Безматерных Анжелика Викторовна : другие произведения.

False hope

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пять лет назад четверо подростков, живущих в разных частях страны, обнаружили у себя сверхспособности, о чем их родители незамедлительно сообщили правительству. Все пять лет своей жизни подростки росли в специально отведенном лагере, где их подвергали различным экспериментам и тестам, которые не приводили ни к одному ответу на вопрос: откуда у них такие способности? Правительство, потеряв всякую надежду получить ответ, решило, что в их руках смертоносное, ни с чем несравнимое, оружие и, уже повзрослевшим молодым людям, предлагают работу - бороться против зла.

Глава 1. [Бонус]
  
   ДЖОНАТАН.
  
  
  "Запутанность. Остался ли я человеком, который закрывал глаза перед сном и умолял стать тем, кто не сделает этот мир хуже?" (с).
  
  
  Мириады ярких звезд покрывали ночное небо, освещая дорогу поздно возвращающемуся домой велосипедисту. Каждый день после уроков в школе Джонатан подрабатывал курьером в одной из успешных фирм его города, поэтому домой он возвращался поздним вечером. У него была маленькая мечта - накопить на машину к тому времени, как сдаст на права, а трех лет до шестнадцатого дня рождения ему будет достаточно, как он думал. Мальчишка учился в платной школе, поскольку его родители решили, что, получив аттестат об окончании именно этой школы, все двери для их сына будут открыты, но на оплату этой элитной школы уходил весь бюджет их семьи. Каждое утро ему приходится просыпаться с мыслью о том, что придется вернуться в общество богатеньких маленьких ублюдков, которые не видят ничего дальше своего носа. Но все бы ничего, если бы главным увлечением его одноклассников не было унижение таких, как сам Уокер. Музыка в наушниках заглушала все посторонние звуки, отчего Джонатан не расслышал, как его имя выкрикивает кто-то из подростков, стоящих по ту сторону от дороги. Продолжая свое движение в сторону дома, он не заметил, как кто-то из незнакомцев замахнулся и бросил в сторону мальчишки пустую бутылку от лимонада. Почувствовав острую боль в ребрах, Джонатан остановился, отбрасывая своего железного друга на асфальт. Обернувшись в сторону тех, кто как раз-таки надвигался в его сторону, он достал наушники из ушей.
  - Малыш Уокер собственной персоной, кто бы мог подумать. - Еще не разглядев человека, который начал с ним беседу, Джонатан понял, что это его задиристый одноклассник - Паркер.
  - Паркер, правда, сейчас не то время, чтобы терпеть твои шуточки, мне надо скорее вернуться домой. - Ответил ему Уокер, обхватив себя одной рукой, чтобы хоть как-то заглушить ноющую боль в ребре, а другой поднимал велосипед, чтобы поскорее уехать отсюда.
  - Невежливо, Уокер, так оставлять своих друзей, которые хотят с тобой провести еще немного времени. - Что-то в ответе Джонатана разозлило Паркера, потому что он одним движением ноги повалил велосипед обратно наземь. - Или что, малышу Уокеру не терпится приложиться к груди своей дряхлой мамочки? - Язвительно, изображая полного придурка, спросил Александр.
  - Не смей трогать мою мать, урод! - Сквозь зубы ответил Джонатан, сжимая свои руки в кулаки. Он мог бы стерпеть унизительные комментарии в свой адрес, но когда тема касалась его матери или отца, он мог завестись не на шутку и Паркер, безусловно, об этом знал.
  - Малышу Уокеру не нравится, когда обсуждают сиськи его матери? Ну что ты, успокойся, никто из нас не собирается на нее покушаться, так ведь, парни? - Он посмотрел на своих дружков, а затем вновь переключил свое внимание на парнишку. - Хотя, кто знает, что скрывается у мерзких Уокеров под сексуальным халатиком. Может, мне стоит заглянуть к ней?
