Безликий Виталий: другие произведения.

Девочка-волшебница или...(4)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.85*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приятного времяпрепровождения (будет обновляться по мере написания и редактирования уже написанного) По причине появления комментариев не имеющих отношения к написанному в книге, комментарии не будут доступны всем желающим.

  Капитан королевской гвардии Делориана Эр'Эннси.
  
   Он еще раз окинул площадь взглядом, народу на ней собралось великое множество, такого еще никогда не бывало. По обеим сторонам Площади Розаны над головами людей виднелись красные колпаки принадлежащие проповедникам из церкви Лазаря. Обычно ему нравится слушать проповеди, но в последнее время проповедников стало уж как-то слишком много, практически на каждом углу каждой улицы города стоит жрец в белой сутане с красной пелериной на плечах и в таком же красном колпаке на голове. Впрочем, так случается всякий раз, когда в город приезжает Великий Магистр. Однако никогда раньше королевскую гвардию не посылали патрулировать улицы как обычную стражу, которой на улицах тоже хватает. Хотя ему-то наверное грех жаловаться, сам он никуда с площади не уходит, сидит себе в тени, да смотрит как народ развлекается. И вроде бы праздника никакого нет, а тут каждый день толпа народу собирается, ждут когда Великий Магистр выйдет в мир, чтобы благословить всех мирян ищущих благосклонности Лазаря. На площади собрался не только простой люд, пришли и мелкие дворяне, они собрались в отдельную кучку у стелы на вершине которой стоит статуя символизирующая Лазаря - Бога Света - сына Солнца.
  Несколько раз пробил колокол на башне городской ратуши оповещая о наступлений полудня, народ на площади заметно оживился, все устремили взоры на огромные, окованные серебряными квадратными пластинами с вычеканенными на них изображениями деянии тех, кого причислили к святым, ворота церкви Лазаря. Из ворот выехала с виду обычная телега влекомая парой лошадей в ниспадающих чуть ли не до самой земли попонах ярко-красного цвета. На телеге держась за специально предусмотренный поручень, стоит Великий Магистр, в ослепительно белой сутане с золотистого цвета пелериной на плечах и с ярко-красной ермолкой на лысой голове. Никаких речей Великий Магистр отродясь не произносил, его голос можно услышать только во время литургии или проповедей. Там же на телеге рядом с Великим Магистром стоит обыкновенная бочка доверху наполненная райскими желудями. Он отлично знает, что на самом деле это никакие не желуди и что эти орехи имеют другое название, но верующим в массе своей - не образованным, все равно. Запустив правую руку в бочку Великий Магистр широким жестом разбросал орехи, какая при этом началась давка, просто неописуемо, каждому хочется поймать 'райский орех', а если не поймал, то поднять с земли или вырвать из рук того, кто оказался более удачлив. Даже гвардейцы стоявшие в оцеплений и те стараются поймать разбрасываемые орехи. Он припомнил, что и он когда-то также тянул вверх руки стараясь поймать падающие орехи, также топтался по тем, кто наклонившись за орехом упавшим на землю, оказывался сбит с ног и точно также бил морды тем, кому повезло поймать хотя бы один орех. Кажется будто Великий Магистр совершенно не замечает того, к чему приводит разбрасывание орехов, ведь обязательно будут пострадавшие и переломы с ушибами всего тела, не самое страшное, в давке могут затоптать насмерть и такое бывало, и не раз. Чаще всего гибнут дети, хватает же у некоторых ума, притащить на площадь всю семью, и ведь такое повторяется регулярно из раза в раз.
  
  Все началось как-то неожиданно, никто, в том числе и он вначале и не понимали ничего, а затем началась паника. Откуда-то совершенно неожиданно на площади появилось несколько отвратительнейших на вид тварей каждая примерно три шага в холке и с пастью полной белоснежных клыков в добрую пядь. Дико взревев твари бросились на людей, толпа ловящая орехи, собирающая их с земли или вырывающая у соседа, казалось будто бы не замечает происходящего. И ведь вначале так и было, никто на рвущих людей тварей, даже внимания не обратил, в том числе стражники и гвардейцы, а вот когда все-таки обратили, началась паника. Рассекая толпу наперерез одной из тварей бросились два стражника вооруженных алебардами, одному даже посчастливилось достать тварь алебардой по голове в районе шей, на этом везение стражника закончилось, как и его жизнь. Второму стражнику повезло еще меньше, его случайно сбили с ног бегущие в панике люди, а когда он поднимался с колен, тварь одним движением когтистой лапы снесла ему голову. Словно во сне он наблюдал за происходящим, наверное именно поэтому он не сразу отдал команду атаковать. В какой-то момент он словно бы очнулся и заорал.
  
  - Арбалетчики, заряжай! Целься! Залп!
  
  Арбалетчики занимали позиции на террасе на втором этаже самого респектабельного, следовательно самого дорогого трактира столицы. Три десятка арбалетных болтов разом устремились к ближайшей из тварей и буквально разорвали ту на куски, каждый болт являет собой артефакт в котором при ударе наконечника болта срабатывает заложенное в него заклинание. А вот достать вторую тварь арбалетчикам не случилось, тварей оказалось больше, только другие почему-то раньше прятались, но после того, как одна из них сдохла, на ее место сразу же пришло еще две и это только с одной крыши, с других крыш окружающих площадь домов, на площадь тоже начали спрыгивать такие же твари. Он повернулся к террасе лицом и посмотрел наверх, там была еще одна тварь и ее появление застало арбалетчиков врасплох. В тот момент когда он посмотрел наверх в живых оставалось человек пять не больше и сдаваться они не собрались, эффект неожиданности прошел, и тварь рвавшую последнюю свою жертву ждала участь ее предшественницы. Сработавшими заклинаниями тело твари сбросило с террасы на площадь, оно упало в каком-то шаге от него, так что он смог хорошо разглядеть ее. Все-таки он ошибся, твари не были похожи, первые две были крупнее и имели вытянутые морды, а у этой морда плоская и клыки не торчат во все стороны. Чем дольше он смотрел на дохлую тварь, тем отчетливее замечал ее сходство с человеком, да у твари не было носа и ушей, но если все-таки постараться не обращать на это внимания, как и на пасть полную острых клыков, то сходство с человеком на лицо. Даже размерами, она не намного крупнее обычного человека.
  Площадь практически опустела, на ней остались только тела жертв толпы и тварей, а также два десятка стражников и десяток гвардейцев. Тварей было семь, это вместе с той, что была одной из первых. Еще на площади была телега Великого Магистра, самого Великого Магистра разумеется на площади не было, пропали и лошади, от которых остались лишь попоны.
  Ощетинившись пиками стражники начали окружать тварей которые словно специально сбились в одну стаю чуть в стороне от телеги. На медленно приближающихся стражников они реагировали вяло, не бросались на пики, а рыча, передвигаясь как собаки на всех четырех лапах, нарезали круги внутри сжимающегося кольца. Среагировали они только когда один из стражников смог дотянуться пикой до одной из тварей. Тварь получив укол пикой, отскочила в сторону и взревела, ее рев подхватили остальные твари и началось. Твари до этого момента остававшиеся вялыми и словно лишенными сил с яростью бросились на стражников и пики их не напугали.
  Все это время он как-то отстранено оценивал происходящее, он не отдавал своим людям приказа атаковать понимая, что их силы не равны и что он должен дождаться подкрепления, а в том что оно будет он не сомневался. И он оказался прав. Пока твари занимались стражниками из проулков и с улиц прилегающих к Площади Розаны на площадь стали выбегать гвардейцы. Заметив тварей они не бросались в атаку, как это сделала очередная группка стражников прибежавших по главной улице. Гвардейцы выстраивались вдоль стен дожидаясь пока остальные не выйдут на площадь.
  Вскоре к нему с докладом о готовности обратился вестовой прокравшийся вдоль стен домов. Твари к тому моменту добившие стражников, вновь сбились в стаю практически на том же месте, на гвардейцев никакого внимания они не обращали. Выслушав вестового он отдал приказ ждать подхода арбалетчиков, от приданных ему в подчинение трех десятков, осталось пять человек, а рисковать жизнями гвардейцев заставляя их атаковать как это делали стражники, он не собирался, гвардейцы так не поступают. Однако дождаться подкрепления было не суждено, ситуация начала развиваться как-то совсем странно. Он видел как стрелки занимают позиции на крышах, но то что случилось потом, он никак не мог объяснить. Не дожидаясь его команды, арбалетчики начали стрелять и стреляли они не в тварей, они целились в гвардейцев. Не ожидавшие такой подлости воины не спешили укрыться. Похоже что единственными верными арбалетчиками были те, кто находились под его непосредственным командованием, ибо они практически сразу же начали стрелять в ответ. Было в происходящем что-то неестественное, стрелки бившие по гвардейцам даже не пытались спрятаться от арбалетчиков бьющих по ним в ответ. Срывая голос он кричал отдавая команды чтобы гвардейцы искали укрытие, его крики спровоцировали тварей, но бросились они не на него, а на гвардейцев на противоположной стороне площади. Однако гвардейцы это явно не городская стража, первых двух из семи тварей убили в один момент, дальше дело пошло не так споро, гвардейцам приходилось искать укрытие от бивших по ним с крыш арбалетчиков. Одновременно с этим он заметил как на площадь со стороны главной улицы стали выходить люди, обыкновенные люди, даже невооруженные. Их было не много, шли они медленно, словно не шли по мощеной площади, а брели по колено в воде, на тела попадающиеся им на пути никакого внимания не обращали, их даже не волновали находящиеся не так уж и далеко твари. Однако о том, что что-то с этими людьми не так, он начал думать уже после того как гвардейца которому он отдал приказ заняться гражданскими, буквально загрызли. Казалось будто крик умирающего гвардейца заставил всех на миг замереть, в том числе и тварей с которыми сражались гвардейцы. Этот же крик словно бы заставил его очнуться и первым своим приказом он приказал убивать всех гражданских приближающихся к позициям гвардейцев. А те уже успели создать некое подобие баррикад, стащив все столы из ресторации на первом этаже трактира где они располагались. Самым плохим для него было то, что он совершенно не представлял себе откуда ему ждать нападения, особенно после того что произошло буквально только что. Ему можно сказать что несказанно повезло иметь такую реакцию и таких бойцов, ведь не уклонись он в последний момент, то лежал бы уже с проломленной головой. На тот момент когда на площади началось все то, что на ней произошло в трактире был только трактирщик, все постояльцы и прислуга, были в толпе и как все, ловили разбрасываемые Великим Магистром орехи. О трактирщике никто не вспомнил до того момента пока он не попытался проломить ему череп довольно внушительных размеров колуном. Одновременно с тем как он успел отскочить, трактирщик лишился головы, ее одним движением от тела отсек один из гвардейцев находившихся поблизости. Уже забыв о трактирщике он перевел взгляд на противоположную сторону площади, туда, где были твари в живых осталась только одна, одна из тех двух, что появились первыми. К гвардейцам эта тварь почему-то не приближалась, но и далеко от них тоже не отходила, загнав их всех в выходящую на площадь парадную, одного из домов. Затем он окинул взглядом крыши, пятеро его арбалетчиков отлично сделали свое дело, живых стрелков на крышах осталось мало, тела же убитых скатываясь с крыши или падали на площадь или же на мостовую с другой стороны домов.
  
  Оценив работу арбалетчиков он тут же приказал им. - Арбалетчики, слушай мою команду! Залп по твари!
  
  Арбалетчики выполнили его команду так, что от той твари осталось даже меньше, чем от первой в которую прилетело тогда тридцать болтов сразу. Отдав приказ очистить крыши от остатков предателей он отправил вестового к гвардейцам засевшим в парадной дома на той стороне площади. Разбираться в том, что здесь произошло и почему, это не его прерогатива, он всего лишь военный. Сейчас его задача это зачистка города, как это ему было приказано на случай попытки мятежа. Хотя на мятеж происходившее мало похоже, но арбалетчики на крышах что стреляли по гвардейцам указывают на то, что кто-то все же решил воспользоваться ситуацией, а возможно и создал ее.
  Стащите в кучу тела тварей и подожгите, мало ли какая в них зараза может скрываться. - распорядился он сразу же после того, как вернулся вестовой которого он отсылал к гвардейцам засевшим в доме на другой стороне площади. Оказывается там укрылись гвардейцы подчиняющиеся лично герцогу Эт'Бли, одному из немногих дворян которые действительно верны принесенной ими присяге. Насколько он знает герцога, тот будет нещадно биться за каждую пядь земли, такое уже бывало в истории Лотии, только тогда герцог был молод и еще не был герцогом, он был баронетом которому судьба предоставила шанс покомандовать армией и он им воспользовался.
  
  Раз уж в это дело оказался втянут такой человек, значит дело и правда пахнет переворотом. - подумал он после того как выслушал доклад вестового.
  
  Через вестового герцог отдал приказ ему с гвардейцами, отходить к замку, но уйти с площади они не успели. С Поклонной улицы и из проулков между домами на площадь стали выходить люди, впрочем человеческого в них уже было мало. Кто-то из гвардейцев прокричал - Умертвия! - и он сразу же отдал приказ вернуться к трактиру и занять оборону.
  
  - Что же это твориться? - донеслось до него откуда-то из-за соседней баррикады. - Неужели и правда наступает обещанный Великим Магистром конец света за то, что мы пригрели поборников зла у себя на груди?
  
