Безбашенный: другие произведения.

Ан - Прода

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.06*404  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это уже к "Прологам". Комменты прошу в ветку основного файла, куда и будут переноситься главы отсюда. Выложил "иудейский". Потомки попадунов решают вопросы с апостолом Петром в Иерусалиме.

  
   31 год нашей эры, Палестина, Иерусалим.
  
   - Что-то я сильно сомневаюсь, чтобы здесь курс золота к серебру был и в самом деле один к пяти, а то и меньше, - хмыкнул Минур, - Будь оно в натуре так, тогда хрен бы кто занимался хоть чем-то кроме спекуляций на курсах, и они бы быстро выровнялись.
   - Естественно! - согласился Марул Валодов, бывший однокурсник в Корпусе, - Поди хреново было бы разменять ауреи на денарии в Риме по курсу один к двенадцати с половиной, а здесь обменять эти денарии на золото по курсу один к четырём и семи, как выходит по этим слухам! Но реально, конечно, хрен там. В Риме за тибериевский аурей дают двадцать пять его же денариев, здесь от двадцати двух до двадцати четырёх, год на год не приходится, но это мизерная разница, а на курс по слухам выходит только их Храм.
   - За счёт своих монопольных наценок на всех стадиях обменов денег и продажи жертвенной живности?
   - Да, если сложить всё это вместе в такой момент, когда текущий курс золота к серебру наименьший, то выходят на четыре и семь, но это рекорд, а так и на пять выходят не всегда. Но тоже, конечно, кучеряво - вот что значит священная монополия! Диаспоре куда деваться? Вся община на паломничество не поедет, а пожертвовать Храму раз в год полшекеля с каждого взрослого носа - вынь и положь хоть с другого конца Лужи. Вот и посылают делегатов, которые и вносят пожертвования за всю общину, а как такую сумму везти в денариях? Вот и меняют их на ауреи и везут в них, а здесь разменивают обратно на денарии по местному курсу. Но это-то мелочи. На римском денарии профиль императора и божества, и такую монету в Храм вносить нельзя. Пожертвования принимаются только в священных шекелях. А чеканит их только Храм, и разменять свои денарии на них можно только у его менял. Этот священный шекель по весу - два обычных старого финикийского стандарта, во времена наших предков карфагенский и гадесский стоили как один целый и семь десятых римского денария. Тибериевский денарий немного полегчал, но всё равно не стоит финикийский шекель двух, а двойной священный - четырёх тибериевских денариев, которые берёт за него храмовый меняла. А ещё и комиссия - две трети от суммы обмена.
   - Узаконенний религией храмовый грабёж? Хреново быть правоверным иудеем, если ты не из тех, кто наживается на этом!
   - Ясный хрен! Так ты думаешь, это всё? Хренушки! Повинность - полшекеля с носа, но полушекелевые монеты не чеканятся. Муж с женой могут отдать один шекель за двоих, а совершеннолетние холостой мужик или незамужняя девка - тоже только целый щекель, поскольку ни сдачи никакой не предусмотрено, ни зачёта на следующий год. Так и это же ещё не всё. Есть же ещё и натуральные жертвы, и все они должны быть пригодны для подношения - хоть голубь, хоть курица, хоть баран. А гарантия пригодности - только если ты купишь их здесь же у храмовых торговцев по соответствующим ценам в шекелях. Как тебе нравится целый шекель за голубя? Вот так и складывается этот храмовый курс.
    []
   - Ну, с этим-то точно хрен чего поделаешь, поскольку традиция есть традиция, религия есть религия, и с богом благочестивый верующий не торгуется. Но курс размена денариев на шекели и комиссия в две трети от суммы обмена - это реально круто. И что, наши так до сих пор этим и не воспользовались?
   - А как тут этим воспользуешься?
   - Марул, я Максимов или нахрена? Наше семейство - буржуины или где? И мы по промышленной части или кто? Поговорю дома с отцом, с дедом - что мы, чеканку этих шекелей еврейских не наладим? Другое дело, что мы не захапаем всей этой разницы, надо же и самим евреям солидную часть экономии оставить, чтобы и им самим выгоднее было у нас эти шекели выменивать, а не у тутошних храмовых менял.
   - Думаешь, прокатит?
   - А почему нет? Серебро на шекели у храма откуда? От переплавки греческих драхм и римских денариев. Тот же самый монетный сплав будет и у нас, поскольку не на его составе мы будем зарабатывать. Вес мы тоже выдержим честно, а штампы получим с оттисков настоящих шекелей. Странно, что сами евреи диаспоры так и не додумались, с такими наценками и комиссиями даже бронзовые штампы вполне себя оправдали бы.
   - Видимо, считают настолько тяжким грехом, что правоверному иудею такое и в голову приходить не должно. А иноверцы не в курсе всей этой кухни и не предлагают. А знаешь, если ваш шекель и в натуре будет неотличим от храмового, то может и прокатить. В самом деле, где сказано, что шекели должны быть непременно выменены у храмовых менял прямо перед пожертвованием? А почему их нельзя было выменять у них и раньше, в прошлом году или в позапрошлом?
   - Именно. Типа, про запас, чтобы каждый раз не менять, а иметь загодя. Какой из их законов это запрещает? И какой закон запрещает купить их где-то в другой стране у другого запасливого человека? И где в их законах сказано, что этот запасливый человек должен быть непременно иудеем? - и они оба рассмеялись.
   Пройдясь вдоль столов храмовых менял, они подошли к одному из них. Минур запросил двенадцать шекелей, но отбирал их придирчиво, только новенькие, без видимых повреждений и потёртостей. Меняла ворчал, но покупатель объяснил ему по-гречески, а второй чужеземец перевёл и на еврейский, что в его стране многие, кто может позволить себе это по средствам, коллекционируют монеты разных стран и народов, а для этого не всякая монета хороша, а только в самом лучшем состоянии, без малейшего изъяна. И что тут возразишь? Конечно, иудейскому Храму выгоднее было бы продать шекели еврею, который сразу же их пожертвует или потратит на жертвенное животное, после чего они снова будут пущены Храмом в оборот, а не увезены чужеземцами куда-то за море. Но как откажешь, если язычники допущены в этот внешний храмовый двор и желают купить эти монеты? Да и какая разница, если его дело - продать чем больше, тем лучше, а куда эти монеты пойдут дальше, его ли забота? Не для этого он посажен за этот стол и не на этом зарабатывает свою долю дохода.
