Безбашенный: другие произведения.

Новая эпоха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.64*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятая часть серии "Античная наркомафия". Попаданцы обустраивают жизнь и хозяйство как в самой метрополии, так и в заморских колониях.

   Новая эпоха.
  
   1. Новая эпоха.
  
   - И всё это из-за того позапрошлогоднего лузитанского набега? - усмехнулся Трай, - Который не затронул ваших земель, но почему-то именно вас напугал посильнее, чем самих римлян.
   - Так римлянам-то что? - хмыкнул я, - Не в Италии же дело было и даже не в Греции, а в какой-то дикой заморской Испании. Сильно ли нас, да и тебя тоже, напугал разгром Бебия лигурами?
   - Напугать-то он нас не слишком напугал, конечно, но вообще-то очень жаль, - покачал головой кордубец, - Ты же не хуже меня знаешь, что Бебий был бы куда лучшим для нас римским наместником, чем этот Брут...
   - Да, он был человеком Сципионов, а не из этих катоновских "вышедших родом из народа", и с ним договариваться обо всём было бы, конечно, гораздо легче, - Юлька успела просветить нас, что те Юнии Бруты, из которых Тот Самый будет - совсем не те, которые патриции, изгонявшие Тарквиния Гордого, а скорее всего потомки какого-нибудь из их вольноотпущенников, - Этому вот всё обосновывать надо с точки зрения интересов римского народа...
   - Что ты и делаешь мастерски, - кивнул мой собеседник, - Хотя римлян в том неудачном сражении у Ликона погибло шесть тысяч и потерян лагерь, а сколько в той кампании погибло ваших людей?
   - Шестнадцать человек, между прочим. И ещё пятьдесят семь на следующий год, как раз перед прибытием Брута...
   - Мы потеряли более трёхсот, - мрачно заметил Трай.
   - Ну так и зачем НАМ такие потери и такое разорение наших земель? Представь себе, каково нам пришлось бы, если бы в позапрошлом году лузитаны вздумали бы вдруг после победы возвращаться домой через НАШУ территорию. Ведь нам пришлось тогда, чтобы этого не произошло, отмобилизовать ВЕСЬ Первый Турдетанский. Больше нам такого не надо - пусть те бандиты, которых римляне не в состоянии отразить на своих собственных границах, расшибают себе лбы на нашем валу, - я обвёл рукой строящийся лимес - ага, вдоль всей границы с дружественной и союзной римской Бетикой от моря и до самого горного хребта Чёрных гор или современной Сьерра-Морены.
    []
   Заваруха ведь тогда в натуре была нехилая, и хвала богам, что не у нас. Уметь надо договариваться с людьми, если кто не въехал. С Ликутом, лузитанским царьком из долины Тага, у нас тайная договорённость была, да и лимес у нас на северной границе какой-никакой уже был, Третьим Турдетанским охраняемый, так что Ликуту несложно было убедить своих разбойников в том, что умный в гору не пойдёт, а нормальные герои всегда идут в обход. Заодно по пути, ясный хрен, и тамошний разбойный сброд к ним присоединился, и нашу восточную границу они не прощупали лишь потому, что знали уже, что такое хорошо, и что такое больно. А лимес ничуть не хуже северного и Второй Турдетанский за ним - это больно, если нарвёшься, а земли за всем этим победнее, чем в обеих Римских Испаниях. И вторгся туда Ликут грамотно - примерно на стыке Ближней и Дальней, так что ни "нашему" Луцию Эмилию Павлу, ни "ближнему" Гаю Фламинию, уже на третий год оставленному в своей провинции, неясно было, куда эти разбойники дальше двинутся и кому, следовательно, за отражение их набега перед сенатом отвечать. Фламинию-то проще было, он ведь загодя к Новому Карфагену свои войска на зимние квартиры стянул, а Эмилию Павлу пришлось аж из Кордубы форсированным маршем выдвигаться - на марше-то его походную колонну и подловили. Ну, шесть тысяч римлян, у Ликона убитых - это преувеличено, на самом деле это вместе с союзниками-латинянами и включая умерших потом от ран, но один хрен побили дикари "нашего" наместника круто, только местные вспомогательные войска его и спасли, да и наша кавалерия на помощь выдвинулась, а за ней - Первый Турдетанский в спешно собранном полном составе. Ликут, конечно, дожидаться встречи с нами не стал, а подался со своими и со всем награбленным, как и договаривались, обратно. Но дисциплина у лузитан, не говоря уже о прочем сброде, сильно хромает - кое-кто даже на римской территории задержался, и вот с ними были небольшие стычки и у наших турдетан.
   Сам лузитанский царёк не стал на обратном пути и у веттонов задерживаться, объяснив своим сторонникам, что от добра добра не ищут, и на войне главное - вовремя унести ноги. В результате и домой он вернулся с добычей и со славой - млять, стоило немалого труда организовать "опоздание" с его перехватом Вторым Турдетанским. Не изобразить попытку, будучи всё-таки друзьями и союзниками Рима, было никак не можно, но уж больно хитёр и прыток оказался этот лузитанский варвар - аж самих цивилизаторов объегорил, и куда уж тут нам, сиволапым полуварварам, гы-гы!
   Отыгрались мы, естественно, на следующий год, втихаря предупредив Ликута, чтоб не вздумал "на бис" сыграть, как бы ни хотелось его большой банде "продолжения банкета". Недисциплинированная толпа, своего умного царька не послушавшая и домой не спешившая, тоже продолжения захотела, и не нашлось вождя, способного её урезонить и от такой самонадеянности предостеречь. Как и в реальной истории, эти разбойники довыкаблучивались, встретившись в чистом поле с оправившимся от прошлогоднего разгрома и пополнившимся местными испанскими ауксилариями Эмилием Павлом. С этими нарушителями дисциплины у нас никакой договорённости, естественно, не было, да и один хрен Тит Ливий им звиздец "предсказал", так что не было и нам никакого резону с ними миндальничать. Мы и не миндальничали, зажав разбойников в клещи между римским преторским легионом и нашим, тоже неполным, но усиленным тарквиниевскими наёмниками, а беглецов лёгкой пехотой и кавалерией перехватив. Вот там резня была изрядная! Ну, не восемнадцать тысяч, конечно, укокошили - там столько и не было, даже с обозными "шестёрками" этот сброд считая, но немало укокошили, весьма немало. А вот почти две с половиной тысячи пленных - это да, было дело. Около тысячи их наши вояки захватили, да и сбагрили их почти всех на хрен римлянам по сходной цене. Около сотни только потолковее себе оставили, а остальному отребью место - на римских рудниках. Потом Второй Турдетанский с кавалерией селения оретан с веттонами пошерстил, семьи участников набега повязав и к нам в рабство уведя. В общем, и долг свой союзнический в лучшем виде исполнили, изрядную благодарность Луция Эмилия Павла этим заслужив, и поголовье разбойничье на сопредельных лузитанских землях проредили, и восточных соседей хорошо пуганули. Полезная всё-таки штука - наше попаданческое послезнание.
    []
   А главное ведь - "испугаться не на шутку" после того первого набега законный повод поимели, и теперь как раз на этом основании и от римлян лимесом отгораживаемся, и крыть новому наместнику Дальней Испании - Публию Юнию Бруту - абсолютно нечем. Начали-то ведь задолго до реванша, которого, ясный хрен, "не предвидели", а опасность разбойничьего вторжения и с римской стороны, судя по тому первому набегу - вполне реальная. Так что сугубо супротив лузитан с веттонами и оретанами наш юго-восточный лимес строится, и пусть устыдится всякий, подумавший иное...
   Миликон ведь наш тогда ради пущего эффекта сразу же - вместе с преторским курьером - и своё посольство в Рим снарядил. Эмилий Павел тогда подкреплений у сената просил, а наши послы - римских инструкторов для обучения нашей турдетанской армии, да непременно из числа матёрых сципионовских ветеранов - ага, именно в тот самый момент, когда Риму они все и самому позарез нужны - против Антиоха. В инструкторах нам, ясный хрен, отказали, как и собственному претору в подкреплениях, но тут наше посольство снова о веттонских землях заканючило, в которых нам, естественно, тоже отказали, а куда ж это годится - так обламывать друзей и союзников? Некрасиво это выходило, и когда послы Миликона попросили хотя бы уж, чтобы те римские граждане, которые будут жить и вести свои дела на территории турдетанского государства, и службу военную проходили в турдетанской армии, причин для отказа у сената не нашлось. Ну кто там может жить из римских граждан кроме вольноотпущенников, да торгашей, то есть не подлежащих призыву в римские легионы по определению? Поэтому "на будущее" сенат этот договор охотно принял и тут же ратифицировал.
   - А для чего вам это, кстати, понадобилось? - поинтересовался Трай, прекрасно знавший, из кого состоит на данный момент вся "римская" диаспора в царстве Миликона.
   - Мне - вот для него, - ответил я ему, указывая на Волния, сосредоточенно пыхтевшего в детской кожаной "солдатской" амуниции с маленькой, но тоже окованной железом и вполне функциональной лопатой.
   - А разве он у тебя не считается тоже вольноотпущенником?
   - Считался в прошлом году. В последний ценз я хорошо заплатил квестору, и его записали свободнорожденным. Кому мы в Риме нужны, чтобы сверять даты его рождения и моего "освобождения"? - собственно ценз проходит в Риме, где специально для этого раз в пять лет избираются два цензора - в прошлом году цензорами были Тит Квинкций Фламинин и Марк Клавдий Марцелл, но по римским колониям вдали от столицы они не ездят, по заморским провинциям - тем более, и тамошние списки граждан проверяются местными властями, после чего и подаются в Рим на утверждение цензорами, так что реально нашим цензором был не Фламимин и не Марцелл, даже не сам Эмилий Павел, а всего лишь его квестор.
   Сам свободнорожденный римский гражданин Волний Марций Максим как раз в этот момент выворотил наконец своей лопаткой из будущего рва достаточно приличный ком земли, после чего Велия забрала у него лопатку и сама подровняла края ямки, потом передала Аглее, и та тоже что-то эдакое там изобразила. Без смеха не взглянешь, конечно, учитывая, что бабы при этом больше заботились о том, чтобы подол землёй не замарать, но тут ведь главное - сам факт хотя бы чисто символического участия в общем деле. И наша компания вся вчера отметилась, и Фабриций, даже сам Миликон, и не от большого ума его наследничек Рузир недовольство продемонстрировал, когда отец и его заставил. Народ должен видеть хотя бы чисто символическое единение элиты с ним, и это касается и баб элиты, и детворы, а не одних только ко всему привычных мужиков. В праздник желудей тоже все желудёвую кашу дегустировали - ежегодно это у нас теперь заведено, и в эту осень тоже будем. Бабы с детьми, конечно, из сладких желудей каменного дуба, а мужики - без дураков - и каменного, и пробкового, и обычного. Дефицита зерна, конечно, едва ли допустим, но если вдруг он случится - будет и знать, включая и семьи, есть эту желудёвую кашу наравне со всеми. Не только её и не столько её, конечно, но тоже будет. Вот этого Трай не понимает и считает совершенно излишним. И на мой взгляд - очень даже зря. Элита должна восприниматься народом как его неотъемлемая часть - иначе будет как в Гребипте, легко покоряющемся любому завоевателю. И не так ли было на самом деле в том реальном Тартессе, идеализированный миф о котором сейчас у нас раздувается в качестве турдетанской национальной идеи? Удобный миф - более трёхсот лет нет уже того Тартесса, и приписать ему теперь можно всё, что угодно - кто проверит?
    []
   С наместником же нынешним вот что вышло. В прошлом году он был претором Этрурии, в которой подавлял восстания этрусского населения и был со своей армией в резерве на случай, если консулы с цизальпинскими галлами и лигурами вдруг почему-то не справятся. Но консулы справились, север Италии считался замирённым, две латинских колонии даже вывести туда решили, так что Луций Бебий Дивит, новый претор Дальней Испании, без малейших опасений вёл туда сушей пополнение тамошней армии из тысячи римских и шести тысяч латинских пехотинцев, да кавалерии - пятьсот римских и двести латинских. Судя по этой цифири пехоты, у Эмилия Павла в его первый год основные потери как раз на латинян и пришлись, а не на римских граждан, но так или иначе Бебий вёл через замирённую казалось бы Лигурию внушительные силы, которые лигуры и вырезали почти полностью - сам претор лишь с немногими уцелевшими добрался до Массилии, где и скончался от ран. И тогда вместо него сенат прислал пропретора - вот этого Публия Юния Брута. Без солдат, что характерно, так что на заслуженный дембель его предшественник смог увезти с собой лишь горстку. Я ведь уже, кажется, все уши вам прожужжал, что как раз отсутствие своевременного дембеля со службы в основном и подкосит римских и италийских крестьян? А Рим так и рвётся заморскими странами порулить - север Италии толком не замирён и не романизирован, целого претора вон недавно с войском легионной численности на ноль помножили, а их в Грецию несёт гегемонить, да в Азию порядки свои наводить.
   Хотя в Азии, надо отдать им должное, получилось у них очень даже недурно. Это в Грецию Антиох, на этих раздолбаев этолийцев понадеявшись, мало своих сил переправил, да ещё и больше просвещённого эллина из себя корчил, чем реальными военными действиями руководил, а в Азии он и сам был самим собой, и войск имел - своих собственных, не этолийских - более, чем достаточно. С флотом он разве что лопухнулся, поручив его Ганнибалу вместо того, чтоб по прямому назначению этого великого победителя римлян использовать, то бишь дать ему мощную сухопутную армию такой численности и такого качества, о каких не мог и мечтать Карфаген. Вот там, в родной и привычной стихии, Одноглазый был бы на высоте, а какой из него в звизду флотоводец? Но таких вещей в античном мире почему-то не понимают и разницы принципиальной между генералом и адмиралом не видят. И в нашем современном мире бывало, что моряки-адмиралы на суше командовали, но не наоборот же!
   Но даже и просрав морскую войну, Антиох ещё мог отыграться на суше. Ведь какую армию имел! В общей численности своей тяжёлой линейной пехоты он, возможно, Луцию Сципиону немного и уступал, но имел в её составе фалангу македонского типа, ни разу в лобовом столкновении легионами не сокрушённую, и в отличие от филипповской при Киноскефалах заранее в боевой порядок развёрнутую. В коннице же и в лучниках он имел весьма ощутимое превосходство, включая сюда и тяжеловооружённую на крупных нисейских конях, которой практически не было у римлян и их греческих союзников - в этом виде войск его превосходство было подавляющим. Имелись в изрядном числе и конные лучники, в том числе арабские на верблюдах. Таким же было и его превосходство в слонах - пятьдесят четыре крупных и прекрасно выдрессированных индийских против шестнадцати мелких и слабо обученных североафриканских - римляне их вообще в тылу оставили, не рискнув против индийских выставить...
   Что не шибко рвались эти полчища героически гибнуть за Антиоха и его греков - это верно, но куда бы они на хрен делись, начнись сражение удачно? Вот нахрена было, спрашивается, начинать бой с атаки серпоносных колесниц, даже Дарию при Гавгамелах против Филиппыча не помогших, а за прошедшее с тех пор доброе столетие прекрасно греками изученных? Какого хрена верблюжью кавалерию для конной сшибки на каком-нибудь из флангов не разместил? Лошади, если кто не в курсах, с непривычки не только слонов боятся, но и верблюдов тоже. Ну и слонов этих - нахрена было почти половину в центре ставить в интервалах между отрядами фаланги, а оставшихся на флангах - позади своей привычной к ним конницы, а не впереди её? Видимо, сказалась привычка воевать с таким же эллинистическим Гребиптом, тоже имевшим и слонов, и верблюдов. В итоге, не использовав своего подавляющего превосходства в ударных видах войск на флангах, он закономерно просрал генеральное сражение при Магнесии, после чего - традиционно уже после Фермопил - перебздел и сбёг, бросив войско на произвол судьбы. Ну и кто после этого стал бы за такого сражаться? Кому он на хрен сдался, такой царь? В общем, оказался Антиох сам себе злобным Буратиной, и поделом его по условиям мира обкорнали.
    []
   Для нас же - благодаря нашему послезнанию - неприятности Антиоха благом оказались. Прежде всего, закончилось военное противостояние в Греции и на Эгейском море, и мы наконец-то получили относительно холодостойкие сорта пшеницы, ячменя, винограда и оливок из Боспора и Понта - в дополнение к уже добытым годом ранее македонским. Раздобыли наконец и крупные грецкие орехи, разузнала агентура тестя и про вишню с черешней и абрикосами, так что ждём-с и их. Ждём-с и того окультуренного крупного лесного ореха, фундук который. Это - с северо-востока. Но и на юго-востоке ситуёвина значительно улучшилась. Вот пили в совдеповские времена на полном серьёзе "за мир во всём мире" - так я ж разве против? Вот хоть сейчас за это выпил бы! Это ж вдуматься только непредвзято - у тебя важные дела, у тебя громадье планов, для которых хренова туча всякой всячины издалека требуется, и есть уже на что купить, и знаешь даже, где добыть, и нашёл даже, кому заказать, и тут - на тебе, высокопоставленные бабуины повздорят и примутся выяснять, у кого из них хрен длиннее и толще, и пока не выяснят - все дела встают намертво, и хрен их сдвинешь с той мёртвой точки. Уроды, млять! Ну, все дела вообще - это я, конечно, утрирую, на самом деле, хвала богам, далеко не все, но таки многие. Сейчас вот наконец-то, с окончанием этой дурацкой войны, и с антиоховыми финикийцами тесть через александрийских контакт наладил, а у тех связи и разведка коммерческая - будь здоров! И теперь, когда у Антиоха с Птолемеем официально снова мир-дружба-жвачка - лет на восемнадцать примерно, можно снова пытаться индийские ништяки раздобыть.
   Тот банан, который Арунтий успел таки до войны достать, оказался фруктовым. На Карфагенщине он, правда, мелким и не очень-то сладким вызревает, но один хрен вкусно, а на безрыбье-то, как говорится, и сам раком станешь. Но нужен ещё и овощной - заместо картофана, за которым в Анды перуанские или чилийские переться - увольте. Писарро я вам, что ли? Так и тот, кстати, за золотом инков в Анды пёрся, а ни разу не за картофаном. Так что нужен в качестве картофанозаменителя этот овощной банан, для тропических колоний - позарез нужен. По-прежнему стоит вопрос с сахарным тростником - не то, чтобы без него совсем уж жопа, но мёду на все нужные сладости хрен напасёшься, а "свинцовым сахаром" дефицит восполнять - сами восполняйте, если здоровья не жаль. Да и гречка та же самая, которая на самом деле ни разу не греческая, а гималайская - тоже ведь нужна. И не только на крупу, хоть и страсть как соскучились мы по гречневой каше. Но это - хрен с ней, перетерпели бы, ведь обходился же античный мир без неё веками, а урожайность её зерновая такова, что в сравнении с любым зерновым злаком удручает, но гречиха вдобавок и медонос - ага, привет дефициту мёда, и сидерат - это по наташкиной части, если я чего-то недопонял и перевру. Вроде как плодородие почвы после основных зерновых культур хорошо восстанавливает и сорняки глушит, так что для современного многопольного севооборота тоже нужна позарез.
   Особенно с учётом того, что многого ведь и не будет - например, ни кукурузу, ни помидоры, ни красный стручковый перец наши боссы Тарквинии нам в Европу завезти хрен позволят. Кто ж в таком бизнесе монополию терять захочет? Максимум - это на Азорах выращивать для собственного потребления, но не в Испании, из которой всё это быстро тогда и по Средиземноморью античному расползётся, и по Африке. Впереди ведь буржуазное... тьфу, рабовладельческое разложение позднереспубликанского римского нобилитета, который в погоне за роскошью и обезьяньими понтами будет груды серебра отваливать за редкостные экзотические блюда для пиров. Причём, и до поздней Империи эта страсть сохранится, и ранней Византией от неё унаследуется. Распространится христианство, лишатся прихожан и их щедрых приношений гребипетские храмы, и на этом кончится сверхприбыльный трансатлантический бизнес наших нанимателей на табаке и коке, но и в христианские времена позднеимперсая и византийская верхушка продолжит свои роскошные пиры, поражая воображение гостей редкими и дорогими блюдами, и таким золотым дном Тарквинии, конечно, хрен пожертвуют. И хотя мне, например, эта чисто торгашеская позиция претит, есть в ней и другой резон - нехрен, например, чёрную Африку размножать, давая ей раньше срока ту же самую кукурузу.
   Да и цитрусовые те же самые - тоже из Юго-Восточной Азии. Филиппыч только цитрон из Индии в Средиземноморье приволок, но хрен ли это за цитрус? В нашем современном мире его и знают-то только специалисты, потому как говённый он по сравнению с апельсинами, лимонами и всеми прочими мандаринами. В Индии их ещё нет, скорее всего, но разузнать тамошние купцы могут, а разузнав - найти, и разве помешают нам все эти мандарино-апельсино-лимоны на тех же Азорах и в той же Вест-Индии? Так что нужен нам контакт с Индией, а для него - финикийско-гребипетский транзит...
    []
   Ещё один важный момент - домашняя живность. Вроде бы и есть в античной Испании всё, хоть она и ни разу не Греция, но всё ж - античное, ни разу не современное. В чём-то очень даже на уровне - кошак, например, тартесский, рядом с которым обычный - для современного мира обычный, а для античного редкий и дорогой гребипетский - нервно курит в сторонке. Тартесский, конечно, тоже весьма недёшев, если породистый, с которыми турдетанская знать на кроликов охотится за неимением антилоп и гепардов, но нам не надо шибко породистых, нам крысоловов надо, которые перед той крысой уж точно не сдрейфят. Есть, конечно, хорьки, которыми весь античный мир за неимением кошаков и пользуется, но от хорька ведь и воняет как от хорька, так что кошак удобнее, да и размножается как кошак. Куры с гусями - как и везде. Размерами и тучностью они как-то не впечатляют по сравнению с современными, но в этом античном мире они таковы повсюду. Распространены не шибко широко из-за тех же лис с хорьками, но как решим вопрос с дешёвой массовой проволокой для клеток - развести их побольше особого труда не составит. По той же причине - отсутствие проволоки на клетки - нет пока смысла и с одомашниванием кролика заморачиваться. Но диких по всей Испании полно, и как только - так сразу. Коровы, овцы, козы - как и по всему Средиземноморью. Свинтусы - и те уже римлянами завезены. Размерами невелики и не особо тучны, и это явно не та порода, у которой слой сала позволяет мышам гнездо в нём выгрузть и выводки свои в нём плодить, как будет описывать - как единичный курьёзный случай, конечно - какой-то из римских авторов более позднего периода, когда латифундисты ихние за счёт земель разорившихся крестьян владения свои основательно округлят и повально совершенствованием сельского хозяйства увлекутся. Но это позже будет, а пока нынешняя римская порода свинтусов - не чисто сальная, а мясо-сальная, и Хренио говорит, что современная испанская порода, из которой знаменитый хамон испанский делается, не сильно от этой отличается. А ему ведь как испанцу виднее, и раз так - не вижу смысла комплексовать по поводу архаичности имеющейся свинской породы. Зато в содержании она нехлопотна - прекрасно пасётся себе на вольном выпасе, как и те же самые козы с овцами. С этим и без Востока всё нормально.
   Но есть на свете и то, чего в Испании нет, а надо бы, "шоб було". Вплоть до галльских походов Цезаря Того Самого лучшей союзнической конницей у римских вояк испанская считаться будет, да и опосля тоже не шибко-то галльская её потеснит. Но вот ведь засада - велика Испания, и не все в ней наши, даже друзья нам в ней далеко не все, есть и недруги, и у тех недругов - точно такая же испанская конница. Те же лузитаны, например, на владения которых в основном и будет направлена наша территориальная экспансия, тоже конницу имеют очень даже неплохую и немало хлопот доставить любому противнику способную. Гамилькар Барка, когда с лихими конными рейдами противника столкнулся, которым не заточенная под встречную кавалерийскую сшибку нумидийская конница противостоять не могла, только боевыми слонами эту проблему и решил. Теми самыми небольшими североафриканскими, которые против индийских не катят, но для расшугивания непривычной к ним конницы противника подходят вполне. Не случайно около двухсот боевых слонов держали Баркиды в Испании, а в свой италийский поход Ганнибал увёл их не более сорока. Да и римляне на свои войны с кельтиберами то и дело у Масиниссы слонов просить будут. И получается, что не помешают слонопотамы и нам.
   Казалось бы, нахрена нам для этого сдался селевкидский Восток, когда слоны - вот они, почти под боком? В смысле - буквально за Гибралтаром, в Мавритании, то бишь в современном Марокко. Но проблема тут в том, что нам Рим нервировать нежелательно, и элефантерия наша из-за этого будет немногочисленной, и недостаток количества нам качеством компенсировать надо. И это не только экипировка элефантусов вроде тех же стрелковых башенок, это прежде всего качество их дрессировки. Но в Карфагене, где слонов держать по условиям мира категорически запрещено, погонщики слонов уже и состарились, и навык свой былой подрастеряли, а какие там дрессировщики у того же Масиниссы? Да и не даст он нам их, самому нужны для собственной элефантерии. Это римлянам он хрен откажет, а мы ему кто? А в Мавритании и таких нет, хоть и полно там пока-что своих местных слонопотамов. И тут нам повезло - при Магнесии из пятидесяти четырёх индийских слонов Антиоха римляне захватили в комплекте с погонщиками только пятнадцать, а остальных тупо перебили. А остальные - это тридцать девять штук. Какого-то вместе с погонщиком уконтрапупили, но какого-то и без погонщика, только самого, а погонщик мог и уцелеть. Да и по запасному погонщику на каждого слона у Антиоха имелось, ведь человек смертен, а живой танк, в отличие от железного, не всякого механика-водителя вместо выбывшего из строя примет. И вышло так, что следовавшая в хвосте обоза римской армии торговая агентура моего тестя среди предназначенных для невольничьего рынка пленников трёх "индусов" антиоховых, то бишь "безмашинных танкистов", обнаружила. Наверняка тех "индусов" и больше там было, но времени было мало, да и слишком афишировать приобретение не следовало...
    []
   Тем более, что это была чистейшая импровизация по случаю - совсем не за слоновыми погонщиками Арунтий туда своих купчин-шпиенов направил. Во-первых, нужно было выяснить, как на Востоке обстоит дело с драгоценной чёрной бронзой, из которой правоверным жрицам вавилонской Иштар - клона финикийской Астарты по сути дела - кинжалы иметь положено. Ведь религия - это святое, и что положено, то вынь, да положь, и никого не гребёт, в какие затраты тебе это встало. И выяснили шпиены, что ту чёрную бронзу месопотамские храмы давно уже в Тире покупают, потому как своего производства её никогда и не было, в Гребипте ей всегда отоваривались, а теперь с этой эллинистической политикой меряющихся хренами царей-диадохов напрямую с нильскими коллегами уже и не поторгуешь. Сперва Птолемеи посредниками влезли, свою наценку добавив, а затем и Антиох связи порушил, и теперь - только через Тир, который тоже свою выгоду хрен упустит. Ну, откуда та чёрная бронза в Гребипет попадает, мой тесть как-то и без тех шпиенов знал. Да и мы - ну, знать лишнее нам, конечно, не положено, но так уж вышло, что имели в своё время касательство, так что - догадываемся, скажем так.
   А во-вторых, требовались лошади. Я ведь упоминал уже о не использованном Антиохом должным образом имевшемся у него значительном превосходстве в коннице? Так это даже к обычной коннице относится, а в тяжёлой латной коннице - катафрактах - его превосходство было вообще подавляющим. Шутка ли - три тысячи катафрактов? Да у тех парфян потом, катафракты которых столько крови римлянам пустят, что вынудят их и своими катафрактами обзавестись, никогда столько их не будет, сколько было у Антиоха! А полноценный тяжеловооружённый катафракт, этот античный предтеча средневекового рыцаря - это ведь не только доспехи, проблема которых вполне решаема. Катафракт - это прежде всего способный нести на спине такого тяжеловооружённого всадника крупный боевой конь. В Средиземноморье же античном все лошади мелкие, современные породы таких размеров к пони относят, отчего и нет в Средиземноморье такой тяжёлой конницы, как селевкидские катафракты. А у Селевкидов крупные нисейские лошади есть, ещё от Ахеменидов персидских унаследованные, и какого хрена диадохи при дележе империи покойного Филиппыча своей доли тех нисейских лошадей не вытребовали и у себя их не развели - у них спрашивайте.
   Конь этот нисейский как раз и является родоначальником всех современных крупных конских пород. Сам-то он - ещё ни разу не битюг и не рыцарский дестриэ, до которых и ему ещё очень далеко, но именно от него происходят и персидские аргамаки, и туркменские ахалтекинцы, и ещё более знаменитые арабские скакуны, без которых не появились бы и мощные рыцарские кони европейского Средневековья. А вместе с ними - и крестьянские тяжеловозы, вытеснившие со временем сильных, но медлительных волов. Можно, конечно, и собственную крупную породу вывести, тупо отбирая самых крупных лошадей местных пород и скрещивая их исключительно между собой, как и сами персы наверняка выводили своего нисейца, но как у них на это века ушли, так и у нас едва ли ушло бы меньше. А нам побыстрее надо, и если есть уже готовая крупная порода - так скоммуниздить её и развести у себя, а там уж и скрещиванием её с местными лошадьми заняться, дабы получить породу, наиболее к нашим условиям адаптированную. Вот за тем нисейцем персидским, только у Селевкидов пока и имевшемся, и послал Арунтий своих купчин-шпиенов. Раньше никак нельзя их было раздобыть, ведь все их табуны - царские, и Антиох, конечно, хрен продал бы - нахрена ж ему монополии на катафрактов лишаться? Но при Магнесии у него их три тысячи было, от которых мало что осталось, и это значит, что трофеями победителей стали минимум сотни нисейских лошадей, а уж тесть-то - ага, с нашим-то послезнанием об итогах сражения и войны - знал заранее, что так оно и будет.
   Нескольких сотен победители, конечно, не продали, многие ведь из знатных и сами на таких скакунов слюну пустили, даже сотню не продали, но полсотни выцыганить у них всё-же удалось. Не самых лучших, конечно, десятка три из них - вообще раненых или захромавших, на которых хрен погарцуешь ради крутых понтов, но главное - живых и способных к размножению. Два десятка тех, что поздоровее, уже прибыли в Оссонобу, остальные подлечиваются на Карфагенщине, и их - тоже ждём-с. Эти первые два десятка Фабриций, как увидел, сразу же к себе на виллу забрал и ни о каком скрещивании ТАКИХ лошадей с местными даже слышать не хочет. Всё понимает, но жалко ему такую породу портить. Вот прибудут те три десятка - тогда может быть. А там, глядишь, и Антиох принципами своими поступится - ему предстоит Риму две с половиной тысячи талантов контрибуции выплатить, а потом ещё в течение двенадцати лет по тысяче в год - впятеро больше, чем Карфаген Риму ежегодно выплачивает. Так что финансы царя поют романсы, и это может сделать его сговорчивее по нисейским коням, если цену ему за них хорошую предложить. Вот тогда, Фабриций считает, можно будет уже и скрещивать, увеличивая поголовье и отбирая коней покрупнее, поздоровее, да понеприхотливее для дальнейшего разведения под седло будущих турдетанских катафрактов.
    []
   Хренеете с нашего громадья планов? Так мы ж и сами с себя хренеем, гы-гы! Вот предсказал бы мне кто мои нынешние запросы лет эдак восемь назад - млять, я бы ржал, схватившись за живот! Только и мечтать тогда было о трансокеанской торговле и о решении вопросов глобальной античной геополитики простому наёмному солдату! Ведь кем мы тогда были, едва провалившись из нашего современного мира в этот античный? Рядовыми стрелками-арбалетчиками! И это нам ещё крупно повезло, если разобраться. Ведь ни хрена же толком не знали и ни хрена толком не умели, и не будь у нас к моменту встречи с будущим нанимателем наших самодельных арбалетов - хрен заинтересовали бы мы его в качестве солдат-наёмников, и тогда - ох, не факт, что не пришлось бы примерить рабские ошейники. С этим в античном мире просто и быстро, и даже если попал к таким дикарям, у которых рабство в быту не практикуется - это ещё вовсе не значит, что тебя не повяжут и не продадут за горсть монет тем, у кого оно очень даже практикуется. Так что всё наше дальнейшее везение - следствие из того первого, сохранившего нам свободу и даже давшего приличный по местным меркам заработок. Это потом уж нам дальше фарт пошёл, в результате которого мы вышли в люди, забурели и теперь вот даже докатились до наполеоновских глобальных геополитических планов. А тогда только и мечтали, чтоб на службе не сгинуть, да на безбедную жизнь звонких гадесских шекелей скопить суметь, с которыми осесть в каком-нибудь уютном и безопасном античном городке и наконец-то остепениться. Ага, размечтались! Сгинуть-то не сгинули и не собираемся, имуществом и звонкой монетой обеспечены так, как и не помышляли даже поначалу, а вот остепениться - ну, смотря что под этим понимать, конечно. Если завершение всех трудов и почивание на лаврах, наслаждаясь достигнутым, то до этого нам по прежнему как раком до Луны...
   Вот меня хотя бы взять. В прежнем мире Максим Канатов, инженер-технолог по механообработке металлов по образованию, руководитель станочного участка по работе и ДЭИРанутый биоэнергетик по основному хобби. "Молот ведьм" Шпренгера и Инститориса читали? Если нет - рекомендую. Для сдвинутых по фазе на религии - как раз о том, кто мы такие, и как с нами бороться, гы-гы! Для несдвинутых - просто поржать в своё удовольствие. Но это - там, где нас больше нет. А тут, в античной Испании - просто Максим, потому как я тут такой один и ни в каких уточняющих добавках не нуждаюсь. Для приёмных соплеменников-турдетан - бывший наёмник, бывший бандюган-браток - гадесский и карфагенский, а ныне большой человек, уж всяко "почтенный", потому как зять семейства аж целых "досточтимых", в Оссонобе член правительства, в этрусско-турдетанской мафии Тарквиниев член её мозгового центра, а в турдетанской армии - член её военного совета. Многочлен, короче. Заодно - рабовладелец-латифундист испано-иберийского разлива с уклоном в обуржуазивание. Ну а для римлян - гражданин Гней Марций Максим, живущий на территории дружественного и союзного Риму испанского боевого хомяка вольноотпущенник и клиент римского всадника Гнея Марция Септима. Гражданин третьего сорта, если уж начистоту, но в таком деле и третий сорт - не брак. Как ещё прикажете римское гражданство выправлять, если не через фиктивное рабство? Других-то реальных путей нет, а без римского гражданства в мире, где пускай ещё и не господствует, но уже явно гегемонит Рим, как-то тоскливо и неуютно, знаете ли. Я ведь сказал уже, как легко и быстро чужак в этом мире может в рабы угодить? То-то же!
   Рядом Володя лыбится. Володя Смирнов, разведчик-спецназер и автослесарь в одном флаконе. Тоже бывший наёмник и бандюган, каких мало, хулиганил с нами и в Гадесе, и в Карфагене - только в путь. В Коринфе вот ещё давеча тряхнули мы с ним немножко стариной - правда, аккуратно, без жертв и почти без разрушений. Теперь, тоже малость остепенившись, тоже член, тоже рабовладелец-латифундист, если некому или не за что ни морду набить, ни сломать чего-нибудь не то, то любит на кифаре побренчать вместо неизвестной античному миру современной гитары, да погорланить чего-нибудь под лирический настрой - ага, иногда даже и не похабщину. Он же - гражданин Марк Варен Валод. Чей гражданин, понятно? Какого сорта, понятно? Правильно, такого же, как и я. И все мы здесь такие. Под настроение - особенно, когда мы с Наташкой евонной что-нибудь по части растительности или живности обсуждаем и планируем или когда я своих детей биоэнергетике учу и ему то же самое советую - любит подгребнуть нас уклоном в сторону биологической цивилизации - млять, как будто бы не со мной на пару наш РК-1 проектировал и делал! Капсюльный револьвер, первая модель. Сейчас-то у нас уже вторая, РК-2, усовершенствованная и до ума доведённая, хоть и в бронзовом всё ещё исполнении. Не так быстро развивается наша промышленность, как нам хотелось бы, и о многом пока приходится только мечтать...
   Наташка Смирнова - евонная супружница, чем и определяются все ейные семейные и социальные функции. В нашем прежнем мире - студентка-лесотехничка, а в этом на безрыбье нашей главной агрономшей и даже биологичкой заделалась. О том, что сельское хозяйство она нам тут подымает, уже сказал. Иногда, правда, нудит по части чего-нибудь невыполнимого или трудновыполнимого, но это, привыкши, выдержать можно. И пожалуй, как детвора в школу пойдёт, окромя неё и некому больше там эти предметы преподавать. Ну а для римлян - гражданка Наталия - через "и", а не через мягкий знак - Варения. Ну, чтоб гражданка - это условно, потому как у греков с римлянами граждане - это взрослые мужики, а их домочадцы - это домочадцы. Как там у Маяковского? "Смотрите, завидуйте, я - гражданин, а не какая-нибудь гражданка." Вот и у греков с римлянами примерно в этом духе дела с гражданством обстоят, так что если быть точным, то Наталия Варения - жена гражданина. Законная супружница, не рабыня-наложница и не любовница-сожительница.
    []
   Серёга неподалёку сосредоточенно какую-то вывороченную из земли каменюку разглядывает, которая для меня - обыкновенный булыжник, даже в каменную кладку стены непригодный из-за мелких размеров. А для него - явно какая-то горная порода, и я не удивлюсь, если она вдруг окажется какой-то важной, нужной и полезной. От геолога в этом плане всего можно ожидать, а Серёга Игнатьев - именно геолог, причём геолог он законченный, дипломированный, хоть и работал потом не по специальности, а в офисном планктоне по блату. И уж что в институте вбили, то вбили крепко - образование-то ведь не пропьёшь. Серёга, во всяком случае, пропить его не успел, хоть и водилась за ним такая привычка в большей степени, чем следовало бы - по этой причине, например, когда нам для гранулирования пороха спирт понадобился, то ему мы с Володей гнать самогон не доверили, а у меня гнали. Но как вырвался с нами на Турдетанщину, да к нашим делам по царству Миликона приобщился, то и сам как-то - ну, не завязал, конечно, в этом климате и с этой водой полная трезвость и не рекомендуется, но меру в вине теперь знает - вот что значит, занят человек любимым делом, трезвых мозгов требующим. Прошлое его здешнее - то же, что и у нас. Член он у нас, правда, не столько по административной, сколько по учёной части, так что не многочлен ни разу, но кое на что таки влияет. Вот, например, как на это строительство лимеса - и на разметку его повлиял, и на последовательность работ. Исключительно по его милости они начаты не в равнинной, а в горной части разделяющей нашу независимую Турдетанщину и римскую Бетику демаркационной линии, и сделано это не просто так, а очень даже по поводу. Марганец он в предгорьях найти ухитрился, да ещё и с выходом руды на поверхность, так что разрабатывать её несложно и по античным технологиям. Вот и разметили мы лимес так, чтобы и рудник этот будущий марганцевый тоже от завидючих римских глаз укрыть. Хватит с них, млять, и природно-легированных хромом и никелем железных руд в Бетике и у Нового Карфагена, на которые мы можем только облизываться, потому как точно такие же руды Бильбао нам недоступны из-за совершенно диких кантабров. Вот так и всегда - где какой-нибудь ништяк имеется, так там обязательно и какие-нибудь ущербные уроды окажутся, которые ни себе, ни людям. Серёга, правда, грозится ничуть не худшие по качеству руды мелкие месторождения отыскать, и после мелких для современной промышленности, но для нашей кустарной вполне пригодных пластов каменного угля, найденного им там, где ему, казалось бы, не полагалось быть, я как-то не склонен усматривать в этом пустую похвальбу. С него ведь станется! Ну а для тех римлян, которым не видать по его милости нашего марганца, он - гражданин Луций Авлий Серг. Того же города и того же сорта.
   Юлька евонная так и продолжает дрочить правильным русским произношением двух своих рабынь-шмакодявок. Я как-то спокойно отношусь к лёгкому турдетанскому акценту моих отпрысков, а ей вот идеал подавай. Прямо, читать и понимать прочитанное не смогут и изъясняться понятно, если акцент не убрать полностью! Игнатьева она, то бишь супружница серёгина. Студентка пединститута, исторический факультет, так что она у нас - наша главная историчка. А учитывая регион и эпоху, в которые нас нелёгкая забросила, и не самые известные в широких дилетантских кругах исторические нюансы, изрядной частью нашего послезнания мы ей обязаны. Я ведь как исходно рассчитывал? Выслужить приличные деньжата и авторитет, да и натурализоваться в античном социуме, пользуясь в основном только известными античному миру, но по тем или иным причинам широко не внедрёнными технологиями. И дело тут не только в том, что без наших книг, учебников и справочников не так уж и до хрена мы помним даже по своей собственной образовательной специальности, а что уж тут говорить о смежных? Если долго мучиться, что-нибудь получится, особенно при групповом мозговом штурме. Тут, скорее, фактор конспирации на первом месте стоял - не стоит подвергать чрезмерному культурошоку тот социум, в котором ты собираешься "прописаться" и в котором жить и тебе, и твоим потомкам. Ни о каком своём собстенном социуме я ведь тогда и не помышлял - твёрдо ведь заучил ещё в пятом классе школы, что всем Средиземноморьем один хрен овладеет Рим, и раз уж мы угодили в римскую эпоху, то теперь уже поздняк метаться. Жить-то ведь хочется хорошо, а не абы как, и нахрена ж нам сдались так и не заинтересовавшие Рим холодные страны, в которых жизнь мало отличается от каторги, да и ту поди ещё сохрани среди дикарей? Мягкий удобный для жизни климат и цивилизация - великая вещь. Но эта римская история - достаточно шебутная. Тут наместники вымогают и беспредельничают, там солдатня вдали от столичного надзора бесчинствует, то набеги варваров, то мятежи, то гражданские войны опять же, а в столице борьба партий и проскрипции, и чтоб не сгинуть в этой свистопляске ни за хрен собачий, надо то и дело собирать свои манатки, да когти рвать из опасного места заблаговременно. Ну и какой тут может быть при таком раскладе собственный социум? А вот споря и дискутируя с Юлькой то по одному вопросу, то по другому, да освежая в памяти при подыскании аргументов множество нюансов из целой кучи прочитанных ранее книг, да и ейные доводы тоже воленс-неволенс учитывая, да с наблюдаемым вокруг сопоставляя, многое и сам осмыслил иначе, совсем не так, как прежде, а в результате и планы поменялись кардинальнейшим образом. Ну, не только из-за этого, конечно, но и из-за этого тоже. И не будь наша истОричка ещё и истЕричкой - вообще цены бы ей не было. Может быть, я бы тогда даже и не побрезговал отбить её у Серёги в самом начале, против чего она откровенно не возражала, и тогда многое в нашей дальнейшей жизни сложилось бы совсем иначе. Но я не люблю истеричек и побрезговал, и всё сложилось так, как сложилось, и раз уж у нас есть кому терпеть стервозную натуру гражданки Юлы Авлии, то и хвала богам. Гражданка она условная, как и Наташка, а Юла - оттого, что нельзя ей при римлянах Юлией именоваться. Личное имя ведь у римлянок от родовой фамилии образуется, а Юлии в Риме - знатнейший патрицианский род, вокруг которого плотно кучкуется и вся его клиентела, включающая в себя и всех носящих ту же фамилию потомков юлиевских вольноотпущенников. В той юлиевской кодле все знают всех, и не стоит дразнить гусей, давая им основания заподозрить самозванство.
    []
   По аналогичной причине и Хренио у нас - ни разу не Юлий. Хренио Васькин, а точнее - Хулио Васкес - единственный в нашей попаданческой компании не русский, а самый натуральный испанец. Ну, если совсем уж в тонкости национальные вдаваться, то вообще-то он баск, и даже несколько больший баск, чем я казах, раз даже язык баскский знает, но по сути в общем и целом как я подмосковный подмосковным, так же точно и он, родившись и живя в Кадисе - андалузец андалузцем. Ментом он был в прежней жизни, то бишь полицейским, и как раз "при исполнении" его с нашей компанией "руссо туристо" до кучи в Античность и зашвырнуло. И по первости нам здорово пригодились как его баскский, так и его табельная пистоль, а в дальнейшем - и его специфические знания в области криминалистики. Не будь их - тоже многое у нас совсем иначе пошло бы, семья у меня, например, скорее всего, была бы тогда совсем другая, и хвала богам, что этого не произошло. Ну, там ещё и краснобайство его некоторую роль сыграло, он же испанец, натура романтичная, и такого моей будущей супружнице обо мне и обо всех нас наплёл, что я тогда в осадок выпал и едва не урыл его за длинный язык, но поздно уже было пить "Боржоми", и пришлось приспосабливаться, и в конечном итоге оно и к лучшему вышло. Он и сейчас у нас наш главный криминалист и контркриминалист в одном флаконе. А для римлян он - гражданин Публий Ноний Васк. Васк, а не Хул - оттого, что не только наши римские когномены, вторые фамилии фактически, по римскому же обычаю от наших личных имён образованы, но и русские фамилии наших потомков вместо наших никому не известных и никому ни разу не интересных настоящих фамилий, тоже от них же будут образовываться, чтоб путаницы было поменьше, и кем в этом случае быть сыну Васькина? Хреновым, что ли? Не стоит иметь такую фамилию в русскоязычной среде, гы-гы! На хрен, на хрен! А оттого, что когномен римского вольноотпущенника таки от имени образуется, а не от фамилии, нельзя ему и Юлием зваться - не поймут-с такого кульбита римляне. В результате, прикинув хрен к носу, мы решили поэтому сделать для Хренио исключение - пусть уж лучше его потомки Васькиными остаются....
   Шестеро нас только и вляпалось в эту античную передрягу из нашего прежнего мира, и Велия, супружница моя - натуральная чистопородная хроноаборигенка. Как мы с ней познакомились и как поженились - это была, млять, целая эпопея. Причём, кто она такая, я ведь узнал далеко не сразу, и в восторг меня это тогда, мягко говоря, не привело. Шутка ли - родная внучка нашего нанимателя и рафинированная аристократка, пускай и не греко-римского разлива! На хрен, на хрен, мне бы бабу попроще и понеприхотливее! Но хрен ли делать, если мир это не наш современный, а античный, и в нём бабы попроще и понеприхотливее в большинстве своём - курицы курицами, и при этом нередко ещё и капризнее той аристократки, которая хотя бы уж пообразованее и повоспитаннее этих хабалок. Да и внешне она настолько в моём вкусе оказалась, что достойной альтернативы как-то в поле зрения и не просматривалось. В общем, раскладец был непростой, и повезло мне с ней крупно. Внучка простого гадесского олигарха, дочка простого карфагенского олигарха - хвала богам, что не вполне законная, иначе хрен бы кто мне её отдал. Нынче же - законная супружница простого турдетанского рабовладельца-латифундиста и ещё более простого римского гражданина, то бишь моя. Для римлян - Велия Марция. Васькин тоже на хроноаборигенке женат, и евонная Антигона - такого же примерно типа, только попроще - не из олигархической семейки, а из купеческой средней руки. Тоже теперь турдетанская олигархичка, как и все наши супружницы, для римлян - Антигона Нония.
   Велтур, мой шурин - родной брат Велии и пока единственный хроноабориген-мужик с полным членством в нашей попаданческой стае, уже прилично говорящий по-русски. Для римлян - гражданин Тит Клувий Велтур. С Фабрицием, законным сыном и наследником тестя, отношения несколько формальнее - всё-таки непосредственный босс. Причём, двойной - и в тарквиниевской мафии, и в турдетанском царстве Миликона, в котором он глава правительства. Ведь и само царство-то - карманное по сути дела, кланом Тарквиниев на голом месте и созданное в качестве этнической и социальной базы нашего рассчитанного на века проекта, замаскированного под местного римского боевого хомяка и прихвостня. Фабриций - ещё не вполне наш и по-русски даже понимает пока не всё, а говорит еле-еле, но потихоньку мы втягиваем в наш круг и его с семьёй.
   Трай, с которым мы болтали о нашем лимесе и о местной испанской политике - вообще не наш, а знатный турдетан из римской Бетики, мужик очень даже неплохой и очень даже неглупый, многое понимающий, но нам ни разу не свой, а вполне искренне служащий Риму и видящий в этом благо для своего народа. И хрен бы с ним, не будь он Траем - если даже и не прямым предком, то уж всяко достаточно близким родственником прямого предка будущего римского императора Траяна. С таким родом дружить надо. Да и в самом Риме со многими надо дружить. Именно сейчас, одолев Антиоха в Сирийской войне и став абсолютным гегемоном всего Средиземноморья, Рим, сам ещё того не поняв и оставаясь ещё Республикой, вступает в новую эпоху своей многовековой истории - имперскую. По официальной историографии это всё ещё Средняя Республика, даже не Поздняя, но именно сейчас создаются предпосылки и закладываются причины будущих кардинальных перемен...
  
   2. Промышленный переворот на Турдетанщине.
  
   Бумм! Бумм! Бумм! Бумм! Не только мой Волний-мелкий с такими же и почти такими же приятелями, но и вполне взрослые, выпучив глаза, наблюдают картину маслом - "самостоятельно" подымающийся и лупящий по подложенному на наковальню куску раскалённого металла большой механический молот. На самом-то деле он, конечно, не сам работает, а от водяного колеса, но то колесо за стенкой, и его не видно, а сам молот - вот он, перед глазами, подымается и лупит, знай только успевай пододвигать железяку нужным местом под очередной удар. И если она не слишком велика и увесиста - с ней прекрасно справляется и сам мастер-кузнец, и на хрен не нужен ему для работы дюжий раб-молотобоец с тяжеленным кувалдометром. А то развели тут греки с римлянами, мать их за ногу, массовое рабство по всему Средиземноморью, млять! Но здесь им - не тут.
    []
   - Папа, а зачем дядя кузнец такую тонкую железку куёт? - заинтересовался мой наследник, разглядев и поняв процесс перековки литой плитки в тонкий стальной лист. А как ещё тот лист делать прикажете, когда мощного прокатного стана с соответствующими валками у нас ещё нет?
   - Из этих листов потом очень большую железную амфору склепают, - пояснил я ему, - Внутри её белой глиной покроют, из которой у нас тигли делаются, потом зальют в неё расплавленное "свинское" железо, будут обдувать его воздухом из мехов, и из него от этого получится сталь как из тигля, - пацан ещё даже на начальном уровне не знаком с современной теорией металлургии, и пока приходится вот таким манером объяснять ему устройство и назначение малого бессемеровского конвертера, для корпуса которого и нужны эти кованые стальные листы...
   - Мама, а пасиню папа гаваит, сто силеса сьинскае? - пропищал держажийся за подол Велии трёхлетний Ремд, наш с ней второй спиногрыз.
   - Свинское оно оттого, что ведёт себя по-свински, - ответила ему мать самым серьёзным тоном, - Ведь получиться хрупким и нековким после всего затраченного на него труда и угля - разве это не свинство?
   - Сьинства! - согласился мелкий, отчего мы все прыснули в кулаки.
   Понадобилось же нам "свинское" железо, то бишь чугуний, по двум причинам. Во-первых, чистая экономика. Ну сколько там той стали, пускай даже для античного мира и супер-пупер-высококачественной, даже в большом тигле выплавишь? Ведь сотня кило максимум! По объёму это где-то литров тринадцать. На сорок литров канистру видели? Вот, примерно на треть ейного объёма только слиток и получится. А тигель одноразовым при этом выходит - при попытке второй плавки лопнет на хрен. Мы ещё когда отливали этот большой молот и наковальню к нему, так заметили внутри внутри тигля трещинки - только в утиль. А тигель килограммов на пятьдесят две плавки выдерживает спокойно, а каждый второй - и три. Один особо удачный как-то раз даже четыре плавки выдержал, так что по огнеупорам, например, получается выгоднее. Но хрен ли это за размеры? Валки для проката прутков и проволоки так ещё получаются, а вот для серьёзных болванок и листа - уже хрен. Тут уже нечто монструозное городить пришлось бы - и печь, и тигли, да ещё и ради нечастых единичных плавок, а уж сколько угля пожирала бы каждая - млять, жаба ведь задавит насмерть! Да и сильно ли нужна для больших отливок или для массового ширпотреба высококачественная тигельная сталь? Чугуний в домне - увеличенном и усовершенствованном штукофене по сути дела - с куда меньшими затратами топлива выплавится, да ещё и непрерывно, не тратя уголь на повторные разогревы, и тут его не в форму, а сразу же в конвертер залить, и туда же сразу воздушное дутьё подать - лишний углерод, как раз и отличающий чугуний от нужной нам стали, начнёт в кислороде воздуха выгорать, давая ещё и дополнительное тепло, на которое уже не надо тратить топлива. И получаем мы таким манером сталь, хоть и похуже тигельной, зато до хрена - причём, уже расплавленную, что позволяет при необходимости её и легировать. В общем, экономичнее уже просто некуда.
   А во-вторых - корпуса гранат мы хотели из чугуния лить. Я ведь рассказывал уже, как мы славно на море южноиталийских пиратов теми фитильными "лимонками" угостили, когда в Коринф прогуливались? Такая классная вещь просто напрашивается на вооружение! Но это на единичные гранаты нам не жалко было колокольной бронзы, а на массовку - увольте. Для армии ведь как надо? Числом поболее, ценою подешевле. Вот и хотели чугуниевыми обойтись, какими и были те "лимонки" из нашей реальной истроии. Но как дошло дело до испытаний опытной партии - прослезились и долго выражались по этому поводу трёхэтажно. Это бронза послушно кололась по рубчикам насечки, а этот грёбаный чугуний ту насечку нагло игнорирует и колется там, где ему самому захочется. Подорвёшь гранату в яме с досками, как и положено их испытывать, так пара-тройка крупных осколков те доски прошьёт, а то и расколет, с десяток помельче глубоко в них вопьётся, а добрая сотня мелкого крошева только в поверхность доски и впечатается. Ну и хрен ли это за граната? На одной я даже не поленился напильником острые углы вместо литейных скруглений пропилить, но и это оказалось без толку. В общем, облом у нас с чугуниевыми "лимонками" вышел. Ну, вообще-то, как я потом вспомнил, оно и по науке получается. Насечка на корпусе гранаты - это ведь что по сути дела? С точки зрения сопромата - концентраторы напряжений, и на этот фактор концентрации напряжений все проектируемые конструкции рассчитывать положено - если только они не из чугуния, который и сам по себе сплошной концентратор.
   Но тогда ведь что получается? Что стальные корпуса для "лимонок" нужны - дороже чугуниевых, но уж всяко дешевле бронзовых. И ведь не из тигельной же стали их лить, раз нам до хрена и дёшево нужно, верно? А мартеновская печь как-то ну уж очень монструозна и слишком приметна для античного мира, и выходит, что и тут конвертерная сталь напрашивается, и на неё один хрен нужен дешёвый доменный чугуний.
    []
   Конвертер я, конечно, не продвинутый кислородный образца двадцатого века задумал и даже не классический бессемеровский с поддувом со дна, а попроще, с верхним поддувом. Малоуглеродистой стали, то бишь почти чистого железа, таким путём в один присест не получить, но оно ведь и нужно-то, если разобраться, только на электромагниты и им подобные железяки, которых много не надо, а на ширпотреб, хотя бы тот же крепёж, например - на хрен, на хрен! Как вспомню эти винты и шурупы, у которых быстрее шлиц отвёрткой свернёшь к гребениматери, чем завинтишь - нет уж, в звизду такое говно! Уж лучше со среднеуглеродистой, да с высокоуглеродистой сталью работать, а если нам где мягкая понадобится, так отожжём, не вопрос. Ведь отжигаем же те же самые прутки, из которых проволоку катаем - и на гвозди, и на заклёпки, и на кольчуги. Их с прошлого года только широкий выпуск наладили, и пока все только для тарквиниевской наёмной армии идут, но по мере окупания оснастки неуклонно снижается себестоимость, и уже Миликон для своей личной дружины к ним приценивается, а там уже, как её окольчужит, так глядишь, и до армейских складов очередь дойдёт. Ну, когда дешёвая конвертерная сталь подоспеет...
   Пока же сталь у нас ещё только тигельная, но уж с ней-то мои работнички - как вольнонаёмные, так и рабы первоначального состава - работать уже наловчились. Тем более, что и механизируем всё, что только можем. Неподалёку Нирул распоряжается - там, где ковка мелочёвки идёт. Сразу пять механизированных молотов там работает - малых, примерно с кувалдометр ручной, а обращается с каждым ни разу не здоровенный гориллоид, а вполне обычный среднего телосложения работник. Справился бы и щуплый, если бы мы таких держали, но нахрена ж нам такие сдались? А справиться и не мудрено - ведь не надо колотить со всей дури, а надо только рукоятку ворота с кривошипом крутить. Провернул до подъёма молота, притормозил, дождался команды мастера-кузнеца, как раз нужным местом под удар заготовку подставившего, крутанул дальше - бумм! Хоть и требуется тут кузнецу помощник-крутильщик вместо настоящего молотобойца, потому как сама работа сложнее и ответственнее, да и неполная тут механизация получается, но сам агрегат выглядит куда причудливее и для античного глаза непривычнее. Велию, например, тот тяжёлый молот на водяном колесе, когда впервые его вживую увидала, не удивил - пока обсуждали с нашими конструкцию, да эскизы рисовали, давно уж принцип поняла, а само колесо и по нашей карфагенской "даче" давно знала. А когда вот этот кривошипный молот увидала впервые, так в осадок выпала и долго наблюдала. Аглея же, гетера бывшая коринфская, будучи любительницей всякой механической всячины, в такой восторг от этого молота пришла, что даже сама на нём попробовать поработать захотела, вывалив этим в осадок свою подругу и напарницу Хитию.
   Юлька тогда предрекала, что поломают нерадивые рабы эти молоты, и на этом кончится вся механизация. Зазубрила в своё время этот дурной стереотип от совдеповских идиологов, будто раб должен обязательно ломать и похабить всё, что только на дурное обращение не рассчитано - ага, по причине незаинтересованности в результатах своего труда и в целях идейной классовой борьбы с проклятым эксплуататором-рабовладельцем, гы-гы! Ну, не скажу, чтоб совсем уж те совдеповские идиологи неправы были - сломали один, было дело. Я тогда не то что продавать нерадивого "оператора" на рудники не стал - я его даже высечь не велел, а просто перевёл придурка на обычную вспомогательную кузню обычным молотобойцем. Помахал он там всего пару дней ручным кувалдометром, почувствовал разницу, да и сам попросил позволить ему тот молот починить, чтоб дальше на нём работать. А у меня ж он давно починен, и новый человек на нём работает, так что незадачливый бедолага две недели - в свободное от работы время - пахал, как папа Карло, делая с нуля новый кривошипно-воротковый молот, дабы работать на нём, и его ударный труд наблюдали остальные. Нужно ли кому-нибудь объяснять, почему с тех пор ни у кого больше не сломалось ни одного?
   А куют на этих молотах мечи - те самые испанские гладиусы стандартного образца, которыми мы планируем перевооружить вместо разномастных мечей и фалькат сперва тарквиниевских наёмников, за ними - дружину Миликона, а затем уж - начиная с Первого Турдетанского - и всю армию. Её, конечно, пятью молотами хрен всю обкуёшь, но нам ведь теперь поднарастить производственные мощи нетрудно. И получат наши солдаты единообразные мечи - не ломающиеся, не гнущиеся, пружинящие, держащие заточку во много раз дольше обычных кустарных и почти не ржавеющие. Такого типа, только быстро тупящиеся, но стоящие немеряных денег, пока только у элиты иберийской имеются, а у нас простая турдетанская солдатня лучшие со временем получит...
    []
   Чтобы сталь не ржавела, мы её прежде всего медью легируем. В сочетании с имеющимся в стали фосфором она по мере выржавливания тонюсенького поверхностного слоя защитную плёнку на поверхности металла образует, которая и останавливает процесс окисления. Фосфор, правда, вредной примесью считается, потому как повышает у стали хладноломкость, но нам - хрен с ней, с той хладноломкостью. Нехрен нам делать ни в Арктике, ни даже в Средней полосе Восточно-Европейской равнины, не говоря уже о Сибири, где только и бывают суровые зимы, так что вреда от того фосфора для нас нет, а польза - коррозионная стойкость нашей стали - очевидная. Медь, правда, ковкость стали несколько ухудшает, но это лечится тем самым марганцем, который Серёга у самой границы с римской Бетикой обнаружил. Заодно и та же самая коррозионная стойкость дополнительно улучшается, да и литейные свойства тоже. Есть, правда, и проблема - хреновая обрабатываемость резанием. Твердосплавного-то металлорежущего инструмента у нас нет, а стальным - ножовкой, например, или напильником, такую сталь - типа стали Гадфильда - хрен угрызёшь. Резание металла - это, если кто не в курсах, пластическая деформация, и обрабатываемый металл при этом нагартовывается, а сталь Гадфильда - вещая фамилия, в натуре ведь гад - нагартовывается так, что твёрдость становится почти как у тех ножовки и напильника. Поэтому мы такой хренью и не заморачиваемся, а льём полуфабрикат, близкий к готовому изделию, проковываем полосу и хвостовик, потом декоративные канавки на полосе, затем поворотом на незначительный угол наковальни проковываем спуски лезвий клинка, закаливаем его, проковываем ещё разок спуски уже вхолодную, дабы нагартовать их как следует, а затем уж - только абразивом. Я боялся, как бы знаменитый наксосский наждак не пришлось в немерянных количествах заказывать, но Серёга нашёл и корунд, который, собственно, и является абразивом в том природном наждаке - полезно всё-таки своего геолога в компании иметь. Нашёл он его, правда, для задуманного нами серьёзного производства маловато, зато вспомнил потом, что обжигом глинозёмов искусственный корунд получают, а потом уж и я вспомнил, что если верить лесковскому Левше, то англичане ружья кирпичом не чистят. Но мы-то ведь ни разу не англичане, и у нас ни разу не ружья, так что нам можно. В общем, нашли выход.
   Там же, где требуется нормальная - ну, относительно, по сравнению с этой сволочной сталью Гадфильда - обрабатываемость резанием, приходится нормальную нержавейку городить, то бишь хромоникелевую. С рудами хрома и никеля, пригодными для разработки по античным технологиям, у нас пока проблемы - или слишком бедные, или глубоко залегают, и тот способ, которым мы свою нержавейку получаем, любой современный металлург дикарским бы посчитал. Собственно, так оно и есть - испанские иберы для получения нержавеющей железяки в земле природно-легированную крицу выржавливают, оставляя только богатую халявными присадками часть, а мы делаем по сути то же самое, только многократно ускорив процесс ржавления за счёт применения "багдадской" батареи - типа тех, от которых мы аппараты наши телефонные заряжаем. Я ведь упоминал уже как-то, что железный электрод в означенной "багдадской" батарее - расходный, интенсивно ржавеющий и осыпающийся в процессе её работы? Вот этот эффект мы и используем. Крицы эти природно-легированные - конечно, предварительно прокованные - нам кузнецы кониев дают, которые быстро просекли фишку, а мы с ними за это обогащёнными остатками тех криц делимся. Пока производство нержавейки не массовое, а просто идёт отработка технологии - хватает и нам, и им. В дальнейшем, когда на Кубе колония более-менее на ноги встанет - там это производство развернём...
   Пришли же мы к такой технологии оттого, что один хрен гальваника нужна - для получения электротехнической меди. Обычная-то медь, что металлургами местными выплавляется, по современным понятиям черновая. Только если очень крупно повезло с месторождением, и в полученном металле почти нет ни свинца, ни висмута, эта медь более-менее близка по свойствам к привычной нам. Но таких месторождений с гулькин хрен, и в основном они давно уже выработаны, и цена на металл с них соответствующая - часто дороже бронзы бывает. Но даже и такая медь, как выразился о ней Серёга - скорее сопротивление, чем проводник, а что уж тут об обычной массовой меди говорить? Вот и приходится её рафинировать, то бишь от вредных примесей очищать. И местной античной металлургии огневое рафинирование меди известно - часть металла угорает при этой вторичной плавке, зато выгорает и большая часть примесей, и оставшаяся медь гораздо чище получается, но один хрен всё ещё ни разу не электротехническая - только разве что на поделки медников, да на чеканку монеты и годится. Чтобы в электротехническую её превратить - уже гальваническое рафинирование нужно. Классика жанра - электролиз медного купороса, когда на аноде кислород выделяется, а на катоде химически чистая медь осаживается. Медный купорос Серёга нашёл - вылетело из башки, как минерал дразнится, но по делу это именно медный купорос, то бишь сернокислая медь, которая нам и требовалась. На анод, чтоб не растворялся, графит применили, на катод - проволоку из той дефицитной и дорогущей чистой меди, на которую свою медь и наращивали. При этом и серную кислоту заодно получили, которая нам уж всяко пригодится.
    []
   Теперь-то, имея запасец и электротехнической меди, и кислоты, мы процесс разнообразим. Если медь нужна, то растворимый анод из нерафинированной меди, с которого она и переходит уже в чистом виде на катод. А если больше нужна кислота, то анод применяем графитовый, а расходным материалом тот медный купорос служит по мере его добычи. А кислоты ведь на перспективу прорва нужна - хотя бы на ту же самую нитровзрывчатку. И сама серная нужна будет в качестве катализатора при нитровании, и азотная, которую из селитры с помощью серной кислоты получать будем. Хоть и есть селитра в Испании в виде многовековых залежей гуано летучих мышей в пещерах, это ж не значит, что транжирить её следует бездумно. Мы и на удобрения-то её не тратим, за счёт севооборота бобовых дефицит азота в почве восполняя, но на чёрный порох селитру расходовать - тоже транжирство, когда бездымный пироксилиновый раза в четыре его мощнее. Пока-что, не имея цинка и латуни на гильзы унитарных патронов, вынуждены чёрным порохом довольствоваться, но подходящие для разработки руды Серёга ищет и найдёт рано или поздно, а со шлифовальным оборудованием - благо, абразив есть - и я на подходе, и уж штамповку толстостенных цилиндрических гильз мы тогда всяко осилим...
   Пока же мы по огнестрелу в доунитарной эпохе. Более того, светить его тоже нельзя, дабы римляне не заинтересовались, а то ведь если заинтересуются - отвертеться будет нелегко. В основном поэтому в колониях его внедрять и обкатывать планируем, где нет и не может быть никаких завидючих римских глаз и ушей. Тут как раз очень кстати у нас легированная сталь подоспела - ведь на той же Кубе в дождливый сезон простая сталь ржавеет куда быстрее, чем в Средиземноморье. Простая-то дульнозарядка примитивная заржавеет - и то жалко, а мы ведь минуем архаичный дульнозарядный этап, мы ведь сразу с казнозарядного начинаем. И чтоб скорострельность повыше была, и чтоб нарезные стволы сразу применять, да и чистить ведь казнозарядный огнестрел не в пример удобнее. Поэтому все эти аркебузы, мушкеты, фузеи и даже егерские штуцеры и винтовки первой половины девятнадцатого века дружной толпой идут на хрен. У нас тут, хвала богам, уже промышленный переворот на родной Турдетанщине наметился, хоть и мелкомасштабный и далеко не всеобъемлющий по причине вынужденной скрытности. Но станки у нас, хоть и в малом количестве, зато такие, о которых и не помышляли оружейники шестнадцатого и семнадцатого веков. Плевать, что станины у них в основном всё ещё деревянные - разве в этом суть? Суть в навороченности, и по ней мы уже в девятнадцатый век сходу въехали, а имея оборудование девятнадцатого века, да оружия его середины не осилить - стыдно-с было бы, господа.
   Вспоминая с Володей и Серёгой форумные срачи по поводу попаданческого огнестрела, в которых мы трое, как выяснилось, в прежней жизни участвовали, мы теперь откровенно ржали от тех заведомо неоптимальных схем, которые и раскритиковывались в пух и прах великими форумными гуру-специалистами, обосновывавшими непригодность казнозарядных винтовок доунитарной эпохи. Произнесут магическое слово "обтюрация" и примутся критиковать исключительно те схемы, на которых её без унитара заведомо обеспечить невозможно - типа откидного затвора, например. Вспомнят о возможностях производства, и тут же учинят оголтелую травлю самым сложным и нетехнологичным образцам вроде винтовки Фергюсона. Правильно, многозаходная резьба, которой в ней и обеспечивается обтюрация - и в нашем современном производстве задача не из простых, а открывать и закрывать затвор аккуратными поворотами многозаходного винта - задача уж всяко не для косорукого среднестатистического рекрута, и понятно, почему этих винтовок было выпущено лишь немногим более сотни штук - ага, даже в промышленно развитой Англии. И при этом, что весьма характерно, ни одна сравшаяся на форумах по поводу неунитарных казнозарядок сволочь так и не вспомнила о винтовке Холла - единственной из всех ей подобных, официально принятой на вооружение и выпущенной в кремнёвом, а затем и в капсюльном вариантах в количестве более двадцати тысяч штук. Качающийся в вертикальной плоскости на шарнирной оси затвор-казённик обеспечивал лёгкое и удобное перезаряжание, а обтюрация, хоть и не была абсолютной, была всё-же на не сильно ещё изношенной винтовке вполне достаточной. Ведь несколько лет винтовку Холла изучали и испытывали, прежде чем на вооружение её принять, и говно хрен бы кто принял.
   Тем более, что и задача обтюрации при износе для схемы Холла была вполне решаемой и почти решённой и на ней самой, и на французском крепостном ружье Фалиса, у которого затвор-казённик при запирании надвигался на ствол. В России попытки его выпуска себя не показали из-за низкой культуры производства - до двух третей ружей на испытаниях браковалось из-за прорыва газов, и пришлось заказывать его основные партии в Бельгии, но ведь тут-то как раз и напрашивается уминающаяся при первом запирании затвора по месту прокладка-обтюратор из мягкого металла. Свинцовый обтюратор вроде того, что мы на наших револьверах применяем, на мощной винтовке, конечно, и раздуть может, ну так на то у нас теперь и медь электротехническая имеется, с которой в первой половине девятнадцатого века дела обстояли далеко не блестяще. Так что для заокеанской вест-индской колонии, где на всякий пожарный, особенно учитывая неизбежные на море случайности, автономность желательна, усовершенствованная путём надвигания затвора-казённика на ствол и снабжённая медным обтюратором винтовка Холла - Фалиса напрашивается сама собой. Пожалуй, даже в кремнёвом варианте, дабы и от капсюлей в случае чего не зависеть. Ну и пистолет той же системы просится туда же, до кучи...
    []
   Основная проблема сейчас - фрезерные и шлифовальные станки - не такие, как примитивный заточной, уже античному миру известный, а серьёзные, типа современных. В реале их появление - это в основном уже вторая половина девятнадцатого века. Ну, их прототипы-то и в первой его половине были, но такие, что без слёз не взглянешь. О более ранних фрезерных станках, например, у которых даже и фрезы-то настоящей не было, а вращался вместо неё круглый напильник, шарошка по сути дела, и говорить смешно. Это у нас есть уже сейчас, да и не только это.
   Лесопилку, что самое интересное, римляне в имперский период изобретут - самую натуральную, от водяного колеса, которое им тоже будет прекрасно известно - целые многокаскадные водяные мельницы у них местами стоять будут. То есть источник халявной энергии они знают, механизм привода, судя по лесопилке - тоже. Ну, или будут знать, что точнее. Сами додумаются или греки подвластные им изобретут - уже не столь важно. Важно то, что и инструмент-то режущий им известен - и напильник, и пила, от которой недолго уже было бы додуматься и до ножовки по металлу, а с ней - и до аналога той своей лесопилки, только для распиливания металла - эдакий античный ножовочный отрезной станок. А по образу и подобию машинного ножовочного полотна и напильник ведь большой машинный тоже напрашивается, а вслед за ним - и аналогичный по своему устройству ножовочному опиловочный станок - даёшь, типа, механизацию слесарных работ. Хоть и не фрезерные это ещё станки, а их примитивный слесарный аналог, многие работы современных фрезерных станков они вполне могли бы выполнять. Хрен с ним, даже с тем реактивно-паровым ротором Герона Александрийского, на полноценную паровую машину ну никак не тянущим, но и без паровой машины Уатта наш реальный мир прекрасно обходился хорошо известным ещё римлянам водяным приводом весь восемнадцатый век. Ладно, во времена ранней Империи римляне будут ещё избалованы дешёвыми рабами, но уже во втором веке - собственно, сразу после Траяна и Адриана - захлебнётся римская имперская экспансия, и рабы начнут неуклонно дорожать. Вот тут бы и пригодились Риму все эти механические заделы, что позволяли механизировать труд и резко снизить свою потребность в рабских трудовых ресурсах. Это ж, как прикинешь и проанализируешь всё, что в нашей реальной истории римлянам было прекрасно известно, так невольно придёшь к выводу, что в период своего наивысшего расцвета этот античный мир стоял на пороге собственной индустриальной революции, которую бездарно просрал. Ну и не уроды ли они ущербные после этого?
   Мы, испанские варвары, ни разу не греки и ни разу не римляне, такой роскоши позволить себе не можем. Это Рим мог надеяться пережить все свои передряги за счёт своих имперских размеров и мощи - размер всё-таки имеет значение. В конце концов, в реале ведь это удалось восточной половине Империи - Византии, так что были, надо думать, в принципе какие-то основания для оптимизма и у римского Запада. Но у нас нет и не будет ни тех имперских размеров, ни той имперской мощи, и источник дешёвых рабов для нас иссякнет куда раньше, чем для Рима - эдак на пару столетий раньше. Ну, если черномазых африканских в расчёт не брать, которые нам здесь на хрен не нужны, да тех гойкомитичей американских, которые от любого чиха как мухи мрут, а рассматривать только нормальный вариант типа европейцев с азиатами. Так что не подходит нам даже в теории тот римский имперский оптимизм, а реально надо - и это даже если на задуманное нами полноценное прогрессорство не замахиваться, а только эти античные достижения сохранять и оберегать - загодя к дефициту дёшёвой и грубой рабочей силы готовиться, снижая свою потребность в ней настолько, насколько это вообще возможно. И пока нет настоящих фрез и настоящих фрезерных станков - хотя бы уж и этот механизированный слесарный паллиатив на безрыбье сойдёт. Раз уж есть водяное колесо, есть кривошипно-шатунный механизм, есть тигельная сталь и технология её науглероживания и закалки - вынь, да положь машинные ножовочные полотна и напильники, а к ним и оборудование соответствующее. Естественно, этим мы и занялись при первой же возможности, хоть и жаль переводимого в опилки металла, который, в отличие от более крупной стружки, хрен весь в переплавку соберёшь. Но экономия рабочей силы важнее, а металл - ну, пока фрез и фрезерных станков у нас нет, приходится пока-что и в опилки переводить. В окалину его, что ли, при той же традиционной ковке мало уходит? Бывает, что и до четверти! А посему и нехрен тут особо комплексовать - пилите, Шура, они золотые...
    []
   Фрезы, конечно, тоже будут ещё те - ни разу не быстрорежущие стали, без вольфрама и технологий его выплавки для нас недоступные, а обычные углеродистые типа тех же ножовочных полотен с напильниками. Калёную сталь такими хрен угрызёшь, да и сырую - считанные метры в минуту скорость резания будет. Для меня эта картина маслом как для современного производственника - удручающая. Это даже не картина Репина "Приплыли", млять, это скорее картина неизвестного художника "Доплавались". Но именно на таких скоростях и резали металл весь реальный восемнадцатый и первую половину девятнадцатого века, да и во второй его половине далеко не весь мир еще на тот самокальный вольфрамистый быстрорез перешёл. Вот и мы, пока вольфрам выплавлять не научимся, так и будем резать в час по чайной ложке, потому как без вольфрама не видать нам ни быстрорежущих сталей, ни, тем более, твёрдых сплавов. И там, и там основной режущий компонент - карбид вольфрама. Но главное - и теми углеродистыми фрезами мы ощутимо повысим производительность по сравнению с нынешней даже машинной опиловкой, а заодно и конструкции фрезерных станков отработаем и до ума доведём, а вместе с ними - и аналогичных им шлифовальных, для кругов которых абразив уже есть. Штампы, например, для тех же патронных гильз - только шлифовать, да и тот же самый инструмент металлорежущий тоже, включая и его заточку. Да и валки прокатные тоже желательно, а не так, как мои рабы сейчас с ними мучаются, полируя их после токарного обтачивания абразивными оселками по лекалам. В смысле, на том же станке, конечно, не совсем уж врукопашную, но один хрен удручающе примитивно. А куды деваться?
   Над чем мы ещё ржали в тех околопопаданческих производственных срачах - так это над "плачем Ярославны" по поводу отсутствия КИП. Контрольно-измерительные приборы, если кто не в курсах. Любят обезьяны солидные мудрёные названия, а на самом деле под этой грозной аббревиатурой кроется как правило не компьютерный томограф и даже не оптический мелкоскоп, а обыкновенный мерительный инструмент типа тех же штангенциркуля с мелкометром. Наверное, те обезьяны и их наблюдали исключительно навороченные, с электронным табло, гы-гы! Ну да, есть и такие, и это - ага, уже аж целые приборы. Но есть и самые обычные, безо всякой электроники, а с простой размеченной шкалой, и если и это аж за целый прибор считать, то "сорок пять" им всем, паникёрам этим. Не слыхали этот анекдот? Млять, и чему вас только в школе учили? Слухайте сюды. Пилот штурману: "Штурман, прибор?" Штурман в ответ: "Сорок пять!" Пилот: "Чего сорок пять?" Штурман: "А чего прибор?" А самое смешное, что во многих случаях даже и этих недоприборов для производства не требуется, а вполне хватает специализированных шаблонов, калибр-пробок, да калибр-скоб под проходной и непроходной размеры. Если проходной идёт, а непроходной - нет, то размер в допуске, и беспокоиться нам не о чем. Смысл ведь всей этой стандартизации в чём? Чтоб ответные детали в сборке друг дружке подходили, иначе сборка не соберётся. Причём, в широком смысле и боевой патрон - тоже ответная деталь к револьверу или винтовке в большой сборке "заряженное оружие", обязанная подходить к их патронникам. Но и тут фокус в том, что если все мои калибры с шаблонами сделаны под один и тот же ошибочно замеренный размер 9,ХЗ вместо 9,00, то что это значит? Что реальный калибр наших револьверов не ровно 9 мм, а вот эти 9,ХЗ, только и всего. И если учесть, что никто больше в этом мире окромя нас самих к нашим револьверам боеприпасов не производит, то и они, соответственно, к ним гарантированно подойдут, потому как и они тоже этого же реального калибра 9,ХЗ, который потому и ХЗ, что нам нечем его замерить точно. Ну так и хрен с ним, пущай себе ХЗ и остаётся. Нам же не шашечки, нам ехать, а точнее - в данном случае - стрелять.
   Ну, есть ещё, конечно, фактор износа тех шаблонов с калибрами, и для их проверки поэтому нужны ещё поверочные ответные, в самом производстве никак не используемые и поэтому практически не изнашивающиеся. А ещё есть в принципе и температурный фактор - коэффициент температурного расширения у каждого материала свой, и то, что прекрасно стыкуется при одной температуре, может не состыковаться при другой. В реале я сталкивался с такой хренью, когда люминиевая деталь, изготовленная летом, оказалась не в допуске по тому же самому калибру зимой. Но то было один раз, то был люминий, и то была наша холодная Средняя полоса с её тридцатиградусной разницей между зимой и летом, и там был достаточно жёсткий допуск на тот размер, которого нам в Античности и технически не достичь, и по делу он никому на хрен не нужен.
   Так то даже для огнестрела справедливо, который уже сейчас выпускается у нас не единично, а мелкосерийно и полной взаимозаменяемости как минимум боеприпаса требует, а в идеале - и всей комплектации. Чтоб если посеял, допустим, Серёга свой запасной обтюратор, а основной у него затравил, так любой из нас чтоб мог ему свой запасной дать в полной уверенности, что подойдёт. Или, скажем, подуло вдруг у одного ствол, а у другого камору барабана так, что хрен провернёшь, то надо ведь, чтобы можно было разобрать оба сломанных и собрать из них один работоспособный. Ещё важнее этот фактор станет, когда мы те винтовки Холла - Фалиса для колониальных войск выпускать почнём. Они ведь на Кубе в основном служить будут, а производство - тут, и запасы на колониальном оружейном складе тоже не бездонные. По этой причине мы и наметили в кремнёвом, а не в капсюльном варианте этот винтарь выпускать, но по этой же причине и возможность из двух один собрать там позарез нужна будет. Но и это всё вполне себе обеспечивается известными ещё с позднего Средневековья шаблонами и калибрами, а уж для холодняка типа солдатских меча и кинжала самый основной производственный КИП, то бишь означенный контрольно-измерительный прибор - вообще банальная линейка.
    []
   Мелкий прокат, осуществимый небольшими валками у нас уже идёт полным ходом. Медный лист, например, нужный для обшивки подводной части судов от морского червя-древоточца, на гадесскую верфь Тарквиниев второй год уже, как наш катаный идёт. Наловчившись и изучив все проблемы на нём, начали катать и бронзу Прокатываем и толстую проволоку - как медную и бронзовую, так с некоторых пор и стальную. Её мы, конечно, только в горячем виде катаем, а если её диаметр нужен ещё меньшим, чем мы прокатом обеспечить в состоянии, и после этого предполагается ещё и волочение, то ещё и отжиг её приходится делать, иначе нагартованную хрен сквозь фильеру протянешь. И от отожженной-то проволоки фильера, хоть и калёная, изнашивается быстро - случается, что и после одного мотка менять её нужно, и их то и дело приходится делать новые, заменяя ими изношенные в волочильной доске. Так это нам, имеющим уже нормальные токарные станки, а значит - и возможность делать сменные фильеры, а каково ж приходилось в той реальной истории средневековым мастерам-кольчужникам! У них ведь сменных фильер не было, а отверстия прямо в самой волочильной доске проводились, и если самое тонкое - а значит, и самое трудное в изготовлении - изнашивалось, то из-за него ведь, получается, всю волочильную доску новую делать требовалось. А металл той доски едва ли лучше нашего, скорее гораздо хуже, и изнашивалась она, скорее всего, быстрее нашей фильеры. Ну и сколько тех досок сменить придётся, пока на кольчугу достаточно той проволоки вытянешь?
   Римляне, да и кельты тоже, и сирийцы антиоховы - в общем, все те, у кого на войне кольчуги применяются - волочением той железной проволоки поэтому даже и не заморачиваются, а тупо куют её, как удастся. Сколько металла у ихних оружейников при этом в окалину уходит - ужас. Мы пока издали только римских легионеров наблюдали, так к мелким деталям особо не приглядывались, но вот как побывал я в гостях у римских сельских гегемонов, когда о подмене своего семейства при моём "освобождении" со свёкром Летиции договаривался, да с его односельчанами о фиктивном рабстве остальных наших, а потом и всей компанией у них же снова побывали, когда "освобождаться" туда прибыли - вот тогда и пригляделись поближе к их висящим на стенах домов солдатским кольчугам. Млять, срань господня! Проволока колец - видно, что кованая, местами сечение раза в два отличается, в местах склёпывания у некоторых колец и разрывы в "ухах", так что держится плетение кое-где на соплях, да на честном латинском слове. А у каждого третьего - ну, из тех, у кого кольчуга имеется - кольца даже и не проволочные, а из плоского листа вырубленные - это ж все серединки, получается, в отходы идут, так мы-то такие отходы в тигле переплавить могли бы, а у них - только кузнечная сварка с теми же неизбежными потерями на окалину. Но видимо, так легче ту кольчугу сделать, раз на эти потери всё-таки идут. Наверное, и на цене это не сильно сказывается, иначе они у всех какого-то одного типа были бы, который подешевле.
   Но разве одной только ценой тяжела кольчуга для римского легионера? Там же и железо говённое, не смазал своевременно жиром - мигом ржаветь начнёт, сволочь. А каково промазать качественно всю эту плетёнку? И каково потом носить её смазанную? Туника ведь тут же тем жиром засрётся и пропитается насквозь, так что и сам этим жиром извазюкаешься, а на марше в полной выкладке ещё и пыль на тот жир осядет, да налипнет, и отмывайся, да отстирывайся потом от всего этого говна. Не просто так и даже не ради "золотого" блеска римские всадники из тех, кто побогаче, не железную, а бронзовую кольчугу приобрести норовят. Хоть и дороже она намного, чем железная, зато не ржавеет и смазки не требует, и службу в ней тащишь как белый человек...
   Вот поэтому-то мы и стремимся к тому, чтобы наша сталь не ржавела. Ведь боеспособность солдата - это не только его вооружение и выучка, не только мотивация, не только личная храбрость и дисциплинированность, но и то, как он отдохнул перед боем и как себя ощущает во всём своём снаряжении. Ну и технология, конечно, роль играет. У нас она по кольчужной части уже ни разу не античная, а даже по сравнению с развитой средневековой здорово усовершенствована. И фильеры сменные, и делает их токарь, не отвлекая волочильщика проволоки от его работы, и отжиг той проволоки у нас по уму налажен - не на углях жаровни, а в специальной печи и в специальной керамической таре, плотно крышкой закрывающейся, внутри которой перед тем весь кислород выжжён, и вообще воздух более тяжёлым углекислым газом вытеснен, так что окислять металл там и нечему. Ну, это в идеале, конечно, на самом деле не так всё хорошо, но потери металла на окалину, для проволоки особенно большие, у нас сведены к минимуму.
    []
   Опосля экскурсии мы объезжаем Лакобригу и направляемся к берегу моря. Слуги хлопочут над костром и шашлыком, а мы с удовольствием купаемся и загораем. И прибой океанский давно привычен и приятен, и хрен знает даже, как я раньше-то без него обходился, в прежней жизни. Вроде бы, и живём-то мы здесь, на этой южнолузитанской Турдетанщине всего ничего, каких-то пять лет от силы, да и сама она существует ничуть не дольше, а уже - родная. Дважды уже за неё воевали - ну, эти два раза не совсем за неё, строго говоря, но один ведь хрен в её интересах, а если и само её завоевание считать, то и трижды, и этот третий раз, который на самом деле первый - уж точно за неё, без дураков. В позапрошлом году, как раз перед последней войнушкой, и о культуре её позаботились, привезя аж из самого Коринфа и образцы самого передового греческого искусства, даже в самой Греции мало распространённого, и талантливейшего скульптора, хоть и ни разу не грека - Фарзой, тот мальчишка-раб Леонтиска, скифом оказался, да ещё и, помимо голых баб, большим докой по знаменитому скифскому "звериному" стилю, и сейчас вон сидит с нашей детворой у костра, да деревяшку обстругивает, что-то эдакое из неё вырезая - будет у кого нашим скульпторам учиться. А ещё мы привезли тогда и двух коринфских гетер высочайшей квалификации - ага, из той самой знаменитой коринфской школы, из которой и Таис Афинская, и Лаис Сицилийская, и Федра нынешняя Александрийская. Наши две, конечно, не столь знамениты, а если начистоту, то и вовсе не знамениты - не успели прославиться. Почти сразу после выпуска пришлось их оттуда забирать и увозить, покуда беды с ними не случилось. Слишком уж выдающимися оказались обе, чтобы в традиционном социуме преуспевать - не любят таких обычные посредственности, на их фоне свою ущербность ощущающие, а нам для наших целей - НАШИ традиции с нуля на голом месте создавать - как раз такие и требовались...
   Бабы наши, конечно, сперва к ним настороженно отнеслись - шутка ли, две высококлассные профессиональные шлюхи тут не пойми зачем нарисовались! Но я ведь уже упоминал, кажется, что настоящая высококлассная гетера - на самом деле ни разу не враг семейным устоям? Она ведь если и даст кому-то на симпосионе, так только кому-то одному, да ещё и так зачастую, что до самого последнего момента её выбор для всех будет оставаться непредсказуемым. Ну, выбрала она кого-то одного, а завела-то ведь перед этим всю толпу, и тут - ага, расходитесь-ка вы теперь, ребята, по домам баиньки, и пусть вам приснится озорная и на всё согласная девочка, гы-гы! И расходятся означенные ребята - ага, вот в этом самом состоянии сухостоя - по домам, а дома кто? Правильно, жёны. И уж тут-то результат вполне предсказуем - даже у греков, законные супружницы которых в большинстве своём - тупые домашние курицы, а нередко и выбранные не самим женихом, а его родителями, его собственным мнением зачастую и не поинтересовавшимися. Но у нас-то ведь ситуёвина совсем другая, и бабы наши - совсем другие, так что и эффект у нас получается похлеще того греческого. А дальше ведь - больше.
   Обеим девчатам у нас понравилось, но жизнь ведь есть жизнь, и на неё надо зарабатывать, чем они и занялись - ага, в том числе и звиздой. Вот только не совсем так, как некоторые особо испорченные тут наверняка сейчас подумали, а на свой особый манер. Баб наших они обучать своим премудростям начали, в том числе и - ага, звиздой правильно работать, когда делом с мужем занята. Наши первыми учиться у них начали, как раз первую группу и образовав, и не успели даже самого основного изучить, как за ними уже длиннющая очередь из жён и наложниц нашей оссонобской элиты выстроилась - в следующие учебные группы по этой самой части. Второй год уже истекает, как Аглея с Хитией у нас работают, а работа - ага, и звиздой тоже - всё не иссякает. Помимо этого и манерам изысканным учат, и тут уж не только бабам, тут и мужикам есть чему поучиться. Нам ведь и с римлянами контачить приходится, а у них там и по манерам встречают, и по одёжке. Я-то по простоте душевной думал, что раз схитрожопил и завёл моду носить уменьшенную и облегчённую тогу, так и нагребал этим всех, увильнув от массы проблем - ага, хрен там! Оказывается, это не просто малая тога, а тога этрусского типа, которая тоже не абы как носится, тут и с ней целая наука, млять. Полегче, чем с большой чисто римской, но тоже не так-то просто. Да ладно тога! Уж плащ-то армейский - казалось бы, с ним-то какие проблемы? Разве складками на плаще или манерой его накидывания крут матёрый вояка? А вот оказалось, что у греков - и этим тоже. Есть гегемонская манера ношения плаща, а есть и аристократическая, даже если сам плащ - подчёркнуто грубый солдатский. А римляне ведь теперь - в смысле, аристократы ихние - сами уже повадились всё у греков рафинированных обезьянничать, так что и это скоро будет иметь значение. Вот, млять, век живи, век учись, и один хрен дураком помрёшь!
   А по осени ведь первый поток нашей детворы в школу пойдёт - ага, первый раз в первый класс. Обе гетеры - сильно похоже на то, что уже бывшие - давно уже бегло говорят по-турдетански, а Аглея уже и по-русски начала - ну, с ошибками, конечно, но понятно. Ну и кому мелюзгу греческому учить, как не ей? А физре - кому, как не Хитии? Кому, как не им обеим, сразу же и хорошим манерам нашу школоту поучить? Да и той же истории детвору учить - той её части, которая и для этого мира уже история - Юлька уже на полном серьёзе и их в помощь привлечь планирует. Кто лучше гречанок передаст сам дух классической Греции?
    []
   Пока ещё не до конца определились с учебной программой первого класса. Но те же языки и та же хотя бы вводно-ознакомительная история, которая у нас в чётвёртом классе преподавалась, тут явно напрашиваются уже с первого класса. Естественно, на щадящем для детворы уровне, и из-за увеличившегося числа предметов придётся, видимо, обходиться пока без домашних заданий. Ясный хрен, никакой греческой монополии по той же истории и культуре никто допускать не собирается - храм Астарты в финикийской части Оссонобы уже интересуется, будет ли преподаваться история и культура Финикии, да ещё и с эдаким намёком, что препод - не проблема, найдётся кому. И уж не приходится сомневаться, что преподшей будет жрица высшего разряда, и причина тоже понятна - не дуры они там в своём храме и прекрасно соображают, что в старших классах и ещё кое-что преподаваться будет, в чём храму от греческих гетер отстать нежелательно. Ну, тут мы только за. Верховную, конечно, предупредили, что финикийский язык программой первого класса не предусмотрен, и далеко не все им владеют, так что преподавание - только на турдетанском и исключительно в светском духе. Мы ведь и из Коринфа не храмовых жриц привезли, верно? Так что религиоведение - тоже только для старших классов и исключительно в рамках программы, которая будет установлена и утверждена особо. Миликон вон уже озаботился и поиском подходящего грамотного жреца Нетона и знатока истории Тартесса - тоже ведь понимает, что дело государственной важности...
   Первый класс - благодаря отсутствию домашних заданий - ещё можно как-то перекантовать в режиме а-ля средневековая школа с одной книгой на класс у учителя и с принятыми в Греции и Риме навощёнными досками, но в дальнейшем - млять, бумага нужна! Пойдут сложные предметы - тут уже хрен обойдёшься без индивидуальных книг и тетрадей. Книги, конечно, сразу печатать надо - ага, методом Иоганна Гутенберга. А саму бумагу - примерно как китайцы и арабы делали. Древесные щепки и опилки, да тряпьё ненужное в известковом растворе вываривать, сушить, толочь в мелкий порошок, на крахмальном клею в тесто замешивать, да раскатывать в тонкие листы и снова сушить - вроде бы и просто в теории-то, но геморроя хватит. Юлька тут же занудила, что крахмал нужен, а я, сволочь и эгоист, так и не привёз из-за Атлантики картофана. Вот сразу видно, млять, что ейная мать никогда из муки тот крахмальный клей не варила, а окна на зиму покупной клейкой лентой заклеивала. Наташка - и та с неё ржала. Ей, правда, хотелось отбеленной мелованной бумаги, и тут они с Юлькой единодушны оказались, но против отбеливания я восстал - нехрен тут производство усложнять. И на коричневой бумаге обёрточного типа писать и печатать никакая религия не запрещает, а понадобится её реально до хрена, и обходиться она должна подешевле. На те же бумажные "дульные патроны" к тем винтовкам Холла - Фалиса, на те же папковые гильзы к унитару, когда до него дорастём, если с латунью или с технологией вытяжки проблемы наклюнутся, а ещё - на упаковку всякой всячины. Основной расход бумаги в нашем современном мире, если кто не в курсах - это не полиграфия и не бюрократическое делопроизводство, а банальная упаковка, о которой педагогичнейшая наша, в высшиж образовательно-просветительских облаках витающая, подумать не соизволила. А у нас тут параллельно, между прочим, ещё и промышленный переворот на Турдетанщине чётко обозначился. Образование важнее, не спорю, и если не будет той бумаги на всё хватать - на школу первым делом выделим, все прочие нужды подождут, но вот так - на одной только проблеме внимание фокусировать - тоже нельзя. Все технические проблемы практически в любом деле, включая и школу - комплексные, с хреновой тучей прочих связанные, и решать их надо тоже комплексно, а не так упрощённо, как это представляется идиологам с их одной единственной мыслью в единицу времени...
  
   3. За Гибралтаром.
  
   - Мыылять! Ведь достал же, грёбаный урод! - прорычал Володя, срывая с плеча винтовку, - Ну, щас я тебе...
   - Уймись! Ты чего, с дуба рухнул?! - одёрнул я его, подскакивая поближе.
   - С баобаба, млять! - огрызнулся спецназер, кивая на упрямо не желающую отстать от нас живность, - Сколько можно от него бегать?! - носорог, как раз потеряв из вида Серёгу, снова заинтересовался нами...
   - Да хрен поможет тебе тут винтарь! - разжевал я ему, - Тут мушкетный, млять, калибр нужен, а нашей "девяткой" ты его только хлеще раздраконишь на хрен! Эй, ты-то куда лезешь?! - это я уже Бената одёрнул, который героически и без всякой задней мысли изготовил к броску саунион, - Тебе что, жить надоело?! - кожа носорога, может быть, и не толще слоновьей, но жёстче - доводилось читать, что и пули посерьёзнее наших в ней застревали, и не один африканский охотник даже со штуцером восьмого калибра окончил свою жизнь, неудачно шмальнув в очередного носорога. Негры африканских саванн, эти признанные метатели копий, с носорогом предпочитают не связываться и, сдаётся мне, правильно делают - на хрен, на хрен! Будь у нас хотя бы уж многозарядные винтовки под унитарный патрон, ещё можно было бы расстрелять его несколькими дружными залпами, но с этими нашими однозарядными кремнёвыми Холла - Фалиса нехрен даже и думать о подобном носорожьем сафари. Ведь не арабские под нами скакуны, даже не нисейские, а обычные испанские, крепкие, но небольшие, и долго нести всадника галопом им нелегко, а раздраконенный ранами носорог втопит ведь со всей дури и, неровен час, может ведь тогда и догнать. Небольшой такой для носорога, не здоровенный белый, а обыкновенный чёрный, в холке он мне примерно по грудь, но нам и такого за глаза хватит, если нагонит. Мы выматерились и дали шенкелей нашим коням, уходя от погони...
    []
   Самое же обидное, что никакого сафари ни на кого из пресловутой "Большой африканской пятёрки" мы вообще не планировали, а ехали себе тихо и мирно разведать марокканские фосфаты. Наташка володина нам недурно с севооборотом дело наладить помогла, и есть даже такие культуры, что фосфором землю обогащают, но тут собака порылась в нюансах. Растения ведь не производят недостающее в почве сами, а берут откуда-то, как бобовые, например, азот из воздуха. А фосфор из нерастворимых фосфатов в растворимые переводится, пока в земле ещё есть эти нерастворимые, но ведь и их запас конечен, и его пополнять надо. А Марокко в нашем современном мире - крупнейший экспортёр фосфатов. Вот их мы и разведываем на предмет добычи и вывоза к нам на Турдетанщину. Едем, значится, никого не трогаем и не думаем даже трогать - ну, из этой "Большой африканской пятёрки", по крайней мере. Так, пару антилоп небольших только на обед по пути подстрелили, заинтересовавшегося ими гепарда шуганули, да стае гиен популярно растолковали, что их здесь не стояло. А так - по возможности стараемся жить дружно со всеми и сердимся только, если наглеют и на голову нам усесться пытаются. Леопёрда, например, на павианов охотившегося, мы издали увидали, да и объехали по широкой дуге и его, и их. Он же нам на тех антилоп охотиться не мешал, ну так и мы тоже с пониманием. Мы бы, конечно, и этого носорога по ещё более широкой дуге объехали, разве только в трубы на него издали попялившись, но тут вдруг такая картина маслом нарисовалась, что нам захотелось поглядеть на неё поближе.
   Ну, во-первых, сам носорог. Не знаю, может опосля они в Московском зоопарке и появились, но в мои детские годы, когда отец меня туда водил, ни одного носорога там не было. А потом прошли как-то времена того совдеповского дефицита и тех "колбасных" электричек в Москву, и желание мотаться туда в этой вечной теснотище быстро пропало, так что и не видел я в прежней жизни того носорога вживую ни разу, а видел только на картинках, да по ящику. Нет их и на Карфагенщине, да и в Гребипте тоже, а посему и в этой жизни мне их понаблюдать как-то не довелось - ага, в аккурат до сегодняшнего дня. Такая же точно хрень и у всех остальных наших - никто нормального носорога вживую не видел, а видели все только совсем махонького - жука-носорога, гы-гы! Мы вообще были уверены, что не водится здесь носорогов, как не водится ни буйволов, ни антилоп гну, ни зебр, ни жирафов - слишком сухая для них, видимо, тутошняя саванна даже сейчас, хоть и далеко ей ещё до современной безжизненной Сахары. Мы и слона-то в этой саванне ни одного не заметили, хотя уж слона-то не заметить - сами понимаете. Но нет их здесь, этих больших саванновых слонов, а есть только мелкие лесные - там, где леса сохранились. И тут вдруг - нате вам сюрприз по многочисленным просьбам трудящихся - живой носорог!
   А во-вторых, тут как раз львиный прайд этим носорогом заинтересовался - не иначе, как в гастрономических целях. Мы, как увидели такое дело, так просто в осадок выпали. Нет, ну мне, конечно, рассказывал как-то один знакомый биолог, что водится такое за большими львиными прайдами - могут и на бегемота напасть, и на носорога, даже на слона, но ведь на подростка же, а не на матёрого взрослого! Этот нам подростком как-то не показался - и сам не маленький, и передний рог на морде внушительный, но то ли матёрые ещё здоровее, то ли эти львы такими отчаянными оказались или из совсем уж голодного края припёрлись - им, надо думать, виднее.
   В общем, они вокруг него кружат, он то одну львицу шуганёт, то другую, а они ж не унимаются, явно на полном серьёзе добыть его вознамерились. А ему оно надо, стать ихним обедом? Он от них наутёк, они за ним. Может быть, и загнали бы они его до упаду, и тогда он точно был бы их, но им не хватило терпения. Одна из львиц нагнала носорога и вцепилась ему в ляжку, причём хорошо так вцепилась, добротно. И вот тут-то он наконец рассвирепел! Лягнул обеими задними, да от души лягнул - львица отлетела на несколько шагов, выдрав у него из ляжки, впрочем, изрядный кусок мяса, он развернулся, да на неё, а та сплоховала - то ли сломал он ей чего-то при ударе, то ли контузил. Другая львица попыталась его отвлечь, но куда там! Он её просто боднул - даже не рогом, а мордой, но и так снёс её на хрен в сторону. Кажется, ещё и куснуть её при этом за бочину успел - за чёрными носорогами такое водится, любят они, как я где-то читал, кусаться не меньше, чем бодаться. А рогом досталось той, ушибленной. Кто сказал, что львы не летают? Вот мля буду, в натуре, век свободы не видать - эта взлетела метра на три! Ну, пусть на два с половиной, но на них - уж точно, тут - Володя с Серёгой свидетели. Ненадолго, правда, взлетела, да и приземлилась неудачно - не на лапы, а на бочину, и второй попытки ей не было суждено - мегафауна ведь не только бодаться, но и топтать умеет мастерски, и уж этот потоптал её на совесть. Ни прочие львицы, ни гривастый лев-самец даже вмешаться не рискнули, да и вообще прайд как-то стушевался, не иначе как придя к двум разумным выводам - о несъедобности носорожьего мяса и о наличии у них весьма важных и весьма срочных дел где-то в совсем другом месте...
    []
   При чём тут мы - это вы не меня, а его спросите, носорога. Мы бы спокойно себе поехали дальше, но львиный прайд, явно не условившийся заранее, в каком именно месте у них эти важные и срочные дела, брызнул врассыпную веером, и надо ж было так случиться, что льва с одной из его львиц как раз в нашу сторону нелёгкая понесла. Мало им в саванне места, что ли? И носорог - тоже хорош. Нет бы растоптать поверженную львицу в тонкий блин, потом обоссать или обосрать или там ещё как-нибудь свою победу отпраздновать, а этот дебилоид толстокожий зачем-то преследовать их ломанулся - ага, именно их, будто бы другие чем-то хуже. Ну и лошади наши, тупицы эдакие, ни хрена не сообразили, что ни разу не по их душу эти лев со львицей, а сами улепётывают на хрен, похлеще их перебздевшие. Всхрапнули, заржали, на дыбы вскинулись - спасибо хоть, наши "рогатые" сёдла от падения нас уберегли, иначе был бы вообще полный звиздец. Лошади, короче, понесли, а придурошный носорог на них внимание переключил и как-то в своём тупом умишке со своими обидчиками их связал, ну и нас вместе с ними до кучи. И теперь вот улепётываем уже мы от него вместо тех львов, которые давно уже, небось, отдышались, опомнились и звиздуют себе спокойненько куда-нибудь по каким-то своим львиным делам. Вот так и бывает по жизни - идёшь ты себе тихо и мирно по делу, никого не трогаешь, никто тебе на хрен не нужен, но тут найдётся ведь какая-нибудь сволочь, да втравит тебя в какой-нибудь на хрен не нужный тебе конфликт. И она в стороне, а ты за неё разгрёбываешься...
   В общем, несёмся мы галопом и совсем не туда, куда направлялись, и лошади наши уже уставать начинают, а эта тупая толстокожая скотина так и прёт по-прежнему за нами как наскипидаренная. Танк не танк, для танка он может и маловат, но уж на БМП или на БТР тянет вполне, так что один хрен бронетехника, а противотанкового ружжа у нас на него нет. Володя уж и за гранатой тянется, но вовремя передумывает - тут на такой дистанции и самих осколками посечёт на хрен. К счастью, впереди спасительный лес...
   Вот сейчас бы в заросли заглубиться, и если этот урод не отстанет, так среди деревьев можно уже рискнуть и гранатой шарахнуть. Но у самой опушки наши кони вдруг снова всхрапнули и как-то не отреагировали на наши шенкели, а серёгин скакун и вовсе в сторону метнулся. Глядим - а там молодой слон-подросток посреди кустов, который и сам перебздел и затрубил. Наши с Володей кони его по бокам обогнули, а преследующего нас носорога прямо на него вынесло, да только элефантёныш дожидаться столкновения не стал, а тоже задал стрекача. Навстречу слонопотама покрупнее вынесло, мы с Володей от греха подальше в стороны, хорошо хоть, кони к хоботным более-менее привычны - один хрен бздят, но хотя бы в панику не впадают. Носорог же при виде взрослого слонопотама обороты сбавил, но всей серьёзности момента явно не оценил и воинственных намерений не утратил. А зря - слоны ведь, в отличие от носорогов, поодиночке шляются редко. На помощь собратьям из чащи выломился вообще матёрый элефантище, к компромиссам явно не склонный.
   Лесной слон не так уж и велик, помельче степного и даже индийского, и будь носорог матёрым белым - тут возможны были бы варианты. Хотя - какие тут в звизду варианты? На матёрого белого львы напасть перебздели бы и хрен бы его раздраконили, и пасся бы он себе спокойно дальше, а мы объехали бы его аккуратно и ехали бы дальше своей дорогой. Но попался - и львам, и нам - чёрный, и случилось то, что случилось, и вот он здесь, перед матёрым слоном, против которого у него шансов ноль целых, хрен десятых. Так оно, ясный хрен, и вышло. Размер в нашем грубом материальном мире имеет значение, и когда две горы живого мяса столкнулись, то большая, естественно, снесла меньшую. Опрокинутый на бок носорог ревел и дрыгал всеми четырьмя конечностями, под которые не рекомендуется попадать человеку, но слонопотама они не впечатлили, а вот его бивни вошли в носорожье брюхо так, будто там и есть их законное место. А бивни у матёрого лесного слона длинные, если не сломаны, и у этого они не были сломаны, так что проникли они глубоко и действие произвели соответствующее. Что ж, мир праху толстокожего. Как там у того Зайцева, который Барон, в песне про преторианцев? Мы в битве пали, мы проиграли, но честь гвардейцев судить не вам...
    []
   Мы опасливо отъехали подальше на случай, если и элефантус примет нас за плохих парней, но тут из леса вышел крепкий чернобородый мужик с большой корзиной, окликнул хоботного, и тот, перестав обращать внимание на нас, направился к нему. А я, разглядев на мужике чалму, узнал его - Кавад, старший из трёх добытых агентурой тестя антиоховых "индусов". "Индус" - это в данном случае именно в кавычках, потому как это специальность, если кто не въехал. Так по традиции во всех странах вне Индии, имеющих в своих армиях свою собственную элефантерию, слоновых погонщиков и дрессировщиков именуют, первые из которых были натуральными индусами. Но с тех пор доброе столетие уже миновать успело, и везде успели обучиться собственные национальные кадры, и по национальности Кавад, как и оба его коллеги - перс. По-персидски, конечно, никто у нас ни бельмеса не смыслит, но в этом и нет нужды - все трое, будучи как-никак бывшими подданными эллинистического монарха и служащими его элитного вида войск, хорошо владеют греческим. Здесь, вдали от Греции и её колоний, и с греческим напряжёнка, но Арунтий, заполучив их, приставил к ним переводчиков из числа владеющих греческим карфагенских финикийцев. Финикийские колонии и фактории ещё со времён Ганнона Мореплавателя по всему тутошнему западноафриканскому побережью натыканы, и торгующие с ними местные мавры финикийским владеют сносно. Ну, пик расцвета той финикийской колонизации давно миновал, некоторые из тех колоний с факториями уже и не существуют вообще, некоторые полностью ассимилировались среди мавров, но есть ещё и вполне сохранившиеся - расположенный неподалёку отсюда Могадор, например, из которого потом в реале выросла современная Эс-Сувейра. Городишко, как и Гадес, на острове разместился, так что здешним финикийцам отстоять свою самобытность среди не владеющих мореплаванием мавров было куда легче, чем другим, менее везучим. Дань мавританскому царьку, конечно, платят и они, но от разбоев и вымогательств со стороны его соплеменников в основном избавлены, как и от ежегодного "сексуального налога" в праздник Астарты. В общем, живут относительно благополучно.
   Смысл же нахождения наших "индусов" в Мавритании вот в чём. В Индии, чтобы облегчить и ускорить дрессировку боевых и рабочих слонопотамов, раджи давно уже специальные леса-заповедники завели, в которых стада элефантусов обитают на вольном выпасе, но постоянно общаясь с людьми из обслуживающего тот заповедник персонала и постепенно к ним привыкая. Взрослые слоны, конечно, просто "дружат" с обслугой за подачки из дефицитных в лесу вкусняшек, а вот молодняк стада будущие погонщики начинают уже и дрессировать в эдакой дружеско-игровой форме. Проходят годы, и во главе стада встают уже полуприрученные вожаки, да и всё слоновье стадо к тому времени уже полуприрученное. А это ведь что означает? Что самые азы дрессировки молодняк ещё с малолетства проходит, а подростки уже и некоторым сложным вещам обучены, а главное - повиноваться погонщику давно привыкли. И изъятие из стада такого полуобученного подростка для дальнейшего обучения проходит мирно, а не так, как у нумидийцев Масиниссы, которым чтоб десяток молодых слонопотамов добыть, в среднем примерно столько же взрослых убивать приходится. Дело тут, конечно, не в гуманизме к живности. И в Индии дикий слоновый молодняк один хрен ловят с такими же примерно издержками, дабы то полуприрученное стадо пополнить, потому как своим естественным приростом оно убыль изъятых хрен компенсирует - какой уж тут в звизду гуманизм? Тут суть в другом - дикий молодняк принимается полуприрученным стадом и воспитывается им уже в том же полуприрученном духе. Вот такой же примерно, как и у тех индийских раджей, слоновый заповедник для первоначального приручения местных лесных слонов и решил мой тесть организовать в Мавритании.
   Почему не сразу у нас в Испании? Тут - это нам уже Кавад объяснил - собака порылась в особенностях взросления элефантусов. Живность это умная и стадная, друг у друга учащаяся, так что становление молодого слонопотама во многом не на врождённых инстинктах основано, а вот на этом обучении у старших. И значит, чтобы доставленный в наш испанский заповедник слоновый молодняк взрослел нормально, в нём уже должны быть и вполне взрослые слоны, сами полноценно обучившиеся у старших в нормальном стаде. А как должны попасть в Испанию эти взрослые? По щучьему велению, что ли? Кто-нибудь хорошо представляет себе отлов - ага, живым и невредимым, погрузку на корабль и перевозку морем в течение минимум нескольких дней матёрого ДИКОГО слона? Да его хрен загонишь на то судно, а если каким-то чудом и загонишь, так он, охренев от вида моря и от морской качки, разнесёт там всё к гребениматери, а если и не разнесёт, так сам покалечится на хрен. Как с этим в имперские времена римские звероловы справляться будут, которым предстоит доставка десятков и сотен слонов для их массового забоя на аренах римских амфитеатров, это будут уже их проблемы, а нам с нашими слонопотамами таких проблем на хрен не нужно...
    []
   Заваленный вожаком слоновьего стада злополучный носорог всё ещё корчился в агонии, и мы - сперва попросив "индуса" отвести слонов подальше, дабы не напугать - пристрелили животину, чтоб зря не мучилась. Это охотиться на живого, здорового и как-то совершенно не стремящегося подставиться под удобный выстрел носорога с нашей девятимиллиметровой однозарядной винтовкой - занятие исключительно для самоубийц, а лежачего добить, прицелившись почти в упор в убойное место между глазом и ухом - элементарно. После этого помощники Кавада обвязали тушу верёвками, а сам перс привёл слона-подростка - того самого, кстати, за которого взрослые с этим носорогом сцепились. Впрягли его в лямки, и он - ага, что твой трактор - поволок носорожью тушу к нашему лагерю. Не пропадать же зря такой горе свежего мяса! Крупные пятнистые гиены, уже успевшие сбежаться на халявный пир и с нетерпением ожидавшие, когда же мы наконец уйдём, нашего решения не одобрили, как и несколько уже по хозяйски рассевшихся на ближайших деревьях грифов, но кого у нас интересовало их особое мнение? Прав ведь по жизни кто? Тот, у кого больше прав. А как там у Киплинга или у кого-то там ещё из таких же идиологов колониализма? На все ваши вопросы у нас один ответ - у нас есть пулемёты, которых у вас нет. Падальщики, правда, этот расклад не враз осознали, так что пришлось разжевать им его популярно. Винтовка достреливавшего носорога Володи была разряжена, но Серёга, старательно прицелившись, вынес мозги самой наглой из гиен, а я аналогичным манером, хоть и не в башку, приземлил с дерева самого крикливого грифа. Это убедило падальщиков в нашей правоте, хотя издали они ещё продолжали какое-то время выражать недовольство. И напрасно, кстати, говоря. Как оказалось, в процессе ретирады от носорога мы потеряли где-то по дороге одну из двух добытых нами ранее антилопьих туш, которую теперь-то уж кто-то из им подобных, само собой, прихватизировал. А ведь могли бы и эти, если бы не польстились на большее. Вот не надо было быть такими жадными.
   Раз уж один хрен вернулись в лагерь, не произведя разведки, решили перенести её на послеобеденное время. Пока обслуга занималась разделкой мяса - антилопа явно подоспевала раньше - и костром, мы присели на заменяющее нам скамью толстое бревно, дабы выкурить по сигарилле и поболтать "о делах наших скорбных" и просто "за жизнь". И при виде разделываемой носорожьей туши разговор невольно коснулся носорогов.
   - Шкура же вон какая толстенная и жёсткая! - прихренел Серёга, - Прямо как панцирь, копьём хрен пробьёшь. И помельче слона - жрёт меньше и перевозить легче. А рог какой! Вот почему бы вместо слонов их не наловить и не выдрессировать для войны?
   - Серёга, ты с дуба рухнул или с баобаба? - выпал в осадок спецназер, - Он же тупой как вот это бревно, агрессивный и хреново видит - с нескольких десятков метров тебя от дерева хрен отличит.
   - Ну, при его размерах и весе это уже не его проблемы, - схохмил геолог.
   - Ага, это уже проблемы окружающих. Ближайших - обслуги, например.
   - Так зато ж храбрый, хрен в бою перебздит...
   - И хрен своих от чужих отличит.
   - Так погонщик-то на что?
   - Ты найди сперва для него погонщика. Их же даже в Индии никто не приручил, хотя слонов приручали чуть ли не с Бронзового века - ещё эти, доарийские индусы, как их там, млять... Макс, ты не помнишь?
   - Дравиды, - подсказал я.
   - Ага, вот они самые. Опыт приручения слонов там, получается, больше тысячи лет, но и там на носорогов хрен кто замахнулся.
   - Так может просто не допетрили? - не сдавался Серёга, - Я где-то читал, что в национальном парке Крюгера на некоторых носорогах служители даже верхом катались - прикинь, на недрессированных даже! Получается, что можно. А если специально их как следует выдрессировать? Вот ты, Макс, как думаешь?
   - А хрен ли тут думать? - отозвался я, - Одного, двух, трёх - ну, хрен с тобой, пускай даже и десяток - отловить и выдрочить в принципе-то можно. Но с учётом их размеров и силы это будет замена в лучшем случае пяти слонам. Ну и нахрена сдалась такая замена, когда десяток слонов поймать и выдрочить легче?
   - А с хрена ли легче-то, когда носорог мельче и слабее слона? Примерно как большая лошадь ростом. Ведь в натуре же на них катались, вот зуб даю.
    []
   - Так носорог же не стадный ни хрена зверь, а одиночный. Во-первых, ты их загребёшься искать по саванне и ловить по одному - это тебе не слоны, которых и в одном стаде десяток нужных тебе подростков найтись может. Во-вторых, у него инстинкты ни хрена не стадные. То, что нет инстинкта подчинения - ещё хрен бы с ним, и со слоном у погонщика не доминирование, а дружба. Но у носорога же и коммуникабельности с себе подобными никакой - их близость его раздражает, и их нельзя держать вместе в одном загоне - передерутся на хрен, вплоть до смертоубийства. А по одному носорогов держать и применять - и накладно, и смысла особого нет - на войне рулят большие батальоны. Ну и в-третьих, Володя сказал тебе уже, что он тупой и подслеповатый - своих потопчет.
   - А вывести породу поумнее, позрячее и пообщительнее разве нельзя?
   - Серёга, я ведь тебе не биолог ни разу. Может и можно, если целью такой задаться и в неволе их разводить. Но кто за такой геморрой возьмётся? Слонов - и тех в неволе никто не разводит, а диких ловят, уже подросших. Ну, разве только хитрожопят с полуприрученными на вольном выпасе, но это же ещё не одомашнивание. Невыгодно ни хрена мегафауну полностью одомашнивать - и прожорливая, сволочь, и растёт медленно. И если всё-таки позарез нужны "живые танки", то слоны уже, считай, почти готовые...
   - А у нас они точно приживутся? Тут всё-таки Африка...
   - Ага, Северная - Атлас. Климат, считай, тот же средиземноморский. Видел, как они тут дубовые ветки с листьями в подлеске хрумкают? А наши испанские дубы - что, хуже тутошних? Тот же каменный, тот же пробковый, разведём и кустарниковый - один хрен он и для шелкопрядов нужен. Ну и какая им в звизду разница?
   - А с тутошним слоновником этим проблем не будет?
   - Будут, конечно, как не быть! Те же львы для молодняка опасны, для совсем мелких - даже гиены...
   - Не, Макс, я не про это - львы и у нас есть, и это всё ясный хрен. Я про другое - мавры эти как? Бохуд ихний на наших слонопотамов рот не разинет? Типа, на том основании, что это его страна и его леса, а значит, и слоны - тоже его? У Масиниссы же боевые слоны есть, и ему, значит, тоже нужны.
   - Нужны, конечно. Но, во-первых, он хоть и дикарь ещё тот, но ведь не совсем же дурак. Был бы совсем дураком - разве взгромоздил бы свою жопу на мавританский престол и разве ж удержался бы на нём? Вопрос он изучил и прекрасно понимает, что нужная ему боевая элефантерия начинается не со слонопотамов, которых у него в лесах до хрена, а с обученных погонщиков, которых у него ни хрена нет. А Масинисса своих и нам-то не даёт, самому мало, а уж Бохуду - тем более хрен даст. Нахрена ж ему усиливать соседа, к которому у него территориальные претензии? Поэтому Бохуду важнее, чтобы наши "индусы" ему погонщиков в товарном количестве и как следует обучили, да чтоб боевую снарягу слоновую ему к нужному моменту подогнали, а уж самих-то элефантусов он себе и без нас наловит, сколько надо. Так что ссориться с Арунтием ему не резон. А во-вторых, тесть ведь ему хорошо забашлял - и звонкой монетой, и статусными цацками. Тех двух шикарных новеньких рабынь - блондинку и брюнетку, которых мы у него видели, когда из Коринфа в Карфаген вернулись, хорошо помнишь?
   - Ага, классные тёлки! - вспомнил Серёга, - Блондинка - гречанка из Аргоса, а брюнетка, кажется, армянка из Киликии?
   - Вроде бы - не запомнил как-то. Но обе классные, штучный товар, в Спарте у Набиса ещё куплены. Так он их ещё и в карфагенский храм Астарты в обучение отдавал, и жрицы их там, надо думать, хорошо по постельной части поднатаскали...
   - Ага, звиздой работать, вроде наших гетер, гы-гы! - хохотнул Володя.
   - Ясный хрен! Так вот, прикиньте - тесть их обеих этому Бохуду подарил. Но тот, прикиньте, не столько им обрадовался, сколько жеребёнку-полукровке от испанского жеребца и крупной нисейской кобылы. Жеребёнок - уже видно, что покрупнее местных мавританских будет, когда вырастет, и тогда уж царёк наверняка только на нём и будет рассекать.
   - Ага, как наши рокеры-мажоры, сынки номенклатурные, на "Хондах", когда основная народная масса на "Днепрах", да на "Уралах" пыхтела, - кивнул спецназер.
   - Именно! Эти ж мавры - тоже ведь фанатичные лошадники, как и нумидийцы. Для них шикарный конь - такой, какого ни у кого больше в стране нет - круче любой самой шикарной бабы в гареме. А тут ему, считай, по его понятиям, даже не "Хонда" на фоне тех "Уралов", а скорее "Харлей Дэвидсон" на фоне мопедов "Верховина"...
    []
   - В общем, угодил Арунтий дикарю круто, - констатировал геолог, - Благодарен он ему теперь, небось, до поросячьего визга?
   - И это тоже, конечно. Но главное - это же ещё и намёк, что как сегодня ему забашляли, так завтра могут ведь и недругам его забашлять, если он к этому вынудит - политика, млять...
   Антилопа, значит, уже жарится, мы политику местную североафриканскую обсуждаем - ага, можно сказать, что прямо на кухне, в лучших отечественный традициях. И тут Фарзой подходит, тот самый парень-скиф, которого я у коринфского скульптора Леонтиска купил. Сейчас-то ему уже шестнадцать на носу, уже не сопливый мальчишка по античным меркам. Я ведь упоминал уже, кажется, что он окромя голых баб ещё и по скифскому "звериному" стилю хорошим спецом оказался? Вот я и прихватил его с собой в Мавританию, чтобы он живность африканскую собственными глазами понаблюдал.
   - Там опять эти обезьяны с собачьими мордами, господин, - доложил он, - Мы пошли за хворостом, но они не дают нам его собирать...
   - Ну так возьми в палатке лук, - разрешил я ему, - Ты ведь умеешь обращаться с ним получше меня, - тут я ему совершенно не льстил, а констатировал голый факт - эти скифы чуть ли не с пелёнок учатся ездить верхом и стрелять из лука, и даже годы рабства у греков не вытравили у парня детских навыков, которые он у нас в Испании восстановил с поразительной лёгкостью и быстротой. Я, конечно, тоже тренировался регулярно - с тех пор, как у нас появилось достаточно роговых луков критского типа, и их уже не нужно распределять по стрелкам буквально поштучно, но куда мне в этом искусстве до сына и внука потомственных конных степных лучников!
   - Бесполезно, господин - они уже поняли, что это такое, и теперь прячутся при виде лучника, - тут он прав, последнюю пару дней наши испанцы не подстрелили ни одного павиана.
   - А зачем вы собираете хворост у земляничных зарослей? - земляника в данном случае - не та привычная нам мелкая дикая клубника, а похожие на неё по вкусу крупные ягоды земляничного дерева, точнее - кустарника, которого здесь полно.
   - Так ведь и земляники же набрать хочется, господин. Но там эти проклятые обезьяны...
   - Млять, утомили уже эти грёбаные бабуины! - поддержал парня Володя, - А давайте-ка в натуре устроим на них охоту!
   Сказано - сделано. Мы зарядили винтовки и направились к зарослям. За что мы их так не любим? Есть за что, млять! Мавры местные их соседства не терпят, и если их обнаружат стадо поблизости - убивают на хрен превентивно. Ведь эта мохнатая сволочь и поля разоряет, и козлят ворует, а всем стадом и взрослую козу в клочья разорвать может. Да хрен ли те козы! Лично ни мы сами, ни наши испанцы такого не наблюдали, и я очень даже вполне допускаю, что рассказы дикарей об изнасилованиях бабуинами-самцами баб сильно преувеличены, но там, где избавиться от их соседства не удаётся, местные бабы без сопровождения вооружённых мужиков не ходят. Местным ведь виднее, надо думать?
   Ну и у нас на этих неправильных обезьян раздражения накопилось преизрядно. Уже как только прибыли, так Кавад на них жаловался, что наглые - спасу нет, и жратву воруют прямо из лагеря. Да и сами мы в этом убедились в первый же день. Возвращаемся из разведывательной поездки, а они - тут как тут и прямо, млять, как у себя дома. Даже наших лошадей не очень-то сторонились! Ну, наши бойцы к такому не привыкли - один враз особо наглого плетью поперёк морды вытянул, так тот взревел и оскалился, и ему пришлось ещё пару раз добавить. А другой боец, решивший проучить таким же манером матёрого самца, схлопотал нехилый укус, рану от которого ему потом вообще зашивать пришлось. Павиана этого, конечно, тут же сразу двумя дротиками и саунионом к земле пригвоздили, и ещё парочку завалили до кучи, после чего стадо ретировалось. Но если кто думает, что на этом дело и кончилось, то зря.
   Спустя пару дней, как у них улёгся страх, эти сволочи принялись забрасывать наших камнями, не приближаясь на уверенный бросок дротика, а швыряют они их, надо признать, довольно метко. Несколько человек получили ощутимые ушибы, и на борьбу с павианами пришлось задействовать наших лучников и пращников. Тогда, ещё через пару дней, дождавшись нашего выезда, когда людей в лагере осталось с гулькин хрен, стадо напало на лагерь. К счастью, отъехали мы недалеко, когда нас нагнал верховой гонец, и нам пришлось спешно возвращаться. Млять, вот тогда наши рассвирепели всерьёз! Лагерь взяли в кольцо, чтоб ни одну сволочь живой не выпустить, и в основном убивали их всех подряд. Ну, на нескольких самок с молодняком только сети набросили, решив отвезти их в Оссонобу для зоопарка. Случайно среди пойманных оказался и один матёрый самец - внимание мы на это обратили, когда соорудили из крепких жердей клетку, в которую и водворили "арестованных". Так на следующий день прогуливаемся по лагерю, лопаем землянику эту древесную, павианихи и павианышами заканючили, мы кинули и им немного, а этот матёрый - вместо того, чтоб попросить по-человечески - буянит, типа не просит, а требует. Ну ни хрена ж себе, заявочки! Я демонстративно показал ему одну единственную, но крупную и спелую ягоду - типа, попроси как следует, невежа. И я бы её ему дал, если бы он взялся за ум, но этот урод, глядя волком, протянул из клетки руку эдаким повелительным жестом. Естественно, я вытянул его за такую наглость прямо по протянутой руке плетью. Так этот собакоголовый завизжал негодующе, в жерди решётки вцепился, затряс их так, что вся клетка ходуном заходила. Глазами меня буравит, рожи корчит, зубы оскалил угрожающе - вконец охренел. Как раз в эти оскаленные зубы я ему и выстрелил из револьвера...
    []
   А потом мы сменили место лагеря и перебрались сюда, поближе к плато, где по данным Серёги должны быть фосфаты, а тут хозяйничает другое бабуинье стадо, и с ним уроки хороших манер приходится начинать снова с азов. Этим наши лучники сразу же наглядно продемонстрировали, что здесь им - не тут, и теперь они хорошо знают, что такое лук, так что сейчас, когда мы идём не просто шугануть их, а проучить как следует, чтоб надолго перебздели, брать с собой луки нет ни малейшего смысла.
   В прежней жизни, где-то за пару лет до того отпуска, закончившегося нашим попаданием в этот мир, мне доводилось читать в интернете, какие проблемы в Африке с этими грёбаными бабуинами. В Кении, например, живущие вблизи от национальных парков черномазые от них стонут. Самые настоящие набеги они на их поля устраивают и разоряют их дотла. А преследовать их только до границы национального парка и можно, а там уж - тронуть их не смей. Так они ведь, сволочи хитрожопые, разведчиков к деревне загодя высылают, дабы момент для набега выбрать побезопаснее, и тогда уж творят там, что хотят. Даже в хижины забираются жратву своровать и всё, что приглянётся, а если ты сопротивление им окажешь - так они ж ещё и мстительные, сволочи, запомнят тебя и уже персонально тебя кошмарить почнут. А уж в засуху, когда не только жратвы, но и воды мало, так к колодцу бабе за водой сходить нельзя - нападут гарантированно, и хорошо ещё, если только канистру ту несчастную с водой отберут. С вооружёнными мужиками приходится тогда бабам по воду ходить, но откуда ж у среднестатистического нищего черномазого купилки на винтовку? В Уганде вон те хуту с тутсями в основном мотыгами и мачете друг друга геноцидили, когда землю не поделили, и большинство кенийцев ни разу их не богаче. На всю деревню разве только пяток винтовок и наберётся, и основная масса с копьями своих баб сопровождает, а хрен ли это за оружие против целой стаи бабуинов? Доходит до того, что армию для защиты крестьян привлекают - ага, вот как раз от этих самых офонаревших бабуинов.
   Так в Кении их хотя бы уж вне пределов национального парка стрелять не возбраняется, а вот в ЮАР с этим - вообще полная жопа. Не знаю, насколько они там в той ЮАР редкие, но так или иначе считаются охраняемым видом, и убивать их по законам страны запрещено - просто тупо запрещено, без вариантов, и никого ничего не гребёт. Там тоже есть прекрасные национальные парки, тот же Крюгера, например, и он далеко не единственный, но идиоты-законодатели превратили в бабуиний заповедник всю страну. И естественно, приматы, почуяв безнаказанность, тут же распоясались. Ладно бы ещё только в национальных парках туристов грабили, что они и делают там от всей своей обезьяньей души и с превеликим удовольствием - те в конце концов "сами виноваты", нехрен было переться на "обезьянью" территорию. Но они уже и Кейптаун затерроризировали - целых четырнадцать бабуиньих стад, ранее бомжевавших на городских помойках, теперь снуют по улицам города и пристают к прохожим, вымогая подачки, а то и вовсе нагло отбирая приглянувшееся. И в машины забираются, и в дома, а ты их тронуть не смей. В общем, догуманничались, млять!
   Подходим к зарослям - ага, так и есть! Увидели, сволочи, что мы без луков, ну и демонстрируют с безопасного расстояния своё к нам полное пренебрежение. Парочка низкоранговых принялась даже зелёными и всё ещё твёрдыми земляничинами в нас швырять, остальные весело перетявкиваются - нравится им ситуёвина. Только вот и нам она тоже нравится, потому как на сей раз хрен они угадали. Мы достаём свои револьверы, переглядываемся, обмениваемся понимающими кивками, свинчиваем с дула защитные гайки, навинчиваем вместо них глушаки, распределяем цели и взводим курки. Положив дуло на сгиб локтя, я игнорирую обстреливающую нас шелупонь и целюсь в гривастого матёрого, явно одного из доминантов. Аккуратно выбираю свободный ход спуска и, как учил в своё время один знакомый стрелок-спортсмен - после прицеливания насрать на мишень, держим только мушку относительно целика, и мягенько плавненько выжимаем спуск, ни о чём воинственном даже и не думая - выстрел должен произойти "вдруг". Так и происходит - рукоять слегка бьёт в руку, негромкий хлопок, дымок, и душа павиана отправляется в свой павианий рай. Аналогичные результаты и у Володи с Серёгой. До приматов пока ещё ни хрена не доходит, и мы успеваем дать ещё пару залпов. Наверное, так бы и все барабаны в них прокрутили, но на третьем залпе кто-то схалтурил, только ранив своего бабуина, и его визг всполошил стадо. Четвёртый залп у нас из-за этого весь ушёл в "молоко", а собакоголовые, въехав наконец в расклад, пустились наутёк. Не очень далеко, правда, шагов где-то на сорок - из лука я, пожалуй, уже скорее промазал бы, чем попал. Не попасть уже, конечно, и с глушаками - мы переглянулись, обменялись кивками, свинтили глушаки и вернули на место гайки. Отдача теперь порезче и хлопки гораздо громче, но и сама стрельба точнее - всё-таки глушак сказывается на кучности. Двумя оставшимися залпами валим ещё двух и одного раним, стадо ретируется ещё дальше и снова не особо далеко - заметили малую эффективность последнего залпа. И эта наглая самоуверенность кое-кому из них чревата боком, потому как у нас есть ещё и винтовки.
    []
   Распределяем жертвы, целимся, стреляем - ещё три бабуина вычеркнуты из списка живых. Остальные, конечно, с визгом улепётывают, и на этот раз далеко. Ни с хворостом, ни с земляникой теперь проблем не ожидается. Обслуга набирает побольше и того, и другого, и мы возвращаемся в лагерь, а над трупами павианов уже кружат грифы, за которыми, само собой, не заставят себя ждать и гиены. Да и хрен с ними, ни разу не жалко - свежего мяса у нас сегодня вдоволь...
   Первым, как и ожидалось, подоспел антилопий шашлык, но его, откровенно говоря, только и хватило, что по шампуру на человека - ну сколько там того мяса в той несчастной газели? Поэтому мы и носорожью вырезку восприняли с энтузиазмом, хоть она и оказалась жестковатой. Запили мясо вином, на десерт налопались той древесной земляники, закурили сигариллы.
   - Но до чего ж всё-таки наглые, сволочи! - поражался Серёга, имея в виду проученных нами бабуинов, - Прямо как в том Кейптауне! - те фотки обезьяньего беспредела, как оказалось, видели в своё время в интернете и они с Володей.
   - А ведь и в натуре, - согласился спецназер, - Странно даже как-то - с маврами ведь не забалуешь...
   - Да мавры ведь тут ещё не обжились толком сами, - прикинул я хрен к носу, - Они ж открытую саванну предпочитают, чтоб скот свой пасти, да и распахивать её под поля легче, а тут - так, наскоками. А раньше тут, говорят, черномазые обитали, покуда мавры их всех на продажу в рабство не повылавливали, и у тех черномазых бабуин, вроде, священным считался...
   - Тотемным зверем? - уточнил Володя.
   - Ага, вроде того. Ну и терпели от них всё, что они вытворяли, из поколения в поколение, ну и разбаловали - результаты сами видите, млять - в натуре как в Кейптауне.
   - Так они ведь, небось, и на негритосок ихних набрасывались, - предположил Серёга, - Неужто и это терпели? Я бы на их месте не стерпел...
   - Даже если это тотемный зверь, олицетворяющий божество? - подгребнул я.
   - В звизду, млять, такое божество! А если у какой-то общины тотем - бегемот, так что, и под бегемота своих баб подкладывать?
   - Да звиздёж это всё, скорее всего, - хмыкнул спецназер, - Ты же не полезешь на ту же самую павианиху даже при самом мрачном сухостое, так с хрена ли те павианы на человеческую бабу полезут?
   - Ну, не скажи. В Калифорнии павиан даже телеведущую за сиськи лапал - я даже ролик на "Ютубе" видел, пока его не удалили...
   - Ну, фотку-то и я видел, занятная, но таких фоток там была хренова туча - это просто приколы, а на самом деле никакой сексуальной ситуёвины там не было и в помине.
   - Ну а римские травли баб сексуально озабоченной живностью? Кажется, Макс, ты говорил как-то чего-то насчёт этого дела?
   - Ага, у Даниэля Манникса в "Идущих на смерть" упоминалось, - подтвердил я, - Но там речь была о специально выдрессированной на это дело живности, а не о дикой. Хотя, с другой стороны, я как-то читал и про обезьян из Сухумского питомника. Так там, когда та грёбаная абхазская война была, часть обезьян разбежалась, и один павианий самец - только не бабуин, кажется, а гамадрил - сколотил себе целый гарем из самок других видов - одна, если не путаю, вообще шимпанзе, а две других ближе, павианихи, как и он сам, но тоже ни хрена не его вид. В общем, сексуальная разборчивость у него оказалась ещё та, и с учётом его примера - хрен знает, чему с этими павианами верить...
   - Тогда, получается, вполне могут и как раз для этого дела на баб нападать, - зачесал загривок геолог, - Если уж шимпанзе не брезгуют...
   - Ага, молодёжная банда из низкоранговых самцов, которым не дают самки своего вида, в принципе может, - кивнул я, припомнив главу о молодёжных бандах у Дольника, - Павианиха другого вида, шимпанзиха или негритоска - им при их сухостое уже не столь принципиально. Вроде бы, тоже читал где-то, что межпавианьи гибриды и в природе встречаются. Тогда - может и не врут дикари насчёт баб...
    []
   Пообедав и передохнув, снова выезжаем к плато с фосфатами - предварительно условившись, что теперь уж хрен остановимся глазеть, даже если посреди саванны жираф зебру трахать будет, гы-гы! Но ни жирафов, ни зебр нам и в этот раз не попалось даже по отдельности, так что отвлекаться было не на кого. Ну, львы - вполне возможно, что и те самые - в стороне мелькнули, но они там уже чего-то увлечённо жрали, периодически отгоняя подальше нетерпеливых гиен и грифов, так что им там не было скучно и без нас. Пару раз по дороге спугнули секретуток, то бишь птиц секретарей, одного из них даже со свежезабитой змеёй в клюве. Обе секретутки, что характерно, не улетели, а убежали - млять, ну чем не эдакие маленькие хищные страусы! Володя даже пошутил, что и сам бы от такой секретутки не отказался, потому как ноги у ней, если и не от ушей, то уж всяко почти от подмышек - Серёга ржал так, что едва не свалился с лошади. Потом гепарда ещё спугнули, и тоже с чем-то съедобным в зубах. В общем, в античную эпоху эта Западная Сахара - довольно оживлённое местечко.
   По пути нам попался стекающий с плато ручей, на берегах которого геолог и показал нам признаки близкого присутствия фосфатов. Во-первых - сама по себе буйная растительность возле него уж больно резко контрастировала с окрестным ландшафтом, а во-вторых - белесая пена наподобие мыльной и такой же белесый цвет самих берегов.
   - Это и есть те самые фосфаты? - спросил я его.
   - Ну, в общем-то да...
   - Так чего тогда бить ноги лошадям и переться на плато? Запруживаем ручей, берём из пруда воду и выпариваем её на хрен - осадок, считай, сплошные фосфаты.
   - Так нам же нужны не совсем эти.
   - А чем тебе эти хреновые? Вон как на них всё растёт!
   - Эти - легкорастворимые. С одной стороны, полезная растительность на полях легко их усваивает, но с другой - в почве их хрен накопишь. Любой сильный дождь будет вымывать их оттуда и сносить в ближайшую речку - вот как эти в ручье. А нам нужны труднорастворимые, которые внёс один раз, и их хватит на долгие годы.
   - Так они ж хреново растительностью усваиваются, кажется? - припомнил спецназер объяснения Наташки.
   - Ну так у нас же севооборот с сидератами, а среди них есть и такие, которые как раз и переводят фосфаты из труднорастворимой формы в легкорастворимую. Но не все сразу, а понемногу, небольшую часть, как нам и нужно. Вот эти труднорастворимые мы и будем вносить в почву - редко, но сразу до хрена.
   - И где мы такие возьмём?
   - А вот как раз на плато, выше по ручью. Легкорастворимые он вымывает, а труднорастворимые там и остаются.
   Ну, раз такие дела - доезжаем до плато, подымаемся по склону, спешиваемся, и наше геологическое светило начинает ковыряться в земле, бормоча себе под нос какие-то мудрёные словечки, явно жутко научные...
   - Ты чего, уже до динозавров докопался? - спросил я его, когда он пробормотал чего-то про маастрихт - этот маастрихт, если кто не в курсах, как раз самый последний период верхнего мела, в конце которого и рухнула та помножившая динозавров на ноль юкатанская каменюка. Ну, это если упрощённо, на самом деле там сложнее было, но это сейчас не суть важно, а важен, судя по серёгиному энтузиазму, сам "динозавровый" слой.
   - Нет, здесь я вам динозавров не раскопаю, - разочаровал тот, - Это морские отложения, а не сухопутные. Вот аммонитов - этих сколько угодно...
   - Да хрен ли нам эти твои улитки, млять, кальмарообразные, - презрительно отмахнулся Володя, - Вот тираннозавра какая-нибудь утопшая - это совсем другое дело!
   - Не выкопает он тут тебе тираннозавру, - огорчил я его.
   - А что так?
   - Да не водилось их в Африке, - в своё время тот "динозавровый бум" после тех нашумевших "Парков Юрского периода" зацепил и меня, и я тогда кое-что почитал по этой теме и достаточно активно посрался в интернете и на палеонтологических форумах, где меня оппоненты-биологи маленько и просветили, - Только в Северной Америке и в Азии они водились, а в Африке сохранялась прежняя живность...
   - А в Европе?
   - Ну, смотря где. В Испании - вряд ли, это тогда большой остров был. Где-нибудь на нашей Русской равнине - находок нет, но в принципе могли и быть. Она то теряла связь с Азией, то снова восстанавливала, так что могли и забрести...
   - Вот это и есть те знаменитые марокканские фосфаты, которых нам не хватает на нашей лузитанской Турдетанщине, - сообщил Серёга, прервав нам палеонтологическую дискуссию, - И тут их, как видите, до хрена.
   - Ага, хоть жопой их жри, - охотно согласился я, окинув взглядом окрестности, по словам нашего геолога скрывающие сплошной толстенный пласт столь нужных нам для нашей продвинутой агротехники означенных фосфатов. А с виду - так, не пойми чего, какой-то рыхлый и крохкий камень неопределённого серовато-желтоватого цвета - хрен бы я обратил на него внимание, попадись он мне на дороге, а оказывается - он это и есть.
    []
   - Вот ими и ценны маастрихтские отложения в Марокко, а не этими вашими динозаврами, - заявил он нам, - Ну, ещё уран марокканским фосфатам сопутствует...
   - Уран? - озадаченно переспросил спецназер, - Мы тут эту, млять, грёбаную радиацию от него не подцепим?
   - Нет, концентрация смехотворная, радиация в пределах естественного фона, и без продвинутых современных технологий его здесь не добыть. Да и нахрена вообще он нам сдался? Для ядерного оружия, что ли?
   - Ядерное оружие у нас и без этого урана есть, - хмыкнул я.
   - Ага, баллисты с каменными ядрами, - поддержал шутку и Володя.
   - Вот именно. А фосфаты - вот они, прошу любить и жаловать...
  
