Морган А: другие произведения.

Роман: Стая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Боги не дают испытаний, которые волкам не по зубам. Волею случая Кота стала оборотнем. По зубам ли молодой волчице возродить древний клан властительниц и отомстить человеку, бросившему её на съедение волкам, или она погибнет, поддавшись запретной любви к магу-отступнику?
    ЗАКОНЧЕНО! На СИ выложена часть книги для ознакомления.


   Роман: "СТАЯ" Автор: Коротаева Ольга
  
   Глава 1
  
   Едва видимая тропинка тонула в черных провалах деревьев ночного леса. Кусты дикой малины больно били блестящие от пота бока гнедого жеребца, и это подхлестывало его не меньше, чем беспощадные шпоры наездника. Колт хрипел, закусив удила, и стриг темными, как смоль, ушами. Лес, и без того мрачный, окутывала атмосфера, какая бывает на скотобойне - лошади не знают, что произойдет, но запах смерти витает в воздухе, и животные шкурой ощущают опасность. Так и здесь: колючие растения, оставляющие кровавые царапины, глухие невнятные звуки, да еще и кислый запах волков, пропитывающий каждый кустик, каждую травинку. Ох, не нравилось ему это путешествие. И если бы наездник был другой, Колт обязательно сбросил бы его с себя и умчался прочь. Но жестокость хозяина и абсолютное его равнодушие к чьей бы то ни было жизни, усмиряло и более строптивые существа. Колт от всей души ненавидел всадника и безмерно боялся его.
  
   Вперед! Опять этот упрямый жеребец норовит свернуть с пути. Холка его подрагивает - чует волков, гад... Но ему, Алодлору, как раз было необходимо попасть в Волчий лес. Ему нужно было в логово, в самый центр, дабы план осуществился наверняка. Ублюдок не просто обязан умереть, его должны разорвать на части, причинив как можно больше боли. И так жаль, что Сориану не суждено этого увидеть. Это было бы самой сладкой местью. Но планы Алодлора не допускали столь пикантного наслаждения. Что ж, ради цели можно поступиться малым. А затем обрести гораздо больше.
   Неожиданно жеребец выскочил на просторную круглую поляну, окруженную со всех сторон непроходимой чащей. Всадник резко натянул удила. Колт, ощутив резкую боль, загарцевал на месте. В мерцающем свете луны Алодлор разглядел точно посередине широкий плоский камень, покрытый испариной земли, от которой тот таинственно блестел и казался чернее, чем сам лес.
   Жестко усмехнувшись, он спустился на землю, крепко держа удила. Эта строптивая скотина мгновенно удерет, как только ощутит хоть намек на свободу. Даже сам он ощущал волчий дух, исходящий от этого места. То, что нужно. И импровизированный алтарь имеется. Вот она, моя жертва тебе, Водд, за исполнение мечты о жизни, полной радости, развлечений и любви.
   Мужчина откинул тяжелый от сырости плащ и аккуратно левой рукой вынул из-за пазухи маленький сверток. Удивительно, но ребенок спал. Даже дикая скачка по мрачной чащобе не нарушила покой маленького существа. На бледном точеном лице мужчины заходили желваки. Нет, он не сомневался. Просто так велико было желание самому оторвать эту маленькую головку. Но он должен быть чист, поскольку в разгар какой-нибудь пьянки запросто мог похвастаться тем, что собственноручно отвернул голову ублюдку. И путь к любви был бы закрыт навечно. Этого Алодлор не мог допустить.
   Сплюнув в сторону, он дернул коня за уздцы и, стараясь перешагивать высокую, уже мокрую от ранней росы траву, направился к черному камню. Скоро рассветет, нужно спешить.
   - Прости, тварь, - хмыкнул мужчина, аккуратно водружая сверток на мокрый камень. - Прощание будет скорым, мне еще надо закончить дела с твоим папочкой!
   Еще раз сплюнув, он вскочил в седло и вонзил шпоры в и так израненные бока Колта. Жеребец заржал, встал на дыбы и, чуя близкую опасность, изо всех своих оставшихся сил метнулся в сторону дома.
   Еще полчаса бешеной скачки. Похоже, конь продержится недолго, но Алодлор не щадил его, без конца всаживая шпоры. Ничего, скоро у него будет табун таких красавцев и каждый день он будет решать, кого из них осчастливить честью быть под его седлом.
   Как мужчина и ожидал, жеребец очень скоро рухнул наземь. Страх и бешеная скачка сделали свое дело. Спрыгнув в последний момент перед тем, как туша коня коснется земли, Алодлор ловко приземлился и быстро откатился в сторону. Встав и отряхнувшись, он увидел, что находится как раз на берегу Ори. Той маленькой речушки, что протекает около замка его брата. А значит тайный ход в крепостной стене, где он условился о встрече с верными ему людьми, где-то недалеко. Всадник жестко усмехнулся. Замечательно, скотина продержалась вполне достаточно. А дальше можно и без коня...
   Колт хрипел, грудь его вздымалась рывками. Надо бы прикончить его, чтоб не мучался, но Алодлор не мог терять ни секунды. План был просчитан до мелочей и коню придется сдохнуть самому, без помощи хозяина.
   Мужчина отстегнул уже насквозь промокший плащ. Тот водопадом обрушился на землю рядом с умирающим животным. У стены замка жалось несколько темных фигур, и Алодлор быстрым шагом направился к ним.
   - Вы выполнили приказ? - строго спросил он невысокого, по сравнению с ним, коренастого человека в форменной одежде.
   - Да, милорд, - подобострастно ответил тот, сгибаясь в поклоне. - Что с ней делать?
   - Бросьте в реку, - отмахнулся Алодлор. - И немедленно приступайте ко второй части плана.
   Воин сурово кивнул и подал знак спутникам. Несколько человек бросились в черную щель прохода. А двое оставшихся подняли с земли связанную по рукам и ногам женщину с мешком на голове. Она мычала, пытаясь кричать, и отчаянно сопротивлялась. Не обращая внимания на её попытки, заговорщики втащили женщину на мост и спихнули в темноту воды. Ожидаемый Алодлором всплеск был перекрыт страшным взрывом по ту сторону крепостной стены. Он махнул рукой воину и двум его подчиненным, те быстро исчезли вслед за союзниками. Через минуту темный проход исчез, словно его тут никогда и не было, а крепкая шершавая стена всегда была монолитна и неприступна.
   В наступившей тишине послышался стон со стороны моста. Женщина с мешком на голове испуганно сжалась в комочек, не зная, ушли ли те жестокие люди, что избили её, надругались и бросили умирать. Вдруг то, что ей повезло зацепиться остатками корсета за клин, торчащий из балки, поддерживающей мост - лишь агония, небольшая отсрочка смерти? Но все было тихо. Женщина осмелела и, стараясь не обращать внимания на пульсирующую болью кровоточащую царапину в боку, оставленную острым колом, попыталась избавиться от пут. Чуть не теряя сознание, она содрала с кистей веревку, не видя неширокие полоски кожи на волокнах, которыми заплатила за свободу. Не зная, насколько высоко висит и как долго продержится корсет, сжалась от ужаса. Вздрогнув, поспешно ощупала узел на шее. Возможно, времени совсем мало.
   Торопливо сорвав мешок с головы, испуганно огляделась. На берегу, хвала богам, не было никого. Но за крепостной стеной раздавались жуткие крики и непонятный шум, а в небе расцветало зарево пожара, смешиваясь с утренним просветлением на небе. Сердечко женщины застучало еще быстрее, хотя секунду назад казалось, что оно и так скоро выпрыгнет из груди.
   Ломая ногти, она постаралась быстро распутать ноги. Ткань разорванного корсета сдавалась клину рывками, и каждое мгновение грозила бросить её в пучину. Воды Чилва не боялась, поскольку хорошо плавала с детства. Но купаться в Ори со спутанными ногами было крайней степенью безрассудства... хотя плавать в этой маленькой, но опасной речушке, с переменчивым дном, быстрым течением и острыми валунами было безрассудством, что без пут, что в путах. Впрочем, после только что пережитого ужаса вода ее почти не пугала.
   Ткань угрожающе затрещала, клин продолжал пропарывать нежную кожу женщины. Та обеими руками сжала рот, силясь сдержаться и не закричать от боли. Ей оставалось только ждать конца медленной пытки: когда ткань окончательно сдастся, и клин отпустит её измученное тело в ледяные воды Ори. Или же рискнуть и попытаться вылезти на мост? Боясь упасть, Чилва осторожно раскачалась и попыталась ухватиться за клин - тот постоянно выскакивал из рук. Периодически теряя сознание от боли и страха, она пробовала снова и снова. И вот, когда почти удалось извернуться, обхватив пальцами колючую деревяшку, завязки корсажа не выдержали. Склизкая деревяшка опять выскользнула.
   Река с утробным звуком проглотила окровавленное тело, но Чилва поспешно изогнулась и сразу вынырнула на поверхность. Она знала, стоит поддаться реке и та потащит вниз, по острым граням камней, обездвижит ледяным холодом конечности. И за пару минут все будет кончено. Женщина энергично, собрав последние силы, поплыла к берегу, благо речушка узенькая. Пара метров и она уже цепляется за гибкие кусты речного кустарника, стараясь поскорее вытащить из воды коченеющие ноги.
   Оказавшись на мокрой от росы траве, Чилва упала без сил. Но спохватившись, вновь вскочила: надо осмотреть рану! Тяжелые от воды юбки неприятно липли к замерзшему телу. Жалкие остатки корсажа обнажали торс почти до пояса. Вздрогнув, она постаралась отогнать страшные воспоминания, снова и снова мелькавшие перед глазами: мешок на голове, мужские руки на теле... Сейчас важно выжить и попытаться спасти самое дорогое в жизни существо. Если конечно еще не поздно. От этого подонка Алодлора всего можно ожидать.
   Сорвав остатки корсажа, женщина постаралась ощупать рану на спине. Содрогаясь от боли и страха, ощутила под левой лопаткой рваный порез, едва не доходящий до пояса. Но тут же с облегчением вздохнула. Рана оказалась совсем неглубокой, хоть и неприятной. Сняв все нижние юбки и порвав их на широкие ленты, Чилва старательно обмотала торс, сделав сразу два дела: и рану перевязала, и грудь прикрыла. Холод воды сослужил хорошую службу, женщина почти не ощущала боли, лишь неприятное покалывание.
   Чилва с трудом встала. В одной верхней юбке, без корсажа, с голыми плечами и животом, она почувствовала себя падшей женщиной. Но сейчас не до приличий. Что же милорд мог сделать с ребенком? Убить или сжечь мог бы и не уезжая, значит все гораздо сложнее. Единственное, что она слышала, когда надели на голову мешок, это как захватчики говорили про Волчий лес. Туда добровольно не сунулся бы ни один здравомыслящий человек, но милорд никогда не отличался здравым умом. Но даже Алодлор пешком в лес ни за что бы не пошел. Но куда он дел коня? Убил?
   Чилва задумчиво брела вдоль реки, стараясь не обращать внимания на зарево пожара. Что бы не происходило в замке, самое страшное для молодой женщины уже приключилось здесь, на берегу Ори.
   Внезапно споткнувшись, она упала и испуганно прижалась к земле, уткнувшись лицом в сырую ткань. Плащ источал терпкий запах мужского пота. Заскулив от ужаса, женщина приготовилась к смерти. Но тут услышала рваное дыхание. Жеребец Алодлора! Еще живой, но в очень плохом состоянии. Чилва огляделась и, убедившись в том, что милорда рядом нет, торопливо осмотрела коня, поскольку знала, что делать. Ее отец всю жизнь прослужил у хозяина на конюшне. Обтерев бока Колта сырой травой, женщина прикрыла его мокрым плащом милорда.
   - Только выживи. Умоляю тебя, милый, - шептала она, поглаживая мощную шею Колта.
  
   Алодлор изящно взбежал по каменной сырой от росы лесенке. Внизу остался ждать суровый воин. Его верный помощник раздавал подчиненным короткие, точно лай собаки, команды: "сеять панику, к колодцам не пускать..."
   Алодлор лениво осмотрелся на площадке. Широкая, полукругом, с приступками для обороны и окруженная склизкими от постоянной влаги зубцами крепостной стены, только сюда могла выйти добыча. Уж его люди об этом позаботились. Осталось запастись терпением и немного подождать.
   Внизу царила паника. Поднятые посреди ночи страшным событием с постели, полуодетые люди метались по всему двору. Но любые попытки объединить усилия и потушить пожар, тут же ловко прерывались быстрыми темными тенями. Алодлор с жесткой усмешкой наблюдал за суетой, но сердце его не было спокойно. Слишком долго длится ожидание. Он никогда себе не простит, если пострадает главное сокровище. То, чего вожделел больше власти. Хотя приятный дополнительный подарок в виде ломаной линии харцской короны его вполне устраивал. Все или ничего - девиз дураков. Алодлор предпочитал свой - все и сразу!
   Башня, охваченная пламенем, трещала и стонала, как огромное унылое старое чудовище. Многочисленные глаза каменного монстра полыхали рваными кусками яркой материи и выпускали несметные слезы огненных брызг. Ненасытному огню уже полностью сдалась остроконечная маковка, и тот с жадностью забирался все выше в небо, стараясь затмить своим пылом начинающийся рассвет. Величественное и ужасное зрелище завораживало...
   Спохватившись, мужчина поспешно разорвал на груди мокрую одежду в клочья и измазал лицо заранее припасенной сажей. И вовремя. Единственная дверь, ведущая с площадки в башню, распахнулась, выпуская клубы черного дыма. Из неё, пошатываясь и беспрестанно кашляя, почти выпал высокий худой человек. Некогда белоснежная и богато украшенная золотым шитьем и пуговицами из самоцветных камней рубаха была усеяна темными кляксами пепла и чуть переливалась в языках пламени. На брюках в районе бедра зияла большая дыра, открывая взору рваную рану. Сочащаяся темная кровь диким ручьем находила себе дорогу. Она то скрывалась в складках одежды, то выныривала, и стекала по щиколотке и босым ступням на холодные камни. Мужчина едва держался на ногах. Он шагнул вперед, но не удержался и рухнул на колени. При этом он всячески старался уберечь драгоценную ношу.
   Красивая и очень бледная темноволосая женщина с огромными глазами цвета ночного неба испуганно цеплялась за шею своего спасителя длинными тонкими пальцами. Богато украшенное платье цвета индиго болталось на изящном теле женщины, было явно ей велико и не спадало только благодаря затейливому золотому пояску, что обхватывал стройный стан под грудью.
   - Дитя... - беспрестанно повторяла она. - Где мое дитя?
   Алодлор поспешно метнулся к парочке, бережно перенимая желанную ношу своего брата. Тот, едва откашливаясь, попытался встать с колен.
   - Алор, - услышав обращение, милорд чуть скривился. Ему никогда не нравилось сокращенное имя, - Ты знаешь, что происходит? Пламя слишком быстро охватило башню! Это явный поджог! Где стража, куда все подевались? Я с трудом нашел выход, чтобы вынести Миген. Она еще очень слаба после родов. Ребенок! Что с ребенком? Где Чилва?!
   - Дитя, - слабо прошептала на ухо милорду почти теряющая сознание Миген, - где мое дитя?
   - Я видел, как Чилва спрыгнула со стены и попала в реку, - глухо и, стараясь не смотреть в полные слез темные глаза харцессы, проговорил Алодлор. - Я пытался спасти несчастную, но сам еле выплыл.
   Миген слабо вскрикнула и вцепилась длинными ухоженными ногтями в остатки одежды брата харца. Тот, пошатываясь от усталости, замер и побледнел еще больше. Алодлор, насладившись горем родителя, продолжил, предварительно откашлявшись. По легенде он только что вышел из самой холодной речки в округе.
   - Но ребенка при ней не было.
   - Сориан! - в ужасе вскрикнула Миген и, вырвавшись из объятий Алодлора, метнулась в сторону клубов дыма, исторгаемых распахнутой дверью.
   Но, едва сделав пару шагов, растеряла жалкие остатки сил и, покачнувшись, рухнула на камни. Братья бросились к бесчувственной женщине одновременно, но Алодлор оказался быстрее. Он бережно поднял с холодного пола легкое тело Миген и оглянулся на башню, призывая брата обратить внимание на то, что власть огня скоро завершит свое жаркое дело.
   Этого уже и не потребовалось. Сориан откинул с бледного лица супруги темные пряди волос, чтобы поцеловать закрытые глаза, но Алодлор не удержался и отступил на шаг. Он не желал давать брату эту возможность. Теперь эта женщина только его! Спохватившись, он тут же шагнул обратно, поскольку не мог допустить срыва плана сейчас, когда все уже шло к концу. Харц не обратил на маневр особого внимания, решив, что тот просто покачнулся. Сориан серьезно посмотрел на брата:
   - Алор... обещай мне....
   Тот чуть не взвыл от восторга. Попался! Давай, геройствуй, Тирия будет помнить тебя, добровольно пошедшего в огонь, чтобы уступить ему, Алодлору, все то, чего он так долго вожделел.
   - Все, что угодно, - с трудом выдохнул Алодлор, стараясь скрыть свое ликование.
   - Позаботься о ней, - харц сжал безвольную руку женщины и прильнул губами к белоснежной коже.
   Закрыв глаза, он что-то неслышно прошептал и, боясь передумать, бросился в черный проем двери. Через секунду худую фигуру поглотили жадные клубы дыма. Башня стонала и трещала, как живое существо от боли, что причиняло ей жадное пламя своим неутолимым голодом. Кинув взгляд вниз на лестницу, Алодлор увидел два распростертых тела. Мирт, первый лорд при харце, смотрел в небо стеклянными глазами, откинув голову и открывая взору Алодлора кровавую улыбку от уха до уха. Лицо второго было сплошным месивом, раскроенное метким попаданием камня. Нерст, как всегда мрачный, стоял на страже спокойствия своего господина. Никто не пройдет наверх раньше, чем захочет новый харц! Верный помощник был готов на все, убивать воинов, женщин, детей... лишь бы только не оборачиваться на хозяина. Еще у стены он снова заметил серебристое мерцание вокруг головы Алодлора. Древние суеверия - это единственное, что могло напугать старого воина.
   Паника и крики ужаса услаждали слух. Все больше и больше народа скапливалось на площади. Но уже никто не пытался тушить пожар. Люди заворожено смотрели на огромный факел, объявший главную башню. И вот случилось то, чего все со страхом ожидали. Раздался страшный треск и огромный огненный купол, который некогда был красивейшей деревянной маковкой башни, провалился, выбрасывая в светлеющее небо снопы искр.
   - Да примут тебя боги, брат, - усмехнулся Алодлор.
   Он, как новый харц должен был отдать распоряжения. И первым был сухой кивок Нерсту. Пусть уберут трупы. Все следы должны быть тщательно уничтожены. А потом туда же исчезнут наемники, уж на Нерста можно было положиться. Никто не узнает о том, что на самом деле произошло. Виновных он найдет и накажет, и не важно в чем они будут виновны. Слово харца - закон.
   Хвала богам, его новые владения почти не пострадали, план удался на славу. А башню Алодлор отстроит по своему вкусу.
   - Сориан, - прошептала бесчувственная Миген.
   Алодлор скривился. Как долго она будет помнить брата? Надо запастись терпением и он завоюет любовь северной красавицы.
   - Тише, тише, - прошептал новый харц на ушко женщине, нежно целуя её висок, - все будет хорошо...
  
   Темноту леса искорками росы тронула вестница рассвета, - тишина, - лишь для того, чтобы увязнуть в нежной мягкости тумана. Вскоре запели, защебетали в ветвях могучих деревьев маленькие серые пташки. Они призывали первые лучи солнца озарить эту землю, разогнать размытые тени, притаившиеся в кустах. Лес оживал, готовясь к новому дню, полному беззаботной радости, которая присуща всем его обитателям.
   Маленький комочек на камне беспокойно ворочался. Он хотел есть. И ему было холодно. Но пока еще терпел, выражая недовольство лишь сопением и тихим попискиванием. Любопытная белка спрыгнула с дерева и быстро подбежала к камню, вытягивая вертлявую головку. Но на камень вскочить не решилась. В следующее мгновение она чиркнула остроконечными ушками в сторону леса и метнулась обратно, в спасительную крону родного дерева.
   Тихий шорох, едва отличимый от легкого ветерка, проснувшегося за миг до восхода, выдал чье-то приближение. Озаренный первыми лучами солнца, на поляну ступил волк. Но за волка его можно было принять только на первый взгляд. Слишком высокий, с излишне длинными конечностями и непропорциональным телом, он скорее напоминал рисунок, чем живого волка. Изображение, сотворенное человеком, который впервые увидел хищника и очень сильно испугался. В существе все было преувеличено. Узкие щели странных, ярко-синих глаз сверкали красным зрачком. Седая полоса украшала длинную, мощную челюсть. Зверь подергивал носом и приподнимал верхнюю губу в немом рычании, не скрывая чудовищно-длинных и острых желтых зубов. Серая шерсть вздыблена клочьями, в которых серебрились нити первых лучиков рассвета.
   Зверь немного постоял на границе поляны, будто сомневаясь, что делать дальше. Из приоткрытой пасти на мокрую траву мерно падали капли тягучей слюны. Потом мягко шагнул к камню, осторожно пригнув голову к земле. Дитя, словно почуяв рядом живое существо, решило высказать миру все, что накопилось за часы неподвижного пребывания в мокрых пеленках на холодном камне. Громкий рев прокатился по лесу, вспугивая стайки птиц. Волк недовольно прижал уши и глухо зарычал, поскольку терпеть не мог резких звуков.
   - Что, решил человечинки отведать? - ехидно осведомился высокий молодой человек в простых холщовых брюках.
   Он стоял, прислонившись к мощному дубу шагах в десяти позади волка, скрестив руки на мощном обнаженном торсе и постукивая по мокрой земле босой пяткой. Веселые искорки в зеленых глазах раздражали волка. Он фыркнул и потряс головой.
   - Ну да, - подчеркнуто серьезно кивнул молодой человек, - от ребенка явно хотели избавиться, но это не повод нарушать традиции. Мы не вправе противиться воле богов. Потомок ли подкидыш рода шакти или это просто человеческий ребенок, он находится на алтаре, а значит, он под покровительством богов.
   Зверь сел и озадаченно почесал задней лапой за ухом.
   - В смысле? - удивился человек. - Ты уверен?
   Волк обиженно отвернул морду. Ребенок, услышав человеческую речь, чуть притих, но лишь для того, чтобы собрать силы и ярче выразить взрослым свое недовольство.
   Мужчина растерянно моргнул:
   - Ух, голосина! Все правильно - женщина молчать не станет, не в её природе... Впервые нам подкидывают девочку. Странно... когда избавляются от лишнего наследника, понятно. Но девчонка-то кому помешала?
   Зверь обрадовано вскочил на лапы и завилял хвостом.
   - Нет, это не значит, что её можно съесть, - осадил его человек. Волк понурился и фыркнул. - Еще хвала Доросу, что в наши владения не смеют совать нос хищники, а то бы дитя давно растерзали волки.
   Зверь мечтательно закатил глаза и облизнулся.
   - Вообще странно, Врадес, - язвительно проронил человек, - ты известный любитель женщин! Я не знал, что у тебя к ним еще и гастрономический интерес. И вообще, хватит шкуру по кустам драть, возвращайся!
   Волк, постоянно бурча, припал к земле, пошевелил задницей, приноравливаясь, и перепрыгнул через камень. В воздухе он умудрился перекувырнуться, как заправский циркач, и по ту сторону камня приземлился на две ноги уже не волк, а молодой мужчина. Он был так же высок, но еще более мускулист. Пепельные волосы собраны в хвост на затылке, оставляя свободной лишь седую прядь длинной челки. Ярко-синие глаза прожигали собеседника укором. На мужчине не было ничего.
   - Да ладно тебе, - хмыкнул зеленоглазый. - Можно подумать, я тебя лишил единственной радости в жизни... или у тебя желудок разросся так, что заслонил собою совесть?
   Он нагнулся, чтобы поднять с земли кусок холста, который бросил в руки собрата. Врадес недовольно сопя, натянул широкие брюки на длинные мускулистые ноги.
   - Ну зачем тебе девка? - буркнул он. - Как будто в деревне их недостаток. Или решил свою вырастить?
   - Брат, - печально покачал головой мужчина, как будто сокрушаясь, что ему приходится объяснять вещи, известные любому. - Закон придумали давно, до меня и до тебя, и не в наших правилах нарушать традиции предков...
   - Да знаю, знаю, - недовольно поморщился Врадес. - Но Солдес, что мы с ней будем делать? Что может девчонка? И вообще, вдруг женщины не способны?..
   - Кто знает, брат, - задумчиво покачал головой Солдес. - А вообще - это отличный способ узнать ответ на твой вопрос.
   - Только уж очень хлопотный, - снова скривился синеглазый атлет под новую трель мокрого сверточка на камне.
  
   ***
  
   Изящные пальцы мастерицы-Колины выпускают тонкие нити судеб, которые ложатся на землю затейливым рисунком и тут же попадают под бдительное око Водда. Холодный расчет Мороса режет сверкающую пряжу на куски. В действиях богов нет жестокости. Ведь даже безжалостная смерть соткана из паутины высшей любви. Слабые, ограниченные умы людей не в силах постичь замысел небес.
   Древнюю, как мир, легенду легкой дымкой почтения окутывает людская молва. Серебристый туман суеверий сковывает сердца людей страхом. Что есть правда, а что вымысел? Только боги знают. Только боги видят. Только боги творят...
   Сила богов скрыта непостижимыми тайнами в роду шакти. Именно этот род дарил миру великую Шактир - Солнечную волчицу. Повелительницу, устами которой говорили боги, руками которой боги творили свою волю, сердце которой принадлежало лишь небесам. Род продолжался. Мальчики становились великими воинами стаи и служили великой Шактир. А девочки продолжали старинный род, наполняя сосуд тела смирением воле небес. Из поколения в поколение появлялась новая Шактир. Маленькая девочка принимала из рук матери Сердце клана, дарующее силу богов.
   Однако в мире стали появляться люди, наделенные собственной силою. В народе их прозвали локки. Локки бережно хранили магию, столетиями накапливая колдовскую силу. Стараясь приблизиться к великой истине бытия, локки мечтали обрести силу, равную божественной.
   Чтобы направить растущую мощь магии во благо миру, боги повелели Шактир брать в мужья мага из рода локки. Но только чистого духом, чье сердце не тронуто ржавчиной власти. Именно на такого укажет ей Сердце клана. Шактир касалась алым камнем груди избранника, и он становился Лунным волком. Маг обретал имя Локк. А также особую силу, высший подарок богов - управлять умами людей...
   Течение времени размывало следы, оставленные богами на камнях судьбы. Юная Шактир влюбилась. Маг, предначертанный ей богами, погиб от руки избранника восставшей волчицы. Но призрачное счастье рассеялось как дым сразу после торжественной передачи великого дара. Новый Локк, получив уникальные способности, показал свое настоящее лицо. Маги всегда жаждали власти: неограниченной, подавляющей. Такая и оказалась в руках Локка.
   Земля застонала от страданий, умылась кровью покоренных, почернела от горечи слез. Шактир нашла утешение и защиту от мужа-тирана в объятиях воина из серой стаи. Хрупкий мир оказался под угрозой. Жестокая грызня воинов-волков и магов-локки раздирала землю. Локк преследовал потомков рода шакти, убивая их одну за другой. Маг искал Шактир. Движимый ненавистью и стремлением отомстить за предательство, он не останавливался ни перед чем...
  
   ***
  
   Предрассветная тишина летнего леса завораживала. Кота знала и очень любила эту тишину. Скоро подует ветер, приветствуя рассвет. Только ветер. Птицы проснутся позже и наполнят лес трелями, воспевая первые лучики солнышка. Но до этого свою песню споет одинокий ветер, споет листьями деревьев и шелестом травы. Он так же одинок, как и Кота. И она каждый раз с замиранием сердца ждала эту удивительную мелодию. Девушка убегала в лес каждую ночь, пока еще все спали, чтобы насладиться своим единением с ветром, который стал ей родным существом. И чтобы потом сладко поспать до обеда, покуда община выполняет свои занудные утренние ритуалы.
   Солдес первое время ругался, но потом только тяжело вздыхал, глядя, как она выползает в полдень из палатки, зевая и потягиваясь. Но это ничего, гораздо труднее было не обращать внимания на презрительное снисхождение Врадеса. Брат явно относился к ней, как к низшему существу. И ничего, совсем ничего не способно было изменить такого отношения. Она изо всех сил старалась угодить, ежедневно молилась богам, безжалостно тренировала свое тело, отчаянно рвалась в бой... Но увы, Врадеса ничего не могло пронять. Он упорно не замечал успехов, но стоило только заплакать от боли или упасть, не выдержав веса оружия, как девушка получала лавину презрения и насмешек со стороны брата.
   Кота знала причину. И даже пыталась её устранить. Девушка задумчиво провела тонкими пальцами по шрамику на обнаженной груди. Это произошло, когда ей исполнилось десять лет. Она втайне мечтала, когда же у неё вырастет такая штука, как у братьев, но тело предало Коту и расти начало совсем в других местах! Этого она не смогла пережить. Грудь увеличивалась с каждым днем, на что Врадес непременно обращал всеобщее внимание.
   Именно тогда Чилва, ее кормилица, притащила с базара, куда иногда ездила за продуктами, первое уродливое платье. Кота никогда не надевала ничего подобного. Она вообще предпочитала ничего не носить, разве что простые холщовые брюки, как все. А тут пришлось втиснуться в невероятно неудобную тряпку, которая висела мешком, скрывая тело и сковывая движения. Чилва убедила девочку, что грудь надо от всех скрывать, а для этого нужно носить платье. Кота было смирилась, но почти сразу же порвала платье в нескольких местах, пытаясь просто залезть на дерево. К тому же она неловко зацепилась подолом за ветку и, побарахтавшись в воздухе, рухнула вниз, расцарапав в кровь лицо и тело безжалостными ветками.
   Потом долго сидела под деревом и плакала, размазывая по острому личику слезы и кровь. И тогда пришло решение. Простое и сложное одновременно. Она решительно направилась в свою нору. Надо все сделать до обеда, чтобы никто не смог помешать. Иногда, когда она просыпала полдень, Врадес приходил будить девочку. Заботой тут не пахло, брат с садистским удовольствием выкатывал её из норы пинками, даже не потрудившись разбудить перед этим.
   Запыхавшись, она влетела в нору и, ощупывая нишу в стене, отыскала острый нож. Дрожа от возбуждения, Кота плюхнулась на коленки и поднесла холодное лезвие к белой коже. Медленно, стараясь надавить сильнее, девушка провела ножом по правой груди. Вся решимость немедля улетучилась. Кота отдернула нож и растерянно смотрела, как темные капли просачиваются из ранки и стекают вниз на остатки платья. Нож выпал из ослабевших рук, все вокруг стало растекаться цветными пятнами. Обморок. Как ненавидела Кота это состояние, оно доказывало ее женскую слабость. Откинувшись на спину, девушка глубоко дышала, стараясь подавить приступ дурноты.
   Когда предметы вокруг вновь приобрели свои четкие линии, Кота поднялась и снова взялась за нож. Но уже не так решительно, как в первый раз. Она вдруг поняла, что не сможет причинить себе боль. Девушка сидела и упрямо сопела, пытаясь собраться с духом...
   За этим занятием и застал её Врадес. Сначала мужчина замер у порога, с изумлением разглядывая набычившуюся Коту. Потом резко рванулся вперед, выбивая окровавленный нож из рук девушки. Кота вскрикнула от боли и схватилась за запястье. Врадес, костеря девушку на чем свет стоит, потянул ее за ухо к деревянному ведерку с водой. Смыл кровь, перевязал рану и так же, за ухо, вытащил Коту из норы.
   Чилва долго плакала, не понимая такого самоистязания. Остальные просто молчали, избегая смотреть в сторону притихшей девушки. Врадес же совсем перестал её замечать. Он целый месяц после этого игнорировал Коту, глядел, как на пустое место. Эта пытка оказалась тяжелее, чем постоянные издевки и насмешки.
   Кота тяжело вздохнула, вернувшись из тяжелых воспоминаний в действительность. Ветер уже трепал черные блестящие волосы, девушка пропустила волнительный момент его музыкального появления в тишине леса. Что ж, это четырнадцатая годовщина, горькие события остались в прошлом. Первые солнечные лучики пощекотали серый камень, который незыблемо стоял посередине небольшой полянки. Кота подошла к нему и нежно провела рукой по теплой и чуть влажной поверхности. Она всегда чувствовала необыкновенное спокойствие рядом с жертвенным камнем и не могла этого объяснить. Девушку все время тянуло сюда. Каждый раз приходила к нему, и жаловаться, и хвастаться, как к самому близкому существу на всем свете. Она доверяла камню такие тайны, которые не смела открыть и Чилве.
   Вот и сейчас тоненькая девушка в мятых холщовых брюках свернулась на камне калачиком и сразу же ощутила себя защищенной, словно в теплых объятиях родного человека, самого близкого, самого сильного. Она была в полной безопасности, спокойна и безмятежна. Ветер пел тихую колыбельную, мягкие очертания деревьев и кустов заботливо заслоняли от яркого утреннего солнышка. Кота с удовольствием погрузилась в мирные, сладкие сны, полные исполненных желаний и сбывшихся надежд.
  
   - Ну конечно, - хмыкнул Врадес, выходя на залитую полуденным солнышком полянку. - Что же ей еще делать? Как всегда спит.
   - Молодой организм, пусть сил набирается, - хихикнул Ковес, задорно тряхнув рыжими кудряшками. Глаза его, светло-серого цвета, искрились весельем. Парень явно получал удовольствие от всего происходящего. - И вообще, тебе не угодишь. Девчонка болтает - надо заткнуть, бегает - надо осадить, спит - надо разбудить. Хоть какое-то состояние тебя устроит?
   - Устроит, - хищно осклабился Врадес.
   - Но не устроит других, - тихо сказал Солдес, неслышно возникая из леса за фигурами братьев. Он всучил Врадесу в руки небольшой сверток, подобный достался и Ковесу. Спокойно добавил: - Все так, как и должно быть. Приступим.
   Следом за высоким зеленоглазым мужчиной из леса выступили еще четыре воина. Все полностью обнажены, у каждого в руках небольшой сверток. Здесь были почти все жители небольшого поселения, исключая лишь Чилву. Мужчины с серьезным видом подошли к серому камню с мирно сопящей на нем девушкой. Кота не просыпалась. Но даже будь сон не столь крепок, она вряд ли услышала бы неслышную поступь братьев.
   Мужчины обступили камень. Даже на мрачной физиономии Врадеса было непривычно торжественное выражение. Ковес первым развернул ткань и достал серого зайца, едва живого от страха.
   - Тебе первая жертва, о могущественный Водд! - произнес рыжий глубоким гортанным голосом, присев на одно колено перед камнем. Зайца парень прижал к земле и пронзил голову острым кинжалом. - Жизнь существа.
   - Тебе вторая жертва, о великий Дорос! - мягким баритоном вторил брату Солдес, тоже припав на одно колено и доставая из свертка великолепный клинок, украшенный сверкающими камнями. - Орудие воина.
   - Тебе третья жертва, о великолепная Колина! - отрывисто проговорил Врадес. На землю легли обрывки разноцветных тканей. - Зачатие новой жизни.
   - Тебе четвертая жертва, о сладкоголосый Морос! - почти пропел Кродос, высокий улыбчивый парень с русыми волосами и голубыми глазами. Улыбка его была немного устрашающей, так как через всю щеку, до самого рассеченного уха, проходил косой шрам. Он изящно опустился на землю и выложил корешки растения алги, что дают чудные видения при вдыхании дыма, но слабому могут дать последний сон. - Несущие смерть.
   - Тебе пятая жертва, о мудрая Трона! - вторил ему брат Уварос. Смуглый парнишка со светлыми, слегка вьющимися по плечам волосами и хитрым прищуром очень светлых, словно выцветших, глаз опустился на колено и положил на землю старый пожелтевший свиток. - Древние знания.
   - Тебе шестая жертва, о справедливый Бошос! - почти прорычал Ломлес, суровый мужчина, явно старше всех остальных, доставая из свертка окровавленный кусок мяса. - Сердце врага!
   - Тебе седьмая жертва, о животворящая Велера, - бесстрастно промолвил всегда исключительно спокойный Авес, бледный юноша с густыми ресницами и отрешенным взглядом. На землю он осторожно поставил блюдо с ягодами и грибами.
   Мужчины немного отступили назад и взялись за руки. Вместе, как по команде, тихо запели молитву на древнем языке. Вибрирующий гул заклинания проникал в землю и вызывал ответную реакцию. Земля едва ощутимо задрожала. Камень богов трясся все более значительно. Но Кота не просыпалась. Девушка перевернулась на спину, раскинув руки и ноги почти точно на четыре стороны, дыхание её стало прерывистым, тело беспокойно подергивалось.
   Молитва завершена. Внезапная тишина только подчеркнула гул, идущий из недр земли. Казалось, что даже звери и птицы замерли, стараясь никак не выдать своего присутствия в лесу. Гул прекратился резко, как и начался. Некоторое время ничего не происходило, но мужчины не опускали рук, ожидая чего-то.
   Неожиданно вспыхнул ярким племенем древний свиток, Уварос слегка вздрогнул. Братья переглянулись. Такое уже было. Вторым вспыхнул дар Бошосу. Врадес изумленно и немного неодобрительно покачал головой. Третий загоревшийся дар - тряпки у ног Врадеса. Мужчина криво усмехнулся, это он предполагал с самого начала, что еще можно ждать от женщины? Пламя мгновенно охватило все остальные дары, ибо только первые три намекают на предназначение нового воина. Огонь, сжирая подношения, плотным кольцом окружил жертвенный камень.
   Солдес прыгнул первым. В воздухе мужчина перекувырнулся через голову, и с другой стороны камня богов приземлился мощный серый волк с зелеными глазами. Он оскалился и тихо зарычал. Вторым прыгнул Врадес, потом Ковес... Один за другим мужчины переворачивались в странного вида волков. От обычных, лесных, их отличало чересчур мощное сложение, более широкая грудь и устрашающие пасти. Тела воинов были в два раза крупнее волчьих, глаза отливали краснотой даже днем.
   Волки вновь обступили камень, расположившись правильным кругом. Вскоре пламя потихоньку погасло, оставив после себя едва заметный налет пепла на земле. Девушка лежала, не подавая признаков жизни. Лицо чуть посинело. Даже самый чуткий взгляд не улавливал ни единого движения тела. Черные волосы слегка опалены пламенем. В воздухе распространился тошнотворный запах.
   Один из волков, - с большими ушами, одно из которых было когда-то рассечено и шрам доходил почти до носа, - разорвал круг и тихонько подошел к Коте. Он понюхал лицо и потыкался в руку, будто верный пес. Тонкая кисть безжизненно повисла. Волк обернулся и вопросительно посмотрел на товарищей. Серый волк, сверкая серебристой сединой, тяжело поднялся и потрусил в лес. Остальные посеменили за ним, выстраиваясь гуськом. Большеухий еще раз ткнулся влажным носом в личико девушки. Голова Коты чуть качнулась, но приняла прежнее положение. Не дождавшись реакции, волк последовал за братьями, грустно опустив голову к земле. Ритуал завершен и теперь все в руках богов, чьи тайны не терпят глаз смертных...
  
   Как болит голова. Кота потянулась всем телом и сразу застонала. Мышцы ныли так, словно вчера она три часа кряду упражнялась на мечах с вредным Врадесом. Непонятно, почему тело так реагирует. Девушка сладко зевнула и неожиданно для себя громко клацнула зубами. Тихо рассмеявшись, осторожно приоткрыла глаз, опасаясь яркого солнышка. Но лес мерцал полночной тьмой. Девушка недоверчиво зажмурилась и снова открыла глаза. Темные листья деревьев отбрасывали продолговатые постоянно меняющие форму тени, но от луны, что ярко сияла в абсолютно чистом искрящемся звездами небе.
   Так вот в чем дело! Ее угораздило проспать до самой ночи. Теперь понятно, почему тело выговаривало болью за неумелое использование. Проспать весь день на жестком камне, до этого еще надо было додуматься!
   Но почему её никто не искал? Даже Врадес не полюбопытствовал, почему Кота не явилась на обед, и лишил себя удовольствия пинать сестру от жертвенной поляны до самого поселения? Право, не верится... Или всем наплевать, где она, что с ней? Это больше похоже на правду. При всей внешней заботе, девушкой мало кто интересовался. Захотела участвовать в тренировках - пожалуйста, захотела на охоту - пошли. Но никто никогда ничего не предлагал. Вклинилась в их мужскую компанию, и воины просто терпят. Но не более. А сама девчонка никому не нужна.
   Слезы наполнили глаза, размывая очертания леса. Кота сжала зубы и помотала головой. Ну и что? Увы, невозможно исправить то, что она - не парень! Так что придется жить с этим. Но обида росла, вырываясь из груди почти волчьим воем. Это звучало так ужасно, что Кота сама испугалась и поспешно замолчала.
   Надо возвращаться, все равно ведь некуда больше идти. Девушка соскользнула вниз и плюхнулась на четвереньки. Усмехнувшись, попыталась встать на ноги... и снова упала.
   "Что такое? - удивилась Кота. - Я столько проспала, что совсем ослабла?"
   Снова попыталась встать на ноги, и это ей почти удалось, но что-то не давало сделать шаг. Девушка опять упала на четвереньки. Эх, мешает что-то хвосту. Не отдавая отчета в своих действиях, девушка извернулась и зубами стянула холщевые брюки. Освободив хвост, облегченно вздохнула и попыталась снова встать...
   Хвост?! Кота замерла. Она не смела дальше развивать эту мысль, настолько та показалась чудовищной. Но, едва справившись с собой, девушка все же медленно повернула голову и посмотрела назад.
   Да, хвост. Приличный такой, ничуть не ободранный, а вполне себе пушистый с блестящей шестью. Хвост, как будто услышав комплимент, чуть качнулся. Это было слишком. Кота почувствовала дурноту и, как подкошенная, рухнула в траву.
   - В первый раз вижу волка, грохнувшегося в обморок, - хихикнул кто-то над головой.
   Чуть шевельнув ухом, девушка расслышала мелкую поступь маленького зверька. Белка тем временем обежала вокруг небольшого изящного волка, лежавшего в траве, и встала перед глазами Коты:
   - Прямо как глупые людишки!
   Кота зажмурилась.
   - Ну вот, еще и слуховые галлюцинации, - пожаловалась она неизвестно кому.
   - Сама ты, галукация! - возмутилась белка. - То воет - зверье пугает, то валится...
   - Может, я специально! - разозлилась Кота. - Добычу приманиваю. Вот ты и попалась!
   - Ага, - съехидничала белка. - Ты что, волчара, по деревьям лазать научился? Ты и пасть разинуть не успеешь, как меня и след простынет...
   - Значит, я - волк, - грустно подытожила Кота, больше не обращая внимания на белку. - Замечательно, сейчас вернусь к братьям. Они волков любят - жареных!
   Она тяжело вздохнула, поднялась, и потрусила в лес. Но остановилась и, немного подумав, обернулась к назойливой белке:
   - Слышь, мелочь, а как мы разговариваем? Не по-человечески же?
   - Крупняк нашелся, - фыркнула белка, но потом посмотрела на волка жалостливо так. - Может, тебя шишкой по голове шибануло? Ну так не переживай, у моего братца точно такое же было, но прошло. Теперь он только иногда дергается.
   И улизнула в темноту ближайшего дерева.
   Кота помотала головой, но это не помогло. Мысли расползались в стороны, как гнилые нити старой тряпки.
   Тогда она просто побежала. Бежать было приятно, никакого дискомфорта при движении на четырех конечностях Кота не испытывала. Наоборот, сплошная гармония и удовольствие. Она тенью скользила сквозь кусты и ветки, не выбирая дороги. Это для неуклюжих людей нужны дороги, тропинки. Волк всегда знает, где находится, поскольку просто не способен заблудиться, и ему не нужны указатели. Свободен... по-настоящему. Кажется, Коте начинало нравиться быть волком.
   Лапы сами принесли к родному жилью. Она долго топталась на месте, потом ходила вокруг землянок, пугая мелкую живность. Кроме наглой белки, с Котой никто больше разговаривать не желал. Но девушка новым чутким слухом улавливала обрывки кратких ночных разговоров лесного зверья.
   От жилищ братьев пахло кострищем, едой и чем-то неуловимо-знакомым, родным... Кота с трудом подавила желание вновь завыть.
   Из ближайшей землянки вышел мужчина, вскоре за ним показался второй. Кота припала к земле, стараясь ни полузвуком не выдать свое местоположение. У братьев всегда было почти звериное чутье.
   - Так и нет вестей, - вздохнул один.
   Кота чуть не вскрикнула от радости. Это Солдес! Они все-таки искали её. Но трудно найти молодую девушку в тощем волке.
   - И не будет, - уверенно промолвил другой. Кота узнала мрачно-саркастичные нотки Врадеса. - Девка же, не воин...
   - Не знаю, брат, - решительно покачал головой Солдес. - Ну, какая разница, девка, парень... Обряд совершен, жертва принесена и благосклонно принята. Сам же все видел!
   - Видел, - согласился Врадес. - Но это ничего не значит. Может девичье тело не способно к трансформации, может, не выдержало переворота... да мало ли чего. Мы же не знаем последствия обряда для девушки. Волчицы были лишь в роду шакти.
   Кота растерянно слушала, пытаясь сопоставить обрывки фраз с фактами и недавними событиями. Обряд? Жертва? Может, её спящую принесли в жертву? Но почему она не умерла, а просто стала волком? Перемещение души? Все смешалось в головке бедной девушки.
   - Кстати, Колина благоволит к вам обоим! - Солдес едко усмехнулся и хлопнул по плечу мрачного, как туча, брата. - Соперничать будете?
   - Какое тут может быть... - недовольно засопел Врадес. - Просто баба, она и в лесу баба! У них все мысли только об удовольствиях! Я другого и не ожидал.
   - А я не ожидал вмешательства Троны и Бошоса, - погрустнел Солдес. - Это весьма настораживает. Да еще в таком же порядке, как и у...
   - Может, и беспокоиться не о чем, - мотнул головой Врадес. - Мы не знаем, выжила ли Кота.
   Девушка вздрогнула. Врадес впервые назвал имя сестры. Не "та самая", не "эй, ты", и даже не "девка", а "Кота"! Слезы опять навернулись на глаза. Одна мокрая пакость уже прокладывала себе путь сквозь густую шерсть, щекоча кожу. Инстинктивно Кота почесала морду задней лапой. Предательски хрустнула сухая ветка. Мужчины насторожились. Кота испуганно прижалась к земле, стараясь слиться с ней в единое целое. А братья уже ощерились мечами и, переглянувшись, стали потихоньку прокрадываться в её сторону.
   Глава 2
  
   Кота зажмурилась от ужаса и начала медленно отползать под прикрытие густого ковра прошлогодней листвы. Ну все - убьют собственные братья! Как же дать знак, кто она? Ага, поверят волку! Да что толку - она и слова произнести не может.
   - Бу! - раздалось над левым ухом.
   Девушка взвизгнула от ужаса и метнулась вперед, не разбирая дороги. В три прыжка достигла полянки, где обычно разводили костер. Еще два - и она в своей землянке. Кота забилась под деревянный стол, все тело сотрясала крупная дрожь. В голове не пробегало ни единой мысли. В просвете двери появилась тень. Ужас сковал тело.
   - Ладно, девочка, вылазь! - смеясь, крикнул Солдес. И добавил, оглянувшись: - Ты прав, Врадес, это она! Ну зачем было так пугать-то?
   - Нет, - пискнув, Кота забралась глубже под стол. - Это не я!
   - Ну что ты такое говоришь, - мягко усмехнулся Солдес. - А кто же - твой дух?
   - Ты меня понимаешь? - замерев, уточнила Кота. - Ты что, знаешь звериный язык?
   Солдес неудержимо расхохотался, тяжело облокачиваясь на деревянный проем.
   - Ох, Кота, - только и сказал он, оттерев кулаком выступившие слезы.
   - Ну что она там? - нетерпеливо пробурчал Врадес, заглядывая внутрь. - Сколько можно ждать? Или их высочество волшебного пинка ожидает?
   - Нет-нет, - торопливо проговорила Кота, путаясь в лапах. Хвост так сильно жался к животу, что волчица еле могла идти. - Я уже выхожу!
   - То-то, - иронично улыбнулся Врадес, оттягивая от порога все еще хихикающего брата.
   Кота глубоко вдохнула и трусливо посеменила к выходу. Виновато сворачивая морду на бок и еще отчаяннее прижимая хвост к животу, вышла из укрытия дома. Лапы дрожали и постоянно подгибались от слабости. Волчица бешено косила глазом в сторону почти затухшего костра.
   - Вы меня точно есть не будете? - пролаяла она.
   Братья переглянулись и рассмеялись.
   - Не сегодня, - хрюкнул от смеха Солдес.
   - Сначала жирку нагоним, - поддакнул Врадес.
   - Ну вас, - обиделась Кота, но ноги дрожать перестали.
   Потом немного подумала и осторожно уточнила:
   - Что со мной?
   Мужчины сразу стали серьезными, словно веселый хохот Коте лишь послышался. Солдес решительно вздохнул и махнул рукой.
   - Пойдем, - и быстро зашагал в сторону полянки.
   Молодая волчица несмело потрусила следом, постоянно ощущая позади прерывистое дыхание Врадеса. Он что - следит, чтобы не сбежала? Хвост снова опустился между лап и трусливо прижался к животу. Это движение не укрылось от взора Врадеса, но он только многозначительно хмыкнул.
   Солдес остановился около жертвенного камня. Как оживший исполин в свете яркой луны, камень, казалось, дышал. Мужчина положил ладонь на его шершавый бок и заговорил:
   - Мы вернулись через час, но на камне уже никого не было. Обычно, когда мы возвращаемся, то принимаем в стаю нового волка... С тобой все иначе, но это и неудивительно - ты иная. Куда пропала? Что произошло?
   Кота потрясенно молчала. Стая? Немного помедлив, Солдес вскинул лицо к луне и как можно мягче произнес:
   - В день совершеннолетия воин принимает от богов великий дар! И по признакам покровительства можно попытаться угадать, каким будет испытание...
   - Испытание? - дрожащим голосом спросила Кота. Все, что говорил сейчас брат, было слишком туманным, загадочным, нереальным. Но испытание - это всегда понятно. Это то, ради чего они живут. То, что дает возможность развиваться. То, что требуют от смертных боги.
   - Неизвестно, что предстоит именно тебе, милая, - успокаивающе улыбнулся Солдес, решив, что девочка испугалась. - Но могу сказать одно. Боги не дают испытаний, которые нам не по зубам. Лишь твой страх и неуверенность в себе могут помешать пройти его. И если в твоей жизни происходит что-то, что, как тебе кажется, способно тебя сломать... или даже убить, вспомни мои слова. Это важно. А теперь - смотри!
   Солдес махнул рукой. Врадес поморщился, но подошел к камню, развязывая веревку холщовых брюк. Грубая ткань соскользнула с мускулистых ног. Переступив через тряпку, Врадес сделал еще шаг к камню и с наслаждением потянулся.
   Кота невольно залюбовалась атлетическим телом брата. Ничего лишнего, гладкая кожа ловит свет луны, подчеркивая переливы натренированных мышц хищника. Неожиданно Врадес бросился вперед и, совершив над камнем умопомрачительный кульбит, приземлился с той стороны на четыре лапы серого зверя. Кота судорожно сжала челюсти и озадаченно села на задницу.
   Солдес кивнул и Врадес, снова поразив Коту акробатическим прыжком, приземлился с этой стороны камня человеком. Не очень, правда, удачно приземлился, на одно колено. Скрипнув зубами, он встал, с мрачным видом натянул брюки и отошел в сторону. Там отвернулся, скрестив руки, и пробурчал под нос:
   - Учить всяких щенков... На что трачу время!
   - Но, Солдес, - умоляюще заскулила Кота. - Ты же не думаешь, что я так смогу? Это... это... просто невозможно! Навернусь черепушкой о камень и поминай, как звали...
   - Да ты сначала попробуй, - брат хитро сверкнул зелеными глазами. - Это не так страшно, как кажется со стороны. И даже, возможно, ты прыгнешь гораздо удачнее Врадеса.
   Мужчина вздрогнул, словно от удара, и забурчал что-то еще мрачнее.
   Кота сглотнула и, зажмурившись, бросилась к камню. Но не рассчитала скорости и со всего размаху врезалась лбом. В голове зазвенело, волчица тряхнула ушами и заплетающейся походкой направилась в сторону. Солдес перехватил сестру за загривок и потянул обратно, приговаривая с усмешкой:
   - Теперь то же самое, только с открытыми глазами. Ну?..
   Стараясь не обращать внимания на гулкий звон в голове и на ухмыляющуюся физиономию Врадеса, Кота медленно поплелась к жертвенному камню. Вздохнув, легонько подпрыгнула... и неожиданно для самой себя перевернулась через голову. Колотя ногами по воздуху и вопя что есть мочи, нагая девочка летела к земле.
   Шмяк. Кота слабо приподнялась и очумелым взором обвела полянку, как будто не замечая обрадованных братьев.
   - Ну вот, - радостно хлопнул в ладоши Солдес. - А то "смогу - не смогу". А теперь давай обратно. И ты, Врадес, тоже.
   С лица синеглазого мужчины мгновенно сползла радостная полуулыбочка, загадочным образом посетившая этого угрюмого человека.
   - А чего я? - возмутился он. - Ты и так мне на шею посадил эту соплячку, так еще и...
   - Ой, не надо, - поморщившись, перебил Солдес. - Кто-то постоянно требовал, чтобы ему, наконец, дали щенка на воспитание. Вот и получай. В следующий раз подумаешь, прежде чем что-то просить. Желания, знаешь ли, имеют обыкновение исполняться!
   Кота, сжавшись в жалкий комочек, расширившимися глазами смотрела на перебранку.
   Зло зыркнув на нее холодным синим взглядом, Врадес перевернулся в волка.
   - Ну что, щенок, давай скорее. Раньше начнем, раньше закончим.
   - Ну вот и славненько, - подытожил Солдес. Лицо его вновь приняло безмятежное выражение, словно неприязнь Коте только показалась.
   Он развернулся и быстро пошагал в сторону поселения, а Врадес посеменил в другую сторону, не дожидаясь Коту. И даже ни разу не оглянулся убедиться - идет ли она за ним. Но девушка и не рассчитывала на такую щедрость, она слишком хорошо знала брата. Поэтому, не мешкая, лишь немного дрожа, Кота подпрыгнула над камнем, стараясь повторить недавний кульбит. Получилось, только больно было приземляться. Волки не зайцы и не кошки, их лапы не созданы для того, чтобы так прыгать. Но другим, судя по всему, это неудобств не доставляло. Так что, скорее всего, неудобство - лишь личное убеждение Коты.
   Она бежала следом за синеглазым волком и неожиданно отметила в себе все возрастающее ощущение могущества. Все вокруг услужливо подчинялось. Она знала, о чем поет прижимающийся к земле ветер, о чем шепчут различные запахи. Чуяла, что творится на километры вокруг. Врадес уже не был тем мрачным и саркастичным человеком, которого она всегда знала. Сейчас он был просто старшим, который давал четкие и конкретные задания. Вместе они загоняли добычу. Кота впервые пробовала кровь. Новые ощущения, новые знания заполняли волчицу, как живительные капли влаги засохшее растение. Ночь казалась бесконечным наслаждением. Все тело сладко пело при беге, таком быстром, что кусты сливались в одну зеленую полосу.
   Рано или поздно все заканчивается. Кота усталая, но очень довольная, почти вальяжно перевернулась над камнем. Развалившись на сырой от утренней росы траве, сладостно протянула:
   - А почему я раньше не знала обо всем этом? Как вы умудрялись скрывать такое?
   И тут же получила по лицу. Метким броском Врадес "предложил" девушке одеть штаны. Ничуть не обидевшись, - сейчас Кота готова была простить брату и большее, - она весело натянула холщевые брюки. И снова вопросительно уставилась на Врадеса.
   - Дрыхнуть надо меньше, - неожиданно добродушно усмехнулся синеглазый атлет. - Мы всегда уходим на рассвете. К обеду стая возвращается, а ты в это время только соизволишь левый глаз приоткрыть...
   - И что, теперь нужно вставать на рассвете? - ужаснулась Кота. - Каждый день?!
   - Ага, - хитро сощурился Врадес и, насладившись страдальческим видом сестры, развернулся. Насвистывая веселую мелодию, быстро направился в поселок.
   - Конец котенку, - мрачно подытожила Кота. - Точнее, щенку...
  