   Как и предупредил Марул, обмен денариев на шекели вышел грабительским - сорок восемь денариев за сами шекели и ещё тридцать два комиссия, всего восемьдесят денариев за дюжину шекелей. По весу монетного серебра это вдвое с лишним, ближе к двуи с половиной. Млять, а нехило иерусалимский храм на своей монетной монополии наживается! Если своих начеканить, то даже если пополам разницу поделить с евреями, один хрен более половины от затраченного серебра чистой прибыли должно выйти, и у них такая же экономия будет, но для них и четверть разницы сэкономить - уже неплохо, и торг с ними надо с четверти начинать, чтобы на трети сойтись. Работа-то ведь чья? Разве за работу доля по справедливости не должна быть больше? Штампы же - на серебре себя оправдают и бронзовые, по восковым моделям с оттисками новенькой монеты отлитые, как и делают античные фальшивомонетчики, но в Нетонисе другая цивилизация и другие технологии. Медные электроды гальванопластикой на оттиске получить, да в закалённой стали электроэрозией штамп выжечь, как и делается для своей монетной чеканки ещё со времён отцов-основателей. Свой же собственный предок и разрабатывал эту технологию, и внедрял. Фальшивость же шекеля - а в чём фальшивость-то? Ни по весу, ни по серебру в монетном сплаве он будет не хуже настоящего, отчеканенного в иерусалимском храме. И вообще ничем не будет от него отличаться.
   - Это вот эти меняльные столики Распятый как раз и опрокидывал в том году?
   - Они самые, - подтвердил Марул, - Ну, не только их, он ещё и возле прилавков торговцев дорогой жертвенной живностью вроде баранов и быков дебош устроил, только торговцев дешёвой птицей и не тронув, но в основном - да, на менял вот этих храмовых набросился. Там же смысл в чём был? По жертвенной живности - это чистый популизм. Типа, грабят торгаши бесправных благочестивых паломников, пользуясь монопольным положением Храма. А вот менялы - они же не только своих паломников обирают, но ещё и казну имперскую обманывают, скрывая эту монопольную прибыль и недоплачивая ей положенные налоги. А он же тогда что на каждом шагу твердил? Богу богово, а цезарю цезарево. То есть, натравливал на эти храмовые финансы не только широкую иудейскую общественность, но и римские провинциальные власти в лице префекта Понтия Пилата. Смотри, типа, как эти жулики прямо у тебя под носом обворовывают цезаря Тиберия.
    []
   - После него никто больше не дебоширил? Или теперь у этой секты больше нет никаких претензий к храмовому меняльному и жертвенному бизнесу?
   - Теперь - нет. После того, как сам Распятый через несколько дней после казни вдруг показался живым и трезвым сперва своим, а затем и кое-кому из горожан, поползли слухи о том, что он реально посланный Яхве к иудеям Мессия, и в Синедрионе с перепугу приняли представителей секты и позволили откупить семь меняльных столиков. Диаконов недавно семерых выбрали для надзора за ними, так что секта теперь сама участвует в этой валютной спекуляции.
   - Пилат крышует?
   - Естественно. Если бы не его поддержка, фарисеи с саддукеями давно бы уже их взашей выгнали и вернули бы себе прежнюю монополию. Но Пилат-то с сектой в доле за силовую и юридическую поддержку, да и налоги повышенные теперь разве отменишь?
   - Да, в Риме ходят слухи, что именно этими повышенными налогами Пилат как раз и заслужил у Тиберия прощение и отделался только выговором за своё недонесение о планах Сеяна. И кажется, полностью ведь замят вопрос о тех тридцати талантах, которые он получил от Каиафы за повторный арест и осуждение Распятого. Видимо, и на них лапу Тиберий наложил, раз в Синедрионе даже не вякают.
   - Здесь те, кто в курсе, тоже так думают, но Синедрион дружно опровергает сам факт выдачи Пилату этих тридцати талантов, иначе ведь представляешь, какой бы скандал разразился? И ессеи за стяжательство левитов критикуют, и Распятый критиковал, а тут на подношения римскому префекту не пойми за что пожертвованные правоверными иудеями деньги Храм разбазаривает. В общем, установилось равновесие. Покуда управляет Пилат, левиты вернуть своё не могут, но поскольку теперь и налоги платятся сполна, он тоже на них наехать не может и хапает свою долю только с этих семи сектантских столов.
   - Поторопились сектанты своего Мессию на небо вознести! - хмыкнул Минур, - Явился бы сам живым и трезвым, так представляешь эту толпу восторженных фанатиков? Воскресший бог собственной персоной! Ворвался бы со своими дебоширами в Синедрион и пинками бы их всех оттуда повышибал, и тогда не семь меняльных столов, а все, вместе с рынком жертвенной живности, достались бы его секте.
   - Как и сам Храм. И хрен бы левиты храмовые вякнуть рискнули, а Пилат тут и вовсе ни при чём. Это же разве он? Это всё они, сами иудеи! - оба рассмеялись, - Конечно, так и было у них задумано исходно. Иешуа подвела его принципиальность. Ничего бы не случилось, если бы подождал успешного захвата всего Синедриона и Храма, а потом уже и наводил бы свой порядок. Но он упёрся сразу, ещё по дороге к Иерусалиму, и что Петру оставалось делать? План продолжения спекуляций согласован с Пилатом, и это - условие его поддержки сектантов, и все уже доходы от этого бизнеса мысленно подсчитывают, а этот одержимый настаивает на прежней цели вложения всех отжатых средств в реальный сектор и содержания на них иудейской голытьбы! Как его такого было в Иерусалим вести, и что объяснять Пилату? Извини, префект, накладочка вышла, пророк наш Мессией себя на полном серьёзе возомнил? Вот и пришлось экстренно на небо его возносить.
   - Стандартным армейским кинжалом пугио?
   - Им самым. Жаль, что пугио на пугио похож, а у нашей съёмки с воздуха не та разрешающая способность, чтобы неопровержимо доказать самые интересные моменты.
   - Да ничего страшного. Главное-то ведь снималось на земле. И живой Распятый до ареста, и он же на кресте, и хорошо узнаваемый труп с характерной раной от пугио. Ну, не докажем мы, что это работа Петра или вообще хоть кого-то из их секты. Свои завалили ихнего воскресшего бога, римский агент или пускай даже местный террорист-сикарий, не в этом суть. Суть - в том, что вот он, труп их пророка, оказавшегося вполне смертным, и не будет больше никакого его второго пришествия, которым его апостолы и Синедрион в Иерусалиме шантажируют, и народ пугают, вербуя в секту всё новых и новых адептов. У них же на этом вся их пропаганда строится?