   4. Нетонис.
  
   - Осторожнее! Придержите справа! - прикрикнул на матросню руководивший выгрузкой помощник навигатора, грозя одновременно кулаком, дабы не выражались громко, а хотя бы имитировали почтение к священному грузу. Это для островитян божество является внезапно и во всём своём бронзовом великолепии, а доставившим его морякам оно за десяток дней плавания успело уже намозолить и руки, и глаза.
   Будь груз обычным - его бы тупо подняли из трюма на лебёдке, не напрягая людей, да и с этим Нетоном обошлись бы так же, если бы выгружали ночью, но к ночи мы прибыть не успели и выгружаемся среди бела дня, а толпа на берегу глазастая, и у неё на виду с бронзовым идолом приходится обращаться со всем возможным почтением. Счастье ещё, что он полый внутри и не слишком тяжёл - для матросни счастье, а вот лепивший восковую модель, изготавливавший форму, отливавший статую и очищавший её нутро Фарзой реально затрахался. И ведь это был ещё далеко не конец его трудов - это я просто перерыв ему сделал, в Мавританию с собой прихватив, дабы совсем уж его не задрочить, а потом ему ж ещё полировать и чеканить этого Нетона пришлось. Так что, будем уж к нему объективны, халявы тут не было никакой - свою свободу парень заработал честно.
   Не зря вон и у всей толпы рабов сперва челюсти отвисли от изумления, а затем вырвался дружный вопль восторга. Ни одного турдетана среди них нет, все они сплошь лузитаны, веттоны, карпетаны и североафриканские берберы, и какое им, казалось бы, дело до турдетанского бога? Но само великолепие статуи, с которой и рядом не валялись примитивные идолы их племенных божков, не могло не произвести впечатления, а тут ведь ещё и антураж соответствующий. В смысле - их образу жизни. Рыбой они здесь в основном кормятся, в море выловленной, и среди привозного ширпотреба бронзовые крючья с трезубцами - самый желанный для них груз. И тут - бронзовый бог, да ещё и аналог греческого Посейдона и римского Нептуна, расположение которого не повредит любому, доверившему свою судьбу морским волнам...
   Мы сперва хотели заезжему греческому скульптору его заказать, но его проект пришёлся нам как-то не по вкусу. Слишком греческий, слишком каноничный - вплоть до того, что Посейдон у этого грека виделся ему на самой обычной колеснице, запряжённой самыми обычными конями - ага, это в море-то! Как там по этому поводу у Жванецкого? На лошади с вёслами как дурак, гы-гы! Скиф же мой, даром что варвар, да ещё и ни разу не мореман, а самый, что ни на есть, сухопутный степняк, фишку просёк мигом. Хоть и не его вкуса направление - не голые бабы и не сухопутная живность, за порученное ему дело он взялся с душой и сделал его на совесть. Вместо колесницы у него - раскрытая раковина моллюска, в которую вместо лошадей запряжена пара больших морских коньков. Нет, ну я, само собой, прекрасно знаю, что таких в реале не бывает, самый крупный вид размером не более тридцати сантиметров, но откуда об этом знать этим античным хроноаборигенам, свято верящим в гигантских морских чудовищ? Если - по их мнению - реально существует морской змей, так почему бы не существовать - ага, где-нибудь в морских глубинах - и гигантскому морскому коньку? Зато реалистичный морской антураж - раковина моллюска и морские коньки - Фарзою удался на славу, а оттого и вся его статуя в целом, да ещё и исполненная в изысканной технике той самой прославленной коринфской скульптурной школы, выглядит натуральным морским божеством, как мы и замышляли.
    []
   Бронзового Нетона аккуратно, но надёжно закрепили на специально для него и предназначенной деревянной колёсной платформе и со всей положенной для божества торжественностью скатили с корабля по сходням. Не только турдетаны-охранники, но и рабы преисполнились почтительности, и совсем не зря - как раз к прибытию морского бога в названный в его честь город мы и приурочили доставку давно ожидавшихся на Азорах ништяков из метрополии. Прежде всего это добротный стальной инструмент, закалённый и не тупящийся почти сразу же, в отличие от прежнего. После того, как первый десяток наиболее послушных и усердных рабов был переведён на положение вольных колонистов, а следующим рейсом им были доставлены и бабы, да ещё и не самые стрёмные, трудовой энтузиазм остальных стал не только добровольным, но и массовым, и хороший инструмент - тоже своего рода поощрение хорошему работнику, облегчающее его труд и повышающее его шансы отличиться.
   Миликон-то как рассчитывал? Что вся сталь от недавно запущенного наконец конвертера пойдёт на оружие армии в целях её скорейшего перевооружения. А мы хрен к носу прикинули и убедили Фабриция в ничуть не меньшей важности освоения Азор, и тогда в царском дворце разгорелся нешуточный скандал. Хвала богам, у нас в Оссонобе ни разу не абсолютная монархия, а конституционная, и без согласия правительства царёк не может ни хрена, а глава правительства - Фабриций. Ну, тут ещё сыграло роль и то, что колонии наши заморские с самого начала как именно наши задуманы, то бишь колонии клана Тарквиниев, а не государственные, и Миликон с наследниками даже номинально владеть ими не будут. Это в метрополии нашей турдетанской он какой-никакой, а всё-таки царь, а в колониях - просто акционер владеющей ими компании, не самый мелкий, но и не самый крупный - средненький, скажем так. Аналогичная хрень, если кто не в курсах, и в реальной истории практиковалась. Та же самая Индия, которая, как мы все вызубрили в школе, первая жемчужина британской короны, юридически стала таковой лишь во второй половине девятнадцатого века, после подавления той большой бузы сипаев, а до той бузы британская корона власти над ней не имела. А принадлежала Индия - в широком смысле, включая и Бирму с прочими прилегающими территориями - Британской Ост-Индской компании, имевшей и собственную казну, и собственную армию, и собственный флот, и если бы не облажались компаньоны, доведя своей жадностью и высокомерием до бунта даже собственных сипаев - так и продолжала бы, скорее всего, владеть страной Компания. Вот и у нас колониальная экспансия ведётся таким же образом, уже полным ходом на Азорах, а на очереди Куба, и мы уже ради шутки начинаем называть клан Тарквиниев - меж собой, конечно - Турдетанской Вест-Индской компанией.
   Причём, и Миликона-то мы понимаем прекрасно, и позицию его и уважаем, и одобряем - ведь не о кармане и не о власти даже мужик печётся, а за державу ему обидно, потому как сталь, направленная за море, потеряна для экономики метрополии. Он сам нам так и сказал попозже, когда поостыл и успокоился - что хрен бы с нами, пускай мы и не на оружие её используем, пусть на инструмент, производство и строительство - тоже дело нужное, но ведь страну же свою надо развивать, а мы ценные ресурсы от её развития на освоение не принадлежащих ей островов отрываем. И ладно бы только металл, но ведь мы же ещё и людей туда вербуем, которых для обживания метрополии не хватает!
   И в этом плане наш царёк тоже частично прав - вербуем, ещё как вербуем! Не только на Азоры и даже не столько на Азоры, вообще в нашу мафию - ещё прямо в Дахау агентура Тарквиниев подходящих переселенцев высматривает и вербует, и завербованные уже ни в какие сельские общины миликонова царства не попадают, земли не получают и призыву в турдетанскую армию не подлежат. А подготовку под руководством ветеранов Ганнибала проходят отменную, не хуже отборных миликоновых дружинников - как тут не обзавидоваться? Но вербуется к нам, конечно, лишь небольшая часть переселенцев - и подходят нам не все, и для метрополии людей тоже побольше оставить надо, а их ведь и в целом-то не шибко много - все из римской Бетики, и их увод к нам приходится с властями римской Дальней Испании согласовывать. Договор-то с сенатом есть, но сформулирован он расплывчато и оставляет фактическое решение каждый раз на усмотрение претора, а тот разве заинтересован в оттоке населения? А налоги кто будет платить? А в союзных вспомогательных войсках кто будет служить? Башлять римлянам всякий раз приходится, чтоб не слишком зажимали нам пополнение...
   Поэтому в основном мы пока на Азоры рабов завозим - тех, что в метрополии не слишком желательны, но и не настолько безнадёжны, чтоб римлянам их на верную смерть продавать. Здесь они не имеют соблазна ни восстать, ни сбежать, нет для них и перспективы вернуться на материк, зато есть вполне реальная перспектива освобождения, перевода в вольные колонисты и обзаведения семьёй здесь. Вот для таких, заслуживших освобождение, мы и привозим баб - пленных испанок и купленных в Африке берберок, на все вкусы - от бледных блондинок до смуглых брюнеток, вплоть до кучерявых с малой, но заметной негроидной примесью. И на этот раз толпа рабов не зря восторженный гвалт подняла - привезли им, конечно, баб и в этом рейсе. Платформа с Нетоном к городу и храму катится, а за ней - бабы колонной, десятков пять сразу, и это значит, что столько же рабов свободу получит разом - есть от чего прийти в восторг! И в этом смысле напрасно кипятится Миликон - учитываем мы при заселении Азор и государственные интересы.
    []
   Тут, конечно, тонкую политику приходится проводить. Дай освобождаемым рабам полную волю в выборе невест или этим привезённым для них рабыням - в выборе женихов, так они же наверняка соплеменников выберут, а нам разве это нужно? Не надо нам тут ни лузитанской, ни веттонской, ни мавританской диаспор, а надо, чтобы все они отурдетанивались, и поэтому испанцы получат африканок, а африканцы - испанок, так что общаться внутри семей смогут только на турдетанском, который и станет родным языком для их детей. Поэтому и рабынь на Азоры не стрёмных привозим, а молодых и симпатичных, которых возьмут охотно, не спрашивая о национальности. Среди лузитанок и веттонок не так уж и мало блондинистых, которых в Нумидии или Мавритании тут же расхватали бы по своим гаремам вожди и старейшины, но обойдутся пока те вожди со старейшинами - нам азорских берберов отурдетанивать надо. "Шоколадок", да и просто жгучих берберок аналогично расхватали бы испанские вожди, но подождут и они - у нас азорские лузитаны с веттонами ещё не отурдетанены.
   Центр города уже в основном достраивается, храм Нетона готов полностью, отчего и пришлось поспешать с изготовлением его бронзового обитателя. Здесь, конечно, не Греция и не Италия, и из мрамора не очень-то построишься, известняк - и тот с Санта-Марии доставлять приходится. Как мы и ожидали, для Нетониса архитектор выбрал место современного Понта-Дельгада на Сан-Мигеле. Самый большой остров на архипелаге, с хорошо заметной издали километровой вершиной, в числе наиболее близких к Европе и не слишком далёк от той Санта-Марии, на которой тот известняк добывается. На плиты для облицовки храма и административных зданий привезли, конечно, мраморую крошку и щёбёнку из Европы, которую здесь на известковом растворе замешивают и получают из этого "бетона" облицовочные плиты, внешне не сильно от мраморных отличающиеся. Но на весь город мраморной мелочи хрен навозишься, тут и известняковые блоки дефицит, и в основном в дело идёт местный камень, от которого греко-римские строители фыркнули бы с нескрываемым презрением. Но нам здесь не шашечки, нам ехать, а удалённость Азор от Средиземноморья и их почти полная в нём неизвестность позволяют нам не слишком заморачиваться на этих островах маскировкой всего и вся под "псевдоантичный ампир". Так, общий стиль только будем здесь поддерживать, дабы чрезмерного культурошока у своих же не вызывать, а по мелочной конкретике, да в упрятанной в помещения технике нехрен на то античное Средиземноморье ориентироваться - хватит с нас этого в Испании!
   Исходя из этого, заметный издали храм Нетона у нас в классическом греческом стиле, в котором, собственно, и все современные помпезные здания по традиции строятся, с элементами этого же стиля у нас и административные здания, и элитные особняки. А всё остальное будет попроще внешне, но не в ущерб прочности, основательности и удобству. Такая же антисейсмическая кладка, такое же её качество, просто не будет у стен зданий этого излюбленного античными средиземноморцами белого цвета. Облицовки на него хрен напасёшься, да и штукатурки тоже, а здесь, в Нетонисе этом, такие же многоэтажные инсулы планируются, как и в Оссонобе, и нахрена нам здесь, спрашивается, сдались куски штукатурки, валящиеся с верхних этажей прямо на улицу под ноги, а при невезухе и на головы прохожим при каждом землетрясении? Чтоб в касках потом всех по городу ходить заставлять? Поэтому штукатуриться стены будут только внутри, где высота в пределах этажа небольшая, а снаружи так и будут естественные цвета каменной кладки. И насрать, что это уже ближе к средневековому стилю, чем к античному - здесь один хрен некому глаза замыливать, здесь наши Азоры, а не римское Средиземноморье. Нет, ну можно, конечно, в принципе и известью стены побелить, как в Хохляндии и в похожих на неё южнорусских областях стены глинобитных хат белились, но нахрена? Там это делалось ради похожести хотя бы издали на белокаменные церкви и роскошные палаты крутых шишек, и эти обезьяньи понты за века в менталитет вошли - я ржал с южан, которые по этой привычке стены комнаты в общаге белили вместо того, чтобы просто выкрасить их нормальной краской и использовать всю площадь комнаты, не боясь прислониться к белёной стене. Так что - на хрен, на хрен! Нет у нас такой традиции исходно - и не надо нам её такую дурацкую заводить. Тем более, что в нашем современном мире замковая средневековая кладка из дикого камня куда больше соответствует нашим представлениям о "благородной седой старине". И если в наших условиях это ещё и рациональнее - выбор очевиден. Не в цвете стен и даже не в классическом античном портике для нас самая суть передовой античной культуры, а вот в этом ступальном кране, что скрипит, но исправно подымает те же самые каменюки наверх, где их укладывают в не характерную для греков с римлянами, но идеальную с точки зрения антисейсмичности "инкскую" полигональную кладку, совмещая там, где они предусмотрены, Т-образные пазы и заливая в них свинец. Азоры трясло, трясёт и будет трясти, но нам это известно заранее, и мы к этому готовы.
    []
   Но пока капитальные жилые здания Нетониса в основном только в проекте, и лишь некоторые в стадии закладки фундамента, а сами строители и их обслуга наскоро выстроили себе хижины, подобные тем, в которых они обитали и на свободе. Кто видел глинобитную лузитанскую мазанку на цоколе из булыжника, тот видел, можно сказать, их все. Да и какой им смысл сейчас строиться капитальнее? Ведь ясно же, что город будет расти и расширяться, и эти халупы будут один хрен сноситься под новостройки. Да и не все уверены, что и после освобождения будут жить на этом же месте. Допустим, попал кто-то в снабжающие строителей дарами моря рыбаки и нашёл в этом своё призвание - такой и живёт уже в рыбацком посёлке, и если посёлок на отшибе от будущего порта, то можно уже строиться и в камне. А если кто-то в будущем крестьянином себя видит? Где ему землю дадут, он заранее не знает, но ясно, что не у самого города, и какой ему тогда смысл строить себе сейчас что-то посерьёзнее мазанки, которую не жалко бросить?
   Настоящих крестьян здесь, конечно, ещё нет. Ну, разводят огороды, собирают дикую съедобную растительность, а зерно пока привозное - решили, что лучше уж пока крупу готовую привозить, чем уродовать землю примитивными методами хозяйствования. Вот подрастут младшие сыновья уже научившихся грамотному севообороту турдетанских крестьян, так кое-кого и на Азоры сагитируем - млять, опять с Миликоном лаяться из-за этого предстоит, гы-гы! Но это ещё не в ближайшем году и даже не в следующем - скот ещё на остров не завезён и не разведён. В смысле, коровы. Ишаки-то уже есть, но мало ещё даже их, да и много ли вспашешь на ишаке? На тяжёлый плуг - а земля тут довольно каменистая, и с лёгким плугом на ней делать нечего - пара волов нужна, даже не мулов. А пока здесь вместо них только овцы, стадо которых пасётся под усиленной охраной, чтоб работнички не разворовали, да на мясо не порезали. Ведь сейчас они в основном на рыбе сидят, изредка на китовом мясе, и лишь по праздникам их балуют курятиной, которой тоже ещё мало. И даже эта редкая пока радость - ещё только благодаря тому, что нет на Азорах ни лис, ни хорьков, и в проволочных клетках куры здесь не нуждаются, а нужен им только навес сверху - от местного азорского ястреба. А вот кроликов пока не завозим, нельзя их здесь без тех клеток разводить - сбегут на волю, размножатся, да и выжрут на хрен весь остров, как выжрали в реале Австралию. Там, если кто не в курсах, они даже древолазами заделались, что твои кошки. Да хрен ли те кролики! В Северной Африке и козы берберов запросто по раскидистым деревьям лазают, и современная безжизненная Сахара - во многом результат именно их гастрономической деятельности.
   Как раз по этой причине мы и сюда завезли овец, а не коз. Размножаются они с козами примерно одинаково, мясо равноценно, шерсти больше, а молоко - пожалуй, даже питательнее того хвалёного козьего. Но главное, конечно, не это, а то, что овца щиплет себе траву, которая отрастает быстро, и ей этого достаточно, а коза, сволочь, и листья с деревьев и кустарников обжирает, уничтожая подлесок и не давая восстановиться лесу. Нахрена ж нам, спрашивается, опустынивание Азор? То полупустынное современное Средиземноморье, каким мы его знаем, тоже стало таким не без козьей помощи. Так что пусть уж лучше здесь размножаются овцы, которых мы и в Испании планируем разводить усиленно, дабы поберечь и испанские леса хотя бы в нашей части полуострова...
   В этот раз мы и пару десятков свиней на Сан-Мигел доставили и планируем доставить в этот сезон ещё, доведя стадо до сотни голов. Размножаются хавроньи ещё быстрее овец, так что помогут нам тут закрыть мясную проблему побыстрее. И наверное, на следующий сезон надо уже и коров начинать завозить, чтобы были уже взрослые быки к прибытию на остров первых турдетанских крестьян. В реальной истории пшеница с Азор и проходящим мимо судам для пополнения их запасов провизии продавалась, и в Португалию поставлялась, и происходило это подкармливание метрополии в тот самый Малый Ледниковый период, когда даже в продвинутой Европе урожаи оставляли желать лучшего. Актуально это будет и теперь, когда на носу тоже похолодание климата, не такое серьёзное, но ведь и агротехнологии сейчас куда примитивнее. С каждым годом у наших торговых партнёров на Кубе всё больше и больше семей ольмеков с материка, умеющих выращивать заокеанскую растительность, и здесь, на Азорах, мы можем позволить себе её завоз, не боясь засветить её перед Римом. А с ней - и севооборот ввести попродвинутее, дабы урожайность повысить, и этим мы сделаем большое дело. Надо будет, кстати, и наши небольшие латифундии здесь завести, дабы поскорее те продвинутые и закрытые для Европы агротехнологии разработать и внедрить. Так что нужны здесь быки, больше лошадей нужны, и пока-что картина одних только ишаков, да кур с овцами - только что завезённые свиньи не в счёт - откровенно удручает.
    []
   Но важнее всего для нас здесь, конечно, не сельское хозяйство, которое просто для продовольственной независимости нужно, а продвинутая промышленность. Мне ведь, откровенно говоря, и конвертер-то тот малый бессемеровского типа для выплавки стали более-менее нормальной, боязно было в Испании сооружать, и не сходу я на это решился. А уж о гидроэлектростанции, которую хрен куда заныкаешь и хрен подо что античное замаскируешь, страшно даже и думать. Есть и там вполне подходящие с чисто силовой точки зрения бурные горные речушки с хорошим перепадом высот, не требующие очень уж здоровенной плотины, но много там и лишних глаз с ушами, и у кого-то наверняка окажется и слишком длинный язык. А размеры ведь и у небольшой плотины на порядок больше, чем у конвертера, и не заметить её - всё равно, что в африканской саванне не заметить слона. Здесь же, на удалённых от Европы и практически никому не известных островах, плотину и ГЭС можно сооружать безбоязненно. Плотина, правда, посерьёзнее понадобится, потому как прочность ей нужна повышенная - всё-таки потряхивает Азоры иногда посильнее, чем Испанию.
   А нужна мне ГЭС не оттого, что античной Турдетанщине для полного счастья якобы требуется электрификация всей страны. Не требуется - нету на мне ни кепки, ни лысины, чтобы такими навязчивыми идеями страдать. Дадут вон императоры-принцепсы римским гегемонам бесплатные хлеб и зрелища, и будут они счастливы от дарованного им люмпен-коммунизма без всякой электрификации всей Римщины. Но вот нам, нескольким отдельно взятым римским гегемонам, для нашего потайного прогрессорства требуется электрификация хотя бы небольшого такого райончика, где разместится наша хайтечная промышленность - которую нам, кстати, тоже совершенно нехрен перед кем попало засвечивать. И не в лампочках лысого гения в кепке тут дело, которые и от багдадской батареи вполне себе гореть могут, если уж совсем без них не обойтись, хоть и спокойно довольствовался мир до их изобретения свечами и масляными светильниками. Дело - в электрометаллургии. При наличии халявной механической энергии получаемая от неё электроэнергия - тоже практически халявная. Ну, если вынести за скобки и не считать затрат на электростанцию, конечно, которая рано или поздно один хрен окупится. А при халявной электроэнергии продолжать уголь в металлургических печах жечь, да ещё и древесный, на который леса сводятся - это ж кем надо быть? То есть даже с колокольни сбережения лесов и вообще нормальной экологии электроплавка стали предпочтительнее традиционной топливной. А с близкой мне как производственнику колокольни чистого производства это возможность выплавлять самые различные сорта стали, включая и тугоплавкие высоколегированные типа вольфрамистых быстрорежущих, сам нужный для них вольфрам, да и люминий, кстати говоря, который только в электропечах и реально получить в товарных количествах и по цене нормального конструкционного материала, а ни разу не драгметалла.
   Это в нашем современном электрифицированном мире люминий во много раз дешевле меди, потому как сырья для него - хоть жопой жри, а в девятнадцатом веке, когда его получали химическим путём или электролизом от гальванических батарей, он в разы дороже меди обхлдился. Читал я как-то и упоминания о разовых случаях его получения в древности - императору Тиберию, кажется, блюдо из него будет преподнесено, ну так во всех этих случаях он на правах драгметалла шёл. А нам он разве на ювелирку нужен? Нет, ну подзаработаем, конечно, и на этом, если возможность такая наклюнется, но вообще-то это баловство, а по серьёзному делу нужен лёгкий, достаточно дешёвый и коррозионно- стойкий конструкционный материал.
   Мы с Володей и Серёгой не так давно прикидывали хрен к носу на предмет движков. Ну, уаттовская паровая машина с её громоздкостью и тремя процентами КПД идёт лесом, полем, лугом и болотом, а паровая турбина слишком опасна в эксплуатации, как и все подобные ей высокоскоростные турбины - попадёт туда какая-нибудь хрень или скрытый дефект металла в ней самой окажется, и разлетится она тогда к гребениматери на высоких оборотах с жертвами и разрушениями. Оно нам сильно надо? На хрен, на хрен! Мозгуем мы реально над дизелем и полудизелем, ещё не определились окончательно. Но и у них вес будет немаленьким, а ещё ведь и трансмиссия, и гребной винт - мы же прежде всего о судовом движителе думаем для трансокеанских плаваний. А винт с его валом - это ведь особая песня. Ни один из нас ни разу не судостроитель, и из форумных срачей у нас сложилось впечатление, что с дейдвудной трубой и её начинкой, не будучи спецами в этой области, связываться боязно. Ладно ещё, если на реке или озере разболтается и даст течь, до берега недалеко, а если в открытом море? И весь рейс помпой воду откачивать тогда прикажете? Так мы ж не в советской "непобедимой и легендарной", где надо занять людей любой хренью от рассвета до заката, чтоб не оставалось времени и сил на дурь, и у нас цель - доставить груз из пункта А в пункт Б, а не загребаться. Поэтому наша мысль направлена на привод с вертикальной колонкой, передающий вращение над водой и от проблем с герметизацией избавляющий, но достаётся это счастье ценой дополнительного металла и его дополнительного веса. И если ответственные детали, которые на трение и износ работают, один хрен придётся делать стальными или бронзовыми, то на корпусные как раз люминий напрашивается. Лучше ведь таскать люминий, чем чугуний, верно? А люминий - это лектричество, и лектричество мощное, ни разу не багдадская батарея. Это нормальная ГЭС с плотиной и мощным электрогенератором, дающим сильный ток для питания мощной электропечи. Это вам, млять, не лампочка Ильича...
    []
   Хвала богам, Азоры - острова вулканические и гористые, и в бурных горных речушках с водопадами на них недостатка нет. Почему, например, в нашем современном мире Норвегия и Калифорния практически полностью гидроэнергией свои потребности обеспечивают, не нуждаясь ни в ТЭС, ни в АЭС? Вот, как раз поэтому. Маленькая горная речушка в узком каньоне такой напор воды даст, который равнинным рекам и не снился, а если водопад хороший найдётся, так можно даже схитрожопить и плотину с турбинами не городить, а просто отвести поток на верхнебойные водяные колёса, от которых напрямую генераторы вертеть, и не надо нам тогда никакой монструозной и дорогущей Волжской ГЭС. Всё-таки благоприятные природные условия - великое подспорье.
   Мы тут с Володей и Васькиным не просто бронзовую статую Нетона для храма сопровождаем, а с инспекцией. Идола божественного теперь и без нас до храма докатят и со всей торжественностью на приготовленном для него месте расквартируют, жрец на то из Оссонобы прислан, и с ним хрен забалуешь, а наше дело - светское. Поговорили для начала с архитектором, поднатасканным Павсанием и Банноном ещё при строительстве столицы Миликона, посмотрели строящиеся здания - там всё по уму организовано. В смысле, бездельничать рабам не дают, но и не надрывают - везде, где это только можно, используются ишаки и механизация. Потом подошло время обеда, и нас пригласили в правление стройки, причём распорядитель работ приглашал настолько настойчиво, что мы переглянулись и поняли друг друга без слов. А тот заметно сбледнул, когда мы вдруг пожелали отобедать с рабами, и на обеде причины его испуга стали понятны. С виду-то никакого криминала заметно не было - порции щедрые, явно досыта, рыбы достаточно, на неё тоже явно не скупятся. Варёная, правда, могли бы и пожарить, и тогда она была бы гораздо вкуснее, а так - не пойми чего. Никто из нас, конечно, и не ждал, что рабов кто-то разносолами здесь кормит, но всё-же...
   - Горчит, - пожаловался Хренио, разжёвывая кусок рыбы, которой была щедро сдобрена каша.
   - Не сильно, но есть, - подтвердил Володя, - И сама каша, кстати, тоже - есть-то её можно, но как-то сильно на любителя.
   - Млять, в натуре, - согласился и я, распробовав и то, и другое, - И чего за хрень такая? Каша всегда горчит? - это я спросил уже по-ткрдетански одного из обедавших рядом с нами рабов-старожилов.
   - Всегда, почтенный, - ответил тот с заметным веттонским акцентом.
   - Соль? - спросил его Васкес.
   - Не знаю, почтенный, - старожил, похоже, опасался сказать правду прямо.
   - Морская соль, тут и думать нечего! - определил Ампиат, лузитанский раб, прибывший с нами, - Я её столько наглотался, что ни с чём теперь её горечь не спутаю!
   Мы с Володей ухмыльнулись, поскольку сами были свидетелями правдивости его слов, да и Серёга, если бы был в этой поездке с нами, однозначно подтвердил бы. Ведь этого раба мы выловили в море, когда возвращались в Оссонобу из Мавритании! Конец пути был уже близок, мы миновали Гадес, затем Гасту и проходили как раз мимо устья Бетиса. Прогуливаемся по палубе, болтаем меж собой и с бодигардами, прикалываемся над бабуинами в клетке, и тут наблюдатель на мачте углядел людей за бортом и гораздо дальше от берега, чем следовало бы с точки зрения здравого смысла. Ну, Атлантику-то они форсировать вознамерились не совсем уж вплавь, а на плоту, но волны захлёстывали его добротно, а среди них наш наблюдатель заметил и мелькающий спинной плавник акулы. Ну, мы подплыли, рыбёшку кусючую шуганули, мореплавателей этих выловили, да на палубу втащили. Выглядели трое незадачливых пловцов изрядно оборванными, помятыми и вообще немилосердно побитыми жизнью, и я не сразу узнал в одном из них лузитана Ампиата, буйного и непокорного смутьяна, повешения высоко и коротко у нас заслужить не сподвигшегося, а угодившего на наши рудники, но и там продолжившего в дурь переть и в конце концов вполне по заслугам проданного римлянам. Теперь, кое-как отплевавшись от морской воды и прочухавшись, лузитан тоже узнал нас с испанцем, как раз и разбиравших его дело с вынесением приговора. Узнал - и предпринял героическую попытку сигануть обратно за борт, а когда эта попытка была пресечена, тут же в ноги нам бухнулся, прося вздёрнуть его с товарищами на рее или проткнуть мечом или ещё каким-нибудь не слишком садистским способом спровадить всех троих на тот свет, но только не возвращать их обратно римлянам - только не это, гы-гы!
    []
   У римлян Ампиат, как и следовало ожидать, вовремя всей серьёзности момента не осознал и в результате тоже на рудники загремел. А римские рудники - это, знаете ли, совсем не наши - почувствуйте, как говорится, разницу. Разницу он почувствовал быстро и в полной мере - римляне по этой части весьма высококвалифицированные воспитатели. Заговор, подготовка, бунт - вырвалось их на свободу из доброй сотни десятка полтора, от погони по горячим следам смогли уйти в заболоченную дельту Бетиса пятеро, от облавы в дельте, успев с грехом пополам связать свой плот-развалюху, спаслись лишь они втроём. Форсировать на своём горе-плавсредстве Атлантику они, конечно, не собирались, хотели просто вдоль берега подальше от района их розыска убраться, после чего продолжить свой побег по твёрдой земле, но злодейка-судьба в лице морской стихии распорядилась иначе, подсуропив им отливом.
   Не заметив за нами намерения немедленно расправиться с ними или повязать и бросить в трюм, лузитан принялся упрашивать нас вернуть его на НАШ рудник - даже не обязательно тот самый, пусть будет самый худший из НАШИХ, с самыми жестокими надсмотрщиками - он на всё согласен и клянётся своими и нашими богами, что будет усердным и дисциплинированным работником, а ведь клятва дикаря, данная им за себя лично - не пустой звук. Вот что значит приобщение к передовой римской цивилизации! В общем, позабавил нас Ампиат изрядно, но хрен ли прикажете с этой троицей делать? В соответствии с буквой и духом договора с римским сенатом, мы - как добросовестные друзья и союзники римского народа - должны были сделать с ними как раз то, чего им категорически не хотелось, и реалистичных вариантов их дальнейшей участи в таком случае просматривалось только два - на прямых крестах их распнут или на косых. На таком фоне даже пристрелить "при попытке к бегству" выглядело не в пример гуманнее, но разве это наши методы? А у нас их держать тоже нельзя - ну, если только на короткое время, но не до бесконечности же! Просочится, чего доброго, слух, дойдёт до римлян, и очень неприятный разговор с ними будет тогда весьма вероятен - на тему, как это не по союзнически и вообще нехорошо - укрывать беглых рабов. На хрен, на хрен! Помозговав как следует и прикинув все за и против, мы решили, что раз и в нашей части Испании им находиться нельзя - им прямая дорога на Азоры...
   Переглянувшись и обменявшись понимающими кивками, мы всё-же доели ощутимо горчащие порции - не делая перед рабами лицемерного вида, будто нам самим нравится то, чем их кормят, а просто показывая, что как терпят они - можем вытерпеть и мы. Вино, конечно, тоже оказалось разбавленным гораздо сильнее, чем полагалось, но это было предсказуемо и ожидаемо, а вот соль...
   - Выпаривают эту соль здесь? - включил мента Васькин.
   - Не знаю, - упёрся раб-старожил.
   Ампиат заговорил с ним о чём-то по-лузитански, затем подумал и перевёл нам полученный результат на турдетанский:
   - Ему может сильно не поздоровиться, если он расскажет или покажет - вы как приехали, так и уедете, а ему и дальше здесь жить и по-прежнему зависеть от тех, чьи интересы пострадают от его болтливости...
   - То есть лучше вам всем и дальше давиться невкусной пищей, когда этому можно положить конец? - съязвил испанец.
   - Ты был сказать, этот сол плохой, а можно хороший? - спросил его вдруг до сих пор молчавший сосед опрашиваемого, отчего Хренио выпал в осадок и озадаченно взглянул на меня.
   - Тарквинии закупают специально для людей этого острова хорошую соль из шахты возле Оссонобы. Для всех людей здесь, и для вас, строящих этот город, тоже. Она не горчит, и подсоленная ей пища гораздо вкуснее, - объяснил я рабу, - Я вижу, вы здесь получаете вдоволь рыбы, но почти не видите мяса. Не я решаю, чем вас здесь кормить, и не могу обещать вам твёрдо, но я поговорю в Оссонобе с теми, кто решает - может быть, сможем дать вам солонину. Мы не можем пока давать вам больше свежего мяса - ещё не размножился скот, который не так-то легко привозить из-за моря. Но хорошей соли нам для вас не жаль, и кто-то здесь обманывает вас, не давая вам положенного и наверняка наживаясь на этом...
   В перспективе мы планировали перевести колонию на самообеспечение солью, выпариваемой из морской воды, но не было пока времени на проработку и отлаживание технологии высококачественной очистки морской соли от придающих ей горький привкус примесей - сульфатов и хлорида магния, была масса дел поважнее и поприоритетнее, и на первых порах было решено снабжать остров каменной солью из шахты возле Оссонобы. А здесь кто-то из управляющих тоже и додумался, и руки пораньше наших дошли, да только схалтурил, решив, что рабы и такое схавают.
    []
   - Я не бояться, - заявил плохо владеющий турдетанским раб, - Я буду показать.
   - Показывать не надо, - возразил въехавший в здешние расклады Васкес, - Ты просто расскажи нам, где это место и как его узнать, чтобы мы сами "случайно" набрели на него и увидели, откуда берётся эта горькая соль в вашей пище...
   Солеварня по словам раба размещалась возле рыбацкого посёлка. Чтобы не подставлять нашего осведомителя, мы не пошли туда сразу, а сперва проинспектировали курятник, где не обнаружили особого криминала. Заметно повеселевший распорядитель работ, неведомо как прознавший, что мы любим яичницу на сале, хотел немедленно нам её организовать, но мы отмахнулись, сказав, что не голодны. Затем проверили винный склад, где как раз и бодяжили выдаваемое рабам вино. Там мы и устроили этому жулику небольшую головомойку с выносом мозга на предмет того, что вино в субтропическом климате - не роскошь, а средство обеззараживания питьевой воды, и если работники вдруг массово замаются животом - мы будем знать причину и виновного. На самом деле вода в бурных горных речушках вполне чиста и для питья пригодна, отчего и тянут к античным городам акведуки от горных источников, но мы включили дураков, имея целью припугнуть. Ежу ясно, что для рабов бодяжить вино водой сильнее положенного будут и впредь, и хрен с этим безобразием покончишь полностью при столь катастрофической нехватке своих кадров, но хотя бы уж меру при этом знать надо.
   И только после этого наконец мы пожелали ознакомиться с тем, как налажен в колонии процесс снабжения строителей рыбой. Рыбацкий посёлок нам понравился - многие в нём отстроились основательно, в камне, явно видя свое призвание в рыбацком промысле и на свободе. Рыбу промышляют самыми разнообразными способами, кто во что горазд - одни удят, другие трезубцами с лодок гарпунят, третьи сетями. В основном, конечно, как и в Гадесе, добывают тунцов - крупных, сытных и плавающих косяками в сотни голов минимум. Напоминают Гадес и малые рыбацкие гаулы финикийского типа, из которых по большей части и состоит здешняя рыболовецкая флотилия. Все они местной постройки, конечно, и когда мы разглядели одну из этих посудин вблизи, то прихренели - с одной стороны, корпус жёсткий, на океанскую волну рассчитанный, но с другой - везде, где только можно, вместо бронзовых гвоздей и заклёпок применяются деревянные нагели, хотя уж крепежа-то с каждым рейсом доставляется из Оссонобы достаточно.
   Мы уже заподозрили было, что и тут местное начальство "химичит" в особо крупных размерах, но рыбаки рассказали нам честно и без утайки, что с гвоздями и заклёпками "химичат" по большей части они сами, да ещё и показали наглядно, на что у них идёт сэкономленный бронзовый крепёж. Прежде всего на наконечники для стрел - самодельные деревянные луки есть практически у всех. Рыба ведь приедается, и всем хочется мяса, так что удобного случая подстрелить какую-нибудь зазевавшуюся птицу, хотя бы даже и чайку, стараются не упускать. Но это - на самые лучшие стрелы, которые берегут для выстрела наверняка, а на обычные расходные, вероятность потери которых не так уж и мала, идут акульи зубы. Зубы должны быть для этого достаточно крупными, а значит, и сама акула соответствующей, и сетями или трезубцем такую хрен возьмёшь - только на "удочку", то бишь на большой крюк с приманкой, а чтобы акула не перекусила используемую в качестве лески бечеву, нужен цепной поводок, звенья для которого и выгибаются из длинных бронзовых гвоздей с пропаиванием стыков свинцом. В общем, не одна только русская голь на выдумки хитра, как выясняется...
   А под конец экскурсии по рыбацкому посёлку, завернув как бы невзначай не туда, куда распорядитель работ предлагал, натолкнулись "совершенно случайно" и на солеварню. Примитив чистейший и незатейливейший. Участок мелководья выровнен и деревянными стенками на эдакий лабиринт разгорожен, где и выпаривается соль, По мере её осаждения на дне ячейки её сгребают шваброй в середину, формируя кучу, из которой и берут по мере надобности - естественно, и не думая заморачиваться никакой очисткой от ненужных горьких примесей. Здесь все считали, что так и было задумано изначально, и на наши вопросы отвечали без утайки. В результате распорядитель работ, у которого не оставалось уже иного выхода, предпринял последнюю отчаянную попытку отмазаться - типа, каменной соли поставляется мало, и её приходится разбавлять вот этой морской. Собственно, этого было уже достаточно, и мы арестовали его прямо там же с помощью наших бодигардов. Пока я объяснял ошалевшим от изумления рыбакам, как обстоит дело в действительности, Хренио с Володей устроили хапуге экспресс-допрос методами, не шибко согласующимися с принципом гуманизма, в результате которых тот вскоре запел соловьём, выдавая подельников.
    []
   Внезапная ревизия судна, среди груза которого числилась и каменная соль для колонии, показала недостачу её двух третей. Арестованный прямо в трюме купчина после такого же экспресс-допроса признался, что недостающая соль так и осталась в Оссонобе - для отвода глаз она была погружена на судно, но ночью снова выгружена и продана на сторону...
   Архитектор был в шоке, когда я объявил ему о необходимости немедленного назначения нового распорядителя работ, двух новых надсмотрщиков и нового счетовода взамен прежнего, арестованного нами прямо у него на глазах. После того, как опять же, у него на глазах, из старого счетовода была выколочена его двойная соляная бухгалтерия, второе указание - немедленно выделить бригаду работников и материалы для постройки виселицы - архитектора уже не удивило. Нового распорядителя работ он подобрал сходу, с его помощью - и нового счетовода.
   - Почему я? - прихренел Ампиат, когда я предложил его в качестве одного из двух новых надсмотрщиков.
   - Потому, что ты уже ЗНАЕШЬ, что бывает с теми, кто ленив и непослушен, - объяснил я ему, - Здесь много твоих соплеменников, которым ты едва ли желаешь такой же участи, которую испытал сам. Кричать и колотить тростью может почти любой, ты же можешь и объяснить им по-хорошему, показав собственные рубцы и шрамы...
   - Я понял, господин, - кивнул лузитан, накидывая через плечо перевязь меча и принимая три дротика, цетру и виноградный витис.
   - Вот и прекрасно. Но нам нужен ещё один... Вон тот, плохо говорящий по-турдетански - мне кажется, я где-то видел его раньше...
   - Суав, господин. Мы с ним из одного селения, и он был вместе со мной среди попавших к вам в плен. Ты судил тогда нас обоих...
   - Да, теперь вспомнил, - этот Суав тоже был колоритнейшей личностью из той партии осуждённых бунтовщиков, недовольных запретом привычного им подсечного земледелия и не желавших учиться даже простейшему трёхпольному севообороту. Но он совершенно не говорил тогда по-турдетански, и его "послужной список" разбирался через переводчика, да и сам тот "послужной список" не особо впечатлял, отчего Суав мне и не запомнился так, как Ампиат. А тут, смотрю, и турдетанским уже владеет, хоть и ломаным, и авторитетен среди рабов-строителей, и на нормальном счету у надсмотрщиков - смысл бунтовать, когда бежать один хрен некуда? Бывали здесь, конечно, и такие, что буянили из принципа, но они хреново кончили, а этот и там психом не был, и тут явно вменяемый.
   - И ты совсем не боишься доверять даже тем, кто был среди твоих врагов? - изумился лузитан.
   - Ты знаешь, как мы поступаем с теми, кому доверять не можем. И кроме того, здесь ведь не Испания, Ампиат. Там, в завоёванной нами стране, которая теперь наша, вы были для нас большой проблемой - с вашими общинами, старейшинами, обычаями и привычками, которые вы унаследовали от предков и не хотели менять. Но здесь, на этих островах, как видишь, ничего этого нет, и вы даже при всём желании не смогли бы здесь жить прежним укладом. И поэтому здесь вы гораздо охотнее примете то, чего не хотели принимать там. Я знаю, как нелегко и неприятно менять привычный образ жизни - мы и сами через это прошли. Но дайте срок, потерпите, и вы не пожалеете об этом. Уже при вашей жизни здесь появится то, чего нет в Испании и нигде больше, и вам это понравится. А ещё больше это понравится вашим детям и внукам...
   - Вроде этого вашего треугольного паруса, под которым можно плыть очень круто к ветру?
   - Там не только сам парус, там и всё судно немного другое, хоть это и не очень бросается в глаза с виду. Но в главном ты прав, таких новшеств будет много, и это - одно из самых простых. А будут новшества и похитрее, и всем этим будут пользоваться и ваши потомки вместе с нашими...
   Треугольным парусом, о котором упомянул лузитан, был "латинский" - самый простой из косых парусов, в реальной истории перенятый средиземноморцами у арабов и широко применявшийся в Средневековье на византийских дромонах, а затем и на галерах. Имели такие паруса и каравеллы времён Колумба, в том числе и сменные, ставившиеся при крутом боковом ветре вместо прямых. На античном судне с его плоским днищем и слабо выраженным килем, и при этом ещё и с малой осадкой, его не очень-то применишь из-за сильного бокового сноса, но у нас ведь для Атлантики даже гаулы - не просто гаулы, а "гаулодраккары", у которых и днище корпуса V-образное, и киль гораздо больший. А уж новые корабли - внешне того типа, который римляне будут называть корбитами и на которых будет осуществляться основной средиземноморский грузопассажирский оборот, у нас не только с двумя прямыми мачтами вместо одной, не считая носовую наклонную, но и с той же "гаулодраккарной" подводной частью корпуса. Вот на одном из них мы и поставили эксперимент, сделав узлы крепления реев к мачтам поворотными - как на тех средневековых галерах - и припася для них сменные треугольные паруса. Из Оссонобы вышли под обычными прямыми, под которыми и шли вместе со всеми, а когда задул боковой ветер, сменили их на "латинские", наклонив реи. Правда, смогли мы их в этот раз только опробовать, поскольку остальные-то суда каравана их не имели, и из-за них путь занял всё тот же десяток дней, но напрягать гребцов как они или лавировать под косыми парусами как мы - есть разница? То-то же...
    []
   После того, как бывшие распорядитель работ, его счетовод и двое замешанных в его "химии" надсмотрщиков - купчину мы решили отвезти в кандалах в Оссонобу, где нужно было вскрыть и тамошнюю цепочку участников махинаций - повисли высоко и коротко, пришлось поломать головы над решением проблемы. Неизменная из-за нехватки мяса рыба была бы для людей не так надоедлива, если бы хотя бы уж готовилась разными способами, а не только варилась. Собственно, исходно именно это и планировалось. Но махинации, как выяснилось, касались не только соли, но и оливкового масла, которого тоже доставлялось на остров гораздо меньше положенного. Из-за этого, собственно, рыбу для рабов и не жарили - банально не на чем. Солить нельзя из-за горькой соли, от которой и в просто присоленной-то пище горчина ощущается, а соленья и вовсе есть невозможно будет. А коптить в тёплом субтропическом климате без предварительной засолки тоже проблематично - по примитивным античным технологиям, по крайней мере, не говоря уже о вялении, так что всё упирается в жиры для жарки и в нормальную соль. Позже, на следующий-то сезон, то бишь по весне, они в Нетонисе будут, за этим проследим, но вот прямо сейчас-то как из этой жопы вылезать, когда почти что и нет ни того, ни другого? С жиром вопрос решился - оказалось, что никак не используется жир добываемых изредка ради мяса дельфинов или мелких китов. Соль же можно было получить только из моря, и вопрос об её очистке вставал таким образом ребром.
   Метод очистки морской соли в теории, собственно говоря, несложен. Основан он на том, что растворимость различных солей в воде неодинакова - особенно, если и с температурой поиграться. На флэшке-то у меня вся нужная информация имелась, потому как и соледобыча из морсой воды на форумных срачах в интернете обсасывалась вплоть до тонкостей, но флэшка вместе с аппаратом осталась в Оссонобе. Заряжаемся-то ведь мы от стационарных схем с багдадскими батареями, которые с собой на судне не очень-то повозишь. А на память я помнил из горьких примесей только о хлориде магния, которого в морской соли примерно десять процентов - самое большое содержание после нужной нам поваренной соли, любой другой примеси в разы меньше, так что вся горечь морской соли в основном от него. Растворимость же у него в воде при нормальной комнатной температуре близка к растворимости поваренной соли, а вот при сотне градусов, то бишь при кипящей воде - выше почти в полтора раза. А посему, помозговав, мы предложили забирать из ячеек солеварни насыщенный рассол и кипятить его в котле до половины, собирая для использования в пищу соль, успевшую выпасть в осадок, а остаток рассола с повышенным содержанием горького хлорида магния сливая на хрен. При этом, конечно, какая-то его часть всё-же попадёт и в очищенную таким образом соль, но уже гораздо меньшая, чем была в исходной морской воде - горчить такая соль если и будет, то так, еле-еле. В обычной лишь слегка присаливаемой пище это уже ощущаться не будет, а в соленьях - ну, тут надо пробовать. Если будет, то ужесточить требования по выварке рассола, выкипячивая тогда не половину, а треть или даже четверть. Солёной воды в море до хренища, и нехрен на неё жлобиться...
  
   5. Школа.
  
   - Ну-ка, Юля, колись, за что ты моему оболтусу пару по истории поставила? - поинтересовался я, затягиваясь сигариллой.
   - За шутки его, плоские и пошлые! Мало того, что и так добрая половина класса на нормальном русском языке говорит коряво, но матерным владеет в совершенстве - на переменах чуть ли не трёхэтажный мат-перемат со двора доносится, так твой Волний ещё и прямо на уроке скабрезничает! Где такое видано? Элитная школа называется!
   - Хорош заводиться. Рассказывай, чего он конкретно отчебучил?
   - Ну, мы ведь закончили про первобытно-общинный строй...
   - Лихо! Четыре с лишним миллиона лет, если от австралопитека считать, всего за несколько уроков! - схохмил я.
   - Макс, это же тебе не пятый класс, в котором история древнего мира изучается, даже не четвёртый, в котором этот вводный курс по нормальной школьной программе даётся, а вообще первый! Я ведь была против, хоть и согласилась в конце концов - ну, не буду тыкать пальцем, под чьим давлением...
   - Вот это правильно, я и так утром в зеркале себя видел, когда умывался, гы-гы!
   - Я не хотела, ты настоял, я сдалась - и вот они, результаты!
   - Ну так и что было-то?
   - Ничего хорошего! На предыдущем уроке я начала рассказывать им об Египте. Материал новый, посложнее предшествующего, а твой ведь и усваивает историю лучше всех, и память у него отличная, ну я и вызвала на последнем уроке отвечать его, а он - шутить вздумал...
   - А, понял! - и я заржал, представив себе эту картину маслом.
   - Так что он ответил-то? - заинтересовался и Володя.
   - Ну, как мы и сами прикалываемся - что в древнем Гребипте жили древние гребиптяне, - разжевал я ему, и мы заржали всей компанией, - О том, что ещё там росли гребобабы, он успел сказать?
   - Нет, это я уже предотвратила - влепила пару и усадила обратно. А весь класс ржёт, как и вы сейчас, особенно эти два лба, которые с твоим ходят. Так ладно бы только мальчишки, но ведь и девочки тоже! Мои - и те смеялись! Я всё понимаю, сама с этого анекдота в школе угорала, но не в первом же классе! Так он мне потом ещё и урок сорвал!
   - А это ещё как?
   - Ну, ответила мне пройденное одна из девочек, затем я начала рассказывать им про пирамиды и Сфинкса, а твой тут же заявил, что ещё вовсе не факт, будто их египтяне построили. Ну и начал про працивилизацию, от которой пошли египетские жрецы, и даже про бадарийскую культуру - представляешь? А всё ты, Макс! Ну чему ты его научил!
   - Так ведь он же наверняка имел в виду те Великие пирамиды Гизы, которые со Сфинксом, а не все их чохом.
   - Это я, представь себе, поняла - не держи меня за совсем уж ортодоксальную долбодятлиху. Читала я и Склярова, и Хэнкока, знаю и о дождевой эрозии на Сфинксе, и о чаше из пирамиды Джосера, на которой те Великие изображены. Знаю, представь себе, и о тексте, согласно которому Хафра лишь откопал Сфинкса от занёсшего его песка...
   - А кто такой Хафра? - спросила Велия.
   - Сын Хуфу, которого греки Хеопсом обозвали, - пояснил я супружнице, - Та пирамида, которую ему приписывают, вторая по величине.
   - А при чём тут Сфинкс?
   - А ему и его приписывают. Раньше это, по всей видимости, вообще просто львиная статуя была, так он её от песчаных заносов расчистил, а потом велел львиную морду стесать и свою морду лица заместо неё высечь. А потом - намного позже - ещё какой-то фараон от новых заносов Сфинкса очистил и тоже морду лица Хафры на свою переделать велел, и теперь из-за стёсанного с неё камня эта башка Сфинкса получается непропорционально мелкой по сравнению с туловищем.
   - Макс, это уже предположения, к строгой исторической науке отношения не имеющие, - заметила Юлька.
   - Это - да. Но непропорционально мелкая башка Сфинкса - это факт, следы дождевой эрозии на нём - тоже факт, да и та чаша с пирамидами, которых "ещё нет" на момент, которым она датирована, как-то тоже вполне реальный археологический факт.
    []
   - Ну, с этой чашей-то вопрос спорный, пирамиды ли это на ней изображены, а в остальном - согласна. Но дело-то ведь не в этом, а совсем в другом - зачем нужно такими сложными вещами перегружать мозги маленьким детям на вводном курсе?
   - Затем, чтобы потом у них не образовывалась в голове каша, когда им всё это подробнее будет преподаваться. Вот будешь ты читать им уже настоящий курс древней истории, который противоречит вот этой предельно упрощённой картинке - и как ты выкручиваться собираешься, когда они это заметят?
   - А ты что, считаешь, что им надо и вот ЭТИ вещи знать?
   - А как же ещё?
   - Этого же не только в пятом классе - этого даже в институтской программе нет. Препод, конечно, упоминал о "скользких" фактах, но очень вскользь и предупреждал, что в академической науке разговоры о них не приветствуются.
   - Юля, да забудь ты об этой нашпигованной по самые гланды "единственно верным учением" академической науке, мать её за ногу. Нам не мозги им пудрить, нам их учить. История - это наука о жизни в прошлом, а жизнь - штука сложная, и едва ли она хоть когда-то была простой. А посему и историю упрощать не стоит, если уж мы хотим, чтобы она хоть чему-то полезному наших потомков учила...
   - И насколько тогда учебный курс растянется?
   - Насколько нужно, настолько и растянется. Забудь о школьной программе нашего прежнего мира. Здесь - античный, эпоха Пунических войн. Нет ещё никакой ни Новейшей, ни Новой истории, которые в этом мире будут совсем другими, нет ещё и Средневековья, которому в этом мире тоже не судьба сложиться в точности таким, как в нашем. Даже поздняя Античность для нас - будущее, которое мы стараемся не слишком менять - ну, за исключением одного отдельно взятого региона Европы и пары-тройки заморских. Всё это - будущее, а история здесь - только то, что УЖЕ произошло. Условно - где-то до весенних каникул пятого класса, если по школьной программе.
   - И примерно до середины второго семестра первого курса по институтской, - кивнула историчка, - А "историю будущего" ты рассматриваешь, как отдельный предмет?
   - Естественно! Отдельный закрытый спецкурс, и уже не школы, а Академии. Я даже вот репу чешу, преподавать ли его в Оссонобе или лучше на Азорах...
   - Прямо на пляже из чёрного вулканического песка? Так ты учти, что я теперь женщина замужняя, и нагишом перед целым классом как-то несолидно, хи-хи!
   - За несколько лет успеешь ещё купальник себе сшить, - отшутился я, - А так вообще-то там нормальный город строится и нормальный филиал Академии будет...
   - Ладно, с этим понятно. Курс древней истории, значит, растягиваем на всю школу и насыщаем всеми подробностями, какие только знаем или можем узнать. Ты думаешь, я одна это потяну?
   - Я разве отказываюсь помочь?
   - Хорошо бы, кстати. Ты ведь у нас ещё и член правительства, целый министр, можно сказать, а детвора к таким вещам особо чувствительна...
   - Ага, к рангам. Поучаствуем, без проблем. На историю Этрурии и Карфагена ещё и Фабриция, пожалуй, припашем - целый премьер-министр, как-никак. А когда придворные историки Миликона родят наконец историю Тартесса - припашем и самого венценосца. Буонапарте вон, если Никонову верить, и опосля коронации математику студентам преподавать не гнушался...
   - Ну так и что ты мне тогда предлагаешь, с учётом всего этого, про Египет на следующем уроке детям рассказывать?
   - Про Гребипет-то?
   - Макс! По справедливости ту двойку, которую я твоему Волнию влепила, тебе влепить следовало бы! Это же он от тебя этой пошлятины нахватался!
   - А я разве отрицаю? Ну так мне бы её и влепила, а ему-то за что?
   - Так с тебя же всё как с гуся вода. Далась тебе эта двойка! Всё равно ведь за четверть нормальную оценку ему выведу, не переживай - лучше его предмет никто не знает. Так что с пирамидами и Сфинксом делать будем?
   - По мне - то, что реально получается. Джосер - это у нас Третья династия. Пирамиду он отгрохал себе солидную, но из мелких блоков, которые вполне реально таскать и укладывать по принципу "раз, два, взяли", да и по документам она - его, так что тут мы с ортодоксальной версией не спорим. Но вот у его преемников пирамиды хоть и покрупнее даже, но построены халтурнее, отчего и сохранились гораздо хуже. Так ведь?
   - Да, тут всё правильно. И что по-твоему из этого следует?
   - Что Джосер напряг страну своей добротной постройкой, даже надорвал, и его преемники уже не располагали такими ресурсами, как он. Ну и в Главпирамидстрое при них архитекторы, наверное, уже не дотягивали до уровня Имхотепа.
   - Ну, похоже на то. А Снофру, основатель Четвёртой династии?
   - Ресурсы у него, похоже, поднакопились, раз аж целых две пирамиды осилил.
   - Разве не три?
   - Третья - "классического" типа которая - под большим вопросом. Её ведь на каком основании ему приписывают? Как прототип Великих, которые приписаны его преемникам, а это ведь, мягко говоря, не доказано. А те две, которые бесспорно его, исходно были ступенчатыми, да и величина блоков реальная, как и у Джосера. Но две - всё-же были явным перебором.
   - То есть в Великих пирамидах ты Четвёртой династии отказываешь?
   - Однозначно. После Джосера мы наблюдаем некоторый упадок, а Снофру надорвал страну ещё сильнее. При этом, заметь, мелкие пирамиды-спутницы Великих, в которых Четвёртой династии никто не отказывает - ступенчатые и из блоков вполне вменяемой "джосеровской" величины. Абсолютно тот же стиль, исполнение добротное, размеры только подкачали. Но так ведь и должно быть после того надрыва, что устроил этот гигантоман Снофру. Так что Хуфу и Хафра с Менкауром, скорее всего, хоронились вот в этих пирамидах-спутницах, которые по официозной версии - их родственников и царедворцев.
   - А почему ты так уверен, что это не так?
   - И при Пятой династии нецарственных вельмож, хоть и царских потомков, продолжали хоронить в обыкновенных одноярусных мастабах, а эти пирамиды-спутницы - какие-никакие, а всё-таки настоящие пирамиды. А пирамиды той Пятой династии, хоть и крупнее по размерам, но выстроены халтурно, и теперь представляют из себя просто кучи камней, по которым мы даже о форме их уверенно судить не можем. Но так или иначе, тех здоровенных блоков, из которых сложены Великие пирамиды Гизы, в этих нет и в помине, так что стиль этих Великих пирамид стоит особняком и ни в какую из этих династий не вписывается. Тёсаные они или "бетонные" - вопрос уже второй, и сама-то физическая возможность такого строительства от этого, конечно, зависит, но подобных им нет ни до Четвёртой династии, ни после неё - какие у нас основания приписывать их ей?
    []
   - С этим не поспоришь, - тяжко вздохнула наша историчка, - Ну и что же мне детям о них рассказывать?
   - Правду, как она получается. Что мы не знаем точно, кто и когда их построил. Что греки - якобы со слов каких-то египетских жрецов - приписывают их строительство фараонам Четвёртой династии, но никаких документальных подтверждений этому нет, да и по стилю они этой эпохе не соответствуют. И что по некоторым признакам - ну, типа "бетонного" вида блоков и следов дождевой эрозии, которые есть и на блоках храма - комплекс Гизы может быть на несколько тысячелетий старше этого хорошо известного нам классического Египта и относиться к какой-то неизвестной нам высокоразвитой працивилизации...
   - Типа, дикие предки египтян в шкурах и с дубинками гонялись за антилопами, и над всем этим уже тогда высились Великие пирамиды и Сфинкс? - усмехнулась Юлька.
   - Ага, с ещё не стёсанной и предположительно львиной мордой, - подтвердил я.
   - И это была цивилизация платоновской Атлантиды? - вмешался Волний, тоже всё время сидевший с нами и всё внимательно слушавший.
   - Ну, если в широком смысле - не именно того острова в Атлантике, а какая-то современная ей. И уже не сама она, а один из её реликтовых и сильно деградировавших очагов, скажем так.
   - Сильно деградировавших? - переспросил мой спиногрыз, - А почему ты так думаешь? Ты же сам рассказывал, что за океаном не нашёл и этого - там, ты говорил, вообще дикари, которые и металлов совсем не знают, и всё у них каменное - как тот каменный кинжал, который ты оттуда привёз. И предания о прошлом у них остались совсем смутные, и пирамиды просто земляные, даже не каменные. Вот это - я понимаю, сильно деградировавшие...
   - Цивилизация Гизы пострадала меньше той островной и сохранила больше, но тоже не всё, что умели их предки. Те умели плавать по морям...
   - Ты имеешь в виду ту чисто ритуальную ладью из тайника возле "хеопсовой" пирамиды? - сообразила историчка.
   - Ага, её самую. Принцип конструкции и обводы вполне мореходные, и её реальные прототипы наверняка плавали, но у этой исполнение чисто ритуальное и для практического применения негодное - явный муляж эдакого музейного типа. Как своего рода напоминание, что их великие предки были морским народом.
   - Так может, просто вдоль берегов плавали?
   - Карта Пири Рейса, - напомнил я ей, - Америка уже открыта европейцами, но исследована слабо, а там - ну, не без ошибок, конечно - устье Амазонки там, например, дважды обозначено, но в остальном очень точно и подробно показано всё атлантическое побережье обеих Америк, да ещё и с куском никому неизвестного антарктического. А проекционный центр карты - в Александрии или где-то не очень далеко от неё, да и попали её прототипы в Константинополь, по всей видимости, из ещё целой на тот момент Александрийской библиотеки. А в неё - видимо, из какого-то древнего храма...
   - Египетского? - уточнил Волний.
   - Ставшего египетским, когда вокруг него возник сам Египет, - сформулировал я ещё точнее, - А до того были дикие предки египтян Дельты и были рядом с ними жрецы Гизы, которых кормили бадарийцы Верхнего Египта. Может быть, даже и работали на их строительстве - пока им не надоело и то, и другое, и они не забросили земледелие. И тогда Гиза деградировала окончательно, сохранив только жалкие остатки былых знаний...
   - Не такие уж и жалкие, - заметила Юлька.
   - Ага, по сравнению с окружающими их дикарями. Маленькие островки угасающей культуры в море дикости. Ты хотя бы объяснила детворе, что египетское государство с его фараонами, погонялами-чиновниками и вояками - это одно, а храмы с их наукой и хозяйством - совсем другое?
   - Разве?
   - А разве нет? Встроившиеся в египетский социум, даже способствовавшие его оцивилизовыванию, сами объегиптянившиеся - или оегиптевшие, но при этом всё время остававшиеся сами по себе.
   - Надо ли перегружать этим детей?
   - Может быть, и не в первом классе, но - надо. Чтобы не просто знали, КАК было, а чтобы понимали, ПОЧЕМУ было именно так, а не иначе. Как ты объяснишь им, например, почему вся древняя наука - что в Египте, что в Месопотамии - была закрытой храмовой? А ведь в этом - ключ к пониманию особенностей древнего мира...
   - Ну, тогда надо, конечно. Но вот с чего начать?
   - Хотя бы просто с обособленности и закрытости жреческой касты этих стран - скорее всего, исходной, обусловленной её особым происхождением, более древним, чем сами эти государства. Для начала, думаю, этого будет достаточно. Знания о дальних странах, астрономия, календарь - явно избыточные для этих родоплеменных дикарских сообществ и в практической жизни им ненужные, как не нужны они и их диким соседям...
    []
   - А календарь юлианский? - спросил вдруг пацан, - Тот, который у нас недавно принят? А почему он юлианским называется? Потому, что его тётя Юля составляла?
   - Ну, на самом деле он египетский, а тётя Юля его для удобства на наш язык перевела, и теперь он наш, - отмазался я, потому как на самом деле для того и поручал отметиться в качестве авторши Юльке, дабы на неё и "свалить" название, избавившись таким манером от неудобных вопросов.
   - А почему тётя Юля смеётся? - спиногрыз просёк, что тут мы что-то темним.
   - Это ты узнаешь на закрытом спецкурсе в Академии. Ну, точнее, тебе-то и ещё некоторым мы расскажем и раньше, но не сейчас - сперва, чтобы понять всё правильно, ты должен будешь изучить ещё очень многое. А весь твой класс - все, кто окончит школу и поступит в Академию - узнает об этом там. Пока же вам всем достаточно знать, что наш новый календарь назван так в честь тёти Юли...
   Рановато пока мелюзге про Гая Юлия Цезаря рассказывать. Это для нас он Тот Самый, а для них он ещё не родился, и не все пока-что даже поймут хотя бы, что это один, а не трое. Да и актуален он, собственно, только календарём евонным, который нам уже сейчас понадобился, потому как ждать до его времён ещё полтора столетия, живя при этом уродском календаре нынешнего греко-римского типа с этими его добавочными месяцами - увольте. Для нормального планирования года и для той же навигации - чтоб на дату поправки в то же самое уравнение времени вносить - нам нормальный календарь нужен, современный, а это и есть по сути дела юлианский. Ну, с високосными годами ещё разобраться, от известных современных взад отсчитав, но на это и до февраля ещё время есть, да ещё одни сутки в столетие вычитать надо будет, чтоб с григорианским календарём расхождение не накапливалось. Хвала богам, Юлька припомнила, что дни семидневной недели как пошли от древнего вавилонского лунного календаря, так никем никогда и не менялись, так что их мы тупо взяли у финикийцев. А то ведь иначе пересчитывать их умаялись бы на хрен, хоть и не от современных лет, а от церковно-канонического рубежа эр, когда этому обожествлённому христианами иудейскому еретическому проповеднику "воскреснуть" вздумалось, но один хрен с мягким знаком это пишется, и христианство за это заочно возненавидели бы. Вот этот календарь мы и внедрили уже сейчас, а точнее - ещё по весне, уточнив со жрецами день весеннего равноденствия и присвоив ему дату 20-е марта 189 года до нашей эры.
   Ну, летосчисление-то наше современное, от рождения того ещё не родившегося еретического проповедника отсчитываемое, нужно нам лишь для привязок к реальным историческим датам и будет в нашем анклаве закрытым - не очень-то удобны эти годы с минусом для практического применения, так что даже Тарквинии пока не видят смысла официально на него переходить, а уж Миликон и вовсе намерен на своё летосчисление перейти, от года Завоевания его исчислять думая, но всё это пока ещё обсуждается и обмозговывается, и есть ещё варианты, а вот нашим новым календарём он уже всерьёз заинтересовался - ага, на предмет того, чтоб официальным государственным его сделать. И что самое-то смешное, если это произойдёт, то Цезарь Тот Самый в результате получит все шансы заиметь свой юлианский календарь в готовом виде, да ещё и задолго до своего вояжа в Гребипет и шашней с Клеопатрой. Квестором он будет в Дальней Испании, а затем и претором несколько лет спустя в ней же - и надо будет, кстати говоря, сафари ему устроить вместо его реальной войны с северными лузитанами, в нашей реальности уже невозможной по причине наличия нашей Турдетанщины в виде буфера. А мужик ведь должен где-то военную стажировку пройти, верно? Так что плотно повзаимодействовать с ним при организации для него означенного сафари нашим потомкам однозначно придётся, и его знакомство с нашим календарём при этом практически неизбежно. Но какая тут, собственно, разница для истории, откуда он возьмёт свой юлианский календарь?
   Он ведь и реформу-то свою календарную в реале не сразу после возвращения из Гребипта провёл, а только когда свою пожизненную диктатуру получил - за год примерно до того, как его царские замашки ему боком вышли - ага, в виде несовместимых с жизнью двадцати трёх лишних дырок в организме. Раньше он, надо думать, власти на ту реформу не имел или недосуг было, так что не столь важно, у нас он свой календарь скоммуниздит или там. Тем более, что и не за календарём он в Гребипет лыжи навострит, а за башкой Помпея и за восстановлением хлебных поставок в Рим, так что и без календаря причины прогуляться туда у Цезаря будут веские, а заодно, ясный хрен, и Клеопатру Ту Самую там отыметь и обрюхатить наш календарь ему ни разу не помешает. Вот и пущай её имеет и пущай брюхатит, нам ни капельки не жалко, байстрюк ведь будет не наш, а цезарский, и алименты на него - проблемы Цезаря, а не наших потомков, а шоу маст гоу он, и история Средиземноморья - ну, за исключением одного отдельно взятого небольшого региона - должна ради нашего драгоценного послезнания идти своим чередом...
    []
   - Вот, нашёл! - сообщил Серёга, отрываясь от моего аппарата с воткнутой в него его флэшкой, - Все ваши проблемы с очисткой морской соли от хлорида магния яйца выеденного не стоят! Растворимость, растворимость - вы бы ещё поплавками с удельным весом 1,2 и 1,28 заморочились, гы-гы!
   - А нахрена поплавки-то такие неплавающие? - не въехал Володя, - Они же в воде утонут на хрен.
   - Нахрена, нахрена - шоб було! Пускай себе тонут, нам не жалко. Плотность морской воды 1,03, и когда мы её выпариваем, она растёт - воды меньше, и процент солей в ней выше. Когда она достигает 1,2 - гипс уже, считайте, весь выпал в осадок, а начинает осаживаться нужная нам поваренная соль. Вот как всплыл первый поплавок, который с плотностью 1,2 - так, считайте, уже "наша" соль осаживается. Переливаем этот рассол в другой чан, топим в нём второй поплавок, который у нас с плотностью 1,28 и с сознанием выполненного долга наслаждаемся процессом, пока не всплывёт и он - это значит, что хлорид магния начал осаживаться, который нам в нашей соли на хрен не нужен. Сливаем его - или в третий чан, если не лень с ним дальше возиться, или на хрен, если лень, а осадок собираем - вот она, наша родимая NaCl. Ну так как, будете вы с этими хитрыми поплавками заморачиваться?
   - Так, а что у нас имеет плотность 1,2? - озадаченно зачесал репу спецназер.
   - Оргстекло, например, которого у нас нет, - подсказал геолог с ухмылкой.
   - Стоп! - прервал я его садистское развлечение, - Тропические породы дерева, тонущие в воде - эбен, например, африканский или тот же самый кубинский бакаут.
   - Точно! - обрадовался Володя, - Наташа, чего у нас с ихними плотностями?
   - Ну, не очень хорошо, - охладила ему пыл его благоверная, - Она неодинаковая и варьирует от дерева к дереву. У эбена она от 0,9 до 1,2, но это для плотного цейлонского и южноазиатского, а африканский - самый лёгкий из них, так что он вообще не подходит. С бакаутом получше - от 1,1 до 1,4, но как выбирать из них куски нужной плотности?
   - Как, как - пилите, Шура, они золотые, - проворчал я, - Выпиливаем или, ещё лучше, вытачиваем на токарном станке из каждого бакаутового полена куски строго заданных размеров под какой-нибудь достаточно легко определяемый объём, вычисляем для него вес при обеих плотностях и тупо их все взвешиваем, пока не попадутся нужного нам веса, - как раз на токарном станке я собственноручно подгонял вес бронзовых гирек к нужному путём снятия тоненькой стружки с их торцев, когда нам понадобились наша современная система весов килограммового стандарта, так что мысля пришла сходу.
   - Аплодирую стоя! - прикололся Серёга, - Успешно решили сложную научную проблему героическим кавалерийским наскоком!
   - А что тебе не так? - при виде его глумливой ухмылки я заподозрил неладное.
   - У нас с вами по условиям задачи остался рассол, в котором почти весь хлорид магния - в нашу соль немного попало, но сущий мизер - но ещё там реально до хрена и "нашей" NaCl. Не жалко такое богатство выбрасывать?
   - Хлорид магния, кстати, хорошее и нужное удобрение, - заметила Наташка, - Но его для этого надо обязательно очистить от поваренной соли.
   - Ага, во избежание засоления почвы, - кивнул я, - А как насчёт сульфата натрия?
   - Для почвы безвреден, для растений полезен как серное удобрение...
   - Ну так тогда, если оно того стоит, тупо перегоняем всё это добро в сульфаты серной кислотой. Небось, сульфат магния растительность тоже примет с удовольствием?
   - Да, даже лучше хлорида, - подтвердила лесотехничка.
   - Ох, ребята и девчата, удручаете вы меня, - изобразил расстройство Серёга, - Вот сразу видно, что ни у кого из вас химия не была профильным предметом.
   - И чего ты там химичить собрался? - поинтересовался я.
   - У нас с вами как задача формулировалась? Извлечь из морской воды "нашу" поваренную соль, достаточно чистую для пищевого использования, для чего мы с вами должны отделить её от примесей - ну, или примеси от неё, это что совой об пень, что пнём об сову. Мне глубоко до лампочки Ильича, в пищу вы эту соль используете или на удобрения переработаете, но задачу-то поставленную выполнять надо или уже не надо?
   - Ну и чего бы ты сделал с этой горько-солёной смесью, которую мы - хрен с тобой, так уж и быть - слили не на хрен, а в третий чан? - заинтересовался спецназер.
   - Что, что - то, что надо было сделать с самого начала ещё в самом первом чане, даже не заморачиваясь с этими вашими дурацкими растворимостями, плотностями и поплавками, гы-гы! Короче говоря, слухайте сюды, неучи. Начал, допустим, в первом чане осаживаться осадок гипса - переливать или не переливать во второй, это вы уж сами решайте, нужен ли вам тот гипс. А по делу, пока тот гипс осаживается, самое время известь замешать, да "известковое молоко" забодяжить. Не ту вы растворимость глядите, которая по делу нужна. Вливаем это "известковое молоко", которое есть не что иное, как гидроокись кальция, в рассол, и оно там реагирует с нашим, а точнее - с "не нашим" хлоридом магния, который в результате реакции обмена осаживается в виде практически нерастворимой гидроокиси магния, а образовавшийся хлорид кальция реагирует затем с прочими примесями и вываливает в осадок и остатки гипса, и сульфаты магния и калия. И в рассоле у нас после фильтровки остаётся "наш" хлорид натрия с примесью хлорида кальция. Он, правда, тоже горчит, но не так сильно, как хлорид магния, а главное - его растворимость в кипящей воде вдвое выше, а по сравнению с "нашей" солью - почти вчетверо, так что при дальнейшем выкипячивании мы получаем в осадке почти всю поваренную соль практически без примесей, и в небольшом остатке рассола её уже немного, а в основном этот хлорид кальция. Хороший консервант, кстати. Нужен в этом качестве - используем, не нужен - ну, можно и в сульфаты перегнать...
    []
   - Это ведь известь, получается, нужна, а известняк на Азорах дефицит, - заметил Васькин, - С Санта-Марии его приходится возить...
   - Это для строительства вашего помпезного его много надо, а тут - мизер.
   - Так достроим ведь рано или поздно город и перестанем известняк возить, и откуда тогда брать этот мизер?
   - Двоечники, млять! Да под ногами же! - геолог едва не расхохотался, - На пляж ракушки прибоем выносит? Ну и чем они вам не известняк? В Америке целый завод по добыче магния из морской воды пережигает на известь ракушки.
   - Точно! Если целью задаться, так на пляже за полчаса хоть ведро тех ракушек насобирать можно, - припомнил я летний отдых на море из собственного детства, - На Чёрном море вообще если яму в мокром песке до полуметра вырыть, так до сплошного слоя мелких ракушек докопаешься - черпай сколько надо и не заморачивайся поисками. На Азорах проверять недосуг было, да и песок там другой, базальтовый, но не удивлюсь, если и там такая же хрень окажется, как и на Чёрном море...
   - Кстати, насчёт Чёрного моря - не пойму, чего за хрень такая с этой грёбаной солью получается, - пожаловался Володя, - Вот вспомнилось, как мы браконьерили там с корешами из наших гарпунных ружбаек кефаль и варили потом из неё уху. И варили на морской воде - ну, разбавленной, конечно, до кондиции, но соль была из неё, реально морская. Так морской воды если глотнёшь, она реально горчит - не так сильно, как эта океанская, солёность ведь меньше, но горчинка ощутимая. А в ухе - хрен, ни малейшей горчинки не чувствовалось, хоть и пересолили маленько. В смысле, разбавили морскую воду пресной недостаточно. А на Азорах с какого-то хрена реально и в рыбе, и в каше та горчинка ощущалась. Там чего, состав солей другой?
   - Странно, такого быть не должно бы, - наморщил лоб Серёга, - Соль в Чёрном море из Средиземного, а в нём - из той же Атлантики. Солёность разная - в Средиземном немного повыше океанской, в Чёрном раза в два примерно ниже, но состав солей один и тот же - где-то около десяти процентов хлорида магния. Не должна атлантическая соль быть горше черноморской. Соль точно из океана?
   - А откуда же ещё?
   - Стоп! Из океана, но не напрямую! - осенило меня, - Ты, Володя, прямо из моря ведь воду котелком зачёрпывал?
   - Дык, ясный хрен! Жрать же охота, и нахрена на то выпаривание соли время тратить, когда она один хрен в воде нужна?
   - Вот в этом, млять, и порылась собака. Там выпаривают в одном и том же закутке и непрерывно, хрен кто его когда промывает...
   - Накопился остаточный рассол! - въехал Серёга, - Тогда понятно - процент хлорида магния повышенный. Давно они там так?
   - Да пару лет - уж точно.
   - Тогда - ничего удивительного. Странно, как ещё только терпят. В общем, известь из ракушек - и будет там всем счастье.
   - Устричные отмели там надо ещё оборудовать, - вмешалась Наташка, - Устриц можно сырыми есть, можно варить, жарить или запекать - в любом виде вкусные. Сразу вам будет и то самое разнообразие блюд, ради которого вы весь этот сыр-бор и затеваете, и дополнительные раковины на известь для очистки соли.
   - И для добычи магнезии на огнеупоры, - добавил я, - Поди хреново - держит температуру на тыщу градусов выше, чем тот каолиновый кирпич.
   - Да и сам магний нам не помешал бы, - мечтательно закатил глазки геолог.
   - На бенгальские огни, что ли? - прикололся спецназер, - Хватит с тебя на это баловство и люминия!
   - Ну, не скажи, Володя, магний и в сплаве с тем же люминием очень даже хорош, - поправил я его.
   - Так дюраль же, вроде, с медью?
   - Ага, Д16, шестнадцать процентов меди. Калится, в закалённом и состаренном состоянии довольно твёрдый, почти как мягкая низкоуглеродистая сталь...
   - Ну так и чем он тебе тогда не угодил?
   - Варится он очень хреново - только в бескислородной среде, лучше - в аргоне.
   - Млять, и ты ещё недоволен! Скажи спасибо, что хоть как-то варится вообще!
   - Да ну его на хрен, такое "вообще"! АМг6 - шесть процентов магния - варится на воздухе и не капризничает. И тоже такой, твёрденький - ну, помягче дюраля, так зато коррозионная стойкость повыше.
   - Но не настолько, чтобы избавить нас от проблем с гальванической парой, - добавил свою ложку дёгтя Серёга, - Один хрен при прямом контакте со сталью или через морскую воду будет гнить со страшной силой, так что об алюминиевом корпусе колонки гребного винта ты забудь, если не собираешься делать из алюминиевых сплавов и всю её начинку. Железо и алюминий - недопустимая гальваническая пара.
   - Так а если нержавейка будет? - заинтересовался Володя.
   - Смотря какая - хотя у нас пока никакой нет.
   - То есть люминиевый обтюратор на винтарь не годится вместо медного?
   - А зачем?
   - Да чего-то у меня казённик под этой медной прокладкой ржаветь начал, а ты тут как раз про эти грёбаные гальванические пары талдычишь, ну я и подумал...
   - Сильно ржавеет? - спросил я.
   - Ну, не в труху, но налётик появился хорошо заметный, причём чётко под прокладкой и больше хрен где.
   - Так-так... Волний! - я протянул своему спиногрызу ключи, - Открой мой сейф и принеси сюда мою винтовку.
   Открыв запирающий клиновый рычаг, я повернул затвор-казённик вверх и присмотрелся, и цвет металла показался мне подозрительным. Достал из приклада пенал с инструментами, поддел медную прокладку отвёрткой и снял её - млять, так и есть, и у меня тоже такая же хрень!
   - И у меня тоже было, - сообщил Хренио, - Я, конечно, вычистил, но не очень нравятся мне такие сюрпризы.
   Матерясь вполголоса себе под нос, я принялся вычищать налёт ржавчины.
   - Сёрёга, ты на своей тоже не забудь проверить, - посоветовал спецназер.
   - Теперь - ясный хрен! Хотя вряд ли - на Азорах меня с вами не было, а после Марокко не должно бы - и климат там суше, и Хренио там с нами не было, так что у него однозначно Азоры виноваты.
   - Влажный воздух? - уточнил я.
   - Ага, на сухом так не сказалось бы. Ну, или мелкие морские брызги ещё могли попасть. Медь с железом - тоже гальваническая пара, особенно в электролите. Багдадская батарея - классическая, а не наша - это как раз железо с медью в винном уксусе...
   - Короче, Склифосовский, из чего нам обтюраторы делать, чтоб такой хрени не происходило? - вернул его с небес на землю Володя.
   - Ну, я бы предложил цинк. В электрохимическом ряду напряжений металлов он расположен рядом с железом, и их гальваническая пара считается допустимой. Не зря же простое железо оцинковывают специально, чтобы не ржавело. Сфаленит или цинковая обманка - сульфид цинка - минерал широко распространённый, и найду я его вам легко.
    []
   - Так погоди, - спохватился я, - Ты ж сам напугал меня давеча, что тот цинк хрен нормальным путём получишь, и что из-за этого придётся целый вротгребательский самогонный аппарат городить цельночугуниевый. Был же такой разговор?
   - Ну, был. Только мы ведь тогда об обычной огненной металлургии говорили, когда металл углём из руды восстанавливается. Там - да, с цинком полная жопа. У него температура восстановления выше, чем температура испарения, так что в виде пара его только получить и можно. Но теперь-то ведь у нас электролиз есть. Обжигаем в печи эту цинковую обманку, получаем при этом из сульфида цинка окись с небольшой примесью сульфата, обрабатываем серной кислотой, получаем почти чистый сульфат, и из него уже выделяем сразу рафинированный металлический цинк электролизом.
   - Это уже совсем другое дело. На наших багдадских батареях, конечно, дорого выйдет, но на обтюраторы нам его много не надо, а там, как генератор сваяем, нормальное лектричество пойдёт - и медь рафинированную в товарных количествах тогда уже будем получать, и цинк. А значит, и латунь наконец с этого дела поимеем...
   - А из неё - гильзы к патронам и снарядам, - тут же уловил суть спецназер.
   - Милитаристы! - фыркнула Юлька, отчего мы все расхохотались.
   - С помощью доброго слова и револьвера можно добиться гораздо большего, чем с помощью одного только доброго слова, - процитировал я ей Аля Капоне, - А ты, Волний, понял, что мы сейчас делали? - мой спиногрыз слушал нас с разинутым ртом.
   - Разбирались, из чего делать прокладку.
   - Да, в этот раз - прокладку. Но так можно разбирать любой вопрос, и это у нас называется "мозговой штурм". Один человек не может знать всё - кто-то хорошо смыслит в чём-то одном, кто-то в чём-то другом, в чём не разбираются другие, и в этом нет ничего стыдного. Стыдно не это, стыдно корчить из себя всезнайку и ошибаться оттого, что не посоветовался со знающими людьми. И неважно, кто этот знающий человек. Он может быть и ниже тебя по положению - солдат, крестьянин, даже раб. Это вовсе не значит, что учиться у них тому, что они знают и умеют лучше тебя, хоть в чём-то унизительно для твоего достоинства. Унизительно оставаться бестолочью, когда за недостающим знанием достаточно было только руку протянуть. Это ты понял?
   - Понял, папа.
   - А ты, Мато, и ты, Кайсар? - оба пацана тоже присутствовали и тоже слушали в оба уха.
   - Поняли, господин.
   - Вы видели вот этот крюк с цепью, который я привёз с островов, - я указал на висящий на стене большой бронзовый крюк на цепном поводке из бронзовых гвоздей, - Я специально заказал его тем рабам, которые его придумали, не пожалев на это гвоздей из числа привезённых нами, чтобы привезти сюда и показать Фабрицию, да и вам всем тоже. Теперь-то мы, конечно, снабдим Нетонис нормальными снастями, но вот это - образец того, что придумали и сделали обыкновенные рабы и до чего не додумался никто из нас, свободных и образованных, но слишком уж привыкших мыслить шаблонно. Пусть висит здесь и ежедневно напоминает нам о нестандартных подходах к решению проблем...
   - Хорошо бы и в школе всем мальчикам класса показать, - заметила Юлька, - Ну, не в первом классе, конечно, а позже, когда уроки труда с металлом и технические предметы пойдут.
   - Обязательно, - поддержал я, - У них там ещё несколько штук таких самоделок есть, которые мы им нормальными изделиями заменим, а эти - и в школу, и в музей, чтоб сохранились для истории. А к ним - ещё и те самодельные стрелы с наконечниками из гвоздей и акульих зубов, чтоб детворе понятнее было, для чего эта акулоловная снасть делалась. Заодно это будет ещё и хороший пример комплексного подхода к решению комплексной задачи...
   - Меня Аглея этим комплексным подходом беспокоит, - тут же пожаловалась историчка, - Я, конечно, понимаю, что нам нужна культурная независимость от Греции и от финикийцев, в том числе и в этом тоже, и своя школа гетер не хуже коринфской для этого тоже нужна, но коринфянка решает эту проблему как-то слишком уж комплексно.
   - Вообще-то она массилийка.
   - Ну, в кавычках - я имею в виду её коринфскую выучку.
   - Ну и что она сделала нехорошего?
   - А ты видел, каких девочек она ко мне в школу привела для обучения русскому языку и всему прочему?
   - Ну, видел несколько ейных рабынь-шмакодявок мельком, но особо к ним не приглядывался.
   - А зря! По девчонкам видно, что вырастут настоящими красавицами. И где она их ещё только таких набрала?
   - Где, где... Ответил бы я тебе в рифму, гы-гы! Я сам же и просил Фабриция дать ей карт-бланш на подбор учениц из числа рабынь-малолеток, чтоб и курс обучения прошли посерьёзнее, чем в Коринфе, и стати имели отборные. С чего ты взяла, что гетера должна быть дурнушкой или среднестатистической мымрой?
   - Ну, ты уж утрируешь...
   - Ага, для наглядности. Но разве наши оссонобские гетеры не должны в идеале быть лучше коринфских? И у нас есть на это все шансы - там учат заплативших немалый взнос, у нас - специально отобранных.
   - Да согласна я с этим, согласна. Да, в идеале нам нужны такие, как та же Таис Афинская - именно ефремовская, а не та реальная, какой она там была на самом деле. Но гречанка ставит это дело на поток! В этом году пять, на следующий наверняка приведёт не меньше, и так год за годом. И куда нам столько гетер?
   - Ну, на сей раз утрируешь ты. Сама же прекрасно понимаешь, что ремеслу гетеры она будет учить их только начиная со старших классов и не всех, а только самых склонных к этой "млятской" профессии. А остальные продолжат учиться по основной программе вместе со всеми и с целью нормально остепениться.
   - Так Макс, в этом-то всё и дело! Ладно бы они обе со спартанкой работали, как мы и планировали с самого начала, но Хития-то ведь у нас "в декрете", а Аглея без неё для школы чисто на свой манер девочек набрала и учит их прямо на каких-то колдуний. Представь себе, я веду урок, а две из них сидят на задней парте и стилос взглядом крутят.
   - И у одной очень хорошо получается, - подтвердил Волний, - Даже немного получше, чем у меня.
   - Вот именно! Ещё одна с хрустальным шариком сидит - уставится в него, сосредоточится и рассматривает в нём что-то непонятное. Прямо ведьмы какие-то!
    []
   - И что тебя в этом раздражает? - поинтересовался я, - Что они могут то, чего не можешь ты?
   - Да разве в этом дело! Я рада за них, и всё такое, но только вот представь себе, вырастут они - те, которые гетерами не станут - к выпускному классу или там курсу ВУЗа не просто красивыми и образованными, но ещё и с этими колдовскими способностями...
   - Ну так этому Аглея всех учить будет, а не только своих шмакодявок, а позже и я подключусь - сама же понимаешь, что современную биоэнергетику на ДЭИРовской базе кроме меня вести больше некому, так что придётся выкраивать время...
   - Но Макс, у всех же по разному получаться будет! Твой-то Волний будет в числе лучших, не сомневаюсь - с его-то наследственностью. А остальные? Говорю же тебе, Аглея прямо настоящих малолетних ведьм набрала!
   - Если окажутся хороши и в остальном, то отличные невесты из них вырастут, от которых очень способные дети пойдут, - заметила Велия.
   - Ага, классно придумали - питомник породистых экстрасенсов! - возмутилась Юлька, - А мою Иру кто тогда на фоне этих ведьм-производительниц замуж возьмёт?
   - Твоей в школу только через год, - напомнила моя ненаглядная.
   - Ну и что?! И в её классе тоже точно такие же будут!
   - А ты её не балуй и воспитывай так, чтобы училась как следует, - посоветовал я ей, - Ну и феминизм этот твой фирменный - куда его следует засунуть, ты, я надеюсь, и сама определишься? Себя ты, конечно, уже хрен переделаешь, и тебя, как и любого из нас, проще и гуманнее пристрелить, чем перевоспитать, но свою мелкую Иру ты ещё можешь воспитать правильно, если задашься такой целью. Ты у нас педагогичка или где? Вот и воспитывай так, чтобы её воспринимали как нормальную невесту, а не как не пойми чего и сбоку бантик. Здесь патриархальный мир, и не в твоих интересах создавать своей девке проблемы с замужеством. Хочешь, чтобы её взяли охотно и не в самую худшую семью - выбивай из неё примативность и феминизм смертным боем. Для её блага ты ведь ОЧЕНЬ постараешься, верно?
   - Сволочь ты, Макс! Сволочь и эгоист!
  
   6. Энергетика и связь.
  