   Теперь жизнь протекала крайне энергично. Кота вставала на рассвете, вприпрыжку бежала за нетерпеливыми братьями. Вместе с ними носилась по лесам, обучаясь жизни зверя. После охоты без сил валялась у костра, с отвращением глядя на то, как братья с аппетитом уничтожают добычу. Она так уставала, что была не в силах проглотить и кусочка. Потом бесстрастный Врадес брал сестру за шкирку и тащил на поляну для тренировок. И если раньше она дралась только когда хотела, то теперь ее натаскивали так, точно девушка должна была вскоре драться одна против вооруженной толпы. Вечером, едва пожевав что-то, просто валилась на подстилку... чтобы проваляться всю ночь, ожидая прихода изменчивого сна.
   И немудрено. Ведь Кота столько лет бодрствовала ночами, отсыпаясь днем. Тело, привыкшее к иному режиму, перемены не одобряло. Впрочем, мучительная бессонница продолжалась недолго. Девушка снова стала по ночам убегать в лес. Правда, теперь она носилась по кустам в образе волчицы. И это доставляло еще больше удовольствия. Одна, без вездесущих братьев, бесконечных заданий и проверок.
   Кота сильно похудела и одновременно окрепла. Никто со стороны не смог бы и предположить, что это субтильное существо, больше похожее на эльфа из сказки, не моргнув глазом, уложит за раз трех вооруженных воинов. Пришлось научиться высыпаться, ловя спокойные минуты в течение дня или ночи. Под утро она уже не уходила в поселок, а просто ждала охоты в кустах. И дремала, восстанавливая силы после ночного забега.
   В одно такое погожее утро Кота услышала голоса братьев. Не спеша выходить, она попыталась ухватить за хвостик ускользающий сон. Что-то такое бесконечно приятное было в видении, очень не хотелось отпускать его. К тому же, на полянку пришла не вся стая. Только Солдес и Врадес уселись под деревом и, дожидались остальных, тихо разговаривали.
   - Она очень быстро учится, - обвиняющим тоном проронил Врадес. - Я никогда такого не видел.
   Неуемное любопытство в момент спугнуло все остатки мягкого тумана сновидений, окутывающего голову девушки. Кота тихонько приподнялась, прислушиваясь.
   - Не вижу в этом ничего плохого, - мягко возразил улыбающийся Солдес. - Насколько я помню, ты тоже использовал любую возможность, чтобы потренироваться.
   - Да, - Врадес с неприязнью скорчился, словно слова доставляли физическую боль. - Но даже я не постигал все настолько быстро.
   - И это тебя задевает, - тихо рассмеялся зеленоглазый красавец. - Девчонка быстро обскакала наставника, ты и злишься.
   Врадес молча засопел, лишь раздраженно тряхнув седой челкой.
   - Да ладно тебе, брат, - примирительно сказал Солдес. - Кота вообще необычна. И еще неизвестно, что эта прорва вытворит на своем первом испытании.
   - В том и дело, - хмуро буркнул Врадес, сверкая синими глазами. - А вдруг, не вытворит?
   - А, - с грустью улыбнулся Солдес. - Ты вспомнил свое испытание. Врадес, столько времени прошло, а ты все казнишь себя...
   - Вина моя, - вспылил брат. - И наказание мое!
   - Иногда обстоятельства выше нас, - Солдес успокаивающе похлопал того по спине. Врадес нервно передернул плечами. Зеленоглазый нахмурился и продолжил: - Ты не должен себя винить. Да даже, если так - вина не только твоя.
   - Но она поплатилась за нас обоих! - с болью в голосе простонал Врадес. - А я жив, даже не пострадал.
   - Мы вообще очень живучи, - рассеянно улыбнулся Солдес. И, хлопнув ладонью по земле, резво вскочил. - Совсем не обязательно, что Кота повторит твою неудачу, Врадес. И хватит ассоциировать бедную девочку со своим проваленным испытанием. Ты и ее запугал до смерти, и себя только измучил.
   - Она излишне рассеянна и самонадеянна, - упрямо возразил Врадес.
   - Ага, - хитро сощурил зеленые глаза Солдес. - Прямо вся в тебя!
   У Врадеса перехватило дыхание от такого заявления. Он хватал ртом воздух, но не нашелся, что сказать и отвесил тумак. Солдес тут же ответил. Братья сцепились и, хохоча, покатились по земле. Вскоре высокий Солдес вывернулся из цепких объятий синеглазого атлета, прыгнул через камень и серый волк бросился в чащу леса. Врадес тоже сиганул через камень, и седой волк исчез следом.
   Кота ползком вылезла из колючих кустов. Озадаченно почесав лапой за ухом, она посмотрела вслед волкам:
   - Что же за испытание такое?
   - Кота! - веселый окрик кудрявого Ковеса заставил волчицу подскочить от неожиданности. - Ну, где ты пропадаешь? Мы тебя везде ищем, противная девчонка!
   Кота радостно завиляла хвостом. Ковес был настолько светлой личностью, что мог парой слов исправить самое ужасное настроение.
   - Вас жду, - хихикнула она. - Вы что, все разом проспали?
   Она решила не упоминать, что видела братьев. Так, на всякий случай. Врадес не простит никогда, если узнает, что она подслушала разговор.
   - Да ты что, алги объелась? - удивился Ковес, тряхнув рыжей головой. - Мы же сегодня в город собрались - на праздник урожая!
   - Ой, - Кота удивленно прижала уши. Она так ждала эту вылазку в город, а сама совсем забыла о предстоящем кусочке свободы.
   Город был чем-то нереальным, знакомым лишь со слов других. Чилва иногда ездила туда, да и то ей каждый раз приходилось упрашивать Солдеса. Он очень не любил, когда женщина начинала щебетать про горожан, про нравы обычных людей, считая все эти разговоры досужими сплетнями.
   Вожак рассказывал, что когда-то позволил молодой женщине остаться при стае. Солдес был вынужден это сделать, так как Чилва несколько дней бродила вокруг жертвенного камня. Еле живая от отчаяния и скорби, она разыскивала новорожденную девочку. Коту уже приняли в стаю и по традициям вернуть воин ее не смог бы. А Чилва готова была умереть, но уйти не соглашалась. Солдес взял с женщины клятву молчать о тайной жизни воинов. С тех пор Чилва живет в небольшой палатке, готовит еду... и не имеет права вмешиваться в дела стаи и в воспитание Коты.
   И, сохраняя верность клятве, про замок харца она тоже ничего не рассказывала, несмотря на неуемное любопытство Коты. Врадес, который был наставником девушки, на вопросы только морщился и отвечал, что люди недостойны внимания стаи... если не платят. Что это значит, Кота не понимала, но уточнить боялась. Врадес презирал людей, несмотря на то, что всегда с удовольствием ходил на лесные свидания с деревенскими девушками.
   - Вот тебе и "ой", - подмигнул Ковес. - Но раз ты не хочешь, мы решили не брать тебя. Останешься дома на пару с Врадесом.
   - Нет-нет, - испуганно затараторила Кота. - Я с вами! Э... а Солдес пойдет?
   Девушка осторожно поднялась, стараясь, чтобы юноша не заметил дрожи в лапах.
   - Солдес по делам уходит, - неожиданно погрустнел Ковес. - Дней на двадцать. Ну ладно, давай скорее... Только учти, если пойдешь в таком виде, всех женихов распугаешь почем зря!
   Кота встала как вкопанная. Она же совсем забыла перевернуться. Вот хороша! Так стало комфортно в волчьем теле, что забыла изначальное состояние. Пока девушка прыгала, Ковес успел исчезнуть. Наверняка уже в поселке - переодевается. Она недовольно поморщилась. Единственное, что сейчас отравляло жизнь - необходимость заматывать тощее тельце в целый ворох тряпок, которые с несказанной радостью купила для нее кормилица.
   В поселке бурлила жизнь. Мужчины, хохоча и подтрунивая друг над другом, облачались в странные одежды. Причем, делали это с завидным проворством. Им явно это было не впервой. Многочисленные застежечки с радостью подчинялись ловким пальцам Ломлеса. На нем уже красовался изящно расшитый золотом камзол, ворот сиял белизной чистейшей рубашки. Мускулистые ноги обтягивали блестящие штаны, заправленные в высокие золоченые сапоги. Кота впервые видела сурового воина в подобной петушиной одежде и прыснула в кулачок, чем заслужила снисходительный взгляд.
   А вот Уваросу наука облачения никак не давалась, и это спровоцировало в его адрес море насмешек. В очередной раз запутавшись в штанинах, парень рухнул на землю. Густые светлые волосы закрыли злую гримасу. Кота тяжело вздохнула, посочувствовав брату, справедливо полагая, что сейчас будет выглядеть не лучше, и с опаской подошла к аккуратно сложенной стопке разноцветных одежд. Покопавшись в тряпье, выбрала длинную полупрозрачную рубаху. Это она знает, как одевать. Примерно такой балахон она разодрала на дереве. Расправив мягкую ткань по телу, девушка пятерней причесала черные волосы и объявила:
   - Ну все, я готова. Пошли!
   Чем вызвала дикий гогот. Не понимая, в чем дело, Кота оглядела себя:
   - Что? Задом наперед одела?
   - Нет, девочка, - утирая слезы, простонал Кродос. - Просто, появись ты в таком виде на площади, нам придется вступать в войну, которая несомненно развяжется!
   - Да, мы будем защищать тебя до последнего вздоха, - весело поддакнул Ковес.
   - Я что, так плохо выгляжу? - расстроилась девушка.
   - Да нет, - поперхнулся Кродос, щеки его немного порозовели. - Совсем даже наоборот. Вот только, боюсь, желающих повосхищаться столь неземной красотой будет слишком много.
   - Ой, что ты! - воскликнула Чилва, уронив медный таз с водой. Кормилица только что вышла из палатки Солдеса и поспешила к девушке, прервав поток зубоскальства. - Дама не должна одеваться сама. Для этого есть слуги...
   - Да какая я дама, - покраснела Кота. - И слуги только у ханжей!.. как говорил Врадес.
   - Да ты все равно сама не справишься, - безапелляционно заявила Чилва, притягивая к себе воспитанницу. - Это неподобающий вид для приличной девушки. Так одеваются только...
   Женщина вдруг замолчала и метнула уничижительный взгляд в сторону хихикающего Кродоса:
   - Да даже они так не одеваются! И пока я жива, ты на люди будешь выходить только в приличной одежде!
   Коте ничего не оставалось делать, как подчиниться. Ведь она хотела увидеть монстра под названием "замок харца", который так презирают братья и боится кормилица. Сердечко страшно колотилось при одной мысли о походе, но девушка ни за что бы не призналась в этом, делая вид, что тоже игнорирует город и его жителей.
   Полупрозрачная рубашка оказалась нижним платьем, на которое надевалось странное сооружение, именуемое Чилвой "корсет".
   - А! - возмущенно вскрикнула Кота, когда кормилица с силой потянула шнуровку на спине. - Что это еще за орудие пыток?
   - Иногда это орудие пыток спасает жизни, - пробурчала красная от натуги женщина, пытаясь утянуть талию Коты еще сильнее.
   Мужчины с интересом наблюдали за процессом облачения Коты в "приличную одежду".
   - Ты меня задушишь, - прохрипела побледневшая от недостатка воздуха Кота, отбрыкиваясь от настойчивой в своем стремлении Чилвы. - Хочешь меня убить?! Пусти!
   - Так надо, - упорно твердила та, цепко удерживая вертящуюся Коту, - потом спасибо скажешь...
   - А если скажу "спасибо" сейчас, ты от меня отстанешь? - извивалась девушка.
   Наконец, Чилва решила, что талия Коты достаточно тонка и отступила. Девушка хотела было облегченно вздохнуть, но не удалось. Дышалось вообще с трудом, плечи вздымались, но воздуха явно не хватало - она всю жизнь привыкла дышать полной грудью.
   - Любопытно, - Кота ощупала почти выпрыгивающие из корсета маленькие груди, - так и должно быть? Ой! Что это?
   Девушка с ужасом следила, как Чилва несет к ней ворох разноцветной одежды.
   - Платье, - кормилица бросила к ногам воспитанницы тряпки и с облегчением вздохнула. - Уже почти все.
   - Невероятно, - потрясенно прошептала Кота. Сопротивляться сил не осталось, поэтому она лишь следила взглядом за манипуляциями кормилицы, зная, что сама ни за что бы не сумела это повторить.
   - Один... два... четыре, - хором считали мужчины количество надеваемых на Коту юбок.
   Сверху всего этого вороха Чилва водрузила платье из тяжелого материала с множеством застежек и завязочек. Кота лишь слегка покачивалась, обреченно наблюдая за проворными пальцами той. Женщина со знанием дела распределяла сложную конструкцию по тоненькой фигурке девушки.
   - Кота! - тщательно изображая благоговейное потрясение, воскликнул Кродос. - Да ты, оказывается, женщина!
   - Как я ненавижу это! - со злостью ответила Кота, с завистью посматривая на мужчин. Теперь их одежды уже не казались столь сложными и нелепыми. По сравнению с количеством тряпок, что пришлось нацепить на себя, облегающие штаны и камзолы выглядели фиговыми листочками.
   - О, боги! - изумленно воскликнул вернувшийся Врадес. - Что за чучело?!
   - Это всего лишь я, - растерянно пискнула Кота.
   - Что ты сделала с бедной девчонкой, Чилва? - Врадес озадаченно покачал головой. Кота несказанно удивилась такой реакции. - Чего она такая красная?
   - Так ведь жарко очень, - едва дыша, проблеяла девушка.
   - А почему губы тогда белые? - приподнял брови синеглазый мужчина.
   - Дышать трудно, - почти прошептала Кота.
   - Ты поэтому глаза так выпучила? - деловито уточнил Врадес.
   - Тебя бы в корсет затянуть, - проворчала уязвленная Кота.
   - А мне по статусу не положено, - едко усмехнулся Врадес и обратился к кормилице: - Чем же она так провинилась? Хотя, конечно, для профилактики надо, а то, как бы совсем от рук не отбилась... Но вполне хватило бы рубашки да сарафана.
   - Да? - с надеждой переспросила Кота, оглядываясь на кормилицу.
   Но та была непреклонна.
   - Это одежда простых селянок. Интересно, как вы думаете, посмотрят на группу богато одетых мужчин, сопровождающих селянскую простушку?
   - Она права, - с сожалением покачал головой Врадес. Кота отметила, что мужчина почти искренен. - Чилва больше знает о жизни горожан, надо ее слушать... если ты действительно хочешь туда пойти, хотя, лично я не понимаю - зачем.
   - Хочу! - простонала Кота. Она тоже не знала - зачем, но рвалась на этот праздник изо всех сил и даже готова была перенести пытки платья.
   - Все будут одеты в лучшие наряды, - ворчала неугомонная Чилва, пытаясь резным костяным гребнем расчесать черные лохмы воспитанницы. - И я не хочу, чтобы моя девочка выглядела хуже других дам.
   Она уложила волосы Коты на затылке в тугой пучок. Затем аккуратно вынула из большой круглой коробки нечто, похожее на рыжего кота, и принялась прилаживать это на голову девушки.
   - Что это? - потрясенно спросила Кота, расширившимися глазами наблюдая за действиями Чилвы. Судя по лицам братьев, те пребывали в таком же шоке.
   - Парик, - снисходительно объяснила женщина. - Такой шикарный цвет волос необычайно редок в этих краях, а излишнее внимание тебе сейчас ни к чему.
   "Нельзя допустить, чтобы хоть кто-то заподозрил в девчушке дочь прежнего харца", - добавила Чилва про себя. Она отступила на пару шагов, дабы оценить свое творение. Тяжело вздохнув, отметила, что Кота все больше становится похожей на отца, особенно это было видно в рыжем парике. И только фигуркой и цветом волос девочка пошла в Миген.
   Слеза скатилась по щеке кормилицы. Любимая хозяйка всегда называла Чилву подругой. Единственной, кроме мужа, кто был близок харцессе. Чилва до сих пор толком не знала, что случилось страшной ночью. За все кратковременные походы в город она ни с кем не разговаривала. С одной стороны от общения сдерживало обещание, данное Солдесу, а с другой... она боялась до смерти. Она не видела лиц напавших на нее в страшную ночь и подозревала каждого мужчину в том, что он был в рядах разбойников. Пара слов о цене товара на базаре - все, что могла себе позволить бывшая служанка харцессы.
   - Что с тобой? - испуганно спросила Кота, заметив, что Чилва расстроилась.
   - Ты уже такая большая, - сквозь слезы улыбнулась та. - Совсем взрослая женщина.
   - Вот уж чего меньше всего хотелось, - недовольно пробурчала Кота.
   - Интересно, мы хоть к вечеру доберемся до города? - со скучающим видом уточнил Авес.
   Чилва, встрепенувшись, схватила плоскую коробочку и принялась колдовать над личиком девушки. Кота, ошарашенная еще больше, мужественно терпела измывательства, стараясь не чихать от облака странной белой пыли, что вилось вокруг головы.
   - Все-все, - торопливо подвела итог кормилица, захлопывая коробочку. Кота с облегчением вздохнула и тут же закашлялась от попавшего в гортань порошка. В районе поясницы что-то подозрительно щелкнуло.
   - Осторожней, - испугалась Чилва. - Старайся дышать тихо-тихо, чтобы не порвалась шнуровка корсета.
   - Попытаюсь, - проворчала девушка, осторожно ступая. Ноги втиснуты в узкие кожаные колодки. Вывернув стопу, покачнулась. Едва сохранив равновесие, она с досадой произнесла: - Как в этом ходят?!
   - Просто не ступай на пятку, - посоветовала Чилва. - Сначала на носочек. А лучше вообще старайся ходить на носочках, совсем не перенося вес тела на пятку. Это добавит походке женственности.
   - Это добавит еще больше трудностей! - простонала Кота, пытаясь последовать совету. - Чувствую себя так, будто на меня водрузили стог сена! Вообще не знаю, дойду ли до города.
   - Даме не пристало ходить пешком, - отрезала Чилва. - Поедешь на Колте.
   - Да что ты! - даже испугалась Кота. - Ладно, я - вполне выносливая и здоровая. Но пожалей Колта, он же уже старик, падет еще по дороге.
   - Семнадцать лет - еще не старик, - возразила кормилица. - Он, можно сказать, в самом расцвете сил. Да и нагрузка этому ленивцу пойдет только на пользу, а то совсем расслабился.
   Ковес торопливо привел Колта. Жеребец обрадовано стриг ушами в ожидании поездки. Чилва лишь изредка выбиралась куда-то, а больше коня никак не использовали, позволяя бродить, где вздумается. Колт скучал. Но когда вместо Чилвы в седло братья закинули нечто большое и пестрое, жеребец заржал и встал на дыбы.
   - Ай! - вскрикнула Кота, испуганно уцепившись за гриву. Девушка и так плохо ездила верхом, а в дамском седле вообще находилась впервые в жизни. Удержаться оказалось еще труднее, чем казалось. Да еще при полной дамской амуниции и резвом поведении жеребца.
   - Тихо, мальчик, - Чилва умудрилась быстро успокоить Колта, так что тот больше не пытался сбросить испуганную Коту.
   - На что только не приходится идти ради неизвестно чего, - буркнула девушка себе под нос.
   - Тебе понравится, - Чилва расслышала тихие слова и печально улыбнулась. - Постарайся получить удовольствие от поездки. Гуляй, трать деньги...
   - Кстати, - Врадес хлопнул себя по лбу. - Деньги!
   Он ногой распахнул один из многочисленных ящичков, что всегда стояли перед палаткой Солдеса, и подхватил несколько маленьких звенящих мешочков. Затем бросил каждому по свертку. Получив свой, Кота озадаченно потрясла мешочек.
   - Что это?
   - Монеты, - ответил Врадес.
   - Зачем? - удивилась девушка.
   - Чтобы брать то, что тебе нужно... и люди при этом не возмущались... - туманно объяснил он. - И вообще, сама поймешь, - обрубил брат и ворчливо добавил: - Когда же вы, наконец, уйдете!?
   - Не переживай, Кота, будет весело, - изящный даже в уродливом разноцветном камзоле Кродос подхватил Колта под уздцы и повел за собой. Жеребец послушно зашагал за улыбчивым парнем, а девушка снова схватилась за гриву, стараясь не вылететь из седла.
   Первое время они весело переговаривались и шутили, потом, по мере продвижения в тихом лесу, замолчали. До города оказалось не так уж и близко. Или так показалось Коте, отчаянно цепляющейся за жеребца в судорожных попытках не улететь в кусты на очередной коряге. Она уже четыре раза прокляла клячу и того негодяя, который придумал такое неудобное седло, а также всех модниц, что цепляют на себя тяжелые наряды, больше похожие на неприступные крепости.
   Когда группа людей вышла на берег маленькой быстрой речушки, у Коты перехватило дыхание. Она впервые видела замок. Лес, такой родной и близкий всегда был настоящим домом. Ничего общего с горожанами она не имела, разделяя презрение братьев по поводу слабых людишек, прячущихся за стенами. А ведь когда-то Врадес говорил, что она не их породы. Девушка всегда пыталась доказать холодному мужчине, что это не так, училась общаться с лесом, уважать мир животных, постигать науку воина... И никогда, никогда не ходила в эту сторону.
   Теперь, когда Врадес уже давно не поминает о месте ее рождения, девушка вдруг стала замечать, что все чаще думает о городе. Замок представлялся огромным муравейником, полным неведомых тайн и скрытых достоинств. Как стучит сердечко! Сейчас она окунется в другую жизнь. Это щекотало нервы, словно за стеной был другой мир.
   Цок, цок, цок. Они шли по маленькому мостику. Внизу весело бежали сверкающие в утреннем солнце струйки воды, лаская острые камни дна. Как же долго продолжается эта высоченная стена! Кота пыталась осознать, насколько велико это сооружение, но ничего не получалось.
   - Какой огромный! - потрясенно прошептала она.
   Ковес по-другому воспринял ее заявление и утешительно похлопал девушку по коленке.
   - Вон, скоро уже ворота.
   Кота разглядела впереди целую вереницу людей. Если там и были ворота, то они скрывались за закруглением стены. При приближении оказалось, что закругление перетекает в высокое узкое здание, одно из двух, что стояли по бокам огромных ворот. Башенки казались сказочными из-за того, что были выложены из камешков, гораздо меньших по размеру, чем те, которые составляли защитные стены. И соединялись между собой каменным коридором, расположенным очень высоко. В широких окнах коридора Кота заметила железные котлы, назначение которых осталось загадкой.
   Когда община подошла ближе, стало понятно, почему у входа было такое скопление людей. Усеянные коваными шипами, изготовленные из крепкого многовекового дерева, ворота были наглухо закрыты. Кота окинула взглядом длинную очередь желающих попасть в замок: кто на невысоких плоских повозках, кто на лошадях, а большинство же просто пешком, люди смиренно ожидали, когда их соизволят впустить. Женщины и девушки были одеты примерно так, как всегда одевается Чилва. Кота недоуменно моргнула. Зачем же кормилица ее вырядила так странно?
   Они проезжали мимо нескольких женщин в разноцветных платьях. При приближении их группы, веселый щебет прекратился, и девушка ощутила на себе множество неприязненных взглядов. Казалось, что она чувствует, как селянки ощупывают глазами ее тело. Это оказалось крайне неприятным.
   - Что все на меня так уставились? - тихо спросила она Ковеса, идущего рядом.
   Мужчина недоуменно оглянулся, потом понимающе хмыкнул.
   - А-а-а! - протянул рыжий Ковес. - Разреши представить, дорогая сестричка, зависть людская, обыкновенная! Красивая девушка, богатая, роскошно одетая, да еще в окружении таких красавцев, как мы, - он весело подмигнул сестре, - просто обязана вызывать дружную и огромную зависть у других представительниц своего пола. У людей вообще считается неприличным не вызывать зависти. Значит, ты собой ничего не представляешь!
   - Совсем рехнулись! - Кота с отвращением передернула плечами. - Не самое приятное чувство, зачем эту мерзость еще вызывать специально? И ведь вроде не уродины, да и не голые... Я с радостью поменялась бы с любой из них платьем. Они же просто не представляют, на что приходится идти ради такой "красоты"!
   - Многие идут еще и не на такое, - поддакнул Ковес. - А насчет платья - говори тише. Знаешь, что тут начнется, узнай они твои желания?
   - Что? - заинтересованно отозвалась Кота.
   Мужчина подумал и осмотрелся.
   - Ладно, это мы попробуем в следующий раз. Сейчас наши одежды дают некое преимущество...
   - Кого ты ищешь? - Кота повертелась. - Свои все рядом, никто не отстал.
   - Стражу, - ответил за него Ломлес. - Что-то они не торопятся. Как бы привлечь внимание этих бездельников?
   - О! - осенило Ковеса. - Все-таки, сестричка, я тебя развлеку. Помнишь, ты спрашивала, что такое деньги? Достань-ка одну монетку.
   Кота торопливо порыскала за богато расшитым поясом в поисках сверточка. Достав блеснувший на солнышке кругляш металла, недоуменно повертела в руках. Плоский, абсолютно круглый, с кривыми изображениями на каждой из сторон. Понюхав, попробовала куснуть монету, во рту остался неприятно-кислый вкус. Сплюнув, вопросительно уставилась на брата.
   - Деньги тут считаются самым главным, - Ковес презрительно скривился. - Ради них многие готовы на все. Вот смотри, кинь монету туда, где много людей.
   Подумав, Кота зашвырнула кругляш в самую середину того скопища женщин, что так внимательно рассматривали ее. Раздался визг. Две женщины одновременно заметили монету и бросились за ней, столкнувшись лбами. Другие, увидав, за чем метнулись подруги, сгрудились вокруг. Каждая старалась перехватить деньги. Вокруг мгновенно поднялось облако пыли. Женщины, еще минуту назад бывшие подругами, дрались за монетку не на жизнь, а на смерть. Расцарапывали друг другу лица, таскали за тщательно уложенные прически, отрывая банты со своих лучших платьев.
   Кота уже пожалела о сделанном поступке, но братья казались очень довольными. Не потому, что любили наблюдать за дерущимися кошками, а потому что на шум выбежала стража. Ломлес подкинул такую же монетку вверх, которая тут же была перехвачена одним из людей в железных кирасах.
   - Соблаговолите пройти сюда, господа, - поклонился он, указывая путь.
   Провожаемые завистливыми взглядами простых людей, спутники двинулись в сторону ворот. Кота оглянулась на все еще продолжающуюся заварушку.
   - Вот что с людьми делают деньги, - печально сказал Авес.
   - Зато их наличие дает многие преимущества, - хищно улыбнулся Кродос.
   Шрам на его лице покраснел, став еще виднее. Стражник, идущий рядом, покосился на него с заметным сочувствием.
   - Сокровища, добытые в бою должны приносить двойное удовольствие, - подал он голос. - Сразу видно настоящих воинов. А кто эта прекрасная дама?
   - Наша харцесса, - не растерялся Кродос, улыбнувшись еще шире. - И наше главное сокровище!
   Стражник понимающе улыбнулся, бросая на Коту еще один восхищенный взгляд.
   - О! Так господа - знатные вельможи? Добро пожаловать в славный Бай! Вам понравится наш город. Жаль, что вы не прислали гонца. Не пришлось бы стоять перед закрытыми воротами вместе с простолюдинами, - подобострастно промолвил он и низко поклонился.
   Девушка, не привыкшая к столь явному и приятному вниманию противоположного пола, покрылась очаровательным румянцем. Отметив про себя, что молодой стражник очень даже ничего внешне...
   - Сам дурак, - не зная, куда деть себя от смущения, буркнула она брату.
   Кродос с удовольствием расхохотался, вызвав укоризненный взгляд мрачного Ломлеса. Остальные же с легкостью присоединились к веселью. Хохоча, они прошли в приоткрытые ворота. А Кота слегка наклонилась к молодому стражнику, растерянно отметив, что взгляд мужчины скользнул на ее оголенное декольте.
   - Скажите, а почему не впускают всех?
   - Так рано еще, - удивился тот, а потом понимающе улыбнулся: - Вы впервые в наших краях? Судя по необычному цвету ваших прекрасных глаз, вы родом из земель Кробов. Я слышал, что там совсем другие традиции. В полдень состоится торжественное открытие ворот, и будут приглашены все желающие.
   - И что, - ужаснулась Кота, - нам придется до полудня ждать начала праздника?
   - Ну что вы! - замахал руками молодой человек. - Горожане уже с рассвета празднуют, да и ярмарка в самом разгаре... это окрестные селяне вынуждены ждать. Таков обычай, ничего не поделаешь.
   Кота непонимающе моргнула, провожая взглядом оставшегося у ворот стражника. Колт уже звонко брякал подковами по каменной мостовой замка. Широкий полутемный коридор, через который они сейчас проходили, был абсолютно пуст. И по нему можно было оценить толщину крепостных стен. А впереди ждал город с красивым названием Бай. Он встречал новых гостей веселым шумом и пестрым столпотворением на площади, которая раскинулась под высокими стенами величественного замка.
   Вот теперь Кота почти не отличалась от множества горожанок в шикарных одеяниях, важно шагающих по площади. На многих были еще более сложные наряды. Девушка изумленно проводила взглядом даму с ужасным нагромождением на голове. Парик это или странные украшения прикреплены на волосы - Кота не могла бы сказать наверняка. На самом верху лежали фрукты, кажется, самые настоящие. Она с трудом поборола желание стащить спелое красное яблочко. Но впереди ждало еще большее потрясение. На одном из балконов она увидела старую женщину с гордым выражением на морщинистом лице. На даме было настолько огромное платье, что оно больше походило на одну из торговых палаток.
   - Спасибо тебе, Чилва, - с чувством произнесла Кота. И хоть кормилица не могла услышать девушку, она все равно твердила эту фразу всякий раз, как замечала еще какие-нибудь нелепости.
   Братья с улыбками посматривали на удивленную Коту. Они шустрыми змеями шныряли в толпе, всовывая в руки сестры то ароматное пирожное, то какую-нибудь побрякушку. Девушка ерзала на медленно-продвигающемся Колте и с ужасом наблюдала за всем, что творится внизу. Вот перед ней возник Уварос и, хитро подмигнув светлыми глазами, потащил Колта в сторону. Вскоре они приблизились к небольшой отгороженной площадке, на которой двое мужчин в помятых доспехах не первой свежести пытались биться на мечах. Кота с немалым удивлением смотрела на старания воинов, не в силах понять, по-настоящему они дерутся, или же просто играют.
   Толпа вокруг неистовствовала, подбадривая сражающихся. Вот один упал, второй восторженно закричал, потрясая мечом. С трудом стащив с головы изрядно искореженный шлем, мужчина гордым взглядом с триумфом окинул толпу. Задержавшись на миловидном личике Коты, улыбнулся и, красуясь, направился прямиком к ней. Поравнявшись с девушкой, с пафосом произнес:
   - Посвящаю победу этой прекрасной даме! Вам понравилось, как я сражался, милая барышня?
   - Не очень, - пожала плечами девушка.
   С лица мужчины схлынуло все величие, оставив место только для полной растерянности. А Кота спокойно добавила:
   - Но вам еще повезло, что тот второй вообще не знает, как браться за меч.
   И, оставив притихшего господина глупо моргать вслед, развернула Колта в другую сторону. Уварос уже куда-то исчез, зато рядом возник Ломлес. Надо отдать должное братьям, они не бросали девушку одну.
   - Мне скучно, - пожаловалась ему Кота. - И задницу уже отсидела.
   Две проплывающие мимо дамы расслышали ее слова и растерянно переглянулись. Но Кота не заметила взглядов свысока. Ей было не до чуждых приличий.
   - Так прогуляйся, - равнодушно пожал плечами Ломлес.
   Появившийся как бы из ниоткуда Ковес помог девушке спуститься. Авес принял Колта под уздцы и повел в сторону. Кота послонялась немного в толпе, стараясь не упускать из виду Ломлеса. Но кроме толкотни ничего не чувствовала. Она устала. Сладости уже не лезли в горло, от непривычной еды сильно тошнило. На многочисленные разноцветные тряпки, что продавались на каждом шагу, вообще не смотрела. Метнулась было к оружию, но разочарованно покрутила в руках халтурно сделанные пугачи. Отпихнув нахваливающего товар продавца, подергала рукав Ломлеса.
   - Пойдемте домой!
   Тот удивленно посмотрел на девушку.
   - Ты же всех утомила, с десяток дней подпрыгивая: "ярмарка!", "праздник!", а теперь еще до открытия - домой?!
   - Мне скучно, - ныла Кота. - Я натерла ляжки этими обрезанными штанами...
   - Чулками, что ли? - ошеломленно переспросил Кродос. - Это не штаны.
   - Да мне до лесу, как они называются! - простонала девушка. - У меня наверное уже кровавые волдыри! А ребра, кажется, вообще копьями проткнули все тело...
   - Ершисть, Кота! - выругался Уварос. - В кои веки вырвались в город без нудного Солдеса и вредного Врадеса, так ты все удовольствие портишь! Пойди куда-нибудь, да стяни эти штаны... чулки, да что хочешь, только не стони!
   - Пойдем, - Авес, который вернулся уже без жеребца, уверенно потянул Коту за юбку. - Кажется, я видел подходящее местечко...
   Он потащил сестру в сторону, где стояли небольшие крытые со всех сторон палатки. Между двумя виднелся небольшой проход. Авес протолкнул ее туда, а сам остался стоять снаружи. Кота торопливо прошла вперед и оказалась на малюсенькой площадке, заваленной старыми деревянными ящиками. Плюхнулась на один и задрала юбку.
   - Ненавижу! - брюзжала она, стаскивая с себя уродливые тряпки, гордо именующиеся чулками. - Ненавижу!
   Чулки полетели в сторону, а Кота вскочила и принялась с остервенением отрывать нижние многоярусные юбки, больно хлеставшие ноги при ходьбе.
   - Не видел столь шикарных ножек ни у одной красавицы! - услышала Кота.
   - Непостижимо! Кто-то знает, что у женщин есть ноги! Это притом, что их так тщательно скрывают, - ворчливо отозвалась она, разрывая тесемки.
   Глава 3
     
