Бирюков Дмитрий: другие произведения.

Нимфы. Книга 1. Зеленый мир (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 3.68*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (26.12.2015 Книга 1. "Зеленый мир" выложена полностью, 22.01.2016 добавлены иллюстрации, 20.04.2016 модифицированы пролог и первая глава) Нимфы - это сказочные существа, внешне похожие на женщин. Их красота потрясает, и способна пленить сердце любого мужчины, но на самом деле людьми они не являются, поэтому их интерес к сильному полу хоть внешне и проявляется достаточно страстно, носит на самом деле сугубо меркантильный характер. На свою беду (или наоборот счастье) главный персонаж влюбляется в нимфу и для того, чтобы с ней встретиться, перемещается в параллельный сказочный мир. Надо сказать, что попадает он туда весьма удачно, как для себя, так и для существ, которых ищет. Ну, а подробности вы узнаете прочитав этот роман.
    ВНИМАНИЕ! История с матриархальным уклоном, читателям c гипертрофированным чувством мужского достоинства и маскулинными принципами читать не рекомендуется. :)


Нимфы. Книга 1. Зеленый мир

  
   Автор:
   Бирюков Дмитрий
   Название:
   Нимфы. Книга 1. Зеленый мир
   Жанр:
   фэнтези, параллельный мир, романтика, эротика
   Форма:
   роман (макси: пролог + 15 глав + эпилог)
   Пэйринг:
   гетеросексуальная эротика (гет)
   Реэтинг:
   nc16 (сказочные существа, легкое женское доминирование, сквиртинг)
   Статус:
   Закончен 20.06.2015.

Пролог. Гарик

   0x01 graphic
   Приключения Сергея начались довольно необычно - с появления перед ним странного молодого человека, очень похожего на эльфа, резкого взвизгивания тормозов едущих по дороге автомобилей, громкого мата водителей, и наконец, спокойной беседы в ближайшем кафе, куда молодые люди зашли перекусить после того, как один из них спас жизнь другому.
  
   Эльф представился обычным человеческим именем - Гарик, и самоуверенно заявил, что за спасение готов выполнить любое желание Сергея. Собственно и на эльфа он был не больно похож. На первый взгляд обычный худой парень, одетый в джинсовые брюки и курточку, под расстегнутыми полами которой виднелась белая футболка с зеленым рисунком, а на спине висел небольшой рюкзачок из плащевой ткани цвета хаки. В общем, это был даже подросток лет шестнадцати, невысокого роста под метр семьдесят, с длинной белобрысой шевелюрой, немного недостающей до плеч. Серые глаза, прямой нос и тонкий разрез губ его, оставляли впечатление вполне ординарной человеческой внешности. Вот разве что слегка заостренные черты лица, казались немного необычными. Да еще острые кончики ушей, которые новый знакомый продемонстрировал Сергею, отведя в сторону свои длинные волосы, в какой-то мере подтверждали его удивительные слова.
  
   Вся эта ситуация казалась какой-то невообразимой, сказочной. Такое могло случиться разве что во сне. И, тем не менее, это был не сон.
  
   - Ты, правда, можешь выполнить любое мое желание? - переспросил Сергей у эльфа. Он не до конца верил этому парню, но предложение того как раз позволяло проверить, правду юноша говорит или нет.
  
   - Нет, конечно! - усмехнулся Гарик. - Я тебе не Золотая рыбка. Могу только то, что в моих силах.
  
   - А что ты можешь?
  
   - Ну, клад могу найти, например. Вы люди в основном по части богатств разных охочи.
  
   - Клад? - переспросил Сергей и рассмеялся, думая про себя, что ни фига бы это не доказывало. - Столкнуться со сказкой и попросить у нее денег? Ну, нет, деньги я и сам заработать в состоянии. А ты можешь одарить меня сверхъестественными способностями? Чтобы я мог двигать предметы взглядом или летать, или там становиться невидимым, или телепортироваться?
  
   - Теле... что? - удивленно переспросил эльф.
  
   - Телепортироваться, перемещаться в пространстве. Ну, знаешь, в одном месте исчез, в другом появился.
  
   - Нет, не могу. Я вообще не могу менять естественную суть человека.
  
   - Ну, а обучить меня какой-нибудь магии?
  
   - Тоже нет.
  
   - А подарить что-то волшебное?
  
   - Нельзя. Нам запрещено.
  
   - Вот, блин, прям замкнутый круг какой-то, - изобразил расстройство Сергей. - Это не можешь, то нельзя.
  
   - По части всяческих изменений к нимфам следует обращаться, тут я тебе не помощник, - развел Гарик руками.
  
   - Нимфы? - заинтересовался парень. - Это кто-то из ваших, из сказочных?
  
   - Э-эм, кривой вариант, - эльф тут же пошел на попятную. - В смысле, конечно, да, из наших, но тебе про них лучше забыть.
  
   "Выкручивается как уж, врунишка, - мысленно забавлялся Сергей. - Но ничего, так просто я не отстану".
  
   - Почему сразу забыть? Кто они, нимфы?
  
   - Да какая разница, - пожал плечами Гарик. - Нельзя тебе с ними встречаться.
  
   - Почему нельзя?
  
   - Ну, как бы это помягче сказать, нимфа тебя просто съест.
  
   - Они людоедки что ли?
  
   - Мужчиноедки, - хохотнул эльф.
  
   - Не понял.
  
   - Вроде вампиров. Только тем кровь нужна, а нимфам - сперма. Даже магия у них схожая, они тоже способны зачаровать, загипнотизировать и притянуть. И те и другие силищи и скорости неимоверной, могут превращаться. Ну и питаются людьми.
  
   "Что-то я раньше про нимф другое думал, - про себя удивился Сергей. - Странные какие-то у парня фантазии".
  
   - Они тоже нежить?
  
   - Нет. Почему же, нимфы - живые. Я бы даже сказал, что они источник жизни. Там где находятся эти существа, природа расцветает и бьет ключом. В этом их назначение - поддерживать жизнь. Нимфы - покровительницы леса.
  
   - То есть они не плохие?
  
   - Они очень хорошие, - сказал Гарик, - но мужчинам с ними встречаться категорически не рекомендуется.
  
   - Это что, опасно для жизни? - спросил Сергей.
  
   - Ну... - замялся эльф, - не опасно.
  
   - Болезненно?
  
   - Да, нет. Наоборот. Приятно.
  
   - Может для здоровья вредно?
  
   - Для психического - очень.
  
   - Ну, это меня не сильно пугает, психика у меня крепкая.
  
   - Да неужели? - усмехнулся Гарик. - Ну-ну.
  
   - Хорошо. Объясни тогда, чем это может быть опасно для психики.
  
   - Да хотя бы насилием. Ты просто не знаешь, как все происходит. Почувствовал, что пахнет сексом и уже интересно? Только это ведь не секс. И для нее ты не мужчина, не любовник, а соблазнительный фрукт, который ей очень хочется слопать. Ты с ней даже поговорить не сможешь, она просто броситься на тебя и съест, нимфы в такие моменты себя не контролируют.
  
   - Как съест-то? Ртом что ли? Будет откусывать и жевать?
  
   - Почему ртом? - удивился Гарик. - Ртом они как люди едят, обычную пищу.
  
   - Вот и говори нормально тогда, а то ты меня путаешь. Со словом "съест" я ассоциирую совершенно иные и вполне конкретные действия, которые к данной ситуации не относятся. Мужчину, выходит, нимфа берет по-женски?
  
   - Ну, да.
  
   - То есть с помощью секса. Я правильно понял? - уточнил Сергей, а про себя подумал: "Встретиться с такой нимфой было бы прикольно, наверное. Жаль, что парнишка все врет".
  
   - Ну, это только выглядит как секс, а на самом деле она в прямом смысле этого слова питается. Стоит тебе оказаться в ней, и через пару секунд ты начнешь кончать. За полминуты она выпьет тебя полностью и бросит. Ни какой ласки, ни любви. Ты это называешь сексом?
  
   - Как это через пару секунд? - удивился молодой человек. - Я просто физически не могу так быстро. И потом никакая женщина не сможет взять мужчину без его желания.
  
   - Нимфа сможет, - проворчал эльф. - И эрекция будет, стоит ей только к тебе прикоснутся, и кончишь как миленький, и будешь кончать, пока у тебя сперма внутри не закончится. Ее аппарат природа веками приспосабливала для этого процесса, так что не обольщайся, ничего от мужчины уже не зависит, если хватило дурости попасться.
  
   "Нда, фантазия у парня, хоть книжки пиши, - с улыбкой подумал Сергей. - Интересно, что он еще придумает?"
  
   - А почему она меня бросит? Разве ей не захочется потом снова?
  
   - Снова ты ей не скоро понадобишься. Ну, может, не бросит, - пожал Гарик плечами. - Будет тебя держать и питаться. Но согласись - это еще хуже.
  
   - Это то, что надо, - возразил Сергей, решив про себя, что так просто не отступится и выведет фантазера на чистую воду. - Знаешь, все, что ты про нимф рассказал, меня совершенно не пугает. И за психику мою можешь не волноваться. Мне даже интересно нечто подобное испытать.
  
   - Ты ненормальный какой-то, - удивился его собеседник. - Ты знаешь, что если нимфа вдруг кончит, тебе капитально не поздоровится?
  
   - Почему?
  
   - Потому что нимфы этим способом природу создают. Выбрасывают жидкость неимоверной жизненной силы, благодаря которой все вокруг начинает расти и зеленеть. Представляешь, что с тобой будет, если эта жидкость в тебя попадет?
  
   - Ну и что со мной будет?
  
   - Не знаю, - вздохнул эльф, качая головой. Он рассматривал собеседника с искренним удивлением. - Не нашлось еще сумасшедшего, который рискнул бы это проверить.
  
   - А кто знает?
  
   - Нимфа, наверное.
  
   - Вот бы хоть одним глазком взглянуть на нее, - наигранно вздохнул парень и подумал, что пора уже заканчивать эту комедию.
  
   - Зачем одним? Гляди двумя, сколько хочешь, - пожал Гарик плечами, - я могу показать.
  
   - Где? Как? - удивился молодой человек. Новый поворот беседы несколько его обескуражил.
  
   "Кого он собирается мне показывать? А может парнишка решил схитрить?"
  
   - Это ведь не будет исполнением желания? - подозрительно уточнил Сергей
  
   - Не беспокойся, не будет, - улыбнулся эльф. - Ты мне жизнь спас, и я не собираюсь тебя обманывать.
  
   Он снял с плеч свой рюкзачок и расстегнул клапан. Потом осмотрелся по сторонам и скептически поджал губы.
  
   - Здесь много свидетелей, - сказал юноша. - Пойдем, найдем укромное местечко.
  
   Он поднялся из-за стола, но Сергей не спешил к нему присоединиться. Словосочетание "укромное местечко" наталкивало на мысли о чем-то криминальном.
  
   - Ну, ты чего? - удивился эльф. - Передумал смотреть?
  
   - Нет, но я не совсем понял, чем могут тебе помешать посетители?
  
   - Я собираюсь воспользоваться магическим артефактом и мне запрещено делать это публично.
  
   "Вот как? Все интереснее и интереснее. Или он меня за полного дурака держит, или может... он и вправду эльф?"
  
   Магический артефакт был бы неплохим доказательством сказочного происхождения нового знакомого.
  
   - Хорошо, - решился молодой человек, поднимаясь из-за стола, - но укромное место я сам выберу. Договорились?
  
   - Как скажешь, - пожал собеседник плечами, то ли не понимая предосторожности Сергея, то ли делая вид, что не понимает.
  
   Они вышли из кафе, и молодой человек повел юношу во двор своего дома, который находился неподалеку от этого места, метров двести пройти.
  
   - Я знаю одну классную беседку, закрытую со всех сторон, - пояснил он, - там достаточно уединенно и, как правило, она пустует. Такое место подойдет?
  
   - Возможно. Главное чтобы ни кто видел то, что я собираюсь тебе показать.
  
   - Не увидят.
  
   - Тогда подойдет.
  
   Юноша вел себя очень уверенно, и в душе Сергея стало появляться ощущение чего-то сказочного. Но, тем не менее, он решил бдительности не терять. А вдруг у парнишки баллончик с газом в рюкзаке или электрошокер. Обернуться не успеешь, как вырубит и обчистит. Тем более что у Сергея было с собой кое-что ценное и достаточно дорогое, не считая мобильника и небольшой суммы денег в кармане.
  
   "Блин, а может ну его нафиг, этого эльфа?" - неуверенно подумал молодой человек, но соблазн поверить был очень велик.
  
   Минут через пять молодые люди вошли во двор и направились к беседке, которая как обычно пустовала.
  
   - О! Хорошее место, - обрадовался эльф и первым вошел в нее. - Тут даже стол есть, замечательно!
  
   Он поставил рюкзак на скамейку, достал из него что-то наподобие небольшого белого холста и стал разворачивать его на столике. Сергей остался в дверях, наблюдая за парнем издалека, и приготовился при любом подозрительном его действии выскочить наружу.
  
   - Ну, ты чего там застрял? - спросил юноша, - ничего ж ведь не увидишь издалека. Иди сюда и смотри.
  
   Он разгладил ткань руками, и та слегка засветилась. Потом на ней как по волшебству стал проявляться необычный пейзаж, и Сергей сразу приблизился, вмиг растеряв всю свою осторожность. Уж больно необычным было то, что он видел. На холсте прорисовывался какой-то странный лес. Вероятно сказочный. Среди известных парню хвойных деревьев произрастали совсем незнакомые вьющиеся растения, делая местность похожей на тропические джунгли. Картинка двинулась и ожила. Теперь она мало напоминала рисунок, скорее телевизионную трансляцию. Однако изображение обладало такой четкостью, а краски были столь яркими и естественными, словно это был вид из окна. Казалось, протяни руку и сможешь дотронуться до деревьев.
  
   Но вот показалась река, а на берегу ее стояла обнаженная девушка. Ее длинные черные волосы опускались ниже пояса, прикрывая бедра, так что вполне выполняли функцию одежды. Однако они не могли скрыть потрясающих женственных форм незнакомки. Она повернулась в профиль и улыбнулась. А Сергей просто замер пораженный ее красотой.
  
   - Гарик! - прозвучал мелодичный насмешливый голос, - опять подглядываешь плутишка. Вот не посмотрю, что ты маленький, поймаю, тогда получишь у меня! Постой, кто это там с тобой?
  
   Сергей вдруг испытал странное чувство, словно его ощупывали зыбкими как воздух руками. Внезапно девушка повернулась к нему лицом и зрачки ее огромных зеленых глаз стремительно расширились, так что молодой человек стал тонуть в их черноте.
  
   - Мужчина, - прошептала она, поедая его глазами, и потянулась к нему с жадностью.
  
   Вдруг картинка пропала, и Сергей затряс головой, с трудом преодолевая охватившее его оцепенение. Оказывается, эльф рывком сложил холст пополам, прерывая связь между мирами.
  
   - Не надо было смотреть ей в глаза, дурень! - рассердился он. - Зачаровать ведь могла!
  
   - У-уф! - выдохнул молодой человек, ошарашено моргая глазами. По всему получалось, что парень не врал и действительно был эльфом. А нимфы? Выходит, они на самом деле существовали?! Невероятно! Охренительно! С ума можно сойти! И вот эта самая красавица смотрела на него так волнующе, что хотелось немедленно увидеть ее снова.
  
   - Вот это да! Вот это сила, - восхитился Сергей. - Слушай, познакомь меня с ней, а?
  
   - Ты совсем сбрендил! - воскликнул эльф. - Действительно не понимаешь, что просишь или придуриваешься?
  
   - Я на полном серьезе. Отведи меня к ней.
  
   - Это невозможно, - твердо сказал Гарик, - мне тебя туда не протащить.
  
   Правда сказал он это чересчур поспешно, так что Сергей догадался, что эльф чего-то недоговаривает.
  
   - Ты не можешь? - улыбнулся молодой человек.
  
   - Не-а!
  
   - А она?
  
   Гарик поджал губы и промолчал.
  
   - Что было бы, если бы ты не сложил холст?
  
   Сергей вдруг четко вспомнил, как вокруг него сгущалась сила, обволакивая его со всех сторон, сдавливая, приподнимая над деревянным настилом беседки.
  
   - Она бы забрала меня, ведь так?
  
   - Не знаю, - вздохнул эльф, - будь мы в лесу, я ваш лес имею ввиду, она бы легко тебя перетащила, я даже помешать бы ей не смог. Ну, или переместилась бы сама. Но здесь в городе... не знаю. Ей могло хватить сил, а могло и не хватить.
  
   - А сейчас, без этой связи, перенестись сюда она не сможет?
  
   - Нет, к счастью, - улыбнулся Гарик. - Я же говорю, что они похожи на вампиров. В охоте тех и других много всяких условностей, иначе род человеческий давно был бы истреблен.
  
   - Ты о чем?
  
   - Ну, вот, к примеру, вампиры не могут войти в дом человека без приглашения, а нимфам для этого же требуется какой-нибудь подарок от мужчины.
  
   - Постой! - обрадовался Сергей и с энтузиазмом стал рыться в собственной сумке. - Вот! - Он вынул маленькую пластмассовую коробочку и приоткрыл ее. Внутри лежало кружевное, свитое из золотой проволоки кольцо. Волокна были сделаны в виде прутиков с листиками, которые изысканно переплетались и удерживали в своем сплетении довольно крупный изумруд. Камень красиво отблескивал и словно светился изнутри зеленью, как волшебное сердце леса.
  
   - Правда он ей подходит? - улыбнулся парень, любуясь кольцом, потом протянул его эльфу. - Отнеси ей и попроси принять от меня этот подарок.
  
   - Ты с ума сошел! - простонал Гарик. - Не буду я ей передавать ничего. Ты что не понимаешь, что губишь себя!
  
   - Это мое желание, - заявил Сергей и эльф насупился.
  
   - Дурак, - сказал он, но кольцо взял.
  
   - Так символично, - засмеялся молодой человек, - я словно делаю ей предложение руки и сердца.
  
   - Ага, предложение слопать себя, дубина ты стоеросовая.
  
   - Ну, это мы еще посмотрим. Скажи ей, что это подарок от всей души, что я специально берег его для девушки своей мечты. Что мне просто не терпится ее снова увидеть.
  
   - Скажу, - грустно пообещал эльф. - Тила, девушка добрая, возможно она проникнется романтикой твоего поступка. Пожалеет тебя и не примет подарок.
  
   - Такое может произойти? - забеспокоился Сергей.
  
   - Боюсь, что нет, - вздохнул Гарик, - шутка ли, ты предоставляешь ей практически абсолютную власть над собой, от этого ни одна нимфа не откажется.
  
   - Хорошо!
  
   - Дурак, - пробормотал эльф и пропал вместе с кольцом.
  
   - Когда мне ее ждать? - спросил Сергей вдогонку, даже не удивившись столь экстраординарному происшествию. Но отвечать было уже некому.
  

Глава 1. Тила

  
   0x01 graphic
   Вернувшись домой, молодой человек место себе не находил. Он слонялся по квартире как зомби, и гадал, скоро ли нимфа появится. Его охватил мандраж, сопровождающийся нервным ознобом, и он решил отвлечься. Включил "Ди-Ви-Ди" и запустил кино. Фильм помог успокоиться. Даже какая-то неуверенность появилось в реальности происшедшего. Словно ему все это только померещилось. Сергей извлек из своей сумки пластиковую коробочку, приоткрыл ее, убедился, что кольца нет на месте, и успокоился.
  
   Он решил подождать еще немного и скоротать время за компьютерной игрой, включил ноутбук и погрузился в виртуальные приключения. Отвлекся молодой человек лишь, когда стало темнеть. Прошло уже больше пяти часов, а нимфы все не было.
  
   "Может она только в полночь сможет придти, - подумал Сергей и зевнул. Ему вдруг нестерпимо захотелось спать, глаза слипались. - Да что со мной такое? - удивлялся он, направляясь к дивану. Едва он лег, как моментально уснул.
  
   Ему снился сказочный лес, показанный эльфом. Здесь тоже стемнело. Где-то в отдалении тихо журчала речка. Было тепло и уютно сидеть на траве. Перед Сергеем вдруг возник светлячок и закружился в затейливом танце, потом к нему присоединится второй, третий, прилетело еще пять, а затем они просто стали слетаться отовсюду и клубились теперь как рой мошек в лесу.
  
   Увлекшись этим зрелищем, молодой человек не сразу заметил, что с другой стороны от роя, напротив него сидит девушка и с любопытством разглядывает его. Ее длинные черные волосы причудливым водопадом спадали вдоль линий тела, частично скрывая его, но одновременно подчеркивали сногсшибательную сексапильность. Сергей хотел вскочить на ноги, но нимфа удержала его взглядом своих огромных чарующих глаз. Она поднесла указательный палец к губам, как показывают, что надо вести себя тихо.
  
   - Ты их испугаешь, - прозвучал ее мелодичный голос, - и мы останемся без света.
  
   Молодой человек расслабился, и теперь смотрел на незнакомку, не отрывая глаз.
  
   - Боже, какая ты красивая! - тихо прошептал он.
  
   Нимфа улыбнулась.
  
   - Я знаю. А ты меня совсем не боишься. Так странно. Тебя как зовут?
  
   - Сергей.
  
   - Меня - Тила. Очень приятно.
  
   - Мне тоже очень приятно Тила.
  
   Девушка засмеялась.
  
   - Ну вот мы и познакомились, смелый мужчина Сергей.
  
   - Да ладно, смелый, - улыбнулся парень. - Мужчины что все при виде тебя бросаются врассыпную?
  
   - Все кроме одного, которого я выбрала.
  
   - А он не боится, значит?
  
   - Дрожит, как осиновый лист, но сделать уже ничего не может.
  
   - Тебя это не огорчает?
  
   - Огорчает? Почему это должно меня огорчать?
  
   - Ну, я просто представил женщину, которую боятся мужчины. Грустно как-то.
  
   - Я не женщина, - возразила нимфа, - меня это не огорчает. Мне раньше вообще было все равно, но сейчас... Вот ты меня не боишься и мне интересно. Ты первый мужчина, с которым я могу поговорить.
  
   - Гарик сказал, что беседы не получится, - улыбнулся Сергей, - мол ты на меня бросишься безо всяких разговоров. Он ошибался?
  
   - Нет. Я действительно себя не контролирую в присутствии мужчины, поэтому и решила встретиться с тобой во сне.
  
   - Сон... Точно. А ведь я и забыл, - засмеялся молодой человек. Ему было так хорошо в обществе нимфы, что он чувствовал себя счастливым.
  
   Девушка показала ему кольцо на своем пальце.
  
   - Твой подарок, - сказала она, и в ее голосе прозвучали нотки признательности, - мне очень понравился, спасибо. Первый раз мне что-то подарили. Это так приятно оказывается.
  
   Сергей с удовольствием посмотрел на перстень. В полумраке, освещаемый светлячками изумруд сверкал по-особенному, волшебно.
  
   - Мне тоже приятно, - сказал он, - дарить подарки порой бывает даже приятнее, чем их получать.
  
   Нимфа, восхищенно разглядывая перстень, перевела взгляд на собеседника.
  
   - Почему? - спросила она.
  
   - Ну, как? Не знаю. Просто тепло на душе и радостно.
  
   - Нет. Почему ты сделал это?
  
   - Потому что ты чудо, - выдохнул молодой человек с восхищением в голосе, - Ты такая женщина, о которой можно только мечтать.
  
   - Я не женщина, - поправила нимфа.
  
   - Это что-то меняет?
  
   - Многое. У меня к тебе другие интересы, я бы сказала весьма меркантильные.
  
   - И мы не сможем общаться, дружить, быть вместе?
  
   - Сможем, - пожала она плечами, - но я буду опустошать тебя каждый раз, как ты наполнишься, я могу быть грубой, могу сделать это против твоей воли, сдерживать себя в такие моменты - выше моих сил.
  
   - Это здорово, - улыбнулся Сергей. - В женщинах мне как раз и не хватает этой необузданности.
  
   - Гарик говорил, что ты странный, - улыбнулась нимфа, - но только сейчас я в этом убедилась сама. Что мне сказать, твоя мечта исполнится и очень скоро.
  
   - А что будет потом?
  
   - Потом?
  
   - Ну, вот ты берешь мужчину, получаешь от него, что тебе надо, а потом? Какие у тебя к нему чувства после этого?
  
   Нимфа пожала плечами.
  
   - Не знаю. Никаких вроде. Вначале мне вообще не до него. У меня такое ощущение блаженства, что я ни о чем думать не могу. А потом, когда оно спадает, мужчины уже рядом нет, - она изобразила средним и указательным пальцами быстрый бег и засмеялась. - Сбежал.
  
   - А если бы остался?
  
   - Мммм. Не знаю. Извинилась бы, наверное, что так с ним поступила, а может быть и нет, я ж ведь не специально на него напала. Просто не могу иначе.
  
   - И все?
  
   - А что еще?
  
   - Тебе не захотелось бы его снова?
  
   - Это вряд ли. Он же будет пустой.
  
   - Ну а просто секс. Для удовольствия?
  
   - Ты меня с женщинами путаешь. Сексом я заниматься не могу, хотя интересно было бы конечно.
  
   - Почему не можешь?
  
   - Физиология иная. Стоит парню оказаться во мне, я его сразу высосу.
  
   - А если он будет пустой?
  
   - Я все равно попытаюсь. Боюсь, что у мужчины ощущения не вызовут восторг, и мне будет очень досадно, что нет ничего. В общем, сплошное разочарование, а не секс.
  
   - А если по-другому, - улыбнулся Сергей.
  
   - Как по-другому? - спросила девушка, тоже улыбаясь.
  
   - Ну... - молодой человек замялся, - если я поцелую тебя... там.
  
   - Где? - Тила сделала большие глаза.
  
   - Внизу, - пояснил Сергей красный от смущения.
  
   - Поцелуешь?
  
   - Ну... да.
  
   - Зачем?
  
   - Ох! Ну такой вид секса, оральный секс называется.
  
   - Ааа, так ты про кунилингус что ли? - засмеялась нимфа, ее забавляло смущение собеседника.
  
   - Да, про него, - подтвердил молодой человек, чувствуя себя полным идиотом. - Тебе было бы приятно?
  
   - Я ни разу не пробовала, но думаю, что мне бы понравилось. - Она стала серьезной. - Я скорее всего даже кончить так могу. Ты ведь знаешь, как я кончаю?
  
   - Да.
  
   - И знаешь, что мне нельзя этого делать?
  
   - Гарик говорил об этом, но... я не до конца понял почему.
  
   - Моя эссенция жизни оказывает сильное мутагенное воздействие на живые организмы. Ты изменишься непредсказуемым образом, и эти изменения могут тебя просто убить.
  
   - Изменюсь... Вот как?... - обрадовался чему-то Сергей и начал путаться в словах от волнения. - Такое дело... Как бы лучше... блин... В общем у меня... эм.. есть одно же...лание, - он выдохнул, снова вдохнул и продолжил уже спокойнее. - Я хочу измениться и обрести какие-нибудь экстраординальные способности. И со слов Гарика именно нимфы мне с этим могут помочь. У меня вопрос. Вы разве не с помощью эссенции жизни такое проделываете?
  
   - С помощью эссенции, - подтвердила Тила. - Но не в момент оргазма уж точно. Направленная трансформация живых существ - это очень тонкая магия, требующая прежде всего трезвости ума, а также большого опыта и умений. Я, например, на такое дело не решусь. Вот старшая нимфа возможно и смогла бы тебя изменить, да только с какой стати ей это делать? Мы уже давно не наделяем людей сверхспособностями. Вы чересчур корыстные, чтобы давать вам в руки оружие, способное навредить гармонии.
  
   - Но я не хочу никому вредить, - искренне сказал Сергей. - И вообще я совсем безобидный. Мне просто хочется что-нибудь этакое удивительное уметь без какой-либо корыстной цели.
  
   - Это ты сейчас так говоришь, пока ничем не владеешь. А обретешь силу, о-ё-ёй как можешь измениться. У нас был уже негативный опыт, и мы прекрасно знаем, как могущество портит людей.
  
   - Но я ведь сделал тебе подарок, - улыбнулся Сергей. - Значит полностью тебе подчинен, разве нет? Я ведь не смогу ничего сделать против твоей воли. Значит и гармонии навредить не смогу.
  
   - Ну и что?
  
   - Но как же? - растерялся молодой человек. - Раз я безопасный, значит меня можно изменить.
  
   - А зачем? Назови мне хоть одну причину сделать это?
  
   Сергей напряженно задумался на несколько секунд, потом его озарило, и он азартно спросил:
  
   - Скажи, тебе ведь сперма моя нужна?
  
   - Ага.
  
   - Но я не могу давать тебе ее слишком много и часто?
  
   - Не можешь, - согласилась Тила, - но это не страшно.
  
   - А если б мог?
  
   - Клаааассно было бы, - мечтательно протянула нимфа.
  
   - Так может изменить меня так, что б я мог?
  
   - Если б я обладала такими возможностями, то с удовольствием сделала бы это с тобой, но увы и ах! А обращаться к старшей нимфе по такому пустяковому поводу не стану.
  
   - А почему сама не можешь? - спросил Сергей.
  
   - Потому что мне навыков не хватает. Я слишком молода еще и не опытна. Выбрасываю чересчур много эссенции и плохо ее контролирую.
  
   - И что? Тебе совсем нельзя это делать?
  
   - Иногда можно. Например, если надо пустынный участок озеленить, то я могу себя побаловать.
  
   - А тебе это нравится?
  
   - Спрашиваешь! Конечно, нравится!
  
   - Тила, а может рискнем, а, - предложил Сергей. - Что будет, если мы все-таки попробуем?
  
   - Тогда зазеленеешь ты, а не пустынный участок, - засмеялась девушка. Она не воспринимала его предложение всерьез.
  
   "Невозможно, - читалось в ее глазах, - но почему бы и не пошутить на эту тему?"
  
   - И я не понимаю, зачем тебе самому нужно такое изменение? Какой тебе от него прок?
  
   - Ну... - замялся молодой человек. - Я рассчитываю на взаимность. Соглашусь быть для тебя нескончаемой батарейкой, а ты за это наделишь меня какой-нибудь силой.
  
   - Хе-хе, - усмехнулась нимфа. - А ты уверен, что твое согласие меня интересует? Когда дело не касается гармонии, мы очень даже можем быть неблагодарными и бессовестными. Так что, радуйся, что я не способна тебя изменить, а то изменила бы без спроса, и питал бы ты меня после этого как миленький, не получая ничего взамен. Ну, кроме удовольствия разве что.
  
   - Ты меня просто пугаешь, чтобы я отстал, - догадался Сергей.
  
   - Блин! Ну, ни чем тебя не проймешь! И что мне сделать, чтобы ты отстал?
  
   - Расскажи, как действует твоя эссенция.
  
   - Зачем?
  
   - Просто так, мне любопытно.
  
   - Хорошо. Как бы объяснить?.. Вот когда я выпиваю мужчину, то получаю избыток жизни. Нечто подобное произойдет и с тобой, если тебя коснется эссенция. Но я-то физически для этого приспособлена, у меня есть возможность энергию хранить и использовать. У тебя такой возможности нет. Какую-то часть ты, положим, удержишь, люди могут испытывать подъем душевных и физических сил, это тоже своего рода избыток жизни, но... лишь очень малая часть из того, что в тебя войдет. Все что свыше ты контролировать не сможешь.
  
   - И тогда я изменюсь?
  
   - Ну, да.
  
   - У меня, что третья рука вырастет, хвост или глаз на затылке.
  
   - Это был бы самый безобидный вариант.
  
   - И что нет вообще никаких закономерностей? Все происходит совершенно случайно?
  
   - В стрессовых ситуациях человек может повлиять на изменения. Испытывая сильные эмоции, он создает вектор мутаций. Например, если ты в момент приема эссенции свалишься в пропасть, то у тебя, скорее всего, вырастут крылья. Только ты должен для этого здорово испугаться и очень сильно захотеть спастись.
  
   - Скажи, а я могу измениться так, чтобы суметь удержать эту энергию? Могу увеличить, так сказать, резервуар для ее хранения? Ведь это как раз то, что мне будет жизненно необходимо.
  
   Улыбка вдруг испарилась с лица собеседницы, взгляд ушел глубоко в себя, похоже, она напряженно о чем-то думала. Потом осмысленное выражение к ней вернулось, но смотрела она на Сергея уже иначе, какой-то азарт появился в ее глазах.
  
   - Можешь, - сказала Нимфа.
  
   - И я сумею это сделать?
  
   - Ты - нет, а вот я - да. Это единственное изменение, которое не потребует от меня изощренной магии. И, кажется, я придумала, как дать тебе маленькую порцию эссенции. В общем, похоже, что все получится. Ты действительно хочешь рискнуть?
  
   - Да хочу, - сказал Сергей с радостью.
  
   - Ты понимаешь, что перестанешь быть человеком?
  
   - Я изменюсь внешне, стану мыслить по-другому?
  
   - Ну, нет! Ты мне и такой, как сейчас очень нравишься, - засмеялась нимфа. - И особенно нравится, как ты мыслишь. Думаю, что ты вообще никаких изменений в себе не заметишь. Зато замечу их я, и это будут ооочень хорошие изменения!
  
   - Так уж и не замечу? - тоже засмеялся Сергей, его заразил энтузиазм девушки. - А как же сверхспособности?
  
   - Их еще нужно заслужить, - хитро улыбнулась Тила. - А сейчас нам пора познакомиться поближе. Не возражаешь?
  
   - Нет. - Сергей смотрел на нее во все глаза, обалдело улыбаясь.
  
   - Я заранее извиняюсь, за грубое обращение.
  
   - Пустое, не хочу, чтобы ты со мной церемонилась, ни в чем себе не отказывай.
  
   - Даже в этом наши с тобой желания совпадают, - засмеялась девушка, - ну просыпайся, зайчик, я иду.
  
   А в следующую секунду он очутился на своем диване в жарких объятиях Тилы. Это было какое-то сумасшествие. На Сергея словно хищник набросился и в мгновение ока взорвал в невероятно мощном наслаждении. Минуты две или полторы он не видел ничего и не слышал. Лишь потом ощутил, как дыхание возвращается к нему, почувствовал, как объятия нимфы ослабевают, и из груди его вырвался долгий затихающий стон. Тила уткнулась носиком ему в шею и умиротворенно засопела, тело ее стало вибрировать издавая сытое мурлыканье, словно у довольной кошки. Это было необычно и приятно одновременно.
  
   "Какая же она классная, моя нимфа" - подумал Сергей, блаженно расслабляясь в ее объятиях, а потом и сам обнял ее, ласково прижимая к себе.
  
   Постепенно он приходил в норму после устроенной его организму встряски. Возвращалась чувствительность, и из разных частей тела стали поступать приятные сигналы. Молодой человек ощутил упругость прижимающейся к нему девичьей груди, бархатность кожи, длину ног. Ему захотелось еще больше сигналов. Сергей пожалел, что в комнате нет зеркала, и он не может взглянуть на гостью со стороны. Его руки нежно гладили девушку по спине, скользили по бедрам и ягодицам. Он лежал с закрытыми глазами и перед ним вырисовывался столь соблазнительный образ, что сердце заходилось от удовольствия.
  