   - Стоп! Ну-ка, ещё раз, и если я буду хреново понимать, то даже и по слогам, - тормознул я Серёгу, - Ты хочешь сказать, что генератор ПОСТОЯННОГО тока нам и на хрен НЕ нужен?
   - Ну, ты же сам говорил, что там с ним какая-то техническая жопа зловредная и неустранимая...
   - Ага, с токосъёмником - этот грёбаный щёточно-коллекторный узел всё время искрит, сволочь - представляешь износ от электроэрозии? Так это даже в современном промышленном исполнении, а у нас ведь по сравнению с ним грубятина будет ещё та...
   - То есть с переменным током проще получается?
   - В этом плане - однозначно. Ток можно с неподлвижного статора снимать, и никакого геморроя с этими изнашивающимися подвижными контактами. И если ты говоришь, что в наших силах сделать из обыкновенной медяшки вменяемый диод...
   - Да, мы сможем сделать диодный выпрямитель и получать постоянный ток из переменного. Медяшка, правда, не совсем обыкновенная нужна, а химически чистая...
   - Ну так мы ж рафинируем электролизом электротехническую.
   - Этого недостаточно. Надо последовательно одну и ту же медь прогнать через электролиз несколько раз подряд. Геморройно, согласен, но без этого хрен обойдёшься.
   - Ну, как скажешь - нам, татарам, всё равно. Надо - сделаем, и хрен с ним, с геморроем. В чём там суть?
   - В закиси меди. Это такой её оксид, который не чёрный CuO, а красноватый Cu2O - образуется при нехватке кислорода...
   - Ага, знаю такой. В детстве, когда самопалы делал, так заплющенный конец медной трубки с кусочками свинца в нём прямо в пламени газовой плиты накалял, и как раз вот эта красноватая окалина там и получалась.
   - То есть, ты сумеешь именно её получить, а не чёрную окись?
   - Да не вопрос ни разу, надо - получим. Но ты, если я тебя правильно понял и ни хрена не перепутал, говорил про диод - он-то тут каким боком?
   - Самым прямым. Вот эта самая закись меди - и есть полупроводник. Ну, на безрыбье, конечно. Не фонтан по нашим меркам, но p-n переход в слое этой закиси есть.
   - И чего, реально работает?
   - В реале были такие медно-закисные диоды, в двадцатые годы изобретены и в тридцатые - сороковые широко применялись, пока классические полупроводники типа монокристаллических кремния с германием не подоспели.
   - То есть чего, я прокаливаю эту многократно рафинированную медяшку в пламени, потом счищаю слой закиси со всех её сторон кроме одной, и этой хренью мы сможем выпрямлять переменный ток?
   - Ну, не совсем, там есть свои тонкости, из-за которых реально работающий диод устроен посложнее - к слою закиси снаружи добавляется слой свинца для контакта и к нему латунная пластинка для охлаждения - нагрев перехода более шестидесяти градусов недопустим. Ну и допустимое обратное напряжение не более десяти вольт, и если оно в цепи больше, то надо их несколько или даже много последовательно соединять - эдакий слоёный пирог. Но по сути - да, при соблюдении всех этих тонкостей это будет работать.
    []
   - Тогда - к гребениматери этот грёбаный генератор постоянного тока с этим его грёбаным искрящим коллектором, - решил я, - Есть у нас уже генератор переменного тока, и достаточно, а понадобится постоянный ток - выпрямим на хрен переменный...
   Генератор переменного тока мы выбрали как более простой во всех смыслах. И по устройству, и по эксплуатации. Второе на мой взгляд даже важнее, потому как лучше вздрочнуться один раз, зато кайфовать потом долгие годы, чем наоборот, а тут даже и вздрачиваться этот один раз не надо, так что выбор представлялся самоочевидным. Ведь в предельно простейшем случае генератор переменного тока - это магнит, вращающийся в проволочной рамке, на концах которой и образуется нужное нам для получения тока в цепи переменное синусоидальное напряжение. Куда уж проще-то? А те порождающие технические трудности нюансы, которыми и отличается дающий реальную практичную отдачу агрегат от чисто демонстрационного и для постоянного тока в основном такие же. Прежде всего это обмотки электромагнитов - как ротора, так и статора. Во-первых, даже на мелкомасштабную электрификацию маленького региончика постоянных магнитов хрен напасёшься, так что уже хотя бы и по этой причине без электромагнитов не обойтись, а во-вторых - хрен ли это за напряжение, с одного-то витка? Нам же не лампочку Ильича зажигать, нам сталь плавить! Тут однозначно многовитковая катушка вместо простенькой рамочки нужна, и чем больше витков, тем лучше, а заморочившись с обмоткой статора, уже несложно справиться и с обмоткой ротора.
   Собственно, в этих обмотках и заключается первая тонкость. Раздувать вес и габариты агрегата до бесконечности мы позволить себе не можем - он должен быть транспортабельным, а это значит, что витков надо намотать максимум возможного, и их соприкосновение неизбежно - нужна изоляция провода. А лаков изоляционных у нас нет, как нет и вообще современного химпрома, и нам пришлось обратиться к архаике старого доброго девятнадцатого века. Вот тут и пригодилась бумага, производство которой мы форсировали, вообще говоря, ради школьно-образовательных надобностей, бумажных "дульных патронов" к винтовкам Холла, да упаковки всякой всячины. Оказалось же, что и на электроизоляцию без неё хрен обойдёшься. Обматывать провод узкой лентой бумаги, пропитанной битумом, оказалось проще, чем городить требующий растворителей и прочих хитрых добавок битумный лак. Сам-то битум - не проблема, в Месопотамии его хоть жопой жри, и теперь, когда Сирийская война окончена, и между Римом и Антиохом мир-дружба-жвачка, заказать эту нефтяную смолу через Карфаген в любых вменяемых количествах - дело техники. Дорговата, правда, через несколько-то посредников пройдя, но прогресс - вообще штука не из дешёвых. Да и не факт, что собственная экспедиция за ней дешевле окажется - там ведь за века и тысячелетия всё схвачено. Вест-Индия - другое дело, там на Тринидаде нефть прямо на поверхность выходит, и она там никому из чуд в перьях на хрен не нужна, и оттого бесхозная, так что по мере развития кубинской колонии и налаживания торговых связей по региону тринидадский битум за океаном наверняка вне конкуренции окажется, а вот сюда его возить - может себя и не оправдать. На Азоры - и то считать надо будет и сравнивать...
   Вторая тонкость - в электромагнитных сердечниках для тех обмоток. Ведь любая машина переменного тока - хоть двигатель, хоть генератор - представляет из себя эдакий модифицированный трансформатор. Он в принципе-то и без ферромагнитного сердечника работать будет, но хрен ли это за работа? Сердечник повышает эффективность трансформатора во много раз, а в случае с генератором или движком ещё и позволяет обойтись без дефицитных постоянных магнитов, будучи электромагнитом. А по сути электротехническая сталь - феррит, то бишь железо, в котором углерода - ноль целых, хрен десятых, почти чистое. В реале и с аглицкого бессемеровского конвертера его вполне приемлемого качества получали, если на продувку не скупились, а уж электролизом того же железного купороса - куда там аглицкой электротехнической стали девятнадцатого века!
   Материал мягкий, легко обрабатываемый - но млять, как вспомню мучения с ним на старой работе в прежнем мире, с этой электротехнической сталью Э10Ш или, она же, 10880 - вот там поубивал бы на хрен кинструхтеров за неё! Вам не доводилось делать и сдавать электромагнитные клапана для ракетно-космической техники? Если нет, то вы - счастливые люди! Мои же работяги крыли эту сталь множеством слоёв отборного мата, и называли мы её меж собой не иначе, как "этот грёбаный ржавый пластилин". Она же в натуре как пластилин, точнее - как свинец, вмятин с забоинами наделать - как два пальца обоссать, и попробуй потом сдай эти вмятины с забоинами этому гестапо, то бишь ОТК! Пока всю эту хрень зачистишь - ага, если допуска на размер хватило на выведение, пока это гестапо уломаешь пропустить то, на что уже того допуска не осталось - она, сволочь, ржаветь уже почнёт, а ржавеет она быстро и охотно - любит она это дело. Кроют же её для защиты от ржавления - кроме многослойного мата, конечно - чаще всего никелем, который тоже сволочь ещё та. Если с первого раза нормально не лёг, а это на практике лотерея, то после распокрытия травлением полировать поверхность надо для удаления окисной плёнки, а она в клапанных деталях хитровздрюченная, и в некоторые закоулки хрен подлезешь, и тогда детали выкидывать на хрен приходится - ага, после всех этих мук с изготовлением и со сдачей этому гестапо, да новые запускать - ага, и всё это опять по второму кругу, и без гарантии, что получится хоть в этот раз. Случалось, что и трижды эту дрянь запускали - естественно, уже со срываемыми сроками, а значит - в дебилоидном авральном режиме и с непременным выносом мозгов на оперативках. Ненавижу!
   Но тут-то, хвала богам, ни разу не современный мир, а античный, и у нас ни разу не космос, а силовая электроэнергетика, и тут я сам себе и кинструхтер, и чухнолог, и мастак, и гестапо, и ни одна сволочь сверху мне не указ, а если какая попытается, так не просто убью на хрен, а с особой жестокостью и цинизмом. Например, через испытания низким давлением - на прочность, на герметичность и на разрушение, гы-гы! В общем, как сам решу, так и будет. И поэтому глубоко насрать нам на все эти риски, вмятины и забоины, которые на реальную работоспособность не влияют - ну, подъёмы металла разве только зачищаем там, где зазор должен быть строго выдержанный или на сопрягаемых поверхностях, а полностью выводить - кому это на хрен нужно, спрашивается? Ну и покрытие - обыкновенное химическое оксидирование в растворе смеси едкого натра с натриевой же селитрой в пропорции четыре к одному. Едкий натр при электролизе той же поваренной соли получается, а селитру мы давно уже из гуано летучих мышей в пещерах добываем. Там, правда, смесь натриевой с кальциевой, но ведь и для пороха её один хрен на калийную поташем перерабатывать приходится, а для воронения - обменной реакцией с той же солью. Готовую смесь растворяем в воде, доводим до кипения и опускаем в этот кипящий раствор железяку. Минут через двадцать она уже чёрная, но мы для надёжности полчаса её "варим", потом промываем в чистой воде, сушим и промасливаем. В звизду, млять, это грёбаное никелирование, пускай даже и был бы у нас уже тот никель!
   Форма у тех электромагнитов реального генератора хитрая, но нам её Володя прорисовал, вспомнивший устройство автомобильного генератора - они ж, как только с нормальными выпрямителями дело наладилось, тоже теперь переменного тока. Это же ни разу не баба, и секс со щёточно-коллекторным узлом токосъёмника не радует никого. По его эскизам мы их примерно и соорудили, точнее - по мотивам. Творческая переработка заключалась в отказе от трёхфазности в пользу многополюсности.
    []
   Я поначалу хотел отказаться и от нашей современной стандартной частоты в пятьдесят герц, но ребята мне объяснили, что для безопасности и стабильности работы чем выше частота, тем лучше, и эти пятьдесят герц - компромисс между желаниями и возможностями. Ну, раз так - мы ж разве против? Но поскольку наш технологический базис - античный, и возможности его - соответствующие, это неизбежно сказывается и на технических решениях. При одной паре магнитных полюсов статора пятьдесят герц - это пятьдесят оборотов в секунду или все три тыщи - потому как умножаем на шестьдесят - оборотов в минуту. Много это или мало? А это смотря какие у вас подшипники. Если прецизионные качения, то можно и на большее замахнуться, а вот если скольжения, то осетра приходится безжалостно урезать. При пятистах оборотах в минуту - уже вынь, да положь шесть пар полюсов, а ведь и пятьсот для подшипников скольжения тяжеловаты. Баббитовые у фрицев, которые те в войну по бедности и вместо подшипников качения использовали, редко служили дольше недели, а в тяжёлых случаях и через день замены требовали. У нас-то, конечно, не баббит, а наша "фирменная" бериллиево-алюминиевая бронза - и гораздо лучше скользящая, и во много раз более износостойкая, но и с ней больше пятисот оборотов в минуту раскручивать как-то боязно. Да даже и эти пятьсот и водяного колеса требуют весьма нехилого, и мощного повышающего обороты редуктора. Пока наш экспериментальный генератор только испытывается, о каких-то определённых результатах говорить рано, и запросто может статься, что запредельны для него и эти пятьсот оборотов. А если их снижать, так тогда число пар полюсов придётся во столько же раз увеличивать - ага, вместе с их обмотками - какие тут ещё в звизду три фазы?
   И всё это к генератору переменного тока относится, который - повторяю ещё раз специально для тех, кто не в теме - принципиально проще своего постоянноточного собрата. И там тоже такие же обмотки, такие же сердечники электромагнитов и такая же многополюсная конструкция, да плюс к этому ещё и токосъём с вращающегося ротора через этот грёбаный щёточно-коллекторный узел. Щётки - это хрупкий графит и не в виде неподвижного электрода в электролизной ванне, а в трущейся конструкции, а ещё ведь и коллектор и трётся, и искрит, а пластины в нём из мягкой электротехнической меди, и износ у них при этом соответствующий. На старой работе бабы то и дело приносили токарям ротор от движка постоянного тока - который вообще ничем от генератора не отличается, одна и та же машина, только в другом режиме используется - с просьбой проточить по диаметру изношенный коллектор для освежения его поверхности. Это в нашей кондовой технике обычный асинхронник как правило, а навороченной ведь ещё и плавную регулировку оборотов подавай, вот и ставили движок постоянного тока. Сперва, млять, накупят навороченной импортной бытовой техники с такими движками, ни хрена башкой не думая и ничьих советов не слушая, а потом - выручайте, техника не работает. И с автомобилями такая же хрень была, пока в них на генераторы переменного тока не перешли.
   В общем, сплошной геморрой с этими генераторами и движками постоянного тока, и необходимость в нём меня изрядно напрягала. Это сейчас, пока потребность в нём мала, можно ещё багдадскими батареями обойтись, но один ведь хрен рано или поздно она у нас вырастет и до промышленных масштабов, да ещё и где-нибудь вдали от моря, и тогда уж волей-неволей на другие источники постоянного тока переходить придётся. Как подумаешь об этом - тоскливо становится, так что порадовал меня Сёрёга возможностью диодного выпрямления переменного тока, однозначно порадовал. Я-то ведь о ламповом диоде думал или о "настоящих" полупроводниках, и мысли о них получались, скажем прямо, ещё тоскливее.
   А бабы ж наши - в смысле, не все, а Юлька с Наташкой - как узнали про работу нашего экспериментального генератора, так с цепи сорвались. Подавай им теперь, млять, электрификацию всего домашнего быта! До сих пор мы их урезонивали тем, что одна багдадская батарея напряжение всего в 0,4 вольта даёт, а отводить целый немаленький зал под "аккумуляторную", а главное - тратить целое состояние на золотые электроды жаба давила даже Юльку. Но теперь-то ведь у нас аж целый генератор, то бишь - в их бабьем понимании - современная электроэнергетика! Я-то, хвала богам, на хроноаборигенке женат, бытовой электротехникой не избалованной и воспитанной правильно - есть твои бабьи дела, которые мужику не интересны, если обед подаётся вовремя, и есть мужские, в которых твоему бабьему носу делать абсолютно нехрен, потому как ни хрена ты в них ровным счётом не соображаешь, и если мужик говорит, что приборы ночного видения работают исключительно на танках и бронетранспортёрах, то стало быть, так оно и есть, без вариантов.
   Ну, это в "домостроевской" теории - в реале, конечно, и в античном мире есть эдакая полоса совместной компетенции, и у хорошо образованных аристократок она достаточно широка, но - в античных рамках, а наша прогрессорская часть в основном и для Велии находится в области означенных танков и бронетранспортёров. Но эти-то две нашу современную школу окончили, после которой полагают себя всё понимающими, и нехрен их типа нагрёбывать, будто то или это невозможно, когда в нашем современном мире оно было и в каждом магазине по вполне доступной цене продавалось. Так что раз появилась у нас электростанция - ага, уже целая электростанция, то теперь, значит, всё электрическое стало возможным, а все наши отмазки техническими трудностями - типа, от нашей мужской лени. Наташка-то володина ещё более-менее вменяема, но Юлька и сама то и дело с нарезов срывается, и её баламутит. Я-то с этой ходячей циркуляркой не всё время контачу, и как достанет своим тупизмом, так передразню ейное "ав-ав-ав-ав-ав", и с меня взятки гладки, а Серёге она мозги выносит регулярно. Ладно бы ещё толк от этого какой-то был, но тут такая же хрень, как и на тех недоброй памяти оперативках на старой работе - чтобы придумать что-то умное, нужны те самые мозги, которые тебе только что напрочь вынесли. И тут как раз наглядная иллюстрация - не дома в Оссонобе Серёгу идеей старинного меднозакисного диода осенило, а здесь, в Лакобриге, куда я его вытащил якобы для геологических поисков, без которых у нас будто бы всё дело встанет намертво, а на самом деле - просто, чтоб отдохнул от юлькиной циркулярки. Значит, закись меди - полупроводник, получается...
   - Так, Серёга, а скажи-ка ты мне теперь вот что. Ведь один p-n переход - это диод, а два таких перехода - это, как мне смутно припоминается, уже транзистор?
   - Ну, в принципе да, уже транзистор. Но он же дохленьким получится - диоды на закиси меди многослойными делать надо, чтобы они нормальные напряжения и токи держали, я ж уже говорил...
   - А два таких диода?
   - Макс, это только в теории. Тестировать нормальный транзистор как два диода можно, но это вовсе не значит, что два нормальных диода будут работать как транзистор. Эти два перехода должны быть именно вместе, в одной полупроводниковой хреновине.
   - Хорошо, пусть будут не два диода через провод, а пластинка кристаллической закиси меди между двумя металлическими. Ты же сам мне показывал эту закись меди в медной руде, даже с довольно крупненькими кристалликами - забыл только, как минерал дразнится...
    []
   - Куприт. Но хрен ли толку? В какую толщину ты эти пластинки сделаешь? Там же, чтоб оно всё-таки работало как транзистор, толщина слоя базы - ну, промежуточного слоя между этими двумя p-n переходами - должна быть мизерной, буквально микроны.
   - Микроны? Ты точно уверен, что тут нет ошибки? Как ты к микронному слою контакт присобачишь?
   - Ну, под контакт-то там, конечно, местное утолщение, но оно по транзисторной части не работает - это просто контакт, а работает именно остальная тонюсенькая часть.
   - Млять, засада! А я уж было и на транзисторы заодно губу раскатал...
   - Не, Макс, с транзисторами однозначно закатывай свою губу обратно. Будь доволен, что хотя бы уж диоды получим.
   - Дык, а я ж разве недоволен? И на том спасибо преогромное, как говорится, но - млять, обидно же, что с транзисторами такой облом!
   - А нахрена они тебе сдались?
   - Радиосвязь.
   - Ну, это можно и без транзисторов. Искровая же простая, как три копейки. И приёмник простейший детекторный, и передатчик достаточно элементарный.
   - Антенна, млять! Эйфелеву башню помнишь? А всего-то навсего мачта для антенны искровой радиостанции, млять!
   - Ну, ты уж утрируешь - строилась-то она не для этого, а для понтов. Но - да, потом и в этом качестве использовалась. А хрен ли делать, если для сверхдальней связи и антенна нужна монструозная? Ну так башня-то типа Эйфелевой зачем? Водородный аэростат разве не проще будет?
   - Во-первых, тоже пишется с мягким знаком. Во-вторых - слишком уязвим. В-третьих - тоже слишком заметен и привлечёт к себе ещё большее внимание римлян. А мне как-то, знаешь ли, совершенно не хочется корчить из себя графа Цеппелина и снабжать Республику дирижпомпелями. Я не то, что огнестрел, я даже нормальные средневековые арбалеты показывать им не хочу, а тут - авиация, считай, самая натуральная. Все и так летать мечтают, вспомни тот же миф про Дедала с Икаром, так что на дирижпомпель, как увидят, мигом слюну пустят. На хрен, на хрен!
   - Так Макс, ты ж не забывай, что Эйфелева башня - это ещё девятнадцатый век, и как мачта антенны она начала использоваться ещё в его конце. Радиопередатчик - ещё самый примитивный, системы Маркони - Попова с его широченным диапазоном частот сигнала и быстрым затуханием. Это же архаика! А в Первую Мировую применялись уже передатчики Брауна, усовершенствованные - и диапазон частот поуже, и сам частотный пик выражен ярче, и затухание уже не такое. Там и антенна уже не такая здоровенная требовалась. Для ближней связи - вообще где-то метров от сорока и до ста пятидесяти.
   - Тоже немало, - заметил я.
   - Если проволока нетолстая, то уже вполне реально на "корзину" намотать, и получится уже достаточно компактно.
   - Ага, вот она, вот она, на хрену намотана. И всё это городить ради морзянки? Для ближней связи хочется всё-таки иметь нормальную голосовую, типа радиотелефона.
   - А чем тебе тогда обычный проводной телефон не подходит? Проволоки на него, кстати, при наших городских расстояниях, ничуть не больше уйдёт, чем на намотку корзиночных антенн...
   - Серёга, ну ты прямо как не из России! Тут на охране этих телефонных линий разоришься на хрен! То, что у меня "на хрену намотано" - это у меня, что у тебя - это у тебя - дома и под замком, а телефонные провода - на улице. Даже в Оссонобе, если не охранять, скоммуниздят их на хрен, а представь себе линию из Оссонобы хотя бы сюда, в Лакобригу. Да тут тогда через каждую сотню метров по часовому надо будет ставить!
   - Ты так думаешь?
   - Это же электротехническая медь, мягкая и пластичная. Помнишь мою иголку в самые первые дни, которую я сделал из медной проволоки? Из тутошней обычной меди с ейными примесями свинца и висмута так легко её сделать хрен выйдет, из бронзы - тем более, и швейные иглы - дефицит, стоят дорого, а посеять такую звиздюшку - как два пальца обоссать. Посеет её баба или сломает, так из нашей проволоки ей хоть муж, хоть сын-сопляк максимум в полчаса новую сделают. Слухи о нашей рафинированной меди наверняка уже разошлись, и додумаются до такого её применения мигом, так что можешь не сомневаться - коммуниздить "бесхозные" провода будут со страшной силой.
   - Тогда - да, нужен радиотелефон. Погоди-ка, чего-то у меня про старые рации на флэшке было - далеко у тебя твой аппарат?
   Я протянул ему мою "Нокию", и он принялся исследовать содержимое своих информационных загашников.
   - Так, так... Ага, вот! Самохин, статья "На заре радиокоммуникаций" - про доламповую радиотехнику. Тут есть, короче, про электродуговые генераторы Дудделя с возможностью регулировать частоту незатухающего сигнала за счёт регулирования характеристик элементов колебательного контура - катушки и конденсатора. И ещё про усовершенствованный дуговой генератор Паульсена на дуговой лампе - суть в том, что в некоторых газовых средах частота сигнала дуги резко повышается, и лампа тут просто ради колбы, которая эту среду поддерживает. Радиопередатчики на таких генераторах были в принципе ещё морзяночными, но были и более-менее успешные эксперименты со звуковой модуляцией сигнала, так что в принципе для радиотелефона подходит.
    []
   - А из-за чего они тогда в голосовом радиовещании не прижились? - насторожился я, - По идее, за них должны были тогда ухватиться обеими руками.
   - Там дуга была нестабильной из-за перегорания электродов. Если даже и не гасла совсем, то пульсировала, и это, естественно, сказывалось и на несущем сигнале - частота "гуляла", и качество голосовой связи - сам понимаешь. Ну и пропадала совсем - как раз когда у нас в девятнадцатом году с этим экспериментировали, так конфуз вышел. Тут про это тоже есть - ага, вот оно - эксперимент Острякова. Из Нижнего, короче, в Москву ровно в 10-00 сообщение голосовое передавалось, так связь наладилась только через две минуты, в 10-02, когда там в эфир уже не официозный текст бубнили, а крыли в три этажа. Как раз на основании этого конфуза и решили отказаться от принципа дуги для нормальной голосовой радиосвязи. А в простом морзяночном режиме дугу продолжали успешно применять вплоть до широкого внедрения ламповой аппаратуры.
   - Да хрен ли мне этот морзяночный режим! Мне радиотелефон нормальный нужен, а не эта пипикалка!
   - Ну, был ещё электромеханический генератор Александерсона...
   - А там в чём суть?
   - Да принципиально-то - обыкновенный генератор переменного тока вроде нашего, только высокочастотный - 50 килогерц - в тысячу раз выше частота.
   - Мыылять! - взвыл я, - Альтернатива называется! Так что ты там про причины хреновой работы дуговых аппаратов говорил?
   - Да электроды ж эти грёбаные при работе перегорали. Они там либо угольные применялись, либо угольный и медный, ну и горели, сволочи. Ресурс электродуговой лампы на угольных электродах составлял часы, в лучших случаях - десятки часов. Так это просто хоть какого-то горения дуги, когда она не гаснет, о стабильности и речи нет...
   - Тогда, получается, в звизду угольные электроды. Какие лучше? Вольфрам?
   - В лампах накаливания вольфрамовая нить быстро окисляется, если в колбу попадает кислород воздуха. Лучше, конечно, чем уголь с медью, особенно если создать для дуги бескислородную среду, но раз полная герметичность для нас малореальна, то я бы предложил платину. Она тоже довольно тугоплавкая, и на воздухе в качестве тела накаливания служит гораздо лучше вольфрама. Думаю, что и для дуговых электродов лучше окажется...
   - Платина, говоришь? - я зачесал репу, - А где её брать прикажешь?
   - Если в Старом Свете, то есть самородная на Урале...
   - Ну, спасибо! А в Сибири, где-нибудь в районе Оймякона, её часом нет?
   - Тогда надо искать в золоте - отдельные белые вкрапления. Но выделять её химическим путём загребёшься, так что лучше приобретать золотой песок из россыпных месторождений, и уже его перебирать по цвету крупинок - платиновые будут белыми. Есть в нубийском золоте и в эфиопском, но песок оттуда приобрести будет нелегко - египтяне, сам понимаешь, предпочитают торговать готовой ювелиркой. В Галисии ещё есть платиновая примесь в золотых россыпях...
   - Оттуда предлагаешь золотой песок заказывать? Ещё и дикари эти, млять...
   - Ну, это мизер будет, конечно. Тогда, если не хочешь - остаётся Новый Свет.
   - Млять, Анды, что ли? Я тебе что, Франциско Писарро? Я за картофаном туда ни хрена не попёрся, так ты меня тогда, значит, за платиной туда заслать решил? Так что ты там говорил насчёт Галисии?
   - Ну, так уж прямо сразу и Анды! - Серёга едва не упал со смеху от моего испуга, - Очень богатые россыпные месторождения в Колумбии вблизи от побережья Карибского моря. До наших времён, кстати, продолжали разрабатываться и не были исчерпаны - Колумбия так и оставалась в числе хоть и не основных, но известных экспортёров платины. Тамошние индейцы должны её знать, а кубинские финикийцы, к которым ты плавал, должны были за века неплохо изучить регион. И если заказать им "белое неплавкое золото" или "тяжёлое неплавкое серебро" - как-нибудь вот так его обозвать, то должны понять, о чём речь. Блеск у платины тускловатый, по античным технологиям хрен расплавишь, так что для ювелирки она в чистом виде непригодна и вряд ли ценится на уровне драгметаллов.
   - Ну, наконец-то хоть одна приятная новость об этой грёбаной платине, гы-гы!
    []
   В общем, получается, что даже не освоив толком ни самой нашей испанской метрополии, ни Азор, надо форсировать вдобавок к этому ещё и колонизацию Кубы. А куды деваться? Даже и без тех заокеанских табака с кокой и прочих редких американских вкусняшек - в самом буквальном смысле вкусняшек - есть ещё и другие вкусняшки, хоть и несъедобные, но оттого не менее соблазнительные. Бакаут нужен? Каучук нужен? Хром с никелем и нержавейка на их основе нужны? Наташка вон ещё время от времени насчёт хины нудит, которая вообще в глубине южноамериканского материка - в предгорьях Анд. Это же, млять, по Амазонке до самых её верховий проплыть за ней придётся, повторив маршрут некоего Франциско де Орельяны, только наоборот - не по течению, а против течения. А потом, ясный хрен, ещё и взад по той Амазонке сплавиться, заделавшись таким манером дважды Орельяной. Ничего так задачка? А ведь надо, тут хрен оспоришь. Это пока-что нам везёт, боги милуют, но вообще-то малярия на югах - дело вполне обычное и вполне житейское, и до Средиземноморья она может добраться запросто - и у нас-то в Подмосковье того малярийного комара обнаруживали, а уж тут-то, в средиземноморских субтропиках ему прописаться ни разу не проблема. Может, он и есть уже давным давно, откуда ж мне знать? А по нашей милости - в качестве компенсации римлянам за недобор турдетанских рабов - уже увеличились поставки рабов из Африки, включая и черномазых, и неровен час, кто-нибудь из них малярийным окажется, и разнесут от него те комары эту заразу, а у нас хинину всё ещё нет. Брррр! А теперь вот выясняется, что ещё и платина колумбийская нужна...
   - Млять, где колонистов набрать для кубинской колонии?
   - Я тебе вообще-то не о колонизации Кубы говорю, а о заказах тамошним финикийцам, - напомнил геолог.
   - Это я понял, Серёга, но пойми и ты - нельзя нам от них зависеть. Первое время - да, деваться некуда, но надо поскорее в свои руки всё там брать. И даже не потому, что за хинным деревом для нас финикийцы, например, через всю Амазонку хрен поплывут, тут ещё глобальнее и печальнее - видел бы ты, до какой степени у них там всё на честном финикийском слове, да на соплях!
   - Да, ты рассказывал - ни каменных зданий, ни даже керамики почти нет. Дыра, получается, ещё та?
   - Ага, ещё какая! И это, прикинь, за века так и не удосужились покапитальнее отстроиться и нормальным хозяйством обрасти. Кукурузное зерно - и то так и возили с материка, с нашей подачи только и начали у себя выращивать, но даже для этого ольмеков с материка привозят - самим невмочно. Строения - как дождливый сезон, так оплывает везде, где штукатурка повреждена, а как ураган с хорошим таким тропическим ливнем, так и разрушения, считай, гарантированы. Расслабились они там и разленились...
   - И ты считаешь, что это уже неизлечимо?
   - Боюсь, что да. Ведь прикинь, какая хрень получается. Городишко этот там УЖЕ есть, то бишь был уже и без нас. Был, стало быть, и в реальной истории. Ну и куда он тогда, спрашивается, сплыл так, что и следов никаких бесспорно финикийских после себя так и не оставил? Получается, что так до самого конца они там за ум и не возьмутся, и всё у них так и будет оставаться сикось-накось, на честном финикийском и на соплях.
   - И чем это, по-твоему, кончится?
   - Да ничем хорошим, если говорить о реальной истории. Где-то с третьего века нашей эры Вест-Индия будет заселяться араваками-земледельцами - ещё не теми таино, которых Колумб застанет, а первой волны, которых тоже до хренища по сравнению с нынешними островными сибонеями. Думаю, что где-то за столетие они доберутся и до Кубы, а к этому времени как раз и спрос на табак с кокой упадёт из-за христианизации Гребипта. В общем, и колония будет в глубокой жопе оттого, что никому больше на хрен не нужна, и грандиозное нашествие дикарей, для которых каждая бусинка и каждый медный гвоздик - сокровище. Всех финикийцев араваки на ноль помножат или какая-то часть отступит с сибонеями в леса и смешается с ними - это хрен их знает, но колонии, судя по полному отсутствию следов, наступит полный звиздец.
   - Ну так теперь-то ведь, небось, уже иначе всё будет?
   - Ясный хрен! Вторжение ещё доземледельческой волны то ли тоже араваков, то ли ещё каких-то там других на Малые Антилы мы уже прогребали - в смысле, они уже там. Возможно, прогрёбём из-за слабого пока контроля и их вторжение оттуда на Гаити, но с Гаити на Кубу - хрен им вместо мяса. Зря мы, что ли, свою колонию там наметили на месте Гуантанамо?
   - Города или американской базы?
   - Базы, конечно. С волноломом, естественно, придётся прогребаться побольше, чем в лагуне Сантьяго-де-Куба...
   - Да, в Гуантанамо вход в лагуну гораздо шире, но зато и порт получается огроменный, на вырост.
   - Этим и руководствовались при окончательном выборе. И порт большой, и для рыбалки акватории остаётся достаточно, и для местной солеварни, и речушек в неё с гор стекает до хрена - не будет проблем с водоснабжением. Ну, ещё мы исходили из того, что там и удобных для сельского хозяйства земель рядом больше.
   - Там, где в реале сахарные плантации будут? Ну, точнее, теперь уже не будут или будут, но не сахарные или не только сахарные...
   - Ага, они самые - не сыпьте сахрен на хрен. Будет, конечно, и он, но не только и не столько. И табак с кокой - там ведь горы рядом, и повыше, чем на западе острова. И кукуруза, само собой, и прочая жратва - город кормить легче будет. Ну и заодно к проливу между Кубой и Гаити база нашего колониального флота будет ближе - полный контроль над ним получаем. Если сунутся дикари с Гаити, так их авангард может ещё и успеет на Кубу десантироваться, но подмоги ему не видать - перетопим на хрен в проливе...
    []
   На самом деле всё это, конечно, только наши наполеоновские планы на светлое будущее - кто скоммуниздил мою треуголку и барабан из-под ноги, млять? Нет там пока ни порта, ни города, а есть только ещё более занюханная дыра, чем Эдем тот глинобитный финикийский на другом конце острова. Посёлок сельско-рыбацкий человек на тридцать, даже на деревню полноценную не тянущий, да форт деревянный - нечто среднее между мелкомасштабной копией традиционных испано-иберийских городишек и нашим лагерем в Дахау. И всё вместе это гордо и помпезно именуется городом Тарквинеей - по словам нашего главного моремана Акобала, наше счастье, что никто из Тарквиниев ещё не видел этого горе-города, названного их родовым именем, иначе - ну, наши боссы и наниматели, конечно, люди вменяемые, уравновешенные и адекватные, и дайте боги такое начальство каждому, но до такой степени испытывать их чувство юмора дружески не рекомендуется. Колонии ведь - год только с небольшим. Прошлым летом Акобал помимо двух судов того типа, на которых мы с Васькиным и Велтуром Вест-Индию посетили, прихватил ещё два новых двухмачтовика нашей разработки по мотивам римских корбит - точно такие же у нас теперь и на Азоры плавают. На них он и доставил на Кубу двадцать пять колонистов и грузы для них - сперва в финикийский Эдем для найма местных переводчиков, хорошо владеющих языком кубинских гойкомитичей, а затем, выгрузив товары и дав людям передохнуть после трансатлантического плавания, уже с пятью эдемцами-переводчиками перебросил их самих и их "приданое" к лагуне Гуантанамо.
   Понятно, что такими силами смешно и думать о строительстве нормального поселения, но главная задача этой первой партии была другая - установить нормальные отношения и начать торговлю с местным племенем, а в идеале - и союз с ним заключить. Дело это было нелёгкое, поскольку вдали от своего города и владений своих туземных друзей-соседей эдемские финикийцы не очень-то церемонились и случая наловить рабов не упускали, так что на высадку трёх десятков относительно светлокожих чужаков с "больших крылатых каноэ" основная масса чингачгуков реагировала весьма нервно, и лишь луки в их руках удержали дикарей от немедленной атаки. Не особо-то их смягчило и начало торговли - колонистам позволили поначалу разбить лишь палаточный лагерь на берегу и недвусмысленно намекнули на недопустимость их длительного присутствия. И финикийцы-переводчики весьма настойчиво советовали этих намёков не игнорировать - чревато. Несколько дней потерпят, давая шанс одуматься, а потом начнутся неприятности. Зато выяснились и причины - за год до того эдемские ловцы рабов захватили и увезли двух парней и девку. Этим и воспользовался Акобал, поговорив с вождём и пообещав ему связаться с эдемцами и вернуть его людей, если они всё ещё живы. Вернуть ему, впрочем, удалось только одного парня, но тут его вины не было - второй уже успел скопытиться от какой-то хвори, а девка, купленная хозяином-холостяком, была давно уже не девка, а баба на сносях, но наш мореман, мигом сориентировавшись, тут же купил трёх девок-рабынь посмазливее этой, привёз в лагерь и торжественно подарил одну вождю, вторую - отцу похищенной, третью - её оставшемуся без невесты жениху. После того, как к живым подаркам добавились и металлические в виде стальных ножей и топориков и бронзовых зеркалец, колокольчиков, рыболовных крючков и трезубцев, отцу умершего в рабстве парня добавили стальной наконечник копья, а вождю сверх всего этого подарили ещё и фалькату, тот милостиво признал в колонистах другое племя, не эдемское, к которому у его племени никаких претензий нет. После этого вопрос об основании уже постоянного поселения решился легко, а что перед этим страху натерпелись, так оно и к лучшему - знают теперь, каково обижать соседей-гойкомитичей.
   А хитрец Акобал ведь и ещё один финт ушами провернул - мы лежмя лежали со смеху, когда он нам рассказал. Выкупая в Эдеме того парня и решая вопрос на предмет компенсации за тех, кого выкупить уже нельзя, мореман заодно договорился и с ловцами рабов о небольшом спектакле, который и был разыгран в лучшем виде дней через пять после его возвращения в лагуну Гуантанамо. Картина маслом - испанцы честно торгуют с чингачгуками, и тут из-за мыса - ага, выплывают расписные Стеньки Разина челны. Ну, в смысле - появляются и нагло дефилируют три небольших эдемских гаулы. Красножопые хватаются за копья и высыпают на берег галдящей возмущённой толпой, финикийцы пускают несколько стрел им под ноги, чем основательно охлаждают их воинственный пыл, и тут испанцы присоединяются к туземцам и пускают несколько ответных стрел в борта финикийских гаул. Затем Акобал на одном из своих судов плывёт к ним, имитирует бурные и выразительные благодаря жестикуляции переговоры, эдемцы уплывают восвояси, а он, вернувшись на берег, уверенным тоном объявляет, что больше они не появятся и безобразничать здесь не будут - племя отныне и впредь под защитой испанцев. Еще бы ему не быть в этом уверенным, когда обо всём этом в Эдеме заранее со всеми договорился, гы-гы!
   Этим летом он доставил туда пополнение и застал поселение как раз в том состоянии, которое нам и описал. В этом смысле судьба нашей первой вест-индской колонии сложилась куда удачнее, чем колумбовской на Эспаньоле, которую гаитянские таино вырезали и спалили дотла - было за что. Наши уже знали, что так дела не делаются, и вели себя прилично. Без потерь, правда, всё-таки не обошлось. Одного убил в пьяной драке нажравшийся в хлам чингачгук - ага, большой привет вест-индскому "морскому винограду", который на самом деле ни разу не виноград, но нам от этого не легче, потому как и он для виноделия тоже вполне пригоден. Млять, ведь инструктировали же всех, что нельзя давать красножопым бухло! Не то, чтобы кубинские сибонеи совсем уж не знали алкоголя - собирают сладкие ягоды, надкалывают их, дают забродить, лопают и балдеют, но терпения накопить их до хрена им не хватает, так что балдеют понемногу и до невменяемого состояния не нажираются. А тут - концентрат, можно сказать, да ещё и в непривычно крупной дозе, и результат - вот он, свежий труп. Точнее - два, потому как и дикаря, конечно, сразу же уложили на месте, и потом была разборка с вождём, в ходе которой постановили, что хотя виноват не столько сам туземец, сколько вселившийся в него злой дух, позволять означенному духу и дальше буянить руками означенного туземца было, конечно, нельзя. В общем, как могли, так и угомонили, вместе с носителем - уж больно зловредным дух оказался, выселяться не хотел. Теперь все знают, что этот злой дух вселяется в того, кто выпьет слишком много веселящего напитка испанцев, и много его теперь пить не будут. Шаман покамлал и на собрании племени объявил, что выпивать столько, сколько помещается в пригоршне, можно, но больше - уже нельзя, табу.
   Ещё один колонист утонул по пьяни на рыбалке, а третий - ну, тоже не без участия алкоголя, но тут его роль была более опосредованной, скажем так. О сифилисе предупреждали всех и не по одному разу, а в Эдеме и больных всем показывали, так что красножопым бабам не слишком тяжёлого поведения впендюривать наши колонисты опасались, а решившись честно жениться, к хорошо вызубренным симптомам этой дряни приглядывались внимательно, и если в какой-то туземной семейке хоть у кого-то замечали подозрительный признак - из такой семейки невесту не брали. Но где ж на всю толпу колонистов бесхозных, и при этом подходящих, невест напастись? Столько их у племени, конечно, не оказалось, а дрочить в кустиках в кулачок тоже не есть гуд, и нашёлся ухарь, который сообразил, что пьяная баба - звизде не хозяйка, даже если она в трезвом виде и тяжёлого поведения. А гойкомитичке ведь много ли надо? Как раз дозволенной шаманом пригоршни какой-нибудь из них, глядишь, и хватит. Так оно и вышло - и бабу он выбрал из семьи без подозрительных признаков, и поведения она была достаточно тяжёлого, и той дозволенной пригоршни для облегчения означенного поведения ей вполне хватило, и шито-крыто это дело провернулось - в этом плане изголодавшемуся по бабам деятелю повезло. Не повезло ему в другом. Я ведь как-то упоминал, кажется, что красножопые с сифилисом не одно столетие знакомы, и среди них не так уж и мало таких, которые им вообще не заболевают, но являются его исправными переносчиками? Вот как раз такая семейка с такой бабой этому бедолаге и попалась. Потом-то втихаря выяснили, что муж ейный сифилисом болел, подцепив его где-то в военном походе на враждебное племя, но тоже в лёгкой форме, заметных следов не оставившей. Но это было потом, когда поздно уже было пить боржоми - сгнившего заживо бедолагу схоронили месяца за полтора до прибытия Акобала с пополнением...
    []
   - Так это ты, значит, ещё и на предмет связи с колониями дальней радиосвязью заинтересовался? - въехал Серёга.
   - Ну, прежде всего для навигации, - ответил я ему, - Хренометра-то морского у нас как не было, так и нет, но при наличии дальней радиосвязи можно ведь посылать сигналы точного гринвичского времени. Ну и экстренная связь с колониями тоже нужна. Это с Азор почтовые голуби уже начинают до Испании долетать, и выведение "азорской" породы - дело ближайшей пары лет, но с Кубы - боюсь, что это исходно дохлый номер.
   - А что там может случиться настолько угрожающего, что потребует такой экстренной связи?
   - Да дикари эти, млять, с Малых Антил. Хоть и не карибы ещё ни разу, даже не островные араваки-таино, но тоже ведь набедокурить могут - мама, не горюй.
   - Погоди, ты же сам говорил, что до Кубы им добраться - где-то столетие.
   - То с материка через Малые Антилы, а они уже на них. Размножится очередное поколение, станет тесно - вторгнутся на Гаити...
   - Да и хрен с ними. Остров большой, пара поколений на его освоение уйдёт.
   - Нам от этого толку мало. Тут эффект домино может сработать. Эти потеснят сибонеев с востока Гаити, те - своих западных соседей, а им куда деваться окромя Кубы? А нам не один ли хрен, кто именно вторгнется с Гаити на Кубу и примется отвоёвывать на ней жизненное пространство? А заодно, кстати говоря, вполне могут ещё и какой-нибудь новый штамм этого грёбаного сифилиса занести, позловреднее местного.
   - И чем тут поможет радиосвязь?
   - Быстротой нашего реагирования. "Наши" сибонеи наверняка ведь общаются с гаитянскими. Получат известие об участившихся набегах на Гаити с Малых Антил - это наверняка будет своего рода разведка боем перед настоящим вторжением, ну и нашим колонистам сообщат, и вот тут как раз сыграет роль радиосвязь. Без неё, прикинь, к нам поступает известие об этом осенью, когда Акобал возвращается из очередного рейса, а наш ответ туда прибудет с ним только летом - почти год задержки. А с радиосвязью мы немедленно согласовываем с колонией план действий, и пока мы готовим к отправке туда сильное подкрепление, они там готовят всё для его приёма, размещения и прокорма. При этом в процессе подготовки мы своевременно узнаём обо всех изменениях расклада, тут же корректируем план и сразу же согласовываем его с колонией. И на следующее лето Акобал доставляет туда уже не наши давно и безнадёжно устаревшие ценные указания, а эскадру с сильным отрядом тарквиниевских головорезов...
   - Которые примутся топить в проливе туземных беженцев с Гаити на Кубу?
   - Может быть, но это уже на самый крайняк - если гаитянские события пойдут слишком быстро, вторжение туда уже состоится, и придётся уже латать дыры. А так, в идеале - вряд ли те малоантильские чингачгуки организованнее лузитан, и пока их вожди разберутся меж собой, у кого из них хрен длиннее и толще, у экспедиции будут хорошие шансы опередить их и нанести превентивный удар с потоплением "флота вторжения" и зачисткой скоплений их живой силы...
  
   7. В Кордубе.
  
   - Папа, и как они только едят эту дрянь? - спросил меня мой наследник по-русски, продолжая уплетать это римское варево и старательно сдерживая гримасу.
   - Многие, наверное, примерно так же, как и мы с тобой, - ответил я ему, сам сдерживая ничуть не меньшее отвращение, - Но солдат ест не то, чего ему хотелось бы, а то, что ему дали. И начальству двойная выгода - и прокормить войско легче, и в бою оно храбрее. А чего ей дорожить, такой никудышной жизнью?
   Волний сумел сдержать смех, лишь понимающе улыбнувшись, а Икер, которого я тоже прихватил с собой в эту поездку, поперхнулся от хохота, да так, что мне пришлось хорошенько похлопать его по спине. Ведь оба моих старших спиногрыза даже по части своих вкусовых предпочтений - все в меня. А я ведь - мутант ещё тот. Многие ли из вас видели хохла, ненавидящего борщ? Ну так разуйте глаза и глядите в оба - вот он, я. На четверть только казах, а на три четверти хохол. Сало люблю, если не варёное, яичницу на сале обожаю, а вот борщ - люто ненавижу. Даже нормальный современный, с картофаном и томатом, и даже мясо в нём, если имеется, не очень-то меня с ним примиряет. Свеклу вообще ни в каком виде как еду не воспринимаю, а капусту - ну, квашенную капусту ем с удовольствием, солянку тоже, а вот в супе я её, скажем прямо, не понимаю. Так это, как я уже сказал, и к нормальному современному борщу относится, а как прикажете римский воспринимать? Ведь о помидорах забудьте, нет их в Старом Свете, картофана - тем более. Его даже и у нас ещё нет, ни на Кубе, ни даже в Мексике. В Андах он где-то, если вообще окультурен до приемлемого для нас вида и вкуса, и где конкретно - в Перу или в Чили - даже ботаники-профи к единому мнению как-то не пришли. Так что нет, да и не может быть в принципе в этом римском прототипе борща ни томата, ни картофана, и сметаны в нём тоже нет, которой я у римлян вообще как-то не наблюдал, да и мясо римская солдатня видит нечасто, и вместо него в этом краснючем от свеклы вареве плавает варёное сало, то бишь именно в том его практически единственном состоянии, в котором я его не люблю...
    []
   - Хорошая похлёбка, - проговорил по-турдетански Трай - именно проговорил, не без усилия, и это при его-то любви ко всему римскому. Сын же его, помладше моего Волния, но постарше Икера, откровенно морщился, но под грозным отцовским взглядом стоически ел.
   - Римская армия - самая отважная во всём мире, - перевёл я кордубцу свою шутку, - Сидя изо дня в день на такой похлёбке, поневоле будешь искать героической гибели за сенат и народ Рима.
   Оба моих пацана прыснули в кулаки, траевский согласно ухмыльнулся, а его отец сперва нахмурился, но затем призадумался, покачал головой и кивнул, тоже едва заметно улыбнувшись.
   - О чём это вы говорите? - подозрительно поинтересовался на латыни почти не владевший турдетанским римский военный трибун, с которым мы обедали.
   - О римской армии, Авл, - сообщил я ему на том же языке, - О чём же ещё говорить в лагере Пятого легиона?
   - Ты прав, Максим! - важно кивнул римлянин, наставительно подняв палец, - Только в римском военном лагере и можно увидеть и понять римскую армию!
   С этим Авлом мы познакомились почти год назад, по весне, когда громили тех лузитанских хулиганов. Я ведь уже упоминал, кажется, что их первая проба сил оказалась удачной - около шести тысяч латинских союзников из войска Луция Эмилия Павла на ноль помножили, застигнув их врасплох на марше в Бастетанских горах? Давненько уже римляне не получали в Испании таких звиздюлей! В Гасте - городок такой турдетанский вблизи устья Бетиса, когда слух о той бойне туда до них докатился - видимо, в сильно преувеличенном виде, тогда даже решили, что всё, свобода, звиздец теперь этой римской власти в Бетике. Наивные! В других турдетанских городах, повидавших двухлегионную консульскую армию Катона, рассуждали реалистичнее, да и лузитанского беспредела не хотелось никому. В результате выступившая не по делу Гаста оказалась тогда в гордом одиночестве - к счастью, там вовремя одумались, когда лузитаны Ликута отошли, а слухи докатились уже уточнённые, так что отделались горожане, не успев ещё натворить ничего непоправимого, разве что легким испугом. А по весне часть тех лузитанских бандитов, которым побеждать римлян понравилось, решила "на бис" сыграть, и тут дурачьё в Гасте верх взяло, да открыто восстало. Лузитан тех Эмилий Павел, мобилизовав ауксилариев, да и не без нашей помощи тоже, на сей раз показательно отметелил, и вот после того боя мы как раз и познакомились с военным трибуном Авлом. Потом и к Гасте той прогулялись в целях её вразумления. Там снова одумались, но на сей раз уже не так своевременно - по мелочи успели уже набезобразничать. Ну, по проступку было и наказание - пропретор освободил и сделал самостоятельной подвластную им ранее крепость Ласкуту с округой...
   - Да, тогда у нас с вами хорошо вышло, - припомнил военный трибун, - Вам, испанцам, в храбрости не откажешь, и в этом мы вас, хоть вы и варвары, всегда и своим солдатам в пример ставим, но вам недостаёт нашей римской выучки. Вы, турдетаны, это понимаете, и хотя пока-что у вас получается плохо, вы хотя бы стараетесь научиться, а эти лузитаны - как воевали всегда, так и продолжают воевать толпой. Они храбрые, ловкие, но бестолковые. Помните, как они расшибли себе лбы об наш Пятый? Раз, другой, третий - и тут наши испанцы их с флангов охватили, а вы - с тыла подпёрли, и даже сквозь вас они пробиться не сумели. Вот что значит правильный строй! Да, даже в вашем исполнении...
   - Ну, ты уж хочешь от нас слишком многого, Авл, - хмыкнул я, - Римской армии уже не одно столетие, а нашей - только пять лет. Римский легионер - это сын легионера и внук легионера, и его учат с детства и отец, и дед, а у нас эта система ещё только начинает складываться.
   - Это верно, - согласился римлянин, - Должно пройти несколько поколений с нашей системой воспитания, и ты, Максим, правильно делаешь, что с детства приучаешь своих сыновей к нашей армейской жизни. Вот только ещё от этого варварского языка их отучить не мешало бы. Я понимаю, что у вас в Оссонобе это нелегко - там, наверное, на нормальном человеческом языке и поговорить не с кем? Но ты - римский гражданин, и твои сыновья тоже будут римскими гражданами, так что должны соответствовать.
   - И не только мои, но и всех моих друзей, - кивнул я, - Но для этого нам нужен хороший учитель латыни в нашу оссонобскую школу.
   - И это верно. Я бы с удовольствием помог, но боюсь, что во всём нашем лагере подходящего человека не найти. Ты же знаешь наши обстоятельства - сам вот думал, что на год в Испанию отправляюсь, а застрял вот уже на все три и теперь вот даже не уверен, что не застряну и на четвёртый. Брут пополнения привёл сущий мизер, так что Эмилий Павел смог увезти домой лишь горстку, а многих ли привёдёт нам на смену новый претор, которого должны избрать? Да и прибудет ли он? Что, если сенат и на этот раз продлит полномочия Бруту? Не прибудет сменщик - не прибудет и пополнение, и никому из нас тогда опять не видать дома. И всё у нас здесь в таком же положении, все рвутся домой к семьям и хозяйству, и едва ли даже не очень-то пригодный вам в учителя рядовой солдат согласится застрять в Испании ещё на несколько лет. Надёжнее будет Трая попросить - у него в здешней Италике полно хороших знакомых...
   - Я найду подходящего, - пообещал турдетан, - Не прямо сейчас, конечно, но на будущий год найду обязательно.
   - Нам с осени примерно нужен будет - как раз новый учебный год начнётся.
   - Тогда - ещё легче.
   - Вот и прекрасно, - одобрил римлянин, - Выпьем за успех ваших детей и наших будущих сограждан в овладении нашим языком! - мы как раз доели эту римскую пародию на борщ, от которой, как мне кажется, содрогнулся бы и типичный стопроцентный хохол, и его раб разлил по кубкам вино, - Не фалернское, конечно, но в военном лагере лучшего не найти, - прокомментировал хозяин, и мы выпили.
   - А вообще-то, вы хоть и варвары, но - молодцы, - разоткровенничался Авл, - Я же не слепой и прекрасно вижу, что вы привыкли к совсем другой еде, и наша похлёбка вам не по вкусу. Но - терпите, не капризничаете, и за это - хвалю. Я и сам, если честно, не очень-то от неё в восторге, но я - военный трибун, и здесь - военный лагерь, и то, что едят мои солдаты, ем и я. Все они, как и я, давно уже переслужили положенный срок, и как я смогу требовать от них дисциплины и повиновения, если не буду и сам нести всех тягот наравне с ними?
    []
   - Это правильно, - согласился я, - И у нас так же заведено, хоть наши солдаты и не переслуживают. Дом - рядом, и отпустить отслуживших, заменив вновь призванными - не проблема. Но и мы едим в лагере то же, что и наши солдаты, а раз в году у нас все - даже царь - едят кашу из желудей.
   - Ого! Тут вы и нас переплюнули! - поразился римлянин, - У нас желудями даже рабов не кормят!
   - Это на случай неурожая или перебоев в снабжении, - пояснил я ему, - Всякое может случиться, но голодать-то при этом зачем? А жёлуди - если их едят все, включая и царя, то это не обидно никому.
   - И твои сыновья их тоже ели?
   - Да, вместе со мной. Они даже вкусны, если приготовить правильно и есть их не каждый день.
   - Ну, тогда для вас это, получается, и правильно, и вот об этом я обязательно расскажу моему сыну, когда вернусь домой. Может быть, даже и попробуем с ним. Ваша неприхотливость - тоже достойное качество, и мы, римляне, умеем это ценить. Когда-нибудь, наверное, даже поучимся этому у вас, как вы учитесь у нас нашему военному делу. Вы ведь видели на вчерашних занятиях, как мечут пилумы наши легионеры? Ваш саунион - получше, не спорю, но на него идёт больше металла - он получается и дороже, и тяжелее, и из-за этого у вас им вооружены немногие. Два обыкновенных дротика и длинное копьё с большим наконечником, которое даже не метнёшь - зачем это? Два хороших пилума и весят, и стоят примерно столько же, и при этом пилум бронебойнее дротика. Зачем вашим солдатам ещё и тяжёлая пика?
   - Ваши триарии тоже вооружены пикой.
   - Их немного, и до них редко доходит дело. Ну, если только у противника вдруг окажется слишком много конницы, и нашей не хватит, чтобы связать её боем, тогда - да, против неё нужны триарии с пиками, но центурия триариев - тридцать человек, так что это лишь одна пятая от всей линейной пехоты нашего легиона, и нам её вполне хватает. А основная масса наших легионеров - гастаты и принципы - мечет пилумы, и одного этого иногда оказывается достаточно.
   - Дело в том, Авл, что НАШ основной противник - лузитаны и веттоны. А у них мало тяжеловооружённых, зато много не только конницы, но и лучников. Дротик легче пилума и летит дальше, но и его не метнёшь на то расстояние, с которого лучник мечет свои стрелы.
   - Вот именно! И какой тогда смысл?
   - Против лучников - только "черепаха", а перестреливаться с ними будут наши лучники, которых мы обучаем в достаточном числе. Зачем нам велиты с дротиками, когда дротики есть и у наших легионеров? Мы лучше вооружим их всех луками, а атакующую конницу легионеры встретят дротиками и примут на пики.
   - Ну, именно с таким противником - может быть, это для вас и правильно, - пожал плечами римлянин, - Но против другого может и не подойти - перед македонской сариссой, например, ваша пика всё равно слабовата.
   - А у кого во всей Испании есть фаланга македонского типа с сариссами? Я не знаю ни одного такого испанского племени, а где-нибудь на Востоке мы ни с кем воевать не собираемся. Там у вас другие союзники есть, местные - пусть у них и болит голова о вооружении и тактике против македонской фаланги. Нам же здесь хватает и лузитан...
   - А вот тут, Максим, ты неправ. Я понимаю, здесь твоя страна, но пойми и ты - какая в Испании добыча? Только скот, которого хватает везде, да свирепые и непокорные рабы, за которых хорошей цены никто не даст. А на Востоке - богатые страны, и ты даже не представляешь себе, какую добычу там можно взять. Я вот недавно письма от друзей получил, так читал их и завидовал. Армия Луция Сципиона недавно вернулась в Италию, сам проконсул запросил у сената триумф, и любому понятно, что отказа ему в этом не будет. Ты только представь себе, какие сокровища он провезёт по улицам Рима в своём триумфальном шествии! И это ведь - только то, что он сдаст в казну, а сколько он раздаст солдатам? И сколько прилипло к рукам самих Сципионов, их друзей и приближённых? Но больше всего я завидую даже не тому из моих друзей, который в сципионовской свите, а другому, который служит в армии нынешнего консула - Гнея Манлия Вольсона. Вот кто уж точно вернётся домой богатеем! А кто он там такой? Ведь младший военный трибун, как и я! Вся разница между нами - в том, что он попал служить в Азию, и его командир - Гней Манлий! Вот он - правильный командир! Ходит по Азии и дерёт с варваров немалые контрибуции за то, чтобы в нарушении условий мира их не обвинить и войну им за это не объявить, а кто не платит - тем её объявляет. С галатами вон недавно повоевал - тяжело было, так зато какую добычу взял! И свою мошну набивает, и войску даёт разжиться, не требуя строгого отчёта и закрывая глаза на шалости - я не удивлюсь, если даже простые солдаты из его армии вернутся домой богаче меня...
   - То, что легко пришло - обычно легко и уходит, - заметил Трай.
   - Это - да, - кивнул Авл, - Друг пишет, что уже сейчас, на зимних квартирах, многие успели промотать всё, что добыли. Ну так зато КАК пожили! Спали на роскошных ложах с роскошными наложницами, пировали так. как нам с вами и не снилось, за вечер проигрывали в кости - или выигрывали, тут уж как кому везло - суммы, равные годовому жалованью! Им будет о чём вспомнить и чем похвастаться перед друзьями и соседями!
    []
   - Единственная радость в жизни! - хмыкнул я.
   - А что делать, когда другой нет? Но ведь не все же такие моты и транжиры, верно? Многие наверняка вернутся домой обеспеченными людьми, а кто-то - и ОЧЕНЬ обеспеченным. Я не знаю, хватит ли мне денег хотя бы на избрание квестором, а друг всерьёз рассчитывает теперь не только на квестуру, но и на эдильство. А надеется - если повезёт и ещё как следует разживётся - и на претуру. Вот что значит, человек попал служить в правильное место и к правильному командиру! А ты тут торчи в этой нищей дыре, рискуй жизнью, как и там, да так же, как и там, набивай свою мошну - только пылью вместо серебра с золотом, которые тебе здесь не по чину!
   - Так уж прямо и пылью? - не поверил я.
   - Сам Брут - и тот наживается не столько на подношениях, которые не так уж и роскошны, сколько на продовольственных поставках по заниженным ценам.
   - Союзники платят одну двадцатую урожая и приплода скота в виде налога и обязаны продать столько же по твёрдой цене, если наместник потребует, - объяснил мне кордубец, - Данники, не обязанные служить - вдвое больше. А цену назначает наместник, и какую назначит - по такой и изволь продать. Себя он, естественно, не обидит. Бывает, что половину от справедливой цены назначит, бывает, что и треть. А его квестор в отчёте для сената проставит полную цену, и разница - сам понимаешь.
   - И никто не жалуется в Рим?
   - Если наместник не превышает положенной доли в двадцатую или десятую часть, то для каждой общины убыток не так велик, чтобы имело смысл жаловаться - на поездку жалобщика в Рим, проживание там и ведение судебного дела уйдёт не меньше. Да и ждать придётся не менее года - ведь пока наместник не сложил с себя полномочий, он как обладатель империума неподсуден. Поэтому до тех пор, пока в подобных поборах соблюдается разумная мера - их терпят.
   - Но достаются эти денежки претору с его квестором, а войско их не видит, - хмыкнул римлянин, - Вот и как тут поправить свой достаток? То ли дело богатый и привычный к непомерным поборам Восток! Мы тут с вами сейчас кашу есть будем, а друг о таких пирах в Азии пишет - я вам даже пересказывать его описаний тех пиров не стану, чтобы настроения вам не испортить...
   Каша у военного трибуна - ячменная, вроде нашей перловки - оказалась очень даже приличной. Щедро сдобренная и оливковым маслом, и тем же самым салом, которое в ней получилось не столько варёным, сколько печёным, а это ведь уже совсем другое дело. Даже мои спиногрызы стрескали свои порции с аппетитом, да и траевский носа не воротил.
   - Вы тут, говорят, рыбу Бруту с моря привезли аж в два человеческих роста и страшно вкусную, а его повар проболтался, и весь лагерь слюну пускал. Так он даже нас, военных трибунов, есть её не пригласил - всю втроём за несколько дней слопали, с легатом и квестором. Что хоть за рыба-то была?
   - Осётр холодного копчения, - просветил я его, - И не в два человеческих роста, а чуть больше одного.
   - Тоже немало! Но как ты сказал - холодного копчения? Рыбу разве коптят? Я думал, коптят только сыр, а рыбу - только солят или вялят...
   - Можно коптить и рыбу, и мясо, и получается очень вкусно.
   - Да я понимаю, что можно, но разве это не вредно? Наши и греческие врачи говорят, что копчёная пища - нездоровая.
   - Ну, это смотря сколько её есть. Если всю жизнь только ей и питаться, тогда, может быть, это и вредно, а полакомиться время от времени - я не видел людей, которые бы от этого умерли или хотя бы заболели. Ваш пропретор с его легатом и квестором разве выглядят больными? Трай, обязательно напомни мне перед отъездом, чтобы я, как только вернусь домой, послал Авлу небольшого копчёного осетра.
   - С икрой? - у римлянина аж слюнки потекли.
   - Икра будет в отдельном свёртке - её извлекают из ещё свежей рыбы...
    []
   Атлантический осётр, он же - европейский - это достаточно близкий родич нашего, черноморско-каспийского. В нашем современном мире он редок, даже на грани исчезновения, как и вообще почти все осетровые. Ведь что гласит народная мудрость? Не будь сладким - съедят. Вот и съели осетровых, оказавшихся слишком вкусными для процветания в мире, где господствует прямоходящий безволосый примат хомо сапиенс. Но в античном мире к этому процессу ещё только приступают, и осетрина в нём не на каждом прилавке рыбных рынков попадается вовсе не оттого, что редок сам осётр, а оттого, что неудобен он для массового лова. То ли дело тунец, плавающий сотенными и тысячными косяками! Закинул сети, так улов сразу на десятки, а то и на сотни пойдёт, только не ленись вытаскивать. А осётр - рыба в основном одиночная. Попадётся мелкий на удочку - с удовольствием выудят, попадётся крупный под рыбацкий трезубец - с ещё большим удовольствием загарпунят, попадётся в сеть - с точно таким же удовольствием вытащат, но такая рыбалка ближе к спортивной, чем к промысловой, потому как результат не гарантирован. Вчера поймал, сегодня нет, завтра - как повезёт. Поэтому чисто на ловле осетровых никто из античных рыбаков не специализируется, а специализируются на той осетрине только торговцы рыбой, скупающие у промысловиков их улов. А так - не такой уж он и редкий, этот атлантический осётр, и у атлантического побережья Европы обитает, и в Средиземном море по его северной стороне. Когда он на нерест в реки идёт, ловят его довольно часто, в том числе и в Бетисе, да только вот не коптят почему-то, а варят, жарят или запекают, а при заготовке впрок - солят, вялят или маринуют. Вот спрашивается, ну не дурачьё ли? Осетрина - она ж именно в копчёном виде наиболее вкусна. То ли врачи греческие всех так застращали, будто копчёности вредны, то ли просто античных мозгов не хватило, чтоб додуматься.
   Я как-то даже и внимания на рыбных блюдах не заострял, пока Велия осетром небольшим на рынке не отоварилась и не спросила меня, отварить его или пожарить - я аж дар речи потерял, млять, от такого кощунства. А потом супружница в осадок выпала, когда я велел его закоптить, но античный мир - мир патриархальный, и воля мужа в нём - закон для жены, так что возражение у неё нашлось только одно и вполне конструктивное - ну не знает она, как это делается. Я тоже всех тонкостей копчения рыбы не знал, зато знал другое - что скифы прекрасно понимают толк в копчении мяса, а скиф у нас, хоть и в количестве одной штуки, таки имелся - мой вольноотпущенник Фарзой. Вызвал я скифа, поставил ему задачу, велел всем неукоснительно исполнять все его указания, и закоптили осетра в лучшем виде. Велия на нас как на дикарей глядела, но когда вся наша компания, собравшись, с урчанием набросилась на "испорченную" рыбу, то и сама попробовать решилась, после чего и её было от блюда уже не оторвать. Детей - тем более. В общем, я замшелым античным придуркам не указ, и со своей осетриной они могут делать всё, что им только вздумается, но мы её теперь - исключительно коптим.
   Брута же я копчёной осетриной решил побаловать не просто так и вовсе не за то, что он - возможный предок Брута Того Самого, который "и ты, Брут". Во-первых, Цезаря Того Самого означенный Брут Тот Самый и без моей осетрины в реале зарежет, да и не один он там будет, всё-таки двадцать три лишних дырки - многовато для одного, а во-вторых - есть версия, что настоящий отец Брута Того Самого - как раз сам Цезарь, в молодости жеребец ещё тот. Так что вовсе не за это у меня нынешний Брут абсолютно эксклюзивный для античного мира деликатес трескал, а совсем по другому поводу. На нормальном русском языке это называется взятка натурой. Нам ведь пополнение людьми очередное нужно - турдетанами, бастетанами и прибрежными бастулонами, и все они живут в Бетике, с некоторых пор - римской Дальней Испании. А наместник провинции, во власти которого отпустить или не отпустить завербованных нами переселенцев - вот он, пропретор Публий Юний Брут, весной ждущий сменщика, если таковой будет, а пока - полновластный владыка Бетики. И при этом - плебей-народник из числа долбодятлов катоновской закваски, к которому ещё и не на всякой хромой козе подъедешь. Явно, то бишь с увесистым кошелём звонкой серебряной монеты, к нему подкатываться дружески не рекомендуется - честные мы, типа, и принципиальные, интересами Рима не торгуем и взяток у варваров не берём, а только бюджетное бабло пилим, как и принято у честных и принципмальных. Подарки же и угощения - это дело совсем другое, это - знак уважения, гы-гы! И чем плебеистее деятель, чем чмарнее, тем сильнее он на подобное "уважение" падок, и если означенное "уважение" выглядит весомо, то и сделает он за него куда больше, чем сделал бы за тот увесистый кошель. Хороший кусок моего "косского" шёлка, достаточный на нижнюю тунику-безрукавку и на бельё, оказался для этого "вышедшего родом из народа" достаточно весомым, а осётр - достаточно аппетитным для утоления его жажды уважения, так что "добро" на увод людей в количестве полутора примерно тысяч со всем их движимым скарбом мы получили. Ради такого дела я бы и хоть пятиметрового осетра - говорят, бывают и крупнее, но мне на глаза таких не попадалось - закоптить для него не пожалел, а уж этот в два с небольшим метра - сущий пустяк...
    []
   Дообедали, вышли из палатки Авла, послонялись по лагерю, понаблюдали за учениями легионеров, я показал пацанам характерные моменты.
   - Папа, а почему ты согласился с дядей Авлом в том, что наши солдаты не так хорошо обучены, как римские? - спросил меня по-русски Волний, - Я вот смотрю на этих увальней - и дядя Бенат, и дядя Тарх, и даже дядя Лисимах легко справились бы хоть с двумя, хоть с тремя. Дядя Бенат, наверное, справился бы и с четырьмя.
   - Если вон с теми малоопытными гастатами, то дядя Бенат, пожалуй, справился бы с ними и с пятью, - прикинул я, - Но во-первых, дядя Авл - римлянин, а человек он в целом неплохой, и зачем же мы будем его обижать, отзываясь плохо о его соплеменниках? Мы ведь тоже римские граждане, и он бы нас не понял. А во-вторых, мы ведь говорили не о наёмниках, а о призывниках-легионерах.
   - Мне кажется, и дядя Курий справился бы даже с этим их центурионом.
   - Может быть. Но дядя Курий - опытный боец, настоящий ветеран, и пока у нас таких гораздо меньше, чем хотелось бы.
   - Да с этими увальнями многие наши солдаты справились бы, даже молодые.
   - В поединках - да, справились бы. Но легионеры не вступают в поединки, а сражаются строем. А в строю - взгляни-ка вон на ту центурию, которая отрабатывает "черепаху" - римляне действуют чётче и слаженнее наших турдетан. Очень хотелось бы надеяться, что это только ПОКА. Но и в этом случае мы не будем показывать римлянам наших лучших солдат - зачем нам расстраивать и огорчать друзей и союзников? Пусть видят худших, смеются над их неумелостью и считают, что таковы у нас все. Понимаешь?
   - Да, понимаю, - серьёзно кивнул мой наследник.
   - А ты, Икер?
   - Понимаю, папа.
   На самом деле, конечно, ни хрена они ещё толком не понимают - даже Волний, который постарше. Какого в звизду понимания можно требовать от школяра-первоклашки на зимних каникулах? Даже окончив школу, он будет понимать ещё не всё, а только часть, а всё поймёт лишь тогда, когда окончит ВУЗ, которого пока ещё не существует в природе. Сейчас они ещё оба не столько понимают, сколько ощущают мой настрой, угадывая не высказанное вслух и сопоставляя с услышанным, увиденным, а сегодня - с ещё и на вкус опробованным. Смех смехом, но сегодня мне удалось показать обоим моим спиногрызам главный секрет римской военной машины, которым и определяется её мощь, отвага и напористость. И теперь всё это, вместе взятое, прописывается у них напрямую в подкорке, формируя менталитет. Именно это мне сейчас от них и нужно - внутреннее убеждение в том, что хорошо и правильно - именно так, а не иначе. Рим - наш самый большой союзник и друг. Слишком большой, чтобы откровенничать с ним обо всём подряд. Нам, маленьким и слабым, позарез нужно быть умнее, хитрее и предусмотрительнее этого гиганта...
   Выходим за ворота римского лагеря. Можно было бы легко пройти до старой турдетанской Кордубы улицей нового римского города, но нам не хотелось этой уличной толчеи, и мы пошли напрямик, вдоль поля, а точнее - вдоль нескольких полей, которые располагались одно за другим.
   - Вот здесь, судя по сухой ботве, они выращивали свою свеклу, - я показал пацанам свекольную ботву, - Из неё они варят эту свою похлёбку, которая делает их солдат такими бесстрашными, - на сей раз я говорил по-турдетански, и тут уж не только детвора, но и Трай расхохотался:
   - Нужно немалое мужество, чтобы питаться этим изо дня в день и год за годом.
   - А вот на этом поле они выращивали капусту, которую тоже добавляют в свою похлёбку, - я указал на остатки капустных листьев, обрезки кочерыжек и мелкие кочаны, - Лучше бы они её квасили или солянку из неё делали - это было бы намного вкуснее. И кстати, капусту ведь любят не только люди...
   - Кролики? - угадал кордубец ход моих мыслей.
   - Ага, они самые, - подтвердил я его догадку, - А ну-ка, оболтусы, где ваши луки? Надеюсь, вы не разучились ещё ими пользоваться? - у обоих спиногрызов были луки маленького детского размера и по их силёнкам, но вполне роговые, такого же типа, как и те, которыми мы вооружали наших лучников, и на застигнутого врасплох кролика их бы вполне хватило - ну, с близкого расстояния, конечно.
   - Ты думаешь, кролик подпустит их на убойную дистанцию? - усомнился турдетан, заценив слабенькие детские луки и соответствующие стрелы.
   - Пусть они его хотя бы подранят - для тренировки этого достаточно, а добрать их подранка у меня найдётся кому, - в числе сопровождавших нас бодигардов имелся и лучник - естественно, с полноценным взрослым луком, - Ну, не сразу, конечно, сперва дадим попробовать им самим...
   - Максим, может лучше завтра с утра?
   - Думаешь, не попадут?
   - Да не в этом дело - я же понимаю, что они у тебя не впервые в жизни лук в руки берут. Но ты ведь прав - для настоящей тренировки надо будет дать им попробовать и самим добрать подранка. А это может затянуться и надолго. Вечереет ведь уже, скоро темнеть начнёт, и тогда придётся бросать преследование, а хорошо ли это будет?
   - Пожалуй, это и в самом деле будет не по-охотничьи, - согласился я, - Завтра - так завтра. Оба слыхали? Завтра будете охотиться на кроликов!
    []
   - А сейчас - пошли ко мне, - предложил Трай, - Копчёного осетра на ужин я вам, конечно, не обещаю, не умеем мы их коптить, но и римской похлёбкой давиться не заставлю. А к Ремду я раба пошлю передать, что вы у меня, чтобы он не ждал вас и не беспокоился понапрасну.
   Жил он теперь не в старой турдетанской Кордубе, а в пригороде между ней и новым римским городом. Я-то помнил его застроенным простыми домишками, не сильно отличавшимися от сельских и часто даже не каменными, а глинобитными на каменном цоколе, но теперь вся его сторона между периметром старых кордубских стен и римским городом оказалась застроенной солидными особняками знати - не то, чтоб дворцами, но по современной аналогии - элитными коттеджами, скажем так. В основном, конечно, турдетанского стиля, но попадались и греческого. Да и сама эта часть Кордубы явно претендовала на цивилизованную помпезность, даже улицы булыжником вымощены.
   - В мой старый дом мне даже вести тебя с твоими сыновьями стыдно, - признался кордубец, - По сравнению с новым это просто убогая хижина.
   - Вроде вот этой? - я с усмешкой ткнул пальцем в здоровенный и уж точно не бедняцкий каменный домище местного типа, мимо которого мы как раз проходили.
   - Ну, получше этой, конечно, но тоже варварская безвкусица.
   - Да ладно тебе прибедняться, Трай! Что я, в лагерных палатках и в простых крестьянских мазанках не ночевал? Всякое бывало...
   - Так это ведь когда было? Когда ты был простым солдатом? И меня нисколько не стесняет ночёвка в лагерной палатке или вообще где придётся, когда я в военном походе. Но ведь это - совсем другое дело. Служба - это служба, а дом - это дом. Твой нынешний дом тоже не очень-то похож вот на эти, - кордубец, конечно, имел в виду мой оссонобский "виллозамок", в котором гостил у нас, - Есть у тебя там, конечно, и много неправильностей, но у тебя они все по делу и к месту, а в целом у тебя там очень даже хороший римский дом.
   - Так и было задумано - чтобы то, что ты называешь "неправильностями", не слишком бросалось в глаза. А ведь именно в них вся суть НАШЕЙ культуры, которую мы просто маскируем под подражание римской.
   Как я и ожидал, его дом оказался в классическом греко-римском стиле, да и странно было бы ожидать иного от столь ревностного поклонника римской культуры и римского образа жизни. Не люблю эти открытые портики при входе, и есть у меня на то свои причины. Довелось как-то позвенеть мечами между таких колонн, и удовольствие это было ниже среднего, потому как проёмов межколонных было несколько, и когда ты плотно занят собственным противником, то что там творится в соседних проёмах, ты можешь только догадываться, и нет ни малейшей уверенности, что оттуда уже не заходят тебе в тыл. Мерзопакостнейшее ощущение, откровенно говоря. И тоже в Кордубе, кстати, только не в этом пригороде между турдетанским городом и римским, а в турдетанском, в помпезном греческого типа особняке Ремда. Но сейчас-то, конечно, времена уже не те, нет больше того беспредела. С укреплением римской власти пришёл и римский порядок, при котором теперь не очень-то забалуешь - тут надо отдать римлянам должное...
   Внутри "коттедж" Трая был тем более классическим римским, и его атриум оказался даже чуть ли не просторнее, чем у меня в моём "виллозамке". У меня-то ведь там львиную долю всей площади "замковые" фортификация и хозяйственная часть занимают, а встроенная в замок собственно "вилла" - больше для декорации под "псевдоантичный ампир", а у него-то ведь всё на полном серьёзе. Колонны, занавески, фресковая роспись стен, мозаичные полы, характерная греческая меблировка, и всё это весьма изысканное - не всякий римский нобиль имеет в Риме такой домус, какой Трай отгрохал и обставил себе в Кордубе! А рабов-то в доме - у меня в моём "виллозамке" со всем его немалым хозяйством едва ли больше.
   - У меня же нет такой механизации во всём, как у тебя, - пояснил хозяин, - Всё приходится делать вручную - как обойтись без слуг?
   - Ну так подсмотрел бы у меня и внедрил бы у себя - мне разве жалко?
   - Ты думаешь, мне не хотелось? Но разве ж мне такое можно? Это ты можешь себе позволить, а если я примусь, например, прокапывать водоток для водяного колеса и городить его в своём дворе, римляне меня не поймут! Это у тебя всё продумано заранее, и ты с самого начала всё делаешь так, как это нужно и удобно тебе, и никакие традиции тебе не указ - у тебя всегда есть уважительная причина, по которой ты "рад бы, да не можешь" быть как все и "вынужден обстоятельствами" всё сделать по своему. Конечно, так оно и удобнее, и интереснее, и ты от своих "причуд" почти всегда в выигрыше - поэтому Велия и предпочла тебя...
   - Ну, ты ведь этим, надеюсь, не сильно обездолен? - вышедшая встретить нас жена Трая оказалась бабёнкой, хоть и малость попроще моей, но тоже весьма эффектной, - Ведь наверняка же лучшую во всей Кордубе захапал?
   - Естественно! Что ж мне было, худшую брать? - ухмыльнулся кордубец.
   Пока готовился ужин, для пацанов наскоро организовали импровизированное стрельбище в дворике, водрузив на одном из его краёв мишень. Рогового лука, как у моих, у траевского спиногрыза не было, но был неплохой можжевеловый, вроде тех, которыми пользуются охотники-горцы. И стрелял мальчуган из него очень даже неплохо, просто слабоват он по сравнению с роговыми, да и видок у него не столь "военный". Он, само собой, обзавидовался, так что мои по очереди давали ему пострелять из своих "боевых", и мне пришлось пообещать прислать ему из Оссонобы такой же.
    []
   Ужинали сидя - Трай тоже, хоть и старался, никак не мог привыкнуть к этим новомодным римским обеденным ложам, и хотя они у него в триклинии, конечно же, были, предпочитал куда более удобный приём пищи "по старинке". Сам ужин, конечно, не был тем азиатским пиром, подробностей которых Авл не стал нам пересказывать, да и в самом Риме они в моду ещё не вошли - хотя, если верить Титу Ливию, как раз дембеля Гнея Манлия, обросшие и деньгами, и роскошным шмотьём, и соответствующими всему этому привычками, эту моду в Риме и начнут внедрять. Где-то со следующего года, если мне склероз не изменяет - как вернутся и в триумфе своего консула отметятся. Это будут ещё не те пиры с паштетами из соловьиных язычков, мозгов фламинго и тому подобной экзотики, стоящие целых состояний, но - лиха беда начало, и старый брюзга Катон ещё доживёт и успеет пробрюзжать, что плохи дела того города, в котором за рыбу платят больше, чем за быка. Но пока до этого ещё далеко, да и не в Риме мы сейчас, а в Кордубе. Поэтому у Трая всё было простенько эдак, по домашнему - не копчёный осётр, конечно, а зажаренный целиком на вертеле барашек. С оливками, с маринованным в винном уксусе зелёным горошком, а вино у него - превосходное, кстати - оказалось с его собственного виноградника.
   - Не карфагенское, конечно, - посетовал он.
   - Да ладно тебе прибедняться-то! У меня пока никакого нет! - хмыкнул я.
   - Так понятно же! Сколько твоему винограднику лет? Нет ведь ещё пяти?
   - Да какие там пять! Четвёртый только идёт!
   - Если очень повезёт, то этим летом первый урожай получишь, но на большой не рассчитывай - так не бывает. Ты можешь и вообще его не получить, тогда - жди его на следующий год и не расстраивайся. Виноград капризен, и для него это нормально...
   Набили брюхо, я выкурил сигариллу, сидим, попиваем вино, жуём фрукты, да болтаем, как водится, о политике.
   - Кого, интересно, после Брута пришлют? Ну, если ему, конечно, сенаторы ещё на год империум не продлят...
   - Да не должны бы - он ведь не избранный, а назначенный вместо погибшего Бебия, - по юлькиной выжимке из Тита Ливия новым претором Дальней Испании будет Гай Атиний, но ведь не скажешь же об этом Траю прямо, - Но на лучшего, чем этот, я бы не рассчитывал - с тех пор, как Катон выбился в консуляры, он везде своих "вышедших родом из народа" пропихивает, - этот Гай Атиний как раз из катоновской кодлы, судя по его плебейству и отсутствию знаменитых предков, так что, скорее всего, так оно и будет.
   - Значит, облегчения ждать не приходится?
   - Я бы не ждал. И кстати, с одной стороны ты сделал правильно, построив себе такой дом, но с другой - лучше бы ты тогда уж построил его в черте римского города.
   - Я хотел, но там позволяют строиться только римлянам и италийцам. Тебе - как римскому гражданину - позволили бы, а я-то ведь, хоть и имею заслуги, но всего лишь перегрин, и мне - не положено. Но в гости к ним хожу, принимают...
   - Дело не в этом. Стены! Старая Кордуба свои стены сохранила, но в своём тамошнем доме ты уже не живёшь и жить, как я понимаю, не будешь...
   - Ну да, разве для этого я себе новый строил?
   - Об этом и речь. Стены вокруг римской Кордубы, я вижу, строятся, а ваш пригород между ними остаётся незащищённым...
   - Лузитаны? Мы же их, вроде бы, хорошо проучили...
   - В ближайший год не сунутся, а вот на следующий или через год, когда у них их нынешние сопляки подрастут - уже могут, - по юлькиной выжимке они однозначно сунутся, так что предупреждаю, как могу, - Но за год и вы стен вокруг пригорода тоже не осилите, так что начинать надо бы уже в ближайший год, а каков будет преемник Брута, мы не знаем. Не лучше ли выхлопотать разрешение ещё у Брута?
   - Ну, может быть, ты и прав...
   - А в Гасте у тебя нет близких друзей?
   - Друзей? Ну, как тебе сказать... Я же, как ты знаешь, сторонник лояльности к Риму, у них на этот счёт другое мнение, и это, конечно, сказывается на взаимопонимании. Но во всём остальном - да, друзья, и очень хорошие друзья. В их числе - и родня моей жены по линии её матери.
   - Тогда постарайся вытащить их оттуда. Не сей секунд, но где-нибудь в течение года или двух...
   - Ты думаешь, они опять восстанут, как и в тот раз? Тогда это было не просто так, а связано с лузитанским набегом.
   - Они ещё придут, Трай, а в Гасте слишком легко верят тому, чему им хочется верить. И если снова ошибутся, то на этот раз уже так дёшево не отделаются, - Гаста снова восстанет как раз в тот предстоящий набег в конце второго срока полномочий Гая Атиния, и пропретор случайно погибнет при её осаде. И хотя особых подробностей у Тита Ливия не приведено, ежу ясно, что гибель пропретора безнаказанной не останется - римляне и гораздо меньших провинностей не спускают, и моё дело - предупредить...
   Пока мы "кухонной политикой" занимались, пацанва развлекалась тем, что виноградину друг другу щелчками пальцев перефутболивала. Но вскоре Волнию такой примитив наскучил, и он очередной пас провёл телекинезом. Икер поднапрягся и тоже от брата не отстал - обычно у него получается хуже, но сегодня и он оказался в ударе. У траевского спиногрыза глазёнки выпучились от изумления, а глядя на него, просекла ситуёвину и тоже выпала в осадок его мать, затем толкает локотком мужа, глазами ему указывает, а тот многозначительно кивает - он-то это и у нас уже видел. Переглядываются они с супружницей, перемигиваются, та встаёт, уходит и возвращается через некоторое время с дочуркой, мелкой четырёхлетней примерно шмакодявкой. Подводит её к столу, сама назад отступает, к стеночке, скромненько эдак, да только позу при этом как бы невзначай принимает - ну, не самую скромную для порядочной замужней бабы, скажем так. Зато очень удобную для заценки её внешних достоинств, и если бы не присутствие законного супружника, так можно было бы запросто подумать, что клеится, а так - хрен её поймёшь, чего у ней на уме. А Трай подманивает мелкую поближе и мне подмигивает:
   - Время не стоит на месте, и наши дети растут. Твоему Волнию понадобится невеста, моей Турии - жених. Тебе не кажется, что из них вышла бы прекрасная пара? - млять, ещё один всё туда же! Юлька то и дело свою Ирку навязывает, Наташка свою Ленку в меньшей степени, но тоже, Сапроний, военачальник миликоновский, свою старшую внучку пиарит, ещё и сам Миликон на предмет шмакодявки от своей младшей наложницы как-то раз намекающе эдак обмолвился, Фабриций сетует на то, что слишком уж близкая мы родня, а иначе тоже клинья бы подбил, а теперь вот ещё и этот! Прямо загонную охоту на моего оболтуса устроили - ага, как на последнего мамонта, гы-гы!
    []
   - Видишь ли, Трай, у нас не заведено неволить наших детей и предопределять их браки, и в моей семье этого не будет. Кого он выберет в жёны сам, та и станет его женой. Я, конечно, буду воспитывать его так, чтобы его выбор был разумен, и конечно, я позабочусь о том, чтобы к моменту его совершеннолетия у него перед глазами было побольше подходящих невест, и я буду ему советовать, но выбирать и решать будет он.
   - Ну так а чем плоха моя Турия? Вот её мать, и она наверняка пойдёт в неё. Я понимаю, что нужно ещё и римское гражданство - это тоже не проблема. Хоть я и не одобряю того способа, которым его получил ты, и сам я на него не пойду, а постараюсь заслужить более почётным путём - но то я, а её, если надо, проведу и этим способом, мне есть с кем договориться. Ты ведь не станешь попрекать её этим?
   - Не стану, конечно. И гражданство, тут ты прав, тоже нужно для законного римского брака, и любой, не имеющей его, придётся через это пройти, но и это ещё далеко не всё...
   - Я понимаю. Не стану забивать тебе голову перечислением её приданого - знаю, что не очень-то тебе это интересно. Скажу только, что оно будет достойным. Не буду говорить тебе и о знатности рода - ты сам прекрасно без неё обошёлся и вряд ли считаешь её такой уж ценной саму по себе. Но вот качество породы, как мне известно, ты ценишь высоко. О внешних достоинствах сказано достаточно. О здоровье - ну, меня ты в военных походах видел, мой тесть тоже от военной службы не освобождён. К облысению я, как видишь, не склонен, и за тестя тоже ручаюсь, а волосы моей жены ты и сам видишь собственными глазами - детям Волния и Турии облысение не грозит.
   - Вижу, - я заценил не одни только волосы евонной супружницы, а и все ейные стати как в целом, так и по частям - заценил куда дольше и подробнее, чем это допускали приличия, так что не иди у нас сейчас обсуждение породы потенциальных общих внуков, у него были бы все основания для недовольства...
   - Тогда что ещё? Особые способности? Ну, с этим труднее, но - ты ведь знаешь уже, что мы с Велией дальняя родня? Её прабабка была знаменитой знахаркой и вот этим делом тоже владела, так что способности Волния - от неё. Ну, и от тебя, конечно, судя по Икеру, но и от неё тоже. А моя прабабка была родной сестрой прабабки Велии...
   - И это не помешало тебе свататься к ней. Меня, если честно, смущают эти ваши родственные браки. Не очень это хорошо, знаешь ли...
   - Знаю, и мы все об этом знаем. Но куда нам деваться? Мы, турдетаны знатных родов - все потомки того или иного из древних тартесских царей и в этом смысле все друг другу дальняя родня. Да и переженились, конечно, за прошедшие с тех пор века. Это ты и со способностями родился, и развить их сумел, и тебе их хватило, чтобы выйти в люди. А нам нужно и знатность рода поддерживать. Разве сделали бы вы царём Миликона, не будь он потомком самого Аргантония? Вот и мы все тоже мечтаем о подобном из поколения в поколение. Несбыточно, даже глупо, согласен, но - традиция. Да и способности эти, вроде твоих, опять же - не думай, что один только ты их ценишь. А их ведь по обеим линиям наследовать желательно. Вот нам и приходится выбирать из своих, родословная которых известна, и мы стараемся, конечно, близкого родства избегать. У меня вон её уже двое сватают - один ей пятиюродным братом приходится, второй вообще троюродным. Этому - ну, его отцу - я, конечно, сходу отказал, а вот насчёт того - уже приходится думать. Есть и более дальняя родня, которая моей девчонкой тоже интересуется, но их семьи мне не нравятся - есть в их породе гнильца. А твоя порода - вот она, перед глазами, - кордубец многозначительно кивнул в сторону моих спиногрызов.
   - Но я ведь сказал тебе уже, Трай, что не стану предопределять выбор моего сына. Выбирать будет он и не сейчас, а после совершеннолетия. До этого, считай, десять лет. Что вырастет из их обоих за это время, мы с тобой не знаем, а можем лишь гадать. И обещать я тебе, если ты настаиваешь, могу только одно - твоя Турия будет В ЧИСЛЕ тех, из кого Волний будет выбирать. Но выбор и решение - за ним. Выберет её - радуйся, если за эти десять лет ты не передумаешь сам. Выберет другую - не обессудь...
   - Гм... А каковы шансы? Ты ведь сказал, что будешь стягивать ему под нос побольше хороших по твоему мнению кандидатур?
   - Да, я хочу, чтобы его выбор был как можно шире. Настоящий хороший выбор, а не такой, как это обычно бывает - между хреном и редькой...
   - И в основном это будут, конечно, дочери твоих друзей и хороших знакомых?
   - И наших солдат, и даже наших вольноотпущенников, если их качества будут такими, как нужно. И все они будут учиться одному и тому же в одной и той же школе и взрослеть будут на виду друг у друга.
   - И тогда получается, что и я тоже должен отдать свою дочь в вашу школу, если хочу, чтобы у неё были хоть какие-то шансы?
   - Да, получается так. И преимуществ перед прочими у неё там не будет никаких - только личные качества, если они окажутся лучшими.
    []
   - По сравнению с дочерьми солдат и бывших рабов, из которых вы отберёте, конечно, самых лучших из многих сотен, а то и тысяч? Это же почти никаких шансов! Ну, хорошо, я понял тебя. Волний - твой наследник, и качество породы его потомков для тебя, конечно, превыше всего. Это я понимаю и осуждать не могу, хоть и досадно. Тогда - как насчёт Икера? Он у тебя от Софонибы, а не от Велии, и это, с одной стороны, конечно, не так престижно, как мне бы хотелось, но с другой - способности у него, как я вижу, тоже есть, а родства с нами - вообще никакого, так что в этом плане даже лучше получается. И по возрасту он моей Турии тоже подходит. Так как?
   - Трай, Икер - такой же мой сын, как и Волний, и всё то, что я сказал тебе об одном, в равной степени касается и второго. И вообще это относится ко всем моим детям, какие есть и какие ещё будут. Все они будут учиться в той же самой школе и выбирать себе пару, какая приглянётся, и никого из них я неволить не собираюсь. Мы рабов своих принудительно не женим, а это - свободные люди и наши дети...
   - Так, так... Если её там у вас не выберут ни Волний, ни Икер...
   - Кроме них там будут и другие, обученные всему тому же самому.
   - Включая сыновей солдат и рабов?
   - Да, будут и такие, но - лучшие из лучших. И я тебе даже больше скажу, Трай. Если ты рискнёшь отдать свою девчонку в нашу школу - уже через пару-тройку лет тебе даже передумывать будет поздно. Это - дорога в один конец.
   - Из-за того, что она будет слишком много знать?
   - И из-за этого тоже, хотя и немного в другом смысле. Можно ведь в конце концов взять с неё страшную клятву молчания со страшной карой за её нарушение, и это будет не пустая угроза - мы выполним её, если придётся. Хотя вряд ли до этого дойдёт - в твоём роду не бросают слов на ветер, и клятвы будет достаточно. Так что не в этом даже главная проблема, а совсем в другом. Через пару-тройку лет обучения у нас любой, не обученный тому же, покажется ей тупым и скучным дураком. И вот тогда, если ты вдруг передумаешь - она не захочет возвращаться. Ты помолвишь её с самым лучшим женихом Бетики, какого только найдёшь, а она сбежит из дому обратно к нам и предпочтёт ему любого из нашей школы. Ну, почти любого, пусть даже и сына простого солдата или даже раба. И что мы с тобой тогда будем делать? Она ведь тогда будет уже НАША, а своих мы в беде не бросаем. Не хотелось бы становиться с тобой из-за этого врагами...
   - Хорошо, я понял. Задал ты мне задачу! С одной стороны, выдавая дочь замуж, я ведь и так отдаю её безвозвратно, и в этом смысле разницы никакой. Но с другой - дети солдат и рабов! Я всё-таки хотел бы для неё партии получше, а получается, что отдав её вам, я уже никак не смогу на это повлиять. А с третьей стороны - гм... Велия, помнится, тоже выбрала простого солдата, и не скажешь по ней, чтобы она об этом жалела. У вас с ней уже двое и на подходе третий? Дай мне подумать, Максим. Ты ведь погостишь ещё в Кордубе несколько дней, так что время есть, а подумать над этим мне надо хорошенько...
   - Обучение у нас начинается с шести лет, но нужно знать наш язык - кое-что преподаётся только на нём. Дети учатся быстро, и можно в принципе нагнать вместе со всеми, но будет тяжело, и выглядеть она будет тогда на фоне остальных - сам понимаешь, не лучшим образом. Лучше было бы начать её подготовку лет с пяти. Ей сейчас четыре? У тебя есть примерно год времени на раздумья.
   - Боюсь, что уже нет, - заметила его жена, указав на шмакодявку, во все глаза наблюдавшую за виноградиной, которую увлечённо телекинезили мои спиногрызы...
  
   8. Урок истории.
  
   - Итак, ребята и девчата, почтенная Юлия уже успела рассказать вам о царском периоде истории Рима? - вопрос этот был чисто риторическим, потому как в разработке учебной программы я участвовал и сам, и преподавание истории Греции и окружающих её стран, включая и Рим, было решено вести параллельно, в хронологическом порядке, дабы детворе с самого начала была понятнее взаимосвязь средиземноморских событий.
   - Успела, досточтимый! - ответил класс хором, как и следовало ожидать от мелюзги - спасибо хоть, не гаркнули как в самом начале урока, когла я вхожу, а они тут же вскакивают и изображают "хайль Миликон", и мне приходится эдакую фюрерскую отмашку "зиг хайль" изображать. А всё Юлька! Накрутила детвору, расписала школоте, что член правительства к ним на следующий урок пожалует, аж целый министр - ага, министр внутренней и внешней торговли села Остаповки, гы-гы! Был такой фильм, если кто не в курсах, про село на берегу Чёрного моря в Гражданскую, которое объявило о своём нейтралитете и самостийности, да своё правительство учредило, выбрав министра земли и министра баркасов, а заезжий хулиганистый городской пацан взял, да и набился в министры внутренней и внешней торговли.
   - Вот и хорошо. Тогда мы с вами не будем сейчас повторять всё, а коснёмся только тех самых важных моментов, из которых вам станет понятнее и наше собственное государственное устройство. Ведь создавая наше с вами государство, мы взяли за образец именно тот царский Рим, а все наши отличия от него направлены на то, чтобы у нас не повторились ошибки тех ранних римлян. У нас есть царь, как был и в том древнем Риме, есть правительство в узком составе, как был и в Риме совет приближённых царя, и есть расширенный состав правительства, с участием вождей всех крупных общин государства, и это аналог тогдашнего раннего римского сената. Но в основном у нас всё вопросы решает узкий состав правительства с царём, а расширенный состав собирается редко, и в этом наше сходство с правлением последнего из римских царей - Тарквиния Гордого. Вот о причинах этой его непомерной гордыни, которая и привела в конце концов не только к изгнанию самого Тарквиния, но и вообще к падению царской власти в Риме, мы с вами сейчас и поговорим, - класс озадачился, выпучил глазёнки и развесил ухи.
    []
   - Отцом Луция Тарквиния Гордого был Луций Тарквиний Приск или Древний. Он не был сыном и законным наследником своего предшественника Анка Марция, а получил царский престол при его живых малолетних сыновьях через избрание Народным собранием граждан города. И в этом была первая ошибка древних римлян - если законные наследники недееспособны по причине своего малолетства, римлянам надо было избрать авторитетного человека - пускай даже и Тарквиния Приска, раз уж он так понравился римлянам - регентом до совершеннолетия наследников, но никак не сажать его на их законное место. И хотя вряд ли обосновано предание о его приезде в Рим именно при Анке Марции - ну кто в здравом уме выбрал бы царём пришлого чужака - дело не в этом. Пусть не чужак, пусть представитель известного и уважаемого в городе рода, каким и были в том раннем Риме этруски Тарквинии, но ведь нельзя же было создавать такой опасный прецедент! Вот давайте, ребята и девчата, хоть на миг представим себе, что случилось - не дайте боги, конечно - такое несчастье, умер не только наш царь Миликон, но и все его законные сыновья в дееспособном возрасте. Вот среди вас сидит Миликон-младший, и если вдруг не станет ни его отца, ни старшего брата, и кому же тогда ещё быть законным наследником, как не ему? Но ведь он - ещё малый ребёнок и не может управлять государством, и конечно, управлять им должен взрослый и авторитетный человек. И вот, представьте себе на миг, вы ломаете голову над тем, как вам выкрутиться из этого положения, и тут вдруг перед вами выхожу я, весь в белом, и заявляю, что не нужен вам малолетний царь, я уж всяко получше его буду - выбирайте меня, сажайте на трон, и будет вам всем под моим мудрым правлением счастье - бочка варенья и корзина печенья, а каким чудом они у вас - вот не было до сих пор, при прежних царях, а под моей властью вдруг откуда-то появятся - то не ваша забота, а моя. Ваше же дело - развесить уши и поверить моему честному благородному слову, что так всё и будет, - даже Юлька, поначалу выпавшая в осадок от такого поворота темы урока, расхохоталась - что уж тут говорить обо всём классе! Дав малышне отсмеяться, я продолжил:
   - Допустим на миг, что вы развесили ухи, поверили этой чуши и избрали меня. И допустим, вам крупно повезло - не оказался я каким-то чудом совсем уж законченной сволочью, а честно попытался выполнить свои предвыборные обещания. Извернулся и дал вам таки всем вот по такому бочоночку варенья и вот по такой корзиночке реченья, - я показал им пальцами размер примерно со стакан, - А откуда я вам больше возьму, если царство - какое было, такое и осталось? Чудеса на свете случаются редко, и если вас не могли осчастливить прежние цари, вряд ли смогу и я. Неоткуда мне взять, доходы царства ограничены. Но формально - получается, что даже и не обманул, что обещал - то дал, а о размерах бочки и корзины речи не было. Что наскрёб по всем сусекам царства, то и роздал всем по справедливости, а теперь, получив обещанное, извольте-ка служить мне верой и правдой, как прежнему царю служили. И допустим даже, что случилось ещё одно чудо - оказался я вдруг настолько неплохим царём и так хорошо повёл дела, что жизнь ваша не только не ухудшилась, а даже немного улучшилась - вот настолько примерно, - я показал пальцами несколько сантиметров, - Налогами вас не разорил, чтобы опустевшую после раздачи вам обещанного казну снова наполнить, а провел маленькую победоносную войну и наполнил казну добычей, а потом ещё и торговлю наладил, и доходов от неё хватило даже на то, чтобы дать вам ещё вот по такусенькому бочоночку варенья и по такой же корзиночке печенья, - я и сам едва сдержался от смеха, показав детворе вообще мизерный размер, - Вы, конечно, страшно обижены на меня за обманутые надежды, но от добра-то ведь добра не ищут, верно? Скинуть-то вам меня с трона недолго и нетрудно, кого-нибудь нового вместо меня выбрать - ещё легче, но где гарантия, что новый лучше окажется? И вот вы меня терпите, в конце концов, если я сумею еще на какие-то крохи вашу жизнь улучшить, то даже и обиду свою мне прощаете - не совсем уж плох новый царь, даже не хуже прежнего, так что - так и быть, пускай себе правит. Логично? А теперь - скажите-ка мне сами, ребята и девчата, в чём тут вред для народа и государства?
   - Ну, если народ тебя принял, то получается, что никакого, - вымученно ответил Миликон-мелкий, недовольно сопя.
   - А вот в этом ты не прав, Миликон. Тебе ведь сейчас шесть лет? Значит, через десять лет будет шестнадцать. Вот и давай-ка мы с тобой представим себе этот случай, который мы рассматриваем, но не сейчас, а через десять лет. Ты достиг совершеннолетия и уже дееспособен, и ты - законный наследник прежнего царя, а на твоём по праву троне сидит чужой дядя, который за десять лет так привык на нём сидеть, что уступать его тебе и не думает, а сыновья у него и свои есть. Смиришься ли ты, сын и наследник законного царя, с подобной несправедливостью?
   - Ну, не знаю. С одной стороны - мне, наверное, было бы очень обидно, а с другой - отец не раз говорил Рузиру и мне, что царская доля нелегка, и хлопот в ней гораздо больше, чем радостей. И мне кажется, отец не шутил...
    []
   - Если ты уже и сейчас понимаешь, что царский трон - это не одни только радости, это хорошо. Но сейчас речь не об этом. Вот ты не знаешь, смирился бы ты или нет, а ведь ты был бы не одинок. Вокруг тебя были бы твои друзья, простые и хорошие парни, которым тоже наверняка было бы обидно и за тебя, и за себя. Представляешь, они могли бы быть не кем-нибудь, а друзьями самого царя! И так ли уж важно тогда будет, по собственной воле ты вступишь в борьбу за свой законный престол или по их требованию? Так или иначе, страну ожидает смута. И вот тут, ребята и девчата - я прошу внимания всех - не столь важно даже то, кто именно победит в этой борьбе. Важнее сам факт её начала. Допустим, народ принял сторону друзей Миликона и сбросил меня с трона. Это с точки зрения законности власти был бы лучший вариант - к власти пришёл законный наследник законного прежнего царя. Но и тут есть свои плохие стороны - ведь я-то тоже УЖЕ побывал на престоле, и значит, мои сыновья будут считать, что и у них теперь тоже есть на него права. А ведь и у них тоже будут свои друзья, которым тоже захочется быть не чьими-нибудь, а царскими. Чем это не повод для продолжения смуты? Это во-первых. А во-вторых, кто сидит на престоле? Тот, кого уже один раз от него успешно оттёрли. И кто оттёр? Посторонний чужой дядя! Уже не столь важно, кто именно, важно, что чужой, не царского рода. И если это можно было сделать один раз, отчего бы это не сделать и во второй? И зачем ждать, пока это опять сделает тот прежний чужой дядя или его сыновья-наследники, когда можно стать новым чужим дядей самому? А почему бы и нет - чем любой из вас хуже меня? И в результате получается детская игра в царя горы, когда кто спихнул с вершины всех остальных, тот и царь, и у всех одинаковые права, разница лишь в силе. Вот только последствия для страны и народа от этой игры получаются совсем не детские. А теперь давайте представим себе другой случай - в борьбе за престол повезло не Миликону, законному наследнику как-никак, а мне, демагогу и узурпатору. И пускай даже я и удержусь каким-то чудом на престоле, крепка ли после меня будет власть моего сына-наследника? Ведь кто я такой? Захватчик! А кто он такой? Сын захватчика! И почему бы кому-нибудь ещё не попробовать стать вторым захватчиком по примеру первого - чем он хуже? И вот вам снова смута с той же самой игрой в царя горы - как в первом случае, так и во втором, кто бы ни победил в её начале. А всё отчего? Оттого, что царём, не подумав обо всём этом заранее, избрали чужого дядю, постороннего человека, прав на престол не имевшего. Нельзя этого делать, запомните это все. Регентом, если уж это так необходимо - ВРЕМЕННЫМ правителем до совершеннолетия царя, но ни в коем случае не царём! Вот в чём заключалась первая ошибка римлян, когда они согласились избрать ЦАРЁМ, а не регентом Тарквиния Приска. Царь должен быть законным...
   - Ну-ка, дети, повторите это все! - скомандовала просёкшая фишку Юлька.
   - Царь должен быть законным! - хором повторил класс.
   - А теперь, ребята и девчата, когда мы разобрали эту первую ошибку римлян и примерили её к нашему государству, вернёмся к нашим баранам, то бишь к римлянам и их новому царю Тарквинию Приску, - детвора расхохоталась, - Я не просто так предложил вам рассмотреть случай, когда демагог-узурпатор оказывается неплохим правителем и принимается народом - как раз таким и оказался новый избранный гражданами римский царь. Он оказался удачливым военачальником и успешно воевал с соседями, включая и этрусков, и этому совершенно не мешало его собственное этрусское происхождение - он был РИМСКИМ царём и действовал в интересах римского народа. Много чего он сделал и для благоустройства города - начал строить храм Юпитера Капитолийского, расчистил площадь для Форума, начал строительство канализации и водопровода. Закончить их он, конечно, не успел - ведь ему в те времена всё это было гораздо труднее, чем нам при строительстве нашей турдетанской Оссонобы - не было у него тогда ещё той греческой и финикийской строительной техники, которая есть сейчас у нас. Он старался, как мог, и смог он для своего времени немало - очень неплохой он был царь. Но - шли годы, и взрослели сыновья и законные наследники его предшественника, Анка Марция. А они прекрасно помнили о своём царском происхождении и правах на престол. Что странного в том, что в конце концов они устроили заговор и убили Тарквиния Приска? Они считали, что возвращают себе несправедливо отнятый у них отцовский трон - тут можно осуждать их методы, но не мотивы. Так или иначе, они просчитались - римляне решили, что это их преступление весомее их прав, и изгнали их из города. И тут произошёл повтор той же самой ошибки, что была сделана при избрании Тарквиния Приска. Тут, правда, уже не Собрание эту ошибку сделало, а вдова убитого царя - Танаквиль, которая при малолетних, но живых и здоровых двух законных сыновьях провела в новые цари любимца и зятя семьи Сервия Туллия. И опять же, тут не столь уж важно то, кем он был до приёма в царское семейство, не столь важно и то, что и он оказался очень даже неплохим для Рима царём - важно, что опять был нарушен принцип законности, и в этот второй раз - ещё грубее, чем в первый. Кто такая была эта Танаквиль? Не Собрание, даже не сенат, а всего лишь жена царя.
    []
   - Вообще-то - царица, - вмешалась Юлька.
   - С какого перепугу? Кто вручал ей всю полноту власти? Кто избрал ЕЁ на престол вместо ЦАРЯ?
   - Макс! Чему ты детей учишь?!
   - Тому, что должна чётко знать и понимать будущая элита нашего государства.
   - А линейкой по лбу?!
   - Ав-ав-ав-ав-ав!
   Длинная линейка в самом деле устремилась к моему лбу, но я на автопилоте схватил указку и парировал пятой сабельной защитой, а затем тут же изобразил рубящий по ейной правой бочине.
   - Макс, ты чего творишь?!
   - Не умеешь - не берись, - заметил я ей, - Нужно было сразу же сделать вот так, - я показал четвёртую защиту, как раз от этого удара, - Все другие направления из этого положения неудобны, так что это - самое вероятное. Вот так, ребята и девчата, и бывает, когда женщина берётся за то, чего не умеет и в чём ничего не понимает. Каждый должен заниматься СВОИМ делом, - эту фразу я намеренно выделил тоном, и класс даже и без команды хором повторил её - ну, несколько вразнобой, потому как девочки замешкались, но тоже повторили - сыграл свою роль женский конформизм, гы-гы! Потом-то, конечно, некоторые опомнились, но не юлькины беленькая и мулатка - те глазёнками растерянно хлопали, а смугленькая мавританочка из наташкиных воспитанниц. Поднимает руку, как Юлька их всех выдрессировала, я киваю, встаёт:
   - Досточтимый Максим, а для чего ты тогда учишь этому и нас, девочек?
   - Для того, чтобы и вы тоже понимали, что к чему. Ребятам предстоит быть элитариями нашего государства, а вам, девчата - жёнами элитариев, и нужно, чтобы вы стали им толковыми помощницами в их непростой деятельности.
   - Я вообще-то рабыня, досточтимый...
   - Ничего страшного, Сервий Туллий тоже в детстве был рабом, но разве это помешало ему стать царским зятем, а затем даже и царём? - класс рассмеялся, - Не имеет значения, кем ты БЫЛА до попадания в ЭТУ школу. Важно то, что ты ПОПАЛА в неё, и если ты её окончишь - а почтенная Наталья считает, что способностей у тебя достаточно, то путь из неё будет одинаковым для всех... Садись, в ногах правды нет. А теперь, ребята и девчата, возвращаемся снова к нашим баранам - Сервию Туллию, Танаквили и прочим римлянам, то бишь к сенату и народу Рима. Вот эти-то оказались самыми натуральными баранами. Ладно Танаквиль, глупая баба, но они-то какой частью спинного мозга думали, когда ПОЗВОЛИЛИ ей отчебучить такое? Ведь только что же сами видели, к чему такие вещи приводят! Да и в принципе-то - как можно было позволить стерве ради интересов дочери обездолить сыновей? Собственных, заметьте, не чужих - как вам нравится такая мамаша? Уже одно только это нормальных людей должно было бы насторожить, но эти тупицы, не думая о дальнейшем, решили, что раз Сервий Туллий человек толковый, то почему бы и не принять его в цари? И не в том даже дело, что они в нём не ошиблись, и правителем он в самом деле оказался хорошим - мы ведь с вами разобрали уже только что на примере Тарквиния Приска, чем такое кончается. Каким должен быть царь?
   - Царь должен быть законным! - слитно проскандировала детвора.
   - Как правитель Сервий Туллий был хорош, тут надо отдать ему должное. Юля, ты рассказывала им о его правлении и реформах?
   - Вкратце, но всё основное рассказала.
   - Тогда не будем всё это повторять, а перейдём сразу к разбору его ошибок. Ну, первой была та, что он вообще уселся не в своё кресло. Регентство надо было принимать, а не трон. Вторая его ошибка - слишком явная опора на плебеев и слишком резкие шаги по включению плебса в римскую гражданскую общину. Это мы с вами, создавая наше государство там, где его не было - условно говоря, на пустом месте - уже в силу этого не стеснены никакими вековыми традициями и можем позволить себе строить государство так, как считаем правильным. А римское царство существовало уже достаточно долго, и меняя его исторически сложившееся устройство в пользу плебеев, Сервий Туллий тем самым неизбежно ущемлял интересы патрициев. Конечно, плебеев нужно было включать в общину, но не так резко, оставляя патрициям почти полностью их прежнюю власть и влияние. Об уменьшении разницы в их правах следовало, конечно, поднять вопрос в сенате, но не настаивать сразу, а дать патрициям и самим осознать всю неизбежность предложенных реформ - они провелись бы позже, но гораздо легче. Но царь поспешил и сделал патрициев своими противниками. Не следует правителю наживать себе врагов без крайней необходимости...
    []
   - Дети, повторите это! - скомандовала опомнившаяся Юлька, и класс повторил мою последнюю фразу чётко и слитно.
   - Малолетние сыновья Тарквиния Приска тем временем взрослели, - продолжил я, - Как политик Сервий Туллий был в целом неглуп, да и о конце своего предшественника он тоже помнил прекрасно. И сыновей у него тоже не было, а были только дочери. И тогда он решил убить одной стрелой сразу двух кроликов - и с сыновьями Тарквиния хорошие отношения восстановить, вернув им их права на царский трон, и дочерей при этом у этого трона пристроить, выдав их замуж за тарквиниевских сыновей - удачно придумал?
   Судя по реакции детворы, особого подвоха они тут не увидели.
   - А теперь, чтобы понять, что же он такое тем самым отчебучил, нарисуем на доске схему, - Юлька протянула мне кусок мела, и я накорябал на доске схему родства последних римских царей, - Вот Луций Тарквиний Приск, вот его жена Танаквиль и вот их старшая дочь. Вот Сервий Туллий, её муж, и вот их дочери, Туллия Старшая и Туллия Младшая. И через мать они обе, как видите, приходятся Тарквинию Приску и Танаквили родными внучками. А вот их сыновья, Луций и Арунтий. Кем им приходятся их невесты, дочери их родной старшей сестры? Правильно, племянницами, хоть по возрасту они и в одном поколении. Получается два брака, ещё более близкородственных, чем даже между двоюродными братьями и сёстрами, и что в этом хорошего? Это даже и ошибкой-то не назовёшь - вообще полная безответственность. Но кроме того, он сделал ещё и ошибку, переженив их не так, как хотелось им, а так, как показалось правильным ему самому. Он Туллию Старшую, очень спокойную и уравновешенную, отдал амбициозному Луцию, будущему Тарквинию Гордому, а честолюбивую и взбаламошную Туллию Младшую - спокойному и уравновешенному Арунтию. В общем, взаимоуравновесить он их таким образом решил, а в результате и тут только всё испортил. Туллия Младшая хотела Луция, ну и взвилась на дыбы, а своевольностью в бабку пошла - яблоко ведь от яблони далеко не падает. Она устроила заговор и организовала убийство и Арунтия, и Туллии Старшей. Сделай царь иначе и пережени их по их желанию - этого не произошло бы. Была бы одна буйная обезьянья парочка, от которой вряд ли можно было бы ожидать чего-то хорошего, но была бы и другая, более-менее нормальная. Был бы хотя бы выбор, кому передать по наследству престол. А так - осталась одна только эта буйная обезьянья. Вы ведь были в нашем зверинце? Бабуинов в вольере видели? - я дал мелюзге въехать в аналогию и отсмеяться, - А Сервий Туллий ещё и позволил им пожениться вместо того, чтобы сурово наказать за это преступление. Не обязательно было казнить, можно было ограничиться изгнанием, как изгнали за убийство Тарквиния Приска сыновей Анка Марция, но он не сделал и этого, а просто простил им это дело. Как глава семьи внутри семьи он имел на это право по римским обычаям, но нельзя же забывать о справедливости, да и просто о злравом смысле. Теперь эта парочка уверилась, что можно, оказывается, вытворять всё, что только левой пятке захочется, и за это им ничего не будет. Другим нельзя, а им - можно. Поэтому - нельзя оставлять тяжкое преступление безнаказанным.
   Юлька тут же велела классу повторить эту фразу хором, и класс послушно повторил, после чего я продолжил:
   - Сервий Туллий был уже стар, но цари правят пожизненно, и он мог прожить ещё долго, а этой парочке хотелось власти поскорее. Может быть, помня о судьбе сыновей Анка Марция, они и не решились бы на заговор, если бы не рассчитывали на широкую поддержку. Ведь, как мы с вами уже разобрали, своими слишком поспешными реформами царь нажил себе немало врагов среди римских патрициев, включая сенат. Вот этим как раз и воспользовался Тарквиний Гордый - созвал сенат, да и объявил на заседании просто и незатейливо, что теперь царём будет он. Сервий Туллий попытался прогнать самозванца, но у того оказалось больше сторонников, и в результате вместо Тарквиния из сенатской курии выгнали взашей на улицу его самого. А на улице уже другие сторонники Тарквиния только этого и ждали - набросились на Сервия и убили на месте. А эта свежеиспечённая царица, Туллия Младшая, ещё и проехалась по его мёртвому телу на колеснице. Между прочим - собственного родного отца переехала. Как вам нравится такая царская семейка? Вот так и пришёл к власти последний римский царь Луций Тарквиний Гордый...
    []
   - А почему тогда римляне не изгнали Тарквиния Гордого уже тогда? - спросил Миликон-мелкий, - Зачем им было терпеть такого царя и такую царицу?
   - Конечно, лучше бы они его изгнали из города сразу, - охотно согласился я, - А ещё лучше было бы сразу же и убить их - по всем законам и обычаям у римлян были для этого все основания. Но был и примитивный расчёт, исходя из сиюминутной выгоды. Тот царь опирался на плебеев и правил в их интересах, утесняя патрициев - стало быть, этот, в силу обстоятельств своего прихода к власти враждебный приверженцам того, опереться может только на патрициев и теперь должен перетянуть одеяло обратно на них. Кроме того, правление Сервия Туллия проходило мирно - римляне вспоминали удачные войны Тарквиния Приска с их богатой добычей, и римской молодёжи тоже хотелось разбогатеть и прославиться. А война требует единоначалия, а значит - по тем временам - царя. И если отец этого был на войне удачлив, так яблоко ведь от яблони далеко не падает, верно? И вот как раз в этом расчёте римляне не ошиблись - на войне Тарквиний Гордый оказался достойным сыном своего отца. Победа следовала за победой, в Рим стекалась военная добыча, а привычка к воинской дисциплине укрепляла власть нового царя. Ошиблись они в другом - новый царь вовсе не спешил возвышать патрициев и утеснять плебеев, а прижал только своих противников из числа приверженцев Сервия Туллия независимо от их сословной принадлежности. Но уж их-то он прижал хорошо - кого-то казнил, кого-то изгнал, так что для них он был настоящим тираном. В целом Тарквиний, конечно, тоже продемонстрировал тягу к неограниченной власти - после очистки сената от противников он так и не пополнил его новыми членами, да и созывать стал редко, а управлял страной с небольшим советом из родни и друзей. Но на военную добычу он развернул активное строительство и дал работу множеству римлян - достраивал то, что начал ещё его отец. Достроил храм Юпитера Капитолийского и канализацию, выровнял Тарпейскую скалу - объём выполненных работ был грандиозным. Римские плебеи низших разрядов неплохо зарабатывали на строительстве, так что и освобождение от службы в легионах их особо не опечалило. Сам же царь, расправившись с противниками, остепенился и поводов для новых обвинений в тирании не давал. Уж точно не демократ, но и не такой уж деспот - терпеть можно. Так бы, наверное, и терпели его власть недовольные патриции, не находя широкой поддержки в народе, если бы не его избалованный младшенький сынок Секст. Его отец и старшие братья, по крайней мере, в таких безобразиях не замечены. Юля, ты рассказывала им, чего он натворил?
   - Ну, не во взрослых подробностях, конечно, о которых детям знать рано. Я рассказала им, что сын Тарквиния Гордого страшно обидел жену одного из уважаемых в городе граждан, и она, не снеся позора, закололась кинжалом.
   - Хорошо, в старших классах узнают больше, а пока ограничимся этим. Здесь, ребята и девчата, важно вот что. В том, что Секст Тарквиний - плод близкородственного брака, кстати, как мы с вами уже разбирали - оказался таким хулиганом, удивительного ничего нет. Странно, как ещё только его братья такими же не оказались. И бабка-то его Танаквиль была штучка ещё та, мамаша - ещё хлеще, а тут ещё и по обеим линиям эта дурная наследственность. Когда в брак вступают близкие родственники - и у нормальных такое в детях всплыть может, что впору за голову хвататься, а тут ещё и родители были не вполне нормальны. И при этом - смолоду избалованы вседозволенностью, и когда граждане Рима возмутились преступлением Секста Тарквиния и восстали - его отцу даже в голову не пришло, что за такие художества сынка всё-же сурово осудить и примерно наказать следовало бы. По всей видимости, он и сам считал, что раз он царь, и его семья - царская, то и ему самому, и членам его семьи можно всё, и если сам он так себя не ведёт, то лишь потому, что он добр и справедлив, и подданные молиться на него за это должны, а эти неблагодарные скоты - представляете - совершенно его доброты и справедливости не ценят. Вот, даже взбунтоваться посмели за совершенно НОРМАЛЬНОЕ поведение его младшего сына. В результате нашкодивший Секст удрал от расправы в латинский город Габии, в котором был отцовским наместником, а его отца и братьев восставшие граждане не пустили в Рим. И ведь самое-то интересное, что непримиримых противников царской власти и сторонников республики в Риме тогда было не так уж и много. Представляете, больше двух столетий жили при царях, как же без царя-то жить? Что такое республика, с чем её едят, никто ведь не знал - царь привычнее. Позднее, когда Тарквиний Гордый вёл тайные переговоры с теми, кто не был против его возвращения в Рим и на трон, среди таких - вот представьте себе - оказались даже родные сыновья одного из вдохновителей и организаторов восстания. А осуди он сына сразу же и приговори к изгнанию - наверняка имел бы гораздо больше сторонников и возможно - да даже и почти наверняка - смог бы примириться с народом и вернуться. Ведь кто такой Секст? Младший, даже не наследник. Пожертвовав Секстом и наказав его по справедливости, Тарквиний спас бы и свою власть, и свою династию. Чуть позже уже и жертвовать не требовалось - латины в Габиях тоже восстали и убили Секста, так что и наказывать-то, собственно, было уже некого, и царю достаточно было просто осудить уже и так мёртвого. Но Тарквиний не сделал ни того, ни другого, и именно это окончательно убедило большинство римлян в том, что он - тиран, от которого бесполезно ждать справедливости. А власть должна быть справедливой.
    []
   Юлька тут же велела мелюзге повторить эту фразу, что класс и сделал хором.
   - Теперь, ребята и девчата, прежде чем мы с вами обобщим выводы и сделаем главные из них, давайте рассмотрим, что римляне получили у себя вместо упразднённой ими царской власти. Как мы с вами уже разбирали, из-за отсутствия принципа законности престолонаследия, любой авантюрист и демагог, добившись дешёвой популярности у малограмотных народных масс, может избраться царём. А республиканский строй у римлян как раз для того и существует, чтобы никто больше не мог получить царской власти. Поэтому их консулы, например - двое, а не один - сменяются ежегодно, чтобы ни один из них так и не успел приобрести ни чрезмерного влияния на своих подчинённых, ни чрезмерной популярности в народе. Как бы ни был человек хорош во главе государства, управлять он им будет только один год, а на следующий год его непременно должен сменить другой. А вторично консулом тот же самый человек, который уже побывал им однажды, может избираться только через десять лет, за которые каждый год должны побывать консулами по два человека - это же двадцать человек получается. Ну и где набрать столько талантливых правителей? А на деле мало кто избирается консулом во второй раз - как Сципион Африканский, например, а следующее поколение - сыновья прежних консулов - дорастёт до консульской должности только через двадцать лет, и значит, не двадцать, а сорок человек должны побывать за это время консулами. Что странного в том, что многие из них талантами не блещут? И разве это не сказывается на судьбе управляемого ими государства? Один только Гай Теренций Варрон едва не сгубил Рим, проиграв Ганнибалу Канны. Конечно, такое случается нечасто, поскольку у римлян есть предварительный отбор будущих консулов - должность претора. Чтобы избираться в консулы, надо сначала побывать претором, и кроме того же Сципиона Африканского я даже и припомнить никого больше не могу, кто получил бы консульство, минуя претуру. Преторов же в Риме сейчас избирается шесть - каждый год по шесть новых человек. Двое из них остаются в городе - претор по делам граждан и претор по делам чужеземцев, но другие четверо полкчают поручения вне Рима, и за двадцать лет это восемьдесят человек. Где взять столько толковых? Луций Эмилий Павел показал себя достойно на второй год своих полномочий, но и он в свой первый год потерял в неудачной схватке с лузитанами добрую половину армии. А что было бы, если бы вместо него оказалась бестолочь? Вот такова цена, которую римляне платят за свой республиканский государственный строй.
   - Досточтимый Максим, а как же так? - спросил один из пацанов, - Ты сказал про второй год Луция Эмилия Павла - значит, они всё-таки не каждый год меняются?
   - В Испании римский сенат и в самом деле повадился в последние годы продлевать полномочия направленных сюда преторов ещё на год, - согласился я, - До него в сопредельной с нами римской Дальней Испании полномочия продлевались и Марку Фульвию Нобилиору, и то же самое происходило и в Ближней Испании. Там было даже хлеще - Гаю Фламинию продлили полномочия даже на третий год, но это единственный случай. Больше двух лет стараются не продлевать. Но главное - это то, что несмотря на продление полномочий того или иного наместника на следующий год, в Риме всё равно избирается новый претор, просто ему даётся другое поручение, более важное с точки зрения сената, чем Испания. В войну с Антиохом, например, вновь избранным преторам поручали флот или охрану италийского побережья. Так что новых преторов в Риме всё равно каждый год избирается шесть. Кому-то из них при необходимости тоже могут продлить полномочия ещё на год, но больше - вряд ли. Причина - та же самая, по которой римский сенат не любит продлевать полномочия и консулам и идёт на это лишь при крайней необходимости. Эта причина - страх перед человеком, привыкшим за несколько лет к неограниченной власти, да ещё и имеющим в подчинении армию, привыкшую за несколько лет повиноваться ему беспрекословно. Ведь даже присягает римская армия не государству, а лично полководцу.
    []
   - Да, дети, это так, - подтвердила Юлька, - И преторы, и консулы в Риме на годичный срок получают империум - власть, равную царской. Они носят пурпурную тогу, а на войне - пурпурный плащ, которые прежде носил только царь. За военные победы сенат награждает их триумфом - это торжественный въезд в Рим во главе войска и с царскими почестями - в прежние времена право на триумф тоже имел только царь. В течение года своих полномочий они имеют власть над жизнью и смертью, право чеканки монеты и неподсудность. Какое бы преступление ни совершил обладатель империума - судить его можно только после сложения им с себя полномочий, а до тех пор он для своих людей выше любого закона. Может любого на территории своей провинции казнить без суда, по одному только своему приказу. Такая абсолютная власть притягательна, и если человек обладает империумом хотя бы несколько лет - в Риме считается, что расстаться с ним добровольно он уже не захочет, и тогда - жди с его стороны попытки захвата уже постоянной власти. Особенно, если этот человек популярен в народе.
   - Поэтому на продление империума популярным в народе людям сенат идёт лишь в самом крайнем случае, - продолжил я, - Сципиону Африканскому, например, его консульский империум продлили во Вторую Пуническую только под давлением Собрания - сенат хотел направить в Африку нового консула. В большинстве случаев, если народ в это дело не вмешивается, так и происходит, и из-за этого наместник обычно не берётся в своей провинции за те дела, которых нельзя довести до конца за год. Ведь если нет результата, то нет и славы, а подготавливать эту славу для сменщика, которым неизвестно кто ещё будет - дураков нет. Тот же Сципион мог бы осадить Карфаген и взять его, но он ведь понимал, что осада продлится больше года, и возьмёт город уже его сменщик, которому и достанется тогда вся слава победителя в многолетней войне. Поэтому он и предпочёл меньшую, но гарантированно СВОЮ славу, заключив с Карфагеном мир на щадящих условиях. Кроме того, из-за этой ежегодной смены римских правителей и полководцев мало кто из них думает и об отдалённых последствиях своих действий - всё равно ведь расхлёбывать их уже не ему, а сменщику, который и будет виноват во всех неудачах. Как Катон, например, который разоружил несколько племён, заставил их срыть укрепления своих городов и отбыл со своей двухлегионной армией обратно в Рим получать триумф, а воевать с оскорблёнными его действиями испанцами пришлось преторам следующего года, его двухлегионной консульской армии не имевшим. Республиканский строй не способствует хорошо продуманной политике и долгосрочным проектам.
   И эту фразу Юлька тоже заставила детвору повторить хором.
   - А теперь, ребята и девчата, нам с вами наконец-то пришло время понять главную причину всех этих римских безобразий - как царских, так и республиканских. А заключается она в римском понимании царской власти - как власти абсолютной, никем и ничем не ограниченной. Все проблемы римлян оттого, что они так и не додумались до идеи ОГРАНИЧЕННОЙ монархии - такой, при которой царская воля не выше, а ниже государственных законов. Вместо того, чтобы с самого начала жёстко ограничить власть своих царей, уничтожив этим саму возможность тирании, римляне более двух столетий терпели их тиранические замашки, а когда их терпение иссякло - всё, что они придумали, это разделить всё ту же никем и ничем не ограниченную тираническую власть между многими, сменяющими друг друга ежегодно. И теперь римлянам приходится терпеть как такую же тиранию некоторых из них в течение годичного срока, так и просто дурное управление со стороны неспособных к нему или безответственных людей, допущенных к власти лишь для того, чтобы не давать оставаться у власти больше года другим. Именно таков этот римский империум с его абсолютной властью и неподсудностью, ограниченной лишь годичным сроком полномочий. Вместо того, чтобы ограничивать сами полномочия, римляне ограничивают только срок их действия. Убережёт ли их эта предосторожность от новой тирании в будущем, покажет только время, а неудобства от неё они терпят веками. Мы, создавая наше государство на пустом месте, не повторяем и не собираемся повторять римских ошибок. Никто из нас, граждан государства, не имеет и никогда не будет иметь таких почестей, которые мы все оказываем нашему царю. Лишь его мы зовём великим, лишь перед ним мы все склоняем головы, когда приветствуем его, и лишь его именем мы приветствуем друг друга на официальных церемониях. Даже глава правительства у нас не получает и никогда не будет получать и четверти тех почестей, которые имеет у нас наш царь. Но оказывая нашему царю все положенные ему почести, мы не даём и никогда не дадим ему всей полноты власти. У главы правительства её гораздо больше, чем у него, у каждого члена правительства - столько же, сколько у него, у каждого из вождей, что собираются изредка в его расширенном составе - немногим меньше. Но вся полнота власти - только у всех вместе и ни у кого в отдельности. Мы не хуже римлян знаем, что всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Нельзя давать всю полноту власти в руки одного человека...
   И эту фразу тоже по юлькиному знаку первоклашки повторили хором.
   На перемене, пока детвора бегала по двору, я тоже не стал спешить по делам - успею ещё, а присел на скамью выкурить сигариллу. Подходит Волний со своими двумя слугами-приятелями, спрашивает:
   - Папа, что нам теперь о НАШИХ Тарквиниях ребятам рассказывать, когда они нас о них спросят?
   - Говорите правду. Говорите, что НАШИ Тарквинии - боковая ветвь этого рода, а не царская, которая пресеклась полностью больше трёх столетий назад. Говорите, что предок НАШИХ Тарквиниев - Спурий Тарквиний, незаконный сын Тарквиния Приска от наложницы, что никаких прав на римский престол по римским законам и обычаям он не имел, но зато не имел и никакого отношения к безобразиям внутри царской ветви рода. От него пошла бесправная, но здоровая ветвь. Его внуку, Арунтию Тарквинию, пришлось тоже удалиться в изгнание, когда римляне в страхе перед восстановлением царской власти изгоняли из города всех, хоть как-то связанных с царским родом. На чужбине их никто не ждал, и многим из них пришлось поскитаться по свету...
   - Да, дедушка Волний рассказывал, что предку довелось поплавать по морям и даже побывать за Морем Мрака, я только не помню всех подробностей...
   - Ну, не совсем ЗА Морем Мрака, оно большое, и по ту его сторону предок мамы не плавал. Он плавал с Мастарной, незаконным сыном Тарквиния Гордого, в то время известным пиратом, они союзничали с Карфагеном и участвовали в путешествии Ганнона Мореплавателя вдоль западных берегов Африки.
   - Да, я вспомнил - дедушка Волний как раз про это и говорил. Там ещё была огнедышащая гора, а ещё они там ловили больших обезьян, которых финикийцы приняли за волосатых людей, но эти обезьяны оказались очень сильными и свирепыми, и живыми их захватить не удалось.
    []
   - Было дело. А потом, уже на обратном пути, Мастарна попытался захватить власть в Тингисе, но неудачно...
   - А потом они ещё хотели захватить какой-то один из островов Блаженных?
   - Да, на Канарах, но для начала не целый остров, а финикийское поселение на нём. Сперва захватили, и финикийцы их даже признали...
   - Но потом была неудачная война с дикарями?
   - Да, с гуанчами. Мастарну подвела жадность - понадеялся на превосходство металлического оружия над каменным и захотел овладеть ближайшей долиной, а против него поднялся весь остров. А разве справится один даже очень хороший боец с десятком здоровенных и ловких дикарей? Там даже до рукопашной схватки дело не дошло - их просто забросали камнями и копьями. А после разгрома взбунтовались и финикийцы...
   - И тогда предок мамы решил поселиться в Гадесе?
   - Ну, не сразу. Сначала Мастарна вернулся во Внутреннее море, и они ещё попиратствовали в нём пару лет, затем пирату захотелось снова попробовать завоевать себе маленькое царство, и он начал вербовать войско для нового похода на Канары, а предок мамы решил, что с него хватит, награблено достаточно, и пора уже остепениться. С ним ушло ещё полтора десятка этрусков, которые потом и составили основной костяк гадесского клана Тарквиниев...
   - А что получилось из затеи Мастарны, господин? - заинтересовался Кайсар, да и Матос, второй приятель-слуга моего наследника тоже слушал с интересом.
   - Да ничего хорошего, ребята. Ведь как раз незадолго до этого пал Тартесс, и Карфаген теперь прибирал к рукам всю местную торговлю, а чтобы она шла без помех и приносила побольше доходов - наводил порядок в окрестных морях. Карфагенский флот перекрыл Столбы Мелькарта, и Мастарну не выпустили в Море Мрака. Он ещё несколько лет потом пиратствовал во Внутреннем море, но кончил плохо, как и все пираты, кто не знал меры и не останавливался вовремя. Удача ведь не бывает вечной, - я дипломатично умолчал о том, что и куда более удачливый отец-основатель гадесского клана начинал остепеняться в Гадесе далеко не самым респектабельным образом. Если кто не смотрел мариопьюзовского "Крёстного отца", то рекомендую. В античном Гадесе и антураж был, конечно, античный, да и сам Арунтий Тарквиний был куда старше, опытнее и умнее того мальчишки Корлеоне, отчего и из чисто гопнического этапа становления его этрусская шайка-лейка выросла гораздо быстрее, переливая львиную долю своих криминальных доходов при первой же возможности в нормальный законный бизнес. А предложения вроде тех, которые оппонент не сможет не принять - ну, там все примерно такими же были, и всё давно уже было схвачено, а с волками жить - изволь и сам не быть бараном, а отрастить клыки, если не хочешь, чтоб съели...
   - Досточтимый Максим! - я даже и не обратил внимания, в какой момент к моим пацанам успел подсесть и Миликон-мелкий, - Волний вчера рассказывал мне про принцип разделения власти и почёта и про обезьян, но я не понял связи, а он не смог объяснить лучше и сказал, что это только ты можешь объяснить понятно.
   - Я хотел рассказать вам и об этом, но урок закончился. А я ведь тоже был в детстве школяром и прекрасно понимаю, что перемена - это святое. Но раз уж тебе всё это интересно настолько, что ты готов пожертвовать даже драгоценными минутами перемены - это хорошо. Почтенная Юлия ведь уже объясняла вам всем, что человек произошёл от обезьяны? Там было, конечно, не так всё просто, и обезьяна была не такая, как нынешние, но во многом и похожая на них, так что с обезьянами у нас гораздо больше общего, чем нам бы хотелось. Вас ведь водили смотреть бабуинов в вольере зверинца?
   - Меня и отец отдельно водил, да мы и сами ходили несколько раз. Волний всё время, как кто-нибудь отчебучит что-нибудь несуразное, сравнивает его с обезьяной, а как сделает что-нибудь такое же и сам, так смеётся и говорит, что и он тоже обезьяна, и мне было интересно, в чём тут дело.
   - Тогда ты должен был заметить, что и у обезьян в стаде - а мы ведь намеренно поселили их всех в общем вольере, а не в отдельных клетках - есть между собой такое же соподчинение, как и у людей, только ещё выпяченнее напоказ. У них в стаде есть один самец-доминант, эдакий царёк, который то и дело мордует всех остальных - то для того, чтобы отобрать что-нибудь приглянувшееся, то просто так, чтобы напомнить, кто в стаде главный. Так это вы ещё матёрого доминанта не видели! Когда мы только отловили их в Мавритании, был среди них и такой - он вёл себя настолько нагло, что с ним одним было больше мороки, чем со всеми остальными вместе взятыми. Нам это быстро надоело, и я его там же и пристрелил в назидание прочим. Привезли мы только самок с детёнышами, но теперь, когда эти бабуиныши подросли, так уже и новый доминант среди них завёлся. Так вот, у обезьян как раз доминант имеет и абсолютную власть, и абсолютный почёт, и для обезьяны они связаны вместе неразрывно - одного без другого не бывает. Часто так заведено и у людей, и тогда порядки у них мало отличаются от обезьяньих. Даже римский империум, о котором почтенная Юлия рассказывала вам на этом уроке - тоже наглядный образец неразрывно связанных друг с другом высшей власти и высшего почёта. И власть, равная царской, как они её понимают, и этот царский пурпур, и этот триумф с царскими почестями, если уж сенат его присудил, а присудить его могут только обладателю империума, даже если одержавшими победу войсками на самом деле командовал не он сам, а его легат.
    []
   - Да, это получается по-обезьяньи, - въехал младший царёныш, - А у нас власть и почёт разделены, чтобы не было, как у обезьян?
   - Молодец, ты правильно понимаешь, - одобрил я, - Среди людей тоже немало таких, которые ведут себя как обезьяны и не могут иначе, и для краткости и простоты мы так и называем таких - обезьянами. И во власти нам таких двуногих обезьян не надо. А они любят власть и стремятся к ней любой ценой и любым способом. И то разделение почёта и власти, которое мы ввели - это одна из наших "противообезьяньих" мер. Это сбивает обезьян с толку, ведь с обезьяньей точки зрения такое разделение непривычно и неправильно, да и просто немыслимо. Для них не может такого быть, чтобы доминант не имел почёта, а обладающий почётом не был доминантом - получается, что ни тот, ни другой доминантами не являются, а "настоящего" доминанта-то и нет, и к чему тогда стремиться, им непонятно. А рассуждать вдумчиво и непредвзято они не умеют, и в непривычной ситуации впадают в ступор, и как раз по этому ступору и по возмущению "неправильностями" их и легче всего выявить. Да и для них самих не так притягательно такое "неправильное" доминирование, обделённое либо властью, либо почётом - зачем оно им такое нужно? Они лучше обоснуются пониже, где совместить одно с другим легче, и в результате не пролезут на самый верх, откуда их было бы гораздо труднее сковырнуть. Нижестоящих-то вычищать легче. Вот поэтому царь у нас щедро надёлён почестями, но обделён властью, а глава правительства щедро наделён властью, но обделён почестями, и это жёстко закреплено в наших законах. А ещё жёстче закреплено то, что ни сам царь, ни член его семьи ни при каких обстоятельствах не может быть главой правительства, а глава правительства - царём. Для нас это гарантия того, что очередной царь не станет тираном, а для очередного царя это гарантия того, что очередной глава правительства не отберёт трон у его наследников. Зачем нам смуты?
  