   - Ага, именно на этом. Второе пришествие и Страшный суд. Кайтесь, грешники, пока не поздно, ибо скоро придёт Он, и проще будет верблюду пролезть сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в рай. Зашуганные паникёры продают всё имущество и несут деньги секте, то бишь апостолам, давая оборотный капитал для валютных спекуляций.
   - А что там за недавняя история с этой парочкой, то ли умершей, то ли убитой?
   - Анания и Сапфира? Муж с женой, как раз из таких зашуганных, но эти не до такой степени повелись. Они решили схитрожопить и не класть все яйца в одну корзину, имущество продали, но деньги Петру не все отдали, а то ли треть, то ли четверть. А Петра так примитивно разве нагребёшь? У секты и слежка за богатенькими адептами налажена, и сам он неплохо знает, что и сколько стоит. Он их сразу же обвинил в попытке обмануть самого Господа, и они скоропостижно померли. Агитахтеры ихние теперь уверяют, будто то ли от стыда, то ли Господь их покарал, и вроде бы, явных следов убийства на их трупах не было, но никто ведь, сам понимаешь, полноценного осмотра не проводил. Поверившие официозу секты - верят, сомневающиеся - один хрен боятся палева и неизбежной кары, и никто больше не пытается утаить часть вырученных за имущество денег от секты.
    []
   - Пётр может знать тот удар под сердце, которому нас учили в Корпусе?
   - Могут. И он, и Матфей. По нашим сведениям Симон, который Пётр, и Левий, который Матфей, служили в иудейских вспомогательных войсках в Армянской кампании Германика Младшего лучниками. Причём, не линейными тяжеловооружёнными, как эти сирийцы, из которых они обычно и набираются, а в легковооружённых. Явно разведчики и диверсанты, на это и их Крепостные венки намекают, с которыми они и получили своё римское гражданство. Волчары матёрые, где-то в чём-то даже моим орлам под стать, так что эти - да, очень даже могут и знать этот удар, и неплохо владеть им.
   - Как и мечами, и кинжалами.
   - Естественно. Кого попало Иешуа не сделал бы своими телохранителями. Они не только имеют право носить оружие как римские граждане, но и прекрасно им владеют. Стрелки-то они по сравнению с линейными лучниками - так себе, поскольку стреляют из засады, с близкого расстояния, но рукопашники превосходные. Так что - да, у меня тоже такие же подозрения, как и у тебя. Бесконтактный чисто энергетический удар - это вряд ли, а вот такого типа - почему бы и нет? Это на всём Востоке распространено.
   - Это было уже после вознесения Иешуа?
   - Я бы сказал даже - вследствие. При живом воскресшем боге секта отжала бы у левитов не менее половины меняльных столов, если не вообще все, и тогда в крохоборстве не было бы смысла. Не всё отдали - хрен с ними, деньги оборачиваются быстро и с таким хорошим наваром, что смешно мелочиться. А когда такой облом - приходится жадничать.
   - Да, с семи столов доходы, конечно, не те, на которые они рассчитывали, а без живого бога, только пугая его пришествием, больше у левитов не отожмёшь.
   - То-то и оно. А ведь проект был интересный! Ты ведь в курсе, о чём я просил начальство? И я уверен, что всё вышло бы отлично, если бы мне дали на это санкцию.
   - Да, я в курсе. Но здесь у нас мало надёжной агентуры, и если бы что-то пошло не так, то экстренную помощь тебе оказать было бы некем. Поэтому и решили отказать в санкции на твою задумку, хоть и с большим сожалением.
   Замысел Марула Валодова был действительно интересен и созрел у него в тот период, когда Иешуа после инсценировки своей гибели на кресте и чудесного воскресения прятался у Ирода Антипы, тетрарха Галилеи, а его сектой фактически руководил апостол Пётр. Контакты заместителя живого бога с Пилатом высококвалифицированной агентурой отслеживались легко, а шантаж Синедриона скорым вторым пришествием Мессии секрета не составлял ни для кого в Иерусалиме. Опиралась-то ведь секта на кого? На недовольную олигархической политикой Синедриона бедняцкую массовку. Торг за меняльные столы во дворе Храма был яростным, и все его подробности обсуждались на улицах города. Видно было по всем признакам, что готовится триумфальное второе пришествие Иешуа, которое и додавило бы Синедрион окончательно. И оно бы состоялось, не заупрямься сам пророк и согласись подождать со своими социальными реформами. План префекта тартессийских спецслужб в том и состоял, чтобы встретиться с самим Иешуа ещё в его тайном убежище у Ирода Антипы, обрисовать ему ситуёвину и убедить его потерпеть какое-то время.
   Ведь ни Тиберий в Риме не вечен, ни Пилат. А пока он управляет провинцией, и другой крыши у секты нет, как ему откажешь в его доле? Но получая её сполна, пусть её и отрабатывает, давя на Синедрион и помогая секте получить в нём большинство и отжать в свою пользу основные финансовые потоки Храма. И его доля при этом вырастет, и секты. Пусть не в том масштабе, в котором хотелось, но и при Пилате уже было бы на что начать задуманные Иешуа социальные реформы. А после его смены - как узнал бы его сменщик, какую долю в храмовом бизнесе имел его предшественник? Если дать достаточно, будет и он доволен и в силовой поддержке при необходимости уж всяко не откажет. Да даже и по службе - разве не в римских же интересах политика нового Синедриона с Иешуа во главе? Страна ведь бурлит, то тут восстание, то там, того и гляди, по всей стране полыхнёт. При прежнем Ироде зелоты были усмирены, да и при своём царстве меньше было причин для недовольства. Но после смещения его наследника Ирода Архелая и присоединения Иудеи к римской Сирии зелоты к своей традиционной борьбе с эллинизацией культуры добавили и борьбу за освобождение из-под римской власти. Все восстания, крупные и мелкие - это их рук дело. И в том, что они ко всеобщему восстанию дело ведут, можно не сомневаться.
   А в Синедрионе кто зелотам симпатизирует? Фарисеи. И наверняка финансами их поддерживают со своих доходов от храмовых спекуляций. И чем больше финансовых потоков отожмёт секта Иешуа, чем меньше их останется у фарисеев, тем скуднее станет и финансовая подпитка этих бузотёров. А чем больше денег пойдёт на социальную помощь малоимущим иудеям, тем меньшим будет и их сочувствие зелотам. Зачем бузить, рискуя головой, когда и так живётся неплохо? Основнякам зелотским власти хочется? Вот пусть сами и рискуют ради неё своей башкой. И чем лучшей будет жизнь у основной массы, тем меньше она будет склонна поддерживать зелотов. А то ведь мало того, что проповедники зелотские народ всё время баламутят, так ещё же ихние сикарии вконец распоясались.
