Биченкова Ольга Евгеньевна: другие произведения.

Время благоволения. Христопродавец_черновик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Опий
  Велик был год и страшен по Рождестве Христовом 1918.
  М.А. Булгаков
  Мое примечание: Россия в опасности. Текст третьей части начат 29 января 2018 года, когда Путин встречается с Нетаньяху.
  1.
  События, которые я буду описывать, произошли со мной и членами моей глупой и несчастной семьи в 1984 и 2018 году. В 1984 году мой брат наконец женился на женщине, которая была его возраста, всего на полгода моложе. Брат мой, красавец 24 лет, учился на четвертом курсе химического факультета города N, а невеста его была литовской породы, с небольшим горбатым носиком и плоским ртом и тоже радела о химии. Они были однокурсниками.
  Мы пришли в загс. Дружка жениха, брата моего Николы, опоздал, и Николай, ожидая его, называл его сволочью и предателем и сильно нервничал. Невеста была неспокойна и с мокрыми глазами. Мой отец вслух сказал, что она плачет, потому что боится потерять девственность. Впрочем, это было общерусское мнение о девочках перед свадьбой.
  Загс находился в здании советского райисполкома, над цокольным этажом. В помещении сидела средних лет женщина-клерк с толстыми ногами. Точнее, ноги стали видны, когда она встала и подошла к брачующимся - так она их и назвала, на старинный лад. Мама предложила мне подержать круглую булку хлеба, на которой стояла солонка с солью. Я уронила и хлеб, и солонку на пол. А была я в идиотском голубеньком платье с высокой талией, которая только подчеркивала мою широкую талию и круглую детскую грудь, мечту престарелых мужчин, которых было полно в нашем N. "Примета какая плохая", - проронил кто-то.
  Наконец на велосипеде приехал Евгений, дружка жениха. На крыле велосипеда была грязь, потому что шел дождь, и брюки его были забрызганы липкими ошметками. Я подумала, что когда-нибудь опишу это в отдельном рассказе. Тогда я мнила себя великой поэтессой, написав кучу стихов в стиле Анны Андреевны Ахматовой и набив ими наволочку и чемодан. Мой отец говорил, что поэтом мне не стать ни-ког-да и хотел, чтобы я стала инженером. Для этого он даже составил мой гороскоп и разобрал учебник по хиромантии. Я инженером быть совершенно не хотела, потому что боялась слова "сопромат". "Ленина будешь читать?" - спрашивал меня отец. Я читала Ленина и Энгельса и была в восторге. Философия мне сразу понравилась. В 1988 году мне было 16 лет и я заканчивала школу. Мне предстояло писать сочинение по литературе и очень хотелось узнать, какие будут темы. Этот вопрос интересовал меня очень сильно, ибо я прочла далеко не все, что требовалось по программе за 10-й класс.
  "Ну, слава Богу, приехали", - лениво произнесла дама из загса. - "Жениться будем?" Ленка, невеста, кривясь плоским ртом, сказала: "Да". Брат Никола промолчал. Евгений стоял с красным рылом и улыбался. У него были рыжие волосы и фантастическая склонность к румянцу. Впрочем, многие сибиряки имеют румянец плитами и здоровую кожу без пор. У меня тоже был румянец во всю щеку и очень глупый вид. Да и на самом деле я была очень глупа. Моя подруга, которую я по своей глупости считала "Черной леди" Шекспира из-за ее любви комне, знанию "Доктора Живаго" Б. Пастернака, горбатому поэтическому носу и сухой плоской и безгрудой фигурке, важно произнесла: "Сейчас состоится бракосочетание". Она была знакома с местными диссидентами, потому что происходила из жидовской семьи. Звали ее, тем не менее, Олей - нетрадиционное для евреев имя. Нас очень интересовало, как имеет место быть секс, хотя мы обе видели половые органы только на картинке в советской "Медицинской энциклопедии" на 1000 страниц. Диссиденты обещали принести нам "Камасутру" и мы ждали этого момента, как диссидентского причастия.
  Когда я уронила хлеб-соль на пол, мой брат Никола сказал: "Ну, толстые ноги-жабий рот, дождешься у меня". Он часто бывал груб со мной, что я сносила тоже далеко не всегда и хамила в ответ. Я прошипела слово "Идиот", но потом мне стало стыдно до слез.
  Далее я не буду соблюдать принцип единства места и действия, потому что свадьбы в наших загсах всю жизнь происходят одинаково. Бракосочетание закончилось и мы пошли пешком в ресторан. Наша золотая пара новобрачных, оба отличники, уехала на красных "Жигулях". Папа врал, что купит им кооператив, но даже денег на автобус для свидетелей у него не нашлось. Он был сущим гобсеком, этот папа. Мы с Николой в шутку называли его гоблином, потому что читали много фантастики. Он казался нам сексуально озабоченным, наш отец. Мама была низкого мнения о его способностях. Я, уже знакомая с Сашей Черным и Андреем Белым, все время повторяла, глядя на все это пошлое безобразие и бездарность свадьбы: "Пришла проблема пола, румяная Фефела, и ржет навеселе". Все-таки тогда во мне что-то было здравое.
  Тем временем замечу, что в 2018 году я опять оказалась в нашей Сибири. Был голод. Правительство занималось бог знает чем, наш дорогой президент думал о спорте и здоровье нации, министерство образования, по мнению интеллигенции, провело реакционно-оградительную реформу церкви, введя в средней школе обязательное чтение "Тихого Дона" Михаила Шолохова, великого писателя из станицы Вешенской 1920-х-1940-х годов, а интеллигенция в ответ написала гневное письмо. Я, провинциальный переводчик, поэт, невольно занявшийся прозой, тоже подписала это письмо, опубликованное в интернете. Слово "интернет" созвучно словам "интернат" и "интернатура" и в нем, по мнению толпы его читателей, плавает много мусора. "Это большая помойка, где роются свиньи", - так говорит толпа.
  Мыло выпускали плохое, со свиным, видимо, салом, потому что отмыть им герпесную кожу было невозможно. Я ходила с прыщиками на груди, грудь моя страшно чесалась и причиняла мне большие страдания. Моральных страданий по поводу письма правительству и чтению - пусть хоть что-то читают, хотя бы про казаков и Гражданскую войну, в этой маленькой средней школе - у меня не было. По телевизору нон-стоп шло один раз чтение божественного романа Льва Толстого "Война и мир". Но хватит о русских писателях, хватит! Их и так слишком много упомянуто из-за моей страсти к назиданию читателя, которого я полагаю непросвещенным (элита меня не ценит, не читает и в целом не интересует), в сей повести.
  А в магазинах было мало сортов хлеба, в основном отрубной, беленький и так называемый деревенский, который так любит моя мать, но в который, по-моему, входит горох и просяная или обдирная мука, а не мука овсяная и пшеничная, как положено было при советах. Украинская блогерша писала, что в Успенский пост по вторникам и четвергам нельзя есть хлеб и подсолнечное масло и проповедовала сухоядение, которое не поощряет русская православная церковь. Российские священники по телевизионному каналу "Спас" по-архиерейски, то есть мелко и старательно резали картофель и брюкву и крошили шпинат, о котором у простого народа вообще не было понятия, и просвещали этот народ, кокетливо называя итальянского архитектора и автора постройки нашего краснозадого, но все же красивого московского Кремля, Фионаротти, если я еще помню его фамилию по своей нынешней бескультурности.
  Моя бескультурность этого периода была связана с долгами и недоеданием. "Как полопаешь, так и потопаешь", этот принцип мне стал глубоко понятен и близок после взятия Россией Крыма и введения антинародно настроенной публикой на Западе, обратно же, антироссийских санкций. Но санкции были введены против чиновников и нескольких компаний, а в Сибири голод все же возник. Я спрашиваю себя, почему возник голод в Сибири.
  Мама не мылась, подруга Оля тоже удивлялась, почему я моюсь каждый день. Но этой чистоплотности я научилась по закону Моисея, мне понравилась идея омовения котлов и скамей - не жить же в грязи, раскритикованная Христом в Евангелии, когда он ругался с фарисеями по поводу своей новой секты. Также я мыла руки, что считается признаком сильного невроза в общей психиатрии. Впрочем, так и есть, при моей неврастении это, пожалуй, симптом.
  На имя Маша я от голода уже почти не откликалась. Я пила лекарства от неврастении и у меня возникала амнезия и провалы в памяти. Я часто погружалась во мрак и в голове у меня происходил обрыв связей. Я надеялась прославиться, тщеславию моему не было конца, но я одна в семье работала и содержала маму и пятерых домашних животных и гордилась своей средней зарплатой. Мне занимала деньги Ольга, а я все говорила: "У Оленьки п...енки голеньки", этой фразе меня научил покойный отец, не любивший литературные выражения и в детстве дравший меня за любовь к литературе.
  Но черт говорит моим языком. Он говорит, когда я отвлекаюсь от моих литературных и научных занятий. Он пытается говорить моим телесным языком с моей мамой, грубит, живет на субстрате моей души, крадет месяц и показываетмне свой ер, когда считает, что нечто мне не удастся. Его, как и моего отца, зовут Саша, Александр. "Сашко Кобзарь", так называют нашего поэта Пушкина, украинцы, но мой черт не имеет к нему никакого отношения. Однако их косоглазые политологи, иногда открывающие правду, а иногда лгущие и дерущиеся с ментами, сродни чертям. "Автокефалию захотели?" - спрашивает их наш патриарх. - "Напрасно". И я тоже думаю, что напрасно. Римский папа и вселенский патриарх думают, но унию не заключат - не при Павле живем или, допустим, Петре, а современность все-таки. Это время Путина и Трампа, и кто кого свергнет, мне не ясно, даже исходя из геополитической теории о войне между цивилизациями суши и моря.
  2.
  
   Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович и Правительство России (?), здравствуйте!
   Пишу Вам, что я нахожусь в опасности. У меня был грипп с температурой 42, и я вызвала причастие и соборование, потому что находилась уже при смерти. Вместо причастия священник дал мне 4 таблетки и растер в чаше для причастия порошок, который весь споил. Он сделал мне четыре укола в вены на обеих руках, и я чуть не упала в обморок. После этого я чуть не умерла ночью на воскресенье. Во время такого причастия я дошла до видения Льва Толстого и др. Священник дал что-то собаке, и моя славная добрая собака пыталась меня загрызть через 4 часа после этого.
   Вместо святой воды он принес мне бутылку со спиртом. Спросите, пожалуйста, уважаемого и Вами, и мной, и многими другими Патриарха, так ли надо причащать. Или отлучать от церкви? Лукавнующих в Новосибирске?
   На следующий день в мою квартиру принесли наркотики, которые я принципиально не употребляю. Прошу разобрать ситуацию.
   Спасибо. Собираюсь голосовать за Вас, хотя, как все интеллигенты, я колеблющаяся сволочь. Я часто говорю Вам дерзкие слова в стихах, потому что народ должен быть просвещен и свободен. Простите меня.
   Мой стандартный псевдоним: Маша Жиглова.
   Я из бывших.
   До свиданья, друг мой, до свиданья. Это из Маяковского и Есенина. Вы - образованный человек и поймете когда-то, почему я Вам это написала. Да, шла инсценировка отлучения от церкви и мне в мою квартиру принесли три сатанинских креста - с распятыми дважды ногами, с рыбьим хвостом люцифера вместо ног и какой-то обрезанный (обхезанный, уже лагерная шутка).
  
