполна спросил за все, что ему задолжали.
   Порыв ветра сорвал с дерева лист, подхватил своим потоком и унес прочь. Даран улыбнулся самому себе. Все непрочно в этом мире.
   - Через пол часа всем быть в полной боевой готовности.
  
   ***
  
   - Нас заметили, - обреченно прошептал целитель.
   На лице его виднелись следы бессонной ночи, а то и двух: жуткие круги под глазами в купе с растрепанными волосами и бледным лицом. Просто смотря на него, я чувствовала себя смертельно усталой.
   Лим старался, но тягаться с боевыми магами с его скромными способностями было просто невозможно. Нас заметили, а это значит... Ничего хорошего это уж точно не значит. Снова подземелья, только второго шанса сбежать нам уже никто не даст. Но что же нужно этому Дарану? Что ему нужно? Ему нужен Рок. Ему нужен дракон...
   Нет, ему нужен не просто дракон, ему нужен Звезда, о местонахождении которого Рок ничего не знает. Рок не знает, а я знаю. Ох, какие же не хорошие у меня предчувствия.
   - Лим, ты можешь что-нибудь сделать? - капитан напряженно вглядывался в горизонт, хотя хорошо знал, что опасность следует ожидать совсем не оттуда.
   Целитель отрицательно покачал головой.
   - Нет, - почти прошептал он. - Еще пару минут я смогу удерживать щит, а потом...
   Что будет потом капитану не нужно было объяснять: Даран и его люди перенесутся на корабль, последует неравная схватка, если учесть, что уже несколько дней его команда почти не спит, чтобы удержать эту посудину на плаву.
   - Хорошо, Лим. Держись, сколько сможешь.
   - Одуванчик, ты иди в каюту, не нужно тебе здесь находиться, - Великан выглядел непривычно угрюмым.
   Какая, в сущности, разница, где мне сейчас быть, это врят ли что-то изменит: ни себе, ни кому-то другому я помочь не смогу. Интересно, а какие намерения у Дарана? А вдруг на этот раз он даже не станет утруждать себя тем, чтобы захватить нас и отправить в подземелья? Может быть ему уже и не нужен дракон, просто хочет от нас избавиться. Убить?
   Нет. Нет. Нет. Не думать об этом. Я нагоняю на себя паники. Совсем ни к чему это. Совсем ни к чему.
   Лим, сгорбившись, сидел на палубе и угольком вычерчивал на деревянных досках пола какие-то знаки. Пентаграмма получалась кривой, больше похожей на неаккуратный рисунок, нанесенный шаловливой детской рукой, чем на магический символ. Он дорисовал последнюю закорючку и спрятал уголек в карман. Из другого кармана он достал камушки и стал аккуратно раскладывать их на лучах звезды. Каждое действие целитель выполнял как-то механически отстраненно, на лице его не отражалось ни одной эмоции, словно это не живой человек, а робот.
   На корабле царила суматоха, люди сновали туда сюда, пытаясь спешно подготовиться к обороне и доделать то, что не было сделано. В этой спешке никуда не торопился только Лим, он словно находился в другом измерении, где время течет гораздо медленнее. Вот он положил последний камень, на отведенное ему место. Вот он, не глядя, достает стилет и с нечеловеческим усилием втыкает в центр пентаграммы. Лоб его прочерчивают морщины, а по виску стекает капелька пота. Лим закрывает глаза, морщинки распрямляются и только рука, сжимающая рукоять стилета, дрожит от невероятного напряжения, словно в эту минуту этой самой рукой он пытается удержать весь земной шар. Костяшки его пальцев уже даже не белеют, они синеют. Ощущение такое, что вот-вот послышится хруст ломающихся костей.
   Невозможно одному человеку вынести такое. Невозможно.
   Я медленно подошла к целителю, тихо опустилась возле него на колени. Мне так хотелось помочь, хоть чем-нибудь, чтобы ему не было так тяжело. Рука зависла в воздухе и нерешительно обхватила ладонью, лежащую на рукояти стилета руку.
   Взмах ресниц. Удивленный взгляд серо-голубых глаз. Непонимание.
   Я увидела эту странную пульсирующую оболочку, изгибающуюся под тяжестью чьих-то ударов, в тот самый момент, когда прикоснулась к руке целителя. Почувствовала сопротивление стилета. Поняла, что Лим истощен, что его жизненная сила и энергия уходят на то, чтобы удержать стилет, а вместе с ним и защитную оболочку, последнюю преграду между нами и гвардейцами Дарана.
   Почувствовав свежую энергию, корабль впился в меня, вытягивая силы и подпитывая ими защитную сферу.
   Лим понял, что я сделала, слабо улыбнулся, одними губами прошептал слова благодарности. Он принял помощь. Нам нужно было только выиграть время. Немного времени.
   Секунды растягивались в минуты, мгновения в часы. Сосредоточиться и сказать, что же сейчас происходит, и сколько времени уже мы наблюдаем конвульсии защитной оболочки, я не могла. Перед глазами плыли круги, рука онемела. Удар, Еще удар. Ослепительный взрыв. Уходящие в пустоту звуки.
   Я очнулась, когда все закончилось. В голове стоял гул. Почему-то хотелось плакать. Плакать оттого, что столько усилий затрачено, но все зря.
   - Да, лорд Роккуэл, похоже, это может длиться вечно, - услышала я голос Дарана. - Вы уже бросьте оружие и людям вашим прикажите сделать то же самое, а то ведь остальные могут пострадать.
   Даран был порядком измотан, не так уж и легко ему далась эта победа, как он пытался это показать. А, в общем-то, еще и не победа.
   - Ну ты ведь с самого начала понимал, что у вас нет шансов. Бросай, бросай оружие, а то вот этот, - Даран прислонил острие меча к горлу первого попавшегося пленника, - умрет первым. Ну и все остальные тоже.
   Сэм закрыл глаза, чтобы взять себя в руки и отогнать мысли об оружие, которое холодило его шею. Все-таки как же хочется жить! Он не знал, радоваться ему или нет, когда услышал звук брошенного оружия.
   - Ты все правильно сделал, Роккуэл. Теперь ответь мне на вопрос, который я тебе уже задавал и никто не умрет.
   Гвардеец, стоявший за спиной Дарана, при последних его словах вздрогнул. Он сделал шаг вперед, намереваясь что-то сказать, но все же не решился и снова застыл каменным изваянием возле своего господина.
   - Ах, да, - неожиданно что-то вспомнил Даран. - Почти никто не умрет. Курт, найди девчонку.
   Меня грубо дернули за плечо, рывком поставив на ноги, и втолкнули в самый центр событий. Ноги слушались плохо, но мне все же удалось удержать равновесие, я выпрямилась и взглянула на Дарана. Он пренебрежительно осмотрел меня с кончиков ног до макушки, фыркнул.
   - Я думал, лесной эльф в городе - это удивительно. Похоже, я ошибался: лесной эльф в море - это гораздо удивительнее.
   Судя по всему, Дарану нравилось разговаривать с самим собой. Конечно, всегда приятно пообщаться с умным человеком. А уж какими остроумными всегда кажутся собственные шутки.
   - Леди, вы даже представить себе не можете, насколько вы мне надоели.
   - Я вижу вас второй раз в жизни, это когда же я успела вам надоесть? - Тон мой был чуть более резок, чем допустимо в подобной ситуации.
   - Удивительно, не правда ли. Я и сам удивлен, как это одна единственная женщина сумела разрушить большую часть тюрьмы, которая стояла много лет до ее появления, и дважды помешала моим людям убрать весьма надоевшего мне лорда Роккуэла! - Из легкого ироничного, его голос постепенно набирал стали и под конец сорвался на крик.
   - Мне кажется, вы приписываете мне чужие заслуги, - сложно было удержать дрожь в голосе. Но еще сложнее было промолчать, не терплю, когда на меня повышают голос. Может быть от этого все мои неприятности.
   - О, не скромничайте, леди. Это именно вы умудрились пронести взрывчатое вещество в подземелья. Это именно у вас оказалось в нужный момент оружие, чтобы передать его лорду Роккуэлу, который чуть было не убил моего человека. И, в конце концов, это именно вы вмешались в тот самый момент, когда наш общий знакомый был уже почти растерзан взбесившейся толпой.
   - Какая оказывается я... не заменимая. А я и не подозревала.
   Я была раздражена. Даран говорил какую-то ерунду, во всем перечисленном им, моих заслуг никаких. Ни взрывчаткой я бы воспользоваться не сумела, ни убить бы никого не смогла, хоть у меня и был тогда кинжал, ни толпу остановить бы у меня не получилось, даже если бы я этого очень захотела.
   - Нет, я вполне осознаю, что вы сыграли во всем этом исключительно косвенную роль. Но знаете, один раз - это случайность, два - это совпадение, а вот три - это уже закономерность. Поэтому, чтобы больше не возникало таких недоразумений, к моему величайшему сожалению, леди, мне придется вас убить. Ничего личного, вы же понимаете.
   Ну конечно, я все понимаю.
   - Так не пойдет, - проговорил Рок охрипшим от долгого молчания голосом.
   - Да ладно тебе, братишка, - в фамильярном тоне Дарана сквозило презрение. Рок словно от удара встрепенулся от этих слов. - В ближайшем порту возьмете себе новую девку. Какая вам разница.
   - Может быть и никакой.
   Даран сложил руки на груди. Он вдыхал аромат соленого ветра. Море. Как же он не любил эту стихию. Нужно убираться отсюда. Надоело. На лице его появилась снисходительная улыбка победителя.
   - Понимаешь, - сказал он, - у меня было время подумать, я понял, что, в общем-то, ты ни в чем и не виноват, поэтому можешь катиться на все четыре стороны. После того, как удовлетворишь мое любопытство. А она, - Даран бросил на меня презрительный взгляд, - Она просто оказалась не в то время, не в том месте. Уж слишком много ее было во всей этой истории.
   Зачем же я в это ввязалась?! Сидела бы себе спокойно на их корабле, пока не закончилась еда. А там может быть кораблик какой встретила. Как бы все было хорошо.
   - Глупости, - процедил сквозь зубы Рок.
   - Может быть, но это мое право.
   Ему надоели разговоры. Он выхватил меч и наотмашь ударил, чтобы уже раз и навсегда избавиться от этого столь раздражающего его фактора.
   Мелькнула серебряная молния. Я отступила на шаг и увернулась, понимая, что наверно уже не успеваю. Лезвие прочертило по плечу кровавую полосу. Боли не было. Была только беспомощность и страх.
   Даран медленно повернул голову. На его лице было столь искреннее, даже немного детское удивление тому, что жертва решила сопротивляться, а не покорно сдаться своей судьбе.
   - Как мило, - протянул он. - А ты что, и, правда, думаешь, что сможешь остаться в живых?
   - А по вашему, я должна стоять столбом, чтобы вам было удобнее? - Страх поднял адреналин в крови до критической отметки. Все тело било мелкой дрожью.
   - Может быть тебе еще и меч дать, чтобы ты смогла защищаться? - ехидно поинтересовался Даран.
   - А почему бы и нет.
   Даран рассмеялся. Его смех смешивался с ветром и разносился по всему кораблю. И почему мне не весело?
   - А это будет забавно. Дайте ей меч.
   В моей голове все было как в тумане. Наверно я сошла с ума. Я посмотрела по сторонам, взгляды, на которые я натыкалась, в точности подтверждали мои мысли.
   Из ступора вывело ощущение чего-то тяжелого в руке. Я опустила глаза. Простой обоюдоострый меч, рукоять которого оплетена тонкой кожей.
   - Ты хоть знаешь, как его держать? - почти по-отечески спросил Даран.
   Я подняла на него глаза, пытаясь вникнуть в смысл, сказанных мне слов. Мозг, словно пытаясь защитить от осознания ситуации, в которой оказалась его хозяйка, отказывался соображать, замедляя мыслительные процессы до предела.
   - Нет, - совершенно честно ответила я.
   И все же, какой неприятный у него смех.
   Я взвесила меч в руке и поняла, что удержать его одной правой, я наверное не смогу. Пришлось подключать пострадавшую левую. Наверно я очень смешно смотрелась со стороны.
   Даран, сложив руки на груди, сверху вниз смотрел на мои неуклюжие попытки поудобнее ухватиться за эфес.
   - Милочка, мы так уснем, пока вас дождемся. Вы готовы? - Встретив мой угрюмый взгляд, решил, что можно приступать ко второй и, похоже, самой веселой части представления. - Защищайся.
   Он бил не на точность и скорость, а на силу. Он позволил мне принять этот удар и попытаться отразить. Клинок Дарана врезался в мой, издав скрежет, от которого мурашки побежали по коже. Удар отдался болью в каждом суставе. На глазах выступили слезы. Я чуть было не выронила меч. А ведь это был только первый удар.
   Даран дал мне немного времени опомниться и занес меч для следующего удара.
   - Хватит! - Рок за пару шагов оказался рядом, оттолкнул меня, одновременно забирая меч и останавливая им очередной удар Дарана.
   Отлетая в сторону, мне под ноги попался корабельный канат, равновесие удержать я не смогла и больно приземлилась на палубу. Рок и Даран разом обернулись на грохот. Они застыли, глядя на мою распластавшуюся фигуру. Рок вдруг стал какого-то серого цвета. Даран же, забыв, что рядом вооруженный соперник, преодолел разделявшее нас расстояние, присел на корточки, и, не снимая с моей шеи, взял выбившийся из-под одежды медальон.
   - Откуда это у тебя?! - прошипел он.
   - Купила.
   - Врешь! Невозможно купить чешую дракона! Где ты его взяла? - его била мелкая дрожь, он не спутает чешую дракона, точнее, кожу, ни с чем другим. А тем более этого дракона. Такие вещи нельзя купить. Такие вещи дракон может преподнести в дар, и передавать такой дар другому не посмеет никто.
   Даран взял себя в руки. Если подумать все складывается как нельзя удачно для него, вытянуть нужную ему информацию из девчонки будет куда проще, чем из братца.
   - Уходим, - гаркнул он своим гвардейцам и покрепче ухватил меня за плечо.
   Ощущение падения. Дымка, застилающая глаза. Холодный каменный пол.
  
   - Что тут произошло? - Великан растеряно озирался по сторонам. Только что весь корабль был забит вооруженными гвардейцами, а через секунду все испарились. - А Мирослава где?
   - У Дарана.
   Великан повернулся на голос капитана. Рок тяжело опирался руками о борт корабля и невидящими глазами смотрел вдаль. Было в его лице что-то страшное, неуловимое, что появляется, когда на волю вылезает драконья сущность. Нет, он определенно что-то пропустил.
   - А зачем она Дарану?
   Простодушный вопрос гиганта заставил капитана вскинуться: он резко повернул голову, в глазах его мелькало раздражение... и грусть.
   - Великан, ты, что ничего не понял? У нее на шее медальон из кожи дракона!
   - Так наш одуванчик сдружилась с каким-то драконом. - На лице его расползлась гаденькая ухмылка. - А за красивые глаза драконы такие подарки не дарят.
   Что Рок почувствовал в этот момент, он и сам бы себе не мог сказать. Обиду, разочарование, усталость, непонимание.
   - Это не просто амулет дракона, Великан, - он набрал в грудь побольше воздуха, требовались определенные усилия, чтобы это произнести. - Это амулет моего отца, который он сделал для меня.
   - То есть как?
   - Вот так.
   Великан посмотрел на унылого друга, он сомневался, стоит ли сейчас говорить о том, что и так очевидно, но все же решил продолжить:
   - Значит Мирославе известно, где сейчас твой отец.
   - Вероятно.
   Наконец-то в голове начинала складываться картина: дракон, да что уж там, нужно смотреть правде в глаза, его отец был на корабле после того, как их захватил Даран, он же и перенес Мирославу на берег. В обмен на что-то, ну уж точно не за красивые глаза, она пообещала устроить их встречу, и отправилась на его поиски.
   - А ведь Дарану только того и нужно, найти твоего отца. Эх, глупая девчонка, сама того не зная, принесла прямо в руки Дарана такие сведения, - озвучил Великан и так не дававшую покоя мысль.
   - Она не могла знать этого, - хриплый, усталый голос. Лим, сгорбившись, сидел на деревянном настиле палубы. - Ну, что, кэп, снова скажешь, что она заодно с Дараном.
   Рок потупился, кто бы мог ожидать от тихого и добродушного целителя такой жесткости, даже злости. И все же насколько лучше было, если бы они тогда не заметили ее в море, насколько меньше было бы проблем.
   - Он, конечно, заставит Мирославу сказать, где сейчас находиться дракон, - продолжил Лим, горько усмехнувшись. - Даже если она не захочет говорить, Даран найдет способ.
   Да уж, врят ли его отец знает о том, что по миру рыщет сумасшедший убийца драконов, он не ждет ловушки, и Мирославе он, по всей видимости, доверяет, иначе не отдал бы ей амулет.
   - Мирославу он убьет после того, как узнает, где дракон, потому что "она его раздражает", дракона он убьет, как только найдет его, потому что ему так хочется. Кого будем спасать, Лорд Капитан? - закончил целитель. Он вскинул голову и посмотрел капитану в глаза.
   - Мы будем спасать себя, - грубо ответил Рок, развернулся и ушел прочь.
  
   ***
  
   Темно и сыро. Затхлые запахи окутывают голову туманом. Глаза медленно привыкают к царящему вокруг сумраку и уже начинают различать серые каменные глыбы стен и частые металлические прутья дверной решетки. Да, это без сомнения подземелья Дарана. Только вот нахожусь я на этот раз уже глубоко под землей, вокруг нет ни одного окошка, а по стенам сочиться влага, покрывая их слизью. Кое-где между камней пробиваются корешки растений. Камера предназначена для одного человека. Даже мне с моим невысоким ростом невозможно выпрямиться, хорошо, что сюда не попал Великан, уж ему-то было бы тяжелее всего. Но тяжело сейчас мне, и это не изменишь.
   Деревянная скамья и охапка соломы, вот и все мои удобства. Тишина. Только какие-то поскрипывания. Интересно, на этом уровне подземелий есть еще кто-то кроме меня?
   Я зажала в ладони медальон, из-за которого и оказалась в этом месте. Удивительно, из-за какой-то мелочи столько неприятностей. Наверно, Даран уже скоро появиться. Что же ему сделали драконы, зачем ему так необходимо их всех уничтожить? А может та же история, что и со мной, случайно какая-нибудь рептилия перешла ему дорогу, и теперь все драконы его раздражают, а значит, их нужно убить. Ничего личного, вы же понимаете.
   Я сжала кулак еще крепче и с силой рванула медальон с шеи. На коже остался саднящий след от шнура. Я ведь в беде. Меня ведь могут убить. Я ведь могу позвать на помощь. Я же никакого отношения не имею к тому, что случилось между Дараном и драконами. Я же не обязана из-за этого умирать. Возможно для Звезды это верная смерть... Но как же я? Я не хочу умирать! Я хочу домой!
   Мне вдруг стало так смешно. Смешно от собственной глупости. Все равно я не смогу так поступить, слишком уж привередливая у меня совесть, спокойно жить не дает и вроде бы правильно поступать мешает. Поступить так, как того требуют обстоятельства и чувство самосохранения, значит предать. В первую очередь предать саму себя, а жить, пусть и недолго, с таким грузом на душе, ох, как нелегко.
   Левая рука обхватила правую. Что есть силы сжались мышцы. Медальон жалобно заскрипел от напряжения. У меня все хорошо. У меня все просто отлично. Еще немного усилий. Раздался треск. Кусочки драконьей кожи разлетелись в ладонях, ужалив напоследок острыми краями напряженные ладони.
   Все правильно. Зачем искушать себя и свою совесть? Проше уничтожить источник искушения. Тогда все станет проще.
   Я отбросила в сторону собственноручно уничтоженный шанс на спасение. Улеглась на скамейку и заложила руки за голову. Да, все правильно. Теперь все правильно. Стоит поспать перед встречей с Дараном.
  
   Яркий свет ударил в глаза. Я щурилась и закрывалась руками, прогоняя неожиданную слепоту.
   - Добрый день, леди. К сожалению, не знаю, как вас зовут.
   - Ничего страшного, зато мне известно, как зовут вас, лорд Даран. - Слепота прошла, но мне и не нужен был свет, чтобы узнать этого человека.
   - Я польщен, - зло улыбнулся он. - И все же представьтесь.
   Я пожала плечами. Если ему очень хочется узнать мое имя, мне не жалко.
   - Мирослава.
   Он стоял в дверном проеме, не проходя в камеру. Как давило ощущение того, что он сейчас перекрывает мне путь к свободе. Факелы отбрасывали зловещие тени на его лицо. Страж в царстве мертвых, не иначе.
   - И так, Мирослава, ты ведь понимаешь, зачем я пришел? - почти пропело это изваяние в двери.
   - Я не умею читать чужих мыслей. - Так и хотелось добавить, я же не дракон, но это было равносильно подписанию смертного приговора. Хотя чего это я, приговор-то мне давно уже подписан.
   - Это смешно. - Даран гадко улыбался в подтверждение своих слов. - У меня есть множество способов заставить человека говорить. Ты, Мирослава, должна осознать, что тебе уже не выйти отсюда, тебе самой же будет проще, если ты мне поможешь. - Гвардеец за спиной Дарана повел рукой с факелом, высветив дальний угол, где валялись осколки подаренного драконом талисмана. Он минуту смотрел на поломанную вещь, потом снова перевел взгляд на меня. - Я вижу, ты уже все осознала.
   Дверь захлопнулась, оставив меня в темноте и одиночестве.
  
   - Лорд Даран, - Курт нервничал и терял терпение. Изо всех сил он сдерживал себя, чтобы не показать обуревавшие его чувства. Он никак не мог понять, чего же Даран тянет: они могли за пять минут выбить из девчонки информацию, и тогда бы его господин получил то, чего так хотел, а после и он смог бы избавиться от этого постоянного напоминания его унижений. - Как прикажете поступить? Если нужно, я сам готов заставить ее говорить.
   - Не будем торопиться, - Непонятная тревога властвовала чувствами Дарана вот уже несколько часов, прошедших после захвата корабля. Что-то он не понимал. Не мог понять. Сколько раз он ни прокручивал в голове все факты, они не складывались в единую картину. И самым чужеродным в этой картине как раз и была девчонка, сидящая в его подземелье. Какое отношение она имеет к дракону? Почему именно у нее был медальон? Чем руководствовалась эта мерзкая тварь, отдавая медальон ей? Совершенно неуместное в этой ситуации любопытство? Пусть так. Это его право. - Еще не время.
   - Но, Лорд Даран!
   Он бросил на гвардейца взгляд, который без лишних слов всех расставил по своим местам. Пусть знает свое место.
   - Распорядись, чтобы девчонку привели ко мне. Немедленно.
   Курт опустил голову, чтобы не было видно, как напряглись желваки на его лице. Развернулся и отправился выполнять приказ. Он подождет. Еще немного подождет. Рано или поздно хозяину надоест играться, и тогда наступит его время.
  
   Снова в лицо ударил свет. Кто-то грубо ухватил за плечо и выволок из камеры. Несколько слепых шагов. Снова рывок. На этот раз, чтобы далеко не отходила. Влажные ступеньки. Ноги скользят. Одна, вторая, третья разрушена. Толчок в спину, чтобы не задерживалась. Крепче сжать зубы. Я не заплачу. Чего уже плакать-то, бесполезно.
   Лестницы, коридоры, повороты, двери. Все это чередовалось и проплывало перед глазами, не успевая сложиться в систему, оставаясь отдельно ото всего и не превращаясь в единое строение.
   Открылась очередная дверь, за которой оказалось небольшое, окутанное полумраком помещение. Стеллажи с книгами, камин на противоположной стене, два кресла с резными подлокотниками и в том же стиле стол из темного дерева. Одно из кресел было занято. Он сидел, закинув ногу на ногу, а едва заметный взмах рукой заставил сопровождавших меня гвардейцев испариться, захлопнув за собой дверь.
   Пауза затягивалась. Мне нечего было сказать. Даран же в свою очередь молча изучал меня с ног до головы, будто пытаясь разглядеть что-то, чего не увидел до этого момента, но что обязательно должно было быть.
   - Не желаешь присесть? - наконец произнес он.
   Я пожала плечами. Почему бы и нет. Тело расслабилось, благодарно принимая возможность отдохнуть на более удобном месте, чем деревянная скамья. Удивление с лица моего собеседника стерлось довольной улыбкой кота. А чему тут собственно удивляться: раз уж он все равно собирается меня убить, почему я должна еще чего-то опасаться?
   - Как устроилась? - сцепленными в замок рукам он потирал подбородок, бесцельно блуждая взглядом по соседней стене.
   - В кресле? Неплохо.
   Даран усмехнулся.
   - Нет. Я не про кресло.
   - А, там-то? - протянула я. В нос сам собой ударил запах плесени и сырости, а мышцы заныли, вспоминая тесную и мрачную коморку в его подземельях. - Да тоже хорошо.
   - Ну да, все лучше, чем на том свете.
   Я вздрогнула. Он не шутил. С такой спокойной уверенностью, со знанием дела.
   Даран поднялся с кресла, сделал несколько неторопливых шагов по комнате, потом, словно что-то вспомнив, резко переместился за спинку кресла, на котором я сидела. Кожа жалобно заскрипела под пальцами Дарана. Мне понадобилась вся воля, чтобы заставить себя сидеть на месте, чтобы не обернуться, чтобы не вздрогнуть. Я затылком ощущала, как его руки до онемения сжимают спинку кресла.
   - Я не собираюсь играть с тобой в кошки-мышки. Я хочу, чтобы ты ответила мне на несколько вопросов, и от того, насколько правдиво ты это сделаешь, может зависеть твоя жизнь.
   Да уж, не много свободы для творчества. Вот только, что его интересует?
   - Как у тебя оказался медальон? Только не говори, что купила или нашла, все равно не поверю.
   М-да... Ну тогда напрашивается только один ответ:
   - Мне его дали.
   - Кто?
   Кто. Кто. Кто. А и в самом деле кто?
   - Дракон, - совершенную правду ответила я. Жить-то хочется!
   - Какой?
   Отличный вопрос! А как на него ответить? Кого-то мне напоминает эта совершенно фантастическая манера задавать вопросы.
   - ... большой. - Миллион раз говорила: какой вопрос, такой ответ.
   Даран напрягся, видимо решив, что я издеваюсь. Стремительным движением он обогнул кресло и приблизил ко мне лицо. Костяшки пальцев побелели, сжав подлокотники. Я вжалась в кресло, стараясь как можно больше отдалиться от этого человека.
   - Это такая шутка? Да? - Прошипел он.
   - Нет. - От страха в горле застрял комок, мешая говорить. Каждое слово приходилось из себя буквально выцарапывать. - Это не шутка.
   Даран прищурил глаза. Не нужно быть телепатом и читать мысли, чтобы понять, что это означает угрозу.
   - Хорошо, я повторю вопрос. Дракон какой стихии дал тебе медальон из своей кожи?
   - Я в этом не разбираюсь. И совершенно не могу быть уверена, что он сделан из кожи именно того дракона.
   - Ты врешь, - заключил Даран.
   В ответ я пожала плечами. Это его личное дело верить или не верить моим словам.
   - Хорошо. Пусть будет так. Я сам разберусь, что это за дракон. - Он отстранился, сложил руки на груди и, глядя сверху вниз, продолжил. - Просто скажи мне, где сейчас он находится?
   - Я не знаю.
   - И снова врешь.
   Я снова пожала плечами. Что я еще могла сделать? Ничего.
   Даран молча изучал меня. В этот момент в его лице не было ни злобы, ни агрессии, разве что непонимание, и то совсем чуть-чуть. Его словно охватила какая-то усталость. Черты лица разгладились, веки немного опустились.
   - Зачем тебе это нужно? - тихо спросил Даран.
   - Что? - Такая резкая перемена настроения моего собеседника заставила растеряться.
   - Зачем ты выгораживаешь его, рискуя собственной жизнью? Кто он тебе?
   - Я никого не выгораживаю. Вы, лорд Даран, просто меня приняли за кого-то другого. - Как странно, почему меня сейчас так мучает совесть?
   Глаза в глаза. Как же меня трясет от его взгляда.
   - А ты умеешь врать, - как-то трагически театрально произнес он. - Я даже начал сомневаться... Почти.
   Да уж, и почему у меня такое ощущение, что он видит меня насквозь?
   - Хочешь, я расскажу тебе свою тайну? Может быть, после этого ты перестанешь выгораживать своего ненаглядного дракона.
   - Нет, спасибо. Мне и без чужих тайн не просто живется. Не нужно усложнять мне жизнь еще больше.
   - И все же я расскажу, - сквозь зубы проговорил он. - У меня есть причина ненавидеть этого дракона и желать ему смерти. Он нарушил закон. Он ... мой отец.
   Что!
   И он тоже!
   Да сколько же у этого несчастного дракона детей?!
   - Он изуродовал жизнь мне и моей матери. Из-за него мать сошла сума. Он даже не задумался, что со мной будет. Просто исчез. Великие, древние существа! Просто твари! - Даран отвернулся к стене. Он выдавливал слова, как будто специально пытался сделать себе как можно больнее. - У меня есть право мстить. А вот у него не было никакого права, он нарушил закон, у дракона и обычной женщины не может быть детей. Это недопустимо.
   Да. А Звезда-то не промах, как минимум дважды нарушал этот закон.
   - Родителей не выбирают, - совершенно неуместно вырвалось у меня.
   Даран резко обернулся ко мне и застыл: лицо его было белым как полотно, глаза почернели. Казалось еще немного и переполнявшие его эмоции хлынут через край.
   Я смотрела ему в глаза и каждой клеточкой тела ощущала, что, нет, не то, что он на половину дракон, так его злит. Есть что-то другое, что гораздо важнее для него, чем осознание своей нечеловеческой сущности.
   - Я не человек. Но я и не дракон. Я никто. Понимаешь!
   - А кем бы ты хотел быть? - я почти шептала.
   Даран вздрогнул. Он и сам часто задавал себе этот вопрос. Только ответа так и не нашел.
   - Кем бы я ни был, я остаюсь собой, - голос гулкий и безжизненный. - Так, где сейчас дракон?
   - Я не знаю. И даже если бы знала, не сказала. Я не хочу вмешиваться в чужую жизнь, какая бы она ни была.
   - Ты уже вмешалась. - Он подошел к двери, открыл ее и, не глядя на гвардейцев, стоявших за ней, резко бросил, - в подземелье ее.
  