   Тила сонно приоткрыла глаза и улыбнулась.
  
   - Ты здесь, со мной, так не обычно, - сказала она. Потом потянулась к нему губами и поцеловала. - Знаешь, а в этом что-то есть. Мне нравится тебя обнимать. Это приятно само по себе, и не важно полный ты или пустой.
  
   Нимфа поднялась в позу наездницы, опираясь руками о грудь Сергея, так что у того появилась возможность увидеть ее во всей красе. И он смотрел на нее с большим удовольствием.
  
   - Не могу поверить, что нахожусь в объятиях такой красивой девушки, - молодой человек провел руками по ее ногам. Ощутил в них смесь силы и нежности.
  
   Тила сидела, слегка наклонив голову на бок, и улыбалась. Сергей вдруг почувствовал, как стало нарастать его возбуждение.
  
   - Кажется, я скоро снова буду готов, - засмеялся он. - А Гарик говорил про какое-то истощение.
  
   - Это потому, что просыпается мой организм, - пояснила нимфа, - он на тебя так действует. Пройдет еще немного времени, и я снова попытаюсь тебя выпить.
  
   - А до этого? Мне можно попробовать хотя бы чуточку секса с тобой? - смущенно улыбаясь, спросил молодой человек.
  
   Тила покачала головой.
  
   - Нет. Стоит мне начать, как тебе не поздоровится. Я не полностью опустошила тебя, хочу, чтобы это сохранилось.
  
   Она приподнялась и освободила Сергея из своего плена.
  
   - А как вы определяете, полный мужчина или нет? - поинтересовался парень?
  
   - Я ммм... это вижу. Могу даже определить, насколько мужчина заполнен. Но сводит нас с ума другое.
  
   - Что?
  
   - Запах. Вы источаете умопомрачительный запах спермы.
  
   Сергей наморщил нос.
  
   - Так уж и умопомрачительный? По-моему пахнет она отвратно.
  
   - Она по-разному пахнет внутри вас и снаружи, - улыбнулась девушка.
  
   - Да уж! Здорово вас экипировала природа. И все это для того, чтобы брать мужчин?
  
   - Совсем нет. В основном чтобы видеть и чувствовать, что в природе неправильно и знать, как лучше вмешаться. Но мы совершенно отклонились от темы. Ты, кажется, хотел по-другому, - подмигнула она, - все еще хочешь?
  
   - Да, - улыбнулся парень, его щеки порозовели от возбуждения.
  
   Тила переползла повыше на уровень его лица. Ее ладони прижались к щекам и подбородку молодого человека, а затем так ловко и естественно направили его рот в интимное место, словно делали это сотню раз.
  
   Сергей наслаждался кунилингусом не долго, лишь до того момента, пока организм девушки не откликнулся на столь приятные ему ласки. Потом на молодого человека накатили странные пугающие ощущения. Он почувствовал сильный жар в области гортани, язык, казалось, превратился в студень и парень всерьез опасался его проглотить. "У меня такая вкусная девушка, просто язык проглотишь" - пришла в голову мысль. И это было бы смешно, если не было бы так страшно. "Господи, помоги! Что же я наделал!"
  
   Вторая горячая точка находилась в области горла. Оно словно горело и плавилось в огне, но боли не было совершенно. Только странное ощущение, что там что-то меняется, и горящие капли падают в желудок. Хотя, как это могло быть? Ведь парень лежал на спине. Но они все равно капали в горизонтальном направлении и стекали по пищеводу.
  
   Серия вибраций волнами прошла вдоль позвоночника. Одна, вторая, третья. Они словно пробуждали вулканы в теле молодого человека, которые вспучивались и начинали извергаться огнем. Один проснулся в области копчика, другой на уровне поясницы, третий взорвался из солнечного сплетения, четвертый зажег сердце, пятый спалил многострадальное горло, шестой вспыхнул в голове и седьмой взрывом снес макушку. "Это какой-то кошмар! - обреченно думал Сергей, - я сейчас наверно умру".
  
   "Успокойся, - вдруг прозвучал в голове голос Тилы, - все это лишь ощущения, твое тело в полном порядке. Скоро уже все закончится, потерпи еще немного".
  
   Под занавес вспыхнули и сгорели в огне половые органы. А главная их часть надулась как воздушный шар и лопнула. Сергей чуть ли не физически ощутил как кусочки его тела разлетаются во все стороны. Словно удовлетворившись содеянным, бушевавшая в организме стихия прекратилась.
  
   Девушка по-прежнему к нему прижималась. Она неохотно прервала свое занятие и приподнялась, глядя Сергею в глаза, потом улыбнулась.
  
   - Прикольно выглядишь.
  
   - Ты это о чем? - спросил парень страдальческим голосом.
  
   Язык оказался на месте, и это обнадеживало на счет всего остального. Молодой человек с опаской ощупал голову, опасаясь наткнуться на мозг, но вместо этого нащупал стоящие торчком волосы.
  
   - О прическе, - засмеялась Нимфа, - Ну и как тебе ощущения? Кунилингуса еще хочется?
  
   - Знаешь, если ты хотела меня от него отучить, то не стоило так стараться. Достаточно было просто сказать, что тебе он не нужен.
  
   - Но мне нужен, - улыбнулась Тила. - Неужели ты мне откажешь именно сейчас, когда для тебя это стало совсем безопасно.
  
   - Ты серьезно? - заинтересовался Сергей.
  
   - Ну конечно, - сверкнула глазами девушка. - Я превратила тебя в идеальную машину для удовольствия нимф.
  
   Она с искренним вожделением его разглядывала, и парень чувствовал, что возбуждают ее не только внешние его формы. Было в нем для нее нечто очень привлекательное, какие-то особенности его организма.
  
   - Подожди. - Сергей поднялся с дивана и подошел к зеркалу, с опасением себя разглядывая.
  
   Одежда его оказалась безнадежно порванной, собственно и одеждой ее теперь нельзя было назвать, но тело вроде бы было в порядке. Он стянул с себя лохмотья и убедился, что действительно внешне никак не изменился. На него смотрел русоволосый парень лет двадцати, среднего роста и обычного телосложения. Серые глаза его выглядели несколько настороженными, а короткая прическа соответствовала креативной модели "взрыв на макаронной фабрике".
  
   Сзади подошла обнаженная нимфа, которая почти на полголовы возвышалась над ним. Она была просто сказочно красива в своей наготе, и Сергей замер не будучи в силах оторвать взгляд от ее отражения. А девушка приблизилась, обняла его за талию, прижалась и нежно стала целовать шею и спину. Ее руки жадно скользили по его телу, и было что-то безмерно возбуждающее в этой жадности. Она за плечи развернула парня к себе, и он встретился с ней взглядом. Тот обжигал, поглощал, захватывал душу, и одновременно давал восторг, кайф от чувства принадлежности, вызывал желание дарить удовольствие, сделать все, что она захочет.
  
   - Ты кое-что не закончил, - напомнила нимфа.
  
   Она надавила Сергею на плечи, опуская его на колени перед собой, придвинулась ближе, соблазнительно расставляя ноги.
  
   - Какая ты красивая? - восхитился молодой человек.
  
   - Шшшш, не надо разговоров, - прошептала девушка, и прижала его к себе.
  
  
  

***

   Пять минут спустя Тила отпустила своего любовника, вытягиваясь рядом в полном изнеможении. Теперь они лежали в обнимку и Сергей, затаив дыхание, прислушивался к тому, что происходит у него внутри. Он чувствовал, как оживают и зажигаются его "вулканы", как стягивают и концентрируют наполнившую его энергию. Они теперь больше напоминали маленькие вихри-смерчики, чем вулканы и быстро очищали тело от избытка светящейся субстанции, которую только что выплеснула в него нимфа. Эти ощущения были необыкновенно приятны, и наслаждаться ими хотелось целую вечность.
  
   - Бог ты мой! Как это классно! - прошептала девушка. - Если б ты знал, как давно я испытывала такое в последний раз.
  
   - Теперь у тебя есть я, - улыбнулся Сергей, - всегда в твоем распоряжении. Так что пока от меня нет другого толка, можно делать это снова и снова. Кстати, как насчет ускоренного восполнения?
  
   - Что? Ах, это. Ну, так ты теперь полный, - ответила Тила, разглядывая его с удовольствием. Уже восстановился.
  
   - Как?
  
   - Переработал мою жидкость в свою, - хихикнула она. - Хоть снова тебя выпивай.
  
   - А... а почему ты тогда на меня не бросаешься? - удивился он.
  
   - Во-первых, я еще сыта, - напомнила нимфа, - а во-вторых, я сделала в тебе мммм... такую специальную штучку... В общем ты больше не испускаешь запаха, который сводит любую нимфу с ума. Так нам будет удобнее обоим. Да и ты сможешь теперь спокойно разгуливать по нашему лесу.
  
   - Постой. На меня что, никто больше не нападет? - огорчился Сергей.
  
   - Ну, уж нет! - засмеялась Тила, - меня отсутствие запаха не остановит, любая нимфа и без всякого обоняния увидит, что ты полный. Разница лишь в том, что вопрос о твоей неприкосновенности от неуправляемого животного инстинкта перемещается в область расчета. Можно будет поиграть с тобой, подразнить перед тем как насладиться.
  
   - Ты ж ведь говорила раньше, что не можешь меня изменять. А на деле сотворила уже несколько изменений? Как это понимать?
  
   - Ты теперь другой, - пояснила нимфа. - Эссенция больше не опасна для тебя и это все меняет. Ты можешь сколь угодно долго удерживать ее в себе, а я сколь угодно медленно и осторожно вносить в твой организм изменения. Вот и сейчас только что я кое-что к твоим изменениям добавила. Ни одна обычная женщина с этих пор не в состоянии будет извлечь твоих сперматозоидов.
  
   - В каком смысле? Я не смогу кончить?
  
   - Кончить то сможешь, а вот ребенка ей сделать нет. Твое семя теперь - это моя собственность, - хихикнула Тила. - Да и ты сам тоже, сокровище мое, - сказала она, заключая парня в объятия.
  
   - То есть я могу считать тебя своей девушкой?
  
   - Если тебе хочется, то считай.
  
   - Но ведь... ты моя девушка?
  
   - Я нимфа, - поправила его Тила, - я не человек, не забывай об этом. А ответ зависит от того, что ты вкладываешь в понятие "моя девушка"?
  
   - Ну, моя девушка - это та, которой я очень нравлюсь, и она хочет быть со мной, а я хочу быть с ней, потому что она мне очень нравится.
  
   - Ты мне очень нравишься, и я хочу, чтобы ты был со мной.
  
   Сергей на секунду задумался, сверяя ее ответ со своим определением, решил, что тот вполне с ним согласуется и продолжил.
  
   - Мне бы хотелось познакомить тебя со своими друзьями, с родителями, и чтобы ты при этом не бросалась на мужчин, не пыталась кого-нибудь выпить, потому, что это не вписывается в понятие "быть чьей-то девушкой". Я уж не говорю о нормах общепринятой морали.
  
   - Ты понимаешь, что это не всегда возможно.
  
   - Но у тебя ведь есть я.
  
   - Если я стану при виде других мужчин бросаться на тебя - это будет противоречить понятию "твоя девушка"? - поинтересовалась нимфа улыбаясь. Эта тема разговора похоже очень забавляла ее.
  
   - Противоречить не будет, но... другие, боюсь, посчитают такое поведение не адекватным, - вздохнул Сергей. - А сколько у тебя длится период сытости?
  
   - Примерно треть суток. Минимум часов пять.
  
   - А потом?
  
   - Потом при наличии рядом "пахнущего" мужчины мое желание начинает постепенно расти. Ну и еще часов пять спустя очень маловероятно, что тот окажется нетронутым.
  
   - Ну, не так уж и плохо - улыбнулся молодой человек. - Есть время для маневра.
  
   - А как насчет других мужчин? - улыбнулась Тила.
  
   - А что насчет них?
  
   - Многие за мной сами начнут бегать, а я не буду их отшивать. Для нимфы это противоестественно. Как это вписывается в понятие "твоя девушка"?
  
   - Плохо вписывается, - вздохнул Сергей. - Вернее не вписывается совсем.
  
   - Есть и иные нюансы. Ты наверняка познакомишься с другими нимфами, если будешь в нашем лесу, и никто из них не упустит случая тебя опустошить.
  
   - И ты им не помешаешь?
  
   - Нет, конечно! Это будет выглядеть дико.
  
   - Почему?
  
   - Ну, вот как, например, ты отнесешься к человеку, который бросится выгонять купающихся из воды, мотивируя это тем, что озеро его личная собственность.
  
   - С большим недоумением, - ответил Сергей. - Субъект, бегающий по пляжу и вытаскивающий всех из воды, будет выглядеть так, словно у него не все дома.
  
   - Точно так же буду выглядеть и я, оттаскивая от тебя других нимф.
  
   - Но ведь я не озеро, я не общественная собственность.
  
   - Но и не моя. То, что я говорила, будто ты мой и принадлежишь мне, это всего лишь игра. Притворяясь женщиной, я использовала понятные тебе категории отношений. На самом деле, мы никогда не относились к мужчинам, как к собственности. Да и как живого, мыслящего человека можно считать собственностью? Для любой из нас это удивительно. Вы - дичь, на которую можно охотиться или точнее ягодный куст в лесу. Кто первым нашел, тот и поел. Однако остаться и сторожить его, чтобы никто больше не рвал эти ягоды, по-моему, нелепо.
  
   - Но ведь я сделал тебе подарок. Разве это не делает меня твоим?
  
   - Это делает тебя более доступным, - пояснила Тила. - Точнее, совершенно доступным, ты не имеешь теперь никакой защиты от моего воздействия. Однако сие не значит, что я собираюсь злоупотреблять этим своим преимуществом и лишать тебя свободы. Я лишь буду пользоваться тобой, когда мне потребуется, а в остальном ты предоставлен самому себе и волен делать, что хочешь.
  
   - А если я хочу быть твоим?
  
   - Ты можешь себя таковым считать, а я с удовольствием тебе подыграю. Для меня это все так забавно и интересно!
  
   - Не понимаю, разве у тебя нет чего-нибудь личного, собственного, что тебе дорого, что ты не отдашь никому?
  
   - В мире много того, что мне дорого, и ты тоже дорог, но личного нет ничего. Понимаешь, у нас вообще понятие личной собственности отсутствует. Мы - народ в высшей степени коллективный, как пчелы или муравьи, мы всегда действуем сообща, и все наши помыслы направлены на общее благо. Слово "мое" отсутствует в нашем лексиконе. Мы говорим "наше". Поэтому имей ввиду, - сказала нимфа, посмеиваясь, - ставя себя в положение моей собственности, ты автоматически становишься собственностью и других нимф. Думаю, многие мои соплеменницы с удовольствием воспользуются твоим свойством усваивать нашу эссенцию жизни, - улыбнулась она. - Ну как? Это в понятие "быть твоей девушкой" вписывается?
  
   - Вообще-то тоже не вписывается, - сказал Сергей, - но я... готов жить по твоим правилам.
  
   - Знаю, - засмеялась Тила, - я изучила тебя всего, когда выпила, узнала твои мечты, желания, и даже те из них, о которых ты пока не догадываешься. Мы друг другу очень подходим, - сказала она. - Наши интересы совпадают во всем, и это только укрепит нашу дружбу. Если хочешь, перебирайся к нам совсем. Тебя ожидает море секса с неисчислимым количеством красавиц, как по отдельности, так и со многими сразу. Все твои фантазии осуществятся, обещаю.
  
   Молодой человек вдруг испытал легкое головокружение от ее слов.
  
   - Ох! Это так соблазнительно! Но... мне бы больше хотелось остаться в моем мире. Ну, точнее жить в моем, а в твоем гостить иногда.
  
   - Потребуется гораздо чаще, чем иногда, - прищурилась Тила, - здесь я не дам тебе спуску.
  
   - Я согласен.
  
   - Отлично.
  
   - А ты не могла бы поселиться у нас?
  
   - Поселиться нет. У меня есть дела и обязанности в своем мире, но я могу каждый день с тобой видеться, так что ты не соскучишься. Правда, мне нужны особые условия, чтобы находиться у вас продолжительное время. В городе нимфа в десятки раз быстрее расходует свою энергию, чем в лесу. Будет здорово, если ты поселишься в загородном доме на берегу какого-нибудь водоема: озера или речки. Мне нужна природная вода.
  
   - Ой. Вот только со средствами у меня пока не густо, - признался молодой человек. - Я всего лишь студент, который учится на третьем курсе университета.
  
   - Ты про деньги? - уточнила нимфа. - Не беспокойся. Достаточное количество мужчин в вашем мире знают, как приумножать финансы. Если я их выпью, то получу все эти знания, а потом смогу передать тебе.
  
   - Ты будешь охотиться в нашем мире?
  
   - Конечно! С точки зрения охоты ваш мир - райское место, чем он меня и привлекает. Здесь много соблазнительной и беспомощной дичи, гораздо более беспомощной, чем в нашем мире. Я просто не смогу смотреть на это спокойно.
  
   - А как же условности и ограничения, о которых говорил Гарик?
  
   - Это даст дополнительный интерес. Мне не обязательно нужен подарок, чтобы взять мужчину в городе. Есть еще много других способов, чтобы его получить. Самый простой - это добиться того, чтобы сам мужчина мне себя предложил. Другое дело, что раньше я не смогла бы реализовать это физически. Но теперь я буду сыта и расчетлива, я умею изменять внешность. Могу превратиться, например, в жену своей дичи или в знакомую женщину, так что он ничего не заподозрит. Могу принять облик знаменитости, очаровать, соблазнить, а потом взять и выпить. Я обожаю охотиться. - Глаза девушки загорелись от восторга. - Ни одна нимфа еще не была в таких комфортных привилегированных условиях охоты. Ты меня понимаешь?
  
   - В общем... да.
  
   - Ревнуешь? - с интересом спросила Тила.
  
   - Немного, но...ты ведь будешь в другом облике, так что можно представить, что это не ты, а другая женщина.
  
   - Не расстраивайся. Все знания, которые я соберу, будут твоими, - пообещала нимфа.
  
   - Как?
  
   - Очень приятным для меня способом.
  
   - С эссенцией? - догадался Сергей. - Так я, наверное, академиком стану, - добавил он, вспомнив о своей любви к кунилингусу.
  
   - Можешь ученым, а можешь и специалистом или спортсменом, танцором, мастером единоборств. Хочешь стать "барсом"? - улыбнулась нимфа, - в совершенстве овладеть русбоем?
  
   - Это что возможно? Просто раз и стал?
  
   - Не просто, но возможно. Моторные навыки все равно придется отрабатывать, но учиться ты будешь гораздо быстрее.
  
   - А ты справишься с "барсом" то? - спросил Сергей, улыбаясь.
  
   - Думаешь, я драться с ним буду, - удивилась девушка. - Впрочем, если чисто гипотетически представить, что мне бы пришлось, то... скорее всего бы справилась. У меня большое преимущество в силе и скорости и потом у нас есть собственная школа единоборств, - подмигнула она. - Только драться мне не придется, ни один мужчина не устоит против моих чар, а потом будет уже не важно, потом я сама стану "барсом", сохранив при этом все свои физические бонусы.
  
   - Невероятно! Как вы до сих пор наш мир не захватили с такими-то возможностями?
  
   - Мы не можем к вам прийти просто так. И пока что определенной свободой действий в вашем мире только я буду пользоваться.
  
   - Потому что я сделал тебе подарок?
  
   - Да. И теперь я могу к тебе приходить, могу появляться там, где находишься ты или в твоем доме.
  
   - Серьезно? - не мог поверить Сергей. - Вот так просто телепортироваться? Ладно, вижу что серьезно. Вот это да!
  
   - Что-то мы с тобой заболтались, милый. Знаешь, я, пожалуй, тебя снова выпью, - глаза нимфы жадно сверкнули. - Хочешь, я сделаю это медленно. Сколько у вас обычно длится секс? Полчаса хочешь?
  
   - Полчаса оргазма мне не выдержать, - сказал парень, опасливо отступая.
  
   - Это будет по другому, не как оргазм, и потом мне хочется попробовать.
  
   Тила молниеносно преодолела разделяющее их расстояние и сцапала его в свои объятия.
  
   - Попался голубчик, - хихикнула она.
  
   - А как же пять часов сытости?
  
   - Кто сказал, что я голодная? Мне просто хочется удовольствия. Ты хотел секса? У нас будет секс. Не обещаю обычный. Но это должно быть здорово. Секс между нимфой и человеком, кто бы мог подумать!
  
   Сергей ощутил, что проваливается куда-то сквозь пол, а в следующую секунду они упали на мягкий травяной ковер. Воздух стал более влажным и тропически теплым, в нем ощущались приятные ароматы различных цветов и растений. Звенели со всех сторон птичьи трели.
  
   - Добро пожаловать ко мне в гости, - сказала нимфа, обнимая Сергея и целуя его в губы.
  
  

Глава 2. Общественное достояние

  
   Молодой человек сидел на траве, прижавшись спиной к дереву и испытывая смешанные чувства. Слишком много событий произошло в этом лесу. Много обескураживающего и удивительного, такого, что совершенным образом изменяло всю его жизнь. И Сергей до сих пор не мог определиться радоваться ему или переживать. Но давайте все по порядку.
  
   Вначале был секс. Или что-то на него очень похожее. Тила набросилась на парня как тигрица на антилопу, пленила своими объятиями и поглотила в один момент. А затем он почувствовал себя словно в раю, испытывая такое тонкое и изысканное ощущение кайфа, что душа заходилась в экстазе. Его тело необыкновенно приятно пронизывалось потоком волшебного электричества. Заработали чакры-вулканчики, запустили вдоль позвоночника поток энергии, который поднялся от копчика к макушке и спустился вниз, замыкаясь в кольцо. Напряжение в половой сфере быстро снизилось, а избыток удовольствия стал распространяться по телу, охватывая каждый орган, подключая его в общую цепь, разделяя наслаждение между всеми его частями. Не прошло и минуты, как Сергей с головой окунулся в счастье, излучаемое каждой частичкой своего организма. Это напоминало невероятно красивую музыку, звучащую со всех сторон, окрашенную причудливыми переливами света, мягко изменяющего окраску, завораживающего необыкновенной гаммой цветов. Слушать, видеть и ощущать ее в безмолвном восторге можно было вечно, искренне желая, чтобы волшебство не прекращалось никогда.
  
   - Ааааа-аах!!! - простонала Тила, глядя на любовника сумасшедшими глазами, а потом она поспешно перебралась вверх, заключая его рот в плен интимного поцелуя и изверглась потоком эссенции. Ошеломление, которое испытал при этом Сергей, нельзя было сравнить ни с чем. Разве что с тем восторгом, который ему предшествовал.
  
   Выплеснувшись до конца, нимфа засмеялась от избытка чувств, легла рядом, и стала целовать парня в губы, глядя с удивлением и нежностью. А тот улыбался и целовал ее в ответ. Он чувствовал странный дискомфорт внутри, но сейчас его это мало заботило. Душу переполняло такой радостью, что все посторонние ощущения казались незначительными.
  
   Кажется, с ним что-то происходило. Под влиянием сильных чувств организм снова стал претерпевать какие-то изменения. Это не было так кардинально и опасно, как в первый раз, поэтому Сергей не обратил на сей факт никакого внимания, но нимфа отстранилась и стала с беспокойством его разглядывать.
  
   - Ты что? - спросил парень. - Что случилось?
  
   - Зачем ты это делаешь?
  
   - Делаю что?
  
   - Изменяешься. Ты можешь переработать мою энергию полностью, но почему-то немножко оставляешь и изменяешься. Зачем?
  
   - Я не знаю, я не специально.
  
   Глаза Тилы вдруг удивленно расширились, она судорожно вздохнула и прошептала едва слышно.
  
   - Продолжай!
  
   - Что? Я этим не управляю.
  
   - Не управляй, расслабься, - казалось, она сейчас задохнется от восторга, разглядывая его широко отрытыми глазами. - Да, еще! - шептала она, словно боясь что-то испортить громким голосом.
  
   Сергей смотрел на нее и улыбался. Она походила сейчас на маленькую девочку, которой купили дорогую красивую куклу, и теперь на ее глазах распаковывали. Ему было очень приятно и радостно на нее смотреть, в душе пробуждались чувства глубокой нежности и любви. Очевидно с ним происходило что-то хорошее, происходило само собой, без его участия. "Ну и замечательно, - думал Сергей, - пусть будет так, как она хочет. Пусть исполнятся все ее желания!"
  
   Вздох восхищения вырвался из груди девушки.
  
   - О да! Бог мой, получилось! Теперь моя очередь.
  
   Она снова оседлала Сергея, но в этот раз даже и не пыталась его выпить, хотя собственно уже и было что. Тила деловито стала хозяйничать в его организме, напоминая оператора-наладчика, щелкающего рычажками и поворачивающего рукоятки сложного механизма. Снова заиграли-запульсировали чакры, потом каждая из них вдруг разделилась на две, словно клетки во время митоза, и они разошлись друг от друга, выстраивая причудливую конструкцию. А далее произошло нечто совершенно необычное. Чакры парами стали вращаться вокруг общей оси, проходящей где-то в области позвоночника, причем делали это в разных направлениях. Сергей ощутил что-то вроде гула у себя внутри, и его стало подташнивать. Причем дискомфорт возникал не в области желудка и не в горле, как обычно это бывает при тошноте, а значительно ниже, там, где располагались половые органы.
  
   - Амброзия! - прошептала Тила восхищенно.
  
   - Что ты делаешь? - спросил молодой человек. - Мне неприятно.
  
   - Потерпи немножко, - попросила девушка, - люди всегда тяжело переносят амброзию. Ты еще хорошо держишься, другому в твоем положении совсем было бы худо.
  
   Сергея затошнило сильнее. Потом что-то вновь изменилось у него внутри и самочувствие улучшилось.
  
   - Шшшш, тише! - сердито сказала нимфа. - Я запрещаю тебе изменяться.
  
   Горячая волна, излученная девушкой, пробежала вдоль всего тела Сергея, словно склеивая каждую его клеточку. И тот почувствовал, что его организм зафиксировался, и не в состоянии больше самопроизвольно мутировать. В каком-то смысле это его вполне устраивало, тем более, что тошнота разом прошла. Остался лишь общий дискомфорт вперемежку с чувством легкого недомогания.
  
   Чакры закрутились с удвоенной скоростью, и Сергей ощутил, что заполняется изнутри какой-то субстанцией, от которой его бренная оболочка была не в восторге.
  
   - Что ты делаешь? - снова забеспокоился он.
  
   Нимфа в ответ только радостно что-то мурлыкнула, передавая интонациями, что все будет хорошо, и чтобы он не беспокоился. Вращение чакр замедлилось, они стали сближаться, затем слились, возвращаясь к исходному состоянию, и погасли одна за другой. Точнее как бы вышли на обычный, полу дремлющий режим работы.
  
   - Ммммм, готово, - сказала Тила, и в голосе ее звучало благоговение. - Мне, наверное, рано еще принимать амброзию, но вреда от нее все равно не будет.
  
   Разрешения она, конечно же, не спрашивала. Сергей ощутил, что дискомфорт вытесняется накатывающим как тайфун кайфом, а затем часть субстанции в нем, которую девушка называла амброзией, вспенилась, стремительно разрастаясь в объеме. Это было похоже на образование сладкой ваты, или попкорна. Нимфа с жадностью поглотила эту пену и сразу же блаженно обмякла, отпуская Сергея.
  
   - Боже! Как хорошо!
  
   - А остальное, - возмутился молодой человек, - так и будет во мне?
  
   - Ммммм? Не сейчас... - бормотала Тила, - Это потом... сестры заберут ее... скоро...
  
   И она словно уснула, прижавшись к нему щекой и сладко улыбаясь.
  
   "Вот она прелесть супружеских отношений, - со смехом подумал парень, - жена уснула, а муж остался неудовлетворенным".
  
   - Хотя обычно бывает наоборот, - хихикнул он.
  
   Тила приоткрыла один глаз, потом оба и рывком поднялась на ноги.
  
   - Хватит валяться, - бодро сказала она, - у нас еще куча дел.
  
   - Быстро ты. Я думал, продрыхнешь еще пару часов.
  
   - Ерунда, я и не спала.
  
   - Может скажешь все-таки, что такое амброзия?
  
   - Зачем?
  
   - Ну, так интересно. И потом она же у меня внутри. Должен же я знать что таскаю, тем более, мне совсем не нравится эта субстанция.
  
   - Тебе и не должна нравиться, эта штука не для людей. Впрочем, и ты не человек больше, но... многое от человека в тебе осталось.
  
   - Так для кого она?
  
   - Для нас, для нимф, конечно же. Это своего рода эликсир молодости и здоровья. Да ты же слышал о ней из греческой мифологии. Она дает возможность обратить увядание, вернуть прежнюю силу.
  
   - И что, это такая редкость?
  
   - К сожалению да. Мы иногда находим мужчин, в которых содержатся ее споры, но ты первый кто сам может ее производить.
  
   - И что теперь со мной будет?
  
   - Вначале тебя выпьют несколько старших нимф. Они изучат, как у тебя получилось стать таким, а потом мы попробуем найти еще кого-нибудь, кто мог бы это повторить. Амброзия периодически нимфам требуется, но далеко не так часто, как сперма. Я бы даже сказала, что совсем не часто. Однако пойми, она очень важна. Среди нас есть многие, которые в ней нуждаются.
  
   - Мне что теперь придется спать со старушками? - испугался Сергей.
  
   Нимфа захохотала.
  
   - Ну-ну! Тоже мне старушек нашел. Нимфы не стареют как люди, не теряют привлекательности, они лишь утрачивают силу, угасают и растворяются в лесу. Это всегда так печально. Мы ведь редко рождаемся, хоть и живем тысячи лет.
  
   - Конечно, редко! Коли лопаете сперму вместо того, чтобы использовать ее по назначению, - пошутил молодой человек.
  
   - Да нет, - засмеялась Тила, - мы рождаемся не как люди и сперма нам для этого не нужна.
  
   - Постой! Сколько вы живете?! - дошло, наконец, до Сергея. - Тысячу лет?!
  
   - Можем и дольше, можем и вечно, если с амброзией.
  
   - Обалдеть! А сколько тебе сейчас?
  
   - О! Я еще совсем молода, а сколько - не скажу - ты комплексовать будешь.
  
   - Я?! - возмутился Сергей.
  
   - А кто, я? - смеясь, парировала Тила. - Ладно, не будешь - не будешь, не надо только начинать этот спор.
  
   - То-то, - довольно улыбнулся парень, но возраст, тем не менее, переспрашивать не стал. - И что станешь делать лет так через сорок, когда от меня уже не будет проку?
  
   - Почему это не будет? - удивилась нимфа.
  
   - Потому что я состарюсь, люди так долго не живут.
  
   - Во-первых, ты теперь не человек и сам стариться будешь медленно, - пожала Тила плечами, - годочков через сто пятьдесят-двести возможно и почувствуешь какие-то признаки преклонного возраста, а во-вторых, с чего это ты взял, что я позволю тебе состариться. Тебе, милый, суждено быть теперь со мной... мммм, даже трудно сосчитать сколько, проще сказать - вечно.
  
   - Погоди, ты серьезно?
  
   - Конечно да, - подтвердила девушка. - Нимфе омолодить человека ничего не стоит. Мы, правда, такими вещами не занимаемся, чтобы не нарушать природный баланс, но для своего мужчины любая нимфа сделает исключение. Я уж не говорю о том, что ты источник амброзии, и должен понимать, что из этого следует. Мы просто не можем себе позволить тебя потерять.
  
   - Я что теперь ваше достояние? - удивился Сергей.
  
   - Ну, в некотором роде да, - кивнула Тила. - Это все меняет, абсолютно все: твою жизнь, твой статус, отношение к тебе. И ты теперь наш, я говорю это на полном серьезе. Игры закончились.
  
   - В каком смысле ваш?
  
   - В самом прямом. Я предупреждала уже тебя, что другие нимфы тоже будут с тобой дружить, как с мужчиной. Но то, что ты стал источником амброзии делает тебя исключительным. Любая нимфа будет теперь относиться к тебе с большим пиететом. И я, кстати, тоже.
  
   - Ой, только не надо так, а то я зазнаюсь! - смутился Сергей. Он взъерошил себе волосы на голове и пробормотал. - Подумать только. В голове не укладывается. Я теперь буду омолаживать вас, и сам жить вечно? Сумасшествие какое-то. Я наверное сплю.
  
   - Не только омолаживать, - улыбнулась Тила.
  
   - А что еще?
  
   - Рождаемся мы тоже благодаря амброзии. Мы уже больше сотни лет не можем ее найти, поэтому нас стало меньше чем раньше.
  
   - Постой! Только не говори, что я сделал тебе ребенка, - опешил Сергей.
  
   Девушка удивленно на него посмотрела, а потом засмеялась.
  
   - Что испугался?! Ой как прикольно! Нет-нет, ты не правильно все понял. Отцом ты быть в прямом смысле этого слова не можешь, как и я не могу стать матерью. Мы рождаемся в лесу, у нас есть для этого специальное место. Но для рождения нужна амброзия. И теперь она есть, так что очень скоро появятся молодые нимфы. Бог мой! - вдруг опешила она. - Ты же можешь поглощать эссенцию жизни. - Девушка прикрыла рот ладошкой и смотрела теперь на Сергея во все глаза, переваривая какие-то интересные мысли, возникающие у нее в голове.
  
   - Что такое, что ты еще надумала? - забеспокоился тот.
  
   - Нет ничего. Это потом. Мне и вправду надо идти. Полечу, улажу кое-какие делишки.
  
   - Погоди, ты меня здесь одного оставишь?
  
   - Не одного, - улыбнулась девушка. - Жди гостей и очень скоро. И не надо сопротивляться, и строить из себя верного супруга. Поверь, все, что с тобой сделают - это не чья-то прихоть. Нам действительно нужна твоя помощь.
  
   Тила вдруг обросла изящной одеждой незнакомого покроя, которая, тем не менее, очень хорошо вписывалась в окружающую обстановку. Длиннющие ее волосы сами собой заплелись и свернулись в замысловатую прическу. Она махнула ручкой и пропала. А парень остался один, в состоянии полного замешательства и просто не знал что думать, и чего ждать. Добавить к этому, что был он совершенно голый. Тила забыла его одеть или посчитала это излишним. Собственно и сама она до сих пор не больно-то нуждалась в одежде. Видимо, в среде нимф принято было ходить раздетыми, благо температура воздуха к этому располагала.
  