  Он не единожды слышал проповеди в том числе и самого Великого Магистра. Великий Магистр и вообще вся церковь Лазаря считают магов пособниками дьявола. И даже призывают людей поступать с ними так, как поступали с магами их предки, вешать, топить или вовсе сжигать на кострах, чтобы вернее было. И ведь простой люд охотно внимает словам Великого Магистра и жрецов, только вот до сих пор никого не вешали, не топили и не сжигали, маги обладают большой силой, они наделены властью и их своим указом защищает король. Сам он не считает магов корнем зла, впрочем сейчас, он уже не так уверен в своих убеждениях.
  В отличии от первых мертвецов появившихся на площади, эти не были такими уж медлительными, они были невероятно ловки и проворны для мертвых. Дойдя до баррикад мертвецы шустро преодолели их и не раздумывая набросились на людей.
  В королевскую гвардию отбирают самых лучших воинов, крайне редко в гвардию попадают полноценные дворяне, титулами и родовыми фамилиями гвардейцы обрастают уже во время службы. Как может показаться человеку со стороны, раз гвардия королевская, то она безвылазно сидит в замке короля и стережет его, но так может показаться только стороннему наблюдателю. Гвардейцы служат не только Его Величеству и выполняют не только приказы короля. Можно подумать, что в мирное время, нет нужды иметь большую, хорошо обученную и полностью подготовленную к войне армию, только вот это не так. Гвардейцы выполняют самые разные задачи, иногда и вовсе не имеющих ничего общего с военным ремеслом и в тоже время, никто из гвардейцев пока не жаловался по поводу того, что занимается не своим делом. И все же к борьбе с нежитью ни он, ни его подчиненные готовы не были. А ведь было время, в гвардии было целое подразделение по борьбе с нечеловеческим, так определяли все, любую нежить или еще какого зверя нападающего на людей.
  До того как снести голову мертвецу, только что спрыгнувшему с баррикады, он успел отметить про себя, что он знает его. Помощника трактирщика, который едва не проломил ему череп, он смог узнать только по его одежде, наверное до того, как он снес ему голову, это был самый модный умертвий на всем белом свете. Тело помощника трактирщика еще даже не упало на землю, а сверху над ним уже навис, следующий живой мертвец, который оказался куда проворнее помощника трактирщика и легко смог уклониться от нанесенного им удара, после чего скатился вниз и не вставая с земли как-то по лягушачьи прыгнул на него.
  Мертвец прыгнул не точно и не вцепился ему в горло, его отбросило сильным ударом в грудь от которого он попятился и споткнувшись, спиной налетел на кого-то после чего упал и оказался на спине. Если бы он промедлил хотя бы на какое-то мгновение, то наверняка уже был бы мертв. После падения он сразу же откатился в сторону и прыгнувший второй раз мертвец - промахнулся. А вот мертвецу так не повезло, падая он толкнул гвардейца и тот по своему отреагировал на этот толчок в спину, голова умертвия подпрыгнув от удара о булыжники мостовой, откатилась под баррикаду. И в тоже время тому гвардейцу, который так ловко расправился с мертвецом, также не повезло, он отвлекся и это стоило ему жизни. Ему показалось, что он успел нанести удар до того как умертвие дотянулся до гвардейца, но ему так только показалось. Наверное, если бы они сегодня оделись в полную экипировку гвардеец остался бы жив, ведь в нее входит горжет закрывающий шею со всех сторон, но сегодня на нем и на других гвардейцах лишь парчовые парадные дублеты. Мгновение на осознание того что он опоздал и он двинулся дальше, крича чтобы оставшиеся гвардейцы отходили в трактир. Из десятка гвардейцев, в живых на тот момент когда он сам добрался до дверей трактира, осталось четверо, не считая арбалетчиков на террасе наверху. Оказавшись в трактире он первым же делом начал искать чем можно завалить вход, все столы и кресла были вынесены наружу для возведения баррикады. Пока трое гвардейцев удерживали дверь не давая мертвецам войти в трактир сам он и еще один гвардеец притащили здоровенный комод из одной из комнат наверху, затем принесли второй такой же комод из другой комнаты и подперли ими принесенную ранее дверь которая когда-то вела в хозяйственные помещения трактира. Мертвецы не стали ломиться внутрь и даже не пытались влезть в трактир через окна, потеряв свою добычу они сразу же утратили былую активность. Убедившись в том, что мертвецы не войдут в трактир он приказал гвардейцам отдыхать, но быть на чеку, а сам направился наверх к арбалетчикам. Арбалетчики без дела не сидели, на площади перед трактиром появилась вторая баррикада сложенная уже из умертвии. После того как их осталось пятеро, двое все время держали крыши всех соседних домов под непрерывным контролем, в то время как трое других собрав возле себя все арбалетные болты стреляли во все что шевелится. Выйдя на террасу он посмотрел туда, где укрывался герцог Эт'Бли и его гвардейцы. Тел гвардейцев у парадной дома где спрятался герцог не было, все они вовремя успели укрыться и похоже тоже завалили вход, потому как у парадной собралась огромная толпа явно не живых людей. Чуть позже он увидел как несколько гвардейцев из числа подчиненных герцогу Эт'Бли выбравшись через окна собирают с тел свалившихся с крыш арбалетчиков их оружие и болты. Умертвия реагируют на живых, но не успевают добраться до них, гвардейцы вновь скрываются в окнах домов и закрывают их изнутри. Вскоре у парадной того дома где засел герцог начинает образовываться гора из трупов. Но надежды на то, что всех умертвий на площади вот так просто удастся перебить не оправдались. Со стороны Поклонной появилась тварь в точности похожая на тех, что первыми появились на площади и с которых все и началось. Эта была даже чуть крупнее, он даже предположил, что это самец. Кроме размеров, тварь отличалась и умом, она не спешила подставляться под летящие в нее болты, ловко уворачиваясь от них. Добравшись до того дома откуда по ней стреляли гвардейцы, тварь не стала ломиться в заваленную дверь парадной и даже на окна первого этажа внимания не обратила. Ей вполне хватило роста чтобы практически без усилий запрыгнуть в окно на втором этаже, усилия тварь приложила лишь когда пыталась протиснуться в оказавшееся узким для нее окно. О том что творилось в доме, можно было только догадываться по крикам которые доносились с той стороны. И все же гвардейцы были бы ни чем не лучше обыкновенных стражников, если бы не могли справиться с любым врагом и предсмертный рык твари был тому прямым доказательством, а еще через некоторое время из окно в умертвий вновь полетели болты.
  
  Пьер.
  
  - Успокойся. - произнес Грегор глядя на герцога Ен'Гор при этом нервно ерзая в кресле и посмотрев на него спросил. - У вас точно все под контролем Ваше Магичество?
  Он только что вернувшись от окна сел в кресло и утвердительно кивая ответил. - Разумеется.
  - Но разве вы не должны оставаться в стороне и не вмешиваться? - спросил герцог Ен'Гор.
  - Разумеется, мы не должны вмешиваться в ваши внутренние разборки, но так сложились обстоятельства, что сами вы вряд ли справитесь. Или вы знаете, как остановить армию оживших мертвецов? - он посмотрел на герцога и тот отрицательно дернул головой. - Тем более что Его Величество, лично просил помощи в защите королевства начиная с его столицы, а не эвакуации его самого или членов его семьи. Думаю Эрнилу зачтется то, что он решил остаться в стране, а не бежать из нее.
  - Да, народ оценит такой шаг. - согласился герцог Ен'Гор. - И вполне может быть, никто из загодя сбежавших из столицы и вовсе из королевства дворян, не станет ему в пику, винить его за его обращение за помощью к Акрилону.
  - Думаю, если мы сможем совладать с ситуацией, то именно с тех, кто сбежал, будет наибольший спрос. - сказал Грегор. - Ведь получается, что они знали о том, что произойдет и сбежали чтобы не защищать свое королевство, своего короля и свой народ.
  - Но для этого, надо взять ситуацию под контроль, а сделать этого пока не удалось. - ответил герцог Ен'Гор.
  - Не все же сразу и за один день. - произнес он. - Конечно, мы приложим все силы, чтобы как можно скорее справиться с наводнившей город нежитью, но никто и слова не сказал о том, что это будет быстро. Впрочем, если уже сегодня найдется хозяин всей этой нечисти, то все может закончиться и сегодня. Но я бы на такой подарок не рассчитывал к тому же, все может закончиться весьма печально, как для вас, так и для нас с Лурией. Если уж некромант оказался настолько силен, что смог взять под контроль почти все население столицы, его не стоит недооценивать.
  
  Он не стал говорить, что скорее всего им вряд ли вообще удастся выйти победителями из схватки с некромантом обладающим такой силой. Разумеется у них есть и другой вариант развития событий, такой как эвакуация, он уже все подготовил и в любой момент готов провести переброску всех спасаемых в безопасное место подальше от столицы, где их уже ждет фургон. Вообще-то, если бы Лурия не вмешалась, он бы давно вытащил их всех из столицы, но та уперлась и ни в какую не желала вот так взять и попросту сбежать, а тут еще и Эрнил с просьбой помочь.
  
  - Арон, если мы все-таки вернемся, мне голову открутит. - в очередной раз про себя подумал он и через стол, минуя взглядом сидящего напротив герцога Ен'Гора посмотрел в окно за которым уже начало вечереть.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  - Проклятье, Мангер, еще час назад ты утверждал, что держишь ситуацию под контролем. А до этого, уверял нас, что маги из Академии не будут вмешиваться и сбегут вместе с корольком. - стуча кулаком по столу произнес Керулез. - Мы поверили тебе и поддержали, и что в итоге? Где обещанные результаты?
  
  Он будучи все еще одетый в сутану Великого Магистра устало вздохнул. Он утратил контроль за ситуацией едва ли не с самого начала. Всему виной, стал Деникуроз которого здесь сейчас нет, иначе он обязательно спросил бы, какого дьявола тот приказал основной части людей отойти от казарм гвардейцев? Да, он взял под свой контроль почти все население города, но это далось ему не легко и на подготовку ушел не один десяток лет, а теперь все что он сделал, всего чего он добился, все это катиться в Преисподнюю из-за кретина Деникуроза. Пока он брал горожан под полный контроль постепенно превращая их в умертвии, кто-то должен был держать королевских гвардейцев запертыми в их казармах. И все бы получилось, но Деникуроз отозвал своих воинов и направил их на королевский замок, и ладно бы он увел только воинов, он забрал почти всех гулей и альгулей. Затем уже ему самому пришлось отсылать гулей на помощь двум альгулям. Керулез же помог разве что тем, что отправил полсотни своих ряженых стрелков, которых, всех до одного, перебили. Впрочем все его силы были заняты стражей. Да городскую стражу легко подкупить, можно даже думать, что ты ее вовсе купил, но вот купил ли ты стражу на самом деле, узнаешь только когда затеешь в стране переворот. В распоряжений Керулеза почти тысяча воинов, не считая различной нежити и все же он не смог удержать стражу в их казармах. Разумеется он уже списал свою неудачу на его счет, на королевские войска и магов Академии и все же, по большей части, виноват он сам. Неудачи союзников, вынудили его потратить почти всю накопленную им силу и ускорить процесс обращения горожан в умертвия. И если бы он не был сейчас буквально выжат как жмых, наверное уже убил бы Керулеза за проявленную им дерзость. Не смотря на то, что он куда моложе Керулеза, как некромант он гораздо сильнее.
  
  - Я приказал передать Деникурозу, что хочу его видеть. - произнес он. - Где он? - вопрос был задан слуге стоящему в углу небольшой, богато обставленной комнаты на втором этаже одного из домов расположенных в центре Нерде.
  Перед тем как ответить на вопрос слуга закатил глаза и что-то невнятно пробормотал себе под нос.
  - Владыка Деникуроз передает, что он сейчас занят и не может явится.
  - Или скорее он не хочет возвращаться. - подумал он откидываясь на спинку кресла.
  
  Владыка Деникуроз.
  
  Выслушав доклад от посыльного он скрежетнул зубами, его блестящий план, блестяще провалился. Баронет Эр'Этьен или точнее Фридх который должен был подорвать оборону замка изнутри, не выполнил того, что должен был сделать, а именно не позволить опуститься решетке на воротах. И ладно бы, если бы Фридх не выполнил только эту часть плана - решетку можно сломать, специально для этого у него были заготовлены тараны, но кроме того что Фридх позволил решетке опуститься, он дал поднять мост. Даже такой неглубокий ров какой окружает королевский замок, вместе с крепостными стенами, стал непреодолимой преградой для его войск. Не прошло и двух часов, а он потерял почти всех альгулей и гулей что у него были, которых он посылал штурмовать одну из стен и за счет которых он надеялся получить контроль над замковыми воротами и в конечном итоге открыть их. Кроме потерь нежити, понесли потери и люди, двести человек убитыми, которых он сразу же начал подымать, чтобы восполнить потери и угрохал на это почти всю запасенную им энергию. Казалось бы, там где умирают люди, энергии смерти должно быть много, но это не совсем так, энергия смерти проявляется не сразу, требуется время чтобы началось ее выделение телом умершего, но у него нет времени чтобы ждать этого момента. Отдав посыльному приказы которые тот должен будет передать командирам его войска, он вышел на террасу своей 'цитадели' (продвинувшись к замку он попросту занял один из особняков стоящих на Золотой Площади), откуда хорошо видно единственную дорогу ведущую к королевскому замку. Вид поднятого моста не вызвал в нем восторга, проследив взглядом за во весь дух бегущим посыльным он собрался было вернуться в покои занятого им особняка, но его взгляд неожиданно приковал к себе ребенок в одиночестве бродящий по пустой прилегающей к Золотой Площади улице. Его ничуть не насторожил сам факт наличия ребенка, а если точнее девочки в одиночестве бредущей по улице. Он не приказывал осматривать каждый дом и вполне могло статься, что кто-нибудь из горожан не ходил на площадь к церкви Лазаря. А если учесть то, что это самый богатый район, где живут только дворяне которые куда менее набожные, нежели они об этом говорят, то факт наличия одиноко бредущей по улице девочки, для него и вовсе не требовал объяснения. Его буквально затрясло от возбуждения, дети самый лучший источник жизненных сил у здорового ребенка жизненных сил куда больше, чем у самого здорового взрослого. Отдавая оставшимся в его распоряжении гончим (гончими становятся собаки чьи трупы были оживлены с помощью некромантии) приказ загнать ребенка к особняку, он уже представлял себе как он вытягивает из него всю жизненную энергию и как часть ее он сразу же обращает в некротическую, и тогда, он уже точно сможет взять замок. Усевшись в мягкое кресло он даже слился сознанием с вожаком гончих чтобы лично руководить загоном своей будущей жертвы. Его сознание сразу же заполнилось неуемной жаждой и бесконечным голодом. К этому моменту девочка, которую он заметил с террасы, была уже на середине улицы.
  Он сделал правильный вывод решив что это дочь какого-нибудь дворянина, простые люди не могут позволить себе кружева и шелк. Многого он конечно разглядеть не смог, зрение гончих как и любого мертвеца весьма плохое, они больше ориентируются на звуки, тепло человеческого тела и запахи, удивительно, но факт, у нежити хорошо развиты практически все чувства, кроме зрения. Непонятно только зачем мертвым обладать столь тонким вкусом, если им все равно что жрать? Ответа на этот вопрос он не знал, да он его никогда и не волновал. Кроме того нежить не отличает магов от обычных людей.
  По параллельной улице он руководящий сознанием вожака вместе со стаей гончих обогнул ту, по которой брела девочка и 'приказал' стае двигаться цепью. Обычно гончие налетают на свою жертву всем скопом и сразу же начинают рвать ее на куски. Ему этого не надо, гончие должны загнать девочку к особняку, остальное он сделает сам. Гончие руководимые им почти полностью окружили девочку и стали пытаться оттеснить ее к особняку. Вначале ему показалось странным то, что девочка не бежит от гончих, но потом подумал, что она просто впала в оцепенение от испытанного ею страха. Прошло какое-то время и девочка словно придя в себя все же побежала, в какой-то момент он обогнал ее и преградив ей дорогу загнал ее во двор особняка, после чего приказав гончим стеречь жертву разорвал связь с сознанием вожака. Трясясь от возбуждения он сбежал по лестнице на первый этаж и распахнул ранее запертые двери, как только он это сделал невидимая рука схватила его и протащив через всю прихожую и гостиную с неприятным хрустом напоминающим звук ломаемых костей с силой приложила его о стену (это хрустнули как доски, так и несколько его костей). Вслед за этим в распахнутые двери вошла сама девочка. Несмотря на боль в правом боку и в левой руке он не утратил способности думать и оценивать ситуацию. Практически мгновенно для него все встало на свои места, он попался как мальчишка, желая заполучить себе молодую буквально фонтанирующую жизнью жертву, он сам стал жертвой. Молча окинув его взглядом девочка произнесла только одно слово.
  