  - Заткнись. - Не сдержавшись, прокричал Джонатан и в следующее мгновение его кулак автоматически пришелся по физиономии Александра, который тут же потерял равновесие и упал на асфальт следом за велосипедом. И, как только Джонатан пришел в себя, то понял, что именно этого добивался Паркер, он ждал, когда он выйдет из себя, чтобы можно было ответить сполна.
  - Оуу, - долго протянул Паркер, потирая ушибленное место. - Вот это ты зря, малыш Уокер.
  Паркер быстро поднялся на ноги и, не теряя ни минуты времени, набросился на Джонатана, опрокидывая его на лопатки и покрывая его лицо многочисленными ударами. Последнему же ничего не оставалось, как ставить блок на все его удары. Казалось, что парень, кричавший о том, чтобы Паркер остановился, мог еще немного выдержать боль от ударов одноклассника, но когда Александр пригласил своих друзей присоединиться к нему, то это уже было последней каплей. Удары один за другим покрывали все тело тринадцатилетнего мальчишки, от последнего удара у Джонатана пошла кровь из носа и теперь и он и Паркер были все в крови, но и это не останавливало подростков. Напротив, их забавляла данная ситуация, ведь они знали, что Уокер ни за что не пожалуется на них из-за гордости и теперь они могут вершить все, что им заблагорассудится.
  Джонатану казалось, что прошла уже целая вечность, когда Паркер встал с него и его друзья отошли от них. Александр поставил свою ногу на грудь лежащего и придавил его к земле еще сильнее.
  - Вот так мы поступаем с теми, кто идет против нас. Это будет тебе уроком, малыш Уокер, и поверь, если такое повторится еще раз, то ты не отделаешься лишь сломанным носом. Ты это понял? - Он наклонился вперед, чтобы посмотреть в глаза мальчишки, чье лицо все было залито собственной кровью. - Я не слышу тебя.
  - Да, - поспешно начал отвечать он. - Я понял тебя.
  - Молодец! - он похлопал Джонатана по щеке, а затем вытер руку об его ветровку и достал его плеер из кармана. - А вот это, - он повертел в руках плеер Уокера, - Будет тебе уроком. - И Александр бросил плеер на асфальт, где его друзья затоптали его, пока тот не распался на части.
  Единственное, что сейчас зародилось в сердце Джонатана, который чуть ли не захлебывался собственной кровью, лежа на асфальте, - гнев. Он не понимал, что происходило в следующие секунды, он лишь видел реакцию того, кто только что возвышался над ним: испуг вперемешку со страхом. Александр поспешил отойти от разгневанного Уокера, махать руками и что-то объяснять ему, но он ничего не слышал, казалось, что невидимые никому силы, управляли его телом: он поднялся на ноги и фонари, что освещали улицу, сильно заморгали и потухли. Уокер подошел к оцепеневшему от страха Паркеру настолько близко, что мог коснуться его рукой. Он так и сделал: Джонатан протянул руку и, сам того не понимая, пропустил разряд тока через свою руку в тело одноклассника. Несколько секунд Паркер бился в конвульсиях, а затем рухнул замертво на асфальт. Его друзья громко закричали и разбежались по сторонам, и только потом Джонатан пришел в себя и понял, что только что сделал.
  Джонатан Уокер совершил убийство. Джонатан Уокер пропустил через свои руки разряд тока, которым убил человека.
  
   Глава 2. [Бонус]
  
   БРЕНДА.
  
   'Наверно, ирония жизни. Я знаю, я часто упоминаю мой пылкий нрав, мое неправильное желание стать кем-то другим. Иногда она жестока, иногда она вершит чужими судьбами, разрушая их для собственного удовольствия, иногда'. (с).
  
