Безнадежный Александр: другие произведения.

Проводник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Теперь я редко выхожу из дома. В основном, для того, чтобы пополнить запасы выпивки. К сожалению, она мало помогает. Не спасает и курение. Как-то я попробовал уколоться, но стало только хуже.
   Иногда, очень редко, реальность обретает мое внимание. Ненадолго. В первый раз это случилось, когда наведались блатные.
   Почему они не покалечили меня? Не знаю. Они, конечно, какое-то время попинали, мое проспиртованное тело, но ничего этим не добились.
   Возможно, даже им стало не по себе, когда я с улыбкой принял каждый удар по почкам. Когда усмехался каждый раз, сплевывая кровь. Когда истерично смеялся в ответ на их угрозы. Я наплевал на боль, а попытки напугать меня еще больше, и вовсе казались мне забавными.
   Признав невменяемым, они бросили меня. Никаких денег конечно не заплатили. А труп Тюленя, скорее всего, закопали прямо в лесу. Чтобы не связываться с ментами.
   Скоро, до меня доберутся и родственники Косого. Им я тоже ничего не смогу объяснить. Скорее всего, сразу после них нагрянут менты. И уж тогда-то уже возможны варианты.
   Но и это не способно было взволновать меня. После всего того, что я видел. После того как у меня была возможность узнать. Узнать что-то, что людям знать не дано.
   Я мог узнать. Но той ночью, цена показалась мне слишком высокой...
  
  
   - Слушаю - мысленно чертыхаясь, я прохрипел в трубку.
   - Леха?
   - Нет, мля зубная фея. У тя с зубами все в порядке? Это легко можно изменить. Че те надо, в такое время? - я пытался сдерживаться, чтобы не послать Косого.
   - Какое время? - прошипел в трубку Серега Косов, мой бывший одногрупник и неизменный собутыльник. - Выгляни на улицу, скоро стемнеет.
   - А мне без разницы. Ночь кончается тогда, когда я просыпаюсь, - несколько успокоился я, заметив, что на часах уже пять вечера - Так кто умер?
   - Сто сорок три тысячи человек, по статистике. Только я не об этом. Тебе работа нужна?
   - Как всегда, а что? - наконец я услышал что-то интересное.
   - Ну так кончай дрыхнуть и давай в Нирвану.
   - Спасибо. Я до сих пор в "Нирване". После вчерашнего, - нахмурился я.
   - Будем говорить о делах, - отрезал Косой и положил трубку.
   Как бы не была соблазнительна мысль, забить на несвоевременный звонок, я все же решил проверить обстановку. Косой, такой же безработный наладчик холодильных установок, уже устраивал нам подобные подработки. В результате нас либо кидали, либо работа оказывалась "с душком".
   Как бы там ни было, в вопросе заработать на пиво, он был признанным авторитетом. Поэтому, стараясь игнорировать головную боль, я нехотя сполз с кровати.
  Слава КПСС, "Нирвана" располагалась почти рядом с домом. Небольшая забегаловка местного масштаба, зато с кальяном и абсентом в ассортименте как нельзя лучше подходила для наших нехитрых развлечений.
   Уже через двадцать минут, я имел удовольствие наблюдать картину подготовки к деловым переговорам и так уже, изрядно окосевшего товарища.
   - Плюнь эту гадость, - вместо приветствия я выдернул у него изо рта мундштук. - И говори зачем звал.
   - Не шуми Соломин, - он поднял на меня слегка затуманенный взгляд. - Сам знаешь зачем.
   - Не знаю. Что за работа? Чем порадуешь на этот раз? Алмазные копи? Урановые рудники? Освобождение заложников или организация теракта? Сколько платят и кому, если что, выставлять больничные счета?
   - Тюленя помнишь? - он игнорировал мою тираду.
   - Гитариста из "Пророков"?
   Косой кивнул.
   - Ну... и какая связь? - конечно, я помнил Тюленя. "Пророки" были одной из местных металл - банд. Когда-то, нам даже довелось поиграть вместе. Он был не так плох, но его безмерные аппетиты к курению и глотанию, постепенно превратили его в овощ.
   - Странное дело, странное и не очень приятное, - продолжил Косой. - Я виделся с ним, недавно. Он, брызгая слюной, лепетал, что нашел работу. По его словам непыльную и, даже, по человечески оплачиваемую. По строительно-ремонтной части...
   Кивнув с облегчением, я расслабился. Теперь ясно. Необходимые для подобной работы навыки мы приобрели уже давно. И нередко они нас выручали, позволяя держаться на плаву.
   - Постой, - нахмурился я - а причем тут Тюлень? Он там что, декоративным оформлением сада занимался? Выращивал оградки из конопляных кустов?
   Косой пожал плечами.
   - Должен был делать черную работу. Кое-что сломать, кое-где кирпич положить. Ничего особенного.
   Я кивнул.