  - Слабоват.
  Он ощутил как невидимая рука усиливает свою хватку грозя раздавить его в любой момент.
  - Я сдаюсь, ты победила. - едва слышно прохрипел он. - Чего ты хочешь?
  Хватка невидимой руки не ослабла, но его перестало сжимать.
  - Ну что ж, скажи мне, где прячется ваш главный, а то самой мне придется искать его очень долго, а я этой ночью хочу спать в своей кровати.
  - Пообещай мне, что если я расскажу тебе, где искать Мангера, ты оставишь меня в живых.
  - Торговаться вздумал? - окинув его взглядом спросила девочка и не дожидаясь ответа добавила. - Ладно, можешь считать, что я согласна сохранить тебе жизнь в обмен на информацию.
  - Мангер прячется в одном из домов на улице Гарнезии. - сразу же выдал он. - Точнее сказать не могу.
  - Точность и не нужна. - ответила девочка и направилась к дверям особняка.
  - Разве ты не отпустишь меня?! - практически выкрикнул он вслед уходящей магичке.
  - Ты остался жив, а о том чтобы я тебя отпустила, мы не договаривались. - не оборачиваясь ответила магичка и уже когда она была во дворе особняка он услышал. - К тому же, ты мне еще нужен - живым.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  - Что с Деникурозом? - он адресовал свой вопрос слуге стоящему в углу комнаты в которой расположился их штаб.
  Слуга закатил глаза и забормотал себе под нос, через минуту он услышал его ответ.
  - Вероятнее всего Владыка Деникуроз погиб.
  - Погиб? Как это погиб? - непонимающе выдал Керулез.
  Слуга снова закатил глаза и забормотал.
  - Присутствуют следы борьбы, найдены тела гончих, судя по всему их убили магией.
  - Что с людьми Деникуроза? - спросил он.
  - После вероятной гибели Владыки, его люди отступили от замка.
  - Бездна тебя поглоти Деникуроз. - прорычал он и вновь обратился к слуге. - Передай людям Деникуроза двигаться к центру столицы, нельзя допустить чтобы гвардейцы вырвались из окружения. - и уже глядя на Керулеза добавил. - Чего расселся, прикажи своим людям поддержать людей Деникуроза и принимай командование над ними. Мне надо больше времени, я должен подтянуть умертвии из пригорода.
  
  ***
  
  С каждой минутой он все отчетливее чувствует, как расползается сотканная им за долгие годы, паутина, которой он, как ему самому казалось оплел всю столицу. Однако несмотря на то, что у них был четкий полностью и подробно проработанный план, а также численное превосходство над гвардейцами и стражей вместе взятыми, ситуация для них складывается более чем удручающая. Неумелое командование Деникуроза уже привело к самым нежелательным результатам. Ситуацию еще можно исправить, но для этого ему нужно немного больше времени.
  
  Капитан королевской гвардии Делориана Эр'Эннси.
  
  С того момента как к ним прорвалось подкрепление прошло больше двух часов. От сотника Верада, потерявшего на улицах столицы почти три четверти личного состава той самой сотни, командовавшего стражей пришедшей к ним на выручку, он узнал ситуацию в городе. Оказывается Площадь Розаны не самое плохое место, в городе есть такие места, где пройти абсолютно невозможно. Кроме того от Верада он узнал и то, что гарнизон стражи осажден войсками герцога Эр'Нерри, а по улицам нижних районов бродят ряженые в форму гвардейцев люди баронов Эт'Вельера и Эт'Сельера на которых нежить почему-то совершенно не обращает внимания.
  
  - Капитан, Его Милость герцог Эт'Бли прислал вестового. - доложил один из гвардейцев.
  - Пусть подымется. - ответил он и растер лицо тем самым прогоняя дрему, сотник Верад тоже здесь же наверху трактира и как и он, тоже дремлет сидя в кресле.
  Выслушав вестового от герцога Эт'Бли он обратился к Вераду. - Я надеюсь Верад, ваши люди помогут мне оказать помощь Его Милости?
  - Разумеется, тем более что им не меньше Его Милости хочется вырваться из этого капкана. - при этом Верад обвел взглядом комнату в которой они находились.
  
  Верад несколько преувеличил тяжесть положение его самого и его людей, сейчас оно точно такое же как у него с его людьми, они сидят в трактире где есть запас еды и выпивки. Если умертвия не догадаются начать лезть в окна, то в таком осадном положении с относительным комфортом они могут просидеть здесь весьма долго. Наверняка и герцог с его людьми не сидели бы голодными, но видимо сидеть в осаждаемом нежитью доме Его Милости не по-нраву. Впрочем он, и сам, рассматривал идею пойти на прорыв, только делать он это намеревался не по земле, а по крышам, пока это разумеется будет возможно и уже затем спустившись пойти на прорыв или к королевскому замку или к казармам гвардейцев.
  
  Он посмотрел на вестового. - Передай Его Милости, что я и мои люди, а также люди сотника Верада, помогут Его Милости прорваться к королевскому замку.
  
  Пробиться через полчище умертвии оказалось весьма непростым делом, ему в какой-то момент даже показалось, что они стали действовать как-то слаженно что ли. Больше со стороны умертвии не было попыток догнать бегущих людей, вместо этого ему показалось, что они стали устраивать на них засады, попадая в которые их небольшая армия из семидесяти человек изначально, обязательно теряла двух - трех человек. Только на Поклонной они потеряли девять человек, на них из проулков между домами сразу с двух сторон одновременно набросилась целая стая дохлых собак, выглядели эти твари крайне мерзко, но в них все еще можно было узнать некогда любимых питомцев, которых держали дворяне. Одна из таких шавок больше похожая на крысу даже в ее обычном состоянии укусила его - в прыжке тварь вцепилась ему в бедро, хорошо хоть не прокусила штаны из толстой, дубленой кожи. Конечно с его парчовым дублетом такие штаны не сочетаются, но он гвардеец, а не столичная светская модница и на моду, когда он на службе, ему плевать с высоты башни городской ратуши. С Поклонной они вышли на Храмовую, еще в прошлом году именно она выходила на Площадь Розаны, а не Поклонная как сейчас. Несмотря на то, что практически вся улица залита кровью, тел нигде не видно. Никто идти по Храмовой улице не хотел, но обходить ее и выходить на улицу Святой Арниетты, явно хотелось еще меньше. Их едва не зажали на самом выходе с Храмовой на улицу Трех Угодников. Им даже пришлось разделиться разбегаясь по ближайшим домам и заваливая двери изнутри. После их уже изрядно потрепанная армия ведомая герцогом Эт'Бли вновь слилась воедино. По улице Трех Угодников они дошли до небольшой площади названной Цветочной и там приняли свой последний бой.
  
  ***
  
  К тому моменту, когда они вышли на Цветочную площадь их осталось ровно шестьдесят, он после последней стычки на ходу пересчитал людей, трое стражников из числа подчиненных сотника Верада сами вызвались задержать умертвии. Он всегда уважал таких людей, способных без приказа пойти и сделать то, что другие хоть ты трижды им прикажи, ни когда не сделают. Цветочная площадь встретила их образцово-показательными баррикадами за которыми выстроившись цепью через одного стояли арбалетчики и пикинеры, а у фонтана что находится в центре площади были поставлены шатры из ткани двух цветов - грязно-оранжевого и светло-голубого, цветов Эс'Хент, то есть короля. Никого из них не насторожило полное отсутствие останков убитых умертвии, в тот момент он, как наверное и все остальные испытал облегчение - у них получилось, они смогли вырваться. Что его действительно насторожило, так это то, что их заметили только, когда они практически вплотную приблизились к баррикадам. До него донеслась команда отданная кем-то стоящим вне поля зрения и арбалетчики взяли бегущих людей на прицел, следующая команда заставила арбалетчиков выстрелить по ним. До этого момента он был абсолютно уверен, что стрелять в них не будут. Можно было подумать, что укрывающиеся за баррикадами воины, приняли их за умертвии, но он был абсолютно уверен в том, что стреляющие по ним, понимают что перед ними не умертвии. Правда понял он это после того, как первые болты выпущенные по ним, нашли себе жертву, понял это и герцог Эт'Бли, наверняка поняли и остальные, но ни один из них не остановился и даже не сбросил скорости, наоборот он сам побежал еще быстрее. Арбалет очень грозное оружие, чем меньше дистанция, тем больше его убойная сила, но скорость перезарядки арбалета сводит на нет этот плюс. Впрочем в умелых руках, арбалет чуть менее скорострелен чем лук, зато гораздо опаснее, что и доказали пятеро верных ему арбалетчиков. Каждый из них прямо на ходу успел выстрелить по три раза, на большее болтов не хватило и то, те которые они выпустили, были получены от герцога Эт'Бли. После нападения твари, что отважилась влезть в дом полный гвардейцев, среди его людей, осталось всего два человека умеющих должным образом обращаться с арбалетами. Те же что прятались за баррикадами после первого залпа, так ни разу и не выстрелили, а потом уже поздно было, смешанная толпа из стражников и гвардейцев налетела на баррикады. А за баррикадами расположилась небольшая армия, человек в триста.
  
  Первым обагрил свое оружие кровью сотник Верад, увернувшись сразу от двух пик он бросил кинжал ранее висевший у него на поясе, в одного из арбалетчиков и попал тому точно в правый глаз. Штурм баррикад занял считанные мгновения, несколько гвардейцев из числа подчиненных герцога Эт'Бли без какой-либо команды и не сговариваясь между собой выстроили живую лестницу по которой они и забрались на баррикады. Арбалетчики так и не успели дать второго залпа, пикинеры стоявшие в первом ряду тоже показали себя не с лучшей стороны. И все же он был вынужден наблюдать за тем, как гибнут его люди. Беготня по улицам и стычки с нежитью измотали людей и в тоже время он видел, как дорого они отдают свои жизни. В какой-то момент сквозь шум боя ему показалось, что он слышит по девичьи визгливый голос баронета Варианда который раз услышав, вряд ли можно не узнать услышав его снова, но самого Варианда он не видел, тот находился где-то далеко за спинами прижавших их к баррикадам воинов. Загнанные в угол, если можно так сказать про них практически прижатых к баррикадам, они дрались с отчаянным остервенением. Гвардейцы в первые же минуты вырезали всех оказавшихся по близости пикинеров и не успевших убежать арбалетчиков, однако сейчас к баррикадам их подпирают щитоносцы за спинами которых прячутся мечники. Иногда плотная стена щитов расступается на какое-то мгновение и в узкую щель шириной в пол пальца проскальзывает лезвие меча, выискивая себе жертву. Если бы не герцог Эт'Бли их бы так и закололи мечами прижав к баррикадам. Герцог подгадал момент когда появилась щель и первым сунул в нее меч, однако щиты не смогли сомкнуться вновь не из-за мешавшего им меча герцога, им помешал сотник Верад шагнувший вплотную к щитам и без раздумий сунувший в щель руку. Казалось бы сотник неминуемо должен был лишиться руки, но видимо с той стороны не нашлось никого, кто бы ему ее отрубил. Дальше долго ждать не пришлось, в слабое место сразу же был нанесен удар, двое стражников обнявшись точно изрядно перебравшие в таверне мужики словно тараном, двумя ногами в одно место нанесли сокрушительный удар. Державший щит воин не выдержал такого напора и его повалило на спину вместе со щитом. Герцог Эт'Бли первым бросился в образовавшийся проход и сходу снял голову с плеч другому щитоносцу, ровный строй дрогнул и распался и гвардейцы схлестнулись с мечниками. Судя по тому с какой скоростью сокращалось войско Варианда, он набрал его из крестьян, других объяснений у него почему они до сих пор еще живы, просто не было. И все же их становилось все меньше и меньше.
  
  Он не чувствовал боли и потому не сразу заметил, что его ранили, у него из правого бедра торчал арбалетный болт с черно-желтым оперением. Однако ему пришлось забыть о ране, двигаться ему она не мешает, а вытащить болт все равно некогда. Звон стали о сталь буквально оглушал его, наверняка и других тоже, но это тоже не было для него проблемой. Проблемой для него была кровь заливающая глаза, ведь в отличии от стражников и людей Варианда у его гвардейцев, как и у людей герцога Эт'Бли, нет шлемов. Впрочем, воинов Варианда, шлемы никоим образом не спасали от смерти. В тот момент, когда он уже начал выдыхаться, рядом оказался Верад и в прямом смысле подставил ему плечо, давая возможность опереться на него и перевести дух. Если бы Верад так не сделал, самому встать ему бы вряд ли удалось, а так он вполне мог одновременно и отдыхать и немного махать мечом. Несколько минут отдыха и он снова в строю и теперь уже он прикрывает собой Верада давая тому отдохнуть. Одетый едва ли не в полноценный латный гарнитур стражник казалось совсем не устал, минута и он тоже встал в строй. В отличии от них у людей Варианда признаков усталости не наблюдалось, все, кто устал, уже давно отправились на вечный покой.
  
  Отбиваясь сразу от двух насевших на него мечников, он на шаг отступил от Верада и почувствовал толчок в спину, толчок был не достаточно сильным чтобы свалить его с ног и тем не менее он упал, перед этим успев угостить одного из мечников остро отточенной сталью, ударив того острием прямо в лицо, Верад закончил начатое им дело. Лежа на боку на залитой кровью площади, не имея возможности пошевелиться он наблюдал за тем, как медленно тающие остатки стражи и гвардейцев все крепче и крепче сплачиваются вокруг герцога Эт'Бли. Старик не смотря на возраст держится весьма бодро, а уж как он управляется с мечом, так и вовсе залюбуешься. Ни каких мыслей о том, что он сейчас умрет у него не возникло, он просто лежал и наблюдал за тем, как управляется с мечом Его Милость. Так продолжалось до тех пор, пока герцог не вышел из поля его зрения, больше он никого не видел, только слышал звон стали, да крики боли и ярости. Прямо напротив него, точно также как и он, в крови, лежал один из гвардейцев герцога Эт'Бли, совсем молодой парень, наверное и тридцати нет, ему бы еще жить, да жить, но судьба распорядилась иначе. Глядя в глаза молодого гвардейца остекленевшим взглядом уставившиеся в никуда, он даже не думал о том, что он сам уже на краю могилы. Шум боя слившийся в монотонный звенящий гул на какое-то мгновение стих и баррикада за спиной мертвого молодого гвардейца беззвучно разлетелась в мелкие щепки. Неожиданно стало очень холодно и все вокруг мгновенно покрылось инеем, по земле прокатилась волна обжигающе холодного воздуха, воцарила жуткая тишина. Когда-то, очень давно, когда он был еще ребенком, он читал о Смерти, о том, как она выглядит. В библиотеке его деда было множество книг посвященных мифам и легендам, когда-то старый барон разъезжал по Малому Толло выискивая что-нибудь очень-очень старое, древние развалины, склепы, какие-нибудь необычные места с которыми связаны легенды из книг которые он собирал. Прежние короли щедро награждали таких искателей, но еще больше за разный хлам с древних капищ и руин, платили дворяне и маги. Его дед сколотил на продаже различных черепков и прочего подобного хлама целое состояние и даже собирался прикупить титул маркиза, но так и не сделал этого сгинув в поисках очередных развалин. Отец же не питал страсти деда к истории, его страстью были азартные игры, женщины и вино, и очень быстро он пустил все нажитое его отцом состояние по ветру, после чего в конец спился и умер. В той книге которую он когда-то читал, облик Смерти не был постоянен, одним она являлась в облике иссохшей старухи с косой, для других в облике прекрасной девы, третий видели вместо человека черную лошадь с горящими красными глазами, таких обличий у Смерти было великое множество. Откуда это стало известно автору если все видевшие Смерть - умерли, он понятия не имел, тогда его этот вопрос не интересовал, впрочем сейчас он тоже им не задавался, просто увидев приближающуюся к нему Смерть, он сразу вспомнил то, о чем давно уже забыл. Его Смерть не была старухой с косой и черной лошадью с горящими глазами она тоже не была, из великого множества своих обличий, его Смерть, выбрала себе облик обыкновенной светловолосой девочки в белом платьице. Его Смерть шла не спеша, каждый ее шаг сопровождался мелодичным позвякиванием невидимых колокольчиков, ему даже показалось, что этот тоненький, серебряный перезвон звучит громче, чем недавно звеневшая над ухом сталь. Его Смерть, прошла сквозь пролом в баррикадах и обойдя тело молодого гвардейца подошла к нему, он хотел было встать, но не смог, его одежда вмерзла в застывшую кровь. Неожиданно к девочке подошел герцог Эт'Бли и низко поклонился, ответив герцогу коротким кивком девочка перевела свой взгляд на него и ее глаза немного расширились, после чего она тут же опустилась на колени перед ним и провела рукой по его левому боку, после чего вновь посмотрела на герцога и сказала.
  