  
   - Бренда, - медсестра постучалась в палату и слегка приоткрыла дверь, чтобы девочка смогла увидеть ее голову. - К тебе пришел посетитель и он сказал, что ни за что не примет твой отказ встретится с ним. Если не пустишь, он будет спать у дверей. На лице нарисовалась широкая улыбка, и Бренда быстро закивала головой, чтобы мисс Ви, пригласила настойчивого посетителя к ней.
   - Цветы заказывали? - Спросил он, протянув лишь руку через проем двери.
   - Если только в комплект с ними прилагается бонус в виде мистера Брендона. - Ответила ему девчушка.
   Он сделал шаг вперед, и теперь она смогла увидеть его. На глаза невольно наворачивались слезы. В последнее время она стала слишком сентиментальной, и каждый визит для нее был такой радостью, что она была не в силах сдержать слез. Почувствовав, что по щеке пробежала слеза, она поспешила убрать ее. Брендон не сдвинулся с места, а все также стоял возле двери. Он подбирал правильные слова, но, увидев подругу, по всему видимому, потерял дар речи. Они не виделись с ним долгие несколько месяцев и, скорее, он не ожидал увидеть ее такой. За эти месяцы она сильно изменилась. Ее вес был не больше тряпичной куклы, а ноги в последнее время отказывались ей послушаться, без помощи покинуть палату теперь она не может, щеки впали, глаза потускнели - это уже была не она, а доживающая последние дни оболочка, напичканная наркотиками, чтобы не испытывать больше той адской боли. Теперь организм Бренды наотрез отказался принимать пищу, из-за этого она часто бредила и говорила несуразные вещи своему отцу о том, что она скоро будет с мамой, и они всегда будут оберегать его. На смену мигреням пришли галлюцинации, - как говорят доктора. На ней так сказываются препараты, которые они вкалывают ей каждый день. Теперь для них единственная задача - облегчить ее страдания.
   - Я скучал. - Он нарушил тишину, которая царила несколько минут, и сделал пару шагов вперед. - Я очень зол на тебя, Бренда. До сих пор поверить не могу в то, что ты поставила запрет на мои посещения. Я потратил столько времени, чтобы пробраться сюда. Но все бесполезно. - Чтобы он не говорил, в его голосе не было злости, он говорил отчаянно, приближаясь все ближе к девочке. - Я так переживал за тебя. Мне не хватало одних разговор с твоим отцом. Мне не хватало тебя.
   К горлу подступил ком, отчего дышать стало гораздо тяжелее. Слезы, больше не повинуясь ей, побежали по щекам, но, не желая выставлять их напоказ, она отвернулась и подалась вперед, к тумбочке, на которой лежало два конверта и листок бумаги. Она схватила листок.
   - Я тут приготовила для тебя небольшой список фильмов, которые ты должен будешь посмотреть, когда меня... - Она оступилась, не желая произносить тех слов, от которым все ее нутро сжималось. Она не хотела говорить подобного Брендону, она отказывалась с этим соглашаться, но от неизбежного не убежать, пора смириться.
   - Мы посмотрим их вместе, - натянув улыбку, проговорил Брендон. - Я принесу из дома ноутбук, и мы посмотрим все эти фильмы. Вместе. Слышишь?
   Ему сейчас не просто, ему так же тяжело, как ей и ее отцу. Его голос и эмоции, вложенные в слова, выдают его переживания и страх. Она не хочет, чтобы он так провожал ее, она хочет видеть перед собой того Брендона, которого встретила впервые. Но сейчас все так сложно, кажется, выхода нет. Или выход есть? Смириться. Им необходимо смириться с этим, они крепко схватили ее, не задумываясь о том, что ей и так тяжело, ей невыносимо больно. Она любит их всем сердцем, они - единственное, чем она дорожит, и она будет держаться на плаву до тех пор, пока не услышит их 'прощай'.
   Его молчание длится мучительно долго, он смотрит куда-то сквозь девочку.
   - Брендон, прости меня.