   9. Острова.
  
   - Серёга, ты уверен, что тут вообще есть смысл обосновываться? - от кручения пальцем у виска меня удержало только то, что тут и в реале был, точнее - будет портовый городишко Минделу - крупнейшая гавань не только самого этого островка Сан-Висенте, но и всего архипелага Островов Зелёного Мыса, - Нет, ну я понимаю, конечно, что порт тут получится классный, но спрашивается, нахрена он ТУТ нужен? Чем тебе не нравится Санту-Антан?
   - В натуре, Серёга! - присоединился ко мне и Володя, - Хрен ли это за место для колонии? Ты сам приглядись - пустыня же грёбаная! На Санту-Антане хотя бы уж север острова более-менее нормальный, Канары напоминает, а весь остальной архирелаг - прямо, млять, куски Сахары какие-то!
   - Мне тоже этот остров как-то не очень нравится, - согласился с нами и Велтур, - Тот большой остров гораздо лучше.
   - И потом, вершины - на Санту-Антане здоровенные, видны издалека, - добавил я, - Его и находить по ним легче, а тут - хрен ли это за вершины?
   - Так я ж разве спорю? - ответил геолог, - Всё верно, и сам Санта-Антан больше и удобнее для жизни, и находить его в океане гораздо легче - вулкан Топу-де-Короа почти две тыщи метров, а вершины Пику-да-Круш и Гуиду-ду-Кавалейру обе примерно по тыще восемьсот - видны с полутора сотен километров. И я вам даже больше скажу - Минделу для наших масштабов деятельности заведомо избыточен, и двух санта-антанских портов - Рибейра-Гранде и Порту-Нову - по их размерам нам здесь надолго хватило бы за глаза.
   - Ну так и нахрена нам тогда сдалась эта пустыня? - спросил спецназер.
    []
   - Уголь, господа! - просветил нас Серёга, - Этот небольшой пустынный остров - единственный на всём архипелаге имеет изрядные залежи каменного угля. Строевого леса, не говоря уже о корабельном, нет и на Сант-Антане, и его нам один хрен придётся привозить с материка, но ведь людям нужно будет ещё и топливо, на которое местные леса сведутся быстро, если кроме них колонистам топить будет больше нечем. А здесь, на Сан-Висенте, есть уголь - заметьте, ни на Азорах, ни на Канарах его вообще ни хрена нет, а здесь он есть, и его здесь очень даже немало.
   - Насколько немало? - поинтересовался я.
   - Ну, обнаружен он англичанами в 1838-м, и тогда же его начали добывать для пароходов Ост-Индской компании. Всю вторую половину девятнадцатого века и начало двадцатого Минделу пробыл главным промежуточным портом бункеровки пароходов и перестал быть таковым только по причине падения спроса - сперва прорыли и открыли для судоходства Суэцкий канал, потом в Минделу выросли до неприемлемого размера портовые сборы, а затем уже начался и массовый переход морского транспорта на дизели и жидкое топливо. А угольные месторождения так и не выработаны полностью и в наше время. Грузооборот между Англией и Индией и между Европой и Бразилией за всё это время представляете? Угля на него хватило и ещё остался, так что небольшим поселениям наших людей его уж точно хватит. Но его надо добывать и вывозить на тот же Сант-Антан хотя бы, а это, хотите вы того или нет, шахтёрский посёлок, порт для вывоза угля и пара рыбацко-скотоводческих деревушек для прокорма работяг и их семей. К этому добавьте и драконово дерево - его смола стоит того, чтобы её добывать, а это, опять же, занятые её сбором люди с семьями, которых тоже надо кормить, в том числе и горячей пищей.
   - Да сколько тут того драконова дерева по сравнению с севером Сант-Антана! - презрительно махнул рукой Володя, - Мизер же!
   - Погоди, лишним не будет и этот мизер, - прикинул я, - Твоя же Наташка нам как-то про это дерево говорила, что смолу оно даёт только старое, а оно, сволочь, растёт медленно, и их подходящего возраста не так уж и до хрена.
   - И потом, один ведь хрен нужен здешний уголь, если мы не хотим, чтобы и на Сант-Антане его драконовы деревья посрубали на топливо, - добавил геолог, - Ещё пара-тройка человек для сбора местной смолы мало что добавит к здешнему необходимому минимуму населения. Сколько там той смолы от одного дерева, если доить его в щадящем режиме? Мавританской-то поставляется немного, канарской - и вовсе крохи, и стоит она в Средиземноморье немерянных деньжищ, а тут - халява, сэр!
   И в этом Серёга прав, хрен тут чего возразишь. Собственно, только ради этой драгоценной смолы мы и заморочились с "открытием" Островов Зелёного Мыса, без неё не очень-то нам и нужных. На Азоры и Кубу людей не хватает, опять с Миликоном из-за этого собачились, а тут ещё и сюда их надо, получается, откуда-то выкроить. А нужно этой смолы немало. К шеллаку-то ведь индийскому у нас доступа нет, а хороший лак нужен позарез - и для герметизации капсюлей, чтоб не отсыревали, и для изоляции тонкой медной электропроводки, для которой наша бумажно-битумная изоляция уже не годится, да и для покрытия роговых луков тоже - ведь во влажном климате рог размокает и теряет свои упругие свойства не хуже дерева, а воском лук всё время натирать - и не всегда до того, и воск тот есть не везде. На Кубе, например, как и вообще в тропической Америке, с пчелиным воском напряжёнка. Там ведь нормальных пчёл нет, а есть только безжальные - мелипоны, которые либо вообще восковых сот не строят, либо строят их в гораздо меньших масштабах. Да и мёд у них жидковатый получается, его пьют, а не едят, и кубинские гойкомитичи, например, предпочитают его прямо в этих пчелиных восковых горшочках лопать, и даже не всегда потом этот воск выплёвывают. Ну и где там этого местного воска напастись? Да и вообще стоит ли приучать островных чингачгуков к луку? В реале испанские конкистадоры потому и завоевали Большие Антилы относительно легко, что даже араваки-таино луками практически не пользовались - ну, разве только за редким исключением вроде уже завоёванного карибами и карибизированного племени касика Каонабо на Гаити, а вот на заселённых хорошо владеющими луком карибами Малых Антилах испанская Конкиста быстро забуксовала, и у конкистадоров как-то сразу же нашлись дела поважнее в других местах. Наши же колонисты первое время уж всяко не сильнее тех конкистадоров будут, и численность их нарастить нам потруднее будет, так что не надо нам на Кубе гойкомитичей с луками - окромя тех особо доверенных, которым мы луки сами дадим. А значит, готовые луки должны туда из метрополии привозиться, ни в чём местном не нуждающиеся. Следовательно - в идеале - они должны быть покрыты хорошим водостойким и эластичным лаком, а это - за неимением шеллака - только вот эта страшно дефицитная пока драценовая "кровь дракона". Так что побольше нам её надо. Как там в том анекдоте? Доктор, дайте мне таблеток от жадности, да побольше, побольше!
    []
   Из мавританских драконовых деревьев и так выжимается всё, что только можно - как раз их смола в основном и поставляется по баснословной цене в Средиземноморье. Там всё схвачено и поделено задолго до нас, и вклиниваться в этот бизнес новым игрокам чревато для них большими проблемами. Гораздо больше тех драконовых деревьев растёт на Канарах, но два острова, наиболее близкие к материку и колонизованные финикийцами - Лансароте и Фуэртевентура - ещё и самые засушливые по климату. Там и самих этих деревьев мало, и задействованы они в смоляном бизнесе тоже все - ну, не считая тех, что используются самими туземцами, те на их туземные нужды задействованы, и бесхозного нет ни одного. И хотя туземцы этих двух островов - не чистопородные гуанчи, а сильно смешавшиеся с приплывшими туда позднее с материка берберами, да ещё и более-менее офиникиевшие, то бишь обфиникиенные финикийскими колонистами - нам, жаждущим заполучить драгоценную смолу, от этого не легче. Хоть и не складывают уже в пещерах мумии своих покойников эти гуанче-берберские махореры, а хоронят в земле, один хрен продолжают их бальзамировать, так что вся их смола по-прежнему нужна им самим. Они продадут, если у них вдруг каким-то чудом окажется лишняя, но такое случается редко, и рассчитывать на такую удачу всерьёз не стоит. А силой их принуждать продать ту, что не лишняя - пробовал уже давить на них три столетия назад один из родственничков предка наших Тарквиниев, и им прекрасно известно, чем эта дурацкая затея кончилась. Не то, чтобы наши Тарквинии совсем уж оставили мысли об овладении Канарами, но для них это не приоритетная цель, скажем так. И нельзя сказать, чтобы они в этом были неправы...
   Ведь смешно же, в самом-то деле, задаваться целью овладеть этой несчастной Фуэртевентурой, на которой расшиб себе лоб тот Мастарна, когда неподалёку бесхозные Гран-Канария и Тенерифе! Но это по античным понятиям они бесхозные, а вот живущие на них гуанчи почему-то - не иначе, как по простоте душевной - всерьёз воображают их своими, и пока-что ещё не нашлось никого, кто сумел бы растолковать им всю глубину их неправоты. Наверное, ни пересвистеть их не удавалось - а гуанчи между собой издали общаются громким свистом, ни перекричать - они ребята рослые и крепкие, с сильной дыхалкой и лужёными глотками. Нам-то есть уже чем их уж точно перешуметь, но не в том ещё пока количестве, чтобы оказаться бесспорно убедительными, да и нахрена они нам прямо вот сей секунд сдались? Азоры и Куба - важнее. Хотя, учитывая, что климат этих островов заметно влажнее, чем у освоенных, там и тех драконовых деревьев просто обязано быть гораздо больше, и это несколько обидно. Вон, аж до Островов Зелёного Мыса крюк делать пришлось ради редких, зато бесхозных деревьев, когда гораздо ближе, на Канарах, их до хрена, но эти гуанчи, как говорят хохлы, "сам нэ гам и другому нэ дам". Млять, нам для серьёзного дела надо, а они на мумии свои дурацкие драгоценную смолу тратят - ага, вместо того, чтобы как нормальные цивилизованные гребиптяне табаком своих покойничков мумифицировать, выменивая его у нас на эту смолу по весу, а ещё лучше - по объёму, гы-гы! Нет, как только разгребёмся с делами поважнее и посрочнее, да поднарастим силёнок, как дойдут руки, так и оцивилизуем, млять, этих дикарей - с таким безобразием надо кончать. Мало ли, что финикийцы не смогли? У тех финикийцев нет ни винтовок Холла, ни гранат, ни скорострельных казнозарядных пушек, а мы уже на Кубу везём и то, и другое, и третье!
   Финикийцы же местные даже не пытаются - пробовали в своё время и с тех пор твёрдо знают, что такое хорошо и что такое больно. Хорошо - это, скажем, зазевавшегося гуанчского рыболова на его несуразном корявом плотике на гауле от берега отрезать, да и поймать, когда ему деваться будет некуда. Некоторые, правда, предпочитают утонуть, но бывает, что кто-то и сдаётся. Пристать к берегу втихаря и умыкнуть молодую бабу или девку - ещё лучше. Гуанчи там в основном чистопородные, и среди них немало светлых блондинистых, на африканском материке редких и оттого высоко там ценящихся. А вот высадиться на остров открыто, среди бела дня, с легковооружённым по античным меркам отрядом - это очень больно, известный три столетия назад пиратский вожак Мастарна и служивший у него в команде предок наших Тарквиниев тому свидетели. Это настолько больно, что после хороших по финикийским понятиям шалостей там теперь и для честной торговли высаживаться дружески не рекомендуется. Римский легион с положенным ему по штатному нормативу контингентом ауксилариев, конечно, справился бы, но римлян сюда - в таком количестве, по крайней мере - никаким ветром не заносит, да и не нужны они нам здесь, по правде говоря - хватит с них Бетики. Справился бы уже, пожалуй, и Первый Турдетанский, если его отмобилизовать до полной штатной численности, но и его нам здесь не надо - хватит с миликоновского царства и Лузитанщины. А все заморские колонии - это не его, это уже чисто наши, Турдетанской Вест-Индской компании, как мы называем меж собой полушутя клан Тарквиниев - в каждой шутке есть доля шутки. Ну а пока до этих бесхохных гуанчских Канар у нас руки ещё не дошли, пусть гуанчи поживут - пока. Испанцам, завоёвывавшим Канары в реале, тоже ведь далеко не сразу стало там хорошо - первое время бывало и больно. У них были лошади, доспехи, толедские клинки, арбалеты, фитильные аркебузы и бомбарды, и противник, вооружённый лишь каменным, да костяным оружием, показался им несерьёзным, а недооценка противника до добра не доводит. Мы, когда у нас наконец руки до Канар дойдут, повторять их ошибок не станем, недооценивать противника и спешить завоевать остров ко дню рождения фюрера... тьфу, Фабриция не будем, а подготовимся получше...
    []
   - В дождливый сезон - с августа по октябрь - здесь не так плохо, - продолжал просвещать нас Серёга, - Трава попрёт из-под всех этих каменюк, и островов будет просто не узнать. Там, где сейчас ручьи, будут течь приличные речушки, местами и с настоящим наводнением, а где сухие русла - будут ручьи. Вы обратили внимание, сколько тут сухих русел? Главное - не допускать сведения лесов там, где они есть, а по возможности ещё и сажать их везде, где они только в состоянии прижиться. Например, те сосны, что растут на горных склонах Сант-Антана, есть смысл попробовать вырастить и здесь - ну, по крайней мере, по северной стороне гор, где воздух влажнее, и у них больше шансов не засохнуть. Сосновые боры уже дадут какую-никакую тень и уменьшат испарение - влага в почве будет сохраняться дольше. Можно будет тогда попробовать высадить здесь и кустарник, и можжевельники - где-то, глядишь, и приживутся. Жаль, эвкалипты нам недоступны - и растут быстро, и древесина высококачественная, и приживутся наверняка - поскольку в реале прижились, и свет не весь заберут - оставят достаточно для травы и подлеска. Где совсем сухо - африканский баобаб напрашивается, который в реале тоже прижился. Хоть и говённая у него древесина, ни для строительства непригодна, ни для судостроения, зато во всех остальных отношениях дерево полезное. Плоды, кстати, съедобные, можно хоть так есть, хоть лепёшки печь, что черномазые с удовольствием и делают. Из Мавритании следовало бы, пожалуй, и земляничное дерево сюда забросить...
   - Серёга, может как-нибудь в другой раз? - мы везли саженцы земляничного дерева на Кубу, в надежде развести там плантацию, и мне хотелось довезти их до места назначения, а не разбазаривать по дороге, - Один хрен СЕЙЧАС им тут не прижиться...
   - Да я, собственно, на светлое будущее и рассуждаю, - успокоил он меня, - Жаль, семена баобаба не прихватили - их хоть сейчас можно было бы сажать с почти стопроцентной гарантией успеха...
   - Дык, кто ж заранее-то знал? - решение сделать этот крюк и завернуть таки сюда в наши исходные планы не входило, а возникло у нас спонтанно при остановке на Канарах - иначе, конечно, и обсудили бы заранее, и семена того гребобаба заказали бы маврам загодя. Но мы тогда о заходе на Острова Зелёного Мыса и не помышляли, а планировали сразу же от Канар плыть по Пассатному течению через Атлантику. Но на Канарах к нам вдруг попросился - через Акобала, с которым он был знаком - местный парень, финикийско-махорерский полукровка, чисто сухопутный, к мореманам вообще никакого отношения не имевший, а при собеседовании выяснилось, что ему доводилось заготавливать "кровь дракона", и он это умеет. Тут-то мы и вспомнили про халяву в виде бесхозных драконовых деревьев на этом бесхозном архипелаге, о которой нам Наташка тоже рассказывала, а когда халява так и прыгает прямо в руки, и подставы тут никакой не вычисляется, какой же русский откажется от такой халявы? Но это означало немалый крюк, который потом навёрстывать надо, а земляничным деревом мы ещё до захода на Канары запаслись, так что ни о каком втором крюке - к африканскому берегу с высадкой на него и походом по суше к не любящему прибрежных зарослей и не растущему в них ближайшему гребобабу - не могло уже быть и речи. И так плавание через океан долгое, а там, за ним, тоже многое надо было успеть.
   - Я нашёл три подходящих дерева и сделал на них надрезы, - доложил только что вернувшийся с разведывательной прогулки канарец, - Завтра, если повезёт, соберём даже не одну, а полторы или две пригоршни смолы, - больше одной ночёвки здесь мы позволить себе не могли, о чём ему и было объявлено заранее.
   Мы и на это-то пошли лишь оттого, что на новых судах теперь через Атлантику идём. На Азорах этот новый тип опробовали, теперь вот на трансокеанском маршруте его окончательное испытание проводим, и крюк этот, если не злоупотреблять им по времени - как раз в кассу. Отклонившись от Пассатного течения, нам теперь возвращаться в его стремнину, имея боковой ветер вместо попутного, и это мы сделаем, развернув реи а-ля галера и заменив прямые паруса латинскими. Корабли же, при всех своих наворотах, если прямой парус оставить, то чисто внешне финикийско-римскую корбиту напоминают, только длиннее, метров тридцать - с соответствующей остротой и обтекаемостью обводов - и с двумя прямыми мачтами вместо одной. В Средиземном море это особой роли не играет и особых преимуществ не даёт, отчего и не горят там энтузиазмом судостроители на многомачтовики переходить, а в океане, да ещё и с латинскими парусами, когда никто лишний не видит - разница немалая. Шутка ли - при крутом боковом ветре теперь галсировать можем запросто!
    []
   По масштабам экспедиции на второе путешествие Колумба мы, конечно, не тянем. Тот семнадцать судов вёл, в основном больших, и народу на них было не менее полутора тысяч, а по максимальным оценкам - и все две с половиной, и сверх того ещё и лошади с ишаками, коровы и свинтусы. Нам до того колумбовского размаха, конечно, как раком до Луны. Шесть "корбитоподобных" двухмачтовиков, две усовершенствованных акобаловских гаулы, на которых мы с Велтуром и Васькиным уже плавали в Вест-Индию, ещё две таких же точно, да все три "гаулодраккара", на Азорах уже ненужных - их мы предполагаем в Тарквинее нашим колонистам оставить в качестве основы их местного колониального флота. Естественно, и людей наша эскадра везёт куда меньше той второй колумбовской экспедиции - по восемьдесят пять человек двухмачтовики, по шестьдесят гаулы и по сорок пять "гаулодраккары" - восемьсот шестьдесят пять человек. Не будь плавание столь далёким, можно было бы и раза в полтора больше людей взять, но тут из припасов на два месяца - с полуторной подстраховкой - исходить приходится, так что взяли максимум, какой только могли. Да и куда же больше-то? Где-то четыре с половиной сотни мы в Тарквинее оставить планируем, и это лишь немногим меньше, чем оставил в тот раз на Эспаньоле Колумб. А баб из них - всего восемьдесят, так что половой перекос в колонии наше пополнение скорее усугубит, чем поправит. В Эдеме, конечно, ещё в том году предупреждены Акобалом, что мы крепко надеемся на их помощь, в том числе и по бабской части, и Фамей, суффет эдемский, обещал помочь, чем сможет, но и он ведь тоже не всемогущ и всей проблемы нам не решит. Придётся ещё и вождя местного напрягать, чтоб с коллегами связался, да с ними договорился насчёт молодых и не страхолюдных девок - бус, зеркал и колокольчиков в наших трюмах более, чем достаточно.
   Вот с чем беда, так это с живностью. Всего пять лошадей, десятка полтора овец, да десяток свиней - только по ним, пожалуй, мы и переплюнули Колумба, который привёз их на Эспаньолу только восемь, и этого оказалось достаточно, а вот по лошадям и овцам - история как-то умалчивает, сколько их привёз на Эспаньолу Колумб, но уж всяко поболе нашего, надо думать, а ведь ещё ж и ишаков с коровами, так что - ну, не будем о грустном. Что можем, то и везём, и для начала и это неплохо. Коз решили не везти по той же самой причине, по которой не стали их завозить и на Азоры - слишком уж опасны они для лесов, а нам этого не надо. Кур тоже решили через океан не переть - в Эдеме индюков купим. Но в любом случае первые пару лет колонистам придётся, конечно, в основном питаться дарами моря, как и на Азорах - разве только кукурузу в Эдеме закупим, да и свои поля засеем - млять, надо у Фамея ещё и хотя бы одну семейку ольмеков выцыганить из тех, что хотя бы год в Эдеме прожили, от пустякового чиха не окочурившись, да хоть как-то уже финикийским владеют. Ведь должен же кто-то научить наших людей правильному обращению с той же кукурузой и с теми же индюками, да и прочие американские ништяки тоже осваивать надо.
   Ну и в качестве рабсилы ольмеков с материка завозить надо, хоть и дохляки они, и большая часть наверняка от привезённых нашими хворей коньки отбросит. Но тут уж хрен куда денешься - все американские гойкомитичи таковы, но эти хоть работящие и дисциплинированные - кто не скопытится, те работать будут. Нужны ведь как раз такие, а не абы кто. Абы кого - это запросто. Дикари элементарно переквалифицируются в ловцов рабов, только плати им за их двуногий улов. Стоит только заказать "своим" чингачгукам, близ нашей колонии живущим, предложив им какой-нибудь блестящий и оттого страшно соблазнительный для них ништяк за каждую рабскую голову - и нагонят ведь придурки пленников отовсюду, со всей округи. А потом чего? Нажить этим себе врагов в лице всех окрестных племён, имея союзником лишь одно? И каких врагов! Не пейзан ведь ни разу, а лесных охотников-собирателей, для которых лесная партизанщина - неотъемлемая часть их естественного образа жизни. На хрен, на хрен! Эдемские финикийцы давно уже так не делают, и это неспроста...
   Нет, ну можно, конечно, и вооружить "своё" союзное племя так, чтобы оно и одно в военном отношении стоило всех этих окрестных, вместе взятых. Голландцы вон в Гвиане в реале вооружали карибов мушкетами и подряжали на ловлю рабов отовсюду - сотрудничество было настолько взаимовыгодным, что деревни карибов так и оставались вперемешку между голландскими плантациями, а сами карибы совершенно свободно разгуливали вооружёнными до зубов как по самим тем плантациям, так и по голландским колониальным городам, и голландцев это абсолютно не напрягало. И это - голландцев, самых мрачных расистов из всех европейских колонизаторов, если кто не в курсах. Но ведь и в этом случае, получается, за пределы территории союзников нам высовываться не рекомендуется, а нам разве это нужно? И это только во-первых, а во-вторых - хрен ли это за работники, эти лесные антильские сибонеи? В реале даже араваки-таино, земледельцы как-никак, и то ведь зачастую предпочитали сдохнуть, но не вгрёбывать как папа Карло на испанских рудниках и асьендах, а тут ещё и не эти таино, а чистые охотники-собиратели. А чистые пейзане-земледельцы, послушные и привычные именно вгрёбывать как папа Карло - это из всех реально доступных в регионе красножопых одни только ольмеки.
    []
   И самое-то интересное, что не такие уж и патологические лентяи эти кубинские сибонеи. Легко ли, спрашивается, срубить КАМЕННЫМИ топорами здоровенное и очень твёрдое дерево махагони, а затем ещё и выдолбить каменными же тёслами из этого бревна каноэ? А они это делают, когда надо. И надо это не один раз в жизни, а время от времени, потому как проклятый морской червь, хоть и с трудом, но точит, сволочь, и махагони. Так что умеют работать и сибонеи, когда это ИМ надо. Умеют и просто "в охотку", если под настроение. Например, если ты с ними дружишь, хорошо с ними обращаешься и сам им чем-то полезным для них помогаешь, то и они тебе помогут с удовольствием и не ленясь, а если ещё и какую интересную для них работу предложишь, что-то новенькое, то даже и несколько дней их неподдельного трудового энтузиазма практически гарантированы. А на энтузиазме человек ведь и горы своротит, если тот энтузиазм раньше не кончится. Только проблема в том, что означенный энтузиазм не вечен и даже не особо продолжителен, а без него они работать не будут. Самим им надо не так часто и не так надолго, чтобы успевало настозвиздеть, так что привычка терпеть скучную и монотонную работу у них отсутствует напрочь, и в менталитете у них регулярного размеренного труда не прописано. Ведь каков образ жизни - таков и менталитет, и не считаться с этим - чревато. Очень хорошие друзья, очень полезные союзники, но никуда не годные крестьяне или рабы...
   - В реале Острова Зелёного Мыса долго использовались португальцами как перевалочный пункт работорговли, - рассказывал Серёга, - Архипелаг ведь засушливый, источников воды мало, и все их нетрудно взять под контроль. Бежать черномазым некуда - без воды, сами понимаете, и не туды, и не сюды, так что на эти острова их отовсюду можно безбоязненно свозить малыми партиями по мере ловли и накапливать в большую партию для погрузки на большое невольничье судно. Как раз этим португальцы здесь и занимались, пока не наладилась классическая "тройная торговля", и чёрных рабов им приходилось ещё ловить самим. А наладилась эта "тройная торговля", когда рабов стало можно уже и на африканском берегу купить достаточно для погрузки, только в период массовых плантаций в Америке. Рабов теперь требовались тысячи, сбыт их ловцам был гарантирован, и часть работорговцев смогла специализироваться на ловле, а затем уже и на неё подрядить местных прибрежных негров, а самим только формировать оптовые партии живого товара прямо в африканских факториях. Но нам с вами такие масштабы не светят, а срочно черномазые нам там наловят от силы десяток-другой, так что нам этот накопительно-перевалочный пункт будет очень кстати.
   - Серёга, ну их на хрен, этих черномазых! - ответил Володя, - Ты прикинь, в наше время сама Африка сильно на их труде поднялась? Ведь самый нищий континент! Как ушли оттуда "проклятые колонизаторы", как предоставили их там самим себе, так и настала там полная жопа. Только и умеют, что размножаться как кролики, песни петь, плясать, качать права, бухать, ширяться, да беспредельничать!
   - Ага, сперва разорят и засрут всё вокруг, а потом выпиливают друг друга под корень, как те хуту с тутсями в Уганде, - поддержал я его.
   - Вообще-то в Руанде, - поправил геолог.
   - Да хоть и в Руанде, для меня - один хрен! - хмыкнул я, - Я даже и не помню ни хрена, кто там из них кого выпилил - без разницы. Запомнилось только, что буквально мотыгами и мачете друг друга на ноль множили - натуральная крестьянская война, млять!
   - Вот, вот, и я о том же! - оживился спецназер, - Как были дикарями, так ими и остались! Что Африка, что Антилы современные, включая Гаити, где по нашим временам, считай, одни негры - далеко ли они там от той Африки ушли? Как по эту сторону океана хренью страдали, так и по ту продолжают - работнички, млять, называется!
   - Ну, их же всё-таки не просто так в Америку-то везли, - возразил Серёга, - Они послушнее и выносливее индейцев оказались.
   - Да какое там послушнее! У меня их на карфагенской "даче" трое было, так ни хрена не делали, стоило только надсмотрщику отвернуться. Знали, что звиздюлей огребут за невыполненную работу, так один хрен лодырничали. Только из-под палки и работали, пока у нас с Наташкой не лопнуло терпение, и мы их не попродавали на хрен. А у тебя, Макс, тоже ведь были? Как ты с ними управлялся?
   - Служанка в доме нормально работала, а двое мужиков - ну, управляющий их всегда на разные работы ставил, чтоб не оба вместе работали, а по одному. Когда это не получалось - тоже жаловался на их безделье, и их то и дело приходилось пороть. В конце концов мы с Велией тоже продали того, что был поупрямее, и тогда второй, оставшись один, взялся за ум. По одному они работают, но кучей их держать нельзя, если недосуг всё время их контролировать.
   - Ну, водится за ними такое, - признал геолог, - Мы с Юлькой тоже четырёх своих распродали, когда наказывать их надоело. Но ведь в Америке-то они оказались выносливее индейцев?
   - Да хрен их знает, выносливее они или нет - кто их там сравнивал? - пожал я плечами, - Их не поэтому в Америку возить начали, а от лютой безнадёги. К болячкам Старого Света они устойчивее оказались, только и всего. Оспа, гриппер, простудифилис - красножопые от всего этого мёрли, как мухи. Вымерли на островах араваки - испанцы сперва карибов с Малых Антил наловить попытались, да только это им не араваки - и огребли от них в ответку, и те немногие, которых захватили, дохли точно так же. Кортес из Мексики пленников на Кубу и Эспаньолу продавать начал, так и эти, хоть и послушнее, и к работе привычнее, а такими же дохляками оказались. Вот тогда и начали туда негров завозить, которые хотя бы уж не дохли от любого чиха. Но за ними нужен глаз, да глаз...
    []
   - Но ведь те ольмеки, которых ты завезти хочешь, тоже ведь будут дохнуть от любого чиха? - не сдавался Серёга, - Разве не лучше всё-таки и негров немного завезти?
   - Чтоб смешались с ольмеками и сделали их устойчивее к болячкам? - въехал Володя.
   - Да хватит пока тех берберов, которых мы и так уже везём, - ответил я, - Они тоже не дохляки, а ассимилируются лучше. Ольмеков-то тоже сразу до хрена заполучить не выйдет, вот и пойдёт перемешивание малыми порциями. Дохляки вымрут, устойчивые размножатся, и то же самое будет происходить и с пополнением. А черномазые - ну их на хрен, в натуре. Ты же в курсе, во что они превратили Гаити, после того, как освободились от рабства и поделили землю бывших плантаций? Вот и нахрена нам это, спрашивается? Я уже не говорю о тех болячках, которые они неизбежно понавезут...
   - А берберы разве не понавезут?
   - Понавезут, конечно, тоже, но не такие зловредные. У них имунитет к ним послабже, больные заметнее, и таких мы на борт не берём. Поэтому и та хрень, что мы провороним - а что-то ведь неизбежно провороним, послабже негритянской окажется, и смертность у гойкомитичей не такую вызовет - больший процент выживет и приобретёт имунитет. А с ним уже и более зловредные штаммы этой же хрени будут не так страшны.
   Я, собственно, ещё и потому вражды с окрестными племенами не хочу, что первая же эпидемия первым делом наших же чингачгуков и выкосит. Я ведь как-то уже упоминал, кажется, что и эдемские финикийцы на этом обожглись? Своих союзников заразили, те подвымерли и враждебных соседей сдержать уже не могли, отчего в Эдеме немало проблем поимели. Полностью мы аналогичный эффект, конечно, не предотвратим, только смягчим, да во времени растянем, и меньший сиюминутный урон будет в большей степени компенсироваться естественным приростом. Но каких-то потерь один хрен не избежать, и пускай лучше с соседями ближайших соседей тоже будет мир-дружба-жвачка.
   - Ну а позже, когда переболеют?
   - Тогда уже и будем посмотреть по результатам. Если "привьются" нормально и не будет рецидивов, то можно будет потом и подчернить маленько, но только бабами черномазыми, а не мужиками. Не надо нам там африканского социума.
   - Вот это дельная мысля, - одобрил геолог, - И сильный африканский имунитет привьём, и без хулиганов негритянских обойдёмся.
   - Хулиганы у них один хрен народятся - как бы половину мулатов вешать за хулиганство не пришлось, - предрёк спецназер.
   - Таких - вздёрнем, за нами не заржавеет, - хмыкнул я, - Заодно и дисциплину подтянем. А прививка хорошая - да, нужна. В идеале надо, чтобы наши чингачгуки, да и наши ольмеки тоже, стали полностью имунными к привозным хворям, а прочие - не наши которые - пущай при несанкционированном контакте заражаются и дохнут. Наших мы оцивилизуем, с одной отдельно взятой Кубой это вполне реально, а а если они при этом станут ещё и ходячим бактериологическим оружием против дикарей - вообще прекрасно будет. Чем меньше будут к нам соваться, тем лучше...
   - Ты, вроде, говорил как-то насчёт нежелательности появления новых дикарей на Гаити, - напомнил Серёга, - А вот прикинь теперь, гаитянские же контачат с нашими, ну и заражаются от наших, вымирают на хрен, а на их место тут же эти приходят, которых нам на Гаити не надо.
   - Ну, я надеюсь, что и гаитянские будут заражаться по эстафете всеми этими промежуточными штаммами и тоже постепенно прививаться. Но - ты тоже прав, надо предусматривать и хреновый вариант. Забросить как-нибудь в другой раз на Малые Антилы нескольких слегка болезных негритянок, что ли?
   - Превентивный бактериологический удар? - ухмыльнулся Володя.
   - Ага, он самый. Не злобы ради, а профилактики для, гы-гы!
   - Да, если там вспыхнет сильная эпидемия, дикарям после неё долго ещё будет не до Гаити, - согласился Велтур, - Может, сразу на несколько островов для надёжности?
   - Нет, такой массированный удар я бы приберёг до лучших времён, когда у нас будет достаточно людей на колонизацию Малых Антил вплоть до Тринидада. Вот тогда как раз и нужна будет большая зачистка...
    []
   - Ты раскатал губу на тринидадские битум и нефть? - просёк геолог, - Они есть и на самой Кубе. Меньше, конечно, но нам по нашим масштабам их хватит.
   - Ты говоришь о выходах нефтяных месторождений прямо на поверхность? А где они там такие есть? - заинтересовался я.
   - Да, с природными асфальтами, как и на Тринидаде. Одно из этих битумных месторождений в провинции Пинар-дель-Рио, это крайний запад Кубы...
   - Млять, противоположный конец острова! А где ещё?
   - И второе в провинции Вилья-Клара, это тоже западная половина острова, но уже почти у самой его середины.
   - Тоже не ближний свет. А как насчёт восточной части, поближе к Гуантанамо?
   - Извини, таких не знаю. Сама-то нефть есть и восточнее, провинция Камагуэй, это уже не так далеко, но там уже надо бурить, а это нам, сам понимаешь, не по зубам. А там, где я тебе назвал, природный асфальт добывался в промышленных масштабах ещё в девятнадцатом веке.
   - Ясно. Ну, раз так - будем довольствоваться этой Вильей, которая Сапата.
   - Клара. Вилья-Клара.
   - Ага, она самая, - мысленно я был уже в нашей колонии на Кубе и полным ходом проводил её электрификацию, изолируя медные провода кубинского производства кубинской же бумажно-битумной изоляцией. По сравнению с этим - какая мне на хрен разница, как НЕ будет называться небольшой район Кубы в ЭТОМ мире?
   Первоначально мы обмозговывали технологию электроплавки стали и вообще электрометаллургии исключительно для Азор, исходя из ограниченности их запасов леса. Но по мере того, как планы конкретизировались и обрастали деталями, мы сообразили и то, что и за океаном сделать то же самое нам никакая религия не запрещает. Это же не Испания, в которой весь хайтек надо ныкать подальше от римских глаз и ушей, а всё громоздкое, которое хрен заныкаешь - вообще выносить за пределы известной Риму Ойкумены. Но Америка - как раз за её пределами, и в ней хайтек ныкать не от кого. Для красножопых вообще любая металлургия, включая сыродутную - высшая магия далеко за пределами способностей их самых крутых шаманов, так что не один ли хрен? И почему бы, раз уж на то пошло, не поберечь заодно и кубинские леса?
   - Пляж тут - голимый, - заценил я эту обкатанную волнами прибоя чёрную вулканическую гальку, по которой приходилось ступать с большой оглядкой.
   - Ага, в другой раз и купаться не захочется, - согласился Володя.
   - На большом острове гораздо лучше, - присоединился к нашему мнению и Велтур.
   - Ну да, что есть, то есть, - признал очевидное Серёга, - Нормального песчаного пляжа никто ещё не отгрохал - некому было.
   - И чем тогда так хороша эта гавань Минделу? - хмыкнул я, - Даже пляжа нормального - хрен с ним, пусть даже и с чёрным песком - ни хрена нет!
   - Глубина. Это же кратер потухшего вулкана - единственная глубоководная гавань, пригодная для судов с большой осадкой.
   - Большая - это сколько?
   - Ну, у английских "чайных" клипперов она доходила до семи метров, так что у пароходов вряд ли меньше. Были наверняка и с большей.
   - Ну и нам-то куда столько? У нас ведь метра три с половиной, не больше - нахрена нам эти глубины для современных большегрузов?
   - Так один ведь хрен это лучшая гавань на острове. Есть, конечно, и поменьше, но эта-то, считай, напротив, Сант-Антана. Уголь на него отсюда возить удобнее, а уголь ведь один хрен нужен.
   - Ага, уголь - нужен...
   - А ещё это хорошая промежуточная база.
   - Серёга, нескольких негритосок мы всегда купим и у нумидийцев Масиниссы.
   - Да нет, я уже не о работорговле. Если, скажем, в Бразилию надо попасть - в ту же самую Амазонию, допустим, так как раз на этих островах и стоянка перед броском через океан напрашивается. А если, допустим, в Индию в обход Африки переться, то тоже стоянка удобная получается. Ты, Велтур, кажется, говорил, что и Ганнон Мореплаватель мог на этих островах побывать?
   - Дед рассказывал, что какой-то неясный слух о каких-то южных островах был, и как раз после плавания Ганнона, но ничего определённого, - ответил мой шурин, - Наш предок на них точно не был, иначе мы бы о них знали.
   - А зря. Может быть, уже и Амазонию бы открыли или морской путь в Индию, - Серёга аж мечтательно закатил глазки, - Просрать такой шанс! И кстати, уж мы-то с вами вполне могли бы сделать это эдак за добрых полторы тыщи лет до этих двух шебутных португальских мореманов Петьки Кабрала и Васьки да Гамы. Они же смогли, а мы - что, пальцем деланные? Мы ведь с вами, кстати говоря, если по нашему постоянному месту жительства нас сейчас числить, так точно такие же португальцы, между прочим. Да ещё и уж всяко пообразованнее тех Петьки с Васькой, ни разу не средневековые мракобесы, так что должны соответствовать! Даёшь Амазонию и Индию!
    []
   - Млять, ну куда тебя несёт, Васька Гамский ты наш? - прихренел я, - У нас Азоры ещё только начинают осваиваться, мы на Кубу ещё только пополнение солидное наскребли, но пока ещё хрен доставили, с Миликоном вон из-за каждой сотни людей собачимся, а тебе уже подавай Амазонию с Индией! Хрен ли нам там делать? Москитов, млять, кормить или комаров малярийных?
   - Кстати, Наташка говорила, что и в Средиземноморье малярийные комары есть, - припомнил Володя, - В любой момент и где угодно эпидемия может вспыхнуть.
   - А что это за болезнь такая? - заинтересовался Велтур.
   - Вы её болотной лихорадкой называете, - ответил я ему.
   - Да, неприятная штука, - кивнул шурин, - Если приходится лезть в болота, то надо обязательно сперва натереться отваром корней пырея - тогда и комары с мошками не кусают, и лихорадки не будет.
   - Дык, ясный хрен! - хмыкнул спецназер, - Эта дрянь как раз этими грёбаными комарами и разносится! И что, натираетесь этим отваром пырея и никто не болеет?
   - Иногда всё-таки болеют. Если слишком долго в болотах пробыть пришлось, то отвар уже перестаёт помогать. Ну и есть такие люди, которым и отвар не помогает - их всё равно и комары кусают, и лихорадка к ним цепляется. Тогда, если кто-то в деревне заболел - надо, чтобы вся деревня этим отваром пырея натиралась, тогда другие вряд ли заболеют. Ну, если только один или два, кто натереться не успел.
   - А с больными чего бывает? - поинтересовался Серёга.
   - Лихорадит время от времени. Обычно через два дня или через три. Есть такие, что и умирают, но редко. Обычно, если не умер при первых трёх приступах, то дальше уже легче, и в конце концов проходит.
   - А таких эпидемий, чтобы многие умирали, разве не бывает?
   - Именно болотной лихорадки? Ну, дед рассказывал, что при его деде такая была, и в предместье Гадеса у речки тогда человек тридцать умерло, а у болот низовий Бетиса - несколько сотен. Бывали такие случаи и ещё раньше, но редко. А вот в Африке, отец говорил, и на его памяти эпидемия была. Помните большое озеро возле Карфагена? Вот из тех, кто рядом с ним жил, отец говорил, многие тогда болели и человек пятьдесят умерло. И до того, говорят, эпидемии были...
   - Я по наташкиным словам и по форумным срачам представлял себе ситуёвину гораздо худшей, - озадаченно проговорил Володя, - А их, оказывается, и малярия не берёт.
   - Естественный отбор, - прикинул я, - Медицины-то современной нет, так что предрасположенные вымерли века назад, а уцелели и размножились те, кто имел от этой дряни хоть какой-то врождённый имунитет. Родится мутант без имунитета - скопытится в очередную эпидемию, а остальные поболеют, да и прочухаются. Ну, разве только какой новый штамм с караванами из Африки занесётся...
   - Ладно, с ними - понятно, - кивнул геолог, - А с нами и нашими детьми? Вечно же везти не будет, а лично я как-то не уверен, что у нас у всех врождённый имунитет.
   - В натуре, - поддержал его спецназер, - Хинин нужен позарез, и раз уж мы один хрен плывём в Америку...
   - В Америку, да не в ту, - отрезал я, - Я тоже не уверен, что и у моих детей к этой дряни врождённый имунитет, хоть их матери и хроноаборигенки, да и в своём собственном тем более не уверен, и с тем, что хинин нужен - согласен с вами на все сто процентов. Но мы плывём не в Амазонию, а в Вест-Индию, конкретно - на Кубу, и с нами восемь сотен народу, который мы должны доставить туда. И нас с вами самих там тоже ожидает хренова туча дел, которые без нас хрен там кто наладит.
   - Да нет, ну я ж всё это понимаю, но красножопым-то эту хинную кору заказать можно? Мне Наташка и рисунки всех образцов приготовила - сама со своего аппарата перерисовывала...
   - Володя, я ж ни разу не против. Но каковы шансы - не знаю, ну и, откровенно говоря, считаю их очень невысокими. Растёт хина исключительно в Южной Америке, и если мне не изменяет склероз, то исключительно на восточных склонах Анд, то бишь в самых верховьях Амазонки и ейных притоков.
   - Как раз отсюда направиться к устью Амазонки нам было бы удобнее всего, - заметил Серёга.
   - Люди! - напомнил ему спецназер, - Тут я с Максом согласен, их один хрен надо доставить на место, а с хиной - если красножопые не помогут, то тогда отдельная экспедиция нужна. А кстати, Макс, с хрена ли ты считаешь, что они хрен помогут? Сам же говорил, что коку они в Мексику, скорее всего, с тех же Анд таскают.
   - Так ведь в том-то и дело, что коку - таскают, и уже века таскают, а хинную кору - хрен. Если бы таскали - за века давно пронюхали бы и эдемские финикийцы, если ещё не их предшественники, и давно бы уже торговали и ей. А они о ней даже не в курсах. Это во-первых. А во-вторых - что, так и будем каждый раз кору гойкомитичам заказывать и гадать, достанут или не достанут, а если достанут, так то ли, что нужно? Нам не только кора, нам ещё и семена дерева нужны или саженцы, чтоб самим ту хину хотя бы уж на Кубе выращивать и от хреновой тучи красножопых посредников не зависеть.
    []
   - Дык, ясный хрен, кто ж против-то!
   - А я тебя в этом как-то и не подозреваю, гы-гы! Но давай представим себе, что бизнес на хинной коре у этих чуд в перьях всё-таки существует, просто финикийцы по какой-то причине о нём не пронюхали. В этом случае за хорошую цену кору нам достанут и продадут, но кто ж продаст нам семена или саженцы? Таких дураков не водится и среди чингачгуков. С той же кокой точно такой же фокус ещё предшественники тех финикийцев провернуть пытались, так загреблись пыль глотать. В конце концов достали, и не их вина в том, что на равнине та андская кока неправильной становится и кокаина даёт с гулькин хрен. Но достали не с первой попытки, и я сильно подозреваю, что и не с пятой. Потом и финикийцы не раз пробовали - с тем же результатом и ценой такого же геморроя. Так это был хорошо известный всем товар, а не какой-то малоизвестный, который ещё и спутать с чем-то похожим могут запросто.
   - Это - ага, могут, - зачесал репу Володя, - Дикари-с! Так тогда, получается, тем более надо мутить собственную экспедицию. Ну, не через всю Амазонку, конечно, а через Ориноко или там через какие-нибудь реки в Колумбии, что ли? Надо, млять, порыться как следует в наташкиных бумагах, там у ней была, кажись, и карта распространения хинного дерева в природе...
   - Давай сперва всё-таки людей в колонию доставим и первоочередные задачи там порешаем, - предложил я, - На месте уж всяко виднее будет, когда справки наведём...
  
   10. Доминика.
  
   Как можно охарактеризовать Доминику для тех, кто на ней не бывал, вблизи её не видел и вообще о ней ни хрена не знает? Попробуем предельно просто и на пальцах. Прежде всего это остров. Как и все Малые Антилы этой внешней для Карибского моря гряды, он - вулканический. Но и среди прочих он совершенно особый. Короче - море как море, рифы как рифы, наскакивать на них не рекомендуется, отмель у берега как отмель, достаточно узкая, как и у всех вулканических островов, а вот берег - ну, если это только не обрывающийся прямо в море участок скалы, то пара-тройка метров пляжа там всё-же есть. Песчаного там, где обвалов не было веками, галечного там, где их не было десятки лет, и неокатанных каменюк там, где они обрушились недавно. Вот, пара-тройка метров такой пародии на пляж, а за ней - сразу крутые горные склоны, густо заросшие буйной тропической растительностью везде, где она только в состоянии укорениться. Кто-нибудь хорошо представляет себе десантирование на такой остров?
   Как раз вот эти особенности Доминики и предопределили её судьбу в реальной истории. Эта история умалчивает, легко ли было завоевать её карибам-калинаго, которые лишь для европейцев были там коренным населением, а так - много кто и до них успел там потоптаться. Одних только аравакслих волн было две, если не три. Давно и не нами сказано, что коренное население - это предпоследние оккупанты. А пока-что, если верна гипотеза о том, что сибонеи Больших Антил - выходцы из Флориды или ещё откуда-то, но из Северной Америки, то тогда на Малых сейчас только самые первые оккупанты живут. Ещё даже доаравакские, кажется, хотя за это я, ни бельмеса не смысля по-аравакски и не имея возможности проверить, ручаться не могу. Но так или иначе, легко или трудно, на Малые Антилы в реальной истории пришли карибы, в честь которых и море названо. Не избежала общей участи архипелага и Доминика. А вот когда предпоследних оккупантов, то бишь карибов, пришли сменить последние, то бишь европейцы, то на Доминике они как раз и столкнулись с тем неприятным сюрпризом, что остров - естественная крепость.
   Испанцам и на прочих островах карибы задали жару, это им были не араваки, но заявившиеся позднее англичане с французами оказались понапористее благородных донов. Соседние острова - Гваделупу и Мартинику - французы окончательно завоевали ближе к середине семнадцатого века, но на лежащей между ними Доминике так и не закрепились ни они, ни англичане, после чего и те, и другие договорились меж собой считать остров принадлежащим его истинным хозяевам - карибам. Примерно на столетие, кстати говоря, за которое многие другие острова успели уже сменить и европейских хозяев, а некоторые - и не по одному разу. Вечной такая халява, конечно, быть не могла - где-то к середине восемнадцатого века на Доминике таки закрепились французы, а ближе к его концу их оттуда таки выбили и заняли их место англичане, но оба этих вторжения, что характерно, осуществлялись с опорой на поддержку хотя бы части местных карибов. Без такой местной поддержки не получалось ни у тех, ни у других.
    []
   Собственно, я помнил эти скалы и по прошлому разу, когда мы встречались возле них с потерявшимся в шторм вторым судном, на котором тогда плыл Васькин, но тогда-то ведь мы ещё ни о каких своих колониях в Вест-Индии и не помышляли, и эти скалы были для нас просто удобным ориентиром, который ни с чем больше не спутаешь. Но теперь, когда мы уже везём пополнение для колонии на Кубе, а в планах на светлое будущее раскатали уже губу и на всю Вест-Индию, я уже и эти скалы рассматривал иначе. И чем тщательнее рассматривал, тем больше склонялся к мысли, что и в этом мире этот остров ожидает судьба, аналогичная судьбе реальной карибской Доминики. Класть сотни с таким трудом доставленных через океан людей при десантировании - ага, практически без артиллерийской поддержки - на этот скалистый берег и захвате плацдарма уже там, наверху, а потом ещё как минимум столько же при контрпартизанской зачистке острова - дураков нет. На хрен, на хрен! Ну, непременно сотни - это я, конечно, несколько утрирую, у этих-то, в отличие от карибов, луков со стрелами нет, да и к лесной войне наши лихие головорезы будут куда привычнее, но один хрен дикари здесь каждый камень и каждый куст знают, так что и в лучшем случае потери будут немалыми. Оно нам сильно надо? А посему, и в этом мире Доминика, по всей вероятности, будет колонизована нами самой последней и наиболее мирным путём постепенного оцивилизовывания тутошних дикарей. Племя небольшое, так что вариант вполне реальный. А чтобы он стал, когда придёт время, ещё реальнее и ещё легче, уже сейчас следует взаимопонимание с этими чингачгуками налаживать. Собственно, Акобал уже не первый сезон этим занимается, и у него уже в Эдеме и раб родственного им племени приобретён в качестве переводчика, так что уже и торговля с ними не "немая", а вполне нормальная. Только вот беда, заштормило маленько по дороге, и ветер закапризничал, так что мы под нашими латинскими парусами прибыли к Доминике раньше его. Набрали вот свежей воды из водопада и теперь ждём-с.
   - Лодка слева! - выкрикнул наблюдатель с мачты.
   Ну, лодка - это громко сказано. Маленькая утлая долблёнка с закругленным носом и такой же кормой, и чтобы плавать на такой в море - это немалая сноровка нужна, уважаю! Я, например, рискнул бы только если иначе вообще гарантированная гибель, а эти красножопые гребут себе между волн, каждая из которых как бы не повыше бортов их корыта, и как так и надо. Подплывают к крайнему из наших двухмачтовиков, у одного зелёная ветка в руке, чего-то там лопочут, жестикулируют, их к нашему двухмачтовику направляют, они к нам, и снова лопочут на этой своей тарабарщине, на которой у нас на борту никто ни в зуб нога. Мы пытаемся ответить им по-финикийски - по-турдетански-то, ясный хрен, никто на острове не шпрехает, а по-финикийски - мало ли, вдруг они уже с эдемцами таки контачили, и хоть кто-то хоть что-то, да поймёт? Не поняли они, судя по всему, ни хрена, но сам язык, похоже, опознали - старший явно довольным выглядел.
   - Акабаликасик? Акабаликасик? - наши мореманы только морщили лбы и пожимали плечами, не въезжая, о чём их спрашивает этот гойкомитич, и настойчиво эдак интересуется. Володя с Серёгой в недоумении, Велтур плечами жмёт, начальник судна руками разводит, да и я сам недалеко от них ушёл - только и хватает меня, если честно, что на поддержание умного и с понтом что-то понимающего вида. Млять, ну куда ж этот Акобал с остальными кораблями, а главное - со своим переводчиком, запропастился! Ведь как глухонемые мы тут без него! И эти красножопые тоже хороши - видят же, что корабли незнакомого типа, видят, что только воды набрали и больше не высаживаемся, но и не отплываем восвояси, ежу же ясно, что ждём кого-то или чего-то, так неужто сами не могли подождать денёк-другой? Приплыл бы Акобал, тогда уж и поговорили бы...
   - Акабаликасик? Акабаликасик? - не унимается чудо в перьях, и народ на меня уставился, ожидая команды, и надо что-то делать и чего-то решать - ага, не дожидаясь спасительного появления "вдруг, откуда ни возьмись", как это только в детских сказках и бывает, Акобала. Так-так... Акабаликасик, млять! Так, стоп! А может - Акабали-касик, раздельно? Касик - это вождь у вест-индмких араваков-таино, которых в реале застали там испанцы, но что, если это титулование они унаследовали от предшественников? И кто такой тогда этот вождь Акабали, которого мы по мнению красножопого должны знать? И тут я хлопнул себя ладонью по лбу, да так, что все наши изумлённо на меня уставились. Млять, ну не тормоз ли я! Акобал, конечно, начальник флотилии, а значит, по понятиям этих чингачгуков, достаточно крутой вождь! Подхожу к фальшборту, указываю на себя:
   - Максим-касик! Акобал-касик - друг! - показываю дикарю сцеплённые руки, - Акобал-касик - ждать! - указываю в сторону открытого моря.
   И кажется, я таки угадал - красножопый кивнул в знак понимания, указал на море, изобразил отстраняющий жест, ткнул пальцем в меня, затем в наш корабль, поднял кверху один палец, ещё раз указал на корабль, затем на себя и изобразил приглашающий жест. А потом он снова уселся, гребцы развернулись, и их лодчонка поплыла ничем не отличающимся от переда задом к берегу.
   - Дикарь предлагает нам следовать за ним, досточтимый? - поинтересовался начальник судна.
   - Да, одним нашим кораблём, - подтвердил я, - Подойди настолько, насколько это безопасно для судна.
   Навигатор велел передать сигнал на остальные наши двухмачтовики, что всё нормально, и им не следует беспокоиться, а матросне - спустить вёсла, и вскоре корабль медленно, проверяя по пути глубину, последовал за удаляющейся туземной лодкой.
    []
   На якорь встали метрах в тридцати от берега - навигатор хотел иметь на всякий пожарный двойную глубину под килем, и я не стал с ним спорить - специалисту виднее. Спустили на воду лодку, в неё перебрались четыре гребца и помощник кормчего.
   - Володя, ты со мной. Ты, Бенат, с двумя бойцами - тоже, и смотри, выбери постарше, - распорядился я, припомнив, что инцидентов с туземными бабами нам не надо - как по причине нежелательности конфликта, так и из-за вполне реальной вероятности подцепить сифилис, который ртутью лечить не хочется, а кроме неё пока больше нечем, - Все предупреждены насчёт дикарских баб?
   Причалили к берегу, вытащили лодку на песок до половины, с ней остались два гребца и помощник кормчего, а два других взяли корзины с ништяками для красножопых и присоединились к нам. При подъёме по крутой тропинке нам то и дело приходилось опираться на камень или держаться за ветку кустарника, и как без этого обходятся сами островитяне - у них спрашивайте. Пока взбирались на верхотуру, так казалось, что конца тому склону не видать, а как выбрались на ровное место, да поглядели сверху - метров двадцать только той высоты и есть. Если знать все тропы, по которым взобраться можно, так пожалуй, и пары-тройки хороших лучников на каждой из них хватит, чтобы сделать её неприступной. Или где-то как раз с тот пяток метателей дротиков, которые и охраняли тропу наверху. В натуре естественная природная крепость, млять!
   Посмотрев на стражей, мы со спецназером переглянулись и поправили кобуры револьверов, но пять чингачгуков никаких враждебных намерений не демонстрировали, продолжая лишь стеречь тропу. А нас уже ждали другие несколько человек, в одном из которых, судя по изобилию цветных перьев и общей расфуфыренности, легко вычислялся вождь. Ему-то и докладывал - указывая на нас - пригласивший нас на берег гойкомитич. По знаку главного чуда в перьях его люди принесли два резных табурета, на один из которых он взгромоздился сам, а на второй приглашающе указал мне. Остальным, по всей видимости, полагалось сидеть либо на корточках, либо просто задом на голой земле, как и сделали красножопые из его свиты, и наши, переглянувшись, последовали их примеру.
   - Раисули-касик, - представился вождь, ткнув себя в грудь для наглядности, - Масими-касик? - он ткнул пальцем в меня.
   - Максим-касик, - поправил я его.
   - Мак-Сим- касик, - повторил он, стараясь запомнить, - Акабали-касик ждать нет. Раисули-касик Мак-Сим-касик менять да, - предложил он мне вдруг на ломаном финикийском, отчего мы переглянулись и едва удержались от хохота - вождь явно хотел завязать с нами более выгодную для себя торговлю, чем имел с Акобалом. Типа, какая у вас там с ним дружба, это ваше с ним дело, а я тебе бизнес предлагаю, гы-гы! Потом он залопотал что-то на своей тарабарщине, из которой мы, конечно, ни хрена не поняли, и тогда он, поморщившись от досады, снова повторил свою ломаную финикийскую фразу. Ну и как прикажете ему объяснять, что мы с Акобалом, хоть и оба крутые вожди, и круче нас разве только вкрутую сваренные яйца, но при этом ни разу друг другу не конкуренты?
   - Максим-касик ждать Акобал-касик, - я сцепил обе руки, - С Раисули-касик менять вдвоём, - Я показал ему два пальца и снова обе сцепленных руки.
   Судя по его изумлённому взгляду, он принял меня за ненормального, и я не уверен, в каком конкретно смысле - не в том ли, за намёки на который морду лица бить полагается? Судя по Володиной ухмылке, этот скот примерно так взгляд этой обезьяны и расценил, и я зыркнул на него, изображая попытку пирокинеза.
   - Уж и пошутить нельзя, - хмыкнул он по-русски.
   - Сказал бы я тебе, кто есть ты сам, и каковы твои шутки, но ты это и без меня знаешь, - и мы оба рассмеялись. А вождь снова испытующе глянул на меня, подумал и снова предложил не ждать Акобала, хотя и куда более кислым тоном.
   - Теперь он решил, что ты начальник Акобала, более главный вождь. Прикинь, Акобал на двух кораблях плавал, и никто больше кроме него, а тут ты вдруг нарисовался - на шести, да ещё и покрупнее евонных, и при этом и его знаешь, и путь к острову. Вот это чудо красножопое и не въезжает, какого хрена ты шестёрку свою ждёшь, когда сам явно главнее его, и он наверняка твоими же товарами по твоему приказу и торгует. Как теперь выкручиваться будем?
   - Как, как... Поменьше болтая! - не собираясь вести здесь самостоятельную торговлю, мы ведь уровня цен акобаловских не знали, так что могли запросто сдуру и демпингануть, чего, ясный хрен, не хотелось. Так что торговать - раз сказал, что только вместе с Акобалом, значит - только вместе, и никаких сусликов. А касик этот, Раисули который, уже и людям своим отмашку дал, чтоб скорее товары для обмена несли, и те ждать себя не заставили. Появились горы жратвы, плетёные из прутьев клетки с живыми крупными попугаями, шершавая кожа акул для полировки твёрдого дерева, тщательно отполированные этой же кожей панцири больших морских черепах, а затем - с особой гордостью - чингачгуки разложили на расстеленной циновке жемчуг, среди которого попадались и редкие цветные жемчужины.
    []
   Глаза разбегались, глядя на всё это великолепие, и вождь снова заладил:
   - Акабали-касик ждать нет, Раисули-касик Мак-Сим-касик менять да!
   - Акобал-касик нет - менять нет, - настоял я на своём. Дабы не обижать его, а заодно и потянуть время, я переключился на дипломатический ритуал вручения подарков - это мы и сами можем, это - не торговать. Собственно, с означенной дипломатии мы бы и начали, если бы вождь не пожелал сразу же показать себя деловым человеком, что мы при других обстоятельствах только приветствовали бы. Всё, что этот надутый павлин успел в своё время получить от Акобала, было и так на нём, поэтому к двум бронзовым колокольчикам, привязанных у него под коленями, я добавил ещё два, которые по его знаку ему тут же привязали к плечам, к красным и синим стеклянным бусам добавились зелёные, затем бронзовое зеркальце на цепочке, а к порядком запущенной и начавшей уже ржаветь фалькате с серповидным ножом в чехле на её ножнах - новенький широкий иберийский кинжал. В заключение я вручил ему мутноватую и пузырчатую, но более-менее прозрачную стеклянную линзу, показав ему сперва её увеличительные оптические свойства, которые привели его в неподдельный восторг. Вождь уже отдаривался пятью большими черепаховыми панцирями, и полутора десятками великолепнейших цветных жемчужин, и ежу было ясно, что для торговли он приготовил уж всяко поболе этого. Я лихорадочно соображал, как же мне дальше от предложений немедленного перехода к той торговле повежливее отбрыкаться, когда с берега загнусил большой турий рог.
   - Акобал на подходе, - доложил сбегавший к обрыву боец, указывая в сторону моря. И точно - там паруса четырёх усовершенствованных гаул и трёх "гаулодраккаров". Сосчитал их и вождь - ага, загибая пальцы, после чего крепко призадумался - видимо, кто же всё-таки из нас с Акобалом главнее - тот, у кого больше кораблей или тот, у кого они крупнее. Потом ещё раз взглянул на линзу, рассмотрел сквозь неё грязь под ногтями и явно пришёл к выводу, что размер имеет значение. Но это уже никакой роли не играло, поскольку флотилия финикийца приблизилась, и ясно было, что до встречи недалеко.
   - Отсалютуем? - предложил вдруг Володя.
   - А почему бы и нет? - необходимости в этом особой не было, ведь и Акобал, конечно, прекрасно разглядел наши корабли, но нам представлялся прекрасный случай произвести на дикарей впечатление "громом и молнией". Я подошёл к обрыву и дал отмашку нашему навигатору, тот передал сигнал кораблям на внешнем рейде, и вскоре с одного из них громыхнула пушка. Не так, чтобы очень уж грозно - и калибр небольшой, и расстояние приличное, но хлопок огнестрельного выстрела и внушительное облачко дыма тутошние гойкомитичи наблюдали впервые в жизни. Конечно, они не упали наземь, как это водится за неграми, но глазки-то у них вытаращились, а челюсти поотвисали, гы-гы! Ну и финикиец - молодец, тоже сообразил ответным выстрелом отсалютовать - звук-то был едва слышен, но облачко дыма - заметное. И тут мы со спецназером, переглянувшись и перемигнувшись, достали револьверы, взвели курки и шмальнули в воздух, отчего все красножопые тихо прихренели...
   Спустя примерно полчаса Акобал уже смеялся вместе с нами, слушая наш рассказ о попытке чуда в перьях "бортануть" его по торговой части. Говорили мы с ним, естественно, по-турдетански, так что его владеющий только финикийским переводчик даже при желании не смог бы ничего перевести дикарям. С прибытием нашего главного трансатлантического негоцианта у нас не было больше веских причин мурыжить вождя с торговлей. Жемчуг, черепаховые панцири, редкие красивые раковины и шершавая акулья "наждачка" быстро перекочевали к нам в обмен на десяток бронзовых наконечников для рыбацких трезубцев, пару десятков рыболовных крючков на крупную рыбу и на всё те же блестящие зеркальца с бубенцами. Здоровенные корзины фруктов с тушками уже хорошо знакомых нам агути, хутий и крупных попугаев перешли в нашу законную собственность за стеклянные бусы и полоски красной ткани. Наконец очередь дошла до живых попугаев в клетках, и тут Раисули - великий касик всея Доминики, между прочим, как представил нам его Акобал, попытался смухлевать, впаривая нам вместо интересующих нас особо крупных местных жёлто-зелёных ара пару десятков каких-то других, не этого вида и гораздо мельче, хотя и весьма красиво оперённых, надо признать.
   - Он и в прошлый раз пытался мне их подсунуть, - поведал мне со смехом наш финикиец, - Но мы ведь с тобой договорились, что живыми я беру для наших островов только вот этих. На острове к югу, где мы приобретали их раньше, их осталось маловато, и теперь я беру их здесь.
   А вождь, тыча пальцем в этих небольших попугаев, тараторил что-то на своей тарабарщине акобаловскому переводчику, но глядел при этом на нас и выразительно жестикулировал, то изображая жевание, то поглаживая себя рукой по брюху.
   - Он уверен, что я беру их как запас свежей пищи, и я не разубеждаю его в этом, - пояснил Акобал, едва сдерживая смех, - Так они обходятся дешевле. А дикарь силится доказать нам, что мясо этих мелких ничем не хуже, даже вкуснее...
    []
   - Слышь, Макс, да хрен с ним, с нагрёбщиком этим красножопым! - проговорил мне по-русски Володя, - Это же императорский амазон! Наташка мне фотки показывала - он, в натуре! В Красную Книгу занесён, исчезающий вид! Амазоны, между прочим - одни из лучших звиздоболов, а этот - самый крупный из них. А этот ара - ну, здоровенный он тут у них, согласен, но он же неправильный какой-то! Ему сине-жёлтым быть положено, а он тут какой-то не синий, а зелёный!
   - На тебя ради мяса поохоться - тоже позеленеешь, - схохмил я, - Скорее всего, он от того самого обычного сине-жёлтого и произошёл, но ты зацени размеры! Островной гигантизм, прошу любить и жаловать. Это - гигантский жёлто-зелёный ара Доминики и Мартиники. Твой амазон в наше время, если и не живее всех живых, то уж во всяком разе живее всех мёртвых, а этот - полностью вымерший вид.
   - Так амазон же, вроде, звиздоболит лучше.
   - Ага, чище, но ара - поумнее. Меньше слов знает, зато - чаще по делу.
   - Если он был, сука, такой умный, отчего ж он тогда, сука, такой мёртвый? - прикололся спецназер гангстерской остротой из старого фильма "Честь семьи Прицци", и мы оба рассмеялись...
   Чингачгуки тем временем жадно разглядывали полученные от нас бронзовые рыбольвные крючки и наконечники трезубцев. Сравнив их со своими деревянными, да костяными и почувствовав, как говорится, разницу, они принялись вырывать их друг у друга из рук, и дело вполне могло бы дойти до драки, если не до смертоубийства, если бы в их ссору не вмешался Расул этот ихний, который ни разу не Гамзатов. Его разборка оказалась предельно простой - половину крючков и наконечников, какие ему самому приглянулись, отобрал себе, а оставшиеся распределил самолично между теми, кого посчитал достойными. Прямо как наше заводское начальство, млять, со старой работы в прежней жизни. Возьмёт со стороны халтуру какую-нибудь денежную, так половину денег себе захапает, а с оставшейся половины исполнителям такие крохи насчитают, что кому из них она на хрен нужна, такая с позволения сказать шабашка? А только ведь хрен откажешься, когда начальнику цеха руки сверху выкрутили, и уже он сам тебе и твоим работягам их выкручивает. И в результате зарабатывает - ага, чужими руками - какая-то блатная обезьяна наверху, а мнение работяг о ейном предпринимательстве выслушиваешь за неё ты. Разделение труда, млять, называется.
   - У него ещё пять вождей помельче под рукой ходят, - просветил нас Акобал, - Он не только себе свою долю берёт, он и с ними ещё делится, чтоб знали и ценили его заботу о своих людях и щедрость. Из этих, которые с ним, хоть кто-то что-то получил, а там - только вожди и получат то, что он им даст от своих щедрот...
   Примерно такая же хрень произошла и с разделом колокольчиков, зеркалец и стеклянной бижутерии, только чуток справедливее - забрал треть, а распределил две трети, так что хоть что-то досталось практически каждому, а кое-кому даже достаточно, чтобы не всё на себя напялить, а ещё чем-то и с бабой своей поделиться.
   Бабы у этих нынешних обитателей Доминики - ну, разные, скажем так. Есть, конечно, и страхолюдины, но у кого их нет? Основная масса, однако же, не то, чтобы уж прямо безобразна, но всё-же на любителя. У средиземноморских баб, особенно испанских иберок, фигура куда контрастнее, бёдра - так бёдра, талия - так талия, а у этих как-то в основном одно плавно перетекает в другое. Хотя - есть и вполне тянущие на привычный нам средиземноморский стандарт. Просто мало тут таких - не тот в общем и целом типаж. Разглядели мы, правда, таких далеко не сразу, и не оттого, что их от нас прямо так уж прятали, а оттого, что не очень-то и хотелось на них глядеть. И даже не в риске сифилиса дело, который при наличии переводчика можно было уменьшить до пренебрежимо малых величин, а просто не нацеливался глаз фигуры ихние заценивать. Ведь размалёваны они по нашим меркам просто до неприличия. Причём, там, где жёлтая, допустим, краска или красная - понятно, что просто охрой вымазались, как это водится за гойкомитичами, ну а если синяя или чёрная или ещё какая просто тёмного цвета, да ещё и тонкие линии? Нам такие татуированными показались, а от татуированных шалав нас и в нашем современном мире тошнило. Да что мы? Бенат - и тот морщился. Хоть и в моде татуировка и у тех же фракийцев, и у тех же кельтов, но то у чистых кельтов, а кельтиберы - народ смешанный и кельтские обычаи соблюдает весьма выборочно. Бабы у них, во всяком случае, обычно не татуируются, но татуированных кельток он видел и в восторге от них не был. И только несколько опосля мы обратили внимание, как возле хижины одна дикарка красила другую - то, что мы приняли за татуировку, тоже оказалось раскраской.
    []
   Разглядели, посмеялись, потом поговорили через переводчика с вождём, тот тоже посмеялся и подтвердил, что баб у них не татуируют. Татуировка - это же не просто украшение, а своего рода знаки различия, по которым легко определяются и племя, и род, и заслуги, и положение человека в обществе. А баба есть баба - она же при замужестве из рода в род переходит, и в новом роду её положение от положения её мужа зависит, и из селения мужа никуда она далеко шастать не будет, а в нём и в соседних все её и так знают как облупленную - чего её татуировать-то? Вот тогда-то, разобравшись в этом вопросе, мы наконец пригляделись к ним получше и некоторых - правда, только очень некоторых - заценили по достоинству. А заценив, подумали об одном и том же - что от Малых Антил до Кубы уже недалеко...
   - Восемь десятков баб на всю толпу - это же, млять, только одна на четверых мужиков получается, - озвучил Володя главную проблему доставляемого нами в колонию пополнения, - Ну сколько там ещё те местные финикийцы смогут для наших подбросить? Вряд ли ведь больше полусотни?
   - Хорошо бы, - кивнул я, - Но реальный расчёт надо строить десятка на три, не больше - Фамей, при всём его к нам дружелюбии, тоже не всемогущ.
   - Тем более. И из тамошних красножопых, ты сам говорил, уже и так вытянули всех, кого только можно было. А новеньким откуда брать? Далеко ли так до беды-то? Но хрен ли нам тут уже плыть-то уже осталось? Это через океан мы не могли позволить себе рисковать автономностью, а дальше-то ведь у нас сплошной каботаж. Неужто мы ещё на сотню этих чучмечек места на кораблях не найдём?
   - Кто ж нам даст эту сотню?
   - Ну, со всего острова лишних за хорошую цену. Смертность же у их мужиков повыше, чем у баб? Значит, и бесхозные должны быть.
   - При их многожёнстве лишних баб у них один хрен нет - если какая-то пока и бесхозна, то это только пока, а так - давно уже хоть кто-то хотя бы мысленно её имеет и брюхатит.
   - Может и так, хрен их знает. Но попытаться-то можно?
   - Ну, попытка - не пытка...
   И у переводчика-то рожа сделалась кислой, когда мы растолковали ему, о чём хотим поговорить с Раисули-касиком, и Акобалу пришлось даже прикрикнуть на него, чтоб не упрямился, хотя и сам финикиец не выразил особой уверенности в успехе. Так и оказалось - хотя благодаря весьма тактичным формулировкам перевода великий вождь красножопых всея Доминики и не обиделся, его ответ был твёрдым - его племя своими женщинами не торгует. Ну, нет - так нет, не очень-то и хотелось, как говорится. Да только ведь и ему тоже не хотелось нас обижать, и чтобы сгладить впечатление от своего отказа, он предложил нам перекурить, угощая на выбор трубками или сигарами. Мы выбрали сигары, а один из приближённых вождя по его знаку уселся добывать огонь... млять, так и знал - трением, конечно. Причём, луков ведь они ни хрена не знают, а значит, и лучкового сверла тоже - чингачгук вертел палочку между ладонями, ладони то и дело соскальзывали по ней вниз, тот снова перехватывал повыше и продолжал своё занятие, и ясно было, что сам он согреется куда раньше, чем добудет огонь...
   Ждать хрен знает сколько в мои планы не входило, и я достал линзу. В армии ещё - был как раз хронический дефицит спичек в маленьких коробках - я додумался от линзы прикуривать, когда солнце тучами не скрыто, дабы драгоценное черкало коробка для пасмурной погоды поберечь. Так самое смешное, что только у меня и получалось - прочие, взяв попробовать, наводили сфокусированную точку не на табак, а на БЕЛУЮ бумагу - естественно, загрёбывались ждать результата и прикуривали в конечном итоге от моего бычка. Причём, второй раз - при следующем перекуре - снова показываешь дурням, как это делается, у меня в считанные секунды дымиться начинает, а эти, тоже окончившие такую же школу, один хрен не въезжают и снова наводят на бумагу, гы-гы! Той-то моей линзы, современной, выковырянной из раскуроченного кинообъектива, со мной сейчас нет, дома в Оссонобе осталась, и я прикуриваю от нашей - в смысле, нашего античного производства. Стекло мутное, с пузырьками, прозрачное лишь условно, без слёз на него не взглянешь - я ведь упоминал уже, кажется, о качестве античного стекла? Ну так и наше - то, которое массовое - если и лучше, то не намного, почти такое же, как и у этих греков с финикийцами, и КПД у линзы соответствующий, но тут-то ведь не Подмосковье, даже не Средняя Азия, тут - тропики, и солнце - тоже вполне им соответствующее.
    []
   Короче, картина маслом - я уже с наслаждением дымлю, гойкомитич терпеливо трудится, Расул-Не-Гамзатов ждёт и вдруг, подняв глаза, замечает, как я выпускаю дым, а спецназер раскуривает свою сигару и передаёт линзу Бенату. У того тоже через несколько секунд кончик сигары начинает дымиться, у вождя отвисает челюсть от изумления, и тут кельтибер тоже раскуривает сигару и возвращает мне линзу. Я показываю её этому чуду в перьях, и оно мгновенно просекает, что уже получило от нас в подарок такую же. Достаёт, наводит, обжигает с непривычки пальцы, но сразу же въезжает в суть, я показываю ему, куда наводить, и где-то через минуту вождь тоже дымит вместе с нами и прикалывается над своим всё ещё корпящим над палочкой соплеменником. А потом призадумывается, смотрит на свою линзу и наконец-то осознаёт, какую ценность получил от нас в подарок. Затем смотрит на такую же в моих руках и понимает, что и она, скорее всего, тоже ни разу не последняя. Думает, думает, потом вдруг как залопочет на своём дикарском языке! И требует от переводчика, чтоб мне перевёл. Ну, тот и переводит на финикийский - не будет ли великий Мак-Сим-касик так любезен напомнить великому Раисули-касику, что он ему говорил насчёт девок. Умора, млять!
   Линз мы везли на Кубу не одну сотню - как для своих колонистов, так и для их красножопых соседей, так что сменять пару-тройку десятков на Доминике - ни разу для нас не проблема. Вряд ли у него на всём острове найдётся столько бесхозных баб в нашем вкусе, сколько нам не жалко линз, но мы ведь виду не подаём и менять баш на баш, как он хочет, не соглашаемся, а запрашиваем по три девки за каждую линзу, да ещё и не всякую принимаем. В ходе торга сходимся на двух, но ужесточаем требования к качеству, после чего показываем ему персонально таких, которых приняли бы к честному благородному обмену на наши драгоценные стекляшки. Из указанных нами бесхозной оказалась только одна, но на примере "не продающихся" остальных чудо в перьях въехало, какие именно нам нужны, и пообещало уже к следующему дню отыскать нескольких, а если подождать ещё, то дней через десять - вождь показал для наглядности две растопыренных пятерни - он предложит нам девок интересующего нас типажа во много раз больше...
   - Он явно решил спекульнуть, - просёк Володя, когда мы уже возвращались на берег, - Рядом, считай, Мартиника и Гваделупа, и тамошние вожди ему за каждую линзу штук по пять мокрощёлок дадут, не меньше.
   - А, пущай, - махнул я рукой, - Нас его хитрожопость не разорит, а авторитета у соседей побольше наберёт, так тем лучше - легче будет через него и на них влиять.
   - Ну, если так рассуждать, то да. А кстати, ты уверен, что авторитетнее его у них никого не окажется?
   - Я исхожу из аналогии с карибами. Остров был самый замкнутый, торговля с европейцами - самая минимальная, европейских ништяков - самый мизер. Но почему-то именно к Доминике собирались флотилии больших каноэ с окрестных островов, и именно на Доминике собирался совет вождей и принималось решение, куда будет направлен этот большой набег - на Большие Антилы или на южноамериканский материк.
   - И с чем это было связано?
   - А хрен их знает. Но у меня есть своя версия - престиж силы. Дружба дружбой, но при их воинственности и связанной с ней гордыне разлаяться вдрызг тоже недолго. А раз так, то время от времени они же и меж собой собачились и наверняка тогда и друг на друга набеги устраивали. И вот теперь - взгляни на эти скалы. Представь себе, каково на них десантироваться с моря?
   - Млять, в натуре! - спецназер аж присвистнул, заценив задачу.
   - Вот поэтому жителям Доминики гораздо легче застать врасплох соседей, чем тем - их, и из большинства междоусобиц они, надо думать, выходили победителями. И если так было у карибов, то с хрена ли у этих не должно быть точно так же?
   - Ну, логично. Вот только... Не замышляет ли он пакость?
   - Ты насчёт Мартиники с Гваделупой и десяти дней? - въехал я.
   - Ага, сам же говоришь о его возможном авторитете у соседей. Мы-то, ясный хрен, отобьёмся, но ему откуда об этом знать? Если это чудо в перьях соблазнится на ВСЕ наши ништяки, будет бой, какие-то потери мы таки понесём, да ещё и вражду с местными красножопыми схлопочем...
   - Само собой - в том, что такая мысля уж точно посетила его башку, я ни разу и не сомневаюсь. Мы с тобой, что ли, на его месте не прикинули бы в этом плане хрен к носу? Поэтому и хрен ему, а не десять дней. В такой соблазн мы этого Расула, который не Гамзатов, вводить не будем. Завтра глянем, каких девок он нам предложит из ближайших селений острова, сменяем тех, что приглянутся, и скажем ему, чтобы на следующий год готовил таких же... у тебя нет таблеток от жадности? - и мы расхохотались, представив себе облом вождя красножопых в случае, если он и в самом деле наивно посчитал себя хитрожопее нас.
   На корабле рассказали о предложенном нам вождём бизнес-проекте Серёге и Велтуру, и они тоже посмеялись вместе с нами. Оба ведь знали, что везём мы этих линз не один ящик - хрен хватит молодых баб на всей Доминике, даже если вождь исхитрится и каким-то чудом не одних только бесхозных сбагрить нам сумеет!
   - А почему вы считаете, что он может такое учудить? - поинтересовался геолог, - Ему же самому невыгодно. Ведь прикиньте, торгуя с нашими честно, он получает наших ништяков не так до хрена, но становится монополистом по спекуляции ими, а если разом захватывает всё, что на кораблях, так во-первых, не один, а с целой толпой союзников, а вы представляете себе, какая это будет толпа? И со всей этой толпой ведь делиться надо, а ему разве охота? Ну и во-вторых - кому ж он тогда после этого впарит по спекулятивной цене свой излишек, когда у всех будут такие же? Разве в его интересах обваливать цены?
    []
   - Жажда славы, - заметил мой шурин, - Если под его руководством племя и его соседи сумеют схватить настолько крупный куш - а на всех наших кораблях ведь много красивого и блестящего, то его слава затмит славу всех его предков, вместе взятых. Ради такой славы люди часто действуют даже против своих же собственных интересов...
   - А кроме того, хрен ведь его знает, до какой степени он обезьяна, - добавил я, - А обезьяны настолько любят иметь всё и сразу, что это может пересилить - здесь и сейчас - любые разумные соображения. Ну и нахрена ж нам с вами зависеть от неизвестного нам уровня его бабуинистости? Возьмём ту синицу, что предложит завтра, и дадим ему год на подготовку журавля. А за этот год он, пока будет собирать нам партию смазливого бабья, сам хорошенько над всем этим помозгует и просечёт, что долгосрочный интерес важнее.
   - А не может случиться так, что он попытается уже завтра?
   - Нет, на ближайшие дни он пока-что ещё под впечатлением от наших "громов с молниями", да и потери он представляет, а добудет мелочь и спугнёт крупняк. Ни один охотник такой лажи не сделает. Вдобавок, все ништяки, что он у нас выторгует, будут его без боя и грабежа, а значит - и без делёжки с союзниками. Слава славой, но и мелочной куркулистой жадности тоже ведь никто не отменял. Если он и замышляет то, в чём мы с вами его подозреваем, то сперва в его интересах получить от нас всё, что мы согласимся ему сменять, чтоб уже не делиться этим ни с кем, а потом уж захватывать то, что придётся делить с большой толпой - там для его великой славы мудрого и заботливого благодетеля соплеменников останется больше, чем достаточно...
   - А нахрена тогда вообще с ним связываться, если есть основания сомневаться в его порядочности? - спросил Серёга, - Сейчас - понятно, что уже связались, но в другой-то раз может лучше с другими?
   - Ты думаешь, другие порядочнее этого окажутся? - хмыкнул Володя, - Все они тут, млять, одного поля ягоды.
   - И ещё нам ПОСТОЯННЫЙ контакт желателен, - пояснил я, - Он же за год и сам прекрасно сообразит, что мы не могли не заподозрить неладное, а значит, теперь на стрёме, и фактора внезапности ему не видать, как своих ушей. Собственных людей у него не так до хрена, чтобы справиться, а соседей ни за день, ни за три дня на большую войну не мобилизуешь. Так что к следующему году он уже всё это просечёт и будет настроен торговать с нами честно, а потом спекулировать наторгованным...
   - Ну, если так - тогда да...
   - И это тоже ещё не всё. Авторитет евонный у соседей тоже важен, - Серёга тоже был в курсе особого влияния Доминики во времена карибов, и этой аналогии ему разжёвывать не требовалось, - Установим отношения с ним, так через него и на других вождей влиять будем. Может, даже договориться с ними удастся о разделе "зон жизненно важных интересов" и о признании ими Больших Антил нашей зоной.
   - В обмен на что?
   - А мы за это признаем их зоной - ну, допустим, Гвиану и Венесуэлу. Сперва, конечно, поторгуемся, но если будут настаивать и упрутся рогом, то и признаем. Хватит у них силёнок - пущай себе их завоёвывают, нам на это глубоко насрать, лишь бы на наши Большие Антилы рот не разевали.
   - Ты что, уже закатал губы обратно в отношении Малых Антил? Кто-то ведь, помнится, строил на них наполеоновские планы, и это было не настолько давно, чтобы успеть стать неправдой.
   - Серёга, ну не всё же сразу. Где взять сей секунд такую прорву людей? Нам пока время надо выиграть, чтобы на Больших Антилах как следует закрепиться, а для этого - развернуть экспансию тутошних дикарей обратно в Южную Америку. Нарастим тут силёнок, тогда - другое дело. И даже не мы при этом нарушителями договора будем, а они, проклятые дикари.
   - Ты уверен, что они дадут повод? Или сам же и организовать его собираешься?
   - Они их к тому времени до хренища дать успеют. У них же, как и у лузитан - авторитет авторитетом, но реального соподчинения вождей между собой - никакого. Кто-нибудь из мелких местечковых пупов земли, которые, особенно накурившись чего-нибудь позабористее табака, никак цены себе не сложат, обязательно не утерпит и нашкодит по мелочи. До поры, до времени, это будут локальные пограничные конфликты, за которые мы и карать будем локально, а когда настанет пора - тут-то наше терпение и иссякнет...
   На следующий день, дождавшись сигнала сверху, мы поднялись на верхотуру снова - в этот раз я прихватил и Серёгу с Велтуром, чтоб тоже поглядели Доминику не только с корабельной палубы, да и ещё два револьвера как-никак на всякий пожарный. А у Расула, который не Гамзатов, уже не одна, а аж целый десяток девок нашему вниманию предлагается - явно по всему острову всех имевшихся на примете подходящих наскрёб. Зацениваем их предварительно и сразу же отбраковываем двух коротконогих - таких нам не надо. Попадаются такие и в Старом Свете - вроде бы, и не жирна, и не кожа, да кости, и бюст классный, и талия тонкая, и бёдра крутые - закачаешься, если глаз заточен только горизонтальные пропорции заценивать. А заценишь вертикальные пропорции, заметишь её до безобразия короткие ноги - аллес, просьба не беспокоиться. Вот и среди этих таких попалась парочка - хвала богам, одеты они лишь в чисто символический передничек, да в племенную раскраску, пропорций фигуры не скрывающие, так что и обнаружился дефект сразу. Оставшуюся восьмёрку просим хорошенько отмыть - ведь представили их нам при полном параде, то бишь размалёванными сверх всякой разумной меры. Чингачгуки, хоть и изумляются, но уводят отмывать - бизнес есть бизнес, и желание покупателя - закон для продавца. Приводят их снова одетыми лишь в коричнево-оливковый загар - ну, так-то оно получше будет - типа стриптиз, гы-гы!
    []
   Зацениваем уже детально, одна рябой оказалась, и мы её бракуем сходу, ещё одну бракуем за гнилые зубы, к остальным приглядываемся повнимательнее, и ещё у одной замечаем подозрительную сыпь и тоже бракуем на хрен. Может, это и не сифилис, но бережённого и бог бережёт, сказала монашка, натягивая на свечку изделие номер 2. В общем, пять забраковали, пять осталось - нечётное число, непорядок, договорились ведь вчера честь по чести по две штуки за линзу, так что нехрен теперь красножопых баловать, приучая их оспаривать достигнутые ранее договорённости. Разглядываем оставшуюся пятёрку ещё скрупулёзнее, высматривая, за что бы нам ещё одну забраковать, чтоб четыре осталось для ровного счёта. Уже на такие пустяки внимание обращаем, что даже самим смешно. А вождь нервничает, лопочет что-то переводчику, тот нам перетолмачивает, что великий Раисули-касик клянётся к следующему дню привести ещё нескольких. Но мы качаем головами - задержка в наши планы не входит. Объясняем, что спешим, и если бы там, куда мы направляемся, не были нужны бабы, но хорошие, а не какие попало, то вчера бы ещё отплыли. Предлагаем ему за пятую хороший стальной топорик, но такой у него уже есть с прошлого года, а хочется ему побольше зажигательных линз, вот ведь засада! Изображаю раздумья и намекаю вождю, что ему самое время сигарами нас угостить - ага, чтоб лучше и конструктивнее думалось. Того долго уламывать не надо, и запрашиваемое находится моментально, что мне и требуется. Для прикуривания я достал прихваченную исключительно на всякий случай линзу побольше и тут же наглядно продемонстрировал, насколько быстрее сигара прикуривается от неё, чем от обычной маленькой. Дураки и по эту сторону Алантики в вожди выбиваются редко, а сохраняют власть и того реже. Этот исключением не был и разницу почувствовал мигом. Я ожидал, что ему помозговать как следует придётся, и уже думал, как бы ему ненавязчиво подсказать, но Расул этот, хоть и не Гамзатов ни разу, а сообразил и сам, что лучший товар и стоить по справедливости дороже должен, так что предложение сменять трёх девок на большую линзу прозвучало от него. Я изобразил раздумья, дабы и до ежа дошло, с каким редким и дорогим ништяком мне тут предлагается вот так вот запросто расстаться, ещё раз внимательно разглядел по очереди всех пятерых туземных красоток в поисках несуществующих изъянов, двух ещё и ощупал, будто бы заметив что-то подозрительное. Я бы ещё и поторговался ради пущей проформы, но глянул на наших и понял, что не стоит. Акобал, прирождённый купчина - и тот с трудом удерживал невозмутимое выражение морды лица, а бедного Серёгу Володя с Велтуром с не меньшим трудом урезонивали, чтоб не вздумал расхохотаться. Короче, так и не найдя достойного повода для придирок, я спросил вождя, не сможет ли он раздобыть ещё хотя бы парочку для лучшего выбора уже сегодня, тот с тяжким вздохом ответил, что и рад бы, да никак невозможно - теперь только завтра, и лишь тогда я - ага, с ещё более тяжким вздохом - согласился на предложенный мне обмен.
   На берег спускаемся, крепясь изо всех сил. Ещё сдерживаемся, усаживаясь в лодки, но у борта корабля уже прыскаем в кулаки и с немалым трудом попадаем ногами на ступеньки спущенного для нас трапа. Вымененные на острове красножопые девки взбираются куда ловчее нас, а мы тяжко переваливаемся через фальшборт, да так и не встаём на ноги - ржём, держась за животы. Отсмеялись, уселись на пятые точки - и снова принялись ржать. Повинуясь команде навигатора, матросня подняла якорь, судно на вёслах вышло задним ходом на глубину, развернулось курсом на запад, поднятые на обеих мачтах паруса надулись, поймав пассат, Доминика постепенно отодвигалась назад и уменьшалась, а мы всё хохотали, переглядывались, и снова хохотали...
  
   11. В Эдеме.
  
   - Не отпущу! - отрезал Фамей, - И думать об этом забудь! Проси всё остальное, чего только пожелаешь, и я дам тебе всё, что смогу, но не это!
   - Парню пять лет, и давно уж пора учить его нашему языку, - разжёвывал я ему, - Кто его научит ему здесь? А если он не овладеет нашим языком, как он сможет учиться в нашей школе?
   - Школа у нас здесь есть и своя, - возразил суффет Эдема, - У ж не думаешь ли ты, что я не позабочусь о достойном образовании для своего внука? Может быть, ваша и лучше, я не видел её и не знаю, но слыханное ли дело то, о чём ты просишь? Я понимаю, что как отец ты желаешь Маттанстарту только добра и хочешь позаботиться о нём, но я ему дед, а Аришат - мать, мы тоже ему не чужие и дурного ему не пожелаем. Ну что там такого в этой вашей школе, чтобы ради этого стоило вырывать ребёнка из семьи, отрывать от матери и везти через всё Море Мрака в совершенно чужую для него страну? Ведь там для него чужим будет всё!
   - Ну, так уж прямо и всё...
   - Кроме одного дома - твоего. А здесь - его семья, его город и его народ.
   - Ты не понимаешь, Фамей...
   - Может быть, чего-то и не понимаю. Зато понимаю другое - боги не дали мне доживших до совершеннолетия сыновей, которые продолжили бы мой род и заняли бы моё место после моей смерти, но дали хотя бы уж внука от дочери, крепкого и здорового, которого я и хочу видеть на их месте. А ты хоть и помог мне в его появлении на свет, но теперь хочешь отнять его у меня. Не отдам! Мой дед был суффетом Эдема, мой отец был суффетом Эдема, я - суффет Эдема, и мой внук тоже будет суффетом Эдема! И для этого ему не нужна ваша школа, как не была она нужна ни моему деду, ни моему отцу, ни мне. У тебя же есть семья там, за Морем Мрака, есть и дети-наследники, и хватит с тебя их, а моего внука-наследника оставь мне.
    []
   - Так я разве против? Пусть займёт со временем твоё место и станет суффетом Эдема, но разве ты торопишься к богам? Что плохого в том, что твой внук поживёт у нас, изучит наши науки и будет, когда наступит его черёд, управлять твоим городом, имея и наши знания, и дружеские связи с нашими людьми? Разве повредят они ему и Эдему? Ты же политик, Фамей, должен понимать.
   - Да, я - политик, и сейчас я объясню тебе это дело именно как политик. Вот вы приплыли к нам в прошлый раз, и ты сам помнишь, что было. Да, в конечном итоге - на пользу, не спорю, почти все изменения - к лучшему. Но Максим, люди не любят, когда жизнь меняется слишком быстро, и непонятно, чего ожидать в будущем. На меня и так уже половина Совета посматривает косо за то, что помогаю вашим - боятся конкуренции в торговле с дикарями. Теперь, когда вы привезли в свою Тарквинею ещё людей, и ясно, что будете привозить ещё и ещё - боятся ещё больше. А ваши люди там теперь ведь ещё и основательно строятся, в камне, и это тоже пугает. Меня только вчера попрекали тем, что помогаю вам раздобыть для ваших людей женщин - боятся, что ваш город разрастётся, и тогда многие наши эдемцы могут захотеть переселиться в него. И что тогда будет с нашим городом? Наши предки поселились здесь, чтобы не менять вольного уклада, к которому они привыкли, но теперь с вашим соседством всё может измениться...
   - Так ведь в лучшую же сторону?
   - Да, ПОКА - в лучшую. Вы стали привозить больше нужных нам товаров, вы заказываете нам теперь больше наших товаров и даёте нам заработать, а ваше соседство даёт надежду и на военную помощь в случае большой войны с дикарями - всё так, я же не спорю. Сам так и объясняю всё это тем, кто недоволен в Совете. Но ведь не может же быть так, чтобы всё время становилось лучше во всём. Рано или поздно, в чём-то станет и хуже - пускай и в мелочах, но людям это не понравится, а виноватым будет кто? Я - за то, что помогаю вам. Но мой авторитет в городе достаточен, чтобы пережить это, а какой он будет у Маттанстарта, когда он, нахватавшись от вас ваших замашек, начнёт всё здесь переделывать так, как заведено у вас. Пусть и в лучшую сторону, но многим это придётся не по вкусу, и вряд ли это поможет моему внуку получить и удержать власть. Пусть уж лучше он остаётся для Эдема полностью своим и не воспринимается нашими людьми как ваш воспитанник и ставленник...
   Вот так, млять, уже второй день. Вчера Аришат упиралась рогом, и ни в какую не соглашалась отпустить пацана, но ейные-то возражения чисто бабьими были, вполне ожидаемыми, и крыть их было хоть и нелегко, но можно. Сама же помнит прекрасно, как мы помогали навести порядок в городе, когда в нём заваруха приключилась, и как наши полиболы и огнестрел в этом деле помогли, да и о той войне с Чанами отец ей, конечно, рассказывал. Наслышана и о том, как я с ихним крутым шаманом в гляделки боролся - ей не надо объяснять, какие всё это даёт преимущества в религиозно озабоченном античном мире, особенно в его тёмном глухом захолустье. Сама ведь верховная жрица Астарты в её местном храме, а не базарная кошёлка ни разу, и этим тоже в немалой степени "громам с молниями" и тарахтелкам нашим обязана, и соображалка у неё в этом плане соответствует полностью. Но баба есть баба, и соображалка соображалкой, а чуйства чуйствами. Умом всё понимает, но как прикинет, что максимум только пару месяцев летом и будет видеть мелкого, да и то, если ещё получится его на каникулы свозить, так и всё в ней против этого восстаёт. Если бы и сама могла с ним поехать - тогда было бы совсем другое дело, но мыслимо ли такое для верховной жрицы Астарты? Кому нужна такая верховная жрица, которая большую часть года отсутствует и лишь на пару месяцев наезжает накопившиеся проблемы разрулить? В общем, как и в нашем современном мире у баб-карьеристок у неё выходит, когда интересы семьи конфликтуют с интересами карьеры, и в попытке хоть как-то совместить их она встала насмерть как те триста спартанцев. Теперь вот Фамея хотел убедить, дабы вместе с ним сопротивление ейное преодолеть, а он, хоть и с рационального боку, но тоже вон как повернул - типа, от вас, испанцев, идут слишком многочисленные и быстрые перемены, которые эдемцев пугают и раздражают, и нехрен мне тут ещё и внука таким же испанцем воспитывать. И ведь хрен откажешь ему тут в логике, млять!
   - Мрракабесы! Урроды, млят, ущщербные! - поприветствовал наших примерно через полчаса скрипучим голосом, но вполне по-русски попугай в клетке, обыкновенный по размерам и довольно невзрачный на фоне прочих оранжево-сероватый кубинский ара, тоже вымерший к нашим временам вид, но ничем особым не выдающийся.
   - Помолчи, петух крашеный, покуда тебя в суп не определили, - ответил ему Володя, набрасывая на клетку плащ, - За что это он нас так?
   - Да то он не вас, то он "вообще" - от меня тут нахватался, - пояснил я ему.
   - А ты тут на кого так осерчал?
   - На кого, на кого... На фиников этих тутошних, млять, грёбаных.
   - И за что ты на них взъелся?
   - Да уроды ж, млять, ущербные! Мракобесы они, млять, грёбаные античные! Тримандогребить их, млять, в звиздопровод через звиздопроушину! Чтоб им ни дна, ни покрышки! Чтоб им жить всю жизнь на одну получку! Чтоб у них, млять, на жопах чирьи у всех повскакивали! И вообще, ну их на хрен, уродов, млять, ущербных! - я воспроизвёл далеко не всё, что изрыгал тут в адрес этих финикийских дебилов некоторое время назад в сердцах, а так, краткую и сжатую выжимку - квитэссенцию, скажем так.
   - Урроды, млят, ущщербные! - согласился со мной высунувший башку из-под плаща попугай.
   - Помолчи, петух крашеный, - я поправил володин плащ на клетке.
    []
   - Так всё-таки, чем они тебе не угодили?
   - Да я ж хотел пацана на обратном пути к нам забрать - учить парня надо языку и в школу на следующий год определять, а Аришат и Фамей - ни в какую. Хотят его тут, млять, фиником обыкновенным, как и они сами, воспитать. Фамей считает, что ему не на пользу наше воспитание пойдёт - типа, выучим и воспитаем его испанцем, и он тут всё вверх дном перевернёт, переделывая по-нашему, и тогда весь город на уши встанет.
   - Ну, если долботрахом вырастет, то так оно и будет, - заметил Серёга, - Эти любят всех вокруг себя на уши ставить, и даже его финикийское воспитание не очень-то облегчит им жизнь.
   - Тем более, что главный финик ещё ВСЕГО не знает - что не просто испанцем воспитаем, а РУССКИМ испанцем, - ухмыльнулся спецназер, - А это ему, млять, ни разу не хрен собачий!
   - Ага, воспитали БЫ, - поправил я его, - Да только не судьба...
   - Да хрен с ними, Макс! Нашёл, из-за чего нервничать!
   - А я разве нервничаю? Просто досадно. Маттанстарт - тоже ведь для меня не сбоку припёку, а моё потомство, и мне хотелось позаботиться, и возможность ведь есть, а у них тут - млять, своя финикийская кухня...
   - Ну, если уж на то пошло, то ты ведь сам говорил, что с тобой его мамаша своё решение залетать и рожать не согласовывала, как назвать, если родится пацан, а как, если девка, тоже не спрашивала, а родила и назвала втихаря, как самой вздумалось. То есть, по большому счёту, сама сделала тебя не при делах. Ну и, раз так - какое тебе дело до этой замшелой финикийской семейки?
   - Володя, полегче на поворотах!
   - Ну, извини, как думал, так и выразился. Но суть-то ведь ты один хрен уловил?
   - Ага, суть - уловил...
   - Ну так и хрен с ними, и с твоей тутошней бабой, и с папашей ейным, - сказал геолог, - Раз уж они так вцепились в пацанёнка - не воевать же теперь из-за них со всей финикийской колонией.
   - Серёга, да разве ж в них проблема? Аришат, конечно, упирается рогом как мать, и для неё это нормально, и странно было бы иначе, но Фамей, городской суффет - мужик очень неглупый, и его я тоже вполне могу понять. Проблема - в этих грёбаных тупорылых финиках, в этих маленьких простых человечках, тутошних народных массах, млять, которые бздят любых перемен в жизни...
   - Урроды, млят, ущщербные! - проскрипел снова высунувший башку попугай.
   - Точно, - согласились мы с пернатым всей компанией.
   А теперь они и ещё сильнее бздеть будут - слухи-то о доставленном нами из-за океана большом пополнении для НАШЕЙ колонии уже ползут по Эдему, о начале в связи с этим капитального каменного строительства в Тарквинее - тем более, и здешние финики теперь забздят, как бы и у них того же самого не началось. Они хотят жить себе, как жили раньше, балдеть по-прежнему, а не вгрёбывать на капитальном строительстве. Их вполне устраивает их так и оставшийся за века существования глинобитным город, и испанских порядков им здесь не хочется. Правителей, которые будут стремиться навязать им совсем ненужный им геморрой, оказавшись во главе города - тем более. Вот и не хочется Фамею, чтобы мы воспитали из его внука такого неугодного эдемцам правителя, которого никто суффетом и не изберёт, а если вдруг и изберут, то только на один срок и никогда больше. Вот будь у города хренова туча рабов, на которых можно было бы взвалить весь этот труд, дабы граждане продолжали кайфовать - тогда другое дело, тут они были бы только за, но где ж их взять, такую прорву рабов? Ольмеков сколько ни завози, они от любой ерунды мрут как мухи, и оставшихся хрен хватит, а уже адаптированные к пустяковым болячкам кубинские гойкомитичи - хрен ли это за работники? Самим же вздрачиваться вместо тех рабов - разве ради этого переселялись за океан их предки? Им и так сойдёт! И вот хрен ли прикажете делать с этими эдемскими финикийцами, и как тут самому с такими деятелями не заделаться большим любителем немецких маршей?
   - И дырень такая, что хуже некуда, - пожаловался геолог.
   - Не, мне с нормальной дыркой попалась, - подгребнул его Володя, имея в виду баб, жриц Астарты, которых им Аришат на "ночной субботник" выделила, - Мне кажется, твоя тоже была вполне. Может, ты ей не в ту дырку вставил?
   - Да у бабы-то нормальная, я про город этот ихний говорю - дыра жуткая!
   - Я ж говорил вам, что у них тут всё на соплях, да на честном финикийском, - напомнил я, - Иначе разве сподвиглись бы наши наниматели на затраты и геморрой со своей собственной кубинской колонией?
   - А теперь они тут и вовсе расслабятся, когда со стороны Гаити их Тарквинея наша прикроет, - предрёк спецназер.
   - Да они и так уже начинают опускаться, - заметил Велтур, - Вы видели, как они - ну, не все, но многие - строят свои гаулы?
   - Ну, из досок, как и положено, - ответил Серёга, - До выдолбленных из бревна каноэ ещё не докатились. Что тебе не нравится-то?
   - Ты обратил внимание на способ скрепления обшивки? Ладно, я понимаю, что бронзы у них мало и на гвозди с заклёпками может не хватать. Ну так вернулись бы тогда к старому способу - на деревянных шпонках и нагелях. Красное дерево, из которого они здесь свои суда делают, крепче и дуба, и африканского кедра, и получилось бы довольно жёстко - хуже, чем у нас или в Гадесе, но лучше, чем во Внутреннем море. А они сверлят дырки и через них шьют доски бечевой. Ну кто ж так делает?
    []
   - В Гребипте так корабли строили при фараонах, - припомнилось мне, - если стянуть доски обшивки поплотнее, то намокшее дерево разбухает и перекрывает все щели. Получается, что такая конструкция прощает мелкие огрехи исполнения, которые неизбежны при хреновом инструменте.
   - Так жёсткость же корпуса при этом ни в звизду, ни в Красную армию, - тут же прикинул Володя, - Разболтается на хорошей океанской волне и расползётся на хрен.
   - Ага, жёсткость - ни в звизду, - согласился я, - Но им же не океан пересекать, а вдоль берегов каботажить. Инструмент у них говённее нашего, а дерево - гораздо твёрже, и обработать его как следует намного труднее, вот они и, чтоб с подгонкой сопряжений не париться, перешли на архаичную конструкцию, которую можно выполнять и тяп-ляп.
   - Да, обленились они тут, - констатировал геолог, поняв принцип диагностики, - Ну и хрен с ними тогда, с уродами этими ущербными, - тут по большому счёту возразить было нечего - ни нам, ни попугаю. Разве только по мелочи...
   Мне и по мелочи было бы насрать, если бы не этот мелкий, но уже похожий на меня пацанёнок, для которого мне хотелось всё-же другого образа жизни и другой судьбы, нежели та, что уготована ему традиционным эдемским воспитанием в этом медленно, но верно деградирующем городе. Одна надежда - на наследственность. И Аришат, помнится, в ту заваруху дала копоти, и я хулиган ещё тот, так что не в кого, вроде бы, парню рохлей вырасти. А со временем чего-нибудь и придумаем. В конце концов, наша колония рядом, можно сказать. Я для чего во второй раз через Атлантику попёрся? Чтоб развитие ейное в нужном направлении организовать, а не так, как тут у этих, млять, деградантов. Ведь не о единицах в данном случае речь, а о массовке, которая рулит всюду. И если массовка ни на что не годна, против этого бессильны даже самые толковые единицы, и те из них, которые поумнее, всё это прекрасно понимают и тянутся к себе подобным - то-то Аришат в тот раз моментально глаз на меня положила.
   В порт она при нашем прибытии, конечно, не примчалась - невместно такое для верховной жрицы Астарты, но к отцу направилась - ага, типа погостить - в тот же вечер. И уж там-то, вдали от лишних глаз и ушей, сразу же на шею кинулась, и не стал нам как-то помехой, как и в тот раз, ни мой хреновенький финикийский, ни её абсолютно нулевой турдетанский. Мы ж не философские диспуты с ней вели и не богословские, на которые мне тем более насрать, не проблему глобального потепления или похолодания обсуждали, даже не политику и демографию, ни глобальную, ни одного отдельно взятого античного полиса. Мы с ней вообще не болтовнёй, а делом занялись практически сразу - хорошим делом после долгого плавания и хозяйственно-административных хлопот. Ну, в смысле, когда наедине остались, конечно.
   А до того как раз и Маттанстарта повидал и пообщался с ним - энергичный и смышлёный пацан, просто душа радуется, хоть и досадно немного, что такой мелкий, а уже финикиец, гы-гы! По нашу сторону Атлантики моё потомство и по-русски шпрехает, и по-турдетански, и по-гречески, хоть и не так бегло, и по-финикийски, теперь вот ещё и латынь осваивать начинает, и я это как-то уже нормой считаю, а тут, по эту - один только финикийский, да язык тутошних гойкомитичей - на уровне "моя твоя понимай". А ведь неглупый парень, очень неглупый, учить только надо, и хрен чему выучат его толковому в этой захолустной глинобитной дыре - вот что обиднее всего.
   Собственно, я как раз тогда и предложил забрать его к себе, чтоб у нас сделать из него приличного человека. Аришат - ну, истерику не закатила, дуры ведь и у Астарты верховными жлицами не становятся, а мягенько эдак закруглила скользкую тему - ага, как раз в духе своей любвеобильной богини. Улыбнулась маняще и намекнула, что хватит уже болтать, взрослые ведь люди, самое время делом заняться - тем более, сам же обмолвился, что в Эдеме на сей раз ненадолго, и незачем, стало быть, терять зря драгоценное время. А раз так, то мы и не стали терять его зря, а употребили с толком. Пожалуй, даже несколько злоупотребили - под утро при повторе плетёное из лиан ложе развалилось, и финикиянка со смехом посетовала, что бакаутового эдемские столяры не осилят ни за день, ни за три, так что придётся одноразовыми в нашем случае плетёнками удовольствоваться, но уж к следующему разу она обещала обязательно добротным бакаутовым обзавестись. Потом, опосля трудов праведных, мы с ней в купальню переместились - ага, заодно и помылись, как говорится. Ну и посмеялись ещё, когда я схохмил, что плетёнка, к счастью, воду не держит, а иначе эдемские халтурщики и купальню сделали бы такой же, одноразовой.
    []
   А днём от продолжения разговора насчёт пацана Аришат снова уклонилась - на сей раз вспомнив о каких-то важных и неотложных делах в храме, которые без неё там ну никак не разрулятся, ну а Фамей вот обломил открыто. И времени убеждать его с дочерью тоже особо-то и нет, мы ведь в натуре здесь ненадолго. И в Тарквинее куча дел, и за этой грёбаной платиной, раз уж выпала такая оказия, прошвырнуться надо - ага, не низменной наживы ради, а электрификации для. Хоть я и не лысый гений в кепке, и на хрен не надо мне никакого коммунизма, но прожить всю жизнь при свечах и масляных светильниках, сводить испанские и островные леса на древесный уголь и держать дальнюю связь через почтовых голубей - увольте. Что-то подсказывает мне, что вовсе не обязателен подобный мазохизм и в античном махрово рабовладельческом социуме.
   Платина же - это россыпные месторождения в долинах рек севера современной Колумбии - в основном Магдалены и ейного притока Кауки, текущих как раз с гор. Эти эдемские лентяи, хоть и плавают туда в принципе и что-то про фальшивое золото, белое и неплавящееся, даже слыхали, и кого-то из них когда-то тамошние дикари с ним пару раз нагребали, детальной разведки произвести там за века они так и не удосужились.
   - Там к западу от Магдалены ещё две речушки есть, - указал склонившийся над картой Володя, - Сину и Атрато. Может, и там тоже платина найдётся?
   - Вообще-то может быть и там, - согласился Серёга, - Стекают они с того же самого хребта, что и Каука. Но Каука размывает горы на гораздо большем протяжении, так что её россыпи должны быть мощнее. И скорее всего, и там, и там платиновый песок будет в смеси с золотым, только не спрашивайте меня, в каких они там пропорциях - чего не знаю, того не знаю.
   Этот фактор нас не сильно волновал - давно уж придумали, как эту платину от золота отделить. Ну, или золото от платины - каждому своё, как говорится, а нам же не шашечки, нам ехать. Как раз в той самой температуре плавления собака и порылась - у золота она чуть больше тыщи градусов, но то у чистого, а низкопробное и при восьмистах расплавиться может. Но и та тыща градусов для античных металлургов достижима без особого труда - при ней ведь и медь плавится, с которой вообще и начался переход от каменного века к веку металлов. А вот платина - она сволочная, тугоплавкая, почти тыщу восемьсот градусов ейная температура плавления составляет - больше, чем у того самого железа, которое ни античные металлурги плавить не умеют, ни средневековые уметь не будут, за что и не любили платину те же самые испанцы несколько столетий. Нахрена оно нужно, такое белое золото, если его хрен расплавишь, а значит, хрен какую ювелирную побрякушку из него отольёшь? А это значит, что смесь золотого и платиного песка, если он слишком мелкий для сортировки врукопашную, можно тупо через плавку разделить - золото расплавится, и его можно будет слить, а платина так и останется в виде песка. Что тут непосильного даже для эдемских фиников? Можно совершенно спокойно отдать им разведанный канал закупки платиново-золотого песка и греть его на эдаком керамическом противне научить, и пущай себе его разделяют, золото себе оставят в качестве награды за труды, а ненужный им чисто платиновый песок нам толкнут - ага, где-то по цене нужных им меди или бронзы. Я бы и цену серебра дал, да только нехрен их баловать...
   - Судя по описаниям большой реки, неправильное золото эти олухи покупали в устье Магдалены и вряд ли плавали дальше, - поделился и я справками, наведёнными у Фамея, - И тогда получается, что направляться надо сразу туда, и если там его продадут достаточно, то оттуда же и сразу обратно. А если будет мало - мы ж не знаем, сколько красножопые его там намывают, тогда придётся прошвырнуться оттуда к устьям Сину и Атрато, да там поспрошать и позаказывать, и уж оттуда обратно...
   - Стоп! - тормознул меня спецназер, - Ты не забыл о хине?
   - Помню, - успокоил я его, - Спросим, конечно, и о ней - я уже договорился с Фамеем насчёт раба-переводчика. О ней же, как я понимаю, тоже в устье Магдалены в основном спрашивать надо?
   - Вообще-то, судя по наташкиной карте, там мы её вряд ли найдём. Вот, взгляни сам, - он развернул карту, - В долинах Сину и Атрато шансов получается больше, а ещё проще будет найти сами деревья в Панаме.
   - Так погоди, это ж разве восточные склоны Анд? Тут нет никакой путаницы?
   - Есть путаница и очень нехилая - в конкретных видах хины, - ухмыльнулся Володя, - Я сам охренел, когда в наташкиных выкладках разбирался. Суть, короче, в том, что современная хина - в смысле, тот кустарник, что в нашем мире в основном будут выращивать - это да, сейчас только восточные склоны Анд, но приглядись, где именно.
   - Ага, в звизде, - присвистнул я, заценив ареал означенного кустарника вообще в южной части Амазонии, - А вот это чего за хрень? - я ткнул пальцем в другой ареал, куда более для нас доступный благодаря выходу к Карибскому морю.
   - А это другой вид. Наташка говорила, что это уже приличное дерево - растёт медленнее и хинина в коре меньше, поэтому в наше время и не выращивается, но зато оно растёт, как видишь, даже в Панаме. А она ж узенькая, и на побережье красножопые это дерево должны хорошо знать.
    []
   - Логично, - кивнул геолог, - Наверняка знают. Вопрос только, сумеем ли мы им растолковать, чего нам от них нужно. Может у тутошних финикийцев быть переводчик?
   - Хрен их знает - я, конечно, поспрошаю Фамея, но именно панамского может и не оказаться, - прикинул я, - А с другой стороны, во времена Конкисты - и в наше время, конечно, тоже, в Панаме обитали в основном те же самые чибча, что и в Колумбии - ну, племена-то, ясный хрен, разные, но родственные, и языки наверняка близкие.
   - Так это же, считай, через полторы тыщи лет, - напомнил Серёга, - Сейчас этих чибча запросто может ещё не быть ни в Колумбии, ни в Панаме.
   - Конкретно чибча может, конечно, и не быть, - согласился я, - Но какие-то их предшественники - нам похрен, родственные им или нет - там живут и сейчас. Главное, чтобы и нынешние колумбийские и панамские чингачгуки оказались родственными друг другу, и тогда фамеевский переводчик для устья Магдалены поможет нам и в Панаме.
   - Это если они в натуре окажутся родственными.
   - Географического фактора в расселении племён никто не отменял. Какой он в наше время - ну, или ко временам Конкисты, такой же и в античное, и предшественники современных чибча должны сейчас, по идее, кучковаться примерно так же.
   - Но ведь без гарантии же?
   - Без гарантии, конечно, но шансы на это хорошие. Ну а если вдруг окажется не так, то есть ведь ещё и ольмекские переводчики.
   - Так а ольмеки чем помогут? Они ж разве не майя родственны?
   - Ага, именно майя. Но они ж торгуют с соседями, в том числе и в направлении Южной Америки. А там, уже в перуанских Андах, сейчас культура поздней Чавин, и она - по Эндрю Коллинзу - имеет явные признаки культурных связей с ольмеками. И этот культ ягуара, на котором ольмеки помешаны, и особенности стиля керамики и прочей мелкой хрени. Ну и кока южноамериканская к ольмекам откуда попадает? От тех же чавинцев. А торговля вся у этих гойкомитичей - сухопутная, и получается, что с Южной Америкой она идёт транзитом через Панаму. Причём, до Гондураса ольмекские торгаши добирались и напрямую, а торгаши гватемальских майя наверняка и дальше - думаю, что среди панамских торгашей найдутся владеющие их языком, а значит, худо-бедно, и ольмекским.
   - Если Фамей даст тебе переводчика, - заметил Володя, - Сам же говоришь, что это транзитный путь коки. Разве в интересах фиников пущать нас туда?
   - Ага, он уже жаловался, что саженцами коки с горных плантаций поделиться с нами не сможет - его, говорит, в Совете и утерей табачной монополии всё ещё попрекают.
   - Тогда, получается, о заходе в Панаму надо молчать, как рыба об лёд, чтоб эти финики зря не нервничали, и переводчик-ольмек в этот раз однозначно отменяется.
   - Да, получается так. Если не поможет колумбийский - придётся объясняться с панамскими знаками. Ладно, это уже по ходу дела видно будет, а пока наметим маршрут. Итак, от Кубы к устью Магдалены, а оттуда...
   - Я бы причалил восточнее, - спецназер развернул другую карту, - Вот, гляди - ареал основного вида той самой коки. Раз финики делиться ей с нами не хотят, а для нас неприемлемо всецело зависеть от них - так мы ж люди воспитанные и нервировать их не будем, а доберёмся до неё сами. Вот тут, уже в Венесуэле, восточнее озера Маракайбо, прямо рядом, кока растёт вблизи побережья.
   - Да, там горная цепь от Анд ответвляется, - въехал Серёга, - И высоты вершин там приличные, побольше, чем к западу от озера и к берегу поближе - береговые дикари должны эту коку хорошо знать. Вот только почему финикийцы здешние о ней не знают?
   - Привыкли у ольмеков ей закупаться, - сообразил я, - Раньше, может, и знали о венесуэльской, но её ж и у ольмеков купить можно, и на венесуэльскую сперва забили, а потом и благополучно забыли.
   - А что так?
   - Да смысл им за одной только кокой через всё Карибское море переться, когда она и у ольмеков есть? Попадут там под ураган на своих вязаных гаулах, и звиздец, а тут - неширокий пролив только до Юкатана пересечь, а дальше уже привычный прибрежный каботаж. И вдобавок, у ольмеков же не одна только кока. Это сейчас ты видишь тут уже кукурузные поля, так это я Фамея надоумил ольмеков сюда завезти, чтоб с их помощью выращивание кукурузы наладить. А раньше они её только с материка и возили. Кстати, о поставках надо с ними договориться - мало нам теперь прежних, больше надо. И по рабам ольмекам Фамей мне ни хрена ещё внятно не ответил, а нам хотя бы пяток семей надо, чтоб в Тарквинее ту кукурузу поскорее выращивать начинали, да наших этому учили. Вот баб он нам, говорит, наскрёб таки десятка четыре...
   - Красножопок, небось?
   - А ты кого ожидал? Естественно, гойкомитички в основном, но он уверяет, что все отборные, а несколько штук - финикиянки.
   - Прямо чистопородные?
   - Откуда? Метиски, конечно, как и все они тут. В них во всех, даже в условно белых, есть хоть какая-то примесь чингачгуков, так что тут речь, скорее, о воспитании и культуре. Главное - привычные к цивилизованной жизни и из семей, не передохших от какой-нибудь занесённой на Кубу средиземноморской хвори, что нашим колонистам от них прежде всего и нужно. А уж какие они там конкретно - увидим.
   - Значит, сейчас забираем баб, забираем тех ольмеков, что ты с Фамея стрясёшь, забираем колумбийского переводчика, и к нам? - подытожил Володя.
   - Не совсем, - поправил я его, - Сейчас он нам переводчика не даёт. Мы увозим баб и ольмеков, сколько даст, выгружаем в Тарквинее, собираем экспедицию и приводим сюда, а тут к нам присоединяются ихние мореманы на паре-тройке небольших гаул и этот переводчик. И уже отсюда мы направляемся - сперва в Венесуэлу за кокой, получается?
   - Ага, "нагрёбываемся" с навигацией, фиников с их советами не слушаем, а правим примерно на Арубу и полуостров Парагуана, это как раз чуток восточнее озера Маракайбо.
   - Я бы зашёл в само озеро, - предложил геолог, - К юго-восточной части берега горы подходят совсем близко, и уж там-то туземцы точно коку должны знать.
   - Если они перекроют пролив и запрут нас в озере - придётся прорываться с боем, - заметил спецназер.
   - Расшугаем их на хрен из пушек, - махнул я рукой, - Не проблема ни разу. А вот навязанные нам Фамеем и сопровождающие нас финикийцы, если мы там таки удачно обзаведёмся семенами и саженцами коки - это уже проблема. Из-за них нам придётся уменьшить наши силы на треть, отправив один "гаулодраккар" с добычей сразу же в Тарквинею и поставив финикийцев перед фактом, что поздно им пить "Боржоми" - кока у нас теперь и своя есть. Попсихуют, угомонятся - продолжим путь к колумбийским рекам за платиной, а вот опосля - ага, сюрприз - завернём и в Панаму за хиной.
    []
   - И это взбесить фиников уже не должно, потому как и без того монополию на коку они нам УЖЕ просрали, - въехал спецназер, - Да ты у нас прям Макиавелли, гы-гы!
   - Ага, он самый. А чтобы им не было так мучительно обидно, мы как раз там и сольём им "секрет" разделения золота и платины и предложим им продавать платину нам - пущай себе зарабатывают на своё масло к хлебу, нам ни разу не жалко. Пожалуй, мы даже семенами и саженцами той хины с ними поделимся - хоть и не лечит она от жёлтой лихорадки, но всё-таки неплохое жаропонижающее - переносить её легче будет.
   Как раз эпидемия той жёлтой лихорадки и вынудила Колумба прервать свою грандиозную вторую экспедицию, о которой я, помнится, уже упоминал. Больных было столько, что для их перевозки в Испанию потребовались почти все суда, и оставить на Эспаньоле он смог тогда лишь около пятисот человек. Впрочем, этот факт говорит и о степени серьёзности болезни - кто повёз бы через океан готовых отбросить коньки в любой момент? Смертельные случаи, конечно, были, есть и будут, кто-то наверняка окочурился и у Колумба, но в основном от этой напасти склеивали ласты англичане и голландцы, из всех устремившихся в Вест-Индию европейцев наименее приспособленные к тропическому климату. Долгое время эту жёлтую лихорадку путали с малярией и не отличали от неё - и симптомы схожи, и распространяются обе комарами, но возбудители у них разные - у малярии плазмодий, у жёлтой лихорадки вирус, и если негры, например, к африканским штаммам малярии полностью имунны, то от завезённой в Африку жёлтой лихорадки мрут, случается, и в наше время. А гойкомитичи американских тропиков - эти с точностью до наоборот, страдают от малярии, но имунны к жёлтой лихорадке. Хотя в целом-то она для средиземноморцев, например, не так страшна, как свежие малярийные штаммы из той же Африки, болеют ей и эдемские финикийцы - те, в которых примесь чингачгуков поменьше, и нас ещё в прошлый наш вояж Фамей предупредил, чтобы избегали болот. Поэтому, собственно, наша Тарквинея и строится на сухом и гористом восточном берегу гуантанамской лагуны, а не на отлогом, но болотистом западном...
   Ближе к вечеру Фамей наконец дал мне внятный ответ по поводу ольмеков - Совет Пятнадцати согласен продать нам три семьи из числа привезённых несколько лет назад и доказавших тем самым свою живучесть, и ещё пять семей нам продают из числа привезённых в прошлом году, живучесть которых пока под вопросом. Это решало нашу главную проблему с налаживанием самообеспечения колонии кукурузным зерном - есть кому теперь показать нашим, как это делается. Полное самообеспечение - это, конечно, ещё очень нескоро - пару-тройку лет в лучшем случае Тарквинея будет ещё зависеть от подвоза как из метрополии, так и из финикийского Эдема, но начало будущей пищевой автономности, можно сказать, уже положено.
   Потом нам показали и приготовленных для нашей колонии баб. Мурыжил нас Фамей с этим, как оказалось, не просто так, а по поводу - пока мы ждали, он ещё пяток недурных девок раздобыл, доведя передаваемый нам бабский контингент до сорока пяти, то бишь всего на пять меньше той максимальной полусотни, на которую мы не только не рассчитывали, но и не очень-то надеялись. Условных финикиянок, то бишь баб с хорошо заметной средиземноморской примесью и одетых по-финикийски, оказалось шесть, и две из них как раз из числа тех пяти, добавившихся в последний момент. Правда, одна из них оказалась посмуглее иных чистопородных чингачгучек, и где в ней финикийская примесь, окромя одёжки, я так и не въехал, но это уже детали. По словам суффета, их могло бы быть гораздо больше, будь наша колония поразвитее и пообжитее, ведь по сути дела эти эдемки согласились на переселение в жуткую дыру даже по сравнению с их глинобитным городом, а много ли найдёшь согласных на такой размен бабёнок, да ещё и молодых и симпатичных? И эти тоже хрен согласились бы, если бы удалась задуманная им и Аришат по нашему совету реформа культа Астарты, после которой благочестивые прихожанки должны были бы уже не своим передком богиню с кем придётся ублажать в её праздник, а просто жертвовать храму, кому сколько не жаль из кошелька, как это давно уже повелось в развитых финикийских городах по ту сторону Атлантики. Но захолустье ведь потому и захолустье, что народ в нём другой, отсталый и мёртвой хваткой - зубами и когтями - цепляющийся за привычную старину.
   Жрицы взвились на дыбы, усмотрев в предлагаемой городу реформе угрозу для влиятельности культа, профессиональные шлюхи перебздели, что теперь их профессия лишится последних остатков респектабельности, лишь на том и держащейся, что хотя бы раз в год и добропорядочные бабы бывают такими же шлюхами, как и они, да ещё и с риском принести в подоле. Золотая молодёжь не пожелала терять удобную возможность совратить понравившуюся бабу из простонародья, а кое-кто из числа старух, которым давно уже "просьба не беспокоиться", посчитали, что реформа ущемляет их достоинство - ради чего тогда, спрашивается, они сами, как и многие их предшественницы прежних поколений, в молодости раздвигали ноги во славу Астарты, если ей это, оказывается, не нужно? Вторили им в унисон и те неудачницы, что схлопотали при служении богине сифилис или незапланированную беременность, вопрошая, чем это нынешняя молодёжь лучше их, таких правильных и благочестивых, героически пострадавших во имя богини. Не отставали от них и их рогоносцы-мужья, которым было стрёмно признать зряшность своих семейных неурядиц. В общем, нашла коса на камень, и во избежание социальных потрясений идею реформы пришлось спустить на тормозах. А в результате, чтобы никому из этих важных и заслуженных не было обидно, молодые эдемки по прежнему раз в год рискуют не найти себе в силу какой-нибудь неизбежной на море случайности желанного партнёра и оказаться вынужденными дать охочему до финикийской звизды красножопому чуду в перьях - татуированному, размалёванному, увешанному побрякушками, всему из себя крутому, но уж точно без справки из вендиспансера. Вот эти шесть - из всего Эдема - условных финикиянок и рассудили, что уж лучше выскочить замуж за испанца и на этом основании законно завязать с рискованным в этом смысле служением Астарте. Остальные почти четыре десятка - чистые гойкомитички, мало отличающиеся от тех, что проживают вблизи Тарквинеи, городской жизни толком не знающие, но зато неприхотливые. И - тут Фамей не обманул - достаточно симпатичные на средиземноморский вкус. Не жирные, но и не жертвы гербалайфа, не коротконогие, грудастенькие, с заметной талией, с достаточно густыми волосами и с нормальными мордашками.
    []
   Этого, конечно, один хрен мало, но мы ж разве просто так на той же Доминике удочку закинули? На следующий год там наверняка десятка четыре подходящих девок дожидаться акобаловской флотилии будут. Ещё несколько десятков Акобал и сам через океан перевезёт, сколько-то союзное колонистам племя раздобудет, а сколько-то и за проливом найдётся - Гаити ведь с Кубой по размерам сопоставим, и живут на нём точно такие же сибонеи. Ну и на южноамериканском берегу наверняка найдётся не так уж и мало подходящих - было бы только на что их сменять. А нам разве трудно наладить в Тарквинее производство стекляшек?
   Да и финикиянки тутошние - это сейчас они бздят "в деревню" переселяться, а как отстроится город - в камне, не в глине, как дойдут слухи, как расскажут об увиденном эдемские купцы - ох, сдаётся мне, самыми желанными женихами - ну, из тех, кого можно реально захомутать - станут здесь тарквинейские испанцы, вслед за девками потянутся и парни поэнергичнее, а Эдем впервые в своей истории столкнётся с серьёзной проблемой оттока молодёжи. Ей ведь до сих пор слинять отсюда было банально некуда, кругом лишь ещё худшие дыры, а обратно за океан - не на чем. А теперь очень даже появится куда, и не за океаном, даже не за Карибским морем, для их вязаных гаул уже в принципе вполне преодолимом, а всего-навсего на другом конце острова - на лодке вдоль берега спокойно добраться можно, если чингачгуков по пути не боишься. Хвала богам, в тутошнем Совете Пятнадцати этого ещё не поняли, а когда поймут - поздняк уж будет метаться...
   - Родители Милькаты не верят, что вся наша Оссоноба - каменная, - невольно подтвердил мои прикидки вернувшийся от родни своей супружницы Велтур, - Думают, что цоколь самое большее, а когда я им про наши инсулы рассказал, тесть и шурин меня на смех подняли - не бывает, говорят, пятиэтажных домов, третий - и тот глиняные стены с трудом держат. Про водопровод в наших виллах и инсулах я им даже рассказывать не стал - и сам понял, что выдумщиком посчитают. Вот неглупые в общем и целом люди, по обыденной жизни соображают, но совершенно не в состоянии даже представить себе того, чего никогда не видели и не слыхали. Не оттого, что не могут, а оттого, что в головах не укладывается невиданное и неслыханное.
   - Таково подавляющее большинство повсюду, - кивнул я, - Оттого и живут так, как живут, пока сама жизнь не заставит менять привычки. Кто-то сумеет, а кто-то - ну, я ведь рассказывал тебе уже как-то про естественный отбор?
   - Урроды, млят, ущщербные! - поддержал нас попугай.
   Мы закурили сигары и расселись в плетёных креслах, наслаждаясь вечерней прохладой и покоем. За окном ветер шелестел пальмовыми листьями - ага, здоровенных кубинских королевских пальм, затем небо постепенно заволокло тучами, забарабанил дождь, и нас, находящихся под крышей, он как-то совершенно не раздражал. Прохожих на улицах, впрочем, тоже как-то не особо - привыкшие все с детства. Мы уже докуривали, когда ветер усилился, тучи сгустились, и полил настоящий тропический ливень. Крепкая и надёжная кровля добротного фамеевского особняка почти-что не протекала - так, капало лишь местами, и лишь изредка в окна влетали брызги, заносимые ветром. Потом где-то справа донеслись отдалённый треск и грохот и заглушившие даже шум ливня вопли, и мы с шурином понимающе переглянулись и покачали головами - где-то опять через трещину в штукатурке что-то глиняное размокло, размылось и обрушилось. Не в ураган, даже не в бурю, а в самый обыкновенный для этих широт и этого сезона дождичек. Всё на соплях, млять, всё до первого серьёзного испытания!
   - Ты поэтому и настаивал с самого начала, чтобы наша колония строилась на другом конце острова? - предположил Велтур.
   - Ага, и поэтому тоже. Нехрен нашим глазеть на это грёбаное раззвиздяйство и самим к нему привыкать. Если мы не хотим, чтобы и у нас кончилось тем же - так жить нельзя. Не наблюдая этих и не расхолаживаясь, наши отстроятся как следует и тогда уже оценят преимущества и уже сами не захотят постоянно латать всё новые и новые дыры, как у этих тяпляпщиков.
   - А потом и эти оценят наши преимущества, когда увидят результат?
   - Все - это вряд ли. Представляешь, каково менять многовековые привычки? Скорее, какая-то часть, которой вся вот эта черезжопистость давно уже настозвиздела, захочет перебраться к нам. Одну, и очень даже недурную, ты отсюда уже, помнится, увёз. Прикинь, океана не испугалась, лишь бы из этой дыры слинять! Ты ей тоже рассказывал про каменные дома Карфагена? Поверила?
   - Про каменные в Карфагене поверила - слыхали здесь о них. Не поверила про семиэтажные - решила, что сильно преувеличиваю, чтобы получше впечатление на неё произвести, - и мы оба расхохотались.
   - Храм дождём не смыло? - подгребнул я - по-финикийски, конечно - как раз вернувшуюся оттуда Аришат.
   - Астарта не допустила такого несчастья, - тон серьёзный, но улыбается, - В двух местах только крыша протекает и в трёх промокает стена из-за повреждённой штукатурки. Отругала помощницу, завтра всё починят. Но завал на улице, на который ты намекаешь, я видела по дороге.
   - Мы не видели, но слыхали.
   - Половина прохода завалена. Представляешь, две недели говорили хозяину про его треснувшую штукатурку, а он так и не почесался!
   - Хочешь сказать, что один только он у вас такой?
   - Не один, конечно - ещё в пяти местах стены домов размыло, но не так сильно.
   Потом мы с ней ушли в спальню и занялись делом, опробовав заодно и новое плетёное ложе - на сей раз поаккуратнее, так что обошлось без разрушений. Затем, дабы освежиться, направились в купальню. Во внутреннем дворике снова угодили под дождь - уже не ливень, а средненький такой между ливнем и моросящим. Омывшись под этим халявным душем, в бассейн уже не полезли - и так хорошо...
    []
   - Отец говорит, вы завтра отплываете на несколько дней, а потом вернётесь на один день и снова отплывёте уже надолго?
   - Да, мы забросим ольмеков и женщин к нам и сплаваем после этого к южному берегу вашего моря.
   - Вы пропускаете праздник Астарты. Некоторые из наших девушек и молодых вдов надеялись на ваше присутствие на нём...
   - В этот раз не получается - времени мало, а успеть надо многое. Ваши купцы так и не нашли нормальных съедобных ананасов, а они нам нужны. Нужен каучук, нужно это белое золото, которое вы не умеете плавить, нужно и многое другое. И научить наших людей плаванию по вашему морю тоже нужно, чтобы они сделали потом сами то, чего не сумеем или не успеем мы. Когда вернёмся - промысел рыбы и ламантинов надо в колонии наладить, поля под кукурузу расчистить, чтобы наши ольмеки могли побольше её засеять, металлургию тоже надо организовать и наладить, за строительством города проследить...
   - Отец говорит, вы его строите полностью каменным?
   - Ну, сразу полностью, конечно, не получится, но в основном - да.
   - Это же тяжелейший труд!
   - Зато - один раз и на долгие годы, а не ремонтировать всё каждый раз после каждого урагана или вообще ливня вроде сегодняшнего. Нам нужен нормальный город, настоящий, как по ту сторону Моря Мрака.
   - Да, отец так и говорит. Знаешь, если бы не храм и дела в нём, я бы съездила и сама посмотреть, как там всё у вас устроено. Наверное, очень интересно?
   - Для нас - обычная рутина, но для вас - наверное...
   - Мы говорили об этом с отцом. Он ведь объяснял тебе, почему ОН не согласен отпустить с тобой Маттанстарта? Так что дело не в одной только мне, как видишь. Но на эти несколько дней в ваш ЗДЕШНИЙ город - это совсем другое дело...
  