  - Нужны носилки, он еще жив.
  Герцог тоже посмотрел на него и ему показалось, что старческое лицо герцога неожиданно стало немного моложе и светлее.
  - Жив? - словно не веря произнес герцог Эт'Бли и сам же ответил на свой вопрос. - Жив, сучий сын. - голос герцога наполнился неподдельной радостью и облегчением которые он неумело пытался скрыть за маской серьезности и равнодушия с которым он практически сразу же крикнул. - Тащите носилки демоново отродье!
  Девочка дотронулась до его головы и он погрузился во тьму.
  
  Лишь через несколько дней он узнал, что его, герцога Эт'Бли, сотника Верада который тоже оказался ранен, хотя и не так серьезно как он и еще тринадцать уцелевших в том бою гвардейцев и стражников, от неминуемой гибели спасла миледи Лурия.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  Выслушав доклад слуги он опустился в кресло. И без того практически неконтролируемая им ситуация окончательно вышла из под контроля, в дело вмешались маги из филиала Имперской Академии Магии, до этого остававшиеся в стороне. Тот, кто должен был удержать магов в узде, каким-то невероятным образом оказался в подвалах королевского замка. Кроме того, немногим ранее, стало известно куда подевался Деникуроз, его и двух подчинявшихся ему баронов тоже заключили под стражу. Как такое могло произойти у него в голове не укладывалось, как Деникуроз мог позволить взять себя в плен? Даже если кто-то из магов помогал гвардейцам, Деникуроз далеко не такой слабый некромант, чтобы его можно было просто так схватить.
  Тяжело вздохнув он посмотрел на Керулеза который уже полностью растерял весь свой пыл. Люди Керулеза были полностью выбиты из верхних и частично были вытеснены из нижних районов города. И только он не позволяет сейчас остаткам стражи и гвардейцев объединиться с королевскими войсками кинув на это практически всю массу обращенных в городе. Но пугает его не поражение, в отличии от простых смертных у него всегда будет время подготовиться получше и повторить попытку. Его пугает то, что Деникуроз оказавшись в руках своих будущих палачей выдаст его и вот тогда ни о какой повторной попытке речи уже быть не может. Если Деникуроз заговорит, то отсидеться прячась под личиной Великого Магистра уже не получиться.
  
  - Нам необходимо срочно избавиться от Деникуроза. - озвучил он свои мысли вслух.
  - Предлагаешь его убить? - Керулез кажется ничуть не удивился услышав то, что он сейчас сказал.
  - А ты видишь хоть какую-то возможность вытащить его? Если он заговорит, а он заговорит и ты это знаешь. Нам тогда еще долгое время дорога сюда будет закрыта.
  - Чтобы сюда вернуться, для начала нам как-то надо будет отсюда выбраться. Но ты прав, если Деникуроз заговорит, то вполне возможно, что нам будет несколько затруднительно покинуть Лотию. - согласился с ним Керулез. - И как ты предлагаешь избавить нас, от нашего неудачливого союзника, его ведь наверняка держат там, куда нам вряд ли удастся пробиться?
  - Это я возьму на себя, в отличии от вас, я не привык дергать за все свои ниточки сразу. А сейчас нужно готовиться к бегству, я уже чувствую, что за нами уже идут.
  После этого он посмотрел на слугу и приказал начать собирать остатки гулей и альгулей.
  
  Пьер.
  
  Он посмотрел на карту еще раз с только что внесенными поправками - те маневры, которые совершал неприятель ранее, теряли всякий смысл. Раньше неприятель стремился отрезать стражу, гвардейцев и королевские войска друг от друга, при этом пытаясь подавить очаги сопротивления внутри уже взятых им под свой контроль территорий столицы. И кроме того неприятель пытался взять королевский замок штурмом сходу, что выглядело крайне глупо и нелогично, ведь это приводило к большим потерям в стане войск неприятеля. Сейчас же неприятель по-прежнему продолжая сдерживать королевские войска, похоже совсем отказался от штурма замка, как и от его осады, что весьма странно, особенно после попыток взять ворота замка штурмом. Кроме того войска неприятеля, точнее их человеческая составляющая ушли из верхних районов города оставив там лишь нежить.
  
  Полчаса назад Лурия, через герцога Эт'Бли доложила, что знает, где примерно надо искать логово неприятеля и практически сразу после этого появились сведения о перемещениях войск неприятеля. Он уже пожалел о том, что не пошел с Лурией, иначе он бы наверняка смог переубедить ее, в ее стремлении сегодня же поставить точку в этом бардаке. Впрочем, у них изначально была договоренность не действовать в одиночку и уже тогда он отлично понимал, что Лурия все равно сделает все по-своему. Дослушав вместе с присутствующими за столом Грегором, Эрнилом и герцогами Ен'Гор и Эт'Бли, доклад вестового он тяжело вздохнув встал из-за стола. Сейчас он уже не участвует в принятии решений, сейчас его цель заключается в том, чтобы допросить некоего Деникуроза схваченного Лурией. Связанного магическими путами по рукам и ногам некроманта около часа назад доставили королевские маги которыми по идее должна была командовать Лурия, но сама она отправилась дальше и в результате спасла герцога Эт'Бли, от как их заверил сам герцог - неминуемой гибели.
  
  Вадим.
  
  Я уже со счета сбился от того, в который уже раз за сегодня меня тошнит. Сейчас это просто спазмы - в желудке пусто, все что в нем было осталось где-то там, на первых улицах самого верхнего района Нерде. Убивать, это явно не мое, даже нежить, даже животных, но приходится, сам ведь захотел отправиться в город. Удачно мне подвернулся тот некромант. Пока приданные мне в подчинение маги, магистр Франц и шесть его подчиненных занимались чисткой улицы от умертвии, я занимался поиском 'кукловодов', если можно так назвать некромантов управляющих нежитью. И ведь лихо замахнулись, сразу почти все население столицы себе во служение поставили, хорошо еще до стражи, гвардии и королевских войск не добрались, а то совсем пиши пропало. На улицах города, местами можно найти следы настоящих побоищ, только вот тел нет, кровь повсюду, а тел нет совсем. Надо думать это потому что некроманты подняимают убитых пополняя тем самым свою армию. Какие нахожу тела и останки, приходиться сжигать, вонь наверное стоит невероятная, но даже то, что я не чувствую запаха горящих тел, не может удержать меня от того, чтобы не начать блевать. Хоть и стараюсь не смотреть, а все равно, аж наизнанку выворачивает. Мне вот до сих пор интересно, что думал тот некромант которого я скрутил, что он хотел сделать? Ведь я ему зачем-то живым понадобился иначе натравил бы на меня своих шавок и все. Еще мне интересно было бы узнать, стал бы он прятаться от меня увидев, как я превращаю его собачек в кровавые лепешки или нет? Все-таки некроманты действуют иначе чем маги, кто его знает, что бы он мог мне сделать, хотя я ведь уже не совсем простой маг, тоже могу жахнуть что-нибудь эдакое и... все, полный аминь. Надо сказать, что заклинания-молитвы очень хорошо действуют на нежить, но мне кажется, что лучше и эффективнее действовать более традиционными методами, то есть просто сжигать, это куда быстрее и надо думать, что экономичнее, ведь я не знаю сколько праны у меня есть в запасе и что будет, если я ее всю потрачу.
  
  Двигаясь в указанном мне некромантом направлении, я встретил герцога Эт'Бли. Можно сказать что герцог, чей возраст от меня сокрыт (мне это просто не интересно) густою сединою, отжег в стиле - триста спартанцев. Кучка воинов под руководством герцога Эт'Бли, схлестнулась со значительно превосходящим их по численности войском неприятеля. Убивать на той площади я никого не стал, ну не мое это, хотя всех предателей, как все закончится наверное казнят, измена и сговор с некромантами, за такое по головке если и погладят, то только топором палача у шей.
  
  ***
  
  Кое-как отплевавшись я пошел дальше, улица полностью залита кровь, не только мостовая, кровь на стенах домов, местами брызги аж до второго этажа достали. Не знаю что здесь могло произойти, да и знать если честно не хочу. Сделав несколько осторожных шагов я остановился и прислушался, еще когда я был в самом начале улицы, мне показалось, что я что-то слышал, какой-то шум, скрежет и стоны. Но подумал, что мне это показалось, мало ли, может это ветер в сточных трубах воет или еще что-то подобное, нежить вообще звуков не издает, разве что, когда движется, но делает она это молча. Скрежет и стоны мне явно не померещились, сейчас я услышал их куда более отчетливо, от этого стона у меня аж мурашки по спине пробежали, хотя скрежет у меня вызвал куда больше мурашек, от него аж скулы свело, звук был такой, как будто кто-то специально пенопластом по стеклу проводит (только вот нет здесь пенопласта).
  
  Звук доносился из приоткрытых дверей парадной дома на правой стороне улицы. Это был двухэтажный дом из серого камня, как и большинство домов в столице (в Нерде кирпичные дома можно по пальцам одной руки пересчитать). За плотно задернутыми занавесками в окна ничего разглядеть у меня не получилось и я, как бы мне не хотелось обратного, зачем-то подошел к дверям. В парадной было темно, так что я прибег к магии, заодно и другими заклинаниями обшарил все внутри. Как-то это странно, пойти искать наверняка очень сильного некроманта, мне не страшно, а вот войти в темную парадную даже при максимально усиленной магической защите, мне почему-то невероятно страшно. Ничего жуткого я в парадной не увидел, небольшой меблированный вестибюль какие есть практически в каждом даже не богатом доме. Вновь раздавшийся скрежет каким-то причудливым и жутким эхом прокатился по дому заставляя мороз пробежать по коже, вынуждая всматриваться в темные коридоры ведущие из вестибюля в атриум. Источник того самого жуткого звука который я слышал и на улице и когда уже был в доме, находился в атриуме. Вся мебель какая еще недавно стояла в атриуме была разбита и сломана, под ногами то и дело хрустело битое стекло, тоже не очень-то приятный звук, но не такой противный как тот, что я слышал всего минуту назад. Когда я прокрался в атриум по одному из коридоров, то увидел в нем весьма забавную, хотя в тоже время жуткую картину. Среди обломков мебели у бронзовой статуи в центре атриума было три зомби (еще их называют умертвиями, но мне привычнее называть их про себя просто зомби). Кто-то очень постарался насадить всех троих на одну пику словно бабочек на булавку и у него это получилось, правда этот кто-то еще и статую прихватил, просунув пику, статуи, какого-то мужика, между ног. С одной стороны статуи стоит один зомби, с другой двое. Скрежет издает древко пики когда зомби начинают двигаться и древко елозит по бронзовому основанию статуи. Древко пики сделано из какого-то металла, а не из дерева, на конце древка небольшой шар, медный или еще какой, в темноте не разберешь, а кошачий глаз не позволяет четко различать все цвета и оттенки. Наконечник пики имеет весьма своеобразную форму, как у декоративных пик с какого-нибудь забора, на нем присутствуют украшения в виде завитушек. Но потом все встало на свои места, пика, когда-то была частью статуи, эту пику и должен был держать сей бронзовый мужик. Кто-то смог вырвать пику из рук бронзового дядьки и использовать ее как оружие - удачно использовать. Еще через минуту я нашел стяг который раньше был закреплен на это самой пике, а затем вновь услышал стон. Зомби услышав этот стон задергались, древко пики проскрежетало так, что у меня снова аж зубы свело, стон шел откуда-то с галерей наверху. Поднявшись по узкой лестнице на галерею я практически сразу же увидел того, кому принадлежал этот протяжный, полный боли и безнадеги стон. Стражник сидел привалившись спиной к стене, практически у самых его ног лежали еще двое, тот что сидел был еще жив и все еще продолжал сжимать в опущенной на пол руке полуторный фламберг. Стражник был ранен, под ним натекла большая лужа крови (вряд ли конечно, это была только его кровь, иначе он бы уже давно умер от потери крови, но меня это вообще не волновало), его пластинчатая кираса выглядела так, словно ее хорошенько пожевали, выплюнули и снова надели на стражника. Его шлем выглядевший ничуть не лучше кирасы, валялся в стороне от стражника на расстояний его вытянутой руки. Я не мог пройти мимо тел мертвых стражников чтобы не посмотреть на них (отвратительное зрелище. Почему-то мертвый человек во мне вызывает куда большую неприязнь чем зомби), кирасы обоих стражников имели рваные дыры, как будто следы от когтей, а одного судя по всему, даже ели, его левая рука была обглодана практически до костей. Тот стражник что еще был жив, снова застонал и я вновь посмотрел на него, почему-то только сейчас я заметил что у него нет глаз, его ослепили и не похоже что это вышло случайно, кто-то намеренно лишил стражника зрения. Мертвые тела еще ладно, но увиденное изуродованное лицо стражника не могло не впечатлить, и оно впечатлило меня так, что я начал блевать прямо там где стоял. Блевать было категорически нечем, в желудке уже давно образовалась ноющая пустота, однако спазмы все равно вынудили меня согнуться по полам.
  
  Звуки производимые мной услышал стражник. - Кто здесь, Ариан? Марк? Это вы? - голос у раненого был хриплым, тихим, после этого, он еще что-то сказал, но как-то невнятно и я не расслышал что именно он произнес.
  