  Хорошо бы все ЧК
  Сдать обратно в ФБР,
  Чтоб смеялись мы пока
  Над большим СССР.
  ________________________________________
  
  Или я сошла с ума?
  Называется, кума -
  Дурки Гриши Мендельсона,
  Путина и хохлома.
  
  Одной русской поэтессе
  
  Эту русскую бабищу
  Я читать не выношу:
  Вы и пишете не в пищу
  Без гашишу в анус-шу.
  ________________________________________
  
  Желаю, Путин, вам выборов,
  Больших, как стая друзей.
  Чтобы вас, добре, не выдали
  ни лимузин, ни авто.
  Дело в том, что вас выбрали
  Вместе с Россией моей
  И Пастернак, и гении,
  И даже конь в пальто.
  Здравствуй, седьмая рощица.
  Только если ты жив,
  Там трехцветный полощется,
  Пересчитав этажи.
  И Мандельштаму с Есениным
  Видно, что я жива.
  Я - не рост и растление,
  Я еще и Москва.
  Здрась, петербургская родина.
  Выбрали или нет?
  Здесь все раскрадено, продано,
  Я скажу вам в ответ.
  Вот и нова, как "Здравствуйте",
  Моя новая жизнь.
  Путин, помилуй нас. Датствуйте,
  Но без меня. Держись.
  22 января 2018 года
  Мария Гершевна Жиглова
   
