Бернштейн Виталий Александрович: другие произведения.

Путь пройти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   ВИТАЛИЙ БЕРНШТЕЙН
   ПУТЬ ПРОЙТИ
   Избранные стихи. Издательство "Вита". Бостон, 2002.
  
  
   Предисловие
  
   В эту книжку вошли стихотворения, отобранные автором из написанного и опубликованного за несколько десятков лет. Но сам автор вряд ли знаком широкому читателю в России.
   Судьба его неординарна. В ней сочетаются, с одной стороны, врачевание и научная работа, а с другой, литературное творчество. Сочетание это, правда, не столь и уникально в русской литературе. С той лишь особенностью, что Виталий Бернштейн уже почти четверть века живет вдали от родины. Не теряя, однако, духовного сродства с нею. Об этом говорят исполненные любви и боли строки его стихов: "Но родину мне все равно не покинуть, ее территория - русский язык"; "Умом не понять... Как же хочется верить: не век лихолетье, не сгинет народ". Или вот еще цитата - из стихотворения "Русская церковь в Бостоне", одного из лучших, на мой взгляд, в сборнике:
  
   Мерцает сквозь ладанный воздух
   Окладов седых лепота.
   Как будто не гвозди, а звезды
   В руках распростертых Христа.
  
   В притворе, пришелец случайный,
   В молитвах не сведущ, стою.
   Так тяжко душе. Так печально.
   Тут маму отпели мою...
  
   Стихи Виталия Бернштейна лиричны, часто исповедальны и вместе с тем сдержанны, немногословны. Это поэзия ясных классических форм, в которой преобладают две темы, вечные для всей мировой литературы, - темы любви и смерти.
   Прошагав по жизни семь десятков лет, человек неизбежно сталкивается с потерями. Многие дорогие ему люди уже там, "за чертой". Да и самому приходит пора бросить взгляд в том направлении - если не понять, так хотя бы мудро принять то, что ждет впереди. В стихотворении "Моцарт", навеянном "Реквиемом" великого композитора, есть такие берущие за сердце строки: "В последний миг нездешний свет кометою хвостатой пронзит зрачки. И света нет. И тьма. И нет возврата". А в стихотворении, посвященном памяти ушедших друзей, автор даже пытается, хотя и заведомо безуспешно, заглянуть "за черту": "Горят поминальные свечи. Сижу, не поднять головы. Прощайте! А может... до встречи? Там где-то присядем под вечер... Не знаю. Но знаете вы".
   Теме любви посвящен цикл "Ты да я". Согласно датам, проставленным в его конце, написание двенадцати стихотворений заняло двадцать шесть лет. Но несмотря на это, цикл воспринимается как единое целое, где в судьбе лирического героя чередуются разные, счастливые и горькие, события большой любви: "Без тебя, как без воздуха птица, ни лететь, ни дышать не могу"; "Нам, беспечным, еще невдомек - это наше последнее лето"; "Благословляю любовь. У меня это было".
   На ту же тему, но совсем в ином ключе написан "Городской романс". Читаешь его - и представляешь вечерний московский дворик, паренька, негромко напевающего под гитару. И слова соответственные, "шершавые": "тот - ошивался за углом"; "ах, невезуха, незадача"; "с оторвами грешил ночами".
   Надо признать, язык - одна из сильных сторон поэзии Виталия Бернштейна. По нынешним временам, когда так модно стало словесное трюкачество, когда преобладают пустоговорение, девальвация поэтической мысли и чувства, его стихи выделяются емкой простотой. Той самой, о которой писал когда-то Пастернак - "впасть, как в ересь, в неслыханную простоту".
   Можно было бы добавить еще немало добрых слов. Но как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Пусть каждый, кто возьмет в руки эту книжку, оценивает ее сам.
   Думаю, ей предстоит долгая жизнь. Вперед, читатель.
  
   В и т а л и й К о р о т и ч
  
  
   Слово
  
   Таким и отходит, каким пришёл,
   и ничего не возьмёт от труда своего,
   что мог бы он понесть в руке своей.
   Е к к л е с и а с т.
   Нет охоты ни гнаться, ни гнуться.
   Я пишу для себя, не спеша.
   Лишь когда промолчать - задохнуться,
   Лишь о том, чем полна душа.
  