   ***
  
   Всю ночь не давало уснуть чувство тревоги и щемящей тоски. Что за чушь! Ему не о чем волноваться в его же собственном замке. И все же до самого рассвета он так и не смог сомкнуть глаз. С трудом дождался, когда небо окончательно просветлеет и разгонит рассветный туман.
   Заспанные гвардейцы, несшие ночной караул, провожали своего господина мутными, отяжелевшими под грузом дремоты, взглядами. Даран вошел в кабинет, разметав потоком ветра бумаги на столе. Руки уперлись в оконную раму, глаза без интереса следили за сонно передвигающимися людьми. Ему нужно было, просто необходимо, жизненно важно было сейчас с кем-нибудь поговорить, объяснить и ... возможно понять самому.
   Поговорить?
   Именно это необъяснимое желание, даже потребность терзала его последние часы.
   Поговорить. Просто поговорить.
   Ну что же, а почему бы и нет.
   Он резко распахнул дверь, заставив гвардейцев потерять самообладание. Неожиданная активность хозяина ранним утром вступала в противоречие с разомлевшими в рассветные часы чувствами.
   - Девчонку ко мне.
   - Сейчас? - неожиданно сорвалось с губ молоденького гвардейца.
   Даран, уже было захлопнувший дверь, медленно повернулся, одарив, давшего маху, гвардейца взглядом, который не обещали ничего хорошего.
  
   ***
  
   Голова гудела от невежливого пробуждения. Засыпать на этой жуткой скамье было просто ужасно, гораздо хуже, чем на земле. Уж мне-то теперь есть с чем сравнивать. На пол я не легла только по одной причине: кто знает, что там бегает в полной темноте. Да уж, отдых не из приятных. Да и пробуждение совсем не подкачало, не выбилось из общей безрадостной картины: меня просто спихнули с моего вымученного ложа и, не дав проснуться, повели куда-то. В том состоянии, в котором я сейчас была, мне было абсолютно безразлично, пусть даже на казнь.
   Но ожидания не оправдались: не было ни эшафота, ни виселицы, ни даже костра. Был только лорд Даран. А что, кстати, из перечисленного лучше?
   Кабинет мне был уже знаком по прошлой нашей встрече, поэтому я, не теряя времени на выспрашивания разрешения, просто уселась в кресло.
   - Откуда ты взялась?
   М-мм?...
   - Да вот только что гвардейцы ваши привели. - Я с трудом подавила зевок.
   Сдавленный смешок.
   У, похоже, меня здесь за клоуна держат.
   - Очень не плохо. Но меня интересует совсем другое.
   Дремота вытекла из головы и перебралась в желудок, что сопровождалось голодным урчанием.
   Даран задумчиво прошелся по мне взглядом, оттолкнулся от подоконника и на минуту вышел. Вернувшись, он сел в кресло напротив, вальяжно закинув ногу на ногу. Да, хорошо, наверное, чувствовать себя хозяином положения. Я уже забыла, что это такое.
   Три минуты абсолютного молчания, в течение которых я изо всех сил старалась куда-нибудь деть глаза, чтобы не встретиться взглядом с лордом Дараном, который, казалось, еще чуть-чуть и проглядит во мне дырку.
   Я вздохнула с облегчением, когда открылась дверь, и Даран переключил свое внимание на девочку с подносом. Потом облегчение переросло в удивление, когда я увидела, что девочка накрывает на двоих. Невероятно, неужели лорд Даран решил разделить со мной завтрак. Или это такая извращенная пытка: он будет кушать, а я смотреть в пустую тарелку, захлебываясь слюной?
   - Позавтракаем вместе, - разрешил он мои сомнения.
   Почему нет. Не думаю, что он станет подсыпать мне яд. В конце концов, убить меня он может любым другим способом в любое удобное для него время.
   - И так, я слушаю.
   - Что именно?
   - Долгую, душераздирающую историю о том, откуда ты, как познакомилась с драконом, почему он сделал тебе такой ценный подарок, как ты связалась с моим братцем. И как можно подробнее.
   Я медленно дожевывала кусок лепешки с сыром, чтобы дать себе время придумать ответ. Эх, жаль, что так мало откусила.
   - И, да, - вдруг вспомнил Даран, - опережая вашу чудесную привычку отговариваться нелепыми фразами, предупреждаю, каждая милая шутка будет караться. И поверьте мне, вам это не понравится.
   Ох, и почему я в этом не сомневаюсь?
   В принципе, мне не сложно рассказать, вот только как бы не сболтнуть лишнего.
   - Я из другого мира. - Буду выдавать информацию дозировано, наблюдая за реакцией.
   Даран приподнял бровь, что, видимо, означало удивление, но не сильное.
   - Из какого?
   - Так как для всех его жителей, он один единственный, названия у него нет. По крайней мере, мне оно неизвестно.
   - Ладно, уже не плохо. Как попала сюда?
   Ножками, ножками.
   - Ну, Лорд Капитан говорит...
   - Кто говорит? - перебил меня Даран.
   - Ээ, лорд Роккуэл, Рок.
   Даран усмехнулся.
   - А братик, оказывается со странностями. Очень интересно он себя величает.
   - Он конечно со странностями, - под нос пробурчала я, - только вот звание это придумал исключительно для меня.
   - Ну, так что он говорит?
   - Что я попала в этот мир только потому, что связана с ним какими-то корнями. А не так давно выяснилось, что я на половину лесной эльф. Вот из-за этого видимо и попала.
   Ой, попала, еще как попала!
   - Ну, допустим, - соблаговолил Даран. - А теперь перейдем к самому интересному: где ты встретила дракона?
   Я тяжело вздохнула. Кто бы мне сказал, насколько я правильно поступаю.
   - После шторма, когда корабль перенесло через границу, а команду "Лионеллы" захватили ...
   - Постой, - Даран прервал меня, не дав закончить фразу. - Ты что, была на корабле?
   - Да.
   Что за мысли были у него на лице? Кажется, кому-то не поздоровиться за недосмотр.
   - Продолжай.
   - А нечего особо продолжать, просто на следующее утро он появился на корабле. Ну и помог мне добраться до земли.
   - Отлично, - в глазах Дарана сверкнул злорадный огонек. Он подошел к письменному столу, некоторое время порылся в ящике, извлек оттуда какой-то свиток и небрежно кинул его передо мной. - А теперь покажи мне на карте то место, куда он тебя принес.
   Дура!
   Сердце запрыгало в груди, а руки предательски дрогнули.
   - Я не разбираюсь в картах. Тем более в неизвестном мне мире.
   - Да! - Ехидно протянул мой собеседник. - А до Криана тебя интуиция довела? Или просто случайно?
   - Случайно, - еле выговорила я.
   - Не беда, - все также улыбаясь, продолжал Даран. - Сколько дней ты шла до Криана?
   Я мысленно застонала. Что же делать!?
   - Я не помню. - Голос охрип от напряжения.
   - А это уже не так важно, - Даран сиял как начищенный пятак, осознавая свою победу. - Я считать умею. День захвата корабля я помню. День, когда ты появилась в Криане тоже. Если прикинуть это одиннадцать дней. Корабль был у самой границы, но драконы твари быстрые, значит, дня три пути может четыре. Прилетел он на следующее утро, значит плюс еще один. И так искать нужно от Криана в радиусе шести-семи дней пути. И конечно вдоль берега моря или у больших озер, а это значительно сокращает область поисков. Спасибо вам за помощь, Мирослава.
   Аппетит пропал. Смотреть на еду было просто противно. Если Звезду найдут, в этом буду виновата только я. Хреновый из меня конспиратор, если не сказать хуже.
   - Ну что вы, Мирослава, не нужно так расстраиваться. Какое вам дело до какого-то дракона, тем более ваша собственная судьба еще до конца не решена.
   Я подняла глаза на своего собеседника. И все же тяжелый у Дарана взгляд. Сложно его выдержать. Но можно.
   - Как вас зовут?
   - Что? - Даран на мгновение смешался.
   - Я спросила ваше имя.
   Скулы напряглись, а в глазах мелькнуло сомнение.
   - Вир. - Подумав, добавил. - Вирген.
   Мне хотелось плакать. Просто плакать. От осознания своей причастности к происходящему. Даже не причастности, а вины. От того, что все пережитое и сделанное зря. Звезда не встретился с Роком. Да к тому же велика вероятность, что вместо одного сына, дождется совершенно другого, который придет не с намерением поговорить. И это все из-за того, что у кого-то слишком длинный язык.
   - Послушайте, Вир, убив отца, вы не избавитесь от дракона. Он на всю жизнь останется внутри вас. Это не выход. Это не поможет найти себя.
   - Да? - Даран был похож на вулкан, готовый вот-вот взорваться. Каждое слово, исходящее от него, словно всплеск раскаленной лавы. - Может быть, ты знаешь выход?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Может быть, ты считаешь, что у меня недостаточно веские основания, чтобы убить его?
   Голос сорвался на шепот:
   - Я не думаю, что стоит тратить жизнь на поиски отца, только ради того, чтобы убить его. Или может быть ради того, чтобы он понял, что был плохим отцом.
   Даран остолбенел. Все внутри его кипело. Эта девчонка заставила его, почувствовать себя капризным мальчишкой, добивающимся любви и внимания отца, которых был всегда лишен.
   Да что она из себя возомнила!
   - Не нужно тратить столько слов, Мирослава. Вам показалось, что вы умеете разбираться в людях. В их чувствах. Вы ошиблись. - В голосе величественное снисхождение. - Я рассказал вам свою историю, и вы решили, что можете судить о причинах моих поступков. Как это глупо. Дракон нарушил закон и должен умереть. Значит, он умрет.
   - А что потом?
   Удивление и непонимание.
   - Потом?
   - Да, потом. - Даран своей речью щелкнул меня по носу, который я сунула не в свое дело, но на этом я останавливаться не собиралась. - Добьетесь своей цели, уничтожите олицетворение зла. Дракона не будет. Но и цели в жизни тоже больше не будет.
   Вирген смотрел на меня и улыбался. Я никак не могла определить злиться он или просто смеется.
   - Неплохая мысль. Мне иногда даже жаль тебя убивать, точнее сегодня впервые я засомневался. - В его глазах мелькнула озорная искра. - А насчет цели в жизни: я, пожалуй, женюсь, и нет проблемы потери смысла в жизни.
   Веселый парень.
  
   ***
  
   - Лорд Даран, мы направили наших лучших гвардейцев на поиски дракона.
   - Не забывайте, Курт, найти, но не трогать, я все сделаю сам.
   - Да, мой лорд. - Курт не спешил уходить. Остался еще один, последний вопрос.
   - Вам что-то нужно, Курт? - вяло поинтересовался Даран.
   - Да, мой лорд, девчонка...
   - И что она?
   - Вы все узнали, что хотели, она вам больше не нужна.
   - Пожалуй, что так. Решите этот вопрос, Курт.
  