  Пушкиных было два. Один был замом главного редактора в московском информагенстве, а другой - прославившимся в России за одну публикацию в 1897 году писателем. Первый был настырен и хамоват. Второй - совестлив до несимпатичности. Оба они читали классическую литературу, первый Пушкин - на языке оригинала (он предпочитал английскую классику американской, которая, на его взгляд, сводилась к Фолкнеру), а второй - как и все, на русском языке. Второй Пушкин любил почвенников и был русофилом. Еще он любил копаться в истории и генеалогии и не рылся в вещах своей жены, урожденной мещанки Али. Вообще-то она была Александрой Брониславовной Глуповой, и отец ее происходил из-под Львова. Сокращенно -Еврей Бронис. Тогда, в революционные годы, жидами на Украйне большевики не ругались. Среди последних было много евреев.
  Два Пушкина были хорошо знакомы семьями. Настырный переводчик имел двух любовниц - раз - на работе и два - в дачном хорошем обществе. Обе они выросли у него на глазах и стали изрядными стервами, не без его доброго влияния.
  Это Вам, прелюбезный незнакомец, вместо введения.
  А я работала в информбюро машинисткой с видами на квартиру и личную жизнь (это было как-то совместно с моей будущей биографией, как я ее могла в тот период помыслить), и иногда подрабатывала у Пушкина первого. Он давал мне на чай по 500 инфляционных рубликов-бубликов в день. На чай действительно хватало, хватало даже на кофий в буфете. "Сто девятнадцать рублей", - говорила толстая армянка-буфетчица и наливала мне из пресс-кофейника (везде у нас то пресс, а то пресса, как шутили взрослые, еще невежливые люди) кофе, сыпала сахарин по ложечке и - это входило в общий итог - подливала козьего молока.
  С Вами, о прекрасные синие глаза незнакомца, я познакомилась в Москве. Вас звали Миша. Фамилию Вашу я не знала, а теперь и называть боюсь. Мне навстречу шел 1930 год. Сейчас 1953, и я до сих пор жива. Мишка был убит, как сказала его вторая жена Маша, в 1937 году в возрасте 42 лет в Севлаге. К сведению, это северное, под Архангельском и Мурманском, а для некоторых - и прямо в этих городах - подразделение известного всем ГУЛАГа. Я пишу так бойко потому, что научилась у Вас, Мишель. Да и жизнь потом научила меня. Я не могу, МВ, забыть Ваши черты лица до сих пор. Вы всегда вели себя со мной как барин, а я вела себя с Вами, как крепостная Ваша прислуга.
  ???
  Вторая жена - Янина Абрамовна Гехтер. Вахлаков зовет ее сокращенно ЯГ, или Яшка по первым буквам фамилии. Дочь Яшки от брака с Вахлаковым - Марина, которая в 4 года внезапно начала называть себя Маргарита Дельских. Гехтер - бывшая студентка и работает репетиром, уча неучей английскому языку.
  Яша показала ей рифмы и ноты. Марина - девочка хотя и не вполне адекватная, но с ней всегда интересно - спрашивает:
  - А где ты их берешь?
  - А они с неба сыплются.
  - А я их тоже хочу.
  - И ты бери. Разрешаю.
  - И буду брать. Как и ты.
  Она называет меня Слоненок Пуф, за торчащий комом спереди живот и за наличие хобота на лице. В 3-ей женской гимназии меня дразнил один педель Ганешей - дело в том, что он был военным по прежнему месту службы и побывал в Индии. А там бог такой у индуистов есть, слон с шестью руками и двумя ногами, если не ошибаюсь. Короче, нос у меня такой, да и ног не перечесть, по мнению педеля.
  Одно наваждение преследует меня всю жизнь. Я сплю то с отцом, то с братом, то даже с родной мамой, хотя это вызывает у меня протест, то с чекистом-серийным убийцей по фамилии Берия. Я не бело-розовая, конечно, девушка, ведь отличилась за три года до брака. Мне кажется в этих случаях, что я хожу голышом по квартире или мою, тоже обнаженными руками, пол. Я в этой, почему-то находящейся за Полярным кругом квартире, одна. Потом сильный стук в дверь, обороты ключа - а стучал-то и зачем, если ключики были? - и входит мой герой. Герой мой - один из двух Пушкиных или несчастная покойник отец. И становится мне тяжко и грустно на душе, как кошмар сжимает грудь. Эти люди знакомы мне, они не воры, но с ними может быть случайный человек.
  Квартира в Карелии имеет трехзначный номер телефона. Итак, звонит телефон. Я просыпаюсь в теплом поту, меня холодит потная ночная рубашка. И долго не могу прийти в себя от тянуще-колющей боли в животе. Акт совершен.
  В моду тогда входил Фрейд - морфинист и гад, которого в тридцать восьмом году - или в тридцать пятом, я сейчас запамятовала, запретили в родном моем СССРе господа-барбосы сталинцы. Шел 1923 год, когда я встретила Мишу Вахлакова в бедненьком буфете нового совучреждения. Мне было тогда 23 года. Дело было в мой день рождения, 12 декабря. В предзимний период. Вахлакову 10 февраля 1924 года исполнялось 29 лет. Итак, я 1900-го рокового, а он 1895-го, еще спокойного г.р.
  Как написал Джон Рид, приезжавший к нам в Россию американский журналист, это были 10 дней, которые потрясли мир. И он совершенно прав. Переворот в России был страшен и странен, так пишу я, уже зная булгаковское "Велик и страшен был год от Рождества Христова 1918-й". Первая часть его романа "Белая гвардия" была напечатана в эмигрантском журнале в Берлине в 1924 году, потом в 1928 или 29-м, как раз когда кончился нэп.
  
  Гамбит
  серебряные ложки, фамильные и золотые, тяжеленькие обручальные кольца были отданы в ломбард или проданы - обменяны на водку на базаре, кажется, именно на водочку - сейчас не вспомню.
  если живот надуть, то вот какой большой получается.
  все засмеялись, отчим - как-то дергано, на устах его засмеялась похабная улыбка.
  мой первый детский сюжет о педофилии приемного отца над еврейкой.
  глаза карие -
  глаза зеленые - хитрые,
  глаза синие - российские
  а глаза васильковые - любимые.
  Инна Алановна Федорова, бабушка Оли, из моего и ольгиного детства.
  с добрым утром, головастик
  как твоя проблема роста
  Хочешь стать лягушкой? - Здрасте!
  Ведь лягушкой быть не просто
  А.В.
  
  Мне, Марине Несуровой, в конце моей страшной и тяжелой болезни, приснился кошмар - будто бы я вместе с умершим папой четверо суток в лесу ищу старого кота Нильса, котяру любимого Бегемота и кошку Марусечку Шейлу. В чуланчике мы находим человека без лица, который говорит, что забил всех нших животных. Иовы мы, говорю я про себя, снимаю навсегда золотой - да какой бы то ни было! - нательный крест и на карманном компьютере записываю - да, прямо сейчас - этот сон.
  