   Вдруг навалятся беды, обиды,
   День обрушится, жизнь немила -
   Убегаю в стихи, как в обитель,
   Красотой заслоняюсь от зла.
  
   Нависаю над белой страницей,
   Безнадежно сжимаю виски.
   А потом не могу надивиться
   Волшебству появленья строки.
  
   Знаю: там, у предела земного,
   У последней, бесследной межи
   Канет всё. Но останется - Слово
   Отпечатком мелькнувшей души.
  
   В предначертаный час расставанья
   Через пепельный Стикс в челноке
   Повезу я своё достоянье -
   Горсть стихов в помертвелой руке.
  
   1993
  
  
   Прощанье
  
   Каравелла готова поднять паруса,
   Каплей кануть в закат золочёный.
   За кормой, над испанской землёй небеса
   Разворочены тучею чёрной.
  
   Расстаемся, пора. Трудно дышится тут.
   Волны дыбятся в яростной дрожи.
   Каждым вдохом и выдохом - невмоготу
   Этот воздух, пропитанный ложью.
  
   На костре правдолюбец, дым чёрен, космат,
   Тупо смотрит толпа вслед злодейству.
   За кормою Испания. Мачеха-мать.
   Тут все тропки исхожены с детства.
  
   И в незрячем окне догорает заря -
   Отчий дом, опустелый, не заперт.
   Пусть ревёт океан. Обрубив якоря,
   Мы сегодня уходим на запад.
  
   1979
  
  
   *
   А сны всё московские снятся.
   Проулком знакомым бегу,
   Минута ещё - и обняться
   С дружком закадычным смогу.
  
   Пузырится ветром рубаха,
   Бегу невесомый почти.
   Но что это - руки с размаху
   Встречают стекло на пути.
  
   Стекло толщины непомерной
   Разрезало жизнь пополам.
   Кричу, колочу, но, наверно,
   Ни звука, ни отзвука там.
  
   Размытые блики и пятна
   Сочатся сквозь толщу ко мне.
   И нету дороги обратно,
   В проулок на той стороне.
  
   Ну что же, не властны над снами,
   Порою слепы и слабы,
   Мы сами, конечно, мы сами
   В ответе за выбор судьбы.
  
   Навстречу простору планеты
   Прорвался, ушёл из кольца,
   В неведомый мир. И хоть в этом
   Был верен себе до конца.
  
   Нью-йоркское раннее утро
   За окнами глухо шумит.
   Проснулся... А в сердце - как будто
   Осколок застрял. И щемит.
  
   1984
  
  
   Полдень в лесу
  
   Остановиться. Оглядеться.
   Пот утереть. Испить воды.
   Коровку божию, как в детстве,
   С ладони в небо проводить.
  
   И вдруг понять, что жизнь - не гонка,
   Что жизнь - она не вечный бой.
   И подвести итоги горько
   Наедине с самим собой.
  
   Припасть к земле, в траву густую,
   У зыбкой лужицы ключа.
   Как много прожито впустую,
   Растрачено по мелочам.
  
   Сквозь листья свет зелёный льётся,
   Качает ясень головой
   И ветками упруго бьётся
   О купол неба голубой.
  
   Мураш на тропке суетится.
   Пригрелась ящерка на пне.
   В зените солнце. Смолкли птицы.
   Есть упоенье - в тишине.
  
   И забываются невзгоды.
   И робко тянется душа
   Навстречу волшебству природы.
   В ней растворяясь. Не спеша.
  
   1980
  
  
   Отец
  
   Ушёл в небытие.
   И слился с облаками.
   Из них прольётся дождь.
   Покорствуя весне,
   Зелёный стебелёк
   Пробьётся из-под камня.
   И в свой черёд шагнёт
   Навстречу вышине.
  
   Последний, смертный вдох -
   Ещё никак не верю.
   Минуту рассекла
   Незримая черта.
   И длится тишина.
   Что там, за Чёрной дверью,
   Закрывшейся за ним, -
   Неужто пустота?
  
   Вон облака плывут,
   Могилы по пригорку...
   От первых слов моих
   Он был в моей судьбе.
   А я не досказал -
   Кричу, кричу вдогонку!
   Я плачу не о нём.
   Я плачу о себе.
  
   1988
  
  
   *
   Иду по жизни. Спотыкаюсь.
   Душа плутает наугад.
   Не каясь и не отрекаясь,
   Нет-нет и оглянусь назад.
  