   12. Маракайбо.
  
   - Я ведь предупреждал, что эти чучмеки красножопые могут запросто запереть нас в этой большой луже, - напомнил Володя, указывая на перекрывшие пролив десятка три туземных каноэ с вооружёнными дикарями, - И на берегу, кстати, тоже толпятся - сотни три там, если с точностью строго на глаз, вполне наберётся.
   - И у них есть луки, - заметил Велтур, - Большие, вроде кельтских. Наверное, и бьют далеко, как и у кельтов.
   - Да нет, для дальнего боя у этих гойкомитичей стрелы слишком длинные и тяжёлые - целый оперённый дротик, а не стрела. Ты же видел, как они рыбу в воде ими стреляют? С большой дистанции из длинного лука попасть в цель трудно, но сблизи, да ещё и такой стрелой...
   - У Яна Линдблада я читал, что и тапира насквозь протыкает, - просветил я их, - Прикиньте, здоровенная туша покрупнее хорошего свинтуса и с более толстой шкурой. А наконечник у той стрелы - обыкновенная бамбуковая щепка. Из-за неё приходится стрелу слишком длинной делать, так что она даже провисает при прицеливании.
   - А какова прицельность?
   - Да какая там в звизду прицельность, когда лук длинный и растягивается до уха, а стрелы все - разные, и каждая летит, куда хочется конкретно ей? Тут и на средней дистанции скорее случайных попаданий надо опасаться, чем прицельных.
   - Но их собралось уж больно до хрена.
   - Ага, до хрена...
   - Чего-то эта ситуёвина напоминает мне такое, в детстве читанное, - зачесал репу Володя, - А, вот, вспомнил! "Одиссею капитанской мляти"!
   - Это когда того Петьку Млятского гишпанцы в лагуне заперли? - припомнил я, когда мы отсмеялись.
   - Ага, и причём, как раз именно в этой самой, маракайбской.
   - На самом деле Сабатини всю эту маракайбскую эпопею с Моргана срисовал, - добавил Серёга, - Но в общем и целом оно всё примерно так и было.
   - Так нам чего, тоже для начала брандер из самой разгрёбаной гаулы фиников сварганить, а потом и массовый десант на берег сымитировать? - прикололся спецназер, и мы поржали все втроём. Потом рассказали вкратце и Велтуру сюжет той сабатиниевской "Одиссеи", и он, въехав в суть и сравнив обрисованный ему расклад с нашим, тоже от всей души поржал.
   Самое же смешное, что даже и в одной мелочи ситуёвина совпала - как тому, в этом эпизоде срисованному с реального Генри Моргана, сабатиниевскому Бладу круто подкузьмил союзник-хренцюз, посадивший на мель второй по размерам и огневой мощи корабль их флибустьерской флотилии, из-за чего они и проконогрёбились там до подхода к проливу сильной испанской эскадры, так примерно и у нас вышло с финикийцами. Нет, в целом-то, как ни странно, эти шитые бечевой эдемские гаулы показали себя гораздо лучше, чем мы ожидали - эластичность корпуса оказалась на волнах скорее плюсом, чем минусом. Но это - именно в целом, то бишь три гаулы из четырёх. А вот четвёртая - как назло, самая крупная из них, человек на сорок - то ли бечева с гнильцой попалась, то ли перебрали и перешили её после прошлогоднего сезона хреново, но течь у финикийского флагмана открылась ещё в море - хвала богам, не в самой середине а уже ближе к Южной Америке. И так-то эти финикийские лоханки потихоходнее наших остроносых и хорошо обтекаемых "гаулодраккаров", и их то и дело ждать приходится, а тут ещё и это. В самой лагуне пришлось идти из-за этого не напрямик к нужному месту, а вдоль берега, повторяя все его не показанные на мелкомасштабной карте петляния - ага, семь загибов на версту, а уже на месте, пока с этими индюками тутошними объяснялись, да торговали, вытаскивать эту горе-гаулу на берег и перешивать по новой. Так пока перебирали, пока перешивали, пока пересмаливали, пока замачивали, чтоб доски разбухли снова и перестали пропускать воду - нарисовались и соседи тутошних чингачгуков, обиженные на то, что на их долю наших предназначенных для обмена здесь ништяков уже и не осталось, да и решившие взять силой для обмена не предназначенные. Ну и перекрыли нам выход из лагуны - ага, прямо как в той сабатиниевской "Одиссее капитанской мляти", и в этом смысле Володя прав - ради пущей хохмы можно было бы и брандер изобразить, и ложный десант, гы-гы!
    []
   А лагуна здоровенная, что ни говори, отчего и обитают на её берегах несколько племён. А нам то, что у её южного берега живёт, требовалось - горы там с юго-запада совсем близко подходят к берегу, что нам как раз и нужно - не могут прибрежные дикари не общаться с горцами и не знать коку, раз уж она там растёт. Так и оказалось, и хотя язык здешних гойкомитичей несколько отличается от языка нашего переводчика, они всё-же поняли друг друга. Чем хороши тропики, так это тем, что при достаточной влажности климата растительность и цветёт, и плодоносит практически круглый год. А лето в этих субэкваториальных широтах - ещё и дождливый сезон, так что проблем со срочным заказом саженцев и семян коки не обнаружилось никаких, и не случись этой дурацкой задержки из-за перешивки той разболтавшейся гаулы - возможно, и финики не успели бы пронюхать о нашей афере. Но между делами о прочей торговле пронюхали и об этом, и скандал тогда с их главным мореманом вышел по этому поводу нешуточный. Это Фамей и прочие члены Совета Пятнадцати просекли ещё в прошлый наш приезд, что с монополией на табак и коку Эдему теперь рано или поздно придётся распрощаться, и избежать этого не удастся никак, но просекли они и то, что это - просто наша подстраховка на всякий пожарный, и если они не будут чересчур задирать цены на листья со своих собственных вновь заложенных плантаций, то мы будем покупать и у них тоже - всяко меньше возни, чем самим всю нужную нам коку выращивать. По сути дела исходить на говно тут было, собственно, не из-за чего, будь все в курсах расклада. Но тут сыглал свою роль обезьяний характер восточного социума, ведь финики, как далеко на запад они не заберись - это один хрен Восток. Любят высокопоставленные обезьяны создавать ореол тайны вокруг своих великих дел, и чем чмарнее и занюханнее их величие - тем сильнее любят. Вот и тут такая же хрень вышла - обсудить на Совете обсудили, что проблема надуманная, выяснили, а вот довести эти выводы до нижестоящих масс так и не соизволили - типа, не их ума дело. И в результате сопровождавшие нас финики были абсолютно не в курсах и совершили теперь открытие, вполне тянущее по затраченным ими мозговым усилиям на Нобелевку. Будь их больше - могло бы и до вооружённой стычки с этими местечковыми урря-патриотами дойти, но соотношение сил было не в их пользу, и дело ограничилось словесным перелаиванием. А потом и окрестные красножопые решили вдруг в проливе нас всех тормознуть, и нам с ними стало как-то резко не до дрязг.
   Во-первых, тихоходность гаул не позволяла развить максимальную для наших "гаулодраккаров" скорость. Будь все суда экспедиции таковы - дождались бы попутного бриза и тупо ломанулись бы на прорыв под парусами и на вёслах, и пусть бы кто только попробовал преградить нам путь! Но малым гаулам фиников такой скорости не развить, да и размеры у них не те, чтобы снести на хрен преграду из каноэ, и не бросишь же их в лагуне на расправу чингачгукам, так что скорость и нам придётся ихнюю выдерживать и прорываться всей кодлой, а это означает неизбежный бой - и пострелять придётся, и под шальными стрелами постоять, а может быть, при особо неудачном раскладе, и попытку абордажа отражать - ага, со всеми вытекающими, из которых следует и "во-вторых".
   А во-вторых, у нас груз, резко увеличившийся по сравнению с исходным. Это тряпки цветные со стекляшками и побрякушками много места не занимают и весят тоже соответственно, а вот полученное в обмен на них - совсем другое дело. Кроме таких же компактных ништяков, как золотой песок и самоцветы с жемчугом, есть же ещё и жратва, а главное - живой груз. Мы же ещё и баб у гойкомитичей для нашей колонии десятка два наменяли - не только классных по нашим меркам, но и с большой выгодой - пять штук за одну единственную зажигательную линзу для вождя получили, например, да и остальные обошлись не дороже. Но теперь-то ведь их до Тарквинеи ещё довезти надо, а дешевизна не сделала их ни легче, ни компактнее, ни устойчивее к повреждениям. Причём, все они у нас на одном "гаулодраккаре", на котором и саженцы с семенами коки размещены, дабы с наибольшей пользой третью наших сил распорядиться, как только прорвёмся и выйдем на оперативный простор. Между двумя другими придётся ему идти, чуток приотстав, и это не есть хорошо - лучше было бы наоборот, клином двигаться, и огневую мощь используя эффективнее, и фиников наших прикрывая надёжнее. Но с этими бабами - не судьба.
    []
   Смех смехом, но нам тут не до исторической реконструкции художественной, вдобавок, литературы, так что никакого брандера городить мы, конечно, не будем, да и что жечь тем брандером? Самое большое из туземных каноэ меньше самой мелкой гаулы сопровождающих нас эдемских финикийцев - не мореманы тутошние красножопые ни разу. Десант на берег - тем более никакого смысла. Нету там у индюков ни каменного форта с дальнобойными кулевринами, ни глинобитного с баллистами, даже деревянного нет, который хоть чем-то мешал бы нам выйти в море. Есть только эти перекрывшие пролив каноэ, да большая толпа на берегу, окромя стрел ничем больше поддержать те каноэ неспособная и для нас поэтому интереса не представляющая. На другом, правда, скорее всего, такая же, отсюда не видно, но мы и к тому берегу тоже жаться не будем, а пойдём серединой фарватера, куда стрелы с берегов хрен долетят, и дело будем иметь исключительно с флотилией красножопых. Не факт, что мы видим её всю, далеко не факт, но во-первых, сколько бы сюрпризов ни ожидало нас на этом пути, другого-то у нас один хрен нет, а во-вторых, у нас тоже в изобилии припасены для дикарей весьма неприятные для них сюрпризы. И кстати, именно для этих, маракайбских - особенно наглядные.
   Ведь чуток западнее места, где мы торговали с индюками, у заболоченного устья впадающей в лагуну реки Кататумбо, всё время бушуют грозы и бьют молнии, которыми, собственно, и знаменита маракайбская лагуна. С чем эта хрень связана, я так и не въехал. Серёга говорил про ветры с Анд, которые приносят осадки и про метан с болот, который якобы тем молниям как-то способствует, но как именно - хоть и ни разу я вам не герой-комсомолец, но хрен скажу и под пытками. Чего не понимаю, того не понимаю, и отгребитесь от меня. Но само это явление, надо отдать ему должное, внушительное. Гром доностися отдалённый, глухой, не всегда по звуку и определишь, что это именно гром, но вспышки - эффектнейшие, особенно ночью. Ну и долбят молнии постоянно, как-то раз мы их больше пятнадцати за минуту насчитали, и всякий раз в непредсказуемом месте, так что и вероятность поражения молнией там зашкаливает. Мы-то туда, ясный хрен, и не попёрлись, на хрен, на хрен, но чингачгукам-то тутошним иногда приходится по своим чингачьгучьим делам и в гиблые места соваться, в том числе и туда, и то и дело хотя бы кого-нибудь, да убивает молнией. Не всех, естественно, кому-то и везёт, а кому-то может и много раз повезти, но кого-то и испепелит на месте с первого же раза, а шаманы - они ж по должности всё о неведомом знать обязаны, и они, естественно, всё непонятливым объяснят о богах и духах, которым надо угождать и которых нельзя гневить. Хотя - ради справедливости - тут и не только дикари, тут и цивилизованные греки наверняка связали бы местное явление с гневом громовержца Зевса и на этом основании объявили бы и само место проклятым. Так или иначе, гойкомитичи маракайбской лагуны хорошо знают, как гневаются боги или злые духи, и это нам с нашим огнестрелом очень даже на руку.
   Это в прошлый вояж у нас были лишь скорее крепостные ружья, чем пушки, да трёхствольные кремнёвые "перечницы", теперь же наш огнестрел куда солиднее. Хоть и небольшого калибра, трёхдюймовая примерно, но всё-таки уже настоящая артиллерия, и уж всяко не коногрёбистая дульнозарядная - удовольствием типа "забил заряд я в пушку туго" пущай себе те исторические рекинструхтеры наслаждаются, которые и от самого процесса заряжания, а затем от грохота и дыма балдеют, а нам эффективность надобна. И как те крепостные ружья у нас были казнозарядными со сменными зарядными каморами, так и эти орудия. Схема в своей основе - ещё более архаичная, чем у тех дульнозарядок, в пользу которых, плюнув даже на скорострельность, от неё где-то на рубеже пятнадцатого и шестнадцатого веков и отказались, потому как при тогдашнем топорном исполнении и обтюрация была ни в звизду, и рвало их на хрен от мощного заряда, вынуждая обходиться слабым, а кому нужен слабый выстрел? Но у нас-то исполнение добротное, не кузнечная сварка из железных полос, а бронзовое литьё, да ещё и нагартованное внутри ствола при дорнировании полигональных нарезов. Нахрена ж нам, спрашивается, гладкие стволы и маленькие круглые ядра при заряжании с казны? Нарезной ствол и продолговатый снаряд - это то, к чему пришла современная артиллерия после веков метаний из крайности в крайность, и глупо было бы нам, зная об этом, не сделать этого сразу же, как только это станет возможным.
   И не столь уже для артиллерийских калибров важно, что вместо штампованных латунных гильз, которые нам пока не по зубам, у нас всё те же, что и в пятнадцатом веке, архаичные сменные зарядные каморы, отлитые из бронзы по выплавляемым моделям и с проточенным на токарном станке дульцем под сопряжение со стволом. Пять штук таких камор на ствол, не считая запасных - это почти унитарная скорострельность в пределах этих пяти выстрелов и немногим меньшая, если есть кому перезаряжать стреляные, не отвлекая на это занятие орудийный расчёт. А грохочет пушка внушительно, и вспышка у выстрела солидная, а в картузе достаточно картечи, чтобы даже издали кого-нибудь, да завалить, а в густой толпе вблизи и сплошную просеку проложить. А уж чего способен наворотить впендюренный точно в нужное место осколочно-фугасный снаряд! Ну и чем это для дикарей не гром с молнией вроде тех, что свирепствуют над устьем Кататумбо?
    []
   Хоть и не настоящий это ещё современный унитар, его основные признаки на наших зарядных каморах уже присутствуют. Запалы в них тоже сменные. Сейчас там с капсюльным замком вкладыши поставлены для мгновенного выстрела, но есть такие же и с ударно-кремнёвым замком, а есть и просто с запальным отверстием под архаичный пальник. Есть капсюли - кайфуем с почти современной стрельбой, кончились или надо поберечь оставшиеся - уже не с таким форсом, а при качке на морской волне и не с такой точностью, но один хрен стреляем, пока есть порох, пыжи и снаряды.
   Есть, конечно, и прежние крепостные ружья, и теперь их куда больше, чем в тот раз, есть и гранаты, которых в тот раз не было вообще, а главное - есть винтовки Холла и пистолеты той же системы, а у нас с нашими бодигардами - и капсюльные револьверы. А кроме огнестрела есть ведь ещё и короткие роговые луки наших стрелков, есть дротики и саунионы, есть и прежние пулевые полиболы - ставлю, млять, три карфагенских статера против одного, что хрен дойдёт дело до наших испанских мечей. Желаете взять нас на абордаж - милости просим, гы-гы! Только уговор - пенять потом на себя или, допустим, на гнев богов, но не на нас, ладно? Даже и совестно как-то становится, как представишь себе предстоящее в скором времени...
   - Все готовы? - видно уже и так, что финики на своих гаулах тоже подтянулись и едва ли отстанут, если мы будем держать заданный темп гребли, и план действий давно согласован и доведён до каждого, и на вёслах сидит свежая смена гребцов, и бриз дует уже ощутимо, надувая паруса, - Вёсла на воду! Пашшёл! - зазвенели бронзовые диски, заскрипели уключины, вспенили воду вёсла - мы пошли серединой фарватера на той максимальной скорости, какую только и могли поддерживать гаулы наших финикийцев, держа строй и не отставая от нас.
   Чингачгуки в проливе при виде нашего движения заметно оживились - орут чего-то на своей тарабарщине, копьями и луками трясут, многие даже приплясывают от нетерпения. В одном каноэ так расплясались, что перевернули его на хрен, создав тем самым изрядную неразбериху. Жаль, только одно, но это-то как раз поправимо - щас добавим, млять - с двухсотметровой примерно дистанции...
   - Пушкари - цельсь! Сменные каморы - готовь! Первый залп - по команде, после - самостоятельный огонь по готовности! - они и так проинструктированы заранее, но повторение - мать учения, - Гранатомётчики - готовь гранаты! Метать самостоятельно по достижении дистанции! - эти тоже в курсе, что как отстреляются пушки - очередь за ними и почти вся надежда на них, - Пушкари - огонь!
   Слитного залпа, конечно, не вышло - из-за качки орудийные расчёты сами выбирали момент для наиболее прицельного выстрела, но мы ж не на параде, мы на войне, и насрать на ту парадную слитность - нам эффективность важнее. Картечь хлестнула по лодкам и дикарям в них, с треском впечатавшись в дерево и с хрустом - в мясо и кости. Раздались вопли и плеск, но за дымом не очень-то разглядишь, чего там на самом деле творится. Лязгнули выбитые клинья и сменяемые зарядные каморы, стукнули молотки, забивая клинья обратно, щёлкнули курки замков, и снова вразнобой загрохотали пушки. Хряск, вопли, завывание спереди, грохот и дым очередного орудийного выстрела рядом, а когда рассеивается дым - становится видно, какая свалка впереди. Добрая четверть каноэ опрокинута, и не столько от нашей картечи, сколько от панических метаний охреневших от такого сюрприза красножопых. Кто-то пытается стрельнуть из лука с раскачивающейся долблёнки, некоторые норовят сделать то же самое и с берега, но для их перетяжелённых стрел ещё слишком далеко, а вот для наших гранатомётчиков скоро будет уже в самый раз. Ведь метать гранаты врукопашную никто не собирается - техника на что?
   В данном случае новое - это хорошо забытое старое. Ну, для нас и для нашего современного мира, конечно. В Первую Мировую войну, на её позиционном этапе, когда расстояние между передовыми траншеями противников зачастую не превышало сотню метров, все стороны-участники столкнулись с катастрофической нехваткой миномётов и мин к ним. И из-за недооценки этого оружия заранее, потому как подобной позиционной войны никто не предвидел, и из-за кризиса вооружений, потому как и масштабов бойни, и её продолжительности тоже никто заранее не предвидел, и промышленность элементарно не справлялась с резко возросшими потребностями воюющих армий. Не только в России - вообще ни у кого. Причём, если Россия ещё как-то дотянула на своих довоенных запасах до пятнадцатого года, то у всех остальных тот пресловутый кризис вооружений наступил ещё в четырнадцатом. Жопа у нас тогда, в том пятнадцатом, получилась оттого, что у нас он только начался, когда все прочие, в том числе и вражина-супостат, его уже в основном пережили и худо-бедно из него выкарабкивались. Как говорится, раньше сели - раньше вышли. Но тогда, в первой половине пятнадцатого, хреново было всем, только нашим - уже, остальным - ещё. Ручные гранаты оказались для тогдашней промышленности проще, чем снаряды и мины, и их дефицит преодолелся быстрее, но разве ж забросишь ту гранату рукой метров на восемьдесят, да ещё и попав точно в траншею? Не только у нас голь на выдумки хитра, в Европе тоже, если припрёт, а припёрло и их тогда капитально. И начали вместо отсутствующих миномётов применяться мечущие ручные гранаты дальше и метче, чем рукой, пружинные катапульты - сперва импровизированные самодельные, а потом уж и произведённые в оружейно-ремонтных мастерских, а то и вовсе фабричные. Потом-то, когда промышленность наклепала наконец миномётов и мин, все эти катапульты пошли в утиль, но в самый острый кризис, когда заменить их было нечем, они послужили верой и правдой. Некоторые и из рук в руки не по одному разу перейти успели - одна, например, захваченная нашими у фрицев в конце четырнадцатого, была снова отбита ими у наших в пятнадцатом и на нашей службе тоже, ясный хрен, не бездействовала - для неё ведь все гранаты "той" системы. Вот её-то как раз, оказавшуюся, судя по сохранившейся фотке, наиболее простой, а заодно и наиболее похожей на античный онагр, мы и взяли за основу для нашего серийного пружинно-механического гранатомёта.
   Есть у нас уже и нормальные запалы для "лимонок", не боящиеся воды - пока не так много, поэтому идут только для флота, а на суше и фитильный сойдёт. Да и сами "лимонки" уже не чугуниевые, а из конвертерной стали, в готовом виде науглероженные и перекаленные до хрупкости в тонких местах насечки, где то науглероживание сквозное. Поэтому и колется литой корпус при взрыве по насечке, давая примерно одинаковые осколки, при заряде чёрного пороха убойные на паре-тройке десятков метров. Вот как раз и на дистанцию сблизились, и гранатомётчики тоже включились в работу - один рычаг с ложкой оттягивает, второй чеку из гранаты выдёргивает, да в ложку её вкладывает, после чего первый её отпускает, и та швыряет гранату. Часть их, конечно, попадает в воду и шарахает там, но в воде уже немало барахтающихся дикарей, а гидродинамический удар - тоже ведь ни разу не фунт изюму. А часть добивает и до берега, и толпе чингачгуков на нём как-то тоже становится не смешно...
    []
   Бьют и крепостные ружья, а вслед за ними дают залп и винтовки. На твёрдой земле их можно было бы применить гораздо раньше, но на воде из-за качки не было смысла. Теперь же, когда дистанция ближе, а противник обезумел от ужаса - в самый раз.
   - Курок взведи! Полку открой! Патрон достань! - командует Володя стрелками, выучка которых пока ещё не совсем такая, как нам хотелось бы, - Патрон скуси! Затравку сыпь! Полку закрой! Курок спусти! Затвор открой! Порох сыпь! Патрон сомни! В затвор вложи! Придави! Затвор закрой! Курок взведи! Готовьсь! - из-за ударно-кремнёвого замка получается несколько медленнее, чем было бы с капсюльным, но уж всяко быстрее чисто дульного заряжания, да и для чистки удобнее, а главное - не нужны капсюли, в отличие от кремня одноразовые и слишком хайтечные для заокеанской колонии. Надо только менять по мере износа те кремни, да обтюраторы - шайбы-прокладки из оловянно-свинцового сплава с цинковым покрытием, одинаково годные благодаря унификации и для винтовок, и для пистолетов, и для револьверов. Наделано их достаточно на годы, да и изношенные всегда можно переплавить и переотлить, следить только тогда за затвором потщательнее, а на крайняк и кожаная прокладка несколько выстрелов выдержит. Кремней же любой кубинский гойкомитич наколет по образцу хоть десяток за раз. Это крупные кремнёвые желваки для больших наконечников копий и кинжалов дефицит, а мелочи на ружейные кремни - до хренища.
   План предусматривал, что при дальнейшем сближении наши "гаулодраккары" ускоряются и таранят скопление утлых дикарских долблёнок, прокладывая путь гаулам фиников, но на деле этого не требуется - красножопые и так улепётывают без оглядки. Даём им вслед залп из пушек, крепостных ружей и винтовок - им достаточно. Можно было бы и презрительно проигнорировать толпу их соплеменников на берегу, нашему продвижению помешать неспособную, но ради пущего воспитательного эффекта мы решили всё-же уделить внимание и ей. Долбанули из всех огнестрельных калибров, добавили гранатами, всыпали из пулевых полиболов - в общем, подробно и популярно разжевали этим размалёванным чудам в перьях всю глубину их неправоты.
   У самого выхода из пролива у них в натуре оказалась ещё одна флотилия, но поменьше той, которую мы отметелили, и как раз к ней ломанулись беглецы на каноэ, после чего и морской резерв чингачгуков тоже брызнул врассыпную, не дожидаясь от нас нашего "фу". Мы прикинули хрен к носу и обратили внимание, что больше всего - где-то десятка с полтора каноэ - удирают вдоль берега вправо, и туда же бегут пешие с правого берега. При заходе в лагуну мы видели в той стороне неподалёку дымки - там наверняка селение этих горе-разбойничков, которое тоже не мешало бы поучить хорошим манерам. Сворачиваем за ними - так и есть, виднеются за кустами какие-то халупы типа шалашей, но внушительных размеров, а толпа на берегу уже никуда не убегает, а явно намылилась родину защищать. Ну, раз уж тут так много героев нарисовалось, то по многочисленным просьбам трудящихся, как говорится...
   На сей раз мы этим героическим чудам в перьях осколочно-фугасными вмазали - дипломатия канонерок называется, просим любить и жаловать. И вот тут они почему-то вдруг попадали. В смысле - ВСЕ попадали, не одни только те, кого осколками посекло или ударной волной припечатало. Аналогия с громом и молнией дошла наконец до их дикарских мозгов, что ли? Мы ведь десантироваться не планировали, собирались только шугануть их как следует на берегу, пяток каноэ в щепы разнести, пару-тройку больших шалашей разворотить - работа для десятка или полутора самое большее снарядов, а там красножопые должны были по сценарию мужики с воплями, а бабы с визгом брызнуть врассыпную по зарослям, где ищи их свищи, и это в наши планы уж точно не входило. Нам ли не знать, что чем дальше в лес, тем толще партизаны? Тем более - уже к вечеру дело клонится, а создание колониальных империй не столь уж просто и даже у знатоков этого ремесла англичан за пару-тройку часов обычно не получалось. Но, раз уж тут такие расклады, то надо ковать железо, не отходя от кассы. В смысле - контакты нормальные устанавливать на будущее. Высаживаемся на берег, винтовки наготове, у лучников стрелы на тетивы наложены, некоторые из морпехов и мечи обнажили. Чего? Какие три статера? Ах о которых я перед проливом говорил? Так там речь о прорыве на оперативный простор шла, который как раз благополучно обошёлся без мечей, как я и предсказывал, и нехрен мне тут теперь демагогию разводить! Тем более, что и пари тогда, помнится, хрен кто принял, гы-гы!
   Все гойкомитичи, кто жив, в гордой позе на четвереньках, а на многих при этом и золотые побрякушки поблёскивают, и наши бойцы тут же начали деловито снимать их с дикарей. Но разве ж тут угонишься за жадными финиками? Пришлось даже прикрикнуть на союзничков, когда они принялись ещё и пинать побеждённых, а один из них выдрал у красножопого из уха массивную серьгу прямо с мясом, и только после пары выстрелов в воздух инцидент был исчерпан. Их вождю, увешанному цацками особенно обильно, я приказал парочку мелких оставить - типа, из уважения к его почётному статусу. Тот - не будь дурак - милость и такт оценил и залопотал чего-то по-чингачгучьи, но разве ж его трескотню поймёшь без переводчика? Пока его искали, прочие дикари смелеть начали, а это ж разве дело? Мы так не договаривались! Рванули шумовую петарду, чуда в перьях снова мордами в песок уткнулись. То-то же! Встанете, когда велят! А то развели тут нам без спросу, млять, своё дикарское самовольство. Хрен вы угадали, орднунг юбер аллес!
    []
   В ожидании толмача я рассказал вождю по-русски его родословную, начиная от скотоложства его дальнего пращура в хрен знает каком поколении с андскими ламами и заканчивая такого же сорта шалостями евонной мамаши с кабанчиком пекари. Потом уже подошёл наконец переводчик, и я уже по-финикийски спросил их главное пернатое чудо, когда нам его засолить, чтоб не портился - до расстрела или после. Уж что там понял сам толмач, его спрашивайте, но что-то он таки вождю перевёл. Тот сбледнул, насколько это вообще реально для красножопого, растерянно осмотрелся по сторонам, а потом вдруг пополз вправо, перелезая через соплеменников, хвать одного за волосья, да каменным ножиком по кадыку. И лопочет чего-то, довольный и даже почти счастливый. Я к толмачу оборачиваюсь, а он переводит, что вождь глубоко сожалеет о случившемся, и вообще, он тут ни при чём, это всё вот этот, зарезанный им только что, и теперь он предлагает нам его зажарить и съесть в знак примирения. Мы прихренели от такого радушия, переглянулись и покачали головами, а главный дикарь, приободрившись от ловкого перевода стрелок и спасения собственной сановной задницы, подал знак бабам, чтоб спешили за закусью и приправами. Я объяснил этому миролюбивому людоеду, что мясом человекообразных обезьяньих говнюков мы не питаемся. Переводчик перевёл, как понял сам и сумел, вождь озадачился и зачесал загривок, но тут вернулись ихние бабы со снедью, и среди них оказалось несколько очень даже недурных.
   Наши их тут же ухватили за выпуклости, ощупали, заценили и решили, что для этих такие красотки явно лишние, а тарквинейским колонистам они не в пример нужнее, я потребовал у вождя ещё, тот велел вообще всем бабам выстроиться в ряд и предложил нам выбирать, мы упрашивать себя не заставили и добрали до двух десятков, а это чудо в перьях высокопоставленное, поняв нас в меру собственной испорченности, предложило нам помощь в их забое, разделке и зажарке. Покуда мы ржали, схватившись за животы, обезумевшие с перепугу бабы с визгом сиганули врассыпную. Я поведал вождю по-русски кое-какие дополнительные подробности его скотоложческой родословной, после чего по-финикийски велел вернуть беглянок. Тот распорядился, отрядил погоню, да и Володя с десятком наших турдетан тоже кинулся наперехват - а то, говорит, хрен их знает, этих красножопых, как они команду поняли, вдруг решат вернуть сбежавших в уже забитом и разделанном виде? У людоедов ведь с этим делом разве долго?
   Пока погоня ловит разбежавшееся бабьё, финики пристали как банный лист - надо, говорят, хорошенько пошарить в халупах гойкомитичей, а на светлое будущее и вовсе постоянной данью их обложить. И золотом, и жемчугом, и бабами, и вообще рабами - типа, горе побеждённым. Ну вот каким отсеком спинного мозга думают, спрашивается? Это сейчас, при первом применении "грома и молний", дикари зашуганы до усрачки и на всё согласны, а пройдёт время, опомнятся - не с первого раза, так с очередного, и тогда к их берегу уже и ради честной торговли хрен причалишь. А нам и нашим колонистом разве это нужно? За выступление не по делу красножопые и отметелены, и оштрафованы по самое "не балуйся", тут всё по справедливости, а вот беспредельничать - уже нехорошо. Не будут "громы с молниями" прокатывать вечно, а посему - так не делается. Разжевал главному финику, что раз пройдёт номер, ну два пройдёт, а на третий сборщиков дани уж точно сожрут с солью и со специями, и хорошо ещё, если не живьём перед этим зажарят. В общем, меру надо знать в нагибаторстве слабых, потому как и их терпению есть предел, и нехрен его перехлёстывать. Вряд ли я его убедил принципиально, но по мелочи нагибать чингачгуков самому, без помощи наших испанцев и огнестрела, ему как-то расхотелось.
   Тут возвращается Володя с бойцами и шестью пойманными бабами, вытирает пот со лба и докладывает:
   - Ещё восемь красножопые поймали и ведут, одна в их ловчую яму, дурында, свалилась, и её колом насквозь проткнуло, а с пяток в речку сиганули, и одну из них там большая крокодила сцапала. Четыре речку переплыли, но их красножопые преследуют, должны поймать. А не поймают - и хрен с ними, не очень-то и хотелось...
   - А что так? - поинтересовался Серёга, - Бабы колонии нужны...
   - Да ну их на хрен! Кому нужны, те пущай сами себе и ловят, а я без крайней нужды людьми рисковать не подряжался.
   - Чего-то случилость?
   - Не случилось, но искать на свою жопу приключений, млять, у меня дураков нет. Нам там сразу же за бродом через речку чёрная кошка дорогу перебежала. Очень большая и очень чёрная...
   - Кошка, говоришь, большая и чёрная? Гм... А, ясно! Вот такая, что ли? - я показал ладонью высоту примерно по пояс.
   - Ну, поменьше маленько, но - мля буду, где-то вот так она была, - спецназер показал в районе причинного места.
   - Ягуар? - дошло и до геолога.
   - Ага, он самый. Небольшой, но сурьёзный - коренастенький такойй, лапы коротковаты, но крепенькие. И чёрный, зараза. На хрен, на хрен...
   - А вообще - да, ягуары из всех больших кошаков какие-то для своих размеров перетяжелённые, - припомнил геолог, - Вот сравнить по фоткам - львы, тигры и леопёрды нормальные пропорции имеют, а ягуары - в натуре какие-то приземистые и толстолапые.
   - И у них нормальные пропорции были, пока не измельчали, - пояснил я ему, - Нынешний ягуар - карликовый, можно сказать, а вот его плейстоценовый предок - вот то был всем кошакам кошак. В "Прогулках с чудиками" Би-Би-Сишных глядел ту серию про саблезубых кошаков?
   - Ну, глядел.
   - Броненосца оттуда помнишь с шипастой блямбой на хвосте?
   - Ага, были там такие.
   - Ну так без такой блямбы, но в остальном такие же - глиптодоны назывались - дожили до прихода гойкомитичей, и вот на них как раз тот здоровенный ягуар охотился...
    []
   Пока мы кошаков местных обсуждали, вернулись и чингачгуки с остальными беглянками, которых сумели поймать, доведя их число до восемнадцати штук, а вождь, перепуганный возможностью срыва с таким трудом заключённого мира, сам предложил нам выбрать двух взамен потерянных, что мы и сделали. Обеих красножопые сразу же связали - во избежание, и лишним это не оказалось, потому как одна тут же попыталась удрать, едва её только выпустили из рук. Видимо, наши гастрономические намерения в отношении отобранных баб сомнений у дикарей не вызывали, и дискутировалось лишь, сколько раз их пустят по кругу перед этим. Дикари-с!
   Местных баб я приказал грузить до кучи на тот "гаулодраккар", на котором были и вымененные ранее, и рассада коки, а двум десяткам вооружённых мореманов с него - перейти на два других. Хватит там и одной смены гребцов, а у нас тут какждая пара рук, умеющих обращаться с колюще-режуще-стреляющими предметами, на особом счету. Я бы и пушки оттуда забрал, да только ставить их банально некуда. Нет, финики-то наши, ясный хрен, с удовольствием бы разместили их на своих гаулах, им только предложи - ещё и сами перетащить вызовутся, тоже ведь под впечатлением, но нехрен их баловать. Уж очень не понравилась мне их тяга к нагибаторству, сдерживаемая в отношении тех, от кого легко схлопотать ответку, но с "громами и молниями" грозящая стать безудержной. Так что обойдутся уж они как-нибудь и без пушек, а мы - без обезьяны с гранатой...
   Для ночёвки разбили лагерь на небольшом островке неподалёку. После ужина сидим на бревне, курим. И опять главный финик припёрся мозги нам полоскать:
   - Не понимаю я, почтеннейшие, почему вы не хотите привести этих дикарей к полной покорности. Ведь у них есть и золото, и жемчуг, и нужные вам женщины, а их первейшие храбрецы панически боятся вашего оружия. Баал и Мелкарт, да где ж такое видано! Да будь у нас в Эдеме ваши громовые трубы, мы бы давно уже заставили падать перед нами ниц и ползать у наших ног в пыли всех этих голозадых обезьян! Ну почему вы не понимаете своего счастья и не пользуетесь им?
   - Сам-то ты, финик грёбаный, далеко ли от тех обезьян ушёл? - проворчал Володя по-русски, - Не жрётся и не спится, если никого в позу рака не нагнул, что ли?
   - Как есть макака, - согласился с ним Серёга, - Да ещё и настырная прямо как местечковый еврей, и видок самый, что ни на есть семитский!
   Это он верно подметил. В западных финикийцах, вообще говоря, преобладает заметная минойская примесь, смягчающая семитские признаки - например, Милькату велтуровскую за финикиянку с виду и не примешь, куда больше на минойскую критянку похожа, как их реконструируют, но у этого конкретного экземпляра - ярко выраженная "жидовская" морда...
   - А кожа тёмная, почти как у туземцев, - прикололся мой шурин.
   - Так это-то как раз и самое омерзительное, - заметил я, - Был бы этот финик чистопородный белый, пущай даже, хрен с ним, и семитского разлива - я мог бы ещё как-то понять его пещерный расизм, но когда сам метис и гойкомитич гойкомитичем, если раздеть, так мог бы и поменьше "истинного арийца", млять, из себя корчить.
   А до финика хрен доходит, как он раздражает, всё капает на мозги и капает:
   - Баал, Мелькарт, Решеф и Астарта поставили нас, истинных людей, над этими человекоподобными животными, долг и предназначение которых - повиноваться нам. Сами боги вручили вам средство для достижения этой великой цели и направили с ним сюда, к нам - разве вы не видите в этом их воли?
   - НАШИ боги обычно являют нам свою волю сами, а не через других людей, - ответил я эдемцу, не дожидаясь, пока спецназер взбесится и набьёт ему морду - только ссоры с финиками нам ещё сейчас не хватало, - Иногда через знамения, иногда во сне. Как они внушат мне, так я и поступлю. А посему - шёл бы ты себе на хрен, жидовская морда, подобру-поздорову, пока тебе звизды не вломили, - эту последнюю фразу всё с той же дружески-доверительной интонацией я добавил, конечно, по-русски.
   Финик наконец утомился проповедовать нам свою расовую теорию - где-то примерно за полминуты до того момента, когда острое желание достать револьвер и шмальнуть ему под ноги пересилило бы, наверное, и моё миролюбие. Вот так вот люди с не устоявшимся ранее мировоззрением, пообщавшись с подобными "богоизбранными" и становятся, доннэр вэттэр, махровыми зоологическими антисемитами, гы-гы!
   Бабы-красножопки, взятые нами в качестве живого штрафа с нападавших на нас в проливе разбойничков, успели уже пообщаться на "гаулодраккаре" с вымененными ранее на южном берегу лагуны и въехать наконец, что жрать их никто не собирается, а взяты они сугубо по основной бабьей части. Это сразу же примирило их с ожидающейся перспективой, и мы уж по простоте душевной решили, что проблемы с ними закончились. Ага, хрен там! Прибегает одна в слезах и лопочет чего-то, жестикулируя. Переводчик - и тот не сразу разобрался, кто её обидел или чего ей не хватает для полного счастья - там больше нечленораздельного визга было, чем внятных слов. Наконец выпытали у неё, что шамана ей, оказывается, надо позарез и всенепременно сей секунд. Класс! И где мы ей среди ночи, спрашивается, всенепременно сей секунд возьмём шамана на маленьком необитаемом островке? И так, и сяк допытываемся, нахрена он ей сдался, а эта дурында твердит своё как заведённая и явно близится к истерике. Потом наконец-то сообразила и соизволила показать пальцем, что шаман, оказывается, нужен не ей, а там, где остальные.
   Идём с ней туда и наблюдаем при свете факелов картину маслом - одна баба валяется, хреново ей, стонет, несколько возле неё хлопочут, да толку от их хлопот мало, а кровищи возле больной столько, что впору заподозрить наличие на этом несчастном островке какого-нибудь маньяка вроде Фредди Крюгера. Минут пять, наверное, прошло, пока разобрались по их трудноразборчивой даже для переводчика трескотне, что эту болезную змея тяпнула. А кровища - это они её тут уже лечить пытались, поражённую ядом кровь выдавливая, да отсасывая. Нет, в принципе-то правильно сделали и в целом спасли, но теперь ей хреново и от остатков яда, и от большой кровопотери, а шаман им нужен, чтоб отвар какой-то хитрый приготовить, которым он всегда укушенных змеями после оказания им первой помощи отпаивает. Вот проблему нашли, млять! Чая, который рекомендуется в таких случаях, у нас, конечно, не было, но ведь есть же листья коки! Я распорядился развести костёр и кипятить воду, а пока она грелась, мы стали опрашивать баб, выясняя обстоятельства дела. И оказалось, что тяпнула-то её змея ещё там, в лесу, когда она от нас, заморских людоедов, убегала. Повезло дурёхе, что в мозолистую от постоянной ходьбы босиком подошву, которую прокусить - это ещё очень постараться надо. От этого и яду она схлопотала немного, сразу в горячке бегства и с перепугу при поимке даже не поняв, что укушена, и хреноветь ей начало только недавно...
    []
   Напившись вволю горячего отвара коки и налопавшись вприкуску вместо сахара сладкой мякоти какого-то местного чешуйчатого плода, болезная окочуриваться явно передумала и даже сумела на кое-какие вопросы ответить. Куснувшая её змейка была по её словам небольшой и самой обычной в их краях, любящей уцепиться хвостом за ветку или лиану и висеть вниз башкой, подстерегая добычу. По этому описанию Серёга, как-никак изучавший живность, способную повстречаться в геологической экспедиции и от души напакостить, опознал ботропса цепкохвостого, называемого ещё копьеголовой куфией. Не самая страшная из американских ямкоголовых, лабария или бушмейстер уж всяко пострашнее, но и не наша обыкновенная лесная гадюка с её слабеньким и редко когда смертоносным ядом. Скопытиться от укуса этой местной куфии можно запросто, если в шею или в плечо тяпнет, но и чингачгуки тутошние прекрасно её знают и ведут себя обычно осторожно. Сама пострадавшая десятки раз с этими змеями встречалась, когда съедобную растительность в лесу собирала, и всегда всё обходилосбь благополучно. В этот раз просто неслась с перепугу сломя голову, отчего и нарвалась, и если бы не набитая мозолистая подошва, которой позавидовал бы, наверное, и какой-нибудь крутой японский каратюга, так легко она хрен отделалась бы. В общем, ей крупно повезло.
   А ещё крупнее, пожалуй, повезло нам и нашим колонистам, что на Больших Антилах ядовитых змей не водится. Но - надо это дело брать на заметку и учитывать на будущее в плане техники безопасности. Во всех смыслах, кстати говоря, а то есть тут среди наших союзничков, как выясняется, фанатичные нагибаторы, которых хлебом не корми, а дай нагнуть голопузого туземца. Хрен их знает, этих местных гойкомитичей, известен ли им уже яд кураре или ещё нет, но при наличии таких змей в лесу, сдаётся мне, не сильно-то он им и нужен. Вот и понагибай тут таких, которым смазать наконечники стрел змеиным ядом - как нам два пальца обоссать. И не надо мне ля-ля про тех лихих конкистадоров Кортеса, что жалкой горсткой ацтеков усмирили. То ацтеков, которые не убивать противника на войне стремились, а в плен захватывать, дабы человечинкой своих прожорливых богов попотчевать, а если бы захотели просто и незатейливо поубивать на хрен, так элементарно бы отравленными стрелами поубивали. Берналя Диаса почитайте, его "Правдивую историю завоевания Новой Испании", как они Теночтитлан штурмовали и почти все поголовно были ранены, а почитав - прикиньте хрен к носу, где были бы все эти лихие конкистадоры, будь наконечники ацтекских стрел и дротиков отравлены...
   Утром покусанной змеёй красножопке было, конечно, ещё далеко до полного выздоровления, и я уже склонялся к мысли возвернуть её взад к родным и близким, но та, успев уже поразмышлять на досуге и оценить перспективы "замуж за бугор", испугалась ещё хлеще и поклялась, что выдержит путешествие. Поговорили с навигатором нашего "бабовоза", тот ознакомился с состоянием болящей и согласился, что шансы доставить её в Тарквинею живой и не сильно расхворавшейся достаточно высоки. Раз так - на том и порешили. В остальном всё было оговорено заранее, и пока лагерь неспешно свёртывался после завтрака, назначенный к возвращению в колонию "гаулодраккар" принял экипаж и груз, снялся с якоря и без особых прощальных церемоний отчалил.
   - Куда?! Гнев Решефа на ваши головы! Как они посмели?! Кто им приказал?! - забесновался главный финикийский мореман при виде стремительно удаляющегося на север быстроходного судна.
   - Успокойся, - остановил я его, - Я приказал. Нет смысла везти с собой дальше туземных женщин, которые нужны нашим людям в Тарквинее, а для нас были бы только лишней обузой, и я приказал доставить их туда.
   - Женщин и семена дерева с бодрящими листьями? - сообразил финикиец.
   - И семена, конечно, - не стал я отпираться, - В Тарквинее они сохраннее будут.
   - Я буду жаловаться почтеннейшему Совету Пятнадцати, когда мы вернёмся!
   - Обязательно расскажи им всё и без утайки, - тоже мне, Америку он нам тут открыл - а то мы будто бы не догадываемся, зачем на самом деле к нам эта финикийская "подмога" эдемским Советом приставлена.
   - Это неправильно! Так не делается! Совет Пятнадцати будет разгневан!
   - Гнев вашего Совета я как-нибудь переживу, - заверил я его.
   - И гнев богов тоже?
   - Чьих? Наши боги довольны и не возражают, гы-гы!
   - Есть ещё НАШИ боги - Баал, Решеф и Мелькарт!
   - Ну так спускай на воду свои гаулы - может быть, твои боги помогут тебе догнать и вернуть наш корабль. Там только одна смена гребцов, и если твои люди не будут слишком уж мешкать, а поднажмут...
   Окончание моей издевательской отповеди потонуло в ещё более глумливом хохоте наших солдат, которым моряки-бастулоны переводили всё с финикийского на турдетанский. Финик тоскливо окинул взглядом свои округлые тупоносые гаулы с их маленькими одноместными вёслами, сравнил их движитель и обводы с нашими двумя, проводил взглядом удаляющийся третий и скис окончательно. Вместе с "гаулодраккаром" безвозвратно уплывала и монополия его города на поставку листьев коки.
    []
   - Так тебе помочь спустить твои гаулы на воду?
   - Сами спустим! - буркнул он, сплюнув под ноги и зашагав к своим. Ведь наша совместная экспедиция ещё только начиналась, и её главная цель - даже та официальная, в которую финики были посвящены - оставалась ещё далеко впереди. Ничего, свыкнутся ещё с новым раскладом, а там, если всё пройдёт по плану, нам найдётся чем подсластить им пилюлю. Мы ж разве звери?
  
   13. Платина.
  
   - При тысяче градусов растворимость платины в золоте составляет тридцать три процента, - просвещал нас Сёрёга, - При сотне градусов она падает уже до двадцати пяти процентов, но даже при восьми с половиной процентах платины её сплав с золотом имеет белый цвет, так что те "платиновые" изделия инков и их предшественников, о которых любят писать обожающие сенсации журналюги - это на самом деле не чистая платина, а сплав с золотом, в котором той чистой платины физически не может быть больше трети.
   - Так нас-то это каким боком гребёт? - хмыкнул Володя, - Мы ж не ювелирку у них вымениваем, а самородки и песок.
   - Но ведь вы же собрались передать финикийцам разделение золота и платины?
   - Ага, чтоб самим не заморачиваться, - подтвердил я, - А им - подслащение той горькой пилюли, которую мы им с кокой преподнесли. Сколько-то золота из той смеси они добудут - пущай себе оставят и считают, что нагребали нас - не жалко ни разу.
   - А зря! Я ж вам про что толкую? Самородки-то и крупные частицы металла они и вручную рассортируют, но при разделении смеси мелкого золотого и платинового песка плавкой в расплавленном и слитом золоте может оставаться до трети платины. А вы, получается, собираетесь подарить её финикийцам.
   - Так ты ж сам говоришь, что это золото уже при гораздо меньшем проценте платины белым становится, - напомнил я ему, - Если захотят очистить, чтоб нормальным жёлтым стало, так кроме нас им с этим обратиться один хрен больше не к кому, а устроит их такое - и хрен с ними, не жалко. Нам ведь той платины сколько надо? Хватит за глаза и оставшихся двух третей. Ты мне лучше скажи, чего у нас вот в этих "наших" двух третях твориться будет.
   - Ну, абсолютно чистой платины в природе не бывает. К ней всегда примешаны и другие платиноиды типа осмия, иридия, палладия и ему подобных. В принципе они нам не мешают - разве только палладий мог бы подкузьмить нам, но это чисто теоретически...
   - А чего с ним за хрень?
   - Да температура плавления у него градусов на двести ниже, а в некоторых месторождениях его примесь может достигать и сорока процентов. Но это в наших, а не в колумбийских, почему и говорю, что чисто теоретически. В колумбийской платине его мизер, а преобладает примесь иридия, который ещё тугоплавче самой платины.
   - Для нас - только лучше.
   - Вот именно. Тонкий аффинаж платины с очисткой от прочих платиноидов для нас пока-что затруднителен, но он нам пока и не особо нужен, а от примесей обычных неблагородных металлов избавиться гораздо легче.
   - А их в платине до хрена?
   - Их может быть тоже где-то до сорока процентов, но колумбийская считается одной из самых чистых - от семидесяти до восьмидесяти процентов чистой платины. В основном примешано железо, в меньшей степени - медь и никель. Всё это достаточно элементарно удаляется соляной и азотной кислотами. Вот золото - другое дело.
   - А чего там с тем золотом?
   - Я уже говорил вам о растворимости платины в золоте, но ведь верно же и обратное. Растворимость золота в платине меньше, но тоже присутствует - восемнадцать процентов при тысяче градусов и пять - при сотне. И это значит, что при разделении песка плавкой до пяти процентов золота в нашей платине останется даже после повторных очисток плавкой, а другими методами его удалить для нас тоже пока затруднительно.
   - А чем оно мешает? - не въехал Велтур.
   - Оно легкоплавкое, а для нас смысл платины - как раз в её тугоплавкости, - пояснил геолог.
   - Я ж тебе рассказывал уже про принцип электрического освещения, - напомнил я шурину, - Так при нужном нам белом калении, которое платина держит, золото если и не потечёт, то размякнет до провисания. Собственно, эту разницу мы и используем для грубой очистки.
   - Но до пяти процентов - остаётся, - напомнил Серёга, - И эта примесь золота сдвигает температуру плавления нашей платины вниз...
   - Ага, на ноль целых, хрен десятых, - хмыкнул я, - Мы же с тобой глядели дома диаграмму платиново-золотых сплавов, и там один хрен где-то в районе тыщи семисот будет. Если бы больше золота - тогда да, а эти жалкие пять процентов - собачья хрень.
   - Ну, в общем-то да...
    []
   Если я хоть что-то понимаю в колбасных обрезках, то эта небольшая примесь золота нам ещё и обрабатываемость сплава улучшит, что тоже фактор немаловажный. Для нас ведь смысл платины в чём? В том, что ей насрать на кислород воздуха. Вольфрам - и тот при всей своей тугоплавкости кислорода боится и требует для электроламп вакуума или хотя бы бескислородной газовой среды, то бишь в обоих случаях лампа нуждается в полной герметичности колбы. И как прикажете обеспечивать означенную герметичность? А платина её не требует, и в принципе-то платиновая лампа вполне себе будет светить и вообще без стеклянной колбы. Другое дело, что стекло на лампу один хрен нужно - и по противопожарным соображениям, и для экранирования ультрафиолета, для глаз дружески не рекомендованного.
   Я поначалу, исходя из чисто технологических нюансов, к электродуговой лампе склонялся - и электроды для дуги помассивнее нити накаливания, так что сделать их не в пример легче, чем тонюсенькую проволочку вытянуть, и светит электродуга гораздо ярче, что снижает требования к качеству стекла, которое у нас весьма и весьма не ахти, и сама конструкция покондовее, не боится скачков тока при переходных процессах. Вот сколько могу припомнить, ни одна лампа накаливания у меня на глазах не перегорала во время работы - только при включении или выключении, когда как раз и происходит означенный переходной процесс. Есть, конечно, гасящие его схемы, делающие обыкновенную лампу чуть ли не вечной, но это дополнительные навороты, а хочется-то ведь попроще.
   Но когда стали разбираться в тонкостях - не так всё оказалось однозначно. То, что на массивные электроды во много раз больше той платины нужно, чем на кусочек тонкой проволочки - хрен бы с ней, нам же не весь античный мир электрифицировать и даже не всю Турдетанщину, а всего-то несколько десятков отдельно взятых помещений. Я бы даже насрал и на частичную потерю драгметалла на оплавление и испарение - ведь температура дуги на электродах в районе двух с половиной тыщ градусов. Но от этого ведь и дуговой зазор гуляет, а из-за него гуляет и сама дуга. Не так по-свински, как при угольных электродах, но всё-же работа нестабильная, а не так, как мы в прежнем мире привыкли, когда вкрутил лампу в патрон и забыл о проблеме надолго. Тут так не выйдет, тут конструкцию регулируемой делать надо, чтоб электроды по мере их износа сближать, а это тоже те самые навороты, которых избежать хочется. Лампа накаливания в этом плане куда проще, особенно если герметичности не требует. А тут ещё и стекло античное Серёга грозится значительно улучшить - не сей секунд, конечно, а как руки у нас с ним до этого дойдут. Свинцовое стекло - относительно легкоплавкое, а как раз плавлением и достигается его высокая прозрачность. Знаменитый богемский хрусталь - это, собственно, свинцовое стекло и есть. Получается, что и это препятствие преодолимо, так что остаётся только вопрос диаметра проволоки.
   Ох уж эта мне проволока, млять! Собака ведь тут в чём порылась? В потребной для свечения проволоки теппературе. И если нам нужно яркое белое свечение или хотя бы уж жёлтое, то от тыщи до полутора тыщ градусов уж соизвольте выньуть, да положить. То бишь означенная тыща градусов - физический минимум, ниже которого торг неуместен. И эта же тыща градусов - ну, на самом деле малость поболе, но мы округлим до неё - как раз температура плавления меди. Соответственно, для расчёта диаметра нужной нам для нити накаливания проволоки, мы можем воспользоваться справочными данными для медных плавких предохранителей, где каждому значению тока плавления соответствует свой диаметр проволоки - какой ток изволите, такой диаметр и получайте. И стало быть, осталось определиться, чего мы изволим, то бишь какой мы ток иметь в сети освещения хотим. Если, допустим, по нашим современным меркам брать, как и хотелось бы в идеале, так берём стоваттную лампу и сеть двести двадцать вольт, делим наши ватты на вольты и получаем сорок пять сотых ампера. Ну, хрен с ним, округляем до половины. И выпадаем в осадок, увидев в таблице диаметр проволоки в три сотых миллиметра. Но это для меди, а у нас платина, сопротивление которой раз в шесть с небольшим больше, и значит, для того же нагрева - во столько же раз больше и площадь поперечного сечения проволоки. Проволока круглая, площадь круга с утра была пи эр квадрат, так что зависимость тут у нас квадратичная, то бишь диаметр медной проволоки для пересчёта на платину надо на квадратный корень из этих шести с небольшим умножать, то бишь в два с половиной раза. Умножаем эти три сотки, получаем семь с половиной - ага, тоже соток.
   И это - максимум, а не минимум, если кто не въехал. Больше нельзя - светиться не будет, точнее - будет, но не белым и даже не жёлтым, а оранжевым, если не красным. Ну и вы чего, ребята, издеваться надо мной вздумали? Охренели, что ли? Вот как я вам, спрашивается, эту волосину сделаю? Как-нибудь? Я не знаю оборудования и оснастки марки "как-нибудь". Как хочу? А вот никак не хочу, млять! Не подходят нам пол-ампера, короче. Берём ампер, для меди это пять соток, для платины - двенадцать с половиной, чуть больше десятки. Думаете, меня это сильно радует? А вот хренушки вам! Не сделать мне и такого диаметра, так что не подходит нам и один ампер. Сколько берём? Ладно уж, чтобы не утомлять, скажу сразу - полмиллиметра примерно я ещё смогу между двумя притёртыми друг по дружке стальными плитками прокатать, и соответствует это двум десяткам медной проволоки, а они в свою очередь - току в семь ампер. Нет, ребята, это не я охренел, это всё они - Кулон с Ампером и всеми прочими Фарадеями, гы-гы! Я бы и рад эти ихние дурацкие законы нарушить, да только хрен выйдет - у этих сволочей такой блат, что их, прикиньте, сама природа поддерживает. Вот и чешу теперь репу, что для нас будет всё-таки проще в исполнении - электросеть под такую лампочку накаливания или хитронавороченная дуговая лампа с регулируемыми электродами...
    []
   И это ведь всё уже очищенной платины касается, которую саму ещё получить надо из этой природной. Это у Серёги всё просто - подумаешь, кислотами неблагородные металлы растворить! Я б с удовольствием - ага, в современной лаборатории с хреновой тучей реактивов на выбор. У вас нигде в античном мире такой засекреченной от греков с римлянами лаборатории не завалялось? Пока же мы о тех чистых лабораторных реактивах можем только мечтать. Вот получаем мы, например, нашу серную кислоту электролизом медного купороса - ага, в теории медного, но кто анализ-то проводил? Железный купорос тоже синий, да и ещё их несколько есть, и все они для полной уверенности не столь уж сильно друг от друга отличаются. Если мы, скажем, перегоняем через электролиз медь, то сперва осаживается не пойми чего, а потом уж только чистая медь из той черновой, что попала в кислоту уже в процессе работы. Но это-то - хрен с ним, ведь все эти купоросы - сульфаты, и нам без разницы, из какого из них та серная кислота взялась. Хуже то, что и купоросы эти - не чистые, а наверняка с примесями солей других кислот, и чего у нас там на самом деле в нашей теоретически серной кислоте, можно только гадать. А учитывая, что и вода у нас тоже ну никак не химически чистая аш два о, то по современным меркам не кислота у нас в нашей электролизной ванне, а козлота, скажем так.
   Но эту-то проблему мы так или иначе решим, пускай и посложнее процесс будет, чем это в чистой теории представляется. Это мы уже у себя делать будем, спокойно и никуда не торопясь. Главная-то трудность - как раз тут, в низовьях Магдалены, где и обнаружили эдемские финики в предлагаемом им золотом песке примесь неправильного белого золота. Причём, трудности-то у нас с финиками в этом конкретном вопросе прямо противоположные. Для них хреново то, что в этом золоте слишком до хрена платины, а для нас - что в этой платине слишком до хрена золота. Муиски полтора тысячелетия спустя как раз из россыпей Магдалены немалую часть своего золота получать будут, дабы в озере его в дар богам утопить, что и породило в реальной истории миф об Эльдорадо. Но у нынешних местных индюков эпоха внедрения в обиход золота ещё в самой начальной примитивной стадии, когда сам факт наличия блестящей металлической цацки гораздо важнее чистоты её металла, и они-то как раз примесью платины не парятся, а вот фиников она раздражает - их-то интересует нормальное жёлтое золото, а не это, в белую крапинку. Крупненькие платиновые самородки, которые мы взяли бы наиболее охотно, они вообще отвергают, и о наличии их у туземцев мы узнали совершенно случайно. Но сколько там у них тех крупненьких самородков? Сущий мизер. Может, их и до хренища где-нибудь в верховьях Кауки, где бурный горный поток и валуны ворочает, а здесь, в низовьях, где течение реки спокойное, они - редкость, а преобладает песок. И вот сидят финики и песок тот, красножопыми намытый, врукопашную перебирают, а учитывая размер крупинок металла, занятие это куда геморройнее перебирания крупы в совдеповские времена - тут не рис и не гречка, даже не пшено, тут с маковое зёрнышко та крупинка в лучшем случае!
   За что я люто ненавижу драгметаллы - ну, за исключением собственной честно заработанной звонкой монеты в собственном кошельке, которой сам распоряжаюсь, как моей левой пятке вздумается, и ни одна сволочь мне в этом не указ - так это как раз за геморрой с ними. Вот взять хотя бы современное приборостроение, а в тех приборах - махонькие штампованные из жестянки пружинки, которые и сами-то по себе, пока их в давно изношенном, но не заменяемом по причине экономии штампе отштампуешь, да гестапо этому сдашь, так уже толстым слоем мата их покроешь. А их же после этого надо ещё поверх того мата и палладием крыть, а он - как раз драгметалл и есть. А три штуки от партии деталей изволь отправить на контроль толщины того палладиевого покрытия - сошлифовывается слой с бочины, обнажая слоёный пирог, и эти слои в лаборатории изучают в мелкоскоп. Естественно, брачок на это идёт, часто треснувший в штампе и на штатное изделие заведомо негодный. А потом, получив их обратно вместе с протоколом, изволь их сдать, заполнив бумагу. Сами эти три деталюшки десятые доли грамма весят, палладия того на них - несчастные миллиграммы, которые бумаги той исписанной из-за них не стоят, но боже тебя упаси хоть малюсенький осколочек от сломанной деталюшки посеять! Бумаг, пока спишешь, в десять раз больше заполнить заставят, да ещё и мозги напрочь вынесут! Это ж драгметалл, будь он неладен! А в этом античном мире финики вон сидят и занимаются этой работой для даунов, перебирая песок. Чингачгукам ведь, которые побольше и поскорее сбагрить при обмене заинтересованы, это разве доверишь? Есть ещё у кого вопросы, почему я фиников на это дело подписал? Раз так любят золото - пущай сами и сортируют - ага, им вершки, нам корешки.
   Серёга, когда пямять поднапряг, так припомнил, что самые богатые платиновые россыпи в долине Атрато, что уже у самой Панамы, но раз финики о тех россыпях не в курсах - помозговать ещё надо, сливать им их или для себя поберечь. Туда уже недалеко, и население там родственно здешнему почти наверняка, а баб мы - немного, с десяток примерно - и тут сменяем, а до кучи к ним, пожалуй, и пара-тройка парней напрашивается в качестве будущих НАШИХ переводчиков. Финики есть финики, и чем меньше от них зависишь, тем меньше у них соблазна сесть на голову. И сейчас, когда всё их внимание приковано к золоту, самое время кое-что из "пустяков" к рукам прибрать...
   - Это богатейшая страна, - просвещал нас геолог, - Прямо у нас под ногами залежи нефти, которые не сильно уступают венесуэльским. Правда, надо бурить, так что они нам не по зубам. Западнее, примерно на полпути от Маракайбо, есть большие залежи каменного угля - крупнейшие, кстати, в Южной Америке. Чибча, кстати, добывали там уголь для себя ещё до испанцев, а испанцы так и не узнали о нём. Официально его вообще только в двадцатом веке и нашли, когда начали искать целенаправленно. Представляете?
   - Это тот чёрный горючий камень, который мы жжём в тигельных печах, чтобы поберечь древесный, - пояснил я Велтуру, - Прикинь, уже и эти дикари будут его знать и пользоваться им, а все из себя крутые и передовые европейцы о нём - ни сном, ни духом, - шурин въехал и посмеялся вместе с нами.
   - Выше по течению, у нынешней Боготы - два крупнейших месторождения знаменитых колумбийских изумрудов. Судя по тем мелким и не очень хорошим, которые нам здесь предлагаются, местные о них ничего не знают.
   - А как насчёт обычных неювелирных бериллов? - поинтересовался я.
   - Так и знал, что спросишь, - хмыкнул Серёга, - Есть, конечно, и много. Вот, зацени, - он показал мне хорошую горсть камушков, даже отдалённо не претендующих на статус драгоценных или хотя бы полудрагоценных, но вполне себе бериллистых и на нашу фирменную бериллиево-алюминиевую бронзу вполне пригодных, - Таких можно и прямо тут наменять хоть мешок, хоть два...
    []
   - Вот с этого бы и начинал. А то заладил - изумруды, изумруды. Нехрен перед финиками их засвечивать. Будем брать обычные бериллы, которые нам тоже нужны, а фиников хрен заинтересуют, а если среди них вдруг - ага, совершенно случайно - и эти изумруды затешутся, так нас же это не расстроит, верно? Но и приплясывать от восторга на глазах у фиников мы по этому поводу не будем. Так что ты там, кстати, насчёт угля говорил, мимо которого мы под твоё молчание как рыба об лёд благополучно проплыли?
   - Месторождение Эль-Серрехон. Это возле полуострова Гуахира, который мы обогнули, когда плыли сюда от Маракайбо. Есть ещё Хагуа-де-Иберико, но это в глубине материка, а Эль-Серрикон почти у самого побережья, так что удобнее для нас получается. А зачем тебе ЗДЕСЬ каменный уголь?
   - Лучше бы на Кубе, конечно.
   - Вот уж чего на Кубе нет, того нет. Есть немного бурого угля на Гаити, но ты же представляешь себе его качество как топлива?
   - Ага, говённое, как и его цвет, - схохмил Володя, - Уж лучше древесный уголь. Так что, отсюда каменный возить будем?
   - Да нет, это я уж до кучи разбирался, а так - прикидывал, как половчее ТУТ на разделение золота и платины плавкой фиников нацелить, когда они повыбирают из песка врукопашную все хорошо заметные на глаз золотины, и их задавит жаба из-за мелких и малозаметных.
   - Проще древесный на месте заготовить, чем ради такого количества каменным заморачиваться, - хмыкнул спецназер, - Не парься, как задавит их жаба - они и сами всё в лучшем виде сделают, только методику им подсказать. Жадность у этих торгашей, млять - как у евреев, - он взял кифару, забренчал характерные траурные аккорды и загнусавил, подделываясь под оригинальное исполнение Новикова:
   - По улице жмуром несут Абрама,
   В тоске идет за ящиком семья,
   Вдова кричит сильней, чем пилорама,
   И нет при нем ни денег, ни "рыжья".
   Сочетание тематики с соответствующим гнусавым голосом и характерными местечковыми словечками у Новикова вышло убойнейшее, и сдаётся мне, что он и сам сумел исполнить эту песню далеко не с первого раза, а с первого - наверняка ржал, как ржём сейчас и мы...
   - Тоскливо покидая синагогу,
   Завернутый в большую простыню,
   Абрам лежит в сатин на босу ногу,
   Руками налегая на мотню...
   В общем, суть там в том, что копил этот скряга Абрам добро всю жизнь, а для кого копил? Скопытился, хоронят, он вдруг оживать вздумал - ага, щас! Наследство всё уж поделено, за похороны заплачено - кто ж теперь назад отыгрывать-то станет, гы-гы!
   К тому моменту, как финикийцы перебрали более-менее крупный песок и поняли, что перебрать аналогичным же манером и совсем мелкий пишется исключительно с мягким знаком, у нас как раз закончился обжиг керамического "противня".
   - Сыпь песок сюда, - предложил я главному финику.
   - Это ещё зачем? - подозрительно спросил он, явно ожидая от меня очередной хитрожопой пакости.
   - Ты предпочитаешь ломать глаза, перебирая эту пыль вручную? Я, конечно, могу дать тебе на время увеличительное стекло, - наши заржали, включая и турдетан, которым перевёл один из бастулонов.
   - Разве есть какой-то другой способ?
   - Есть, и именно его я тебе и предлагаю. Плавим эту пыль так, как плавили бы и нормальный золотой песок. Правильное жёлтое золото расплавится, неправильное белое - нет. То, что расплавится, мы сольём, оно остынет, и ты его заберёшь, а неправильный металл, который тебе не нужен, так и останется в виде песка.
   - Еще наши прадеды пробовали так делать - не получается, - возразил финик.
   - А в чём они плавили?
   - В нормальном тигле, конечно. В чём же ещё?
   - Вот поэтому и не получается. Нельзя в обычном тигле - он высокий и узкий, а нужен вот такой, как этот, - я указал ему на наш "противень", - При плавке мы установим его с небольшим наклоном, и правильное золото будет стекать сразу в его уголок и не смешается с крупинками неправильного.
   Союзник несколько секунд посверлил меня подозрительным взглядом, но так и не сумев ни пробуравить во мне дырку, ни въехать, в чём я нагрёбываю его на этот раз, заценил уже заметно перевалившее через полдень солнце и с тяжким обречённым вздохом согласился на моё предложение. А я, пока металл греется, чтобы не стоять столбом и не скучать понапрасну, двинулся к торгующим всякой всячиной гойкомитичам, к которым меня уже подманивали Володя с Серёгой.
   - Ну-ка, Макс, продегустируй! - спецназер протянул мне ломтик какого-то большого фрукта с желтоватой мякотью, - Только не подглядывать, сперва попробуй.
   - Гм... Млять! Или у меня уже вкусовые глюки начались, или это ананас!
   - Ага, он самый! - Володя отошёл в сторону, не загораживая от меня больше импровизированный прилавок торгующего местным ништяком красножопого.
    []
   - Так, забираем всё оптом! - я уже заценил и вкус, не сильно уступавший тому, что запомнился по супермаркетовской экзотике прежнего мира, и отсутствие жёстких косточек, вместо которых было нечто, не сильно контрастирующее с мякотью и вполне съедобное, - А верхушку с листьями куда дели? Не вздумайте выкинуть на хрен! И, это самое - где тут, млять, горшками торгуют?
   - Обижаешь, начальник! - хохотнул Серёга, показывая горшок, уже с землёй и с посаженной в неё верхушкой, - Щас ещё польём, и будет всё чин чинарём.
   - Что вы тут ещё нашли? - подозрительно спросил главный финик, нагнав меня уже возле посудной лавки, - Зачем вы раскладываете их по одному в маленькие горшки?
   - Делай, как мы, и ты не пожалеешь об этом! - посоветовал я ему, сунув в руки пару ананасов, - На вот, пробуй, - ломтик ананаса я сунул ему уже в зубы, поскольку его руки были заняты целыми фруктами.
   - Гм... Всемогущий Баал! Он вкуснее наших! А зачем вы их в горшки суёте?
   - У этого нет семян, и сажать в землю надо верхушку, пока она не засохла, - разжевал я ему, - Потом, когда вырастишь всё растение целиком уже на нашем острове, будешь сажать и отростки от корней, а пока у тебя их нет - только вот так, верхушку...
   Разобрались с ананасами, перекурили, а нас уже обратно к импровизированной печи зовут - золото начало плавиться. В смысле - именно золото, а платина так и осталась кучкой в виде песка, только уже не сероватого, а раскалённого до ярко-оранжевого цвета, начинающего переходить в жёлтый. И сам "противень" уже жёлтый и пышущий жаром, и по нему от кучки желтеющего платинового песка стекает в уголок тоненький ручеёк то ли белесо-желтоватого, то ли вообще слегка зеленоватого цвета, судя по уже скопившейся в уголке лужице. И этот цвет нашего финикийского союзника заметно обрадовал. Он тут же послал одного из своих людей к кораблям, и тот вскоре вернулся с небольшой литейной формой и железными кузнечными клещами. Форму подсунули под уголок "противня" с ярко светящейся бледно-зеленоватой лужицей, а два наших турдетана подсунули свои саунионы под противоположный край и приподняли, давая расплавленному золоту стечь тоненькой струйкой в форму. Оттащили, дали остыть, перевернули, выколотили из формы маленькую, но увесистую ноздреватую отливку.
   - Бледноватое оно какое-то, - проворчал главный финик, - Правильное золото должно быть более жёлтым - вот как тот песок, который перебрали мои люди.
   - Но ведь и не белое же, есть желтизна?
   - Ну, есть небольшая.
   - Расплавилось?
   - Ну да, расплавилось, я сам видел.
   - Тяжесть металла правильная?
   - Правильная.
   - Ну так и чем это тебе тогда не золото? Не нравится - давай сюда, - финикиец инстинктивно отдёрнул руку с отливкой, наши расхохотались, да и эдемцы тоже втихаря прыскали в кулаки. Наши уже сгребали с "противня" оставшийся на нём платиновый песок и слипшиеся комки губчатой платины, а он всё ещё буравил глазами свою золотую отливку, силясь разгадать, в чём же тут всё-таки подвох...
   - А зачем вам этот никудышный белый металл? - спросил он наконец.
   - Какая тебе разница? Я же не спрашиваю тебя, зачем тебе это золото. И тебе, и вашему Совету Пятнадцати достаточно знать то, что нас этот металл интересует. Для вас он бесполезен, но он всё равно будет оставаться у вас после отделения от него нужного вам золота, и ты знаешь теперь, как это легче и удобнее сделать, а мы согласны покупать его у вас по цене хорошей меди.
   - Серебра! - вздумал торговаться этот прохвост.
   - Нет, это было бы слишком дорого. Нам выгоднее тогда будет сплавать сюда и наменять его у дикарей за бесценок самим - вместе с золотом, кстати - мы ведь уже и сами знаем теперь, куда плыть и с кем торговать. А по цене меди мы этим даже утруждать себя не станем, если сможем купить этот металл у вас. Не жадничай сверх меры, вам ведь остаётся золото, если мы сойдёмся с вами в цене вот на этот бесполезный для вас металл.
   - Ты предлагаешь нам медь, но она у нас есть и своя, - заметил финик, - Дай нам тогда хотя бы уж бронзу вместо меди. Тебя это не разорит, а нам бронза нужнее её. Ты же видел наше железо - мягкое, быстро тупится, легко ржавеет. Разве покупали бы мы ваше оружие, будь наше не хуже? В этих странах всё, что можно, надо делать из бронзы, как ваши громовые трубы. Только из бронзы можно здесь делать шлемы и доспехи, да и твой кольчатый доспех разве не бронзовый? У тебя и твоих друзей даже мечи и кинжалы из бронзы! Нам тоже нужна бронза, а вы привозите её мало. Не надо меди, дай нам бронзу!
   - Верно, у вас нет олова, а без него вам не выплавить бронзы, - согласился я, - Хорошо, так будет справедливо - мы получаем то, что нужно нам, вы - то, что нужно вам.
    []
   - Ты не слишком щедр к этим финикийским крохоборам? - съязвил Серёга, - Я понимаю, что уподобляться им в падлу, но не до такой же степени! Ты хоть понимаешь, что только что уступил им монополию на колумбийское золото?
   - Ещё один, гы-гы! На себя взгляни - далеко ли сам от их крохоборства ушёл?
   - По-твоему, это крохи?
   - Это хороший куш, и именно страх его потери надёжнее всего удержит их от задирания цен на платину и на кое-что ещё, что понадобится нам из этих мест. А золото - ну не уподобляйся ты этому финику, в натуре! Если уж нам мало будет того, которое мы зарабатываем на торговле, так ты у нас геолог или нахрена? В одной только Колумбии оно имеется, что ли?
   - Не только, конечно. Есть и на Кубе, и на Гаити, но тамошние россыпи гораздо беднее, а главное, ты же сам говорил, что сибонеи - никуда не годные рабы.
   - А я тебе вовсе и не на Кубу с Гаити намекаю. Только у себя нам ещё массовой "золотой лихорадки" не хватало! Забыл уже, из-за чего реальная Испания при Габсбургах в жопе оказалась? Вот как раз из-за этого, ну и из-за обезьяньих имперско-гегемонских амбиций, конечно, а развились и поднялись на их золоте с серебром - какие-то торгаши и мануфактурщики ннидерландские. К ним, считай, те испанские драгметаллы из Америки утекали в уплату за их ширпотреб. Работать надо и развиваться, и тогда драгметаллы сами к тебе потекут от их отсталых добытчиков. От тех же гребипетских Птолемеев и от тех же римлян. А по эту сторону Атлантики - вот от этих эдемских фиников, которые - прикинь, сами то золото у тутошних колумбийских дикарей наменяют и сами его на Кубу привезут. А если мало тебе ещё и их золота окажется, так Мексика на что?
   - Так а у кого ты там золото менять собрался? Сам же говорил, что у майя его нет, ольмеки его не ценят и не собирают, а ацтеков и даже тольтеков и самих ещё нет и в помине. Сапотеки разве что? Так они ближе к тихоокеанскому побережью...
   - В ближайшие годы - ни у кого. Говорю же, на хрен нам не надо этой грёбаной "золотой лихорадки". Кто работать станет и нормальную жизнь обустраивать, если можно будет тупо накупить бус с колокольчиками и зеркалами и сплавать золота на них у чуд в перьях наменять? А на перспективу, когда понадобится - всегда можно будет показать и мексиканским красножопым образцы песка и самородков, чтоб въехали, на чём они могут наши ништяки честно зарабатывать. Въедут - начнут ценить и собирать, сами разведают, нароют и намоют...
   - Стоп, а у майя точно золота нет? - спросил Володя, - Вроде ж, было в реале?
   - Ага, в последнюю пару веков перед Конкистой немного появилось. Те крохи, которые они не утопили в сенотах в жертву богам и не зарыли с высокопоставленными покойниками, испанцы выменяли у них на безделушки в первых же экспедициях. Всё оно было у них привозное - из Мексики и Панамы, а своих месторождений на Юкатане нет. Прикинь, этих майя испанцы открыли первыми, а завоевали - последними. Кортес взял Теночтитлан в двадцать первом, на третий год экспедиции, и это с самого начала считаем, включая первый поход и "Ночь Печали".
   - Тыща пятьсот двадцать первый? - уточнил спецназер.
   - Ага, шестнадцатый век. При этом юкатанские майя открыты ещё до него, а сам он благополучно пересёк весь Юкатан, когла подавлял бунт одного из своих офицеров в Гондурасе - там какое-то своё золотишко водилось, и было из-за чего собачиться, а с майя взять было нечего, и на них даже не отвлекались. Даже Тайясаль ихний Кортес знал и посещал, но пренебрёг им.
   - А почему "даже"? Чем этот Тайясаль так знаменит?
   - Потерпи маленько, дойдём и до него. Это, значится, двадцатые годы - ага, того самого шестнадцатого века. Тридцатые, первая половина - это поход Писарро, уже окончательный, когда он инков завоевал. Тоже, кстати, где-то за три года управился, как и Кортес в мексиканском Анауаке. Вторая половина тридцатых - Кесада муисков тутошних завоёвывает, колумбийских, и тоже где-то к сороковому году справился. И собственно, на этом халява кончилась, все жирные сливки сняты теми, кто успел, а опоздавшие к захвату и дележу благородные доны либо ищут Эльдорадо, кто подурнее, либо выхлопатывают себе асьенду с пеонами, кто попрагматичнее. Вот тут-то они только и заинтересовались наконец теми юкатанскими майя...
    []
   - Так погоди, разве Монтехо вторгся туда не в конце двадцатых? - вмешался Серёга, - Там ведь и до сорокового месиловка была ещё та. Две экспедиции майя выгнали взашей, а в сороковые была уже третья.
   - А сколько там участвовали в тех первых двух экспедициях? Сотни ведь по полторы, не больше - сравни с пятью сотнями Кортеса, с которыми он начинал. Писарро, правда, начал с двумя сотнями, но неоднократно получал сильные подкрепления. Кесада вообще привёл в страну муисков человек девятьсот, а выступило с ним из Перу гораздо больше. А Монтехо и в сорок первом повёл на Юкатан где-то человек четыреста - и это из Мексики, где испанцев тогда была уже не одна тысяча, а завоёвывать из вкусного было уже нечего. Это и есть по-твоему признак интереса к майя?
   - Ну так майя ж и сопротивлялись так, что не очень-то и тянуло с ними воевать. Дважды ведь уже выгоняли на хрен этого Монтеху. Только в сорок шестом, кажется, он их и покорил окончательно - пять лет, считай, покорял.
   - Не без того, но это не от их силы, а от их раздробленности. С ацтеками и инками ведь как было? Захватил в плен их царька, и дело в шляпе, возглавить войну с тобой и сопротивление больше некому, и ты тупо давишь местные неорганизованные выступления. А у майя раздробленность - привычный образ жизни. Ты разгромил одного царька, а его вояки убежали к соседнему, ты на него пошёл, а у него уже и ветераны с опытом войны против тебя имеются. Бьёшь этого - у третьего ветераны уже и от первого, и от второго, и каждого следующего из-за этого бить труднее, чем предыдущих. Но - побил наконец и их всех, партизанщина шелупони - уже не в счёт. А теперь - внимание, начинается самое интересное. Проходит после завоевания десять лет, все майя покорены, крещены - сам Диего де Ланда постарался, поделены по асьендам и послушно вгрёбывают как папа Карло на благородных донов. Тишь, да гладь, да божья благодать, короче. И тут вдруг начинаются массовые волнения, да ещё и с отступничеством от христианства и со стремлением восстановить прежнее великое государство - ага, которого на самом деле у них никогда и не было, и существует оно только в их сильно приукрашенных преданиях. Ну, типа, рассказывают старики, что в годы их молодости и трава была зеленее, и небо голубее, и вода чище, и у самих у них и хрен стоял, и деньги были. И выясняется, что не только те старпёры мутят воду, а ещё и чья-то зловредная агентура, и когда кого-то из неё ловят, пытают и раскалывают, то оказывается, что где-то в глубине полуострова есть ещё один городишко майя, никем не завоёванный оттого, что находится совсем в гребенях, и о нём хрен кто знал. А теперь там возомнили себя наследниками великой цивилизации.
   - Тайясаль, про который ты говорил? - спросил Володя.
   - Нет, я ж сказал, что про него испанцы знали ещё со времён Кортеса, но руки до тех гребеней не доходили, и он в Гватемале, а тут - на самом Юкатане, да ещё и не сильно далеко. Ицамканак, столица мелкого царства Акалана. С трёх сторон от него, считай, испанские города и асьенды, а между ними - нетронутый никем и никому вообще неизвестный город-государство майя. Если бы сами не выгребнулись со своей имперской идеей, так наверное, ещё хрен знает сколько прожили бы сами по себе. Но эти клоуны сдуру высунулись, нашкодили, ну и привлекли к себе внимание. Тут-то их, ясный хрен, и прижали к ногтю. Ну, относительно мирно - войска собрали, оружием побряцали, но потом заслали туда миссионеров, и те этих буянов урезонили. А Тайясаль сидел себе в своих гребенях тихо и не отсвечивал - и ещё почти столетие сам по себе прожил, хоть и знали о нём прекрасно. Причём, что самое интересное, в тыща шестьсот восемнадцатом у испанских властей дошли таки руки послать туда двух миссионеров, но майя их в конце концов выпроводили на хрен. Через четыре года туда отправили ещё одного монаха с небольшим отрядом солдат, но вояки бесчинствовали по пути, и монах продолжил путь без них, а майя его там, как водится, втихаря богам своим скормили. Потом ещё через два года истребили так же втихаря и тот военный отряд и продолжали себе сидеть тихо, а испанским властям просто не до них, пропали люди без вести - ну, в сельве всякое бывает. Сидели бы и дальше, но тут испанцам дорогу из Гватемалы в Мериду строить приспичило, а Тайясаль - как кость в горле. А его верхушка просекла, что дело пахнет керосином, но зато окромя неё прежней царьково-жреческой "партноменклатуры" больше и не осталось, так что они теперь одни на весь Юкатан и круче вкрутую сваренных яиц - самое время национально-освободительное движение разжигать и возглавлять. Ну и начали баламутить вокруг себя уже замирённых и крещёных майя ещё хлеще, чем тот Ицамканак. Ну и успешнее - отгородились от испанцев взбунтовавшимися общинами и отсиживались под их прикрытием между собственными набегами на испанцев. А тем тоже недосуг - метрополия в Тридцатилетней войне увязла, на морях флибустьеры вконец охренели, и подкреплений приходит мизер. Так и продержались майя в Тайясале аж до тыща шестьсот девяносто пятого, прикиньте! Вот тогда только за них и взялись всерьёз и покорили в тыща шестьсот девяносто седьмом...
    []
   - Круто! - присвистнул спецназер.
   - Именно, - подтвердил я, - Все сливки давно сняты, земля с пеонами - самый ценный ресурс, на который благородный дон ещё может реально претендовать, но на Юкатане ещё десять лет не знают про Ицамканак и узнают только тогда, когда тот сам себя обнаруживает, да ещё и не в меру настырно. А о Тайясале лет под сотню знают, но он им на хрен не нужен, пока, опять же, мешать не начал - вот такой у благородных донов был повышенный интерес к землям майя, гы-гы!
   - В общем, голимая страна, в которой совершенно нехрен делать?
   - Ага, типа того. А сейчас - в особенности. Там ещё даже до тех классических майя пока далеко. Ольмеки, хоть и деградировали по сравнению с временами своего расцвета, но ещё гораздо развитее их. И гораздо ближе к мексиканскому золоту, кстати.
   - Но совершенно его не ценят, зато помешаны на нефрите, яшме и жадеите, - напомнил Серёга, - Особенно сейчас, когда они обнищали, и у них их мало. А здесь, в этой долине Магдалены, этих нефрита с жадеитом - ну, жопой их и здесь не жрут, но и не такой уж страшный дефицит. Нефритовые бусы, во всяком случае, местная знать не особо носит, а нефритовые топорики есть и у некоторых из простонародья. В общем, ценится, конечно, но совсем не так, как в Мексике.
   - А чем этот нефрит так хорош? - поинтересовался Володя.
   - Его чтоб расколоть - это ОЧЕНЬ постараться надо, - сообщил я ему, - Если ты, скажем, кремнёвым топором до деревяшке со всей дури звезданёшь, так выщербишь его на хрен, а нефритовому ни хрена не будет. Режется абразивом, обтачивается, сверлится, но практически не колется. Если нет металла, то на топоры и тёсла лучшей каменюки и не ищи - вот за это он и ценится всеми, кто металлов не знает. Ну а отчего мексиканцы так на нём помешаны, их спрашивай. Может, из-за цвета и текстуры, но он у них - сокровище. Ольмеки в такой культ его возвели, что и ацтеки всё ещё будут ценить безделушки из него гораздо дороже золота. Берналь Диас вон в "Ночь Печали", когда Кортес вывалил перед солдатнёй всё золото, которое нельзя было централизованно вывезти, и все налетели его расхватывать, взял его немного, а больше приналёг на резные фигурки из нефрита и яшмы, так потом наменял на них ещё больше того золота, чем другие тогда смогли на себе утащить - ну, кто не утонул под его тяжестью в озере, конечно.
   - Так я это к чему толкую-то? Если мы планируем в будущем торговать с этими ольмеками, то есть смысл наменять здесь побольше нефрита, - разжевал геолог.
   - Да понял я, понял - ясный хрен, наменяем, - успокоил я его, - Раз ихняя знать сейчас гораздо беднее своих предков, то само собой, у неё нехилая идея-фикс вернуть "старые добрые времена". Они, конечно, и нашим ништякам будут рады, но за этот свой традиционный нефрит вообще родину продадут. Даже оптом, если захотим купить, а уж в розницу - тем более.
   - Например, людишек? - сообразил спецназер.
   - Ага, прежде всего людишек. Финики мелочатся, а нам их побольше надо - столько, что дайте мне кто-нибудь таблетку от жадности. Ну и растительных ништяков у них ещё наверняка немало таких, которых мы ещё не раздобыли. Хлопок, кстати говоря, ближе мексиканский на Кубу завезти, чем гребипетский через весь океан переть, вот только найти его ещё на материке надо. Ну и тутошних, пожалуй, тоже поспрошать...
   - Не помешает, конечно, но вообще-то - взгляни-ка вон на то маленькое такое деревце, - он указал мне на здоровенную раскидистую сейбу.
   - Млять, в натуре! - я разглядел, конечно, и волокно, щедро выпирающее из лопнувших крупных продолговатых плодов, - Но колючее ведь, сволочь! - колючки, густо усеявшие не только толстые ветки, но и сам ствол, впечатляли под стать самому дереву.
   - Так со стремянки ж собирать и с плодосъёмником, - прикинул Серёга, - Главное, везти не надо - их и на Кубе полно.
   - Ага, припоминаю. Вата, значит, местная у нас будет. А теперь - скажи-ка мне вот что. На севере Кубы полно и известняковых скал, а значит - и пещер. Как насчёт летучих мышей в них?
   - Точнее, их говна? Хватает, конечно. И купорос я тебе там тоже найду, - он, конечно, въехал в мою мыслю, - Только это ведь уже не игрушки, тут реактивы чистые нужны, а не такие, которыми мы медь рафинируем...
   - И не полениться потом хорошенько промыть ту вату в воде, желательно в дистиллированной, - ухмыльнулся Володя, тоже во всё въехавший правильно.
   О пироксилине мы говорили, если до кого-то не дошло. Сейчас мы чёрным порохом пользуемся, смесью селитры, угля и серы. Во-первых, он такое облако дыма даёт, что за ним - в артиллерийском и залповом случаях - хрен разглядишь, куда попал и попал ли вообще, во-вторых, он боится сырости, а в-третьих, он раза в три слабее бездымного, и даже если огневая мощь вполне достаточна, то и по соображениям экономии селитры есть смысл в азотную кислоту её перегнать и клетчатку целлюлозную ей пронитровать, как раз означенный пироксилин тем самым и получив. Чтобы в нормальный пригодный в работу бездымный порох его переделать, там ещё некоторые тонкости соблюсти надо, но основа его - пироксилин. Можно на крайняк и им самим стрелять, если совсем уж припрёт, хотя и не рекомендуется по причине неудобств и риска. Но есть ещё и "в-чётвёртых", и это не менее важно, чем всё остальное, вместе взятое. Если, скажем, пронюхают те же римляне о порохе, так смесевый чёрный они, поэкспериментировав, худо-бедно воспроизвести ещё сумеют - послабже нашего, погигроскопичнее, побризантнее и из-за этого поопаснее в обращении, но работать он будет, как работал и в реале вплоть до шестнадцатого века. С таким порохом турки стены Константинополя из бомбард проламывали, а дон Кортес и дон Писарро ацтеков с инками завоёвывали, и ничего, справились как-то с задачей. Нам такого в античном мире и на хрен не надо, шоу маст гоу он как предписано, так что хрен римлянам, а не чёрный порох, а чтобы и соблазна не возникало, если вдруг чего, как раз и нужен переход на бездымный пироксилиновый. Его - хрен воспроизведут. А пироксилин - это хлопковая вата, обработанная смесью азотной и серной кислот. Серную кислоту мы из купороса электролизом получим, с ней селитру в азотную кислоту перегоним, а вата - вот она, на сейбе растёт, и буквально десяток деревьев даст её в товарном количестве.
    []
   Хлопок, конечно, на перспективу один хрен нужен, и ждать, пока его араваки на Большие Антилы привезут, мы не будем - тем более, что и самих араваков нам у себя не надо. Есть ли сейчас тот хлопок у ольмеков, хрен их знает, им в их достаточно влажном климате может вполне и волокна сейбы хватать, которая не зря ещё и хлопковым деревом дразнится, а что неудобно его собирать из-за колючек, так то трудности простых индюков, великим вождям и жрецам не шибко интересные. Но в Центральной Мексике климат уж всяко посуше, а из волокна агавы только грубая ткань получается, которую их великим носить невместно, так что мексиканским предшественникам тольтеков без хлопка не обойтись, и быть у них он обязан.
   А ольмекская знать ведь в натуре за нефрит родину продаст. Даже за обычные куски, которые мы прямо сейчас вот у местных колумбийских чингачгуков сторговываем, а что, если готовые изделия им предложить? Они ж на культе ягуара помешаны, но с учётом их стилизации все их статуэтки тех ягуаров такие, что без слёз не взглянешь. Как и вообще вся их скульптура, кстати говоря. А если им пореалистичнее ягуара изобразить? У Фарзоя, скифа моего, даже по придирчивым современным меркам очень недурные кошаки выходят. Ягуаров у нас в оссонобском зверинце, конечно, не водится, ну так и ни разу это не проблема - что я, шкуру ему не привезу? Львы же наши европейские в зверинце есть, и пропорции он со львёнка-подростка возьмёт, а пятна - со шкуры натурального ягуара, и получится уж всяко на порядки реалистичнее, чем в состоянии сваять лучшие скульпторы ольмеков. Да у этих религиозно озабоченных гойкомитичей, млять, челюсти поотвисают, когда они НАШЕГО нефритового ягуара увидят! За него они всё разведают, всё найдут и всё отдадут, что мы только запросим. Собственно, они и за бронзового ягуара при нашем реалистичном исполнении, скорее всего, тоже родину продадут, но нефритовый для них гораздо круче, и за него дадут в разы больше. Не удивлюсь, если и целую крестьянскую общину в пару-тройку сотен ольмекских голов оцепят копейщиками, сгонят на площадь селения и, ни хрена никому не объяснив и не дав им даже самые элементарные манатки собрать, так и погонят толпой грузиться на наши корабли. А за парочку бронзовых и баб дадут уж всяко не меньше. Столько перспектив подобного рода вырисовывается из одного только этого колумбийского нефрита, что башка кругом идёт. А ведь отправлялись-то мы в это устье Магдалены по сути дела исключительно за платиной...
  
   14. Панама.
  