   - Я не мешаю? - уточнил собеседник.
   Кота мельком глянула на высокого нескладного молодого человека со смешливым взглядом голубых глаз.
   - Нисколько, - раздраженно проворчала она, зубами разрывая особо крепкую лямку. Белоснежный ворох нижних юбок с шуршанием осел на землю. Кота облегченно вздохнула, переступила через пыльные тряпки и поправила корсаж. - Вот бы еще эту дрянь стянуть как-нибудь, но для этого пришлось бы из платья выбираться! Какие же чудовищно неудобные, эти приличные одежды!
   - А обычно вы носите неприличные? - заинтересовавшись, уточнил парень.
   Кота удивленно посмотрела за спину, заглянула за ящики.
   - Здесь кто-то еще прячется? Какое популярное место - городская ярмарка, укрыться от людей - целое искусство!
   - Нет, тут только я, - недоуменно пробормотал парень, тщательно затаптывая нечто, все еще испускающее легкий дымок. Подобный же дымок, только светлее, вился вокруг его головы... Хотя, возможно это лишь показалось девушке из-за полуобморочного состояния. - Скажите прямо, вы - замаскированный локки?
   - Почему ты обращаешься ко мне так, словно меня как минимум двое? - с подозрением глянула на молодого человека Кота. - И какие маски - на мне нет ни одной!
   - Ну, это просто приличия... - совсем растерялся парень.
   Белый дымок, как живой, вильнул вокруг его головы, а затем шустрой змейкой исчез в куче ящиков.
   - Ох уж мне эти городские приличия! - иронично фыркнула Кота.
   Она смерила незнакомца с головы до ног придирчивым взглядом. Очень высокий. Излишне длинные ноги и руки создавали впечатление, что их насильно вытягивали. Тощий, бедра узкие. Но из-за непропорционально широких плеч создавалось ощущение, что за воротник засунули палку. Большие кисти и стопы. Молодой человек сильно сутулился, при этом голова немного ушла в плечи, точно он злился на кого-то "набычившись". А вот лицо совсем юношеское, кожа не тронута даже мелким пушком. Немного-наивное, даже несколько растерянное выражение он неумело пытался замаскировать циничной миной. В общем, парень производил впечатление домашнего гусенка, по нелепой случайности вылупившегося в гнезде у хищного орла, и поэтому старательно пытающегося подстроиться под своего грозного родителя.
   - Совсем зеленый, - насмешливо хмыкнула Кота. - Сколько тебе лет, чудо?
   - Тринадцать, - смущенно съежившись, ответил незнакомец. Похоже, ему было неловко признаваться в столь юном возрасте, так не вяжущимся с высокой фигурой. Но выражение лица соответствовало названному числу, так что Кота с одобрением кивнула. Явно не солгал, не попытался приукрасить действительность.
   - А как тебя зовут? - просто спросила она и неожиданно приветливо улыбнулась. Парень немного опешил, словно в ответ на честность ожидал только насмешки.
   - Лай, - сконфужено буркнул он.
   При всей начальной браваде, молодой человек оказался весьма стеснителен. Или он так отреагировал на простое отношение Коты? Но она ведь не знала, как принято разговаривать молодым людям в так называемом "приличном обществе". Хотя, могла поклясться, что, если они мучили себя подобной жуткой одеждой, то и в общении было так же мало естественного.
   - Ты такая странная... думаю, ты на самом деле локки. Просто по каким-то причинам не хочешь быть узнанной. Вон и парик страшенный нацепила! И на лице столько косметики, как будто на бал собралась.
   - Знал бы ты, как это все противно, - сморщилась девушка, с отвращением ощущая на лице слой пудры, уже смешавшейся с потом и дорожной пылью, и посему ставшей совсем кошмарным испытанием для кожи. - Парик постоянно сползает, по лицу что-то течет, словно черви ползают, вся вспотела в этом костюме, как в прелом стоге сена! А еще туфли! Это просто пытка какая-то!
   - Так зачем ты себя так мучаешь? - несказанно удивился Лай. - Ты же локки! Вы вольны носить все, что угодно, никто и слова не скажет! Ты что - не знала? А кто твой наставник? Он тоже сейчас в Бае?
   - Почему ты задаешь столько вопросов? - снова подозрительно спросила Кота. Она решила пока не говорить, что даже не знает, кто такие локки. Вдруг это еще пригодится. - Ты что, сам - эти самые локки?
   - Нет, - как-то чересчур поспешно ответил Лай, даже замотав головой для убедительности, точно быть локки для него чуть ли не позорно. - Я просто удивился, встретившись с локки лицом к лицу. Почему-то маги обходят наш город стороной, хотя в соседних появляются довольно часто и пользуются своими привилегиями. - Он поперхнулся, кашлянул и, окончательно смутившись, добавил: - Ну, как говорят...
   - Ну, ладно, - обрубила Кота, решительно поднимаясь с полурасколоченного ящика, где сидела во время разговора, давая отдых натертым ступням. - Меня ждут! - И решительно пнув кучу белого тряпья в сторону, направилась к проходу.
   - Ходить здесь босиком, - усмехнувшись, заметил Лай, - я бы не советовал. Если дороги ноги, конечно... Как бы ни были ужасны эти старомодные туфли, все-таки придется их надеть.
   Кота с ненавистью глянула на кожаные колодки, вздохнула и вспомнила мостовую, уже с самого утра загаженную остатками пищи, да усеянную керамическими осколками. И была вынуждена признать, что парень прав. С тоской поглядела на Лая (снизу вверх, поскольку Кота была почти вполовину ниже), потом на туфли. Тяжело вздохнув, с трудом втиснула в них распухшие от непривычной обуви ступни. Шагнула и сразу охнула от боли. Кровавые мозоли сразу дали о себе знать. Но, покосившись на Лая, стиснула зубы и твердой походкой направилась к выходу из закуточка. Там, не пуская никого внутрь, терпеливо ожидал Авес.
   - Может, еще увидимся, - услышала она хриплый голос Лая. Казалось, парень сам не верил в это. - Найдешь меня на пустыре за стеной, около старого мосточка через Ори. Я там почти каждый вечер тренируюсь...
   Чем тренируется новый знакомый, Кота уже не расслышала, поскольку шум празднующей толпы заглушил все звуки.
   - Что так долго? - почти раздраженно проворчал Авес, хватая сестру за руку. - Теперь рискуем потерять своих - станут ли нас ждать!
   Но Кота лишь блаженно улыбнулась. Да, на ней все еще был уродливый рыжий парик, да стискивающий ребра корсет, но от чулок, страшно натирающих внутренние стороны бедер, да тяжелых юбок, тянущих тело к земле, она все-таки избавилась! И уже это несказанно радовало. И пока Авес тащил ее за собой, уныло пытаясь найти в толпе братьев, Кота вспомнила о недавней встрече и неожиданно для себя улыбнулась. Было что-то трогательно-наивное в смешном нескладном пареньке...
   Внезапно из скопища народа возник угрюмый Ломлес и потянул девушку за локоть.
   - Ну, где вы пропадали? Мы уже час рыскаем по всей площади! - нахмурившись, ворчливо выговаривал он. - Не надо было брать девчонку, одна забота - следить, как бы чего не случилось.
   Ломлес ворчал и ворчал, дергая сестру за руку. Было так хорошо еще минуту назад, а теперь раздражение рвалось из груди, сметая все страхи.
   - Да ничего со мной не случится! - Кота вырвалась из цепких рук. - Вообще, можете идти себе по своим делам, а я буду одна развлекаться!
   Они еще узнают, что Кота сама может о себе позаботиться! Девушка зло передернула худенькими плечиками, когда скривившийся Ломлес сунул в руки мешочек с деньгами, у нее уже есть один. Но, когда яркие камзолы Ломлеса и Авеса исчезли за фигурами обывателей, Кота запаниковала, поскольку впервые осталась одна, а толпа народа показалась огромным страшным чудищем. В лесу все знакомо, там спокойно и каждый куст родной. Здесь же чужие запахи, сбивающие с толку многообразием и порой неприятным ощущением в гортани. Кота сглотнула, выпрямилась, и смело осмотрелась. Она не должна показывать страха. Братья вполне могли наблюдать за ней, стремясь узнать, как Кота себя поведет в этой ситуации. Это был любимый способ воспитания щенков в стае: бросить и позволить мелкому самому научиться выбираться из сложной ситуации.
   Кота не доставит им такого удовольствия. Братья же потом целый год будут ей вспоминать эту неудачу! А Врадес, как узнает - совсем затюкает! При этом девушка лукавила сама с собой, поскольку знала - стая никогда не оставит щенка без поддержки. Что бы не случилось, братья рядом, и она не попадет в беду.
   Поправив парик, пошла вперед, надеясь самой понять, как нужно вести себя в непривычной ситуации. Мужчина в странной плотной рубахе с двумя хвостами на заднице, который шел впереди, кинул мелкую монетку трактирщику, стоящему на улице с бочонком и уродливой керамической кружкой. Тот сразу налил янтарной прозрачной жидкости и протянул покупателю. Мужчина, не отрываясь, залпом выпил содержимое, довольно фыркнул, утер рот рукавом и, хлопнув трактирщика по плечу, пошел дальше.
   Кота тут же подскочила к трактирщику, всучив тому монету, которая первой попалась в руку из мешочка. Опешивший трактирщик растерянно крутил в руках золотой кругляш, размышляя - чего хочет эта явно знатная с виду дама. Кота же ловко перехватив керамическую кружку, сама налила янтарной жидкости и опрокинула себе в рот. Но тут же захлебнулась бурлящими пузырьками. Вытаращив глаза, поспешно сплюнула горьковатую жидкость. Отфыркавшись, постаралась придать лицу довольное выражение и хлопнула по плечу трактирщика. Тот, совсем окосев от происходящего, медленно поехал в сторону и, не удержавшись, плюхнулся на бок, уронив драгоценный бочонок. Сквозь трещину в дереве, будто рану, просочилась на грязные камни светло-желтая жидкость.
   Кота же, счастливая после первого самостоятельного городского поступка, пошла дальше, не обращая внимания на перешептывания окружающих. И пусть дрянь, которую пили прохожие, оказалась совсем противной, девушка справилась и была крайне довольна собой. Оглядываясь по сторонам, увидела, что многие лавки окружены толпою зевак, а одна совсем пустовала. Около двери на маленьком стульчике дремал худенький старичок. Решительно направившись туда, Кота весело подумала, что здесь не отдавят ноги. И она, наконец, сможет что-нибудь купить. Сама!
   Не обращая внимания на старика, проскользнула внутрь лавки. Помещение встретило ее полутемной прохладой. Насладившись тишиной, Кота двинулась вдоль прилавка, ощупывая различные тряпки. Старик у входа всколыхнулся и стремительно влетел в лавку, словно ему было не больше двадцати.
   - Что желает милая леди? - залебезил он.
   - О! - Кота бесцеремонно залезла в старый обитый железом сундук, вытащив длинный чуть мерцающий плащ с капюшоном. - Красиво! Это что такое?
   - Это, - засуетился торговец, - хороший плащ, отличный плащ! Госпожа локки, он вам прекрасно подойдет!
   - Кто локки? - Кота нахмурилась и обернулась. Сегодня уже второй раз говорят, что она - какая-то локки. - И вообще, кто такие локки?
   - Так маги... - Старик растерялся, но через мгновение глаза его наполнились страхом, руки затряслись. Он упал на колени и взвыл: - Ой, простите старика, госпожа локки. Конечно же, вы не маг! Простите, я никому не скажу!
   Кота махнула рукой на трясущегося старого мужчину, одетого в простые холщовые брюки и тонкую рубаху, украшенную грубой вышивкой. И вновь обратила взор на шикарную ткань в руках. Она никогда не видела подобной красоты, даже Чилва не привозила ничего подобного. Тут возникла мысль, что если бы ее одели в самые неудобные одежды, сшитые из этой таинственной, мерцающей ночным небом и шуршащей старой травой на забытой тропе волшебной ткани, Кота бы стерпела любые неудобства, даже ни пикнув ничего в протест.
   - Как это носят? - зачарованно спросила она у торговца.
   Тот вздрогнул, поднялся и осторожно, стараясь не прикасаться к самой девушке, помог одеть плащ. Полюбовавшись на себя в огромном, в человеческий рост, потертом и пыльном зеркале, Кота заметила, что красота плаща лишь подчеркивает уродство остального наряда.
   - А что еще у вас есть подобное? - жадно спросила она старика, стягивая пыльный парик. В зеркале она увидела, как антрацитовые локоны рассыпались по плечам, оттенив глубокий синий цвет плаща. В этот миг Кота впервые себе понравилась.
   - Все, что ваша светлость пожелает, - понимающе улыбнулся торговец.
   Он, кряхтя и пыхтя от натуги, вытащил на середину палатки старый сундук и с видом фокусника откинул крышку. Резво орудуя руками, вытаскивал вещи и проворно раскладывал на прилавке, тюках и даже на полу. Кота зачарованно разглядывала узкие брюки из черного блестящего материала, нежную, как облако, кружевную блузку длиной до бедра, с шикарным воздушным воротником и пышными рукавами. Очень удобно, чтобы скрыть женскую грудь. Кота жадно хватала все подряд, так как не терпелось примерить эту красоту. Торопливо осмотрелась в поисках, где можно притулиться, смела с прилавка какие-то невзрачные тряпки, бережно положила туда свою добычу и принялась расшнуровывать корсет, раздирая плотную ткань платья...
   - Не губите! - внезапно побледнев, вскричал старик и рухнул на колени.
   - А? - удивилась девушка, потом вспомнила, что говорили про "приличия" - мол, раздеваться и переодеваться прилюдно нельзя. Недовольно скорчившись, опустила руки, но полдела было уже сделано. В таком виде выходить из лавки тем более неприлично.
   Торговец осторожно приподнял голову, убедился, что Кота больше не оголяется, и, облегченно вздохнув, тяжело поднялся.
   - Если госпожа желает переодеться, я запру лавку и позову дочку помочь, - вытирая со лба холодный пот, промолвил он, и ушел вглубь, испуганно оглядываясь на хмурую покупательницу.
   Через минуту в палатку влетела краснощекая девица. При виде полуодетой Коты она ойкнула и зарделась. Потом, спохватившись, заперла дверь огромным, - с ладонь, - железным ключом, и осторожно приблизилась к госпоже.
   - Позвольте, я помогу, - смущенно пролепетала она.
   Кота вздохнула, но позволила ловким пальчикам помощницы стянуть платье и расшнуровать корсет. Девица что-то неразборчиво бормотала при виде оборванных юбок и ахнула, заметив на стройных бедрах госпожи кровавые волдыри.
   - У вас тайное дело? - чуть осмелев, спросила она дрожащим голосом. - Видимо, проникли в Бай втихую? Надеюсь, все прошло удачно?
   Кота не ответила, лишь с подозрением глянув на дочь торговца. Та, решив, что госпожа сердится на столь неуместное любопытство, поспешно замолкла. Все еще недоумевая по поводу слов прислуги, Кота облачилась в шикарную рубаху. Тонкая нежная ткань ласкала кожу, на которой еще были видны синюшные полоски от тугого корсета. Узкие брюки на маленькую Коту сели просто идеально, широкий пояс подчеркнул тонкую талию. Девица предложила госпоже выбрать жилет. Коте понравился маленький, - почти корсет, - но без жестких вставок, да и шнуровка здесь служила лишь украшением.
   Запахнувшись в плащ, она ощутила себя кем-то другим - девушка, что смотрела из пыльного зеркала, совсем не напоминала дикую, взлохмаченную озорным ветром пацанку, которую показывало Коте отражение в озере.
   - Чего-то не хватает, - задумчиво протянула она.
   - Ясно дело, чего, - хихикнула дочь торговца и притащила из дальнего угла высокие темные сапоги, вроде тех, которые достались хитрюге Уваросу.
   Кота осторожно потрогала тонкую прохладную кожу, с сомнением глядя на свои босые ноги. Она боялась боли, которые могли причинить мозоли, оставленные на память жесткими туфлями. Но босиком идти по городу невозможно, так что придется одевать обувь. Во всяком случае, на вид легчайшие сапожки были мягкими и обещали комфорт. Скорчившись от ожидания, девушка осторожно натянула узкое голенище. Ступню лишь чуть засаднило - пластичная кожа не причиняла ни капли неудобства, и даже несколько притупляла неприятные ощущения. Почему же Чилва не покупала такую удобную обувь? Зачем заставила носить жесткие колодки?
   - Вам нравится, - вопросительной интонации в голосе дочери торговца не было, поскольку и так было видно, что госпожа очень довольна.
   Кота смахнула с лица мешающую прядь и с брезгливым выражением уставилась на ладонь, испачканную в белилах и пыли. Девушка в простом ситцевом платьице, как у селянки, понимающе кивнула и метнулась внутрь палатки, вытащив на прилавок старый медный таз, покрытый вмятинами и зеленоватым налетом. Но вода в нем оказалась чистая и чуть теплая. Кота с наслаждением умылась, тщательно отскребая с лица толстый слой грима, кропотливо наложенного кормилицей. Потом вытерлась белоснежным полотенцем, протянутым сноровистой помощницей.
   - А вы будете платить? - осторожно осведомилась девушка, чуть отступая с тазиком мутной воды.
   - Буду, - просто пожала плечами Кота, нашаривая в грязном тряпье, еще недавно составлявшем ее наряд, мешочки с монетками. - А что, можно не платить?
   - Локки не всегда платят, - неопределенно ответила дочь торговца и, отперев двери, исчезла в глубине палатки.
   С улицы зашел старик и тщательно прикрыл за собой дверь.
   - Госпожа довольна? - вкрадчиво спросил он, ступая по полу так, словно это - первый ледок на озере.
   - Буду платить, - понимающе усмехнулась Кота. Ну и работка у людей - столько нервов, да еще и неизвестно, заплатят или нет.
   Старик довольно заулыбался и затряс реденькой бороденкой, подсчитывая в уме сумму.
   - Тридцать золотых, - торжественно объявил он, чуть отступив, видимо, на всякий случай. Вдруг магу итог не понравится.
   Кота уже просекла, что локки - это такие создания, которых все боятся. Но в лавке она нашла компромисс между нормальным существованием в холщовых штанах и ужасной пыткой кучей тряпья, где соблюдены городские приличия, но одежда почти не мешает. А за такое удовольствие можно было и расплатиться. К тому же, деньги - это лишь смешные блестящие кругляшки. Ими не утолишь голод и не защитишься от меча. Она кинула старику один из мешочков.
   - Этого достаточно?
   Тот деловито развязал тесемку и заглянул внутрь. Лицо старика смешно вытянулось. Кажется, такой щедрости он не ожидал.
   - Спасибо, добрая госпожа, - растерянно прошептал он. - Но этого слишком много.
   Кота безразлично пожала плечами и направилась к выходу, но старик подскочил и чуть не насильно сунул в руки покупательницы сумку. Пока Кота растерянно крутила в руках, как ей показалось, большой карман из тонкой, но крепкой черной кожи, старик метался по лавке, собирая одежду. Потом он спешно пихнул девушке еще пару рубах и какие-то штаны.
   - Лишние деньги не приносят удачу, госпожа, - промямлил он, упорно пытаясь всучить еще какие-то вещи. - Но вот так все будут довольны. Это хорошая одежда, госпожа не прогадает.
   Кота рассеянно улыбнулась, позволила утрамбовать еще пару тряпок, да повесила сумку на плечо. Пусть будет, вдруг еще захочется выбраться в город... а может, и на полянку перед мостом, про которую говорил смешной мальчик Лай. Добродушно помахав довольному торговцу, девушка выскочила на улицу.
   - Наденьте капюшон, госпожа, - донеслось вслед.
   Видимо, тут принято прикрывать свои волосы либо париком, либо капюшоном. Ну что же, Кота не против. К тому же, одно удовольствие лишний раз прикоснуться к ткани, из которой сделан плащ.
   Она шла по улице в поисках братьев и получала удовольствие от разницы в ощущениях. Нигде не давит, не жмет, не трет. Как мало порой нужно для счастья! Чуть свыкнувшись с новой одеждой, Кота заметила и другие перемены, На нее теперь никто не пялился. Мало того, окружающие упорно старались не смотреть в ее сторону, поспешно отводя случайно брошенный взгляд. И вокруг всегда было свободное пространство, хотя на площади была такая же толкучка, что и час назад.
   - Кродос! - Кота потянула за прядь русых волос, обнаружив брата доказывающим что-то двум прелестным девушкам.
   Голубоглазый парень оглянулся, и очаровательная улыбка сползла с лица. Мгновенно в его руках оказался нож, который воин приставил к шее девушки. Девиц, с которыми он разговаривал, простыл и след, едва они взглянули на девушку. Кота отшатнулась.
   - Брат! - испуганно вскрикнула она.
   - Кота?! - несказанно изумился парень, опуская руку. Внимательно оглядел сестру с головы до ног и усмехнулся. - То-то я запаха магии не почуял... Интересно, с каких пор ты переквалифицировалась в локки? Хотя, отрицать не буду, тебе очень идет. Не будь ты моей сестрой, приударил бы пренепременно за такой красоткой! Хотя, что я несу, если бы я не убил локки, Солдес бы мне самому голову открутил!
   - Объясни толком, кто они такие? - устало попросила Кота. - Почему их все так боятся и почему локки одеваются в такие одежды... Нет, не так! Почему другие не могут одеваться в настолько удобные костюмы? После той жути, что нацепила на меня Чилва, все это кажется мне легким облачком!
   - Насчет моды, я не советчик, - поморщился Кродос. - Мы стараемся одеваться так, чтобы не сильно выделяться из толпы. А насчет локки... как бы это объяснить. Если вкратце, это маги, черные колдуны... ну люди, которые могут больше, чем другие.
   - Что могут? - не поняла Кота.
   - Ну, у локки вообще другое мировоззрение, - бессвязно продолжил веселый парень, будто бы и не расслышав вопроса сестры. - Для них важна лишь власть. Не то, чтобы они такие уж все из себя опасные... сталкивался я с парочкой. Но противник неприятный.
   - Ничего не поняла, - разозлилась девушка. - Меня все вокруг принимают за неизвестно кого. Я сама толком не знаю, чего от меня ждут, как себя вести, что делать, что говорить...
   - В том-то и прелесть, - вдруг рассмеялся Кродос. - Что можно делать, говорить и творить что угодно. Простые люди все равно не поймут, но и бояться не перестанут. Вот только постарайся с локки не разговаривать... если вдруг встретишь. Хотя, откуда им тут взяться... уж стая позаботилась! Все равно запомни, не разговаривать! Те сразу просекут, кто ты. И стая лишится такого хорошего воина.
   - О, Кота! - Как всегда неожиданно из толпы возник Ломлес. Хвала небесам, брат не стал набрасываться с ножом, сразу признав Коту. - Уже прибарахлилась. Хорошая маскировка, не то, что Чилва тут намудрила. И главное - делу не мешает! Пошли, есть для тебя задание.
   Кродос мгновенно скорчил умную физиономию и скользнул следом за братом. Кота, недоуменно пожав плечами, проследовала за ними. Перед девушкой, как и раньше, расступался народ, образуя широкий проход в направлении взгляда. В конце импровизированного коридора она увидела огороженную площадку.
   Мостовая здесь была щедро усыпана желтым песком. Шаткое ограждение облепили люди. Они кричали, махали руками и всячески выражали бурные эмоции. В середине круга, натужно пыхтя, сцепились двое мужчин. На каждом были только кожаные брюки, тела блестели от пота, волосы грязными сосульками скрывали лица. Кота вздрогнула, разглядев на шеях утыканные острыми шипами кованые ошейники. Причем и с наружной, и с внутренней стороны, на коже уже виднелись следы кровоподтеков.
   Тут, у полусгнившего столбика, к которому тянулись цепи от ошейников борющихся, увидела и остальных братьев. Лица их были сосредоточены, брови - нахмурены.
   - Кота? - удивленно взмахнул руками рыжий Ковес. - Ну и дела!
   - Думаю, она поможет, - с заметным сомнением протянул Ломлес, задумчиво разглядывая девушку.
   - Чем помочь? - заинтересовалась Кота, разглядывая борющихся. Цепкий взгляд сразу выделил одного. Он был пониже и явно худосочнее своего мускулистого соперника. Не зря девушка обратила на него внимание. Воин был явно лучше подготовлен, знал, где слабые места у противника и как уйти от нападения. Но движения его больше подходили бы для схватки на мечах. - А почему они дерутся? Тот, пониже, лучше бы мечом орудовал.
   - Девочка все видит, - довольно усмехнулся загорелый Уварос. - Объяснять долго, нужно освободить его. Хозяин продать его отказался. Мы надеялись, что ты, - в образе прекрасной дамы, - сумеешь заговорить скряге зубы, пока мы освободили бы беднягу.
   - Кому зубы заговорить? - холодно уточнила Кота, с заметным хрустом разминая руки.
   - Заговорить, а не лишить всех зубов, - холодно осадил ее Ломлес. - Драку затеять и без тебя бы смогли. А ты теперь с виду локки. Кто знает, клюнет ли хозяин на столь опасную приманку? Хотя, попробовать стоит, очень не хочется город на уши поднимать. Вдруг, это вообще не он...
   - Кто он? - растерянно спросила Кота. Она пристально следила за юрким противником, но внешний вид раба ни о чем ей не говорил. Девушка никогда раньше не видела этого человека.
   - Кота, послушай, - Ломлес развернул девчушку к себе и, чуть наклонившись, заглянул в черные глаза. - Вон видишь того мужика в фиолетовом камзоле и красных облегающих штанах?
   - Вон того петуха? - смеясь, уточнила девушка, указав пальцем на улыбчивого мужчину средних лет, тщательно приглаживающего белесые усы.
   - Того, - немного разочарованно вздохнул Ломлес. Кота совсем еще девчонка! - Нужно построить ему глазки, поманить. Так, чтобы он пошел за тобой, привлечь внимание. Если он не увидит, кто освободил раба, то ничего сделать не сможет.
   - Как это - глазки построить? - растерялась Кота.
   - Ох, девочка, - схватился за голову суровый воин. - Никак не думал, что женщину нужно учить подобным вещам! Ну... подмигни что ли, пальчиком помани... там, пуговку расстегни...
   - Попробую, - задумчиво протянула Кота, обдумывая задание. - А что, если он не пойдет?
   - Надо сделать так, чтобы пошел, - строго наказал Ломлес.
   - Надо - сделаем, - беззаботно пропела Кота. Ее вдруг охватило воодушевление, ведь это первая возможность проявить себя, доказать всем, что она уже не ребенок.
   Оглядевшись, Кота задумчиво обошла вокруг небольшого возвышения, на котором расположились знатные вельможи и соседние харцы, наблюдающие за боем. Юркий мужичок сновал среди них, собирая звонкие монеты. Тот, кого надо было отвлечь, и так почти не смотрел на площадку с песком, поскольку "петух" попеременно бросал жадные взгляды то на деньги гостей, то на декольте их спутниц.
   Кота откинула капюшон, попыталась пятерней причесать колтуны черных волос, ослабила шнуровку жилетки, расстегнула верхние пуговицы рубахи, почти оголяя грудь. Один из мужчин на помосте округлил глаза, перегнувшись через перила, и, потеряв равновесие, рухнул в толпу простолюдинов. Кота смущенно кашлянула, видимо, перестаралась, и застегнула пару пуговиц. Но даже оставшегося декольте было достаточно, чтобы отвлечь внимание вельмож от борьбы.
   - Ой, смотри, какая красотка! - воскликнул один.
   - Да она же - локки, - поморщился сосед, с опаской глядя на Коту.
   - Да хоть степная ведунья! - восхищенно отозвался первый. - Она прекрасна! Пусть меня заколдует...
   "Петух" озирался в поисках той, кому предназначались лестные слова. Нашарив в толпе локки, вытаращил белесые глаза и медленно залился краской. Кота усмехнулась и подмигнула. Мужчина сглотнул и огляделся в поисках везунчика, но все вокруг смотрели на него самого. С долей зависти, что на разодетого прохиндея обратила внимание такая красавица, пусть и опасная.
   "Что там дальше, по плану", - судорожно вспоминала Кота, которой удалось прилечь внимание хозяина раба. - "Ах, да! Поманить".
   Она подняла руку и, медленно отставив пальчик, кокетливо поманила "петуха". На память неожиданно пришли слова Лая о женских ножках, Кота поставила носок сапога на лавочку, бесцеремонно спихнув с нее грязного простолюдина, откинула плащ за спину, показывая стройное бедро, обтянутое темной тканью. С помоста раздался зазывный свист. Дамы, все как одна, достали веера и принялись остервенело ими обмахиваться, ревниво глядя на соперницу. Увы, они ничего не могли противопоставить локки в облегающих брючках.
   Кота еще раз подмигнула "петуху" - тот уже побагровел, - и, развернувшись, медленно двинулась в сторону палаток. Она не оглядывалась, чувствуя, что мужчина наверняка пойдет следом.
   - Веди его к тому проходу, - шепнул Авес, наблюдая, как хозяин раба чуть не кувырком скатывается по лестнице, стараясь не упустить Коту из вида.
   Девушка убыстрила шаг, пробираясь в толпе. Хозяину было еще сложнее, ведь ему, в отличие от локки, дорогу не уступали. Так что Кота первой добралась до прохода, в котором не так давно столкнулась с Лаем, терпеливо дождалась, пока "петух" увидит ее, снова поманила пальчиком, и скрылась между палаток.
   Небольшая площадка была пустынна. О нескладном юноше напоминало лишь темное смердящее гарью пятно на земле. Кота застегнула скользкие пуговки и зашнуровала жилет, выпустив поверх шикарное жабо. В коридорчике мелькнул фиолетовый камзол заманиваемой дичи. Кота усмехнулась яркому сочетанию. Охваченный страстью мужчина принял ужимку за призывную улыбку и бросился к ней, но был тут же перехвачен железной хваткой сурового Ломлеса. Следом появился Уварос и хитро подмигнул.
   - Какая ты у нас оказывается роковая, сестричка! Кто бы мог подумать.
   Кота в ответ лишь фыркнула. "Петух" извивался и бросал испуганные взгляды на Коту и Увароса. Он бы и на Ломлеса смотрел, но не мог развернуться в сильных руках.
   - Что такое? - пропищал он осиплым от страха голосом. - Что вы хотите со мною сделать?
   - То же, что ты хотел сделать с нашей сестричкой, проказник, - иронично сощурился Уварос. Мужчина смертельно побледнел и затих, изобразив обморок.
   Ломлес покачал головой, пытаясь пристыдить разошедшегося брата.
   - А я что? - обезоруживающе улыбнулся Уварос, убирая с лица прядь волос. - Ведь все равно отпускать нельзя, он видел нас. Да и раб, возможно, пожелает отомстить своему обидчику.
   - И то верно, - пробурчал Ломлес, оглушив пленного рукоятью меча. "Петух" обмяк. Воин завернул бесчувственное тело в плащ и закинул кулек на плечо.
   Они осторожно выбрались из-за палаток, выглядывая в толпе остальных братьев. Люди на площади словно обезумели. Народ разбегался, кто куда. Крики "Слуги Мороса!", стоны задавленных, нескончаемый визг дам, - благородных и не совсем. Кота удивленно наблюдала за беснованием толпы, сама прижавшись к стене. Тут как всегда, как из-под земли, вырос бесстрастный Авес.
   - Он у нас, все уже двигаются к воротам.
   - Удачно посеяли панику, - одобрительно кивнул Ломлес. - Слуги Мороса - беспроигрышный вариант.
   - Ага, человеческие суеверия нам на руку - кивнул Авес и нахмурил брови. - Нужно поторопиться!
   - Да, стража не дремлет, - согласился Уварос. - Скоро всех успокоят.
   - Не это, - отмахнулся Авес. - Прошел слух, что харц вернулся с охоты.
   - Как бы охота не продолжилась в его замке, - проворчал Ломлес, беспокойно поглядывая на Коту: - Накинь капюшон, детка. И быстро следуй за нами.
   Детка! Ну, вот, как соблазнять всяких франтов - так взрослая, а в остальное время - дитя. Кота угрюмо последовала за Ломлесом, размышляя о несправедливости жизни. Но, потеряв из виду спину брата, вздрогнула и огляделась. Крики стихли. На площади царила почти мертвая тишина. Привыкнув к свободному перемещению, она не сразу сообразила, что широкая дорога - это не просто испуганные магом горожане, а расступившиеся перед харцем подданные.
   Ржание, резкий удар. Кота, схватившись за ушибленную ногу, застонала и глянула наверх. Она только что чуть не попала под копыта могучего жеребца. В самый последний момент светловолосый мужчина с циничным взглядом серых глаз натянул вожжи. Конь поднялся на дыбы, больно стукнув Коту подковой по колену.
   - У локки что - девять жизней? - раздраженно уточнил харц, свысока глянув на скорчившуюся девушку. - Прочь с дороги, Морос тебя побери! Не хватало еще, чтобы харц уступал дорогу сопляку!
   Из толпы появился молчаливый Авес. Опустив лицо, он легко поднял сестру на руки и отнес в сторону. Харц же продолжил процессию, как и сопровождающая его свита.
   - Ты что, с ума сошла? - зашипел на девушку Уварос. - Мало того, что чуть не убилась, так еще бы и...
   Но парень не договорил, получив чувствительный тычок от хмурого Ломлеса, на плече у которого по-прежнему болталось тело несчастливого поклонника Коты. Уварос погрозил удаляющейся спине брата и пробурчал себе под нос:
   - Хорошо, хоть харц девочку за ученика локки принял. А то утащил бы в замок... разыскивай потом...
   - Идти сможешь? - тихо уточнил Авес, разминая колено сестры.
   Кота ступила на больную ногу, чуть не вскрикнула, но, сжав зубы, сдержалась, и осторожно кивнула.
   - Только если не очень быстро, - прошептала она и незаметно смахнула выступившие слезы.
   Подошел невысокий Ковес, на поводу он вел послушного Колта. На коне сидел некто, закутанный в плащ с головой. Кродос шел последним, распугивая своей очаровательной улыбкой любопытствующих зевак. Уварос подхватил Коту под левую руку, Авес поддержал ее с другой стороны. У ворот произошла небольшая заминка, поскольку стража заинтересовалась подозрительной ношей Ломлеса.
   - Перебрал самогонки, - тут же подскочил улыбающийся Уварос, бросив Коту на Авеса. Он подмигнул нахмуренному стражнику и сунул что-то тому в ладонь: - Да к одной знатной даме целоваться полез. А это оказалась харцесса из замка Лош. Ее муж проявил весьма бурное недовольство... а затем его воины. Половину лица в кашу - девки теперь совсем любить не будут. Ничего, к утру очухается, горе-любовник!
   Стражник понимающе усмехнулся, поспешно сунул руку в карман и махнул рукой, пропуская группу людей. За городской стеной Ломлес не пошел по старой дороге, а сразу свернул в сторону леса, обходя замок стороной. Там, на берегу быстрой Ори, небрежно сбросил ношу и подождал остальных. Ковес аккуратно помог укрытому плащом незнакомцу спуститься на землю.
   Кота с любопытством подхромала поближе, отпихнула требующего внимания Колта и плюхнулась на сырую землю рядом. Воин с ярмарки отбросил капюшон и с благодарностью посмотрел на братьев.
   - Я ваш должник, - глубоким голосом произнес он, откидывая с небритого лица сальные сосульки волос неопределенного цвета. - Спасибо, что выручили.
   - И как ты мог попасться? - негодующе вскричал Кродос, встревожив стайку лесных птах с ближайшего деревца. - Солдес узнает...
   - Не говорите ему, - испуганно отозвался незнакомец. - Я все сам исправлю. Врадеса тут нет?
   - На твое счастье, - проворчал хмурый Ломлес, разматывая пленника. - Вот тебе подарочек, делай с ним, что хочешь. Только в живых не оставляй. Такие не тонут! - Он презрительно поморщился, словно от "петуха" пахло не дорогими лосьонами, а прелым навозом.
   Мужчина не ответил, только хищно осклабился. Потом стянул с себя кожаные штаны и скользнул по крутому берегу к холодным водам, чтобы смыть смесь пота и пыли, щедро облепившие жилистое тело.
   - Постой!
   Авес достал меч и кинжал и медленно спустился следом. Кота с любопытством вытянула шею, наблюдая за происходящим. Но брат и не думал убивать незнакомца. Приблизившись, он искусно поддел кинжалом пластину на кованом ошейнике и одним ударом рукояти меча сбил устрашающее украшение. На шее бывшего раба девушка разглядела кровоточащие раны. Авес махнул рукой в сторону реки.
   - Иди.
   Тот осторожно коснулся царапин, поморщился от боли, потом благодарно кивнул и вошел в воду.
   Пока освобожденный мылся, Ломлес успел стянуть с вельможи всю одежду. Кота с презрением посмотрела на вялое тело, кривые ноги и вздутый живот - точно человек проглотил ведро воды. После подтянутых тел братьев, это недоразумение показалось ей верхом уродства.
   Незнакомец, сопровождаемый молчаливым Авесом, поднялся к Ломлесу и протянул руку с намерением взять красные брюки вельможи, но тут натолкнулся взглядом на Коту. Вздрогнул, будто бы только что увидел ее.
   - Эта здесь зачем? - напряженно спросил он.
   - Это Кота, наша сестра, - спокойно ответил ему Авес.
   - Локки в стае?! - ужаснулся бывший раб.
   Ломлес посмотрел на него, как на тяжелобольного.
   - Ты в своем уме? - уточнил он. - Кота не локки, она просто так оделась. У тебя что, напрочь нюх отбило? И, кстати, девчушка спасла тебя, непутевого. Отвлекла этого.
   Ломлес пнул все еще бесчувственного "петуха".
   - Он же не сумасшедший, - подозрительно покосился на девушку незнакомец, - локки бы не стала проявлять внимание к простому человеку. А если стала бы, так все равно по каким-то своим делам...
   - Не все это ведают, - улыбнулся Кродос. Коте показалось, что бывший раб покосился на шрам русоволосого брата с виноватым видом. - А знать харца и подавно. Они давно сидят в своем замке, как огурцы в кадке. Выбираются разве что на охоту, а магов видят раз в жизни, да и то - таких вот, как Кота.
   - Очень похожа на локки, - упрямо возразил мужчина, натягивая красные штаны и рубаху вельможи. - Волосы черные и... глаза! Вон как сияют.
   - Смотри, не влюбись, - хохотнул Кродос, подмигнув. - Она у нас девка резвая, загоняет до смерти. Ты ведь давно не обращался?
   - Как я это сделаю? - огрызнулся тот, с отвращением натягивая фиолетовый камзол. - Я даже проверить не могу, при мне ли сила. Сунусь к вам - Врадес тихонько прирежет где-нибудь под кустом. А другим стаям чужаки без надобности.
   - Много воды утекло с тех пор, Мотас, - тихо произнес Ломлес, резким ударом отправляя застонавшего пленника обратно в бесчувственное состояние. Пнув вялое тело, чтобы проверить результат, удовлетворенно кивнул и принялся натягивать на вельможу кожаные брюки. Закончив, жестом подозвал Авеса, терпеливо ожидающего в стороне с ошейником в руках: - Может, стоит поговорить с Солдесом? Боги могли уже сменить гнев на милость.
   - Боги - да, - мрачно ответил Мотас, - Врадес - никогда. Возможно, он и простит меня... когда моя шкура будет служить ковриком у порога его норы.
   - Кота, - мягко позвал сестру Авес.
   Девушка растерянно моргнула и закрыла рот. Оказывается, она весь разговор сидела неподвижно, стараясь не пропустить ни слова. Что такого, интересно, сделал Врадесу этот маленький человечек, за что его выгнали из стаи? И как он жил, не имея возможности быть собой? С тех пор, как Кота обратилась и впервые пробежалась по лесу в волчьем обличье, она словно только начала жить. И не могла представить, что в один прекрасный день не сможет ощутить, как ветер играет с коротким серым мехом, как запахи леса рассказывают множество удивительных историй из жизни самых разных зверей и птиц, как бьется в предсмертных судорогах добыча, в которую с наслаждением вонзаются зубы...
   Девушка судорожно сглотнула и поглядела на Мотаса с жалостью. Затем неторопливо подошла к Авесу. Тот склонился над бесчувственным пленником, прилаживая к тонкой шее чудовищный ошейник.
   - Смотри, Кота, - тихо обратился к ней брат. - Это - ошейник локки. Некоторые очень любят пользоваться такими вот штучками. Магии, конечно же, здесь нет. Но есть определенные секреты, которые сами изготовители тщательно берегут, выдавая за волшебство. В народе считается, что этот ошейник маг надевает раз и навсегда, что снять его невозможно. Мол, нет у него ни начала, ни конца - замкнутый круг.
   - А зачем локки одевают его? - с отвращением спросила Кота, наблюдая за ловкими руками Авеса.
   - В основном, чтобы унизить врага, - равнодушно отозвался он, поднимая взгляд на сестру. - Вот одному попался Мотас. Победить локки без силы стаи Мотас, конечно же, не смог, да и глупо было пытаться. А тому убивать хорошего воина было бы расточительством. Локки щедростью не отличаются... в отличие от некоторых.
   - Почему маг его не убил? - Кота смотрела во все глаза. Сейчас открывалась другая сторона жизни стаи. А может, теперь и ее жизни. Неизвестная пока, теневая, но такая привлекательная своей тайной и опасностью.
   - Некоторые жадны до денег, - пожал плечами Авес. - Деньги - это тоже власть. Глупо убивать то, что можно очень выгодно продать. И противнику будет в сто раз хуже, чем просто смерть. Мы все - воины, а на этом можно сыграть, например, в любимую игру вельмож. Двое противников бьются насмерть. Причем, такой козырь, как Мотас, открывать сразу нельзя. Никто не станет ставить деньги, если узнает, кто он. Поэтому брата придерживали за ошейник, чтобы не убивал рабов слишком быстро...
   - Это ужасно! - У Коты перехватило дыхание. - А если бы он отказался убивать других?
   - Ошейник сконструирован особым образом, - Авес поднял брови и склонил сестру лицом к самым зубьям. - Вот видишь, он не идеально круглый? Тянуть за цепь можно различным образом. Шипы будут впиваться в различные точки на шее. Какие-то предназначены для притупления восприятия, какие-то - для причинения невыносимой боли. Причем, боль постоянно нарастает каждый раз при давлении шипов. Многие, кто послабее, сходят с ума. Они уже согласны на все в таком состоянии. Судя по ранам на шее Мотаса, он долго держался. Но даже мы порой не способны противостоять изощренным пыткам.
   - Чудовищное изобретение! Зачем ты мне все это рассказываешь? - осторожно уточнила Кота, глядя, как Авес прилаживает ошейник к шее вельможи.
   - Чтобы ты знала - это не смертельно, - тихо ответил брат. - Ошейник может причинить боль, притупить восприятие, ограничить в движениях. Но он не способен убить. И, - Авес вдруг хитро сощурился, - его можно снять. Только для этого нужно воспользоваться посторонней помощью или зеркалом. Вот, смотри - я одел ошейник. На первый взгляд, открыть его невозможно, каждое движение будет причинять боль. Но, вот здесь, видишь, небольшое углубление? Вставляешь сюда тонкое лезвие, вот так, - брат поддел кинжалом небольшую выемку, чуть ударив по рукояти мечом в определенном направлении, - четкое движение, и вот - ошейник снят!
   - Вроде, просто, - с сомнением протянула Кота, - в твоих руках...
   - На, попробуй сама, - Авес протянул меч и кинжал. - Сначала закрой.
   Кота сглотнула и осторожно приладила ошейник к тощей шее бывшего поклонника. Мужчина вздрогнул и открыл глаза, с ужасом уставившись прямо на нее. Девушка замерла от неожиданности, но Авес спокойно взял меч и ударил вельможу рукоятью в висок. Тот снова обмяк, а Авес призвал сестру не отвлекаться на пустяки. Кота дрожащими руками пыталась вставить кинжал в нужную выемку, но тот все время съезжал, дергая ошейник. Из ран, которые оставляли в белой коже впивающиеся при каждой неудаче острые шипы, струйками сочилась кровь. Это отвлекало и нервировало. Но Авес был чрезвычайно настойчив, каждый раз призывая сосредоточиться. Щелчок, и Кота с облегчением откинулась, выронив кинжал из взмокшей от пота ладошки.
   - Ты только что научилась делать невозможное, - довольно улыбнулся Авес. - На это нужна точность и внимательность. Среди стаи только я могу открывать ошейники локки, теперь это можешь делать и ты. И в народе вполне можешь называться магом, потому, что все считают - лишь они способны на такие чудеса. Застегни, справедливость должна восторжествовать, пусть теперь он попробует на своей шее, каково это - быть рабом.
   - А его не узнают? - удивленно спросила девушка. - Он же богатый вельможа, приближенный харца.
   - Он - раб, - жестко ухмыльнулся Авес, поразив Коту неожиданной вспышкой злости. - В таком ошейнике - он только жалкий раб, что бы ни кричал при этом. Никто не поверит словам закованного. Очень удобно, не считаешь?
   И Авес, вернув физиономии вечно-безмятежное выражение, поднялся и кинул конец цепи в руки Мотасу. Кота, стараясь больше не глядеть на пленника, торопливо отошла в сторону. Мотас закрутил цепь вокруг кисти и мрачно посмотрел на девушку.
   - Баба в стае! - он смачно сплюнул. - Дожили! И как вы ее терпите? Удивительно, что Врадес не слопал ее еще в младенчестве, он же ненавидит женщин.
   - В этом вы с ним всегда находили общий язык, - мрачно пробормотал Кродос, недобро глядя на бывшего брата. - Но вот тебе новость. Он сам притащил девчонку в стаю с жертвенного камня. Они с Солдесом носятся с ней, как с больным щенком. Врадес даже стал ее наставником.
   Мотас выглядел так, как будто на него снова надели ошейник, и тот полностью обездвижил свою жертву. Кота усмехнулась и взглянула на бывшего раба свысока. От нее не укрылось, что тот просто-напросто ревнует. Ведь его выгнали, а какая-то сопливая девчонка заняла место бывшего воина.
   - Тебе с нами нельзя, - тихо проговорил Ломлес, смерив Коту язвительным взглядом. - Если, конечно, ты не намерен покончить с жизнью прямо сейчас. Врадес в поселке, а Солдес отлучился. Бери раба, вот тебе деньги, - мужчина кинул брату звякнувший мешочек. - И уходи.
   - Я слаб, - потоптавшись на месте, произнес мужчина. Исподлобья взглянув на братьев, попросил: - Отдайте коня, а то я не унесу раба далеко. Убивать пока не хочу - пусть сначала сполна получит то, чего я натерпелся!
   - Колта? - хихикнул Ковес, тряхнув рыжими волосами. - Да Чилва с нас три шкуры сдерет за своего любимца. Да и Кота не согласится.
   - Пусть берет, - неожиданно для себя произнесла девушка. Немного подумав, кивнула: - Да, пусть забирает. Все равно Колт больше простаивает, раз в год до города Чилву довезет и снова бродит по лесу, как неприкаянный.
   - Считай, что у тебя сегодня день рождения, - хлопнул брата по плечу осклабившийся Кродос. - И подарков куча. Так распорядись ими верно. Не связывайся больше с локки, - без силы это самоубийство. Живи своей жизнью.
   Мотас неловко потоптался на месте, пока Уварос с Ковесом забрасывали тело раба на Колта. Он исподлобья смотрел на Коту, не решаясь что-то сказать.
   - Что? - неприязненно спросила Кота, не выдержав первой.
   - Я не привык быть обязанным, - сквозь зубы пробормотал Мотас, метнув такой взгляд, как будто это она истязала его ошейником. - Тем более бабе!
   - Привыкай, - ощетинилась Кота.
   - "Спасибо" ты от меня не дождешься, - словно не расслышав, продолжал Мотас. Чуть поколебавшись, бросил на землю предмет, блеснувший в лучах заходящего солнца: - Пусть вот это будет платой за помощь и за коня.
   Не глядя на братьев, изгой вскочил в седло и с силой вонзил пятки в бока Колта. Жеребец, не привыкший к такому обращению, поднялся на дыбы и, заржав, бросился в галоп по берегу Ори.
   Авес осторожно склонился над предметом.
   - Что там? - полюбопытствовала Кота и, опустившись рядом, подняла из травы прощальный подарок.
   Парень неопределенно хмыкнул.
    - А я думал, он безвозвратно утрачен, - удивленно сказал он, разглядывая блестящую железку в руках сестры. - Так вот почему Врадес так обозлился на Мотаса! Все, как обычно, гораздо проще, чем кажется...
   Глава 4
  
   Авес, хитро поглядывая на вытянувшиеся лица братьев, потянул ее за руку вверх, осторожно, боясь самому прикоснуться к таинственному предмету. Кота удивленно смотрела на небольшой медальон. Короткая тонкая цепочка ужом соскользнула меж пальцев и сиротливо качнулась. Продолговатый предмет на ладони был сделан из желтоватого блестящего металла, немного похожего на кривые монетки. В середине рисунок напоминал волчий глаз. На месте зрачка сверкал острыми гранями камень непрозрачного черного цвета.
   - Сердце клана! - ахнул Кродос.
   - Вот прохиндей! - пробормотал Уварос, жадным взглядом буравя ладонь сестры. - Оказывается, Мотас добыл камень!
   - Дай сюда! - грозно приказал Ломлес, мрачно наблюдая, как все сгрудились вокруг Сердца. Кота вздрогнула и неохотно протянула кулон, но старый воин неожиданно отшатнулся: - Нет! Нельзя...
   Кота растерянно покрутила украшение и погладила пальцем красивый камешек. Грани приятно покалывали кожу. Мужчины заворожено следили за каждым движением. Чуть поежившись под напряженными взглядами, девушка поспешно нацепила подарок на шею. Кулон покачался и замер в ложбинке меж грудей.
   - Что чувствуешь? - звенящим от волнения голосом спросил Ковес, нервно тряхнув рыжими кудрями.
   - А что я должна чувствовать? - насторожилась Кота, прислушиваясь к ощущениям. - Ничего вроде особенного...
   Братья вздохнули, как ей показалось, несколько разочарованно. Авес мгновенно потерял интерес, отошел и нагнулся, подбирая оружие с земли. Кродос сплюнул и отвернулся. Загорелый Уварос захохотал и махнул рукой.
   - Пойдем! Скоро стемнеет! - и направился в сторону леса.
   - А что?.. - начала было Кота, но никто не слушал. Еще мгновение назад глаза мужчин горели жаждой и почти благоговением, а теперь это растаяло без следа. Что она сделала не так? Почему все ведут себя, словно она в чем-то провинилась? - Ломлес! - умоляюще воскликнула она.
   - Идем, Кота, - через силу улыбнулся суровый воин, неловко погладив сестру по голове. - Такой насыщенный день, надо отдохнуть.
   - Но... - почти простонала Кота, чуть не плача.
   - Помолчи, - он поморщился, как от боли, и направился следом за другими.
   Темнота сгущалась. Коте казалось, что лес тоже укоряет ее в чем-то. Прямые спины молчаливо шагающих братьев угнетали, она чувствовала себя и обиженной, и возмущенной... и в то же время некая тайна щекотала любопытство. Коснувшись кулона, ощутила, как железка нагрелась от человеческого тепла. Интересно, почему цепь такая короткая? Кота с трудом продела голову. А вот другой вряд ли смог повесить Сердце клана себе на шею. И Мотас не носил его на груди, она помнила его голый торс... Где же изгнанник прятал украшение?
   Дорога домой отняла намного меньше времени, чем утренний поход в замок харца. Хотя, возможно, что Кота просто так задумалась, что не заметила, как они вернулись в селение. Уже совсем стемнело, звезды ярко подмигивали с мрачного небосвода. Близилась полночь.
   На небольшой круглой площадке, окаймленной землянками общины, весело трещал танцующий огонек. Врадес, поджидая, лениво подбрасывал сухие ветки. Приметив братьев, он обрадовано вскочил. Наверное, скучно было целый день в обществе Чилвы. Но, завидев Коту, вздрогнул и в следующее мгновение уже бросился вперед, выхватывая острый меч. Девушка оторопело смотрела, как сверкнувшее в свете огня лезвие стремительно приближается... и улетает в кусты. Ломлес в последний момент выбил меч из рук взбешенного воина. Высокий Кродос кинулся в ноги нападающему, Уварос запрыгнул сверху, валя брата с ног.
   Убедившись, что противник не сопротивляется, Уварос, откинув с лица светлые волосы, чуть приподнялся и изумленно посмотрел в синие глаза.
   - Ты чего, корни алги в костерок подбрасывал? Или к селяночкам давно не ходил, что на женщин уже бросаешься?..
   - Кота? - хрипло переспросил Врадес, с трудом поднимаясь. - Чего ты так вырядилась?
   - Так удобнее, - едва дыша от страха, прошептала девушка. Казалось, что звериный оскал ярости, исказивший до неузнаваемости лицо мужчины, будет преследовать ее вечно.
   - А, - уже более спокойно ответил брат, - понятно. Так действительно удобнее... быстрее довести меня до бешенства. Что же, браво, сестричка, получилось. А вы тоже умно поступили - разрешить девчонке ходить в одеждах локки!
   - Коте не нужно теперь разрешение, - кисло усмехнулся Ломлес, нашаривая в кустах улетевший меч, - шакти может позволить себе все, что угодно...
   - У нее Сердце клана, - тихо добавил Авес.
   - Сердце? - Врадес сильно побледнел и схватил съежившуюся от ужаса Коту.
   Взгляд его, блеснувший красным волчьим отблеском, нашарил в складках жабо золотистый амулет. Заскрежетав зубами, Врадес сильнее сжал девушку. Уже казалось, что воин просто сломает ее, точно высохшее деревце. Но сама Кота не чувствовала боли. Расширившимися от ужаса глазами она, не отрываясь, смотрела на исказившееся лицо брата. Даже минуту назад оно больше походило на человеческое. Зверь, просто безумный убийца...
   - Отпусти девчонку, - понимающе улыбаясь, Кродос мягко похлопал брата по плечу. - Она не виновата, что Сердце пришло именно к ней.
   Врадес засопел, прикрыл волчьи глаза и медленно разжал пальцы. Кота выскользнула из мертвой хватки и осела на землю, потирая затекшие плечи. Она не удивится, обнаружив там обширные синяки. Лишь бы кости были целы! Что же представляет собой это украшение, которое отвернуло от нее лица братьев, а Врадеса вообще чуть не довело до безумия?
   Кродос осторожно повел того в сторону землянки. Кота зачарованно проводила их взглядом. Плечи Врадеса опустились, спина ссутулилась, сильные руки болтались, как пеньковые веревки... Ломлес молча положил меч около костра и, пряча взгляд, поспешно ретировался в свою нору. Когда разошлись остальные, Кота не успела заметить. Она сидела около весело мерцающего огня и растерянно озиралась по сторонам. В поселении стало невероятно тихо, словно все затаились. Горько вздохнув, девушка нахлобучила на костер старый котелок и медленно поплелась в сторону своей землянки.
   После насыщенного событиями, невероятно странного дня, хотелось только одного - поскорее забыть весь этот кошмар. Скинув плащ, девушка без сил упала на груду шкур и забылась тяжелым тревожным сном. Впервые за долгие годы она уснула ночью.
   Проснулась она от глухого звука, как будто упало что-то тяжелое. Сон слетел мгновенно. Что случилось? Сколько она проспала? Чуткий нюх уловил легкий аромат росы и резкий тошнотворный запах. Значит, уже почти утро. Но что так странно пахнет? В следующее мгновение в ее землянку ввалилось что-то огромное. Неловко скатившись по небольшому спуску, гость почти навалился на девушку. Испуганно вскрикнув, Кота попыталась вырваться, но сильная ладонь сжала рот.
   - Ш-ш-ш, - прошипел мужчина и пахнул на нее таким смрадом, что Кота почти потеряла сознание. Жаль, что ладонь не закрыла и нос.
   Покачнувшись, пришелец убрал руку. Но, чтобы попытаться удержаться на месте, тут же облокотился о коленку девушки.
   - Врадес?! - изумленно прохрипела Кота. - Что с тобой? Что за странный запах? Ты ранен? Ты заболел?..
   - Ш-ш-ш, - ладонь вновь метнулась к лицу Коты, но мужчина не рассчитал силы и залепил сестре пощечину.
   Вновь покачнувшись, он ухватился за ворот белоснежной рубашки девушки. С трудом сфокусировав взгляд на кулоне, истерически расхохотался. Не выдержав, ткань треснула. Врадес упал на спину, держа в руке пышный ворох тряпок, похожий на цветок, - все, что осталось от красивого жабо.
   - Уварос, видимо, был прав - он обкурился алги! - испуганно прошипела девушка и нащупала за спиной острый кинжал. Если брат вновь попытается ее убить, она хотя бы постарается защититься. О том, чтобы спастись, не было и речи, ведь Кота прекрасно знала, насколько он опасен, как противник.
   - Что-то вроде, - неожиданно добродушно хмыкнул Врадес, усаживаясь на полу и отчаянно тряся головой. Пепельные волосы грязными клочьями старой пакли легли на лицо. - Огненная вода селян оказывает странное воздействие... но хотя бы отгоняет воспоминания. Хи! Так ты действительно отхватила Сердце клана? Глупая соплячка!
   - А, - поняла Кота, еще немного отступая от пьяного брата, - вот в чем дело! Кродос рассказывал об этой гадости, превращающей даже лучших воинов в беспомощных свиней...
   - Дура, - просто ответил Врадес. - Чтобы сделать беспомощным меня, ведра этой мерзости маловато...
   - Дура? - обиженно повторила Кота. Как бы раньше не обзывался брат, произносить подобные слова все же считал ниже своего достоинства.
   - Конечно, - с удовольствием подтвердил он. - Была бы умная, держалась бы от этой железки подальше! Дай ее мне! - Врадес качнулся вперед и повалился в ноги сестры.
   Взвизгнув, та метнулась к выходу, перепрыгивая через распластавшегося мужчину. Но он и не пытался догонять. Убедившись в этом, Кота остановилась и осторожно заглянула внутрь землянки. Врадес лежал в том же положении, а через секунду до слуха девушки донесся мощный храп.
   - Ты в порядке?
   Кота испуганно взвилась, но, увидев голубоглазого Кродоса, нервно рассмеялась. Брат был совершенно трезв и смотрел с тревогой.
   - Более-менее, - она неожиданно почувствовала слабость в ногах и прислонилась к насыпи. - Что-то неладное творится с Врадесом. Он хотел забрать кулон, но заснул...
   - После ведра самого вонючего пойла селян я рассчитывал, что он заснет прямо на месте. Но стоило отвлечься, как пройдоха тут же сбежал. Я сразу понял, что он пошел к тебе, - осуждающе качнув русой головой, Кродос бережно поддержал сестру и помог дойти до гладкого бревнышка. - Но он все равно не забрал бы Сердце клана. Просто не смог бы...
   Усадив ее, отбросил старый котелок в сторону и, согнувшись в три погибели, быстро раздул тлеющие угли, подбросив в разгорающийся костер несколько сухих веток. Кота зябко поежилась, пережитый страх дал о себе знать.
   - Почему все ведут себя так... странно? - чуть не плача, прошептала она. - Что такого в этом ершистом кулоне? Если все так недовольны, что Сердце досталось мне, пусть кто-нибудь его заберет, мне не жалко!
   Сорвавшись, заревела в голос и уткнулась в ладошки, пряча лицо. Кродос неповоротливо опустился рядом и успокаивающе погладил сгорбившуюся спину сестры.
   - Тебе тяжело, понимаю, - проникновенно проговорил он. - Я объясню. Сердце клана хотел бы иметь каждый из нас. Да что там, хранителем мечтает стать воин из любой стаи! Это великий дар! И великое проклятие.
   - Проклятие? - насторожилась Кота, приподнявшись.
   - Хранители не отличаются длинной и счастливой жизнью, - грустно улыбнулся голубоглазый парень. - Особенно, в последнее время. Редко кто протянул больше пяти лет...
   Сердце облилось кровью, дыхание перехватило. Так она умрет? Слезы мгновенно высохли, Кота мелко затряслась от страха.
   - Но я не хочу умирать, - еле вымолвила она помертвевшими губами.
   - Никто из нас не хочет, чтобы ты умирала, - покачал головой Кродос. - Ломлес даже чуть не нарушил традицию, хотел забрать страшный талисман себе. Но никто из нас не имеет право это делать - Мотас передал сердце тебе...
   - А если я так же передам его кому-нибудь? - с надеждой спросила Кота, глядя на брата снизу вверх. - Ты говоришь, что каждый мечтает его носить...
   - Мотас не был хранителем, - с отвращением сплюнул Кродос. - Кишка тонка! Он так и не примерил кулон.
   - Так почему вы позволили мне надеть сердце? - чуть не вскричала Кота. - Почему не остановили?
   Он тряхнул русой головой и пристально посмотрел на сестру.
   - Втайне каждый надеялся, что ты окажешься той самой...
   - Самой... кем? - растерялась девушка.
   Кродос тяжело вздохнул и пересел на землю, опершись спиной о бревно. Лица их поравнялись. Рассеянно подкинул в затухающий костерок пару веток и посмотрел на светлеющее небо.
   - Когда-то, - с трудом начал он, словно преодолевая жгучее желание ничего не рассказывать, - существовал древний клан солнечных волчиц. Все стаи подчинялись ему. И испытание давали именно избранные. Волчицы были особенными... полными таинственной силы. - Он обжег сестру холодным взглядом голубых глаз. - Непостижимой, древней силы... доступной лишь женщинам. Да, Кота, клан состоял исключительно из волчиц, как остальные стаи - только из волков, воинов. Ты стала исключением впервые за много лет, я до сих пор не верю, что такое возможно. Мы надеялись, что Сердце клана выберет тебя, как продолжательницу рода... и боги могли дать тебе имя Шактир. Раньше властительницей становилась девочка, рожденная от солнечной волчицы из клана. Увы, Сердце не открылось тебе. Ты - только шакти...
   Он помолчал, собираясь с духом, а Кота затаила дыхание, не в силах выдержать паузы. Дрожащими руками сжала кулон на груди. И не понимала, Сердце ли пульсирует в ладонях или это оживает древняя легенда.
   - Локки, - горько проронил Кродос. Скривившись, пошевелил палкой угли: - Они не могли смириться с силой клана. Ведь он мог бы и всех магов со свету сжить. Властительницы, не церемонясь, часто вмешивались в темные делишки локки, назначая испытания для щенков. Каждый такой случай маги считали плевком в их сторону. Клану в то время не было дела до зарвавшихся колдунов, древний закон давал право на жизнь всякой твари. Но маги такого права властителям не дали. Гнусная, тайная травля на представительниц древнего рода продолжалась долгое время. И вот, когда прямая наследница осталась только одна, маги объединились и принялись выслеживать девочку еще яростнее...
   Кродос тяжело дышал, не отрывая от огня взгляда. Зрачки голубых глаз расширились, лицо перекосила гримаса. Он точно бы видел сейчас события прошлого. Кота вздрогнула, подумав, что он и сам участвовал в них.
   - Мы с Врадесом были совсем щенками, - подтвердил брат догадку девушки. - Испытанием боги назначили охранять одинокую солнечную волчицу. - Кота вдруг вспомнила утренний разговор Солдеса с Врадесом и мелко задрожала. - Среди магов был один... Локк! Невероятно сильный. Он мог превращаться в волка. И он преследовал шакти. Нас заманили в ловушку. Сразу несколько магов напали одновременно... - Кродос мрачно усмехнулся и задумчиво провел пальцем по шраму. - Я бросился на нападавших, чтобы отвлечь от Вии. Думал, Врадес успеет увести ее в безопасное место. Но локки оказались сильнее. Потом пронесся слух, что Вия погибла. Но забрала с собой в гости к Моросу и Локка. А вот Сердце бесследно исчезло...
   - А Врадес выжил, - закончила за брата Кота. - И до сих пор корит себя за то, что не смог спасти девушку...
   Кродос пронзительно посмотрел на сестру. Кота с удивлением заметила в голубых глазах слезы.
   - Они любили друг друга, - отрывисто произнес он и ударил кулаком по бревну. Кота вскочила и зачарованно проследила, как гладкое дерево разваливается на части. - Солнечная волчица носила под сердцем щенка Врадеса...
   - А... Мотас? - робко спросила девушка. - Я так поняла, что он тоже участвовал в этом.
   - Не совсем, - мрачно буркнул Кродос. - Боги отвернулись от Мотаса, потому что он предал род шакти. Выдал Локку место, где мы прятали Шактир. По глупости своей... Брат был чересчур горяч, но недостаточно умен. Чем Локк и воспользовался.
   Он резко поднялся и, отвернувшись, тихо сказал:
   - Ты теперь шакти. Ни снять, ни передать Сердце клана, пока жива, невозможно... разве что только другой шакти. Но они все погибли. Локки будут охотиться за тобой. Испытание близится. Ничего не происходит просто так, видимо, тебе суждено прикоснуться к древней тайне. А мы постараемся сделать все зависящее, чтобы ты осталась жива как можно дольше, - Кродос вздохнул и бросил: - Мне жаль...
   Ссутулившись, словно под грузом тяжелых воспоминаний, он пошел к землянке. Кота проследила взглядом за удаляющейся фигурой брата. Она была растеряна, испугана, встревожена и... зачарована. Старая, почти забытая легенда коснулась ее. Кота судорожно сжала кулон. Как много он значит для Врадеса... как много он значит для стаи!
   Рассвет легонько коснулся нитки горизонта. Скоро братья направятся к камню. Нет, она не может сегодня идти с ними, слишком много эмоций бушует сейчас в девичьей душе. А еще... она вряд ли сможет встретиться взглядом с Врадесом. Синеглазый атлет больше всего на свете ненавидел жалость. Или нет, сегодня ночью Кота узнала, что локки он ненавидит еще больше. Оставаться в поселении тоже не было сил, Чилва одолеет ее расспросами, а скрыть чувства Кота не сможет.
   И тут она вспомнила о нескладном парне, с которым повстречалась в замке харца. Как там его? Ага, Лай! Кажется, он говорил про мостик через Ори. Кота решительно поднялась и быстрым шагом, - пока не проснулись братья, - направилась в сторону города. Конечно, идти придется долго, быстрее добежала бы в образе волчицы. Но у камня есть риск повстречаться с кем-нибудь из своих. Да и горожанин может в обморок грохнуться, увидев приветливо оскалившегося волка...
   Одежда локки ничуть не стесняла движений и была даже комфортнее грубых холщовых брюк. Легчайшая, эластичная ткань повторяла каждое движение. Кота даже рассмеялась от удовольствия и побежала. Ветер играл с черными локонами, прогоняя мрачные воспоминания минувшей ночи. Утреннее солнышко ярко серебрилось в чистейшей воде родника, который услаждал слух мелодичным журчанием. Светло-зеленая молодая листва тихонько мурлыкала нежную песенку, кокетливо поддаваясь ласке ветерка.
   Вот и замок. Перед ней опять выросли темные могучие стены Бая, от которых веяло сыростью. Как она быстро добралась! Видимо, Кота так увлеклась приятными утренними ощущениями, что совсем не заметила, как пролетело время. Маленький мостик из отсыревшего дерева нашелся очень легко, как и полянка неподалеку. Но паренька не было. Кота осмотрелась и решила переждать на большом раскидистом дереве.
   С легкостью забравшись, уселась в удобном разветвлении и иронично хмыкнула, вспомнив неудачу в жутко-неудобном платье. Эта одежда словно создана для того, чтобы лазать, бегать... Может, конечно, так оно и было. Кота очень мало знала о магах. Точнее, почти ничего.
   - Ой! - испуганно пискнула выскочившая из дупла маленькая белка.
   Уронив орех, шмыгнула обратно. Кота удивленно подняла брови. Она и в человеческом обличии понимала язык зверей? Хотя, что удивляться, ведь стая могла общаться со зверьем в любом обличии, почему Кота должна чем-то отличаться? Просто проверить новые навыки времени не было. Мрачный от возложенной заботы Врадес так рьяно взялся за обучение, как будто от этого зависела жизнь. Да и общаться со зверьем как-то не возникало необходимости, и так было с кем поговорить.
   - Эй, мелочь, - насмешливо позвала Кота. Конечно же, это тот наглый зверек, с которым она пререкалась около жертвенного камня, - выходи.
   Белка с любопытством высунула кончик носа, но покидать убежище не спешила. Кота подняла орех, застрявший в густой листве. Зверек метнулся было к ореху, но тут же дернулся обратно. Девушка покрутила в пальцах орех, вполне спелый и твердый. Видимо, из прошлогодних запасов. Расколов скорлупу зубами, с удовольствием съела сердцевину. Из дупла послышалось раздраженное бурчание.
   - Иди сюда, - вновь позвала зверька Кота.
   Белка осторожно вылезла из укрытия. Девушка выбросила ногу и, прежде чем белка успела шмыгнуть обратно, закрыла стопой дыру в коре.
   - Надо бы позавтракать, - усмехнулась Кота, с удовлетворением размышляя, что волчьи рефлексы тоже остались при ней.
   Белка, услышав эти слова, страдальчески пискнула и изобразила глубокий обморок. Конечно, она поняла, кто эта особа и что сбежать не удастся. Кота посыпала зверька кусочками скорлупы.
   - Тащи еще! Судя по запаху, запасов тут немало.
   Та судорожно дернулась. И умирать не хотелось, но и отдавать добытые великим трудом запасы тоже. Немного поколебавшись, поднялась и понуро поплелась к дуплу. Кота убрала ногу, пропуская зверька. Через несколько минут, сытая и довольная, она отпустила белку восвояси, решив, что та честно отработала нелюбезное поведение при прошлой встрече.
   Солнце подсказывало, что время близилось к полудню. Видимо, юноша не придет. Кота задремала на удобной ветке, вальяжно свесив ноги и руки. Но, услышав легкий шорох, насторожилась и мгновенно спряталась в густой кроне дерева. Через несколько минут на полянку вышел красный от натуги Лай. С облегченным вздохом он бросил на землю длинный сверток, затем стянул мокрую от пота рубаху и повесил на ближайший куст. Разворошив грязно-серую ткань, вывалил на землю несколько клинков и небольшой круглый щит. Обреченно звякнув, груда старого железа замерла на выжженной солнцем траве. Лай внимательно осмотрелся, а Кота с удовольствием отметила, что он ищет ее. Внимание горожанина льстило. Но парень заставил себя ждать, так что она тоже спешить не будет.
   Вздохнув, юноша немного поковырялся в груде оружия. Вытащив короткий широкий меч, отошел подальше от реки и встал в позу, словно оборонялся от воображаемого противника. Кота с интересом разлеглась на широкой ветке и подперла кулачками голову. Так вот какого рода тренировки!
   Лай со всей силы замахнулся и с яростным криком нанес по воздуху рубящий удар. Едва устояв на ногах, развернулся, и тут же проткнул то же самое место, сделав выпад правой ногой. Кота разочарованно хмыкнула. Горожанин махал мечом так, как будто учился у тех скоморохов, якобы сражающихся на ярмарке. Тем временем Лай старательно размахивал железякой, пыхтел и обливался потом. При этом лицо корчил такое, словно он - самый сильный воин Тирии!
   Совсем заскучав, Кота решила слезть с дерева. Изящно спрыгнув вниз, с легкостью уклонилась от тяжелого удара Лая. От неожиданности, парень не устоял на ногах и рухнул на землю.
   - Ты чего, с ума сошла? - закричал он. - На волосок от смерти была! Я тебя чуть не убил! Зачем под меч лезешь?..
   Кота пожала плечами и спокойно ответила:
   - С такими успехами, ты и зайца не убьешь.
   - Что ты имеешь в виду? - насупился парень, поднимаясь на ноги.
   - Только то, что ножички детям не игрушка, - Кота показала язык. - Ты даже не знаешь, как за меч держаться! А уж представление устроил... все зверье в лесу потешается!
   Лай покраснел и еще больше насупился. Но, немного потоптавшись, искоса бросил взгляд на Коту.
   - А ты что, умеешь драться? - нехотя спросил он, утирая пот со лба.
   - Драться? - иронично фыркнула девушка. - Нет! Сражаться - да!
   Лай нахохлился, как воробей. На веснушчатом лице отражалась то обида, то некая надежда. В итоге жажда знаний победила.
   - Научишь? - буркнул он, отворачиваясь и избегая смотреть на Коту.
   - Не знаю, - протянула она, нахмурившись.
   Одно дело - критиковать. Совсем другое, брать на себя ответственность за обучение. Кота никогда никого не учила. Сама еще щенок, она только жадно поглощала все, что показывал Врадес и другие. Бои на мечах очень нравились девушке, хотя длились они всего несколько секунд - братья были сильнее. Даже добродушный Кродос, который всегда давал сестре поблажку, никогда не проигрывал. А теперь предоставлялась возможность показать свое умение, ощутить себя чуточку выше. Очень заманчиво...
   Пока Кота размышляла, Лай все более мрачнел. Он и так ощутил себя униженным, когда попросил о помощи девчонку. Теперь же мог еще и отказ получить.
   - Ладно, - медленно, как бы нехотя, отозвалась Кота. Юноша облегченно вздохнул. - Но прежде, смени меч. Этот не подходит.
   - Почему? - удивился Лай.
   Кота взяла в руку оружие, которым тот так активно махал, и взвесила в руке.
   - Как тебе сказать, - протянула она. - Конечно, можно... даже нужно биться тем, что есть. Но именно этот меч более подойдет для рубки с коня, чем для пешего боя. Рукоять одноручная... неплохо, конечно. Но если рука устанет, сменить будет трудновато. Но самое главное - у него центр тяжести смещен к острию. Это специально для того, чтобы рубить. Вот ты пытался им сражаться... взмок-то как! И устал наверняка. Потому что больше пытался им колоть! Вот! - Кота вытащила из кучи длинный прямой полуторник с сужающимся лезвием. - Колоть удобнее этим.
   - Он для пешего боя? - деловито осведомился Лай.
   - Он больше подходит для того, чтобы сражаться на земле... и не в очень большой сутолоке, - усмехнулась девушка. - Им можно и колоть, и рубить... обеими сторонами, поскольку обоюдоострый. Хотя тебе, возможно, больше подошел бы изогнутый.
   - Почему? - уточнил Лай.
   - Им защищаться легче, - снисходительно пояснила Кота и передала меч. - Но такого ты не принес, так что будем учиться на том, что есть. Ты что-нибудь умеешь?
   - Что именно? - напрягся Лай.
   - Ну, - немного раздраженно отозвалась Кота, - тебя учили чему? Нападать, защищаться?
   - Не совсем, - смутился Лай. - Я больше на ярмарках смотрел, как рабы дрались...
   - Понятно, - скривившись, подытожила Кота. - Значит, ничего. Ну да ладно, слушай внимательно. Бьем по очереди, я нападаю - ты защищаешься, и сразу нападаешь... Усек? Медленно, плавно, не торопясь.
   - Усек, - буркнул Лай, наблюдая, как Кота выбирает себе оружие.
   - Тогда защищайся, - хищно улыбнулась слабенькая на вид девочка и с легкостью взмахнула тяжеленным мечом.
   С трудом отразив внешне простой удар, Лай изумился силе, скрывающейся в тонкой фигурке.
   - Не открывайся! - Кота с неожиданной злостью пнула его в живот. - Держи равновесие!
   Лай скрипнул зубами и постарался ударить изощреннее. Но пока размахивался, получил сильный удар между лопаток.
   - Нечестно! - обиженно вскричал он, Кота приподняла брови в недоумении. - Бить в спину - подло!
   - Чужое ротозейство - не признак подлости, - саркастично усмехнулась Кота, сама не замечая, как копирует язвительные интонации Врадеса. - Бой - не игра! Если есть возможность убить противника в спину - бей, не задумываясь! Защищайся!
   Она отвлекла противника обманным выпадом и ударила по ногам. Парень раскинул руки, пытаясь удержать равновесие. Меч полетел в сторону. А девушка с довольным видом медленно очерчивала линию на уровне шеи Лая, показывая, что тот убит. Отчаянно махая руками, горожанин пробормотал несколько слов и щелкнул пальцами. Оружие вылетело из рук, а Кота вскрикнула от боли и растерянно подула на обожженные пальцы.
   - Локки! - грозно прорычал невесть откуда взявшийся Врадес и бросился на парня.
   Сбив с ног, придавил к земле и сжал руки на тонкой юношеской шее.
   - Нет! - отчаянно крикнула Кота и метнулась к брату, вцепившись в длинные серые волосы. - Не убивай его!
   - Он напал на тебя, - зло гаркнул Врадес, пытаясь отодрать цепкие пальчики сестры и не упустить при этом мальчишку. - Кота, он - локки!
   - Маг? - удивленно повторила Кота, растерянно опуская руки.
   - Да, - синеглазый атлет бросил мальчугана, - никуда не денется! - и взял сестру за плечи. Слегка встряхнув, проникновенно произнес. - Он - враг! Ты что, не почуяла запах магии?
   - Нет, - оторопело протянула она, водя носом. Никакого особого духа не ощущалось. - Да все равно, никакой он не враг! И не нападал на меня. Мы просто играли!
   - Это теперь так называется? - уже спокойнее спросил Врадес, с брезгливым выражением лица наблюдая за парнишкой, который, обретя свободу, отползал в сторону, потирая шею и хрипло откашливаясь. - Ну, да ладно, все равно сопляк слаб! Может, поэтому ты и не почуяла...
   - Так ты локки? - Кота присела около скукожившегося Лая и с сочувствием взглянула в лицо парня. - Почему же ты так активно отнекивался от этого?..
   - Нельзя, - прохрипел тот и снова закашлялся, с опаской поглядывая на довольного Врадеса. - Отец убьет...
   - Конечно, убьет, - вдруг хохотнул синеглазый мужчина, поигрывая мускулами. - Судя по всему, парень не из бедных. Для таких появление локки в семье - двойной позор!
   - Но почему? - не понимала Кота.
   - Потому что маг может родиться только от мага, - жестко сказал Врадес, глядя прямо в голубые глаза Лая. Тот с каждым словом мрачнел и съеживался. - А как ты думаешь, Кота, если ни мама, ни папа не из рода локки, то, что это означает?..
   - Я откуда знаю? - смущенно буркнула девушка, избегая смотреть на красного от злости и страха Лая. - Ты скажи!
   - Если твой отец знатен и богат, то такие вопросы лучше не задавать, - сдавленно буркнул тот. - Дольше проживешь.
   - Ладно, - расхохотавшись, махнул рукой Врадес. - Только в следующий раз, когда будешь... играть с локки - предупреждай!
   - То есть, ты не сердишься, - неуверенно уточнила Кота, не понимая подобной доброты, так не присущей брату.
   - На что тут сердиться? - искренне удивился тот. - На то, что ты возомнила себя великим учителем и решила преподать урок городскому юнцу, сбежав от нас? Так это твое дело. Шакти делает то, что хочет. - Врадес вздохнул и стал очень серьезным. - Ты уже не щенок, Кота. Да и приказывать шакти никто не будет. Хочешь, пойдешь с нами, захочешь - своим путем. Так что играйте... только не заигрывайтесь, - он с кривой ухмылочкой подмигнул и, посвистывая, направился обратно в лес.
   - Брат, - буркнула Кота на немой вопрос Лая.
   - Понятно, - тот снова потер пострадавшую шею, на которой явственно виднелись багровые следы. - Я так понимаю, разрешение получено? Интересно только, насколько велика твоя семейка... Второго такого братского объятия моя шея не выдержит.
   Он еще раз настороженно посмотрел в сторону леса и покачал головой.
   - Значит, ты выбил оружие магией? - ухмыляясь, протянула Кота и потерла чуть ноющие пальцы. - А кто-то еще кричал по поводу несправедливости...
   - Ну ты сама сказала - есть возможность, используй! - довольно улыбнулся паренек и осекся. Глянув исподлобья, спросил с напряжением в голосе: - А вы никому не скажете? Если это станет известно...
   - Делать нечего, - отмахнулась она и фыркнула, откинув с влажного лба черные волосы. - Как жарко!
   - Можно бы было искупаться, - неуверенно предложил Лай. - Правда, вода в Ори очень холодная...
   - Подумаешь, - надменно ответила Кота. - Или ты простудиться боишься?
   - Вообще-то я думал о тебе, - растерянно ответил Лай. Он все не мог привыкнуть к такой необычной манере общения. - Девушки существа хрупкие, нежные...
   - О себе подумай! - расхохоталась Кота и, взвизгнув, бросилась к пустынному берегу.
   Там, пританцовывая от нетерпения, скинула рубаху и брюки. Лай, медленно бредущий следом, встал, как вкопанный и медленно покраснел. Кота же, не обращая на такую реакцию никакого внимания, с восторженным криком бросилась в воду. Нырнув, шустрой лягушкой поплыла вдоль берега. Смущенный парень осторожно приблизился и зачарованно наблюдал за гибким телом, которое ничуть не скрывали прозрачные воды. Черные локоны змеями струились вокруг Коты. Пузырьки окутывали кожу шелковым кружевом, лишь подчеркивая наготу прекрасной русалки.
   У Лая перехватило дыхание. Отец был щедр и никогда не скупился на удовольствия ни для себя, ни для сына. И хотя юноша старался избегать подобных развлечений, - ему не нравился запах продажных женщин, - он уже не раз лицезрел самых лучших городских красавиц, пышногрудых, белокожих, крутобедрых. Но эта другая, - несколько дикая, свежая, как первые ростки цветка, хрупкая и одновременно опасная, - красота приковывала взгляд, туманила разум, заставляла кровь быстрее бежать по жилам...
   - Ну ты идешь? - весело крикнула Кота, вынырнув на поверхность. - Не трусь, вода не такая уж и холодная!
   И снова ушла под воду, по-детски брыкнув ногами над водой. Лай помотал головой, прогоняя наваждение, и быстро скинул брюки, - раз уж девчонка не стесняется, он тоже не будет, - и с размаху нырнул следом за Котой. Попытался поймать белые ноги, но девушка речной змейкой выскользнула из рук и, игриво толкнув парня в спину, всплыла на поверхность. Тот вынырнул следом.
   - Весело, - рассмеялась Кота, плескаясь и направляя брызги на Лая.
   Тот отчаянно стучал зубами, не понимая, как девчонка может так долго плавать в Ори. Окунувшись, он сразу ощутил, как колючий холод проникает в кровь, сковывая движения. Еще немного и быстрые волны потащат вниз по течению неподвижное тело. Лай, судорожно цепляясь за камни, вылез на берег и откинулся на спину, содрогаясь всем телом.
   - Ты чего? - обеспокоено прокричала плещущаяся Кота.
   Не дождавшись ответа, быстро выскочила из воды и опустилась на колени рядом с тяжело дышащим парнем.
   - Ты что - замерз? - удивленно спросила она, проводя пальцами по покрытой пупырышками бледной коже Лая. Тот вздрогнул, мгновенно покраснел и, резво вскочив, кинулся к своей одежде. Путаясь в штанинах, поспешно натянул брюки и облегченно вздохнул. Так и теплее, ну и прикрыл чересчур очевидный интерес к девушке.
   - Оденься, пожалуйста, - попросил он, избегая смотреть на Коту. Подобная непосредственность была для паренька и непонятной, и привлекательной одновременно. Помолчав, он смущенно добавил: - Мне становится еще холоднее, лишь взгляну на тебя.
   Совсем сконфузившись, подумал, что на самом деле, все как раз наоборот. Но ей совсем не обязательно знать об этом. Чуть пожав плечами, Кота натянула черные брюки и, откинув волосы, подставила лицо солнцу, наслаждаясь теплыми лучами. Лай сглотнул, любуясь нежными очертаниями грудей. На правой заметил небольшой шрам и удивленно моргнул. Все-таки он до сих пор не мог поверить, что эта юная хрупкая дева - настоящий воин. Хотя она не так давно доказала это.
   Тяжело вздохнув, опустился рядом и тоже обратил лицо к небу. Все лучше, чем будоражить себя соблазнительными изгибами девичьего тела. Такая сила... Где она скрывается? И почему он, такой высокий и внешне сильный, проигрывает в мощи?
   - Все-таки, почему ты так рьяно отрицал, что локки? - Кота задумчиво смотрела на паренька. Казалось, тот задремал. Но Лай вздрогнул и искоса посмотрел на девушку, ничего не сказав. - Или это тайна?
   - Можно и так сказать, - нехотя ответил тот. - Точнее, тайна для меня самого. Да и никакой я не локки. И даже не отступник. Да и маг из меня совсем слабенький... Но о моих странных способностях лучше бы никому не знать. - Мрачнея, парень продолжил: - А в особенности отцу. В его роду магов не было...
   - А в роду матери? - заинтересованно уточнила Кота. Было так интересно узнать о загадочной жизни горожан немного больше... точнее, хоть что-то правдивое, поскольку братья относились к подданным харца уж очень придирчиво.
   Лай вздрогнул и неуверенно произнес:
   - Вроде нет... хотя, про род Кробов никто не скажет наверняка. Но у мамы способностей точно никаких... я проверял, - буркнул он и подтянул колени, уткнув в них подбородок. - А жаль, возможно, я бы смог хоть чему-то научиться...
   - Ты же уже умеешь, - возразила Кота, потирая чуть ноющие от легкого ожога руки, - выбил меч! Это очень полезное умение!
   - В бою с простолюдинами - да, - хмуро ответил Лай и спохватился: - Ой, я не имел в виду... прости, Я вовсе не так заносчив, как настоящие локки. Они так называют тех, кто не владеет волшебством. Иногда просто не знаю, кто я. Вроде как не здесь, но еще и не там. Понимаешь?
   - Понимаю, - с неожиданной горечью произнесла Кота.
   Уж кто-кто, а она это чувствовала каждую секунду. И в стае... но как бы отдельно. А Сердце клана еще больше отдалило от других, теперь она - загадочная шакти. Боль пронзила сердце не хуже стрелы. Она всегда ощущала себя иной, но так отчаянно искала простой поддержки, любви...
   - Действительно понимаешь, - удивленно подтвердил паренек, с теплотой поглядев на грустную девушку. Чувство благодарности накатило волной, вызвав желание рассказать о себе все этой немного дикой, невероятно непосредственной и очень милой девочке: - Я постоянно ощущаю, что могу невероятные вещи творить! Но не знаю - как... Это просто убивает. Пытаюсь что-то сделать - получается все совершенно иначе. Вот, хотел вчера устроить развлечение на ярмарке - разноцветные огни в воздухе. Слышал, что такое очень часто практикуют некоторые локки. Но ничего не получилось, - высказавшись, Лай сник. - Как всегда!
   - Скажешь тоже - как всегда, - хмыкнула Кота, припоминая вонючий дымок от чего-то непонятного, что так спешно затоптал Лай при ее приближении. - Ты лишил меня оружия! Я считаю, что это - нужное умение. А что могут твои разноцветные огни?
   - Да просто красиво, - пожал плечами Лай.
   - Красота тебе жизнь не спасет, - решительно отрезала Кота. - Твой защитник - только меч!.. Ну и полезные умения, типа того, что ты показал. А развлекают зевак пусть другие колдуны!
   - Как у тебя все просто, - благодарно улыбнулся Лай, ощущая, как камень неудачи, давивший на сердце второй день, разваливается на мелкие песчинки. - И практично!
   - А то, - усмехнулась Кота, натягивая белую рубаху на высохшее тело. - Вот, например, эта одежда! Никогда не думала, что в подобных тряпках может быть комфортнее, чем голышом!
   - А ты часто ходила голышом? - потрясенно уточнил Лай.
   - Постоянно, - отмахнулась девушка. - Это же нормально... в отличие от ужасающих конструкций, которые цепляют на себя женщины за стеной.
   - Они вынуждены, - сдавленно хихикнул Лай, не зная - шутит ли Кота или на самом деле так считает. - Мода, понимаешь ли...
   - Что такое мода? - скривилась девушка. - Это закон харца? Врадес мне рассказывал о чудных законах, которые заставляют выполнять жителей селений. Как вообще разумный человек может устраивать для других подобные пытки? Или он и сам подчиняется чьим-то чужим законам?
   - Харц никому не подчиняется, - поперхнувшись, еле вымолвил Лай. Откуда же приехала эта невероятная девчушка? - Мода - это то, что одевать положено...
   - Куда положено? И кем?.. - совсем растерялась Кота.
   Лай от души расхохотался.
   - Ты что, из леса вышла?
   - Ну да, - раздраженно нахмурилась Кота. - Откуда же еще!
   Парень озадаченно примолк, чуть качнул головой и осторожно произнес:
   - Ну ладно, Велера с тобой! Хоть с гор Колхи спустилась! Ты необычная, но с тобой здорово!.. Так будешь меня учить сражаться?
   Кота пристально вгляделась в лицо Лая. Светловолосый паренек с ясным взглядом голубых глаз, почти как у добродушного Кродоса. Юноша всем видом показывал готовность к любым испытаниям. А он прав - о жизни горожан нужно знать больше. Зачем? Может, просто девичье любопытство, а может, это поможет в будущем. Кто знает, что за испытание приготовили боги...
   - Обмен, - безапелляционно заявила Кота. - Я тебя учу бою на мечах, ты меня - городским порядкам!
   - Согласен, - немного опешив, промолвил Лай. - Не знаю, как я это буду делать... Видишь ли, я тоже не совсем горожанин. Но попытаюсь.
   - А кто ты? - живо заинтересовалась девушка.
   Паренек помялся, сделал вид, что заинтересован рубашкой, висевшей на кусте. Натянув ее на торс, принялся складывать оружие, словно напрочь позабыв про вопрос. Не дождавшись ответа, Кота пожала плечами, - мол, у каждого свои тайны, - и оглянулась на стены замка. Лучи заходящего солнца чуть золотили квадратные зубцы, подчеркивая багровые тени провалов. Из замка до полянки не доносилось ни звука, точно эта стена - старое мертвое дерево, на которое не присядет отдохнуть птица, не заберется в поисках укрытия мелкий зверек.
   Кота привыкла к постоянным звукам леса, трелям птах, шуршанию листвы... Здесь, на полянке жизнь играла красками красноватых лучиков заката в сухой траве, со стороны Ори доносилась журчаливая песня, за спиной живой переменчивой громадой стоял лес, будто огромный защитник и ненавязчивый помощник.
   - А это еще кто? - с напряжением в голосе спросил Лай. - Судя по чересчур мускулистому телу и холщовым штанам, еще один твой неадекватный братец...
   Кота настороженно обернулась и увидела приближающегося Кродоса. Босоногий мужчина, приветливо улыбаясь, спокойно шел по берегу Ори.
   - Похоже, мне пора, - понимающе усмехнулась девушка. - Это Кродос. Не пугайся выражения лица - у него шрам. А сам он добрый и дружелюбный!
   - Да-да, я помню, - Лай осторожно пощупал багровые следы на шее. - Что-то мне больше не хочется так активно дружить с твоими братьями...
   - Я завтра приду, - задумчиво проронила Кота, поглаживая золотистый амулет на шее. - Ведь теперь могу делать все, что захочу! Ну, пока...
   И побежала навстречу Кродосу. Поравнявшись с ним, шутливо ткнула в плечо.
   - Обязательно меня так пасти? Сам же говорил, что шакти свободна...
   - А кто говорит, что я кого-то оберегаю? - Кродос преувеличенно удивленно пожал плечами. - Я тут просто так - прогуливаюсь, любуюсь закатом. Смотрю - ты тоже гуляешь!
   - Да-да, - хитро сощурилась Кота. - Почему бы нам не прогуляться вместе...
   - До поселения, - невинно поддакнул мужчина и подмигнул, качнув головой: - Ты иди, я догоню.
   Девушка кивнула и, оглянувшись, помахала рукой насупившемуся Лаю. Развернувшись, весело пошагала в лес. А Кродос приблизился к пареньку и мягко ухмыльнулся, оглядывая с головы до ног.
   - Хотите сказать, что оторвете мне голову, если обижу Коту? - с вызовом спросил Лай, стараясь унять дрожь в непослушных коленях.
   - Обидишь ее? - неожиданно расхохотался голубоглазый атлет. - Для этого придется как следует постараться. Даже Врадесу это не всегда удается!
   - Это тот, который с седой челкой? - настороженно уточнил паренек.
   - Да, - серьезно кивнул Кродос и пристально вгляделся в лицо Лая. - Он сказал, что ты... локки. Но я вижу, что душа твоя чиста. Не тронута ржавчиной жажды власти и могущества. Скорее, ты похож на отступника... пока.
   - Пока? - исподлобья глянул на него парень.
   - Магия дает ощущение превосходства над другими, - с грустью покачал головой мужчина. - Это сначала тешит самолюбие, далее входишь во вкус... А потом не можешь обходиться. И появляется острая нужда, поиск возможностей увеличить могущество, почувствовать себя выше равных... самым сильным. В душе поселяется постоянная неудовлетворенность, жажда, которую никто не сможет утолить. Она отравляет, лишает возможности жить, радоваться, любить...
   С каждым словом Лай чувствовал себя все хуже. Потому что знал, что это правда. И давно испытывал страстное желание развить свои возможности и одновременный страх потерять себя, раствориться в магии.
   - Хочу сказать одно, - проникновенно произнес Кродос, склонившись к самому уху, - не вмешивай в это Коту!
   Потом заглянул в глаза, - Лая почти физически обожгла яростная вспышка, словно голубая молния, - и стремительно побежал следом за сестрой. Молодой человек зачарованно глядел за движениями невероятно высокого Кродоса. Он никогда не видел, чтобы люди так быстро передвигались. Вздохнув, тяжело закинул на плечо сверток с оружием и медленно двинулся в сторону замка.
   Догнав Коту, мужчина весело расхохотался.
   - Когда Врадес сказал, что ты нашла хахаля-локки, я подумал, что он еще после самогонки селянской не отошел!
   - И что теперь? - мрачно глянула она. - Запретите мне с ним дружить, потому что он маг?
   - Зачем тебе что-то запрещать? - недоуменно пожал плечами Кродос, - Во-первых, это бесполезно - я же знаю тебя! А во-вторых, - мужчина лукаво покосился на сестру, - надо же тебе на ком-то тренироваться...
   Кота кивнула и подумала, что на следующее занятие нужно взять свои мечи и показать юнцу, что его железки - старый ненужный хлам!
   - ...быть женщиной, - невинно закончил брат и, оставив Коту стоять с непонимающим видом, быстро пошагал вперед.
   Глава 5
  