   Там, за спиной, такие дали,
   Такие дни. Их не вернуть.
   Давно ли был на перевале -
   Под горку путь, под горку путь.
  
   Но улыбнусь: еще не вечер,
   Вперёд, вперёд - покоя нет!
   С предгорий налетает ветер.
   И солнце льёт закатный свет...
  
   1991
  
  
   Ты да я
  
   1
   Бульвар. Берёзка тёплая.
   Скамейка. Птичий пляс.
   За дымчатыми стёклами
   Твоих не видно глаз.
  
   Молчим. Листаем прошлое,
   Наш каждый день и шаг.
   Прости, моя хорошая,
   Коль было что не так.
  
   К чему слова ненужные,
   Что ж, подведем черту?
   В глазах твоих застуженных
   Я приговор прочту.
  
   Безмолвно в темень пропасти
   Взгляну - зрачки в зрачки.
   Постой... А вдруг торопимся?
   Нет, не снимай очки!
  
   2
   За тебя я с тобою борюсь
   И уже ничего не боюсь.
   То, чего так боялся, стряслось -
   Были вместе, а стали врозь.
  
   Невзначай, черна и горька,
   На тебя нахлынет тоска.
   Знай, что это - тоска моя,
   Поделил её поровну я.
  
   Ты услышишь мой голос во сне -
   Значит, тоже ты снишься мне,
   Значит, снова тебя зову,
   Как, бывало, звал наяву.
  
   Не устану я верить и ждать.
   Листьев шёпот и шорох дождя,
   Журавлиный крик в вышине
   Не дадут позабыть обо мне.
  
   Ты не сможешь прожить и дня
   Без меня, без меня, без меня.
   Я останусь с тобой заодно
   Всё равно, всё равно, всё равно.
  
   3
   Нам не к спеху, давай переждём,
   Полюбуемся, как за порогом
   Под ликующим, шалым дождём
   Пузырями вскипает дорога.
  
   Под навесом у чьей-то избы
   Прилепили озябшие спины.
   Отдыхают в лукошке грибы
   Вперемешку с лесною малиной.
  
   Подмосковный денёк враз промок,
   Громыхнуло за речкою где-то...
   Нам, беспечным, ещё невдомёк:
   Это - наше последнее лето.
  
   Вот бы снова вернуться туда,
   После стольких потерь и ушибов
   Став мудрей и добрей. И тогда
   Нас, небитых, спасти от ошибок...
  
   Уползла, отгремела гроза.
   Рыжий пар над сырым перелеском.
   Ах, как звонко звучат голоса
   В этом мире, отмытом до блеска.
  
   4
   Когда я с другою, с другою
   Глаза на мгновенье закрою,
   Почудится вдруг - это ты.
   И грудь содрогнут перебои.
   К чему... Между мной и тобою
   Давно сожжены все мосты.
  
   5
   На душе моей поминки,
   И глаза не светятся.
   Дай мне, Боже, с половинкой
   В мире этом встретиться.
  
   Разлучил Ты нас когда-то -
   Больше мне не вынести.
   Боже правый, Боже святый,
   Не оставь без милости.
  
   Пролетают годы мимо,
   Жизнь такая быстрая.
   Эту божескую милость
   Разве я не выстрадал?..
  
   6
   Я счастлив! Меня посетила любовь,
   Коснулась простёртым крылом.
   К тебе, непридуманной, найденной вновь,
   Как прежде, иду напролом.
  
   И пусть десять бед покатятся вслед,
   Приму - знать, такая звезда.
   Как будто и не было тысячи лет,
   Что нас развели навсегда.
  
   Душа воротилась на круги своя,
   К концу и началу пути.
   На всём белом свете - лишь ты да я.
   Стряслось. Никуда не уйти.
  
   7
   Поздней ночью уснем, но ещё до утра
   Вдруг проснёмся, ликуя от встречи.
   И опять нас закружит всё та же игра,
   И всё так же мы ей не перечим.
   Понесёт через ночь без ветрил, без руля.
   Как прерывисто стало дыханье...
   И опять содрогнётся под нами Земля!
   И померкнет на миг мирозданье.
  
