Безбах Любовь Сергеевна: другие произведения.

Конь против меча

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликовано в сборнике "Современная проза Сахалина", в авторском сборнике "На хвосте креветки", в Тихоокеанском альманахе "Рубеж" (г.Владивосток"). 3-е место на конкурсе "Фестиваль "Планета Этно".

   Сакура узнала о поэтическом конкурсе от продавца газет - мальчишки на велосипеде, купила свежий номер 'Карафуто нинити симбун', где опубликовали объявление, и принесла в общежитие.
  - О, состязание хайку! - обрадовались Има и Санако, с которыми Сакура жила в одной комнате. - А кто его проводит?
  - Сама редакция. Тема - 'Очарование весеннего дождя'. Победителям вручат призы!
   Има взяла газету и начала читать объявление.
  - У нас есть всего пара недель, чтобы отправить стихи, - заметила она. - А результаты объявят через месяц!
  - Что-то не вижу... - пробормотала Санако, забирая номер у подруги.
  - Вот, смотри, здесь напечатано: '15 мая 1916 года'.
  - Значит, надо поторопиться, - решила Има.
  - Только представьте, какая будет конкуренция! Многие девушки из нашей гимназии пишут хайку! - предупредила Санако. - А сколько стихотворцев во всей Тоёхаре*?
   Подруги отправили в редакцию свои стихотворения и стали с волнением ожидать итогов.
   Через месяц редакция опубликовала хайку победителей. Сакура купила газету на улице, сразу заглянуть побоялась и принесла ее в общежитие.
   Девушки своих стихов не нашли. Огорчились.
  - Награждать будут восемнадцатого, - сказала Сакура. - Все равно хочу сходить, интересно же!
  - Мы с Санако тоже хотим, - подхватила Има. - Здесь написано: 'Начало в шестнадцать часов в парке около редакции'.
   В середине мая на Карафуто* еще холодно. Снег в Тоёхаре полностью сходит к концу апреля, но на сопках, особенно на северо-западных склонах, он лежит внушительным слоем. Летнего тепла придется ждать еще целый месяц, зато вот-вот зацветут фруктовые деревья, а на рябинах и березах уже проклюнулись нежные листики.
   18 мая солнце пригрело неожиданно сильно. Хотелось праздника. Перед выходом девушки сделали друг другу замысловатые прически с черепаховыми гребнями. Сакура решила обновить купленные на неделе голубое авасэ* и ботиночки.
   Солнце подсушило городские дороги и дворы. Суетились и чирикали храбрые воробьи. Подруги радостно жмурились на солнце. Несмотря на холодный ветер, в авасэ было жарко.
   На церемонии собралось довольно много публики. Редактор произнес речь о великом искусстве хайку, которому насчитывается уже двенадцать веков. Гордые победители, смущаясь, зачитали свои трехстишья и получили из рук редактора миниатюрные бронзовые статуэтки.
   Пока шла церемония, Сакура потеряла в толпе подруг.
  - Девушка, вы кого-то ищете? - спросил ее приятный тенор.
   Сакура обернулась и увидела молодого европейца в светлом плаще, наброшенном поверх делового костюма.
  - Здесь мои подруги, - с учтивым поклоном ответила она.
  - Вы тоже участвовали в состязании?
  - Да, но неудачно, - сказала Сакура и почувствовала, что уже не сожалеет о невезении.
  - Как жаль! Что же за стихи вы написали?
  - Майские дожди
  водопад похоронили -
  залили водой*, - процитировала Сакура, удивляясь собственной смелости.
   Незнакомец рассмеялся:
  - Ваше трехстишье именно о Карафуто! Правда, наводнения у нас случаются не в мае, а чуть-чуть попозже.
   Сакура не обиделась. Ей было легко общаться с этим незнакомцем.
  - Как же вас зовут, милая девушка?
  - Хатамото Сакура.
