Беркут Каролина: другие произведения.

В погоне за вечностью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончен. Приключенческий любовный роман с элементами фантастики. На что ты готова, чтобы спасти самого близкого человека? Как на счет сомнительной авантюры? Или опасных приключений в компании тех, о ком тебе ничего неизвестно. Ради жизни отца Белла решается на отчаянный шаг, и ввязывается в опасную игру, где у нее роль даже не пешки. Пылинка на шахматной доске. Тяжело оставаться человеком, когда вокруг тебя бродят хищники.

  Каролина Беркут
  
  Ты сказала: - Ухожу насовсем,
  А мне плевать - уходи, я агент '007'.
  Шнуров С.
  
  
  Отдельную благодарность хочется выразить моей младшей сестре и лучшей подруге. Женечка, спасибо, что ты веришь в меня.
  Твой Беркут.
  
   'В погоне за вечностью'
  
  Бразилия, Сан-Паулу,
  Наши дни
  04 мая, 09:25.
  Частный научно-исследовательский институт биоцидов и нанобиотехнологий в Сан-Паулу представлял собой большое шестиэтажное здание с множеством высоких витражных окон. Здание было огорожено по периметру кирпичным забором. Поверху забора кольцами красовалась колючая проволока с шипами и под напряжением. Обязательная военизированная охрана при входе, ну как же без нее. Парни в камуфляже и при оружии несли дежурство у всех наружных дверей круглосуточно. Размеренно моргали красные огоньки сигнализации. Как-никак это частный объект, который занимается передовыми научными разработками в области медицины и фармацевтики, следовательно, охрана была тут, как что-то само собой разумеющееся.
  Простой человек никак не попадёт за эти стены. По правде сказать, пока не было и желающих. Биология мало привлекала любителей по похищению и продаже информации.
   До недавнего времени.
  Чистота здесь, внутри института, прямо зашкаливала. Белые стены, белый пол, белый потолок. Люди в белых халатах, белоснежная мебель, белые жалюзи на окнах, белые двери. И каждая из этих стерильных дверей открывается только при идентификации отпечатков пальцев и сканировании сетчатки глаза. Безопасность превыше всего.
  Доктор Мартин Гонсалес вернулся в лабораторию, в которой проработал уже более тридцати пяти лет, и которую по праву мог называть своим домом. Здесь прошли его юность, его расцвет. Здесь проходила и его одинокая старость. Здесь у него появились первые морщины, здесь подернулись белесой дымкой седины его виски, лучшие годы жизни были прожиты именно здесь, в закрытой секретной лаборатории. Теперь же его карьера ученого-биолога подходила к концу. Да он и сам это прекрасно понимал - время безвозвратно упущено. На его место уже выстроилась целая вереница молодых и перспективных кадров. И все ждут не дождутся его ухода. Но Мартин не мог так легко бросить дело, которому посвятил всю свою жизнь. Биология была его страстью, занимала все его мысли, и всё свободное время. За спиной накопился целый багаж знаний, и если он бросит работу сейчас, то эти знания так и останутся никому не переданными.
   Это больно было осознавать. Но годы не стоят на месте. Теперь он пенсионер, и совсем не подходит под высокую планку, определяющую перспективного и амбициозного учёного. Его время открытий и научных сенсаций прошло, так и не начавшись. Остаётся только работать простым лаборантом, пока его тут ещё терпят. Так частенько бывает, когда трудишься по найму на частника.
  Мартин тяжело вздохнул и привычным движением вымыл руки в специальной раковине у стены. Обработал ладони тальком, затем заученным жестом натянул новые резиновые медицинские перчатки.
  Сегодня для его микроскопов предстоит нелегкая работёнка. За годы службы на Эльдара Осборна, основателя и главу их частного института, Мартин видел многое. Приходилась брать биологический материал для исследований, как из животных, так и из растений. И из жидкостей, и даже из воздуха.
  Мартин усмехнулся. Он повидал на своём веку всякое. Казалось бы, его уже ни чем не удивить.
  Но не в этот раз.
  Мартин подошёл к хирургическому столу, и окинул профессиональным взглядом предстоящую работу. На его столе, под тонкой белой простынёй лежала ссохшаяся мумия мужчины. Судя по виду, это был мужчина среднего возраста. Худощавый. Низкорослый. И умер не своей смертью, если судить по обширной проломленной травме черепа. Широкая форма носа и надбровные дуги выдавали в бедняге индийца. Или даже дравида. Но точнее об этом ему расскажут анализы ДНК.
  Согласно сопроводительным документам, что лежали здесь же, на холодном жестяном столе, мумию обнаружили на частных раскопках близ гор на территории Индии. Что ещё раз подтверждает гипотезу Мартина об индийских корнях у лежащего перед ним мужчины. И судя по предварительным данным, с момента мумификации прошло примерно две тысячи лет. Возможно, даже чуть больше.
  Долгий срок. За это время бинты и тряпки на теле мумии истлели и грязно-серыми лохмотьями свисали с костей. Глазницы пустыми чёрными дырами следили за каждым движением учёного. Чёрные спутанные волосы мумии напоминали половую тряпку. Из приоткрытого ссохшегося рта можно было рассмотреть кривые коричневато-жёлтые зубы.
   Мартин никогда не задавался вопросом, почему тот или иной биологический материал попадал ему на стол. Надо провести исследование, значит надо.
  Сейчас же Док впервые ощутил, что не понимает, каким образом в фармацевтике может пригодиться старая истлевшая мумия. Сделаем на основе нее духи? А как на счёт крема от морщин? Нет, мумия здесь для новой таблетки от головной боли. Или от геморроя. Мартин усмехнулся, поражаясь своим предвзятым мыслям. А биологу не стоит так думать, это не профессионально. Перед ним просто очередной материал для исследований. Пусть и выглядит как монстр из фильма ужасов.
  Брось, старик. Ты уже не в том возрасте, чтобы бояться трупов. Этим тебя не проймешь. Так ведь?
  Доктор Гонсалес включил камеру, что висела над его рабочим столом. Не спеша настроил все приборы и микроскопы, проверил остроту костопильной машины, и ещё раз, привычным жестом, поправил медицинские перчатки на своих руках.
  - Приступим.- Устало сказал Мартин. - Не волнуйся, парень, больно тебе уже не будет.
  Скальпель в руке Дока слабо блеснул, поймав лучи от яркого прожектора. От резкого света над столом всё вокруг казалось нереально чётким, перенасыщенным красками и цветами. Или это просто от того, что мумия так контрастировала на белоснежном фоне больничных стен? Непроизвольно Мартин отметил, что у него слегка дрожат руки. Да, не каждый день ему приходиться работать с таким специфическим материалом.
  Взяв на образец первый пробник сохранившихся мягких тканей, Мартин аккуратно, со свойственной биологу точностью, разместил образец на стерильном стекле микроскопа. Теперь посмотрим через увеличивающие линзы.
  Что за ерунда?
  Учёный ещё раз навёл резкость, и снова склонился над увеличительным стеклом.
  Он не ошибся. Но, такого просто не может быть! Это же противоестественно. Мартин протёр глаза и ещё раз уставился на микроскоп.
  - Матерь Божья, - прошептал он отчего-то пересохшими губами. - Это ещё что такое?
  
  Глава 1.
  Бразилия, Рио-де-Жанейро,
  Наши дни
   08 мая, 14:50.
  С описанных выше событий прошло четыре дня.
  Манговые деревья пахли сладко. Переспевшие тяжелые плоды свисали с веток, готовые упасть в ладони, стоило только протянуть к ним руку. Молодые зелёные листочки трепетали на лёгком ветру, и их мягкий шелест приятно ласкал слух. Умиротворяющая картина. Безоблачное голубое небо, запах знойного лета, океана и фруктов. Дом, я приехала!
   Солнечные зайчики, пробиваясь сквозь зелёную листву, плясали по плетёному из бамбука креслу, отражались бликами в увеличительных стеклах очков, и терялись в густой седой бороде мужчины, сидящего под фруктовым деревом.
  Он ещё раз протёр белоснежным платком очки без дужек, затем нацепил их на свой нос, но всё равно прищурился, стараясь как можно лучше разглядеть стоящую перед ним молодую девушку.
  - Изабелла! - Он улыбнулся, и седые усы у него распушились забавным ёршиком. - Я уж думал, что зрение меня опять обманывает. Последнее время ничего не вижу. Старею. Так резко ослабли глаза. Ты ли это, моя дорогая? Или мне это все только кажется? Так легко принять желаемое за действительность, особенно когда так долго ждешь встречи! Я скучал, Белла! Я очень по тебе скучал!
  - Папочка! - Девушка оставила свой дорожный чемодан на каменной извилистой дорожке в саду, и быстрым шагом кинулась в объятья отца. Шпильки её каблучков-лодочек мягко проваливались в зелёную газонную траву, что немного замедляло её шаги. Бенджамин с усилием поднялся к ней из своего бамбукового кресла и тоже пошатываясь, поспешил на встречу.
  Изабелла почувствовала, как отец обнял её, и хотел, как прежде закружить, но только немного поднял над землей. И тут же поставил обратно. И дело было не в том, что Белла поправилась. Нет. За последние пару лет она ещё больше исхудала, когда стала ходить на плавание после работы в музее. Дело было не в весе. Просто отец с годами тоже не молодеет.
  Изабелла ощутила, как у неё кольнуло в груди от нехорошего предчувствия.
  - Как ты себя чувствуешь, папочка? - Ласково спросила она, когда отец разжал свои объятья. - Всё хорошо? Как твоё здоровье? Ты плохо видишь?
  - Зрение. - Он тяжело вздохнул. - Последнее время я очень много читаю. Наверное, даже слишком много. Для моих лет. И глаза очень быстро устают, подводят. Но в остальном я в самой своей лучшей форме! - Он снова задорно и оптимистично улыбнулся ей, и погладил усы-щёточки и пепельную вьющеюся бороду. - Не ждал, что ты приедешь сегодня, Белла, иначе бы подготовился, как следует. Давно ты прибыла в Рио-де-Жанейро?
  - Я только что из самолёта. Галеан как обычно переполнен, я уже и отвыкла от того, что в этом аэропорту бывает столько народу. Недаром его считают одним из самых загруженным аэропортов в Бразилии. - Белла улыбнулась, взяла отца под руку, и они направились по выложенной камнем дорожке к небольшому кирпичному домику. Девушка отметила, каким рассеянным, невидящим взглядом Бенджамин смотрел перед собой. И ей это совсем не нравилось.
  Ещё в прошлый её приезд папа был в полном расцвете сил. Что произошло за эти полгода? Она чувствовала, как отец цепляется за её руку, словно за единственную опору, хоть и всеми силами старается не подавать виду, каким беспомощным он стал.
  Дом за время её отсутствия совсем не изменился. Всё те же большие окна, пропускающие много тёплого света, золотистые прозрачные шторки, сухоцветы на подоконниках и неуместная здесь каминная полка, заставленная фотографиями из счастливого прошлого. Плетенная из веток бамбука лёгкая мебель добавляла интерьеру воздушности. Кремовый палас на полу, рабочий стол отца у стены, и на нём, как обычно, какая-то раскрытая старинная книга и увеличительное стекло. С этим стеклом папа никогда не расставался. Профессиональная привычка.
  - Как поживает тётушка Дороти? - Проводя отца до дивана в гостиной, спросила Белла. - Всё так же на раскопках?
  - О, этой старой деве всё нипочём! - Бенджамин добродушно рассмеялся, удобнее устраиваясь на плетёном диване. - Когда то и я тоже проводил большую часть своей жизни, работая копателем. Археология занимала всё моё время, пока я не повстречал твою матушку. Царство ей небесное. И потом мы с ней ходили в экспедиции вместе. Я скучаю по тем дням, полным авантюризма, по тем приключениям, что каждый раз случаются в походах. Наверное, это старость пришла ко мне, Белла. Я чаще ловлю себя на том, что живу воспоминаниями, а не мечтами.
  - Не так уж и плохо, когда есть что вспомнить. И эти воспоминания вызывают у тебя радость. - Бела тоже опустилась на диван, рядом с отцом. И крепко стиснула его морщинистую руку своими ладошками. - Я тоже часто вспоминаю маму. В этом ты не одинок.
  - Как дела у тебя в музее, дорогая? - отец повернулся к ней, но смотрел немного мимо, словно её лицо расплывалось у него перед глазами. - Ты закончила свою очередную докторскую диссертацию?
  - Ещё одна научная работа по религии и истории Древней Индии. Ты же знаешь, как увлекает меня их письменность и архитектура. - Белла смущенно улыбнулась. Её смело можно было назвать одним из самых начитанных в этой области специалистом. Скромность не позволила ей назвать себя одной из лучших. В прочем, это за неё делала пресса. Тем более после того жуткого скандала, когда ей пришлось через суд доказывать всему миру, кто автор её трудоемкой научной работы. Неприятная история. Вот её бы Белла была не прочь и позабыть.
  - Мне кажется, что с твоими знаниями, и умениями, ты впустую растрачиваешь себя в этом музее в Сан-Франциско. - Бенджамин поджал губы, от чего его усы-щёточки ещё сильнее распушились. Белла невольно улыбнулась, глядя на него.
  - В музее у меня есть шанс прикасаться к редким, уникальным археологическим находкам. - Девушка снова взяла отца за руку. - В музее я могу окунуться в тот мир, про который пишу в своих научных статьях. Повертеть в руках каменные статуэтки, близко рассмотреть первые бронзовые изделия мастеров того времени, прикоснуться к золотым сплавам украшений, ощущая на себе всю тяжесть веков, что пропастью разделяет наши миры. Наши эпохи. Музей даёт мне возможность мечтать, возможность изучать, возможность саморазвиваться, и возможность донести свои труды следующему поколению.
  - Жаль, что музей не даёт тебе ещё и достойную зарплату. - Иронично вставил отец, тем не менее, тепло улыбаясь дочери. И в этой его лёгкой улыбке проскальзывала настоящая отцовская гордость. - В любой области науки ценится бесплатная рабочая сила. - С улыбкой проговорил он.
  Изабелла прыснула со смеху.
  - Глупости. Зарплата... Мне хватает и тех денег, что мне платят за мои научные статьи. Я работаю в музее на добровольных началах. Это правда. Но это не значит, что я так уж бескорыстно это делаю. - Она снова простодушно улыбнулась. - Многие учённые готовы всё отдать, чтобы хоть раз прикоснуться к тайнам ушедших цивилизаций. А я целыми днями делаю описи археологических находок. Составляю списки поступивших экспонатов, проверяю целостность каждого экземпляра. И это доставляет мне небывалое удовольствие. Ты, как археолог, должен меня понять.
  - Да. Я помню это ни с чем несравнимое чувство, когда ты сжимаешь в грязной перчатке только что обнаруженный предмет старины. - Бенджамин прикрыл свои слабые глаза, обращая взгляд куда-то вовнутрь самого себя. Словно он видел что-то, что было не по силе разглядеть другим. Невидящие глаза светились особым сиянием, и на его губах заиграла мечтательная, почти детская улыбка. - Когда лёгкой кисточкой стряхиваешь со своей бесценной находки вековую пыль,- продолжил он, - тогда чувствуешь себя первооткрывателем. Я, например, всё время представлял себя Индианой Джонсом.
  Изабелла весело рассмеялась.
  - Я бы тоже хотела хоть раз прикоснуться к предметам старины в их нетронутом виде. До того, как археологи обработают их своими инструментами и растворами. Но это всего лишь мечты, папа. Я большую часть жизни изучаю письменность и историю, а не методы ведения раскопок. В этой области я - работник тыла. Так что музей, это как раз то, что мне и нужно.
  Девушка замолчала, глядя в лицо отца. Взгляд его так и не вернулся в норму. Невидящие глаза шарили по комнате, по стенам, по ярким проёмам окон, и не реагировали на свет. На лице Бенджамина отразился ужас.
  - Белла? - Отец повертел головой, - Белла, ты здесь? Я ничего не вижу. Где ты? Что происходит? Кто выключил свет?
  Бенджамин попробовал подняться на ноги, и как только встал, то тут же без чувств упал на диван, прямо в тонкие руки дочери.
  - Отец!!!!
  ***
  Больничная атмосфера засасывала с самого порога. В нос сразу же ударял этот непередаваемый запах лекарств, растворов, стерильности. Чем пахнет в больнице?
  Страхом.
  Изабелла чувствовала, как от охватившего её ужаса дрожат пальцы на руках. Отца по скорой увезли в больницу более двух часов назад. И до сих пор ей так и не сказали что с ним. Неизвестность ужасно выматывала, заставляя думать о самом худшем. Неприятные мысли роились в её мозгу, словно надоедливые зелёные мухи. Белла гнала их порочь, не желая даже в мыслях думать о плохом. Отец у неё всегда был крепким. Сильным. Выносливым. Изабелла даже не могла вспомнить, когда папа последний раз страдал от обычной простуды. Что с ним могло произойти? Это просто кровеносное давление, или солнечный удар, или что-то ещё. Сейчас ему вколют какие-нибудь витамины, пропишут на пару дней постельный режим, правильное питание и хороший уход. И всё будет как прежде. Всё наладится.
  Девушка почувствовала, как в больнице запахло надеждой. Мысли наконец перестали переполнять её и без того усталую после долгого перелёта голову. Девушка вяло опустилась на кушетку в больничном коридоре, ожидая, когда к ней выйдет лечащий врач отца.
  Нет ничего хуже ожидания. Минуты текли слишком медленно. Изабелла то и дело смотрела на часы на своем запястье, и ей казалось, что стрелки на циферблате стоят. Замерли. Она снова почувствовала, что начинает дрожать от волнения.
  Как раз в это время дверь из хирургического отделения отворилась, и ей на встречу вышел пожилой усталый врач в белоснежном халате.
  - Вы Изабелла МакДжефферсон? - Сухим деловым тоном, обратился к ней доктор Диего Костилос. - Бенджамин МакДжефферсон ваш отец?
  - Да. - Девушка закивала головой. - Всё верно. Скажите, что с ним? Что-то серьёзное?
  - Мне очень жаль. - Твёрдо, без намёка на жалость ответил ей врач. - У вашего отца рак головного мозга. Последняя стадия. Не операбельна.
  Изабелла почувствовала, как в её горле встал ком. Сердце пропустило удар. Рак! Неоперабельный! Лечить отца не будут... О, Боже...
  - Неужели ничего уже нельзя сделать? - Тихим, слегка осипшим голосом выдавила она. - Химиотерапия. Лазер. Что угодно. Сделайте хоть что-нибудь. Хоть что-нибудь. Умоляю.
  - У вашего отца опухоль в голове размером со сливу. - Доктор Костилос развёл руками. - Пошло давление на глазные яблоки, и зрение к нему уже не вернётся. На такой запущенной стадии медицина бессильна. Готовьтесь к худшему, мисс МакДжефферсон. Мне очень жаль.
  Фраза прозвучала заученно. Видимо доктор Костилос говорил это уже не в первый раз, и не вкладывал в слова эмоции. По виду хирурга ни за что нельзя предположить, что он может хоть кому-то сострадать. Так сухо и равнодушно он произнёс эти слова. Белла ощутила, что вот-вот расплачется.
  - Сколько? Сколько времени ему осталось? - Сдерживая рыдания, выговорила она.
  - Пару месяцев. Если повезёт, то протянет и все три месяца. - Врач тоже устало вздохнул, развернулся, и быстрым шагом скрылся в хирургическом отделении, оставляя Изабеллу одну со своим горем в прохладном больничном коридоре.
  Девушка безвольной куклой упала обратно на кушетку.
  В больнице пахло тленом. И как она раньше этого не ощущала?
  Сдерживать слёзы было бессмысленно. И они солёными дорожками стекали и стекали из её глаз. Белла почувствовала, как она устала за сегодня. Тяжесть дней навалилась на неё как-то сразу, всем своим грузом, видимо сказался долгий перелёт, поездка до дома, потом из дома в больницу. И теперь такое... Боже, что же ей теперь делать? За что хвататься в первую очередь? С чего начать?
  Девушка заломила руки, от безысходности. Неужели всё так плохо, как говорит этот врач? Может быть, стоит отвезти отца в другую клинику? В Германию или в Израиль? Нельзя сдаваться. Только не сейчас, когда папа так нуждается в ней.
  Она что-нибудь придумает. Она не опустит руки.
  Запах тлена никуда не делся. Хоть Белла и знала, что это пахнет обыкновенный фенол - сильный антисептик, которым дезинфицируют помещения в поликлиниках. Дух больницы, вот он ты какой.
  Смахнув рукой слёзы с невидящих глаз, девушка решительно поднялась, и почти нос к носу столкнулась с мужчиной в белом халате. Тот шёл целеустремленным шагом с верхнего этажа, а за ним не отставая ни на дюйм, следовали трое армейских парней в камуфляже и с автоматами за спинами. Удары тяжелых шнурованных ботинок о плитку пола эхом разносились по всему больничному коридору. Не каждый день увидишь такую компанию в стенах медицинских учреждений. В прочем, ей это всё сейчас без разницы.
  - Такая красавица, и плачет? - Мужчина в белом халате окинул её небрежным оценивающим взглядом. - Что-то случилось, милая? Я могу помочь. Разумеется не за просто так. - И он криво усмехнулся.
   Белла прочла на его бейджике, приколотом к лацкану белого халата: 'Питер Вангарет Нано-биологический исследовательский институт Сан-Паулу'. Что этот тип забыл здесь, в Рио? Нано-биолог? Да еще и из Сан-Паулу. Чего его сюда занесло? А, впрочем, без разницы.
  - О, чёрт возьми, Питер, - проворчал один из парней в камуфляже. - Машина ждёт внизу, времени и так в обрез. А ты ещё умудряешься кадрить девок! Пошли уже, герой-любовник. И так опаздываем.
  Питер наигранно рассмеялся, ещё раз окинул девушку оценивающим взглядом, и развернулся к парню с автоматом.
  - В этом ты прав, Ник, времени у нас действительно нет. Но с другой стороны, как скоро я ещё смогу насладиться приятным женским обществом? Ты ведь знаешь, что нас ждет. Так что не мешай мне беседовать с этой красоткой. - Питер ей подмигнул, и Белла ощутила, что её сейчас вырвет. Мужчина казался ей неприятным во всех отношениях.
  - Мисс МакДжефферсон? - Из хирургического отделения к ней возвращался лечащий врач её отца, Доктор Костилос. - Вы еще не подписали необходимые для госпитализации документы. Здесь нужно ваше согласие на лечение и обследование Бенджамина МакДжеффрсона. Необходима подпись, вот тут. И ещё вот тут.
  Изабелла, не читая, поставила свою размашистую подпись, куда указывал ей врач.
  - Вы Изабелла МакДжефферсон? - теперь Питер смотрел на неё серьезно, слегка прищурив один глаз. И этот взгляд Белле не нравился. И откуда он знает её имя? Ведь Доктор Костилос обратился к ней по фамилии.
  - Да. - Девушка закончила ставить подписи. Руки у неё слегка дрожали. И внешний вид, наверное, был тот ещё. После всех перелётов, в мятой блузке и юбке.
  - Эй, ребята. - Питер снова обернулся к парням позади него и улыбнулся, злорадно скаля зубы. Любая акула бы позавидовала. - Умение кадрить девок тоже иногда приносит положительные результаты. Машина нам больше не понадобится. Отпускай водителя, Николас.
  -Ты в своём уме? - Мужчина с автоматом скривился, пренебрежительно глядя на Питера. - Нам же ехать через весь чертов город. Времени и так совсем нет. А ты говоришь: 'Отпускай водителя'! Ты в своём уме?
  - Нет нужды никуда ехать! - Питер снова усмехнулся, но уже не так плотоядно. - Кажется, мы уже нашли то, что искали.
  Мужчины замолчали и все разом уставились на неё. Белла недоуменно посмотрела по сторонам, и на всякий случай себе за спину. Что такого они там увидели? В больничном коридоре никого больше не было. Белла ощутила, как нехорошее предчувствие холодком пробежалось по позвоночнику. Какого чёрта? Девушка ещё раз обернулась, затем встретилась с холодными голубыми глазами Питера.
  - Машина была необходима, чтобы ехать за Вами, Мисс МакДжефферсон, - улыбнулся он. - Спасибо, что упростили нам задачу.
  ***
  - Я ничего не понимаю! Может быть тут какая-то ошибка? - Белла ещё раз посмотрела на трёх накачанных парней в военной форме, в высоких чёрных ботинках на шнуровке. С жетонами на шее. С автоматами. Самые настоящие головорезы. И с ними нано-биолог. - Зачем я вам понадобилась? Возможно, это какая-то ошибка. Я ничего не понимаю.
  - Я не уполномочен вести с вами беседу. - Питер пожал плечами. - По крайней мере, на эту тему. На любую другую тему поговорю с удовольствием. Но только не здесь. Признаться, увидев Вас, моя дорогая, я безмерно рад, что мне предстоит работать с таким привлекательным и молодым специалистом. Просто дар судьбы! Пройдёмте с нами, мисс МакДжефферсон, и по дороге узнаем друг друга получше.
  Белла поморщилась от его слов. Мужчина был симпатичным, и в тёмной комнате запросто сошёл бы за Брэда Пита. Не её тип. Слащавые парни с Голливудской внешностью никогда не привлекали Беллу. Тем более сейчас, когда она узнала о болезни своего отца. Ага, настало самое время увлечься таким вот скользким типчиком. Лучшего момента не стоит и ждать!
  Белла с трудом удержала в себе рвотные позывы. Этот Питер не вызывал в ней никакой другой реакции. А показывать малознакомому человеку свой завтрак как-то не очень культурно.
  - Я могу отказаться, и никуда с вами не идти? - Она ещё раз посмотрела на автоматы парней, что каменными статуями стояли за спиной нано-биолога. И эти автоматы Белле не понравились. Вся ситуация ей не нравилась. Да и некогда ей сейчас: нужно искать деньги на лечение отца, договариваться с нужными людьми, возможно, брать кредит, и искать больницу, которая возьмется за операцию. Нужно столько всего предпринять. И как можно скорее. - У меня нет времени, чтобы куда-то с вами идти. Извините. Но я с вами никуда не поеду. - Жёстко, с уверенностью, сказала она. И ее тон не терпел возражений.
  Парни за спиной Питера Вангарета поиграли мускулами. Один, тот, кого звали Ником, угрожающе взял в руки автомат.
  - Какого черта!?! - Белла попятилась. Нужно бежать от них, пока не поздно.
  - Не торопитесь, как быстро отказываться, Изабелла. - С ненатуральной мягкостью в голосе проговорил Питер. Он попытался взять её за руку, но девушка ловко от него увернулась. - Мы просто проводим Вас к одному человеку для беседы. И после того, как вы выслушаете его предложение, то можете сами решать, работаете ли вы с нами или нет. Никто не будет силой Вас принуждать к сотрудничеству. Можете мне поверить.
  Белла не верила.
  - Что вам от меня нужно?
  Парни за спиной Питера качественно изображали из себя глухонемых, не собираясь ей отвечать, а сам биолог наигранно ей улыбался, словно большая белая акула. Реалистичность добавлял его халат и оскал из фильма 'Челюсти'.
  - Это будет просто разговор с работодателем. - Мягко проговорил он. - Вам не о чем беспокоиться.
  А вот тут Белла могла бы с ним поспорить, но не было на это желания. Она чувствовала себя усталой, разбитой, и на конфликт совсем не было сил.
  - Идемте с нами, - продолжил Питер. - Это не займет много времени. Обещаю.
  Белла рассеяно кивнула. Ладно. Она согласна поговорить с предполагаемым работодателем. Пока что она ничего не теряет. А деньги ей действительно нужны сейчас, и не маленькие. Она даже не представляла, сколько денег ей потребуется для лечения отца.
  Тем более, это же просто разговор. Или нет?
  ***
  На плоской крыше их больницы стоял вертолёт. Огромный, чёрный, с зелёными разводами. Такой легко затеряется в дикой местности. Дверь уже была гостеприимно отодвинута в сторону, приглашая их внутрь. Изабелла чувствовала себя заключенной под стражу опасной преступницей, которую под конвоем препровождают куда-то в новую тюрьму. Достойный финал дня. Отлично просто.
  Боже, за что мне всё это!?!
  Мысли были рассеянными, никак не выходило на чём-то сосредоточиться. Слишком тяжёлые выдались сутки. Всё навалилось на неё как-то сразу. Не было времени, чтобы хорошенько проанализировать ситуацию и всё обдумать, как следует. Да и кому она могла понадобиться? Зачем? Со своей узкой специализацией в области древнеиндийской письменности. Ничего ценного она из себя не представляла, и поэтому наличие спецназовцев с автоматами в руках её очень даже озадачивало. Да и чем она могла привлечь этих загадочных работодателей? Уж не своими выдающимися талантами в разборе музейных экспонатов... И ещё, как выразился этот Питер, им предстоит работать вместе. Что может быть общего в работе Нано-биолога и музейного сотрудника? Ничего не наводило Беллу на нужные мысли. Одни сплошные загадки.
  И вот она стоит на крыше, с незнакомыми вооруженными людьми. И собирается куда-то ещё лететь с ними, сама не зная куда. Супер.
  Размеренная, монотонная жизнь, вернись!
  Неизвестность и напряженная обстановка должны были внушать девушке ужас. Но за сегодня она уже пережила такую гамму всевозможных эмоций, что чтобы её хоть чем-то удивить, нужно хорошенько постараться.
   Как только девушка вышла из прохладных стен поликлиники, то всей кожей ощутила духоту летнего воздуха. Блузка стала неприятно липнуть к спине. А распущенные длинные волосы от ветра вращающихся лопастей пришли в полный беспорядок. От громогласного гула закладывало уши.
  Чтобы забраться в вертолёт, Белле пришлось пригнуться пониже, и принять помощь Питера, взявшись за его протянутую ладонь. Усевшись на сидение, девушка незаметно вытерла свою руку о юбку.
  Рио-де-Жанейро с высоты птичьего полёта казался необыкновенным. Высокие многоэтажные здания больше походили на аккуратно выстроенные в ряды спичечные коробочки. Набережные и улицы утопали в сочной зелени пальм и кустарников. Вода в океане казалась тёмно-синей, почти чёрной, в обрамлении гранитных скал. Песчаные многокилометровые пляжи резким контрастом выделялись на фоне залива. Неожиданно прямо перед глазами Беллы появилась статуя Христа, с распростертыми в стороны руками. Так близко она ещё никогда не видела его. Вертолёт пролетел перед самым лицом Христа-Искупителя, что на горе Корковадо. Белла заметила только печальные каменные глаза статуи, смотрящие вниз на город.
   И этот взгляд врезался ей в душу.
  ***
  Бразилия, Рио-де-Жанейро,
  08 мая, 17:40
  Лететь пришлось минут десять. Затем вертолёт плавно опустился на крышу одного из самых дорогих отелей города. Под всё тем же конвоем девушка направилась вниз, спускаясь в лифте до пятнадцатого этажа. Парни стояли рядом молчаливые и угрюмые, даже Питер не лез со своими расспросами, и не пытался её кадрить, как он сам и выразился в больнице. Белла чувствовала, что её всё это не очень-то и волнует сейчас. Вместо страха от неизвестности она теперь испытывала циничное безразличие к происходящему. Она согласна на что угодно, лишь бы это побыстрее закончилось, и ей вернули возможность самостоятельно распоряжаться своим временем.
  Пятнадцатый этаж занимал огромный зал для переговоров. Высокие стены, витражные окна, задрапированные плотными гардинами. В центре зала стоял огромный дубовый круглый стол, почти все места за которым уже были заняты.
  Из-за стола при виде вошедших поднялся низкорослый пузатый старичок:
  - О, Мисс МакДжефферсон! Для меня большая честь приветствовать вас в нашем скромном обществе. Позвольте представиться, Ваш покорный слуга, Доктор и исследователь в области фармацевтики, Эльдар Осборн.
  Изабелла только кивнула в знак приветствия. Ещё один учёный-биолог. Может быть, её просто с кем-то спутали? Так как в биологии Белла была полным профаном. И у неё хватало смелости это признать перед самой собой.
   В зале для переговоров чувствовалась прохлада от сплит-систем, и дышать сразу стало легче. Приглушенный гардинами свет давал глазам расслабиться, и Белла смогла как следует рассмотреть собравшихся здесь людей. Некоторые были в белых халатах врачей или ученых-биологов. Были и люди в камуфляже. И просто в штацком. Странное сборище.
  - Питер, рад, что ты смог в кратчайшие сроки найти и доставить сюда мисс МакДжефферсон, - продолжил старик. - Теперь я лишний раз убедился, что на тебя во всём можно положиться. Мы, признаться, ждали вас приблизительно через час. Но раз уж все в сборе, то я могу уже и начинать. Собственно, вас всех волнует вопрос, зачем же вас сюда пригласили, верно? - Эльдар Осборн повернулся к людям за круглым столом. - Сейчас я расскажу подробнее о предстоящей экспедиции. Питер, Ник, Изабелла, присаживайтесь. Начнём.
  - Я категорически против, чтобы в экспедиции участвовала женщина! - голос раздался из-за стола, и принадлежал такому нестандартному типу, что Белла невольно улыбнулась, глядя на него. Настолько нелепого мужчину ещё нужно поискать. Он сидел сильно сгорбившись, в больших круглых очках с потертой оправой, и то и дело грыз колпачок от шариковой ручки. Из нагрудного кармана выцветшей бесформенной рубашки торчала еще пара карандашей, тоже погрызенных в том месте, где располагался ластик. Русые волосы были в беспорядке, как если бы он то и дело запускал в них руки. Весь вид у говорившего был не просто крайне неопрятный, а скорее даже нелепый.
  Если бы Изабелла не видела этого мужчину, то решила бы, что такой голос, низкий, с легкой хрипотцой принадлежит кому-то из военных. Голос был сильный, уверенный. Никак не скажешь, что такой голос может принадлежать зануде в круглых очках. Этакий возмужавший Гарри Поттер. Ещё и женоненавистник, судя по его злобному взгляду, небрежно брошенному в её сторону.
  И, тем не менее, Белла была с ним полностью согласна. Ни в какой экспедиции ей участвовать сейчас не хотелось. У неё умирает отец! Какая к черту экспедиция? Зачем ей это? Верните меня в больницу! Немедленно.
  - О, Джонатан, дорогой мой, не думаю, что бы мисс МакДжефферсон доставила вам хлопоты. - Ответил Эльдар. - Верно, Изабелла?
  - Пока я не узнаю, что за экспедиция здесь затевается, и куда, то не могу дать объективный ответ. - Как можно серьёзнее сказала девушка. Она чувствовала на себе взгляды всех собравшихся, и как верно подметил этот Джонатан, она была тут единственной женщиной. Не самое приятное чувство, если честно.
  - Женщине не место в научных исследованиях. - Всё так же со злостью ответил ботаник в круглых очках. И бросил на нее презрительный взгляд.
  - Она лучший специалист в своей области. - Снова встал на ее защиту Эльдар. - Она прекрасно разбирается в письменности и религии Древних Дравидов. Её научные работы вызвали высочайший интерес в общественности.
  Ага. Особенно та научная работа, что присвоил себе её бывший парень. Белла устало прикрыла глаза, вспоминая судебную волокиту, и все формальности при установлении авторства. Да, после того случая общественность конечно же заговорила про неё. Но только на страницах жёлтых газет, а не в научных журналах. В прочем, после того случая её и в научных журналах стали печать намного охотнее. Скандал сделал ей имя. Ну, кто бы мог подумать?
  - Но, она женщина! - не унимался очкарик. - Это может морально разложить настрой экспедиции. Отрицательно сказаться на духе коллективизма. Пошатнуть устои нравственности в группе. Да и вообще, она не выдержит поход в горы и суровый климат диких джунглей.
  Изабелла снова почувствовала на себе взгляды собравшихся. И многие из них были оценивающими. Чёрт! Девушка собралась с силами, и гордо расправила хрупкие плечи.
  - О, Джонатан! Не думаю, чтобы мисс Изабелла МакДжефферсон попыталась пошатнуть конкретно твои моральные устои. - Эльдар Осборн криво усмехнулся, и снова сложил руки на своём выступающем животе. - К тому же, если у тебя есть кандидатура, которую можно предложить на её место, то прошу, выкладывай. А если нет, то сиди и помалкивай. Вам будет необходим в походе специалист по культуре и обычаям древних индийцев. Вам понадобится человек, владеющий письменностью и счётом дравидов. И безусловно нужен тот, кто прекрасно разбирается в храмах и архитектуре древних индийских городов. И что такого, что лучшей в этой области оказалась женщина, а не мужчина?
  Джонатан упрямо поджал тонкие бесцветные губы, но промолчал. Весь вид его выражал высшую степень недовольства и уязвленного самолюбия. Карие глаза злобно сверкнули, и это было последнее оружие в арсенале этого странного типа. Малоэффективное. Злобные взгляды Беллу совсем не тревожили.
  - Лично я ничего не имею против девушки в походе, - сказал тот парень, что конвоировал ее сюда с автоматом в руках. Кажется, его звали Ник. Белла отметила у него широкий разворот плеч, низкий лоб и квадратный подбородок. Почему-то, глядя на этого человека, ей вспомнилась поговорка: 'Сила есть, ума не надо'.
  - Хорошо. - Эльдар кивнул, видя, что очкарик смирился с поражением, и больше не собирается припираться с ним. - Раз больше возражений ни у кого нет, то непосредственно перейдем к цели нашей экспедиции. Бразильская фармацевтическая кампания, которую я возглавляю с момента её открытия, узнала одну занимательную информацию. Но как это часто бывает, ценная информация, подобно ветру, разносится на планете за считанные секунды. И пока правительство Соединенных Штатов собирает совет, и много думает, пока в Европе готовятся к ассамблее по этому вопросу, и пока сами индусы не поняли, что же такое сокрыто в их горах и не предприняли меры, я хочу начать действовать. Прямо сейчас. В конце концов, кто первый доберется в нужное место и разыщет необходимое, тот и владеет этим. Все со мной согласны?
  Со всех сторон круглого стола послышались одобрительные возгласы.
  - Так зачем вы собираете эту экспедицию? - в нетерпении спросила Белла. У неё ещё столько дел. Пусть старик говорит побыстрее, и она, наконец, сможет убраться отсюда обратно в больницу.
  - Зачем? - Эльдар мечтательно улыбнулся и закатил к люстре глаза. - Я собираю экспедицию за чудом. За эликсиром жизни, за философским камнем. За вечной молодостью. Называйте, как вам будет угодно.
  Это что ещё за бред? Белла повертела головой, и увидела, что все собравшиеся полностью разделяют её мнение. Похоже, не одна она решила, что старичок тронулся умом. О, что за день у неё сегодня? Только и осталось, что напоследок повыслушивать бредни выжившего из ума деда, поверившего в сказки о вечной жизни. Небось, чувствует, что годы наступают ему на пятки.
  - Я вижу скептизм в ваших умных глазах. И это вполне нормальная реакция. - Эльдар прошёлся вокруг их круглого стола. И остановившись возле Питера, снова продолжил. - Я тоже долго смеялся, когда услышал всё это. Но, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Остальное же я расскажу только тем, кто согласится принять участие в научно-исследовательской экспедиции вглубь Индии. Есть такие, кого не заинтересовало моё предложение?
  Тишина. Собравшиеся молча переглядывались между собой. Белла уже собиралась подняться и уйти, как Эльдар продолжил.
   - Ах, я забывчивый старик. Упустил самое главное. Гонорар. Как на счёт шестизначной суммы каждому члену экспедиции? Один миллион долларов получит каждый участник. И если операция увенчается успехом, то смело прибавим к вашей зарплате ещё один нолик. Так есть среди вас такие, кого не заинтересовало моё предложение?
  Белла потрясенно молчала. Сумма была более чем внушительной. Миллион это вам не шутки. Она согласна послушать бредни кого угодно за такие-то деньги. Этих денег должно хватить на лечение отца! На операцию и на лекарства. И ещё её мысли уцепились за фразу про эликсир жизни. Вот бы такое чудо действительно существовало. И тогда вылечить папу от всех болезней будет проще простого. Жаль, что это лишь сказки. Очень жаль.
  - Что вы можете сказать по срокам? - Снова взяла слово Белла, нарушая благоговейное молчание за столом. Она невольно чувствовала себя выскочкой в этом зале для переговоров. Все эти ученые мужи чинно сидели за столом и помалкивали, смакуя предстоящий гонорар, а она то и дело задает вопросы их работодателю. Но с другой стороны, что если экспедиция рассчитана на год. У неё нет этого времени. Отец не продержится столько. И никакие деньги тогда ей не нужны. Все будет зря. - Так что по срокам? - Повторила она.
  - Месяц, плюс-минус неделя. - Теперь Эльдар смотрел на неё слишком внимательно. Да и все собравшиеся тоже. - Я вижу, Мисс МакДжефферсон, Вы довольно практично подходите к каждому вопросу. И это ещё один плюс в Вашу пользу.
  Белла кивнула.
  - Тогда последний вопрос, - сказала она. - Будет ли предоплата, и в каком размере.
  - А девчонка не так уж и не права, - усмехаясь, сказал один из спецназовцев, сидевших за столом. Тот самый Ник, что сопровождал её в больнице угрожая огнестрельным оружием. - А что? Путь нам предстоит не близкий, плюс, я так понимаю, нам придется пройтись в горы по джунглям. И не один день. А джунгли полны опасностей. И куда приятнее рисковать своей жизнью, когда карман греет хотя бы половина из обещанных денег. Я прав?
  - Мистер Каллен, тяжело с Вами не согласиться. - Эльдар кивнул. - И так, пятьсот тысяч сейчас. И пятьсот по возвращении. И если операция будет успешной, и вы найдете мне чудо, о котором я так мечтаю, то смело умножайте гонорар на десять. Идёт? Мне нужны будут реквизиты ваших банковских карточек, и уже к вечеру у каждого на счету появится кругленькая сумма. Пятьсот тысяч.
  Снова со всех сторон Белла услышала одобрительные возгласы.
  Чудо... Какое размытое, неточное определение подобрал этот мистер Осборн, формулируя свои мысли. Такое впечатление, что он и сам не знает, что же ему нужно. Идите туда, неизвестно куда. За тем, сам не знаю чем. Но хоть что-то мне принесите. По крайней мере, Белла поняла из его слов именно так. Сомнительная затея, на её взгляд. И если бы не солидная сумма гонорара, то она бы ни за что не захотела участвовать в этих темных делишках. Здесь явно попахивало контрабандой и чем-то незаконным. Иначе бы это все не делалось в такой спешке и тайне. Контрабанда, а возможно и мародерство. Белла передернула плечами, прогоняя неприятный озноб.
  Но что, если ей удастся найти это самое чудо. Эликсир жизни. Философский камень. Надежду. Когда доктор Костилос сказал, что шансов у её отца нет, то невольно начинаешь верить во что угодно, лишь бы не потерять близкого для себя человека. Даже в такие нелепые детские сказки.
  - Все согласны? - Улыбнулся Эльдар Осборн, выставляя на показ свои отбеленные передние зубы.
  Девушка кивнула, и поставила подпись на договоре о найме, как и все остальные за этим столом. И откуда у неё взялось это давящее чувство, что она заключила сейчас сделку с дьяволом?
  ***
  Эльдар Осборн улыбался и довольно потирал руки, глядя на собравшихся в этом зале людей.
  - Отлично. Очень хорошо. Джентльмены, и наша Леди! Позвольте поздравить вас с тем, что мы все теперь одна команда и будем трудиться на благо великой цели. Эти несколько дней вам придется работать вместе, в не самых подходящих для исследований походных условиях, но я готов принести эту жертву во славу моей фармацевтической корпорации, - Эльдар усмехнулся. - Все мы стоим сейчас на пороге величайшего открытия тысячелетия. Сенсации. Называйте этот феномен так, как вам будет угодно. Ваши имена войдут в историю. Но, что-то я слегка отвлекся. Теперь ближе к делу. Я собрал эту небольшую группу ученных и исследователей, чтобы вы как можно скорее приступили к разгадке тайны. В общем-то, первое, с чего я бы хотел начать свою речь, это скорость. Считайте, что экспедиция уже началась. Промедление в этом вопросе подобно смерти. - Высокопарно высказался мистер Осборн, снова расхаживая вокруг круглого дубового стола. - Я хочу, чтобы завтра на рассвете каждый был готов двинуться в путь. Это первое на повестке дня, оно же главное. Второе. Для начала давайте я вас всех познакомлю. Это значительно сэкономит вам и мне время. И даст возможность объективно судить о целях и задачах каждого в этой секретной экспедиции. И так, начнем с Питера. Питер, встань, пожалуйста. Господа, позвольте представить Вам - Питер Вангарет. Начальник бригады биологов. Глава экспедиции. Моя правя рука. Мой личный советник, и человек, которому я полностью доверяю. - Мистер Вангарет сел обратно за стол, переисполненный гордостью. - Питер отвечает так же за биологическую часть операции, сбор необходимых образцов, с целью исследования их фармакологических свойств. Под началом Питера действуют Эдвард Винтер, - Эльдар указывал рукой на присутствующих мужчин. - Остин Салвадоре и Михаэль Тесовски. - Мужчины лишь слегка кивали, когда Эльдар называл их имена.
  - Далее. Личный врач всей операции, человек который будет ставить вам градусник и выписывать жаропонижающее - Итан МакГрегор.
  Белла встретилась взглядом с этим Итаном, и невольно поежилась. Это был крупный мускулистый мужчина с суровым жёстким лицом, и скорее напоминал гору или шкаф, нежели врача. Взгляд у него был не добрый, подозрительный. И впервые Белла подумала, что разумно ли с её стороны соглашаться на дальний поход, в котором будут одни только мужчины. Не самая лучшая, из всех её идей, если быть честной.
  - И наш ботаник. - Продолжил Эльдар. - Человек, чей недовольный голос вы уже сегодня имели удовольствие слышать, Джонатан Смитт. Джонатан прекрасно разбирается в растениях, в их скрытых свойствах и фармакологии в целом.
  Он действительно ботаник. Белла приложила усилия, чтобы не улыбнуться, глядя, как Джонатан усердно грызёт колпачок от ручки. Ботаник. Она всё-таки не удержалась от мимолетной улыбки, видя, как ухмыляются остальные члены экспедиции, рассматривая занятого делом мистера Смитта.
  - Ну и наш выдающийся лингвист, наш специалист по древним индийским письменам и легендам - Изабелла МакДжефферсон.
  Белла снова почувствовала на себе взгляды собравшихся. И с запозданием подумала, что свои волосы она последний раз расчесывала в Сан-Франциско. И это было задолго до того, как она разгуливала по крышам и летала на вертолёте. Да и косметика у неё наверняка потекла, когда она плакала в больничном коридоре. А, ладно. Она не собиралась никого здесь покорять своей внешностью. Её ценят за ум, а не за укладку и макияж. К тому же, это хорошо, что она сейчас в таком непрезентабельном виде. Меньше будет желающих приударить за ней в этом сомнительном походе. Если держаться по-деловому, и ни кому не давать спуска, то всё обойдётся.
  - Отвечать за безопасность ваших светлых голов будет бригада нанятых мной спецназовцев. Николас Каллен - ваш начальник одела безопасности. - Эльдар кивнул на одного из накачанных парней в камуфляже. Это он держал автомат, когда конвоировал её в этот зал. Белла не нашла в нём ничего примечательного, гора мускулов, неотягощенная интеллектом. Суровое неулыбчивое лицо. То же самое можно сказать и про остальных военных - Стью Лэнгдон. Майкл Грей. Стэнли Бихлер. Энтони Фарелл. - перечислял имена Эльдар, показывая на каждого из вооруженных лысых качков. Цепкая память Изабеллы запомнила имена с первого раза. Спасибо, память, эта информация ей определенно скоро пригодится.
  - Теперь, когда мы все знакомы, перейдем непосредственно к цели нашего предприятия. Доктор Мартин Гонсалес. Прошу, Вам слово.
  Со своего места поднялся пожилой, солидный мужчина в белом халате врача. И Белла с замиранием сердца заметила, как сильно этот человек походил на её отца. Осанкой, мимикой. Даже седой бородой. Невольно начинаешь чувствовать к такому симпатию.
  Мужчина слегка откашлялся в кулак, привлекая к себе внимание, и заставляя всех собравшихся за круглым столом замолчать, и внимательно его слушать.
  - Основа многих лекарственных препаратов имеет растительное происхождение. Но не всегда. - Начал мистер Гонсалес в наступившей тишине. - Растения в наш век каменных джунглей и технологий становятся редкостью, многие виды занесены в красную книгу. И нам, как фармакологической корпорации, приходится заключать контракты с разными странами на поставку и исследования флоры их края. Основной поставщик для нас - это леса Амазонии, из-за территориальной близости и финансовой доступности. Но за редкими травами, за действительно чем-то особенным приходится поохотиться. У нас есть контракты с Австралией, с Тибетом, с Россией и недавно продлен контракт с Индией, на работу и на исследования в ее диких джунглях-заповедниках. С этого, собственно говоря, все и началось. Группа наших биологов, работая в джунглях Индии нашла кое-что необычное. Вот так в наш научно-биологический институт в Сан-Пауло и доставили мумифицированное тело мужчины. И это не из ряда вон выходящий случай. Чего только не бывает в частном закрытом биологическом институте. Но, опустим подробности. Мумия поступила, и это дало нам повод сегодня здесь собраться. Я сам лично проводил анализы, брал пробы, и делал сверки и отчеты по поступившей мумии. Так что за точность и достоверность фактов могу поручиться лично. - Мартин снова слегка покашлял в кулак. - Мужчина, чье тело мумифицировали более двух тысяч лет назад, умер не своей смертью. Что тоже случается сплошь и рядом. В этом деле примечательно другое. Организм мумии был в идеальном состоянии, ни возрастного износа тканей, ни накопленных старых клеток, что собираются в любом организме с прожитыми годами. Если бы не травма головы, то наш знакомый ещё долго разгуливал бы по горам и джунглям Индии. Нас поразило другое. Согласно множественным исследованиям, на момент смерти мужчине исполнилось двести тринадцать лет.
  - Но как такое возможно? - удивленно спросил Ник Каллен.
  Эльдар Осборн только мечтательно улыбнулся.
  - Вот это я и хочу выяснить! За этим я и посылаю вас в горы, - тихо сказал он. - Узнайте, как такое возможно, и найдите мне эликсир вечной молодости.
  ***
  Один миллион. Это слишком уж большие деньги. Подарок судьбы? Небывалая удача? Бесплатный сыр и мышеловка? Да, ну.
  Может быть, всё это не просто так. В жизни каждого бывают события, ход которых мы не можем изменить, как бы не старались. Что, если это и есть тот самый поворот судьбы? И судьба подталкивает в нужном направлении, сводя с теми людьми, о которых ты даже не задумывалась прежде. На болезнь отца Белла никак не может повлиять, но сейчас у неё появился шанс спасти его. Наверное, всё-таки удача к ней благосклонна. И надо этим пользоваться.
  Белла устало лежала на двуспальной кровати в одном из номеров этой же гостиницы. Прохладный воздух от кондиционера немного взбодрил её. Лёгкий ужин доставили прямо в номер, и наконец, поев, Изабелла почувствовала себя лучше. Руки по крайней мере у нее больше не дрожали.
  И все было бы не плохо, если бы у нее не попросили телефон. Эльдар разрешил им всего несколько звонков, и те только под его строгим надзором, чтобы никто не выдал экспедицию и цель их похода. От всей этой секретности у Беллы уже болела голова.