   - Все равно, тот человек, который дал ему это работу - не любит свой дом. Ну или что там у них...
   - Не наше дело, - возразил Косой - а наше дело в том, что Тюлень - слинял. Заказчики приехали, а его - нет. Работа не сделана, пожитки на месте, а Тюлень пропал.
   - Понятно, - протянул я. - Не удивительно. Много у него было дури?
   - Больше чем ты думаешь, - фыркнул Косой. - Его на неделю закинули в Коломинский лес. Он там должен был торчать все время один. Сколько по-твоему он нагреб с собой?
   Я присвистнул.
   - Если он потерял берега, то мог и скопытится. Нельзя было его одного оставлять.
   - Как бы там ни было, он не скопытился. Никаких тел там не было. Только мусор и трава повсюду. Короче появится, бывало уже с ним такое.
   - Допустим. И что там в лесу? - вернулся я к делу.
   Косой хмыкнул.
   - Блатные в старом пионерлагере охотничий домик хотят устроить.
   - Эээ... Чего хотят? - я поднял брови. - На кого они собрались там охотиться? На дятлов?
   - Тебе не все равно? - Косой нахмурился - Я бы не стал задавать им лишних вопросов. Наше дело маленькое. Один из бараков нужно обработать, как положено. Я обо всем договорился. Составил смету. Обещал за неделю справиться.
   Косой помахал бумажкой у меня перед носом.
   Отобрав ее, я пробежал глазами содержимое.
   Серега, тем временем, снова присосался к трубке.
   - Мда, - круто взял. И что утвердили? - недоверчиво протянул я.
   - А то, - гордо вскинул голову Косой - Обещали по три сотни на брата, плюс еще по сотне, если уложимся в срок.
   - Хм, а теперь поговорим о деньгах... - мне не терпелось узнать настоящие цифры.
   - А? - Косой сделал невинное лицо.
   - Сколько мы поимеем на этом? - спросил я, махая бумажкой у Косого перед носом.
   - Они хотят все чеки, - насупившись, пробурчал Серега.
   - Ага. Как всегда, - зевнул я - Так сколько? И не морочь мне голову...
   - Ладно, - вздохнул Косой. - Я уже договорился на базе. На материалах мы сделаем еще сотни четыре. Наглеть нельзя. Попалимся.
   - Вот это уже похоже на дело, - я потер руки. - По шестьсот баксов за неделю - это разговор.
   - А я о чем твержу. Это ты - че надо, че надо...
  
   Все это, как всегда, было ненадежно и подозрительно. У меня, вообще, вся высокооплачиваемая работа вызывала подозрения. Зато, в случае успеха, пожалуй, беспокойства окупятся.
   Закупку материалов я доверил Косому, предварительно напомнив, что если в лесу у нас неожиданно закончится смесь или краска, он сам будет объясняться с будущими охотниками.
   Этот прохвост, оказывается, уже успел побывать на месте, поэтому заверил меня, что все будет в лучшем виде.
   С его слов мы подвязались на кладку кирпича, штукатурку и покраску стен. Мы могли и большее, но работу с ценными материалами, плиткой и деревом, нам не доверили. Возможно и к лучшему.
   Сам же я вызвался организовать жизнеобеспечение и досуг. Выезд был запланирован уже через день после нашего разговора, поэтому я носился по магазинам как домохозяйка со стажем.
   Ящик пива на неделю маловато, конечно, но наши скудные резервы на большее не были рассчитаны.
   "Фигня, будем разбавлять водярой" - не унывал Косой. -"Мы и с этим к концу работы будем похожи на ершиков для чистки унитазов"
   Водярой так водярой вздыхал я, покупая, пять бутылок "Столичной". Ну а бутылочку абсента прихватил из домашних запасов. Так на всякий случай. Если станет совсем скучно.
   После всех этих предметов первейшей необходимости, денег осталось в обрез. Работодатели оказались не так просты и аванса не дали.
   "Хоть чему-то они научились от Тюленя" - усмехнулся я.-"Но нам этот подлец, конечно, подпортил картину, свалив с авансом".
   Так или иначе, распорядиться остатками денежных средств следовало особенно мудро. Что я и сделал, купив пару кило мяса на шашлык и семь пачек макарон. Плюс к этому, cкорчив гримасу, приобрел столько же пачек крабовых палок.
   Замариновав мясо, и упаковав припасы, я с чувством выполненного долга ожидал машину, на которой нас с Косым и должны были забросить на место.
   Меня никогда не мучили предчувствия касательно той или иной авантюры, как впрочем, и перед крупной ставкой. Черт побери, сейчас я откровенно жалею об этом.
  
   Заехавший за мной черный Лэндкрузер был почти под завязку забит стройматериалами. Рассовав по щелям поклажу, я с трудом втиснулся на заднее сиденье. К моему сожалению, гитару пришлось оставить. Единственное, свободное место в машине, было на коленях у водителя - серьезного с виду мужика с характерной внешностью. Характерной для человека, который не считает нужным скрывать, наличие ствола за пазухой.