   В поселении ощутимо пахло похлебкой с грибами. Сглотнув обильную слюну, Кота вспомнила, что в последний раз ела на городском празднике... если можно назвать едой приторно сладкую непонятную массу, которой так настойчиво потчевали братья. Чилва хлопотала возле костра, помешивая длинной деревянной ложкой в котелке ароматное варево.
   Старший брат кропотливо отесывал новенькое бревно, взамен того, что расколол в порыве ярости русоволосый Кродос. Деловитый и аккуратный, Ломлес даже не поднял головы, дабы поприветствовать возвратившихся. Чилва же нервно дернулась в сторону воспитанницы, но тут же вернулась к костру, не в силах бросить ужин на произвол огня. Тяжело вздохнула и бросила на Коту такой красноречивый взгляд, что та поняла - от объяснений отвертеться не удастся.
   Под ложечкой засосало. Кота терпеть не могла подобных "объяснений". И всегда старалась всячески уходить от откровенных разговоров с кормилицей. Отчасти потому, что считала нравоучения ненужными, а в основном оттого, что не понимала и половины из витиеватых рассуждений. Как тогда, когда Чилва вдруг решила научить девочку "стрелять глазами". Кота долго не могла сообразить, чем стрелять и зачем бить в мужчин. Над ней потешались все, а синеглазый Врадес был особенно язвителен. С той поры избегать подобных "уроков" стало главным правилом.
   Поэтому, как ни тянул к костру приятный запах, Кота повернула в сторону норы. Но оставаться в одиночестве тоже не хотелось. Потоптавшись на месте, она решительно направилась к жилищу Авеса. Судя по шуму, доносившемуся из землянки, там собрались все остальные.
   Когда Кота спустилась, от веселого гама, царившего в небольшом помещении, не осталось и следа. Братья смотрели настороженно и даже несколько отчужденно.
   - Привет, гулена, - как всегда невозмутимо произнес Авес, не отрывая отрешенного взгляда от серого свитка: - Не прошло и суток, как ты шакти, а локки уже летят, как пчелы на дармовой мед! Что же будет дальше?..
   Кота вздрогнула, горло защипало так, словно она надышалась дыма. Она поняла, что братья минуту назад обсуждали именно ее. Позади неслышно возник улыбчивый Кродос и мягко увлек сестру присесть.
   - Ей полезно, - тихо сказал он, хитро поглядывая на нахмуренного Авеса. - Что ты читаешь, брат? Ставлю клык - про Сердце клана...
   - Про что же еще? - кисло ответил тот. - Но ничего хорошего пока не нашел...
   - А плохого? - звенящим от волнения голосом спросила внезапно взмокшая Кота.
   - Все остальное, - нехотя буркнул Авес, пряча обеспокоенный взгляд под пушистыми ресницами.
   - Кто этот юноша, Кота? - Ковес пристально посмотрел на сестру. Кота поежилась, ощущая, как стальные глаза впиваются в грудь. - Он из локки?
   Казалось, что он обращается к кулону, а не к ней. Невысокий и жилистый, брат был сейчас настолько напряжен, что походил на сжатую пружину. Передернула плечами.
   - Я познакомилась с Лаем на ярмарке, - оправдываясь, пробормотала она. - Он показался обычным... и особенным. Просто понравилось с ним разговаривать. Я же не знаю, как выглядят эти самые локки!
   - А запах? - Авес удивленно поднял брови, оторвавшись от чтения.
   - Слабак, - язвительно хмыкнул Врадес, накручивая седую челку на палец. - Явно не локки... но, увы, и не отступник. Совсем юнец, сил почти нет.
   - Да нет, сила есть, - спокойно возразил Кродос, положив ладонь сестре на плечо. Та метнулась было сказать что-то в защиту нового знакомого, но осеклась. - И немалая... Думаю, парень просто в оковах приличий. Насколько я понял, семья у него знатная...
   Врадес снова хмыкнул и презрительно сплюнул. Он всем видом подчеркивал никчемность мальчишки. Кота вдруг почувствовала себя уязвленной, будто это она опозорилась, выбрав в друзья такого неумеху. Снова рванулась вперед, намереваясь высказаться в защиту мальчика, но Кродос сжал плечо сильнее.
   - Учиться он не может, - невозмутимо продолжил он. - И не хочет. Точнее жаждет, но понимает, к чему это может привести.
   - Понимает? - с сомнением протянул рыжий Ковес.
   - Или ощущает, - кивнул русоволосый мужчина. - Если станет известно, кто он - семья отречется от юноши. Локки любое хозяйство развалят за несколько дней! Да и не у кого в замке харца учиться, вы же знаете.
   - Уж мы постарались, - хищно осклабился синеглазый атлет, поигрывая кинжалом. Кота вздрогнула. - Как только прозевали этого юнца, понять не могу...
   - Он не опасен, - Кродос как будто итог подвел.
   - Пока, - не согласился с ним Врадес, буравя брата пронзительным взглядом холодных глаз, в которых уже мелькал красноватый волчий отблеск. - Но щенок рано или поздно все равно становится волком.
   Кота вдруг поняла, что совет в землянке Авеса собрался не по ее поводу. Братья рассуждали, убивать ли Лая. По шее побежали мурашки. Из-за дружбы с ней парнишка рискует головой!
   - В любом случае, - вдруг прозвучал рокочущий голос Ломлеса, который появился на пороге, оттирая с широкого лба заслуженный пот, - это решать не вам. Да и не мне...
   - Поэтому ты не пришел? - тряхнув рыжей головой, уточнил Ковес.
   - А чего время зря терять? - пожал плечами мрачный мужчина. - Бревно само на землю не ляжет, ужин сам не приготовится. Это вам делать нечего, насколько я понимаю. Честное слово, точите тут лясы... как бабы селянские!
   Врадес дернулся, напрягшись. Но сдержался. И лишь шевелящиеся желваки показывали, насколько он взбешен. Ломлес был старшим. А значит, главным. В отсутствие Солдеса. Метнув нож в опору, которая поддерживала массу земли, он быстро вышел наружу. Ковес подорвался следом за братом, явно разделяя его мнение. Авес же спокойно развернул следующий свиток и уселся удобнее, показывая всем видом, что ему не до еды.
   - Не понимаю, - прошептала Кота, оглядываясь на грустно улыбающегося Кродоса. - Врадес так рьяно настаивает на смерти мальчика... Почему? Он же отпустил его на берегу Ори.
   - С удовольствием прикончил бы сразу, - вздохнул тот, махая Ломлесу, сурово буравящему их карими глазами, мол, чуть задержимся, - если бы тот хотя бы попытался причинить тебе вред. А так не имеет права. Убийство мага - дело сложное. Нужно тщательно все спланировать, учесть даже самую малую возможность раскрытия. Локки сейчас не знают про нашу стаю, пусть все так и остается. Есть незыблемые правила, Кота. Пришла тебе пора о них узнать.
   Кродос задумчиво посмотрел на Авеса, тихонько шуршащего тонким листом свитка. Тот быстро отложил чтиво и торопливо выскочил из своей землянки. Кота удивленно смотрела вслед брату. И тут ощутила теплую ладонь на затылке. В следующее мгновение в голову точно впились тысячи крошечных осколков. Кота застонала и выгнулась дугой, чувствуя одновременно боль в груди и онемение в пальцах. Закричав от страха, замахала руками и попыталась вывернуться из цепких рук брата. Но тот все сильнее сжимал голову, другой рукой удерживая девушку за плечо.
   Пытка закончилась так же резко, как началась. Ощутив внезапную свободу, Кота поспешно отползла в сторону и забилась в угол, мелко дрожа от страха и пережитых ощущений. Она могла ожидать подобного от кого угодно... только не от доброго Кродоса. Тот снова тяжело вздохнул и обреченно посмотрел на сестру.
   - Я должен был это сделать, прости, - кисло улыбнулся он. - Во-первых, чтобы ты никому не доверяла... даже нам. Во-вторых, знание могло войти только при полном доверии... которого теперь нет. Мне жаль, милая.
   С трудом поднявшись, Кродос прошел к выходу, чуть пригибаясь. Высокая фигура мужчины не позволяла выпрямиться в тесной комнатке. А может, сгорбило широкую спину брата тяжелое чувство вины.
   Кота, пытаясь совладать с дрожью во всем теле, пробовала разобраться с новыми ощущениями, нахлынувшими на нее. Нечто большое и темное, словно огромный рой рассерженных пчел, гудел в тяжелой голове. Отдельные обрывки фраз, больше похожие на бред тяжелобольного, чем на что-то осмысленное, падали на собственные мысли, как переспелые ягоды, - разваливаясь на части, истекая соком, перемешиваясь в неаппетитную жижу.
   Застонав, она схватилась за гудящие виски, будто бы стараясь удержать голову от такой же участи. Казалось, что глаза не выдержат напора и сейчас вывалятся. Кота уже почти ничего не видела вокруг, только отдельные куски предметов. Создавалось ощущение, что землянки больше нет, а есть только неопределенная куча старых обломков и огромная куча слов, фраз и утверждений, скачущих вокруг, словно бешеные белки.
   - Дыши, - раздалось рядом. - Глубже!
   Она не видела говорящего, не понимала, кто это, не узнавала голоса. Но приказ был понятен и прост. Старательно задышав, Кота ощутила, как темнота, почти поглотившая ее, медленно тает, уступая место свежести, которая журчанием чистого родника омывала изнутри, избавляя от неприятных ощущений и тяжелых обрывков прошлых свершений.
   Теперь она знала, что Кродос передал ей мудрость стаи, накопленную столетиями. Стало понятно, почему Коту никогда не учили этому. Существует нечто, позволяющее передавать знание, не пропуская его сквозь ощущения щенка. Это давало возможность сохранить истину, оградив ее от какой-либо оценки, суждения...
   Древняя мудрость воинов медленно стекала вниз. Вязко, тягуче, словно мед диких пчел, обволакивала голову, плечи, грудь... Вдруг кулона, который мертвой железкой видел на груди Коты, коснулась первая капля золотистой субстанции. Девушка застыла на мгновение, как пораженная громом. Тело вытянулось в напряженную, до звона, струнку... и упало на пол без малейших признаков жизни.
   Врадес вернулся для того, чтобы помочь Коте пережить столкновение с истиной, которая в свое время и ему доставила немало хлопот. Но теперь в полной растерянности наблюдал за распластавшимся бесчувственным телом. Это было неправильно. Она ведь выдержала! Уже спокойно дышала, позволяя древней мудрости стать частью себя. Что же произошло? Мужчина осторожно склонился над сестрой, - касаться обращенной было еще нельзя, - и попытался ощутить хоть малейшее дуновение дыхания. Но даже звериное чутье не давало ни малейшей надежды. Кулон на груди девушки сиял огнем. В прозрачных алых гранях медленно таяли последние черные сгустки...
   Боль отразилась в синих глазах мужчины.
   - Проклятое Сердце! - прошипел он, сжав кулаки.
   Немного поколебавшись, протянул и тут же отдернул руки. Схватился за голову и зарычал. Упрямо встряхнув пепельными волосами, снова бросился к бездыханному телу и попытался сорвать с шеи девушки страшный талисман. Но, лишь коснувшись Сердца клана, был тут же отброшен с невероятной силой в сторону. Вспышка, показавшаяся при этом, совсем ослепила Врадеса. Он врезался в ту самую опору, в которую недавно метнул нож. Дерево не выдержало удара и треснуло. Повалились комья земли.
   Увидев, как содрогается землянка, Ломлес кинулся на помощь.
   - Ее сейчас завалит! - крикнул он. - Скорее, щит! - И, схватив тонкое бревнышко - запасную опору, - исчез в провале норы.
   Кродос подхватил щит и бросился следом. Остальные тоже подбежали, но внутрь не спешили. В худшем случае, если погребет тех, кто находится в землянке, они смогут попытаться их откопать. Чилва запричитав, упала на колени и расширившимися от ужаса глазами наблюдала за разыгравшейся трагедией.
   Ворвавшись в землянку, Ломлес быстро огляделся и шагнул внутрь, давая пройти Кродосу. Тот бросился вперед и перекрыл щитом пролом, с силой удерживая обваливающуюся землю. Подоспевший Ломлес подпер железный диск бревном, пытаясь установить новую опору как можно прямее. Предотвратив дальнейшее осыпание, братья принялись раскапывать землю в поисках Коты.
   - Врадес! - в изумлении прохрипел красный от натуги Кродос, орудуя огромными ладонями. - Этот здесь как оказался?
   - Может, потому и обвал, раз он здесь, - хмуро буркнул Ломлес, не прекращая попыток найти сестру.
   - Брат, - тихо промолвил грязный от земли Врадес. Он поднялся и, тяжело опираясь на Кродоса, часто моргал и щурился, будто ничего не видел. - Что с Котой?
   - Это мы у тебя хотели бы спросить, - с угрозой прорычал Ломлес, но осекся, нащупав тоненькую руку. - Нашел!
   Кродос бросил брата и рванулся на помощь Ломлесу. Шрам его сильно побледнел, что всегда происходило в случае крайнего волнения. Врадес, лишившись поддержки, рухнул лицом в сырую землю. Затем слабо пошевелился и попытался приподняться, но неловко завалился набок и сбил ненадежную опору. Щит с грохотом полетел вниз, освобождая путь обвалу. Кродос, костеря брата на чем свет стоит, метнулся обратно, пытаясь сдержать землю. Ломлес, откопавший бесчувственную девочку, уже пробирался к выходу. Убедившись, что они благополучно выбрались, Кродос бросил щит и, оттаскивая брата, получившего железкой по лбу, пробрался наружу. Позади трещали опоры. Земля, больше не ощущая препятствий, ухнула вниз, погребя под собой нехитрый скарб воина.
   Снаружи тело Врадеса заботливо переняли товарищи. Кродос, тяжело дыша, на коленях переместился подальше от бывшего жилища и перевернулся на спину. Рядом плюхнулся грязный Ломлес. Над Котой уже заботливо ворковала Чилва. Убедившись, что девочка жива, кормилица немного успокоилась и пыталась привести ее в сознание. На лбу Врадеса была видна большая шишка, оставленная на память мощным щитом. Мужчина застонал и перевернулся на живот, откашливаясь и выплевывая комья земли.
   - Ты чего натворил? - напряженно спросил рыжий Ковес, склоняясь над братом. - Что там у вас произошло? Решил одним махом покончить с Сердцем клана... а заодно и с Котой, и с собой?
   - Она что... мертва? - посиневшими губами уточнил Врадес, приподнимаясь. Увидев бесчувственную сестру, прорычал. - Проклятый талисман убил ее!
   - Да жива она, - Авес прощупал пульс сестры. - Но с твоей заботой, думаю, это ненадолго...
   - Жива, - облегченно рассмеялся Врадес, утыкаясь носом в землю. - Удивительно!
   - Это точно, - Ломлес тяжело поднялся и подошел к брату. - Если уж ты взялся за дело, как девчонка выжила, уму непостижимо!
   - Да я и не пытался ее убить! - Врадес возмущенно посмотрел на сурового мужчину. - С чего вы так решили?
   - Ты хотел съесть девчонку, - пожал плечами Авес.
   - И вы будете мне это вспоминать еще сотню лет, - немного обиженно буркнул тот. - Между прочим, я помочь ей хотел... справиться со знанием. Принять его более безболезненно. Но там произошло нечто странное... вспышка, удар... Никогда не видел подобного. Даже в стычках с локки.
   - Магия? - поднял седые брови Ломлес, присаживаясь рядом с телом девушки. Кота в сознание не приходила, но уже дышала ровно, а щеки покрывал здоровый румянец. - Интересно... Ох! - Он вдруг схватился за голову. - Солдес меня прикончит! И правильно сделает!
   - Что? - заинтересованно приподнялся длинный Кродос.
   - На ней же было Сердце клана! - Ломлес почти уже рвал на себе волосы. - Я старый дурак! Его надо было снять! Силы разных стай сошлись в девочке! Все понятно... Точнее, непонятно, как все поселение не разнесло на щепки!
   - Проклятый кулон! - удовлетворенно пробурчал Врадес, откидываясь на спину. - Я так и знал!
   - И что теперь? - с напряжением спросил Кродос, буравя голубыми глазами тело сестры. - Она так и останется?
   - А я знаю? - виновато отвернулся Ломлес. - Раньше так никто не делал...
   Кота неожиданно рассмеялась и перевернулась на бок, как во сне. Братья переглянулись.
   - Кота, - Авес мягко потрепал плечико сестры.
   - Хи, - не открывая глаз, прошептала Кота, - небо на землю упало... нет, земля на небо... я - маленькая гусеница!
   - Что? - Авес удивленно взмахнул своими длинными, словно у барышни, ресницами.
   - Ничего страшного, - Кота открыла глаза и невидящим взглядом уставилась на брата, - скоро стану бабочкой! Только шкурку скину...
   - Да ты и так чуть копыта не отбросила, - хмыкнул рыжий Ковес, хлопнув Коту по коленке. - Жаль, правда, даром не прошло. Видимо, малость умом тронулась...
   - Что неудивительно, - все корил себя Ломлес, заламывая руки. - Надо было предупредить... снять кулон! Кто выдержит такое?
   - Кулон! - вскрикнула Кота, хватаясь за железку. Вскочив на ноги, восторженно посмотрела прямо в голубые глаза Кродоса. - Я знаю! Я - это и есть Сердце клана! Алое, кровавое сердце!
   Кродос чуть отступил и с жалостью посмотрел на сестру.
   - Конечно, милая, - как можно мягче произнес он. - Ты права...
   Кота счастливо рассмеялась и, схватив кормилицу за руки, закружила ее по полянке в буйной пляске. При этом то напевала что-то веселое, то радостно твердила:
   - Я знаю! Я теперь знаю! Как прекрасно!
   Ломлес решительно прекратил это безумие, схватив Коту за локоть, и потащил ее к другой землянке, еще целой. Чилва так и осталась стоять, раскинув руки, и в растерянности смотрела им вслед. Чуть задержавшись в раздумии, старший брат потянул девушку в сторону жилища женщины. Кормилица единственная жила не в землянке, а в шалаше, не в силах привыкнуть спать под землей.
   - Хватит на сегодня завалов, - пробурчал Ломлес себе под нос, заталкивая Коту внутрь. - Ложись спать! - строго приказал он.
   Та хихикнула и упала на пол. Подтянув под голову старый растоптанный ботинок кормилицы, пробормотала, уже почти во сне:
   - Сердечко все сильнее стучит, сила шакти ко мне торопится, бежит...
   Мужчина замер, прислушиваясь к тихому шепоту. Буравя сестру карими глазами, ждал продолжения. Но девушка лишь перевернулась на другой бок и сладко засопела. Передернув широкими плечами, Ломлес торопливо вышел.
   Снаружи Авес осторожно обходил место обвала.
   - Что же теперь делать? - неодобрительно покачал он головой, точно бы укоряя неразумное жилье в саморазрушении.
   - Поживешь у Солдеса, - Ломлес мягко усмехнулся и хлопнул брата по плечу. - Восстановим твою нору, не переживай.
   - Велера с норой. - Авес, совсем юный на вид, поморщился и тяжело вздохнул. - А вот старинные свитки...
  
   Кота проснулась и вздрогнула, как от испуга. Было тихо, никакой опасности не было. Но сердечко колотилось в груди, как пойманная в силки птаха. Кота приподняла голову и осторожно огляделась. Это же палатка Чилвы! Что она тут делает? Кота терпеть не могла это уродливое сооружение и искренне не понимала, почему кормилица так упорно отказывается спать как все - в землянке. Сама женщина тихо посапывала в старом кресле рядом с кроватью.
   Кота попыталась привстать, но, скривившись, откинулась на спину. Острейшая боль молнией пронзила все тело. Сковала судорогой пальцы и засела в голове неприятной пульсацией. Собрав все силы, девушка сползла с высокой постели. Она всегда спала на полу, на куче мягких шкур, и скрипучая кровать казалась верхом неудобства. Может, поэтому все так болит.
   Словно раненый зверь, тяжело выползла из палатки. Лунный свет заливал поселение серебристым потоком, лаская тонкий дымок потухшего костерка и пряча в глубинах теней ночные шорохи. Кота полной грудью вдохнула свежесть ночного воздуха. Тошнота, навеянная головной болью, немного отступила. Но разум затуманился, снова нестерпимо захотелось спать. Так, что даже закружилась голова. Почти в полуобмороке девушка спустилась в ближайшую землянку, на ощупь пробралась в уголок с мягкими шкурами и свернулась клубочком. Спиной ощутила человеческое тепло. С удовольствием притулившись поближе к его обладателю, довольно буркнула что-то нечленораздельное и погрузилась в сладкий сон.
   Проснулась она поздно. Что уже давно за полдень, Кота поняла по щекочущим лучикам солнца, проникающим из узкой норы, да удушающе-горячим волнам, спускающимся в полумрак землянки. С наслаждением потянувшись, весело рассмеялась, от ночных недомоганий не осталось и следа.
   - Тебе уже лучше? - с напряжением в хриплом голосе спросил Врадес.
   Вздрогнув, Кота осознала, что использует живот брата в качестве подушки. Оглядевшись, поняла, что землянка - его.
   - Кажется, - осторожно прошептала она, медленно заливаясь краской. Он что, ждал, пока она проснется? Пропустил тренировку, завтрак, возможно обед... Это было очень не похоже на Врадеса. Да и собственное поведение повергало в шок. Ведь почувствовав себя плохо, она приползла искать утешения именно в его жилище! - А что со мной было? Я проснулась ночью в палатке Чилвы...
   - Ты что, ничего не помнишь? - нахмурился синеглазый атлет, отодвигая сестру и усаживаясь на шкурах. - Обрушение землянки, танец у костра?..
   - Обрушение чего? - захлопала ресницами Кота. - Что за танец землянки?
   - Понятно, - мрачно подытожил Врадес. - Может, оно и к лучшему. Ну ладно, засиделся я тут с тобой - все кости ломит! Пойду, прогуляюсь...
   Кота растерянным взглядом черных глаз проводила фигуру брата. Подумала немного и тоже выползла из землянки. На поляне никого не было, даже Врадес успел куда-то улизнуть. Желудок громко заявил о себе утробным урчанием. Поморщившись, - она не привыкла к рези в животе, - Кота скользнула к костерку и, принюхиваясь, заглянула в котелок. Тот был пуст. Вздохнув, потерла впалый животик. Раньше еды всегда было достаточно. И даже в поселении девушка питалась редко, перехватывая съестное в лесу. Там было вкуснее, даже сырой гриб казался ароматнее и нежнее самого изысканного блюда, щедро сдобренного Чилвой заморскими приправами.
   Теперь же настали странные времена. События сменяли друг друга с ужасающей скоростью, от былой размеренной жизни не осталось и следа. А, судя по словам Врадеса, некоторые она даже не помнила. Если не считать сластей в замке харца, Кота не ела уже третий день. Конечно, она всегда могла убежать в лес в образе волчицы. Там полно еды... и братья. При воспоминании о стае острая непонятная тоска принималась грызть душу. Захотелось уйти так далеко, насколько только это возможно.
   Покопавшись в ящике рядом с костром, Кота обнаружила черствый ломоть хлеба и несколько тонких сухих рыбин. Не пир, конечно, но голод отступит. С остервенением отгрызая от рыбы солоноватые куски, девушка направилась в лес - куда глаза глядят. Через некоторое время вышла к жертвенному камню. Немного постояла рядом. Странно, но того особого чувства единения с алтарем стаи больше не было. Кота задумчиво провела пальчиком по прохладной поверхности. Словно мертвый, камень никак не отозвался на прикосновение. Стало горько и тоскливо, как если бы она потеряла самого близкого друга. Много лет рассказывала камню обо всем, что творилось в девичьей душе, поведывала самые страшные тайны. А теперь сама стала другой. Закончилась прежняя жизнь - беззаботная и легкая. Что ожидает впереди? В памяти возникли слова Кродоса о том, что шакти редко живет больше пяти лет.
   Подумалось, что вряд ли сейчас даже бег по лесу принесет то удовольствие, которое она ощущала каждый раз, становясь волчицей. Это было в прошлой жизни - жизни веселого щенка. Тяжело вздохнув, Кота направилась дальше. Угнетающие мысли пригибали плечи к земле, опускали уголки пухлых губ. Казалось, даже кусты выставляют наружу все колючки, чтобы лишний раз напомнить девушке, что она - шакти. А это - только боль и ожидание смерти...
   - Ты пришла! - радостно воскликнул Лай. - Я уже отчаялся дождаться...
   Кота удивленно огляделась. Оказывается, задумавшись, она дошла до самого замка харца. Впрочем, больше некуда было идти, ведь кроме стаи да Лая, девушка никого не знала.
   - Что с тобой? - юноша пытливо всмотрелся в грустное личико подруги, и радостная улыбка растаяла без следа. - Что-то случилось?
   - Случилось, - криво усмехнулась Кота и тряхнула черными волосами. - Но это не важно! Как ты?..
   - Отлично, - воодушевленно начал Лай, громыхая принесенным оружием. - Я даже поупражнялся... ну, повторил то, что ты мне вчера показала! Ну что, продолжим?
   - Ой, только не сейчас, - чуть поморщилась Кота. - У меня все тело ноет, голова трещит... И вообще, сегодня твоя очередь! Исполняй свою часть договоренности, учи меня порядкам горожан!
   - А, - понурившись, протянул паренек. - Ну вот... - Но тут же воспрял. - Раз так, пошли в замок! Лучше всего изучать жизнь городскую на практике!
   Торопливо свернув оружие, обмотал груду железа серой дерюгой и закинул на плечи. Кивнув, быстро двинулся в сторону мостика. Сердечко Коты забилось сильнее. Впереди снова ждало приключение. И теперь его не будут омрачать ни уродливое платье, ни натирающие чулки, ни неудобные туфли... ни заботливые братья. Черные глаза заблестели, все страхи и заботы остались за спиной - в лесу. А за высокими стенами другая жизнь. И теперь у Коты есть проводник в завораживающий, непонятный, порой даже смешной, мир.
   Не в силах сдерживать воодушевление, охватившее все тело, Кота побежала вперед Лая. Но тот схватил девушку за ворот рубахи.
   - Не туда!
   Кота вывернулась и удивленно воззрилась на паренька.
   - Но ворота же там!
   - Ворота для плебеев, - высокомерно фыркнул Лай, презрительно поджав тонкие губы. - Для избранных есть особые пути. Один из них отец показал мне еще очень давно. Ты была лишь в предзамковом укреплении, а я покажу тебе внутренний двор замка. Он окружен внутренней круговой стеной. Обычным путем пришлось бы пройти несколько постов. А так мы выйдем прямо к главной башне. Здесь есть тайный ход!
   - Тайный? - непонимающе повторила Кота. - А почему тайный? Ты от кого-то прячешься?
   - Ну, это показывает, что мы выше других людей, - несколько смутился Лай, все его напускное презрение словно ветром сдуло.
   - Выше? - еще больше удивилась Кота. - Ты, конечно, высокий... но Кродос выше тебя... и Врадес... и Солдес... и Ковес... и даже Авес! Да и на ярмарке я видела немало больших горожан!
   - Выше в смысле - мы особенные, - совсем запутался Лай. - Наша семья богаче...
   - Это как? - живо заинтересовалась Кота.
   - Ну, у нас много денег, - опешив, пояснил Лай.
   - А! - понимающе протянула девушка. - Это я знаю! Те блестящие плоские штучки, которые нужно давать людям, чтобы брать то, что хочется! У Солдеса их много-много ящиков!
   - Так вы тоже богаты? - уныло пробормотал паренек, отворачиваясь. - Интересно, из какого такого золотого леса вы пришли...
   Подойдя вплотную к стене, он скинул сверток и вытащил узкий меч. Вставив острие в небольшое углубление, с силой нажал сверху вниз. Часть стены со скрипом отъехала в сторону. Из темного углубления пахнуло затхлой сыростью.
   - Фу, - зажала нос Кота, скользнув в грязный коридор. - Чем так воняет?
   Лай, гордо демонстрирующий тайный ход, вздрогнул, как от пощечины.
   - Да ничем особенным, вроде, - сконфужено пробормотал он, взваливая на плечо тяжелый сверток и следуя за гостьей. Конечно, когда-то давно он так же спросил отца, чем так плохо пахнет. Но получил подзатыльник. За несколько лет так привык к тошнотворному запаху, пропитавшему древние стены, что почти не замечал его.
   - Надеюсь, идти тут не очень долго, - прогнусавила Кота, все сильнее сжимая нос. - Боюсь, я не выдержу этого смрада...
   - Тогда пошли быстрее, - решительно скомандовал Лай, увлекая девушку за собой. - Скорее выйдем на поверхность. В следующий раз придется через ворота идти.
   Кота бежала за пареньком, изо всех сил стараясь не дышать. Она вдруг подумала, что странный запах немного похож на тонкий дух, исходящий от самого Лая. Возможно, юноша пропитался им, прохаживаясь по этим коридорам. Но чутье подсказывало девушке, что пахло так от Лая еще в день их первой встречи. Просто на ярмарке девушка столкнулась с таким количеством новых ощущений, что не обратила на это внимания. А потом, на утренней тренировке, была поглощена впечатлениями от странного подарка Мотаса.
   Коридор кончился неожиданно. Лай привычно свернул в сторону, а девушка с разбега вылетела на небольшую площадку, от которой вверх и вниз отходили каменные лесенки. Замахав в панике руками, попыталась сохранить равновесие. И это почти удалось, но тут Кота ощутила, как ее будто дернули за шею. Чувство было такое, словно кулон вдруг стал большим камнем, который всем своим весом потянул вниз.
   Лай бросил оружие и метнулся к подруге, но не успел подхватить, упустив в последний момент. Растерянно раскинув руки, Кота безвольно рухнула, не удержавшись на краю. Паренек с ужасом опустил взгляд и тут же облегченно вздохнул. Девушка упала на огромный воз сена, невесть откуда взявшийся на внутреннем дворике замка, погрузившись в рыхлую желто-серую массу, точно в воду.
   Быстро сбежав вниз, Лай забрался на стог. Запряженный в повозку мерин, лениво жующий овес из холщовой сумки, подвешенной на шею, даже ухом не повел. Юноша торопливо разгреб сено и с облегчением посмотрел в черные глаза Коты. Та нервно хихикнула и весело подмигнула.
   - А здорово! Давай прыгнем вместе!
   - Развлекаешься? - чуть обиженно буркнул он, нахмурившись. - Могла бы в лепешку разбиться о камни...
   Отвернувшись, съехал вниз и попытался отряхнуться. Кота осторожно приподнялась и потрогала кулон. Тот снова стал легчайшим, словно невесомым. Так вот как погибают шакти! Похоже, что локки тут совершенно ни при чем! Проклятое Сердце клана просто само методично уничтожает одного за другим, подло меняя вес в самый неподходящий момент. Кто-то разбился, кто-то утопился...
   Вздохнув, она спустилась к Лаю и тряхнула черными волосами, в которых запутались тонкие золотистые стрелы соломы.
   - Если бы не эта повозка, - не мог успокоиться Лай, - от тебя бы осталось только живописное пятно на мостовой!
   - Что ты так переживаешь? - удивилась девушка, пристально всматриваясь в раскрасневшееся лицо паренька. - Я жива, ты жив, все прекрасно!
   - Я уже думал, что ты мертва, - буркнул он. - Внутренний двор всегда должен оставаться свободным. По приказу харца все мастерские, конюшни и прочее перенесены в предзамковое укрепление. Хозяину твоему придется очень туго, - Он хлопнул мерина по крупу.
   Тот лениво двинулся вперед.
   - Даже не стреножен, - пораженно ахнул Лай. - Откуда он здесь?
   - Ой, смотри! - Кота схватила его за руку и потянула вниз.
   Юноша послушно заглянул под повозку. На них испуганно смотрели серые глаза. Повозка со скрипом отъезжала в сторону. Оставшись без укрытия, тощий грязный паренек, съежился от ужаса. На шее, расчерченной кровоподтеками, красовался уже знакомый Коте ошейник.
   - Раб! - брезгливо поморщился Лай. - Наверняка сбежал и хотел укрыться здесь...
   - Не бойся, - девушка с жалостью посмотрела на торчащие ребра, покрытые не так давно зажившими шрамами. - Я тебе помогу!
   - Что ты делаешь? - Лай силком оттащил Коту, которая протянула руки к сжавшемуся в комочек пареньку. - Он же беглый раб! На нем магический ошейник!
   - Ну и что? - раздраженно передернула она плечами.
   - Такие одевают только отъявленным злодеям, убийцам... или тем, кто не угоден локки, - растерянно пояснил Лай. - Он навек проклят!
   - Если пацан чем-то не угодил какому-нибудь чокнутому колдуну, это еще не значит, что над ним можно так издеваться. Посмотри на его шею! Ты видишь, что делает этот чудовищный ошейник? - возмутилась Кота. - Ему надо помочь!
   - Мы все равно ему ничем не поможем, - почти взмолился Лай, с опаской оглядываясь по сторонам. Дворик был пуст, но это не могло продолжаться вечно. - Тут рядом караульное помещение. Если увидит стража, будут неприятности...
   - Тогда нужно поторопиться, - решительно произнесла девушка и дернула Лая за ухо. - Тащи свои железки!
   - Но... - проблеял Лай.
   - Быстро, - обрубила Кота и склонилась над пленным мальчиком. - Ты в порядке? Что-нибудь болит?
   Лай немного потоптался на месте. Отец его по головке не погладит, если узнает, что наследник помог сбежать рабу. Впрочем, Лай никогда не отличался особым законопослушанием, часто влипая в различные истории. С одной стороны, из озорства, с другой - чтобы доказать остальным свою значимость. Ведь юноше прощали большинство проделок, за которые простому человеку сразу бы отрубили голову. Тяжело вздохнув, он быстро взобрался по каменной лестнице на площадку, где оставил сверток, и, взвалив его на себя, с грохотом сбежал вниз.
   Кота придирчиво выбрала тонкий клинок, больше похожий на кинжал, да старый широкий меч. Предельно сосредоточившись, попыталась повторить действия Авеса на берегу Ори. Ошейник послушно щелкнул и с похоронным звоном покатился по камням мостовой.
   - Получилось, - несколько ошарашено пробормотала Кота.
   - Получилось, - пораженно вторил эхом Лай, чуть отступая. - Не верю своим глазам!
   Испуганный парнишка почесал грязную шею, размазывая кровь по коже, покрытой дорожной пылью. Еще не понимая, что уже свободен, он судорожно ощупывал себя. Лай поднял ошейник и растерянно покрутил в руках.
   - Это же невозможно! - он посмотрел на Коту расширившимися от изумления глазами и обвинил: - Так ты все-таки локки!
   Девушка усмехнулась и покачала головой.
   - Это просто фокус, Лай. - И хихикнула: - Такой большой, а в сказки веришь!
   - Благодарю! - вдруг взвизгнул тощий пленник, бросаясь в ноги своей освободительнице. Он хватал руки Коты и торопливо покрывал их поцелуями. - Госпожа локки, вы так добры! Благодарю!
   Кота поморщилась и вывернулась.
   - Не надо этого. - Она снова отстранила пылкого паренька. - Жутко неприятно!
   Тот замер, что-то обдумывая. А Лай помахал ошейником перед самым носом Коты.
   - Если не волшебство... Как ты это сделала?
   - Ловкость рук, - отмахнулась девушка. - И никакого мошенничества!
   - Я знаю, как отблагодарить госпожу за доброту, - снова взвыл бывший пленник, невежливо отталкивая Лая и мертвой хваткой вцепившись в руку Коты. - Книга! Пойдемте!
   Он потащил девушку в темный проулок. Лай недоуменно посмотрел на них, покрутил ошейник, что-то обдумывая. Решительно подхватил узкий меч и побежал следом.
   - Госпоже понравится, - без умолку трещал юнец, ведя Коту по узкому проулку, - редкая книга! Книга отступника! Хозяин очень дорожит ею!
   Коридор, образованный высокими стенами без намека на окна и двери, внезапно кончился, и они оказались на небольшой площадке, перед старой башней крепостной стены. Когда-то здесь была тюрьма. Потом харц приказал перенести ее в подвальные помещения главной башни, рядом с кладовой. Башня же осталась пустынной, лишь на самом верху дежурил одинокий стражник. Старый, обветшалый забор не скрывал потертые временем стены и покосившуюся дверь. Кота поморщилась, уловив запах, похожий на смрад в тайном ходе, через который Лай привел ее в замок харца.
   Отступник тащил девушку к этой самой двери. Не сопротивляясь, Кота позволила ввести себя в затхлое помещение и с любопытством огляделась. Низкий потолок, некогда белый, местами обнажал потрескавшиеся от сухости доски. В мрачных стенах, будто бы умазанных сажей, зияли многочисленные проломы, через которые слабо проникал солнечный свет, роняя пыльные столбы в грязный пол, усеянный разным хламом. То тут, то там в куче барахла виднелись ржавые кандалы и сломанные орудия пыток...
   Посреди всего этого хаоса возвышался монолитный каменный стол на резных ножках, изображающих каких-то чудищ. На нем стояло что-то огромное, покрытое рваной тряпкой, да лежала раскрытая книга. На желтых страницах храпела круглая голова, разметав по столешнице жиденькую паклю седых волос. Осторожно скользнув в сторону, Кота обнаружила, что голова принадлежит худому старику, который сидел в помпезном кресле, обитом красным бархатом. Сгорбившись, он спал, уронив голову на стол и опустив длинные волосатые руки на колени. Без всяких сомнений, тошнотворный запах исходил именно от него.
   - Книга, книга, - отчаянно тряс ее паренек. - Скорее!
   Но девушка ничего не замечала. Нечто старое, черное, словно муть с речного дна, поднималось в ней, затмевая разум. Верхняя губа приподнялась, обнажая клыки. Кота зарычала. Старик вздрогнул и приподнял голову. Взгляд пьяных глаз медленно сфокусировался на бледном личике девушки, а беззубый рот перекосила жестокая усмешка
   - Шакти, - зло прошипело существо. - Как мне повезло!
   Бывший пленник задрожал и, заскулив, попытался спрятаться за спиной Коты. Старик поднял мосластые кисти и медленным речитативом пропел незнакомые слова. Между ладоней заклубился темный туман. Паренек, вцепившийся в руку девушки, вскрикнул от ужаса и упал без сознания. Вдруг за спиной старого локки возник хмурый Лай. На седую голову с силой опустилась рукоять меча. Старик брякнулся на каменный стол, уткнувшись лицом в собственное заклинание. Красный след на лбу, оставленный круглым навершием, медленно расцветал здоровенной шишкой.
   - Лежать! - приказал Лай и поднял голубые глаза на Коту. - Тебя прямо тянет во всякие опасные закоулки, то чуть под мой фейерверк не попала, то из тебя самой чуть взрыв не сделали.
   - Это маг, - все еще чуть подрагивая, прошипела Кота.
   - Маг! - Лай согласно кивнул и деловито обшарил стол. - Самый настоящий, из старинного рода локки. Не бойся, он без сознания. Какие занятные вещички у этого проходимца!
   - Книга, - пробормотал оборванный пленник, вяло приподнимаясь с пола. - Берите книгу отступника и бежим!
   - Книга? - Лай задумчиво полистал желтый фолиант. - Не знаю этого языка... но некоторые знаки смутно знакомы...
   - Не трогай книгу! - вдруг раздался каркающий голос. - Она моя! Проклятые воры! Да вы понятия не имеете, что за сокровище вам попало в руки!
   Молодые люди замерли и с опаской огляделись. Старый локки все еще лежал на столе. Больше никого в комнатке не было. Дрожащий чумазый парнишка показал пальцем на нечто на столе, укрытое тряпьем. Лай подхватил меч и, осторожно приблизившись, сдернул покрывало, подняв облако мельчайшей пыли. Сам же мгновенно отскочил в сторону и принял боевую стойку. Кота звучно чихнула и попыталась рассмотреть в свербящей пелене хоть что-то.
   Когда пыль осела, друзья увидели высокую клетку, в которой, как облезлый нахохлившийся попугай, неудобно скрючившись, сидел голый, невероятно худой мужчина. Шевелюра густых, абсолютно белых волос вершила странного человечка, делая похожим на пушистый одуванчик. На лице, больше похожем на обтянутый серой кожей череп, ярко выделялись большие глаза необычного цвета. В голове Лая родилось сравнение с водами океана в хмурый день. Живые, чрезвычайно выразительные, они с доброжелательным любопытством наблюдали за троицей.
   - Кика! - пленник встрепенулся, словно птица. - Как тебе удалось избавиться от ошейника?!
   - Это все госпожа! - благоговейно пролепетал паренек, не отрывая взгляда, полного страха, от сопящей головы на столе. - Нужно уходить... Хозяин очнется и будет худо.
   - Если госпожа, - иронично подмигнув, проговорил пленник, - соизволит освободить и меня, то этот кретин уже никогда не очнется. - Немного помедлив, он обреченно добавил. - Готов за свою свободу отдать вам книгу!
   - Она уже не твоя, - обвинил его Кика. - Глом забрал ее.
   - Глом уже почти труп, - осклабился худой мужчина. - Госпожа шакти, решайтесь скорее!
   Кота пожала плечами и осмотрелась. Подхватив со стола маленький, точно игрушечный, нож, вытянула из рук Лая меч и подошла к клетке. В нос ударил уже знакомый кисло-пряный запах, заставивший кожу на затылке пойти мурашками.
   - Опять локки, - невольно поморщившись, тяжело вздохнула она. - Теперь понимаю, о каком духе твердили братья... Да, такое не заметить просто невозможно!
   - Чутье шакти не обманешь, - кивнул маг. - Вот только я не локки...
   - Отступник, - уверенно закончил Лай и недовольно проворчал: - У тебя просто мания освобождать все, что под руку подвернется. С чего ты взяла, что он не вздумает напасть на нас, как только получит свободу? Судя по всему, эта книга очень важна для мага...
   - Не вздумает, - уверенно сказала Кота, сама поражаясь такому решению. - Я откуда-то это точно знаю.
   - Конечно, знаешь, - мягко усмехнулся седой маг. - Звериное чутье помогает распознать намерения любого. Судя по всему, ты еще щенок... думаю, лет четырнадцать.
   Она сухо кивнула, исследуя строение клетки. Странная конструкция напоминала ошейник мага, только была намного сложнее. Несколько ошейников охватывали тело в нескольких местах. Всю конструкцию обтягивали тонкие прутья. Значит для того, чтобы освободить пленника, следовало открыть каждый из ошейников. Сложная задача, но вполне выполнимая. Кота приладила кинжал и осторожно стукнула по нему мечом. Щелкнул первый замок.
   - Девочка просто уникум! - восхищенно воскликнул говорливый мужчина. - Кстати, меня зовут Уоз. Попался Глому я по глупости... точнее, из жадности! Эх, молодежь, никогда не идите туда, куда вас активно приглашают... да еще и сулят золотые горы. Хотя, кому я это говорю! Мудрость приходит только годам к ста. Да и то к избранным.
   - Ну и болтун, - недовольно поморщился Лай. - Понятно, почему его накрывали тряпьем. Я-то думал, чтобы наготу прикрыть. Ан нет - как попугая, дабы помолчал!
   - А ты, - седой маг тут же обратил внимание на юношу. - И как тебя угораздило связаться с шакти? Учитель голову не открутит? Хотя, лично я бы не открутил. Отступники никогда не следуют условностям. Почему обязательно нужно ненавидеть воинов и зачем так рьяно уничтожать симпатичных девочек?.. И все из-за того, что некогда одна Локку рога наставила!
   Лай недовольно нахмурился, наблюдая, как Кота склонилась над чреслами мужчины, пытаясь снять с его талии ошейник, и сурово указал магу:
   - Постыдился бы, прикрылся тряпкой какой, - парню было очень неприятно наблюдать, как девушка прикасается к пленнику.
   - Да ладно, не ревнуй! - насмешливо поднял густые брови отступник. - Во-первых, что-либо надеть сейчас невозможно. Во-вторых, шакти все равно, есть ли на мне одежда. У них, знаешь ли, природа такая. Для этой милой девочки нагота гораздо белее естественна, чем ворох тряпья, нацепленный на тело. Я вообще удивлен, почему она не в набедренной повязке... - захохотал худой человек. Острые ребра заходили ходуном, мешая Коте раскрыть магический круг на талии пленника. Не церемонясь, она дернула мага за ухо и приказала сидеть спокойно. Тот осекся и заговорил уже тише: - Видимо, благотворное влияние молодого локки. Но все равно, какая необычная пара - локки и шакти! Совсем, как в старые добрые времена!
   - Долго еще? - ворчливо спросил Лай у сосредоточенной подруги. - Что так долго возишься?..
   - Сам попробуй, - огрызнулась девушка, отбрасывая со лба взмокшую от пота челку и заодно отталкивая чересчур любопытного Кику, который норовил влезть между руками шакти и клеткой, чтобы было лучше видно, как девушка открывает замки. Лай за ухо оттащил грязного пацана и сунул тому кулак под нос.
   - Ах, вот в чем дело! - отступник хитро сощурился, наблюдая за поведением парнишки. - Влюбился! Эх, и я в пятнадцать лет гонялся за каждой юбкой!
   - Ничего не влюбился, - хмуро буркнул Лай, слегка покраснев. Бросил беспокойный взгляд на Коту, но та была увлечена сложной задачей и не вслушивалась в болтовню пленника. - К тому же мне еще тринадцать!
   - Не смеши меня, парень, - Уоз снова засмеялся, но уже осторожно, стараясь не мешать девушке. - Какие тринадцать? Ты себя в зеркале видел? Такому богатырю все пятнадцать... если не шестнадцать. Да и не обманешь мага.
   - Миген говорила, что я всегда был крупным, - разозлился Лай.
   Лицо мага посерело, насмешливая ухмылочка растаяла без следа, глаза потемнели.
   - Миген? - глухо повторил он. - Не может быть!
   Глава 6
  
