Безликий Виталий: другие произведения.

Девочка-волшебница или...(4)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.09*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приятного времяпрепровождения (будет обновляться по мере написания и редактирования уже написанного) По причине появления комментариев не имеющих отношения к написанному в книге, комментарии не будут доступны всем желающим.

  Капитан королевской гвардии Делориана Эр'Эннси.
  
  Он еще раз окинул площадь взглядом, народу на ней собралось великое множество, такого еще никогда не бывало. По обеим сторонам Площади Розаны над головами людей виднелись красные колпаки принадлежащие проповедникам из церкви Лазаря. Обычно ему нравится слушать проповеди, но в последнее время проповедников стало уж как-то слишком много, практически на каждом углу каждой улицы города стоит жрец в белой сутане с красной пелериной на плечах и в таком же красном колпаке на голове. Впрочем, так случается всякий раз, когда в город приезжает Великий Магистр. Однако никогда раньше королевскую гвардию не посылали патрулировать улицы как обычную стражу, которой на улицах тоже хватает. Хотя ему-то наверное грех жаловаться, сам он никуда с площади не уходит, сидит себе в тени, да смотрит как народ развлекается. И вроде бы праздника никакого нет, а тут каждый день толпа народу собирается, ждут когда Великий Магистр выйдет в мир, чтобы благословить всех мирян ищущих благосклонности Лазаря. На площади собрался не только простой люд, пришли и мелкие дворяне, они собрались в отдельную кучку у стелы на вершине которой стоит статуя символизирующая Лазаря - Бога Света - сына Солнца.
  Несколько раз пробил колокол на башне городской ратуши оповещая о наступлений полудня, народ на площади заметно оживился, все устремили взоры на огромные, окованные серебряными квадратными пластинами с вычеканенными на них изображениями деянии тех, кого причислили к святым, ворота церкви Лазаря. Из ворот выехала с виду обычная телега влекомая парой лошадей в ниспадающих чуть ли не до самой земли попонах ярко-красного цвета. На телеге держась за специально предусмотренный поручень, стоит Великий Магистр, в ослепительно белой сутане с золотистого цвета пелериной на плечах и с ярко-красной ермолкой на лысой голове. Никаких речей Великий Магистр отродясь не произносил, его голос можно услышать только во время литургии или проповедей. Там же на телеге рядом с Великим Магистром стоит обыкновенная бочка доверху наполненная райскими желудями. Он отлично знает, что на самом деле это никакие не желуди и что эти орехи имеют другое название, но верующим в массе своей - не образованным, все равно. Запустив правую руку в бочку Великий Магистр широким жестом разбросал орехи, какая при этом началась давка, просто неописуемо, каждому хочется поймать 'райский орех', а если не поймал, то поднять с земли или вырвать из рук того, кто оказался более удачлив. Даже гвардейцы стоявшие в оцеплений и те стараются поймать разбрасываемые орехи. Он припомнил, что и он когда-то также тянул вверх руки стараясь поймать падающие орехи, также топтался по тем, кто наклонившись за орехом упавшим на землю, оказывался сбит с ног и точно также бил морды тем, кому повезло поймать хотя бы один орех. Кажется будто Великий Магистр совершенно не замечает того, к чему приводит разбрасывание орехов, ведь обязательно будут пострадавшие и переломы с ушибами всего тела, не самое страшное, в давке могут затоптать насмерть и такое бывало, и не раз. Чаще всего гибнут дети, хватает же у некоторых ума, притащить на площадь всю семью, и ведь такое повторяется регулярно из раза в раз.
  
  Все началось как-то неожиданно, никто, в том числе и он вначале и не понимали ничего, а затем началась паника. Откуда-то совершенно неожиданно на площади появилось несколько отвратительнейших на вид тварей каждая примерно три шага в холке и с пастью полной белоснежных клыков в добрую пядь. Дико взревев твари бросились на людей, толпа ловящая орехи, собирающая их с земли или вырывающая у соседа, казалось будто бы не замечает происходящего. И ведь вначале так и было, никто на рвущих людей тварей, даже внимания не обратил, в том числе стражники и гвардейцы, а вот когда все-таки обратили, началась паника. Рассекая толпу наперерез одной из тварей бросились два стражника вооруженных алебардами, одному даже посчастливилось достать тварь алебардой по голове в районе шей, на этом везение стражника закончилось, как и его жизнь. Второму стражнику повезло еще меньше, его случайно сбили с ног бегущие в панике люди, а когда он поднимался с колен, тварь одним движением когтистой лапы снесла ему голову. Словно во сне он наблюдал за происходящим, наверное именно поэтому он не сразу отдал команду атаковать. В какой-то момент он словно бы очнулся и заорал.
  
  - Арбалетчики, заряжай! Целься! Залп!
  
  Арбалетчики занимали позиции на террасе на втором этаже самого респектабельного, следовательно самого дорогого трактира столицы. Три десятка арбалетных болтов разом устремились к ближайшей из тварей и буквально разорвали ту на куски, каждый болт являет собой артефакт в котором при ударе наконечника болта срабатывает заложенное в него заклинание. А вот достать вторую тварь арбалетчикам не случилось, тварей оказалось больше, только другие почему-то раньше прятались, но после того, как одна из них сдохла, на ее место сразу же пришло еще две и это только с одной крыши, с других крыш окружающих площадь домов, на площадь тоже начали спрыгивать такие же твари. Он повернулся к террасе лицом и посмотрел наверх, там была еще одна тварь и ее появление застало арбалетчиков врасплох. В тот момент когда он посмотрел наверх в живых оставалось человек пять не больше и сдаваться они не собрались, эффект неожиданности прошел, и тварь рвавшую последнюю свою жертву ждала участь ее предшественницы. Сработавшими заклинаниями тело твари сбросило с террасы на площадь, оно упало в каком-то шаге от него, так что он смог хорошо разглядеть ее. Все-таки он ошибся, твари не были похожи, первые две были крупнее и имели вытянутые морды, а у этой морда плоская и клыки не торчат во все стороны. Чем дольше он смотрел на дохлую тварь, тем отчетливее замечал ее сходство с человеком, да у твари не было носа и ушей, но если все-таки постараться не обращать на это внимания, как и на пасть полную острых клыков, то сходство с человеком на лицо. Даже размерами, она не намного крупнее обычного человека.
  Площадь практически опустела, на ней остались только тела жертв толпы и тварей, а также два десятка стражников и десяток гвардейцев. Тварей было семь, это вместе с той, что была одной из первых. Еще на площади была телега Великого Магистра, самого Великого Магистра разумеется на площади не было, пропали и лошади, от которых остались лишь попоны.
  Ощетинившись пиками стражники начали окружать тварей которые словно специально сбились в одну стаю чуть в стороне от телеги. На медленно приближающихся стражников они реагировали вяло, не бросались на пики, а рыча, передвигаясь как собаки на всех четырех лапах, нарезали круги внутри сжимающегося кольца. Среагировали они только когда один из стражников смог дотянуться пикой до одной из тварей. Тварь получив укол пикой, отскочила в сторону и взревела, ее рев подхватили остальные твари и началось. Твари до этого момента остававшиеся вялыми и словно лишенными сил с яростью бросились на стражников и пики их не напугали.
  Все это время он как-то отстранено оценивал происходящее, он не отдавал своим людям приказа атаковать понимая, что их силы не равны и что он должен дождаться подкрепления, а в том что оно будет он не сомневался. И он оказался прав. Пока твари занимались стражниками из проулков и с улиц прилегающих к Площади Розаны на площадь стали выбегать гвардейцы. Заметив тварей они не бросались в атаку, как это сделала очередная группка стражников прибежавших по главной улице. Гвардейцы выстраивались вдоль стен дожидаясь пока остальные не выйдут на площадь.
  Вскоре к нему с докладом о готовности обратился вестовой прокравшийся вдоль стен домов. Твари к тому моменту добившие стражников, вновь сбились в стаю практически на том же месте, на гвардейцев никакого внимания они не обращали. Выслушав вестового он отдал приказ ждать подхода арбалетчиков, от приданных ему в подчинение трех десятков, осталось пять человек, а рисковать жизнями гвардейцев заставляя их атаковать как это делали стражники, он не собирался, гвардейцы так не поступают. Однако дождаться подкрепления было не суждено, ситуация начала развиваться как-то совсем странно. Он видел как стрелки занимают позиции на крышах, но то что случилось потом, он никак не мог объяснить. Не дожидаясь его команды, арбалетчики начали стрелять и стреляли они не в тварей, они целились в гвардейцев. Не ожидавшие такой подлости воины не спешили укрыться. Похоже что единственными верными арбалетчиками были те, кто находились под его непосредственным командованием, ибо они практически сразу же начали стрелять в ответ. Было в происходящем что-то неестественное, стрелки бившие по гвардейцам даже не пытались спрятаться от арбалетчиков бьющих по ним в ответ. Срывая голос он кричал отдавая команды чтобы гвардейцы искали укрытие, его крики спровоцировали тварей, но бросились они не на него, а на гвардейцев на противоположной стороне площади. Однако гвардейцы это явно не городская стража, первых двух из семи тварей убили в один момент, дальше дело пошло не так споро, гвардейцам приходилось искать укрытие от бивших по ним с крыш арбалетчиков. Одновременно с этим он заметил как на площадь со стороны главной улицы стали выходить люди, обыкновенные люди, даже невооруженные. Их было не много, шли они медленно, словно не шли по мощеной площади, а брели по колено в воде, на тела попадающиеся им на пути никакого внимания не обращали, их даже не волновали находящиеся не так уж и далеко твари. Однако о том, что что-то с этими людьми не так, он начал думать уже после того как гвардейца которому он отдал приказ заняться гражданскими, буквально загрызли. Казалось будто крик умирающего гвардейца заставил всех на миг замереть, в том числе и тварей с которыми сражались гвардейцы. Этот же крик словно бы заставил его очнуться и первым своим приказом он приказал убивать всех гражданских приближающихся к позициям гвардейцев. А те уже успели создать некое подобие баррикад, стащив все столы из ресторации на первом этаже трактира где они располагались. Самым плохим для него было то, что он совершенно не представлял себе откуда ему ждать нападения, особенно после того что произошло буквально только что. Ему можно сказать что несказанно повезло иметь такую реакцию и таких бойцов, ведь не уклонись он в последний момент, то лежал бы уже с проломленной головой. На тот момент когда на площади началось все то, что на ней произошло в трактире был только трактирщик, все постояльцы и прислуга, были в толпе и как все, ловили разбрасываемые Великим Магистром орехи. О трактирщике никто не вспомнил до того момента пока он не попытался проломить ему череп довольно внушительных размеров колуном. Одновременно с тем как он успел отскочить, трактирщик лишился головы, ее одним движением от тела отсек один из гвардейцев находившихся поблизости. Уже забыв о трактирщике он перевел взгляд на противоположную сторону площади, туда, где были твари в живых осталась только одна, одна из тех двух, что появились первыми. К гвардейцам эта тварь почему-то не приближалась, но и далеко от них тоже не отходила, загнав их всех в выходящую на площадь парадную, одного из домов. Затем он окинул взглядом крыши, пятеро его арбалетчиков отлично сделали свое дело, живых стрелков на крышах осталось мало, тела же убитых скатываясь с крыши или падали на площадь или же на мостовую с другой стороны домов.
  
  Оценив работу арбалетчиков он тут же приказал им. - Арбалетчики, слушай мою команду! Залп по твари!
  
  Арбалетчики выполнили его команду так, что от той твари осталось даже меньше, чем от первой в которую прилетело тогда тридцать болтов сразу. Отдав приказ очистить крыши от остатков предателей он отправил вестового к гвардейцам засевшим в парадной дома на той стороне площади. Разбираться в том, что здесь произошло и почему, это не его прерогатива, он всего лишь военный. Сейчас его задача это зачистка города, как это ему было приказано на случай попытки мятежа. Хотя на мятеж происходившее мало похоже, но арбалетчики на крышах что стреляли по гвардейцам указывают на то, что кто-то все же решил воспользоваться ситуацией, а возможно и создал ее.
  Стащите в кучу тела тварей и подожгите, мало ли какая в них зараза может скрываться. - распорядился он сразу же после того, как вернулся вестовой которого он отсылал к гвардейцам засевшим в доме на другой стороне площади. Оказывается там укрылись гвардейцы подчиняющиеся лично герцогу Эт'Бли, одному из немногих дворян которые действительно верны принесенной ими присяге. Насколько он знает герцога, тот будет нещадно биться за каждую пядь земли, такое уже бывало в истории Лотии, только тогда герцог был молод и еще не был герцогом, он был баронетом которому судьба предоставила шанс покомандовать армией и он им воспользовался.
  
  Раз уж в это дело оказался втянут такой человек, значит дело и правда пахнет переворотом. - подумал он после того как выслушал доклад вестового.
  
  Через вестового герцог отдал приказ ему с гвардейцами, отходить к замку, но уйти с площади они не успели. С Поклонной улицы и из проулков между домами на площадь стали выходить люди, впрочем человеческого в них уже было мало. Кто-то из гвардейцев прокричал - Умертвия! - и он сразу же отдал приказ вернуться к трактиру и занять оборону.
  
  - Что же это твориться? - донеслось до него откуда-то из-за соседней баррикады. - Неужели и правда наступает обещанный Великим Магистром конец света за то, что мы пригрели поборников зла у себя на груди?
  
  Он не единожды слышал проповеди в том числе и самого Великого Магистра. Великий Магистр и вообще вся церковь Лазаря считают магов пособниками дьявола. И даже призывают людей поступать с ними так, как поступали с магами их предки, вешать, топить или вовсе сжигать на кострах, чтобы вернее было. И ведь простой люд охотно внимает словам Великого Магистра и жрецов, только вот до сих пор никого не вешали, не топили и не сжигали, маги обладают большой силой, они наделены властью и их своим указом защищает король. Сам он не считает магов корнем зла, впрочем сейчас, он уже не так уверен в своих убеждениях.
  В отличии от первых мертвецов появившихся на площади, эти не были такими уж медлительными, они были невероятно ловки и проворны для мертвых. Дойдя до баррикад мертвецы шустро преодолели их и не раздумывая набросились на людей.
  В королевскую гвардию отбирают самых лучших воинов, крайне редко в гвардию попадают полноценные дворяне, титулами и родовыми фамилиями гвардейцы обрастают уже во время службы. Как может показаться человеку со стороны, раз гвардия королевская, то она безвылазно сидит в замке короля и стережет его, но так может показаться только стороннему наблюдателю. Гвардейцы служат не только Его Величеству и выполняют не только приказы короля. Можно подумать, что в мирное время, нет нужды иметь большую, хорошо обученную и полностью подготовленную к войне армию, только вот это не так. Гвардейцы выполняют самые разные задачи, иногда и вовсе не имеющих ничего общего с военным ремеслом и в тоже время, никто из гвардейцев пока не жаловался по поводу того, что занимается не своим делом. И все же к борьбе с нежитью ни он, ни его подчиненные готовы не были. А ведь было время, в гвардии было целое подразделение по борьбе с нечеловеческим, так определяли все, любую нежить или еще какого зверя нападающего на людей.
  До того как снести голову мертвецу, только что спрыгнувшему с баррикады, он успел отметить про себя, что он знает его. Помощника трактирщика, который едва не проломил ему череп, он смог узнать только по его одежде, наверное до того, как он снес ему голову, это был самый модный умертвий на всем белом свете. Тело помощника трактирщика еще даже не упало на землю, а сверху над ним уже навис, следующий живой мертвец, который оказался куда проворнее помощника трактирщика и легко смог уклониться от нанесенного им удара, после чего скатился вниз и не вставая с земли как-то по лягушачьи прыгнул на него.
  Мертвец прыгнул не точно и не вцепился ему в горло, его отбросило сильным ударом в грудь от которого он попятился и споткнувшись, спиной налетел на кого-то после чего упал и оказался на спине. Если бы он промедлил хотя бы на какое-то мгновение, то наверняка уже был бы мертв. После падения он сразу же откатился в сторону и прыгнувший второй раз мертвец - промахнулся. А вот мертвецу так не повезло, падая он толкнул гвардейца и тот по своему отреагировал на этот толчок в спину, голова умертвия подпрыгнув от удара о булыжники мостовой, откатилась под баррикаду. И в тоже время тому гвардейцу, который так ловко расправился с мертвецом, также не повезло, он отвлекся и это стоило ему жизни. Ему показалось, что он успел нанести удар до того как умертвие дотянулся до гвардейца, но ему так только показалось. Наверное, если бы они сегодня оделись в полную экипировку гвардеец остался бы жив, ведь в нее входит горжет закрывающий шею со всех сторон, но сегодня на нем и на других гвардейцах лишь парчовые парадные дублеты. Мгновение на осознание того что он опоздал и он двинулся дальше, крича чтобы оставшиеся гвардейцы отходили в трактир. Из десятка гвардейцев, в живых на тот момент когда он сам добрался до дверей трактира, осталось четверо, не считая арбалетчиков на террасе наверху. Оказавшись в трактире он первым же делом начал искать чем можно завалить вход, все столы и кресла были вынесены наружу для возведения баррикады. Пока трое гвардейцев удерживали дверь не давая мертвецам войти в трактир сам он и еще один гвардеец притащили здоровенный комод из одной из комнат наверху, затем принесли второй такой же комод из другой комнаты и подперли ими принесенную ранее дверь которая когда-то вела в хозяйственные помещения трактира. Мертвецы не стали ломиться внутрь и даже не пытались влезть в трактир через окна, потеряв свою добычу они сразу же утратили былую активность. Убедившись в том, что мертвецы не войдут в трактир он приказал гвардейцам отдыхать, но быть на чеку, а сам направился наверх к арбалетчикам. Арбалетчики без дела не сидели, на площади перед трактиром появилась вторая баррикада сложенная уже из умертвии. После того как их осталось пятеро, двое все время держали крыши всех соседних домов под непрерывным контролем, в то время как трое других собрав возле себя все арбалетные болты стреляли во все что шевелится. Выйдя на террасу он посмотрел туда, где укрывался герцог Эт'Бли и его гвардейцы. Тел гвардейцев у парадной дома где спрятался герцог не было, все они вовремя успели укрыться и похоже тоже завалили вход, потому как у парадной собралась огромная толпа явно не живых людей. Чуть позже он увидел как несколько гвардейцев из числа подчиненных герцогу Эт'Бли выбравшись через окна собирают с тел свалившихся с крыш арбалетчиков их оружие и болты. Умертвия реагируют на живых, но не успевают добраться до них, гвардейцы вновь скрываются в окнах домов и закрывают их изнутри. Вскоре у парадной того дома где засел герцог начинает образовываться гора из трупов. Но надежды на то, что всех умертвий на площади вот так просто удастся перебить не оправдались. Со стороны Поклонной появилась тварь в точности похожая на тех, что первыми появились на площади и с которых все и началось. Эта была даже чуть крупнее, он даже предположил, что это самец. Кроме размеров, тварь отличалась и умом, она не спешила подставляться под летящие в нее болты, ловко уворачиваясь от них. Добравшись до того дома откуда по ней стреляли гвардейцы, тварь не стала ломиться в заваленную дверь парадной и даже на окна первого этажа внимания не обратила. Ей вполне хватило роста чтобы практически без усилий запрыгнуть в окно на втором этаже, усилия тварь приложила лишь когда пыталась протиснуться в оказавшееся узким для нее окно. О том что творилось в доме, можно было только догадываться по крикам которые доносились с той стороны. И все же гвардейцы были бы ни чем не лучше обыкновенных стражников, если бы не могли справиться с любым врагом и предсмертный рык твари был тому прямым доказательством, а еще через некоторое время из окно в умертвий вновь полетели болты.
  
  Пьер.
  
  - Успокойся. - произнес Грегор глядя на герцога Ен'Гор при этом нервно ерзая в кресле и посмотрев на него спросил. - У вас точно все под контролем Ваше Магичество?
  Он только что вернувшись от окна сел в кресло и утвердительно кивая ответил. - Разумеется.
  - Но разве вы не должны оставаться в стороне и не вмешиваться? - спросил герцог Ен'Гор.
  - Разумеется, мы не должны вмешиваться в ваши внутренние разборки, но так сложились обстоятельства, что сами вы вряд ли справитесь. Или вы знаете, как остановить армию оживших мертвецов? - он посмотрел на герцога и тот отрицательно дернул головой. - Тем более что Его Величество, лично просил помощи в защите королевства начиная с его столицы, а не эвакуации его самого или членов его семьи. Думаю Эрнилу зачтется то, что он решил остаться в стране, а не бежать из нее.
  - Да, народ оценит такой шаг. - согласился герцог Ен'Гор. - И вполне может быть, никто из загодя сбежавших из столицы и вовсе из королевства дворян, не станет ему в пику, винить его за его обращение за помощью к Акрилону.
  - Думаю, если мы сможем совладать с ситуацией, то именно с тех, кто сбежал, будет наибольший спрос. - сказал Грегор. - Ведь получается, что они знали о том, что произойдет и сбежали чтобы не защищать свое королевство, своего короля и свой народ.
  - Но для этого, надо взять ситуацию под контроль, а сделать этого пока не удалось. - ответил герцог Ен'Гор.
  - Не все же сразу и за один день. - произнес он. - Конечно, мы приложим все силы, чтобы как можно скорее справиться с наводнившей город нежитью, но никто и слова не сказал о том, что это будет быстро. Впрочем, если уже сегодня найдется хозяин всей этой нечисти, то все может закончиться и сегодня. Но я бы на такой подарок не рассчитывал к тому же, все может закончиться весьма печально, как для вас, так и для нас с Лурией. Если уж некромант оказался настолько силен, что смог взять под контроль почти все население столицы, его не стоит недооценивать.
  
  Он не стал говорить, что скорее всего им вряд ли вообще удастся выйти победителями из схватки с некромантом обладающим такой силой. Разумеется у них есть и другой вариант развития событий, такой как эвакуация, он уже все подготовил и в любой момент готов провести переброску всех спасаемых в безопасное место подальше от столицы, где их уже ждет фургон. Вообще-то, если бы Лурия не вмешалась, он бы давно вытащил их всех из столицы, но та уперлась и ни в какую не желала вот так взять и попросту сбежать, а тут еще и Эрнил с просьбой помочь.
  
  - Арон, если мы все-таки вернемся, мне голову открутит. - в очередной раз про себя подумал он и через стол, минуя взглядом сидящего напротив герцога Ен'Гора посмотрел в окно за которым уже начало вечереть.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  - Проклятье, Мангер, еще час назад ты утверждал, что держишь ситуацию под контролем. А до этого, уверял нас, что маги из Академии не будут вмешиваться и сбегут вместе с корольком. - стуча кулаком по столу произнес Керулез. - Мы поверили тебе и поддержали, и что в итоге? Где обещанные результаты?
  
  Он будучи все еще одетый в сутану Великого Магистра устало вздохнул. Он утратил контроль за ситуацией едва ли не с самого начала. Всему виной, стал Деникуроз которого здесь сейчас нет, иначе он обязательно спросил бы, какого дьявола тот приказал основной части людей отойти от казарм гвардейцев? Да, он взял под свой контроль почти все население города, но это далось ему не легко и на подготовку ушел не один десяток лет, а теперь все что он сделал, всего чего он добился, все это катиться в Преисподнюю из-за кретина Деникуроза. Пока он брал горожан под полный контроль постепенно превращая их в умертвии, кто-то должен был держать королевских гвардейцев запертыми в их казармах. И все бы получилось, но Деникуроз отозвал своих воинов и направил их на королевский замок, и ладно бы он увел только воинов, он забрал почти всех гулей и альгулей. Затем уже ему самому пришлось отсылать гулей на помощь двум альгулям. Керулез же помог разве что тем, что отправил полсотни своих ряженых стрелков, которых, всех до одного, перебили. Впрочем все его силы были заняты стражей. Да городскую стражу легко подкупить, можно даже думать, что ты ее вовсе купил, но вот купил ли ты стражу на самом деле, узнаешь только когда затеешь в стране переворот. В распоряжений Керулеза почти тысяча воинов, не считая различной нежити и все же он не смог удержать стражу в их казармах. Разумеется он уже списал свою неудачу на его счет, на королевские войска и магов Академии и все же, по большей части, виноват он сам. Неудачи союзников, вынудили его потратить почти всю накопленную им силу и ускорить процесс обращения горожан в умертвия. И если бы он не был сейчас буквально выжат как жмых, наверное уже убил бы Керулеза за проявленную им дерзость. Не смотря на то, что он куда моложе Керулеза, как некромант он гораздо сильнее.
  
  - Я приказал передать Деникурозу, что хочу его видеть. - произнес он. - Где он? - вопрос был задан слуге стоящему в углу небольшой, богато обставленной комнаты на втором этаже одного из домов расположенных в центре Нерде.
  Перед тем как ответить на вопрос слуга закатил глаза и что-то невнятно пробормотал себе под нос.
  - Владыка Деникуроз передает, что он сейчас занят и не может явится.
  - Или скорее он не хочет возвращаться. - подумал он откидываясь на спинку кресла.
  
  Владыка Деникуроз.
  
  Выслушав доклад от посыльного он скрежетнул зубами, его блестящий план, блестяще провалился. Баронет Эр'Этьен или точнее Фридх который должен был подорвать оборону замка изнутри, не выполнил того, что должен был сделать, а именно не позволить опуститься решетке на воротах. И ладно бы, если бы Фридх не выполнил только эту часть плана - решетку можно сломать, специально для этого у него были заготовлены тараны, но кроме того что Фридх позволил решетке опуститься, он дал поднять мост. Даже такой неглубокий ров какой окружает королевский замок, вместе с крепостными стенами, стал непреодолимой преградой для его войск. Не прошло и двух часов, а он потерял почти всех альгулей и гулей что у него были, которых он посылал штурмовать одну из стен и за счет которых он надеялся получить контроль над замковыми воротами и в конечном итоге открыть их. Кроме потерь нежити, понесли потери и люди, двести человек убитыми, которых он сразу же начал подымать, чтобы восполнить потери и угрохал на это почти всю запасенную им энергию. Казалось бы, там где умирают люди, энергии смерти должно быть много, но это не совсем так, энергия смерти проявляется не сразу, требуется время чтобы началось ее выделение телом умершего, но у него нет времени чтобы ждать этого момента. Отдав посыльному приказы которые тот должен будет передать командирам его войска, он вышел на террасу своей 'цитадели' (продвинувшись к замку он попросту занял один из особняков стоящих на Золотой Площади), откуда хорошо видно единственную дорогу ведущую к королевскому замку. Вид поднятого моста не вызвал в нем восторга, проследив взглядом за во весь дух бегущим посыльным он собрался было вернуться в покои занятого им особняка, но его взгляд неожиданно приковал к себе ребенок в одиночестве бродящий по пустой прилегающей к Золотой Площади улице. Его ничуть не насторожил сам факт наличия ребенка, а если точнее девочки в одиночестве бредущей по улице. Он не приказывал осматривать каждый дом и вполне могло статься, что кто-нибудь из горожан не ходил на площадь к церкви Лазаря. А если учесть то, что это самый богатый район, где живут только дворяне которые куда менее набожные, нежели они об этом говорят, то факт наличия одиноко бредущей по улице девочки, для него и вовсе не требовал объяснения. Его буквально затрясло от возбуждения, дети самый лучший источник жизненных сил у здорового ребенка жизненных сил куда больше, чем у самого здорового взрослого. Отдавая оставшимся в его распоряжении гончим (гончими становятся собаки чьи трупы были оживлены с помощью некромантии) приказ загнать ребенка к особняку, он уже представлял себе как он вытягивает из него всю жизненную энергию и как часть ее он сразу же обращает в некротическую, и тогда, он уже точно сможет взять замок. Усевшись в мягкое кресло он даже слился сознанием с вожаком гончих чтобы лично руководить загоном своей будущей жертвы. Его сознание сразу же заполнилось неуемной жаждой и бесконечным голодом. К этому моменту девочка, которую он заметил с террасы,ёёя была уже на середине улицы.
  Он сделал правильный вывод решив что это дочь какого-нибудь дворянина, простые люди не могут позволить себе кружева и шелк. Многого он конечно разглядеть не смог, зрение гончих как и любого мертвеца весьма плохое, они больше ориентируются на звуки, тепло человеческого тела и запахи, удивительно, но факт, у нежити хорошо развиты практически все чувства, кроме зрения. Непонятно только зачем мертвым обладать столь тонким вкусом, если им все равно что жрать? Ответа на этот вопрос он не знал, да он его никогда и не волновал. Кроме того нежить не отличает магов от обычных людей.
  По параллельной улице он руководящий сознанием вожака вместе со стаей гончих обогнул ту, по которой брела девочка и 'приказал' стае двигаться цепью. Обычно гончие налетают на свою жертву всем скопом и сразу же начинают рвать ее на куски. Ему этого не надо, гончие должны загнать девочку к особняку, остальное он сделает сам. Гончие руководимые им почти полностью окружили девочку и стали пытаться оттеснить ее к особняку. Вначале ему показалось странным то, что девочка не бежит от гончих, но потом подумал, что она просто впала в оцепенение от испытанного ею страха. Прошло какое-то время и девочка словно придя в себя все же побежала, в какой-то момент он обогнал ее и преградив ей дорогу загнал ее во двор особняка, после чего приказав гончим стеречь жертву разорвал связь с сознанием вожака. Трясясь от возбуждения он сбежал по лестнице на первый этаж и распахнул ранее запертые двери, как только он это сделал невидимая рука схватила его и протащив через всю прихожую и гостиную с неприятным хрустом напоминающим звук ломаемых костей с силой приложила его о стену (это хрустнули как доски, так и несколько его костей). Вслед за этим в распахнутые двери вошла сама девочка. Несмотря на боль в правом боку и в левой руке он не утратил способности думать и оценивать ситуацию. Практически мгновенно для него все встало на свои места, он попался как мальчишка, желая заполучить себе молодую буквально фонтанирующую жизнью жертву, он сам стал жертвой. Молча окинув его взглядом девочка произнесла только одно слово.
  
  - Слабоват.
  Он ощутил как невидимая рука усиливает свою хватку грозя раздавить его в любой момент.
  - Я сдаюсь, ты победила. - едва слышно прохрипел он. - Чего ты хочешь?
  Хватка невидимой руки не ослабла, но его перестало сжимать.
  - Ну что ж, скажи мне, где прячется ваш главный, а то самой мне придется искать его очень долго, а я этой ночью хочу спать в своей кровати.
  - Пообещай мне, что если я расскажу тебе, где искать Мангера, ты оставишь меня в живых.
  - Торговаться вздумал? - окинув его взглядом спросила девочка и не дожидаясь ответа добавила. - Ладно, можешь считать, что я согласна сохранить тебе жизнь в обмен на информацию.
  - Мангер прячется в одном из домов на улице Гарнезии. - сразу же выдал он. - Точнее сказать не могу.
  - Точность и не нужна. - ответила девочка и направилась к дверям особняка.
  - Разве ты не отпустишь меня?! - практически выкрикнул он вслед уходящей магичке.
  - Ты остался жив, а о том чтобы я тебя отпустила, мы не договаривались. - не оборачиваясь ответила магичка и уже когда она была во дворе особняка он услышал. - К тому же, ты мне еще нужен - живым.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  - Что с Деникурозом? - он адресовал свой вопрос слуге стоящему в углу комнаты в которой расположился их штаб.
  Слуга закатил глаза и забормотал себе под нос, через минуту он услышал его ответ.
  - Вероятнее всего Владыка Деникуроз погиб.
  - Погиб? Как это погиб? - непонимающе выдал Керулез.
  Слуга снова закатил глаза и забормотал.
  - Присутствуют следы борьбы, найдены тела гончих, судя по всему их убили магией.
  - Что с людьми Деникуроза? - спросил он.
  - После вероятной гибели Владыки, его люди отступили от замка.
  - Бездна тебя поглоти Деникуроз. - прорычал он и вновь обратился к слуге. - Передай людям Деникуроза двигаться к центру столицы, нельзя допустить чтобы гвардейцы вырвались из окружения. - и уже глядя на Керулеза добавил. - Чего расселся, прикажи своим людям поддержать людей Деникуроза и принимай командование над ними. Мне надо больше времени, я должен подтянуть умертвии из пригорода.
  
  ***
  
  С каждой минутой он все отчетливее чувствует, как расползается сотканная им за долгие годы, паутина, которой он, как ему самому казалось оплел всю столицу. Однако несмотря на то, что у них был четкий полностью и подробно проработанный план, а также численное превосходство над гвардейцами и стражей вместе взятыми, ситуация для них складывается более чем удручающая. Неумелое командование Деникуроза уже привело к самым нежелательным результатам. Ситуацию еще можно исправить, но для этого ему нужно немного больше времени.
  
  Капитан королевской гвардии Делориана Эр'Эннси.
  
  С того момента как к ним прорвалось подкрепление прошло больше двух часов. От сотника Верада, потерявшего на улицах столицы почти три четверти личного состава той самой сотни, командовавшего стражей пришедшей к ним на выручку, он узнал ситуацию в городе. Оказывается Площадь Розаны не самое плохое место, в городе есть такие места, где пройти абсолютно невозможно. Кроме того от Верада он узнал и то, что гарнизон стражи осажден войсками герцога Эр'Нерри, а по улицам нижних районов бродят ряженые в форму гвардейцев люди баронов Эт'Вельера и Эт'Сельера на которых нежить почему-то совершенно не обращает внимания.
  
  - Капитан, Его Милость герцог Эт'Бли прислал вестового. - доложил один из гвардейцев.
  - Пусть подымется. - ответил он и растер лицо тем самым прогоняя дрему, сотник Верад тоже здесь же наверху трактира и как и он, тоже дремлет сидя в кресле.
  Выслушав вестового от герцога Эт'Бли он обратился к Вераду. - Я надеюсь Верад, ваши люди помогут мне оказать помощь Его Милости?
  - Разумеется, тем более что им не меньше Его Милости хочется вырваться из этого капкана. - при этом Верад обвел взглядом комнату в которой они находились.
  
  Верад несколько преувеличил тяжесть положение его самого и его людей, сейчас оно точно такое же как у него с его людьми, они сидят в трактире где есть запас еды и выпивки. Если умертвия не догадаются начать лезть в окна, то в таком осадном положении с относительным комфортом они могут просидеть здесь весьма долго. Наверняка и герцог с его людьми не сидели бы голодными, но видимо сидеть в осаждаемом нежитью доме Его Милости не по-нраву. Впрочем он, и сам, рассматривал идею пойти на прорыв, только делать он это намеревался не по земле, а по крышам, пока это разумеется будет возможно и уже затем спустившись пойти на прорыв или к королевскому замку или к казармам гвардейцев.
  
  Он посмотрел на вестового. - Передай Его Милости, что я и мои люди, а также люди сотника Верада, помогут Его Милости прорваться к королевскому замку.
  
  Пробиться через полчище умертвии оказалось весьма непростым делом, ему в какой-то момент даже показалось, что они стали действовать как-то слаженно что ли. Больше со стороны умертвии не было попыток догнать бегущих людей, вместо этого ему показалось, что они стали устраивать на них засады, попадая в которые их небольшая армия из семидесяти человек изначально, обязательно теряла двух - трех человек. Только на Поклонной они потеряли девять человек, на них из проулков между домами сразу с двух сторон одновременно набросилась целая стая дохлых собак, выглядели эти твари крайне мерзко, но в них все еще можно было узнать некогда любимых питомцев, которых держали дворяне. Одна из таких шавок больше похожая на крысу даже в ее обычном состоянии укусила его - в прыжке тварь вцепилась ему в бедро, хорошо хоть не прокусила штаны из толстой, дубленой кожи. Конечно с его парчовым дублетом такие штаны не сочетаются, но он гвардеец, а не столичная светская модница и на моду, когда он на службе, ему плевать с высоты башни городской ратуши. С Поклонной они вышли на Храмовую, еще в прошлом году именно она выходила на Площадь Розаны, а не Поклонная как сейчас. Несмотря на то, что практически вся улица залита кровью, тел нигде не видно. Никто идти по Храмовой улице не хотел, но обходить ее и выходить на улицу Святой Арниетты, явно хотелось еще меньше. Их едва не зажали на самом выходе с Храмовой на улицу Трех Угодников. Им даже пришлось разделиться разбегаясь по ближайшим домам и заваливая двери изнутри. После их уже изрядно потрепанная армия ведомая герцогом Эт'Бли вновь слилась воедино. По улице Трех Угодников они дошли до небольшой площади названной Цветочной и там приняли свой последний бой.
  
  ***
  
  К тому моменту, когда они вышли на Цветочную площадь их осталось ровно шестьдесят, он после последней стычки на ходу пересчитал людей, трое стражников из числа подчиненных сотника Верада сами вызвались задержать умертвии. Он всегда уважал таких людей, способных без приказа пойти и сделать то, что другие хоть ты трижды им прикажи, ни когда не сделают. Цветочная площадь встретила их образцово-показательными баррикадами за которыми выстроившись цепью через одного стояли арбалетчики и пикинеры, а у фонтана что находится в центре площади были поставлены шатры из ткани двух цветов - грязно-оранжевого и светло-голубого, цветов Эс'Хент, то есть короля. Никого из них не насторожило полное отсутствие останков убитых умертвии, в тот момент он, как наверное и все остальные испытал облегчение - у них получилось, они смогли вырваться. Что его действительно насторожило, так это то, что их заметили только, когда они практически вплотную приблизились к баррикадам. До него донеслась команда отданная кем-то стоящим вне поля зрения и арбалетчики взяли бегущих людей на прицел, следующая команда заставила арбалетчиков выстрелить по ним. До этого момента он был абсолютно уверен, что стрелять в них не будут. Можно было подумать, что укрывающиеся за баррикадами воины, приняли их за умертвии, но он был абсолютно уверен в том, что стреляющие по ним, понимают что перед ними не умертвии. Правда понял он это после того, как первые болты выпущенные по ним, нашли себе жертву, понял это и герцог Эт'Бли, наверняка поняли и остальные, но ни один из них не остановился и даже не сбросил скорости, наоборот он сам побежал еще быстрее. Арбалет очень грозное оружие, чем меньше дистанция, тем больше его убойная сила, но скорость перезарядки арбалета сводит на нет этот плюс. Впрочем в умелых руках, арбалет чуть менее скорострелен чем лук, зато гораздо опаснее, что и доказали пятеро верных ему арбалетчиков. Каждый из них прямо на ходу успел выстрелить по три раза, на большее болтов не хватило и то, те которые они выпустили, были получены от герцога Эт'Бли. После нападения твари, что отважилась влезть в дом полный гвардейцев, среди его людей, осталось всего два человека умеющих должным образом обращаться с арбалетами. Те же что прятались за баррикадами после первого залпа, так ни разу и не выстрелили, а потом уже поздно было, смешанная толпа из стражников и гвардейцев налетела на баррикады. А за баррикадами расположилась небольшая армия, человек в триста.
  
  Первым обагрил свое оружие кровью сотник Верад, увернувшись сразу от двух пик он бросил кинжал ранее висевший у него на поясе, в одного из арбалетчиков и попал тому точно в правый глаз. Штурм баррикад занял считанные мгновения, несколько гвардейцев из числа подчиненных герцога Эт'Бли без какой-либо команды и не сговариваясь между собой выстроили живую лестницу по которой они и забрались на баррикады. Арбалетчики так и не успели дать второго залпа, пикинеры стоявшие в первом ряду тоже показали себя не с лучшей стороны. И все же он был вынужден наблюдать за тем, как гибнут его люди. Беготня по улицам и стычки с нежитью измотали людей и в тоже время он видел, как дорого они отдают свои жизни. В какой-то момент сквозь шум боя ему показалось, что он слышит по девичьи визгливый голос баронета Варианда который раз услышав, вряд ли можно не узнать услышав его снова, но самого Варианда он не видел, тот находился где-то далеко за спинами прижавших их к баррикадам воинов. Загнанные в угол, если можно так сказать про них практически прижатых к баррикадам, они дрались с отчаянным остервенением. Гвардейцы в первые же минуты вырезали всех оказавшихся по близости пикинеров и не успевших убежать арбалетчиков, однако сейчас к баррикадам их подпирают щитоносцы за спинами которых прячутся мечники. Иногда плотная стена щитов расступается на какое-то мгновение и в узкую щель шириной в пол пальца проскальзывает лезвие меча, выискивая себе жертву. Если бы не герцог Эт'Бли их бы так и закололи мечами прижав к баррикадам. Герцог подгадал момент когда появилась щель и первым сунул в нее меч, однако щиты не смогли сомкнуться вновь не из-за мешавшего им меча герцога, им помешал сотник Верад шагнувший вплотную к щитам и без раздумий сунувший в щель руку. Казалось бы сотник неминуемо должен был лишиться руки, но видимо с той стороны не нашлось никого, кто бы ему ее отрубил. Дальше долго ждать не пришлось, в слабое место сразу же был нанесен удар, двое стражников обнявшись точно изрядно перебравшие в таверне мужики словно тараном, двумя ногами в одно место нанесли сокрушительный удар. Державший щит воин не выдержал такого напора и его повалило на спину вместе со щитом. Герцог Эт'Бли первым бросился в образовавшийся проход и сходу снял голову с плеч другому щитоносцу, ровный строй дрогнул и распался и гвардейцы схлестнулись с мечниками. Судя по тому с какой скоростью сокращалось войско Варианда, он набрал его из крестьян, других объяснений у него почему они до сих пор еще живы, просто не было. И все же их становилось все меньше и меньше.
  
  Он не чувствовал боли и потому не сразу заметил, что его ранили, у него из правого бедра торчал арбалетный болт с черно-желтым оперением. Однако ему пришлось забыть о ране, двигаться ему она не мешает, а вытащить болт все равно некогда. Звон стали о сталь буквально оглушал его, наверняка и других тоже, но это тоже не было для него проблемой. Проблемой для него была кровь заливающая глаза, ведь в отличии от стражников и людей Варианда у его гвардейцев, как и у людей герцога Эт'Бли, нет шлемов. Впрочем, воинов Варианда, шлемы никоим образом не спасали от смерти. В тот момент, когда он уже начал выдыхаться, рядом оказался Верад и в прямом смысле подставил ему плечо, давая возможность опереться на него и перевести дух. Если бы Верад так не сделал, самому встать ему бы вряд ли удалось, а так он вполне мог одновременно и отдыхать и немного махать мечом. Несколько минут отдыха и он снова в строю и теперь уже он прикрывает собой Верада давая тому отдохнуть. Одетый едва ли не в полноценный латный гарнитур стражник казалось совсем не устал, минута и он тоже встал в строй. В отличии от них у людей Варианда признаков усталости не наблюдалось, все, кто устал, уже давно отправились на вечный покой.
  
  Отбиваясь сразу от двух насевших на него мечников, он на шаг отступил от Верада и почувствовал толчок в спину, толчок был не достаточно сильным чтобы свалить его с ног и тем не менее он упал, перед этим успев угостить одного из мечников остро отточенной сталью, ударив того острием прямо в лицо, Верад закончил начатое им дело. Лежа на боку на залитой кровью площади, не имея возможности пошевелиться он наблюдал за тем, как медленно тающие остатки стражи и гвардейцев все крепче и крепче сплачиваются вокруг герцога Эт'Бли. Старик не смотря на возраст держится весьма бодро, а уж как он управляется с мечом, так и вовсе залюбуешься. Ни каких мыслей о том, что он сейчас умрет у него не возникло, он просто лежал и наблюдал за тем, как управляется с мечом Его Милость. Так продолжалось до тех пор, пока герцог не вышел из поля его зрения, больше он никого не видел, только слышал звон стали, да крики боли и ярости. Прямо напротив него, точно также как и он, в крови, лежал один из гвардейцев герцога Эт'Бли, совсем молодой парень, наверное и тридцати нет, ему бы еще жить, да жить, но судьба распорядилась иначе. Глядя в глаза молодого гвардейца остекленевшим взглядом уставившиеся в никуда, он даже не думал о том, что он сам уже на краю могилы. Шум боя слившийся в монотонный звенящий гул на какое-то мгновение стих и баррикада за спиной мертвого молодого гвардейца беззвучно разлетелась в мелкие щепки. Неожиданно стало очень холодно и все вокруг мгновенно покрылось инеем, по земле прокатилась волна обжигающе холодного воздуха, воцарила жуткая тишина. Когда-то, очень давно, когда он был еще ребенком, он читал о Смерти, о том, как она выглядит. В библиотеке его деда было множество книг посвященных мифам и легендам, когда-то старый барон разъезжал по Малому Толло выискивая что-нибудь очень-очень старое, древние развалины, склепы, какие-нибудь необычные места с которыми связаны легенды из книг которые он собирал. Прежние короли щедро награждали таких искателей, но еще больше за разный хлам с древних капищ и руин, платили дворяне и маги. Его дед сколотил на продаже различных черепков и прочего подобного хлама целое состояние и даже собирался прикупить титул маркиза, но так и не сделал этого сгинув в поисках очередных развалин. Отец же не питал страсти деда к истории, его страстью были азартные игры, женщины и вино, и очень быстро он пустил все нажитое его отцом состояние по ветру, после чего в конец спился и умер. В той книге которую он когда-то читал, облик Смерти не был постоянен, одним она являлась в облике иссохшей старухи с косой, для других в облике прекрасной девы, третий видели вместо человека черную лошадь с горящими красными глазами, таких обличий у Смерти было великое множество. Откуда это стало известно автору если все видевшие Смерть - умерли, он понятия не имел, тогда его этот вопрос не интересовал, впрочем сейчас он тоже им не задавался, просто увидев приближающуюся к нему Смерть, он сразу вспомнил то, о чем давно уже забыл. Его Смерть не была старухой с косой и черной лошадью с горящими глазами она тоже не была, из великого множества своих обличий, его Смерть, выбрала себе облик обыкновенной светловолосой девочки в белом платьице. Его Смерть шла не спеша, каждый ее шаг сопровождался мелодичным позвякиванием невидимых колокольчиков, ему даже показалось, что этот тоненький, серебряный перезвон звучит громче, чем недавно звеневшая над ухом сталь. Его Смерть, прошла сквозь пролом в баррикадах и обойдя тело молодого гвардейца подошла к нему, он хотел было встать, но не смог, его одежда вмерзла в застывшую кровь. Неожиданно к девочке подошел герцог Эт'Бли и низко поклонился, ответив герцогу коротким кивком девочка перевела свой взгляд на него и ее глаза немного расширились, после чего она тут же опустилась на колени перед ним и провела рукой по его левому боку, после чего вновь посмотрела на герцога и сказала.
  
  - Нужны носилки, он еще жив.
  Герцог тоже посмотрел на него и ему показалось, что старческое лицо герцога неожиданно стало немного моложе и светлее.
  - Жив? - словно не веря произнес герцог Эт'Бли и сам же ответил на свой вопрос. - Жив, сучий сын. - голос герцога наполнился неподдельной радостью и облегчением которые он неумело пытался скрыть за маской серьезности и равнодушия с которым он практически сразу же крикнул. - Тащите носилки демоново отродье!
  Девочка дотронулась до его головы и он погрузился во тьму.
  
  Лишь через несколько дней он узнал, что его, герцога Эт'Бли, сотника Верада который тоже оказался ранен, хотя и не так серьезно как он и еще тринадцать уцелевших в том бою гвардейцев и стражников, от неминуемой гибели спасла миледи Лурия.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  Выслушав доклад слуги он опустился в кресло. И без того практически неконтролируемая им ситуация окончательно вышла из под контроля, в дело вмешались маги из филиала Имперской Академии Магии, до этого остававшиеся в стороне. Тот, кто должен был удержать магов в узде, каким-то невероятным образом оказался в подвалах королевского замка. Кроме того, немногим ранее, стало известно куда подевался Деникуроз, его и двух подчинявшихся ему баронов тоже заключили под стражу. Как такое могло произойти у него в голове не укладывалось, как Деникуроз мог позволить взять себя в плен? Даже если кто-то из магов помогал гвардейцам, Деникуроз далеко не такой слабый некромант, чтобы его можно было просто так схватить.
  Тяжело вздохнув он посмотрел на Керулеза который уже полностью растерял весь свой пыл. Люди Керулеза были полностью выбиты из верхних и частично были вытеснены из нижних районов города. И только он не позволяет сейчас остаткам стражи и гвардейцев объединиться с королевскими войсками кинув на это практически всю массу обращенных в городе. Но пугает его не поражение, в отличии от простых смертных у него всегда будет время подготовиться получше и повторить попытку. Его пугает то, что Деникуроз оказавшись в руках своих будущих палачей выдаст его и вот тогда ни о какой повторной попытке речи уже быть не может. Если Деникуроз заговорит, то отсидеться прячась под личиной Великого Магистра уже не получиться.
  
  - Нам необходимо срочно избавиться от Деникуроза. - озвучил он свои мысли вслух.
  - Предлагаешь его убить? - Керулез кажется ничуть не удивился услышав то, что он сейчас сказал.
  - А ты видишь хоть какую-то возможность вытащить его? Если он заговорит, а он заговорит и ты это знаешь. Нам тогда еще долгое время дорога сюда будет закрыта.
  - Чтобы сюда вернуться, для начала нам как-то надо будет отсюда выбраться. Но ты прав, если Деникуроз заговорит, то вполне возможно, что нам будет несколько затруднительно покинуть Лотию. - согласился с ним Керулез. - И как ты предлагаешь избавить нас, от нашего неудачливого союзника, его ведь наверняка держат там, куда нам вряд ли удастся пробиться?
  - Это я возьму на себя, в отличии от вас, я не привык дергать за все свои ниточки сразу. А сейчас нужно готовиться к бегству, я уже чувствую, что за нами уже идут.
  После этого он посмотрел на слугу и приказал начать собирать остатки гулей и альгулей.
  
  Пьер.
  
  Он посмотрел на карту еще раз с только что внесенными поправками - те маневры, которые совершал неприятель ранее, теряли всякий смысл. Раньше неприятель стремился отрезать стражу, гвардейцев и королевские войска друг от друга, при этом пытаясь подавить очаги сопротивления внутри уже взятых им под свой контроль территорий столицы. И кроме того неприятель пытался взять королевский замок штурмом сходу, что выглядело крайне глупо и нелогично, ведь это приводило к большим потерям в стане войск неприятеля. Сейчас же неприятель по-прежнему продолжая сдерживать королевские войска, похоже совсем отказался от штурма замка, как и от его осады, что весьма странно, особенно после попыток взять ворота замка штурмом. Кроме того войска неприятеля, точнее их человеческая составляющая ушли из верхних районов города оставив там лишь нежить.
  
  Полчаса назад Лурия, через герцога Эт'Бли доложила, что знает, где примерно надо искать логово неприятеля и практически сразу после этого появились сведения о перемещениях войск неприятеля. Он уже пожалел о том, что не пошел с Лурией, иначе он бы наверняка смог переубедить ее, в ее стремлении сегодня же поставить точку в этом бардаке. Впрочем, у них изначально была договоренность не действовать в одиночку и уже тогда он отлично понимал, что Лурия все равно сделает все по-своему. Дослушав вместе с присутствующими за столом Грегором, Эрнилом и герцогами Ен'Гор и Эт'Бли, доклад вестового он тяжело вздохнув встал из-за стола. Сейчас он уже не участвует в принятии решений, сейчас его цель заключается в том, чтобы допросить некоего Деникуроза схваченного Лурией. Связанного магическими путами по рукам и ногам некроманта около часа назад доставили королевские маги которыми по идее должна была командовать Лурия, но сама она отправилась дальше и в результате спасла герцога Эт'Бли, от как их заверил сам герцог - неминуемой гибели.
  
  Вадим.
  
  Я уже со счета сбился от того, в который уже раз за сегодня меня тошнит. Сейчас это просто спазмы - в желудке пусто, все что в нем было осталось где-то там, на первых улицах самого верхнего района Нерде. Убивать, это явно не мое, даже нежить, даже животных, но приходится, сам ведь захотел отправиться в город. Удачно мне подвернулся тот некромант. Пока приданные мне в подчинение маги, магистр Франц и шесть его подчиненных занимались чисткой улицы от умертвии, я занимался поиском 'кукловодов', если можно так назвать некромантов управляющих нежитью. И ведь лихо замахнулись, сразу почти все население столицы себе во служение поставили, хорошо еще до стражи, гвардии и королевских войск не добрались, а то совсем пиши пропало. На улицах города, местами можно найти следы настоящих побоищ, только вот тел нет, кровь повсюду, а тел нет совсем. Надо думать это потому что некроманты подняимают убитых пополняя тем самым свою армию. Какие нахожу тела и останки, приходиться сжигать, вонь наверное стоит невероятная, но даже то, что я не чувствую запаха горящих тел, не может удержать меня от того, чтобы не начать блевать. Хоть и стараюсь не смотреть, а все равно, аж наизнанку выворачивает. Мне вот до сих пор интересно, что думал тот некромант которого я скрутил, что он хотел сделать? Ведь я ему зачем-то живым понадобился иначе натравил бы на меня своих шавок и все. Еще мне интересно было бы узнать, стал бы он прятаться от меня увидев, как я превращаю его собачек в кровавые лепешки или нет? Все-таки некроманты действуют иначе чем маги, кто его знает, что бы он мог мне сделать, хотя я ведь уже не совсем простой маг, тоже могу жахнуть что-нибудь эдакое и... все, полный аминь. Надо сказать, что заклинания-молитвы очень хорошо действуют на нежить, но мне кажется, что лучше и эффективнее действовать более традиционными методами, то есть просто сжигать, это куда быстрее и надо думать, что экономичнее, ведь я не знаю сколько праны у меня есть в запасе и что будет, если я ее всю потрачу.
  
  Двигаясь в указанном мне некромантом направлении, я встретил герцога Эт'Бли. Можно сказать что герцог, чей возраст от меня сокрыт (мне это просто не интересно) густою сединою, отжег в стиле - триста спартанцев. Кучка воинов под руководством герцога Эт'Бли, схлестнулась со значительно превосходящим их по численности войском неприятеля. Убивать на той площади я никого не стал, ну не мое это, хотя всех предателей, как все закончится наверное казнят, измена и сговор с некромантами, за такое по головке если и погладят, то только топором палача у шей.
  
  ***
  
  Кое-как отплевавшись я пошел дальше, улица полностью залита кровь, не только мостовая, кровь на стенах домов, местами брызги аж до второго этажа достали. Не знаю что здесь могло произойти, да и знать если честно не хочу. Сделав несколько осторожных шагов я остановился и прислушался, еще когда я был в самом начале улицы, мне показалось, что я что-то слышал, какой-то шум, скрежет и стоны. Но подумал, что мне это показалось, мало ли, может это ветер в сточных трубах воет или еще что-то подобное, нежить вообще звуков не издает, разве что, когда движется, но делает она это молча. Скрежет и стоны мне явно не померещились, сейчас я услышал их куда более отчетливо, от этого стона у меня аж мурашки по спине пробежали, хотя скрежет у меня вызвал куда больше мурашек, от него аж скулы свело, звук был такой, как будто кто-то специально пенопластом по стеклу проводит (только вот нет здесь пенопласта).
  
  Звук доносился из приоткрытых дверей парадной дома на правой стороне улицы. Это был двухэтажный дом из серого камня, как и большинство домов в столице (в Нерде кирпичные дома можно по пальцам одной руки пересчитать). За плотно задернутыми занавесками в окна ничего разглядеть у меня не получилось и я, как бы мне не хотелось обратного, зачем-то подошел к дверям. В парадной было темно, так что я прибег к магии, заодно и другими заклинаниями обшарил все внутри. Как-то это странно, пойти искать наверняка очень сильного некроманта, мне не страшно, а вот войти в темную парадную даже при максимально усиленной магической защите, мне почему-то невероятно страшно. Ничего жуткого я в парадной не увидел, небольшой меблированный вестибюль какие есть практически в каждом даже не богатом доме. Вновь раздавшийся скрежет каким-то причудливым и жутким эхом прокатился по дому заставляя мороз пробежать по коже, вынуждая всматриваться в темные коридоры ведущие из вестибюля в атриум. Источник того самого жуткого звука который я слышал и на улице и когда уже был в доме, находился в атриуме. Вся мебель какая еще недавно стояла в атриуме была разбита и сломана, под ногами то и дело хрустело битое стекло, тоже не очень-то приятный звук, но не такой противный как тот, что я слышал всего минуту назад. Когда я прокрался в атриум по одному из коридоров, то увидел в нем весьма забавную, хотя в тоже время жуткую картину. Среди обломков мебели у бронзовой статуи в центре атриума было три зомби (еще их называют умертвиями, но мне привычнее называть их про себя просто зомби). Кто-то очень постарался насадить всех троих на одну пику словно бабочек на булавку и у него это получилось, правда этот кто-то еще и статую прихватил, просунув пику, статуи, какого-то мужика, между ног. С одной стороны статуи стоит один зомби, с другой двое. Скрежет издает древко пики когда зомби начинают двигаться и древко елозит по бронзовому основанию статуи. Древко пики сделано из какого-то металла, а не из дерева, на конце древка небольшой шар, медный или еще какой, в темноте не разберешь, а кошачий глаз не позволяет четко различать все цвета и оттенки. Наконечник пики имеет весьма своеобразную форму, как у декоративных пик с какого-нибудь забора, на нем присутствуют украшения в виде завитушек. Но потом все встало на свои места, пика, когда-то была частью статуи, эту пику и должен был держать сей бронзовый мужик. Кто-то смог вырвать пику из рук бронзового дядьки и использовать ее как оружие - удачно использовать. Еще через минуту я нашел стяг который раньше был закреплен на это самой пике, а затем вновь услышал стон. Зомби услышав этот стон задергались, древко пики проскрежетало так, что у меня снова аж зубы свело, стон шел откуда-то с галерей наверху. Поднявшись по узкой лестнице на галерею я практически сразу же увидел того, кому принадлежал этот протяжный, полный боли и безнадеги стон. Стражник сидел привалившись спиной к стене, практически у самых его ног лежали еще двое, тот что сидел был еще жив и все еще продолжал сжимать в опущенной на пол руке полуторный фламберг. Стражник был ранен, под ним натекла большая лужа крови (вряд ли конечно, это была только его кровь, иначе он бы уже давно умер от потери крови, но меня это вообще не волновало), его пластинчатая кираса выглядела так, словно ее хорошенько пожевали, выплюнули и снова надели на стражника. Его шлем выглядевший ничуть не лучше кирасы, валялся в стороне от стражника на расстояний его вытянутой руки. Я не мог пройти мимо тел мертвых стражников чтобы не посмотреть на них (отвратительное зрелище. Почему-то мертвый человек во мне вызывает куда большую неприязнь чем зомби), кирасы обоих стражников имели рваные дыры, как будто следы от когтей, а одного судя по всему, даже ели, его левая рука была обглодана практически до костей. Тот стражник что еще был жив, снова застонал и я вновь посмотрел на него, почему-то только сейчас я заметил что у него нет глаз, его ослепили и не похоже что это вышло случайно, кто-то намеренно лишил стражника зрения. Мертвые тела еще ладно, но увиденное изуродованное лицо стражника не могло не впечатлить, и оно впечатлило меня так, что я начал блевать прямо там где стоял. Блевать было категорически нечем, в желудке уже давно образовалась ноющая пустота, однако спазмы все равно вынудили меня согнуться по полам.
  