   В общем, он и без моей гитары, не был в восторге, наблюдая за процессом погрузки. Резкий запах маринованного мяса, и звук бьющихся друг об друга бутылок не ускользнул от его внимания.
   - Вы чего там собрались развлекаться? - недовольно бросил он.
   - Нет, - попытался улыбнуться я, - но и унывать, тоже не планируем.
   Водила, нахмурившись, обратился к Косому.
   - Уже один ваш товарищ доразвлекался. Учти, ваши адреса мы знаем. Ты обещал работу в срок. Так что не советую злоупотреблять с развлечениями.
   Своим кратким монологом он отбил у меня всякое желание продолжать общение. И в то время как Косой уверял его в нашей профессиональной этике, мой энтузиазм постепенно сходил на нет.
   Лес находился почти в сотне километров от города. Однако водитель, не заботясь о сохранности материалов, и уж совсем, наплевав на сохранность нашей тары, втопил под сто двадцать. В общем, до леса мы домчались минут за пятьдесят.
   Съехав с трассы на грунтовуху, а после и вовсе, на тропинку сомнительного происхождения мы, еще минут двадцать петляли между деревьями.
   Целью нашей поездки оказалось, огороженное покосившимся забором, недоразумение, в свое время, именовавшееся пионерлагерем.
   - Ты биту взял? - неожиданно спросил Косой - выбираясь из джипа.
   Я кивнул. В лесу, на расстоянии полусотни километров от ближайшего села, наличие спортинвентаря под рукой несколько успокаивало.
   Водила как прочел мои мысли.
   - На кой вам палка? От белок отбиваться? - он презрительно фыркнул.
   Я не удостоил его ответом. Ему-то со стволом, бесстыдно оттопыривающим куртку она конечно не к чему.
   Разгрузка не заняла много времени, несмотря на то, что наш провожатый не изъявил желания помочь.
   Отдав последние указания, и многозначительно напомнив, что, возможно, заедет через пару дней, он сел в машину и оставил нас наедине с природой.
   - Мда... - протянул Косой - обстановка.
   Я и сам все видел. Кто-то задолго до нас уже успел изрядно повеселиться. Руины, представшие нашему взору, претендовали когда-то на жилой комплекс.
   Я представил себе эту картину. Отряды зомбированых детей, марширующих под патриотические песни. Обилие красного цвета и лопающиеся от гордости, cексуально-угнетенные пионервожатые. Представил и поежился.
   Из всего комплекса целым, остался только один барак, который нам и предстояло превратить в некое подобие охотничьего домика. По крайней мере, изнутри. Остальные постройки либо развалились от времени, либо были снесены.
   - Ну что начнем? - Косой посмотрел на меня с надеждой.
   - Начнем, кивнул я и полез в сумку за бутылками.
   Вооружившись пивом, мы приступили к детальному осмотру помещения и определению фронта работ. Весь день был еще впереди, поэтому неплохо было бы между всасыванием алкоголя сделать хоть что-нибудь. А то и больше - я вспомнил недовольную рожу водителя.
   Внутри объекта оказалось еще страшнее. Повезло же нам "вселиться" после Тюленя. Из всего объема работ был выполнен только снос ненужных перекрытий. Видимо в нечеловеческом энтузиазме Тюленя произошел сбой, как только он добрался до кирпича.
   Раствор, замешанный прямо на полу, тут же благополучно и застыл. А разбросанный по всей комнате кирпич чередовался с бутылками, бычками и упаковками от крабовых палочек.
   От созерцания разрухи и невеселых мыслей меня отвлек радостный вопль Косого.
   - Вот это мы удачно зашли! - он пританцовывал вокруг предмета неопределенной формы.
   Подойдя поближе и, убедившись, что у моего легкомысленного друга в руках не что иное, как пакет лсд, я вздохнул. Находка конечно ценная, только мне от нее не горячо не холодно.
   - Если он оставил кислоту здесь, а сам срулил, значит, точно крыша съехала, - покачал головой я. - Такие как он "своих" на войне не бросают.
   - Срулил и срулил, - Косой все не мог нарадоваться находке. - В этом пакете небось весь аванс Тюленя.
   Я пожал плечами.
   - Не вздумай это жрать, - на всякий случай предупредил я. Хотя Косой и не был любителем кислоты. - Кстати, на сегодня погрузка материалов и уборка в доме. Первый пошел...
   - Что даже без обеда? - Серега тоскливо посмотрел на бутылки с водкой.
   - После, - отрезал я. - Или ты хочешь носиться в этом бардаке когда стемнеет?
   Электрики должны были подъехать через пару дней и развести кабеля, до того как мы начнем штукатурить. Пока же все наше электричество заключалось в батарейках.
   Убеждать Косого долго не пришлось. Уборка и прочие организационные мероприятия были закончены в пару часов.