   8
   Все утро никак дозвониться не мог,
   Услышать твой голос смятенный.
   В квартире пустой - телефонный звонок
   Растерянно бился о стены.
   Кружил над подушкой, где две головы
   Оставили вмятины рядом...
   Опять уезжаю. Надолго, увы.
   Ты жди, не печалься. Так надо.
  
   9
   Надо ж было такому случиться.
   Правда, правда, тебе не солгу:
   Без тебя, как без воздуха птица,
   Ни лететь, ни дышать не могу.
  
   Столько лет и дорог за спиною,
   Столько боли моей и тепла...
   Ты в долгу, как в шелку, предо мною.
   Ты пришла насовсем? Ты пришла?
  
   10
   Над любовью растоптанной
   Шелестит трын-трава.
   Отзвук дальнего топота
   Долетает едва.
  
   Время мчит по-над пропастью,
   Загоняет коней.
   Не вернуть - поздно, попусту.
   Неужели конец?
  
   Мне гадалка накаркала,
   Чтоб не верил тебе.
   Ты опять чёрным ангелом
   Пронеслась по судьбе...
  
   11
   "Не зови. Я сама пойду
   За тобой - и босая по льду.
   Наши жизни сплелись, не разнять.
   Мой любимый, до смертного дня
   Я тебя никому не отдам,
   Я тебя никогда не предам,
   Буду этой любовью жива".
   Еле слышные, плыли слова.
   Их шептала - не ты, не ты...
   На камнях не растут цветы.
  
   12
   Любит? Не любит? Не это - основа основ.
   Главное - любишь ли сам. И заветное имя
   Ночью глухой, задыхаясь в сумятице снов,
   Словно пароль, повторяешь губами сухими.
  
   Женское тело... Прекраснее нет ничего.
   Белых холмов под ладонью тугие извивы,
   Бархатных бёдер - и пагуба, и волшебство,
   Трепетной плоти нагой сокровенное диво.
  
   Если помножено это на нежность и боль
   И разрывается сердце на части от счастья,
   Значит, воистину - заполыхала любовь,
   Душу пожаром степным охватив в одночасье...
  
   Перевидав на подушке и жён, и не жён,
   Только любви не изведав - судьба обделила,
   Кто-то подделкой обходится. Важен, смешон.
   Благословляю Любовь! У меня это было.
  
   1972-1998
  
  
   Осень
   Ах, какая осень золотая.
   Солнышко в нежаркой синеве.
   Как подранки, листья. Облетают.
   Тихо умирают на траве.
  
   Скоро, скоро запуржит, завьюжит,
   Заметёт, закружит, загудит -
   Ляжет снег, настоянный на стуже,
   Будто саван на земной груди.
  
   А пока из-под стрехи согретой
   Паучок-трудяга, как всегда,
   Тянет нить. Уверовав, что лето
   Длится вечно, как в реке вода...
  
   Осень жизни, гостья дорогая,
   Вот и ты нагрянула ко мне.
   Лишь душа не верит, всё такая,
   Как порою давней, по весне.
  
   Отгулял, пропал за поворотом
   Милый праздник молодых годов.
   Долог путь ещё или короток -
   Будь готов, дружочек. Будь готов.
  
   1994
  
  
   Городской романс
  
   Она ждала полжизни принца.
   Тот - ошивался за углом.
   На шумных улицах столицы,
   На грязных улицах столицы
   Они встречались день за днем.
  
   И пробегали равнодушно,
   Друг друга не узнав опять.
   Любовь заполонит их души,
   Заполыхают вмиг их души -
   Вот только б спички отыскать.
  
   Ах, невезуха, незадача.
   Прождав, отчаялась она.
   Махнула замуж наудачу,
   И не надеясь на удачу,
   А просто так, чтоб не одна.
  
   А принц, он не гадал, не чаял,
   Что половинка - на Земле.
   С оторвами грешил ночами,
   Пил, колобродил, выл ночами,
   Себя курочил в пьяной мгле.
  
   Она столкнётся с ним сегодня
   И отведет потухший взгляд.
   На небе ангелы Господни,
   Благие ангелы Господни,
   Все ведая, о них скорбят.
  
   1995
  
  
   Русская церковь в Бостоне
  
   Осколок далёкой России,
   Той самой, что нету давно.
   Осенние ветви босые
   Церковное гладят окно.
  
   Дым ладана зябко струится,
   И теплятся свечки едва.
   Под своды взлетают, как птицы,
   Надежды и веры слова.
  