   ***
  
   Ожидание и в самом деле подобно смерти. Я понимала, что так быстро Звезду найти не могли, но... Но это могло случиться в любую минуту. И ничего невозможно сделать.
   Железные прутья двери намертво вделаны в стену. Одинаково грязно-черные стены давят со всех сторон. Истерика расползается по телу, хочется упасть на колени перед дверью, схватиться за решетку и выть, просто выть. Но какой-то внутренний стержень еще держится, он не позволяет сломаться, дает силы просто сидеть и до боли сжимать пальцы рук.
   Дверь открылась. Вошли две серые тени. Я ждала их. Они должны были прийти. Значит пора. Значит так должно быть.
   Я встала. Одна из теней заломила руки за спиной и туго стянула веревкой. Надо же, а к Дарану они меня водили, не связывая.
   Долгие переходы по лестницам и коридорам. Ожидания возле запертых дверей. Возможность сбежать? Нет. Ни единой.
   Серый свет ударил в глаза. Надо же, как долго тянется этот день: мне казалось, что уже должна была быть глубокая ночь, а на самом деле солнце только-только заходит за горизонт. Люди, суетящиеся во дворе, при виде меня остановились, кто-то смотрел на меня с интересом, кто-то с ненавистью, не представляя, что я сделала, но заранее уверенные в том, что что-то плохое, были даже те, кто поспешил убраться на всякий случай.
   Даран прохаживался во дворе. Увидев меня, он с едва заметной издевкой в лице помахал мне рукой. Я бы тоже помахала, вот только руки были связаны. Назло всем я заставила себя улыбнуться. Я кивнула, нет, не в знак уважения, просто потому, что он оказался сильнее и в чем-то умнее, но не в коем случая не лучше. Хорошо, что я с ним больше не встречусь.
   Каменная дорога закончилась. Меня вели куда-то на задворки. Даже обидно: без обвинения, без суда, и даже не казнь, а просто убийство.
   Дорога закончилась. Как мило! Яма с кучей мусора. Это чтобы потом долго не возиться.
   Тени, в которых даже в сумерках легко угадывались гвардейцы, остановились у старого кряжистого дерева. Веревка, с одной стороны связывавшая мне руки, другой была перекинута через огромный сук. Руки рванулись, выкручиваясь из суставов, по щекам потекли слезы, когда один из гвардейцев натянул веревку так, чтобы я лишь кончиками пальцев ног касалась земли.
   - Курт, тебе помочь?
   - Нет, я справлюсь, - меч в его руках блестел, словно начищенный к какому-то празднику, но этот блеск не мог сравниться с блеском его глаз. Так радуются сложнейшей из побед, так боготворят желаннейшую из женщин, неужели так можно радоваться чьей-то смерти?
   Ледяной металл прижался к шее, вызывая дрожь во всем теле, скользнул, царапая кожу.
   - Ты заплатишь за мои унижения.
   Гвардеец обращался ко мне. Без сомнения. Но что я ему сделала, я же его даже не знаю.
   - Ты сдохнешь, маленькая тварь.
   Я бы с удовольствием сказала что-то в противовес, но разве поспоришь с очевидным.
   - Запомни меня, я тот, кому ты почти сломала жизнь, но я все же сделаю это раньше, - лезвие прижималось сильнее, оставляя на коже все новые и новые отметины.
   Да, скорее же уже! Сколько можно тянуть! С кем-нибудь другим пообщайся!
   Я закрыла глаза. У меня больше не было сил. Сейчас от меня уже ничего не зависело.
   - Сдохни!
   Свист рассекаемого мечем воздуха. Глухой удар. Вскрик. Не мой. Боли тоже не было.
   Я открыла глаза. Сквозь пелену слез в сумерках все казалось мазками черно-серой акварели. Развязанные веревки и прилив новой боли, тело безвольно падает и взмывает в небо. Близкие-близкие кроны деревьев, плотный клубящийся черный туман. Так, наверное, не бывает.
   Он опустился на землю. Я сползла вниз по стволу дерева, о которое пыталась опираться. Наверное, нужно было сказать спасибо, но язык не поворачивался. Нет, я не неблагодарная, просто дар речи куда-то испарился, да и все тело в одно мгновение превратилось в безвольную кашу.
   Нет, и все же глаза у него карие, темно-темно карие. И очень усталые.
   - Нужно идти, гвардейцы скоро придут в себя и организуют погоню. Нам к этому времени нужно уйти как можно дальше.
   Что я сейчас испытывала? Благодарность? Мне хотелось броситься к нему на шею и расцеловать. Но я только кивнула и заставила свое тело принять вертикальное положение.
   Я плелась за ним, неуклюже продираясь сквозь ветки. Нужно было что-то сказать, но слов не было. Нужно было что-то спросить, хотя бы то, что он делает здесь, почему не уплывает вместе со своей командой, но не хватало решимости.
   Привал был спустя несколько часов, когда уже совсем стемнело. Молчание становилось невыносимым, кто-то должен был его нарушить.
   - Чего хотел Даран?
   Да, нам нужно было поговорить, но зачем же задавать вопросы, на которые знаешь ответ даже лучше, чем я.
   - Узнать, где находиться дракон.
   - Ты сказала?
   Как ответить? И да, и нет.
   - Сказала? - немного удивленно переспросил Рок.
   - Нет, но...
   - Но?
   - Сказала, что он забрал меня с корабля и доставил на землю. - Мне хотелось кричать, что я не виновата, что не хотела, чтобы так все повернулось, что просто не подумала, как следует, прежде, чем говорить.
   - Показала куда?
   - Нет.
   - Понятно. - Он водил палкой в угольках малюсенького костерка, разведенного не для тепла, а скорее для уюта.
   - Звезду нужно предупредить... - у меня слова застряли в горле от его взгляда.
   - Кажется, я понимаю, за что хотел тебя убить Даран. Что тебе еще известно?
   - Только то, что он твой брат.
   Палка выпала из рук и осталась в костре.
   - Отлично.
   Он перевел взгляд на покрывающееся звездами небо, глубоко вздохнул, успокаиваясь... а может быть, примиряясь с мыслью, что его маленькая тайна уже известна всем. Ну не всем, а только этой странной девчонке. А, в общем-то, без разницы, все равно постороннему человеку.
   - Ответь мне только на один вопрос: ты кто такая, почему ты знаешь то, что неизвестно почти никому?
   - Это уже два вопроса, - по привычке отговорилась я.
   - Это один вопрос. Второе только следствие.
   Я опустила глаза, рассматривая грязную землю и опавшие с деревьев листья. Ну что мне ответить! Я не знаю, как получается так, что мне все рассказывают.
   - Ты все знаешь, мне нечего добавить.
   - Тогда, почему?! - похоже, он, наконец, потерял самообладание, правда, только чуть-чуть.
   - Может быть, я просто умею слушать.
   Мы снова пересеклись взглядами. Как же я ненавижу эти дуэли глаза в глаза. И не только, потому, что взгляд у капитана тяжелый, но еще и опасный.
   - О том, что у меня есть брат, я сам узнал не так давно, а ты ... Даран тебе, что, исповедовался? - горько усмехнувшись сам себе, добавил, - Похоже, у тебя есть еще какие-то умения, помимо внимания.
   Грубовато. С явным намерением оскорбить.
   Я пожала плечами.
   - Тебе виднее. - Вдруг спохватилась, - А это ничего, что я на ты, как-то не до церемоний в свете последних событий.
   Рок подобрал с земли, и устало бросил в костер, попавшую под горячую руку палку.
   - Пожалуйста. Что уж теперь, ты знаешь обо мне столько, сколько не знает самый близкий родственник.
   - В чем ты меня винишь? Думаешь, мне это все очень интересно? Я даже не спрашивала ничего. Даран сам все рассказал. А Звезда мне только об одном сыне рассказывал, и совсем не говорил, что это ты. Я просто домой хотела, а он обещал помочь, если я тебя приведу. Я уже миллион раз пожалела, что на это согласилась. Может быть, ты считаешь, что мне приятно было от тебя терпеть все гадости?! - слова вылетали сами собой, я чувствовала, что вот-вот сорвусь либо на крик, либо на слезы. Ни того, ни другого делать не хотелось. Я не стала вдаваться в подробности, просто замолчала. Мне не нужно было ни его сочувствия, ни его понимания.
   Только вот того, что услышала, совсем не ожидала.
   - Ты знаешь, я тебя ненавижу. - Так спокойно, так уверенно, так устало.
   Обидно. Просто до слез обидно. Были бы силы реветь, точно расплакалась.
   - Так, какого черта ты за мной приперся! Кто тебя просил!
   - Я сам решаю, как мне поступить.
   - Кто бы спорил. Тогда будь любезен, не перекладывай ответственность за эти решения на других!
   Костер был сурово растоптан. Угольки зашипели, разлетевшись по влажной листве.
   - Все! Пора спать! С рассветом отправляемся.
   О том, куда мы отправились с рассветом, я долго не решалась спросить. Какие уж тут вопросы, когда любой разговор заканчивался чуть ли не убийством.
   Солнце медленно плелось по небу, я медленно плелась по лесу. Ноги заплетались в корнях деревьев, вязли во мху, ветки рвали одежду и кожу. Я шла все медленнее с каждым шагом. С каждым таким шагом Рок становился все угрюмее. Он бросал на меня хмурые взгляды, но молчал. А у меня перед глазами уже плыли круги.
   - Еще можешь идти?
   - Могу. - Это была наглая ложь, а что поделаешь!
   - А я и вижу.
   - Тогда зачем спрашиваешь?
   - М-да, ну ладно, - он подошел ближе и обхватил рукой за талию.
   От неожиданности у меня перехватило дыхание, я отпрыгнула в сторону.
   - Ты чего? - удивился Рок. Он осмотрелся по сторонам, в поисках причин моего странного поведения.
   - А ты чего?
   - Я? - капитан окончательно растерялся. - Я не понял, ты чего распрыгалась?
   А и, правда, чего?
   Я посмотрела на него исподлобья, но промолчала. Капитана вдруг осенила мысль, по лицу расплылась улыбка.
   - Ты чего это вдруг решила? - продолжал улыбаться он. - Я вообще-то хотел немного полетать, а то с такими темпами, которые ты развиваешь, нас очень скоро догонят.
   У меня на душе полегчало, хотя почувствовала себя очень глупо. Подошла к нему и позволила поднять себя в небо.
   - И вообще, - в голосе его промелькнули нотки обиды, - не нужно считать меня полным идиотом: не для того же я за тобой к Дарану мотался, чтобы самому убивать. - И немного подумав, добавил, - Хотя, у меня на это больше прав, чем у других. А уж причин-то определенно больше.
   Да уж, сказал, так сказал! Я повернула голову и взглянула в его глаза, напряженно смотрящие куда-то вдаль. Ответ вертелся на языке, но я слишком сейчас зависела от него и его настроения, чтобы позволить себе какую-нибудь грубость. У капитана характер непредсказуемый, мало ли...
   Мы летели низко, над самыми деревьями, с остановками на недолгий отдых и еду. Рок выглядел очень измотанным, но на любое мое предложение продлить остановку отвечал коротко и резко: нет.
   - Рок?
   - Ну что еще?
   - Давай пешком пойдем, я отдохнула, я могу быстро. - И совсем-совсем тихо, чтобы он не слышал, - Ты ведь совсем устал.
   Но он услышал.
   - А что, волнуешься за меня? - в голосе ирония, в глазах лукавая усмешка. - С чего это вдруг?
   Мне даже жарко стало от его взгляда. И стыдно. Дурдом какой-то!
   - Я за себя волнуюсь: вдруг уронишь. Там не два метра падать, - отговорилась я.
   - Да уж как-нибудь удержу. Хотя, не велика потеря.
   - Что!
   - Килограмм сорок-пятьдесят? - не обращая внимания на мой возмущенный вопль, Рок продолжал спокойно улыбаться.
   - Сорок девять.
   - Ну, видишь, не ошибся. Пойдем.
   Он встал, собираясь с силами, напряженно огляделся по сторонам и протянул мне руку.
   - Я серьезно, Рок, давай хоть немного пешком.
   - Не можем мы пешком, - он не иронизировал и не шутил. И даже не злился. - Даран со своими людьми уже очень близко. Мы не можем терять ни минуты.
   - Откуда ты знаешь?
   - Ты забываешь, я все-таки на половину дракон.
   Я больше не стала ничего уточнять, просто вдруг поняла, почему он все время озирается.
   И снова полет. Деревья и поля проносились мимо с бешеной скоростью. Взгляд не успевал зацепиться хоть за что-то, голова кружилась. Я закрыла глаза и пыталась остановить вращение моей вселенной.
   В какой-то момент меня охватило гнетущее чувство. Сознание словно сплющили и положили под гнет. Сначала я решила, что это новое проявление морской болезни, но когда в полуметре от нас просвистел арбалетный болт, а Рок стал резко снижаться, описывая в воздухе невероятные зигзаги, поняла, что убежать нам не удалось.
   Под ногами оказалась земля, а вокруг почти непролазная чащоба. Капитан ухватил меня за руку и потянул за собой сквозь бурелом.
   - Скажи, ты везучая? - продолжая путь, спросил Рок.
   - Я? - говорить на бегу, уворачиваясь от веток, норовящих побольнее хлестнуть по лицу, было совсем нелегко. - А ты еще не заметил? Как утопленнику.
   - Ну, тогда нам конец, потому что у меня с судьбой давно разлад.
   У мены вырвался истерический смешок.
   - А куда мы собственно бежим? Ой! - от одной ветки мне все-таки увернуться не удалось, она хлестко ударила меня по лицу, оставив малиновый росчерк.
   - Не знаю. Но не стоять же на месте, с тем же результатом можно было никуда не уходить из Криана.
   - Ну, в общем-то, да. - И все же как-то меня подкосило последнее признание.
   Заросли неожиданно кончились, мы выскочили на небольшую полянку, которая больше всего походила на покинутое лежбище слонов или динозавров, а может и тех и других, вытоптанное и выломанное среди древних деревьев, от корней, до самых крон обросших изумрудным мхом. В сознание ткнулось чувство де-жа-вю.
   Рок резко затормозил, увидев перед собой, возникших из ниоткуда, людей в темных плащах. Дернулся назад, но там тоже путь был уже отрезан. Последнюю свободную третью сторону тоже перегородили, там появился сам лорд Даран. Мы медленно пятились к уступу горы, точнее пещере в этой горе.
   - Кажется, нас загнали в угол, - заключил Рок. - Ты где предпочитаешь умереть: здесь или в пещеру полезем?
   Самое обидное, что обращался он ко мне.
   - Я не знаю. Тебе как больше нравиться?
   - Как мило, не правда ли? - обратился к одному из своих гвардейцев Даран. Отвечать на это гвардеец не стал, просто мерзко заржал, поддерживаемый своими собратьями по оружию.
   - Тогда наверно в пещеру, там его мерзкой рожи видно не будет хотя бы. - Во всеуслышание заявил Рок.
   - Как скажешь.
   Мы рванули в темный зев пещеры. Глаза медленно привыкали к темноте, но я доверилась Року и бежала почти в слепую. Зато вот слух работал хорошо. Достаточно хорошо, чтобы слышать, как гвардейцы рванули следом.
   Через пару минут, когда погоня нас почти настигла, шум шагов вдруг стих. Рок остановился, прислушиваясь к тишине.
   - Рок, зачем ты снова вмешался? - разнесся голос Дарана. - Я отпустил тебя, мне была нужна только девчонка.
   - Видимо, мне она тоже была нужна.
   - Зачем? - искренне удивился Даран.
   - А это мое дело.
   - Глупо, брат. Очень глупо. В любом порту могли подобрать себе новую. А теперь умрешь вместе с ней.
   - Я же сказал, это мое дело.
   - Мирослава, - Даран обратился ко мне, - хочешь, подкину повод помучиться перед смертью.
   Нет. Но разве это кого-то волнует.
   - Теперь на твоей совести будет не только смерть моего отца, но и брата.
   Меня будто током ударило. Больно. Очень больно. Но я не виновата, я же его не просила... Нечестно винить во всем меня. А Рок тоже так думает?
   - А знаешь, Мирослава, меня поражает твоя способность выпутываться из, казалось бы, безвыходных ситуаций.
   - А меня впутываться, - тихо усмехнулся Рок. Я поддержала его невеселой улыбкой.
   - Я даю слово, если тебе и на этот раз каким-то чудом удастся выжить, я перестану тебя преследовать, подарю тебе жизнь.
   Чертовски благородно!
   - И последнее, - продолжил Даран, не дождавшись от меня ответа, - Рок, а ты знал, что в пещере был только один выход.
   - Знал, - выдохнул Рок.
   Раздался оглушительный удар. Стены задрожали. Полетели камни, и посыпалась крошка. Ноги не удержали равновесия. Я упала на жесткую землю и почувствовала на себе тяжесть капитана, прикрывающего меня от града камней.
   Шум стих. В пещере воцарилась полная темнота. Зрение отказало мне полностью, я даже не видела очертаний своей руки, которой водила перед глазами. Паника закралась в сознание. Я ощутила себя запертой в тесном пространстве. Невидимые стены сдавили тисками, выталкивая воздух из легких. Я ухватилась за Рока как за последнюю опору, когда тот попытался отойти.
   - Ты что? - опешил он.
   - Куда ты уходишь?
   - Осмотреться хотел. Ты что хрипишь, ранена?
   - Нет. Просто очень темно, я совсем ничего не вижу. - И малодушно добавила, - Мне страшно. Не уходи.
   Рок вздохнул, но не раздраженно, как это обычно бывало, а просто собираясь с мыслями.
   - Темноты боишься? А меня? - мне не нужно было видеть его лицо, чтобы понять, что он сейчас улыбается.
   - Нет.
   - Как же быстро все меняется, пару часов назад шарахалась как от маньяка-убийцы, а сейчас на пару метров отпустить не хочешь.
   Его слова задели. Захотелось сказать, что не так уж он мне и нужен, и может еще чего добавить для остроты, чтобы поубавилось веры в свою значимость. Нетрудно угадать, как он отреагирует. Именно поэтому ничего такого я не скажу.
   - А вдруг тут кто-нибудь бегает... страшный. Я ведь даже не увижу, что ко мне подходят.
   - Поверь мне, - возразил Рок, - кроме нас с тобой, здесь нет ни одной живой души. Да и мы здесь в живых душах не долго задержимся.
   Жизнеутверждающе.
   В сознание проникло ощущение безвыходности. Он знал, что в пещере только один выход, а я догадывалась. Нужно было подумать об этом прежде... Хотя шанса у нас все равно не было...
   Я отпустила руки. Собственно говоря, он прав, чего уже бояться-то, днем раньше, днем позже.
   - Если это тебя успокоит, я вернусь.
   - Угу, деваться-то некуда, единственный выход завалило, - поддержала я благородный порыв капитана. В ответ услышала его смех и удаляющиеся шаги.
   Я подтянула колени к груди и обхватила себя руками. Закрыла глаза, чтобы не чувствовать себя слепой. Интересно, как избавиться от нападок клаустрофобии, может быть представить, что я сейчас не в замкнутом пространстве, а на воздухе, под небом голубым. Вместо полей в сознании упорно всплывала картина последних минут перед пещерой, только без Даран и его гвардейцев. Не покидающее чувство де-жа-вю мешало сосредоточиться. Когда-то в другой жизни я здесь наверно была... или в этой. Поломанные деревья, вытоптанные кусты, след от давным-давно разведенного костра, пещера...
   Пещерный Ветер! Ну конечно! Это то самое место! Но это означает... Боже!
   Я подскочила от неожиданно пришедшей мысли. Это означает, что Звезда где-то совсем близко. И это не хорошо. Потому что, близко не от нас, а от Дарана. Только бы не встретились! Только бы не встретились! А может уже? Нет. Нет, не может быть. Не мог. Не успел бы и за нами гнаться и за Звездой.
   Я металась в темноте из стороны в сторону, как тигр в клетке, боясь сделать лишних двух шагов в сторону, только меня не решетка удерживала, а темнота и неизвестность.
   Металась пока не налетела на возникшего из ниоткуда Рока. Вместе с обострившейся паникой, обострилось и зрение: я стала различать некоторые очертания, хотя и очень смутно.
   - Ты чего истеришь? - он держал меня за плечи.
   - Нет. Ничего. Все нормально.
   - Ну конечно, а ты здесь просто травку топчешь, - иронично протянул капитан.
   - Нашел что-нибудь интересное?
   - Да. Выход завалило намертво.
   - Понятно. Что-нибудь еще?
   - Да. Во всей этой пещере нет даже щелки наружу, а самая маленькая толщина стен метра примерно два из прочного минерала. Очень прочного.
   - Понятно, - упавшим голосом прошептала я. И уже совсем не желая слышать ответ, все же спросила, - Что-нибудь еще?
   - А тебе мало?
   - Спасибо за понимание и поддержку, - отмахнулась я. По-моему, совершенно неуместная ирония.
   - Я в дальний конец пещеры не ходил. Пойдем? - примирительно спросил Рок.
   А чего это он такой подозрительно добрый? Очень не свойственно Лорду Капитану в моем обществе. Настораживает.
   - Пойдем. Только... - я замялась, как-то сложно задавать ему вопросы.
   - Что, только?
   - Ты специально шел сюда?
   - Куда? В пещеру? - Рок немного напрягся и опустил руки с моих плеч.
   - Нет. В эту сторону. Это ведь то место, которое я показала тебе на карте.
   Капитан замолчал. Я не видела его лица, поэтому не могла определить его реакцию. Темнота и неизвестность. Похоже, я его все-таки боюсь.
   - А ты неплохо ориентируешься на местности, - в голосе прорезалась сталь.
   - Нет, совсем не ориентируюсь. Просто эта пещера мне знакома. Я здесь была.
   - Интересно. Посвятишь в подробности?
   - Сначала ты меня.
   Если бы не знала, что передо мной живой человек, то приняла бы его за каменное изваяние. Ни движения, ни звука, даже дыхания не слышно.
   - Хорошо. Да, я шел сюда специально. Во-первых, потому что не так далеко отсюда мой корабль, а во-вторых, именно потому, что где-то здесь должна была состояться встреча, я ведь, кажется, тебе пообещал с ним встретиться.
   - Но ведь ты же догадался, что с тобой хочет встретиться твой отец. Мы ведь привели Дарана прямо к нему! Он ведь уже мог его обнаружить!
   Рок снова замолчал. Минуты тишины, почти вечность.
   - Мирослава, дракон не малое дитя, его не так просто убить, - таким наставительным тоном, будто это я то самое дитя, которое убить как раз легко. Потом, смягчившись, добавил, - Я надеялся, мы успеем. Когда понял, что не успеваем, сворачивать было уже поздно.
   От сердца отлегло, в какой-то момент мне показалось, что Рок специально привел Дарана к Звезде. А, в общем-то, глупо, зачем рисковать собственной жизнью ради этого, тем более он знал, что его брат уже почти у цели.
   - Теперь твоя очередь.
   - Я была здесь с твоим отцом, как ты уже конечно догадался.
   - И что вы здесь делали?
   - А что это за странный тон? Денег взяли и ушли, нужно же мне было на что-то кушать, пока тебя разыскиваю.
   - Понятно. Денег в пещере в какой-то глуши. Что может быть очевиднее.
   Какой он все-таки понятливый, аж порой удавить хочется.
   - Там, кстати, шарик такой есть, так вот если его раскрутить, то светло будет.
   - Шарик? - Рок откровенно рассмеялся. - Ну, пойдем, поищем твой шарик.
   Драконьему зрению капитана можно было только позавидовать, хотя я и держалась за него и шла, казалось, след в след, а он предупреждал обо всех препятствиях, я собрала все углы, какие могла. Да и те, которые не могла, собрала тоже.
   - Да сколько можно, давай я тебя понесу, так проще будет и быстрей, - после очередного моего вопля не выдержал капитан.
   - Нет, спасибо. Я сама.
   - Тогда стой здесь, пока я этот... шарик не найду.
   - Нет, я одна оставаться не хочу.
   - Да откуда ж такие берутся! - простонал Рок.
   Гнетущее чувство темноты в замкнутом пространстве развязало язык. Мне было все равно с кем и о чем говорить, только бы слышать голос и понимать, что я здесь не одна.
   - Мне тебе что, рассказать, откуда дети берутся?
   - Хм, было бы очень интересно, - ехидно протянул Рок.
   Эх, вот кто меня за язык вечно тянет! Не иначе как от большого ума.
   - А тебе уже не все равно, сам сказал, что протянем мы не долго.
   - Зато умру знающим человеком.
   - На кой они тебе уже эти знания, применить все равно не успеешь.
   - Как знать, как знать. - Загадочно уточнил Рок, неожиданно останавливаясь.
   Я лбом влетела ему в спину.
   - Ты что? Предупреждать же надо! Больно!
   - О продолжении рода задумался.
   В темноте послышалась возня. Меня разобрало любопытство, что он там делает, о продолжении рода размышляя.
   - Ну и чего надумал?
   - А что это ты так заинтересовалась? Какие у тебя интересы?
   - Интересы? Да никаких. Просто мне вся ваша семейка уже как родная стала. Точнее вся мужская ее часть...
   - Звучит интригующе.
   - Ээ... да я просто... - Я потирала рукой ушибленный лоб, параллельно соображая, что что-то не то сморозила.
   Неожиданно вспыхнул свет, ударив по глазам и заставляя зажмуриться. Я сморгнула пелену и посмотрела вокруг. Рок стоял, сложив руки на груди, на лице блуждала ехидная улыбка.
   - А теперь поподробнее, пожалуйста, что за мужская часть тебе стала родной?
   Я потеряла дар речи.
   - Ты хуже, чем Великан.
   - Почему? - искренне удивился Рок. - Я почти дословно повторил то, что сказала ты.
   - Угу, вот в том-то и дело, что почти.
   Я отмахнулась от откроено издевающегося надо мной капитана. С моего последнего посещения здесь ничего не изменилось, все те же горы драгоценного мусора и тишина. Только теперь еще и выхода из пещеры больше нет. Я почувствовала себя Али-Бабой из сказки.
   - Эх, сим-сим, откройся, - под нос пробубнила я. Ничего не произошло. А я ни на что и не надеялась.
   Прошлась вдоль пещеры, перебирая по пути драгоценные безделушки. Да уж, именно безделушки - ничем не помогут, ничего не дадут, совершенно бесполезны. В руки попалось потускневшее от времени зеркало. Лучше б не попадалось. Печальней зрелище видеть приходилось, но редко, очень редко. Через щеку багровая полоса. Закусанная до крови губа. Место ушиба на лбу все в грязи. Нет, это не потому, что Рок такой грязный, это потому, что у меня руки такие грязные, которыми я его терла, в смысле лоб, а не Рока. Одежда вся разорвана и испачкана. Это я уже не в зеркале увидела, а при детальном рассмотрении себя.
   Нужно было что-то делать. Я, конечно, собралась в ближайшем будущем умереть, и уже не один раз, но дожидаться конца хотелось бы хотя бы чистой или в чистой одежде.
   Я развила бурную деятельность, горы драгоценностей разваливались, дорогая утварь с грохотом слетала со своих, выбранных покойной хозяйкой, пьедесталов, крышки сундуков упирались, трещали, но все же открывали тайны своих недр. После упорного разноса пещеры, мои действия все-таки увенчались успехом: я нашла, во что можно переодеться, причем не только мне. Не очень практично, зато чисто и красиво. Оценила придирчивым взглядом несколько платьев, выбрала, на мой взгляд, самое красивое - из нежно-зеленого шелка, на лифе и поясе расшитое золотой нитью. А что, помирать так с музыкой, в смысле, когда еще удастся такое примерить! Нашлись даже туфли в том же сундуке. Похоже, эта практичная дракониха просто сперла весь гардероб какой-то королевской особы, которая опрометчиво оставила его без присмотра. Еще пол часа и наряд был укомплектован от и до.
   - Да, а я еще удивляюсь, почему у меня на корабле такой погром был, тебе дай волю, ты за пол часа страну развалишь.
   - Нет. Со страной пришлось бы повозиться... минут так сорок пять.
   Рок стоял передо мной возмутительно чистый, с мокрых волос бежали ручейки на одежду.
   - У нас есть вода?
   - Есть. Там в дальнем конце, - он махнул рукой, - небольшое ... лужа.
   - Ага, значит лужа. Причем еще и небольшое.
   - Ну да, примерно так.
   - В ней никто не водится, опасный?
   - Я же тебе сказал в этой пещере кроме нас с тобой никого больше нет, - Рок осмотрел учиненный мной разгром еще раз и добавил, - А кто из нас опаснее, я бы еще поспорил.
   Нет, сейчас я совершенно не настроена спорить. В другой раз. К тому же доказательства в этом споре могут быть для меня немножко ... опасными, но уж добыть их труда мне не составит.
   - Ладно, пол часика, пожалуйста, не ходи в ту сторону и не смотри тоже. - Увидев полное недоумение на его лице, решила пояснить, - Мыться буду.
   Собрала выбранные в муках вещи и решилась, было идти, но передумала. Отложила свой узелок, взяла все, что за время поисков попалось из мужского, ну или напоминало мужскую одежду, сунула ему в руки.
   - Примерь, вдруг что подойдет, - и только после этого ушла, пропустив едкий комментарий по поводу моего пошатнувшегося душевного равновесия мимо ушей.
   Да, это и правда была лужа, но вполне глубокая и даже широкая. В кристально-прозрачной воде не плавало даже мошек, даже дохлых не было. Влажные сталактиты, нависали над водоемом, по ним медленно сочилась вода, пробившаяся сквозь толщу земли.
   Вода холодила кожу, успокаивая, полученные ссадины, синяки и царапины, их набралось на мне очень много, а если с учетом тех, что еще просто не успели пройти, то лучше вообще об этом не задумываться и не искать на себе свободное место. Вот тебе и все приключение.
   Чистая, свежая и даже в приподнятом настроении я вернулась назад.
   Рок лежал на очищенном на скорую руку от пыли грязи ковре. Заложив руки за голову, он лениво рассматривал свод пещеры.
   - Обустраиваешь быт? - усмехнулась я.
   - Что-то вроде того.
   - Думаешь, мы здесь надолго?
   - В лучшем случае дня три-четыре.
   У меня перехватило дыхание, а к горлу подкатил комок. Так мало... и страшно умирать.
   - А в худшем? - слава дались с трудом.
   - В худшем, - задумался Рок, внимательно разглядывая мое выражение лица, - В худшем, если ты окажешься живучей, неделю, а то и две. А потом я тихо и спокойно протяну еще парочку недель.
   - Ах, ты, скотина! - Я в гневе запустила в его ухмыляющуюся физиономию первое, что попалось под руку. Не попала, но душу отвела. Как можно так издеваться над человеком! Я же серьезно спрашивала!
   - Я не скотина, я дракон, - парировал он.
   - Мне почему-то раньше казалось, что тебе это не доставляет особого удовольствия, - я, оскорбленная в лучших чувствах, уселась на край ковра.
   - Правильно казалось: не раньше, не теперь. А по поводу того, сколько осталось, я тебе правду сказал. Еды у нас на один раз, потом вот только водичка. Если я не ошибаюсь, человек без еды две недели может продержаться, кажется. - Бросил на меня оценивающий взгляд, - Ты две недели не сможешь, хотя мало ли, что бывает. А драконы, по опыту знаю, могут месяц, может больше.
   По опыту? Как интересно. И что за жизнь у вас была, лорд Роккуэл.
   - А ты, я смотрю, собралась куда-то, принарядилась, еще и побрякушки нацепила.
   - На свидание, - пробурчала я.
   - Очень интересно. Кажется, я тебя на свидание не приглашал.
   И все-таки он порядочная сволочь, это факт.
   - Веришь, не пошла бы даже, если пригласил.
   - Не верю.
   - А не слишком ли самоуверенно? - Невероятно наглый тип!
   - Нет. - Рок даже бровью не повел. - Тут за две недели полного безделья, еще и сама приглашать начнешь.
   Я замолчала, наверное, он прав. В конце концов, последние дни живем. Я обернулась, чтобы что-нибудь сказать. На лице его расплывалась гаденькая усмешка. У меня слова застряли в горле. Зато он не промолчал.
   - А когда этот твой шарик погаснет, так вообще за ручку держать будешь и умолять, чтобы не уходил никуда.
   Мне первый раз в голову пришло, что источник света не вечный, и в любой момент он может погаснуть. Я уткнулась носов себе в коленки, обхватила голову руками и тихо завыла.
   - Не скули, я пошутил, не погаснет она, у этой ерунды энергии еще на пару веков хватит.
   - Я уже говорила, что ты скотина?
   - Я уже говорил, что я дракон?
   Перспектива провести с ним еще неделю меня и раньше не радовала, а сейчас и вовсе показалась самым ужасным, что могло со мной случиться. А впрочем, не беда, когда совсем осточертеет, просто наговорю ему какой-нибудь ерунды. Звереет он быстро.
   Я бродила по пещере, чтобы развлечь себя снова стала перебирать сокровища, примеряя кольца и браслеты, листая книги с каракулями вместо алфавита, разглядывая инкрустацию на посуде и оружии. Усталость брала свое: хотелось есть и спать. А вот есть-то как раз и нечего, по крайней мере, у меня. Просить не буду, не хочу еще таких же шуточек в свой адрес. Нечего есть, значит, заполню желудок водой. Я взяла красивый вместительный кувшин и чаши, все удобнее, чем постоянно бегать к водоему . Вымыла их. Подождала, когда вода уляжется и снова станет кристальной, и наполнила кувшин водой. Вот только зачем я взяла два бокала, с какой стати мне о нем думать?
   - Ну и чего ты надулась? - Рок подошел совершенно бесшумно, неизвестно, сколько он тут стоял у меня за спиной как изваяние.
   - Я не дулась.
   - Отлично. Тогда пошли, ужин ждет.
   - Я не голодная, - при мысли о еде желудок предательски заурчал. Красноречивый взгляд капитана сказал мне все, что он думает о моих принципах. Вот что за жизнь, даже собственный организм против меня.
   Я встала, сунула кувшин с водой ему в руки, и гордо прошествовала к расстеленному ковру.
   Рок всучил мне кусочек черствого хлеба и чего-то еще вроде сухой соленой рыбы, но уточнять не стала, больше все равно ничего нет. Сам же не взял ничего, просто отложил в сторону свой опустевший мешок и поудобнее расположился на своем ложе.
   - А ты?
   - А я уже поел, пока некоторые принципиальные особы разгуливали по пещере.
   Было в его тоне что-то укоряющее. А что ему не понравилось, интересно?
   - А, по-твоему, все оставшееся нам время, я должна просидеть у твоих ног, с чувством восторга и благоговения заглядывая тебе в глаза?
   Лицо стало жестким, глаза потемнели, вся его поза уже не казалась такой вальяжно-расслабленной. А ведь я еще даже не начинала хамить.
   - Я повторю тебе, эти твои слова, когда в очередной раз что-нибудь случиться, и ты прибежишь просить помощи.
   Мне стало противно. Я не просила помощи. И не попрошу. А то, что проявила малодушие... Еще одно доказательство того, что нельзя показывать свою слабость посторонним людям, в любой момент они могут напомнить тебе о ней.
   - А я смотрю, - прошипела я, - тебе доставляет удовольствие, когда у меня неприятности или я напугана.
   Хищная усмешка.
   - Да.
   - Потому, что в этом случае ты выглядишь сильным и благородным? - это уже не ирония, это желчь.
   - Ты конечно очень проницательна, - он положил руки под голову и закрыл глаза, - но дело немного в другом: в таких случаях ты сидишь тихо и не нервируешь меня. Спокойной ночи.
   - И вам того же.
   Ночь выдалась на редкость неприятной: даже сильная усталость почему-то не помогала скорому приходу сна. Я долго ворочалась с боку на бок, пытаясь успокоить бурлящие чувства. В голову наперебой, сменяя друг друга, лезли разные мысли, и о том, что все-таки зря я пошла в эту пещеру, лучше бы все закончилось там, и о том, что зря я сломала медальон Звезды, сейчас бы могла позвать на помощь, да и о том, зачем же я согласилась искать его сына, возможно, уже сто раз бы нашла другой способ вернуться домой. Похоже, все, что бы я ни сделала, было большой ошибкой. Утешает одно: не ошибается только тот, кто ничего не делает. Правда не сильно утешает.
   Утром. Или не утром, сложно определить время суток, когда нельзя увидеть солнце. Когда мы проснулись, Рок подчеркнуто игнорировал меня. Что, если быть честной, не сильно расстраивало. Только молча положил передо мной остатки еды. Меня кольнуло странное чувство.
   - А ты? - подозрительно спросила я.
   - Я ел.
   Я посмотрела на два сухаря, лежащих у меня в руках, один из них был снова хлеб, другой снова рыба.
   - Врешь.
   Рок остановился, глядя на меня сверху вниз.
   - Их вчера в твоем мешке было ровно столько же, - упорно повторила я. - Я видела.
   Он сложил руки на груди.
   - Тебе не все равно? - грубо отрезал Рок.
   - Нет.
   Он не стал ничего отвечать, просто развернулся и ушел. Мне было и стыдно и неприятно: так нельзя, мы в одинаковых условиях.
   Рок вернулся мокрый и равнодушный. Замечать меня он не собирался.
   Я глубоко вздохнула и подошла к нему сама, протягивая полученную еду.
   - Я не буду.
   Рок повернулся. На лице было раздражение, скулы напряглись. Я машинально отшатнулась.
   - Мне надоели твои принципы!
   - Все равно не буду. - Протянутые руки тряслись, а голос срывался.
   Он тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. Черты лица разгладились, а голос стал мягче.
   - Ты слышала, что я тебе вчера говорил? Дракон может прожить без пищи больше месяца, а человек нет.
   - Ты наполовину человек, - упрямо повторила я.
   - Разговор окончен! - Рок развернулся, чтобы куда-нибудь уйти, но я перегородила ему путь.
   - Я так не могу.
   Рок застонал и схватился за голову.
   - Откуда ты взялась такая на мою голову!
   - Какая, такая?
   - Глупая! Ладно, - после долгого раздумья, он взял у меня кусок черствого хлеба, переломил его пополам и отдал половину мне. - Теперь довольна?
   - Да. Так лучше.
   Мы расселись по разным углам, молча, потягивая воду.
   - А вчера? - вдруг осенило меня.
   - Что вчера?
   - Ты тоже ничего не ел? - внутри неприятно заныло, я почувствовала себя невероятно неблагодарной: он мне последние крохи отдает, а я ему гадостей наговорила.
   По лицу капитана расплылась довольная улыбка.
   - Считай, что я тебя на убой откармливаю.
   - В каком смысле?
   - Съем потом с голодухи.
   - Ну-ну.
   Время шло. Молчание становилось тягостным. Мы время от времени поглядывали друг на друга, но продолжали упрямо молчать. Рок перебирал в руках колоду красиво расписанных карт. Я вспомнила слова Звезды, для драконов не существует преград, похоже Пещерный ветер моталась по мирам, собирая все, что под руки попадется: здесь были и различные музыкальные инструменты, и разнообразное оружие, и замысловатые резные фигурки, и еще много-много всякой всячины, в основном все блестящее и пестрое.
   - Предлагаю временное перемирие, - как будто сам себе сказал Рок.
   - Временное? - правильно, все равно больше часа не продержимся. - А почему бы и нет.
   - Сыграем? - капитан продемонстрировал колоду карт.
   Я пожала плечами.
   - Кроме "дурака", ни во что играть не умею.
   - Хорошо, давай в "дурака".
   Я перебралась поближе.
   - На раздевание, - лукаво предложил Рок.
   - Угу, сейчас. На деньги, - я протянула руку и набрала горсть монет.
   - Нет. Такую гору и выиграть и проиграть будет трудно.
   - Есть другие предложения?
   Рок огляделся по сторонам, взгляд пробежал по всему доступному пространству, но не за что так и не зацепился.
   - Не знаю, - наконец сказал он, - может быть на желания.
   - Ладно, давай на желания, только на безобидные.
   - Это как?
   - Спеть там или прокукарекать, или еще чего-нибудь в этом роде.
   - Как скажешь.
   Я проиграла двадцать шесть раз. Выиграла только один. Как это получилось, ума не приложу, наверно это то самое исключение, которое подтверждает правило: я дура.
   - Все! - застонала я после того, как проиграла двадцать седьмой раз. - Больше не могу! Мне оставшихся двух недель не хватит, чтобы выполнить все твои желания.
   Рок веселился, наблюдая за моими стенаниями.
   - Признавайся, как ты это делаешь? Запоминаешь, выбывшие карты? Или просто подмешиваешь себе все козыри?
   - Мне везет, - улыбнулся он.
   - Тоже мне, любимчик судьбы.
   - За чем же так убиваться?
   - А ты любишь проигрывать? - вопросом на вопрос ответила я.
   Рок продолжал лукаво улыбаться.
   - Смотря кому, - игриво ответил он.
   - Мог бы и мне проиграть. Из вежливости.
   - Так я же проиграл.
   - Один раз!
   - А тебе мало? Так ты мне расскажи о своих желаниях, возможно, я их и так исполню, - в карих глазах прыгали веселые чертики.
   Домой хочу. Вот мое единственное желание. Домой, подальше от этого мира, от всех его странностей и от тебя, лорд Роккуэл. Только я совсем не уверена, что ты сможешь в этом мне помочь.
   Вместе с мыслями о доме пришла тоска. Кто бы знал, как мне здесь одиноко и страшно, а самое главное, что об этом даже некому сказать. У меня здесь нет ни одного друга. Разве что Лим, и то только на половину.
   - Да ладно, - отмахнулась я и от Рока, и от тяжелых мыслей, - Мне хватит одного.
   - Я, как джентльмен, уступаю даме первой загадать свое желание.
   - Ты-то джентльмен? А я и не замечала раньше.
   Рок одарил меня удивленным взглядом, раздумывая, разозлиться ему или не стоит.
   - Хорошо, допустим, я такой же джентльмен, как ты - дама. - Насладился моей скривившейся физиономией, - Загадывай, не стесняйся.
   - Я подожду. Мне чего-то ничего в голову не приходит. Ты первый.
   Рок пожал плечами. Прищурил глаза, обдумывая, как пить дать, какую-нибудь гадость. Было в этот момент в нем что-то задорное, мальчишеское, таким мне его ни разу видеть не приходилось, может быть, он просто не позволял мне видеть себя таким.
   - Расскажи, а что у вас с Лимом?
   Я ожидала всего чего угодно, только не подобного вопроса. Обескуражено посмотрела на капитана, может быть ослышалась?
   - Прости, что?
   - Мое первое желание, - терпеливо вздохнул Рок, - расскажи, что между тобой и Лимом.
   - В каком плане?
   - Во всех.
   Я развела руками, собираясь с мыслями, что можно такое интересное рассказать.
   - Ничего. Он единственный, кто по-человечески отнесся ко мне, когда я оказалась на вашем корабле. Помогал мне. Не издевался, как Великан. Утопить тоже не грозил. Да и вообще с пониманием к трудной доле несчастной, потерявшей память, относился. А что за странный вопрос?
   - Так... просто на корабле ходили упорные слухи о ваших... умм... теплых отношениях, и он их не опровергал.
   - Надо же, Лорд Капитан собирает сплетни. Уж, чего-чего, а такого я себе представить не могла. - Сказала и пожалела. Рок одарил меня "фирменным" убийственным взглядом.
   - Это называется не "сплетни собирать", а "держать все под контролем", - тон его поменялся, как всегда стоило мне сделать что-то, что его злило.
   Я вздохнула и мысленно шлепнула себя по лбу, ну вот зачем я опять ломаю хрупкую грань нашего перемирия? Ведь знаю же, причем заранее, к чему приводит мое неуемное остроумие, и ничему меня жизнь не учить. Бестолковая.
   - Целитель это специально делал. - Непонимание в лице капитана заставило меня сосредоточиться и рассказать все более-менее внятно. - А кто упорно делал намеки на мое плохое поведении? Как-то ведь надо было бороться с нездоровой активность, которую проявила твоя команда. У нас договоренность была: у меня, Лима и Стюарта.
   - А кок здесь причем? - еще больше озадачился капитан.
   - Хм... ну, у него просто приправы пропадать стали.
   - Приправы?
   - Ну, зелень там... петрушка...
   - А причем здесь целитель? - подозрительно спросил Рок. По лицу его было понятно, что подозревал он в слабоумии уже не только меня. - Он, что у кока продукты воровал?
   Я дара речи лишилась от такого предположения.
   - Ты что, сума сошел!?
   - Это я-то?! Зачем вам приправы нужны были, и почему их просто нельзя было у Стюарта попросить, зачем воровать?
   - Да не нужна нам была эта петрушка! И ничего мы не воровали!
   - Ты же только что сказала!?
   - Ничего такого я не говорила!
   Рок сделал два глубоких вздоха, прикрыл глаза, через минуту снова открыл. Сосредоточен и спокоен.
   - Тогда, что ты сказала? - елейным голосом, но тоном готового вот-вот взорваться вулкана уточнил он.
   Вот это состояние и называется "прогулка по минному полю" или "ходить по лезвию бритвы". Я каждой клеточкой ощутила, что нужно сейчас рассказать все предельно четко, без двусмысленностей, иначе могу нарваться на бурю.
   - Твоя команда очень обрадовалась появлению на корабле женщины, - я говорила медленно, аккуратно произнося каждое слово. - Они хотели... - на лице капитана расплылась ироничная улыбка. Я покраснела. - Ну, неважно. Цветов не было, вот они и воровали у повара то, что хотя бы отдаленно их напоминало. Почти гербарий...
   - Издеваешься? Они тебе что, петрушку с укропом дарили?
   - Чистая правда.
   - Да, - ошарашено протянул Рок, - такое мне даже в голову не приходило!
   - Что? Петрушку девушкам вместо букета дарить?
   - И это конечно тоже, но вообще-то я имел в виду беспредел, который ты у меня на корабле устроила.
   - Я! Ведь это же не я приправы воровала!
   - Еще вот этого только и не хватало.
   - Несправедливо, - тихо, себе под нос пробурчала я.
   Но слух капитан все же уловил мои слова.
   - Что несправедливо?
   - Все несправедливо. - Ну, раз уж задал вопрос, то получи ответ по полной программе. - Ты ко мне несправедливо относишься. С предубеждением, что ли. Да, я не вовремя оказалась на вашем корабле. Да, из-за этого ваш, как его, лорд Аббер не позволил вам вернуться назад. Но это еще не повод винить меня во всем. Никто не дал бы гарантию, что не вылови вы меня, и отправились бы домой. Судя по тому, что написано в твоем журнале, он специально вас спровадил, и скорое ваше возвращение в его планы не входило.
   Рок снова застыл, отгородился плотной завесой безразличия. Ну, это его личное дело, не все же мне ему молчать.
   - Ты с такой легкостью судишь о том, в чем ничего не смыслишь.
   - Ну почему с легкостью, - слегка возмутилась я. - У меня было достаточно времени на размышления. Я столько времени ломала голову, пытаясь понять, что же такого могла сделать, что вызвало ко мне столь негативное отношение одного конкретного человека. Я могу понять, почему меня хочет убить Даран, не совсем с этим согласна, но понять могу. Могу понять, почему тот дух Ветра хотел меня убить, потому что это в его природе. Но, хоть убей, не могу понять, почему ты все время обвиняешь меня в том, чего я не делала. Нельзя же не видеть очевидного?
   - А что тебе очевидно? - спокоен, сосредоточен, готов отговориться ничего не значащей фразой, впрочем, как всегда.
   - Ты ко мне придираешься.
   Он невесело улыбнулся. Что-то объяснять? Нет. Он не обязан. Сказать, что сам все прекрасно понимает? Не очень хочется признавать свою неправоту. Извиниться? Да к чему уже.
   - А жизнь вообще несправедливая штука.
   - Ничего другого я и не ожидала. - Я пожала плечами, все правильно, по-другому и быть не могло. Мы не стали друзьями, чтобы откровенничать друг с другом. И не станем. Хотя жаль. Он сильный, харизматичный человек, с такими интересно, но сложно. К таким тянет и отталкивает одновременно. А самое неприятное, что рядом с такими людьми чувствуешь свою полную беспомощность, бесхарактерность и несовершенство. - С тобой сложно.
   - Ты считаешь, что с тобой легко?
   Ресницы удивленно взлетели. Обычный холодно-надменный отстраненный тон исчез. Если бы я стояла на ногах, меня бы сшибло бурей негодования в его глазах.
   - Да, я не всегда прав, но и ты не ангел. Я еще молчу о том, что ты при всех мне хамила по поводу и без него. Но видела бы ты свое выражение лица, каждый раз, стоило с тобой столкнуться!
   - Выражение лица? - У меня внутри все буквально забурлило. - А как бы ты на моем месте смотрел на человека, который тебя то аномалией, то мерзкой бабой величает, а на десерт и вовсе одаривает почетным титулом - шлюха! И главное, было бы за что!
   Рок замолчал.
   - Ну, возможно я погорячился, - с трудом произнес он.
   Мне стало смешно. И очень горько. Вот так вот просто, погорячился.
   А, в конце концов, что я от него ожидала, чтобы он осознал, что был неправ? Попросил прощения? Сказал, что больше не будет? Глупо и смешно. Это его право относиться ко мне так, как ему вздумается. Я не собираюсь выпрашивать у него уважения. Он совершенно посторонний мне человек.
   - Глупый разговор, - отмахнулась я. - Ни к чему он. Я с таким лицом родилась. Ничего не могу сделать, если оно тебе не нравится.
   - Я такого не говорил.
   Нужно хотя бы один раз поступить по-умному и замять ссору.
   - Значит нравиться?
   Он снова поднял на меня глаза.
   - Во всяком случае, больше, чем характер.
   - Аналогично.
   Рок одарил меня ледяным взглядом. Этого стоило ожидать... Нет, не так. Чего еще стоило ожидать от нашего общения, кроме как взаимно испорченного настроения. Не понимаю. Просто не понимаю, почему все наши разговоры приводят к одинаковому финалу. У кого бы спросить?
   - У меня есть еще один вопрос.
   Я удивилась, но виду не подала. Ожидала несколько часов молчания, а он заговорил уже через пару минут. Хотя, если ориентироваться на интонацию, ничего хорошего меня все равно не ожидает.
   - Мое второе желание - честный ответ на него, - продолжил Рок, не дожидаясь от меня реакции.
   - Задавай.
   Хуже-то не будет.
   - Почему дракон отдал тебе амулет?
   Не говори гоп... Похоже хуже все-таки будет.
   Под внешне безобидной формулировкой слышалось что-то еще. Я не стала раздумывать над скрытым смыслом, просто спросила:
   - Уточни, пожалуйста, вопрос, тебя ведь что-то конкретное интересует. А на такую формулировку я могу просто сказать: не знаю. Тебя ведь такой ответ не устроит. Я права?
   Злая усмешка. За что?
   - Могу и точнее. Никто и никогда не подарит подобную вещь просто так, да еще и постороннему человеку, слишком... плачевны могут быть последствия для подарившего. Это вещь огромной силы и она может быть легко направлена против этого самого дракона. - Рок задумался на мгновенье, но все же решил продолжить. - Такой амулет есть у моей матери и был бы у меня, если бы я от него не отказался. Так по какой причине Звезда отдал его тебе?
   Сама собой на лице расцвела ироничная улыбка.
   - Не может быть! Да ты ревнуешь! - Не смогла справиться со смехом. Как ему только в голову могла прийти подобная глупость?! - Рок, можешь быть совершенно спокоен, я не претендую на место твоей мамы.
   Рок вскочил на ноги. На короткий момент мне показалось, что на его лице снова появилась драконья маска, а глаза заполнила бездна. Он тряхнул головой, и наваждение пропало. Хотя слова, обращенные ко мне, больше напоминали рычание.
   - Не нужно так шутить, Мирослава. Я задал конкретный вопрос, хочу получить на него конкретный ответ, а не твои гениальные догадки.
   У меня внутри все просто закипело от злости. Вот он, отважный Лорд Капитан, не может вытерпеть правды! Нужно быть готовым к ответу, когда задаешь такие вопросы. Значит, я ответила не конкретно. Хорошо. Могу конкретнее.
   - Вам во всех особях мужского пола, которые оказываются рядом со мной, мерещатся мои любовники? - прорычала я. - Или все же через одного? Не нужно людей судить по себе.
   Рок ничего не ответил, просто отвел глаза и снова сел.
   Я сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и сосредоточиться. Как глупо. Как глупо с его стороны думать, что я каким-то образом покушаюсь на его жизнь, на его семью. А с другой стороны, это его право, спросить.
   - Наверно Звезда предвидел, что мы попадем в подобную переделку, потому и дал амулет, чтобы я могла позвать его на помощь, - тихо сказала я. - Да уж, поторопилась я сломать его подарок.
   Рок наградил меня презрительной усмешкой. Меня словно жаром обдало. Да, что он из себя строит! А у меня ведь тоже есть одно желание. И я тоже умею задавать неприятные вопросы.
   - Ответь на вопрос, что сделал тебе Звезда, что ты его ни разу не назвал отцом, почему ты его так ... ненавидишь?
   - Мой тебе совет, - Рок прищурил глаза, - не лезь в то, что тебя совсем не касается.
   Накатила волна новой злости.
   - Мой тебе совет, - Явный нажим на первое слово, - Не давай мне советов. - Несколько глубоких вздохов, чтобы избавиться от неожиданного всплеска эмоций. Глупо. Сама не знаю, зачем. Нужно как-то сгладить ситуацию, нужно убрать этот нехороший блеск его глаз. - Пока я сама не попрошу совета.
   - И часто ты их просишь?
   Как пощечина. Нет, скорее встряска, приводящая в чувства.
   А я часто прошу советов?
   Ответ пришел сам собой. Никогда. Можно вспомнить каждый день моего пребывания здесь, каждую минуту. Просила ли я у кого-то советов? Нет. Каждый мой поступок, был следствием только моего решения. Я делала так, как считала нужным. И еще одно следствие: все мои неприятности, большая их часть, просто результат моих действий.
   Вот так. И некого винить. И не на кого переложить ответственность. И некому сказать: все из-за тебя. Нет, что это я. Конечно, есть. Себе самой.
   Никто меня не принуждал и не гнал силой искать Рока. Никто не заставлял меня вмешиваться в конфликт в той деревушке. Никто не прогонял от лесных эльфов. Сама пошла. Сама влезла. Сама решила.
   А с другой стороны, у кого я могла просить советов? Не у кого.
   С каких пор у меня привычка врать самой себе? Спросить совета можно было у кого угодно: Лим, Звезда, Рок, наконец. Им всем гораздо больше известно о мире, в котором я нахожусь, ну не всем, но они ведь бывали и не в таких ситуациях. Но мне ничего подобного даже в голову не приходило. Я просто оставалась наедине собой, взвешивала все за и против, и принимала решение, имея минимум информации. Конечно. Удивительно, что я не влипла в гораздо более серьезную переделку. Хотя, куда же серьезнее, чем умереть голодной смертью в каменном гробу? Хорошо, можно сказать и по-другому: удивительно, что я до сих пор жива.
   Мне нужно было смирить свою гордыню. Нельзя было поступать так необдуманно. В чужом мире... Да о чем это я! При чем здесь этот мир! Разве дома я делала как-то иначе? Нет. Ни на грош.
   Смотрим правде в глаза. И что же видим?
   Я подтянула колени к груди, обхватила руками и уткнулась в них подбородком. Наверно не правильно так поступать в жизни. Наверно это и приводит к такому концу.
   Рок внимательно следил за эмоциями, мелькающими на моем лице. Я подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Он не ждал ответа. Он прочитал его у меня в глазах.
   - Ты считаешь себя умнее других?
   Жестко. Но метко.
   - Нет, просто не верю в то, что на чужих ошибках можно чему-то научиться. - Немного смущенно пожимаю плечами.
   - О, тонкий расчет и абсолютная уверенность в том, что мир повернется так, как тебе удобно. Не кажешься ли ты самой себе немного самоуверенной?
   Кто бы говорил.
   - Неправильный вывод, Лорд Капитан. Скорее я слепо иду туда, куда ведет меня судьба. - Улыбаюсь. Злость прошла, словно ее и не было. Осталась усталость и сожаление. Нет не сожаление о том, что делала все это время. Сожаление, что он меня совсем не понимает.
   Он расслабляется. На лице тоже появляется какое-то подобие улыбки.
   - Так вы, Леди Фея, утверждаете, что нас свела судьба? - улыбка расцветает еще сильнее.
   - Ну, это как посмотреть, - пожимаю плечами. - На мой взгляд, так не судьба. Еще какая не судьба!
   Он замолчал. Неожиданное веселье исчезло, как не бывало. Что за мысли бродят в его голове? Чем можно объяснит, то неконтролируемое желание меня убить, то вполне сносное отношение, которое можно назвать доброжелательностью, а то и вовсе кидается меня спасать. Где логика? Наверно есть.
   Он молчал, казалось, целую вечность, а потом вдруг заговорил. Начал рассказывать и не потому, что это я его просила. Я более чем уверена, что даже под пытками он не стал бы рассказывать то, что не хотел, чтобы кто-то слышал. И никакое проигранное желание не сыграло бы своей роли.
   - У меня были очень спокойные четыре года жизни. - Горькая усмешка. - Первые четыре года. А потом гены отца начали давать о себе знать. Понемногу. Шок людей, увидевших у ребенка крылья, переходящий в страх, а потом в ненависть. Какая-то свихнувшаяся христианка даже пыталась меня убить, утверждая, что я антихрист. Приходилось постоянно переезжать с места на место. Прятаться. Дальше больше: крылья и неконтролируемые полеты - это еще цветочки, чем старше я становился, тем было хуже. - Рок взял колоду, перебирал, медленно откидывая карты себе под ноги. - Приступы приходили неожиданно, стоило мне немного разозлиться, а я не знал, как с этим справиться, и мама тоже не знала. Мы ограничили общение с внешним миром максимально, насколько это было возможно. Вот так прошло мое золотое детство: в переездах, страхе, что же случиться в следующий раз и без друзей. А как-то раз, мне было тогда двенадцать, на маму напали, хотели отнять кошелек. Тому неудачнику женщина с сыном показалась легкой добычей. Я был зол, напуган за мать, я ненавидел этого человека, я хотел его смерти... И он умер. Упал замертво у моих ног, сжимая мамину сумку.
   Рок оторвал взгляд от карт и посмотрел на меня.
   - Ты знаешь, каково это убить человека? - я отрицательно покачала головой. - А ты знаешь, как чувствует себя подросток, убивший человека?
   Меня пробил озноб. Нет, я не представляла, не могла представить. Не хотела представлять.
   - По-твоему, я должен был сказать ему спасибо?
   Я опустила глаза, у меня нет права судить, но понять я могу. И этого достаточно.
   - И знаешь, еще что? - Рок невесело так улыбался. - Почему у нас не складываются отношения.
   Я удивленно вскинула голову. Что это? Приступ откровения?
   - После стольких лет, потраченных на то, чтобы научиться себя контролировать, появляешься ты, и все... Я ведь уже не один раз мог тебя убить, а ты, кажется, понимаешь это, но продолжаешь испытывать мой самоконтроль на прочность.
   - Я..., - мне стало стыдно, - я не специально.
   - А я знаю, только это ничего не меняет.
   Хочется крикнуть, что это несправедливо. Но я сдерживаюсь. Я помню: жизнь - несправедливая штука.
  