   Уоз молча буравил Лая задумчивым взглядом. Кота же только облегченно вздохнула. Маг наконец-то перестал дергаться, и работа пошла быстрее. Она уже освободила шею, руки и торс, и теперь корпела над оковами ног. Уродливая конструкция железным кустом склонилась в сторону, осиротело разевая оскалы ошейников.
   Лай хмурился и переводил обеспокоенный взор с девушки на темноглазого отступника. С одной стороны, ему было интересно, откуда тот знает мать. С другой, он хотел, чтобы Кота быстрее закончила с кропотливым делом. Грязный, подозрительно говорливый человек... почему она так возится с ним? Лай бы давно ушел, бросив и пронырливого Кику и лукаво косящегося на него седовласого мужчину.
   - О, Водд, - пролепетал старый маг, сидящий за столом, и беспокойно пошевелился.
   - Он очнулся! - взвизгнул Кика и метнулся к двери. - Бежим!
   - От локки? - насмешливо фыркнул Уоз и мягко отстранил Коту. - Ну-ка, девочка, отойди немного... Главное - свободны руки! - Он с наслаждением потер ладони и хрустнул пальцами, не отрываясь, наблюдая, как дедок трясет седенькой бородкой, пытаясь прийти в себя. - Ну, Глом, пора поквитаться...
   - Делов-то, - пожал плечами Лай и, выхватив меч из рук Коты, занес над магом, метясь рукоятью в левую часть лба - чтобы поставить и там шишку.
   - Нет, - воскликнул Уоз. Длинные тонкие пальцы с силой распрямились, указывая в сторону Лая. - Он мой!
   Парень вдруг замер с занесенным над головой мечом. Судорожно дернулся, но не смог даже чуть-чуть сдвинуться с места. Глянул на Уоза и зарычал от бешенства, поняв, что отступник заколдовал его!
   Но Уоз не обращал на мальчишку внимания. Он уже что-то шептал, поочередно сгибая белые пальцы с хищно загнутыми ногтями. Глом с непонимающим видом все тряс головой и осторожно щупал здоровенную, - словно рог, - шишку на лбу. Качнувшись, он оглянулся и увидел за спиной обездвиженного Лая с занесенным мечом. Растерянно моргнув, пробормотал проклятие и обернулся на Уоза. Вздрогнув, криво усмехнулся и щелкнул пальцами.
   - Место! - Все ошейники, с таким трудом снятые Котой, клацнув, точно собачьи челюсти, снова сомкнулись на теле Уоза.
   И только потом заметил паутинообразный туман, который надвигался со всех сторон, аккуратно минуя Коту, Кику и Лая. Страшно закричав, Глом вскочил и взметнул руки вверх. Но селянская самогонка предательски подкосила мага. Локки рухнул на колени и захлебнулся собственным заклинанием. И тут старика настигла влажная синевато-серая паутина проклятия Уоза. Тело затряслось, словно от приступа страшной болезни, изо рта пошла кровавая пена, белесые глаза почти вылезли из орбит.
   - Тебе надо было убить меня, старый дурак, - жестко сказал Уоз, с удовольствием следя за агонией. - А не хвастаться тем, что сумел поймать отступника! Даже завладев книгой, ты бы никогда не смог стать равным мне по силе... не говоря о том, чтобы победить без обмана.
   Кота заворожено смотрела на умирающего локки. Кости, сжимаемые безжалостной сетью, с неприятным треском ломались и прорывали сморщенную кожу. Во все стороны летели капли крови, они вязко стекали со стен, орошали грязный пол и застывали неопрятными кляксами на одежде окружающих.
   - Что это? - одновременно с омерзением и благоговением, спросила она. - Как такое возможно?..
   - Магия, - пискнул Кика, прячась за спиной девушки.
   Глом был уже мертв, но заклятие все еще сжимало его тело, выворачивая багровые ленты кишок и разливая по полу лужу крови. Кота отвернулась.
   - Никогда не видела ничего подобного, - передернув плечами, прошептала она. - Это неправильно!
   - Правильнее бы было, если бы Глом завершил свое заклинание? - Уоз, задетый за живое, обиженно вращал темными глазами. - Ты думаешь, что его магия была бы более гуманной? Нет, девочка, я видел, как он расправляется с врагами. Сила старика всегда была низменна и однообразна, но жестокостью славилась необыкновенной. Я лишь ответил ему тем же...
   - Неправильно, - упрямо повторила Кота, - мучить жертву уже после того, как она уже умерла. Зачем все это? - она махнула рукой на кровавые куски плоти, которые все еще крошила грязно-синяя сеть.
   - Нельзя оставлять следов, - хмуро буркнул Уоз и неуютно поежился. - Ну вот, я опять пленник! - И неуверенно спросил: - Может, попробуешь заново?.. Хотя бы для того, чтобы я освободил твоего друга.
   Кота удивленно оглянулась на Лая, но тот молча стоял рядом с останками трупа. Голубые глаза пылали гневом и жаждой мести, но пошевелиться он не мог. Девушка вздохнула и, забравшись на окровавленный стол, вытащила меч из неподвижной ладони. Спустившись, осторожно обошла слабо мерцающие остатки заклинания и снова приступила к кропотливой работе, подумав, что после сегодняшнего дня сможет открывать ошейники локки даже с закрытыми глазами.
   Уоз не шевелился, даже старался не дышать, чтобы не мешать. Кика испуганно жался к стене, с ужасом наблюдая, как жалкие останки на полу превращаются в кровавое месиво. Лай не сводил красноречивого взгляда с седой головы отступника, желая разнести черепушку на тысячу мелких осколков. Замки один за другим щелкали, послушно открываясь. Каждый, будто бы помнил первое прикосновение рук шакти, поэтому услужливо поддавался гораздо быстрее. Вскоре груда железных оков с прощальным грохотом упала на лужу крови, на которой уже таяла мерцающая сеть заклинания, исполнив свою страшную миссию.
   Освобожденный маг с хрустом потянулся и счастливо рассмеялся.
   - Ну, наконец! Чуть двигаться не разучился! Пять колючек под хвост тому чудаку, что придумал эту ужасающую клетку!
   Кота без разговоров повернула мужчину за плечи по направлению к обездвиженному Лаю. Уоз чуть поморщился.
   - А может, пока его так оставить? Вот как зенками вращает. Мести жаждет! Эй, горячий рыцарь, выслушай сначала!
   Кота скрестила руки и нахмурилась.
   - С другой стороны, меча у него уже нет, - пожал плечами Уоз и щелкнул пальцами. Лай вздрогнул и рухнул прямо в лужу крови, с трудом избежав столкновения с острыми краями клетки. - Да и орудует он им немного странно, любой воин бы сразу убил, а не обездвижил...
   Паренек медленно поднялся, шатаясь и хватаясь за стол. Окровавленные пальцы непослушно скользили по каменной поверхности, и Лай снова падал на колени, едва борясь с приступами тошноты. С одежды вязко стекали багровые капли, забираясь под ткань, щекотали кожу, оставляя противное ощущение. В конце концов, его вырвало. Кота бросилась на помощь, оттаскивая друга от булькающей лужи на полу. Уложила ослабевшего Лая на пол и с укоризной глянула на Уоза.
   - Он же горожанин! - звенящим от напряжения голосом проговорила она. - И не привык к крови. Мог бы и аккуратнее...
   - Зато о том, чтобы меня придушить, теперь и не вспоминает, - гнусно усмехнулся отступник. - Поверь, мне очень не хочется убивать юного локки. Собственно, я, наоборот, очень хотел спасти ему жизнь! В отличие от Глома...
   - Что ты имеешь в виду? - хрипло спросил Лай, приподнимаясь на локте.
   - Глом так стремился в этот городишко лишь затем, чтобы успеть раньше других, - Уоз слез со стола и деловито похромал к небольшому ящичку в углу комнаты. Раскрыв его, довольно хмыкнул и вытащил серую сумку и помятые широкие брюки. - Чтобы первым выполнить задание. Он часто рассуждал об огромной куче денег, которые заработает, прикончив какого-то щенка. Мол, дело-то плевое! - Маг, неловко подпрыгивая на одной ноге, натягивал на другую серую штанину. - Но когда мы подъезжали к Баю, старик почуял других локки. Говорил, что это такие же беспринципные одиночки, как и он, бывшие охотники на шакти. И мне, в принципе, было все равно, куда он меня тащит... - Уоз растерянно держал пояс широких брюк, размышляя, чем удержать их на худом торсе, - Но однажды он оговорился, что убить должен сына Миген...
   Расширившимися глазами Лай наблюдал, как маг-отступник поспешно обматывается длинной бечевкой, пытаясь затянуть на талии штаны. Может, ему показалось? Убить сына Миген? Но... это же он! Кому понадобилось заказывать его смерть? Да еще локки!
   - Чушь какая-то, - пробормотал паренек себе под нос.
   - Я знал Миген, - мужчина с довольным видом разглядывал свою работу. Одежда больше напоминала широкую юбку, но все же держалась на тощем теле благодаря импровизированному поясу. - Некогда, в славном городке Луйисе, подрабатывал учителем одной взбалмошной и невероятно капризной девчонки. И продержался целых пять лет! - Он гордо сверкнул темными глазами. - Хотя другие сбегали от нее за месяц. Но они ведь не были магами... Ой, отвлекся...
   Лай сглотнул и нервно хихикнул. Он знал, что род матери происходит из Луйиса, хотя сам там никогда не был. Но чтобы Миген, всегда подчеркнуто строгая и сдержанная, была "взбалмошной", представить себе не мог. Почему мама никогда не рассказывала, что учителем у нее был настоящий маг? Или она сама не знала об этом?.. Хотя, Миген вообще очень редко с ним разговаривала.
   - Так что, парень, - Уоз подошел и присел рядом, - я только что прикончил твоего потенциального убийцу. Поэтому ты должен быть мне как минимум благодарным...
   - Я благодарен, - глухо промямлил Лай, пытаясь осмыслить происходящее.
   - Ты говорил, что Глом - один из многих, - с некоторым волнением в голосе уточнила Кота. В голове крутилась фраза Кродоса о том, что шакти притягивает локки, словно дармовой мед диких ос. - Эти остальные - где?
   - Умница, девочка, - Уоз поглядел на Коту с уважением. - Слышит главное и задает правильные вопросы. Других пока нет, но это, разумеется, временно. Просто Глом, опасаясь, что конкуренты перехватят столь легкое дело, оставил несколько сюрпризов. Поэтому нужно спешить. Лай, я должен немедленно встретиться с Миген! Отведешь меня?.. Только так, чтобы никто не знал о моем визите.
   - Конечно, - Парень осторожно, стараясь не поскользнуться, поднялся на ноги и кивнул. - Кота, пойдем!
   - Нет, - сурово обрубил маг. - Шакти должна покинуть замок харца немедленно.
   Кота удивленно посмотрела на Уоза.
   - Почему? - голос девушки дрогнул.
   Похоже, отступник тоже предположил другую причину появления в окрестностях Бая локки-охотников... Уоз кивнул, будто прочитав мысли Коты.
   - Ты жить хочешь? - вяло улыбнувшись, спросил маг. Дождавшись, пока она кивнет, продолжил: - Ну вот и славно. Ты должна сама понимать, что чем меньше локки тебя увидит, тем больше шансов выжить! Быстро из города! И выведи Кику... Нечего прислуге старого Глома мелькать перед глазами бывших приятелей хозяина.
   Лай недовольно засопел и кивнул Коте.
   - Выведи его через ход...
   - Ну уж нет! - взвилась девушка. - Больше не пойду в это вонючее место! Лучше через ворота. И быстрее, и приятнее...
   - Но локки... - попытался образумить подругу Лай. - Тебе надо прятаться.
   - Думаю, выйти она успеет, - поддержал Уоз. - Выглядит шакти, как маг. Да еще с прислугой. Никто не посмеет задержать ее... я имею в виду, из людей. Только не мешкай. Вот, - он пихнул в руки девушки фолиант. - Держи, заслужила! Глупый старикашка думал, что, завладев книгой отступника, доберется до моих секретов! - Уоз саркастически хмыкнул и сплюнул в багровую лужу. - Вот только не учел, что заклятия свои я писал на древнем языке. Чтобы как раз такие, как он, не сумели извлечь из трофея ничего путного. Конечно, расставаться с книгой очень не хочется... Но, с другой стороны, у шакти она в большей безопасности, чем у кого бы-то ни было! Да и тебе сейчас для большего сходства с локки только книги и не хватает. Возможно, что даже удастся обмануть не слишком опытных убийц.
   Кота растерянно покрутила книгу, раскрыла ее и снова захлопнула.
   - Ладно, - фыркнула она. - Отдам Авесу, он обожает такие штуки... Лай, жду тебя на нашем месте.
   Парнишка вздрогнул и растерянно посмотрел на девушку, но та, не оглядываясь, уверенно распахнула дверь на улицу и, прихватив за ухо трясущегося Кику, осторожно выглянула наружу.
   - На нашем месте, - с теплом в голосе, повторил он.
   - Что стоишь? - ворчливо отозвался Уоз. - Если, на самом деле есть еще кто-то, кроме Глома, то он ждать не будет. Это Глом обмыл сделку еще до исполнения. Только самонадеянная глупость старика дала тебе шанс выжить. Интересно, кому помешала такая светлая голова? Да еще - юного локки...
   - Вот и мне интересно, - мрачно буркнул Лай, подхватывая меч. - Только я не локки!
   - Локки, - мрачно усмехнулся отступник. - Уж поверь мне. Судя по силе - потомственный...
   Лай пожал плечами и оглянулся, жадно нашаривая глазами что-нибудь путное из пожитков Глома. Кто знает, что из внешне неприглядных вещей может содержать в себе древние заклятия. Уоз уже набивал серую сумку звенящими мешочками из сундука, артефакты его не интересовали. Он же не самоубийца, - использовать магические приспособления локки. А вот деньги всегда пригодятся. Кота вытолкнула грязного оборванца наружу и, улыбнувшись, помахала Лаю на прощание. Потом выскользнула следом за прислугой мертвого локки.
   Лаю угрожает опасность. Но Кота сейчас думала не об этом, а об услышанном имени. Миген - как красиво звучит! Словно теплый ветерок ласкает кожу. Сама не замечая, она все твердила имя незнакомой женщины. Кота заметила, как двое мужчин в одежде прислуги с подозрением следили за парочкой. Кика испуганно прижался к ней. Увидев, что привлекли внимание мага, те двое поспешно удалились. Внутренний двор замка вновь опустел.
   - Интересно, - пробормотала Кота. - Видимо, локки могут спокойно прогуливаться по самым тайным местечкам замка и делать все, что душе угодно. Как удобно!
   Они осторожно двигались по безлюдному двору. Через указанный Лаем темный ход попали в предзамковое укрепление. Здесь тоже никого не было. В гулкой тишине изредка раздавалось ржание, видимо, недалеко располагались конюшни. Каменная мостовая была чистой, без следов того безобразия, что творилось во время праздника, точно плиты тщательно отмывали. Все окна, которые Кота запомнила распахнутыми и украшенными разноцветными тряпками, были наглухо закрыты. Каждый шаг множился эхом, создавая ощущение нереальности. С трудом ориентируясь, девушка надеялась, что не ошиблась при выборе направления. Вскоре, увидев огромные ворота, облегченно вздохнула. Прибавила шаг, почти силком таща за собой испуганного до смерти Кику.
   - Закрыто, - разочарованно протянула она, приблизившись. И растерянно огляделась. - Где стража? А! - осенило Коту. - Нужна монета! - схватила себя за пояс и приуныла, поняв, что не взяла с собой мешочек с кругляшками.
   - Кто здесь? - сонно пробурчал молодой стражник, чуть приотворяя дверь небольшой сторожки. Увидев Коту, он вздрогнул и схватился за меч. - Локки!
   - И чего дергаешься? - сварливо уточнил кто-то невидимый Коте. - Если бы локки нужна была твоя жизнь, волноваться было бы уже некому.
   Отодвинув юнца в сторону, к спутникам вышел хмурый мужчина. Увидев Коту, он вздрогнул и слегка побледнел. Но, справившись с эмоциями, вежливо спросил:
   - Госпожа с севера?
   - Угу, - почему-то кивнула девушка, буравя приземистую фигуру настороженным взглядом черных глаз. Почему он кажется ей знакомым? И очень неприятным. - Я очень спешу домой. Откроете ворота?
   - Не положено! - подчеркнуто сурово рявкнул молодой стражник, нахмурив рыжие брови. - Во время сна Мороса ворота не открываются! Это - закон!
   - Госпожа маг может и не знать о наших законах, - чересчур мягко возразил пожилой воин, пытливо всматриваясь в лицо девушки. - И наверняка, ее никто не предупредил... открой ворота!
   - Но, Нерст, - попытался возразить стражник. - Ты же сам говорил...
   - Знаю, что я говорил, - мужчина поморщился, как от зубной боли. - Разве ты не видишь, что госпожа спешит? - он вдруг ухмыльнулся и заговорчески подмигнул Коте. Та растерялась, но на всякий случай повторила гримасу. Нерст кивнул и отвесил стражнику подзатыльник. - Давай, быстрее!
   Тот качнулся, изумленно посмотрел на воина, и все-таки отправился исполнять приказ. Конечно, на правах близкого родственника он мог лишь один раз возразить дяде. И знал, что тот больше не потерпит пререканий. Странная девица с кровавыми пятнами на одежде, да с дрожащим от страха слугой явно была знакома Нерсту. Что же, тогда в это лучше не лезть. В семье часто шептались про страшные заговоры и чужие тайны. И о том, как подозрительно внезапно разбогател старый вояка.
   Сглотнув, парень с некоторым суеверием глянул в небо. Никого там не увидев, поспешно скользнул к воротам, торопливо отпирая засовы.
   - А что сегодня творится? - чуть посомневавшись, уточнила Кота у пожилого мужчины. - Почему никого нет?
   - Сегодня - сон Мороса, бога смерти, - иронично хмыкнул Нерст. - Считается, что в этот день в воздухе витают его слуги, пользуясь тем, что господин спит, они воруют жизни людей себе. Если человек умрет от руки Мороса, он последует в темные врата. А если станет жертвой его слуг, то будет служить им целую вечность. Конечно, суеверия чистой воды! Но иногда очень удобно, не так ли? - И он снова подмигнул девушке.
   - Чего только не придумают, - удивленно протянула Кота. - Морос никогда не спит! Да и слуги ему не нужны...
   Нерст поперхнулся и с удивлением воззрился на собеседницу. Кота же пожала плечами и поспешила к воротам, около которых нетерпеливо приплясывал подозрительно бледный стражник. Он без конца осматривался и втягивал голову в плечи, как будто ожидая нападения. Едва Кота выскочила из замка, как ворота с грохотом захлопнулись, и тут же лязгнул замок. Кика испуганно отскочил, поскольку ему чуть не прищемило руку.
   - Ну вот, - подытожила девушка, подталкивая бывшего раба в сторону дороги. - Иди...
   - А куда мне идти? - тоненько проскулил парнишка и жалобно посмотрел на Коту. - Может, госпожа оставит меня? Я умею хорошо прислуживать и не боюсь магии.
   - Да, - усмехнулась та, - я видела, какой ты смелый.
   - Так можно? - с надеждой спросил Кика.
   - Так нельзя, - качнула головой девушка. - Вообще не понимаю, зачем нужны слуги. Как и то, зачем тебе снова становиться рабом... попробуй жить свободно. Ты же сам убежал от Глома. А значит, хотел изменить свою жизнь. Это твой шанс.
   Развернувшись, она решительно зашагала вдоль городской стены в сторону старого мостика через Ори, почти физически ощущая спиной растерянный взгляд Кики. Странно, парень так стремился на волю, а, обретя ее, не знает, что делать с неожиданным подарком судьбы. Но в любом случае, это его жизнь. Кота всегда была уверена, что каждый волен поступать, как хочет. Любой выбор должен быть сознательным. Вот как она. Если подчинялась Врадесу и делала все, как он требовал, то потом полдня отлеживалась, восстанавливая силы. А если всячески избегала тренировки... то потом тоже отлеживалась под этим же кустом. Правда, теперь прячась от наказания сурового учителя. Зато ведь выбор всегда был за ней. Да, так было. Но потом в ее жизни появилось Сердце клана. Что теперь ждет впереди?
  
   Как же это было давно. Харцесса вряд ли узнала бы своего учителя, увидь она его мимоходом. Образ, бережно хранимый с детства, рисовал в ее воображении невысокого пухленького мужчину с окладистой русой бородой с проседью и веселыми глазами цвета моря. Всегда такой мягкий и спокойный...
   Сейчас перед ней стоял усталый худой старик. Его полностью седая шевелюра напоминала куст и, казалось, как минимум год не знала расчески. Он грузно опирался на тяжелый стол дерева мукру, что растет только высоко в горах, пронзая корнями твердые породы скал. Одежда явно с чужого плеча. Широкие, словно юбка, брюки, казалось, держались чудом. Мелкая сетка морщин завладела веками, как будто пытаясь поработить глаза. Но глаза... все те же, на удивление полны мальчишеского озорства. Это настолько не вязалось с остальным обликом, что Миген казалось происходящее наваждением.
   - Что с тобой произошло? - в ужасе прошептала она, вновь оглядывая учителя, не веря своим глазам.
   - Время, - пожал плечами старик.
   Харцесса недоверчиво приподняла брови. И правда, серьезно считать, что мага мог настолько изменить такой небольшой отрезок времени... Небольшой для мага, конечно, учитывая, что они живут как минимум в три раза дольше обычных людей.
   - Время, - весело подтвердил учитель. - И... один мой старинный приятель.
   - Понятно, - понимающе усмехнулась Миген. - Конечно, локки.
   По рассказам учителя она знала, что шутки среди локки не отличались безобидностью и вполне могли ввергнуть одного из них в состояние не то, что старости, а гораздо хуже. Из историй она помнила, как кто-то из них пропадал в небытие и потом возвращался спустя столетия в полной уверенности, что не прошло и мгновения. А одного нашли в полностью пустой башне. И все бы ничего, только пришлось ему расти заново, так как одному из его врагов показалось забавным превратить бедолагу в... младенца. Так что небольшие изменения во внешнем виде учителя были сносными, учитывая, что он решился стать отступником, сразу став врагом приверженцам Локка. Главное, что это не стало следствием болезни.
   Харцесса знаком подозвала прислугу и с учтивой улыбкой обратилась к учителю:
   - Я надеюсь, ты разделишь со мной небольшую трапезу, перед тем как пойти в отведенные покои?
   - Честно говоря, с превеликой радостью, девочка моя, - усмехнулся старик. - Я не ел... давненько уже. Да и покой мне сейчас как нельзя кстати.
   Служанка потянула мага за локоть, пытаясь помочь подняться.
   - Ой, не надо! - поморщился учитель, вырываясь. - Если я выгляжу, как старик, это еще не значит, что так оно и есть.
   - Заклинание обратимо? - живо заинтересовалась Миген. Глаза женщина разгорелись, ей всегда был интересен мир магии. Но, увы, она не обладала той искрой волшебства, что была подарена судьбой некоторым избранным, включая старого учителя. Возможно, что Уоз укротил капризную девочку только благодаря тому, что чередовал уроки с захватывающими историями из своей увлекательной жизни. Юная Миген заслушивалась сказками, мечтая когда-нибудь оказаться в одной из них. Девочке казалось, что магия может дать человеку все, что тот захочет, исполнить сразу все мечты. Локки-отступник быстро нашел ключик к маленькому сердечку. И это устраивало её родителей, так как уже не один десяток учителей пришлось уволить из-за несносного характера самой младшей, а поэтому - самой избалованной, дочери.
   Уоз понимающе усмехнулся, хотя в глазах его была печаль. Миген и девочкой была абсолютно неприспособленной к реальной жизни, постоянно витала в облаках. Родись она локки, все было бы иначе. Но, увы, нет в ней предрасположенности к магии, даже мизерной. Уж он-то пытался развить её. Видимо, не было в роду Кробов магов. Да и откуда им взяться в таком знатном роду? Хотя он порой натыкался на некие слухи о древнем родстве Кробов с шакти. Не зря же у них корона наследуется по женской линии.
   - Обратимо или нет, еще предстоит выяснить. Я пока не пытался. Видишь ли, девочка, мне сейчас выгодно максимально отличаться от моего прежнего внешнего вида...
   - Так ваше противостояние еще не завершено? - Миген даже подпрыгнула от нетерпения.
   Уоз рассмеялся. В эту минуту в харцессе он снова увидел капризную и невероятно любопытную девчушку, которая сводила всех с ума, включая своих невезучих родителей. А порой и его самого.
   - Сложно сказать... я бы это и противостоянием не назвал. Дело в том... - начал было Уоз.
   Но тут раздался страшный взрыв. Со стен рухнули картины, ломая древние золоченые рамы, с потолка посыпались мелкие частички искусной мозаики. Цветные витражи на окнах разлетелись вдребезги, щедро осыпая сверкающими в полуденном солнце осколками замерших от неожиданности молодую женщину и старика.
   - Лай! - в панике воскликнула Миген и опрометью кинулась к дверям.
   Зря она не обратила внимания на то, что сын стремительно выскользнул из покоев, едва убедился, что харцесса на самом деле знает мага-отступника.
   Уоз хмыкнул и поспешил следом. Двери, ведущие в покои юного наследника, были вывернуты наружу, могучее дерево треснуло в нескольких местах. Внутри обстановка выглядела не лучше. Развороченная мебель образовывала некий символический круг, в середине которого стоял огромный каменный стол на толстых ножках. На столе валялось битое стекло. С потолка тягуче капала темная жидкость, от которой шел разноцветный пар. Окно зияло пустым проемом. На чудом державшейся острой деревяшке колыхался на ветру кусок некогда богатой гардины. Словно белый флаг, выброшенный замком своему малолетнему, но уже чрезвычайно опасному жителю. Миген смотрела на сына очень выразительным взглядом. Юноша съежился и медленно покраснел.
   - О, великая Трона! - воскликнул старик. - И этому юному дарованию, правда, всего тринадцать?
   - Почти, - тихо поправила его харцесса. - Скоро будет тринадцать.
   - Удивительно! - Маг с недоверием покачал головой. - По виду так четырнадцать... как минимум. А по состоянию комнаты, так вообще все пятнадцать! Хотя... судя по тому, какова была его матушка в детстве, я вообще удивлен, что замок еще ни разу не отстраивали заново.
   Лай надулся от гордости, а вот Миген беспокойно оглянулась на дверной проем.
   - Ну... он всегда был крупненьким, - нервно рассмеялась она.
   - А что у тебя тут случилось? - полюбопытствовал Уоз, пробираясь к столу и принюхиваясь. Под ногами старика захрустели острые осколки, но маг не обратил на это внимания.
   - Перепутал реактив, - буркнул Лай. - Это была сера. Тут находилась компеза. А здесь... ну должна быть кровь вропина, но где же я мог ее достать?
   - На самом деле, - Уоз весело подмигнул бледной и очень встревоженной Миген, - где? Может, в копях Крога?
   - Ну да что ты, - Лай махнул рукой, не замечая, что брызнул на мага остатками компезы из разбитой склянки. Тошнотворно пахнущая синюшная жидкость проделала в одежде отступника еще пару дыр. - Кто же меня туда отпустит? Я попробовал заменить ее на кровь кролика... ну все-таки, вроде похожи, как дальние родственники...
   - Ну да, - мрачно усмехнулся маг. - Всего-то два отличия! В размере, да в предпочтении животной пищи. Желательно, человеческой.
   - Но не сработало, - парень грустно уронил склянку на пол.
   - Интересно, - полюбопытствовал старик. - А что, собственно, ты хотел?
   - Я, - с энтузиазмом начал Лай, - хотел, чтобы... - он спохватился и оглянулся на мать.
   Миген стояла с серьезным видом и размышляла о чем-то своем.
   - Чтобы из камня обыкновенного получился драгоценный, - шепотом проговорил он магу.
   - Это прекрасно, - тихо вторил ему учитель.
   - Это должен был быть подарок... для Коты, - с унылым видом ответил Лай.
   Миген подошла к мужчинам.
   - Харц вернется с охоты завтра. Ты сам знаешь, как Алодлор относится к твоему увлечению алхимией, - она со значением посмотрела на сына.
   - Вот как вы объясняете последствия! - рассмеялся Уоз, окидывая комнату понимающим взглядом. - Никакой магии, лишь здоровое любопытство!
   Резко оборвав смех, помрачнел и задумчиво уточнил:
   - Интересно! Локки, если он действительно силен, чувствует себя в любом замке, как дома. И я бы не сказал, при всем моем неуважении к Глому, что локки был слаб. А значит, по праву мог занять лучшие покои... если бы захотел, то и самого харца. Но почему-то жил в заброшенной башне. Неужели харц замышляет нечто тайное?
   Миген нахмурилась, темные глаза наполнились тревогой. Маг, не дождавшись ответа, перевел тему. - Кстати, кто такой Алодлор? И почему он не должен узнать про дела наследника? Что, сразу побежит жаловаться Сориану?
   При звуке имени своего первого мужа Миген вздрогнула и сильно побледнела. В глазах женщины отразилась такая боль, что у старого учителя перехватило дыхание.
   - Что?.. - начал он с волнением, но харцесса громко перебила его, обращаясь к Лаю.
   - Немедленно все прибери! Пойдем, Уоз, нам нужно поговорить, - Миген потянула мага из комнаты.
   - Интересно, - Лай осмотрел оплавленные стены и пнул остатки стула, - быстрее все взорвать или спалить? Так, что тут у меня осталось? Компезы полно! Это хорошо...
  