   "Помолимся Господу нашему,
   Помо-олимся!"
  
   Мерцает сквозь ладанный воздух
   Окладов седых лепота.
   Как будто не гвозди, а звёзды
   В руках распростёртых Христа.
  
   В притворе, пришелец случайный,
   В молитвах несведущ, стою.
   Так тяжко душе. Так печально.
   Тут маму отпели мою...
  
   "Помолимся Господу нашему,
   Помо-олимся!"
  
   1995
  
  
   Детство
  
   "У сосенки, на взгорушке
   Раздольно и светло.
   Живёт там чёрный скворушка,
   А дом его - дупло.
  
   Для птенчиков, для маленьких
   Принёс он червячка..."
   Меня качает маменька,
   Тепла её рука.
  
   Ночь звёздочки развесила,
   Да спать я не хочу.
   Мне с мамой очень весело -
   Верчусь и хохочу.
  
   Еще не знаю горестей.
   Мне в маме - целый свет.
   Прекрасней нету повести,
   Чем повесть детских лет.
  
   Та песенка давнишняя
   Мне снится иногда...
   Её поет чуть слышная
   Далёкая звезда.
  
   1995
  
  
   Моцарт
  
   Любил. Смеялся. Пил. И пел.
   Сквозь жизнь спешил вприпрыжку.
   И всё постиг, и всё успел
   Божественный мальчишка.
  
   Трепещет бабочки крыло,
   Блестит роса на сучьях,
   Звенит пичуга - как светло
   Средь нот его летучих.
  
   Но есть, есть музыка одна...
   Им, смертным, - не допета.
   Созвучий неземных полна
   И мрака без просвета.
  
   Какая мука, и краса,
   И несказанный холод -
   Плывут из бездны голоса,
   Они скорбят и молят:
  
   "О люди, в мире зла и лжи
   Не загасить сумейте
   Прозрачный огонёк души.
   И помните о смерти.
  
   В последний миг нездешний свет
   Кометою хвостатой
   Пронзит зрачки. И света нет.
   И тьма. И нет возврата".
  
   Звучит мелодия небес,
   И горло душат слёзы.
   И обо мне, и о тебе
   Рыдает "Лакримоза".
  
   1997
  
  
   *
   Соблюдаю правила движенья.
   Чту, играя, правила игры.
   Верую в таблицу умноженья:
   Дважды два - четыре. До поры.
  
   Но блеснёт вдали крыло жар-птицы,
   И душа вослед рванётся вдруг.
   Через все запреты и границы,
   Выше, в небеса, за кругом круг!
  
   Красота какая - плыть над бездной.
   Да внезапно вихрь швырнёт к земле.
   Отлетался. Больно плоти бедной.
   Ссадины и шишки на челе.
  
   Путь пройти размеренно и прямо,
   Не плутать, не падать, не летать -
   Каждому своё. А мне упрямо
   Снится высь, манит к себе опять.
  
   Непутёвый, дни нескладно трачу,
   Много ли осталось впереди...
   И лечу куда-то наудачу.
   Жизнь прожить - не поле перейти.
  
   1998
  
  
   *
   Памяти Лёвки, Юрки,
   Гошки, Васо, Валерки...
  
   Куда вы уходите, братцы?
   Вон сколько ещё на столе.
   Налить, закусить, потрепаться
   Умели мы, что прибедняться.
   И жить собирались сто лет.
  
   Ах, молодость дивная, где ты,
   Осталась в каком далеке?
   Казалось: конца тебе нету -
   Вовек неразменной монетой
   Блестела в беспечной руке.
  
   Всё меньше друзей год от года.
   Так рано - своё не дожив -
   За стылую грань небосвода
   Уходят. И с каждым уходом
   Мертвеет частичка души.
  
   Горят поминальные свечи.
   Сижу, не поднять головы.
   Прощайте! А может... до встречи?
   Там где-то присядем под вечер?
   Не знаю. Но знаете вы.
  