   Я лежала, свернувшись калачиком. После нескольких часов бунтующий желудок успокоился, перестал так настойчиво требовать пищи, осталась только тошнота смешанная с голодом. Сон не принес желаемого облегчения, я металась во сне под грузом мыслей о Звезде, Роке, Даране и о себе самой.
   Утро встретило слабостью и головокружением.
   - Доброе утро, - первые слова, после вчерашних откровений.
   - Доброе, - я приподнялась и мир поплыл. Потребовалась минута, чтобы совладать с расшатанными чувствами.
   - Что уже? - цепкий взгляд Рока не упустил моей слабости.
   - Ерунда.
   Рок сел рядом, глаза его блуждали по неровностям соседний стены.
   - Не думал, что это случиться так скоро.
   - Рановато ты меня похоронил. И откуда такой скорбный тон, ты, наконец, по достоинству оценил мое общество?
   - Можно и так сказать. - Он глянул на меня через плечо. - Удручает другое: у меня ведь еще двадцать пять желаний.
   Я рассмеялась.
   - Какой же ты все-таки корыстный.
   Он развел руками.
   - Чем займемся, чтоб развеять скуку?
   Мысль пришла совершенно неожиданно и свалилась на язык, не дав голове ее как следует обдумать.
   - Сними рубашку.
   Рок буквально остолбенел после подобного заявления.
   - Чего? - на всякий случай уточнил он.
   - Рубашку, говорю, сними.
   - Зачем? - выражение лица капитана можно охарактеризовать следующей фразой: "озадачен - сбит с толку - требую объяснений".
   - Считай, что это последнее желание умирающей.
   Рок застыл и пытался определить по моим глазам, насколько я серьезно. К однозначному выводу ему так прийти и не удалось, но, решив, что ничего страшного не случиться, стянул кусок шелковой материи и бросил рядом со мной.
   - Ну?
   - Теперь повернись.
   - Что!?
   - Ну, повернись, пожалуйста.
   - Издеваешься?
   - Пожалуйста.
   Рок посмотрел на меня как на сумасшедшую. Затем с грацией старого комода и почти таким же скрипом все же повернулся.
   Загорелая, мускулистая мужская спина, чуть глянцевая в искусственном свете. От широких плеч до талии ничем не отличающаяся от любой другой спины.
   Я встала на ноги, чтобы рассмотреть поближе: ни шрамов, ни наростов, ни углублений в области лопаток не было. С трудом подавила желание провести рукой вдоль позвоночника. Но исследования исследованиями, а характер у капитана вспыльчивый, мало ли, что ему в голову придет.
   Я подняла глаза и наткнулась на озадаченный, немного обеспокоенный взгляд капитана, точнее глаз, выглядывающий и меня и то, что я пыталась найти на его спине.
   - У тебя все в порядке? - спросил он.
   - У меня-то? В полном. - Бодро ответила я.
   - Может быть объяснишь? - Рок развернулся, сложил руки на груди, твердо решив добиться ответа.
   - Ты только не подумай ничего плохого. - Я замялась. - Понимаешь, я просто голову сломала: куда деваются крылья?
   - Что!?
   - Ну, твои крылья. Они же откуда-то берутся. И главное, потом куда-то исчезают. Не может же что-то возникнуть из ничего. Вот я и думала, может они складываются куда-нибудь. Оказалось, нет. Не надо на меня так смотреть, я нормальная.
   - Почему-то я в этом сомневаюсь.
   - Ты-то сам знаешь, откуда они берутся и как на них можно летать, если они не имеют... плотности, а больше похожи на дым? Ладно. Понятно. Молчу. Не сумасшедшая я.
   Рок взял меня за плечи и развернул к себе спиной.
   - Ты чего? - оторопела я.
   - Рога ищу с копытами.
   - Чего!
  
   Как-то раньше я недооценивала значимость пищи для организма человека, два дня без которой вызывают массу мучительных ощущений, и слабость из них не самая неприятная. Не проходящее ощущение сырости в желудке оттого, что туда постоянно заливают воду. Только воду, одна мысль о которой вызывает болезненные спазмы. Сколько так еще будет продолжаться, даже думать не хочется. Вот только занять голову чем-то еще в этой каменной, давящей темнице просто невозможно.
   Я бездумно листала книгу, разглядывая непонятные картинки и иероглифы, а может руны, написанные ровным каллиграфическим подчерком. Сейчас я была бы согласна и на любовный роман, и на занимательную геометрию, хоть что-то на родном языке. Убить время, которое медленно убивает меня. Смешно... если бы не было так грустно.
   - Что читаешь? - голос товарища по несчастью не выражал никакой заинтересованности. Просто брошенные в пространство слова, чтобы разбить гнетущую тишину.
   - Я не читаю, я смотрю. - И больше для себя, чем для него, добавила, - Кроме своего родного, других языков я не знаю.
   А кстати.
   - Рок, а почему я понимаю здешних людей и они меня? Ведь по идее, другой мир - другой язык. Как такое возможно?
   - Причина та же, по которой ты вообще сюда попала. Родственники. Что-то заложенное у тебя в генах, что открыло тебе дорогу в этот мир, оно и перестроило твое восприятие речи. Ну и произношение соответственно. Да я и сам толком не знаю, спрашивать не у кого было.
   В нашем с Роком случае, наверное, было бы лучше, если бы мы друг друга не понимали, исчезла бы основная причина наших конфликтов: нет дискуссии, нет несовпадения взглядов.
   - Чему ухмыляешься? - Рок внимательно смотрел на меня, как будто пытался прочитать мысли.
   - Я нашла пару плюсов в том, что мы с тобой не могли бы понять друг друга. Не в данной конкретной ситуации, а так по жизни.
   Он улыбнулся.
   - И не надейся.
   Это он к чему?
   - В каком смысле?
   - В прямом, - улыбка стала еще шире. - Мы бы в любом случае поняли друг друга.
   - Потому что для драконов не существует преград? - переспросила я фразой, услышанной когда-то от Звезды.
   - Нет. Потому что мы на одном языке разговариваем. И думаем тоже.
   Брови поползли вверх. То есть как?
   Внутренний голос выдал давно знакомое: дура. Как я могла это упустить? Наверное, шторм и иже с ним лишили меня и без того не очень хорошей способности соображать. Журнал капитана. Что в нем особенного? Да ничего. Кроме того, что записи в нем на милой сердцу и глазу кириллице.
   - Значит ты... - это я уже вслух.
   Рок забавлялся.
   - Значит я.
   - А откуда ты, если не секрет?
   - Уже не секрет. Оттуда, откуда и ты.
   Односложные ответы Рока не оставляли простора для фантазий. Вот значит как! Определенно, Звезда бывал не только в Корее.
   - А сколько времени ты здесь? - Непонятная подозрительность просквозила в моем голосе.
   - Три года. Чуть больше.
   Я лишилась дара речи. Три года!
   - Ты не пробовал вернуться домой?
   - А зачем? - вопросом на вопрос ответил он. - Что мне там делать?
   - А здесь?
   Показалось, что повеяло холодком. В темных, почти черных глазах застыла сталь. Первым моим желанием было убежать, на случай, если он решит, что я сказала что-то, чего говорить была не должна. Но гнев был направлен не на меня. Да это был и не гнев. Скорее защитная реакция от неприятных мыслей.
   - Здесь другой мир, Мирослава. Здесь меня не направят в психиатрическую лечебницу, если увидят крылья, не станут вызывать милицию ...
   - Угу, здесь просто убьют, - ляпнула я, памятуя о событиях... Да, обо всех событиях.
   И почему у меня мурашки по телу бегают, когда он вот так на меня смотрит?
   - А тебя, почему так тянет назад? - неожиданно спросил он с вызовом в голосе.
   Что он хотел услышать? Я не знаю. Я сказала только то, что могла сказать: правду.
   - Там моя жизнь. Здесь я чужая.
   Карие глаза улыбнулись. Грустно так улыбнулись.
   - Тебе повезло. Я везде чужой.
   Вот оно как, несгибаемый Лорд Капитан оказывается не такой уж ... бесчеловечный. Есть в нем что-то и от простого смертного. А может даже больше, чем кажется на первый взгляд?
   - Какие пессимистические мысли. Не думаю, что ты прав.
   - Вот как? А что же ты думаешь?
   - Не нужно иронизировать, Рок. Там в моем и твоем мире, ты просто не можешь быть чужим, у тебя там мать, и больше, чем уверена, что для нее ты самый родной и близкий человек. Почему ты на три года исчез и даже не пытаешься найти способ хотя бы ее предупредить, что у тебя все хорошо, это твое дело. Не смотри на меня так, я вовсе не пытаюсь тебя судить. А здесь... Похоже, ты нашел способ здесь устроиться. Одно то, что ты лорд о многом говорит, ведь это же титул? Или его дают всем залетным драконам за красивые глазки?
   - Да, это титул. Нет, всем его не дают. - Не то, чтобы он очень охотно отвечал. Мои слова ему не нравились, и это было заметно, по выражению лица, по тону, которым он говорил, по напряженной позе.
   - Здесь у тебя друзья, враги, что тоже не маловажно. Ты не чужой. Я в чем-то не права?
   Серые стены, пестрый ковер, белый шелк рубашки на загорелом теле. Я так долго ждала от него ответа, что зарябило в глазах.
   - Ты не права во многом. - Больше похоже на скрип заржавевших дверных петель, чем на голос.
   - Разъяснишь?
   - Зачем? - Рок оторвался от созерцания ковра и медленно перевел взгляд на меня.
   Было в этом действии что-то театральное. Он что, хочет, чтобы я его упрашивала?
   - Затем, чтобы снова сказать, что ты не прав.
   Смешок.
   И все же ответил:
   - Пожалуйста. Ты не по тем критериям судишь.
   Как емко...
   - А по каким же надо?
   - Не по каким не надо. Я другой, понимаешь? И там я другой, и здесь я другой. Догадываешься, что это значит?
   - Да. Ксенофобия.
   Снова смешок. И взгляд, а ля "ну ты же сама все знаешь".
   Я фыркнула.
   - Ты просто зациклен на себе и своей необычности! Что в тебе такого другого?
   Вместо ответа над ним раскрылись крылья, окутав фигуру темным, пульсирующим ореолом.
   Позер!
   - Говорю же, зациклен. - Я отмахнулась, всем своим видом давая понять, что этот жест не произвел на меня впечатления. - Ну, крылья, ну и что? По мне, так очень удобная вещь: устал ходить, крылья расправил и полетел. А если серьезно: по-человечески к людям относись, и они к тебе будут по-человечески.
   - Ты - оптимист или романтик.
   Пусть так. В конце концов, он мог и не такие деликатные сравнения найти.
   Вдруг Рок перекатился по ковру, в мгновенье ока оказавшись на месте книги у моих ног. В глазах горел озорной огонек.
   - Ты и, правда, считаешь, что у меня красивые глаза?
   Я совершенно растерянно смотрела на распростертого у моих ног и кокетливо хлопающего ресницами капитана.
   - Божественные, - выдавила я вместе с застрявшим воздухом. Похоже, этот человек нашел себе развлечения на отпущенный нам срок, он постоянно будет ставить меня в тупик сменами своего настроения и наслаждаться моей реакцией.
  
   ***
  
   Время проходило то в беззлобных пререканиях, то в гнетущей тишине. А ночью, когда мы вроде как спали, хотелось плакать. От страха, от бесконечной слабости, завладевшей телом, от постоянного головокружения, от болезненно пустого желудка, от безысходности и безвыходности положения. Хотелось плакать. И я плакала. Тихо, чтобы он не слышал. Моя слабость, это только моя слабость. Жалости и утешения от Рока я просто не переживу. Сорвусь, потеряю контроль, не смогу держать себя в руках. Я не хочу. Я не хочу, чтобы он видел меня в таком состоянии.
   Что-то я слишком много стала задумываться, что подумают обо мне окружающие. Нет, не правильно сформулировано: что-то я слишком много стала задумываться, что подумает обо мне Лорд Капитан. Какая глупость!
   Сон не шел, терзая и так уже измученный тяжелыми мыслями мозг. Серые стены, серые стены, серые стены... вокруг одни серые, изрезанные судьбой, временем и еще бог знает чем, стены. Захотелось вскочить и руками прорывать себе выход наружу. Не первое желание за последние несколько дней и абсолютно бесполезное: в камне не прорыть даже самого небольшого отверстия, не говоря уже о возможности выбраться.
   Я встала, не смогла удержать кипящий эмоциями организм на одном месте. Стены, стены, стены... Как трудно мириться с тем, что они последнее, что я увижу в этой жизни. Как трудно мириться с тем, что там за этими стенами свобода, возможность хоть что-то делать, возможность менять свою судьбу. Всего несколько шагов и твоя жизнь снова у тебя в руках. Только вот никто не научил меня ходить сквозь камень.
   Смахнула выпавшие из глаз слезы. Соленая влага растеклась по руке. Интересно моря - это тоже чьи-то слезы?
   Похоже, я схожу с ума.
   Рука легла на холодный камень. Серая ледышка слизала с ладони влагу, словно умирающий от жажды. Бездушный холодный камень, его ведь даже нельзя попросить, ни о чем нельзя попросить. Его не убедишь, что сохрани он две жизни, находящиеся в его власти, и для него ничего не измениться, а для нас все.
   Выпусти нас! Выпусти.
   Похоже, я и, правда, схожу с ума.
   Холодный камень остудил пылающий лоб. Нужно успокоиться и прекратить истерику. Такова жизнь. Не могло же везти вечно.
   Я не удивилась и не испугалась, когда на плечо легла рука. Ну, конечно же, он не спал и наблюдал мою молчаливую истерику. Вот попробуй только сейчас меня начать успокаивать или жалеть. Убью.
   - Ты чего-то хотел? - спокойный, усталый голос.
   - Хотел.
   - Я вся внимание.
   Рок пожал плечами и одарил своим вниманием свод пещеры.
   - Да скучно как-то одному.
   - Что скучно одному? Спать? - Он снова пожал плечами и слегка кивнул головой. - Ты псих.
   - Видишь, у нас все же есть что-то общее. - Рок взял меня за руку. - Пойдем.
   Прикосновение чужой ладони, как удар током. До странности заботливый жест, до умопомрачения личный. Меня бросило в жар. Я как послушная овца плелась следом. Вот как оказывается все просто, Лорд Капитан, чтобы заставить меня слушаться, не нужно было ничего, просто взять за руку.
   - Ты что-то сказала? - Рок остановился, и я, не успев среагировать, влетела в него.
   - Нет, я молчала. - Странно, что я еще заикаться не начала. После неудачного маневра он оказался слишком близко, а руки, слегка придерживающие за плечи, не позволяли сдвинуться с места, да и делать это совсем не хотелось. Если я сейчас упаду в обморок, можно будет сказать, что это от голода.
   Я подняла глаза и наткнулась на его взгляд. Темные-темные глаза, интересно, что в них сейчас отражается?
   Это что, очередной фокус, почему я не могу отвести взгляд?
   Руки сильнее сжали плечи. Глаза приблизились. Мир пошатнулся...
   Потом пошатнулся еще раз. Я, загипнотизированная глазами Рока, не сразу поняла, что происходит. Пещера содрогалась, слышался грохот камней. Землетрясение?
   То, что это не землетрясение стало понятно спустя несколько минут. Камни разлетались в стороне засыпанного прохода. Кто-то разбирал завал? Нет, этот кто-то его разносил с шумом и треском. Неужели Даран все же решил не бросать все на самотек, а доделать лично.
   Стена рухнула. В пещеру ворвался поток свежего воздуха, наполненного запахом ночи и моря, и пыли.
   - Живые, - подозрительно знакомый голос. - Блажь, ты чего застыла, как будто приведение увидела, пошли отсюда, - Дракон легко подтолкнул меня серебристой лапой к выходу.
   Это сон? Или я окончательно свихнулась?
   Я медленно перебирала ногами, просачиваясь к выходу через груды камней и земли. На выходе из пещеры меня встретила вытоптанная донельзя поляна и ярко-белая луна. Мы выбрались? Мы на свободе? Это хорошо или плохо?
   Я обернулась, уточнить эти вопросы у капитана, похоже, самостоятельно мыслить я уже не могу. Перед глазами предстала картина "Возвращение блудного дракона". Звезда переливался серебром в свете луны, рассматривая звездные дали. Рок что-то изучал у себя под ногами. Великан и целитель стояли в сторонке и делали мне какие-то знаки, наверно это означало, что надо сваливать. Хорошая идея, пусть поговорят.
   - Пойду, умо... - попыталась уйти я, но была почти грубо остановлена капитаном, рука крепко вцепилась мне в предплечье. Я взглянула на сникшую парочку, ничего хорошего они не ждали и старательно прятали глаза, понимая, что я в это тоже похоже вляпалась.
   - Стой, здесь могут быть люди Дарана.
   У меня мурашки побежали по коже, настолько странно - или страшно - звучал голос Рока.
   - Тогда нам всем нужно сматываться, потому что здесь есть как минимум два человека ... существа... - слова застряли в горле, вот так вот можно испепелить взглядом. У вас еще учиться и учиться, Лорд Капитан.
   - Здесь недалеко есть небольшая крепость, заброшенная. - Звезда все так же рассматривал небо. - Могу вас отнести.
   - Хорошо.
   Звезда усадил целителя и Великана себе на спину. Почему-то мне кажется, что этот дракон может по желанию меняться в размерах. Хотя, что взять с голодной обессиленной женщины: все что угодно показаться может.
   Я стояла, не зная, что мне делать. Рука уже онемела под пальцами Рока. Не вырываться же мне, чтобы залезть дракону на спину? Или меня вообще здесь решили оставить?
   - Ты ее сам понесешь или это все же я сделаю?
   Пальцы расцепились, и дракон молча усадил меня на спину. Великан посмотрел на меня так, словно я могла объяснить, что здесь происходит. В ответ я только пожала плечами. Ох, что-то будет. Знать бы, это хорошо или плохо.
   Если в ближайшие несколько часов еще что-нибудь случиться, мой бедный мозг этого не выдержит.
  