   Боевое оружие ещё Ирод Великий носить запретил. Сика - длинный изогнутый нож - настоящему мечу не замена, зато её легче прятать под одеждой, и риск спалиться с ней многократно меньший, чем с настоящим мечом. Поэтому и пользуются террористы зелотов чаще ей, чем мечом, за что и прозваны сикариями. Режут и римлян, и своих, кто с римлянами сотрудничает, отчего и ходят римские граждане в Иудее вооружёнными, а кто может себе позволить, тот и с вооружённой охраной. Но не всех спасает и она, поскольку даже на военные патрули сикарии иной раз нападают, дабы и запугать лишний раз римлян с их приспешниками, и оружие для будущего восстания добыть, да припрятать.
    []
   Секта же Иешуа подчёркнуто лояльна к римской власти - богу богово, а цезарю цезарево. Более того, она нуждается в римской поддержке, поскольку, лишая социальной базы и финансовой поддержки зелотов, и сама становится за это мишенью для сикариев. Как тут без силовой защиты обойдёшься? Да и предлагаемая им экономическая политика разве не способствовала бы единству Империи? Ведь что он предлагал? Вложить деньги в промышленность. А где она, ближайшая к Иудее достойная вложений промышленность? В сирийской Антиохии, да в египетской Александрии. Два имперских города в имперских провинциях, и чем крепче и доходнее экономические связи с ними, тем крепче привязана и сама Иудея к Империи. Кто же захочет отделяться от источника собственных доходов и благосостояния? А ведь в Риме зреет недовольство как иудейским ростовщичеством, так и оттоком денег в Иудею. С ростовщиками Тиберий проблему решил, заставив должников вернуть две трети долгов, отчего несостоятельные были вынуждены продать часть своей недвижимости, а ростовщиков - в недвижимость две трети своих денег вложить, купив её у тех должников. Но отток заработанных евреями диаспоры денег в Иудею продолжается из-за монопольных храмовых спекуляций, и чем скорее они снизятся до терпимого в Риме уровня, тем меньшим будет и раздражение на высасывающую деньги провинцию. То, что в промышленность Антиохии и Александрии будет вложено - это же совсем другое дело. Это - имперские провинции, и какая в Риме разница, чьи деньги в них крутятся, если они работают на развитие имперской экономики?
   А если дело будет продолжаться и дальше так, как оно обстоит сейчас, добром это для Иудеи не кончится. В Риме будет нарастать раздражение на Иудею, в ней самой - на римскую власть, с каждым годом будут всё популярнее в народе зелоты, и в какой-то момент этот нарыв лопнет всеобщим восстанием. А что такое всеобщее восстание Иудеи против Рима? Это же как слепню быка укусить, который его ударом хвоста прихлопнуть может. И пускай евреи хорошие бойцы, ещё и фанатизмом религиозным мотивированные, что такое маленькая Иудея против всей Империи? Двадцать лет назад, когда в Паннонии мятеж был, Цезарь Август пятнадцать легионов собрать и направить туда сумел. Иешуа подростком ещё был, но дураком и тогда не был, да и на память никогда не жаловался. Не надо Иудее меряться с Римом силой, если хочет уцелеть.
   Для турдетанской же цивилизации интерес в иудейских раскладах представляло вот что. Иешуа тоже не космополит. Он иудей и печётся об Иудее. Его проповедь только для евреев предназначена, которых он искренне считает избранным народом. Но при этом он и не такой фанатичный националист, как фарисеи. Уверовавших в иудейского Яхве и обращённых в иудаизм неевреев он, пожалуй, признает своими, вновь объединив общины диаспоры, расколотые фарисеями. Пожалуй, и в страну их примет, кто захочет переехать в неё. Но приняв, будет настаивать на их полной ассимиляции среди евреев. И от диаспоры того же будет требовать, тем самым сильнее обособляя её общины от местного населения. Какие против этого возражения у турдетан? Чем обособленнее иудейские общины там, где они есть, тем меньше и проповедь нетерпимого к другим богам иудаизма среди окрестных народов. Сирия и Египет - особый случай. Там и общины иудейские помногочисленнее, и само население по культуре к евреям поближе. А египтян ещё и напрягает родная религия властью жречества и дорогими погребальными процедурами. Обращения египтян поэтому едва ли удастся избежать, но в греко-римском мире иудейскому Яхве делать нечего.
   И в принципе предложение Марула Валодова наверху рассматривалось. Иешуа неглуп, и если бы удалось убедить его не спешить со своими социальными новшествами, поскольку богу богово, а цезарю цезарево, но ведь и Пилату же пилатово вынь пока-что и положь, это был бы вообще идеальный вариант, но на него и сам Марул не рассчитывал. Пророки, особенно иудейские - народ весьма упрямый. Особенно, если переубедить их в чём-то пытается иноверец-язычник, в их понимании поклоняющийся самому Сатане и его демонам. Поэтому, если Иешуа упрётся рогом, и убедить его не удастся, Марул запасной вариант предложил - вознести на небо Петра, покуда тот не вознёс Иешуа. Из бесшумной снайперской винтовки - дело техники, и хрен кто даже понял бы, что происходит. В этом случае воскресшему богу нужен новый заместитель, зато его второе пришествие живым и трезвым осуществляется, и его секта отжимает у саддукейско-фарисейского Синедриона если и не всё, то большую часть храмового бизнеса. Вложения в реальный сектор менее доходны, чем храмовые спекуляции, но это компенсируется выросшими суммами денег. Удовольствуется этим Пилат - хорошо, заартачится - ну, придётся богу-отцу заступиться за сына, молнией нечестивца поразив. Спецпуля со взрывчатым зарядом, дело техники. С новым наместником, знающим о судьбе предшественника, новому главе Синедриона не составило бы большого труда найти общий язык. Его же управлять Иудеей послали бы, а не гневить иудейского бога, верно?
   Заманчивое было предложение, соблазнительное, но всё упиралось во время, а точнее - в его катастрофическую нехватку. Учитывая нездоровую обстановку с зелотами и сикариями, требовалось серьёзное прикрытие операции, а где его возьмёшь в Иудее, где надёжной агентуры с гулькин хрен? И с самими сикариями не договоришься, операция-то против их интересов направлена, а они - идейные фанатики. Если бы и нашёлся кто-то в их верхушке продажный, то найти его и договориться - это ведь тоже время. А свои силы в прикрытии задействовать - это практически гарантированное палево. За полгода успели бы подготовиться, а вот так, с пылу, с жару - решили, что даже выигрыш не оправдывает риска. С большим сожалением решили, поскольку идея была весьма соблазнительной.