  - Значит, Сакура. Японская вишня! У вас прелестное имя. А я - Качмарек Дариуш.
   Фамилия богатого владельца конезавода была известна на всем Карафуто. Сакура догадалась, что Дариуш - сын конезаводчика. Она перестала улыбаться и вежливо сказала:
  - Мне нужно найти подруг.
  - Вы хотите меня покинуть? - расстроился Дариуш. - Я так рассчитывал на беседу с вами!
  - О чем вы хотите со мной побеседовать?
  - О чем угодно. Так пойдемте?
   Улыбка молодого поляка завораживала. Сакуре польстило его внимание, к тому же ее разбирало любопытство. Он совсем не походил на ее сверстников. Светловолосый, с ухоженными усиками, в непривычной элегантной одежде, он держался с естественным достоинством. От него шел чудесный запах: тонкий, сдержанный, холодноватый. Сакура опасалась выйти за рамки приличия, беседуя с мужчиной, однако он не был японцем и, главное, вел себя так, словно имел полное право разговаривать с девушкой.
   Она огляделась в поисках подруг, но Има и Санако куда-то подевались. Сакура решила пообщаться с Дариушем. Это будет хорошей тренировкой перед предстоящей работой в школе, - решила она. Ведь общаться придется не только с учениками, но и с родителями, а они - люди самые разные.
   Сакура и Дариуш расположились в круглой деревянной беседке. Сначала они вели разговор о поэзии, потом Дариуш долго и увлекательно рассказывал о Европе, где жил длительное время. Нет, не зря Сакура согласилась на беседу - она так много узнала! О себе она ничего не рассказывала, отвлекая поляка вопросами. Почему-то совсем не хотелось говорить красивому, ухоженному европейцу, что она провела детство в поселке Отиай*, а ее родители - полуграмотные крестьяне.
   Вечер уже обратил сумеречный взор на Тоёхару, но пока без особого интереса. Сакура с тревогой подумала, что совсем заболталась с молодым человеком и, пожалуй, все-таки нарушила рамки приличия.
  - Мне пора возвращаться, - извиняющимся тоном сказала она.
  - Да, конечно, - согласился Дариуш. - Но я собрался отужинать. Прежде чем покинуть меня, позвольте составить мне общество?
  - Но я...
  - Вы когда-нибудь пробовали европейскую кухню? Догадываюсь, что нет. Ваш отказ сильно меня огорчит.
   Сакуре не хотелось расстраивать своего нового знакомого. Она была уверена, что такой умный и воспитанный человек, как Дариуш, не позволит ей попасть в неловкое, а уж тем более в некрасивое положение. И она согласилась.
   У ворот парка поляка ожидал экипаж. Сакура испугалась, но Дариуш галантным жестом пригласил ее и помог усесться на кожаном сиденье, а сам расположился напротив.
   У дверей ресторана им поклонился большущий толстый человек с широкой раздвоенной бородой. В холле было тепло, деликатно тикали узкие напольные часы с гирьками за стеклянными створками, а из-за приоткрытой двери приглушенно звучала музыка. В больших зеркалах с золочеными рамами Сакура увидела себя в новом голубом авасэ. Сложная прическа и неяркий свет делали ее... загадочной. И красивой.
   Дариуш оставил плащ в гардеробе. В авасэ было жарковато, но ничего не поделаешь, придется терпеть.
  - На первом этаже бар. Мы поужинаем наверху, - сказал молодой человек и по-европейски предложил Сакуре локоть. Девушка несмело коснулась локтя пальчиками, и пара прошла на второй этаж.