  Первым делом, получив возможность позвонить, девушка связалась с тетушкой Дороти, и рассказала, что за беда случилась с её отцом. Кроме тёти никого из близких родственников у них с папой не осталось. Белла просила её проследить, чтобы операция в Израиле прошла по плану.
  Операция. Да, время терять нельзя. Изабелла сразу же распорядилась деньгами, полученными на её карту в качестве аванса, оплатив ими операцию и лечение в одной из ведущих клиник Иерусалима через личный ноутбук Эльдара Осборна и строго под его бдительным взглядом. Хорошо, что хоть это ей разрешили сделать, так как доступ в интернет был под запретом. И только объяснив всю ситуацию, Белле, в порядке исключения, разрешили выйти в интернет. Не очень приятно, когда у тебя стоят над душой, особенно, когда проверяешь свой личный кабинет на сайте в банке, выдавшем пластиковую карточку. На телефон Белле пришли сообщения о поступлении пятиста тысяч на карту, и позднее о списании денег, в счет клиники в Израиле. Вот так, теперь у ее отца появился шанс. Теперь всё будет хорошо. Затем телефон у неё попросили убрать в камеру хранения вместе со всеми лишними вещами. Белла может забрать их по возвращении обратно. Ладно. Что толку от телефона в Джунглях. Там, наверное, и связи-то нет. Да и звонить ей все равно некому.
  Операция, кстати, стоила недёшево. Без этой экспедиции по Индии Белла ни за что бы не нашла нужную сумму на лечение отца. Теперь она связана по рукам и ногам. Нет возможности отказаться от этой сомнительной затеи, как бы ей этого и не хотелось. Деньги с предоплаты она уже почти все истратила. Обратной дороги теперь у неё нет.
  В последний момент, прежде чем расстаться с телефоном, девушка позвонила и в свой музей, предупреждая, что не выйдет на работу в течение месяца. Там, конечно же, расстроились. Ещё бы, потерять бесплатную рабочую лошадку никому не хочется. И ещё в музее сказали, что Беллу искали весь день из Биологического института по какому-то личному вопросу.
  - И всё-таки нашли, - хмыкнула Белла, под не самым добрым взглядом Осборна.
  Девушка не сомневалась, что каждый телефонный звонок из этого отеля прослушивался. И мистер Осборн чётко дал понять, что за разглашение цели и места экспедиции по головке не погладят. Да ей и не сказали пока даже приблизительного маршрута. И при всем желании ей нечего разглашать. Всю операцию окутывал туман секретности. И невообразимая спешка.
  Но Белла не жалела о принятом решении. У неё появился шанс спасти родного человека. Появилась надежда. Нужно уцепиться за эту возможность руками и ногами! И ни за что не упускать.
  Да и такие деньги на дороге не валяются, если на чистоту.
  Правда, один миллион это слишком уж много. Даже пятьсот тысяч - невероятная сумма. Немыслимая. Ни одна исследовательская группа столько не получала за свои труды. Белла чувствовала, что здесь что-то не чисто. Чувствовала какой-то подвох. Ловушку. Хотя, может быть, это просто она слишком уж мнительна.
  Девушка приняла душ, вымыла голову и усталая опустилась на кровать. Её чемодан, забытый в суматохе в саду у дома отца, доставили ей в номер почти сразу же. Так что собирать вещи не придётся. К тому же Осборн сказал, что обеспечит их всем необходимым для похода в джунгли и в горы.
  Белла чувствовала, как от усталости у неё слипаются глаза. Нужно постараться побыстрее заснуть. Завтра будет очень тяжёлый день.
  ***
  Бразилия, Рио-де-Жанейро,
  08 мая, 23:50
  - Ты попал в эту группу? - тихий электронный голос раздавался из портативного передатчика, замаскированного под наручные часы. Мужчина приложил циферблат часов к своим губам и тихо ответил:
  - Всё в порядке. Я в деле. Подписал договор, как все эти олухи.
  - Были сложности? - раздалось из часов.
  - Нет. Я прекрасно вливаюсь в любой коллектив. Ты же меня знаешь. - Мужчина усмехнулся. В темноте номера не видно было ничего, кроме его блеснувших решительных глаз. - Ну и компания тут подобралась, я тебе скажу. Таких экземпляров еще поискать. Один тип особенно странный, я буду присматривать за ним. Группа выдвигается завтра на рассвете. Цель ты знаешь. Как только соберу больше информации, то дам знать.
  - Кто-нибудь из олухов догадался, что это уже вторая группа, которую отсылает в джунгли Осборн?
  - Нет. Все пока гладко. Но, надо признать, в этот раз состав экспедиции значительно шире, чем в первый раз: охрана, врач, биологи, ботаник и даже историк. Думаю первая группа ничего там не нашла, раз понадобились мы.
  - Кое-что нашла. - Раздалось из часов. - Первой группе досталась дряхлая мумия, от вашей группы все ожидают чего-то более значимого.
  - Само собой.
  - Как дела с жучками?
  - Поставил. - Мужчина усмехнулся. - Теперь можешь слушать все секреты мистера Осборна. Которые он соизволит озвучить вслух, разумеется.
  - Хорошо. Выходи на связь каждые двадцать четыре часа. - Шипел голос из маленького динамика. - Когда что-то пойдёт не так, то ты знаешь, что делать.
  - Я знаю, что делать.
  
  Глава 2.
  Бразилия, Рио-де-Жанейро,
  Наши дни
  09 мая, 05:55 утра
  Новая жизнь у Изабеллы началась слишком уж резко. Но ведь ты же сама хотела поучаствовать в настоящей экспедиции, разве нет? Ты же сама хотела хоть раз побывать в походе, поучаствовать в раскопках, прикоснуться к тайнам ушедших эпох. Вот, получи, чего хотела. Желания иногда имеют свойство исполняться. И тогда задумываешься, зачем же я это желала?
  И хочется всё вернуть на круги своя. Чтобы обратно жизнь потекла в привычном ритме, монотонно. Безопасно. Так страшно оказалось что-то менять в устоявшемся укладе дней. Хоть душа и пела про перемены.
  Белла никогда раньше не бывала в армии, и сейчас чувствовала себя как минимум новобранцем. Ранний подъём. Военная камуфляжная форма, что так легко сливается с пестрой растительностью любого леса. Тяжёлые черные ботинки на шнуровке, как у тех спецназовцев. С утра ей доставили собранный походный рюкзак со всем необходимым, как и обещал Эльдар Осборн. Белла в спешке перебрала вещи, отмечая, что её новые работодатели позаботились даже о белье. Два комплекта одежды - пятнистые штаны с удобными карманами, две тонкие куртки-ветровки, и две майки цвета хаки. Один комплект одежды Белла надела на себя сразу же. Второй предназначался на смену. Был здесь и ремень с флягой для воды. На дне рюкзака нашлось практичное хлопчатобумажное бельё, компактное полотенце и даже зеленовато-серая косынка на голову в комплекте к форме. В отдельном отсеке рюкзака лежали средства гигиены, зажигалка, фонарик и набор каких-то крюков. К рюкзаку крепились несколько крепких верёвок с карабинами - страховками. И плотно скрученный спальный гамак. Не густо. Из своих вещей Изабелла добавила только ежедневник, так как с юности привыкла записывать в него мысли и наблюдения. Еще увлажняющий крем и влажные салфетки. И сложила в рюкзак своё белье из чемодана. Не такое уж оно и тяжелое. Донесёт как-нибудь.
  И тем не менее, ноша у неё получилась довольно увесистой. Чтобы поднять рюкзак пришлось сильно напрягать руку. Девушка немного постояла над рюкзаком, размышляя, что бы выложить, чтобы облегчить себе поход, но всё казалось слишком уж нужным. В конце концов, Изабелла выложила баночку с кремом. Проживёт и без него этот месяц. Она усмехнулась своим нелепым мыслям, и продолжила собираться в этот необычный поход.
  Когда в дверь её номера постучали, Белла была уже полностью готова. Волосы она стянула в высокий хвост, и заплела в косу, чтобы не мешались. На пояс она прикрепила ремень с флягой. Пока ещё пустой. Спину сильно оттягивал тяжёлый рюкзак.
  Держитесь, джунгли. Я иду.
  На пороге её номера стояли Питер и Ник. Оба окинули её оценивающими взглядами. Ник одобрительно кивнул, отмечая, как она зашнуровала высокие армейские ботинки, предварительно заправив в них штаны.
  - Не плохо.
  Питер только плотоядно улыбнулся, рассматривая её майку.
  - Рад, что не пришлось тебя поторапливать. - Промурлыкал он, протягивая девушке руку. - Вот наш ботаник позлится, когда поймет, что ты собралась утром быстрее него.
  - Да. - Вставил Николас. - Действительно, приятная неожиданность. Все мои подружки копались и красились перед выходом часами. Думал, что и с тобой будет так же. И уже даже смирился.
  - Придётся разрывать устоявшийся шаблон. - Белла проигнорировала протянутую ладонь Питера, и сложа свои руки на груди, вышла из номера, стараясь держать спину прямо. Широкие лямки от рюкзака неприятно врезались в плечи. И что-то Белле подсказывало, что это только начало всех выпавших на её долю мучений и испытаний.
  ***
  Рука в месте прививки ещё немного саднила. Белла сжала зубы, чтобы не показать, как ей от этого не комфортно. Самый неприятный момент был, когда Итан МакГрегор своей огромной сильной рукой, поднёс к её предплечью шприц. Обязательная вакцинация против всех возможных болезней, что роятся в жаркой Индии. И спорить тут было бессмысленно.
  Через эту процедуру прошли все учёные и спецназовцы из их группы. И чем она хуже? Белла бесстрашно вынесла это первое испытание. Пустяки, она и не на такое готова, лишь бы быстрее началась и закончилась эта экспедиция.
  Затем быстрый завтрак. Перелет из Рио-де-Жанейро на небольшом частном скоростном самолёте до Нью-Дели занял почти четыре часа. За это время у Изабеллы была возможность повнимательнее присмотреться к членам экспедиции. Мужчины тоже облачились в одинаковую камуфляжную униформу, и рюкзак у каждого был в три раза больше её заплечной сумки. Белла даже не пыталась поднять такую ношу, так как она однозначно весила больше её самой.
  В самолёте участники экспедиции разделились на несколько кучек, и каждая группа о чём-то переговаривалась. Спецназовцы громко обсуждали маршрут, склонившись над картами и чертежами. Биологи во главе с Питером тоже оживленно о чем-то спорили. Ботаник и врач что-то доказывали друг другу. И их спор был самым громким на весь салон самолёта. И постепенно все участники экспедиции невольно стали прислушиваться к их разговору.
  - Москиты. - Серьезно сказал Джонатан Смитт, поправляя свои нелепые очки, постоянно съезжающие ему на нос. - Москиты - это самый настоящий бич всех тропических стран. Эти кровососы являются основными переносчиками всех возможных болезней. И в первую очередь малярии.
  - Меня готовили к походу в эту страну, - невозмутимо ответил Итан МакГрегор. И Белла отметила, что у врача присутствует почти незаметный Техасский акцент. - Если ты переживаешь, что тебя куснет маленькая мошка, я могу сделать тебе ещё один укол. Делов-то!
  Ботаник достал карандаш, немного пожевал его в том месте, где располагался ластик, и усмехнувшись, продолжи:
  - Дело не в том, сколько уколов получит каждый из нас. Нет. Нам предстоит несколько дней бродить по джунглям, а тропические леса не выносят слабаков или не подготовленных. Джунгли с каждого возьмут свою плату за проход под их тенистыми кронами. И малярия - ещё самое безобидное из возможных вариантов оплаты.
  - О, да брось, Джон, - в разговор вступился один из вояк. Белла помнила его имя - это Энтони Фарелл - гора мускулов и стриженый ежик чёрных волос. - Если бы всё было так опасно, как ты говоришь, то никто бы никогда не ходил в эти джунгли. Так?
  - А вы думаете, за что нам пообещали такой солидный гонорар? - Ботаник усмехнулся и запустил пятерню в волосы, видимо это у него привычный жест. - Не за красивые глазки нам столько платят, друзья мои.
  - Я слышал, что не только москиты переносят разные болячки, - заговорил Стью Лэнгдон, тоже один из их охраны. - А ещё и клопы, блохи и разные мухи. И черви. Личинки червей есть даже в воде. Фу. Не страна, а рассадник инфекций.
  - Ещё клещи. Ты забыл про клещей, - добавил Стенли Бихлер и поёжился.
  - И тут мы напрямую подошли к вопросу: Как же в таких суровых условиях умудряются выживать местные жители? - Джонатан опять взялся зубами за карандаш. - Как бы ни были опасны джунгли, в них же кроется и спасение от всех болезней. Уколы? Прививки? Местные жители некогда не видели даже упаковку жаропонижающих таблеток. И, как это ни странно, все живы и здоровы по сей день. Современные врачи, переученные в университетах, слишком предвзято относятся к целебным свойствам обычных тропических растений. Сейчас, Итан, я конкретно тебя обидеть не хотел. Случайно повезло. Так, о чем я, о полезных растениях. Взять, к примеру, дерево Ним. - Ботаник опять поправил свои круглые очки, съехавшие с его носа. - Это средство номер один против всех возможных инфекций. Его листья и кора, пожалуй, одно из сильнейших антисептических средств на планете. Но самым действенным эффектом в борьбе с недугами служат соцветия Нима. Они парализуют паразитов, не дают им размножаться, откладывать яйца, и выводят их из организма заболевшего. Листья или кора Нима - вот то, что нужно брать с собой при поездке в тропики. А не делать эти бесполезные прививки.
  - Бесполезные прививки? - Итан поднялся, становясь горой напротив сутулого ботаника. - Посмотрим, как ты запоёшь, когда тебя проберёт от диареи. Вспомнишь тогда мои 'бесполезные' прививки, подтираясь своими листьями и соцветиями.
  Все в салоне невольно улыбнулись. Даже Белла. И несмотря на свою вчерашнюю обиду на ботаника, сегодня она почувствовала к нему лёгкую симпатию. По крайней мере, не над ней одной все будут подшучивать в этом походе. А это уже не плохо.
  Ботаник не выглядел уязвлённым, даже наоборот. Он самодовольно улыбался, и Изабелла подумала, что склочность и задиристостость у него в крови. Есть такие люди, и она всегда старалась держаться от них подальше. Здесь наверняка тоже подойдет её проверенная стратегия. Держаться от этого типа подальше. Но вот после вчерашних заявлений на её счёт, с утра Джонатан делал вид, что её в самолёте вообще не существует. И Белле это было только на руку.
  Николас тоже включился в их разговор:
  - Подумаешь, москиты. Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. А так же злее, хитрее и коварнее. Лучше бы убило.
  Джонатан согласно закивал, соглашаясь с Калленом и добавил:
  - А я думаю, что всё то, что нас не убивает, делает богаче врачей, да Итан?
  МакГрегор никак не отреагировал на последнюю фразу ботаника. Наверное, даже он понял, что за человек этот Джон Смитт. Просто ботанику надо, чтобы последнее слово было за ним. Даже смешно.
  Белла же всю дорогу молчала, листая свой ежедневник, и иногда записывая туда что-то, на ее взгляд важное из мифологии и легенд древней Индии. Никогда не знаешь, что тебе может пригодиться.
  - Держи витамины. - Рядом с ней на сидение опустился Итан МакГрегор, протягивая ей упаковку каких-то белых таблеток. - Как бы я не готовился к походу в джунгли, этот чёртов ботаник прав. Чтоб его. Чем лучше мы перестрахуемся, тем проще и безболезненнее перенесём этот поход.
  - Спасибо. - Белла невольно улыбнулась врачу.
  - Не принимай всерьёз вчерашние слова Джонатана о тебе. - Врач ей подмигнул, что было более чем удивительно. Весь вид у этого мужчины остался суровым и мрачным. - Просто наш ботаник боится красивых женщин. Только и всего. - Итан слабо улыбнулся. - Если тебе что-то будет нужно, то обращайся. Хорошо?
  - Хорошо. - Белла кивнула, наблюдая, как Итан МакГрегор поднялся и пошёл к следующей группе со своими витаминами.
  ***
  Индия, Нью-Дели,
  09 мая, 10:28 утра
  От влажности воздуха волосы под шляпой тут же стали мокрыми. Майка неприятно липла к спине. Тропический климат Белле пришёлся не по вкусу с первых же минут.
  Индия радушно встретила их, раскрывая свои жаркие объятья. Страна ярких тканей и терпких запахов специй. Страна со своими особыми традициями и самобытной непередаваемой культурой. Страна с экзотической природой и завораживающей музыкой. Некоторые люди тратят годы, чтобы увидеть высокие горы, пляжи, острова, пустыни и джунгли. Но всё это можно посмотреть во время всего одной поездки в Индию.
  Из аэропорта в Нью-Дели, их группу автобусом повезли на базу к вертолётам. Изабелла села у окна и стала рассматривать город. Она раньше бывала в Индии и не единожды, но каждый раз, посещая эту страну, испытывала какой-то детский восторг. На грязном от пыли автобусном окне Белла видела другой мир, такой непривычный взгляду, что начинаешь сомневаться в реальности увиденного. Мужчины верхом на слонах, женщины в ярких сари и со множеством браслетов и украшений на руках. И стайки галдящих голопузых детей, показывающих пальцами на их автобус, еле ползущий по узкой улочке.
  Белла сложила руки на уровне груди, прижав ладони друг к другу, и слегка поклонилась.
  - Namaste, - сказала она на индийском. Дети пораженно на нее уставились, наверное, не каждый день светлокожие блондинки здороваются с ними из автобуса. Белла улыбнулась, когда дети ответили на её приветствие тем же жестом.
  На закрытой военной базе их группа пересела в небольшие вертолёты, и направилась в сторону горных хребтов, сквозь дымку виднеющихся вдали. Вертолёт кидало из стороны в строну, пока он поднимался над деревьями и крышами домиков.
  - Эй, полегче там, - крикнул пилоту Михаэль, один из биологов. - Не мешки везёшь.
  Вершины гор было видно ещё издали. Зелёный ковёр из деревьев и папоротников плотно укрывал каждый склон. И Белле казалось, что они летят над зелёным морем, колышимым ветром. Мелкие реки скрывались в буйстве листвы, и всё внизу казалось сплошным цельным растением. Частью единого организма. Зрелище завораживало.
  Вертолёты опустились у небольшой поляны, окружённой со всех сторон джунглями. Когда девушка ступила на мягкую землю, покрытую сочной травой, то подумала, что влажность воздуха составляет здесь сто процентов. Рюкзак уже привычной ношей разместился за её спиной, оттягивая плечи. Теперь это будет для нее привычная ноша на ближайшие несколько дней.
  - Отходим с поляны, - Крикнул Ник. - Сейчас вертушки будут взлетать. Постарайтесь, чтобы никого не задело. Не хотелось бы начинать поход с неприятностей.
  И действительно. Высадив всех участников экспедиции, два вертолёта вертикально поднялись с поляны в голубое безоблачное небо и быстро растаяли на горизонте.
  Без рева моторов на Беллу обрушилась целая серенада новых непривычных звуков. Шелест пальмовых листьев, стрекот насекомых, щебет невидимых в листве птиц, писк мелких обезьян и отдаленное журчание ручья. Звуки ей нравились. В душе поднялась волна восторга и предвкушения от предстоящего приключения. Может быть всё будет так, как рассказывал Белле отец - романтизм походов, трепет от новых открытий, посиделки и байки у костра, и настоящая любовь, что случается лишь раз в жизни.
  Белла окинула собравшихся на поляне взглядом. Это вряд ли. Ей здесь абсолютно никто не нравился. Нужно быть осторожнее со своими желаниями, прошептал ей на ухо внутренний голос. Что если эти желания исполнятся?
  Вот-вот. Лучше уж сразу выбросить всю романтическую дурь из головы. Белла здесь для того, чтобы перевести какие-то древнеиндийские тексты, вот об этом и нужно думать. А не забивать голову всякими глупостями.
  Девушка тяжело вздохнула, поворачиваясь лицом к стене из деревьев и кустарников. Вот бы ещё без затруднений добраться до этих самых текстов, нуждающихся в её немедленном переводе. И остается надеяться, что вся эта операция вглубь джунглей законна, не хотелось бы снова сомнительно прославиться и мелькать на страницах желтых газет. Это она уже проходила.
  - До места назначения идти примерно пять суток. - Обводя людей на поляне суровым немигающим взглядом, сообщил Питер. Видимо, он решил принять на себя командование прямо сейчас, не оттягивая. Белле было на это всё равно. - Вертолёты не доставили нас прямо к месту раскопок, чтобы не привлекать лишнего внимания общественности к нашей экспедиции. Место раскопок древнего Храма должно оставаться секретным как можно дольше. А мы должны добраться до туда как можно тише. И как можно быстрее. Я надеюсь, всем это понятно? Не хотелось бы повторять дважды.
  Не самый лучший из Питера Вангарета командир и оратор, подумала Белла, и кивнула своим мыслям и Питеру.
  - Выходим. - Крикнул Ник, глядя на навороченные часы-компас на своем запястье, и первый шагнул из поляны в непроглядную лесную чащу.
  ***
  Индия, Джунгли,
  09 мая, 11:35
  Природа учит людей понимать и любить прекрасное. И в нетронутом уголке джунглей это ощущалось как никогда остро.
  - Красота-то какая! - проговорил идущий впереди Беллы спецназовец, Остин Сальвадоре, размахивая из стороны в сторону мачете, чтобы расчистить путь через дебри. - Даже жалко срубывать, честное слово.
  Изабелла никогда в своей жизни не бывала в джунглях. И сейчас, вступив в их тенистые своды, испытывала настоящий почти детский восторг. Волнительный трепет. Она шла в середине группы, стараясь держать быстрый шаг наравне с мужчинами. Пока что ей это удавалось. Тяжелые шнурованные ботинки иногда скользили по влажной земле. Да и вообще, под ноги нужно было смотреть особенно внимательно. Корни деревьев, поросшие зелёным мхом, вырывались из почвы, и словно щупальца морского гада, извивались по земле, сплетаясь с лианами. Споткнувшись, можно было запросто сломать себе ногу.
   Или шею.
  В джунглях царил полумрак. Густые кроны деревьев и пальм плотной крышей сплетались листьями и стволами высоко над головой путников. И солнечный свет почти не проникал в самую чащу леса. Не касался земли. Здесь было сыро и влажно, стволы деревьев казались укрытыми жёлтым и зелёным покрывалом мха, и этот мох рваными лоскутами свисал с мокрых шершавых стволов, иногда доставая до самой земли. Листья папоротников были настолько огромными, что достигали человеческого роста. Лианы, словно гибкие канаты, переплетались между собой, образуя своеобразную зеленую паутину.
  И запах грибов. Белла чётко ощущала этот запах сырости и затхлости повсюду. Её майку можно было смело выкручивать, так сильно ткань напиталась влагой. На голову, девушка повязала сложенную косынку, на манер банданы, защищая глаза от без конца струящегося по лбу пота. Шляпа болталась у неё за спиной - здесь, в тени деревьев надобность в ней отпала.
  Стрекот кузнечиков и прочей мошкары непривычно разносился над этим диким лесом. Жужжание вездесущих насекомых, щебет птиц, шелест пальмовых листьев на ветру. Звуки природы действовали на неё умиротворяюще.
  Спецназовцы, идущие впереди отряда, неустанно работали мачете, прорубая путь сквозь густые заросли бамбука, лиственные кусты и свисающий канаты лиан. Военные, что шли позади группы, не выпускали из рук автоматы, и держались крайне собрано, профессионально.
  И никто не проявлял к ней повышенного внимания, как она опасалась накануне. Учёные мужи и военные охранники вели себя с ней сдержанно. Вежливо. И это девушку безмерно радовало.
  Белла чувствовала себя защищенной рядом с таким большим количеством вооруженных спецназовцев. Джунгли не казались ей злобными и суровыми, как расписал их недавно ботаник. Может быть все опасности, что могут подстерегать их в джунглях - это только выдумки? Что может случиться с такой большой группой людей?
  - Такое ощущение, что вы на войну собрались, - Итан МакГрегор кивнул на автоматы военных. - Зачем вам с собой столько оружия?
  - Нам платят за сохранность экспедиционной группы, - невозмутимо ответил Николас, - а то, как мы будем вас всех охранять - это уже наши проблемы. Я же не интересуюсь тем, чем набит твой рюкзак.
  Док криво усмехнулся, показывая зубы, и глянул за спину Каллену.
  - А это что, огнемёт? Это-то здесь зачем?
   - На случай, если отсыреют спички. - Ник ласково провёл ладонью по стволу, заканчивающемуся канистрой. - Никогда меня ещё не подводил.
  Джунгли шептались листьями, стрекотали на сотню мотивов и голосов. И следили за путниками тысячами внимательных глаз. Птицы и обезьянки испуганно поглядывали сверху ветвей, сквозь кружево листвы, не решаясь приближаться к людям. Мелкие зверьки тоже разбегались с их тропы. И только москиты были искренне рады незваным гостям. Они приветливо пищали, кружа роем над головами идущих сквозь дебри исследователей.
  - Белла. - С ней поравнялся Питер. - Как тебе местные красоты? Не правда ли завораживающее зрелище? Как ты считаешь?
  Фу. От Питера пахло потом. Да и вообще весь его вид и манера речи постоянно раздражали девушку.
  - Да. - Коротко ответила она. - Впечатляет.
  - Не слишком уж ты многословна, Белла. - Питер окинул ее масляным взглядом, - Впрочем, это скорее твой плюс. Не люблю болтливых. А что любишь ты, крошка?
  - Я люблю запах леса, но вы, мистер Вангарет, его перебиваете, - бросила сквозь зубы Белла. И прибавив шагу, она поравнялась с теми, кто шёл впереди. Как назло это был ботаник и один из военных, кажется Стэнли Бихлер.
  - О, наш специалист по древностям. - Джонатан достал из кармана мятый клетчатый платок, и поелозил им по стёклам своих безобразных очков, ещё больше размазывая влажные разводы. - Ты очень кстати. А мы тут как раз говорим о змеях.
  - Потрясающе. - Белла выдавила улыбку. Если ботаник попытался ее уколоть, то ничего у него не вышло. Лучше говорить о змеях здесь, чем о чём угодно с Питером. - Индусы, кстати, помимо коров, не менее чтят и змей в своих молитвах. - Продолжила девушка, идя рядом со Стенли Бихлером. - Наги, они же змеи - это символ мудрости и медицины. В современной Индии даже есть штат, который называется Наголенд. А у древних дравидов существовало поверие, что змея сбрасывает с себя кожу для возвращения молодости и владеет секретом вечной жизни. Кобра - так и вообще священна. Статуэтки кобры часто делают с самоцветами на распахнутом капюшоне. - Белла припомнила, как долго рассматривала в музее каждую фигурку змеи, поражаясь мастерством умельцев того времени. - Так же считается, что кобры - прекрасные стражи гробниц и сокровищниц. Есть сотни легенд, где именно кобры охраняли несметные богатства от мародеров.
  - Кобра - это самая опасная на планете змея, - С просветлённым видом говорил парень с автоматом, идя в шаг с Беллой. - Королевская кобра, такая ядовитая, что всего один её укус может умертвить человека меньше чем за полчаса. Это Мне Джон только что рассказал. Да, Джон?
  Белла отметила, как Джонатан Смитт ехидно усмехнулся. Сразу понятно, что он просто стращает Стенли. Скорее всего, ради собственной забавы. Неприятный тип этот мистер Смитт. Во всех отношениях.
  - Джон у нас любит понаводить страху. - Сзади к ним подошёл Итан МакГрегор, явно настроенный ещё немного подискутировать с вредным ботаником. - Кобра опасна лишь тогда, когда нет противоядия под рукой. Так что можете быть спокойны, ребята. Нечего вам опасаться кобр, пока я рядом. - Врач снова встретился глазами с Беллой, и кивнул ей.
  - А как на счёт летающих змей? - Не унимался ботаник. - Здесь эти твари не только ползают.
  - Летающие змеи? Ты не шутишь? - Удивился Стенли, и пораженно выпучил глаза, совсем как ребенок. - Никогда про таких не слышал. Это типа, как дракон? С крыльями?
  - Нет, - Джонатан снова скривил губы в подобие улыбки. - Это обычные древесные змеи, и перелетают они в основном с дерева на дерево. Или при охоте. Перед полётом змея свешивается с ветки, выбирая на кого бы приземлиться. А потом, оттолкнувшись хвостом, устремляется по воздуху в нужное ей место, продолжая извиваться, как если бы она ползла по земле. Рептилия расправляет ребра, становясь плоской, и это позволяет ей дольше планировать. Так, что друзья мои, здесь в диких джунглях, нужно смотреть не только себе под ноги. Есть вероятность получить удар с воздуха.
  - Вот чёрт, - Стенли задрал вверх голову, готовясь отразить возможную атаку. - Ненавижу змей!
  - Летающие древесные змейки не ядовиты. - Успокоил парня Итан. - Просто струси её рукой, если таковая на тебя свалится. Делов-то. Вреда от такой змеи никакого.
  - А я рассказывал вам, как охотятся на суше питоны? Нет? Чудно. - Ботаник косо усмехнулся. И Белла уловила издевательские нотки в его голосе. - Сейчас расскажу. Питон взбирается на высокую ветку, и замирает. Ждёт. Пока под его деревом не будет проходить добыча. И как только он чует жертву, то всей своей массой падает вниз, придавливая весом несчастного. Шанса выжить нет. Ещё бы, тебе на голову падает туша весом в семьсот фунтов. И, кстати, питоны не ядовиты, Итан. Так что, хоть ты будешь рядом с нами со своими противоядиями, хоть нет, бояться змей все же стоит. - Ботаник рассмеялся, глядя в глаза своих внимательных слушателей. Рассказывать страшилки этому типу явно нравилось.
  - Не джунгли, и адская домна, - подвел итог Стенли, боязливо озираясь по сторонам, и особенно рассматривая верхние ветки деревьев. - Ненавижу змей!
  - А еще здесь водятся пауки, - не унимался Джонатан Смитт.
  - Может не надо? - взмолился Бихлер. - Еще и пауки... - Простонал он. - Можно подумать, что змей здесь недостаточно.
  - И скорпионы. Не стоит забывать и про скорпионов. - Серьезно сказал ботаник, поправляя свою шляпу бойскаута.
  Стенли застонал, закатывая глаза к небу.
  - Ничто так не сближает в походе, как взаимный осмотр друг друга на наличие паучков и прочих кровососущих гадов, - хохотнул Майкл Грей, военный, ответственный за припасы и провизию. Спецназовец догнал их, и поравнялся с Беллой. - Могу вечером помочь с осмотром. - Прошептал он ей.
  - Спасибо, но я и сама прекрасно стравлюсь, - ответила девушка.
  - А вот я бы не отказался от такой помощи, - влез сутулый ботаник и усмехнулся, глядя на растерянного Майкла. - На спине что-то чешется, глянешь?
  - Впереди река, - громко крикнул Ник, прерывая их разговор. - Остановка. Привал.
  ***
  Индия, Джунгли,
  09 мая, 13:25
  В деревьях не переставая, голосили обезьяны. И этот звук уже стал почти привычным для уха. Как и стрекот вездесущих насекомых. Как и шелест вечнозеленого лиственного леса. И влажный запах мха, росшего на земле, стволах деревьев и даже на камнях.
  Изабелла молча стояла у илистого грязного берега, глядя на мутную тёмную воду реки. У самых её ног еще можно было рассмотреть дно и мелкие заиленные камни, но уже через несколько дюймов от берега вода теряла свою прозрачность, становясь непроглядно зелёной. Отталкивающей и неприятной.
  В толщах этих вод может скрываться всё, что угодно.
  И как раз, поэтому вопросу и спорили сейчас Питер и Ник. Разговор уже шёл на повышенных тонах, перекрывая обезьяний писк и щебет попугаев.
  - Согласно нашей карте, - говорил начальник безопасности, - всего в четырёх милях ниже по реке есть удобный переход. Там река значительно сужается, и можно будет перебраться на тот берег, не промочив ноги.
  - Четыре мили по джунглям - это приблизительно ещё два часа времени. Плюс обратная дорога. Еще два часа. - Питер вздёрнул подбородок вверх, не желая соглашаться с Ником. - Я не хочу тратить лишнее время на блуждания по дикому лесу. Мы переберёмся на тот берег здесь и сейчас.
  - Даже местные индусы никогда не суются в незнакомую реку. - Парировал Ник.
  - Значит то, что мы не индусы, очень кстати. - Питер ещё выше поднял подбородок. Но все равно был Каллену по плечо. - Расправляйте самонадувную лодку. Готовимся к переправе. Немедленно.
  Ник сжал челюсти, от чего его лицо ещё больше стало походить на кирпич. Реалистичность добавляла жара, делая квадратное лицо начальника спецназовцев ярко красным.
  - Речь идет о безопасности. - Прорычал Ник, вытирая рукавом со лба бисеринки пота. - Есть ли смысл так рисковать? Да и ради чего? Мы по времени вписываемся в график.
  - Вот сейчас я полностью согласен с Ником, - влез вездесущий ботаник. - Река таит в себе больше угрозы, чем кажется на первый взгляд. Может быть, пойдём пешком до переправы? Свежий воздух, птички, природа - прогуляемся.
  - Я начальник экспедиции, - рявкнул Питер. - И я решаю, как будет проходить наш маршрут. Готовьте лодку. Будем переправляться небольшими группами на тот берег. Здесь и сейчас. - Повторил он. И никто больше с ним не спорил.
  - Начальник не всегда прав, но он всегда начальник. - Глубокомысленно изрек ботаник и развернулся к Питеру сутулой спиной. На этом разговор закончился. И начались приготовления к переправе.
  Белла скинула с усталых плеч рюкзак, наблюдая, как двое спецназовцев - Майкл и Энтони, под командой Ника готовят небольшую резиновую лодку к спуску на воду. Питер разбил их на три группы по четыре человека в каждой. Белла попала в последнюю, третью группу, и поэтому сейчас позволила себе вытянуть ноги на небольшом камне, наблюдая за работой мужчин.
  Вообще, находясь весь день в мужском коллективе, она то и дело открывала для себя что-то новое о каждом из присутствующих. Несмотря на то, что все участники держались с ней крайне вежливо и даже обходительно, Белла видела, что например, тому же Питеру не нужен платок, чтобы сморкаться. Не зря она тогда вытерла руку о юбку, когда однажды прикоснусь к его ладони в вертолёте. Так же девушка отметила, что Стенли ужасно доверчив и простодушен, в то время, как склочный ботаник то и дело любит затрагивать биологов и особенно врача. А Михаэль Тесовски довольно умело умеет напевать песенки, кода не шушукается с остальными биологами. Да и на небольших привалах частенько звучали чисто мужские шуточки.
  В целом, поход Белле нравился, а от перспективы прикоснуться к раскопкам древне-индийской цивилизации по её телу пробегали мурашки трепета. Теперь она понимала, почему отец так часто бывал в походах. Археологические открытия и тайны забытых народов - от такого не возможно ни прийти в восторг.
  И всё было бы просто отлично, если бы не Питер Вангарет. Он снова подошёл к ней, и уселся рядом с её камнем, прямо на землю.
  - Не устала, дорогая? - мягко спросил он. Беллу передернуло от этого фамильярного обращения. - Хочешь, я разомну тебе спинку?
  - Мистер Вангарет, - Начала она. - Мы здесь находимся исключительно ради научных исследований, и являемся коллегами, а вовсе не приятелями. И мне кажется, что Ваш вольный тон в мой адрес не допустим при нынешних обстоятельствах. Впредь я не потерплю подобного отношения к себе. Очень прошу Вас, как начальника нашей экспедиции - ведите себя достойно.
  - Ну что ж, - Питер поднялся. - Поговорим попозже. И при других обстоятельствах. Это я тебе обещаю, Белла. Обещаю.
  ***
  Сидя на берегу Белла то и дело бросала взгляды на мутную реку. В её стоячей, недвижимой воде, словно в зеркале отражался их берег и противоположный. Тёмные воды, испещрённые рисунками кустов и деревьев, казались ещё страшнее, отталкивающе. Если бы кто-то решил спросить её мнение, то Белла не задумываясь, предпочла бы пешую прогулку до безопасного перехода через реку. Туда, где можно перебраться, не намочив ноги.
  'Никогда не суйся в мутную воду, - говорил отец, когда учил её плавать. - Ведь ты не видишь всей опасности, что может тебе угрожать из водных глубин'.
  Отец. От одного воспоминания о нём, сердце девушки сжалось. Как он там? Приехала ли тётушка Дороти из Малайзии, чтобы проконтролировать перевозку папы в Израиль? Перенесёт ли отец эту самую перевозку? Перенесёт ли он операцию? Неизвестность слишком угнетала девушку.
  'Никогда не суйся в мутную воду' - снова прозвучал в её ушах голос отца.
  Вот только спорить с Питером было бесполезно. В мистере Вангарете говорит тщеславие, и желание прибыть в указанное место быстрее положенного срока. Он совершенно не может мыслить трезво и объективно.
  Жаль, что у них такой никчёмный командир экспедиции. Действительно, жаль.
  ***
  В полуденном небе плыло огромное горячее солнце, пробиваясь лучами к воде в реке, сквозь остроконечные листья пальм. Первая группа благополучно добралась до противоположного берега. Вторая уже загружалась в лодку. Переправа проходила спокойно, без видимых препятствий. И когда лодка вернулась за третьей группой, то Белла была уже полностью готова. С ней в одной лодке оказался один из биологов - Эдвард Винтер, один охранник Стенли Бихлер и сам Питер. Рюкзаки объемной кучей лежали в середине лодки, и Белла устроилась рядом, занимая место на надувной перекладине-сидушке. Ник, как и два предыдущих раза, управлял вёслами, направляя лодку к тому берегу, где уже были все остальные. Белла видела, как напрягалась шея и сильная спина у Николаса Каллена, когда он надавливал всем корпусом и локтями на вёсла.
  - Это что ещё за чёрт? - Эдвард указал рукой на что-то в воде.
  О, Боже!
  На недвижимой тёмной глади отчетливо было видно, как извиваясь к ним приближается что-то огромное. Невероятно огромное. Чешуя рептилии блеснула, поймав солнечный луч, пробившийся сквозь густую крону деревьев.
  - Это питон. - Выдохнул Питер, отходя на всякий случай, на противоположный конец надувной лодки.
  - Здоровый. - Ник и Стенли тут же взяли в руки автоматы, наводя их на приближающуюся гадину.
  Белла впервые в жизни видела такую огромную змею. В длину рептилия доставала около сорока футов. А размер головы наводил на мысли про динозавров. Эй, это точно змея? Здесь, в нетронутом уголке природы можно было поверить во что угодно. Даже в тех же динозавров. Огромные вертикальные зрачки неподвижно следили за их лодкой. Питон извивался в воде, работая мощными мышцами длинного тела, и неумолимо змея приближалась к их лодке всё ближе и ближе.
  Изабелле стало страшно. На ум пришли страшилки о змеях, которые недавно рассказывал им ботаник. У, сказочник, чтоб его.
  - Ого, какой длинный парень. Может быть, он просто проплывет мимо? - с надеждой в голосе прошептал Стенли. - Я знаю, как питоны охотятся с деревьев. Это значит, что эти твари не охотятся в воде? Верно?
  - Еще как охотятся. - Питер, тоже затаив дыхание, смотрел, как громадная голова змеи направлялась к их плавательному средству. Змея выбросила вперед трепещущий красный раздвоенный язык. Принюхиваясь. - Питоны, как и все рептилии, реагируют на тепловое излучение, что исходит от жертвы. Поэтому они наиболее опасны в прохладных водах.
  - Может, изрешетить его в фарш? - указывая на питона дулом автомата, поинтересовался Ник. - Пару выстрелов, и питон готов. Предлагаю ударить первыми.
  - Нет. Нам не нужен лишний шум. - Питер всё ещё не мигая следил за змеёй. - Не стрелять. Я не хочу привлекать внимание к нашей секретной миссии. Выстрелы далеко разносятся по джунглям, это даже дети знают. А нам необходимо держать наш маршрут в секрете как можно дольше. Тем более, явной угрозы нет. Думаю, питон не опасен и просто проплывёт мимо. Не стрелять, это приказ.
  Змея прикрыла свои жуткие глаза, и как-то разом скрылась под водой. Бесследно. Словно и не было только что этого доисторического чудовища, направляющегося к их надувной лодке. По воде пошла рябь, тревожа зеркальную гладь реки. Затем прошла и она.
  И Белла с замиранием сердца подумала, что же ещё помимо питона может прятаться в мутной воде? Что таят в себе эти заиленные зелёные воды? Наверное, лучше ей этого и не знать. Спокойнее будет.
  - Слава Богу! - Питер облегченно выдохнул. - Пронесло. Чёртов питон просто хотел посмотреть на нас поближе. Всего-то. Какая любопытная зверушка.
  - Куда он делся? - Стенли не выпуская из рук автомат, наклонился со своего края лодки, стараясь хоть что-то разглядеть в тёмной воде. Вода оставалась недвижимой, словно зеркало, отражая их лодку, и Стенли, свесившегося с борта.
  Резкий толчок прямо в дно лодки произошел так неожиданно, что Белла невольно вскрикнула, хватаясь руками за резиновый борт. Стенли, стоявшего на самом краю, подбросило вверх, и военный, не выпуская автомата, вывалился из лодки, уходя с головой под воду.
  - Вот зараза! - Крикнул Ник. - Стенли!
  Спустя несколько секунд голова Стенли Бихлера всё же появилась над поверхностью. Сплёвывая воду, парень резкими гребками поплыл обратно к лодке. Автомата с ним уже не было. Да это и не имело сейчас значения.
  - Давай быстрее. - Кричал Ник. Он протянул руку, хватаясь за ладонь Стенли. - Давай же.
  Изабелла и Эдвард ухватили Стенли за вторую руку, затягивая его обратно в лодку.
  - Ещё немного.
  Огромная голова питона резко вынырнула из чёрной воды, столбом поднимаясь над их лодкой. Глаза рептилии при этом не шевелись. Бросок был таким быстрым, что никто не успел ничего предпринять. Змея сомкнула громадные челюсти на бедре парня, неумолимо утягивая его обратно в воду.
  Белла почувствовала, как мокрая рука Стенли выскальзывает из её сомкнутых пальцев.
  - Нет! - закричала она, когда голова парня скрылась под тёмной водой в пучине пузырей. - Нет!!!
  ***
  И в эту же самую минуту откуда-то с берега раздался приглушенный выстрел, призрачным эхом разнесшийся над рекой. Тело змеи снова вскинулось высоко над водой, и в огромных пятнистых кольцах питона Белла увидела барахтающегося Бихлера. Тот уже только хрипел, не в силах сделать и вздоха, так крепки были удушающие объятья твари.
  Николас тоже подхватил со дна лодки свой автомат, и прицеливаясь в голову змеи, выпустил очередь. Вот его выстрелы громом прогрохотали на весь лес. Смертоносные кольца тут же разжались, отпуская тело парня. Змея продолжала извиваться в жутких конвульсиях, то подлетая всем телом вверх, над водой, то почти ныряла, теряясь из вида. Её длинное тело, словно в сумасшедшем танце сотрясалось в немыслимых изгибах, напоминая огромный оборванный высоковольтный кабель под напряжением. Мышцы то сокращались, то распрямлялись, то снова резко сжимались, поднимая целую стену из грязных речных брызг. По воде пошла красная кровь.
  И Изабелла заметила, как безвольное тело Стенли снова поглотила река. Не отдавая себе отчета в том, что делает, девушка прыгнула в воду в то самое место, где только что было видно парня. И в ту же секунду почувствовала, как в бок её ударило холодное скользкое тело змеи. Питон не прекращал свой безумный танец.
  Стараясь разглядеть хоть что-то в мутной темной воде, Белла выбросила вперед руки, чувствуя, как пальцы зарываются в илистое дно. Ничего нет. Работая ногами, она проплыла ещё немного, и наконец, нащупала какую-то ткань. Рубашка или штаны. Раскрыв глаза она, всё равно, ничего не разобрала. Не думая, Белла ухватилась за то, что нащупала, и потянула наверх. От усилия кислород в легких почти закончился. Еще немного!
  Изабелла с плеском вынырнула над поверхностью, судорожно глотая ртом воздух. Питон всё ещё извивался поблизости, но уже не так яростно. Красное пятно крови, стало видно отчетливее.
  'Так тебе и надо, священное животное' - думала Белла, направляясь вместе с безвольным телом Бихлера к их надувной лодке. Чьи-то сильные руки подхватили её, затаскивая внутрь. Белла так крепко держала в сжатой руке камуфляжную рубашку Стенли, что не сразу смогла раскрыть онемевшие пальцы.
  Эдвард и Ник перевернули парня на живот, действуя предельно аккуратно. Из его носа и рта тут же хлынула речная вода. Стенли закашлялся.
  - У него сломаны два ребра, - после беглого осмотра подвёл итог Ник. - Неглубокие раны от укуса на бедре. Но это не опасно. Питоны ведь не ядовиты. Ты ещё легко отделался. Да ты просто счастливчик, Стенли. Поздравляю.
  - Спасибо, - сипло выдохнул он, ни к кому конкретно не обращаясь. Видно было, что парень находится в сильнейшем шоке. И еще не до конца понял, что же с ним только что произошло.
  После того, как раненого уложили приходить в себя, все в лодке уставились на Беллу.
  - Ничего себе, - улыбнулся Ник Каллен. - Не ожидал от тебя такого. Это было очень круто.
  - И так же беспечно. - Питер поджал губы. - О чём ты думала, Белла? Что, если бы ты погибла? Эти спецназовцы здесь для того, чтобы защищать и охранять нас, а не на оборот. Запомни это на будущее! И не делай больше таких глупостей. Ты меня поняла?
  Белла промолчала. С каждой минутой она все больше и больше разочаровывалась в Питере, как в человеке. Став руководителем группы, Питер вёл себя настолько высокомерно, что только отталкивал от себя людей, и совсем не вызывал уважения.
  - Спасибо, что спасла из реки моего парня, - улыбнулся ей Ник, снова берясь за весла. - Не каждый бы на такое решился.
  - Обращайтесь, - кивнула девушка. И тоже улыбнулась, выжимая одной рукой волосы от речной воды.
  - Эй, смотрите! - Эдвард Винтер ткнул пальцем в ещё слабо барахтающуюся в воде тушу питона.
  Со всех сторон к ней неспешно плыли чёрные брёвна. И только благодаря янтарно-зелёным глазам, светившимся на этих скрытых водой корягах, Изабелла поняла, что это огромные индийские кайманы. Видимо их привлек запах крови или поднятый шум.
  - Убираемся отсюда, - шёпотом проговорил Ник. - Убираемся, к чертям собачим из этой проклятой реки. - И аккуратно, без всплесков, стал работать вёслами, направляя лодку к берегу.
  Белла отвернулась от питона, стараясь не смотреть на пиршество и драку кайманов. Она и так знала, что никогда в своей жизни не забудет сегодняшнего дня. Впечатлений было более чем достаточно. Вот тебе и приключения, ты ведь об этом мечтала? Получай.
  Когда их лодка мягко уткнулась носом в поросшую папоротниками землю, Белле с берега протянул руку Джонатан Смитт, помогая выбраться из резиновой лодки.
  Ладонь у него оказалась мозолистой и на удивление сильной. Видимо, не так уж и лёгок труд ботаника, как кажется на первый взгляд.
  - Ну, что Белла, ещё хочешь поговорить о змеях? - Он ехидно усмехнулся, глядя на её вымокшие волосы и одежду. - Добро пожаловать в Джунгли, девочка. Приятной прогулки.
  ***
  Индия, Джунгли,
  09 мая, 15:20
  Прежде, чем разбить лагерь, пришлось отойти на две мили от воды. Ник настоял на этом, и никто с ним больше не спорил. Хотелось как можно дальше убраться от этой проклятой реки с её кайманами. И от комаров, что сотнями роились у берега и у воды.
  Стенли хромая шёл сам, опираясь на плечо то Майка, то Стью. Итан МакГрегор утянул его ребра специальной фиксирующей повязкой - корсетом, и Стенли держался молодцом. Он категорично отказался от носилок. Но нести рюкзак Бихлер больше не мог, и его ношу равномерно поделили между собой все члены экспедиции. Белла тоже взяла в свой рюкзак компас и сменную камуфляжную форму Стенли Бихлера. И без того её не легкий рюкзак сильнее врезался в плечи. Но ничего не поделаешь. Никто ведь и не говорил ей, что тут будет легко.
  - Хромаешь один в один, как Брюс Виллис в конце 'Крепкого орешка', - пошутил Ник, и похлопал Стенли Бихлера по широкому плечу.
  - Я на тебя бы посмотрел, если бы тебя питон укусил за самую верхнюю часть ноги. - Стенли вымученно усмехнулся, потирая пострадавшее место. - А сравнение с МакКлейном, это круто! Напомни, в какой это серии он там хромал? Я пересмотрю, когда вернемся. - Прокряхтел Бихлер, держа шаг на ровне со всеми.
  - Да в любой. - Николас снова хмыкнул. - Вообще, Брюс Виллис хромает под конец практически каждого своего фильма. Смотри любой, не ошибёшься. Ты, главное, продержись до того момента, как окажемся дома, герой. Не расклеивайся. Да и от укуса в зад еще никто не умирал.
  И все в их отряде дружно рассмеялись.
  Бихлер только страдальчески закатил глаза к небу, продолжая идти молча, и делать вид, что его эти шутки не касаются.
  Волосы и одежда не хотели сохнуть на девушке в такой тёмной густой саванне. И Белла то и дело ловила на себе брошенные искоса мужские взгляды. О, да ладно вам! Она и без купания в реке была не суше, чем теперь. Наверное, смотрят на неё и думают про мокрую кошку в хлюпающих ботинках, А, ладно. Пусть. Она и не собиралась тут никого очаровывать, так что всё в порядке.
  И ещё в глазах мужчин появилось уважение. По крайней мере, её больше не считали обузой для группы. Лишним звеном. А это уже большой прорыв, достижение с ее стороны. Даже ботаник ничего не говорил о том, что ей здесь не место. Белла была собой довольна.
  Питер шёл хмурый, в окружении своих верных биологов. Они одни внимали каждому его слову, что Питеру определенно очень нравилось. На его майке виднелись следы пота, мокрым пятном разливающегося на груди, спине и подмышками. Лицо он то и дело вытирал небольшим полотенцем, перевесив его через шею. Влажность и жара здесь, под раскидистыми кронами, давали ощущение, будто бы находишься в протопленной бане. Одежда неприятно липла к телу, а мелкие надоедливые мушки, привлечённые потом и солью, застилали глаза, кружа роем возле путников и радостно попискивая, в предвкушении обеда.
  Жара стала просто невыносимо удушающей, и тенистые кроны деревьев не приносили прохлады. Над головой то и дело пролетали пестрые птицы. Лучи света, что смогли пробиться сквозь густую листву деревьев, рисовали причудливые золотистые узоры на камуфляжных куртках и майках идущих сквозь джунгли людей. Ничего больше не напоминало о недавнем инциденте у воды. Лес жил своей жизнью, размеренной, шумной. Неугомонной. И только тропа, по которой они шли вперед, расчищая себе проход, смыкалась за спинами путников, словно отгораживая им пути к отступлению. Джунгли снова расправляли свои листья и ветки, как бы закрывая им дорогу обратно.