   Сергей уселся на траву под кроной дерева и прижался к нему спиной. Именно в этом положении мы и застали его несколько страниц выше. Поднялся ветер, но это было не простое движение воздуха. Сергей чувствовал, как его касаются десятки жадных рук, гладят, пробегают пальцами, ощупывая тело. Слышал смех и шепот. "Мужчина...", "Какой хорошенький, слааадкий!...", "Он полный, какая прелесть!" - говорил ветер на разные голоса. Ветер забавлялся и проказничал, щекотал его и обнимал. Вдруг он разом стих, замер и со всех сторон, словно отраженное эхо, на разные голоса послышалось: "Амброзия!... Амброзия!... Амброзия!". А потом они стали появляться, и это выглядело очень эффектно.
  
   Девушки выходили прямо из деревьев, поднимались из травы, из вихрей воздуха, закручивающих пыль и опавшую хвою. Прилетела диковинная пестрая птица и тоже стала нимфой. Их было много, десять, пятнадцать, двадцать пять, еще больше и они были прекрасны, они окружали Сергея со всех сторон и с любопытством его разглядывали. Парень физически ощущал их возбуждение, стремление взять его, хотя бы прикоснуться, но его не трогали. Пока не трогали. Почему? И ответ не замедлил последовать. На поляне, в четырех-пяти метрах перед молодым человеком возникли еще пять женщин, и они разительно отличались мощью.
  
   "Старшие нимфы" - догадался Сергей, - вот кому я предназначен. В первую очередь, по крайней мере".
  
   Он совершенно не боялся, понимая, что никакого вреда ему не сделают. Двое из прибывших поддерживали третью. Она представляла собой смесь запредельной силы и слабости. Как тайфун на грани своего истощения, как гигантское светило перед угасанием. Тила была права, это действительно выглядело очень печально.
  
   "Вот кому нужна Амброзия, - понял молодой человек, и ему вдруг очень захотелось передать ей этот заряд молодости, увидеть, как она зажжется новой силой и расцветет, - Она должно быть очень сильна! Боже, это будет что-то! Уж не саму ли королеву этого леса мне выпала честь лицезреть!"
  
   Старшие нимфы тем временем в быстром темпе обменивались мыслями и, как ни странно, Сергей их слышал.
  
   "В нем слишком много амброзии, - говорила одна, напористо. В ней сочетались резкая агрессивность, властность и воинственность, так что молодой человек мысленно назвал ее Военноначальницей. - Это может оказаться ловушкой рейнджеров!"
  
   "На рейнджера он не похож, - сказала другая, чему-то улыбаясь, и парень мысленно окрестил ее Советницей. - У него все на месте".
  
   "Он может быть их орудием, суперприманкой, неужели непонятно", - возразила Военноначальница.
  
   - Зачем все эти споры? - удивился Сергей. - Разве Тила не сказала вам, что я друг. К чему эти сомнения в моей лояльности?
  
   "Он воспринимает лесное наречие! - воскликнула Военноначальница, - даже рейнджеры нас не слышат! Очень подозрительно!"
  
   - Я перед вами, просто возьмите меня и все узнаете.
  
   - Ты прав, - сказала нимфа и схватила его. Схватила не физически, а как бы на ментальном уровне.
  
   Сергей вдруг почувствовал, сильное эстетическое воздействие. Красота лесной девы поглотила парня с головой, затмила разум слепым восхищением, заставила подчиняться, вызвала неодолимое желание сделать все, что та захочет. Он впервые такое испытывал, Тила с ним ни чего подобного не проделывала, но его это ничуть не испугало. Сергей спокойно отдался этой власти. Воздействие было столь мощным, что поставило его на колени перед нимфой. А потом он обнял ее за талию и прижался, излучая переполнявшие его теплые чувства нежности и любви.
  
   "Ну почему ты такая сердитая, - мысленно обращался к ней молодой человек. - Ведь я так люблю вас всех. Я никогда не сделаю вам ничего плохого. Я хочу, чтобы у вас все было замечательно".
  
   И нимфа расслабилась, размякла в его объятиях на несколько долгих секунд, а потом вдруг встрепенулась и отшатнулась от него, как от чумного.
  
   - Он управлял мной! Вы все видели! - воскликнула она.
  
   - Нет Лин, - улыбнулась королева. - Ты лишь почувствовала его к себе расположение.
  
   - Это невозможно, Мара! Люди враждебны к нам по своей природе. Он притворяется. Я не знаю, как ему это удается, но никакого другого объяснения я найти не могу.
  
   - Не забывай, что он - иномирянин, - напомнила советница. - У них нет войны с нимфами, значит, нет к нам и ненависти. - Она улыбнулась и добавила. - А я ему верю. Посмотрите, какими чистыми красками светится его аура. Ненависть лишь тогда невидна, когда ее нет.
  
   Военноначальница вновь приблизилась и склонилась над парнем, внимательно глядя ему в глаза.
  
   - Я чувствую любовь, но не вижу причины, - сказала она. - А то, что я не могу объяснить, меня настораживает. Почему ты так хорошо ко мне относишься? Ведь я обошлась с тобой очень жестко.
  
   - Потому что ты очень красивая, а красота достойна поклонения. Потому что я люблю одну из вас, и все вы мне очень дороги.
  
   - Подойди ко мне, - сказала Великая, - я хочу, чтобы ты так же обнял меня как перед этим Лин. Я давно не видела столь ярких и чистых чувств.
  
   - Мара! - предупредительным тоном попыталась остановить ее Военноначальница.
  
   - Оставь, - отмахнулась та. - Пусть даже ты права в своих подозрениях, что я теряю? Если я не получу амброзию, я все равно исчезну. Так какая разница, сейчас или чуть позже.
  
   Сергей подошел и обнял ее, прижимаясь и замирая сердцем. Он чувствовал какое-то благоговение перед этой нимфой и сильное желание ей помочь. И она тоже его обняла и улыбнулась.
  
   - Боже, какой ты славный, - сказала Мара, сжимая Сергея крепче. - Лин, а ты многое потеряла отвергнув его симпатию... Так приятно.
  
   "Интересно, - думал Сергей, тая в объятиях королевы. - Они набираются небывалой мощи лишь к концу своей жизни, когда она становится уже неподъемной для них самих. Почему так? Может это составляющая их баланса? Что будет, если я сейчас верну ей молодость? Это поднимет всю их силу. У них же война с людьми. Как это может быть? Зачем? Боже! Какая нелепость! И что станет с людьми в этом мире?"
  
   "Ничего страшного не станет, - успокоила нимфа, отвечая на его мысли. - Мы вновь обретем свою недоступность, и люди не смогут нам вредить. Война закончится сама собой. Я позабочусь, чтобы никто больше не пострадал".
  
   "Тогда возьмите, то, что Вам нужно, - улыбнулся Сергей. - Я, если честно, не в большом восторге от субстанции, которая поселилась у меня внутри".
  
   Но нимфа не спешила это делать.
  
   "Как странно! - продолжила она их мысленный диалог. - Обычно все происходит само собой. Я беру мужчину и это неотвратимо для меня и для него. Но с тобой все иначе. Я могу выбирать, и это, оказывается, создает какие-то сложности".
  
   Сергей почувствовал, как тело его стремительно охватывает возбуждение. Похоже, нимфа все-таки сделала свой выбор.
  
   - Ложись, - сказала она, и молодой человек подчинился. Сейчас он не смог бы ей противиться, просто не в состоянии был этого делать.
  
   Мара легла сверху. Она была столь легкой, почти невесомой, что казалось, будто бы она зависла над ним. Может, так и было?
  
   - Мне потребуется много амброзии, - предупредила нимфа и в голосе ее послышались нотки сожаления. - Ее извлечение займет некоторое время, тебе придется потерпеть.
  
   - Хорошо, - откликнулся молодой человек, и улыбнулся. Ему очень льстило, что королева была столь предупредительна с ним. - Вы можете не беспокоиться на этот счет, Тила уже проделывала со мной нечто подобное. Я легко выдержал. Мне это даже понравилось.
  
   - Со мной будет по-другому, - сказала нимфа. - Извини.
  
   А в следующую секунду Сергей почувствовал, как амброзия внутри него вспенивается и клокочет. Объятия Мары судорожно сжались, и она с жадностью принялась вытягивать эту субстанцию, постанывая от удовольствия, как это делала недавно Тила. Всеобъемлющее наслаждение стало стремительно растекаться по телу молодого человека и с каждым мгновением оно усиливалось, затмевая все другие ощущения. Прошло не более десятка секунд, а ощущения были уже просто невыносимыми.
  
   "Боже! - мысленно взмолился парень. - Как мне все это пережить?!"
  
   Нимфа меж тем разгоралась светом и расцветала. Ее сила нарастала и заполняла собой все вокруг. Это было великолепное зрелище, которое захватило мысли Сергея, очаровало его и понесло куда-то вверх в самый эпицентр бушующих красок. И стало вдруг очень легко и приятно. Он не чувствовал больше бренной оболочки та осталась где-то внизу, угнетенная наслаждением, как бы парадоксально это не звучало.
  
   А потом перед глазами возникло лицо. Оно было огромным и прекрасным. Сергей даже не сразу узнал Мару, настолько та помолодела, превратившись в юную девушку.
  
   - Извини, - сказала она, шевельнув одними губами, - я не нарочно заставила тебя страдать.
  
   - Пустое, - ответил Сергей, глядя на нее восхищенно. - Боже! Какая Вы красивая!
  
   - Я хочу, чтобы ты обращался ко мне на "ты", - сказала нимфа. - Наверное, пришла пора представиться. Я Мара, здешняя королева.
  
   - Сергей, - назвал себя молодой человек.
  
   Он вдруг обнаружил, что сидит у собеседницы на ладонях, а она держит его на уровне своего лица. По сравнению с ним Мара была теперь просто великаншей.
  
   - Ой! Что со мной?! - воскликнул он, удивленно. - Почему Вы... ты... такая огромная? Или это я уменьшился?
  
   - Таковы наши энергетические пропорции. Моя сила много больше твоей, поэтому меня ты видишь большой, а себя маленьким. Тебя это пугает?
  
   - Нет, наоборот, это прикольно. Так необычно оказаться в руках здоровенной женщины!
  
   Нимфа приблизила Сергея к своим губам и поцеловала его так, что поцелуй пришелся на все лицо.
  
   - Боже! - выдохнул парень ошеломленно и засмеялся.
  
   Мара смотрела на него и улыбалась. Ее огромные изумрудного цвета глаза были прекрасны и глубоки. Длинные и густые ресницы обрамляли их как экзотические опахала. А когда девушка моргала, легкий ветер обдувал Сергея, словно от взмахов крыльями двух сказочных плиц. Он невольно заглянул в эти глаза и тут же стал в них тонуть. Они пленили, затягивали его душу и чувства, заставляли млеть и таять, заставляли влюбляться.
  
   "Господи! Я пропал, - думал молодой человек. - Сейчас она слопает меня! Просто возьмет, и я ничего не смогу сделать, я стану принадлежать ей. Тила!" Он попытался вспомнить лицо своей нимфы и не смог. Королева, казалось, полностью все затмила собой. Она была сейчас как Солнце. Такое же яркое и ослепительное.
  
   "Ты звал меня?" - послышался голос его девушки.
  
   "Тила, я погибаю!"
  
   "Ты серьезно или это речевой оборот?"
  
   "Меня влюбляет в себя другая нимфа, и я не могу этому противиться".
  
   "Глупости. Никто не станет тебя влюблять. Ни одной нимфе это не нужно".
  
   "Но я влюбляюсь!"
  
   "Ты можешь влюбиться в кого угодно, - засмеялась Тила, - я потом обратно тебя перевлюблю. Главное не делай никому подарков, если хочешь сохранить свою свободу. Другая может оказаться не столь либеральной как я, особенно с учетом новых обстоятельств".
  
   "Легко сказать не делай! А если она попросит меня. Я сейчас, что угодно для нее сделаю".
  
   "Мы не можем просить подарок. Впрочем, все зависит от ситуации. Кто тебя очаровал?"
  
   "Мара".
  
   "Ого! И что она делает?"
  
   "Держит меня на своих ладонях перед лицом и смотрит".
  
   "Тебе она нравится?"
  
   "Спрашиваешь? Да я сейчас умру от ее красоты".
  
   "И ты не хочешь подчиниться ей также как мне?"
  
   "Боюсь еще немного, и у меня просто не будет другого выбора".
  
   "Это было бы не плохо. Источник амброзии должен быть при королеве. Она лучше всех тобой распорядится".
  
   "Господи! Да что ты говоришь такое, тебе разве не жалко меня терять?"
  
   "Жалко? Почему мне должно быть жалко? И почему ты считаешь, что я потеряю тебя? Я же тебе все объяснила. Ох уж эти ваши стереотипы. Опять ты путаешь нас с женщинами. Ты должен понять, что мы иначе чувствуем, и к мужчинам по-другому относимся. Если ты сделаешь Маре подарок, то не будешь принадлежать ей больше, чем кому-либо другому и не перестанешь принадлежать мне. Она лишь обретет власть над тобой, такую же, какую имею я. Не бойся, она очень добрая. Ты можешь смело отдать себя в ее руки".
  
   "Но я не смогу вернуться домой, - простонал Сергей. - Я это нутром чувствую, она меня не отпустит!"
  
   "Извини, но теперь ты в любом случае не должен возвращаться домой, - ответила Тила, - Ты стал источником амброзии. Если с тобой случиться что-нибудь, это будет просто невосполнимой потерей. Ты очень дорог, ты нужен здесь. Пойми это и прими, пожалуйста".
  
   Молодой человек готов был впасть в отчаяние, но волна счастья, посланная королевой, накрыла его с головой и растворила все панические мысли. Как ни странно новые эмоции не мешали мыслить логически и позволили рассуждать спокойно.
  
   "Что такого может со мной случиться? - спросил Сергей. - И потом, при любой опасности, ты же в состоянии мгновенно перенести меня в ваш мир. Мы могли бы жить вместе у меня. Я куплю домик возле речки в лесу, обещаю. А к вам бы я приходил по первому требованию. Ты же сама сказала, что амброзия требуется не часто".
  
   "Не рационально, - возразила девушка. - Амброзия очень нужна нашему миру и совсем не нужна вашему. И мне нечего делать у вас кроме как развлекаться охотой".
  
   "Но как же я? Как же моя свобода?"
  
   "Прости, но личные чувства, не имеют в нашем социуме высокого приоритета. С ними считаются лишь до тех пор, пока они не касаются общих интересов. Ты должен понимать, что теперь не принадлежишь себе. Вот если бы ты стал золотоносной жилой, неужели твое правительство выпустило бы тебя за рубеж?".
  
   "Но я не ваш гражданин. Я не принадлежу вашему миру".
  
   "Уже принадлежишь".
  
   "С каких это пор?"
  
   "Как только сделал мне подарок".
  
   "Господи!"
  
   Самое время было снова паниковать и впадать в отчаяние, но Сергей сейчас не мог этого делать. Окружающая его аура вызывала чувство благодати.
  
   "А что имеет самый высокий приоритет в вашем обществе?" - спросил он.
  
   "Гармония, - ответила Тила. - Все наши действия направлены на то, чтобы ее создавать и поддерживать".
  
   "Ваш мир гармоничен?"
  
   "Не до конца. Последний конфликт с людьми в известной степени пошатнул гармонию нашего мира, однако сейчас появилось сильное средство эти изменения обратить".
  
   "Это средство - я?"
  
   "Да".
  
   "Но я ведь не отказываюсь помогать, просто хочу жить в своем мире".
  
   "Тогда назови причину, достаточно вескую в наших глазах".
  
   "Ваш мир гармоничнее нашего?"
  
   "Конечно. У вас гармонии очень мало. По сравнению с нашим миром ее все равно, что нет".
  
   "И это вас не трогает?"
  
   "Нет".
  
   "Почему?"
  
   "Потому что ваш мир вне сферы нашей ответственности. Мы не можем его изменить, поэтому и не чувствуем себя обязанными делать это".
  
   "Даже с амброзией не можете? - переспросил Сергей. - Я бы столько дал сколько нужно".
  
   "Ты не понял. Мы в состоянии изменить ваш мир, но не имеем возможности сделать это".
  
   "Почему?"
  
   "Потому что нам закрыт туда доступ".
  
   "А как его открыть? Что надо сделать? Я могу подарить подарки стольким нимфам, скольким потребуется".
  
   Глаза королевы удивленно расширились. Похоже, она слышала весь этот разговор, но до селе в него не вмешивалась.
  
   - Ты серьезно? - спросила Мара. - Ты действительно хочешь открыть для нас свой мир?
  
   - Конечно! - с энтузиазмом откликнулся Сергей, в мыслях его забрезжила надежда на возвращение. - Я хочу, я готов. Сколько нужно подарков?
  
   - Ни сколько, подарки не нужны.
  
   - А что нужно? Я могу это сделать? Это сложно?
  
   - Для тебя не сложно. Нужно лишь попросить нас позаботиться о гармонии вашего мира.
  
   - И все? Так просто? Можно прямо сейчас? Я прошу, позаботьтесь, пожалуйста, о гармонии нашего мира. Она нам очень нужна. - Молодой человек осознал вдруг, что это правда и с энтузиазмом продолжил. - У нас экология ни к черту. Я боюсь даже... что наш мир гибнет. Вы бы нам так помогли. Пожалуйста, я вас очень прошу.
  
   Королева смотрела на него в замешательстве и похоже не верила своим ушам.
  
   - Твоя просьба принимается, - ответила она медленно, - но ее потребуется скрепить даром. По сути это контракт. Ты должен будешь расплатиться.
  
   - Чем? - спросил Сергей настороженно.
  
   - Амброзией. Я не случайно сказала, что именно ты способен открыть нам доступ. Правила требуют, чтобы это был носитель амброзии, и ты таковым являешься. Обычно платой становится вся амброзия, которой владеет носитель, но... ты особый случай. Ты можешь произвести любое ее количество, поэтому цену назову я.
  
   - Хорошо! - Сергей улыбался во весь рот, дело кажется, выгорело.
  
   - Древо жизни, - ответила королева, и парень "услышал", как мысленно ахнула Тила. - Нам потребуется амброзия, чтобы вырастить новое.
  
   - Это... долго по времени? - осторожно переспросил молодой человек.
  
   - Совсем нет, - улыбнулась Мара. - Чуть дольше лунного цикла. Тридцать пять дней.
  
   - Согласен, - не колеблясь, ответил Сергей, и тут же что-то переменилось вокруг. Как будто стало слегка холоднее или наоборот потеплело. Это трудно описать словами, но в мире что-то изменялось, какие-то фундаментальные его основы. Молодой человек воспринимал это всем своим существом, каким-то шестым чувством что ли.
  
   "Договор вступает в силу! - услышал он голос Тилы у себя в голове, и, казалось, тот звенел от восторга. - У нас получилось! Как это здорово!"
  
   - У тебя получилось, - улыбнулась Мара ее словам. - Прости, я до самого последнего момента не верила.
  
   Сергей хотел переспросить, о чем они говорят, как вновь погрузился с головой в необъятное блаженство. Он вернулся с небес, как говорится, на грешную землю, из мира грез в мир физических явлений. И таковые происходили с ним самым интенсивным образом. Мара не выглядела теперь уже как эфирное существо. Она обрела вес и весьма приличный. Парень чувствовал это всем своим телом, стиснутый в страстных и сильных объятиях, прижатый к земле весьма рослой под два метра особой.
  
   "Еще немного, - шептала она, улыбаясь и целуя его в губы. - Боже! Как мне хорошо!"
  
   Когда Мара его отпустила, он чувствовал себя полностью обессиленным и опустошенным. Королева не просто взяла большую часть пребывавшей в нем амброзии, она еще как истинная нимфа досуха выпила его самого.
  
   "Если я - ягодный куст, - вспомнил Сергей аналогию, сделанную Тилой, - то объели меня прямо с листочками".
  
   Однако состояние это сохранялось не долго. Силы возвращались к нему, причем очень быстро, стремительно наполняя изнутри. Вероятно, со стороны такое восстановление выглядело весьма впечатляюще. По рядам нимф окруживших место действия пронесся восхищенный вздох. Лишь леди, облеченные властью, отнеслись к этому внешне спокойно. Толи они готовы были увидеть нечто подобное, то ли им по статусу полагалось проявлять невозмутимость.
  
   "Ну, вот и еще одна легенда в сказочном мире родилась, - мысленно пошутил Сергей. - О скатерти-самобранке или о мужчине-фениксе, возрождающемся из пепла? Хотя, учитывая лесную тематику фольклора, скорее уж о вечно плодоносящем ягодном кусте".
  
   Королева с большим интересом наблюдала за происходящим. Когда молодой человек полностью восстановился, она слегка коснулась ладонью его груди вызвав целую серию пробежавших по всему телу импульсов.
  
   - Поразительно! - сказала Мара. - Ты снова полный. Мне известно, в чем секрет и как это работает, но все равно выглядит чудесно. Я знаю, что избыток твоей жизни имеет предел, но он пополняется, причем весьма очаровательным способом. - Глаза девушки сверкнули от предвкушения. - Я бы хотела помочь тебе с этим... не сейчас, позже. Пусть вначале мои помощницы с тобой познакомятся и получше тебя изучат. Не хотелось бы навредить тебе, действуя вслепую. Наверное, нужно представить моих подруг. - Королева повернулась к Военноначальнице. - Это Лин. Возможно, она показалась тебе самой неприветливой из нас, но это лишь потому, что сферой ее компетенции является безопасность нашего сообщества. И так вышло, что люди как раз представляют основную угрозу для него.
  
   - Я сожалею, - сказал Сергей, - и хочу извиниться за своих соплеменников. Кроме того, мне очень приятно познакомиться со столь красивой и решительной леди.
  
   - Мне тоже очень приятно, - улыбнулась Лин и парень с удивлением отметил, как разительно она переменилась с последнего их разговора. Совершенно исчезла ее подозрительность и агрессивность. - Не стоит принимать на свой счет чужие проступки, - продолжила тем временем нимфа. - Тем более, что ты все исправил. Даже и не знаю, радоваться мне или огорчаться тому, что не суждено будет реализовать некоторые мои военные замыслы, - пошутила она.
  
   Мара повернулась к Советнице и представила ее.
  
   - Это Флора. Она моя помощница по внутренним делам.
  
   - Я знаю это имя, - улыбнулся Сергей, - и звучит оно так символично в вашей среде. Будет очень приятно узнать Вас поближе.
  
   - Взаимно, - ответила нимфа, улыбаясь, - тебе представится такая возможность, обещаю. И пожалуйста, обращайся ко мне тоже на ты.
  
   - Хорошо, - смутился молодой человек.
  
   - А вот эти две леди, - королева обратилась к оставшимся нимфам, - мои самые талантливые исследовательницы: Терция и Константа. - Те кивнули в той последовательности, в которой прозвучали их имена, предоставляя Сергею возможность сопоставить кто из них кто. - Они как раз и должны выяснить, что ты собой представляешь, и как получилось, что ты таким стал. Но сделают они это в конце, да? Первой будет Лин. Она хотела оценить степень твоей опасности.
  
   - В этом больше нет необходимости, - улыбнулась нимфа.
  
   - Но тебе ведь нужна амброзия.
  
   - Я возьму ее позже.
  
   - Я тоже, - откликнулась Флора.
  
   Нимфы посмотрели друг на друга и улыбнулись чему-то понятному им обеим.
  
   Мара пожала плечами и обратилась к ученым.
  
   - Наш гость может усваивать эссенцию жизни. Вы понимаете как это важно. Узнайте сколько он в состоянии поглотить, чтобы это не навредило ему и амброзии тоже. Ну и все остальные вопросы, которые мы обсуждали. Потом приведите его ко мне. И я жду очень подробный отчет о проделанной работе.
  
   - Я могу увидеть Тилу? - спросил Сергей.
  
   - Конечно, - ответила Мара, - но чуть позже. Ты готов последовать с моими помощницами?
  
   - А что со мной будет?
  
   - Ничего такого, что бы тебе не понравилось. Прежде всего, они избавят тебя от оставшейся амброзии.
  
   - Я только за.
  
   - Тогда желаю вам троим приятно провести время.
  
   Нимфы подошли к молодому человеку, взяли его за руки, а затем он на мгновение испытал чувство невесомости и оказался в другом месте.
  
  

Глава 3. Новые нимфы

  
   Это было какое-то странное помещение. Сергей таких еще не видел: темно-коричневые бугристые стены, покрытые как у деревьев корой, растущая прямо из стен и пола мебель. А сам пол порос густой и мягкой травой наподобие коврового ворса. Окон нигде не было, однако освещенность от этого не страдала, как будто бы сам воздух светился.
  
   - Где мы, - спросил Сергей.
  
   - Это жилище для людей, - ответила Константа. Она пристально и даже с какой-то жадностью его разглядывала. - Боже! сколько в тебе амброзии! Никогда раньше столько не видела!
  
   Обе нимфы разительно переменились. Стоило им наедине остаться с молодым человеком, напрочь улетучилась их невозмутимость. Они напоминали сейчас фанаток Элвиса, оказавшихся с ним в одной компании, прикасались к Сергею, гладили его и очарованно улыбались. Парню стало даже не по себе от такого внимания. Он почувствовал себя огромным слитком золота, который нашли кладоискательницы.
  
   - А зачем вам жилища для людей, - спросил Сергей первое, что пришло в голову, чтобы как-то отвлечь нимф от своей персоны.
  
   - Когда мы стали воевать с людьми, у нас появились пленные.
  
   - Так это тюрьма?
  
   - Не совсем. Это скорее закрытая гостиница. Она вполне комфортабельна и отвечает всем нуждам человека, но уйти он отсюда самостоятельно не сможет.
  
   - И что вы здесь делали с пленниками?
  
   - Я думаю, ты и сам знаешь ответ на свой вопрос, - сказала вторая нимфа. - Здесь уединенно, так что это место вполне подходит для наших целей.
  
   Молодой человек вдруг почувствовал, как его стремительно охватывает сексуальное возбуждение.
  
   - Можно мы сперва удовлетворим нашу нужду, а потом продолжим беседу? - улыбнулась Константа. - Нам с Терцией уже совсем невтерпеж.
  
   - Да. - ответил Сергей и обе девушки набросились на него почти одновременно.
  

***

  
   Минут пятнадцать спустя он лежал на полу и приходил в себя после двойной встряски. Справа располагалась Терция, слева - Константа. Обе нимфы обнимали его, прижавшись с двух сторон. От тел их исходило сытое мурлыканье, которое так нравилось молодому человеку. Его два раза выпили досуха, практически без передышки, дав лишь совсем немного времени, чтобы наполниться вновь. И впервые Сергей пожалел, что восстанавливается слишком быстро. Этого времени совершенно не хватало, чтобы психологически отдохнуть. При этом амброзии в нем осталось еще более чем предостаточно. Видимо лесные красавицы собирались еще долго с ним пировать.
  
   Молодой человек, улыбаясь, посмотрел сперва на одну нимфу, затем на вторую. Это было круто. Он находился в объятиях двух просто обалденно красивых дам. Ну, о чем еще можно мечтать?
  
   "Боже! Я, наверное, сплю", - подумал парень и тихо засмеялся.
  
   Он поцеловал вначале одну нимфу, затем вторую, те ни как не реагировали, погруженные в свои грезы. Тогда Сергей расслабился и стал нежиться. Терция лежала забросив на него ногу и прижав к себе, Константа уткнулась носиком в его шею и сладко посапывала. Все это было так волнующе, что заставляло сердце сжиматься от восторга.
  
   Прошло минут пятнадцать или даже двадцать, но нимфы не просыпались. В конце концов, Сергею надоела статическая лежка, и он поднялся, осторожно высвободившись из сладкого плена. Молодой человек внимательнее осмотрел комнату, в которой находился и обнаружил выход. Естественно ему любопытно стало узнать, что там снаружи, он подошел к двери, осторожно выглянул из нее и перешел в соседнее помещение.
  
   По всей видимости, гостиница состояла из нескольких комнат различного назначения. И похоже, что сейчас Сергей оказался в гардеробе. У стен стояли многочисленные шкафы, заполненные одеяниями, довольно необычными на вкус молодого человека, но, тем не менее, вполне ему подходившими по размеру. Подумав, что не сделает ничего предосудительного, он оделся. Так ему было гораздо комфортнее, все-таки не привык он разгуливать голышом.
  
   Пользуясь предоставленной свободой, Сергей решил как следует осмотреться в гостинице и отправился на экскурсию по этому дому. Он заглядывал во все комнаты, которые попадались на его пути, отмечая для себя, что где находится. Здание это оказалось весьма внушительных размеров, насчитывая десятки различных помещений, расположенных на разных этажах. Здесь была и спальня, и ванная с туалетом, и кухня, и кладовая с продуктами, а точнее своеобразный сад, заполненный самыми разнообразными фруктами и овощами, произрастающими прямо в комнате. Просто рви и ешь в свое удовольствие. На самом нижнем этаже молодой человек обнаружил обширный зал с каким-то необычным булькающим водоемом. Может это был своеобразный бассейн с минеральными водами, а может и жилище для какого-нибудь домашнего крокодила, парень из осторожности проверять это не стал. Когда он, наконец, вернулся назад, в комнату с нимфами, то обнаружил их бодрствующими и оживленно общающимися на своем мысленном "лесном наречии". Сергей прекрасно слышал эту речь, однако говорили девушки с такой необычайно огромной скоростью, что разобрать что-то было абсолютно невозможно.
  
   Почти сразу нимфы свернули свою беседу. То ли закончили дискуссию естественным путем, то ли решили уделить внимание гостю.
  
   - Ну как, уже осмотрелся? - поинтересовалась Константа. - Какие впечатления?
  
   - Просто потрясающие. Это люкс какой-то, а не помещение для военнопленных. Мне кажется, здесь вполне мог бы разместиться какой-нибудь высокопоставленный посол или даже президент.
  
   - Мы не видим необходимости строить здания разного назначения, - пояснила Терция, - когда можно делать универсальные, которые будут подходить для любых целей. У вас пленные содержатся по-другому?
  
   - В общем да, - ответил Сергей, - значительно по-другому. Они же враги, поэтому как-то не положено их баловать.
  
   - Мало кто из нас считает людей врагами. Мы не собирались воевать, и не желаем продолжать эту войну. Люди сами явились зачинщиками конфликта. Если бы мы могли избежать кровопролития, то с радостью бы это сделали.
  
   - А как вообще началось противостояние? Люди на вас напали? Но как? Ведь вы же умеете телепортироваться, превращаться, вам легко избежать стычек. В лесу вы неуловимы.
  
   - Это верно, - подтвердила Константа, - и долгое время мы оставались неуязвимыми. Однако около пятисот лет назад люди обнаружили одну нашу слабость и стали ею пользоваться, чтобы нас убивать.
  
   - Какую? Ваше либидо? - спросил Сергей, а в душе у него все прям заныло от этого слова "убивать". Неприменимо оно было к столь ослепительной красоте, к источнику самой жизни. Кощунственным в высшей степени казалось ему ставить это слово рядом с такими понятиями.
  
   - Мы не контролируем себя, чувствуя мужчину, - сказала Константа. - Ты это знаешь. И собственно ни для кого это не было секретом. Однако то, что мы становимся полностью уязвимыми, когда питаемся, знали раньше только сами нимфы. Никто из нас не сможет себя защитить или переместиться, когда находится в сексуальном трансе. Люди стали пользоваться приманками. Мужчина входил в лес, и как только нимфа начинала его поглощать, другие сообщники ее убивали. Погибло больше сотни нимф, пока, наконец, одной из нас не удалось спастись и сообщить, что происходит. Почувствовав засаду, она успела переместиться с приманкой в другое место и уже там его выпила.
  
   Какое-то время эта тактика себя оправдывала, однако каким-то образом люди стали отслеживать места, где находится приманка и находить нас там. Вот тогда мы и стали выращивать эти помещения. Они расположены под землей и очень прочны. Снаружи попасть сюда весьма затруднительно. Это требует больших усилий и времени, которого вполне достаточного, чтобы нимфа могла насытиться и скрыться. В общем, вскоре людям пришлось отказаться от тактики засад с приманкой, поскольку результативность ее стала практически нулевой. Но гостиниц этих в лесу осталось предостаточно, так что сейчас мы можем использовать их для приема гостей.
  
   - Понятно теперь как они появились, - вздохнул Сергей. - А что случалось потом с теми... приманками?
  
   - Чаще всего мы их отпускали, - ответила Терция, и молодой человек отметил, что нимфы говорят с ним попеременке, словно передавая друг другу эстафетную палочку повествования. - Переносили на границу леса ближе к городу и там оставляли.
  
   - Нда. В нашем мире тоже бывают войны, - вздохнул Сергей. - К сожалению и у нас люди немало изобрели способов уничтожения друг друга.
  
   - Мы знаем. - сказала Константа. - Ваш мир страшен, но и очень привлекателен одновременно.
  
   - Почему?
  
   - Потому что там много работы и нет ничего прекраснее, чем создавать гармонию. И еще, потому что он открывает невероятные возможности для нашей цивилизации.
  
   - Какие?
  
   - Знания, пища, новые территории, новый образ жизни. Мы видим перспективы симбиоза с людьми и именно в вашем мире имеется огромный потенциал для этого.
  
   - А почему у нас нет нимф?
  
   - Наверное, потому что еще в древности вы их истребили, - предположила Терция. - Собственно и в этом мире нас ожидало истребление.
  
   - Почему? Все так плохо? Вы проигрываете в этой войне?
  
   - Потому что наше Древо старо, - ответила Константа. - Около сотни лет назад оно перестало плодоносить, и у нас нет амброзии, чтобы вырастить новое. Кроме того рейнджеры подобрались к нему слишком близко. Они еще не нашли его, но уже повредили несколько его не самых важных корней. Думаю это вопрос времени, когда они до него доберутся.
  
   - Ничего не понимаю. Лес - это ваша вотчина, здесь вы очень сильны. Почему вы позволяете им хозяйничать в вашем царстве.
  
   - Мы справились бы с любой армией людей, - сказала Терция, - однако рейнджеры используют диверсии. Они пробираются к нам по одиночке или небольшими группами и наносят вред с каждым разом все более и более непоправимый.
  
   - И вы не можете их вовремя обнаружить и обезвредить.
  
   - Обнаруживаем, но к сожалению не всех. Их очень трудно найти. Они хорошо чувствуют лес, маскируются и главное в них нет мужского начала. Все они евнухи, поэтому мы не способны уловить запах спермы и воздействовать на их либидо.
  
   - Боже ж ты мой! - воскликнул Сергей, вспоминая реплику Флоры, касающуюся его персоны, почему он не может быть рейнджером. - Это как же сильно надо вас ненавидеть, чтобы так себя изуродовать?!
  
   - Они фанатики, - сказала Константа, - очень похожие на ваших религиозных экстремистов. Однако влияние ордена рейнджеров в среде людей очень велико. Если бы не твоя помощь, мы протянули бы лет сто пятьдесят, максимум триста.
  
   - Ну и как же я смог вам помочь в этой войне? Не представляю, какая от меня польза? Мои знания весьма поверхностны, я не спец по военным вопросам.
  