  Звуки производимые мной услышал стражник. - Кто здесь, Ариан? Марк? Это вы? - голос у раненого был хриплым, тихим, после этого, он еще что-то сказал, но как-то невнятно и я не расслышал что именно он произнес.
  
  Промокнув платком горькую слизь я вроде бы снова более менее пришел в себя, стражник к тому моменту снова умолк. Внизу зашевелились зомби и снова зазвучал мерзкий скрежет который закончился не менее протяжным глухим рыком, а затем, на галерею, сломав парапет, запрыгнуло нечто похожее на смесь гориллы с медведем. Стоило мне увидеть эту зверюгу как откуда-то из глубин разума выплыло желание бежать как можно быстрее и желательно не оглядываться. Но я даже с места не сдвинулся, во первых я действительно испугался, а во вторых испугавшись я машинально нанес по этому медведю сокрушительной силы удар в виде града из огненных шаров и пока зверюга была объята пламенем, я успел подумать, что все закончилось и убегать не надо. Пламя погасло наверное через минуту, все это время зверюга оставалась на месте и молчаливо изображала из себя мертвеца. Зато после того как огонь погас, туша покрывшаяся черной коркой сгоревшей плоти зашевелилась и встав на все четыре лапы глядя прямо на меня взревела. В то время пока я смотрел как шевелится эта зверюга, мой организм еще раздумывал, стоит ли ему сдерживать все то, что находиться в нем, а в тот момент когда зверь заревел я ощутил, как по моим ногам течет что-то теплое. Я мнивший себя непобедим и неустрашимым, глядя на то, как встает хорошо прожаренная мной зверюга, напустил 'в штаны', только я этого не успел осознать, я вновь атаковал. В монстра попеременно полетели то огненные шары, то ледяные стрелы, то молнии. Молнии произвели на монстра куда большее впечатление, чем огонь и лед и потому я жахнул по нему несколькими электрическими шарами похожими на шаровые молнии. Только вот все что я сделал, вместо того чтобы убить монстра, разозлило его еще сильнее и он без разбега прыгнул на меня. Машинально выставив перед собой руки я ощутил сильный удар, туша монстра врезалась в мою магическую защиту и ознакомилась со всем тем, что я там наворотил. Вот и представился случай в бою испробовать свое творение. Знал бы что так будет, ни за чтобы не полез в этот дом, да и вообще не вышел бы за ворота замка. Надо было поговорить с Пьером, да сбежать как и предполагал изначальный план действий, но я, мать его супер-герой недоделанный, решил показать насколько я крутой попаданец - вот и попал. Монстра врезавшегося в невидимую преграду встретил целый набор убийственных для всего живого, заклинаний, только вот монстр и не думал умирать, его конкретно так приложило всем понемножку и отбросило к лестнице по которой я поднялся на галерею, сам я едва смог устоять на ногах (естественно, что это не лично моя заслуга, без магической подпорки я бы не устоял, как я ее поставил я абсолютно не помню), когда туша монстра упала, пол под ногами заходил ходуном, а внизу грохнулось что-то большое и тяжелое. Глядя на то, как монстр снова встает я не долго думая обвалил на него часть потолка и стены, а когда куча вновь зашевелилась то сформировал из обломков голема. Еще не до конца сформированный голем врезал своим каменным кулаком монстру по башке и я как в каком-нибудь боевике - увидел фонтан брызг. Голем разом снес монстру половину черепушки, но мне на зло и удивление это не убило монстра, зато заставило его забыть обо мне и заняться големом, но тому повышенное агрессивное внимание к своей скромной персоне было абсолютно параллельным. Хряснув монстра в голову еще раз голем сбросил тело с галерей, туша монстра загремела знатно, после этого окончательно сформированный голем спрыгнул вниз и добил монстра, а также трех зомби. Подойдя к сломанному парапету я посмотрел вниз, голем хорошо отделал монстра превратив его в отбивную и оторвал ему все, что можно было оторвать. Только после этого я вспомнил о стражнике и обернулся, стражник все также сидел прислонившись спиной к стене, только сполз немного, я хотел было подойти к нему, но не стал, стражник был мертв, наверное тряска вызванная мной и монстром, доконали его. Постояв еще какое-то время бездумно глядя на мертвое тело стражника я наконец заставил себя выпустить в него огненный шар, тела двух других стражников тоже поджог и глянув вниз подпалил останки монстра и зомби. Проклятый дом я покинул только после окончания процесса кремации, мог бы уйти и раньше, но боялся устроить пожар. Уже будучи на улице я поискал место, где можно было спрятаться и стянул с себя мокрое 'грязное' белье.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  Он отчетливо ощутил момент гибели одного из своих макабров, убить такого зверя практически невозможно, без участия магии разумеется. А раз макабр погиб, значит его убил маг и это должно быть очень сильный маг. Чтобы справится с макабром магией, надо знать и уметь многое, а еще обладать большим запасом магической энергии. И все равно нет никаких гарантий, что даже очень сильный маг справится, макабры в отличии от прочей нежити обладают феноменальной подвижностью и это при том, что они обладают большой массой и практически не восприимчивы к огню, а уж простого оружия они и вовсе не боятся.
  
  - Пора уходить отсюда. - вставая с кресла произнес он глядя на Керулеза. - Кто-то убил одного из макабров.
  - Скорее всего кто-то из магов Академии. - ответил Керулез.
  - Вероятнее всего так. - не стал спорить он. - И я, очень не хочу встречаться с магом, который смог убить макабра.
  - У тебя ведь их осталось еще пять, натрави их всех, да и покончи с этим магом, какие проблемы? Или боишься, что он сможет справиться со всеми? Да и к тому же, откуда у тебя такая уверенность, что тот маг выжил?
  - Такой уверенности у меня нет, но тем не менее, отсюда нам лучше уйти.
  - Как скажешь. - ответил Керулез и вставая со своего кресла спросил. - Где будем прятаться?
  - В церкви.
  - Думаешь там искать не будут?
  - Думаю не станут, это может вызвать негативную реакцию со стороны простого люда.
  - Надеюсь, что ты прав.
  
  Дав одному из живых слуг указание перевезти все его вещи в церковь Лазаря он направился к парадным дверям где у крыльца их ожидала карета, но уже будучи у дверей он что-то почувствовал и сославшись на то, что он кое-что забыл пропустил Керулеза вперед. Керулез оказался не так чувствителен и потому без опаски вышел на улицу, он стоя в коридоре проследил за ним и в тот момент когда Керулез упал, поспешил к черному ходу. Не смотря на сложность ритуала, прямо на ходу он призвал оставшихся макабров к себе.
  
  Владыка Керулез.
  
  Он вышел на улицу первым и направился к ожидавшей их карете, та стояла у крыльца с распахнутой дверцей и его ничуть не насторожило что возницы нет на месте. Однако стоило ему поставить ногу на подножку кареты как его словно оплела невидимая паутина и он не устояв на ногах завалился на бок, стукнувшись при этом головой и потерял сознание.
  Очнулся он уже будучи в карете которая куда-то ехала, одновременно с возвращением сознания пришла и боль, болела шишка на голове. Дотронувшись до шишки он зашипел от боли, шишка показалась ему весьма крупной и очень сильно болела.
  
  - Как вы себя чувствуете? - неожиданно для него в темноте прозвучал девичий голос.
  
  За окном уже стемнело и от того в карете тоже было темно, раздался тихий щелчок и под потолком кареты загорелся небольшой шарик холодного белого света заставший его ненадолго зажмуриться и вытереть проступившие в уголках глаз слезы. Когда он открыл глаза и они привыкли к свету он посмотрел на сидящую напротив него девушку которая потупила глазки и слегка порозовела стоило ему бросить на нее взгляд. Девушка сидела ровно, но чувствовалось какое-то напряжение в ее позе. Его взгляд скользнул по плотно сжатым коленкам изящных девичьих ног и уперся в кружево на подоле белоснежного платья что было на девушке. Стоило ему после этого снова посмотреть девушке в глаза, как та вновь потупила взор и покраснела еще гуще. Однако даже не прибегая к своим способностям он сразу же понял, что перед ним маг и ориентируясь на реакцию девушки, он сделал вывод, что она еще молодая ученица, ведь девушки хорошо знающие мужчин, редко реагируют на взгляды которыми их одаривают мужчины, подобным образом.
  
  - Я в плену? - он пошевелился меняя позу на более удобную, девушка напряглась и еще чуть плотнее сжала колени, хотя казалось, что плотнее уже некуда и кивнула в ответ на его вопрос. - Я маркиз Вьен Эр'Даль, а как ваше имя юная леди?
  - Лурия. - девушка покраснела, чуть опустила голову и отвела взгляд глядя в окно.
  - Могу я узнать, куда мы едем?
  - Разумеется Ваша Милость, мы едем в замок Его Величества.
  - Я могу знать причину моего ареста?
  - Да, но об этом вам лучше разговаривать с Его Величеством.
  
  Воцарила тишина, он думал что ему делать, справиться с опытным магом он вряд ли сможет, а вот если девушка что сидит напротив действительно ученица, то это меняет дело. Остается лишь выяснить с кем он имеет дело.
  
  - Вы ведь маг, верно? - стараясь прикинуться простачком спросил он и получив утвердительный кивок спросил. - И как давно вы практикуете магию юная леди?
  - Третий год... - девушка оторвалась от созерцания ночи за окном и перевела взгляд на него. - А что?
  - Ничего... - при этом он продемонстрировал раскрытую ладонь и растопырил пальцы. - Просто интересуюсь, для поддержания беседы.
  
  Услышав цифру в три года он мысленно закивал своим вывода, перед ним действительно ученица, тогда где же ее наставник, ведь кто-то схватил его, кроме того, кто-то убил макабра Мангера, ученица этого сделать точно не могла. Подумав так, он сам же нашел логическое объяснение тому, что в карете только он и начинающая магичка, ее наставник погнался за Мангером. Думая так он посмотрел в окно и понял, что они скоро подъедут к мосту ведущему в королевский замок. План действий созрел моментально, он даже подумал, что не будет убивать магичку, а вместо этого захватит ее и сделает из нее себе прислужницу. При этом он успел подумать, что у него давно уже не было хотя бы одного слуги, а ведь когда-то он окружал себя красотками с которыми он часто любил проводить время. Но сперва ему надо отвлечь магичку, чтобы успеть сформировать заклятие.
  
  Делая вид будто бы он достает из под манжета спрятанный там платок он начал формировать заклятие, достав платок он сделал вид будто уронил его и наклонился чтобы поднять. Магичка поджала ножки и насколько могла плотно сжала их по всей длине, чем еще больше убедила его, что она всего лишь молодая и глупая ученица. Одновременно с тем как платок оказался в его правой руке, левой он отправил готовое заклятие в сторону магички.
  
  ***
  
  Хлюпая разбитым носом он вылез из кареты и вновь прижал к нему платок. Его заклинание никак не подействовало на магичку, а вот его замешательство с подбором оброненного им платка, она восприняла как его стремление заглянуть ей под юбку. Придись удар чуть ниже и кроме носа, она разбила бы ему еще и губы.
  
  - Задерите голову вверх и держите так, пока кровь не остановится. - послышался голос магички у него за спиной, к нему подошли двое в серых мантиях и обступили его с двух сторон. - Пожалуйста сопроводите Его Милость в его камеру. - обратилась к ним магичка и обратилась к нему. - Прощайте маркиз, хотя если Его Величество решит вас помиловать, мы с вами еще встретимся, так что наверное правильнее будет сказать, до свидания. - после этого магичка коротко кивнула ему и добавила обращаясь к магам. - Можете увести Его Милость.
  
  Пьер.
  
  - Ну скажи мне... - он стоял почти посреди комнаты в которой временно живет Лурия повернувшись лицом к двери. - Зачем было так рисковать?
  Когда он пришел, Лурия едва не выставила его за дверь, но потом смягчившись разрешила ему остаться и сейчас-то он отлично понимает, что эта ее мягкость была обманчива, ведь сейчас его подвергают самой изощренной пытке. Когда он пришел Лурия только вышла из купальни и на ней было только банное полотенце. С каждым шорохом за спиной все мысли которые он самым тщательнейшим образом пытался собрать в кучу, разлетались как тополиный пух на ветру.
  - Ты ведь отказался пойти со мной. - вообще-то она сама не хотела того, чтобы он пошел с ней, но спорить с Лурией он не стал.
  - Да, но все же... Я... мы все, волновались... А твой ненаглядный Эрнил, так и вовсе каждые полчаса порывался выдвинуться с остатками гвардейцев тебе на подмогу. И если бы не Грегор, он вряд ли бы каждый раз оставлял эту затею неосуществленной. Потому как я на него никакого влияния не имею.
  - Так за кого ты больше переживал, за меня или за Эрнила и его войско? - воздух наполнился цветочным ароматом сбивающим с мысли.
  - За тебя конечно, Эрнил мне никто, а ты...
  - А я кто?
  - Ну-у-у...
  Он почувствовал прикосновение к спине. - Ну ладно, можешь не отвечать.
  - Ну почему же, я могут ответить. - он обернулся и посмотрел девушке в глаза.
  - Да?
  - Да, я ведь говорил тебе, что люблю...
  - Мы кажется договаривались, между нами только...
  - Дружбы между мужчиной и женщиной быть не может, это неоспоримый факт. Но я могу себе позволить любить тебя, хотя бы как сестру, которой у меня никогда не было?
  - Хм-м-м... - Лурия отступила от него на шаг и слегка пощепала себя за нижнюю губу. - Да, такой ответ принимается, как сестру меня любить можно.
  - А раз так, то ты должна понимать, что я был бы очень опечален, если бы с тобой что-то случилось...
  - Но ведь ничего же не случилось.
  Он бессильно опустил руки и тяжело вздохнул. - И я рад, искренне рад тому, что с тобой ничего не случилось.
  Немного подумав Лурия сделала шаг к нему и обняла. - Обещаю, что в следующий раз буду осторожнее.
  - Еще осторожнее чем сегодня? - он как ему показалось уловил суть. - Что-то все-таки случилось?
  Лурия выпустила его из объятий и насупилась, а он поймал себя на мысли - что эта хитрая лиса хочет ускользнуть от ответа.
  - Так что же случилось? - он все-таки решил повторить свой вопрос.
  - Ну-у-у... - девушка нахмурилась еще сильнее. - Я искала того, кто стоит за всем тем, что твориться в городе. В общем там был дом, я зашла в него, потому что мне показалось что в доме кто-то стонет. Нашла трех умертвий и тела трех стражников, один еще был жив когда я только пришла. А потом появилось большое чудовище, я испугалась и... убила его, однако стражника я не спасла, он умер пока я была занята чудовищем. А чуть позже, я встретила маркиза, как раз там, куда мне и указал первый плененный мной некромант.
  - Хм-м-м... Ты можешь описать то чудовище с которым ты сражалась? - он прошел в угол комнаты и сел в одно из кресел. - Какое оно было?
  - Я же говорю чудовище, большое и страшное.
  - Насколько большое?
  - Ну не знаю. - Лурия начала что-то плести и в итоге перед ним появилась объемная иллюзия того монстра с которым ей довелось встретится. - Вот таким и был тот монстр. Бр-р-р...
  Он посмотрел на чудовище, не то чтобы он сильно разбирался в нежити, но кое-что он знает и продемонстрированное ему чудовище он узнал - это был макабр.
  - Ты уверена, что это было именно такое чудовище?
  - Абсолютно.
  - И ты убила его?
  - Ну-у-у, не совсем я... Его убил голем, но ведь это я подняла того голема, так что...
  - И ты не знаешь, что это за чудовище?
  - Откуда?
  - Ну мало ли, может ты читала об этом и...
  - Нет, то, что мне не интересно, я не читаю. Но теперь, я обязательно прочту все, что связано с нежитью. Итак, что с этим чудовищем не так?
  - Это макабр один из видов высшей нежити, надо думать, что конкретно этот, был не очень больших размеров раз смог пройти в дверь. Скорее всего начальная стадия созревания, в общем молодая особь.
  - Так, и чем опасны эти макабры?
  - Ну во первых макбры обладают большой массой тела и невероятно сильны, я когда-то читал, о том, как кто-то где-то использовал макабров в качестве боевых зверей. Как и вся высшая нежить, макабры обладают зачатками разума и в отличии от умертвии их худо-бедно можно заставить выполнять сложные указания. Правда последствия для тех кто пытается управлять макабром, могут быть самые печальные. Кроме массы и силы, макабры обладают невероятной подвижностью и могут развивать огромную для своих размеров и веса скорость. Но самое главное то, что они не боятся магии, практически невосприимчивы к огню, а уж про обычное оружие можно и вовсе забыть.
  - Да, я тоже заметила, что огонь не очень навредил тому чудовищу и поэтому мне пришлось разрушить часть дома чтобы получить материал для создания голема.
  - И все-так, ты очень рисковала, то, что ты справлялась со слугами, не значит, что ты справилась бы с их хозяином.
  - Но я ведь справилась...
  - Кстати об этом... - он поудобнее устроился в предложенном ему Лурией чуть ранее кресле. - Я уже успел немного допросить того, кого ты схватила.
  - И?
  - Его зовут Керулез, по крайней мере он сам себя так называет и Деникуроз, тот некромант что был схвачен первым, подтверждает это. В общем он не самый главный, есть еще один высший некромант, которого они оба называют Мангером. И оба утверждают, что это он стоит за всем, что происходит в городе. Кроме того, Керулез подтвердил сведения Деникуроза о личине под которой скрывается Мангер.
  - Да, и кто же это?
  - Великий Магистр Варгар из церкви Лазаря.
  
  ***
  
  Ему показалось что лицо Лурии слегка вытянулось после услышанного. Действительно, с трудом верится в то, что высший некромант мог скрываться ни где-нибудь, а в самом святом для любого жителя Лотии месте, Лазаря здесь почитаю поболее чем всех остальных Великих Богов вместе взятых. У герцога Ен'Гор когда он только услышал результаты первого допроса Деникуроза, первого некроманта захваченного Лурией, случился сердечный приступ, хорошо что поблизости оказался дворцовый целитель иначе герцог и вправду отдал бы душу Лазарю.
  
  - Что по этому поводу думает делать Эрнил? - немного погодя, спросила Лурия.
  - Ты хочешь узнать, что он будет делать с церковью? - девушка кивнула. - До того как предоставленные доказательства обоих плененных тобой некромантов не убедят народ в том, кто виноват в случившемся, сделать будет ничего нельзя. По крайней мере сделать так, чтобы не настроить народ против Эрнила как короля, все-таки это серьезное обвинение не рядовому священнику. К тому же надо будет убедить народ в том, что зло смогло не только проникнуть, но и жить в доме их бога.
  - Можешь не продолжать. - прервала его Лурия. - Я хоть и стала магом, но все еще продолжаю сохранять свою веру в бога, какой бы он ни был. Так что я могу понять то, что будут думать люди слыша о том, что Великий Магистр оказался некромантом который повинен в том, что произошло в столице. И потому мне кажется, что не стоит трубить об этом на весь мир, достаточно обвинить тех двоих и всех кого они уже сдали и еще сдадут.
  - Хм-м-м... - он задумался оценивая предложенную Лурией стратегию. - Хитро, очень хитро...
  - Еще хитрее, ведь про Великого Магистра надо будет забыть ровно до того момента, пока не подвернется идеальный случай придать его не просто народному или королевскому суду, а Суду Божьему. Если суметь правильно разыграть подстроенную самим неприятелем партию, то власть Эрнила уже ничто не сможет пошатнуть... Ну разве что он не спятит и не начнет войну против своего же народа. Только вот собирать улики свидетельствующие против Великого Магистра придется очень тщательно и долго, косвенные улики не убедят даже самого внушаемого простолюдина ибо Великий Магистр второй после Лазаря.
  - Если Грегор сам не справится, мы со своей стороны окажем ему помощь. - закивал он.
  Лурия вдруг нахмурилась. - Так не пойдет.
  - Что не пойдет? - не понял он, ему предложенная Лурией стратегия развития дальнейших событий, показалась весьма удачной.
  - Нельзя позволять им казнить всех некромантов.
  - Почему?
  - Как это почему? Они источник знаний который так необходим Академии.
  - Ну-у-у... если ты так говоришь... то, я попрошу Грегора передать одного из некромантов Академии.
  - У тебя есть какие-то сомнения насчет моей правоты?
  - Нет, ты несомненно права, для Академии любые новые знания будут бесценны.
  - Тогда откуда эта неуверенность в голосе?
  - Неуверенность? Вовсе нет. Просто когда ты сказала зачем нужно сохранять жизнь одному из некромантов, я вдруг подумал о том, почему я сам не додумался до этого? Все-таки у тебя действительно светлая голова, сам бы я вряд ли вообще подумал об этом, и потом, если бы мне кто-то указал на совершенную ошибку, я бы горько сожалел о том, что не подумал об этом.
  - Льстишь небось?
  - Нет, констатирую факт.
  - Ну ладно, похвала принимается.
  - И все-так, ты очень рисковала в одиночку идя против некромантов. Не спорю, с Керулезом и Деникурозом ты справилась, но они куда слабее чем тот, кого они называют Мангером. Что было бы, столкнись ты не с этими двумя, а с тем, кто руководил ими?
  - Ты опять? Я ведь пообещала, что в следующий раз буду осторожнее. - Лурия вновь насупилась и даже руки на груди скрестила в знак своего недовольства, но раз не отвернулась, значит все-таки слушает.
  - Нет, я не об этом, так что можешь перестать дуться, просто хотел сказать, что нам повезло, очень повезло и тебе и нам всем. Арон конечно будет ворчать, но думаю что и он в итоге согласиться, что иначе все было бы иначе.
  - Ну, тогда ладно, если это все, то я пойду поужинаю и прогуляюсь перед сном. Если хочешь, пойдем вместе? - Лурия моментально соскочила с кресла и протянула ему руку. - Пойдем.
  
  Эрнил.
  
  Он поймал себя на том, что он сидит с открытым ртом, наверное он так просидел все то время, пока длился рассказ мьет Лурии о ее поединке с чудовищем. Слушая весьма подробный рассказ сопровождавшийся иллюзиями, он был рад тому, что смог уговорить ее помочь спасти его королевство, а ведь дядя Грегор предлагал бежать из страны. Страшно представить, что было бы, если бы власть в стране перешла в руки некромантов. И до сих пор не верится в то, что они столь долгое время находились в королевстве живя под личинами его поданных. И ни где-нибудь в глуши, в отдаленной от столицы деревне, в лесу или на болотах, они жили в столице и он даже принимал их у себя в замке, разговаривал с ними, ел и пил за одним с ними столом и они присягали ему на верность, во время его инаугурации. Но пугает его не это, он уже далеко не мальчик чтобы питать иллюзии на счет всеобщей доброжелательности к нему и отлично понимает, что при дворе у него множество врагов. Его пугает то, что враги эти оказались куда более могущественны нежели самые знатные люди его королевства. Впрочем, они и являлись половиной этой знати, так что на то время пока на их место не придут другие, можно будет чувствовать себя более-менее спокойно. Другое дело церковь Лазаря, никто просто не поверит в то, что Великий Магистр является некромантом который и учинил все то, что привело к фактически полному вымиранию населения столицы. И все же именно эту фигуру мьет Пьер предложил разыграть его дяде, когда придет время, сейчас же требуется подготовить плодородную почву внутри церкви для посадки в нее семян раздора. Разумеется не получиться удержать в тайне от народа все то, что произошло в столице, но мьет Пьер предложил не перекладывать всю вину за случившееся на некромантов, что-то должно лечь на плечи знати заранее сбежавшей из столицы или вовсе из королевства. Дядя Грегор как его советник должен будет объявить о сговоре знати с некромантами, так ведь и было, но на первый план должны будут выйти дворяне, а не некроманты, надо будет всячески приуменьшить их участие в попытке захвата власти. Если он все правильно понял, то это должно будет успокоить Великого Магистра, заставив его думать, что в королевском замке ответственными за все, считают дворян.
  
  ***
  
  Мьет Лурия эффектно щелкнула пальцами и объемная иллюзия рассыпалась на мириады сверкающих искорок.
  - Я не очень хороший рассказчик, поэтому надеюсь, вам не было скучно. - усаживаясь обратно за стол произнесла магичка.
  - Не беспокойтесь об этом Ваше Магичество... - ответил и за него и за себя дядя Грегор. - я еще раз хочу выразить вам благодарность за...
  - Не стоит благодарности, не вмешайся мы сейчас, позже было бы все намного хуже. - ответила магичка однако при этом не преминула встать из-за стола и сделать книксен как бы принимая благодарность и уже вернувшись за стол добавила. - К тому же, многое только предстоит сделать. Улицы Нерде полны умертвии. Сейчас, когда они фактически лишились своего кукловода, они стали еще опаснее. Кроме того, в отдельных частях столицы стоят войска дворян помогавших некромантам. Вряд ли они захотят бросить начатое дело. И теперь, когда они потеряли столь мощную поддержку, многие из них наверняка понимают, чем в конце концов дело кончится. Я имею в виду обвинение в сговоре с некромантами, обвинение в попытке захвата власти, ну и как следствие этого - казнь. Борьба с дворянами может затянуться на долго... Так ли нужно ли это сейчас?
  - У вас есть какие-то конкретные предложения? - спросил дядя Грегор.
  - По-моему, все и так очевидно... Надо пойти на мировую с дворянами, объявить, не во всеуслышание разумеется и не для всех участвующих в заговоре о том, что тем, кто поможет вычистить нежить, будет объявлена амнистия. К тем, с кем договориться не получится, и надо будет разбираться самыми жесткими методами, обвиняя их во всех смертных грехах, чтобы народ воспылал праведным гневом и сам желал вытащить их на костер или плаху.
  - Вижу мы, мыслим практически одинаково. - ответил дядя Грегор. - Мы уже обсуждали это с мьет Пьером и даже составили список тех дворян, кому стоит предложить амнистию в обмен на их помощь в зачистке столицы. К тому же, я более чем уверен, что они согласятся помочь справится и с теми дворянами, кто не захочет сложить оружие. Личные интересы в виде расширения своих владений, есть практически у каждого. Кроме того, можно ставить бывших вассалов на места их бывших сюзеренов, то есть просто дать им то, чего они хотели.
  - Ну, раз вы уже обсуждали этот вопрос с Пьером, то не вижу смысла давать вам свои советы. - сказала мьет Лурия и в очередной раз встав из-за стола добавила. - Прошу вашего разрешения удалиться на покои.
  Он тут же встал из-за стола со словами. - Если позволите, я провожу вас?
  Дядя Грегор кивнул, за ним последовал кивок от мьет Пьера и мьет Лурия сделав книксен подала ему руку.
  
  ***
  
  Все пошло так, как и предполагали дядя Грегор, мьет Пьер и мьет Лурия, самое интересно в том, что сам он, вряд ли бы вообще мог бы предложить хоть какой-то выход из сложившейся ситуации.
  Почти месяц ушел на то, чтобы склонить дворян к сотрудничеству, где-то грубой силой и ультиматумами, где-то с помощью дипломатических усилий и ухищрений мьет Лурии выступавшей в роли посла. Как бы это не было странно, но большого недовольства у народа, случившееся не вызвало, ни сразу ни после. Массовых казней знати тоже удалось избежать, хотя и пришлось повесить трех герцогов, несколько маркизов, с десяток графов и почти сорок баронов. Земли казненных были распределены между амнистированными дворянами, церковь Лазаря с чьей стороны ожидалось самое большое возмущение так и вовсе сделала вид, будто бы ничего необычного не произошло. Вскоре после того, как все окончательно улеглось мьет Пьер вместе с мьет Лурией покинули королевство.
  
  
  Архимаг Арон.
  
  Еще два месяца назад было ясно, что вот-вот что-то должно случиться, некие силы пришли в движение сразу в двух королевствах вынудив их начать готовиться. Но аналитики Гильдии свято клялись ему в том, что в Лотии, откуда пришло послание от имени молодого короля Эс'Хента, все будет тихо, - буря ожидалась в соседней Эрдании. В том посланий Грегор Эс'Сунвар - дядя молодого короля, от имени своего племянника Его Величества Эс'Хента, просил прислать кого-нибудь на всякий случай, и он подумал, что будет правильно, отправить туда Лурию. Почему? Потому что приди сообщение из Эрдании о том, что там что-то началось, она бы непременно отправилась туда наплевав на то, что Академия не вмешивается во внутренние дела союзников. Но аналитики ошиблись в своих расчетах и анализах (вероятно на точности сказалось то, что была затрудненна работа с астралом). Все случилось именно там, где они этого меньше всего ожидали и именно туда, он сам отправил Лурию. Лишь одно его утешало, он отправил ее не одну с ней поехал Пьер. Впрочем, присутствие Пьера, никак не помешало Лурии самостоятельно принимать решения. И это настоящее чудо, что с ней ничего не случилось. Разумеется по возвращению Лурии и Пьера из Лотии он хотел было устроить маленький разнос Лурии за то, что она позволила себе вмешаться во внутренние дела государства-союзника вопреки подписанному договору, но тогда он еще не знал всей подоплеки происходившего в Лотии. В результате, ему пришлось признать свою неправоту, только это не уберегло его от попадания в список не желательных к общению лиц. Лурия даже слушать его не стала, молча встала и ушла из зала собрания. Пропесочивать Пьера так и вовсе не имело смыла, попытайся Пьер тогда настоять на своем и вполне мог бы оказаться в том же списке, что и он сейчас.
  
  - Строгость нужна и важна, но порой можно сильно обжечься не разобравшись наскочив на чье-то обостренное чувство справедливости. - думал он глядя на озеро за окном - там, где сейчас серебрится зеркало водной глади, еще не так уж и давно, был след оставленный Лурией в ходе проверки заклинаний древней магии.
  
  Вадим.
  
  Ох и любит же Калерия устраивать различные осмотры и думается мне, что это вовсе не связано с переживаниями о моем здоровье. С Эльке она тоже очень часто проводит всякого рода 'эксперименты', а та в свою очередь пытается повторить все это на мне. Не то чтобы мне это не нравилось... наоборот и все же, Элькены походы к Калерии вызывают у меня некое странное чувство, на подобие ревности что ли. Почему наподобие? Ну-у-у, наверное потому что раньше я, как я это понял, никогда по-настоящему не ревновал... Мог думать что ревную, но не ревновал, ибо ничего подобного не испытывал. Впрочем надо заметить, что это не та ревность, какую демонстрируют темпераментные особы (типа - мое и только мое, или если не только я владею тобой, то никто не будет владеть) в том, что испытываю я, чувствуется нечто такое... Хм-м-м... в общем нечто неправильное, я бы сказал, нечто извращенное. В общем я зная о том, что Эльке спит не только со мной, не запрещаю ей вертеть хвостом. Впрочем, я никогда не требовал Эльке, клясться мне в любви и верности до гробовой доски, как и она не требует этого от меня.
  Калерия закончила обмазывать меня 'еловым желе' и погнала в 'яйцо'. Этот артефакт уже другой, не тот что был раньше, то была экспериментальная модель - прототип, это финальная версия, хотя и она уже морально устарела, я уже видел в лаборатории Борга 'свеженькое яйцо'. В этот раз мне в 'яйце' пришлось просидеть почти целый час, Калерия пыталась выявить возможные отклонения которые могли появиться в результате длительного прибывания в Черном лесу. У Пьера она что-то такое нашла, вроде бы ничего страшного, и все же приятного мало.
  
  - Ну вот и все... - откинув стеклянный колпак сказала Калерия, - можешь вылупляться.
  
  Я вылез из 'яйца' и побежал в купальню. Пока я принимал душ смывая с себя 'еловое желе' в кабинет заглянула Кюсия, - для друзей просто Кю (кстати Кюсия первая фейри, которую я вообще увидел в Академии). Фейри и гномы, а также все ученики по обмену, живут и учатся на нижних уровнях Академии и наверх они поднимаются крайне редко. Можно было бы подумать, что это такая расовая или еще какая дискриминация, но это вовсе не так. Нижние этажи Академии, на которых я правда, еще ни разу не был, это словно другой мир, хотя, этот другой мир начинается ниже этажей занимаемых учащимися по обмену. Фейри живут совсем по другому нежели люди и гномы, насколько я слышал, там повсюду зелень и мое воображение рисует мне нечто вроде реликтового леса разросшегося на все уровни занимаемые фейри. Калерия решила познакомить меня с Кю после того, как узнала где мы с Пьером побывали. Тот фейри, чьи останки мы с Пьером нашли и похоронили, оказывается был родственником Кю. Разумеется, что Калерия не знала этого, она просто попросила кого-то из фейри поспрашивать, не знает ли кто-нибудь чего-нибудь (в отличии от людей и гномов, у фейри куда как меньше именитых магов, а абы кто вряд ли полез бы в Черный лес, к тому же у фейри в отличии от людей не разрываются родственные отношения при становлении кого-нибудь магом), а Кюсия уже потом сама поднялась наверх и через Калерию вышла на меня. На первый взгляд, Кю можно принять за обыкновенную девочку лет десяти - одиннадцати, даже ушки у нее не такие уж и заостренные как у прочих фейри и все же, именно ушки ее и выдают. Ах, ну да, еще она милашка, как все фейри. И она была бы совсем милашкой, если бы не была так помешана на цветах, я бы назвал ее ботаником или травником, но не думаю что это - правильное определение тому, чем конкретно занимается Кю. И я даже не знаю, смогу ли я внятно описать род ее деятельности, здесь в Академии это называется травоведение, Кю маг жизни и занимается селекцией растений на основе как уже существующих видов, так и выведением абсолютно уникальных не существующих в природе вообще. То есть она может взять семечко какой-нибудь условно говоря ромашки и с помощью магии жизни сотворить с этим семечком нечто такое, что в итоге вырастет трава настолько же далекая от своей прародительницы условной ромашки, как далек от нее например какой-нибудь камень, то есть вообще ничего общего. И с момента нашего знакомства, Кю уже в пятый раз поднимается наверх, только чтобы поболтать обо всякой ерунде, правда я мало чем могу поддержать беседу, но похоже что Кю, это вообще не волнует, ибо она болтает за двоих.
  Заметив меня выходящего из купальни Кю подняла руку в знак приветствия, но махать рукой чтобы привлечь мое внимание не стала. Я в свою очередь сделал тоже самое, показывая тем самым что заметил ее и тоже рад видеть. Пока я одевался и занимался волосами, Кю болтала с Калерией бегая за той словно хвостик от стола к столу, от одного артефакта к другому. Кстати, не смотря на то, что Калерия и Кю обе выбрали направление магии жизни, общего между ними мало - магия жизни фейри также отличается от магии жизни людей и гномов, как от них отличается магия жизни эльфов. В общем общего между ними - только название, отличаются не только методы, но даже типы энергии, маги жизни фейри не используют свою жизненную силу как это делают люди и гномы, в их ауре скапливается некий концентрат этой самой жизненной энергии которую они получают от животных и растений, у людей выделения такого концентрата и его накопления не происходит.
  
  - Добрый день. - закончив приводить себя в порядок после душа и подойдя к Кю поздоровался я.
  - Aiya. - ответила Кю. - Я знала, что встречу тебя здесь.
  - И за чем же я тебе понадобилась?
  - Дорф велел мне пригласить тебя к нам на уровни. Нам поручено разобраться с проблемой Черного леса и ему нужна вся информация какой ты располагаешь. И кроме того, мы ведь должны отблагодарить тебя за погребение останков дяди Рульфа. Так что Дорф повелел устроить пиршество и в честь поминовения и чтобы отблагодарить тебя.
  - Сейчас?
  - Все будет готово к вечеру, я сама поднимусь за тобой.
  - Эм-м-м, ну хорошо, а как мне одеваться? В смысле, я ведь не знаю, принято ли у вас одеваться как у людей, по случаю так сказать.
  Кю осмотрела свой наряд больше похожий на набор разноцветных лоскутков тонкой ткани, каждый раз в ее наряде менялся лишь цвет этих самых лоскутков.
  - Ты ведь не думаешь, что я всегда так одеваюсь? - оторвавшись от разглядывания себя спросила Кю.
  - Именно это, она и думает. - ответила за меня Калерия - И я признаюсь тебе, тоже.
  - У нас там довольно душно и легче ходить одетой вот так, чем совсем без ничего. К тому же, мы не так часто покидаем Академию, чтобы следить за модой, хотя в отличии от вас - людей, мы не сидим в Академии совсем безвылазно.
  - Вообще-то Лур, совсем не сидит в Академии, если бы она сидела в ней как ты говоришь, то не нашла бы твоего дядю.
  Я бы мог и сам ответить, но Калерия начала мне мазать лицо какой-то гадостью - спрашивается, стоило ли мне одеваться, если сейчас снова придется идти принимать душ? Гадость которую Калерия намазала мне на лицо до одури пахла огурцом и почему-то медом.
  - Это что? - спросил я уже после того как Калерия размазала свою 'гадость' по моему лицу.
  - Это омолаживающая маска для лица на основе экстракта белиандры, который мне только что принесла Кюсия, плодов капилы и меда лесных пчел. - причмокивая ответила Калерия и продолжила облизывать пальцы.
  - И зачем это мне, я что, уже совсем на старуху похожа?
  Калерия с неподдельным сожалением посмотрела на пустую баночку у себя в руке и печально вздохнув ответила. - Не ворчи, должна же я на ком-то проверить действие маски после добавления экстракта белиандры. А вдруг белиандра вызывает острую аллергическую реакцию, может сыпь начаться или волдыри по всему лицу пойдут?
  Окончание фразы я слышал уже стоя у двери в купальню, куда следом за мной вбежала Калерия с возгласом.
  - Не вздумай смывать, на счет аллергии я пошутила! А маска нужна, чтобы насытить кожу витаминами, ты же после возвращения из этой треклятой Лотии бледная была, как поганка, и ведь за столько дней, ничего не изменилось.
  Только тогда я подумал о том, что если бы Калерия боялась какой-то там аллергической реакции на этот самый экстракт, то вряд ли бы стала облизывать пальцы, и одновременно с этим подумал. - Разыграть значит решила? Ну-ну.
  - Ой! - вырвалось у Калерии после того, как она увидела мое лицо, когда я обернулся, я же изо всех сил старался сделать вид, будто не знаю в чем дело и с наигранным испугом посмотрелся в зеркало.
  - Ой мамочки! - вырывается у меня ибо я увидел то, что у меня получилось, а получилось даже лучше, чем я рассчитывал. - Что с моим лицом?
  Калерия надо признать быстро пришла в себя. - Быстро смывай! Немедленно! - и сама оттеснив меня от раковины открыла воду и зачерпнув ее принялась смывать маску, которую так тщательно размазывала по моему лицу.
  В зеркале отразилась пугающе-страшная картина, я явно перестарался с иллюзиями всевозможных дерматологических воспалении. В зеркале отражалась мечта ведьмы, это конечно при условия, что ведьмы мечтают иметь именно такие рожи какая получилась у меня.
  Вытащив меня за руку из купальни Калерия протащила меня через всю свою лабораторию и усадила на кушетку. Кюсия последовавшая за нами даже икать начала стоило ей увидеть мое лицо. Пока мы с Кю играли в гляделки Калерия перерыла несколько шкафчиков и все их содержимое выставила на тумбу рядом с кушеткой.
  - Ну-ну. - глядя на баночки-скляночки подумал я и мысленно злорадно ухмыляясь также мысленно потер руки.
  - Ничего не понимаю. - чуть ли не плача произнесла Калерия примерно через час безуспешных попыток избавить меня от иллюзорных болячек и посмотрев на Кю спросила. - Может ты чем поможешь?
  Кю, как ранее до нее это делала Калерия, принялась щупать и осматривать мое лицо. - Это точно не реакция на Белиандру, растение гипоаллергенное и на экстракт тоже аллергических реакций выявлено не было. Может это реакция на мед или капилу, но точно не на Белиандру.
  - Я не спрашиваю у тебя, чем это вызвано. - сказала Калерия. - Я спрашиваю, можешь ли ты это исправить?
  Кюсия отрицательно покачала головой. - Нет, я не знаю чем это вызвано. Сперва надо понять, с чем связана такая реакция и только после этого приступать к лечению.
  Калерия посмотрела на меня и я заметил что она вот-вот расплачется. - Прости меня Лури, я обещаю все исправить. - голос у Калерии был виноватый-виноватый.
  - Не надо ничего исправлять. - понимая что шутка слишком затянулась и ощущая себя виноватым в том, что довел Калерию до слез, ответил я и щелкнул пальцами развеивая иллюзию. - Я тоже пошутила.
  Калерия хлюпнула носом. - Это что, ты меня обманула?
  Я кивнул. - Понимаю, шутка получилась злой и это я должна просить у тебя прощения, но по-другому вряд ли бы получилось.
  Я думал, что Калерия хоть что-то мне выскажет ведь я заставил ее всерьез поволноваться, однако она только облегченно вздохнула. - Что ж, я этого вполне заслужила, больше не буду тебя разыгрывать.
  - Значит без обид?
  - Какие тут обиды, если я первой тебя обманула?
  Я соскочил с кушетки и обняв Калерию уткнувшись ей в грудь, заревел, чем вынудил ее начать гладить меня по голове одновременно с этим уговаривая меня успокоиться.
  
  Континент Большой Толло.
  
  Торот.
  
  День выдался тяжелым, а ночь ужасно душной. Не смотря на то, что за день он очень устал - руки и ноги гудели от перенесенного напряжения - сон, никак не желал идти к нему, вынуждая его лежать в его палатке на неудобной лежанке и бездумно вглядываться в темноту. Снаружи до него, доносились голоса сопровождающих экспедицию воинов выставленных на ночь в дозор и сейчас рассевшихся вокруг костра, сильно пахло дымом, еще сильнее пахло потом и от него самого и от его лежанки. Где-то в окружающем лагерь лесу, то и дело ухали и вскрикивали то ли какие-то звери то ли птицы. По-началу эти крики очень сильно если не пугали то нервировали и его самого и всех остальных кто есть в составе экспедиции, но сейчас все уже привыкли. Глубоко в памяти отпечатались последние два дня с того момента как они оставили лошадей и пешком двинулись к горам вдоль которых и собираются идти дальше вглубь континента. У них и раньше были и длительные переходы и переезды, но за последние месяцы эти два дня выдались самыми тяжелыми. Не смотря на то, что горы кажутся такими близкими они все еще далеко, однако под ноги им то и дело попадались камни заросшие мхом или скрытые травой, что не располагало к легкому переходу. И вот сейчас, он вместо того чтобы спать, смотрит в никуда, а в голове образовалась какая-то абсолютная, звенящая пустота. Все, о чем он мог бы подумать, он уже давно передумал и никаких новых мыслей за обдумыванием и осмыслением которых можно было бы скоротать то время пока он наконец не провалится в сон без сновидений в его голову не забредало.
  
  Ему показалось, что он лишь на мгновение прикрыл глаза и одновременно с этим ощутил как кто-то дотронулся до его ног укрытых тонким одеялом. Воздух пропитал запах полевых цветов, он сразу же подумал о том, что знает этот аромат, хотя и ощущал его лишь однажды. Открыв глаза он посмотрел туда, где должен был находиться тот, кто дотронулся до его ног. В палатке было темно, но не настолько чтобы уж совсем ничего не было видно. А вот места в палатке не так уж и много, двое в ней никак не поместятся, но его гостю, точнее гостье, это нисколько не мешало удобно устроиться усевшись у него в ногах.
  
  - Не спишь? Извини если помешала. - произнесла гостья, лица ее он не видел до тех пор пока не начал вглядываться в темноту.
  Лурия выглядела немного обиженной и то и дело хмурилась, на девушке было легкое бело-голубое платье что совсем не подходило тому месту в котором они сейчас находятся, однако его это ничуть не смутило, хотя само появление Лурии не могло не удивить его.
  Он приподнялся на локтях над своей лежанкой и наконец окончательно осознав кто перед ним сидит и словно бы желая убедиться в этом, произнес. - Ты?..
  - Я. - утвердительно кивнув ответила Лурия и пригладила подол платья.
  - Но как?
  Лурия повела плечами. - Не об этом мы сейчас должны разговаривать.
  - Не об этом?.. А о чем же?
  После этого вопроса, наступила немая тишина, Лурия отвернулась и принялась изучать пляшущие на пологе тени воинов сидящих у костра, а он молчал потому что не знал что он еще может сказать или спросить.
  - Знаешь?.. - первой прервала их общее молчание Лурия при этом она не стала смотреть ему в глаза так, как она обычно это делала когда они разговаривали раньше и все также изучала полог его палатки.
  - Что? - спросил он через несколько мгновений не дождавшись продолжения фразы.
  - Это было несколько нечестно с твоей стороны... - еще немного помолчав ответила Лурия и снова замолчала.
  - Нечестно? - удивился он не понимая что она имела в виду, но задать уточняющий вопрос, о том, что же Лурия считает нечестным, он не успел, девушка сама ответила на его ранее заданный вопрос и надобность в уточнений отпала сама собой.
  - Да, нечестно. - более уверенно ответила Лурия. - Нечестно, что ты сделав предложение, попросту сбежал.
  - Но я не...
  - Сбежал и оставил меня одну. - ему показалось, что укор сквозит в каждом сказанном слове, он ведь действительно оставил ее, но у него не было другого выбора.
  - Но у меня не было выбора...
  - Не оправдывайся, выбор есть всегда, по крайней мере у тебя он был, ты мог никуда не ехать и остаться со мной.
  - Но сделай я такой выбор...
  - Мы вряд ли бы смогли быть вместе. - закончила за него Лурия.
  - Тогда в чем же моя вина?
  - В том, что ты сбежал.
  - Но мы ведь только что выяснили, что я не...
  - Сбежал! - это прозвучало настолько твердо, что он решил не спорить.
  - Хорошо, я сбежал. - соглашаясь произнес он примиряющим тоном. - Но ведь сейчас ты сама пришла ко мне.
  - Потому что ты сбежал. Бросил меня и сбежал. - с нескрываемой обидой и несколько сердито вновь повторила Лурия. - Между прочим уже во второй раз. А ты не задумывался о том, что я могу и буду чувствовать?
  Он почувствовал себя виноватым. - Прости.
  - Можешь не извиняться, это уже не важно. - она снова посмотрела на полог палатки, затем вновь на него. - Извини, мне пора.
  - Подожди. - он протянул свою руку к руке девушки, но та успела ее убрать до того, как он дотронулся до нее.
  
  Лишь на мгновение он отвлекся на шум снаружи у его палатки, отвел глаза в сторону, а когда вновь посмотрел туда, где была Лурия, девушки там уже не было, лишь слабеющий запах полевых цветов еще какое-то время напоминал ему о том, что здесь кто-то был. А потом, неожиданно для себя, он проснулся.
  
  Снившийся ему этой ночью сон, был первым сном, который он увидел с того самого момента, как он будучи в составе экспедиции покинул Антериез, небольшой портовый городок почти у самого устья Селины. Сон был настолько реальным, что даже проснувшись он никак не мог поверить в то, что это был всего лишь сон и весь день ему казалось, что он слышит едва уловимый аромат полевых цветов который в его сне исходил от Лурии.
  
  ***
  
  После того как они отбыли из Антериеза у них было долгое путешествие по морю во время которого они несколько раз попадали в шторма, после которых заходили для ремонта мачт (можно считать чудом то, что они не утонули в один из таких штормов) в удачно подворачивавшиеся порты неизвестных ему городов опять же неизвестных ему островных государств. Затем было длительное путешествие на запад через Хинай и еще более долгое путешествие по местным лесам в сторону Драконьего хребта. По мере их продвижения к горам, профессор Симус Урдель руководящий экспедицией не переставал делать какие-то пометки в имевшейся у него карте. Он как-то во время одного из привалов даже заглянул профессору через плечо, чтобы понять, что же именно помечает профессор. Конечно, любой бы сразу же подумал, что профессор отмечает путь экспедиции, однако это было не совсем так, карта которой владеет профессор далека от совершенства и профессор по мере их продвижения регулярно очень умело делал небольшие зарисовки если они натыкались на болото, небольшой водопад или огромное дерево которое видно издалека, за несколько дней пути, хотя в целом, общий фон карты профессора остается пустым.
  Хинай представлялся ему совсем иначе, особенно после прочтенных им книг об этой стране. Однако же увиденное им поразило его - видавшего города Акрилона. И ведь в Хинае, совсем не используют магию, все что он видел, было построено руками людей. Кроме своего величия и великолепия, города через которые они проезжали поражали своей густонаселенностью, да что там города, если даже в последней деревушке в которой они останавливались чуть больше недели назад, жителей было не меньше чем пол тысячи, по крайней мере у него возникло такое впечатление, когда он наблюдал за людьми идущими утром в поля. Поля эти тоже не обычные, они по голень залиты водой точно заливные луга, но скот пасется в другом месте. Однако при том, что он видел многочисленные стада коров и отары овец, что должно было свидетельствовать о богатстве крестьян, жители деревень выглядели не богаче крестьян живущих в деревнях Эрдании или любого другого королевства Малого Толло.
  Кроме языка на котором разговаривают местные, люди живущие в Хинае заметно отличаются от жителей Малого Толло, у них желтоватый цвет кожи и узкий разрез глаз. Кроме этого, если верить профессору Урделю они не верят в Свет и Великих Богов у местных своя религия и свои божества. Главным направлением веры хинайцев является Культ Дракона, хотя он бы назвал этого дракона - змеей, потому как на дракона существо запечатленное в камне многочисленных статуи виденных им, совсем не было похоже.
  
  - Что-то вы граф с самого утра совсем не весел. - произнес профессор Урдель подойдя к нему когда они немного позднее полудня остановились на привал. - Не выспались или дурной сон приснился?
  
  Урдель невероятно высок и худ, пожалуй самый высокий и худой, кого он когда-либо встречал. Кроме этих двух явных черт профессор имеет и другие, такие как слегка вытянутое лицо, длинный, острый и прямой нос с которого вечно спадает его пенсне которым он хвастается каждый раз, говоря о том, что это пенсне ему подарил один очень уважаемый гном. Только профессор всегда забывает сказать, что это за гном и за что он одарил его, но никто не обращает на это внимание, немногочисленные высокие лица входящие в состав экспедиции молчат из вежливости и такта, а воины и носильщики из своих соображении. На вид Урделю можно дать лет тридцать пять, сам он своего возраста не называл, впрочем как и в случае с пенсне, его никто и не спрашивает. При этом если уже через месяц после того, как они вышли в море все члены экспедиции кроме него чей возраст еще далек от этого, обзавелись бородками, которые теперь окончательно превратились в бороды, то на лице Урделя не было заметно даже следов щетины, которая должна была иметь место быть, даже если бы он регулярно брился.
  
  - Нет, сон был прекрасный, наверное самый прекрасный из всех снов, что я вообще видел и хоть сколь-нибудь помню. - ответил он. - И все же вы правы, я не смог выспаться, слишком уж душно здесь по ночам.
  - Придется вам еще какое-то время потерпеть граф. Если верить нашему проводнику, до того что осталось от некогда существовавшей здесь дороги осталось не дольше двух дней, а там и до гор не далеко. - чуть склонившийся для как ему казалось удобства разговора профессор мечтательно закатил глаза и пенсне на его носу пришло в движение. В самый последний момент, когда пенсне готово было соскользнуть с носа профессора, тот указательным пальцем правой руки вернул пенсне на место. - Местный фольклор полон легенд о Драконьем хребте и о некогда жившем в тех местах народе.
  
  После этого профессор пустился в пересказ всех известных ему легенд связанных с Драконьим хребтом и его ничуть не смутил тот факт, что его никто не слушает. Нет, поначалу слушать рассказы профессора было интересно, тем более что в море, да и в пути, особо-то развлечь себя нечем. Но сейчас... Сейчас всех волнует только одно, как бы не переломать себе ноги запнувшись о скрытый травой или о покрытый мхом камень или по тем же причинам не провалиться в какую-нибудь яму, такое уже случалось дважды и это не смотря на то, что они идут едва ли не друг за другом. Повезло что оба раза обошлось без серьезных травм.
  
  ***
  
  Этой ночью он вновь видел Лурию во сне, но он вновь даже не подумал о том, что это сон. На этот раз они уже не сидели в его палатке, их встреча произошла словно бы случайно где-то в одном из многочисленных парков Хлои, неподалеку от центрального проспекта.
  Стоял дивный и по обыкновению теплый для Акрилона вечер, воздух буквально опьянял ароматом бесчисленных кустов роз, из ресторации неподалеку доносилась музыка и собравшиеся в парке у фонтана люди танцевали.
  
  - Явился наконец. - несколько раздраженно произнесла сидящая на скамейке Лурия когда он подошел к ней.
  Сегодня на девушке двухслойное платье с корсажем и рукавом до локтя из тонкого словно паутинка кружева, нижний слой из ярко-розового шелка, верхний из очень тонкой, прозрачной белой ткани, названия которой он не знает.
  - Ты ждала меня? - несколько удивился он такой реакции Лурии.
  - Вот еще... - уже менее раздраженно, но с обидой в голосе ответила девушка, - больно мне надо сидеть и ждать тебя.
  - Значит все-таки ждала. - подумал он и не до конца понимая что же все-таки происходит, сказал. - Прости.
  - Можешь не извиняться, я уже не сержусь. - Лурия подала ему руку чтобы он помог ей встать со скамейки и уже будучи на ногах, добавила. - Пойдем лучше потанцуем.
  
  После танца они отправились гулять по одной из парковых аллей. Он никак поверить не мог в то, что это происходит на самом деле, раньше они хоть и гуляли, но это никогда не воспринималось им как прогулка, скорее как выгул собачки, причем собачкой которую выгуливают, был он. Во время их молчаливой прогулки он то и дело бросал на Лурию взгляды, пытаясь уловить малейшую перемену в выражении ее лица. Наверное он единственный, ну кроме Эльке, кто способен рассмотреть за маской подлинные эмоции испытываемые Лурией. И хотя он не редко ошибется в трактовке ее скупой мимики, все же это куда предпочтительнее чем гадать о ее настроении по голосу. Другие же, те, кому не дано вот так же рассмотреть то, что видит он, легко обманываются, поведясь на тон девушки. Впрочем и этот показатель настроения Лурии, он никогда не оставлял без внимания, иначе никогда бы не смог, научиться так точно определять все его оттенки.
  
  - Давай присядем где-нибудь? - попросила Лурия, это была первая фраза услышанная от нее за все то время, которое прошло с того момента как они окончив танцевать пошли гулять по парку.
  - Удивительно, сколько же народу бывает вечером в этом парке. - подумал он в тот момент когда они с Лурией прошли мимо очередной занятой скамейки.
  Наконец они нашли уголок где можно было уединится от посторонних глаз и ушей - беседка словно бы специально укрылась в дебрях зеленого лабиринта и вышли они к ней тогда, когда он уже было совсем отчаялся найти такое место.
  И вновь они молчали сидя почти друг против друга, он все силился заглянуть Лурии в глаза, но девушка не смотрела на него, слегка повернув голову она что-то высматривала в темноте.
  - Неужели ты ничего не скажешь? - спросил он первым нарушив молчание.
  Лурия посмотрела на него и вновь отвернулась. - Что ты хочешь услышать?
  Он задумался над тем, что же она ему должна сказать и должна ли она вообще ему что-то говорить?
  - Ты ведь знаешь, я теперь маг... - не глядя в него сторону сказала Лурия.
  - Знаю, но...
  - Это сильно все усложняет. - девушка повернулась и пристально посмотрела ему в глаза.
  - Я понимаю...
  - Ничего ты не понимаешь. - как-то почти обреченно произнесла Лурия и вновь отвернулась.
  
  Он сразу же вспомнил и эту ее привычку, трудные и тяжелые разговоры быстро утомляют ее и она теряет всякий интерес к их продолжению. Это можно было бы принять за боязнь трудностей, но это не так, просто тяжелые разговоры по обыкновению имею такие же тяжелые последствия. Так что Лурия избегает не трудных и тяжелых разговоров, а их последствий.
  
  - Скажи, зачем ты вернулся? - она вновь посмотрела на него. - Зачем мучаешь меня заставляя делать выбор?
  - Я хочу чтобы ты была рядом со мной - всегда.
  - Но ты ведь сам не захотел, навсегда остаться рядом со мной.
  - Неужели, ты просто не хочешь сказать мне - да?
  
  Лурия лишь на мгновение отвела взгляд, чем заставила его начать сожалеть о своей настойчивости, и почему-то только сейчас он подумал о том, что она вряд ли ради него откажется от того, чтобы не учиться магии дальше. Похоже что за это мгновение Лурия собралась и в обычной своей манере глядя ему в глаза ответила...
  
  Он так и не расслышал что сказала Лурия, а может просто не захотел этого, потому как сразу же после того как Лурия открыла рот чтобы ответить ему, он проснулся.
  
  Его настроение словно бы передалось всем участникам экспедиции даже без умолку что-то рассказывающий профессор шел молча опустив голову, наверное именно по этой причине они смогли пройти намного дальше чем планировали и вышли к каким-то развалинам. Все что напоминало о том, что в этом месте, когда-то что-то стояло, это совершенно ровная площадка из прекрасно сохранившихся гранитных плит в полтора на полтора шага каждая. По всей этой площадке были разбросаны небольшие такие же гранитные прямоугольные блоки, чуть больше стопы каждый. Оказавшись на краю площадки профессор Урдель сразу же воспрянул духом и на ходу стаскивая со спины свою походную суму достал из нее блокнот и какие-то предметы непонятного назначения. Чуть позднее он случайно услышал разговор проводника с профессором из которого следовало, что проводник сбился с пути, потому как об найденных ими руинах он ничего не знает.
  
  Торот.
  