   Кота перешла через деревянный мостик и уселась на берегу, задумчиво наблюдая за быстрыми водами Ори. Шакти - она. Сердце клана притягивает локки - Кродос предупреждал. Но почему же угроза нависла над Лаем? Может, пареньку просто не повезло? Из-за того, что он общается с девушкой, жизнь Лая подвергается опасности. Вдруг локки так же чуют Сердце клана, как волчица - запах магии? Тогда от смешного паренька может немного пахнуть силой древнего кулона. Кота тяжело вздохнула. Значит, теперь все, с кем она будет общаться, могут попасть в немилость к локки.
   Уже вечерело. Странно, сегодня братья не контролировали ее, никто не приходил на берег Ори. Кота пристально всмотрелась в густые заросли. Если братья приняли образ волков, она может и не почуять их. Ведь неизвестно, насколько способности зверя оставались в образе человека. Потянула носом. Запахи кислых ягод, перепрелых листьев и свежести вечерних теней коснулись обоняния. И тут тревога коснулась кожи шеи, пробежав к затылку, приподняла волосы, как шерсть у волка. Что-то незнакомое, явно опасное, было в лесу. Ощущение было не из приятных. Лес, такой знакомый, такой близкий и понятный, вдруг стал чуждым. Будто что-то поселилось в нем. Что-то мрачное, злобное, жаждущее...
   - Ты здесь, - Лай коснулся плеча девушки.
   Кота взвизгнула от ужаса. Прислушиваясь, она пропустила приход паренька. Тот отшатнулся.
   - Что с тобой?
   - Сама не знаю, - пытаясь успокоиться, прошептала Кота и снова подозрительно уставилась в сторону леса. - Какое-то странное ощущение... что кто-то меня ждет.
   - А, - погрустнел Лай. - Наверняка твои агрессивные братцы... Я вообще-то попрощаться пришел.
   - Попрощаться? - удивленно переспросила Кота, мгновенно забыв о тревоге. Она пристально вгляделась в лицо друга, отмечая следы некой обреченности, застрявшей в острых чертах. - Почему?
   - Мне нужно уехать, - Лай махнул рукой в сторону стены. Около того места, где располагался тайный ход, стояли два жеребца. На одном из них девушка разглядела худую фигурку Уоза. Пушистый одуванчик белых волос не оставлял сомнений.
   - Куда? - озадаченно спросила она.
   - Далеко, - пожал плечами Лай. - Честно говоря, я сам не знаю, куда... Оказалось, что маг на самом деле знаком с Миген. - Он немного помялся. - Мама очень встревожилась, узнав о событиях в башне и предстоящем нападении. И умоляла Уоза забрать меня к себе... на какое-то время. С одной стороны, я рад, поскольку отступник обещал подучить меня. С другой, - паренек пристально глянул в темные очи Коты, - я очень не хочу уезжать. Еще пару дней назад я бы, не задумываясь, бросился навстречу приключениям... - Захлебнувшись переживаниями, Лай замолчал и опустил заблестевшие от влаги глаза.
   - Далеко? - уныло переспросила Кота. - Что, прямо сейчас?
   Она стремительно отвернулась и со злостью пнула камень, тот улетел в речушку, звучно булькнув на прощание. Кота и сама не понимала, почему так реагирует на отъезд Лая. Но сердечко вдруг защемило, на глаза навернулись слезы. Сейчас, когда девушке открылась другая жизнь, со всеми приключениями, пусть даже не очень приятными, она уже строила планы на завтра, и на другие дни. Размышляла, какие приемы боя покажет, мечтала еще не раз прогуляться по гулкой мостовой города. А теперь становится понятно, что этого будущего нет. И опять выматывающие тренировки с Врадесом и споры с Чилвой станут единственными развлечениями. Раньше бы девушка и не возражала, так как ничего другого не оставалось, да и не знала Кота больше ничего. И сейчас ощущала себя так, словно кто-то чуть приоткрыл дверь в яркий, насыщенный красками и запахами праздник, а потом с силой захлопнул, едва не прищемив нос. Да вдобавок повесил тяжеленный замок.
   - Сейчас, - буркнул Лай. - Придется прятаться, идти вдоль дороги. Чтобы не повстречаться еще с каким соискателем. Подумать только - локки объявили на меня охоту! Что я такого сделал-то? Ничего собой не представляю, даже противопоставить им ничего не смогу! И, знаешь, самое противное что? - паренек раздраженно махнул в сторону ожидающего мага. - Мне кажется, что и Уоз, и Миген прекрасно знают, почему! Но ничего не говорят!
   Кота насупилась. Ей казалось, что она тоже знает - почему. Но ни за что на свете не могла поделиться с Лаем своими подозрениями.
   - Нам как-то нужно попасть в городок Пролен, - указал Лай в сторону севера.
   - Так быстрее через лес, - обрадовалась Кота. - К тому же, локки там нет!
   - С ума сошла? - Изумился Лай. - Через Волчий лес?! Я не самоубийца!
   - Почему, с ума сошла? - немного обиженно переспросила девушка. - Я бы вас проводила, вывела бы к поселению. А там и до замка недалеко...
   - Понимаешь, - осторожно, стараясь не напугать девушку, объяснил Лай, - это Волчий лес!
   - Ну и что? - недоуменно пожала плечами Кота.
   - Ты приезжая и не знаешь, - вздохнул юноша. - Владения харца упираются в этот берег Ори, с той стороны - земли, которые принадлежат самому злу! Твои братья - хорошие воины, и я не боялся за тебя, несмотря на то, что вы рискнули остановиться где-то рядом. Волки редко нападают на берегу или недалеко... Но в чащобе они - хозяева леса! И не потерпят незваных гостей.
   Кота вздохнула и прищурилась. Ну не говорить же ему про то, что братья и есть эти хозяева? И незваные гости в сопровождении Коты ничем не рискуют. Да и сказки о кровожадных волках несколько преувеличены... и, скорее всего, разнесены самими братьями. Чтобы эти самые незваные гости не шлялись по лесу, мешая жизни стаи.
   - Доверься мне, - хитро улыбнулась она. Вспомнив, как Уоз называл ее шакти, предложила: - Спроси у мага. Думаю, он согласится рискнуть.
   - Какая ты странная! - Лай хмуро кивнул и направился к городской стене.
   Кота задумчиво следила за ним. Сон Мороса... наверняка, горожане придумали такой день. Чтобы те, кому нужно незаметно ускользнуть - ушел. И старый воин Нерст тоже намекал на что-то подобное. Может, он знал, что Лай уедет? Или, наоборот, подумал, что она выполнила секретное задание знатного горожанина, а может и самого харца. И кровь на одежде только усиливала подозрения. Как-то слишком быстро суровый стражник пошел навстречу девушке.
   Пока Кота размышляла о богато разодетом пожилом стражнике, Лай уже посоветовался с учителем, и они оба быстро приближались к реке.
   - Благодарю за помощь, шакти, - чуть свысока промолвил отступник.
   Кота прыснула в кулачок. Уоз, наряженный в расшитый цветными нитями камзол, вел себя подчеркнуто надменно и величественно. Так, точно он - сам харц Бая... ну, или другого замка земель Тирии. Выглядывающие из-под подола камзола серые широкие брюки Глома смотрелись половой тряпкой, а сумка, перекинутая через плечо, подчеркивала тщедушность худого тела.
   - Это самоубийство, - упрямо качнул головой Лай, не соглашаясь с магом. - Волки...
   - Не страшны нам, - обрубил Уоз, снисходительно покосившись на Коту. Та улыбнулась. - А если вдруг и встретятся, так покажу тебе, как нужно с ними поступать...
   - Прикинуться трупом и не дышать, - хихикнула Кота. - Волки на падаль не бросаются.
   - С каких это пор? - удивленно воззрился на нее Лай. - Всем известно, что они не сторонятся мертвечины и не гнушаются даже падалью...
   - Много ты знаешь, - поморщилась Кота. Даже если бы она умирала от голода, то и тогда не приблизилась бы к мертвечине. - Хотя, если вспомнить про сон Мороса, то становятся понятными и эти сказки...
   - Сегодня же сон Мороса! - хлопнул себя по лбу Лай. - А я-то думаю, куда все подевались. Хотя, нам это на руку... Стой, - он с подозрением глянул на девушку. - А как же тебе удалось выйти из замка? Ворота никогда не открывают в этот день... Можно впустить слуг Мороса.
   - Мне помог Нерст, - хмыкнула Кота. - Забавный дядька, хоть и с нервным тиком...
   - Нерст?! - лицо Лая вытянулось от удивления. - Что старик забыл у ворот? Ну да ладно, главное - ты здесь. Садись на моего коня, поедем волков кормить...
   - Типун тебе на язык, парень, - сплюнул Уоз и быстро огляделся. - Но ты прав, лучше поторопиться. Залезай, девочка...
   - Ну, уж нет, - поспешно отступила Кота. - Не полезу я на этих тварей, мне и Колта на всю жизнь хватило. Я лучше побегу впереди, а вы не отставайте.
   - Не отставайте? - скептически рассмеялся Лай, но вскоре ему стало не до смеха.
   Кота без объяснений бросилась в лес, да с такой скоростью, словно у нее вдруг выросли крылья. Казалось, что девушка просто парит над землей, не касаясь ступнями даже травы. Сглотнув, Лай протер глаза, но тут его дернул за нос Уоз.
   - Заснул, что ли? Уже темнеет. Потеряем из виду шакти - потеряемся сами. И вот тогда на самом деле придется волков кормить... - недовольно пробурчал он и пришпорил коня. Лай поспешил последовать примеру учителя.
   Кота с наслаждением мчалась по лесу. Ловила капельки росы, играла наперегонки с ветерком, вслушивалась в тихие шорохи жизни. Гнетущее ощущение чужого враждебного присутствия, которое так напугало на берегу, растворилось без остатка. Как и мысли о человечках, спешащих следом. Она была в родной стихии. Оказывается, девушка очень соскучилась по самой себе, без прикрас, условностей и ложных приличий. А ведь Кота провела в городе всего один день. Но тот оказался столь насыщенным событиями и новыми впечатлениями, что казалось, прошло очень много времени.
   Но теперь родной лес принял свою дочь в уютные объятия лапника и легкого шума листьев. Единственное, о чем она сейчас жалела - что не в обличие волчицы. Это было бы полным единением с вольной жизнью стаи, без кровавых битв магов, без происков тайных врагов, без людских разговоров и недомолвок.
   Мужчины же еле поспевали за Котой, мелькающей среди деревьев, хотя лошади неслись во весь опор. Лай ощущал не один десяток синяков, оставленных на долгую память упругими ветвями. Тело жеребца покрылось потом, и его сотрясала крупная дрожь, то ли от быстрой скачки, то ли от страха, который сковывал и всадника. Спутники настолько углубились в Волчий лес, что страх уже не имел значения, но он присутствовал в каждом взгляде, брошенном на тени кустов. Свежесть ветра доносила легкий кисловатый привкус, который шевелил волосы на затылке и холодком пробирался под рубаху. Каждый миг Лай ожидал нападения голодных монстров.
   Страшные истории рассказывали об этих местах. Те, кто пренебрег здравым смыслом и нарушил границу волчьих владений, никогда уже не возвращался. Грибники тщательно соблюдали эти неписанные правила, держась подальше от темной кромки леса, раскинувшегося вдоль Ори. Густые перелески, сменяющиеся светлыми рощицами, тоже приносили немало добычи. Да и охота проходила в большем комфорте. Редкие деревья позволяли свободно двигаться группе всадников и не скрывали преследуемого зверя.
   Лай не успел уклониться от мохнатой ветки раскидистого дерева и ощутил сильный удар.
   - Ай! - вскрикнул он и, вылетев из седла, распластался на жестких корнях.
   - Кота! - громко позвал Уоз, оглянувшись на навернувшегося паренька. - Стой!
   Спрыгнул и поспешно ухватил жеребца Лая под уздцы - тот приплясывал на месте и беспрестанно вздрагивал всем телом. Они не могли позволить себе потерять коня - путь предстоял долгий. С трудом удерживая животных, Уоз не имел возможности подойти к стонущему пареньку.
   - Что? - весело спросила раскрасневшаяся Кота, бесшумно вынырнув из кустов. Глаза девушки светились изнутри, грудь вздымалась, и выглядела она настолько довольной, точно только что танцевала на балу, а не неслась сломя голову сквозь бурелом.
   - Лай, - маг кивнул в сторону лежащего юноши. - Глянь, что с ним.
   Кота вмиг растеряла всю веселость и обеспокоено подскочила к другу. Поспешно ощупав бесчувственное тело, облегченно вздохнула.
   - Жив. И даже ничего себе не сломал... что удивительно. Что же тогда с ним? О! - Она увидела медленно расплывающиеся темные пятна под глазами и покрасневший нос. - Кажется, разбил переносицу.
   - Надо привязать коней, - с трудом справляясь с испуганными животными, пробурчал Уоз. - Потом подлечу парня. Помоги...
   Кота, имеющая некий опыт обращения с жеребцами... схватила сумку Лая и, под недоуменным взглядом локки-отступника, вытащила пару тряпок, которыми обвязала морды лошадей. К удивлению Уоза, те мгновенно присмирели.
   - С Колтом это тоже всегда срабатывало, - удовлетворенно хмыкнула Кота, помогая магу стреножить коней.
   - Придется задержаться, - неодобрительно промолвил седовласый мужчина, осмотрев лицо парня. - Дай сюда его сумку... нет, под голову подложи. - Кота торопливо подчинилась, обеспокоено глядя на бесчувственного Лая. - Ничего, скоро очнется. Так, кажется, здесь растет ничай-трава... Разведи пока костер, чтобы отогнать настоящих хищников. - Он иронично покосился на девушку. - Ведь это Волчий лес? Нам сейчас только зверей не хватало...
   И он медленно, на четвереньках, пополз по земле. Уже совсем стемнело, и разглядеть траву было очень трудно. Кота собрала сухих веток, но костер разжечь не смогла, поскольку специального шершавого камешка с собой не взяла. Тут вернулся Уоз, придирчиво рассматривая несколько зеленых листиков. Не глядя, щелкнул пальцами, и хворост занялся ярким пламенем. Девушка испуганно отшатнулась от костерка и пораженно уставилась на худые руки мужчины.
   Тот, не обращая внимания на девушку, что-то шептал под нос, растирая пальцами листья. Получившуюся массу аккуратно водрузил на потемневшую от ушиба переносицу Лая и тщательно разровнял зеленовато-серый слой. Продолжая бормотать незнакомые слова, осторожно хлопнул в ладоши. Лай вздрогнул и распахнул глаза.
   - Что случилось? - хрипло спросил он.
   - Видимо, ты решил проехать сквозь дерево, - усмехнулся Уоз. - Но не знал заклинания... Ничего, я потом тебя научу. В ушах не звенит? Нет? Это хорошо, значит, сотрясения мозга нет... хотя, возможно, там и сотрясаться нечему.
   - Как ты это сделал? - Кота словно только что обрела дар речи.
   - Ну, - чуть пожал плечами Уоз, - холодный компресс из трав, снимающих отек, усиленный заклинанием проникновения...
   - Что? - растерянно переспросила Кота. - И из этого получается огонь?
   - Ты о костре? - в свою очередь удивился маг. - Я думал, тебя интересует здоровье нашего друга...
   - Интересует, конечно, - Кота чуть покраснела под укоризненным взглядом Лая, но тут же вновь спросила. - Так как ты сделал огонь? Мне для этого приходится высекать искру, умудриться поймать ее на сухой мох, потом тщательно сохраняя, поджигать ветки. А ты раз - и костер горит! Невероятно!
   - Это простейшая магия, - немного озадаченно сказал Уоз, перебирая пальцами. - Сам уж не помню, как это получается, уже просто рефлекс.
   - А еду можешь так же сделать? - заинтересованно уточнила Кота, не отрываясь, наблюдая за руками мага.
   - Нет, - немного огорчился тот, оглянувшись. - Чтобы убить дичь, нужно видеть ее, да еще лучше бы она была неподвижна, да ветра бы не было, да...
   - А я могу, - усмехнулся Лай и, поднявшись, взял свою сумку. - Оп-па! - С видом фокусника вытянул из нее сверток, от которого сразу пошел аппетитный аромат.
   Развернув промасленную ткань, разломил жареную курицу на три части и протянул угощение спутникам.
   - Да ты просто волшебник! - восхитилась Кота и впилась зубами в доставшуюся ножку.
   Лай торопливо прожевал свой кусок, запил легким вином из высокого кувшина с тонким горлышком. Кувшин он потом передал Уозу, вытер рот тряпкой, в которую был завернут нехитрый ужин, и осторожно потрогал импровизированную повязку на переносице. Немного поморщился.
   - Эк меня приложило! Зато передохнем немного. Тут и днем можно голову свернуть, а ночью и подавно. Хотя, еще неизвестно, что лучше, быть съеденными волками или разбиться? - невесело усмехнулся он и вздохнул. - Исход все равно один...
   - Никто нас есть не будет, - уверенно заявил отступник и, немного поколебавшись, кивнул на Коту. - По крайней мере, пока она с нами.
   - Она? - немного удивился Лай. - Думаешь, ее сумасшедшие братцы выручат? Вряд ли... я видел парочку, так до сих пор удивлен, что остался жив. Скорее, они помогут волкам нас прикончить...
   - Видел братьев? - Уоз подавился вином и, прокашлявшись, пораженно воззрился на Лая. - Да ты в рубашке родился, парень! Хотел бы я на них посмотреть... хоть одним глазком.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - мрачно покачала головой Кота, вспоминая, как отреагировали братья на паренька. Уоза они, как настоящего мага, скорее всего, сразу убьют. Потом доказывай, что он хоть локки, но отступник.
   - А мне почему-то нравится, - не согласился с ней Врадес. Синеглазый мужчина вышел из тени дерева и подошел к сестре, не обращая внимания на опасливый взгляд Лая и восторженно распахнутые очи мага. - Одним глазком... уммм... а что в это время можно со вторым сделать...
   - Не убивай его, - вздрогнув от неожиданности, прохрипела Кота. Ну вот, она опять пропустила приход брата. Почему в обществе Лая она напрочь теряет способность ощущать окружающий мир? - Уоз безопасен...
   - Да ты что?! - деланно изумился Врадес и пристально оглядел седовласого мага. - И такие бывают? - Он печально вздохнул и осуждающе покачал головой. - Кота, Кота, ну сколько можно? Стоит тебя оставить ненадолго, как потом находишь в сомнительной компании. И чем дальше, тем больше. Сперва несмышленый щенок, теперь матерый зверь. К тебе локки так и тянет - словно диких пчел на мед!
   - Был еще один, - восторженно выдохнул Уоз, не отрывая экзальтированного взгляда от воина. Это раньше, когда локки и шакти жили в мире, можно было вот так запросто встретиться с воином-волком. Теперь же просто увидеть его локки мог только один раз - перед смертью... своей или волка, уж как повезет. Врадес нахмурился, а старик поспешно объяснил: - Глом! Сразу увидел в девочке шакти. Но, не беспокойтесь, я убил старого пройдоху, так что можете не волноваться... и за меня тоже. Я - отступник. К тому же, обязан Коте свободой. Хорошее умение - снимать ошейники локки!
   - О чем это он? - напряженно уточнил синеглазый мужчина.
   - Ну, - растерянно прошептала Кота, пряча глаза, - я увидела Кику. Он был такой слабый, такой жалкий. Сняла с него ошейник. Потом он потащил меня в каменную палатку, за какой-то книгой. А там был тот старый локки, от которого пахло так же противно, как от тебя в позапрошлую ночь...
   - У, - протянул Врадес, присаживаясь. - Чем дальше, тем интереснее! Освобожденные рабы, пьяные локки... Интересную компанию ты себе нашла, сестренка. Мне правда любопытно другое - как ты додумалась одна соваться в замок харца? Или мои предостережения так и стались для тебя пустым звуком?
   - Прости, - прошептала девушка, ощущая, как слезы выступили на глазах. - Я больше не буду...
   - Больше уже не получится, - с сарказмом хмыкнул Врадес. - Солдес вернулся. Так что прощайся со своими сомнительными друзьями, пора возвращаться. Да побыстрее! Если Солдес узнает об этом приключении, он мне голову открутит... после того, как тебя выпорет.
   - А можно мне их до деревушки проводить? - Кота умоляюще сложила ладошки. - Ну, пожалуйста! Ты же все равно не собираешься их убивать!
   - С чего ты взяла? - изогнул тот серые брови.
   - Если бы хотел, убил бы сразу, - рассудительно ответила девушка.
   - Уоз - сильный маг! - гордо возвестил Лай. - Его невозможно убить! - И тут же получил подзатыльник от отступника.
   - Щенок, оказывается, тявкать умеет, - подчеркнуто удивленно протянул Врадес и хищно усмехнулся, глядя прямо в голубые глаза юноши. - А как ты думаешь, даже если бы твой хваленый локки... отступник справился со мною, он бы далеко отсюда ушел?
   - Было бы весьма недальновидно проявлять неуважение к воину на территории стаи, - спокойно сказал маг, чуть склоняя седую голову. Врадес едва заметно усмехнулся и тоже кивнул. - Поверьте, я очень ценю то, что мне оставили жизнь. Видимо, это подарок за хорошее отношение девушки.
   - Это подарок девушке, - надменно подтвердил Врадес.
   - Разумеется, - подчеркнуто вежливо отозвался Уоз. - Поэтому присоединяюсь к просьбе позволить ей проводить нас... чтобы другие волки не решили убить нарушителей. Если делать подарок, то хороший, не правда ли? Я увожу Лая далеко отсюда, так решила его мать. Так что юные дарования долго не увидятся...
   - Хорошая новость, - буркнул Врадес и поспешно поднялся. - Скучно с вами! Пойду, поболтаю с Солдесом. А то остались нерешенные дела... очень срочные...
   - Брат! - восторженно вскрикнула Кота, бросаясь на шею к мужчине. Но тот холодно отстранился и поспешно исчез в темноте ночи.
   Она обернулась к спутникам.
   - Пошли! У нас мало времени...
   - Да-да, - кряхтя, поднялся Уоз. - Я понял. Если не уберемся вовремя, за нами последует стая волков.
   - Что за стая? - растерянно озирался Лай. - Почему ты говоришь так странно? Как Кота сможет отогнать волков? И почему ты не сразился с этим наглецом? Ведь ты сильнее! Ай!
   Кота отвесила парню тумак, раздраженно передернула плечами и двинулась вперед, не дожидаясь спутников.
   - Я не то хотел сказать! - спохватился Лай, держась за ухо. А потом возмутился. - И почему меня все избивают?
   - Если не научишься держать язык за зубами, - ворчливо буркнул Уоз, спешно освобождая от пут животных, - то вскоре лишишься и зубов, и языка!
   Маг, стараясь не упустить из виду девушку, торопливо подгонял коней.
   - А что я такого сказал? - потерянно крикнул в темноту Лай. Оглянулся в растерянности. Костер гас так быстро, будто бы его заливали водой. Наверняка, магия. Со всех сторон на юношу надвигалась ночная мгла, наполненная незнакомыми звуками, пугающими шорохами, смутными движениями теней... - Подождите меня! - В панике воскликнул он и, отбросив ложное чувство гордости, метнулся вслед за друзьями.
   Нагнав, он вырвал из рук Уоза поводья своего коня. Почему к нему так относятся? Он же высокородный господин! И достоин всего самого лучшего. Конечно, Кота тоже богата, но явно не настолько высокородна... судя по манерам. Точнее, по их отсутствию. Злясь на Коту и Уоза, парнишка размышлял о несправедливости жизни. Почему кто-то решил нанять локки для его убийства? Кому он помешал? Он ожидал, что отступник и девушка будут опекать его, защищать... Он же невинная жертва! А они обращаются с ним так, словно он - никто!
   Кота же раздумывала о том, что еще пара часов и закончится некая яркая полоса в жизни. И завтра, когда Уоз и горожанин исчезнут из виду, все вернется на круги своя. К тому же воротился Солдес, а это означает, что больше никто не никому не позволят отлынивать от тренировок. Как она сможет снова жить так скучно? Как будет себя вести? За пару дней изменилось абсолютно все. Изменилась она сама. Девушка не обижалась на глупого мальчика. Врадес предупреждал, что горожане без меры себялюбивы и высокомерны. Так что Лай - лишь тот, кем его воспитали.
   Ночь уже подходила к концу. И уже близился край леса... и расставание. Стало очень грустно и тоскливо. По щеке покатилась слеза. Стерев предательскую влагу кулаком, Кота упрямо тряхнула черными волосами.
   - Все! - громко объявила она. - Вон просвет, - указала она. Уоз растерянно пытался рассмотреть дорогу в предрассветных сумерках. - Там селение, люди укажут дорогу. А я и так задержалась!
   - Уже? - поник Лай. Все планы жестокой мести растаяли в утреннем тумане. - Так быстро...
   Он потоптался на месте, исподлобья глядя на хмурую девушку. Уоз хитро скосил на него темно-синие глаза и промолвил, обращаясь к коряжистому дереву.
   - Ну... это... я пойду, посмотрю, как близко до деревни, - и, весело насвистывая, поспешно прошел вперед, скрываясь в сизых зарослях.
   Лай поковырял носком сапога землю, пнул деревце, посмотрел на светлеющее небо.
   - Скоро рассветет, - тихо сказал он и, чуть запнувшись, добавил: - Я буду скучать...
   - Да, - рассеянно кивнула Кота, - скоро рассветет. - И, немного поколебавшись, слабо улыбнулась. - Я тоже буду скучать.
   Она посмотрела на смущенного паренька. Тот сглотнул и суетливо перевесил заметно полегчавшую сумку на другое плечо. Неловкое молчание нарастало шумом в ушах.
   - Ну, - не выдержал Лай. - Я пошел?..
   - Иди, - отвернулась Кота.
   - А можно, - когда девушка на него не смотрит, Лай ощущал себя чуть смелее, - тебя поцеловать? На прощание...
   - Что? - удивилась Кота и заинтересованно обернулась. - Это как?
   - Обычно, - растерянно хмыкнул юноша. - Так все делают.
   - Тогда, наверное, можно, - чуть поколебавшись, ответила она.
   Паренек глубоко вздохнул. Чуть помедлив, сбросил сумку на землю и нерешительно приблизился. Избегая смотреть в глаза, положил руки на плечи Коты. Наклонился и смешно вытянул губы трубочкой. Кота нервно хихикнула. Лай вздрогнул и обиженно отстранился. Но в следующее мгновение резко рванул Коту за руку и неловко прижался губами между носом и ртом. Через пару секунд отступил, пробормотал что-то неразборчивое и, окончательно смутившись, бросился за Уозом.
   Кота приподняла смоляные брови, пожала плечами и провела пальцами под носом. Вздохнула: вот и все. Увидит ли его еще когда-нибудь? Нужно было возвращаться. Может, брат мог уболтать Солдеса и до рассвета, но проверять было рискованно. Поэтому Кота помахала рукой, хотя мужчин уже давно было не видно, и побежала обратно. Так быстро, насколько могла. Ветер залихватски свистел, подгоняя хранителя, серо-зеленая смазанная стена указывала путь, светлеющая полоска неба растворяла тень сомнения. Да, все прошло. Последние дни, - яркие, насыщенные, как нереальная история из чужой жизни, - остались за спиной. А впереди... ждал донельзя хмурый Солдес.
   - Ну, наконец-то! - сердито воскликнул он, раздраженно хватая сестру. - Надеюсь, еще не поздно!
   - Что поздно? - опешила Кота.
   - Надо уходить, милая, - брат озабоченно осмотрелся и с силой увлек Коту в пустое селение. - Быстро! Собирайся!
   - Куда? - растерянно проблеяла девушка, подталкиваемая в спину нетерпеливым мужчиной. - Что происходит? Где все?
   - Отвлекают врага, - угрюмо ответил Солдес.
   Кота растерялась настолько, что безропотно позволила себя провести в селение, да затолкнуть в землянку. Враги? Какие враги? Братья их отвлекают? От чего... или кого?
   - Быстрее, Кота, - поторапливал Солдес снаружи. - Бери только то, без чего обходиться будет трудно.
   Оглянувшись, девушка попыталась сообразить, что у нее есть такого, без чего будет трудно. Взгляд отчужденно скользнул по шкурам, нехитрой утвари, любимому оружию...
   - Я не знаю, Солдес, что мне необходимо, - жалобно протянула она.
   - В общем-то, верно, - беспокойно оглядываясь, высокий мужчина спустился к ней. - Нам нет необходимости ни в чем. Но... возможно... придется жить в другом месте... довольно долго. Так что, выбирай, что хочешь взять. Да, поскорее!
   Кота попыталась собраться, пытливо всмотрелась в свои вещи и решительно уцепилась за длинный, прямой меч. Но рука была перехвачена братом.
   - Нет, оружие не надо, - остудил он боевой пыл сестры.
   Пожав плечами, Кота бросила железку и подняла с пола сумку, которую всучил торговец с ярмарки. Одежда локки не помешает. Ведь если она сюда не вернется, тряпки все равно никому не потребуются, ни один мужчина не влезет в них. Потом положила туда же красиво украшенную коробочку. Это хитрое приспособление когда-то подарил ей Кродос. Разделенное на три части, оно представляло собой зажигательное устройство. В одной части прилажен шершавый камешек, которым обычно высекают искру для огня. В другой - немного просмоленного сухого мха. В третьей - сам высекатель.
   Кота помнила неудачу в лесу, когда не смогла разжечь костер. Такого больше не должно было повториться. Подумав, забросила в сумку костяной гребень, который ненавидела, но хотела оставить на память о кормилице.
   - А где Чилва? - спохватилась она, обернувшись к Солдесу. Тот вдруг хитро сверкнул зеленью глаз.
   - В безопасности, - успокоил он девушку. - Ты все взяла?
   Кота кивнула и последовала за братом, который быстрым шагом направился в сторону жертвенного камня. Недоумевая, огляделась. Селение накрыла тень, будто слой тяжелого дыма опустился на покатые настилы землянок и одинокий шалаш. Но искать причину странного тумана времени не было. Солдес уже успел уйти далеко, и чтобы догнать его, Коте пришлось нестись изо всех сил. Настигла брата только на вытоптанной волками полянке.
   Там, у плоского камня, увидела незнакомца. Высокий, почти как Солдес, мужчина пристально всматривался в нее глазами цвета грозовых туч. Ветер с озорством трепал его короткие темно-серые волосы. Кота сердцем ощутила, что он - из стаи. Из другой семьи, но соединен с ними некой нитью, древним знанием, мудростью воинов-волков.
   Солдес обнял его и с теплотой в голосе сказал:
   - Я рад, что ты откликнулся, Далас. Даже удивлен...
   - Это честь, Солдес, - мягко объяснил тот и улыбнулся девушке.
   Коте подумалось, что Далас, пожалуй, даже привлекательнее Врадеса, хотя раньше она считала, что такое просто невозможно. Тонкие черты, правильно очерченные губы, смуглая кожа. В изящной фигуре воина чувствовалась гибкая сила, некая кошачья грация, - что странно, учитывая то, что он - волк! - и, несомненно, опасность. Не хотела бы она иметь сероглазого красавца в ряде врагов.
   - Доверяю тебе самое дорогое, - с чувством произнес Солдес, сжимая плечо друга.
   - Знаю, - небрежно отмахнулся тот. - Не в первый раз!
   - Ты сильно рискуешь, - оправдываясь, продолжил зеленоглазый воин.
   - Иди уже, - чуть поморщился Далас. - Время не ждет!
   - Ты прав, - чуть поник брат и потоптался на месте, решаясь еще что-то сказать. Вздохнул и обернулся к Коте. - Держись Даласа, девочка. Если Дорос будет благосклонен к нам, скоро увидимся.
   - Но, - девушка занервничала, - как же так...
   - Так надо, - оборвал ее Солдес. - Ты должна идти с ним!
   А сам, видимо, чтобы избежать дальнейших расспросов, исчез в густом лесу. Кота вцепилась в сумку, как в последнюю соломинку и резко обернулась к воину, буравя его недоверчивым взглядом. Тот чуть изогнул левую бровь и ухмыльнулся.
   - Не бойся, не съем!
   - А я и не боюсь! - чуть дрожащим голоском пискнула девушка, а потом подумала, что зря не прихватила хотя бы нож.
   - Ты действительно шакти? - Далас грациозно приблизился и, поддев указательным пальцем цепь, ловко вытащил кулон. Избегая прикасаться к самому Сердцу клана, внимательно рассмотрел его и осторожно выдохнул: - Очевидно, да...
   - А что, сомневался? - с вызовом спросила Кота, отступая от мужчины. Кулон выскользнул из рук воина и исчез за воротом белой рубашки. - Почему же?
   - Да нет, не сомневался, - чуть иронично ответил тот, внимательно оглядывая Коту с головы до ног. - Но надеялся, что такая милая особа будет жить долго... а шакти, увы, этим похвастаться не могут. В последнее время...
   Что-то знакомое мелькнуло при этом в серых глазах. Кота насторожилась.
   - Тебе покровительствует Колина?
   Далас вздрогнул и посмотрел на девушку с уважением.
   - Как ты догадалась?
   Кота усмехнулась. Да она провела с Врадесом так много времени, что изучила все повадки и уловки. При разговоре о какой-нибудь милашке, у брата на лице появлялось точно такое же выражение, какое сейчас наблюдалось у нового знакомого. Но после обличения Далас увидел в ней не смазливую девицу, а воина из стаи. Это понравилось Коте гораздо больше.
   - Ладно, прозорливая моя, - немного смущенно отозвался Далас, не дождавшись ответа, - Солдес попросил обучить тебя выживанию в других землях... и заодно увести подальше от локки, охотящихся за Сердцем клана и последней из шакти.
   - От локки? - побледнела Кота. - Значит, вот каких врагов отвлекают братья! - И мгновенно метнулась в лес - за Солдесом, но Далас бросился вперед и удержал девушку. - Пусти! - крикнула она, вырываясь. - Они в опасности из-за меня! Я должна быть рядом!
   - Стой, дурочка, - Мужчина перехватил ее за талию и с силой прижал к себе. - Ты же попадешь в ловушку, тщательно расставленную локки. И тогда все усилия стаи окажутся бессмысленными...
   - Ловушка! - осенило Коту. Она замерла в объятиях Даласа, вспомнив пугающее ощущение зла на берегу Ори. - Так вот что это было! Я же почуяла... но отвлеклась, провожая Лая с его говорливым отступником.
   - Локки-отступником? - Далас изумился так, что опустил руки. Кота брякнулась на землю. Мужчина провел растопыренной пятерней по серому ершику волос. - Наверное, поэтому и не попалась! А Солдес все удивлялся, как тебе удалось... Что же, дружить с магами иногда полезно, хотя мне это никогда не удавалось. А как получилось у тебя?
   - Долгая история, - недовольно буркнула Кота, поднимаясь и потирая ушибленный копчик.
   - У нас очень, - улыбнулся Далас и подчеркнул, - ну, очень много времени.
   - Значит, получается, - отмахнулась Кота, - я избежала ловушки только благодаря Уозу! Но ведь она может повредить братьям...
   - Братьям можешь повредить лишь ты, - нахмурился воин. - Как считаешь, что притягивает в это место локки?
   - Сердце клана! - ахнула Кота. - Врадес был прав в своем сравнении с пчелами... Видимо, локки чуют кулон!
   - Ну, не то, чтобы чуют, - Далас даже поперхнулся. - Скорее, просто ищут его какими-то своими заклятиями. Если бы чуяли - здесь было бы уже не протолкнуться от желающих им завладеть. Так что лучше унести кулон подальше. И побыстрее...
   - Об этом и попросил Солдес? - мрачно уточнила Кота. - А про обучение, это так, для отвода глаз...
   - Не совсем, - хитро сверкнул серыми глазами воин. - Почему ты так решила?
   - Мой учитель - Врадес! - угрюмо буркнула девушка. - Он мог бы увести меня и сам...
   - Так вот почему ты меня так быстро раскусила, - весело рассмеялся Далас. - Врадес. Ну, конечно! - И тут же посерьезнел. - Понимаешь, будь ты обычным щенком, было бы так. Но ты теперь шакти. А это значит, что судьба твоя может быть сложнее и запутаннее, чем у обычных волков. Стая серых уже научила тебя всему, что сами знают. Теперь ты должна познакомиться с мудростью стаи рыжих!
   - Стаи рыжих? - изумленно повторила Кота. - Никогда о таких не слышала. Кто это?
   - Это я, - самодовольно ответил Далас, увлекая девушку от кромки леса в сторону широкого полотна поля, по которому гулял вольный ветер, рисуя затейливые узоры по ровному ковру травы. - Конечно, не только я, - щурясь от игривых солнечных лучиков, усмехнулся он. - Это особый клан - клан путешественников. Серые, конечно, хорошие воины, но ведут оседлый образ жизни. А это привязывает к земле и заставляет подчиняться законам только одного края. Через несколько поколений волки почти не способны выжить в иных условиях. Рыжие же - кочевники. Поэтому более живучи. Правда, воины из нас не такие сильные. Зато по части скрываться, путать следы и выматывать противника бегом - мы мастера!
   - А почему - рыжие? - уточнила Кота. - Шерсть, что ли, такого цвета?
   - Ну нельзя же думать настолько грубо, - крякнул сероглазый красавец. - Волк, он и в горах Колхи серый! Скоро ты и сама все узнаешь, поэтому я сейчас дам подсказку. У серых камень Дороса какого цвета? Ага, вижу, что сообразила! Эх, жаль мне вас, не умеете жить. Даже деньги тратите не на удовольствия, а чтобы скупить как можно больше земель вокруг своего камня...
   - А рыжие воины, значит, слабые? - Кота постаралась задеть нового знакомого, так как ей не понравилось, что тот принижает достоинства серой стаи. - Но это же очень важно!
   - Не слабые, - немного поморщился Далас. - А не такие сильные. Рыжим не надо долго оборонять селение, постоянного жилья-то нет. Гораздо важнее вовремя напасть, быстро убить и так же незаметно исчезнуть. Вот этому я и буду тебя учить. Ты сможешь раствориться в чистом поле, исчезнуть даже на голой земле... Что сейчас просто необходимо, ведь многие локки, так алчущие власти, стремятся завладеть Сердцем клана!
   - Все это понятно, - задумчиво пробормотала Кота, рассудив, что обижаться - глупо. Особенно на того, кто хочет тебе помочь выжить. - Не ясно только одно - как Мотас умудрился столько времени скрывать кулон? Почему локки, поработивший его, не отнял Сердце клана?
   - Мотас - это хранитель из стаи? - деловито уточнил Далас.
   - Он не был хранителем, - отрицательно качнула головой девушка. - Насколько я поняла, Мотас был изгнан из стаи. Поэтому не мог стать им.
   - Тогда понятно, - усмехнулся воин. - Кулон не проявляет своих свойств, если нет хранителя. Выглядит обычным украшением.
   Покосившись на мрачного мужчину, Кота осмелилась задать еще один мучающий ее вопрос:
   - Интересно, а какие еще существуют? Ну... кроме серых и рыжих стай.
   - Никаких, - грубо отрезал новый учитель, давая понять, что на сегодня разговор окончен
   Они шли по пояс в высокой траве навстречу восходящему солнцу. Кота пыталась осмыслить все, о чем поведал воин из рыжей стаи. Что ждет впереди? Выживут ли братья? То, что вернуться и убедиться в этом нельзя, тревожило девичье сердечко. Чувство вины сдавило грудь. Ну, зачем надела на себя кулон? Ведь никогда раньше не цепляла украшений, как Чилва ни умоляла. А теперь, поддавшись мимолетной прихоти, подвергла опасности всех, кого любила... и сама лишилась прежней, размеренной жизни. О том, что еще недавно она так печалилась о несбывшихся приключениях, которые ушли из жизни вместе с Лаем, Кота не вспоминала.
   Глава 7
  
   Полночь осталась далеко за спиной, как и высокие горы Колхи, да бескрайние просторы южных плато. Лес, такой родной и одновременно уже чужой, осторожно изучал ее, принюхивался, еще не решив - стоит ли доверять внешне знакомой девушке, насквозь пропахшей другими землями. Острые листья кустарника торчали, будто настороженные уши волка. Ветер несмело дергал за края широкой рубахи. Черные волосы, с которыми он некогда так любил играть, превращая их в подобие темного пламени, уже не были такими длинными, а потрепанная сумка на плече путешественницы была слишком тяжелой, чтобы он смог хотя бы качнуть ее.
   Уверенной поступью Кота приближалась к полянке, знакомой с детства. Ей кажется, или деревья стали еще выше? Нет, как такое возможно - за пару лет рост вековых исполинов не заметен. Просто она отвыкла от дома... точнее отвыкла считать это место домом.
   Всего два года. Как все изменилось! Как сильно изменилась она сама. Уже не было той слегка наивной, простоволосой девочки, которая с радостью бегала наперегонки с ветром. Нет, теперь она только слушала его, Он был советчиком, доносчиком... кем угодно. Но только не другом для игр. Да и игр давно не существовало. Любая игра мгновенно становилась жизнью: слепой, беспощадной, кровавой...
   Недалеко отсюда находился мосточек через Ори, где они тренировались с горожанином. Теперь смешно было вспоминать, какого мастера меча она из себя строила. Да, раньше могла сражаться долго, но сейчас понимала, что важнее уметь не сражаться, а сразу убивать. Любая минута жизни, подаренная локки, может обернуться многими смертями.
   А еще она научилась ненавидеть: люто, безоглядно. Локки, которые встречались на пути, всячески способствовали этому, вытесняя теплые воспоминания о Лае и его учителе. Острый длинный нож, прятавшийся на поясе в складках некогда белой рубахи, стал самым верным спутником и другом. Он мог мгновенно оказаться в сильных пальцах, дабы отразить неожиданную атаку. А боев было очень много. В конце концов, она уверилась, что "добрых" локки просто не бывает, что встреча с Уозом - лишь сладкий сон, поскольку не может существовать мага с доброжелательным отношением к шакти.
   Единственное, что не давало совсем выбросить из головы светловолосого мальчика - книга в кожаном переплете. Оказалось, что древний забытый язык, о котором упоминал Уоз - это наречие властителей, рода шакти. Стая рыжих тщательно сохранила знание. И, когда Далас передал Коте мудрость поколений его предков, девушка смогла прочитать фолиант мага. Правда, легкости в понимании странных заклинаний знание волков не давало, но зато давало возможность изучить врага изнутри. И теперь с первых звуков заклятия Кота могла предугадать, что именно хочет сделать противник.
   Погладив сумку, в которой покоилась книга, оказавшаяся настолько полезной, Кота вышла на небольшую полянку. Лунный свет щедрыми потоками заливал древний камень и, отражаясь в первых капельках росы, перемигивался со звездами. Сглотнув подкативший к горлу комок, девушка прошла к старому другу и провела тонкими пальцами по влажной поверхности. Уже скоро рассвет, сюда придут воины из стаи серых. Кто они теперь для нее? Сможет ли она сегодня назвать их братьями? Кто сейчас она сама?..
   Она не была волчицей с того самого дня, как отправилась на ярмарку в замок харца. Кота усмехнулась. Серые так боятся смешаться с людьми, так тщательно избегают общения с ними. У рыжих все иначе, у них ценится способность растворяться в толпе, быть неотличимым от обывателей. И теперь Кота знала о жизни горожан, пожалуй, даже больше, чем они сами.
   Она села на камень и поджала ноги. Зачем Солдес позвал ее? Когда пришла весть, они с Даласом преследовали злого старого локки. Пришлось все бросить и уходить. А ведь она потратила на слежку целый месяц! Далас вернулся в свою стаю. Кажется, был очень рад, что, наконец, избавился от нее. Кота саркастически усмехнулась. И как он все это время обходился без любви? Чтобы не дать другу попасть в ловушку локки-женщины, пришлось запретить ему даже с селянками встречаться. Нащупав слабые места воина, дальше девушка уже легко управляла им. Кажется, Далас действительно влюблен в нее, но это не имело значения. Это Колина говорила каждый раз, когда он признавался в своих чувствах. Зато теперь, вернувшись, он свободен от Коты. Она же всегда была свободна, поскольку в сердце жили только лишь ненависть и презрение.
   Да, локки Кота презирала. За навязчивое стремление к власти, за безоглядное желание владеть всем, что вдруг приглянулось. Для мага важен только он сам, все остальное вокруг создано лишь для того, чтобы доставлять удовольствие. И локки, не задумываясь, берет эти удовольствия, любыми путями добивается желаемого, не считаясь с мнением, а порой и с жизнями, других. Он - паразит. Тот, который живет за счет других, считает себя выше всех. Кота криво усмехнулась: избранная раса! Как же. И кровь у них такая же красная, и умоляют о пощаде так же жалко, как обычные люди.
   Светлеющее небо гасило звезды одну за другой, как разлившаяся река небольшие костры кочевников. Или безмолвные убийцы - жизни своих врагов. Сколько их было - Кота никогда не считала. В этом не было смысла, в живых все равно остается неизмеримо больше. Но с каждой новой жертвой крепло желание уничтожить всех - так же, как эти звезды, одного за другим. В этом теперь смысл жизни. Или они настигнут последнюю из шакти и уничтожат.
   В случайные минуты затишья Кота мечтала о том, как окажется на этой полянке, как перепрыгнет через камень, и одинокая волчица понесется через лес, не разбирая дороги, вновь осматривая свои владения. Но сейчас почему-то медлила. Неожиданно вспомнился тот день, когда Далас передал знание. Не внезапно и без объяснений, как принято у серых. Нет, на первых порах он долго и обстоятельно рассказывал о том, как это происходит, как это было с ним самим. В стае рыжих не принято оставлять щенка один на один с мудростью древних. Поэтому Кота была полностью готова к принятию новой, но не менее тяжелой волны, опускающейся на душу, как удушающая жара в полдень на пустыню.
   Было ли это посвящение лучше или хуже, Кота не могла определить. И удар, полученный от Кродоса, и тягучая масса мудрости рыжих, добровольно принятая от Даласа, были одинаково неприятны. Конечно, для нее, вступавшей на путь посвящения второй раз, было немного легче. А вот щенкам, впервые столкнувшимся со знанием стаи, и то, и другое, принесет одинаковое ощущение давящего пласта чужих суждений, точно тяжелый ком земли. Кулон отреагировал и на вторую волну мудрости. Словно впитав в себя знание древних, камень снова увеличился. Но цвет в этот раз не изменился, так и оставшись кроваво-красным. Кота задумчиво рассматривала игру солнечных лучей в острых гранях камня. Впервые увидев Сердце клана, она поразилась красоте золотого украшения, искусной инкрустации. Теперь камень почти скрывал волчий глаз с некогда черным зрачком.
   - С днем рождения! - из леса бесшумно возник Солдес. На нем была шикарная рубаха с пышными рукавами, расшитый золотом камзол и темные обтягивающие брюки. В руках он держал плащ и большой сверток.
   Конечно, Кота задолго ощутила приближение зеленоглазого мужчины. И последние несколько минут ерзала на камне в нетерпеливом ожидании. Очень хотелось спрятаться и выскочить в последний момент, но опасение, что чуткий воин не узнает сестру, останавливало. Она сильно изменилась, и внешне, и, несомненно, внутренне.
   - Ты меня узнал, - тепло улыбнулась девушка, разглядывая брата. А вот он все такой же. Будто не было никакого перерыва, и мужчина просто искал свою взбалмошную сестру, вновь убежавшую ночью в лес.
   - Это было несложно, - Солдес хитро покосился на нее. - Ты все такая же упрямая, самоуверенная пацанка... а обрезанные косы только подчеркивают это. Да и так обиженно сопеть, как моя дорогая сестричка, никто не может!
   Нахмурившаяся было Кота махнула рукой и расхохоталась.
   - И все же я другая!
   - Тебе только кажется, - печально улыбнулся Солдес и пытливо всмотрелся в черные глаза. - Еще не прыгала? Вижу, что нет... Что медлишь? Тебе же хочется.
   - Мне почему-то страшно, - неожиданно для себя пожаловалась Кота.
   - Не бойся, - брат взглянул на нее со всей серьезностью. - Я рядом.
   Кота медленно стянула рубаху без рукавов через голову и отбросила в сторону. Когда девушка выпрямилась, кулон чуть покачнулся. Рядом с грязно-белой тряпкой на землю упали черные брюки, грубо обрезанные по колено. Кота медлила, словно растягивая секунды в струнки. Страх холодными пальцами стиснул сердце. Сжав кулаки так, что ногти впились в кожу, девушка нерешительно подпрыгнула над камнем... и провалилась в темноту.
   - Кота! - голос звал издалека, как из глубокого колодца. Где-то текла вода... может, она на самом деле в колодце? Но откуда он в лесу?
   Повернувшись на бок, девушка услышала протяжный стон. Вздрогнула - стон оборвался. Перед глазами мерцала мутная пелена, не давая возможности что-либо разглядеть. Кота попыталась спросить, что происходит, но снова услышала протяжный стон. Поняла, что издает его сама. Зажмурилась и сжалась в комочек, как будто в поисках защиты.
   - Кота, - снова осторожно позвал Солдес. - Как ты, милая?
   - Хуже еще не было, - тихо прошептала девушка, явственно ощущая, как в голове вспыхивают искры боли. - Что со мной?
   - Лежи спокойно, - приказал брат. - Скоро пройдет.
   - Что пройдет? - раздраженно уточнила Кота, чувствуя, как темнота, сковавшая разум, отступает, а тело становится все более послушным. Звук льющихся струй постепенно перешел в шепот, а потом совсем пропал. Перед глазами замаячил силуэт Солдеса. - Я что, в обморок упала? Только этого не хватало!
   - Можно и так сказать, - задумчиво проговорил мужчина. - В обморок ли, не знаю. Но в прыжке вдруг застыла, точно тебя что-то держало, а потом рухнула прямо на камень... головой.
   - То-то она так гудит, - девушка схватилась за виски, пытаясь унять пульсирующую боль. - Как не разбила, непонятно. - И тут ее вдруг осенило: - Но, Солдес! Это значит... что я больше не смогу стать волком?! Камень не пустил меня на ту сторону...
   - Получается, что так, - растерянно промолвил брат, опуская глаза. - Я никогда раньше такого не видел. Даже Мотаса камень пропустил. Просто не изменил внешность...
   - Он точно ревнует к камню Дороса стаи рыжих. Но я ведь не прыгала через него! Или просто не пустил меня, потому, что я не сняла кулон? - лихорадочно размышляла обнаженная девушка. Вскочив, упрямо тряхнула головой. - Тогда сниму его и снова попробую!
   - Может, не стоит? - с сомнением протянул обеспокоенный мужчина. - Второго такого удара твоя голова, боюсь, не выдержит...
   Но Кота не слушала. Ей вдруг завладело отчаянное желание немедленно стать волчицей. И трясло от мысли, что она навсегда лишена этого. Не то, чтобы это было так уж необходимо: став однажды членом стаи, она обрела и нюх, и чутье волка, нечеловеческую скорость и рефлексы. И это все время оставалось при ней. Но теперь, когда впереди замаячила угроза лишиться возможности менять облик, Кота испугалась. Нервно подскочив, попыталась сорвать с шеи кулон, который не снимала ни разу со дня ярмарки.
   В глазах что-то вспыхнуло, оставив медленно плавающие мезги. Выругавшись, помотала головой, отгоняя наваждение. Видимо, кулон против того, чтобы шакти снимала его. Это плохо. Тогда не остается ничего. Она никогда больше не станет волчицей! Ощутив острую тоску, Кота протяжно завыла.
   - Что это? - Солдес оторопело смотрел на сестру, медленно отступая. - Не может быть!
   - Что? - гавкнула девушка и посмотрела на брата снизу вверх. Внезапно шерсть на загривке встала дыбом. Она - волчица! Обернувшись, глянула на хвост. - О! Привет... давно не виделись.
   Хвост качнулся, а Кота нервно хихикнула и снова повернулась к бледному от изумления брату. Тот, казалось, лишился дара речи, открывая и закрывая рот.
   - Получилось! - радостно взвизгнула Кота и закрутилась волчком, не в силах удержаться на месте от счастья. - Солдес, у меня получилось! - И тут резко остановилась и растерянно поглядела на безмолвный камень. - А как у меня получилось? Я же должна быть с той стороны... Я прыгала?.. Или нет?
   - Вот именно, - с трудом сглотнув, прохрипел брат. - Ты коснулась кулона и сразу стала волчицей... Солнечной волчицей!
   - Да? - удивилась девушка. Немного полюбовалась золотистыми переливами порыжевшей шерсти и вновь повернулась к брату. - И что это значит?
   - Что ты теперь новая властительница, - почтительно опускаясь на одно колено и склоняя светлую голову, ответил Солдес. - Втайне я всегда надеялся на это, но уже отчаялся.
   Кота задумчиво обежала камень и вопросительно глянула на брата.
   - А как мне обратно стать человеком?
   Тот поднял голову, потом пожал плечами.
   - Может, нужно снова коснуться кулона?
   - С радостью бы, - Кота отчаянно крутила головой, пытаясь рассмотреть свою грудь. - Но его нет!
   Солдес поднялся и подошел к мелко дрожащей от возбуждения волчице. Запустил пальцы в густую золотистую шерсть на груди и нервно дернулся. Чуть отстранившись, медленно развел пальцы. В коже волка живым светом мерцал и переливался алый камень. Кота растерянно лизнула его, словно убеждаясь в реальности происходящего.
   - Может, просто нужно захотеть, - вновь предположил мужчина, опуская руки. - Попробуй...
   Кота вздохнула и попробовала "захотеть". В следующее мгновение она смотрела в зеленые глаза коленопреклоненного Солдеса уже сверху и удивилась:
   - Так просто?
   - Кулон снова на месте, - немного растерянно промолвил мужчина, буравя мрачным взглядом Сердце клана.
   Девушка ухватилась за кулон и рассмеялась.
   - Получатся, что я могу теперь становиться волком и без камня богов?
   - Видимо, да, - сурово кивнул Солдес, поднимаясь с колен. - Род шакти не угас! Ты избрана богами его продолжать... поэтому Колина расположена к тебе! - Тут Солдес вдруг цинично усмехнулся. - Хотя, возможно, что это сила рыжей стаи так проявилась в тебе. Ты ведь стала рыжей! К тому же, они - кочевники, значит, им не нужен камень Дороса... На самом деле! Я же никогда не видел Даласа в волчьем обличии...
   - Им это почти не нужно, - недовольно поморщилась Кота. - Но они не могут просто обращаться в волков, для этого все равно нужен камень. Обязательно! Просто у рыжих камень Дороса разделен на несколько малых. Те закопаны в определенных местах, куда волки время от времени возвращаются, чтобы обратить новых щенков. И, для сведения, они не рыжие в обличие волка... это камень у них золотистого оттенка.
   Солдес удивленно поднял брови. Для воина это стало откровением. Как, оказывается, рьяно рыжие хранили свои тайны. Даже старинный друг не выдал ему секрет. Но, с другой стороны, он и сам не спешил рассказывать Даласу о древних тайнах серых...
   Тем временем Кота быстро оделась. Тело мелко тряслось от перевозбуждения. Новые ощущения перехлестывали через край. Бегать по лесу резко расхотелось.
   - Мы пойдем в селение или все придут сюда? - пытаясь унять нервную дрожь, преувеличенно бодро спросила Кота. - Так хочется увидеть братьев... и Чилву!
   - Не получится, - грустно улыбнулся Солдес
   - Почему? - удивленно спросила она и тут же нервно хихикнула: - Только не говори, что на вас опять напали локки... Что, кто-то погиб в очередной хитроумной ловушке?
   - Нет, - растерянно кашлянул Солдес. - Что ты! Все живы и здоровы! Ловушка была всего одна - только на тебя, да и то не особо удачная, а тех нескольких прохиндеев, осмелившихся назваться локки, мы тогда быстро уничтожили, - мужчина хищно ухмыльнулся. - Собственно, настоящий локки там оказался только один, его загрыз Врадес. Узнал в нем старого врага. Обрадовался так, что не смог сдержаться. Говорил, что это один из приближенных пропавшего Локка! Остальные же были почти обычными людьми. И с Чилвой все в порядке. Она пряталась в любовном гнездышке Врадеса, которое тот устроил для свиданий с селяночками. Так что может, не стоило тебя отсылать.
   - Не эти, так другие бы пришли, - равнодушно пожала плечами Кота и тихонько вздохнула с облегчением, стараясь, чтобы брат ничего не заметил. - Да и сейчас мне задерживаться у вас не стоит. Скажи, зачем звал, обниму всех и снова уйду.
   - Затем и звал, - тяжело вздохнул тот. - Как ты знаешь, в отсутствие Шактир воинам приходится искать свое испытание. Вчера мне предложили работу. А во сне я видел волчицу с ликом Троны... Возможно, что твое время пришло. Ты пойдешь со мной в замок харца. - Мужчина придирчиво осмотрел сестру. - Только надо приодеться, а то выглядишь, как нищая оборванка.
   - Куплю в замке, - испуганно вздрогнула Кота, вспомнив страшные корсеты и тяжелые платья, обожаемые Чилвой. И надменно добавила: - У меня есть деньги! Сама заработала!
   - Правда, что ли? - с саркастичным смешком уточнил Солдес, подняв брови.
   Кота насупилась и, схватив сумку, нашарила внутри пару звенящих мешочков. Мужчина оценивающе рассмотрел кожаные кошельки.
   - И как - обчистила карманы убиенных Даласом локки?
   - Я их сама прирезала, - еще больше надулась девушка. - Поэтому и добыча - моя!
   - Ладно, не сопи так громко, - примирительно сказал Солдес, бросая большой сверток. - Вот, одевайся, время не ждет.
   - Больше никого с нами не будет? - уточнила Кота, пряча мешочки обратно в сумку. За время путешествия она научилась ценить деньги. Потом развернула одежду, - она оказалась мужской, - и удивленно воззрилась на брата.
   - Нет, только мы, - еле заметно качнул головой брат. - И не удивляйся - мужская одежда лучше подходит для небольшой вылазки в замок. Во-первых, некогда будет переодеваться в городе, а во-вторых... если ты будешь выглядеть как локки, а я - как знатный заезжий, подозрительная парочка получится.
   - А так будем выглядеть менее подозрительно? - сдавлено хихикнула Кота, покрутив в руках маску из черного бархата. Подобная была и в руках Солдеса.
   Тот лишь нахмурился и размеренным шагом направился в сторону города. Поспешно натянув серебристую рубаху и обтягивающие брюки, Кота накинула на плечи тяжелый от золотой вышивки камзол, подхватила черный плащ и маску, да поспешила следом.
   Под стенами замка харца Солдес широким жестом накинул плащ и тщательно приладил маску. Оказывается, она крепилась не к голове, а к капюшону. Кота застегнула камзол и постаралась правильно надеть маску и плащ. Сразу стало нестерпимо жарко, пот заструился по спине. Поежившись от противной щекотки, девушка проворчала:
   - И зачем весь этот маскарад? Некий древний ритуал?
   - Можно и так сказать, - хохотнул Солдес, сверкнув зеленью глаз из прорези маски. - Знатных горожан, путешествующих инкогнито - пруд пруди. А нам нужно затеряться, незаметно проникнуть в замок...
   - Ага, - мрачно кивнула девушка. - А еще для большей непримечательности не хватает лошадей, фанфар и длинной свиты...
   - Поговори еще, - несколько удивленно отозвался мужчина. - Я понимаю, что рыжий научил тебя оставаться неприметной в любой ситуации. Но нам сейчас не так важно не привлекать внимания. Важнее - оставаться неузнанными. Рыжие могут себе позволить ходить без масок, так как маловероятно, что вернутся в это место еще когда-нибудь. Серые же вынуждены работать рядом с логовом.
   Кота вздохнула и смиренно потопала следом за братом. То жуткое платье, то смрад тайного хода, теперь тяжелые одежды, наглухо скрывающие тело в самую жару... Кто бы ни сопровождал ее в замок харца, различные неудобства всегда оставались верными спутниками девушки. Даже накройся она шкурами, и то было бы легче дышать!
   У ворот возникла небольшая заминка, поскольку рыжий стражник не хотел пускать приезжих господ.
   - Приказ харца! - скулил он, жадным взглядом буравя золотые монеты в руках Солдеса. - Не положено до темна! Никому...
   - О! - Кота узнала молодого стража и оглянулась. - А где Нерст?
   - Так вы на похороны дядюшки? - веснушчатое лицо озарила грустная улыбка. - Как раз вовремя успели. Проходите скорее! Только держитесь ближе к городской стене - в замке турнир.
   - Турнир? - несказанно удивился Солдес. - С какой стати? Тем более, в такой траур.
   - Что харцу до мертвого слуги? - еще больше помрачнел стражник. - Он уже не может исполнить обязанности... А праздник - в честь совершеннолетия наследника.
   - Почему же тогда ворота закрыты? - уточнил Солдес.
   - Кто знает, - тот пожал плечами. - У богатых свои причуды.
   И тут же жадно цапнул монету из рук мужчины в черном плаще. Кота ощутила, как брат усмехнулся. Скользнула следом за Солдесом в чуть приоткрытые ворота. Позади рыжий стражник криками и тычками пытался сдержать возбужденных людей, под шумок пытающихся проникнуть внутрь следом за вельможами в черном. Из сторожки выбежало еще несколько человек. Шум все возрастал, а потом резко оборвался, скрывшись за захлопнувшимися воротами.
   С этой стороны городской стены были слышны редкие трубы, и иногда до слуха доносился топот и лязг металла. Солдес легонько пожал руку сестры.
   - Молодчина. Не спрашиваю, кто такой Нерст и откуда ты его знаешь... Главное, мы прошли. Глупо было бы упустить несложное дело, за которое так щедро платят.
   Кота лишь насупилась. Брат не спешил делиться знанием, и она до сих пор не представляла, что придется делать. Главная площадь, где в день ярмарки были раскинуты многочисленные палатки, была разделена на несколько площадок. Одна была очень большой, другие чуть меньше. Вокруг каждой рукоплескали зрители, выкрикивая подбадривающие слова.
   - Я видела такое пару раз, - шепнула Кота. - Это не так, как тогда, на ярмарке, глупые шуты сражались бутафорским оружием... Здесь все по-настоящему. И погибнуть может каждый из смельчаков. По-моему, глупо, вот так - ни за что, умирать. Но, как верно подметил стражник, у богатых свои причуды. Участвовать в таких турнирах могут лишь самые знатные.
   - Хорошо, - сухо кивнул Солдес, пробираясь к самой большой площадке. - Значит, не придется объяснять. Стой здесь, мне нужно найти одного человека...
   И, оставив Коту около ограждения, исчез в толпе, направляясь к крытому балкону, где сидели вельможи. Потеряв брата из виду, девушка перевела взгляд на поединок. Лошади неслись навстречу друг другу, всадники чуть склонились вперед, ощетинившись пиками. Удар. Вылетев из седла, один из нападающих распластался по земле совсем рядом с ней, оглушив лязгом доспехов. Попытался было подняться, но с горьким стоном плюхнулся обратно. Кота усмехнулась. Нацепив на себя такое количество железа, воины даже ходили с помощью слуг. А уж для того, чтобы подняться, требовалось сразу несколько человек.
   Другое дело поединки на мечах. Противники оставляли только самые необходимые доспехи, стараясь максимально облегчить тело. И все равно, чтобы махать мечом и двигаться при этом, уходя от ударов другого воина, нужно обладать недюжинной силой. И смотреть на такое представление было интересней. Хотя горожане явно придерживались иного мнения, поскольку больше всего народу было у самой большой площадки. Кота пожала плечами и отвернулась от поединка, с большим удовольствием наблюдая за двумя пешими воинами, дерущимися на длинных обоюдоострых мечах.
   Внимание привлекал один, высокий, двигающийся с кошачьей грацией, он с легкостью отражал удары, нанося в ответ такие, что противник постоянно падал на колени. Но Коту немного раздражала показное милосердие, которое тот проявлял. То и дело галантно ждал, пока неприятель снова поднимется и будет готов драться дальше. Это было глупо. Возможно, что мужчина просто позер.
   Глашатай громко объявил имена. Человек, за которым наблюдала Кота, чуть дернулся и одним ударом сбил противника с ног, приставив меч к его шее. В воздух взметнулся белых флажок, знаменующий победу. Сам же победитель, перепрыгнув изгородь в шаге от девушки, бросился к пегому жеребцу, которого держал под уздцы приземистый слуга. Вскочив на коня, воин всадил шпоры в бока и помчался навстречу новому противнику.
   В тех же легких доспехах, в которых бился на мечах, мужчина несся навстречу острому копью. Кота обомлела. Он или глупец, или смельчак... что, впрочем, одно и то же. Удар. Оба копья разлетелись в щепки, сломавшись друг о друга. Противник храбреца, не выдержав, полетел на землю. Тот, подхватив с седла секиру, изящным движением сымитировав отсечение головы поверженного.
   Тут же со всех сторон раздались скрипучие звуки труб, оглушив на миг присутствующих. В воздух взметнулись многочисленные флаги. Видимо, этот человек и стал победителем турнира. Кота зевнула и огляделась в поисках Солдеса. Брата нигде не было видно. На поле в это время выбежали слуги, спешно помогая воину спуститься. Другие оттащили поверженного противника и увели лошадей. Двое мальчишек, пыхтя, старательно разматывали огромный ковер, по которому, раскинув руки в стороны, уже шел улыбающийся вельможа средних лет.
   - Алайдер! - подчеркнуто радостно вскричал он. - Я знал, что ты - достойный наследник харца! - Обернулся и грозно гаркнул: - Приз победителю турнира!
   К харцу, задыхаясь, суетливо подбежал невысокий толстяк и почтительно протянул золотой обруч, в середине которого на ярком солнце сверкал и переливался золотистый камень. Вельможа торжественно поднял украшение над головой воина. Тот опустился на одно колено и снял с головы шлем, открыв миру золотистые локоны. Харц медленно опустил приз на голову победителя. В это время плавно, как корабли с поднятыми парусами, к харцу приблизились две молодые дамы. Одна из них держала в руках бархатную подушечку, на которой покоилось нечто блестящее.
   - Второй приз, - кокетливо проронила она, протягивая ношу харцу.
   - И кто же победил в этом году в поединках на мечах? - чуть снисходительно уточнил тот, окидывая тяжелым взглядом рыцарей. Но они остались неподвижны. И лишь его сын поднялся с колен.
   Что-то кольнуло Коту в самое сердце. Молодой человек, стоящий перед напыщенным от собственной важности вельможей со спины чем-то напоминал старого знакомого. Присмотревшись, она качнула головой. Нет, невозможно. Это - наследник харца. Молодой человек выше Лая, у него широкие плечи и сильное тело. Она усмехнулась: да и сражался он гораздо лучше. Харц тем временем сверлил сына мрачнеющим взглядом. Потом через силу улыбнулся.
   - Поздравляю, Алайдер! - громко провозгласил он. - Хоть я всегда считал, что меч - оружие простых воинов... Но ты все равно - победитель! И заслужил это! - Быстро, словно приз жег ему руки, харц схватил серебряный обруч, намного тоньше того, что был у победителя на голове, и всунул в ладонь сына. - Думаю, ты не пожелаешь менять золото на серебро... - едва усмехнулся он. Затем быстро развернулся и, под изумленными взглядами прелестных спутниц, пошагал по ковру обратно.
   Наследник растерянно потоптался на месте, потом двинулся следом, подхваченный под руки высокородными красавицами.
   - Как разозлился харц, - с сарказмом хмыкнул незнакомый мужчина рядом с Котой, обращаясь к соседу. - Конечно! Пятнадцатилетний сынуля оказался удивительно силен! Алодлор приказал, чтобы пацана никто не учил бою на мечах, - человек в темной одежде сплюнул под ноги. - Не хотел, чтобы тот затмил славу самого харца. А теперь выросший Алайдер того и гляди, захочет ускорить события...
   - Помолчал бы ты, Нола, - чуть слышно прошептал сосед, беспокойно оглядываясь. - Навлечешь беду своим язвительным языком.
   - Да это все знают, - презрительно фыркнул мужик и кивнул на Коту. - Даже эти...
   Сосед побледнел и, схватив приятеля, от которого ощутимо пахло селянской самогонкой, потащил в сторону. Кота растерянно проводила их взглядом, размышляя, что селянин хотел сказать. Тут руку схватил неслышно возникший из толпы Солдес
   - Идем, - тихо приказал он и потащил сестру в сторону.
   Турнир закончился, но никто расходиться не спешил. Вельможи удалились во внутренний двор замка для празднования, а простой народ уже отмечал победу наследника прямо в предзамковом укреплении. Изгороди, разделяющие площадь, были сметены и служили низкими столами для кружек всех мастей, которые наполнялись дармовой выпивкой из многочисленных бочек. Их только что выкатили из распахнутых дверей харцской кладовой.
   Лавируя между спонтанными компаниями собутыльников, Солдес все тянул Коту к небольшому обшарпанному зданию, внешне немного похожему на старую, давно опустевшую башню, в которой некогда ютился погибший Глом. Сглотнув комок в горле, возникший от тошнотворных винных паров, девушка сунула руку под маску и с силой зажала нос, потому что она терпеть не могла запаха спиртного. Тот напоминал о злополучном дне, когда пьяный Врадес ввалился в землянку, да о кровавом месиве, в которое заклинание Уоза превратило тело старого мага.
   Распахнутая дверь, чуть поскрипывающая на ветерке, зазывала путников внутрь. Солдес протолкнул Коту в дом, а сам медленно оглядел празднующую толпу. Не почуяв опасности, захлопнул за собой дверь. Девушка быстро оглядела помещение. Внутри все оказалось не так страшно. Вполне ухоженный холл, похожий на многие другие в гостеприимных домах горных городишек, в которых они с Даласом иногда оставались на ночлег. Немного вытертый ворс ковра, чуть замусоленные стены и покосившиеся от времени ставни... Но было чисто и приятно пахло. После смрада, который разносила жара по городскому воздуху от огромных бочек, сладкий привкус был благом для чувствительного носа Коты.
   Солдес прошел в следующее помещение, поманив ее за собой. Поспешив следом, девушка оказалась в длинном просторном коридоре, изредка освещенном настенными канделябрами. Растерянно оглянувшись, провела рукой по влажным камням, которыми были тщательно выложены стены. Брат бесшумно двигался вперед, и только шуршание одежды, усиленное эхом, разносилось под сводами, напоминая шелест крыльев летучих мышей из темных пещер гор Колхи, навевая ощущение нереальности происходящего.
   Кота сбросила наваждение и побежала следом. Идти пришлось довольно долго. Даже тайный ход, показанный ей Лаем, был гораздо короче. Но, в конце концов, коридор закончился, успев изрядно надоесть однообразием. Еще некоторое время перед глазами еще мелькали свечи канделябров, развешанных по стенам ровно через каждые пять шагов. Кота помотала головой и уставилась на высокого горбатого человека в кожаной безрукавке, который стоял в небольшой комнатке, сплошь обитой синим бархатом. Тот, в свою очередь, сверлил недоверчивым взглядом вошедших. Солдес сбросил плащ и маску и шагнул навстречу.
   - Приветствую, - чуть склонился он.
   Горбун сухо кивнул и открыл небольшую дверь, из которой буквально выплыла дама в шикарном платье. Лицо женщины скрывала темная вуаль.
   - Мой муж нанял локки, чтобы убить наследника... снова! - явно волнуясь, отрывисто сказала она. Кота, запутавшаяся в тесемках маски, замерла, вслушиваясь в приятный мелодичный голос.
   - Харц решил убить сына? - немного удивленно повторил Солдес. - У него же больше нет наследников!
   - Нет, - печально подтвердила женщина. - Он словно обезумел... Алайдеру исполнилось пятнадцать, значит, он может претендовать на трон. Конечно, не секрет, что многие харцы погибли именно от рук собственных отпрысков... Но Лай не такой!
   - Вы обмолвились, что харц нанял второго локки, - вежливо напомнил Солдес.
   - Да, - она рассеянно кивнула. - Два года назад. Но тогда все обошлось. Я отослала мальчика к своему старому учителю. Убедила харца в том, что наследник заинтересовался науками. И все это время твердила, что Лай не стремится занять трон харца. Алодлор соглашался. Но, когда Лай вернулся, то вдруг решил, что юноша занимался науками лишь с одной целью - изобрести страшную отраву! По замку распространились слухи о намерении Алодлора покончить с сыном...
   - Но, если наследник погибнет, харц после своей смерти оставит замок на растерзание враждебно настроенным соседям, - попытался возразить Солдес. - Он должен понимать, что обрекает вас на смерть или на насильное замужество.
   - Алодлору никогда не было дела до того, что не касается его жизни, - мрачно ответила харцесса.
   Миген мысленно перенеслась в главную башню, где ее с нетерпением ожидал харц. Представила тонкую полоску недовольно поджатых губ, глубокую складку на переносице. Сколько у нее еще времени? Ладони вспотели. Женщина стянула с руки дорогую перчатку и принялась остервенело ей обмахиваться. Грудь вздымалась от тяжелого дыхания, щеки блестели от слез. Страх, жуткий страх сковал сердце. Сегодня она опять увидела вокруг головы харца странное облачко. Возможно, сплетни про слуг Мороса не такие уж сказки. Именно в такие моменты Алодлор наиболее жесток. Такое впечатление, что он на время сходит с ума, круша все вокруг, посылая в темные подвалы каждого, кто покажется ему опасным, да требует постоянного присутствия харцессы. В него точно кто-то вселяется, и этот кто-то просто чудовище.
   Казалось, что она нашла выход, придумала, как спасти сына от навязчивых страхов харца. Но учитель прислал юношу обратно. В тайном послании он указал, что его избушка теперь не так надежна. И посоветовал обратиться к старому отшельнику. Ходили слухи, что тот обладает даром говорить с волками. Харцесса думала, что это лишь сказки, но все же решила найти отшельника.
   Самой ей из башни не выйти, поэтому харцесса послала горбуна. Слуга привел в эту же тайную комнату, обитую бархатом, безумную старуху. Та рассказала ей про огромный валун. Вздрогнув, харцесса вспомнила, как Сориан рассказывал юной возлюбленной легенду об этом камне. В валуне есть отверстие, более похожее на небольшую норку. Говорят, оно обладает магической силой. Если человек затаил обиду или вынашивает планы мести, то, сунув в дыру руку, рискует лишиться целой кисти! По словам нищенки, следовало положить туда деньги и записку. Потом старуха прошептала: "Молчи обо всем или умрешь!", и, истерически захохотав, убежала по коридору.
   Миген положила записочку в мешочек с деньгами и послала горбуна к валуну. Вернувшись к вечеру, он поведал, что в коридоре наткнулся на труп старухи. Глаза ее были вытаращены от ужаса, а на теле не было ни царапинки...
   Уже на следующий день, едва успев проснуться, Миген с ужасом смотрела на письмо, приколотое кинжалом к бархатной подушке. Всего две строки... Таинственные воины были прекрасно осведомлены и о тайном ходе, и о горбуне.
   И вот они здесь, во плоти и крови. Один снял маску, второй явно опасается. Но оба излучали надежность. Время на исходе, она должна возвращаться, иначе взбешенный харц может кого-нибудь и на плаху послать.
   - Как вы защитите моего сына? - задала Миген свой главный вопрос.
   - Вы должны довериться нам полностью, - туманно произнес Солдес. - Не пытайтесь узнать, кто мы. Не ищите сына. Своими действиями вы можете лишь навредить. Надеюсь, вы понимаете, что наша встреча должна оставаться в строжайшей тайне? Иначе, при всем моем уважении... мне придется вас убить.
   - Мне необходимо что-то сказать сыну, - вздрогнув, попыталась возразить харцесса. - Объяснить ему, кто вы и почему я так поступаю...
   - Ни единой душе, - сурово отрезал воин.
   Миген покачнулась и благодарно оперлась на руку горбуна. Лай сейчас ожидал ее в покоях. Она не позволила ему даже переодеться, страшась отпустить от себя даже на мгновение. Сын наверняка будет очень недоволен. Но так лучше для всех. Миген вытерла слезы вуалью, сжала зубы и решительно направилась в свою спальню.
   Человек в кожаной безрукавке тщательно прикрыл за харцессой дверь, тоже обитую синим бархатом, и выдвинул в середину комнаты небольшой сундук. Солдес оглянулся на сестру и, увидев, что та не может справиться с маской, помог снять плащ. Тесемки маски окончательно перепутались, цепляясь за пальцы, уши девушки. Солдес, ругаясь вполголоса, пытался распутать этот клубок, постоянно шикая на повизгивающую от боли Коту. В это время в комнатку влетел разъяренный молодой человек. В светлых волосах сверкал золотистый камень короны победителя турнира. Железный шлем, грохоча по каменным плитам пола, полетел в угол, разодрав дорогую обивку. Но бешенство, бушующее в юноше, все еще искало выхода. Он хлопнул дверью так, что та слетела с петель.
   - Опять отсылает! - вскричал он, бросая злобный взгляд на горбуна, склонившегося в почтении. - И недели дома не побыл! Ведь взрослый уже и сам могу за себя постоять! Да что мне эти проклятые колдуны! Интересно, какого такого умельца она нашла... Ты знаешь?
   Кота, наконец, сняла маску и облегченно вздохнула. Кивнув брату, проворчала:
   - Так что за задание, Солдес? Спрятать глупого щенка от локки? Забавно... особенно, если учесть, что локки и за мной гоняются.
   Алайдер вдруг застыл и медленно повернулся к девушке.
   - Кота? - растерянно спросил он, оглядывая ее с головы до ног.
   - Лай? - несказанно удивилась та, пристально глядя в голубые глаза юноши.
   Глава 8
  