  Климу Ворошилову письмо я написал:
  "Товарищ Ворошилов, народный комиссар,
  В Красную Армию в нынешний год,
  В Красную Армию брат мой идет."
  из: владимир высоцкий: страницы биографии. Зубрилина С.Н. Ростов на Дону: изд-во феникс, ¹998. - 352 с. С. 15.
  
  Игоръ не любит Олъгу.и хочет умеретъ естественной смертъю, у меня было подозрение на перитонит.
  Сам бери, что можешь, а в руки не давайся; самому себе принадлежать - в этом вся штука жизни, Иван Тургенев. Первая любовъ.
  
  Молоденький хирург с усталыми и невыспавшмися глазами на мой вопрос, сколько ему лет, отвечает- 15. Шутит, кокетничает, щупает, как муравей - личину, мой болезненный животный живот.
  
  
  
  
  
  ефрем получает сумму денег. его мать собирается обьявить его инвалидом, Ефрем кончает с собой
  п
   как-то из Гоголя:
  я твоего ребенка со свету сживу, а в тебя вдохну новую жизнь...
  "я думаю, что труд умнее и благороднее человека и что художнику неоткуда ждать добоа, кроме как своего воображения". Б. Л. пастернак, "ответ 1925 года на резолюцию " цКкп, касающуюся литературы".
  
   , Цит. по: А. Труайя, Борис Пастернак (пер. с франц.) - М: Эксмо, 2007, - 240 с.
  Мой сон о покойнике: он идет по рельсам рано утром с Христом, провод оборвался, сбил Ефрема; с пор - не кара ли божъя?
  
  СИНИЕ ЗОРИ
  
  Красота жизни - поступать сообразно своей природе и по св8оему делу.
  У. С. Моэм.
  1.
  артур погодин и тенни (а не андрис и аня). аткр становится демагогом и пошляком.
  
  Жил да был Михаил Борисович, фамилия его была Вахлаков... Нет, не то начало. Послушайте, прочтите! Я - его вторая жена, точнее, уже вдова, а теперь и биограф. Михась не оставил мемуаров; в его архиве только гранки нескольких сборников рассказов, семь маленьких новелл - помните, конечно же, "Повести Белкина" А.С. Пушкина? И незаконченный роман - не перебеленная рукопись под черновым заглавием "Фаустина, или фея Маб". Это - в отличие от маленьких повестей, не классическая, а экспериментальная проза... Впрочем, десятые и двадцатые годы этого века предполагали, само собой, и словотехнику, и другие эксперименты на фронте изящных искусств, и словесности в том числе.
  Нет, я оговорилась. Я не вдова, по крайней мере, официально. Мы развелись за полгода до его смерти. Умер Миша в октябре 1940 года, и при весьма странных обстоятельствах. В газетных некрологах было аписано, что он покончил с собой. Но я этому не верю. Мы с любовником его первой супружницы и хозяином одной из наших с Михаилом Борисовичем сьемных квартир Тимониным ломали дверь в его хате и первымни нашли труп.
  М.Б. лежал как спящий, на прикроватном столике была начатая поллитра водки и лежало два соленых груздя в тарелочке с крупно порезанным репчатым луком. Он лежал, как спящий, как говорится в таких случаях, прямо как живой. И даже в позе его не было ничего насильственного, ничего неестественного, что принято обыкновенно связывать со смертью. Так - нога на ногу, одна рука под головой, другая несколько безвольно откинута.
  2.
  Его первая жена, Елена, как рассказывал мне сам Миша, познакомились с ним в анатомическом театре в Киеве, что в больнице рядом с Владимирской церковью. Ее еще сам Врубелъ расписывал, чуть позже наше знакомство и состоялось. Она училась тогда на курсах медсестер, а Мишка - на четвертом курсе Киевского университета, на врачебном факультете. Шел 1914-й год, октябрь. Россия только в августе объявила войну кайзеровской Германии; в прессе немцев проклинали, а народ побаивался. Мише было 22 года, и ему грозила бы мобилизация, не будь он студентом-медиком - они получали отсрочку от призыва. Но - итак! Анатомический театр.
  Елене было 20 лет, и она была курсисткой. Курсы были трехгодичными, Лена была на втором курсе и готовилась в фельдшерицы. Родом она была из купеческой богатой семьи по отцу и из дворянской - по материнской линии, но - мода такая была - Елена, не нуждавшаяся в детстве и в юности ни в чем и получившая блестящее воспитание, захотела зарабатывать на жизнь сама и служить простому народу.
  Миша рассказывал, как он ассистировал другому студенту, который резал труп. Точнее, он делал трепанацию черепа, а Миша лихо пояснял, где и какие извилины мозга находятся. "Сильвиева борозда, теменная доля, височно-теменная извилина", - читал он по списку, стоявшему на пюпитре рядом. Недалеко пожилой доктор рассказывал об устройстве кишечника группе молодых девушек и женщин. Но тут одной из них стало внезапно дурно, она пошатнулась и стала оседать на пол. Она очнулась в полулежачем положении, и, через черно-желтые круги перед глазами, увидела Мишу, который стоял, наклонившись над ней. Она слабо улыбнулась, и он сказал: "Сейчас я Вас подниму и вынесу на свежий воздух. Зловонно зело". Она кивнула, и он взял ее на руки и понес к выходу. Поставил на ноги, поддержал, заговорил. У Тани были золотистые, каштановые, пушисто-легкие волосы и яркие голубые глаза в темных, почти черных ресницах. С того дня Миша стал ее бессменным кавалером.
  Под Рождество 15 года Вахлаков пришел к ней домой с бутылкой шампанского. Лена жила в одной из улочек, выходящих на Крещатик, снимала комнату в пансионе - деньги ей пока что присылали родители из-под Пскова. Миша, немного помявшись в дверях, сказал: "Лена, будь моей женой". Вид у него был такой глупый и все это было так неожиданно и даже некстати - Лена ждала в гости своих подруг, Миша приглашен не был, что она расхохоталась.
  - Ну, ч-что т-ты см-м-ей-ёшься? Д-дела военные, я нанимаюсь фельдшером в военный госпиталь. В марте отъезд.
  - И правда, чего ждать-то? - спросила, все еще смеясь, Лена. - Ты мне нравишься, других ухажеров нет...
  И она согласилась, "прямо через минуту", по словам Миши.
  Миша был рослым, осанистым, полнотелым молодым человеком с шикарной светлой шевелюрой, белым, правильной формы лицом, нос небольшой, с горбинкой. Но замечательнее всего были глаза - густо-синие, из-за крупных зрачков казавшиеся почти фиолетовыми.
  