  У найденных ими руин экспедиция простояла три дня, этого времени профессору Урделю хватило чтобы облазить и перерыть все кучи гранитных блоков. Ничего сверх интересного за это время профессор так и не нашел, все свои находки он выкладывал на расстеленный на краю площадки кусок парусины. Находки состояли в основном из фарфоровых черепков, каких-то практически полностью съеденных ржавчиной железяк и всего одной маленькой, простенькой ложечки из серебра. Все то время пока они были возле этих руин он буквально физически ощущал некое давление, на всех и на нем самом, пребывание возле руин сказывалось весьма негативно. Плохой сон, отсутствие возможности вымыться, изнурительная монотонная работа, плохой аппетит вызванный отвратительной едой и как следствие всего этого - плохое настроение, и вот ему уже приходится вмешиваться в свару между подчиняющимися ему воинами. А вот профессору похоже все нипочем он все это время упорно продолжал раскапывать кучи, растаскивать их буквально по кирпичикам и своими руками и при помощи воинов. И все эти дни он с рассвета до заката практически не выпускал из рук различных измерительных артефактов коих в его походной суме кроме горы писчих перьев и баночек с чернилами оказалось великое множество и которыми он прежде чем начать растаскивать очередную кучу, водил над ней. Потратив столько времени и ничего не найдя, профессор вовсе не выглядел опечаленным неудачей, он лишь что-то вновь и вновь записывал в свой дневник, ну а после они навсегда покинули это место уходя дальше на запад и беря курс чуть более севернее прежнего.
  Через некоторое время после того как они покинули руины, все вроде бы даже вздохнули с облегчением, все кроме профессора, который убивался по поводу того, что они мало там пробыли и он не успел все как следует изучить.
  Дорога на которую они вышли через три дня после того как ушли от руин, оказалась совсем не такой уж и хорошей, как ее описывал профессор. Если дорога когда-то и была хорошей, то эти времена давным давно стали далеким прошлым. Впрочем, идти даже по такой дороге куда приятнее и легче, чем идти по лесу. Здесь их проводник местность знал куда лучше и через какое-то время после того как они еще сутки отшагали по дороге, снова направил экспедицию в лес и вывел их к довольно бурному ручью с небольшим водопадом.
  
  ***
  
  На то чтобы дойти до Драконьего хребта ушел почти месяц, а ведь горы казались такими близкими, да и проводник все время убеждал профессора, что уже совсем близко. Однако когда экспедиция все-таки достигла подножья гор, проводника и след простых - сбежал прихватив почти все самое ценное и когда только успел разнюхать кто что с собой несет? Проводник уходя прихватил с собой почти все деньги какие были у членов экспедиции и прочие ценности, а также почти все их продукты, зато самым дорогим вор побрезговал - не взял ни чего из амулетов и артефактов коих в багаже экспедиции не мало. Хотя кое-что он все-таки прихватил - магическое огниво. Уйти вору помогла не самая хитрая, зато вполне действенная уловка, он насыпал дурман-травы в костер, а когда экспедиция проснулась на следующий день и все хватились проводника и своих вещей, того уже и след простыл. Догонять вора они не стали в экспедиции достаточно умелых людей, чтобы обеспечить выживание всех ее членов, к тому же там, куда они направляются большие деньги им вряд ли понадобятся. Впрочем, сказать наверняка, никто не брался, ведь там никто еще не бывал. Идти дальше было решено вдоль подножья Драконьего хребта. Если верить профессору, именно в том направлении и стоит искать руины Золотого королевства, это при том условии, что оно вообще существовало.
  
  Континент Малый Толло.
  
  Вадим.
  
  Первые дни травосбора мы с Эльке провели на берегу Радужного моря и ездили мы совсем не отдыхать, хотя и без этого не обошлось. Эльке очень нужны были весьма редкие ингредиенты для какого-то зелья и вместо того чтобы взять их в хранилище Академии, она потащила меня с собой. Ох и вонючая же эта salquear что вроде бы дословно означает - трава морская обыкновенная. И ничего она не обыкновенная, а очень даже необыкновенная и очень сильно пахнет рыбой (специально, как ламинарию, никто эти водоросли в море не собирает потому что очень глубоко и ныряльщиков на такую глубину здесь нет, а рыбаки просто сбрасывают вытянутые в месте с рыбой водоросли обратно в море). Целых три дня мы каждый день с утра и до вечера шатались по берегу собирая выбрасываемые на песок водоросли, кроме них брали еще каких-то червячков и ловили мокриц (можно было конечно арендовать лодку и выйти в море, но Эльке хоть и научилась плавать, большой воды все равно боится). Как вспомню, аж дурно становится. Водоросли эти особенные еще и тем, что цветут они с конца грозника и в начале месяца, всего дней шесть - семь не дольше (и так как это начало цветения, то купить столько, сколько нужно Эльке на специальном пункте приема, не представляется возможным). Воду в прибрежной полосе при этом полностью затягивает зелено-голубой колышущейся на волнах ковер, а вонь стоит такая, что аж глаза режет. Но надо заметить, так только вдали от населенных пунктов, там где есть хотя бы небольшой порт, этих водорослей днем с огнем не сыщешь. А сразу по возвращению в Академию, меня к себе вызвал Арон.
  
  - Добрый день. - поздоровался я остановившись у кресла и сделал книксен после чего не дожидаясь приглашения плюхнулся в кресло.
  - Добрый. - Арон кивнул и продолжил. - Два дня назад прибыл почтарь с посланиями из Гномьей Академии. - Арон пошарил в ящике стола и положив на стол лист бумаги ладонью провел по нему как бы расправляя его. - Борин пишет, что они кое-что смастерили и он хочет чтобы ты приехала к ним в академию.
  - И ты ради этого позвал меня к себе, просто чтобы сказать мне, что я должна съездить к гномам?
  - И да, и нет. - Арон сплел пальцы в замок. - Борин уже в курсе того, что ты весьма поднаторела в некоторых областях магии и он просит чтобы ты дала хотя бы один мастер-класс для начинающих иллюзионистов и амулетчиков-артефакторов.
  - Ага, понимаю. - сразу же кивнул я догадываясь о общей теме разговора. - Ты хочешь, чтобы я подумала над тем, что можно показать, а что нет?
  - Да, именно этого я и хочу. Наверняка на мастер-классе будут не только новички в магии, и мне бы очень не хотелось...
  - Ладно, можешь не продолжать, особо мудрствовать я не стану, тем более что показать у меня есть что. Ты ведь не будешь возражать, если я не буду делать тайны из мультимедийного артефакта?
  Арон задумался на мгновение и кивнул. - Это будет идеальным решением.
  - Значит решено. И когда я должна выезжать?
  - Через неделю...
  - Хорошо, - закивал я прикидывая что должен буду сделать за эти дни - значит я успею все подготовить.
  - И еще.
  - Что?
  - С тобой поедет или Пьер или Седрик... я еще не решил кого назначить...
  - Зачем?
  - Должен же кто-то сопроводить наших учеников по обмену, не буду же я вешать еще и их на твою шею? Хотя... если ты хочешь то...
  - Нет, пусть со мной едет кто-нибудь еще, я не против.
  
  Мне почему-то сразу же вспомнился Арцивус и меня аж затрясло. Ехать одному в компании извращенцев подобных Арцивусу мне совсем не улыбалось, да я ведь их всех попросту поубиваю если что-то будет не так. Уж лучше пусть со мной поедет тот, кто будет для них нянькой, а я спрячусь у себя в комнатке и будут заниматься своими делами.
  
  - Значит мы договорились? - несколько излишне вкрадчиво спросил Арон.
  - Не совсем. - покачал я головой.
  - Эм-м-м...
  - Ты еще не выдал мне деньги на личные расходы или ты хочешь...
  - Все понял. - тут же приподняв руку произнес Арон и на стол легло две пластинки номиналом в десять тысяч каждая. - Этого хватит?
  Я протянул руку и пододвинув одну пластинку к себе ответил - Более чем. - встал с кресла и сделал книксен. - Ну-у, я пошла.
  - Не забудь, ты обещала вечером...
  - Да помню я, помню. - ответил я уже будучи у дверей. - До вечера.
  - До вечера. - донеслось уже из-за закрывающейся двери.
  
  А вечером состоялся уже второй по счету (если начало отсчета вести со времени турнира) концерт растянувшийся на добрых три часа и затяжной фуршет после него. В честь чего концерт? А вот в честь тысячелетия с момента основания Академии, пусть и как филиала Имперской Академии Магии. Ради такого события в Академию прибыли старейшие из ныне живущих магов состоящих Гильдии, но по факту они не принимают сколь-нибудь активного участия в жизни Академии и ведут уединенный отстраненный ото всех образ жизни. Я бы назвал их эдакими аксакалами отшельниками, которые покидают свои уединенные дома на вершинах гор, только когда в этом действительно есть такая необходимость.
  
  Архимаг Арон.
  
  Как только за Лурией закрылись двери он устало вздохнул и помассировал виски. Прошедшая неделя выдалась весьма напряженной, все-таки, ему лично приходилось руководить процессом подготовки к празднованию столь знаменательной даты, как Тысячелетие с момента основания Академии. Пришлось много ездить, ведь праздновать будут не только в Академии, в городах также пройдут торжества. Ну и конечно же разговор с Лурией, он готовился к длительному спору, ведь Лурия редко проявляет согласие во всем, что касается лично ее. Но все обошлось и сейчас у него выдалась свободная минутка, которую он с легким сердцем потратит на отдых. Он пересел в кресло обращенное к панорамному окну и достал из потайного шкафчика скрытого в ножке столика, бутыль вина и бокал.
  
  Вадим.
  
  К гномам со мной поехал Седрик, кроме того, мне на радость, вместо извращенцев подобных Арцивусу с нами к гномам ехали две неофитки второй степени Сивила и Дениль, обе не из Ордена Кошачьей Лапки, то есть обе в постели предпочитают мужчин. Не смотря на то, что и Сивила и Дениль еще даже не подмастерья, молодыми их уже вряд ли можно назвать, не старухи конечно, но и не девчонки, обеим за тридцать с хвостиком. Впрочем, если рассматривать психологический возраст и соответствующее поведение, то пожалуй они все-таки еще девчонки, на чьем фоне я сам себе кажусь излишне взрослым. Там где у них подростковая или скорее даже детская непосредственность у меня строгий или даже скорее холодный расчет. Это же относится и ко всем прочим чертам отличающим более-менее зрелого человека от ребенка или подростка. Разумеется что непогрешимых нет и я могу совершить какую-то глупость, но ведь я вряд ли стану скрывать и отнекиваться, если я что-то сломаю или разобью, как не стану перекладывать вину на других. Легче попросить прощения, чем сидеть на измене думая, что кто-нибудь может узнать, что это сделал ты, а не тот, на кого все могут подумать. Впрочем, дело тут еще и в воспитании, а у магов живущих в Академии оно весьма своеобразное. Хотя если мага на некоторое время так сказать выпустить в большой мир, то он весьма быстро заматереет, хотя во многом он чисто психологически скорее всего уже навсегда останется подростком, сколько бы лет он ни прожил он так сказать навсегда впадает в детство. Впрочем так дела обстоят, исключительно только с магами Академии Магии Акрилона.
  В этот раз в пути мы пробыли двенадцать дней, доехали бы и раньше, да ведь я не позволю загнать лошадей.
  
  ***
  
  Для проживания мне выделили ту же самую комнату в пансионе в которой я жил в прошлое свое посещение гномьей столицы. Если не считать погоды, то с прошлого раза на мой взгляд в Гримм'Хадар ничего не изменилось. Сразу же бежать и сообщать гномам о своем прибытии ни я, ни Седрик не собирались, впрочем Седрику все равно пришлось отправится к ректору гномьей Академии Магии, вместе с ним ушли и Сивила с Дениль. Как и в прошлый раз, Седрик попросил меня одного 'за ворота' не ходить и если мне что-то понадобится такое, чего нет в посольстве я должен буду попросить прислугу доставить мне это из 'внешнего мира'. Разумеется что нападать на меня никто не станет, даже в Эосе нашелся всего один ушибленный на всю голову, решивший, что он умнее всех. И все же здесь (я имею в виду столицу гномов) такого пиетета к магам, тем более иностранцам не испытывают. К тому же Седрик ушел не оставив мне ни гроша, а брать деньги у работников посольства, мне, мое воспитание не позволит. Вот и пришлось мне сидеть до самого вечера думая, чем себя занять - снова потрошил библиотеку, ибо книга - лучший друг человека.
  
  Мастер Борин глава Гномьей академии магии.
  
  Он уже в который раз с момента заложения 'Милости Скийль' лично зашел проверить как идет работа. Сейчас-то уже все завершено, судну придают соответствующий лоск, драят палубы, до блеска начищают все латунные поверхности и заканчивают лакировку корпуса и днища. Маги в этих делах не участвуют, так что контроль вроде бы как и не нужен и все-таки не хочется ударить в грязь лицом. В тот момент когда он взошел на капитанский мостик к нему подбежал запыхавшийся молодой маг чей наряд говорил о том, что он неофит - просто подмастерий уже не заставишь бегать по пустяковым поручениям.
  - Мастер Борин, только что доложили, что прибыли ваши гости из Академии Акрилона.
  Он кивнул и посмотрел вниз, туда, где по пирсу едва ли не вприпрыжку бежал другой молодой маг.
  - Мастер Борин... - обратился к нему второй неофит, после того как немного отдышался. - Вас ожидает мастер Седрик.
  Он не удержался от того, чтобы напоследок не дотронуться до лакированного штурвала частично выполненного из дуба, что растет только у подножья Гримм'Хадар ее юго-западного склона, и вяза, что растет исключительно в лиственных лесах Предгорья. Такой подбор древесины это своеобразный символизм показывающий единение некогда разобщенных народов гномов, само судно построено по тому же принципу.
  Седрик ожидал его уже будучи в его кабинете и даже успел немного по-хозяйничать, достав из бара бутыль эльфийского полусухого, обладающего весьма странным для вина вкусом и ароматом лесных грибов. И ведь это не какая-то отвратительная гадость, а одно из лучших вин, бутыль которого стоит целого состояния. Он с грустью взглянул на почти пустую бутыль и ответил приветственным кивком на такой же приветственный кивок Седрика.
  
  Вадим.
  
  - Ого! - как-то само вырвалось у меня когда я в сопровождении мастера Борина и Седрика пройдя по тоннелю с закругленным сводом и выйдя на обширную полукруглую террасу увидел парящее в воздухе судно.
  Гномы построили огромное воздушное судно, колоссальный воздушный шар, точнее целых два воздушных шара объединенных в водной конструкции. Оба шара своей формой напоминают баллоны дирижабля, только в разы крупнее чем самый крупный из известных мне цеппелинов когда-либо существовавших в истории моего родного мира. Пассажирская гондола чем-то похожа на обыкновенное речное или морское судно - огромных размеров галера только без весел, зато с небольшими крыльями практически как у самолета. Всего крыльев три пары, первая пара самых маленьких крыльев на носу судна, вторая пара самых больших расположилась по середине, но ниже того места, где у настоящего судна бала бы ватерлиния, а третья пара расположилась на корме и уже выше того места, где должна была бы проходить ватерлиния. Между баллонами растянуты паруса, только не из ткани, а металлические, напоминающие своей конструкцией жалюзи. Но это еще не все. На днище судна под кормой установлены две конструкции напоминающие своим видом турбины какого-нибудь авиалайнера, впрочем это никакие не турбины, а обыкновенные... хм-м-м... скажем так... - выхлопные трубы. Гномы весьма заметно извратили мою идею по созданию воздушного шара, однако я не был удивлен этому, к тому же, их конструкция, показалась мне куда более привлекательной, нежели какой-то там, воздушный шар. Естественно что все это летает не за счет нагретого воздуха или правильнее будет сказать, не только за счет него. Похоже что гномам сильно прикипела идея подняться в небо и они изгалялись над воздушным шаром как могли, иначе как бы они догадались прикрутить к этому делу паровую турбину и не одну, а целых... несколько? И ведь времени-то прошло - всего ничего.
  Вблизи судно кажется еще больше, просто нечто невероятно огромное и это нечто - может летать.
  
  - Невероятно!
  
  Визуально сие судно разделяется на три зоны - верх, то есть баллоны обшитые тонкой листовой сталью выкрашенной в красный цвет с нанесенными на нее изображениями перекрещенных самых популярных орудий у гномов - кузнечного молота и кирки. Середина из светлого лакированного дерева изукрашенного вставками в виде голов мутаро отлитых из бронзы. А низ, то есть днище тоже лакированная древесина, только темного цвета, практически черная из украшений только бронзовые полоски вдоль всего борта и по килю. Главными в этом всем великолепии являются корма и нос. Корма представляет собой нечто вообще в уме непостижимое, я насчитал шесть балкончиков, то есть у судна как минимум шесть палуб, не считая верхней и трюма. Каждый такой балкончик сам по себе представляет собой произведение искусства, а все вместе вообще не поддается описанию. На носу судна, нет гальюнной фигуры, вместо нее на носу судна обустроена довольно вместительная смотровая площадка укрытая стеклянным куполом, закованным словно драгоценный камень в бронзовую оправу. Начиная от того места где должна проходить ватерлиния в борта вместо иллюминаторов вставлены прямоугольные окна, что свидетельствует о наличии кают, подъем на палубу осуществляется как у обыкновенного судна - по трапу прямиком на верхнюю палубу. Опять же от простого судна сие отличает отсутствие мачт и грузового люка на палубе, таковой можно обнаружить внизу судна, где-то на уровне третьей палубы, но придется постараться чтобы его найти, ибо внешне он ничем не выделяется (я сам этот люк увидел лишь изнутри, когда вечером шатался по судну заглядывая везде и всюду. Для пассажиров тоже предусмотрен такой вход расположенный на одной из нижних палуб, но мы им не воспользовались).
  Уже будучи на палубе я осмотрел причал или док, не знаю как будет правильнее, впрочем, это не так уж и важно. Место просто поразило меня своими циклопическими размерами, похоже что гномы решили одним таким судном не ограничиваться и загодя выделили достаточно места для других летающих посудин. Процесс отплытия или точнее отлета от причала прошел абсолютно незаметно, если не считать того, что в тот момент я стоял на краю и едва ли не свешивался вниз через край держался за леер. В тот момент меня даже не смутило то, что ветер слегка поиграл моими юбками и находившиеся за моей спиной, могли лицезреть мое исподнее.
  
  Седрик.
  
  Встав за спиной Лурии он как бы прикрывая ее собой, при этом взгляд его был направлен в сторону. И хоть он и не смотрел, перед глазами у него еще какое-то время стояло ярко-красный кусочек ткани, резко выделяющееся на общем фоне черного цвета платья и чулок Лурии.
  - Ну как, нравится? - спросил подошедший к ним Борин и Лурия тут же встала ногами на палубу.
  - Это... - девушка на мгновение запнулась подбирая слова, ему показалось, что ее глаза в этот момент сверкнули и она закончила фразу. - У меня просто нет слов описать свой восторг.
  Лурия действительно выглядела счастливой, наверное более счастливой он ее еще никогда не видел.
  - Я рад, что мы, смогли тебя удивить. - произнес Борин.
  - Ну, а теперь-то вы скажите, куда мы летим? - спросила Лурия.
  Борин не сказал этого даже ему и естественно, ему тоже было интересно это узнать.
  - Ничего необычного, сейчас 'Милость Скийль' несет нас к берегам Лок Мордана. Именно там и будут проходить основные торжества. - ответил Борин и словно бы поясняя добавил. - В подземном городе, нет достаточно вместительных залов. Ну а сейчас, предлагаю спуститься на нижнюю палубу и отобедать.
  Уходя с верхней палубы Седрик чуть отстал от Борина и Лурии, хорошо, что кроме них наверху уже давно никого не было и что ни Борин, ни что более важно Лурия не обратили внимание на его несколько странную походку.
  
  Вадим.
  
  Я еще раз посмотрел на мастера Борина и тот как бы подбадривая меня кивнул. Для проведения мастер-класса мне выделили аудиторию в Магической Академии Гномов. Все никак привыкнуть не могу к тому, насколько же сильно отличается убранство гномьей Академии от Академии Акрилона, нет этой вычурной помпезности и элитарности, присутствует роскошь, но не такая чтобы очень уж бросающаяся в глаза. Какие-то бюстики из цельного мрамора или других видов 'поделочного' камня, мебель из ценных пород дерева в альковах укрытых темным бархатом портьер, банкетки вдоль стен, картины, но нет позолоты, нет пурпура, лепнины, барельефов, плафонов* все в спокойном золотисто-светло-коричневом цвете и более темных оттенках коричневого в углах. Цвет как бы намекает на главную магическую школу в магической академии гномов. Глубоко вздохнув я взялся за латунную ручку одной из створок дверей и потянул ее на себя открывая дверь. Мне уже не раз доводилось оказываться на публике и я уже имел удовольствие кого-то чему-то учить и все-таки сейчас я все равно испытываю легкий мандраж.
  - Глядите-ка, девка! - послышалось из аудитории. - Не иначе как новенькая или заблудилась!
  Аудитория хоть и большая, однако народу в нее набилось - яблоку негде упасть, - и все сидят, на меня таращатся.
  Давненько во мне не возникало желания сбежать, боязни публики или неуверенности я не испытываю (еще чего не хватало), но мне отчего-то весьма неприятно, когда на меня пялятся. Одно дело когда ты этого хочешь и совсем другое, когда тебе этого не надо.
  - Тихо Дил, может это тот мастер, что нам лекцию читать будет. - послышался чей-то довольно громкий шепот.
  - Ага, точно... - в голосе говорившего послышалась ирония на пополам с издевкой - лекцию, о том, как задницей вертеть!
  Аудитория молчала не долго, особенно после того как я двинулся от дверей к трибуне - ну а что я могу с собой поделать, тело... да что там... себя не переиначишь, естественно что как выразился гном - моя пятая точка начала вилять. Однако же буря веселья в аудитории улеглась сразу же после того как я занял место за кафедрой.
  - Уважаемый... - я сделал паузу выискивая взглядом шутника, да тот и не подумал спрятаться, в то время как все затихли, он продолжал веселиться. В обычное время, мне такие люди ничуть не мешают, ибо без них было бы совсем скучно - такие балагуры от природы умеют заводить публику. - Дил... - я не поленился припомнить произнесенное кем-то и услышанное мной имя весельчака - Я не думаю, что у вас есть хоть капля таланта к тому, чтобы вилять задом. И все же. Если это вас интересует куда больше того, что преподаю я... Я вас не держу, вы можете быть свободны. - я обвел аудиторию взглядом. - Это касается всех. Лекция окончена господа!
  
  Я спустился со ступеньки кафедры и зашагал обратно к дверям. Помню когда-то в универе, преподы поступали точно также, если видели, что студенты не готовы впитывать знания, точнее они готовы, но среди них есть такие, кто мешает начать вести пару. В аудитории стало еще тише, наверное всем и сразу стало не то чтобы неловко, скорее страшно, ибо что с ними сделает мастер Борин за срыв лекции, известно только богам. А вот в Академии Акрилона слушатель может в любой момент уйти или же наоборот придти на лекцию, если та уже идет. Впрочем и преподы в Академии сами любят устраивать себе выходные на не определенные сроки. Однако не будь в Академии костяка на котором все держится, при таком подходе к обучению новых магов, Академии не было бы вовсе, ибо насколько я знаю, в Академии полно тех, кто и в триста лет остается подмастерьем первой степени. От такого балласта не избавляются только потому что Академия слишком боится появления большого числа сильный и не подконтрольных ей магов, как внутри страны, так и на ее границах. Если их собрать, как-то организовать и мало-мальски обучить, так, как это делают в империи Эос, то они действительно могут представлять собой угрозу, если и не для Акрилона, так для соседей и союзников. А к гномам и по другим Академиям не рассылают потому что они намного сильнее в магическом плане (их потенциал выше) чем те, кто попадают в списки учеников по обмену.
  Практически сразу же в первом ряду из-за парты рассчитанной на десяток человек поднялся гном.
  - Мастер, я прошу у вас прощения за выходку Дила, нам очень хочется послушать вашу лекцию. - гном обернулся и обратился к сидящим в аудитории. - Ну же ребята, поддержите меня, если я прав...
  - Тули прав мастер, нам очень стыдно за Дила. - произнес гном сидевший в третьем ряду.
  Я остановился и сделал вид будто бы раздумываю - остаться или уйти. Мне в общем-то все равно, если уйду, то появится время наконец-то пройтись по городу, а то мы уже неделю в Гримм'Хадар, а я до сих пор никуда не сходил, не считая различных мероприятий, между прочим весьма скучных. Если останусь, то же не страшно, хоть какое-то разнообразие. Наконец, словно бы поддавшись на уговоры, я вернулся к кафедре.
  Поднявшись на ступеньку кафедры предусмотренную как раз для таких вот низкорослых как я (гномы ведь тоже не гиганты, а кафедры высокие, ведь у них преподают и люди, которые выше гномов), я обвел взглядом аудиторию и остановил его на весельчаке Диле, которому сейчас было явно не до смеху.
  - Уважаемый Дил, я надеюсь, что вы сумеете найти себе достойного учителя вилять задом. Можете идти, пока вы здесь, лекция не начнется.
  Сидящие за гномом сразу же начали подталкивать его в спину вынуждая встать с кресла.
  Можно было бы ожидать того, что во взгляде гнома будет читаться ненависть, гнев или хотя бы недовольство тем, что его выгоняют, такое вполне можно было бы ожидать от студентов моего мира. Но ничего подобного я не увидел, может он и испытывал нечто негативное в мой адрес, но внешне никак этого не проявил - абсолютное равнодушие.
  
  Дил.
  
  Впервые в жизни ощущая на себе взгляды сотен пар глаз он испытывал такую неловкость, словно нашкодивший и пойманный за ухо мальчишка которому устроили прилюдную порку. И ведь это еще не все, за дверями аудитории его ждала куда большая неприятность в лице мастера Борина.
  
  Вадим.
  
  - Итак... - произнес я дождавшись когда двери аудитории закроются. - Меня зовут Лурия, обращаться ко мне мастер не обязательно, все мои степени и звания, заменяет титул - миледи.
  Я спустился с кафедры и обойдя ее встал так, чтобы меня было хорошо видно всем, благо аудитория имеет форму амфитеатра.
  - Сейчас я, по просьбе мастера Борина, проведу для вас небольшой мастер-класс исходя из вашего уровня, но в своей манере. Если кому-то что-то будет не понятно, не стесняйтесь, спрашивайте.
  Я подошел к доске и застыл как вкопанный, передо мной была обыкновенная классная доска, а перед ней стремянка, никаких наворотов какие есть в Академии Акрилона.
  - И как быть? - думал я тупо глядя на доску и кусочек мела.
  Будь на мне брючный костюм я бы полез на стремянку, но что ж поделать, не люблю я носить брюки (удивительное дело, в прошлой жизни я практически постоянно ходил в джинсах или брюках и редко носил шорты, а тут... мда-а-а...).
  - Итак господа, попрошу минуту тишины. - произнес я отходя от доски и начиная создавать пока еще простейшую вязь.
  
  Дил.
  
  Гимфур нашел его, когда он бездумно глядя на плывущие облака над Гримм'Хадар сидел на вершине так называемой Башни Звездочета и попыхивая трубкой набитой травяным сбором выпускал кольца сизого дымка.
  - Что-то ты сам на себя не похож. - произнес Гимфур усаживаясь рядом с ним и повозившись с висящим на поясе кожаным кошелем достал из него свою трубку и кисет набитый сухой смесью из более чем десятка лекарственных трав перетертых едва ли не в порошок - алхимики за сто гран (гран - мера веса чуть больше одного грамма, иногда меньше, в зависимости от страны, применима и к жидким веществам) такой смеси берут не меньше половины золотой гривны (в отличии от иностранных монет, современные монеты гномов имеют овальную форму, хотя раньше у народа Нагонья деньги представляли собой небольшие брусочки, в то время как в Предгорье деньги не имели четкой формы вообще, важен был только вес и за частую в качестве денег выступали, как небольшие самородки, так и просто кусочки меди, серебра и золота). Он ответил молчаливым взмахом руки. - Ты бы только видел те чудеса, что нам показывала мастер Лурия. - прикурив, немного попыхтев и выпустив струйку дыма произнес Гимфур. - Никогда бы не подумал, что иллюзии столь интересная штука, я уже молчу про то, сборку каких артефактов она нам показывала.
  Гимфур все болтал и болтал о чём-то, а он все также, как и раньше молча курил трубку и смотрел на то, как над Гримм'Хадар проплывают облака. И надо же было ему такое ляпнуть, мастер Борин был просто в ярости когда узнал, за что именно лектор выгнала его. Теперь о том, чтобы стать полноценным магом можно забыть. И как теперь ему посмотреть в глаза родным?..
  - Мда-а-а... - подумал он выпуская очередное колечко дыма. - Что теперь делать?
  - Ты меня вообще слушаешь? - Гимфур подергал его за плечо.
  - А-а-а... чего? - он опустил взгляд и уставился на друга.
  - Я говорю, извиниться тебе надо.
  - Извиниться? - не до конца понимая о чем говорит Гимфур спросил он.
  - Ну да... - кивнул Гимфур. - Ты ведь нахамил мастеру Лурии, надо извинится.
  Он вновь посмотрел на небо. - А какой в этом теперь смысл?
  - Что-то я тебя не совсем понимаю. - удивился Гимфур. - Что значит какой смысл?..
  - Ну какой теперь смысл мне извиняться? - вновь спросил он снова глядя на друга.
  - Странный ты какой-то, тебя ведь и раньше выгоняли с лекции, так что случилось-то?
  - Ты прав, меня и раньше выгоняли, только в этот раз, за дверями меня встретил мастер Борин... - он вновь закусил мундштук трубки и затянувшись снова перевел взгляд с друга на плывущие в вышине облака.
  - Не понял?.. - удивленно спросил Гимфур.
  - А что тут непонятного? - не меньше друга удивился он его не понятливости. - Отчисляют меня.
  - Вот так, так... - пораженно выдал Гимфур. - Отчисляют или все-таки перев...
  - Отчисляют, именно что отчисляют, мастер Борин так и сказал...
  - И что ж у тебя язык-то за зубами не удержался... - удрученно качая головой произнес Гимфур.
  - Да я ж подумал, что это кто-то из наших... Кто же знал-то?.. Что теперь делать? Батька как узнает, что меня из магов поперли или из дому выгонит или вовсе башку отвернет.
  - В этот раз ты явно перегнул... - произнес Гимфур и недолго помолчав добавил. - Тогда тем более надо извиниться. Подойди, попроси прощения...
  Ддались ей мои извинения, сам-то подумай... Если наши-то носы задирают, думаешь она другая?
  - Но ты ведь не пытался даже...
  - А и пытаться не надо.
  - Ну тогда да... - несколько раз подряд кивнув произнес Гимфур и замолчал глядя куда-то в сторону.
  - Что - да? - не дождавшись продолжения фразы спросил он.
  - Тогда мастер Борин по-справедливости тебя наказывает, вот от того и да...
  Он так и не ответил Гимфуру, все его мысли были заняты попыткой найти оправдание, то, что он мог бы сказать родным.
  - Ну ладно... - выбивая трубку произнес Гимфур. - Ты сиди... а я пойду, сейчас еще одна лекция мастера Лурии будет.
  
  Вадим.
  
  - Как хорошо, что я не веду постоянных занятий... - подумал я и с блаженством вытянул ножки опустив их на мягкий пуфик услужливо пододвинутый слугой.
  Носятся тут со мной как с фарфоровой куклой, вон, даже личного слугу приставили... Ну надо думать, что на самом деле, его приставили не только для того, чтобы он мне угождал, а для того, чтобы я не зашел туда, куда не следует, ведь я в гномьей академии ничегошеньки не знаю, а у них тут наверняка куча своих секретов от конкурентов имеется. Шесть с небольшим часов я провел на ногах, как-то не подумали гномы над тем, что иногда и лектор должен сидеть. Небольшой перерыв сделанный мной между лекциями ничуть не помог мне отдохнуть и сейчас ноги буквально отваливаются, а ведь я думал, что весьма не плохо натренировал мышцы. Но надо думать, что дело вовсе не в реальной усталости, а в заклинаний замедления обмена веществ, слишком уж пагубно, на мой взгляд, оно влияет на организм. Думаю, что его стоит применять только тогда, когда это действительно необходимо и не стоит им злоупотреблять так, как это делаю я.
  - Как-нибудь надо будет смастерить массажер для ног. - подумал я уставившись в потолок. - Но без помощи Калерии или другого эксперта в человеческой анатомии лучше за такое дело не браться, а то ни какой пользы не будет, один вред только.
  - Мастер, к вам просится молодой гном. - где-то через две, три минуты обратился ко мне приставленный ко мне слуга.
  Мастер Борин как-то не подумал о том, чтобы хоть на время выделить мне хоть какой-то кабинет, наверное предполагал, что после лекции я сразу же пойду к нему и потому для отдыха я устроился в одном из уютных закуточков. Мне вот интересно, как визитер, догадался о том, кто отдыхает укрывшись за портьерами? Наверное по стоящему на входе слуге. Впрочем, это не важно.
  - Я кивнул слуге, - Пустите. - и пока тот выполнял распоряжение я чуть-чуть привел себя в порядок, то есть убрал ноги с пуфика и расправил подол платья.
  Слуга слегка сдвинул портьеру пропуская в альков визитера.
  - А-а-а... уважаемый Дил... - стараясь смотреть вошедшему прямо в глаза произнес я (не знаю почему, но меня до жути забавляет обращаться к нему на - вы) - Пришли просить меня преподать вам урок того, как правильно вилять задом?
  Гном замер опустив голову и несколько раз смял нижние края своего жилета. - Я хотел просить у вас прощения мастер... за свои слова.
  - Хм-м-м... с чего бы вдруг, такая перемена? Мне показалось, что вам все равно.
  - Так получилось, что об этом узнал мастер Борин...
  - Так значит без помощи мастера Борина, вы бы не стали испытывать вины за выказанные вами грубость и хамство? - гном пожал плечами после чего весь ссутулился. - Так это мастер Борин отправил вас ко мне просить прощения?
  - Нет.
  - Что же тогда вынудило вас сделать это? Если это не секрет конечно?
  Поведение гнома показалось мне весьма странным. Впрочем, клоуны и балагуры хоть и являются любимцами публики, не редко получают весьма сильные нагоняи за свой клоунады. Видать мастер Борин устроил своему нерадивому ученику хороший нагоняй, вон как он весь испереживался.
  - Мастер Борин сказал что отчислит меня.
  - Если ты не попросишь прощения?
  - Нет, он все равно отчислит, даже если вы простите меня.
  - Хм-м-м... - я покусал нижнюю губу - И ты значит решил, что если и возвращаться домой, то с чистой совестью?
  Гном задумался и у меня создалось впечатление того, что он и сам не знает зачем пришел просить прощения, но он все-таки ответил.
  - Нет...
  - Нет?.. Тогда почему?
  - Я хотел попросить вас поговорить с мастером Борином...
  - Ах вон оно что... - я закивал. - Теперь все понятно, значит тебя жаренный петух клюнул...
  - Простите, какой петух?.. - гном хоть и выглядел удрученным или скорее даже потерянным, все равно выкатил глаза, а в голосе проступило удивление.
  - Жаренный. Но это к делу не относится. - я встал с диванчика на котором так удобно было сидеть и добавил. - Ну пойдем что ли, к мастеру Борину...
  
  Дил.
  
  - Странная эта мастер Лурия... - думал он, пока шел следом за магичкой к мастеру Борину. - Все время на вы обращается...
  Он дотронулся до подбородка, к его двадцати пяти годам у него, как и у всякого нормального гнома, уже отросла вполне приличная борода, но до стариковской ему еще ой как далеко, гномы живут долго, а уж маги так и подавно. Он хоть и не является полноценным магом, все-таки магически одаренный, что существенно продлевает жизнь.
  - Неужели я так старо выгляжу? - он посмотрел на идущую чуть впереди магичку. - А ей-то самой сколько лет, мастер Борин вряд ли бы стал приглашать лектора без знания дела.
  Они на короткое мгновение остановились перед лакированной дверью, после чего мастер Лурия без стука толкнула ее и войдя первой обернулась произнося. - Входи!
  
  Мастер Борин глава Гномьей академии магии.
  
  Устало вздохнув он потер виски, голова у него буквально раскалывалась. Обычная с виду беседа переросла в настоящий спор. Спорщица из Лурии ничуть не хуже, чем из любого гнома, при этом она куда более сдержана в эмоциях, точно эльф. Впрочем, спор их никоим образом не касался Дила, за которого собственно Лурия и пришла просить, и начался гораздо раньше. А Дила он простил, хотя и был готов отчислить мальчишку, оставалось только дать ход уже подписанной им бумаге.
  
  Дил.
  
  - Ну-у вот и все. - останавливаясь на 'т' образном пересечении двух коридоров произнесла мастер Лурия. - Можешь идти.
  Он упустил тот момент, когда мастер в обращении к нему перешла на 'ты', все его мысли были поглощены спором, которому он стал как бы случайным свидетелем. Из-за чего между мастером Борином и мастером Лурией разгорелся спор он даже не понял, просто в какой-то момент мастер Лурия произнесла - А я считаю иначе. - Потом ему оставалось только молча сидеть и слушать как спорят два мастера, мастер Борин бегая по всему своему кабинету и размахивая руками, а мастер Лурия сидя в кресле и изредка отпивая перевар из своей чашечки. О нем вспомнили где-то через полчаса, мастер Борин еще до начала того спора согласился отменить свое решение, но мастер Лурия добилась того, чтобы мастер Борин вообще не думал о том, чтобы хоть как-то наказать его. Хотя без повторного выговора не обошлось, но в этот раз мастер Борин был мягче в своих выражениях.
  Когда он собрался было развернуться и уйти мастер остановила его. - А ты ничего не забыл?
  - Эм-м... - он попытался вспомнить, может он и правда что-то забыл, но все его вещи вроде бы при нем, а что еще он мог забыть?
  - Поблагодарить меня не хочешь? - чуть склонив голову вправо спросила мастер Лурия, он едва ли не хлопнул себя по лбу и склонился в поклоне. - Благодарность принята. - произнесла мастер и когда он вновь выпрямил спину его глаза едва не вылезли из орбит, мастер Лурия все это время сама провела в поклоне принятом у дворян, то есть в неглубоком реверансе. И перед тем как они окончательно разошли мастер добавила. - Если у тебя все-таки возникнет желание посетить мои лекции, можешь приходить.
  Гимфур вновь нашел его там же где и в прошлый раз - на вершине Башни Звездочета.
  - Вот... - опуская рядом с ним небольшой мешок из тонкой мягкой кожи произнес Гимфур - передашь моим родным.
  Он опустил взгляд, посмотрел на мешок и перевел его на друга. - Не смогу.
  - Почему нет? - несколько удивился Гимфур. - Ты это что же, домой не поедешь?
  - Нет. - ответил он и отвернулся, но теперь он смотрел не на облака, а на Гримм'Хадар, на раскинувшиеся внизу жилые районы.
  - А жить на что будешь? Или ты думаешь в шахту устроиться? В каменщики-то тебя вряд ли возьмут...
  - Мастер Борин отменил свое решение.
  - Вот так, так... - Гимфур присел рядом и начал возиться со своей трубкой. - Это как же так получилось-то? Насколько я знаю мастер Борин еще никогда своих решений не менял и не отменял.
  - Мастер Лурия заступилась.
  - Вот так новость, так ты все-таки извинился перед ней?
  - Да.
  - И она простила?
  - А то, стала бы она заступаться если бы не простила?
  - Да... ты прав... что-то я не подумал...
  Гимфур наконец раскурил трубку и замолчал.
  - Странная она... - через несколько минут тишины и молчания непроизвольно произнес он.
  - Кто? - также через некоторое время спросил Гимфур.
  - Мастер Лурия... - еще через несколько минут ответил он другу.
  - А-а-а... - через минуту протянул Гимфур и через несколько мгновений добавил. - Ну да-а...
  Он все никак не мог понять, чем же его зацепила мастер, внешностью, - что для него как и для любого другого гнома не самое главное или чем-то иным? Вряд ли бы у них в академии хоть сколь-нибудь состоявшийся маг, не только простил ему его хамство, но еще и заступился бы за него перед ректором. Впрочем, это же относится и к магам из прочих подобных их академии учебных заведении. Маги слишком надменны, высокомерны и считают, что все вокруг им чего-то должны. Он вдруг поймал себя на мысли, что прежде чем осуждать других, стоит начать с себя, ведь он сам ничем не лучше прочих магов, будучи всего лишь подмастерьем даже не первой степени, он уже требует от простых людей уважения к себе.
  - Да-а-а... пожалуй мастер Лурия заслуживает уважения... - пробубнил он себе под нос.
  - Э-э-э... это ты к чему? - спросил Гимфур. - Конечно мастер, заслуживает уважения...
  - Да я не о том... - махнув рукой ответил он и начал вставать.
  - О чем же?
  - О том, что мастер Лурия не требует от других, незаслуженного уважения к себе.
  - Не понял...
  - А что тут не понятного? Я ее оскорбил... и должен был понести наказание. Любой другой мастер на ее месте еще и сам бы мне нагоняя дал, а она и простила и заступилась...
  - Ну-у, может быть ты и прав... - услышал он когда уже начал спускаться по винтовой лестнице вниз.
  
  Вадим.
  
  - Иха-а-а! - непроизвольно вырвалось у меня в тот момент, когда шагоход перемахнул через трехметровый овраг.
  
  Гномы построили не только 'летучий корабль', но и вот эту штуку которую я сейчас испытываю. Блюдце с шестью лапками, способно быстро бегать и преодолевать практически любые препятствия, кроме водных преград и отвесных стен, ну и естественно что в лесу из-за размеров, этой штукенции не развернуться. Зато на 'равнине' шагоход фору даст даже моему инфернальному коню, а ведь коняжка моя разгоняется километров наверное до ста двадцати. Почти все в шагоходе механическое, ну как бы механическое или как сказали бы на Земле - стимпанк, все приводится в движение за счет пара, а вот сам пар получается в результате воздействия магий на воду в котле. Практически тоже самое с небольшими изменениями заставляет летать и 'летучий корабль', хотя магий в нем все же побольше будет. Сейчас 'Милость Скийль' проходит последние испытания после внесенных в конструкцию изменений, кстати предложенных мной. Вообще-то ничего сверхнового гномам я не предложил, ну в смысле ничего изобретать полностью с нуля мне не пришлось, я просто предложил установить четыре паровых турбины с пропеллерами по обеим сторонам (конструкция на самом деле очень сложная ибо винтов много и все они вращаются не в одну сторону и моих скудных познаний в устройстве турбин самолетов для ее постройки, мне бы не хватило, но у меня нашлась куча помощников которые стоило мне заикнуться перед мастером Борином о своих мыслях, в короткие сроки довели мою задумку до ума) на центральные крылья, по две на крыло, как у самолетов в моем мире, однако они должны служить не только для набора скорости, но и для изменения направления движения. В момент когда надо 'повернуть' в какую-либо сторону половина винтов замедляет свое вращение изменяя направление вращения, другая наоборот ускоряет свое вращение заставляя тем самым воздушное судно развернуться. Кроме того я предложил такие штуки как элероны, для более быстрого изменения высоты. Ну а последнее изменение должно помочь турбинам в деле изменения направления полета. Так как судно не опускается к земле настолько низко, чтобы коснуться ее поверхности днищем, я предложил поставить внизу руль направления и не один, а сразу два. Конструкция и без того футуристического вида, в конце концов перестала вообще походить на то, на чем она была основана - то есть на водное судно.
  Вместо руля или штурвала, что было бы вполне ожидаемо, управляется гномий шагоход целым рядом рычагов и рычажков и несколькими педалями, газ, тормоз и педалька нужная для того, чтобы заставить шагоход прыгнуть. В основном в управлении участвуют только педали и два рычага задающих движение и скорость, один из рычагов чем-то похож на штурвал истребителя, второй же напоминает автомобильный рычаг переключения скоростей. Управлять шагоходом даже на полном ходу ну очень легко, главное педальки не путать, а то можно вместо тормоза на прыжок надавить как и заместо газа. Один только минус... гномы не подумали о такой штуке, как ветровое стекло. Шума шагоход производит не очень много, лапки снабжены протекторами из того же материала из которого мастер Волех изготавливает подметки для обуви которую я у него заказываю. Во время движения даже по камням, отлично слышно как шипит и свистит выпускаемый при движении поршней пар. Вот кстати производство шагоходов гномы уже поставили на поток, так что я провожу тест-драйв не экспериментальной модели, а серийной.
  
  - И-и-иэ-эх! - шагоход влетел на небольшой пригорок и я нажал педальку заставляя его подпрыгнуть.
  
  Посадка вышла мягкая, паучьи лапки это не колеса у автомобиля, автомобильные амортизаторы не смогли бы погасить и часть всей этой тряски, качки и болтанки. Добежав до небольшой речушки я развернул шагоход и направил его обратно. Вот кстати еще один плюс, не надо постоянно держать рулевой рычаг управления, если установить его в положение 'прямо' то шагоход все время будет бежать прямо. На обратном пути снова перепрыгнул через овраг, страшновато конечно, но уже не так страшно как было в первый раз. Через минуту, впереди, показалась площадка на которой меня ждал машинер (это практически тоже самое что и инженер, но из самого названия профессии уже можно понять, чем конкретно он занимается) мастер Дварин.
  
  - Благодарю. - произнес я сделав книксен после того, как мастер Дварин помог мне спуститься.
  - Позвольте полюбопытствовать, вам понравилась поездка? - выпрямляясь поинтересовался мастер Дварин.
  - Это было непередаваемо... - ответил я беря гнома под руку.
  - А управление?
  - Вполне удобное, если не считать того, что я все время путала педали.
  - Это потому, что у вас еще не достаточно опыта...
  - Да, я тоже так подумала.
  - И все же, для первого раза, вы очень хорошо справились.
   - Это потому что вы уважаемый мастер, хороший наставник.
  Мы подошли к группе гномов над которыми возвышался Седрик.
  - Ну как? - обернувшись к нам спросил мастер Борин.
  - У меня просто нет слов. - ответил я и высвободив руку сделал книксен. - Премного благодарна за то, что позволили мне прокатиться...
  Мастер Борин замахал руками. - Не-не-не, это я должен благодарить тебя за столь ценную идею. Да и разве ж мог я не позволить автору изобретения, опробовать его в деле? - мастер Борин обвел взглядом гномов. - Меня бы просто не поняли. - и гномы закивали как бы подтверждая его слова.
  - Все равно, я вам благодарна. - я еще раз сделал книксен после чего протянул руку Седрику который тут же подал мне мой ридикюль.
  
  Эта небольшая сумочка, обошлась мне в двести золотых крон и еще пять серебряных и это даже с учетом того, что изготовивший ее мастер, сделал мне огромную скидку - вся ее стоимость оправдывается тем, что после моих трудов над бусинками которыми она украшена, сумочка стала мощным многофункциональным артефактом в котором у меня хранятся различные нужности не помещающиеся в кошели на поясе. Это эдакая временная замена 'волшебному карману' который до сих пор доводится до ума. Определив что его открывает владелец тихонько щелкнул мифриловый замочек (весьма кстати сложное заклинание, тут уровень магистра нужен чтобы его создать, а вот чтобы разрушить это заклинание нужен кто-то ну очень понимающий не только в амулетистике, но и в том, как это заклинание устроено, без этого можно даже не пытаться, по крайней мере если это заклинание встроено в мифрил. Вытянуть энергию из заклинания не получится, хотя мифрил хороший естественный металл-накопитель, он же имеет и обратный антимагический эффект. Работать с мифрилом может только очень сильный и опытный маг-амулетчик-артефактор, абы кто, просто не сможет поместить в данный металл ни какие свои заклинания, даже если будет использовать свой рабочий верстак. Надо знать принципы работы с мифрилом - так-то) и я извлек из сумочки свернутые в трубку листы пергамента. Вчера потратил весь день и вечер на то, чтобы как можно понятнее изложить суть нового летательного транспортного средства. Я изучил заклинания которые применяются гномьими артефакторами при создании парящих гондол - это ведь гномы их придумали. Да я бы и раньше мог сам подобраться к этому вопросу, но не сделал этого исходя из чисто 'профессиональной' этики. Стоило только попросить мастера Борина поделиться знаниями и мне их вывалили столько, что я теперь даже не знаю, а нужно ли мне столько всего? Впрочем, все эти новые знания касаются только магии земли и не так уж их и много, в некоторых случаях это всего лишь пересмотр одной вязи какого-нибудь мага, другим каким-нибудь магом. В общем и в целом, интереса они для меня никакого не представляют, все, что мне нужно для манипуляции с землей я и так знаю.
  Прежде чем окончательно передать 'чертежи' в руки мастера Борина я посмотрел на Седрика и тот одобрительно кивнул.
  
  Как только бумаги оказались в руках мастера Борина он сразу же произнес. - Ну а теперь, почему бы нам не выпить?!
  Я что-то такое подозревал когда заметил плетущийся позади нас обоз когда мы ехали сюда, и вот теперь тест-драйв с моим участием превращается в обыкновенную попойку.
  - Интересно было бы узнать, по какому поводу праздник? - спросил я пробуя на вкус предложенный мне кем-то из гномов местный сидр. - Кислятина... - подумал я и едва не скривился, - бе-е-е... - не люблю что-то настолько кислое.
  - А чем не повод отпраздновать успешное завершение испытаний? - пряча поглубже за пазуху бумаги несколько удивленно спросил мастер Борин.
  - Но ведь это же не испытательный экземпляр, вы же и без меня уже наверняка все проверили...
  - Лури, не капризничай... - вмешался Седрик. - Не нарушай традиции.
  - Вот... - указывая на Седрика произнес мастер Борин - Слушай что старшие говорят, традиции - это святое! - при этом мастер Борин чуть поднял правую руку с вытянутым указательным пальцем, так чтобы он лишь на фалангу выступал над головой - это такой своеобразный восклицательный жест, у людей он тоже есть, но не так отточен. - после чего поднес левую руку с невесть как оказавшейся в ней деревянной чаркой ко рту - воздух запах спиртом.
  
  ***
  
  Оторвавшись от книги я посмотрел в окно - хмурое осеннее небо затянутое серыми тучами, мелкий моросящий дождик и пронизывающий холодный ветер, а внутри фургона тепло и сухо. Мастер Борин за день до нашего отъезда подарил мне несколько книг, одну за авторством Алберта Дери из своей коллекции надо полагать - не самое новое издание, скорее уж это одна из первых книг сего автора. Судя по состоянию страниц, книга пользовалась большой популярностью, хотя опять же судя по состоянию страниц с ней обращались крайне бережно. Ну оно и понятно, ведь в книге описывается маленький кусочек истории гномьего народа, точнее одного из двух народов, еще до их объединения. Название у книги 'Мать Земля' хотя о той, кто считается прародительницей гномов в самой книге говорится мало, эта книга одна из серии и явно не первая, но и не последняя в ней.
  В гостиную вошел Седрик - хорошо ему, он то уже привык к такой жизни не мается со скуки, а мне вот хочется чего-то - приключений на свою пятую точку. Снова чувствую себя крутым попаданцем способным горы в пыль стирать и кажется, что я знаю уже все, что только можно знать, точнее все, что может быть мне хоть как-то полезно. Свои старые устремления я как-то незаметно для себя задвинул сначала на второй план, теперь они уже даже не на десятом, я о них вовсе забыл. Каких-либо опасений по поводу нападений на мою скромную персону, тоже не испытываю. Враги, если они есть... где-то далеко и пока себя никак не проявляют - не иначе как зловещий план вынашивают. Ну что ж, имеют право. Но мне-то все равно скучно... Удивительно, я уже и забыл о всех тех глупостях, которые хоть и не свойственны мне, но которые роились у меня в голове, когда я видел Седрика. Впрочем, почти такая же реакция у меня была и на многих других магов мужского пола. Можно конечно во всем винить телесную оболочку, но ведь за все отвечает личность человека... разум, сознание... или не за все? Впрочем, не важно. Ску-у-учно.
  
  Седрик.
  
  Войдя в гостиную он посмотрел на Лурию думая при этом о том, что ей-то уж точно скучать не приходится, все время чем-то занята, по утрам занимается упражнениями для развития ауры, днем вот как сейчас - читает, а вечером по всплескам магической энергии можно только догадываться о том, что она делает заперевшись у себя.
  
  Следом за ним в гостиную вошла служанка и обратилась к нему. - Велите накрывать на стол Ваше Магичество?
  Он бросил взгляд на Лурию и после того как та утвердительно кивнула ответил. - Да Мария, можешь накрывать.
  
  Обед проходил в уже ставшей для него вполне привычной манере обсуждения близкого к спору к которому привела простейшая просьба о создании элементарнейшей вязи. Несомненно, способ построения этой же вязи придуманный Лурией куда проще и легче, но он более затратен в плане магической энергии. И вот они уже битый час обсуждают какой из двух способов лучше, тот который требует больше затрат времени или тот, который требует больших затрат энергии. Если вдуматься, то оба варианта имеют место быть, один для экстренных случаев, другой для 'повседневного' использования. Но как у всякого молодого мага у Лурии свой взгляд на свои открытия и изобретения. Он же с недавних пор, стал причислять себя к поклонникам старой школы, хотя и не считает себя консерватором иначе не стал бы применять столь странную для него манеру создания вязей, которую демонстрирует Лурия. Кажется, что она буквально не выпускает из рук данный им ей однажды моделятор и ведь как ловко она с ним обращается.
  
  - Вот... - Лурия положила на стол и пододвинула к нему свой моделятор - можешь взглянуть.
  Он взял моделятор и посмотрел на вязь изображение которой медленно вращалось на визуализаторе.
  - Хм-м-м...
  
  Знакомая вязь после того как побывала 'в руках' Лурии стала казаться ему совсем незнакомой, Лурия убрала часть 'старых' фрагментов заменив их своими о существований которых он хоть и знал, сам использовать вот так никогда бы не додумался. Как и всякий маг, он слишком осторожен ведь фактическое бессмертие не есть абсолютное бессмертие, любой, даже очень сильный маг, может умереть, как и любой человек. Но Лурия практически все свои эксперименты проводит с использованием моделятора и хотя его и раньше использовали именно для этого, он почему-то не пользуется большой популярностью. Многие, да и он сам, используют моделяторы для того, чтобы не приходилось запоминать все фрагменты или каждый раз вспоминать ту или иную вязь. Кто бы что не говорил о феноменальной памяти присущей всем магам, за сотни прожитых лет забывается даже то, что казалось бы забыть невозможно.
  Пока он изучал вязь Мария подала десерт, впрочем для кого-то переход от одного блюда к другому наверное совсем незаметен. Он бросил взгляд на Лурию которая уже принялась за пирожные и поймал встречный взгляд. Видимо девушка по-своему истолковала его взгляд, потому как она тут же разделила пирожное и осторожно взяв кусочек на ложечку привстала. Есть сладкое ему совсем не хотелось, но отказать было бы не просто не вежливо, скорее уж вовсе неприемлемо и потому, отложив моделятор он привстал и подался вперед дабы принять угощение. И тут их фургон заметно качнуло, фургон далеко не маленький и весит несколько тонн, чтобы его так тряхнуло должно приложить не малые усилия. В тот момент, когда фургон слегка качнулся, со стены сорвались и упали на пол висевшие на ней картины, с этажерки посыпался фарфор, кроме того на пол полетело все, что не было закреплено. Кусочек пирожного, который он так и не успел принять, упал на стол, он даже с какой-то неподдельной тоской провожал его взглядом пока тот падал. Со стола, с позвякиванием серебра и бьющегося фарфора, посыпалась посуда. Незамедлительно последовал возмущенный возглас Лурии. Мгновением позже он заметил большое и все еще расползающееся темное пятно на ее платье, шикарное было платье - белое с кружевом, Лурия его заказала одному из лучших портных гномьей столицы, когда они были в Гримм'Хадар, это вроде бы как был его подарок ей за небольшую провинность и теперь его, разве что выбросить остается, хотя платье все еще можно попробовать спасти попросту выстирав. Впрочем и он сам, не остался чистеньким, перевар что был в его чашке которая теперь лежит на полу в виде осколков, оказался на его брюках, ему сказочно повезло, что перевар не был горячим в силу того что он решил разбавить его сливками.
  
  Вместо того чтобы подойти к окну и посмотреть что случилось, он на ходу промакивая перевар салфеткой поднятой с пола, направился к двери бросив через плечо. - Пойду посмотрю что там случилось.
  
  Пойти посмотреть что же случилось его вынуждал не только его личный интерес и желание разобраться в случившемся, но и то, что этим он хотел упредить Лурию. Неизвестно, что может ждать кучера чья неосторожность привела к тому, что ее платье было испорчено. Открыв дверь ему пришлось отступить назад, потому как в открывшийся проем тут же полезли ветви дерева с которых сыпалась частично пожелтевшая листва.
  Снаружи во весь голос не стесняясь в выражениях ругался десятник командующий караулом. Через пару мгновений дерево мелко затряслось под ударами топоров, все это время он стоял чуть в стороне от двери ожидая пока освободится проход. После того как дерево убрали и он смог наконец выйти наружу, его взору предстала весьма странная картина. Впрочем почему странная - обыкновенный налет, который для налетчиков закончился весьма плачевно. Тел нападавших он не увидел, гномы успели оттащить тела в лес, видимо чтобы не шокировать их видом Лурию, однако он насчитал не меньше двух десятков кровавых следов как на дороге так и в придорожной канаве и вполне вероятно что в лесу есть и другие. Немного осмотревшись он по достоинству оценил место выбранное для нападения, непонятно только знали ли налетчики о том, кому принадлежит фургон или же они стали их случайной жертвой? С другой стороны дороги овраг, окажись фургон менее тяжелым или если бы оба дерева которые были подрублены упали одновременно, то фургон, обязательно оказался бы в овраге. Да и налетчиков явно было куда больше двадцати в лесу на возвышенности прятались лучники, сколько их было он не знал, да это его и не интересовало, о наличии среди налетчиков лучников он подумал уже после того как увидел стрелы торчащие из земли и лежащие возле фургона. Своей внезапной атакой лучники должны были убить почти всю охрану фургона, оставшихся добили бы воины. Однако раз он не заметил раненных среди гномов, значит их амулеты выполнили свое дело, сопровождай фургон обыкновенная охрана, то налет вполне бы мог, пусть и отчасти, увенчаться успехом. Почему отчасти? Ну наверное потому, что фургон даже оказавшись в овраге никак бы не пострадал, он достаточно надежно защищен магией, внутри конечно же все незакрепленное побилось бы, но в целом ничего страшного бы не произошло. Хотя не обошлось бы без синяков или даже переломов, но это ведь не тоже самое что расстаться с жизнью. А потом уже оправившись можно было бы или самим выбраться или дождаться пока прибудет помощь.
  
  - Ваше Магичество... - подскочив к нему гаркнул гном десятник - разрешите доложить!
  - Докладывай. - вновь обходя фургон буркнул он.
  - Потерь среди личного состава нет, дорога расчищена можо продолжать движение!
  - А нападавшие что? - поковыряв в звенящем ухе спросил он.
  - Убиты, тела были унесены в лес, дабы не смущать видом своим Ее Магичество ежели Ее Магичество изволит пройтись.
  - Понятно. - кивнул он. - Узнал кто это был?
  - А то как же Ваше Магичество, канешно узнал.
  - И кто же?
  - Энта... - последовала весьма замысловатая брань - банда Бородатого Бьора, мать его курва. Он сучий сын уже почитай три года как лиходейство на дорогах чинит и до сих пор неуловимым оставалси, но теперича-то мы башку евону на кол-то насадим.
  - Понятно,.. - вновь кивнул он - заканчивайте и едем.
  Как это не странно, но Лурия так и не вышла из фургона, впрочем к ужину вечером тоже и вообще до конца поездки она пребывала в скверном настроении, все-таки платье было ей очень дорого как подарок.
  