   ***
  
   Мы летели час или два. За время, проведенное в пещере, мой организм разучился определять время, да и мысли мои были далеки от того, чтобы считать минуты, они вообще были далеки от всего. Я пыталась удержаться на спине дракона, и глотками вталкивала в себя воздух, который просто не успевал добраться до легких, оставаясь далеко позади дракона, летящего со скоростью реактивного самолета. Изредка пыталась найти глазами Рока, успевает ли он за отцом. Но тому, похоже, сидение в пещере никак не повредило, и он вполне бодренько держался рядом, а то и сам задавал темп побыстрее, из вредности, наверное.
   В крепости мы оказались перед самым рассветом, когда небо прояснилось, а окружающий мир подернулся туманной дымкой. Высокая каменная стена, железные ворота, мощеный миллион лет назад камнем двор, проплешинами превратившийся в каменную крошку, и внутри всего этого безобразия, занимавший почти все свободное пространство, дом или замок, или как это может называться? Если сравнивать с угодьями Дарана, это даже не маленькая крепость, малюсенькая. Возможно, когда-то здесь проходила граница, и крепость была предназначена для ее охраны.
   Внутри было достаточно уютно для заброшенного сотни лет назад дома: сберегающие заклинания, по всей видимости, были придуманы давно, поэтому самым неприятным оказалась пыль, да и та была местами, где обветшало и начинало разрушаться заклятие.
   Я добралась до кушетки обитой бархатом, при ближайшем рассмотрении довольно потертом, и устроилась, подтянув колени к груди. Третий акт пьесы "Возвращение блудного дракона" должен был начаться с минуты на минуту. И за что мне такое счастье: места в партере и совершенно бесплатно, еще бы поп корн раздавали, и цены бы им не было.
   И так. Рок с каменным выражением лица уселся на красивое резное кресло, даже самым недогадливым было понятно, что это место в те времена, когда крепость была обжита, было почетным. Это что, тонкий психологический расчет, чтобы показать собеседнику, кто здесь главный? Звезда, не далеко от большой деревянной двери, через которую мы все вошли, наверное, чтобы в критический момент был путь для отступления. Великан, не мудрствуя, растянулся на полу рядом с кушеткой, той самой, где была я. Лим, скромно, на стульчике, напротив нас с Великаном.
   Драматическая пауза затягивалась. Рок и не собирался начинать разговора, нарочно нагнетая обстановку. А Звезда, как это не парадоксально, нервничал и никак не мог собраться с мыслями. Почему парадоксально? Да потому что дракон и нервный тик, на мой взгляд, две вещи абсолютно несовместимые.
   А ведь так и умереть можно, пока эти свои проблемы семейные решают. Неожиданная свобода пару часов назад дала мне надежду и на такой же неожиданный ужин, теперь уже завтрак, но с такими темпами можно и до обеда дотянуть.
   - Слушайте, а у вас поесть ничего нету? Я три дня без еды. Даже на мышь согласна. - Слова эхом разлетелись по залу, разбив весь трагизм ситуации. Сразу четыре пары глаз уставились на меня, как на пришпиленную булавкой бабочку. Захотелось куда-нибудь провалиться, хоть сквозь землю.
   Рок уронил лицо на ладони. Ненадежно спрятанные губы изогнула лукавая усмешка.
   - Да уж, стоило бы чего-нибудь перекусить. - Сказал он, наконец, справившись с неожиданным приступом веселья, и сделав серьезное лицо.
   Великан со скорбным видом полез в мешок, который чуть раньше бросил рядом с собой.
   - Вот так всегда, - ворчал он, раздавая собранную в дорогу еду, - сначала спасай их, жизнью рискуй, а они не только спасибо не скажут, но еще и последнюю рубашку снимут.
   - Нет уж, рубашку свою себе оставь, она у тебя вся в дырках. И сколько тебя помню, ты ее ни разу не стирал, - отмахнулся Рок, на его лице мелькнуло слабое подобие улыбки.
   - Как вы узнали, что мы в пещере? - вопрос в пространство, может быть кто-нибудь и ответит.
   - По запаху, - кисло улыбнулся непривычно тихий Звезда.
   - А серьезно? - Я не настаивала, просто было интересно.
   - А серьезно, женщина, я же тебе оставил медальон. Твоим языком сказал, будут трудности, просто позови. А ты? Еще и сломала.
   Был в голосе дракона какой-то укор. Неужели потеря медальона для него такая большая проблема. Мелькнула тень обиды, немного глупой и детской: неужели какая-то безделушка важнее меня. Мелькнула и была безжалостно изгнана из сознания, ни к чему мне сейчас такие мысли. Я пожала плечами, ну да, сломала. А что мне оставалось делать?
  
   Он сидел на разгоряченных солнцем камнях на самом верху крепостной стены. Нельзя же вечно прятаться от проблем, нужно поговорить с отцом. Нужно.
   О чем? Сказать, что он виноват, виноват во всех его несчастьях, в той тяжести, которая висит на его совести - смерти человека? Это было уже так давно. Об этом не хочется вспоминать. В том, что у него не было детства? Его все равно уже не вернешь. В том, что его не было рядом, когда нужен был совет, помощь? Мать говорила, что это сделало его сильнее. В том, что он обречен быть изгоем? А кое-кто считает, что ничего особенного в этих крыльях нет. А может быть этот кое-кто прав? Нет. Определенно, нет. Только не она.
   - Поговорим?
   - Да. - Рок поднял глаза на переливающегося в солнечных лучах дракона. - Поговорим.
   - Я долго искал тебя, сын.
   Он вздрогнул, так необычно было слышать это слово.
   - Я знаю.
   - Я много раз возвращался, но вы куда-то исчезли.
   - Мама увезла меня в Тибет.
   - Зачем? - в глазах дракона читалась смертельная усталость. Столько сил было потрачено на то, чтобы отыскать своего сына, но невероятно больше сил нужно для того, чтобы продолжать этот разговор.
   - Люди там относятся к жизни по-другому, их не пугала моя драконья сущность. Они помогли мне с ней справиться.
   - Да. Я плохо вас искал.
   Рок неожиданно улыбнулся.
   - Нужно было отправить Мирославу на поиски, она бы испод земли достала.
   - Да, упрямая девочка. - Если бы драконы умели улыбаться, он бы улыбнулся.
   - Не стоило так про медальон. Она тебя пыталась спасти.
   - Я знаю. Думаешь, я ее обидел? - Глупый вопрос, конечно обидел, и для того, чтобы это поныть, необязательно было читать мысли, достаточно просо было взглянуть ей в глаза.
   - А с каких пор драконов волнуют такие мелочи?
   Темно-коричневые глаза пересеклись с прозрачно-голубыми. Один взгляд порой говорит гораздо больше, чем тысячи слов.
   - Она славная, - сказал Звезда.
   - Да, славная. - Тяжелый вздох.
  
   ***
  
   Я уснула прямо на кушетке, свернувшись калачиком. Усталость брала свое. Мне даже не хотелось знать, как Лим и Великан умудрились встретиться с драконом. Мне вообще ничего не хотелось знать, даже то, нашел ли Звезда способ вернуть меня домой. И уж точно мне не хотелось сейчас ковыряться в своей душе, пытаясь определить, на самом ли деле я так хочу вернуться.
   Казалось, я закрыла глаза всего несколько минут назад. За время сна тело затекло, находясь в неудобном положении, мелкие щекочущие мурашки побежали по онемевшей руке. Вместо золотого солнца на прозрачно-голубом небе в окне красовалась платиновая луна, окруженная сапфировым маревом. Ничего так поспала, часов восемнадцать наберется.
   В зале я была в полном одиночестве. На какой-то момент я даже решила, что все сбежали, воспользовавшись моим забвением, чтобы, наконец, избавиться от надоедливого груза. Пробрал озноб и неожиданный страх одиночества в неизвестном мире.
   Глупости. О чем это я?
   Я тряхнула головой, и наваждение прошло. Потянулась всем телом, разминая мышцы. Что принесет мне новый день, точнее ночь?
   Большая деревянная дверь, чуть скрипнув, отворилась, выпуская меня. Нет, они не убежали, пока я спала. Все четверо стояли во дворе, что-то напряженно обсуждая, такого унылого выражения лица у Рока я не видела, даже когда мы были заперты в пещере, без какой-либо надежды на спасение. Может быть, не нужно было вести его к отцу, возможно, лучше было бы, если бы они так и не встретились, один лелеял бы себя надеждой на то, что сможет добиться понимания сына, а другой просто жил, спрятав в себе невысказанные обиды. А сейчас, возможно дракон уже понял, что убедить его твердолобого отпрыска в чем-либо очень сложно. А Рок... Ну Рок, это Рок.
   Я осторожно подошла к скорбящей компании.
   - С добрым у... - начал было Лим, но потом поправился, - ночью. Как спалось?
   - Ничего. А что это вы все с такими лицами?
   Звезда потупился, и я уверена, умей драконы краснеть, он бы залился краской с головы до лап. Что тут происходит?
   - А у нас что, что-то случилось? - неуверенно спросила я, обращаясь ко всем сразу.
   - Да не то, чтобы что-то случилось, - замялся Лим.
   - Издеваетесь? - насупилась я. - Напугать хотите? Что могло еще произойти, кроме встречи блудного отца с блудным сыном?
   Звезда совсем сник. Рок бросил на меня испепеляющий взгляд и нарочито безразлично сказал:
   - Встреча блудного отца с двумя блудными сыновьями.
   У меня округлились глаза. Я машинально оглянулась по сторонам, выискивая, где же может прятаться Даран. Но никого так и не увидела.
   Рок сложил руки на груди, глядя на меня толи надменно, толи иронично.
   - Мы ворота закрыть успели, так что здесь его пока нет.
   Мне не хотелось ни смеяться, ни улыбаться. Это не было шуткой. Усиленно скрывающаяся за иронией горечь в голосе Рока, заставляла ежиться как от холода. Этот стальной человек и в самом деле расстроен. Но это просто огорчение или страх? Нет, не хочу знать ответа.
   Я должна была увидеть это собственными глазами. И увидела. Не тратя времени на почти бесполезные расспросы, я пробежала по каменной лестнице, ведущей на самый верх крепостной стены, осторожно выглянула из-за каменного зубца и обомлела. Разъяренный сынишка не просто пожаловал в гости, он привел с собой целую армию. Крепость была не самая большая, и, пройдя несколько метров по крепостной стене, я поняла, что мы находимся в осаде, гвардейцы плотным кольцом окружили наше каменное укрытие. Похоже, ко всем прочим несчастьям я оказалась в центре боевых действий.
   Вниз по лестнице я уже не бежала, сползала. Нет, я не удивлена, я шокирована.
   - Но как он узнал, где мы?
   Рок почти равнодушно пожал плечами.
   - Может быть за нами следили, может быть просто увидели и доложили Дарану, прошлой ночью мы не очень-то осторожничали.
   Да уж, какая тут осторожность. Никому даже в голову не пришло, что дракона в небе ну никак не спутаешь с орлом. Только чего теперь-то об этом думать.
   - Да, - протянула я. - Это же целая армия!
   - Похоже, ты его в конец достала, Одуванчик, - невесело хохотнул Великан.
   - Я? Нет, я тут ни при чем. Когда мы виделись в последний раз, Даран дал слово, что если мне удастся спастись, то он оставит меня в покое и даже, оцените, как звучит, подарит жизнь. Свидетели есть. - Я посмотрела на Рока, он на время задумался, что-то прикидывая.
   - Можно попробовать. В конце концов, слово он дал во всеуслышанье.
   У меня дыханье перехватило от того, каким серьезным голосом говорил Рок. Неужели, он и правда думает, что слово, данное мне, что-то значит для Дарана. Даже для меня это было бы слишком наивно.
   - Я никуда не пойду одна, - взвилась я. Все присутствовавшие уставились на меня с нескрываемым изумлением.
   - Что значит, не пойду? - Рок буравил меня взглядом. Ей богу, мудрый папаша, поучающий бестолковую дочку.
   Остальные благоразумно молчали, по опыту зная, что остановить это уже не возможно. Помалкивал даже Звезда, по всей видимости, прочитав мысли целителя и Великана.
   - А то и значит. Не пойду.
   - С чего ты взяла, что кого-то интересует твое мнение?
   Ему не стоило этого говорить, даже если он на самом деле так думал, тем более, если он на самом деле так думал. Как удар в больную точку, жгучий ядовитый порошок в кровоточащую рану. У меня потемнело в глазах.
   - Мое мнение не интересует только вас, Лорд Капитан, - прошипела я. - Но это совершенно не значит, что я поступлю так, как вы того желаете.
   - Ты сделаешь так, как тебе скажут! - Рок начал медленно звереть, это не сулило ничего хорошего, но и остановить меня не могло.
   - Я сделаю так, как посчитаю нужным.
   - Ты уже не раз делала так, как считала нужным. Не хочешь вспомнить, к чему это каждый раз приводило? У меня нет времени возиться с тобой!
   - Опять! Покопайся в мозгах, если они у тебя есть, - я мельком заметила реакцию на мои слова: Лим побледнел, Великан чуть подался вперед, пытаясь определить, не ослышался ли он, у дракона просто отвалилась челюсть. - Я тебя ни разу ни о чем не просила! Ты носишься за мной как ... как... Да черт! А потом строишь из себя этакого героя, который, рискуя жизнью, меня спасает, а благодарности так и не дождался! Найди для этих целей кого-нибудь другого! Я сама могу о себе позаботиться!
   - Да, конечно можешь, - желчь, замешанная на иронии и брошенная издевкой, как пощечина. - И при этом стоишь тут и ноешь, я одна никуда не пойду.
   - Во-первых, я не ною. А во-вторых, я не обязана перед тобой оправдываться или отчитываться! - наверно также чувствует себя металл в печке, медленно накаляясь, доходя до той точки, когда стягивающее оболочку напряжение вот-вот прорвется и плоть начнет плавиться.
   - В-третьих, это детский сад, - отрезал Рок.
   - Послушай ты, взрослый и мудрый, оставь свои нереализованные родительские амбиции для будущего потомства, а то и поищи где-нибудь по миру, может быть пару отпрысков уже готово, переключи свою заботу на них, пока они не выросли и не начали по всем мирам мотаться, чтобы спрятаться от тебя или отомстить!
   Только когда слова уже вырвались, я поняла, какую глупость сказала. Нет, даже не глупость, подлость. Звезда прикрыл глаза, но я успела увидеть хлынувшую из них боль. Рок почернел и сжал кулаки. Если он сейчас меня ударит, я даже не буду защищаться. Я заслужила это в полной мере.
   Рок сделал шаг назад и отвернулся.
   Я бросилась вверх по лестнице на крепостную стену, следую за потоком ветра, в надежде отдать ему слова, застрявшие в душе, и отравляющие ее ядовитым смыслом. Как я могла! Что же я наделала!
   Совесть огорченно потупилась и отвернулась, не желая иметь со мной ничего общего.
   Я привалилась спиной к каменной стене и медленно сползла, не в силах держаться на ногах. Подтянула колени к груди и уронила на них голову. Как я могла!
  
   Шелест складываемых крыльев, шуршанье чешуи. Дракон не стал выставлять себя на всеобщее обозрение, мало ли что взбредет в голову этим гвардейцам, еще пальнут чем-нибудь, он растянулся вдоль пешеходной дорожки на стене, надежно защищаемый от нежелательных взглядов высокими каменными зубцами.
   Мне не нужно было поднимать голову, чтобы понять, он смотрит на меня. Но я подняла и, собрав все силы в кулак, посмотрела дракону в глаза. На душе стало еще хуже, в ярко-голубых зеркалах души не было и намека на злость.
   - Прости меня, Звезда. Я совсем не хотела тебя обидеть. Я ...
   - Не надо, Мирослава, я все понимаю.
   - Нет. Я не должна была. Я ... Мне хочется умереть, - я обречено уронила голову на колени.
   - Глупости, из-за такой ерунды не умирают.
   - Нет, не глупости! Не надо меня жалеть! Скажи мне все, что я заслужила!
   Дракон задумался.
   - Не вини меня, Мирослава. Из меня получился очень плохой отец. - Звезда тяжело вздохнул. - Я сделал много глупостей, не задумываясь о последствиях. А последствия получились страшные: две испорченные жизни. Мне не страшно сейчас умирать. Он тоже мой сын, как и Рок, и имеет право на месть, даже если его жажда драконьей крови вызвана только тем, что в нем этой самой крови почти нет. Я ведь даже не догадывался, что у меня есть еще один ребенок, я даже не догадывался, что это он и его люди истребляют драконов из мести мне. Я виноват в том, что был глуп и беззаботен. Теперь уже ничего не исправишь.
   Дракон закрыл глаза. А я боялась дышать. Нет, не это я ожидала от него услышать, и не понимала, почему он это все мне говорит.
   - Я был безумно влюблен в мать Рока. Мне было наплевать на запреты. Я не понимал, почему у нас не может быть детей... Теперь-то я понимаю, насколько несовместимы дракон и человек, и как тяжело уравновесить в одном существе эти две сущности. А тогда ... я не мог долго находиться в человеческом облике. Не удивляйся так, да я могу превращаться в человека, не надолго. Из-за того, что я превращался в дракона, у нас было много... неприятностей. И я решил, что для них будет лучше, если я уйду.
   Дракон снова замолчал, окунувшись в воспоминания.
   Они все трое, каждый по-своему правы. У каждого были основания совершать те поступки, которые друг другу они не могут или не хотят простить. Не мне кого-то из них судить и не мне оправдывать. Вот только как и почему я оказалась чуть ли не в центре этого треугольника, углами которого были Звезда, Рок и Даран.
   - Просто судьба, Мирослава, - вздохнул дракон, прочитав мои мысли. - Не злись на него, он тоже считает, что так будет лучше.
   Мы посмотрели друг другу в глаза. Дракон говорил не о Даране. Как странно, я думала, он пришел, чтобы меня, как минимум, убить, но ошиблась, похоже, он пришел просить прощения за сына. Как это ... непонятно.
   - Просто, я умею читать мысли, - лукаво прищурился дракон, запутав меня еще больше.
   Дракон соскользнул со стены во двор со словами, пойду я что ли, вздремну. Оставляя меня растерянную и наедине с совестью.
   - Да, кстати, - вдруг донеслось из-под стены, - лучше не ходи на противоположную сторону крепости ...
   Я не успела даже подумать не то, чтобы спросить, как оттуда же послышался ответ.
   - Если не хочешь столкнуться с Роком.
   Мерзкий дракон!
   - Я по-прежнему умею читать мысли.
  
   Вопреки здравому смыслу, подгоняемая измученной совестью, я все-таки пошла. Он стоял спиной, всматриваясь в ночную даль. Легкий ветерок раздувал волосы, которые высеребрил осколок луны.
   Извиняться всегда тяжело, но сейчас почему-то было особенно сложно. Когда я была в нескольких метрах, ноги предательски задрожали, а сердце превратилось в трепещущий комочек и опустилось в желудок. Не в силах ни сдвинуться с мест, ни заговорить, я стояла, разглядывая каменную кладку под ногами. Была, конечно, мысль, развернуться и убежать, но это было настолько ниже моего достоинства, что я скорее умерла, чем, решившись на что-то, свернула назад. А если уж совсем честно, то позориться еще сильнее перед Роком мне не хотелось.
   Возможно, мы так бы и простояли до утра, если бы он неожиданно сам не заговорил.
   - Ты что-то хотела?
   - Хотела.
   - Я весь внимание.
   - Да скучно как-то ... одной, - совсем неуместно вырвалось у меня, заполняя ощущением де-жа-вю. Я залилась краской, вдруг вспомнив последние несколько минут в пещере. А что было бы, если бы Звезда нас не нашел или нашел хоть минутой позже.
   Рок обернулся, не столько злой и расстроенный, сколько недоумевающий, но при этом на губах его мелькала улыбка. Я нервно сглотнула и сделала шаг вперед. Казалось, воздух в легких куда-то испарился.
   - Я пришла извиниться, - в общем-то, не так уж и сложно. - Я не должна была... Не знаю, зачем сказала такую глупость.
   Рок долго смотрел, переваривая смысл моих сбивчивых объяснений. Я ждала вердикта, но, в конце концов, что бы он ни решил, моя совесть может быть спокойна, ведь попытку-то я сделала.
   - Ну, раз пришла, извиняйся.
   У меня округлились глаза. Разве я еще этого не сделала? Или это такой изощренный способ пытки? Можно было бы и взбелениться, тем более повод был: гаденькая усмешка на лице капитана. Но эту мысль я быстренько отбросила, не хватало мне еще больше осложнить ситуацию.
   - Извини, - я набрала в легкие побольше воздуха, - это было подло и не красиво с моей стороны. Я не хороший человек ... Но уходить я все равно одна никуда не собираюсь.
   Рок обречено опустил голову.
   - Ты в следующий раз потренируйся, а то как-то плохо у тебя получается, - исподлобья глядя на меня, предложил он.
   - Я хоть так, некоторые вообще не умеют, - оскорбленная в лучших чувствах, насупилась я.
   Он снова повернулся ко мне спиной.
   - Мирослава, ты это видела? - я подошла поближе, чтобы рассмотреть армию Дарана. - Это будет даже не драка, бойня. Их там сотни и четверо нас.
   Хотела было сказать, что пятеро, но передумала, я бы себя в такой ситуации тоже не посчитала: помощи никакой, только под ногами путаться.
   - Но Звезда, мой единственный шанс вернуться домой, если с ним что-то случиться, мне просто некуда будет податься. Скажи, ты правда думаешь, что Даран сдержит слово?
   Рок отрицательно покачал головой. Я задохнулась от возмущения.
   - Тогда зачем нужен был этот концерт? Образцово-показательное выступление или так, снять напряжение?
   - Пошли, - Рок слегка подтолкнул меня, увлекая за собой вдоль стены.
   - Куда? - опешила я, но все же поплелась следом.
   - Вперед, - пожал плечами капитан.
   Ну, вперед, так вперед.
   Я снова глянула в очередной провал в каменной кладке. Даран псих, без сомнения, притащить целую армия ради одного единственного дракона.
   - Может быть вам со Звездой улететь, а до оставшихся Дарану просто нет дела. - Мысли сами собой вернулись к животрепещущей теме и бессознательно свалились на язык.
   - Не выйдет. Он привел с собой пол дюжины боевых магов, при любой попытке подняться в воздух нас изжарят или перекроют дорогу куполом. Да и не то, чтобы ему уж совсем нет дела до остальных, - Рок одарил меня выразительным взглядом.
   Ну да, если лорд Даран решит, будто благодаря мне, мы выбрались из пещеры, а у него какая-то маниакальная склонность приписывать мне то, чего я не делала, то оторвется на мне, в том числе и за побег драконов. Мое эго просто засияло как медный грош ... и столько же ему цена.
   - А у вас есть какой-нибудь план? - вкрадчиво, с надеждой поинтересовалась я. Ответом мне было отрицательное покачивание головой. Сердце, выбравшееся было из желудка, ошалело свалилось обратно.
   Мы подошли к пролому в стене. Похоже когда-то на этой крепости испытывали катапульту. Испытание стена выдержала (почти), намертво заключив в себе каменное ядро размером в три моих охвата. Защитники крепости здраво рассудили: что большие камни, что маленькие - один хрен, и исправлять досадное недоразумение не стали, только для удобства построили обходной путь, который проходил почему-то метром ниже. Неужели стражам, проходившим дозором вдоль, стены было удобно спрыгивать, а потом карабкаться обратно, ступеньки там не сделали либо из лени, либо для поддержания спортивной формы солдат.
   Рок легко спрыгнул вниз и обернулся, дожидаясь меня. Я долго примеривалась, выбирая как бы поудобнее и менее болезненно спуститься. Один метр - не ахти какая высота, но если учесть, что я вроде как в платье, да еще достаточно длинном, а уж если перестараюсь и перелечу, то получиться гораздо больше метра, а вот такого поворота мои кости уже могут и не выдержать.
   Року надоело наблюдать, как я кручусь у края.
   - Прыгай, - он протянул руки мне навстречу.
   Эх, была, не была! Я прыгнула, легко перехваченная в полете сильными мужскими руками.
   - Так ты хочешь сказать, что у нас нет шанса? - как-то не к месту был мой вопрос, особенно, учитывая то, что я до сих пор не убрала руки с его плеч, а он продолжал поддерживать меня за талию.
   - Ни одного, если конечно не случиться чуда.
   - А какая в этом мире религия?
   Темно-коричневые глаза прищурились, уже в который раз пытаясь определить степень тяжести моего душевного состояния.
   - Тебе это зачем? - все же спросил он.
   Я отстранилась и пожала плечами.
   - Должна же я знать, кому молиться.
   Я прошлась вдоль уступа, на который мы спустились. Совершенно нефункциональная вещь: забираться назад сложно, а прыгать вниз далековато.
   - Куда дальше?
   Ответа не последовало. Только порыв ветра и мелькнувший край дымчатого крыла. Затем крылья исчезли, а я поняла, что мы уже на земле. Хотя бы предупреждал.
   - Почему они не нападают?
   - А куда им спешить? Нам некуда отсюда деться, и им это хорошо известно.
   - Неужели ничего нельзя сделать! - крик души, вырвавшийся из-под груза безысходности. - Так не бывает.
   - Бывает, Мирослава. Очень даже бывает.
  