   - Амброзия, - улыбнулась Терция. - Она все меняет. Мы с Константой давно уже ее изучаем. Большинство исследовательниц в лесу ищет способы выхода из сложившейся гибельной ситуации. Мы тоже предложили несколько вариантов, но к сожалению все они до сих пор не могли быть реализованы из-за отсутствия амброзии. Теперь все изменилось. Поэтому именно нам поручили работать с тобой.
  
   - И в чем суть этих работ. Как вы собираетесь применить амброзию на практике.
  
   Нимфы переглянулись, словно обдумывая, насколько могут доверять собеседнику, и видимо пришли к положительному решению.
  
   - Мы собираемся измениться с ее помощью, - ответила Константа. - Суть в том, чтобы не выделяться среди людей. Нас выдают некоторые особенности нашей физиологии, если их удастся скрывать, то ни один человек не в состоянии будет отличить нимфу от женщины. Мы сможем бывать в поселениях людей, влиять на их правителей. Это позволит нам изнутри бороться с орденом рейнджеров и возможно даже ликвидировать его силами самих людей. И здесь как раз очень кстати окажутся знания вашего мира с его огромным опытом разведывательной и резидентной работы.
  
   - Феноменально! - восхитился Сергей. - Вы собираетесь взять под контроль свою реакцию на мужчин?
  
   Улыбаясь нимфы переглянулись между собой.
  
   - Это был наш самый первый проект, правда? - вспомнила Терция.
  
   - Да, - подтвердила ее подруга. - Самый простой и требующий минимум амброзии. Он и сейчас остается в силе. Все зависит от того, каким количеством амброзии мы будем располагать.
  
   - А какой проект самый сложный? - полюбопытствовал молодой человек.
  
   - Максимальная имитация, - ответила Терция. - Мы во всем станем похожи на женщин. Физиологически нас не отличит от них даже самая точная аппаратура вашего мира. Естественно мы способны будем так же как они заниматься сексом. Мужчина в этом случае вообще не почувствует, что им питаются и ничего не заподозрит. И самое главное, если нимфа захочет, она сможет родить ребенка как женщина. Совершенно нормального человеческого ребенка, причем того пола, какой ей будет нужен. Это очень важно. Общество людей в нашем мире патриархальное, наследником является мужчина, поэтому у них есть очень интересный обычай. Если жена приносит мужчине мальчика, он обязан сделать ей подарок.
  
   - Вот оно что... Неужели только в этом случае? - удивился Сергей.
  
   - Вообще-то нет. Мужчины обычно дарят женщинам подарки на День Рождения или в период ухаживания. Некоторые и просто так. Вот только у более-менее влиятельных людей есть специальные дарители, которые преподносят подарки их супругам и дочерям. Мы не знаем, почему так повелось, видимо это своего рода мера предосторожности, введенная в незапамятные времена. Только при рождении ребенка мужчина делает подарок самолично.
  
   - Обалдеть, - удивился молодой человек. - А у нас мужчины, независимо от своего статуса, дарят подарки женщинам очень часто. По поводу и без, знакомым и незнакомым, просто кому захочется.
  
   - Замечательный у вас мир, - засмеялась Константа, - совершенно беспечный.
  
   - А что дает вам подарок? Тила говорила, что абсолютную власть над мужчиной. Вы можете его подчинить, сделать из него послушную куклу? Сам я ничего такого не чувствовал, моя нимфа ни разу не использовала свою власть надо мной.
  
   - Ты в этом уверен? - поинтересовалась Терция.
  
   - Абсолютно.
  
   - Ты не возражаешь, если я ммм... поиграю с тобой в подчинение, заставлю сделать что-нибудь против твоей воли?
  
   - Нет. Ты ведь не причинишь мне вреда, я уверен. А ты можешь меня подчинить?
  
   - Конечно, - сказала нимфа улыбаясь.
  
   А в следующее мгновение у Сергея перехватило дух от обожания. Он упал перед ней на колени и стал целовать ноги.
  
   - Стой! - приказала Терция. - Поднимайся!
  
   Молодой человек повиновался с энтузиазмом.
  
   - Теперь прыгай!
  
   И парень запрыгал как зайчик, испытывая необъяснимый восторг от этого действия. Неожиданно наваждение закончилось. Сергей остановился, присел на корточки и схватился за голову.
  
   - Боже! - воскликнул он. - Вы такое можете? Господи, как это... кошмарно... боже...
  
   - Извини, - мягко сказала Терция. - Мне самой было не по себе, поэтому я почти сразу прекратила.
  
   - Но как ты это сделала? Ведь я не дарил тебе подарков.
  
   - Вот именно. Я могу управлять мужчиной, используя его либидо.
  
   - Что это значит?
  
   - Что подарок нам не требуется, чтобы проделывать подобное. Ты только не подумай ни чего плохого, мы не используем эту способность для развлечения, только для того, чтобы обездвижить мужчину во время охоты...
  
   "Все кроме одного, которого я выбрала, бросаются в рассыпную, - вспомнил вдруг Сергей разговор с Тилой - Он дрожит, как осиновый лист, но сделать уже ничего не может".
  
   - Или чтобы притянуть его к себе, устроившись где-нибудь в укромном месте, - продолжала Терция. - В общем, только для охоты и ничего больше. Как ты себя чувствовал?
  
   - Я был просто без ума от тебя... именно без ума. Я словно с ума сошел... на какое-то время.
  
   - В том то и дело, - сказала нимфа. - Этим приемом рейнджеров не провести. Они моментально обнаружат, что человек находится под нашим контролем и тут же его обезвредят.
  
   - Что тогда дает вам подарок? - повторил молодой человек свой вопрос.
  
   - Очень тесную связь. Настолько глубокую, что мужчина даже не заметит никакого контроля. Он будет в трезвой уме и твердой памяти. А все навязанные ему идеи станет принимать за свои. И если его спросят, почему он так решил сделать или почему изменил свое прежнее решение, он найдет убедительные аргументы. Я могу даже попытаться разубедить его, начать отговаривать, обвинять в упрямстве, но он не послушает и настоит на своем. По крайней мере, пока я снова не воспользуюсь своей властью.
  
   Сергей даже вздрогнул, вспоминая, как Тила убеждала его, отказаться от мысли о кунилингусе.
  
   "А вдруг она... Нет. - Он почти сразу расслабился, улыбаясь своим мыслям. - Эта сумасшедшая идея - исключительно моя. Я и до встречи с нимфами обожал такое дело, ей просто не было необходимости меня в этом направлении обрабатывать".
  
   - Выходит, вы можете сделать с мужчиной после подарка абсолютно все?
  
   - Вообще-то нет, - вмешалась в разговор Константа, - много чего не можем. Мы не можем, например, заставить мужчину полюбить даже при такой глубокой власти над ним. А именно любовь, как мы выяснили, и является необходимым ингредиентом амброзии.
  
   - Ты серьезно? - переспросил Сергей. - Я смог сделать амброзию только потому, что влюбился?
  
   - Не только, - уточнила нимфа. - Основным актором изменений послужила, конечно, эссенция. Однако любовь выступила в роли необходимого катализатора. Очень полезное это чувство оказывается. Напрасно мы им до сих пор пренебрегали.
  
   - Наверстать упущенное никогда не поздно, - подмигнул молодой человек. - И если уж вы собираетесь подражать женщинам, то не худо бы и самим научиться любить.
  
   - Попробуем, - улыбнулась в ответ Терция, - тем более что мы уже подражаем?
  
   - В смысле? - не понял Сергей.
  
   - Мы теперь те самые нимфы нового типа, которых невозможно отличить от женщин, - сказала Константа. - Хочешь стать нашим учителем в любви? - шутливо поинтересовалась она.
  
   - Обалдеть! Но когда вы успели? Как смогли?
  
   - Вот только что и очень просто. Поглотили нужное количество амброзии и преобразовались. Все давно уже было просчитано и определено. Не хватало лишь одного ингредиента. А теперь мы бы хотели испытать наши новые способности на тебе, - сказала нимфа, приближаясь к молодому человеку. - А ты потом скажешь нам все ли в порядке. Хорошо?
  
   - Да, - согласился он, глядя на девушек во все глаза.
  
   Он ощутил нарастающее возбуждение и, кажется, впервые в этом мире оно было его собственным, не наведенным чьим-то внешним воздействием. Сергея ждал самый настоящий секс, по которому он успел уже соскучиться. И даже прелюдия какая-то намечалась, хоть и не продолжительная.
  
   Константа обняла молодого человека, целуя его в губы и шею, стянула с него одежду, которая благодаря своему фасону снималась очень просто. А затем она уложила его на пол, легла сверху и захватила, не переставая целовать. Ее движения стали порывистыми и пронизанными возбуждением. Казалось, она сгорает от желания, и ее страсть увлекала парня сама по себе. Уже через несколько минут он изнемогал в сладких объятиях, чувствуя, что вот-вот вспыхнет в финальной разрядке. Однако напряжение накапливалось, усиливалось, но долгожданная развязка не наступала. И лишь тогда Сергей уловил легкое вмешательство нимфы в естественный процесс. Только в этот раз она не подстегивала его, а скорее сдерживала. Воздействие это было столь изящным и не заметным, что выявить его можно было скорее интуитивно, чем физически.
  
   Почему то именно в этой фазе нимфа проявила повышенную чувствительность. Сергей просто физически ощутил, как скачком усилилось ее наслаждение. Тело девушки стало подрагивать, движения становились порывистыми, импульсивными. А потом она стала кончать, и это были многократные, следующие один за другим оргазмы, которые еще больше подстегивали возбуждение парня, поднимая его на запредельную высоту, грозя разорвать в клочья. И вот когда Сергей думал, что уже больше не выдержит, Константа его отпустила, позволив выплеснуться до конца в интенсивной и долгой разрядке.
  
   "Гооооосподиииии! Встречай!" - мысленно простонал молодой человек и погрузился в блаженную релаксацию, паря где-то между явью и беспамятством.
  

***

  
   Девушки приводили Сергея в чувство поцелуями. Он с трудом разлепил веки и глядел на них непонимающе, словно до сих пор пребывал в мире грез.
  
   - Вы доконаете меня когда-нибудь своими экспериментами, - вымолвил он, наконец.
  
   - Очнулся, - резюмировала Терция и улыбнулась. - Ну и как все прошло, как ощущения, рассказывай.
  
   - Погодите, дайте отдышаться, - попросил Сергей. - Сейчас-сейчас, я вам скажу. Я все вам выскажу. Это безобразие! Членовредительство! Издевательство над мужской природой!
  
   - Вероятно, я переборщила с гормональным удовольствием, - обращаясь к подруге, прокомментировала его слова Константа. - Но оно такое клаааассное, - мечтательно простонала она, - просто невозможно было остановиться. А когда я отпустила его, это был смерч, боже! Ты бы знала. Никогда еще такого не испытывала!
  
   - Ты ведь полностью опустошила его, - заметила ее собеседница.
  
   - Вот именно! Эффект тот же, но ощущения на порядок круче.
  
   - Я тоже хочу попробовать! - загорелась энтузиазмом Терция. - Прямо сейчас! Он снова полный!
  
   - Пожалуйста, дайте передохнуть! - простонал Сергей, испуганно отползая.
  
   Нимфы одновременно взглянули на него и рассмеялись.
  
   - Хорошо-хорошо, - успокоила парня Терция. - Я могу подождать.
  
   - Извини, - улыбнулась Константа, но виноватой при этом не выглядела. - Как ты себя чувствуешь? Сильно досталось?
  
   - Я в порядке, - ответил Сергей, пытаясь выглядеть сердитым, но потом не выдержал и широко улыбнулся. - Хорошо-хорошо, это было круто, просто обалденно, - признался он. - Но имейте ввиду, ни одна обычная женщина на такое не способна, так что вас сразу выведут на чистую воду.
  
   - Ты что-нибудь почувствовал? - уточнила нимфа. - Какое-нибудь воздействие из тех, что мы обычно оказываем на мужчин.
  
   - Немного почувствовал, но... почти случайно и то, потому что Тила поработала надо мной. Думаю, что обычный человек ничего "нимфического" не заметит. Только это все не важно. Ему и не придется ничего замечать. Ваш новый способ сексуального воздействия настолько необычен, что тут и замечать ничего не нужно, все как на ладони.
  
   - Об этом не беспокойся, - ответила Терция, радостно улыбаясь. - Все уже продумано и спланировано наперед. В нашем мире есть легенды о горцах. Некоем народе, живущем обособленно от остальных. Что только о них не напридумывали, просто смех. Но есть одна очень интересная для нас байка, касающаяся их женщин. Считается, будто они владеют необыкновенной техникой секса и способны буквально лишить мужчину всех сил. Полученная энергия, естественно, идет на рождение чудо ребенка. И если это будет мальчик, то непременно богатырь.
  
   - Коли так, то Константа - просто вылитая горка... или горнячка. Не знаю, родится ли у меня от нее... тьфу-ты наоборот, у нее от меня богатырь, но то что сил она меня лишила очень качественно - истинная правда.
  
   Нимфы засмеялись, оценивая остроумие гостя.
  
   - Мы не знаем, кто придумал эту историю, - продолжила Терция, - ей уже больше сотни лет. Но она пришлась очень кстати. Поэтому, последний наш проект мы развивали под нее.
  
   - Думаете сойти за этих эээ... жительниц гор? Зачем? Не лучше ли было прикинуться обычными женщинами?
  
   - Во-первых, одно другому не мешает, - сказала Константа. - Мы и как обычные женщины можем. Во-вторых, король Лациус просто грезит этой легендой. Он собирает уже не первую экспедицию в горы, чтобы отыскать описанный в ней народ.
  
   - А Лациус это кто?
  
   - Король Ландерана, того самого государства, в котором орден рейнджеров особенно силен, и которое доставляет нам больше всего хлопот.
  
   - Зачем ему эти поиски?
  
   - Не понимаешь? - удивилась Терция. - Хочет, чтобы женой его непременно была такая женщина. И уж поверь, вскоре он найдет то, что ищет.
  
   - Вот оно как! Тогда действительно игра стоит свеч.
  
   - Конечно.
  
   - А что это за гормональное удовольствие такое, о котором вы говорили?
  
   - Ну... - Константа немного смутилась. - Это уже наше дополнение к легенде. Просчитывая детали последнего проекта, мы наткнулись на побочный эффект. Если подвести мужчину к семяизвержению достаточно близко, и удерживать его в таком состоянии, как требует легенда, то наружу будут прорываться отдельные сперматозоиды или небольшие их группы. Мы должны были проверить, как это подействует на нимфу. Ты уже знаешь, что мы получаем удовольствие от процесса расщепления спермы. Оно имеет иную природу, нежели сексуальное, но, тем не менее, достаточно велико и частично его заменяет.
  
   Необходимо было исключить опасность потери контроля и последующего разоблачения. И вот что мы выяснили из расчетов. Оказывается эти приятные ощущения, можно вводить в резонанс, если испытывать их через равные промежутки времени малыми порциями. Оставалось только выяснить необходимые условия для возникновения такого резонанса и обеспечить его на практике. Так и родился гормональный оргазм. До сих пор он был лишь в теории, потому что ни одна нимфа не смогла бы преодолеть соблазн выпить мужчину сразу. Ну а новому поколению это стало по силам. И я сегодня это доказала! - Константа блаженно закатила глаза, вспоминая свои ощущения. - Боже! - выдохнула она и засмеялась. - Кончать нам обычным способом нельзя, ты это знаешь, но иногда так хочется. В общем, сегодня справедливость была восстановлена. Мы нашли удовольствие равноценное запретному.
  
   - Можно я уже, наконец, тебя выпью, - спросила Терция, жалобно глядя на Сергея.
  
   - Пока нет, я еще не отдохнул, - ответил тот, - но если хочешь, могу сделать тебе кунилингус.
  
   - Не знаю, можешь ли, мы должны это еще выяснить.
  
   - Почему не могу? Тиле я делал?
  
   - Она молодая нимфа, а мы с Константой - старшие. Мы в десятки раз больше выбрасываем эссенции. Так что пока не установим точно, сколько ты в состоянии принять, рисковать не станем.
  
   У Сергея даже рот от удивления открылся.
  
   - В десятки раз больше?! - поразился он. - Это вы что больше литра выплескиваете?
  
   - Нет, конечно! - засмеялась Константа. - Самого эякулята по объему примерно столько же, ну может чуть больше, речь о количестве энергии, которую он в себе несет. У нас ее значительно больше.
  
   - Ах, теперь понял, - смутился молодой человек.
  
   - В любом случае нам пока рано кончать. Мы должны еще составить отчет для Мары, чтобы поместить его в тебя. Причем сведения о твоих поглощательных способностях обязательно должны в нем присутствовать, они очень важны для нашего сообщества.
  
   - Почему?
  
   - На это есть несколько причин. Но самая главная заключается в том, что способность поглощать эссенцию жизни дает тебе возможность принимать информацию от нимф. Понимаешь, ты можешь заключить в себе все самые ценные сведения нашей цивилизации, стать живой библиотекой. И любая нимфа, которая тебя выпьет, сможет взять какую-то часть этих знаний, то, что ей нужно.
  
   - Что прямо все? А я не лопну? Я в состоянии буду все это удержать? С ума не сойду?
  
   - На эти вопросы мы уже можем ответить, - сказала Терция. - Твой информационный объем раза в три больше объема обычного человека и это превысило самые смелые наши ожидания. Его не достаточно, конечно, для размещения всех знаний в естественном виде, но мы на это и не рассчитывали, планируя воспользоваться алгоритмами свертки данных.
  
   - Чем будете сжимать? Раром или зипом? - пошутил Сергей.
  
   Нимфы переглянулись и снова рассмеялись.
  
   - О нет, у нас свои способы, - сказала Константа.
  
   - Мне вот интересно, для моих собственных нужд останется хоть сколько-нибудь места на жестких дисках.
  
   - Об этом не беспокойся. Информация будет не в твоей памяти, а в энергетической структуре ауры. Так что на запоминающие способности это никак не повлияет. Кроме того по нашим расчетам все вложение займет не больше половины твоего свободного объема. Так что и здесь еще остается достаточно большой простор для маневрирования.
  
   - Еще один момент. Мне очень сомнительно, что нимфа станет заботиться о сжатии данных. Может я и ошибаюсь, конечно, но ей, вероятно, будет не до того.
  
   - Все правильно, - подтвердила Терция, - нимфы и не смогут этого делать, потому что не умеют. Собственно эссенция и не предназначена изначально для передачи данных. Просто у нее такой побочный эффект. В обычной ситуации информация разместилась бы в тебе совершенно случайно. Более того, новые вливания, скорее всего, будут стирать старые. Поэтому нам потребуется сделать так, чтобы этого не происходило. Мы разместим в тебе специальную программу, которая будет сжимать данные, фильтровать и упорядочивать их. Например, если входящая информация уже есть в базе данных, она просто не сохранится. Это конечно значительно снизит скорость записи, так что часть поступающих знаний может пропасть, но проблемы в этом особой нет. Любая нимфа с удовольствием повторно передаст тебе свои знания, если что-то не успеет усвоиться.
  
   - Программа? Во мне? Как это возможно?
  
   - Ну, не совсем программа, наверное, - уточнила Константа, - по крайней мере, не такого типа, что хранятся в памяти ваших компьютеров. Это больше будет похоже на организм, только не биологической, а энергетической природы. Он станет как бы поедать и переваривать поступающую информацию, постепенно сам увеличиваясь в размерах.
  
   - Какой кошмар! - испугался Сергей. - А если он захочет переварить меня?
  
   - Не волнуйся, - успокоила его Терция, - вреда тебе никакого не будет. Наоборот, если хочешь, мы может вложить в программу какую-нибудь пользу.
  
   Нимфы переглянулись, словно посовещавшись, и Терция продолжила:
  
   - Решено. Мы сделаем так, что она будет показывать тебе сведения, требующиеся в различных жизненных ситуациях, если конечно в базе данных окажется полезная для тебя информация.
  
   - Вот за это спасибо, - обрадовался Сергей. - Вы, кажется, говорили еще о каких-то причинах?
  
   - Да, - кивнула Терция, - вторая связана с самой королевой. Видишь ли, Мара старейшая наша соплеменница, живущая не первый свой срок. Информация, которую она содержит в себе - колоссальна. В общем, было бы здорово, если б она смогла вложить ее в тебя. Тогда любая нимфа получила бы доступ к ценнейшим сведениям нашей цивилизации.
  
   - Я за, - улыбнулся Сергей, поднимая руку как при голосовании. - Пусть вкладывает.
  
   - Здесь есть свои трудности. Ее сила еще больше нашей. Она столь же огромна, как и объем знаний, которые в себе несет. Чтобы ты понял, Мара сможет покрыть лесом небольшой материк размером с вашу Австралию, если кончит в полную силу. Так что... - нимфа запнулась, и Сергей закончил фразу за нее.
  
   - Вам нужно узнать, выдержит ли мой организм такое воздействие?
  
   - Нужно просчитать вообще все возможные последствия, не только для тебя.
  
   - Это понятно. Ну и как? Просчитали?
  
   - Не успели еще, - ответила Терция. - Мы только получили все необходимые сведения, касающиеся амброзии. Константа, правда, выпила тебя второй раз, может она что-то может добавить?
  
   - Кое-что, - подтвердила та. - Тебе ничего не грозит, твой организм полностью защищен от воздействия эссенции жизни. Я пока не выяснила, сколько ты сможешь поглотить максимально, но знаю, что любой избыток ты просто не примешь, вытеснишь его за пределы своего тела.
  
   - Это ведь не очень хорошо, верно? - догадался молодой человек.
  
   - Не так уж и плохо, - ответила Константа. - По крайней мере, это не зачеркивает идею в целом. Нужно лишь разобраться с избытком эссенции. Найти способ его нейтрализовать или как-нибудь применить. Я думаю, что мы справимся с этой задачей.
  
   - Отлично. С нетерпением буду ждать.
  
   - Есть и третья причина, - сказала Терция, - правда совсем уже частная. Однако поскольку она связана с Марой, то сам понимаешь, считаться с этим приходится.
  
   - Любопытно, - заинтересовался Сергей.
  
   - Королева очень сильна, - продолжила нимфа, - ты это уже понял. Именно поэтому применение ее силе находится не часто. В общем... - Терция слегка замялась, словно бы подбирая слова, - она не кончала уже тысячу лет и ей просто не терпится пристроить твой сладкий рот между своих прекрасных длинных ножек.
  
   Сергей даже покраснел от этой реплики, так неожиданно бесстыдно она прозвучала, но при этом и так волнующе.
  
   - Тысячу лет, боже мой, - пробормотал он смущенно и проглотил слюну. - Вам надо срочно решить проблему с избытком эссенции.
  
   Нимфы переглянулись и засмеялись.
  
   - Не переживай, - сказала Константа, - она потерпит еще.
  
   - Если уж ты так переживаешь за Мару, - улыбнулась Терция, - то должен поскорее позволить мне выпить себя. Чем быстрее я возьму недостающие данные, тем раньше мы начнем расчеты.
  
   - Хорошо, - согласился молодой человек, - сейчас кажется можно. Только предоставь мне инициативу. Раз у вас патриархальный мир, то мужчины в нем любят командовать в постели.
  
   - Как тебе будет угодно, - смиренно согласилась нимфа, но глаза ее при этом хитро посверкивали.
  
   Нимфы, как уже отмечалось, в большинстве своем разгуливали без одежды, каковую заменяли им длиннющие волосы, сплошным водопадом спадающие вниз и прикрывающие большую часть обнаженного тела. Новые знакомы Сергея не были исключением. Поэтому Терции достаточно было лишь слегка повести головой, и она полностью обнажилась на глазах молодого человека. Выглядело это очень эффектно. Секунда и перед ним стояла очень аппетитная девушка, приковывающая к себе взгляд невероятно сексапильными формами. И если кому-то этого было недостаточно, то обворожительная, чарующая улыбка и призывное сияние больших зеленых глаз делали притяжение просто неодолимым.
  
   У парня разом перехватило дыхание. Он и не думал, что нимфы могут быть столь исключительно соблазнительными, они просто не давали ему до сих пор времени это почувствовать, набрасываясь на него первыми. Не помня себя, он шагнул к девушке и оказался в ее объятиях.
  
   "Только не раскисай, - подбадривал он себя, - ты должен вести эту игру иначе мужской пол будет окончательно посрамлен".
  
   Девушка пахла цветами и лесом, зарыться лицом в ее волосы было просто блаженством. Сергей целовал ее щеки, глаза, губы. Последним поцелуем, Терция буквально поймала его рот и долго не отпускала, растягивая сладостные блаженные мгновения. Молодой человек забылся в этом поцелуе, таял в нем словно зачарованный и едва не попался в первую ловушку нимфы, которая пользуясь удобным случаем, нацелилась поглотить мужскую составляющую его организма. Лишь в последний момент он успел слегка отодвинуться, заметив что-то хищное в движениях нимфы. Он и сам не понимал, что его насторожило, просто пришло какое-то интуитивное предупреждение. Терция разочарованно мяукнула, сумев лишь слегка прикоснуться к Сергею внизу.
  
   "Не честно, - сказала она на лесном наречии, - пользоваться своими нечеловеческими способностями".
  
   "Мы договорились, что я буду вести, - возразил молодой человек. - Нарушать слово тоже не честно".
  
   Терция не ответила, она лишь крепче прижалась к нему, наслаждаясь объятиями и игрой. Похоже, ей очень нравилось сексуальное соперничество, и она не собиралась сдаваться, готовя любовнику новые ловушки. И, конечно же, она перехитрила его самым бессовестным образом. Сперва притворилась, что сгорает от желания, вынуждая Сергея по максимуму сократить прелюдию. Причем играла столь артистично, что тот обнаружил подлог лишь благодаря установившейся между ними сверхчувственной связи. Затем, используя эту самую связь, заставила молодого человека думать, что вот-вот кончит. Для него это были столь захватывающие ощущения, что он не заметил, как сам проскочил точку, после которой финал уже невозможно было обратить.
  
   "Господи! Опять она меня переиграла", - разочарованно подумал Сергей, но сделать ничего уже не мог.
  
   Теперь лишь усилиями нимфы неминуемая разрядка откладывалась. Парень полностью оказался в ее власти, ему оставалось лишь расслабиться и позволить ей получить столь желаемое наслаждение. Не прерывая обратную связь, он чувствовал, как стремительно нарастает удовольствие девушки, и это были восхитительные ощущения.
  
   "Ты мой! - излучала Терция. - Так сладко ты наполняешь меня блаженством, и я буду длить это сколько захочу! Боже!" - вскрикнула она и кончила в первый раз потрясающим взрывом, пришедшим откуда-то из глубины и налетевшим на Сергея оглушающей волной наслаждения.
  
   "Господи, спаси!!" - мысленно воскликнул он, пытаясь разорвать обратную связь, но это также трудно было сделать, как отпустить провод, находящийся под напряжением. Вторым взрывом нимфа отправила сознание своего пленника в небытие, так что он пропустил все последующие события.
  
  

Глава 4. Нимфетки

  
   Когда Сергей пришел в себя, его тело еще подрагивало, словно остатки каких-то необычных электрических разрядов продолжали в нем блуждать. С трудом приподнявшись и оглядевшись по сторонам, он заметил Терцию и Константу, которые взявшись за руки, обменивались мыслями в режиме гиперскорости. Не желая им мешать, парень лег на спину и расслабился, наслаждаясь приятными ощущениями.
  
   "Как хорошо! - думал он. - И почему всегда не может быть так умеренно? Зачем обязательно нужно меня взрывать или сжигать, или пробивать разрядами электричества?"
  
   Его тело, тем временем, снова наполнялось жизнью, и уже через минуту Сергей признал, что все ему очень понравилось: и взрывы, и сжигание, и разряды. Он вроде как вошел во вкус, проникся этим сексуальным экстримом. Вот только в следующий раз нужно осторожнее пользоваться обратной связью и все будет в порядке.
  
   "Господи! Неужели они постоянно такое чувствуют?! А я еще жалуюсь на свои впечатления? Офигеть! - он мысленно покачал головой. - Ну как там мои исследовательницы?"
  
   Молодой человек снова поглядел в их сторону, и нимфы обратили, наконец, на него внимание.
  
   - Живой! - воскликнула Терция и засмеялась. Она была так довольна и счастлива, что Сергей сразу простил ей ее вероломство.
  
   - А что были сомнения? - поинтересовался он.
  
   - Ну, в общем, ты нас немного заставил поволноваться, - ответила нимфа. - Тебе не следовало сопереживать мое удовольствие. Все-таки это не те ощущения, которые легко выдержать человеку. Я уж не говорю о том, что использовать способности эмпата было жульничеством чистой воды, - добавила она с улыбкой.
  
   - Кто бы мне говорил про жульничество, - возмутился Сергей. - Это ты обманула меня два раза.
  
   - Один, - поправила Терция, - и притом заметь, я действовала в рамках обычных возможностей человека. Немного артистизма и ни чего более.
  
   - Ложные ощущения ты мне тоже с помощью артистизма подсунула?
  
   - Ложные ощущения? - удивилась нимфа. - Ты о чем?
  
   - А кто заставил меня думать, что вот-вот кончит, когда это было не так?
  
   - Погоди, - опешила Терция, - ты думаешь, я тебя обманывала?
  
   - А что нет?
  
   - Солнце мое, эмпата невозможно обмануть. Он чувствует то, что есть на самом деле. И я действительно была на грани. Просто переиграла тебя.
  
   - Как?
  
   - Заставила думать, что ты контролируешь ситуацию. Ведь ты не знал, что нимфы умеют управлять своей сексуальностью. И прежние, и новые, это неотъемлемое свойство нашего организма. Иначе просто нельзя. Мы были бы ходячими бомбами. И вместо покровительниц леса, являлись бы самой неприятной его проблемой.
  
   - Зря, значит, я старался? - вздохнул Сергей.
  
   - Вовсе нет, ты подарил мне незыбываемое удовольствие. Было очень приятно.
  
   - А почему нельзя было просто сыграть по моим правилам?
  
   - Потому что это не интересно, - засмеялась Терция. - Прости, но ты вероятно до сих пор плохо нас знаешь. У нас другие потребности в сексе и вкусы тоже другие, нежели у ваших женщин. Мне, например, не нужна долгая прелюдия, которую ты планировал, поэтому я и сократила этот этап. Я не могла рисковать и кончить с тобой, и мы говорили уже об этом, но у тебя в сексуальном азарте сия информация видимо напрочь выветрилась из головы. Так, что мне оставалось после этого сделать? Воспользоваться женской тактикой и перехитрить.
  
   - Все правильно, - согласился Сергей и вздохнул, - ты действовала как женщина. Думаю, что проект ваш удался. Вы умеете изображать их идеально.
  
   Нимфы обменялись взглядами и улыбнулись в ответ.
  
   - Это ценное мнение, Сергей, - сказала Константа. - У нас, кстати, есть очень хорошие новости для тебя.
  
   - Правда? Вы определили, сколько я могу поглотить эссенции?
  
   - Пока это только предварительный результат, но и он достаточно объективен. Ты в состоянии принять больше, чем сможет выплеснуть любая старшая нимфа, так что вопрос с созданием в тебе хранилища информации практически решен.
  
   - Насколько больше? - полюбопытствовал молодой человек.
  
   - Например, я или Терция сможем заполнить только треть твоего объема, Лин отхватит чуть больше половины, а Флора около двух третей.
  
   - Но это же много! Как я понимаю, освободить мою емкость для другой нимфы будет потом не просто.
  
   - Тебе не придется этого делать - ответила Константа, - потому что мы с Терцией увеличим твой объем в восемнадцать раз примерно.
  
   - Это что-то меняет? - спросил Сергей. - Рано или поздно я ведь снова наполнюсь, и тогда что-то сделать с этим будет еще сложнее.
  
   - Напротив, - возразила нимфа, - меняет все самым существенным образом. Тебе станут доступны более энергоемкие способы расхода энергии. Например, синтез веществ. Мы никогда не пользовались этой функцией, считая ее слишком расточительной. Однако тебе она придется как нельзя кстати.
  
   - Я смогу что-нибудь создать? - удивился Сергей. - Прямо из воздуха?
  
   - Из воздуха или из чего-нибудь другого, - пожала плечами Терция. - Сможешь, если хватит энергии.
  
   - А что?
  
   - Это уже тебе решать. Думаю, что лучше, будет избавляться от эссенции с какой-нибудь пользой. Например, создать что-нибудь ценное или редкое на Земле.
  
   - Алмаз! - вдруг загорелся новой идеей Сергей. - В нашем мире они стоят бешеных денег.
  
   - На кристаллы расходовать энергию удобнее всего, - согласилась Константа, - они сами растут, нужно только своевременно поставлять ее и правильно выбрать материал. Например, если выращивать алмаз в угольном пласте, то его размер получится больше.
  
   - Какой? - спросил парень, сверкая глазами от воодушевления.
  
   - Сложно сказать, - покачала головой Терция. - Слишком много различных факторов.
  
   - Ну, хотя бы совсем-совсем приблизительно, - взмолился Сергей.
  
   - Если израсходовать полный запас твоей энергии, то получится камень каратов так в... двадцать пять - тридцать. Но это очень не точный прогноз, плюс-минус пятьдесят процентов.
  
   От такой новости молодой человек остолбенел, словно громом пораженный.
  
   - Тридцать каратов! Боже мой! - простонал он ошарашено. - Ну, ладно... Я пока об этом не слышал, я все забыл, иначе я просто с ума сойду. А что еще? - спросил он с азартом. Есть еще какие-нибудь возможности?
  
   - Есть, - улыбнулась Константа. - Мы нашли способ сделать тебя полностью неуязвимым. Ты сможешь регенерировать любые повреждения при достаточном для этого запасе эссенции. У тебя даже есть эта функция в упрощенном варианте. Может Тила ее сделала, а может даже изначально была. Нам осталось только немного ее модифицировать, доведя до совершенства.
  
   Сергей ошарашено посмотрел на Нимфу.
  
   - Что серьезно? - не поверил он. - Если я отрежу себе руку, у меня вырастет новая?
  
   - Да, причем очень быстро, кисть за пару минут, рука полностью минут за десять. Только я бы не советовала делать столь кардинальные эксперименты. Боль ты способен испытывать как и все люди. Если уж захочется проверить эту способность, можно будет просто порезаться.
  
   - С ума сойти!!
  
   - Еще хочешь?
  
   - Да!
  
   - Эта возможность является правда следствием предыдущей, но она тебя тоже наверняка порадует. Старение, видишь ли, суть те же повреждения, только накапливающиеся малыми порциями. Регенерация тканей избавит тебя и от этой напасти.
  
   - Я буду медленно стареть? - уточнил Сергей.
  
   - Вообще стареть не будешь.
  
   - Тила говорила мне о чем-то подобном... Ладно-ладно, это потом. У меня голова идет кругом.
  
   Сергей посидел, зажмурившись, какое-то время, потом открыл глаза, улыбнулся и посмотрел на нимф.
  
   - Самое важное, - сказал он. - Что у меня получается с Марой? Я смогу... принять от нее знания? Мне хватит новой моей емкости, чтобы поглотить ее эссенцию?
  
   - Нет, - нимфы сказали это одновременно и от того ответ получился вдвойне веским.
  