    []
   А в результате события пошли своим естественным путём, как и в ТОЙ истории мира отцов-основателей. Отправившись со своей свитой в Иерусалим, но так и настаивая на своём и не желая понимать специфики сложившихся обстоятельств, воскресший бог до Иерусалима не доехал. Прибывшие в город апостолы уверяют, что на небо вознёсся, хотя собственными глазами вознесение наблюдал только Пётр. А подробности хорошо видны на снимках с дирижабля. С той высоты и при том разрешении не разглядеть конкретных персон, но одёжка-то характерна и вполне узнаваема при сравнении с наземными фотками в галилейской Тивериаде, столице Ирода Антипы. Между дворцом тетрарха и выездом из города из окна дома сфоткали с достаточно близкого расстояния. На фотках с дирижабля одёжка - та же самая. На дороге в уединённом месте люди, похожие на воскресшего бога и его заместителя, отослали спутников и о чём-то заспорили с глазу на глаз, судя по позам и характерной жестикуляции. Солнечный блик на клинке кинжала тоже виден чётко, как и оттаскивающий затем за обочину труп Мессии его заместитель, потом затащивший труп в расщелину и заложивший его камнями, а уже вернувшись снова на дорогу, присыпавший следы крови пылью. Лица чётко не видны, и доказать отсутствие подмены, строго говоря, нельзя, но второе пришествие Мессии так и не состоялось, и это - бесспорный факт.
   А если понадобится, есть ведь и другие фотки, уже наземные и с достаточным разрешением. Там и камни уже разобраны, и труп виден чётко, и персона его узнаваема, и след от удара кинжалом в печень. Всё по горячим следам сфоткано, которых теперь уже и не замести, поскольку нечего заметать. Нет там больше трупа, а где он перезахоронен, не нужно знать посторонним. Где надо, там и перезахоронен, и кому положено, те и знают, и если получат приказ отвести и показать - тогда только отведут и покажут. Но это - вряд ли, поскольку не в этом ведь суть. Суть - в том, что после кинжала опытного диверсанта воскреснуть вторично не получилось даже у воскресшего после креста Иешуа. Не будет никакого его второго пришествия, которым пугают легковерных его апостолы. И вот об этом с большим интересом послушают фарисеи с саддукеями в иудейском Синедрионе, если поступит команда сообщить им об этом и ознакомить с фотками. Те, которые самому Петру переданы в пакете, в тот же день, естественно, обратились в пепел, но руководителя секты ожидает неприятный сюрприз - негативы-то никуда не исчезли, да и знать-то ему неоткуда, как и с чего такие изображения получаются, а на сей раз он получит не один, а сразу три одинаковых комплекта. Умному и этого вполне достаточно, чтобы понять всю серьёзность расклада, а апостол Пётр весьма неглуп.
   - Покайтесь же, грешники, ибо грядёт пришествие Его! - драл глотку очередной глашатай секты, пугая собранную им толпу зевак, среди которой, судя по своевременным и умелым причитаниям, находилось не менее десятка подыгрывавших ему помощников, - И не поможет вам неправедно нажитое добро, когда предстанете перед Страшным судом Его! Истинно говорю вам Его слова - легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царствие небесное!
   За этим последовала длинная проповедь. По словам местного провожатого из сирийцев, переводившего её с арамейского на греческий, она изобиловала цитатами из высказываний самого Иешуа и его апостолов, нередко выдранными из того контекста, в котором они говорились их авторами, а разбавлял их оратор целыми кусками из учения ессеев, осуждавшими и объявлявшими греховным любое стяжание и проповедовавшими братство истинно верующих с полной общностью имущества. Но ради братства - трудись и зарабатывай побольше, поскольку леность тоже греховна. В общем, не прячьте ваши денежки по банкам и углам, руководство ими лучше распорядиться сумеет, а вы душу от греха стяжания убережёте, и будет ей за это спасение на скором Страшном суде.
   - Короче, на пустяки не размениваются, а толкуют о главном и самом святом для любой истинной веры, - прокомментировал Марул, и оба турдетана рассмеялись, - И заметь, всё строится на скором ожидании второго пришествия Иешуа, за которым как раз и должен последовать этот Страшный суд. Ну, не со дня на день, конечно. Сейчас Суккот у них празднуется - видел же палатки во всех дворах? Судный день - за пять дней до него, так что за этот год уже прошёл, и теперь вряд ли раньше следующего. Но год - это разве срок для искупления грехов тому, кто грешил всю жизнь? А грешил-то по мнению ессеев и этой секты - любой, кто наживал себе хоть какой-то личный достаток, а не раздавал всё нажитое нуждающимся и не нуждался сам вместе с ними. Мы с тобой оба закоренелые по их понятиям грешники, а ты как буржуин - потомственный и особо неисправимый, и тебе гореть в ихнем пекле до полного обугливания. Мне, правда, тоже на зимние морозы у них жаловаться не придётся. Но нам-то что, мы язычники-иноверцы, и нам гореть в ихнем аду уже и за одно только это, а они ведь воспитаны в своей вере с детства, и то, что эта секта проповедует, явно их ортодоксальному учению не противоречит, а значит, не может быть и убедительно опровергнуто. Вроде бы, и бред сивой кобылы, но свидетельства видевших воскресшего после креста Иешуа ещё свежи в памяти, как и его личные проповеди, а эти проповедуют от его имени, и хрен их зает, а вдруг правда?
   - А бояться Страшного суда и ортодоксальная религия с детства их приучила, и что такое прожить какой-то там год в бомжатнике на хлебе и воде по сравнению с муками пекла до скончания веков? - хмыкнул Минур, - Неплохо придумано! Вот только хрен их знает, что они будут делать, когда это скорое второе пришествие так и не состоится?
    []
   - Радоваться будут тому, что их всемилостивейший Господь молитвами Иешуа даёт им ещё один год на искупление грехов и спасения от пекла ихних бессмертных душ. А уж проповедники, сам понимаешь, ближе к нужному дню организуют такие покаяния и всеобщие молебствия, что и само ненаступление этого второго пришествия поставят себе и искренне верующим праведникам в заслугу. И так год за годом это второе пришествие и Страшный суд откладывать будут к радости искупающих грехи рядовых сектантов. А вот что они будут делать, когда недавние события повыветрятся из памяти, грехи искупятся, праведный быт заест, а проповеди набьют оскомину - вот это точно хрен их знает. Но до этого ещё далеко, а за эти годы их верхушка богатства сколотит такие, что с ними-то уж всяко рассчитывает как-нибудь выкрутиться.