  Белла и так знала, что пути назад у неё нет. И как бы лес не пугал её своими опасностями, нужно двигаться только вперед. Постепенно восторг от здешней природы и от экспедиции сошел у нее на нет. Лианы как лианы, кусты как кусты, глаза её за этот день привыкли к зеленому пейзажу. Да и усталость брала своё.
  Когда река с её чёрными кайманами осталась позади, Ник Каллен разрешил остановиться на привал. Наконец-то. Поляну быстро расчистили от зарослей с помощью мачете, от чего место больше стало продуваться освежающим ветерком, разгоняющим писклявую мошкару. Солнце ещё было довольно высоко, но прохладное дыхание ночи уже ощущалось кожей. И усталость. Белла так давно не чувствовала себя настолько разбитой и вымотанной. Руки и ноги у неё гудели. И чесались от множественных укусов москитов и комаров. Это тебе не в музее сортировать экспонаты. И после этого дня, Белла уже не думала, что обещанный миллион - это много. Судя по всему, это в самый раз, а может быть и маловато.
  К тому времени, пока военные готовили поляну для ночной стоянки, биологи и ботаник о чем-то как обычно спорили, а Итан возился с фильтром для воды, солнце уже не освещало даже верхушки самых высоких деревьев. Из-за каждого камня, куста и ствола дерева выползали длинные бесформенные тени, собирались вместе, становясь все темнее и темнее, захватывая всё пространство вокруг себя. Лес погружался во мрак. Белла видела, как далеко впереди на фоне горы алели последние отблески тухнущего заката, унося с собой за гору оставшийся слабый свет.
  К вечеру кровососущие насекомые просто сошли с ума. Они роились огромными стаями, и никакой антимоскитный спрей их больше не отпугивал. Над поляной разносились звонкие трели сверчков, стрекот цикад и нескончаемый писк мошкары. Солнце неизбежно клонилось к закату, погружая лес в зеленоватое завораживающее сияние.
  Пора готовится к отдыху.
  Девушка долго возилась с установкой гамака, накрывающегося сверху плотной сеткой и брезентом. Ничего не выходило. Она проверила деревья, за которые собиралась крепить гамак. В инструкции к нему было написано, что не стоит ставить гамак у деревьев с муравейникам, иначе ночью жди гостей. Убедившись, что выбранные ею деревья безопасны, девушка снова взялась за гамак. Он, конечно же, был относительно легче, чем спальный мешок или палатка. И очень удобен и компактен в транспортировке. Но вот чтобы установить его, требовалось определенное умение. Попробуй-ка разберись со всеми этими крючками и веревками с первого раза. Здесь нужна сноровка. Или кто-то, кто с этим уже сталкивался прежде.
  - Давай я тебе помогу. - Рядом с Беллой на корточки опустился Итан МакГрегор. Врач выглядел как обычно - сурово и серьёзно. Он ловким движением своих больших рук раскатал нейлоновую ткань, привязывая одно крепление к мощному стволу дерева. Белла занялась вторым креплением. Антимоскитная сетка тоже легко разместилась над гамаком с помощью умелых действий врача. Итан проверил, чтобы молния на сетке прочно закрывалась, не давая лазейки даже для мелких клопов.
  - Спасибо, Итан.
  - И вот ещё Белла, - Врач протянул ей пузырёк с такой-то жидкостью. - Ты наглоталась речной воды сегодня, когда ныряла за Стенли. А в этой реке чего только не плавает. Принимай сироп пару раз в день, для профилактики. На всякий случай. Береженого Бог бережет. Согласна?
  И Док быстро поднялся, и размашистым шагом направился к Стенли. С точно таким же лекарственным пузырьком.
  Спецназовцы уже установили по периметру их лагеря супер-современную лазерную сигнализацию с датчиками движения. На тот случай, если ночью к ним забредут крупные хищники. Изабелла даже не хотела думать об этом. Питона ей более чем хватило.
  - Эй! - Белла обернулась. Рядом с ней стоял Джонатан. И как он смог так близко подойти к ней, ведь она не слышала его шагов.
  - Мистер Смитт,- девушка постаралась дружелюбно улыбнуться. Это было не просто. - Ещё немного хотите поговорить о змеях? Или о пауках?
  - На, возьми. Из моих личных запасов. - Сутулый ботаник протянул ей какую-то сморщенную высушенную ветку, запечатанную в герметичном пакете. - Кора дерева Ним. Просто пожуй это перед сном. Лады?
  - Эээ, спасибо.
  Ботаник смерил её взглядом из-за очков с лёгким прищуром.
  - Ты крепче, чем кажешься, Белла. Хоть на вид и такая хиленькая. Ладно. Проехали. Всегда есть люди, которые чем-то недовольны постоянно. Обычно это я. Не обращай внимания. - Попытался извиниться ботаник. Затем просто махнул рукой, давая понять, что разговор окончен.
  И резко развернувшись, он скрылся за широкими листьями папоротника.
  ***
  Горевший в центре поляны костёр не рассеивал мрака ночи. Но у огня было спокойнее. Огонь давал ощущение защищенности, и даже уюта в этих не гостеприимных джунглях. Джонатан кинул в костёр горсть каких-то мелких сушеных листьев из одного из своих карманов, и поляну наполнила удушающая смрадная вонь. Но с вонью пропали и все надоедливые мошки. Каким-то сушеным листикам удалось сделать то, что было не под силу современным анти москитным спреям.
  - В этом и есть обратная сторона джунглей, - объяснил Джон, ссутулившись, и натирая очки мятым засаленным платочком. - Дикий лес таит в себе немало опасностей, но не меньше в нем и пользы. Большинство сегодняшних самых действенных лекарств изготавливаются на основе тропических растений. А вы разве не знали? Ученые всего мира исследуют каждую травинку в надежде выявить лекарство от СПИДа или от онкологий. И все они мечтают найти в джунглях чудо.
  - Как и мы с вами, - к костру бесшумнол подошел Питер, окидывая взглядом собравшихся. Его компания биологов как обычно устроилась немного в отдалении и о чем-то оживленно переговаривалась между собой. Биологи весь день держались особняком.
  'Странные, - подумала Белла. - Что-то они не договаривают. Что-то скрывают. С чего бы?'
  - Трудно с вами не согласиться, мистер Вангарет, - ботаник водрузил очки обратно на нос, а скомканный платочек засунул в один и многочисленных карманов его бесформенной куртки. - Где еще искать эликсир жизни, как ни в неизученных дебрях Индии. Существует ли растение, способное исцелять от всех болезней? Загадка.
  - Это Вы у нас ботаник, Джонатан, - криво усмехнулся Питер, и окинул собеседника далеко не дружелюбным взглядом. - И лучше других разбираетесь в травах. Вот Вы нам и дайте ответ на этот вопрос.
  - Если бы волшебное растение и существовало в природе, то мир не знал бы таких болезней как Рак или ВИЧ. - Пожал плечами ботаник. - Замедлился бы процесс старения, а то и вовсе бы сошел на нет. Если бы такое чудо и существовало, то люди могли бы жить вечно.
  - И уже через сотню лет на планете было бы перенаселение. - Вставил Итан. - И еще острее ощущалась бы нехватка ресурсов. Недостаток питания и чистой воды. И свежего воздуха. Вот было бы удовольствие - вечная жизнь в голоде и на головах друг у друга.
  Все замолчали, обдумывая слова врача.
  А ведь в чем-то он прав, с удивлением для себя, отметила Белла. И ужаснулась собственным мыслям.
  - И люди бы еще больше начали вырубывать леса, чтобы строить себе дома. - Скривившись, проговорил ботаник. И судя по его виду, это было бы самое страшное из всех преступлений человечества.
  - Не знаю как вы все, а я уже скучаю по родному дому, - проговорил Майкл, мешая в котелке их будущий ужин. Запах был у варева не очень, но Белла так проголодалась за день, что с удовольствием проглотила бы и это. Что бы там Майк не варил.
  - А я по нормальному унитазу, - поддакнул ему Энтони. - Не знаю как вы, а мне чертовски не нравится сидеть с голым задом в окружении москитов.
  Все вокруг костра рассмеялись. Даже Белла. Вообще, тема туалета была для нее особенно болезненна. Тяжело быть единственной девушкой в походе.
  - И по нормальной туалетной бумаге. - Добавил ботаник, поправляя свои сползшие очки привычным жестом. - Вот уж чего действительно не хватает в джунглях.
  У костра снова послышались смешки.
  - С этим точно не поспоришь! - согласился врач, косо улыбаясь. - Впервые я с тобой хоть в чём-то согласен, приятель.
  На полено рядом с Беллой, придерживая бок рукой, уселся Стенли Бихлер. Его ботинки на шнуровке казались огромными рядом с миниатюрными ботинками Беллы. Он похлопал ее ладонью по плечу, привлекая к себе внимание.
  - Изабелла, я пришел сказать спасибо. - Не делая глубоких вздохов, проговорил парень. - Это всё как-то не правильно вышло. Питер прав, это я должен был защищать тебя, а не наоборот. Не каждый бы мужчина нырнул в эту реку, а ты бросилась за мной в воду не раздумывая. Спасибо тебе.
  - Пустяки. - Белла пожала плечами. - Еще сочтёмся.
  - Идёт.
  Бихлер поднялся, и медленно, пошатываясь и хромая, двинулся к своему гамаку. Изабелла кожей ощущала его неловкость. Наверное, такому сильному, накачанному парню не очень легко смириться с мыслью, что его спасла из воды девчонка.
  Ну, ничего, свыкнется. Выбора-то у него уже всё равно нет.
  - У меня только один вопрос. - Ник поднялся от котелка , становясь лицом к собравшимся и спиной к костру. - Когда питон утянул Стенли под воду, со стороны берега кто-то стрелял в змею. Чертовски метко стрелял, хочу я заметить. Кому мне нужно высказать благодарность за своевременный точный выстрел.
  Тишина. Люди на поляне недоуменно переглянулись.
  - Что? - Ник вскинул бровь. - Неужели никто ничего не видел. Вы же все были тогда на берегу. Просто скажите мне, кто стрелял.
  - Лично я ничего не видел, - ботаник со знанием дела грыз ластик на карандаше, иногда что-то записывая в свой потрёпанный видавший виды ежедневник. - Мы все смотрели только на лодку и на эту громадную змеюку. Я слышал выстрел, и подумал, что это кто-то из твоих ребят.
  - Я тоже подумал, что это ваши спецназовцы. - Вставил Итан МакГрегор. - Разве это не вы, ребята? - Врач кивнул на бритых парней.
  - Герой желает остаться неназванным? - Ник прохладно улыбнулся. И улыбка эта скорее походила на гримасу или оскал. - Так тому и быть. Сейчас, прокручивая в голове недавние события, я понял, что выстрел прозвучал не из автомата, а из короткоствольного маленького пистолета, что так легко можно спрятать куда угодно. В карман. За пояс. - Каллен развел руками. - На вооружении у моих парней таких маленьких пистолетов нет. Ну, что ж. Видимо не у нас у одних здесь имеется огнестрельное оружие. Буду иметь это в виду. На всякий случай.
  ***
  Индия, Джунгли,
  09 мая, 22:20
  После ужина военные разделили смены ночного караула и приступили к дежурству, а гражданские разошлись по своим спальным местам. Ночью, наконец, стало хоть немного попрохладнее. Белла улеглась в неудобный гамак, закрыла молнию на москитной сетке и постаралась принять такую позу, чтобы не прикасаться к сетке ни какой частью тела. Иначе это место будет тут же нещадно искусано мошкарой. Девушка даже не заметила, как сон сморил её. И не удивительно, что этой ночью её преследовали кошмары.
   Сны, вообще странная штука. Игры подсознания порой бывают настолько реалистичны, что просыпаясь, долго не можешь прийти к мысли, что это был всего лишь сон. Особенно, если тебе снятся кошмары. А безграничное воображение дополняет картину всё новыми и новыми подробностями.
  Во сне всё казалось ещё реальнее, чем в её памяти. Река. Бездвижимая поверхность которой отражала голубое небо, и ветки кустарников, и ее надувную резиновую лодку. Но это только видимость спокойствия. Вот у борта лодки Белла заметила какое-то движение. Она приготовилась к схватке с чем-то ужасным, но время шло, и ничего не происходило. Теперь рябь пошла с другой стороны от нее. И снова ничего.
  - Давай же!
  Река оставалась гладкой, словно темный шелк, спокойной. Неколебимой. Но Белла знала, что это все не так. Видимость обманчива. Девушка подошла к краю лодки, на то самое место, где стоял сегодня Стенли, и стала всматриваться в воду, ища хоть какой-то знак, что она тут не одна.
  Резкий всплеск воды у самого ее лица.
   Белла отпрянула от края лодки и увидела, как огромный пятнистый питон высоко взвился над лодкой, поднимая столбы брызг. Как с его поблескивающей чешуи водопадом стекала мутная вода. Видела холодные змеиные глаза с вертикальными зрачками, но теперь питон смотрел исключительно на неё. И эти глаза были разумны.
  - Джунгли с каждого возьмут плату за прогулку под этими тенистыми кронами. - С шипением проговорила змея слова, что девушке уже доводилось слышать прежде. - Никто не уйдет от расплаты. Там, куда вы идете, вас ждет только смерть. Ссссмерть. - прошипела змея.
  ***
  Белла с ужасом проснулась, и чуть не вывалилась из своего гамака. Хорошо, что он был застегнут на молнию, это и оберегло ее от болезненного падения.
  Страх от кошмара всё ещё не отпускал ее, заставляя сердце девушки учащенно биться. Воздуха в груди катастрофически не хватало.
  Что же ещё может подстерегать их в джунглях? Стенли ей удалось отбить у этих диких мест. А вдруг это всё только начало? Кто же будет следующей жертвой?
  А в том, что жертвы будут, Белла уже не сомневалась.
  Джунгли не рады незваным гостям. Люди лишние здесь, поняла девушка, им тут не место. А так же Белла поняла и то, что горы и джунгли будут защищать свои тайны от любопытных гостей. Любой ценой.
  И впереди их ждет смерть.
  ***
  Прохлада ночи снова вернула ему спокойствие. Отойдя за периметр датчиков движения, якобы по нужде, мужчина приложил рот к наручным часам, быстро доложив обстановку.
  - Все идёт отлично.
  - Хорошо, - ответили часы приглушённым шипением. - Первый день всегда самый сложный.
  - Только не для меня.
  - Отставить. Следуй согласно утвержденной инструкции, и никакой инициативы раньше времени.
  - Есть, никакой инициативы, - усмехнувшись, ответил мужчина, тактично умолчав о сегодняшнем инциденте с выстрелом. Не стоит расстраивать командование преждевременно. К тому же всё обошлось и его так и не вычислили.
  Пока всё идёт гладко. Но это только пока.
  Когда они доберутся до цели, надобность во многих из присутствующих здесь людей отпадет. И ему нужно быть как можно лучше подготовленным. Когда этот момент настанет.
  А пока целесообразно потянуть время. Выжидать. И каждую минуту быть начеку. Уж это-то он умеет.
  Он чуть не выдал себя, стреляя в ту змею у реки. Но просто стоять и смотреть, как тварь утаскивает под воду человека, он тоже не мог. Не того он покроя, чтобы вот так бездействовать, и просто стоять опустив руки. Сработала многолетняя практика и врожденная меткость. Ладно. Слава Богу, что все эти олухи действительно смотрели только на питона. Никто его не вычислил. Это хорошо, не хотелось бы провалить всю операцию в самом её начале. Как какой-то дилетант.
  До прибытия на место у него ещё есть в запасе пара дней. Пока Питер нуждается в его услугах, то опасаться нечего. Можно позволить себе немного расслабиться.
  Мужчина ухмыльнулся. Расслабиться... Сегодняшний день, например, очень и очень его порадовал.
  Он не отказывал себе в удовольствии весь день смотреть на мокрую майку Мисс МакДжефферсон. Влажная ткань так и льнула к девичьим грудкам, ещё плотнее облегая ее тонкое гибкое тело. На его вкус девушка была слишком уж худовата, но зато с очень даже аппетитными формами.
  Девчонка то и дело притягивала к себе его взгляд. Хорошенькое личико с высокими скулами, пухлые губки и длинные светлые волосы пшеничного оттенка. И глаза. Умные, обрамленные густыми ресницами. Она даже в камуфляжной форме выглядела эффектно.
  Невозможно было думать о чем-то другом, когда рядом с тобой идет хорошенькая куколка. В мокрой майке. Это же самая настоящая провокация с ее стороны. И о чем только она думает, разгуливая в таком виде в мужском коллективе.
  И не он один это заметил.
  Мужчина нахмурился. Молодая красивая девушка в походе не самым лучшим образом действует на атмосферу в группе. Даже с его стороны появилась личная заинтересованность, которая шла в противовес здравому смыслу и его хваленому профессионализму и выдержке.
  Он хотел её.
  И это могло испортить все его карты. Играя роль двойного агента, не оставалось времени, чтобы ещё поиграть и в героя-любовника.
  Но, если он не возьмет её в оборот сейчас, то это сделает кто-то другой. Желающих хоть отбавляй. Мужчина видел, как все эти олухи смотрят на девушку своими сальными глазками. И его то и дело пробирала злоба.
  И в основном от того, что Изабелла не смотрела на него. Вообще.
  Он привык, что девушки задерживают на нём взгляд. И не нужно прилагать усилия, чтобы завязать лёгкое романтическое знакомство. Белла же не замечала его в упор. Черт.
  Еще его радовало, что девушка ни к кому конкретно не проявляла излишнюю симпатию. Её природная красота и полная недоступность ещё сильнее подстегивали его к незамедлительным действиям. А ее равнодушие изрядно подогревало его интерес к ней. Было в ней что-то необычное, что-то интересное. Возможно все дело в ее спонтанных и необдуманных поступках? Тогда, у реки, она удивила его так же сильно, как и себя саму. Не думая кинулась в воду... Глупышка. Возможно, это и подкупало в ней.
  Обычно он был сдержаннее в своих желаниях, и легко мог контролировать обычное влечение. Но конкретно в этом случае он терпел полное фиаско. Мысленно мужчина то и дело прокручивал в воспоминаниях её мокрую майку. И то, как вздымалась и опускалась её грудь при каждом вздохе. Как натягивалась мокрая ткань на ее ключицах, когда девушка расправляла хрупкие плечи под тяжестью своего рюкзака. Жаль, что Белла носит лифчик. Вот бы увидеть её в мокрой майке без этой лишней детали женского гардероба.
  Мужчина мечтательно прикрыл глаза, фантазируя.
  Чёрт, он так сильно хотел её, что тяжело было думать о чём-то другом. Глупо это отрицать.
  Он то и дело представлял, как накрывает её рот в поцелуе. Интересно, какие у неё губы на вкус?
  Скоро он это узнает.
  Глава 3.
  Бразилия, Сан-Паулу,
  Наши дни
  09 мая, 23:50
  Мартин Гонсалес ещё раз прошёлся по стерильной лаборатории. Возможно это последние часы, что он проводит в таком родном и таком привычном для себя месте. Месте, ставшем ему домом.
  Завтра его списывают в утиль. Отправляют на заслуженный отдых. Выпроваживают из этих стен на пенсию. Да к этому давно уже всё и шло. Всего лишь вопрос времени.
  Гонсалес тяжело вздохнул.
  Правильно ли он сделал, что так и не рассказал о своих исследованиях правительству? Ведь это уже не просто заурядные пробы и анализы в институте с биоматериями. Мартин чувствовал, что стоит на пороге величайшего открытия. Вернее, стоял.
  Не хотелось уходить от дел, не закончив такую работу. Но когда работаешь на частника, то не приходится выбирать.
  Гонсалес снова протяжно вздохнул. И этот вздох, казалось, шёл из самой глубины его души. Обидно, что после стольких лет Эльдар Осборн отмахнулся от него, как от надоедливой мухи.
  Вся работа коту под хвост. Столько усилий, столько старания... Мартин и раньше находил сведения о том, что индийские монахи владеют секретом продления жизни с помощью лекарственных веществ и особой группой дыхательных упражнений. И речь тут идет не о традиционной фармакопее, а о редчайших целебных растениях, употребляемых в пищу, секретные сведения о которых передавались из поколения в поколение. К слову, алхимия и религия в Индии так тесно переплелись между собой, что невозможно отделить одно от другого.
  И судя по его исследованиям, это алхимическое чудо действительно имеет место быть. Невозможно - но факт! Многочисленные анализы зубов и костей мумии только подтверждали это. Несмотря на довольно почтенный возраст - двести пятнадцать лет, парень был в великолепной форме. Ни одной болезни с внутренними органами у него не было. Кости и мышцы сохранили свою первозданную структуру. В молекулах ДНК не было так называемых 'химических ошибок', что неизбежно накапливаются у человека с годами. Клетки его организма само обновлялись на протяжении всей жизни, не допуская сбоя, регенерировались. Если такое возможно.
  Регенерация тканей... Сколько же трудов написано на эту тему, сколько работ проводилось... Те же ящерицы обладают подобным свойством, отращивая себе хвост. А из одного луча морской звезды может регенерировать новая полноценная звезда. Ленточный червь способен восстановить целую особь из любого участка своего тела. Но вот чтобы люди могли регенерировать ткани своего организма, обеспечивая себе, в прямом смысле, бессмертие, наука еще не слышала.
  До недавнего времени.
  Что, если в природе действительно существует такое редчайшее растение или жидкость или что-то еще - чудо, способное подтолкнуть организм человека к самовосстановлению. Это же будет величайший прорыв в медицине! Сколько жизней можно будет спасти! Сколько болезней можно будет победить! Сколько добра это принесет в мир!
  Мартин Гонсалес почувствовал, как пальцы на его руках задрожали от волнения.
  Необходимо рассказать правительству о находке в горах.
  Но ученый колебался. Мартин предполагал, что власти Бразилии продадут эти сведения тому, кто больше даст. Положа руку на сердце, Гонсалес уже видел в рядах спонсоров - Американцев или Русских. И тогда вся слава от находки просочится сквозь пальцы, оседая на экономике чужих стран. Все разработки и исследования проводились в Бразилии, а лавры получит кто-то другой.
  Так не будет.
  Мартин Гонсалес оперся костяшками пальцев на жестяной стол, на котором в аккуратном порядке покоились его микроскопы и колбы со всевозможными реактивами и анализами. За те тридцать пять лет, что он проработал биологом, он изучил эту лабораторию вдоль и поперёк. И даже закрытыми глазами прекрасно сориентируется здесь.
   Мартин снова опустил сжатый кулак на стол. Нельзя рассказывать никому про свои исследования в области гистологии и фармакологии. Пока что нельзя. Иначе это не завершиться добром.
  Откуда же тогда это неприятное чувство, что гложет его изнутри?
  'Зато теперь все его наработки и результаты останутся на родине. Пусть и в руках Частной компании Осборна, зато Бразильской'. - Утешал он себя.
  Эльдар Осборн был скользким типом. Жадным. Этот не продаст никому такую информацию, пока не выдоит с неё всё, что только можно. Здесь Гонсалес был спокоен.
  Неожиданный телефонный звонок вырвал его из тяжелых дум. На экране его сотового высветился незнакомый номер. Кто может звонить ему в такое позднее время? Он ни от кого не ждал звонка.
  - Мартин Гонсалес, - устало сказал он в трубку.
  - Добрый вечер. А точнее ночь, - проговорил приятный женский голос. - Это Дороти МакДжефферсон. Извините за столь поздний звонок. Я могу с вами увидеться? Думаю, нам есть о чём поговорить.
  ***
  Индия, Джунгли,
  10 мая, 07:00
  Утро не задалось с самого подъема. Дождь начал накрапывать на рассвете. К утру это был уже настоящий ливень. По брезенту над гамаком барабанили крупные капли пресной воды, заглушая почти все звуки просыпающегося леса. И это были только первые вестники сезона дождей, что должен начаться здесь в конце этого месяца. Даже страшно предположить, во что превращаются джунгли в июне. А в июле!? Наверное, это сплошное вязкое болото, по которому нужно плыть, а не идти. Настоящий рай для кайманов. И для вездесущих москитов. Чтоб их всех.
  Белла сидела в своём гамаке, тщательно вытряхивая из ботинок всё, что могло туда заползти за ночь. Пока, в её улове была одна малюсенькая ящерица, и та убежала, теряясь в сочной зеленой траве, стоило только перевернуть обувь и потрусить посильнее. Может на ночь и ботинки брать с собой в гамак? Так, на всякий случай. Белла не любила подобные сюрпризы.
  Всё погрязло в сырости. Костер развести не удавалось - дрова сильно намокли, и Белла, как и все в их экспедиции, завтракала сухим пайком, что выдал всем им Майкл Грей из своего рюкзака. Сухари, вяленое мясо и какая-то хрустящая коврижка. И на всякий случай Белла зажевала еду веточкой из пакета, что дал ей вчера ботаник. Ветка как ветка, слегка горьковатая на вкус. Сойдёт. А сверху сироп Итана. Для перестраховки. Хуже ведь не будет?
  А вот идти под дождём было не самым приятным в этом путешествии. Питер не желал медлить ни минуты, заставляя всех подниматься в путь ни свет ни заря.
  - Выходим, выходим, - кричал он, то и дело глядя на свои наручные часы. - Время не ждет! Поторапливайтесь.
  Белла подумала, что просто ненавидит его слащавую физиономию и жеманные манеры. А Питер упорно делал вид, что не замечает её подчеркнутого равнодушия. И то и дело пытался с ней заговорить. Белла стойко его игнорировала.
  Но был и один приятный момент. Сегодня их дорога пролегала по вытоптанной слоновьей тропе, и парням не нужно было расчищать путь через дебри, срубывая бамбук и лианы своими мачете. Слоны шли здесь несколько дней назад, и широкую тропу ещё не успели обратно поглотить джунгли.
  Дождь не прекращался.
  Девушка чувствовала, что вымокла как мышь. Майка снова облепила тело. Хотя ладно, кому она тут нужна? Судя по хмурым недовольным лицам мужчин, до неё никому нет дела. Вот и отлично. Меньше хлопот на ее голову.
  С остроконечных пальмовых листьев тяжелыми гроздьями свисали капли воды, и если тронуть такую ветку рукой, то будет ощущение, что стоишь под душем. Все вокруг тонуло в сырости. Вода собиралась в широких листьях папоротников, словно в блюдца. Капли дождя то и дело стекали по стволам деревьев и лианам. Даже мартышки на ветках выглядели страшными и какими-то жалкими в своих вымокших шкурках.
  В воздухе витал запах прелости, мха и сырой травы.
  Шлепая ботинками по лужам, Белла то и дело прокручивала в голове свои последние недавние мысли. А точнее один из самых значимых мифов индийской мифологии. Миф о сотворении Амриты. Миф о великом напитке бессмертия.
   И как это древнеиндийское сказание сразу не пришло ей на ум, когда она только услышала о цели экспедиции? Видимо голова у нее была забита совсем другими мыслями, и только тут, в суровых красотах дикого леса она смогла, наконец, обдумать всё хорошенько. Обдумать и сделать выводы.
  Миф об Амрите - один из самых главных, самых ведущих в мифологии древней Индии. Суть его в том, что в незапамятные времена боги и их враги - асуры, объединили силы, чтобы сотворить важное дело. Это объединение случилось лишь однажды, чтобы добыть из вод мирового океана Амриту - волшебный напиток бессмертия. И после долгих трудов перед ними появился этот самый напиток. И каждый, хоть бог, хоть асур, возжелал обладать сосудом с Амритой. Тогда и разразилась великая битва, где с помощью хитрости и коварства победу удалось одержать Богам. С тех самых пор Боги стали бессмертны, а асуры ушли глубоко под землю. Сегодня невозможно понять, что представлял собой этот напиток, поскольку за стеной тысячелетий, люди утратили многие знания, которыми раньше владели.
  Перевод древних текстов, несмотря на ювелирную точность, так и не дает конкретного ответа на самый главный вопрос - что же входит в состав священного напитка.
  Про себя, Белла подумывала о каких-то редких травах, корнях или соцветиях. И как бы ей не хотелось, но все-таки придётся попытаться поговорить с этим склочным ботаником. Он-то точно разбирается в растениях лучше остальных.
  ***
  Чёртова погода!
  Стью Лэнгдон то и дело вытирал рукавом мокрый нос. Капли воды просачивались сквозь одежду, струйками стекали за воротник камуфляжной куртки. Его ноги давно уже промокли. В ботинках неприятно хлюпало. Плюс ко всему, он еще и натер мозоли на пятках от этой неудобной обуви. Каждый шаг доставлял адскую боль.
  Как же его достал этот не прекращающийся дождь! Этот сырой мрачный лес, и эти неудобные ботинки. Всё достало!
  И понесло же его в такое проклятое место? Легких денег захотел? Терпи теперь.
  Стью поудобнее перехватил автомат, вглядываясь в затянутые белёсым туманом джунгли. Со своими больными мозолями он как-то незаметно оказался в самом конце группы, замыкающим. Держать быстрый темп становилось все тяжелее. Ноги, наверное, уже сбились в кровь за эти два дня похода. А это довольно опасно в джунглях. Легко можно подцепить заразу в этом чёртовом сыром лесу: грибок или инфекцию. Или что похуже. Стью даже представил, что может лишиться ног из-за воспаления и гангрены! Дурак! Надо было остаться дома! Ведь знал же, что тропический климат не для него. И эта безумная затея Ника ему тоже была не по душе. Вообще, все эти тёмные делишки Николаса Каллена стояли ему поперек горла. Ну не его это! Не лежит душа к таким делам. И зачем только он сюда сунулся? Еще и ноги себе сбил в кровь.
  Может попросить у доктора какую-нибудь мазь от мозолей? Нужно подойти к Итану МакГрегору на привале. Точнее, доковылять до этого врача.
  Лэнгдон еще долго размышлял о необходимости сделать привал. И чего этот Питер так несется вперед без отдыха? Можно подумать, что раскопки куда-то денутся от них. Неужели еще найдутся придурки, поверившие в бредни о бессмертии, и попытаются прибыть на место раньше них. Это вряд ли... Таких дураков, как они больше не сыскать за много миль вокруг.
  Капли воды, ударяясь о листья и стволы, заглушали все посторонние звуки. И, тем не менее, звук треснувшей ветки рядом с собой Стью услышал довольно чётко. Мужчина резко остановился, прислушиваясь.
  - Что за черт? - Просипел он, озираясь по сторонам. Хмурый лес словно замер в ожидании беды. Все было как прежде, вот только Стью спиной чувствовал на себе чей-то давящий взгляд.
  Чтоб тебя!
  Резко обернувшись, он снова ничего не заметил.
  Ощущение, что за ним следят, никуда не пропало. А он всегда полагался на свою интуицию. Стью убрал с автомата предохранитель, и положил указательный палец на курок. Чутье спецназовца его никогда прежде еще не подводило. За ним кто-то следил. Стью прямо чувствовал бритым затылком чьи-то внимательные глаза.
  Резко крутанувшись влево, он тоже ничего не разглядел. Джунгли застилал белесый туман от испарений и моросящий непрекращающийся дождь.
  Шелест листвы снова привлек его внимание.
  Стью Лэнгдон прицелился в ближайшие кусты, но ничего разглядеть так и не смог.
  И с горечью во рту мужчина подумал, что совсем отстал от своей группы. Неужели никто не заметил, что он не идет больше замыкающим? Стало паршиво на душе. Никто не заметил, что он отстал. Напарники, тоже мне.
  И как можно на таких положиться? Сидел бы лучше дома. Хотя, что теперь жалеть... Жалеть уже поздно. И Лэнгдон в очередной раз проклял свою горькую судьбу, больные ноги и мерзкую непогоду.
  Стью повертелся на месте, не убирая автомат с плеча. Даже через оптику он ничего не видел. Может быть, ему только показалось?
  Еще один скрип веток.
  Дьявол.
  За ним точно кто-то наблюдает. Стью поднял голову вверх, и от изумления чуть не выронил автомат. Прямо над ним с ветки свешивался огромный, невероятно огромный питон.
  Мгновение. И змеиная туша обрушилась вниз, подминая под себя человека.
  Винтовка отлетела в сторону и с неприятным плеском упала в вязкую грязь. Он не успел даже вскрикнуть, очутившись в стальных тисках-кольцах. Стью почувствовал, как питон сдавливает его сломанные ребра, выдавливая капля за каплей воздух из легких.
  Он засипел.
  Джунгли поглотили его стон, смешивая со своими обычными звуками. В ветках пищали обезьяны, капли дождя барабанили по листьям папоротников. В корнах деревьев стрекотали насекомые и распевали свои песни птицы.
  ***
  Белла сидела на мокром изогнутом стволе салового дерева. Дождь кончился, но сырость никуда не исчезла. Воздух, казалось, был напоен влагой. Стало даже хуже - над землей поднимался густой туман, окутывая в вязкую белизну всё, до чего он только прикасался.
  Ник и Майкл отправились на поиски пропавшего парня уже больше часа назад. Белла всей душой надеялась, что Стью просто заплутал в этом неприятном сыром тумане. Сейчас выглянет солнце, и полумрак в лесу рассеется. И парня найдут. Должны найти.
  Неприятный холодок прошёлся у нее по спине от предчувствия. На ум пришёл её прошлый сон. Нет. Это всё глупости. Белла постаралась выкинуть ночной кошмар из головы, всеми силами желая, чтобы Лэнгдона нашли целым и невредимым. И как можно скорее.
  Питер Вангарет всё время ворчал из-за неожиданной задержки, но продолжить путь, не разобравшись, куда пропал один из охраны, было невозможно. Белла видела, как биологи о чём-то шептались между собой. И ей не очень-то это нравилось. Понятно, что биологи работают на фармацевтическую компанию не первый день, и хорошо знают друг друга, но что-то не давало девушке покоя. Уж слишком обособленно держались эти учёные от остальной группы. Нужно быть с ними настороже. На всякий случай.
  - Белла. - Рядом с ней остановился Питер Вангарет. - Отлично выглядишь.
  Издевается. Девушка чувствовала себя мокрой кошкой в грязных ботинках, с растрепанными волосами, и затертыми травой штанами. На титул королевы красоты уж точно не тянет. Хотя, любым словам Питера верить не стоит. Это она уже уяснила.
  - Это тебе. - Нано-биолог протянул ей ветку цветущего мангового дерева. Красивую, с розоватыми лепестками, украшенными россыпью дождевых капелек на бархатистых нежных листьях.
  - Нет. Не нужно, - Белла сложила руки на груди, отказываясь брать у него цветы. - Зря только сломал такую красоту. Не стоило себя утруждать.
  Питер поджал губы.
  - Я стараюсь с тобой по-хорошему, Белла, - почти прошипел он. - Не заставляй меня действовать по-плохому.
  - Угрожаете, мистер Вангарет? - спокойно спросила девушка, выдерживая его немигающий холодный взгляд.
  Питер тоже просверлил ее взглядом и лениво усмехнулся.
  - К чему мне тебе угрожать? Просто задумайся на досуге над теми преимуществами, что у тебя могут появиться, когда ты проявишь ко мне взаимность, Белла. Ты сейчас в моей экспедиции. - Питер выделил слово 'моей'. - И твое благополучие всецело зависит от меня. Ты ведь не хочешь неприятностей? И я их не хочу. Может быть, ты будешь ко мне поласковее когда-нибудь попозже?
  - Может быть, никогда, - тихо ответила ему Белла, и приложила все силы, чтобы не скривиться от отвращения.
  - Хорошенько подумай, Белла. - И отшвырнув ветку цветов в грязь, Питер отошёл обратно к кучке своих биологов. Девушка видела, как он досадливо сплюнул на и без того мокрую землю. И еще раз поморщилась.
  ***
  Когда через час Николас Каллен вернулся в их лагерь с лишним автоматом и с изрядно помятым рюкзаком, Белла еле-еле сдержала рвущийся из груди крик. По спине повеяло холодом, а в горле застрял какой-то твердый ком, мешающий дышать.
  - Стью Лэнгдона больше нет. - Тихо сказал Ник, и его голос громом прокатился по онемевшей поляне. - Это был питон. Чертовски огромный питон. И он, скорее всего, напал на парня сверху.
  - Черт подери, - высказал общее мнение Итан МакГрегор. - Вот зараза. Ботаник же нас предупреждал...
  - Стью Лэнгдона мы похоронили, завернув в его же гамак, заберем тело на обратном пути. - Продолжил Ник, затем тяжело вздохнул и вытер рукавом капли дождя со лба. - Питон в нескольких местах сломал его позвоночник, шею и все ребра. Надеюсь, Стью умер мгновенно. Тварь не успела приступить к трапезе, - мужчина кивнул на свой окровавленный мачете. - Мы старались не стрелять, Питер, - с издёвкой произнес он, прожигая взглядом своего начальника. - Чтобы не привлекать внимания к нашей экспедиции. Звук выстрела разносится в горах на много миль. - Передразнил он тон Вангарета.
  - Правильно, - Питер только кивнул, пропустив издевательские речи Каллена. - И раз вопрос с отставшим парнем решен, то не будем тут дольше задерживаться. Выходим. Нельзя терять время, мы и так лишний час здесь торчим. Пошевеливайтесь.
  Бесчувственный карьерист. Белла с силой сжала кулаки и до боли закусила губу. А что еще ей остается? Она, как и все в их отряде, вынуждена подчиняться приказам этого напыщенного индюка. В конце концов, ей за это платят, а этого собственно и достаточно.
  - Ненавижу змей, - со вздохом проговорил Бихлер, идя рядом с ней по узкой тропе среди лиан. - А особенно питонов. Как же я их ненавижу! Прямо всей душой. Веришь? - Кивнул он Белле. - Эй, Джон, ты еще говорил что-то про здешних пауков, помнишь? Их я тоже ненавижу. Не страна, а рассадник чудовищ.
  - А как на счет опасностей покрупнее пауков. - Повернулся к нему ботаник. - Хочешь, я расскажу, как охотятся в джунглях леопарды?
  - С этой минуты, - перебил его Ник, - никто не ходит один. Идем только парами. Ночное дежурство - тоже парами. Даже по нужде теперь идем с товарищем.
  От последней фразы Беллу передернуло. Она ни за что не пойдёт в туалет с кем-то из парней. Это исключено и не обсуждается.
  Девушка и так находилась под сильнейшим впечатлением от гибели Стью. Казалось, только этим утром они сидели рядом, жуя сухой паёк и ругаясь на Питера и на непогоду. Мурашки невольно пробежались по её спине.
  - Джунгли с каждого возьмут плату за прогулку под этими тенистыми кронами. - Снова вспомнила Белла свой недавний сон. - Никто не уйдёт от расплаты.
  Поровну поделив между собой ношу из рюкзака Стью Лэнгдона, экспедиция двинулась в горы. Здесь подъём вверх стал ощущаться сильнее. Ботинки всё время скользили по глинистой жиже и мокрым прелым листьям. Комья грязи налипали на обувь, от чего ноги поднимать было с каждым шагом тяжелее и тяжелее. И приходилось то и дело останавливаться, чтобы очистить подошвы от слоя земли.
  Настроение у всех в отряде было самым припаршивым. И куда подевалось то первое волшебное очарование, что испытываешь, ступая под тенистые своды зеленого леса? Теперь на смену очарованию пришли настороженность, недоверие и даже страх. Группа шла большей частью молча, лишь изредка перебрасываясь несколькими незначительными фразами. Потеря одного члена экспедиции слишком сильно отразилась на мыслях и чувствах каждого. Джунгли больше не казались парком с увлекательными прогулками-развлечениями. Здесь вся власть находится в руках дикой природы, а человек лишь марионетка в этой жестокой игре. И приходилось с этим считаться.
  Невольно начинаешь задумываться о краткости собственной жизни.
  'А ведь это был подготовленный спецназовец, - то и дело думала Белла. - Он куда лучше приспособлен был к походу в джунгли, чем любой из учёных. А учёные лучше подготовлены, чем она. Видимо в этом диком лесу есть еще такой фактор, как везение. Тебе либо повезло, либо нет. И с этим тоже нужно считаться.'
  Пот застилал глаза, тяжелый мокрый от дождя рюкзак оттягивал плечи, но девушка упорно переставляла ноги, идя наравне со всеми. Хорошо, что хоть их группа шла не очень быстро сегодня. Из-за Стенли Бихлера не получалось набрать большую скорость. Парень всю дорогу шёл сам, но видно было, с каким трудом ему дается небольшой подъём в гору. Стенли не жаловался. Он одной рукой опирался на толстую палку из ствола молодого тикового дерева. За другую руку его придерживали все по очереди. Даже Белла.
  По мере их подъёма, лес вокруг пусть и не ощутимо, но поменялся. Просветов в кронах деревьев стало значительно больше, и как следствие, сырость и мох пошли на спад. Слоновья тропа тоже ушла в сторону, и приходилось снова побираться вглубь джунглей, работая ножами.
  - Эй, Питер, как думаешь, это чудо действительно существует? - На небольшом привале начал Итан. - Там, куда мы идём, действительно есть что-то стоящее?
  - Иначе бы мы не подорвали свои задницы, - ответил за Питера Николас Каллен. - И не потащились бы в эту глушь. Неужели ты думаешь, что там ничего нет?
  - Я думаю, что если мы что-то и найдём, то эта находка не принесёт никому пользы. - Усмехнулся врач. - Эликсир вечной молодости. Вздор. Как только люди начнут жить вечно - человечество обречено. Это будет тупик.
  - А как же множество спасенных жизней? - Удивилась Белла, недоверчиво глядя на врача. - Если в природе существует лекарство от всех болезней, это значит, что у сотен тысяч неизлечимо больных людей появится шанс на выздоровление. Что в этом плохого? Ведь ты же сам доктор! Кто, как не ты должен думать в первую очередь о спасении больных?
  'И если там действительно что-то есть, то у папы тоже появится шанс, - невольно подумала Изабелла. - Шанс быстрее пойти на поправку после операции. Шанс прожить еще немного, шанс снова взглянуть своими ясными глазами на этот мир. Только бы найти чертово лекарство!' Ну вот, она уже и сама поверила в это чудо о вечной жизни! Как ребёнок, ну в самом деле!
  - Естественный отбор. Слышала про такое, Белла? - Итан усмехнулся одним уголком губ, глядя на нее. - Выживает сильнейший. Старение - естественный этап существования всех живых организмов на земле. Поколения должны сменять друг друга - это необходимо для развития любого вида и адаптации его к новым, постоянно меняющимся условиям среды обитания. Если этого не будет, считай, что наш вид обречен.
  - И перенаселение, - задумчиво добавил Ник. - Если люди перестанут умирать, на планете станет не протолкнуться.
  - Всё это глупости. - Эдвард Винтер оторвался от какого-то географического журнала, что пролистывал на каждом привале. На обложке красовался разбившийся небольшой самолет без крыла, упавший в горную реку, и частично занесенный снегом. - Остановить старение невозможно. Ген старости закладывается в каждом человеке ещё на стадии зачатия. Старость и смерть запрограммированы в нашем генокоде. - Биолог развёл руками, словно оправдываясь. - И от этого никуда не денешься. Вопрос бессмертия в руках генетиков, ребята. Только когда генетика научится удалять этот ген без ущерба для человеческого организма, вот тогда люди и станут жить вечно. Все остальное - просто препараты для стимуляции здоровья. И не более.
  - Но доктор Гонсалес говорил о том, что древняя мумия прожила довольно долгую жизнь. - Не согласилась Белла. - Более двухсот лет. И если бы не травма черепа, тот мужчина прожил бы еще дольше. Разве это не доказательство вечной жизни?
  - Нет. Ведь парень, что стал мумией, в конце концов, помер, - влез в разговор ботаник. - Значит он такой же смертный, как и все мы. А все эти разговоры про бессмертие попахивают откровенной фантастикой, вы не находите, господа?
  - Доктор Гонсалес лишь предположил, что в природе существует некое вещество, способное на время блокировать ген старения, - снова продолжил свою теорию Винтер. - Вещество, что способствует обновлению клеток ДНК без неизбежных возрастных ошибок. Но от смерти это вещество нашего мумифицированного парня так и не спасло.
  - То есть, если мы и найдем что-то там, в горах, то это будет что-то типа биологически активной добавки к пище? - Уточнил Ник Каллен и скривился. - Очередной БАД, реклама которых просто заполонила интернет. А я-то думал, что мы ищем волшебный философский камень, слиток золота с древними рунами, или еще что-то в этом роде.
  - Золото? - эхом повторил Майкл. - Я слышал, что древние Индийские храмы переполнены золотыми идолами и драгоценными камнями! Вот бы и здесь было так же.
  Белла поджала губы, но все-таки смогла промолчать. Про Индию ходит много историй о затерянных городах и о несметных сокровищах. Но всё это только лишь байки для привлечения туристов. Люди склонны верить в то, во что сами же и хотят верить. И спорить тут не имеет смысла.
  - Как думаете, есть там золото? - не унимался Майк.
  - Поживем, и увидим, - усмехнулся Джонатан Смитт. - Что-то там есть, в этих горах. И мы это обязательно найдем.
  ***
   День выдался очень тяжелым. Наручные часы на запястье девушки показывали уже половину восьмого вечера. Самые обычные часики, без наворотов - только фосфорирующие в темноте стрелки и водонепроницаемый корпус - для занятий в бассейне. Зато у всех спецназовцев на руках были не часы, а миникомпьютеры со встроенным компасом, измерителем давления, направления ветра и температуры и возможно еще чего-то. Ребята то и дело сверяли время на своих часах, когда зависали над картами и фотографиями со спутников.
  Усталое солнце медленно, но верно ползло к западу, окрашивая лес в серые и темно-зеленые тона. Оживились москиты.
  Гнетущая атмосфера в группе не проходила до самого вечера. Без Лэнгдона за ужином было как-то пусто, чувствовалось, что кого-то с ними не хватает. Сегодня никто ни шутил у вечернего костра. Мужчины сидели у котелка мрачными и молчаливыми.
  - Помянем Лэнгдона, - Врач пошарил в своём заплечном рюкзаке, извлекая оттуда флягу со спиртом. - Медицинский, но ничего другого всё равно здесь нет.
  - Пойдет. - Майкл первый потянулся к фляге. - За Лэнгдона.
  - За Лэнгдона, - подхватил ботаник, беря флягу у военного и делая глоток. - Ну и гадость. Еще и не разбавленная.
  - Зато хорошо дезинфицирует, - парировал Итан. - Не нравится, не пей.
  Джон только икнул, и передал флягу дальше по кругу, в руки Белле.
  - За Стью, - проговорила она, слегка пригубила крепкий напиток и тут же закашлялась.
  Бихлер сразу же похлопал ее по спине.
  - Ты как? Подавилась, что ли?
  - В порядке, просто не привыкла к чистому спирту, - виновато улыбнулась она. - Спасибо, Стенли.
  Биологи во главе с Питером отказались от градусного напитка, и фляга пошла по второму кругу. И Белла впервые составила компанию Питеру, больше она эту флягу не трогала. Не ее напиток. Так не стоит и начинать.
  - Итан, мне вот до сих пор любопытно, - начал Джон, - с чего ты решил стать врачом?
  - А что не так? - Не понял МакГрегор. - По-моему, вполне достойная работа. Разве нет?
  - Просто врач, на мой взгляд, одна из самых неблагодарных профессий. - Ботаник скривил губы, улыбаясь. - Один мой знакомый, хирург, рассказывал, как долго он учился, сколько лет нарабатывал практику. Столько сил на это всё потратил. И вот, когда он спас очередного пациента, тот стал благодарить Бога. Бога! Вот и помогай людям после этого.
  Итан выдавил улыбку.
  - А ты меркантильный тип, мистер Смитт. Сам-то ты с чего стал ботаником?
  - Да, уж лучше ботаником, чем врачом. - Ответил Джонатан. - Просто я с детства искал себе такую работу, чтобы приличная, и чтобы много не работать.
  - Брось, - вставил Майк, - Небось, ты просто обожаешь собирать гербарии и высушивать разные корешки. Тебя меня не провести.
  Ботаник только многозначительно хмыкнул, пытаясь казаться не уязвленным, и поправил погрызенный карандаш, что как обычно, носил за левым ухом.
   На этом посиделки у костра закончились. Гнетущая атмосфера немного спала, видимо подействовал медицинский спирт из фляги, и спать сегодня все улеглись тоже очень рано.
  Белла долго не могла уснуть. Во-первых, из-за случившейся трагедии. Ей было до ужаса жаль несчастного Стью. На его месте могла бы запросто оказаться она. И как с такими мыслями уснуть?
  Вторая причина ее бессонницы была более насущной. Идти с товарищем в туалет она не могла. Лучше вообще не ходить по нужде, чем делать это в компании кого-то из мужчин. Ночью сил терпеть у нее не осталось.
  Изабелла аккуратно открыла свой гамак, и направилась в сторону от лагеря, стараясь ступать как можно тише. Ночные джунгли совсем не походили на то, что видишь днем. Ночью джунгли оживали, и каждая тень здесь казалась зловещей. А каждый шорох заставлял её вздрагивать и замирать на месте. Где-то вдалеке ухала ночная птица. Затянули свою нескончаемую песню сверчки. И краем уха Изабелла слышала, как Ник и Энтони настраивали датчики на их сигнализации, негромко переговариваясь между собой. Это хорошо, что охранную сетку еще не поставили, можно выскользнуть по своим делам ни кем не замеченной. То, что ей и нужно. Никто из ночных дежурных ее не окликнул, и это девушку очень порадовало. Не хотелось бы объяснять по какой причине она выходит ночью из лагеря, еще и в одиночку.
  ***
  Белла всегда считала себя смелой. И никогда не боялась темноты, но одно дело это бесстрашно заглянуть под кровать в темной спальне, и проверить, нет ли там монстров, и совсем другое - идти ночью по незнакомому лесу, полному реальных опасностей. И какой бы отважной Белла себя не считала, сейчас ей было по-настоящему страшно. Она одна, далеко от лагеря и безоружна. К тому же каждый шорох и скрип веток только нагнетали обстановку, усиливая тревожное чувство у нее в душе.
   Слава богу, что всё обошлось, думала она, поспешно возвращаясь обратно на их стоянку, сквозь непроглядную чёрную ночь. Она бы запросто заплутала в темноте, если бы не слабый огонёк костра у их лагеря, что вёл её сквозь тьму, подобно маяку. Чернота леса скрывала всё вокруг, и приходилось идти, вытянув вперёд руки, чтобы не наткнуться на лианы и стволы деревьев. Внезапно по ее телу прошла дрожь, и девушка интуитивно почувствовала, что не одна здесь.
  Тихий посторонний звук справа заставил её замереть на месте и прислушаться. До лагеря было ещё очень далеко. Чертовски далеко. Белла задержала дыхание, и снова услышала чью-то крадущуюся поступь и шелест сминаемых листьев.
  Это питон! - другой мысли у неё и не возникло. Страх лишил ее сил, и девушка беспомощно стояла на месте, не в силах даже пошевелить мизинцем. Это питон! Ведь если бы это был кто-то из лагеря, то он бы не крался к ней, а просто окликнул. Это точно питон! Или леопард... О Боже!
  Девушка почувствовала, как её разумом завладевает паника. Первобытный страх липкими щупальцами сковал лёгкие, не давя и шанса вздохнуть. Рассудок подсказывал, что ей лучше замереть на месте, затаиться, положившись на темноту ночи, и переждать, пока кто-то неизвестный не пройдёт мимо. Но чувство страха было сильнее.
  'Бежать! Бежать, чтобы спастись!' - кричало ее сознание.