  Эльке.
  
  - Ну-ка... - она набрала из колбы стоящей на столе в пипетку темно-коричневый по цвету состав при этом в другой руке она держала крысу. - Попробуй.
  Крыса словно поняв чего от нее хотят открыла рот и она осторожно капнула составом крысе на язык, после чего быстро опустила ее в стоящую тут же клетку и закрыла дверцу.
  - Теперь остается чуть-чуть подождать. - подумала она и практически в тоже время внизу звякнул колокольчик висящий над входной дверью который благодаря магической начинке хорошо слышно в любой из комнат в доме.
  
  Она даже думать не стала о том, кто это может быть, еще час назад она отчетливо ощутила присутствие Лурии. Поначалу ей было сложно привыкнуть к постоянному ощущению чьего-то присутствия, правда это присутствие всегда было приятным, таким, словно бы твой самый родной и любимый человек всегда рядом. И ведь так оно и есть. А еще, если поддаться этому ощущению чуточку сильнее, то можно ощутить даже небольшие изменения в настроении Лурии порождаемые какими-либо ее мыслями или желаниями. При этом главное не поддаться еще сильнее, иначе можно и самой попасть под влияние этих мыслей и желаний.
  Не дожидаясь пока Лурия поднимется наверх она сама поспешила к портальной арке на ходу подхватив со спинки стула ранее снятый халат.
  
  Континент Большой Толло.
  
  Торот.
  
  Почти три месяца они шли вдоль Драконьего Хребта изредка натыкаясь на развалины каких-то строений. Одни сохранились лишь в виде обломков кирпича, другие же внешне выглядели как недавно построенные. И каждый раз наткнувшись на очередные развалины они останавливались возле них на день - два и давали профессору Урделю возможность вдоволь наползаться по ним, чем тот охотно пользовался сразу же принимаясь за дело. Однако сколько бы профессор не лазил по развалинам со своими измерительными артефактами, сказать чему и для чего служили все эти строения он не мог, зато он каждый раз приходил в какой-то неописуемый восторг обнаруживая в очередных развалинах следы магии. Заклинания которые обнаруживал профессор уже давно перестали действовать и непонятно почему еще не развеялись, ведь магии для их поддержания явно не достаточно и тем не менее заклинания продолжали существовать все это время. Будь в составе экспедиции хотя бы один достаточно квалифицированный амулетчик-артефактор, он бы наверняка смог сказать что это за заклинания и может быть даже нашел способ вновь напитать их магией. А уж если эти заклинания оказались бы ранее неизвестными или не имеющими аналогов, то экспедицию можно было бы считать вполне успешной еще за долго до того, как они достигли конечной точки своего пути. Но таковых в составе экспедиции не было, а все что видел он с помощью магического зрения, всего лишь непонятное мутное марево (вполне возможно это происходило потому что в полной мере магическим зрением он не овладел). Таких построек на их пути было великое множество, однако нигде не было и намека на то, что там когда-то жили люди. Кроме странных строений им то и дело попадались остатки некогда довольно широкой и хорошо мощенной дороги, дважды на их пути им попадались мосты. Огромные сооружения из серого камня были переброшены через глубокие ущелья которые на многие мили разделили собой и горы и лес у подножья. Оба моста хоть и выглядели старыми, древними совсем не казались, в Эрдании можно найти и куда более новые мосты в гораздо более худшем состоянии, тоже можно сказать и о дороге, ведь в Эрдании всего лишь одна мощеная дорога - Королевский тракт - остальные дороги королевства грунтовые. Дорога которой они старались держаться не была прямой, она то поднималась в горы то сворачивала в лес, но в целом ее все же можно назвать прямым путем ведь это была единственная дорога на их пути ведущая в нужном им направлении. И все-таки путешествие по дороге нельзя было назвать легким, несколько раз им пришлось перебираться вплавь через озера или скорее даже болота к котором выводила их дорога. Ну оно и понятно, за дорогой-то никто не следит невесть сколько тысяч лет, местность там довольно низкая воду никто из нее не откачивал, вот и затопило все. И опять же, даже по такой дороге идти было куда легче чем карабкаться по камням или продираться через лес.
  
  ***
  
  Он остановился на краю обширной закругленной террасы на которой даже сохранилась часть балюстрады. С террасы открывался вид на город, точнее на то, что от него осталось. Внизу, - а терраса находится довольно высоко в горах, никак не меньше четверти мили от поверхности земли - куда ни глянь в сплошном зеленом ковре виднелись островки из белого мрамора, кое-где виднелись и невероятным образом уцелевшие башни и такая картина простиралась до самого горизонта. Они еще даже не спустились в город, а профессор уже нашел для себя занятие. Здесь в стороне от террасы на которой они остановились были хорошо сохранившиеся развалины каких-то строений и сейчас профессор занимается тем, что ходит из одного здания в другое уткнувшись в свой измерительный артефакт.
  После того как профессор вдоволь набродился по развалинам они наконец-таки приступили к спуску. Спускаться по едва выступающим из земли ступеням было совсем не легко, впрочем идти по дороге было бы еще хуже, как назло именно в этом месте ее завалило осыпавшимися с горы камнями, самый маленький из которых размером с конскую голову. Не найди они эту лестницу им бы и в самом деле пришлось спускаться вниз по камням, а так все же немного легче. У подножия они оказались когда солнце уже почти село, на ночь было решено остановится тут же.
  
  Пока солнце еще не село он вместе с профессором отправились исследовать ближайшие из развалин. Даже будучи в столь плачевном состоянии дома поражали своей красотой, все вокруг было облицовано каким-то ни на что не похожим белым камнем который из дали он принял за мрамор. Его взгляд все время перескакивал с одного здания на другое и в каждом из них было что-то свое интересное и необычное для глаза. И только будучи на земле, можно было понять, что лес, глядя на который с высоты можно было бы подумать поглотивший город, вовсе не делал этого. Да, многие деревья и кустарники давно уже разрослись за пределы отведенных им участков, какие-то проросли через гранитные плитки укрывающие мостовую, кругом заросли травы, под ногами то и дело хрустят сухие веточки, но в целом все выглядит весьма прилично хоть и запущено, даже опавшей листвы на удивление мало, словно бы кто-то хоть и редко, но все же убирает улицы. В домах сохранилась даже какая-то часть внутреннего убранства, а вот пыли и грязи мало хотя было заметно, что внутри уже давно никто не убирал. Весь мусор ветром задувающим через пустые окна разгоняло по углам, под окнами, если покопаться в земле, можно найти остатки стекла что говорит о высоком уровне развития стеклодувного ремесла жившего здесь народа - на Малом Толло стекло везут в основном от гномов и из Акрилона для прочих секрет производства качественного стекла недоступен.
  
  - Вот уж кому тут скучать не придется. - подумал он глядя на то, как засуетился профессор когда они войдя в очередной дом нашли в одной из его комнат весьма странную тумбу чуть больше одного шага высотой и со сторонами чуть меньше одного шага из темно-коричневого камня.
  - Потрясающе, просто потрясающе. - произнес профессор и положил какой-то из своих артефактов на тумбу.
  
  Пока профессор изучал тумбу он осматривал комнаты, все как и в других домах - пыль, грязь сухие листья, веточки какая-то труха на мозаичном полу, битое стекло ни мебели, ни посуды. В одной из наибольших по размеру комнат обнаружился пустой бассейн, также обходя дом он нашел уборную и купальню, обе комнаты были похожи на те, что были в его комнате в пансионе когда он еще учился в Школе Магии в Акрилоне. Воды в кране не оказалось, зато как оказалось уборная все еще функционирует (стоило ему опустить крышку как под ободком пробежала световая полоска, подняв крышку вновь он убедился в том, что мусор набившийся в нужник бесследно исчез).
  
  - Уже лучше. - подумал он уходя из уборной. - Теперь не придется прятаться по кустам.
  Жизнь в походных условиях давно уже надоела ему, впрочем как и всем остальным, хотя его радовало уже то, что ему ничего не приходилось тащить на себе, небольшой заплечный мешок с личными вещами и меч не в счет.
  Когда он вернулся в комнату в которой оставался профессор то застал того стоящим в задумчивости склонившимся над тумбой и пощипывающим себя за подбородок, при этом профессор не переставал выдавать протяжное - Хм-м-м... - через каждые десять секунд.
  Наконец когда он остановился напротив профессора тот снова хмыкнул и еще сильнее ущипнув себя за подбородок произнес. - Кажется я понял что это за артефакт.
  По его мнению это ни какой не артефакт, а нечто вроде скульптуры или скорее постамента для нее, но он рассудил, что профессору лучше знать, на то он и профессор.
  - Ну-ка молодой человек, дотроньтесь-ка до верхней части сего артефакта. - произнес профессор и даже сделал приглашающий жест, после чего сам дотронулся до одной из стенок тумбы.
  Не ожидая подвоха хотя и чувствуя что-то такое он протянул руку к тумбе и дотронулся до нее и тут же вскрикнув отдернул ее обратно, после чего посмотрел на свою ладонь. Кожа в том месте где ладонь соприкоснулась с поверхностью тумбы покраснела и жутко болела.
  - Ну вот, похоже я оказался прав. - тем временем кивал профессор, при этом ни сочувствия с его стороны, ни раскаяния за столь злую шутку в голосе профессора слышно не было, он даже не посмотрел в его сторону.
  
  Ему никогда не нравились люди подобные профессору, они всегда готовы подставить другого считая что это вполне естественно и потому никогда не чувствуют за собой вины, если другой человек пострадает. Впрочем тут он забыл, что и сам ни раз поступал точно также, ведь будучи благородного происхождения он привык что многое за него делает кто-то другой. Пока профессор делал какие-то заметки в своем дневнике он достал из кошеля у себя на поясе баночку с целебной мазью. Когда-то, точно такую же мазь использовала Лурия во время их с ним занятий - синяки и мелкие ссадины залечивает практически моментально. У Лурии всегда была при себе такая баночка - на всякий случай. Вот и ему эта мазь тоже пригодилась, не зря он потратил на нее почти две с половиной золотые кроны. Мазь начала действовать сразу же, сперва пропали все болевые ощущения, рука словно бы замерзла и занемела на короткое мгновение и уже через минуту он сжал ладонь. Закончив разминать руку он закрыл баночку с мазью и спрятал ее обратно в кошель. Он и раньше носил все в мешочках на поясе - все носят, но опять же после знакомства с Лурией решил обзавестись куда более надежным поясом с кошелями. Его пояс отличается от того что носила Лурия лишь внешне, в остальном пояса похожи - те же кошели на магических застежках, кроме того сами пояса тоже зачарованы их нельзя сорвать или срезать, а также они не боятся ни огня ни влаги, так что предметы внутри таких кошелей в полной безопасности.
  
  - Распорядитесь-ка молодой человек, чтобы нам приготовили ужин... - произнес профессор закончивший чиркать пером в своем блокноте. - Вот на этом. - профессор похлопал по боку артефакта. - Это своего рода магическая печка.
  
  После этого профессор ушел осматривать уже осмотренные им комнаты, а он вышел на улицу чтобы дать распоряжение о том, чтобы им приготовили ужин как просил профессор.
  
  Торот.
  
  Прошло уже больше двух недель после того как они приступили к обследованию города и до сих пор не понятно, тот ли это город который они искали, потому как на Золотое королевство о котором столько рассказывал профессор пока они шли сюда, это место совсем не похоже. Да и кто знает, может быть это всего лишь пограничный город. Изначально он, впрочем наверное как и все члены экспедиции готовился увидеть кучи камня оставшегося от домов, погребенные под землей и ставшие единым целым с лесом. Однако же ничего подобного они до сих пор не увидели, те кучи в которых копался профессор пока они шли вдоль гор, можно не брать во внимание. Удивительно и то - хотя это уже перестает удивлять - что все магические предметы которые они находят до сих пор исполняют свои функции. Однако профессор каждый раз заявляет о том, что его артефакты не регистрируют сильных источников магии, а ведь это было бы хорошим объяснением тому, почему магия в столь древних артефактах до сих пор не развеялась. Если не считать того что им как и раньше приходится искать воду, их быт благодаря магии стал значительно комфортнее, хотя они по-прежнему разводят костры для обогрева ночью. От того места где они вошли в город они удалились наверное на милю и на ту же милю обшарили все вокруг. Не смотря на запустелый, заброшенный вид, город поражает своей каким-то чудом сохранившейся до этих дней красотой. Архитектура чем-то напоминает архитектуру фейри что живут в Акрилоне, но все же она другая и все кругом белое, даже камень которым выложены тротуары вдоль мостовой за столько лет не утратил своей белизны. Чем дальше они отходили от окраины города, тем выше и богаче становились дома. Богатство проявлялось как в отделке фасадов, так и во внутреннем убранстве, а также в количестве и размере комнат. В богатых домах не только пол был выложен мозаикой, но и стены закрывали мозаичные панно практически всегда с изображением животных похожих на оленей. По крайней мере в каждом богатом доме должно быть такое панно, на остальных же могло быть изображено все что угодно, но нигде не было и намека на изображения представителей народа жившего здесь когда-то, а ведь люди стремятся запечатлеть себя. Имперцы например еще до начала упадка империи Эос изображали на фресках и в мозаике своих выдающихся деятелей культуры, каких-то ученых, философов, великих воинов и полководцев, ремесленников занимающихся своим делом, разумеется что и без изображении богов и императоров дело не обходилось, а тут все совсем иначе. Но может быть так только сейчас и дальше будет больше?
  Он провел кончиками пальцев по мозаике на стене и посмотрел на спину профессора шагающего по несколько необычно узкому коридору для столь богатого дома. Он уже давно сбился со счета сколько они уже домов облазили, практически везде одно и тоже, хотя в последний дни им стали попадаться не только тяжелые магические артефакты которые покидавшие город люди не смогли увезти с собой, но и зачастую битая посуда из толстого, темного стекла или тончайшего фарфора. Однако окружающее его мало волновало, его интересовал только один вопрос, какова истинная цель этой экспедиции, что они ищут, ведь не золото же в самом деле?
  
  - Это мы удачно зашли. - послышался голос шедшего впереди профессора.
  
  Коридорчик по которому они шли вывел их в нечто вроде библиотеки, что же еще кроме библиотеки может иметь заставленные книгами шкафы высотой в добрых шесть шагов? Впервые они нашли что-то более материальное нежели какие-то артефакты, да горы черепков и битого стекла на полу. Кроме шкафов набитых книгами тут имелось два стола из чего-то похожего на камень и четыре скамьи из того же материала. Пока он вертел головой профессор поспешил к одному из ближайших шкафов бормоча себе под нос.
  
  - Старый сумасшедший не такой уж и сумасшедший...
  
  Чуть позднее он заметил что книг в библиотеке куда меньше, чем ему показалось когда он только вошел, многие полки были пусты, хотя какая-то часть книг с пустых полок нашлась тут же, они были сложены аккуратными стопками на чём-то вроде подноса на колесиках. Взяв одну из книг лежащих в стопке он сразу же оценил вес книги, не меньше двух стоунов после чего сдул с нее пыл. Обложка книги была выполнена из чего-то похожего на металл только очень гибкого и тонкого, однако, очень прочного и судя по тому сколько лет книга пролежала в стопке таких же книг и ничего с ней не случилось, весьма долговечного. Названия книги он прочесть не смог, да и вряд ли бы кто-нибудь смог бы прочитать название чего-либо не зная языка, однако это его ничуть не смутило и он открыл книгу. Первая страница была из-того же из чего была сделана обложка, только намного тоньше и цвет ее был золотистым. Вся страница была покрыта чем-то мало похожим на привычные буквы, незнакомая письменность показалась ему каракулями, хотя и весьма интересными или даже скорее красивыми.
  
  - Чушь какая-то... - произнес профессор небрежно бросая книгу которую только что держал в руке. - Ничего не понимаю...
  - Ну еще бы... - про себя подумал он, - чужой язык как никак. - однако промолчал.
  - Распорядитесь о моей охране и можете возвращаться в лагерь молодой человек. - обратился к нему профессор. - Я чувствую мы здесь долго пробудем.
  
  От библиотеки они действительно не уходили почти целую неделю - пять с половиной дней, ровно столько профессор потратил на то, чтобы просмотреть все книги в библиотеке, после чего они двинулись дальше продолжив осмотр всех крупных здании. После профессора в библиотеке остался полнейший беспорядок, глядя на разбросанные по библиотеке и валяющиеся вдоль ее стен книги, которые профессор похоже просто швырял в стену, он заподозрил, что профессор что-то искал и был весьма недоволен не находя этого. Кроме того, уходя они не прихватили с собой ни одной книги - понятное дело, что унести все они бы не смогли, но хотя бы по одной или всего одну, прихватить было можно. Даже если никакой пользы от нее нет из-за того что написана она на неизвестном языке, это все равно большая ценность ибо книга очень древняя и кроме того, выполнена она из чего-то неизвестного, что было бы весьма интересным для алхимиков.
  
  ***
  
  С каждым днем профессор все меньше походил на профессора археологии, он стал каким-то раздражительным или даже скорее злым. Складывалось впечатление будто бы он сразу рассчитывал найти что-то такое, что его интересует, а ведь они еще и одного квартала толком не осмотрели. Все чаще и чаще им попадались дома в которых что-то осталось от владельцев, а на улицах стал попадаться какой-то непонятный транспорт, в том что это транспорт сомнений ни у кого не возникало, иначе зачем этим странным повозкам похожим на причудливые кареты нужны были колеса к тому же люди явно старались покинуть город именно на этих повозках нагружая их своим скарбом. Время не пощадило лежавшие в кофрах вещи, хотя сами дорожные сундуки выглядели новыми, только очень грязными. В той трухе что осталась от одежды и других истлевших вещей находились и предметы личного обихода, а также деньги и прочие ценные вещи и солдатня быстро набила свои заплечные сумы. Препятствовать им он не стал, они вполне имеют на это право к тому же, если вдуматься, то, чего добру пропадать? Хотя сам он ничего себе не брал, не пристало благородным по происхождению заниматься мародерством, пусть таковым сейчас это и не считается. Теперь профессор не кричал от восторга когда они находили какой-нибудь 'новый' артефакт, он практически перестал обращать на них внимание, а ведь они находили немало 'новых' странных предметов имеющих магическую начинку. Более чем странное поведение профессора также навело его на мысль, что профессор что-то знает об этом городе и что-то целенаправленно ищет и скорее всего, это какая-то книга. Кроме того, его посещала мысль о том, что профессор понимает язык на котором были написаны книги в небольших частных библиотеках которые они находили в домах богачей, иначе какой профессору смысл искать какую-то конкретную книгу просматривая остальные не зная языка, с тем же успехом можно взять любую из книг.
  
  Закончив чистку меча и без того пребывающего в идеальном состоянии он спрятал оружие обратно в ножны и посмотрел на стоящего перед ним воина. Грахам из Веродиц - молодой парень - чуть старше двадцати, был призван в армию его отца из деревушки Веродица что неподалеку от их родового замка незадолго до войны с Лотией, хотя в самой войне не участвовал. В отличии от других владетелей его отец никогда бы не бросил в бой не обученных как следует воинов, кроме того обучение воинов это вполне приемлемая причина не отправлять пополнения для армии, если таковые потребуются. Вот такой весьма своеобразный способ хотя бы на какое-то время сохранить мужское население своих деревень, ведь кто-то должен будет сеять и убирать урожай, а тут еще и война удачно скоро закончилась, так что его отец не прогадал и людей сохранил и подготовил на будущее. После окончания войны большая часть людей вернулась по домам, а другая часть осталась нести службу в замке.
  
  - Ну чего? - спросил он у воина.
  - Там это... - слегка обернувшись произнес воин. - Непонятное что-то.
  - В каком смысле непонятное?
  - Ну я это, обходил дозором прилегающую улицу и это...
  - И что?
  - Там какая-то бесовщина на улицу выползла. - воин снова обернулся.
  - Что за бесовщина?
  - Не ведаю, здоровая и воет так... - воин набрал воздуха в легкие и изобразил звук который издавало то, что он увидел. - Ууууу. - после чего добавил. - Только звук был такой, как будто в трубу дуют, вот я сразу и побежал доложить.
  - Так может это животное какое?
  - Может... - пожал плечами воин. - Я таких животных отродясь не видывал.
  Он покачал головой. - Много ли ты вообще в жизни видывал... - и встав приторочил ножны к поясу. - Ну пойдем что ли, посмотрим на эту твою бесовщину.
  То что воин назвал бесовщиной было похоже на здоровенного черного быка без какого-либо намека на рога и с огромным горбом на спине.
  - И чего он так испугался? - разглядывая неведомое животное думал он. - Ну да, воет жутко, идет медленно, но ведь если бы он хотел напасть, давно бы напал, значит никакой угрозы он пока не представляет. - и уже глядя на воина спросил. - Ну, убедился, что никакой бесовщины здесь нет?
  - Убедился. - ответил воин.
  - Тогда продолжай нести караул. - после этого он развернулся и пошел обратно к месту их стоянки. Первые дни своего пребывания в городе лагерь они разбивали прямо посреди улицы по которой шли, но после нескольких проливных дождей, когда спать в палатках было невозможно, они стали на время занимать какой-нибудь из домов, опять же все удобства кроме воды, под рукой.
  
  Позднее он еще несколько раз сам ходил и дважды отправлял воинов посмотреть, что делает странное животное, потому как с улицы оно никуда не ушло. Странное животное двигалось очень медленно, при этом не возникало ощущения того что оно больное или ранено, просто медлительное животное и ничего необычного. При этом животное все время не умолкая ни на мгновение монотонно выло. Однако к этому можно было привыкнуть, тем более что оттуда, где расположилась экспедиция этого воя не было слышно. Нападать на животное с целью добывания мяса они не стали, столько мяса до того как оно начнет тухнуть им не съесть, а запах падали может привлечь хищников. Кроме того у них и так хватает провизии, и если не будет хватать мяса, то всегда можно будет набить птиц что гнездятся на крышах.
  Странное животное два дня провело на соседней улице, что оно там делало все это время они не знали, на то время пока оно там, было решено снять от туда караул, лишь иногда туда бегал кто-нибудь из воинов посмотреть не ушло ли оно. После того как животное ушло он сам лично осмотрел улицу и пришел к выводу, что животное паслось, ведь после него на дороге не осталось ни опавшей листвы, ни сухих веток. А еще через день они снялись со стоянки и продолжили изучать город.
  
  Личный страж-заступник Ее Высочества Лунары, Армах.
  
  - Ваше Высочество!.. Ваше Высочество, подождите! - следом за Ее Высочеством он перемахнул через улицу и едва смог удержаться на скользкой после недавно прошедшего дождя крыше.
  
  Принцесса лишь мельком оглянулась, когда услышала шкрябание когтей по камню и вильнув хвостом перескочила на узкий парапет где и расположилась. Он никогда не отличался особой ловкостью, он больше полагался на силу и в бою это его еще никогда не подводило. Именно из-за его силы как он думал, он и попал в королевскую стражу, но сейчас он бы назвал себя не королевским стражем, а королевской нянькой, ведь ему было поручено присматривать за Ее Высочеством принцессой Лунарой, а та вечно не желает сидеть в своей комнате в королевском дворце предпочитая гулять не по самым безопасным хотя и самым живописным местам Мунварии, огромного но практически пустого города в котором с незапамятных времен живут мунвари. В который уже раз чудом не свалившись он сел чуть позади принцессы, ему в отличии от Ее Величества не до любования красотами слишком уж много врагов у королевской семьи. Впрочем, сейчас они уже далеко от тех мест где живут мунвари и вероятность того что убийцы последуют за ними сюда, очень мала, зато есть другая вероятность - вероятность встретить древних стражей бродящих по городу.
  
  - Скажи Армах... - после продолжительного молчания произнесла принцесса.
  - Да Ваше Высочество? - тут же отозвался он.
  - Ты знаешь, что находится за нашим королевством?
  - Великий лес Ваше Высочество.
  - А за ним?
  - Земли безволосых.
  - А за ними?
  
  Он попытался вспомнить все, что он когда-либо слышал о землях безволосых и о том, что за ними. Мунвари редко по-собственному желанию покидают королевство, немногочисленные купцы ведущие дела с безволосыми не покидают границ великого леса, в землях безволосых мунвари не любят.
  
  Не найдя в своей памяти ответа на вопрос принцессы он ответил. - Не знаю Ваше Высочество.
  - Э-э-эх... - принцесса покачала головой. - Там Великое море, представляешь... огромная лужа, куда не взгляни - везде вода, а по этой воде плывут корабли.
  - А вы Ваше Высочество откуда все это знаете?
  - Эх ты, темнота... книги надо читать. - не оборачиваясь гордо вскинув голову ответила принцесса.
  - Каждому свое... - подумал он. - Кто-то должен книги читать, а кто-то принцесс нянчить.
  - А ты разве не знал, что в Великом море, безволосые рыбу ловят, которую потом у наших купцов на шкурки и прочее меняют?
  
  Рыба не редкость на столах мунвари, ее можно вдосталь наловить в озере что за городом, однако купцы везут от безволосых совсем другую рыбу, куда более крупную и куда более вкусную, а значит и более дорогую, такая рыба бывает на столах лишь богатых мунвари.
  
  Не дожидаясь ответа принцесса продолжила говорить. - Знаешь о чем я мечтаю?
  - Нет Ваше Высочество.
  - Я мечтаю о том, что бы однажды выбраться из Мунварии и посмотреть на Великое море.
  - Это может быть не безопасно Ваше Высочество, безволосые не любят тех, кто отличается от них и потому часто воюют между собой, нас они не любят еще больше. - тут же ответил он.
  
  Мечта принцессы покинуть Мунварию совсем не понравилась ему, границы королевства могут покидать лишь купцы и те, кого изгоняют. В Мунварии правосудие вершит король, а он, крайне редко кого-то казнит, чаще всего, наказанием становится изгнание, иногда на определенный срок, а иногда и вовсе навсегда. Куда уходят те, кого изгнали навсегда не знает никто, как и то, что с ними случается, это просто никому не интересно. Купцы же никогда не покидают границ великого леса и даже в лесу вблизи от земель безволосых им находиться не безопасно.
  
  - А я все равно, хотела бы посмотреть на великое море или отправится через великие горы, посмотреть что там, за ними.
  - И ради этого, вы бы оставили свой народ?
  - Народ? А причем здесь народ?
  - Народу нужен правитель...
  - Народу нужен тот, кто будет сидеть на троне, а кто это будет, народу все равно. К тому же, на троне будет сидеть мой муж, а не я... Не женское это дело управлять королевством, наше дело рожать и воспитывать детей и почему-то, желательно рожать только мальчиков.
  Он невольно сморщился, практически все тоже самое - слова были другие, но смысл тот же, - он слышал тысячу раз, когда его мать вбивала это в головы его старших сестер.
  - А ты разве никогда не мечтал побывать где-нибудь еще?
  - Нет.
  - Скучный ты.
  - Простите Ваше Высочество.
  Солнце начало клониться к закату окрашивая все вокруг в багряный цвет и лишь несколько облачков похожих на перья диковинной птицы была окрашена в золотистый.
  - И все же, я бы хотела однажды вырваться отсюда. - едва слышно произнесла принцесса, но он услышал ее, ведь у мунвари от природы острый слух.
  
  Они еще долго сидели на крыше глядя на то, как ночь опускается на древний город, однако вернулись назад как раз перед тем как закрылись городские ворота.
  
  Торот.
  
  Он до сих пор никак не может поверить в то, что все происходящее с ними происходит на самом деле - их схватили, и куда-то ведут, какие-то странные, существа похожие больше на кошек нежели на людей.
  
  С тех пор как экспедиция вошла в город и приступила к поискам чего-то такого о чем знает только профессор, прошло чуть больше месяца. За это время они нашли множество библиотек как в частных домах так и одну публичную, здание которой больше походило на дворец нежели на вместилище книг. Но ни в частных ни в публичной библиотеках профессор не находил того, что искал и это, мягко будет сказано, его сильно раздражало. Рассеянный болтун помешанный на археологии коим он казался все время их путешествия бесследно растворился, даже внешне профессор несколько преобразился. Во первых Урдель перестал сутулиться, во вторых заметно заострились черты лица, под глаза залегла тень, а сами глаза загорелись безумством, в третьих он практически перестал разговаривать, а когда говорил, то голос его был высоким практически кричащим и каким-то каркающим. Ну и последнее изменение было в том, что он перестал проявлять даже малую толику уважения как к нему так и к двум баронетам что шли с экспедицией. Этих двоих вообще не интересует археология как и возможность таким образом выслужиться перед организаторами экспедиции, их интересуют только деньги и в экспедицию они пошли только чтобы набить свои заплечные сумы тем, что может представлять собой какую-то ценность, что они собственно и сделали.
  Еще прошлым вечером все было как обычно, профессор изучал книги в очередной найденной ими библиотеке, часть воинов осматривала окрестные дома, кто-то стоял в карауле, кто-то отдыхал перед ночным караулом, кто-то просто ничего не делал, в общем все как уже стало обычным и привычным. Ночь тоже началась как и всегда, профессор продолжал свои поиски, те кто ушли изучать окрестности вернулись, сменился караул, затем был ужин и лагерь погрузился в сон. А вот пробуждение было не совсем уж приятным, точнее совсем не приятным, чего же может быть приятного в пинках? Ничего. Их застали врасплох перед самым рассветом, караульных скрутили так, что они даже звука не издали, приволокли и профессора который если бы он мог своим взглядом испепелять, сжег бы всех дотла и этих странных похожих на огромных кошек существ и всех членов экспедиции с ними заодно. Затем их всех со связанными за спиной руками выстроили в цепь и куда-то повели. Во всем этом его удивляло только одно, почему их сразу не убили, впрочем наверное для этого у захвативших их воинов были свои причины.
  
  ***
  
  Шли они долго и в абсолютной тишине, люди молчали чтобы не провоцировать пленивших их кошкоподобных существ, а эти странные существа молчали по каким-то своим причинам, зато у него было достаточно времени чтобы рассмотреть их. Первое на что он обратил внимание глядя на них, это шерсть, как у любого другого животного, только у этих она довольно короткая, но также как и у животных покрывает все тело, хотя утверждать так ли это он бы не взялся, потому как все они были одеты в практически одинаковую одежду из тонкой кожи темно-коричневого цвета, на виду были только руки, ноги, головы и хвосты. Лица все же отличаются от кошачьих - вполне человеческие глаза если не считать вертикальных зрачков и цвета, немного странные на вид, но вполне человеческие носы и губы, отсутствуют кошачьи усы. В общем практически все как у людей, другие отличия это шерсть на лице и стоящие на макушке кошачьи уши. Дальше идут руки, вполне обычные человеческие, опять же если не считать шерсти, то большой палец точно такой же как у людей, а вот ноги отличаются, во первых ступня кажется меньше из-за отсутствия пятки и возникает ощущение что у них по два колена смотрящих в разном направлении, а во вторых отсутствует большой палец. Ну и последнее что нельзя не заметить это хвост, практически у всех воинов которых он осматривал, хвосты были примерно одинаковой длинны, до колена, но он видел и таких, у кого хвосты были короче, словно бы купированные. Разглядывая воинов он не забыл и пересчитать их, вместе с идущими далеко впереди двумя воинами, выходило ровно два десятка. Все вооружены мечами имеющими волнистое лезвие, только у одного из воинов идущих чуть впереди меч похож на загнутый коготь с зазубринами на лезвии как у серпа. От прочих воинов владельца этого меча отличает и наличие накидки из шкуры, латной перчатки на правой руке, а также наличие простых стальных наручей. В остальном, его одежда точно такая же как и у прочих воинов - жилет из тонкой, мягкой кожи и короткие до колен штаны из такой же кожи, обувь отсутствует, правда у некоторых ноги ниже колена все же прикрыты наголенниками из более толстой и грубой на вид кожи чем прочая одежда, но таких среди воинов мало. Иногда шедшие впереди воины останавливались и подавали какие-то знаки, тогда они меняли направление уходя в переулки или сворачивая на другую улицу. А затем, они как-то незаметно вышли к стене хоть и не очень высокой, но явно предназначенной для защиты чего-то такого, что находится по ту сторону. Стена заметно отличалась от соседствующих с ней домов, по ее виду можно было предположить, что для ее постройки были использованы блоки из которых были выстроены дома и это подтвердилось когда их повели вдоль этой стены, он увидел разобранные практически до основания постройки. Пройдя вдоль стены они подошли к воротам, их тоже, похоже откуда-то сняли. Над воротами на стене были заметны головы стражников, которым один из ведущих их воинов подал знак и вскоре ворота начали открываться. Однако открылись они не полностью, приоткрылась только одна створка открыв довольно узкий проход. Первыми в ворота прошли десять кошколюдов, так он про себя назвал этих странных существ, затем настала их очередь, последним шел тот воин кошколюд которого он определил как старшего. А за воротами кипела жизнь, дома по эту сторону стены ничем не отличались от тех, что стояли за ней, ближайшие к стене дома тоже были разобраны так что в тех местах где они стояли, остались лишь следы от их фундаментов, и то, если бы там уложили такую же плитку какой укрыты дороги, то и заметно бы не было что там что-то стояло. После того как они прошли через ворота их вновь выстроили цепочкой и на этот раз в добавок им через связанные за спиной руки пропустили чуть более толстую пеньковую веревку. Тот кошколюд которого он определил как старшего в группе воинов куда-то отошел, но вскоре возвратился с небольшим мешком в руке, после этого они продолжили движение.
  
  Народу на улице по которой их вели была тьма тьмущая, однако кошколюди моментально расступались едва группа подходила к ним. На людей которых воины вели на веревке практически никто внимания не обращал, разве что дети чуть больше похожие на кошек нежели взрослые, крутились поблизости с интересом разглядывая их. Впрочем интерес был взаимным, даже не смотря на то, что он успел вдоволь насмотреться на пленивших их воинов. Простые кошколюди заметно отличались от воинов, и не только одеждой и отсутствием оружия на поясе, но и комплекцией. В отличии от простого народа, воины были весьма крупными и мускулистыми, хотя ростом самый высокий из воинов не доставал профессору Урделю до подмышки, зато в плечах они были как минимум в двое шире любого из членов экспедиции. Простые кошколюди были одеты во вполне привычную для глаза одежду из простой ткани - женщины одеты кто в простого покроя платья и юбки с жилетками из шерсти, а мужчины все как один в коротких штанах и практически таких же жилетах что и на женщинах. Сначала их провели вдоль стены, затем когда народу на улицах стало меньше свернули на одну из прилегающих улиц и по этой улице они шли еще примерно час пока не остановились перед большим зданием отгородившимся от улицы, высоким кованным забором и широкой лужайкой между ним и самим зданием. Некоторые окна здания были забраны решеткой из толстых, блестящих на солнце, металлических прутьев. На воротах стояли воины одетые в броню из кожи и кольчуги - грудь закрыта нагрудником из плотной, дубленной кожи, плечи, руки, живот и спина закрыты кольчугой, на ногах брюки из такой же кожи что и нагрудник. Ни один из стражей стоящих у ворот и не подумал шевельнуться до тех пор пока старший из пленивших экспедицию воинов не обратился к ним, только после этого один из стражников подошел к воротам, что-то там такое сделал, последовал вполне слышимый щелчок и после этого страж отворил одну из створок ворот.
  
  Можно было и не ожидать того, что их сразу поведут во дворец, если их туда вообще поведут. Хотя насколько он знает, даже эльфы не терпящие нарушителей границ Великого Леса не всегда убивают их на месте, а бывали случаи когда нарушителей границы отпускали, после суда. Но ведь это не эльфы и это не Малый Толло, кто знает, какие законы действуют у этих кошколюдов, может быть их все же решат казнить, но только после суда? И все же для него как судя по всему и для профессора, было удивительным узнать о том, что город простоявший тысячи и тысячи лет не рассыпался в прах и что в нем по-прежнему кто-то живет. Ведь когда экспедиция только собиралась, о таком никто не думал ибо никто не знал о том, что здесь может быть, люди так далеко в глубь континента не заходили, по крайней мере об этом ничего не было известно. Ни в какой подвал их не повели, хотя этого можно было бы ожидать, ведь тюрьма у всех до единого ассоциируется с темными, затхлыми подвалами, куда через небольшие оконца под потолком проникает немного света. Камеры представляли собой нечто вроде клеток и были расположены на первом этаже в самом конце здания. В конце им развязали руки и после этого распределили по клеткам.
  
  - Ну и, что мы теперь будем делать граф? - с некоторой издевкой в голосе спросил Корил Виграм, который совсем недавно стал баронетом и еще не обзавелся звучным родовым именем по причине своей бедности, та же история и у второго входящего в экспедицию баронета Марка Дравара из Вершера, именно поэтому они и пошли в экспедицию им ведь нужны деньги.
  - Пока ничего, нужно сперва понять, что они собираются с нами делать.
  - Казнят, что же еще они будут с нами делать? - произнес кто-то из воинов.
  - Это не факт. - ответил за него профессор. - На дикарей они не похожи.
  - А на кого же эти уроды тогда похожи? Да и откуда они вообще здесь взялись?
  - Может и мы им кажемся уродами. - ответил профессор. - А живут они здесь, судя по всему, очень давно.
  - Что-то я никогда о таких страхолюдинах не слышал. - послышался из угла дальней клетки голос баронета Дравара.
  - Вы забываете баронет, что люди никогда не заходили в глубь континента, а если и заходили, то нам об этом ничего неизвестно. Все, что нам было известно, это то, что здесь есть руины, где должно было сохраниться то, что я должен найти. Информация дошедшая до нас оказалось неточной... Впрочем, возможно что наш источник информации не встречал местных жителей или побывал в другой части этого города. Но уточнить у него это даже будь мы дома, вряд ли представлялось бы возможным, если только вы баронет не умеете разговаривать с мертвыми? - при этом профессор бросил на баронета Дравара вопросительный взгляд и тот отрицательно качнул головой.
  
  В тюрьме, если это можно назвать тюрьмой, сидели не только они, в соседних клетках находились местные, то есть кошколюди. Вот уж кто не скрывая своего интереса разглядывал людей едва ли не тыча в них пальцем при этом о чём-то перешептываясь между собой. Естественно что язык местного народа ему понятен не был, а толмач остался в его походной суме которую у него, как и прочие вещи у всех членов экспедиции отобрали, при них осталась только одежда, так что о чем шепчутся кошколюди в соседней клетке можно было только догадываться.
  
  Через какое-то время принесли еду и ведь на тюремную баланду совсем не похожую, да лоханки в которых была подана еда не были из серебра, но и не были гнилыми деревяшками, а еда хоть и не деликатесы, но и не помой коими потчуют заключенных в тюрьмах на родине. Еще задолго до прихода кошколюда с едой кошколюды из соседней клетки засуетились, и только когда появился в меру упитанный кошколюд кативший перед собой поднос с чаном и посудой он догадался что их собираются кормить. Начать раздавать еду кошколюд решил с людей, наверное потому что клетки занятые людьми были ближе к дверям. Стоило кошколюду снять крышку с чана как по помещению разнесся аромат чего-то душистого, не только у него от этого аромата потекли слюни и заурчало в животе.
  
  Континент Малый Толло.
  
  Вадим.
  
  На днях из гномьей академии, на мое имя, была доставлена большая посылка в которой находился некий предмет, похожий на гигантскую пулю от крупнокалиберной винтовки или очень большой пушечный снаряд с неким подобием руля от мотоцикла и парой сидений со спинками. В прилагавшейся к этой штуке, сопроводительной записке написанной от руки (я с легкостью узнал почерк мастера Борина, гном когда о чём-то задумывается во время написания чего-либо по несколько раз обводит букву в момент написания которой его застала какая-то мысль, а случается такое с ним едва ли не постоянно), говорилось что это один из двух пока еще опытных образцов созданных на основе поданной мной идей. Разумеется что моя задумка должна была выглядеть иначе, в этот раз для создания чертежей и рисунков я подключил не только фантазию, но и магию - просто решил, что хватит мне позориться со своими 'чертежами' от руки. По моей задумке, это должен был быть красивенький во всех смыслах летающий скутер, как образец мной был взят скутер из какого-то фильма который я когда-то посмотрел. Но у гномов видимо свое видение того, каким должен быть сей летательный аппарат. Хотя, может быть это я просто чего-то не знаю и есть какие-то 'подводные камни' не позволяющие сделать парящий скутер таким, каким 'нарисовал' его я? Хоть посылка и была отправлена на мое имя, доставили ее в мастерскую-лабораторию Борга и естественно тот не удержался от того, чтобы не вскрыть ящик. Кстати, на создание этой штуки гномы потратили всего два месяца, мастер Борин так и написал, что он бы пригласил меня к ним, но мы и так были у них недавно, так что он решил меня не дергать из-за такого пустяка, хотя по-моему, это вовсе не пустяк и зная заранее цель своей поездки я бы охотно еще раз съездил к гномам. Но с другой стороны, надо быть благодарным мастеру Борину за заботу обо мне, и я ему искренне благодарен, ведь я могу продолжать заниматься своими делами. Надо ли говорить о том, как сильно заинтересовал Борга обнаруженный им в коробке непонятный артефакт? Пока я добирался до Академии, я в тот момент был в гостях у семьи Лурии, они ведь теперь живут в Акрилоне. Сперва всю огромную семью Свена включая Веллу и Марека поселили в Софии, там же в соседнем доме поселили маму Лурии, но затем для них были построены отдельные дома в деревушке неподалеку. Я сперва хотел было возмутиться по поводу того, что их переселили, но потом узнал что, они сами изъявили желание жить за городом и заниматься сельским хозяйством. Даже мама Лурии и та, не пожелала остаться в городе. Аналогичная история была и с родными Эльке, они тоже переехали из города в деревню, но Эльке за все это время ездила к родным всего раз, чтобы убедиться в том, что у них все в порядке, в то время как я стараюсь каждую неделю вырваться к семье хотя бы на несколько часов. Свен тоже ездит к родным, я видел его пару раз, он сильно изменился и не в самую худшую сторону, образование пошло ему впрок, глядишь и станет местным Ломоносовым. Но вернемся к нашим баранам, точнее к Боргу и артефакту присланному мне гномами. Борг не стал читать прилагавшиеся к артефакту бумаги, он их просто не увидел (надо думать что они его вообще не интересовали). Так вот, когда я добрался до Академии и явился в мастерскую Борга, то оказалось, что он буквально по винтикам разобрал сей артефакт чтобы понять что это и как оно работает - идиот! Чтобы разобрать артефакт гномов у одного Борга ушло четыре с небольшим часа, а чтобы собрать его обратно мы вдвоем потратили без малого неделю. Заняться испытаниями было решено после того, как окончательно будем убеждены в том, что Борг своими ручонками ничего там не нарушил - не хотелось мне в какой-нибудь момент, во время испытательного полета шмякнуться на землю с большой высоты.
  
  ***
  
  В последний раз еще раз все проверив я сел на сидение - никаких ремней безопасности гномы не предусмотрели, поняв что запросто могу свалиться я опоясал себя магическими нитями. Испытание решено было проводить в Академии, но достаточно далеко от самой пирамиды, чтобы никто посторонний не смог увидеть пока еще не обнародованный гномий артефакт. Хотя мастер Борин и не писал о том чтобы я соблюдал секретность я сам принял такое решение и Борг меня полностью поддержал. Многие из заклинаний в артефакте мало кому известны, гномы ведь тоже не делятся своими секретами налево и направо. Кроме того в артефакте используется переработанная гномами версия моего заклинания, все-таки я решил что гномам можно доверять, уж кто-кто, а они уж точно не станут развязывать войну на тотальное уничтожение людей. Однако гномы сильно постарались и полностью переработали мое заклинание подстроив его под магию земли, так что у них по сути дела получилось вообще новое заклинание. О том что это новая версия моего заклинания говорит лишь то, что у них схожие функции - антигравитация.
  
  - Ты точно уверена, что сама хочешь все проверить? - уже в который спросил Борг.
  - Да, или ты хочешь это сделать вместо меня? - я склонил голову набок и улыбаясь захлопал ресницами.
  - Я бы с удовольствием занял твое место, но я же говорил, я боюсь высоты. - ответил Борг и выглядел он при этом несколько пристыжено или скорее смущенно.
  
  То что Борг боится высоты это его самая страшная тайна (у каждого есть то, чего он боится, кто-то боится темноты, кто-то крыс и мышей, примеров много. И есть люди которые делают из этого тайну, боясь просто показаться слабыми), он ее ни кому не раскрывает и мне бы не раскрыл, если бы не вот такая оказия с этим скутером.
  
  - Тогда не мешай.
  
  После того как я вдавил красненький шарик расположенный на чём-то вроде приборной панели скутер плавно поднявшись в воздух завис над землей так что я едва доставал до нее кончиками пальцев ног. В таком подвешенном состоянии я проболтался до тех пор, пока не обрел уверенность в том, что скутер не завалится на бок и не будет кувыркаться. Все еще испытывая некоторые опасения я все же покрутил ручку газа стараясь сделать это так, чтобы скутер летел как можно медленнее - страшно блин, аж сердце замерло. Немного успокоившись подбавил газу и потянул руль на себя словно штурвал самолета, скутер отреагировал моментально начав плавный подъем. На высоте метров в двадцать неожиданно подул ветер, однако на положении скутера это никак не сказалось, а ведь должно было, тем более что ветер дует с боку сильными порывами. Внутри аж все занемело, забыв о том что я привязал себя к сидению, боясь свалиться я мертвой хваткой вцепился в руль. Ветер дует я вишу на одном месте, внизу бегает Борг, ему для схожести с Пяточком из Винни Пуха не хватает только зонтика, да повторения фразы - Кажется дождь собирается. Наверное мне не стоило вот так резко взлетать на такую высоту, оказывается, я ее тоже боюсь. Но сделать что-либо я не могу, страшно, хотя скутер висит себе ровно, так словно он на земле стоит и порывы ветра его совершенно не волнуют, зато меня ветром едва ли не сдувает (и это несмотря на укрывающую меня магию). И все же я сумел взять себя в руки - образно выражаясь. Занемевшими руками я с какими-то нечеловеческими усилиями прокрутил ручку газа и скутер полетел вперед и тут же ветер дувший в бок перестал мне хоть как-то досаждать, теперь поток воздуха пошел в лицо, а ведь я по ощущениям лечу не так уж и быстро. Взгляд вниз породил в мозгу фразу - Ой мамочки! Лечу я не то чтобы быстро, а даже очень быстро - уже половину пути до Академий пролетел от того места которое мы с Боргом выбрали для проведения летных испытаний, только что внизу пруд промелькнул по мосту через который мы проезжали. Кроме скорости меня обеспокоила и высота, это уже не двадцать метров, я совершенно упустил из виду тот момент когда я успел набрать высоту, а высота такая, что деревья кажутся травой, а на горизонте искрясь на солнце блестит вершина пирамиды здания Академии. Ноги моментально стали ватными, как и все тело, первоначальный испуг никуда не делся и сейчас вернувшись взялся за дело с новой силой, да только и я уже успел немного придти в себя. Мне по-прежнему страшно, но внутри уже бушует адреналиновая буря в животе все еще порхают бабочки которых вот-вот сметет нарастающей бурей восторга.
  
  Летал я долго, даже успел проголодаться, наверное только урчание в животе и вынудило меня спуститься с небес на землю и вот тут-то и случилось самое страшное. Наверное мы с Боргом что-то не так собрали, потому как скорость хоть и снижалась, но совсем убавляться не хотела. Это я понял уже когда был в десятках метров от земли, Борг пока я бороздил небесные просторы похоже никуда не отлучался, только прилег на травку, но заметив меня он встал и замахал руками, а я в этот момент что есть сил пытался сбросить скорость. А земля уже близко, меньше десяти метров, я изо всех сил потянул руль на себя чтобы вновь уйти в верх и... не тут-то было. В тот момент у меня даже успела возникнуть мысль - Поздно.
  
  Не знаю, точнее не помню, то ли я на самом деле успел крикнуть или только подумал, но за мгновение до столкновения с землей ощущая какую-то неподдельную горечь сожаления, отчаяние и страх я почему-то вспомнил о маме, точнее сразу о двух и о своей и о маме Лурии.
  - Мама!
  
  Эльке.
  
  - И жили они долго и счастливо. - закрывая книгу произнесла она. - Конец!
  
  Стоило ей взглянуть на Лурию, как глаза ее сразу же стали влажными от слез, ей было больно видеть подругу в таком состоянии. Почти две недели Лурия лежит в постели не приходя в сознание и так с того самого дня когда она пострадала во время испытаний какого-то артефакта. Калерия говорит, что кома вызвана самой Лурией, потому как тело ее практически не пострадало, была пара синяков которые практически сразу же сошли и больше ничего. От куда более плачевных результатов такого падения каким его описал видевший все от начала и до конца Борг, Лурию спасла ее магическая защита.
  
  Едва слышно разошлись створки дверей пропуская в комнату Арона, она тут же поспешила встать чтобы сделал книксен как учила Лурия, но Арон ее опередил помахав рукой и прошептав.
  
  - Сиди-сиди.
  
  Арон заходит практически каждый день, впрочем не только он, к Лурии много кто заходит, сначала несли цветы, - до тех пор пока Калерия не запретила, - просто вазы ставить уже было некуда, а ходить как-то надо было. Так что сейчас просто заходят - без цветов. Кто не заходит - спрашивает, иногда даже по несколько раз на дню, если они снова встречаются. Калерия все это время практически не спит, все что-то делает, однако Лурия на это никак не реагирует.
  
  - Ну, как прошел день? - усаживаясь в соседнее кресло спросил Арон.
  - Читали, Лур ведь любит читать. - ответила она.
  - Калерия говорит, что ты уже несколько дней ничего не ела. Она за тебя волнуется и я волнуюсь не меньше. - Арон перевел взгляд на Лурию и вновь посмотрел на нее. - От того что ты себя голодом моришь, Лур быстрее не поправится. К тому же, я более чем уверен, что ей бы это точно не понравилось.
  - Стоит только подумать о Лури, как все из рук валится и кусок в горло не лезет.
  - Но ведь это не повод заниматься самоистязанием. Если кушать не можешь, так хоть питательный раствор пей, сама раствор приготовить не сможешь, попроси Калерию, она приготовит. А то ведь я прикажу ей в принудительном порядке делать тебе инъекции. - и в тот момент когда она посмотрела на лежащую без сознания Лурию добавил. - Никуда она отсюда не денется, если ты на пару минут отойдешь покушать.
  
  Очень нехотя она поддалась на уговоры и оставив книгу на столике в сопровождении Арона ушла ужинать.
  
  Вадим.
  
  Просыпаться мне ну совсем не хотелось, Новый год только начался - каникулы еще не закончились как никак. Можно было бы пойти с Серёгой в парк на каток сходить, но думаю что снова допоздна будем торчать в гараже его дядьки, ковыряясь в старом мотоцикле, хорошо гараж теплый и печка есть - старая буржуйка. Странно только то, что меня до сих пор никто не пришел будить, обычно мама отправляет Леську, уж кто-кто, а Леська мертвого подымет если начнет канючить - Вадим подъем! Вадим подъем! Подъем-подъем-подъем! Вадим подъем!.. - и так до тех пор пока я окончательно не проснусь. Но раз не будят, значит можно воспользоваться случаем и поспать подольше... И тут меня осенило, так ведь не будят потому как сегодня мой день рождения, а в свой день рождения я могу спать столько, сколько захочу, все равно без меня как виновника торжества, само торжество не начнется и торт есть не будут. Кроме того, мой день рождения выпадает на последний день в новогодних каникулах. Воспоминание о торте породило урчание в животе, - раз расслышал, значит уже проснулся, надо вставать одеваться, умываться... боже, как я не люблю умываться, чистить зубы и все такое...
  
  Неожиданно мои уши что называется сами собой навострились, - кто-то ходит по комнате, шаги тихие, мягкие, это не папа который топает словно слон и не крадущиеся как у Леськи, которая крадется едва ли не на самых кончиках пальцев так, словно бы замыслила совершить преступление века. Значит остается последний вариант, - это мама, - готовит мне праздничный костюм, - рубашку, брюки, все дела. В другое время меня в костюм нарядиться не заставишь, не люблю я этого, там галстук нужен, а он почему-то всегда давит, даже когда расслаблен. Папа тоже галстуки не любит, но ему приходится их носить, - возраст, работа, все такое... Как же неохота взрослеть, но природу не обманешь. В животе вновь заурчало, кроме того захотелось в туалет по маленькому. Откуда-то со стороны в сознание лениво вплыла мысль, - Нет, мне определенно пора вставать. - и я открыл глаза.
  Сев на кровати я потянулся и широко зевнув продрал глаза в которые словно по ведру песка всыпали. Слезиться меньше, от того что я их потер, глаза не стали, зато хоть видеть смог более менее нормально. В комнате никого не было, хотя я был абсолютно уверен что до того как я решил окончательно проснуться, тут кто-то был. Хотя может это мне только приснилось? Ведь снилось же мне, что мне четырнадцать и я даже в это сам поверил.
  
  - Так, а где это я?
  
  В комнате пусто, если не считать двух мягких кресел и столика промеж них, ну и кровати на которой сейчас сижу, а до этого спал я, а ну и задернутые портьеры на большом, во всю стену окне. Ни каких тебе картин на стенах, ни коврика у кровати, впрочем что-то на стене перед кроватью все же висит, похожее на большой плазменный телевизор. И тут меня одновременно словно током ударило и холодной водой окатили. Похоже что я или не до конца проснулся или вообще забыл обо всем, а сейчас разом вспомнил и мне аж поплохело. Я отчетливо вспомнил все, что со мной случилось во время испытания летательного артефакта. Вспомнил все, - кроме момента столкновения с землей. И почему-то тут же подумал.
  
  - Ох и влетит мне от Арона за неосторожность.
  Пока я размышлял над случившимся и тем, что мне за это может быть, вновь напомнил о себе мочевой пузырь, только теперь ощущение было такое, что еще чуть-чуть и потечет.
  - Ай-я-я-я-я-я-яй! - я едва устоял на ногах после того как сполз с кровати, хорошо было на что опереться, кровать-то вот она. - Поспешать надо медленно. - мелькнуло в голове и дальше я не спешил хотя и чувствовал, что больше терпеть сил нет, тут даже магия с замедлением обмена веществ и прочих процессов жизнедеятельности организма оказалась бессильной, видать и правда много накопилось. - У-у-у-уф-ф-ф... хорошо то как. - возникла мысль в тот момент, когда я-таки достигнув заветной цели, стянул с себя нечто вроде памперса, присел и процесс пошел. - Лепота.
  
  Это очень предусмотрительно со стороны тех кто строил Академию, организовать уборную не где-нибудь там, - в конце коридора, а тут же, за дверью.
  Выйдя из уборной я едва ли не нос к носу столкнулся с Калерией, не знаю, как она оценила мое состояние видя что я могу передвигать самостоятельно, но все равно сразу же поспешила поддержать меня и я не стал отказываться от помощи, ощущая не только легкость в теле после посещения уборной, но и его неустойчивость.
  Последовала долгая процедура обследования моей тушки сопровождаемая стандартными вопросами обо всем что меня тревожит и беспокоит и все такое.
  
  - Ох и заставила же ты нас всех поволноваться. - закончив осматривать меня сказала Калерия.
  Я виновато опустив глаза промямлил. - Прости.
  - Да уж ладно уж. - ответила Калерия и прижала мою голову к своей груди. - Все обошлось, для меня уже этого достаточно. Вот у кого тебе точно стоит попросить прощения, так это у Эль, она от тебя ни днем ни ночью не отходила, а в последний дни даже есть перестала. Мне даже Арона привлечь пришлось, чтобы он ее уговорил сходить поужинать, а то ведь она совсем с лица спала, смотреть страшно.
  
  Я прислушался к себе, точнее постарался уловить что сейчас испытывает Эльке, между нами ведь моими кривыми ручонками была налажена прочная двухсторонняя эмпатическая связь. Отзыв на мой эмоциональный посыл был, но какой-то совсем не радующий, не похоже было на то, что Эльке поняла, что я уже в сознании.
  
  - Ну ничего, поужинает, вернется... - подумал я. - Вот тогда и обрадую.
  
  Мысли о том что Эльке сейчас ужинает вызвали воспоминание о сне и о праздничном торте, а это в свою очередь вызвало урчание в животе, хотя может дело и не в моих мысля, просто так совпало, но мне ужасно захотелось чего-нибудь сладенького, например, - пирожное или все же лучше тортик, и чем больше он будет, тем лучше.
  
  Эльке.
  
  Неожиданно для себя прямо во время ужина она ощутила непреодолимую тягу к тому, чтобы немедленно не съесть что-нибудь сладкое. Эта тяга оказалась выше ее сил, она не смогла не поддаться обуявшему ее желанию в конце концов вынудившему ее сходить за пирожными, и ела она их до тех пор, пока могла. И даже после этого, она не оставила блюдо с пирожными на столе, сходив за добавкой она вместе с блюдом на котором не очень-то аккуратной кучей были навалены различные пирожные вернулась в комнату, где лежит Лурия. Войдя в комнату первым делом она увидела Калерию сидящую на кровати Лурии и только потом заметила подругу замершую посреди комнаты в полураздетом или точнее в полуодетом состоянии.
  
  - О-о-о... вернулась... - продолжив одеваться произнесла Лурия. - И ужин принесла, большая тебе от меня благодарность.
  
  Громко звякнув, блюдо с пирожными которое она несла упало на пол, а сама она не глядя под ноги бросилась к подруге и заключила ее в объятия помешав тем самым ей одеваться. И практически в тот же самый момент когда Лурия смогла высвободиться из ее объятий в комнату вошел Арон...
  
  Лурия сидела вся пунцово-красная и прилагала все усилия к тому, чтобы не смотреть в сторону Арона изучая картины развешанные на стенах обеденного зала. И она сама сидела раскрасневшаяся, ведь это из-за нее ее подруга оказалась в столь щекотливом положении именно в тот момент когда в комнату вошел Арон. И Арон тоже не знал куда себя деть и только Калерию никак не затронула обстановка всеобщего смущения.
  Уже несколько раз Арон пытался начать разговор, но каждый раз сбивался и замолкал. Калерия пыталась продолжить за него и как и он тоже каждый раз сбивалась глядя на то, как трое сидящих с ней за одним столом не находя себе места сгорают от стыда. Наконец он сделав глубокий вдох в решительном жесте опуская правую руку на стол сказал.
  