   После, уже с трудом, мне удалось уговорить его отважиться на подготовку материалов для завтрашней кладки. И лишь тогда я, окидывая взглядом бывшее поле боя, оказался доволен.
   Какое-то время ушло и на подготовку домашнего очага. Выложив продукты в предусмотрительно оставленный кем-то старый комод, я проверил примус. Он кое-как, но работал. Обещанная нам вода, к счастью тоже, оказалась на месте.
  Пиво с водкой тут же, были упрятаны в самый темный угол. Благо было не жарко и возможно даже, жидкость сохранит, приемлемую для употребления температуру.
   Обеспечение безопасности, было возложено на Косого. Много он сделать не мог, но соорудить импровизированный засов и присобачить его к двери, было в его силах. Безопаснее конечно не стало, на окнах не было решеток, но все же так казалось гораздо спокойнее.
   Организация постелей была гораздо более сложной задачей. Тюлень, похоже, и вовсе спал на газете. Меня такая перспектива не вдохновляла.
   Пока Косой был занят нашей безопасностью, я сколотил некоторое подобие лежаков из валяющихся повсеместно досок. Матрасов естественно не было, но предусмотрительно захваченные толстые одеяла тоже сгодились.
   И лишь теперь в спокойствии и порядке, относительном конечно, мы могли позаботиться о пище, в том числе и духовной.
   Приняв по пятьдесят, мы снова разделились. Я отправился сооружать мангал, а Косой вызвался дровосеком. Мат, регулярно доносящийся из лесу, подтверждал - Серега занят делом.
   В то время как шашлык находился в процессе жарки, мы утешали свои измученные голодом желудки выпивкой. Помогало не очень, от соблазнительного запаха жареного мяса, местные белки, наверное, падали с веток.
   Мешая водку с обильно выделяющейся слюной, я включил музыку. Негромко. Батарейки следовало экономить. К концу ожидания мы уже успели удовлетворить свою жажду общения, поэтому дальше все развивалось стремительно. Свежий воздух, лесные звуки и обилие выпивки сделали свое черное дело.
   В то время как голод был жестоко уничтожен, первые пол литра подошли к логическому завершению. Предложение же добавить еще по сто грамм абсента, уже не показалось мне чем-то противоестественным.
   Сиропа под рукой не оказалось, поэтому смешали с пивом. Вкусовые окончания, изрядно подпаленные водкой, уже не реагировали на горький вкус полыни. Кажется, Косой еще пытался курнуть. В общем, вечеринка удалась...
  
   Косой тряс меня за плечо. То есть я подозревал, что это он. Кому было еще меня трясти в лесу?
  Мысли путались, но рука, на всякий случай, поползла к бите. Биты на месте не оказалось...
   Я вскочил с кровати, стараясь не впадать в панику. Устоять на ногах было тяжело. И хотя меня все еще не отпустило, мне это удалось.
   - Косой? - я лихорадочно искал фонарик.
  Никто не отозвался. Прерывистое дыхание человека стоящего рядом, могло издаваться Косым, а могло и Бостонским мать его душителем.
   От яркой вспышки света я на секунду зажмурился. А, открыв глаза - нахмурился.
   - Что за... - мое недовольство было вполне понятно. Это был Косой, как и следовало ожидать.
   - Ты че рехнулся? Не проспимся ночью, завтра работать не сможем... - я осекся.
   Косой был не просто бледен. Он был бел как наркоман после смертельной дозы. Глаза его были широко раскрыты, а трясущиеся руки судорожно сжимали мою биту.
   - Я видел его - с трудом выговорил он, наконец.
   - Кого - я еле сдержался, чтобы не съязвить.
   - Тю-леня. - Он начал заикаться.
   "Замечательно" - мои мысли вернулись ко вчерашнему - "За что боролись".
   - Сережа, я не очень помню, но... Ты ведь вчера не глотал колеса? Правда? - я старался говорить громко и отчетливо - Иди спать. Охотник блин за привидениями.
   - Погоди, - он судорожно вцепился в мою руку. - Я точно видел его. Шрам... У него был шрам на лице. Большой, белый. Вокруг глаза.
   Я не хотел слушать этого торчка, но начинал и сам сомневаться. Вдруг действительно Тюлень проблуждал пару дней в лесу и, придя в себя, вернулся назад?
   - Ладно - скорчив гримасу, я отобрал у Косого биту. - Проверим.
   Стоит ли говорить, что, обойдя дом, я никого не нашел.
  
   Проснулся я с легкой головной болью и мерзким привкусом во рту. Проснулся и тут же посочувствовал Косому. Вот кого действительно зацепило. Я повернулся к его лежанке. Но его там не оказалось.
   Я было напрягся, но стук в соседней комнате меня успокоил. Этот дятел еще здесь, и судя по всему даже на ногах.