   - Если вообще задумываются над такой дальней перспективой. Это сам Иешуа - тот задумывался, хотел спасти страну и народ от легко прогнозируемых результатов этой нынешней политики Синедриона, а эти внедрились в него, влезли в храмовый бизнес, и все их мечты - побольше долю у левитов отжать, если получится, а нет, так и эта неплоха. При Пилате они её сохранят, да и при следующем наместнике Иудеи шансы неплохие, а если ещё и фарисеи спалятся на поддержке зелотов, это будет хороший повод потеснить их и захапать больше. В идеале могут размечтаться весь Синедрион под себя подмять, но это вряд ли, конечно - националистические и самостийные настроения в народе сильны, а это - фарисеи и зелоты. Установят с ними какое-то равновесие и будут им наслаждаться с сознанием удавшейся жизни, пока страна не закипит, и их не вырежут урря-патриоты как коллаборационистов и предателей. Но до этого момента - да, поживут неплохо.
   Бывший лучник-диверсант иудейских вспомогательных войск Симон бен Иона, он же апостол Пётр, правая рука и заместитель Распятого, к которому их наконец провели, говорил на латыни медленно и с сильным акцентом, но вполне понятно. Глянул он из-под бровей не слишком приветливо, когда увидел в руках пришедших испанцев три таких же заклеенных пакета, как и тот, который получил на днях неизвестно от кого через нанятого посыльного. Но сдержался, отослал своих людей и остался с посетителями с глазу на глаз.
   - В них то же самое?
   - Вот в этом - абсолютно, - подтвердил Минур, пододвигая к нему помеченный крестом пакет, - А кинжал тот самый? - он кивнул на угол стола, где лежали стандартные римские армейские гладиус и пугио, - Да ты не нервничай, Симон бен Иона, там ведь всё равно на самых интересных для тебя картинках не различишь лица, а без этого ничего же никому и не докажешь. Вскрой, проверь, убедись в полном совпадении, и можешь сжечь всё его содержимое сразу же, если хочешь. Нам ведь абсолютно без разницы, кто именно вознёс твоего Учителя на небо. Скорее всего, не особо это заинтересует и Синедрион. Вот здесь, Симон, нет самых раздражающих тебя картинок, зато есть некоторые другие, и они как раз стали бы особенно интересны для фарисеев Синедриона, - Минур подвинул к нему два других пакета, - Вскрой, Симон бен Иона, и убедись сам. Или ты предпочтёшь, чтобы все называли тебя Петром, как и нарёк тебя твой Учитель?
   - Как тебе самому удобнее, чужеземец, но лучше - Петром. Что бы ты ни думал обо мне, я верен Его учению.
   - Не сомневаюсь, Пётр. Упорство твоего Учителя в его принципах, невзирая на обстоятельства, было самоубийственно, и тебе пришлось выбирать между ним и учением.
   - Не думай, что мой выбор был лёгким. Не знаю, в состоянии ли ты это понять, но я ведь был предан Ему. Во втором пакете то же самое? - Пётр уже успел просмотреть содержимое одного из них.
   - В точности. Как и в помеченном в точности то, что было и в самом первом, как ты уже убедился и сам.
   - И в чём смысл повтора?
   - В том, чтобы ты понял, что мы это можем. А где два одинаковых комплекта картинок, там и десять, и сотня, если нам это понадобится. Эти ты, конечно, сожжёшь, но появлению новых ты воспрепятствовать не сможешь.
   - Это я понял, - тяжко вздохнул апостол, - Понял и то, как вы распорядитесь и сотней, если она вам понадобится. Ну, хорошо, чего вы хотите для того, чтобы вам это не понадобилось? Денег? Много не предложу. Очень много приходится отдавать Пилату, а он не из тех, кто потерпит уменьшение своей доли. Для нас ведь это равносильно гибели, и тогда уж, если так, то губите нас сразу.
   - Мы знаем, Пётр. И разве мы похожи на разбойников, чтобы посягать на самое святое? - оба гостя рассмеялись, и даже сам апостол усмехнулся, - Не деньги нам от тебя нужны, а кое-что другое, не стоящее для тебя ничего.
   - Совсем ничего? А так разве бывает? Принципами я не поступлюсь. Деньгами - поступился бы, если бы имел достаточно, но не принципами.
   - Возможно, я и ошибаюсь, Пётр, и будет очень жаль, если так и окажется. Но если я понимаю твои принципы правильно, то тебе не придётся поступаться ими. Скорее, наоборот. Ведь твой Учитель нарёк тебя Петром за твою твёрдость? Вот она нам от тебя и нужна, если мы не ошиблись в твоих принципах. Разве твой Учитель не говорил сам, что его учение - для иудеев, а не для язычников? Это как-то противоречит твоим принципам?
    []
   - Ну, вообще-то был у нас случай ещё до Иерусалима, когда наш Учитель помог одной язычнице-ханаанейке. Сперва не хотел, хоть мы все и просили Его за неё, но потом, когда она оказала Ему почтение и веру в Его силу, смягчился и помог. Больше подобных случаев с язычниками я не припоминаю, но этот единственный - был.
   - То есть, не типичный для него, а единственный и в порядке исключения?
   - Да, что-то вроде этого.
   - Единичные случаи в порядке исключения вполне в традициях твоего народа, и против них у нас особых возражений нет. Но тот, кого вы обратили в вашу веру, разве не становится тем самым одним из вас? И разве не обязан он вместе с вами строго соблюдать все предписания закона Моисея, как вы соблюдаете их сами?
   - Это справедливо, чужеземец, и я сам считаю точно так же. Хотя некоторые из наших братьев и полагают, что эти строгости не обязательны, особенно при обращении в истинную веру язычника, я считаю, что в этом они неправы. Закон Моисея дан нам самим Господом нашим, и нам ли оспаривать Его волю?
   - Вот и будь твёрд в этом, Пётр. Это же и твой принцип тоже? И ведь не только же твой? Иаков, брат твоего Учителя, разве не считает закон Моисея строго обязательным для всех истинно верующих?
   - В этом он ещё твёрже меня. То, что я готов простить, он не простит.
   - Если твой Учитель нарёк Петром тебя, а не брата - оправдай своё прозвище.
   - Это и есть то, чего вы от меня хотите?
   - В основном, Пётр. Что ты думаешь о тех бывших язычниках, которые веруют в вашего иудейского Господа и были приняты в общины твоего народа вне Иудеи, теперь отвергаемых фарисеями?