  Промокнув платком горькую слизь я вроде бы снова более менее пришел в себя, стражник к тому моменту снова умолк. Внизу зашевелились зомби и снова зазвучал мерзкий скрежет который закончился не менее протяжным глухим рыком, а затем, на галерею, сломав парапет, запрыгнуло нечто похожее на смесь гориллы с медведем. Стоило мне увидеть эту зверюгу как откуда-то из глубин разума выплыло желание бежать как можно быстрее и желательно не оглядываться. Но я даже с места не сдвинулся, во первых я действительно испугался, а во вторых испугавшись я машинально нанес по этому медведю сокрушительной силы удар в виде града из огненных шаров и пока зверюга была объята пламенем, я успел подумать, что все закончилось и убегать не надо. Пламя погасло наверное через минуту, все это время зверюга оставалась на месте и молчаливо изображала из себя мертвеца. Зато после того как огонь погас, туша покрывшаяся черной коркой сгоревшей плоти зашевелилась и встав на все четыре лапы глядя прямо на меня взревела. В то время пока я смотрел как шевелится эта зверюга, мой организм еще раздумывал, стоит ли ему сдерживать все то, что находиться в нем, а в тот момент когда зверь заревел я ощутил, как по моим ногам течет что-то теплое. Я мнивший себя непобедим и неустрашимым, глядя на то, как встает хорошо прожаренная мной зверюга, напустил 'в штаны', только я этого не успел осознать, я вновь атаковал. В монстра попеременно полетели то огненные шары, то ледяные стрелы, то молнии. Молнии произвели на монстра куда большее впечатление, чем огонь и лед и потому я жахнул по нему несколькими электрическими шарами похожими на шаровые молнии. Только вот все что я сделал, вместо того чтобы убить монстра, разозлило его еще сильнее и он без разбега прыгнул на меня. Машинально выставив перед собой руки я ощутил сильный удар, туша монстра врезалась в мою магическую защиту и ознакомилась со всем тем, что я там наворотил. Вот и представился случай в бою испробовать свое творение. Знал бы что так будет, ни за чтобы не полез в этот дом, да и вообще не вышел бы за ворота замка. Надо было поговорить с Пьером, да сбежать как и предполагал изначальный план действий, но я, мать его супер-герой недоделанный, решил показать насколько я крутой попаданец - вот и попал. Монстра врезавшегося в невидимую преграду встретил целый набор убийственных для всего живого, заклинаний, только вот монстр и не думал умирать, его конкретно так приложило всем понемножку и отбросило к лестнице по которой я поднялся на галерею, сам я едва смог устоять на ногах (естественно, что это не лично моя заслуга, без магической подпорки я бы не устоял, как я ее поставил я абсолютно не помню), когда туша монстра упала, пол под ногами заходил ходуном, а внизу грохнулось что-то большое и тяжелое. Глядя на то, как монстр снова встает я не долго думая обвалил на него часть потолка и стены, а когда куча вновь зашевелилась то сформировал из обломков голема. Еще не до конца сформированный голем врезал своим каменным кулаком монстру по башке и я как в каком-нибудь боевике - увидел фонтан брызг. Голем разом снес монстру половину черепушки, но мне на зло и удивление это не убило монстра, зато заставило его забыть обо мне и заняться големом, но тому повышенное агрессивное внимание к своей скромной персоне было абсолютно параллельным. Хряснув монстра в голову еще раз голем сбросил тело с галерей, туша монстра загремела знатно, после этого окончательно сформированный голем спрыгнул вниз и добил монстра, а также трех зомби. Подойдя к сломанному парапету я посмотрел вниз, голем хорошо отделал монстра превратив его в отбивную и оторвал ему все, что можно было оторвать. Только после этого я вспомнил о стражнике и обернулся, стражник все также сидел прислонившись спиной к стене, только сполз немного, я хотел было подойти к нему, но не стал, стражник был мертв, наверное тряска вызванная мной и монстром, доконали его. Постояв еще какое-то время бездумно глядя на мертвое тело стражника я наконец заставил себя выпустить в него огненный шар, тела двух других стражников тоже поджог и глянув вниз подпалил останки монстра и зомби. Проклятый дом я покинул только после окончания процесса кремации, мог бы уйти и раньше, но боялся устроить пожар. Уже будучи на улице я поискал место, где можно было спрятаться и стянул с себя мокрое 'грязное' белье.
  
  Великий Владыка Мангер.
  
  Он отчетливо ощутил момент гибели одного из своих макабров, убить такого зверя практически невозможно, без участия магии разумеется. А раз макабр погиб, значит его убил маг и это должно быть очень сильный маг. Чтобы справится с макабром магией, надо знать и уметь многое, а еще обладать большим запасом магической энергии. И все равно нет никаких гарантий, что даже очень сильный маг справится, макабры в отличии от прочей нежити обладают феноменальной подвижностью и это при том, что они обладают большой массой и практически не восприимчивы к огню, а уж простого оружия они и вовсе не боятся.
  
  - Пора уходить отсюда. - вставая с кресла произнес он глядя на Керулеза. - Кто-то убил одного из макабров.
  - Скорее всего кто-то из магов Академии. - ответил Керулез.
  - Вероятнее всего так. - не стал спорить он. - И я, очень не хочу встречаться с магом, который смог убить макабра.
  - У тебя ведь их осталось еще пять, натрави их всех, да и покончи с этим магом, какие проблемы? Или боишься, что он сможет справиться со всеми? Да и к тому же, откуда у тебя такая уверенность, что тот маг выжил?
  - Такой уверенности у меня нет, но тем не менее, отсюда нам лучше уйти.
  - Как скажешь. - ответил Керулез и вставая со своего кресла спросил. - Где будем прятаться?
  - В церкви.
  - Думаешь там искать не будут?
  - Думаю не станут, это может вызвать негативную реакцию со стороны простого люда.
  - Надеюсь, что ты прав.
  
  Дав одному из живых слуг указание перевезти все его вещи в церковь Лазаря он направился к парадным дверям где у крыльца их ожидала карета, но уже будучи у дверей он что-то почувствовал и сославшись на то, что он кое-что забыл пропустил Керулеза вперед. Керулез оказался не так чувствителен и потому без опаски вышел на улицу, он стоя в коридоре проследил за ним и в тот момент когда Керулез упал, поспешил к черному ходу. Не смотря на сложность ритуала, прямо на ходу он призвал оставшихся макабров к себе.
  
  Владыка Керулез.
  
  Он вышел на улицу первым и направился к ожидавшей их карете, та стояла у крыльца с распахнутой дверцей и его ничуть не насторожило что возницы нет на месте. Однако стоило ему поставить ногу на подножку кареты как его словно оплела невидимая паутина и он не устояв на ногах завалился на бок, стукнувшись при этом головой и потерял сознание.
  Очнулся он уже будучи в карете которая куда-то ехала, одновременно с возвращением сознания пришла и боль, болела шишка на голове. Дотронувшись до шишки он зашипел от боли, шишка показалась ему весьма крупной и очень сильно болела.
  
  - Как вы себя чувствуете? - неожиданно для него в темноте прозвучал девичий голос.
  
  За окном уже стемнело и от того в карете тоже было темно, раздался тихий щелчок и под потолком кареты загорелся небольшой шарик холодного белого света заставший его ненадолго зажмуриться и вытереть проступившие в уголках глаз слезы. Когда он открыл глаза и они привыкли к свету он посмотрел на сидящую напротив него девушку которая потупила глазки и слегка порозовела стоило ему бросить на нее взгляд. Девушка сидела ровно, но чувствовалось какое-то напряжение в ее позе. Его взгляд скользнул по плотно сжатым коленкам изящных девичьих ног и уперся в кружево на подоле белоснежного платья что было на девушке. Стоило ему после этого снова посмотреть девушке в глаза, как та вновь потупила взор и покраснела еще гуще. Однако даже не прибегая к своим способностям он сразу же понял, что перед ним маг и ориентируясь на реакцию девушки, он сделал вывод, что она еще молодая ученица, ведь девушки хорошо знающие мужчин, редко реагируют на взгляды которыми их одаривают мужчины, подобным образом.
  
  - Я в плену? - он пошевелился меняя позу на более удобную, девушка напряглась и еще чуть плотнее сжала колени, хотя казалось, что плотнее уже некуда и кивнула в ответ на его вопрос. - Я маркиз Вьен Эр'Даль, а как ваше имя юная леди?
  - Лурия. - девушка покраснела, чуть опустила голову и отвела взгляд глядя в окно.
  - Могу я узнать, куда мы едем?
  - Разумеется Ваша Милость, мы едем в замок Его Величества.
  - Я могу знать причину моего ареста?
  - Да, но об этом вам лучше разговаривать с Его Величеством.
  
  Воцарила тишина, он думал что ему делать, справиться с опытным магом он вряд ли сможет, а вот если девушка что сидит напротив действительно ученица, то это меняет дело. Остается лишь выяснить с кем он имеет дело.
  
  - Вы ведь маг, верно? - стараясь прикинуться простачком спросил он и получив утвердительный кивок спросил. - И как давно вы практикуете магию юная леди?
  - Третий год... - девушка оторвалась от созерцания ночи за окном и перевела взгляд на него. - А что?
  - Ничего... - при этом он продемонстрировал раскрытую ладонь и растопырил пальцы. - Просто интересуюсь, для поддержания беседы.
  
  Услышав цифру в три года он мысленно закивал своим вывода, перед ним действительно ученица, тогда где же ее наставник, ведь кто-то схватил его, кроме того, кто-то убил макабра Мангера, ученица этого сделать точно не могла. Подумав так, он сам же нашел логическое объяснение тому, что в карете только он и начинающая магичка, ее наставник погнался за Мангером. Думая так он посмотрел в окно и понял, что они скоро подъедут к мосту ведущему в королевский замок. План действий созрел моментально, он даже подумал, что не будет убивать магичку, а вместо этого захватит ее и сделает из нее себе прислужницу. При этом он успел подумать, что у него давно уже не было хотя бы одного слуги, а ведь когда-то он окружал себя красотками с которыми он часто любил проводить время. Но сперва ему надо отвлечь магичку, чтобы успеть сформировать заклятие.
  
  Делая вид будто бы он достает из под манжета спрятанный там платок он начал формировать заклятие, достав платок он сделал вид будто уронил его и наклонился чтобы поднять. Магичка поджала ножки и насколько могла плотно сжала их по всей длине, чем еще больше убедила его, что она всего лишь молодая и глупая ученица. Одновременно с тем как платок оказался в его правой руке, левой он отправил готовое заклятие в сторону магички.
  
  ***
  
  Хлюпая разбитым носом он вылез из кареты и вновь прижал к нему платок. Его заклинание никак не подействовало на магичку, а вот его замешательство с подбором оброненного им платка, она восприняла как его стремление заглянуть ей под юбку. Придись удар чуть ниже и кроме носа, она разбила бы ему еще и губы.
  
  - Задерите голову вверх и держите так, пока кровь не остановится. - послышался голос магички у него за спиной, к нему подошли двое в серых мантиях и обступили его с двух сторон. - Пожалуйста сопроводите Его Милость в его камеру. - обратилась к ним магичка и обратилась к нему. - Прощайте маркиз, хотя если Его Величество решит вас помиловать, мы с вами еще встретимся, так что наверное правильнее будет сказать, до свидания. - после этого магичка коротко кивнула ему и добавила обращаясь к магам. - Можете увести Его Милость.
  
  Пьер.
  
  - Ну скажи мне... - он стоял почти посреди комнаты в которой временно живет Лурия повернувшись лицом к двери. - Зачем было так рисковать?
  Когда он пришел, Лурия едва не выставила его за дверь, но потом смягчившись разрешила ему остаться и сейчас-то он отлично понимает, что эта ее мягкость была обманчива, ведь сейчас его подвергают самой изощренной пытке. Когда он пришел Лурия только вышла из купальни и на ней было только банное полотенце. С каждым шорохом за спиной все мысли которые он самым тщательнейшим образом пытался собрать в кучу, разлетались как тополиный пух на ветру.
  - Ты ведь отказался пойти со мной. - вообще-то она сама не хотела того, чтобы он пошел с ней, но спорить с Лурией он не стал.
  - Да, но все же... Я... мы все, волновались... А твой ненаглядный Эрнил, так и вовсе каждые полчаса порывался выдвинуться с остатками гвардейцев тебе на подмогу. И если бы не Грегор, он вряд ли бы каждый раз оставлял эту затею неосуществленной. Потому как я на него никакого влияния не имею.
  - Так за кого ты больше переживал, за меня или за Эрнила и его войско? - воздух наполнился цветочным ароматом сбивающим с мысли.
  - За тебя конечно, Эрнил мне никто, а ты...
  - А я кто?
  - Ну-у-у...
  Он почувствовал прикосновение к спине. - Ну ладно, можешь не отвечать.
  - Ну почему же, я могут ответить. - он обернулся и посмотрел девушке в глаза.
  - Да?
  - Да, я ведь говорил тебе, что люблю...
  - Мы кажется договаривались, между нами только...
  - Дружбы между мужчиной и женщиной быть не может, это неоспоримый факт. Но я могу себе позволить любить тебя, хотя бы как сестру, которой у меня никогда не было?
  - Хм-м-м... - Лурия отступила от него на шаг и слегка пощепала себя за нижнюю губу. - Да, такой ответ принимается, как сестру меня любить можно.
  - А раз так, то ты должна понимать, что я был бы очень опечален, если бы с тобой что-то случилось...
  - Но ведь ничего же не случилось.
  Он бессильно опустил руки и тяжело вздохнул. - И я рад, искренне рад тому, что с тобой ничего не случилось.
  Немного подумав Лурия сделала шаг к нему и обняла. - Обещаю, что в следующий раз буду осторожнее.
  - Еще осторожнее чем сегодня? - он как ему показалось уловил суть. - Что-то все-таки случилось?
  Лурия выпустила его из объятий и насупилась, а он поймал себя на мысли - что эта хитрая лиса хочет ускользнуть от ответа.
  - Так что же случилось? - он все-таки решил повторить свой вопрос.
  - Ну-у-у... - девушка нахмурилась еще сильнее. - Я искала того, кто стоит за всем тем, что твориться в городе. В общем там был дом, я зашла в него, потому что мне показалось что в доме кто-то стонет. Нашла трех умертвий и тела трех стражников, один еще был жив когда я только пришла. А потом появилось большое чудовище, я испугалась и... убила его, однако стражника я не спасла, он умер пока я была занята чудовищем. А чуть позже, я встретила маркиза, как раз там, куда мне и указал первый плененный мной некромант.
  - Хм-м-м... Ты можешь описать то чудовище с которым ты сражалась? - он прошел в угол комнаты и сел в одно из кресел. - Какое оно было?
  - Я же говорю чудовище, большое и страшное.
  - Насколько большое?
  - Ну не знаю. - Лурия начала что-то плести и в итоге перед ним появилась объемная иллюзия того монстра с которым ей довелось встретится. - Вот таким и был тот монстр. Бр-р-р...
  Он посмотрел на чудовище, не то чтобы он сильно разбирался в нежити, но кое-что он знает и продемонстрированное ему чудовище он узнал - это был макабр.
  - Ты уверена, что это было именно такое чудовище?
  - Абсолютно.
  - И ты убила его?
  - Ну-у-у, не совсем я... Его убил голем, но ведь это я подняла того голема, так что...
  - И ты не знаешь, что это за чудовище?
  - Откуда?
  - Ну мало ли, может ты читала об этом и...
  - Нет, то, что мне не интересно, я не читаю. Но теперь, я обязательно прочту все, что связано с нежитью. Итак, что с этим чудовищем не так?
  - Это макабр один из видов высшей нежити, надо думать, что конкретно этот, был не очень больших размеров раз смог пройти в дверь. Скорее всего начальная стадия созревания, в общем молодая особь.
  - Так, и чем опасны эти макабры?
  - Ну во первых макбры обладают большой массой тела и невероятно сильны, я когда-то читал, о том, как кто-то где-то использовал макабров в качестве боевых зверей. Как и вся высшая нежить, макабры обладают зачатками разума и в отличии от умертвии их худо-бедно можно заставить выполнять сложные указания. Правда последствия для тех кто пытается управлять макабром, могут быть самые печальные. Кроме массы и силы, макабры обладают невероятной подвижностью и могут развивать огромную для своих размеров и веса скорость. Но самое главное то, что они не боятся магии, практически невосприимчивы к огню, а уж про обычное оружие можно и вовсе забыть.
  - Да, я тоже заметила, что огонь не очень навредил тому чудовищу и поэтому мне пришлось разрушить часть дома чтобы получить материал для создания голема.
  - И все-так, ты очень рисковала, то, что ты справлялась со слугами, не значит, что ты справилась бы с их хозяином.
  - Но я ведь справилась...
  - Кстати об этом... - он поудобнее устроился в предложенном ему Лурией чуть ранее кресле. - Я уже успел немного допросить того, кого ты схватила.
  - И?
  - Его зовут Керулез, по крайней мере он сам себя так называет и Деникуроз, тот некромант что был схвачен первым, подтверждает это. В общем он не самый главный, есть еще один высший некромант, которого они оба называют Мангером. И оба утверждают, что это он стоит за всем, что происходит в городе. Кроме того, Керулез подтвердил сведения Деникуроза о личине под которой скрывается Мангер.
  - Да, и кто же это?
  - Великий Магистр Варгар из церкви Лазаря.
  