   Шаг - удар, шаг - удар, ещё два шага - ещё удар. Случается, что и одного удара не хватает на очередной шаг, требуются два, а то и три. Вот так и приходится двигаться, и противник наш сейчас - ни разу не красножопые, которых мы сегодня и не видели, а сама сельва - низко нависшие над тропой ветви кустарника и густо переплетённые меж собой лианы. Сельва - она такая. Буйная тропическая растительность в ожесточённой борьбе за жизнь стремится занять всё доступное ей пространство, и если внизу живность наподобие тапиров или свиней пекари копытами и грудью прокладывает себе тропы к водопою, то выше их невеликого роста всё это переплетение веток и лиан так и остаётся нетронутым, а двуногий примат хомо сапиенс, рост которого гораздо выше, разве ползать рождён? Он рождён ходить на своих двоих, если уж проехаться ни на чём или ни на ком у него в этот раз не получается. За неимением мачете мы прорубаемся сквозь заросли мечами, и хотя испанский клинок - ни разу не греческий и не римский, а уж нашего производства - в особенности, дело это даже с ним не столь уж лёгкое. Благо, народу у нас достаточно, и всегда есть кому сменить уставшего рубаку в голове колонны. Сейчас вот как раз моя очередь...
   - Змея слева на уровне плеча! - предупредил Володя.
   - Ага, вижу! - я честно попытался избежать конфликта и обойти рептилию, но та уже раздраконена дрожью ветки и напружинена для броска, - Млять, ну куда ж тебя несёт, дура ты пресмыкающаяся! - зубы ядовитой гадины лязгнули по бронзовому умбону моей цетры, которой я и отмахнулся порезче, отбрасывая змею далеко в сторону - нехрен мне тут под ногами у нас путаться.
   Это уже пятая по счёту змея, попавшаяся нам за сегодняшний день. На первую идущий в тот момент впереди боец, увлёкшись рубкой лиан на уровне головы, вообще наступил, и быть бы раззяве неминуемо той змеёй ужаленным с достаточно высокими шансами окочуриться, если бы не высокие голенища его лузитанских сапог, в которые обута вся маленькая частная армия Тарквиниев. Но перебздел он, конечно, не на шутку, после чего яростно изрубил злосчастную змею в мелкие куски, и причина у него на то вполне уважительная. Не далее, как вчера точно такая же змея ужалила зазевавшегося финика из сопровождающих нас эдемцев, и очень нехорошо ужалила, в ляжку, и все попытки спасти его оказались напрасными - вечером схоронили. Финики после этого с утра наотрез отказались идти сегодня первыми, и сегодня очередь наших испанцев, а нам на собственных ошибках учиться не хочется, мы на чужих учиться предпочитаем, так что бдим мы теперь и бздим в оба...
    []
   Вторая, такая же обыкновенная для этих стран копьеголовая куфия, попалась примерно в сотне шагов после первой - свисала с лианы на уровне башки. Сменивший распсиховавшегося прежнего рубаку новый боец заметил её вовремя, взял у следующего протянутое ему копьё и ловко сдёрнул им змею с лианы, отшвырнув с дороги подальше вправо. Третью, такую же, заметили шагов с десяти - она переползала через тропу, и ей дали - во избежание ненужных нам приключений - доделать это самостоятельно. А вот четвёртая оказалась какой-то другой, покрупнее и попестрее, да ещё и поагрессивнее. Её тоже заметили своевременно, но эта сволочь нагло разлеглась прямо на тропе, и когда её попробовали аккуратно шугануть, атаковала стремительным броском. Меч нашего бойца встретил её со всего маху в воздухе и располовинил, так обе половины ещё и после этого какое-то время извивались. Та, что с хвостом, шлёпнулась прямо на шлем второму бойцу, идущему за передовым рубакой, с которого отрикошетировала в морду третьему, а та, что с башкой - ему же под ноги, вызвав оглушительные вопли у него и двух его соседей и смех у всей передней трети колонны. Смешки, впрочем, быстро стихли, когда Серёга опознал в разрубленной и затоптанной гадине лабарию, называемую ещё кайсакой - одну из самых опасных змей Центральной и Южной Америки, яд которой способен отправить человека к праотцам в течение нескольких минут после укуса. Даже небольшой привал устроили, чтобы показать труп лабарии всем и разъяснить, чем чревата неосторожность при встрече с ней. Где-то с полчаса после этого змеи нам больше на пути не попадались, хотя и мелькали пару-тройку раз в стороне, а теперь вот более-менее удачно разошлись и с пятой. Хотя капли яда на умбоне цетры - ага, невольно внушают уважение. Володя вон глянул, заценил и тоже только головой покачал - хоть и не лабария, но тоже хватило бы...
   Когда говорят, что ядовитые змеи в американских тропиках буквально чуть ли не на каждом шагу попадаются - это, конечно, сильно преувеличивают, посильнее, чем в "стандартные" три раза. Не на каждом и даже далеко не на каждом десятом, если брать в среднем. Можно, конечно, и на целый клубок этих ямкоголовых гадов набрести, когда они размножением заняты и сползлись для этого с огроменной площади на свою тусовку типа наших дискотек, а можно и целый день целенаправленно их разыскивать и хрен хоть одну обнаружить. Ну, если ты "понаехавший" вроде нас, а не тутошний гойкомитич, конечно - эти-то, надо думать, в любое время и в любом месте знают, где и как их правильно искать.
   Гораздо больше тут - поскольку пищевой пирамиды и в американской сельве никто не отменял - всевозможных мелких многоножек типа пауков со скорпионами, и шансы быть покусанным ими многократно выше. Но они и привычнее - и на той же Кубе их полно, не сильно от материковых отличающихся, да и в самой Испании тоже водятся и скорпионы, и тарантулы. Здесь эта нечисть, конечно, и покрупнее, и поядовитее, но не так всё-же страшна, как змеи. Трое уже укушенных этой мелочью и у нас, но после оказанной им помощи опасности для жизни нет, и даже собственным ходом движение продолжают - одному помогают, поддерживая с боков, а двоих просто от их ноши разгрузили. Видимо всё дело тут в порции впрыскиваемого при укусе яда, которая у этой мелюзги небольшая.
   Вот змеи - это да, это - посерьёзнее. Есть, конечно, и в Испании гадюки, и яд у них даже несколько посильнее, чем у наших подмосковных - ближе к нашим южным типа астраханских, но один хрен гадюка есть гадюка - не гюрза это и не эфа, которые, кстати, не только в нашей Средней Азии водятся, но и в Северной Африке тоже. Но к северу от Гибралтара их нет, а есть только обыкновенная европейская гадюка. Крайне редко когда её укусы смертельны для здорового взрослого человека, обычно вычухиваются даже без оказания помощи. И вот на фоне этих не шибко страшных испанских гадюк и полного отсутствия вообще каких бы то ни было ядовитых змей на Больших Антилах, местные материковые ямкоголовые - это, конечно, что-то с чем-то. Прежде всего - по причине наибольшей распространённости здесь и сейчас и наивысшей, следовательно, вероятности встречи - уже достаточно хорошо знакомая нам копьеголовая куфия или, она же - ботропс цепкохвостый. Пострашнее её, но и попадается в дикой сельве, хвала богам, значительно реже, вот эта встреченная нами сегодня, да ещё и наделавшая переполоху лабария, она же - кайсака. Она и крупнее, и яд у неё гораздо сильнее, и сама она гораздо агрессивнее той куфии, но реже встречается, гораздо реже.
   Серёга, правда, здорово портит настроение - говорит, что это только пока. В смысле, пока тут ещё нетронутая сельва, а не окультуренный ландшафт с населёнными пунктами и плантациями, а как дойдёт до этой стадии - самой актуальной проблемой как раз лабария эта станет. Она же, сволочь, и на плпантациях себя прекрасно чувствует, и в дома заползает запросто, и в современной Латинской Америке подавляющее большинство смертей от змеиного укуса - как раз на её счету. Ну и ещё здесь есть бушмейстер, он же - сурукуку. Самый редкий из всей этой смертельно ядовитой мрази, потому как не любит часто посещаемых людьми мест, но и самый опасный, так что и встречаться с ним никто желанием как-то и не горит. Он хоть и сам несколько спокойнее лабарии, и яд у него по концентрации послабже, но впрыснет он того яду при укусе столько, что хватит за глаза - размер имеет значение, а у бушмейстера размер из всех наибольший, и ядовитые железы вполне ему под стать, да и зубы его ядовитые подлиннее, отчего и его яд впрыскивается глубже - в общем, ну его на хрен, этого грёбаного бушмейстера, и хвала богам, что у нас с ним разные вкусы на подходящие и удобные для жизни места обитания.
    []
   Мы ведь разве за приключениями лишними на свою жопу попёрлись в эту латиноамериканскую сельву? На хрен, на хрен! Вчера один их уже доискался, и как-то мало радости оттого, что это был финик, а не наш. Фортуна - она ведь стерва капризная, и в какой-то момент запросто может и наших невзлюбить, а нам оно сильно надо? Нас-то за что, спрашивается? Имейся в этих местах уже готовый Панамский канал, так мы бы и не высаживались, а с превеликим удовольствием доплыли бы по нему до самых предгорий, в смысле - до его наивысшей точки, от которой путь к тем предгорьям наиболее простой и наименее опасный. Нам не приключения эти дурацкие, нам хина нужна, которая как раз в предгорьях и растёт. Но проковырять своими палками-копалками означенный Панамский канал и устроить на нём нормальные судоходные шлюзы тутошние панамские чингачгуки поленились, хотя за тысячелетия своего проживания в Америке успели бы, наверное, к нашему прибытию, и не особо-то запарившись. А мы тут теперь из-за них - ага, сугубо по причине этой их патологической лени - паримся, прорубаясь сквозь заросли...
   Мы, конечно, тоже ни разу не фанатичные трудоголики и тоже схитрожопили, насколько это было вообще возможно - приятная всё-таки штука это наше попаданческое послезнание. Ведь бедолага Нуньес Бальбоа в реале, не зная броду и не имея современной карты, через весь перешеек посуху звиздюхал - в той его части, что расположена у самого южноамериканского материка. Мы же, в отличие от этого героического первооткрывателя Тихого океана, современную карту зоны Панамского канала имеем и по ней знаем, где можно забуриться в означенный перешеек поглубже наиболее лёгким водным путём. Ну, на самом-то деле, конечно, далеко не всё там сейчас так гладко, как на бумаге, то бишь на современной карте. Здоровенное озеро Гатун, например - не природное, а рукотворное водохранилище, сооружённое американцами при строительстве канала, дабы и объём земляных работ уменьшить, и запасы воды для заполнения шлюзов получить. Сейчас его, конечно, нет и в помине, а есть только река Чагрес, долина которой как раз и является той низменностью, что будет затоплена американцами при прокладке канала - не просто ж так они его конкретный маршрут выбирали, а очень даже по поводу. И повод этот становится особенно понятным при взгляде на старую карту, которая у нас тоже имелась. Я ведь не раз уже упоминал, кажется, что в прежней жизни мы все трое были заядлыми любителями альтернативно-исторических интернет-срачей?
   Один из крупнейших - о так называемой Македонской Америке, основанный на допущении, что пропавший без вести при разделе наследства покойного Филиппыча флот Неарха, обогнув Африку, пересёк затем ещё и всю Атлантику и угодил в Америку. Нехило нафантазировали? Вот и я тоже ржал, когда читал. Тем не менее, даже при всей лютой бредовости общей идеи этой Македонской Америки, её отдельные моменты, касающиеся деятельности гипотетических македонских колонистов уже там, на месте, не могли не вызывать определённого чисто технического интереса - возможно ли такое хотя бы уж в принципе или однозначно нет. При этом, естественно, в числе прочих с неизбежностью всплывал и вопрос об античном Панамском канале, который меня тогда заинтересовал, а при его изучении раздобылась в интернете и старая карта Центральной Панамы. Ох и смеху же у нас было в Оссонобе, когда оказалось, что такая же есть и у Серёги, тоже этим вопросом интересовавшегося! А на той карте показано, что река Чагрес судоходна вплоть до места будущей Мадленской плотины, с помощью которой будет образовано ещё одно водохранилище - Алахуэла, позднее переименованное в Мадлен. Ну, не по современным меркам, конечно, нет там двенадцати метров глубины, а по испанским лохматых времён, ну так у нас же сейчас времена ещё более лохматые, и не океанские большегрузы рубежа девятнадцатого и двадцатого веков у нас ни разу, так что и мы спокойненько прошли на наших "гаулодраккарах" по реке Чагрес.
   В реке ещё и убедились в преимуществах водного пути в плане безопасности. Пираний в панамских водоёмах быть, вроде бы, не должно, но проверять их наличие или отсутствие на себе как-то не слишком охота, и не сильно на это влияет тот научный факт, что только три или четыре вида этих кусючих рыбёшек из нескольких десятков считаются опасными, да и те реально опасны только в сухой сезон, когда им банально нечего жрать, а сейчас, летом, в субэкваториальном климате сезон как раз дождливый. Но и помимо то ли имеющихся, то ли напрочь отсутствующих пираний здесь хватает кусючей живности, да ещё и посерьёзнее. Как большая крокодила схватила прямо за рыло и утянула в воду притопавшего на водопой пекари, мы видели сами. Ну, для Володи они все крокодилы, включая не только аллигаторов с кайманами, но даже до кучи и комодского варана, без разницы. Для меня разница есть, но мне как-то всё время казалось, что в Америке таки аллигаторы с кайманами, а Серёга вот говорит, что это был именно настоящий крокодил, так называемый острорылый. Вблизи мы ту крокодилу разглядеть не успели, но он по размерам судит - слишком здорова эта крокодила для местного крокодилового каймана, который и до трёх метров не дорастает, а сопоставимый с ней чёрный кайман поюжнее обитает, и их ареалы не пересекаются. Ну, крокодил - так крокодил, Серёге виднее, а нам не шашечки, нам ехать.
   Анаконду точно не видели - ни восемнадцатиметровую из баек для любителей ужастиков, ни одиннадцатиметровую, когда-то кем-то якобы реально измеренную, ни даже достоверно известную девятиметровую. Даже молодняк ейный нам ни разу на глаза не попался, хоть и вполне подходящие тут для неё условия, да и Серёга говорит, что не водится она западнее Кордильер, так что в Панаму и проникнуть не могла. Водится только удав боа, так называемый императорский, но его длина редко больше пяти метров бывает, так что с той анакондой он в разных весовых категориях. Тем более, что анаконда - чисто водный вид, а этот - сухопутный, и наш геолог сам изрядно удивился, когда мы одного означенного боа преспокойно плывущим по реке увидели - видимо, в отсутствие более крупного конкурента и он не прочь смежную экологическую нишу освоить. Да и попали вель его сородичи как-то и на острова Карибского моря, а там ведь не река, там уже как раз море. И раз уж мы добрались таки до змей, так и ядовитые, кстати говоря, не просто прекрасно умеют плавать, но и любят это дело. В Астрахани сам неоднократно наблюдал с удовольствием плавающих гадюк, и тут точно такая же хрень, только гадюки тутошние, как я уже упоминал, уж всяко позловреднее. Бушмейстер тот же самый, с которым нас встречаться категорически не тянет, предпочитает места повлажнее и наверняка тоже не дурак на предмет искупаться. Да и ягуар, кстати, хоть вообщё-то он и кошак, но водные процедуры уважает, и вероятность повстречаться с ним в реке или озере не так уж и мала. В общем, не зная броду, не суйся в воду, вплавь - уж точно, да и плавание на утлых каноэ индюков представляется мне при такой местной фауне ещё тем экстримом. То ли дело наши "гаулодраккары"! С их палубы мы можем позволить себе невозмутимо поплёвывать и на крокодилов с кайманами, и на удавов со всеми прочими бушмейстерами, и даже на ягуаров. И совершенно не интересуясь при этом ни их видовой принадлежностью, ни их индивидуальными размерами. Для нас они все в параллельном измереении, скажем так.
    []
   Нам важнее было правильный маршрут выбрать, чтоб поближе к предгорьям по воде подплыть и поменьше через сельву до тех предгорий продираться. С этого боку если рассуждать, то идеальнее было бы и в Чагрес даже не заходить и вообще к зоне будущего канала не рваться, а высадиться на морском побережье в районе современного городишки Портобело, от которого до ближайшего и довольно приличного горного массива рукой подать. Мы ведь, когда наменяли платины в устье Магдалены на первое время более, чем достаточно, Дарьенский залив с реками Сину и Атрато решили перед финикийцами без нужды не засвечивать, а направились от той Магдалены напрямую туда. И не на шутку обозлились на эдемских фиников, когда оказалось, что причаливать и высаживаться там никак нельзя. Точнее - когда выяснилось, почему нельзя. Эти уроды - ну, не именно эти, что сейчас с нами, а другие несколько ранее - уже побывали здесь разок, оказывается. Вот спрашивается, шкодить-то при этом нахрена было? Неужели это так разорительно, честно купить нужных тебе рабов и жратву за жалкие цветные стекляшки с ленточками и прочей дребеденью и сохранить в результате со всеми нормальные отношнния? Я и главному финику по этому поводу высказался, когда он предложил обстрелять вооружённую толпу на берегу из наших громовых труб, дабы нагнуть местное селение и получить от него всё, что нам требуется, безвозмездно, то есть даром. Типа, нашёл выход из затруднительного положения, млять! А хинную кору потом откуда брать прикажете все те годы, пока наши собственные плантации ещё только расти будут?
   Пошуметь-то мы там, конечно, пошумели - я приказал впендюрить с десяток осколочно-фугасных в прибрежную скалу, и её брызнувшие во все стороны при взрывах обломки произвели на гойкомитичей нехилое впечатление, а вот толпу прореживать и селение в пух и прах разносить, как финику хотелось, запретил - перебьётся. Шугануть дикарей шуганули, воинственного пылу им поубавили, но злить-то их при этом зачем? Чтоб впредь вообще без массированной артподготовки даже к берегу не приближаться? Так на это снарядов потом хрен напасёшься, да и вообще, у нас на светлое будущее в этом регионе несколько иные планы...
   Так или иначе, из-за дурной жадности какого-то не в меру предприимчивого эдемца нам пришлось пока отказаться от этого самого удобного варианта получения хины и двинуться дальше - к зоне будущего канала и забуриться в эту зону по Чагресу гораздо глубже, чем хотелось бы. Можно было бы в принципе попытаться налево свернуть, в его приток Гатун, как раз и давший название будущему водохранилищу, и по нему подняться к тому же самому горному массиву с его противоположной стороны, но речушка нам не приглянулась. Узкая она какая-то, вроде Клязьмы в Ближнем Подмосковье, и хотя промер глубин русла показал её проходимость в низовьях, далеко не факт, что так будет и до её верховий. В реале в испанские колониальные времена она судоходной не считалась, в отличие от самого Чагреса, и этого тоже не следовало из внимания упускать. Прочие его притоки тоже были ничуть не лучше, вот и пришлось нам подыматься по Чагресу вдоль всей совпадающей с ним части будущего канала, то бишь до самого поворота его русла на северо-восток. Маленькие горные массивы к северу и к югу от реки были в этом месте ещё и гораздо ниже тех, прибрежных, даже до километра их самые высокие вершины не дотягивали - ага, Кордильеры называется! Но выбирать особо не приходилось, и проплыв от поворота на северо-восток где-то с километр, мы выбрали на южном берегу первое же подходящее место для высадки и лагеря. Именно здесь ближе всего подходила к руслу реки возвышенность, на которой сельва должна была стать уже не столь непролазной, да и само место лагеря не заболочено, что тоже далеко не пустяк. Это я тонко по-аглицки на комаров с москитами намекаю, если кто не въехал. Хоть и нет пока в Америке малярии, жёлтая лихорадка - тоже подарочек ещё тот. В реале при строительстве канала несколько тысяч работяг от этих двух болячек скопытилсь, и никто так и не выяснил, от которой из них конкретно по скольку, так что от болот по возможности следует держаться подальше. Трава, соком которой натираются от кровососов кубинские красножопые, есть и здесь, и наши тоже к этой процедуре уже приучены, но не на каждом шагу она здесь растёт, а надо, чтоб хватало на всех...
   Половина людей оставлена у вытащенных на берег судов в разбитом вокруг них лагере, отдалённо напоминающем ночёвочный римский - финики в осадок выпали при виде наших солдат, копающих ров, насыпающих вал и вкапывающих в него нарубленные в лесу суковатые колья, но оглядевшись вокруг и вспомнив об испорченных отношениях с индюками побережья, принялись помогать без понуканий. Укрепились там, организовали караулы, устроили охоту для пополнения запасов провизии - подстрелили двух кайманов, капибару и трёх ленивцев, наладили заготовку мяса впрок, проинструктировали гарнизон на предмет техники безопасности, да и двинулись с половиной сил к возвышенности, с которой и прорубаеся теперь через сельву. Вот-вот, судя по карте и по заметному подъёму местности, должны наконец вырваться из этих зарослей в более вменяемый по нашим понятиям лес.
    []
   Так вскоре и происходит. Ну, относительно вскоре - напоследок сельва всё-же подсуропила нам густой стеной бамбука вроде той, которая остановила бывших рабов из ефремовской повести "На краю Ойкумены", но у нас-то ведь не два бронзовых тесака, а по стальному мечу у каждого, так что прорубились часа за полтора и сквозь эти грёбаные бамбуки. А дальше лес пошёл уже другой - посветлее и попросторнее, и даже сам воздух заметно посвежел, на что мы уже особо и не надеялись. Володя с пятью нашими бойцами выдвинулся на разведку и вернулся с радостным известием, подкреплённым и вещдоком - свежесрубленной веточкой хинного дерева. Добрались таки наконец до главного местного ништяка! Ну, раз так - от добра добра не ищут. Мы разыскали ручей с достаточно бурным течением и чистой водой, и я распорядился разбить лагерь как раз между ним и зарослью бамбука. Во-первых, одна сторона периметра, можно сказать, халявная, во-вторых, колья есть где нарубить, а в-третьих - вода в зелёных бамбуковых коленцах. Мы ведь всё-таки в тропиках, и даже из бурных ручьёв сырую воду пить тоже нежелательно, а в бамбуке она вполне питьевая, и можно хоть сей секунд жажду утолить.
   Разбив лагерь и организовав его охрану и приготовление обеда, приступаем к заготовке хины. Прежде всего - рассада. Я ведь уже упоминал, кажется, что в тропиках растительность нередко цветёт и плодоносит круглый год? Поэтому первым делом мы набрали наиболее спелых на вид красных ребристых плодов, затем отыскали и выкопали для переосадки в тыквенные горшки молоденькие едва начавшие расти деревца.
   - Делай, как мы! - напомнил я главному финику свой наиболее частый совет.
   - Зачем вам это дерево? - не въехал тот.
   - Сейчас увидишь, - я дал отмашку, и к большому дереву подступили Володя с наташкиной шпаргалкой и двое наших турдетан с только что изготовленной лестницей. Спецназер разметил нижнюю часть ствола мелом на вертикальные полосы, затем бойцы приставили к стволу лестницу, и он взобрался повыше, продолжая размечать и там, а снизу двое других наших бройцов принялись надрезать кору по разметке массивными тесаками и отделять от ствола полосы коры через одну.
   - Разве не удобнее сделать надрезы кольцом через весь ствол? - предложил эдемец, поняв наконец, что нам нужна именно кора.
   - Гораздо удобнее, - согласился я, - Но если не оставить на стволе хотя бы части ненадрезанной коры, дерево засохнет. А так, как делаем мы - кора через какое-то время восстановится, хотя и будет тонкой и малоценной.
   - Тогда какой смысл так делать?
   - Когда восстановится ободранная кора - через год, скажем, можно будет снять безбоязненно и вот эту оставшуюся кору.
   - А чего тут бояться? И зачем ждать год, когда ты можешь снять ВСЮ кору уже сейчас? А через год - найди другое и обдери кору уже с него...
   - Их не так много, и растут они, как видишь, по одному. А плодоносить они начинают тоже нескоро - не знаю точно, но вряд ли меньше десяти лет, и не меньше шести лет нужно, чтобы кора стала годной для съёма. Десять лет, считай, нужно, чтобы из добытой нами сейчас рассады выросли хорошие плантации этого дерева уже на нашем острове, которые мы сможем разводить уже собственной рассадой. И все эти десять лет нам нужна будет кора вот с этих деревьев. Это в лучшем случае - если её нужно будет не очень много, и хватит с наших плантаций. А если не хватит? Тогда нам и дальше нужна будет кора и с диких деревьев, которые есть только здесь.
   - Всемогущий Баал! В чём-то ты умён, испанец, в чём-то даже слишком умён, но в чём-то - наивен как дитя! Ты же сам говоришь, что новая кора будет плохая, так какое тебе дело до дерева с плохой корой? Зачем тебе снимать его хорошую кору за два раза, когда ты можешь взять её всю сразу? И пускай оно сохнет, зачем оно тебе?
   - Чтобы давало семена, из которых вырастут новые деревья с хорошей корой. Говорю же, я не уверен, что нам хватит коры с наших плантаций.
   - А зачем она вообще нужна?
   - От болотной лихорадки.
   - И что, так прямо и излечивает?
   - От здешней - нет, но облегчает состояние больного...
   - Тогда какой прок от такого лекарства? Облегчить состояние можно и теми бодрящими листьями, которые вы покупаете у нас, а теперь будете выращивать и сами, и много чем ещё. И ради этого ты рискнул углубиться в эту дикую страну?
   - Есть ещё другая болотная лихорадка, нездешняя. Там, в наших странах по ту сторону Моря Мрака. Она пострашнее здешней - моли богов, чтобы они не допустили её заноса сюда. И вот от неё отвар этой коры излечивает. А ещё лучше - винная настойка на ней. Это лекарство нужно нам там, в наших странах...
   - И теперь ты позаботился о том, чтобы оно у вас было и СВОЁ, - не без досады проговорил финикиец, - Как и дерево, дающее бодрящие листья...
   - Разве ты сам не сделал бы того же на моём месте? - хмыкнул я, - Но ты не переживай - мы будем по-прежнему покупать и ваши листья, и вашу кору этого дерева, если вы не вздумаете задрать цену. Говорю же, нам нужно будет МНОГО...
   - НАШУ кору?
   - Ну да, почему бы и нет? Ты же знаешь теперь, откуда она берётся. Кто мешает тебе добыть её и для твоего города? Но мой тебе совет - не забудь прихватить и рассаду. Кору тебе и дикари местные продадут, если ты наладишь с ними нормальные отношения, покажешь им образцы и предложишь хорошую для них цену, которая не разорит тебя. А вот саженцы и семена - ты сам продал бы на их месте? Я ведь не один раз уже говорил тебе - делай, как мы...
    []
   Три дня мы заготавливали хинную кору, ободрав наполовину более четырёх десятков больших деревьев и подсушив куски коры на солнце, прежде чем сложить её в мешки. Получалось двадцать пять мешков - небольших, правда, поскольку приходилось думать и об их транспортабельности - у нас и где-то с пятнадцать - у фиников. Поискав ещё, можно было бы набрать и больше, но я запретил отходить от лагеря дальше, чем на пару примерно километров. Если местные красножопые всё ещё не обнаружили себя - это ещё вовсе не означает их неосведомлённости о нашем присутствии. У многих авторов я в своё время читывал, что новости в сельве разносятся быстро, и скорее всего, известия о нашем появлении значительно опережали нас самих. Есть у индюков для этого и дымовые сигналы, и барабаны, а появление сильного отряда чужаков, от которых не знаешь, чего ждать - новость достаточно важная. Известно им уже, скорее всего, и о разнесённой нами вдребезги громом и молниями скале на берегу моря - поэтому, наверное, и предпочитают наблюдать скрытно, пока мы не вынуждаем их к более активным действиям. И не надо их вынуждать. Мы ведь здесь не за этим, верно?
   На четвёртый день, подъев значительную часть припасов, решили устроить для их пополнения ещё одну охоту. Выдвинувшиеся с Володей разведчики обнаружили, да ещё и неподалёку - вот что значит соблюдение элементарного порядка вне лагеря, если доклад нашего спецназера дословно зацитировать, то прямо "стадо свинобразов каких-то тутошних охренительной численности". После того, как мы отсмеялись, Серёга сообщил, что скорее всего, это белобородый пекари, в самом деле живущий стадами немыслимой для нашего европейского кабана численности во многие десятки, а то и пару-тройку сотен голов. Как раз в силу численности стад он и наиболее удобен как объект для масштабной охоты, отчего и стал в наши времена в Центральной Америке редким, но он же и наиболее опасен, если за подрааненным и разъярённым вожаком ломанётся вдруг в атаку всё стадо. Большая толпа - она и у номо сапиенса такая же. Чувствует свою силу и прёт в дурь, где надо и где не надо, а раз так, то какой тут спрос с неразуиной живности? Есть другой вид - ошейниковый пекари, который здесь тоже должен водиться, этот образует куда меньшие стада и в этом смысле гораздо безопаснее, но его нам - при нашей потребности в мясе - пришлось бы всё его небольшое стадо валить, чего тоже не хотелось бы. Поэтому решили, что промышляем вот этих "охренительной численности", но работают лучники, а заряды огнестрела бережём на всякий пожарный.
   Стадо в натуре оказалось впечатляющим - не удивительно, что у Володи глаза на лоб полезли и более точная прикидка его численности просто-напросто не уложилась в голове. Ну не положено нормальным ДИКИМ свинтусам кучковаться до такой степени! Не три сотни, конечно, даже не две, но где-то под полторы - с учётом того, что часть была скрыта от нас кустарником - их там вполне набиралось, так что нужные нам пару-тройку десятков можно было добыть, не нанеся при этом непоправимого ущерба их поголовью.
   А пекари деловито высыпали из чащи на прогалину, похрюкивают - хрюкают они, кстати, практически как и наши хавроньи, хрен отличишь на слух, роются, чавкают и хрустят чем-то и всецело этим занятием поглощены. Видок у них издали тоже вполне свинячий, и даже больше на домашнюю хавронью похож, чем на дикого европейского кабана - ну, был бы, точнее, если бы они не были такими лохматыми. Кабаны ещё время от времени поглядывают по сторонам, водят ушами, да принюхиваются, а свиньи просто роют и жрут, отвлекаясь только на то, чтобы поросюков своих расшалившихся урезонить. Мы приближаемся, обкладываем - медленно, осторожно, стараясь не шумнуть ненароком. У нашего европейского кабана слабовато зрение, но на слух и обоняние он не жалуется, и у этих, надо думать, дело обстоит примерно так же. Перед самой охотой мы хорошенько натёрлись перебивающими наш запах пахучими свежесорванными листьями кустарника, показанного нам ещё кубинскими гойкомитичами. Средство действенное - они ведь луков не знают, и им, в отличие от нас, не на выстрел к своей добыче подобраться нужно, а гораздо ближе, на уверенный бросок дротика, так что запаха нашего эти свинобразы не учуют, а вот шуметь не надо, невежливо это как-то...
   - Самок с мелюзгой не трогать! - напомнил я стрелкам. Понятно, что с виду тех самок от самцов не очень-то и отличишь - я, например, без приглядывания в трубу к их гениталиям, уж точно отличить не возьмусь, но хотя бы по мелюзге пущай прикидывают и уж целенаправленно-то свиноматок-производительниц не выбивают. Должна ведь охота - даже такая, ни разу не спортивная, а промысловая - чем-то отличаться от браконьерства?
   Обложили, начали работать. Эти американские пекари - не совсем свиньи, но внешне и по телосложению похожи, и убойные места у них, естественно, те же самые, а на кабанов в Испании нашим лучникам охотиться доводилось. Мы никуда не торопились, и очередная меткая стрела укладывала очередного свинобраза, а до пасущегося стада так пока и не доходило, что его кто-то методично расстреливает. Облажались где-то примерно на двадцать пятом, и не по вине лучника - два одинаковых более-менее по размерам и наверняка равных по рангу в стаде кабанчика не поделили какой-то деликатесный по их понятиям корешок и повздорили меж собой, отчего предназначенная одному из них стрела попала несколько не туда, куда метил стрелок. Подранок, видимо, взревел тоже не совсем так, как у них принято голосить при честной разборке, и стадо насторожилось, а из-за кустов вынесся - не иначе, как разобраться как следует и наказать кого попало - матёрый секач. Тут рухнуло ещё два свинтуса - не эти дерущиеся, а заслонившие их сдуру, стадо всполошилось, а секач зафыркал и залязгал клыками, подслеповато водя рылом из стороны в сторону. А наши ведь с трёх сторон, и в какую из них этот доминант местечковый атаку ни возглавь - нехорошо будет, очень нехорошо...
    []
   - План "Б"! - скомандовал я и сам поднял винтарь. Секач как ркз повернулся вправо, подставив мне левую бочину. Я расставил ноги пошире, левый локоть поплотнее к боку, цевьё ружейной ложи на сжатый кулак, как учил знакомый спортсмен ещё в той, прежней жизни, взял на мушку нужную точку, затаил дыхание и мягко потянул спуск. Тут, как тот спортсмен учил, желательно ещё и не думать в этот момент ни о чём таком воинственном - держишь прицел и плавненько жмёшь, и твой выстрел в идеале должен бабахнуть "вдруг" и для тебя самого. И калибр-то невелик, всего девятка, но эта девятка - продолговатая, безоболочечная и экспансивная. В общем, свинобразу хватило. А следом загрохотали и остальные наши винтовки, которых при нас было десятка полтора, свалив ещё нескольких. Перепуганное стадо ломанулось взад, то бишь в четвёртую сторону, с которой не грохотало, против чего никто и не думал возражать - мы добыли достаточно, а жадность - она ведь фраера сгубила. В данном случае - пятнистого.
   Оказалось, что не одни только мы выбрали в качестве объекта охоты именно это стадо, но и один достаточно матёрый ягуар, которого улепётывающее стадо едва не затоптало, и он, спасаясь от такого стихийного бедствия, выскочил прямо на нас. Меня в тот момент интересовало только мясо сваленных нами пекари, и я бы дал пятнистому кошаку спокойно ретироваться, да только тот и сам был прифонаревшим как от наших выстрелов, так и от чуть было не раскатавших его в тонкий блин свинтусов, и один из наших лучников сдуру взял, да и пустил в него стрелу. А хрен ли ягуару та стрела? Он и так на взводе от непоняток, а тут ещё и это! В общем, осерчал кошак и сиганул совсем не в ту сторону, куда следовало бы. Перезарядиться никто из нас, ясный хрен, не успевал, так я и пытаться не стал, а отбросил бесполезный винтарь и выхватил револьвер, и не один только я. Володя меня даже опередил, и его пуля впечаталась в кошака первой. Тут и я шмаляю, и по ушам почему-то шандарахает неожиданно мощно, но разбираться некогда, и я на рефлексе взвожу курок и снова шмаляю, и на сей раз по ушам бьёт не в этот миг, а чуть позже, а ягуар - даже сквозь дым видно, что уже допрыгался - валяется и корчится в конвульсиях. Пули-то ведь и в револьверах у нас тоже экспансивные. А рядом со мной дымятся револьверы Велтура и Серёги, потом из-за плеча выныривает ухмыляющийся Бенат, и у него тоже в правой руке дымящийся револьвер - переданный ему при нашем перевооружении мой старый РК-1...
   Кошака Бенат уже мечом добил, чтоб животина понапрасну не мучалась. Хоть и хроноабориген самый натуральный, но учится быстро, и привычку беречь заряд, если есть такая возможность, успел уже у нас перенять. Подошёл, всадил клинок, провернул для надёжности, выдернул, возвращается:
   - Порядок, - и подаёт знак двум нашим турдетанам, чтоб освежевали.
   Копейщики занялись тем же самым и в отношении добытых пекари, лучникм на стрёме, мы и наши стрелки перезаряжаемся. Перезарядив свою винтовку, закидываю её на ремне за спину и занимаюсь револьвером. Все движения у нас давно на рефлексе, так что балаболить нам это не мешает.
   - А ягуар был рисковый! - прикололся Володя, - Его ж эти свинтусы запросто стоптать на хрен могли!
   - Это мы своей стрельбой ему подкузьмили, - пояснил Серёга, - Обычно ягуар хватает одного пекари, а остальные разбегаются от него веером. Ну, разве только если он на мелкого поросюка нападёт, которого мамаша всё ещё опекает - тогда она ещё может вступиться, а за ней - и стадо. Но взрослому ягуару мелкого поросюка мало, а если это самка, которая ещё и на свой выводок затаривается, так тем более, так что обычно уже подсвинка взять норовят, за которого вряд ли кто впряжётся.
   - Дык, один хрен опасно - зацени их клыки. Укусит - так уж укусит, млять! - клыки в самом деле внушительные - верхние не загибаются вверх, в отличие от наших европейских кабанов, а торчат вниз и в стороны, навстречу нижним - для "фирменного" кабаньего вспарывающего удара это неудобно, зато укус такими - мама, не горюй!
   - Не без того, - согласился геолог, - Но тут ведь рулит и кошачья реакция. Наш кабан - тоже не подарок, но для амурского тигра он - основная добыча. А ягуар, считай, тот же тигр - его, кстати, португальцы и голландцы так и будут в реале тигром называть. Или теперь уже не будут?
   - Хрен им теперь, - хмыкнул я, - Тут теперь с нашей форой в добрых полтора тысячелетия как бы наоборот не вышло - увидят, млять, наши мореманы когда-нибудь того же бенгальского тигра впервые, сравнят с хорошо знакомым ягуаром, да ягуаром его по аналогии и обзовут, гы-гы!
   - Запросто. Аналогия ведь в натуре в глаза бросается. И кстати, в наше время вот этот центральноамериканский подвид ягуара окажется на грани вымирания не из-за охоты на него самого, а как раз из-за истребления вот этих самых белобородых пекари.
    []
   Снятую с героически павшего кошака шкуру наши бойцы уже начали очищать от жира, да и туши свинобразов уже разделывались, когда из лесной чащи вдруг возникли чингачгуки. Вот буквально пару-тройку секунд назад их на прогалине ни хрена не было, и тут материализовались беззвучно, да ещё и в товарном, я бы сказал, количестве. И у всех здоровенные луки с этими их дротикообразными стрелами-переростками. В наших людей, правда, не целятся, но стрела на тетиву наложена у многих, хоть и приопущена к земле - типа, драки не ищут, но готовы к ней, если что...
   - Оружие опустить, но держать наготове! - скомандовал я - больше даже для фиников, дабы въехали, что и нам драка тоже не нужна, и дурацкой инициативы в этом духе мы не одобрим. Но тем и самим на таком удалении от моря рисковать не хотелось. О том, что стрелы у здешних туземцев, скорее всего, змеиным ядом отравлены, так что и царапина такой стрелой смертельной может оказаться элементарно, мы им уже все ухи прожужжали, а действие яда тутошних змеек они теперь и без нас знают - в конце концов, это их соплеменник от укуса змеи скопытился и по дороге сюда схоронен.
   А красножопые явно расценили наши телодвижения правильно - вождь что-то им скомандовал, и стрелы убрались с тетивы, хоть и остались в руках отдельно, вернуть взад недолго. Стоят шеренгой, а главное чудо в перьях с одним из своих в нашу сторону направляется. Ну, раз так - подзываю переводчика, винтарь передаю шурину, револьвер в кобуре, но выхватить ведь его, да курок взвести и мне недолго. Только лучше бы всё-таки найти с индюками общий язык и договориться по-хорошему. Идём с переводчиком им навстречу и останавливаемся перед ними шагах в пяти - ага, прямо посреди заваленных нашими свинобразьих туш.
   Вождь заговорил на своей тарабарщине, а наш толмач, судя по наморщенному лбу, что-то понял, но едва ли всё. Глядит на меня, я киваю ему, позволяя уточнить, тот спрашивает чего-то, теперь гойкомитич напротив нас морщит лоб, но тоже что-то всё-же поняв, ещё несколькими фразами обмениваются - хвала богам, родственные языки, есть общие слова, и знаками объясняться, похоже, не придётся.
   - Он говорит, что это их земля и их лес, - сообщил мне наконец въехавший в суть переводчик, - Здесь охотились их отцы, охотятся они и будут охотиться их сыновья.
   - Хорошо, я понял. Скажи ему, что так всё будет и впредь, а мы сейчас просто заготовим нужную нам в дорогу пищу и удалимся туда, откуда пришли, - может быть, это и не совсем по принятому у здешних племён этикету, но во-первых, надо сразу обозначить намерения, дабы не было потом непоняток, а во-вторых - ненавязчиво намекнуть им, что традиционным качанием прав нас не очень-то проймёшь, и с нами поэтому лучше сразу включить делового человека.
   Толмач снова о чём-то переговорил с вождём - тот, кажется, тоже въехал в суть и возражения имел скорее по конкретным частностям, чем "вообще". Не психанул сразу, во всяком случае, как это водится иногда за дикарями, когда им мнится, будто оказанное им уважение недостаточно.
   - Он говорит, что мы перебили слишком много - даже пятой части мяса этих убитых нами животных достаточно, чтобы все наши люди наелись им досыта.
   - Скажи ему, что я согласен с его оценкой, - я невозмутимо достал сигару и одну из наших линз античного производства, - Но наш путь далёк, и мы запаслись мясом не на один раз, а на всю дорогу, - кончик сигары тем временем задымился, отчего индюки уставились на дымок, хоть и героически пытались не показать своего изумления явно, - Ещё скажи им, что мои люди и в самом деле немного увлеклись, и вон те пять туш мы охотно уступим им из уважения к их правам хозяев этой земли и этого леса, - я указал на те туши, что лежали поближе к евонным чингачгукам, а затем вставил сигару в рот и с наслаждением раскурил её, пока переводчик перетолмачивал им.
   Момент был критический. Будь мы такими же красножопыми, как и они сами, с таким же голым пузом и с такими же луками в руках, мой ответ выглядел бы неслыханной наглостью. Мало того, что чужаки, которых сюда никто не приглашал, заявились в ИХ лес и без просу забраконьерили ИХ дичь, так они ещё и милостиво дозволяют её законным владельцам взять себе небольшую часть добычи! У новогвинейских папуасов, например, считается, что любой чужак на их территории всецело в их власти, и предложение им в такой обстановке подарка, для цивилизованного человека вполне естественное, они могут запросто расценить как тяжкое оскорбление. Типа, им и так на их земле принадлежит всё, и если по их недосмотру какая-то часть их законной собственности всё ещё у тебя, так это недолго исправить - они вправе сами отобрать у тебя всё, что им приглянётся, и с тобой самим сделать всё, что им вздумается, и вообще скажи спасибо, что не убили на хрен и не съели сразу же, без всяких разговоров. Особенно в наше время, кстати, когда у многих из них тоже есть и мачете, и ружья, и грохот ружейных выстрелов их давно уже не пугает. Индюки южноамериканские, вроде бы, не до такой степени обезьяны, но вот сильно ли далеко они от этой степени ушли, хрен их знает.
    []
   Но вождь, окинув взглядом и нас, и наших людей, и тускло блестящий металл на нас, и странные палки в руках некоторых, из которых недавно вырывались громы и молнии, и поражённых этими молниями насмерть животных, включая и самого ягуара, и мою сигару, которая чудесным образом задымилась вдруг сама, включать обиду как-то передумал. А я, додавливая его окончательно, приблизился к нему ещё на пару шагов и протянул ему линзу:
   - Пусть и этот камень, который обращает солнечный свет в огонь, станет знаком нашего уважения к хозяевам этой страны.
   Выслушав перевод и заценив врученный ему ништяк, главное чудо в перьях выказало удовлетворение - особенно, когда я без возражений согласился показать ему и наш лагерь, о котором они, конечно, давно знали, но наблюдали его только издали. Знали они, конечно, и о нашем лагере на берегу реки, и конечно же, он прекрасно понял, что говоря о далёком обратном пути, я имел в виду наше возвращение не в этот лагерь, а как минимум в тот, речной, если не вообще отплытие и оттуда. Поняли они уже и то, зачем мы вообще сюда заявились - проходя мимо одного из ободранных нами хинных деревьев, вождь указал на него и недовольно выговорил мне, что так не делается. Духи, конечно, поняли наше нежелание погубить эти деревья с целебной корой, и не гневаются на нас за наш проступок по незнанию, но нужно было найти их и попросить кору, и нам бы дали её столько же, но взятой правильно - по одному куску с дерева, которое здесь не такая уж и редкость. А чтобы дерево поскорее выздоровело после причинённого ему вреда, место со снятой корой надо обвязывать мхом, - мы только тут и обратили внимание, что дерево-то уже обвязано, да ещё и явно не сегодня, и Володя свирепо зыркнул на своих разведчиков, благополучно проворонивших ТАКОЕ изменение обстановки - ага, не заостряя внимания на том, что и сам таков же, как и все мы. Что мне тут оставалось? Только развести руками, признавая правоту красножопого и в свою очередь давая понять, что его тонкий намёк на лёгкость, с которой они могли бы подобраться к лагерю, если бы захотели напасть, тоже нами понят, и понят правильно...
   Но уж в лагере-то мы, конечно, реабилитировались. Увидев четыре крепостных ружья, сравнив их размеры с винтовками за плечами наших стрелков, вождь сообразил, насколько эти мощнее, и впечатлился. По его просьбе я распорядился шандарахнуть из одного в бамбуковую заросль. Стрелок тщательно прицелился в бамбучину толщиной с бицепс тяжелоатлета, и пуля - ага, разрывная, подумал Штирлиц, пораскинув мозгами - размочалила одно из её колен, после чего высоченный ствол с треском рухнул. В осадок, правда, гойкомитичи выпали уже и от самого грохота выстрела, а снесённый им ствол бамбука, который и стальным-то топором не враз срубишь, а уж каменным - тем более, добавился уже до кучи. Оправившись с перепугу и вернув на место отвисшую челюсть, главный индюк поинтересовался, это ли оружие раскололо большой камень на берегу Большой Солёной Воды - в том, что и там тоже отметились именно мы, у него сомнений не было, да мы, собственно, и не отпирались. Насчёт оружия я тоже темнить не стал и ответил, как есть - что это, которым мы сейчас бамбук ломали - так, средней силы, а вот там мы были немножко не в духе от оказанного нам не слишком учтивого приёма, ну и выразили тамошним грубиянам своё неудовольствие демонстрацией оружия посильнее этого. Никого ведь при этом зря не обидели, верно? Тот согласно покивал и подтвердил, что на нас с морского побережья и не жаловались, а просто предупредили, что с людьми на больших крылатых лодках надо поаккуратнее. На мой уже более прямой вопрос, будут ли теперь наши отношения с теми приморскими жителями нормальными, вождь ответил утвердительно. Потом, правда, глянул искоса на фиников и уточнил, что это относится только к нам, прибывшим на ОЧЕНЬ больших лодках.
   Пока на кострах поджаривалась та часть мяса, что предназначалась для нашей с туземцами совместной трапезы, чудо в перьях заинтересовалось копчением остального, которое наши люди заготавливали впрок. Ему показали, как это делается и объяснили смысл. Потом он опробовал подаренные ему стальные топорик и два ножа на бамбуке и остался весьма доволен. Впрочем, бронзовое зеркальце и три колокольчика привели его в не меньший восторг, как и нитки цветных стеклянных бус, которых мы ему дали три для него лично и по одной на каждого из сопровождавших его индюков. Но особенно его обрадовала вторая линза, на которую он глядел так жадно, что я понял его проблемы - раз предмет чудодейственный, шаман на него уж точно глаз положит, и из-за единственного конфликт с ним был бы неизбежен. После этого попировали, и чингачгуки разместились на ночлег рядом с нашим лагерем.
   Но самое интересное произошло на следующий день. Наши мясные припасы продолжали коптиться, а мы начинали потихоньку свёртывать часть манаток, готовя их к сборам в обратный путь, когда к вождю красножопых прибежал запыхавшийся гонец. Тот его выслушал и сразу ко мне - лопочет чего-то и знаками просит поскорее переводчика привести. Я уж было испугался, не натворили ли чего наши у реки и не учудили ли чего финики, что было бы совсем уж некстати, но когда спешно разысканный толмач явился и начал переводить, то оказалось, что причина спешки в другом. Шёл большой караван торговцев, и главное чудо в перьях предлагало нам тоже поучаствовать в предстоящем бизнесе типа "дашь на дашь". Ну, коли так - мы ж разве против? Тут уже и не столько в возможной наживе даже дело, сколько в разведке - надо ж и нам быть в курсе раскладов! Собрались, выдвинулись - надо ли говорить, что и финики эдемские, конечно, тоже за нами увязались? Перевалили через гряду, до которой уже и недалеко было, а на её южном склоне - широкая и добротно эдак натоптанная тропа, а с запада уже заметное облачко пыли - идут! Мы, значит, ждём-с, и тут Володя вдруг начинает подозрительно щуриться, да трубу свою достаёт. Глядит в неё и начинает вдруг озадаченно хлопать глазами. Я свою достал, гляжу, въезжаю, осознаю и тоже молча хренею. Картина маслом - спереди два охрпнника идут размалёванных с луками и палицами бодреньким таким шагом, а за ними - нет, ну я увидел, конечно, и обычных красножопых торгашей с их характерным мешком на налобной лямке, но они-то несколько дальше топают, а вот сразу за вояками шествуют себе - ага, прямо как так и надо - навьюченные ламы!
    []
   Мы переглядываемся, Серёга всё ещё в свою трубу пялится, потом наконец тоже въезжает и осознаёт, переглядывается с нами и изрекает:
   - Ориентироваться на местности я пока ещё не разучился. С географией я пока ещё тоже, вроде бы, в ладах. Там, - он ткнул пальцем в сторону приближающегося к нам каравана, - ОБЯЗАНЫ находиться Никарагуа, Гондурас, Гватемала и вся прочая Мексика. СЕВЕРНАЯ Америка, короче, ни разу не Южная. А теперь - колитесь, кто подсыпал мне в сигару или в жратву наркоту?
  
   15. Тарквинея.
  
   - Папа! Мне покататься! - с сильнейшим финикийским акцентом, но всё-же вполне по-русски выговорил Маттанстарт.
   Я подхватил мелкого подмышки и аккуратно усадил в седло, за передние рога которого он уже привычно ухватился ручонками, и турдетан-коновод повёл лошадь по кругу шагом. Уже шестой раз за этот приезд, не считая трёх в прошлый, месячной уже давности, но пацанёнок неизменно в восторге всякий раз, стоит ему тольуо очутиться верхом на конской спине. А чему тут удивляться? Это по ту сторону Атлантики, в Старом Свете, детвора видит лошадей ежедневно и видит их не сильно реже, чем детвора нашего современного мира автомобили, а здесь Новый Свет, Вест-Индия, и до Колумба ещё более полутора тысячелетий. Дома в финикийском Эдеме Маттанстарт и на картинке-то ни разу в жизни лошади не видел - я говорю, конечно, о нормальном реалистичном изображении, а не о стилизованном, на котором так помешано финикийское искусство. Он их наверняка и представлял-то себе как нечто эдакое эфемерное, чего в этом грубом материальном мире и не встретишь. Ведь и взрослые-то ни разу не видели - ни слуги, ни мать, ни даже такой мудрый и всё на свете знающий дед-суффет. А тут, в нашей турдетанской Тарквинее, он вдруг увидел настоящую живую лошадь, и не одну, а вообще всё находящееся сейчас на Кубе конское поголовье - целых пять! Ведь это для нас пять лошадей - это "всего лишь" пять, а для него - именно "целых" пять.
   Да что Маттанстарт, не понимающий до конца по своему малолетству всего эффекта! Ну увидел диковинного зверя в чужом диковинном городе, ну покатался даже на нём раза три, ну так для него ж тут вообще всё оказалось новым и необычным, когда мать с дедом всё-же решились отпустить его сюда со мной на несколько дней - ага, перед тем нашим плаванием на материк. Мне даже и как-то сомнительно, чтобы Аришат поверила ему, будто он и видел-то у нас ЖИВЬЁМ священного сказочного зверя - какое уж там катался! Она-то, верховная жрица Астарты, как-никак, понимала все сакральные нюансы, и на этот раз, прибыв сюда с пацанёнком и собственной персоной, она при виде живых лошадей и совершенно обыденно обращавшихся с ними испанцев просто выпала в осадок. А уж когда мелкий запросто подбежал к одной из лошадей и даже погладил ручонкой склонившуюся к нему конскую морду, Аришат и вовсе была в шоке - последовавшее за этим усаживание пацана в седло и катание - ага, как ни в чём не бывало, кажется, уже не так сильно выбили её из колеи. Ведь то, что для Маттанстарта было просто картинками, для неё - сакральными символами, конь на полустёртой медной монетке - драгоценной реликвией, имеющейся далеко не у каждого эдемца, а уж резные деревянные фигурки конских голов на форштевнях самых помпезных эдемских гаул - чуть ли не священными божественными идолами. А эти тарквинейские испанцы тут на этих живых божествах деловито разъезжают верхом сами и походя катают детвору. Окончательно она впала в ступор, когда один из наших турдетан спокойно и непринуждённо подсадил в седло и покатал на другом коне ТУЗЕМНОГО мальчонку из соседнего поселения гойкомитичей. Ну, это в первый день, конечно, сейчас-то она уже более-менее пообвыклась и даже сама прокатилась на лошади пару раз, но в целом культурошок для неё оказался ещё тот...
    []
   По сравнению с этим дочь Фамея куда спокойнее восприняла наше капитальное строительство, хотя в нём-то как раз подрыв местных эдемских устоев крылся не в пример серьёзнее. Лошадей мы ведь могли в этот раз и вообще не везти - хрен ли это за конница, из пяти всадников состоящая? Просто флотилия наша колониальная пока-что маловата, а нужно всё, вот и возим всего понемногу. Большой-то табун попробуй-ка через Атлантику перевези! А вот строительство сразу же в камне, хоть и не так бросается в глаза, по своей значимости гораздо важнее. Мы пришли сюда всерьёз и насовсем и будем держаться за эту землю бульдожьей хваткой, и усилий на это нам ни разу не жаль - тем более, что всё это направлено в конечном итое на облегчение жизни наших колонистов в дальнейшем. Не надо нам этих перманентных ремонтов после каждого ливня, не говоря уже об урагане. Но чисто внешне каменное строительство не так уж и сильно отличается от строительства из саманных блоков - разницу надо понимать, а иначе не особо-то она и бросается в глаза. Ну, не красновато-серый блок, а просто светло-серый, ну раствор того же цвета, вот и вся разница на неискушённый взгляд. Чтобы понять и осознать, что известняковые блоки не размокают, известковый раствор не вымывается из швов, а вся стена в целом не оплывает от дождей - это же надо хотя бы сезон за городом понаблюдать, а не так, коротенькими наездами. И уже готовый город, а не строящийся и пока ещё особо не впечатляющий - ну, разве только за исключением Скалы, которую греки наверняка обозвали бы акрополем, но и тут заслуга пока не столько наша, сколько природная - слишком мизерными выглядят наши постройки на ней по сравнению с ней самой.
   Гораздо большее впечатление производит на Аришат организация наших работ, особенно техническая - ступальные краны как в каменоломнях, так и на стройплощадках, бакаутовые подобия рельсовых путей для тележек-вагонеток и многочисленные водяные колёса, для которых даже специально сооружается небольшой акведук от стекающей с ближайших гор речушки...
   - Больше колесо надо ставить, - убеждает Серёга нашего главного архитектора, - Скала слишком высокая, и водоподъёмник для неё нужен мощный. Макс, ну растолкуй ты ему, он не въезжает! - млять, опять мне с этим ретроградом античным бодаться, будто делать мне больше нехрен! Сколько раз я ему уже втолковывал, что не будет у нас здесь до хрена рабов, и везде, где только можно заменить их механизмами, именно это и нужно сделать! Нет, в целом-то он мужик неглупый и дело своё знающий, и учился он ему в своё время у самого Баннона, главного строителя нашей Оссонобы, да только вот слишком уж прилежным учеником он оказался, усвоив не только знания, но и классические античные стереотипы, скажем так.
   - Водопровод же строится - как раз такой, как вы и хотели, - доказывает он нам, - Зачем вам там ещё и большой водоподъёмник?
   - Так горы ж рядом - тряхануть же может в любой момент! - разжёвываю я ему, - Тряханёт и повредит водопровод, и сколько тогда его чинить? Водоподъёмник-то ведь мы тогда уж всяко быстрее починим.
   - Для этого вам там и небольшого хватит, а большой зачем?
   - Там вода уже сейчас нужна, и её нужно много. Жарко же, а работы тяжёлые, людям нужно много пить, и грязь после работы надо с себя смывать, и для строительного раствора тоже вода нужна - легче же сухую известь и песок на ту верхотуру подымать и там уже раствор замешивать.
   - Не слишком ли много заботы о каких-то рабах?
   - Сегодня они рабы, завтра - вольные колонисты. Чем здоровее будут и чем довольнее жизнью - тем лучше...
   Мы говорим с ним по-турдетански, а Володя, давясь от едва сдерживаемого смеха, показывает мне пальцем на Аришат и мелкого, и я, въехав, чуть не расхохотался сам. Картина маслом - Маттанстарт, сам выучивший турдетанских слов лишь немногим больше, чем русских, переводит матери отдельные понятые им слова на финикийский!
   - А для чего нужно забираться так высоко? - спросила наконец финикиянка, кое-что понявшая даже из такого перевода с пятого на десятое.
   - Ну, во-первых, это естественная природная крепость, - пояснил я ей, - Там мы крупно сэкономим на фортификации. Во-вторых, оттуда хороший обзор окрестностей, а в-третьих, сама Скала видна с моря издали, и это хороший ориентир для наших моряков.
   Было ещё и "в-четвёртых", но это уже и архитектору-то нашему растолковать было бы весьма затруднительно, и для него планируемая нами на краю Скалы у самого обрыва вышка - тоже обзорная. Типа, ну хочется вот нам видеть оттуда ещё дальше, и так хочется, что без этого нам не кушается и не спится. Эту же "официозную" версию я, тем более, и бабе скормлю, дабы не заморачиваться разжёвыванием того, чего ей не понять в принципе. Тем более, что и это тоже правда, просто далеко не вся. На самом деле нам с этой будущей вышки надо не столько далеко видеть, сколько далеко слыхать. Я ведь уже упоминал, кажется, о знаменитой парижской Эйфелевой башне, построенной вообще-то для понтов, но использовавшейся заодно и в качестве опоры для монструозной антены мощной искровой радиостанции? У нас она, конечно, не искровая будет, а электродуговая, потому как нам и нормальная голосовая связь нужна, а не только морзяночная, но суть-то от этого меняется мало. Технически-то ведь эта электродуга - та же самая искра, только длительная, и все недостатки искры в ней тоже сохраняются. В их числе и монструозность антены для дальней связи - десятки метров высоты опор и сотни метров натянутой на них проволоки. Вот эта вышка на краю Скалы, к высоте которой добавтися и высота самой Скалы, как раз и станет для нас суррогатом означенной Эйфелевой башни - ага, во всех смыслах. Железную, конечно, хрен потянем, да и нахрена, когда есть кубинский бакаут?
    []
   Проект, правда, нетривиальный получается, отчего и тянем с ним пока резину - уж больно этот бакаут кривой, на нашу яблоню в этом плане смахивает. Ну и как из таких кривулин прикажете вышку сооружать? Красное дерево, этот прославленный кубинский махагони, куда выше и прямее, но его всё-таки грызут, хоть и не без труда, эти грёбаные термиты, а бакаут они стороной обползают и правильно делают. Если бы только не эта его кривизна! Архитектор уже не один день ломает башку над конструкцией вышки, но пока хрен чего вменяемого придумывается. Прознав о привезённых нами с материка саженцах бамбука и заценив скорость его роста и твёрдость, он впечатлился настолько, что два дня убеждал нас отказаться от бакаута в пользу этого бамбука. Первооткрыватель, млять! У нас, можно подумать, такой мысли не возникало, когда те саженцы для Кубы выкапывали! Полезная штука, конечно, кто ж спорит-то, но не для вышки же на самом высоком месте! Звезданёт в неё со всей дури молния в грозу, и вспыхнет на хрен тот бамбук как порох!
   - Есть ещё чёрное дерево ольмеков, которое они называют "пек", - подсказала Аришат, когда въехала в суть проблемы, - Немного хуже вот этого "железного", зато оно гораздо выше и прямее и тоже не боится термитов. Только растёт тоже очень медленно, так что наши посадки вырастут ещё очень нескоро - готовые брёвна, если они нужны уже сейчас, надо покупать у ольмеков...
   - А что это за дерево? - заинтересовался я сходу, - И оно точно чёрное?
   - Древесина - нет, - ответила финикиянка, - Она у него тёмно-жёлтая с чёрными прожилками, а чёрные у него кора и плоды. Помните, вы пробовали их у нас - с зелёной кожурой и чёрные внутри?
   - Ага, очень сладкие, - припомнил я, - Теперь мы и у себя здесь их посадим, - мы, естественно, привезли в Тарквинею и семена, и саженцы, которыми Фамей охотно с нами поделился, но ради плодов, конечно, не думая всерьёз о древесине.
   - Дык, моя мне дома все ухи прожужжала про шоколадную хурму, - сообщил Володя по-русски, - И вот это, сдаётся мне, как раз она и есть. Тоже из эбеновых, кстати, поэтому и древесина такая крепкая. Как же там Наташка её ещё обзывала-то... А, вот, вспомнил - сапота чёрная!
   - Шоколадная хурма, говоришь? - отозвался Серёга, - Хорошо обозвали - и на хурму внешне похожа, и вкус шоколадный. Из эбеновых, значит?
   - Так и обыкновенная ж хурма тоже из эбеновых, просто древесина у неё не такая ценная - тоже крепкая, но чисто внешний вид подкачал...
   - У нас все, кто может себе позволить, заказывают себе брёвна дерева "пек" на опорные столбы, - просветила Аришат - по-финикийски, конечно, - Ольмеки ценят их дорого, но зато такой столб - вечный.
   - Значит, основной силовой каркас из него и будем набирать, а из бакаута - дополнительные крепления, - постановил я, - Но кроме этого дерева "пек" нам нужна ещё и ореховая пальма - не та, что растёт здесь повсюду, а другая...
   - Несколько красивых небольших чаш из скорлупы? - вспомнила финикиянка, - Да, из наших орехов таких не сделать. Но у ольмеков такой пальмы не растёт, иначе мы бы знали о ней.
   - Растёт южнее их, просто её пока немного, и о ней мало кто знает. Но чашами уже могут торговать, и если показать их торговцам образец, то можно бцдет заказать им и рассаду для выращивания у себя.
   - Тоже очень хорошая древесина?
   - Древесина у неё - так себе, только на мелкие поделки и годится, и с красным деревом даже сравнивать смешно, но вот орехи той пальмы - любой ценой добывайте её рассаду, уж точно не пожалеете...
   Я говорил, конечно, о кокосовой пальме. Собственно, после хины это, я считаю, самый важный результат нашего захода в Панаму. Даже важнее бамбука, который станет весьма полезен, когда разрастётся и распространится по острову. Но бамбук мы бы один хрен рано или поздно раздобыли, потому как ни разу он и в южной Мексике не дефицит, и те же ольмеки его, конечно, прекрасно знают, а вот кокосовая пальма - это был приятный сюрпиз! Нам ведь хина та противомалярийная для чего понадобилась? Чтобы в Африке её экваториальную зону посещать можно было безбоязненно, а обогнув её с юга - точно так же безбоязненно и Южную Азию посетить с её хреновой тучей ценных ништяков, в числе которых и кокос. И тут вдруг выясняется, что не надо нам ради кокоса ждать годы, пока к тому южноазиатскому вояжу готовы будем, а вот он, уже и в самой Америке имеется. Ну, пальму-то саму мы, конечно, в Панаме не обнаружили, и гойкомитичи тамошние ни хрена о ней не в курсах, но эти чаши и всяческая резная мелочёвка из кокосовой скорлупы среди товаров повстречавшегося нам в Панаме торгового каравана индюков - ага, того самого, с вьючными ламами - не оставляли ни малейших сомнений. Надо ли говорить, что увидев их и въехав, что это за хрень, мы выменяли их не один десяток? Вот выяснить, где взяли - это потруднее оказалось. Не то, чтобы красножопые торгаши так уж особо секретничали - заинтересовавший нас товар очень уж ценным у них не считался, но как прикажете с ними беседовать через нескольких переводчиков? Наш, то бишь предоставленный нам Фамеем, и с панамскими-то чингачгуками говорил с трудом, а те с таким же трудом общались с переводчиком тех южноамериканских - судя по ламам - купчин. Но чудодейственное "огненное" стекло так заинтересовало самого крутого из них, что желание найти общий язык стало обоюдным, а все препятствия к этому - преодолимыми.
   Как мы поняли из переговоров с торговцем, их караван возвращался домой, в Анды, удачно расторговавшись где-то в Центральной Америке и распродав там золотые безделушки и листья коки. Обычно их путь лежал вдоль тихоокеанского побережья, но в этот раз на привычном маршруте было неспокойно из-за войны двух соседних племён, и караванщики решили обойти опасный район стороной, что и вывело их как раз к излучине Чагреса. Дальше, избежав опасности, они снова собирались свернуть к побережью Тихого океана, вдоль которого и двигаться до своей страны, как раз между горами и побережьем и расположенной, так что нам крупно повезло со встречей. Судя по их описанию довольно высокой культуры, это как раз и была поздняя Чавин. А поделки из кокосовой скорлупы чавинцы приобрели далеко на западе, заинтересовавшись ими как малоценной, но редкой диковиной, которой не встречали раньше. До земель ольмеков сами они так и не дошли, но встретились с их торговцами, а изделия из скорлупы им продали местные, сообщив, что сами приобрели их ещё западнее, в стране с невысокими горами. Помозговав над всем услышанным от чавинцев как следует, Серёга пришёл к выводу, что речь при этом могла идти только о перешейке Теуантепек, самом узком месте Мексики, расположенном строго на юг от населённого ольмеками мексиканского штата Веракрус и Табаско...
    []
   Потом и мы с Володей припомнили одну книжку, где тоже как раз про южную Мексику говорилось как про место, где конкистадоры достоверно застали уже известные им по Африке кокосовые пальмы, и получалось, что завезти их в Америку могли только полинезийцы. Вот только мы были уверены, что произойдёт это значительно позже, мы хрен доживём, а оно на самом деле вон как оказывается - то ли уже завезли и посадили, то ли привезёнными орехами с индюками тамошними пока меняются. В общем, дело ясное, что дело тёмное, но факт остаётся фактом - как-то скорлупа кокосовых орехов в южной Мексике УЖЕ очутилась, и значит, самое время напрягать ольмеков, чтоб раздобыли для эдемцев и для нас этот полезнейший в тропиках ништяк. Ведь в Вест-Индии далеко не одни только солидные острова - есть ещё и хренова туча мелких островков, не имеющих собственных источников пресной воды и необитаемых исключительно по этой причине. Таковы, например, Багамы, на которых красножопые могли обитать лишь там, где были свои халявные природные резервуары, сберегающие воду от пролившихся в последний влажный сезон дождей, а где не было таких резервуаров - не было и чуд в перьях. Такова же в этом отношении и многочисленная островная мелюзга вдоль всего побережья Кубы. Такова же и аналогичная ей коралловая мелочь Подветренного архипелага у побережья Венесуэлы, где в сухой сезон пресная вода вообще отсутствует как явление. А кокосовая пальма солёной воды совершенно не боится, да ещё и сок недозрелых орехов даёт вполне питьевой. Многие тихоокеанские коралловые атоллы стали обитаемыми лишь благодаря кокосовой пальме, а разве мало коралловых островов здесь?
   Заодно же с получением этих сведений об американских кокосах мы закинули чавинцам и ещё одну удочку - насчёт более-менее нормального вменяемого картофана. Ежу ясно, что у них самих его нет, но Наташка, порывшись хорошенько в материалах на своём аппарате, откопала в них, что предковый для "нашего" сорт должен уже иметься у чингачгуков современного Чили. А раз уж чавинцы почти до юга Мексики доходят, то и в противоположном направлении тоже, надо думать, шастают в такую же примерно даль. А посему, хоть и не рассчитывая особо на успех, мы всё-же изобразили им картинку и дали словесное описание интересующего нас картофана. Мало ли что, вдруг прокатит? Самим его разыскивать - я ведь уже, кажется, не раз повторял, что никто из нас ни разу не дон Франциско Писарро. Это ж надо Панамский перешеек прочно оседлать, и в планах на светлое будущее это, конечно, фигурирует, но на очень светлое, откровенно говоря. Ну где же нам вот прямо сейчас набрать людей на порт-крепость в устье Чагреса, крепость у его излучины и ещё один порт-крепость уже на тихоокеанской стороне, как раз в районе современного Панама-Сити?
   Аришат, наверное, в полный осадок бы выпала от всех наших колониальных задумок, будь она в курсах, но она, естественно, не в курсах, да и незачем этим эдемским финикам о них вообще раньше времени знать. А то ведь решат ещё, параноики, что мы бортануть и ольмеков, и их с кокой замыслили, начав закупать её напрямую у чавинцев в Панаме. Откуда ж им знать, насколько мизерной стала бы для Тарквиниев эта экономия в сравнении с той ценой, что платят за листья коки гребиптяне? Поэтому пока-что в осадок дочь Фамея выпадает совсем от другого. У нас как раз отладка нашей электропечи идёт с пробной выплавкой стали...
   Современные металлурги, скорее всего, пришли бы от этой нашей тигельной индукционной печи в ужас. Мы ведь в своё время и от пятидесяти-то герц отбрыкивались, когда первый экспериментальный генератор переменного тока ваяли - и без того других технических проблем невпроворот было. Например, у нас так и не вышло тогда ни хрена с самовозбуждением обмоток, для которого нужен постоянный ток. Для меднозакисных диодов он оказался слишком сильным и тупо пробивал их, сколько их последовательно в столбик ни паяй. В результате на нём, чтобы он всё-же работал, а не собственный макет для будущего музея изображал, нам пришлось для него принудительное возбуждение от багдадских батарей применить. Для серийного промышленного образца такое, конечно, ни в звизду, ни в Красную Армию, а на ламповые или на нормальные полупроводниковые диоды мы могли только облизываться. На деле же нам пришлось городить монструозный по сравнению с ними ртутный выпрямитель тока с водяным охлаждением, без которого он недолговечен. Но, как говорится, нет худа без добра - это, в свою очередь, автоматически подкорректировало нам "техническое задание" на всю промышленную энергоустановку в целом по весу и габаритам в сторону их многократного увеличения. Нам ведь диаметр генератора увеличивать поначалу не хотелось, что и ограничивало его многополюсность, а когда это ограничение смягчилось - вырос соответственно и предел достижимой для нас частоты генерируемого тока. За всё в этом бренном мире, конечно, приходится платить - понадобился токарный станок увеличенных размеров, из-за резко возросшего биения масс возросли и требования к балансировке ротора, а возросшие при увеличении размеров и веса рабочие нагрузки в подшипниках скольжения окончательно поставили крест на деревянных и вынудили делать их из бериллиевой бронзы. Но все эти проблемы - уже, хвала богам, чисто механические, для меня решаемые куда проще электротехнических.
   В результате у нас появились две серийных модели генераторов переменного тока - бытовой на пятьдесят герц и металлургический на триста. По современным меркам этого катастрофически мало - рабочие частоты нормальных современных индукционных печей от одного килогерца начинаются. Но где она, эта хвалёная нормальная современная цивилизация? У нас - махровая античная, да ещё и её далёкая варварская периферия, так что и нехрен тут капризничать - сойдёт и так для сельской местности. А то, что дольше плавка идти будет, так это не наши проблемы, а крутящего водяной привод потока.
   В остальном же наши вкусы с современностью особо не расходятся - и у нас индуктор представляет из себя спираль из медной трубы, по которой принудительно прогоняется охлаждающая её вода. Ни о ккаком бесшовном трубчатом прокате такой длины, конечно, не могло быть и речи - наша труба выгнута из листа и пропаяна цинком, но насрать на шов - ток один хрен будет идти главным образом через медь. А в центре спирали - тигель из огнеупора, в котором и идёт плавка. Главный недостаток тигельной печи при выплавке стали непосредственно из руды в том, что всплывающий наверх шлак неудобно убирать совком, так что нужны относительно богатые железом руды - если не магнитный железняк, то хотя бы уж лимонит, дабы поменьше того шлака образовывалось, а вот болотную руду, самую бедную, придётся предварительно обогащать. Но на Кубе, хвала богам, хватает богатой металлом лимонитной руды, в том числе и такой же, как в недоступном нам пока-что Бильбао - природнолегированной хромом и никелем. Как раз к северу от Тарквинеи одно из её крупнейших месторождений с удобными для разработки выходами прямо на поверхность...
    []
   Пока металл выплавлялся под крышкой тигля, Аришат просто наблюдала, как и все, не понимая сути. Ну крутится водяное колесо, одно из тех, на которых эти испанцы помешаны, как будто бы у них рабов нет, ну крутится от него через зубчатую передачу какая-то странная блямба, соединённая толстым медным проводом с медной же трубчатой спиралью, ну вливается в верхнюю часть той спирали через воронку вода, нагнетаемая насосом от того же водяного колеса - всё, вроде бы, не просто так, а по поводу, но вот по какому поводу - нормальному античному человеку не понять. Оторопела она позже - когда с тигля сняли крышку, и на совке показался раскалённый до свечения шлак. А уж когда из носика наклонённого тигля вдруг полилась в форму ослепительно белая струйка ЖИДКОГО железа - финикиянка была в шоке. Охлаждение одной из отливок, ковка на механическом молоте, закалка и испытания стальной полосы поразили её потом гораздо меньше. А пацан просто наблюдал за процессом во все глазёнки - по своему малолетству он ещё не понимал всего сюрреализма происходящего.
   - Так где же всё-таки сама печь? - сформулировала в конце концов более-менее внятный вопрос Аришат.
   - Да вот же она, - я указал ей на тигель в медной спирали.
   - А как же она греет без огня?
   - Трением. Ты же видела, как дикари трут деревяшкой по другой деревяшке и получают огонь? Вот смотри, - я с самым серьёзным видом подошел к наждаку, то бишь к заточному станку, подал знак рабу включить его, тот подсоединил муфту, абразивный круг завертелся, а я подобрал испытанную стальную полосу и прижал её уголком к торцу круга. Вниз посыпались искры, а сам сточенный уголок вскоре раскалился докрасна, и я демонстративно прикурил от него сигару.
   - И тут тоже примерно так же, - я снова указал на индукционную печь, - При вращении генератора его бронзовые кольца нагреваются, и тепло по медной проволоке передаётся в печь. Оно и нагревает тигель с рудой со всех сторон, - наши, включая даже Велтура, то и дело отворачивались и прыскали в кулаки. А чего они ожидали? Что я буду разжёвывать ей сейчас принцип электромагнитной индукции? Мы куда больше ржали в Оссонобе, когда Волний-мелкий, услыхав наше с Серёгой обсуждение p-n перехода и дырочной проводимости в полупроводнике, сделал глубокомысленный вывод о том, что когда электроны проходят по проводу, то первому ведь приходится пробуравливать себе путь в сплошном металле, и после его прохода в нём, ясный хрен, остаётся дырка, гы-гы!
   - А это что такое? - снова поразилась Аришат, разглядывая в мою трубу что-то на пляже лагуны, - Взгляни-ка сам!
   - Что ты там увидела странного? - не въехал я, забрав у неё трубу и глянув в предложенном мне направлении - пляж как пляж, бабы как бабы.
   - На берегу мужчины наблюдают за купающимися женщинами!
   - Да, они присматривают себе будущих невест для обзаведения семьёй. Разве не для этого мы привезли их сюда?
   - Но я видела среди них и рабов! Вон тот рыжий утром мешал раствор и таскал камни, а сейчас я увидела его там!
   - А, этот лузитан? Да, он из числа самых первых, попавших сюда, и здесь он на хорошем счету. Как раз на днях будет освобождение полутора десятков самых послушных и усердных рабов, и он попадёт в их число. А вольному колонисту нужна жена, вот он и присматривает её себе вместе со всеми.
   - Но ведь ты же сам говорил, что женщин у вас не хватает даже для свободных колонистов! Как же можно допускать к их выбору рабов?
   - Эти пятнадцать будут ко времени выбора жён уже свободны и наделены всеми правами колонистов. Справедливо ли будет лишать их возможности заранее присмотреть невесту и познакомиться с ней, показав ей себя с лучшей стороны? Другие, как видишь, не упускают случая.
   - Но я видела среди купающихся и наших эдемок! Их что, тоже будут выбирать и вчерашние рабы?
   - И что ты видишь в этом страшного? Невест всё равно меньше, чем женихов, и неволить ни одну из них никто не собирается. Окончательный выбор - за ними. Кого они выберут сами из числа пожелавших их, тем и достанутся в жёны.
   - Но наравне с дикарками, которых вы привезли из-за моря!
   - Да, наравне. Они попали к нам и теперь тоже уже наши, а у нас все наши люди в равном положении...
   - И ты считаешь это нормальным?
   - А почему нет? Это - справедливо, и это - хороший воспитательный пример для тех, кто ещё не успел заслужить освобождение.
   - Я говорю о женщинах, а не о ваших рабах. Неужели ты не видишь разницы между нашими финикианками и этими дикарками?
   - Сейчас, когда они все раздеты - даже в трубу не вижу, - хмыкнул я, - Среди этих ваших "финикиянок" некоторые и посмуглее иной дикарки.
    []
   - Тебе бы всё шутить! - усмехнулась Аришат, - Ты же прекрасно понял, что я имела в виду воспитание, а не внешность!
   - Понял, не переживай. И что воспитание? Как те не нашей культуры, так и эти. Как те не говорят на нашем языке, так и эти. Что тех, что других - всё равно одинаково придётся переучивать и перевоспитывать, и я даже не уверен, легче ли будет переучить ваших, чем этих...
   - Ну, не знаю, - пожала плечами финикиянка, скосив взгляд на Маттанстарта, который тем временем увлечённо общался со сверстником-чингачгучёнышем на ломаном турдетанском, - А правда ли, что ты запретил набирать женщин там, где вы встретили тех дикарских торговцев с юга?
   - В том племени у излучины реки - да, категорически запретил, - подтвердил я.
   - Странно! Мне казалось, что ты стремишься раздобыть подходящих женщин для вашего города отовсюду, откуда только удастся...
   - Правильно, ПОДХОДЯЩИХ, - уточнил я, - А там они - НЕПОДХОДЯЩИЕ. И твоим согражданам я тоже дружески не советую добывать себе женщин там.
   - Чем они так плохи?
   - Тем, что они оттуда, где ходят эти караваны с юга. Они доставляют ольмекам те бодрящие листья, которые вы перепродаёте нам, но вместе с листьями они привозят и ту скверную болезнь, от которой немало настрадался и твой город...
   Не то, чтобы версия о появлении сифилиса в результате скотоложства андских красножопых с ламами была общепризнанной - есть как её сторонники, так и противники. Но ближайший родственник возбудителя сифилиса обнаружен таки у южноамериканских лам, и против этого факта хрен попрёшь. Не сбросишь со счёта и аргументацию Джареда Даймонда в его книге "Ружья, микробы и сталь", по которой подавляющее большинство возбудителей болячек передалось хомо сапиенсу от одомашненной им живности. Коровья оспа - нагляднейший тому пример, и он - лишь один из многих. К скотоложству основная их масса, как и означенная коровья оспа, естественно, ни малейшего отношения не имеет, а носит чаще всего чисто бытовой характер, но ведь и это дело - тоже своего рода часть быта, и странно было бы, если бы и этот путь не использовала какая-нибудь не ко времени мутировавшая зараза.
   Возомнившая себя разумной двуногая обезьяна всюду в общем-то одинакова - доминантные самцы так и норовят стянуть всех самок под себя, и хотя полностью им это никогда не удаётся, определённый дефицит самок для прочих самцов в результате всё-же формируется, и те, кому ни одной не досталось, выкручиваются, как могут, в том числе и через всевозможные извращения. А скотоводы имеют в своём распоряжении самок своего скота, и использование их по этой части вместо не доставшихся им баб напрашивается для наиболее озабоченных само собой. И несправедливо было бы попрекать этим безобразием одних только андских индюков - наш Старый Свет, что ли, в этом отношении лучше? И в наши-то современные времена страдающая от жестокого сухостоя со спермотоксикозом горячая сельская молодёжь Ближнего и Среднего Востока не гнушается впендюрить козе или овце, а то и вовсе ишачихе, а что уж говорить о древних временах, когда таков же был и весь Старый Свет, включая и породившее нашу современную цивилизацию античное Средиземноморье? Насаживающий на хрен то абсолютно человекоподобную нимфу, то натуральную козу рогатый и козлоногий, но в остальном вполне человекоподобный сатир из той же греческой мифологии - весьма распространённый сюжет в античном искусстве. Ну а по эту сторону Атлантики аналогичные статуэтки, изображающие трах людей как со своим видом, так и с прочей живностью, в том числе и с ламами, в изобилии появятся у перуанской культуры Мочика, которая через парочку промежуточных культурок произойдёт как раз от нынешней Чавин. Лам вьючных мы уже и у чавинцев увидели, а где вьючные, там и мясо-шерстные на вольном выпасе. Ну и чем они для тех чавинцев не овцы - ага, во всех смыслах? Вообще же, как считают некоторые биологи, впервые лама была одомашнена задолго до чавинцев - чуть ли не за семь тысячелетий до наших современных времён.
    []
   Зарабатывает же торгаш из каравана при удачном для него раскладе во много раз больше пейзанина-общинника, не говоря уже о полудиком охотнике-собирателе, и снять грошовую шлюху по пути, дабы выпустить накопившийся пар, для него пустяки. Для носильщика или погонщика лам того торгаша - не пустяк, но после получки разок тоже приемлемо, а до получки ему и вьючную ламу из каравана отыметь на халяву не в падлу. А для нищей бабёнки-дикарки не слишком тяжеловесного поведения заработать диковинную для её захолустного края цветную бусину способ только один - улечься и раздвинуть ноги для страждущего обладателя означенной бусины. Из чего, складывая два плюс два, получаем, что ну их на хрен, этих баб с караванных маршрутов чавинцев. И так уже старые штаммы сифилиса по всей Мезоамерике гуляют, и новых, посвежее и позлее, нам в нашей колонии уж точно не надо...
   - И как ты решишь эту проблему? - поинтересовалась Аришат.
   - Она уже решена. Дикари тех стран, где мы набирали женщин, уже знают, что нужно нашим людям, а наши - что нужно тем. А эти три корабля, на которых мы плавали на юг, останутся здесь, и нашим людям не придётся дожидаться следующего прибытия Акобала - они сплавают за женщинами и сами.
   - А эти рабы чем заняты? Я не видела у вас здесь детей подходящего возраста, - финикиянка недоуменно указала на группу, работающую с бакаутовыми заготовками мечей - трое обтёсывали напиленные дощечки начерно, двое доводили до ума рукояти, точно копировавшие рукояти принятых в армии Тарквиниев турдетанских мечей, вплоть до раздвоенного набалдашника, ну а шестой на вращающемся наждачном круге выводил ромбическое сечение боевой части клинка, - Не слишком ли опасная игрушка получается? - наш "заточник" как раз начал выводить на своём изделии остриё клинка.
   - Это не для детворы, а для наших местных союзников, - пояснил я ей, - Точная бакаутовая копия стального меча наших солдат...
   Своего рода мечи, то бишь колюще-рубящее оружие из твёрдого дерева - не такая уж в принципе и редкость у тропических дикарей. Известны они и у австралийских аборигенов, и у новогвинейских папуасов, и у полинезийцев, и у гойкомитичей в обеих Америках. Иногда это бывает комбинированное оружие вроде ацтекского макуавитля с его обсидиановыми вкладышами или полинезийских мечей с их "лезвиями" из густого ряда акульих зубов, но бывает и цельнодеревянное, без инородных режущих вкладышей. У чингачгуков это чаще всего те или иные вариации эдакого боевого весла с остриём и заточенными рубящими краями лопасти - у бразильских тупи оно длиной почти в рост, хороший такой двусторонний бердыш, у гвианских карибов покомпактнее, в пределах метра, и это - наиболее распространённый тип. Даже у североамериканских - ага, самых натуральных, севернее Мексики которые - такие тоже были, хотя хрен ли у них там за дерево для такого оружия? Ведь твёрже дуба и лиственницы у них там, пожалуй, особо-то и нет ни хрена. То ли дело тропики с их многочисленными и разнообразными породами "железного" дерева! Здесь, в Вест-Индии, это и махагони, и мангровое дерево, и бакаут, который лучше их всех - ага, по потребительским свойствам готового изделия. Но вот обрабатывать его обычным столярно-плотницким инструментом, млять, занятие сильно на любителя! В смысле - даже официально это пишется с мягким знаком, а я бы в данном случае и с двумя написал. Я ведь уже упоминал, кажется, что паркетину красного дерева на накладки рукояти ножа пилил исключительно ножовкой по металлу - ножовкой по дереву даже пробовать не стал, едва только разглядев фактуру древесины. Я ж разве мазохист? Так то было красное, и хрен его знает, какое конкретно, мне таких тонкостей никто не докладывал, но уж всяко помягче бакаута. А каково его каменным инструментом обрабатывать - у красножопых спрашивайте, потому как я себе этот труд представляю только чисто умозрительно и пополнить свои знания практикой как-то не жажду, гы-гы!
   Кубинский случай - особенно тяжёлый. Нефрита и близких к нему пород камня на Кубе не водится, неолитический шлифованный топор из камня помягче - и тупее его, и крошится, из раковины - тем более, а палеолитический кремнёвый, который как раз и в ходу у кубинских сибонеев, при всей его непревзойдённой остроте как у стекла - и хрупок как стекло. А наклеенный смолой на деревянную рукоятку зуб бобра или агути, служащий дикарям стамеской по дереву, бакаут хрен возьмёт. Тем не менее, как-то они его всё-же и срубают, и обрабатывают - ага, кремнёвыми топорами и тёслами, и я представляю себе, с какой производительностью. Ну и количество означенных бакаутовых вёсел-мечей у них в результате соответствующее, то бишь мизерное - ни разу не основной табельный образец, а элитное оружие элитных бойцов. Соответственно оно у них и ценится...
    []
   Собственно, именно это обстоятельство и натолкнуло нас на идею вооружить наши вспомогательные туземные войска единобразным серийным бакаутовым гладиусом испано-иберийского типа. Стальных-то мечей у нас лишних с гулькин хрен, потому как и самим нужны, и эдемским финикам, только на подарки дружественным вождям и хватает, так что обойдётся пока без них красножопая массовка, а вот бакаутовый суррогат, тоже для них и за сам-то материал ценный, да ещё и с виду точь в точь как наш стальной, и тем самым ещё престижнее - это можно уже и сейчас, это - всегда пожалуйста. Пусть им люто завидуют в этом отношении все соседние племена, а сами они - пусть видят, осознают и ценят нашу союзническую заботу.
   - Тогда понятно, - кивнула Аришат и задумяиво как-то обернулась в сторону тренировочной площадки, в данный момент пустой по случаю предобеденного времени. Это она явно вчерашний день вспомнила, когда наблюдала тренировку наших союзных гойкомитичей с плетёными из прутьев щитами и деревянными мечами. Бенат и ещё с пяток наших отборных рубак показывали индюкам класс, а их занималось сотни две...
   А затем финикиянка снова выпала в осадок, когда вокруг индукционной печи опять закопошилась обслуга, предвещая скорую разливку новой порции стали, а отливки первой партии, уже прокованные в полосы, поступили вдруг не к оружейнику, как она была практически уверена, а к инструментальщику.
   - Что он будет из них делать?
   - Новые пилы. Здесь у вас очень твёрдое дерево, и пилы об него тупятся. А на металле они будут тупиться ещё быстрее, и нужно иметь хороший запас, чтобы работы не останавливались, пока будут перетачиваться затупившиеся.
   - И куда же вам столько пил?
   - Ну, ты же видела вчера в работе лесопилку? А мы налаживаем ещё два таких же механизма, так что для лесопилки - раз, - я загнул для наглядности один палец, - Вот тут будет стоять такого же типа механическая пила по металлу. Но металл ведь пилится гораздо медленнее даже бакаута, и нам таких механизмов тоже понадобится несколько. Так что мастерская по распиловке металла - это два, - Аришат выпучила глаза от моего будничного тона, которым я говорил о пилении ЖЕЛЕЗА, а я так же буднично загнул второй палец, - Ещё такие же механизмы нужны будут нам и на строительстве - отпилить лишний кусок от бруса гораздо быстрее и легче, чем стёсывать его весь в щепки топором. Строительство - это три, - я загнул третий палец, - То же самое относится и к судоверфи, когда мы развернём её в порту, и это - четыре, - финикиянка близилась к ступору, когда я загибал четвёртый палец, - Ну и наконец, пять - эти же пилящие полотна мы используем и в ручных ножовках, а они нужны и в домашнем хозяйстве наших людей. Мы-то, конечно, привезли некоторый запас, но и ваши жалуются, что мы продаём им мало, и вождю наших союзников надо бы подарить несколько штук, да и наших собственных сограждан на днях станет на полтора десятка больше, и каждому тоже надо дать по пиле...
   - Ты говоришь об этих пятнадцати рабах, которых вы собираетесь освободить?
   - Ну да, у них же совсем ничего нет, и им нужно будет вообще всё. Ну, простую мелочёвку типа топора, пары-тройки ножей, копья с дротиками и щита они потом и сами в рабочем порядке на складе получат, - Аришат едва не ахнула от этого моего перечисления "простой мелочёвки", - А вот самое ценное мы им в торжественной обстановке вручим, на собрании граждан - при их освобождении и принятии от них их гражданской присяги. Мы ещё подумаем, как нам это дело организовать - Велтур вот, например, как представитель рода Тарквиниев, будет наверное вручать каждому новому гражданину меч с кинжалом, а я, допустим, буду вручать ему пилу.
   - Я думала, вы первым делом мечей из этого хорошего железа накуёте...
   - Мечей у нас ещё хватает - нет смысла давать их нашим союзникам, пока они не научились обращаться с такими же деревянными, - у неё отвисла челюсть, - А вот пил у нас мало - даже вашим мы пока не можем продать их столько, сколько они просят...
    []
   - У моего отца, первого человека в Эдеме, до того, как вы начали привозить сюда ваши инструменты, во всём его хозяйстве была только одна пила! - простонала финикиянка, - У меня, верховной жрицы Астарты, в моём храмовом хозяйстве было всего три пилы! И что это за пилы по сравнению с вашими?! А вы собираетесь давать гораздо лучшую пилу КАЖДОМУ освобождаемому вами рабу?!
   - Естественно. Это же нужная в хозяйстве вещь. Ему же ещё предстоит семьёй обзаводиться и дом себе строить, а хорошее дерево у вас здесь очень твёрдое. Ты только представь себе, каково это ему будет - строить из него опорный каркас дома без хорошей пилы. Отчего ж не дать хорошему человеку хорошего инструмента, с которым он за время рабства научился правильно обращаться?
   - А наши, значит - свободные от рождения, кстати - пусть мучаются без пил и дальше? У большинства эдемцев нет вообще никаких!
   - Как и у наших здешних союзников. На местное дерево нужны наши пилы, а у них нет даже никуда не годных ваших. Когда пил у нас станет достаточно, мы снабдим ими и ваших людей. Но наших - в первую очередь.
   - Да ещё и САМИ вручать им будете? Не много ли чести каким-то рабам?
   - БЫВШИМ рабам, а теперь - согражданам. А эти полтора десятка человек ещё и освобождаются самыми первыми из всех, и за это, раз уж мы присутствуем в городе, им особая честь. Следующим, через год, если не будет никого от нас, вручать мечи и пилы при освобождении и приёме их в сограждане будет сам здешний генерал-гауляйтер... тьфу, генерал-губернатор.
   - Кто-кто?
   - Ну, наместник Тарквиниев в городе...
   - Сейчас шарахнет, - предупредил Серёга, указывая в сторону подножия Скалы, где рабы подравнивали обрыв, заодно и добывая камень для строительства - там как раз засуетились, разбегаясь и укрываясь.
   - Ты слыхал, Маттанстарт, что сказал дядя Сергей? - спросил я мелкого, беря его на руки, - Сейчас будет немножко шумно, но это не боги гневаются, а нашим людям немножко пошуметь захотелось, так что ты и сам не пугайся, и маму свою успокой.
   Шарахнуло там знатно, и мы с нашими довольно переглянулись и понимающе покачали головами. Пироксилин - неизменно превосходный результат. На порох из него, то бишь нормальный бездымный, особая технология нужна, достаточно навороченная, и её здесь развёртывать нам было, конечно, недосуг, ну а просто обычный пироксилин, в качестве промышленной бризантной взрывчатки - вот он, просим любить и жаловать...
  
   16. Эволюция.
  
   - Зря мы молодняк ламантинов сюда с Кубы не привезли, - сказал Володя, - Представляете, сколько халявного мяса росло бы на халявных водорослях мелководья?
   - Ну, во-первых, тут для них вода холодновата - севернее Флориды они и в Америке не зимуют, - возразил Серёга, - А во-вторых, сколько тут того мелководья-то? Шельфа ведь как такового тут просто нет. И в-третьих, эта сволочь слишком медленно растёт и размножается.
   - Жаль! Уж больно мясо у него вкусное! - по нашим кубинским впечатлениям оно на вкус где-то между говядиной и свининой, и это обстоятельство оказалось весьма важным фактором для наших колонистов, поскольку промысел ламантинов полностью решал все их сиюминутные проблемы с мясом, и это позволяло им не трогать пока ещё крайне малочисленный скот, давая ему размножиться.
   - Да, лишним оно тут уж точно не было бы, - охотно согласился геолог, - Но явно не судьба...
   - Ну а тюлени тогда хотя бы? - не сдавался спецназер, - Мясо, конечно, гораздо говённее, но зато и питаются рыбой, так что похрен им шельфовые водоросли, и вода им тут должна подойти.
   - Должна бы по идее. Карибский тюлень-монах - достаточно близкий родич средиземноморского, а тот водится и на Мадейре. Сюда не добрался, но если завезти - должен в принципе неплохо прижиться.
   - Так может, тогда лучше не кубинского, а средиземноморского, раз уж ему гарантированно та Мадейра подходит?
   - Пожалуй, лучше. И легче, кстати - из Испании-то у нас сообщение с Азорами гораздо регулярнее...
   - Стоп, господа! - тормознул я их, - Куда-то вас не в ту степь заносит, а точнее - не в те воды. Ну нахрена вам, спрашивается, сдался ТУТ этот грёбаный тюлень?
   - Так мясо же! Скота и тут ещё мало, дичи путной вообще ни хрена нет, а рыба всем давно приелась, - напомнил Володя.
   - Сам же говоришь, что говённое. Ну и на кой ляд он тут нужен, когда китов до хрена? Тоже, конечно, ни разу не деликатес, но их европейцы в Средние века реально ели, а тюленей, наверное, только чукчи с эскимосами и в состоянии жрать. Но главное-то даже не это. Главное - для КОГО мясо? Ты в курсе хотя бы, что тюлень - излюбленная добыча для большой белой?
    []
   - Ну так она ж тут один хрен водится, и не самая мелкая, я бы сказал.
   - Одна из крупнейших реально пойманных больших белых была загарпунена как раз возле Азор, - добавил Серёга.
   - Ага, тут она охотится на мелких дельфинов и китовый молодняк и держится сама там же, где и они, то бишь вдали от берега. А вы предлагаете завести тут тюленьи лежбища и к самому берегу этих кусючих рыбёшек подманить? На хрен, на хрен!
   - Ну, в общем-то да - купаться в море тогда стрёмно будет, - признал очевидное спецназер, - Подплывёт такая пятиметровая, а то и шестиметровая рыбёшка, примерно как в "Челюстях", да и переключится с тюленей на купальщиков.
   - Запросто, - подтвердил геолог, - Немалую часть нападений большой белой на людей объясняют тем, что она путает плывущего человека с тюленем. Ну и любопытство у большой белой тоже повышенное - интересуется незнакомыми предметами, а интерес у неё к ним, естественно, насчёт их съедобности, и метод исследования соответствующий - проба на зуб. Вот она и пробует - ага, со всеми вытекающими...
   - То-то и оно, - поддержал я, - Распробует разок, ей понравится - тогда уже она повадится охотиться на людей целенаправленно. И вдобавок, эти тутошние дельфины - добыча для большой белой довольно таки трудная, так что тут, надо думать, в основном крупняк ейный и кормится.
   - В семидесятых, если мне склероз не изменяет, как раз вот в этой самой гавани выловили чуть ли не семиметровую, - припомнил Серёга, - Но её официальным замером никто своевременно не озаботился, так что факт рекорда достоверным не признаётся.
   - Всё может быть, - кивнул я, - А сейчас, в Античности, они вполне могут быть и покрупнее. У них ведь самка обычно крупнее самца?
   - У большой белой - да.
   - Ну так это считается признаком мельчающего вида. Вектор ведь эволюции самцы задают. Если они крупнее самок, потомки будут укрупняться, а если мельче, то мельчать. Большая белая, по всей видимости, как раз мельчает, и современные должны быть по идее мельче античных.
   - Значит, эти античные акулы должны быть, говоришь, крупнее современных? - уточнил Володя.
   - Большая белая, о которой мы и толкуем - скорее всего.
   - Так тогда чего получается? Что доисторические должны быть ещё крупнее?
   - В принципе - да, получается так.
   - Вплоть до мегалодона? Ну, эдакого уже малость измельчавшего...
   - Мегалодон вымер ещё в плейстоцене, - вмешался геолог, - Есть, конечно, одна скандальная находка на дне Марианской впадины - зуб, который не успел ещё потемнеть при окаменении, и на этом основании "криптозоологические уклонисты" от генеральной линии науки пытаются присвоить ему возраст в одиннадцать тысяч лет. Но официальная палеонтология считает это ересью и всерьёз этот зуб как вещдок не рассматривает.
   - Если факты противоречат теории, то тем хуже для фактов?
   - Ну, и это тоже, конечно, как и везде в нашем мире, но и не одно только это. Цвет окаменелостей тоже не всегда одинаковый - он от окружающего грунта зависит и бывает от абсолютно чёрного до почти белого. А сохраняется только то, что окаменевает, то бишь сразу заносится илом, а иначе растворится в морской воде в считанные годы. Так что цвет окаменелости, строго говоря, ещё не доказательство её возраста.
   - Но ведь вот же они, прямые потомки того мегалодона - большие белые.
   - Не факт. Раньше так считалось на основании внешнего сходства зубов, отчего мегалодона и отнесли к роду кархародон семейства сельдевых акул, но в последнее время подавляющее большинство зоологов относит его к полностью вымершему родственному сельдевым семейству. Поэтому его реконструкция путём увеличения размеров большой белой пропорционально разнице в размерах их зубов несколько преувеличена. Мегалодон, конечно, был здоровенной рыбиной, но не до такой степени. Его скелет, хоть и хрящевый, как и у всех акул, был частично минерализирован и иногда, хоть и редко, что-то от него тоже сохраняется. Раскопаны его позвонки и некоторые части его "костей". Судя по ним, он был коренастее большой белой, и у него в челюстях было меньше зубов, но зато они были относительно крупнее. Отсюда и ошибка в реконструкции размеров. Ну двенадцать метров, ну пятнадцать, но уж точно никаких двадцати. Окаменевших зубов мегалодона, как и зубов предков кархародона кархариуса, накопано уже достаточно, чтобы проследить их эволюцию, и по ней получается, что последний общий предок мегалодона и большой белой жил в эоцене где-то около пятидесяти миллионов лет назад. А нынешнее сходство их зубов - результат конвергентной эволюции на её последних этапах...
    []
   - Предок? Ты ничего не путаешь? Когда по-твоему появился сам мегалодон?
   - В районе двадцати пяти миллионов лет назад, не раньше. В общем и целом это миоценовый вид, кое-как протянувший плиоцен, но уже не выдержавший плейстоцена.
   - Разве? А я читал, что мегалодоны - современники ещё динозавров. В Америке вон аж в горах их зубы находят, а отложения - динозавровых ещё времён. И там ещё даже, вроде бы, и такие зубки попадались, которые вообще тридцатишестиметровой рыбёшке соответствовали. С этим как быть?
   - В горах, говоришь? Нет, ну тут, скорее всего, какая-то ошибка. Вот в Канзасе - да, были находки очень крупных акульих зубов, но Канзас - это ведь равнина, а никакие не горы, да и было там море в динозавровые времена. И в принципе - да, зубы были очень похожи на зубы мегалодона...
   - Вот именно, и я тебе про то же самое толкую. Значит, получается, что и при динозаврах он уже был?
   - Ну, хрен его знает, может и был...
   - Господа, ну вас на хрен вместе с этим вашим мегалодоном, - я забычковал в ракушке недокуренную сигару и встал с чёрного вулканического песка, на котором мы загорали, - Пошли-ка лучше искупаемся!
   - Ага, с акулами, млять! - прикололся спецназер, поднимаясь следом. За ним со смехом последовал Велтур, тоже всё слушавший и мотавший на ус.
   - Ну вы трое и отморозки! - прихренел с нас Серёга, но тоже встал и пошёл за нами в воду.
   Преодолели волны прибоя, поплыли - красота, кто понимает. Володя нырнул, выныривает через несколько секунд, подмигивает нам с шурином и заявляет:
   - А вообще-то какая-то акулоподобная рыбёшка прямо рядом с нами плавает. Поможете поймать? - мы, ухмыльнувшись, набрали воздуха и нырнули следом - я даже догадывался, чего сейчас отчебучит этот приколист.
   Так оно и оказалось. Мы с Велтуром едва пузыри со смеху не пустили, когда он тихо подплыл под водой к Серёге снизу, да как ухватит его за брюхо растопыренными пальцами обеих рук, изображая зубастые челюсти - тот так дёрнулся, что мы уж думали, сейчас взлетит, гы-гы! Выныриваем, он воздух ртом хватает, глаза квадратные, а этот наш стервец и говорит ему:
   - Да не бзди ты так - она тебя ещё хлеще перебздела, когда ты всеми четырьмя конечностями по воде замолотил!
   - Кто - она?!
   - Как кто? Акула, конечно! Ты разве не видел плавник?
   Где-то с полминуты до геолога доходило, что его банально разыграли, после чего где-то ещё с минуту он излагал спецназеру свои соображения по поводу его видовой принадлежности, родословной и сексуальной ориентации - мы едва животы не надорвали от хохота. Наконец наш бедолага отошёл, плывём обратно, тут я интересуюсь:
   - Кто-нибудь объяснит мне, насколько близко большая белая реально подходит к берегу, если ей есть зачем?
   - Млять, ты ещё тут со своими плоскими шутками! - завопил Серёга, но затем на сей раз и сам уже посмеялся вместе с нами. Эту хохму я им уже рассказывал. В том тысячелетии ещё была как-то статья в "Спид-Инфо" про здоровенного сома-людоеда, и так получилось, что мы с приятелями и подружками на озере, и одна из них как раз с этим номером газеты. В общем, начитались все этой статьи, пошли купаться, доплыли где-то до середины, метров сто от берега, плывём обратно, и тут я - ага, как бы невзначай - "Кто мне скажет, водятся тут сомы или не водятся?" Надо ли говорить, сколько всякой хрени я тогда выслушал в свой адрес от двух не в меру впечатлительных подружек? Боялся даже, как бы не захлебнуться со смеху...
   Доплываем, выходим на берег, снова растягиваемся на песке, прикуриваем. А Володю снова любопытство обуяло:
   - Так чего там в натуре с тем грёбаным мегалодоном динозавровых времён?
   - Ну, ископаемые зубы в Канзасе в самом деле очень похожи на мегалодоньи, так что хрен его знает, - ответил геолог, - Собственно, раньше так и считали, что это он и есть с тех самых времён...
   - Ага, я ещё книжку фантастическую читал про живого мегалодона в глубинах Марианской впадины, который потом всплыл на поверхность и шухеру там навёл, так там в прологе такой же мегалодон матёрого тираннозавра слопал.
   - Это не та книжка, где в самом конце мужик уже в глотке у мегалодона зарезал его изнутри мегалодоньим же окаменевшим зубом? - припомнил и я.
   - Ага, она самая. По ней америкосы ещё и фильм хотели снять, да только так и не сняли. А я его так ждал!
    []
   - Тут главная нестыковка в том, что зубы-то похожи, но начиная с палеоцена и до середины эоцена они не попадаются вообще, а потом вплоть до миоцена - одна только предковая мелочь уже достоверного миоценового мегалодона, - вернул нас на грешную землю Серёга, - Хрень какая-то получается - что при динозаврах был, потом аж на сорок миллионов лет куда-то заныкался, и только после этого снова нарисовался. Хотя, может и найдут ещё где-то такие же окаменевшие зубки в тех промежуточных слоях...
   - Большие - хрен найдут, - предсказал я, - Трудно найти чёрную кошку в тёмной комнате, когда её там нет.
   - Ты уверен? - озадаченно спросил спецназер.
   - Абсолютно. Не забывай о мел-кайнозойском вымирании.
   - А чего мел-кайнозойское? Ну, вымерли динозавры, птеродактили и эти самые, морские ящеры, как их там, ну так остались же и акулы, и крокодилы.
   - Остаться-то они остались, но какие? Весь тот меловой крупняк независимо от фамилии тогда повымирал на хрен, а осталась одна мелюзга, и весь нынешний крупняк - потомки той уцелевшей мелюзги. Наш собственный тогдашний предок был величиной с белку. На суше вообще хрен чего уцелело крупнее курицы - жрать было тупо нечего, так что меловой предок реального миоценового мегалодона был мелким шустриком. В охоте он, конечно, толк и тогда понимал - на него ж охотились все, кому только не лень. Так от него какие-то остатки былого поголовья ещё хоть как-то прокормились и уцелели, а все, кто был покрупнее и попрожорливее его, банально поотбрасывали коньки с голодухи.
   - Из-за "ядрён-батонистой зимы" от той юкатанской каменюки?
   - Ну, она, конечно, тоже свою роль сыграла, но в целом там сложнее было...
   - Деканские траппы, - сообщил Серёга, - Там даже вулканических конусов не образовывалось, а просто из всех разломов пёрла базальтовая лава и заливала огроменные площади. А траппы - это надолго. Восточно-сибирские пёрли где-то с полтора миллиона лет и совпадают по времени с пермским вымиранием, а деканские на Индостане - около миллиона лет - вот с этим мел-кайнозойским. Это и те же самые газы с аэрозолями, и сажа от лесных пожаров, только не один раз, как от каменюки, а всё время. Ну, не равномерно, конечно, а урывками - то утихнет, то снова раскочегарится, и так многие сотни тысяч лет.
   - Миллион лет "ядрён-батонистой зимы", значит?
   - Ну, не совсем зимы. Это затемнение, конечно, препятствовало поступлению солнечного света и тепла, но вместо него тепло поступало от самих траппов, так что по температуре-то оно могло где-то то на то и выходить. Без света было хреново. Пищевая цепочка-то ведь на нашем шарике вся базируется на фотосинтезе растительности - и на суше, и в океане, а какой уж тут в звизду фотосинтез, когда темно, как у негра в жопе?
   - Так тогда чего получается, что юкатанская каменюка вообще не при делах?
   - Нет, она таки поучаствовала, - возразил я, - Камешки - явление не такое уж и редкое. Каждые тринадцать тысяч лет, считай, шарик колбасит от очередного, вот только степень заколбаса зависит от того, какой камешек мы в этот раз словили и куда конкретно. От самого камешка идёт локальная и относительно кратковременная шкода. Помнишь, ты в Мавритании просил Серёгу тираннозавра раскопать, а мы тебе объясняли, что хрен он его тебе раскопает - не было их ни хрена в Африке?
   - Ну, было дело. А с хрена ли им там не жилось?
   - А им нигде поначалу не жилось. Помнишь Би-Би-Сишные "Прогулки"? И в Америке те примитивные юрские ещё аллозавры, и в Австралии с Антарктидой - по всему шарику, короче, по всей бывшей Пангее. И пока они господствуют на вершине пищевой пирамиды, мелюзге попродвинутее их хрен чего светит. И тут - греблысь - где-то рухнул и от души набедокурил камешек. Местный локальный БП налицо, и всем хреново, но не всем одинаково - прожорливому крупняку хреновее всех. Местами он исчезает целиком, и там местечковым "царём горы" заделывается хищник средего типоразмера - самый в этом типоразмере продвинутый и всех попримитивнее себя в нём ещё задолго до катастрофы вытеснивший, а мелочь попродвинутее себя в свой типоразмер не пущающий. Если успеет запустить собственную акселерацию и укрупниться до сопоставимых с прежним "царём горы" размеров, пока тот не оправился и свою численность не восстановил - вытеснит его со всего материка и займёт его место. В Австралии с Антарктидой не получилось, и там так и остались господствовать аллозавры, хотя какой-то мелкий тираннозавроид водился и там - раскопали бедренную кость. На остальных материках чего-то такое случилось, и аллозавров сменили кархародонтозавры - тоже примитив, но попродвинутее тех. Вот они и господствовали до конца мела в Южной Америке и в Африке. А в Азии и в Северной Америке уже и с теми кархародонтозаврами ещё какая-то хрень потом приключилась, и там их сменили уже тираннозавриды...
    []
   - Ну так это ж всё локально было, и одних динозавров просто сменяли другие, а та юкатанская каменюка чем от остальных отличалась?
   - Принципиально - ничем, просто она нагребнулась в специфическое время и в специфическом месте. Без неё деканские траппы, конечно, один хрен попёрли бы, но не так резво. Изливалась бы лава гораздо спокойнее и размереннее...
   - Типа гавайского вулканизма, - добавил Серёга.
   - Ага, наподобие. Те же самые траппы по сути, только в миниатюре. Ну, Декан, конечно, был бы всяко помасштабнее и индостанских динозавров мог выморить вполне, но и только. Но Юкатан на тот момент практически точно на антиподах от Индостана, и тут в него впендюривается тот булыжник, а ударная волна от него огибает весь шарик и снова концентрируется в точку как раз на Индостане. И вот от этого деканские траппы срываются с нарезов и прут со всей дури. И газов выделяют хренову тучу - не удивлюсь, если выяснится, что и всю индостанскую мелюзгу теми газами тогда перетравило, и леса горят по всему Индостану, и от этого темно делается над всем шариком. И не на год, и не на пять лет, как от камешка, а на тысячелетия. Ну, не абсолютная темнота, как-то местами солнце проглядывает, и худо-бедно какой-то фотосинтез идёт, но это мизер, и прирост биомассы от него мизерный. Травоядные дохнут от бескормицы, и на их трупах пируют хищники и падальщики, но это пир во время чумы, а потом жрать становится нечего и им.
   - Ну, вообще-то юкатанский булыжник звезданул где-то за триста тысяч лет до полного вымирания динозавровой фауны, - напомнил геолог.
   - А я и не говорю, что это он выморил всех. Выморил он самых прожорливых типа последних зауропод и тех же тираннозавров с кархародонтозаврами. Но утконосые гадрозавры, например, могли в случае чего грызть и древесину, а вот травоядной мелюзге требовалась зелень, которой тупо не хватало, а для хищной мелюзги типа троодонов этот гадрозавр - слишком трудная добыча.
   - Кстати, как раз гадрозаврам принадлежит самая скандальная находка - кости, датированные семьюстами тысячами лет ПОСЛЕ вымирания, - заметил Серёга, - Причём, версия ортодоксов о повторном переотложении шита белыми нитками - цвет и изотопный состав окаменелостей полностью соответствует уже кайнозойскому грунту...
   - А почему они тогда не размножились снова? - спросил Володя, - И почему ими не прокормились те же тираннозавры?
   - Так никто ж и не говорит, что не было отдельных уцелевших единиц и даже пар, - ответил я ему, - Наверняка были везде, но генетическое вырождение от инбридинга сделало их вымирание неизбежным, и хищников это выкосило первым делом - просто в силу того, что их было тупо во много раз меньше. А прекращение санитарного отбора с их стороны усилило и вырождение травоядных - ага, с таким же конечным результатом.
   - Ладно, с крупняком понятно, а с мелюзгой? Ей-то ведь до хрена не нужно?
   - Ну, у видов помельче какие-то шансы ещё оставались. Если для простоты чисто по хищникам смотреть, то тираннозавриды - североамериканский нанотираннус и азиатский алиорамус - тоже великоваты для выжиывания в голодуху. Оба шестиметровые в длину, и аппетит имели соответствующий. А мельче их тираннозаврид позднего мела не раскопано, так что на них ставим крест. Но были и ещё мельче их, и тоже не примитивы юрского типа, а продвинутые теплокровные пернатые тираннорапторы.
   - Так уж прямо и продвинутые? Крокодильи же мозги!
   - То у карнозавров юрского типа вроде того же аллозавра и иже с ним. А эти тираннорапторы уже ближе к птицам.
   - Ну так и птичьи мозги - тоже не сказал бы, что эталон ума.
   - Так то ж смотря с кем сравнивать. Млекопитающие тогдашние тоже умом не блистали. Австралийские ехидна с утконосом потупее многих птиц, да и кенгуру далеко ли от них ушли? А вот ум того же тираннозавра рэкса по комповой томографии мозговой полости его черепушки реконструируется где-то на уровне кошака.
   - Гигант мысли, выходит?
   - Да нет, гигант он тушки, а мысля у него, надо думать, маленько деградировала по сравнению с мелкими и шустрыми предками. Всё-таки принципа "сила есть - ума не надо" и в верхнем мелу никто не отменял. А вот его мелкая родня, которую всё время и довольно круто прессовал крупняк, должна была сохранять и развивать башковитость. В Монголии был багараатан - трёхметровый в длину, и высота спины где-то нам по пояс. Эдакий матёрый динозавровый волчара. Раскопанный скелет неполный, но по черепу и зубам предполагается, что базальный тираннозавроид-универсал, так что шансы пережить заколбас и вымахать в нового "царя горы" он имел очень даже неплохие. Мельче его были несколько видов троодонтид - они ещё и всеядные, кстати говоря, а совсем уж мелюзгой почти куриных размеров были альваресзавриды - эти лопали даже термитов.
   - Эти-то уж с хрена ли тогда не прокормились?
   - Шива, который как раз и повинен в окончательном вымирании. Покрупнее юкатанского булыжника, да ещё и звезданул точно в индостанский шельф. Деканские траппы за триста тысяч лет уже было угомонились и работали в размеренном "гавайском" режиме, но тут рядом впендюривается этот грёбаный Шива, и опять двадцать пять, только ещё хлеще. Тут уже настал звиздец и уцелевшей после Юкатана мелочи.
    []
   - Так погоди, ты ж говоришь, что вот эти мелкие термитоядные динозавры как раз с курицу величиной и были? Куры уцелели, а они нет? Тем более, ты говоришь, что у них и мозги были поумнее куриных. Тогда должно было быть наоборот. Если они были, суки, такие умные, отчего ж они тогда, суки, такие мёртвые?
   - Так птиц спасли не мозги, а их способность летать. Тут поклевала, что себе съедобного нашла, потом туда перелетела и там что-то тоже поклевала. Крокодильчики небольшие тоже плавали себе от берега к берегу и тоже кормились за счёт кочёвок. А чисто наземная живность вроде млекопитающих уцелела вообще только с белку или с крысу величиной. Помнишь того сумчатого в "Прогулках" величиной где-то с барсука, который гнездо тираннозавров разорить хотел? Так ты думаешь, он уцелел? Ну, кайфовал какое-то время на динозавровой падали, но когда она кончилась, он тоже вымер вслед за динозаврами. Совсем мелюзга только и выжила, отчего и господствовали потом в начале кайнозоя не они, а укрупнившиеся первыми птицы с крокодилами. Из динозавров вообще никто в размерный лимит не вписался...
   - Ну, хорошо, это на суше, а в море?
   - И в море такая же примерно хрень. Если нет прироста зелёной массы - нечем питаться и живности.
   - В море этот эффект был мягче и замедленнее, - заметил Серёга, - Мозазавры пережили сухопутное вымирание на полмиллиона лет. Есть три кайнозойских находки - одна у нас в Поволжье и две в Америке. Но в конце концов склеили ласты и они, и у акул сравнимых с ними размеров тоже не было шансов выжить. И не факт даже, что обладатель тех "мегалодоньих" зубов в мелу был из продвинутых акульих семейств современного типа. Он мог быть вообще какого-нибудь примитивного типа, а сходство зубов - чисто конвергентное, за счёт сходной экологической ниши.
   - Ну ладно, хрен с ним, пускай этот мегалодон только с миоцена существует, я не против. Ну так он же, получается, больше двадцати миллионов лет просуществовал. С чего бы ему теперь вымереть?
   - Во-первых, при своих размерах он из-за акульей кровеносной системы не мог поддерживать высокую скорость долго - только в коротком рывке. Всех медлительных китов он сожрал, а на быстроходных ему стало охотиться гораздо труднее. Во-вторых, похолодал климат. Приполярные воды в плейстоцене стали для него слишком холодными. Киты к ним приспособились, а он из-за холоднокровности не сумел. И наконец в-третьих - в морях появились косатки, которые начали истреблять его молодняк. А стаей они могли справиться и со взрослым мегалодоном - ну, как стая дельфинов справляется с большой белой. А при его размерах и прожорливости он и в лучшие для себя времена не мог быть очень уж многочисленным.
   - А в глубинах?
   - А в глубинах вода тоже холодная - вообще около нуля по Цельсию. И там тоже надо чем-то питаться. А пищи там гораздо меньше, чем в приповерхностных слоях. Я как-то не очень представляю себе его экологическую нишу в океанских глубинах - особенно с учётом того, что исходно этот вид - шельфовый.
   - Стоп! С хрена ли шельфовый? Ты ж сам говорил про Марианскую впадину.
   - Да, говорил,и ещё, как раз вот вспомнил, есть находка у берегов Таити - ей двадцать четыре тысячи лет насчитали. Но это всё единичные находки, и их датировка весьма спорная.
   - Да не в этом дело. Места, которые ты назвал - это ж разве шельф?
   - Зубы акулы, естественно, тонут, как и вся акула целиком, когда сдохнет - у неё же нет плавательного пузыря. Но разве это означает, что она потеряла зуб или сдохла сама у самого морского дна? Скорее всего, всё-таки у поверхности.
   - Так, ну а зубы мегалодона в обшивке какого-то судна в пятидесятых?
   - "Рахель Кохен" в пятьдесят четвёртом? Ну, проскальзывала информация, но даже фоток тех зубов никаких нет и никаких подробностей, так что похоже на "утку".
   - А ловцы лобстеров?
   - В восемнадцатом году? Ну да, чего-то здоровенное их напугало, но почему обязательно мегалодон? Это могда быть и китовая акула - если она питается планктоном, это не значит, что при случае она не проглотит и ту же ловушку с лобстерами.
   - Ещё, вроде бы, случай был, когда прямо с борта судна здоровенная акула контейнеры с лангустами сорвала.
   - Шестьдесят третий год? Ну, там не прямо с борта, там они за бортом висели. Для китовой, конечно, поведение нетипичное, но может это была просто большая белая, которая с перепугу показалась рыбакам гигантской? И опять же, это только рассказ, а ты разве не знаешь сам цену этим охотничьим и рыбацким байкам?
   - Ну, тебе бы всё раскритиковать, лишь бы не признать возможности того, что мегалодон ещё существует...
    []
   - Володя! - вмешался я, - Давай представим себе на миг, что хотя бы половина или даже, хрен с тобой, две трети всех этих баек - не туфта. И что они тогда доказывают? Что мегалодон реально существует в нашем мире как местный биологический вид?
   - А разве нет?
   - Вовсе не обязательно. Баек про снежного человека в десятки раз больше, и некоторые случаи здорово смахивают на вполне достоверные, но где он, этот снежный человек? Да и мы с вами - мы разве из этого мира? Мы сюда - попали, и с чего ты взял, что такая же хрень не может происходить и с животными? Лично я, если хочешь знать, охотно верю в ЕДИНИЧНЫХ попаданцев-гоминоидов типа того йети либо из прошлого, либо из параллельного мира, в котором по каким-то причинам не появился хомо сапиенс. Почему бы к нам не попасть таким же манером оттуда же и ЕДИНИЧНОМУ мегалодону?
   - Ну, если только так...
   - Маловероятно, согласен. Но всё-таки, сдаётся мне, гораздо вероятнее, чем целая устойчивая популяция, которая минимум пару миллионов лет ныкается непонятно где и питается непонятно чем.
   - Ну, логично...
   Зациклились же мы с ребятами на этих грёбаных акулах оттого, что не далее, как вчера участвовали в акульем промысле. Актуален он для нашей азорской колонии по двум причинам. Во-первых, эти кусючие рыбёшки обожают халяву, которой по простоте своих акульих мозгов на полном серьёзе считают рыбацкие сети наших колонистов. И ладно бы просто часть улова жрали, хрен бы с ними, так они ж ещё и сами сети рвут! Ну и сколько ж можно такое терпеть? А во-вторых, нашим колонистам нужны их зубы. Я ведь уже упоминал, кажется, что с мясом на островах напряжёнка, и люди не упускают случая подстрелить какую-нибудь птицу типа чайки? Но лук прицельнее пращи, да и умеют рабы из числа лузитан и веттонов с ним обращаться, вот только стрелы к тому луку нужны, а для тех стрел - наконечники. С металлом же на островах пока тоже напряжёнка, и хотя мы поставляем уже сюда нормальные металлические наконечники для стрел, их ещё на всех не хватает. Да и берегут их для выстрела наверняка, а в сомнительных случаях стреляют тем, что потерять не так жалко - например, стрелой с наконечником из акульего зуба. Мы, конечно, наращиваем поголовье скота в колонии - овец уже сотни три пасётся, свиней - четыре с половиной, коров - десятков пять, и по установленному в колонии нормативу четверть приплода уже идёт в пищу колонистам, но этого пока до смешного мало. Мало и поставляемой в колонию с материка солонины - люди видят мясо на своём столе гораздо чаще, чем год назад, но всё ещё гораздо реже, чем хотелось бы. Поэтому-то, собственно, Володя и вспомнил на пляже про тех кубинских ламантинов, здорово облегчивших жизнь нашей кубинской колонии, но не всё, что хорошо для Кубы, подходит для Азор. Вот с чем проблема практически решена, так это с курами. Из-за дефицита стальной проволоки, всё ещё идущей в основном на солдатские кольчуги, в самой метрополии куроводство развито меньше, чем здесь. Ведь на Азорах нет ни лис, ни хорьков, так что не особо-то нужны и клетки. Канюки только местные пробуют иногда на кур поохотиться, и это, опять же, увеличивает актуальность луков со стрелами, а значит, и наконечников для них. Но самые лучшие для наконечников - треугольные зубы большой белой, и не абы какой, а хорошо бы покрупнее, метра три или четыре длиной, а это трудная и опасная добыча. Вот мы и опробывали вчера на практике намеченный в теории метод относительно безопасного акульего, а в перспективе - и китобойного промысла.
   Суть же его в том, что мы применяем современный способ, хоть и в античном исполнении. Ведь как представишь себе эту старинную охоту на кита ручным гарпуном с утлой шлюпки, а потом пиками его с той шлюпки - ага, длинным коли, коротким коли - это же просто оторопь берёт! Ему же перевернуть её к гребеням, а то и вовсе разнести вдребезги - нехрен делать. И это если обычный усатый кит, не косатка и не кашалот - за теми и целенаправленно на таран пойти не заржавеет, да и свалившихся за борт людей в гастрономических целях употребить могут запросто. Крупная акула - тем более. Большая белая и так-то имеет привычку лодки на прочность пробовать, а если её ещё и гарпуном раздраконить, то нападение практически гарантировано. Долбанёт носом, и горе тому, кто оказался в воде - это косатка может схватить, но может и проигнорировать, а уж акула схватит наверняка - у ней мозги простые, как у работяги после получки, и бойцовский инстинкт с брюхонабивным не очень-то и разделены - один плавно перетекает в другой...
    []
   Поэтому мы решили пойти другим путём, по образу и подобию современного - полноценное судно-китобоец с гарпунной пушкой. Полноценное - это прежде всего в смысле прочности. Не надо нам драматических голливудских приключений на тоненькой скорлупке, которую большая рыба если и не продырявит таранным ударом, так заклёпки вышибет. Мы ни разу не рыболовы-спортсмены и ни разу не за приключениями, мы на промысел, а посему в качестве китобойца у нас применяется эдакая двухмачтовая гаула в добротном океанском исполнении, а в качестве гарпунной пушки - мощный "скорпион". В акульем случае даже проще - сам её охотничий инстинкт облегчает нам промысловую задачу. Рыба - она и есть рыба, и её ловят на удочку. Крюк с приманкой, цепной поводок, деревянный поплавок, крепкий линь и лебёдка, и не надо выслеживать большую рыбу, не надо тихонько подбираться к ней на дистанцию уверенного выстрела гарпуном - она сама и приблизится, и подставится под него.
   Собственно, так оно у нас в нашей пробной охоте на большую белую в общих чертах и вышло. Ну, не считая, как говорится, неизбежных на море случайностей. Для начала нас подвёл ветер. Мы-то рассчитывали, что уж с латинскими-то парусами проблем с ним возникнуть не должно, но сам ветер рассудил иначе и объявил забастовку. В штиль мы угодили, короче говоря, и в результате мореманам пришлось усесться за вёсла. Потом подкузьмили акулы. Стайка акульей мелюзги, да ещё и ни разу не того вида, не пойми с чего вообразила, будто угощение предназначено для них, и весьма бесцеремонно на него набросилась. При других обстоятельствах мы бы шуганули их гранатой, но эдак ведь и объект промысла весь распугаешь на хрен, так что пришлось сматывать линь, подтягивая приманку поближе к борту, да разгонять эту шелупонь ручными гарпунами. Пока с этим управились, приманка оказалась сожранной на две трети, и крюк торчал из её остатков самым наглядным образом. Ну, чисто теоретически были какие-то шансы, что подплывёт к нему интересующий нас крупняк, глянет, да и помрёт от смеха, но почему-то проверять вероятность такого варианта на практике нам не захотелось. Поэтому сымпровизировали сходу, загарпунив мелкую недоакулу и насадив её на крюк вместо обглоданной приманки. Тут, как на грех, нашим живцом заинтересовалась стая дельфинов, и нам пришлось снова подтягивать крюк к борту, чтобы отогнать их. Ещё где-то через полчаса воду забороздил великолепнейший спинной плавник, обещавший чудище размером с персонаж известных спилберговских "Челюстей", и мы засуетились, готовя не только гарпуны к "скорпиону", но и крепостные ружья, и гранаты, поскольку реконструировать в точности означенный спилберговский сценарий никто, конечно, не собирался. И тут набедокурила косатка ещё больших размеров, из-за которой у нашей несостоявшейся добычи мигом обнаружились какие-то важные и весьма срочные дела на глубине. И опять нам пришлось подтягивать приманку, дабы этот напакостивший нам от всей души дельфин-переросток не вздумал попасться на крюк сам.
   И только сильно после обеда добыча наконец пожаловала к нам, но совсем не та, которую спугнула так некстати нарисовавшаяся косатка. И как пожаловала! Мы как раз вытаскивали приманку, чтобы проверить её состояние, а то что-то крутилась возле неё снова мелкая шелупонь. И тут уже у самого борта - ага, явление Христа народу - из воды вдруг с плеском высовывается зубастая пасть и целиком заглатывает насаженную на крюк мелюзгу. В этой - после того, как у нас восстановилась адекватность восприятия, и она уже не казалась нам мегалодоном - не было, если совсем уж честно, ни рекордных семи метров, ни спилберговских шести, ни даже нормальных для взрослого кархариуса пяти. Метра четыре в ней только и было, вряд ли больше. Но сильная оказалась бестия! Взяв наживку и не сумев перекусить бронзового цепного поводка, она так натянула линь, что нам сперва пришлось даже отмотать на три четверти длины катушки, и лишь затем начать понемногу вытягивать. Так эта сволочь ещё и под водой держалась, только свой спинной плавник изредка демонстрируя - минут пятнадцать нас промурыжила, зараза. Потом она наконец слегка притомилась и поднялась на поверхность, а натянутый тугой струной линь обеспечил её относительную неподвижность, которой мы и воспользовались для выстрела гарпуном из "скорпиона". Первым попали хорошо, да только маловаты оказались наши пробные "скорпионные" гарпуны. Рыбёшка только пуще взбесилась и уже оба линя - и "удочный", и гарпунный - натянула так, что мы боялись, как бы они не лопнули. Второй гарпун последовал за первым, но акула в этот момент дёрнулась, и угодил он точно, да только не в неё, а в деревянный поплавок. Третий вообще ушёл в "молоко", и только четвёртый мы снова впендюрили в акулью тушу. Пятый она словила уже пастью, когда решилась наконец поиграть в камикадзе, так что крика "Банзай!" у неё не вышло, но и нам от этого попадания пользы было немного, поскольку торчащий из пасти линь она, конечно, сразу же перекусила.
    []
   В отличие от легкомысленных современных посудин, которые акулы лихо таранят и проламывают в голливудских ужастиках, наш "китобоец" был сколочен на совесть и в расчёте на подобные приключения, да и кормчий тоже ворон не ловил, а в нужный момент подрулил вбок, сводя таран на рикошет. На параллельном курсе акуле впендюрили в бочину два ручных гарпуна и заряд из крепостного ружья, а уже вдогон - ещё один гарпун из "скорпиона", уже шестой. Этого оказалось достаточно - рыбина ещё трепыхалась и была ещё опасна для любого, кто вздумал бы побороться с ней "честно", но у нас, естественно, таких дурных героев не оказалось, и мы её тупо отбуксировали на всех шести линях к небольшой бухточке сбоку от основной гавани Нетониса, где и расстреляли на мелководье из крепостных ружей. Вытаскиванием нашей зубастой добычи на берег и её разделкой занимались уже другие...
   Вся беда в том, что Азоры, как и все вулканические острова, напрочь лишены рудных месторождений. Куба по сравнению с ними где-то у чёрта на рогах, но там полно превосходной железной руды, и нет там проблем с развёртыванием местной металлургии. С гиэроэлектроэнергетикой там проблемы, поскольку у побережья речки уже далеко не столь бурные, как в горных ущельях, и для снятия большой мощности приходится ставить каскад водяных колёс. На вулканических же островах с их горами и бурными водопадами на ту же мощность за глаза хватает и одного колеса, но сырьё на них приходится завозить. Естественно, возить сюда из метрополии железную руду смысла нет, проще уж готовый чёрный металл оттуда доставить, а здесь уже хайтек разворачивать с его переплавкой на высоколегированные стали и тому подобные ништяки, которые нехрен засвечивать перед римлянами. Это домну я смог замаскировать под не очень-то интересный римлянам якобы индийский штукофен, а малый конвертер заныкать среди прочего более-менее обычного с виду для античного мира оборудования. Но как прикажете ныкать в Испании, допустим, мартеновскую печь с её минимум двадцатиметровой трубой? А на Азорах, где её можно было бы ставить безбоязненно, не так уж и много леса, а каменного угля нет и вовсе - чем топить прикажете ту мартеновскую печь? Поэтому и решили мы с ней не заморачиваться, а сразу осваивать куда более компактную и не требующую топлива электроплавку. Как раз для Азор мы и разрабатывали и наш промышленный генератор переменного тока, и тигельную индукционную печь, а Кубу в эту программу хайтечной металлургии мы уже просто до кучи включили, дабы минимизировать массогабарит завозимого туда через весь Атлантический океан оборудования. Строго говоря, с развёрнутой на Азорах собственной металлургией пока больше головной боли, чем эффективного выхлопа - гораздо проще из Испании готовые изделия привезти, но сейчас не в эффективности смысл, а в подготовке квалифицированных кадров на будущее.
   И не только в смысле производства, кстати, а вообще во всех смыслах. Я ведь упоминал уже, кажется, об изобретательности тутошних рабов? Вот придумали они зубы акул на наконечники для стрел использовать, так тех акул ловить понадобилось, а все их рыболовные снасти - только на гораздо меньшую рыбу. Ну так они - молодцы, придумали и крюк из большого бронзового гвоздя, и цепной поводок из гвоздей поменьше. Теперь-то мы им уже промышленный выпуск этого добра наладили, и им не нужно больше втихаря коммуниздить крепёж, но те первые кустарные изделия - наша детвора в Оссонобе была в восторге, когда я привёз показать. И тут тоже уже музей подобных изобретений собираем, чтоб учились находчивости и изобретательности на наглядных примерах. Даже этот наш "скорпион" гарпунный тоже ведь с подачи здешних промысловиков внедрён. Кое-кто из попавших сюда пленных лузитан и веттонов видел в деле наши арбалеты, ну и предложил идею остальным, и хотя до спускового механизма они так и не допетрили, а просто двое натягивали закреплённый на колоде здоровенный лук, а третий держал подтянутую к нему тетиву обеими руками и отпускал по команде, их монструозный агрегат оказался тем не менее вполне работоспособным. Тоже теперь в музее местном стоит, а его изобретатель, получив досрочное освобождение - я, когда мне донесли, убедил Фабриция оформить его для пущего почёта его собственным приказом - теперь руководит солидной мастерской по "отвёрточной" сборке из привозных деталей уже нормальных гарпунных "скорпионов". Ну, металлические части привозные, а деревянные части орудий в этой же мастерской и делаются. Заодно вот, раз уж мы тут оказались, решили и современное применение этой техники наладить, то бишь с промыслового судна, а не с берега. Ясно уже по результатам, что "гадесской" гаулы среднего размера достаточно, но надо и "скорпион" помощнее, и гарпуны побольше, и линь покрепче, да и лебёдку посерьёзнее. И при наличии подобной промысловой флотилии у наших азорских колонистов отпадёт надобность подманивать акул к берегу, возле которого пятиметровая большая белая как-то не очень вписывается в концепцию шикарного атлантического курорта. На хрен, на хрен, "Челюстей" в реале тут никому не надо!
   На Азорах число освобождённых и переведённых в вольные колонисты рабов перевалило уже за полторы сотни. Примерно две трети, глядя на немногочисленных пока, но зажиточных турдетанских переселенцев, тоже пожелали получить землю, дабы завести на ней добротное крестьянское хозяйство. Не всем пока даже по ишаку удалось выделить, но те, кому пока не достался живой мини-трактор, мотыжат врукопашную, демонстрируя немалое усердие. А треть, получив свободу и гражданство, продолжают прежнюю работу уже в качестве вольнонаёмных и по мере обзаведения семьями вселяются в оссонобского типа инсулы - с водопроводом на все этажи, с ванными и балконами, которыми Рим даже в свои лучшие имперские времена так и не обеспечит основную массу своих горожан. Вот эти добротные инсулы, простые с виду - ага, на наш капризный современный взгляд, но с практически немыслимыми для античного мира всеобщими удобствами, да ещё и ладные бабёнки, купающиеся в море и загорающие на невиданном в Испании чёрном базальтовом песке - в сумме при сложении два плюс два дают наилучший стимул для дисциплины и трудолюбия вчерашних разбойников и бузотёров...
    []
   Приятно наблюдать на улицах Нетониса и наглядные плоды нашей политики смешанных браков разноплемённых вольноотпущенников - хоть и слышен местами говор по-лузитански или по-берберски, куда чаще - при самом мизерном количестве турдетан - звучит турдетанская речь. Ведь на каком языке говорят в семье, на том же в основном и на улице. И хотя детей успели завести пока ещё немногие, ясно, что их пример заразителен, и вскоре ему последуют и другие, а в результате для потомков лузитан, веттонов, карпетан и мавританских берберов, говорящих сейчас по-турдетански вынужденно, этот язык станет родным. А параллельно, хотя и попозже - дайте только срок - заговорят помаленьку и по-русски. После школы наша детвора ведь и высшее образование получать будет, и как раз в Нетонисе строится кадетский корпус, задуманный как закрытый попаданческий филиал нашей оссонобской Академии, в котором данное в основном ВУЗе поверхностно, а то и вовсе намёком, будет преподаваться гораздо глубже и полнее. И естественно, на русском языке. А куда, спрашивается, господа юнкера будут шляться после занятий в увольнения и, будем уж реалистами, в самоволки? В Нетонис, вестимо. Будет куда, а главное - к кому. Мы ж не из одной только заботы об освобождаемых в колониях рабах баб им стараемся привезти посимпатичнее. Яблоко ведь от яблони далеко не падает, и дочки этих азорских гражданок, надо думать, тоже внешностью не подкачают, и стимул подать себя в лучшем виде у них будет нехилый - кто из городской молодёжи будет круче наших юнкеров? А в городе уж от них - как от заведомых элитариев - и местные нахватаются. Сперва манер, потом отдельных словечек, и поначалу не совсем тех, которых хотелось бы поборникам приличий, но капля камень точит, и я не удивлюсь, если первую русскую школу на Азорах придётся открывать куда раньше запланированного - ага, по многочисленным просьбам азорских трудящихся, гы-гы!
   Но мы, конечно, и сами планируем со временем наезжать сюда почаще. Всё-же утомляет несколько этот античный социум со своими античными заморочками, а здесь можно куда современнее замутить. Да и техника, к внедрению которой мы всё ближе и ближе - там её под псевдоантичный ампир маскировать надо, а всё, что под него хрен замаскируешь - или ныкать в глубокое подполье, или вообще запрещать и не пущать. Ну и хрен ли это, спрашивается, за жизнь для честного современного попаданца? Здесь же, вдали от римских и проримских глаз и ушей, можно и нормальную человеческую жизнь наладить. Должна же хоть где-то идти нормальная техническая и социальная эволюция, верно? На днях, как прибыли сюда, присматривали себе места для загородных "дач". Вот вернёмся в Оссонобу - хрен слезу с Фабриция, пока не даст "добро". Ну и в элитном квартале инсул, который уже закладывается в центре города, тоже квартирки за собой застолбить надо. А там уже и на идею нормального КЗОТа надо помаленьку Тарквиниев наталкивать, а то варишься тут весь год в этой замшелой античной действительности, а так ведь и закиснуть в ней недолго. Вот обустроимся в Нетонисе, и будем в отпуск сюда ездить, да и служебные командировки на Азоры тоже выбивать себе почаще - ага, от античного мира отдыхать...
  