  - Я еще раз прошу прощения, но ты ведь понимаешь, это вышло совершенно случайно и моей вины в произошедшем нет.
  - Да все я понимаю... - пробурчала Лурия. - И извинения твои тоже принимаю, так что забудем об этом.
  - И меня тоже прости. - кое-как выдавила она. - Я ведь не думала, что так случится...
  - И тебя я тоже простила, так что хватит уже об этом. - ответила подруга.
  - Ну будет вам... ну случилось и случилось... что было то прошло, назад не воротишь. И раз все виноватые попросили прощения и были прощены, можно наконец продолжить ужин. - как бы подводя итог сказала Калерия.
  
  Ей как недавно поужинавшей есть совсем не хотелось, другое дело Лурия которую дважды уговаривать не пришлось, она и без этого уже давно облизывалась каждый раз при взгляде на больших размеров торт, поднос с которым под совсем неодобрительный возглас Калерии прикатил повар-гремлин. Но естественно, что убедить Лурию отказаться от сладкого в пользу чего-то более существенного у Калерии не вышло.
  
  - Лур,.. - произнес Арон при этом тон у него был по-прежнему серьезный, - я надеюсь ты понимаешь, что то, что с тобой случилось, должно послужить тебе хорошим уроком в том, чтобы предостеречь тебя в будущем проводить эксперименты самой и на себе? Это происшествие, заставило нас всех здорово поволноваться за тебя. Я как глава Гильдии, как глава Академии, как председатель Малого Совета и просто как старший, запрещаю тебе подвергать себя риску. Академии не нужны открытия и достижения сделанные и достигнутые ценой жизни ее членов. В магии нет ничего такого, за что стоило бы заплатить столь страшную цену.
  - Арон прав,.. - поддержала Арона Калерия, - нет смысла гибнуть во имя магического прогресса. И гибель не самое страшное, что может с тобой случиться... Можешь потом зайти ко мне и я позволю тебе изучить подборку несчастных случаев с не летальным исходом только за последние сто лет. И если будет желание изучить другие, то их тоже сможешь просмотреть. И ты убедишься в том, что магия не стоит таких жертв.
  - Я поняла, обещаю впредь быть осторожнее. - ответила Лурия.
  - Дело не в осторожности, а в том, что ты идешь на неоправданный риск. - сказал Арон. - Я не запрещаю тебе заниматься магией. Я запрещаю тебе подвергать себя опасности. Впредь, твои эксперименты должны будут проводиться под строгим надзором и не одного Борга, раз он не смог уследить и уберечь.
  - Но ведь многое из того что я делаю и чем занимаюсь, является секретными разработками. - возразила Лурия.
  - Я готов пойти на риск утечки информации и потому повторю. Ничто в магии, не стоит жизни! - ответил Арон и перевел взгляд на нее. - Тебя Эль, это тоже касается в следующий раз, крыса может вырасти куда больше собаки и кто знает, какими свойствами она будет обладать. Если у нее вдруг разовьется иммунитет к магии то она будет представлять большую опасность в первую очередь для тебя, ведь ты совсем не владеешь защитными заклинаниями.
  - Это же вышло совершенно случайно, просто из-за того что случилось с Лур, я оставила крысу без присмотра. - попыталась оправдаться она, ведь все так и было, она оставила клетку с крысой которой дала недавно разработанный эликсир с помощью которого надеялась помочь Лурии решить беспокоящую ее проблему роста (впрочем, эта проблема беспокоит только саму Лури, для других же, ее маленький рост и прочие размеры, уже стали своего рода фетишем. Как говорит себе в свое успокоение сама Лури, - Больше не значит лучше, - и многие, в том числе и она с этим согласны).
  - И тем не менее, я запрещаю тебе проводить подобные эксперименты вне стен Академии. Какие-то другие, - пожалуйста, но не такие, которые могут привести к подобным результатам.
  - Я поняла. - ответила она. - Обещаю, что больше не буду проводить столь опасные опыты одна.
  - Это хорошо. - кивая произнес Арон. - Но мне почему-то кажется что Лурия, мне ничего подобного пообещать не сможет и не захочет. - Арон перевел взгляд на Лурию и добавил. - Или захочет?
  - Думаешь я смогу захотеть пообещать тебе, заставлять других рисковать собой ради меня? - подруга покачала головой. - На это можешь даже не рассчитывать, но я могу пообещать, прилагать все усилия для того, чтобы свести риски к минимуму. Это тебя устроит?
  - Нет, такой ответ меня не устроит. - ответил Арон.
  - Тогда я вообще могу ничего не обещать. - она ощутила что оставаясь внешне спокойной Лурия внутренне начала закипать. В этом вся Лури, ей претит сама мысль о том, что другому человеку может быть плохо из-за нее, хотя это касается не только людей, но и разных зверушек признанных ей милыми. Однако в тоже время она столь же безжалостна и беспощадна к тем, кто ей не мил, это относится как к людям так и к животным, ведь за крыс на которых она ставит свои опыты, Лурия никак не переживает, скорее наоборот, - желает каждой из них страшной, мучительной смерти.
  - Тогда я буду вынужден запретить тебе заниматься магией. - твердо заявил Арон.
  - Это... сколько тебе будет угодно. - пожимая плечами равнодушно ответила Лурия.
  - Успокойтесь, оба. - вмешалась Калерия. - Арон, ты ведь прекрасно понимаешь, что Лур не будет соблюдать твоих запретов и под замок ты ее не посадишь... Однако и ты Лур, должна понять и Арона и меня и Эльке и всех остальных, кто все эти дни пережевал за тебя. Даже если все они просто боятся потерять объект своего обожания, то нам ты по-настоящему дорога, ведь ты фактически член семьи, пусть Арон этого и не говорит, а для Эльке так и вовсе, наверное нет никого ближе тебя. Что будет с ней, если с тобой что-то случится?
  
  Она вдруг ощутила какую-то внутреннюю пустоту, словно что-то сломалось и на месте закипающего котла негодования, образовалась ноющая пустота, но это не было ее чувствами, все это пришло со стороны Лурии. А еще страх, настоящий дикий ужас от осознания возможности причинить ей боль или вовсе потерять ее.
  
  - Хорошо... - едва слышно осипшим голосом ответила Лурия, - я обещаю.
  
  Она протянула под столом руку и найдя руки Лурии в тот момент лежащие на коленях, положила свою руку поверх ее, ощутив при этом как неестественно холодны, обычно такие теплые руки подруги.
  
  Мунвария Большой Толло.
  
  Личный страж-заступник Ее Высочества Лунары, Армах.
  
  - Слышал... - не оборачиваясь произнесла принцесса Лунара, - о том что в нашем королевстве видели безволосых?
  - Да Ваше Высочество. - ответил он. - Но это всего лишь слухи.
  
  Слухам о том что в Мунварии безволосые уже больше двух недель, однако никаких подтверждений тому нет, по крайней мере никто не берется утверждать, что он видел безволосых. То что в Мунварии действительно есть безволосые знают не многие мунвари, а с теми кто был свидетелем тому, как стражи границ привели безволосых в Мунварию своевременно провели беседу на эту тему. Всего он не знает, но от Акасса который вроде бы лично общался с безволосыми, - слышал, что это какие-то искатели и что пришли они на руины в поисках знаний о древних безволосых что жили здесь задолго до мунвари. Сами мунвари называют живших здесь когда-то безволосых Предтечами, хотя чаще все-таки Прародителями, потому как считают себя потомками древнего народа. Откуда мунвари известно о том что они потомки безволосых? Об этом свидетельствует самая почитаемая мунвари святыня, гигантское мозаичное панно на стене королевского дворца на котором изображены как Прародители, так и мунвари, только тогда мунвари выглядели несколько иначе чем сейчас, однако ошибиться очень трудно.
  
  - Не пытайся меня обмануть Армах. - принцесса повернулась к нему лицом. - Я не рассержусь на тебя сейчас только потому что, это был приказ моего отца держать все в тайне. Но Его Величество сам не смог удержать язык за зубами. Хотя он по-прежнему уверен, что я ничего не слышала из его разговора с Акассом.
  - Раз Ваше Высочество и так знает правду, то зачем вы спрашиваете меня знаю ли я?
  - Это не важно, раз спросила, значит мне так захотелось. - ответила принцесса отходя от окна у которого она стояла все это время. - Я хочу встретиться с этими безволосыми...
  - Но Ваше Высоче... - хотел было возразить он, но принцесса перебила его.
  - Я еще не закончила! - хвост принцессы нервно задергался из стороны в сторону. - Я хочу встретиться с безволосыми что сейчас находятся на территории нашего королевства и ты устроишь мне такую встречу.
  - Вашему отцу это не понравится.
  - Об этом можешь не волноваться отца, я возьму на себя. - принцесса села в большое мягкое, круглое кресло и беря в руки книгу уже не глядя на него добавила. - Можешь идти, доложишь мне как все устроишь.
  
  Торот.
  
  Мунвари как сами себя называют кошколюди что взяли их в плен, продержали их в той клетке в которую их посадили всего день, после чего отпустили. Впрочем, их не отпустили совсем, из клетки их конечно выпустили и что удивительно тот мунвари который приходил разговаривать с ними, даже извинился за доставленные неудобства, однако после этого их поселили в довольно большой и весьма богато обставленный дом, запретив покидать его территорию. Тот мунвари который разговаривал с ним и профессором Урделем сказал что это временная и вынужденная мера, и опять же извинился за неудобства обещая решить эту проблему как можно скорее. Как он сам рассудил, сидеть в клетке или чего хуже оказаться в руках палача это куда большее неудобство нежели какое-то время посидеть под замком живя со всеми возможными удобствами, тем более что их весьма недурно кормят. К тому же в доме достаточно места, чтобы члены экспедиции не мешали друг другу. Так что из неудобств испытываемых ими есть только то, что они уже провели под замком почти три недели и то, что они не знают сколько им еще придется провести сидя под этим самым замком. Профессор сам на себя не похож, он и до этого казался безумцем, а сейчас так и вовсе. Если бы не охрана выставленная по всему периметру сада что разбит вокруг дома, можно предположить что профессор давно бы сбежал отправившись на дальнейшие поиски того, зачем они сюда пришли.
  
  Уже по привычке обойдя весь дом и проверив кто чем занят, - профессор как всегда заперся у себя, баронеты - уже или еще - спят в окружений глиняных кувшинчиков в которых местные держат вино (свое вино местные делают из сока какой-то местной ягоды, обладающей терпким-острым даже скорее жгучим вкусом и послевкусием от которого весьма сложно отделаться и при этом обманчиво приятным ароматом, так что весьма сложно удержаться от того чтобы не попробовать эту ягоду на вкус. Но вино получается весьма и весьма недурным, так что можно выпить целый кувшинчик и не заметить этого. Однако то, что не заметит голова, заметят ноги, потому как вино довольно крепкое), а воины заняв гостиную на первом этаже играют в кости (в другое время ему следовало бы призвать воинов к порядку, ведь азартные игры на время походов обычно запрещаются, но сейчас он сделал вид будто бы ничего не замечает, - людям откровенно говоря скучно и он их отлично понимает), Он вышел в сад. Усаживаясь на кресло стоящее в тени плетеного навеса он попытался взглядом выискать прячущихся сторожей. Задача оказалась нелегкая, впрочем как и всегда, однако он уже привык коротать дни за таким нехитрым делом, ведь с другой стороны это отличная возможность потренировать свою наблюдательность. Найти прячущихся в саду мунвари весьма непростое дело ибо кошколюди буквально сливаются с окружающей растительностью и все же их можно увидеть. В этот раз искать долго не пришлось, впрочем мунвари которого он увидел и не собирался от него прятаться. Прямо по посыпанной мелким щебнем дорожке проложенной вокруг дома и имеющей множество развилок уходящих вглубь сада, шел мунвари служащий кем-то вроде дворецкого, хотя на него кроме функций дворецкого возложены и другие, такие как наблюдение за жильцами. Кроме того этот мунвари служит кем-то вроде посредника, между мунвари и людьми, именно через него идет их связь с Акассом.
  
  - Господин, я прошу прощения за то, что беспокою вас... - останавливаясь в трех шагах от него произнес мунвари, при этом он коротко кивнул как бы позволяя кошколюду продолжать. - У вас просят аудиенции.
  - Аудиенции?.. - несколько удивленно произнес он на что кошколюд слегка поклонился вместо кивка. - Ну хорошо, можете просить...
  - Гость ожидает вас в доме. - ответил кошколюд.
  
  Он вновь кивнул и встал. Его ничуть не удивило то, что мунвари обратился к нему, а не к профессору Урделю которого тот же Акасс принял за старшего в экспедиции, так называемый дворецкий куда более наблюдателен, ведь солдатня не кидается сломя голову выполнять все приказы профессора и двух беспробудно пьянствующих баронетов.
  За несколько шагов до дверей комнаты где его ожидал визитер, дворецкий слегка ускорил шаг и отворил перед ним одну из створок дверей ровно в тот момент когда он достиг их и уже после того как он вошел в комнату затворил двери оставшись снаружи.
  Он сразу же увидел гостя, - трудно не заметить кошколюда ростом выше шести стоп облаченного в комбинированные доспехи из дубленой кожи и мелкоячеистой кольчуги, стоящего практически посреди не такого уж и большого кабинета к тому же гость сам слегка повернулся в его сторону когда он вошел.
  Все то время пока он шел следом за дворецким его мучил вопрос, кому и зачем нужно наносить им визит, ведь не похоже что мунвари сильно обрадовались людям. И после того как он увидел своего гостя, этот вопрос стал волновать его еще больше.
  Визитер был не один, он просто не заметил второго гостя, точнее гостью, которую не было видно из-за того что когда он вошел та сидела в кресле рядом с которым собственно и стоял кошколюд. Он давно заметил, что женщины мунвари (ведь кроме дворецкого в доме в который их поселили, есть и горничные), отличаются от мужчин, в сравнений с которыми они кажутся хрупкими и миниатюрными. При виде гостьи он сразу вспомнил Лурии, такая же крошечная и хрупкая на вид, даже взгляд его гостьи, которая встала в тот момент когда он подошел ближе, которым она изучала его, был похожим (смотреть так, могут себе позволить только дворяне, да и то, не каждому дано смотреть другому человеку прямо в глаза). Он подошел еще ближе и слегка поклонился удостоившись ответного кивка, после этого он обошел столик и встал перед креслом, дождался пока гостья вновь сядет в выбранное ей кресло и сел сам. Еще с секунд тридцать они молча смотрели друг на друга, после чего он спросил.
  
  - Могу ли я узнать ваше имя и цель вашего визита?
  
  То что гостья поняла его вопрос не ускользнуло от его внимания, ведь задан он был на его родном языке, в свою очередь это дало ему понять то, что у его гостьи при себе имеется толмач, вещица хоть и распространенная, но при этом очень дорогая (иногда бывает проще и дешевле изучить сам язык чем покупать артефакт, многие дворяне чаще всего так и поступают, - нанимают для обучения своих детей языку, гувернеров или гувернанток), а значит и гостья не из простого народа.
  
  - Меня зовут Лунара, а это... - при этом гостья жестом обозначила стоящего рядом с ее креслом кошколюда, - мой телохранитель Армах.
  - Торот Ван'Харед. - при этом он встал и слегка поклонившись добавил. - К вашим услугам госпожа Лунара. - девушка кивнула и он вновь сел в кресло.
  - Вы спросили о цели моего визита. - произнесла девушка после того как он сел и была выдержана короткая пауза. - Это банальное любопытство. Видите ли, безволосые вроде вас, не частые гости в нашем королевстве. Точнее вы первые безволосые которые вообще смогли добраться до нашего королевства и первые безволосые кто был допущен в него. Я много читала о безволосых и их землях, слушала рассказы купцов что торгуют с вами. Но одно дело читать и слушать, а другое дело увидеть самой.
  - Я надеюсь вас не разочаровало то, что вы увидели? - спросил он при этом он думал о том, что и сам бы не отказался увидеть мунвари, если бы сам когда-нибудь слышал или читал о них.
  - Ничуть. - качнув головой ответила девушка. - Если честно, то я ожидала увидеть нечто совсем иное. В книгах которые я иногда читаю, их авторы весьма скудно описывают своих соплеменников.
  
  Он коротко кивнул как бы соглашаясь, хотя сам он редко берет в руки какие-то книги кроме сборников стихов, ибо - поэтом можешь ты не быть, но сердце дамы покорить обязан. А ведь еще каких-то лет сто назад, каждый дворянин обязан был уметь сам слагать стихи. Впрочем та, которую он любит, стихов не любит, хотя сама же является прекрасным поэтом, ведь кто еще, если не она, автор всех тех песен что она пела?
  
  - Могу я попросить вас, рассказать мне о землях безволосых? - нарушила возникшую и затянувшуюся паузу гостья.
  Не затягивая с раздумьями он кивая ответил. - С радостью отвечу на любые ваши вопросы.
  
  Возможно, он бы ответил по другому, если бы знал какой головной болью для него, обернется его согласие.
  
  ***
  
  Их беседа с госпожой Лунарой продлилась больше семи часов и вылилась для него в ужасную головную боль. Все эти семь с небольшим часов, его гостья задавала ему вопросы на которые ему приходилось отвечать (сам ведь обещался). Пожалуй что, больше чем госпожа Лунара, вопросов в свое время ему задавала только Лурия. Гостья в сопровождении своего телохранителя покинула особняк незадолго до ужина при этом пообещав ускорить их освобождение из под домашнего ареста.
  Несколько пасов пальцами правой руки, - немного магии (кое-чему он все-таки успел научиться за время своего обучения в Школе Магии, хотя он и не может применять магию так, как это могут настоящие маги) и головная боль немного, но отступила, совсем избавится от нее он увы не в силах. Только после этого он смог наконец приступить к ужину, как и всегда практически с первых дней их заточения, за столом он сидел в полном одиночестве.
  
  Личный страж-заступник Ее Высочества Лунары, Армах.
  
  Безволосые, точнее один безволосый, тот с которым он устроил встречу принцессе не так уж сильно отличался от мунвари внешне и чем-то был похож на Прародителей что изображены на мозаике во дворце. Ему пришлось хорошенько расстараться исполняя каприз принцессы, ведь ни советник Акасс ни кто бы то ни было другой кто мог бы доложить королю, не должны были узнать о желании принцессы встретиться с безволосыми, до того как Его Величество примет окончательное решение на счет того, что делать с безволосыми нарушившими границы Мунварии. Правда пока все говорит о том, что казнить безволосых не собираются. Он посмотрел на неспешно идущую впереди принцессу. Когда они покидали особняк в котором поселили безволосых, Ее Высочество выглядела весьма довольной и весьма уставшей так как визит был долгим. По той простой причине что у него нет амулета для общения с чужаками, какой есть у принцессы он ни слова не понял из того что отвечал безволосый на вопросы принцессы. И хотя многое из того о чем спрашивала принцесса ему было абсолютно не интересно, он, как он сам себе признался, все-таки хотел бы знать ответы на некоторые из вопросов принцессы.
  
  Лунара.
  
  Внешность безволосого с которым она разговаривала, вначале показалась ей весьма странной, ведь в ее голове уже сложился четкий образ того, как они выглядят, основанный на том, что она читала. Об отсутствии хвоста ни в одной книге никаких упоминаний не было, как и о том, как выглядят их уши и ноги. В общем в ее представлений, безволосые отличались от мунвари только отсутствием меха. Ни один из купцов что ведет дела с безволосыми, почему-то не распространяется ни о чем подобном.
  Затея ее отца, посадить безволосых под замок и замалчивать сам факт присутствия безволосых в Мунварии, совсем ей не понравилась. Что он будет с ними делать? Именно такой вопрос посетил ее еще тогда, когда она невольно подслушала разговор отца с Акассом. И если тогда у этого вопроса виднелись только уши, то теперь он вылез весь, что называется от ушей и до кончика хвоста. Безволосые в Мунварии уже достаточно долго, а ее отец до сих пор так и не решил как с ними поступить, не собирается же король вечно держать их взаперти? Проще в таком случае сразу казнить. Впрочем, казни в Мунварии большая редкость, очень большая. Обычно король оценив всю тяжесть вины преступника, изгоняет его из королевства и чем больше тяжесть вины совершенного преступления, тем большим будет срок изгнания, иногда бывают и пожизненные изгнания (только вот безволосые не мунвари и король может все же решить казнить их). Правда крайне редко случается так, чтобы те кого изгнали даже на короткие сроки, возвращались. Те же кто все-таки возвращаются, рассказывают о том, как они выживали в пустынном городе, он тоже является частью Мунварии, но той, которая не заселена. В истории мунвари есть упоминания о том, что когда-то королевство было куда больше теперешнего и стены которая окружает королевство не было. Но однажды кто-то потревожил тех, кого мунвари называют древними стражами. В ту пору, почти все древние стражи спали где-то под городом и не тревожили мунвари. Тех же древних стражей которые почему-то не спали и бродили по поверхности, мунвари чуяли за очень большое расстояние и всегда могли обойти избегая встречи с ними. Но в тот раз, кто-то или что-то, разбудил древних стражей и те вышли на поверхность. Стражи выходили прямо там, где жили мунвари заставая жителей врасплох... тогда погибло очень много мунвари. В конечном итоге, те кому посчастливилось избежать смерти переселившись на новое место возвели стену, которая должна огораживать королевство от древних стражей все еще бродящих по пустынному городу. Практически тогда же, появились стражи границ и множество законов запрещающих мунвари без королевского одобрения покидать город, спускаться под землю и много других запретов. И все мунвари строго соблюдают эти законы. Никому не хочется повторения прошлого. Те кого изгоняют, стараются селиться недалеко от стены или ищут места, куда древние стражи не забредают. Особо темными ночами в окнах башен возвышающихся над пустынным городом, можно увидеть отблески костров.
  
  Их беседа продлилась немного дольше чем она изначально рассчитывала, по причине того, что по мере того как она получала ответы на одни вопросы у нее тут же возникали другие. И все же, несмотря на то, что у нее осталось еще много старых и появилось еще больше новых вопросов, ей самой пришлось прервать беседу чтобы успеть вернуться во дворец до ужина, да и просто в это время должен был смениться караул, а со сменой уговора не было. Она посчитала, что отцу лучше не знать, что она общалась с безволосыми и по ее просьбе Армах устроил ей такую возможность. Она кивнула делая себе заметку о том, чтобы не забыть как-нибудь наградить своего телохранителя за исполнение ее пожелания. И сразу же подумала о том, что и как она будет говорить отцу, чтобы он отпустил безволосых, ведь только тогда она сможет не опасаясь вызвать его гнев, получить ответы на все свои вопросы. Вновь кивая она подумала о том, что сказать отцу о том, как и откуда она узнала о том, что в Мунварии безволосые. Это было одно из слабых звеньев цепи, на ряду с теми доводами в пользу освобождения безволосых, которые ей удалось придумать.
  
  - Ну ничего, день, другой и что-нибудь придумаю. - она в очередной раз кивнула, на этот раз слуге который открыл перед ней калитку в заборе из бронзовых пик, слуга в ответ на кивок в очередной раз склонился едва ли не до земли.
  
  Прямо от калитки брала свое начало тропинка посыпанная белой каменой крошкой теряющаяся в дебрях большущего дворцового сада. Сначала сад может показаться запущенным, развалившиеся и разросшиеся цветники, множество высохших кустов и деревьев. Но это вовсе не так. За садом ухаживают пожалуй самые лучшие садовники Мунварии, при этом в саду, все делается только с одобрения самого короля, а Его Величество считает что все должно быть естественно, то есть если дерево должно засохнуть, то оно засохнет. Каждый раз выходя в сад она вспоминает как с самого детства играла в нем в полном одиночестве и что став старше она думала о том, что лучше бы она родилась в простой семьи. Сидеть круглыми сутками во дворце в полном одиночестве и под охраной, совсем не весело. Поэтому она начала тайком выбираться из дворца. При том что она теперь может гулять и днем, она выходит на прогулки еще и ночью. Если она идет на прогулку днем, то кроме Армаха за ней следом тянется целая процессия из соглядатаев приставленных к ней ее отцом. Разумеется что отец знает о ее вылазках и ему это не нравится, но он ведь не может совсем запереть ее в четырех стенах, хотя надо полагать, что ему бы этого очень хотелось. По этому они сошлись на том, чтобы ее в ее ночных походах сопровождал Армах, он хоть и неуклюж, зато пожалуй что сильнее его в королевской страже никого нет. Разумеется, что отец и не собирался полностью соблюдать достигнутой договоренности и каждый раз как она выходит на ночную прогулку, за ней кроме Армаха увязывается еще с десяток стражников из числа тех что охраняют отца. Но она научилась тому как можно быстро стряхнуть их со своего хвоста, жаль что при этом страдает и Армах которому так и вовсе, должно быть, ой как нелегко угнаться за ней, однако он пока ни разу не пожаловался.
  Во дворце как всегда суета, кроме королевской семьи во дворце живут и те, кого ее отец за какие-то заслуги приблизил к себе, так что слугам не приходится сидеть без дела, все время исполняют чьи-то капризы. Пройдя по кажущимся бесконечными коридорам она прошла в то крыло где живут только они с отцом и поднявшись на второй этаж заперлась у себя в комнате, до ужина еще есть время и ей надо успеть за это время привести себя в порядок.
  За стол сели немного позже чем обычно, ждали каких-то гостей, и когда они появились, стало понятно каких гостей ждал отец. Если сопоставить внешность с родословной, то можно подумать что отец подбирает пару себе, а не ей, хотя прошлые кандидаты в женихи были еще хуже, хотя не менее родовитые чем королевская династия. По низам уже давно ходит слушок о том, что в верхах, не редки случай родственного кровосмешения. Можно конечно в эти слухи не верить, вот как отец например, но стоит только взглянуть на потомство большинства родовитых домов, как поневоле задумаешься, а не правдивы ли слухи? Но тут ее мнения никто не спрашивает, кто станет ее мужем, а значит и следующим правителем, решает ее отец, то есть - король. Выбор дочери, если бы она таковой сделала, был бы одобрен только в том случае, если бы он совпал с выбором отца. Разумеется, что прямо сейчас никто никого ни на ком женить не будет, пока что идет своеобразная оценка, делаются заметки на будущее, к кому стоит присмотреться, а про кого можно и вовсе забыть, ну и так далее. Учитывается много чего и внешность тоже, но она как оказалось не на самом первом месте, умственные способности ценятся не намного выше. Хотя еще не так давно, до того как ее отец стал королем сменив на троне своего отца, внешность и интеллект ценились превыше всех прочих достоинств, король, - должен быть умен и красив. Однако ближе к середине списка кандидатов она отметила, что отец все же несколько сместил акценты. Напротив имен кандидатов в том списке что лежал перед отцом то и дело стали появляться пометки наподобие - 'глуп', 'туп', 'недальновиден', 'отсутствуют клыки' - этот фактор отец даже подчеркнул. Вскоре она заметила что отец перестал делать пометки и попросту вычеркивал одно имя за другим, некоторые перечеркивал дважды, а то и трижды и при этом все больше и больше хмурился. Ближе к концу списка отец вернулся в его начало и вычеркнул даже имена тех кандидатов что вначале вроде бы как прошли отбор.
  
  - Не годится!!! - вставая из-за стола произнес отец и с силой опустил руку на стол прижав свиток со списком имен, она до конца заглядывавшая в список видела, как отец сразу же вычеркнул последнего из кандидатов. Шерсть на загривке отца встала дыбом, что означало что он в ярости, если не сказать что в бешенстве. - И это лучшие отпрыски из лучших домов королевства?! - король обвел взглядом сидящих за столом советников и министров. Пока отец оценивал кандидатов ей в женихи, те предавались чревоугодию. Между делом будет сказано, что ни у кого из сидящих за столом, кроме короля, нет собственных семей, занимаемые ими должности, их титулы и привилегии, не могут быть переданы по наследству. Разумеется, что это не мешает никому из советников и министров обзавестись семьей, но пока что никто из них таковой не обзавелся.
  Из-за стола поднялся советник Хшиасс. - Прощу прощения Ваше Величество, если мы чем-то не угодили вам, но мы в точности исполнили ваш указ. Списки составлены в соответствии с занимаемым положением и родословной семей кандидатов.
  - Ты отлично меня понял Хшиасс. - взгляд отца буквально проделал дырку в советнике.
  Судорожно сглотнув советник Хшиасс ответил. - Но ведь это только второй список, наверняка среди кандидатов найдутся достойные...
  - Для тебя же будет лучше, если так и будет Хшиасс. - отец вновь сел за стол. - Ладно, раз с этим разобрались, предстоит разобраться еще с одним делом. А именно, что нам делать с безволосыми? - отец мельком посмотрел на нее и она аж вся заерзала, было похоже на то, что король каким-то образом узнал о ее вроде бы как тайной встрече. Это вернулась она уже ни от кого не прячась. Может и правда узнал, ведь она ушла днем, а выйти днем из дворца тайно не так-то просто, даже если за ней специально и не следили, могли быть случайные свидетели. Да что там могли, когда они точно были, ведь днем на улице полно народу, тут как не старайся сбросить соглядатаев со своего хвоста, все равно найдут.
  - Ваше Величество... - встав из-за стола произнес советник Шихасс. - Я считаю, разумнее всего казнить безволосых. Потому как, если мы их отпустим, то за ними могут придти и другие...
  - Если пришли эти то, придут и другие, даже если мы казним этих. - также встав из-за стола не давая советнику Шихассу закончить сказал Шерхасс выполняющий роль военного советника, - Мунвария никогда и ни с кем не вела войн, но небольшая армия у королевства все-таки есть, в первую очередь это стражи границ чья функция, - поимка тех, кто заходит на закрытые территории, а не охрана границ королевства как можно было бы подумать. - И может статься, что даже в том случае если мы будем ловить и казнить всех безволосых что будут приходить в Мунварию, они не перестанут появляться на границе. И в конечном итоге, это может вызвать ненужные королевству осложнения, то есть вылиться в войну. Удаленность Мунварии от земель безволосых, отсутствие пересечения интересов и Великий лес, вот все, что сдерживает безволосых. Безволосые и так, не очень дружелюбно относятся к нашим купцам, а если мы проявим агрессию, то можем столкнуться с ответной реакцией. Последствия которой я предвидеть не могу.
  Советник Шихасс сцепил руки в замок у себя на животе и разведя большие пальцы в стороны в немом жесте абсолютного несогласия, ответил. - Если безволосые потревожат древних стражей, королевству будет значительно хуже, чем в случае мало вероятной войны.
  - Значит надо просветить их на этот счет. - ответил советник Шерхасс. - Или если будет необходимо, приставить кого-нибудь из стражей границ, чтобы он проследил за тем, чтобы безволосые не заходили на закрытые территории. Но казнить, это уже через чур.
  
  Пока советники отстаивали свои точки зрения отец молчал и лишь изредка кивал то ли соглашаясь с доводами своих советников, то ли каким-то своим мыслям. Никто другой из сидящих за столом кроме Шихасса и Шерхасса так и не высказался ни в поддержку одного из советников, ни вынес на рассмотрение свое предложение.
  
  Отец вновь посмотрел на нее. - А что скажет моя дочь, раз уж она стала свидетельницей того, как мои советники не могут придти к согласию? Ты ведь уже общалась с безволосыми, что ты о них можешь сказать?
  - Значит все-таки знает. - подумала она и взявшись обеими руками за край стола ответила. - Я не думаю, что есть хоть какая-то причина в том, чтобы казнить безволосых. Угрозы, по крайней мере явной, они не представляют. А то что их схватили на запретной территории, так ведь они же не знали что она запретная.
  - Если не казнить, тогда как вариант, сопроводив безволосых до границы Мунварии изгнать. - тут же произнес советник Шихасс.
  - Ты еще предложи через них всем безволосым послание передать, чтобы соваться не смели. - обратился к Шихассу советник Шерхасс. - Так они тебя и послушают. Эти-то может и уйдут, но ведь придут другие. Может нам уже пора начать развивать нормальные дипломатические отношения с безволосыми? К тому же, это упростит торговлю.
  - То, что ты предлагаешь сделать, означает пустить безволосых в королевство, что в итоге может поставить Мунварию под удар. Не забывай, безволосых больше чем мунвари, увидев что мы слабее, они могут напасть на нас. - ответил советник Шихасс.
  - Обладай ты большей информацией, то ты бы знал, что если безволосые захотят развязать войну, они ее развяжут, - был бы повод. - отвечая Шихассу произнес советник Шерхасс. - И надо полагать, раз здесь уже появились ищущие, безволосым не придется долго выдумывать повода для войны с нами. Их ведь интересуют секреты могущества Прародителей, а то, что мы их не знаем, не отменяет того факта, что мы будем мешать им завладеть этими секретами.
  - Значит ты считаешь, что безволосые в любом случае будут продолжать приходить? - глядя на советника Шерхасса спросил отец.
  - Да Ваше Величество я считаю именно так и если мы не хотим выглядеть дикарями, то безволосых следует отпустить, хотя и не позволять им бесконтрольно бродить по запретным территориям.
  - И все же Ваше Величество я считаю, что это через чур неразумно. - произнес советник Шихасс. - Пусть мы не сможем и дальше жить абсолютно изолированно от безволосых и дальше не привлекая их внимания и не вызывая интереса с их стороны. Неразумно будет позволять безволосым ходить по запретным территориям. Ведь нет никаких гарантий того, что они своими действиями и не разгневают древних стражей. Даже если их просветить и приставить к ним наблюдателя. Это риск Ваше Величество, слишком большой риск.
  - Будет куда большим риском выставить безволосых не позволив им завершить поиски того, зачем они пришли. - ответил советник Шерхасс. - Наверняка придут другие и наверняка как и эти, нас о позволении прохода спрашивать они не будут. Кого-нибудь стражи границ могут и не поймать, все-таки запретные территории занимают значительное пространство и в некоторые места стражи границ не заходят. Если туда сунутся безволосые, вот тогда действительно может произойти все что угодно.
  - Итак... - произнес отец выложив руки на стол так чтобы правая накрывала левую что означало 'решение принято' (вообще у мунвари не особо богатый язык жестов, это еще одно из отличий мунвари от безволосых у которых насколько она знает из прочитанных книг, очень много самых разных жестов означающих как одно и тоже, так и совершенно разные вещи), - я принял решение освободить безволосых, пусть доводят свое дело до конца. Однако следует установить за ними надзор, нельзя допустить того, чтобы они потревожили древних стражей. Кроме того, я решил, что мне стоит тщательно обдумать, открывать границу для установления дипломатических связей с правителями безволосых или нет. А также, нужно просчитать какие выгоды и проблемы нам это может принести. От вас требуется составить подробные списки всех выгод и потерь. От тебя Шерхасс требуется задействовать наших шпионов в землях безволосых, пусть собирают всю информацию которая может представлять интерес для нас. Даже если в итоге будет принято решение границы не открывать, лишней информация для нас не будет. На этом все.
  
  Она посмотрела на стоящую перед ней тарелку. К еде она так и не притронулась, хорошо бы она выглядела жующей перед кандидатами в женихи, а потом стало не до еды. И вот теперь все остыло, а есть холодное как-то не тянет.
  
  - Когда она вставала из-за стола к ней обратился отец.
  - Потом расскажешь мне, о чем ты говорила с безволосыми.
  - Хорошо, я перед сном зайду и все расскажу. - ответила она.
  Отец кивнул ей и перевел взгляд на подошедшего советника Акасса.
  
  ***
  
  Удивительно но отец ничуть не рассердился на нее за то, что она без его ведома встречалась с безволосыми. Может потому, что перед разговором с ней, отец дал выход своему гневу, выплеснув его на Акасса, отчихвостив того за подбор кандидатов ей в женихи? У нее даже появилась слабая надежда на то, что среди оставшихся кандидатов не найдется достойной кандидатуры и отец отложит попытки подобрать ей жениха, хотя бы года на два, впрочем, ее бы устроило даже если бы отец отложил это дело всего на год. Разумеется, что даже когда ей все-таки подберут пару, пока отец не захочет, свадьба не состоится. Сам отец женился на маме когда ему было уже почти тридцать пять, хотя пару ему подобрали даже раньше, чем подбирают ей. Кстати и дедушка женился на бабушке примерно в таком же возрасте что и папа на маме. Правда такая отсрочка ей нужна будет только в том случае, если отец примет решение начать налаживать контакты с правителями безволосых. Может быть хоть тогда, ей удастся пусть и не надолго, вырываться из Мунварии и посмотреть на мир. Это отцу и наверное большинству мунвари не хочется узнать, что находится за великим лесом, а ей это очень интересно и стало еще интереснее после сегодняшнего общения с безволосым.
  
  - Надо будет составить список вопросов которые надо будет задать в первую очередь. - подумала она перед тем как заснуть.
  
  Этой, как и каждой предыдущей ночью ей снились далекие земли в которых она никогда не бывала, но в ее сегодняшнем сне было множество отличии от тех снов, что она видела ранее. Правда утром она практически сразу, полностью забыла о том, что ей снилось, в памяти осталось лишь яркое, расплывчатое пятно вызывающее приятные чувства, что говорило о том, что сон был хороший.
  
  Торот.
  
  Их отпустили, точнее освободили из под домашнего ареста буквально на следующий же день после его беседы с госпожой Лунарой, ближе к полудню пришел тот мунвари, что представлялся Акассом и сообщил, что они могут быть свободны, правда при этом были выдвинуты некоторые условия к тому же при них остались наблюдатели. Но ни он ни профессор не возражали и приняли все условия выдвинутые мунвари. Кроме того, в качестве так сказать извинении за причиненные неудобства вызванные затянувшимся арестом им было позволено и дальше жить в занимаемом ими особняке. К тому же они получили возможность беспрепятственно перемещаться по городу. Все оговорки касались выхода за стену. Принимая условия мунвари, профессор не выглядел особо довольным, но вслух возражать не стал. Им было позволено выходить за стену, но только в сопровождений тех, кого Акасс назвал стражами границ. Объяснил он это в первую очередь заботой о безопасности самих искателей. Как он догадался, - 'искатель' - это обобщенный термин описывающий не только археологов, но и вообще ученых мужей разных направлений. С того дня как их полностью так сказать освободили прошла уже неделя за это время госпожа Лунара еще дважды посещала особняк с визитом к нему лично и за каждый такой визит он расплачивался головной болью от обрушивавшихся на него потоков вопросов. Впрочем, он тоже не остался в долгу и госпоже Лунаре в свою очередь тоже приходилось отвечать на его вопросы как по истории Мунварии, так и о быте и традициях мунвари. Вопросы о традициях и быте он начал задавать вспомнив об устраиваемых ему Лурией своеобразных допросах, у которой когда-то была амнезия из-за чего некоторые ее поступки порой казались странными или воспринимались неправильно. Например когда она хотела подарить одну из своих серёг Эльке которой они очень понравились. Однако Эльке отказалась принять подарок, что вполне естественно, ведь девушки по традиции дарят одну своих из серёг своему избраннику. Но Лурия-то этого не помнила и очень обиделась на Эльке когда та, отказалась принять ее подарок. Вот и он, чтобы случайно не угодить впросак, попытался заранее узнать о возможных 'острых углах'. Они не отправились на поиски того, что хочет найти профессор в первый же день как их освободили, только потому что профессор сам изъявил желание найти кого-нибудь, кто хорошо знает город за стеной. В общем пока профессор ищет проводника, он занимается тем, что развлекает госпожу Лунару. Кстати для него до сих пор остается загадкой кем же она является. То что она не из простонародья легко определить, но вот насколько высок тот уровень на котором она стоит в сравнений с теми же крестьянами угадать вряд ли получится, если даже у людей статус угадать порой бывает сложно, то в чужой стране это вообще не представляется возможным. Но если она каким-то образом и в самом деле смогла повлиять на скорость их освобождения, уровень должен быть очень высок. Хотя для должности при местном правителе она явно молода (он надеялся, что хоть с возрастом госпожи Лунары он угадал, впрочем тут тоже все неоднозначно), но вполне может являться любимой дочерью какого-нибудь чиновника и как обычно это бывает, - любимому чаду очень трудно отказать. И надо думать, что раз их освободили буквально на следующий день, отец госпожи Лунары имеет какое-то влияние на своего правителя.
  Однако не смотря на дозволение ходить по городу, никто кроме профессора особняк не покидал, самому ему как и воинам в городе делать нечего у них еще будет время посмотреть достопримечательности, а оба баронета каждый день вдрызг пьяные им не до гуляний.
  Он не успел приступить к завтраку до того, как в столовую вошел дворецкий и объявил, что к нему с визитом пришла госпожа Лунара. Вставая из-за стола он тяжело вздохнул уже зная чем для него закончится очередной визит любопытной мунвари.
  
  ***
  
  Не спеша следуя по улице за идущей чуть впереди госпожой Лунарой он никак не мог понять, как он дал себя уговорить?
  Сегодня его гостья пришла не только для того чтобы вновь завалить его вопросами, но и для того чтобы вытащить его на прогулку и он не смог отказать.
  Он еще раз воспроизвел в голове свой разговор с госпожой Лунарой, таким образом он пытался понять, что же заставило его согласиться на прогулку. Однако ответа он, так и не нашел. В памяти всплыли все его прогулки с Лурией, ведь они практически не ходили под руку, как-то так получалось что он всегда отставал от нее на шаг - два, в отличий от Мелиссы и Мелезрил, которые едва ли не на шею ему вешались когда они вместе выходили на променад. Разумеется, что у него и в мыслях не было о том, чтобы пойти с госпожой Лунарой под руку, просто глядя на идущую чуть впереди мунвари он подумал о Лурии. И как и каждый раз когда он думал о ней у него сразу же возникли мысли о том - Как она там? Ждет ли она его? Каким будет ее ответ? Ему не хотелось думать о том, что Лурия может не дождаться его возвращения или ответить отказом. Не хотел думать, но практически постоянно думал. Думал о том, что он будет делать если Лурия не станет ждать его возвращения, хоть она и говорила что не собирается замуж в ближайшие лет триста, ему в это слабо верилось, слишком много красавцев ее окружает. Ну, а если и дождется, но ответит отказом, что тогда? Хотя при втором варианте, как он сам решил, он будет добиваться Лурии до тех пор, пока она не скажет - Да - сколько бы лет на это не ушло. Хотя тут у него всегда возникали сомнения, он ведь не полноценный маг и не сможет долго оставаться молодым. Разумеется, что он может начать брать частные уроки, как это часто делают магически одаренные дворяне по какой-либо причине лишенные возможности пройти полное обучение в одной из магических академии. Но на большие успехи рассчитывать все равно не стоит. И эту причину он видел как наиболее вероятную для отказа Лурии принять его предложение выйти за него.
  Не похоже было на то, что мунвари сильно разбираются в людях, по крайней мере госпожа Лунара во время своих визитов никак не определяла его настроение, ведь он не всегда во время ее визитов прибывал в благодушном состояний. Он изнывал от скуки нагоняемой безвылазным сидением в особняке, не редко пребывал в раздраженном состояний, особенно после разборок с вдрызг пьяными баронетами. Масло в огонь подливали и солдатня и профессор, последний так и вовсе может вывести из себя любого. Раздражали и визиты госпожи Лунары с ее вопросами, но он не отказывался ее принимать в силу того, что это хоть как-то разгоняло терзавшую его скуку. Однако, похоже что он был не совсем прав на счет способностей мунвари угадывать настроение людей, - возможно, что тогда, госпожа Лунара намеренно игнорировала его плохое настроение в угоду собственным желаниям и интересам заключенным в удовлетворении ее же собственного любопытства.
  
  - Неужели вам настолько неприятно гулять со мной или же вам надоело отвечать на мои вопросы?
  
  В этот момент он словно бы очнулся ото сна, так глубоко он задумался и встретился взглядами с госпожой Лунарой. Хорошо что под ногами ровный и чистый тротуар иначе он мог спокойно во что-нибудь вляпаться или вовсе встретить тротуар носом. В тот момент он словно бы выпав из реального мира, перестал отвечать на вопросы задаваемые госпожой Лунарой, пусть и не так часто, как при их беседах проходивших в одном из кабинетов особняка и тем не менее от расспросов совсем, она не отказалась.
  Задавая свои вопрос мунвари зачем-то встала буквально на самые кончики пальцев, что выглядело весьма забавно ведь ноги у мунвари что кошачьи лапки, но более всего забавным было выражение лица и положение головы. В тот момент он вновь непроизвольно сравнил госпожу Лунару с Лурией, которая точно также склоняет голову вправо или влево и щурится словно повнимательнее приглядываясь к тому с кем она говорит.
  
  - Ну что вы. Просто задумался. - ответил он - Мне очень приятно ваше общество, надеюсь, что и вам мое в свою очередь не доставляет неприятных моментов.
  - И о чем же вы задумались? - опустившись с цыпочек спросила девушка. - Если это не секрет конечно...
  - Не смотря на то, что это личное, это не является секретом. - ответил он последовав за девушкой. - Вы напомнили мне о той, что ждет меня.
  Госпожа Лунара вновь остановилась и обернулась. - Напомнила, это как же?
  - Вы похожи на нее.
  - Похожа, чем?
  - Красотой (начав с этого, он ничуть не покривил душой, ведь не смотря на все отличия мунвари от людей, он бы не назвал внешность мунвари отталкивающей или же неприятной), умом, любознательностью...
  
  Он перечислил целый ряд качеств по которым как ему казалось госпожа Лунара и Лурия были похожи, правда забыв при этом упомянуть небольшой рост и прочие скромные пропорции тела.
  Слушая его, госпожа Лунара кивала одновременно выдавая протяжное, - Хм-м-м... - при этом у него возникло ощущение того, что девушке понравилось то, какой он ее описал. И ведь абсолютно никакой лести с его стороны ни в одном сказанном им слове не было, он описал только то, что смог разглядеть в девушке так похожей на Лурию.
  
  - И в самом деле, очень похожи. - как бы подводя итог, кивая произнесла девушка. - А теперь я проголодалась и хочу перекусить, вы не против составить мне компанию, господин Торот?
  
  Конечно же он был не против, тем более что и сам слегка (на самом деле зверски) проголодался, все-таки они гуляют уже не один час, а он сегодня даже не успел позавтракать.
  
  Континент Малый Толло.
  
  Архимаг Арон.
  
  Он по очереди посмотрел на сидящих напротив через стол от него Седрика и Пьера.
  
  - Ну и, зачем ты нас вызвал? - не выдержав затянувшегося молчания спросил Пьер.
  - Уж точно не для того чтобы вас разглядывать. - ответил он и вздохнув продолжил. - Вынести это на совет я не могу, просто не доверяю я некоторым из его членов, хоть мы и отослали самых подозрительных, к оставшимся недоверие у меня сохранилось.
  - А нам значит ты доверяешь, раз говоришь об этом? - спросил Пьер.
  - Не доверял бы не позвал.
  - А Лурию почему не позвал? - в свою очередь спросил Седрик. - Или ей ты тоже не доверяешь?
  - Вот ей-то я как раз доверяю даже больше чем вам двоим. Дело в том, что речь пойдет о ней, а ты знаешь что ее реакция может быть самой непредсказуемой.
  Седрик молча покивал в ответ.
  - Ну так и о чем ты хочешь с нами переговорить так, чтобы Лурия не узнала? - спросил Пьер.
  - Я не собираюсь ничего скрывать от нее, но пока считаю, что ей рано об этом знать. Я же говорю, ее реакция может быть абсолютно непредсказуемой, а это может создать нам огромные проблемы. Впрочем... - тут он сделал паузу и похлопав по столешнице в этот момент собираясь с мыслями продолжил. - Значит так... - он посмотрел на Пьера. - Ты ведь еще не забыл о том нападений на вас по дороге из имперской столицы?
  - О таком разве забудешь? - несколько удивился Пьер. - Да если бы не Лур с ее големами, тот энт нас бы всех там с грязью смешал.
  - Так вот, если ты опять же не забыл, то вы доставили обломки посоха. - продолжил он.
  - Не только обломки посоха... - начал было говорить Пьер, но он слегка приподнял ладонь над столом останавливая друга.
  - Я тогда отдал распоряжение, выяснить кто был владельцем привезенных вами вещей.
  - И что, узнал? - Пьер даже слегка подался вперед.
  Он заметил в друге начавшую пробуждаться жажду крови и даже пожалел о том, что посчитал его более предсказуемым чем Лурия.
  - Успокойся. - произнес он и дождавшись когда Пьер вновь расслабится продолжил. - Да, я узнал кому принадлежали вещи и посох.
  - И кому же? - проявил свои интерес Седрик.
  - Мурлинопсу... - ответил он и сделал небольшую паузу давая друзьям переварить услышанное имя.
  
  Мурлинопс был одним из выдающихся эльфийских магов, не многие в Академии могли бы сравниться с ним в магической силе, а уж в умениях эти силы использовать так и вовсе равных не нашлось бы. Участие мага такого уровня в весьма сомнительном деле, это нонсенс, но это был именно Мурлинопс и его ученики.
  
  - Это что же получается... эльфы открыто объявляют нам войну? - первым нарушил общее молчание Пьер.
  - Нет... конечно же нет. - ответил он. - Мурлинопс действовал самостоятельно без чьего-либо приказа, хотя кто-то предоставлял ему ту информацию какой он владел. А знал он, похоже не мало, хотя и не все. Иначе мог бы или отказаться от своей затеи или подготовиться получше.
  - Ну хорошо... - кивая произнес Седрик. - А Лурия здесь причем?
  - Неужели ты думаешь, что кому-то может понадобиться Пьер? - в ответ удивленно спросил он.
  - Так Мурлинопсу нужна была Лурия? - Седрик сам удивился тому, что он вообще собственно удивился при упоминаний Лурии.
  - В этом нет никаких сомнений... - кивая ответил Арон. - Ему нужна была Лурия... не знаю, живой или мертвой, но зачем-то она ему была нужна.
  - И этого, ты конечно не узнал? - с интересом спросил Пьер.
  - Ну-у-у... все говорит о том, что Мурлинопсу нужен секрет огня жизни. Все-таки эльфы далеко не вечны, они не способны жить так же долго как маги людей и при этом не стареть. А Мурлинопс прожил очень долго, даже по меркам эльфов, естественно, что ему захотелось прожить еще столько же или вовсе забыть о смерти.
  - Мда-а-а... - протянул Седрик - И секрета-то воде бы никакого нет, но и отдавать такое знание всем кому ни попадя как-то не хочется.
  - Тут ты абсолютно прав, - соглашаясь с другом произнес он - отдавать такое знание мы никому не будем, от этого будут лишь проблемы, еще больше тех, что есть сейчас.
  - Я так и не понял, а почему собственно Лурия не должна знать о том, о чем мы тут говорим? - спросил Пьер.
  - Потому что хоть Мурлинопс и не выполнял ничьего прямого приказа, действовал он явно не сам по себе и след этот тянется в Великий Лес. А зная Лурию, можно предположить, что она сразу же поедет искать виноватых. Дело даже не в том, что мы можем быть вовлечены в конфликт с эльфами. Этого-то я как раз боюсь меньше всего, длинноухих давно пора прижать к ногтю. Я боюсь того, что Лурия может пострадать. Среди эльфов не мало сильных магов того же уровня что и Мурлинопс, но есть и выше и кто из них может быть вовлечен в это дело с нападением мы можем только гадать. Пытаться приставлять к ней охрану бесполезное дело и под замок ее не посадишь. Кроме того, меня беспокоит еще кое-что.
  - И что же? - спросил Седрик.
  - Другая ниточка что прослеживается от Мурлинопса...
  - И куда же она ведет? - этот вопрос задал уже Пьер.
  - К темным. - мрачным голосом ответил он.
  - Кто бы сомневался, что без них тут не обошлось. - несколько зло произнес Пьер.
  - Так что вот так. - разводя руками уже более спокойно произнес Арон. - Я счел что не нужно беспокоить Лурию. А темные когда-нибудь сами вылезут из своих нор, вот тогда-то мы их и прижмем за все и сразу. От вас же прошу только одного, присматривать за Лур и как и прежде докладывать мне обо всем. Пока она занята своими экспериментами, она из Академии никуда не выезжает, но как только...
  - Предлагаешь нам следить за ней? - Пьер невольно дотронулся до того места у себя на лбу по которому его приложила Лурия вовремя его неудавшейся слежки за ней.
  - Нет, следить за Лурией я вам не предлагаю, я лишь прошу присматривать за ней.
  - И как же ты предлагаешь нам это делать если мы не должны ходить за ней по пятам? - спросил Седрик.
  - Ну-у, насколько я знаю, ваше общество ее не тяготит, так что вам надо будет лишь убедить ее в том, что когда она куда-то выезжает из Академии, чтобы она звала одного из вас с собой.
  - Твое общество ее тоже не тяготит, может быть ты сам займешься этим? - ухмыляясь произнес Седрик. - А у нас с Пьером дел и так хватает.
  Он задумался на пару мгновений и откидываясь на спинку своего рабочего кресла сказал. - Ну, вполне похожего ответа я от вас и ожидал. Ладно, с этим я думаю, я еще что-нибудь придумаю, но все же попрошу вас быть еще внимательнее. Мало ли. Темные в открытую сами делать ничего не будут, но у них хватит средств и возможностей сделать гадость чужими руками.
  
  Вадим.
  
  Просыпаться совсем не хотелось, но организм требовал. Делать нечего, пришло вставать и идти в уборную. Затем через смежную дверь прошел в купальню и сразу же залез под контрастный душ. Уже на выходе из купальни завернулся в большое мягкое полотенце, посмотрел на все еще спящую в моей кровати Эльке и силой воли подавил зевок и желание вновь забраться под одеяло. Усилием все той же воли прогнал из головы всякие пошлые мыслишки роившиеся в ней все то время пока одевался и напоследок буквально на цыпочках прокравшись к кровати поправив чуть сползшее одеяло чмокнул Эльке в лоб, - пусть спит. Затем спустился вниз где Дашка уже накрыла завтрак, решил что сегодня зарядку делать не буду, надо переговорить с Ароном по поводу поездки к гномам. Что-то гномы там нашли у себя, как мне думается весьма интересное для меня. Если бы не договоренности на высшем уровне, то в Академии Магии Акрилона вряд ли бы узнали об этом, - секретность и все такое (а по-моему просто жадность и нежелание ни с кем делиться).
  
  Архимаг Арон.
  
  С самого утра, впрочем как и всегда, перед ним на столе лежит огромная кипа бумаг и каждый лист он должен будет прочесть, осмыслить и в каждом конкретном случае принять какое-то конкретное решение. Впрочем, на самом деле бумаг не так уж и много, за час - полтора можно все просмотреть, все-таки маги не особо любят труд, какой бы он ни был. Он оценил размеры стопок, листов с жалобами в последнее время стало заметно меньше, зато увеличилось количество запросов на выдачу разрешений для проведения разного рода экспериментов. А ведь раньше могло пройти лет тридцать - сорок, прежде чем он мог увидеть на своем столе лист с просьбой предоставить лабораторию или полигон. Многие не хотят мириться с тем, что их обошла какая-то девчонка, их просто не устраивал и до сих пор не устраивает быстрый, фактически мгновенный взлет Лурии из учениц в магистры с последующим становлением гроссмейстером. Хотя уже никто не пытается оспорить присвоенные ей степени гроссмейстера, но таковые находились. Возможно что таковые и сейчас имеются, но активно себя они не проявляют. И наконец-то можно с полной уверенностью сказать, что магия в Академии в коем-то веке стала изучаться как наука. Вперед со своими теориями зачастую в корне отличающимися от уже существующих и устоявшихся, пошли маги которые по разным причинам скрывали свою исследовательскую деятельность - просто боялись насмешек, если их теории окажутся неверны. И ведь если сейчас присмотреться то, за тысячелетнюю историю Академия сделала большой шаг в развитии, но выглядело все это как топтание на одном месте из-за того что маги не смотря на данную клятву ничего не скрывать от других членов Академии, все равно утаивали свою деятельность. А ведь если бы многие из теперь уже признанных магов не таились, то трудно представить, каких бы высот достигла Академия. Конечно им еще далеко до арифметических расчетов вязей как это происходит у гномов и тем не менее по многим другим аспектам результаты более чем впечатляющие. Не так давно ему пришлось ввести едва ли не обязательное (не каждому магу в Академии дано заполучить моделятор в свой руки) обучение правильному обращению с моделятором, но тут пока результаты все еще более чем скромны. Несмотря на всю простоту обращения даже те, кто имеют моделяторы с момента их появления в Академии, с трудом находят общий язык с артефактом. Он посмотрел на свой моделятор лежащий чуть в стороне от стопки уже просмотренных бумаг. Насколько же неэффективно все эти годы, он и прочие владельцы моделяторов использовали сей артефакт - в качестве записной книжки, чтобы не запоминать все вязи и их фрагменты. Хоть маги и имеют хорошую память, но память эта далеко не идеальна, со временем что-то все равно забывается. Устало откинувшись на спинку кресла и глядя в потолок он подумал о том, как бы все могло повернуться, если бы Седрик не дал Лурии моделятор, ведь это большой секрет. Впрочем, в том как обращаться с артефактом она могла и не разобраться. Однако, если верить Седрику, а он ему верит, то разобралась она очень быстро. А потом, как она сама думала - в тайне от него и прочих преподавателей, стала проникать в хранилище под школой и через архивариуса доставать книги из библиотеки Академии. И ведь что еще более удивительно Седрик, при всей его подозрительности (не так уж и редко в прошлом, под видом учеников в Школу Магии пытались проникнуть шпионы из целого ряда магических академии с весьма подмоченной репутацией), ничего не предпринял, никак не пресек эту ее деятельность. Ну разве что поставил его в известность и поручил слежку Пьеру который погорел на этой слежке. Хельга, та еще астральная мастерица (удивительно, что вместо того чтобы обратиться за помощью например к Седрику, Лурия решила сама научиться всему. И ведь даже учителя себе нашла и даже очень быстро), подучила Лурию кое-чему из своего арсенала, в частности тому, как правильно засыпать для выхода в астрал и тому, как правильно ставить внешнюю защиту. И ведь никто даже не подумал о том, что Лурия может быть шпионом, все охотно делились с ней своими знаниями. Впрочем, Лурия умеет расположить к себе (хотя дело здесь не только в ее внешних данных, для этого вовсе не обязательно обладать привлекательной внешностью, это называют очарованием или аурой суккуба, это довольно неприятный эффект в первую очередь для самого обладателя подобной ауры. Чаще всего с аурой суккуба рождаются женщины, но бывает проявление подобной ауры и у мужчин. Эта аура действует, как сильнодействующее возбуждающее зелье, попавшие под ее воздействие могут полностью лишиться собственной воли, но беда в этом есть и для обладателя такой ауры, ибо он и сам может оказаться под действиями своих же чар. Впрочем, потеря человеком контроля над собой, может случиться только в том случае, если он изначально слаб в ментальном плане, на остальных людей аура оказывает лишь возбуждающий эффект. Хотя в не таком уж и далеком прошлом в Алторе людей с подобной аурой представители церкви сжигали на кострах. Также Лурия обладает так называемым гласом сирены, который также способен очаровывать людей. Так называемый глас сирены это более развитая версия силы слова, которой обладают многие представители знатных родов вне Акрилона, его развивают в ребенке с детства - трудно представить себе, через что должен пройти ребенок, чтобы настолько 'усилить' свою силу слова и это не просто обучение пению, как думает сама Лурия судя по ее воспоминаниям о ее детстве, все намного сложнее, сложнее и опаснее для ребенка чей голос должен пройти целую череду трансформаций), а если ей надо добиться чего-то от кого-то, то можно быть уверенным в том, что вскоре, этот человек окажется у нее в немилости и сам, будет искать возможности загладить свою вину. Но самое интересное заключено в родословной девушки, такой родословной позавидует любой монарший род и любой маг рожденный в семье магов (странное дело, и непонятно чем это объясняется, но на территорий Акрилона в семьях магов, редко рождаются магически одаренные дети и по этому кланов какие есть у гномов, эльфов, фейри и даже имперцев, в Акрилоне нет), чьей только крови в ней не намешано, даже варварская - иначе откуда эта ее склонность к стихиям? Не то чтобы другие маги не могут использовать молний, это может любой маг имеющий предрасположенность к магии воздуха и достигший должного уровня, но это требует определенное время на создание вязи. Даже если использовать заранее заготовленные в ауре вязи, их еще надо будет напитать энергией, что хоть и происходит быстро, но не моментально. В то время как у Лурии получается сформировать заклинание молнии мгновенно. Да и многие другие заклинания даются ей с такой же легкостью и не все из них состоят из двух - трех фрагментов. Конечно, можно натренироваться и кастовать со скоростью боевых магов империи и других народов, которые изучают вязи не по фрагментно, а целиком, как бы минуя стадию осмысления функций и свойства каждого отдельного фрагмента в вязи. Однако Академия Акрилона давно отошла от войн и всегда старалась изучать магию как науку и потому такой подход к магии в Академии не практикуется, хотя каждый уважающий себя маг Академии тренирует скорость создания вязей, но ни один из таких магов не сравниться в скорости с боевыми магами. От войн с той же империей Эос, Акрилон ограждает разница в силе магов и накопленные знания. Кроме того, помогает и бесконечная война Эоса с эльфами, на которую Эос направляет основную часть ресурсов государства. Однако, до появления Лурии изучение магии как науки приносило весьма скромные результаты. И хотя сама Лурия не прикладывала руку к процессу, определенно, что это ее появление поспособствовало тому, чтобы этот процесс все-таки активизировался. Сейчас она вместе с Боргом пытается разгадать одну из главных загадок магов прошлого, а именно секрет создания моделятора и прочих ему подобных артефактов. Не смотря на наличие у Академии подобных артефактов, никто из амулетчиков-артефакторов Академии не представляет себе принципов их создания. Подобные артефакты создаются путем копирования, принцип для всех один, что наводит на мысль о неких стандартах существовавших в далеком прошлом для подобных артефактов и которым следовали все маги. Хотя понять это не найди они к некоторым артефактам руководств в виде своеобразных табличек с пояснениями, было бы абсолютно невозможно. Впрочем, до тех пор пока Эос не начал возрождать у себя магические школы и до тех пор пока в том же Эосе не появилась первая магическая академия для людей, расшифровками (то есть переводом на основной язык Эоса) найденных в древних развалинах табличек, никто не занимался, хотя их, как и артефакты, собирали и бережно хранили за семью замками. От размышлений во время его краткого, но как всегда затянувшегося перерыва его отвлек стук в дверь. Во всей Академии, только один человек, прежде чем зайти в его кабинет, обязательно стучит (хотя иногда все же бывают исключения и за дверью оказывается другой человек, но такое случается крайне редко) в дверь.
  