   Луна сползла за горизонт, первые лучи солнца разогнали предрассветную дымку. В армии Дарана не происходило никакого движения, о чем сообщил вернувшийся минуту назад Великан.
   - А мы так и будем сидеть и ждать, когда твой родственник придет нас убивать или что-нибудь сделаем? - поинтересовался он, опускаясь на облюбованное на полу место.
   Рок покачал головой.
   - Нужно сделать хоть какую-то защиту. Лим, справишься?
   - Хоть какую-то? Конечно, - попытался пошутить целитель. Но шутку никто не понял. - Мирослава, поможешь?
   - Я? Конечно. А чем?
   - Тем же, чем и на корабле.
   Лим выглядел немного смущенным. Я же окончательно растерялась. Чем же таким особенным я могла помогать нашему целителю. Память услужливо подкидывала воспоминания о раскрасневшемся от злости Лиме, после того как я добавила в настаивающейся уже две недели отвар каких-то очень ценных трав измельченную полынь. Исключительно благодаря моей помощи ценный, трудно и долго готовящийся отвар пришел в негодность. Лим тогда прогнал меня от своих мешочков на целый день. Потом, конечно, извинялся, и даже рассказал по очень большому секрету, что это уже второй испорченный настой, первый он загубил сам. Порешив на том, что третий раз должен сложиться удачнее мы помирились. Потом помню, как с моей помощью Лим лишился последнего запаса сушеных корешков Женьшеня. И обреченно смирившееся лицо целителя, когда ему несколько часов пришлось отделять цветки Цирцеи от цветков Тысячелистника. Нет, были, конечно, и более удачные попытки, без травм, без испорченных настоев или их ингредиентов, но я, хоть убей, не пойму, чем нам это может помочь в защите от Дарана.
   - А поконкретней можно? - попросила я.
   - Во время последнего нападения Дарана. - Лим устало опустил лицо на ладони.
   - Рядом постоять что ли? - на всякий случай уточнила я, продолжая не понимать, чего от меня требуется.
   -Смеешься? - глаза целителя буравили меня сквозь неплотно сжатые пальцы.
   - Нет, - ответил за меня Звезда, - судя по каше, которая у нее в голове, она и правда ничего не понимает.
   - А что было на корабле? - Рок переводил взгляд с целителя на меня и обратно.
   - Она помогала мне удерживать щит.
   - Она?
   - Я?
   - А я думал, она от страха в обморок упала, - заржал Великан.
   - Нет. Когда щит пробили, нас остатками разрушенного заклинания и выпущенной силой хорошенько приложило, даже я закрыться не успел, что уже о ней говорить.
   - А ты оказывается молодец, малохольная. - Звезда шутливо подмигнул.
   - Да уж, что есть, то есть... Сама себе удивляюсь. - Я пожала плечами, не принимая похвалу всерьез. - Я с удовольствием помогу, Лим. Только я все равно не знаю, что делать, потому что тогда на корабле я просто взяла тебя за руку и ... все. Что потом случилось я и сейчас толком не пойму.
   - Мне просто нужно, чтобы ты снова поделилась со мной своей силой, я понимаю, что у тебя ... ее и так почти не осталось, но ... один я не справлюсь.
   Вот теперь я поняла, что же так смущало целителя.
   -Не проблема. - Почти жизнерадостно заявила я. Чего у меня там осталось, чего нет, я и сама еще не знаю, по ходу дела будет видно. - Пойдем.
   Глупо, но мне было ужасно приятно ощущать себя причастной к общему делу. Я не просто сижу и жду того, что сделают другие, а делаю вместе с ними. Я радовалась как ребенок, которого взяли поиграть старшие дети в свои игры. С таким же рвением и серьезностью отнеслась к делу.
   От усердия уже через пару часов у меня кружилась голова, а перед глазами мелькали разноцветные точки. Я прислонилась к стене, чтобы немного отдохнуть.
   На небе не было ни облачка, легкий ветер раздувал листья на деревьях и путал отпущенные на свободу волосы. В неменяющейся уже несколько часов картине произошли изменения: гвардейцы взбодрились и забегали, из толпы выехал всадник и направил лошадь в сторону крепости.
   - Лим.
   Целитель повернул ко мне голову. Я молча указала на всадника. Лим, перелетая через ступеньки, помчался за капитаном.
   Всадник приближался к крепости в гордом одиночестве, остальные гвардейцы не трогались с места. Парламентер? Для чего? Предложить нам благополучно сдаться? Интересно, у кого хватит решимости сделать такое предложение дракону?
   - Даран, - услышала я над ухом голос капитана.
   Еще минута и я тоже смогла различить человека на коне. Без сомнения это был Даран. Хочет поговорить? Как мило.
   Всадник остановил коня в нескольких метрах от стены. Мы отлично могли видеть друг друга, разве что Дарану приходилось неудобно поднимать голову, но его это нисколько не смущало. Мы встретились взглядами, и на лице Дарана расцвела улыбка. Искренняя такая улыбка, что у меня даже мурашки побежали по коже.
   - Леди, я несказанно рад встрече с вами. - Он словно и не заметил, что на стене нахожусь не только я одна.
   - К сожалению, не могу ответить взаимностью, - в тон Дарану ответила я. Улыбка на его лице стала еще шире.
   - А знаешь, Мирослава, у меня к тебе предложение: пойдем со мной, бросай шайку этих неудачников и присоединяйся ко мне, - над ухом неопределенно хмыкнули, - На твоей стороне удача, а мне не помешает такой человек.
   Я нервно облизала пересохшие губы. Удача, как же! Везет как утопленнику!
   - Благодарю за предложение, но, к сожалению, не могу его принять.
   - Почему же?
   - У нас... разные взгляды на некоторые вещи.
   - Всегда можно прийти к компромиссу, - над ухом снова хмыкнули. - Так в чем же ты со мной не согласна?
   Я пожала плечами.
   - Я уже говорила. Я считаю, что убивать отца, даже самого плохого, это не способ доказать ему, что он был не прав.
   Даран застыл, но продолжал также, не отрываясь, смотреть мне в глаза.
   - А почему у тебя даже на минуту не возникает сомнения? Почему ты считаешь, что это не правильно? Почему ты считаешь, что ты права?
   - Потому что я права.
   Даран опустил глаза. Погладил по гриве нервно переступающего на месте коня.
   - Я так понимаю, ты не передумаешь. - Он не спрашивал, он утверждал.
   - Вы все правильно понимаете.
   Даран развернул коня, но не торопился уезжать.
   - Я держу слово, Мирослава. Ты можешь уходить, тебя никто не тронет, - после небольшой паузы. - Остальные умрут.
   Даран не дождался от нас никакой реакции. Конь сделал несколько шагов вперед.
   - Лорд Даран, - он обернулся на мой окрик. - А вы зачем приезжали?
   - Убедиться, что ты жива, - уголок рта тронула ироничная улыбка. Или хищная?
   Конь сорвался на галоп, вырывая копытами куски травы вместе с землей.
   - Ну что ж, одной проблемой меньше, - Рок развернулся и отошел. Я только сейчас поняла, что все это время он стоял у меня за спиной. - Собирайся, Мирослава, ты уходишь.
   Я устало сползла по стене, уселась на теплый камень и вытянула ноги. Ну что ж, видимо удача и, правда, на моей стороне: все умрут, а я останусь жива. И не будет вечно злого хамоватого капитана. Не будет Дарана с его неожиданной сменой настроений. Некого будет бояться. Нужно будет просто все начать с начала.
   Все начать с начала.
   - Мирослава, давай не будем устраивать никому не нужных проблем. Ты уходишь.
   Рок стоял, сложив руки на груди, готовый твердо сказать нет на все, что я бы не сказала. С таким выражением лица отчитывают нашкодившего котенка. Я мысленно улыбнулась, странный, но притягательный человек, этот Лорд Капитан.
   - Собирайся, - похоже, непробиваемого капитана смутил мой пристальный изучающий взгляд.
   - Не кипятись. Я налегке, мне нечего собирать. Сейчас закончим с Лимом, и я пойду.
   - Не стоит рисковать, Мирослава, я все доделаю сам, - целитель опустил глаза.
   Дурацкое и неприятное чувство, что меня прогоняют.
   - Как знаешь.
   Я медленно поднялась, на платье остались темные разводы. И куда я в таком виде, одна, без денег? Утоплюсь.
   - Эх, блажь, - невесело сказал Звезда, - ты в своем репертуаре.
   - Угу, спешите видеть, весь вечер на арене звезда больших и малых, великолепная я.
   - Больших и малых, чего? - озадаченно уточнил дракон.
   - Театров. - Я тяжело вздохнула и посмотрела на лагерь Дарана. А может принять приглашение? Устроюсь на пол ставки приносить ему удачу, и безбедная старость мне обеспечена. Угу, и безвременная кончина с таким-то работодателем не заставит себя долго ждать.
   В глазах дракона мелькнули искорки смеха.
   - Не грусти, блажь, все будет хорошо, - попробовал приободрить он. Драконья лапа попыталась было погладить по голове, но, испугавшись, что причинит вред, легонько похлопала по спине.
   Я подняла глаза. А как насчет того, чтобы заплатить по счету? Свою часть сделки я выполнила: дракон встретился с капитаном. Теперь хотелось бы получить обещанное.
   Дракон удрученно покачал головой.
   - Извини, Мирослава, я не могу доставить тебя домой.
   - Ты мне врал? - нет, я не обижалась и не собиралась закатывать истерику, просто хотелось знать правду.
   - Нет. Просто для того, чтобы отнести тебя домой, мне нужно быть живим. А в сложившихся обстоятельствах... сама понимаешь, - он развел лапами.
   - Но ведь пока еще ты жив. - Как ногтем по стеклу. Мне захотелось согнуться от звука этой фразы.
   - Да. Только стараниями магов, я лишен любой возможности отсюда уйти. Для меня перекрыты все пути.
   - Так ведь для драконов не существует преград? - маленькая жилка толи надежды, толи упрямства еще билась, заставляя говорить на уже закрытую тему.
   - Но не тогда, когда преграды возводят специально против драконов. - Он снова развел лапами, - Прости.
   - Бывает, - отмахнулась я. Где-то очень глубоко в душе мне хотелось плакать, но я настолько устала, устала ото всего, что забыла про слезы. - Может быть ты знаешь, к кому я могла бы обратиться?
   Дракон отрицательно качнул головой. Да я и не надеялась на удачу.
   - Тогда я пошла. Как отсюда выйти?
   - Постой, Мирослава, - окликнул меня Лим. - Ты вспомнила, откуда ты? Скажи нам, что это за место, и мы подскажем, как туда добраться.
   Рок прикрыл глаза и словно самому себе покачал головой.
   - Лим, я и не забывала, откуда я родом. - Приступ откровенности? А не все ли теперь равно? - Я из другого мира, названия которого я не знаю. Если тебе известна дорога, я буду благодарна.
   Лим недоуменно захлопал глазами. Потом неожиданно повеселел.
   - Я так и знал! Точнее догадывался! - целитель наткнулся на мой взгляд, понял, что не о том в данный момент думает, и смутился. - Нет, я не знаю.
   - Ерунда, - я махнула рукой, пытаясь выглядеть как можно беззаботнее. - Так, где у вас выход?
   Маленькая дверь в массивных воротах натужно заскрипела, открываясь. Неужели все вот так вот и закончиться?
   Я обернулась, четыре пары глаз смотрели, как я мнусь у прохода. Нужно было что-то сказать, нельзя же уходить молча, не прощаясь. Они много для меня сделали. Но что сказать, я ухожу, а они остаются здесь. Я ухожу, а их должны вот-вот убить. Я ухожу и ничего не могу с этим поделать. Я не хочу уходить. И не хочу, чтобы они пострадали. Не хочу.
   Может быть сходить к Дарану, поторговаться? Может быть ему что-нибудь нужно и он согласиться...
   Дракон едва заметно покачал головой, укоризненно глядя мне в глаза. А я и сама понимаю, что думаю глупости.
   - Прощайте, - пролепетала я. - Мне было приятно с вами познакомиться. Со всеми.
   Рок неопределенно хмыкнул и сделал знак, что уже давно пора бы уйти.
   Я развернулась и сделала несколько шагов за дверь. За спиной снова скрипнуло. Двери закрыты. Как же паршиво на душе.
   Запах разомлевшей на солнце травы окутал голову. Сейчас бы раскинуть руки и упасть в это зеленое благоухающее великолепие, закрыть глаза, дышать полной грудью, наслаждаться жизнью, просто жить и не вести споров о морали со своей совестью. Меня выгнали. Меня избавили от возможности принять это решение самой и чувствовать себя еще хуже. Я никого не предавала, я ушла не из-за того, что испугалась за свою жизнь, а потому что меня выгнали... Самое главное, что сама почти верю в это.
   Я не оглянусь. Мне не страшно оставаться одной. Мне нечего бояться. Я найду способ вернуться домой и забуду обо всем этом, как о кошмаре. Драконов не бывает, а если они когда и существовали, то вымерли вместе с динозаврами. Полу людей, полу драконов тоже не бывает. Мне все приснилось. Это солнечный удар. А хамоватого первого помощника и застенчивого целителя просто дорисовало мое воображение. И я вовсе не плачу, потому что нельзя плакать из-за того, чего никогда не было. И самое главное, что сама в это почти верю.
  
   ***
  
   - Лорд Даран, из крепости вышел человек, точнее женщина.
   Вир, устало улыбнулся самому себе.
   -А ты в чем-то прав: женщина - не совсем человек. Эта женщина.
   Озадаченный гвардеец оглянулся по сторонам в поисках подсказки, как себя сейчас вести. Он ожидал другой реакции. Он ожидал приказа схватить или убить.
   - Мой лорд, что прикажете делать?
   Даран вышел из палатки, нашел глазами удаляющуюся человеческую фигуру. Упрямая девчонка все же решила уйти. Как глупо, в ее-то положении. Одна в незнакомом месте, в незнакомом мире. Невероятно глупо. И все равно отказалась от помощи. Попытается обратиться за помощью к лесным эльфам. Смешно. Она даже не сможет их найти. Возможно, есть другие варианты? Нет. Откуда? Настолько верить в безгрешность этой крылатой твари, что отказываться от такой возможности, от его помощи. Предел глупости.
   - Лорд Даран, так что прикажете делать?
   - Ничего.
   - Но девчонка уйдет.
   - Пусть уходит. Она мне не нужна.
   Гвардеец вытянулся по струнке, коротко кивнул и поспешил исчезнуть.
   - Похоже, у лорда Дарана помутился рассудок, - гвардеец присел в теньке дерева, где прятались от зноя его товарищи. - То нужна, то не нужна. То убить, то пусть живет. Он уже сам не знает, чего хочет.
   - Ты это о чем? - Курт развалился на земле, заложив руки за голову и покусывая травинку.
   - Да эта девчонка, за которой мы гонялись, сейчас вышла из крепости и ушла, а Даран сказал пускай идет.
   У Курта все похолодело внутри. Любое упоминание об этой женщине вызывало в нем бурю негодования. Возможно слух подвел его? Ушла? И лорд Даран не отправил за ней погоню?
   - Может быть ты ошибся? - Курт изо всех сил пытался скрыть дрожь в голосе.
   - Ошибся! Ну да, как же! - взвился гвардеец. - Я помчался ему доложить, боялся, что упустим, а он даже не удивился. Махнул рукой и все.
   Курт поднялся с земли. Так не может продолжаться: с этим нужно покончить раз и навсегда, с ней нужно покончить.
   - Куда она пошла?
   - Туда, - гвардеец махнул рукой и закрыл глаза. - Тебе-то что?
   - Просто интересно.
   Она больше не уйдет. Ей некому помочь, ее защитники в крепости, так же просто, как она, они оттуда не выйдут. Она ответит за все, что сделала, нужно только незаметно ускользнуть.
  
   Даран сидел в палатке. Ждать больше было нечего. Дракон в западне ему не выбраться. Одно слово и совсем скоро он навсегда забудет об этом существе, он перестанет отравлять ему жизнь. Он будет жить. Уничтожит все следы: и тварь и его отродье, несмотря на то, что он его брат.
   И все же он колебался. Что-то было не так. Не было чувства освобождения, к которому он так стремился. Чего-то не хватало. Или наоборот было лишним. Какая-то заноза застряла внутри, не давая сделать последний шаг.
   Он дважды пересек округлую палатку по диаметру, пытаясь установить внутреннее равновесие. Где-то была допущена ошибка, и пока он не поймет где, и ошибка ли это, он не может продолжать действовать.
   Торопиться некуда, чем дольше дракон сидит без воды, тем слабее становиться. Это ему только на руку.
   Даран, чуть не сорвав полог, служивший дверью в палатку, оказался под жаркими лучами солнца.
   - Коня, - коротко приказал он.
   Гвардейцы недоумевали, наблюдая, как удаляется их хозяин.
   А женщина - не человек. Эта женщина - не человек. Держать данное ей слово не обязательно.
  
   ***
  
   - Рок, что-то случилось, - Лим только что закончил с охранным заклятием, не самое надежное, но все же лучше, чем ничего. После ухода Мирославы, помогать ему стал капитан, все вроде бы ладилось, и вдруг Рок застыл, глядя куда-то в даль.
   - Даран, он ускакал, - в голосе слышалось напряжение, что неудивительно, учитывая их положение. Неизвестно, что можно ожидать от этого полоумного истребителя драконов.
   - Может это к лучшему, у нас будет побольше времени подготовиться, - устало произнес целитель. Он и сам не знал, кого успокаивает сейчас: себя или друга.
   Рок все также буравил взглядом ряды деревьев, за которыми скрылся Даран, его терзали совсем другие опасения, точнее сомнения, и это было не только не к месту, но и не ко времени. Он вздохнул. Все случиться так, как должно случиться.
   - Он ускакал в том же направлении, в котором ушла Мирослава.
   - Ты думаешь, он поехал за ней?
   Рок промолчал, он был абсолютно уверен в этом. Дарана не сложно было понять, и не потому, что они братья, а потому что на его месте, он поступил бы так же.
   - Нам не о чем волноваться, - подумав, сказал Лим, - Даран не причинит ей зла. Он сам сказал. - Целитель взглянул в глаза капитану, и ему самому вдруг стало стыдно за свою наивность.
   Чувство тревоги нарастало, и он своим драконьим чутьем ощущал, что опасность не здесь, не в крепости, а далеко за ее стенами. Сейчас главное было успеть.
   - Лим, я должен выбраться отсюда.
   - Но это невозможно!
   - Возможно. Маги поставили преграду для дракона, а я все-таки на половину человек. - Он словно проказливый мальчишка, задумавший очередную шалость, посмотрел на Лима. - Мне нужно стать невидимым.
   - Но это невозможно, - устало повторил целитель. Он хорошо знал, что дальнейшие споры бесполезны, но для очистки совести сделал последнюю попытку, - Если заклятие растает, ты окажешься легкой мишенью не меньше, чем для сотни стрел.
   Рок с легкой улыбкой пожал плечами. Все может быть, для чего же сразу думать о самом плохом.
   - Оно не растает.
   Лим облокотился о стену, ему бы такую уверенность.
   - Мне нужно немного времени.
   - Боюсь, его у тебя очень немного.
  
   ***
  
   Трава щекотала ноги, а ветер окончательно запутал волосы, сделав мне на голове если не "гнездо", то "пучок соломы" совершенно точно. Я поймала пальцами прядь. Когда-то она была темно-русой, сейчас от долгого пребывания на солнце приобрела золотистый оттенок, ну, был бы золотистый, если бы был вымытый и расчесанный, а так прелая солома, право слово. Только какая в этом разница, красоваться мне все равно не перед кем.
   За деревьями хрустнула ветка. Я замерла и напряженно вглядывалась, кто мог шуметь, но густая листва ничего не давала увидеть. Возможно, это просто птичка села на сухую ветку, и она треснула, а я сразу забеспокоилась. Слишком мнительная стала. Или слишком отвыкла гулять одна среди лесов.
   Дорога, по которой я шла, к слову единственная дорога, которую я нашла, была с двух сторон плотно зажата деревьями. Трудно было даже предположить, заведет ли она меня в чащу или выведет к поселению. Но выбор был не большой: идти по ней или не идти по ней. Я выбрала первое.
   Вернуться в пещеру, взять немного денег? Нет, ни за что. Я туда больше никогда не войду! Ни в эту, ни в какую другую пещеру!
   Спустя пару минут дорога стала заворачивать на север, и повеяло свежестью. Я ускорила шаг. Да, мое неожиданно проснувшееся чутье странника не обмануло: передо мной появился ручей. Он тек откуда-то из лесной чащи, выбирая себе путь между травой и камнями, по склону спускаясь к небольшому, в пол метра высотой, водопаду, на время задерживаясь в каменной чаше, и уже оттуда убегая едва заметной ниточкой воды. Чаша была довольно глубокой и, по всей видимости, обустроенной руками человека много лет назад.
   Я присела на изогнутый ствол дерева, росшего прямо у воды, зачерпнула полную пригоршню, сделала глоток и с удовольствием плеснула прохладой на лицо. Маленькие радости в сплошной череде неприятностей. Я прижалась спиной к дереву и закрыла глаза. Я не буду ни о чем думать, только о тихом плеске воды, шелесте ветра в кронах деревьев, щебете птиц, хрустнувшей ветке...
   Опять кто-то сломал ветку? Или у меня уже паранойя?
   Я открыла глаза и осмотрелась - никого. Под ложечкой противно засосало. Только не паниковать. Не паниковать. Это ведь лес, это не кладбище, здесь не должно быть тихо.
   Плеск воды, шелест ветра, птицы. Как и минуту назад. Никого. Здесь никого нет. Только я.
   Плеск воды, шелест ветра... Я параноик. Мне страшно.
   Я сделала два глубоких вдоха. Нужно уходить.
   Плеск воды, шелест ветра, глухой стук копыт. Тело замерло на дереве, неловко отодвинув ногу в сторону, занесенную уже было для того, чтобы слезть на землю. Стук приближался. Нужно бежать или дождаться и попросить помощи?
   Конь вылетел из-за поворота, увидев меня, встал на дыбы и остановился. Хозяин коня смерил меня оценивающим взглядом и, ловко спрыгнув на землю, подошел к чаше напиться.
   - Доброго пути, - бросил он будто между делом.
   - И вам того же, лорд Даран, - пересохшими от страха и неожиданности губами выговорила я.
   Даран щедро плеснул водой в лицо, та прозрачными струйками стекала за ворот белой рубахи. Он опустил руки на края каменной чаши и, повернув голову, взглянул на меня. Мокрые пряди липли ко лбу и щекам. Взгляд исподлобья. От этого взгляда мне хотелось заскулить и забиться в угол.
   - И куда ты путь держишь, позволь узнать?
   - Куда глаза глядят. - Я не знала, как отнестись к его неожиданному появлению, а главное: чем мне это грозит. - Мир большой.
   - То есть тебе некуда идти? - уточнил он.
   Я пожала плечами. Разве это не очевидно: Дарану известно, что я из другого мира, а все, кого я знаю, сейчас либо где-то в море на корабле, либо в осаженной крепости.
   - И не смотря на это, ты отказалась от моего предложения.
   Я снова пожала плечами. На мой взгляд, и это очевидно.
   - Почему?
   В его глазах мелькнуло настолько болезненное непонимание, что я почувствовала укол совести. Но ведь это не из-за того, что я отказалась "приносить ему удачу"?
   - Что, почему?
   Он выпрямился и встал точно напротив меня. Теперь, чтобы слезть с дерева, мне придется наступить ему на ноги.
   - Почему ты не признаешь мое право на месть?
   - Да какое тебе дело, что я признаю, а что нет! - Справиться с удивлением было выше моих сил. Я и не справилась.
   - Мне нет до тебя никакого дела, - грубо отрезал Даран, - Я просто хочу знать!
   - Я не хочу ничего говорить. Я не имею к вашей семейке никакого отношения! Зачем вы меня во все это вмешиваете!
   - Дракон пришел к тебе. Он просил о помощи тебя.
   - Да просто некого больше было!
   - Он отдал амулет тебе!! - меня вжало в дерево от напора эмоций. - А это многое значит.
   - Обычная магическая безделушка, - тихо возразила я.
   Даран поменялся в лице.
   - Безделушка? Женщина, да ты понимаешь, что говоришь? Эти твари обладают огромной силой, но отнять ее нельзя, миллионы лет маги бьются над этой задачей, но так ничего и не придумали. Зато дар дракона бесценен, - Даран словно выплевывал эти слова. - Если бы мои маги знали, что ты сделала с амулетом, тебя бы разорвали в клочья. Уничтожить такую возможность получить контроль над этими тварями, ключ к разгадке: амулет сделанный отцом для сына, вещь, в которую он вложил часть души, вечная связующая нить между ними.
   Мне стало дурно.
   - Но ведь ты искал не амулет. - Почти прошептала я. - Почему ты у меня его сразу не забрал?
   - Потому что мне не нужен ручной дракон. И власть, которую я мог бы благодаря этому получить, мне тоже не нужна.
   - Что же тебе нужно?
   Он отошел и отвернулся, уронив лицо в ладони.
   - Он ведь даже не знал о твоем существовании, - прошептала я. - Понимаешь, не знал. Как он может быть в чем-то перед тобой виноват?
   - Не знал? Ты врешь, - оскалился Даран.
   - Это мне сказал дракон.
   - Значит, врет он.
   - Почему ты в этом так уверен?
   - Потому что это мне сказала моя мать.
   Он стоял, вопросительно глядя на меня. Но что я могла сказать? Я не знаю, как было на самом деле, я не имею права кого-то защищать, а кого-то обвинять. Но Звезда, казалось, был так искренен тогда...
   - Кем была твоя мама? - сама не понимая зачем, спросила я.
   - Чародейкой. Практикующим магом не самого высокого уровня.
   Так говоришь, маги миллионы лет бились над тем как получить под контроль силу драконов? А не решил ли кто проблему не совсем обычным способом: получив дракона в сыновья? Интересно, она не сильно разочаровалась, когда поняла, что в ее ребенке нет той самой, желанной драконьей крови? Похоже, сильно, если смогла воспитать в нем такую ненависть. Или он сам возненавидел дракона, за то, что мать не достаточно любила его именно по этой причине?
   Лицо Дарана побледнело. Казалось, он видит меня насквозь и читает мысли. Или я его.
   - Ты ничего не понимаешь! - слова слетали с губ и отдавали в голове шипением, словно были напитаны серной кислотой и, падая на землю, прожигали ее. - Не смей даже думать!
   - Но я ничего...
   Даран даже не заметил этой робкой попытки.
   - Ты думаешь, она все подстроила. Глупости. А даже, если и так, он все равно виноват. В том, что она сошла сума. Это он! А я просто ни чем не мог ей помочь. Я бы отдал ей свою жизнь, но я не был драконом, а в человеческих силах очень мало.
   Мамочка, забери меня отсюда! За что мне все это!
   - Это не мое дело. - Я сползла с дерева, намереваясь уйти, но Даран не дал мне этого сделать. - Чего ты хочешь от меня?
   Я устала. Мне было страшно. Я была готова вот-вот заплакать. Но ходить вокруг, да около, надеясь на то, что он оставит меня в покое, было бесполезно. Я не настолько глупа, чтобы считать, что лорд Даран приехал перекинуться со мной парой слов. Ему что-то нужно. И чем быстрее я узнаю что, тем лучше... Хотя, кто знает...
   - Я? Хочу? - казалось, он опешил. По всей видимости, только казалось. Он запрокинул голову и рассмеялся.
   Парад сумасшедших!
   - Ты же умная девочка. - Смех прекратился. Он поднял руку, и, едва касаясь пальцем моей щеки, убрал с лица выбившуюся прядь. - Ты сомневаешься в моей правоте, и меня это почему-то нервирует. Я не могу понять почему, и меня это нервирует еще больше. Понимаешь?
   Он заглядывал мне в глаза, пытаясь найти понимание.
   - Нет, не понимаю. - Ноги подкашивались от страха, но руки Дарана, сжимающие плечи, крепко удерживали в равновесии.
   - Врешь, - прошипел он.
   - А что я должна понимать? - Мне захотелось точно так же зашипеть. И я бы сделала это, находясь в более выгодном положении. - То, что на протяжении всей своей жизни, ты искал виноватого в том, что твое рождение было бессмысленным и вся жизнь вместе с ним? То, что нашел виноватого и обрел тот долгожданный смысл? А теперь все подошло к концу, враг номер один у тебя в руках и тебя терзают сомнения, убьешь его, и жизнь снова станет бессмысленной, не убьешь и все, что было до этого, окончательно потеряет смысл? Может быть, я еще что-то должна была понять? - это прозвучало гораздо более вызывающе, чем мне того хотелось.
   - Нет, этого достаточно. - Голос Дарана охрип.
   - Тогда я пойду.
   - Ты ведь не думаешь, что я тебя так просто отпущу?
   Сердце оборвалось. Ну, кто тянул меня за язык?
   - Чего ты хочешь от меня? - снова спросила я.
   - Не знаю. - Он развел руками. - Не знаю. И именно поэтому не отпущу.
   Интонация менялась. Я чувствовала угрозу каждой клеточкой тела.
   - Ты оказалась настолько проницательна. Открыла мне глаза и разбила иллюзии, - в голосе сквозила злая издевка. - Что же мне теперь делать?
   Тело била крупная дрожь. Инстинкт самосохранения вопил, что нужно бежать, брать ноги в руки и деру, что есть сил.
   - Женись, - ляпнул не контролируемый мозгом язык.
   - Что? - немного удивился Даран.
   - Не знаешь, что делать, женись.
   Он рассмеялся.
   - Боюсь, не получиться. Второй такой как ты, мне встретить не удастся, а первую и единственную придется убить. За сообразительность, - пояснил он, наклоняясь за спрятанным в сапоге ножом.
   Я сделала то, что велел инстинкт: бросилась бежать. Но убежала не далеко. Ногу пронзила острая боль, тело сбилось с ритма, потеряло равновесие и тяжело свалилось на землю. Нож глубоко вонзился в заднюю поверхность бедра, по зеленому платью расползалось бурое пятно. Из глаз полились слезы. Я пыталась уползти, но понимала, насколько это все бесполезно.
   Даран навис надо мной безжалостной скалой, выдернул нож из ноги, отчего лес огласился криком, и хладнокровно вытер лезвие чистым концом платья.
   - Это был не умный поступок, - он говорил тихо, и было в его повадках что-то такое, что напоминало сытого кота, поймавшего мышь и размышляющего, как бы так поинтереснее ее убить.
   - Не думаю, что ты поступаешь умнее.
   Даран вздрогнул и обернулся.
   - Отойди от нее, - Рок сжимал кулаки. Лучше бы конечно, если бы он сжимал оружие, но к сожалению Лим и так сделал все возможное, все же он целитель, а не чародей.
   - Это уже становиться забавным. Объясни мне одну простую вещь, брат, зачем ты все время мотаешься за ней?
   - Скучно стало. Решил прогуляться, а тут вы.
   - Прогуляться? Бросил отца на медленную смерть и побежал за девкой?
   - Медленную? И ради медленной смерти ты притащил с собой всю свою гвардию? Не многовато?
   - В самый раз. Им полезно будет размяться. Да и зачем мне людьми разбрасываться, когда он и так не долго протянет. У этих тварей есть один маленький недостаток, о котором не все знают, а я знаю. - В глазах Дарана светился задор ребенка, которому известна "страшная" тайна. - Они очень привязаны к своей стихии. Я бы даже сказал, им это жизненно важно. Ах, да, мы отвлеклись от темы. Так какого демона, ты сюда притащился?
   - У меня незаконченное дело к этой даме.
   - Что ж, к сожалению, оно так и останется незаконченным.
   - Мне так не кажется.
   - Не лезь не в свое дело, - Даран хищно сощурил глаза. - Иди лучше проведи последние несколько часов в обществе отца, а то пропустишь самое интересное: трагический момент его гибели. Все же один из последних драконов.
   - Твои люди не станут нападать без приказа, а ты здесь, - лукаво улыбнулся Рок.
   - А с чего ты взял, что я не отдавал такого приказа?
   - Пропустить самое интересное: "трагический момент гибели дракона", причем "одного из самых последних". Нет. Ведь не ради нее, - Рок махнул рукой в мою сторону, - ты потратил столько усилий.
   - А ты не только догадлив, но и остроумен, брат. - Лицо Дарана превратилось в каменную маску. - Похоже, мы все пытались использовать эту девчонку как приманку. Мне даже немного стыдно, как глупо я попался. Только ты меня еще не убил.
   И без того туманящейся перед глазами мир покрыла темная пелена. Приманка. Сердце упало в желудок, меня затошнило. В голове остервенело билась одна фраза: меня использовали. Дракон, чтобы найти сына. Даран, чтобы выманить дракона. Рок, чтобы заманить Дарана. Какая же я дура! Решила, что он и впрямь спасает мне жизнь, выгоняя из осаженной крепости. Наивная. Он прекрасно знал, что его брат так просто не отпустит меня, не оставит в живых, пойдет за мной, чтобы убить. А значит, отложит нападение на крепость. Не увидит во мне серьезной опасности, вполне может пойти один, не подготовленный, а значит более уязвимый. А если бы Даран отправил за мной кого-нибудь из своих людей, благо у него их много, значит не велика потеря? Как низко и подло.
   - Ты прав. Еще, - голос и лицо капитана изменились, темные клубящиеся крылья окутали человеческую фигуру, словно плащом. Демон. Демон, встретиться с которым я пожелала разве что врагу.
   - Драконье отродье!
   Я ненавижу их! Их и этот мир! Пусть пропадут! Оба! Все! Ненавижу!
   Исход поединка был известен: даже очень сильному человеку не справиться в одиночку с драконом. Но ждать развязки я не собиралась. Зачем? Чтобы, глядя в глаза, сказать какая он мразь? Глупо. А я и так достаточно наделала глупостей.
   Нога болела страшно, острое лезвие глубоко распороло мышцы. Одной рукой я опиралась на кривую морщинистую палку, другой зажимала кровоточащую рану. Теплые струйки сбегали вниз по ноге, по пути пропитывая легкую ткань. Надо было остановить кровь, но мне не хотелось терять время, нужно было оказаться как можно дальше от этого места от этих существ, все внутри меня требовало убраться подальше и спрятаться.
   Сил не было, хотелось рухнуть в траву и разрыдаться, но упрямство и обида толкали вперед, заставляя не думать о боли и о том, что ждет впереди. Плевать, пусть сожрет в лесу какой-нибудь хищник. Это естественный отбор, слабый не выживает. Зато честно, а не исподтишка, не ножом в спину.
   От разрушительных мыслей я очнулась только тогда, когда ветки слева от меня затрещали и раздвинулись. Прямо передо мной возник человек. Сердце ухнуло в пятки. Я его знала. Гвардеец, который первый раз привел меня к Дарану, тот самый, с которым схватился Рок в лесу, тот, который должен был меня убить у выгребной ямы, тот, который считал, что я сломала ему жизнь.
   Он улыбался, в его глазах не было ни капли человечности. Правая рука поглаживала эфес меча, лежащего в ножнах. Сердце испуганно вздрогнуло в пятке и замерло. Это судьба. Кажется, если каким-то чудом мне удастся спастись и от этого, то за следующим поворотом будет ожидать кто-нибудь еще.
   Такой безысходности я не чувствовала уже давно. Что-то внутри меня надломилось, захотелось опуститься на колени и молча дожидаться своей участи. Мне не по силам это, я просто человек.
   Улыбка на лице гвардейца стала еще шире, он видел страх в моих глазах. Он понимал, что уже победил. Я видела его торжество.
   Как же я вас ненавижу! Как я вас всех ненавижу! Вас, считающих себя вправе распоряжаться чужой жизнью, решать, кому жить, а кому умереть! Я не доставлю тебе такого удовольствия, меня уже так много раз пытались убить, что просто смешно бояться этого. Легко чувствовать себя победителем перед безоружным и истекающим кровью противником, особенно если этот противник - женщина. Как он жалок! Жалок и смешон!
   Я посмотрела гвардейцу в глаза и улыбнулась. Он побледнел. Как легко, оказывается, увидеть на моем лице все, о чем я думаю. Особенно когда я даже не пытаюсь этого скрыть.
   Он сделал шаг вперед. Меч медленно выполз из ножен. Я не сдвинулась с места, на одной ноге мне все равно далеко не убежать. Гвардеец приблизился на расстояние удара и занес меч. Не было в его лице ни торжества, ни уверенности. Беспокойные глаза наткнулись на мой взгляд. Рука с оружием замерла. Я устало улыбнулась, похоже, не так легко убить, когда не видишь в противнике не страха, не угрозы, когда осознаешь, что это будет не месть, не казнь, а банальное убийство.
   Гвардеец взревел и швырнул меня на землю. Если и будет она мне когда-нибудь пухом, то потом, а сейчас скорее камнем. В глазах потемнело, я до боли прикусила губу, чтобы не закричать. Повернула голову и увидела летящий мне в спину меч. Увернуться удалось только чудом, острие вошло в землю в нескольких сантиметрах от корпуса.
   Отталкиваясь здоровой ногой и перебирая руками, я отползала от гвардейца. Он отер двумя пальцами землю с меча, брезгливо вытер руку о куртку и еще более брезгливо глянул на меня. Три шага ему потребовалось, чтобы преодолеть расстояние, отнявшее у меня остатки сил. Я еще было попыталась отползти, но он пресек эту попытку, наступив на залитую кровью ногу. Мир поплыл перед глазами, я закричала. Гвардеец надавил еще сильней. Повторный крик застрял в горле. Он наклонился, на лице снова была улыбка. Победитель, твою мать! Я плюнула ему в лицо. Это стоило сделать, только ради того, чтобы увидеть выражение его лица. Пусть даже после этого последовал удар кулаком в лицо, заставивший мир потемнеть. Растворяясь в обмороке, я чувствовала облегчение, что все, наконец, закончиться и мне больше не нужно участвовать в этом отвратительном спектакле.
   Краски и звуки растворились. Уже не было слышно ни шума ветра в листве, ни треска разрываемых ветвей, через которые продирался получеловек-полудракон, спешащий на крик, ни глухого удара крылом. Только многовековые деревья видели удивленно оседающего на землю человека, не знающего, что не стоит смотреть дракону в глаза, и устало сгорбленную спину существа, сидящего на прохладной земле, который, уронив лицо в ладони, успокаивал зверя внутри себя и прогонял из головы голоса, спорящие, осуждающие и одновременно оправдывающие все его поступки. Не до них сейчас. А деревья на своем веку, еще не то повидали.
  