   Более того, как выяснилось, он даже работал. Песок и цемент уже были лохани, ведро с водой на изготовке.
   - Жив? - подкравшись незаметно, я стукнул его по плечу. В отместку за ночные хождения по лесу.
   Он даже не среагировал. Молча кивнул головой, чем меня сильно удивил. Решив, что после такого вечера ему понадобится время, для возвращения равновесия, я не стал доставать его.
   Рабочее настроение у меня отсутствовало, как и аппетит. Но процесс приготовления еды был мне менее противен, чем кладка кирпича, поэтому я вызвался дежурным по кухне. К моему удивлению Косой снова молча согласился. А я думал после вчерашнего коктейля он сутки не будет жрать.
   Пожав плечами, я завел примус. Понимая, что наши продукты не отличаются разнообразием, мне оставалось лишь вздыхать.
   Косой же даже не пожаловался. Он машинально поглощал макароны, запивая водкой. При виде этого безобразия меня начинало тошнить.
   - Не боишься снова уйти в аут? - резонно заметил я.
  Услышав мой голос Косой, неожиданно остановился с поднятой вилкой.
   - Мне кажется, ночью я видел Тюленя.
   - Ага... знаю, - я не стал в этот раз подкалывать его.
   - Знаешь? - Косой поднял брови.
   "Что ж, хоть какие-то эмоции" - с облегчением отметил я.
   - Ну да, ты мне вчера посреди ночи это сообщил. Я еще бегал вокруг дома с фонариком.
   - Правда? - похоже, он был действительно удивлен.
   - Точно, - кивнул я. - Здорово тебя вчера забрало.
   - Нет! - неожиданно вскричал Косой, треснув кулаком по столу.
   Я чуть было не подавился.
   - Это было на самом деле! - он покачал головой.
   Я не стал комментировать его поведение, не знал как вести себя с психами. На всякий случай не стал ему перечить.
   - Возможно. И чего здесь удивительного? Ну видел ты Тюленя. Ну бродит он где-то поблизости обдолбаный до неприличия. Чего заводишься-то?
   - Он - Косой нахмурился - он был странный...
   Я поднял бровь, делая вид, что меня действительно интересует в каком виде ему явился призрак Тюленя.
   - Он был бледным...
   - Что для него вполне характерно - не сдержался я - и ты таким станешь, если курить много будешь...
   Косой кивнул.
   - Но это еще не все, - он сделал паузу - у него вокруг глаза был шрам...
   - Не вижу ничего странного - усмехнулся я - Пошел в лес отлить, напоролся на сук... А они ему когтями в рожу...
   На Косого моя шутка не произвела впечатления. Он вообще как будто ее не заметил.
   - Шрам был необычным. Здоровый белый шрам. Как будто оставлен давно, не один год назад.
   Я кивнул, понимая, к чему он клонит. Тюленя я видел месяц назад. Никаких шрамов естественно у него не было. Это последнее его заявление расставило все точки над и.
   Я не знал, измена ли у него либо просто горячка белая, но бутылку у него попытался отобрать.
   Безуспешно. Легче, наверное, забрать кость у бродячего пса. Зарычав, он вцепился в бутылку, и на мгновение мне показалось, что он собирается ударить меня.
   - Черт с тобой, алкоголик, - прорычал я в ответ. - Делаем работу и линяем отсюда. Там хоть упейся.
   Следующие несколько дней мы перебрасывались лишь односложными фразами. Это превращалось в какой-то психоз. Косой совсем забил на пиво и молча глушил водку. Работа двигалась, хотя и медленно. Было видно, что к сроку нам не успеть.
   Мои увещевания и угрозы не производили никакого эффекта на Косого. Замкнувшись в себе, он так же флегматично ворочал лопатой в чане с раствором.
   Просыпаясь по ночам, я зачастую обнаруживал его постель пустой. Это не являлось поводом для паники. По крайней мере, пока вместо удобств у нас был большой темный лес.
   С другой стороны он отсутствовал подолгу, чем вызывал у меня ряд беспокойных мыслей. Но я не стал ничего спрашивать.
   Лишь на третий день, неизменно мешая раствор, он неожиданно спросил:
   - Ты веришь в существование других мест?
   Я уже начал уставать от игры в молчанку, поэтому с удовольствием съязвил:
   - О чем речь, конечно. И большинство из этих мест гораздо лучше дыры в которой мы сидим...
   - Другие места... в смысле другие миры... - он выглядел задумчивым.
   Глаза у меня полезли на лоб. "И это Косой! Который отродясь, бесплатно мозг не напрягал.
   - Не замечал за тобой интереса к эзотерике. Что изменилось?
   Косой не ответил.
   - Математическая вероятность существования других миров более пятидесяти процентов, - пожал я плечами - В поддержке этой теории едины религия мистика и наука. А это немало. Хотя, все это теория. С другой стороны доказать отсутствие иных миров никто не возьмется даже теоретически. Так что, пожалуй, верю. Так к чему это ты? Нашел правильную дурь для полетов в другие миры?