  ***
  
  Ему показалось что лицо Лурии слегка вытянулось после услышанного. Действительно, с трудом верится в то, что высший некромант мог скрываться ни где-нибудь, а в самом святом для любого жителя Лотии месте, Лазаря здесь почитаю поболее чем всех остальных Великих Богов вместе взятых. У герцога Ен'Гор когда он только услышал результаты первого допроса Деникуроза, первого некроманта захваченного Лурией, случился сердечный приступ, хорошо что поблизости оказался дворцовый целитель иначе герцог и вправду отдал бы душу Лазарю.
  
  - Что по этому поводу думает делать Эрнил? - немного погодя, спросила Лурия.
  - Ты хочешь узнать, что он будет делать с церковью? - девушка кивнула. - До того как предоставленные доказательства обоих плененных тобой некромантов не убедят народ в том, кто виноват в случившемся, сделать будет ничего нельзя. По крайней мере сделать так, чтобы не настроить народ против Эрнила как короля, все-таки это серьезное обвинение не рядовому священнику. К тому же надо будет убедить народ в том, что зло смогло не только проникнуть, но и жить в доме их бога.
  - Можешь не продолжать. - прервала его Лурия. - Я хоть и стала магом, но все еще продолжаю сохранять свою веру в бога, какой бы он ни был. Так что я могу понять то, что будут думать люди слыша о том, что Великий Магистр оказался некромантом который повинен в том, что произошло в столице. И потому мне кажется, что не стоит трубить об этом на весь мир, достаточно обвинить тех двоих и всех кого они уже сдали и еще сдадут.
  - Хм-м-м... - он задумался оценивая предложенную Лурией стратегию. - Хитро, очень хитро...
  - Еще хитрее, ведь про Великого Магистра надо будет забыть ровно до того момента, пока не подвернется идеальный случай придать его не просто народному или королевскому суду, а Суду Божьему. Если суметь правильно разыграть подстроенную самим неприятелем партию, то власть Эрнила уже ничто не сможет пошатнуть... Ну разве что он не спятит и не начнет войну против своего же народа. Только вот собирать улики свидетельствующие против Великого Магистра придется очень тщательно и долго, косвенные улики не убедят даже самого внушаемого простолюдина ибо Великий Магистр второй после Лазаря.
  - Если Грегор сам не справится, мы со своей стороны окажем ему помощь. - закивал он.
  Лурия вдруг нахмурилась. - Так не пойдет.
  - Что не пойдет? - не понял он, ему предложенная Лурией стратегия развития дальнейших событий, показалась весьма удачной.
  - Нельзя позволять им казнить всех некромантов.
  - Почему?
  - Как это почему? Они источник знаний который так необходим Академии.
  - Ну-у-у... если ты так говоришь... то, я попрошу Грегора передать одного из некромантов Академии.
  - У тебя есть какие-то сомнения насчет моей правоты?
  - Нет, ты несомненно права, для Академии любые новые знания будут бесценны.
  - Тогда откуда эта неуверенность в голосе?
  - Неуверенность? Вовсе нет. Просто когда ты сказала зачем нужно сохранять жизнь одному из некромантов, я вдруг подумал о том, почему я сам не додумался до этого? Все-таки у тебя действительно светлая голова, сам бы я вряд ли вообще подумал об этом, и потом, если бы мне кто-то указал на совершенную ошибку, я бы горько сожалел о том, что не подумал об этом.
  - Льстишь небось?
  - Нет, констатирую факт.
  - Ну ладно, похвала принимается.
  - И все-так, ты очень рисковала в одиночку идя против некромантов. Не спорю, с Керулезом и Деникурозом ты справилась, но они куда слабее чем тот, кого они называют Мангером. Что было бы, столкнись ты не с этими двумя, а с тем, кто руководил ими?
  - Ты опять? Я ведь пообещала, что в следующий раз буду осторожнее. - Лурия вновь насупилась и даже руки на груди скрестила в знак своего недовольства, но раз не отвернулась, значит все-таки слушает.
  - Нет, я не об этом, так что можешь перестать дуться, просто хотел сказать, что нам повезло, очень повезло и тебе и нам всем. Арон конечно будет ворчать, но думаю что и он в итоге согласиться, что иначе все было бы иначе.
  - Ну, тогда ладно, если это все, то я пойду поужинаю и прогуляюсь перед сном. Если хочешь, пойдем вместе? - Лурия моментально соскочила с кресла и протянула ему руку. - Пойдем.
  
  Эрнил.
  
  Он поймал себя на том, что он сидит с открытым ртом, наверное он так просидел все то время, пока длился рассказ мьет Лурии о ее поединке с чудовищем. Слушая весьма подробный рассказ сопровождавшийся иллюзиями, он был рад тому, что смог уговорить ее помочь спасти его королевство, а ведь дядя Грегор предлагал бежать из страны. Страшно представить, что было бы, если бы власть в стране перешла в руки некромантов. И до сих пор не верится в то, что они столь долгое время находились в королевстве живя под личинами его поданных. И ни где-нибудь в глуши, в отдаленной от столицы деревне, в лесу или на болотах, они жили в столице и он даже принимал их у себя в замке, разговаривал с ними, ел и пил за одним с ними столом и они присягали ему на верность, во время его инаугурации. Но пугает его не это, он уже далеко не мальчик чтобы питать иллюзии на счет всеобщей доброжелательности к нему и отлично понимает, что при дворе у него множество врагов. Его пугает то, что враги эти оказались куда более могущественны нежели самые знатные люди его королевства. Впрочем, они и являлись половиной этой знати, так что на то время пока на их место не придут другие, можно будет чувствовать себя более-менее спокойно. Другое дело церковь Лазаря, никто просто не поверит в то, что Великий Магистр является некромантом который и учинил все то, что привело к фактически полному вымиранию населения столицы. И все же именно эту фигуру мьет Пьер предложил разыграть его дяде, когда придет время, сейчас же требуется подготовить плодородную почву внутри церкви для посадки в нее семян раздора. Разумеется не получиться удержать в тайне от народа все то, что произошло в столице, но мьет Пьер предложил не перекладывать всю вину за случившееся на некромантов, что-то должно лечь на плечи знати заранее сбежавшей из столицы или вовсе из королевства. Дядя Грегор как его советник должен будет объявить о сговоре знати с некромантами, так ведь и было, но на первый план должны будут выйти дворяне, а не некроманты, надо будет всячески приуменьшить их участие в попытке захвата власти. Если он все правильно понял, то это должно будет успокоить Великого Магистра, заставив его думать, что в королевском замке ответственными за все, считают дворян.
  
  ***
  
  Мьет Лурия эффектно щелкнула пальцами и объемная иллюзия рассыпалась на мириады сверкающих искорок.
  - Я не очень хороший рассказчик, поэтому надеюсь, вам не было скучно. - усаживаясь обратно за стол произнесла магичка.
  - Не беспокойтесь об этом Ваше Магичество... - ответил и за него и за себя дядя Грегор. - я еще раз хочу выразить вам благодарность за...
  - Не стоит благодарности, не вмешайся мы сейчас, позже было бы все намного хуже. - ответила магичка однако при этом не преминула встать из-за стола и сделать книксен как бы принимая благодарность и уже вернувшись за стол добавила. - К тому же, многое только предстоит сделать. Улицы Нерде полны умертвии. Сейчас, когда они фактически лишились своего кукловода, они стали еще опаснее. Кроме того, в отдельных частях столицы стоят войска дворян помогавших некромантам. Вряд ли они захотят бросить начатое дело. И теперь, когда они потеряли столь мощную поддержку, многие из них наверняка понимают, чем в конце концов дело кончится. Я имею в виду обвинение в сговоре с некромантами, обвинение в попытке захвата власти, ну и как следствие этого - казнь. Борьба с дворянами может затянуться на долго... Так ли нужно ли это сейчас?
  - У вас есть какие-то конкретные предложения? - спросил дядя Грегор.
  - По-моему, все и так очевидно... Надо пойти на мировую с дворянами, объявить, не во всеуслышание разумеется и не для всех участвующих в заговоре о том, что тем, кто поможет вычистить нежить, будет объявлена амнистия. К тем, с кем договориться не получится, и надо будет разбираться самыми жесткими методами, обвиняя их во всех смертных грехах, чтобы народ воспылал праведным гневом и сам желал вытащить их на костер или плаху.
  - Вижу мы, мыслим практически одинаково. - ответил дядя Грегор. - Мы уже обсуждали это с мьет Пьером и даже составили список тех дворян, кому стоит предложить амнистию в обмен на их помощь в зачистке столицы. К тому же, я более чем уверен, что они согласятся помочь справится и с теми дворянами, кто не захочет сложить оружие. Личные интересы в виде расширения своих владений, есть практически у каждого. Кроме того, можно ставить бывших вассалов на места их бывших сюзеренов, то есть просто дать им то, чего они хотели.
  - Ну, раз вы уже обсуждали этот вопрос с Пьером, то не вижу смысла давать вам свои советы. - сказала мьет Лурия и в очередной раз встав из-за стола добавила. - Прошу вашего разрешения удалиться на покои.
  Он тут же встал из-за стола со словами. - Если позволите, я провожу вас?
  Дядя Грегор кивнул, за ним последовал кивок от мьет Пьера и мьет Лурия сделав книксен подала ему руку.
  
  ***
  
  Все пошло так, как и предполагали дядя Грегор, мьет Пьер и мьет Лурия, самое интересно в том, что сам он, вряд ли бы вообще мог бы предложить хоть какой-то выход из сложившейся ситуации.
  Почти месяц ушел на то, чтобы склонить дворян к сотрудничеству, где-то грубой силой и ультиматумами, где-то с помощью дипломатических усилий и ухищрений мьет Лурии выступавшей в роли посла. Как бы это не было странно, но большого недовольства у народа, случившееся не вызвало, ни сразу ни после. Массовых казней знати тоже удалось избежать, хотя и пришлось повесить трех герцогов, несколько маркизов, с десяток графов и почти сорок баронов. Земли казненных были распределены между амнистированными дворянами, церковь Лазаря с чьей стороны ожидалось самое большое возмущение так и вовсе сделала вид, будто бы ничего необычного не произошло. Вскоре после того, как все окончательно улеглось мьет Пьер вместе с мьет Лурией покинули королевство.
  
  
  Архимаг Арон.
  
  Еще два месяца назад было ясно, что вот-вот что-то должно случиться, некие силы пришли в движение сразу в двух королевствах вынудив их начать готовиться. Но аналитики Гильдии свято клялись ему в том, что в Лотии, откуда пришло послание от имени молодого короля Эс'Хента, все будет тихо, - буря ожидалась в соседней Эрдании. В том посланий Грегор Эс'Сунвар - дядя молодого короля, от имени своего племянника Его Величества Эс'Хента, просил прислать кого-нибудь на всякий случай, и он подумал, что будет правильно, отправить туда Лурию. Почему? Потому что приди сообщение из Эрдании о том, что там что-то началось, она бы непременно отправилась туда наплевав на то, что Академия не вмешивается во внутренние дела союзников. Но аналитики ошиблись в своих расчетах и анализах (вероятно на точности сказалось то, что была затрудненна работа с астралом). Все случилось именно там, где они этого меньше всего ожидали и именно туда, он сам отправил Лурию. Лишь одно его утешало, он отправил ее не одну с ней поехал Пьер. Впрочем, присутствие Пьера, никак не помешало Лурии самостоятельно принимать решения. И это настоящее чудо, что с ней ничего не случилось. Разумеется по возвращению Лурии и Пьера из Лотии он хотел было устроить маленький разнос Лурии за то, что она позволила себе вмешаться во внутренние дела государства-союзника вопреки подписанному договору, но тогда он еще не знал всей подоплеки происходившего в Лотии. В результате, ему пришлось признать свою неправоту, только это не уберегло его от попадания в список не желательных к общению лиц. Лурия даже слушать его не стала, молча встала и ушла из зала собрания. Пропесочивать Пьера так и вовсе не имело смыла, попытайся Пьер тогда настоять на своем и вполне мог бы оказаться в том же списке, что и он сейчас.
  
  - Строгость нужна и важна, но порой можно сильно обжечься не разобравшись наскочив на чье-то обостренное чувство справедливости. - думал он глядя на озеро за окном - там, где сейчас серебрится зеркало водной глади, еще не так уж и давно, был след оставленный Лурией в ходе проверки заклинаний древней магии.
  
  Вадим.
  
  Ох и любит же Калерия устраивать различные осмотры и думается мне, что это вовсе не связано с переживаниями о моем здоровье. С Эльке она тоже очень часто проводит всякого рода 'эксперименты', а та в свою очередь пытается повторить все это на мне. Не то чтобы мне это не нравилось... наоборот и все же, Элькены походы к Калерии вызывают у меня некое странное чувство, на подобие ревности что ли. Почему наподобие? Ну-у-у, наверное потому что раньше я, как я это понял, никогда по-настоящему не ревновал... Мог думать что ревную, но не ревновал, ибо ничего подобного не испытывал. Впрочем надо заметить, что это не та ревность, какую демонстрируют темпераментные особы (типа - мое и только мое, или если не только я владею тобой, то никто не будет владеть) в том, что испытываю я, чувствуется нечто такое... Хм-м-м... в общем нечто неправильное, я бы сказал, нечто извращенное. В общем я зная о том, что Эльке спит не только со мной, не запрещаю ей вертеть хвостом. Впрочем, я никогда не требовал Эльке, клясться мне в любви и верности до гробовой доски, как и она не требует этого от меня.
  Калерия закончила обмазывать меня 'еловым желе' и погнала в 'яйцо'. Этот артефакт уже другой, не тот что был раньше, то была экспериментальная модель - прототип, это финальная версия, хотя и она уже морально устарела, я уже видел в лаборатории Борга 'свеженькое яйцо'. В этот раз мне в 'яйце' пришлось просидеть почти целый час, Калерия пыталась выявить возможные отклонения которые могли появиться в результате длительного прибывания в Черном лесу. У Пьера она что-то такое нашла, вроде бы ничего страшного, и все же приятного мало.
  