   ***
  
   Я открыла глаза, привстала и сморщилась от боли в ноге. На самом деле болело все тело, но на фоне пульсирующей, словно живой раны все остальное казалось несущественным.
   Утренний свет проникал через окно. Окно? В голове было пусто. Неужели гвардеец вместо того, чтобы убить, притащил меня ... куда-то. Ага, а еще перевязал рану и укрыл собственной курткой, чтобы не замерзла.
   Я сползла с кровати и, стараясь не наступать на больную ногу, опираясь на подворачивающуюся под руки мебель, добралась до окна. Знакомый пейзаж, вчера еще его видела, только за небольшим исключением: вчера здесь, куда ни глянь, была армия Дарана, а сейчас только травка, да цветочки. Зачем я опять здесь?
   Дверь открылась, издав протяжный скрип.
   - Ты как? - или целитель задает одинаковые вопросы в силу профессии и привычки, или потому что я всегда нахожусь в том состоянии, в котором спрашивать это просто необходимо. С другой стороны точно такой же вопрос можно было задать ему самому: Лим был весь осунувшийся и помятый.
   - Живая. - Надо же, а ведь была уверенна, что это мне больше не грозит.
   Волной накатила слабость. Лим сорвался с места и подхватил меня на руки, когда увидел, каким способом я передвигаюсь. Аккуратно сгрузил на постель, укоризненно поглядывая на свежие пятна крови.
   - Рана глубокая, - виновато объяснил он, - а у меня, как назло, почти ничего с собой нет. Но я подсобрал кое-каких травок...
   - Куда делись все гвардейцы?
   - Ушли. Как узнали о том, что лорда Дарана больше нет, так и ушли. Им-то самим до дракона дела особо нет. Маги еще хотели остаться, не хотели упускать такой шанс, все ради науки, ты же понимаешь, - сам себе усмехнулся Лим. - Но мы им объяснили, что ни к чему им здесь быть. Они и ушли. Без поддержки армии решили не рисковать.
   Интересно, а как они узнали о смерти Дарана? Неужели сам Лорд Капитан сообщил? Может быть, он им еще и тело покойного передал?
   - Где дракон?
   - Полетел искать, где сейчас наш корабль.
   - Надолго?
   - Нет. Завтра, послезавтра будет. Домой торопишься? - Лим отвернулся к окну.
   - Да так.
   - Тебе в таком состоянии все равно никуда нельзя. Сначала ногу залечить нужно.
   Я пожала плечами, нужно так нужно. Два дня должно хватить. Ну не ране конечно, а мне, дольше я здесь не протяну. Не хочу я его видеть.
   Дверь снова распахнулась, на пороге стоял Великан. В отличие от Лима гигант выглядел очень даже бодро, на лице было задорное мальчишеское выражение, которое удачно дополнял синяк под глазом.
   - Чего улыбаешься? - заранее зная причину, спросил Великан.
   - Просто синее тебе очень к лицу.
   - Ха-ха, - отмахнулся Великан. - Кто бы говорил, у меня хотя бы такие украшенья через раз, а вот ты постоянно приятного бледно-зеленого цвета.
   - Это потому, что я на половину лесной эльф.
   Великан упал рядом на кровать, старые пружины заскрипели и прогнулись. Я поморщилась, потревоженная рана дала о себе знать.
   - Ну, рассказывай, чего там у тебя произошло?
   - Да так. Как я здесь оказалась?
   - Рок притащил. Вечно он всякую гадость в дом таскает, - гигант улыбнулся и подмигнул подбитым глазом.
   - Вот у него и спрашивайте. Я ничего не помню.
   - Совсем? - Рок стоял в дверном проеме, сложив руки на груди.
   - Ну почему, кое-что помню. Ногу вот поранила.
   Капитан невесело усмехнулся и прошел к окну.
   - Поранила? Мне показалась, что тебе в этом помогли.
   Ждешь благодарности за спасение? Не дождешься. За что благодарить? За то, что сам меня сначала и подставил?
   Капитан нахмурился, встретив мой не слишком дружелюбный взгляд.
   - А мне показалось, что вы убили собственного брата, - медленно, растягивая слова, проговорила я. В комнате повисла тишина. Воздух стал тягучим и никак не хотел попадать в легкие.
   - А тебе не показалось, - во взгляде капитана вспыхнул огонь, казалось еще минута его пристального внимания и я превращусь в пепел. - И не только его. Хочешь, скажу почему?
   - Потому что ты жестокий, беспринципный тип? - почему я не могу остановиться, даже когда уже понимаю, что перегнула палку?
   Рок усмехнулся. И это было страшно.
   - Ну и как тебе с этим живется? - единственные мои слова, которые шли от души.
   - А не хуже тебя. - Я подняла удивленный взгляд, и Рок, улыбаясь, поспешил пояснить, - Ну ты ведь понимаешь, что все это произошло из-за тебя. Так что на твоей совести груз потяжелее будет.
   У меня перехватило дыхание, а перед глазами поплыли круги. При чем здесь я? Он врет, Дарана он убивал не из-за меня, а того гвардейца... Так его об этом никто не просил.
   Я пришла в себя и хотела было обвинить его в клевете, но увидела только спину, исчезающую в дверном проеме.
   На душе стало паршиво, там скреблись и орали кошки. Мне нужна была поддержка, захотелось, чтобы кто-то сказал, что все ерунда и капитан так не думает, и я тоже так думать не должна. Я посмотрела на притихших посетителей, они старательно отводили глаза. Великан, бросив короткое "пока", исчез за дверью. Целитель замешкался. Сделав над собой усилие, он посмотрел мне в глаза.
   - Не нужно было так. Он ведь рисковал, чтобы тебе помочь.
   Неужели никто-никто не понимает, что Рок все подстроил! Что он не герой, бросившийся спасать несчастную жертву! Он знал, все заранее знал. Он подлый интриган. И я имела право ему все это сказать.
   Мне хотелось кричать, хотелось, чтобы они поняли. Но разговаривать уже было не с кем, я осталась одна.
   И одиночество мое длилось несколько дней, Лим приходил только для того, чтобы осмотреть рану и сменить повязку, ну и естественно они приносили мне поесть. Поправка, целитель приносил. Нежелание капитана со мной общаться было понятным, а Великан... Ну, Великан возможно обиделся заодно, а может просто решил, что с него достаточно истерик зарвавшейся дамочки. Хотя, может, я и впрямь была не права. Только заниматься самоанализом мне сейчас совсем не хотелось. Все сказалось разом: и голодание в каменном заточении, и сумасшествие Дарана, и такая близкая смерть, да и рана, в конце концов. Почти все время я спала, в остальное время ела, и снова спала. С целителем мы обменивались парой дежурных фраз: здоровались, прощались и выясняли мое состояние. Да нет, Лим добрый, если бы я проявляла больше желания поговорить, он бы не отвернулся и не ушел. Но мне не хотелось, причем совершенно ничего. Апатия завладела мной и не собиралась отпускать. Я даже кровь смыла с себя только спустя день, и то, потому что Лим принес воды. С кожи кровь смылась легко, а вот на платье остались неприятные коричневатые разводы, пока не найду новую одежду, будет мне напоминанием... Хотя, я бы с удовольствием забыла обо всем этом раз и навсегда.
   Лим все же был отличным целителем, он таки приготовил какую-то чудодейственную мазь, которая ускорила процесс заживления раза в два. Края раны стянулись, опухоль стала опадать. Но ходить все же было невыносимо больно, я и не ходила почти, когда не хотелось спать, смотрела в окно в бесконечное пространство неба, смотрела, как бегут облака или мерцают звезды.
  
   Луна была круглой, блестела как новая монета и манила сделать какую-нибудь глупость или просто завыть. Скинуть с себя криком все накопившееся напряжение, страх и боль. Я улыбнулась, представив лица целителя и Великана после того, как они услышат вой, доносящийся из моего окна. Лицо капитана я представлять не хотела. О нем думать я не хотела вообще, но мысли снова и снова возвращались к этому человеку. Почему он так поступил?
   С другой стороны, а как он поступил? Как можно это назвать? Предательство? Вроде бы нет. Предают друзей, предают родных, предают любимых. А я ему кто? Так, случайный попутчик. Он воспользовался моей доверчивостью? М-да. Да, не моей доверчивостью он воспользовался, а Дарана. Из-за него меня чуть не убили? Ну, так ведь не убили, он же в очередной раз появился, чтобы меня спасти. Ну, может не меня, и может не спасти, но ведь появился. Это было опасно? Но не меньшей опасности я бы подвергалась, оставшись в крепости.
   Я его что, оправдываю? Нет, так нельзя. Это было нечестно. Он мог бы мне сказать. Неужели он думал, что я не согласилась бы, расскажи он мне все, что задумал?
   На душе стало горько и противно. А еще противнее стало оттого, что я, наконец, поняла, почему так себя чувствую. Рок мне не доверял. Не доверял с первого дня, и до сих пор не доверяет. И объяснить себе, чем я заслужила подобное отношение, я никак не могла.
   Все это глупости! Мне не нужно ни его уважение, ни его дружба! И сам бы он катился ко всем чертям!
   Тряхнула головой, прогоняя глупые мысли, и замерла. В небе мелькнул силуэт, расправленные крылья, отразив лунный свет, блеснули расплавленным серебром. Звезда!
   Я вскочила с постели и тут же пожалела, скривившись от боли. Уже осторожнее опустила ноги на пол и, оттолкнувшись руками, подняла тело в вертикальное положение. Нужно было попросить себе тросточку, было бы на что опереться.
   Осторожно, почти ползком по стене пробиралась к двери. Нет, комната не была большой, просто даже такое расстояние сейчас казалось длиннее марафонской дистанции.
   Шаг, еще шаг. Дверь. Слегка скрипнув, открылась. Уф, кажется пол дела сделано.
   Выглянула за дверь и взвыла: коридор. Ровнехонький коридор, с одной стороны который украшали окна, с другой двери, расположенные на равном расстоянии друг от друга. Я огляделась по сторонам, похоже, моя дверь находилась точно посередине. Это, наверное, для того, чтобы мне не пришлось испытывать муки выбора, определяя, в каком направлении пойти.
   А, собственно говоря, чего тут выбирать, вперед, значит вперед.
   Шаг, еще шаг, еще и еще. Нет, выть мне уже не хотелось, разве что тихо заскулить. Лестница.
   И чем я раньше думала!
   Дверь в мою комнату призывно покачивалась, потревоженная сквозняком. Нет, назад возвращаться уже не имеет смысла. Я глубоко вздохнула, сжала зубы и ухватилась за перила.
   Наверное, они определили меня на третий этаж. Я надеюсь, что на третий. Преодолев два пролета, я тяжело дышала, повиснув на перилах. Надеюсь, осталось только два или будет плохо. Мне будет плохо.
   Ступенька, еще ступенька. И еще ступенька.
   В зале было пусто. Либо все спят, либо наслаждаются теплой лунной ночью. Я тихо выругалась и поплелась к выходу. Эх, гулять, так гулять! Можно будет театрально рухнуть им под ноги, заодно проверим, кто из них сильнее на меня обиделся. Кто не кинется помогать несчастной, тому я и насолила больше всех. И ведь главное, это не будет с моей стороны обманом или лицемерием, потому что ногу я уже чувствовать перестала, только в горле саднит от боли.
   Во двор я почти высыпалась, следом за неожиданно легко открывшейся дверью. Ухватилась за кованную железную ручку, повисла и осталась покачиваться, как мотылек на стебле. Ну, или почти как мотылек, надо же себя хоть чем-то успокаивать, тем более что у этой милой сцены было целых три свидетеля. Ой, как не хотелось мне выглядеть глупо или смешно, а уж тем более жалко перед одним из них.
   Я быстренько опустила ноги на землю, принимая подобающее, а именно вертикальное положение. Мы молча смотрели друг на друга. Лим приоткрыл рот, видимо хотел что-то спросить, но был настолько удивлен моим появлением, что забыл о чем. Я переводила дух и пыталась сообразить, как быть: впереди пустое пространство, опереться не на что, есть риск не устоять на ногах, но тихий голосок внутри требовал уверенно подойти к ним, показать, что я сильная и какие-то мелочи, вроде отваливающейся, по ощущениям, ноги, мне не помеха. Нет, это не гордость, это глупость. Я благополучно сделала один шаг, на втором больная нога подломилась, и я со стоном рухнула на землю.
   Поднимать бросились все. Переместив меня на лавочку возле стены, встали передо мной частоколом, сложив руки на груди.
   - Ну и что ты тут делаешь? - нахмурился Великан. Я почувствовала себя нашкодившим ребенком. Дурацкое надо сказать чувство. И кто они такие, чтобы я перед ними отчитывалась.
   - Погулять вышла.
   - Нагулялась? - Лицо Великана все еще не выражала никаких теплых чувств. Если таким образом они пытаются воззвать к моему разуму, ничего не получиться, угрозами со мной ни о чем хорошем договориться нельзя.
   - Нет. - Нарочито безразлично ответила я. - Я видела дракона. Где он?
   - Перед тобой? - оскалился Великан, кивнув в сторону Рока.
   Я устало вздохнула и посмотрела на него снизу вверх.
   - Очень смешно, Великан. Я имела в виду другого дракона, если ты не понял.
   - Он улетел, - вмешался в разговор Лим.
   - Улетел? - мне захотелось заплакать. Из-за того, что мне стоило таких трудов сюда спуститься, из-за того, что дракон окончательно забыл о своем обещании, а может из-за того, что он с самого начала не собирался мне помогать.
   - Он вернется через пару дней, - голос капитана резанул по ушам. Как же давно я его не слышала.
   - Опять искать корабль?
   - Нет. Он пытается решить твою проблему.
   Значит не все так плохо. Значит не нужно расстраиваться раньше времени.
   Великан наклонился и протянул ко мне руки. Я отшатнулась.
   - Ты чего? - удивился гигант. - Я хотел отнести тебя в комнату.
   - А я еще не хочу возвращаться.
   Он упер руки в боки.
   - Ночь на дворе вообще-то. Мы спать идем.
   - И что?
   - Что-что? Как подниматься к себе собираешься?
   - Так же, как и спустилась, - я хорошо понимала, что осилить дорогу наверх самостоятельно не смогу, но упрямство заслоняло здравый смысл.
   - Последний раз предлагаю.
   - Идите, я еще погуляю.
   - Ну, как хочешь.
   Больше никто спорить не стал, они ушли, оставив меня в тишине.
   Я проследила, как дверь закрылась за последним человеком, и уткнулась лицом в ладони. Я кожей чувствовала, насколько все неправильно, насколько все не так, вот только что не устраивало меня именно в этот момент, я не смогла бы объяснить даже, если бы от этого зависела моя жизнь. Поскорей бы вернулся Звезда. Поскорей бы попасть домой. С глаз долой, и из головы со временем исчезнет. Возможно это побег.
   Я тяжело вздохнула и скосила взгляд на каменную лестницу, ведущую на крепостную стену. Ну, ведь добралась же я до двора, неужели не осилю такую мелочь.
   Наверху гулял теплый ночной ветер, он трепал волосы и раздувал шелковую ткань изрядно потрепанного платья. Я грустно улыбнулась самой себе: с депрессией нужно бороться, иначе есть риск довести себя до нервного срыва.
   Щека прикоснулась к холодному камню, в проем бойницы просматривалась вся округа, подкрашенная ночью черным и серебряным.
   - Если ты караулишь дракона, то делаешь это напрасно, он не вернется ни сегодня, ни завтра.
   Будь это любой другой голос, я наверно вздрогнула бы, но к неожиданным появлениям ниоткуда капитана, мне удалось, как ни странно, привыкнуть.
   - Я отлично понимаю с первого раза. Совершенно не обязательно было лишать себя пары минут сна, чтобы убедиться в этом.
   - Я надеялся, что ты уже успокоилась.
   - Что?
   - А говоришь, что понимаешь с первого раза, - Рок улыбнулся.
   Мне хотелось ответить, сказать какую-нибудь гадость, чтобы стереть с его лица улыбку, но в голову ничего не шло. Я растерялась. Оставалось только пристально смотреть ему в глаза и делать вид, что так и должно быть.
   - Похоже ты не на шутку рассердилась на меня, а за одно и на всех остальных.
   Я!?
   - Великан сказал, что не пойдет к тебе, пока не будет уверен, что его здоровью ничего не угрожает.
   Что!?
   - Только у Лима не было выбора. Клятву Гиппократа целители в этом мире, конечно, не дают, но долг есть долг.
   Невероятно!
   - Тебя что-то удивляет?
   - Да, - я была обескуражена. - Вообще-то я думала, что мне объявлен бойкот за то, что я ... была немного некорректна с тобой.
   Рок снова усмехнулся.
   - Очень дипломатично прозвучало.
   Я отвернулась. Хочет смеяться, пусть смеется над кем-нибудь другим.
   - Может скажешь, чем я провинился перед тобой на этот раз? - голос капитана перестал быть насмешливым.
   - Провинился? Передо мной? Кто я такая, чтобы в чем-то тебя винить, - я устала стоять, опираясь на одну ногу, не выдержала, сползла вниз по стене, и села.
   - Может быть уже стоит прекратить играться в игру "кто кого переупрямит"? Это может длиться вечно.
   - У меня нет к тебе претензий, - и это была не совсем правда. - У меня только один вопрос. - Я замешкалась, может не стоит затевать этот разговор, ни к чему хорошему он не приведет. А впрочем, какая разница. - Совесть не мучает?
   - Мучает, - голос капитана слегка охрип, похоже, он сам не до конца понимал, к чему приведет его настойчивость. - Тебе от этого легче?
   - Нет, - я устало покачала головой.
   - А ты могла предложить другой выход в тот момент? Даран, не задумываясь убил бы и тебя и меня, если бы я не сделал этого первым. Так было нужно.
   - И подставлять меня тоже было нужно? - словно между прочим, словно ничего не значит.
   Тишина длилась слишком долго: может минуту, может две. Потом Рок все же заговорил.
   - Я тебя не подставлял.
   - Ты мне сам сказал, что не веришь, что Даран сдержит слово, но, тем не менее, очень настаивал, чтобы я ушла.
   - Был шанс. Здесь его не было.
   - У кого был шанс?
   - Хорошо, - Рок устало опустился на землю рядом со мной. - Я предполагал, что Даран пойдет за тобой, но я не собирался тебя бросать.
   - А если бы ты не успел? - Мне стало страшно после собственных слов. А вдруг и, правда, не успел?
   - Я успел, - твердо произнес капитан.
   - А если бы все пошло не так, как ты предполагал?
   - Например?
   - Например, Даран отправил бы за мной своих гвардейцев, а сам решил, что пришло, наконец, время для нападения.
   - Я же сказал, что не собирался тебя бросать.
   - Ну конечно, - слегка нервный мешок, - с одной стороны родной отец, с другой совершенно чужая я. И муки выбора тебе были обеспечены. - Это не ирония, это правда, и она не горькая. Просто я точно знала, как поступила бы на его месте.
   - Глупости.
   - А если бы я пошла к Дарану?
   - Зачем? - изумился Рок.
   - Ну, например, попытаться убедить его в том, что он не прав.
   - А что, были такие мысли?
   - Были.
   Рок ненадолго замолчал, собираясь с мыслями.
   - Такого мне в голову прийти не могло. Это было бы не просто глупо с твоей стороны, это невероятно глупо. В следующий раз я хорошенько подумаю, прежде чем что-то делать, - почти виновато улыбнулся он.
   - Следующего раза не будет, по крайней мере, со мной.
   - Звучит почти как угроза.
   Я перевела взгляд на капитана. Он не был зол, не метал молнии, как обычно. Рядом со мной сидел усталый, немного растерянный человек. Как же мало мне надо, для того чтобы все простить- просто увидеть в нем человека, а не заносчивую скотину.
   - Угроза? Совсем нет. Если Звезда не врал, то через пару дней я буду дома. А вы, Лорд Капитан, отправитесь изучать аномалии на границе. Не думаю, что нам еще когда-нибудь удастся встретиться.
   - Логично.
   - Еще бы, - я встала, стараясь, чтобы на лице не отразилось, как мне сейчас на самом деле больно. Рок поднялся следом.
   Ох уж эти лестницы и больные ноги!
   Рок предложил мне руку. Предложение я отвергла, упрямо буркнув, что сама справлюсь, не инвалид. Капитан пожал плечами и ловко сбежал вниз. Мне оставалось только завидовать и, стиснув зубы, спускаться.
   - Куда направляемся? - наконец дождавшись меня внизу, решил уточнить Рок.
   - Спать. Ночь на дворе, если ты не заметил.
   - Ну-ну. Такими темпами ты как раз к рассвету и доберешься.
   - У тебя есть другие предложения?
   - Миллион, - Рок подхватил меня на руки и взмыл в воздух.
   - Эй, я же не знаю, где мое окно!
   - Я знаю. - Он не стал уточнять, что частенько, пока она была без сознания, подлетал к этому окну, чтобы проверить, все ли в порядке. Почему подлетал, а не поступал как остальные, которые заходили через дверь? Ну, потому, что его не волнует ее здоровье и она в том числе. По крайней мере, другие должны были так думать и она в их числе.
   Спустя минуту, мы находились в той самой комнате, которая временно считалась моей. Рок аккуратно опустил меня на кровать, но уходить похоже не собирался, присел на подоконник, закинув туда же одну ногу.
   - Какие-то вопросы? - спросила я.
   -Да.
   - Задавай.
   - Тот гвардеец, помнишь? - я кивнула. - Его лицо мне знакомо. Откуда?
   Я пожала плечами.
   - Может быть видел в подземельях Дарана. А может быть запомнил, когда в очередной раз меня спасал, - как можно беззаботнее произнесла я. - Когда Даран отправил меня казнить к мусорной яме, палачом моим был тот гвардеец.
   - Какое-то маниакальное преследование.
   - Ничего удивительного. Я же сломала ему жизнь.
   Мало сказать, что лицо капитана вытянулось от удивления, он был шокирован.
   - Как?
   - Откуда я знаю, - все так же беззаботно продолжала я. - Это он так сказал. Похоже, одного моего появления достаточно, чтобы сломать кому-нибудь жизнь. - Почему-то эти слова дались не так легко, но я не буду об этом думать, ни сейчас, никогда.
   - А я уж было подумал...
   - Что ты подумал? - резче, чем хотелось бы. Ну почему он всегда думает самое плохое! Ненавижу его!
   - Ничего хорошего, - Рок тоже немного напрягся.
   - Я и не сомневалась! - простые слова прошлись острым ножом по сердцу. Я вскочила с кровати и отвернулась от окна и от человека, который там сидел. Чтобы не упасть, пришлось ухватиться за спинку кровати.
   - Что за черт, Мирослава! - сквозь зубы проговорил капитан. - Ребячество какое-то.
   - О, а я расту! Недавно был детский сад, теперь вот ребячество!
   - Я не понимаю, почему ты опять злишься?
   - А я не понимаю, почему с самого первого дня в этом мире, чтобы я не сделала, ты пытаешься найти в этом какую-нибудь мерзкую подоплеку. Сделать меня хуже, чем есть. Я сама в себе порой начинаю сомневаться.
   - Ты ошибаешься.
   - Нет! Я не ошибаюсь!
   - Хорошо, черт возьми! Я был не прав! Извини! - Рок был раздражен. Он сейчас и сам не мог понять почему, возможно, потому что ее слова были чистой правдой, возможно, потому что все было наоборот, но ему надоели эти бесконечные споры. Он шел к ней не для того, чтобы ругаться. Напротив. Раз и навсегда помириться. Договориться. Только, похоже, этому не суждено случиться. - Повернись и посмотри на меня!
   Было в этом приказе что-то, что заставило меня его выполнить. Может потому, что я не почувствовала в нем угрозы.
   - Я предлагаю заключить перемирие.
   - Я не объявляла тебе войну. - Да, это было уже не упрямство, простая глупость. Но что-то внутри, какая-то навязчивая сила не давала промолчать и примирительно улыбнуться.
   Рок устало прикрыл глаза, тяжело вздохнул и развел руками.
   - Я сделал все, что смог. Мы никогда не сможем разговаривать по-человечески.
   - А знаешь, почему? - Рок вопросительно вскинул на меня глаза. Я улыбнулась. - Это потому, что ты дракон, а я фея.
   Рок улыбнулся в ответ.
   - Спокойной ночи.
   Уже в дверях он остановился.
   - На самом деле, я хотел сказать тебе совсем другое.
   - Как загадочно звучит.
   Он на минуту задумался, решая, стоит ли все-таки продолжать этот разговор. Я молча наблюдала за его застывшим силуэтом.
   - Даран жив.
   Я не поверила своим ушам.
   - Что?
   - Даран жив, - терпеливо повторил Рок.
   - Но ты же сказал...
   - Я этого не говорил. Я просто не стал отрицать, не имело смысла.
   Перед внутренним взором промелькнул тот день, когда я, не дав ему ничего толком сказать, набросилась на него с обвинениями.
   - Но как же тогда... мы тут, а...
   - Кроме нас четверых, никто больше об этом не знает. А Даран не знает даже, что когда-то у него была гвардия.
   Я молчала, пораженная не столько услышанной новостью, столько тем, как была несправедлива к нему.
   - Я собирался, но не смог. Просто стер ему память. Он сможет выжить и позаботиться о себе, но никогда не вспомнит, кем был когда-то.
   - Но он... его поведение... Кто-то может догадаться.
   Рок покачал головой.
   - Нет. На этом континенте Дарана нет.
   Я не стала расспрашивать, как и куда делся Даран, и так понятно, что Звезда найдет способ спрятать его ото всего мира. Мне не нужно было знать, где он, я не собиралась когда-либо еще с ним встречаться, но с известием о том, что он жив, свалился с души огромный камень. Даран не заслуживал смерти, он был не в себе, а таких людей не наказывает даже в моем мире. Пусть живет. Пусть хоть немного поживет без злости в душе.
   - А гвардеец? - на всякий случай уточнила я.
   - Гвардеец мертв.
   - Понятно.
   Через мгновенье он уже исчез за дверью. Но томительное ощущение недосказанности все же оставалось. Недосказанности и тоски. Я была не права, и не один раз. Стоило бы вести себя по-другому.
   Я опустилась на кровать и закрыла глаза. Не буду думать об этом. Не хочу.
  