   Густая листва скрывает полуденное солнце. В темной рощице казалось, что сейчас уже вечер, а тонюсенькие лучики, каким-то непостижимым образом умудрившиеся упасть на землю - лишь неясные следы звезд. Уоз всегда направлялся в это местечко, когда предстоял очередной опыт Лая. Маг говорил, что избушка ему дорога как память о потраченных на нее деньгах. Старик всегда так печется о деньгах, будто они дают человеку все. Но это лишь миф.
   Юному наследнику богатого знатного рода они дали лишь видимость. Видимость славы, иллюзию уверенности в себе. Видимость смелости. Людям кажется, что за деньги можно купить все... даже любовь прекрасной дамы. Но это тоже лишь видимость.
   Мысли вновь вернулись к прощанию с Котой. Как он мог так промахнуться? Ведь чмокнул ее практически в нос. Что девушка теперь подумает? Захочет ли с ним общаться? А ведь Лай всегда гордился тем, что исключительно хорошо целуется... Во всяком случае, так ему говорили многочисленные девушки. Хотя, может они просто хотели польстить наследнику.
   Лай тяжело вздохнул и нечаянно просыпал зеленоватые гранулы мимо склянки. Все равно, он мог бы и лучше поцеловать Коту. Ведь это их первый поцелуй. Тот, который запомнит она... если вообще еще помнит неуклюжего парня. Он со злостью стукнул коробочкой о стол. Ему каждую ночь снится, как он обнимает тоненькое тело, ласкает черный шелк волос...
   Бах! Лай сидел на земле и отчаянно тряс головой. Что произошло? Он почти ничего не слышит, так - тонкий звон где-то далеко. Вот Уоз прыгает на одной ноге, постоянно открывая и закрывая рот. Клубы дыма распространяются повсюду, змеями ползут по земле, забираются в листву проворными белками, еще больше усугубляя полумрак.
   В деревянном столе, который старый маг не поленился притащить сюда, зияла огромная дыра, наполненная тем же черным, как уголь, дымом. Совсем, как загадочные глаза непосредственной девчушки, с которой они плескались в холодных водах Ори. Лай словно воочию увидел белизну кожи и тоненький шрамик...
   Уоз перестал прыгать, недовольно потер ушибленную осколком стола ступню и хмуро оглянулся на ученика, намереваясь высказать все, что он думает о неловком парне. Но, увидев, как мечтательная улыбка тронула тонкие губы на испачканном сажей юношеском лице, поник. Весь гнев рассеялся вместе с дымом от неудачного заклятия. Крякнув, маг посеменил к юноше и присел на корточки.
   - Опять двадцать пять! - с укоризной буркнул он.
   Лай вздрогнул и виновато взглянул на учителя, потом растерянно осмотрелся и совсем съежился под печальным взглядом Уоза.
   - Я опять что-то сделал не так...- Паренек расстроено вздохнул. Ну вот, сейчас локки-отступник начнет распекать его за расточительство дорогих зелий. - Простите, учитель... Я не знаю, что случилось. Задумался и...
   - И опять о ней, - закончил за него Уоз, кашляя в кулак, чтобы скрыть ухмылку. Лай покраснел. Учитель покачал головой. - Ну когда же ты поймешь, что шакти нужно забыть. Уясни - она сейчас просто щенок несмышленый! Но, когда подрастет, станет другой... совсем другим человеком. Да, вчера Кота нам помогла, но завтра, если встретит кого-нибудь из локки, - даже отступника! - то, не задумываясь, разорвет на куски. И романтические воспоминания не дадут никакого преимущества. А вот знания - дадут!
  
   Лай судорожно сглотнул, переводя растерянный взгляд голубых глаз на чуть удивленное личико девушки. Словно в тумане он видел черные глаза, полные холодного любопытства, неровно обрезанные пряди волос, иронично изогнутые губы. Кота стала чуть выше и... обрела формы. Даже жесткая ткань расшитого золотом камзола не могла скрыть женственные очертания груди, тонкую талию и округлые бедра. Но видимая мягкость линий лишь подчеркивала жесткую стать прямой спины, безжалостные складки в уголках губ и циничный прищур глаз.
   Но, несмотря на внешние изменения, он ощущал, как теплая волна нежности поднимается из глубин сердца.
   - Ты стала... совсем другая, - хрипло прошептал Лай. - Такая холодная и... прекрасная...
   Как во сне, он шагнул вперед и протянул руку, почти коснувшись щеки Коты. Горбун, которого ранее загораживал Лай, бросил на девушку удивленный взгляд и застыл. Смертельно побледнев, попятился и, запнувшись за железный шлем, брошенный ранее Лаем, беспомощно взмахнул руками. Падая, слуга неловко подцепил забрало носком туфли, нечаянно подбросив шлем в воздух. Озадаченная Кота проследила взглядом за тем, как тот железным снарядом рухнул прямо между глаз оступившегося горбуна.
   Лай вздрогнул и оглянулся. Наваждение рассеялось. Горбун стонал, потирая распухшую переносицу, и отчаянно моргал, бросая на Коту взгляды бешеной лошади. Та же иронично усмехнулась и пнула шлем в сторону. Перед юношей стояла бесстрастная и жестокая воительница, лишь немного напоминающая ту слегка наивную девчушку с широко распахнутыми глазами, которая приходила к нему во сне.
   - Любопытно, - неопределенно хмыкнул Солдес, переводя взгляд с одного на другого.
   - Так ты - наследник харцской короны? - изогнув смоляную бровь, уточнила Кота. - Почему же раньше ничего не сказал?
   - Наследник, - недовольно буркнул Лай, отводя взгляд. - Вот только до короны вряд ли дотянусь. Уж больно цепко держит ее харц.
   - То есть, подобные мысли действительно посещали твою голову? - спросила девушка, чуть покосившись на горбуна, не сводившего с нее глаз. Интересно, что его так напугало. - И тревога харца не напрасна...
   - Что вы, - горбун вскочил и поспешно заслонил юношу, пытаясь защитить своим телом. - Алайдер никогда не пошел бы на убийство ради власти.
   - Но он же маг, - рассудительно возразила Кота. - А те жить не могут без власти.
   - Он маг? - еще больше удивился Солдес. Приблизившись к юноше, осторожно отодвинул горбуна в сторону и принюхался. Качнул головой. - Ошибаешься. Я бы почуял. Он не локки.
   - А Врадес почуял, - безразлично пожала плечами Кота. - Хотя, должна признать, что сейчас и сама не ощущаю духа силы. - И, криво усмехнувшись, уточнила: - Ты что, обессилел, Алайдер?
   - Лай, - паренек поморщился так, точно бы съел кислое яблоко. - Ненавижу то имечко. Оно такое... громкое. Миген всегда называла меня Лаем. А насчет силы... Уоз, мой учитель, локки-отступник. Он научил меня скрываться, так как сам мастер в этом деле. Потому что локки, которые могли охотиться за мной, могут ощутить ее.
   - Скрывать? - даже присвистнул Солдес и растерянно моргнул. - Никогда не слышал, что такое - возможно...
   - И я, - сердито нахмурилась Кота. - Значит, мы знаем не обо всех магах, что присутствуют рядом. Это опасно...
   Солдес согласно кивнул, а Лай преувеличенно беспечно отмахнулся:
   - Ничего сложного! Да и не важно это. Насколько я понимаю, отступники не причиняют вреда шакти.
   - Почему? - приподняла черные брови Кота. Казалось, девушке это и впрямь интересно.
   - Они отступники, - ответил за юношу Солдес. - Пошли против воли Локка, который когда-то приказал убить всех из клана шакти...
   - Перед тем, как таинственно исчезнуть, - хмыкнула Кота. - Может, он тоже стал отступником? Было бы забавно. Ты же вот научился у Уоза прятаться.
   - Мне интересно, - нахмурился Солдес, - откуда ты знаешь локки-отступника?
   - Они укрыли меня тогда, - неопределенно махнула рукой Кота и тут же бросила на Лая предупреждающий взгляд, - в лесу. Когда старый знакомый Врадеса пытался поймать шакти в ловушку. Мы встретились, когда Уоз увозил наследника из замка к себе...
   - Зачем? - продолжал допытываться вожак. Солдес понимал, что встреча эта предопределена богами, но хотел выяснить, насколько Кота увязла в этой истории. Судя по лукавому взгляду сестры, та рассказывает далеко не все.
   - Потому, что харц приказал убить малыша, - подал голос горбун, с усилием отводя от Коты колючий взгляд. Лай недовольно скривился на обращение. - Эту весть принес отступник. Два года назад госпожа узнала о злодейском заговоре против ее сына. Поэтому отправила малыша к старому учителю...
   - Кстати, а почему ты вернулся? - с безразличным видом перебила его Кота. - Неужели локки перестали охотиться за тобой?
   - Не знаю, перестали ли, - пожал плечами Лай и задумчиво усмехнулся. - Честно говоря, ни с одним так и не столкнулся. Может, потому, что Уоз научил меня паре фокусов. А вернуться пришлось, когда учитель почему-то решил, что мне уже семнадцать! - Парнишка фыркнул: - Видимо, старость. Что только ни говорил, а он все твердил, что я теперь не ученик, потому что маги не учат достигших так называемого магического совершеннолетия. Поэтому я приехал в Бай... и зачем? - Он искоса глянул на девушку, всем своим видом показывающую превосходство, и зло пнул стену. Но признаться в истинных чувствах ни за что бы не стал, поэтому сквозь зубы проронил: - Чтобы вновь уезжать!
   - Однажды на пиру харц заявил, что ни один сопляк не займет его трона, - терпеливо дождавшись, пока мальчик выговорится, тихо продолжил горбун, обращаясь к Солдесу. - А потом нашли тело Нерста. Он был страшно изуродован. Разнесся слух, что в замке объявился злой колдун, первый слуга самого Мороса! Возможно, харц общался с ним через своего ближайшего доверенного, коим являлся старый воин. А то, что локки не оставляют свидетелей, всем известно...
   - Локки и трупов обычно не оставляют, - иронично хмыкнул Солдес и деловито подытожил: - То есть, это вы решили, что харц заказал смерть мальчишки. Но точно это неизвестно.
   - Точно это станет известно лишь в том случае, если наследник погибнет, - мрачно ответил горбун. - О вашем приходе не знает никто, кроме госпожи, меня и Лая.
   - Где трое, там толпа, - хмуро буркнул мужчина, не строя иллюзий.
   - Пора уходить, - деловито проговорила Кота, хватая маску. - Надо вывести юнца, не привлекая внимания. Я понимаю, что это сейчас будет сложно сделать, так как в замке празднование турнира. Кстати, ведь у вельмож сейчас тоже нечто вроде пиршества, на котором Алайдер должен присутствовать... Харц не хватится сынишки?
   - Алодлор и раньше особо меня не хватался, - мрачно буркнул Лай, чувствуя поднимающееся раздражение. Девушка подчеркнуто не обращалась к нему прямо.
   - Вы правы, - кивнул горбун, сочувственно глядя на юношу. - Поэтому госпоже пришлось так быстро уйти. Харц не обратит внимания на отсутствие мальчика. Даже скорее обрадуется, если того не будет. А вот госпоже задерживаться никак нельзя - харц перероет все земли, задержись она хоть чуть-чуть. И не одна голова может с плеч полететь.
   - Странно, - Кота удивленно подняла брови и, отбросив маску, присела прямо на пол, глядя на собеседников снизу вверх. - Судя по тому, что видела я, вельможи наоборот относятся к своим женщинам, как к рабам, но всегда души не чают в наследниках.
   Солдес задумчиво покосился на юношу. Скорее всего, харц пытается избавиться от наследника не потому, что боится за свою жизнь, - тем более что Лай не раз высказывал нежелание становиться новым харцем, - а потому, что по-своему заботился о замке и землях. Истории неизвестны случаи, когда из локки выходили хорошие харцы. Скорее, это был прямой путь к разорению замка. Маги об этом и сами прекрасно осведомлены, поэтому живут, как хотят. А если вдруг захотели понежиться на харцской перине - просто являются в первый встречный замок. Ни один вельможа не смог отказать магу в гостеприимстве... и остаться при этом в живых. Благо, что тихая жизнь локки быстро приедается. Но свои догадки вожак решил оставить при себе.
   - Госпоже живется хуже, чем рабыне, - грустно ответил горбун, скрючившись еще больше, глаза его заволокло туманом. - Алодлор следит за каждый ее движением, отчаянно ревнуя к каждому столбу. А сам при этом развлекается с фаворитками. Даже известно о незаконнорожденном сыне харца. Порой мне кажется, что он бы предпочел, чтобы законных наследников у него не было. Бастард не так опасен, поскольку никогда не сможет претендовать на корону харца.
   - Типчик, - неприязненно поежилась Кота. - Почему она просто не уйдет? Этот, - она кивнула на еще больше помрачневшего Лая, - говорил, что Миген - богатая наследница с севера. А в тех краях, насколько я знаю, наследство передается по женской линии...
   - Откуда тебе это известно? - удивился Солдес, но та лишь нетерпеливо передернула плечами. Не будет же она сейчас рассказывать про обычаи северных земель, по которым таскал ее Далас.
   - Харц жену даже из башни не выпускает! Стража скорее следит за тем, чтобы госпожа не вышла за пределы замка, чем сторожит замок от неприятеля, - тяжело вздохнул горбун и почти нежно взглянул на Коту. - К тому же, когда-то Алодлор помог госпоже пережить потерю первого мужа. Он даже женился на вдове. Думаю, он по-своему любит Миген.
   - Да уж, - мрачно хмыкнула Кота, холодно кивнув на украшение Лая, - примерно так же, как люди любят драгоценные камни!
   Лай, с похоронным видом прислушивающийся к разговору, не выдержал.
   - А я и как камень никому не нужен! - Он сорвал с головы обруч и кинул в сторону. - Все стараются отбросить подальше!
   - Это не так, - очень мягко возразил ему горбун. - Госпожа очень хочет уберечь...
   - Госпожа очень хочет, чтобы я был как можно дальше, - грубо перебил слугу Лай. - Ну и ладно, тогда и мне никто не нужен! Прощай! И передай Миген... Нет! Ничего не говори! - Он развернулся к девушке и сквозь зубы произнес: - Что расселась? Кажется, кому-то тут заплатили за мою охрану!
   - Вот это наглость! - восторженно присвистнула Кота. - Если так будешь общаться с окружающими, охрана тебе действительно не помешает. - Она поднялась и вопросительно глянула на довольного Солдеса. - Так понимаю, это я буду защищать юнца от локки? - Тот кивнул и усмехнулся. - Ага, - деловито продолжила девушка, придирчиво оглядывая наследника. - Трудно скрыть происхождение... - Лай мгновенно растаял и почти простил ей все нападки, но Кота продолжила: - Но попытаться надо. Может, раздеть его, обмазать грязью и выдать за раба?
   Лай переменился в лице, поглядывая на девушку с возрастающей злобой, но Солдес покачал головой.
   - Думаю, наследника харца любая собака здесь узнает. Даже если его облить медом, да обсыпать перьями. Нужно искать другой выход.
   - Может, господин наследник соберет вещи, - ехидно сощурилась Кота, снисходительно глядя на юношу, - пока мы думаем, как вывезти из замка его драгоценную персону?
   - Нечего собирать, - сухо отрезал Лай, проклиная каждый день, когда он вспоминал о ней. - Самое необходимое всегда со мной. А Уоз всегда говорил, что магу вообще ничего не нужно!
   - Как это нетипично, - немного растерянно проговорила Кота, вдруг ощутив некую приязнь. И тут же упрямо тряхнула короткими волосами, отгоняя мысли о так некстати возникшей симпатии. - Для локки!
   - Ты какой-то неправильный локки, - хмыкнул зеленоглазый воин, иронично покосившись на сестру. - Ни власти не нужно, ни вещей, ни артефактов, и даже денег! Запаха силы нет. Может, ты все это затеял затем, чтобы еще раз увидеться с нашей сестрой?..
   Лай дернулся так, словно его проткнули мечом, и сильно побледнел.
   - Я - отступник, как и мой учитель!
   - Ладно, давайте подведем итог, - поспешно перебила Кота, намеренно отворачиваясь от юноши, сжавшего челюсти так, что заходили желваки. - Алайдера можно вывести из замка, не опасаясь, что его грозный родитель воспрепятствует, поскольку харцу и так не терпится избавиться от наследника. Но существует некий незнакомый локки неизвестной силы, который может скрываться в городе. Всякая собака покажет ему, кто из горожан - наследник короны харца, но ни одна из них не тявкнет нам, кто из гостей - убийца. Может, рискнуть и вывести парня, надев маску? Ведь если мы не ощущаем признаки магии, то и незнакомый колдун их не засечет. Так?
   - Наверняка, - нахмурился Солдес. Фривольный вид с воина словно ветром сдуло.
   - Но раз уж рисковать, так с пользой! Чтобы быть уверенной в том, что задание выполнимо, мне нужно убедиться, настоящая ли опасность...
   - Настоящая! - с чувством провозгласил горбун, но девушка лениво отмахнулась.
   - Я привыкла доверять своим глазам и чутью, а не рассказам людей. Многие настолько преувеличивают угрозу... может, пытаются поднять свою значимость, - Она красноречиво посмотрела на сопящего Лая. - Поэтому, хорошо бы посмотреть, что собой представляет противник, какова его сила и один ли он.
   - Девочка права, - Солдес задумчиво разглядывал сестру. Далас, как всегда, показал, что он - хороший учитель. - Но как это сделать?
   - Думаю, что юному магу нужно проявить силу, - хитро сощурилась Кота. Лицо наследника харца вытянулось еще больше. - Убийца выдаст себя, а мы посмотрим - кто это!
   - Хм, - с сомнением протянул Солдес, глядя, как юноша с возмущением открывает и закрывает рот - видимо, не может подобрать слова. - Риск потерять объект.
   - Ловля на живца?! - обрел дар речи Лай. - Хочешь быстрее избавиться от меня? Так я и не просил о защите! Уходи и все...
   - Не могу, - печально покачала головой девушка. - Ты мое испытание. Да не кипятись так! Я же не говорю, что мы будем спокойно ждать, пока он тебя не убьет. Надо придумать, как сделать так, чтобы силу проявить, но безопасно. Ты же маг! Подумай хорошенько...
   - Вообще-то, есть один способ, - чуть поразмыслив, спокойнее ответил Лай. - В принципе, как раз для подобных случаев. - Он торопливо стянул кирасу, скинул кожаный жилет и распахнул рубаху. Кота неуютно поежилась, подумав, что запах юноши ей всегда нравился. А Лай торжественно показал на широкий пояс, составленный из небольших мешочков. Три из них были красного цвета. - Вот! Это заклинание перемещения. Готовится очень долго и сложно. Но зато можно потом некоторое время хранить, а использовать быстро в нужный момент. Многие колдуны таким способом избегают неприятностей. Единственное неудобство - выброс силы такой мощный, что может качнуть даже слабых локки. Зато будет время подготовиться к отражению атаки... в другом месте.
   - А как далеко можно переместиться? - Кота изящно скользнула к юноше. Черные глаза девушки заблестели интересом, ноздри раздувались, как у хищника, почуявшего дичь.
   - Как угодно, - слегка пожал плечами светловолосый юноша, невольно любуясь ее движениями.
   - И колдун почует? - вопросительно поднял густые брови Солдес.
   - Он обязательно узнает, - Лай удивленно покосился на девушку. Стоило разговору перейти с его персоны на тему неизвестного локки, как Кота совершенно преобразилась. От недавней заносчивости и сарказма не осталось и следа. - Но сразу же последует за нами. Будет примерно один час на то, чтобы спрятаться и приготовиться к битве.
   - Ну, к битве мы готовиться пока не будем, - с предвкушением улыбнулась Кота. Лай невольно заулыбался в ответ - Вначале посмотрим, что за фрукт! Ну что же, тогда не будем терять время...
   - Где бы ты хотела оказаться? - галантно спросил Лай, приближаясь к ней.
   - Не на пике гор и не на дне океана, - сурово ответила Кота, отступая и скрещивая руки. - Сам выбирай!
   - Думаю, заглянуть в гости к Уозу, - хищно ухмыльнулся юноша, сузив глаза. Учитель часто твердил, что шакти еще покажет зубки. Так пусть мудрый старик узнает, что в очередной раз оказался прав. Помедлив, Лай рассудительно добавил: - Кто знает, может это один из его сумасшедших приятелей... Отступники тоже не чураются денег.
   - Хорошая мысль, - удовлетворенно кивнула Кота. - Старый маг странный и нервный, но дружелюбный. Честно говоря, больше таких не встречала. Да и книга его не раз выручала меня из беды. Есть за что поблагодарить. - Она развернулась к Солдесу. - Ну все, прощай! Надеюсь, справлюсь с испытанием, да сохраню щенку жизнь!
   Лай снова поморщился. Сейчас увидим, кто здесь желторотый юнец! Он грубо дернул Коту за руку и, оторвав с пояса красный мешочек, бросил под ноги. Раздался взрыв, потрясший стены. С потолка, обитого тканью, медленно спускалось облако пыли. Горбун чихнул, потом удивленно протер глаза: парочки в комнате уже не было.
   - Невероятно, - пробормотал он, пятясь к проему двери, зевающему пустотой. - Я должен рассказать госпоже... - И исчез в коридоре.
   - Прощай, солнечная волчица, - проводив его равнодушным взглядом, в никуда проговорил Солдес и решительно нацепил маску. - Удачи! Хотя ни испытание, ни жизнь мальчика тут совершенно ни при чем.
  
   В глазах у Коты пестрило, стало трудно дышать, будто весь воздух внезапно закончился. Паника пробралась по позвоночнику и сковала сердце. Хвала богам, миг небытия оказался милосердно коротким. В голове прояснилось, из разноцветного тумана возникла большая комната, больше похожая на внутренность каменного мешка с парой дыр в качестве окон.
   - Где мы? - девушка испуганно вцепилась в руку Лая. Никогда еще Кота не испытывала ничего подобного.
   - В избушке Уоза, - ответил тот и успокаивающе погладил судорожно сжавшиеся пальцы.
   Отдернув их, Кота недовольно пробурчала что-то про излишнюю самоуверенность несмышленых юнцов и с возрастающим интересом огляделась. Многочисленные столы, многие из которых были сломаны, а некоторые точно разорванные на части специально, занимали большую часть помещения. Один-единственный целый стоял посередине и был завален древними свитками, прозрачными склянками, мешочками и коробочками. Все это было щедро припорошено разноцветной россыпью порошков и кусочками чего-то, неподдающегося определению.
   - Славная избушка, - хмыкнула она. - Хотя, до сих пор я встречала только деревянные.
   - Уоз сам так называет свое жилище, - хихикнул Лай. - А местные вообще никак не называют. Говорят просто "это".
   - Почему?
   - Поймешь, когда выйдем...
   - Если выйдем, - мрачно буркнула Кота, показывая рукой на туманное кольцо, опускающееся с потолка. В следующее мгновение послышались протяжные завывания. - О! - воскликнула она, узнавая. - Заклинание окостенения трупного!
   Вой оборвался. Незаконченное заклинание рассыпалось на капельки и обрушилось на молодых людей противным дождем, пахнущим гнилой тиной.
   - Откуда ты знаешь? - судя по интонации, невидимый собеседник изрядно растерялся. - Это мое личное изобретение!
   - Ты сам мне книгу отдал, Уоз, помнишь? - Кота задрала голову, пытаясь рассмотреть говорившего, пока Лай с омерзением пытался отряхнуть обжигающие холодом остатки незаконченного трупного окостенения.
   - Шакти!? - Удивленно вскрикнул Уоз и... свалился с потолка.
   Рядом, грохоча, покатился медный щит, с одной стороны разрисованный под камни, из которых состояли стены "избушки". Лай удивленно поднял брови и постучал по железке.
   - А я решил, что ты просто прикрылся дымкой невидимости. Ты никогда не устаешь меня удивлять, учитель. Загадкой остается лишь одно - как ты умудрился держаться на потолке, прикрываться щитом, да еще и колдовать при этом!?
   Маг тем временем вскочил, пнул в сторону маскировку.
   - Пришлось парить, - хохотнул он, - чтобы самому не попасть под собственное заклинание... Оно, видишь ли, не распознает своих и чужих.
   И, подмигнув ученику, подбежал к девушке. Оглядел с головы до ног, словно принюхиваясь. Кота изумленно глядела на старика в длинной рваной рубахе, которая даже не пыталась что-то прикрывать.
   - Ты все тот же, - снисходительно фыркнула она. - Как и где ни встречаю, всегда голый!
   - А вот ты очень изменилась, - старик с пышной седой шевелюрой радостно покивал головой. - Хорошо, что пришли в гости, детки!
   - Сейчас еще гости нагрянут, - хмыкнул юноша и нахохлился. - Кажется, ты все-таки ошибся... впервые, между прочим. Отец на самом деле нанял локки для того, чтобы избавиться от меня. Мы с Котой решили посмотреть, кто таков...
   - И заодно познакомить его со мной? - мрачно спросил Уоз, с беспокойством осматривая ученика.
   - Вообще-то, я надеялся, что ты его уже знаешь, - буркнул Лай, отворачиваясь. Он так обиделся на мага, когда тот отказался учить дальше, что считал этот визит почти местью. Но теперь его мучили сомнения в правильности такого поступка. Все это учитель видел в упрямой складке губ и подчеркнуто отчужденном взгляде голубых глаз.
   - Может и знаю, - понимающе кивнул колдун и тяжело вздохнул. - Ну когда же ты поймешь, что я не мог поступить иначе...
   - Мне все равно, - перебил учителя Лай. Ему вдруг стало стыдно.
   - Ладно, потом поговорим, - засуетился старик, перебирая скляночки на столе и делая вид, что ничего не заметил. - Скоро пожалует наш незнакомец. Я тут с ним потолкую, а вы пока скройтесь в деревне, детки! И не высовывайтесь! Да, кстати, Лай, помнишь, я тебя учил скрывать силу?
   - Конечно, - обиженно ответил тот.
   - Так сделай это немедленно! - грозно приказал Уоз и потащил их к одному из окон. Там он поспешно вытолкнул Лая, - тот и не думал сопротивляться, как будто всегда выходил именно таким способом. Кота же упиралась, не желая уходить. Надо было увидеть мага своими глазами, почуять его силу, решить, как с ним справиться... а может и прикончить на месте, если повезет. Но удивительно мощный, хотя и невероятно худой, старик все-таки выпихнул хранителя.
   В ожидании полета и удара о землю девушка сгруппировалась, но... тут попала в мягчайшую перину. Когда она впервые легла спать в гостинице, то не смогла уснуть, ворочаясь на пуховом матрасе. Тогда пришлось сползти на деревянные доски пола, чтобы отдохнуть от трудного дня. Лишь гораздо позже она научилась ценить комфорт. Но эта перина была не в меру более нежной и воздушной. Кота посмотрела, на что упала, но... увидела, что висит в воздухе. Чуть в стороне стоял Лай и нетерпеливо переступал с ноги на ногу, наблюдая за тем, как она барахтается в метре над землей.
   - Пошли уже, - буркнул он, беспокойно посматривая то на нее, то на окно. - С него станется и бросить что-нибудь тяжелое, чтобы мы быстрее исчезли.
   Кота, чувствуя упругость воздуха, поспешно карабкалась к Лаю. В памяти возникло ужасное сравнение в ощущениях. Когда-то они с Даласом попали в странное место. На воде лежал ковер, созданный самой природой. Высокие растения переплелись корнями за многие столетия. Он хорошо удерживал на поверхности, и это было весьма кстати, так как других путей у них тогда не было. Но иногда в сплошной массе встречались прорехи, надежно скрытые зеленью. Попав в одну такую дыру, Кота испытала жуткий страх. Под ковром в мутной воде была почти кромешная тьма. Сверху гигантскими паучьими лапами свешивались корни растений, переплетаясь между собой так, что невозможно было найти хоть малейшую прореху, дабы выбраться на поверхность из смертельной ловушки.
   Покрывшись холодным потом от воспоминаний, она быстрее поползла к юноше. Тот с удивлением наблюдал, как тонкие черты исказила гримаса ужаса, а движения почти не контролировались из-за паники.
   - Что с тобой? - Лай помог девушке встать на твердую землю и с тревогой следил, как та дрожит, обхватив себя руками. Огромные черные глаза, казалось, смотрят сквозь него.
   - Ничего, - Кота постаралась не стучать зубами. С силой сжав челюсти, помотала головой, отгоняя воспоминания. Тогда Далас немедленно пропорол мечом монолитный ковер и вытащил почти захлебнувшуюся девушку на поверхность. - Пойдем быстрее!
   Лай пожал плечами и, развернувшись, скорым шагом пошел в сторону нескольких притулившихся друг к другу, как замерзшие цыплята, домишек. Вот эти строения можно было бы назвать избушками. Сложенные из огромных бревен, они венчались треугольными настилами. Каждый был окружен изгородью, которую сплошь оплело какое-то растение. Кота немного успокоилась. Дрожь почти прошла, краски жизни возвращались, ужас прошлого отступал. Обернувшись, она бросила на дом Уоза взгляд, полный любопытства. Огромный шар, сложенный из камня, стоял на тоненькой ножке. Остановилась и помотала головой, зажмурившись. Но, открыв глаза, вновь увидела "это". Теперь она поняла, почему селяне так называют "избушку" мага. Это было невозможно, но оно стояло.
   - Невероятно, - прошептала девушка.
   Лай надулся так, словно своими руками построил каменное чудо.
   - Здорово, да? Никто так и не понял, как Уоз это сделал. Он сам придумал. И только книга знает этот секрет. Старик даже мне его не раскрыл, - чуть приуныл парень.
   - Да не было там ничего такого, - раздраженно повела плечами Кота, потому как помнила каждый рисунок, каждую строчку, хоть и не всегда понимала, что она значит.
   - Не в той, - юноша улыбнулся одними глазами и потянул Коту к селению. - У учителя несколько книг. Одна у тебя, вторая... еще в одном месте. А третью он еще пишет.
   - И в какой же именно этот секрет? - хитро глянула на Лая девушка. - Во второй или в третьей?
   - В третьей, - грустно вздохнул наследник харца. Кота понимающе усмехнулась, догадавшись, у кого находится вторая книга. - Уоз пишет книги не для себя, так как помнит все наизусть... потрясающая память! Он помнит каждый день, всех, с кем встречался... Ну, это к слову. А книги пишет для следующих поколений волшебников-отступников, чтобы они не изобретали уже известное, а стремились дальше. Это, знаешь ли, просто удивительно. Потому что все локки тщательно скрывают свои изобретения. И каждому приходится почти заново все придумывать. Конечно, есть некоторые общие принципы... И они тоже изложены в книгах. Уоз просто уникальный маг, ему не надо власти... хотя, от денег никогда не отказывается. На опыты нужны большие средства! - Лай еще раз вздохнул. - Я хотел бы остаться с ним насовсем.
   - Интересно, все-таки, почему он передал книгу именно мне, - пожала плечами Кота. - Ведь его ученик - ты!
   - Поступки учителя не всегда понятны, - нахмурился юноша, запахнув рубаху. Вечерело, и ветерок обдавал прохладными волнами. Они уже зашли в селение и думали, какой дом избрать. - Порой логически их не объяснить...
   И тут раздался взрыв чудовищной силы. Кота мгновенно схватила парня за руку и, продираясь сквозь кусты заграждений, оказавшиеся невероятно колючими, потащила того под укрытие низенького сарая. И вовремя, поскольку вокруг стали падать камни. Они падали на дом, огород, проламывали крышу сарайчика. Кота быстро огляделась, увидела круглый лаз в полу и втолкнула Лая внутрь, а потом сама скользнула в темноту подвала.
   Земля над головой содрогалась, сверху постоянно падали комья земли и сырые щепки, но потолок погреба держался. Вскоре камнепад прекратился. Кота нашарила в темноте руку Лая и с силой притянула к себе, почти уткнувшись носом юноше в глаз.
   - Ты сделал то, о чем тебе говорил колдун? - хриплым от волнения голосом, спросила она.
   Не дождавшись ответа, сжала руку мага сильнее, тот вскрикнул.
   - Сколько можно кивать? Ой... Да, сделал!
   - Я так понимаю, это последствия "разговора" двух колдунов, - прошипела Кота. - За что, интересно, ты так не любишь своего учителя?
   - Почему сразу - не люблю? - ворчливо отозвался юноша.
   - А, это, видимо, ты из великой любви навлек на Уоза опасность? - ехидно уточнила девушка.
   - Честно говоря, - медленно сказал Лай, радуясь, что в подвале темно, - я до последнего не верил, что какая-либо опасность существует. После Глома я не видел ни одного локки... Уоз не в счет, он - отступник. Да и насчет сумасшедшего старика, поработившего учителя, очень сомневался. Думал, что Уоз все придумал, а что не придумал, то приукрасил. Он вообще, очень любит приукрасить... или любил...
   - Проверять, жив ли старик, нельзя, - точно прочитав мысли парнишки, сурово отрезала Кота. - И вообще, сидим здесь, как мыши... нет, даже не шуршим. Все разговоры прекращаем до самого утра. Я надеюсь, что хваленая защита твоя подействует и колдун не найдет нас...
   - А вдруг учитель убил врага? - пылко возразил Лай. - Мы зря потеряем время...
   - Не думаю, что Уоз разрушил бы свое жилище, - рассудительно отозвалась девушка. - Тем более что он им очень гордился... как я поняла. Все! Молчи и не спорь понапрасну. Если Уоз жив, позавтракаем вместе.
   Кромешная тьма не озарялась ни единой згинкой. Люк завалило обломками сарая, да камнями. Сперва Кота беспокоилась, что им придется выбираться раньше, если кончится воздух, но вскоре почуяла легкий сквознячок. Видимо, хозяева позаботились о проветривании погреба, чтобы не было сырости. Нащупав на полу старый мешок, расстелила на земле и улеглась спать.
   Проснувшись, Кота поняла, что давно уже утро. Голова немного ныла, видимо, после переживаний вчерашнего дня спала девушка дольше обычного. Надо выбираться из погреба. Чтобы проверить, насколько сильно завалило вход, пришлось потрудиться. Кусок стены был явно придавлен несколькими камнями. Но только-только девушке показалось, что настил поддался ее усилиям, как под ногами что-то зашевелилось.
   - Мышь! - крикнула Кота и кинулась вниз.
   - Что так орешь? - недовольно засопел сонный Лай. - Что, великий воин боится мышей?
   - Чего их бояться? - удивилась девушка, отчаянно шаря по полу.
   - А чего мечешься тогда? - ворчливо спросил юноша, пытаясь понять, где сейчас собеседница.
   - Наш завтрак уходит! - азартно рявкнула Кота, стискивая добычу. - Поймала! - Торопливо схватила кинжал и пригвоздила мышь к...
   - А-а-а-а-а! - заорал Лай, сметая Коту в сторону с такой силой, что та врезалась во что-то хрустнувшее за спиной. - Это моя нога, идиотка!
   - Ой, прости, - пискнула девушка и ощутила, как стена, на которую она налетела, шевелится. Бросилась в сторону стонущего Лая: - Быстро, назад!
   Сбила юношу, и они кубарем покатились в сторону. Шум обвала пробежался пупырышками страха по спине Коты. Быть засыпанной заживо не хотелось, поэтому она приготовилась разгребать землю до последней капли сил. Но этого и не потребовалось. В небольшое отверстие, появившееся на месте шума, заглянуло утреннее солнышко. Золотистые лучики осветили полузаваленное землей квадратное помещение. Видимо, сарай построили недавно, поэтому кроме пустых пыльных мешков, да пары крынок, в нем ничего не было.
   Лай, отбросив дохлую тушку, сжал рукой кровоточащую рану и зло посмотрел на девушку.
   - Ты охранять меня собиралась, - сквозь зубы проговорил он. - А сама быстрее в могилу сведешь, без помощи какого-то загадочного локки!
   - Я же извинилась, - обиженно ответила Кота и ехидно добавила: - Или нужно неделю лобызать твои ноги, чтобы вымолить прощение? Так это к горожанкам, они обожают таких смазливых красавчиков, ищущих утешение в широких подолах фавориток!
   Юноша оторопело моргнул, поражаясь, как же изменилась Кота. Нет, непосредственности, кажется, даже прибавилось, но появилась неуемная язвительность и презрение к окружающим, чего раньше он не видел в хрупкой миловидной девушке. Это открытие еще раз больно ужалило где-то внутри. Все два года он постоянно думал об эфемерном создании, которое повстречал в закутке с грязными ящиками. Увидев ее в тайной комнатке, он был обескуражен поведением воина. И все же надеялся, что она ведет себя так при своем братце. Но девушка была и дальше холодна, колкостью отзывалась на каждое слово, и всякий раз презрительно подчеркивала, что он - маг, пусть даже и отступник.
   - Ладно, показывай, что там с твоей ногой... - смилостивилась Кота.
   - Ничего особенного, - все еще злясь, буркнул Лай. - Просто ее кто-то принял за еду!
   - Что плохого в желании поесть? - хмыкнула Кота, осматривая рану. Она так увлеклась охотой, что проткнула стопу насквозь. - Ничего страшного! - обрадовано воскликнула она. - Смотри! Лезвие прошло вдоль кости, а это значит, что все быстро зарастет! Вот если бы я попала поперек...
   - То, судя по всему, позавтракала бы моей ногой, - ворчливо закончил за нее Лай.
   Кота пожала плечами и, быстро оторвав от рубахи юноши рукав, замотала рану.
   - Ты что делаешь?! - возмутился наследник харца.
   - Ну вот, - притворно огорчилась Кота, - опять не нравится! Что, лучше с рукавом идти, оставляя на земле кровавые следы?
   - А почему у своей рубахи рукав не оторвала? - ревниво уточнил Лай. - У тебя еще камзол есть...
   - Который стоит колом, - девушка стянула камзол и с облегчением швырнула его в угол, удивляясь - почему раньше не сообразила это сделать. - А рубашка сделана из Морос знает чего, в отличие от твоей. Хлопок - хорошая ткань для перевязки, и кровь остановит, и рана не закиснет - воздух великолепно пропускает.
   - Ты не просто воин, а еще и доктор? - удивленно проворчал юноша, осторожно поднимаясь: нога ныла, но не так, как он ожидал.
   Удивленно ступил на землю и перевел вопрошающий взгляд на довольную девушку.
   - Есть у меня одно средство, - она помахала перед носом Лая малюсеньким пузырьком. - Чудная вещь! Капнешь немного в стакан локки - откинет копыта... - насладившись побледневшим лицом юноши, Кота продолжила: - А смочишь рану - боль притупит. Главное - дозу соблюсти. Нам идти нужно, а ты раненый так не вовремя...
   - Напомни-ка, кем я не вовремя раненый, - разозлился Лай. Ведь вертит им, словно он - никто!
   - Пошли, - махнула рукой девушка, не обращая внимания на ярость парня. - Посмотрим, что осталось от Уоза...
   Кота выбралась на поверхность и огляделась. Селение выглядело так, как будто здесь прошел каменный дождь. В общем-то, так оно и было. Но камней было столько, что создавалось впечатление, будто разрушен не круглый дом отступника, а как минимум, целый замок!
   - О, великая Трона! - прошептал Лай, выбираясь следом за Котой. - Нам повезло, что в этом сарае оказался такой удобный подвал. - Он обвел растерянным взглядом руины домов. - Вряд ли кто-то выжил...
   - Пойдем, - нахмурившись, строго приказала девушка. - И держись за мной... пожалуйста.
   - Я не маленький, - возразил было парень, но увидев преобразившийся взгляд Коты, испуганно замолчал.
   Перед ним была уже не та тоненькая девочка, с которой они обнаженными купались в Ори. Сейчас он с изумлением рассматривал насторожившуюся воительницу, по-звериному принюхивающуюся к окружению. Черные глаза Коты сверкали красноватым волчьим отблеском. Лай ощутил животный страх, поднимающийся от низа живота к груди, сковывая движения, холодя конечности.
   - Кто ты? - чужим голосом спросил он.
   Но Кота не слушала. Она вдруг ощутила поле такой силы, что волосы на затылке встали дыбом. Когда-то она морщилась всякий раз, приближаясь к локки. Даласу это, в конце концов, надоело, и он принялся за обучение... крайне неприятное. Но потом девушка не только стала спокойно переносить запах силы, но даже различать оттенки. Она могла определить, какой силы локки, насколько он здоров физически, поскольку это тоже немаловажно для магии. И даже, учуяв один раз какого-нибудь локки, могла найти его из сотни подобных и пройти по следу.
   Маг, разрушивший "хижину" Уоза и уничтоживший целое селение, был невероятной силы. Кота с такими еще не встречалась. Учитель Лая был на порядок слабее и не имел шанса уцелеть. Неужели жизнь... а, точнее, смерть Алайдера, была настолько ценной?
   - Уходим отсюда, - хрипло сказала она. - Мы там ничего не найдем, а вот попасть в ловушку вполне можем.
   И потащила опешившего Лая в сторону леса, окружающего небольшое поле, на котором некогда раскинулось невезучее селение. Теперь же оно напоминало ту маленькую деревеньку, которую погребло под завалами камней в одном из горных ущелий. Ближайшие деревья больше смахивали на неумело заготовленные дрова. Те, что подальше - на сломанные веточки. Углубившись в лес, Кота беспокойно поглядывала вверх. Во многих кронах застряли небольшие булыжники. Они не смогли повредить дереву, но, свалившись, они смогут навредить им.
   Лай хромал, стараясь не отставать от девушки. Она его жутко испугала недавно, но теперь первый шок прошел. Юноша уверился, что опасность его жизни - настоящая. Но и понял, что Миген нашла для него не простого охранника. Кем или чем является Кота, стало все равно. Он вдруг почувствовал себя защищенным.
   Кота, баз устали шагающая вперед, вдруг вспомнила о том, что юноша ранен. Оглянувшись, увидела, что тот смертельно бледен и шатается. Как он умудрился не отстать? А еще больше поражало, что от изнеженного горожанина она не услышала ни единой жалобы. Проникнувшись к Лаю сочувствием, она осмотрелась и предложила:
   - Давай здесь отдохнем. Хорошее место.
   Тот только кивнул и рухнул на землю прямо там, где стоял. Кота помогла юноше сесть, облокотившись на дерево, покрытое мхом, а потом быстро набрала сухих веток для костра. Лай приподнялся, вытянув голую руку вперед.
   - Я зажгу...
   - Нет, - Кота сильно ударила по кисти. - Не используй магию вообще! Противник силен. Даже Уоз не смог ему противостоять. А ты - всего лишь ученик. Не стоит дергать смерть за усы. Даже я не смогу защитить тебя от тебя самого.
   - Прости, - прошептал Лай, прижимая кулаки в груди. - Ты действительно, считаешь, что Уоз погиб?
   - Не знаю, - буркнула Кота, доставая из кармана коробочку некогда красиво разукрашенную, а сейчас обшарпанную и грязную. Высекла искру, сухой мох занялся малюсеньким огоньком. Девушка осторожно подожгла ветки в нескольких местах и резко захлопнула крышку, затушив пламя.
   - Говори все, как есть, - решительно попросил Лай. - Я не кисейная барышня, не упаду в обморок.
   - Считаю, - девушка посмотрела прямо в голубые глаза юноши, - что он мертв. А даже если не так, то служит приманкой.
   - Но тогда надо убедиться, что это так... или спасти его, - напрягся тот.
   - Локки этого и ждет, - цинично усмехнулась Кота, - что добрый мальчик полезет спасать своего бедного учителя. Лай, он наверняка подготовился к твоему возвращению.
   Лицо юноши выражало непоколебимую уверенность в собственной правоте. Кота вздохнула.
   - Скажи мне, - тихо попросила она, - сколько ты знаешь заклинаний, которые можно наложить на какое-то определенное место и спокойно уйти, твердо зная, что ловушка захлопнется, когда будет нужно? - Лай растерянно моргнул и сник, а девушка присела рядом, подкидывая в костерок ветки. - Уоз сам бы сказал - беги. И ты это знаешь. Зато мы выяснили, что убийца существует, и что он очень силен... и скорее всего, один. Я почуяла след только одного локки, но возможно его спутники просто скрывали силу... ну, как ты.
   - На это способны единицы. И уж точно не локки, они считают ниже своего достоинства применять подобные заклятия. Так Уоз говорил, - печально буркнул Лай. Плечи его опустились, на глаза навернулись слезы. Да, он был зол на учителя, но не хотел, чтобы тот умирал. - К тому же, все отступники - хорошие приятели Уоза, они ни за что не стали бы нападать на него...
   - Даже ради очень больших денег? - спокойно уточнила Кота, парень кивнул. - Ну, что же, это значительно облегчает дело... Хотя, лучше все-таки учитывать и эту возможность.
   - Пока не увидишь своими глазами, не поверишь? - с грустью улыбнулся Лай. - Ты разучилась доверять.
   - Доверять вредно для здоровья, - сухо сказала девушка. - А верю лишь тем, кто доказал, что им можно верить. И тебе советую - дольше проживешь.
   - Попробую, - передернул плечами Лай, пытаясь выкинуть черные мысли об учителе из головы, ведь за ним самим до сих пор охотится могущественный локки. - Что же теперь будем делать?
   - Бегать, - пожала плечами Кота. - Постоянно двигающуюся добычу трудно выследить, трудно устроить засаду. Надо бы вылечить твою ногу, а то делать это будет сложно. - Лай поднял руку, но девушка остудила пыл юноши: - И не магией, мы прячемся - не забыл? Хотя, волшебство бы нам сейчас не помешало... травы лечат, но на это требуется время. А его нет. Может, обратиться к какому-нибудь другому отступнику?
   - Может, я чем смогу помочь? - раздался за спиной кашляющий голос. Кота вздрогнула, а лицо Лая расцвело широкой улыбкой.
   - Уоз! Ты жив! - он вскочил и бросился вперед, заключая учителя в объятия.
   А Кота стояла на месте, точно оглушенная громом. Как тот смог незаметно подобраться? Значит, ее чутье не так уж сильно? Побледнев, покачнулась и схватилась за кулон...
   - Волк! - в ужасе заорал Лай и отскочил в сторону. Распахнув рубаху, сорвал с пояса синий мешочек и замахнулся.
   - Тише, - успокоительно проговорил Уоз, с трудом удерживая кулак с зельем. - Тише, Алайдер, не бойся.
   Сам же маг не сводил с золотой шерсти волчицы восхищенных глаз.
   - А я и не боюсь! - высоким голосом ответил Лай, все же опуская руку. Сделал он это с превеликой неохотой и только из-за странной реакции учителя. Жизнь с Уозом показала юноше, что не все так страшно, как кажется с первого взгляда. Хотя огромный рыжий волк был невыразимо ужасен. Поджарый, лохматый, с жутким оскалом и красным отблеском черных глаз.
   Волчица тем временем закрутилась волчком, будто бы пытаясь догнать свой хвост. Потом резко встала и повела носом. Завыла - тонко, протяжно. Попыталась лапой стряхнуть с носа нечто невидимое.
   - Солнечная волчица! - благоговейно прошептал Уоз, опускаясь на колени, потом на четвереньки. Он старался приблизиться еще хоть на полшажочка, пытаясь внимательнее рассмотреть высокого волка.
   - Волчица? - удивленно переспросил Лай и встревожено огляделся. - А где Кота? Испугалась зверя?
   - Это она и есть, - с придыханием ответил маг, любовно касаясь золотистой шерсти кончиками тонких узловатых пальцев. - Эта волчица и есть наша воительница! А я-то думал, она просто шакти. Вот старый дурак! Не разглядел властительницу, пару крюков мне под ребра! Потрясающе...
   - Что потрясающе? - не понимая, переспросил Лай. - Уоз, ты спятил? Как Кота может быть волчицей? Вот она стояла здесь. Потом появился волк...
   - Я думал, что древний род больше не возродится, - словно не слыша ученика, продолжал Уоз. - Как прекрасно, что это не так! Шакти может стать великой Шактир... Восхитительно!..
   - Что? - растерянно моргнул Лай: он ни слова не понял из спутанной речи учителя.
   - Не получается, - чуть не плача, вскрикнула Кота, снова становясь девушкой. - Что происходит, Морос меня побери! Почему ничего не ощущаю? Я бесчувственнее старой селянки!
   Лай застыл с открытым ртом, с недоверием глядя на Коту. А Уоз понимающе ухмыльнулся, глядя с четверенек.
   - Это все заклятие локки! - возвестил он, поднимаясь. Глянул на паренька с хитрецой в глазах цвета моря и демонстративно прикрыл тому рот. - Очень силен, прохиндей! Словно сам Локк вернулся из могилы!
   - Ты его знаешь? - заинтересовалась Кота.
   - Увы, - покачал головой старик, - он силен достаточно, дабы никто не узнал, кто он такой. А быть узнанным он явно не пожелал... что странно для локки.
   - И почему я будто бы оглушена? - с напряжением в голосе спросила девушка.
   - Заклятие, которое применил локки, было создано для нападения на стаи воинов-волков самим Локком, - старик тряхнул пушистой головой, снова неуловимо напомнив одуванчик на ветру. - Как понимаешь, чтобы разрушить камень Дороса, нужна огромная сила...
   - Это невозможно, - безапелляционно заявила Кота.
   - Вспомни руины моей бедной хижины, - пригорюнился Уоз. - Но это даже не самое главное. Сначала заклятие разбивает камень, чтобы жертвы не успели сменить облик, а потом - оглушает воинов, лишая их сверхчувствительности. Не беспокойся, это пройдет... со временем.
   - Вот почему ты появлялась из Волчьего леса, - оторопело пробормотал посеревший лицом Лай. - Ты - оборотень!
   - Глупые селянские сказки, - досадливо поморщилась Кота. - Знаешь, Лай, если не хочешь ссориться со мной, не вспоминай эту мерзость. Я их ненавижу с детства!
   - А у тебя было детство? - донельзя удивился Уоз.
   Кота нервно хихикнула и выразительно покрутила пальцем у виска.
   - Можно подумать, ты сразу родился взрослым, - фыркнула она. - Лучше расскажи, как тебе удалось спастись!
   - О, это просто, - широко улыбнулся отступник. - За многие годы я выработал умение чуять неприятности не хуже, чем воины из стаи - врагов. И лишь только вы ушли, сразу ощутил острый запах надвигающейся опасности. А на этот случай в моей бедной хижине был тайный подземный ход. Правда, меня чуть не завалило под землей, но постепенно мне удалось выбраться на поверхность. А, оказавшись в лесу, я сразу услышал ваши голоса...
   - А твои братья - они тоже волки? - спросил Лай. Выглядел он при этом так жалко, что Кота скривилась, словно от зубной боли. Она не ожидала, что ее истинная сущность ввергнет юношу в такой шок. - Вот почему ты такая сильная!.. И живешь в норе?
   - Конечно, - раздраженно ответила девушка. - Спала в норе, рвала зубами ни в чем не повинных селян, пугала прохожих, выла на луну, в полнолуние превращалась в монстра... Нет, постой, я и так - монстр! - И, резко развернувшись, пошагала прочь. На ходу размахивала руками и громогласно заявляла деревьям, какие горожане тупые невежды.
   - Зачем ты обидел девочку? - укоризненно покачал головой Уоз. - Ну, волчица... Что здесь такого?
   - Что такого?! - воскликнул Лай. - Учитель, она - волк! Кровожадный убийца! Зверь, не поддающийся контролю!
   - А тебе так надо все вокруг контролировать? - иронично усмехнулся отступник. Лай бросил на учителя хмурый взгляд и тот выставил вперед ладони - Да, ты прав, конечно! Она - зверь! И что с того, что девчонка тебя сразу не убила только за то, что ты - прирожденный локки! И вообще, почему-то пытается твою жизнь спасти, хотя воины ненавидят всех без исключения магов! И конечно тебе нет дела до того, что в ней нет ни капли жеманства, и уж точно не до того, что красотка необыкновенная в образе человеческом...
   - Лучше бы я попал в руки слуг Мороса, - грубо буркнул юноша, сплевывая в сторону. И, застонав, взорвался: - Какой же я болван!
   - Это факт, - хитро усмехнулся Уоз, затаптывая костерок и увлекая Лая вслед за скрывшейся в лесу девушкой. - Если жить хочешь, то смиришься с ее второй половиной. Хотя, кто знает, какую часть в воине стаи занимает его волчья ипостась.
   - Ой! - Лай схватился за раненую ногу и заскрипел зубами от вспыхнувшей боли. Видимо, лекарство Коты перестало действовать.
   - Что с тобой? - заинтересовался Уоз, спешно разматывая грязную тряпку на голени юноши. Увидев странную рану, присвистнул: - Это кто так тебя?
   - А как ты считаешь? - превозмогая боль, скривился ученик. - Конечно, наш бесстрашный воин, язва нестерпимая и кровожадный зверь в одной прекрасной девушке! - Он истерично расхохотался. - Теперь понятно, зачем она вонзила кинжал в мою ногу! Видимо, захотелось немного перекусить...
   - Не думаю, что она хотела тебя съесть, - серьезно возразил Уоз, высыпав на рану содержимое серого мешочка. От зеленоватой смеси в стороны пошел легкий, немного искрящийся туман. - Скорее всего, ты чем-то разозлил шакти.
   - Разве что тем, что я - не мышь, - сердито буркнул тот, не в силах смириться, что девушка, о которой он думал два года - оборотень.
   Учитель примолк и лишь чуть шевелил губами, исцеляя юношу. Тот старался не шевелиться, пытаясь не отвлекать Уоза. Отвлечь его было делом весьма легким, но тогда наследник рисковал навсегда остаться с незаконченным заклинанием в вечной ране. Нет ничего хуже, чем недоделанное целительство. Переделать его уже невозможно. Сам учитель рассказывал ему о таких случаях много и с удовольствием, часто отмечая, какие из них - его рук дело.
   Когда Уоз закончил, Лай убедился, что нога - целехонька. Лишь тонкий шрамик на голени напоминал о противной тушке зверька, которого Кота случайно пригвоздила к нему в подвале. Юноша вскочил на ноги и весело рассмеялся. От гнетущего чувства растерянности не осталось и следа. Ну, подумаешь - волчица! Да он воспитал пять собак! И дикий зверь не испугает юного наследника. К тому же, Кота вела себя вполне адекватно, отличаясь от обычных девушек разве что большей непосредственностью. Учитель прав - глупо бояться того, кто стремится защитить твою жизнь. В конце концов, если бы она хотела смерти Лая, то напала бы на него еще два года назад, на берегу Ори, когда он был абсолютно беззащитен перед подготовленной мечницей.
   - Так-то лучше, - удовлетворенно хмыкнул Уоз, не отрывая взгляда от ноги Лая. Но тот знал, что хитрый учитель имеет в виду не его исцеление.
   Лай побежал следом за девушкой. Он хотел извиниться. Сейчас парень и сам не понимал, что на него нашло. Да, она скрывала, что волчица. Но, скорее всего, по тем же причинам, по которым он утаивал, что - прирожденный локки. За это не стоит судить... во всяком случае, не ему.
   Лай вылетел на полянку и чуть не полетел кубарем, обнаружив Коту сидящей на небольшом мшистом пеньке. Девушка не смотрела в его сторону. Обхватила руками колени, уткнулась в них лбом. Плечики чуть подрагивали. Лай испытал смешанное чувство вины и облегчения. Он был рад увидеть вполне человеческие эмоции, но слезы были на его совести. Медленно подошел и осторожно тронул девушку за локоть.
   - Кота, прости, - тихо сказал он. - Я осел и невежда!
   Девушка вздрогнула и подняла заплаканное личико, но сказать ничего не успела. Следом за юношей из леса на поляну выскочил возбужденный Уоз. Дырявая рубаха его развевалась на ветру, оголяя то одну часть тела, то другую. Темные глаза на бледном лице блестели ярче утренней росы.
   - Бегите, дети! - крикнул он. - Туда, где никого нет! Где можно спрятаться, раствориться в просторах тишины! Я постараюсь задержать... - И, не останавливаясь, понесся вперед, пересекая полянку и углубляясь в еще более темную громаду леса.
   Лай схватил Коту за локоть и притянул к себе. Другой рукой сорвал второй красный мешочек и бросил под ноги.
   Глава 9
  
   На этот раз Кота затаила дыхание, но это не спасло. Грудь сдавило так, будто она уже долгое время находилась под водой, перед глазами плясали разноцветные пятна. Вскоре тиски пространства исчезли и, судорожно вдохнув, девушка помотала головой, стараясь поскорее вернуть привычную картину мира: когда земля под ногами, небо над головой, а она - между ними.
   Длинное узкое ущелье, едва освещенное утренним солнышком, встретило путешественников ехидным оскалом острых каменных краев. На самом дне, где они стояли, почва была как будто вывернута наизнанку. Ни один цветок, ни одна травинка не рискнули бы пустить росток в этом гиблом месте. И лишь высокие, голые до гладкости, стволы, карабкающиеся вдоль скупых на краски скал, заканчивались где-то там, очень высоко, редкой красноватой листвой.
   Кота сглотнула, ощущая, как медленно цепенеет затылок. Картины прошлого бешеными белками носились перед внутренним взором.
  