   - Ну, я считаю, что фарисеи неправы. Кто уверовал и принят в общину, тот наш. И разве ты сам не говорил только что об этом же?
   - Именно об этом, Пётр. Принявшие вашего бога и строго блюдущие вместе со всеми вами закон Моисея. Где-то в чём-то и твой Учитель не строго его соблюдал. Его же обвиняли, кажется, в несоблюдении вашей священной субботы? Ну, тонкости ему виднее, но ведь в целом же разве учил он вас пренебрегать традициями предков? Вот и будь твёрд в них, Пётр. Если не Иаков, его брат, и не ты, его правая рука, то кто же тогда? Насколько я понял, закон Моисея дан вашему народу для того, чтобы вы с детства приучались стойко переносить все жизненные невзгоды. Зачем вам такие, кто на это не способен?
   - Тут мне возразить нечего, чужеземец. Ты сам сказал настолько хорошо, что и мне не сказать этого лучше. И - да, ты прав, если вам нужно от меня именно это, и ничего другого, то нам не о чем спорить с вами. В одном только меня гложут сомнения - вы ведь не наши, вы - язычники. Для чего это нужно нам - понятно, но для чего это нужно вам?
   - Нам - для защиты НАШЕЙ веры от возможных неурядиц в будущем с вашей. Учение вашего пророка во многом симпатично, но оно основано на вашей иудейской вере, которая нам не подходит. Возможно, мы даже будем чтить твоего Учителя как ещё одного из богов, которых у нас немало, но ваш Господь пусть вашим и остаётся. Мы признаём ту единую высшую силу, которая создала мир, но считаем её выше любых богов, которые и сами не более, чем её проекции, явленные ей для нас, чтобы нам было к кому обращаться с нашими слишком мелкими и скучными для неё земными делами. А вы считаете высшую силу единым богом, имеющим личность и даже имя, которое вам запрещено произносить всуе. В этом - главная разница между вашей и нашей верой, из-за которой слишком много крови может пролиться в будущем, если мы с тобой не предотвратим этого заранее. А для этого нужно, чтобы и твои единоверцы оставались ревностными правоверными иудеями.
   - Это - всё, что нам нужно от тебя, Пётр, - добавил Марул, - А если кто-то вдруг явится к тебе якобы от нашего имени и вздумает требовать денег, убей этого мошенника без колебаний. Хоть мечом, хоть кинжалом, хоть ударом кулака под сердце.
   - И об этом знаете? Много чего приходится делать ради блага общины такого, что противно и самому, но - приходится. Ваше предложение - не хуже других и получше многих, но мне нужно хорошенько подумать над ним. Пару дней вы мне на это дадите?
   - Мы понимаем, Пётр, и не торопим тебя.
   Последняя картинка из принесённых испанцами пакетов обратилась в пепел, но разве обратишь в такой же пепел тревожные мысли? Пётр размышлял. Условия, которые поставлены ими, разумны для них и не противоречат его собственным убеждениям. Если принять их и потребовать строжайшего соблюдения закона Моисея от всех обращаемых в истинную веру язычников, это одобрит подавляющее большинство Братьев, но оттолкнёт от обращения большинство иноверцев, не понимающих смысла всех этих строгостей, что и служит главным аргументом тем из Братьев, кто выступает за послабления для неевреев. И хотя сам он вовсе не сторонник подобных послаблений, ему понятны и их доводы. Если их Учитель - истинный Мессия, то разве не гласит пророчество об обращении в истинную веру всех народов после Его прихода? Но понятен и намёк испанцев. Доживёт ли Братство до исполнения пророчества, если точные копии этих картинок уже во множестве появятся в городе, расклеенные на стенах домов и подброшенные в таких же пакетах в Синедрион? Там, как и в городе, тоже многие хорошо помнят Учителя и легко опознают на картинках Его мёртвое тело. А опознав - поймут, что не будет никакого второго пришествия Иешуа, оказавшегося Лжемессией. И тогда будет потеряно всё. Уверовавшие - разуверятся, а ему ли не знать, как иудеи расправляются с лжепророками и их упорствующими в лжеучении последователями? Не так давно толпа прямо на улице забила одного такого камнями.
    []
   А тогда, с потерей веры сочувствующих Братству во второе пришествие Иешуа и страха левитов перед новым пришествием воскресшего бога, только защита со стороны Пилата и останется у Братства. Но станет ли этот жадный и продажный подлец защищать их, если левиты предложат ему столько же или даже больше? Будь он сам на месте этого первосвященника Каиафы, давно уже предложил бы! Ведь даже в этом случае, вернув эти семь меняльных столов в свои руки, левиты остаются в выгоде. А Пилат ведь и не вечен, и если они расправятся с Братством ещё при нём, новому наместнику не за что будет давать пилатову долю, и он удовольствуется намного меньшей. Шаткое положение у Братьев, и эти картинки легко погубят его окончательно, а значит, ради его спасения от гибели надо принимать условия испанцев. Ведь не противоречат же они принципам Братства, верно?
   Позже, через десятки лет, когда состарятся и уйдут в мир иной все, кто видел Учителя при жизни, эта опасность минует. Эти картинки никого уже ни в чём не убедят и никому уже ничего не докажут, а вера уверовавших окрепнет, если не допустить подрыва её именно сейчас. И те, кто сменит его и нынешних Братьев, ничего испанцам не обещали, и будет так, как они сочтут нужным и правильным сами. Впрочем, испанцы неглупы и не могут этого не понимать. Рассчитывают на то, что за эти десятилетия их условия обретут в Братстве силу установившейся традиции? Возможно, так оно и будет, если будет на то воля Господа, неведомая никому из простых смертных. А его долг - сберечь и сохранить веру и Братство здесь и сейчас.
   - Ты думаешь, это надёжно? - поинтересовался Марул, когда они отошли на три квартала от резиденции Петра, - В ТОЙ истории не Пётр, а Павел стал главным идиологом секты, который и продавил политику обращения язычников с их освобождением от самых тяжёлых требований закона Моисея. Сейчас он пока-что ещё никакой не Павел, а Савл из киликийского Тарса, ортодоксальный фарисей из молодых, да ранний. Может, заранее его молнией поразить, пока он ещё никак с сектой не связан, а злейший вражина для неё?