  - Можешь входить! - произнес он вставая из-за стола.
  Ну, что и требовалось доказать, в кабинет вошла Лурия.
  - Доброе утро. - поприветствовал он девушку когда та подошла к столу и не дожидаясь пока он предложит ей присесть, уселась в кресло напротив, после чего ответила.
  - Доброе.
  - Как прошел эксперимент? - спросил он уже сев за стол.
  - Ну, об этом тебе лучше поговорить с Вальбеком или Боргом, все-таки они в этом деле понимают больше меня. - ответила Лурия не глядя на него при этом увлеченно расправляя складки на подоле своей весьма интересной на вид юбки.
  - Мне интересно твое мнение... - он подавил в себе желание выпрямиться, чтобы иметь возможность увидеть подвязки которые как раз-таки сейчас должны были показаться из под юбки (Лурия хорошо умеет вот таким образом раздразнить мужское воображение).
  Оставив свою юбку в покое Лурия посмотрела на него при этом склонив голову на бок и хитро прищурившись, словно бы отслеживая его реакцию на ее действия и наряд, ответила. - Я думаю, что все прошло не очень хорошо. Но уверена, что Борг с Вальбеком, будут другого мнения.
  - И чем же ты недовольна? - спросил он надеясь, что по его лицу и тону нельзя определить, о чем он на самом деле думал все это время, но видимо ему это не особо удалось скрыть, ибо прежде чем ответить на его вопрос девушка слегка улыбнулась.
  - Причин для недовольства много, но самая главная в неустойчивости связи в местах с нестабильным магическим фоном. И я боюсь, что это никак нельзя будет обойти. А если это так, то выведение разрабатываемого артефакта в массы, теряет всякий смысл, хватит и того типа магической связи который уже существует.
  - Насколько я понял из объяснений Борга, там используется иной принцип связи, который превосходит существующий.
  - Принцип тот же самый, подход к реализации иной. И да, он превосходит существующий, но все плюсы этого превосходства перекрываются минусами от его достижения. Амулеты слишком сложны в своем производстве и недолговечны из-за неустойчивых вязей участвующих в созданий этих амулетов. Но по-другому избежать разрушения амулетов с непредсказуемыми последствиями в принципе невозможно. По крайней мере сейчас. Я понимаю, Академия не ограничена в средствах и магов не пугает нестабильный артефакт под боком. Но ведь предполагалось, что данная разработка будет использоваться простыми людьми точно так же, как и уже существующий вариант магической связи.
  - Понятно. - как бы соглашаясь с Лурией и при этом кивая ответил он. - Хотя жаль, мне казалось, что эта ваша разработка, очень интересная...
  - Ну-у-у, вообще-то в Академии ее вполне можно использовать и работать здесь она будет куда лучше, потому как здесь насыщенный и стабильный магический фон. Хотя и здесь, амулеты будут выходить из строя, но вряд ли это будет иметь серьезные разрушительные последствия.
  - Он вновь кивнул. - Ну что ж, я обговорю все с Боргом и попрошу его в течений года продолжать исследования в этом направлений. Если это действительно безопасно, глупо не реализовать использование вашей разработки хотя бы на территорий Академии.
  - Ну, это ты уже сам решай, - ответила Лурия - а я, вот к тебе зачем пришла...
  
  ***
  
  Он смотрел в окно за которым мелькали деревья и думал о том, как он здесь вообще оказался, точнее о том, почему поехал он сам, а не отправил кого-нибудь другого? И вновь как и прежде на уже не раз задаваемый себе вопрос, он отвечал, что не доверил бы другим присматривать за Лурией. Вообще-то он пытался уговорить и Пьера и Седрика, но те словно бы сговорились и на отрез оказывались выполнять его просьбу, при этом оба (не смотря на то, что разговаривал он с каждым по отдельности) как-то странно ухмылялись ничего ему не говоря.
  За окном начали мелькать пока еще одинокие домики, что говорило о том, что они уже подъезжают к Брину, при этом он попытался вспомнить, когда же он в последний раз бывал у гномов. Тогда он был еще только неофитом, учеником самого Теодора и было это еще до того, как Акрилон отделился от Эоса. Он вдруг погрустнел вспомнив учителя. Первый архимаг Академии был куда искусней в магии и намного сильнее его, но так как тогда маги Академии еще не открыли способа продления жизни и не занимались сбором жизненной энергий, прожил он всего пятьсот с небольшим лет. Секрет накопления жизненной энергий был открыт всего через пятьдесят лет после смерти первого архимага (в Академии состояли и до сих пор состоят маги, чей возраст давно перевалил за пару тысяч лет и все они целители и только благодаря проводимым ими самими исследованиям и был открыт секрет их долголетия, хотя сам процесс протекающий в организмах этих магов отличается от ими открытого). Правда и после открытия данного секрета, многие маги умерли от старости. И продолжали бы умирать, если бы не Лурия открывшая огонь жизни, теперь изготовление подобных артефактов стало еще одной тайной Академии.
  Он перевел взгляд с окна на картину на стене за которой находится комната Лурии, он конечно и раньше знал об увлеченности Лурии и магией и книгами, но никогда не думал, что все настолько серьезно. Сейчас она занимается изучением заклинаний высшего уровня. Он в свое время тоже занимался изучением этих заклинаний, точнее даже не самих заклинаний, потому как применить их у него просто не хватит магической энергии, а принципов их построения, ведь там использовалась не одна тысяча фрагментов. Конечно, некоторые творения самой Лурии тоже можно отнести к самому высшему уровню, но все они привязаны к артефактам и на их создание у Лурии ушло не мало времени и сил. Они с Боргом до сих пор вносят исправления в динамичную иллюзию, которая к магии иллюзии уже практически никакого отношения-то и не имеет. Не смотря на то, что Академия за годы своего существования скопила невероятный капитал (основная часть которого тратиться Академией на расширение уже существующих городов и на возведение новых, коренное население Акрилона давно перевалило за пол миллиарда, а если учитывать еще и живущих в Акрилоне иностранцев, то сумму надо удвоить. При этом основная масса как раз-таки иностранцев и живет в городах в то время как коренное население предпочитает селиться в сельской местности), деньги никогда не бывают лишними и динамичная иллюзия позволила значительно увеличить приток денежных средств в казну Академии, что в свою очередь позволило покрыть затраты на расширение Софии. Не малые деньги приносят и мелодиофоны, они и раньше имели большой спрос, однако Лурия додумалась внедрять заклинание не в громоздкий короб, а в ювелирные украшения, такие как серьги. Да и другие ее изобретения, тоже возымели спрос. И хотя когда спрос пойдет на убыль, аналитиками прогнозируется приличный приток капитала с продажи накопителей которые необходимы для работы всех этих магических чудес. Хотя деньги Академии приносят не только разработки Лурии. Вот например Эльке талантливый алхимик, за приготовленными по ее рецептам эликсирами роста в алхимических лавках выстраиваются огромные очереди. Эффект эликсиры дают конечно не большой, но как оказалось, многие хотят стать хоть чуточку выше, а девушки еще и заиметь грудь хотя бы чуть-чуть побольше. Для роста последней, правда надо не эликсиры покупать, а мази, но это сути дела не меняет. Духи пользуются куда меньшим спросом, хотя они уже полностью вытеснили с полок, простые ароматические масла, которые в свое время тоже не пользовались широким спросом. Это заграницей в некоторых особо отсталых странах знать привыкла обливаться ароматическими маслами дабы скрыть запах годами немытого тела в то время как в Акрилоне гигиена тела стоит на первом месте в списке лечебных процедур способствующих сохранению здоровья, что в свою очередь способствует долголетию. Если за границами Акрилона средняя продолжительность жизни составляет примерно сорок лет, то в Акрилоне человек может прожить не обращаясь к лекарям и целителям с серьезными проблемами, все восемьдесят - девяносто.
  
  - Интересно, что она там сейчас творит? - подумал он глядя на картину на стене при этом ощущая возмущения магического фона вызываемые какими-то действиями Лурии.
  
  Эманации магии достаточно сильны чтобы их не мог не заметить маг, но все же недостаточно сильны, чтобы нанести вред простому человеку, ведь кроме них в вагоне едет прислуга, а это самые обыкновенные девушки. Однако наличие пусть даже слабых эманации говорит ему о том, что Лурия экспериментирует с большими энергиями, ведь она превратила свою комнату в подобие полигона с соответствующим уровнем защиты.
  Через пол часа когда он сидел в столовой туда вышла и Лурия с крайне недовольным выражением лица.
  
  Он дождался пока девушка не сядет за стол и спросил. - Не получается?
  
  Лурия нехотя кивнула и перевела взгляд на служанку подкатившую к столу поднос на котором стоял серебряный баранчик. Ерзая на стуле от нетерпения дождавшись когда блюдо перекочует с подноса на стол она подняла крышку под которой, как и всегда, обнаружилась небольшая горка пирожных. Убеждать Лурию в том, что десерт надо есть после основных блюд, абсолютно безнадежное дело. Впрочем, она может съесть не только десерт. Правда чтобы понять как это в нее столько всего влезает, надо учитывать размеры порций всех съедаемых девушкой блюд, а ест она на самом деле, не больше и не меньше других людей. При этом, если он ест только что-то одно, либо суп, либо мясо и овощи, то Лурия ест сперва суп, а затем обязательно, либо мясо с овощами, либо рыбу, либо птицу, после чего обязательно потребует подать салат. И уже после, может повторно съесть десерт, необязательно из пирожных. Но самое первое блюдо, это пирожные. Хотя бывает и так, что она может ограничиться одними пирожными. Пирожные пожалуй единственное в чем Лурия может себя не ограничивать.
  И вновь он проявил терпение ожидая пока Лурия сама не переложит себе на тарелку пару пирожных (этому действию предшествует своеобразный ритуал. Так как пирожные разные, Лурия решает с какого начать их есть, и не позволяет служанке все время находящейся рядом, перекладывать пирожные на тарелку за нее). Только после того как первое пирожное было полностью съедено девушка заговорила.
  
  - После того как я разложила вязь 'инферно' на составляющие, мною было выделено несколько участков, которые вполне могут послужить основой для создания других вязей. Но пока результата нет, точнее результаты есть, но это все не то.
  - И ты в этом абсолютно уверена? - он даже не удивился тому, что Лурия смогла разложить заклинание высшего уровня на отдельные части. Впрочем, не она первая. Многие заклинания среднего уровня из магий жизни это сильно упрощенные версии заклинаний высшего уровня. Правда никто не разбирал заклинания высшего уровня по фрагментам, но все когда-нибудь случается впервые.
  Лурия смутилась и начала что-то обдумывать. Процесс обдумывания занял меньше минуты и уверенным тоном она ответила. - Да, я в этом более чем уверена. - в ее руке появился моделятор. - Можешь взглянуть. - она через служанку передала ему моделятор и он буквально впился глазами в плавающие по визуализатору ярко-оранжевые точки.
  
  В вязях заклинаний высшего уровня используются фрагменты совершенно отличающиеся от тех, что используются в заклинаниях низких уровней и отличаются они не только внешне, но и своими свойствами. Иногда, даже пары фрагментов достаточно, чтобы получилось заклинание по силе не уступающее самым сильным заклинаниям низких уровней. Однако в Академии до сих пор не додумались до того, как объяснить наличие двух совершенно разных подходов к магий. Конечно, есть самые разные предположения, но подтверждении им, впрочем, как и опровержении - нет. В мешанине ярких точек плавало несколько крупных кусков вязи, однако сколько бы он не смотрел на них, он не мог себе представить вязи в которых их можно было бы хоть как-то использовать, за исключением 'инферно' разумеется.
  
  - И что же ты хочешь делать с теми вязями которые у тебя могут получиться? - спросил он возвращая через служанку, моделятор Лурии.
  - Не знаю. - пряча моделятор ответила девушка. - Сперва должен быть результат в виде вязей, а что с ними делать, придумается потом. Да и так ли это важно?.. Я имею в виду, так ли важно придумывать способы чтобы как-то использовать новые вязи?
  - Хм-м-м... Просто я подумал, что раз ты всегда придумываешь, как использовать как уже существующие, так и придуманные тобой вязи, то и сейчас ты что-то придумала.
  - Вообще-то, я не всегда придумываю, как и что использовать, это происходит случайно. - ответила Лурия. - Прости, если разочаровала тебя.
  Он слегка приподнял правую руку над столом и также слегка помахал ей из стороны в сторону. - Нет, что ты. Тебе не за что просить прощения. Это ты меня прости. Какая разница, как будут использоваться заклинания и будут ли они вообще использоваться, ведь они все равно лягут в общую копилку собираемых Академией знаний. Ведь практически всегда, так и было. Если получается что-то придумывать, придумывай, а нет, так никто от тебя ничего и не требует, ты и так уже сделала больше всех нас.
  - Ну вот и славненько, что ты не возлагаешь на меня, слишком большие надежды. А то ведь как-то неудобно даже. Все от меня чего-то ждут, а мне порой и похвастаться-то нечем.
  - Не обращай ни на кого внимания, те, кто от тебя ждут чего-то эдакого, сами ничего показать не могут, а тебе просто завидуют. Они понимают, что ничего сами уже придумать не смогут, а на тебя давят зная, что ты очень сильно переживаешь из-за собственных неудач.
  Лурия собиралась ему что-то ответить, но тут в столовую вошла кухарка и обратилась к нему. - Ваше Магичество, через минуту прибываем.
  
  Он бросил взгляд в окно за которым уже не мелькали, а просто быстро проносились дома которые в отличии от пригорода в городе жмутся плотно друг к другу. Впрочем, так только на окраинах, в центре же больше свободного пространства, ведь в центре живут богатые гномы и всевозможные торговцы у которых хватило денег на покупку дома, а такие люди не любят когда соседи слишком близко.
  
  Он перевел взгляд на кухарку и кивая произнес. - Благодарю Анна, можешь идти. - и уже переведя взгляд на Лурию добавил. - Ну что, пора собираться?
  
  Лурия бросила взгляд на недоеденные пирожные в котором была отражена вся вселенская скорбь, но тем не менее кивнула, убрала салфетку с колен и положив ее рядом с тарелкой встала. И все же, она не смога удержаться от того, чтобы уже будучи у двери ведущей из столовой в гостиную, не прошмыгнуть мимо него, вернуться и взять с еще не убранного со стола блюда одно из лежащих на нем пирожных.
  
  Встретившись с ним взглядом на обратном пути Лурия с обиженными нотками в голосе спросила. - Что?
  - Ничего. - пряча улыбку ответил он.
  
  Вадим.
  
  Помню как прощался с Эльке... Сейчас вот думаю, что задержись я еще хоть на пол минуточки, и все... никуда бы ни к каким гномам я не поехал. Думаю что Арон, был бы только рад моему отказу от поездки.
  
  - И чего он сам со мной поехал? - думал я делая вид что читаю (в общем-то я на самом деле читал, вот до этого момента, но сейчас, похоже мысли улучив момент, когда я не занят своими изысканиями, таки пролезли в мою голову), при этом изредка поглядывая на Арона также сидящего в кресле в гостиной нашего фургона как и я с книгой в руках. - Мог бы отправить Седрика или Пьера, как раньше... Нет же, сам поехал. Впрочем, надо думать что те двое, просто технично слились. Неужели боятся надолго оставаться со мной наедине? Хм... Но ведь в Академии полно других магов, можно сказать, что вообще ничем не занятых. Мог бы отправить кого-нибудь из них. Может спросить, чего это он сам поехал?
  
  Этот вопрос, раньше никак не волновал меня. Впрочем, не только он. Все мои мысли были заняты разбором 'инферно'. Трудное это дело, даже с моделятором. Наверное, не будь его у меня под рукой, я бы за это дело даже и взяться бы не подумал. Разобрать вязь из тысячи фрагментов, это та еще морока, пусть все это и происходит в моделяторе. Вот кстати какая интересная штука получается с этими заклинаниями высшего уровня. Дело в том, что они состоят из фрагментов совершенно отличающихся от тех, из которых создаются обыкновенные вязи, опять же как самый простой пример приходящий мне на ум, можно взять два разных конструктора от совершенно разных производителей, да можно и от одного, не суть, главное чтобы детальки не подходили друг к другу. Вот такая вот штука, фрагменты совершенно разные, вообще. При этом как я понял, хотя и не понял почему так, из фрагментов высшего уровня нельзя составить вязь похожую на вязи низшего уровня. И я не знаю как это вообще возможно, ведь я начинал создавать подобные вязи и даже доводил их до конца, а вот в самом конце с этими самыми вязями происходила метаморфоза, да такая... Хорошо, что я все делал в моделяторе. В реальности я проверял совсем другие вещи. Разбирая вязь 'инферно', где каждый фрагмент и так уже обладает какими-то свойствами и по сути уже является целым заклинанием (правда у фрагментов высшего уровня мощность побольше, как и энергопотребление), я наткнулся на несколько... кусочков отличающихся от прочих фрагментов тем, что они представляли собой нечто типа вязи. То есть выглядело это как несколько вязей в вязи. Какие функции возложены на эти вложенные в вязь 'инферно' вязи, моделятор не смог мне ответить, а сам я, даже не пытался понять. Всю дорогу пока мы ехали до Брина, я пытался путем перебора фрагментов достроить вязи и выяснить их свойства. Не смотря на все мои издевательства, а я экспериментировал и в моделяторе пока он не начал разряжаться и без него (что в общем-то было крайне опасно, потому как могло произойти все что угодно с самыми печальными последствиями. Впрочем, о возможных последствиях я как обычно не то чтобы старался не думать, я о них вообще не думал. Не думал о последствиях для себя, зато обезопасил (как мог) окружающих, временно превратив стены, потолок, пол, входную дверь и окно в нечто как я надеялся непробиваемое), положительных результатов я не добился. Впрочем, как и отрицательных. Формируемые мой вязи никоим образом не воздействовали на внешний мир, разве что происходили большие выбросы магической энергии, вязи попросту развеивались без каких-либо неприятных последствий. Обидно конечно, но я еще не все варианты перебрал, тем более, что может так случиться, что я могу и не знать нужных фрагментов, их просто может не найтись в памяти моделятора. Я бы мог попробовать сам создать недостающие фрагменты, но есть риск сильно обжечься, заклинания высшего уровня сильно отличаются от простейших заклинаний. Если я что-то напутаю или сделаю не так, то легко могу превратиться в кусок хорошо прожаренного мяса и даже вся моя защита мне не поможет. Однако несмотря на неудачи, пока мы все еще в дороге, я буду продолжать свои изыскания, мало ли, а вдруг повезет, там ведь еще куча фрагментов не проверенных осталась.
  Я снова посмотрел на Арона и столкнулся с ним взглядами, при этом он качнул головой, как бы задавая немой вопрос, что я от него хочу? Я подумал секунд пять и все-таки спросил.
  
  - Все хотела у тебя спросить... - Арон заложил сверху пальцем книгу, которую до этого читал. - А почему ты сам со мной поехал?
  - Ты же знаешь, Седрик занят в Школе Магии, Пьер тоже занят своими экспериментами. Отправлять с тобой Борга... так ведь он тебе проходу не дал бы, уж это я и сам могу спрогнозировать. И наверное в конце концов он был бы хорошо прожарен. В тоже время он хороший амулетчик-артефактор, жаль было бы его потерять. Еще можно было бы отправить Калерию и тогда вся Академия встала бы на уши. Не смотря на весь мой авторитет... меня они вообще не боятся, зато Калерию даже очень. А другим, я попросту не доверяю. - Арон развел руками. - Как видишь, вариантов не осталось. А отпустить тебя совсем одну... я извини, не могу себе позволить. Мало ли что может случиться. Я себе этого просто не прощу, да и другие тоже.
  - И все-таки, неужели меня надо так опекать? - если раньше подобная забота обо мне означала лишь то, что они берегут перспективный для Академии кадр, то сейчас-то что? Ведь я уже доказал, что не собираюсь уходить к конкурентам? - Все еще боишься, что меня переманят?
  - Нет, этого-то я как раз-таки и не боюсь.
  - Тогда чего же?
  - Я понимаю, ты сильный маг и ты уже много раз доказывала это. Но как известно, на всякую силу, всегда найдется своя сила.
  - Думаешь, что мне может что-то угрожать?
  - Прямых подтверждений этому у меня нет, все-таки тогда в Эосе на вас напали скорее всего с целью убить Пьера. Но все остальное и хранилище Гильдии и пансион, все это связано с тобой. А раз те, кто проявляют интерес непосредственно к тебе и твоим разработкам, до сих пор никак себя не проявили, а ты знаешь, что я каждый раз забрасываю свежую приманку, это наводит на мысль, что в этом может быть замешан кто-то из членов Малого Совета. И возможно, что те, кто напали на вас когда ты с Пьером была в Эосе, тоже как-то могут быть с ними связаны. Я считаю, что лучше не рисковать, давая недоброжелателям шансы осуществить их планы.
  
  Я понимающе кивнул, жизнь магов внутри Академии с тех пор как я с ней хорошо ознакомился на своей шкуре, убеждает в том, что тебе там ничего не грозит, как и вне Академии. В Акрилоне магов уважают, за его пределами кто-то уважает, кто-то боится, но опасности не ощущается. Однако, как оказалось, все это 'оптический обман зрения' - иллюзия. Даже внутри Академии у тебя могут появится враги, а уж во внешнем мире и подавно. Слишком многим во внешнем мире Академия мешает своим существованием, а внутри нее есть те, кто желают прибрать бразды правления к своим рукам.
  
  - А ты не боишься, что на нас действительно могут напасть и не ради того, чтобы убить или захватить меня, а чтобы избавиться от тебя? - спросил я.
  - Такой риск несомненно присутствует. - не стал отрицать очевидного Арон. - Но это только в том случае, если наши внутренние предатели имеют связь с нашими внешними врагами. Как-то иначе узнать о том, что кто-то из магов покидает страну просто невозможно. А ты боишься того, что на нас могут напасть? - я отрицательно мотнул головой. Об этом я как-то совсем не думал. Да и вообще, все мои страхи, мне давно кажутся забытыми, потому как если я вспоминаю как меня прошибал холодный пот от мыслей о том, что меня могут раскрыть, это вызывает у меня лишь улыбку (странная должно быть реакция, но я почему-то думаю, что она как раз-таки самая правильная). - Не бойся. - успокаивающе произнес Арон. - Кое-какой боевой опыт у меня все-таки есть.
  - Ну спасибо, успокоил. - улыбнулся я в ответ и сначала сделал вид что вернулся к чтению, а затем все-таки и правда смог продолжить читать.
  
  Архимаг Арон.
  
  Ещё до их отъезда, он успел ни раз подумать о возможной опасности. Находясь все время в Академии он был вне досягаемости своих врагов, а таковых у него не мало, он ведь участвовал в войне против Алтора, да и в империи Эос тоже кое-кто из старых 'приятелей' до сих пор еще жив. Некоторые сильные маги успевают развить себя настолько, чтобы перестать бояться умереть от старости. Хотя они и не способны вернуть себе утраченную молодость, тут маги Академии со сбором жизненной энергий обошли всех, в том числе и эльфов. Правда как выяснилось, не всякая жизненная энергия поможет омолодиться, но практически любая поможет замедлить старение. Для простого продления жизни подойдет и жизненная энергия животных, только ее надо намного больше чем человеческой. А вот чтобы омолодиться, тут нужна человеческая. И здесь тоже не все просто, ибо для магов нужна жизненная энергия таких же магов. Сбором жизненной энергий в Академии занимались собиратели. Брали в основном у молодых магов, то есть у неофитов. Как не противно это признавать, но неофиты и подмастерья до недавнего времени фактически являлись донорами для всей 'верхушки' магов Академии. Правда донорами никогда не становились те, кто подавал хоть какие-то надежды, наоборот таких всячески старались вытягивать. И это даже не смотря на то, что с такими магами не редко бывали большие проблемы. Но сейчас в необходимости собирать жизненную энергию отпала всякая необходимость, наоборот, сейчас Академия занимается продажей излишков. Все излишки идут гномам. Гномы пожалуй единственные полноценные союзники Академии с момента ее отделения от Имперской академии магии.
  Но все его опасения за себя с легкостью перекрываются опасением за Лурию и дело совсем уже не в ее ценности для Академии, как раз-таки это не играет никакой роли. Если с Лурией что-то случится, это причинит боль многим, в том числе и ему.
  Он попытался сосредоточиться на книге которую читал до того как Лурия задала ему свой вопрос, но в голову то и дело лезли неприятные мысли. Конечно в землях гномов куда спокойнее чем в Эосе, но тем не менее, это не отменяет того, что на них действительно могут напасть. И не известно, насколько хорошо будут подготовлены нападающие, если в прошлый раз они даже энта поднять рискнули.
  
  Он посмотрел на Лурию и подумал. - Ее ты успокоил, а сам что? В первый раз что ли?
  
  Не смотря на сотни лет, что прошли с момента войны с Алтором он все прекрасно помнит. Это только летописцам кажется, что магам победа далась легко. Но это совсем не так. Тогда магов было куда меньше чем сейчас, а после войны их стало еще меньше. Фактически не имея поддержки со стороны простых людей, маги воевали в одиночку в то время как против них воевала многотысячная армия и жрецы. И до тех пор пока они не выработали тактику борьбы со жрецами, выстоять в одиночку было практически невозможно. Хотя ему один раз все-таки посчастливилось выйти победителем из схватки со жрецом. И еще больше повезло в том, что воины сопровождавшие жреца не решились вступить с ним в бой, потому как сил у него тогда совсем не осталось. Впрочем сейчас, он гораздо сильнее и искуснее чем был тогда. Да и Лурия не похоже что действительно боится того, что на них могут напасть. Ведь по всему видно, что она не из тех людей, кто в панике бежит при первых признаках опасности. Это можно понять из доклада сделанного Пьером по их возвращению из империй. Да и в Лотии... Нет, надо думать, что она не боится, скорее даже наоборот, - ждет чтобы враг напал.
  Через несколько минут будучи уже вполне спокойным он вернулся к своей книге.
  
  Вадим.
  
  Нас сопровождали уже знакомые мне гномы, так что никого мои странные привычки бегать по утрам не волновали. И никому не казалась еще более странной просьба поупражняться со мной в фехтовании (я иногда конечно отлыниваю от этого дела - я же все-таки маг, но такое бывает крайне редко). Тем более что в этот раз у меня с собой есть все необходимое - мой старый тренировочный доспех и такой же старый тренировочный меч. Вообще-то я уже давно 'вырос' из своего доспеха и вместо тренировочного меча, также давно упражняюсь с настоящим 'волшебным' мечом. Не знаю, как у них там с подготовкой, но я наверное бедных гномов совсем загонял все-таки у них еще и свои дела есть кроме как мне угождать, но я об этом задумываюсь так - между делом. Впрочем, о чем это я, не всем же гномам сразу, на шею вешается такая гиря, пока один занят тем, что угождает мне, другие выполняют свои обязанности.
  Наверное, тот гном что у них за старшего (я его по-прежнему избегаю, сам не знаю почему), все-таки сделал для себя какие-то выводы и похоже что занялся своими подчиненными, что называется по полной программе. Догмур бегает по лесу едва ли не наравне со мной, в фехтовании упражняется, до тех пор пока я сам уставать не начну, а это дело не быстрое. Да и в рукопашной схватке, мало чем уступает (все-таки есть у гномов какой-то свой вид рукопашного единоборства), разве что у гномов стиль боя какой-то странный, я бы сказал прямолинейный и заточен на прямое приложение грубой силы, практически как бокс. Правда я в боксе мало что смыслю, все-таки занимался другим единоборством, может отличия все-таки есть, но как не профессионал, я их не увидел. Хотя вру, кое-какие отличия все же есть, - гномы не встают в боксерскую стойку, могут наносить удары плечом как бы толкая противника (этот прием я видел когда Догмур тренировался с Бубром) если вдруг сцепятся в клинче, могут ударить головой. Кроме того в это дело вплетены броски через себя, правда при мне их не выполняли, точнее они не доводились до конца, чтобы избежать травм, лишь обозначались подъемом противника. И все же в рукопашной я сильнее, впрочем дело вовсе не в силе, а в выносливости. Не смотря на то, что у гномов за плечами опыт у меня молодость и не хилый запас жизненной энергии которая во время тренировок в мышцы всасывается словно в губку, поддерживая их в одном и том же тонусе. В тоже время, я не такой уж и нечестный, хороши бы были гномы после нескольких дней изматывающих тренировок со мной? Надо думать, что не очень. В отличии от меня, многие из гномов уже не в том возрасте когда идет накопление жизненной энергии, а ее растрата быстро скажется в виде усталости, ухудшившегося настроения и далее по списку. По этому я незаметно для тех гномов с которыми занимался подбросил им по одному хитрому амулетику, которые от 'обычного' огня жизни отличает непродолжительный срок существования вязи. После отработки своего ресурса, амулет рассыпется в пыль. Амулет срабатывает в тот момент, когда гном отдыхает, ну или менее всего нагружен физически.
  
  Догмур.
  
  - Ну как? - спросил Бубр когда он дошел до него на едва державших его ногах и опустился прямо на траву, всем телом испытав при этом какое-то неземное блаженство.
  Короткую секиру и щиток казавшиеся ему такими тяжелыми он положил рядом с собой, после чего кое-как заложив руки за голову (от испытываемой ими усталости, они просто не хотели ни гнуться, ни подниматься), откинулся назад ложась на спину. Отвечать Бубру на его более чем дурацкие вопросы желания совсем не было, он не был уверен, что его язык не поведет себя также предательски как все остальное тело. Вопросы Бубра был дурацким потому что он вчера сам был в таком же состояний. После утренних занятий с мьет Лурией отлеживался до вечера, а потом еще и всю ночь про-дрых. Гром на занятия с магичкой выделяет только их двоих, как самых молодых. Только вот молодость их никак не влияет на испытываемую после занятий усталость, в то время как они с ног валяться магичка только полотенце в руки берет. Да, поблажек магичка себе не делает, вон, каждый раз в тренировочный гарнитур наряжается. Еще и со щитом обращаться учиться. Щитом можно не только прикрываться от наносимых ударов и летящих стрел, но и наносить удары в ответ.
  
  - И все-таки непонятно, откуда в столь хрупком тельце, столько силы? - думал он глядя на медленно плывущие облака.
  
  Каждый удар, каждое движение в бою изматывает, лишает сил, однако удары магички не ослабевали и двигалась она постоянно в одном и том же темпе. Такой силе, стойкости и выдержке позавидует любой гномий воин и он завидовал, правда беззлобной завистью. После того как Гром за них взялся всерьез, они уступаю мьет Лурии разве что в выносливости и ловкости. А уж то, как за них взялся Гром после их 'первого' позора, вообще невозможно передать. Бегать заставлял до тех пор, пока они на землю валиться не начинали, тоже самое было и с тренировками с различным оружием. А еще десятник где-то раздобыл едва ли не в пыль рассыпающийся пергамент и начал учить давно уже забытой технике гномьего боя без оружия. Оказывается в древности у гномов даже свои мастера подобного боя имелись, только вот о них все забыли, а Гром который куда старше чем все они вместе взятые, - вспомнил, что где-то когда-то слышал о таких мастерах и где-то раздобыл тот пергамент.
  Не дождавшись от него ответа Бубр нашел взглядом мьет Лурию которой уже помогли снять тренировочный латный гарнитур и которая уже во всю о чём-то спорила с Броном. В отличии от всех магов которых им доводилось сопровождать, мьет Лурия не только не чурается общения с простыми гномами, она уже успела подружиться с каждым из них, ну разве что кроме Грома, которого она похоже побаивается. Закончив спорить с Броном магичка подхватила свой доспех и побежала к фургону. Любят маги путешествовать с комфортом, фургон, - что одноэтажный дом и тянут его двенадцать лошадей. Не прошло и полчаса, он за это время едва успел придти в себя (то-то им Гром устроит когда маги убудут обратно. Слыханное ли дело, чтобы гномьего воина, девчонка за пояс затыкала? Да хоть даже и маг? Точнее будет сказано, - тем более маг? Маги физическими нагрузками себя не обременяют, их сила не во владении оружием), как из фургона вновь выскочила магичка.
  
  Сидевший все это время рядом Бубр толкнул его в плечо. - Пойдем, посмотрим?
  - Гром же сказал, чтобы не лезли к мьет Лурии когда она магичит. - отозвался он.
  - Ну как хочешь. - вставая произнес Бубр. - А я пошел посмотрю.
  
  Полежав еще с минуту он сначала сел, затем встал. Усталость тяжелыми каменными глыбами навалилась на плечи и спину, захотелось снова лечь на траву и заснуть. Гром, который обычно всегда для всех находит занятие к нему даже подходить не стал, понимая что сейчас он - не боец.
  
  - Чего это она? - в очередной раз толкая его в плечо зашептал Бубр.
  
  Гномы сидели на поваленном, подгнившем стволе ольхи и во все глаза наблюдали за происходящим на небольшой поляне. А посмотреть было на что, магичка каждый раз делает что-нибудь новое.
  
  - А я знаю? - также шепотом ответил он.
  
  Они уже наверное как полчаса находятся на поляне, а обычных магических действ еще так и не началось. Магичка сперва зачем-то обошла поляну, похоже измеряя ее, затем встала посередь нее, глаза закрыла и сложив руки перед грудью перевернутым треугольником замерла. И стоит так уже почти полчаса.
  
  - Может и не будет ничего? - не унимался Бубр со своими вопросами, как будто он знает на них ответы.
  
  И только Бубр собрался встать с бревна как началось... Поляна неожиданно погрузилась в непроглядную тьму, подумал сильный ветер и что-то загромыхало со всех сторон. Он не видел, но почувствовал как Бубр сел мимо бревна. Черноту разрезали яркие вспышки молний и одновременно с этим полил дождь. Только сейчас он заметил, что воздух стал холоднее, а ведь ничего не предвещало грозу, небо-то с самого утра было ясным.
  Ливень зарядил на добрых пять минут, за это время оба гнома вымокли что называется до нитки. Все это время на поляне творилась самая что ни на есть настоящая бесовщина, громыхали раскаты грома, сверкали молний и дико завывал ветер. А потом все закончилось также резко и неожиданно как и началось. Мгновенно поляну на которой до этого было темно хоть глаза выколи и тьму разгоняли лишь вспышки молний, залил яркий солнечный свет заставивший обоих гномов начать жмуриться. Воздух одновременно пах сырой землей и травой, ветер едва ли не валивший с ног, превратился в легкий ветерок несущий приятную прохладу.
  Он наконец перестал жмуриться и посмотрел туда, где была магичка, та стояла на прежнем месте совершенно сухая, в руках у нее была книжица в которую она что-то записывала. Закончив писать, магичка непонятно куда убрала книжицу (ему показалось, будто та просто растворился в воздухе) и направилась в их сторону.
  
  - Целы? - подойдя спросила мьет Лурия. - Никого молнией не ударило?
  - Целы, Ваше Магичество. - ответил он вставший с бревна еще до того, как магичка дошла до них. В это время Бубр снявший сапоги выжимал промокшие насквозь портянки.
  - Держите. - протягивая правую руку и переворачивая ее ладонью вверх произнесла магичка. - Это вам небольшая компенсация. - на ладони лежало две бусины фиалкового цвета, каждая размером с горошину. - Положите себе куда-нибудь и за минуту просохните. Работает постоянно, так что к магу на зарядку носить раз в три дня.
  Он протянул руку и магичка ссыпала бусины ему на ладонь. - Благодарю, Ваше Магичество.
  - Не за что. - магичка сделала книксен и ушла оставив гномов сушиться.
  - Держи. - протянув одну из бусин Бубру произнес он.
  Бубр взял бусину и покрутил перед глазами. - Чего это?
  Он вздохнул и ответил на очередной весьма глупый вопрос. - Амулет это. Слышал, что мьет Лурия сказала? Спрячь куда-нибудь у себя и одежда высохнет.
  
  Вадим.
  
  - Ну как все прошло? - спросил Арон после того как я вернувшись после своего эксперимента заглянул в гостиную.
  - Вот пошел бы со мной, и сам все и увидел бы. - ответил я.
  - Прости, просто я подумал, что своим присутствием буду тебе только мешать, вот и не пошел.
  - Ну ладно. - смягчился я и довольно улыбаясь ответил на ранее заданный вопрос. - Все прошло даже лучше, чем я рассчитывала. В принципе, любой сильный маг, сможет без каких-либо проблем применить это заклинание. Энергий оно конечно требует много, но тут скорее важно развитие ауры, чем сила мага. Думаю, что стихийные маги, даже слабые, тоже смогут использовать его. Однако поместить данное заклинание в артефакт, не получиться. Что-то там перестает работать и как это объяснить, с чем это связанно и как с этим бороться, я пока не выяснила. Но сейчас я не хочу этим заниматься. Надо все как следует проанализировать и браться за оставшиеся куски. Мало ли, может и там что-нибудь получиться.
  - Тогда не буду тебя отвлекать. - произнес Арон на что я только кивнул и выйдя из гостиной направился к себе.
  
  Интересная штука у меня получилась, если честно, то я ожидал чего-то другого, вязь то была выдрана из заклинания огня, но то, что у меня получилось каким-то образом воздействует на атмосферу вызывая дождь, снег, ну или останавливая их. С одной стороны я прекрасно понимаю, что заклинание вроде бы никак не должно воздействовать на атмосферу, а если такое и возможно, то нужны будут огромные затраты магической энергии, как в случае с погодными камнями. Хотя принцип работы погодных камней совершенной иной. В данном же случае, управление погодой происходит не в глобальных масштабах, а в локальных, на небольшом участке. Что кажется еще большей дикостью. Но ведь заклинание как-то действует, а значит не такая уж это и дикость. Получившееся заклинание это своего рода пульт управления погодой, если воздействовать на один участок вязи, можно вызвать дождь, если на другой, пойдет снег. И так далее. Чем дольше я разбирался с вязью, тем больше мне казалось, что я где-то ошибся. Такого ведь просто не могло быть, потому что не могло быть и точка. Однако эксперимент доказал обратное, а я ведь был уверен, что ничего из моей затеи не выйдет, или выйдет что-то другое. И я бы этому ничуть не удивился. Однако моделятор на котором я тестировал вязь, упорно утверждал, что с помощью полученной мной вязи можно управлять погодой.
  Забравшись на кровать я дотронулся до браслета внутри которого спрятался 'волшебный карман' и у меня в руке (ну почти, с точностью еще пока есть проблемы, но Борг плотно занимающийся темой 'волшебного кармана' частично уже придумал как ее решить) материализовался блокнот, заглянув в который я недовольно сморщился. Мне предстояло кое-что пересчитать, а магия и математика сочетаются не очень хорошо, ведь магическую энергию рассчитать нельзя (может быть, какой-нибудь ученый и вывел бы формулу, дал бы определение единице магии, обозвав каким-нибудь джоулем или еще чем в таком же духе и рассчитал все как надо, но я же не ученый. Да и магия для меня не наука, а магия), но ее я считать и не собирался. Я хотел провести проверку заклинания на куда меньшей территорий, устроить так сказать бурю в стакане. Но где-то что-то проморгал и буря вышла за пределы стакана.
  
  - Ну вот, точно. - чиркая в блокноте пробубнил я.
  
  Детская ошибка закралась в мои далеко не самые хитрые расчеты еще в самом начале, в тот момент я думал совсем о другом и потому не заметил как вписал совсем не те значения. С одной стороны ничего критичного в этом не должно было быть, но опять же, это только в том случае если бы я строил простейшую конструкцию из защитного купола. Ритуальная магия не терпит неточностей. Я не знал, какой силы будет устроенная мной буря и потому решил, что хорошая защита не помешает. В итоге никакой защиты не было вовсе, только моя личная, а действие заклинания распространилось на всю поляну и даже за ее пределы. Благо, что до того места, где мы остановились она не достала.
  Отбросив попытку осмыслить саму возможность того как это с помощью магий вообще возможно влиять на погоду в сторону (пусть другие думают и ищут объяснения тому, как это вообще возможно), я достал моделятор.
  
  Архимаг Арон.
  
  Он уже в который раз оторвался от книги на обложке которой вместо букв был символ обозначающий огонь. Такой символ стали ставить на книги по магий огня лишь около ста лет назад, тоже самое в тоже время произошло и с другими стихиями. Примерно тогда в Академии и начали систематизировать вкладываемые в книги знания. До этого почти все книги имеющие хоть какое-то отношение к магии представляли собой не журналы исследователей, а дневники на страницы которых попадало абсолютно все. Разумеется, что дневники эти попадали в руки других людей уже после смерти владельцев дневников. Но иногда находились и уникальные трактаты, мало чем отличающиеся от нынешних. Правда таких книг в Академии мало, кое-что досталось им от Имперской академии магии, кое-что подкинули гномы, что-то досталось от Алтора, хоть там и не развивали магию. Но основной источник таких книг - гробницы древних магов. Иногда в таких гробницах удается найти и нечто более существенное, например артефакты которые вопреки всему, продолжают работать, хотя бывает и так, что найденные артефакты не работают. Глядя на дверь он ожидал появление Лурии которая вскоре должна выйти к ужину. Впрочем думал он, совсем о другом. Думал он о том, что же такого побуждает Лурию с таким упорством браться за любое дело и получать результаты там, где любой другой если бы не бросил это дело совсем, то хотя бы отложил его на потом. Ведь процесс разбора вязи высшего уровня требует не мало, если не времени и сил то, терпения. А уж сколько терпения надо, чтобы создать совершенно новую вязь, пусть даже из уже хорошо известных фрагментов, это вовсе уму непостижимо. Многие маги потому сами и не доводят свои исследования до конца, терпения не хватает. Благо в Академии всегда есть кому продолжить начатое. Лурия тоже не редко бросает то, чем занимается, но продолжателям ее дел, остается сделать совсем чуть-чуть для того, чтобы довести их до конца. Просто в тот момент, когда основная работа ею уже проделана, она теряет к этому всякий интерес и ищет что-то новое.
  Он конечно давно перестал удивляться тому, как работает Лурия, практически все что она делает, она делает с помощью своего моделятора. Но ведь это же тоже не сильно ускоряет процесс и тем более не влияет на понимание того, что и как надо делать. Все маги занимающиеся исследованиями чего-либо, действуют практически (если не абсолютно) вслепую. А это огромный риск. Правда Лурия в случае ошибки, ничего не грозит, она же все делает в моделяторе. И все равно, чтобы что-то сделать, надо знать и понимать очень многое. Она конечно уже знает куда больше любого мага в Академии (он тяжело вздохнул вспоминая то, как он переживал узнав о том, что случилось с Лурией, когда она перегрузила чтеца), но многого она все-таки не понимает. Однако, это не отменяет того факта, что она даже не понимая того, что она делает - добивается успеха. Это можно назвать талантом, даром - как угодно, сути это не изменит. Да, то, что сделала Лурия, не единичный случай, не в первой магам разбирать вязи заклинаний высших уровней. Но скорость и результаты просто поражают.
  Он вдруг поймал себя на том, что его мысли начинают идти по кругу и попытался отвлечься вспоминая их разговор прошлым вечером. Вспомнил то с каким пылом Лурия рассказывала о новом открытом ею заклинаний. Больших трудов ему стоило уговорить ее подождать с испытанием, все проверить и перепроверить, а то бы она все проверила еще вчера. Сам он смотреть на испытание нового заклинания, зная себя не пошел, он бы обязательно влез с каким-нибудь советом, например по поводу безопасности. В Академии Лурии только кажется, что за ней не присматривают. Разумеется, за ней специально не следят, но когда она проводит какие-то эксперименты на полигоне то, где-нибудь рядом обязательно есть 'пара глаз'.
  
  В гостиную вошла Лурия и уставившись на него спросила. - Ну что, пойдем ужинать?
  
  Он молча кивнул, отложил книгу на столик стоящий рядом с креслом и встав, слегка поклонился и подал девушке руку, на что та ответила книксеном.
  
  Вадим.
  
  В столице гномов мы пробыли меньше суток, в городе к нам присоединился мастер Борин и мы сменили фургон на небольшой летучий кораблик (гномы продолжают развивать тему воздухоплавания).
  Творение гномов чем-то напоминало собой яхту подвешенную к баллону дирижабля, только вот сам баллон был совершенно иной - его низ, был плоским, внутри опять же вместо газа горячий воздух, как в обычном воздушном шаре. Иногда по-бокам открывались металлические шторки и оттуда вырывались струи пара. Вперед эту конструкцию толкало четыре турбины, две небольших турбины были расположены под днищем, пара крупных вдоль бортов. Когда мы отчалили, я заметил как от борта у которого я тогда стоял, отделилось две странных конструкции (на другом борту происходило тоже самое), которые в сложенном состояний были абсолютно незаметны. Эти конструкции напомнили мне крылья стрекозы и своей формой и тем, что они могли менять угол своего наклона, причем независимо друг от друга. Направление задают установленные на днище турбины, чтобы изменить направление, турбины слегка изменяют свой угол (до того, чтобы поставить сопла на турбины, для управления тягой, гномы еще пока не додумались, на что я впоследствии и указал мастеру Борину).
  Летел наш кораблик весьма быстро, это не 'Милость Скийль', после того как мы покинули воздушную гавань Гримм'Хадар он плавно набрал высоту и взял курс на север и к утру мы уже были на месте.
  'Эбельхец' так называлось воздушное судно доставившее нас куда-то на гору которую мастер Борин называл Мадрахар. От соседних гор эту отличает слишком ровная вершина на которой отсутствует снежный покров. И ежу понятно, что это не причуды природы и что в горе что-то есть. Гномы давно это знали, но скрывали, все искали возможность проникнуть внутрь горы и завладеть тем, что внутри. Их обычные методы в проникновении им помочь никак не смогли. Ну оно и понятно, кто-то превратил огромную гору в монолит который оставался равнодушным ко всем воздействиям которые на его поверхность оказывали гномы. Несмотря на кажущуюся бессмысленность, гномы не бросали своих попыток, параллельно ища вход. И угрохав не одну тысячу лет, они его все-таки нашли, но вот открыть заветную дверцу не смогли. Собственно потому-то меня и вызвали. Врата что закрывают вход, это весьма сложный артефакт. Я даже не знаю, каким уровнем знаний и умений в артефакторике надо обладать, чтобы такое создать. Но моя задача не создавать, а ломать, - а ломать - не строить. Но я что-то не уверен, что у меня получиться. На мой вопрос, почему гномы сами не займутся взломом мастер Борин ответил, что у них на это уйдет еще пара тысяч лет. Надо думать, что гномы явно переоценивают мои способности. Но тем не менее, я не стал отказываться.
  В отличии от вершины, склоны горы не ровные и полностью покрыты снегом. Врата которые нашли гномы, находятся примерно по середине между подножием и вершиной и имеют шесть метров в высоту и четыре в ширину. Створки сделаны из какого-то серого камня и абсолютно гладкие, никаких тебе рисунков или письмен. О наличии зазора между створками говорит лишь темная полоса в миллиметр толщиной. В магическом же зрении, все выглядит совсем иначе. Вязи, если так можно назвать то, что я увидел, не имеют фрагментов, и представляют собой тонкие сложно переплетенные нити. Нечто подобное можно наблюдать, при растяжении фрагментов, только у этого растяжения есть пределы, а создававший сие, каким-то образом смог это преодолеть. Хотя я склоняюсь к тому, что все делалось по иным принципам, без какой-либо деформации фрагментов. Об этом говорит отсутствие признаков по которым можно было бы определить измененный фрагмент. Думаю, что гномы бы разобрались сами, если бы что-то такое заметили. В километре от подножья гномы выстроили нечто вроде исследовательской станции, за долгие годы своего существования превратившейся в небольшой городок. Старые постройки сохранились только в центре и заметно отличаются от домов на окраинах. Все здания в центре выстроены из камня, более новые постройки отличаются степенью обработанности этого самого камня, чем ближе к окраинам, тем лучше обработаны каменные блоки. Здесь даже можно отследить, когда именно гномы научились как бы сплавлять камни в единое целое. Совсем на окраине, можно встретить не только каменные, но и деревянные дома, - избы из бревен, внешне практически ничем не отличимые от русских. На мой вопрос, почему почти все новые дома из дерева, в ответ услышал, что на обогрев деревянный домов уходит меньше магии, хотя судя по тому что у более старых домов есть печные трубы, обогревались они раньше совсем не магией.
  
  Нас поселили как раз в один из новых домов. Не дворец, но жить можно. Как говориться, в тесноте, да не в обиде. Впрочем, о какой тесноте речь, если у меня отдельная комната занимающая почти половину второго этажа? Никакой тесноты нет.
  Не смотря на магию, надежно защищающую меня от всех прелестей заснеженных гор, я посчитал, что будет неправильным ходить в одном лишь легком, летнем сарафане и еще будучи в Акрилоне я озаботился обновлением своего гардероба. Найти в Акрилоне скорняка умеющего работать с мехом, оказалось делом совсем не легким, на всю страну нашелся один такой мастер. Огромное удивление у меня вызвало то, что мастер Геньчао оказался родом из Хиная, где, как я думал, климат довольно мягкий. Кстати это был первый хинаец которого я встретил. От прочих жителей Акрилона мастер Геньчао отличался лишь почти наголо выбритой головой (без косички на затылке), желтоватым оттенком кожи и слегка раскосыми глазами. Меховая лавка, которую мастер держит, как я узнал, без малого двадцать лет, среди местного населения действительно не пользуется популярностью. Крайне редко на пороге возникают дамы, желающие заказать себе какое-нибудь меховое изделие. И тем не менее на отсутствие клиентов и не прибыльность дела, мастер не жаловался (ну еще бы он жаловался, имея лавку почти в центре Софии, где аренда земли за год обходиться дороже, чем покупка особняка где-нибудь в провинции), так как у него полностью отсутствует какая-либо конкуренция (цены мастер конечно не заламывает, но и даром свои изделия не раздает) все кому нужны меховые изделия идут к нему. Основная масса клиентов иностранцы, богачи из прилегающих к Акрилону королевств. Много времени изготовление манто, пелерины и муфточки у мастера не заняло, а вот так сказать разработка дизайна пелерины и манто... на это ушло очень много времени. Не могу же я ходить в простой шубе? Тогда уж вовсе без нее. Долго выбирали мех для манто, остановились на мехе горной хинайской лисицы с каким-то труднопроизносимым названием. Мех у этой самой лисы белый-белый, я бы сказал даже слепящий, довольно короткий и в тоже время пушистый и теплый. Пелерину делали из меха зверька похожего то ли на куницу, то ли на хорька (я в них не сильно разбираюсь, точнее вообще никак) живущего все там же, в горах Хиная, но имеющего густой, короткий черный мех. В итоге получилось так, что пелерина прикрывает собой только грудь, под ней короткое манто до пояса (у этого манто еще и капюшон есть), руки прячутся в муфту из меха того же зверька что и пелерина. Пришлось заказывать у мастера Волеха зимнюю обувь, чем вызвал у мастера крайнюю степень удивления. Впрочем, удивил его не заказ, а то, что обувь изнутри можно обшивать мехом. Каким мехом лучше всего будет обшить сапоги я узнал у мастера Геньчао. А вот мастера Геньчао, ничуть не удивила идея изготавливать меховую обувь, он даже показал мне образец сшитый им для кого-то из заграничных дворян и еще не успевших забрать заказ. Внешне творение мастера Геньчао ничем не отличалось от унтов, разве что подметка была из нескольких слоев толстой, прошитой и проклеенной чем-то вроде смолы кожи. Внутри имелась меховая стелька, не вынимаемая потому как она была одним целым с подошвой. Но несмотря на удивление вызванное странностью моего заказа, мастер Волех оправдал в очередной раз полученное им звание лучшего сапожных дел мастера. Затем вновь пришлось искать мастера чтобы сшил мне брючки. Я конечно мог заказать пошив брюк и у мастера Геньчао, но он бы тогда точно не успел уложиться в срок. Поэтому мне пришлось искать скорняка работающего исключительно с кожей. Скорняков работающих исключительно с кожей в Акрилоне очень много, так что искать долго мне не пришлось. Брючки получились просто загляденье, хотя у меня уже был опыт ношения брюк из тонкой кожи, но ощущения совершенно не те, там-то был летний вариант и подкладка шелковая, а тут хлопок. Брюки сели на мою попу как влитые, даже снимать не хотелось. В общем я подошел к поездке куда более серьезно чем Арон, который из теплых вещей взял только плащ. Впрочем, я ведь тоже легко могу обойтись и без теплой одежды. Но признаться честно, я просто устал от вечного лета. Арон просто не понимает, как это здорово, полной грудью вдохнуть чистый, морозный воздух, упасть в снег и начать валяться в нем. Не знаю, что обо мне подумали гномы наблюдавшие за мной, когда я после того как сошел по трапу буквально пронесся по причалу и плюхнувшись в ближайший сугроб принялся его разбрасывать. А потом я увидел двери которые мне вроде бы как предстоит открыть. Глядя на эти дверцы, мне захотелось иметь 'золотой' ключик, чтобы мозги себе не свернуть. Ну а на следующий день, я приступил к взлому.
  
  Континент Большой Толло - Мунвария.
  
  Торот.
  
  Он сидел за столиком в уютной харчевне (одной из лучших в Мунварии), напротив сидела без умолку болтающая девушка, в какой-то момент он настолько задумался, что совершенно перестал слушать о чем она говорит.
  
  - Эй, ты меня вообще слушаешь?! - прозвучал девичий голос заставляя его вернуться к реальности.
  
  Несколько мгновений ушло на то, чтобы понять что девушка сидящая напротив, обращается к нему и еще несколько секунд ушло на то, чтобы вспомнить кто она. Вина они выпили не много, но оно было довольно крепким. Вон и у его спутницы глаза как-то неестественно блестят. Впрочем, они у всех мунвари так блестят.
  
  - Опять весь вечер только о ней думаешь... - несколько обижено произнесла девушка. - Я уже ревновать начинаю.
  
  Он виновато (он надеялся, что это выглядит виновато) слегка улыбнулся своей самой извиняющейся улыбкой. Впрочем, он знает, что Лунара говорит не серьезно.
  За несколько месяцев, что экспедиция находится в Мунварии, они успели не плохо подружиться, разница у них в возрасте всего в полтора года. С темами для разговоров тоже проблем не возникало, тем более что ему больше приходилось рассказывать, чем слушать. Сначала отвечал на вопросы о людях, о мире (он конечно сам мало где побывал, но все же он не сидел всю жизнь, начиная с рождения, на одном месте), затем начал рассказывать про то, что он видел во время выходов экспедиции за стену. Сами мунвари, далеко от стены не отходят, боятся каких-то древних стражей. За время проведенное в Мунварии экспедиция обследовала огромную территорию (правда в масштабах древнего города, это как капля в море), но то что ищет профессор Урдель они до сих пор так и не нашли. Профессор утратив надежду по-быстрому найти то, что он ищет, наконец успокоился. Хотя он никак не напоминание того профессора каким он был до того, как они добрались до как они думали - мертвого города. Всякий раз как экспедиция выходит за стену их сопровождает отряд из десятка стражей границ. Только вот охраняют эти стражи не от внешних нарушителей, а от внутренних, то есть следят, чтобы никто не бродил по пустому городу рискуя привлечь к себе внимание древних стражей. Самих стражей он разумеется и в глаза не видел, но когда они бродили по городу вслед за профессором, он видел не мало следов которые оставили древние стражи. Эти следы не были отпечатками ног, такие следы представляли собой разрушенные дома. Казалось будто камень из которого были выстроены здания растаял как снег не оставив после себя ни следа. Больше всего разрушенных зданий на западе. Как раз там им было легче всего проводить поиски. По какой-то неведомой причине, древние стражи не разрушали крупные здания к которым относятся и публичные библиотеки. Каждый раз находя очередную библиотеку он не перестает удивляться количеству частных и публичных библиотек. Наличие большого количества таковых свидетельствовало в пользу высокого уровня образования жившего здесь когда-то народа. На родном континенте подобное можно наблюдать разве что в Акрилоне, где каждый крестьянин мало-мальски грамотен, в то время как на его Родине, не каждый дворянин из низших дворянских слоев умеет читать и писать хотя бы на родном языке.
  