   - И что? Ничего нельзя сделать?
  
   - Надеюсь, можно, - ответила Константа, - мы работаем над этим. С увеличением твоего объема задача еще больше упростится.
  
   - Может я смогу что-нибудь синтезировать, когда она будет...
  
   - Нет, - возразила Терция, - в этот момент ты точно не в состоянии ничего будешь делать. Я думаю, ты будешь в полной отключке. Завтра или даже уже сегодня ты почувствуешь, каково принимать эссенцию старшей нимфы. После этого умножь полученные впечатления на сто и ты получишь приблизительную оценку того как кончает Мара.
  
   - Что вам нужно, чтобы найти решение? - спросил Сергей. - Я могу чем-то помочь? Требуются еще данные?
  
   - Нет, - ответила Константа, - данных достаточно. Нужно лишь время. Ты, наверное, устал от нас и проголодался?
  
   - Первое - нет, второе, пожалуй, да.
  
   - Хочу предложить тебе общество нимфеток. Они и позаботятся о тебе, и развлекут. А нам с Терцией нужно побыть наедине какое-то время. Ты не возражаешь?
  
   - Нет, конечно. А кто такие нимфетки?
  
   - Это не созревшие нимфы, - пояснила Терция. - Когда состарилось наше Древо Жизни, они не успели закончить свой цикл рождения и остались в незавершенном виде.
  
   - Это в каком? - с опаской спросил он.
  
   - Не беспокойся все у них на месте, - улыбнулась Терция, просто они частично бестелесны.
  
   - Частично? Это как?
  
   - Ты почувствуешь их прикосновения, они могут брать и переносить предметы и в тоже время способны проникать сквозь них. Сквозь стены, например, сквозь меня или тебя.
  
   - И это плохо?
  
   - Нет. Плохо другое. Они не могут вырабатывать эссенцию и хранить гармонию. Для нимфы это большая потеря. Любая из нас на их месте чувствовала бы себя неполноценной. Тем более ситуация трагична, что исправить ее нельзя.
  
   - Я же помогу вам вырастить новое Древо, - сказал Сергей. - И они смогут ммм... дозреть. Разве нет?
  
   - Боюсь, нет, - вздохнула Константа. - Новое Древо их не примет. Недоношенного ребенка не вернуть в чрево матери.
  
   - Кстати, Тила из того же поколения, что и они, - добавила Терция. - Ей просто больше повезло, она родилась на месяц раньше.
  
   При этих словах сердце молодого человека слегка екнуло. Ему теперь трудно было представить себя без своей любимой нимфы, она стала частичкой его самого.
  
   - Зовите этих девушек, - сказал он, - буду рад познакомиться. Они разговаривают?
  
   - Только на лесном наречии, - ответила Константа, - но ты ведь его понимаешь.
  
   - Да.
  
   - Пятерых, думаю, будет достаточно, - продолжила нимфа, - большее количество тебя утомит. Нимфетки очень непоседливы и легкомысленны. Не позволяй им манипулировать собой. Если попросишь, девушки покажут тебе все это здание и помогут с интересом провести время. А вот, кстати, и они.
  
   Сквозь стены проникли пять туманных силуэтов, быстро сгустились, налились красками и превратились в весьма симпатичных молодых леди, которые тем не менее не стояли на полу, а словно бы парили в воздухе как привидения.
  
   - Они в твоем распоряжении, - улыбнулась Константа и обратилась к нимфеткам на лесном наречии. - "Делайте то, что попросит этот молодой человек. Но вначале накормите его. И, чур, без шалостей. Я потом у него спрошу и, если вы хулиганили, ух глядите у меня!"
  
   Девушки улыбнулись и кивнули, их взгляды с любопытством скрестились на Сергее. Они разом подплыли к нему, ухватили со всех сторон и буквально вынесли из комнаты. У парня даже дух перехватило от скорости, с какой перемещались эти создания.
  
   "Им бы вышибалами в баре работать", - со смехом подумал он.
  
   Не прошло и пары секунд, как молодой человек оказался в комнате-оранжерее. Девушки окружили его со всех сторон, прикасались к нему, улыбались и обменивались между собой быстрыми фразами.
  
   "Какой хорошенький! Какой полный!"
  
   "Такой соблазнительный, так бы и выпили его!"
  
   "У него амброзия! Боже, как много!"
  
   Одна из нимфеток подплыла к нему с огромной гроздью крупных ягод очень напоминающих виноград. Сорвала одну и приложила ее ко рту Сергея, предлагая съесть. Тот послушался, взял ее в рот и девушки радостно засмеялись. Они порхнули в разные стороны и вернулись к нему с разнообразными фруктами. Каждая предлагала попробовать у нее. Это было так забавно, что молодой человек с удовольствием включился в игру, принимая подношения из рук. Нимфетки кормили его по очереди, вкладывая ягоды прямо в рот, поднося фрукты, чтобы он их откусил. Сергей едва успевал все это прожевывать, как ему предлагали снова.
  
   "Не так быстро", - взмолился он, и девушки снова засмеялись.
  
   Но, кормить его стала после этого только одна. Остальные обнимали, гладили, прижимались.
  
   "Ты нас слышишь? Это так удивительно, люди нас не слышат" - сказала одна из них.
  
   "Я как бы не совсем человек", - ответил Сергей, продолжая есть. Лесное наречие вполне позволяло совмещать процессы общения и приема пищи, поскольку совсем не занимало рта.
  
   "Как тебя зовут?"
  
   "Сергей. А тебя?"
  
   "Нас называют нимфетками", - ответила девушка.
  
   "Но у тебя ведь есть и свое собственное имя?"
  
   "Ни у кого из нас имени нет".
  
   "Но почему? Если я, например, захочу обратиться не к тебе, а к другой нимфетке, как мне это сделать?"
  
   "Ты можешь говорить с любой, но обращаться будешь ко всем сразу. У нас одно сознание на всех".
  
   "Почему так?"
  
   "Мы не достаточно развиты, чтобы самостоятельно нести разум, поэтому мыслим коллективно".
  
   "А сколько нимфеток всего... входит в ваш коллектив?"
  
   "Нас пятнадцать. Именно столько рождается в одном помете".
  
   "И где остальные?"
  
   "В лесу. В разных местах, - улыбнулась девушка, - а можно нам тебя расспросить?"
  
   "Конечно".
  
   "Ты такой странный. Вроде просто мужчина, но в тебе много эссенции жизни. Даже больше, чем в некоторых нимфах. Тебя совсем недавно выпили, но ты заполнен до конца, как юноша девственник. И в тебе много амброзии, очень много. Кто ты такой? Откуда взялся?"
  
   "Еще вчера я был просто мужчиной, но с тех пор стал другим. Одна нимфа изменила меня с помощью своей эссенции жизни. И теперь я могу поглощать эту энергию. Собственно поэтому я все время полный. Благодаря эссенции я быстро восстанавливаюсь. А амброзия? Я могу ее вырабатывать. Терция и Константа говорят, что так случилось, потому что я полюбил нимфу".
  
   "Как забавно, ты напоминаешь нам Древо Жизни. В нем тоже была амброзия и эссенция".
  
   Сергей доел фрукт, похожий чем-то на персик, и остановил девушку, которая его кормила.
  
   "Спасибо, достаточно. Кажется, я наелся. А вам не грустно, что вы не успели завершить цикл развития?"
  
   "Грустно? - удивилась нимфетка. - Нет, не грустно. Мы не умеем грустить".
  
   "Но вы ведь сожалеете, что так получилось, что не смогли стать нимфами?"
  
   "Так получилось, - повторила девушка его слова. - И это от нас не завесило. Можно сожалеть о том, что сделал что-то не так. Здесь сожалеть не о чем".
  
   "И вам не хочется стать нимфами?"
  
   "Очень хочется. Мы бы сразу тебя выпили. Мы еще ни разу не пробовали мужчин. Вы наверное такие вкусные, - мечтательно сказала собеседница, проявляя поистине детскую непосредственность. - А почему ты спрашиваешь?"
  
   "Ну... - Сергей замялся, - потому что я хотел бы вам помочь, если б смог".
  
   "Правда? - не поверила нимфетка. - Ты, в самом деле, хотел бы нам помочь?"
  
   "Конечно. Очень хотел бы".
  
   "Он хочет!"
  
   "Хочет!"
  
   "Хочет!" - радостно закричали нимфетки на все голоса и, смеясь, закружили вокруг него хоровод.
  
   "Спасибо!" - сказала одна из них и заключила в его объятия. А потом и все девушки его облепили как муравьи гусеницу и стали целовать в губы по очереди.
  
   "Боже! - изумленно воскликнул Сергей. - Да не за что, в самом деле. Я же ведь вам не помог ни чем".
  
   "Это неважно! - сказала нимфетка, счастливо улыбаясь. - Главное, что ты хочешь".
  
   "Не понимаю".
  
   "И не надо! Скажи, что бы ты хотел сейчас? Что тебе нужно, чтобы почувствовать себя счастливым?"
  
   "Я не знаю, - улыбнулся Сергей. - Я и так счастлив".
  
   "Мы хотим, чтобы тебе было еще лучше. Придумай какое-нибудь удовольствие".
  
   "Ну... может быть искупаться, разве что. Я видел здесь небольшое озерцо, вот только не решился проверить, что оно собой представляет".
  
   "Морен! - радостно воскликнула нимфетка. - Горячий источник. Там здорово, в нем целебная вода. Полетели?"
  
   "Полетели", - согласился молодой человек, и девушки мигом подхватили его и понесли.
  

***

  
   Сергей полусидел-полулежал в бурлящей пузырьками горячей воде и балдел. Рядом весело носились нимфетки, бегая прямо по поверхности озера, взлетая к своду просторного древесного зала, озаряясь светом изнутри и выплескивая его из себя блескучими искорками, разлетающимися во все стороны, словно бенгальские огни. Две из них спланировали к молодому человеку и прилегли рядом. Их руки стали поглаживать его тело, мягко массируя его в разных местах.
  
   "Девчонки, - мысленно обратился к ним Сергей, посмеиваясь, - вы мне просто праздник какой-то устроили. В честь чего это? Вот честное слово, начинаю чувствовать себя каким-то басурманом в окружении многочисленных жен".
  
   Нимфетки заулыбались в ответ.
  
   "А пятнадцать жен - лучше, чем пять?" - поинтересовалась одна из них.
  
   "Конечно", - ответил молодой человек и снова засмеялся. С каждой минутой проведенной в этом обществе он чувствовал себя все более и более комфортно. Просто блаженство какое-то накатывало на него постепенно.
  
   "Можно мы позовем остальных?"
  
   "Зовите".
  
   "Спасибо! - обрадовалась нимфетка и нежно поцеловала Сергея в губы. - Ты такой щедрый!"
  
   "Щедрый? - удивился тот. - Но почему?"
  
   "Нам приятно греться в лучах твоего удовольствия".
  
   "Мне бы хотелось ответить вам взаимностью", - сказал Сергей, улыбаясь и обнимая девушек. Его руки нежно заскользили по их телам, он склонился к одной из них и поцеловал ее в шею.
  
   "Мы почти не чувствуем физического воздействия, но к эмоциональному наоборот очень чувствительны, так что просто наслаждайся и нам будет хорошо".
  
   Неожиданно в зале стало более многолюдно. К Сергею подлетело еще пять девушек. Они погрузились в воду и тоже стали его гладить, радостно улыбаясь. Другие нимфетки порхали вокруг. Смеясь, подлетали к нему, целовали в губы и уносились прочь. У одной оказалась какая-то ягода во рту, и она передала ее молодому человеку при поцелуе. Очаровательной сладостью сок растекся по языку, и парень зажмурился от удовольствия.
  
   "Если они сейчас исполнят какой-нибудь эротический танец, то я точно буду словно шах в своем гареме!" - подумал он весело.
  
   То ли девушки умели читать мысли, то ли просто их угадали, но заиграла приятная музыка и одна из нимфеток опустилась на воду прямо перед Сергеем и стала двигаться в невероятно изящном и волнующем танце. Это было что-то среднее между танцем живота, стрип-пластикой и балетом. Причем девушка скользила по поверхности воды, находясь на возвышении относительно глаз зрителя, так что выглядела весьма эротично, даже если не брать в расчет того, что она была обнажена.
  
   К ней присоединились еще две нимфетки, затем еще две и вот уже пять обворожительных танцовщиц исполняют столь прекрасное произведение искусства, что его и простым танцем назвать было сложно. Это был полет души, песня счастья и радости исполненная телом, дыхание самой природы. Девушки не просто танцевали вместе, они словно общались этим танцем друг с другом. Все их движения были очень органичны и закончены, выстраивались в необыкновенно логическую последовательность, складывались в захватывающую историю, притягивали внимание и томили душу.
  
   Сергей и не заметил, что слезы текут у него по щекам, он был словно, зачарован, околдован этим танцем, дыхание его участилось, по телу побежали приятные волны мышечных сокращений. Что-то вновь стало изменяться в нем, медленно расходуя эссенцию жизни. Но это было так незначительно и приятно, что молодой человек ни капельки не обеспокоился. Засветились чакры-вулканчики, каждая своим цветом. Забулькала и запузырилась амброзия. Она стала медленно испаряться, смешиваясь с эссенцией жизни, напитывалась ей, наполнялась внутренним свечением и выходила наружу из тела, окрашивая воздух вокруг Сергея волшебным блеском. Нимфетки радостно заволновались и облепили парня со всех сторон стараясь прижаться к нему покрепче. Они жадно впитывали этот свет, как будто тот был самым изысканным деликатесом в этом мире. Тела их тоже начинали светиться, наливаясь при этом плотностью и весом.
  
   Неожиданно одна из девушек окрасилась изумрудным цветом и стала медленно гаснуть. Она радостно засмеялась и отодвинулась в сторону, уступая место другим. Что-то необычное было в этом смехе. Но Сергею трудно было сообразить что. Он был словно в трансе, испытывая необычайное, совершенно незнакомое ему блаженство. То же самое случилось со второй нимфеткой, потом с третьей, четвертой пятой, они покидали парня, но место их тут же занимали другие. Последними к нему прижались пятеро танцовщиц. Объятия их длились несколько волшебных минут и вот они тоже на мгновение вспыхнули как изумруды и радостно подпрыгнули вверх, поднимая тучу брызг.
  
   - Вытаскивайте его скорее из воды, - послышался чей-то нетерпеливый голос. - Не беспокойтесь, всем хватит, он восстанавливается.
  
   - Я так хочу его! - прошептала другая нимфетка.
  
   Десятки рук подхватили Сергея со всех сторон, вынесли из озера и уложили на мягкую траву. Девушки окружили его плотным кольцом. Они уже не светились и выглядели весьма вещественно, растеряв всю свою призрачность.
  
   "Что они делают? - не понимал молодой человек, чувствуя сильное опьянение. - Что задумали?"
  
   Было нечто необычное в действиях нимфеток, и он никак не мог сообразить что.
  
   "Бог мой! Да они же говорят вслух! - дошло, наконец, до Сергея. - И одна из них сказала "Я" вместо обычного "Мы". Что же это значит? Это ведь должно что-то значить. Ох! Какое странное состояние, башка не варит совсем".
  
   Тем временем, одна из нимфеток уже устраивалась верхом на бедрах молодого человека. Ее тело сладострастно выгнулось, когда она приняла его в себя. Медленно, словно смакуя каждое движение, она поднялась вверх, затем медленно опустилась, повторила все это в более быстром ритме и стала скакать, опускаясь ниже, почти ложась на любовника и страстно целуя его в губы.
  
   Другая девушка звонко шлепнула ее по попе и сказала:
  
   - Просто выпей его быстро, иначе мы все не успеем. Если придет сюда Терция или Константа нас прогонят.
  
   - Мммм! - разочарованно простонала девушка, но послушалась.
  
   Стремительный вихрь удовольствия охватил Сергея, тело пронзили приятные импульсы, и объятия его любовницы судорожно сжались, она сдавленно вскрикнула и расслабленно повалилась на молодого человека, вытягиваясь на нем во весь рост. Девушку тут же сняли с него, и место ее заняла другая.
  
   - Сестрички, я всех вас призываю к порядку, - сказала она. - Просто берем, сколько можем и уступаем место следующей. Это всех касается. Успеем еще натешиться, он теперь наш.
  
   И все-таки она немного станцевала на нем, делая вид, что устраивается поудобнее, а потом парень снова ощутил пробивающий его насквозь разряд.
  
   Нимфетки сменяли друг друга в быстром темпе. Они не выкачивали его столь кардинально как делали это старшие нимфы и, тем не менее, Сергей чувствовал себя уже вконец обессиленным после седьмого раза.
  
   - Боже! Пощады! - простонал он и засмеялся. - Сделайте хоть небольшую паузу, хоть пол минутки, я уже почти пустой.
  
   - Я дам тебе эти тридцать секунд, - пообещала следующая девушка, устраиваясь на нем.
  
   Она захватила его и ускакала в мир грез, зажмуриваясь от удовольствия. Она наслаждалась каждым мгновением обладания им. Однако едва истекли эти пол минуты, как нимфетка стиснула парня в своих объятиях и выпила до суха за два-три глотка.
  
   Сколько времени продолжалась эта экзекуция молодой человек не смог бы сказать, какое количество девушек его взяло и сколько раз его опустошили, он не знал, просто сбился со счета. В какой-то момент очередная нимфетка выпила его и осталась лежать едва заметно вибрируя всем телом и мурлыкая на кошачий манер.
  
   "Все, - подумал Сергей с облегчением, - кажется, закончилось. Пятнадцать женщин... вернее нимфеток, боже! Кому рассказать - не поверят!" - и он тихо засмеялся, обнимая последнюю девушку.
  
   Руки его скользили по ее спине, ягодицам, бедрам. Она казалась вещественной дальше некуда, ни какой доли призрачности в ней не было, ни одного процента, ни десятой, ни сотой, ни тысячной.
  
   "Боже мой! Это же нимфа! Самая натуральная, завершенная. Они все стали нимфами! Но как они смогли, как сумели? Почему?"
  
   Девушка вдруг встрепенулась, испуганно подняла голову, чмокнула Сергея в губы и испарилась, а секунду спустя в зал с озером зашла Терция.
  
   - Что здесь произошло? - удивленно спросила она.
  
   - Коллективное изнасилование мужчины, - простонал молодой человек и засмеялся. Он попытался подняться, но нимфа прижала его к полу и приказала:
  
   - Не шевелись!
  
   Как она преодолела метров тридцать, разделяющие их, Сергей уловить не успел. Нимфа ощупывала его руками, словно проверяя в порядке ли у того кости, на самом деле она скорее всего сканировала его, причем выглядела очень обеспокоенной:
  
   - Кто это сделал? - спрашивала Терция. - Кто лишил тебя почти всей эссенции и трети амброзии? Кто выпил тебя так основательно? Боже! - вскрикнула она испуганно. - Кто тебя изменил?!
  
   Она напряженно вглядывалась в него, но потом вдруг облегченно вздохнула, переводя дух и улыбаясь.
  
   - Слава богу, обошлось, - сказала она. - Ты все еще можешь производить амброзию. Теперь рассказывай.
  
   - Ну... - Сергей смущенно заулыбался, - им ведь не будет ничего, да? Они не со зла, честное слово. И потом у меня к ним нет претензий, я не требую никаких наказаний.
  
   - Это уж нам решать. А теперь просто ответь, кто здесь был. Я все равно узнаю, хочешь ты этого или нет. Выпью тебя и узнаю.
  
   - Это были нимфетки, - признался Сергей. - Только... теперь они уже ни какие не нимфетки, а самые настоящие нимфы. Причем, похоже, нимфы нового типа, которые женщинами могут притворяться?
  
   - Что? - не поверила Терция. - Как?
  
   - Да я не знаю, случайно как-то все получилось. Они развлекали меня, играя, будто бы жены из моего гарема. Было весело и прикольно, мне вдруг стало так хорошо, что... кажется, эссенция потекла из меня наружу и... амброзия кажется тоже... Ну а они меня всего облепили, а потом бац-бац-бац стали превращаться в нимф. Честное слово не знаю как.
  
   Девушка слушала его изумленно, глядя широко открытыми глазами. Потом сказала:
  
   - Я должна тебя выпить. Прямо сейчас. Это очень важная информация и получение ее не терпит отлагательств.
  
   - Ох! Нет! - простонал Сергей. - Меня только что пятнадцать раз выпили. Я этого не выдержу. Тем более не выдержу твоих гормональных штучек.
  
   - Я просто тебя выпью, очень быстро, ты и глазом моргнуть не успеешь, а потом ты поспишь, мы позволим тебе отдохнуть столько, сколько ты захочешь. И ни кто к тебе сегодня больше не притронется.
  
   - Я не знаю, - вздохнул молодой человек, - но только не сильно ладно. Как-нибудь помягче...
  
   Нимфа еще раз провела руками по его телу, зачарованно улыбаясь.
  
   - Конечно-конечно, - успокаивающе сказала она, но по виду ее не сказать было, что девушка его слышала. Что-то очень интересное в нем привлекло все ее внимание. Она быстро взяла Сергея и тот просто взорвался. Ощущение было такое, словно его выпили десять нимф разом:
  
   "Мать твою за ногу, Старшая Нимфа!" - успел мысленно воскликнуть он и капитально вырубился.
  
  

Глава 5. Модернизация

  
   Проснулся Сергей от того, что кто-то забрался к нему в постель и мурлыкал под одеялом. Он приподнял его краешек и увидел там огромные зеленые глаза, которые смотрели на него с обожанием.
  
   - Ты кто? - спросил молодой человек.
  
   - Я, Нимфетка, - ответила гостья, - у меня нет пока другого имени.
  
   - Привет, - сказал Сергей и улыбнулся.
  
   - Привет, - улыбнулась в ответ девушка, и молодой человек сразу узнал ее. Именно она просила своих сестер поторапливаться.
  
   - А где остальные?
  
   - Они боятся сюда приходить.
  
   - Почему?
  
   - Потому что мы совершили преступление, очень серьезное. И наказание будет ужасным. Нас могут даже выгнать из леса.
  
   - Да что ты такое говоришь! - забеспокоился Сергей. - Какое это преступление вы совершили?
  
   - Мы поставили собственное благо превыше блага общества.
  
   - И как это произошло? В чем проявилось? Господи, да выходи ты из-под одеяла, никто здесь тебя не тронет, я не дам.
  
   - Правда? - обрадовалась нимфа и вылезла. - Амброзия очень важна для всех нимф, - ответила она, - а мы рисковали ей, чтобы завершить свое созревание.
  
   - Ничего ж не случилось плохого. Вас не должны серьезно наказать.
  
   - Нет, это не так. Ты не понимаешь, здесь дело в принципе. Нимфа, которая ставит личное благо превыше общего - испорчена. Она не может поддерживать гармонию. - Девушка вдруг заплакала. - Это просто ужасно, я не понимаю, как мы такое сделали, мне очень стыдно.
  
   - Погоди-погоди. Ты разве не помнишь? Все получилось случайно. Мы просто играли и я сам изменился. Вы в этом ни капельки не виноваты. Это ведь я на вас подействовал, значит, вся вина на мне.
  
   - Нет, - всхлипнула Нимфа, - мы все просчитали, мы знали, что надо сделать, чтобы ты изменился.
  
   - Но как?
  
   - Я не помню. Общего разума больше нет, старая информация разбросана по разным телам. Она как кусочки мозаики. По отдельности они ничего не значат.
  
   - Хочешь сказать, что общий разум убил себя, предоставив вам индивидуальность?
  
   - Наверное, - задумалась нимфа, - можно сказать и так.
  
   - Но это же самопожертвование, - сказал Сергей. - Оно никак не может быть преследованием личных целей. Вероятно, существовала какая-то важная причина. Жертвуют собой как раз во имя общего блага. Вам просто надо понять, почему вы так поступили. И вообще, решение принимал общий разум, а не вы. Вы не можете за это отвечать.
  
   Нимфа вдруг встрепенулась, глаза ее испуганно расширились и она пропала. Сергей вздохнул и удобнее устроился в кровати. Он понял, почему исчезла его новая знакомая. В комнату вошли старшие нимфы.
  
   - Привет, - сказала Терция.
  
   - Как спалось, - поинтересовалась Константа.
  
   - Привет, - улыбнулся им молодой человек. - Я отлично выспался. Сколько сейчас времени.
  
   - Утро, - ответила Терция, - восемь часов. Ты с кем-то здесь разговаривал?
  
   - Да, с бывшей нимфеткой. Скажите, что им грозит? Они очень переживают.
  
   - Этот вопрос еще обсуждается, - покачала головой Константа. - Нужно все тщательно выяснить, прежде чем принимать решение.
  
   - Их действия нанесли какой-нибудь ущерб?
  
   - Нет.
  
   - Разве это не смягчает наказание.
  
   - Нет. И дело здесь не в последствиях, а в предпосылках. Нимфа, которая поступает не должным образом, не может выполнять свои функции. Собственно им и не грозит никакого наказания. Речь идет о дисквалификации.
  
   - Для них ведь это наказание.
  
   - Конечно, но что делать, таковы законы нашего общества.
  
   - Я поставлю вопрос по-другому. Была ли какая-нибудь польза от их действий?
  
   - Да. И очень большая. По сути, они решили проблему вывода избытка эссенции из твоего тела. Теперь королева может использовать тебя как сосуд для своих знаний. Ни тебе, ни окружающим это вреда не принесет.
  
   - Вот! - обрадовался Сергей. - Получается, что они нашли решение для всеобщего блага! Насколько высоким был уровень их общего интеллекта? Они способны были просчитать результаты своих действий?
  
   - Достаточно высок, - ответила Константа, - и действовали они, наверняка, целенаправленно, зная чего добьются.
  
   - Они могли определить, что ничего плохого не случится?
  
   - Ни кто не в состоянии полностью исключить неблагоприятные варианты последствий. Можно лишь до минимума снизить вероятность их появления.
  
   - Я уверен, что они все тщательно просчитали и получили именно то, к чему стремились.
  
   - А ты знаешь, к чему они стремились? Что было их главной целью? - улыбаясь, спросила Терция. - Именно от этого зависит их судьба, а не от того что они сделали. Пусть даже нимфетки все просчитали. Они не имели права принимать это решение самостоятельно, потому что не обладают должным уровнем ответственности, как например, очень умный ребенок. Если у них имелся хороший план, о нем нужно было сообщить. Собственно нимфетки так бы и поступили. Я вообще не понимаю, что произошло. Им словно... кто-то разрешил. Кто-то, кто обладает высоким уровнем ответственности... или хотя бы в их глазах таковым обладает.
  
   Сергей вздрогнул и напрягся.
  
   - Кажется... кажется это я им разрешил, - виновато признался он.
  
   - Что? - удивилась Константа. - Как? Почему ты сразу нам не сказал?
  
   - Потому что я и сам не знал, что сделал. Не придал значения своим словам.
  
   - Вспомни, что ты им говорил и по возможности дословно.
  
   - Они спросили, почему меня расстраивает, что они не смогли стать нимфами. И я ответил: потому что хочу, чтобы они ими стали. И еще... еще одна нимфетка сказала, что я очень напоминаю им Древо Жизни, что во мне много эссенции и амброзии.
  
   Терция покачала головой и прикрыла глаза.
  
   - Все теперь понятно, - сказала Константа вздыхая. - Это все меняет. Желание Древа Жизни имеет для нимфеток наивысший приоритет. Мы никогда не принимали это в расчет, потому что настоящее Древо никогда не высказывает никаких желаний и никем не руководит.
  
   - Но я ведь не Древо Жизни, - возразил Сергей.
  
   - Ошибаешься, - ответила Терция, - ты прекрасно выполнил его функции. Возможно, ты и не мог это сделать первоначально, но нимфетки увидели, твой потенциал и реализовали его. В этих вопросах они очень продвинуты.
  
   - И что это значит?
  
   - Это значит, что ты принял за них ответственность. Ну... или можешь принять. Ты действовал неосознанно, поэтому мы даем тебе право выбирать.
  
   - Погодите-погодите, какую ответственность, какое право? Я могу взять на себя их вину? - уточнил Сергей.
  
   - Нет никакой вины, этот вопрос закрыт, - сообщила Константа, - но нимфы эти не принадлежат больше гармонии, они твои. Ты вправе принять эту ответственность или отказаться от нее.
  
   - Что? Как не принадлежат гармонии? Почему? Вы выгоняете их? Но они же ни в чем не виноваты?
  
   - Ни кто их не выгоняет, - возразила Терция. - Они могут жить в лесу, как и любые другие существа, просто они больше не члены нашего сообщества.
  
   - Но за что вы их исключили?
  
   - Господи, да не исключал их никто. Они сами из него вышли, когда выбрали тебя. Ты - Древо их Жизни, они члены твоего сообщества. Вернее могут ими стать, если ты их примешь.
  
   - Если я откажусь, они ведь погибнут?
  
   - Не знаю можно ли так это назвать, но думаю, да, жизнь их будет очень коротка.
  
   - Я не могу отказаться, - испуганно помотал головой Сергей. - А что будет, если я соглашусь? На что это похоже? Есть какие-нибудь аналогии в мире людей? Кем мне их после этого считать. Дочерьми или может... женами? Как они ко мне будут относиться?
  
   - Полных аналогий нет. В какой-то степени подходит понятие семья. Они станут членами твоей семьи. Не дочерьми - это точно. Хоть номинально ты и являешься их родителем, они не смогут не рассматривать тебя в качестве сексуального объекта. Женами их тоже не назовешь, потому что других мужчин они не исключат из своего рациона. Ты станешь как бы главой клана, а они - его членами.
  
   Сергей вспомнил вдруг, как одна из нимфеток сказала: "он теперь наш"?
  
   "Может она возникшие между нами узы имела ввиду? - подумал он. - Но если я откажусь, то никаких уз не будет. Они ошиблись и здорово проиграют? Они думали, что я уже согласился, когда сказал, что хочу им помочь, а я понятия не имел, что болтаю. Господи! Да это у меня уровень ответственности ниже плинтуса. Мелю что попало налево и направо, не думая. Нимфетки, наверное, это поняли. Возможно, именно поэтому одна из них пришла ко мне, чтобы выяснить, могут ли они на меня рассчитывать. А я опять ничего не понял, олух царя небесного! Ладно, хватит себя ругать. Ничего они не ошиблись, - улыбнулся Сергей своим мыслям, - не собираюсь я их бросать, не будет такого. Это не по-мужски, не по-человечески".
  
   - Так где тут у вас выдают корону главы клана? - поинтересовался молодой человек.
  
   И старшие нимфы облегченно заулыбались. Какую бы бесстрастность они из себя не строили, все равно переживали, за этих девушек.
  
   "Ура! - обрадовался Сергей, - никто их не бросит! Никто не станет относиться к ним равнодушно. Пусть номинально они будут считаться членами другого сообщества, фактически все равно останутся своими. Это очень важно! Это здорово!"
  
   "Эй! Вы провинившиеся! - сказала Терция на лесном наречии в пространство. - Я знаю, что вы рядом. Идите сюда, ваша судьба решилась".
  
   В комнате сразу стало тесно. Бывшие нимфетки появились из ниоткуда и сгрудились за спиной Сергея, словно ища у него защиты.
  
   - Этот мужчина, - продолжила она, - даст вам имена, он теперь ваше Древо.
  
   После этих слов бывшие нимфетки радостно взвизгнули хором и заключили молодого человека в свои объятия.
  
   - Ох, боже мой! - смеялся он, делая слабые попытки освободиться.
  
   "Значит, так это у них называется? - мысленно потешался Сергей. - Дерево? Интересно какое? Скорее всего, дуб. Причем самый дубовый из всех, стоеросовый! Хорошо хоть ни осел".
  
   - Назови меня, назови... - шептали ему нимфы.
  
   Он не мог придумать такое количество имен сразу, поэтому, хотел предложить девушкам выбрать себе имена самим, какие им больше нравятся. Он уже открыл рот, чтобы озвучить это как вдруг почувствовал, что лишился дара речи. Ни одного слова не могло вырваться у него из груди.
  
   - Так, ну-ка хватит! - строго сказала Терция. - Вы словно стая галдящих обезьян! Забыли, как нимфы получают свои имена? Каждая из вас должна подготовиться к этому знаменательному событию. Вам необходимо провести день в гармонии с природой и сделать что-нибудь полезное для нее. И подходят нимфы к Древу по одному, а не шумной толпой. Вы знаете теперь чем заняться в ближайшие сутки. Всё! Свободны!
  
   Молодые нимфы мигом испарились, и Сергей с облегчением перевел дух.
  
   - Уф! Круто ты с ними. Я бы так не смог.
  
   - Придется учиться, солнце, иначе дамы эти быстро сядут тебе на шею, глазом не успеешь моргнуть, - сказала Константа. - И на будущее, прежде чем ты скажешь еще хоть полслова в их присутствии, изволь вначале узнать, чем тебе это грозит.
  
   - Так это ты заткнула мне рот? - засмеялся парень. - Я что, мог снова как-то проколоться?
  
   Константа подняла очи горе и вздохнула.
  
   - Ты мог превратить свою жизнь в ад, болван ты этакий. Да будет тебе известно, что предоставить нимфе право выбрать самой себе имя это подарок, причем один из самых ценных.
  
   Сергей испуганно открыл и закрыл рот.
  
   - Господи спаси! Я же ничего не знаю про ваши обычаи. Мне сделать что-то не так - раз плюнуть. Ох! Кажется, я пропал.
  
   - Не беспокойся, - улыбнулась Терция, - сейчас ты получишь все необходимые знания. Пришла пора подготовить тебя для королевы.
  
   - Подготовить... В смысле к этому? Чтобы я... стал.. - начал заикаться молодой человек от волнения.
  
   - Да, - улыбнулась Константа, - все расчеты закончены, осталось только сделать это на практике. И не волнуйся так, ничего плохого с тобой не случится. Просто доставишь нам немного удовольствия.
  
   Нимфы забрались к нему в постель, и Сергей оказался в их объятиях. До сих пор они приставали к нему по очереди, а тут вдруг сподобились вдвоем. Молодого человека это приятно удивило.
  
   - Решили, праздник мне устроить? - спросил он, радостно улыбаясь.
  
   - А может себе, - улыбнулась в ответ Терция. - Сегодня ты нужен нам обеим. Мне понадобится вот это, - и она коснулась пальчиками его рта.
  
   - А мне вот это, - сказала Константа забираясь рукой парню между ног.
  
   - Мечта, - засмеялся тот. - Я в полном вашем распоряжении.
  
   Терция посмотрела на него зачарованно, потом стала целовать в щеки и губы.
  
   - Я первый раз в жизни буду испытывать нечто подобное, - прошептала она. - И у меня предвкушение чего-то волшебного, феерического.
  
   - Постараюсь тебя не разочаровать, - улыбнулся Сергей.
  
   А потом нимфы перешли к активным действиям. Константа взялась за ноги молодого человека, Терция за плечи и они разложили его посередине кровати, которая была кстати весьма обширной даже для трех любовников.
  