   - Да, я в курсе, - ответил Минур, - Думали над этим вариантом, но решили, что нет смысла. Он же не один в секте такой. Не этот, так другой кто-нибудь. Но ты вспомни, кто он был такой, когда впервые поднял этот вопрос? Ортодоксы с Иаковом во главе его вообще осудить хотели за ересь, и осудили бы, если бы не крутейший авторитет Петра в секте и не его примирительная позиция между ними. А у нас в этой реальности Пётр его отмазывать не станет, а поддержит Иакова. Даже если и не отлучат Павла от церкви сразу, а позволят попробовать, ну так в ТОЙ истории он особых успехов в реальном обращении не связанных с иудейской диаспорой язычников так и не добился и сам вернулся к самой обычной для секты проповеди в синагогах. А в нашей реальности иудействующих греков в разы меньше, и в глазах земляков они маргиналы как лишившиеся гражданства полиса. Значит, и на язычниках Павел обломится ещё хлеще, и в синагогах хвастаться ему будет особо нечем. Сам же и дискредитирует свою идею на практике.
   - И тогда тем более хрен кто из греков-язычников захочет хрен обрезать и кучу тягот иудейских нести даже ради симпатичного в чистом виде учения Распятого? Логично задумано. Особенно, когда у нас его примут в пантеон и откроют храмы, и хрен кто в них потребует обрезания и прочих заморочек. А Яхве этот иудейский, сварливый и ни с кем из других богов неуживчивый - нахрена он сдался грекам, давно уже знакомым с учением о карме, реинканнациях и допускающем всех нормальных богов пантеизме?
   - Ну так для этого ведь предки всё это и разрабатывали. Восток - хрен его знает с его родственными семитскими народами и самой многочисленной иудейской диаспорой, что Вавилон, что Александрия, что Антиохия, но и там жёсткие требования к соблюдению закона Моисея сильно замедлят обращение местных язычников. А в греко-римском мире - тем более. И еретическая секта Распятого гораздо меньших успехов добьётся, чем в ТОЙ истории, и эти ортодоксы иудейские вряд ли будут бузить меньше, потому как накипело у них и продолжает накипать.
   - Это точно! Один только бунт того Варравы незадолго до распятия Иешуа чего стоит! Ну, сикарий этот, которого должны были распять вместе с ним, но помиловали.
   - Он тоже к секте ещё потом примкнул?
   - Нет, в секте другой Варрава, с Кипра, а тот так сикарием и остался. Наверняка новую бузу готовит, и думаю, что за ними не заржавеет. Саддукеи с фарисеями забили на всё хрен и деньги на своих спекуляциях делают, верхушка секты Распятого тем же самым занята по милости Пилата, а толпы зомбированного дурачья ведутся на демагогию зелотов и подставляются под репрессии. Помнишь, сколько в прошлом году вот таких угодило на невольничьи рынки?
   Они как раз проходили через кварталы среднего класса и бедноты, и народу во дворах домов и на улице хватало, в том числе молодых баб и девок. А еврейки - они ведь разные, как и у всех народов. Есть стрёмные, есть среднестатистические, но попадаются и такие, что потестировать на примативность и выяснить о них их остальные генетические факторы само собой напрашивается. Ну, при наличии смысла, конечно. В прошлом году, когда в результате репрессий Пилата семьи убитых и казнённых бунтовщиков Варравы на невольничий рынок в Цезарее попали, было из кого отобрать десяток подходящих.
    []
   - А ты представь себе, сколько ещё будет. Не в ближайшие годы при Тиберии, а при Калигуле, который в ТОЙ истории при жизни богом себя возомнил. Он же везде свои статуи храмам навязывать будет, в том числе и тутошнему иудейскому. Тут фанатики и от римских легионных орлов, я слыхал, бесятся?
   - Ну, не от легионных орлов. Какие в Иудее легионы? Но от вепрей, волков или быков на значках когорт ауксилариев - есть такое дело. Тоже воспринимают их как идолы божков, а этот римский культ знамени только укрепляет их в этом убеждении. Но будут и от орлов, конечно, беситься, когда до них дело дойдёт. А уж статуя императора или любой другой идол в их Храм - это, считай, всеобщее восстание гарантировано, которое зелотам всё никак пока-что разжечь не удаётся. И тогда - да, уже и рабам счёт на тысячи пойдёт, из которых сотни ведь отобрать можно будет?
   - Нет, сотни не отберём. Куда нам столько иудеек? Мы и тот десяток еврейских девок распихивали так, чтобы по одной и никакого общения меж собой, а сразу скорейшая ассимиляция среди наших. А целые сотни таких мы куда распихаем? Будем требования их отбора ужесточать, чтобы отобрать, сколько можем, зато самых лучших. Беда с религиями этими фанатичными. В Индии такая же хрень с их индуизмом головного мозга. Народу до хрена, подходящих по генетике немало, но отбирать себе можно только немногих, сколько можем поодиночке распихать. Млять, да с бармалейками аравийскими, хоть и почти такие же семитки, работать на порядок легче. А у этих иудаизм головного мозга, тоже ничуть не лучше того индуизма. Так что только по одной в разные места пихать, как и тех индусок.
   - Так ведь и эти же из секты Распятого в этом смысле точно такими же будут.
   - Естественно. Поэтому нам и очень желательно, чтобы эта секта так и осталась еретической сектой в иудаизме, а в греко-римский пантеон включился только Распятый в чистом виде, без Яхве, то бишь не в иудейской, а в греко-римской редакции. Признают ли его греко-римский культ своим эти иудейские сектанты, нам-то хрен с ними. Даже лучше, если не признают. Если Пётр с Иаковом будут дудеть в одну дуду и Павлу особой воли не дадут, основная экспансия их учения на семитские народы направится, а в греко-римском мире их будет капля в море, и если сотня человек посещает храм Распятого и чтит его на греко-римский лад, станут ли они слушать указивки его приезжего адепта из иудеев? Вот этого нам и нужно добиться.
   - А как это обоснуешь, когда он сам из Иудеи?
   - Да элементарно же. К иудеям Абсолют его в первую очередь направил просто потому, что они сильнее всех в заблуждениях погрязли, и им было нужнее всех. А раз он проповедовал им, то на их вере своё учение для них и базировал, чтобы они хоть что-то в нём поняли и восприняли. Если бы дошёл до греков, то для них базировал бы учение уже на их традиционной вере - разве не логично?
   - Логично-то логично, да только вот сам Распятый наверняка такого и в мыслях не держал и отбрыкался бы от такой идеи всеми четырьмя конечностями.
   - Живой и трезвый - однозначно. Но трупы - поразительно покладисты и хрен когда опровергнут то, что им посмертно приписывают живые, - и они оба рассмеялись.
Оценка: 6.06*404  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"