   17. Вакханалии.
  
   - Не надо, - махнул рукой Фабриций, когда я подал знак слугам принести для него ложе, - Раз вы все сидите, то и я с вами посижу. Так что там у нас с этой сектой?
   - Мои осведомители в ней доносят о подготовке к приёму в неё новых адептов, - сообщил Васькин, - На церемонии будет присутствовать вся её верхушка, и мы сможем разом взять их всех.
   - Почему не взяли до сих пор? Ладно первая партия - мы ещё ничего о них не знали, ладно вторая - сведения были слишком отрывочны и неточны, но третью партию уже можно было арестовать, а саму секту запретить! А сейчас какая? Уже пятая?
   - Шестая, досточтимый.
   - Даже шестая?! И чего ждали? Почему не пресекли это безобразие раньше?
   - Не было оснований, досточтимый. К моменту приёма третьей партии члены секты не успели ещё совершить никаких преступлений. Не за что было арестовывать и не за что запрещать.
   - То есть как это - не за что? - поразился босс, - Да за такой разврат...
   - Это не преступление, досточтимый, если происходит по согласию, а брачные партнёры не имеют претензий к факту супружеской измены, - возразил наш мент, - К нам никто не обращался с жалобой, а без неё у нас не было законного повода вмешиваться во внутренние дела греческого квартала...
   Как раз тайное расследование этих греческих безобразий и привело к тому, что Хренио не участвовал в нашем втором вояже в Америку. Было ему и здесь чем заняться. Греки в Испании - далеко не те рафинированные светочи передовой античной культуры, как на исторической родине, а в основном гегемонистые - настолько гегемонистые, что именно они и оказались лишними при перенаселении своих метрополий. Но понтов-то эллинских - куда там до них натуральным греческим грекам! И в Оссонобе имелся свой небольшой греческий анклавчик, но после установления в южной Лузитанщине нашего нового турдетанского орднунга и этих понаехало ещё раза в три больше, чем было. Ну и началось в результате самое натуральное греческое млятство. Если кто-то полагает, что самый млятский культ у греков - это культ Афродиты, то напрасно. Лёгкое поведение греческих гетер, и ещё более лёгкое - примазывающихся к их славе обыкновенных шлюх - просто невинные детские шалости рядом с художествами фанатичных менад Диониса!
    []
   При чём тут бог винограда и вина? При алкоголе, естественно, как и у нас. Чего только не отчебучишь по пьяни! И это даже если безо всякого Диониса, а просто бухать, как в России матушке повелось, а уж если ещё и религиозное обоснование под те пьянки подведено, как у этих греков, то туши свет, сливай воду. Мало ли, какая культура пития у них официально заявлена? То у аристократов рафинированных, которых и у тех греков с гулькин хрен, а основная масса у них те самые гегемоны, которые с той рафинированной культурой в разных параллельных мирах обитают - она сама по себе, и они сами по себе.
   В принципе-то, как нам Аглея с Хитией популярно объяснили, эти страшилки про менад и про старинный дионисийский беспредел сильно преувеличены, и на самом деле рассказываемое в них минимум в "стандартные" три раза делить надо, но и та треть, которая правда - безобразие, конечно, было ещё то. Вовсе не всех встречных мужиков те менады рвали живьём в клочья, а в основном применяли их по назначению, как говорится, ведь пьяная баба - звизде не хозяйка, но какого-то могли и порвать, если выпил с ними не столько, чтобы любая лахудра красавицей казалась, и отказом какую из них до глубины её пьяной души изобидел. Бабе ведь, чтоб до невменяемого состояния наклюкаться, не так уж до хрена и надо, так что всякое бывало. Потому-то и узаконили в конце концов греки эти Дионисии в более-менее благопристойном виде, а прежний беспредел запретили и с нарушительницами, какие на нём попадались, не миндальничали. Но то в городе, среди солидных граждан, а у гегемонистой деревенщины в осенние сельские Дионисии эксцессы были, есть и будут.
   Пока это греческое млятство по пьяни в честь Диониса оставалось делом чисто внутригреческим, бескровным и сугубо добровольным, нам оно было абсолютно похрен. Когда начали поступать жалобы от оссонобской верховной жрицы Астарты, что её храм начинает терять популярность из-за этих греческих потаскух, которые раздвигают ноги дешевле и отбивают у храма даже постоянных клиентов, мы сперва прикололись, что в кои-то веки у храма Астарты вдруг не оказалось претензий к нашим двум "коринфянкам", потом, отсмеявшись, пожурили жрицу за попытку недобросовестной конкуренции и дали ей совет озаботиться как повышением квалификации собственных работниц звизды, так и снижением храмовых расценок. Насторожили нас немного позднее слухи о человеческом жертвоприношении, но они были слишком неясными, да и говорилось в них о рабах, что по античным рабовладельческим обычаям в порядке вещей. Захотелось хозяину почтить богов покруче, ну и принёс им в жертву раба - архаичная дикость, конечно, но право он на это имеет. Как раз тогда Хренио и взял в разработку дело о Дионисиях оссонобских греков, но не имея законных оснований для силового вмешательства, мог только собирать информацию. А потом, когда мы уже собирались прогуляться за Атлантику, просочились слухи и о новых человеческих жертвоприношениях, и о принудительном втягивании в эту секту новых адептов, и тогда нам стало ясно, что ни в какую Вест-Индию Васкес с нами не отправится, а займётся вплотную расследованием всех этих непотребств...
   - Тебе мало того, что там уже насилуют финикиянок? - ехидно поинтересовался Фабриций.
   - Эти финикиянки, вообще-то, и сами тоже виноваты - пришли они туда своими ногами и по своей собственной воле, - ответил мент, пожимая плечами, - Тоже мне, нашли способ приобщиться к передовой греческой культуре!
   - Включая и знатных? Дочь одного суффета была пущена там по кругу, сноху второго заставили ещё и совокупиться с козлом, а ты всё ищешь законных основваний?
   - Уж этим-то точно нечего было там делать!
   - И я не раз предупреждала обеих, что далеко не лучшие из эллинок участвуют в подобном, - заметила Аглея, - Говорила им и о групповом разврате, и об особых обрядах с храмовыми животными, и о том, что новичков одурманивают там не только вином, но и коноплёй, а бывает, что и опиумом...
   Возвращаемся мы, значится, из-за океана, общаемся с семьями, да отсыпаемся, собираемся через день всей компанией, и тут Юлька обвизжалась - типа, мы там шляемся неизвестно где и занимаемся там неизвестно чем, а тут тем временем самые натуральные форменные вакханалии творятся, и порядочной женщине, не говоря уже о детях, на улицу нельзя выйти без охраны. Ну, Юлька есть Юлька - как заведётся, так толку от неё уж хрен добьёшься. Визжит и нудит, что говорила, предупреждала, что в Риме как раз Вакханалии - ага, с большой буквы, а не с маленькой - происходят, и точно такие же, оказывается, и здесь завелись. Её послушать, так прямо впору объявлять в Оссонобе осадное положение, вводить усиленную охрану с комендантским часом и арестовывать всякого прохожего, не знающего текущего суточного пароля. Поэтому я просто дал ей протявкаться, не беря её истерик в голову, а дома уж свою спросил, чего на самом деле происходит. Ну, Велия и объяснила мне, что тут, конечно, не в "стандартные" три, а во все пять раз делить надо, но всё-таки неприятности, как ни крути, да только сама она не в курсах мелких тонкостей, а цену базарным слухам знает прекрасно, так что лучше всего Софонибу назавтра к нам пригласить, да не одну, а с соседкой - с той самой, которая не слишком респектабельна, мягко говоря, но в данном случае это и к лучшему, поскольку побывала, поучаствовала и знает поболе нашего.
   Что соседка бастулонки - не через стенку, а просто по этажу в инсуле - особой респектабельностью не блещёт, это не просто мягко, а предельно политкорректно сказано. Шлюха она профессиональная, если называть вещи своими именами. Не самого низкого пошиба вроде портовых или уличных, а из довольно дорогих по оссонобским меркам, и до появления в городе наших двух "коринфянок", будучи гречанкой-полукровкой, считалась на здешнем безрыбье чуть ли не натуральной гетерой. К нам мы её приглашать, конечно, не стали, а договорились с Софонибой, что когда я навещу её, то мы с ней заглянем и к её непутёвой соседке. И когда я поговорил с ней, то оказалось, что подкатились они к ней, а она как раз на мели была, ну и решила предстоящую дионисийскую оргию в качестве эдакой саморекламной "презентации" использовать, дабы свежих поклонников завлечь. Уж хрен её знает, чем её там накачали перед употреблением по назначению, но как она выяснила потом, когда очнулась после отключки, употребили её массово и разнообразно. Но больше всего её возмутило не это, а то, что вместо предложений сердца и кошелька за этим последовали приглашения на такие же массовые мероприятия во славу Диониса.
    []
   Понятно, что прошмандовка, заявившаяся на подобный шабаш добровольно - ни разу не показатель, но поговаривали и о втянутых в это безобразие обманом гораздо более добропорядочных бабах, и это соседка Софонибы тоже подтвердила - перед тем, как отключиться, она сама наблюдала пляшущую в толпе выпившую куда больше, чем следовало, дочку греческого архонта, спалившуюся впоследствии на попытке тайного аборта. В общем, безобразия этих дионисанутых начинали уже перехлёстывать всякий разумный предел, и вопрос о пресечении этого хулиганства явно вставал ребром...
   - Так что они ещё должны совершить, чтобы ты наконец нашёл законный повод для вмешательства? - выносил босс мозги Васкесу.
   - В секте верховодят кампанцы, досточтимый, - вступился я за него, - Нужны неопровержимые доводы, на которые не смогут закрыть глаза и римляне.
   - Кампанцы? Млять! - акцент у Фабриция такой, когда он говорит по-русски, что иной раз лучше бы он по-турдетански говорил, понятнее было бы, но матерщину он уже перенял от нас в совершенстве, - И тут эти угрёбки!
   - Я же говорила, что всё это из Италии тянется! - тут же вставила свои двадцать копеек Юлька, - Там по весне такой переполох из-за этих Вакханалий подымется, что весь Рим на уши встанет!
   Это-то да, говорила она об этом не раз, да и сам я по ейной выжимке из Тита Ливия помню, какой шухер у римлян по поводу этих млятских сектантов намечается, но то ж у римлян, да и хрен с ними, а мы-то тут при чём? О заморских провинциях римский историк на сей счёт промолчал как рыба об лёд, так что тут, похоже, сказывается наше вмешательство в историю, которое мы не зря стремимся минимизировать. В Италии как раз Кампания и стала основным рассадником этой греческой заразы, хоть и не в ней был её первый очаг, а в Этрурии, а теперь выходит, что и сюда уже эти кампанцы её занесли. Ох уж эти мне кампанцы! Строго говоря, и у самих римлян отношение к ним непростое - двойственное, скажем так. Как греков их не особо уважают, считая "ненастоящими", а юридически они и вовсе такие же перегрины, как и все прочие, не имеющие ни римского, ни латинского гражданства. Но перегрины они - италийские, а не заморские, и здесь, в Испании это имеет значение. На безрыбье и они здесь для римлян свои, и только тронь здесь такого без достаточных на то оснований - проблем с римлянами будет выше крыши. Это-то и вынуждало нашего испанского мента осторожничать в ожидании, когда же эти уроды дадут наконец железобетонный повод, чтобы уже не миндальничать с ними.
   - После того, как у самих греков их архонт окрысился на сектантов, они стали устраивать свои сборища за городом, - сообщил Хренио, - Назавтра я наметил имитацию попытки ареста одной из таких сходок, которая сорвётся...
   - Это ещё зачем? - изумился Фабриций, - Ты не слишком заигрался в эти твои хитрые сыскные игры?
   - Стражу "случайно" заметит и предупредит сектантов об опасности мой агент, которого я к ним недавно внедрил. Это было не так-то легко сделать, и мне нужно, чтобы он хорошенько втёрся там в доверие. Если это удастся, то с его помощью я рассчитываю накрыть разом всю их верхушку. И тут нужна твоя помощь, досточтимый.
   - Разве у тебя недостаточно людей?
   - Не людьми - договорённостью с греками. Нужно, чтобы накануне всеобщего шабаша сектантов греки резко усилили охрану порядка в своём квартале, и то же самое одновременно должно произойти и в нашем городе, и у финикийцев. Моя агентура убедит сектантов сымитировать ложное сборище в городе, на которое городская стража и устроит облаву - неудачную, конечно...
   - Поскольку твои люди опять предупредят этих негодяев об опасности?
   - Само собой разумеется, - невозмутимо подтвердил Васькин.
   - И в чём смысл?
   - Городская стража будет продолжать шерстить городские притоны, и сектанты уверятся, что их ищут в городе и пригородах. Поэтому свой главный шабаш с приёмом новых адептов они решат организовать подальше, в лесу - мы тут как раз уже наметили несколько удобных для этого мест...
   - То есть заведомо на НАШЕЙ территории? - въехал наконец босс, - Тут так и напрашивается войсковая операция. Двух когорт Первого Турдетанского хватит?
   - Лучше легковооружённые вспомогательные войска и кавалерию...
    []
   Самый оптимальный вариант, если отрешиться от чистоплюйства и разобраться непредвзято. Адепты всевозможных сект и в языческом античном мире бывают не менее фанатичны, чем в средневековом христианском, и головной боли с ними было бы едва ли меньше, чем с теми же средневековыми альбигойцами. А посему, нравится это кому или нет, но хороший сектант - мёртвый сектант, и чем больше их будет не арестовано живьём, а завалено "при попытке", тем лучше. Ведь как перечитали мы у Тита Ливия поподробнее про те римские Вакханалии, так и прихренели. Ладно пьянки, ладно разврат с оргиями, но там и до массовых изнасилований дело доходило, и до массовых истязаний с убийствами, и до грабежей с вымогательствами, включая и подделки завещаний.Как раз по весне всё это в Риме вскрыться должно, и Рим будет в панике - сразу оба новых консула получат от сената указание "расследовать и пресечь", и по результатам следствия там будет казнено шесть тысяч человек. Тут, конечно, ещё и большой привет римской правоохранительной системе, точнее - её практическому в Риме отсутствию. Ведь скрытый-то инкубационный период этой заразы там наверняка уже не один год прогрессирует, а для римского сената и магистратов всё это окажется полным сюрпризом. Мы, конечно, тоже собрались давить это безобразие не в самом зародыше, по уму-то гораздо раньше следовало бы, если бы не эти грёбаные кампанцы с их италийскими связями, а теперь хоть и не шесть тысяч, но уж всяко поболе сотни геноцидить придётся. В городе такой экзекуции уже не устроишь - нас просто не поймут-с, а вот в лесу - самое идеальное место. И они сами вдали от города наверняка какой-нибудь кровавый обряд учинят, давая превосходный повод для расправы, и ловить их там легче, чем на городских улицах, и расправиться можно прямо на месте - территория однозначно наша, и юрисдикция на ней - исключительно наша, а по нашим законам за подобный беспредел - однозначно "высоко и коротко". И хлопот меньше, и чище будет мир живых. Ну, на нашей южнолузитанской Турдетанщине, по крайней мере. Пущай въезжают, что здесь им - не тут, и забывают раз и навсегда к нам дорогу. А то уже понаехало тут всяких шпыней ненадобных вместо тех нормальных, которым мы были бы только рады.
   Греки ведь чем хороши и полезны? Культурой, грамотностью и деловитостью. Трудолюбивые и рачительные крестьяне, понимающие толк в рациональном севообороте, искусные ремесленники, хорошие мореманы, умелные торговцы, отличные строители и неплохие технари. Ну, по античным меркам, конечно - то же самый Карфаген, например, в немалой степени им своим техническим развитием обязан, да и Рим впоследствии тоже. И культура античная, из которой и у нашей современной ноги растут, сама из греческой классики, опять же, выросла. И у нас нет времени ждать, пока Рим её у греков переймёт, по всему Средиземноморью распространит, да за имперские времена её отшлифует, нам она уже сейчас нужна - не просто ж так мы сюда из Коринфа и образцы искусства везли, и скульптора коринфской выучки, и двух высококлассных гетер из знаменитой коринфской школы. Но то высокая культура, элитарная, а нужна ещё и массовая - подтягивать надо и массы поближе к культурному уровню элиты, чтобы сохранялось единство народа и не получилось как в России опосля петровских реформ двух народов в одном - ага, русских европейцев и русских туземцев, отчего и попёрли потом наши социальные катаклизмы...
   Поэтому до недавнего времени и не считали мы пока нужным препятствовать росту греческой общины в Оссонобе. Больше грамотных крестьян, хороших моряков с купцами и высококвалифицированных мастеровых с инженерами, да ещё и привычных к законам и порядку, потому как все до единого - потомки граждан того или иного полиса. Ведь турдетанский-то традиционный город - просто обнесённая крепостными стенами большая деревня, в которой нет и неоткуда взяться и настоящей городской культуре, и вся она от этого в Испании импортная, иноземная, и в основном финикийская, да греческая. Отсюда и цены, отсюда и малое распространение, отсюда и сугубая оторванная от народа элитарность. Чтобы она подешевела и в массы пошла, больше её надо, гораздо больше, и для этого свой кусочек Греции под боком иметь желательно. Но нормальной, здоровой - работящей и грамотной, а не рассадника всевозможных безобразий. Миликон вон хотел и хотя бы небольшую фалангу из привычных к правильному строю греческих ополченцев заиметь, но какая уж тут в звизду фаланга из этих в стельку пьяных античных свингеров?
    []
   Дело, вдобавок, полным ходом шло и к формированию характерного и для всех современных сект религиозного бизнеса. Бабы-дионисийки, например, носят украшения в виде виноградной лозы, но они должны быть освящены в храме, который и торгует ими с соответствующей наценкой за святость. Участие в оргиях по донесениям агентуры нашего мента тоже монетизировано - мужики жертвуют храму за допуск на мероприятие, а бабы - зарабатывают на своё пожертвование звиздой.
   - Самыхе смазливые танцуют перед толпой хороводом, постепенно раздеваются и укладываются в круг, - рассказывал Хренио, - К ним выстраивается очередь желающих с монетой в руке, первые пристраиваются и по сигналу вставляют, двигаются в такт ритма, а по следующему сигналу все сдвигаются, меняя партнёршу. Теоретически так можно и всех их перепробовать, что и привлекает в секту жаждущую женского тела молодёжь, но на практике это нелегко - монету от парня получает та из распутных красоток, в которую он разгрузится, и чем больше она пожертвует храму этих монет, тем её положение в секте престижнее - считается, что именно она в этот раз лучше всех угодила Дионису, так что все они очень стараются. Кто из парней разгрузился, уступает своё место в кругу первому из ожидающей очереди, но если есть ещё монета, силы и желание - может ещё встать в её конец и продолжать участвовать в процессе...
   - И финикиянок начали втягивать в это дело тогда, когда понадобилось больше молодых и смазливых шлюх? - сообразил Фабриций.
   - Да, гречанки ведь не все красивы и не все на такое согласны, да и новенькие нужны на замену потасканным, а финикиянок с этой их старинной традицией праздников Астарты и с тягой к "продвинутой" греческой культуре втянуть в эти оргии легче.
   - Тем более, что парни финикийские уже втянуты, - прикололся Володя.
   - И тратят свои скудные случайные заработки на этих гречанок, а не на жриц Астарты, - добавил Велтур.
   - То-то в храме Астарты и бесятся! - хохотнул Серёга.
   - Ага, на самые святые устои ведь нечестивцы покусились - на священные и неприкосновенные денежные доходы храма, - хмыкнул я.
   - Это всё понятно, - кивнул босс, - А вот какой для секты смысл в человеческих жертвоприношениях?
   - Они убирают опасных свидетелей, - пояснил Васкес, - Не всякий из любителей попробовать сразу нескольких красоток настолько предан культу Диониса, чтобы "понять правильно" участие в оргиях собственной сестры, невесты или жены. Вот на таких как раз у них и гневается Дионис как на заслуживших кару отступников.
   - Финикийская молодёжь, значит, уже тоже втянута?
   - Не вся, конечно, но не так уж и мало. Красивые сектантки дефилируют по улицам и по рыночной площади весьма фривольно одетыми, ведут себя развязно, а тем, кто демонстрирует желание познакомиться с ними поближе, намекают, что они не из таких, но во славу Диониса на его празднествах - это уже совсем другое дело.
   - Нашу турдетанскую молодёжь так завлекать ещё не пробовали?
   - Эту попытку я пресёк. Агентура предупредила своевременно, и когда две из них заявились в нашу часть города, их уже ждала шайка хулиганов, а городской стражи поблизости не оказалось, - ухмыльнулся мент, - После того, как хулиганы затащили их в ближайший подвал и вволю поразвлеклись с ними, не спрашивая их согласия, разыскать насильников по неясным и путаным описаниям пострадавших так и не удалось, и теперь вербовщицы из секты обходят турдетанскую часть Оссонобы стороной.
   - Надолго ли?
   - Агентура доносит, что о новых попытках поговаривают, но пока не решаются. Будем надеяться, что теперь уже и не успеют решиться...
   - Из-за этих кампанцев проблем не будет?
   - Гая Атиния нужно будет, конечно, известить загодя, чтобы к моменту жалоб со стороны кампанцев, если они последуют, он уже знал обо всём от нас, - подчеркнул я, - Но в любом случае сам он вмешиваться в наши дела не станет, а при сомнениях запросит об указаниях сенат, а там, скорее всего, тоже не будут пороть горячку и оставят это дело на усмотрение новых магистратов.
   - То есть до весны, - уточнил босс.
   - А весной им будет уже не до того, - напомнила Юлька, - Уже в самом Риме начнётся ажиотаж и паника из-за вскрывшихся собственных Вакханалий, а когда они разберутся со своими сектантами, то большинство следов будет вести в Кампанию, так что репутация кампанцев будет сильно подорвана. Поэтому и разбор нашего дела будет представляться римским сенаторам в выгодном для нас свете. Скорее всего, пресечение деятельности секты сенат одобрит, а новый претор Дальней Испании получит указание разыскивать и искоренять эту заразу и в своей провинции.
    []
   - Мы ему в этом ещё и поможем, - кивнул Хренио.
   - Ага, по-добрососедски, - добавил я, - Друзьям и соседям надо помогать. Кто это будет на следующий год, кстати?
   - Гай Кальпурний Пизон, - напомнила историчка, затем покосилась на Аглею и подмигнула, - Ну, по всей видимости, если боги не передумают, хи-хи! Род плебейский, но с Катоном он не в ладах - тот, вроде бы, даже какую-то речь против "нашего" Пизона в сенате толкал, и это делает его благожелательным к недругам Катона.
   - А значит, и к сципионовским друзьям и клиентам, - добавил Фабриций, - Где они только, те Сципионы? Один только Назика и остался...
   Этот знатнейший патрицианский род и в самом деле переживал сейчас далеко не лучшие для него времена. И хотя босс несколько сгущал краски - живы ещё оба брата, и Публий Африканский, и Луций Азиатский, но влияние у них уже не то. Триумф Луция за победу над Антиохом при Магнезии стал их последним торжеством, после которого начались их злоключения. Плебейские трибуны по наущению Катона подвергли Луция судебному преследованию по обвинению в утаивании и присвоении части полученной от Антиоха контрибуции, а Публий Африканский, заступаясь за брата, своим высокомерием больше подкузьмил ему, чем помог, да и себе тоже дальнейшую жизнь здорово осложнил. Бывает такое с великими - утрачивают от своей славы нюх, перестают держать нос по ветру, и их чересчур заносит на очередном вираже. Занесло и победителя Ганнибала. Ему ещё и прежней-то его выходки не забыли, когда он хоть и по государственной надобности, но совершенно противозаконно открыл казначейство, заявив выпавшему в осадок сенату, что он это сделает, поскольку только благодаря ему двери казначейства и стали запирать - типа, раньше в этом смысла не было, пока он ту казну своей добычей и контрибуцией с побеждённого Карфагена не наполнил. И хотя по сути-то он был прав, разве делается так в республиканском государстве, хронически бздящем чрезмерного усиления, да и просто популярности того или иного из великих? Да будь ты хоть трижды велик - скромнее надо себя вести при таких раскладах. А он тут - ага, нашёл время - снова норов свой показал. От Луция потребовали предъявить сенату счётную расходно-приходную книгу, и Публий вообще попёр в дурь - попросил брата принести эту книгу, и когда тот принёс, забрал её у него и демонстративно изорвал в клочья. Рвал и гневно вопрошал сенаторов, на каком это таком основании от них, принёсших Риму пятнадцать тысяч талантов серебра, требуют отчёта о каких-то жалких пяти сотнях. Это оказалось уже чересчур даже для его заслуг - сенат усмотрел в этой новой выходке уже явное неуважение, что сделало неизбежныи и проигрыш Сципионами судебного процесса.
   Происходили все эти римские страсти-мордасти как раз во время этого нашего плавания в Америку, и в ожидавшем меня дома письме от моего римского патрона Гнея Марция Септима сообщалось, что Луций Сципион едва избежал ареста и присуждён к штрафу, в несколько раз превышающему всё имущество их семейства, а Публий теперь ездит по Этрурии, собирая у тамошних клиентов деньги на означенный штраф. Сам мой патрон сетовал, что проигрыш Сципионов ударил и по всему их окружению, включая и его самого. Он таки побывал плебейским эдилом в прошлом году и немало при этом по его меркам поиздержался, а тут ещё и эта беда с лидерами их группировки тоже его дел ну никак не улучшила. На претуру теперь даже баллотироваться смысла нет, так что весь его "cursus honorum" на эдильстве и закончился, и в "новые люди" ему теперь не выбиться, но даже если бы и оставались у него шансы избраться - не по кошельку ему теперь и сама предвыборная кампания. А дешёвая африканская сельхозпродукция, которая несколько лет на нужды армии казной закупалась, теперь, после окончания Сирийской войны, уже на городские торги идёт и немилосердно сбивает цены на местную. Летом же, как только миновала опасность обвинений, обрушившихся целиком на Луция Сципиона, вернулся и въехал в Рим с триумфом и его преемник, проконсул Гней Манлий Вульсон, и его войско привезло столько богатейшей и изысканнейшей добычи из Греции, что в моду начали стремительно входить греческие предметы роскоши, и не владеющему ими, мягко говоря, теперь сложно рассчитывать на уважение людей своего круга. В общем, прямо патрон о помощи меня не просил, но эдакий тонкий намёк на её крайнюю желательность между его строк угадывался легко, и когда Велия отдавала мне его распечатанное письмо, то заодно отчиталась и об отправке Септиму от моего имени и как бы по моему поручению кроме обычных для таких случаев подарков ещё и полутора тысяч денариев, что я однозначно одобрил. Нас эти несчастные полторы тысячи не только не разоряли, но и практически не стесняли, зато для небогатого римского всадника как свидетельство нашего клиентского почтения выглядели более, чем солидно - всё-таки добрая четверть таланта. В Риме такие вещи понимаются и ценятся по достоинству.
    []
   На нашей поддержке в Риме эти беды Сципионов, конечно, тоже сказывались, но не столь уж катастрофично. На плаву и при должном почёте оставался их двоюродный брат Сципион Назика. С избранием в цензоры у него дело не выгорело и, как мы знаем уже заранее по Титу Ливию, со второй попытки успех ему тоже не светит, но солидным и уважаемым сенатором-консуляром он был и остаётся, и даже зловредный Катон в своё цензорство, то бишь на самом пике своего могущества, исключив Луция Азиатского из сословия всадников, ничего не сможет поделать с Назикой. И как бывший претор Дальней Испании, он тоже наш патрон и основной защитник наших интересов в сципионовской группировке, главой которой и станет впоследствии. Там же и Луций Эмилий Павел, тоже бывший претор Дальней Испании и тоже наш хороший знакомый, с консульством пока обламываемый и в консуляры поэтому ещё не выбившийся, но придёт ещё и его время. И на тех же самых основаниях бывшего наместничества есть у нас патроны-защитники и в иных лагерях. Марк Фульвий Нобилиор, например - уж всяко не друг Сципионам, а в год своего консульства даже явно враждовал с ними, хоть и не вошёл при этом в группировку Катона. Тоже теперь солидный и влиятельный сенатор-консуляр, как и Назика, и тоже для нас в известном смысле свой. И даже чмурло это, Публий Юний Брут которое, в бытность свою в год консульства Катона плебейским трибуном как-то раз своё трибунское вето на отмену Оппиева закона наложить пытавшееся, но визга римских матрон перебздевшее и вето своё взад забравшее, с тех самых пор катоновское, но у нас и оно тоже прикормлено. Консульства означенному Бруту не светит, но и через это чмурло на катоновских людей посолиднее его при необходимости выйти можно, так что и там на крайняк какая-никакая зацепка имеется. Гай Атиний нынешний - бесперспективен, потому как трупом по весне под Гастой заделается, но помочь ему там один хрен надо будет. Тут сразу три фактора роль играют. Во-первых, он из этих "вышедщших родом из народа", и хотя мои прежние предположения о его принадлежности к катоновской группировке не подтвердились, он для них всё-же не чужой, и у них факт оказанной ему помощи тоже зачтётся. Во-вторых, он дружен с Семпрониями Лонгами, а те - друзья Сципионов, так что и по этой линии нам это тоже зачтётся. А в-третьих, не столько ведь ему мы будем помогать, сколько Риму в целом, и особенно это оценит сменщик Атиния - упомянутый Юлькой Гай Кальпурний Пизон, с которым нам и в дальнейшем ещё предстоит плотно и плодотворно - для нас, по крайней мере - посотрудничать. Собственно, потому-то мы и спланировали свой вояж в Америку именно на этот год, что потом пару-тройку лет нам уж точно не до того будет...
   - Два года назад у здешних эллинов это уже было, но так, лёгкое любительство, как и в любом эллинском полисе, - рассказывала нам Аглея, - Была небольшая компания "золотой молодёжи", увлекавшаяся этим делом и маскировавшая культом Диониса свои развлечения. Нас с Хитией как-то раз тоже пригласили на симпосион, но мы как увидели обстановку и поняли, чего следует ожидать, так и отказались наотрез. В Коринфе гетера низшего разряда, при всём их переизбытке там, не всякая на такое согласится. Обычных шлюх им мало, что ли? И на нормальных симпосионах у них почти то же самое - ну, разве только без групповой оргии. Даже Александр этот, сынок архонта, тупой как деревяшка, и все дружки его такие же точно. Деревенщина! Всё их развлечение - похвастаться новой цацкой, которой ни у кого пока больше нет, напиться до свинского состояния и пристать к женщине, а то и к мальчику с домогательствами. Эллины называются!
   Вообще говоря, они обе и тогда нам об этом рассказывали - со смехом, но и в самом деле не очень-то довольные такими с позволения сказать соплеменничками. Хитию как раз это в основном и сподвигло в конце концов на идею вообще завязать с ремеслом гетеры и остепениться. В процессе обмозговывания этой идеи-фикс спартанка, впрочем, несколько одумалась и становиться примерной греческой женой-затворницей передумала. Навидалась она этих домашних куриц - это же скукотища! В результате она решила, что будет работать с Аглеей в нашей школе по продвижению передовой эллинской культуры в тёмные варварские массы, и муж ей, стало быть, нужен такой, которого подобный образ жизни его законной супруги устроит. Вывезенного нами из Рима и служившего у нас по найму гладиатора-тарентийца Лисимаха это устроило. Раз служба у жены приличная, а не млятская, а дома имеется толковая домашняя прислуга, и отсутствие жены днём дома не сказывается на качестве и своевременности подаваемого на стол обеда, то и какие тогда проблемы? Поселился же он с самого начала среди нас, и возможные пересуды среди этих захолустных греческих пней ему были глубоко до лампады, так что они с Хитией вполне друг дружке подошли. Впрочем, подозреваю, что тут её фирменный спартанский расизм решающую роль сыграл. Ведь учить варваров культуре и хорошим манерам, пускай даже и перепихнувшись втихаря при случае разок-другой с каким-нибудь понравившимся - это одно, а выйти за варвара замуж, спать с ним постоянно и детей от него рожать - совсем другое. Греки эти античные - вообще в основной своей массе расисты ещё те, а спартанцы - в особенности. Куда там старику Алоизычу до старика Ликурга! Тот Алоизыч англичан братским германским народом считал и страшно сокрушался по поводу того, что воевать с ними вынужден, а спартанцы своих же собратьев дорийцев в Мессении в илоты загнали без малейших морально-идеологических затруднений. Как раз с ликурговской Спарты, если кто не в курсах, германские нацики свою расовую идиологию и срисовывали - ну, со своего малограмотного её понимания и с подгонкой под реалии современной им эпохи.
    []
   Но обратно в Спарту нашей рафинированной суперэллинке путь заказан - там как раз года полтора назад Филопемен, стратег Ахейского союза, окончательно подавил последнее крупное выступление этих ликурганутых национал-урря-патриотов и включил Спарту в Ахейский союз со всей вытекающей отсюда унификацией государственного устройства и законов. Теперь там снова аристократы всем заправляют, как и до всех этих попыток реставрации ликурговского строя, и мало кто из бывших илотов сохранил своё полученное при тиранах-реставраторах гражданство. У Хитии же происхождение в этом плане тоже проблемное, так что для неё Спарта теперь неправильная и неподходящая. А здешние греки - мало того, что тупая и самодовольная захолустная деревенщина, так ещё и тоже неправильные - потомки фокейцев, то бишь не дорийцы даже, а какие-то ионийцы. И это даже если закрыть глаза и не выяснять степень чистоты их эллинской породы, для столь отдалённой колонии весьма сомнительной. Тарент же, хоть и тоже не без нюансов, но всё-таки спартанская колония, и если глаза на те нюансы закрыть, то Лисимах хотя бы уж натуральный тарентиец, то бишь эдакий заморский спартанец, и на здешнем безрыбье - свой в доску, как говорится...
   Аглея же, которая и в Массилии-то была из "понаехавших тут", а так - вообще из испанского Эмпория, смотрела на эти вещи гораздо проще. Не то, чтоб ей это совсем уж по барабану, и при равных прочих наверняка тоже предпочла бы "своих", но где они, те равные прочие, и хрен ли эти тутошние "тоже типа греки" за "свои"? Не только с нами, но и с тарквиниевскими этрусками ей было общаться на порядок интереснее, чем с этими захолустными соплеменничками, и постепенно, наглядевшись на уже нянчащую ребёнка Хитию, она тоже начинала склоняться к мысли аналогичным манером остепениться, да за какого-нибудь из этих этрусков потолковее и с не слишком "домостроевскими" взглядами на жизнь замуж и выскочить. Не выскочила до сих пор оттого, что у неё вместо расовых другие заморочки, с особыми способностями связанные - подавай ей и жениха с такими же способностями, чтоб и дети их унаследовали гарантированно. Ну и где ей прикажете такого подыскивать, спрашивается? По пути из Карфагена в Гадес она и ко мне на полном серьёзе клеилась - типа, не считаю ли я, что раз уж у нас передовая эллинская культура внедряться в стране будет, то и у себя дома её внедрить необходимо, и разве не проще всего это сделать, имея высокообразованную жену-эллинку? И разве плохо будет, если дети унаследуют некие особые способности от обоих родителей? Картина маслом - она меня клеит прямо на палубе, а я ж вовсе не суперзнаток греческого, и нам переводчик толковый нужен, и в означенном качестве нам служит Велтур, гы-гы! Я ей объясняю, что женат, и моя жена меня вполне устраивает, и дети от неё - тем более, и заместительница супружницы, то бишь бывшая наложница - тоже на уровне, и детьми от неё я тоже вполне доволен. Шурин массилийке всё это переводит, она это дело переваривает быстренько и заявляет, что если я достаточно обеспечен, чтобы содержать две семьи, то вряд ли меня разорит и третья. Растолковываю ей, что если моя жена нормально относится к бывшей наложнице, то это потому, что они прекрасно уживались и под одной крышей - подруги, можно сказать, но это ещё вовсе не значит, что так же будет принята и третья. А она мне в ответ, что и не надо расстраивать жену подобными новостями, а надо тайком от жены - её и это вполне устроит. И снова тараторит, расписывая свои достоинства и то, какие у меня от неё будут превосходные дети. Велтур, переведя мне суть, не выдерживает и хохочет, схватившись за живот, едва на палубу не падает, я сам тоже ржу, а массилийка озадаченно эдак спрашивает, что она сказала смешного? Мы с шурином переглядываемся, тычем друг в друга пальцами и снова ржём, он уже и переводить-то не в состоянии, и я сам кое-как растолковываю ей сквозь смех, что наш переводчик - родной брат моей жены.
   Наверное, Аглея смирилась бы даже с этим весьма непрезентабельным на фоне изысканного и утончённого Коринфа уровнем тутошних оссонобских греков, найдись среди них подходящий по способностям и любознательности, которого несложно было бы подтянуть, но такого среди них не оказалось ни единого. В конце концов, купив себе у них трёх рабынь-девчушек, из которых только одна и была гречанкой-полукровкой, а другие две чистыми испанками, но зато бегло говорящими по-гречески, массилийка махнула на этот несостоявшийся очаг цивилизации рукой и сосредоточилась на нашей куда более реалистичной, а главное - интересной для неё затее...
   - Сейчас, с прибытием этих кампанцев, общая культура у них повысилась, но этот их культ Диониса - это же просто ужас какой-то! - продолжала гетера, - Совершенно дикий, архаичный, в самой Элладе вот уже не одно столетие, как повсюду запрещённый и сурово наказуемый, и я думала, что такой уже искоренили везде - ну, разве только кроме каких-нибудь совсем уж глухих горных деревушек, а они теперь ещё и здесь появились. Летом они и ко мне подкатывались и все уши мне прожужжали, что я эллинка и должна служить своим искусством не варварам, а истинному эллинскому делу. И какому же это делу, интересно узнать? Массовым пьяным оргиям и обогащению их верхушки? Да в Аиде я видела ТАКОЕ истинное эллинское дело! Послала их, конечно, к воронам, так они ещё и отвязались от меня не сразу, а только когда я городской страже пожаловаться на них пригрозила.
    []
   - Зря ты тогда не пожаловалась, - заметил Васькин, - У нас был бы законный повод предъявить претензии архонту, и ему пришлось бы или навести порядок самому, или с нашей помощью, если сам не справится.
   - Да не хотелось сразу-то - какие-никакие, а всё-таки соплеменники...
   - Сразу - задавили бы это безобразие в зародыше. Наказать тогда пришлось бы человек десять, ну пятнадцать самое большее. А теперь, когда они уже вконец обнаглели от своей безнаказанности, да и секта разрослась - наказывать придётся многих...
   - Главные виновники - всё те же десять или пятнадцать человек, что и тогда.
   - Это вдохновители и организаторы, но теперь к ним добавились и исполнители преступлений, и их теперь тоже безнаказанными оставлять нельзя.
   - А если замешанными окажутся СЛИШКОМ многие?
   - Тем хуже для них. Не о них теперь уже надо думать, а о тех, кого они ещё не вовлекли, но могут вовлечь, если им это позволить.
   - И как выявить всех виновных?
   - Выявим. Развяжем языки и выявим, - ответил мент, и мы многозначительно переглянулись и покивали друг другу.
   В присутствии баб мы не озвучивали вслух тонкостей плана, направленного не столько на формальные дознания, аресты и судилища, сколько на сбор всей этой кодлы в одном укромном месте и накрытие её там всей чохом. И поскольку операция намечена войсковая, то и церемониться с сопротивляющимися по причине их опьянения никто не собирается. Ещё не хватало! Выступит кто не по делу - меч в брюшину, и весь разговор. Но Юльке ведь об этом не скажешь - тут же взовьётся и закатит истерику на тему "Как же так можно?! Там же женщины!" Ага, были женщинами, пока не налакались больше, чем следовало. Не скажешь и Аглее, для которой это "всё-таки соплеменники". Повизжат ещё, конечно, но уже "после того", поставленные перед свершившимся фактом. Мы ведь даже точной численности сектантов не знаем, но скорее всего, уже поболе сотни их наберётся. И всё из-за этих грёбаных, млять, кампанцев, а точнее - из-за этого их италийского, млять, происхождения и связей. Вот их - да, живыми нужно будет взять - и чтоб развязать языки, дабы и не попавшихся в облаву сдали, и чтоб показательно судить и вздёрнуть высоко и коротко - ага, в том числе и за этих, вовлечённых ими во все эти непотребства и убитых, следовательно, хоть и "при попытке", но по их в конечном итоге вине. Но не только за этих и не столько за этих один хрен пропащих - тут Хренио прав, сколько за тех, кого они ещё НЕ сгубили, но СОБИРАЛИСЬ сгубить...
   В Риме, когда всполошатся, так на первых порах чуть ли не единственными свидетелями окажутся, если верить Титу Ливию, шлюха-вольноотпущенница и ейный хахаль, да и те будут зашуганы возможной местью участников Вакханалий так, что аж консулу Республики придётся их для защиты и сбережения в домах своих родственников ныкать, дабы сектанты их не нашли и не грохнули. Это ж какого размаха и какого уровня организации та секта достичь должна, чтоб даже до такого дело дошло? Вот что значит отсутствие нормальной полиции и нормальных спецслужб! А кроме того - и нормальной соображалки. Я ведь когда перечитывал с юлькиной подачи всю эту эпопею, так ссал с неё кипятком. Первое решение сената - не создание хотя бы временных специальных сил с мобилизацией в них хотя бы тех же не подлежащих уже призыву в армию ветеранов, не рассылка по подвластным городам тайных инструкций о согласованных действиях, не организация слежки за сектантами с внедрением в секту агентуры, а тупые патрули на улицах и ещё более тупой запрет Вакханалий с карами их участникам и обещанием наград доносчикам - ага, обнародованный глашатаями на всех перекрёстках и разосланный гонцами для такого же обнародования по всем италийским городам. Типа - раз, два, три, четыре, пять - я иду искать, и кто не спрятался, я не виноват, гы-гы! Правоохранители, млять, называются! Если уж один хрен решили карать за действия, совершённые ДО этого постановления, то бишь придавать ему обратную силу, так какого ж тогда хрена с тем его обнародованием поспешили, не подготовившись толком и дав тем самым всем, кому надо, заныкаться и затихариться? В том, что этот тупизм, тем не менее, судя по заявленному шеститысячному улову, таки прокатил, заслуги римской государственной машины нет, а есть только поразительнейшее разгребайство самих сектантов, оказавшихся ни в звизду, ни в Красную Армию не годными конспираторами. Хотя, с другой стороны, как знать, сколько среди тех повязанных и казнённых реальных безобразников, а сколько - мнимых, подставленных ложными доносами самих сектантов ни в чём не повинных бедолаг. Судя по тупизму предыдущих действий - сильно подозреваю, что немало. Да и последующие римские оргии уже времён Поздней Республики - это тоже своего рода тонкий аглицкий намёк на реальную результативность римского способа борьбы с Вакханалиями.
    []
   - А почему бы тогда не арестовать всю верхушку секты раньше, если она уже известна твоим осведомителям? - поинтересовался Фабриций.
   - В этом случае мы не накроем её всю, досточтимый, - разжевал ему Хренио, - Большая её часть останется на свободе, и арестованную верхушку сменит новая, которая будет осторожнее, а моих агентов вычислят и перебьют, если я не отзову их и не спрячу от их мести сам. Так или иначе, они будут раскрыты и не смогут больше помочь, а найти и внедрить новых будет уже гораздо труднее.
   - Нельзя подставлять под удар свою агентуру, - добавил я, - Кто тогда захочет на их место завербоваться, если мы этих сдуру подставим? Тут надо ещё думать, как их из-под следствия выводить понезаметнее, чтобы не раскрыть уже этим...
   - То есть, их тоже арестуют вместе со всеми?
   - А как же? Отпустить их сразу же - это всё равно, что написать у них на лбу и на спине крупными буквами по-гречески "Доносчик службы охраны порядка". И твоей печатью, досточтимый, ещё эти надписи заверить, дабы ни у кого сомнений не было, - мы расхохотались всей компанией.
   - Да, мне придётся подержать и их под арестом, пока я не сфабрикую хороших опровержений свидетельств против них, и только после этого я смогу отпустить их из-под стражи "за недоказанностью вины", - согласился испанец, - И будет лучше, если я отпущу их не по своей инициативе, а под твоим давлением, строгим выговором за арест по ничем не подтверждённому подозрению и угрозой кары за неисполнение, досточтимый...
  
   18. Операция "Дихлофос".
  
   - Они в паре сотен метров, - сообщил Володя, когда из зарослей вынырнули и доложили ему обстановку трое его разведчиков, - Но пока, правда, только одна парочка, разгорячённая вином и вседозволенностью.
   - И друг дружкой? - ухмыльнулся я.
   - Ага, прежде всего друг дружкой. Для того наверняка и удалились от общего сборища, чтобы уединиться без помех.
   - Ясно. Сигнал! - я дал отмашку двум уже развёвшим костерок солдатам, те бросили в него приготовленные заранее пучки влажных листьев, и когда от их костерка повалил густой белый дымок, принялись то накрывать его мешком, то снова раскрывать, добиваясь чётко различимого издали прерывистого дымового сигнала.
   Точно такие же прерывистые дымки уже поднимались в трёх местах, уведомляя всех прочих участников облавы, что их передовая группа уже подобралась к сектантам, а заодно и обозначая своё местоположение для соседних групп. Наш сигнал был чётвёртым, и ожидалось ещё два. Никакой азбукой Морзе в них и не пахло, просто шесть передовых групп давали отрядам лёгкой пехоты ориентир для замыкания кольца вокруг нужной им части леса. Весь его прочёсывать - даже с нашими силами до темноты хрен управишься, а в темноте немалая часть сектантов может ускользнуть, лишая смысла всю нашу затею. Он ведь в чём? В том, чтобы разом всю секту этих дионисанутых накрыть и решить проблему раз и навсегда, а не так, как это в Риме сделают, в сиюминутном плане сработав эффектно, но в долгосрочном только в подполье их загнав и утратив тем самым даже возможность держать ситуёвину под контролем, что впоследствии римлянам ещё не раз аукнется...
   Личной рекогносцировки, конечно, не заменит никакая разведка, и пока к месту стягиваются отряды армейской лёгкой пехоты, мы с Володей и старшим его разведгруппы выдвигаемся вперёд.
   - Вон та парочка, - доложил по-турдетански разведчик, указывая нам пальцем в нужную сторону.
   - Ага, вижу, - подтвердил спецназер, доставая трубу, и я сделал то же самое.
   Я уже упоминал, кажется, что качеству наших оптических линз до цейсовского, мягко говоря, далековато? Подглядывать в наши трубы из окна в окно инсулы напротив за переодевающейся смазливой бабой, например, или просто голых баб на пляже заценивать - это наша нынешняя оптика обеспечивает лишь на троечку с минусом, но мы сюда разве порнуху смотреть пришли? Мы - по делу и по серьёзному делу. Не гребут меня бабские достоинства этой пьяной шалавы, которую её хахаль как раз подсадил на плечо - типа, чтоб до грозди дикорастущего винограда помочь ей дотянуться, а заодно и полапать её за нижнюю часть. Куда важнее их заинтересованность исключительно друг дружкой - явно сейчас местечко удобное высматривать будут, дабы в горизонтальном положении своего пьяного бога почтить, и нет им больше дела ни до кого и ни до чего. Поэтому, заценив их неопасное для нашего плана состояние, я перевёл трубу на поляну несколько дальше, где нарисовалась целая группа - плюгавый толстяк с двумя бабами, тоже на трезвую голову не скажешь, чтоб красавицами, длинный худой пьянчуга на ишаке и бьющий в литавры пританцовывающий балбес едва ли трезвее того. Вот с этими запросто могла наклюнуться и нешуточная проблема...
    []
   - Мыылять! - тихонько выругался тоже всё разглядевший и тоже всё понявший Володя, - Ну куда их принесло, грёбаных уродов!
   - Кавалерию сразу на хрен, - прикинул я.
   - Из-за ишаков?
   - Ага, могут и друг на друга среагировать. Пусть уж лучше патрулируют вокруг леса и перехватывают просочившихся.
   - А впереди бойцов выдвигаем редкой цепью егерей?
   - Да, так будет лучше всего.
   Вернувшись назад, мы отдали нашим воякам все необходимые распоряжения и послали гонцов к соседям, дабы предупредить об изменениях в плане и их. А вскоре после их возвращения появились и два недостающих прерывистых дымовых сигнала - все шесть передовых групп егерей нащупали границы шабаша этих дионисанутых и обозначили их для отрядов, участвующих в облаве.
   У нас, в отличие от среднереспубликанского Рима, есть и криминалист хорошей современной выучки, и пригодный для такой работы инструмент - подразделения егерей, то бишь лесных стрелков, сформированные вскоре после завоевания страны для борьбы с лузитанской лесной робингудовщиной и приобрёвшие в ходе её подавления уникальный для античного Средиземноморья опыт лесной войны. Собственно, это легковооружённые лучники с короткими, но тугими роговыми луками критского типа, а лесным спецназом их делают специальная лесная подготовка и специальное снаряжение. Не имея возможности наладить выпуск камуфлированной ткани, как и желания засвечивать перед завидючими глазами римлян сам принцип камуфляжа, мы пошли другим путём. По образцу сетей для ловли мелкой рыбы мы заказали бабам прибрежных рыбацких селений сетчатые накидки для набрасывания поверх самых обычных туник и шлемов, в ячейки которых при выходе наших егерей на дело втыкаются свежесрезанные веточки кустарника и папоротниковые листья. Эдакий одноразовый "лохматый камуфляж", выглядящий в глазах посторонних не постоянным тактическим приёмом, а разовой импровизацией. Если и расскажет об этом где-нибудь случайный свидетель, то именно как об редком приколе, которому ещё и мало кто поверит, поскольку "так никто не делает". И естественно, это не армейские центурии из сельских турдетанских призывников, а тарквиниевские наёмники. Поэтому-то мы и решили вперёд их выдвинуть - и подберутся к сектантам скрытно, и сработают чище, а главное - решительнее. Призывник-то ведь и растеряться может - типа, как же так, он же от врагов страну защищать призывался, а не от этой алкашни с прошмандовками, пускай даже и греческой, а повидавший на своей службе всякое профессионал сперва выполнит в точности, что велели, а потом уж только вопросы свои задавать начнёт. Так что пущай уж лучше ополченцы следом за наёмниками двигаются и просто помогают им делать работу там, где тем собственной численности не хватит.
   - Ну что, даём зелёный свисток? - спросил спецназер, когда к нам прибыли гонцы от соседей с сообщением, что с изменениями плана все шесть групп ознакомлены, егеря в цепь перед замкнувшими кольцо армейскими отрядами растянуты, и кавалерия к лесным опушкам отведена.
   - Ага, даём, - я дал отмашку сигнальщикам, и те зажгли фитиль установленной на деревянной треноге сигнальной ракеты, та задымила - пока ещё обычным беловатым неокрашенным дымом - и взлетела. "Свисток" у нас, конечно, не зёлёный - нет у нас тех современных химических красителей, которые любой цвет дыма по желанию дадут, да и заморачиваться ими нам пока как-то недосуг, нет даже обыкновенной, казалось бы, хны, которую некоторые самодельщики-любители для оранжевого дыма успешно применяли и которую в нашем современном мире купить ни разу не проблема, да ещё и за копеечную цену, но в античном Средиземноморье та "обыкновенная" хна - редкий и дорогой товар, аж из самой Индии привозящийся, так что мы пользуемся не хной, а куда более для нас обыкновенной луковой шелухой - ага, той самой, которой по христианской традиции пасхальные яйца красятся. "Свисток" у нас на ней в результате получается не ярким, а бледно-оранжевым, но всё-же достаточно цветным, чтобы его ни с каким естественным метеорологическим явлением не спутали - ну, из тех, кто в курсе, конечно. Процентов по двадцать селитры и фруктового сахару, да шестьдесят того лукового красителя, вот и вся нехитрая сигнальная пиротехника.
   - Вперёд! - негромко скомандовали центурионы егерей, и их длинная редкая цепь беззвучной трусцой побежала к лесу.
   - Держать строй! Двигаться тихо! Попавшихся хватать, связывать и передавать назад! Оказывающих сопротивление - убивать на месте! - проинструктировали солдат армейские центурионы, - Все всё поняли? Пашшёл! - и несколько цепей погуще одна за другой двинулись вслед за егерями. Началось...
    []
   Прикурив сигариллы, направились за бойцами и мы со спецназером. Не то, чтоб сомнения в компетентности тарквиниевских профи имелись, но мало ли какие заранее не предусмотренные вопросы возникнуть могут? Хоть и мало приятного наблюдать свежие результаты работы этих матёрых головорезов, требуется всё-же присутствие людей вроде нас, полностью посвящённых во все тонкости операции "Дихлофос", как мы окрестили меж собой этот план очистки нашего государства от этой дионисанутой заразы.
   Я по прежней жизни человек сугубо городской и хорошим следопытом никогда себя не воображал, но тут и средненькой паршивости следопытом быть не надо, чтобы всю картину событий мысленно воссоздать. Ага, вот бабу связанную волокут, и судя по её неплохому телосложению, это как раз из той сладкой парочки, что уединилась в сторонке. Дрожит, зыркает затравленно, но особо не дёргается - судя по фингалу, её уже научили хорошим манерам. Опознав в нас начальство скрутивших её солдат, упёрлась и завизжала нам что-то трудноразборчивое на своей греческой тарабарщине. Млять, ну неужели живя среди турдетан, и наверняка ведь не первый уже год, так трудно тупо вызубрить хотя бы уж основные расхожие фразы на нормальном человеческом языке? Хития вон - и та при всей своей спартанской спеси давно уж бегло шпрехает по-турдетански, а медленно и не всегда правильно - даже и по-русски и не считает этого как-то унизительным для своего эллинского достоинства, а эта - ага, суперменша... тьфу, супервуменша эллинская, и ей язык варваров изучать невместно. Может быть, и следовало бы успокоить дурынду, что никто её прямо сей секунд по кругу не пустит, а если будет хорошо себя вести и не сильно при разборе своих дел в этих дионисийских безобразиях замаранной окажется, то и позже этого избежит... может быть. Но за этот греческий снобизм - пущай-ка понервничает. Переглянувшись с Володей, обменявшись кивками и изобразив "моя твоя не понимай", мы дали солдатам отмашку тащить её дальше. А вот и кустики со следами борьбы, где их как раз и взяли тёпленькими. Рядом кровавый след шагов на пятнадцать, обрывающийся в зарослях, из которых торчат ноги трупа. Стрелу лучник, конечно, выдернул, это только на картинах романтичных баталистов они из трупов торчат, а на самом деле их собирают при первой же возможности, но дырка в трупе характерная - не осознал хахаль той дурынды спьяну всей серьёзности момента, да бежать от егерей ломанулся. Ну и не фантазёр ли он после этого, спрашивается? Ага, был при жизни...
   Вот и ишака ведут - без алкаша на спине, так что животина семенит налегке и не упрямится. На поляне, где мы группу с ним заметили, уже никого, но из зарослей по ту сторону выводят одну из баб - ту, что пошатенистее, и она даже не дёргается - шагает как сомнамбула, явно в ступоре. А дальше на тропе понятны уже и причины ейного ступора - слева валяется труп того пьянчуги с ишака с дырой от меча в бочине, в пяти шагах тот плюгавый в луже кровищи и с держащейся на лоскуте кожи полуотрубленной башкой, а в трёх шагах от него - баба побрюнетистее. Судя по дыре в грудной клетке, пыталась права качать нахрапом, как это водится за уверенными в собственной безнаказанности стервами, да только тут уверенность ейная не оправдалась. Дорезали под лопатку, чтоб не мучилась, уже валяющуюся скукоженной. Рядом одна литавра валяется, в пяти шагах справа вторая, ну и шагах в двадцати дальше - сам пьяный литаврщик с дырой от стрелы меж лопаток и в луже крови под кадыком. Тоже, видать, избавили подранка от лишних мучений. И тоже, что характерно, у этих дионисанутых сильный пол как-то более склонен в бега податься. Прямо второй случай подряд - тенденция однако.
   Метров с пятьдесят ещё проходим и натыкаемся на застывшие и заныкавшиеся в зарослях цепи армейцев, старательно имитирующие "нас здесь нет", а их центурион, как нас завидел, сразу же палец к губам. Ну, мы пригибаемся, прокрадываемся к нему потише и тоже шифруемся не хуже его солдат. Тот вперёд нам пальцем показывает, глядим туда, а там - млять, срань господня! Целая толпа этих сдвинутых по фазе, занятая - ну, не скажу, чтоб так уж прямо и оргией, больше попарно сгруппированы, и каждая парочка, вроде бы, сама по себе, но кое-где и по двое на одну, а кое-где и по две на одного, так что на тонкой грани балансируют, скажем так. А правее их, на небольшой полянке, расположились две хорошо поддатых бабы с козликами - ну, издали не разглядишь, козлики это или козочки, но уж больно подозрительно, учитывая успевшие уже распространиться слухи...
    []
   Рядом с нами два бойца спорят шёпотом, займутся сейчас эти бабы с козлами этим делом или это они так просто дурачатся. А мы со спецназером только тут замечаем, что шифруются-то с нами от сектантов одни только армейские ополченцы, и не понимаем юмора. Егеря-то наши куда подевались? Въехали, когда центурион нам жестами показал охват - типа, с боков эту толпу обходят, чтоб в клещи взять. Ну, тогда понятно - молодцы наши профи, сами сообразили. Правильно, если тупо с фронта нагрянуть, так такую толпу хрен сразу повяжешь, а всех пустившихся наутёк хрен перестреляешь, и кто-то наверняка добежит до главного очага, да предупредит там всех. Не то, чтобы это было для операции так уж катастрофично, один ведь хрен их обложили отовсюду, но если раньше времени всполошатся - могут успеть замести следы наиболее тяжких преступлений, на которых нам желательно бы с поличным их взять. Всё-таки кампанцы, мать их за ногу! Одна из баб с козлами уже разлеглась на травке, раздраконивая свою животину, и два бойца начали было спорить уже и на дневное жалованье, даст она таки козлу или не даст, но их спору так и не суждено было разрешиться. Егеря замкнули кольцо и начали действовать.
   Сперва их ещё не было видно, но на заднем плане вдруг заорали, завизжали и заметались, а затем паника начала распространяться к середине. Часть этих дионисанутых ломанулась в стороны, но слева молча и деловито выступили из кустов егеря, и их вид не предвещал сектантам ничего хорошего. Правее толпа побежала в сторону тех двух баб с козлами - сидящую в обнимочку со своим шуганули, а об лежащую кто-то споткнулся, и не было видно за мечущимися, стоптали её или нет. Потом и там показались из зарослей егеря, но обезумевшая толпа не враз просекла расклад, и тем пришлось дать залп. В конце концов эти гулящие безобразники побежали в единственную сторону, с которой не было видно преследователей, то бишь в нашу...
   - Встать! - резко скомандовал центурион, - Мечи - к бою! Держать строй! Всех, кто не сдаётся - убивать! Вперёд - пашшёл!
   Те из белецов, что бежали впереди всей толпы, наверное, и сами рады были бы притормозить при виде внезапно появившихся из кустов солдат, но их разве спрашивали те, кто напирал сзади? Выбора у пехотинцев не было, и в ход пошли мечи. Где-то десяток трупов успел рухнуть им под ноги, когда толпа наконец отпрянула от щетины клинков, в числе которых были и уже окровавленные. Часть снова метнулась в стороны в надежде прорваться через куда более редкую цепь егерей, но этих не в меру догадливых сразу же встретили меткие стрелы. А кольцо вояк сжималось, самые буйные падали под стрелами и мечами, и остались в конечном итоге лишь те, кого хватало только на визг, да на слёзы с соплями. Этих принялись деловито вязать. И снова кто-то из схваченных, увидев нас, лез к нам жаловаться на "этот беспредел" - ага, опять исключительно на греческом, и опять мы с Володей, переглянувшись и приколовшись, включили "моя твоя не понимай". Шоу маст гоу он, как говорится. Связанных погнали в тыл к захваченным ранее, а облава снова выстроилась и динулась дальше - снова впереди егеря, а за ними армейские ополченцы.
   Шагаем следом и натыкаемся на заваленного стрелой козлика - видимо, кто-то из егерей пристрелил, чтоб не путался под ногами. Точно козёл, не коза, сблизи-то видно хорошо, так что хрен их знает, тех двух спорщиков, кто из них выиграл бы, если бы дело затянулось. Посмеялись по этому поводу, потом спохватились, что бесхозяйственность получается. Бабу-то шаловливую явно сцапали вместе с прочими, раз не валяется рядом стоптанная, а свежее мясо, выходит, пропадает зря? Хотели уже наводящей тут порядок тыловой обслуге это дело на вид поставить, но оказалось, что и центурион служивых сей бардак просёк и к таким же выводам пришёл:
   - Подобрать и оттащить в тыл! Пойдёт в солдатский котёл!
   Вот это правильно, а то прямо транжирство какое-то безалаберное. Это боевому составу отвлекаться некогда, пока всех поставленных перед ним задач не выполнит, а эти нестроевые на то и состоят в штате, чтоб подобного безобразия не допускать.
   Идём дальше и метров через триста снова натыкаемся на затор вроде недавнего. Опять простая пехота в кустах замаскировалась, опять наши егеря куда-то испарились, а на большой поляне - ну, тут всё уже и помассовее, и посолиднее, и поорганизованнее. В центре прямо танцы с бубнами - молодые смазливые бабёнки, разогретые вином, лихо и весьма завлекающе отплясывают, некоторые уже и разоблачаться начинают, а одна особо рьяная, пожалуй, и заканчивает - последняя тряпка уже в руках развевается, а на самой ни хрена нет, и добрая половина зрителей, конечно, именно на неё и пялится. Зрители - это я имею в виду не нашу солдатню, которой "здесь нет" пока-что, а толпящихся совершенно открыто вокруг этого стриптизящего бабьего хоровода греков, поддатых едва ли меньше плясуний. Гвалт, естественно, стоит такой, что хоть сейчас их резать начинай - вряд ли громче орать будут. Горячая молодежь - условно мужеска полу - уже и в подобие очереди выстраиваться начинает. Мы едва в голос не заржали, когда в конец очереди встал один настолько бухой, что едва ли он вообще соображал, где находится.
   - Что дают? - полушёпотом схохмил спецназер.
   - Говорят, какого-то конандойля, - поддержал я шутку, и мы прыснули в кулаки.
   Бухого тем временем оттёрли конкуренты потрезвее, и кое-кто из них, похоже, рылся в кошельке, проверяя имеющуюся там наличность и невольно напоминая нам тот давешний рассказ Васькина о групповых сексуальных забавах сектантов. Кажется, мы тут застали врасплох подготовительные мероприятия к ихней дионисанутой разновидности современной так называемой игры "в ромашку"...
    []
   И здесь тоже ожидавшаяся греками лафа накрылась звиздой, и совсем не в том смысле, в каком хотелось бы им самим. Готовившиеся ублажать длинную очередь шесть оторв даже в кружок все улечься толком не успели, а успели только раздеться, да и то, я сильно подозреваю, что это просто егерям захотелось досмотреть стрип-шоу до конца. А потом они вспомнили о поставленной им задаче и вернулись к её исполнению. О гвалте я уже упомянул? Ещё громче, чем на предыдущем месте, ну так оно и понятно - тут ведь и народу побольше. В общем, сзади и с боков уже кого-то вяжут и кого-то режут, а в центре все так увлечены намечающимся действом, что куда там до них токующим глухарям! Те шлюшки наконец разобрались, в кружок улеглись и ноги раздвинули, первая шестёрка из очереди на них взбирается, и от советчиков с приколистами, естественно, тоже отбоя нет. Они даже тогда не сразу въехали в расклад, когда об них начали спотыкаться бегущие от егерей - сперва приняли беглецов за лезущих нагло без очереди, и завязалась драка. Тут, само собой, и армейская пехота двинулась на подмогу наёмникам, а то уж больно толпа велика, и если опомнятся, да организуются - могут и прорваться. Однако ж и профи тоже всё понимают и "настоящих буйных" валят в первую очередь. С ополченцами труднее...
   Эти увитые виноградной лозой жезлы дионисовских менад, забыл их название, служат им не только статусной цацкой, но и оружием при случае. Как раз в этом качестве и воспользовалась своей жердиной главная распорядительница этого их дионисанутого млятства. И ловко воспользовалась, надо признать. Один салабон-новобранец проворонил удар и по кумполу схлопотал, и если бы не шлем с подшлемником, мог бы элементарно и коньки отбросить, а эта стерва и ещё одному меч из рук выбить ухитрилась. За оружием тут же потянулся сектант-парень, да только кто ж ему такое позволит? Далеко не из одних только новобранцев состоят центурии лёгкой пехоты, и не в меру воинственного придурка проткнули сразу три меча. Менаду это, правда, не угомонило - молотит и молотит своей жердью по щитам бойцов, а к ней ещё две присоединились - одна как раз примеривалась наброситься на упавшего бойца и выцарапать ему глаза, а этим мобилизованным пейзанам всё стрёмно оружие против бабы применить. Так и выцарапала бы, наверное, да только в последний момент промазала - ага, потому как не промазал кто-то из егерей. Со стрелой в бочине не очень-то поцарапаешься, а тут и ветеран один подоспел, да сразу без разговоров рукоятью меча по бестолковке. Но становилось жарко - опомнившиеся сектанты-мужики, кто с намотанной на руку одёжкой, кто с каменюкой, кто с корягой, явно пристыженные активностью баб, решили поиграть в героев. Кое-кому из солдат-салабонов в результате не поздоровилось, и тогда остальные начали наконец рубить и колоть уже всерьёз. Кто-то, войдя в раж, проткнул до кучи и вторую помощницу менады, отчего та рассвирепела и принялась размахивать свом дрыном прямо, как заправский рыцарь мечом-двуручником. Ещё одного желторотика зазевавшегося с ног сшибла и замахнулась концом жезла ему в причинное место. Тут уж и мы с Володей мечи наголо и подскакиваем - я ей рубящим с оттяжкой жердину ейную вполовину укоротил, а спецназер в лобешню плашмя добавил. Так думаете, угомонилась? Хрен там! Наверное, они таки в натуре не одним только вином мозги себе дурманят - так на нас кинулась, что мы на голых рефлексах на острия клинков её приняли. Выдёргиваем мечи, она оседает, и сразу как-то толпа попритихла - в смысле, её остатки, где-то с треть исходного состава. Облажавшемуся салабону центурион мозги тем временем выносит:
   - Солдат, называется! Чему я тебя учил, раззява?!
   - Так ведь баба же!
   - Которая чуть не сделала тебя кастратом, орясина! Марш в строй!
   Одного грека, кстати, таки сделали, сломав ему его напряжённое "хозяйство", и наши бойцы тут ни при чём - то ли он прямо в звизде у какой-то из тех шести шалав, что "в ромашку" играть в кружок улеглись, сломать его как-то умудрился, то ли в панической давке ему его оттоптали - он катался по траве и горестно выл, а увидев наших солдат, сам попросил их добить его. Одна из этих шести тоже оказалась стоптанной мечущейся толпой, да так стоптанной, что уже загибалась, что-то жизненно важное ей раздавили, и вытаскивающий из трупов стрелы егерь между делом добил и её, чтоб зря не мучилась. Остальные пять и ещё три запасных, решив, что сейчас перережут на хрен и их, закатили истерику, и им пришлось надавать затрещин.
   - Этих - отдельно, - распорядился я, когда их утихомирили и скрутили.
   - Солдатам их отдадим? - сообразил Володя.
   - Ага, раз они САМИ захотели крутой групповухи - пущай теперь и с нашими бойцами поразвлекутся...
   Если то же самое творится и по остальным направлениям, то от общего числа тутошних дионисанутых живыми и на свободе должно оставаться не более трети, а то и четверти, и скоро мы доберёмся наконец и до верхушки секты. Так оно и оказалось. Нет, ну всякого мы уже успели навидаться в этом античном мире, но чтоб ТАКОЕ...
    []
   Те две извращенки или просто приколистки на поляне по крайней мере маялись своей дурью сами, не стремясь вовлечь окружающих, а тут уже прямо целенаправленное втягивание в безобразия проводится. Один из заводил сектантских, судя по леопёрдовой шкуре, устроил эдакий смотр-кастинг трём мододым бабам, две из которых успели уже и полностью перед ним раздеться, и теперь он подзуживал на то же самое третью, пока ещё одетую. Подзуживает её, значится, и при этом козлика поглаживает, а та стесняется, да и раздевшаяся только что тоже как-то смущённо выглядит, а неподалёку небольшое козье стадо пасётся - в общем, на нехорошие мысли эта ситуёвина наводит. А вдобавок, рядом с самой разбитной из этих трёх баб мелкий ребёнок - это уже, млять, форменное растление малолетних получается. Оно-то конечно, по закону один хрен высоко и коротко за всё это полагается, но в данном конкретном случае, с учётом отягчающих обстоятельств...
   - Я бы повесил за ноги, - пришёл я наконец к удовлетворительному решению.
   - А я - за яйца, - возразил спецназер, - С последующим расстрелом мелкими камешками из рогатки, пока не окочурится.
   - Расстрел через повешение называется?
   - Ага, он самый...
   А на краю полянки под кустиками ещё одна со львом балуется - ага, с самым натуральным, ни разу не плюшевым. Завалила хищника на спину, да прямо на него сверху в чём мать родила и улеглась, прямо как так и надо. Ещё и виноградом его кормит - вот мля буду, в натуре, век свободы не видать. То ли охренела вконец по пьяни, то ли зверь абсолютно ручной и тоже опоенный до абсолютного похренизма. С этих ведь станется!
   Больше в зоне видимости, вроде, никого не наблюдалось, но издали доносились звуки какой-то упорядоченной церемонии, не то, что ранее, и значит, тут надо действовать предельно аккуратно, дабы не спугнуть главную дичь. Да и сколько тут перед нами сейчас народу-то? Поэтому и обошлись одними егерями. Три соблазняемые сектантским жрецом бабёнки и пикнуть не успели, как были скручены - ребёнок только заревел было, но когда шикнули на его разбитную мамашу, та его угомонила мигом. А вот жрец пробовал качать права, за что был не только схвачен, но и охреначен. Легко ли он отделался - это вопрос, конечно, непростой и неоднозначный. С одной стороны, не будь на на нём намекающей на высокое положение в секте леопёрдовой шкуры, так грохнули бы на месте, едва он только хаяльник свой разинул, дабы не возиться, а так - ещё поживёт немного. Но с другой - в натуре немного, и радости от этого ему будет тоже немного, потому как ни хрена он ещё не отделался, а только попался нам со всеми потрохами и с поличным, а миндальничать с матёрыми активистами дионисанутых никто у нас не собирался. Для того ли столько уже кровавой юшки пустили?
   Вот с соблазнительницей льва - оборжались. В гераклы без нужды никто как-то не рвался, поэтому просто и незатейливо взяли парочку на прицел и предложили сдаться по-хорошему. Тут-то и случился прикол. Перебздевшая "дрессировщица", скатившись со льва вверх тормашками, но затем опомнившись, попыталась было натравить хищника на егерей, а тот перевалился на бок - вялый, осоловелый и озадаченный - и никак понять не может, чего от него хотят. Поводил башкой лениво, да и улёгся - один глаз приоткрыт, за происходящим наблюдает, а другой и вовсе закрыт. И морда у него при этом - прямо что у твоего налопавшегося до отвала приснопамятного "Вискаса" котёнка-переростка, гы-гы! Да и то сказать, подросток же натуральный! Размеры уже приличные, пятен на шкуре уже нет, но и грива - так, едва только намечается, хоть и самец. Естественно, стрелять кошака никто не стал - какие к нему претензии? Поржали, бабу повязали, а зверь - не было ведь насчёт него никакой команды, верно? Вот и пущай себе лежит этот звериный царёныш, балдеет дальше. Предупредили только идущих следом, чтоб не тревожили...
   А потом мы вышли и на верхушку сектантов, да ещё и удачно - у них как раз намечалось действие, вполне тянущее по нашим законам на крепкий дубовый сук и не менее крепкий пеньковый галстук. Несколько озверевших менад приплясывают вокруг уже лежащего на земле парня и колотят его со всей дури своими жердинами, тот уже даже не орёт, а визжит - видно невооружённым глазом, что не просто метелят, а преднамеренно убивают. И на большей части этих фурий всё те же леопёрдовые шкуры - явно ближнее окружение самого главного, потому как означенный леопёрд и есть священное животное Диониса. Из грота четвёрка других баб барашка торжественно выносит, не иначе, как для жертвоприношения, а за всем этим безобразием наблюдает толстяк в виноградном венке с гроздями ягод и в накинутом на плечо пурпурном плаще - ни дать, ни взять, сам царь и бог этой дионисанутой публики. Точнее, его земное воплощение. Развалился на подстилке возле старинного краснофигурного жбана с виноградом и жуёт ягоды, лениво сплёвывая косточки. Рядом опрокинутый кубок, и подстилка пролитым вином заляпана, да и сам он под хорошей мухой - как же тут не наклюкаться во славу бога вина?
    []
   Всё это достаточно далеко, мы не приближаемся, дабы раньше времени их там не спугнуть, а наблюдаем в трубы, пока егеря, как всегда, зарослями крадутся и с боков всю эту кодлу обкладывают. Там ведь ещё и стайка из пары-тройки десятков молодёжи наблюдается, которая пялится на происходящее во все глаза - наверняка те самые новые адепты, которые приёма в секту ожидают.
   Барашка они в жертву принесли - резавшая его широким кривым тесаком баба в белом вся кровью перемазалась, да и ейные помощницы сделали то же самое - ага, уже целенаправленно. Затем те фанатки в леопёрдовых шкурах того забитого жердями парня подхватили и тоже к жертвенному камню потащили, а одна поманила туда же, поближе к делу, и ту стайку молодёжи...
   - Сейчас они этих новичков кровью вязать будут, - сообразил Володя, - Чтоб им, значит, назад теперь пути не было.
   - Ага, похоже на то, - согласился я, - Нашли, во что вляпываться, идиоты.
   Вмешаться и пресечь это назревающее непотребство прямо сейчас - это значит, вытащить из передряги нескольких греческих и финикийских обалдуев с обалдуйками, но какой ценой? Не пойманных с поличным на "расстрельной статье" вожаков секты законно тогда хрен осудишь, а незаконно - это же кампанцы, млять! Не доказав как дважды два их тянущей на репрессии вины, их придётся отпускать восвояси. Эти отпущенные возглавят неизбежно уцелевших хоть в каком-то количестве "сочувствующих", и секта возродится вновь, но уже гораздо более осторожная и тщательно законспирированная, и её выявлять и давить будет уже на порядок труднее, и число её жертв окажется на порядок больше. И это будут уже наши в основном, а не эти "тоже типа греки". Не надо нам тут повтора этих римских ошибок, когда загнанные в подполье и с тех пор тщательно законспирированные Вакханалии переживут и Среднюю Республику, и Позднюю, и Империю, а под давлением преследующей их - но так же тупо, по-римски - христианской власти трансформируются постепенно в банальных сатанистов. А ещё до трансформации - дадут этим христианским фанатикам массу поводов для искоренения всего "языческого" чохом, чем те с огромным удовольствием и воспользуются, выкорчевав слишком сложную для них и непонятную их простым как три копейки мозгам античную культуру и предопределив тем самым Тёмные века. На хрен, на хрен!
   Прокравшиеся к нам кустами посыльные от егерских центурионов доложили о полной готовности их подразделений приступить к пресечению, но мы таки сцепили зубы и выждали, когда того парня - один хрен с переломанными костями уже не жилец - жрица в белом дорезала на жертвенном камне, и в его крови начали старательно перемазываться новенькие адепты. Один вдруг передумал и заупрямился, и активистки тут же обвинили его в предательстве и отступничестве. Но свои увитые виноградной лозой жердины они на сей раз пустили в ход уже не сами, а протянули их бабам из новеньких, натравливая их на бедолагу. Те, явно под мухой, если не под наркотой, послушно взяли и послушно начали дубасить, жертва вырывалась, но на каждой её руке повисло по два офонаревших неофита, так что предсказать результат было бы несложно - ага, если бы не одно "но". Теперь-то мы имели нужный нам железобетонный повод действовать "по всей строгости закона".
   Рёв турьего рога поверг сектантов в ступор. А егеря, проинструктированные на все типовые случаи заранее, греблом не щёлкали, а щёлкали тетивами своих луков. Те, что держали заартачившегося парня, схлопотали по стреле и рухнули первыми, вслед за ними свалилась самая остервеневшая из неофиток с жердиной - этих не обязательно было брать живыми, и наёмники не упускали повода расчистить себе поле деятельности от лишних, чтоб не путались под ногами. Вот когда палку убитой подхватила одна из активисток в леопёрдовой шкуре, предположительно из кампанок - её аккуратно подранили, дабы ещё пожила до полного развязывания языка и заслуженной виселицы. Остальные перебздели и заметались в панике, ища, куда бы им улизнуть, но егеря стягивали кольцо с трёх сторон, а с четвёртой, получив команду центурионов, надвигалась армейская пехота. Ополченцы тоже вошли в раж, и когда одна из менад, разъярившись, бросилась на них, её проткнули сразу пятью мечами. Потом рухнул снесённый мечущимися столб с небольшой статуэткой Диониса, на него свалилась и тут же проблевалась одна из перебравших вина неофиток, а жрица в белом при виде такого святотатства, сперва воззвала к оскорблённому божеству и взмахнула своим похожим на укороченную махайру тесаком, намереваясь покарать одну эту, пока бог не покарал всех, но тут ещё один вопящий в панике беглец, не глядя себе под ноги, наступил на статуэтку и сломал её. Жрица, выронив свой нож, в ужасе закрыла лицо руками в ожидании неизбежного теперь конца света, но тот наступать как-то не спешил - Дионис, надо думать, и сам был не в лучшем состоянии, чем та проблевавшаяся, гы-гы!
    []
   Так бы их, скорее всего, всех и повязали - ну, за исключением заваленных "при попытке", если бы не неизбежные на море случайности. Отдалённый гвалт справа вдруг неожиданно приблизился, и на поляну начали выбегать беглецы оттуда. Их, конечно, тут же попытались остановить, но набежала целая толпа, и всё перемешалось в кучу. Что тут с этим можно было поделать? Только одно - усилить натиск многочисленных ополченцев с нашей стороны.
   - Всех не сдающихся убивать на месте! - напомнил солдатам ближайший к нам центурион, - Держать строй! Никого не выпускать живым!
   Резня, конечно, вышла в результате ещё та. Дионисанутые совершенно съехали с катушек и пёрли напролом, так что им и некогда было предлагать сдаться, и оставалось только рубить и колоть. Да и ополченцы успели уже с непривычки озвереть и работали мечами кое-кто даже похлеще тех наёмников. Пару раз и нам с Володей пришлось тоже пустиить в ход клинки, когда становилось особенно жарко - наши револьверы без крайней необходимости засвечивать не стоило. А толпа всё напирала, и уже становилась понятной причина - её преследовали наши соседи, почему-то не сумевшие окружить её на месте и разобраться с ней там же. Но оружие и организованность делали своё дело, и беспокоил нас только гвалт спереди - как бы ещё и оттуда не набежали новые раньше, чем мы здесь разделаемся с этими. Не набежали, хвала богам, справились там наши и сами, да и тут уже подошли преследователи - такие же егеря-наёмники и такие же солдаты-ополченцы, как и у нас. По мере того, как таяла под мечами толпа сектантов, устаканивалась и вызванная ими нервазбериха. После того, как завалили самую бешеную из набежавших сектантских менад, остальные бабы начали сдаваться одна за другой, их примеру последовали сразу же и новички-неофиты, а там и до мужиков очередь дошла - до всех троих, которых бойцы не успели ещё покромсать в свалке. Уже во входе в грот рухнула жрица в белом, словив стрелу меж лопаток - скрыться пыталась под шумок, да только припозднилась она с этим делом - раньше надо было, пока все егеря толпой заняты были и не особо-то зыркали по сторонам. Пока вяжут и сортируют пленников с пленницами, разбираемся с соседями.
   - Что там у вас с этой толпой приключилось? - спрашиваю одного из двух их егерских центурионов.
   - Большая пятнистая кошка, досточтимый. Меньше льва, но больше рыси.
   - Леопард?
   - Да, мне сказали, что он так называется. Мы думали, что раз он мельче льва, так с ним и справиться будет легче, но уж очень он быстр и свиреп оказался...
   В отличие от львов, леопёрды в Европе давно уже не водятся. То ли в неолите их ещё истребили, то ли в эпоху бронзы, и скорее в раннюю, чем в позднюю - иберы, во всяком случае, включая и турдетан, в Испании их уже не застали. От этого и не знают их толком - ага, по размерам оценивали. Африканские охотники считают, что леопёрд не в пример опаснее того льва - и ловчее, и коварнее, и на людей чаще охотится, так что иметь дело с людьми он привычен, и с толку его встреча с ними не сбивает.
   Со слов центуриона выходило, что наткнулись они в своём секторе на такую же извращенческую бодягу с живностью, как и мы. Тоже игры с козликами и даже с ишаком, и тоже одна с хищником кошачьим баловалась, только не с ручным львёнком-подростком, а со вполне матёрым леопёрдом - тоже, по всей видимости, прирученным, но не сильно, как оказалось, опоенным. И когда они нагрянули, кошак с перепугу наворотил дел. Сперва бабу, что с ним развлекалась, когтями полосанул так, что чуть брюхо не распорол, затем одного егеря покусал, другого поцарапал - не опасно, но неприятно, а потом сразу в толпу сектантов метнулся и навёл там шороху. Панику, собственно, он-то как раз и посеял, и им пришлось из-за этого начать действовать раньше, не успев толком подготовиться. Зверя они стрелами свалили вместе с тремя или четырьмя находящимися рядом дионисанутыми, да и он сам чуть ли не пятерых до того задрать успел, но начало оказалось скомканным, и результат нам известен...
   Смотрим со спецназером улов и разражаемся площадной бранью по-русски - проворонили, млять, кампанцев! И когда только смыться успели, сволочи, а главное - как? Вот одна убитая в шкуре, вот подраненная стрелой, вот ещё потоптанная, их обеих как раз вяжут, но остальные-то где с тем их главным в пурпурном плаще? Плащ-то сам - вот он, валяется скомканный и извазюканный, но нам-то разве плащ нужен? Нам дионисанутого главного подавай! Вот как теперь Васькину в глаза глядеть, когда он сам пожалует? Это ж надо было так облажаться!
   Посылаю в тыл за собаками-ищейками, Володя одной из кампанок захваченных допрос устраивает, которая потоптанная, но та упёрлась рогом как Зоя Космодемьянская - фанатка, млять, хрен заговорит! Вторая, подраненная, так зубы сцепила, что сразу видно - тоже, как и первая, включила героиню-комсомолку и намерена молчать как рыба об лёд. Можно, конечно, и таким языки развязать, если целью задаться, но это не сразу, на это время требуется, а времени-то у нас как раз и нет - с каждой минутой беглецы уходят всё дальше и дальше. Есть ещё надежда на патрулирующую вокруг леса кавалерию, но что, если у кампанцев есть тайничок с чистой одёжкой и корзинками какими-нибудь, где они приведут себя в порядок, изобразят гуляющих в лесу по грибы с ягодами и не покажутся патрульным подозрительными? Вот ведь засада-то!
   Пока ждём прибытия собак, без которых теперь тех кампанцев хрен найдёшь, солдаты вяжут последних арестованных сектантов. Одной рыжеватой, когда мимо нас её проводили, вдруг как-то резко похреновело, да так, что она споткнулась и едва носом не пропахала - в последний момент только на локти приземлилась. Подымается - и снова падает, на сей раз на пятую точку. Привалилась к стоящему рядом жертвенному камню, дышит тяжело, типа совсем идти не может. Конвоиры свирепеют - ран-то ведь на ней не видно, ушибов тоже, явная симулянтка, а она возмущается и на нас кивает - типа, зовите начальство. Подходим, а она тихонько эдак на ломаном турдетанском:
   - Веник сделай чистый место, - мы даже и не сразу въехали, что это она пароль нам назвала, который в оригинале должен был звучать "Метла метёт чисто", а она глядит призывно и добавляет вполголоса уже по-гречески, - Полапайте меня.
   Подхватываем её подмышки, ставим на ноги, лапаем за выпуклости - учитывая, что редкая для южной Испании блондинка, выглядит правдоподобно - это солдатне не по чину со смазливыми пленницами развлекаться, а высокому начальству можно всё.
   - Они сбежали в грот, пока была суматоха, а в нём тайный ход, - прошептала она нам, пока мы её лапали, а она изображала недовольное дёрганье, - А теперь дайте мне оплеуху за неуступчивость вашим домогательствам и прикажите увести с остальными...
    []
   Вместо запрошенной оплеухи, которую для правдоподобия пришлось бы давать всерьёз, я взял эту агентшу Васкеса за волосья, нагнул, поводил туда-сюда и дал пинка по мягкому месту - не носком, конечно, а коленом, скорее подтолкнув, чем стукнув, но со стороны эта имитация выглядела достаточно жестокой - я как раз в этот момент разжал пальцы на ейных волосах, но задержал в них руку, а гречанке хватило ума вскрикнуть и зареветь, когда приземлялась набок. Потом она постонала, вставая, и довольно натурально похромала, следуя за конвоирами - типа, и так-то ей хреново было, а тут ещё и избили.
   - Гордая эллинка отвергла приставания двух похотливых варваров, хоть и была пьяна? - хохотнул подошедший как раз в этот момент и всё видевший Хренио.
   - Ага, выпила недостаточно и не оценила оказываемой ей чести, - принял я его шутку, - Слушай, тут у нас проблема - главные говнюки тайным ходом смылись.
   - Далеко не уйдут, - ухмыльнулся испанец, - На выходе их ждёт отряд егерей. Я об этом ходе уже три года знаю - как раз из него выкуривали остатки лузитанской банды, когда герилью их давили. Именно вот этим гротом моя агентура и соблазнила кампанцев выбрать именно это место для своего главного сборища...
   - А ты уверен, что из грота есть только один выход - ну, кроме этого, конечно? - спохватился спецназер, - Пещера ведь природная, не рукотворная?
   - Да, пещера природная, и раньше было ещё два выхода, которые я приказал завалить, так что теперь там остался только один. Вам ведь рассказывали, что незадолго до вашего возвращения из-за Атлантики я брал две центурии солдат для облавы на трёх беглых рабов? Их ведь тогда набрали для отправки к северной границе, а я задержал их отправку туда на день ради этой облавы.
   - Ну, было дело, - припомнил я, - Они тоже ныкались в этом гроте?
   - В этом лесу, без конкретизации места - это по официозной версии. А на самом деле они и до леса-то этого не дошли - мои люди их раньше выследили и перехватили, и я просто в тайне это держал. Я уже тогда думал над операцией вроде вот этой сегодняшней и готовил подходящие места, а тут как раз удобный случай подвернулся. Под эту ложную облаву я тогда и замаскировал детальную разведку грота и заваливание лишних выходов из него. Как видите, пригодилось.
   - Так нам тогда, получается, и собаки не нужны?
   - Зачем? Лузитанских герильерос мы оттуда выкуривали сернистым газом.
   - Вот это - правильно! - одобрил Володя, - Раз операция обозвана "Дихлофос", так и передихлофосить там всех этих тараканов к гребениматери.
   У входа в грот как раз уже развели большой костёр, в который начали бросать из нескольких горшков серу, а две пары солдат погнали натянутой в руках мешковиной ядовитый дым вглубь пещеры. Время от времени их сменяли другие, дабы никто чересчур этой отравы не нанюхался, а вот тех беглых кампанцев в гроте сменить было абсолютно некому. Мы успели выкурить по сигарилле и порассказать друг другу о смешных случаях в ходе операции - у Васькина в секторе его группы тоже не обошлось без приколов, потом согнали свой двуногий улов и остальные участники облавы, среди которого оказались ещё один жрец и ещё одна жрица. Их как раз опознали "совершенно случайно" после того, как их незаметно указал ещё один внедрённый в секту агент, когда прибывший посыльный доложил об аресте наглотавшихся дыма и вылезших сдаваться главных кампанцев. Позже их и самих привели - главного жреца, одного его помощника, трёх менад высшего ранга, судя по леопёрдовым шкурам, да двух местных активисток из числа особо доверенных.
   Одну из них, типа заценив стати и захотев познакомиться поближе, наш мент ухватил за выпуклости и поволок в сторону, да нам подмигнул, чтоб остальных помяли для маскировки. Им пришлось подзатыльников надавать, чтоб не сильно дёргались и не пытались кусаться и царапаться, после чего отлапали добротно, вплоть до следов пятерни на мягких местах - в общем, изобразили произвол дорвавшихся до недоступных доселе натуральных эллинок диких варваров. А вернувшийся с тяжело ступающей и хнычущей тоже не без аналогичных следов гречанкой Хренио сообщил нам по-русски об ещё двух менадах и одном жреце-мужике, так в том гроте и задохнувшихся. Ну, невелика потеря.
   Улов повязали и рассортировали, погнали на место временного сбора, сами обратно идём - ага, с сознанием выполненного долга. Ещё предстоит считать живых и убитых, допрашивать арестованных, брать немногих, не попавших в облаву и казну секты, но основную часть операции "Дихлофос" можно со спокойной совестью считать успешно завершённой. Что смогли - сделали, пусть кто-то другой сделает лучше, если сумеет...
   На обратном пути прикололись - давешний львёнок-подросток всё так же и валялся практически на прежнем месте, продолжая балдеть. Среди наших живых трофеев оказалась и парочка ручных леопёрдов, куда более приличествующих культу Диониса, да и соседи одного разбушевавшегося завалили, не говоря уже о пятнистых шкурах главных жрецов и менад, и лев в этой лекопёрдовой компании как-то не очень вписывался. Или на "подножный корм" начали уже переходить из-за дефицитности малоазийского импорта?
    []
   Посмеялись, дальше пошли, а кошак вдруг подымает башку, глядит на нас то однним глазом, то обоими, потом встаёт и идёт за нами с явно обеспокоенной мордой - типа, а как же я?
   - Ну и хрен ли с ним делать? - поинтересовался Володя, - Домой хрен возьмёшь - уж больно здоров, а если его в лесу оставить - пропадёт тут ни за хрен собачий. Видно же по нему, что ручной совершенно, и охотиться ни хрена не умеет.
   - Ещё хуже - проголодается и трупы объедать начнёт, которыми мы тут слегка насорили, - добавил Васкес, - Пристрастится к человечине - появятся проблемы...
   - Тогда - однозначно в зверинец, - предложил я, - Один хрен львиный вольер в нём пока пустует, вот и пущай вселяется и встаёт там на пайковое довольствие.
  
   19. Телефонное право.
  
   - Идобал, сын Сирома, просит тебя принять его, досточтимый! - доложила мне секретутка, когда я, закончив с последним посетителем, курил сигариллу, - Он на приём не записывался, и по какому вопросу, тоже не говорит, и я сказала ему, что время приёма окончено, но он уже долго ждёт и очень настаивает, чтобы я тебе о нём доложила. Может, вызвать охрану?
   - Не нужно, Тонгета. Приглашай, я приму его, - докурив, я уже собирался домой вообще-то, дабы честно отдохнуть с семьёй после честно отработанного приёмного дня, и другому кому-нибудь назначил бы приём назавтра, но Идобал, хоть и не шишка ни разу, но и не совсем уж "кто-нибудь". Дело даже не в том, что он - тесть Бената, моего главного охранника как-никак, он и сам по себе из тех, кого мы держим на примете и всегда готовы помочь, если что. А мужик серьёзный, и если бы задался целью пройти без промедления, так прошёл бы и сквозь охрану, не особо-то при этом и запыхавшись. Я ведь рассказывал уже про давешний бунт оссонобских финикийцев? Он там показал себя во всём блеске...
   - Присаживайся, Идобал, - я указал финикийцу на несколько кресел рядом со своим столом, - Зачем ждал-то? Бенат же рядом, попросил бы его, он бы доложил мне сам, и ты давно уже попал бы ко мне безо всякой очереди.
   - Да неудобно было как-то, досточтимый. Ты по важным делам важных людей принимаешь, а я - по своему частному...
   - Давай без чинов - тем более, что и у меня приёмы по делам окончены, и у тебя, сам говоришь, дело частное. Рассказывай.
   - Мой сын арестован, и никто не объясняет, за что.
   - Он ничего не натворил? Ну, серьёзного, в смысле?
   - Ну, немного похулиганил, если честно, но не настолько, чтобы под арест за это угодить. Стража на него не жалуется - не сопротивлялся и даже не пререкался, как в прошлый раз. Я хотел заплатить штраф, сколько там за это мелкое хулиганство положено, да и забрать парня домой, но мне сказали, что Адермелек арестован по приказу самого Хула Васка, так что отпустить его никак не могут. А дома жена волнуется - третий день уже сын под стражей сидит...
   - Ясно, - у меня возникло по этому поводу кое-какое подозрение, - Подожди-ка меня здесь, Идобал. И - это самое - заткни-ка уши наглухо, ты сейчас абсолютно ничего не слышишь. Тонгета, дай ему пока вина и сухофруктов или чего у нас там есть из закуси, чтоб не скучал, - я откинул занавеску и прошёл в аппаратную к "телефону". Усаживаюсь, проверяю работу генератора, настраиваю конденсатор переменной ёмкости и катушку на волну рабочего аппарата в кабинете Васькина, проверяю связь по загоревшейся лампочке у его отметки и щёлкаю тумблером вызова - у него сейчас должен затрезвонить звонок. Я думал, сразу не ответит - ему ведь тоже в аппаратную пройти надо, даже если и не ушёл ещё домой, а там, оказывается, уже и без меня эдакое "телефонное право" полным ходом применяется...
   - Хренио, млять, ну так же тоже нельзя! - доносится из "телефонной" колонки искажённый помехами, но всё-же узнаваемый голос Володи, - Мало ли, чей это обормот? Попался - нехрен выгрёбываться, и правильно мои орлы ему по печени и по его наглому торцу постучали! Пусть ещё скажет спасибо, что вообще не грохнули на хрен!
   - Лучше бы в самом деле грохнули - думаю, вони тогда поменьше было бы, - отозвалось из колонки тоже искажённым, но тоже узнаваемым голосом нашего главного мента, - На труп мне было бы проще повесить всех собак, и тогда уж о рукоприкладстве никто бы и не заикался. Слушаю, Макс! Что там у тебя? - ага, он определил по такой же лампочке, что это я из служебного кабинета вклинился.
   - Ну, вы с Володей вопрос дорешайте, у него-то тоже важный, а потом и мой обкашляем, - я был в общих чертах в курсе этой истории с володиными спецназерами, задействованными в накрытии последних остатков секты дионисанутых уже в городе, и бойцов, конечно, надо отмазать первым делом.
   Там вот что было. Одна из самых крутых менад-кампанок в наши сети в лесу не угодила по причине алиби - валялась на городской хате их бин больная и по этой причине на их главном лесном шабаше отсутствовала. Васкес, как он нам и сам потом с ухмылкой признался, и от агентуры о ней прекрасно знал, и сам этот жирный Меандр Филодионис всех их сразу же сдал, включая и её - даже не после первой же пытки, а ещё в процессе её подготовки, когда у него перед носом только разложили набор инструментов и объяснили, для чего тот или иной предназначен. Доминантные бабуины - они такие. Храбрее того же льва, когда не своей драгоценной шкурой, а чужими отважно рискуют, а вот когда своя в опасности, и сила солому заведомо ломит, да ещё и свидетелей нет - куда только вся эта их хвалёная отвага улетучивается! Ну, когда местонахождение самого святого, то бишь казны секты, у него выпытывали - тут он упирался не в пример дольше, но тоже сломался, так и не испробовав на себе специнструмента. Ему даже яйца брить ещё не начали, а этот великий и несгибаемый служитель Диониса уже запел соловьём, гы-гы! Да и те менады евонные, что попались, тоже далеко не все героинь-комсомолок из себя корчили. Сперва попытались, конечно, но когда самую упёртую, а заодно и малоценную, стража прямо у них перед глазами на скамье разложила, да во все дыхательные и пихательные её на той скамье всем подразделением и продегустировала, остальные героини без допинга своего алкогольно-наркотического как-то быстренько сдулись и после - уже поодиночке - стали куда понятливее, общительнее и разговорчивее.
    []
   Собственно, брать за жопу и ту Мауру Капуанскую оставшуюся можно было бы уже вполне и через день после операции "Дихлофос", одновременно со взятием казны дионисанутых - свидетельских показаний хватало за глаза, и куда бы она на хрен делась, дрищущая перманентно? Но у Хренио были на сей счёт несколько иные планы. Идеала ведь в реальной жизни не бывает, и не всех сектантов, конечно, на том сборище накрыли. Нужно было дать оставшимся скучковаться, да не мелкими кучками, а одной общей, как раз вокруг признанного авторитетного лидера. Наш испанец планировал поначалу одного самого продвинувшегося в секте агента на эту роль, но перед самой операцией той Мауре занемоглось что-то, и планы поменялись - кампанка подходила гораздо лучше, надо было только алиби ей продлить, что агент и провернул с блеском, подкормив её соответственно. Ведь каков стол - таков и стул. Зато, когда стул ейный восстановился, все дионисанутые, что на свободе остались, знали уже, под чьё крылышко им стянуться, ну и стянулись под него, ясный хрен - стадного обезьяньего инстинкта никто не отменял. Собирались они теперь в городе на конспиративных хатах и особо не отсвечивали, а Васькин старательно распускал слухи, что арестованные героически держатся и уцелевших хрен сдают. На эту версию, естественно, и глашатаи на улицах работали, объявляя награды тем, кто сектантов страже сдаст - то, что римляне сделают сдуру в самом начале, всю рыбу этим без толку распугав, как говорится, у нас делалось уже после основного улова и чисто ради показухи - типа, все прочие методы уже исчерпали, теперь вот только на добровольных доносчиков вся надежда и осталась.
   Ну а позавчера как раз и накрыли всю эту оставшуюся кодлу разом. Операция в городе проводилась, где особая квалификация нужна, чтоб лишнего кого-то не зацепить и важному кому-то чего-нибудь не то не прищемить, да и знать городской страже следовало тоже не всё. Поэтому и задействовали спецназ, дело своё знающий и привыкший лишних вопросов не задавать и лишнего с кем попало не болтать. Накладок особых не ожидалось, поскольку главная была нейтрализована заранее. Главная - это Рузир, сынок и наследник нашего монарха Миликона. Я уже рассказывал, кажется, о его художествах в ходе давней уже операции "Ублюдок", то бишь завоевания нашей нынешней родины? Так-то парень в принципе неплохой, но обезьянист в большей степени, чем следовало бы, да и компашка холуйская тому способствует, и в результате заносит его иногда на виражах. О том, что на оргиях дионисанутых он с дружками - нередкий гость, агентурная информация поступала регулярно, и накануне операции "Дихлофос" мы с Миликоном втихаря по этому поводу переговорили. Итогом стала командировка Рузира и компании в Конисторгис, главный город кониев на берегу Анаса, но в глубине страны. Типа, строительство крепости там срочно понадобилось проинспектировать. Каковы были его успехи в той командировке, нас как-то не шибко волновало, главное - продихлофосили основную массу сектантов без помех и осложнений. Но вернувшись оттуда, он долго потом исходил на говно оттого, что лишили его "настоящих греческих развлечений". Потом, значится, возродились остатки секты уже под руководством той продриставшейся Мауры Капуанской, и снова Рузир с компашкой начал ейные оргии посещать. На днях, готовя операцию "Мухобойка", снова с Миликоном переговорили, и на сей раз он охоту на туров объявил всем своим двором, так что опять наследнику оставаться в Оссонобе было никак не можно. Он, впрочем, и не возражал особо - думал, ещё наверстает. Ну, человек предполагает, а судьба располагает, и не он первый, не он последний. Хреново только то, что не вся его гоп-компания на ту охоту с ним отправилась.
   Крусей, сын Януара, одного из знатнейших вождей среди примкнувших перед операцией "Ублюдок" к Миликону, был в числе самой элитной "золотой молодёжи" в стране и одним из самых основняков в компании Рузира. Но и обезьяна, надо сказать, ещё та. Неизменный участник всех рузировских выходок, а в большинстве их - вдохновитель и организатор. И надо ж было случиться, что именно этот деятель в аккурат перед царской охотой приболел, но так, что на посещение оргии ему здоровья хватило. Хватило и на то, чтобы выступить не по делу, когда это безобразие накрыла володина спецура. Ворвались бойцы на ту греческую конспиративную хату, а там оргия уже полным ходом. Ну, не все кучей, кое-кто и попарно, особенно элитные посетители, включая и того Крусея, а Маура та развалилась себе на ложе, шкурой леопёрдовой бёдра прикрыла, да обозревает всё это безобразие - не иначе, как в качестве заместительницы самого Диониса по разврату.
    []
   - Так ты прикинь - хрен бы с ними, пускай бы они там хоть все друг дружку по кругу перегребли, похрен это всё моим орлам! - доказывает Володя.
   Ну, тут он малость лукавит, конечно, и Васькину об этом прекрасно известно, как и мне. Не совсем уж похрен это дело оказалось его орлам, и когда они навели там порядок, то и сами оприходовать всех этих дионисанутых красоток как-то не поленились, причём, именно всех по кругу - типа, тоже и от себя Диониса почтили, чтоб тому обидно не было. Но во-первых, хрен с ними, с шалавами теми греческими, которые, собственно, за чем пришли, то и схлопотали, а во-вторых - это было уже "после того", а в процессе всё было и круче, и интереснее. Пока шелупонь пыталась права качать и огребала за это по шее, основняки с основнячками в подвал прошмыгнули. Орёлики володины - следом, а там - пещерка небольшая, в которой у сектантов целое потайное святилище оказалось. То, что барана там успели во славу Диониса зарезать - хрен бы с ними, опять же. Понятно же, что и бог проголодался, а одним виноградом сыт не будешь, и его преданные почитатели с почитательницами тоже - немало ведь калорий в его честь, надо думать, в горизонтальном положении потратили, и компенсация им явно требовалась. Но там же у них в той пещере ещё и наркота дымила в курильницах - что удивительного в том, что и спецура в процессе наведения порядка тоже этой дряни воленс-неволенс нюхнула? Если по уму, так и на это тоже напирать надо. Это если по своей воле, то обстоятельство отягчающее, а если не по своей ни разу? Хотя - там и без той наркоты, как я понял по рассказу очевидцев, впору было молча охренеть со всеми вытекающими...
   - Хренио, тебе же докладывали, и ты сам всё знаешь не хуже меня! - убеждает Володя, - Ну как там было удержаться?
   - Да разве о тех шлюхах речь? - мент понял его по-своему.
   - Так ведь и я не о них тебе толкую! Ну их на хрен, жоповёрток этих! Но ты ж прикинь, чего пацаны в той пещере увидели! Ты сам-то на их месте как реагировал бы на всю эту грёбаную хрень? Это ещё меня там, млять, не было, а был бы - может и поубивал бы их там всех на хрен собственноручно!
   Если верно всё то, что мне самому о тех подробностях рассказали, то спецназер прав - и за себя-то при таком раскладе не ручаюсь, а разведчики по специфике служебных нагрузок - ребята достаточно нервные и с обострённым чувством справедливости. А там было за что не просто поубивать, а ещё и с особой жестокостью и цинизмом.
   Не поручусь за самих сектантов, потому как не дали им володины орлы довести их обряд до конца, но Диониса они, по всей видимости, собирались накормить не одной только бараниной. Жрица, только что зарезавшая того несчастного барана и перемазанная в его кровище похлеще той, что мы сами видели в лесу у грота, не особенно-то торопилась расстаться с жертвенным ножом, да только вот ведь незадача - не было у них там больше приготовлено никаких других животных для жертвы, зато имелась пленница-блондинка, которой заткнули рот кляпом и явно подготавливали в качестве главной жертвы...
   - Там кроме неё и некого им было больше резать, прикинь! - горячится Володя, - Ну и как было такое спускать?
   - В этом никто твоих людей и не винит, - растолковывает ему испанец, - Спасли девчонку, предотвратили убийство - молодцы, за это - только хвалю. Что жрицу на месте убили - тоже претензий нет, нож у неё в руках был, так что это я легко на "при попытке" спишу. С той мегерой, что к жертвоприношению её подготавливала, уже труднее, но и её я, пожалуй, по этой же статье спишу - сопротивлялась ведь? Значит, тоже "при попытке". Но это - сектанты, преступники по определению, за которых никто и не спросит. А как ты мне с этим Крусеем прикажешь быть?
   - Хренио, да этот грёбаный Крусей - тоже, млять, пробы негде ставить! Он один из них! На них на всех, млять, перстни эти ихние с виноградной гроздью были, и у него на пальце - точно такой же! Вот клянусь тебе, мой старшой сам его с его пальца сорвал!
    []
   - Володя, я об этом прекрасно знаю и от своей агентуры. Но этот Крусей - сын самого Януара, важного придворного вельможи. Ты предлагаешь мне засудить его вместе с сектантами и повесить на одном с ними суку? Сам же понимаешь, что мне этого никто не позволит. Его папаша бухнется в ноги Миликону, тот попросит Фабриция, уступит ему за это в каком-то из спорных вопросов, и Фабриций прикажет мне снять с этого хлыща все обвинения, закрыть его дело и отпустить его с извинениями. А обидчиков его - примерно наказать. Лучше бы твои ребята и в самом деле убили этого щенка януаровского на месте - я бы тогда попробовал на сектантов его смерть повесить - ну, хоть выдавил бы из этой кампанки нужные показания в конце концов...
   - Но ведь пустяк же по сравнению с этими двумя укокошенными шалавами! Ну подумаешь, морду щенку набили и немного попинали. Нехрен было выгрёбываться!
   - Как раз наоборот, Володя. Это шалавы эти сектантские - пустяк по сравнению со слезами и соплями потомка какого-то из древних тартесских царей. Всё понимаю, но дело тут такое, что я твоих ребят этим арестом от гораздо худшего спасаю - ПОКА, но вот дальше я даже представить себе не могу, как тут их отмазать...
   - Стоп, господа! - у меня мелькнула мысля, и я решил вмешаться, - С перстнем этим сектантским точно никакой ошибки нет?
   - Да я тебе клянусь, Макс! Сам же всё слыхал.
   - Тогда - вот что, Володя. Бери-ка ты своего старшого за жабры, да садись с ним составлять текст рапорта на твоё имя - официального, в письменном виде, всё как положено. А в нём должно быть чётко указано, что при захвате преступников один из них имел наглость назваться Крусеем, сыном самого "блистательного" Януара, пользуясь своим внешним с ним сходством. Но твои орлы знали совершенно точно, что ни у самого "блистательного", ни у членов его семьи нет и не может быть в принципе никаких дел с этой дионисанутой мразью. Именно поэтому твои доблестные орлы, возмутившись этой наглой клеветой на "блистательную" и глубоко уважаемую всем нашим народом семью, и наваляли подлому самозванцу звиздюлей от всей своей широкой турдетанской души. Что там ему реально сделали, выясни поточнее и не забудьте со старшим ПРЕУВЕЛИЧИТЬ всё это в рапорте в "стандартные" три раза. Въехал?
   Где-то секунд с пять царило абсолютное молчание, а затем из колонки раздался хохот обоих. Ну, не синхронный - первым заржал спецназер, а ещё примерно секунды через две к нему присоединился и Васкес.
   - Человек, ПОХОЖИЙ на генерального прокурора! - выдавил из себя Володя сквозь смех, - Думаешь, прокатит?
   - Пишите, регистрируй как положено, и завтра же с ним ко мне! - велел ему испанец, - И все трое с этой бумагой к Фабрицию на доклад пойдём. Тут это дело так повернуть можно, что Януар нам ещё и благодарен будет за то, что щенка его от ТАКОГО скандала отмазали, хе-хе! А что за шпана его где-то на улице в противоположном конце города избила - это они с его обалдуем уже сами пускай придумывают...
   - Жаль только, этот угрёбок безнаказанным останется, - проговорил спецназер, когда отсмеялся, - Несправедливо это выходит.
   - Ну, так уж прямо и безнаказанным! - хмыкнул я, - Звиздюлей-то ведь твои ему вломили? Прикинь, каково обезьяньму отродью было огрести их.
   - Дык, мало ж вломили-то! Даже душу ни хрена не отвели.
   - Володя, нам сейчас главное - людей твоих от большого залёта отмазать, а для этого - НЕЙТРАЛИЗОВАТЬ очень большую и очень влиятельную шишку, - разжевал я ему, - А окончательная справедливость - вопрос уже второй. Если этот бабуин выводов не сделает и не поумнеет - ну, иногда ведь и несчастные случаи происходят...
   - Так, этого вы уже не говорили, а я - не слыхал! - напомнил о себе Хренио, - А у тебя, Макс, что за вопрос?
   - Да собственно, как мне кажется, говно вопрос, но без тебя это говно хрен кто разгребёт. У меня тут сейчас Идобал сидит, тесть Бената. Помнишь его?
   - Брат того Дагона? Ну да, забудешь тут такого!
   - Ага, дал мужик копоти в тот финикийский бунт! - вклинился и спецназер.
   - Ну так вот, Хренио, его оболтус, говорят, сидит у тебя в кутузке уже третий день. И говорят, за какую-то собачью хренотень, за которую обычно просто штрафуют, но арестован, говорят, по твоему приказу, и без твоего приказа его тупо бздят отпустить. Так чего пацан натворил-то там на самом деле? Адермелек, сын Идобала.
   - Да понял я, понял. Так, дай бог памяти, за что ж я его арестовал-то? А, всё - вспомнил! Он же в списке у меня. Помнишь, мне давно уже списки подавали, за кем в случае чего присмотреть, чтоб в неприятности не вляпались. Так он как раз в твоём списке был, ну я и скомандовал его прихватить, чтоб у меня под присмотром на эти дни был...
   - На эти дни, говоришь? С дионисанутыми как-то связано?
   - Ну, вообще-то связано, но самым косвенным образом.
   - То есть, ничего серьёзного?
   - Да нет, конечно. Было бы серьёзно - мне бы доложили.
   - Так держать-то парня ты сколько ещё планируешь?
   - Ну, если честно - вчера ещё можно было спокойно отпускать. Но перед этим я побеседовать с ним хотел, а ты же в курсе, как меня вчера забегали? Ну и сегодня тоже - вот, недавно только и освободился, но мозги же, сам понимаешь, вынесены. Хорошо, что ты напомнил - я уже домой собирался. Отец его сейчас у тебя, говоришь? Ну так бери его, и давайте оба с ним ко мне, а я с парнем прямо при вас поговорю, да и сдам отцу с рук на руки. Сейчас Антигоне звякну, что задержусь немного. Ну, всё, конец связи!
   Забегали нашего мента - не то слово. Заездили, так точнее будет. Казна секты - для Тарквиниев мелочь, и Фабриций решил - ага, по букве закона - в государственную казну изъятые ценности передать. А они же все людьми Васькина захвачены и, пока не переданы, на нём все и висят. А передать - это же целое дело. Во-первых, государство есть государство, эдакая вещь в себе, и от него даже положенное получить - процедура не из быстрых, а мурыжить отличившихся людей долгим ожиданием честно заслуженной ими награды - разве ж это наши методы? Проще и быстрее было вознаградить достойных прямо не отходя от кассы, как говорится. А во-вторых - отчётность же эта злогрёбучая и дохлого-то загребёт, а там ведь и звонкой монеты хватало, и ювелирки. Хоть и серебро в основном, но один же хрен ценность. Боги - они же, если служителей их послушать, все страшно обожают приношения драгметаллами, а сектанты - народ особенно набожный, и Дионис у них тоже исключения в этом плане не составлял, так что было там чего считать.
    []
   А Васькин же наш - не Сципион Африканский ни разу, и изорвать трофейный гроссбух в клочья, как тот давеча в римском сенате, позволить себе не мог. Поэтому он и не пытался сесть не в свои сани, а злополучный гроссбух "сам сгорел". Ну, не весь, спасли в основном, но концовка листов на пять таки сгорела. Светильник масляный уронили при захвате, а папирус - он же такой, горючий, гы-гы! Потом, когда нужная по его наградной ведомости сумма "испарилась в неизвестном направлении", остальное уже заприходовали честь по чести и уж по этой документации в казну передали, и без него всё это обойтись, конечно, ну никак не могло. А ещё же и доклады наверх, ещё же и совещания, ещё же и следственные мероприятия, ещё же и встречи с агентами законспирированные, а между делом - ещё и процедура награждения тех, ради кого тот самый светильник на тот самый гроссбух "нечаянно" роняли - в общем, заездили Хренио капитально, и хвала богам, что главный мент у нас - он, а не я...
   - Идобал, ты не стесняйся, наворачивай - наверняка ж проголодался, пока ждал, - выглянув из-за ширмы, я заметил, что финикиец едва притронулся к угощению, - Ещё немножко потерпи, и пойдём с тобой забирать твоего парня.
   Я настроил аппарат на дом, чтоб звякнуть Велии, а там, млять, и без меня-то уже целая онлайн-конференция.
   - Пятьсот убитых, и из них большинство - женщины! - доносится голос Юльки, - Кто бы тут на месте Аглеи не закатил истерику? Вдумайтесь - пятьсот!
   - Юля, ну ты же сама знаешь, что такое рыночные слухи, - втолковывает ей моя, - Не удивлюсь, если преувеличено, как Максим говорит, в "стандартные" три раза. А на самом деле, наверное, в лесу столько и не было.
   - Нет, пятьсот там всё-же было, даже немножко больше, - уточнила васькинская Антигона, - Но погибших где-то сотни полторы, и это вместе с умершими от ран и теми, которых затоптала сама толпа. И женщин среди них не большинство, а около четверти. Я бы спросила Хренио поточнее, но он ещё со службы не вернулся - позвонил, сказал, что ещё одно срочное дело, так что задержится...
   - Велия, я тоже задержусь, - вклинился я, - Как раз вот по этому самому делу.
   - То есть, по бабам с ним решили прогуляться? - подгребнула меня Юлька.
   - Да нет, в этот раз боюсь, что по мужикам, - из колонки донёсся смех всей бабьей троицы.
   Предупредил супружницу, отключил аппарат, щёлкнул рубильником питания, затем муфтой привода генератора, выхожу из-за ширмы.
   - Всё, на сегодня закончили. Ты, Тонгета, тоже до завтрашнего утра свободна, - отпустил я секретутку, когда она прибралась на столе, - Вот теперь, Идобал, мы займёмся наконец и твоим делом, - договаривая, я уже и кобуру подмышечную с револьвером на одно плечо накинул, и перевязь с мечом на другое, и плащ на оба. Запер кабинет, передал ключи дежурному охраннику, уже на выходе из здания зашли в караулку, где финикийцу вернули его сданную при входе фалькату, а я забрал Бената с двумя бодигардами.
   "Министерство" Васкеса - буквально через площадь. Охрана у входа уже в курсе, начальник караула знает нас всех прекрасно - даже Идобала разоружать никто не потянулся. Входим, подымаемся наверх, а в приёмной уже и оболтус идобаловский сидит - под конвоем, но без кандалов, и не скажешь по нему, чтобы в эти дни с ним хреново обращались.
   - У досточтимого сейчас одна из арестованных сектанток и Аглея, но он велел впустить и тебя сразу, как только ты придёшь, - сообщила мне секретутка нашего мента, - Почтенный Идобал может пока посидеть здесь и поговорить с сыном - их вызовут...
   А в кабинете - картина маслом - одна из повязанных нами в ходе операции "Дихлофос" менад-кампанок в позе провинившейся школьницы, с кислой мордашкой, в ручных кандалах, порядком замызганная, да ещё и носом хлюпает - явно, в отличие от пацана-финикийца не в отапливаемой ВИП-камере сидела, а в обычной, которая ни разу не санаторий.
   - Извини, Макс, не успел тут немножко. Зато ты только посмотри, какая перед тобой важная сеньора! - испанец изобразил дурашливый поклон в сторону арестантки, - Сама "несравненная и дионисолюбивейшая" Елена Неаполитанская!
   - Я думал, ты её давно уж засудил и вздёрнул высоко и коротко, - подыграл я ему, - Ведь ясно же с ней всё и так, и пробы на ней негде ставить, - на самом деле я даже имя-то её слыхал впервые, хоть мордашка смутно и припомнилась по той операции.
   - Да вот, Аглея за неё просит - даже не знаю, как теперь и быть, - ухмыляется он при этом одними глазами, а морда серьёзная, кирпичом.
   - Ну, нашёл проблему! Просто монету кинь - если миликоновская харя наверху окажется, так царь у нас - гарант законности, вот и вздёрни её на хрен, а если конь - ну, у нашей солдатни хрены, конечно, не конские, но всей центурией, это где-то оно то на то и выйдет - пусть тогда молит своего Диониса, чтоб здоровья ей дал достаточно...
   Мы с ментом ржём, потом зацениваем стати кампанки, технично прикидываем, спорим и склоняемся к идее заключить пари на пару-тройку денариев, скольких солдат подряд эта несчастная выдержит, а сидящая рядом Аглея глядит на нас, аж рот раскрыла, и глаза чуть ли не с блюдца. А Васкес, заметив это, и говорит ей:
   - Ты глазами нас не сверли, ты переведи ей, что её ожидает божий суд - самый справедливый на свете. Мы, простые смертные, можем ошибаться, но боги всегда правы.
   Массилийка, отчаявшись прожечь в нас глазами дыры, переводит, кампанка в ужасе, а ближе к последним фразам гетера снова оглядывается на нас и вдруг улыбается уголками рта - дошло наконец, что прикалываемся.
   - Ты переводи до конца, - говорю ей, - И объясни ещё, что у нас центурии не римские, а полного состава - ровно сотня человек.
   Технически это уже несущественно - вряд ли кампанка выдержит и полсотни, и сама она понимает это прекрасно, так что осознать всю серьёзность момента ей нетрудно.
    []
   - С одной стороны, вроде бы, она и не так замарана, как остальные - не убивала, не пытала, не подстрекала к вымогательствам, да и на опиум людей сама не подсаживала, - теоретизировал между тем Хренио, - Но с другой - определённо была в числе активистов секты и вовлекала в неё здешнюю молодёжь, которой немало погибло в ходе операции, и это тянет на полноценную виселицу. Ну, разве что если только...
   - Что-то всё-таки можно сделать? - сразу же спросила Аглея.
   - Можно ПОПРОБОВАТЬ, - уточнил Васькин, - Фабриций против кампанцев настроен жёстко, и я не уверен в его согласии, но в принципе вербовку агентуры из этих сектантов он мне разрешил. Может статься, что я и смогу уговорить его насчёт одной не слишком замаранной в тяжких преступлениях кампанки - если увижу в этом смысл и если буду уверен в том, что не пожалею об этом позже.
   Массилийка, проникшись, залопотала с арестанткой по-гречески со скоростью хорошего пулемёта - мы оба едва успевали разобрать только отдельные слова и понимали только с пятого на десятое...
   - Елена говорит, что согласилась бы на ВСЁ, - по глазам обеих было предельно ясно, что понимается под этим "всё", и не менее ясно то, что кампанка готова разлечься и раздвинуть ноги хоть прямо сейчас и хоть прямо на столе, - Но только не это. Это было бы предательством по отношению к братьям и сёстрам по вере, - переводя, Аглея и сама явно не была обрадована, - Боюсь, я не смогу её убедить. Нельзя ли ей заслужить снисхождение как-нибудь иначе? - и улыбается эдак намекающе.
   - Хренио, хочешь поржать? Нарочно - хрен придумаешь! - прикололся я, - Я звоню домой, а моя там с твоей и с Юлькой лясы точит. Я говорю своей, что задержусь по тому же делу, что и ты, и Юлька тут же версию выдала, что мы с тобой по бабам втихаря прошвырнуться намылились, а тут - прикинь, нас с тобой как раз на это и подбивают, - и мы оба расхохотались.
   - Для "как-нибудь иначе" у нас и без неё женщин достаточно, - ответил мент, когда отсмеялся, - А от неё мне нужны имена и адреса тех, кто ещё не втянут в секту, но помогал ей или намеревался помогать.
   - Для Елены это предательство, - перевела гетера ответ арестантки.
   - А чего ты хотела? - испанец обратился к кампанке напрямую по-гречески, - И невинность соблюсти, и капитал приобрести? Так в жизни не бывает. Или ты с ними, или - с нами, и от этого будет зависеть твоя дальнейшая участь. Да, это - предательство, если уж называть вещи своими именами, но и предательство тоже бывает разным. Вряд ли ты расскажешь мне что-то такое, чего бы я не выпытал у прочих ваших, да и уже известного мне вполне достаточно, чтобы всех их вздёрнуть высоко и коротко. В чём ухудшится их судьба от рассказанного тобой? Зато на тайной службе у нас ты сможешь спасти многих других - тех, кто ещё на распутье. Почитайте своего Диониса сами, развратничайте в его честь друг с дружкой - не за это мы вас преследуем, а за мошенничества, вымогательства, убийства и вовлечение местной молодёжи. Любого из сочувствующих вам, которого ты отвратишь от преступной деятельности, ты спасёшь тем самым от гибели при облаве или от петли на шее. Это, по-твоему, тоже предательство? Пусть оступаются и гибнут оттого, что некоей Елене Неаполитанской захотелось героически пасть, но остаться чистенькой? Я не тороплю тебя с решением, можешь подумать пару-тройку дней. А чтобы тебе лучше думалось, эти дни ты проведёшь не в вашем холодном обезьяннике, а в тёплой одиночной камере - у нас как раз одна такая освободилась. Увести - в пятую одиночную!
   Конвоир увёл кампанку, а Хренио, ухмыльнувшись нам с Аглеей, нырнул за такую же ширму, как и у меня, после чего оттуда донеслись характерные щелчки...
   - Чем эта неаполитанка отличается от остальных? - спросил я массилийку, - Не просто же так ты хлопочешь именно за неё?
   - Я хорошо знаю её по Коринфу. Елена училась вместе с нами в школе гетер.
   - Что-то я не припоминаю её в вашем выпуске.
   - Её выгнали из школы, не допустив к испытаниям.
   - Так, так! - я поднапряг память, - Меропа рассказывала мне, кажется, о трёх любительницах разгула - одна уже была выгнана, а две сидели под замком?
   - Елена - одна из этих двух. Мы ведь с Хитией рассказывали тебе, как у нас зарабатывались деньги? Мы вдвоём позировали скульптору и довольствовались тем, что он мог заплатить нам. А кому-то хотелось заработать больше и быстрее. Кора, Гелика и Елена решились зарабатывать на продажной любви. Кора залетела и попалась на аборте - её выгнали в порны ещё за месяц до выпускных испытаний. Гелику выдала наставницам Фиона, которая потом перед самым испытанием отравила Лаодику, а Елена попалась и вовсе глупо - даже не на связи с любовником, а на позировании ему как художнику...
   - За это разве тоже выгоняют?
   - Нам с Хитией это не грозило - отделались бы поркой и запретом на выходы в город, но Елена соблазнилась на щедрую плату и позировала совсем не там, где следовало бы. Представь себе только - нагишом среди бела дня в храмовом портике!
    []
   - Храма Афродиты?
   - Если бы! За это ей, конечно, тоже влетело бы, и посильнее, чем нам с Хитией, если бы мы попались, но это был храм Геры, и хотя портик был не главным, да и видел её только храмовый сторож, её выходку посчитали святотатством. Тут уже вообще казнью попахивало, но это грозило бы большим скандалом и школе, поэтому дело о святотатстве замяли, а выгнали Елену как бы за любовную связь, на самом деле так и не доказанную...
   - Оторва ещё та! - констатировал я, - И с таким отношением к богам она вдруг стала фанатичной поклонницей Диониса?
   - А куда ей ещё было идти? Это за Гелику заступился богатый и влиятельный любовник, а художника Елены самого изгнали из города. И сколько бы она протянула в портовых порнах? Обычно их век недолог! А научиться она успела многому и решила, что достойна лучшей участи...
   - Хул Васк приветствует тебя, досточтимый! - донеслось тем временем из-за ширмы, - Я прошу твоего дозволения на вербовку в тайные агенты одной из кампанок, Елены Неаполитанской. ... Да нет, досточтимый, на ней как раз висит не так уж и много, и Аглея за неё просит, а для показательного судилища с расправой нам хватает кампанцев и без неё. ... Ну, для начала я выдавливаю из неё перечень сочувствующих секте местных греков. ... Да знаю я о них уже, конечно, и без неё, но тут смысл в другом. Этим я её вяжу, чтоб ей пути назад уже не было. ... Да нет, досточтимый, никакой полной амнистии. Или вышлем из страны, или "сама сбежит" - я ещё подумаю, как это лучше всего обтяпать. ... Пригодится, досточтимый! Для начала - в Бетике, там ведь тоже италийцев уже хватает, в том числе и кампанцев, и наверняка тоже есть сектанты. На ближайшую пару-тройку лет там её и задействуем, а позже подумаем и над Италией. ... Нет, сразу в Рим её нельзя - пропадёт во всей этой заварухе безо всякой пользы. Пройдёт шумиха, улягутся страсти, она сама себя зарекомендует за это время - вот тогда и подумаем о самом Риме. Это же коринфская гетера, хоть и немного недоучившаяся - куда там до неё местным! ... Нет, пока ещё не согласилась, но куда она денется? Отправил на три дня подумать над моим предложением в тёплой одиночке, хе-хе! ... Ну, полной уверенности, досточтимый, тут ни у кого быть не может, но если и подведёт - руки ведь у нас длинные. ... Да, я понимаю, досточтимый. ... Благодарю тебя, досточтимый!
   - Как там "телефонное право"? - спросил я Васькина, когда тот вынырнул из-за ширмы обратно, - Даёт таможня "добро"?
   - Уфф! Боялся уже, что тебя, Макс, на помощь звать придётся, но таки уломал. Это же Фабриций! Позволил, но с большим скрипом и под мою личную ответственность. Ну, если эта сучка теперь подведёт меня - собственными руками башку ей сверну! А ты помолчи, Аглея! Что мог - сделал. Что у нас там ещё? Ах, да, финикийцы. Нет, сперва перекур! Кончится ли когда-нибудь этот сумасшедший день?
   Мы выкурили по сигарилле, после чего Хренио, переведя дух, вызвал наконец "арестованного Адермелека" с отцом. Входят, присаживаются по приглашающему знаку нашего мента.
   - Итак, Адермелек, сын Идобала, ты полон вопросов ко мне, как я понимаю?
   - Ну, не то, чтоб полон, почтеннейший, но странно всё-таки. За эту собаку...
   - Я был готов заплатить за сына штраф, но у меня его не приняли, - напомнил Идобал, - Он ведь не убил эту собаку и даже не искалечил, а только пинка ей дал носком сапога, когда она облаяла его первой и оскалилась. Никогда ещё за это не арестовывали, только штрафовали самое большее, и я был готов заплатить, но у меня не приняли...
   - Попробовали бы только принять! - хмыкнул Васкес, - Я бы им так принял, что им небо с овчинку показалось бы! Смешно же в самом-то деле даже штрафовать за такую ерунду - тем более, что хозяин этой шавки, как мне докладывали, так и не пожаловался...
   - Тогда за что НА САМОМ ДЕЛЕ арестован мой сын?
   - Не "за что", а "почему", - поправил его испанец, - Мне нужно было убрать его с улиц города на эти дни, когда мы брали последние остатки этой греческой секты. Разве лучше было бы, если бы он вляпался сгоряча в НАСТОЯЩИЕ неприятности? Да, кстати, Адермелек, у тебя есть жалобы на условия содержания под арестом?
   - Никаких, почтеннейший. Обращались со мной нормально, ничего не отняли, даже дали ещё два армейских плаща - под голову и укрываться, камера тёплая, кормёжка сытная - как в армии, я даже удивился. Скучно только было сидеть...
   - Ну уж, не обессудь - не до твоих развлечений мне как-то было. Скажу тебе прямо - ты бы остался на свободе, если бы не повадился ухлёстывать за имеющими не самую лучшую репутацию гречанками. Вроде бы, ты взялся в последний год за ум, во Втором Турдетанском совершенно добровольно военную кампанию отслужил...
   - А что тут странного, почтеннейший? Нашим ребятам обидно, между прочим, что нас служить не призывают. Сами же говорите нам, что мы такие же граждане, как и ваши турдетаны, а на деле получается, что не совсем такие же.
   - Но ведь тебя же приняли, как и всех твоих приятелей, которых ты привёл? По договору с вашим Старым городом вы не подлежите ПРИНУДИТЕЛЬНОМУ призыву в турдетанскую армию, но добровольцев, как ты мог убедиться, принимают охотно. И кто служит хорошо, тем только рады. Тебя, например, твой центурион очень хвалил. Всё бы хорошо и с тобой самим, и с твоими друзьями, если бы не это ваше увлечение греческими шлюхами из секты Диониса.
   - А разве это преступление, почтеннейший? Когда наши девушки в праздник Астарты являются в храм послужить богине, так греки чуть ли не первыми сбегаются попытать счастья. Знают наши обычаи и нагло пользуются ими, а у них такого обычая нет, и мы в проигрыше! А когда наконец-то в городе появляются гречанки, готовые точно так же послужить своему богу - разве не справедливо и наше желание тоже попробовать их?
    []
   - Справедливо. Но излишне рьяный поиск справедливости иногда доводит до беды. Несколько твоих соплеменников искали её в лесу в день нашей облавы, и ты знаешь уже и сам, что они нашли там в результате.
   - Да, и я хорошо знал одного из них. Жаль его, но он сам виноват - не надо ему было втягиваться во все их обряды. Но мы с друзьями и не собирались вступать в секту, а хотели только попользоваться податливыми гречанками, как греки пользуются нашими в праздник Астарты.
   - Ты полагаешь, что у втянутых были сперва другие намерения? Почти всех их заманивали в секту постепенно как раз через такие развлечения. Легко ли удержаться по молодости-то, а попав в облаву - не наделать сгоряча глупостей? В лучшем случае ты бы угодил под арест, и уже не такой, как этот - ты же понимаешь, надеюсь, что не со всеми арестованными здесь обращаются так, как обращались с тобой?
   - И с Крусеем? - язвительно поинтересовался парень.
   - С человеком, ПОХОЖИМ на Крусея, сына Януара, который имел наглость выдавать себя за него и этим бросать тень на репутацию знатного и уважаемого в нашей стране рода, - "поправил" я его, - И его за это даже поучили немножко хорошим манерам.
   - Говорят, отбили печень и выбили три зуба?
   - Ну, это сильно преувеличено, - ухмыльнулся Хренио, - Пара зубов шатается, но он их сохранит. По дороге проблевался, и за это его ещё разок "уронили" на мостовую в его же лужу - при этом ещё и расквасили нос. Ну и в одиночку усадили не в такую, как тебя. Завтра выдадим наглеца головой "блистательному" Януару на его собственный суд, и не наше уже дело, как он с ним поступит...
   - А жаль, - хмыкнул Адермелек, - Опять этот "человек, ПОХОЖИЙ на Крусея" отделается за свои выходки слишком легко и дёшево. Справедливо ли это?
   - Ну, для него-то с его непомерной гордыней пережитое унижение пострашнее, чем твои мытарства для тебя...
   Мы-то с Васькиным в курсе, за что сын Идобала так неровно дышит к этому Крусею. Ага, первая юношеская любовь мозги ему года полтора назад переклинила, а зазноба - ну, внешне смазлива была, конечно, но натура - вполне среднестатистическая, то бишь от обезьяньей недалеко ушедшая. Я-то сам ей как-то не интересовался, мне потом уже Бенат рассказывал, но по всем обстоятельствам той истории это просматривается элементарно. Вышло ведь как? На носу праздник Астарты, и все благочестивые молодые финикиянки, кто не замужем, договариваются, как это и заведено неофициально издавна, с женихами и любовниками. Договорился тогда и Адермелек со своей честь по чести, а как наступил сам праздник, сбежались халявщики, а среди них и расфранченная что твой павлин "золотая молодёжь", и у многих мартышек, как и всегда в подобных случаях, все их договорённости под действием инстинкта как-то из их бестолковок поулетучивались. Не составила исключения и та адермелековская зазноба, которую как раз тот януаровский Крусей сходу и склеил. А дурында ещё и продолжила с ним шашни после этого, да ещё и залетела от него в результате и спалилась на тайном аборте, когда тот "передумал" на ней жениться. Идобаловскому сыну хватило тогда ума и гордости тоже послать эту обезьяну лесом и далее по маршруту, чем та была изрядно ошарашена. Не из простой ведь семейки, и убеждена была свято, что ей можно всё, а жених из семьи попроще должен всё стерпеть и взять её "и такой", как многих её подруг и взяли в конечном итоге - женятся-то ведь в финикийской элите в основном ради бизнеса и связей, сцепя зубы и терпя всё остальное, а тут вдруг жених попался неправильный, и с ним не прокатило. Пришлось ей соглашаться на подысканного в срочном порядке роднёй "правильного", а Адермелек, хоть и отказался от неё наотрез, внутри-то, конечно, кипел, и Крусея того януаровского целенаправленно подкарауливал. Убить он его хотел или только кастрировать, история умалчивает, потому как арестовали его превентивно и в тот раз тоже "не за это" и спрашивали не об этом, а беседу на тему "сучка не захочет - кобель не вскочит" провели с ним "просто для общего развития". В общем, не дали парню глупостей наделать и сгинуть ни за хрен собачий...
   - И всё-таки несправедливо это получается, - гнёт своё молодой финикиец, - Летом снова будет праздник Астарты, наши дурочки снова раздвинут ноги перед этими "похожими на некоторых" и перед греками, и наши ребята снова окажутся в проигрыше - ведь возможность отыграться на таких же гречанках вы нам теперь перекрыли.
   - Да, это несправедливо, но при чём тут греки? Разве они навязали вам этот ваш дурацкий обычай? Вам самим давно пора реформировать его, как это сделано и в Тире, и в Карфагене, и в Гадесе, где служба Астарте телом заменена денежным пожертвованием, а те, кто продолжает исполнять старый обычай, давно уже не в почёте и репутацию имеют соответствующую. Ну да ладно, это уже ваши финикийские дела, которые можете решать только вы сами. Ты свободен, Адермелек, сын Идобала, - объявил ему мент.
   Встают они, к выходу направляются, а Аглея парню уже в дверях:
   - Ты обижен тем, что тебе не дали поразвлечься с какой-нибудь эллинкой? - и беседуют в приёмной, даже на скамейку присели, и похоже на то, что их знакомство этой беседой не ограничится...
    []
   - Она знает об его особых способностях? - заподозрил Васкес.
   - Наслышана о том, что такой факт имеет место быть, - подтвердил я, - Мы с Бенатом как-то раз ей рассказали об обстоятельствах его женитьбы и о той родне, а уж сообразить, что яблоко от яблони далеко не падает, ей и самой нетрудно.
   - Ясно. Кстати, насчёт ожидающихся яблок. Если твои не будут претендовать, то как насчёт моих?
   - Я - только "за". И мои, и твои, и володины, и серёгины, и велтуровские, и фабрициевские - для кого я, по-твоему, всем этим сводничеством занимаюсь? Но ты не забывай, что подобное тянется к подобному, а посему - настраивай своего балбеса на то, чтобы он и сам тоже учился этому делу как следует...
   - Ну, наконец-то! - испанец облегчённо вздохнул и снова нырнул за ширму в "аппаратную", когда посетители покинули кабинет, и снова там защёлкали тумблеры.
   - Всё, Антигона, я наконец-то разгрёб весь этот завал и собираюсь домой. Да, грей уже ужин, скоро буду, - потом выглядывает и мне, - Макс, своей будешь звонить?
   Звякнул и я Велии, предупредив, что и я тоже на подходе - полезная всё-таки штука этот наш громоздкий и примитивный, но вполне работоспособный радиотелефон.
   Принципиально в его основе - старая как мир и простая как три копейки схема искровой радиостанции Брауна, лишь слегка усовершенствованная по сравнению с радио Попова и Маркони разделением антенны и колебательного контура. У нас там, конечно, не искра, а дуга, но что такое электродуга, если не та же самая искра, только не точечная, а длительная и относительно стабильная? Вот в этой относительности как раз и порылась, собственно, собака. С медными и угольными электродами стабильность той дуги в нашем современном реале была, конечно, ни в звизду, ни в Красную Армию, отчего и не привели дуговые радиостанции к нормальной голосовой связи, хоть и должны были обеспечивать такую возможность теоретически. А всё элементарная человеческая жадность! Применить платиновые электроды жаба давила, вот и мучались с той морзянкой вплоть до появления нормальных радиоламп. Мы бы тоже с удовольствием те лампы замутили, если бы не секс с получением нужного для тех ламп вакуума, а главное - с их надёжной герметизацией. Поэтому лампы у нас - не радио, а просто лампочки накаливания на той же тоненькой платиновой проволочке, не нуждающейся в вакууме, и служат они нам в радиотелефоне в качестве "определителя номера". Нет, конечно, и самих "номеров" как таковых, а есть только выделенный каждому "номеру" частотный максимум, как раз и обеспечиваемый брауновской схемой. Излучение по всем частотам, конечно, один хрен остаётся, отсюда и те помехи, но по сравнению с тем максимумом это мизер. Музыку так слушать тонким её ценителям не рекомендовал бы, но поговорить можно вполне.
   Настройка на нужный "номер", то бишь на тот частотный максимум, который как раз нужному аппарату и соответствует, идёт у нас двояко - и регулировкой ёмкости переменного конденсатора, и сдвигом подвижного контакта катушки реостатного типа. Конденсаторы такие и промышленность нашего современного мира выпускала, потому как применялись они в радиоделе широко, а вот такие катушки - не в пример реже, и их отдельные продвинутые любители чаще всего из тех же самых реостатов и делали. Нам же этот дополнительный наворот понадобился затем, чтобы побольше запас "номеров" иметь. Один аппарат в служебном кабинете, второй в квартире городской инсулы, третий на пригородной вилле - это и у меня, и у Володи, и у Серёги, и у Хренио, и у Фабриция, и у Велтура. Шесть на три - с утра восемнадцать было, так у меня ж ещё и четвёртый - ага, на моём "заводике" в Лакобриге, и это уже девятнадцатый. Почти двадцать "номеров" нам самим нужны, и это скромненько, только по самому минимуму. А в перспективе ведь и рост нашей компании намечается, и дети ж растут, которых тоже связью обеспечить надо будет, как вырастут, и подвижные радиотелефонные точки для армии и спецслужб со временем напрашиваются, и в других городах резиденции понадобятся вроде этой моей лакобрижской. Туда, кстати, с наших компактных корзиночных антенн сигнал добивает уже с трудом - там уже с колонки не послушаешь, и приходится слушать через наушники, а в колонку уже не говорить, а орать, если отдельным микрофоном пользоваться лениво. Так вот, с учётом "на вырост", так минимум полторы, а лучше - все две или три сотни "номеров" вынь, да положь. Частично эта проблема облегчается самим ограничением дальности действия этой местной связи - на Азорах, например, когда у нас уже и до их "телефонизации" руки дойдут, можно будет спокойно пользоваться всё теми же самыми "номерами", что и здесь, а вот в относительной близости от Оссонобы это хрен прокатит.
    []
   Тот "конференц-режим", который у нас получается при звонках с нескольких аппаратов на один и тот же "номер" - это неизбежное следствие простоты нашей сети. В нашей части, где я срочную служил, такая же сеть была между караулкой и постами, и даже номеров не было, а была просто вертушка - звонит один, слушают и могут ответить все. Мы этим на постах пользовались, когда скучно становилось - вертушку не вертели, чтоб караулку не беспокоить, а дули в трубку вместо звонка и болтали меж собой, коротая время до смены. У нас связь беспроводная, но при настройке на один и тот же "номер" и эффект получается тот же самый.
   Вот с трубкой нормальной - с той облом вышел. Я ведь уже упоминал, какой ток требуется для работы нашей платиновой лампочки накаливания? Ага, все семь ампер, если кто запамятовал. В наших условиях пока-что легче его обеспечить, чем сверхтонкую проволочку вытянуть, не говоря уже о том, чтобы хоть какие-то светодиоды замутить. А как ещё "номер" определять прикажете? Ну и проводка со всеми прочими прибамбасами тому току под стать, включая и угольные микрофоны, так что в нормальную телефонную трубку образца двадцатого века хрен тут уместишься, и вместо неё получилась колонка. Зато мощная - сидишь просто перед ней и общаешься в режиме громкой связи...
  