   И развернувшись в сторону от подозрительных шорохов девушка, что есть силы, побежала туда, куда глаза глядят. Во тьму. Удаляясь от лагеря в непроглядную черноту ночных джунглей.
  Погоня. Она чётко слышала тяжёлые шаги позади себя. Преследователь больше не крался, теперь Белла даже слышала чьё-то тяжелое дыхание у себя за спиной. Слишком близко. И от страха бежала ещё быстрее. Лианы, папоротники и кустарники больно хлестали её по рукам, оставляя порезы и ссадины. Сквозь хмурое чёрное небо не видно было звёзд, и лес оставался непроглядным. Приходилось ориентироваться скорее на ощупь, чем на зрение. Ночные джунгли были тёмными, почти чёрными. Ничего не разглядеть. О, только не это! Белла даже не сразу поняла, что со всего маху летит в траву. Ногой она зацепилась за какую-то корягу, и сейчас лежала в мокрых от росы и дождя папоротниках, боясь даже вздохнуть. Кто-то резко остановился, осмотрелся, затем подошёл к ней, но в темноте невозможно было разобрать леопард это или человек.
  Белла зажмурилась, готовясь принять ужасную смерть. Вместо этого чьи-то тёплые сильные руки подняли её с земли, и понесли обратно, в сторону лагеря.
  Девушка судорожно выдохнула, и почувствовала, что её плечо, бок и колени прижимаются к широкой мужской груди. Ее несли, словно ребенка. Одна рука мужчины была под ее коленями, другая на спине. Он нёс ее легко, без усилий, как будто пушинку.
  Белла открыла глаза, но так ничего и не разглядела. Только смутные очертания лица мужчины, несшего её на своих руках, крепко прижав к груди. И эти очертания были ей не знакомы. Абсолютно не знакомы.
  - Кто ты? - тихо спросила она, понимая, что человека с таким профилем в их лагере нет. Мужчина проигнорировал вопрос. И не выпустил девушку из своих рук, продолжая пробираться сквозь заросли обратно к лагерю.
  - Неужели ты думала, что можешь скрыться от меня в ночных джунглях? - спросил мужчина.
   Этот голос... Белла раньше уже его слышала, но сейчас из-за пережитого ужаса она не могла припомнить, кому из их отряда принадлежит этот низкий, немного хриплый тембр. Что-то неуловимо знакомое... Но точно она определить не могла.
  - Я подумала, что за мной гонится леопард, - пояснила Белла, отмечая, что мужчина нёс её, не убавляя быстрого шага, и не сбив себе дыхания. Значит, это кто-то из их охраны. Только они такие сильные, явно это не один из биологов.
  - Леопарда бы ты даже не услышала, - усмехнулся мужчина. Его улыбку она не увидела, а скорее почувствовала по голосу.
  Остановившись у густых кустов, он поставил её на ноги и крепко притянул к себе. Белла растерялась, понимая, что абсолютно не может предположить кто перед ней. Одна рука мужчины властно сомкнулись на её талии, другая рука прошлась вверх по спине и замерла на затылке.
  - Весь день размышлял, какие будут на вкус твои губы. - Хрипло сказал он, и накрыл её рот в страстном поцелуе.
  И Белла, к своему удивлению, затрепетала, ощущая волнующий чувственный контакт с его телом. Не отдавая себе отчета в том, что происходит, она сильнее прижалась к мужчине, отвечая на его поцелуй. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы теснее прильнуть к его широкой груди.
  Лёгкая щетина приятно царапала её подборок. Его губы были настойчивыми, требовательными, и невозможно было не ответить на такой головокружительный поцелуй. Дыхание у нее то и дело сбивалось, мужские руки на ее теле рождали в ней слишком волнительные ощущения. Слишком приятные, чтобы его оттолкнуть. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.
  - Это даже лучше, чем я предполагал, - оторвавшись на мгновение от ее губ, тихо проговорил он. - Твои губы сладкие. И от них очень легко потерять голову.
  Белла не смогла ему ответить, так как он снова накрыл ее рот поцелуем.
  Она ощущала его горячие руки на своём теле. Они гладили её и прижимали, не упуская ни одного изгиба. И в то же время Белла чувствовала силу мужчины, держащего её в своих объятьях. Так бережно и нежно ласкали ее эти сильные руки. Своими руками девушка обняла его за широкие плечи. Одной рукой прошлась по его волосам.
  Поцелуй сделался обжигающе горячим. Белла даже не помнила, целовалась ли она хоть раз так же страстно раньше. У неё были отношения с парнями, но такой всепоглощающий поцелуй она испытывала на себе впервые. Руки мужчины блуждали по её телу, то опускаясь значительно ниже талии, то забираясь под её тонкую майку. И Белла была не против.
  Боже, что это с ней? Ей казалось, что она сгорает изнутри, и это от одного только поцелуя. И она даже не видит лица этого парня. Не знает кто с ней, но это и не важно сейчас. Она впервые в жизни испытывала такое томление в объятьях мужчины. Впервые так загорелась, отдаваясь во власть сильных рук. Но все эти мысли плавали далеко на задворках сознания. Был только этот мужчина и его поцелуи.
  Боже. И это длилось бесконечно. Голова кружилась, в груди стало жарко, пальцы на руках дрожали, и это было не от страха. И подкашивались ноги. Белла бы наверняка упала, если бы ни сильные руки, державшие ее в объятьях.
  Только бы это никогда не прекращалось. Так удивительно приятно было ощущать на себе сильные мужские ладони. И в тех местах, где они ее ласкали, по телу Беллы пробегали мурашки.
  Его язык блуждал по ее рту и губам, заставляя Изабеллу трепетать, и теснее прижиматься к мужчине. Еще немного, и она совсем потеряет голову.
  Видимо это понял и ее незнакомец. Мужчина нехотя выпустил ее из своих рук, и повернул её лицом к их стоянке. С этого места хорошо было видно костёр.
  - Иди к лагерю, пока тебя не хватились, Белла. - Склоняясь к её уху, шепнул он. От его дыхания, что шевельнуло волоски у ее виска, тело девушки снова покрылось мурашками. - Утром увидимся, как обычно.
  Мужчина усмехнулся.
  Белла почувствовала, как он отошёл от неё. И обернувшись, никого не увидела позади себя.
  Отлично. И кто ты был?
  Постояв ещё несколько секунд, и всеми силами стараясь взять себя в руки, девушка двинулась в сторону лагеря.
  ***
  Сигнализацию всё ещё не установили. Николас и Энтони не громко переговаривались, забивая по периметру их стоянки колышки с датчиками. Никто не заметил её отсутствия. И, слава Богу.
  Руки дрожали. Дыхание она так и не выровняла. Губы слегка пекли, исцарапанные щетиной того незнакомца. И ноги совсем ее не слушались. Да что же это с ней? Тихо пробравшись к своему гамаку, Изабелла улеглась, и стала прислушиваться, с какой стороны вернётся тот парень. Ничего не удалось услышать, кроме непрекращающегося стрекота насекомых, воплей обезьян и завываний ночных джунглей. Либо этот неизвестный вернулся первее неё, либо и вовсе не возвращался.
  Кто это был?
  Губы у неё горели при одном только воспоминании о его поцелуе. Всё тело покрылось мурашками.
  Кто же это был?
  Он высокий. Это Белла точно запомнила, так как ей пришлось встать на носочки, чтобы обнять его за шею. Высокий. Точно высокий. В их отряде не так уж и много высоких парней - Итан, Ник, Михаэль.
  Его волосы были мягкими. У Николаса короткий ёжик остриженных волос. Это точно не он. У Итана чёрные вьющиеся волосы, и на вид они не могут быть мягкими. Михаэль?
  Но у целовавшего её только что парня были широкие плечи. А у биолога Михаэля плечи учёного, который никогда не поднимал ничего тяжелее ручки или книги. Да Михаэль бы и не смог нести её на своих тонких руках через лес.
  Тогда, кто же это был?
  С такой фигурой в отряде нет ни одного парня. В этом она была точно уверенна.
  И девушка вдруг подумала, что возможно этот человек пришёл не из их лагеря.
  Глава 4.
  Бразилия, Сан-Паулу,
  Наши дни
  11 мая, 08:00
  Мартин Гонсалес внимательно смотрел на женщину, что сидела на диване в его гостиной этим ранним утром. Ей было около сорока пяти. Подтянутая, ухоженная. С аккуратной уложенной причёской из коротких русых волос. Но больше всего Мартину понравились её светящиеся умом тёмно-синие глаза, яркие, живые. Особенные.
  Собранная поза и четко выверенные движения женщины говорили Мартину о том, что это дама не привыкла тратить время на пустую болтовню. Как и он сам. От этой мысли Мартин невольно улыбнулся своей собеседнице. Она ответила ему тем же.
  - Я рада, что вы уделили мне время, - мягко проговорила Дороти МакДжефферсон. И еще раз открыто улыбнулась ему. Её улыбка Марину тоже понравилась. - Простите за мой ранний визит, но дело не терпит отлагательств. Вы наверняка догадываетесь, на какую тему я хочу завести разговор. Верно?
  Мартин кивнул. Фамилия МакДжефферсон была ему знакома.
  - Вы мать Изабеллы, я прав? - предположил биолог.
  - Тётя. - Женщина тяжело вздохнула и стиснула руками маленькую лаковую сумочку, что держала на своих коленях. Мартин отметил, как побелели от напряжения костяшки пальцев у его собеседницы.
  - Я Вас слушаю, - подбодрил он Дороти. - Что привело Вас в мой дом этим утром? Что-то случилось?
  - Белла позвонила мне три дня назад, и рассказала, что у неё появилась хорошо оплачиваемая работа. - Собравшись с силами, проговорила Мисс МакДжефферсон. - Она не сказала, где и кем собирается работать. Сказала лишь, что ей придется уехать на месяц. И Белла попросила меня проследить за операцией отца, которую она оплатила. Мне только вчера удалось прибыть в Рио-де-Жанейро. Пришлось бросить раскопки в Куала-Лумпуре. И каково же было мое удивление, когда оказалось, что никаких денег на счету у племянницы нет. Операция Бенджамина так и не была оплачена. Но самое ужасное - это то, что Белла как сквозь землю провалилась! Её телефон выключен, никто из знакомых не знает где она. И куда собралась. Мне удалось лишь узнать в музее, где она раньше работала, что её разыскивали из Биологического института в Сан-Паулу. И вот я здесь, перед вами. И хочу узнать, что же с ней произошло? Куда вы подевали мою Изабеллу?
  - Это какая-то ошибка. - Мартин поднялся с кресла, и прошёлся по комнате, размышляя. - Не может быть, чтобы деньги не перевели на её счёт. Я лично слышал, как Осборн говорил о пятистах тысячах аванса каждому. Не может быть, чтобы он обманул стольких людей. Наверное, это какой-то технический сбой. Недоразумение. Не могу поверить в такое вероломство с его стороны. Всему этому есть какое-то логическое объяснение.
  - Я позвонила в клинику, где Белла рассчитывала лечить отца, и оказалось, что там ничего не знают об операции. - Дороти сжала пальцы рук в замок. - Хотя Белла говорила, что лично звонила в больницу, куда якобы перевела деньги и беседовала с врачом. И что они даже назначили дату операции.
  - Не укладывается в голове, - прошептал Мартин, и его глаза заблестели от волнения. - Как такое возможно? Ведь Эльдар Осборн должен будет как-то объяснить всем этим людям отсутствие денег на их счетах, когда экспедиция вернётся назад.
  Дороти потрясенно взглянула на него. И ужас отразился в её огромных синих глазах.
  - Может быть, этот Осборн уверен, что экспедиция никогда больше не вернётся обратно?
  ***
  Индия, Джунгли,
  11 мая, 08:00
  Утром все мужчины в лагере вели себя как обычно. Белла надеялась, что её незнакомец подойдет к ней первым, или ещё как-нибудь себя выдаст. Взглядом, жестом или улыбкой. Но ничего такого не происходило в это утро. Уж не приснилось ли ей это всё? Возможно, это просто побочный эффект от крепкого спиртного из фляжки, или очень богатая фантазия. Или её затянувшееся одиночество...
  Ночной незнакомец, так и остался незнакомцем...
  Девушка возилась со своим гамаком, укладывая его в рюкзак, как можно компактнее. И невольно любовалась предрассветными красками, наблюдая как за считанные минуты лес из непроглядно темного, становится сперва серым, затем темно зеленым, и наконец, золотисто-изумрудным. Словно декорация к какому-нибудь голливудскому фантастическому фильму. Белла окинула глазами местность, стараясь надолго запомнить эту красоту утреннего леса. Не каждый день такое увидишь.
  - Может всё-таки заказать пиццу? - Николас без энтузиазма мешал ложкой то, что приготовил для них на завтрак Майкл. От варева из котелка поднимался легкий дымок и запах подгоревшей каши. - У кого есть с собой визитка 'PIZZA HUT'?
  - Мне с анчоусами, - согласился сам Майк. И расхохотался.
  - Тогда мне с беконом, и лучше сразу две, - Ник накрыл крышкой почерневший от копоти котелок, и повернулся к остальным. - Еще заказы?
  - Четыре сыра.
  - С грибами и курицей. Тоже две. - Улыбнулся Итан. - Чтобы и на обед хватило.
  - А мне горячий кофе из STARBUCKS. Потому что то кофе, что я сейчас пью, даже отдаленно не напоминает капучино. - Кивнул Бихлер. - А из 'PIZZA HUT' мне, пожалуйста, закажи острую пиццу с чили. Две.
   - Я согласен на какие угодно чаевые разносчику, если пиццу и кофе привезут сюда прямо сейчас, - Эдвард Винтер захлопнул журнал, что на каждом привале пролистывал, и повернулся к Питеру. - В следующую экспедицию необходимо брать с собой не только охрану, врача и историка, но и итальянского шеф-повара. А почему бы и нет?
  - Помечтали? - Питер скривил губы в улыбке, напоминающей акулий оскал, - а теперь доедаем то, что есть, и не задерживаемся. Это вам не увеселительная прогулка, и не ресторан, где принимают заказы. Десять минут на завтрак и выдвигаемся. Время пошло.
  И Майкл стал раскладывать в миски то, что наварил, под поникшие взгляды остальных.
  Белла в свете дня очень пристально рассматривала каждого из членов экспедиции. И никого похожего не находила. Даже отдаленно никто не напоминал её вчерашнего незнакомца. Да, ночью было темно, но кое-что девушка всё же могла разглядеть в нём. Высокий рост, и широкие плечи. Сильные руки и низкий чуть хриплый голос.
  В лагере не было ни одного мужчины, кто подходил бы под это описание.
  Ник действительно был коротко стрижен, и его волосы скорее напоминали колючий ёжик, чем мягкие пряди. Это точно не он. Итан был сильным, широкоплечим и высоким. Но, Итан всё время гладко выбрит, а девушка запомнила небольшую щетину, что так приятно колола её подбородок и губы. Михаэль тоже подходил под её описание, высокий и слегка небритый, но слишком уж худой. Нет, это не он. Может быть Энтони Фаррел? Нет, у него, как и у всех в команде Николаса бритый затылок. Питер? Даже думать про это не приятно... Тогда, может быть, это Эдвард Винтер? Тоже нет, биолог был плечистым, но не вышел ростом. После того как девушка украдкой оглядела всех, она невольно посмотрела и на сутулого ботаника. Ох, точно нет. Ботаник не казался ни сильным, ни высоким. И ещё эта его нелепая детская шляпа со значком бойскаута и круглые очки, как у Гарри Поттера. К тому же он явный женоненавистник, и судя по виду, все ещё девственник. Белла улыбнулась своим мыслям. Нет, это точно не ворчливый ботаник. И, слава Богу!
   Потому что ей хотелось ещё раз пережить тот самый поцелуй. Белла сдавила руками виски. Что с ней происходит? Тем более ни один из парней в этой группе ей не нравится. С кем бы она хотела поцеловаться при свете дня? Да ни с кем. Ни один из здесь присутствующих не вызывал в ее душе хоть какого-то отклика.
  Кто же тогда был её вчерашний незнакомец? Кто так страстно и так сладко целовал её прошлой ночью? С ним она хотела бы ещё раз остаться наедине. Девушка снова сдавила пальцами виски.
  Глупышка, он не подошел к тебе утром, значит считает, что ничего особенного не произошло. Может быть, ты даже не в его вкусе. Может быть, и сам поцелуй ему не понравился, и чтобы не повторять это снова, он просто решил тихо отмолчаться. Белла почувствовала, как у нее защемило в груди.
  Она от одного только поцелуя потеряла голову, а парню, возможно, это всё и вовсе не понравилось. Или он посчитал ее слишком легко доступной? Или ждет, что она сама должна к нему подойти первая?
  О, современные мужчины! В принципе, Белла была не против подойти к нему, первая. Если бы только знала к кому конкретно. Не будет же она ходить по лагерю и спрашивать у каждого: 'Извините, это я не с Вами вчера ночью целовалась?' Её же на смех поднимут. Чтобы подойти к парню, нужно сперва знать наверняка к которому, а девушка была ни в чем не уверенна.
  Ой, да ладно! Не хочет он с ней говорить, ну и все! Тоже мне, герой-любовник! Лучше бы и не целовал ее совсем, раз теперь решил поиграть в прятки!
  Белла снова вспомнила тот поцелуй, и по ее рукам пробежались мурашки. Так ее еще никто и никогда не целовал, в этом она была уверенна. И больше ни в чем.
  Хватит.
  Пора взять себя в руки. Сейчас не время и не место предаваться глупым розовым мечтам. Лучше направить все свои силы в нужное русло. Девушка достала ежедневник, и быстро перечитала свои записанные мелким размашистым почерком мысли. Её последней записью были рассуждения о древнем мифе и о напитке бессмертия. Ах да, она же хотела на днях поговорить с ботаником о травах. На следующем привале нужно это устроить.
  ***
  Утром он поднялся вместе со всей группой, на рассвете. Да и можно было бы тут спать, когда с первыми лучами начали голосить попугаи и прочие мелкие пташки. И Питер, подгоняя их быстрее собираться в путь.
  Мужчина привычным движением похлопал себя по штанам и куртке, как и все остальные в их отряде. Только остальные проверяли одежду на наличии змеек, пауков, скорпионов и прочих ползучих гадов, а он незаметно проверил на месте ли его пистолеты. Короткоствольная 'Беретта' девятого калибра удобно разместилась в потайном кармане куртки. Второй его пистолет находился за голенищем правого ботинка. В левом были метательные ножи. Без оружия он чувствовал себя раздетым. Видимо годы, потраченные на его подготовку, не прошли даром.
  В жизни секретного агента всегда наступает такой момент, когда применение огнестрельного оружия воспринимается как что-то само собой разумеющееся. Вполне рядовое событие. Ничего особенного.
  А вот поцелуи на службе не вписывались ни в одну его привычку. И тот факт, что он уступил своим прихотям, характеризовал его не с лучшей стороны.
  Он только усмехался, украдкой глядя на нее. На то, как она внимательно всматривается в лица каждого этим утром. И в его лицо тоже.
  Не узнала.
  Неплохо сработано, майор. Быть незаметным ему всегда удавалось лучше всего прочего.
  На лице Беллы отразилось отчаяние. Желание подойти к ней и утешить, или хотя бы все объяснить, было так велико, что он даже удивился самому себе. Нельзя выдавать себя раньше времени. Ни в коем случае. На карту поставлено сейчас слишком многое.
  Даже целовать ее не стоило. Но разве можно было устоять? Даже он не мог.
  Тем более девушка сама отвечала на его поцелуи. И с таким энтузиазмом отвечала, что реши он пойти дальше, Белла была бы, скорее всего, не против.
  Мужчина тяжело вздохнул, прикрывая глаза. Вспоминая.
  Черт, это обойдется ему значительно дороже, чем он рассчитывал изначально. Тяжело видеть ее каждый день рядом, и не иметь возможности коснуться этих пухлых волнующих губ. Плавных изгибов ее стройного тела. Или просто провести рукой по ее длинным вьющимся волосам.
  Мужчина сжал челюсти, прогоняя от себя наваждение. Проклятье, ведь эта девушка не из тех, что ему обычно нравятся. Ни пышных форм, и даже не брюнетка. Возможно, все дело в том, что она единственная девушка в походе? Но в глубине души он знал, что дело не в этом. Белла была яркая, живая, самоотверженная и бесхитростная. В наше время это редкость. Девушка все время притягивала к себе его взгляд.
  Она еще будет его, но немного позже, когда всё это закончится. Сейчас он рискует только своей жизнью. Не стоит рисковать еще и жизнью Изабеллы. Если она пострадает из-за него, он себе этого никогда не простит.
  Она в относительной безопасности, пока ничего не знает. И только эта мысль удерживала его от того, чтобы встать и подойти к ней днём.
  ***
  Подъём в гору становился всё круче. Дыхание то и дело сбивалось в груди, но Белла упорно переставляла усталые ноги, карабкаясь по камням наравне со всеми. Всё выше и выше взбирались они в горы. Сейчас девушка с гордостью думала, что не зря не прекращала ходить на плавание. Это неплохо укрепило её мышцы на руках, ногах и спине. Если бы не занятия в бассейне, то она не выдержала бы этого сумасшедшего темпа. Не осилила бы такой, местами довольно крутой, подъём в гору. И судя по всему, это только начало. Не зря же у каждого в рюкзаке лежали верёвки и карабины со страховками для скалолазания.
  Пейзаж стал меняться по мере того, как экспедиция продвигалась все выше и выше в гору, и Белла никогда прежде не видела ничего подобного. Крутые склоны холма были украшены зеленью, но ее уже не было не достаточно, чтобы скрыть обнажившиеся скальные породы и огромные бурые камни и валуны. Деревьев становилось все меньше и меньше. И теперь от подъема в гору уставали не только ноги, но и плечи, и даже спина.
  Но хуже всего приходилось Стенли Бихлеру. Сломанные ребра не давали бедняге сделать глубокого вздоха, и он напоминал рыбу, выброшенную на берег в солнечный день. Лицо у него покраснело, глаза словно заволокло белесой дымкой. И еще, после вчерашнего дождя, у него началась тропическая лихорадка, но парень упорно не желал показывать свою слабость. Опираясь на плечо Ника и Майкла, он продолжал идти в гору. Ну и к чему сейчас это упорство, граничащее с безумием?
  - Питер! - Ник Каллен окрикнул начальника экспедиции. - Так больше продолжаться не может. Стенли необходимо доставить в госпиталь. Я считаю, что нужно связаться по твоей рации с вертолётом, и вызвать сюда спасателей. И как можно скорее.
  - Исключено. Об это не может быть и речи, - злобно прошипел Питер. - Вызов спасателей может поставить под угрозу секретность нашей операции. И может выдать местоположение раскопок. А я не могу так рисковать. И если Стенли Бихлер не может идти сам, значит пусть остаётся тут. Это только его проблемы. Мы и так потеряли столько драгоценного времени из-за него. Да и вообще, это я здесь начальник экспедиции, значит я и буду решать, вызывать сюда спасателей, или же нет. Так вот. Мой ответ: 'Нет'. Доступно объяснил?
  Ник тихо выругался. И Белла чётко услышала что-то про ярко выраженную нетрадиционную половую ориентацию их руководителя. Только одним словом. И была с Ником полностью согласна.
  - Нужен привал, - спустя еще час сказал Каллен. - Стенли стало хуже, и я не могу потерять ещё одного своего человека из-за банальной глупости и гордости. Необходим привал. И точка.
  Мистер Вангарет скривил губы, рассматривая циферблат своих дорогих часов, но всё-таки разрешил группе небольшой отдых.
  Белла отметила, как покраснел Стенли, когда его уложили в растянутый гамак. На его лбу выступила испарина, губы казались потрескавшимися от пересыхания. Итан что-то вколол ему в вену и дал таблетку под язык.
  - Ему действительно нужно в больницу. - Наконец сказал врач, проведя беглый осмотр. - Я делаю всё, что могу, но у парня сломаны ребра. Ему нельзя продолжать путь. Дальше будет только хуже.
  - Так пусть остаётся тут. Я его не держу, - злобно прорычал Питер. - На что такой охранник в группе? От него больше вреда, чем пользы.
  Белла еле-еле сдержалась от того, чтобы не вскочить, и не надавать Питеру пощёчин. Ведь это из-за его глупого решения Стенли пострадал на той реке. И как можно быть таким чудовищем?
  - Я могу остаться здесь со Стенли. - Спокойно, почти ласково сказал Михаэль Тесовски. И бросил пристальный говорящий взгляд на Питера.
  Питер ответил ему таким же говорящим взглядом. И как-то злорадно усмехнулся. Затем кивнул.
  - Хорошо. Так мы и поступим, - радостно сказал он. - Отличный план, Тесовски. Оставайся. Ты справишься, я в тебе не сомневаюсь.
  Но Белле очень не понравился молчаливый диалог между Михаэлем и Питером. Что они задумали? К какому решению пришли, когда вот так переглянулись? Неужели только она одна из группы это заметила?
  Но ведь все они здесь в одной лодке... Изабелла не верила, не хотела верить, что биологи могут причинить парню зло. Зачем им это нужно? Не укладывалось в голове.
  ***
  Индия, Джунгли,
  11 мая, 13:50
  Привал как раз совпал с обедом. Майкл и Энтони доставали из своих рюкзаков провизию, Ник уже разжигал небольшой костёр, поливая сыроватые ветки и кору деревьев горючим раствором для розжига. Итан МакГрегор занимался обеззараживанием воды, пропуская жидкость через специальные мягкие фильтры, что тащил в своем рюкзаке.
  - Разносчик не заработал на чаевые, - Ник устало взглянул на свои часы на запястье. - Доставка пиццы задерживается уже часов на пять.
  - Сомневаюсь, что нас тут хоть кто-то разыщет. - Согласился с ним ботаник. - Мы забрались в такие дебри, куда даже местные жители не ходят. И правильно делают. - И он перевел странный взгляд на Итана со шприцом в руках. Врач закончил устанавливать фильтры и теперь молча занимался раненным, делая уколы и проверяя утягивающий ребра корсет.
  Стенли Бихлер быстро уснул после инъекции жаропонижающего, и выглядел немного лучше, чем час назад. Но бисеринки пота все еще блестели на его лбу. А это в очередной раз напоминало об опасности тропической лихорадки. Парень не может продолжить путь, и как бы Белла не переживала, придётся оставить его здесь, с Михаэлем.
  Биологи снова о чем-то шептались, собравшись в кучку. Как и всегда.
  А тайный герой-любовник так и не подошел к ней. И ни чем себя не выдал. Мужская логика? Ты вообще существуешь? Зачем тогда было целоваться? Да еще как целоваться, от одного воспоминания подкашивались ноги. Уж ни нафантазировала ли она себе вчерашний поцелуй? Что, если это просто плод её воображения? Или слишком яркий сон... Эххх...
  День был душным и влажным. И с каждым вздохом казалось, что вдыхаешь в себя пар, а не воздух.
  Белла сидела на поросшем мхом камне и уже несколько минут внимательно наблюдала, как ботаник со знанием дела грызёт карандаш. Полностью сосредоточившись на своём занятии, он, казалось, не замечал ничего вокруг. Девушка всё оттягивала и оттягивала беседу с Джонатаном о мифах и травах. Но когда-то же ей нужно будет с ним поговорить. Почему бы не сейчас, пока у них есть время на привале.
  Белла откинула волосы со лба, собралась с силами и подошла к нему, присев рядом на ствол поваленного дерева. Ботаник ни как на нее не отреагировал. Словно и вовсе не заметил ее присутствия.
  - Джон, я хочу с тобой поговорить. - Начала Изабелла, встретившись с его презрительными тёмно-карими глазами, глядящими на неё сквозь запотевшие стёкла его очков.
  - Валяй, - кивнул он, не прекращая усердно жевать карандаш. - Попробуй меня удивить. Хотя, куда тебе.
  - Ты всегда такой грубый?
  - Многие считают, что я грубый и злопамятный. И знаешь что? Я и сам так считаю. - Он усмехнулся. - Ладно, говори, чего ты ко мне пришла? У меня и так мало времени.
  - Ты слышал что-нибудь про мифы об Амрите? - напрямую спросила Белла.
  Ботаник, наконец, вынул изо рта карандаш, и пожёванный, засунул себе за левое ухо. Вид у него стал ещё нелепее, чем прежде.
  - Миф о напитке бессмертия. Что-то читал. Давно. - Он откинулся спиной на поросший мхом камень. - Кажется это история про битву за вечную жизнь. - Ботаник криво усмехнулся, видя поражённый взгляд девушки.
  - Это ты меня удивил. - Белла улыбнулась, - Не думала, что ты вообще имеешь представление о древнеиндийской мифологии. Но, несмотря на твои познания, я все же хочу рассказать тебе этот миф. Работая с оригиналами свитков в музее, я наткнулась на один самый древний текст этого мифа, где завуалированно указан состав напитка. Текст размыт и полон неточностей, но может быть, ты лучше меня сможешь разобраться в непонятных ритуалах индийских монахов.
  Джонатан криво усмехнулся, глядя на неё поверх сползших на нос очков.
  - Напиток, способный приостановить старение. - Задумчиво проговорил он. - Белла, ты хоть представляешь, что это будет значить? Эта новость в мире будет иметь эффект разорвавшейся бомбы. Мягко говоря.
  - Наверное. - Девушка пожала хрупкими плечами. - Я больше думаю о том, скольких людей удастся спасти, если этот напиток действительно существует. Если мы отыщем растения, входящие в его состав. И подробный рецепт самого напитка. Ведь все, чем сегодня владеют историки, это лишь догадки и метафоры.
  - Древний зашифрованный миф, завуалированный состав секретной субстанции. Всё это глупости, Белла. Я не сторонник всяких там домыслов и недосказанностей. Лично я думаю, что во всех этих старинных мифах всё слишком надумано, закручено и перефразировано. - Ботаник снова окинул её небрежным равнодушным взглядом. - Если существуют растения, способные так кардинально влиять на организм человека, то на самом деле без разницы, корень ты пожуешь, листики или сок из ствола - эффект должен быть в любом случае. А вся эта мутотень с фазами луны, коих так любят придерживаться алхимики - просто для красоты и полноты древней сказки. Если растение обладает целебным свойством, то абсолютно без разницы в марте ты его употребишь или в апреле. В цельном виде или в перетёртой кашице. Я так считаю. - Он немного помолчал. - В большинстве случаев все эти алхимические обряды и ритуалы - всего лишь мишура, которой окружали себя древние схимники. Это просто необходимые дополнения для поддержания собственной важности. И только.
  - То есть, ты считаешь, что если целебные растения и существуют, то в каком бы виде человек их не употреблял, эффект будет одинаков?
  - Именно. - Джонатан самодовольно хмыкнул.
  - И у тебя есть предположение, что за растения это могут быть. Ты же как-никак ботаник. И кое-что смыслишь во флоре этого края.
  Джон посмотрел на неё долгим, немигающим взглядом.
  - Кое-что... - Он криво усмехнулся. - Здесь, в джунглях Индии сотни видов одних только кустарников. А зашифрованные тексты не проливают свет на истину. Можно сколько угодно гадать, чтобы попасть в какое-то конкретное растение. Будем надеяться, что там, в горах, - он мотнул головой вверх, - мы найдем более полный список целебных трав, кустов и всего остального, что может обладать целебными свойствами.
  - Будем надеяться, - смирилась Белла и отошла от него.
  ***
  Как это и бывает всегда - рассиживаться на привале не получилось. Вангарет подгонял их двигаться дальше.
  Больше всего на свете Белле не хотелось бросать Стенли с Михаэлем. Питер распорядился, чтобы им оставили запас продуктов, воду, необходимые медикаменты, лишний автомат Лэнгдона и ещё кое-что из самого необходимого.
  - Мы вернемся за вами на обратном пути, - с наигранной улыбкой скала Белла, дотрагиваясь до обжигающе горячей ладони Стенли Бихлера. - Ты только продержись, ладно?
  Парень слабо кивнул, и попытался сжать ее руку.
  - Вот и отлично! Ты поправишься, Стенли. Я ведь не зря ныряла за тобой в ту реку. Не зря?
  - Нет, - потрескавшимися губами сказал парень.
  - Держись. Все будет хорошо. И мы вместе посмотрим с тобой все серии 'Крепкого орешка', когда вернемся. Посмотрим на вечно хромающего МакКлейна. Посмотрим? - Ласково спросила Белла.
  - Да.
  - И закажем себе по двойному фраппуччино из STRARBUCKS. Да?
  Парень кивнул и чуть сильнее сжал ее руку своей горячей ладонью.
  - Вот и отлично, вот и замечательно, - улыбнулась девушка. И не хорошее предчувствие у нее только усилилось.
  После реки Белла чувствовала ответственность за этого человека. И поэтому бросать Стенли с Михаэлем ей совсем не хотелось. Она всё ещё помнила тот взгляд, которым Питер смотрел на мистера Тесовски. Они что-то задумали. Что-то не хорошее.
  А предчувствие Беллу редко подводило.
  - Держись, Стенли! - Вымученно улыбнулась она, сжимая его горячую руку. - И если там есть целебный напиток или чудодейственное растение, или что-то там еще, то я принесу тебе это.
  И своему папе, - подумала Изабелла. - Как там он, после операции? Как же сильно ей хотелось сейчас позвонить отцу и узнать как у него самочувствие. Вернулось ли к нему зрение? Нет ли никаких осложнений? Жаль, что телефон у нее отобрали ещё в Рио-де-Жанейро. Да и здесь, в джунглях, наверное, не ловил бы сигнал.
  ***
  'Парень поправится. Со Стенли всё будет хорошо, - словно мантру повторяла про себя Белла раз за разом. От одной мысли, что он не выкарабкается, её начинало трусить. - Все будет хорошо. Не может не быть.'
  Еле слышный из-за глушителя выстрел прозвучал за их спинами примерно через двадцать минут, после того, как группа оставила двоих на привале, и двинулась в гору. От этого необычного звука, тихим эхом разнесшегося по джунглям, на деревьях вспорхнули птицы и хором запищали мелкие обезьяны. Это мог быть только выстрел, и раздался он с той поляны, где Стенли оставили с Михаэлем.
  - Черт! - Крикнул Ник. - Возвращаемся! Немедленно. Там что-то случилось.
  Питер хотел возразить, но его никто уже не слушал. Больше далеких выстрелов не раздавалось - тишина угнетала еще сильнее, чем если бы там была перестрелка. Белла чувствовала, как сердце у нее в груди стучит быстро-быстро. Автомат они оставили Михаэлю, и поэтому не возникало вопроса о том, кто стрелял. Вопрос был, в кого он стрелял.
  Нет. Даже думать про это не хочется. Белла ещё раз припомнила взгляды, которыми обменялись Питер и Михаэль накануне. Только не это. Тесовски не мог так поступить со Стенли. Не мог. Или...
  Когда они, запыхавшиеся, выбежали на поляну, Михаэль встретил их нацеленным дулом автомата.
  - Слава богу, это вы. - Он опустил оружие и выдохнул. - Док с вами? Нужен Док. Срочно.
  - Что случилось? - Спросил Питер, и Белле показалось, что голос Вангарета звучал как-то наиграно. Плохой из Питера актер.
  - Кобра. - Михаэль указал дулом автомата на убитую им только что Королевскую двух-очковую тварь. Та бездвижно лежала на листе папоротника, словно ее специально разместили на самое видное место. - Змея успела укусить Стенли. Док, я не нашел в аптечке противоядия. Мне очень жаль.
  Итан немедленно кинулся к Бихлеру. Пульса у парня уже не было. На шее отчетливо были видны следы змеиных зубов.
  - Срань господня, - сказал врач, и досадливо поджал губы.
  - Полностью согласен, - влез ботаник. - Кобра сразу укусила парня в шею, чтобы яд подействовал как можно быстрее. Не в руку, не в ногу. Кобра отлично разбиралась в анатомии. Удивительно. Вы не находите, ребята?
  - Стенли единственный, кого уже второй раз кусает змея. - Питер безразлично усмехнулся, показывая ровные зубы. - Чем-то он им нравился, этот Бихлер. Царство ему небесное. И я не вижу в этом ничего необычного. В Индии каждый год умирают тысячи человек от укусов змей. Здесь это в порядке вещей.
  - Умирают. И в основном по собственной глупости. - Ответил ему Итан. - Индусы любят спать на полу, или прямо на земле. А змея - существо хладнокровное, и выбирает для ночлега место, где потеплее. И частенько заползает на ничего не подозревающего спящего. А ворочаясь, человек может задеть незваного гостя. Вот основная причина стольких смертей от укусов кобр в Индии.
  - У парня был жар, вот кобра к нему и кинулась, - предположил Михаэль. И никто больше не возражал. Все подавленно молчали, осмысливая произошедшую трагедию.
  Белла тоже молчала, глядя на убитую кобру. Что-то тут не так. Она не верила Михаэлю, не верила Питеру. Было ощущение, что они просто убрали лишнее звено, тормозившее их отряд. В горле стал ком, и проглотить его все никак не выходило.
  - Эй, а ты еще и ножом кобру добивал, что ли? - Николас пнул ботинком безвольную тушу серой змеи с обмякшим капюшоном, напоминающим сдутый шарик. - В голове у кобры след от пули и рядом след от ножа.
  - Я хотел, чтобы наверняка. - Пожал плечами Михаэль.
  Интересно, а если убить ножом кобру и спрятать ее в пакет или какую-нибудь коробку, да в собственный рюкзак. Подержать там до нужного времени, а потом погрузить зубы змеи в шею слабого, неспособного сопротивляться парня, змеиный яд еще будет действовать? А потом геройски стрельнуть в голову давно уже мертвой кобре. Уж не это ли Питер и Михаэль тогда решили, переглядываясь? А можно сделать еще проще - просто вколоть ничего не подозревающему парню в вену яд. И сымитировать змеиный укус.
  Белла промолчала, оставляя свои мысли только себе. Пока что. Да и может ли она кому-нибудь доверять здесь? Вряд ли. Но, вот когда их экспедиция вернется обратно, она это дело так не оставит. Здесь должна разбираться полиция, и Михаэль за все ответит. Жаль, что сейчас она пока бессильна.
   Настоящий закон джунглей так и гласит - каждый сам за себя. И не очень приятно осознавать, что ты всего-навсего слабая безоружная девушка. И вокруг полно зубастых оборотней, выдающих себя за ученых-биологов.
  ***
  Индия, Предгорье,
  11 мая, 16:20
  Стенли похоронили под огромным тисовым деревом, завернув тело в нейлоновый гамак. И подгоняемые Питером, двинулись выше в горы, подернутые белесой дымкой тумана.
  Не было ни прощальной церемонии, ни последних слов у могилы. Ни даже банальной молитвы. Никто не знал близко Стенли Бихлера, чтобы сказать о нем несколько слов перед погребением. Даже ребята из его отряда ограничились лишь кивками.
  Вот так. Человек умер, и никого из его родных и близких не оказалось рядом. И Белла подумала, что если и с ней что-то случится, то никому до этого не будет дела. Печально.
  Группа шла молча. Мрачнее всех был Ник, потерявший второго парня из своей команды. Никто не шутил, не напевал песенок, как в начале их экспедиции. На лицах мужчин отражались их суровые думы. Шел всего лишь третий день похода, а они потеряли уже двоих. Двоих! Вот тебе и увеселительная прогулка по джунглям.
  Белла всеми силами старалась не плакать. Не хотелось показывать свою сентиментальность никому из здесь присутствующих. И еще она старалась держаться как можно дальше от биологов и от Питера в частности.
  Больше этим типам она не доверяла. Оборотни в шкурах биологов. С виду вроде бы люди, а на проверку - убийцы. Даже идти рядом с такими не хотелось. Но выбора у нее сейчас не было. В голове мелькнула сумасшедшая мысль о побеге, но девушка прогнала ее прочь. Куда ей тут бежать? С группой все-таки безопаснее в диких джунглях.
  - Белла, - Питер поравнялся с ней, и смерил масляным взглядом. Легок на помине. - Скучаешь?
  Девушка даже не повернула к нему голову. С каждой минутой Питер раздражал ее все сильнее, и она с трудом сдерживала себя, чтобы не нагрубить ему. И не наделать глупостей.
  - Нет. - Буркнула она. - Не скучаю.- Питер, как и прежде, вызывал в ней только желание вытереть руки. От этого человека тянуло гнилью и высокомерием. Неприятный тип. Убийца. Хоть и доказательств у нее не было.
  - А я пришел за приятным обществом. - Мужчина усмехнулся. - Может, пройдемся вечером вдвоем? Только ты и я.
  - Мне и за день хватает прогулок. Спасибо за предложение, но нет. - Категорично отрезала Белла. Тяжелый рюкзак оттягивал плечи, смещая центр равновесия, но девушка все равно старалась держать спину прямо. А голову высоко поднятой.
  - Тогда посидим где-нибудь наедине. - Он снова смерил ее самодовольным взглядом. - И я найду, чем тебя развлечь. Ты подумала над моим предложением, Белла? Подумала, что ты теряешь?
  - Пусть это будет самая большая потеря в моей жизни. Переживу. - Ответила девушка, так и не повернувшись к нему.
  Питер обиженно надул губы.
  - Ты ведь даже не представляешь, сколько плюсов тебе принесет мое расположение. - Снова начал он. - Так что? Проведем вечер вместе?
  Белла наклонилась к земле, срывая дикий подорожник.
  - Вот, Питер, держи. - Она протянула ему самый большой сорванный лист. - Это тебе.
  - Что это?
  - Это подорожник. - Девушка улыбнулась. - Сейчас я дам тебе в нос, а ты сразу же приложи этот листик. Подорожник - целебное растение, тебе быстро полегчает.
  Вся группа расхохоталась. Неужели они прислушивались к их разговору. Хотя, что тут удивительного? В походе все равно больше нечем развлечься.
  Питер нахмурился, пробурчал ей что-то злобное и обидное, и гордо ушёл вперёд. Ну, наконец-то. Без него даже дышать стало легче.
  Подъём становился настолько крутым, что приходилось то и дело карабкаться вверх по отвесным камням. Руки неимоверно уставали. Как и ноги. Густой лес остался за спиной. Впереди были скалы, погнутые кривые деревья, низкие кусты и папоротники. Растительности всё еще было довольно много, но кроны больше не сплетались в плотную крышу, и солнечный свет неприятно припекал головы путникам, когда группа выбиралась на открытые поляны.
  Белла на каждом привале надеялась, что ее тайный незнакомец все же подойдет к ней. Но этого всё не происходило. Да, наверное, уже и не произойдет. И вместо трепета и волнения, девушка все чаще испытывала раздражение. И даже обиду. Пусть только подойдет! Пусть только к ней сунется! Да и вообще, есть ли смысл додумывать мужские поступки? Если мужчина что-то хочет, то делает. А не хочет, то и не нужно искать ему оправданий. Он просто не хочет. И Белла еще сильнее злилась на него за это. И на себя, за то, что до сих пор ждет от него ещё одного поцелуя.
  Затылком девушка почувствовала на себе чей-то взгляд. Вот только паранойи для полного счастья не хватало. Белла резко обернулась. Сквозь листву, с верхних веток на неё не мигая смотрела маленькая макака. Обезьянка сидела неподвижно, и напоминала скорее плюшевую игрушку с огромными черными глазами-пуговками, чем живое существо. Увидев, что её засекли, макака пискнула, и ловко перебирая лапками, скрылась обратно в листьях салового дерева.
  А вот взгляд, что сверлил ей спину, никуда не пропал. Белла то и дело оглядывалась, чувствуя себя не в своей тарелке, но больше не видела никого, кто бы следил за ней.
  Снова наступил вечер. С его звонкими москитами, с освежающим ветерком и запахом костра. И Изабелла, пока еще не установили датчики движения по периметру их стоянки, бесшумно прокралась за лагерь по своим делам. Она старалась ступать так тихо, как только могла. Сегодня в лесу было значительно светлее, луна серебрила редковатые стволы деревьев и листья высоких кустарников, заливая всё вокруг каким-то особенным, изумрудным светом. Листья папоротников отбрасывали причудливые кружевные тени, и в свете луны казались нереальными, волшебными. Завораживающими.
  Покончив с насущной проблемой, девушка уже собиралась возвращаться в лагерь, когда услышала тихие голоса. И вопреки здравому смыслу, она пошла на звук. Кто может переговариваться так далеко от их стоянки?
  - Я понял. Выйду на связь завтра, - говорил мужчина в какое-то устройство, что сжимал в своём кулаке. - В это же время. Хорошо. Как только станет известен точный маршрут, то тут же дам знать. Пока что движемся на северо-восток. Как и вчера. Я понял. Буду иметь ввиду. До связи.
  Камуфляж говорившего почти полностью сливался с пёстрой, затёртой ночью растительностью джунглей. Так же как и её штаны с рубашкой. Но девушка без труда узнала этого человека.
  - Итан? - Белла вышла к нему из-за кустов. - С кем это ты разговариваешь?
  Сказать, что врач был потрясен, это ничего не сказать. Он как-то не ласково глянул на неё исподлобья. И его глаза не здорово блеснули в свете луны. Девушка невольно вздрогнула, и по спине повеяло холодом и опасностью.
  - Что ты делаешь ночью в лесу, Белла? И так далеко от лагеря. - Итан МакГрегор нахмурил брови, когда взгляды их встретились. - Ещё и одна. Ты ведь одна сюда пришла? Верно? - Он с подозрением посмотрел по сторонам. - Никого с тобой тут больше нет? Хорошо.
  - С кем ты только что говорил? - Девушка попятилась от него. Итан сделал шаг к ней на встречу. И его поза показалась ей агрессивно-враждебной. Изабелла почувствовала приступ накатывающего страха. И зачем она только вышла к Итану из джунглей? Зачем полезла с расспросами? Нужно было бежать отсюда, а не расспрашивать.
  Вот бы научиться сперва думать, а потом уже действовать. Но что теперь жалеть, теперь надо как-то выкручиваться.
  - Тебе послышалось, Белла. - Уверенно отрезал он, подступая к ней ближе. - С кем я могу говорить в лесу? Ну, сама подумай. Ты же доверяешь мне?
  Ни на йоту. Она никому здесь не верила.
  Белла снова отошла от врача, пятясь назад. Руки от чего-то задрожали, и по виску скатилась капелька пота. Итан продолжал наступать.
  - Да. Наверное, мне просто послышалось, - соврала девушка, понимая, что лучше сделать вид, что она не знает об этой тайне врача. Сейчас она одна, она далеко от лагеря, и безоружна к тому же. Что, если Итану не нужны свидетели?
  И надо впредь быть осторожнее, принимая у него лекарства. Когда нет доверия, не стоит принимать и помощь.
  Итан снова подступил к ней ближе, и в его глазах блеснуло что-то зловещее. Сердце Беллы перестало биться от страха.
  - О, вот вы где? - Из-за кустов появился сутулый ботаник с карандашом за ухом. - Не помешал романтическому свиданию? Нет? Ну, вот и чудно. - Джонатан взглянул на часы на своем запястье, поднося их близко к линзам круглых очков. - Самое время для ужина. А вы тут отсиживаетесь наедине. Ещё успеете намиловаться, голубки. - Он криво усмехнулся. - Или у вас тут серьезное совещание тет-а-тет? Впрочем, мне без разницы, ребята. Продолжайте, а я поспешу на вечернюю трапезу, Майк там варит какую-то рыбную похлебку. Запах, конечно, оставляет желать лучшего, но Майк старается. К тому же режим питания нарушать не стоит. Я прав?
  - Это точно. - Белла уцепилась за его идею, и вместе с ботаником направилась обратно в лагерь. - Умираю с голоду. И согласна даже на рыбную похлебку Майка.
  - Еда на костре не сравнится с домашней пищей, - продолжил Джон, пробираясь сквозь заросли к их стоянке. - Запах дыма и зверский аппетит, который всегда разыгрывается на свежем воздухе, все это так и располагает к пикнику и к поглощению пищи. И Майк этим пользуется без зазрения совести. Иначе его стряпню вообще бы невозможно было есть.
  Белла только улыбнулась, стараясь ни на шаг не отстать от ботаника. В нем ей почудился защитник, как бы нелепо это сейчас не звучало. И она шла шаг в шаг с Джонатаном, только бы больше не остаться наедине с врачом.
  Итан шёл позади них, задумчивый и мрачный. И от этого казался Белле еще опаснее.
  Девушка почувствовала, как по спине у неё прокатилась струйка ледяного пота. Боже, за что ей всё это?
  ***
  Индия, Предгорье,
  11 мая, 22:05
  Возле костра Белла сидела полностью разбитая. Опустошенная. В какую заваруху она попала на этот раз? Есть ли здесь хоть кто-то, с кем она могла бы поделиться мыслями. Своими домыслами и подозрениями. Кому могла бы довериться?
  Нет. Верить нельзя никому. Так уж устроены люди - кругом обман и подлость, или это только на ее жизненном пути встречались исключительно подонки?
  А ведь она тогда до последнего верила своему бывшему, когда он говорил, что ее научные статьи не приняли в печать. А сам выдавал её труды за свои, и издавал всё под собственным именем. Ещё и судился с ней, не желая признавать, что попросту использовал её знания, чтобы сделать себе имя. Никому нельзя доверять. Никогда.
  Иначе тебя еще разок используют в своих целях. Хоть чему-то жизнь её всё-таки научила. Пусть и дорогой ценой.
  ***
  Руки и ноги у девушки неимоверно болели после сегодняшнего крутого подъёма в гору. И можно было бы попросить у Итана какую-нибудь мазь от растяжения мышц и суставов, но Белла боялась его. Неизвестно, что бы предпринял Итан, не окажись там вездесущего сутулого ботаника. Белла вспоминала взгляд, которым Док шарил по кустам, чтобы убедиться, что она там одна. Чего он хотел?
  МакГрегор с кем-то говорил по рации тогда. Обещал ещё раз выйти на связь. Значит, он не тот за кого себя выдает. Шпион? Что она знает о шпионах? Ничего, ровным счетом. Но одно Белла прекрасно осознавала - свидетели ему не нужны. И не стоит тешить себя иллюзиями, Итан для нее угроза номер один. Пострашнее биологов.
  А она всего лишь безоружная слабая девушка. Нужно хотя бы нож с собой носить, для спокойствия и для самозащиты. Только Белла не умела им орудовать в рукопашной, но с мачете ей будет значительно спокойнее. Чем без него.
  Чертов Итан! Она почти представила его тем незнакомцем, что целовал её ночью. Методом исключения, под её описание подходил только он. А теперь она даже рядом с ним идти боялась. Не то, что целоваться. Нет. Девушку передернуло от одного воспоминания о его недобром взгляде исподлобья. Целоваться с ним? Да ни за что.
  Еще в зале для переговоров Эльдар Осборн говорил им, что информация разлетается по миру быстрее ветра. И всегда найдутся охотники за сведениями. Или за этим самым эликсиром здоровья и долголетия, что так мечтает отыскать в горах Осборн. Что, если Итан внедрился в экспедицию, чтобы найти и присвоить то, зачем они карабкаются вверх.
  Не самая лучшая новость за день.
  - Эй, - рядом с ней бесцеремонно опустился на высушенную корягу Джонатан Смитт. - Не ходи больше одна. - Тихо сказал он. - Никуда. Это конечно не моё дело, Белла, но думаю, что Итану ты не нравишься. Как-то злобно он на тебя поглядывает последнее время. Не ходи никуда одна. Лады?