   В зале царил полумрак. Музыки не было, но Сакура увидела небольшую сцену с незнакомыми инструментами. Тяжелые портьеры на высоких окнах ниспадали бархатными складками, свободно перехваченными золотистыми кисточками. Безупречно начищенный паркет блестел при свете электрических бра вдоль стен. Всё было чуждо, непривычно и слишком торжественно. Посетителей было немного, в основном люди с европейской внешностью. Сакура ни разу не видела так много европейцев в одном месте. Она отчаянно трусила, отчего выпрямилась и напустила на себя гордый и неприступный вид. Дариуш помог ей угнездиться на стуле и сделал заказ. И снова стал рассказывать о других странах. Он вел себя с понравившейся девушкой точно так же, как в Европе. Обстановку, которую Сакура сочла торжественной, он считал почти домашней.
   Блюда были незнакомые. Юная японка смотрела на яства в некотором замешательстве.
  - Я заказал кролика, тушенного в белом вине со специями, стейк из телятины, овощной салат с оливковым майонезом и фрукты, - с улыбкой просветил ее поляк.
   Сакура не знала, как держать в руках приборы, и боялась попасть в неловкое положение. Дариуш попросил официанта принести палочки.
   Нет, невкусно. Обилие специй безнадежно испортило мясо кролика. Майонез показался Сакуре чересчур жирным, и овощной салат она есть не стала. Оливки она тоже увидела впервые. Но вкус... Пришлось проглотить мерзкую, солоноватую ягоду. Сакура подцепила палочками лист салата, а потом осторожно попробовала стейк. Телятина таяла во рту, и девушка улыбнулась.
   Дариуш предложил выпить 'за знакомство' и разлил по бокалам шампанское. В это время в зал неспешно вошел богатый предприниматель Хаттори Кичиро. Он уселся за столик неподалеку и сделал заказ, а потом подсел к Дариушу.
   От близости столь известного человека у Сакуры оборвалось сердце. Она поставила на стол бокал с невкусным, резким напитком и потупила взор. Впрочем, торговец не обратил на нее внимания.
  - Как здоровье батюшки? - обратился он к Качмареку.
  - Благодарю, неплохо.
  - Он не передумал?
  - Не передумал. Аукцион состоится.
  - А жаль. Быстроглазый может угодить в плохие руки с тугим кошельком. Напрасно ваш отец отказал мне.
  - Так побейте на аукционе все кошельки, - ответил Дариуш.
   Хаттори блеснул знаменитой обворожительной улыбкой:
  - Быстроглазый того стоит. Завтра навещу ваш конезавод, осмотрю жеребца получше.
  - Смотрите сколько угодно. Такого жеребца, как Быстроглазый, вы во всей Японии не сыщете, - самодовольно сказал поляк. - Лучший образец чистопородного английского скакуна! Не конь - аспид. Норов, впрочем, под стать.
  - К хорошей лошади, как и к красивой женщине, нужен особый подход, - снова улыбнулся Хаттори.
   Улыбка предназначалась Сакуре. Девушка сидела ни жива ни мертва. Хотелось встать и уйти, но она не знала, будет ли ее уход прилично выглядеть.
   Хаттори между тем продолжил:
  - Помните мой самурайский меч? Он одинаково хорошо режет гвозди и падающий женский волос.
   При упоминании о мече нос Качмарека заострился, а глаза вспыхнули нехорошим огнем.
  - Предлагаю сыграть в карты, - сказал Хаттори. - Ставлю меч против Быстроглазого.
   Дариуш толчком выдохнул воздух.
  - Жеребец принадлежит моему отцу. Я не могу ставить на кон чужую собственность.
   Хаттори перестал улыбаться и молча пересел за свой столик, где его уже ждал ужин.
   На сцену поднялись музыканты. Прислуга потушила часть светильников. Зал наполнила приятная негромкая музыка. Поляк бросал косые взгляды на торговца и размышлял о чем-то своем. Сакура чувствовала себя неловко.
  - Дариуш-сан, - негромко окликнула она.
  - Подождите, я сейчас вернусь, - ответил поляк, поднялся из-за стола и подсел к Хаттори.
  - Ставлю девушку, которая со мной, - сказал он по-английски, чтобы Сакура не поняла.
  - А на что мне крестьянская девка? - презрительно буркнул Хаттори.