  3.
  Через месяц - из-за военного времени браки заключались быстро - они были уже мужем и женой, и Лена переехала жить к Михаилу на Владимирскую горку. О, этот вид из его окон! Лена помнила его всю жизнь - она переживет и революцию, и гражданскую войну на Украине, включая махновщину, и нэп, и даже Великую Отечественную войну - пройдет до Берлина военврачом. Прямо перед окном - сияющий в февральской метельной и теплой мгле крест святого Владимира! О, эти, прославленные потом Михаилом Булгаковым, жемчуга фонарей, нанизанных на провода между фонарными столбами! Эти хлопья снега - то вьюжной ночью, то днем, когда снежок сыпет сухой и мелкий и вьется поземка, - летящие в окно, прямо в его замороженный, потрескавшийся, щелястый, с нависшими хмурыми лбами снежных наростов, переплет. Синие-синие зимние ночи, когда поневоле вспоминается "Свете Тихий", когда под зеленой лампой так хорошо читать у печки, закутавши ноги в плед. Киев - великий белый город. Страшно подумать - восемь-девять веков назад он стал Матерью городов русских, в водах могучего Днепра крестились наши славные предки - гордые и дикие славяне... А Крещатик, а Крещатик - широкая наша улица, чисто поле, по которой по снегу едут с гиканьем тройки, проносятся первые авто, и непременно - с рожком!
  
  4. И у вождя Ленина были крапленые карты - он ввел нэп. После этого произошло следующее - к нам ввалился пьяный тезка Мишеля - Мака Булгаков со своей второй женушкой. Мы уже жили в Москве недалеко от Булгаковых на Большой Палашевской, что рядом с Палашовским рынком. Да, потом этот дом перестраивали и перестраивали. Мы жили в квартире 49, а Булгаковы - на Садовой и в квартире номер пятьдесят. Мы играли в числа тогда, оба мужа напились и чуть не передрались из-за моей ножки - хотя, в отличие от ножки Натали Гончаровой, жены Александра Сергеевича Пушкина (или Пашкова? Теперь дом Пашкова есть в Москве, в 1906 году после Кровавого воскресенья царь Николка Вторый, мученик Ленина, Блюмкина и революции, построил для библиотеки). эБиблиотека уже стала имени Ленина, в 1928 году. К власти в январе 1925 года пришел Великий Юдофоб и Черный Монах Булгакова Сталин-Джугашвили Иосиф Виссарионович, и нэп возымел некоторое продолжение. В магазинах появилась чорная икра, а на улицах - чорт в кожанке и рестораны. Да, я уже пишу "чорт", как Ф.М. Достоевский, игрок и, как сплетничали, как и Холмс, немного морфинист - иначе откуда такие фантазии про маленьких девочек? "Я тот-то," - сказал нам пришедший на наш чай чекист Стрелков. Мы продолжали играть в числа (это карты такие), а потом уже в фанты. Всех забрали в ЧК. Но об этом я дала подписку не рассказывать 15 лет. Мишу и Маку тогда задержали по подозрению в хранении валюты и в шу-лер-ст-ве. А крапленые карты были у Ленина-Сталина. И всегда.'
  