   - А если бы кто-то взялся провести тебя туда? Если бы существовал такой... - он замялся - проводник?
   - Куда? - я нахмурился - Не нужно меня никуда провожать. Я не стану колоться, и ты не станешь, если мозги совсем еще от курева не высохли.
   На этом разговор закончился и больше не повторялся.
  Мы молча, каждый наедине со своими мыслями налегали на спиртное. Я на пиво с абсентом. Косой на водку.
   Так продолжалось еще два дня. Спиртное подходило к концу. Я гадал, что будет, когда наши запасы закончатся. Мне не довелось этого узнать. Добить спиртное мы не успели...
   На третью ночь Косой пропал. Его просто, на утро, не оказалось в постели. Не было его и в доме.
   Поначалу я не стал переживать, но, подождав несколько часов, забеспокоился. Косой не появлялся. Проклиная свою судьбу, я отправился на поиски. Не забыв, впрочем, прихватить биту, которая в этот раз оказалась на месте.
   С криками я носился по лесу весь день, но Косого не встретил. А когда начало темнеть - вернулся, с надеждой что он уже на месте. В доме было пусто.
   Чувствуя себя абсолютно беспомощным, я пытался принять решение. Продолжать поиски бесполезно - уже стемнело. Звать на помощь - тоже не вариант - слишком далеко бежать. Но и просто ждать было невыносимо.
   Оставалась надежда что Косой, в очередной раз нализавшись, отправился в город пешком. Но в свете его рассказов я чувствовал себя несколько непривычно.
   Черт побери, Косому таки удалось зомбировать меня своими сказками про Тюленя и шрамы. Теперь находясь один в полуразрушенном доме посреди леса с двумя бродячими торчками, я неожиданно, захотел свалить отсюда.
   И это несмотря на незаконченную работу, несмотря на неизбежные проблемы с заказчиками, несмотря даже на то, что где-то бродит Косой...
   У меня оставалось последнее пиво. Я машинально открыл бутылку и, сделав большой глоток, поморщился - алкоголя в нем было явно не достаточно, чтобы вернуть мне душевное спокойствие.
   Но как бы не хотелось исправить положение, пол литра водки недопитые Косым лишь усугубили бы ситуацию.
   Да и пиво мне не сильно пригодилось, так как через несколько секунд бутылка оказалась на полу. Она не разлетелась вдребезги, просто упала с глухим стуком. Но я даже не обратил на это внимания.
   Какое-то движение в темноте окна. Возможно мне показалось...
   Я не верил в предчувствия. Они никогда не охватывали меня перед сомнительной авантюрой или перед крупной ставкой. Но сейчас что-то изменилось. Я почувствовал холод в груди, а руки мои стали влажными.
   "Быть может вот оно? Предчувствие?" - думал я, кидаясь к двери.
   Бита в правой, фонарик в левой руке. Два предмета первой необходимости. Без них я сейчас, пожалуй, не рискнул оказаться снаружи.
   "Ну если это Косой, вломлю ему за беспокойства", - пытался я настроиться на позитивный лад.
   Это был Косой.
   - Слышишь ты, ночной дозорный, - прорычал я - всему есть предел. Моему терпению в том числе.
   Косой не реагировал. Он даже не обернулся. Просто уходил дальше, в лес.
   Я избрал другую тактику. Держась на расстоянии попытался убедить его:
   - Сережа. Ты помнишь жену Машу, сына Юрку? Они ведь даже не знают что их папа... обдолбок гребаный! - последние слова я прокричал, не имея сил сдерживаться.
   Косой никак не отреагировал.
   - Ну, ты сам напросился! - я сплюнул и бросился вдогонку, намереваясь повалить, скрутить и притащить в дом силой. Луч фонаря впился в спину преследуемого.
   Почти настигнув подонка, я, неожиданно, покатился по земле, споткнувшись. Ко всем моим поганым предчувствиям добавилось еще одно. Нечто лежавшее на моем пути оказалось до отвращения мягким. С замиранием сердца я сообразил, что ничего мягкого здесь лежать не должно.
   Косой стоял рядом. Он не делал попыток не уйти не приблизиться. Хотя если бы делал я бы, наверное, ему все же вломил битой по спине. Для его же блага. И для моего спокойствия.
   Направляя луч света на причину падения, мне оставалось лишь надеяться, что мои новоприобретенные предчувствия подведут меня. К сожалению этого не случилось. К своему отвращению, я обнаружил, что "Пророки" навсегда лишились своего гитариста.
   И я, черт возьми, совсем не удивился. Нет, это вовсе не значит, что для меня обычное дело находить в лесах тела, просто вся эта чертовщина должна была закончиться чем-то подобным.