   - Что? О чем ты? Все в порядке. Я тебя понимаю, тебе было тяжело. - Начинает тараторить он, подойдя впритык к кровати и, обхватив своими теплыми ладонями ее, посмотрел ей в глаза, - Только никогда так больше не поступай со мной. - Требовательно попросил он.
   - Обещаю. - Не сдержавшись, она притянула его к себе и обняла за шею так крепко, насколько хватало сил. Он обнял ее в ответ, зарывшись носом в ее волосы. Хотелось бы добавить, что она будет скучать по нему, его разговорам и его настойчивости, когда уйдет, но она молчит, зная, что он не готов еще этого услышать. Никто не готов.
   - Ты задушишь меня, - с усмешкой в голосе говорит он.
   - Не драматизируй, мне сил не хватит, чтобы вырубить тебя. - Бренда откинулась на подушки, слабость в теле как-то неожиданно сильно сказалась на ней.
   - Даже своим прославленным хуком справой, агент под прикрытием? - Он прищурил глаза и посмотрел на нее так же, как в день знакомства, с наигранным подозрением. Бренда только сейчас заметила изменения в лице друга. Кожа приобрела болезненно бледный цвет, синяки под глазами на таком тоне коже были выражены ярче, а в уголках глаз образовалась паутинка морщин. Сложилось впечатление, что он совсем не спит. По крайней мере, последние несколько дней.
   - С тобой все в порядке? - Спросила она его, надеясь на то, что он не прикинется евреем и не закидает ее целым потоком своих вопросов.
   - Теперь - да, - он слегка улыбнулся и сел на стул рядом с кроватью, на которую положил голову. - У тебя здесь много картин, любишь искусство? - С неподдельным интересом спросил он у нее.
   - Честно? - Усмехнулась Бренда. - В искусстве я ничего не смыслю, как и ты в математике, просто мне нравится смотреть на картины. Когда становится совсем невыносимо, я начинаю рассматривать их и представлять, что сейчас нахожусь в одном из этих красивейших мест, представляю, как теплый ветер раскидывает мои волосы в стороны, представляю запах моря и пение птиц, запах леса и опавших листьев. Все это так прекрасно, что на какое-то мгновение я забываю о том, что нахожусь в больничной палате, что ко мне подключено много аппаратов, и я смертельно больна. Там, в пределах этих картин, я здорова, я счастлива и я свободна. - Бренда поджала губы и посмотрела на Брендона, который внимательно слушал ее, не отрывая своих карих глаз от нее. Девочка почувствовала, как усталость совсем берет над ней верх, и ее веки становятся все тяжелее и тяжелее. Сон наступает совсем не в подходящее время.
   - Брендон. Брендон, позови, пожалуйста, моего папу. А я пока немного посплю, хорошо? - Она уже была не в состоянии поднять веки, поэтому говорила с закрытыми глазами.
   - Конечно. - Также тихо ответил он и поднялся со стула, но не ушел, он навис над девушкой и поцеловал ее в лоб. - До скорой встречи, Бренда. Приятных тебе снов. - Он по-прежнему держал подругу за руку, не желая отпускать ее, но Бренда уже ничего не могла сделать, а лишь слабо улыбалась, медленно погружаясь в сон. Она чувствовала, как теплота ее тело уходит, сон надвигается все быстрее и быстрее, а теплый и полный сил Брендон стоит сейчас рядом с ней и провожает в последний путь. На мгновение девочка разгневалась, отказываясь соглашаться с решением судьбы, ей нельзя так рано уходить из жизни, и это чувство моментально завладело ей. Это чувство обладало невероятной силой, потому что она чувствовала новый прилив сил - неописуемое удовольствие, как будто жизнь решила дать ей еще один день. И, набравшись сил, Бренда смогла открыть глаза, надеясь встретить взглядом своего удивленного друга. Но оказалось все наоборот, она увидела мертвого друга, который за несколько минут постарел на несколько десятков лет, но все также державший ее за руку.
   - Пап! - упав на колени рядом с телом своего друга детства, закричала Бренда. Осознание того, что она стала погибелью своего друга, не сразу взбрело в ее голову, но со временем она все поняла.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"