  - Она не крестьянка, хоть и из небогатой семьи. Она довольно неглупая. Посмотри, как она свежа и красива!
  - С чего ты взял, что она неглупая?
   Дариуш хотел ответить, но вспомнил, что весь вечер напролет говорил он один, любуясь своими знаниями и кругозором, а японка о себе ничего не рассказала.
  - Я таких неглупых видел больше, чем воробьев нестреляных. Неужели ты всерьез полагаешь, будто я поставлю против девки меч самурая?
   Похоже, вожделенный меч был совершенно недосягаемым. Однако Дариуш, уязвленный историей с жеребцом, уже не мог остановиться.
  - А что бы ты поставил против нее?
   Хаттори усмехнулся. Это ками озорства подначил его подсесть к юноше с предложением сыграть в карты - уж очень хотелось получить породистого жеребца, знаменитого красотой и статью. Знать бы заранее, что именно в этом вопросе сын конезаводчика ничего не решает! А ведь отец доверяет ему торговлю лошадьми! Однако портить отношения с членами семьи Амадеуша Качмарека не стоило, поэтому он позволит юноше хотя бы наполовину сохранить достоинство.
  - Сто иен. Согласен?
  - Пятьсот, - перебил поляк.
  - Пятьсот так пятьсот, - равнодушно принял Хаттори.
   Дариуш вернулся на свое место. Чрезвычайно возбужденный, он беспокойно вертелся на стуле и тряс ногой.
  - Что случилось? - спросила Сакура.
  - Все в порядке. Выпьем?
   Сакура ни слова не поняла из разговора Хаттори и Качмарека, но происходящее ей совсем не нравилось. Когда мужчины беседовали, их лица казались ей зловещими. Дорогое черное кимоно делало торговца почти невидимым, и от этого он казался опасным, словно тигр, затаившийся в зарослях.
  - Дариуш, уже поздно. Мне пора возвращаться, - просительно сказала она.
  - Не торопись. Ты нужна как свидетель. Я поставил Быстроглазого против меча Хаттори. Ты поедешь к нему со мной и проследишь за игрой.
  - Это необходимо?
  - Это совершенно необходимо.
   Сакура смирилась. Когда Хаттори закончил трапезу, все трое покинули ресторан и сели в экипаж поляка. В обществе двух мужчин девушка даже дышать старалась как можно тише. И Хаттори, и Качмарек молчали.
   Дом торговца поразил Сакуру размерами и обстановкой, не характерной для японского жилища. Хозяин пригласил гостей в одну из комнат на втором этаже, где все расселись на ковре за низким столиком. Прислуга зажгла свечи и потушила электрическое освещение. Дариуш бросал жадные взгляды на меч в ножнах, висящий на стене. Хаттори вынес новую колоду, которую недоверчивый поляк распаковал сам. Дариуш нервничал, словно судьбу свою проигрывал. Сакура, не зная истинной подоплеки дела, приняла его сторону и сильно беспокоилась за исход игры.
   Торговец выиграл.
   Лоб молодого поляка покрылся блестящей испариной. Сакура с силой сцепила пальцы.
  - Ты жульничал! - заявил Дариуш.
  - Я? Иногда я жульничаю, но не в карточной игре, - невозмутимо ответил Хаттори.
   Дариуш вскочил.
  - Требую переиграть партию!
  - Игра окончена. Вы свободны.
  - Нет, игра не окончена. Раскладывай карты заново! - приказал Дариуш и вытащил револьвер.
   Хаттори в мгновение ока переместился к стене и выдернул меч из ножен. Лезвие с таинственным узором хищно отливало при свечах. Сакура насмерть перепугалась и со стоном выскочила из комнаты.
  - Он быстрее пули, - ласково сообщил потомок доблестных самураев. - Прежде, чем пуля меня настигнет, твоя голова закатится под стол.