   - Пиз-ц... - пробормотал я, убедившись в отсутствии у Тюленя каких-либо признаков жизни. Вся эта ситуация: лес, ночь, труп, обдолбанный до беспамятства товарищ, не могла не вызывать дрожь. Впору завыть волку или птице ночной крыльями захлопать...
   Проверяя пульс, я перевернул Тюленя на спину. Никакого многолетнего белого шрама у него к моему облегчению не оказалось. Но почувствовать себя нормальным я так и не успел - измена подкралась незаметно.
   Косой больше не молчал. Издаваемые им звуки были похожи на шепот.
   Я направил луч света ему в лицо, и... фонарик снова выпал у меня из рук.
   Впервые в жизни я начал сомневаться в своем рассудке. Это было очень печально, но как ни странно, меня волновало совсем другое.
   Тюлень. Никакого шрама у него на лице не было. Зато он был на лице у Косого. Большой, белый. Вокруг левого глаза. Как будто кто-то очень неаккуратно и очень давно, пытался вырезать его.
   Шрам, которого вчера там еще не было. Шрам, которого там никак не могло быть!
   И это слово. Всего на секунду заглянув в глаза Косого, я, как мне показалось начал разбирать его шипящую речь. По крайней мере, мне показалось...
   "Проводник"...
   Именно тогда я начал догадываться. Странные вопросы Косого, про другие миры, кочующие шрамы, и... Я напряг память. Что там Серега молол про проводника?
   Маловато фактов, но я не чувствовал необходимым себя в чем-то убеждать. Под влиянием первобытного ужаса, детали до боли четко, складывались в гротескную картину.
   Существо, так похожее на моего старого друга, больше им не являлось. Его бесполезно уговаривать или принуждать прийти в себя. Косого больше не было, как и Тюленя. По крайней мере, их не было в этом мире.
   Откуда взялся этот проводник, почему от так настойчиво пытался нас проводить, а самое главное куда - я не знал. Не знал, убил ли он Косого с Тюленем или тела были оставлены за ненадобностью. Не знал почему проводник забирает тело последнего из жертв... Или клиентов? Возможно это плата? Эта дьявольская эстафета... Кто начал ее?
   Я ничего этого не знал! Но и не в чем не сомневался.
   Более того... Я знал, что если приближусь к проводнику, то получу все ответы.
   Выбор оказался слишком сложным для меня...
   Я не мог видеть его лицо в полной темноте. Но мне и не нужно было. Такие образы не так легко стираются из памяти.
  Бледное лицо, трепещущие губы, шепчущие слова, разобрать которые возможно, лишь заглянув в стеклянные глаза.
   Лес. Темнота. Ничто кроме ветра не нарушало мертвой тишины. Трупы людей, которых знал так давно. В обычной жизни. В жизни, которая стремительно теряла смысл. Обстановка не располагала к принятию важных решений.
   Проводник ждал. Он не делал попыток приблизиться. Его трепещущие губы, издающие то ли свист, то ли шепот были единственным признаком жизни.
   Возможно, мои чувства подвели меня, и сыграло роль внушение Косого. Возможно в день приезда в проклятый лес мы с Косым, по пьяни наглотались ЛСД, и все это происходит лишь у меня в мозгу.
   Как бы мне сейчас пригодилась бутылка водки, оставленная в доме...
   У меня не было сил отвести взгляд от белого шрама, оставленного неизвестно чем, но и снова посмотреть в лицо бывшего друга не было сил.
   Тогда, я повернулся и побежал. Побежал прямо сквозь лес, в полной темноте натыкаясь на деревья, но, не чувствуя боли. Мой разум, наконец, пришел в согласие сам с собой. В нем красным неоновым цветом горела лишь одно слово - "Бежать". Тело же, подчиняясь, не на секунду не останавливалось.
   Я не оборачивался, но знал - проводник все еще со мной. И как быстро не беги, оторваться не получится. Но я все равно бежал.
   Рука моя до боли сжимала рукоять бесполезной биты. Не знаю, почему, но я знал, что она будет бесполезна. Возможно, потому что Косой так и не решил ей воспользоваться. Но и избавиться от последнего звена связывающего меня с реальностью я не решился.
   Через час сумасшедшей гонки я вылетел на трассу и обернулся. Проводник был там. Я не видел его, но точно мог указать, из какого места в меня впился его мертвый взгляд. Он не стал преследовать меня за пределами леса, но и не отпустил. А я тупо стоял посреди дороги, не зная, что делать дальше.
   Мои сомнения развеял скрип тормозов. Я чуть было не угодил под колеса. Трехэтажный мат, издаваемый мужичком, выпрыгнувшим из старенького фольцвагена оборвался на полуслове, как только я повернулся к нему.
   Полагаю, тогда он сильно пожалел, что решил прокатиться. Вид у меня был, наверное, не самый дружелюбный. Изодранная в клочья после пробежки по лесу одежда, всклокоченные волосы, кровоточащие царапины и ссадины. И это, не считая, бейсбольной биты, сжимаемой до дрожи в руках.