  - Ну вот и все... - откинув стеклянный колпак сказала Калерия, - можешь вылупляться.
  
  Я вылез из 'яйца' и побежал в купальню. Пока я принимал душ смывая с себя 'еловое желе' в кабинет заглянула Кюсия, - для друзей просто Кю (кстати Кюсия первая фейри, которую я вообще увидел в Академии). Фейри и гномы, а также все ученики по обмену, живут и учатся на нижних уровнях Академии и наверх они поднимаются крайне редко. Можно было бы подумать, что это такая расовая или еще какая дискриминация, но это вовсе не так. Нижние этажи Академии, на которых я правда, еще ни разу не был, это словно другой мир, хотя, этот другой мир начинается ниже этажей занимаемых учащимися по обмену. Фейри живут совсем по другому нежели люди и гномы, насколько я слышал, там повсюду зелень и мое воображение рисует мне нечто вроде реликтового леса разросшегося на все уровни занимаемые фейри. Калерия решила познакомить меня с Кю после того, как узнала где мы с Пьером побывали. Тот фейри, чьи останки мы с Пьером нашли и похоронили, оказывается был родственником Кю. Разумеется, что Калерия не знала этого, она просто попросила кого-то из фейри поспрашивать, не знает ли кто-нибудь чего-нибудь (в отличии от людей и гномов, у фейри куда как меньше именитых магов, а абы кто вряд ли полез бы в Черный лес, к тому же у фейри в отличии от людей не разрываются родственные отношения при становлении кого-нибудь магом), а Кюсия уже потом сама поднялась наверх и через Калерию вышла на меня. На первый взгляд, Кю можно принять за обыкновенную девочку лет десяти - одиннадцати, даже ушки у нее не такие уж и заостренные как у прочих фейри и все же, именно ушки ее и выдают. Ах, ну да, еще она милашка, как все фейри. И она была бы совсем милашкой, если бы не была так помешана на цветах, я бы назвал ее ботаником или травником, но не думаю что это - правильное определение тому, чем конкретно занимается Кю. И я даже не знаю, смогу ли я внятно описать род ее деятельности, здесь в Академии это называется травоведение, Кю маг жизни и занимается селекцией растений на основе как уже существующих видов, так и выведением абсолютно уникальных не существующих в природе вообще. То есть она может взять семечко какой-нибудь условно говоря ромашки и с помощью магии жизни сотворить с этим семечком нечто такое, что в итоге вырастет трава настолько же далекая от своей прародительницы условной ромашки, как далек от нее например какой-нибудь камень, то есть вообще ничего общего. И с момента нашего знакомства, Кю уже в пятый раз поднимается наверх, только чтобы поболтать обо всякой ерунде, правда я мало чем могу поддержать беседу, но похоже что Кю, это вообще не волнует, ибо она болтает за двоих.
  Заметив меня выходящего из купальни Кю подняла руку в знак приветствия, но махать рукой чтобы привлечь мое внимание не стала. Я в свою очередь сделал тоже самое, показывая тем самым что заметил ее и тоже рад видеть. Пока я одевался и занимался волосами, Кю болтала с Калерией бегая за той словно хвостик от стола к столу, от одного артефакта к другому. Кстати, не смотря на то, что Калерия и Кю обе выбрали направление магии жизни, общего между ними мало - магия жизни фейри также отличается от магии жизни людей и гномов, как от них отличается магия жизни эльфов. В общем общего между ними - только название, отличаются не только методы, но даже типы энергии, маги жизни фейри не используют свою жизненную силу как это делают люди и гномы, в их ауре скапливается некий концентрат этой самой жизненной энергии которую они получают от животных и растений, у людей выделения такого концентрата и его накопления не происходит.
  
  - Добрый день. - закончив приводить себя в порядок после душа и подойдя к Кю поздоровался я.
  - Aiya. - ответила Кю. - Я знала, что встречу тебя здесь.
  - И за чем же я тебе понадобилась?
  - Дорф велел мне пригласить тебя к нам на уровни. Нам поручено разобраться с проблемой Черного леса и ему нужна вся информация какой ты располагаешь. И кроме того, мы ведь должны отблагодарить тебя за погребение останков дяди Рульфа. Так что Дорф повелел устроить пиршество и в честь поминовения и чтобы отблагодарить тебя.
  - Сейчас?
  - Все будет готово к вечеру, я сама поднимусь за тобой.
  - Эм-м-м, ну хорошо, а как мне одеваться? В смысле, я ведь не знаю, принято ли у вас одеваться как у людей, по случаю так сказать.
  Кю осмотрела свой наряд больше похожий на набор разноцветных лоскутков тонкой ткани, каждый раз в ее наряде менялся лишь цвет этих самых лоскутков.
  - Ты ведь не думаешь, что я всегда так одеваюсь? - оторвавшись от разглядывания себя спросила Кю.
  - Именно это, она и думает. - ответила за меня Калерия - И я признаюсь тебе, тоже.
  - У нас там довольно душно и легче ходить одетой вот так, чем совсем без ничего. К тому же, мы не так часто покидаем Академию, чтобы следить за модой, хотя в отличии от вас - людей, мы не сидим в Академии совсем безвылазно.
  - Вообще-то Лур, совсем не сидит в Академии, если бы она сидела в ней как ты говоришь, то не нашла бы твоего дядю.
  Я бы мог и сам ответить, но Калерия начала мне мазать лицо какой-то гадостью - спрашивается, стоило ли мне одеваться, если сейчас снова придется идти принимать душ? Гадость которую Калерия намазала мне на лицо до одури пахла огурцом и почему-то медом.
  - Это что? - спросил я уже после того как Калерия размазала свою 'гадость' по моему лицу.
  - Это омолаживающая маска для лица на основе экстракта белиандры, который мне только что принесла Кюсия, плодов капилы и меда лесных пчел. - причмокивая ответила Калерия и продолжила облизывать пальцы.
  - И зачем это мне, я что, уже совсем на старуху похожа?
  Калерия с неподдельным сожалением посмотрела на пустую баночку у себя в руке и печально вздохнув ответила. - Не ворчи, должна же я на ком-то проверить действие маски после добавления экстракта белиандры. А вдруг белиандра вызывает острую аллергическую реакцию, может сыпь начаться или волдыри по всему лицу пойдут?
  Окончание фразы я слышал уже стоя у двери в купальню, куда следом за мной вбежала Калерия с возгласом.
  - Не вздумай смывать, на счет аллергии я пошутила! А маска нужна, чтобы насытить кожу витаминами, ты же после возвращения из этой треклятой Лотии бледная была, как поганка, и ведь за столько дней, ничего не изменилось.
  Только тогда я подумал о том, что если бы Калерия боялась какой-то там аллергической реакции на этот самый экстракт, то вряд ли бы стала облизывать пальцы, и одновременно с этим подумал. - Разыграть значит решила? Ну-ну.
  - Ой! - вырвалось у Калерии после того, как она увидела мое лицо, когда я обернулся, я же изо всех сил старался сделать вид, будто не знаю в чем дело и с наигранным испугом посмотрелся в зеркало.
  - Ой мамочки! - вырывается у меня ибо я увидел то, что у меня получилось, а получилось даже лучше, чем я рассчитывал. - Что с моим лицом?
  Калерия надо признать быстро пришла в себя. - Быстро смывай! Немедленно! - и сама оттеснив меня от раковины открыла воду и зачерпнув ее принялась смывать маску, которую так тщательно размазывала по моему лицу.
  В зеркале отразилась пугающе-страшная картина, я явно перестарался с иллюзиями всевозможных дерматологических воспалении. В зеркале отражалась мечта ведьмы, это конечно при условия, что ведьмы мечтают иметь именно такие рожи какая получилась у меня.
  Вытащив меня за руку из купальни Калерия протащила меня через всю свою лабораторию и усадила на кушетку. Кюсия последовавшая за нами даже икать начала стоило ей увидеть мое лицо. Пока мы с Кю играли в гляделки Калерия перерыла несколько шкафчиков и все их содержимое выставила на тумбу рядом с кушеткой.
  - Ну-ну. - глядя на баночки-скляночки подумал я и мысленно злорадно ухмыляясь также мысленно потер руки.
  - Ничего не понимаю. - чуть ли не плача произнесла Калерия примерно через час безуспешных попыток избавить меня от иллюзорных болячек и посмотрев на Кю спросила. - Может ты чем поможешь?
  Кю, как ранее до нее это делала Калерия, принялась щупать и осматривать мое лицо. - Это точно не реакция на Белиандру, растение гипоаллергенное и на экстракт тоже аллергических реакций выявлено не было. Может это реакция на мед или капилу, но точно не на Белиандру.
  - Я не спрашиваю у тебя, чем это вызвано. - сказала Калерия. - Я спрашиваю, можешь ли ты это исправить?
  Кюсия отрицательно покачала головой. - Нет, я не знаю чем это вызвано. Сперва надо понять, с чем связана такая реакция и только после этого приступать к лечению.
  Калерия посмотрела на меня и я заметил что она вот-вот расплачется. - Прости меня Лури, я обещаю все исправить. - голос у Калерии был виноватый-виноватый.
  - Не надо ничего исправлять. - понимая что шутка слишком затянулась и ощущая себя виноватым в том, что довел Калерию до слез, ответил я и щелкнул пальцами развеивая иллюзию. - Я тоже пошутила.
  Калерия хлюпнула носом. - Это что, ты меня обманула?
  Я кивнул. - Понимаю, шутка получилась злой и это я должна просить у тебя прощения, но по-другому вряд ли бы получилось.
  Я думал, что Калерия хоть что-то мне выскажет ведь я заставил ее всерьез поволноваться, однако она только облегченно вздохнула. - Что ж, я этого вполне заслужила, больше не буду тебя разыгрывать.
  - Значит без обид?
  - Какие тут обиды, если я первой тебя обманула?
  Я соскочил с кушетки и обняв Калерию уткнувшись ей в грудь, заревел, чем вынудил ее начать гладить меня по голове одновременно с этим уговаривая меня успокоиться.
  
  Торот.
  
  День выдался тяжелым, а ночь ужасно душной. Не смотря на то, что за день он очень устал - руки и ноги гудели от перенесенного напряжения - сон, никак не желал идти к нему, вынуждая его лежать в его палатке на неудобной лежанке и бездумно вглядываться в темноту. Снаружи до него, доносились голоса сопровождающих экспедицию воинов выставленных на ночь в дозор и сейчас рассевшихся вокруг костра, сильно пахло дымом, еще сильнее пахло потом и от него самого и от его лежанки. Где-то в окружающем лагерь лесу, то и дело ухали и вскрикивали то ли какие-то звери то ли птицы. По-началу эти крики очень сильно если не пугали то нервировали и его самого и всех остальных кто есть в составе экспедиции, но сейчас все уже привыкли. Глубоко в памяти отпечатались последние два дня с того момента как они оставили лошадей и пешком двинулись к горам вдоль которых и собираются идти дальше вглубь континента. У них и раньше были и длительные переходы и переезды, но за последние месяцы эти два дня выдались самыми тяжелыми. Не смотря на то, что горы кажутся такими близкими они все еще далеко, однако под ноги им то и дело попадались камни заросшие мхом или скрытые травой, что не располагало к легкому переходу. И вот сейчас, он вместо того чтобы спать, смотрит в никуда, а в голове образовалась какая-то абсолютная, звенящая пустота. Все, о чем он мог бы подумать, он уже давно передумал и никаких новых мыслей за обдумыванием и осмыслением которых можно было бы скоротать то время пока он наконец не провалится в сон без сновидений в его голову не забредало.
  
  Ему показалось, что он лишь на мгновение прикрыл глаза и одновременно с этим ощутил как кто-то дотронулся до его ног укрытых тонким одеялом. Воздух пропитал запах полевых цветов, он сразу же подумал о том, что знает этот аромат, хотя и ощущал его лишь однажды. Открыв глаза он посмотрел туда, где должен был находиться тот, кто дотронулся до его ног. В палатке было темно, но не настолько чтобы уж совсем ничего не было видно. А вот места в палатке не так уж и много, двое в ней никак не поместятся, но его гостю, точнее гостье, это нисколько не мешало удобно устроиться усевшись у него в ногах.
  
  - Не спишь? Извини если помешала. - произнесла гостья, лица ее он не видел до тех пор пока не начал вглядываться в темноту.
  Лурия выглядела немного обиженной и то и дело хмурилась, на девушке было легкое бело-голубое платье что совсем не подходило тому месту в котором они сейчас находятся, однако его это ничуть не смутило, хотя само появление Лурии не могло не удивить его.
  Он приподнялся на локтях над своей лежанкой и наконец окончательно осознав кто перед ним сидит и словно бы желая убедиться в этом, произнес. - Ты?..
  - Я. - утвердительно кивнув ответила Лурия и пригладила подол платья.
  - Но как?
  Лурия повела плечами. - Не об этом мы сейчас должны разговаривать.
  - Не об этом?.. А о чем же?
  После этого вопроса, наступила немая тишина, Лурия отвернулась и принялась изучать пляшущие на пологе тени воинов сидящих у костра, а он молчал потому что не знал что он еще может сказать или спросить.
  - Знаешь?.. - первой прервала их общее молчание Лурия при этом она не стала смотреть ему в глаза так, как она обычно это делала когда они разговаривали раньше и все также изучала полог его палатки.
  - Что? - спросил он через несколько мгновений не дождавшись продолжения фразы.
  - Это было несколько нечестно с твоей стороны... - еще немного помолчав ответила Лурия и снова замолчала.
  - Нечестно? - удивился он не понимая что она имела в виду, но задать уточняющий вопрос, о том, что же Лурия считает нечестным, он не успел, девушка сама ответила на его ранее заданный вопрос и надобность в уточнений отпала сама собой.
  - Да, нечестно. - более уверенно ответила Лурия. - Нечестно, что ты сделав предложение, попросту сбежал.
  - Но я не...
  - Сбежал и оставил меня одну. - ему показалось, что укор сквозит в каждом сказанном слове, он ведь действительно оставил ее, но у него не было другого выбора.
  - Но у меня не было выбора...
  - Не оправдывайся, выбор есть всегда, по крайней мере у тебя он был, ты мог никуда не ехать и остаться со мной.
  - Но сделай я такой выбор...
  - Мы вряд ли бы смогли быть вместе. - закончила за него Лурия.
  - Тогда в чем же моя вина?
  - В том, что ты сбежал.
  - Но мы ведь только что выяснили, что я не...
  - Сбежал! - это прозвучало настолько твердо, что он решил не спорить.
  - Хорошо, я сбежал. - соглашаясь произнес он примиряющим тоном. - Но ведь сейчас ты сама пришла ко мне.
  - Потому что ты сбежал. Бросил меня и сбежал. - с нескрываемой обидой и несколько сердито вновь повторила Лурия. - Между прочим уже во второй раз. А ты не задумывался о том, что я могу и буду чувствовать?
  Он почувствовал себя виноватым. - Прости.
  - Можешь не извиняться, это уже не важно. - она снова посмотрела на полог палатки, затем вновь на него. - Извини, мне пора.
  - Подожди. - он протянул свою руку к руке девушки, но та успела ее убрать до того, как он дотронулся до нее.
  Лишь на мгновение он отвлекся на шум снаружи у его палатки, отвел глаза в сторону, а когда вновь посмотрел туда, где была Лурия, девушки там уже не было, лишь слабеющий запах полевых цветов еще какое-то время напоминал ему о том, что здесь кто-то был. А потом, неожиданно для себя, он проснулся.
  