   - Куда ты меня тащишь? - весело спросила девушка, едва поспевая за братом.
   Далас не оборачивался, ничего не объяснял и только изредка на бегу бросал опасливый взгляд на хмурящееся небо. Неровные клоки темно-серых волос мужчины трепал душный ветер. Коте нравилось, что рыжие не носят длинных прядей, как в ее родной стае. Наверняка, так удобнее, да и хлопот меньше... но сама она пока не решилась на стрижку.
   Покуда она размышляла, как будет выглядеть без длинных черных кос, Далас остановился, поспешно опустился на колени и осторожно заглянул за серый валун. Холодная капля упала Коте на темечко, сразу стараясь проложить себе путь к затылку. Поежившись от неприятного ощущения, девушка подошла к брату.
   - Что разглядываешь? - с любопытством уточнила она, впрочем, стараясь держаться чуть поодаль от самого камня.
   За время, проведенное с Даласом, она поняла, что нужно всегда быть начеку. Брат не станет предупреждать об опасности, не подаст руку, чтобы помочь подняться, не остановит на краю обрыва... Девиз рыжих - лучше сразу дать щенку обжечься, чем сто раз предупреждать его не совать нос в костер.
   - Посмотри сама, - неопределенно хмыкнул мужчина, бросив на девушку пытливый взгляд темных глаз.
   Кота коротко кивнула и деловито обогнула камень. Раз Далас сказал посмотреть, значит это - очередное задание. Глянув, она поспешно отшатнулась, едва не вскрикнув: под ногами разверзлась огромная пропасть, наполненная гигантскими змеями. Приглядевшись, Кота поняла, что длинное ущелье запружено гладкими стволами странных деревьев. Те пытались расти вверх, но их основания были закручены неведомой силой в кольца и даже спирали. Ближе к скалам стволы были мощнее и росли прямее, чем тонкие кудри посередине. У них даже на верхушках можно было разглядеть редкую листву.
   Далас снова глянул на небо, тяжело вздохнул, подошел к девушке и... столкнул вниз.
  
   - Идиот! - в бешенстве выкрикнула Кота, отталкивая паренька. Она чувствовала, как неприятные воспоминания тисками сжали горло, и ненавидела себя за это. - Ты хоть представляешь, куда нас завел?!
   - Нет, - Лай растерянно оглядывался по сторонам, пытаясь рассмотреть, где же конец этому огромному разлому, но насколько хватало взгляда, видно было лишь скалы, комья земли, сырые валуны и сгорбленные нагие деревья. - Не забывай, что я был лишь в окрестностях Пролена...
   - Ты же локки, мог путешествовать куда угодно! - холодно сощурившись, прошипела Кота. - Всегда под рукой такие полезные заклятия: раз, и на месте. И что, хочешь сказать, никуда не перемещался?
   - Это не игрушка, - пожал плечами Лай. - Зелье готовится очень долго и сложно. Одно я делал сам, другие два мне подарил на прощание Уоз. Вообще, - добавил он с некоторой бравадой в голосе, - мало кто из локки имеет больше одного... Да обычно и не требуется.
   - И ты никогда не слышал про ущелье каменных змей? - уже спокойнее подытожила Кота, смиряясь с ситуацией.
   - Никогда, - юноша даже головой помотал для подтверждения своих слов. И осторожно уточнил: - А что это?
   - Да вот, собственно! - девушка иронично хмыкнула и обвела рукой мертвый пейзаж. - Мы в самом сердце этого гиблого местечка! Обычно здесь никто не выживает, понимаешь? Ни одна тварь сюда добровольно не сунется!
   - Вот и хорошо, - довольно ухмыльнулся Лай. - Значит и наш преследователь тоже не полезет. Конечно, если у него еще осталось зелье... Как я говорил, больше одного у локки редко бывает. Уж больно сложный и дорогостоящий это процесс. Но он сильный и возможно у него есть другие способы перемещения, да мало ли что можно придумать. До сих пор дрожь по всему телу при одном воспоминании о каменном дожде!
   - А у меня дрожь по телу от твоей глупости, - фыркнула Кота, деловито оглядываясь. - Ты будто не понимаешь, что стоишь сейчас на краю гибели...
   - Я понимаю, - кивнул Лай, - что сейчас все равно больше шансов, чем при встрече с локки. Его даже Уоз боится...
   - Возможно, - она бросила на юношу быстрый взгляд и задумчиво пробормотала: - Думаю, метод обучения Даласа был самым верным, как не хотелось бы это признавать. И сейчас даст шанс выбраться отсюда даже с этим тяжеловесом... Но, великий Морос, почему же именно ущелье каменных змей!? Я до сих пор вижу сны о мертвых телах, расплющенных на скалах.
   - Кстати, - поежился Лай, присматриваясь к грязным комьям земли, что в избытке облепляли высокие каменные стены. - Про змей. Их здесь на самом деле так много, что так назвали этот разлом?
   - Вон глянь, - Кота почти равнодушно указала рукой на край скал, словно украшенный гигантским кружевом.
   В густой тени, царившей в ущелье, Лай не сразу разглядел среди высоких склизких на вид деревьев множество скрученных к земле стволов. Словно огромные туловища гигантских змей, в минуту смертельной опасности вздыбившихся многочисленными кольцами, да так и застывших каменными изваяниями на века. Некоторые стволы, пригибающие кольца к земле, все равно продолжали упорно расти вверх, как будто причудливая траектория - совершенно нормальное явление. Юный отступник никогда даже не слышал ни о чем подобном.
   - Да из таких деревьев можно колеса делать, - удивленно хмыкнул он. - Как вообще такое возможно?
   - По пути расскажу, - Кота потянула его за целый рукав. - Надо попытаться поскорее выбраться отсюда. Здесь очень часто идут проливные дожди. И раз земля почти сухая, то ливня какое-то время не было...
   - И хорошо, - пожал плечами Лай, разглядывая комья грязи под ногами. - Еще пара луж и тут было бы болото! Продвигаться было бы труднее.
   - Если бы, - мрачно хмыкнула Кота. - Если пойдет дождь, продвигаться будет очень легко! Легче, чем тебе бы хотелось. - На молчаливый вопрос Лая девушка лишь вздохнула и с беспокойством поглядела на хмурящееся небо. Тучи уже заняли почти всю северную часть голубого простора и продолжали свое победное шествие, намереваясь вскоре скрыть утреннее солнышко, потушить свинцовым туманом веселье лучиков, иногда забредающих в темное ущелье. - Как ты думаешь, если пойдет ливень, куда денется вся вода? Правильно, - девушка с неким удовольствием разглядела ужас на подвижном лице юноши, - сюда. И оттуда, - указала на сужающуюся часть разлома, - хлынет огромная волна. Это будет настолько неожиданно, настолько мощно, что ни одно живое существо не успеет даже подумать о спасении... - Она содрогнулась, вновь вспомнив, как огромная стена воды, грязи и камней, сметающая все на своем пути, с быстротой молнии надвигалась на испуганную девушку, оставшуюся в одиночестве на дне скалистого ущелья. Передернув плечами, Кота решительно выпрямилась: - Ты уже видел, что вода делает с единственными представителями живого мира, существующими здесь, - кивнула на гигантские кольца. - Поэтому так опасно находиться здесь. И с каждой секундой опасность возрастает.
   - Так может, еще раз воспользуемся магией? - с готовностью предложил Лай, хватаясь за последний красный мешочек, но потом чуть приуныл: - Правда, как раз этот я делал сам... Понимаешь, он немного... первый. То есть, я не хочу сказать, что не получилось. Уоз даже сказал, что неплохо и... скорее всего, сработает, - замялся юноша, - но могут быть сюрпризы... возможно, даже не очень приятные...
   - Может, хватит на сегодня сюрпризов? - досадливо отмахнулась Кота, придирчиво разглядывая каждую скалу, каждый камень. Но, тут же усмехнулась, поднимая черные глаза на Лая: - Хотя, хорошая мысль! - Тот было обрадовался, но девушка невозмутимо продолжила: - Если хорошее заклятие Уоза привело нас в одно из самых гиблых мест Тирии, то куда же приведет то, что "скорее всего, сработает"? Такой шанс заманить мага в смертельную ловушку! Подбросить ему этот "подарочек" и дело с концом!
   Паренек насупился и отвернулся, а Кота решительно тряхнула волосами, глядя на неприступные скалы с вызовом.
   - Один раз я отсюда уже выкарабкалась, выберусь и еще раз. Немного усложняется задача тем, что придется еще и тебя вытаскивать... но, думаю, справлюсь!
   - Не такой уж я и беспомощный, - обиженно буркнул Лай, не оборачиваясь. Кота насмешливо покосилась на него, но промолчала.
   Беглого осмотра деревьев хватило, чтобы понять, что сейчас они оказались гораздо ближе к устью. Голые стволы выпускали ветки на большой высоте. В прошлый раз ей удалось подняться, используя кольца, как лестницу. А выше она карабкалась по сухим веткам. И хоть было непонятно, какие из них живые и крепкие, а какие представляют лишь иллюзорное ощущение крепости, это был реальный шанс спастись. Пару раз сорвавшись, она все-таки вылезла из смертельно опасного ущелья. И потом несколько дней не разговаривала с Даласом, кинувшим щенка вниз. Но сейчас была благодарна за жесткую школу выживания.
   Здесь ветки слишком высоко. Вряд ли удастся добраться до них по скользким стволам. Так что нужно искать другой путь. Скалы становились все выше, гигантское кружево - все витиеватее, но выхода Кота не видела. А времени оставалось все меньше. Тучи уже заполонили небо, скрыв последние ясные лучи. Надо было срочно что-то предпринимать.
   - Пойдем здесь, - девушка метнулась к узкой щели среди двух скал. - Надо быстро подниматься! Полезешь первым, я подстрахую!
   - С ума сошла? - в ужасе воскликнул Лай, расширившимся взглядом голубых глаз осматривая скользкие камни. - Как ты хочешь тут подняться? Это невозможно!
   - Это твое нытье совершенно невозможно, - фыркнула Кота, подталкивая парня в спину. - Ну просто невыносимо! Ладно, смотри, показываю.
   Она скользнула к узкой щели, протиснулась внутрь и, упершись ногой в небольшой изгиб камня, подтянулась за выступ наверху. Дальше, упираясь ногами, будто бы расталкивая скалы, подтянулась еще немного. На лицо попала капелька влаги.
   - Быстрее, - с трудом прогоняя приступ паники, крикнула девушка. - Дождь начинается. Давай, нюня! У тебя нет времени сомневаться!
   Лай сжал кулаки и зло посмотрел на самоуверенную девчонку. Да что она о себе возомнила? И все же маленький червячок сомнения терзал душу. Мол, смотри, она карабкается прямо по отвесным камням! Ты так никогда не сможешь!
   - Смогу, - упрямо возразил сам себе юноша, глядя, как Кота упирается головой в камень, стремясь продвинуться еще немного вверх.
   Дрожащими руками он схватился за выступ и подпрыгнул. Скользкие от пота и моросящего дождя руки соскользнули, паренек сильно ударился коленкой. Выругавшись, поспешно вытер ладони о штаны и попытался снова. Где-то вдали нарастал гул. Мурашки захолодили затылок. Лай явственно представил себе, как гигантская волна грязной пены сметает все живое со своего пути, пригибая к земле толстые стволы деревьев, как гибкие травинки, разбивая камни в пыль, отрывая от скал огромные валуны, которые исполинскими кораблями следуют пути смертельного разгула стихии.
   С силой сжав челюсти, он подскочил и ухватился за небольшую выемку в камне. Заскрежетав зубами от напряжения, подтянулся и попытался упереться ногами в каменном мешке, с завистью наблюдая за ловкими движениями девушки, которая уже по-обезьяньи быстро пробиралась к вершине скалы. Со стороны казалось, что Кота не испытывает никаких неудобств ни от сырости, ни от физически сложной работы. Лай запыхался уже через несколько секунд. Руки отекли и почти онемели, но он не мог позволить себе отдохнуть - картинка жуткой катастрофы все еще стояла перед глазами. Шум нарастал, подхлестывая юного отступника. Собрав все силы, раздирая руки в кровь, силясь не обращать внимания на острые камешки, осыпающиеся из-под ног Коты, он полз наверх, стараясь зацепиться любой ценой. Песок оседал на мокром от пота лице и, попадая в глаза, вызывал неприятное жжение. Попытавшись протереть глаза, Лай с удивлением воззрился на окровавленную ладонь, - видимо, один из камней, осыпающихся сверху, поранил его.
   Шум перешел в страшный грохот. Скалы тряслись так, что казалось, к ним подходит великан из детской сказки. Нечто серое действительно приближалось с немыслимой скоростью. Что это, рассмотреть было невозможно - не было ни времени, ни сил, да и необходимости. И так понятно, что стихия разрушения мчится по дну ущелья, ломая старые деревья, пригибая молодые, разбивая валуны и еще больше углубляя и расширяя расщелину в земле.
   Лай постарался карабкаться еще быстрее, но немеющие от непомерной нагрузки пальцы не слушались. Костяшки побелели, юноша почти не мог разогнуть их. Все, это конец. Стихия бушевала уже почти под ним, а вода все поднималась, грозя слизнуть незадачливого человечка. Кота, уже недосягаемая для смертельной опасности, что-то кричала, но невозможно было разобрать ни слова. Всем телом Лай ощущал приближение смерти, но не мог сделать больше ни одного движения.
   На его счастье Кота уже закончила мастерить импровизированную веревку из серебристой рубахи. Один конец она привязала к тонкому стволу гладкого дерева, что рос прямо на вершине скалы. Она знала, что эти деревья только на вид слабые. Если уж они выживают в таком месте, не сдаются ежедневной стихии, да умудряются еще и цвести, то двух человек точно выдержат! Кота осторожно спустилась и с тревогой посмотрела на слабеющего юношу, пыталась различить на лице остатки решимости, тягу к жизни. Но взгляд Лая был пуст, он даже не уворачивался от мелких и не очень камней, которые отбивали от скал быстрые потоки воды. Один из них попал ему прямо по темечку.
   Застонав, Лай взглянул наверх. Растерянно моргнул. Кота только что была на вершине скалы, но сейчас казалась ближе, протягивая руку. В глазах темнело. Вот и все, вот и конец... Слабая улыбка тронула губы юноши. Последней мыслью в угасающем сознании была радость оттого, что Кота в безопасности. А перед внутренним взором почти сияли белизной тонкие напряженные пальцы...
   - Глупый щенок, - сквозь зубы прорычала Кота, схватив в последний момент обмякшую ладонь юноши. - Я не позволю тебе здесь сгинуть!
   Она ловко увернулась от камня, летящего прямо в лоб, немыслимым усилием подтянула и развернула тело Лая и, прижав его к скале, позволила себе облегченно вздохнуть. Острые камни больно царапали голую спину девушки, но Кота старалась не обращать на это внимания. Потом, все потом. Она тащила Лая наверх, упираясь в безжалостные скалы спиной и ногами. Пробираясь вверх буквально по чуть-чуть, молясь богам, чтобы дали ей сил вытащить бесчувственного юношу. Веревки, которая помогла Коте быстро спуститься, уже хватило, чтобы обвязать тело парня. Вода бурлила почти под ними, но ее уровень больше не поднимался. Спасение было так близко.
   Позволив Лаю безвольно болтаться на привязи, Кота уперлась ногами в стены скал и немного расслабилась, давая отдых натруженным рукам. Дождь чуть утих, и боль от царапин на спине давала о себе знать. Осторожно пощупав израненную кожу, девушка досадливо поморщилась: как не вовремя! Даже если они выберутся из ущелья змей, им еще придется пройти по почти безжизненному плато Борх, да как-то перейти через гору Гельшайт. Из всех опасных местечек Тирии юный маг перенесся в самые страшные.
   Немного отдохнув, Кота проворно залезла наверх и начала осторожно вытягивать Лая. Положив юношу на ровную поверхность вершины скалы, девушка деловито свернула веревку - пригодится еще. Серебристая ткань оказалась на редкость прочной и даже немного упругой, и как нельзя лучше подходила для веревки. От одежды локки мало чего осталось. Брюки разодраны так, что с колен свисала неровная бахрома. Хвала богам, что мудреный поясок остался цел, поскольку именно в нем Кота спрятала несколько небольших пузырьков. И любимый кинжал, подаренный Даласом на прощание, остался при ней, не смотря на приключения.
   Немного подумав, Кота бесцеремонно стащила с Лая рубаху. Ей нужнее! Еще не хватало, чтобы маг пялился на нее. Это раньше девушка могла себе позволить ходить голышом. Теперь же грудь налилась, приобретя женственные очертания. И теперь ее нельзя было скрыть даже под длинными волосами. Поэтому Кота и обрезала их... как раз тогда, когда вылезла из ущелья в прошлый раз. Рубаха Лая с одним целым рукавом болталась на ней, словно сушилась на веревке. Кота ругнулась и попыталась завязать концы сорочки так, чтобы та не смотрелась на ней грязной простыней с наволочкой вместо рукава на руке.
   За этим делом и застал девушку очнувшийся Лай.
   - Прихорашиваешься? - ехидно уточнил он, поднимаясь. Потом охнул, схватился за затылок, посмотрел на окровавленную ладонь и, покачнувшись, снова осел на землю. - Эк меня долбануло...
   - Тебя долбануло еще при рождении, судя по всему, - со злостью буркнула Кота, принуждая юношу лечь обратно. - Лежи, не рыпайся! Сейчас посмотрю...
   Девушка достала из секретного карманчика в пояске маленький черный пузырек и склонилась над Лаем. Тот покосился на декольте, открывшееся ему из разорванного ворота рубахи, и судорожно сглотнул. Проследив за его взглядом, Кота зарычала, оттолкнула голову и резко поднялась. Лай испытал одновременно облегчение и сожаление о том, что волшебный вид нежных очертаний скрыт от глаз. Но боль немного поутихла, видимо, Кота все же воспользовалась своим странным средством. Девушка же в ответ швырнула импровизированную веревку.
   - Держи взамен мою! Я просто обменяла твою рубашку на это... и на твою жизнь. Но глупо ждать благодарности от заносчивого локки! Да я и не жду! Поднимайся, предстоит трудный путь. Благодаря стараниям некого колдуна, выбравшего из всех возможностей самый опасный закоулок Тирии!
   Дождь ронял на голые камни последние капли, словно отчаянно выжимал тучи. Те, не выдержав такого обращения, спешно ретировались за горизонт, открывая огромное плато, украшенное по краям острыми зубьями скал, для ярких солнечных лучей. Полуденное солнце показалось Лаю горькой насмешкой. Освещенное ущелье, на дне которого булькала и медленно продвигалась темная жижа, - все, что осталось от бушующего потока, - казалось небольшим и не слишком опасным проемом с высоты. Какое обманчивое ощущение... Мысли юного волшебника невольно перескочили на идущую впереди Коту. Такая же непредсказуемая, меняющая настроения настолько неожиданно и быстро, что порой хрупкая на вид девушка становится даже опасней этого ущелья. И чем больше узнаешь ее, тем яснее понимаешь, что даже просто находиться рядом с одинокой воительницей нормальному человеку совершенно невыносимо. Почему же тогда Лая тянет к ней все сильнее и сильнее?
   В это время Лай понял, что девичья фигурка вдруг куда-то пропала. Оглянувшись в поисках, он увидел, что Кота давно свернула в сторону далеких пик, да двигалась дальше бодрым шагом и даже не думала оглядываться. Заскрипев зубами, Лай помчался следом, справедливо полагая, что без странной, опасной воительницы ему ни за что не выжить в этом незнакомом, пугающе-диком мире. Почти нагнав Коту, хотел сказать колкость, но вдруг заметил кровавые пятна на мокрой ткани рубахи.
   - Ты ранена? - с беспокойством спросил Лай.
   - Ничего страшного, - раздраженно повела плечиками Кота. Забота юноши была приятной и одновременно действовала на нервы. - Конечно, можно подхватить хворь какую. Но сейчас ранами заниматься некогда. Сперва необходимо найти ночлег!
   - Еще же день, - оторопело отозвался Лай. - Успеется...
   - Успеется помереть? - ехидно покосилась на него Кота. - Дни здесь очень короткие, а ночи долгие и опасные. В этом тебе еще предстоит убедиться. Плато Борх просто кишит различным зверьем, с радостью готовым перекусить случайными путниками. Мало ли, через сколько лет еще раз придется отведать подобной изысканной пищи. А то все жуки, да сухие ветки деревьев...
   Лай молча пошагал рядом, стараясь не отставать от быстрого темпа девушки. Такая невысокая, а какая быстрая и, казалось, неутомимая! Запыхавшись, юноша с изумлением отметил, что солнышко скоро засобиралось на покой.
   - Надо же, - прошептал он и жадно облизнул губы: - Как же хочется пить!
   - Это надо было делать, пока дождь шел, - хмуро бросила Кота, но потом покосилась на юношу с сочувствием. Совсем неприспособленный. Вздохнув, свернула к небольшой рощице голых стволов, раскинувшихся в круглой низинке. - Сейчас, чего-нибудь придумаем!
   Лай недоуменно свернул следом, осматривая гладкие серые стволы без малейших признаков листвы.
   - Они же мертвые, - растерянно пробормотал он. - Даже в ущелье наверху были листья!
   - Не совсем, - таинственно усмехнулась девушка, обходя рощицу.
   Лай пожал плечами и полез в самую гущу, чтобы рассмотреть деревья получше. Девчонка явно что-то знает! Может, он сам увидит это нечто и не будет снова выглядеть дураком.
   - Стой! - почти прошипела Кота. - Не шевелись!
   - Что? - оглянулся Лай и увидел совсем рядом маленькое деревце, скрюченное так же, как в ущелье. Удивившись - здесь же не бывает таких потоков, - он вдруг ощутил, как волосы шевелятся на затылке. - Змея! - в панике взвизгнул он, подпрыгивая. - Кота, здесь змея!
   Змея подняла голову и замерла. Сердце юноши оборвалось: сейчас нападет! Не сознавая, что делает, он отступил назад и закрылся руками, увидев, что коричневая лента бросилась ему навстречу. И тут же была перехвачена Котой, метнувшейся наперерез. Кота придавила голову змеи палкой и, вытащив из-за пояса нож, немедленно отрезала голову. Потом победно помахала безвольной тушкой перед носом мертвенно-бледного юноши.
   - А вот и ужин! - Торжественно заявила она и тут же переменилась в лице. Перехватив нож удобнее, подступила к Лаю и ткнула кулаком с зажатой в нем змеей в грудь: - А ты... Если говорят стой - так стой! Говорят беги - беги! А то, клянусь, я сама прирежу тебя, чтобы не мучался долго!
   И мгновенно сменив взбешенный рык на веселое посвистывание, отошла в сторону, размахивая добычей. Оглянувшись, увидела, как Лай с любопытством наклонился над отрезанной головой змеи, и одним прыжком вновь оказалась рядом, перехватив его руку.
   - Осторожно! - крикнула она. - Глупый щенок! Ты думаешь, если змее голову отрезать, то яд уже действовать не будет? Зря! Не трогать, не наступать, даже не смотреть! Лучше вообще закопать ее. Да, кстати, - быстро закидав голову мелкими камешками, встрепенулась Кота. - А вот и фляга для воды!
   Жестом фокусника девушка содрала с тушки змеи кожу и всучила Лаю. Тот сморщился и осторожно взял кожу двумя пальцами.
   - Так ведь все равно воды нет!
   - Это сейчас нет, - хмыкнула Кота, повесив на шею Лая тушку змеи, как шарф. Сама же ловко вскарабкалась на абсолютно голый ствол дерева и приблизилась к небольшому сплетению веток. - Кидай шкуру!
   Лай подбросил кожу змеи, метясь в девушку. Кота легко перехватила импровизированный снаряд и склонилась над переплетением, совершая странные движения руками. Чуть потрясла флягу, вылив жидкость себе на ладони, и снова склонилась над разветвлением. Через некоторое время соскользнула вниз, протягивая Лаю шкуру, наполненную чем-то, точно в ней опять оказалась змея. Юноша брезгливо передернулся, но жажда была сильнее опасения, он прильнул к отверстию, бывшему когда-то шеей невезучей змеи.
   Влага, чуть панующая корой и чем-то неуловимым, но, несомненно, чистая, полилась в иссохшую гортань. Через несколько глотков Кота отобрала странную флягу.
   - Не увлекайся, неизвестно, как скоро мы найдем еще воду. Надо спешить, но наш ужин не выдержит в такой жаре до вечера. Местечко здесь хорошее, разведем костерок, да поджарим добычу...
   Кота засуетилась в рощице, подбирая сухие щепки и мертвые веточки для костра. Собрав хворост в кучку, вновь достала старую коробочку.
   - Если не секрет, как ты нашла воду? - осторожно уточнил Лай, глядя на нахмурившуюся девушку, которая, ругаясь сквозь зубы, пыталась извлечь искру из подмоченной коробочки.
   - Не секрет, - отозвалась та, с облегчением вздыхая и поднося огонек к хворосту. Костерок начал отчаянно дымить, огонь разгорался с трудом и только благодаря загадочными действиями девушки. Лай не понимал, как можно заставить гореть мокрые ветки, но уже привык к тому, что Кота знает о мире без магии гораздо больше. - Только что прошел дождь. Сухая земля с жадностью впитывает все, что на нее попадает. Так что копать яму бесполезно - влага уже ушла глубоко. Но есть местечки, вроде этого, - она кивнула на рощицу. - Там, наверху, в разветвлении, природа образовала небольшие углубления, где скапливается дождевая вода. Остается ее только собрать. Ножом делаешь канавку в коре... она только на вид такая твердая, а на самом деле мягче пробки. Вода уходит под землю или высыхает очень быстро. Пытаясь выжить, деревья впитывают влагу не только корнями, которые очень глубоко под землю уходят, - уж поверь, я проверяла, - но даже корой. Так что еще пара часов и от той лужицы не осталось бы и капли.
   Тусклый огонек, наконец, принялся с неохотой хрустеть сырым хворостом. Кота деловито насадила тушку змеи на тонкий прутик и подвесила над костром.
   - Змея быстро готовится, - сглотнув слюну, сказала она и с жадностью посмотрела на добычу.
   Лаю показалось, что девушка даже носом шевельнула, как дикий зверь. Возможно, она съела бы тушку и так, но развела костер специально для него. Это было приятно... не хотелось бы смотреть, как Кота рвет зубами сырое мясо. Хотя, есть змею, даже приготовленную, тоже не очень-то хотелось.
   - Раз задержались, просушим одежду, - девушка сбросила рубашку и штаны и развесила серые тряпки на дереве около костра. - Да, вот сюда, - приказала она смутившемуся юноше, - ветер как раз несет тепло костра. Быстро высохнет.
   Лай ковырялся палкой в костре, не поднимая головы. Кота раздраженно передернула плечами.
   - Ну раз стесняешься, пойду пока прогуляюсь.
   Лай, убедившись, что девушка отошла достаточно, облегченно вздохнул и скинул штаны. Раздеваться при ней он ни за что бы не стал... и даже постарался бы не вставать. Тело предательски высказывало интерес к воительнице.
   Кота шла вперед, не оглядываясь. Горожанин не разочаровал девушку. Это вообще трудно сделать, так как она и так невысокого мнения о простых людях. А локки ненавидела всем сердцем. Нет, к Лаю она не испытывала ненависти, поскольку убедила себя, что юноша не локки. Это было сделать совсем не трудно. Силой не пахло, магией он не пользовался, вел себя, как обычный несмышленый юнец. Излишне любопытный, порой невыносимо заботливый, по-человечески слабый...
   Напряженно всматриваясь в растительность, Кота пыталась отыскать серые кружева местного мха. Далас показал эту чудесную травку в прошлый раз, когда она исцарапала ладони об острые ветки. Жара и влажность после дождя могут ухудшить состояние ран. Не хотелось, чтобы у нее или Лая началась лихорадка. А эта неприметная травка может снять любые воспаления - это она ощутила на себе. Причем очень быстро. Тогда она даже решила, что это - магия, чем вызвала долгий хохот учителя. Жесткая школа жизни, которой научил ее воин из рыжей стаи, показывала не раз, что природа - самая совершенная магия.
   Кота углядела неровные круги с пушистыми краями и с радостным криком метнулась к плоскому красноватому камню, который облюбовала полезная травка. Собрав достаточно растений, отправилась обратно. За это время змея уже должна была хорошо прожариться, а одежда высохнуть - жар от костра и солнце старались на славу.
   Лай судорожно натягивал штаны, избегая смотреть на нее. Какой же он смешной. Горожане всегда так отчаянно боятся показать лишний кусочек своего тела. Кота никогда не понимала подобной стеснительности, но жизнь заставила ее уважать чужие чудачества. Только лишь затем, чтобы окружающие уважали ее особенность. Одежка высохла. Кота оделась, немного посомневалась, но все-таки отодрала единственный и почти целый рукав от рубахи.
   - Давай свой затылок.
   Лай повернулся и чуть склонил голову, исподволь наблюдая, как девушка крошит в руках странную на вид массу, больше всего схожую с плесенью. Осторожно обмыв рану водой из импровизированной фляги, Кота наложила толстый слой измельченных растений и туго завязала лоскутами, в которые быстро превратила рукав.
   - Что это? - с заметным напряжением в голосе спросил Лай. - Очередная отрава?
   - Конечно, - иронично хмыкнула Кота. - Будешь умирать медленно и мучительно! А пока жив, насыпь мне этого порошка на спину.
   Скинув рубаху Лая, на ней больше похожую на платье, девушка оторвала от подола две широкие полосы и улеглась на живот. Лай судорожно сглотнул, глядя на длинные царапины, оставленные камнями.
   - Наверняка останутся шрамы, - с сочувствием заявил он.
   Кота беспокойно пошевелилась, ощущая себя неуютно под пристальным взглядом юноши, и сама не могла объяснить странных чувств.
   - Не медли, - грубо обрубила она, - нет времени на сантименты.
   Вздрогнув от неожиданности, Лай поджал губы и загреб с неровного кусочка коры серый порошок, тщательно распределяя его по спине девушки. Сверху положил ленту ткани. Кота чуть приподнялась, чтобы ему было удобнее обмотать торс. Чувствуя, что краснеет, Лай сжал зубы и постарался быстро перевязать раны, пытаясь не замечать, как кисти неловко касаются нежной округлости груди. Вздохнув с облегчением, стер с лица пот и отвернулся. Кота довольно разглядывала тугую повязку, немного похожую на легкий корсет. Так было гораздо удобнее. К тому же она уже ощущала действие растения. Немного пощипывало, но это было хорошо.
   С удовольствием втянув аромат свежеприготовленного мяса, Кота подскочила к костру и сняла прут с нанизанной на него тушкой змеи. Та побелела и съежилась. Девушка отщипнула кусочек, пристально рассматривая волокна.
   - Готово, - резюмировала она, разламывая ветку на две части и протягивая одну Лаю.
   Тот с явной неохотой принял свою долю, разглядывая добычу с недоверием и омерзением.
   - Я не уверен, что это можно есть, - поморщившись, пробормотал он.
   - Нуфно, - с набитым ртом прошамкала Кота. Девушка с таким наслаждением вгрызалась в белое мясо, чавкала так аппетитно, что Лай решился попробовать кусочек.
   Несмело отщипнув пару волокон, закинул в рот и, зажмурившись, принялся остервенело жевать с таким видом, как будто еда была щедро приправлена ядом. Но через мгновение на лице юноши отразилось удивление, он с интересом присмотрелся к тушке змеи.
   - Немного похоже на белое мясо птицы... и одновременно рыбы, - пробурчал он и откусил смелее. Прожевав, добавил с заметным облегчением: - Даже нежнее рыбы... и вкуснее птицы!
   Кота, с интересом наблюдавшая за его реакцией, довольно хмыкнула, поскольку змей она всегда считала лучшим деликатесом. Правда, еще вкуснее они были сырыми, но изнеженный горожанин этого точно не оценит.
   - Ну все! - Кота в последний раз облизала ветку, с сожалением отбросила в сторону и решительно поднялась. - Пора в путь, до заката меньше часа осталось.
   - А ты откуда знаешь? - удивился Лай, дожевывая последний кусочек. Он оглянулся на солнышко, зависшее над горизонтом, как ему показалось, еще довольно высоко.
   - Смотри, - Кота потянула юношу за руку, принуждая подняться, и поставила его ладонь перед глазами, развернув параллельно горизонту. Под мизинцем оказался горизонт, а солнышко чуть утопило брюшко в указательном пальце. - Каждый палец - четверть часа.
   - Любопытно, - хмыкнул Лай, прищуриваясь. - А я не знал...
   - Что ты вообще знаешь, - снисходительно отозвалась Кота, затаптывая костер.
   Потом она взяла остатки рубашки Лая, - практически один воротник с небольшим куском ткани, - слишком маленький, чтобы пойти на перевязку, - сложила в него уголь от костра, закатала в трубочку и завязала вокруг талии, как второй пояс.
   - Это зачем? - опешил Лай.
   - Пригодится, - загадочно улыбнулась девушка и пошагала в сторону горы. - Времени нет, так что заночуем там, - указала она на небольшой навес. - Если ночью пойдет дождь, он укроет нас. Только нужно поспешить. Отсюда кажется, что это недалеко, но на самом деле, придется попыхтеть, прежде чем мы туда заберемся.
   В правдивости этих слов Лай убедился очень быстро. Склон с виду казался пологим, но вскоре юноша понял, что уклон становится все более крутым. В конце концов, им пришлось почти лезть наверх. Торопливое солнышко уже касалось горизонта, растапливаясь о его острый край, как кругляш желтого жира на разогретой сковороде. Быстро темнело. Кота карабкалась с невероятной быстротой, и Лай успел здорово отстать. Когда же он достиг небольшой пещерки, скрытой навесом, девушка уже деловито обшаривала местность
   - Все чисто, - отрывисто заявила она. - Змей нет. Вообще, это местечко явно пользуется спросом. Смотри, - указала на почерневший от копоти камень над головой. - Нам повезло, что сегодня эта бесплатная гостиница пуста...
   - Почему? - немного удивленно отозвался Лай. - Думаешь, нас бы прогнали?
   - Здешние жители не особо дружелюбны, - туманно ответила Кота и тут же испустила радостный вопль, заставив паренька подпрыгнуть от неожиданности. - Вот это находка! - счастливо взвизгнула она, поднимая с каменного пола маленький предмет, больше всего похожий на узкую тонкую пластинку металла.
   - Что это? - недовольно покосился на нее Лай, считая находку бесполезным хламом.
   - Эта штучка покажет нам нужное направление, - подмигнула Кота. - А теперь спать, утром поднимемся рано. Нужно успеть пройти больше при солнечном свете.
   Она присмотрела для себя небольшой камень в глубине пещеры и улеглась на нем.
   - Может, разведем костер? - нерешительно предложил Лай. - Ну, чтобы хищников отпугнуть... да не замерзнуть ночью.
   - Нет необходимости, - сонно отмахнулась Кота и перевернулась на другой бок. - Гора сильно нагрелась на солнце за день, и будет отдавать тепло ночью... очень медленно. А хищники с большим удовольствием прибегут на свет...
   Лай потоптался на месте в нерешительности. Потом прошел вглубь пещеры, двигаясь на ощупь в сгущающейся тьме.
   - Кстати, - подняла голову Кота. - Если тебе приспичит, делай прямо в пещере. Не вздумай выходить наружу... а то утром найду только твои обглоданные косточки.
   Лай замер, мгновенно ощутив это самое "приспичит", но воспитание не позволяло ему справлять естественные надобности в том же помещении, где будет спать, да еще в присутствии дамы. Зато сразу стал ясен некий кисло-сладкий дух, что витал в пещере.
  
   Туманная дымка тянулась нежно-серым шлейфом по скудной на растительность земле, мягкими комьями стекая в каменные разломы, которыми изобиловало безжизненное плато. Где-то там, вдали, осталось ущелье каменных змей. Кота мечтательно улыбнулась, вспоминая, как тянула Лая наверх. Подумалось, что тот случай должен был стать неприятным эпизодом в жизни. Но тот неожиданно осел в памяти как один из самых романтичных. Его слипшиеся волосы касались кожи на груди, щекотали струйками дождя, смешанного с кровью, тонкими разводами оседали на мокрой рубашке...
   Кота помотала головой, отгоняя наваждение. Лай - локки, и она обязана ненавидеть его, презирать. И пусть сейчас он - ее испытание. Потом она обязательно убьет парня! Медленно и мучительно. Дабы отомстить за каждую минуту, которую она провела в размышлении, за каждую глупую мечту, которую он породил в ее сердце своим обнаженным торсом, терпким мужским запахом, голубой дымкой задумчивого взгляда...
   Да что же это такое! Злость поднималась, точно тина в чистейшей воде горной реки, мгновенно замутняя потоки, отравляя воды. Кота побледнела и, вытащив из-за пояса кинжал, вскочила на ноги. Тяжело дыша, пристально смотрела на свое отражение в остром лезвии. Черные глаза на белом от ярости лице сияли жаждой. А жажду нужно утолять.
   Сжав зубы так, что они заныли, девушка развернулась на пятках и бросилась в пещерку. Там, прямо на каменном полу, раскинулся спящий Лай. Он чуть подергивался во сне, как гончий пес, которому снится охота. Светлые волосы слиплись от пота и приобрели красноватый оттенок пыли, покрывающей пол в пещере толстым слоем. Рот приоткрыт, дыхание неровное...
   Кота вдруг почувствовала слабость в ногах. Нож выпал и, тихо звякнув, затих на полу. Опустившись на колени, девушка несмело протянула руку. Чуть задержавшись, коснулась груди юноши. Лай не проснулся. Облизав губы, девушка провела кончиками пальцев по коже юноши, чуть шершавой от прилипшего песка. Бросив осторожный взгляд из-под ресниц на лицо спящего, коснулась пояса штанов. Немного посомневавшись, скользнула под ткань, ощущая тонкую дорожку волос...
   Лай вздрогнул и распахнул глаза. Кота тоненько взвизгнула и, выдернув руку из штанов, со всей силы двинула парня кулаком в живот. Тот охнул и согнулся пополам, вытаращившись.
   - Берегись! - крикнула Кота и, вскочив, пнула мелкий камешек к выходу. И уже тише добавила: - Доброе утро. Вставай, пора идти.
   - Доброе? - прохрипел Лай, переворачиваясь и вставая на четвереньки. - Лично я в этом сомневаюсь... Что это было?!
   - Паук, - не моргнув глазом, соврала Кота. - Смертельно опасный, один укус и ты труп!
   - Ничего себе, - побледневшими губами прошептал Лай. - А мне приснилось, что...
   - Тебе приснилось, - взволнованно перебила Кота и принялась суетливо собирать вещи. - А что тебе приснилось, мне совсем не интересно!
   - С-спасибо, - выдавил Лай, настороженно оглядывая каждый темный камешек. Потуже завязал шнурок пояса и потянулся к шкуре змеи. - Дай попить, в горле чего-то пересохло...
   Кота протянула флягу, ловко развязывая узел. Юноша наклонился попить, но в следующее мгновение отшатнулся.
   - Фу! Как воняет! Она испортилась!
   - Что неудивительно, - буркнула еще розовая девушка. - Ну ничего, не переживай. Ночью шел дождь, найдем чего-нибудь. А сейчас посмотрим, куда нам теперь двигаться.
   Она присела около небольшой выемки в камне и выгребла оттуда песок. Лай заинтересованно присел рядом. До сих пор его удивляло и восхищало все, что делала эта маленькая девчушка. Та вылила в ямку остатки дурно пахнущей воды из змеиной шкуры и отбросила ее в сторону. Подхватив заранее припасенный сухой листик, аккуратно положила на поверхность лужицы. Потом осторожно достала из кармана маленькую железку и, усмехнувшись, стянула с головы юноши повязку и потерла ей о светлые лохмы Лая. Не обратив внимания на возмущенный возглас, водрузила пластинку на листик. Тот, на удивление юного отступника, зашевелился, вращаясь по кругу. Через некоторое время замер.
   Кота хитро взглянула на озадаченного юношу.
   - Один конец указывает на юг, другой - на север.
   - И как мы поймем, какой куда? - нахмурился Лай, осторожно ощупывая свежие шрамы на темечке.
   - Напомни мне, в какой стороне солнышко? - невинно осведомилась девушка, бережно припрятав пластинку.
   - Оно с востока встает, - недовольно буркнул Лай. - И вообще, зачем все это представление, если и так примерно понятно, в какой стороне север и юг?
   - Вот именно, - хохотнула Кота, щелкнув юношу в лоб. - Примерно! Сейчас ты примерно пойдешь на север, а через денек забредешь в пустынные степи Гонка! Стоит немного отклониться, и попадешь прямо в котел добродушных племен лимби. Или на юг - там прямо простор для разнообразия... смерти. Рассказать?
   - Не надо, - совсем сник маг. - И так верю. Ну, так нам на север?
   - Да, - серьезно кивнула Кота. - Нам нужно попасть к горе Гельшайт. Перейдя через гряду, мы попадем в небольшой городок... не помню его названия. Почти деревня, но уже там нас никто не будет пытаться убить, съесть или еще чего похуже...
   - Интересно, что может быть хуже, - пробормотал Лай.
   - Ты сам отказался от рассказа, - хищно ухмыльнулась девушка. - Ладно, пошли, попробуем воду поискать.
   Кота спустилась и, припомнив указание тонкой железки, сориентировалась. Затем решительно направилась в обход холма, на котором нагромождение камней образовало причудливое сооружение.
   - Видишь? - указала она на каменное кружево. Лай кивнул, пристально рассматривая пирамиду и удивляясь, как все это держится. - Всегда обходи стороной такие местечки. Змеи обожают селиться в таких заманчивых каменных лабиринтах.
   Справа от холма Лай увидел дорогу, Извилистая, грязная, но, несомненно, уезженная не один год. Кота лишь расхохоталась на предположение юноши.
   - Это русло реки, - отсмеявшись, заявила она. - Конечно, сейчас не видно, что это - река. Но в сезон дождей ты увидел бы здесь бурные потоки... грязи. Совершенно гиблое местечко. Но одно хорошо - мы найдем воду!
   Они двинулись вверх по "течению", как окрестила направление Кота, снисходительно объяснив, что так надо. Холм остался позади. Равнина напоминала выжженное поле, наполненное лишь пеплом и неправдоподобно-тонкой сухой травой. Иногда встречались высокие палки без малейшего намека на листья. Встретив целое скопище таких, Кота удовлетворенно цокнула языком и отломила парочку.
   Впереди Лай видел лишь неясную дымку чего-то большого, что пряталось в мерцающем тумане испаряющейся от земли влаги. Радостный крик Коты вывел его из мрачных раздумий. Он подошел к девушке и разочарованно поглядел на мокрое пятно земли. Кота пожала плечами, не строя иллюзий по поводу знаний юноши и принялась руками выгребать землю, выкапывая небольшую ямку. Углубление тут же наполнилось мутной влагой.
   - Я не буду пить из лужи! - справедливо возмутился Лай. - Извини, но я несколько иначе воспитан...
   - Жить захочешь - будешь, - хихикнула Кота и потянула того за руку, принуждая опуститься на колени. - Не кричи, точно баба базарная. Я тебе сейчас фокус покажу... ты же их любишь.
   Заинтригованный, Лай замолчал и опустился рядом с девушкой. Кота покрутила перед его носом недавно срезанные палочки, показав, что они - полые. Сорвала пучок сухой травы, больше напоминающей старческие волосы и развязала с талии сверток с углем, которым тут же набила каждую трубочку. Заткнула пучком травки, чтобы уголь не выпадал, а в верхнее отверстие вставила кусок тряпки с бывшего воротника. Всучив одну трубку Лаю, сама наклонилась над лужей и принялась втягивать воду через палку. Юноша разочарованно крутил в руках нелепое приспособление, не понимая, зачем все это.
   Кота, вздохнув, объяснила:
   - Не бойся, пей. Уголь очистит воду, трава задержит грязь. Попробуй, она чистая.
   Лай нагнулся и осторожно втянул в себя глоточек, готовый в любой момент выплюнуть воду. Но та оказалась чистой и даже вкусной, как родниковая. Прохладная, она прекрасно утоляла жажду. Напившись, юноша удивленно осмотрел палочку.
   - Действительно, очищает! И как ты догадалась?
   Кота поперхнулась и искоса посмотрела на локки-отступника, но промолчала. Тот качал головой и что-то бормотал себе под нос. Девушка уловила лишь "трудное зелье" и "гораздо проще".
   - Пойдем, - вздохнула она. - Жаль, что шкура змеи протухла, с собой воды не возьмешь. Но до сих пор нам везло, будем надеяться на это и впредь.
   - Эх, хорошо - вздохнул Лай, распрямляясь и с удовольствием потягиваясь. - Еще бы поесть!
   - Ну, завтрак я тебе тоже могу обеспечить, - хихикнула Кота.
   Что-то в ее тоне насторожило юношу. Он с подозрением смотрел, как девушка быстро переворачивает плоские камни в поисках чего-то. Раз за разом она прыгала к следующему, двигаясь по руслу несуществующей реки, и с разочарованием отбрасывала его в сторону. И вот привычный клич радости донесся до Лая, который решил переждать на одном месте, чем скакать следом за шустрой девицей.
   - Иди сюда, - Кота помахала рукой и склонилась над землей.
   Не ожидая ничего хорошего, но движимый любопытством, Лай пошагал к девушке. Присел рядом и с сомнением разглядел на сырой земле несколько толстых, - с палец, - белесо-прозрачных личинок.
   - Что это? - с омерзением спросил он.
   - Местные считают это деликатесом, - с придыханием сообщила Кота, приподнимая одну за хвостик. - Главное - вынуть кишки! - Она потянула за гусеницу с двух концов, извлекая темную склизкую часть. - Остальное вполне съедобно и питательно... Я бы не сказала, что вкусно, но на безрыбье сойдет! Так что принимай заказ - просил завтрак?
   - И что, местные это действительно едят? - с напряжением в голосе спросил Лай.
   - Ага, - кивнула Кота и отправила извивающуюся гусеницу себе в рот. Скорчилась, ощутив на языке небольшой взрыв болотной жижи. Плюнув в сторону, добавила: - Мерзость! Но племена лимби... да и хорко обожают их. Хотя, лимби вообще жрут все, что двигается. Иначе не выжить в пустынных степях...
   - Они людоеды? - поникшим голосом уточнил юноша.
   - Ну, не откажутся и от людей, если те не из их племени, - Подняв черные брови, Кота повернулась к бледному магу. - А что это тебя так заинтересовало?
   - А вон там, случайно, - сглотнув, спросил тот, указывая на группу высоких жилистых мужчин в набедренных повязках, бегом приближающихся к ним, - не эти самые лимби?
   Кота нахмурилась, разглядывая беленые известью тела и разноцветные перья в голове.
   - Не пойму, какого племени... Не могу сказать точно, но похоже на воинов... видишь, отличительные знаки на теле? Только вот добыча, кажется - это мы.
   - Я почему-то так и подумал, - сник Лай.
   Несколько охотников на бегу выстраивались полукругом, быстро окружая их.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Водд - бог жизни, богатства, исполнения желаний. Чтобы снискать благосклонность бога, люди приносили ему кровавую жертву.
   Дорос - бог войны, покровитель воинов.
   Колина - богиня красоты, любви, страсти, деторождения.
   Морос - бог иллюзий, снов, смерти, магии.
   Трона - богиня мудрости, покровительница мудрецов, ученичества
   Бошос - бог возмездия, справедливости, суда
   Велера - богиня природы, стихий: воды, воздуха, земли и огня
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"