  - Прости.
  - Да ладно. - махнув рукой весело ответила Лунара. - Я не в обиде. - она откинулась на спинку стула на котором сидела. - Лучше расскажи, куда вы сегодня ходили, что видели, что делали?
  - Если тебе это так интересно, почему сама с нами не ходишь? - спросил он, их экспедицию хоть и редко, но дополняют двумя - тремя мунрвари. Эти идут с чисто утилитарной целью, то есть набить свои походные сумы старым хламом. Они бы ни за что не стали брать никого постороннего в группу, но те неплохо платили, а каждый выход экспедиции за стену требует определенных денежных затрат. Как-то они быстро отвыкли жить по походному стоило им оказаться вблизи от цивилизации.
  - Меня папа, ни за что не отпустит. А узнает что я без спросу сама за стену вышла, так и вовсе под замок посадит. - ответила Лунара.
  
  Кто отец Лунары и чем он занимается он не спрашивал, ему может и интересно было бы узнать, но спрашивать подобное не принято, хотя в этом и нет ничего предосудительного, но тем не менее это нельзя назвать хорошим тоном. Хотя он давно догадался, что Лунара не простого происхождения, об этом свидетельствовало наличие толмача, постоянного телохранителя, который сейчас с отрешенным видом пристроился у стены в нескольких шагах от занимаемого ими столика и соответствующие манеры пусть немного и отличающиеся от людских.
  
  - Ну что ж, если тебе это действительно все еще интересно, тогда слушай. - произнес он и отпив немного вина из неглубокой чашечки (больше похожей на слегка углубленное для удобства питья мунвари блюдце - иногда случается так, что пьющий как бы лакает напиток языком как это делают кошки, но в целом пить мунвари стараются как люди), пустился в рассказ о том, как он и все члены экспедиции весь день таскались следом за профессором.
  
  Лунара.
  
  Встав у парапета ограждающего закругленную террасу с которой открывался вид на площадь перед королевским дворцом она полной грудью вдохнула прохладный ночной воздух пахнущий растущими в парке неподалеку цветами и фруктами. В голове еще немного гудит от музыки и выпитого вина и думать о чем-либо ей совсем не хотелось, как и возвращаться во дворец прямо сейчас. День прошел скучно, зато вечер удался на славу, она не плохо повеселилась посидев в харчевне, выпив немного фруктового вина за ужином и по-танцев. Торот на удивление быстро выучил движения не самого простого танца, хотя на это у него ушел не один вечер. В свою очередь и он научил ее одному из танцев одного из народов людей (который в свою очередь также оказался не прост для нее), как сами себя называют безволосые. Не смотря на то, что она вроде бы как уже выведала у Торота все, что только можно было и отец перестал донимать ее расспросами о чужаках, он не стал запрещать ей общаться с людьми. За эти несколько месяцев практически каждодневного общения с Торотом, они смогли подружиться настолько, что вместо того чтобы сидеть в кабинете особняка в котором живут люди, они гуляют. Правда лишь совсем недавно Лунара смогла признать, что впервые за всю ее сознательную жизнь у нее появился настоящий друг. Кто-то, кто общается с ней не из-за ее статуса принцессы (этого она Тороту пока не говорила, да и не хочет говорить, ведь это может в корне изменить его отношение к ней), а просто потому что ему интересно общаться с ней. А рассказы Торота о мире людей до сих пор потрясают воображение, правда он совсем мало рассказал о своей родине, сказав что интересного в ней мало. Наверное такой свою родину видит каждый, она ему кажется скучной и неинтересной. Еще она расспрашивала Торота о том, что он видел когда уходит за стену, ведь сама она далеко от стены не удалялась, - слишком силен страх мунвари перед древними стражами. Иногда он приносит ей что-нибудь показавшееся ему интересным. Сами мунвари не особо ценят древние безделушки, а вот безволосые - то есть люди, что ведут дела с купцами, охотно их покупают.
  Постояв еще немного на террасе она спустилась на площадь, но опять же не пошла ко дворцу. На самой площади нет ни фонтана, ни статуи, ни монумента, зато на самом ее краю расположилась огромная скульптурная композиция, - работа нескольких поколений лучших скульпторов Мунварии. Каждый достойный скульптор, должен добавить в эту композицию что-то от себя. К сожалению некоторые из мастеров не успели при жизни завершить свои труды, а сделать это за них, никто не берется. Однако именно такими, - незаконченными скульптурами можно любоваться дольше всего. Мастера вложили в них все свое мастерство и душу и даже незаконченными они поражают своей красотой.
  Где-то через пятнадцать минут, когда в голове немного прояснилось (все-таки вино действительно было довольно крепким) она пересекла площадь и прошла через настежь распахнутые ворота дворца по обе стороны которых подобно статуям навытяжку стояли воины лично присягавшие на верность ее отцу.
  Уже забравшись в кровать она вновь вспомнила сегодняшний рассказ Торота, лишь для полного глупца, он мог бы показаться скучным, не интересным и похожим на предыдущий. Но ей действительно было интересно к тому же она надеялась понять, что же ищут люди бродя по мертвому-городу. Через несколько минут мысли ее спутались в чем большую роль сыграло выпитое за ужином вино так и не успевшее выветриться и она провалилась в сладкий сон. Сон, где ей не надо было практически безвылазно сидеть во дворце. В сон, где она плыла на огромном судне (на таком каким она себе представляла судно после рассказов Торота) по бушующему морю и бродила по городам далекой страны о которой Торот рассказывал ей больше всего.
  
  Континент Малый Толло.
  
  Где-то в одном из граничащих с Акрилоном королевств.
  
  В богато обставленной комнате с роскошной отделкой со множеством висящих на стенах картин, горящими магическими шарами-светильниками и дорогим султанатскким ковром на полу за круглым столом из орешника стоящим точно по центру комнаты в мягких удобных креслах сидело три человека. Впрочем, людей в комнате было всего двое, третий сидящий за столом был эльфом, а если еще точнее то, темным эльфом, об этом говорили и темный цвет волос и бледный цвет кожи. На столе перед эльфом лежал небольшой, но довольно увесистый на вид мешочек из замши перевязанный витым золотым шнурком. Однако эльф не обращал никакого внимания на то, что лежит перед ним. Эльф выглядел молодо, однако внешность бывает обманчива. Ни каких украшений ни в волосах ни где на одежде не было, отсутствовали даже привычные кольца на пальцах, по которым можно было бы определить дом к которому принадлежит эльф. Зато за спиной в районе поясница были довольно интересные парные мечи больше похожие на огромные кинжалы. Одежда эльфа была из тонкой, темной кожи плотно облегающей подтянутое, мускулистое тело. Двое других, тех что были людьми заметно отличались от эльфа. Оба мужчины имели солидные животы и окладистые бороды, их толстые пальцы украшали перстни с изумрудами и рубинами, одежда что была на них была из парчи украшенной золотым шитьем. В обоих чувствовалось что-то такое, что заставляет других не менее, а то и более знатных и богатых, гнуть спины.
  
  - Я надеюсь вы поняли, что нужно сделать? - спросил один из сидевших за столом мужчин у эльфа.
  - Насколько верна информация, которую вы мне предоставили? - спросил эльф.
  - Настолько, насколько это вообще возможно. Вернее не бывает. - ответил эльфу второй мужчина.
  - И какая вам с того выгода, если ваш заказ будет выполнен?
  - Это не твоего ума дело. - ответил первый мужчина. - Да и какая тебе собственно разница? Сделаешь дело, получишь деньги...
  - Ну не скажите. - эльф покачал головой. - Убить... даже простого мага, не так-то просто, а мага такого уровня так и подавно. Кроме того, я прекрасно представляю, какими будут последствия для меня и моих людей и в случае провала и в случае успеха.
  - Риск конечно есть, но вам хорошо заплатят. - произнес второй мужчина.
  - Мертвецам деньги не нужны. - ответил эльф.
  - Это конечно так, но нам хорошо известна ваша репутация, иначе мы бы не обратились к вам. - произнес первый мужчина. - Хотя, если вы не хотите браться за это дело, мы не будем настаивать. Можно найти куда больше исполнителей готовых взяться за дело, за куда меньшую плату. Возьмем не качеством, так количеством.
  - Я не думаю, что найдется сумасшедший, что согласиться за меньшую плату на то, что вы предлагаете. В случае успеха, никакие деньги не помогут укрыться от мести. А в случае провала, деньги уже и не понадобятся. - ответил эльф.
  - Это еще одна из причин по которой мы обратились к вам. - произнес первый мужчина. - Я уверен, что вам вполне по силам будет выполнить работу и вам есть где укрыться. Но опять же, если вы не хотите браться за эту работу, мы не настаиваем.
  - Хорошо, я возьмусь за это дело. Но вам придется удвоить гонорар. - ответил эльф и не дав одному из сидящих за столом мужчин возмутиться добавил. - Мне придется потратить не малую сумму, чтобы закупить все необходимое. Или вы думаете, что я со своими людьми, каждый день охочусь на высших магов?
  - Прошу прощения. - произнес тот мужчина которого перебил эльф. - В случае успешного выполнения вашей работы, мы возместим вам все ваши издержки и несколько увеличим причитающуюся вам плату.
  - Значит договорились. - ответил эльф и встав из-за стола проигнорировав мешочек что все это время лежал перед ним, вышел. - Доброй ночи, господа.
  - Не доверяю я этому Лерну. - произнес один из мужчин, когда за эльфом закрылась дверь. - Слишком долго он отнекивался и слишком быстро согласился.
  - За это можешь не переживать, эльфы почти все такие. - ответил второй мужчина. - Надо бы передать заказчику, что исполнитель найден и взялся за работу.
  - Я бы все же подстраховался, ушастый прав, убить высшего мага не так-то просто. - произнес первый мужчина.
  - Ну что ж... тогда Лерну придется поторопиться, чтобы обойти конкурентов. - усмехнулся второй мужчина. - Найми тех кого мы собирались нанять до ушастого.
  ---
  Континент Большой Толло.
  
  Профессор Симус Урдель.
  
  Он устало вздохнул и отбросил в сторону очередную книгу. Сколько он их уже просмотрел за все то время как они пришли в этот проклятый город? Никак не меньше десятка тысяч. Только вот ни одной нужной книги он до сих пор не нашел. Но они точно здесь. Где-то здесь, в этом огромном пустом городе. Неприятным открытием для него стало то, что руины оказались заселены, пусть и не полностью. Кошколюди, - мунвари как они сами себя называют, для него они просто - уроды, что мешают ему. Но сделать с ними он ничего не может. Чтобы иметь возможность продолжать свои поиски ему пришлось принять их условия и теперь их повсюду сопровождает десяток воинов кошколюдов. Единственный плюс который он увидел от присутствия кошколюдов в мертвом городе, это то, что он может спать в нормальной кровати и питаться нормальной пищей. Он маг, хотя и не любит это выпячивать перед всеми подряд и как и всякий маг, он любит комфорт. Данное путешествие комфортным ну никак назвать было нельзя, хотя ради своей цели он готов был терпеть.
  О древних цивилизациях, что когда-то населяли Паллаву известно мало, на Малом Толло практически нет свидетельств существования таковых, зато на других континентах, в особенности на Большом Толло, таких свидетельств в избытке. То, что осталось от древних в наследство, вызывает не малый интерес у магов всех мастей. Древние обладали огромной силой и современным магам хочется получить хотя бы частичку той силы. Одним из доказательств того, что подобная сила реально существовала, являлось королевство Алтор павшее в результате последней большой магической войны. Не смотря на то, что многие секреты павшего королевства бесследно пропали, кое-что все же сохранилось. За этими остатками идет самая настоящая охота, которая из раза в раз выливается в локальный конфликт с полным уничтожением одной из сторон. Наверное именно поэтому, как бы отдельно взятым магам не хотелось единолично владеть подобными вещами, в целях собственной безопасности им приходится объединятся с другими магами. Наличие огромной силы, не означает абсолютную непобедимость, иначе Алтор не пало бы. Именно после объединения усилий магам начало чаще везти с поисками древних знаний и источников силы, хотя стычки между магами из разных групп в местах обнаружения чего-нибудь интересного продолжаются. Несомненным плюсом от объединения было то, что теперь поиски шли сразу в нескольких направлениях к тому же приобрели официальный статус и из банального разграбления гробниц и руин превратившись в целую науку - археологию. В какой-то момент это привело к тому, что большинство 'исследований' как это теперь называется, стало финансировать государство. Магов практически не интересовали материальные ценности не имеющие отношения к магий, зато они интересовали различные круги дворян. Они и по сей день охотно покупают безделушки вытащенные с мест раскопок. Это же привело к тому, что большая часть магов перестала интересоваться поисками могущественных артефактов древних магов их целью стало личное обогащение и таких редко можно встретить там, где могут быть погребены вещички принадлежавшие древним магам. А если и встречаются, то они охотно уступают свое место вновь прибывшим искателям. Правда такая уступчивость требует денежной компенсации, но не большой, все-таки они понимают, что их могли и просто убить.
  Золотое королевство, практически точная копия Серебряного, точнее наоборот, Серебряное королевство, копия Золотого. Серебряное королевство или то, что от него осталось, затеряно где-то в лесах эльфов, где именно, знают только эльфы. Возможно что и оно сохранилось не хуже Золотого и вполне вероятно, что там-то и живет основная масса эльфов. Ведь официальная столица эльфов хоть и большая, но не способна вместить всех. А в то, что эльфы будут жить в лесу как какие-то дикие звери, никто не верит. Впрочем, у них есть и другие города, о которых людям ничего не известно. Как и Серебряное, Золотое королевство также принадлежало эльфам, но не лесным и не темным, тогда это был один народ - высших эльфов, впрочем, это не совсем точное название народа первых - истинных эльфов (более точного перевода нет, ибо в языках людей нет более подходящего определения). Тысячелетиями существовала империя высших эльфов, за это время эльфами были накоплены знания обо всем, что касается магии с помощью которой они творили настоящие чудеса, превращая безжизненные пустыни в цветущие равнины и леса, строили города на дне морей на вершинах гор и глубоко под землей. Именно в эти подземные города и ушла часть эльфов отделившихся от одного, некогда единого народа, те, кто в дальнейшем стали называть себя темными эльфами. Что стало причиной раскола никто не знает, знания о тех далеких временах были утрачены. Однако не это стало причиной того упадка к которому устремилась цивилизация высших эльфов, оставшаяся на поверхности часть эльфийского народа вполне могла и дальше существовать. И в общем-то все так и было, оставшиеся на поверхности эльфы продолжали жить как жили до раскола. Но затем, произошло что-то такое, что заставило высших эльфов покинуть свои города. Начался регресс во всех сферах, не только в магии. Постепенно эльфы начали деградировать, их магия окончательно захирела, упав примерно до того уровня на котором теперь находится магия лесных эльфов. К тому же лесные эльфы утратили возможность использовать какой-то другой тип магии кроме магии жизни. Темные эльфы тоже деградировали, кроме того их магия, как и магия лесных эльфов каким-то непонятным образом тоже претерпела значительные изменения. Когда-то ему очень хотелось заняться исследованием природы магии темных эльфов, но тогда он был слишком занят, как ему теперь кажется, совсем бесполезными вещами. Впрочем, если бы он тогда занялся такими исследованиями, то вероятнее всего просто пополнил бы собой ряды таких же исследователей, которые и по сей день топчутся на одном месте (иллюзий на счет того, что именно он бы смог увидеть и открыть что-то новое в этом направлений он не питал). Все что удалось выяснить таким исследователям это то, что магия темных эльфов в своей составляющей основе, то есть в магической энергии, противоположна магии высших эльфов. Кстати темные эльфы одни из основных конкурентов в охоте за наследием древних, при этом, чтобы не вести поиски самим, темные не редко прибегают к помощи магических сообществ. У того сообщества к которому принадлежит он, тоже есть связи с темными. Именно темные нашли того, кто смог указать на приблизительное место нахождение Золотого королевства. Тот человек был жрецом когда еще существовало королевство Алтор, он был очень стар и в добавок немного не в себе. Возможно, что рассудком старик повредился еще до того как попал в руки к темным, хотя есть большая вероятность, что это произошло уже после. Темные не смотря на все свое легендарное умение выпытывать информацию не смогли выпытать то, что тот старик знал. Стариком занимались многие не самые слабые менталисты, часть которых после 'тесного' общения со стариком, пребывала в том же состояний что и старик, то есть лишилась рассудка. До конца непонятно, почему темные все-таки отдали бывшего жреца людским магам, но факт остается фактом, они это сделали. Несмотря на весь свой кажущийся возраст, старик пережил многих из терзавших его уже людских магов. Четыре сотни лет, ровно столько он прожил уже после того как оказался в руках у людей. Он узнал о бывшем жреце когда уже сам считал себя стариком. Узнав о старике и о том, что тот возможно знает, где жрецы схоронили фолианты древних, после падения Алтора, он тоже решил попробовать вызнать у старика его тайну. Однако делать это он решил не пытками, а втеревшись к тому в доверие. Втереться в доверие к безумцу, та еще задачка, но ему это удалось (иначе его бы сейчас здесь не было). Ему, - магу привыкшему к комфорту и роскоши, притворяться узником было совсем не просто, но старик на многое не обращал внимания и это помогло ему не бросить свою затею. Однако старик молчал до конца, лишь перед самой своей смертью он рассказал ему, где он не стал. Об истинных целях этой экспедиции знают лишь немногие члены верховного совета магической академии Синих Змей, те, кто был в курсе про пленного жреца. Для остальных, это всего лишь разведывательная миссия с целью уточнения место нахождения Золотого королевства. Уже после возвращения этой экспедиции, когда станет понятно, есть здесь что-то или нет, сюда отправят полноценную экспедицию, которая будет подготовлена не в пример лучше, чем нынешняя. Ведь расчет будет на длительное пребывание экспедиции в Золотом королевстве.
  Отбрасывая очередную и последнюю в этой библиотеке книгу он со старческим кряхтением разогнул спину. Почему он ведет поиски в библиотеках, а не в каких-нибудь храмах, ведь логично же, что религиозные книги, должны храниться там? Все дело в том, что высшие эльфы не строили храмов, они вообще не были религиозными в отличии от их потомков темных и лесных эльфов. И тем не менее, нечто наподобие культа у них все же появилось, иначе не было бы всех этих книг, за которыми теперь охотятся все, кому не лень.
  Выйдя на улицу из темного помещения он прищурился от света. Хоть уже и начало смеркаться, да и солнца не видно из-за домов, но тем не менее за день натруженные магическим зрением глаза остро реагировали на любой, даже не очень яркий свет. На широком крыльце чуть в стороне от входа в библиотеку пристроилась палатка с откинутым пологом из которой практически сразу вышел молодой граф Ван'Харед. Занятный молодой человек, хоть он и не любит дворян по причине своего далеко не дворянского происхождения, но ему он понравился. Да и пообщаться в дороге было с кем, двух баронетов в этом плане он вообще не воспринимает, в общем умом они не блещут и все тут, а вот молодой граф не смотря на возраст весьма умен. Не ускользнуло от него и то, что молодой человек одарен в магии, странно только то, что он не стал развиваться в этом направлений, хотя не исключено, что он не знает о своем даре. Что кстати тоже довольно странно, ведь у них в академии специально ищут одаренных, кого получше оставляют у себя, остальных отсылают в Акрилон (точнее будет сказать - продают, - Академия Магии Акрилона платит за учеников (даже если те в последствии не становятся магами) которых к ним присылают другие академии), те охотно берут к себе на обучение всяких и слабых и сильных. Да, с привлечением учеников из числа дворян возникают трудности, но они вполне решаемы, ведь подается это под весьма приятным соусом в виде служения королевству не просто как какой-то дворянин, но и как маг. Но порой бывают такие вот исключения. Он посмотрел на неспешно идущего к нему молодого человека и подумал о том, что кто-то в академии плохо выполняет свою работу, раз пропускает такие кадры мимо себя. В тот момент он просто забыл о том, что до недавнего времени в королевстве действовал королевский указ запрещающий при определенных условиях (один из примеров, принятие определенных 'ключевых' титулов) дворянам обучаться магии. Указ этот уже лет пять как был упразднен, но широкой огласке это почему-то или не предавалось или никто не обратил на это внимания. Так что в большинстве таких вот случаев, все по старому.
  
  - Остаемся или выдвигаемся в город? - спросил подошедший к нему молодой граф.
  
  Он посмотрел вверх на все еще светлое, чистое голубое небо раздумывая, стоит ли возвращаться сегодня на половину города занятую мунвари или пройдясь по частным домам поискать сохранившиеся библиотеки. Чем они ближе к центру этого пустого города, тем чаще можно обнаружить в домах библиотеки. То есть если раньше таковые встречались одна на три - четыре дома, то теперь примерно в каждом втором. Пока он был внутри большого и довольно красивого здания публичной библиотеки воины оставшиеся без дела в виду того что охраной занимаются мунвари, осматривали дома и тащили все найденные книги к нему.
  
  - Хм-м-м... - он прикинул который сейчас час, его внутренние часы уже давно сбились, хотя раньше он определял время с точностью до нескольких минут. Наконец примерно определив что время близится к ужину он посмотрел на молодого графа и ответил. - Здесь мы закончили, надо переходить дальше. Сейчас пройдем до конца улицы и пойдем на запад.
  - Значит остаемся. - сделав вывод произнес молодой граф. - Сейчас дам распоряжение, собирать вещи.
  - Где-то минут через двадцать сборы были закончены и экспедиция сопровождаемая воинами мунвари двинулась в намеченном Урделем направлении.
  
  Он снова задумался о том, сколько еще продлиться эта экспедиция? Его надежда на то, что он сразу найдет то что хочет, давно истаяла как снег.
  
  - А может здесь уже и нет ничего? - думал он погрузившись в себя. - Может те жрецы из Алтора все растащили? Или мунвари, они ведь здесь давно живут? Хм-м-м... - последняя мысль ему понравилась, хотя и не очень. - А ведь верно, они могли. - он бросил взгляд на воина идущего чуть впереди, да такой будто это он был тем, кто украл наследие высших эльфов. Мунвари словно бы почувствовав его взгляд на себе обернулся, но посмотрел мимо него. - Ладно, вернемся в город, попытаюсь узнать что-нибудь.
  
  Решив непременно разобраться с тем, что может быть известно мунвари он переключился на более насущные сейчас проблемы, заключающиеся в переступании вылезших на дорогу корней деревьев что росли вдоль дороги как бы отделяя ее от тротуара. Почему-то центральная часть выглядит более заброшенной даже в сравнении с окраинами.
  
  Торот.
  
  Весь прошлый день и ночь они провели в пустом городе. И вновь профессор не нашел того, что ищет. Впрочем, настроение у него со вчерашнего вечера несколько улучшилось. Даже намеченные на сегодня поиски на новом месте отменил, чему он был рад, но еще больше радовалась солдатня им ведь приходиться исполняя пожелание профессора обследовать довольно большие территории и таскать на себе множество книг, которые лишь по отдельности весят не много. К тому же в городе есть чем развлечься, пусть в бордель они не сходят, зато в таверну что неподалеку от занимаемого людьми особняка наведываются регулярно. Что создает ему определенного рода головную боль, ведь те напиваются практически вусмерть и устраивают драки с местными, а ему потом разгребать. Благо, что их не выпихивают за стену, впрочем наверное профессор не очень был бы расстроен этим. Кроме регулярных извинений перед начальником местной стражи, ему приходиться возмещать ущерб и платить штрафы. Местная стража по таким вызовам просто так не работает, обязательно платить придется. Хорошо, что суммы не большие. А впрочем он отлично понимает своих людей, которым после целого дня поисков и перетаскивания книг, хочется хоть какой-то моральной разгрузки.
  Назад они возвращались тем же путем что и пришли, ничего необычного когда шли сюда вчера они не видели. Везде все тоже самое, те же пустые дома с черными глазницами пустых окон, разросшиеся деревья и кусты, безлошадные повозки стоящие практически в плотную друг к другу, где-то валяются кофры набитые не истлевшим за тысячи лет добром, какой-то мусор также провалявшийся века, сухие ветки, ковер из прелых листьев укрывающий переплетение корней, иногда попадаются неглубокие лужицы. Эта часть города заметно отличается от тех, где они уже побывали и даже от тех, где они видели разрушенные дома. Не смотря на все запустение, там как будто убирались, не регулярно, но тем не менее (опять же полное отсутствие сухих деревьев и кустов в палисадниках которых за многие века что город стоит в запустении должно быть невероятное количество). Но сюда, в эту часть города те таинственные дворник и садовник словно бы совсем не заглядывают.
  Сопровождающие их воины мунвари частично разбрелись по округе, сейчас вся забота об охране экспедиции, лежит на них, хотя от кого тут защищаться совершенно не понятно, ибо нет здесь ни кого, даже хищных животных. Впрочем, все не совсем так, в некоторых местах живут мунвари изгнанные из обжитой части города, но с ними они не встречались. Как пояснил Саранах - мунвари что командует сопровождающими их воинами, - изгои всячески стараются избегать встреч с патрулями стражей границ. Кроме того, остаются и неизвестные древние стражи, кстати вот-вот начнутся места, где встречаются следы оставленные этими самыми древними стражами.
  Экспедиция пересекла невидимую границу, здесь все-таки все выглядит несколько иначе чем там, откуда они пришли. Несмотря на то, что идти здесь куда легче, двигаются они очень медленно, проходя здесь в прошлый раз они потратили почти час, чтобы пройти по не такой уж и длинной улице. Сопровождавшие их воины мунвари напряглись, они и так шли практически бесшумно, а тут их и вовсе не стало слышно. Они ускорились только когда заметили сигналы от давно ушедшего вперед разведчика. Мунвари сидел на крыше одного из домов в конце улицы и махал им тряпкой на палке. И все же шли они медленно. Когда они достигли середины улицы. Он вновь посмотрел на то, что осталось от домов некогда стоявших по обе стороны дороги. Небольшие холмики из непонятно чего, где-то серого, где-то белого цветов. Что за магия могла сотворить такое с камнем который в целых домах стоящих по соседству не смотря на прошедшие тысячи лет не выглядит древним или даже просто старым? Нигде и намека на пожары - ни сажи, ни копоти, впрочем, такие следы давно бы смылись дождями и тем не менее, какие-то следы все равно бы остались, а тут ничего. Хотя, нет, какие-то следы на соседних домах и на прилегающем к бывшим домам тротуаре все-таки остались, они стали гладкими словно стекло, а еще в некоторых местах их покрывают едва заметные трещинки, словно паутинки, на тонком льду.
  Неожиданно в окружающем пространстве что-то изменилось и первыми это заметили мунвари. Саранах резко вытянул над головой руку со жатым кулаком, мунвари тут же остановились, а вот люди и он в том числе, прежде чем остановиться успели сделать несколько шагов. Мунвари стояли молча и не двигались, а вот люди усиленно крутили головами. Он посмотрел туда, где на крыше одного из домов сидел мунвари-разведчик. На таком расстоянии разведчика было плохо видно и все же было заметно, что и он что-то почувствовал, перестал махать своей тряпкой и принялся что-то высматривать. Все произошедшее потом уложилось в памяти в несколько мгновений. Вот он видит как сидящий на крыше мунвари-разведчик отложил свою палку с тряпкой и держась за выступ на крыше чуть подавшись корпусом вперед принялся высматривать угрозу. И практически в тот же самый миг что-то ярко красное пронзило воздух по диагонали задев крышу на которой сидел разведчик. Короткая яркая вспышка на мгновение ослепила его так что он не видел, что стало с мунвари. До ушей донесся шум похожий на громкое шипение горячего масла и последовавшая за этим команда Саранаха.
  
  - За мной!
  
  Окончательно зрение вернулось к нему когда они уже со всех ног бежали по переулку. Как и когда он успел среагировать и как умудрился ни обо что не споткнуться он не думал, ноги словно бы сами собой переставлялись. Перед ним маячила спина профессора, профессор драпал что называется во все лопатки, впрочем как и все. Впереди бежали мунвари, причем они оторвались от людей довольно далеко и явно не собирались сбавлять темп. Профессор кстати бежал первым из людей, сам он был только вторым, позади топали и пыхтели воины. Пробежали они довольно далеко чтобы он успел подумать, что можно остановиться и перевести дух. Воздух буквально обжигал горло и легкие, а ноги грозили вот-вот подкоситься, успев обернуться на ходу он отметил, что и его воины в таком же состоянии, тем более что на них еще и вся поклажа экспедиции. Мунвари и след простыл. Профессор выглядел хуже всех и остановился первым, хотя он таки смог оторваться от него и воинов - что ни говори, а у страха глаза велики. И только стоило людям остановиться, как сзади раздался непонятный но очень громки звук и здание, что было буквально в нескольких метрах от них начало таять на глазах, тоже самое происходило с домом напротив и с прочими домами попавшими под яркий красного цвета луч. Не дожидаясь ни чьих команд люди вновь припустили вперед. Так повторялось много раз и они продолжали бежать, при этом усталость неумолимо брала верх заставляя людей бросать вещи. Воины прямо на ходу сбрасывали свою ношу и вообще все, что мешало бежать. Но все это слабо помогало, он уже давно успевший выбросить свой меч чувствовал, что они вот-вот свалятся с ног, дышать становилось все труднее и труднее. Зато он искренне удивился тому с каким упорством продолжал бежать профессор. А удивляться действительно было чему, у профессора при прошлой их остановке едва глаза не закатывались, но при этом он все равно бежал впереди всех. Наконец люди и в самом деле не выдержали, кто-то из воинов то ли сам упал не в силах бежать дальше, то ли споткнулся, на него сзади налетел другой воин и вот они уже почти все лежат друг на друге, барахтаясь словно выброшенная на берег рыба беззвучно открывая рты хватаю им воздух. Он тоже остановился припав спиной к стене, мимо пробежали не увязшие в куче воины, но убежали они не далеко, тоже остановились и едва ли не мешками с отрубями попадали на землю. Его ноги сами собой подкосились и он съехал спиной по стене и уселся на зад вытянув ноги, не переставая пытаться отдышаться. Кое-как трясущимися руками он смог расстегнуть ворот блузы буквально порвав его, пришло ощущение того, что сил чтобы продолжать бежать дальше, просто не осталось. Воины наконец расползлись и растянулись на земле, он отчетливо слышал как они хрипят при каждом вдохе. В этом плане он более менее пришел в себя, но дыхание все еще было прерывистым. Жутко захотелось пить, а рот наполнился ставшей до ужаса вязкой слюной. Его рука сама потянулась к фляжке на поясе, та оказалась на месте, почти литр воды и как он только ее не выбросил? Трясущейся рукой он кое-как отцепил флягу от пояса и попробовал открыть. Не тут-то было. Пальцы отказывались слушаться и все время норовили соскользнуть с крышки. Он даже зарычал от злобы. Но наконец крышка провернулась и с металлическим звоном упала на землю. Донести флягу до рта оказалось ничуть не легче, чем открыть ее. Сделав всего пару глотков он закашлялся, вода попала не в то горло, фляга выскользнула из руки и упала щедро облив его водой. Постепенно он начал приходить в себя, подняв флягу допил остатки воды последние капли которой вылил себе на ладонь и растер по лицу. Вскоре до него доковыляли взмокшие от пота воины и точно также как он свалились под стену дома. Посмотрев в другую сторону он заметил бредущего назад профессора, тот шел как какой-нибудь пьянчужка - все время опираясь левым плечом на стену. И только сейчас он отметил то, что ярко-красные лучи больше не уничтожают дома за их спинами. Минут через пять, до того как до места где был устроен привал добрел профессор появился мунвари-разведчик, - кошколюду каким-то чудом повезло выжить. Мунвари появился неожиданно, просто спрыгнул с крыши дома напротив и своим неожиданным появлением перепугал всех едва ли не до мокрых штанов. Мунвари выглядел намного лучше людей, но и он явно устал, короткая шерсть встопорщилась и местами слиплась.
  
  Встретившись с ним взглядом разведчик произнес. - Можете отдыхать, они потеряли нас.
  
  Он молча кивнул и мунвари отойдя к противоположной стене, сел на землю точно также как люди.
  Отдых продлился примерно час, за это время вернулись стражи границ, правда сперва они прислали только разведчика, наверное чтобы посмотреть, что стало с людьми. Затем Саранах распорядился чтобы его воины вернулись за брошенными вещами людей, те нехотя но все же выполнили приказ. После этого они вновь продолжили свой путь обратно в город мунвари и делали они это не в пример осторожнее чем тогда, когда крались по той самой улице где их застал древний страж, которого они к своему счастью так и не увидели.
  
  Лунара.
  
  Дождалась вечера она почти тайком покинула дворец (почти, потому что король в курсе того, куда она уходит по вечерам, а вот остальным этого знать не обязательно, а риска встретить кого-то из дворян во время прогулки практически нет). О том что экспедиция людей вернулась в город она узнала еще после обеда. Уж на то, чтобы приставить слугу следить за воротами, ее власти вполне хватало. Один из стражников на воротах особняка в котором живут люди поклонился ей прежде чем открыть ворота и поклонился второй раз после того как она уже прошла на территорию особняка. Выбежавший на встречу дворецкий отвесил поклон и спросив куда ее следует проводить пошел впереди. Торот вышел на террасу через пять минут, все это время она занималась тем что кушала маракугу и запивала ее охлажденным уваром (удовольствие не из дешевых, - увар, точнее смесь травок из которых его заваривают везут от людей, те мунвари, кому это не по карману, обходятся смесью некоторых трав произрастающих в Мунварии - чаще всего они сами же их и выращивают).
  
  - Здравствуй. - Торот слегка поклонился и сел в свободное кресло.
  Она даже не успела ответить как положено, впрочем она бы все равно не успела, так что ограничилась лишь кивком и фразой. - Добрый вечер. - при этом она наконец заметила некоторый помятый вид парня.
  
  В общем-то Торот выглядел как всегда, но это если не обращать внимания на слегка изменившуюся осанку и легкие тени под глазами, заметить их не помешали даже начавшиеся сумерки.
  
  - Что-то случилось? - спросила она.
  Торот уже налил себе увара, но еще не сделал ни одного глотка.
  - Да в общем-то ничего серьезного. - ответил парень и замолчал глядя куда-то вдаль.
  
  С Торотом не редко случается подобное, вроде бы сидит разговаривает, отвечает на вопросы сам спрашивает и вдруг раз, и словно бы выпадает из этого мира. Как она уже успела догадаться, в такие минуты он думает о той, которую он любит. Он даже как-то сравнил их, что ей не очень понравилось, точнее ей это совсем не понравилось, но Торот это так мастерски обставил, что обидеться на него она не смогла. Затем она даже сама несколько раз просила его сравнивать ее и ту девушку, которая ему нравится. Наверное из-за того, что никак не могла поверить в то, насколько они похожи, практически во всем. А уж рассказал он не мало, только вот и правда, непонятно, как та девушка к нему относится, слишком уж как-то все неясно и противоречиво.
  Она уже собралась было окликнуть парня тем самым вернув его к реальности, но тот это сделал сам.
  
  - Так все-таки, что случилось, на тебе ведь буквально лица нет?
  - Нам сегодня пришлось изрядно побегать. Мои люди еще два дня в себя приходить будут, а сам я не лежу пластом, только за счет того, чему все-таки успел научиться, когда хотел стать магом. - ответил Торот.
  
  Она как-то спрашивала у Торота, что это такое - магия? Даже просила показать, он что-то там делал пальцами, но она так ничего и не увидела, хотя и старалась изо всех сил. Ей даже показалось, что он ее таким образом разыграл и она немного обиделась, но тогда он попросил ее уколоть себе палец до крови. Сделать себе больно, она не захотела, зато рядом оказался Армах. А затем она наблюдала как буквально на глазах заживает небольшая ранка на пальце ее телохранителя. Такие чудеса только в книгах встречаются, правда как она поняла, большую и серьезную рану вылечить Торот не сможет. Но все равно, даже так, ни каких тебе отваров, мазей порой дурно пахнущих, пошевелил пальцами и ранка сама зажила или синяк прошел - чем не чудеса?
  
  - А разве ты им помочь не можешь?
  Торот как-то кисло улыбнулся и ответил. - Да я и себе-то толком помочь не могу, магии не хватает. А сейчас ее и так почти не осталось.
  - И что же такого случилось?
  - Мы наткнулись на древнего стража и едва ноги унесли. - при этом Торот вновь задумался.
  - И что, как он выглядел? - спросила она у которой тут же проснулся дремавший до этого интерес ко всякого рода историям.
  - Никак... мы его не видели. - ответил Торот выплывший из своей задумчивости.
  - А откуда тогда знаешь, что это был древний страж?
  - Я и не знаю, но так сказал Саранах.
  - Ну хотя бы расскажи, как это было? - уже разгоревшийся интерес не затушило то, что Торот не мог ничего рассказать о самом древнем страже.
  - Хм... с чего бы начать? - Торот не надолго задумался, а потом начал рассказывать. - Помнишь, я как-то рассказывал...
  
  Она уже давно заметила то, что ей определенно нравится то, как Торот рассказывает о чем-нибудь и ей совсем не важно о чем. Просто есть те, кому легко удается заинтересовать слушателя, даже рассказом о том, как он спасался бегством от неведомо чего. Только в конце она подумала о том, что Тороту и его людям действительно повезло остаться живыми, насколько она знает, от древних стражей мало кому удавалось спастись.
  
  - Но я так понимаю, что вы все равно будете и дальше продолжать выходить за стену? - спросила она когда Торот закончил свой рассказ.
  - Наша миссия еще не завершена, так что да, будем продолжать. Но должно пройти два - три дня, чтобы люди восстановились, а там видно будет.
  - Надеюсь то, что вы ищите, стоит того, чтобы так рисковать. - с нескрываемым сомнением произнесла она.
  - Если честно, я сам на это надеюсь. - ответил Торот.
  
  Континент Малый Толло.
  
  Вадим.
  
  Сейчас я сидя на полу гостиной выделенного нам с Ароном дома в позе лотоса усиленно изображаю медитацию. Просто иначе времени подумать и собственно заняться тем, зачем меня сюда пригласили гномы, у меня просто нет. А так, никто тревожить не решается, а то задолбали просто, - Лури сделай-то. Лури сделай это. Лури взгляни на это. Взгляни на то. Постоянно суют мне под нос какую-нибудь хреновину и я сиди ломай себе голову, что это за штука, как будто я эксперт по амулетостроению древних. Ну да, кое-что я понимаю благодаря закаченным в мою голову по средством чтеца знаниям, но ведь не все же я понимаю. И главное делают вид, будто у них своих специалистов нужного уровня нет. Ага, так я и поверю в эти гномьи байки. А тут еще эти двери никак сдаваться не хотят. Накрутили древние своей магии, сам черт, ногу сломит. Многоуровневая вязь со множеством скрытых подвязей, я такого в жизни не видал и даже не представлял себе, что такое возможно. Куда там мне с моим 'многоуровневым' подходом к наложению заклинаний. Но я упорный и не сдамся пока сей ларчик не открою. Очень уж мне интересно, что же там за этими самыми дверями. У гномов об этом месте информация весьма противоречивая, да еще и из не проверенных источников. То есть кто-то где-то кому-то когда-то что-то там в древности наплел, а дальше в течении тысяч лет действовал принцип сарафанного радио. Финальную версию, я даже озвучивать не буду, ибо стыдно вестись на такие байки. А вот гномы в них верят, я бы даже сказал, что свято верят. Ну оно и понятно, все-таки они считают это место так сказать колыбелью своего народа. Кстати мною будет замечено, не тех гномов что жили и живут в Предгорье, а только тех, что жили в Нагорье. Только вот, все это изложено так, что поверит в эти байки разве что гном, даже Арон согласен со мной. Впрочем, согласен, да не согласен, скорее делает вид, чтобы не обидеть. И опять же впрочем на гномах при затрагивании данной темы, делает вид, что ни в малейшей степени ни сомневается в правдивости легенд. Дипломат фигов.
  Из-за того что гномы меня постоянно дергают, дело движется со скоростью черепахи. Вру конечно, что мне не интересно то, что они мне приносят, очень даже интересно, но когда перед тобой лежит гора пирожных вряд ли будешь облизываться на кусочек сахара. Впрочем, штучки довольно интересные, правда не все рабочие, лет то прошло ого-го сколько, магия в некоторых амулетах успела развеяться, остались лишь какие-то разрозненные куски. Вот это кстати очень интересно, почему одна часть вязи разрушилась, а другая нет? Долго ломал голову, пока гномы не притащили очередную безделушку. Очень интересный экземпляр, но не полноценный, деталь от какого-то более крупного амулета, так сказать винтик или шестеренка. Другие штуки принесенные гномами, тоже можно или даже скорее нужно рассматривать в таком ключе, они не целое, а части оного. Гномы уже давненько раскопали что-то и изучали - без особого успеха (ну еще бы). Оно ведь и понятно, найдя один винтик нельзя определить откуда он. Вот так и тут, куча амулетов которые словно винтики, а откуда они были 'выкручены' не понятно. В общем в той штуке которую мне принесли гномы и в которой я кое-что заметил, сохранилось чуточку больше чем в остальных. Совсем немного, буквально одна маленькая вязь, но тем не менее. Вязь была выполнена филигранно, даже я соединяя вроде бы и так идеально подходящие друг к другу фрагменты, такого добиться не могу. Фрагменты сделанные мной выглядят тяп-ляп слепленными, а эти... в общем и так понятно. Но поразило меня не это, я и так знаю, что с моими кривыми магическими ручками нельзя состязаться с мастерами прошлого... Поразило меня то, что вторая половина вязи была выполнена совершенно по другому, не менее филигранно из того же типа энергии (кстати использовалась магия земли, что все-таки может служить подтверждением гномьих баек, но я все равно не верю), но по каким-то совершенно иным принципам которые разительно отличаются от первой части вязи (самый, самый простой пример - шлакоблок и кирпич, одного веса, размера и формы, разные лишь материалы и принципы производства, здесь же материал один - магия земли, а вот принципы создания совершенно разные, от того и отличия и полная несовместимость). Долго думал над тем, как же они между собой связаны, ведь вязь-то одна. Искал интеграционную вязь. И нашел-таки. Вот тут-то и вскрылись эти самые подвязи. В двери они даже менее заметны на общем-то фоне, а там такая мешанина, что... в общем я это уже говорил. Найденные мною подвязи опять же созданы по непонятным мне принципам, но отлично могут соединяться с первыми двумя. Чем и как объяснить такой универсализм я не знаю, как и не понимаю того, как это вообще возможно. Обычно интеграционные вязи представляют собой нечто весьма хитровыкрученное и многосоставное, а тут подвязь состоящая из нескольких хитреньких фрагментов и все. Сам я эти фрагменты хоть и запомнил, создавать не могу, не срабатывает тут мое, - представил - получил. А ведь я таким методом могу создавать не только фрагменты, но и целые вязь, даже самого как мне казалось высокого уровня сложности. Правда сейчас-то я уже вижу, что самый высокий уровень сложности Академии Магии Акрилона, для магов прошлого был чем-то тривиальным и простым. Это можно понять всего лишь изучая 'винтики' приносимые гномами. Я даже несколько расстроился на этой почве, сам не знаю что на меня вдруг нашло, но два дня ходил как в воду опущенный, даже есть не хотелось. Я-то считал себя чуть ли не ровней магам прошлого, конечно не во всем, но... а тут такая оплеуха. Такое чувство, что надо мной посмеялись, - окунули в отхожее место. Я конечно знал, что я во многом уступаю такому типу из прошлого как Мерлин, но думал раз я попаданец, то все пучком, что я не сильно ему проигрываю. А тут такое. Мне даже обидно как-то стало. Тем не менее, через два дня самоедства на пополам с самокопанием, я пришел к выводу, что мне просто позарез надо открыть дверцы и пошарить за ними. Так что я нашел хитрый способ, как отлынивать от решения всяких гномьих задачек. Сижу вот теперь на попе в гостиной и 'медитирую', на самом деле думаю, размышляю на тему того, как мне заветную дверцу открыть, не имея золотого ключика. Кстати о ключике... а как сами древние 'зодчие' открывали сею дверцу? Не верю я в то, что не было какого-то физического ключа, пусть и с магической начинкой, даже в Академии у магов попроще (у тех кто не может в силу нехватки способностей воспроизвести заклинание или удерживать таковое в ауре, таковых кстати весьма много это неофиты и подмастерья всех степеней), есть физические пропуска. Правда есть проблема, большая такая проблема, даже если физический ключ существовал и до сих пор существует, где его найти? Так что это направление абсолютно тупиковое, но есть шанс того, что мне удастся поковырявшись в 'замочной скважине' открыть дверки или разобраться в том, как подделать ключ или сымитировать сам магический сигнал для открывания дверей. Я как-то пробовал подключить к делу свое предастралье, но это мне мало чем помогло, я ведь мало что знаю о предмете, а там реализуется только то, что ты себе хорошо представляешь и хорошо знаешь. Вот и приходиться разбираться в каждом слое защиты двери по-отдельности. Потом, когда станет окончательно понятно, что за что отвечает, наверное смогу сложить все в единую картину, хотя я не сильно в этом уверен. Попутно разбираюсь в работе визуализатора, хочу понять как устроен этот 'волшебный' телевизор. Сам артефакт я прихватил с собой из Академии как раз с этой целью, над задачей-то я уже давно ломаю голову. Попер бы с собой и артефакт для создания визуализаторов, да больно он большой, хрен такую штуку в 'волшебный карман' запихнешь. Кстати 'волшебный карман' имеет большие ограничения по тому, что в него можно положить, не все вещи возможно подвергнуть воздействию пространственных заклинании. Но речь сейчас не о визуализаторе или 'волшебном кармане', мне надо думать, как взломать двери. Кстати-кстати, а ведь это совсем не плохая идея, поискать вязь отвечающую за открывание и закрывание дверей.
  Примерно за несколько секунд до того как я вышел из своей 'медитации' в гостиную вошел Арон.
  
  Архимаг Арон.
  
  Он вошел в гостиную выделенного Борином для них с Лурией дома неся в руках очередной 'подарочек' для нее. Девушка сидела на деревянном полу почти в самом центре гостиной в весьма странной и довольно неудобной на первый взгляд (впрочем, и на второй тоже, да и на третий) позе, лицом к камину. Несколько дней назад увидев ее в такой странной позе он специально поинтересовался, что она делает, на что Лурия ответила будучи уже весьма недовольной тем, что он ей помешал, что она медитирует. Рискуя навлечь на себя еще больший гнев, он все-таки уточнил, что это такое? В принципе мог бы и сам догадаться, но как-то не подумал. Маги способные выходить в астрал предпочитают работать в нем, ибо там, мыслительные процессы протекают быстрее, а усталость накапливается медленнее. Физическая усталость, так и вовсе не накапливается. В этот раз он не решился тревожить Лурию и решил оставить то, что принес рядом с ней, чтобы она увидела когда закончит свое занятие. Они уже больше месяца как прибыли сюда и буквально с первого же дня гномы в прямом смысле завалили Лурию работой, которую она выполнять в общем-то и не обязана у гномов свои эксперты в области атрефакторики и амулетистики имеются. Борин всего один раз попросил ее посмотреть что-то перед тем как отбыть обратно в Гримм'Хадар и с тех пор это так и продолжается, а Лур просто не может отказать, ведь Борина здесь нет и просто так бросить все она тоже не может. Он уже много раз вежливо просил гномов оставить девушку в покое, но те все равно находят способы всучить ей очередной амулет или артефакт. Вот сейчас, он сам принес один такой, Глобби постарался, хотя вещь должно быть действительно интересная, раз формой на шар похожа. Только он обойдя Лурию собрался поставить 'подарочек' на пол, как та открыла глаза и с явным недовольством посмотрела на него.
  
  - Чего тебе? - в голосе девушки четко улавливалось недовольство, уж он-то отлично знает, что одно дело когда она просто сощурившись посмотрит на тебя и совсем другое, когда она действительно сердится.
  - Прости если помешал тебе. - виновато произнес он.
  - Что это? - Лурия посмотрела на артефакт в его руках.
  - Глобби просил передать...
  
  Девушка протянула руки и приняла артефакт после чего поставила его перед собой и принялась за его изучение напрочь забыв о том, кто нарушил ее покой. По крайней мере он так подумал и собрался по-тихому уйти, однако Лурия о нем вовсе не забыла и практически сразу же ему в спину послышалось.
  
  - Стоять! - он так и замер в дверях гостиной. - Куда это ты собрался?
  - Эм-м-м... - он обернулся.
  - На... - девушка протянула ему артефакт и он машинально его взял. - Сейчас я оденусь, и пойдем посмотрим на двери.
  - Хорошо, как скажешь. - он не стал отказываться ибо почувствовал, что 'казнь' откладывается и возможно что на неопределенный срок, грех не воспользоваться такой возможностью.
  
  Через десять минут они вышли на улицу. В отличии от него, Лурия решила не полагаться на магию и оделась как подобает в теплую одежду, хотя это именно она придумала так оригинально зачаровывать одежду. Впрочем, раз ей так самой хочется одеваться, никто не в праве ей этого запрещать. Уже будучи на полпути к дверям он вспомнил-таки, что все еще несет артефакт. Шар хоть и не помещается в ладонь, но настолько удобно лежит в руке, что совсем не ощущается, да и весит он немного, хотя по виду можно подумать, что он из цельного камня серого цвета. Возвращаться обратно чтобы оставить шар было уже явно поздно, поэтому пришлось и дальше его нести, Лур на него больше даже не взглянула. А вскоре перед ними предстали каменные плиты плотно подогнанные друг к другу, настолько плотно, что зазор между ними едва угадывается, хотя он вполне может оказаться и имитацией.
  Пока он оставался на месте, в самом начале огромной площадки перед дверями расчищенной гномами от снега, девушка направилась к дверям и принялась что-то там рассматривать. Несмотря на то, что это главный объект раскопок, гномов поблизости не было, основная масса археологов где-то у подножья горы, там тоже есть что-то интересное, собственно оттуда и доставляется вся та масса артефактов которые гномы отдают Лурии на изучение.
  Походив немного у дверей Лурия как ему показалось направилась обратно к нему, но не пройдя и половины разделяющего их расстояния остановилась и повернулась к дверям. Затем прошла еще немного, как раз до середины площадки и снова повернулась к дверям и на этот раз зачем-то вытянула правую руку в направлении дверей. Всплеск магической энергии который докатился до него через несколько мгновений на какое-то мгновение буквально ошеломил. Он вдруг ощутил словно его обдало порывом ветра не дающего сделать даже маленького глоточка воздуха, магические щиты поставленные практически в тот же момент, едва справились с нагрузкой. Однако он быстро взял дело в свои руки и усилил щиты отрезая себя от буйства чистой магии, впрочем, ничем страшным кроме своеобразной контузии это не грозило. В тоже время Лурия опустила руку и постояв немного на месте направилась к нему.
  
  - Что это было? - спросил он когда Лурия подошла к нему.
  - Я попыталась сымитировать магический импульс для открывания дверей. - ответила девушка.
  - Так ты разобралась в том, как их открыть? - сказать что он был поражен, значит ничего не сказать. Гномы тысячи лет бьются над решением этой загадки и никакого результата, а Лурия похоже решила ее всего за месяц с небольшим.
  Глядя на него Лурия улыбнулась и несколько смутилась. - Разобраться-то я разобралась, да только импульс мой, далек от эталона.
  
  Пока они разговаривали к площадке подтянулись гномы, которых судя по их лицам весьма обеспокоил всплеск магии случившийся на месте раскопок.
  
  - У вас все в порядке? - спросил запыхавшийся от быстрого бега начальник археологической партии Глобби.
  Лурия сделала книксен и ответила. - Добрый день мастер Глобби, у нас все в полном порядке. А у вас, никто не пострадал?
  Глобби оглянулся на толпящихся позади гномов и уже глядя на Лурию мотнул головой. - Никто... - после чего немного смутившись добавил. - Добрый день.
  
  Начальник археологической партии Глобби Дирт'Хазл не смотря на должность является самым молодым из гномов присутствующих на раскопках. Борин можно сказать что по-секрету рассказал ему, что специально назначил Глобби на эту должность ибо он не намного старше Лурии и им будет проще найти общий язык. И в каком-то роде Борин оказался прав, ошибся лишь самую малость, Глобби оказываясь поблизости от Лур, буквально теряет дар речи, так что общий язык с ним приходится искать исключительно Лурии.
  
  - Я могу узнать, что здесь произошло, вдруг опасность еще остается? - от него не ускользнуло то, что голос Глобби начал терять былую громкость и четкость и скоро гном начнет краснеть, как юная девица на выданье и мямлить нечто не членораздельное. И такое с ним случается всякий раз, что в свою очередь весьма забавляет Лурию которая уже вовсю начала ему глазки строить и улыбаться смущая гнома еще сильнее.
  Он покачал головой глядя на девушку успев подумать, - Ну как маленькая. - и та сразу же стала сама серьезность.
  - Через час жду вас мастер Глобби в штабе и соберите пожалуйста всех бригадиров и магов. Надо будет кое-что обсудить. - произнесла Лурия после чего взяла его под руку. - Пойдем?
  
  Он молча кивнул и они направились в сторону штаба, роль которого как не трудно догадаться в скором времени будет выполнять их дом.
  Несмотря на то, что ему не терпелось узнать, что же такого удалось выяснить Лурии и что она хочет от гномов, он все-таки решил подождать до назначенного времени.
  
  Вадим.
  
  Невероятная удача, иначе я бы это и не назвал. Час назад Арон принес мне для изучения весьма странный артефакт, шарообразной формы серого цвета с металлическим отливом. Наверное я не до конца вышел из того состояния в котором пребывал, это когда мысли текут медленно и не спешно, как во время дремы. И тут мне на глаза попался сей чудный предмет, в другое время, я бы наверное обратил внимание лишь на его странную форму, а начинке не придал бы особого значения, ибо вязь спрятанная в артефакте, всего лишь маленький кусочек чего-то большого. И вот тут-то все и сложилось, мысли о 'золотом ключике', о поиске 'замочной скважины' и наличие сего предмета передо мной. Уж больно интересная в этом шаре вязь спрятана, она хоть и похожа на ту что запирает двери, но есть и явные отличия. А так как я все равно собирался прогуляться до дверей, заодно решил кое-что проверить - не особо надеясь на успех. Найти 'замочную скважину' оказалось не так уж и трудно, вязь заметно отличается от остальных и не занимает площадь обеих створок, как это было с прочими вязями. Правда на общем фоне черта с два, там что можно разглядеть, хорошо замаскировали, вязь эта интегрирована в другую, но отличия то никто замаскировать бы не смог. А невнимательные гномы (что кстати весьма странно), проморгали сей момент, да и я поначалу проморгал и дальше бы не замечал, если бы продолжал ломать голову над тем, как открыть сей ларчик чисто магическим путем. Как сымитировать импульс мне подсказала вязь в сфере, будь она полная, я думаю, что дверцы открылись бы, ну а так... Только энергию потратил, причем ее до фига ушло, почти все что у меня было в ауре. Так что пока еще есть время, надо будет выпить Элькеных эликсиров, благо, догадался захватить с собой, на всякий случай.
  В назначенное время в гостиной нашего с Ароном дома собралась небольшая толпа, мастер Глобби, шесть бригадиров руководящих рабочими и два мага, мастер Эбод и мастер Дорин, оба мага весьма знамениты даже за пределами гномьего царства.
  
  Архимаг Арон.
  
  - Итак господа. - произнесла Лурия стоящая во главе длинного стола на котором лежала карта раскопок, какие-то чертежи и множество листов с расчетами и рисунками, все это добро было принесено гномами с собой. - Похоже мы с вами оказались на пороге Великого Открытия. Я смогла разобраться в том, как нам открыть эти двери. - рука девушки легла на ближайшие к ней бумаги, на самом верху совершенно случайно оказался лист с нарисованным изображением дверей, при этом она посмотрела на него и добавила. - Арон, будь добр, передай мне артефакт, пожалуйста.
  Он стоя напротив Лурии на другом конце стола взял лежавший рядом с ним на столе шар и подойдя передал его ей. - Прошу.
  - Благодарю. - Лурия взяла у него шар и положив его на стол, выждала, пока он не вернется на свое место, в это время все присутствующие уставились на шар. - Это ключ. - наконец прервала молчание девушка. - Точнее один из его фрагментов. - произнеся это она несколько огорченно вздохнула и продолжила. - Сказать сколько еще есть таких фрагментов, я не могу. Но без них, а точнее без целого ключа, открыть двери, даже пытаться не стоит.
  - Что же от нас требуется? - спросил Дорин.
  - От вас господа, требуется найти остальные фрагменты, если конечно они будут там же, где был этот. - Лурия положила ладонь на шар и чуть покатала его. - Я думаю, что вам нужно будет разделиться. Вы мастер Дорин займетесь просмотром уже найденных вами ранее артефактов. Возможно, что фрагменты ключа уже были вами найдены. Мастер Глобби выделит вам в помощь одну бригаду рабочих. Остальные, под руководством мастера Эбода будут вести раскопки, но не так как раньше на всех направлениях, а сконцентрируют усилия в одном месте. Понимаю, это займет много времени, но и поиск будет проведен куда тщательнее. Через неделю, если результата не будет, вернемся к обычному режиму работ. - Лурия обвела взглядом всех стоящих у стола. - Всем, все ясно? - несколько секунд тишины и Лурия добавила. - Ну вот и отлично, тогда за работу господа.
  
  Чуть позже после того как гномы ушли, а они расселись все в той же гостиной у камина с чашечками перевара в руках он как бы в шутку сказал.
  
  - Может стоит выдвинуть твою кандидатуру в председатели Большого Совета? Как думаешь?
  Лурия едва переваром не облилась от его слов. - Этого мне еще только для полного счастья и не хватало. Нет уж уволь.
  - А по-моему ты отлично бы справилась с таким делом.
  - Ну да до следующего инцидента, за который меня и снимут с должности, да еще и распинать будут как никогда. Спасибо конечно за оказанное доверие, но - нет.
  - Что ж, твое право. - произнес он пряча улыбку и делая вид что пьет перевар при этом исподлобья наблюдая за девушкой, которая в этот момент выглядела весьма забавно, словно какая-нибудь нахохлившаяся птичка.
  