   По глазам Хаттори понял, что Качмарек сейчас выстрелит, и неуловимым движением меча выдернул револьвер из рук поляка.
  - Будьте любезны, покиньте мой дом, - ровным голосом потребовал Хаттори.
   Дариуш был поражен.
  - Холера ясна*, - пробормотал он, прошел мимо Сакуры и на негнущихся ногах стал спускаться по лестнице. Девушка шагнула следом, но Хаттори остановил ее:
  - Ты куда?
  - С ним. Мне нужно вернуться в общежитие.
   Хаттори смотрел на нее с неподдельным интересом. Неужели она и в самом деле не догадывалась, на что они играют? Неглупая девушка явно вышла из крестьянской среды и вряд ли обладала способностью к актерской игре такого уровня.
  - Ты в курсе, что именно стояло на кону? - поинтересовался он.
  - Да, конечно. Жеребец и меч.
   Хаттори расхохотался.
  - Что ты ей наплел, Качмарек-сан? - крикнул он вниз.
   Поляк, который в это время натягивал узкие лакированные туфли, не соизволил ответить.
  - Он проиграл тебя, наивная девушка. Кстати, знаешь, во сколько он тебя оценил?
  - Но я... Ах!
   Сакура отшатнулась от торговца и побежала вниз. Хаттори грубо перехватил ее за локоть:
  - Юноша уже ушел. Похоже, он тебя бросил.
  - Пожалуйста, отпустите меня, - взмолилась испуганная Сакура и заплакала.
  - Любопытно... - проговорил Хаттори и разжал пальцы. - Выходит, этот негодяй остался должен пятьсот иен? Может, освободишь его от этой обузы?
   Сакура ровным счетом ничего не поняла.
  - И что же мне с тобой делать? - вздохнул Хаттори по-отечески. - Ступай себе...
   Тут он прислушался к шуму внизу.
  - Эй, кто там? - крикнул он. - Ты, никак, вернулся, Качмарек-сан?
  - Ты будешь меня встречать или нет? - раздался снизу женский голос.
  - О, Киоко! Ты, как обычно, вовремя, - промолвил Хаттори и двинулся вниз по лестнице.
   Сакура, ничего не понимая, несмело спустилась за ним и увидела в холле роскошно одетую женщину, склонившуюся перед хозяином дома.
   Женщина выпрямилась, увидела Сакуру и весело рассмеялась.
  - Извини дорогой, что приехала так неожиданно, - едко сказала она. - Что делает в моем доме ойран*?
   Сакура огляделась, но никаких проституток не увидела.
  - У меня были гости, - невозмутимо ответил Хаттори. - Тот самый молодой человек, с которым ты наверняка столкнулась на улице, и эта прелестная девушка. Молодые поссорились между собой, юноша бросил ее и уехал один.
  - Да? - слегка удивилась Киоко и подняла тонкую бровь. - А я уж думала, не уехать ли мне обратно на Кюсю. Ты кто, дорогая? - обратилась она к гостье.
  - Я?.. Не знаю... - жалобно пролепетала Сакура. Девушка была так напугана, что почти не могла говорить. Она проворно пятилась к выходу и непрерывно кланялась хозяевам. Киоко всплеснула руками. Больше Сакура ничего не видела, потому что выскочила на улицу.
   Уже совсем стемнело. При свете фонарей мимо нее прошествовали носильщики с хозяйскими чемоданами. Только сейчас Сакура сообразила, что забыла в доме торговца новые ботиночки. 'Что же делать?' - ломала она голову, переминаясь на дорожке с ноги на ногу. Денег с собой не было, а бесплатно ее никто не повезет. Возвращаться за обувью не хотелось, идти через весь город босиком тоже. Сакура так и не решилась вернуться и выскользнула за ограду на улицу.