   1998
  
  
   Пословицы
  
   У Фили мы пили, да Филю побили.
   Скупому душа - дешевле гроша.
   Не тот живёт больше, кто живёт дольше.
   Не нашим умом, а Божьим судом.
   Гульбу и смиренье, лукавство и веру,
   Насмешку и жалость, тоску и любовь -
   Любые движенья души человечьей
   До донышка высветит этот язык.
   На нём две звезды говорят меж собою.
   Бормочет стихи в преддуэльную ночь,
   Внимая предчувствию страшному, Ленский.
   Наташа мечтает взлететь над землей.
   Григорий прощается с мёртвой Аксиньей.
   Приветствует Воланд гостей на балу...
   Всё это в себе через жизнь, неизбывно
   Несу - и теплее озябшей душе.
   Ерёма, Ерёма, сидел бы ты дома.
   Мотает по свету, и где он, тот дом?
   Но родину мне всё равно не покинуть,
   Её территория - русский язык.
   За тридевять стран от арбатских проулков,
   На койке больничной сморчок-старичок,
   Забывшись, попросит по-русски "водицы".
   Не смейся над старым - и сам будешь стар...
  
   1999
  
  
   Молитва
  
   Если Ты есть, вразуми и прости милосердно,
   Лик всеблагой обрати с высоты.
   Бьётся в сомненьях извечных душа-непоседа.
   Ей, оробелой, ответишь ли Ты?
  
   Всё в Твоей воле: что было уже и что будет.
   Так почему под Твоею рукой -
   Мир обезумевший, множатся нелюди-люди,
   Кровь неповинная льется рекой?
  
   Ангел вот-вот протрубит, Апокалипсис рядом.
   На небесах - знаков вещих не счесть.
   Души людские окутает пеплом и смрадом.
   Смилуйся, Господи!.. Если Ты есть.
  
   1999
  
  
   *
   Ах, как шествуют важно и грузно,
   В небеса запрокинув головы,
   По страницам поэзии русской
   Короли ослепительно голые.
  
   Что ж, нехитрое это искусство -
   На амвон с бубенцами вылезти.
   Пустословить без мысли, без чувства,
   Перво-наперво позаковыристей.
  
   Пусть их... Вытерпит всё бумага.
   Шелуха - легковесна, отсеется.
   Но, как прежде, шумит Арагва,
   Мгла ночная по холмам стелется...
  
   Да в некошенном рву стынет тело,
   И засохшая кровь под вагонами...
   Да всё так же февральской метелью
   Снег за стёклами пляшет оконными...
  
   Пир в разгаре: натужное пенье,
   Гул речей, бессвязных и выспренных.
   И не слышны - сердца биенья.
   "Много званных, а мало избранных".
  
   1999
  
  
   Первый снег
  
   Между туч - голубая проталина.
   Снегопад перестал. Тишь да гладь.
   И нахлынуло давнее, дальнее,
   Растревожило память опять.
  
   Помню: утро студёное хмурится,
   Отчий дом, над трубой сизый дым.
   Первым снегом укутана улица,
   В нём мои утопают следы.
  
   Я шагаю, удаленький-маленький.
   Опустилась на мир белизна.
   И белеет пороша на валенках,
   И на варежках тоже она.
  
   Мать с отцом - молодые, красивые.
   Я их за руки крепко держу,
   Распеваю дразнилки смешливые,
   Снег сыпучий топчу, ворошу...
  
   Было будто вчера... Годы минули.
   Тишь да гладь этим утром седым.
   Белизна - над могилами милыми.
   И заносит пороша следы.
  
   2000
  
  
   *
   В начале было Слово...
   Е в а н г е л и е о т И о а н н а
  
   Апостол всё-таки неправ -
   В начале были Звуки.
   Над бездной плыли, тьму поправ,
   Божественные фуги.
   Несли, ликуя и скорбя,
   Предвестие земного.
   Ту музыку вобрав в себя,
   Потом явилось Слово.
   От века так и повелось -
   Жить Звукам Слова обок.
   Им тесно вместе, скучно врозь.
   В душе людской до гроба
   Рассудка холод, чувств пожар
   Ужиться не сумеют.
   Совсем запуталась душа,
   Да возразить не смеет.
   Ей Слово-мысль одно твердит,
   Другое - Звуки-чувства...
   Не этот вечный гул в груди -
   И не было б искусства.
  
   2000
  
  
   В московском метро
  
   Бредёт по вагону, бормочет несмело.
   Ладошка протянута - ради Христа.
   Обноски. Да запах немытого тела.
   Да тёмная яма беззубого рта.
  