  
  5
  на улице стояла брошенная инвалидная коляска, а стукач и сексот Валерка Мященко, по общеквартальному прозвищ3 "повело кота на блядки" или, короче говоря, блядушкин сын, шел и ра0думывал, с кем ему с5годня выпить и по7оворить по д3шам и по сл3жебной необходимости,. один литератор - да как раз Мишель Вахлаков - проронил ем3 давеча, что о6 пол3чит нобеля по литературе. Начинался 1936 год. Мишечке 14 февраля должно было исполниться 46 лет. Но, дорогой мой читатель, здесь уже начинаются воспоминания его третьей, просто гражданской жены - Марии Быковой. Я к ним и перехожу.
  после гибели Мишки Маша попадает в Больницу имени Кащен4о в абсолютно невменяемом состоянии. описать, потом ее отправляют - высылают - из Москвы в Новосибирск, где жиет ее мама Марина. У них сьемный частны1 дом на Сибирском тракте.
  несчастной маше жегловой часто теперь хотелось убитъ ко7о-нибудь из родных, поджечьквартиру и потом обязаьельнл попасть вКазанс4ую психолеч5бницу для лиц, совершивших тяжкие прест3пления и при0нанных невменяемыми. Отомстить ли хотелось ей или потом пострадать, она не знала. Ей ставили в Москве алексеевские врачи болезнь Блейлера, это тайнон названи5 шизофрении. Впрочем, в Кащенко других диагнозов и не ставят. По приезде в Сибиръ диагноз не подтвердили - о нет, здесь другая иконкурирующая школа психиатрии. Нет-нет, у Несуровой личностно5 расстройство по истерическому типу.... и не галлюцинации, а иллю0ии! но томленин смерти накатывалр - иногда реже, иногда чаще.
  
  Ефрем: Шейла смотрит на меня с отвращениеп. Ловлю косые взгляды дома и на улице. Это конец всему. У меня, видимо, уже шизофрения от препаратов. Раньше я себя уважал за борьбу с болезнью и за неукорный труд. Но не добился уважения ни близких, ни дальних. Меня просто едва терпят и не любит никтошеньки. Правда, кончать с собой я не собираюсь.
  Последняя фраза была оторвана от этого письма, но мне - Лене - ее показали, когда вскрылись гэбэшные архивы. Так что Вахлаков не покончил с собой, а его убили неизвестные широкой общественности лица.
  
  
  
  
  ПОЦЕЛУЙ не-ГО-дяй-ЙКИ.
  Красота жизни - поступать сообразно своей природе и по своему делу.
  У. С. Моэм.
  Пьеска
  
  Главные герои - Таня и Артем. Встреча в 1991 году около улицы 60 лет Октября.
  Тэнни - ей неполных 22 года - медленно идет мимо мусорных баков, курит и надсадно кашяет.
  - Послушайте, Вам нельзя курить! У вас может быть туберкулез. Что вы, кстати, курите?
  - Вопрос можно? На три буквы пошел? - это отвечает Танечка. Достает вторую "ПРИМУ", закуривает, затягивается уже без кашля и чуть не падает в обморок. Артем, бросив свой пакет из дорогого магазина, не дает ей упасть.
  - Да вы не ели с утра! Вы учитесь, работаете? - Артем хватает свой пакет с едой и сует ей в руки. - Где вы живете?
  - Я здесь квартиру снимаю.
  - Я вас провожу. Как вас зовут?
  
  - Маша. Пакет возьму, все сьем. Вы там рубашку, например, не забыли? Такую новую, в клеточку?
  - Черт возьми, как раз забыл купить. Нам получку дали. Ладно, я мусор вынести опоздаю. Идите сами.
  Дома Тэнни пока одна. Жадно ест.
  К ней приходит папик. - Опять гулять ходила? Еду где взяла? - бьет ее.
  - ¡Знаешь, надоела. я посвежее нашел. А тебя сегодня продал сутенеру. Ладно уж, суп хлебай.
  
  Тэнни - так звали ее, когда она была маленькой и еще не в горничных-приемных дочерях - тихо и сухо ревет в своей комнате.
  