  - Легко сказать, - Белла тяжело вздохнула, и опустила взгляд на свои ботинки. - А как быть с естественными нуждами? Не думаю, что здесь мне нужна компания. Согласен?
  Ботаник усмехнулся.
  - Ладно. Хотя бы предупреждай кого-нибудь, что отходишь от лагеря, и когда вернёшься. И если тебя не будет через пять минут, то это значит, что пора начинать поиски.
  - Спасибо, Джон. - Она попыталась улыбнуться ботанику. Сейчас, глядя на него вблизи, при свете костра, она рассмотрела, что у парня прямой, немного великоватый нос. И очень умные тёмно-карие глаза. И если снять с него дурацкую шляпу бойскаута и круглые очки, то он будет не хуже многих. И уж точно посимпатичнее Питера.
  - На. Держи. - Он протянул ей какую-то зелёную кашицу, растёртую на плоском камне.
  - Что это?
  - Это бичути, - пояснил ботаник с невозмутимым видом. - Индийская жгучая крапива. Отличное средство при растяжении связок и боли в мышцах. Нужно ритмично втирать в кожу. Но, если не хочешь, то можешь попросить какое-нибудь средство у Итана. Вон он уже час неотрывно на тебя пялится.
  - Бичути вполне подойдет. - Белла снова улыбнулась ботанику. - Спасибо, Джон.
  Тот рассмеялся.
  - А ты ничего, - он ей подмигнул. - Думал, что сдашься ещё в первый же день. Не ожидал, что сам подойду к девчонке с предложением о помощи. Обычно женщины пустоголовы и плаксивы, приятно встретить исключение. Считай, что прошла мою личную проверку, Белла.
  - Спасибо.
  - И я смотрю, Питер не дает тебе прохода. Будь с ним на стороже, он не вызывает доверия. - Чуть тише предупредил ее Джон.
  - Питер - осел, каких поискать.
  - Сложно с тобой не согласиться, - рассмеялся ботаник. - Ладно. Если соберёшься отлучиться, то хотя бы говори. - Он поднялся, ссутулился, как обычно, и не спеша побрёл в свой гамак.
  Кому говорить? Белла закусила губу, в задумчивости. Может ли она доверять этому странному Джонатану Смитту?
  Вряд ли. Было в нём что-то неправильное. Что-то, что не давало ей покоя. Никто здесь не вызывал у неё доверия: биологи ни с кем не сближались, шушукаясь только друг с другом. Питера она так и вообще терпеть не могла. Охрана ей не приглянулась с того момента, как её под конвоем заставили уехать из больницы, Итан - шпион, ботаник - какой-то мутный и скрытный, и он самый первый выступал против её участия в экспедиции, отзываясь о ней не в самых лестных тонах.
  Ни на кого из этих людей она не стала бы полагаться. Значит, ей нужен в арсенале нож. И как можно скорее.
  ***
  Индия, Предгорье,
  12 мая, 07:00
  Утро выдалось сырым и пасмурным. Белла чувствовала себя разбитой, усталой, вымотанной. А ведь впереди еще предстоял тяжелый подъём в гору.
  Душный воздух оставался неподвижным внизу, у самой земли. И лишь высоко в кронах ветер напевал свою утреннюю песню, путаясь в струнах деревьев, и шелестя их вечно зелеными глянцевыми листьями. Мелкие обезьяны перепрыгивали с ветки на ветку, раскачиваясь и пища, подпевая музыке ветра.
  Изабелла снова вытрусила свои ботинки, забытые ночью под гамаком. Хорошо, что она спала одетой, и не нужно было взбивать и перебирать свои вещи, как это делали почти все мужчины, собираясь.
  А это что? У нее в гамаке под подкладкой для молнии лежала какая-то бумажка. Записка.
  'Вечером после отбоя выйди из лагеря. Нужно поговорить наедине'.
  Да сейчас! Разбежалась. Записка была не подписана. Что, если это Итан. Или Питер. Даже не понятно кто хуже, и Белла ни такая дура, чтобы идти в подготовленную для нее ловушку.
  А что, если это тот самый, о ком она столько думала? Тот, кто так потрясающе целуется, но ничем больше не выдаёт себя?
  Что за подростковая скоромность? Хотел бы с ней поговорить, подошел бы прямо сейчас! Записку кстати так и не подписал. Тоже мне, герой. Белла почувствовала раздражение и даже легкую обиду на этого самого тайного поклонника - подлец! Заставил ее потерять голову от одного только поцелуя, а теперь спрятался!
  Может быть, целоваться с ней ему не понравилось? Иначе бы он не скрывался от нее так долго. Неужели только она одна тогда испытывала трепет и головокружение? Чертов мерзавец!
  - Никуда я не пойду после отбоя! - прошипела девушка и, скомкав бумажку, кинула ее в густую мокрую от росы траву.
  И невольно отметила, что Итан МакГрегор проследил за полетом бумажки и поморщился.
  После быстрого завтрака Белле удалось поговорить с Ником, и тот отдал ей лишний мачете, что когда-то принадлежал Бихлеру. Теперь у нее на поясе висело холодное оружие, как и у всех остальных. С этим здоровым чуть изогнутым ножом она чувствовала себя практически неуязвимой. Глупо, конечно. Но теперь она не была полностью безоружна, теперь у нее хотя бы есть шанс дать отпор. И это ее радовало.
  Итан несколько раз хотел к ней подойти, как бы невзначай, но Белла делала вид, что не замечает его, и старалась не оставаться одной. На всякий случай. Интересно, что бы врач ей сказал? Начал бы запугивать, угрожать? Или еще раз заверил бы, что всё ей просто привиделось. В любом случае Белла не собиралась ни кому выдавать его секрет, может быть сказать об этом Итану, и он от нее отстанет?
  Подъём сегодня был особенно крутым, и это значило, что они уже близко подобрались к заветной цели. Поскорее бы прибыть на место, и заняться тем, что Белла умела делать лучше всего - переводить свитки с древнего языка дравидов. Только эта мысль не давала ей раскиснуть. И девушка то и дело подбадривала себя ею.
  Занятия альпинизмом были для Изабеллы в новинку. Приходилось много подтягиваться вверх, цепляясь пальцами и за выступы в камнях. Ник разбил их по двое в пары, закрепляя страховки и канаты на поясах каждого. С Беллой рядом карабкался Майкл Грей, военный, ответственный за ужин и провизию в их отряде. Парень был улыбчивым, что-то без конца говорил ей, даже шутил, но большую часть его слов Белла пропускала мимо ушей, сосредотачиваясь исключительно на том, как бы не сорваться с отвесного склона. О, как же у неё болели руки от напряжения.
  - Знаешь, в чём, на мой взгляд, цель этой экспедиции, - улыбаясь, сказал ей Майкл, и кивнул на свой огромный рюкзак с провизией. - Набрать с собой побольше, унести это всё подальше и там съесть.
  Девушка невольно улыбнулась.
  - Зато у тебя с каждым привалом ноша только облегчается, - заметила она.
  - Так бы и было. Но скажи спасибо Бихлеру и Лэнгдону. Как думаешь, куда переложили большую часть вещей из их рюкзаков? Смотри, только и ты сама не сорвись вниз, а то и твой рюкзак придётся тащить. - Парень снова ей улыбнулся. - Шучу я. Выкинем мы твой рюкзак, если что.
  Девушка промолчала, и сильнее вцепилась руками в канат. Главное не смотреть вниз. Тогда взбираться над ущельем будет проще. Она никогда не боялась высоты, но одно дело карабкаться по скалам. И совсем другое - карабкаться и смотреть в расщелину в скале. Тогда руки непроизвольно начинают дрожать, и бросает в пот. Значит лучше не смотреть.
  Острые скалы казались неприступными. И как им подниматься на самый верх, по отвесным каменистым склонам? Это же кажется практически нереальным. Миссия не выполнима.
  Белла думала, что хуже ничего и быть не может.
  Может. Когда с неба стал накрапывать дождь, карабкаться в гору стало практически невозможно. Намокшие камни скользили под пальцами. Ботинки увязали в грязи. Склон становился опасным, а расщелина еще ужаснее. А когда начнётся сезон дождей, здесь и вовсе будет невозможно пройти, и без того зыбкую тропинку в скалах смоет потоками.
  - Нужно переждать дождь, - крикнул Ник, впереди идущему Питеру. - Нет смысла надрываться, мы всё равно практически топчемся на месте.
  - Исключено. - Ответил ему Питер. - Идём, пока можем идти. И точка.
  Ник состроил гримасу, и что-то тихо сказал ботанику, с которым был закреплен страховкой. Ботаник рассмеялся и тоже посмотрел на Питера. Белла снова подумала о том, что эти двое обсуждают нетрадиционные пристрастия их командира. Это уж точно.
  Подъём превратился в настоящую пытку. Руки у Беллы выпачкались по локоть в грязь и глину. Ноги, и в частности коленки были и того хуже. Больше их одежда не напоминала пятнистый камуфляж, скорее грязные серо-бурые кучи земли. Особенно ботинки. А склон все не кончался и не кончался.
  Всё произошло слишком быстро, что бы можно было моментально среагировать на это. Вот только что Тесовски на пару с Итаном карабкались рядом, и бах...
  Это 'бах' устрашающим эхом прокатилось по безмолвному ущелью. Приглушенно прозвенели карабины, ударяясь о гранитные камни на склоне. Белла видела только, как мелькнул перетертый обрывок веревки-страховки в руках у Михаэля, и биолог поскользнувшись, покатился вниз, утягивая за собой врача.
  - Нет!!! - громко крикнула Белла.
  - Чтоб тебя! - Прорычал Майкл Грей, и с его лица тут же пропала улыбка. - Вот черт! Зараза! Упало двое.
  Белла зажала рот тыльной стороной ладони, чтобы не закричать ещё раз. Она смотрела на самый низ ущелья, и видела две сломанные куклы, что валялись на красных от крови острых камнях, в неестественных позах. Сомнений не было, они оба погибли. Сорвавшись с такой высоты невозможно было отделаться простым ушибом. О Боже!
  Девушка сильнее вцепилась руками в карабин со своей страховкой. Руки у нее предательски дрожали. Перед глазами все плыло, и не выходило сделать даже вздоха, так сильно душили ее подкатывающие рыдания.
  Как это случилось? Что только что произошло? Это всё просто не укладывалось в голове. Плохой сон!
  - Скалолазы, они как яйца, - тихо сказал ей Майкл Грей, возвращая в реальность, - либо крутые, либо всмятку.
  Майкл не улыбнулся своей шутке, но Белла поняла, что смерть Тесовски и МакГрегора абсолютно не расстроили его. По крайней мере не так, сильно как смерть Лэнгдона и Бихлера.
  - Нужно спуститься вниз, - Прокричал Питер отряду. И Белла впервые с уважением посмотрела на Вангарета. Неужели он хочет попытаться как-то достать и достойно похоронить парней. Неожиданно для Вангарета.
  - Им уже не поможешь, - ответил Ник, указывая рукой вниз, на неестественные позы разбившихся. - Они мертвы.
  - Я и не собирался им помогать, - Питер зло усмехнулся. - В рюкзаке у Тесовски есть необходимые мне для исследований реактивы, препараты и порошки. А в рюкзаке МакГрегора остался фильтр для воды и аптечка. Мне нужны их рюкзаки. И это не подлежит обсуждению. Кто за ними пойдёт?
  Ник Каллен молча двинулся по склону вниз, волоча за собой грязного, мокрого от дождя ботаника.
  - Эй, поаккуратнее там, - крикнул им в след Питер. - Чтобы и за вашими рюкзаками не пришлось спускаться.
  - Не надейся, - буркнул себе под нос Николас, закрепляя веревки. - Такого подарка ты от меня не получишь.
  Белла сидела на каменном выступе и с замиранием сердца следила как Джонатан и Ник спускаются в самое дно ущелья. И отсюда, с высоты, было не разобрать, кто есть кто. Оба грязные, в одинаковых камуфляжных куртках и головных уборах. Только бы и с этими ничего не случилось.
  Смерть Итана МакГрегора сильно тронула девушку. Пусть она и испытывала к нему страх последнее время, но он был не плохим человеком. Не таки плохим, как этот биолог Михаэль Тесовски. Белла припомнила, как Итан помогал первый раз ставить ей гамак, и как приносил сироп и витамины. Может быть, Итан и был шпионом, но он был не самым худшим в этом отряде. Это уж точно.
  И все же с его смертью ей стало немного спокойнее. После того, как Белла узнала его тайну, то все время озиралась по сторонам, ожидая нападения или еще какой-нибудь подвох. Она не хотела для Итана такой участи. И его ей было действительно жаль. А вот для Тесовски, для Тесовски это в самый раз.
  Белла поморщилась от своих недостойных мыслей, но в глубине души была согласна с судьбой, полагая, что Михаэль получил по заслугам. Это ему за смерть Стенли Бихлера. Здесь, в горах Индии, как-то по особенному, по настоящему, начинаешь верить в карму.
  ***
  Позднее, когда ботаник и начальник охраны забрали себе по рюкзаку, и как смогли, похоронили погибших внизу. Когда они усталые и грязные добрались обратно до привала, Питер Вангарет тут же приказал выдвигаться дальше в путь.
  - Я никуда сейчас не пойду. - Ботаник поставил на выступ оба рюкзака - свой и Итана, что тащил вверх, и сам тяжело упал на камни, раскидывая руки в стороны. - Час, а то и два меня не трогайте. Отдыхаю.
  - Питер, мы только что преодолели тяжелый подъем с самого дна ущелья. - Ник возвышался над биологом, словно гора. - Пока вы тут прохлаждались, мы тянули твои чертовы реактивы. Ботаник прав, два часа перерыва. Потом обед. И только тогда мы двинемся в путь.
  Питер молчал, злобно поджав свои бледные губы. Он казался подростком рядом с широкоплечим и мускулистым Калленом. И не в его положении было сейчас спорить.
  - Ладно, - наконец сдался он. - Еще час на отдых. Потом быстрый обед, и снова вверх. - Он неопределенно мотнул головой в сторону вершины. Туда, где затаился древний, таивший в себе неизученные загадки и биологические открытия, индийский храм.
  ***
  Бразилия, Сан-Паулу,
  12 мая, 09:30
  - Тихо. Действуем без шума. Ты останешься в машине, а я попробую пробраться в институт. - Шепотом сказал Мартин Гонсалес своей спутнице, что сидела за рулем его серебристого минивена, припаркованного в тени пальм за квартал от института.
  Дороти только кивнула.
  - Береги себя, - так же тихо сказала она.
  Мартин улыбнулся. За свою одинокую жизнь он уже и отвык от того, что за него может волноваться женщина. Чертовски приятное чувство, если честно.
  - Когда увидишь, что я выхожу обратно, заводи машину. Если я не вернусь через час, то просто уезжай отсюда. Езжай прямо в полицию. Нет. Без доказательств в полиции тебе не помогут. Лучше, ты возвращайся обратно на раскопки в Куала-Лумпур и не поднимай шума. Может быть, там тебя не отыщут.
  - Я тебя не брошу. - Дороти вздернула подбородок вверх. - Как не брошу в беде и свою племянницу.
  Женщины! Гонсалес усмехнулся и еще раз окинул ее взглядом.
  - Ну, я пошёл.
  Мартин уверенной походкой двинулся к воротам научно-исследовательского института биоцидов и нанобиотехнологий. Здание казалось непреступным. Высокий каменный забор и колючая проволока под напряжением. Вид военизированной охраны у дверей внушал страх. И как он раньше не замечал, в каком месте ему приходилось работать? Долгих тридцать пять лет он оставил здесь. Свои лучшие годы жизни. Неужели всё было зря?
  - Доктор Гонсалес? - Кивнул ему один из парней у входа. - Сегодня вы поздно. Что-то случилось?
  Мартин очень надеялся, что охрану не предупредили о его увольнении. И похоже, что надежда сбывалась.
  - Я работал на дому, - соврал ученый, и сжал пальцы рук в кулаки, чтобы руки так сильно не дрожали.
  Охранник кивнул, пропуская его к аппарату для сканирования отпечатков пальцев. Только бы его ещё не успели убрать из базы данных. Иначе вся затея погаснет, так и не разгоревшись. Главный по системной работе был Эдвард Винтер. Но он отправился в эту чертову экспедицию, и велика вероятность того, что никто ничего не менял в системе контроля безопасности без Винтера.
  Так и оказалось. Мартин разжал кулак, и уверенно опустил ладонь на экран сканера. Привычным сигналом пропикала зеленая кнопочка, говорящая, что проход открыт. Дверь щелкнула, отворяясь. Отлично!
  - Все в порядке. Проходите. Приятного вам дня, Док. - Охранник улыбнулся, пропуская Мартина внутрь святая-святых.
  Белые стены давили. Гонсалес чувствовал себя преступником, вором, что крадется по дому хозяина, желая украсть что-то ценное.
  Так оно и было.
  А ведь он уже давно вышел из того возраста, когда идешь на подвиги чтобы произвести впечатление на даму. Так к чему тогда всё это?
  Мартин вспомнил умные, ясные глаза Дороти и прибавил шагу, направляясь прямо в свою лабораторию. Если он сможет хоть как то помочь этой женщине, то так он и поступит.
  Голос Эльдара Осборна раздавался по всему коридору, и Мартин похолодел, понимая, что не успеет до своей лаборатории. Он открыл первую попавшуюся дверь, и это оказалось подсобное помещение уборщицы с ведрами и швабрами.
  Как раз вовремя. Голос раздавался ближе, а это значит, что Эльдар Осборн скоро выйдет в этот коридор из холодильного отдела, что находится сразу же за Виварием и Инсектарием. Не хотелось бы встречаться сейчас с Осборном.
  - Да мне плевать на этого Тесовски, - гремел голос начальника института, разлетаясь по всему первому этажу. - Разбился, ну и черт с ним. Одним больше, одним меньше. Не заменимых людей нет. Питер, мне нужен результат. РЕЗУЛЬТАТ, черт возьми. Завтра, когда доберетесь до цели, уберите всех лишних. Думаю, охрана вам больше не нужна. С девчонки и ботаника выжмите всё, что они знают. Врача, конечно, жаль, он поспешил на тот свет раньше, чем мы с тобой планировали. Ну да ладно. Как только хоть что-то обнаружите - сразу дай мне знать. И запомни, Питер, мне нужен результат. Меня не волнуют средства. И никаких свидетелей остаться не должно. Действуй.
  Осборн замолчал, и Гонсалес понял, что телефонный разговор у бывшего начальника закончен. И еще эта фраза - 'убрать всех лишних'. Что Эльдар имел в виду? Мартин почувствовал, как ему стало дурно. Нет. Это просто невозможно.
  'Никаких свидетелей остаться не должно.'
   Чтоб тебя!
  Нужно немедленно обратиться в полицию. Но сначала ему надо выбраться из этого здания. Мартин дождался, когда в коридоре снова всё стихнет, и вышел из подсобного помещения наружу. Никого. Стараясь не привлекать к себе внимания, он поспешил в свою родную лабораторию. Сердце у него стучало громко-громко. Снова сканирование ладони перед дверью.
  Свет Мартин включать не стал, боясь, что его могут засечь. За все годы, что он проработал тут, он знал лабораторию, как свои пять пальцев. Ученый на ощупь двинулся к своему столу, складывая в кейс все документы и распечатки анализов и тестов. Затем взял несколько пробирок, что накануне перед увольнением поместил в камеру со льдом. Теперь флешка с его таблицами и расчётами. Вроде бы всё. Ничего не забыл.
  Гонсалес украдкой огляделся, понимая, что видит это всё в последний раз. Нелегко прощаться с прошлым. Ну да выбора у него больше нет. Решение принято. И это не он его принимал.
  Мартин шёл обратно по коридору, с ощущением, что совершил ограбление века. И если его сейчас схватят, то наверняка живым он отсюда не выйдет. Прожил всю жизнь на работе и тут же и помер. Вот смеху то будет. Ученый прилагал все силы, чтобы не перейти на бег. Того, кто бежит, так и тянет поймать и задержать. А если идти размеренным шагом, спокойно и чинно, то ни у кого не возникнет мысли его остановить. Он на это сильно надеялся.
  - Быстро Вы сегодня. - Охранник кивнул ему. - Всё в порядке?
  - Очки в машине забыл, - соврал Гонсалес. - Сейчас вернусь.
  - Бывает.
  Мартин старался идти обычным шагом, направляясь к своей машине. Только бы парень на входе не вспомнил, что он никогда не носит очки. Дороти уже завела двигатель минивена, поджидая его.
  - Всё хорошо? - взволновано спросила она, когда он забрался к ней в салон.
  - Да. Надо спешить отсюда. - Хрипло сказал Мартин, глядя ей в глаза. - Если нас поймают то, скорее всего, убьют.
  Глава 5.
  Индия, Горы,
  Наши дни
  12 мая, 16:30
  Плохая погода стала настолько привычной, что на нее уже не обращали внимания. К вечеру дождь, наконец, прекратился, оставляя после себя глинистую жижу, вязкую и без конца налипающую на ботинки. Теперь рюкзаки каждого стали весить ещё больше. Чего только стоил один фильтр для воды, что раньше нес на себе МакГрегор. И еще его увесистая аптечка. Закусив зубы от напряжения, все молча карабкались вверх, до затерянного в горах древнего храма с его чудесами и тайнами.
  Девушка некстати подумала, что если с нее неожиданно снять рюкзак, то она упадет лицом в землю. За эти дни она уже почти свыклась с тяжелой ношей за своими плечами. Идти налегке казалось ей несбыточной мечтой.
  Дневная духота постепенно сменилась вечерней сыростью и прохладой. Света становилось все меньше, и от этого карабкаться по мокрым камням было все опаснее и опаснее.
  Белла то и дело поглядывала на свои наручные часы на тоненьком ремешке. Быстрей бы привал. Она ужасно устала за этот длинный день. Хотелось провалиться в сон и ни о чем больше не думать. Забыть.
  Сумерки застали их неожиданно, и до удобной стоянки пришлось пробираться практически в темноте. Опасное дело - пробираться вверх по скользящей глинистой жиже и неустойчивым камням. Свет от фонариков больше слепил, чем помогал. И только чудом никто больше не сорвался вниз. Группа благополучно добралась до небольшого горного плато. Лучшего места для стоянки не стоило и желать.
  Гамаки тоже растягивать было негде, деревья здесь были погнутыми и не самыми прочными на вид, да и желания возиться с креплениями гамака ни у кого уже просто не было. Единственное, на что у Беллы хватило силы - это протереть руки и лицо влажными салфетками. И отбить со своих ботинок налипшую грязь. Ужасно хотелось принять ванну, вымыть волосы, и просто полежать в пенной горячей воде. Но в компании парней даже переодеться - не лучшая идея.
  Вместо ужина - сухой паек. Дремота сморила девушку незаметно.
  ***
  Индия, Горы,
  13 мая, 00:15
  - Ты зачем убрал врача? - Белла отчетливо услышала сквозь сон шепот Ника Каллена. - Тесовски меня уже давно бесил, но врач ещё пока был нужен. Рано ты с ним. Поспешил. - От холодного голоса Николаса у Беллы невольно побежали мурашки по спине, и волосы встали дыбом.
  Простите, что? Что здесь происходит? Она не ослышалась сейчас?
  Белла проявила просто чудеса выдержки, несвойственные ей, оставаясь лежать неподвижно и с закрытыми глазами. Но теперь от желания поспать не осталось и следа.
  - Чёрт его знает, чего он сорвался. Я подрезал веревку, что их с биологом связывала вместе. По идее, летать должен был один Михаэль, - тихо говорил Нику Энтони Фарелл, тот, что первый вызвался нести ночной караул. - Да ладно. Подумаешь. На что нам теперь врач, да и толку с него было? Стенли он не вылечил, а укол я и сам себе сделать могу. Если что. Тем более аптечка же осталась. И без врача разберемся. Не в первой.
  - Хорошо. Всё равно пришлось бы скоро убрать всех лишних, - хмыкнул Ник. - От врача мы действительно ничего не получили. Сорвался вниз, ну и чёрт с ним. Не велика потеря.
  - А девчонка? - уточнил Энтони.
  - А на девчонку у меня далеко идущие планы, - проговорил Ник. И оба мужчины приглушенно рассмеялись. - Так что её пока что не трогаем. Но это только пока.
  Они снова тихо посмеялись.
  - Она одна из всех ныряла в ту реку за нашим парнем, - добавил Ник. - Так что будем с ней поласковее на обратной дороге. Но всё равно свидетели нам не нужны. В живых девчонку оставить не выйдет. Значит, надолго с ней позабавиться даже не рассчитывай.
  Оба говоривших снова приглушенно усмехнулись.
  А Белла лежала, и боясь даже вздохнуть. Это ещё что такое? Что она только что подслушала? Ушам своим не поверишь. Она думала, что самые опасные игроки вышли за пределы игрового поля, вернее упали в то злополучное ущелье. А оказалось, что это просто более сильные противники вывели их из игры.
  Ник и Энтони тем временем разошлись в разные стороны, патрулируя их ночную стоянку, и больше не переговаривались. Но и услышанного Изабелле было более чем достаточно.
  Девушку невольно обуял ужас и паника. Она и раньше чувствовала, что тут не всё чисто. Но то были лишь её догадки и предположения. Теперь она четко услышала о надвигающейся опасности. О реальной угрозе. О Боже!
  И как ей выбраться из этой западни? Выходит биологи не так уж и плохи, как она думала о них прежде? Тогда, если Питер и его парни хорошие, ей даже и не хочется представлять, как на самом деле выглядят плохие люди.
  Что, чёрт возьми, тут затевается? Куда же она вляпалась на этот раз?
  ***
  Мужчина снова поднёс свои часы с микрофоном к губам.
  - Американец. Да, я уверен. Это был американец. Точнее, гражданин Соединенных Штатов. У него в рюкзаке оказался портативный передатчик, замаскированный под компас. Судя по начинке переговорник сделан в Пентагоне. В аптечке имелось сильное снотворное и кое-какие сильнодействующие яды. Небольшой набор оружия, в том числе и огнестрельного. Словом, походный набор шпиона на лицо. Кое-что из его арсенала я себе уже присвоил. А вдруг пригодится? Ты же знаешь мою страсть к полуавтоматике и УЗИ. Не зря я еще с самого начала к этому Итану присматривался. Рыбак рыбака, как говорится, видит издалека. Да, и еще у него нашёлся учебник по начальному курсу медицины. Врач из Итана, как из меня ботаник. А ещё что-то там спорил, доказывал. Самому смешно.
  - Когда доберетесь до цели? - раздалось из наручных часов.
  - Завтра. И судя по обстановке, тут завтра будет очень жарко. - Мужчина усмехнулся и поправил свои круглые очки. - Думаю, как только экспедиция наткнется на что-то действительно стоящее, начнется дележка добычи. Лично я ставлю на чёрных копателей, во главе с Ником Калленом. Его ребята лучше вооружены, чем эти биологи. Хотя и у зануд, возглавляемых Питером, тоже имеется неплохое оружие в заначке. Я не заметно пошарил и по их рюкзачкам. - Ботаник усмехнулся своей фирменной, немного косой улыбочкой. - И тоже кое-чем себя порадовал. Надеюсь, Питер не заметит пропажи раньше времени.
  - Джон...
  - Всё под контролем. Как обычно. Думаю, моя скромная персона не привлечёт к себе внимания, когда наступит раздел сфер влияния. По крайней мере, я над этим усердно работаю.
  - Будь на чеку, когда доберетесь до цели.
  - Это я знаю. - Джонатан усмехнулся, снял шляпу, рукой взъерошил русые волосы и снова надел свой головной убор. - Хорошо, что никто не воспринимает всерьёз очкастого нудного парня в мятой рубашке и с покусанным карандашом за ухом. Я уже почти вжился в эту роль. Жаль будет расставаться с таким ярким, запоминающимся образом, когда придёт время снимать маски.
  - Береги себя. И помни, от твоей успешной работы зависит не только авторитет страны.
  - Служу отечеству, - ответил мужчина, и отключил передатчик на наручных часах.
  ***
  Белла всю ночь была как на иголках, сон прошёл без следа. И если бы не страх потеряться в джунглях, то она немедленно бы пустилась в бега. Подальше от этих людей. Угораздило же её!
  Нет. Бежать пока рано. Нужно сперва всё обдумать. Всё взвесить. Иначе можно наделать глупостей.
  Разум всё же возобладал над паникой. Что у неё, если честно, случается крайне редко. Девушка то и дело прокручивала в голове подслушанный накануне разговор, стараясь мыслить трезво.
  Итак, что мы имеем в сложившейся ситуации? Биологи не вызывали у Беллы симпатии. Тем более Питер Вангарет. Больше он не подходил к ней, но девушка, то и дело, ловила на себе его неприятные скользящие взгляды от которых хотелось вытереться, как от чего-то грязного и липкого.
  Беллу передернуло. Что она знает о Питере и о биологах? Сотрудники фармацевтической компании Осборна, а конкретно Михаэль Тесовски, убил Стенли Бихлера. Доказательств у Беллы не было. Только догадки. Домыслы. Бихлер тормозил отряд, и его решили добить, чтобы не отклоняться от изначально намеченного графика. Это даже звучит дико, но другой версии Белле на ум не приходило. Ладно. С биологами всё более-менее понятно. Мерзавцы и хладнокровные убийцы.
  Охрана. А вот тут всё вообще не помещается в голове! Охрана, во главе с Николасом отомстила биологам за смерть Стенли Бихлера. А конкретно - бритые спецназовцы подстроили несчастный случай и самому Михаэлю Тесовски. Око за око. И по нелепому стечению обстоятельств, вслед за Михаэлем сорвался и Итан МакГрегор, связанный с биологом одной страховкой. Но Ник вчера, когда переговаривался с Энтони Фареллом, уточнил, что врача убрали рано. Рано? То есть смерть Итана тоже была у Ника в планах, но чуть попозже? Как и смерть биологов. Как и её смерть. Нет, ей они придумали учесть похуже. - Девушку снова передёрнуло от отвращения. - Кто такие эти 'охранники'? Неужели они из той породы людей, что готовы поживиться на археологических раскопках. Отец ей частенько рассказывал про чёрных копателей, что не брезгуют расхищением и разрушением могил и храмов. Значит, у Ника Каллена тоже есть секреты.
  Как были и у Итана. Врач шпионил на кого-то, докладывая по рации об их маршруте и цели экспедиции. Ещё один охотник за наживой. Был.
  Остается ботаник. Джонатан Смитт держался отстранённо как от биологов, так и от охраны. Так и от неё. Парень был сам по себе. Не то, чтобы замкнутый, скорее просто странноватый. Вид у ботаника был самый безобидный - эти нелепые очки и мятая шляпа вызывали скорее снисходительную улыбку, чем подозрение. От такого невозможно ожидать подвоха. Да, характер у Джона был склочный, но это и всё, чем мог похвастать сутулый ботаник в вечно мятой одежде. Если ей и стоит кому-то довериться, то остаётся только Джонатан. Хотя толку от него? Только и умеет, что грызть карандаши. Но с другой стороны, если взять его с собой, когда она решиться на побег, то есть вероятность, что леопарда больше привлечет этот невзрачный ботаник, чем она.
   Белла чуть не расхохоталась, как самая настоящая истеричка. Нужно немедленно взять себя в руки. Решение принято - всё, что она в силах сделать - это сбежать отсюда. Оставаться и дальше с этими людьми опасно, а она не может так рисковать.
  Ладно. Джонатана она попытается спасти от этих чёрных копателей. А биологи, биологи пусть делают, что хотят. У Питера осталось двое парней, и у Ника тоже. Как раз поровну. Вот пусть и разбираются сами друг с другом.
  А она в эти игры больше не играет! Девушка не чувствовала себя в безопасности теперь.
   Не сильно-то её выручил нож, когда у всех вокруг автоматы.
  ***
  Бразилия Сан-Паулу
  Наши дни
  Серебристый минивен нёсся по трассе, обгоняя ветер.
  - Мартин, тебе удалось? Боже, скажи, что тебе удалось вынести хоть что-то, с чем можно было бы идти в полицию, - взмолилась Дороти, не убирая ногу с педали газа. - Теперь ведь у нас есть доказательства, да?
  - Да. - Мужчина тяжело вздохнул. И повернувшись в кресле, следил за возможной погоней. Пока никого на хвосте у них не было. Но это не значит, что им будет везти всё время. Мартин снова протяжно вздохнул. - Дороти. У меня плохие новости. Очень плохие. Ты была права, Эльдар Осборн действительно не ждёт возвращения экспедиции из джунглей. Он в сговоре с Питером, своим человеком в отряде, и свидетели им в этом деле не нужны. Они собираются убить всех участников экспедиции, как бы ужасно это не звучало, но это правда. Я думаю, что необходимо вызывать спасателей.
  - Так давай это и сделаем. - Согласилась Дороти. - Нельзя мешкать.
  - Не все так просто. Место раскопок слишком засекречено! Никто не знает, куда отправился отряд биологов и твоя племянница. Мне очень жаль, Дороти. Боюсь, что мы просто не успеем с подмогой.
  - Но мы должны что-то сделать! - Дороти еще сильнее прибавила газу. - Нельзя опускать руки.
  - Сбавь немного скорость. Впереди полиция. - Мартин кивнул на дежурных постовых, что стояли у обочины дороги. Те, заприметив разогнавшийся минивен, жестом приказали машине остановиться.
  - Мы с тобой как раз направлялись в полицию! - Улыбнулся Мартин. - Хорошо. Всё в порядке. Останови машину, Дороти. Представители власти как раз то, что нам сейчас нужно. Чем быстрее мы с ними свяжемся, тем быстрее будем в безопасности. По крайней мере, я очень на это надеюсь.
  Двое полицейских подошли к автомобилю, и без разговоров, наставили на пассажира и водителя пистолеты.
  Разве так представители власти должны вести себя с нарушителями скоростного ограничения в городе? Что-то не то. Мартин почувствовал, как земля уходит у него из под ног.
  - Вышли из машины. - Прокомандовал первый полицейский. - Руки на капот. Живо. И без глупостей.
  - Что происходит? - спросил Мартин, когда дверь его машины бесцеремонно открыли. Он попытался вырваться, но был уже не в том возрасте, чтобы противостоять молодым и сильным парням в форме да еще и при оружии. - Что, чёрт возьми, вы себе позволяете? Отпустите Дороти! Отпустите меня! Вы не имеете права!
  Мартин почувствовал, как в его затылок уперлось холодное дуло пистолета. Вот чёрт. Желание спорить и пререкаться тут же отпало.
  Не слишком-то им помогает полиция. Совсем не то, на что он рассчитывал.
  - Не двигаться. - Полицейский сковал его руки наручниками, затем проделал эту же процедуру с Дороти, и не опуская пистолет, жестом указал заложникам идти к грузовой неприметной машине, стоящей неподалёку, в тени от пальм. Второй полицейский уже обыскал салон их минивена, собрав всё из бардачка и, прихватив кейс с ценной информацией, двинулся следом.
  - Не делайте глупостей, доктор Гонсалес. - Проговорил мужчина в костюме офицера полиции, проталкивая Мартина и Дороти в заднюю дверь серенького грузовика.
  'А ведь я ему ещё не представился', - отметил про себя Мартин, подгоняемый тычками пистолета в лопатки.
  Эти люди, ни те, за кого себя выдают. Никакие это не полицейские. Люди Осборна? А он-то надеялся, что им удалось уйти, наивный.
  Очутившись в машине, Мартин услышал, ка дверь за их спинами с треском захлопнулась.
  Вот и всё.
  Последнее, что Доку удалось рассмотреть, это супер-современная начинка, в казалось бы неприметной старенькой грузовой машине. Радары, усилители антенн, компьютеры и микрофоны. Датчики слежения, камеры, мониторы. Затем ему и Дороти надели чёрные мешки на головы, и машина тронулась с места.
  ***
  Индия, Джунгли,
  13 мая, 09:01
  Биологи стали ещё нервознее после кончины Тесовски. Ник и двое оставшихся из его команды, выглядели не менее дергаными и не выпускали из рук оружие. Питер до сих пор уверен, что он тут главный. А Изабелла казалась вялой, задумчивой и какой-то настороженной. В общем и целом Джонатан был доволен сложившимся положением дел. Пока что все идет по его плану.
  Он сверился с часами. Девять утра. Сегодня будет длинный день, чертовски длинный день. И он к этому готов.
  Осталось только выкинуть из головы неуместные мысли о мисс МакДжефферсон.
  Джон всеми силами старался смотреть на неё как можно реже. Не получалось. Мужчина то и дело вспоминал, с каким энтузиазмом она тогда целовалась с ним. А на вид и не заподозришь в этой недотроге и железной леди столько страсти. Джон рассчитывал просто слегка поиграть с ней, а оказалось, что и сам потерял голову.
  Плохой из него секретный агент. Он думал, что Белла начнет вырываться, сопротивляться или просто останется безучастной, когда он приник к ее губам тогда. А девушка привстала на цыпочки, сама обнимала его руками, и была явно не против его общества на весь вечер.
  Мужчина усмехнулся. И это при том, что она не подозревала, с кем целуется.
  Но ведь и кокеткой её не назовешь. Питера она неоднократно отшивала. Да и всем остальным не давала даже намека на что-то большее. Все мужчины для неё были просто коллегами по экспедиции. Так отчего она тогда не оттолкнула его?
  Чёрт, Джон снова думал о том, как поцеловать ее. А должен бы думать о том, как перехитрить всех этих биологов и копателей, и вынести из здешних мест что-то ценное, если таковое тут имеется.
  Он уже привычным жестом поправил сползающие на нос очки. За эти дни он почти привык к ним. Да и вообще, когда он готовился к внедрению в группу в роли ботаника, то уже тогда стал продумывать свой внешний вид и манеры. Первое впечатление серьёзная вещь. И производится только лишь один раз. Как назло, у Джона не было ни одного знакомого ботаника, чтобы списать карикатуру с него. Пришлось проявить фантазию. Джон специально старался создать образ как можно ярче и нелепее, чтобы сразу бросаться в глаза. А ведь раньше он не замечал за собой склонности к театральным эффектам. Абсолютно не типичная тактика для внедренного секретного разведчика. Но кто же может заподозрить в очкастом сутулом зануде, что вечно выкрикивает недовольные возгласы и лезет с советами - шпиона? Шпион должен быть тихим, внимательным, задумчивым и сильным. И тут Итан был в самую точку. Как раз таким и должен быть настоящий агент на задании.
  Не то, что он. Иногда нужно хорошенько шокировать людей своим внешним видом, чтобы отвлечь всех от желания присматриваться к поступкам. Люди видят то, что хотят видеть. И на этом всегда удавалось неплохо сыграть.
  Сутулый ботаник не может быть опасен. Ага. Блажен тот, кто верует.
  Отличное исполнение роли, майор. Только вот его внедрение в эту группу было, мягко говоря, не подготовлено. На самом деле, на его месте должен был быть настоящий агент-исследователь с колоссальным стажем в области биологии, ботаники и фармацевтики. Но в последний момент всё переиграли. На место ботаника был назначен агент спецслужб, снабженный пакетом с разными травками и сухими листиками, для имиджа. И журналом-справочником по травам края, чтобы хоть что-то знать из флоры Индии. Прикрытие Джона было состряпано на скорую руку, и если бы люди Осборна как следует наводили бы о нем справки, то непременно раскопали бы бреши в его биографии и знаниях ботаники. Никто эти справки в спешке так и не наводил. И вот к чему приводит халатность. Ни к чему хорошему.
  Вместо отряда исследователей Эльдар Осборн получил шайку из агентов-разведчиков и чёрных копателей.
  Но Джонатану было гораздо приятнее работать в этом обществе, чем на своих прошлых задания. Здесь, по крайней мере, в деле не были замешаны наркотики и оружие. Контрабанда героина из ближнего востока. Его прошлое дело. Мужчина горестно усмехнулся, вспоминая как играл роль скупщика дури и торговца оружием. На фоне этого, образ ворчливого ботаника - просто сказка.
  И нет ничего удивительного, что он так прекрасно вжился в эту роль. Опыт работы под прикрытием всегда удавался ему превосходно. Вот только на прошлых заданиях никто не отвлекал его от поставленной цели своими дрожащими пухлыми губками.
  Джон усмехнулся, понимая, что не так-то просто выкинуть из головы мисс МакДжефферсон и сосредоточится на деле.
  На первый взгляд это задание казалось простым. И сюда действительно хотели внедрить настоящего заумного ботаника. Но когда в деле замешаны спецслужбы, ученым умам здесь не место. Здесь нужен тот, кто не боится рисковать и умеет быстро принимать решения в любой ситуации. А ботаники нужнее стране в лабораториях, а не на передовой.
  Да и реакция основных игроков на смерть шпиона была интересной. Отчасти из-за того, что никто так и не понял, что МакГрегор был шпионом. Ну, за исключением девчонки, разумеется. Джонатан отметил, как прохладно отнеслись к смерти Итана как биологи, так и охранники. Бедняга Итан. Жизнь секретного агента рано или поздно обрывается на одном из заданий. И чаще это бывает рано. И со смертью врача остальные в походе стали вести себя чуть-чуть раскованнее. Возможно, Ник и Питер подозревали в чем-то Итана. А возможно, и нет.
  А вот его до сих пор никто не воспринимает всерьез. Джон улыбнулся и снова поправил сползающие очки, продолжая карабкаться по горной извилистой тропе вместе со всеми. Нужно экономно расходовать силы, и стараться правильно дышать. Чем выше они взбирались в горы, тем разряженнее становился тут воздух, что не самым лучшим образом сказывалось на легких и на сердце.
  - Джон, - прохладные девичьи пальчики коснулись его ладони, и мужчина почувствовал удар током в том месте, где руки их соприкоснулись. Она впервые дотронулась до него днём. И ему это очень даже понравилось. Все органы чувств у него обострились и сфокусировались исключительно на этом мимолетном контакте с ее кожей. Он снова вспомнил, как держал ее в своих объятьях той ночью, и захотел большего. Он изначально хотел ее, теперь же это желание стало почти нестерпимым.
  - Джон, - повторила тихо она, - нам с тобой нужно отстать от группы.
  Ого. И это она сама ему предлагает. Детка, с тобой я готов не только отстать от этой группы. С тобой я готов гораздо на большее. Но только не здесь и не сейчас. Долг всё-таки превыше пары поцелуев. Но вот после... Джон всегда отличался терпением, и прекрасно знал, сколько времени потребуется на эту экспедицию и сколько времени у него будет после. И как можно грамотно распорядиться этим временем.
  - Зачем нам отставать от группы, Белла? Мы почти у цели, - он усмехнулся, глядя в ее огромные тёмно-сине глаза.
  - Не задавай вопросов. - Прошипела девушка, и вздёрнула подбородок вверх, чтобы встретится с ним взглядом. От этого движения её светлые волосы, собранные в пучок, взметнулись, и одна непослушная прядка опустилась на её шею. Как раз в том месте, где бьётся жилка. Мужчина сжал зубы, чтобы сдержать вздох. - Доверься мне, - Тихо сказала она. - Я знаю, что делаю. Нужно бежать отсюда. И как можно скорее. Желательно, прямо сейчас.
  Убежать с ней вдвоем... Звучит слишком заманчиво, чтобы на это согласиться. Она что-то знает. Или догадывается об опасности. И хочет ему помочь... Ну, надо же.
  Значит девчонка не так уж и безнадежна, как он подумал о ней в самом начале. Впрочем, она быстро переубедила его, да и всех остальных, что внешность куколки Барби - штука обманчивая. За смазливым личиком скрывался железный характер. Не каждый мужчина прыгнул бы в ту реку, в кольца извивающегося раненного питона, чтобы спасти малознакомого человека. Она прыгнула, рискуя собой. Видимо, её образ миниатюрной куклы - тоже маска, чтобы её не воспринимали всерьёз. Хорошая из них выйдет парочка.
  Джонатан усмехнулся собственным мыслям.
  - Эй, там, в хвосте, - крикнул им Ник, - Мы почти пришли, я уже вижу нужную нам скалу, - и он указал пальцем вверх. - Не отставайте! Еще один подъем, и примерно через час мы будем у цели.
  - Ну вот, - Джонатан пожал плечами, не забывая их сильно ссутулить. Не стоит раньше времени выходить из своего образа. - Отстать не выйдет. Мы уже, считай, пришли.
  - За нами следят, - шепотом пояснила ему девушка. - Значит, так просто убежать не получится. Ладно. Джон, просто будь начеку. Здесь что-то затевается. Что-то очень плохое.
  - Лады, - он почувствовал, как её холодные пальчики ещё раз коснулись его руки. Чёрт, как же это приятно. Да и вообще, полезно иногда притвориться слабым и беспомощным - сразу становится понятно, что за люди входят в твое окружение. Добьют они тебя, или попытаются помочь.
  - Не доверяй никому, - тихо предупредила его Изабелла. И он отметил, как в её огромных тёмно-синих глазах промелькнули страх и беззащитность. Девушка показалась ему такой хрупкой, нежной для этих диких мест. Захотелось обнять её, защитить от всего мира. Заслонить от надвигающейся опасности.
  - Ты тоже никому не верь, - тихо ответил он, встречаясь глазами с её поражённым взглядом. - Даже мне.
  ***
  Индия, Горы
  13 мая, 12:05
  Джунгли Индии хранят множество секретов. В непроходимых тропических лесах этой станы чего только не скрывается. Это надо же! Природа и горы смогли спрятать от людей на века целый храм! И как только древние мастера и умельцы создавали такие великолепия? Белла неоднократно видела на фотографиях и видеосъемках затерянные в джунглях индийские храмы и даже целые каменные города-комплексы, сокрытые природой в дебрях Индии. Но открывшаяся ей сейчас картина просто лишила девушку речи. Скала не привлекала бы к себе внимания, если бы не расчищенный у ее подножия от зарослей корней и лиан арочный вход. Вся красота и великолепие начинались дальше. Храм, вырубленный внутри скалы! Восьмое чудо света, не иначе!
  Сколько неизученного материала таят в себе эти загадочные стены, сохраненные камнем и деревьями? Несмотря на все свои страхи и опасения, Белла испытывала сейчас восторг. Внутренний трепет. Дрожь в пальцах. И мурашки по всему телу. Даже усталость от утомительного подъема куда-то задевалась, растворилась, забылась. Этим она в отца, тот тоже с особым волнением рассказывал о своих приключениях в археологических походах. И Белла сейчас понимала отца, как никогда прежде. Перед входом в арку древнего храма хотелось поклониться его богам, выражая им свое почтение и приветствие. Вот он, шанс, что бывает не у каждого. Прикоснуться к самой человеческой истории, ощутить на себе дух веков, что разделяет их культуры и цивилизации. Ради этого стоило карабкаться сюда в поисках истины. Ради этого стоило всем рисковать!
  От охватившего ее чувства слезились глаза, и было трудно сделать вдох. Они нашли! Нашли настоящее чудо - затерянный древний храм. Что же еще может быть нужно Осборну?
   Группа стояла у подножия скалы, не решаясь без команды двинуться дальше, вглубь темного грота. Горные вершины окутывала пелена белесой дымки, и внизу, у подножия гор зеленым морем колыхались джунгли. Торжественность пейзажа просто завораживала.
  И закладывало уши от непривычной звенящей тишины, разносившейся по высокогорному плато. Казалось, что джунгли затаили дыхание, ожидая чего-то.
  Чего-то волнующего.
  Чего-то волшебного.
  Всё здесь пахло тайной и загадками. И от этого ощущения сердце в груди начинало биться сильнее. Древние архитекторы прекрасно выбрали место для своего храма. Здесь в горах человек как никогда становится ближе к Богу.
  Высоко в небе роились облака самых разных оттенков - от нежно голубых, почти белых, до темных, свинцовых, предвещающих очередной дождь.
  - А где те археологи, что первыми обнаружили эту скалу, и начали раскопки? - Белла повертела головой из стороны в сторону, осматриваясь. Вход в скалу, хоть и был расчищен от корней и кустов, но всё равно казался заброшенным, и кое-где джунгли снова стали заполнять собой недавно вырубленные участки тропы. Стебли бамбука у каменной стены выросли заново. Никого не было здесь около двух недель. Примерно столько времени назад и нашлась та самая мумия. - Почему работы в храме прекратились? - спросила она у Вангарета.
  - Раскопки были приостановлены. - Сухо ответил ей Питер. - И первая группа, то есть археологи, обнаружившие храм, сейчас трудятся в лабораториях.
  - Очень жаль, я бы о многом хотела с ними поговорить. Многое уточнить...
  Странно, что отсюда отозвали настоящих археологов. Очень странно. Лишние глаза и уши, скорее всего, просто убрали подальше. И остается надеяться, что эти археологи действительно работают где-то в лаборатории. А не составили компанию несчастному Бихлеру. От этих биологов всего можно ждать.
  - Предлагаю немного передохнуть, - сказал Ник, - прежде чем двинуться внутрь этого храма. Да и поесть бы не помешало.
  - Это точно! - поддакнул ботаник. - Древний храм от нас никуда не денется, а обед должен быть по расписанию. - Я за обед.
  Питер дал добро, распоряжаясь, чтобы Остин Сальвадоре, его биолог, помог Майку с провизией. Отряд остановился разбивать лагерь и, скинув с плеч тяжелые рюкзаки, все осматривались в поисках удобного привала. Белла сразу приметила место, где бывшие копатели разводили костёр, по чёрным головешкам и закопчённым камням.
  - Эй, - кивнул ей ботаник, отзывая в сторону. - Там за выступом в скале есть водопад. Слышишь, как шумит вода, ударяясь о камни. Пойдем, глянем? - И он указал ей рукой за стену из лиан и папоротников.
  О, как же она желала вымыть руки и ноги в чистой воде. Влажные салфетки совсем не давали ощущения чистоты, тем более после подъёма по глинистому мокрому склону.
  - Минуту. Я только вещи чистые возьму.
  - Зачем? - Не понял ботаник.
  - Я хочу обмыться. Не могу больше ходить в грязной одежде. - Пояснила девушка.
  - Только быстро. - Он усмехнулся одним уголком губ. - Я покараулю.
  - Спасибо тебе, Джон, ты самый лучший! - и подхватив свой рюкзак, девушка поспешила на звуки воды.
  Джон остался стоять к ней спиной, и сказал себе, что не будет подсматривать. А уж тем более прислушиваться к звукам, доносящимся от водопада. К шелесту снимаемой Беллой одежды, или к ее возгласу полному удовольствия, когда она окунется в прохладную горную воду. Он мог это только представить. И представил.
  ***
  Водопад был совсем не большим, скрытый со всех сторон каменными выступами и особенно густой растительностью у воды. Несмотря на жару тропиков, по камням, поросшим зеленоватым мхом, струилась довольно таки прохладная чистая вода, собираясь у основания скалы в неглубокую отполированную каменную чашу, и дальше водопад расширялся, переходя в горную реку. Возможно ту самую, что они пересекали на лодке три дня назад. А может быть и нет, ведь рек тут было много.
  Времени у девушки и так в обрез, пока мужчины заняты приготовлением еды и разведением огня у неё есть минут пять. Не больше. Белла быстро стянула камуфляжные штаны и майку, оставаясь в белье. Девушка забралась в холодную воду, что у самого водопада доходила ей почти до талии, и с трудом сдержала вздох удовольствия. Жидкое мыло совсем не предназначалось для мытья волос, но не потащишь же с собой нормальный шампунь в такую даль. Приходится использовать то, что есть.