   Сергей напрасно беспокоился насчет своей техники кунилингуса. То ли Терция не знала, что в этой разновидности удовольствия инициатива в большей степени отводится мужчине, то ли у нее было свое мнение на сей счет, в общем все она сделала сама, расположившись сверху. И менять что-то в этой гармонии не было необходимости. Молодой человек и не пытался. Он просто плыл по течению, а точнее парил в восхитительном восходящем потоке, чувствуя приближение чего-то мощного, неотвратимого и опасного как буря.
  
   Однако приближающаяся стихия не пугала его. Наоборот он ждал с нетерпением этой встряски. Активизировались чакры-смерчики, переходя в боевую готовность, во всех направлениях бежали бодрые сигналы подобные военным командам "Товсь!". И те исправно выполнялись, мобилизуя энергетику организма. Но к тому что последовало, Сергей оказался совершенно не готов. Он не догадывался какая невероятная мощь содержится в изящном, женственном и внешне хрупком теле старшей нимфы, какой сокрушительный катаклизм готовит она ему.
  
   Девушка задрожала, выгнулась в экстазе и изверглась рекой энергии. Словно жидкое пламя хлынуло в молодого человека, заполняя его от макушки до пят. Сергею казалось, что внутри у него не осталось ничего. Только внешняя оболочка, вибрирующая от внутреннего давления и бушующий огонь, заключенный в ней.
  
   "Господи, это конец... - подумал он отрешенно. - Я сейчас умру, меня уже нет".
  
   Но он ошибался. Его, как командира, проигрывающего сражение, неожиданно сменил более опытный полководец. Константа вмешалась в развитие событий, принимая управление на себя. Она полностью перестроила работу чакр, заставляя пульсировать их в необычном сложном ритме, и стала дирижировать действиями других энергетических центров, внося согласованность в их работу. И дело сдвинулось с мертвой точки. В однородной толще плазмы, бушующей внутри молодого человека, стали появляться какие-то структуры, завихрения и сгустки. Она начала уплотняться в центральной части тела, принимая форму вертикального столба. Сергей почувствовал, как нимфа протянулась в нем и словно бы открыла еще одну дверь, через которую тут же ворвалась ее подруга и со своей стороны вмешалась в ход военных действий.
  
   Совместными усилиями нимфы еще больше уплотнили энергетический столб, а затем стали деформировать его, создавая своего рода перетяжки по всей длине. Те становились тоньше, удлинялись и вот уже столб стал напоминать бусы в виде семи шаров, нанизанных на тонкую светящуюся нить. Это странное образование совместилось с центральной осью тела молодого человека, так что огненные сферы наложились на чакры и все процессы в организме, наконец, полностью нормализовались.
  
   Поглощенная энергия воспринималась теперь как мощный заряд, который, тем не менее, был укрощен и стабилизирован. Его было очень много, Сергей ни разу еще не чувствовал такое количество энергии у себя внутри, и все-таки он мог бы вместить больше, это ощущалось как некое незаполненное и готовое к использованию пространство.
  
   "Вот о чем говорила Константа, - догадался молодой человек, - я могу вместить больше, чем способна выплеснуть любая старшая нимфа. Вот только почему то она ни словом не обмолвилась, что я не в состоянии буду усвоить самостоятельно такое количество эссенции".
  
   Тем временем нимфы продолжали хозяйничать в организме Сергея. Они сконцентрировали свои действия на его чакрах и те вдруг стали делиться, создавая новые отростки. Если раньше эти центры представляли собой вращающиеся вихри, расширенные на концах и тонкие посередине, обращенные одним своим раструбом вперед, а другим - назад, то теперь, каждая чакра состояла из трех таких вихрей. К уже существующим добавилось по два, одни были направлены вертикально вдоль позвоночника и соединялись друг с другом, соприкасаясь своими концами, другие -горизонтально влево и вправо, перпендикулярно первоначальным лепесткам.
  
   Вихри стали вытягиваться, удлиняясь, и Сергей испытал странное чувство, будто стремительно растет, как Алиса в стране чудес, съевшая очередной кусочек гриба или печеньку. Вымахав размером с дом, он начал уменьшаться, словно бы уплотняясь, но сохраняя при этом прежний внутренний объем. Так что, вернув себе исходные размеры, парень продолжал ощущать внутри себя обширное пространство. Это было непривычно, но особого дискомфорта не вызывало. Наоборот, возникло чувство прочности и защищенности. Энергия свободно циркулировала между чакрами и по внутренним меридианам организма, насыщая каждый его орган жизненной силой. Сергей просто физически теперь ощущал тот потенциал неуязвимости, который обещали ему девушки.
  
   Работы, похоже, подходили к концу. Терция совсем свернула свои действия и просто наблюдала. Константа что-то увлеченно изменяла в половой сфере. Может, хотела сделать предстоящую трапезу более вкусной, а может более питательной, молодой человек пока не в состоянии был это определить. Он лишь чувствовал возрастающий азарт и предвкушение нимфы.
  
   Сергея пробило невероятно мощное и глубокое наслаждение. Ничего подобного он доселе не испытывал. И, тем не менее, оно переносилось очень легко и совершенно не истощало физически. А вот сама нимфа, похоже не ожидала достигнутого эффекта. Ее пробрало что называется до самого основания. Девушка даже закричала, выгибаясь в экстазе. Она минуту или даже дольше переживала это напряженное состояние, а потом обессилено рухнула, вытягиваясь сверху.
  
   - Кажется, кто-то пожадничал, - сказала Терция и засмеялась. - Не стоило так сильно насыщать эссенцией его сперму.
  
   - Маре это понравится, - попробовала возразить пострадавшая слабым голосом.
  
   - Возможно, но вот молодой нимфе не поздоровится, я уж не говорю об обычной женщине.
  
   - Ну и что ты предлагаешь? - поинтересовалась Константа более бодро, она довольно быстро приходила в норму. - Вернуть все назад? Но это ведь не рационально при его теперешнем потенциале.
  
   - Нет, конечно, возвращать ничего не надо, следует сделать согласование выхода с приемом.
  
   - Как?
  
   Терция ответила на лесном наречии в режиме суперскорости и нимфы ушли на какое-то время в увлеченное обсуждение новой идеи в свойственном им бешеном темпе, который молодой человек не в состоянии был отследить.
  
   - Постойте-постойте! - вмешался он в этот разговор. - Вы, кажется, решаете, как поступить с моим телом, не могли бы вы и меня посвятить в детали этих замыслов?
  
   - Посвятим, - откликнулась Константа, - подожди немного.
  
   При этом она не прекращала быстрый обмен мыслями со своей подругой. Напротив, еще более его ускорила, так что тот напоминал теперь сплошной поток информации, двигающийся одновременно в двух направлениях. Прошла еще пара десятков секунд и нимфы замолчали очень довольные результатами состоявшейся беседы.
  
   - Попробуем? - спросила Константа.
  
   - Давай! - откликнулась Терция и они стали меняться местами.
  
   - Стойте! - воскликнул Сергей. - А объяснения?
  
   - Тебе это так нужно? - поинтересовалась Константа, касаясь пальчиками его губ. Ее мысли, похоже, были заняты сейчас предстоящим удовольствием. - Хочешь, я вложу это в тебя вместе с эссенцией. Ты сам все поймешь, как только подаришь мне наслаждение.
  
   - Ну, уж нет! Я вначале на словах хочу узнать. Краткое объяснение вас с Терцией не должно затруднить.
  
   - Хорошо-хорошо, - сдалась нимфа. - Я соединила твою репродуктивную систему с резервуаром эссенции и в результате жизненность эякулята напрямую теперь зависит от запаса энергии в тебе. Сперма ... как бы это лучше сказать... стала значительно питательнее что ли, чем у обычного мужчины. Но у всякой нимфы есть свой предел, некий максимум энергии, который она в состоянии поглотить. Поэтому мы решили поправить сложившийся произвол и исключить всякие нежелательные последствия. Дополним связующий канал специальным ммм... регулятором, наподобие транзисторного элемента, и все станет как надо. Все-таки насколько полезными иногда могут быть знания чужого мира, - улыбнулась девушка, - столько новых идей появляется.
  
   - И что станет делать этот регулятор?
  
   - Регулировать пропускающую способность канала. Чем ниже будет сила нимфы, тем меньше эссенции в твою сперму попадет. Она получит ровно столько, сколько в состоянии будет усвоить.
  
   - А как это подействует на обычную женщину?
  
   Собеседницы переглянулись, и Терция с улыбкой ответила.
  
   - Принципиально ничего не изменится. У женщин тоже есть свой энергетический уровень и свои пределы. Регулятор и для нее подберет заряд жизни, который ей не повредит. И можешь поверить, что твою человеческую любовницу ждут незабываемые впечатления.
  
   - Только соблюдай осторожность, - добавила Константа и подмигнула. - Эссенция жизни омолаживает. Так что смотри не выдай свои экстраординарные способности излишними любовными похождениями.
  
   - Я думал, ты скажешь, не сделай ей ребенка.
  
   - О, нет. Об этом можешь не беспокоиться. Женщина не сможет от тебя понести.
  
   - Почему?
  
   - Тила разве не объяснила? - удивилась Терция. - Твои сперматозоиды больше не могут выходить самостоятельно, их нужно притянуть, а женщины делать этого не умеют.
  
   - Она говорила что-то такое, но... я думал, что теперь все по-другому. Вы сказали, что сперма моя стала более жизненной.
  
   - В общем да, если хоть один твой сперматозоид попадет в женщину, зачатие станет неизбежным. Но самопроизвольно такое не случится.
  
   - А я не смогу этим управлять? Скажем на время отключить свое бесплодие?
  
   - Зачем тебе? - удивилась Терция. - Впрочем, не важно. Сможешь, конечно. Какое-то время тебе потребуется, чтобы научиться, но рано или поздно сможешь. Вся необходимая информация будет в твоем распоряжении. Только я бы посоветовала тебе ограничиться в основном интимными контактами с нимфами, хотя бы в ближайшие десять-пятнадцать лет. Лесных дев, желающих составить тебе компанию в сексе будет предостаточно.
  
   - Почему только с нимфами?
  
   - Не понимаешь? Да что бы сохранить свои способности в тайне, - ответила Константа. Она проявляла уже явные признаки нетерпения, с трудом сдерживая свое желание.
  
   - Что вы сейчас со мной будете делать? - спросил Сергей немного испуганно. - Регулятор этот поставите?
  
   - О нет, не только - ответила Константа, сверкая глазами. - Сейчас я волью в тебя программу, которая будет сжимать и упорядочивать данные. Ту самую библиотеку, о которой мы уже говорили. Регулятор - это так попутно, небольшая доработка уже сделанного.
  
   Сергей судорожно вздохнул.
  
   - Эти ощущения, - пожаловался он, - от того как вы кончаете... Они такие экстремальные. Боюсь, мне сложно будет к ним когда-нибудь привыкнуть. Боже! А с королевой тогда что меня ждет?! Терция, ты говорила мне нужно умножить свои ощущения на сто?
  
   - Все правильно, - улыбнулась нимфа. - Только не те, которые ты испытал со мной раньше, а те которые почувствуешь сейчас с Константой.
  
   - Они будут другими?
  
   - Конечно, более умеренными, значительно.
  
   - Но ведь вы одинаковые, ты сама мне говорила?
  
   - Мы одинаковые, но ты сейчас другой.
  
   - Не бойся, тебе будет очень легко, - шепнула Константа, глядя на молодого человека со сладким вожделением. - Тебе понравится, - она приподнялась и нетерпеливо стала пристраивать его голову у себя между ног. Останавливать ее было теперь бесполезно, она не желала больше разговоров, собираясь занять рот Сергея несколько иной работой.
  

***

  
   Нимфы не обманули. В этот раз действительно было очень легко, несмотря на то даже, что Константа кончила, как говорится, от души. Она будто специально накопила заряд побольше и разрядилась в долгом феерическом оргазме, выплеснув в молодого человека эссенции едва ли не в полтора раза больше, чем до этого Терция. Никаких проблем это не создало. Новые улучшенные чакрамы Сергея сработали мощно и коротко, быстро связав всю вкаченную в организм энергию и впитав ее практически без следа. Они оставили лишь ощущение глубокого блаженства, испытанного нимфой, которое пришло вместе с ее эссенцией.
  
   "Боже! Как классно! - подумал молодой человек, чувствуя приятное опьянение. - Еще хочу!"
  
   Нимфы меж тем вторглись в его организм и снова стали в нем что-то настраивать. Терция занялась половой чакрой, Константа сконцентрировала свои действия на четырех верхних. Именно с их работой, по всей видимости, было связана деятельность программы-библиотеки, которую вложили в парня девушки. Он вдруг почувствовал немыслимый по величине поток знаний скользящий через его сознание, попытался ухватить хоть что-то, запомнить и тут же получил предостережение от нимфы не делать этого.
  
   "Всему свое время, - сказала Константа, - информации слишком много для твоего разума и большая часть тебе не нужна. Программа сама предоставит тебе нужные сведения, когда они понадобятся".
  
   Закончив со своей работой, нимфы встретились, обменялись какими-то соображениями и так глубоко занырнули в недра организма Сергея, что он практически перестал их чувствовать. Тем не менее, времени они зря не теряли, продолжая что-то настраивать и совершенствовать. Причем вмешательство их было столь тонким и поверхностным, что вначале почти не ощущалось. Лишь некоторое время спустя пришло чувство легкой расслабленности. Оно постепенно усиливалось и превратилось сперва в блаженство, а затем и в эйфорию. Организм ликовал, наполняясь энергией счастья. Сергей не понимал, что делали с ним нимфы, но сейчас он просто обожал их за это. Наконец, они вернулись в "поле зрения", продолжая словно бы ощупывать и массировать каждую клеточку организма. Вслед за эйфорией пришло и стало усиливаться ощущение совершенства и законченности.
  
   "Что вы со мной делаете?" - расслабленно спросил молодой человек.
  
   "Мы создаем в тебе гармонию, - ответила Терция, - в основном, устраняем мелкие дефекты и нарушения, восстанавливаем разрушенные кое-где связи".
  
   "Ничего себе мелкие дефекты! - засмеялся Сергей. - Я словно заново родился!"
  
   "По отдельности повреждения незначительны, но их очень много, поэтому суммарный результат хорошо чувствуется", - добавила Константа.
  
   "Еще мы поправили твою генетическую структуру, - добавила Терция, - включив в нее все произошедшие с тобой изменения. Надеюсь, ты не против?"
  
   "А зачем это было нужно?"
  
   "Чтобы потомство твое унаследовало все эти новшества".
  
   "Я же бесплодный, - вздохнул Сергей, - о каком потомстве идет речь?"
  
   "С какой стати ты так решил? - удивилась Константа. - Все у тебя в порядке, просто всему свое время".
  
   Похоже, девушки закончили работу. Они лишь осматривались изнутри, ни к чему не притрагиваясь. Выглядели нимфы очень довольными и можно даже сказать впечатленными. Они откровенно любовались содеянным и радовались чему-то как дети.
  
   "Пришла пора!" - сказала Терция.
  
   "Да!" - откликнулась Константа.
  
   "О чем вы?" - поинтересовался Сергей.
  
   "О том, что ты полностью готов", - ответила Константа.
  
   "Для Мары?"
  
   "Для всего! Ты - новая модель человека, очень совершенная, идеальная. Ты - мужчина-нимфа, лучшим образом для нас подходящий. И это самое важное наше достижение!"
  
   "Я могу теперь телепортироваться? Создавать природу как вы?"
  
   "Тебе это будет доступно, наверно, - подтвердила Терция, - по крайней мере, ты в состоянии этому научиться. Но ценность твоя в другом. Ты дополняешь нас, как мужчины дополняют женщин. И сейчас я хочу, чтобы ты меня дополнил, - добавила девушка. - Хочу вкусить плоды нашего труда".
  
   Испытания новой модели мужчины нимфа провела по полной программе, насладившись им, что называется, от души. За каких-то десять-пятнадцать минут она несколько раз кончила своим излюбленным гормональным способом, а затем выстрелила в пространство, окатив Сергея до самого лица сверкающей и бурлящей на воздухе жидкостью, словно жидкий азот выплеснула из себя. Молодой человек дернулся испуганно, но Константа придержала его за плечи. Обе девушки наблюдали за кипящими лужицами с большим интересом, не проявляя особого беспокойства, несмотря на всю неординарности случившегося. А дальше произошло невероятное. Жидкость стала втягиваться и поглощаться телом Сергея, даже та, что успела испариться, притягивалась в виде светящейся дымки и впитывалась в кожу. Не прошло и минуты, как в пространстве не осталось, ни капли эссенции.
  
   - Блеск! - воскликнула Константа. - Вот как это работает!
  
   - Еще! - выдохнул молодой человек, дрожа от наслаждения. - Можно еще?
  
   - Сейчас твоя очередь, - возразила Терция вновь захватывая своего любовника. Прошло совсем немного времени, и парень уже извивался под ней сотрясаемый импульсами разрядки, а нимфа прижимала его к себе, жмуря глаза от удовольствия и улыбаясь. Сергею было так приятно, что он не сразу заметил некую странность в происходящем. Что-то было не так как обычно, по-другому. Он сделал попытку разобраться в новых для себя ощущениях, но так и не понял, что к чему. А затем и рукой махнул, отдавшись волнам блаженства.
  
   - Ты же хотела выпить его, - рассмеялась Константа.
  
   - Передумала! - томно сказала Терция. - Мы и так с тобой все перепроверили.
  
   - Признайся, тебе просто было невтерпеж!
  
   - Признаюсь, - ответила нимфа, улыбаясь.
  
   - Я тоже хочу! - сказала Константа.
  
   Сергей собирался было спросить, о чем это они, но не успел. Вторая девушка набросилась на него, и все повторилось вновь практически в той же самой последовательности. И снова это ощущалось как-то по-другому. Было очень приятно и необычно одновременно. Но молодой человек не в состоянии сейчас был решать логические ребусы.
  
   "Не все ли равно, - думал он, нежась в объятиях нимф, - главное, что приятно".
  
   А те были на удивление тихи и расслаблены. Они с интересом прислушивались к себе и загадочно друг другу улыбались.
  
  

Глава 6. Планы на будущее

  
   Видимо Сергей заснул на какое-то время, потому что пропустил момент, когда девушки в очередной раз начали свой диалог на супер скорости. Они лежали по разные стороны от молодого человека, и обмен информации между ними воспринимался как монотонное пчелиное гудение.
  
   - Так-так-так! - прервал эту идиллию очень знакомый и даже в каком-то смысле родной голос. - И что все это значит?!
  
   Константа повернулась в сторону говорившего.
  
   - Ой, Тила, - сказала она и испарилась.
  
   - Я тоже пойду, - добавила Терция и исчезла вслед за ней.
  
   Сергей сонно поднял голову и увидел свою подругу, пребывающую в весьма возбужденном состоянии.
  
   - Я жду объяснений, - сказала она, сердито уперев руки в боки.
  
   - Так я... мы тут... - залепетал парень испуганно. - Ты же сама сказала... что можно...
  
   Тила прыснула и рассмеялась.
  
   - Ага! Испугался! - воскликнула она, залезла к нему в постель и набросилась с объятиями и поцелуями. - Как я соскучилась по тебе, как проголодалась! Ммммм! Сладкий мой! Ну-ка дай на тебя посмотреть. Вау! Какой ты стал! Конфетка просто! Старшие здорово с тобой поработали.
  
   - Что это было? - спросил Сергей, медленно приходя в себя, как после кошмара. Он до сих пор еще чувствовал слабость в коленках.
  
   - Просто пошутила, - ответила нимфа, смеясь. - Не смогла удержаться, застав тебя с двумя любовницами в постели. Грех было упускать такую удачную возможность для розыгрыша.
  
   - Ты меня здорово напугала, - обиделся Сергей.
  
   - Больше не буду, сладенький, - сказала девушка, целуясь. - Мне всегда было интересно, что вы люди находите в этой ревности. Честное слово не понимаю. Но у тебя был такой смешной вид, - Тила снова засмеялась.
  
   - Где ты пропадала так долго?
  
   - В твоем мире осваивалась. Смотрела что да как. Ох, и тяжко там у вас! Но одновременно и здорово! Я потом расскажу, ладно? - предложила Тила. - Сейчас я голодная. Я голодная-приголодная, очень голодная, - добавила она, алчно улыбаясь и наползая на Сергея сверху. - Тепленький, сладенький, голенький. Ах! Как хорошо!
  
   Молодой человек успел подзабыть уже классический способ потребления мужчин нимфами и Тила живо ему напомнила. Волна удовольствия вихрем пронеслась по его телу, объятия девушки судорожно стиснулись на несколько десятков секунд от бурного наслаждения, а потом она расслабилась и умиротворенно замурлыкала.
  
   Все произошло практически также, как при первой их встрече, вот только сейчас Сергея это нисколечко не напрягло. Ему даже захотелось, чтобы девушка выпила его снова, еще и еще. Насколько бы его хватило? Раз на восемь-десять, наверное. И то, если б он не восстанавливался. Старшие нимфы действительно хорошо его модифицировали?
  
   "Выходит Тила никогда теперь не сможет полностью меня опустошить?" - подумал молодой человек немного разочарованно.
  
   "Это ненадолго, - моментально пришел ответ, и парень сразу понял, что ответила ему библиотека. - Очень скоро она станет сильнее, чем Терция или Константа, чем Лин и даже чем Флора. Она станет королевой нимф твоего мира. Возможно не такой мощной, как Мара, потому что великая мощь приходит с годами, но она будет настоящей королевой со всеми атрибутами власти".
  
   "Королева, - с удовольствием думал Сергей. - Значит вот для кого меня готовили, не только для Мары. В большей степени для нее, потому что Мара останется здесь, а Тила будет со мной там".
  
   Прошло полчаса или даже больше, когда нимфа зашевелилась, сладко потягиваясь, и молодой человек тоже вернулся из мира грез.
  
   - Как хорошо, - сказала она, и улыбнулась. - Такое необычное состояние. Я чувствую себя гораздо лучше и защищеннее. В вашем мире Терция и Константа наверняка получили бы нобелевскую премию.
  
   - Почему?
  
   - Потому что сделали грандиозное открытие. Они вывели формулу, позволяющую всем нам стать лучше.
  
   - Подожди, - удивился Сергей, - так ты что, тоже изменилась? Когда?
  
   - Вот только что. Я специально встретилась с тобой для этого. Мне нужно оценить, насколько новый вид нимф приспособлен к жизни в вашем мире.
  
   - И как? Оценила?
  
   - Пока еще нет. Для этого мне как минимум требуется побывать у вас снова. Однако уже сейчас могу предположить, что все очень не плохо. И техносфера города в значительно меньшей степени должна на меня влиять.
  
   - Это хорошо, - улыбнулся Сергей.
  
   - Да, хорошо, - согласилась нимфа.
  
   - Давно хотел спросить. Тогда, во время встречи с Марой, о чем таком вы с ней говорили? Что у тебя что-то там получилось, что она не верила и все такое. Это ведь как-то с нашим миром связано, верно?
  
   - Да, конечно. Мы давно хотели получить к вам доступ, но это была даже не мечта. Так фантазия.
  
   - Почему? Наш мир же такой испорченный. Перенаселенность, кошмарная экология!
  
   - Именно по этому. В нем много работы. Для нас нет ничего приятнее, чем нести гармонию. А еще у вас много мужчин. Так много, что просто дух захватывает от предвкушения!
  
   Сергей засмеялся.
  
   - Понятно, если так. Но почему вы просто меня не попросили? Я бы с радостью пошел вам на встречу. Мне самому хочется вас поскорее в нашем мире прописать.
  
   - Потому что мы не можем просить об этом?
  
   - Условности? Как с подарками?
  
   - Да. Причем, гораздо более жесткие. Мы даже намекать не имели право. Ты должен был самостоятельно придти к этому решению и сам нас попросить, иначе ничего бы не вышло. В общем, пришлось немного схитрить. Сыграть на твоем страхе остаться здесь навсегда.
  
   - Сыграть? - поразился молодой человек. - Так это был блеф? Вы не хотели меня здесь оставить?
  
   - Очень хотели, но не могли.
  
   - Почему?
  
   - Потому что ты стал бы несчастлив и амброзия бы погибла. Но это был не обман, а небольшая хитрость, жонглирование словами. Я не говорила, что мы не позволим тебе вернуться, станем удерживать силой. Дело в том, что мы не можем обманывать, лож нарушает гармонию. Я лишь формулировала свои фразы двусмысленно, а к ложным выводам ты пришел сам.
  
   - Офигеть! Тебе бы политиком работать, - хохотнул Сергей.
  
   - Возможно, еще придется, - заметила Тила.
  
   - А почему Мара была так удивлена, что у тебя получилось меня обхитрить?
  
   - Она была не этому удивлена. Она не верила, что ты сам захочешь открыть нам доступ, даже ради того, чтобы вернуться.
  
   - Почему бы мне не захотеть этого?
  
   - Как странно, что ты не понимаешь, - улыбнулась Тила и ласково провела ладонью по его щеке.
  
   - Чего? - настороженно спросил Сергей.
  
   - Что мы захватим вас, как только поселимся в вашем мире. Все человечество будет принадлежать нам, и никто из людей этого даже не заметит.
  
   - Захватите? - испугался молодой человек. - Как?
  
   - Так же как я захватила тебя. И это будет очень просто, без каких бы то ни было серьезных усилий с нашей стороны.
  
   - Ах, вот ты о чем, - улыбнулся Сергей, расслабляясь. - Это не в счет. Какой же это захват. Я не чувствую никакого захвата.
  
   - В том то и дело, - улыбнулась девушка, - в том то и дело.
  

***

  
   Они здорово порезвились в этом доме, отметившись почти в каждой комнате. Особенно Сергею понравилось в оранжерее, где Тила кормила его ягодами изо рта в рот прямо во время секса, совершенно невероятным образом добывая их с окружающих деревьев дистанционно. Девушке очень понравилось гормональное удовольствие, и она многократно использовала его, перед тем как выпить своего любовника, испытывая максимальное наслаждение. Сквиртом Тила тоже побаловалась, хотя первый раз сделала это очень сдержанно, выплеснувшись в пол силы, и с опаской ожидала потом самых негативных последствий. Однако стоило ей убедиться, что предосторожности излишни, как она разразилась целой серией мощных выплесков, зажигаясь каждый раз просто детским восторгом от того, как эссенция поглощается телом любовника.
  
   - Ты чудо! Чудо мое, - шептала она, стискивая его в объятиях.
  
   Заканчивалось их свидание в Морене. Прямо в воде в щекочущих пузырьках, поднимающихся откуда-то со дна этого озера. Нимфа наслаждалась Сергеем около получаса, потом выпила и обессилено отпустила.
  
   - Все! Кажется, я на год вперед наелась, - засмеялась она.
  
   - А я нет, - улыбнулся парень, заключая девушку в объятия.
  
   - Нет-нет! - остановила его Тила. - Хватит, мне нужна передышка.
  
   - Ах! Как жаль, - огорчился он, но послушался.
  
   Молодой человек расслабленно откинулся назад, ложась на спину, и позволил воде поддерживать себя. Волны покачивали его тело вверх-вниз, было хорошо и покойно.
  
   "Как странно, - подумал он, - еще совсем недавно в этом месте пощады просил я. Нимфетки дали мне настоящего жару. Теперь они нимфы... Ох! Мне же им имена еще давать!"
  
   Сергей озаботился этим вопросом, и имена вдруг сами стали приходить в голову. Причем не только имена, но и фамилии, даты рождения, адреса проживания, даже паспортные данные.
  
   "Что за черт?" - удивился Сергей и тут его осенило. Вспомнилось печальное событие происшедшее совсем недавно, потерпел крушение самолет с женской юношеской ватерпольной командой. Двадцать пассажиров на борту: пятнадцать спортсменок, членов команды и тренерский состав.
  
   "Пятнадцать спортсменок! - сверкнуло в голове. - И пятнадцать имен. Ну конечно!"
  
   Нимфы не могли не воспользоваться этим стечением обстоятельств. Как они узнали? Скорее всего, от него, он ведь был в курсе. Тила нашла обломки самолета в лесу раньше, чем это сделала поисковая служба людей. Для нее это было раз плюнуть. В живых никого не осталось. Сергей увидел место крушения словно собственными глазами. Самолет не просто упал, он еще и взорвался. Нимфа удалила из кабины большую часть тел, точнее шестнадцать. Что-то необычное она с ними сделала, как-то присоединила их к экосистеме леса. Можно сказать, растворила в природе своеобразным способом. Зачем? Чтобы не обнаружили люди? Наверное, им суждено было потом найтись чудом спасшимися. Пятнадцати спортсменкам-девушкам и молодой женщине, помощнику тренера.
  
   "Так вот чем Тила занималась в нашем мире, - понял Сергей, - готовила плацдарм для высадки. Но откуда она про нимфеток узнала? Ведь ее не было здесь, когда все произошло".
  
   - Я в курсе всего, что происходит с тобой и вокруг тебя, - ответила нимфа на его мысленный вопрос. - Между нами тесная связь, я думала, что ты знаешь об этом.
  
   - Ты и мысли мои читаешь? - поинтересовался Сергей.
  
   - Да. Все нимфы так могут.
  
   - И что ты собираешься делать дальше?
  
   - Что мы собираемся делать, ты хотел спросить? Именно тебе придется найти потерпевших крушение.
  
   - Почему мне?
  
   - Потому что ты являешься точкой пересечения многих факторов. Ты - Древо Жизни нимфеток и одновременно представитель людского сообщества. Поэтому именно тебе придется благословить своих подопечных на жизнь в черте города. После этого они не будут больше стеснены ни какими ограничениями. Соответственно ты должен стать их "спасителем", чтобы проделать все это без каких либо организационных проволочек. Кроме того, тебе не помешает очное знакомство со своими ватерполистками. По крайней мере, им оно точно будет нужно. Если ты станешь официальным их спасителем, ни у кого не вызовет удивление ваше тесное взаимодействие. Думаю, тебя можно будет даже ввести в состав команды в качестве почетного ее гостя.
  
   - Ох и ах, - сказал Сергей улыбаясь. - Сколько разных нюансов. Почему так много ограничений на ваш род?
  
   - Собственно мы ничем не ограничены в своей среде. Просто люди и весь ваш мир имеют защиту от большинства магических существ.
  
   - Ты серьезно? Но откуда она взялась?
  
   - Сохранилась с незапамятных времен. Вероятно, раньше люди искушены были в магии. Кто-то все хорошо продумал. Не пожалел сил и времени, чтобы такое сотворить.
  
   - Но зачем?
  
   - Мне кажется это очевидно. Такая защита гарантирует людям независимость от вешнего влияния, в том числе и от нашего.
  
   - А я значит, ее порушил?
  
   - Не совсем так. Защита по-прежнему действует. Ты просто дал нимфам возможность ее обойти.
  
   - Не вижу в этом большой трагедии.
  
   - Я тоже, - улыбнулась Тила.
  
   - Хорошо, и что мне надо будет делать?
  
   - У нас есть примерно неделя, максимум десять дней, чтобы все подготовить. Потом появиться будет сложнее.
  
   - Почему? Сейчас конец лета, в лесу тепло, есть ягоды и грибы, в реке рыба. Достаточно подготовленные люди в состоянии продержаться длительное время.
  
   - Вчера самолет нашли и обследовали. Поисковые службы активизировались и прочесывают всю близлежащую местность. Будет непонятно, откуда мы появились, если раньше нас там не было. У нас было бы еще меньше времени, если б мы не организовали плохие погодные условия, затрудняющие поиски.
  
   - Гроза и ураганный ветер? - предположил Сергей. - Вы и такое можете?
  
   - Можем, но сделали мы только туман. Нам не нужны новые жертвы, уже из числа спасателей.
  
   - Но как я все успею? Мне еще Древо жизни нужно растить. Мара сказала, что тридцать пять дней я буду занят в этом мире.
  
   - Теперь значительно меньше, - поправила Тила, - дня три, максимум четыре. Все изменилось с тех пор, как тебя улучшили нимфетки. Старшие нимфы подготовили тебя к несколько иной роли. Ты станешь не просто донором амброзии, а завязью нового Древа, - сказала девушка. - И это так необычно, - добавила она, улыбаясь.
  
   - Кем-кем я буду? - опешил Сергей. - Что вы хотите со мной сделать?
  
   - Не переживай, ничего страшного, - успокоила она. - Как вы там говорите? Убить одним выстрелом двух зайцев? Боже! Какое варварство! Бедные зайцы! Мы совместим сразу несколько дел в одном. Мара будет вливать в тебя свои знания и одновременно растить с твоей помощью Древо жизни. На это пойдет избыток ее энергии, который в тебя не поместится, и амброзия, которую ты произведешь. В результате все совершится очень быстро. И, благодаря тому, что ты будешь завязью, Древо унаследует все твои свойства и всю информацию из размещенной в тебе библиотеки. Оно сразу будет рождать улучшенных нимф нового типа, обладающих всеми важными знаниями нашей цивилизации и даже основными знаниями, о вашем мире, почерпнутыми от тебя. Это здорово, просто невероятно чудесно! У меня в голове не укладывается, что все эти блага для нас сотворит один единственный человек. Да тебе памятник при жизни поставить надо!
  
   - Не захваливай меня, - смутился Сергей, краснея. - У меня чувство, что я самозванец, случайный герой. Ведь в том, что случилось, абсолютно нет никакой моей заслуги. Все произошло само собой, поэтому я не заслуживаю тех лавров, которые вы мне приписываете.
  
   - Случайности не случаются, - возразила нимфа, - все в мире в той или иной степени предопределено. Может я и ошибаюсь, конечно, но героями специально не становятся. Кому-то на роду написано сделать что-нибудь грандиозное. Однако, мне импонирует твоя скромность. Если не хочешь, не стану больше тебя восхвалять, - улыбнулась она, - в твоем присутствии, по крайней мере.
  
   - Да это было бы неплохо. Я так думаю, что у нас с тобой много дел и нет времени в сауне просиживать. Какие планы на сегодня? Ты отведешь меня к Маре?
  
   - Да, - кивнула нимфа, - пожалуй, уже можно. Я сделала твой информационный слепок, проверила его и присоединила к отчету. Теперь тот завершен. Королева выпьет тебя и получит все необходимые ей сведения, ну а дальше она сама распорядится тобой, как посчитает нужным.
  
   - А почему Терция и Константа сами не закончили этот отчет?
  
   - Им не терпелось поскорее зачать от тебя детей, - улыбнулась Тила, - я все равно должна была встретиться с тобой до королевы, вот они и перепоручили мне дополнить отчет твоим информационным слепком. Собственно это было рациональное решение, ведь я чувствую такие нюансы в тебе, которые даже им недоступны.
  
   - Погоди-погоди! Что ты сказала?! Зачать от меня? Господи! У них будет от меня ребенок?
  
   - Если точнее, то дети, мальчики.
  
   - Но зачем? Зачем они это сделали? Хотели проверить новую для себя репродуктивную функцию?
  