  Каширка. Общага пединститута. Страшков-маньяк.
  Таня всю зиму ходит к Андрису домой на соседнюю улицу. Она думает, что у них роман.
  В марте А говорит, что женится на другой. Скандал. Она заметила, что ему звонит какая-то женщина. Он женится на деньгах.
  Таня пытается его шантажировать - деньги, которые Андрис давал ей, она отдавала сутенеру Ирке Фишкину. Андрис оставляет эту квартиру - переезжает.
  Это - 1993 год.
  В 1995 году Танька уже замужем. (Далее часть конечная про Несурову. ) Конец плохой - Танька кончает с собой в квартирке на Тверской рядом с Палашевским рынком. Палашевская 11, квартира 13.
  Черт ходит по стране (см. Афанасьева "Второе пришествие сатаны").
  Отец мой Никола, происходивший из белорусского простонародья, был большим мастером материться. Наши современники начали наконец поговаривать, что мат - это болезнь русского общества. Евреи и грузины, например, и правда матерятся реже. Но это уже национальный вопрос, пятая графа, так сказать, о которой в обществе в 2010-е годы забыли. Но я не могу забыть слово "пунтохарка", произнесенное им ласково после секса с кем-то матери. "Пунтохарка" и "мугня" - это слова-паразиты речи, до сих пор преследующие меня. Это и в адрес вас, пишущих матерные книги и считающих себя диссидентствующими носителями культуры, дорогие мои.
   В 1988 году мой отец Александр съездил в Саров по своим оборонным делам и привез оттуда житие св. Серафима Саровского, прославляемого современной церковью и тогда только что ставшего известным в нецерковном народе. Он сказал, что ему понравился храм, что 'оборонный ящик' Сарова станет открытым для посещения людей и что он купил мне латунный крестик. Да, он действительно привез мне маленький латунный крестик, сказав, что был на могиле Серафима. - Но он человека, женщину убил! Какой он святой после этого? - спрашивала всех я, прочитав житие. Дело, описанное в житии, было так. К старцу в монастырь поступила в послушницы молодая женщина, если не ошибаюсь, из зажиточной семьи. У нее в миру остались мать и брат. Серафим ее весьма полюбил и избрал в свои присные послушницы. Она подчинила ему свою волю во всем. Через несколько лет брат ее тяжело заболел. Старец сказал ей, что она должна умереть, чтобы брат ее выздоровел, и запретил ей есть, а потом и пить, и даже умываться. Он велел ей выкопать могилку и лечь в нее. Через примерно три недели она умерла от голода. Брат ее умер через полгода. - Что же, это напоминает эвтаназию, - произнесла моя мама, врач по профессии. - Возможно, это коммунистическое вранье, - сказал брат Николка, которому я тоже всучила столь потрясшее меня житие. Вся наша семья долго думала об этом и обсуждала вопрос о святости через убийство и смерть. В 1988 году у власти в СССР уже стоял Михаил Горбачев. 12 августа 2018 года я читала письма отца Паисия Святогорца 'Права человека духовного не находятся во власти человеческого правосудия, но Бог сохраняет их (в небесной сокровищнице), и с приростом. Если другие заговорят и будут протестовать против причиняемой Вам несправедливости, это иное: им и следует говорить, когда несправедливость сохраняется против других, а не против них самих'. Из письма о. Паисия Святогорца Старец Паисий Святогорец. Письма. Руководство к молитве. Духовное завещание. Изд. Сретенского монастыря. 2011. С. 118-119. Впрочем, как и св. Феофан, Паисий считает, что, нанося удары по человеку, ты бьешь бесов в нем. Отсюда следует, что и греческая, и православная наша церковь долго выступала за телесные наказания, запрещенные даже в проклятом СССР. В СССР под гнетом находилась и православная церковь, о чем следует помнить. Многие в то время считали, что ваточкой с елеем или миром можно исцелить сумасшедшего. О, по своему опыту я знаю, что на скорбных умом это производит совсем другое впечатление. Я считала, что меня хотят 'успокоить' тряпкой с эфиром на лицо. После духовной ваточки Паисия начиналось изнасилование бесами. Может быть, бес и ваточку носил. Я писалаа это в заканчивающейся нервной горячке, которая длилась с Рождества 2018 года, началась по неизвестным причинам и мучала меня фактически до начала Успенского поста. Нос мой до сих пор кажется мне птичьим и маленьким, хотя продавцы магазинов в еврейские праздники упорно и традиционно предлагают мне халу, а 'овощи' и психиатры угощают меня мацой. Ритка говорила мне, что с моим носом только поститься по-православному и молиться Богу. За 11 лет приема препарата К. мне сменили духовный пол. Чувство, свойственное женскому полу, у меня практически отсутствует. Я не стала лесбиянкой чудом, поскольку во мне осталось естественное, вложенное Богом в порядочных людей (кроме современников Лота и моих знакомых педерасток из дурки) отвращение к содомии. Как меня пытали сегодня: в рот мне вливали мыльный раствор за то, что я курила. Отец трогал меня за грудь и говорил: 'П...., дашь посо....?' Потом бесовец Сашко уходил на кухню - я бы на его месте ела в гостиной, а он предпочитал кухню, - где, вкусно чавкая, ел белую рыбу, крабов и мясо в пост. О, хорошо живут безбожники! Они позволяют себе все, считают себя правыми, учат всех подряд, хорошо кушают и предпочитают спать по ночам. Горе тем, кто помешает им спать! Я когда-то следовала их правилам, поступая против своей воли давно воцерковленного человека, ела с ними, жила с ними, смешивалась с ними, нарушала пост. Сожалею о том периоде, хотя это и было удобно. О фашиствующей Русской православной церкви за рубежом.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Огнев "Друг мой враг. Нереальный" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Ю.Меллер "Во славу человечности!" (Любовное фэнтези) | | Ю.Эллисон "Между льдом и пламенем 2, или Как достать ректора" (Любовное фэнтези) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Кровь на погонах истории" (Антиутопия) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманМои двенадцать увольнений. K A AТитул не помеха. Сезон 1. Olie-В объятиях змея. Адика ОлефирОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"