   Утром вместе с восходом солнца появился разъяренный Лим. Он ругался на меня за вчерашнюю выходку. Кричал, что рана была слишком глубокая, а он целитель, а не волшебник, и, если я не желаю лечиться, то, пожалуйста, конечно можно гулять и бегать по лестницам. А если с ногой возникнут какие-то проблемы, то он умывает руки, силой вылечить нельзя.
   Я покладисто выслушала все, что накипело на душе у целителя, ни разу не перебив. Дождавшись окончания обличительной тирады, я сделала самое виноватое выражение лица, на которое была способна, извинилась и пообещала что больше никогда - никогда такого не повториться. Он поверил. Еще бы! У целителя была очень добрая душа, а у этого качества всегда есть издержки: наивность. Лим был слишком легковерный. Единственное, ему повезло с друзьями, они чувствовали подвох за версту - капитан в силу своей драконьей натуры, Великан, потому что сам был еще тем прохвостом, а дурак дурака, как говориться, видит из далека.
   И хорошо, что Великан ввалился в комнату уже после того, как целитель успокоился, иначе было бы не избежать ехидных взглядов и восклицаний типа "ну-ну".
   - Здорово, одуванчик.
   - Ну, привет. Что уже не опасаешься за свое здоровье? - насупившись, пробубнила я.
   - Лим, почему ты меня не предупредил, что она заразная!? - Завопил Великан. - Да ладно, ладно. Пошутил я. Не нервничай, тебе вредно.
   - Я травмированная, а не беременная!
   - Вот и зря. Так бы хоть удовольствие получила.
   Великан заржал. А я судорожно стала искать, чем бы в него запустить. Поблизости ничего не было, только скляночки целителя, которые он поспешил убрать, заметив нехороший блеск в моих глазах.
   - Да ладно тебе, одуванчик. Ты же злая, как собака была: не покусаешь, так облаешь. Вот мы и смылись на всякий случай.
   - Ну и гад же ты, - я уже начала сдаваться и Великан это почувствовал.
   - А то, весь в тебя. - Он, словно кот под теплыми лучами солнца, сладко сощурился и потянулся всем телом.
   Дверь открылась, вошел Рок. А я-то ожидала, что он снова будет меня избегать. Ошиблась. Оно и к лучшему.
   - Во! - Великану пришла в голову идея, он даже подпрыгнул на стуле. Порывшись в кармане, гигант извлек на свет колоду карт. Спросить, откуда они, я не успела, великан все рассказал сам. - Да эти, гвардейцы, когда пожитки собирали, оставили, а мы взяли. Рок нам такую игру показал, Дурак называется. Давай сыграем. На деньги.
   - У меня денег нет.
   - Ладно, - Великодушно согласился Великан, - отдашь чем-нибудь другим.
   - Чем, к примеру?
   - Придумаем.
   - Ну, уж нет. На такие сомнительные авантюры я не пойду.
   - Это почему, - удивился Великан.
   - Потому что я и так много задолжала.
   - Это чего? И кому?
   - Двадцать шесть желаний. Мне. - Пояснил Рок.
   - Двадцать пять! - возопила я. - Два желания я исполнила!
   - Ну-ка, ну-ка. А с этого места поподробнее. - Великан почти похрюкивал от удовольствия, предвкушая услышать что-то пикантное.
   Я закатила глаза, изобразив на лице неземную муку.
   - Ничего особенного, - скромно улыбаясь, пояснил капитан. - Я задал два вопроса, она на них ответила.
   - И все?!
   - Все.
   - Ну, ты дурак!!! - Великан покрутил пальцем у виска, потом его в очередной раз осенило, - Ерунда, еще не все потеряно; двадцать пять желаний все-таки осталось! Не растрачивай на треп. Поменьше слов, побольше дела.
   Я не сдержалась, перевесилась через край кровати, подхватила свою босоножку и со всей силы запустила ей в Великана. Гигант вовремя заметил летящее в него орудие и успел пригнуться. Босоножка звучно впечаталась в стену слева от его уха.
   - А если бы попала!
   - Жаль, что не попала! - оскалилась я.
   - Я ж говорю, злая, как собака.
  
   Еще один день прошел в бездействии. Целитель прописал мне постельный режим, грозно сказал, что если я буду разгуливать без помощи, пока он не закончит лечение, то он раз и навсегда отказывается от такого пациента, и никто не сможет потом его заставить вылечить мне даже царапину. Я особо не привередничала, в конце концов нога-то моя, мне с ней еще жить и жить. Но когда в окне мелькнул знакомый серебристый силуэт, я, рискуя навлечь на себя гнев целителя, все же решила спуститься. Мне необходимо было услышать из первых уст, поможет мне Звезда вернуться домой или нет. Не люблю состояние неопределенности. От его ответа зависит дальнейший план действий: либо все просто замечательно, либо мне опять идти не знаю куда, искать не знаю что или кого.
   Ступеньки уже не давались так тяжело, как в прошлый раз, и все же я решила остановиться перевести дух. Звезда говорил негромко, как будто боялся кого-то разбудить.
   - У меня неплохие новости. Я все узнал, вдоль водной границы поддерживалось заклятие достаточно простое, но при этом мощное, которое не позволяло пересекать ее - в обратном направлении - живым существам. Естественно это сделал Даран, и естественно никто, почти, об этом не знал. С его смертью заклятие перестали обновлять, оно ослабло и через какое-то время просто развалится.
   - И сколько ждать, - уточнил Великан.
   - Неделю или две.
   - Отлично. Нам до этой границы плыть не меньше двух недель, - подал голос капитан.
   - А если вдруг кто-нибудь решит его обновить, в смысле заклятие? - неуверенно спросил Лим.
   - Исключено. Это была личная задумка Дарана, и преследовал он только свои цели. Никакой пользы, одна растрата.
   Даже мне не нужно было объяснять, что преграда на воде поставлена для водного дракона, одна неувязка: ведь для драконов не существует преград?
   - Ох, блажь, - вздохнул дракон, - я же тебе говорил, что преград для нас не существует, но не тогда, когда они возводятся специально против нас.
   - Ты, оказывается, и через стены мысли читать можешь, - я вышла из прохода.
   - Твои мысли я и на другом конце мира услышу, потому что ничего более глупого просто представить не могу. - Если бы драконы умели улыбаться, это можно было бы назвать улыбкой, а так оскал.
   - Вот легко обижать слабую женщину.
   Я не обиделась, даже не думала об этом, потому что знала, что Звезда не серьезно, просто подтрунивать надо мной, у него успело войти в привычку. Я уселась на кушетку, демонстративно не замечая возмущенных взглядов целителя.
   - Ты как? - лапа дракона слегка коснулась моей головы в отеческом жесте. Голубые глаза смотрели с сожалением и даже с болью. Я улыбнулась, он читал мои мысли, он знал, что все в порядке.
   - А ты? - Я же мысли читать не умела, потому и спросила, не надеясь на правдивый ответ, я бы тоже не стала рассказывать все, что чувствую первому встречному.
   Дракон молчал, на тонкой коже возле голубых глаз появились маленькие морщинки. Он знал все, о чем я думаю, и понимал, что у меня нет никакого злого умысла.
   - Он чуть не убил тебя, а ты интересуешься моим самочувствием?
   - Так ведь не убил.
   - Это я вижу, - вздохнул дракон. - И не смотри на меня так, я все помню, домой отправлю, если сама не передумаешь.
   - А почему я должна передумать?
   - Позже об этом поговорим, хорошо?
   - Хорошо, - вздохнула я. - Разве у меня есть выбор.
  
   ***
  
   Рок стоял, прислонившись к стене, напряженно вглядываясь в горизонт. Не для того, чтобы кого-то или чего-то увидеть, просто так. Чтобы вытеснить из головы все мысли бесконечным пространством земли и неба, чтобы не осталось ничего кроме бело-голубых и зеленых пятен. Только, к сожалению, все из головы выкинуть не получалось, несколько навязчивых мыслей пульсировало там, доводя до бессильной ярости.
   - Рок? - Звезда подошел бесшумно, как умеют драконы. - Я хотел задать тебе вопрос.
   - Задавай.
   - Я могу не переносить ее домой.
   - Зачем? - Рок спрятал за ухо, упорно лезущие в глаза волосы.
   - Она останется здесь.
   - Зачем? - упрямо повторил Рок.
   - Затем, что я умею читать мысли, - напомнил дракон, не обращая внимания на нарочито безразличный тон сына.
   Рок замолчал. Трудно было привыкнуть к тому, что кто-то может читать тебя как открытую книгу, кто бы он ни был и какие бы цели не преследовал. Еще труднее было привыкнуть к тому, что этот кто-то его родной отец. Родной отец, который не стал для него близким и не известно, станет ли. И именно перед ним можно не надевать масок, потому что дракон видит суть.
   Звезда прикрыл глаза. Как же он сейчас жалел, что мысли людей от него невозможно скрыть.
   - Она все решает сама, чужих советов не слушает. И более чем уверен, что она все уже решила.
   - Ты как будто не слышишь, что я говорю. Если ты захочешь...
   - Я не хочу.
   - Ты уверен?
   - Так будет правильно.
   - Тебе не кажется, что ты принимаешь решение сгоряча?
   - Нет, не кажется.
   Дракон пожал плечами, все же Рок унаследовал от него не только драконью кровь, но и драконий характер. Звезда хотел было объяснить, что нельзя рубить с плеча, что не правильно считать свое мнение единственно верным, что у кого-то другого, кого касается твое решение, может быть совершенно противоположное мнение, и, что он сам это знает лучше, чем кто бы то ни было, потому что до сих пор исправляет ошибки одного единственного решения. И он бы сказал все это, если бы в последний момент не наткнулся на взгляд сына. Слова застряли в горле, мысли в голове. Он увидел, что решение принято не сгоряча, что оно обдуманно и взвешено. Одно дело как обдумано, но это совсем другой вопрос.
   - К тому же, тебе не кажется, что это немного ... не красиво, за ее спиной обсуждать такие вещи? - на лице капитана появилась ироничная улыбка. Он слегка наклонил голову, дожидаясь ответа, отчего волосы посыпались на лицо, пряча глаза.
   - Мне нужно было сначала узнать твое мнение.
   - Ты его узнал.
   - Не пожалеешь? - сделал последнюю попытку дракон. Ответом ему был смешок, который должен был означать "еще чего!".
  
   ***
  
   Я лежала на траве, нежась в лучах солнца, собирая последние теплые дни в этом мире, дома сейчас еще весна, а это значит - привычная слякоть, а солнце еще ждать и ждать. В двадцати шагах за спиной была крепость. После заточения в пещере, замкнутые пространства стали для меня почти невыносимыми, даже если и ограничивали его только с четырех сторон, оставляя открытой верхнюю грань.
   Дракон аккуратно спикировал со стены и распластался рядышком со мной.
   - Значит, стремишься домой?
   - Стремлюсь, - подтвердила я.
   - Неужели тебе совсем не хочется остаться?
   - Почему, немного хочется. Теперь, когда бояться мне некого, можно было бы провести здесь каникулы.
   - Так в чем же дело?
   - В том, что до каникул еще очень долго, а у меня две курсовые, и я их даже не начинала. Да и родители тоже. Представить не могу, что с ними сейчас твориться, и как я им объясню свое исчезновение. Буду надеяться, что они так обрадуются моему появлению, что не станут задавать никаких вопросов.
   - Как у тебя все ... непросто, - подумав, сказал дракон.
   Я улыбнулась. Ну да, возможно мои проблемы кому-то кажутся несерьезными, а для меня это важно, потому что это моя жизнь. И я вернусь домой, где меня не будет стараться убить каждый встречный, где все привычно и, где есть к кому обратиться за помощью.
   - Тебе и здесь в помощи не откажут.
   - Так помоги мне вернуться.
   - Я помогу. Только ... тебе не будет жаль расставаться?
   - С кем? С тобой? - перевернулась на живот и спрятала лицо в ладонях.
   - И со мной тоже, - в голубых глазах мелькнули лукавые искорки.
   И снова мне оставалось только улыбнуться.
   - И с тобой тоже мне будет жаль расставаться. И, тем не менее, я хочу домой.
   Дракон вздохнул, его дыхание, словно порыв ветра, разбросал девичьи волосы. Глупые и упрямые люди, склонные все усложнять. Это их решение. Они сами пусть и разбираются с его последствиями.
   - Я должен предупредить тебя, это не совсем безопасно.
   - Какие последствия?
   - Летальные.
   У дракона не было причин говорить неправду или пугать, значит это на самом деле опасно. Значит, рано расслабилась. Значит, стоит еще раз хорошо подумать. Нет. Я и так уже передумала все, что могла, других возможностей вернуться я не нашла и, где искать, не знаю. Опасно, ну и пусть, находиться в этом мире тоже было опасно, и все же я жива и здорова. Последний раз испытаю судьбу, ведь не может все столько раз заканчиваться хорошо, а под конец ... Нет, я решила. Домой.
   - Что мне нужно будет сделать?
   - Да ничего особенного, - дракон равнодушно смотрел в небо, - просто стать драконом.
   - Что?!
   - То, что слышала.
   - Издеваешься? Да?
   - Нисколько.
   Дракон не проявлял никаких признаков раздражения, нетерпения, агрессии, вообще никаких признаков он не проявлял, лежал себе и посматривал в небо.
   Хм, может, нет причин возмущаться?
   - Как ты себе это представляешь? - сдерживая эмоции, уточнила я.
   - С трудом, - не задумываясь, ответил дракон. Показалось, что я медленно закипаю.
   Вдох. Выдох. Спокойствие.
   - Хотелось бы ... по подробнее.
   - Куда уж подробнее. Чтобы перетащить тебя в другой мир, нужно, чтобы ты хотя бы частично стала драконом. Другого способа я не знаю.
   Я села и подтянула колени к груди. Мир, казалось, превратился в стекло, треснул и осыпался к ногам градом осколков. За что он так со мной?
   - Успокойся, блажь. Нельзя же до такой степени не доверять окружающим тебя существам. В моих силах сделать тебя драконом. Нет, не таким, как я и не таким, как Рок. Но это изменение сознания, изменения твоего "я". Я не делал ничего подобного, никогда, и как это отразиться на тебе, не знаю. Вот это и опасно. Теперь решай, пойдешь на это или нет.
   - Мне уже надоело думать, пусть будет так, как будет.
   - Значит после захода солнца.
   Дракон поднялся и немного неуклюже попал прочь.
  
   - Чего от тебя хотел Звезда?
   - В этот раз твой отец, похоже, пытался меня напугать.
   - Получилось?
   - Да.
   - И чем же он тебя пугал?
   - Ну, как сказать...
   - Можно словами.
   - Спасибо, что разрешил.
   Никогда у меня не клеились разговоры с Роком. Почему ни одного раза мы так и не смогли удержаться от колкостей, обид и оскорблений? Почему мы настолько не понимаем друг друга? Почему мы настолько нетерпимы друг к другу?
   - Не обижайся, я пошутил, - смягчился Рок, увидев в моих глазах разочарование.
   - За то время, что мы знакомы, я изо всех сил вырабатываю привычку не обижаться на твои слова. Звезда сказал, что сегодня вечером я должна буду стать драконом.
   - За то время, что мы знакомы, я изо всех своих сил и, видимо, скудного ума пытаюсь определить, когда ты говоришь в серьез, а когда шутишь.
   - Если это непрозрачный намек, сейчас я говорю серьезно. Вопрос в том, насколько серьезно говорил твой отец.
   Мы надолго замолчали. Нам обоим было нечего сказать. Нам обоим нужно было подумать. Подумать обо всем, что произошло и о том, что еще произойдет.
   - Ну, расскажи мне, какого это человеку быть драконом? - наконец заговорила я.
   -Что тебе еще рассказать? - он сделал такой акцент на слово "еще", что мне вдруг стало стыдно, будто я сую свой нос настолько далеко, что это не просто не прилично, а почти преступно.
   - Не знаю. Возможно, есть что-то важное, что поможет мне снова стать человеком. Возможно, конечно, ничего такого, как обычно бывает с тобой не случится... А может и случится. Звезда сам не знает, что у нас получится.
   - Скажи, а ты в своем уме? - спросил Рок, внимательно разглядывая мое лицо.
   - А что, есть какие-то сомнения?
   - Еще какие! Ты хоть чуть-чуть понимаешь, о чем говоришь?!
   - Ты ставишь меня в тупик. То, что говорю, понимаю. Как все это будет происходить, нет. Чем мне это все грозит, не совсем.
   - Исчерпывающий ответ. Ничем хорошим это тебе не грозит. Человек не может просто так взять и стать драконом. Либо ничего не получиться, либо это будешь уже не ты, и стать собой уже не сможешь. Поверь мне. Неужели Звезда сам не понимает, что этим он просто разрушит твою личность, а может быть просто убьет тебя!
   Мне стало не по себе. Неприятно заныло под ложечкой. Как-то под безразличный тон дракона было легче принимать решение, чем под недоуменно-испуганным взглядом его сына.
   - Он все понимает. Он меня обо всем предупредил. Чтобы не случилось, он тут ни при чем, я сама решила на это пойти.
   - Ты сумасшедшая.
   Да, наверно я сумасшедшая. Но как по-другому, как мне быть?
   - Звезда не стал бы ... Если бы это было так безнадежно, не думаю, что он бы это предложил.
   - Не слышу уверенности в голосе.
   - Рок! Хватит! Мне и без тебя тошно!
   - Так зачем ты это делаешь?!
   - А у тебя есть другие предложения?
   - Есть. - Мы с вызовом уставились друг на друга. - Оставайся.
   Я горько улыбнулась. Мы уже пытались поговорить об этом когда-то, можно попытаться снова. Остается вопрос: это кому-нибудь нужно?
   - И что я тут делать буду?
   - Жить.
   - Краткость - сестра таланта. Я не сомневаюсь, что ты также умен, как и талантлив. Думаю, тебе не нужно объяснять, что мне нужно будет где-то жить, чем-то питаться, и мне никак не вписаться в эту жизнь, потому что ... Да потому, что я ничего не умею, что делать не знаю. Тут все по-другому, меня учили жить в другом мире, в этом я не знаю как.
   Мы снова замолчали. Мне нечего было сказать, я не понимала, почему приходиться объяснять Року очевидные вещи. У меня нет другого выхода, я это понимаю, он, похоже, нет.
   Рок молчал. Нет, он молчал не потому, что ждал от нее объяснений. Он молчал, потому что надеялся, что она все-таки сама поймет, что совершает глупость, опасную глупость. Поймет и попросит остаться, не просто здесь, а с ними... с ним. Он бы не отказал. Неужели можно было хотя бы предположить, что он бросит ее без помощи?
   - Ты можешь плыть с нами. - Все же сделал попытку он.
   - Удочеришь меня?
   - Если тебе этого хочется - да.
   - Нет, мне этого не хочется. И чтобы со мной нянчились до конца жизни, тоже не хочу.
   - Тебе решать.
   - Да.
   Рок отвернулся.
   - Твоего упрямства хватило бы на троих.
   - Если я тебя чем-то обидела, прости. Но я на самом деле считаю, что так будет лучше.
   Наши глаза встретились. Мы долго смотрели друг на друга. Нужно было что-то сказать или сделать, но я не знала что. Мне никогда бы не хватило духа признаться, даже себе самой, что сделай он сейчас шаг навстречу, скажи, что боится за меня или просто не хочет, чтобы я уходила, и я останусь. Но он молчал, а навязываться я не хотела и не могла.
   Молчание становилось почти невыносимым. Слишком долго. Если бы он хотел что-то сказать, уже давно сказал бы.
   Я опустила взгляд и отступила на несколько шагов.
   - Мы еще увидимся. Вечером, - тихо проговорила я. И ушла, пожалуй, быстрее, чем следовало бы, чтобы создать видимость равнодушия.
  
   ***
  
   Солнце медленно ползло за горизонт. Чем ниже оно опускалось, тем сильнее билось в груди сердце. Я уже не думала правильно ли поступаю, решение принято и мучить себя дальше не имело смысла. О последствиях, которыми пугали Рок и Звезда я тоже не думала, внутри прочно засела уверенность, что все пройдет хорошо. Пугало что-то другое. Что ничего подобного со мной уже не случиться, что в моем мире мне никогда не встретить дракона, там нет веселого Великана и милого целителя, и Рока там тоже нет. И это почему-то угнетало. Было бы гораздо проще, если бы была возможность в любой момент вернуться в этот мир, но двери здесь открываются только в одну сторону. Можно отказаться и остаться. Нет. Глупо. Решение принято. А если все решено, то отступаться нельзя. Да и не к чему все это.
   Солнце скрылось, сумерки покрыли землю.
   - Пора, - были в его голосе вопросительные ноты. Я вздохнула, дракон дает мне последний шанс передумать. Не нужно, я все решила.
   Дракон хотел ободряюще улыбнуться, но драконы не умеют ободряюще улыбаться, у них скорее получается оскал. Он крепко сжимал лапу, в которой лежало то, что должно было ей помочь в авантюре, задуманной ими. Звезда не настолько глуп, он никогда бы не предложил человеку ничего подобного, это было бы равносильно убийству, но Мирослава человек только на половину, и это дает ей шанс. Но и этого было бы недостаточно, чтобы без последствий для нее на время стать драконом. Но есть в этом существе кое-что еще: характер - "драконий характер". Ни капли драконьей крови - большая ошибка судьбы, она могла бы быть драконом, драконом, который дал бы фору его сыну. А ошибки нужно исправлять и у него есть такая возможность.
   Я топталась на месте, нужно было прощаться, но я не знала как. Да к черту все!
   Я по-дружески обняла Лима, подошла к Великану, встала на цыпочки, но так и не дотянулась до щеки, гигант, улыбаясь, поднял меня над землей, и только после этого мне удалось чмокнуть его в щеку. Напротив Рока я замялась: врагами мы уже не были, друзьями так и не стали, и даже если бы у нас было еще время, все равно дружбы бы не получилось, для этого было много причин, но не об одной из них думать не хотелось.
   - Удачно добраться до дома, - тихо пожелала я.
   - Тебе тоже.
   - Спасибо.
   Сделала шаг и встала напротив дракона. Звезда протянул лапу, на широкой ладони лежал неуклюже сплетенный небольшой помятый веночек, желтые цветочки были похожи на звездочки. Я протянула руку, увидела одобрение в глазах дракона и аккуратно взяла плетение. Веночек был небольшой, но свободно налезал на руку, где я его и оставила.
   Я со страхом и нетерпением наблюдала за каждым движением дракона, он же не делал ничего. Будто сомневаясь, прикрыл глаза и запрокинул голову. Я ждала. Ждала переполненная уверенностью, что все у нас получится, у него и у меня, и все будет хорошо. Что именно будет хорошо, я не думала, просто хорошо.
   Дракон вздохнул, неожиданно протянул лапу, захватил рукой затылок, приподнял голову, заставляя смотреть себе в глаза. Голубой омут забурлил и поглотил меня с головой. Испугаться я просто не успела, полностью подчинившись драконьей воле, и поплыла по течению его сознания... или моего. Все перемешалось и перепуталось. Течение несло и ускорялось, закручиваясь в спирали, увлекая за собой, затягивая в пучину, бросая из стороны в сторону. Волны метались и бились в истерике, натыкаясь друг на друга. Потоки переплетались и стремились вперед к невидимой преграде. Нити-течения сплетались, набирали силу и стальными прутьями ударяли в стену, она сотрясалась в конвульсиях, стонала, но держала удар, разрастаясь кружевом трещин. Кружева множились и заполняли все свободное пространство, вплетаясь друг в друга, врастая внутрь.
   Удар. Еще удар. Преграда с жалобным всхлипом взорвалась, мгновенно развеянная стремительными потоками.
   Голубая бездна расползалась перед глазами. Ресницы дрогнули и смахнули пелену. Я повела головой, любуясь открывшимся миром, открывшимся, как книга на развороте до этого тайком приоткрывавшая свои тайны, давая прочитать несколько слов, теперь разом выплесну всю информацию без остатка. Мир, имевший четыре измерения, открыл еще одно - пятое, вдоль которого строились невидимые пространства, другие миры.
   Захотелось взвыть от радости, кинуться вперед, исследовать новую реальность. Вселенная открыта мне, теперь не существует преград. Свобода.
   Руку обожгло, желтые звездочки словно впивались в кожу.
   Я подняла голову и наткнулась на взгляд дракона. Укор? Волнение? Я улыбнулась. Нет, я не забыла. Домой. Где-то там за пятым измерением мой дом, к которому я так стремилась.
   Я тряхнула головой, наслаждаясь обретенной силой.
   - Что дальше? - я не узнавала собственный голос.
   - Дальше? - Голос дракона, был серьезен как никогда. - Я дам тебе имя.
   Краем глаза я заметила, как едва уловимо изменилось лицо капитана, почувствовала, как напрягся каждый мускул его тела.
   - У меня уже есть имя, - возразила я.
   - Ты получила свое имя, когда родилась человеком. Сегодня ты родилась драконом и получишь еще одно.
   - И как же меня теперь зовут, папуля? - неуклюжая шутка совершенно не соответствовала моменту, но я не смогла удержаться.
   Дракон прищурил глаза, в которых читалось удовлетворение.
   - Одуванчик.
   - Что!
   - Одуванчик, - повторил дракон.
   - Но почему?!
   - А почему нет? - вопросом на вопрос ответил Звезда.
   - Потому что... потому что... Я не знаю.
   - Ты лесной эльф. Ты дракон земной стихии. Твое имя просто обязано быть цветком. К тому же ты такая ... кажется, дунешь на тебя, и ты рассыплешься. И потом, тебя так уже звали.
   - Хорошо, что не выдают драконьих паспортов, а то бы пришлось платить бешеные деньги, чтобы сменить имя.
   Дракон закатил глаза.
   - Нужно было назвать тебя "Блажью".
   - Поздно. Дракон по имени Одуванчик. Боже мой! - Теперь была моя очередь закатывать глаза. Как же нелепо это звучит.
   - Дракон по имени Одуванчик. Ты войдешь в историю, - сказал Звезда. - Историю, написанную в наших сердцах.
   - А это немало.
   - Вперед.
   Я не оглянулась, когда Звезда подхватил меня и усадил на спину. Все, что можно было сказать на прощание, уже сказано, добавить нечего. Я буду скучать. Но им этого знать не нужно. У нас впереди целая жизнь. У каждого своя. И они такие разные. И по-другому быть не могло.
   У дракона по имени Одуванчик не выросли крылья, сквозь череду миров ее несло крылатое существо, давшее новую жизнь и новое имя. У дракона по имени Одуванчик не было слез, была тоска, зажатая в сердце, и восторг, ликование: цель достигнута, а значит это победа. Миры мелькали перед глазами, сменяя друг друга, вытесняя из памяти все, что случилось в том мире, из которого она уходила, сейчас все казалось далеким и нереальным. Но у дракона по имени Одуванчик была хорошая память, и она запомнит это навсегда. А еще она была достаточно здравомыслящей, поэтому никто и никогда не узнает о том, что с ней произошло.
   - Ты дома. - Голос дракона, казалось, раздавался откуда-то издалека. - Прощай, Одуванчик. Спасибо за все и извини, если что-то было не так. Я рад, что однажды встретил тебя.
   Голос исчез, а вместе с ним все, что связывало с другим миром.
   Венок, отданный драконом, соскользнул с руки, слегка поцарапав кожу. Желтые цветы пожухли и опали, стебли засохли и превратились в проволоку, такова для него была цена путешествия между мирами, возможно, он заплатил ее вместо меня.
   Голова кружилась, во рту пересохло. Шершавый ствол дерева, на которое я опиралась, царапал кожу через легкую ткань платья. В городе уже стемнело, в окнах многоэтажек горел свет, сверкали фарами проезжавшие мимо машины, вдоль улицы стояли фонари, поливая прохожих рыжими потоками искусственного света.
   А куда меня принес Звезда? Мой мир. Но где?
   Я прикрыла лицо руками, пытаясь сосредоточиться.
   - Вам плохо?
   Я подняла глаза на участливого прохожего и улыбнулась.
   - Все хорошо, спасибо.
   - Может быть вам помочь?
   - Да. Скажите, пожалуйста, где я нахожусь?
   Прохожий замер в недоумении, но все же назвал улицу и номер ближайшего дома, подозрительно оглядываясь по сторонам. Я бы тоже удивилась, услышав подобный вопрос, но что оставалось делать, дракон не такси: к подъезду не доставляет.
   - А город какой?
   - Москва.
   Я с облегчением вздохнула: добираться без денег из другого города было бы очень сложно. Прохожий тем временем спешил убраться подальше от странной незнакомки: может быть это розыгрыш, а может и нет, кто знает?
   Холодный весенний ветер обнимал за плечи. Хорошо хоть весна в этом году ранняя и не дождливая, а то недалеко бы я ушла по снегу или слякоти в легком сарафанчике. Все же удача и впрямь на моей стороне.
  
   ***
  
   Дверь открылась, и в комнату вошла женщина в домашнем халате и тапочках, она остановилась у окна, прикрывая распахнутую форточку.
   - Мама, а как человеку узнать, где его дом?
   - Заглянуть в паспорт или посмотреть на карте, - женщина улыбнулась, отчего возле глаз появились морщинки. У нее был приятный тихий голос. Все своим существом она излучала уют и спокойствие.
   - Я не это имела в виду, - разочарованно протянула я.
   Женщина присела рядом на кровать и нежно провела ладонью по волосам.
   - Дом там, где сердце, Мирослава.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

174

  
  
  

Оценка: 6.81*41  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Обладатель двудесятник" М.Гелприн "Хармонт.Наши дни" Д.Смекалин "Николас Бюлоф - рыцарь-дракон с тысячью лиц" А.Степанова "Темный мастер" Т.Форш "Дневник бессмертного" М.Михеев "Осознание" К.Стрельникова "Скажи мне "да" Л.Ежова "Тень Ее Высочества" Н.Косухина "Мужчина из научной фантастики" А.Большаков "Секреты долгожителей.Искусство быть здоровым" А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи.Догнать мечту" А.Гаврилова "Соули.В объятиях мечты" Г.Долгова "Иллюзия выбора.Шаг" М.Николаева "Фея любви,или Эльфийские каникулы демонов" О.Говда "Операция "Рокировка" Ю.Фирсанова "Божественное безумие" К.Демина "Невеста" А.Левковская "Сбежать от судьбы" Н.Жильцова "Сила ведьмы" Е.Звездная "Все ведьмы-рыжие" О.Куно "Записки фаворитки Его Высочества" В.Чиркова "Ловушка для личного секретаря" Е.Щепетнов "Нед.Путь Найденыша"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"