  Снившийся ему этой ночью сон, был первым сном, который он увидел с того самого момента, как он будучи в составе экспедиции покинул Антериез, небольшой портовый городок почти у самого устья Селины. Сон был настолько реальным, что даже проснувшись он никак не мог поверить в то, что это был всего лишь сон и весь день ему казалось, что он слышит едва уловимый аромат полевых цветов который в его сне исходил от Лурии.
  
  ***
  
  После того как они отбыли из Антериеза у них было долгое путешествие по морю во время которого они несколько раз попадали в шторма, после которых заходили для ремонта мачт (можно считать чудом то, что они не утонули в один из таких штормов) в удачно подворачивавшиеся порты неизвестных ему городов опять же неизвестных ему островных государств. Затем было длительное путешествие на запад через Хинай и еще более долгое путешествие по местным лесам в сторону Драконьего хребта. По мере их продвижения к горам, профессор Симус Урдель руководящий экспедицией не переставал делать какие-то пометки в имевшейся у него карте. Он как-то во время одного из привалов даже заглянул профессору через плечо, чтобы понять, что же именно помечает профессор. Конечно, любой бы сразу же подумал, что профессор отмечает путь экспедиции, однако это было не совсем так, карта которой владеет профессор далека от совершенства и профессор по мере их продвижения регулярно очень умело делал небольшие зарисовки если они натыкались на болото, небольшой водопад или огромное дерево которое видно издалека, за несколько дней пути, хотя в целом, общий фон карты профессора остается пустым.
  Хинай представлялся ему совсем иначе, особенно после прочтенных им книг об этой стране. Однако же увиденное им поразило его - видавшего города Акрилона. И ведь в Хинае, совсем не используют магию, все что он видел, было построено руками людей. Кроме своего величия и великолепия, города через которые они проезжали поражали своей густонаселенностью, да что там города, если даже в последней деревушке в которой они останавливались чуть больше недели назад, жителей было не меньше чем пол тысячи, по крайней мере у него возникло такое впечатление, когда он наблюдал за людьми идущими утром в поля. Поля эти тоже не обычные, они по голень залиты водой точно заливные луга, но скот пасется в другом месте. Однако при том, что он видел многочисленные стада коров и отары овец, что должно было свидетельствовать о богатстве крестьян, жители деревень выглядели не богаче крестьян живущих в деревнях Эрдании или любого другого королевства Малого Толло.
  Кроме языка на котором разговаривают местные, люди живущие в Хинае заметно отличаются от жителей Малого Толло, у них желтоватый цвет кожи и узкий разрез глаз. Кроме этого, если верить профессору Урделю они не верят в Свет и Великих Богов у местных своя религия и свои божества. Главным направлением веры хинайцев является Культ Дракона, хотя он бы назвал этого дракона - змеей, потому как на дракона существо запечатленное в камне многочисленных статуи виденных им, совсем не было похоже.
  
  
  - Что-то вы граф с самого утра совсем не весел. - произнес профессор Урдель подойдя к нему когда они немного позднее полудня остановились на привал. - Не выспались или дурной сон приснился?
  
  Урдель невероятно высок и худ, пожалуй самый высокий и худой, кого он когда-либо встречал. Кроме этих двух явных черт профессор имеет и другие, такие как слегка вытянутое лицо, длинный, острый и прямой нос с которого вечно спадает его пенсне которым он хвастается каждый раз, говоря о том, что это пенсне ему подарил один очень уважаемый гном. Только профессор всегда забывает сказать, что это за гном и за что он одарил его, но никто не обращает на это внимание, немногочисленные высокие лица входящие в состав экспедиции молчат из вежливости и такта, а воины и носильщики из своих соображении. На вид Урделю можно дать лет тридцать пять, сам он своего возраста не называл, впрочем как и в случае с пенсне, его никто и не спрашивает. При этом если уже через месяц после того, как они вышли в море все члены экспедиции кроме него чей возраст еще далек от этого, обзавелись бородками, которые теперь окончательно превратились в бороды, то на лице Урделя не было заметно даже следов щетины, которая должна была иметь место быть, даже если бы он регулярно брился.
  
  - Нет, сон был прекрасный, наверное самый прекрасный из всех снов, что я вообще видел и хоть сколь-нибудь помню. - ответил он. - И все же вы правы, я не смог выспаться, слишком уж душно здесь по ночам.
  - Придется вам еще какое-то время потерпеть граф. Если верить нашему проводнику, до того что осталось от некогда существовавшей здесь дороги осталось не дольше двух дней, а там и до гор не далеко. - чуть склонившийся для как ему казалось удобства разговора профессор мечтательно закатил глаза и пенсне на его носу пришло в движение. В самый последний момент, когда пенсне готово было соскользнуть с носа профессора, тот указательным пальцем правой руки вернул пенсне на место. - Местный фольклор полон легенд о Драконьем хребте и о некогда жившем в тех местах народе.
  
  После этого профессор пустился в пересказ всех известных ему легенд связанных с Драконьим хребтом и его ничуть не смутил тот факт, что его никто не слушает. Нет, поначалу слушать рассказы профессора было интересно, тем более что в море, да и в пути, особо-то развлечь себя нечем. Но сейчас... Сейчас всех волнует только одно, как бы не переломать себе ноги запнувшись о скрытый травой или о покрытый мхом камень или по тем же причинам не провалиться в какую-нибудь яму, такое уже случалось дважды и это не смотря на то, что они идут едва ли не друг за другом. Повезло что оба раза обошлось без серьезных травм.
  
  ***
  
  Этой ночью он вновь видел Лурию во сне, но он вновь даже не подумал о том, что это сон. На этот раз они уже не сидели в его палатке, их встреча произошла словно бы случайно где-то в одном из многочисленных парков Хлои, неподалеку от центрального проспекта.
  Стоял дивный и по обыкновению теплый для Акрилона вечер, воздух буквально опьянял ароматом бесчисленных кустов роз, из ресторации неподалеку доносилась музыка и собравшиеся в парке у фонтана люди танцевали.
  
  - Явился наконец. - несколько раздраженно произнесла сидящая на скамейке Лурия когда он подошел к ней.
  Сегодня на девушке двухслойное платье с корсажем и рукавом до локтя из тонкого словно паутинка кружева, нижний слой из ярко-розового шелка, верхний из очень тонкой, прозрачной белой ткани, названия которой он не знает.
  - Ты ждала меня? - несколько удивился он такой реакции Лурии.
  - Вот еще... - уже менее раздраженно, но с обидой в голосе ответила девушка, - больно мне надо сидеть и ждать тебя.
  - Значит все-таки ждала. - подумал он и не до конца понимая что же все-таки происходит, сказал. - Прости.
  - Можешь не извиняться, я уже не сержусь. - Лурия подала ему руку чтобы он помог ей встать со скамейки и уже будучи на ногах, добавила. - Пойдем лучше потанцуем.
  
  После танца они отправились гулять по одной из парковых аллей. Он никак поверить не мог в то, что это происходит на самом деле, раньше они хоть и гуляли, но это никогда не воспринималось им как прогулка, скорее как выгул собачки, причем собачкой которую выгуливают, был он. Во время их молчаливой прогулки он то и дело бросал на Лурию взгляды, пытаясь уловить малейшую перемену в выражении ее лица. Наверное он единственный, ну кроме Эльке, кто способен рассмотреть за маской подлинные эмоции испытываемые Лурией. И хотя он не редко ошибется в трактовке ее скупой мимики, все же это куда предпочтительнее чем гадать о ее настроении по голосу. Другие же, те, кому не дано вот так же рассмотреть то, что видит он, легко обманываются, поведясь на тон девушки. Впрочем и этот показатель настроения Лурии, он никогда не оставлял без внимания, иначе никогда бы не смог, научиться так точно определять все его оттенки.
  
  - Давай присядем где-нибудь? - попросила Лурия, это была первая фраза услышанная от нее за все то время, которое прошло с того момента как они окончив танцевать пошли гулять по парку.
  - Удивительно, сколько же народу бывает вечером в этом парке. - подумал он в тот момент когда они с Лурией прошли мимо очередной занятой скамейки.
  Наконец они нашли уголок где можно было уединится от посторонних глаз и ушей - беседка словно бы специально укрылась в дебрях зеленого лабиринта и вышли они к ней тогда, когда он уже было совсем отчаялся найти такое место.
  И вновь они молчали сидя почти друг против друга, он все силился заглянуть Лурии в глаза, но девушка не смотрела на него, слегка повернув голову она что-то высматривала в темноте.
  - Неужели ты ничего не скажешь? - спросил он первым нарушив молчание.
  Лурия посмотрела на него и вновь отвернулась. - Что ты хочешь услышать?
  Он задумался над тем, что же она ему должна сказать и должна ли она вообще ему что-то говорить?
  - Ты ведь знаешь, я теперь маг... - не глядя в него сторону сказала Лурия.
  - Знаю, но...
  - Это сильно все усложняет. - девушка повернулась и пристально посмотрела ему в глаза.
  - Я понимаю...
  - Ничего ты не понимаешь. - как-то почти обреченно произнесла Лурия и вновь отвернулась.
  Он сразу же вспомнил и эту ее привычку, трудные и тяжелые разговоры быстро утомляют ее и она теряет всякий интерес к их продолжению. Это можно было бы принять за боязнь трудностей, но это не так, просто тяжелые разговоры по обыкновению имею такие же тяжелые последствия. Так что Лурия избегает не трудных и тяжелых разговоров, а их последствий.
  - Скажи, зачем ты вернулся? - она вновь посмотрела на него. - Зачем мучаешь меня заставляя делать выбор?
  - Я хочу чтобы ты была рядом со мной - всегда.
  - Но ты ведь сам не захотел, навсегда остаться рядом со мной.
  - Неужели, ты просто не хочешь сказать мне - да?
  Лурия лишь на мгновение отвела взгляд, чем заставила его начать сожалеть о своей настойчивости, и почему-то только сейчас он подумал о том, что она вряд ли ради него откажется от того, чтобы не учиться магии дальше. Похоже что за это мгновение Лурия собралась и в обычной своей манере глядя ему в глаза ответила...
  
  Он так и не расслышал что сказала Лурия, а может просто не захотел этого, потому как сразу же после того как Лурия открыла рот чтобы ответить ему, он проснулся.
  
  Его настроение словно бы передалось всем участникам экспедиции даже без умолку что-то рассказывающий профессор шел молча опустив голову, наверное именно по этой причине они смогли пройти намного дальше чем планировали и вышли к каким-то развалинам. Все что напоминало о том, что в этом месте, когда-то что-то стояло, это совершенно ровная площадка из прекрасно сохранившихся гранитных плит в полтора на полтора шага каждая. По всей этой площадке были разбросаны небольшие такие же гранитные прямоугольные блоки, чуть больше стопы каждый. Оказавшись на краю площадки профессор Урдель сразу же воспрянул духом и на ходу стаскивая со спины свою походную суму достал из нее блокнот и какие-то предметы непонятного назначения. Чуть позднее он случайно услышал разговор проводника с профессором из которого следовало, что проводник сбился с пути, потому как об найденных ими руинах он ничего не знает.
  
  Торот.
  
  У найденных ими руин экспедиция простояла три дня, этого времени профессору Урделю хватило чтобы облазить и перерыть все кучи гранитных блоков. Ничего сверх интересного за это время профессор так и не нашел, все свои находки он выкладывал на расстеленный на краю площадки кусок парусины. Находки состояли в основном из фарфоровых черепков, каких-то практически полностью съеденных ржавчиной железяк и всего одной маленькой, простенькой ложечки из серебра. Все то время пока они были возле этих руин он буквально физически ощущал некое давление, на всех и на нем самом, пребывание возле руин сказывалось весьма негативно. Плохой сон, отсутствие возможности вымыться, изнурительная монотонная работа, плохой аппетит вызванный отвратительной едой и как следствие всего этого - плохое настроение, и вот ему уже приходится вмешиваться в свару между подчиняющимися ему воинами. А вот профессору похоже все нипочем он все это время упорно продолжал раскапывать кучи, растаскивать их буквально по кирпичикам и своими руками и при помощи воинов. И все эти дни он с рассвета до заката практически не выпускал из рук различных измерительных артефактов коих в его походной суме кроме горы писчих перьев и баночек с чернилами оказалось великое множество и которыми он прежде чем начать растаскивать очередную кучу, водил над ней. Потратив столько времени и ничего не найдя, профессор вовсе не выглядел опечаленным неудачей, он лишь что-то вновь и вновь записывал в свой дневник, ну а после они навсегда покинули это место уходя дальше на запад и беря курс чуть более севернее прежнего.
  Через некоторое время после того как они покинули руины, все вроде бы даже вздохнули с облегчением, все кроме профессора, который убивался по поводу того, что они мало там пробыли и он не успел все как следует изучить.
  Дорога на которую они вышли через три дня после того как ушли от руин, оказалась совсем не такой уж и хорошей, как ее описывал профессор. Если дорога когда-то и была хорошей, то эти времена давным давно стали далеким прошлым. Впрочем, идти даже по такой дороге куда приятнее и легче, чем идти по лесу. Здесь их проводник местность знал куда лучше и через какое-то время после того как они еще сутки отшагали по дороге, снова направил экспедицию в лес и вывел их к довольно бурному ручью с небольшим водопадом.
  
  ***
   На то чтобы дойти до Драконьего хребта ушел почти месяц, а ведь горы казались такими близкими, да и проводник все время убеждал профессора, что уже совсем близко. Однако когда экспедиция все-таки достигла подножья гор, проводника и след простых - сбежал прихватив почти все самое ценное и когда только успел разнюхать кто что с собой несет? Проводник уходя прихватил с собой почти все деньги какие были у членов экспедиции и прочие ценности, а также почти все их продукты, зато самым дорогим вор побрезговал - не взял ни чего из амулетов и артефактов коих в багаже экспедиции не мало. Хотя кое-что он все-таки прихватил - магическое огниво. Уйти вору помогла не самая хитрая, зато вполне действенная уловка, он насыпал дурман-травы в костер, а когда экспедиция проснулась на следующий день и все хватились проводника и своих вещей, того уже и след простыл. Догонять вора они не стали в экспедиции достаточно умелых людей, чтобы обеспечить выживание всех ее членов, к тому же там, куда они направляются большие деньги им вряд ли понадобятся. Впрочем, сказать наверняка, никто не брался, ведь там никто еще не бывал. Идти дальше было решено вдоль подножья Драконьего хребта. Если верить профессору, именно в том направлении и стоит искать руины Золотого королевства, это при том условии, что оно вообще существовало.
Оценка: 8.85*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) Н.Волгина "Один на один"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Офсайд. Часть 2. Алекс ДТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Отдам мужа, приданое гарантирую. K A AМалышка. Варвара ФедченкоНе та избранная. Каплуненко НаталияОсвободительный поход. Александр МихайловскийЛили. Сезон первый. Анна ОрловаОфисные записки. КьязаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"