  Наскоро вытерев тело и волосы компактным полотенцем из рюкзака, Белла натянула чистую майку и штаны. Отличное состояние, снова почувствовать себя человеком.
  - Быстро ты, - хмыкнул ботаник, не глядя на неё. Он все так же стоял спиной к ней и следил за поляной. Все его внимание сосредоточилось на шестерых мужчинах, что расселись на своих рюкзаках, вытянув вперед ноги.
  Интересно, что он имел в виду, когда сказал, чтобы она и ему тоже не доверяла? Вид у Джонатана был растрепанный, неряшливый и помятый. Ну разве можно такому не доверять?
  - Хочешь, иди и ты к водопаду. Я покараулю. - Предложила Изабелла.
  Он рассмеялся. Искренне, без притворства.
  - Не стоит, - сквозь смех проговорил он. - Не думаю, чтобы тут были желающие подсматривать за тем, как я моюсь. Хотя, на счет Питера я не уверен. Ник недавно недвусмысленно выразился относительно его наклонностей.
  - Питера я беру на себя.
  - А ты не из тех, кто пасует перед сложностями, - ботаник ей улыбнулся, и шагнул к воде сквозь заросли лиан.
  И девушка с замиранием сердца отметила, что когда ботаник не сутулился, то казался выше многих.
  И первые ростки сомнения закрались ей в душу. Ботаник?
  Он? Тогда ночью с ней целовался Джонатан? Да, быть такого не может.
   Хотя...
  ***
  Конституция Индии разрешает любую религию, что благотворно влияет на обилие и разнообразие всевозможных храмов в этой загадочной дикой стране. А затерянные в джунглях города - визитная карточка этого края, и мечта всех ученых и историков. Трудно встретить археолога, который не желал бы прикоснуться к загадкам ушедших культур и их наследия.
  Древние индусы владели многими тайнами, и кажется, что затерянный в горах храм и по сей день хранит самое сокровенное внутри себя. Загадка века. Существует ли в природе эликсир бессмертия?
  Белла почувствовала, как мурашки ещё раз пробежались по её телу от волнения, стоило только группе вступить под заново расчищенный арочный проход в скале. Темнота ослепила на первое мгновение, и невозможно было разглядеть ничего вокруг. В воздухе витало что-то таинственное и древнее, как и эти горы.
  Ник щёлкнул фонариком, заливая проход искусственным, желтоватым светом. Белла и остальные последовали его примеру, закрепляя фонари резинкой на лбу. Чтобы были свободными руки. Сразу же бросалось в глаза, что их проход вглубь скалы не естественного происхождения. Природа бы ни за что не смогла так искусно и пропорционально рассчитать размеры грота и архитектурные выступы по стенам. Значит это дело рук человеческих. И девушка невольно потянулась к одному из таких выступов-колонн, чтобы прикоснуться к нему.
  - Стены у входа лучше не трогать, - предупредил ее ботаник.
  - Это ещё почему? - Питер тут же провёл рукой по стене.
  - Летучие мыши, - пожал плечами Джон. - Они любят метить свои территории.
  Действительно. Под высоким тёмным потолком слышалось шуршание, и посветив фонариком вверх, Белла увидела довольно крупных представителей подотряда рукокрылых.
  Идти быстро не получалось. Проход в скале был узким, но довольно высоким, и группа двигалась по одному. Свет от налобных фонариков отбрасывал зловещие тени на стены прохода, и Белла не сразу поняла, что это её тень, многорукая и с горбом на спине. По позвоночнику повеяло холодом.
  - Как думаете, мы найдем гробницу, полную сокровищ? - Ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Майкл Грей. - Вот было бы здорово, если здесь обнаружится ещё и золото.
  - Согласен, - кивнул Питер. - Но наша цель - это кое-что получше драгоценных металлов. В первую очередь необходимо найти эликсир вечной молодости. А потом уже можно будет заняться и осмотром гробниц, если таковые тут найдутся.
  Белла отметила, как переглянулись Майкл и Ник. Черные копатели, ну что с них взять? Неужели никто кроме нее ничего не понимает? Не замечает... Видимо, она одна идёт в этот храм за знаниями, а не за наживой. Белле стало горько на душе.
  - Ник, я могу пойти впереди отряда? - Спросила девушка. - Как-никак это я здесь разбираюсь в храмах древних дравидов. Я хочу пойти первая.
  - Попозже, Белла. Успеешь ещё. - Улыбнулся ей Ник, и от этой его улыбки, подсвеченной фонариком, девушке снова стало не по себе.
  - Лучше расскажи что-нибудь из истории. Если, конечно, ты что-то знаешь. - Предложил Эдвард Винтер, шедший позади нее. - Всегда интересовался историей. Но стал биологом. Вот парадокс, да? Так, что? Знаешь ты что-нибудь про это место? Я б послушал.
  - Строительство всех древних индийских храмов подчинено одному канону, описанному в Самхитах и Агамах. Там все подробно расписано, начиная от выбора места для святыни и заканчивая ритуалами, во славу богам. - Начала Белла. Говорить на отвлеченную тему ей было лучше, чем идти и накручивать себя еще сильнее, вспоминая подслушанный ночью разговор. И девушка продолжила: - Вообще, в индийских храмах нет случайностей. Каждый камешек, каждый кирпичик и каждый узор воздвигаются по строгому канону. Изначально храмы были не предназначены для большого количества верующих. Индия была поделена на касты, и у каждой касты в почете были свои боги. Это и обусловило относительно небольшие размеры каждого старинного храма. Да и вообще, архитектура храма неотделима от его скульптуры. Каждый храм строился под определенное божество. Пропорции индийских храмов остаются неизменными, а вот убранство может сильно отличаться. Вот поэтому я и хочу пройти вперед. Сперва необходимо понять, какому богу воздвигли этот памятник внутри скалы.
  - То есть все храмы по своей сути однотипны? - Уточнил Ник. - Выходит, достаточно было просто взять схему любого храма, и не тащить в поход тебя?
  - Как сказать. - Белла пожала плечами. - По правилам ширина святилища должна составлять половину ширины храма. Высота храма равна его ширине, а вихара - две ширины. Но опять таки, определяющим фактором здесь является временной промежуток, в котором был построен храм. И если судить по возрасту нашей мумии, я смею предположить, что это строение относится скорее к третьему веку до нашей эры. Буддийский период, памятниками которому как раз и служат пещерные храмы. Храмы того времени, как правило, строились по принципу Ступы. Обычно ступа имеет форму полушария, покоящегося на круглом основании. И доступ к ней открывается через лестницу, что дает возможность процессии делать ритуальный круг. А то и несколько, прежде, чем попасть в святыню.
  Посветив фонариком на одну из стен, девушка разглядела полуистлевшие деревянные шипы, на которых когда-то давно находились балки-укрепления. В каменных стенах даже были выемки, на которых располагались трухлявые брусья, служившие когда-то потолочными декорациями, а сейчас были сплошь увешаны спящими летучими мышами.
   Впереди, как это не было странно, показался приглушенный дневной свет.
  - Мандапа. - Указав на этот слабый свет, прокомментировала Белла. - Помещение перед входом в храм. Сюда, как правило, и приходили молиться верующие. А за Мандапой находится вход в гарбхагриху - в самое сердце храма.
  - Вот он и вход в святилище. - Прокомментировал Питер. - То, что нам и нужно. Не отставайте. Впереди нас ждет великое открытие. Живее, ребята, не мешкайте. Идем за мной. - И он прибавил шаг.
  Узкий проход в скале расширился, открывая взгляду огромную залу с арочными сводами. Потолок был настолько высоким, что доходил, наверное, до вершины скалы. И сквозь кривые щели-окна в залу пробивались яркие солнечные лучи-стрелы, заливая это место особым свечением. В лучах света видно было, как танцуют пылинки, подлетая и кружась над каменными плитками пола. Высеченные в массиве скалы рельефные колонны были украшены древними фресками и витьеватой резьбой. У противоположного конца этой залы находилась большая дверь, по краям которой стояли огромные каменные статуи-стражи в виде злобных оскалившихся собак.
  Под подошвами ботинок скрипели песок и мелкие камни, что скопились в этом месте за прошедшие века. В одно из импровизированных окон-щелей спускались огромные корни дерева, переплетенные лианами. Корни стелились по стенам и по полу, и особенно сильно походили на щупальца колоссального осьминога.
  - Круто тут. - Выразил общее мнение Ник. - Не ожидал ничего подобного. Вот, помню, в Каире...
  - Под ноги лучше смотри, - осадил его Ник. И Майкл замолк, так и не рассказав, что же было в Каире.
  Белла первая прошла через зал, переступая корни и крупные камни, и остановилась у двери, что вела в самое сердце храма. Археологи, что обнаружили это место, не стали вскрывать вход, и каменная дверь была не тронута. И практически не пострадала с годами. Но вот только мелкие письмена, что когда-то украшали эту дверь - давно стёрло время. Кое-что всё же разглядеть девушке удалось. На фреске виднелось зелёнокожее существо, вооруженное плетью и булавой. А так же Белла отметила, что у статуй собак было по четыре глаза.
  - И ты реально можешь прочесть то, что здесь накарябано? - с сомнением спросил Ник, разглядывая каменную дверь, испещренную символами. - На вид совсем не похоже на буквы. Такое впечатление, что тут пьяная ворона потопталась. Да ещё и нагадила сверху.
  Белла присела на колени перед дверью, задумчиво всматриваясь в древний текст с замысловатыми завитками.
  - Если хорошо постараться, то можно разобрать. - Ответила она, проводя рукой по замурованной двери. Впервые она прикасалась к истории в её нетронутом виде. И сердце у неё трепетало.
  - Там написано, как открыть эту дверь? - Ник тоже наклонился, простукивая кулаком дверь по периметру. - Толстая. Цельный кусок гранита. Есть у меня одна идея... И думаю, тебе она не понравится, Белла.
  - Идём вперёд, - прокомандовал Питер. - Нет времени ждать и любоваться старыми камнями. Быстрее. Ник, ты знаешь что делать.
  - Стойте! - Проговорила Белла. - Я поняла, в честь кого построили этот храм. На фреске изображен Яма - владыка царства мертвых. Согласно древним надписям, - Белла провела пальцами по едва различимым зелёным каракулям на двери. - Живым туда дороги нет. Мы с вами стоим у входа в храм Смерти.
  ***
  Группа замерла, рассматривая жутких каменных собак, что охраняли эту дверь от незваных гостей. Каменные стражи оскалили свои клыкастые пасти, наблюдая за пришедшими во все свои глаза.
  - Храм Смерти? - уточнил Ник Каллен. - Что за бред?
  - Согласно легенде, Яма, в сопровождении двух четырёхглазых псов бродит по свету, собирая души умерших. - Пояснила Белла. - Древние полагали, что душа, покинув тело, направляется в страну мертвых, где ей надлежит предстать перед высшим судом. Там Яма зачитывал список всех деяний души, после чего выносился приговор. Душа могла отправиться в рай, в один из адов, или возвращалась в страну живых, где ей предстояло новое возрождение. И новая долгая жизнь.
  - Новая долгая жизнь! - Повторил за ней эхом Питер и усмехнулся. - Примерно за этим мы сюда и явились. Ник, Майкл, Энтони - нужно открыть эту дверь. Действуйте.
  - Не проблема. - Ник навалился плечом, но тяжелая каменная дверь даже не дрогнула. - Крепкая. Есть у меня для такого случая кое-что. - И порывшись в своем рюкзаке, спецназовец достал миниатюрное устройство с таймером. - Ни одна дверь не выстоит против моего динамита. Проверенное средство.
  - Нет! - Белла подалась вперед, желая уберечь памятник древней архитектуры. - Так нельзя. Это же редчайший исторический храм! Реликвия. Нельзя просто взять и взорвать эту дверь! На ней сохранилась старинная фреска с изображением Ямы, взрыв может повредить статуи собак у входа! Мы же не вандалы! Так нельзя! Нужно действовать аккуратно, сохраняя историю!
  - И терять наше драгоценное время? - Усмехнулся Питер. - Нет уж. Для нас сейчас время важнее каменных фигурок и накарябанных на двери чудищ.
  - Но... - Белла подбирала слова, желая привести аргументы повесомее. - Но это же не законно!
  Ник только усмехнулся, и кивнул своим парням. Энтони Фарелл и Майкл Грей молча взяли ее под руки и потащили в противоположный конец зала, к биологам и скучающему ботанику.
  - Это же не законно! Разрушать храм нельзя! - Негодовала Белла, но ее уже никто не слушал.
  - А что, если за дверью скрывается царская усыпальница, полная золота и драгоценных камней? - Подтолкнул ее к дальней стене Майк. - А ты 'Храм смерти'! Мы только взглянем, и всё.
  - Никто ничего не собирается разрушать, дорогая, - к ней подошел Питер. - Всего-то немного попортим одну единственную дверь. Храм ничуть не пострадает. Не переживай. Николас у нас настоящий мастер по минированию и взрывотехнике. Можешь мне поверить, он знает в этом толк. Ник превосходно умеет рассчитывать количество взрывчатки, необходимое для расчищения прохода. Храм не обвалится. Выстоял века, выстоит и еще немного. - Мужчина усмехнулся, плотоядно глядя на нее.
  Девушка поджала губы, прекрасно понимая, что вокруг нее собрались вовсе не ученые или исследователи, а охотники за легкой добычей. Никому нет дела до исторических памятников древней индийской архитектуры. Никого из них не привлекают археологические находки и открытия в истории. У всех на уме только это лекарственное чудо, за которое хорошо заплатят, ну и золото. И они пойдут на всё, чтобы добыть его. Вандалы. Самые настоящие.
  Взрыв прогремел слишком резко, и у Беллы даже на мгновение заложило уши. Пыль ещё не успела осесть, когда в воздухе просвистели первые стрелы.
  ***
  Индия, Храм Смерти
  13 мая, 14:20
  - Чтоб тебя! - Крикнул Ник, отпрыгивая ближе к стене. Эхо еще несколько раз повторило звук взрыва, а стрелы все летели и летели из открывшегося каменного проема.
  Когда водопад из стрел прекратился, и дым, наконец, осел, появилась возможность осмотреться. Весь пол устилали десятки старинных оперённых стрел, сломленных ударом о стены, колонны и пол.
  - Раненные есть? - Крикнул Питер, оглядываясь в первую очередь на своих биологов.
  - Меня задело. - Прохрипел Остин Сальвадоре. Самый тихий и скрытный из отряда биологов. - Поцарапало руку.
  - Лишь бы не голову. - Усмехнулся Майкл. - Нам же поручили охранять ваши светлые головы, а не руки. Значит всё в порядке, мы справились.
  - Остальные целы? - Ник поднялся, и встретился с Беллой глазами. - Ты почему не сказала, что здесь могут стоять ловушки? - Начальник отдела безопасности показал рукой на установленные у двери самострелы, что сработали, как только дверь разрушилась. Их отряду сильно повезло, что они отошли к противоположной стене, и стрелы туда почти не долетели. - Ты же здесь, чтобы читать и переводить древние тексты!
  - Я не знала. На двери удалось прочесть только: 'Живым прохода нет'. Я не думала, что это может означать опасность.
  - Думай впредь! - Сказал ей Питер, и жестом указал отряду идти в проломленную дверь. Но никто туда уже не рвался. Мало ли что, вдруг там еще одна ловушка.
  Белла видела, как ботаник опустился на пол, подбирая одну из стрел, что усыпали напольные плиты.
  - А зелёные наконечники на стрелах - это нормально? - Мужчина снова поправил сползающие круглые очки, поднося близко к глазам подобранную с пола стрелу. Её каменный наконечник был испачкан в какой-то зеленоватой засохшей кашице. - Господа, рискну предположить, что эти стрелы отравлены.
  - Вот чёрт! - Остин, пошатываясь, попытался сделать шаг, но не устоял на ногах. В том месте, где его руку задела стрела, кожа стала темнеть, становясь почти черной прямо на глазах. - Чувствую холод в руке. И в глазах темнеет. - Остин снова попробовал подняться, но с тяжелым вздохом остался полусидеть на месте. Его тело содрогалось в конвульсиях. Изо рта пошла белая пена, глаза помутнели и закатились, и мужчина без чувств упал прямо в пыль лицом.
  - У кого аптечка Итана? - Питер Вангарет присел рядом с Остином, щупая у него пульс на шее. - Хотя ладно, не важно. Аптечка уже не нужна. Парень готов.
  О Боже! Белла невольно вздрогнула и прикрыла рот ладонью, заглушая вскрик. Что произошло с их огромной экспедицией, направившейся четыре дня назад в эти джунгли? Сперва Лэнгдон. За ним Бихлер. Тесовски и МакГрегор. Теперь еще и Остин Сальвадоре. Пять таких нелепых смертей за такой короткий срок.
  Словно горы всеми силами стараются сохранить в нетронутом виде все свои тайны и знания.
  'Живым прохода нет' - вспомнила Белла надпись, что зелеными знаками красовалась на древней двери. Бог смерти взял свою кровавую дань. И почему-то девушка была уверенна, что вечно голодный Яма этим не ограничится.
  ***
  Индия, Храм Смерти,
  13 мая, 14:33
  На месте каменной двери зияла чёрная дыра с острыми проломленными краями. Пол под ногами был усыпан крупными обломками и мелкой каменной крошкой. В воздухе ещё витала серебристая пыль. На одном из обломков камня девушка увидела уцелевший рисунок фрески, на котором сохранилась голова зелёного божества. Белла посмотрела в глаза рисунку, и неприятный холодок прошёлся у неё по спине.
  - Эй, осторожнее, не наступайте на отравленные стрелы. - Предупредил Джон. - Эта зеленая дрянь еще может быть опасна.
  У обломков двери замер даже Питер, так спешащий сюда за чудесами. Оно и понятно, впереди могут быть еще какие-то опасности, ловушки, или новый град из стрел, да мало ли.
  - Я пойду первая, - уверенно проговорила Белла, подходя ближе к проломленной двери, и освещая дыру фонариком. За дверью было темно, страшно и веяло могильным холодом. Проход уходил куда-то вглубь горы, в самые ее недра. Возможно даже к центру Земли. А может и в саму преисподнюю. - Я пойду первая, - твердо сказала девушка. И больше никто ей не перечил. - Я могу предупредить об опасности, если тут ещё таковая имеется. Ведь я одна из здесь присутствующих могу читать и переводить тексты дравидов.
  И пригнув голову пониже, Белла первая шагнула в проломленный дверной проём. И следом за ней в образовавшуюся нишу пролез сутулый ботаник, как бы невзначай касаясь ее ладони своей.
  - Если что, то я рядом, - тихо предупредил он, и чуть сжал ее пальцы своими.
  - Спасибо. - Белла освободила руку, все еще чувствуя тепло от его ладони.
  - Сюда, - громко крикнул Джонатан остальным, и включил свой фонарик на голове, вспарывая темноту полосой света. - Проход чист. Заходим, джентльмены. Даму, как и положено по этикету, пропускаем вперед. Ну, смелей. Мы все сейчас стоим на пороге величайшего научного открытия, переступайте этот порог. Вперед.
  В нос тут же ударил застоявшийся запах влажной земли и глины. Приходилось низко наклонить голову, чтобы пройти под развороченной дверью и древними установками с арбалетами. Уже без стрел. Впереди была темнота, пугающая и непроглядная. И Белла снова включила свой фонарик, освещая это место искусственным желтоватым светом. Никого. Впереди было пусто, темно и очень тихо. Зловеще тихо. От слабого света по проходу стали плясать причудливые тени, а стены помещения состояли из плотно подогнанных обработанных камней, и отдаленно напоминали кирпичную кладку. От влажности по камням то там, то здесь стекали капельки воды. Видимо сказывалось соседство этой горы с водопадом и горной рекой снаружи. Проход напоминал каменный изогнутый рукав с уклоном вниз, к середине скалы, узкий и сырой.
  - Перед святилищем часто находится круговой проход в него. - Громко сказала Белла, чтобы её все хорошо слышали. И каждое ее слово глухим эхом разносилось по горному туннелю. - Проход использовали для хранения предметов религиозного назначения, таких как еда, дары богам и прочие предметы культа.
  - Сокровища? - Перебил её Майкл. Спецназовец пробрался в туннель следом за ней и Джоном, и стал внимательно осматривать каждый камень, освещая пол своим фонарем. - Есть здесь сокровища?
  Белла только хмыкнула.
  - Смотря что понимать под этим словом. Ритуальная глиняная чаша для омовений является не меньшим кладом для археолога, чем, скажем, слиток золота. - Пояснила она, продвигаясь по тёмному сырому туннелю вглубь скалы. По крайней мере, для её отца не было разницы. Вот кого не хватает ей в этом походе. Уж отец бы ни за что не позволил использовать динамит при исследованиях в древнем храме. Папа, как ты там? Грусть защемила в груди, но девушка не позволила себе даже тяжело вздохнуть. Нельзя себе позволить раскиснуть. Только не сейчас.
   Группа следовала за ней, освещая себе путь фонарями.
  - Тьфу, - Майкл поморщился. - Археологи что, совсем придурки? Что ценного может быть в глиняной чаше? То ли дело золото. Ну, или там драгоценные камни. Алмазы. Не понимаю, как можно вести раскопки ради истории? Если браться за это дело, то только с целью нарыть что-то действительно ценное, и потом шиковать на деньги от продажи. А ты - глиняная чаша. - И он покрутил пальцем у виска.
  Девушка отвернулась от него, так как Майкл уже изрядно начал действовать ей на нервы. Все эти люди внушали ей неприязнь, раздражение и страх. О чём она только думала, когда согласилась на это сомнительное мероприятие? Ведь догадывалась, что им предстоит расхищение святыни. Но не представляла, что это будет вот так. С динамитом. С алчными чёрными копателями и биологами-убийцами в одной группе.
  - А почему этот проход круговой? - Уточнил ботаник, идя за нею по пятам.
  - Проход называют прадакшинапатха, - пояснила девушка, стараясь выкинуть неприятные мысли из головы, - по нему верующие, произнося молитвы, обходят Божество по кругу, согласно ритуалу. Как правило, этот проход является тёмным и глухим. В чём вы и сами можете сейчас убедиться.
  - Прадакш.. па...на...та..ха - и как ты этот выговорила? - Усмехнулся Джонатан. - Язык сломать можно.
  - Это точно. Смотрите. - Белла указала рукой вперед. - Проход немного расширяется, и идет наклоном вниз, по спирали. Думаю, мы обойдем три круга, прежде чем достигнем главного помещения. Всё согласно текстам из Самхитов. Помимо прадакшинапатхи в храмах как правило еще антарала - узкий проход в святилище. Он представляет собой лаз, или небольшой туннель к сердцу святыни. К самой человеческой истории.
  - Муравейник, а не храм, - усмехнулся Питер, и поравнялся с ней. - Как думаешь, здесь еще могут быть ловушки?
  - Не могу сказать наверняка. Раньше я никогда не читала о том, чтобы древние памятники индийской архитектуры таили в себе такие препятствия. Так что лучше быть начеку. Всё может случиться в храме смерти.
  - То есть велика вероятность, что впереди будут еще ловушки? - проговорил Питер, отступая за спину Беллы. Чтобы если что, было кем прикрыться.
  - Вероятность ловушек - одна вторая, - усмехнулся ботаник, поправляя очки, и становясь рядом с Изабеллой. - Либо ловушки будут. Либо нет.
  ***
  Джон то и дело бросал взгляды на девушку. В темноте прохода это можно было делать не опасаясь преждевременного разоблачения. Ладная гибкая фигурка Беллы весь день стояла у него пред глазами. Он всеми силами старался отводить глаза от нее, но взгляд возвращался к ней снова и снова. Наваждение.
  Джон усмехнулся, оставил свои безрезультатные попытки, и снова стал наблюдать за девушкой. Он видел, с каким вниманием и трепетом Белла прикасалась к влажным камням, ощупывая древнюю кирпичную кладку. Видел, как она с замиранием сердца водила пальцами по старинным выцветшим фрескам и наскальным узорам, что то и дело встречались на стенах изогнутого дугой прохода. И глаза ее при этом сияли в свете фонарика, как два драгоценных сапфира.
  Вот бы она хоть раз так же посмотрела и на него, как смотрит на эти руины и камни. Но образ ботаника не производил на нее впечатления. А жаль.
  Джон чувствовал напряженную атмосферу, что царила в отряде. И с каждым шагом, что приближал их к святилищу, все нервничали и дергались сильнее. Инстинкт подсказывал Джону, что торопиться сейчас не стоит. Максимально выгодно для него до последнего тянуть время. Пока кто-то, хоть Ник, хоть Питер, не совершат свою первую ошибку. Решающую.
  - Джон, смотри, - Девушка обернулась к нему, отвлекая его от тяжелых мыслей, и их взгляды на мгновение встретились. - Видишь, на этой фреске изображена церемония вокруг какого-то дерева. Люди держатся за руки, стоя вокруг светящегося растения со светлыми листьями. Как думаешь, это может быто то самое растение с целебными свойствами, о котором мы с тобой говорили на днях.
  Подловила. Ботаник из него прямо скажем никакой. Как и из Итана был врач. Джон, конечно же, прочел журнальчик о целебных травах перед этим походом, что бы хоть что-то знать о растениях данного края. Да, в ботанике он не очень силен. Но это не значит, что он не умеет импровизировать, напустив на себя побольше важности.
  - Раскидистое дерево с черным стволом очень похоже на Маргозу, семейство Мелиевые. - Начал он, опираясь на свои скудные познания из журнальчика. - В народе его называю Дерево Ним. Кажется, я уже говорил что-то про целебные свойства этого растения. Не удивительно, что древние поклонялись дереву, дающему исцеление.
  - Да. - Белла кивнула, соглашаясь с ним. И отряд двинулся дальше. - Даже Организация Объединенных Наций присвоила Ниму почетный титул 'дерева 21 века'. Оно было официально признано во всем мире 'самым перспективным растением будущего для изучения и использования'. А ведь даже древние индусы знали о целебных свойствах этого растения. По древней индийской легенде над этим деревом пролетал Гаруда - получеловек-полуптица, и уронил несколько капель напитка бессмертия Амриты на Ним. С тех самых пор дерево считается целебным и продлевающим жиз...
  Договорить Белла не успела. Плитка пола под ее ногами провалилась, утягивая девушку за собой в пустоту. Девушка зажмурилась готовая принять страшную смерть. Но она не полетела вслед за плиткой. Её рюкзак уцепился за что-то, и повернув голову Белла увидела руку ботаника, держащую ее на весу на пропастью за лямку рюкзака.
  - А с виду ты кажешься легче, - проговорил Джон, перехватывая ее рюкзак второй рукой, и подтягивая вверх, из образовавшейся в коридоре ямы.
  - Это всё рюкзак, - попыталась пошутить Белла. Она почувствовала еще чьи-то руки, на своих плечах, и общими силами мужчины её вытащили обратно.
  - Аккуратнее надо быть, - проворчал ботаник. - Ты хоть под ноги смотри. Тоже мне, знаток древнего храма.
  - Спасибо Джон, - прошептала она и крепко сжала его ладонь своими пальцами. - Если бы не ты я бы разбилась. Спасибо.
  - Скорее стала бы решетом. - Ник светил фонариком в пустоту, рассматривая то, что было на дне ямы. - В землю врыты колья, и для верности их острие смазано той же дрянью, что и стрелы. Шанса спастись у тебя бы не было.
  - На той фреске люди шли по кругу, держась за руки. Это была подсказка! - Белла поднялась, и снова подошла к выцветшей влажной фреске, рассматривая рисунок. - Мы тоже движемся по кругу, огибая Ступу. И если бы мы держались за руки, то проще было бы удержаться от падения в ту яму. Это был знак! Мы все должны держаться за руки.
  - Только первым теперь пойду я, - прокомандовал Ник.
  - Нет. Я должна идти первой. Вдруг впереди будут еще какие-то знаки. - И расправив плечи, девушка, не раздумывая, взяла ботаника под руку. - Нам нужно подстраховывать друг друга. Беритесь за руки.
  И про себя Белла посочувствовала тому, кому пришлось трогать руку Питера.
  - Чего это нам всем браться за руки? - Ник глянул на потных небритых мужчин. - Достаточно того, чтобы держали за руку первого идущего. Чтобы подстраховать в случае чего.
  - Как хотите. - Белла пожала плечами. - На рисунке вся группа держалась друг за дружку.
  - Беритесь за руки, - буркнул Питер. - Только зря теряем время, припираясь. Идем вперед. Нельзя мешкать.
  Теперь каждый шаг по изогнутому дугой туннелю Изабелла проверяла ногой, аккуратно надавливая на плитку, прежде, чем на нее наступить. Рука Джонатана крепко держала ее ладонь, и девушке это нравилось. Она заметила, что под его мятой, бесформенной рубашкой скрывалось натренированное тело. И как это раньше не бросилось ей в глаза?
  В тишине храма шаги путников по каменным плитам раздавались особенно громко. Словно звуки барабана - индийского таблы или мирданги.
  Еще два раза плитки пола проваливались в ямы-ловушки, стоило Белле только дотронуться до них носком ботинка. Джон не отпускал ее руку, и рядом с ним девушка чувствовала себя в безопасности. Проемы в полу были не большими, и можно было легко перепрыгнуть на тот край.
  Однажды, наступив на очередную плитку Белла почувствовала вибрацию, но с ее плиткой все было в порядке. Провалилась та, по которой она только что шла. Сзади послышались крики но, слава Богу, никто не пострадал. Не зря же они держались за руки.
  Туннель к подземному храму сделал еще один изгиб, прежде чем на их пути появилось препятствие.
  - Тупик. - Крикнула она, когда отряд подошел к еще одной запертой двери.
  - Опять на ней что-то накарябано! - Ник фонариком посветил на дверь. - И снова это зеленое чучело с булавой и плёткой. Тьфу, а я-то всё время думал, что иду в храм любви. Ими же так славится Индия. И я уже даже размечтался, как буду рассматривать здешние скульптурки и картинки. Надеялся. А тут этот зеленый урод верхом на собаках. Чтоб его.
  - Что написано на этой двери? - не отпуская руку девушки, спросил ботаник.
  - Несуразица какая-то. - Белла пожала плечами. - Думаю это очередная загадка. 'Послушай, и ты услышишь, как шепчутся мертвые'. - Тихо прочла она.
  ***
  Все затаили дыхание, внимая.
  Ничего не было слышно.
  - Какой-то бред. - Ник приложил ухо к двери. - Ничего не слышно. Да и как мертвые могут говорить?
  - Шептать, - поправила его Белла.
  - Я тоже ничего не слышу. - Питер пожал плечами. - Как на счет динамита, Ник?
  - Не безопасно взрывать дверь в таком узком коридоре, - возразил Джон, всё ещё не отпуская руку девушки. - Немного надо, чтобы эти каменные плиты, - он пальцем свободной руки указал на низкий потолок, - обрушились нам на головы.
  - И как открыть тогда эту чёртову дверь? - Питер сжал кулаки. - Мы зря теряем время. Если ничего не можете предложить, значит будем взрывать.
  - Мертвые умеют говорить, живые не умеют слушать, - прошептала Белла, опускаясь перед дверью на колени. Ей пальчики исследовали каждый дюйм каменной двери, нащупывая возможный ключ. - 'Шёпот мертвых, это ветер' - кажется, так говориться в одном из индийских сказаний. Здесь, в закрытых каменных сводах ветру взяться не откуда. Верно? Её рука замерла возле круглой щели в двери, которую невозможно было различить из-за фрески и недостатка освещения. - Ветер. Нам нужен ветер.
  Белла приблизила губы к отверстию в двери и сильно дунула туда. Секунду ничего не происходило, затем в двери послышался каменный скрежет. Шорох пересыпаемого в какую-то емкость песка. Треск камня. Массивная дверь завибрировала, дрогнула и с неприятным скрежетом стала отодвигаться в сторону, открывая проход в темноту ещё одного туннеля.
  - Матерь Божья! Ну, ни чего ж себе! - Питер на всякий случай отошёл от проёма, опасаясь очередных отравленных стрел. Но ничего подобного не последовало.
  Из темноты завеяло затхлостью и сыростью.
  И девушка почувствовала, как по её телу пробежались мурашки. С каждым шагом их отряд всё ближе и ближе к цели. И Белла не была уверенна, что это хорошо.
  - Тут ступени, ведущие вниз, - сказал ботаник, посветив фонариком в непроглядную тьму туннеля. - И довольно узкий проход. Идти придётся по одному.
  - Как я и говорила, проход к ступе будет через лестницу. Значит, мы уже близко.
  Белла привычно шагнула вперед, но Питер рукой удержал её на месте.
  - Нет. Ты нам ещё нужна. Если там есть опасность, то пусть первым идет кто-то из охраны.
  - Это типа нас не жалко? Да? - Майкл скривился и уставился на Питера Вангарета злобным немигающим взглядом.
  - Люблю, когда люди с первого слова улавливают суть, - усмехнулся начальник экспедиции и повернулся к своему последнему биологу. - Верно, Эд?
  - Тогда первым пойду я, - вызвался Ник Каллен. Его широкие плечи заняли почти весь проём в узком лазе. - Буду спускаться и комментировать то, что здесь вижу. Идёт?
  - Хорошо. - Белла опустилась на колени у ступеней, освещая проход своим налобным фонарём. Николаса ей было не жалко. Хочет идти первым - да пожалуйста. - Только, Ник, говори, если увидишь какие-нибудь рисунки или письмена. Или еще что-то, что может тебе показаться достойным внимания.
  Николас кивнул, и кряхтя, протиснул себя в проём.
  - Тут темно. Воняет тиной. На стенах капельки воды, и какие-то корни, - начал он, спускаясь всё ниже и ниже. - Лестница каменная, скользкая от сырости. И тут воняет тиной. А, это я уже говорил. Двадцать пять ступеней. Всего-то. Я внизу. Тут еще один уровень этих катакомб. И тут чертовски воняет тиной.
  - А этот парень умеет улавливать суть, а Питер? - Ботаник усмехнулся и полез в проём следом за Николасом.
  ***
  Запах сырости и затхлого воздуха резал ноздри. Кромешная тьма обступала со всех сторон. Дневной свет остался там, снаружи горы, и если бы не фонарики, с их искусственным желтоватым свечением, то здесь было бы темно, и до ужаса жутко.
  - Ну и вонища же тут! - Поморщился Винтер, прикрывая нос и рот рукавом камуфляжной куртки. Но и это не спасало от смрада темного подвала.
  - Ага. Воняет так, будто бы этот ваш зеленый Яма тут лично пукнул. - Майк скинул с плеч рюкзак, опускаясь на влажный каменный пол. - Не знаю как вы, ребята, а я не прочь бы подкрепиться. Правда, запахи тут, как раз для аппетита. Давненько здесь не проветривалось. - Спецназовец скривился, стараясь дышать ртом. - Запашина, как в каком-то гнилом болоте. Клоака индийского храма. Не то, что сухие пыльные гробницы в Египте.
  - Ты бывал в Египетских пирамидах? - Удивился ботаник, и в упор посмотрел на Майка сквозь стекла очков. - И что же ты там делал?
  Майкл замялся, и стрельнул взглядом в Ника Каллена. Тот едва заметно отрицательно покачал головой.
  - На экскурсии был, - соврал Майк. - Что бы я ещё там делал?
  Девушка постаралась сдержать свои эмоции. С каждой минутой она всё больше чувствовала надвигающуюся опасность. И в первую очередь от этих чёрных копателей во главе с Ником. Ведь у них в руках автоматы. Но что она могла? Одна, с одним единственным мачете... К тому же никто пока не проявлял друг к другу явной агрессии. Что если она себя просто накрутила? Но интуиция то и дело убеждала девушку в обратном.
  Бежать уже поздно. Нужно было это делать ещё в джунглях, до того как начался подъём в гору. Тогда бы у неё ещё был шанс. Жаль, что тогда она даже не догадывалась о том, что за люди её окружают.
  - Запах, конечно, тот ещё, но поесть можно, - согласился Питер. - Неизвестно, сколько нам ещё идти.
  - Видимо тут где-то есть стоячая вода, - предположила Белла. - Наверное, где-то не далеко берет свое начало река или какое-то озеро. Думаю, скоро уже конец нашего паломничества.
  - Быстрей бы, - согласно кивнул Ник. - Не люблю долгих походов. Тем более, когда сверху над головой висит сотня тонн камня. Не самое приятное чувство.
  - Стены давят, - простонал Энтони Фарелл. - С потолка капает, тут воняет! Чёрная полоса, должна же ты когда-нибудь закончиться?!
  - Конечно. - Усмехнулся ботаник. - Жизнь ведь не вечная. Мы пока ещё не нашли то, что может значительно продлить нашу жизнь. Так что можешь не сомневаться, чёрная полоса в твоей жизни рано или поздно закончится. Так всегда и со всеми бывает.
  Белла посветила на стены, расписанные фресками и скульптурами, изображающими битву. Извечное сражение добра и зла. Бой происходил на берегу океана, и девушка поняла, что это битва за бессмертие. С одной стороны выступали Боги, с другой были асуры. О, как жаль, что у неё нет с собой хотя-бы фотоаппарата! Чтобы заснять эти шедевры древних художников и зодчих! Как же искусно выделывались на стенах фрески! С каким мастерством был выточен каждый узор на камне! И даже время не смогло испортить изящество и мастерство работ древних зодчих. Белла чувствовала мурашки по всему телу - она стояла у истоков истории, и видела то, о чем будут написаны книги и множество научных публикаций. Возможно даже ее собственных.
  От охватившего волнения, Белла почувствовала, как у нее задрожали руки. Ведь даже если они ничего и не найдут для Осборна, сам факт открытия храма - это уже сенсация.
  Майкл раздал им всем по сухому пайку, и быстро перекусив, группа снова двинулась по туннелю в непроглядную тьму.
  И с каждым шагом по полу древнего храма, Белла ощущала свою связь с историей. О подобном она не смела даже и мечтать. Так близко добраться до святыни, прикасаться дрожащими пальцами к архитектурным памятникам прошлого. Даже в своих самых смелых фантазиях она не могла подобного даже представить. Одно дело видеть фрески и каменные скульптуры на фотографиях в журналах или книгах. И совсем другое - идти по храму, в котором более двух тысяч лет не ступала нога человека. Ощущать на себе тяжесть тысячелетий... Дышать воздухом древнего храма. А нет, лучше им не дышать...
  - А вот теперь я, кажется, слышу шёпот мертвых, - тихо произнес Питер, вырывая ее из мечтаний. - Замрите все. Я только что что-то услышал. Тихо!
  Отряд замер на месте, прислушиваясь.
  Шипение стало отчетливее, а ещё к этому звуку добавилось какое-то шуршание и шелест по полу и по камням.
  - Чтобы это ни было, может оно само уйдет? - с надеждой проговорил Майк, беря в руки автомат. - Мне этот звук не нравится. Что это, черт возьми?
  - Это змеи. - Уверенно произнес Джонатан. - Это, мать их, змеи! Вот откуда эта вонь. Здесь у них гнёзда, и возможно кладки яиц. Кобры убьют любого, кто сунется к их кладкам. Замрите все. Не двигайтесь. Даже не дышите лишний раз.
  Белла очень медленно водила фонариком по влажному каменному полу, и в луче света блеснула чешуя первой твари. Кобра поднялась над землей, расправляя капюшон и неотрывно следя за замершими в проходе людьми. К первой кобре добавилась вторая, потом третья.
  - Вот зараза. - Подытожил Эдвард Винтер. - Их слишком много. И они окружают нас.
  ***
  - Откуда здесь, в закрытом подвале, могло взяться столько гадюк? - Питер старался не двигаться, но руки у него предательски подрагивали. - Это же закупоренный погреб.
  - С чего ты взял? Думаешь, змеям нужны парадные врата, чтобы проникнуть сюда. - Джон нахмурил брови. - Достаточно и небольшой щели в камнях. Думаю, древние инженеры специально оставили такой лаз для этих милых зверушек. Чтобы те могли из поколения в поколение нести здесь свою стражу. Вот уж действительно, хитрая ловушка. Надежнее и не придумать.
  - Эй, Белла, есть идеи? - Питер с надеждой глянул на неё. - Что про это пишут в твоих летописях или что ты там цитировала?
  - Ваша очередь выдвигать идеи! Я всего лишь историк и специалист по мифам и текстам. А не укротитель змей.
  - Тогда вам всем очень повезло, что я рядом! - Ник медленно скинул свой рюкзак на пол, доставая из-за спины необычное ружье со шлангом и канистрой. - Так и знал, что эта штука мне пригодиться! Огнемёт меня ещё никогда не подводил.
  Он щёлкнул предохранителем, и из дула его ружья заструился столб пламени, освещая всё вокруг красным заревом. В проходе тут же стало светло, словно днем, по стенам замелькали пугающие тени, и Белла отчетливо увидела, что змей здесь не десять и не двадцать. Кобры клубились по углам этого туннеля, сплетаясь в невероятные узлы, но струя красно-желтого пламени доставала их и там. В воздухе, к запаху прелости примешался запах паленой кожи.
  - Отличная штука! - Джон кивнул на огнемёт. - Только бы у тебя горючего хватило.
  - На всех хватит, - прохладно ответил Николас Каллен, и в его глазах зловеще заплясали языки огня. - У меня на всех горючего хватит.
  ***
  В туннеле, и без того тёмном, стоял непроглядный дым. И запах гари. Белла со слезами на глазах смотрела на выгоревшие настенные фрески, где изображалась битва с асурами. Эти шедевры древних мастеров теперь ни за что не восстановить! Краска и без того тусклая, обгорела и местами потрескалась. Черная копоть закрывала стены от пола до самого потолка.
  Еще одни памятники архитектуры канул в лета, вслед за дверью с фреской. Таков по своей природе современный человек - всё до чего мы дотрагиваемся, мы рано или поздно разрушаем. И Белла понимала, что по-другому в этой ситуации поступить было нельзя. Кобры искусали бы их, не будь у Ника Каллена с собой огнемета. Выбор был прост - применить огонь, спасая свои жизни, или сохранить архитектурное достояние храма, жертвуя собой. И даже сейчас Белла была не уверена в правильности их выбора. Что такое горстка людей в сравнении с бесценными экспонатами древности? Ей, как работнику музея, ценнее казались именно фрески.
  История подаёт людям множество уроков. И самый наглядный из всех - это то, что люди не извлекают из истории никаких уроков. Печально, но факт.
  - Эй, - Рядом с ней на пол присел ботаник. - Неплохо справились с кобрами, верно?
  - Но какой ценой, - Белла кивнула на облупившиеся закопченные стены туннеля, что в свете её фонаря казались ещё прискорбнее. - Огромная потеря для историков. Неоценимая.
  - Да. Не без этого. - Джон пожал плечами. - Надеюсь, кобры больше не появляться. Ник с пристрастием маньяка обшарил здесь каждый угол и каждую щель. Первый раз встречаюсь с таким огромным поселением змей. И надеюсь, последний.
  Белла отметила, что ботаник снял свой головной убор бойскаута, и положил на пол рядом. На его тёмно-русых волосах всё ещё оставался след от шляпы, и девушке, к своему удивлению, захотелось взъерошить его волосы ладонью. Интересно, они мягкие на ощупь?
  - Джон. - Тихо сказала она, встречаясь с ним взглядом. - Ник и его парни - очень опасны. Будь начеку. - Прошептала она.
  - Всё с виду вроде в шоколаде, но если внюхаться, то нет. - Улыбнулся он ей.
  - Предлагаешь не дышать? - Тоже улыбнулась Белла, встречаясь с ним глазами. - Или надо умывать отсюда руки?
  Ботаник внимательно посмотрел на неё, поправляя свои сползающие очки. Он промолчал, продолжая изучать её глазами.
  И Белла с испугом отметила, что его очки не скрадывают лица, как это бывает у тех, кто носит очки при близорукости. Как правило, вогнутые стёкла съедают виски и часть скул, из-за светового эффекта. И лицо кажется немного искаженным, если вглядеться в стекла очков. Линзы ботаника не имели этого свойства. В его нелепой оправе было обычное стекло. Не увеличительное.
  Зачем ему это?
  - Джон, твои очки, - поражённо проговорила она. - Они не увеличивают.
  Мужчина усмехнулся одним уголком рта.
  - Ты склонна к необдуманным поступкам, Белла. - Тихо ответил он, приближаясь к её уху. - А это очень и очень плохо. Постарайся сперва думать, прежде чем что-либо говорить. И прежде, чем действовать. Когда-нибудь это тебя может выручить. А сейчас не задавай мне больше вопросов. Лады? - Улыбаясь своей фирменной, немного косой улыбочкой, сказал ей ботаник. Его голос был медленный, глубокий и волнующий. - И постарайся больше не делать глупостей. Очень тебя прошу.
  - Хорошо. - Белла почувствовала, как земля уходит у неё из-под ног, когда заметила, как мужчина ловко, с грацией хищника, поднялся с каменного пола. Мятая рубашка, намокшая от влажности, плотно обтянула его широкие плечи. Джон усмехнулся, следя за её поражённым взглядом. Девушка заметила хищный блеск в его карих глазах. И эти глаза смотрели сейчас только на неё. От чего здесь стало так жарко? Джон только усмехнулся, затем привычно ссутулился, надел свою смешную шляпу и отошёл к группе биологов и спецназовцев. Его походка казалась бесшумной, скользящей.
  С ума сойти. И это ботаник?
  ***
  Когда долго сидишь в музее за работой, то начинаешь мечтать о приключениях и диких местах. О природе и горах. Но вот парадокс. Стоит побывать в этих самых горах и джунглях, как тебя неимоверно начинает тянуть обратно. К людям. К цивилизации, с её благами, так облегчающими жизнь современному человеку. К шуму большого города. К близким людям, по которым скучаешь сильнее всего.
  Но и в городе есть минусы. Куда же без них? В городе очень тяжело найти людей. Именно людей. Там есть врачи, биологи, ботаники, лингвисты, бухгалтера и менеджеры. Соседи. Коллеги. Просто незнакомые прохожие. По-настоящему узнаешь человека, только оказавшись вдали от цивилизации. Когда с тебя снимаются городские ярлыки, и твои поступки определяют тебя, как личность. Здесь не важно, кем ты был в большом городе. Важно только то, как ты ведёшь себя в разных ситуациях. Или не ведешь. Как реагируешь, или не реагируешь на трудности и препятствия, что неизбежно встречаются на пути.
  И тут Белле было над чем поразмыслить. Что она знала о Джоне? Ботаник, в нелепой одежде. В смешных очках и шляпе бойскаута. Неряшливый и склочный.
  А если отбросить ярлыки, навязанные городом? Первое впечатление не всегда верное.
  У него было натренированное тело. И прекрасная реакция. Не каждый бы успел схватить ее и удержать над ловушкой с кольями. Еще и одной рукой. Джонатан сильный. Это раз.
  И внимательный. Он много слушает. Мало что говорит о себе, но часто встревает в любой разговор, высказывая своё мнение. Легко входит в контакт с людьми. Коммуникабелен. Это два.
  А ещё он потрясающе целуется. Это три.
  От последней мысли девушка невольно покраснела, и мурашки побежали по всему телу. Теперь она была точно уверенна, что тогда, в ночных джунглях именно Джон нёс её на руках через лес. Сейчас она видела его широкие плечи, спрятанные под измятой курткой. Видела его высокий рост, скрытый за наигранной сутулостью.
  Зачем ему это? Зачем носить очки, которые никак не влияют на зрение? Да ещё и такие нелепые. Зачем строить из себя зануду, когда на самом деле Джон совсем не неприятный тип. К чему весь этот маскарад?
  Слишком много вопросов. Белла устало вздохнула, и перевела взгляд с мужчины на испорченные огнем фрески. Не помогло, взгляд снова вернулся к ботанику.
  Джонатан что-то скрывает. В противном случае он не вёл бы себя так. Так... нелогично... И кажется, теперь Белла поняла, кто же тогда стрелял в питона у реки. Джон. И как она не разглядела это всё раньше. Очки как у Гарри Поттера видела. Дурацкую шляпу видела. Погрызенные карандаши видела. А в самое главное её пришлось чуть ли ни носом ткнуть, чтобы она разглядела. Не нужно верить внешности. Смотри на поступки.
   Да и ботаник ли он вообще? С его фигурой, с его бесшумной походкой и мозолистыми руками.
   Подозрения. У неё опять только догадки и домыслы. А это гораздо хуже, чем знать наверняка. Воображение бывает бескрайним, и можно накручивать себя и накручивать до бесконечности. Кто он, этот Джон Смитт? Ещё один чёрный копатель? Шпион? Расхититель храмов? Мародер? Или же действительно ботаник?
  'Никому не верь, - как-то сказал ей Джонатан. - Даже мне'. Пожалуй, это был самый дельный совет за всё время в этом походе. И стоит к нему, наконец, прислушаться.
  Глава 6.
  Индия, Храм Смерти,
  Наши дни
  13 мая, 16:55.
  Дым постепенно рассеивался в узком туннеле, открывая ещё одни каменные ступени, уводящие всё глубже и глубже в недра горы. Группа шла осторожно, проверяя каждый шаг, прощупывая каждую ступень на старинной каменной лестнице. Но ловушек больше не встречалось. И слава Богу.
  - Эй, Белла, - Обратился к ней Майкл. - Это ведь ты как-то говорила, что кобры у индусов - это стражники сокровищниц. Верно?
  - Согласно многим легендам, именно кобры охраняли святилища от разбойников и воров. - Подтвердила она. - И это успешно практикуется и по сей день. И не только в Индии.
  - Кобры были, - с предвкушением проговорил Майк, - Надеюсь, впереди нас ждет что-то стоящее. - И глаза у него лихорадочно забегали.
  Белла только хмыкнула.
  Проход то сужался, то расширялся, то изгибался, опоясывая Ступу, что расположилась в центре храма. Лестница привела их глубоко под землю, к огромному арочному проходу, ведущему в самое сердце святилища.
  - Матерь Божья! - Проговорил Майкл, когда луч света от его фонарика осветил еще один узкий проход впереди. И то, что находилось дальше, за проходом. - А жизнь-то налаживается.
  Белла не могла ничего похожего и вообразить. Даже в своих самых смелых фантазиях она не думала, что под скалой, в старинном храме будет такое. Старые легенды не лгали.
  Её спутники, стоя позади неё, тоже затаили дыхание от открывшегося им вида.
  Вот оно - основание храма. Белла почувствовала, как тело у нее покрывается мурашками от волнения. Сердце в груди забилось быстро-быстро. Боже!
  Лучи их фонариков отражались от блестящих золотых статуэток и украшений, что горами лежали на каменном полу. Золотые чаши, кубки, обручи и прочие предметы древности и религиозные подношения богам.
  Чего здесь только не было! Лучи света от фонариков играли бликами в гранях драгоценных камней, искрились на пузатых боках золотых кубков, переливались на перстнях и браслетах, что словно мусор были разбросаны по полу. Целые горы несметных богатств.
  Девушка первая вступила в арочный проход, охранявшийся четырехглазыми собаками. Верные слуги Ямы несли здесь свою стражу не одну сотню лет. Белла чувствовала, что ее трусит от волнения, луч ее фонаря хаотично плясал с одной груды сокровищ на другую - так сильно дрожали у нее руки. Майк в нетерпении оттолкнул ее с прохода и широкими шагами ринулся вперед, к самой огромной куче золота.
  - Как долго я мечтал! - Прокричал он, падая на колени и судорожно запихивая в карманы все, до чего только мог дотянуться. - Я богат! Смотрите!