   20. Ураниды.
  
   - Милят! Так не сделай! Больно!
   - Тебе можно, а нам нет? С какой стати?
   - Эээ, я так когда деляль?
   - Да всё время! Геласу кто вчера фингал поставил? А сегодня Парату?
   - Он не умеет - сам виноват!
   - А сейчас ты не сумел, и кто тебе виноват?
   - Эээ, так не скажи! Я хорошо умею! Он раб, а я...
   - Головка ты от хрена!
   - Эээ, ти как посмел так сказать?! Ти раб!
   - Да иди ты на хрен, обезьяна!
   - За такой слово сразу убиваю!
   - Ну, попробуй!
   Судя по энергичному перестуку деревяшек, детвора продолжила свою разборку на тех же деревянных мечах, которыми и в войнушку играла. Звуки доносились сбоку, со стороны ещё недостроенной инсулы, и с нашего балкона было не разглядеть, что там на самом деле творится.
   - Наш ругается похлеще тебя, - сообщила мне с балкона Велия, когда с улицы донёсся очередной поток матерщины - правильной, но с хорошо заметным турдетанским акцентом.
   - Весь в меня! - прикололся я, - Я в его годы тоже не был пай-мальчиком. Они же в войну играют. Для них это бой, а в бою разве до хороших манер?
   Потом очередной меткий удар сопроводился металлическим лязгом и ревом с визгливой руганью уже по-турдетански, на которую по-турдетански же и ответили в том же духе, что перед тем по-русски, то бишь направили примата далеко и надолго, а когда тот не понял, добавился сочный шлепок, вызвавший уже откровенный визг...
   - Сказано тебе, иди на хрен, значит - проваливай! - снова по-русски, и это уже определённо моего спиногрыза голос, - На дереве твоё место, макака, млять, а не с нами! - раньше они бабуинами особо обезьянистых называли, но осенью из Мавритании в наш зверинец привезли и атласских макак маготов, поведение которых бывает иной раз ещё омерзительнее павианьего.
   - Юля жаловалась мне, что Волний и в школе на переменах ругается, - сказала моя, - Она считает, что это очень нехорошо...
   - А кто в его годы не выражается? У нас даже шутка такая есть - "Что вы матом ругаетесь, как дети малые?" А училки - ну, они почти все считают, что пацанва должна ходить ровно по струнке - ага, как дрессированная цирковая живность. Нельзя же так!
    []
   - Но на всю улицу зачем ЭТО выкрикивать?
   - На всю, конечно, не стоило. Это они увлеклись...
   У Юльки в самом деле идея-фикс, будто матерщине школоту исключительно наш Волний учит, и не могу сказать, чтобы это было целиком высосано ей из пальца - не без него, конечно. Но во-первых, что тут страшного? Не детская дворовая компания и не школа сделали меня матерщинником, а вполне взрослый обезьяний социум на заводе. А во-вторых, и не один только Волний. Наши Кайсар и Мато с ним в школу пошли, а они постарше, что тоже фактор не последний. Ну, девок-то юлькиных и наташкиных того же возраста не считаем - у их хозяек в этом смысле хрен забалуешь, но ведь и солдатню со счёту сбрасывать не следует, особенно наших бодигардов - уж на ломаном-то русском практически каждый изъясняется, хоть и не у каждого лексикон так уж сильно превышает таковой у ильфо-петровской Эллочки Щукиной, но вот русская матерщина в нём прочно прописана у всех. Юлька иногда, заслышав краем уха очередной матерный перл посреди турдетанской речи служивых, подгрёбывает нас насчёт самого успешного направления нашего цивилизаторства среди античных варваров...
   Затрезвонил звонок, и я прошёл за ширму в аппаратную - лампочка указывает на аппарат из городской квартиры Серёги с Юлькой.
   - Слушаю! - отозвался я, щёлкнув тумблером.
   - Макс, у вас всё готово? - так и есть - Юлька, легка на помине.
   - Давно уже. Велтур и Аглея уже у нас, Васькин вот недавно звонил - тоже на подходе. Где вы там с этим вашим учёным грекой?
   - Уже собираемся. Мой с детьми остаётся, Володя с Наташей уже подошли, а с Деметрием встречаемся в парке и идём к вам.
   Деметрий этот - как раз и есть означенный учёный грека. Вот только чему он там учёный, хрен его знает - судя по тому, что предварительно Юлька порекомендовала мне перечитать в ефремовской "Таиске" главу про орфиков и концовку, где означенная Таиска с подругой в Уранополис эмигрировала, боюсь, что совсем не тому, чего нам от передовой в античном мире греческой культуры нужно. Нам технари нужны - механики, архитекторы, агрономы наконец, а историчнейшая наша, кажись, философа откопала, и не аристотелевского даже типа, а как бы не чистого моралиста-идиолога. Вот спрашивается, нам тут такие нахрена сдались? Для того ли мы недавно секту дионисанутых зачищали, чтоб противоположной крайности место расчистить? Но - так и быть, заслушаем греку...
   Суть там вот в чём, если кто не в курсах. Орфики - последователи Орфея, если буквально - на самом деле просто индийское учение о карме и реинкарнациях, то бишь о переселении душ, исповедуют, а Орфей тут затесался оттого, что по греческой мифологии он - единственный, кто из Аида обратно в мир живых выбрался. Карма с реинкарнациями и в ДЭИРовской школе присутствуют вместе с биоэнергетическими и вполне техничными приёмами по удалению негативной кармы. Верить ли навороченной теоретической лабуде об означенных реинкарнациях - хрен её знает, и меня об этом не спрашивайте. Памяти о прошлых жизнях у меня как-то не открылось, а в этой окочуриться и переродиться я пока тоже ещё как-то не сподобился. Но приёмы по кармодёрству очень даже работают, и как раз на них и мои собственные наработки базируются, включая и паранормальщину. Ими всё, что угодно нарабатывать можно, удаляя помехи в виде негативной кармы, так почему бы и не особые способности? Но то в ДЭИРе, учении современном, с максимумом техник и минимумом мистики, а у тех индусов всё в морализаторство упёрлось, в ДЭИРе, мягко говоря, не приветствуемое. Восток - он такой. Ты, типа, веди праведную жизнь и улучшай этим свою карму, а наработанная тобой при жизни положительная карма поспособствует, чтобы при твоём перерождении твоя следующая жизнь получше этой оказалась. Удобное для кастового социума учение, весьма его стабильности способствующее. Вот и орфики эти греческие как раз в этой чисто морально-идиологической форме то индийское учение и переняли. Ну, с некоторыми йоговскими практиками, если верить Ефремову.
   Ефремов, если кто не читал, "свою" Таис Афинскую с Аристотелем в Афинах вдрызг рассорил и в Египет её из ставших небезопасными для неё Афин "эмигрировал" с подругой-спартанкой и спартанскими наёмниками, а уж там и с теми орфиками её свёл, которые её в своём учении поднатаскали. Достоверных исторических сведений об этом нет никаких, так что всё это, надо думать, реально увлекавшимся йогой мэтром из пальца высосано, как и концовка, в которой он спровадил "свою" Таис после ейного разрыва с Птолемеем через Кипр в Уранополис на юге Малой Азии.
   Был такой тиран Кассандр, после смерти Филиппыча управлявший Македонией на правах регента при малолетнем наследнике, но разделавшийся и с самим наследником, и с прочими гражданами Аргеадовыми, дабы усадить на македонском троне собственную династию. В общем, хулиган был ещё тот. Но у этого хулигана был братец Алексарх, и этот был морально-этически озабоченным философом как раз орфического толка. Ну а при таком крутом родственном блате, да не попытаться свои сверхценные идеи в жизнь воплотить? Короче, дал ему Кассандр, дабы тот со своим морализаторством под ногами не путался, землю в Халкидике возле горы Афон, где тот и начал строить свой Уранополис, в честь Афродиты Урании так обозванный. Афродита Урания у греков небесной гармонии соответствует, а сей Алексарх означенный созданием идеального гармоничного социума озаботился. Хрен его знает, чего он там наворотил, но попросили его оттуда вскоре, и он тогда в Памфилию на юге Малой Азии перебрался, где новый Уранополис основал.
    []
   Чем там с тем новым Уранополисом в Памфилии дело кончилось, даже Юлька не в курсах, но кончилось тоже достаточно скоро - и земля в той Памфилии для гористой Малой Азии одна из самых плодородных, и район в целом стратегически важный - оба фактора в войнах диадохов немалую роль сыграли, грызлись за эти земли и Антигон, и Селевк, и Птолемей, так что уцелеть между теми диадоховскими жерновами полис тех пацифистов орфических не мог в принципе. У них ведь все люди - братья, а разве полезно для кармы братоубийство? Они и не охотятся, и вообще мяса-то в большинстве своём не едят, чтоб живность не убивать - это тоже для их тонкой и ранимой кармы весьма вредно. А уж брата-человека завалить - лучше уж дать ему себя убить, если собственная карма настолько плоха, что даже убежать не сумел. Ну и как тут им было при такой хреновой карме отстоять свой идеальный полис? Разве только отдельные адепты с самой лучшей кармой разбежаться успели, своего рода тайное общество создав, и теперь вот, похоже, Юлька предлагает с одним из таких орфиенутых или ураниенутых пообщаться...
   Тут и Хренио подошёл, и мы, пока не подтянулись остальные, вышли на балкон перекурить и обсудить ситуёвину предварительно.
   - Криминального этим уранидам вменить нечего, - сказал мент, - Не стяжают, не вымогают, никаких заговоров не строют - по сравнению с этой задавленной нами сектой Диониса просто агнцы божьи. Но они проповедуют своё учение, и мне кажется, что не слишком оно подходит для нашего государства. Что-то, смахивающее на наших современных леваков, которым хоть кол на голове теши, толку не добьёшься. Эти, правда, законопослушнее и силой своей правды другим не навязывают, но тоже упрямы как ослы в своём тупом фанатизме. Ну, как ранние христиане в языческом Риме, что ли?
   - Утописты, ты хочешь сказать?
   - Да, вроде этого. Выступают за идеальное общество и искренне не понимают всей несбыточности своей мечты.
   - Послушаем их главного и разберёмся. Если это в самом деле непрошибаемый тупизм - запретим их проповеди и порекомендуем им самим поскорее покинуть страну во избежание неприятностей...
   Как и полагалось авторитетному античному философу, учёный грека оказался пожилым и полуседым бородачом. И Юлька таки не ошиблась, не говоря уже об агентуре Васкеса - старый философ был как раз из этих уранидов, буквально - детей Неба. Это они за святую гармоничную праведность своего учения так себя возносят. Собственно, те же самые орфики, только более практичной направленности - те считают, что сперва надо всё человечество перевоспитать, а потом уж из того перевоспитанного человечества свой идеальный социум строить, а эти считают примерно как один наш политик с родинкой - что главное нАчать, углУбить, а там уж процесс и сам пойдёт. Вот они и ищут со времён своего отца-основателя Алексарха, где бы им ещё нАчать так, чтоб ни одна сволочь под ногами не путалась и не мешала углУбить, пока процесс в натуре сам не пойдёт, гы-гы!
   От мясного Деметрий и в самом деле отказался наотрез, полностью подтвердив наши сведения об евонных "братьях по разуму", но рыбным блюдам и моллюскам грек должное отдал - как оказалось, запрет распространяется только на теплокровных, а рыбу и всевозможных гадов им есть можно. Но и совсем уж фанатичного святошу он из себя не корчил и при виде того, как насыщаемся мясными блюдами мы, нотаций нам не читал и даже не морщился. Заинтересовался и яичницей, от которой отказался лишь потому, что она на сале, и я велел слугам зажарить ему яичницу на оливковом масле, которую он и уплёл с удовольствием. Не возбраняла уранидам их вера и вино, которое Деметрий тоже с наслаждением дегустировал из серебряной чаши - понемногу, как и мы, поскольку тоже не стал его водой разбавлять, когда ему объяснили, что это только испортит вкус напитка, а разбавить и уже в желудке можно - вот сок стоит, чтоб запить. В общем, мужик вёл себя вполне вменяемо, насколько это вообще возможно для ураниенутого.
   - Афродита Урания и само Небо учат нас, что все люди - братья независимо от своего племени, и неправы те из эллинов, кто считает свой народ выше любого другого, - начал он наконец проповедь своего учения, - Варвары, конечно, остаются варварами, но это не их вина - это их беда. Никто не просветил их, не научил их Добру и не отвратил от Зла, - судя по его интонации, именно так, с больших букв, - Священный долг детей Неба - собственным примером указать правильный путь всем тем, кто всё ещё пребывает во тьме невежества, и тогда Добро воцарится во всей Ойкумене. На монетах Уранополиса сама Афродита Урания восседает на сфере, символизирующей весь мир, - грек показал нам успевшую уже почернеть от времени маленькую бронзовую монетку, на которой в самом деле просматривалось что-то вроде бабы, судя по длинному подолу, прибомбившейся на что-то такое в самом деле шарообразное и даже с намёком на координатную сетку, - Мало сохранилось таких монет, и теперь мы по ним распознаём своих братьев и сестёр.
    []
   - Сферическое сидение вашей Афродиты Урании на этой монете символизирует небесную сферу или земную? - поинтересовался я.
   - В сферичность Земли как наиболее гармоничную форму для неё мы верим со времён Пифагора, - ответил Деметрий, - Тем более убедительны для нас и доводы самого Аристотеля, хоть и не в почёте у нас его учение в целом. Но просвещённость - пока удел немногих, и для большинства мы говорим о небесной сфере, в которую поверить легче, для нас же это обе сферы - и небесная, и земная.
   - А на обороте - солнце?
   - Солнце для непосвящённых, а для наших братьев и сестёр - любая звезда из тех, которыми усеяно небо, и которые - такие же солнца, как и наше, только они очень далёки от нас. Возможно, возле них есть и планеты, подобные нашей Земле, и наверное, Афродита Урания откроет нашим потомкам путь к ним, когда всё земное человечество достигнет небесной гармонии...
   Мы переглянулись и ухмыльнулись - грек не просто "просвещал" нас, а ещё и аккуратно гладил нас по шёрстке, как бы признавая достойными посвящения в великие сокровенные тайны мироздания. Дипломат, млять!
   - Итак, Деметрий, ты прибыл в Испанию, на самый краешек известной эллинам Ойкумены, чтобы просветить варваров - завоевателей, поработителей, убийц и тиранов? - хмыкнул я, - В самой Элладе таких больше не осталось ни одного? И весь эллинский мир, который после завоеваний Александра стал достаточно велик, тоже весь уже просвещён и свободен от Зла?
   - И эллины - точно такие же люди, как и люди иных народов, и они точно так же несовершенны. Слишком сильно властолюбие тиранов и их приспешников, и слишком уж неприемлемы для них подрывающие их власть идеи Свободы, Равенства и Братства, да и сила оказалась на стороне Зла. Злые люди уничтожили Уранополис и не позволяют ему возродиться вновь в ином месте.
   - И ты решил, что найдёшь такое место в Испании, да ещё и у нас? А с чего ты взял, что мы - не такие же, как и те ваши тираны?
   - Это видно по вашим делам. Царь у вас не наделён всей полнотой власти и не может стать тираном, даже если и захочет этого. Свободные у вас не согнуты в рабской покорности перед властителями, а рабов у вас немного, и обращаются с ними хорошо. На вашем пиру вместе с вами присутствуют и ваши жёны, которых вы не запираете в гинекее и не закрываете им возможности слушать мудрые беседы и просвещаться. Так было и в нашем Уранополисе. Многое у вас всё ещё не так, как следовало бы для пути Добра, но всё-же лучше, чем у многих.Вот вам бы ещё все народы в гражданских правах уравнять, убийства прекратить и рабство совсем отменить...
   - И кончится всё это тем же, чем кончилось в вашем Уранополисе. А нам вот, Деметрий, почему-то хочется совсем другого результата. Рабство, говоришь, отменить? А кто будет выполнять те тяжёлые и скучные или просто грязные работы, на которые даже за хорошую плату как-то совсем не рвутся свободные?
   - Ну, можно ведь поручать эти работы провинившимся в каких-то проступках в качестве наказания.
   - А они точно согласятся на такое наказание? А если нет? Заставить-то можно, конечно, но чем это будет тогда отличаться от того же рабства? Временностью? Так ведь мы и настоящих рабов со временем освобождаем - тех достойных, которых не убиваем за бунт или не продаём римлянам за непокорство. Но главное - если отменить рабство, то как ты предлагаешь нам тогда приучать к порядку и культуре дикарей?
   - Их нужно просвещать и учить Добру.
   - И при этом сытно кормить и не заставлять работать? Так они с удовольствием всю жизнь таким образом просвещаться будут, но так до конца и не просветятся - зачем, когда и так хорошо? Ещё и семьями обзаведутся и детей наплодят точно таких же, вечно просвещающихся. Ну и зачем нам эта вечная обуза? Тогда их, получается, надо убивать на месте, а не брать в плен.
   - Не надо их ни убивать, ни брать в плен. Надо просвещать их, чтобы они сами становились культурнее и добрее.
   - А ИМ это зачем, Деметрий? Для них сходить в набег - это и разбогатеть, не утруждая себя работой, и поразвлечься всласть над беззащитными, и прославиться своей удалью, а значит - стать уважаемым человеком в своём племени. Сейчас страх смерти или рабства сдерживает хотя бы часть их, а если не будет и этого страха - с удовольствием пойдут в очередной набег всем племенем. Всем ведь хочется и богатства, и уважения.
    []
   - Но ведь им надо объяснить, что путь Зла ухудшает их же собственную карму.
   - А они не верят, Деметрий, ни в карму, ни в перерождения. Они верят в то, что прославленный при жизни герой попадает в обитель богов, с которыми там и пирует всю оставшуюся вечность, и чем прославленнее он был на земле, тем больше ему почёта у богов. Да и посмертная слава среди людей для них тоже не пустой звук, а больше славы, сам понимаешь, не у тех, кто честно трудится и ведёт жизнь праведника. И это ведь я сейчас говорил тебе только о тех из них, кто вообще верит в загробную жизнь и воздаяние в ней. А кто не верит? Для таких за гробом - небытие, и значит, эту единственную данную им жизнь надо прожить как можно насыщеннее - во всех смыслах насыщеннее - и как можно интереснее. И всё это только во-первых, Деметрий. А во-вторых - для них эти их лихие набеги вовсе не путь Зла. Для них это как раз добро в их понимании. Добро - это когда ты убил и ограбил соседа, позабавился с его женой и дочерью и угнал его скот, а зло - это когда сосед проделал всё это с тобой. Ну, речь, конечно, не об отдельных людях, а об общихах и племенах, но принцип ты уловил? Для них в мире нет ни абсолютного Добра, ни абсолютного Зла, а есть только свои, которым надо делать добро, и чужие, с которыми можно не церемониться, если они слабее.
   - А для вас?
   - Я не стану отвечать тебе за всех, Деметрий, а отвечу только за себя. И для меня тоже добро и зло не абсолютны, а относительны, и часто бывает так, что добро для кого-то одного оборачивается злом для другого. Вот тебе наглядный пример - вторглись мы с турдетанским войском сюда, в Южную Лузитанию, завоевали её, сделали своей страной и навели в ней свои порядки. Добро это или зло?
   - Ну, тут так сразу и не скажешь, - грек задумчиво зачесал бороду.
   - Правильно, Деметрий - всё зависит от того, кого мы об этом спросим. Если того лузитана, отца и братьев которого мы убили в боях или повесили за преступления против наших законов, а ему самому запретили под страхом той же виселицы грабить, а заставили работать - ответ будет один. А вот если мы спросим того турдетана, который пришёл сюда с нами и получил здесь землю, с которой он теперь сытно кормится сам и так же сытно кормит свою семью, то ответ будет, сам понимаешь, противоположный. И так, заметь, практически во всём. Что бы ни случилось в этом мире, всегда найдутся как проигравшие от этого, так и выигравшие. Иногда это будут разные народы, а иногда и разные люди одного и того же народа, но почти всегда кто-то нам ближе и роднее или хотя бы его интересы ближе к нашим, и от этого зависит наша оценка событий.
   - Если разбирать твой пример, то - да, вы одним и тем же действием причинили зло лузитанам, но сделали добро для турдетан. И если учесть, что одним вы помешали разбойничать и причинять зло соседям, а другим - дали возможность честно трудиться, то в твоём примере добра вами сделано больше, чем зла - проиграли злые люди, а выиграли честные добрые труженики.
   - Которые в процессе завоевания тоже были злодеями - и завоёвывали то, что не принадлежало им раньше, и убивали, а заодно, скажем уж всю правду, многие из них и грабили, и насиловали. На войне - как на войне, и не получается добра совсем уж без зла. Так это мы ещё победили и смогли сделать добро для тех, для кого хотели. А если бы мы проиграли эту войну, то оказались бы злодеями со всех точек зрения...
   - Тоже верно. А зло ухудшает карму и сказывается на следующих жизнях. Или ты в них тоже не веришь?
   - Трудно сказать, Деметрий. Учение о карме и перерождениях мне известно, но не совсем в таком виде, как его представляешь ты и твои единомышленники. Меня учили, что не сами наши действия порождают карму, а наша их оценка. Если есть чувство вины - карма ухудшается, а если считаешь, что всё сделал правильно - можешь тогда не бояться и за свою карму.
   - Но ведь тогда получается, что глупец, не осознающий творимого им зла, не получит и воздаяния за него в будущих жизнях?
   - Да, получается так, и это особо подчёркивали те, кто учил меня. А вот верить в эти будущие жизни и воздаяние в них или нет - не знаю и сам. Никто ещё пока из моих знакомых не вспомнил своих прежних жизней и не рассказал о них, а если вдруг кто и расскажет - как быть уверенным в том, что это правда, а не выдумка и не заблуждение? Так что это вопрос чистой веры, не подкреплённой никакими доказательствами.
   - Как и вопрос о причинах кармы?
   - Да, и он тоже. Тебя учили одному, меня - другому, и как ты не докажешь мне правоты твоих учителей, так и я не докажу тебе правоты моих. Поэтому я даже и пытаться это сделать не буду, а предложу тебе рассмотреть этот вопрос вообще под другим углом.
   - И под каким же?
   - Да просто порассуждаем логически. Допустим, есть и карма, и перерождения с воздаянием за эту наработанную нами в прежней жизни карму. И допустим, моя карма достаточно хороша, чтобы вся моя следующая жизнь была сплошным счастьем. Но разве достаточно для этого одной только моей хорошей кармы? Разве не нужна для этого ещё и та счастливая семья, в которой будет счастливым моё детство? И разве не нужно для этого ещё и то хорошее для меня общество, в котором будет счастливой и моя взрослая жизнь? И если таковых вдруг не окажется, то много ли мне будет пользы от одной только пускай даже и самой лучшей на свете кармы? И разве не справедливо то же самое и для тебя?
   - С этим не поспоришь, тут ты прав, - охотно согласился грек, - Но к чему ты клонишь? Разве не стремимся мы все создать то самое общество, в котором и были бы счастливы родиться и жить в следующей жизни?
   - Вот к этому как раз и клоню. Создать его - мало, надо ещё и сохранить. Ваш Алексарх этого не сумел. Самым лучшим обществом для тебя и тебе подобных ты ведь наверняка считаешь его Уранополис. Ну так и где он, этот ваш Уранополис? А без него - много ли вам толку от вашей самой лучшей по вашему мнению кармы?
   - Ты хочешь сказать, что если бы дети Неба не боялись испортить свою карму убийством враждебных им по неведению непросвещённых братьев...
   - Да, ты понял меня правильно. Если правы твои учителя, а не мои - этим они, конечно, испортили бы свою карму, но зато имели бы хорошие шансы отстоять и свой город, и своё идеальное по их мнению общество. И для своих детей с внуками, которые им тоже не безразличны, и для самих себя, если и не сразу в следующей жизни, так через жизнь или через две. Вот сейчас, спустя столетие, они уже наслаждались бы, скорее всего, заслуженным счастьем и сами. Ну что такое столетие для живущего вечность? А что они выиграли от своей сохранённой в чистоте драгоценной кармы?
    []
   - Да, но это если бы они отстояли свой город. А если бы нет? Сила-то ведь не на их стороне была. И карму наверняка испортили бы, и Уранополис всё равно бы не спасли.
   - Ну, ты уж рассматриваешь крайний случай. Естественно, слабый противник к укреплённому городу не подступит, а если подступил - значит, в силах своих уверен. Но зачем ему потери? Никто не идёт на приступ сразу, все сперва предлагают сдаться без боя. И если ты видишь, что силой город не отстоять, что мешает тебе вступить в переговоры и выторговать на них приемлемые условия сдачи? Ну, признать подданство, согласиться на уплату посильной дани, но на условиях сохранения вашего общества и самоуправления. Редко какой завоеватель откажется принять сдачу на таких условиях, если город может и готов защищаться, и его взятие штурмом будет стоить больших потерь.
   - Согласиться на рабство?
   - Я думал, ты выше этой вашей излюбленной эллинской демагогии. Я могу ещё понять, когда на подобную чушь ловятся маленькие простые человечки с их маленьким простым умишком, но уж ты-то, мудрец, должен бы понимать, что рабство и подданство - далеко не одно и то же. Ваших демагогов послушать, так раз Пирей подчиняется Афинам, то и все пирейцы в рабстве у афинян?
   - Нет, пирейцы - тоже граждане Афин, и их порт - часть афинского полиса.
   - Хорошо, пусть так. Но где они сейчас, те независимые эллинские полисы? Пусть даже и не в подданстве, пусть даже и в военно-политическом союзе вроде тех же Ахейского или Этолийского, но ведь и это тоже зависимость, если только твой город - не главный в союзе. Чем взносы в казну союза отличаются от тех же налогов в казну царя или полиса-гегемона? Но одно вы рабством не считаете, а другое - считаете, хотя в обоих случаях ваши граждане живут по одним и тем же собственным законам и подчиняются одним и тем же собственным архонтам, и ни один из них не является ничьим рабом. При этом ваши собственные городские власти, как я слыхал, вправе вмешаться в любой ваш чих не только на улице, но даже и в стенах вашего же собственного дома, чего никогда не сделал бы никакой иноземный завоеватель, а Собрание - изгнать с лишением гражданства любого, кто ему неугоден, даже если он и не нарушил ни единого из ваших законов, но и это даже вы рабством не считаете. Странные у вас, эллинов, понятия о свободе...
   - Это за нами водится, - кивнул грек, - Раньше кричали о македонском рабстве, теперь, наверное, о римском скоро кричать начнут, и ради борьбы за эту общую свободу от внешней зависимости многие будут согласны на ущемление и той небольшой личной свободы, которую имеют. Такие уж мы есть. Правильно ли я понимаю, что свободного - по нашим понятиям свободного - Уранополиса и вы нам в пределах вашего государства не позволите?
   - Ты сам, Деметрий, позволил бы подобное на нашем месте? Город кониев уже влился в нашу турдетанскую Оссонобу, с финикийским Советом Пятнадцати тоже идут переговоры о присоединении Старого города к нашему, да и эллинский квартал начинает склоняться к такому же решению. Мы не можем позволить себе инородных анклавов на нашей земле, а ты хочешь создать именно его.
   - Да ещё и с обычаями, подрывающими ваши устои?
   - И это тоже, хотя и не совсем так, как ты себе это представляешь. Эта ваша полисная демократия мало чем отличается от собраний турдетанских общин, а охлократии вы не захотите и сами. Не так страшно и декларируемое вами равноправие женщин - сами в большинстве своём откажутся, если равные права уравновесить равными обязанностями и ответственностью, а иного ведь у нас не будет. Вам претит рабство? Ну так и не держите рабов, кто вас заставляет? Не в этом главная проблема, а в вашем чрезмерном гуманизме и в слишком уж категоричном понимании добра и зла.
   - Чем же плох гуманизм?
   - Тем, что он способствует размножению черни. Ведь если ВСЯКИЙ человек - брат, которому дозволено жить, как ему вздумается, поскольку свобода, но о котором всё равно сограждане ОБЯЗАНЫ заботиться, поскольку брат - так при таких порядках как раз ВСЯКИЕ и размножаются. Три с половиной года назад мы как-то побывали в Коринфе и повидали тамошних ВСЯКИХ - чуть ли не на каждом углу попрошайничают, а то и вовсе нагло вымогают - прохода нет порядочному человеку. Так то ещё Коринф, гражданином которого надо родиться, а представь себе, сколько подобной шантрапы стечётся отовсюду к вам с вашим гуманизмом и общечеловеческим братством? Ну и зачем нам нужен такой рассадник человеческого мусора на нашей земле?
   - А под категоричностью ты подразумеваешь наше учение о карме?
   - Да, прежде всего прочего. У нас кто не служит и не воюет, если придётся, тот не обладает и всей полнотой гражданских прав. И вот, представь себе, вы проповедуете своё учение - кто-то его принимает, кому-то оно безразлично, кто-то отвергает, но знают о нём все. И вот, зная о нём, как посмотрят наши турдетаны на вас, отсиживающихся за их спинами и мирно философствующих ради улучшения своей кармы, пока они портят свою, защищая сограждан и вас в их числе? Как бы ты сам посмотрел на подобное безобразие, будучи на их месте? Это ведь уже вопрос элементарной справедливости.
    []
   - Но ведь не всем же быть грубыми воинами! Если всё ваше государство будет большим военным лагерем, кто тогда будет развивать в нём культуру, науку, искусства и философию? Кто будет учить людей Добру?
   - Те, у кого есть к этому природные способности и склонность, но - в свободное от воинской службы время.
   - А если кто-то болен, немощен или неумел в воинском ремесле?
   - Значит, он болен, немощен и неумел и для полноправного гражданства.
   - Но ведь это же просто варварство какое-то!
   - А мы и есть варвары, Деметрий. И живём среди варваров, и сами варвары.
   - И правда нам в глаза не колет! - сообщил по-русски прямо с порога как раз вернувшийся с прогулки мой старший спиногрыз, отчего сопровождавшие его Кайсар и Мато прыснули в кулаки.
   - За кем сегодня победа? - спросил я его тоже по-русски.
   - За нами, папа! - и все трое деловито разоблачаются в прихожей, вешая на ккрючки свои кожаные цетры, панцири, шлемы и деревянные мечи, и у всех троих свежие фингалы и ссадины, но настроение - бодрое и весёлое, - Видел бы ты, как мы крепость штурмовали!
   - А, эту недостроенную инсулу? - ухмыльнулся спецназер.
   - Так точно, дядя Володя! И стены, и лестницы, и зубцы, - это он, конечно, о недостроенном этаже говорит, у которого над оконными проёмами ещё нет перекрытий, и получается в натуре как зубчатый парапет крепостной стены.
   - Я тоже в детстве любил на стройке в такую старинную войнушку поиграть, - пояснил я выпавшим в осадок Юльке с Наташкой, - Чем не рыцарский замок?
   - Только тем, что ворот нет, - заметил Васькин.
   - А мы сделали и ворота, дядя Хренио, - похвастался Волний, - Мы сплели из прутьев большой щит и подпёрли его палками. А с ребятами договорились, что это у нас будут настоящие ворота - ни плечом их не высадишь, ни мечом не прорубишь - ну, чтобы никто этого и не делал.
   - А как же вы их тогда штурмовали?
   - Так у нас же онагр есть - мы и его сделали. Договорились, что шестой снаряд ворота выносит, так что после шестого попадания их убирают, и можно идти на приступ.
   - И что, камнями стреляли? - ужаснулась Наташка.
   - Да ты чего, орудие их по дороге не видела? - прикололся Володя, - Оно тот камень и не метнёт. Маленькие вязанки палочек примерно с тот камень величиной. Всё продумали, молодцы.
   - И отдубасили друг друга до синяков, - вставила свои двадцать копеек Юлька.
   - На войне - как на войне, тётя Юля, - тут уж мы рассмеялись всей компанией.
   Философ вопросительно глянул на Аглею, которая служила нам переводчицей при обсуждении сложных для моего хромого греческого понятий, та на меня, и я кивнул ей - типа, можешь переводить ему всё. И по мере того, как она ему переводила, грек всё сильнее выпадал в осадок.
   - То, что ваши дети играют в войну, меня уже не удивляет. Но вы учите их в столь малом возрасте ещё и механике?
   - Ты имеешь в виду их игрушечный онагр? А почему бы и нет, если им это интересно, а устроен он достаточно просто для их понимания? - пожал я плечами.
   - Разве? - даже Аглея не без труда сдержала смех - млять, ну вот сразу видно, что гуманитарий! Я ведь уже упоминал, кажется, что у нас, прожжённых технарей, слово "гуманитарий" относится к числу весьма обидных ругательств? Вот как раз за это...
   - Наши дети, как видишь, такие механизмы понимают. И изучают их в наиболее интересной для них игровой форме.
   - И вырастут воинами, склонными решать любой спор силой, а не диспутом.
   - Ты разве не понял, Деметрий, что здесь второе невозможно без первого? Кто станет вести диспуты с теми, кому нетрудно просто навязать свою волю силой? С нашими детьми диспуты вести будут. Именно потому, что они не будут бессильными.
   - Но ведь должен же кто-то и руководить этой силой, и направлять её на добрые дела? И разве не должны этим заниматься люди, понимающие в этом толк?
   - И теперь мы знаем, кто мечтает стать руководящей и направляющей силой нашего общества! - схохмил Володя по-русски, - Макс, тебе это ничего не напоминает?
   - Ага, повеяло кое-чем приснопамятным, - подтвердил я, - И этим тоже хочется быть профессиональными идиологами - строить занятых реальным делом в две шеренги на подоконниках, выносить им мозги за малейшее несоответствие единственно верному учению и ни за хрен собачий не отвечать самим. Так, Аглея, этого ты ему не переводи, а скажи просто, что "руководить и направлять" у нас всегда найдётся кому, а нужны нам - механики, зодчие, кораблестроители, мастеровые, крестьяне и солдаты.
    []
   Я, конечно, сознательно утрировал. И сам этот Деметрий куда больше похож на искреннего мечтателя-идеалиста немного не от мира сего, чем на рвущуюся к непыльной и почётной синекуре хитрожопую обезьяну, и ученики его в основной своей массе того же, скорее всего, сорта, поскольку наверняка ведь нигде их, таких правильных, не жалуют, и обезьянам среди них мёдом не намазано. Но если намазать тем мёдом - стекутся ведь на такую халяву отовсюду, и глазом хрен успеешь моргнуть. Ну и нахрена нам этот зародыш будущего обезьянника, спрашивается? У нас в зверинце таких уже целых два - вольер для бабуинов и вольер для макак, и без третьего мы уж как-нибудь перебьёмся, гы-гы!
   - В любом деле лучшим становится тот, кто занимается им постоянно, а не от случая к случаю, - продолжал попытку гнуть своё грек, - Это верно и для военного дела, и для управления людьми, и для совершенствования самого себя. Хорошо ли бывает, когда не самые совершенные из людей учат и воспитывают других? Мы же, дети Неба, не одну только загробную карму совершенствуем, но и дух в этой жизни. Один из моих учеников, например, укрепил свой дух настолько, что может даже сдвинуть с места лёгкий предмет, не касаясь его. Правда, смотреть лучше тогда, когда он не подозревает о наблюдении...
   Наши переглянулись, когда массилийка перевела, а затем все с ухмылочками - ага, так и знал - на меня уставились. Тоже мне, млять, всем дыркам затычку нашли! А вот хрен вам - не мясо? Подзываю Волния и показываю ему на обычный лесной орех. Пацан сосредотачивается, и орех медленно, но неуклонно катится сперва в одну сторону, потом в другую. У философа глаза на лоб, а я киваю спиногрызу, что достаточно, а затем Аглее, которую тоже успел немножко и по телекинезу поднаблатыкать. Ну, с техникой-то у неё похуже, чем у моего наследника, так зато ж взрослая баба и тоже не без способностей, и силёнок эфирных уж всяко поболе у взрослой-то. Собственно, она эфиркой-то и давила в куда большей степени, чем броуновским движением управляла, но тоже немножко орех таки сдвинула, что и требовалось. Я кивнул Велии, и супружница не подкачала - покатала туда-сюда этот несчастный орех через половину стола. А я затем киваю вывалившемуся в осадок Деметрию и предлагаю выбрать в любом из нескольких блюд другой орех:
   - Если твой ученик занимается этим давно, то он должен знать, что предмет, с которым занимаешься постоянно, насыщается твоей силой, и его сдвигать гораздо легче, чем новый. Этот орех выбрал я, и откуда тебе знать, не был ли он специально подготовлен заранее? Выбери любой другой и выложи на стол вместо этого.
   Поколебавшись, грек выбрал и заменил им тот, который катали Волний и бабы. Над ним сосредоточился уже я сам. Медленно, но зато не перекатил, а перетащил вправо, влево, от себя и к себе, а потом как-то машинально - не собирался этого демонстрировать, но на автопилоте оно само так вышло - "разъехал" скорлупу в разные стороны, отчего она треснула и развалилась, обнажая ядрышко.
   - Как видишь, это умеют и некоторые из нас, - говорю ему, - И в этом для нас, как видишь, не помеха ни съеденное нами мясо, ни отправленные моей рукой к праотцам двуногие без перьев, которым я давно уже потерял счёт. Это или есть от рождения, или нет. Если есть - можно развить и усилить, но если нет - не поможет никакой даже самый правильный и угодный богам образ жизни.
   - Страшная судьба ожидает мир, если этой Силой овладеют в совершенстве те, кто выбрал путь служения Злу, - ужаснулся философ, - Я даже представить себе боюсь то могущество, которое обрётёт вместе с ней лишённый чести и совести тиран.
   - И всё-таки ты попытался соблазнить этим нас, решительных и беспощадных убийц. То есть, именно злых людей, если следовать логике твоего учения, - заметил я.
   - Чтобы привлечь на путь Добра. Похоже, что не судьба?
   - В вашем понимании - не судьба. Я ведь объяснил уже тебе, Деметрий, что мы живём в жестоком окружении. На севере и на востоке мы соседствуем с дикарями похуже нас самих, а на юго-востоке - с римской Бетикой. А за спиной у нас только Море Мрака, и отступать нам некуда, если нас сомнут. А рассеиваться маленькими тайными общинами по всей Ойкумене, как это сделали вы, мы не хотим. Ваше учение пригодно лишь тогда, когда все вокруг вас таковы же, как и вы сами. Этого не было сотню лет назад, нет сейчас и вряд ли стоит ожидать в обозримом будущем. Два ваших Уранополиса, ничем хорошим так и не кончиших - наглядное тому свидетельство, и третьего, который тоже кончит тем же самым, нам на нашей земле не нужно. Основывайте его и повторяйте в нём снова свои прежние ошибки где-нибудь в других местах и как-нибудь уж сами, без нас.
   - Ну а если мы не будем проповедовать наше учение среди ваших людей?
   - Кого ты хочешь обмануть, Деметрий? В проповеди вашего учения весь смысл вашей жизни, от которого вы по доброй воле не откажетесь. Вам, конечно, не привыкать прятаться в катакомбах или где вы там прячетесь, но это умели и адепты секты Диониса. Последние из них всё ещё висят на перекладинах, и ты наверняка видел их...
   - Эти люди избрали путь Зла, - задумчиво проговорил грек, - Я не одобряю тех жестоких методов, которыми вы пресекли их деятельность, но само ваше стремление её пресечь мне понятно.
   - То-то и оно. Вы - другие, и будет очень неприятно, если вслед за этими нам придётся немножко ловить, немножко судить и немножко вешать уже вас...
    []
   - Для вас нет разницы между участниками Дионисий и нами, детьми Неба?
   - Разница между вами, конечно, есть, и она очевидна для любого, но нам нужна золотая середина, а вы с ними представляете собой две противоположных крайности, для нас одинаково неприемлемые. Оба ваших учения вредны для нас, и поэтому будет лучше для всех, если те из вас, кому не подходят наши обычаи и наш образ жизни, покинут нашу страну. Не прямо сейчас - может быть, мы и убийцы, но не настолько, чтобы заставить вас пуститься в плавание по штормовому зимнему морю. Я не рассчитываю и даже не надеюсь на то, что вы воздержитесь от проповеди, но если вы ограничитесь одними только эллинами, то до весны мы закроем на это глаза. Но с началом весенней навигации здесь должны остаться только те из вас, кто согласен влиться в турдетанское общество и жить по турдетанским законам. Я не знаю, сколько их будет - пять человек или двое или всего один, но им мы будем рады. Рады будем и всем вам, если после неудачи с вашим уже третьим Уранополисом вы наконец-то одумаетесь и пересмотрите ваши взгляды на жизнь. А пока - увы, нам с вами не по пути...
   Володя с Наташкой и Аглеей ушли вместе с греком, дабы заодно проводить и его, а мы с Васькиным вышли на балкон и задымили сигариллами.
   - Макс, ты сам-то хотя бы понял, КОГО ты гонишь из страны пинком под зад? - мы думали, Юлька тоже ушла с ними, а она тут как тут - настолько ошарашена, что даже дым наш табачный терпит.
   - Овощей, Юля. Абсолютно бесполезных для нас овощей.
   - Между прочим, Макс, если я хоть что-то поняла в книгах этих твоих любимых этологов, то вот как раз эти ураниды и есть те, кого ты называешь низкопримативными и нужными нам позарез. И я тебе их рекомендовала именно по этим соображениям.
   - Это я понял. Ты хотела, чтобы к ним стекались все низкопримативные со всей страны, дабы нам не искать их самим днём с огнём?
   - Раз понял - почему отверг?
   - Овощи они, Юля. От рождения они низкопримативные и нужные нам, но их утопическое учение сделало их овощами, и все, кого они обратят в свою веру, тоже будут такими же овощами. И ты предлагаешь мне позволить им испортить превосходнейший и весьма дефицитный человеческий материал? Этому - не бывать, и лучше уж выгнать их взашей сейчас, чем вздёрнуть высоко и коротко через полгода. И если они не оставят мне выбора, то я это сделаю - лучше повесить пару-тройку десятков в этом году, чем столько же сотен через пару лет. Хватит с нас промедления с дионисанутыми!
   - Если они не подходят нам здесь, почему бы не отправить их на Острова?
   - Юля, только там нам ещё этих пацифистов не хватало! Азоры - это ведь не только наше убежище на всякий пожарный, но и наш резерв - во всех смыслах. В том числе - в перспективе - и по людям. И человеческий резерв нам там нужен полноценный, а не овощи, подобные этим.
   - Но ведь ты же собрался отправить туда тех дионисанутых шлюшек, которых не повесили. Они, значит, для Азор подходят, а ураниды - нет?
   - На Азорах дефицит баб. Закоренелых мы вздёрнули, самых разнузданных в бордели определили, а эти достанутся в жёны лузитанам, веттонам и маврам, у которых не очень-то забалуешь.
   - Но которые гораздо обезьянистее, как ты выражаешься, этих уранидов. Разве не лучше было бы отдать их в жёны им? И Деметрий, кстати, намекал мне на нехватку у них женщин, так что они бы приняли их с удовольствием.
   - А ты не спросила его о причинах этой нехватки?
   - Думаю, он бы обиделся.
   - Правильно думаешь. Ну и какой смысл отдавать их этим овощам, от которых они один хрен рожать не захотят и один хрен будут наставлять им рога с теми, кому я и планирую их отдать? Так хотя бы уж семьи тамошние прочнее и добропорядочнее будут. Это во-первых, а во-вторых - зачем нам там греческая диаспора? Для того ли мы тасуем и перемешиваем там всех, кого только можем? Чем скорее они там все отурдетанятся - тем лучше. И в-третьих, нам нужны и там потенциальные бойцы, а не эдакие непротивленцы, которым меч в руки взять их религия не позволяет. К тебе в прежней жизни не приставали на улице баптисты?
   - Нет, только свидетели Иеговы.
   - Ага, эти помногочисленнее и понастырнее. Ну а мне и баптисты пытались на мозги капать. А вот эти ураниенутые - считай, что те же самые баптисты и есть, только не христианские, а их эдакие языческие предтечи. Да только хрен ведь редьки не слаще...
    []
   - Может быть, ты и прав, Макс, но мне будет жаль, если их вырежут дикари.
   - Скорее всего, так оно и будет - тех из них, кто не поумнеет. А те, кто всё-же своевременно одумается - эти вспомнят, что мы им предлагали, и будут знать, куда им теперь податься. Таким - всегда добро пожаловать...
  
   21. Лузитаны.
  
   Млять, в гробу я видел подобные сюрпризы! Ладно те лузитаны, ликутовские, которые в долине Тага и севернее, эти хулиганы и раззвиздяи по жизни, но наши-то куда, спрашивается, рыпнулись? В смысле - наши лузитаны, завоёванные, замирённые и даже в какой-то мере окультуренные. Живут-то ведь хоть и победнее наших турдетан, поскольку работать - это им не лясы точить и не пивом назюзюкиваться, а разбойничать - здесь им давно уже не тут, но и уж всяко побогаче своих северных раззвиздяев-соплеменничков, поскольку кое-чему за эти годы тоже всё-таки научились. И трёхполье "пшеница-ячмень-горох" худо-бедно освоили, и виноград дикий собирают, и вино из него делать научились, и хотя оно у них кислятина ещё та, но уже получше того горького пива, и теперь зерно у них уже не столько на пиво идёт, сколько на жратву, и в результате жратвы хватает - в прошлом году, например, жёлуди только один раз и жрали - ага, вместе со всеми осенью, как заведено у нас по обычаю, когда мы все желудёвую кашу трескаем. Ну, не по всей ещё стране, конечно, а пока только вблизи от Оссонобы, где они с турдетанскими деревнями тесно соседствуют, а те - с нашими латифундиями, и есть кому перенять передовой опыт, да другим его передать, но эффект уже вполне заметный. Впервые, кстати, африканского зерна в прошлом году не закупали - своего наконец-то хватило. Ну вот и спрашивается, чего людям неймётся-то? Обидно, что в армию их, таких храбрых и героических, брать не хотим? Да, жаловались их вожди на Большом Совете, что есть такое дело, тоже служить и воевать хотят. Ну так разве ж не решили вопрос? Тогда же и постановили, что с этого года и их на учебные сборы призываем, дабы дисциплине и строю для начала поднатаскать, а в следующем - первый пробный набор наших лузитан во Второй Турдетанский. Не было у них никаких серьёзных причин для бузы, а учитывая строгость наших законов, давно уже им хорошо известную, причина должна была быть ОЧЕНЬ веской...
   Лёгковооружённый авангард уже подходил к Онобе, и высланные вперёд гонцы договаривались о переправе через Тинтос, наши главные силы миновали главный "КПП" на лимесе и тоже приближались к границе с римской Бетикой, да и арьергард успел уже переправиться через Анас, когда пять почтовых голубей один за другим принесли записки с ошеломляющим известием - в тылу замечены вооружённые отряды лузитан, и нашим главным силам предписывалось немедленно возвращаться для возможного подавления мятежа. Строительство крепости на месте будущего узла связи у устья Анаса было ещё только начато, а к его большой антенне ещё даже и не приступали, так что радиотелефон на таком расстоянии от Оссонобы был бесполезен - особенно "мобильный", то бишь в передвижном походном исполнении на слабеньких багдадских батареях. А с голубиной "малявой" до хрена ли внятной информации передашь? Так что о подробностях мы могли только гадать, и когда высланные в недавний глубокий тыл конные разведгруппы донесли о подходе крупных сил лузитан, мне оставалось только скомандовать развёртывание для боя. Растягивались в линию три когорты Второго Турдетанского, спешно возвращались через ворота "КПП" две когорты Первого, через соседний спешила отозванная конница, сновали туда-сюда посыльные - кто не служил сам, тот едва ли в состоянии даже чисто умозрительно представить себе весь этот бедлам. Млять, только бы успеть! Если лузитаны налетят всеми силами прямо сейчас - уже, пожалуй, вломим им по первое число, но какой ценой! Пару-тройку сотен бойцов потеряем - это и к бабке не ходи, и вся надежда только на то, что у них ещё больший бардак, и не организоваться им так, чтобы навалиться всем вместе разом. Боги, дайте хотя бы полчаса, чтобы развернуть подкрепления, установить "ежи", соорудить вагенбурги, да изготовить на них к бою пулевые полиболы! В полной готовности - всех их тогда перемелем на хрен, да ещё и добавки попросим!
    []
   Ага, вот и их передовой разъезд показался. Остановились, небольшой пеший отряд к ним подтягивается - жиденький, нам на один зуб. Ещё один следом, но такой же примерно мощи. Если такими темпами и будут накапливаться, то и мы вполне успеваем подготовиться. Ну не идиоты ли они? С одной стороны - грамотно момент выбрали, если исходить из их взаимодействия с теми соплеменниками, что вторглись в Бетику в обход наших земель, и наше выдвижение на помощь римлянам они этим сорвали, но с другой - на что они рассчитывают? Им бы по уму сейчас, раз уж выступили сдуру, так семьи свои и манатки в темпе вальса собирать надо, да обходить нас десятой дорогой, сберегая силы для прорыва через лимес, на котором они один хрен от четверти до трети своих бойцов положат как минимум, и это если ещё прорвутся, а если нет, то звиздец тогда им всем. В ТАКОЙ момент мятеж поднять - ни о каком снисхождении не может уже быть и речи!
   - Голубиная почта, досточтимый! - доложил связист, протягивая "маляву".
   Разворачиваю, читаю - и едва сдерживаю саркастический смешок. Сообщают, млять, о приближении противника, которого я тут уже собственными глазами наблюдаю! Хвала богам, силы у него для немедленной атаки явно недостаточны, а то мне до полной готовности ещё минут пятнадцать уж точно не помешали бы. Если бы прямо сейчас всей кодлой навалились - от сотни до полутора сотен потерял бы, за которые тоже жаба давит. Будет, конечно, и за те десятки давить, которые и при полной готовности неизбежны, но с этим хрен уже чего поделаешь, а наше дело - к минимуму наши потери свести. Может они и способствуют патриотическому воспитанию молодёжи, эти мёртвые герои, как уверяют некоторые идиологи, да только ведь если тех мёртвых героев плодить без меры - живые кончатся, а мёртвых вместо них в строй поставить никто ещё пока не сумел. Если умеет кто, так научите меня, бестолочь, тогда и обсудим разницу в воспитательной роли между расписанным эдаким рыцарем без страха и упрёка героическим покойничком и реальным живым стервецом, от которого окружающих иной раз и подташнивает, а пока не научили - я как-то живых и здоровых предпочитаю, хоть и труднее с ними иногда управляться...
   Ещё один отряд лузитан тем временем нарисовался, и этот уже посолиднее тех прежних - и конница в нём какая-никакая имеется, и пехоты побольше, а та её часть, что вместе с конницей вокруг вождя кучкуется, ещё и экипирована прилично, да и выглядит организованнее. Если прямо сейчас в атаку намылятся, не дожидаясь подкреплений, мало кто живым уйдёт, но и мне где-то с полсотни людей таки положат. Но и им, хвала богам, расклад понятен, и такой размен им как-то не в кураж - остановились, звиздоболят меж собой, и для атаки кучковаться не спешат. Ага, вот и вождь с двумя сопровождающими вперёд выехал - млять, уж не к нам ли на переговоры направляется? А ведь так и есть!
   - Максим, зачем войско для боя построил? Не будет у нас с вами боя! Мы не против вас воевать пришли, а вместе с вами! Помогать вам будем! - лузитанский вождь снял закрытый шлем коринфскго типа, дабы его легче было узнать - ага, Ротунд, вождь ближайшего к Оссонобе объединения лузитанских общин, - Опять на войну пошли, и опять без нас! Зачем вы так делаете? Моим людям обидно! Мы, лузитаны - воины, а не домашние бабы!
   - Ротунд, тебе же объясняли на Совете, что как только ПОДХОДЯЩАЯ война будет - обязательно и вас на неё призовём. Ты разве не знаешь, на КОГО мы сейчас идём?
   - Знаю, Максим, и все мои люди тоже знают! Ну и что? Есть хороший турдетан и есть плохой турдетан, есть хороший лузитан и есть плохой лузитан. Мы - с вами. Ваши враги - наши враги. Так не было ещё никогда, я понимаю. Я всех моих детей в Оссонобу послал, и все старейшины наших общин своих тоже послали - заложниками будут. Что ещё надо сделать? Кониев вы взяли, финикийцев - и тех взяли, зачем нас с кельтиками не взяли? Обидно!
   - С вами ещё и кельтики идут?
   - Да, Битор тоже пошёл. Шесть моих общин, четыре Сабана и три Битора - все дали людей на войну. Тысяча точно есть. Может и немножко больше, мы ещё не считали.
   - И что же мне с вами делать? Мы же на вас не рассчитывали...
   - Оружия не надо - своё есть. И вы у нас не всё отобрали, когда завоёвывали, и мы себе ещё наковали.
   - Вижу, что есть. Но на войне ведь не одно только оружие нужно...
   - Жалованья не надо. Своим солдатам долю добычи дашь? Вот и нам тоже долю добычи дай. Паёк - хорошо бы, но если ты не сможешь, мы не обидимся - у нас на первое время есть, а потом и сами добудем.
   - Мародёрством? Нет, с этим надо что-то решать - только проблем с римлянами и населением Бетики из-за ваших грабежей нам ещё не хватало! - собственно, и это тоже одна из важнейших причин, по которой мы не только в легионы, но и во вспомогательные войска набирать лузитан не спешили. Ведь мародёры же идейные и потомственные!
    []
   - Ящик заговорил, досточтимый! - доложил связист.
   - Понял! Подожди-ка меня немного, Ротунд, а пока прикажи своим встать на привал по обочинам дороги, - главное тут обстановку разрядить, чтоб никто сдуру чего не учинил непотребного, а то ведь хватает горячих голов и у них, и у нас...
   - Слушаю! - отозвался я в колонку, нырнув под тент радиотелефонной повозки.
   - Макс, мы тут немного не разобрались - отбой тревоги, - пробился сквозь треск помех голос Васькина, - Лузитаны и кельтики выступили к вам на помощь, так что ты их прими и распоряжайся.
   - Ага, я уже в курсе - Ротунд уже подошёл, и мы с ним немного поговорили. Но остряки, млять, самоучки! Сами по себе решили, сами по себе пошли - охренели вконец!
   - Сукины дети они, конечно, так не делается, но это уже после кампании им внушение сделаем, а пока - принимай подкрепление и действуй по плану. Какая тебе с ними нужна помощь?
   - Да с пайковым довольствием на них вопрос надо решить. Мы ж на них не рассчитывали, так что мне теперь на всю кампанию припасов хрен хватит. Ротунд мне сказал, что их около тысячи рыл - точную цифирь завтра передам, а пока ориентируемся на эту. Ну и фураж - у них где-то до четверти конницы.
   - Это понятно. Фабриций уже распорядился насчёт дополнительных обозов, так что не объедят тебя помощнички. Что-нибудь ещё?
   - Ну, на жалованье они по словам Ротунда не претендуют, но если по уму, то надо бы и с ним вопрос решить - тогда, глядишь, и мародёрство к минимуму сведём.
   - Понял, передам Фабрицию. Ну, раз такие дела - конец связи!
   Выхожу, командую отбой тревоги нашим, посылаю посыльных разъяснить обстановку всему войску. Типа, расслабиться можно - ага, расслабишься тут! "Действуй по плану", млять! А по какому в звизду плану? Который уже благополучно полетел вверх тормашками? Класс, кто понимает! Вон, солдатня в рядах уже ржёт!
   - Ротунд, с одной стороны вы, конечно, молодцы, но с другой - тростью бы вам всем хорошенько всыпать за такое самоуправство! - говорю вождю, - По вашей милости надо мной уже смеются, а как прикажу вот эти передвижные крепости разбирать и снова за лимес выдвигаться - уже и костерить начнут от всей своей широкой солдатской души. Ну разве так делается?
   - Ну так я же детей в Оссонобу послал. И гонца с письмом тоже послал, и в том письме всё объяснил.
   - А когда послал?
   - Ну, мы выступили в поход, и я послал.
   - Млять, святая простота! Ну какой частью тела ты думал, Ротунд! Вы там ещё только собирались, а в Оссонобу УЖЕ донесение о ваших военных сборах поступило, а объяснений от тебя - никаких, и что им было думать? Ты сам на их месте что бы подумал? Ты гонца послал, а твоя вооружённая колонна УЖЕ по дороге пылит, и не прогулочным ведь шагом наверняка, а поспешает...
   - Ну да, вас же догоняли...
   - Ротунд, а где на вас это было написано? Я в Бетику выдвигаюсь, передовые отряды уже там, и тут мне приказ с голубиной почтой - войска развернуть и перехватить лузитанских мятежников, дабы не допустить их удара в тыл и соединения с противником.
   - Так я же гонца послал!
   - А где на твоём гонце было написано, что он к правительсьтву, а не к твоим сообщникам по мятежу? Мало ли, чего он на словах говорит? Хоть и не было меня там, но прекрасно представляю себе в цвете и в лицах, как вяжут твоего гонца и доставляют не к Фабрицию и даже не к Хренио, а просто "куда следует", то бишь в кутузку, потому как не до него совершенно - мятеж надо пресекать и подавлять.
   - Но ведь разобрались же?
   - Ага, ТЕПЕРЬ - разобрались. Ты хотя бы понимаешь, что не остановись твои передовые разъезды, а продолжи движение - бой бы уже шёл полным ходом!
   - Да нельзя было иначе, Максим! Видел бы ты, как наши разбушевались, когда узнали, что вы опять идёте без них! Обиделись так, что мог вспыхнуть насоящий мятеж! Я только этим немедленным приказом о походе и угомонил их! Конечно, мне следовало бы сразу же и гонца послать, пока ещё только собирались, но кто бы мне позволил? Говорю же, и так-то едва их угомонил...
   - Отчего же тогда на Совете не сказал, что у тебя всё настолько серьёзно?
   - Да стыдно было признаться, ну и рассчитывал, что побузят и успокоются, а оно вон, как вышло. Всё понимаю, но иначе - не мог...
   - Ладно, что сделано - то сделано, и довольно об этом. Теперь выправлять надо то, что вы наворотили.
   - А что наворотили-то?
   - По плану наши легионеры должны были уже приближаться к переправе через Тинтос, а где они находятся по вашей милости? Конница и лёгкая пехота должны были уже форсировать Тинтос и двигаться к устью Бетиса, а где сейчас на самом деле большая их часть? И как теперь всё это навёрстывать? Вот он, результат вашего самовольства...
    []
   - Ну так тогда спешить надо!
   - Ага, поспешишь тут! - я указал вождю на вагенбурги, которые снова начали разбирать, да на тяжёлую пехоту, начавшую снова перестраиваться в походные колонны, а затем - на довольно узкий проём ворот "КПП", - Теперь иначе сделаем. Дуй к своим и поднимай легковооружённых. И к Битору гонца пошли, пусть тоже поспешает. Сейчас мои легковооружённые пройдут, за ними - вон та когорта легионеров, а за ней - твои. Потом ещё одна когорта, а за ней - кельтики Битора. И своим прикажешь, как нагонят их - пропустить вперёд. Все они, не дожидаясь нас, дуют форсированным маршем к Тинтосу и поступают в распоряжение Володи. Я постараюсь предупредить его, но тот, кого ты пошлёшь с авангардом, на всякий случай должен остановить отряд и выехать вперёд с двумя людьми, как ты выехал ко мне. И он должен сказать Володе: "Над всей Испанией безоблачное небо".
   - Разве? - Ротунд с сомнением взглянул на тучи.
   - Для нас - безоблачное, - заверил я его.
   - Валод поймёт, что это значит?
   - Он - поймёт, гы-гы! Только смотри, ко мне сперва своего помощника направь, и я проверю, как он запомнил. Если забудет или переврёт - сам понимаешь...
   - А ты ему ещё напиши, чтобы передал Валоду.
   - Напишу, не беспокойся. Да, вот ещё что. Когда разберутся, пусть передаст Володе, что лузитаны должны быть с его главными силами, а в авангард пусть кельтики Битора выдвигаются. Скажет, что я так велел.
   - Всё-таки не доверяешь нам до конца?
   - Не доверял бы - не направил бы сейчас вперёд. Но ты подумай сам, Ротунд, хорошо ли это будет, если твои лузитаны окажутся впереди в момент встречи с теми, не нашими? Если уж вам судьба схлестнуться с соплеменниками, то надо хотя бы сделать так, чтобы не вы первыми атаковали их, а они - вас.
   - Кто первым напал на своих, тот и предатель? - ухмыльнулся вождь, въезжая.
   - Ага, он самый. Они, конечно, всё равно будут вас в предательстве обвинять, но после их первого нападения это будет выглядеть заведомо несправедливо.
   - И тогда наши обидятся и обозлятся, - въехал Ротунд окончательно, - Да, ты хорошо придумал, так и сделаем. На острие фалькаты я видел таких соплеменников, но... всё-таки соплеменники...
   - То-то и оно...
   С самым началом весны лузитаны - не наши, конечно, а северные - с веттонами напали на селения оретан, римских союзников ещё с тех давних нобилиоровских походов. Я ведь рассказывал уже, как мы с ним брали карпетанский Толетум? Вот перед этим как раз тех оретан замирили, и тоже не без нашего участия. Часть к нам тогда и подалась, и мы их по турдетанским общинам расселили, а вот оставшимся хрен позавидуешь. Ведь с нами-то при нашей "аракчеевщине" не забалуешь, а мы ещё и лимесом каким-никаким огородиться не поленились. Есть война, нет войны, а один хрен призываюся в войска те, чья очередь, и если не с кем им в этот сезон воевать, так на фортификационных работах служивых задействуют. Так то мы с нашими тремя легионами, а уж римлянам с их одним сами боги велели, и из-за своей тупорылости они и свою-то собственную провинцию от набегов прикрыть неспособны, куда там им союзников защищать? Ну и как вода течёт, куда ей легче просочиться, так и эти дикари - дураки они, что ли, об наш лимес лбы себе расшибать, когда Бетика богаче, а прикрыта, если не через нас, то из рук вон хреново? Вот и идут они, как и все нормальные герои, в обход нас. В саму Бетику - то ли вторгнутся, то ли нет, но уж оретан-то по дороге раскуркулят однозначно - зря, что ли, шли? Уж Ликут, царёк лузитан долины Тага у наших северных границ - точно не дурак. Разве сделали бы мы ставку на дурака? Второй раз уже он возглавляет непосед, как и положено верховному вождю, но знает меру и действует, как договорились. Наскочил через оретанские земли на Бетику, пограбил от всей своей широкой души её северную часть, да и обратно поскорее ретировался с самыми дисциплинированными отрядами, но ведь это ж лузитаны, да ещё и ни разу не наши - недисциплинированных среди них гораздо больше, и многие во главе со своими вождями продолжают свирепствовать в Бетике. Гай Атиний, пропретор Дальней Испании, за Ликутом со своим Пятым легионом последовал, а эти бандюганы его обошли и в беззащитную провинцию снова вторглись. Вот что значит неукреплённая граница!
    []
   Но и лажа Гая Атиния, надо признать, вполне для него простительна - не просто так он преследованием нашего тайного друга Ликута увлёкся, а очень даже по поводу. И зовётся этот повод хоть и коротко, но ёмко - кельтиберы. Согласованно они с лузитанами и веттонами выступили или это просто случайно так совпало, но Луцию Манлию Ацидину в соседней Ближней Испании от этого не легче, и Гай Атиний выступил со своей армией на северо-восток с таким расчётом, чтобы при необходимости и коллеге помощь оказать. И учитывая, что всей серьёзности момента римляне пока ещё так и не просекли, "нашему" пропретору в прозорливости не откажешь. Это мы с нашим попаданческим послезнанием в курсе, что дело медленно, но верно идёт к Первой Кельтиберской...
   Нам же всенепременно успеть поучаствовать надо в текущей военной кампании по двум веским причинам. Во-первых, по нашим инсайдерским сведениям от Тита Ливия, под Гастой Атиний лузитанских разбойников нагонит и звиздюлей им вломит по самое не балуйся, а наша политика - непременно участвовать в римских победах и иметь алиби при римских пораженияях. Приучать надо сенат и народ Рима к нехитрой, но весьма здравой мысли - как хорошо в Дальней Испании действовать заодно с нами и как хреново без нас. А во-вторых, по сведениям из того же источника, на сей раз и Гаста довыгрёбывается - и так-то на хреновом счету у римлян за свои прежние мятежи, а тут и союз с врагом явный, то бишь форменная измена, и Гай Атиний при её осаде смертельную рану схлопочет, и это уже всем её жителям чревато боком. А город-то как-никак турдетанский, так что спасать их надо - всех, кого сумеем и успеем. А посему и врываемся мы в Бетику, наплевав на все дипломатические формальности, эдаким "блицкригом", наводящим наших турдетанских солдат на довольно рискованные ассоциации. Одного дурня даже отругать пришлось за озвучивание вслух того, что и так-то у всех на уме. Типа, учебно-тренировочный захват Бетики тут ему, млять! Вот из-за таких идиотов урря-патриотических, если их сразу же не одёрнуть, и возникают потом нехилые проблемы. Римлянам ведь если передадут, так не слово в слово, а уж как минимум в "стандартные" три раза преувеличив, и доказывай им опосля, что ты не двугорбый верблюд и даже не одногорбый, а вообще безгорбая лама. А Рим - он ведь ещё даже не на пике своего могущества, далеко не на пике, это у него ещё впереди, и на ближайшие столетия - сказал бы я, в какую именно часть организма следует засунуть поглубже мечты о Бетике, но ради приличия скажем иначе - что с воза упало, не вырубишь топором. Вот люди оттуда - это другое дело, их нам нужно побольше, и как раз за ними-то мы по большому счёту и намылились.
   Подъехавшего ротундовского гонца я проверил на правильность запоминания пароля и направил с передовым лузитанским отрядом в авангард. Следом прошла когорта легионеров, затем отряд нашей конницы, за ней кельтики Битора, который тоже подъехал ко мне и сообщил, что с Ротундом только что разговаривал и в курсе намеченного плана. С одной стороны, от слабой дисциплины и организованности дикарей иной раз оторопь берёт, но с другой - вот это инициативное взаимодействие по горизонтали, не дожидаясь команды сверху, многое компенсирует. Турдетанских-то центурионов учить этому надо...
   Ещё отряд нашей конницы, ещё когорта легионеров, тут вагенбурги разобрали наконец-то, да в походную колонну начали выстраивать, а пока готовят, я послал вперёд тачанки, то бишь колесницы с пулевыми полиболами. За ними по моей отмашке Ротунд половину своих лузитан направил, а после них, отдав все необходимые распоряжения, и я уже со своим личным конным отрядом двинулся, лузитанский вождь со свитой тоже при мне, следом ещё когорта легионеров и остальные лузитаны, а там уж и вагенбурговские телеги двинутся, а за ними и остальные части. Армия-то небольшая, но сколько ж возни с её проходом через "КПП" лимеса!
   - Мы бы, конечно, с гораздо большей охотой с вами пошли, если бы этот поход на ДРУГОГО противника был направлен, - откровенничает едущий рядом со мной вождь.
   - И ты туда же, Ротунд! Наших турдетан то и дело одёргиваем, чтоб ерунды не болтали, - проворчал я, - Мы - друзья и союзники Рима, и наш поход - против его врагов.
   - А жаль! - ухмыляется лузитан со всё понимающим видом, - Вот представь себе только, Максим - три ваших легиона, ополчение кониев и наше - против одного, не будем говорить, чьего именно...
   - Ага, размечтался! - хмыкнул я, - А теперь ты представь себе - два преторских легиона и два консульских уже на следующий год после исполнения твоей мечты. Четыре против трёх, Ротунд! И если этого на нас вдруг каким-то чудом не хватит, то ещё через год к нам нагрянут снова два преторских и уже четыре консульских - это уже будет шесть против трёх. Причём, они будут опять полного состава против наших неполных после тех прошлогодних потерь. Догадываешься, чем это кончится? И для того ли мы стараемся?
    []
   - А где они возьмут столько людей?
   - Там же, где и всегда брали. При Каннах у этих ДРУГИХ, которых мы с тобой не называем, было восемь легионов, а к концу ТОЙ войны - уже больше двадцати. С тех Канн прошло уже, считай, тридцать лет, и за эти тридцать лет эти ДРУГИЕ давно уже все свои тогдашние потери восполнили. И если понадобится им снова мобилизовать и послать КУДА-НИБУДЬ двадцать легионов - будь уверен, они их мобилизуют и пошлют.
   - Ну, если так - тогда да... И сколько же нам ещё терпеть этих ДРУГИХ?
   - Нам - всю оставшуюся жизнь. И скорее всего, не только нам, но и нашим детям, и нашим внукам. А может, и нашим правнукам, - во многом знании, говорят, много печали, и я решил без нужды не расстраивать союзника ещё более неприятной правдой - что сцепить зубы и ждать придётся почти шестьсот лет, двадцать четыре поколения. И это только если наши потомки получат Бетику на правах федератов, а если император вдруг заупрямится - ещё пару поколений ждать придётся. А для этого - ещё как минимум своё собственное государство они сохранить должны будут, и возможно это только в качестве римского друга и союзника. И начинать дружить с Римом надо уже сейчас, пока Рим ещё не оскотинился, дружбу ценит и с друзьями ведёт себя порядочно. Чтобы позже, когда он оскотинится, уже установившаяся традиция довлела...
   - Мы ведь что ещё думаем? - разглагольствует Ротунд, - Работать, конечно, нам теперь приходится больше, но зато пшеница урожайнее ржи, а пшеничный хлеб - вкуснее. А виноградное вино вкуснее горького пива, и получается, что с вами живётся лучше, чем жилось без вас. А эти наши горе-соплеменнички с севера если придут, так с ними разве так поживёшь? Они же и сами хорошо не живут, и другим не дают! Вот, Грат вернулся оттуда, так такое рассказывает, что на острие фалькаты мы видели таких соплеменничков!
   - Какой Грат? - не въехал я.
   - Да твой бывший раб, которого ты в позапрошлом году освободил, а он сдуру на родину податься вздумал. А осенью сбежал оттуда, ко мне пришёл и у нас поселился. Эй, Грат, хватит прятаться! Подъезжай поближе и рассказывай бывшему хозяину то, что нам рассказал!
   Подъехавший всадник из свиты вождя снял свой закрытый шлем такого же коринфского типа, что и у самого Ротунда, только не бронзовый, а кожаный, и тогда я узнал бывшего раба-лузитана с моей оссонобской латифундии.
   - Осенью, значит, вернулся? Ну и отчего ж ты тогда, Грат, ко мне не пришёл?
   - Да просто мне стыдно было на глаза тебе показываться, господин. Ведь как ты предупреждал меня, когда отпускал, так всё и вышло, и зря я тогда тебя не послушал. Вот вернулся я домой - к СВОИМ - думал, обрадуются, а вместо этого на меня прямо сходу вдовы и родные не вернувшихся набросились - где их сыновья, мужья, братья и отцы и почему я живой и здоровый, когда их нет? Чуть ли не в предательстве меня обвиняли, как будто бы это я виноват в гибели их близких! Ладно, разобрались мы там кое-как с этим, и я уж думал, что теперь-то заживу. Куда там! Ты дал мне с собой три мешка пшеницы, и я хотел один из них отдать односельчанам, чтоб посеяли, второй посеять на своём поле, а из третьего - лакомиться хотя бы иногда пшеничным хлебом, пока новый урожай не созреет. Так что бы ты думал, господин? Вместо того, чтобы посеять и вырастить урожай из этой полученной от меня пшеницы, это дурачьё тут же всю её смололо, испекло и сожрало, а потом снова ко мне - у тебя ещё есть, давай и её тоже. А как СВОИМ откажешь? Вот так и оставили меня без пшеничного хлеба - хорошо хоть, я семенной мешок посеять успел, а иначе сожрали бы и его. Время дикий виноград собирать - всем говорю, посылайте жён, много наберём и много вина сделаем, а мне говорят - не выдумывай, так никто не делает. И в результате - как собирать, так моя жена одна, как давить сок, так мы с ней вдвоём, как мёд диких пчёл добывать для подслащения, так я один, а как пить готовое вино - так вся деревня сбежалась. И опять же, как откажешь СВОИМ? Выдули всё в считанные дни, и у меня ни пшеничного хлеба, ни вина. А мне говорят - не переживай, пропасть не дадим. Ну, пропасть-то не дали, это верно. Но у тебя я к пшеничному хлебу привык, а ржаной после него кислым кажется. Так то я, а моей жене он вообще плохо пошёл, она же у меня мавританка - только по совсем маленькому кусочку и могла его есть, чтобы не заболеть. И пиво это ячменное после вина в горло едва лезет. А так - да, позаботились, пропасть нам не дали. Даже хижину построить помогли, но какую? Такую же глинобитную мазанку, как и у всех! Я хотел из камня себе построить, как ваши турдетаны строятся, а мне говорят - не выпендривайся, каменной даже у нашего вождя нет, и ты тоже живи, как все. Даже когда я САМ пол себе в хижине вместо глиняного каменный из гальки выложил, чтоб подметать жене было легче и соломой его не застилать, так и то пересуды пошли, что я заважничал и умнее всех хочу быть. Ладно, зиму пережили, весну на остатках ржи, ячмене и желудях перебились, летом урожай созрел - я со своего поля восемь мешков пшеницы собрал. И тут опять вся толпа - опять попировать захотели, да так накинулась, что даже на семена мне не оставили - так всё и смололи, и испекли без остатка. Потом, когда всё уже сожрали, так спохватились, что сеять нечего. Ладно, говорят, потом в набег сходим и ещё пшеницы добудем, а пока - что ж поделаешь, раз больше нет? А осенью ещё спрашивают меня, почему я жену в лес за виноградом не посылаю, ведь такое вкусное вино в тот раз получилось. И помочь ведь никто не предложил - опять, значит, собирать и делать нам с женой, а пить всем? А зачем оно нам, это вино, если его опять всё вылакают, а нам потом опять горьким пивом весь год давиться? Мы уж лучше тогда и возиться с ним не будем, а наварим такого же пива, как и у всех. Так они на меня ещё и обиделись, когда я им так и ответил! Мы к тебе, говорят, со всей душой, а ты вот так, значит? Я же им ещё и виноват!
    []
   - Ну так а ты чего ожидал, Грат? - хмыкнул я, - Неужто забыл, что "обчество" неправым быть не может?
   - Да вот, забылось об этом как-то у тебя в рабстве. Во вторую зиму и помогали уже еле-еле - только так, чтоб нельзя было сказать, что совсем уж ничем не помогли. И пока зимовали, я окончательно понял, что сыт по горло этой жизнью с такими "своими". По весне стал собираться, так опять обиделись и в предательстве обвинять стали. А при отъезде отобрали почти всё - даже те инструменты, которые ты мне дал. Отобрали бы и жену, если бы она сама не упёрлась - ей тоже такая жизнь среди этих дикарей опротивела, но ушли мы от них почти с пустыми руками. Дошли до вашего северного лимеса, а там пускать нас не хотят - много вас, говорят, таких нищебродов никчемных. Хорошо, один солдат из соседней с тобой деревни оказался, так он меня узнал и своего центуриона за меня попросил - только поэтому нас и впустили. Там уже в ближайшей деревне на лето подёнщиком нанялся, чтоб хоть что-то подзаработать, а осенью уже - к тебе-то стыдно было идти, и я тогда к Ротунду вот подался...
   - Зря стыдился - за одного битого двух небитых дают. Если у Ротунда плохо будет - приходи, помогу в турдетанскую общину перейти.
   - Максим, ты никак людей у меня сманивать начинаешь? - полушутя вмешался вождь, - Мы так не договаривались!
   - Так ведь и о другом мы тоже не договаривались.
   - Но ведь так же не делается!
   - А ты не обижай своих людей сам и другим никому их обижать не давай, тогда и не сманит их у тебя никто. А будешь обижать - и без сманивания разбегутся.
   - Так я же их разве обижаю? Вот на Грата взгляни - чего я ему не дал?
   - Вот и правильно делаешь. И сына своего тому же учи, чтобы о людях своих заботился, и не об одних только дружках-прихлебателях, а обо всех своих людях - так, чтобы и от него тоже не разбегались, а то есть у нас некоторые, знаешь ли...
   Зимой одного из окрестных турдетанских вождей смещали. По осени ещё на него жалобы начали поступать, что при формировании товариществ по севообороту он навязывает людям своих родственничков и дружков, которых те добровольно принимать не хотят. Когда стали разбираться, то вроде бы и не подтвердилось, но уже зимой одно за другим посыпались крестьянские ходатайства о переводе в другие общины, подвластные соседним вождям. И вот, как начали уже во всех мелких подробностях дело разбирать, так в осадок выпали. Вождь в тот раз, как выяснилось, тех прежних жалобщиков с помощью своих дружков и родственничков запугал, чтобы от жалоб своих отказались, но работать с навязанным им двуногим балластом никому не хотелось, и начали люди лыжи вострить от таких "товарищей" кто куда. Устные словесные угрозы с глазу на глаз к уголовному делу не подошьёшь, поэтому провели операцию по взятию запугивателей с поличным, и когда в числе попавшихся оказался племянник вождя, сановный дядя вступился за него открыто, чем и дал повод наехать уже и на него. Дело это Васькин раскрутил по полной программе, общее собрание общин вождя сместило, и счастье урода, что не набралось на него улик, достаточных для сука с верёвкой, так что отделался он с основной массой своей родни и камарильи поркой тростью и изгнанием, а вот пятерых, включая и евонного племянничка, таки вздёрнули. Скандал потом на Большом Совете был - возмущался кое-кто из вождей, на каком это таком основании благородного человека его законного места лишили из-за какого-то мужичья. Объяснили им популярно, что за подрыв и саботаж государственной политики по повышению урожайности крестьянских хозяйств. Это же хуже всего, когда людям, вынужденным работать совместно, не дают объединяться для такой совместной деятельности по собственному желанию, а навязывают им заведомого лодыря и неумеху. Если это не саботаж, то что же это тогда? Добрая половина на Совете едва ли во всех этих тонкостях разобралась, но особо тупым мы ещё популярнее растолковали - хрен ли это за вождь, от которого его люди разбежаться норовят? Главное - въехали в конце концов, что так делать - чревато для насиженного места. Но сколько ж вони-то было, пока им всё это разжёвывалось! Это ж хорошо ещё, что не из "блистательных" смещённый оказался...
   А "блистательные" тоже перед глазами. Ближе к ужину добираемся наконец до разбитого у переправы через Тинтос лагеря, в котором запланирована ночёвка, ну и пока вояк по палаткам размещали, да кормёжку их организовывали, нас уже и командование нагнало. В смысле - Рузир, наследник миликоновский, который номинально всеми нами в этом походе командует, а при царёныше, как водится, и свита "блистательной" молодёжи. Сам царский наследник - ну, в пух и прах не расфуфырен, в отличие от некоторых в своей свите, в этом плане молодец, но надлежащий вид имеет - в светлом плаще, на белом коне, с массивной шейной пекторалью, да и бородку отпустил представительную - давно уже не те три мальчишеских волосины времён операции "Ублюдок".
    []
   Вот свита евонная - это другое дело. Хоть и едва ли видел хоть кто-то из них в глаза живого павлина, но принцип соблюдают чётко - разодеты, что те твои павлины. Сам Рузир в этой кодле в числе одетых наиболее скромно, напоминая этим Чингисхана, тоже не любившего показушной роскоши и выглядевшего довольно скромно на фоне пышно выряженной свиты. Сам царёныш сообразил или отец научил, тоже манией павлина не страдающий, но подход неглупый - не стоит выглядеть павлином в военной операции на глазах у солдат. Пуще же всех в окружении Рузира пыжится Крусей, сын Януара - ага, тот самый, который "кто-то очень на него похожий", гы-гы! В тот раз он за свои выкрутасы схлопотал от папаши по первое число, и с тех пор куролесит куда умереннее, но во всём остальном, естественно, какой обезьяной был, такой и остался. Вся семейка у них такая, а яблоко от яблони ведь далеко не падает. Личного обоза - три немаленьких запряжённых волами телеги, личной прислуги - с десяток, не меньше, что ни день, то он не только в новом шмотье как наши современные бабы, для которых два дня подряд выйти из дому в одном и том же немыслимо, но даже и в новых доспехах, которые так и таскает весь день, даже в палатке не снимая, эдакий весь из себя воинственно-героический. Ну и долбодятел при этом, конечно, ещё тот - значимость свою продемонстрировать где надо и где не надо ни единого случая не упустит. Где-нибудь солдат, допустим, не так стоит в строю или не так шагает на марше, и у его центуриона к нему по этому поводу претензий нет, ну и кому тогда какое дело, спрашивается? Рузир спокойно мимо пройдёт, свита его тоже внимания, скорее всего, не обратит, но только не Крусей! Если заметит - обязательно догребётся до служивого, это и к бабке не ходи. Если ни до кого за день не догребался и никому мозги не вынес, то день для него зря прожит. На привале хрен посмотрит на то, что люди едят - не гребёт. Как посмели не вскочить, не застыть по стойке "смирно" и не поприветствовать ЦАРСКУЮ свиту, оказавшую им честь своим прохождением мимо! Особенно меня это "царская" забавляет - что-то не припомню я самого Миликона среди участников похода. И сам-то кто такой, спрашивается? Ни разу не легат, ни разу не префект когорты и даже ни разу не центурион, а так, спутник командующего типа контубернала как у римских полководцев, эдакий посыльный порученец. Поручал он тебе "твёрдый уставной порядок" наводить? Ну так и не выгрёбывайся тогда. Втолковывали придурку уже не раз, чтоб это безобразие прекращал, да только тому ведь в одно ухо влетело, а из другого вылетело. И царёнышу уже говорили пару раз, что бабуинчик-то этот ладно бы себя только позорил - хрен бы с ним, так он же и его позорит как член его свиты. Но с этим ярко выраженным обезьяньим харизматиком и Рузир ничего поделать не в состоянии - сам, похоже, терпит его как стихийное бедствие и от всех остальных того же ожидает...
   - Может, пора ему - того, несчастный случай организовать? - поинтересовался Володя за ужином, - Ведь половину войска уже до белого каления довёл, угрёбок!
   - Ну, пока ещё не половину и пока ещё не до белого, - поправил я его с самым невозмутимым видом.
   - Ага, пока ещё только четверть и только до ярко-оранжевого! И ещё столько же - до малинового! Тебе хорошо рассуждать, когда сам его обломал, а каково остальным? - это ему уже рассказали, как я ещё позавчера на место этого приматёныша ставил, когда тот совсем уж берега утратил. Вякнул уже и мне как-то раз не по делу, когда я взбрык его очередной одёргивал, ну я и одел на бабуина трубу - неизменно превосходный результат со всеми, промышляющими энергетическим вампиризмом. Теперь ущербный уродец меня старательно обходит, но на других, естественно, отрывается по полной программе.
   - Терпи, казак, атаманом будешь, - хмыкнул я. На самом деле, конечно, и ему терпеть эту обезьяну не приходится, как и его спецназу, которого Крусей с некоторых пор откровенно побаивается, но в большом войске всегда найдутся и такие, которых можно вздрючить абсолютно безбоязненно.
   - Ты же не только в трубу посадить можешь, - напомнил спецназер, - Я видел твою тренировку с виноградной лозой, да и анатомический атлас тебе твоя не просто же так с аппарата на бумагу перерисовывает, - ага, догадливый, млять! Тогда, зимой, когда я Деметрию тому ураниенутому ореховую скорлупу телекинезом вскрыл, только сам грек и понял намёк, но потом - ага, ближе к концу зимы я начал помаленьку и виноградные лозы в намеченных точках размочаливать, а Велии в натуре поручил кое-что из анатомического атласа мне на бумагу перерисовать. В умении складывать два плюс два и Володе тоже не откажешь, и аналогию виноградной лозы с той же трахеей или аортой он просёк сходу.
   - Ну что ж ты такой кровожадный-то? - я подчёркнуто ухмыльнулся.
   - Моим ребятам избавить мир от этого говнюка - это и случая удобного ждать, и один хрен рисковать спалиться, а ты можешь хоть прямо среди бела дня и хоть прямо у всех на глазах. Сколько ещё людям терпеть?
   - Пусть ещё потерпят, Володя. Всё понимаю, но - рано.
   - А чего ждать-то?
   - Массовости, Володя. Каждый незаслуженно обиженный им боец - чей-то сын, чей-то зять, чей-то брат и чей-то племянник. И все они - чьи-то друзья и односельчане. И чем больше народу будет этого бабуина ненавидеть, а через него - и всю его обезьянью семейку, тем реальнее станет разделаться с ними ЗАКОННО, а это - в десять раз полезнее того "несчастного случая", которого ты от меня хочешь. Вот прикинь, войдём мы завтра в Бетику, а там - чистые ухоженные мирные городки, и на их улицах - гладкие разодетые и расфуфыренные бабы, на которых наши служивые будут пялиться во все глаза...
   - Ага, и тут это чмурло распустит перед бабьём свой павлиний хвост. Помнишь, как в Оссонобе рисовался - особенно перед Аглеей и Хитией, как услыхал, что настоящие коринфские гетеры? Вот и там наверняка распетушится и примется с удвоенным пылом дрочить людей и демонстрировать свою крутость перед ухоженными городскими бабами!
    []
   - Именно! И этим вызовет к себе уже удвоенную ненависть большей части всех наших солдат, - подтвердил я, - И надо обязательно проследить, чтобы никто не пырнул урода копьём или мечом. Пусть неприязнь к нему и ко всей семейке Януара клокочет во всех и накапливается под завязку - я хочу, чтобы, когда они дадут повод для расправы, ни одно армейское подразделение и пальцем не пошевельнуло в их защиту.
   - Для острастки прочим "блистательным"?
   - Ага, в первую очередь им. Труднее всего вычистить обезьян из этого сословия царских кровей, которое народ чтит, и надо, чтобы это почтение к аристократии в целом перестало распространяться на некоторых особо одиозных аристократических бабуинов. Очистим от этой обезьяньей заразы "блистательных" - дальше легче пойдёт.
   Пока не хочется и самому говорить о том, что "легче" - это ещё вовсе не значит "быстрее". Хрен там! Девяносто процентов в среднестатистическом социуме составляют обезьяны, то бишь высокопримативные и среднепримативные, если не все девяносто пять, и турдетанский социум тут - не исключение. Ну, если учитывать практически поголовную вооружённость и обычай разруливать очень уж серьёзные ссоры поединком, чреватым для особо задиристых бабуинов, будем надеяться, что всё-же девяносто, а не девяносто пять. А нам разве нужен большой социальный взрыв, в котором нужные нам низкопримативные окажутся в заведомом меньшинстве? Нам потихоньку обезьян из социума вычищать надо, малыми порциями и при поддержке основной массы, которой для этого заручиться нужно - чтоб низкопримативное меньшинство в союзе с умеренно обезьяньим большинством против оголтелого обезьяньего меньшинства. Только так, и так - каждый раз, а иначе - ни единого шанса на успех. "Блистательных" от явных бабуинов очистим, лишив тем самым таких же бабуинов из вождей попроще и простонародья признанных вожаков - и низы от таких же чистить надо, даже не думая замахиваться на менее ярко выраженных приматов, очередь которых - следующая, но вот сами они об этом даже догадываться не должны до тех пор, пока их уже самих за жопу не возьмут. И не факт ещё, что при нас до них очередь дойдёт, а не при наших детях. Я же отчего всякую мысль о вооружённом противостоянии с Римом и из собственной башки гоню, и у других в зародыше давлю? Технически-то это уже при наших детях в принципе возможно станет, но только технически, а социально - хренушки. Никакой вменяемой каши с обезьяньим большинством не сваришь, а если даже и повезёт, то сильно ли наши турдетанские обезьяны лучше римских окажутся? Особенно - с винтовками, пулемётами, гранатами и артиллерией. Нет уж, на хрен, на хрен! И без тех винтовок проблем с ними не оберёшься, так что пока мы от них не избавились - обойдётся социум копьями и мечами. А постепенно, малыми порциями - это как раз на те самые века и растянется, за которые и сам Рим миновать свой расцвет и насквозь прогнить должен...
   А наутро, позавтракав, собравшись и выступив из лагеря, наши главные силы переправились через Тинтос и вступили на территорию римской Бетики. Вот только не зря и не нами сказано, что первой жертвой любой войны становятся планы её проведения. Если Крусей януаровский планировал с первых же дней в Бетике порисоваться перед её горожанками, то напрасно - по домам они в основном все сидели, носу без особой нужды на улицу не высовывая, а ворота турдетанских городов, если даже и не были заперты, то охранялись усиленно, и просто так их охрана хрен кого постороннего внутрь пускала. И было отчего - ещё не доходя до Бетиса, авангард нашего войска столкнулся с передовыми лузитанскими и веттонскими разъездами. Немногочисленными, хвала богам, но за ними вполне могли двигаться силы и покрупнее, так что расслабляться не стоило. При виде наших походных колонн ворота ближайших турдетанских городков раскрывались, и из них выкатывались отряды местного ополчения, чаще всего присоединявшиеся к нам. И снова нам приходилось давить в зародыше разговоры среди солдат на тему "вот всех бы здешних соплеменников так объединить, да и освободить Бетику разом". Размечтались, млять! Десяти лет ещё не прошло с тех пор, как здесь навела твёрдый римский порядок двухлегионная консульская армия Катона, и повторить этот урок для особо непонятливых за римлянами не заржавеет.
   На подходе к Бетису лёгкая кавалерия кониев и кельтики Битора схлестнулись с конницей противника, и я послал им на подмогу с принёсшим это известие володиным гонцом лузитан Ротунда и Сабана - их очередь. Напомнил только, чтоб первыми нападали только на веттонов, а от лузитан - ждали их атаки, дабы никто из их людей не ощущал себя зачинщиком братоубийственной междоусобицы. Принять НАВЯЗАННУЮ другой стороной ради собственного самосохранения - это ведь уже совсем другое дело. Володя в курсе и всё разрулит, как надо. По уму следовало бы их всех и в единобразные армейские туники переодеть, чтоб ошибки в бою не вышло, да только где ж их столько напастись? Накроили в лагере импровизированных шарфов из запасных плащей, да и роздали своим лузитанам для повязывания на шею - по ним и будут их отличать от супостатов.Но и нам самим с нашими мобильными силами тоже мешкать не следует - ясно уже по результатам опроса первых пленных, что основные силы противника собраны к югу от Бетиса, и не в его интересах позволить нам его форсирование. Так оно и вышло - приближаемся к реке, а там заваруха ещё та. Наши теснят, но жарко, и тяжёлая турдетанская кавалерия, как и лёгкая пехота, пришлись кстати. На плечах у отходящих вражин и сами переправились, дабы прикрыть переправу тяжёлой пехоты и обоза с техникой...
    []
   Легионные когорты ещё только в рыбацкие лодки грузятся - не поспела к сроку бастулонская флотилия, и приходится импровизировать на ходу, а наша легкая пехота под прикрытием кавалерии уже и лагерь строит. Лузитаны наши, хоть и ворчат недовольно по этому поводу, и плечами жмут, но глядя на турдетан с кониями, тоже участвуют - типа, раз уж все этим делом заняты, то и нам не в падлу.
   - Сейчас можно было бы прямо на их плечах ещё дальше их отогнать, - заметил подъехавший Ротунд, - Зачем терять время на лагерь?
   - У нас позади тяжёлая пехота и обоз, которые полностью переправятся только к вечеру, - объяснил я ему, - Вот в укреплённом лагере и заночуют. Если лёгкими силами сейчас преследованием увлечься - и сами в засаду можем попасть, на которые так горазды ваши соплеменнички, и тяжёлые войска без прикрытия оставим. Ты точно уверен, что они не именно этого от нас как раз и хотят?
   - Ну, может быть, - согласился лузитан, - Но зачем тогда вообще взяли в поход эти тяжёлые войска, которые едва плетутся? Взяли бы побольше легковооружённых, и без этой обузы мы бы уже на их основные силы налетели! Вот помнишь, как вы сами тогда нас завоёвывали? Сналёту ведь нас взяли, мы и понять-то не успели, что произошло! Вот и теперь бы так же, а какой толк от этих тихоходов?
   - Увидишь, Ротунд, - заверил я его, - Скоро увидишь...
  
   22. В Бетике.
  
   - Сомкнуть "ежи"! - скомандовал я в рупор, когда отходящие конные лучники проскакали сквозь интервалы между когортами легионеров, - Сомкнуть строй! - когорты перестроились, удвоив численность шеренг и перекрыв интервалы, - Пулемёты - стрелять самостоятельно! - все пятнадцать пулевых полиболов принялись осыпать свинцовыми гостинцами атакующую наши боевые порядки лузитанско-веттонскую конницу. Лучники и пращники уже били навесом, постепенно переходя на прямую наводку, и атакующим хрен позавидуешь. Да они и сами себе уже ну никак не завидуют - передние разглядели сплошную линию "ежей", а за ней - стену фирей и щетину пик, и зрелище их, конечно, не вдохновило, но то передние, а задним за их спинами и головами того зрелища всё ещё ни хрена не видно, а в конском топоте и гвалте атаки хрен чего расслышишь, и они пока-что переполнены неподдельным героическим энтузиазмом. Одни тормозят, другие напирают, а это ж не пехота, это ж конница, а лошади слаженный напор толпой создавать не умеют, и начинается форменный бардак, который только усугубляется пулями и стрелами...
   - Знаешь, чего мне сейчас хочется больше всего? - спросил Володя.
   - Скорее всего, примерно того же, чего и мне, - предположил я.
   - А не стошнит?
   - С чего бы это вдруг?
   - Ну, у меня сейчас мечта достаточно садистская - вот собственными руками, млять, начал бы сейчас делать харакири этим нашим самым большим и самым заклятым друзьям! И так - до тех пор, пока не загребался бы физически!
   - Да ты прямо в натуре живодёр! - хохотнул я, - Я бы так пачкаться не стал, но ты даже не представляешь, с каким удовольствием я разложил бы их в ряд и заколотил бы им винтовочным прикладом "лимонки" - догадываешься, в какую часть организма?
   - Тоже нехреново! - одобрил спецназер, - А к кольцам предварительно бечеву привязать - дёргаешь, залегаешь - греблысь!
   Наши самые большие и самые заклятые друзья, которым мы от всей широкой души желаем столь радикальных благ - это ни разу не вот эти вот несчастные лузитаны с веттонами, которым и без того несладко, а именно друзья - те самые, которых бы за хрен, да в музей. Римляне, короче, если кто не въехал. Это ж вдуматься только! В Вест-Индии, в этой дикой глуши, мы уже применяли и винтовки, и означенные "лимонки", и сейчас как раз Акобал везёт туда очередную партию и того, и другого. И везёт ведь далеко не всё, что наделано за год, и вот здесь сейчас прекрасно поработало бы и то, и другое - в цвете и в лицах представляю себе картину маслом, как добрый десяток "гранатомётов", то бишь малых пружинных катапульт, забрасывает противника теми же "лимонками", от которых, кого осколками не посечёт, те жидко обгадятся. Но нельзя - не потому, что конвенция какая гуманистическая не велит, а исключительно из-за этих наших больших и заклятых друзей с их зыркучими и завидючими глазами, которых дружески не следует расстраивать известием о наличии у нас отсутствующей у них вундервафли. Ведь во многом знании - много печали. Хорошо нашим турдетанским легионерам, этим простым сельским парням, которые тоже не в курсах, а будучи прагматиками до мозга костей, несбыточным мечтам не подвержены, а каково нам, ЗНАЮЩИМ, что МОЖНО было бы сделать, если бы не вот эти "друзья и союзники", будь они неладны! А из-за них и у нас в нашей части Испании армия точно такая же - держать строй, длинным коли и тому подобная архаика, млять!
    []
   Ну, я утрирую, конечно, для наглядности. Полиболы, даже пулевые, античному миру хоть и известны, но широко не внедрены - дубовые недолговечны, кубинский бакаут неизвестен, а египетское чёрное дерево - не то, которое эбен, а то, которое из бобовых - слишком дорого для ширпотреба. Поэтому их-то римлянам показать как раз не страшно. Захотят - примем заказ, но по такой цене, что облизнутся и закажут аж целых две штуки - ага, в храме Марса поставить по бокам от статуи. Мечи наших солдат, хоть и выкованы из хорошей тигельной стали, но где на них это написано? Внешне они от обычных мечей, кованых из кричного железа, ничем не отличаются, а в какие затраты обходится известная античному миру архаичная тигельная плавка, я ж не просто так Траю показывал. Могу и римлянам показать, если вдруг заинтересуются солдатскими мечами по цене знаменитой лаконской стали и с соответствующими сроками поставки - я ж хоть и античный, но таки буржуин, и ничто буржуинское мне не чуждо. В массовый прибыльный заказ на долгие годы я вцеплюсь зубами и когт