   - Нет, конечно, - удивилась Тила такому его предположению. - Они и так знали, что все получится. Нам просто нужны еще мужчины с твоими способностями: производители амброзии, приемники и хранители информации и просто источники пищи. Мы собираемся обзавестись собственными мужчинами и не зависеть впредь от людей.
  
   - Но..но.. я один не в состоянии обеспечить вам столько детей, сколько потребуется.
  
   - Почему не в состоянии? Ты уже дал предостаточно. Хотя другие старшие нимфы скорее всего тоже захотят от тебя зачать, возможно, захочет и королева.
  
   - Ну, сколько их будет? Пять? Десять? Разве это много?
  
   Нимфа кашлянула и смущенно посмотрела на Сергея.
  
   - Кажется, ты до конца не понимаешь всего происшедшего, - сказала она. - Нимфы - не женщины и не ограничены человеческими рамками. Они могут родить ребенка практически от каждого данного тобой сперматозоида. Конечно, так много детей нам не нужно. Будут отобраны одна-две тысячи самых жизнеспособных с "Y" набором хромосом для рождения мальчиков, использованы для оплодотворения и выношены по очереди. Кроме того плод в чреве нимфы способен развиваться очень быстро. Пять шесть дней, и она готова будет родить, а потом начать следующего. Она даже сможет начать его раньше, чем родит первенца, поэтому на развитие второго плода уйдет меньше времени. Сомневаюсь, что старшие нимфы станут вынашивать всех. Они родят одного-двух, убедятся, что дети здоровые, обладают всеми нужными качествами и передадут остальных сперматозоидов нимфам своего клана. Так будет даже лучше, для разнообразия генофонда.
  
   - Господи! - схватился Сергей за голову. - И я буду отцом всех этих детей? Сколько вы собираетесь их наделать?!
  
   - Много нам не понадобится, не переживай. Пять-шесть тысяч таких мужчин как ты хватит вполне, - сказала Тила и засмеялась. - Чего ты так разволновался, то? Алименты платить никто тебя не заставит. И заботиться о них тоже. Зато представь, как ты перевыполнишь план по пункту "родить сына".
  
   - Тебе смешно, а я не могу так, - возмутился молодой человек. - Знать, что у меня куча детей и не иметь возможности уделить им всем внимание.
  
   - А ну-ка стой! - посерьезнела нимфа. - Уж не думаешь ли ты всерьез считать себя их отцом? Так дело не пойдет. У нас другие обычаи? Другой менталитет. У нимф нет родителей, нет семейных уз. Все потомство воспитывается коллективно. Мы все одна большая семья, понимаешь? Точно так же мы будем растить и этих мальчиков. Считай их теми же нимфами, только мужского пола.
  
   - Вы не расскажете им про меня?
  
   - Почему же, расскажем обязательно. Но ты для них будешь... в каком-то смысле Древом жизни. Все мы любим его, но обращаемся мыслями к нему нечасто. Не переживай по этому поводу. Если захочешь, я рожу для тебя персонального ребенка: мальчика или девочку, или обоих сразу. Воспитывай на здоровье, дари им свои любовь и внимание. Только придется подождать, сейчас некогда, честное слово.
  
   - Девочки у меня уже есть, - пошутил Сергей, - целых пятнадцать.
  
   - О да! Эти внимания еще потребуют, хоть они и нимфы по происхождению. Но тут ты сам виноват, избаловал.
  
   - Но они ведь не дочери мне, - испугался молодой человек.
  
   - Нет, конечно, - засмеялась девушка. - И вообще, хватит уже примерять нам свои семейные аналогии: сестры, матери, дочки, жены. С нимфами они не работают. Все, вылезаем из Морена, а то мы с тобой еще пол дня проговорим.
  
  

Глава 7. Мара

  
   0x01 graphic
   Тила предложила сразу отправиться к королеве, но Сергей наотрез отказался покидать гостиницу обнаженным, так что промежуточной станцией следования стал гардероб.
  
   - Мне нужна хоть какая-то одежда, - рассуждал он. - Я не привык иначе. И потом, мы же на аудиенцию к королеве идем, а не в баню. Самый настоящий светский прием, встреча на высоком уровне, а ты меня голым тащишь.
  
   - Ох! Прям тоже мне светский прием, - хихикнула нимфа. - Но ты одевайся, одевайся. Ни кто ж не против. Вон шкаф полный одежды.
  
   Сергей раздвинул створки шкафа-купе и пошел вдоль длинного ряда одеяний, не зная, на каком остановиться.
  
   - Что не так? - поинтересовалась Тила.
  
   - Какая-то она вся непривычная.
  
   - Это одежда мужчин нашего мира.
  
   - А нашей одежды нет?
  
   - Извини, что есть, все висит перед тобой.
  
   - Ты можешь мне что-нибудь посоветовать?
  
   Тила подошла поближе и сняла с вешалки одеяние, живо напомнившее Сергею римскую тогу.
  
   - Вот эта секвента ученого - сказала она, - должна очень понравиться Маре.
  
   - Да? - обрадовался молодой человек, принимая одеяние и рассматривая его. Ткань оказалась очень мягкой и приятной на ощупь. - Но ведь я не ученый. Ты думаешь, я имею право ее носить.
  
   - Конечно, имеешь, - сказала Тила, широко улыбаясь, ее забавляло столь серьезное отношение Сергея к этому вопросу. - В тебе уже сейчас все знания двух наших лучших ученых, так что можешь ее смело одевать.
  
   - А почему эта... секвента нравится Маре?
  
   - Потому что ученых она просто обожает, для нее они как деликатес. И потом мужчина в ней так доступен, это очень возбуждает.
  
   - Блин, я тебе об эстетике, а ты мне о кулинарии.
  
   - Ты спросил, я ответила.
  
   Она подошла к Сергею, взяла у него из рук секвенту и стала ловко пристраивать ее на теле молодого человека.
  
   - Ты можешь называть это как хочешь, - сказала нимфа. - Встречей на высшем уровне, светским раутом, дипломатическим приемом, суть остается одна - ты идешь к нимфе. Она тебя очень хочет и давно ждет, так что долгой беседы не получится. А в этой одежде ей будет особенно приятно тебя взять. Поэтому переключись, пожалуйста, на другой лад, более прозаический.
  
   Сергей даже рот открыл от столь неожиданной смены акцентов.
  
   - Хочешь сказать, что я не более чем наложник, которому отведена роль услаждать царскую особу?
  
   - Ты же сам знаешь, что это не так, - ответила нимфа. - Но если хочешь, то можешь представить все именно в таком виде и получить удовольствие от интересной ролевой игры.
  
   Сергей моргнул, сглотнул и закашлялся от возмущения.
  
   - Ты... ты...
  
   - Что я? - иронично поинтересовалась Тила.
  
   - Ты права, - сказал он, успокаиваясь и вздыхая. Ему даже стало немного смешно от представленной картины. Он - наложник, выбирающий себе платье понаряднее. - Действительно, я слишком выпендриваюсь. Пора отправляться, королева ждет.
  
   Тила одобрительно улыбнулась и взяла своего спутника за руку, а в следующее мгновение они переместились.
  

***

  
   Сергей ожидал увидеть тронный зал, стражу, подданных, но ничего этого не было. Они оказались в лесу на берегу какого-то озера. И единственное, что отличало данное место от любого другого - это сила, которой буквально все здесь было пропитано.
  
   "Опять я попал впросак со своими стереотипами", - подумал молодой человек.
  
   Мара вышла им на встречу, невероятно высокая, красивая и очень юная одновременно. Все нимфы были достаточно рослыми и крепкими особами, но эта девушка могла дать любой из них фору.
  
   Королева подошла к Сергею удивленно осмотрела его одеяние и радостно засмеялась.
  
   - Это Тила посоветовала тебе надеть? - поинтересовалась она. - Как мило. Знаешь, тебе очень идет.
  
   - Спасибо, - улыбнулся Сергей.
  
   - Хотите кушать? У меня есть много всяких фруктовых сладостей, - гостеприимно предложила хозяйка. - Могу даже чаю сообразить. Люди любят пить чай.
  
   - Я пойду, - улыбнулась Тила. - У меня еще много дел. А Сергей останется.
  
   Мара кивнула и взяла парня за руку.
  
   - Пойдем?
  
   - Дда, - согласился он, испытывая вдруг странный мандраж, словно влюбленный на первом свидании.
  
   Они переместились в какой-то подземный грот, на берег теплого озера. Вокруг росли светящиеся яркими красками растения, на воде плавали розовые кувшинки, которые тоже мягко фосфоресцировали в темноте. Все казалось очень загадочным и волшебным. И в особенности сама королева. Она взяла лицо молодого человека в свои ладони и стала нежно его целовать.
  
   - Ты такой сладкий, - шептала она, - такой притягательный, что хочется выпить тебя немедленно.
  
   Сергей не успел ответить, что он собственно не против. Мара задрала к верху подолы его одеяния и ловко спеленала ими парня, так что снизу тот оказался совершенно голым, а выше пояса связанным и упакованным, будто в мешке. Она уложила его на траву, прижала сверху своим телом и порывисто поглотила. Королева опустошила молодого человека шестью большими мощными глотками и судорожно стиснула в своих объятиях, сама содрогаясь от наслаждения.
  
   Сергей ничего не видел. Ему словно темную устроили с последующим сексом, и это действие оказалось столь неожиданно захватывающим, что парень еще долго его эмоционально переживал. Туманно как во сне он чувствовал, что его распутывают. Появился свет, лицо открылось и первое, что увидел молодой человек - это огромные глаза, в которых плавились еще остатки удовольствия, и очаровательную, немного смущенную улыбку.
  
   - Извини, за грубое обращение, но секвента твоя напомнила мне мою бурную молодость, - сказала она и тихонько хихикнула. - Знаешь, тебе лучше ее снять, от греха, а то нечто подобное может повториться через какое-то время.
  
   - Повториться? - уточнил Сергей. - В таком случае пусть остается. Может со второго раза смогу уловить как ты это проделала.
  
   В ответ нимфа лишь рассмеялась и поцеловала гостя в губы.
  
   - Ты не стала трансформироваться, - поинтересовался молодой человек, - или сделала это очень быстро?
  
   - Что ты имеешь ввиду?
  
   - Ну, все нимфы в последнее время, после того как выпивают меня, засыпают примерно минут на тридцать-сорок, а просыпаясь становятся усовершенствованными.
  
   - Ах, вот ты о чем. Нет, я не стала, - сказала Мара. - Для меня это гораздо сложнее. Изменения займут несколько часов, тебе придется ждать. Мне спешить некуда. Я потом как-нибудь найду подходящее время, когда рядом никого не будет.
  
   Сергей смотрел на спутницу очарованно, не в силах налюбоваться ее красотой. Ему неожиданно пришла в голову парадоксальная мысль. Он не встречал еще ни одной хрупкой нимфы, но притом все они были исключительно женственными. Как умудрялись эти существа при внешней своей, да что греха таить, и при фактической силе сохранять несравненную женскую привлекательность? Сергей подумал, что все нимфы, которых он видел, имели довольно схожее телосложение и рост, примерно - сто семьдесят пять - сто восемьдесят сантиметров. Только старшие нимфы были заметно выше, а Мара так вообще - просто великаншей.
  
   "У них что, по росту статус определяется? Кто выше тот и главнее?" - предположил молодой человек и тут же получил ответ на свой вопрос. Старшие нимфы обладали более мощной энергетикой, поэтому и физическое их тело было крупнее. Чем сильнее становилась нимфа, тем выше был ее рост.
  
   "А от чего зависит сила нимфы?" - спросил сам у себя Сергей и снова моментально узнал ответ. Оказывается, от возраста. С годами нимфа постепенно становилась сильнее. Правда она могла существенно ускорить свое развитие с помощью амброзии, если бы раздобыла ее, конечно.
  
   "А Тила, то в последнее время немного подросла, - подумал молодой человек, сопоставив свои впечатления в первую и в последнюю их встречу. - Сантиметра на три и всего за пару дней. Этакими темпами обернуться не успеешь, как она вымахает с Мару ростом".
  
   - Я вижу, ты освоился со своей базой данных, - сказала королева, с интересом на него глядя.
  
   - Да, полезная оказывается штука, - улыбнулся Сергей. - Кстати, я ммм... готов принять твою... Ты можешь...
  
   - Я знаю, - в ответ улыбнулась девушка, - и не буду скрывать, что мне очень этого хочется, но пока еще рано. Посадить Древо Жизни можно только в определенное время суток. У нас с тобой есть еще парочка часов, не хочешь прогуляться?
  
   - С удовольствием!
  
   - Ну, тогда пошли. - Мара взяла Сергея за руку и потянула за собой. - Ты когда-нибудь пробовал силайские яблоки? Они растут в подземном саду и светятся еще несколько часов, после того как их сорвали.
  
   - Нет, не пробовал, - признался молодой человек.
  
   - Тогда тебе обязательно надо попробовать, у них очень необычный приятный вкус.
  

***

  
   Они гуляли по саду, беседуя о разных пустяках. Мара расспрашивала Сергея о любви, о том, что люди при этом чувствуют и тот пытался это объяснить как мог, но получалось все больше путано. Девушка смотрела на него и улыбалась. Она казалась в эти моменты столь юной и неопытной, что с трудом верилось, будто прожила она больше тысячи лет.
  
   - А сколько тебе лет? - спросил Сергей смущенно. - Если не хочешь, можешь не отвечать, - добавил он. - Я понимаю, что вопрос бестактный.
  
   - Бестактный? - удивилась Мара. - Почему? Ах, да. Ваши женщины стареют, поэтому не любят говорить о своем возрасте. У нас не так. Мне две тысячи сто восемнадцать лет.
  
   - Боже мой! Как много! - поразился молодой человек. - А больше восемнадцати не дашь.
  
   - Я знаю, - улыбнулась нимфа. - Это потому что я совсем недавно омолодилась.
  
   - Подумать только! Ты родилась на сто с лишним лет раньше Иисуса. Ты жила в то же время, что и он.
  
   - В общем да, только мы с ним не встречались. Мы ведь из разных миров, не забывай.
  
   - Нда, точно. А вам и в те времена был закрыт путь в наш мир?
  
   - Задолго до них.
  
   - И вы вообще ничего не знали о нас?
  
   - Ну почему, знали, - пожала плечами королева. - Некоторые из существ, эльфы, к примеру, могли к вам приходить. Они нам рассказывали.
  
   - И что вы об этом думали?
  
   - Вы нас удивляли. Ваш образ жизни, ваши войны друг с другом. Голод и нищета одних, рядом с богатством и сытостью других. В вас почти нет гармонии, вы давно должны были погибнуть, истребить друг друга или деградировать. Однако вы развивались и росли в числе, захватывая все больше и больше земли, пока не овладели планетой целиком. Нас всегда удивлял этот парадокс, пока мы ни обратили внимание на отдельных людей, которые жили по-другому, ради других, помогали другим, творили прекрасные вещи, совершали открытия. Это было так удивительно. Люди, ценные сами по себе, являющиеся ключевыми фигурами истории, без которых ваша цивилизация не стала бы столь великой. Нам всегда хотелось прикоснуться к ним, овладеть тем, чем сами мы не обладаем. Это тоже было одной из причин, делающих ваш мир привлекательным.
  
   - И у вас наверняка есть свои великие личности, - предположил Сергей, - ваши открытия тоже совершают ученые, вы решаете глобальные проблемы, и кто-то делает это лучше других.
  
   - Нет. Мы делаем все сообща. И наши достижения - это плод труда многих.
  
   - А Терция и Константа, - возразил молодой человек, - Тила сказала, что у нас им дали бы нобелевскую премию.
  
   - Их открытие, безусловно, очень важно, - согласилась Мара, - но совершено оно было во многом благодаря тебе. Именно ты оказался ключевой личностью в нашей истории.
  
   - Но я же ничего особенного не делал.
  
   - Ошибаешься. За все время, что ты пробыл у нас, ты несколько раз рисковал своей жизнью. Это и отличает тебя от обычных людей, и делает похожим на тех, кто двигал вашу историю.
  
   - Ой! Скажешь тоже! Да я просто сексуально-озабоченный тип без царя в голове, который сперва делает что-то, а потом уже думает.
  
   Мара засмеялась его словам и поцеловала.
  
   - Может быть, - сказала она, улыбаясь, - может быть. Но одно другому не мешает.
  

***

  
   Потом они ели Силайские яблоки и те действительно оказались просто бесподобны на вкус. Провели какое-то время на берегу подземного озера, купались, дурачились, целовались. Сергей ждал, что в любой момент их забавы могут пойти значительно дальше платонического стиля, однако этого так и не произошло. Казалось, Мара наслаждается чувственной стороной свидания и ничего больше ее пока не интересует. Но, в конце концов, время пришло, молодой человек это почувствовал. Нимфа оторвалась от долгого, поцелуя и посмотрела на него, поблескивая своими большими изумрудными глазами.
  
   - Ты готов совершить еще один подвиг, наш герой? - спросила она улыбаясь.
  
   - Всегда готов, - ответил Сергей, отдавая салют пионера.
  
   - Это хорошо, - смеясь, похвалила Мара.
  
   Она поднялась на ноги и потянула его за руку, предлагая встать, а когда тот послушался, они опять переместились, оказавшись в центре необычной поляны. Вся поверхность ее была оплетена светящимися нитями словно паутиной. Те оказались не настоящими, вернее не материальными. Сергей это понял, стоило ему случайно задеть одну из них. Тем не менее, нити существовали в действительности виде сгустков энергии или может быть ее проводников.
  
   - Как странно, - сказал молодой человек. - Мы как будто в паутине. А кто паук?
  
   - Я, - ответила Мара, шутливо изобразила когти пальцами и зловеще щелкнула зубами. - Боишься?
  
   - Неа. Ты самый красивый паук из всех, кого я когда либо видел.
  
   - Ладно, - пожала плечами девушка, - значит, съем тебя так, без страха.
  
   Она что-то такое сделала, и светящаяся сеть, упруго колыхнувшись, схватила парня, усаживая его на землю, опутывая по рукам и ногам.
  
   - Ты серьезно? - заволновался Сергей и Мара снова рассмеялась.
  
   - Ага! Испугался все-таки.
  
   - Не то чтобы испугался, просто выглядит все очень зловеще.
  
   - А так оно и есть, - сказала нимфа, глядя на него плотоядно. - Почему меня всегда так возбуждает, когда ты беспомощен и находишься в моей власти?
  
   - Потому что ты хищница, - предположил Сергей. - Пауки ведь хищники.
  
   - Может быть, но я все-таки не паук, хоть и сплела все эти нити. У них несколько иное предназначение, чем у паутины, по ним потечет энергия, необходимая Древу Жизни.
  
   - Что-то такое я и предполагал, - вздохнул с облегчением молодой человек, чем снова развеселил нимфу.
  
   - Боже, как мне это нравится! - сказала она, заливаясь беззаботным смехом.
  
   Девушка подошла, присела рядом и, потянув за ткань, ловко освободила Сергея от одежды.
  
   - Нам это больше не понадобится. Ты когда-нибудь видел Танец Жизни?
  
   - Нет, - ответил парень, зачарованно глядя на волшебный свет, мягким теплым сиянием пробивающийся у нимфы из под кожи.
  
   - Тогда я станцую для тебя. И хочу предупредить, что когда нимфа танцует, лес вокруг нее оживает. С тобой могут происходить странные и возможно пугающие вещи. Ничего не бойся и главное не сопротивляйся. Никакого вреда тебе не будет.
  
   - Хорошо.
  
   - Ты у меня умничка, - сказала Мара, поцеловала Сергея и поднялась. Ее внутренний свет зажегся ярче, она сделала шаг и паутина завибрировала, издавая чистый и очень красивый звук.
  
   Нимфа стала изящно скользить вдоль светящихся нитей, играя чарующую мелодию и одновременно исполняя невероятно красивый танец. Молодому человеку невольно вспомнилась пластика нимфеток. Движения Мары были словно бы отражением внутренней страсти, и даже чего-то большего, чем просто страсть. Они содержали в себе силу, которая оживляла все вокруг. Ветви деревьев склонялись к девушке, пытаясь до нее дотянуться, трава шевелилась у нее под ногами, но не от шагов, а как бы сама собой. Стебли, листья гнулись и вращались в такт движениям нимфы, пытаясь им подражать.
  
   Сергей был словно загипнотизирован этим танцем, поглощен его совершенной пластикой, очарован. Он не мог оторвать от Мары глаз. Все остальное отошло куда-то на задний план, затмилось сиянием танцовщицы и ее талантом. Девушка двигалась вокруг молодого человека по спирали, постепенно приближаясь. Но странное дело, он не терял ее из виду, даже когда она оказывалась у него за спиной. Он стал видеть ее сразу из множества мест, словно с каждого листочка смотрел, с каждой травинки. Сергей так увлекся этим зрелищем, что не заметил даже, как мягкие бархатные побеги быстро вырастали из земли и оплетали его тело, как медленно расступалась под ним почва, и он погружался в нее плавно, будто в зыбучие пески. Ему казалось, что кто-то ласково обнимает его снизу, заворачивает в мягкое теплое одеяло, и это было очень приятно. Лишь когда девушка подошла к нему и присела, Сергей обнаружил, что по самую шею увяз в земле.
  
   - Боже! - вырвалось у него.
  
   - Шшшшш, - успокаивающим голосом произнесла Мара, словно ребенка баюкала, - ничего не бойся и расслабься. Если не станешь сопротивляться, тебе будет комфортно и легко.
  
   - Я не чувствую своего тела, - обеспокоенно сказал Сергей.
  
   - Не может быть, - улыбнулась Мара, игриво проводя пальчиками по его щекам.
  
   - Вернее чувствую, но не его. Как будто под землей у меня одни лишь корни, нет ни рук ни ног, ни туловища. Только голова осталась с наружи. Что со мной? Я превратился в дерево?
  
   - Нет, конечно, - успокоила нимфа. - Все у тебя на месте. Попытаешься двигаться, человеческие ощущения вернутся, но тебе станет тесно и неудобно. Лучше не шевелись. Ты подключился к синапсам будущего Древа и принимаешь сигналы от его завязи. Ты стал его частью. Извини, но это необходимо для того, что мы задумали.
  
   Мара случайно задела своим бедром щеку молодого человека и слегка вздрогнула. Тот просто физически ощутил, как по телу ее пробежала волна возбуждения. Девушка долго сдерживала свои желания, и теперь они пробивались наружу, ища выхода и удовлетворения. Она пересела так, что молодой человек оказался между ее ног и сжала коленками его голову.
  
   - Ох! - судорожно выдохнула нимфа. - Просто не верится в то, что сейчас произойдет. Я уже почти забыла эти ощущения.
  
   Она немного продвинулась вперед и снова сжала ногами лицо Сергея. Слегка поводила ими вверх-вниз, поглаживая его по щекам. Он поцеловал внутреннюю сторону ее бедер и, улыбаясь, поинтересовался:
  
   - Ты себя дразнишь или меня?
  
   - Я, если честно, немного боюсь.
  
   - Хочешь, я начну, - предложил молодой человек. - Я могу сам доставить тебе удовольствие. Вот увидишь, это здорово.
  
   - Давай, - согласилась Мара и придвинулась совсем близко, едва не касаясь его лица.
  
   Сергей замер на пару мгновений, проникаясь этой близостью, предвкушая удовольствие, а потом слился с девушкой в интимном поцелуе, наслаждаясь его сладкой нежностью.
  
   Нимфа вспыхнула невероятно быстро, она стремительно достигла пика удовольствия и молодому человеку показалось, что он попал в эпицентр ядерного взрыва, настолько мощным получился импульс энергии, затем еще один и еще. Но он не чувствовал никакого ущерба, наполняясь каждый раз невероятным блаженством, потрясающим все его существо. Необъятный внутренний объем Сергея заполнился в считанные секунды. Уже первый выплеск энергии отхватил больше его трети, второй оказался еще мощнее и покрыл почти все оставшееся пространство. Ну а третий взрыв вырвался наружу, разливаясь кипящим озером огня. Был и четвертый, и пятый, и, кажется шестой. Энергия бушевала вокруг, грозя всему окружающему лесу весьма своеобразным пожаром жизни. Тем не менее, тот сулил не меньшие катаклизмы и беды, чем пожар обычный.
  
   Но бедствия не случилось. Сергей чувствовал, что эссенция притягивается к нему. Она не могла больше проникать внутрь, потому что он был заполнен ей до предела, но удерживалась рядом словно бы мощнейшим силовым полем, источником которого был он сам, или может быть завязь Древа, с которой он слился.
  
   "Придется мне находиться здесь, пока вся энергия не будет переработана" - догадался молодой человек. Но сейчас его это мало заботило. Он чувствовал себя погруженным в море удовольствия и постепенно уплывал в блаженное беспамятство.
  
  

Глава 8. Древо Жизни

  
   Очнулся Сергей от легких прикосновений к своему лицу.
  
   "Мара?" - подумал он, не открывая глаз, и тут же понял, что это не она.
  
   Просыпаться не хотелось, но молодой человек сделал над собой усилие и открыл глаза. Рядом с ним на коленях сидела бывшая нимфетка, одна из его подопечных и будущая ватерполистка.
  
   "За именем пришла, - догадался Сергей. - Сутки прошли, наверное, уже. Ох, как не вовремя все это... Или быть может наоборот, самое время? Им ведь Древо Жизни нужно, а на кого я больше всего сейчас похож? На человека что ли. Ой! Не смешите меня! - он глянул на себя со стороны и убедился, что попал в самую точку. - Дерево деревянное и самое что ни на есть древесное. Разве что физиономия торчит из ствола. Ну, так это частности".
  
   Молодой человек больше не был погребен в землю. Теперь на этом самом месте торчал толстый ствол в полметра диаметром у основания и метра четыре в высоту, завершавшийся на конце небольшой копной веток, покрытых зеленой листвой. И вот в этом самом дереве на высоте примерно половины человеческого роста и находилась сейчас голова Сергея. Нимфа смотрела ему в глаза, робко улыбалась и молчала.
  
   "Интересно, почему она молчит" - подумал парень и тут же понял, что по правилам ей нельзя заговаривать первой. По сути все, что от нее требовалось, это ждать, пока Древо не назовет ее имя.
  
   "Только в нашем случае этого будет недостаточно, - подумал молодой человек, - мне ведь ее еще проинструктировать надо. Кем она станет и какую роль ей предстоит сыграть".
  
   Он заглянул в свою базу данных и тут же нашел необходимые материалы. Тила предоставила ему исчерпывающую информацию. Тут были достаточно подробные сведения как о личной жизни ватерполисток: их самих, родителях и родственниках, так и об их спортивной деятельности. И всю информацию следовало передать бывшим нимфетками.
  
   "Интересно, как бы это попроще сделать?" - подумал Сергей, прикидывая сколько времени уйдет на инструктаж каждой девушки.
  
   Но вспомнив, с кем имеет дело, он нашел более оптимальный способ. Нимфам следовало его выпить, вот и все дела. Оставалось только понять как, ведь тело его самым натуральным образом было замуровано в дереве?
  
   Молодой человек погрузился в свои ощущения, пытаясь установить, что же все-таки с ним произошло, пока он спал. Разлитой в пространстве эссенции больше не наблюдалось, как и изрядной доли его собственной энергии. Соответствующая емкость была заполнена едва ли на треть. Видимо все это пошло в дело. И одновременно он ощутил просто массу амброзии, сконцентрированной, правда, не в нем самом, а в корневой системе дерева.
  
   "Интересно, как я умудрился произвести такое количество, будучи в полной отключке? Впрочем, известно как, Мара, конечно же, постаралась!"
  
   Сергей закончил внутреннюю инвентаризацию и сосредоточил свое внимание на нимфе. Он сразу ее узнал. То была одна из самых шустрых его девчонок, та самая, которая урезонивала остальных, когда они разложили его на берегу Морена, та, что пришла выяснить судьбу нимфеток, и отсиживалась у него под одеялом в гостинице, прячась от Терции и Константы.
  
   "Вот значит, кто у нас будет капитаном команды. Первое имя определилось легко. Надеюсь, и с остальными проблем не будет".
  
   - Привет, - сказал Сергей и улыбнулся девушке.
  
   - Привет, - сразу откликнулась она, тоже широко улыбаясь.
  
   - Ты уж извини, я тут зарос весь, - сказал молодой человек и засмеялся получившейся игре слов.
  
   - Все отлично! - возразила девушка, не разделяя его веселья.
  
   Ее настрой оставался весьма торжественным, и Сергей догадывался почему. Сейчас он выглядел как самое настоящее Древо Жизни, а не просто человек, случайно сыгравший его роль.
  
   - Ну ладно, раз так. Ты знаешь, что вам всем придется последовать за мной в мой мир?
  
   - За тобой мы пойдем куда угодно, - заверила нимфа.
  
   - Вы будете носить человеческие имена, и жить в городе.
  
   Глаза девушки при этих словах алчно сверкнули. Она выглядела сейчас как лиса, которой сообщили, что ее определяют на постой в курятнике.
  
   - Мы приспособлены для этого, - сказала нимфа, хищно улыбаясь.
  
   - Вам придется жить чужой жизнью и носить чужую внешность.
  
   - Человеческое тело нужно скопировать полностью, со всеми... изъянами? - уточнила девушка.
  
   Сергей сверился со своей библиотекой и ответил:
  
   - Нет. Лишь настолько, чтобы вас приняли за этих людей, и чтобы наша медицина не выявила в вас ничего аномального.
  
   - Это будет совсем не сложно.
  
   Парень внимательно посмотрел на нимфу, ухватывая разом все ее возможности, и мысленно покачал головой. "Боже мой! Она же еще совсем юная. Им бы всем развиться, набраться сил. Пусть не старшими нимфами стать, так хоть взрослыми и настолько мощными, насколько это возможно, за такой короткий отрезок времени".
  
   Он спросил у Библиотеки, может ли передать девушкам часть амброзии, что находилась сейчас в его распоряжении, и получил положительный ответ.
  
   - Тебя зовут Елена Водорезова, - сказал Сергей фразу, которую от него давно уже ждали. - Спортсменка ватерполистка, мастер спорта, капитан команды. Вся необходимая информация находится во мне, и ты знаешь, как ее взять. Подожди, я попробую немного открыться.
  
   Он определился уже с возможностью предоставить себя девушкам и сейчас отдавал соответствующие команды дереву. Ствол завибрировал, и кора его стала медленно оплывать, растекаться в стороны, обнажая постепенно всю переднюю часть мужчины от груди до бедер. Ноги остались большей своей частью под землей, но это было сейчас не существенно.
  
   - Я могу тебя выпить? - переспросила девушка, моментально зажигаясь энтузиазмом на этот счет. Руки ее уже гладили кожу молодого человека, глаза сверкали от предвкушения.
  
   - И не только выпить, - улыбнулся Сергей. - Я хочу, чтобы ты взяла амброзию. Столько сколько сможешь усвоить. О количестве не беспокойся, я сделаю потом еще. Ну и... ты, наверное, хотела бы оторваться? Сколько времени каждой из вас нужно, чтобы получить полноценное удовольствие?
  
   Нимфа смотрела на него в немом изумлении.
  
   - Ты это серьезно? - спросила она.
  
   - Ну конечно, я хочу всем вам... помочь, - он едва не ляпнул "сделать подарок", но вовремя поправился.
  
   - Подожди-подожди! - она зажмурила глаза, сладко улыбаясь, потом открыла их и сказала. - Пятнадцать минут, нет, даже десять.
  
   - Так мало? Почему?
  
   - Потому что нас пятнадцать. И все хотят поскорее получить имена. Любая из нас готова хоть целые сутки тобой наслаждаться, все равно будет мало. Но мы не можем думать только о себе. Так что десять минут - это оптимальное время. Его хватит, чтобы успеть перепробовать все виды удовольствия и не заставить долго ждать других.
  
   - Хорошо, я твой, - сказал Сергей улыбаясь.
  
   И нимфа прижалась к нему, прикрывая глаза от удовольствия, потерлась щекой, поцеловала в губы.
  
   - Мне всегда хотелось это сделать, - засмеялась она. - Пожалуй, я потрачу минутку своего времени, чтобы к тебе приластиться. Обними меня, - попросила девушка. - Ты ведь можешь освободить свои руки.
  
   Молодой человек сделал, как она хотела. Ему и самому приятно было ощутить изящную фигуру нимфы. Он погладил ее бархатную кожу на спине, опустился руками на ягодицы, ощущая упругую мягкость, сжал их ладонями, и в этот момент девушка захватила его и заставила кончить, поглощая столь любимый всеми нимфами сок.
  
   Сергей даже охнул от неожиданности, а нимфа уже обмякла у него в объятиях, сползая вниз, так что ему пришлось придержать ее руками, чтобы она не упала. Она положила голову на его плечо и мурлыкала посапывая от удовольствия. Лицо ее неуловимо стало меняться, принимая другие черты. Волосы постепенно светлели из черных превращаясь в каштановые. Поплыла фигура, подстраиваясь под телосложение спортсменки, но сохранила при этом свою неуловимую волшебную округлость, свойственную всем нимфам. В общем, девушка прямо на глазах превращалась в Елену Водорезову, невероятно точно копируя ее внешность, но умудрялась при этом каким-то непостижимым образом сохранять хищную привлекательность нимфы.
  
   - Я думал, ты оставишь это напоследок, - сказал Сергей, когда девушка открыла глаза.
  
   - Сперва дело, а потом удовольствие, - ответила та. - У меня есть еще семь беззаботных минут, чтобы тобой насладиться. Назови меня по имени. Пожалуйста.
  
   - Лена, Леночка.
  
   - Как красиво, мне очень нравится. И тело не плохое, сильное. В нем, конечно же, меньше гармонии, чем в моем прежнем, но это не страшно. Я буду его постепенно совершенствовать, медленно и незаметно, чтобы для людей это выглядело естественным, - мечтательно произнесла нимфа.
  
   - Почему ты не взяла амброзию, - удивился Сергей.
  
   - Потому что успею еще, - улыбнулась Лена. - Амброзия - это десерт, которым следует насладиться в конце. После нее я надолго буду выключена из реальности, - а потом она без какого либо перехода поинтересовалась. - Ты правда способен поглощать эссенцию?
  
   - Правда.
  
   - У меня она уже есть и мне хотелось бы немного потратить.
  
   - Я в полном твоем распоряжении.
  
   - Хорошо!
  
   Сергей в очередной раз убедился, насколько направленно лесные красавицы умеют получать удовольствие. Их отличала совершенная увлеченность этим процессом, не отвлекали никакие посторонние мысли. Они четко видели цель и двигались к ней уверенно и быстро, но одновременно и без спешки. Они успевали прочувствовать все грани удовольствия и накопить максимум возбуждения, прежде чем разрядить его в мощнейшем пламени завершающего экстаза.
  
   За оставшиеся шесть с половиной минут Лена успела перепробовать буквально все, и кунилингус, и секс, и гормональный оргазм, и обычный. Выплескивалась она, может и не так мощно, как другие нимфы, с которыми Сергею довелось уже сталкиваться, но что называется от души, с максимальной для себя интенсивностью. В самом конце серия ее гормональных вспышек слилась в один непрерывный поток наслаждения, и она длила его сколько могла, заставляя Сергея кипеть от возбуждения.
  