   Пройдя по туннелю ближе к сокровищнице, свет от фонарика стал больше не нужен. С самого потолка, на много футов в высоту сквозь округлый проем было видно красное вечернее солнце. Его лучи проникали в стены святилища, играя бликами на золотых статуэтках и на драгоценных камнях, что искрились в каменных идолах и пёстрых узорах на расписных красками стенах.
  - С ума сойти, - присвистнул Майк, водя пальцами по золотым гравировкам на колоннах высокого зала. - Настоящее золото! Да я столько не унесу за один заход!
  - А камни? Видишь эти изумруды? А красные рубины! - Ник усмехнулся. - Придётся хорошенько поработать, выколупывая их из стены.
  - Это точно. Работы у нас непочатый край. - Довольно крякнул Майк, и снова оттолкнув Беллу первый стал шарить руками по фреске с камнями. - Жаль, что я не захватил в поход зубило. Или лом. Прямо чувствую, как с каждой минутой становлюсь все богаче и богаче!
  Изабелла поморщилась, отворачиваясь. Вандалы принялись за своё дело. И смотреть на разорение храма она просто была не в силах. На душе словно кошки скребли. Девушка отступила к центру огромного зала, останавливаясь возле золотой статуи Ямы, что возвышалась над ней, подобно скале. Бог смерти взирал на людей свысока, и в его взгляде девушка читала насмешку и осуждение.
  Да ей и самой было тошно. Разве можно так? Белла услышала, как с треском Майк отломил от каменной статуи одного из псов рубин, что служил собаке глазом.
  - Три осталось. - Крякнул Майк. - Смотрите, какие здоровые, с мою ладонь. А ладонь-то у меня не маленькая! Эх! Повезло, так повезло! Солидный улов!
  - Что-нибудь видишь, - около неё остановился Джонатан Смитт, бесшумно подходя к статуе Ямы. У ног божества покоились груды золотых статуэток и других, не менее ценных подношений. - Видишь что-нибудь необычное. Что-то, что могло бы навести на мысли о лекарственном чуде?
  Девушка ещё раз обежала взглядом огромный зал, богато украшенный золотом и драгоценными камнями.
  - Не уверена, - тихо призналась она. - Так не должно быть в храме.
  - Ты про этих? - Джон кивнул на вандалов, разоряющих святыню.
  - Да. Нет. Не только это.
  - Что-то тебя беспокоит? - Джонатан встретился с ней глазами. - Рассуждай вслух. Расскажи, что ты видишь необычного в этом месте. Мне такие разговоры частенько помогают. Попробуй.
  Белла глубоко вздохнула, и начала:
  - Обычно гарбхагриха, то есть святилище, представляет собой низкое помещение без окон. - Задумчиво сказала девушка, поднимая голову вверх. - Света здесь быть не должно. Всё освещение должно поступать сюда только от лампад и свечей служителей храма. А здесь целое окно в небо. - Белла кивнула на потолок. - Видишь? Даже фонарики нам не нужны. Это не правильно. В святилище так быть не должно. Это противоречит всем канонам. Вот, что я думаю.
  - Что, если это окно образовалось после сегодняшнего обрушения? - Спросил Джон. - Или кусок горы обвалился сам по себе от времени, открывая нам вид на закат?
  - Не думаю. Симметрия, расположение колонн - все это высчитано с ювелирной точностью. Как и расположение окна в потолке зала. Не думаю, чтобы это было совпадением. - Белла еще раз посмотрела вверх, на небо. - Нет. Света в святилище быть не должно. Это точно.
  - И отсюда можно сделать вывод, что до святилища мы ещё не добрались. Верно? - Ботаник ей улыбнулся своей привычной косой улыбочкой. - Нужно поискать здесь дверь-лаз в эту самую гарб.. хар.. гир.., тьфу, не выговорю. В святилище. Из твоих рассуждений следует, что искать нужно под землёй. Там, куда не поступает свет.
  Белла посмотрела в его внимательные умные глаза и тоже улыбнулась.
  - Да. Думаю, ты прав. - Она опустилась на колени перед огромной фигурой бога смерти, и стала внимательно водить руками по полу, разгребая каменные плиты от залежей сокровищ. - В святилище не должно быть света. Это, как правило, подвал. Нижняя комната. - Размышляла вслух она. - Значит нужно как следует осмотреть пол и стены этого зала.
  - Что вы там ищите? - возле них остановился Питер. Он уже держал в одной руке золотую статуэтку кобры с распахнутым капюшоном, а в другой руке кубок, богато украшенный изумрудами. - Что-то стоящее под статуей? Обидно, что мы проделали такой дальний путь, и нашли лишь металлы. Хоть это и лучше, чем ничего. Признаться, я ожидал чего-то большего, чем просто золотые безделушки. Легенды Индии построены на заветном эликсире, дарующем здоровье. Где, как не в храме смерти стоит искать вечную жизнь?
  - Мы думаем, что здесь должен быть вход в святилище. - Ответила ему Белла, не оборачиваясь. Её руки медленно исследовали каждый дюйм напольных плит в самом центре зала.
  - А разве мы не в нём? Это и есть святилище. Здесь статуя бога, богатые сокровища, какие-то религиозные атрибуты. Все сходится. Разве это не святилище?
  - Нет. Я так не думаю. - Девушка рассеяно пожала худенькими плечами, продолжая изучать камни на полу. - Это, скорее всего, обманная комната, для таких типов, как Майкл. Расхитители гробниц дойдут досюда, увидят сокровища, и не пожелают двигаться дальше, довольствуясь тем, чего здесь в избытке. Не подумают, не догадаются, что можно идти ещё дальше, к настоящим ценностям этого храма. К тайнам истории.
  - Вот как? - Питер криво усмехнулся. - А эта идея мне нравится. Продолжай искать, Белла. Если что-то найдёшь, то дай мне знать. Немедленно.
  - Уже нашла. - Девушка кивнула на одну из каменных плит. - Эта плита на полу не так плотно подогнана к соседям, как все остальные. Плита у самых ног Ямы. И если постучать по ней, то слышится полость там, внизу. Думаю это и есть проход в гарбхагриху.
  Джон опустился на корточки, простукивая плиту, на которую указала Белла.
  - Верно. Там под ней пустота. Может быть тайник? - Предположил ботаник. - Или ещё одна комната. Но что-то там определённо есть. Думаю, нужно проверить.
  - Ник! Майк! Энтони! - Прокричал Питер. - Здесь вход в ещё одно святилище! Нужно выломать эту чертову плиту. Отвлекитесь же хоть на немного. Успеете ещё набить карманы, прежде чем покинуть этот храм. - Как-то злорадно сказал Питер и не хорошо усмехнулся. - Тут столько сокровищ, что вам и за всю жизнь не истратить. Даже если эта жизнь будет долгой. Что вряд ли.
   Последнюю фразу Питер сказал очень тихо. Но девушка услышала. Что же он задумал?
  - Ник, нужно выломать плиту. - Еще раз крикнул Питер, стараясь привлечь к себе внимание.
  Белла отметила, что спецназовцы разделились, шурша в разных углах зала. Это ей тоже не понравилось. Интуиция кричала о надвигающейся угрозе. Хоть вокруг и царила видимость покоя.
  - Зачем выламывать плиту, когда её можно взорвать, - усмехнулся Каллен, доставая из своего рюкзака динамит.
  - Но это же вандализм! Нельзя взрывать плиту у ног Ямы. Это может повредить статую. Это же противозаконно - разрушать храм! Вы не имеете на это права! Я вам не позволю снова уничтожать памятники истории!
  Ник поморщился.
  - Кто-нибудь, уберите её подальше. Достала уже со своим нытьём. Опять одно и тоже. Надоело. Ноешь, как мои кости в плохую погоду. Памятник истории, не имеете права, - передразнил он писклявым голосом. - Чего ты строишь из себя белую овечку, ведь Осборн еще в самом начале сказал, что нам нужно будет любыми средствами добыть то, что ему нужно.
  - Но не взрывать же! Давайте попробуем аккуратно вынуть плиту, не разрушая ничего! Ну, пожалуйста. - Взмолилась Белла, готовая собой закрыть статую Ямы. - Пожалуйста.
  - И тратить на это свое бесценное время? - Ник рассмеялся. - Уберите эту истеричку отсюда. Надоела уже.
  Белла почувствовала, как за плечи её обняла сильная рука Джонатана, увлекая к дальней стене. Подальше от участка, что минировал Ник.
  - Тише, детка, - прошептал ей Джон, и от его тихого голоса по её телу пробежались мурашки. - Не высовывайся раньше времени. Скоро тут будет весело. Не хотелось бы, что бы тебя ненароком задело. Лады?
  ***
  От взрыва Беллу отбросило к стене, прямо в руки Джонатана, что значительно смягчило её падение. В ушах звенело, глаза застилало от поднятой пыли и дыма. Этот взрыв был однозначно сильнее того, что выбил дверь в мандапу. Стены храма вздрогнули, с потолка посыпалась пыль и каменная крошка. Колонны сокровищницы завибрировали, как и пол, на котором лежала девушка.
  - Что там? Что-то есть? - Питер первый вышел из-за колонны, направляясь к образовавшемуся проёму в полу. - Ну, ничего ж себе! Матерь Божья!
  - Что? - Ник тоже поравнялся с ним. - Это и есть святилище? На вид какая-то нора в преисподнею. Нам точно туда надо?
  - Господи Иисусе! Мы нашли! - Белла опустилась на колени у выломанной плиты пола, светя фонариком в непроглядную тьму. - Тут ступени.
  - Опять! - Простонал Винтер. - И не лень же было этим индусам вырубать в камне ещё одну комнату. По мне так и этой более чем достаточно!
  - Не забывай о цели нашего похода, - грубо прокомандовал Питер. - Мы здесь не за камнями и слитками! Экспедиция должна отыскать в храме нечто, способное целебным образом влиять на организм человека. Золото - это на второй план. Вперед!
  - Как скажите, командир, - усмехнулся Ник, и первый полез по ступеням вниз, освещая себе путь фонариком.
  Белла двинулась следом.
  Каменные ступени казались скользкими и мокрыми. А пол так и вообще был залит водой, доходя Белле до щиколоток. С потолка капало, по стенам стекали струйки воды, собираясь в какой-то желоб или колодец у дальней стены подвала. Вдалеке слышалось приглушенное журчание воды о камни. Темнота обступала со всех сторон, и слабый луч фонарика не рассеивал мрака.
  - Что это за место такое? - Питер тоже спустился вниз, оглядываясь. - Одно радует - здесь хотя бы так не воняет, как в туннеле с кобрами.
  - Вода проточная, - пояснил ботаник, ощупывая руками каменные стены. - Здесь жарко, очень влажно, и мало света. Идеальный инкубатор для многих тропических видов растений и мхов.
  Белла повертела головой на звук журчащей воды. У стены что-то есть! Она направилась туда, шлёпая тяжёлыми ботинками по воде.
  - Смотрите!!! - Крикнула она, подходя ближе. Её луч света от фонарика выхватывал какое-то чудовище с немыслимыми конечностями. Но рассмотрев его как следует, Белла поняла, что перед ней не монстр из фильма ужасов, а всего лишь старое изогнутое дерево. Его кривые ветви стелились по земле, ствол был настолько огромен, что не обхватить двумя руками, ветки росли, упираясь в каменный потолок, потом снова опускались вниз. И все его стебли и ствол были покрыты мелкими белоснежными листами. Тысячами листиков.
  - Это то, о чем я думаю? - Усмехнулся Питер. - Это и есть цель нашего визита? Где наш ботаник? Эй, Джонатан, что ты на это скажешь? Тебе знаком этот представитель местной флоры?
  Ботаник уже стоял у ветвей, рассматривая невероятное растение.
  - Ничего похожего я не встречал раньше. - Абсолютно честно признался Джонатан. - Это какой-то гибрид. Чёрный ствол дерева характерен для Мелиевых, узкие листья как у семейства Рододендроновых, - пересказывал он то, что украдкой читал накануне в справочниках о растениях. - Ветви напоминают по строению Роголистник. А вот белый окрас листа можно объяснить отсутствием солнечного света. Свет оказывает большую роль, как на форму, так и на рост растения в целом. А наш приятель не видел солнца не одну сотню лет.
  - Я не уверена, - тихо произнесла Белла, подходя ближе к растению. - Но дерево отдаленно похоже на древних покрытосеменных. Я встречала в своем музее картинки некоторых вымерших видов растений Мелового периода. Ученые пришли к выводу, что покрытосеменные растения часто бывали полуводными. Предпочитая влажную болотистую среду.
  - А ещё здесь чертовски темно, - Джонатан водил фонариком по необъятному стволу древнего дерева, задерживая луч света на изогнутых кривых ветвях. - Рискну предположить, что мы с вами находимся в лаборатории древних дравидов. Естественная теплица с подходящими природными условиями. Превосходное место для выращивания - здесь тепло, очень влажно и полное отсутствие света.
  - Это называется культурой этиолирования растений. - Кивнул Питер. - Не знал, что древние индусы применяли это на практике.
  - Этиолирования? - Не понял Николас, - Это ещё что такое? Звучит, как ругательство.
  - Выращивание растений в темноте. - Пояснил Джон. - Этому увлекательному мероприятию современные учёные выделили целую область в биологии. Выросшие в темноте растения отличаются от нормальных не только внешним видом и анатомическим строением. Но и составом. Без света не возможен процесс фотосинтеза - преобразование углекислого газа в кислород. Что характерно влияет на химическое строение клеток подопытного растения. В темноте уменьшается испарение влаги из листьев. А здесь, судя по всему, процесс испарения и вовсе сошёл на нет. И я впервые вижу, чтобы растение так долго прожило без света. Интересно.
  - Состав его листьев нужно немедленно изучить. - Прокомандовал Питер, обращаясь к единственному оставшемуся из отряда биологов, Винтеру.
  - Не зря вернулись тогда за рюкзаком Тесовски. - Эдвард Винтер подошёл к дереву и аккуратно оторвал несколько листьев для своих опытов. - Я наверх, нужно рассмотреть это под микроскопами и при большем освещении.
  Белла тоже провела рукой по мокрому шершавому стволу дерева. Что ты такое? Неужели все те мифы, что она читала, - это не сказка? Растение, из которого изготавливали амриту, действительно существует!? Изабелла аккуратно водила пальцами по тонким, островатым листикам. Их белый цвет так не гармонировал с темнотой святилища. Казалось, что листья фосфорировали во мраке, поглощая свет от их фонарей. Корни растения заполонили всё вокруг, оплетая колонны-подпорки с ритуальными символами и жертвенник у основания дерева.
  - Что думаешь? - Рядом с ней снова стоял Джон. Белла не обернулась, узнавая его по голосу. Сейчас, в темноте подземного храма, ей не была видна его карикатурная маска ботаника. Девушка чувствовала исходящую от него силу и уверенность, ощущала кожей рукав его камуфляжной куртки. Так близко он стоял рядом с ней. Как и тогда ночью... Девушка почувствовала, как по её телу пробежались мурашки от его близости... Стоит только руку протянуть...
  - Думаешь, это основной ингредиент для напитка бессмертия? - вырвал её из грёз Джон. Он указал лучом света на жертвенник и полуразрушенные глиняные чаши, разбросанные у основания корней. - Чаши, скорее всего, служи для сбора плодов или листьев. Интересно, у этого дерева бывают плоды? А соцветия?
  - Думаю, что это действительно что-то необычное. - Белла аккуратно, чтобы не потревожить дерево, оторвала один небольшой листик, и поднесла его ближе к лучам фонарика. - Листья плотные и гладкие. Не имеют запаха. Неужели эти листья обладают целебными свойствами? Как думаешь, мы действительно нашли растение, способное продлевать жизнь?
  - Выходи сейчас отсюда и сядь где-нибудь подальше. Что-то подсказывает мне, что сейчас самое время поостеречься. - Прошептал ей ботаник, склонившись к ней, и почти касаясь губам её уха. - Думаю, мы наконец-то нашли то, за чем так долго охотились все эти дни. Не путайся под ногами, крошка. Среди присутствующих здесь людей есть действительно опасные типы. Будь осторожна.
  - Лады. - Ответила на его манер Белла. И в темноте не увидела, а скорее почувствовала его улыбку.
  ***
  Девушка устроилась у резной витиеватой колонны, недалеко от статуи Ямы в сокровищнице, и листала ежедневник, вписывая свои сегодняшние наблюдения и открытия. Она аккуратно обрисовала контуры листа неизвестного дерева на одной из чистых страниц, затем заложила его между листками ежедневника, чтобы не измять и не повредить свою находку.
  В другом углу у импровизированного стола, служившего раньше алтарем для подношений богу смерти, корпели над пробирками Питер и Эдвард. От их стола то и дело разносились восклицания и споры.
  - Принимая во внимание, - говорил Питер Эду с самым умным видом, на который только был способен, - что ослабленное испарение даже в отсутствии света значительно влияет на строение и форму растений, можно сделать вывод, что малое испарение - одна из основных причин, повлиявших на необычную форму ветвей и листьев этого ископаемого дерева. К тому же, в отсутствии света прекращается целый ряд синтетических процессов, таких как усвоение углерода и образования углеводов.
  - Химическая деятельность света в растениях сводится не только к образованию углеводов, - поправил начальника Винтер, переливая какие-то дымящиеся препараты из колбы в колбу. - И к тому же отсутствие хлорофилла сказывается на слабом развитии клеточных оболочек, и тканей. Лист в разрезе более водянистый. Зола в химическом составе практически отсутствует. Смотри в микроскоп.
  - А это ещё что? - Питер склонился над миниатюрным походным микроскопом, и прищурил один глаз. - Вижу огромное количество фито-гормонов, особенно ауксинов. Просто переизбыток.
  - Ауксин - это ведь симулятор роста? - К ним тихо подошёл ботаник, нависая над импровизированным столом. - Если я не ошибаюсь.
  - Не только роста. Ауксин прекрасно стимулирует рост клеток растяжением, но так же стимулирует работу ионных каналов и контроль полярности развития организма растения в целом. - Ответил Винтер. - Впрочем, ты же ботаник, и сам прекрасно всё знаешь.
  Джонатан кивнул, как бы соглашаясь, и отступил от их стола в тень от колонны.
  - И здесь помимо ауксина есть ещё что-то. Впервые с таким сталкиваюсь. Не известные мне клетки? - Питер повертел в руках беленький остроконечный лист. - В растениях я никогда прежде ничего похожего не видел. Чертовски похоже на стволовые клетки. На, мать их, стволовые клетки! - Повторил он, сжимая пальцами лист. - Эти клетки способны само обновляться на протяжении всей жизни. Напоминает то, над чем мы работали в Сан-Пауло. В тканях нашей мумии, присутствовал похожий элемент. Но чтобы понять его фармакологические свойства, нужно провести не один десяток опытов.
  - Я же говорил, что будущее за генетикой, - кивнул Винтер, делая продольный разрез скальпелем по белому листу загадочного растения. - Уверен, что в этих-то клетках и сокрыта тайна долголетия нашей мумии. На этом можно озолотиться. Я прямо вижу на витринах аптек вывеску - АСВ - Активный Стимулятор Винтера.
  - Вангарета. - Усмехнулся Питер. - АСВ. Звучит.
  - Не думаю, что это всё дойдет до аптек! - Ник и двое его спецназовцев резко наставили автоматы на Питера Вангарета и Эдварда Винтера. - Не хотелось бы пускать в массы такое сокровище. Это лекарство только для избранных. Согласны?
  - Ник, что происходит? - Питер выпрямился над микроскопами и колбами. - Ты здесь для того, чтобы охранять нас. Какого чёрта ты делаешь? Что происходит? Что ты задумал? Опусти автомат и не делай глупости.
  Николас Каленн только рассмеялся. И его зловещий хохот эхом разнесся по сокровищнице.
  - Охранять? Питер, на кону стоят слишком большие деньги. - Ник кивнул на листик в руках Вангарета. - За это растение я получу миллиарды. Мне не нужны жалкие подачки, что пообещал нам твой начальник, как там его, Осборн. Так вот. Я рассчитываю сорвать куш покрупнее. Значительно крупнее, чем несчастный миллион.
  - К тому же, пока вы тут колдовали над колбами, - вставил Майк ухмыляясь, - мы успели запастись кое-чем ценным впрок. - Он кивнул на небольшой плотный пакет у себя в руке. Тот был доверху набит ветками и листьями древнего дерева.
  Ник взглянул на электронные часы на своем запястье и усмехнулся.
  - Три. Два. Один.
  Под полом, там, где в глубинах горы располагалось тысячелетнее дерево, прогремел искусственный гром. Второй раз за этот день. Стены в очередной раз вздрогнули, с потолка посыпалась пыль и камешки, пол завибрировал, а из выломанной плиты поднялись языки алого пламени и чёрный дым.
  - Нет! - Прокричала Белла, вставая на ноги из-за колонны! - Нет! Только не это! Что вы наделали!!! Там было столько листьев, что можно было бы спасти миллионы людей от самых разных болезней! А вы... Вы... - И голос у неё сорвался.
  - Да. Мы взорвали и сожгли это дерево к чертям собачьим, - ответил ей Ник, и криво усмехнулся. - Если лекарство будет общедоступным - то грош ему цена. А теперь эликсир здоровья есть только у нас. - Он кивнул на ношу в руке Майка. - И это в миллионы раз делает ценнее нашу находку. К тому же Итан говорил о том, как плохо, когда люди будут жить вечно. Видишь, Белла. Это средство только для избранных. Для особенных. Не для всех подряд. Лишь для тех, кто может хорошо заплатить за такое лекарство. И я знаю этих людей.
  Белла безвольно упала на колени. Рыдания душили ее, не давая сделать даже вздоха. Боже! И это она привела сюда этих варваров! Она провела их через ловушки. Это всё её вина. Что же она наделала! От безысходности хотелось кусать локти, рвать на себе волосы и кричать.
  - Слишком много говоришь, Ник, - усмехнулся Питер, направляя на него пистолет. Эдвард тоже успел достать из-за пояса оружие, нацелившись на Майкла Грея и Энтони Фарелла. - Думал, что только у тебя здесь есть чем стрелять? Никогда недооценивай противника.
  Белла переводила взгляд с биологов на спецназовцев. Миф повторяется. Битва за бессмертие, как и в старинных сказаниях, разворачивалась сейчас на её глазах. Компаньоны, объединившие усилия, чтобы добыть целебное вещество, готовы убить друг друга за него, достигнув положительного результата. История не меняется. Изменились только действующие лица.
  Девушке стало страшно. Абсолютно безоружная, она глазами искала свой мачете, оставленный на другом краю сокровищницы. Да и поможет ли он ей? Боже! Бежать отсюда уже поздно, и Белла только сильнее прижалась спиной к колонне, понимая, что ничего другого она сделать больше не может. Рюкзак давил на плечи, но скинуть его со спины она не решалась. Не хотелось сейчас привлекать внимание к себе вознёй.
  Хорошо, что пока о ней не вспоминали.
  Эдвард Винтер усмехнулся, глядя в глаза Нику.
  - Листья древнего дерева до конца не изучены. Мы лишь строим предположения и гипотезы. Чтобы разобраться в фармакологических свойствах этого растения потребуется некоторое время. - Питер не убирал оружие с Ника. - Отдайте нам пакет с этими листьями, и мы дальше займемся опытами.
  Каллен рассмеялся.
  - Вас двое. А нас на одного больше. Ты не в том положении Питер, чтобы диктовать мне свои условия.
  - Да, вас трое. - Кивнул Вангарет. - Жалеешь, наверное, что так много осталось твоих ребят. Ведь с ними придётся делиться.
  - Не твое дело, Питер, с кем я буду делиться, а с кем нет. - Ник еще раз украдкой глянул на часы. - Тем более, сейчас этот вопрос должен волновать тебя меньше всего.
  - А может быть, мы просто разделим поровну оставшиеся экземпляры растения и разойдемся? - Дружелюбно улыбнулся Питер, не убирая тем не менее оружия.
  Белла повертела головой, ища глазами Джона. Куда он подевался? Уж не остался ли он в той яме, где только что прогремел взрыв? Ботаника нигде не было видно.
  Только бы он не пострадал.
  - Белла, - Громко сказал Питер, - а помнишь, я говорил тебе о плюсах, что у тебя могут появиться, прояви ты ко мне взаимность, - Не оборачиваясь к ней, сказал Вангарет. Его пистолет всё так же целил в Ника, и рука, держащая оружие, была напряжена. - Ты строила из себя недотрогу, и не шла со мной на контакт. Так вот, дорогая. Ещё не поздно всё исправить.
  Белла презрительно скривила губы. Ни за что.
  - Подойди сейчас к Майку, - продолжил Вангарет, - и забери у него пакет с листьями. Давай Белла. Будь хорошей девочкой, и обещаю, тебя не тронут, когда всё здесь закончится. Вставай и иди к Майку. Не бойся, если он дёрнется, я прострелю ему шею.
  Девушка не двинулась с места.
  Майкл усмехнулся, глядя на нее.
  - Если ты хотя бы пошевелишься, Белла, я здесь все взорву к чертям. - Не глядя на девушку сказал Ник. Дуло его оружия целило в голову Питера. - Хоть одно движение, Белла, и этот заминированный храм взлетит на воздух. Взрывчатки у меня хватит. Не сомневайтесь. Я взорву здесь всё к чертям собачьим.
  - И себя тоже. - Добавил Энтони. - Ты готов умереть просто так?
  Ник не ответил, но от ярости заскрежетал зубами.
  - В цирке после исполнения смертельного номера на арену, как правило, выпускают клоунов. Вот он и я.
  - Джон! - облегченно выдохнула Белла, чувствуя, как ее отпускает оцепенение. - Слава богу, ты цел.
  - Что, тоже решил поучаствовать в разделении власти? - Усмехнулся Ник. - Молодец, приятель. Выбирай правильную сторону, и ты не прогадаешь.
  Джонатан только скривился. И не спеша вышел из-за дальней колонны в центр зала.
  - Ненавижу власть и деньги, но только когда они в чужих руках. - Усмехнулся Джон. - Умереть вы ещё успеете. Зачем вам спешить на тот свет, верно ребята? И знаете, что меня во всем этом удивляет? Ни-че-го. Эх, а так хорошо всё начиналось! Но, надо же было вам всё испортить. Дерево действительно жаль. Неоценимая потеря для науки. - Мужчина криво улыбнулся, направляя на Ника короткоствольный браунинг. - Без паники, ребята. Или я нажму на эту маленькую кнопочку. - Он показал на детонатор в своей другой руке. - Не это ищешь, Ник? Кажется, ты обронил эту штуку пару минут назад. Какая досада.
  - Что? - Ник не убирал пистолет, продолжая целить в Питера. - Джон, отдай мне детонатор. Отдай медленно, как ты умеешь.
  - Не делаем лишних движений, ребята, - ботаник подбросил и поймал одной рукой датчик с красной кнопкой. - Или всё здесь действительно взорвётся. В коем-то веке я не шучу.
  Теперь все смотрели исключительно на него. Мужчина дружелюбно улыбнулся своей немного косой ухмылкой. Без шляпы и очков Джон был сам на себя не похож.
  - Без паники. - Не убирая пистолета, бывший ботаник подошел к Майку, и забрал из его рук пакет с трофейными листьями и ветками. Всё, что осталось от древнего исполинского дерева. - Даже в самом плохом человеке можно найти что-то хорошее. Если тщательно его обыскать. Мне, как ботанику, это будет нужнее, - улыбнулся Джон, кивая на пакет с листьями и отступая от пораженного Майка. - Без обид, друзья. Ничего личного. Я действую исключительно в своих интересах.
  - Джонатан! - Крикнул Питер. - Стреляй в них, убей этих мнимых охранников. Видишь же, что они заминировали храм. Они опасны. Они убийцы. Стреляй в Майка! А я в Ника. Три на три. Уравняем силы. Будь на нашей стороне!
  - Зачем? - Джон не спеша всем корпусом повернулся к Питеру Вангарету. - Чтобы потом ты и Винтер застрелил меня? Думаешь, я не знаю, чем планировалась завершиться данная экспедиция сегодня? Еще в Рио было понятно, что ни цента нам не заплатят. У тебя приказ - не оставлять свидетелей, так Питер? Верно я говорю? Или нет?
  - Что? - Николас выгнул бровь. - Сукин ты сын, Вангарет. То есть, как не оставлять свидетелей? Ты хотел нас пришить, Питти? С самого начала?
  - Как и ты нас, - парировал Питер.
  - А меня больше волнуют слова ботаника о том, что нам не заплатят, - вставил Майк. - Как нам могут не заплатить, когда я уже получил уведомление о зачислении на свою карту пятиста тысяч.
  - Как и все мы. - Джон усмехнулся. - Ловкий трюк. Никаких денег никто из нас не получал. Самое простое и бюджетное мошенничество, с которым я когда либо сталкивался. И вы все поголовно поверили смс-сообщениям. Святая наивность.
   Белла почувствовала, как сердце у неё оборвалось, упало камнем вниз и разлетелось на тысячу осколков. Отца не прооперировали! Это всё было подстроено. Обман. И телефонный звонок в больницу, и дата операции папы. О Боже! Мошенничество. Её обманули. В груди стало нечем дышать, к горлу подкатил ком, руки и ноги в миг стали чужими, непослушными. Лямки рюкзака давили на плечи, и если бы Белла не сидела у колонны, то обязательно бы упала на пол, безвольной куклой.
  - Но ведь сработало! - Усмехнулся Питер, обводя взглядом зал. - Сработало же! Вы все поверили в этот бред! Все подписали наш липовый договор. Главным было назвать сумму побольше, по солиднее, и все тут же потеряли бдительность. Проще простого. И да, Джон. Никто не рассчитывает, что эта экспедиция вернётся обратно. Вас уже списали. Вычеркнули. Вы отработанный материал. У меня приказ - не оставлять свидетелей. И я его уже исполнил. Чем меньше людей знают про нашу находку, тем больший шанс сохранить эту информацию в секрете.
  - Исполнил? - Усмехнулся Майкл. - Не торопись, биолог. Мы пока ещё живы.
  - А вот это не на долго. - Питер скривил губы в жутком оскале, как главное действующее лицо из фильма 'Челюсти'. - В предпоследний перекус вам всем в воду было подсыпано кое-что особенное. Не зря же, Ник, я отправил помогать тебе с обедом Остина Сальвадоре. Можешь снова считать в обратном порядке Каллен. Тебе не долго осталось. Яд уже действует.
  - Вот ублюдок! - Выругался Николас, и не раздумывая, выстрелил Питеру в грудь. Всё произошло слишком быстро. Вангарета отбросило к стене, и тот упал на пол, рядом разложенным по залу динамитом.
  Питер хотел усмехнуться, но из его приоткрытого рта пошла кровь. Он протянул руку с оружием, целя в Ника, затем еще раз растянул губы в злорадной улыбке и выстрелил прямо в коробку с динамитом.
  Белла видела, как в это же время Джонатан бросил мешавший ему пакет и ненужный теперь детонатор, схватил ей за талию двумя руками, и затащил девушку через выломанную плиту в полу в яму, где когда-то росло старинное древо. Над головой прогремел взрыв. Такой мощный, что содрогнулись стены. Храм не выстоял после третьего взрыва, обрушиваясь кусками породы. Многовековой покой этого уединенного места пришел в небытие. Гора стонала, двигалась, содрогалась до самого своего основания.
   Джон прижал девушку к дальнему углу подвала, укрывая собой от крошки и пыли. Пол под ногами вибрировал, кусок стены просел от разрушений. И вход в их подвал завалило лавиной из камней и глины, погружая пещеру в непроглядный мрак.
  Белла слышала, как сверху, над их головами со скрежетом крошатся и падают камни, погребая под собой старинное святилище. И оставшихся сверху людей. Стены продолжали дрожать, высоко над головой со стонами рушились и рушились своды древнего храма.
  И Белла молилась только о том, чтобы потолок их убежища выстоял. Выдержал груз породы, падающий на него сверху.
  Когда камни перестали сотрясать их убежище, и вибрация постепенно стихла, Белла рискнула открыть глаза. В кромешной темноте ничего не возможно было разглядеть. Девушка чувствовала большое и сильное тело Джона, укрывшего ее собой, чтобы защитить от камней, что могли падать сверху.
  - Как ты? Цела? - у самого её уха спросил он. Его дыхание шевельнуло волоски у щеки. И девушка невольно вздрогнула.
  - Вроде бы, - слабым голосом ответила Белла, понимая, что Джон и не думает от неё отстраняться, когда землетрясения от взрыва прекратилось. - Ты как?
  - Бывало и лучше, - он усмехнулся, и крепче прижал к себе девушку.
  Белла дрожала, понимая, что только что ей удалось избежать страшной смерти. Сердце в груди билось быстро-быстро. Дыхания не хватало. И куртка на спине промокла от воды, что плескалась на полу святилища. Подумать только, что может наделать небольшая коробочка со взрывчаткой. Этот храм строился не одно десятилетие, а разрушен был меньше чем за минуту. На душе было тоскливо - потерян величайший исторический памятник. И уже ничего не изменить.
  А ещё Белла всем телом ощущала сильное тело мужчины, навалившегося на неё сверху и держащего её в кольце своих рук. От этой вынужденной близости у Беллы кружилась голова. Но и отстраняться от него она не спешила.
  - Ты ведь не ботаник, верно? - Стараясь хоть что-то рассмотреть во мраке пещеры, спросила девушка.
  - Не ботаник, - согласился он. И Белла снова ощутила дыхание мужчины у своего виска. И от этого легкого колебания воздуха по её телу побежали мурашки.
  - Кто ты, Джон Смитт? - Белла знала, что должна сама от него отодвинуться, но ей этого не хотелось. Они вдвоём глубоко под землей, и только что избежали страшной смерти. Да и выход наружу завален тоннами камней. Возможно Джонатан - последний человек, с кем она может разделить оставшееся у них время. Так есть ли смысл отстраняться? Тем более чувствовать его рядом очень даже приятно.
  - Кто я? - В темноте она почувствовала, как он усмехнулся. И эта его тихая усмешка абсолютно ничего не объясняла. - Считай меня любителем приключений, Белла.
  - Всего-то! А я уже представила тебя чёрным копателем, мародером и даже расхитителем гробниц. - Она улыбнулась. - А всё сводится к обычной жажде приключений. Или нет? Так кто же ты, Джонатан? Расскажи мне.
  Джон посерьёзнел и, отстранившись от неё, что-то стал искать в своём рюкзаке, снимая его с одного плеча.
  - Ты действительно хочешь что-то узнать обо мне? Зачем тебе это, крошка? Не забивай свою хорошенькую головку лишними заботами. Тебе это не надо. Поверь мне.
  - Но...
  - Детка, знаешь в чем твоя проблема? - Он усмехнулся. - Проблема в твоей честности. Ты открыта, чиста, и ждешь этого же от окружающих тебя людей. А они тебя постоянно разочаровывают. Никому нельзя верить, Белла.
  - Даже тебе?
  - Особенно мне.
  Темноту обваленного святилища вспорол луч фонаря в руках мужчины. Стены после взрыва были в копоти, местами их испещряли паутины трещин, из которых маленькими струйками сочилась вода, стекая лужами на пол. А там, где прежде было древнее дерево, уныло покоилась куча пепла и обугленные головешки.
  - И все-таки ты не ботаник. - Тихо проговорила она, поднимаясь с мокрого пола. Джон не ответил, рассматривая завалы из камней, что закупорили им выход наружу.
  Намокший рюкзак на спине стал ещё тяжелее. Лямки до боли врезались в плечи, и Белла с облегчением скинула свою ношу. Без привычной тяжести за спиной стало гораздо легче. Словно выросли крылья. Она тоже присела на корточки и стала перебирать содержимое своего рюкзака, ища там водонепроницаемый фонарик.
  - Питер сказал, что нам в воду было подсыпано что-то ядовитое. - Белла щелкнула кнопкой фонарика, заливая свой угол пещеры тёплым искусственным светом. - У тебя есть с собой аптечка? В моем рюкзаке ничего нужного на этот случай нет. Нам же необходимо противоядие. И как можно быстрее.
  - Не волнуйся. - Из-за камней ответил ей Джон. - Я ещё в самом начале пути проверил рюкзаки биологов. И всё, что могло вызвать у меня опасения я ещё в джунглях выкинул, заменив на безобидные витамины. Ничего Питер нам не подсыпал. По крайней мере, плохо нам от этого точно не станет.
  Белла облегченно выдохнула.
  - Ты проверил их рюкзаки с самого начала? - Потрясенно спросила она. - Откуда ты знал, что у биологов может быть с собой яд? Откуда ты знал, что нам не заплатили? Откуда ты знал, что Питер может быть опасен? Откуда...
  - Слишком много вопросов. - Оборвал её Джон. - И все не настолько важные, чтобы тратить на ответы время.
  - Что ты имеешь в виду?
  Мужчина промолчал, водя лучом фонарика по завалу из камней. Белла тоже посветила своим фонарём на обрушенный вход.
  - Лаза наружу больше нет. - Подытожила она. И только произнеся эти слова вслух девушка, наконец, поняла, в какой неприятной ситуации они очутились.
  - Верно. Выхода из этой пещеры нет. - Обернувшись к ней, кивнул Джонатан. В тёмном святилище его слова прозвучали зловеще.
  - Можно попробовать разгрести камни. - Предложила Изабелла, не желая сдаваться.
  - Нет смысла заниматься разбором завалов, - с лёгкой улыбкой сказал ей Джон, переводя луч света на Беллу. - Мы всё равно не успеем.
  - Не успеем? Что мы не успеем?
  - У нас нет провизии и нет пресной воды. - Тихо сказал Джонатан. - Но самое страшное не это. Камни и глина плотно завали проход наверх. Нет даже маленькой щели. И это значит только одно - что скоро у нас закончится ещё и воздух.
  Глава 7.
  Бразилия, Сан-Паулу,
  Наши дни
  13 мая, 18:40
  Наручники с их рук так и не убрали. Спасибо, что хоть сняли душные мешки с лица. Мартин смотрел по сторонам, отмечая, что находится в каком-то бункере. Жестяные стены на заклёпках, какие-то трубы над потолком и по стенам. Железный пол из толстого металла. И ни одного окна наружу.
  Ещё находясь в грузовике, он понял, что их с Дороти везут на какую-то базу. Было понятно, что грузовик заехал на платформу. Затем ещё на одну. И только очутившись в каком-то туннеле, им разрешили выйти из машины. Затем ещё один переход по железному бункеру, и вот их с Дороти заперли в этой самой келье с низкими потолками.
  - Как ты? - Мартин повернулся к своей спутнице. - Все будет хорошо, Дороти. Не дрожи так. Я не дам тебя в обиду.
  - Кто эти люди? - Женщина выглядела напуганной. - Чего они от нас хотят? Мне чертовски не по себе, Мартин. Как думаешь, нас хотят убить? Нас привезли сюда, чтобы убить?
  - Если бы нас хотели убить, то сделали бы это ещё в машине. В нашей машине. - Успокоил её Гонсалес. Про себя он думал, что их похитили вовсе не люди Осборна. Те не стали бы с ними так церемониться. Эльдар Осборн пришёл бы в ярость, если бы так быстро заметил пропажу образцов из лаборатории, а в ярости Глава Института способен на многое. И спонтанные необдуманные поступки - его конек. - Знаю только одно. Это не люди Осборна. - Уверенно сказал Мартин. - Это кто-то другой.
  - И кому еще мы можем быть нужны?
  Мартин молчал, не находя ответа. Действительно, кому еще они нужны?
  Овальная дверь в их бункер со скрежетом открылась, впуская человека в военной форме. Мартин был не силён в званиях, и поэтому не мог предположить, кто стоит перед ними. Явно кто-то из командующих. У мужчины была прямая осанка, грудь колесом, и внимательные холодные серые глаза. Эти глаза скользнули по Дороти и замерли на нём. Изучали. Мартину совсем не понравился этот пристальный взгляд.
  - Надеюсь, с вами хорошо обращались? - дружелюбно, почти без акцента приговорил мужчина. Он кивнул на стол в углу их жестяной коробки и привинченные к полу стулья. - Присаживайтесь, доктор Гонсалес. И Мисс МакДжефферсон. Нам предстоит долгий разговор. И, я надеюсь, плодотворный. Не разочаруйте меня.
  Мартин взял в свою ладонь холодные пальцы Дороти, и проводил её до стола, помогая усесться поудобнее. Наручники неприятно звякали при каждом их движении.
  - Спасибо, что сделали за нас всю грязную работу, Док, - с улыбкой продолжил мужчина-военный, когда все расположились за железным столом. - Мы долго готовились к операции по захвату Биологоческого Нано-института Осборна, а вы провернули это дело прямо у нас под носом. Провернули гладко, тихо, и без лишней волокиты. Мои аплодисменты, Док! Очень чисто сработано.
  - Я вынес из лаборатории документы и пробы не для того, чтобы передавать их сторонним лицам! - Мартин с трудом сдерживал гнев. - Я пошёл на кражу лишь для того, что бы было с чем идти в полицию.
  - Да. Разумеется. И нам очень повезло, что мы перехватили вас на пути туда. - Военный усмехнулся.
  - Кто вы?
  - Разведка, - с легким акцентом ответил ему военный. И Мартин не мог понять, что за национальности был этот человек. Болгария? Польша? - Вы ведь понимаете, что феномен, с которым вы столкнулись в своём институте, вызвал интерес у целого ряда стран. Ещё бы. Такое не каждый день случается. Революция в области фармакологии! Ваше открытие перевернет взгляд на всю современную медицину, станет первым кирпичиком при разработке новых лекарств против неизлечимых болезней. Вы ведь мечтаете спасти мир? Верно?
  - Что вы знаете? - Повернулась к нему Дороти. - Вы ведь что-то знаете! Что вам известно про исследовательскую группу, затерянную в джунглях Индии? Прошу! Скажите, что с моей племянницей? Что с ней? Она жива? Цела?
  - До недавнего времени Изабелла находилась в полном здравии, - ответил военный, и улыбнулся. - Ночью ещё раз попробуем наладить канал связи с нашим агентом, внедренным в группу исследователей. Вчера, наш человек сообщил, что экспедиция на подходе к храму. А значит, скоро уже всё решится. Ждать осталось не долго.
  - И вы знаете, где это место?
  - Точных данных у нас нет. - Ответил военный, - Пока нет. Лишь приблизительные координаты. Но мы работаем над этим.
  Дверь в их бункер снова со скрежетом отворилась, и Мартин отметил резиновые подкладки по периметру двери. И какие-то датчики снаружи. Что, чёрт возьми, это за место такое?
  - Капитан, в горах Индии несколько минут назад прогремел мощный взрыв. - Доложил юноша в военной форме. И тоже с ощутимым акцентом, режущим уши. - Радары зафиксировали сильную вибрацию. Сейсмологи подтвердили сдвиги пород в этом участке.
  - Вот черт! - Их собеседник поднялся из-за стола. - Мне нужны точные данные о местоположении взрыва. И фото со спутников. Немедленно. Приготовить подлодку к погружению.
  - Есть приготовить подлодку к погружению, Капитан Иванов.
  ***
  Индия, Храм Смерти
  13 мая, 18:55
  - Мы должны как-то отсюда выбираться! - Белла, пошатываясь, поднялась на ноги, обходя завал по кругу, и освещая камни фонариком. Что и сказать, им досталась сырая и просторная могила. Белла подавила вздох, и постаралась, чтобы ее голос прозвучал как можно увереннее. - Нельзя сдаваться.
  - Я и не говорю, что мы сдаёмся. - Джон повернулся к ней, возвышаясь на целую голову. Когда он перестал сутулить спину, то оказался на удивление высоким и подтянутым. - Сдаваться не в моих правилах.
  - За себя я бы не поручилась так категорично. - Белла попыталась улыбнуться, но в темноте их убежища этого было не видно. - Ты уверен, что нам точно не заплатили тогда.
  - Уверен. Мне жаль, что так получилось с твоим отцом, Белла.
  - Откуда ты все знаешь? - Девушка навела на его лицо луч света от своего фонаря. - Ты не ботаник. Нет. Ты мистер Всезнайка.
  Джон только усмехнулся.
  - Тогда ты мисс 'Сперва делаю, потом думаю'. Хотя, возможно, именно эта черта в тебе мне и нравится, Белла. Ты слишком бесхитростна и прямолинейна. С таким набором положительных качеств думать не обязательно. Иначе это будет уже перебор. Согласна со мной?
  Белла снова улыбнулась, и перевела луч света с мужчины на завалы камней, глыб и кусков породы.
  - Да, пожалуй. - Кивнула она. По её телу прошла волна дрожи, когда Джон заговорил с ней снова.
  - Мне нравятся люди, которые говорят то, что приходит им на ум. Такие люди редко предают и никогда не обманывают. А нам с тобой придётся какое-то время полагаться друг на друга.
  Белла не на долго задумалась.
  - Еще сегодняшним утром ты говорил, чтобы я этого не делала, - тихо сказала она. - Не верила тебе. Не верила ни кому.
  - Да. Но с того времени обстоятельства несколько изменились. Не находишь? - Джон тоже посветил фонариком на завалы камней, затем на мокрый пол, осматривая его. Вода на полу поглощала и так не особо яркий свет от фонаря. По каменным стенам виднелись их тени, размытые, неясные, словно стертые чьей-то рукой. Белла невольно передернула плечами.
  - С самой первой встречи я сильно недооценила тебя, Джон. - Призналась она, поворачиваясь к нему спиной, и осматривая пол вокруг себя.
  - Да. И не только меня. - Он усмехнулся. - Ты всех сильно недооценила. Никогда не суди по человеку о его внешности.
   - А где пакет с листьями? - Белла все еще водила фонариком по полу, залитому водой. - Ты не взял его с собой? О... Черт. Это плохо. Очень плохо.
  - Мне пришлось освободить руки, чтобы затащить тебя сюда до взрыва. - Он горько улыбнулся одним уголком губ. - Пакет остался на верху, и скорее всего, выгорел от ударной волны. А если и не выгорел, то завален камнями, и достать его теперь не представляется возможным. Не думаю, что наверху вообще хоть кто-то уцелел. Нереально выжить после такого обвала. Ник, не пожалел взрывчатки, минируя храм. Хотел замести следы, и ему это удалось. Никто больше не заподозрит в этих развороченных руинах хоть что-то от памятника древней архитектуры.
  - Если бы ты не выпустил пакет из рук...
  - Если бы... - Повторил за ней Джон. - Что толку рассуждать, что было бы, если бы. Я сделал то, что сделал. И ничуть не жалею об этом. Не забивай свою красивую головку пустыми переживаниями, Белла, тем более, когда уже ничего не можешь изменить. Перед самым взрывом я расставил приоритеты, и решил, что твоя жизнь ценнее того пакета.
  - Но, почему?
  - Я привык поступать с людьми так же, как они ведут себя со мной. А ты пыталась помочь мне, предлагала сбежать, чтобы спастись. Это много для меня значит, Белла. Никто и никогда прежде не пытался спасти мою жизнь. Считай, что мы с тобой теперь квиты.
  - Спасибо тебе, Джон. - Белла подалась к нему, сделав несколько шагов по воде. - Ты мог бы спастись от взрыва и сохранить те драгоценные листья.
  - Мог бы. - Он кивнул, соглашаясь с ней. - И сидел бы тут один.
  Белла остановилась и внимательно посмотрела на мужчину, возвышающегося над ней на целую голову. Его короткие русые волосы были растрепаны, очки и шляпа потерялись там же где и пакет с листьями. И только глаза, умные и внимательные остались в его облике прежними.
  - Поцелуй меня, Джон, - тихо сказала Белла, подходя к нему ещё на шаг. - Поцелуй так же, как тогда ночью.
  - Догадалась, что это был я? - Он медленно и самодовольно усмехнулся, и положив фонарик на один из ближайших камней, притянул девушку к своей груди. - Много же времени тебе потребовалось. Неужели сразу не поняла?
  - Всему виной твои очки и шляпа, - Белла привстала на цыпочки, чтобы дотянуться губами до его рта. - Они-то меня и запутали. Джон, как думаешь, нам надолго хватит воздуха здесь?
  - В этой маленькой разрушенной норе? Не думаю. - Его руки крепко сомкнулись на ее талии. - Но еще час, а может быть и два у нас есть.
  - Так мало, - выдохнула девушка, обнимая его руками за плечи, и прижимаясь к нему всем телом, как и тогда в ночных джунглях.
  Джон не ответил, накрывая её рот жадным поцелуем.
  ***
  Атлантический океан. Подводная лодка.
  13 мая, 19:00
  - Так это подводная лодка? - Мартин Гонсалес удивленно посмотрел на железную дверь с черной резиновой подкладкой. - Мы на корабле?
  - На военном корабле. - Уточнил капитан. - Современная боевая подлодка - это настоящий шедевр конструкторской мысли, который по своей точности и сложности мало чем уступает космическому кораблю. А кое в чём и превосходит. - Он усмехнулся, переисполняясь гордостью. - Вас удивляет, как наша субмарина смогла причалить к берегу Бразилии, и об этом не трубят во всех ваших новостях? Ничего сверхъестественного, Док. Во-первых, у нас запланированы совместные военные учения, и разрешение Ваших властей на Наши маневры у нас имеется. А во-вторых, нашу подводную лодку не так-то легко обнаружить. Её шумность меньше фонового шума океана. А ядерный реактор позволяет не всплывать на поверхность довольно продолжительное время. И это я уже молчу о скорости. В прочем Вам, как биологу, скорее всего ничего не скажет скорость в 44 узла. Верно?
  - Кто Вы? - Еще раз спросил Мартин, внимательно рассматривая своего собеседника. - И куда вы нас везёте?
  - Российская военная разведка. Капитан Андрей Иванов. - Военный радушно улыбнулся, стоя прямо перед ученым. - Добро пожаловать на борт самой скоростной в мире подлодки 'Анчар', Доктор Гонсалес. И мы идём в сторону Индии.
  - Идём?
  - Привычка моряка. Мы не плаваем по морю, мы по нему ходим. - Пояснил Капитан и усмехнулся. - Скоро и вы привыкните.
  - Взрыв, - тихо напомнила Дороти, глядя то на Мартина, то на Капитана Иванова. - Где-то в районе храма был взрыв, Верно? Господи, что если с экспедицией что-то случилось? Только не это. Моя дорогая Белла... Только не это!
  - Отставить панику. Мы прибудем на место к полудню завтрашнего дня, - ответил капитан. - Тогда и можно будет сказать что-то точнее о судьбе экспедиции. Фотографии со спутников не дают конкретной информации. И делать поспешные выводы преждевременно.
  - Зачем мы вам понадобились? - Мартин сел обратно за стол, всеми силами желая успокоиться. - Зачем нужно было нас похищать? Что вам от нас надо?
  - Ваши знания бесценны, Док. - Капитан тоже вернулся на свой стул. - Эльдар Осборн поступил не осмотрительно, отстранив Вас от дел, но оставив Вам жизнь. В его же интересах было убрать лишнее звено. Вас, мой дорогой друг.
  - Как убрать? - не понял Мартин.
  - Совсем убрать. Вы слишком много знаете. Слишком хорошо разбираетесь в этом деле с мумией и всеми данными. Оставив вас в живых, Осборн совершил свою первую ошибку. И надо признать, далеко не последнюю. Это его, в конечном счете, и погубит. Уже погубило, ведь все, что нужно мы уже получили благодаря вам, доктор Гонсалес. И с Осборном больше нет смысла церемониться. Мы могли бы взять Институт биоцидов штурмом, но где гарантии, что Эльдар Осборн не приказал бы избавиться от улик и образцов? Мы не смели так рисковать, и выжидали удобной минуты. Еще раз спасибо, что выполнили грязную работу за нас, Док. Но для вас это еще не все. Вы все еще можете быть нам полезны.