   Мужичок бросился к машине, но не успел захлопнуть дверцу. Я перехватил ее.
   - В город? - собственный голос мне показался лишенным всякой интонации.
   Мужик покачал головой, затем неуверенно кивнул.
   - Подбросишь?
   Он молча открыл дверцу.
  
  
   Теперь я редко выхожу из дома. В основном, для того, чтобы пополнить запасы выпивки. К сожалению, она мало помогает. Не спасает и курение. Как-то я попробовал уколоться, но стало только хуже.
   Иногда, очень редко, реальность обретает мое внимание. Ненадолго. В первый раз это случилось, когда наведались блатные.
   Почему они не покалечили меня? Не знаю. Они, конечно, какое-то время попинали, мое проспиртованное тело, но мне нечего было им сказать.
   Возможно, даже им стало не по себе, когда я с улыбкой принял каждый удар по почкам. Когда усмехался каждый раз, сплевывая кровь. Когда истерично смеялся в ответ на их угрозы. Я наплевал на боль, а попытки напугать меня еще больше, и вовсе казались мне забавными.
   Признав невменяемым, они бросили меня. Никаких денег конечно не заплатили. А труп Тюленя, скорее всего, закопали прямо в лесу. Чтобы не связываться с ментами.
   Скоро, до меня доберутся и родственники Косого. Им я тоже ничего не смогу объяснить. Скорее всего, сразу после них нагрянут менты. И уж тогда-то уже возможны варианты.
  Но и это не способно было взволновать меня. После всего того, что я видел. После того как у меня была возможность узнать. Узнать что-то, что не дано знать людям.
   Я мог узнать... Но в ту ночь, цена показалась мне слишком высокой...
   Тюленя и Косого больше нет. То есть, их больше нет "здесь". Добровольно или принудительно, но они приоткрыли завесу. Тогда я не хотел умереть, но то, что мне оставалось сейчас, было куда хуже. Я начинаю сомневаться, что сделал правильный выбор.
   Неизменно, каждую ночь во сне я вижу Косого. Он манит меня пальцем. Беззвучно зовет куда-то. Иногда рядом с ним я вижу и Тюленя. Оба они как из дешевого триллера беззвучно шевелят губами. Оба с одинаковыми, старыми шрамами на одном и том же месте.
   А еще я боюсь темноты, одиночества и посторонних звуков. А вчера вечером мне показалось, что в темноте, за окном я видел Косого. Я как всегда был пьян, но все же, кажется, это был он. Неужели проводник таки пришел за мной? Неужели он в городе?
   Лицо со шрамом. Я был почти рад ему. Быть может у меня еще будет возможность все исправить...
  
   - Косов Сергей Генадьевич. В народе - Косой. Двадцати семи лет. Наладчик холодильных установок, музыкант. Женат, ребенок пяти лет. Смерть наступила предварительно два дня назад. Признаков насильственной смерти не обнаружено. Причина смерти пока не установлена, - лейтенант поморщился.
   - Предварительно? - долговязый капитан еще раз окинул взглядом тело.
   - Предварительно инфаркт, - пожал плечами лейтенант. - Как и у второго. Второй Марин Виктор Семенович. В народе - Тюлень. Дата смерти другая, а симптомы те же.
   Капитан кивнул.
   - Кроме того, на территории пионерлагеря было найдено вот это, - лейтенант продемонстрировал полиэтиленовый пакет с таблетками.
   - ЛСД? - прищурился капитан.
   - Я не пробовал... - попытался пошутить лейтенант. - Наверняка кислота. После анализа будет ясно наверняка. Я не знаю сколько было в пакете. Но если предположить что он был запаян под завязку, а вскрыли его уже здесь то...
   - То они сожрали месячную дозу за неделю, - перебил его капитан. Пакет оказался пуст на половину.
   - Точно, - согласился лейтенант. - По статистике, каждый сотый, принявший кислоту, умирает от остановки сердца. Причем только богу известно, что при этом творится у них в башке. Эти же двое, судя по всему, глотали колеса горстями. Причем, принимая во внимание, кучу пустых бутылок еще и запивали водкой. В общем, с ними все ясно и дело можно было бы закрыть но...
   - Но? - капитан нахмурился.
   - Но есть и бочка дегтя в этой ложке... Соломин, последний из троицы, работавшей в этом лесу, кто остался в живых. Когда мы допрашивали его по делу пропажи Косова,он был чем-то напуган. А, по словам соседей, и вовсе боялся выходить из дому.
   - И что? Сидел на измене из-за такой же гадости, - фыркнул капитан.
   - В том-то и дело. Насколько нам удалось узнать, Соломин был ярым противником наркоты...
   - Ладно, - перебил капитан. - Но теперь-то, когда у нас из трех человек, два трупа вы задержали его?
   - А вот это еще страннее, - лейтенант замялся. - Мы никак не можем его найти...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"