   Идти босиком было мучительно. Крестьянская девочка в июле и августе ходила по двору разутой, но лето в этом году еще не началось, а стопы в обуви за зиму стали нежными. Сакура быстро изранила ноги. Неприятней всего были взгляды редких прохожих. Исподволь подкрался страх и ухватил подвздох ледяной лапой, ведь рядом никого не было, кто мог бы ее защитить!
   А потом она увидела... преподавателя Киёмизду. Рядом с ним шла высокая женщина, похожая на айнку. Нэниэки* скрывал ее фигуру, но Сакура наметанным глазом сразу определила, что под халатом на спине прячется ребенок. Первым порывом было куда-нибудь спрятаться, но Киёмидзу ее уже увидел.
  - Хатамото-сан, - окликнул он Сакуру менторским тоном. - Почему ты одна и так поздно?
  - Она босиком и совсем не одета, - с тревогой заметила женщина.
  - Это моя ученица, - сказал ей преподаватель.
   Сакура послушно подошла. За спиной женщины мерно посапывал спящий ребенок.
  - Где твоя обувь? - строго спросил Киёмидзу-сан.
  - Ничего страшного, - дрожащим голосом ответила Сакура. - Я иду в общежитие.
  - Что случилось? - спросила женщина. В ее голосе слышалось участие, и Сакура поняла, что эти люди ей помогут.
  - Ах... Киёмидзу-сан, простите, пожалуйста!
  - Что бы ни произошло, ее надо отвести домой, - сказала женщина.
  - Я поймаю рикшу, - ответил преподаватель и ушел.
  - Меня зовут Турешмат. Я жена Киёмидзу-сан. А теперь расскажи, что случилось.
   Сакура заплакала и рассказала, в какую историю она угодила.
  - Хаттори! - с презрением произнесла Турешмат. - Богач, что пепельница: чем полнее, тем грязнее.* Ты еще дешево отделалась. Пройти босиком по улице - самая малая плата за твое приключение. А вот и Киёмидзу-сан.
   Преподаватель спрыгнул с повозки и помог ученице взобраться на сиденье.
  - Я так виновата, - плакала девушка. - Теперь все узнают о моем позоре! Меня отчислят из гимназии за недостойное поведение!
  - Если никому не расскажешь - никто и не узнает, - ответила Турешмат.
  - Пожалуйста, никому не рассказывайте, - просила Сакура. - Спасибо! Простите меня, пожалуйста...
   Има и Санако еще не ложились, ждали подругу. Встретили ее возгласами, расспросами. Оказывается, они долго искали ее по всему парку. Сакура виновато опустила глаза и спряталась под одеяло. Там, наедине с собой, она обдумывала случившееся. Она так мечтала стать учительницей и работать в поселковой школе наравне со своими учителями! Ей посчастливилось поступить в женскую гимназию Тоёхары, учебу оплачивал муниципалитет. И вдруг оказалось, что в одночасье можно всего лишиться из-за собственной глупости!
   Это всё Хотэй, бог судьбы. Он предупредил девушку, чтобы впредь была осмотрительней, иначе можно сломать судьбу одним неосторожным шагом. Сегодняшний урок - его подарок на будущее.
  
  2010 г.
  
  Сборник рассказов "На хвосте креветки" можно почитать здесь .
  
  Тоёхара - административный центр губернаторства Карафуто, ныне город Южно-Сахалинск.
  Карафуто - японское название Сахалина.
  Авасэ - кимоно на голубой или синей подкладке для прохладного времени года.
  Стихи поэта Басё (1644 - 1694). Сакура вовсе не собиралась заниматься плагиатом просто автор рассказа, увы, не поэт.
  Отиай - ныне поселок Долинск.
  Нэниэки - верхняя одежда: широкий халат, укрывающий и мать, и ребенка, которого она носит на спине.
  Ойран - проститутка.
  Богач, что пепельница: чем полнее, тем грязнее - японская пословица.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) Э.Холгер "Чудовище в академии или Суженый из пророчества 2 часть"(Любовное фэнтези) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Климова "Заложники"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"