  Вадим.
  
  Пока гномы будут, я надеюсь не без успешно, искать остальные части ключа, я собираюсь наконец до конца разобраться с тем, что там накрутили древние. Для этого я собственно и заперся (не хватало мне еще того, чтобы ко мне в комнату когда я маленько неодет вломился Арон) в своей комнате с шарообразной частью ключа.
  
  И первая же мысль посетившая меня после того как я заглянул 'вглубь' шара. - Ой накрутили!
  
  Магическая начинка шара представляет собой еще более дикую мешанину вязей, чем в пресловутых дверях об которые проще лоб расшибить, чем понять что же там в них такое наворочено. Не поленились древние защитить ключик, только вот не понятно мне, он изначально был разделен на несколько частей или нет? Если да, то это глупо, надежность надежностью, но это неудобно, каждый раз чтобы открыть двери, придется собирать всех владельцев ключа. Впрочем, древние наверняка могли попадать внутрь и посредством порталов, а вот такой вход мог нести функцию например запасного, аварийного или использоваться для каких-нибудь церемоний. Но что-то я отвлекся, надо разбираться с шаром, может и пойму что-нибудь.
  
  Самое интересное, как можно было ожидать, оказалось в центре шара, вязь притаившаяся там отличается от прочих и внешне (вязь похожа на длинную перекрученную нить накаливания в старых электрических лампах. И в точности как в тех лампах эта нить тоже светилась, правда это свечение видно только в магическом зрении), принцип создания столь хитрой вязи вообще не понятен - никаких фрагментов не видно вообще (как будто это целый хитровыкрученный фрагмент, а ведь у фрагментов есть предельные границы деформации по достижении которых начинается разрушение фрагмента), и типом магической энергии которой в самой вязи совсем чуть. Несколько дней я угрохал на то, чтобы разобраться с этой вязью, но увы, откровения мне так и не случилось. Понятно, что эта вязь каким-то образом отвечает за открывание дверей, но вот каким именно, это-то как раз-таки и не понятно. В общем я бросил свои попытки понять что это за вязь такая, но тем не менее я ее запомнил - на всякий случай. Зато кое-как разобрался с остальными вязями, вся их общая функция сводилась к одной - к усилению импульса, который должен открывать двери. И тогда же я понял, что простой магический импульс, даже идеально подобранный, не откроет дверь. Импульс должен исходить от той самой вязи которая запрятана в центре шара. В принципе я уже тогда когда это понял, мог бы попробовать открыть двери, но решил не спешить, кто его знает, какие функции должны выполнять другие части ключа, ведь наверняка там есть и преобразователь простой магической энергии, в эту непонятную светящуюся.
  Целую неделю гномы едва ли не носом землю рыли, искали части ключа в том месте, где был найден шар - ничего не нашли. Зато мастеру Дорину повезло, он искал части ключа среди найденных ранее амулетов и артефактов, правда ему пришлось уехать с места раскопок, ведь все находки отправлялись в столицу. Назад мастер Дорин вернулся уже в сопровождений мастера Борина и мастера Дариона. Старый машинер привез своего нового механического голема, который должен был помочь рабочим на раскопках.
  
  Архимаг Арон.
  
  За прошедшую неделю он лишь несколько раз видел Лурию, да и то мельком, девушка заперлась у себя и целиком и полностью отдалась любимому делу. И лишь раз за эту неделю он смог более-менее нормально поговорить с ней, тогда она явилась к нему посреди ночи и начала о чём-то расспрашивать. Смысл ее вопросов ускользал от него вплоть до того момента пока он окончательно не проснулся. А потом он пребывал в состоянии легкого шока от показанного Лурией. Она не смогла повторить вязь сама, так что принесла с собой артефакт и продемонстрировала ему сокрытое в нем. Он отлично знает что древние были мастерами в обращении с магией, но чтоб настолько... это просто повергло его в шок. Теперь он стал еще лучше понимать ту целеустремленность с которой Лурия буквально зубами вгрызлась в доверенное ей гномами дело. После увиденного, ему самому все сильнее и сильнее хочется узнать, что же такого спрятано за теми дверями которые они так хотят открыть.
  
  Собрание назначено на полдень, вчера вечером из Гримм'Хадар вернулся Дорин который был послан на поиск частей ключа что возможно уже были найдены гномами ранее и это действительно принесло свои плоды. А вот Эбоду не повезло, они целую неделю лазали у подножья горы, но так ничего и не нашли. Остается только надеяться на то, что удача будет на их стороне и те части ключа которые привез Дорин, помогут собрать сам ключ. В гостиной их дома уже частично был накрыт стол, вторую половину заняла карта раскопок сплошь усеянная небольшими флажками, которыми отмечены места где были сделаны самые интересные находки. Судя по всему, раньше у подножья горы был расположен небольшой город. Несмотря на то, что раскопки идут уже не одну тысячу лет, гномьи археологи до сих пор не раскопали его полностью. Но если постараться, то наверное можно будет найти этому какое-то объяснение, но Арон не горел желанием копаться в причинах гномов не торопить события. Первой появилась Лурия, ну оно и понятно, ей всего-то и надо было спуститься в гостиную. Затем пришел Борин и Глобби. И следом за ними явились Эбод и Дорин. Дорин еще вчера успел передать свои находки Лур и та сразу же взялась за работу и судя по ее виду утром, она не спала всю ночь. И похоже что результата она добилась. По крайней мере перед тем как уйти отсыпаться, она попросила его оповестить всех о собрании. Хотя, вполне может быть, что она собирается объявить, что ключ не полный и что ничего не выйдет. Правда не понятно к чему такая спешка, но раз она так решила, значит ей так самой надо.
  
  - Я надеюсь вы позволите мне пропустить пафосное вступление. - произнесла стоящая во главе стола Лурия, последовала короткая пауза и она продолжила. - Итак господа, перед вами ключ.
  
  Лурия сделала эффектный пас рукой над столом и словно бы сорвала невидимое покрывало под которым все это время скрывался странный предмет.
  
  Он покачал головой. - И когда только успела? И ведь как замаскировала-то, тут ведь все маги и никто ничего не заметил.
  
  Ранее уже виденная сфера, теперь расположилась на вершине пирамиды, вторая точно такая же пирамида расположилась сверху, но не зеркально находящейся внизу, а просто была поставлена на сферу плоской подошвой.
  
  Заметив некоторое замешательство на лицах присутствующих Лурия вздохнув произнесла. - Форма не играет ни какого значения, но почему-то именно в таком положений спрятанные внутри каждой из частей ключа вязи, начинают более активно резонировать. Что наводит на мысль о том, что это неспроста.
  - Ты уверена? - спросил Борин. - Не хотелось бы, чтобы что-то пошло не так и кто-нибудь пострадал.
  - Ну-у-у, если вы мне не доверяете, тогда пусть мастер Дорин или мастер Эбод посмотрят. - Лурия сделала приглашающий жест и на шаг отступила от стола.
  - Нет-нет, я тебе полностью доверяю. - поспешно произнес Борин.
  - И все же, теперь я просто обязана настоять на том, чтобы мастер Дорин и мастер Эбод проверили артефакт. - ответила Лурия и вновь сделала приглашающий жест. - Прошу.
  
  Ему лишь на миг показалось, что Лурия проговорив все это улыбнулась. Похоже она уже начала разыгрывать свою любимую карту, обидится или точнее сделает вид что обиделась. Впрочем, до настоящей обиды рукой подать, стоит не пойти на попятную и все, последствия будут куда серьезнее.
  
  - Лучше не тратить попусту время на тщетные попытки разобраться в устройстве чего-то ранее невиданного, а потратить его на возведение достойной магической защиты, чтобы в случае непредвиденных осложнений, избежать жертв. - произнес Эбод.
  - Полностью согласен. - поддержал Эбода Дорин.
  - А что если мы уничтожим ключ? - спросила Лурия.
  - Э-э-э-э, не переживай из-за такого пустяка. Если мы ключ уничтожим, значит и двери раздолбать тоже сможем. Не хотелось бы конечно, но такой вариант рассматривается уже давно. - ответил Борин.
  - Ну раз так. - с сомнением произнесла Лурия. - Тогда действительно стоит попробовать, вдруг двери все же откроются. - и уже чуть повеселев добавила. - Тогда предлагаю отпраздновать, а открытие дверей перенесем на завтра. Мастер Борин, пусть ключ побудет у вас. К тому же, я уверена, что мастер Дорин и мастер Эбод все-таки захотят его изучить.
  Борин покивал выслушав пожелание Лурии и ответил. - Пусть будет так.
  
  Затем все переместились к накрытой для торжества половине стола и рассевшись в абсолютно произвольном порядке (Лурия села между ним и Борином как бы случайно оказавшимся во главе стола) принялись за еду. Где-то через час было решено перейти к более плотным блюдам и что естественно к более крепким напиткам, даже Лурия не отказалась выпить с гномами по маленькой, что уж говорить о нем, ему пришлось пить во много раз больше, чтобы как говорится не уронить честь Академии. Закончились посиделки глубокой ночью, все что было он помнил смутно, а то, как он добрался до своей комнаты он не запомнил вовсе. Утро для него началось в обед с сухостью во рту и головной болью.
  
  Вадим.
  
  - Гномы... - подумал я обведя взглядом 'разрушенную и разоренную' гостиную.
  
  В принципе ничего страшного не случилось - стол опрокинули, хотя он большой дубовый и довольно массивный, стулья больше похожие на кресла тоже валяются, а не стоят, пол завален пустыми бутылями из темно-зеленого стекла обернутого какой-то травой, в таких гномы держат свою огневку, для вина у них бутыли из темного, практически черного стекла используют, ну и запах стоит соответствующий. Сам-то я не пил (вообще), так сделал вид, да и незаметно вылил огневку в вазу... а вазу-то разбили. Когда гномы уже изрядно поддали и Арон вместе с ними, я тихонько улизнул к себе и завалился спать, утром-то вообще не выспался ни фига, так что надо было отоспаться перед сегодняшним днем.
  
  Покачивая головой и повторяя точно заклинание - Бардак... Бардак! - словно повтори я его сто раз этот самый бардак исчезнет, я пересек гостиную и вышел на кухню.
  
  На кухне в отличии от гостиной царит полный порядок, поддерживаемый кухаркой Мирой, вот же кому вчера счастье-то привалило (ага) обслуживать наших уважаемых гостей.
  
  - Доброе утро, тетушка Мира. - произнес я и принюхался, запах на кухне стоит просто обалденный, это Мира заранее мне завтрак готовит, оладьи и местный аналог компота, только он немножко с горчинкой.
  - Доброе Ваше Магичество. - ответила Мира отчего я слегка скривился.
  - Ну тетушка Мира, ну я же просила не обращаться ко мне так. - про-канючил я, не привычно и даже неприятно, когда люди (ну или гномы) вот так ко мне обращаются, тем более те, кто старше меня. Вот когда мне стукнет сто лет, вот тогда еще можно будет подумать, стоит ли мне принимать такую форму обращения к своей персоне или же нет, а пока, надо всячески стараться пресекать подобное.
  
  Пока Мира хлопотала у магической плиты, я усевшись за стол лопал оладьи с вареньем запивая их теплым компотом и составлял планы на сегодня. Сперва как и полагается с утра, зарядка и не беда что я позавтракал, нагружать себя не буду, затем заберусь в тепленькую купель и по-отмокаю с часика два, а вот потом начнется самое интересное - пойдем двери открывать.
  Быстренько, как это только было возможно (по-моему Мира решила меня не откормить, а закормить с самого первого дня и никаких тебе пирожных, впрочем готовит Мира не хуже шеф-повара Арсена из пансиона 'Грациозная лебедь' и ничуть не хуже повара-гремлина что готовит для нас с Эльке в Академии), набив животик вкусняшками и ощущая себя толстым-толстым и тяжелым я выбрался из-за стола.
  
  - Во-от такенное спасибо, тетушка Мира... - произнес я разводя руками во всю ширь. - Было изумительно вкусно.
  - Благодарю Ваше Магичество. - ответила кухарка заставив меня скукситься словно я только что отведал уксуса.
  - Ну тетушка Мира, я же просила... - я бессильно опустил руки и расстроено произнес. - Ну ладно.
  
  И я уже собрался было выйти с кухни как кухарка протянула мне промасленный сверток из плотной бумаги.
  
  - Возьмите Ваше Магичество, на воздухе в самый раз кушать будет.
  Я машинально принял сверток оказавшийся весьма теплым и произнес. - Спасибо тетушка Мира.
  - Мда-а-а, позаниматься теперь точно не получится, я конечно могу ускорить процесс переваривания уже съеденной пищи, но большой погоды это не сделает. В кульке оказалось с десяток пирожков с яблочным повидлом.
  
  Пока я был на кухне прислуга успела прибрать в гостиной, так что о былом бедламе ничего не напоминало.
  Вот так прижав кулек с пирожками левой и держа уже надкушенный правой я и вывалился на улицу с целью просто побродить по заснеженному городку.
  
  Архимаг Арон.
  
  - Волнуешься? - спросил он у стоящей рядом с ним девушки и моментально ощутил насколько глупый вопрос он задал, ведь он и сам волнуется, чего уж говорить о Лурии которая места себе не находит.
  
  Борин прошел по площадке перед дверями и встал там же где когда-то стояла Лурия.
  
  - Интересно, что должно сейчас произойти? - подумал он и получив несильный тычок локтем со стороны Лурии проследил за ее рукой.
  
  Девушка указывала на сугробы вокруг площадки, сейчас они очень быстро таяли, снег буквально на глазах испарялся минуя жидкое состояние. Площадка стала заметно больше, но ничего другого пока что не происходило. Дорин и Эбод разошлись в разные стороны, перенесли немного подальше и задействовали заранее приготовленные защитные артефакты. Площадку накрыло куполом прекрасно видимым даже обычным зрением. Теперь, если что-то внутри купола пойдет не так, снаружи это никак себя проявить не должно. Впрочем, купол далек от идеального потому что он не смог погрузиться в площадку, ведь площадка это часть горы, а вся гора превращена древними в монолит.
  Там, где стоял Борин начало что-то происходить, гном до этого момента державший ключ в руках выпустил его и неожиданно сел на зад - практически упал, ключ же остался висеть в воздухе и его части начали вращаться. Мгновение и артефакт поглотило странное свечение которое не позволило разглядеть, что происходит с артефактом. Все моментально окутались защитными заклинаниями, его и Лурию накрыл странный купол который поставила сама Лурия. Такой же купол накрыл Борина, для этого Лурия бросила в сторону гнома бусину, момент, когда она ее достала он совершенно упустил из виду. Однако ничего страшного не произошло, свечение прекратилось и всем стало понятно что же произошло с артефактом. Каким-то образом артефакт превратился с виду в самый обыкновенный посох - ну конечно в не самый обыкновенный, что весьма примечательно артефакт принял форму огромного ключа, но в остальном это обыкновенный посох.
  Лурия движением руки убрала окутывавшее их заклинание и вытянув правую руку в сторону посоха щелкнула пальцами. Чтобы не гнуть пальцы формируя заклинания, опытные маги держат в ауре их заготовки и чтобы задействовать то или иное заклинание не редко прибегают к разного рода эффектным движениям (идет своего рода ассоциация движения с заклинанием). С одной стороны показуха и работа на публику, а с другой несомненная простота и скорость поиска нужного заклинания. В этот раз поток магической энергии был куда внушительнее, но он не успел ощутить всю прелесть буйства магий, поток энергии исходящий от Лурии быстро иссяк, а над площадкой зазвенели колокола. Звук шел со всех сторон и был чистым и громким, но не оглушающим. И вдруг все стихло и эту неожиданную тишину разорвал, показавшийся громоподобным, треск от которого все разом вздрогнули, а Лурия вновь укрыла их защитным заклинанием. Треск шел со стороны открывающихся дверей, можно было подумать, что ломается камень из которого они сделаны, но вот створки распахнулись и вновь наступила тишина.
  
  - Шенгор Всемогущий! - послышалось со стороны Дариона стоящего вместе с Дорином.
  
  Защита вновь спала и Лурия побежала к все еще сидящему на земле Борину. Когда вслед за Лурией он тоже подошел к Борину, гном по-прежнему сидел на земле и очумевшими глазами смотрел на открывшийся проход.
  
  Лурия присела и потрясла гнома за плечи. - Мастер Борин с вами все в порядке?
  
  Гном словно бы очнулся и перевел взгляд с темного прохода на Лурию.
  
  - Тысячи лет, многие поколения гномов икали способы открыть эти двери, я сам не верил в то, что доживу до такого момента... - произнес Борин, глаза гнома неожиданно заблестели от слез. - Спасибо тебе, ты даже не представляешь, что ты сделала для всех гномов.
  - Не я. - мотнув головой ответила Лурия. - Это заслуга мастера Дорина, мастер Эбода и других гномов вложивших свои силы в раскопки.
  Гном улыбнулся и хитро прищурившись слегка махнул рукой. - Не скромничай, сейчас это ни к чему. Мы ведь тебя для того и позвали и не прогадали.
  - И все же, нельзя же вот так приписывать мне заслуги всех гномов, это неправильно. - ответила Лурия и помогла гному встать на ноги поддерживая его под руку.
  - Смотри Арон, я ведь так могу и передумать и переманить ее у тебя. - подмигнув ему произнес Борин.
  - Можешь попытаться. - улыбаясь ответил он гному.
  - Что скажешь, хочешь к нам в академию? - тут же спросил Борин у Лурии.
  - Благодарю за приглашение мастер Борин, но увы... - Лурия состроила извиняющуюся рожицу и сделала книксен.
  - Ну нет, так нет. - ничуть не расстроившись произнес Борин. - Но имей в виду, если тебе наскучит в этой вашей Академии, у нас тебе всегда будут рады.
  - Благодарю, буду иметь в виду. - ответила Лурия и вновь сделала книксен.
  
  Тем временем на площадку подтянулись рабочие.
  
  - У нас всё готово. - доложил Борину подошедший Глобби.
  - Ну что ж, пора нам уже наконец взглянуть на то, что предки спрятали от своих потомков. - произнес Борин. - Выпивать и закусывать будем вечером. - гном посмотрел на Лурию. - Поможешь нам с охранными чарами?
  - Что за вопрос мастер Борин, конечно помогу, мне ведь тоже интересно посмотреть, что там за дверями. - ответила девушка.
  - Тогда за дело! - произнес Борин и зашагал к распахнутым дверям.
  
  Вадим.
  
  Хвала Великим Богам, все обошлось, в конце чуть не лажанул с импульсом, но как я уже сказал - все обошлось. И как-то неожиданно в конце - ключ превратился в - ключ, очень большой такой ключ, больше похожий на палку, но на красивую палку. И главное цвет уже не серый, какой цвет имели все части ключа до их превращения, казалось будто бы ключ отлит из розового золота и местами покрыт письменами похожими на эльфийские, но точно не эльфийскми, кое-что в тарабарщине эльфов я понимаю. Если честно, то как-то стремно было идти в открывшийся проход и это не смотря на все мое любопытство, но все же я пересилил себя и пошел сразу вслед за мастером Борином. Прежде чем сунуться в проход гном укутался в свои защитные коконы, конечно защита гнома не чета моей (дураков внедрять что-то себе в ауру в не Академии или нет или их слишком мало. Впрочем, мне же лучше, разве нет?), но уважение внушает. А еще при себе мастер Борин держал кучу амулетов и даже здоровенный артефакт, тоже для защиты. Ну и я тоже постарался, накрыл всех своей защитной вуалью, эффект у заклинания весьма интересный, кажется что тебя окружает легкая дымка которая поглощает любое по силе заклинание, а полученную энергию тут же тратит на свое усиление, в итоге можно почувствовать себя внутри эдакого магического облака. Правда от физических атак, такая защита помогает плохо, то есть пока маг ее поддерживает, стрелы или любое другое оружие словно вязнут в этой дымке, но магии при этом тратится до фига. Лучше всего использовать ее в комбинации с защитным коконом, снаружи кокон от физических атак, а внутри вуаль. Мастер Дорин и мастер Эбод тоже внесли свой вклад в построение защиты, над нами развернулось нечто похожее на черепаший панцирь. Арон также не остался в стороне. Заклинание которое выдал Арон это что-то с чем-то. Я конечно догадывался, что архимагом Арон стал не с бухты-барахты, такую хреновину я сам повторить вряд ли смогу, тут и опыт и знания нужны. Вязь мелкая-мелкая, аккуратная словно крючком вязаная (фрагментик к фрагментику подогнан), при этом образуется нечто похожее на кольчугу, только не из колечек, а из треугольничков. Повертев головой я 'быстренько' запомнил вязь, не беда, что повторить не смогу - упрощу, да засуну в амулет. Ну и что, что мое творение будет хуже, такой запас, карман не оттянет.
  Открывшийся проход был метра четыре в ширину и шесть в высоту, в общем маленький такой коридорчик уходящий в темноту. Впрочем через метров пятьдесят коридор кончился и мы оказались в абсолютной темноте. Наши магические светильники освещали пространство метров на десять вокруг и на все эти десять метров, вокруг было пусто. Чтобы не шататься по темноте я достал из одного из кошелей на своем поясе целую горсть бусин и быстренько превратил их в светильники, после чего от души размахнулся (правда бросал не сверху, а снизу) и позволил бусинам рассыпаться по полу.
  
  Можно было и не надеяться на то, что мне удастся осветить помещение полностью, впрочем, я на это и не надеялся. Но кое-чего я все-таки добился, бусины раскатились далеко и во все стороны. Увидев то, что скрывалось во тьме, меня посетило ощущение дежавю, ну или очень близкое к нему. Темнота скрывала множество диванчиков похожих на пластиковые (но явно не из пластмассы сделанных), отчего сей зал напоминал зал ожидания на каком-нибудь вокзале. Примерно через каждые десять метров друг от друга стоят какие-то странные колонны, присмотревшись, понял что это нечто вроде информационных колонок, опять же как на каком-нибудь вокзале. Кстати наверное стоит заметить, что ни на полу ни диванчиках, ни где нет и намека на пыль или иную грязь и мусор. Вскоре в зале стало еще светлее, это рабочие стали расставлять магические светильники.
  
  Вертя головой на все триста шестьдесят я неожиданно поймал себя на мысли. - А ведь и правда, вокзал.
  
  Я ошибся со своим выводом, но не слишком сильно, мы оказались в палате порталов, портальные арки не было видно потому как стояли они довольно далеко от входа и было их ровно семь (как пояснил мастер Борин, шесть арок должны были вести в другие подземные города), седьмая арка меньше по размеру и стоит отдельно, наверное через нее и осуществлялся проход к городку у подножья горы.
  Стены зала испещрены нишами укрывшимися за толстым матовым стеклом. Побывав в одной из таких ниш, я быстро догадался, что такие ниши играли роль жилых помещении, нечто вроде квартир, причем со всеми удобствами в виде раздельного санузла и магических наворотов следящих за микроклиматом в помещениях. Самое удивительное то, что магия все еще действует. Разумеется, что я осмотрел не одну такую 'квартирку', мало ли, вдруг повезет что-нибудь найти. Похоже что жители покинули город организованно и без какой-либо спешки, при этом брали только самое необходимое. Целых вещей из тканей я не находил, но разного хлама, типа серебряных или костяных пуговиц было достаточно, как и ювелирных украшений забытых в спешке. Таковые находились мной случайно, например в ящичке туалетного столика, в куче трухи оставшейся от какой-то одежды (ежу понятно, что за одежду модницы хранят отдельно от прочего гардеробчика). Некоторые найденные мной цацки были замагичены, но ничего серьезного, самая простая бытовая магия. Но, обо всем по порядку.
  Как только стало понятно, что ничего интересного в зале с бездействующими порталами мы не найдем, мастером Борином было принято вполне логичное решение, разделиться на группы и приступить к обследованию сего места. Все находки следовало передавать кому-нибудь из рабочих, которые должны были стаскивать все найденное барахло в разбитый в зале с порталами, лагерь. Кроме того, если кто-то найдет что-то интересное, что нельзя будет взять и унести, он должен будет позвать остальных. И только после этого мы собственно и разбрелись по внутренностям горы. Бродить одному по темному 'подземелью', даже имея магический светильник, я не решился (темноты, как это не парадоксально, я боюсь не меньше чем крыс, мышей и прочей гадости, точнее я боюсь не самой темноты (обычной - ночной темноты не боюсь вовсе), а того, что может в ней прятаться, воображение сразу рисует всю ту нечисть которую я видел в кино и я говорю не про оживших мертвецов. При этом я отлично понимаю, что все это не реальное и вообще... но страх оказывается может быть сильнее любой, даже железобетонной логики), так что потянул за собой Арона, благо тот не сопротивлялся.
  
  - Как думаешь, что здесь раньше было? - спросил Арон как и я вертящий головой (правда смотреть особо не на что).
  Я пожал плечами и ответил. - Не знаю... город... - и вздернув подбородок указав на витражное окно добавил. - Тут вон и лавки были.
  
  В это время мы шли по одному из множества коридоров ведущих в разных направлениях от зала с порталами. Ширина коридора на взгляд метров двадцать, потолок не такой высокий как в зале с порталами, всего-то метров девять. По обеим сторонам коридора, понизу идут витражи с редкими входными арками, второй и третий этажи заняты 'квартирами'. Я чтобы подтвердить свое предположение даже заглянул в одну из лавочек и оказался прав, это и в самом деле когда-то был магазинчик, витрины его владелец забирать не стал, слишком уж они громоздкие или быть может времени не хватило. А потом мы вышли в весьма странное помещение больше похожее на гигантский колодец, центральная часть горы, оказалась полой.
  
  - Хм-м-м... - послышалось у нас за спиной, когда мы с Ароном стояли у стены из толстого абсолютно прозрачного горного хрусталя и смотрели в темноту. - Внутренняя часть Гримм'Хадар строилась по такому же принципу. - произнес мастер Борин останавливаясь рядом и дотрагиваясь рукой до едва различимой глазом преграды.
  - Ты ведь знаешь, наши предки старались подражать пращурам. - ответил ему мастер Дарион.
  - Надо найти зал управления городскими коммуникациями. - покивав произнес мастер Борин. - Не будем же мы работать в темноте.
  - Я думаю, он будет ближе к вершине. - ответил мастер Дарион.
  - Согласен с тобой. - кивнул мастер Борин и посмотрев в нашу строну спросил. - Составите нам компанию?
  За меня ответил Арон. - Конечно, мы идем с вами.
  
  Дальше был целый час 'увлекательнейших' блужданий по лабиринтам внутри горы с подъемами и спусками по широким лестницам и любованием местными красотами. Отделка внутреннего пространства и правда впечатляющая, но когда ты целый час неспешно переставляешь ногами следуя за неторопливыми гномами, об этих самых красотах как-то не думаешь, а все время мысленно подгоняешь идущих впереди гномов. Перед тем как оказаться там, куда нам было надо, пришлось почти десять минут подниматься по лестницам. Под конец гномы едва переставляли ноги, отчего и без того не высокая скорость нашего продвижения к цели, упала до черепашьей.
  
  ***
  
  Зал управления городскими коммуникациями оказался раз в десять меньше зала с порталами и до отказа забит какими-то приборами-артефактами. Еще примерно с полчаса разбирались что есть что и за что отвечает. Благо те, кто когда-то здесь все построили не мудрствовали и каждую кнопочку на своих приборах помечали вполне понятными символами, ни каких тебе букв или рун. Символ обозначающий свет, это пять косых линий стоящих под одним углом. Каждый прибор-артефакт отвечает за отдельный участок, какой за какой, понять не так-то просто, хоть они и подписаны (поверху приборов выгравированы надписи), но ведь надписи-то сделаны на неизвестном мне с Ароном и малознакомом гномам языке. Пришлось пройтись по залу и по-нажимать кнопочку 'свет' на всех приборах и в очередной раз убедиться в том, что древняя магия еще не развеялась.
  
  - Вот бы было забавно, если бы мы вместо света, включили какие-нибудь ловушки... - подумал я в тот момент, когда в зале, где мы находились, загорелся свет и от своих же мыслей мне стало как-то не по-себе.
  
  Затем было такое же долгое и нудное возвращение обратно, гномы как-то не подумали воспользоваться лифтами, впрочем об их наличии гномы не знали, хотя в Гримм'Хадар и есть лифты, но гномы сами их придумали и построили, без оглядки на своих предков (разумеется, что лифты гномов, это плод их инженерной мысли). О наличии лифтов мы узнали уже на следующий день, а весь этот, пришлось топать ножками. При нормальном освещении бесконечные тоннели не выглядели ни мрачными ни жутким, наоборот стало видно какую работу пришлось проделать неизвестным зодчим чтобы облагородить свой дом. Каждый коридор, каждый зал от мала до велика, представляет собой произведение искусства, стены и потолки покрыты тончайшими узорами высеченными в гладко отполированном камне. Полы в каждом отдельном случае имеют свои рисунок который не был заметен при отсутствии света. Цветные витражи обозначающие бывшие лавочки, перед некоторыми мозаикой на полу выложены надписи, как-то я не обратил на это внимания когда мы бродили с Араном, воздух на удивление чист и свеж, а вокруг ни пылинки, что собственно свидетельствует о том, что древняя магия все еще действует.
  В процессе исследований древнего города стало понятно что Мадрахар представляет собой подобие муравейника, еще более сложного чем Гримм'Хадар. Центральная часть города полностью занята огромным накопителем, верхнюю часть занимают хоромы в которых явно жили далеко не бедные люди и помещения больше похожие на офисы чем на жилые, основная масса жилых помещений расположена ниже, самые нижние уровни были отведены под какие-то технические и хозяйственные нужды.
  
  Архимаг Арон.
  
  Все же время, не смотря на то что горная порода была превращена в монолит, который в добавок был укреплен магией, не пощадило нижние уровни подземного города. Самые нижние уровни оказались полностью затоплены водой из большого подземного озера некогда питавшего город питьевой водой, а те уровни, что были над затопленными, частично обвалились, кроме того на большей половине нижних уровней полностью отсутствует освещение. И именно туда их и привела судьба в лице Лурии, которой очень не кстати на глаза попался символ 'познания' - око заключенное в фигуру перевернутого вершиной вниз треугольника расположившийся рядом с надписью 'Информаторий', по крайней мере так он перевел это слово. В отличии от Лурии, которая хоть и разбирается в символах, но абсолютно не владеет письменностью высших как и их разговорным языком, он их знает, но приходится делать вид, будто они ему тоже не знакомы. Так получилось, что он не стал спешить проявлять свои знания, а затем и вовсе стал сомневаться в необходимости сделать это, ведь Лурия могла подумать что он нарочно ее обманывал.
  
  - Ты как? - отплевавшись спросил он.
  - В порядке. - ответила как и он стоящая на четвереньках Лурия - Только дух перевести надо. - и она полностью опустилась на гладкий гранитный пол.
  
  Он поступил точно также, при падении он довольно сильно ударился об воду левым боком и сейчас собирался заняться ноющей рукой. Несмотря на довольно яркий свет, вода плещущаяся у самых ног кажется черной, лежать в мокрой одежде в лужице набежавшей с нее воды на каменном полу не очень-то и приятно и похоже что Лурия заметила это раньше него.
  
  - Не вздумай подглядывать. - произнесла девушка вставая и выходя из поля его зрения.
  
  Вновь наступила практически абсолютная тишина нарушаемая лишь капающей где-то в темноте водой и загадочным шуршанием. Он и не думал подсматривать за тем, чем там занимается Лурия, ему и самому не мешало бы снять с себя одежду и хотя бы выжать ее, но сейчас ему было не до того, он занимался своей рукой. Много времени и сил у него это не отняло, хватило и простенького слабенького целительного заклинания. После чего он все же позволил себе немного расслабиться и сам того не желая чуть повернув голову посмотрел на Лурию. Впрочем ничего такого он там не увидел, Лурия стояла у нему спиной и возилась со шнуровкой на спине непонятно откуда взявшегося платья на которое она сменила свое походное одеяние - брючки из тонкой мягкой кожи, шелковую блузу, вельветовый жилет и вполне ожидаемые высокие сапоги со шнуровкой на толстой подметке. Но тем не менее он тут же поспешил отвернуться и сделал это так резко что даже слегка стукнулся затылком об пол и зашипел от боли.
  
  - Помоги-ка. - прозвучало у него над головой заставив его встрепенуться и сесть при этом он успел начать растирать ушибленный затылок глядя на девушку стоящую рядом с ним спиной к нему. - Помоги говорю, я сама не смогу завязать.
  
  Он встал и взяв в руки кончики шнурков так и замер глядя на них в своих руках, все потому что раньше заниматься чем-то подобным ему не доводилось и сейчас он соображал что и как делать.
  
  - Ну, чего там? - секунд через тридцать нетерпеливо поинтересовалась Лурия.
  - Думаю... как бы...
  - А-а-а... значит слушай, крючочки видишь?
  - Вижу.
  - Очень хорошо, тогда тот кончик шнурка что у тебя в правой руке цепляй за левый крючок, а тот что в левой руке через правый и подтягивай шнурок, и так крест на крест до конца. А бантик, если не сможешь, я уж сама завяжу.
  - Хм-м-м...
  - Ну что еще?
  - Да вот подумал, сколько раз видел подобное, но как-то не задумывался, как оно все крепится.
  - Что, думаешь сложно?
  - Нет, в общем-то не сложно.
  - Вот именно, все просто, а теперь давай, завязывай уже.
  Когда пол дела было сделано он обратился к Лурии. - Могу я спросить?
  - Опять что-то не получается?
  - Да нет, вроде бы все в порядке.
  - Точно?
  - Точно.
  - Это хорошо, тогда спрашивай.
  - А где ты здесь достала платье? И куда делась твоя мокрая одежда?
  - Покажу, когда закончишь.
  
  Занимаясь в общем-то не хитрым делом он вспоминал все произошедшее с ними с самого утра и до этого момента.
  
  Утром еще за завтраком Лурия попросила его составить ей компанию во время исследований нижних уровней и он не стал ей отказывать, все равно больше-то особо заняться нечем. За время их шатания по первому из нижних уровней им повезло найти кучу всякого разного хлама, серебряные и золотые монеты, медное кольцо, зачарованную линзу из горного хрусталя, несколько весьма уродливых деревянных кукол с дюйм ростом, целую кучу испорченных заготовок под амулеты в одной из бывших мастерских и бессчетное количество серебряных пуговиц и крючочков. Разумеется что за несколько часов они не смогли осмотреть весь уровень, тут только на то чтобы шествуя по главной галерее обойти его уйдет не меньше суток, все же нижние уровни более обширные нежели верхние. Ближе к полудню было принято решение вернуться обратно наверх пообедать и затем вновь спуститься чтобы продолжить осмотр и они уже шли к ближайшему подъемнику когда Лурия заметила над одним из коридоров символ познания. Разумеется что после того как она увидела этот символ ни о каком обеде и речи быть не могло, хотя он все же напомнил Лурии об их планах, но та лишь отмахнулась сказав что пару часов без еды она как-нибудь проживет. Проход в который они вошли оказался частично завален, но это не остановило Лурию, тем более что свободного пространства чтобы пройти вполне хватало. Идя по этому проходу они вышли в большой зал, насколько он большой сразу оценить было невозможно в зале полностью отсутствовало освещение, а их магические светильники не могли осветить даже малую его часть, бесполезным оказалось и заклинание кошачьего глаза. Впрочем кое-что до того как случился обвал, они все-таки успели осмотреть, - ряд статуй выполненных в натуральную величину, судя по тому что было в руках у изваянии - толстые фолианты, причудливые посохи и жезлы - и по тому что за одежды на них были - ниспадающие до пола хламиды - посвящались они магам. А затем случилось то, чего ожидать было нельзя ибо ничто не предвещало того, что это должно вот-вот произойти. В тот момент когда откуда-то снизу послышался странный шум и под их ногами начал трястись пол они были уже довольно далеко от прохода по которому пришли. Где-то вдалеке что-то громко хлопнуло, ухнуло и послышался всплеск воды, пол начал крениться. Удивительно, но он первым успел оценить опасность происходящего и крикнув - Бежим! - не спрашивая разрешения ухватив Лурию за руку потянул ее за собой. Однако далеко убежать они не успели, нет, пол не ушел у них из под ног полностью, но бежать стало невозможно так сильно и резко он накренился. Это сыграло свою роль, они оба оказались на полу, при этом он непроизвольно выпустил руку Лурии, а затем они начали скатываться вниз по скользкому полу словно с горки. Мимо них одна за другой пронеслись статуи лишь чудом не задев их, затем в какой-то момент он обогнал Лурию которая почему-то вовсе перестала скатываться (выглядело это так словно та ногтями впилась в плиту из гладко отшлифованного малахита), и он не придумал ничего лучше чем попытаться ухватиться за нее. И у него это даже получилось, он ухватился в самый последний момент за левую лодыжку девушки, но его скорость падения и масса тела оказались слишком велики Лурия не удержалась. Практически моментально они достигли края, к тому моменту он уже отпустил ногу Лурии и сам пытался предотвратить свое падение, но его пальцы лишь скользнули по неровному и в тоже время гладкому краю обрыва. Лурия же и вовсе больше не пыталась остановиться и в отличии от него падала она не спиной, а ногами вперед. Странным было то, что падали они в абсолютно молча, ни каких криков или визга, чего стоило бы ожидать. Ему даже показалось, что Лурия что-то успела скастовать за мгновение до того, как он ударился об воду. Падение продлилось считанные мгновения, но ему показалось что прошла целая вечность, а потом он резко ушел с головой под воду и даже успел ее вдоволь наглотаться прежде чем понял что произошло. Ему можно сказать повезло, что он не захлебнулся, впрочем об этом он подумал уже после того, как они выплыли на 'спасительный берег'. А до этого им еще предстояло этот самый берег найти, что оказалось не так-то просто сделать так что плавать им пришлось довольно долго. Хорошо хоть плавали не в полной темноте, так как от закрепленных на одежде магических шариков светильников толку было мало, потому как находились они под водой, то Лурия продемонстрировала ему кое-что новое - светящийся нимб над ее головой. Кстати, в отличии от него, Лурия приводнилась довольно удачно, по крайней мере не отплевывалась как он, после того как он наглотавшись воды все-таки вынырнул на поверхность. Спасительный берег которым послужил неровный край гранитной плиты всего на дюйм возвышающийся над водой, нашелся не скоро и они оба успели изрядно под-устать. Вот так собственно они и оказались здесь.
  
  Из задумчивости его вывел голос Лурии. - Ну, что еще?
  - Ты о чем?
  - Почему остановился?
  - Прости, просто задумался.
  - Над чем?
  - Над тем, что нам делать?
  - Конечно же искать отсюда выход. И давай-ка, затягивай потуже... Не так сильно.
  - Прости.
  - Ничего, заканчивай уже побыстрей.
  
  На то чтобы управиться со шнуровкой у него ушло не меньше десяти минут, если не больше, но в конце концов дело было сделано.
  
  - Благодарю. - поворачиваясь к нему лицом и поправляя весьма пострадавшую после невольного купания прическу произнесла Лурия и глянув на него тут же полезла в один из кошелей на своем поясе с которым она похоже вообще никогда не расстается. - Вот, положи куда-нибудь, это поможет тебе быстрее просохнуть. - он протянул руку и на его ладони оказалась средних размеров бусина ярко-красного цвета. - А вот это, ответ на твой вопрос, откуда взялось мое платье. - Лурия запустила руку в другой кошель и достала из него небольшой предмет похожий на шкатулку из филиграни украшенную финифтью. - Ты ведь в курсе практически всего что делается в Академии, неужели не читал о волшебном кармане?
  - Я читал отчет Борга и помню, что в нем говорилось о нестабильности артефакта.
  - Значит плохо читал или Борг забыл что-то указать. В общем, сейчас артефакт проходит финальную стадию испытаний в полевых условиях. И пока никаких сбоев в его функционирований не выявлено, Боргу даже удалось втрое снизить затраты магической энергии на его работу и практически полностью исключить ее утечку в то время пока артефакт не используется.
  - Не стоит хвалить одного лишь Борга, я ведь знаю, что за доработку вязей отвечала ты, а не он, о чем он собственно и написал в своем отчете.
  - Ну ладно, давай лучше пойдем искать, как нам выбраться отсюда.
  - Я бы предложил остаться здесь и подождать пока нас не найдут.
  - И когда это еще будет? Да и не интересно, вот так просто сидеть на одном месте.
  - Это может быть опасно.
  - Не опаснее чем сидеть здесь и ждать, пока тебе на голову не свалится что-нибудь.
  Он был вынужден признать, что сидеть на одном месте в ожиданий гномов, не безопаснее поиска выхода которого может и не оказаться.
  
  ***
  
  Лурия как было до этого - убежала вперед, выход они все-таки нашли, впрочем его и искать долго не пришлось, стоило им немного пройти вперед, как они увидели проход идентичный тому, что был уровнем выше.
  Прошло уже примерно полтора часа с тех пор, как они бродят по лабиринту из бесконечных коридоров и залов. Где-то там позади осталось озеро в которое они так удачно упали. Падение продлилось считанные мгновения, но эмоции пережитые за время падения свежи до сих пор. Вода хоть и смягчила падение, но не так чтобы очень, благо падать как оказалось было не высоко, хотя в темноте оценить расстояние было невозможно и последствия падения оказались не критичны. Возможно, им стоило бы оставаться на месте, там у озера, ведь гномы наверняка будут их искать и наверняка придут в тот самый зал с обрушившимся полом, но Лурия руководствуется какой-то своей логикой и ей не сидится на месте.
  Идти в тишине и молчании совсем не хотелось, Лурия хоть и пребывает в напряжении, но уже не в таком как раньше. Он, сам для себя неожиданно вздрогнул, когда перед ним неожиданно возникла Лурия которая стояла и вертела головой, словно что-то высматривая в темноте или прислушиваясь к чему-то. И без того абсолютная тишина стала еще плотнее и даже начала давить на сознание. Ему было бы стыдно кому-то признаться в том, что он боится и тишины и темноты и вообще замкнутого пространства. Этот страх в нем сидит с самого его детства. Тогда он случайно оказался запертым в сундуке на чердаке, куда забрался прячась от Калерии. Была у них своего рода игра... один прячется, другой ищет. Родители маги уже в пятом поколении, вечно были заняты своими делами, так что детей своих оставляли на нянек, но те не всегда могли уследить за ними. Тогда он не придумал ничего лучше, чем забраться на чердак и спрятаться в старом сундуке. Он и подумать не мог о том, что сундук может не открыться, а его крики и стук изнутри, никто не услышит пока не поднимется на чердак и не подойдет ближе. Странно должно быть в его возрасте боятся всего этого, но с собой ничего не поделаешь. Поэтому сейчас, когда стало очень и очень тихо, проснулись долго спавшие страхи. Впрочем эти страхи не заставили его запаниковать, ему просто стало не по-себе. Поэтому он и нарушил эту давящую тишину своим вопросом.
  
  - Что-то не так?
  В ответ на это Лурия сначала приложила палец к губам затем прошептала. - Ничего не слышишь?
  Он отрицательно качнул головой, но на всякий случай прислушался, однако ничего так и не услышал и потому также шепотом ответил. - Нет, ничего не слышу.
  - Ну же, звук такой, будто кто-то стучит металлической трубой по камням.
  Он снова прислушался, но уже с наложенным на себя заклинанием острого уха и действительно услышал тот звук о котором говорила Лурия.
  - И что это может быть? - спросил он вопросительно глядя на девушку.
  - А я почем знаю? - ответила та. - Может кто-нибудь из гномов, как и мы спустился на нижние уровни, мы ведь не обсуждали кто и что будет исследовать.
  - Думаю ты права, к тому же, если это действительно кто-то из спустившихся вниз гномов, то он должен знать где выход.
  
  Источник звуков находился где-то за стеной и на довольно приличном удалении от них, поразительно как Лурия вообще смогла их услышать без помощи магии. Найти путь к явно что-то копающему гному оказалось непростым делом, часть из встречаемых ими проходов была наглухо завалена так что без помощи полноценного геоманта там пройти было абсолютно невозможно, впрочем проходов вокруг вполне хватало.
  
  - Чувствую себя Ларой Крофт. - произнесла идущая чуть впереди Лурия, наверное для того чтобы не идти в абсолютной тишине которая похоже и ее до жути напрягает.
  - Кто это?
  - Да так... никто... героиня книг.
  - Впервые о такой слышу.
  - И много же ты книг прочитал?
  - Ну-у-у...
  - Не трудись отвечать, ты наверное как Пьер с Седриком, после того, как стал магом кроме магических фолиантов в руки практически ничего другого-то и не брал.
  - Ну вообще-то я иногда читаю...
  - Ага, сборник стихов трехсотлетней давности, рифмы просто потрясающие... поэту наверное голову напекло чтобы он такое сочинил или же он совсем от тоски по женской ласке умом тронулся.
  - А ты могла бы лучше?
  - Что?
  - Стихи писать.
  - Не знаю. - ответила Лурия поворачиваясь к нему лицом и продолжая идти спиной вперед заложив руки за спину. - Меня ведь папа сам учил, не нанимал репетиторов как это принято у дворян, а вообще, мне если честно больше музицировать нравится.
  - Это заметно.
  - Что заметно?
  - Что тебе музыка нравится. Вон как ты замечательно на гитэре играешь.
  - Вообще-то училась я играть на лютне, но гитэра мне почему-то больше по душе. А еще я училась петь... впрочем это ты и так знаешь, сам раскопал прошлое моей семьи.
  - Так значит ты не одобряешь...
  - Чего?
  - Мой выбор...
  - Чего?
  - Книги для чтения.
  - Мне вообще-то все равно, но если хочешь спросить моего совета,.. - Лурия остановилась и развернувшись на каблуках зашагала дальше. - То советую почитать Лютрена Аривье, очень хороший современный поэт. Кстати он пишет неплохие баллады и сам же сочиняет музыку к ним, что сейчас на просторах Акрилона большая редкость.
  - Я обязательно последую твоему совету. - ответил он.
  
  Сборник стихов Эбдура Гоге который раскритиковала Лурия ему когда-то очень давно дала Калерия, которой как раз-таки очень нравится подобная манера рифмования, да и он сам не видит ничего отрицательного в том, что поэт восхваляет женские прелести. А в его багаже этот сборник оказался по чистой случайности, он положил его вместе с фолиантами по магии огня.
  Вскоре к уже ставшему отчетливо слышному звону и гулу добавились и другие звуки, такие при работе издают механические големы гномов, от чего он еще больше укрепился в выводе, что это и в самом деле гномы чего-то копают и даже голема с раскопок у подножья горы притащили. А также подумал о том, что случившийся обвал мог быть следствием этих самых работ. И уже после этого подумал о том, что им перед уходом все-таки стоило обсудить с Борином и остальными гномами кто и куда пойдет и кто и чем займется, чтобы избежать возможных несчастных случаев. Неприятно было осознавать, что для них с Лурией их прогулка вполне могла закончится весьма печальным образом. Но от мрачных дум ему пришлось отвлечься, ведь они зашли за поворот туда, где должны были находиться археологи с големом, однако вместо гномов и голема они увидели только одного голема, да и то - не того.
  В проходе всего в каких-то трех, четырех шагах от них у завала топтался огромный (около трех стоп ростом) белого цвета муравей, по крайней мере так ему показалось до того как он смог как следует его разглядеть. Муравей оказавшийся на самом деле големом стоял посреди заваленного прохода и похоже расчищал этот самый завал, по крайней мере это выглядело так, будто бы он его расчищает. Гул который они слышали возникал тогда, когда голем касался стенки завала одной из своих передних ног, на пол при этом начинала сыпаться мелкая каменная крошка которую голем потом сгребал в кучу и сдвигал назад.
  
  - Бессмысленный и бесполезный труд. - подумал он оценивший состояние стен и потолка расчищаемого големом прохода. И не вооруженным глазом было видно, что все это может в любой момент обвалиться снова.
  - Ух ты! - восхищенно и радостно выдохнула Лурия увидев голема и даже подпрыгнула на месте после чего захлопала в ладоши. - Это же один из големов древних, а у нас в Академии только отдельные части есть и я хотела увидеть такого голема целиком. - произнеся все это Лурия повернулась к нему и умоляюще глядя ему в глаза добавила. - Давай возьмем его к нам в Академию?
  
  Он даже опешил от такого вопроса-предложения и отчего-то у него возникло стойкое ощущение того, что перед ними не действующий древний голем занятый работой, а бездомный щенок или котенок в какой-то подворотне.
  
  - А ты уверена что сможешь его подчинить? - спросил он наблюдая за тем как работает голем.
  
  Сам голем как оказалось не производит практически никаких звуков, все звуки исходят от крошащегося камня и вращающихся штук расположенных на передних ногах голема, которыми тот собственно и крошит камень.
  
  - Ну-у-у... я попробую. - несколько неуверенно ответила Лурия.
  - Что тебе для этого понадобиться?
  - Тишина и покой. - ответила девушка почему-то глядя себе под ноги. - А еще, тебе придется какое-то время покараулить меня, мало ли, вдруг голем взбесится. - это она говорила уже сидя прямо на полу и расправляя пышную юбку своего платья.
  
  Он не оставил без внимания слова Лурии о том, что голем может взбеситься и сразу же начал готовиться или уничтожить голема или если не получиться (в случае с древними, нельзя быть полностью уверенным в том, что хватит сил) задержать его, хотя бы на время, пока они не убегут подальше.
  Лурия пока он готовился тоже не сидела без дела, он видел как от нее в сторону по-прежнему занимавшегося своим делом голема по полу протянулось несколько золотистого цвета нитей.
  Выстроив между ними и големом пока еще слабенький магический барьер который можно будет усилить в мгновение ока он посмотрел на Лурия, та сидела абсолютно расслабленная, неподвижная с закрытыми глазами, можно было подумать что она спит, но он чувствовал и магическим зрением видел какие силы бушуют в ее ауре и сколько энергии утекает из нее по протянутым к голему магическим каналам. Тем временем вокруг голема сформировалась тончайшая сеть на которую голем естественно никак не среагировал, он все также как и раньше продолжал заниматься своим делом. Вот он заметил как Лурия нахмурилась и одновременно с этим сеть опутавшая голема резко облепила его, но не сковала как он предполагал, а прошла вовнутрь. Голем на мгновение замер, затем попятился назад и резко развернувшись в их сторону прыгнул, чего он от него совсем не ожидал, конструкция голема вроде бы не располагала к подобным прыжкам, да и вообще. Наткнувшись на магический барьер летящий в их сторону голем пробил его, но он вместо того чтобы восстанавливать его выставил новый который голем пробил с такой же легкостью что и первый. Выставив еще один барьер он быстро обернулся чтобы посмотреть как там Лурия - девушка по-прежнему сидела неподвижно только нахмурилась сильнее. В тоже время едва различимый хлопок за спиной возвестил о том, что барьер разрушен. Уже после того как голем разрушил первый барьер он не поскупился потратить энергии на второй, а теперь и вовсе вбухал практически половину того запаса энергии что у него осталась, остальное приготовился влить в заклинание чтобы уничтожить голема. При этом он все рассчитал так, чтобы у него осталось еще чуть-чуть энергии для возведения еще одного барьера, чтобы он смог прихватив Лурию убежать не дожидаясь результата воздействия его атакующего заклинания. Только вот голем нарушил его планы, вновь прыгнув он разрушил барьер и полностью проигнорировал окутавшее его пламя. Но он все же успел поставить еще один барьер словно только для того чтобы понаблюдать за тем, как голем его разрушает. Убежать они с Лурией уже не успеют, а он так глупо растратил всю энергию. Все это действие заняло считанные мгновения и произошло на считанных шагах, так что когда голем охваченный пламенем разрушил последний барьер от них его отделял всего один не полный шаг. Вытянутая в его сторону нога голема с вращающейся штуковиной издающей противный звук от которого сводит скулы остановилась в паре дюймов наткнувшись на очередной барьер в который он вбухал все остатки энергии и чуть-чуть жизненной силы. На то чтобы пробить этот барьер у голема ушло меньше минуты, то есть всего три удара его передними ногами после чего он свалился словно придавленный огромным тапкам, а затем за своей спиной он услышал усталый выдох.
  
  - У-уф-ф... кое-как сладила. - Лурия моментально оценила ситуацию. - Прости, надо было мне поторопиться. - и после этого она виновато опустила голову. - Уже во второй раз заставила тебя жизнью рисковать из-за своих капризов.
  - Не вини себя, я ведь осознанно шел на эти риски, все-таки могло быть куда хуже пойди ты с кем-то другим или вовсе одна.
  - Все равно, теперь я тебе должна и даже не спорь.
  Непонятно почему он вдруг почувствовал себя крайне неловко. - Давай произведем взаимозачет, я ведь тебе тоже должен...
  - Нет, - Лурия мотнула головой, - это совсем другое.
  - Хорошо, не буду с тобой спорить.
  - Вот и молодец. - как-то натянуто улыбнувшись сказала Лурия и протянув ему руку добавила. - А теперь помоги-ка мне встать, а то я ног совсем не чую.
  
  Он помог Лурии встать и та сразу же подошла к распластавшемуся по полу голему который сейчас с растопыренными в стороны ногами и в самом деле выглядел как большой муравей которого раздавил великан. Вновь присев уже возле голема Лурия дотронулась до его головы и та резко дернулась и поднялась, однако тут же безвольно упала на каменный пол. Пока Лурия занималась големом он восстанавливал свой запас магической энергии. Раньше в Академии, да и не только в ней, а вообще повсюду, для восполнения запасов магической энергии маги использовали обыкновенные накопители сделанные из разных драгоценных камней, костей и дерева. Но все это уже в прошлом, жидкий накопитель - одна из многих придумок подруги Лурии. В сравнений с другими магами Академии как маг Эльке совсем слаба и ее как и прочих не прошедших отбор отправили бы учится куда-нибудь еще в империю Эос или к гномам, а может еще куда. Но Лурия надежно оградила свою подругу от подобной участи, а теперь он отчетливо понимает, что прояви она свой талант где-то в другом месте нежели в их Академии, то за такую промашку его могли бы и попросить освободить кресло пожизненного ректора или скорее главы Академии. Таких ошибок в Академии не прощают, даже если в этом и нет ни чьей вины, ведь все было бы в соответствии с правилами Академии. Академия за долгие годы своего существования нажила не мало врагов и только наивный дурень будет думать, что их нет среди тех, кого в Академии считают союзниками. Не смотря на то, что и внутри самой Академии не все так гладко как может казаться, среди ее магов нет таких, кто хотел бы ее развала, ведь это означало бы конец их сытой жизни в роскоши и богатстве. В других странах такого пиетета как в Акрилоне перед магами не испытывают, впрочем, там маги и не стараются хоть как-то облегчить жизнь людям. Даже у гномов магия используется далеко не повсеместно. Дома чаще отапливаются дровами, на них же готовится пища, да и все остальное, что в Акрилоне возложено на амулеты, гномы чаще делают своими руками.
  Так что в Академии понимают, что даже не большое усиление врага, будь он тайный или явный, грозит обернуться для Академии большими проблемами. Конечно, бывают и утечки, куда уж без этого? Но все они на самом деле носят строго контролируемый характер. Специально отобранные им маги решают, что стоит скормить тем или иным союзникам или врагам. И пока там идет изучение и освоение, а попутно еще и борьба за этот кусок с другими организациями которым ничего не досталось, Академия может жить спокойно и за это время делает шаг, другой вперед в своем развитии. Вон как развиты внутренние города Акрилона, впрочем, развитие периферийных городов ничуть не отстает от них, оно просто отличается. Такой контраст и привлекает в те города куда большее количество иноземцев, нежели центр страны. Для иноземцем может показаться 'дикостью' то, что для жителей самого Акрилона является вполне привычной обыденностью. Что самое поразительное, эликсир изготавливается не из трав или каких-то иных органических компонентов, Эльке смогла придумать способы как растопить самые разные драгоценные и полудрагоценные камни. Разумеется, что в чистом виде результат ее первых экспериментов никто пить не будет, хотя и тому что получается в результате первой реакции тоже есть применение. Далее самой же Эльке были разработаны методы приготовления самых разнообразных зелий и эликсиров в состав которых входят жидкости только на основе бывшей не органики. Пить такие зелья не всегда приятно, но даваемые ими эффекты того стоят. Сейчас вот она ведет активную разработку эликсира жизни на основе трансмутированных жидкостей, кое-какие результаты уже есть, но пока весьма скромные, хотя они куда более впечатляющие если сравнивать их с теми достижениями которые были сделаны алхимиками Академий за свою ее тысячелетнюю историю. Отдай он такой талант в чужие руки и все, можно смело освобождать кресло ректора Академии. Он поймал себя на том, что его мысли пошли по кругу и прервал ненужные сейчас раздумья на тему что было бы, если было бы.
  Тем временем голем начал вставать на ноги, с первой попытки у него это не получилось, ноги голема разъехались в разные стороны и он вновь распластался по полу. При этом звук от падения голема на каменный пол был такой, словно он тоже из камня.
  
  Пока голем пытался встать Лурия отошла от него. - Представляешь, в нем практически нет магии, а его разум это вообще что-то за гранью моего понимая.
  - И как же ты смогла его подчинить?
  - Ну-у-у, я его и не подчиняла вовсе.
  - То есть как? - он опасливо посмотрел на голема который вновь растянулся на полу.
  - Чтобы подчинить его разум, мне нужно понять как создавали этот самый разум, а пока что я его как бы отрезала. Если уж даже это было трудно сделать, то о полном подчинении его разума и вовсе речи быть не может.
  - Так он опасен сейчас или нет?
  - А-а-а, нет, сейчас он не опасен, я отрезала его разум от управления телом и возложила все это на псевдоразум обыкновенного голема и на ретранслятор моих мысленных команд. То есть он практически полностью на ручном управлений. Думаю что в Академии мы с Боргом сможем выцарапать секрет создания или хотя бы понять принципы работы его разума. Я надеюсь ты понимаешь, что это очень важная вещь, Борин не захочет нам его так просто отдать, но голем должен попасть в Академию.
  - И что же ты предлагаешь отдать гномам взамен? Гномы ведь наверняка высоко оценят древнего действующего голема.
  - А что не жалко то и предложи.
  - Все жалко.
  - Это не жалость, это жадность. Жадность, это плохо!
  - Ну-ну, посмотрел бы я на тебя, окажись ты на моем месте.
  - Нет уж благодарю. - Лурия сделала книксен. - Мне и на своем месте, очень даже хорошо.
  - Да?
  - Да.
  - Ну ладно, оставайся на своем месте. - улыбнулся он. - А мне теперь предстоит хорошенько подумать над тем, что же предложить гномам за голема.
Оценка: 8.09*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул О скитаниях"(Боевая фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"