   "Подайте, кто сколечко. На пропитанье...
   Спасибо, родимый. Господь, сохрани".
   Ссутулила спину. Прошла. Бормотанье
   Всё глуше. Мелькают в туннеле огни.
  
   И жизнь промелькнула. Лишь это осталось:
   Сума побирушки, тоскливые сны,
   Души запустенье. Российская старость -
   Ненужные люди недужной страны.
  
   Россия, Россия, споткнулась ты снова,
   Ухабов не счесть вдоль пути твоего.
   Былых паханов - поменяла на новых.
   А может, и вправду, ты стоишь того?
  
   "Умом не понять"... Как же хочется верить:
   Не век лихолетье, не сгинет народ.
   Скрипят тормоза. Открываются двери.
   В соседний вагон побирушка бредёт.
  
   2000
  
  
   *
   Как меж пальцами вода
   Потихоньку убегает,
   Чередой текут года,
   Убывают, убывают.
  
   Погоди пенять судьбе.
   Жизнь - немыслимое диво.
   Каждый день, что дан тебе,
   Впитывай неторопливо.
  
   Слушай, сердце отворив,
   Снега хруст, напев капели,
   Птичий гомон до зари,
   Шёпот женщины в постели.
  
   Дар нездешний, никуда
   Не спеши, душа живая.
   Как вода, текут года...
   Убывают. Убывают.
  
   2000
  
  
   Молодость
  
   1
   Он пока что зелёный и юный,
   Как морковка на грядке в июне.
  
   И ещё не растет, не кустится
   Над губой скороспелка-пшеница.
  
   Лишь пушок одуванчика белый
   Залетел и уселся несмело.
  
   Дней ещё впереди много-много.
   И куда-то торопит дорога...
  
   1958
  
  
   2
   Эта девочка, как же она хороша!
   Очарован, стою в отдаленье.
   Ветерок, ситчик юбки её вороша,
   Ей украдкой целует колени.
  
   Как лучатся глаза. Вся светла и легка.
   Приоткрытые губы тугие.
   На двоих нам, наверное, нет сорока,
   Мы ещё молодые такие.
  
   Черноморский причал. Рыбьи тени у дна.
   Катерок тарахтит из-за мыса.
   Я гляжу на неё - опьянел без вина,
   Оробелые спутались мысли.
  
   Мне бы взять подойти, завести разговор,
   Пошутить, засмеяться негромко.
   Не решился - себе не прощу до сих пор!
   И пропала навек незнакомка.
  
   На ином берегу, после стольких дорог,
   В круговерти неоновых улиц
   Вдруг припомню - увозит её катерок...
   Не судьба, не судьба. Разминулись.
  
   2002
  
  
   *
   Весенний день прошел без дела
   У неумытого окна...
   А. Б л о к
  
   Утром встать попоздней. Отоспаться.
   Сны истают в ночи без следа.
   Только пульс суетится под пальцем,
   Все спешит, сам не зная куда.
  
   За окном ясный день. Обречённо
   Тает снег в закутке у ворот.
   Да в гнезде копошится грачонок,
   Разевает малиновый рот.
  
   За окном простирается вечность
   И таит все, что будет, в себе.
   Вон мальчишка смеётся беспечно,
   Убегая навстречу судьбе.
  
   Так когда-то и я... Вон грачиха
   Чистит перышки, сев на плетень.
   Ось земная вращается тихо,
   Унося день да ночь, ночь да день.
  
   2002
  
  
   *
   Коридор конторы. Лампочка.
   На стене вождя портрет.
   Призывает надпись в рамочке:
   "Уходя, гасите свет".
  
   Тех годов уплыло крошево.
   Нет усатого вождя.
   Но доносится из прошлого:
   "Свет гасите, уходя".
  
   Ты уходишь - в даль закатную,
   В темноту и немоту.
   Ни свернуть, ни на попятную,
   Дальше, дальше - за черту.
  
   Даже тени не протянется
   Из-за той черты сюда.
   Но незримый след останется
   В чьём-то сердце навсегда.
  
   Будет сердце благодарное
   Поминать, хранить светло
   Голос твой, улыбку давнюю,
   Рук протянутых тепло...
  
   Уходя порой урочною,
   Не забудь - оставь свой след
   Хоть улыбкою, хоть строчкою.
   "Уходя, оставьте свет".
  
   2001
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"