  - Так Вам нужны от меня знания? Не дождётесь! Я не собираюсь работать на другую страну! - С достоинством проговорил биолог. И приподнял вверх подбородок с отросшей седой бородой. - Я не торгуюсь с разведчиками и шпионами. Ничего вы от меня не получите.
  - Я и не предлагаю вам ничего подобного. - Андрей Иванов снисходительно улыбнулся ученому, и сделал несколько шагов в сторону Мартина и Дороти.- Слышали ли вы что-нибудь о Российско-бразильской комиссии по сотрудничеству? Хоть приблизительно, представляете о чем речь?
  - Я слышала, - подала голос Дороти, потрясенно молчавшая все это время. - Комиссия о двустороннем сотрудничестве в торгово-экономической, военной, культурной и научной областях.
  - Всё верно. Наши страны - это равноправные партнеры-союзники, а не конкуренты. - Подвёл итог капитан. - И Вы, как представитель Бразилии, нужны нам на месте раскопок древнего храма, чтобы засвидетельствовать научный феномен. Или опровергнуть его, если мы ничего не отыщем там. Готовы работать в биологии на благо своей страны, Доктор Гонсалес?
  ***
  Индия, Разрушенный храм смерти, подземная камера
  14 мая, 04:30
  Время потеряло связь с реальностью. Светящие стрелки на циферблате наручных часов показывали половину пятого. Утра или вечера? В темноте пещеры этого было не разобрать. Боже, сколько же они проспали?
  В объятьях Джона было комфортно. Одна его рука обнимала её за плечи, другая удобно устроилась на бедре девушки. Мужчина выглядел расслабленным, умиротворенным. И как она могла сразу не заметить, что он так красив? Четко очерченные губы Джона так и притягивали к себе её взгляд. А ещё у него густые черные ресницы. И волевой подбородок с лёгкой щетиной. И такое потрясающее сильное тело. Она могла бы ещё долго лежать, рассматривая его в тусклом свете от их фонарика. Но время работало против них.
  - Джон, проснись, - приподнимаясь с его плеча, тихо проговорила Белла. Руки мужчины не дали ей подняться, удерживая её голову на его груди. - Джон, мы дышим. - Прошептала она. - Здесь откуда-то поступает кислород. Значит ещё не всё потеряно! Мы живы и мы дышим, Джон!
  Джонатан прижал её к себе сильнее.
  - Тсс... Тише, детка. Слышишь, как движется вода по полу? - Шёпотом спросил он. - Проточная вода. Думаю, где-то эта вода соединяется с водопадом, что снаружи, а может быть и с горной рекой. Ты отлично плаваешь, Белла. Я помню тебя в реке. И особенно после реки. - Он усмехнулся. - После реки, я уже ни о чем кроме тебя и думать не мог.
  - Да. Я в своё время занималась плаваньем. - Пояснила Белла. - Меня тоже после реки мучали кошмары. Джон?
  - Ммм.
  - То, что между нами было...
  - Тсс... - повторил он. - Ничего не надо сейчас говорить. И почему было? Это есть. И это будет продолжаться. - Джон провел ладонью по её распущенным спутанным волосам. - Если, конечно, ты не против.
  Белла улыбнулась, и снова опустила голову на его грудь.
  - Я не против, - прошептала она, - И да, ты как всегда был прав, Джон, я говорю, и лишь потом начинаю думать, что сказала.
  И девушка почувствовала, как Джон снова крепко прижал ее к себе.
  - Не думай. Тебе повезло, что я рядом, и я знаю, что делать.
  - Знаешь?
  - Не волнуйся, Белла. - Уверенно сказал Джон, - У меня уже есть план.
  И Белла не спорила. Они еще какое то время лежали в тишине, которая сближает больше, чем иная пустая беседа.
  В мрачных стенах разрушенного храма время словно замедлило свой ход. Сколько же часов прошло с момента их заточения в этой каменной сырой ловушке? И есть ли у них хоть один шанс на спасение? Сработает ли план Джона, чтобы он там не придумал?
  Или это и будет их конец?
  - Как думаешь, - снова заговорила Белла, - нас будут искать? Нам вышлют какую-нибудь помощь? Спасателей, вертолеты?
  Мужчина снова усмехнулся. Затем поднялся сам, и поднял Беллу. От этого движения ее распущенные волосы заструились по плечам, доставая до самой талии.
  - В любой ситуации нужно надеяться только на собственные силы. - Уверенно сказал Джонатан, проводя ладонью по ее волосам. - Все будет хорошо. Можешь мне поверить.
  ***
  Белла с трепетом наблюдала, как мозолистые пальцы Джонатана пуговица за пуговицей застёгивают на ней одну из запасных рубашек из её рюкзака. Кажется, это была рубашка Бихлера, что досталась ей, когда они поделили ношу из его сумки.
  - Скоро сядут батарейки на фонарике, - тихо сказал Джон. И от его низкого чуть хриплого голоса по телу Беллы в очередной раз прошла волна трепета. - Нужно поспешить. Бери с собой только самое ценное, крошка. Ничего лишнего.
  - Ты уверен, что там, под водой, - Белла лучом от фонарика указала на журчащую воду, что расширялась у дальней стены, образуя колодец. - Что там есть отверстие в скале, из которого можно выплыть из этого святилища. Что если его завалило после взрыва?
  - В любом случае стоит рискнуть. Вода здесь не стоячая, видишь, куда идет течение, - он бросил одну небольшую обугленную ветку дерева на пол. И та поплыла к скале, пока не уперлась в каменную стену. - Там есть проток для воды. Иначе не было бы течения. Видишь?
  - Это безумная затея! - Белла долго вглядывалась в чёрную непроглядную воду. - Безумная! Поэтому я, конечно же, с тобой.
  - Слишком большой риск. - Мужчина покачал головой, не отрываясь от своего занятия с пуговицами. - Я бы предпочел сам сперва сплавать и разведать путь. А ты подождешь меня здесь. Так будет безопаснее, крошка.
  - Я с тобой. Я хорошо плаваю. Не волнуйся за меня, Джон.
  - Лады. - Он притяну её к себе и еще раз долго поцеловал. - Не переживу, если с тобой что-нибудь случится, Белла.
  - От меня тебе так просто не избавится, - девушка улыбнулась, чувствуя, как руки Джона снова кольцом смыкаются на ее талии. Он притянул ее к груди и внимательно посмотрел в ее глаза:
  - Ты решила, что стоит взять с собой? - Целуя ее в висок, спросил Джон. - Тяжелый рюкзак может сыграть под водой злую шутку. Так что плыть будем налегке, ограничившись лишь только самым необходимым. Справишься?
  Белла кивнула, и еще раз сжала в руке перевязанный в герметичном клеенчатом пакете свой видавший виды ежедневник. Пожалуй, нет в мире вещи ценнее, чем его содержимое. Последняя надежда ее отца здесь, в ее руках. Между страниц, испещренных ее мелким и размашистым почерком. Последний и единственный лист, сохранившийся с такого огромного и такого древнего дерева.
  - Да, я беру ежедневник, и кое-что из одежды, - пояснила девушка, стараясь, чтобы Джон по голосу не понял ее волнение.
  - Хорошо. Тогда на мне веревки и карабины. - Джонатан ещё раз поцеловал её. - Не отставай, крошка. Плыви прямо за мной. И экономно расходуй кислород под водой. Если почувствуешь, что не можешь задерживать больше дыхание, то лучше вернуться обратно. В это святилище. Передохнем и попробуем снова. В конце концов, хоть какой-то проход мы там отыщем. Надеюсь только, что этот проход не сильно обрушился после взрыва, и он достаточно широкий, чтобы мы могли по нему проплыть. Готова к подводной прогулке?
  Изабелла кивнула, стараясь не подавать виду, как она волнуется сейчас. Боже, что, если под водой прохода нет. И тогда они с Джоном обречены. Им никогда не выбраться отсюда. А значит и ее отец тоже обречен.
  От последней мысли Белла вздрогнула. Она должна! Чего бы ей это не стоило, она должна спасти отца! Ведь ради этого она и согласилась на участие в такой немыслимой авантюре.
  Мужчина тем временем подошёл к колодцу, куда по полу стекала вся вода, и профессионально, без единого всплеска опустился с головой в водоём. Изабелла последовала за ним.
  - Джон, - тихо сказала она, внимательно наблюдая за каждым его движением в воде. - Будь осторожен.
  - Постараюсь. Ты тоже. - Он улыбнулся ей, и скрылся в чёрной, непрозрачной воде без единого шума. Девушка сделала глубокий вздох и нырнула следом за ним.
  Темнота обступила со всех сторон. От её водонепроницаемого фонарика в воде почти не было света, и девушка наугад опускалась глубже по над стеной, следуя за смазанными очертаниями Джона. Вот в тусклом отблеске фонаря мелькнула его камуфляжная куртка, парящая в воде, и пропала из вида.
  Белла приложила все свои силы, чтобы не потерять самообладания и контроля над собой. Она подплыла к тому месту, где только что был Джон, и увидела расщелину в камнях. Проход уходил далеко вглубь скалы, и Белла не раздумывая направилась туда, в след за Джоном.
  Только бы не тупик.
  Каменный туннель пугал своей непроглядной темнотой, массивные гранитные стены давили. Острые выступы цеплялись за ее рубашку, но Белла упорно плыла только вперед, следуя за слабым свечением от фонарика Джона. Это утешало её и в тоже время придавало сил. Ведь если Джон плывет вперед, значит тупика там нет. Белла очень на это надеялась. Проход немного сузился, мешая грести рукам, и приходилось плыть, работая исключительно ногами.
  Это выматывало гораздо сильнее. В горле першило от недостатка кислорода. Что если впереди все-таки тупик? Хватит ли у нее сил вернуться обратно в святилище? Девушка не знала. Вернее, знала, что не хватит, но не позволяла панике взять верх над разумом. Но вот вода показалась ей чуть светлее, и это придало Белле сил. Она быстрее заработала ногами, краем глаза отмечая, что каменный рукав, по которому она плыла вслед за Джоном, закончился, и она находится в другой пещере. Белла с плеском вынырнула на поверхность, жадно вдыхая такой вкусный, такой непередаваемый свежий воздух.
  Казалось, что надышаться им невозможно.
  - Умница. - Рядом с ней всплыл Джонатан. - Мы в еще одной пещере. И здесь уже не так темно, видишь? - он указал рукой на небольшие узкие щели в камнях под потолком. И сквозь эти щели в залу проникали слабые, но такие приятные глазу, лучики света. Там, в святилище, заваленном камнями, Белла и не надеялась, что когда-нибудь снова увидит дневной свет.
  - О Боже! - выдохнула она, подплывая к каменному выступу.
  Пещера была значительно шире, чем святилище. И однозначно светлее. Больше им тусклые фонарики были не нужны. Под высоким потолком пещеры, свесившись вниз головой, заседали огромные летучие мыши. Они недовольно расправляли крылья, и вертели головами, всем своим видом выражая, как не рады незваным гостям.
  Белла выбралась из воды на камень у стены, отжимая длинные волосы, и выкручивая на себе одежду.
  - Щели в камнях слишком высоко, - подняв голову вверх, проговорил Джон. - Даже моей веревки не хватит, чтобы дотянуться до них. И они слишком узкие, даже для тебя, крошка.
  - Зато теперь нам не грозит смерть от недостатка воздуха.
  - Вопрос еды и чистой воды все ещё актуален. - Ответил он. - Предлагаю обследовать эту пещеру. Вон в том её углу имеется ещё какой-то туннель. Попробуем его. Если что, всегда можно вернуться обратно.
  - Попробуем.
  Джон протянул ей руку, помогая подняться с камня. Затем притянул к себе и медленно, не спеша поцеловал.
  - Не дергайся, - шепнул он ей на ухо. - Как же я мечтал целовать тебя все эти дни, Белла.
  - А я мечтала, чтобы тем ночным незнакомцем, ни в коем случае не оказался ботаник в смешных очках.
  - Ах ты, вредная девчонка! - Он снова крепко прижал ее к своей груди. - Я кстати, помолился в храме местным богам, чтобы мое желание осуществилось. А ты не помолилась, вот и получай ботаника.
  Белла рассмеялась, обнимая его руками за талию.
  - Почему же ты все это время игнорировал меня?
  - Я так флиртую. - Улыбнулся мужчина и еще раз не спеша накрыл ее губы долгим поцелуем. - И видишь - моя тактика обольщения превосходно работает.
  - А зачем ты устроил весь этот маскарад? Очки, которые не увеличивают, смешная шляпа из кружка бойскаутов. Мятая одежда и пережеванный карандаш за ухом. К чему все это?
  - Я не хотел, чтобы на меня обращали внимание. - Просто пояснил он.
  - О, точно. В очках от Гарри Поттера ты тут же слился с толпой. И как я этого не поняла сразу же?
  Джон рассмеялся.
  - Ты ведь догадалась, о чем я. Я не хотел, чтобы меня воспринимали всерьез такие парни как Николас, Питер или Итан.
  - Почему?
  - Потому что тогда бы они за мной стали наблюдать слишком пристально. А так они следили только друг за другом. И это мне сыграло на руку. Главным для меня было дать всем увидеть то, что им хотелось увидеть. Манипулировать окружающими на удивление легко, Белла.
  - А ведь я еще не простила тебе те слова, что ты говорил в зале за круглым столом, когда Питер и Ник привели меня.
  - Обиделась? - Он усмехнулся. - Я не хотел тебя втягивать во все это. Только и всего. Возможно, я высказался слишком резко тогда. Но зная, что живыми участники экспедиции вернуться не должны, я хотел уберечь тебя, дорогая. И все же я был прав. Девушке не место в походе. Теперь поняла?
  - Ты с самого начала всё знал? - Удивилась Белла.
  - Знал.
  - И всё равно пошёл в этот поход! - Девушка отодвинулась от него. - Кто же ты такой, Джонатан Смитт?
  - Можно сказать, что мы с Итаном были коллегами. - Он промолчал немного. - Только работали мы на разные конторы.
  - Ты не похож на врача. - Улыбнулась Белла.
  - Итан тоже не похож. Был.
  - Ты шпион? - Шепотом спросила Белла.
  - Скорее агент на задании. Разведка.
  - Ого. - Девушка снова попыталась отодвинуться, но Джон ее удержал, обратно прижимая к себе.
  - Все в порядке. Я не такой как Итан. И я не причиню тебе вреда. Сейчас главное выбраться наружу. - Спокойно сказал он. - У меня запланирована встреча на сегодня у склона этой горы.
  - Встреча?
  И Джонатан только косо усмехнулся.
  ***
  Ежедневник Белла разместила в кармане камуфляжных штанов. Чтобы были свободны руки. С такого огромного дерева уцелел один только лист. И тот чисто случайно, потому, что находился между страниц её записной книжки.
   Шанс, что бывает лишь раз за всю жизнь. Дар судьбы. Фортуна. Везение.
  Белла то и дело проверяла, на месте ли ее драгоценная книжечка, пока они с Джоном пробирались в глубь горы, по узкому каменному туннелю. Проход был сырым, с низкого потолка то и дело капало, стены испещрялись трещинами, появившимися после взрыва. И Белла часто поглядывала наверх, опасаясь, как бы снова не начался обвал.
  Умереть под камнями не страшно. Белла не боялась смерти. Что такое смерть... Когда умрешь, то даже не узнаешь об этом. Смерть страшна лишь в том случае, когда теряешь дорого для себя человека. Вот этого девушка боялась сильнее всего. Что она будет делать, если беда случится с ее отцом. Рукой Белла еще раз сжала свой ежедневник.
  На месте. Никуда из кармана не делся.
  Бесценное лекарство, способное дать шанс ее папе. Даже тогда, когда от его лечения отказались врачи в поликлинике.
  Но душу ее, словно голодные псы Ямы, глодали сомнения. В кармане у нее лекарство. Что-то действительно феноменальное. Чудо науки. И вправе ли она молчать, скрывая ото всех, что один экземпляр удалось спасти после взрыва. Что, если на основе этого единственного сохранившегося листика ученые смогут сотворить лекарство века? Да что там века - тысячелетия. И оно будет спасать сотни тысяч жизней от страшных болезней. От онкологий и генетических недугов. Сколько добра этот листик может принести в мир!
  И с другой стороны был ее отец. Самый дорогой для нее человек на планете. Есть ли у папы время, чтобы ждать, когда появится это чудо-лекарство? Скорее всего, нет. Времени нет, тянуть нельзя... Боже, что же ей делать? Что делать?
  На ее совести был тяжелый выбор. Попытаться спасти отца, или дать ученым на изучение единственный экземпляр редчайшего растения. Последнего в своем роде. Чаши весов еще какое-то время колебались.
  Папа всегда ей говорил: 'Если не знаешь, как поступить, то поступи по-человечески'. Он бы все понял.
  Белла еще сильнее сжала дрожащей рукой свой ежедневник. Прогоняя эти мысли прочь из головы.
  По изогнутому туннелю приходилось пробираться медленно, и почти ползком. Джон двигался первым и то и дело прощупывал низкий потолок и стены, опасаясь, как бы камни снова не пришли в движение, и не обрушились им на головы. Свой почти севший фонарик мужчина закрепил на лоб, освобождая руки.
  - Белла, выключи пока свой фонарь. - Предупредил он. - Когда мой сядет, останется твой, будем экономить заряд батареи, включая фонари по очереди.
  И Белла погасила фонарь, полагаясь только на слабый свет, что пробивался из-за спины Джонатана. Неизвестно, как быстро они найдут выход из этого лабиринта внутри горы. И найдут ли его вообще. Так что Джон прав, нужно беречь батарейки на фонарике.
  Глаза уже привыкли к полумраку. Девушка тоже прощупывала стены их туннеля. Несмотря на трещины, стены были из твердых пород, и на вид казались вполне крепкими. Выстояли не одно столетие, выстоят и еще немного, утешала себя она.
  Иногда Джон останавливался и простукивал камнем потолок перед собой, проверяя его на прочность. Они двигались со всеми предосторожностями, сильно согнувшись, на карачках, и почти не разговаривая. Иногда было слышно шуршание одежды о стены, или скрип ботинок о плиты пола, или шелест мелких камней под коленями, или локтями.
  - Как думаешь, - начала Белла, - этот туннель имеет естественное происхождение, или его создали строители древнего храма.
  - Думаю, - не оборачиваясь к ней, проговорил Джонатан, - что эта нора служила для сброса отходов. Древние зодчие выдалбливали целые залы внутри скалы, и им нужны были туннели, для вывода лишнего камня. И значит, такие туннели рано или поздно должны вывести нас наружу.
  - Очень на это надеюсь. - Тихо ответила Белла, продолжая пробираться по каменному рукаву, опоясывающему гору. Стены действительно давили, и случись обвал, спастись у них шанса уже не будет. Девушка старалась не думать о худшем, карабкаясь по шершавым камням, и крепче сжимая рукой свой ежедневник.
  От луча фонаря то там, то здесь по стенам поблескивали вкрапления кварца, и еще каких-то горных пород. Свет плясал по стенам, словно живой огонек, и это было завораживающее зрелище.
  - Возможно, раньше этот туннель был еще и добывающей шахтой, - предположил Джон. - Видишь, он посветил фонарем на жилу в стене. - Наша гора богата на разные сокровища.
  Фонарик на его лбу погас на мгновение, но потом снова слабо засветился, рассеивая темноту каменного туннеля.
  - Джон? - Взволновано спросила она. - Ты в порядке?
  - Пока все хорошо, проход более ли менее чист, - успокоил ее он. - В целом туннель кажется прочным, и выдолблен он преимущественно в плотных горных породах. Водопад проходит с другой стороны скалы, видишь, со стен уже перестало капать, а это значит, что самый опасный участок мы уже миновали. И даже если фонарь совсем погаснет, можно будет двигаться на ощупь. Не переживай. Мы справимся.
  Постепенно пол стал уходить вниз, изгибаясь, сужаясь. И не переживать становилось все сложнее. Иногда по туннелю встречались небольшие ответвления, словно комнаты, округлые и пропорциональные. Сразу бросалось в глаза, что это творение рук человеческих.
  - Возможно, древние строители отдыхали тут, - девушка кивнула на один из таких ответвлений-тупиков. - Чтобы не выбираться из шахты слишком часто.
  Джон не ответил. И девушка увидела, как он замер на месте, прислушиваясь.
  - Джон?
  - Тссс... - Прошипел он. - Слышишь? Скала снова движется.
  Белла замерла, вслушиваясь в гнетущую тишину. Постепенно и она почувствовала далекий рокочущий скрежет. Словно камни их горы продолжили падать где-то сверху, словно обрушивая потолок в святилище с тем деревом. Возможно, так оно и было. И звук этот только нарастал. Приближался.
  Все случилось быстро. Изабелла даже не поняла, как это произошло, она только почувствовала сильный толчок - это Джон вытолкнул ее из туннеля, и девушка покатилась в одно из ответвлений пещеры, которое недавно осматривала. Затем уши у нее заложило от грохота. А на том месте, где только что был мужчина, выросла стена из камней, больших и маленьких.
  Потолок в их проходе рухнул, разделяя их баррикадой из острых глыб.
  - Джон!!!
  ***
  Пыль оседала медленно. Белла чувствовала, как ее колотит дрожь от ужаса. Непроглядный мрак давил со всех сторон.
  - Джон!!! - Снова прокричала она. - Джонатан.
  Тишина.
  Девушка нащупала свой фонарь и наконец, смогла рассмотреть в его слабеньком свете то, что произошло с ними. Обвал. В свете фонаря витало столько пыли, что казалось, она светит на камни сквозь непроглядный серый туман.
  В горле запершило, и она приложила к носу и рту тыльную сторону ладони, зачищаясь от едкой пыли.
  - Джон?
  Эхо несколько раз повторило за ней имя. Это и все что она услышала в ответ.
  Девушка дрожащими руками попробовала разгрести камни, но те были настолько тяжелыми, что ей не удалось сдвинуть с места ни одного валуна.
  - Джон!
  Белла упорно продолжала разбирать камни. Она оставила попытки сдвинуть большие нижние глыбы, и принялась за те, что были у самого потолка. От каждого ее движения тоннель скрипел, угрожая ей новым обвалом. Камни то и дело осыпались, делая ее работу бесполезной, но девушка не желала сдаваться. Она откидывала глыбы породы по обе стороны от себя, не обращая внимания на свои собственные раны на ладонях.
  - Джон??? - В отчаянии прокричала она. - Ты слышишь меня? Джон?
  - Белла. - Услышала она его голос откуда-то из под камней с той стороны завала. - Уходи.
  - Что? - выдохнула она, и замерла на месте от удивления. Так нелепо прозвучали его слова, что она не сразу поняла их суть.
  - Не трогай. Камни. - С паузами говорил он. И было понятно, что каждое слово дается ему с огромным трудом. Голос был тихим. Но она услышала. - Возвращайся назад. По этому же туннелю. Не трогай камни. Обвал может начаться снова. Уходи. В ту пещеру с мышами. И попробуй выбраться через дыры в потолке.
  - Черта с два. - Крикнула она. И продолжила перетаскивать камни от завала к тому ответвлению, что спасло ей жизнь.
  - Глупая. - Белла услышала его усмешку даже через стену из камней. - Мы погибнем здесь. Оба. А так у тебя хотя бы будет шанс. Уходи, крошка.
  Белла не ответила.
  Она закусила губу от напряжения, и продолжила разбирать завал. Разве она могла уйти? Зная, что Джон там, и что ему нужна ее помощь. Не чувствуя боли в ободранных об острые камни руках, девушка упорно гребла мелкие осколки породы в сторону.
  Джон больше не говорил с ней. И от этого ей становилось до ужаса страшно. Что с ним? Жив ли он еще? От волнения Белла сильнее работала руками, оставляя на камнях кровавые следы и отпечатки от содранных ладоней.
  - Джон, - через какое-то время позвала она.
  - Я на месте. - Он снова тихо усмехнулся. И в этот раз его голос прозвучал еще слабее. - Белла. Маленькая моя. Пока не поздно - уходи. Мне ты уже не поможешь.
  - Я сейчас попробую вытолкнуть большой верхний камень, - проговорила она. - Я его достаточно расшатала. Но в мою сторону он не идет. Только в твою. Слышишь? Ты справа в проходе или слева. Боюсь, что падая, камень тебя заденет.
  - Слева.
  - Я буду толкать камень вправо. - Предупредила она. - На счет три. Раз. Два. Три.
  Девушка всем своим весом навалилась на камень, и тот поддался, отделяясь от потолка, и падая на ту сторону обвала. Тоннель вздрогнул, но выстоял. Новые камни не посыпались, на нее. И Белла облегченно выдохнула. Почти получилось.
  - Джон? - Девушка как можно аккуратнее пробралась к потолку и заглянула в проход. Там, с той стороны обвала было темно, и это значит, что Джон не включал свой фонарь. Или же батарейки на нем уже сели. - Джон?
  Она руками разгребла еще несколько камней поменьше, расширяя проход. И как только лаз под потолком стал достаточным, чтобы девушка в него могла пролезть, она так и поступила.
  Первое, что Белла нащупала на той стороне, это липкий каменный пол. Откуда здесь могло взяться столько воды? Она посветила фонарем на пол, и оказалось, что это совсем не вода. Огромная лужа крови.
  Джон лежал на спине, и в свете фонаря казался совсем бледным. Его ноги были по колено под каменным завалом, но Беллу тревожило другое. Острый огромный обломок пригвоздил его к земле, проткнув насквозь бок, и возможно сломав нижние ребра справа.
  Белла почувствовала, как руки у нее задрожали. Она знала, что Джон ранен. Но и подумать не могла, что все будет так плохо.
  - Ничего, - проговорила она. - Мы что-нибудь придумаем.
  Мужчина слабо приоткрыл веки, наблюдая за ней затуманенными глазами.
  - Белла?
  - Я тебя вытащу. - Твердо сказала она. - Вот увидишь.
  Джонатан только усмехнулся, качая головой, и Белла увидела, как из его рта потекла струйка крови.
  - Этот туннель все еще опасен. Возьми мой фонарик. Я не включал его, и батарейка еще тебе послужит. И пробирайся наружу. Возможно, выход из горы будет так же обвален, но я уверен, ты с этим справишься. Иди вперед. И приведи помощь.
  - Не говори ерунды. Я не брошу тебя, Джон.
  - Мое имя не Джон. - Тихо сказал он, встречаясь с ней глазами.
  - Плевать. - Согласилась она. - Мы выберемся. Вместе. Я только вытащу этот чертов камень из тебя. Подожди немного.
  - Это не лучшая твоя идея. - Усмехнулся он. - Как только ты извлечешь камень - кровь пойдет сильнее. Не трогай.
  Белла присела на колени возле него, чувствуя, как штаны промокают от его крови. Рукой она взъерошила его волосы, стряхивая с них мелкие камни и пыль. Кто же ты, Джонатан Смит? Разведчик. Шпион. Мистер Всезнайка. И даже не Джон.
  Белла судорожно выдохнула воздух сквозь сжатые зубы. Руки ее нервно сдирали клеенчатую обложку с ежедневника.
  - Я не знаю, понятия не имею, как эта штука должна работать. - Прошептала она, чувствуя, как по щекам потекли слезы. - В мифе не указан ритуал приготовления. Но в любой версии мифа, амрита принималась внутрь, а не наружу. Следовательно...
  Белла дрожащими руками достала тот единственный уцелевший лист, и поднесла его к лицу раненного мужчины.
  - Надеюсь, это будет вкусно. Выглядит, конечно, совсем не аппетитно, но что поделаешь. Не все лекарства бывают сладкими.
  - Белла... - Он снова покачал головой.
  - Не спорь, Джон. - Сурово сказала девушка, склоняясь над ним. - Открой рот и постарайся прожевать. Хуже уже все равно не будет. Доверься мне. Мы должны рискнуть.
  Изабелла поднесла к его рту бледный, почти белый лист с серыми прожилками.
  - Вкусно?
  Джон скривился, проглатывая то, что дала ему Белла.
  - Не так я себе представлял эликсир здоровья. - Попытался пошутить мужчина. - На вкус как обычный лопух. Я бы слегка присолил, и добавил кетчуп.
  Белла слабо улыбнулась и уселась рядом с ним на пол. Затем сняла с себя рубашку, оставаясь в тонкой майке, и свернув рубашку несколько раз, подложила ее мужчине под голову.
  - Лучше? - спросила она.
  Джон не ответил. Белла еще немного посидела рядом с ним, слушая его дыхание. Затем она аккуратно поднялась, и начала убирать камни с его ног. Джон не протестовал, и Белла решила, что он уснул.
  Не убил ли его этот чертов лист? Она то и дело наклонялась над ним, проверяя дышит ли он еще. Его дыхание стало глубже, размереннее. Белла решила, что это хороший знак. Во сне организм восстанавливается быстрее, даже она это знала. Когда с ногами было покончено, девушка облегченно выдохнула. Переломов не было, только гематомы и порезы, а они не опасны для жизни.
  Теперь черед самого опасного камня, пробившего Джона насквозь. Белла еще раз убедилась, что мужчина спит, и что кровь из раны идти перестала. Руки дрожали, когда она потянула камень вверх, доставая острый обломок из его тела.
  Джон слабо застонал, но не проснулся. Из открытой раны с новой силой полилась кровь, но Белла была к этому готова. Она промыла рану водой из фляги, и очень осторожно достала обрывки ткани из его тела. При том слабом освещении, что давал фонарь - вид ей открывался самый ужасный.
  У парня нет шансов. Без антибиотиков, без анестезии, без элементарной аптечки.
  И, тем не менее, она верила в чудо. Всей душой верила.
  Девушка достала из под его головы рубашку, потрусила, как могла от пыли, и приложила к ране, чтобы остановить кровь. Ткань быстро напиталась, становясь почти черной.
  - Прости меня Джон, - тихо сказала она. - Лекарь из меня никудышный. У меня даже бинтов нет. Не то, что таблеток.
  - Все в порядке, крошка. - Тихо сказал он.
  - Я думала, ты спишь.
  - Уснешь с тобой. - Он слабо улыбнулся, прижимая руку к ране. - Без камня лучше. Спасибо.
  - Обращайся.
  Мужчина не ответил, и Белла решила, что он снова уснул. Она легла рядом с ним, как и тогда в святилище, и обняла его за здоровый бок.
  - Я люблю тебя, - тихо сказала она. - Как бы тебя не звали, и кем бы ты не работал. Я люблю тебя.
  - Евгений.
  - Что?
  - Мое имя. Евгений Смирнов. Можно просто Женя. Но если хочешь, зови, как тебе привычнее, Джон.
  - Джон, - эхом повторила за ним Белла. - Постарайся уснуть, я буду рядом. И не оставлю тебя.
  - Я тоже тебя люблю, крошка. Еще с первой нашей встречи я потерял голову. Сейчас все гораздо запущеннее.
  - Тссс, спи. - Она сильнее прижалась к нему. - Ты должен поправиться. Ведь мы нашли то самое чудо. Нашли главный ингредиент напитка долголетия. И эта штука должна сработать.
  ***
  Белла и сама не заметила, как усталость и слабость навалились на нее. Сон сморил ее быстро, не многим быстрее, чем Джона.
  Наверное, у каждого хоть раз в жизни бывал такой сон, который ты уже когда-то прежде видел. Странное чувство. Как будто переживаешь день сурка. В этом сне Белла снова стояла на носу надувной лодки у той мутной реки, вглядываясь в зеркальную гладь воды. Но ведь это сон. И она знает, что сейчас из воды появится страшная змея. Знает, и все равно продолжает стоять на носу лодки. Ожидая.
  Ничего не происходило.
  - Я знаю, - сказала Белла, - Знаю, что ты там. Выходи.
  - Не спешшшши, - раздалось за ее спиной. - Не спеши звать меня. Не то я действительно приду за тобой.
  Бела молчала, наблюдая за огромным питоном, столбом поднимающимся из воды. Капли стекали по его пятнистому телу, падая в надувную лодку, клыкастая пасть была приоткрыта, обнажая раздвоенный трепещущий язык.
  - Я говорил тебе, - прошипела змея, зависая на против ее головы так, чтобы их взгляды были на одном уровне. - Я же говорил... Впереди вас ждет только ссссмерть. Неужели ты это забыла, человек?
  - Не забыла. - Ответила Белла, всматриваясь в разумные глаза твари. - Я помню тот сон. И помню, то предостережение.
  - Ссссон, - питон рассмеялся, каркающим отрывистым смехом. - Предостережение. Ты одна из всей этой шайки бандитов пришшшла в мой лес с чистой душшшой. Ты одна не поддалась корыссссти, и ты одна готова была рисковать ссссобой, оберегая мой дом от варваров. За это я дарю тебе жизнь. Утром ты выйдеш-ш-шь из этой горы на свободу. Уходи, и никогда не возвращайся сюда ссснова.
  - Джон. Я заберу его с собой, - твердо сказала девушка.
  - Нет. Он пришел ссссюда за наживой. Здесь он и осссстанется. Как и все из той шшшайки. - Питон давил на нее, уставившись немигающим взглядом в ее голубые глаза. Изабелла выдержала этот тяжелый взгляд, хоть это было и не просто.
  - Я не оставлю его. - Снова заговорила Белла, так твердо, как только могла. - Джон уйдет со мной.
  - Его имя не Джон. - Прошипело чудовище.
  - И это я тоже знаю. Но он хороший человек, он не такой, как Николас, Итан или Питер. Он не убийца, и не мародер. Это я знаю точно.
  Змея молчала. Думала.
  - Забирай. - Наконец раздалось шипение питона. - Забирай. Раз он так дорог тебе, что ты отдала мой подарок этому человечке. Так тому и быть.
  - Подарок?
  Змея промолчала, затем закрыла глаза и медленно опустилась под воду. Больше она так и не показалась девушке.
  ***
  Был ли это сон? Или что-то большее? Изабелла снова и снова прокручивала в голове каждое слово, что слышала этой ночью от змеи. Казалось, что все это было наяву, и лодка, и тот питон и их разговор.
  Что, если это был не сон?
  Белла поднялась на локте, и дотронулась до щеки Джона. Жара не было. Мужчина спал, и выглядел уже не таким бледным, как несколько часов назад. Кровь из раны больше не сочилась, хоть рана и выглядела жутко, смертельной опасности она уже не представляла. Неужели белый лист с загадочного дерева действительно сотворил чудо? Странный подарок от огромной змеи...
  
  Неужели в природе было то самой вещество, из которого боги и асуры в свое время добывали амриту. Напиток, продлевающий жизнь. Напиток, дарующий бессмертие...
  Не нужно быть квалифицированным врачом, чтобы заметить перемены в состоянии Джонатана. Сегодня ему значительно лучше, а ведь еще вчера он и не рассчитывал, что переживет эту ночь. Большая кровопотеря, отсутствие медикаментов и квалифицированной помощи... Еще вчера Белла думала, что у него нет шансов.
  - Привет. - Мужчина открыл глаза, и улыбнулся ей.
  - Как ты?
  - Лучше. Спасибо тебе, Белла.
  - Пустяки.
  - У тебя оставался один единственный лист! - Он прикрыл глаза, - Белла, я знаю про твоего отца и его болезнь. Я всё знаю. Твой отец умирает, и врачи отказываются что либо делать для его спасения. У тебя была возможность помочь своему отцу. И ты все равно отдала мне этот чертов лист. Что, если это последняя надежда для твоего папы?
  - Мисс делаю, потом думаю. Помнишь? - Она тяжело вздохнула и вымученно улыбнулась. - Разве я могла поступить по-другому? Я знаю, какой бы выбор я не сделала, мне придется с этим жить. Я все время буду корить себя, как бы я не поступила. Даже в самой тяжелой жизненной ситуации нужно оставаться человеком. Папа меня поймет. Я уверена. Он и сам бы поступил так же, будь он на моем месте.
  - Спасибо, - повторил Джон, и притянул ее к себе. - Спасибо, крошка.
  Они еще какое-то время полежали, собираясь с силами. Затем мужчина сам начал подниматься.
  - Я помогу. - Белла придержала его за руку, позволяя опереться на себя. - Может быть, ты еще немного отдохнешь? Вид у тебя потрепанный. Не стоит так быстро вставать.
  - Я в порядке.
  - Хорошо. - Она держала его под руку, помогая медленно идти по низкому туннелю. Двигались они не быстро, Белла то и дело тормозила, давая возможность передохнуть.
  На одном из привалов Джон устало присел и стал не спеша расшнуровывать левый ботинок.
  - Что ты делаешь? - Удивилась девушка. - Что-то с ногой? Нужна помощь?
  - Нет, просто скоро мы выйдем из этой горы, - мужчина кивнул на проход в их лазе, где темнота рассеивалась. - Видишь свет в конце тоннеля?
  - И ты решил пройти этот путь босиком?
  - Нет. Я решил отдать тебе долг, до того как нас встретят снаружи мои люди.
  - Долг? - Белла удивленно выгнула бровь. - Ты мне ничего не должен, Джон. Тем более свои ботинки. - Она улыбнулась.
  Мужчина молчал, продолжая стягивать с ноги свою обувь. Затем достал стельку из ботинка и вытряхнул на пол несколько белых листьев.
  - Видишь? Не ты одна умеешь делать запасы впрок. - Он усмехнулся, и протянул девушке один из этих белесых листьев. - Держи, детка. Это для твоего отца.
  - Джон...
  - Ты спасла мою жизнь, Белла. Рисковала всем ради меня. Теперь моя очередь тебе помочь, - он улыбнулся и притянул ее к своей груди, обнимая одной рукой.
  - Спасибо, - выдавила девушка, растирая по щеке слезы. - Спасибо, Джон.
  - Одним листом больше, одним меньше, - он усмехнулся.
  - А что будет с оставшимися листьями? - Спросила она, отстраняясь. - Для чего тебе они?
  Он молчал, складывая листья обратно в ботинок и улаживая сверху стельку.
  - Я не такой, как Николас, чтобы торговать волшебным эликсиром. - Наконец сказал Джон. - Я работаю на разведку, служу своей стране, и на благо людей. Эти листья попадут в лабораторию на моей родине, где их будут изучать, где на основе этого растения попробуют сотворить чудо. На прилавках аптек появится лекарство века, возможно не завтра, на это нужно время, но очень скоро так и будет. Эти оставшиеся листья попадут в руки настоящих ботаников, - он улыбнулся, - не таких как я.
  - Я до последнего и подумать не могла, что ты не ботаник. - Белла улыбнулась, и провела пальцами по его щеке с легкой щетиной. - Ты с таким важным видом рассуждал о тех или иных растениях. Так интересно рассказывал свои страшные истории. Так правдоподобно кусал карандаш.
  - Это моя работа. Делать так, чтобы никто никогда не догадался, что я не тот за кого себя выдаю.
  - А сейчас? - Белла подалась к нему ближе, глядя в глаза, - Сейчас ты тоже играешь какую-то роль?
  - Детка, - он обнял ее за талию, прижимая к себе. - Не с тобой. С тобой я хочу быть самим собой. Я хочу, чтобы ты верила мне. Никогда прежде я говорил этих слов никому, Белла, я люблю тебя больше жизни.
  - Джон, - И она прильнула к его губам в поцелуе.
  
  
  ***
  Отряд военных двигался сквозь влажные джунгли бесшумно. Быстро. Незаметно. Мартин кряхтел, но старался не отставать от молодых тренированных бойцов. Да, засиделся ты старик в своей лаборатории, обрюзг, расслабился. Ноги уже не те, дыхания не хватает, есть только сила воли. Вот она то и помогала биологу пробираться сквозь дикий лес наравне с остальными.
  Мартин то и дело украдкой вытирал рукавом пот со лба. Чтобы Дороти не видела. Не поняла, что он так быстро устал. Женщина тоже шла с их отрядом, да и можно ли было ее удержать на корабле, когда судьба ее родственницы была под вопросом?
  Дороти не должна видеть, как тяжело ему дается проход через джунгли. Он должен оставаться в ее глазах сильным и смелым. Странные мысли, но Мартину некогда было размышлять на эту тему. Кажется это что-то из Фрейда, когда людьми движут инстинкты нравиться противоположному полу, но только ли это происходит с ним?
  - До эпицентра взрыва меньше мили, - пояснил Капитан Иванов. - Мы почти у цели. Не думаю, что кто-то смог добраться сюда быстрее нас. Вперед, товарищи. Мы почти на месте.
  Мартин не разделял оптимизма мистера Иванова. Просто он слишком хорошо знал Эльдара Осборна, чтобы понимать, масштабы последствий. Если тот решил убрать свидетелей, значит они уже мертвы. Надеяться глупо. И все равно он шел вперед, и мечтал о чуде. Старый дурак.
  ***
  Яркий свет на мгновение ослепил Беллу, и она прикрыла ладонью глаза, щурясь, и улыбаясь. Теплый ветер трепал ее спутанные волосы, собранные в хвост, и расстегнутую порванную рубашку.
  - Где мы? - Взволнованно прошептала она, выглядывая наружу. Легкий ветер колыхал кроны деревьев, до которых казалось рукой подать. Они так высоко забрались в гору, и почти спустились с нее же, проходя лабиринтами вниз.
  - Мы прошли эту гору напрямик, и вышли с другой ее стороны, и почти у подножья. - Джон стоял рядом с ней и тоже улыбался. Одной рукой он прижимал рану на боку, хоть сейчас она казалась затянувшейся, и не опасной. - Пошли, Белла, нам нужно спешить вниз.
  - Ты знаешь, куда идти? Здесь же заплутать проще простого! Как ты ориентируешься в этом лесу?
  - По спутнику и навигатору, - мужчина кивнул на свои неприметные часы на запястье. - И по своему каналу связи я получил сообщение, что помощь уже близко. Думаю, тебя тоже ждет сюрприз.
  - Меня?
  - Увидишь. - Он обнял ее рукой за талию, придерживая на небольшом спуске со склона. - Всему свое время, любимая.
  Спускаться с горы было значительно проще, чем карабкаться на нее же. Глина под ногами скользила, но Джон надежно держал ее руку своей рукой, и упасть Белла уже не боялась. Не сейчас, когда рядом с ней сильный и уверенный мужчина. Который точно знает, что нужно делать, и куда нужно идти. С таким не страшно. Нигде.
  - Белла! - И девушка с удивлением узнала голос своей тетушки.
  Сквозь джунгли ей на встречу спешила тетя Дороти, вместе с группой каких-то военных. Скорее всего, это знакомые ее Джона.
  Белла тоже кинулась к своей тете.
  - О, Белла, дорогая, я так рада, что ты жива и здорова! Что с тобой все в порядке, - приговаривала Дороти, крепко обнимая племянницу. - Слава Богу, ты цела! Я столько ночей не спала, с того самого момента, как узнала, что ты в беде.
  - Как ты здесь оказалась, тетушка? - чуть отстранившись, спросила Белла. - Папе не стало лучше? Операцию не сделали, меня обманули, и отец все еще очень болен. Почему ты здесь, а не с ним?
  - Это долгая история. И я обязательно тебе ее расскажу, но это потом. Главное ты в порядке. Я так сильно переживала, - И тетя снова крепко обняла ее. - Чудо, что ты спаслась из этого кошмара.
  - Это и был сюрприз, - улыбнулся ей Джон, кивая на тетю Дороти, и направился в сторону военных. - Храма в горах больше нет. Людей Эльдара Осборна тоже нет. Как нет и древнего чудо-дерева. - Проговорил он, рапортуя свой доклад высокому мужчине в пагонах. - Но с заданием я справился. Не знаю, в каких условиях необходимо транспортировать ценнейшие экземпляры добытого растения, и думаю, нужно скорее добраться до лаборатории. Надеюсь, у вас на подлодке есть хоть один ученый, который бы знал толк в фармацевтике?
  ***
  Дороти наблюдала, как Мартин, аккуратно, выверено делает надрез скальпелем на одном из листьев, принесенных разведчиком. Их лодка уже час, как отчалила от берега, двигаясь назад, в сторону Южной Америки. И все это время Марин проводил над пробирками и колбами. Полностью увлеченный своим делом, ученый не замечал ничего вокруг. Дороти навилось наблюдать за ним, следить за движениями его аккуратных пальцев, за блеском его ясных глаз, обрамленных сеточкой морщинок. И слышать его несвязные фразы, обращенные самому себе. Совсем как она на раскопках, когда нет ничего важнее поставленной цели.
  Она увидела в нем родственную душу. А еще смелого мужчину, сильного и уверенного в себе. И впервые она подумала о том, что слишком много времени проводит одна. С Мартином ей было интересно. С ним она чувствовала себя живой, цветущей. И это чувство было прекрасным. Она уже и забыла что это такое - чувствовать на себе внимание мужчины.
  - Эй, док, что-то получается? - В импровизированную походную лабораторию заглянул тот самый разведчик, что спас ее племянницу. - Если что-то нужно, то обращайтесь. Помогу, чем смогу. Я читал журнал о травах,- и он помахал тоненькой брошюркой с картинками, - спрашивайте, не стесняйтесь.
  - Все в порядке. - Пояснил ее герой, не отрывая взгляда от пробирок. - В листьях абсолютно новый неизученный состав. Отсутствует зола в химическом составе, слишком много ауксина. Я так понимаю, это растение скрывалось глубоко под землей, и совсем не видело света? Верно?
  - Верно. Зато видело много воды, тепла и камня. - Разведчик улыбнулся.
  - Это многое объясняет. - Мартин разместил частицу листа над микроскопом. - Странно, что Питер не справился с заданием. Этот карьерист только и делал все время, что пресмыкался перед Осборном, выполняя любой его приказ. А я сам лично слышал, как Осборн приказал не оставлять свидетелей.
  - Эта фраза и погубила Эльдара Осборна. - Джон-разведчик усмехнулся Мартину и Дороти. - Мне удалось поставить жучки, и многое из его слов мы слышали, анализировали и записывали. Его приказ про свидетелей уже в полиции Рио-де-Жанейро. Да и помимо этого, улик против Осборна предостаточно. Ему не выпутаться из лап правосудия. Как и его подчиненным, организовавшим эту экспедицию и замешанным в незаконных махинациях. Осборну конец.
  - Как же я рад, что вовремя ушел на пенсию. - Гонсалес тоже усмехнулся. - В который раз убеждаюсь, что все, что не делается, делается к лучшему.
  - Так что с этими листьями? Вам точно не нужна помощь?
  - Нет. Я справляюсь. Самым полезным в этих листьях является сок. Это и так понятно. Сок, или даже кашица. Эффект можно в разы усилить, добавив в состав субстанции стабилизатор. Но мне нужна будет для этих целей лаборатория побольше чем здесь. - Биолог окинул взглядом подлодку. - По вашим каналам я связался с правительством Бразилии, и получил в собственное распоряжение целый институт! Представляете, целый биологический институт! И все в нем будут под моим командованием заниматься изучением и опытами с новым растением. Теперь бы еще осталось найти того, на ком можно опробовать чудодейственную силу этого растения.
  - Думаю, у нас есть кое-кто на примете, - косо улыбнулся Джон, - Мистер Макждеферсон, как раз нуждается в незамедлительном лечении. Кстати, Мисс МакДжеферсон, а вы не подскажите, где ваша племянница?
  Дороти отметила, как блеснули глаза у этого парня, когда он заговорил о Белле. И ей это не понравилось. А кому бы понравилось, что такой вот тип вился бы вокруг родной племянницы?
  - Она в душевой. Куда? Стойте, Вам туда нельзя!
  ***
  Махровый халат так приятно прикасался к коже. И Белла наконец-то смогла вымыть волосы нормальным шампунем, и в нормальной воде. Какое же это удовольствие! Смыть с себя слой пыли и грязи, и наконец-то почувствовать себя человеком.
  - Белла?
  - Джон? Что ты здесь делаешь? - Девушка запахнула халат, идя ему на встречу. - Что-то случилось?
  - Есть хорошая новость. Парень твоей тетушки согласился попробовать новое лекарство на твоем отце. Думаю, со стороны моего руководства не будет возражений.
  - Но у меня же есть тот лист.
  - Лист это хорошо. Но что если одного листа будет не достаточно. - Он улыбнулся. - Просто я привык просчитывать ходы наперед. Как только окажемся в Бразилии, то первым делом поедем в клинику к твоему отцу. И ты дашь ему то же самое, что и мне. И уже после лечением твоего отца займутся лучшие специалисты, работающие с новым лекарственным феноменом. Им как раз нужен тот, на ком необходимо тестировать новое вещество.
  - Почему ты умолчал о том, что попробовал на себе действие того растения? Они могли бы начать свои тесты с тебя.
  - Не хочу быть подопытным кроликом в их лабораториях. - Джон кивнул на свой бок, - Сейчас от раны уже нет и следа. А ученые и без меня разберутся, что делать с теми листьями. Ты ведь хочешь, чтобы твоего отца пролечили новым средством.
  - Конечно, тем более я сама имела возможность видеть, как эти листья работают. - Белла шагнула к нему ближе и обняла. - И ты искал меня за этим?
  - Не только. Я думаю, нам нужно с тобой поговорить, Белла.
  - О чём?
  Изабелла смотрела на него, и не узнавала. Она привыкла к его круглым очкам, смешной мятой шляпе и карандашу за ухом. Сейчас перед ней стоял гладко выбритый высокий мужчина в светлой рубашке, что так качественно подчеркивала его загар. Красивый. Боже, и как она не заметила это с первой же их встречи? Наверное, она была слепой!
  - О нас, Белла. - Он обнял ее за талию и притянул к себе. - Поговорим о нас. О тебе и обо мне.
  - Джон...
  - Я ни за что не отпущу тебя от себя Белла. Моя яркая, добрая и честная девочка. - Он крепко прижал ее к груди, не давая ей и шанса отстраниться. - Я и подумать не мог, что так легко потеряю голову от светловолосой лесной нимфы. Теперь ты моя. И даже не смей спорить.
  - Спорить? Почему ты решил, что я буду спорить?
  - Потому что мне мало просто целовать тебя, Белла. Мне недостаточно просто спать с тобой. Я хочу всю тебя, без остатка. Хочу, чтобы ты была только моей, улыбалась своей ослепительной улыбкой только мне, целовала только меня. И даже этого мне будет мало. - Он усмехнулся. - Я хочу жить с тобой рядом всю жизнь, хочу, чтобы у наших детей были твои голубые глаза. Хочу просыпаться каждое утро рядом с тобой, и целовать тебя. Хочу получать твой поцелуй в ответ. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Изабелла Макжефферсон.
  - Что?
  - Ты выйдешь за меня, - и Джон протянул ей на ладони кольцо старинной обработки с нефритовым камнем, и резьбой, изображающей змею.
  - Боже, неужели тебе удалось вынести из той сокровищницы это кольцо?
  - Это не ответ, детка. Я жду.
  - Этому кольцу тысячи лет...
  - Белла.
  - Да. - Она рассмеялась. - Боже, конечно же да. Я тоже безумно люблю тебя Мистер Смирнов. И обещаю целовать по утрам до конца дней.
  - С учетом того, что у нас теперь есть эти листья, конец будет не так уж и скоро.
  И он закружил ее, отрывая от пола, и покрывая ее лицо быстрыми поцелуями.
  КОНЕЦ
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Eo-one "Самый лучший день"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"