   Вспенилась и стала подниматься вверх амброзия, проникая в молодого человека, концентрируясь в его сексуальных центрах. Нимфа готовила себе изысканный десерт, собираясь сорвать под конец, своего рода, "Джек пот". И парень даже стал беспокоиться, не переборщит ли она со всеми этими своими приготовлениями.
  
   Лена добилась почти такого же по силе эффекта, какой был от Терции или Константы, когда те выпивали его. Сергей почувствовал, что просто взрывается от наслаждения и девушка содрогнулась, принимая в себя его коктейль. Она упала на грудь молодого человека, медленно завалилась в сторону и сползла на землю, теряя сознание.
  
   Сергей перенес это потрясение не в пример легче. Испытывая нешуточные опасения за девушку, он хотел даже полностью освободиться от пут дерева, чтобы ей помочь, но к счастью этого не потребовалось. Рядом возникла другая нимфа и вполне профессионально со знанием дела стала ее ощупывать, считывая состояние.
  
   - С ней все в порядке? - обеспокоенно спросил молодой человек.
  
   - Да, - ответила нимфа, - просто объелась, да еще и амброзии поглотила много. Теперь наверняка часа три проспит, не меньше.
  
   Сергей с облегчением перевел дух.
  
   "Слава богу!" - подумал он.
  
   Нимфа тем временем подняла голову и с удивлением спросила:
  
   - Что с ней такое произошло? Почему она изменилась? Эта новая внешность, зачем она?
  
   Молодой человек на секунду прикрыл глаза, и нужное имя само всплыло из памяти.
  
   - Татьяна Стрельцова, - сказал он улыбаясь. - Это твое имя, и даже не просто имя. Это конкретный человек, которым тебе предстоит стать. Я думал, Лена ввела вас в курс дела, перед тем как меня выпить.
  
   - Лена, - повторила девушка и провела пальцами по плечу своей подруги. - Нет, не успела. Хотела видимо сделать это после, но не рассчитала своих сил. Она у нас увлекающаяся натура. Ничего страшного, я уже все знаю. Мы станем спортсменками и будем жить среди людей. - В глазах девушки при этих словах мелькнули те же чувства, что и у Лены десятью минутами раньше. - И у меня десять минут, верно? - добавила она. - И я тоже могу взять амброзию. Ох! Как здорово! Ну, держись. Теперь все знают. Каким бы крутым ты ни был, тебе придется туго.
  

***

  
   Таня не ошиблась в своих прогнозах. Нимфы просто вынули из Сергея душу. Они наслаждались им без спешки, со вкусом, расчетливо используя все отведенное им время, и именно благодаря этой размеренности каждый раз опустошали парня по максимуму. По отдельности это было не тяжело. Ни одна из них не могла серьезно утомить молодого человека, но вот в совокупности они "дали ему прикурить" по полной программе. Очнувшись после очередного потрясения, тот обнаруживал перед собой следующую претендентку, сидящую перед ним на коленках в притворном смирении, и ожидавшую когда назовут ее. Он, как правило, сразу знал, кем будет та или иная девушка, но не спешил вслух произнести ее имя, потому что только в эти моменты мог передохнуть.
  
   Ни кто из них не тратил время на разговоры, стоило Сергею сказать два заветных слова, как нимфа брала его в оборот. Несколько секунд жарких объятий с поцелуями - вот и вся прелюдия. Потом следовало взятие крепости, стремительное опустошение, трансформация, а дальше по вкусу. Хотя в той или иной последовательности девушки проходили одну и ту же программу.
  
   Молодой человек давно бы уже потерял счет времени, но внутренний счетчик четко подсказывал ему, сколько имен уже роздано и сколько еще осталось. Это очень помогало рассчитывать свои силы и поддерживать бодрость духа. Без малого три часа прошло, с начала этого марафона, когда его опустошила последняя лесная дева. Она судорожно сжала его в своих объятиях и затихла. Парень мысленно перевел дух и улыбнулся.
  
   "Уф! Кажется все. Никогда не буду больше укомплектовывать женские ватерпольные команды. - Сергей обнял нимфу, поглаживая ее по спине, и тихо засмеялся. - Боже! Они меня едва не доконали!"
  
   - Когда-нибудь доконают, - прокомментировала Мара его мысли.
  
   Сергей повернул голову в сторону, откуда шел голос, и увидел девушку, сидящую на траве.
  
   - Мара, привет! - сказал он радостно и королева ему улыбнулась.
  
   - Привет-привет, - сказала она, а потом, прищурившись, посмотрела на последнюю девушку из его команды. Та моментально проснулась, глянула на королеву и испарилась, оставив их наедине.
  
   - Зачем ты все это себе устроил? - продолжила Мара. - Всю эту экзекуцию?
  
   - Ну как, мне же нужно было раздать им имена и информацию о тех девушках, которых они будут изображать.
  
   - И?
  
   - Для этого им надо было меня выпить.
  
   - Так-так, дальше.
  
   - Что дальше? Они меня выпили.
  
   - За три часа? Сергей, у тебя какое-то странное представление об этом процессе, честное слово. Может, ты не понимаешь, но я точно знаю, всем им хватило бы максимум минут двадцать. Так что ты сейчас бы был огурчик, а не выжатый лимон.
  
   - Мара... - молодой человек замялся, - понимаешь, я хотел дать им еще амброзии. Они попадут в другой мир, где лишняя сила не помешает.
  
   - Ладно, пусть так, - согласилась королева, а потом, понизив голос, добавила словно бы по секрету. - Вообще-то, девушки и без нее бы прекрасно справились, но я тебя понимаю. Это твои нимфы и ты хочешь, чтобы они были сильными, чтобы можно было ими гордиться. Команда супервумэн, джедай-вумэн или что-то типа того? Хорошо добавим амброзию, получается двадцать пять минут, ну полчаса от силы. Что там еще? Продолжай.
  
   - Но... - Сергей замялся, хлопая глазами. - Полторы-две минуты на каждую, это же так мало.
  
   - Предостаточно.
  
   - А как же чувства?
  
   - А они были? - парировала Мара. - Нимфам не нужны чувства, пойми. Мы не любим мужчин, мы их используем. И будем это делать хоть в старом виде, хоть в новом, насколько бы точно мы женщин не копировали.
  
   - Вчера на берегу озера, мне казалось, ты думала по-другому.
  
   Королева улыбнулась в ответ.
  
   - Это было мило, - сказала она. - Мне даже понравилось. Очень. Но, видишь ли, романтика требовалась, прежде всего, тебе. Твоя энергетика должна была приобрести определенные свойства, необходимые для дела. Себе бы я такое устраивать не стала, даже в голову бы не пришло.
  
   - А сейчас? Тоже не стала бы? Когда узнала как это хорошо.
  
   Девушка задумалась, таинственно улыбаясь, а потом призналась.
  
   - Не знаю, если бы свободное время было, может быть... Но его всегда так не хватает, вздохнула она. - В любом случае, Сергей, молодым нимфам этого точно не нужно, поэтому они и распорядились предоставленной им роскошью по-своему. Выжали из тебя максимум энергии всеми возможными способами.
  
   - А Лена - нет, - возразил молодой человек, - с ней немного романтики получилось.
  
   - И в результате она хапнула больше остальных, - хихикнула Мара и тут же подняла руку останавливая контр аргументы оппонента. - Ладно-ладно, признаю. С ней что-то такое было, но она, как бы это сказать, исключение. Ты же ее кумир, понимаешь?
  
   - Я? - Сергей покраснел. - Почему?
  
   - Потому что ты дал им полноценную жизнь, а потом спас, - ответила нимфа. - Вступился, когда им всем нужна была помощь.
  
   - Но... я ведь за всех вступился, не за нее одну.
  
   - Правильно. И это самое главное. Коллективность в нас сильнее индивидуальности, мы это особенно ценим. Собственно все они тебя обожают. Но именно она в тебя верила больше других, и ты оправдал ее надежды.
  
   - Но почему она?
  
   - Потому что в ней больше чувственности, чем в остальных.
  
   - Вот видишь! - обрадовался Сергей. - А ты говоришь, что нимфам чужды эмоции.
  
   - Вообще-то я имела в виду достаточно конкретные чувства, а не эмоции вообще, - возразила Мара. - Эмоции имеют немаловажное значение. Они привносят энергию в любое действие, понимаешь? И они у нас есть. Мы только умеем держать их в узде и использовать когда нужно. Другое дело чувства к мужчинам, любовь. Я уж молчу, о том, что с продолжением рода у нас мужчины никак не ассоциируются. Если мыслить абстрактно, нимфа не должна выделять кого бы то ни было из всех остальных. Это помешает ей хранить гармонию, помешает действовать объективно. Благо одного индивида станет для нее превыше всеобщего блага, а это недопустимо.
  
   - Выходит ощущений дружбы, товарищества, родства у вас нет?
  
   - Почему же нет? Есть конечно, но эти чувства всеобщие. Я люблю всех нимф одинаково. Все мы одна семья. Я люблю и других существ в той мере, в какой они полезны гармонии. Даже людей люблю, несмотря на все их пороки, но любовь эта не носит половой окраски. Точно так же чувствуют и другие нимфы. Знаешь, а ведь я, кажется, поняла суть твоих заблуждений. Ты испытываешь на себе повышенное внимание с нашей стороны. Отношение к тебе очень теплое и эмоциональное, эти чувства похожи на симпатию, и даже любовь, а мы так похожи на женщин. В общем, ты не правильно все это истолковал. Нимфы любят тебя не потому, что ты мужчина. И даже не потому, что в тебе есть амброзия. Ты центр, равновесия, источник гармонии. Я не понимаю как, почему так получилось, но в тебе сосредоточилось все самое светлое, что есть в мире и это невозможно не любить.
  
   - Не правда, - возразил Сергей, - я обычный.
  
   - Хорошо, - согласилась королева, улыбаясь. Она не собиралась спорить с ним на этот счет. - Пусть так, но мы несколько отклонились от темы нашего разговора. Речь, если не ошибаюсь, шла о неправильных интерпретациях.
  
   - Так-так, - проворчал Сергей. - Почему-то мне кажется, что сейчас прозвучит какое-то нравоучение.
  
   Мара откликнулась смехом на его слова.
  
   - Ты прав, - сказала она, - позволь дать тебе совет. Пока ты будешь считать нас женщинами, мы будем это использовать. Кто-то в меньшей степени кто-то в большей, но использовать будут все. Даже я. И в особенности это касается секса. Пойми, мы умеем любить, но никогда наша любовь не будет связана с процессом питания.
  
   - Но как же романтика отношений? Ведь я ее чувствую. Она есть и самая настоящая. С Тилой, с Леной, даже с тобой.
  
   - Сергей, ты неисправим. Ну конечно она есть. Ведь ты же нам нравишься. Но эти чувства не сексуальны, хотя многие и не прочь маскировать их под вашу любовь, чтобы ввести тебя в заблуждения. Даже у меня был такой соблазн. Но я осталась с тобой искренней. Вспомни, в каком ключе развивались между нами, так называемые, платонические отношения, в каком сексуальные и все встанет для тебя на свои места.
  
   Молодой человек открыл и закрыл рот. Ему нечего было ответить. Его вчера еще озадачил невероятный контраст нежности и грубости, который он испытал с Марой, а сейчас, получается, тот нашел объяснение с самой неожиданной стороны.
  
   - Ну, хорошо, - не сдавался Сергей, - не все же нимфы одинаковые, ты говорила, что и у вас есть чувственные натуры, такие как Лена.
  
   - Да, есть, - подтвердила королева. - У нас рождаются нимфы, подверженные страстям. Редко, но рождаются. И Лена одна из таких. В этом нет ничего плохого. Из них, например, получаются преотличные ученые, но вот в качестве хранительниц гармонии они уступают остальным. Личные предпочтения им мешают. И они, кстати, сами признают этот факт. Такие нимфы не редко выделяют для себя нечто частное, что может быть предметом их повышенного интереса. И теоретически они могут испытывать страсть к конкретному человеку без каких либо разумных на то оснований. Просто потому, что ему каким-то образом удалось зажечь ее чувства, но... - Мара сделала эффектную паузу, - эта страсть будет не сексуальной.
  
   - А какой?
  
   Нимфа пожала плечами.
  
   - Ну, я не знаю, чувственной наверно, платонической. Помнишь, как мы целовались? - улыбнулась она. - Это было здорово.
  
   - Погоди-погоди, - Сергей поднял руку и закрыл глаза, сосредотачиваясь на своих мыслях. - Но ведь это родственные понятия, разве нет?
  
   - Для вас видимо да, потому что страсть к мужчине опосредованно связана у женщин с продолжением рода, а для нас нет.
  
   - Поцелуи - это же акт сексуальности, по сути своей они прелюдия к сексу. Их обычно даже исключают из платонических отношений.
  
   - Здесь все от мужчины зависит, - пояснила Мара. - Поцелуи с тобой были весьма платоническими.
  
   - Не понимаю, объясни.
  
   - Ну, все зависит от того, что мужчина чувствует, когда делает это. Мы все эмпаты, понимаешь? И нам нравится чувствовать эмоции людей. Твои эмоции так красивы, что ими можно бесконечно любоваться. Однако стоит только тебе испытать сексуальное возбуждение, как все. Просыпается другая наша страсть, и она значительно сильнее эмоциональной. Ох! Я не знаю, как объяснить! - воскликнула Мара. - Ты не поймешь, потому что не являешься нимфой, у людей этого нет... Она как голод... очень сильный. Она несет другие потребности и другие желания, имеющие значительно более высокий приоритет. У тебя, правда, есть одна очень интересная особенность, которую я не встречала в других мужчинах. Ты испытываешь невероятно красивые эмоции во время секса. Так что если настроиться должным образом, то можно получить два удовольствия одновременно: сексуальное и эмоциональное. Тиле это удавалось, в особенности после того как она усовершенствовалась. Мне пока нет, прежние нимфы не властны над своим голодом. Но может быть теперь, после изменений, удастся.
  
   - Ты тоже изменилась? - обрадовался Сергей.
  
   - Да! - засмеялась Мара. - Хоть это было и не просто. Но оно того стоило!
  
   - У меня большая надежда на новых нимф, - сказал молодой человек. - Это совмещение удовольствий, про которое ты говорила. Мне кажется, оно очень похоже на то, что испытывают наши женщины, когда занимаются сексом по любви. Оно дает максимальное удовлетворение. Самое полное из того, что может достичь человек.
  
   - Не обольщайся, - улыбнулась королева, - относительно нимф такое вряд ли применимо, но мечтать ты можешь, конечно, ни кто не запретит.
  
   - Хочешь знать, почему именно у меня вы встретили эмоции во время секса, а у других мужчин нет?
  
   - Ну, скажи.
  
   - Потому что я испытываю "психологическое" удовольствие, а тех мужчин вы брали силой. Поверь, вы еще найдете чувственную красоту с другими. Просто нужно соблазнить их на добровольный секс.
  
   - Может быть, - улыбнулась Мара. - Новые нимфы на это способны.
  
   - Очень интересная беседа, - улыбнулся Сергей. - Я получил огромное удовольствие.
  
   - И я тоже, - засмеялась нимфа. - Но в основном от твоих эмоций.
  
   Она поднялась на ноги, и парень невольно залюбовался ее фигурой. Казалось, что формы девушки стали еще совершеннее. Та замерла на несколько мгновений, а затем подошла и встала напротив, самым бесстыдным образом демонстрируя себя.
  
   - Эти чувства, - заметила Мара, - совсем не платонические.
  
   - Ты меня соблазняешь, - признался Сергей, зачарованно глядя на ее интимное место.
  
   - Пока не нет, просто стою. Если бы хотела тебя соблазнить, то сделала бы так.
  
   Нимфа повела бедрами и стала эротично двигаться как стриптизерша, вот только вместо шеста у нее было дерево. Молодой человек оказался в самом эпицентре сексапильного воздействия и моментально вспыхнул от возбуждения. Словно в трансе он потянулся губами к девушке и та, присев, жестко схватила его за подбородок, моментально приводя в чувства.
  
   - Не шути с огнем, - прошептала Мара, хищно сверкая глазами. - Физически я избавилась от своих слабостей по части мужчин, но психологически мне останавливать себя еще очень не просто. За две с лишним тысячи лет выработались стойкие инстинкты. И сейчас они требуют определенных действий.
  
   - Я хочу твою силу, я готов ее принять, - в ответ прошептал Сергей, глядя на девушку сумасшедшими глазами, и та еще сильнее сжала его скулы пальцами.
  
   - Мы с тобой не в бирюльки и играем! Я не могу кончать, когда захочу или когда ты этого захочешь! Древо требует определенного времени!
  
   - Прости.
  
   - Поздно извиняться, - плотоядно улыбнулась нимфа. - Я слишком возбуждена и не собираюсь терпеть.
  
   Она опустилась на колени, сжав Сергея бедрами, и тот почувствовал жаркое прикосновение внизу. Мара еще не взяла его, но была очень близка к этому.
  
   - Самое время попробовать новое удовольствие! - прошептала она и стиснула парня в своих объятиях.
  

***

  
   В этот раз Сергей еще легко отделался. Нимфа его только выпила, испытав попутно парочку гормональных вспышек. А вот четырьмя часами позже она снова проводила испытание своего тактического ядерного оружия, и это уже было гораздо серьезнее. Молодого человека ни капельки не страшили мощнейшие выплески королевы. Наоборот, он просто жаждал ощутить их вновь. Его совместная с деревом емкость стала в несколько раз больше и эссенция уже не выплескивалась в окружающее пространство.
  
   - Еще! Можно еще? - прошептал он, когда Мара, переживая остатки бурного наслаждения, расслабленно присела рядом.
  
   - Нет, лакомка моя, - сказала она, нежно целуя его глаза, нос, губы. - На этот раз хватит. Но не расстраивайся. Древо теперь быстрее перерабатывает энергию. Так что скоро повторим.
  
   - Когда?
  
   - Не будь таким нетерпеливым, - засмеялась девушка. - Мне нужно идти, а ты лучше поспи. Тебе следует отдохнуть, да и время пролетит быстрее. Ну, пока.
  
   Она исчезла, и Сергей впервые ощутил, как нимфы перемещаются. Они делали это через деревья, стремительным током жизни двигаясь по системе корней.
  
   "Тогда как они попадают в наш мир? - подумал он и тут же получил массу информации на этот счет. Через сознание его потекли умозаключения, теории, формулы. - Нет-нет! - мысленно воскликнул молодой человек, останавливая этот поток. - Такие подробности мне не нужны. Спасибо".
  
   Его внутренняя база данных приняла необъятные размеры. Стоило ему прикоснуться к ней, как он чувствовал просто бездну знаний, которую человек не смог бы освоить даже за сотню лет. К счастью Сергею и не требовалось этого делать. Достаточно было лишь задать вопрос, как ответ тут же становился достоянием его памяти.
  
   Близилась полночь, а следовательно, без малого сутки прошли с того момента, как он врос в землю. Он знал это точно. Время теперь ощущалось легко. Может быть, связь с Древом помогала этому, а может молодой человек сам приобрел новые возможности. Он прислушался, что с ним происходит и ощутил как растет ствол. Он вытягивался вверх и разрастался в ширину, перерабатывая поглощенную эссенцию, и происходило это с невероятной для растения скоростью.
  
   "Каким же оно станет? - подумал молодой человек. - За трое то суток, если уже сейчас достигло приличных размеров".
  
   Ответ пришел в виде образа. Древо не было исполином, этаким колоссом, возвышающимся над всем остальным лесом. Оно представляло собой центральный ствол трехметрового диаметра и пятнадцатиметровой высоты, который окружали по кругу наподобие Стоунхенджа вторичные побеги примерно таких же габаритов, как и все остальные деревья в лесу.
  
   "Так вот почему рейнджеры до сих пор не смогли обнаружить старое Древо. Оно не больно-то выделяется на фоне леса. Неплохо придумано".
  
   Сергей увлекся созерцанием того как растет Древо и не заметил, как уснул.
  

***

  
   Мара разбудила его поцелуями часа через три. Она была весела и нарядна. Голову ее украшал венок из каких-то невероятно красивых, светящихся в темноте цветов, на груди же висела целая их гирлянда. Они отличались разнообразной раскраской, но похоже представляли собой растения одного и того же вида.
  
   - Это как же называется? - шутливо возмутился Сергей. - Королева нимф, можно сказать покровительница природы и срывает бедные цветы в таком огромном количестве!
  
   - Это Тиоры, - засмеялась Мара. - Их можно рвать, ни размножаются бутонами.
  
   - Как размножаются?
  
   - А вот увидишь. Я сейчас станцую для тебя, а ты смотри и любуйся. Проверим твое чувство прекрасного. Пока эмоции будут оставаться в рамках эстетики, я тебя не трону, но лишь только похоть проникнет в твое сознание, держись! - предупредила девушка и снова засмеялась. - Ну что же ты так быстро сдаешься! - воскликнула она. - Так не интересно. Я даже не начинала еще танцевать.
  
   - Подожди-подожди! - заторопился молодой человек, стараясь поскорее успокоить разыгравшуюся фантазию. - У меня вопрос и он очень важен. Ты должна мне ответить обязательно.
  
   - Хорошо, спрашивай, - хихикнула Мара, забавляясь этим его пассажем.
  
   - Причем здесь Тиоры?!
  
   Нимфа залилась веселым смехом.
  
   - И это важный вопрос? Ну, хорошо, ты сумел отсрочить расправу. Хотя был очень близок к ней. Только ответ ты получишь чуть позже, - интимным тоном добавила она, - когда не справишься... Так-так. Опять эти чувства. Неужели ответ для тебя интереснее танца?
  
   - Ох! - простонал Сергей. - Ты же сама меня интригуешь и соблазняешь. Так не честно. Сделай снисхождение. Начни танцевать, а там уже я попробую держать себя в руках.
  
   - Хорошо, будет тебе снисхождение. Но только один раз.
  
   - Да благословят боги твою доброту! - торжественно произнес молодой человек, чем вызвал у Мары новый приступ веселья.
  
   - Только больше не смеши, ладно, - попросила она, с трудом успокаиваясь.
  
   - Не буду.
  
   Заиграла приятная медленная мелодия и девушка стала плавно двигаться, словно растение на ветру. Она скользнула в сторону, как сорванный лист и закружилась по поляне, чаруя взгляд отточенной пластикой движений и какой-то необыкновенной природной естественностью.
  
   "Боже мой! - мысленно поразился Сергей и затаил дыхание. - Как красиво!"
  
   Цветы следовали за нимфой необыкновенным светящимся потоком, то вытягиваясь в полосу, то свиваясь в кольца, в петли, формируя и другие, вовсе уж замысловатые фигуры. А девушка кружилась рядом с ними, как гимнастка-художница, танцующая с лентой. Ее движения столь органично вписывались в окружающую природу, что молодой человек совершенно забыл, кто перед ним танцует. Он любовался танцем, как любуются пламенем или текущим потоком воды, листопадом, дождем, радугой. Его душа переполнилась эстетическим наслаждением и даже слезы готовы были выступить на глазах от восхищения.
  
   Нимфа скользнула совсем рядом, окатив Сергея волной невероятно приятного запаха цветов. Глаза их встретились, и молодой человек уловил во взгляде девушки игривые искорки или быть может, ему это лишь показалось. Но с этого момента мелодия слегка изменила свою тональность, и в пластике танцовщицы стало незаметно исподволь проявляться женское начало. Движения ее постепенно преисполнялись эротичностью, заставляли сердце биться быстрей и наполняли его томлением.
  
   "Ох!" - мысленно воскликнул Сергей, чувствуя, что очарован, но теперь уже не столько танцем, сколько самой танцовщицей.
  
   Случайно или намеренно нимфа сокращала дистанцию между ними. И чем ближе она становилась к молодому человеку, тем большей сексуальностью преисполнялся ее танец. Сергей понял, что давно уже проиграл это состязание. Он не просто испытывал сексуальное возбуждение, он уже сгорал от желания, и девушка прекрасно это чувствовала, сужая круги, как акула вокруг своей жертвы. В какой-то момент она схватила его, заставив испытать чуть ли не физическое блаженство от одних лишь этих объятий.
  
   - Ах! Какой фейерверк эмоций! - воскликнула нимфа, сладко целуя Сергея в губы. Она обвила ногами его за талию и крепко прижалась, жадно поглощая в себя, вовлекая в другой танец, танец страсти и любви.
  
   А когда пятью минутами позже оба они взорвались от наслаждения, цветы неожиданно вспыхнули ярким светом и прекрасными огненными бабочками разлетелись в разные стороны, сияя в темноте и улетая все дальше и дальше.
  
   - Боже! - восхитился Сергей и счастливо засмеялся. - Как красиво, боже! Просто какое-то волшебно!
  
   А нимфа смотрела, улыбаясь, и таяла от удовольствия, купаясь в его эмоциях. Потом они долго целовались, сжимая друг друга в объятиях, потом смотрели друг другу в глаза.
  
   - Как романтично, - сказал молодой человек. - Так чарующе. Это именно то, о чем я тебе раньше говорил. Именно так чувствуют мужчина и женщина, когда любят друг друга.
  
   - Я поняла, - улыбнулась нимфа. - Очень красивые эмоции, я получила от них огромное удовольствие.
  
   - Погоди-погоди, - удивился Сергей. - А ты сама разве ничего не чувствовала? Никаких эмоций?
  
   - Я чувствовала, но по-другому, - сказала Мара, - не как женщина, как нимфа. Я наслаждалась, совместила два удовольствия, и это было волшебно.
  
   - Ох, - вздохнул молодой человек и засмеялся.
  
   - Ты разочарован?
  
   - Нет, что ты. Но я, кажется, начинаю вас понимать.
  
   - Это хорошо.
  
   - Нет... не очень. Можно мне дать нимфам один совет?
  
   - Конечно.
  
   - Никогда не посвящайте мужчин в... эти детали, и вы сможете получить от них максимальную отдачу.
  
   Нимфа улыбнулась.
  
   - Я знаю. Конечно же, мы так и сделаем. А ты тоже хотел бы быть обманутым?
  
   - Не знаю, - Сергей потер переносицу и улыбнулся. - Мне очень импонирует, что между нами такие доверительные отношения и в тоже время... эти откровения нарушают все волшебство.
  
   - Не огорчайся. Ты скоро забудешь и снова очаруешься. Мы умеем очаровывать. И я не буду больше напоминать тебе про специфические особенности нашего питания.
  
   - Питание! Боже! - парень засмеялся. - Очень романтично звучит!
  
   - Кстати, насчет еды. Вкусненького чего-нибудь хочешь?
  
   Мара наклонилась в сторону, потянувшись куда-то за дерево, и поставила рядом корзинку, наполненную светящимися плодами.
  
   - Силайские яблоки? - удивился Сергей. - Откуда они здесь взялись?
  
   - Другие нимфы принесли, пока я для тебя танцевала. - Королева один плод протянула собеседнику, а другой взяла себе. - Угощайся.
  
   Молодой человек взял яблоко и покрутил его в руках.
  
   - Как странно, - сказал он. - Я уже больше суток ничего не ел и не испытываю голода.
  
   - Древо тебя кормит.
  
   - Да-да... я знаю, - растерянно улыбнулся Сергей. - Получил ответ за мгновение до того как ты мне сказала.
  
   Нимфа пожала плечами.
  
   - Ты все равно поешь, - предложила она. - Это ведь не столько еда, сколько удовольствие.
  
   Сергей рассмеялся вдруг пришедшей ему в голову мысли.
  
   - Я буду есть яблоко, а ты - мои эмоции? - уточнил он.
  
   - Эмоции - это тоже не еда, - с улыбкой возразила Мара, - это удовольствие.
  
   И она откусила от своего яблока. Парень, улыбаясь, последовал ее примеру, и волшебная сладость растеклась по его языку. Он даже глаза прикрыл на несколько мгновений, наслаждаясь бесподобным вкусом. Потом посмотрел на девушку и снова засмеялся.
  
   - Съешь еще, - попросила нимфа, - ты так здорово это делаешь.
  
   - Я не могу, - смутился Сергей, - я знаю, как это на тебя действует, и чувствую себя странно.
  
   - Съешь, - настаивала Мара и протянула ему свое яблоко прямо укушенной стороной.
  
   Это выглядело так эротично, что парень послушался. Нимфа откусила сама и снова протянула ему яблоко. Потом снова откусила и поцеловала его, передавая кусочек плода изо рта в рот. Сергей даже застонал от блаженства. У него возникло четкое ощущение, что сейчас его снова выпьют. Но вместо этого Мара поднялась и встала напротив, слегка расставляя ноги. Молодой человек посмотрел вверх и увидел огромные глаза, в которых плавилось предвкушение. Нимфа зарылась пальчиками ему в волосы и притянула к себе...
  

***

  
   Они сидели в обнимку, переживая остатки сумасшествия, которое недавно охватило их обоих, и наслаждались покоем, изредка касаясь друг друга губами. Сергей чувствовал бурлящую внутри себя эссенцию. Она занимала даже меньше половины его объема и быстро усваивалась деревом, стимулируя его рост.
  
   - Послушай, - прошептал он. - Может можно еще, а? У меня много места.
  
   - Можно, - улыбнулась нимфа. - Ты такой сладкоежка, - засмеялась она. - В следующий раз мы встретимся с тобой часов через двадцать. Тем более имеет смысл себя побаловать.
  
   - Почему? А раньше нельзя?
  
   - С утра к тебе пожалуют гости, - сказала Мара, - ты будешь занят.
  
   - Гости? - удивился Сергей - Кто?
  
   - Мои незаменимые помощницы Флора и Лин. Им понадобится амброзия и кое-какое знание, которое хранится в тебе. И потом сами они тоже хотят пополнить твою библиотеку. Им есть что добавить, можешь быть уверен.
  
   - Разве ты с этим уже закончила?
  
   - Да, солнышко мое, теперь в тебе есть все, что знаю я. Ты разве не чувствуешь, что объем знаний больше не изменяется?
  
   - Я ощущаю, бездну, когда прикасаюсь к нему. Как можно почувствовать увеличение бесконечности?
  
   - Это не бесконечность, поверь. Скоро ты сам убедишься. Твоя сила быстро растет.
  
   Нимфа встала на ноги и сжала пальцы в кулаки, накапливая в них свет.
  
   - Что ты делаешь? - поинтересовался Сергей.
  
   - Сейчас поймешь.
  
   Мара прижала ладони к дереву на уровне шеи молодого человека и, плавно потянув их на себя, стала вытягивать в воздухе прозрачную радужную ткань. Она формировалась в виде упругой вогнутой поверхности и очень походила бы на стенку мыльного пузыря, если бы не светилась. Когда королева соединила ладони на высоте своего лица, у нее получилось нечто очень напоминающее кресло, сделанное из света.
  
   - Ого, - удивился Сергей. - Зачем это.
  
   Вместо ответа нимфа забралась на сиденье, которое тут же прогнулось, подстраиваясь под формы ее тела. Ноги девушки обняли ствол дерева, а интимное место оказалось у самого лица Сергея. Она слегка подвигала попой, устраиваясь поудобнее и расслабленно откинулась на спинку кресла.
  
   - Если не возражаешь, я бы хотела немного поблаженствовать, - сказала она, глядя сверху со сладкой улыбкой на устах.
  
  

Глава 9. Посетители

  
   0x01 graphic
   Проснулся Сергей уже засветло. Было без малого десять часов, как подсказывало ему чувство времени.
  
   "Ого! - подумал он. - Вот это я продрых!"
  
   На поляне вокруг Древа выросло семь побочных побегов, которые достигли полутораметровой высоты. Это означало, что основной ствол завершил свое развитие.
  
   "Да, вчера мы здорово оторвались", - Сергей невольно улыбнулся, вспоминая подробности.
  
   Единственное, что не доставило ему особого удовольствия - это производство амброзии. Мара с его помощью изготовила просто немереное ее количество. И хорошо, что хранилась она не в нем, а в резервуарах Древа.
  
   - Зачем так много? - удивился тогда молодой человек.
  
   - Сюда придут многие нимфы, - объяснила она. - Даже молодые. Им нужно будет измениться, ты должен это понимать.
  
   - Усовершенствоваться, - согласился Сергей, улыбаясь, а потом испугался. - Они ведь не ко мне придут, верно?
  
   - Конечно, нет, - успокоила королева. - Чтобы взять амброзию и знания мужчина будет уже не нужен. Только Древо должно вначале созреть.
  
   - Вырасти?
  
   - Не только. Оно окончательно сформируется, когда даст первое потомство.
  
   - Ух, ты! Интересно было бы посмотреть.
  
   - Обязательно посмотришь.
  
   - Спасибо! Если так надо, то я могу... ну готов еще сделать амброзии...
  
   - Нет-нет, пока хватит, - сказала Мара. - Нужно дождаться, когда Флора и Лин возьмут свою часть, а потом уже и видно будет, сколько следует добавить еще.
  
   "Флора и Лин, - подумал Сергей, возвращаясь из воспоминаний. - Они должны сегодня ко мне придти. Интересно когда?"
  
   - Сейчас, - послышался знакомый веселый голос.
  
   Молодой человек посмотрел в ту сторону и увидел приближающуюся Флору. Девушка была одета по велению местной моды, только длинные волосы прикрывали отдельные части ее тела. Парень невольно залюбовался. Нимфы все были очень красивы и даже не просто красивы, а совершенны. Гармоничны, как сказали бы они о себе. Однако эта леди была особенной, она просто лучилась внутренним теплом и светом, какой-то святостью даже. В общем, если бы вдруг потребовалось изваять скульптуру богини мира и благоденствия, Сергей знал, кого предложить в качестве модели.
  
   - Привет, - откликнулся он, испытывая искреннюю радость от этой встречи. - Ты очень вовремя, я совсем недавно проснулся. Вы девушки не даете мне скучать в одиночестве.
  
   - У нас слишком мало времени, чтобы позволить ему течь впустую, - улыбнулась Флора. - Я почувствовала, что ты проснулся, и сразу направилась к тебе. Как спалось?
  
   - Отлично.
  
   Нимфа коснулась рукой вторичных побегов Древа и улыбнулась.
  
   - Вы, я вижу, времени зря не теряли.
  
   - Если честно, - засмеялся Сергей, - у меня как раз обратное впечатление. Будто я все время на пролет только и делаю, что вкушаю одни лишь радости жизни.
  
   - Такова специфика твоей помощи, - пожала нимфа плечами. - Работа и должна быть в удовольствие по законам гармонии.
  
   Что-то привлекло ее внимание, и она подошла ближе. Молодому человеку показалось даже, что Флора пристально его разглядывает, но потом понял, что не его, а нечто невидимое перед ним. Она протянула руки вперед. Поводила ими и в воздухе вдруг проявилось полупрозрачное, слегка светящееся кресло, которое Мара этой ночью вылепила, можно сказать из своей собственной энергии. Оно так недвусмысленно было расположено, что о назначении его особо гадать не приходилось. Нимфа с интересом глянула на Сергея и тот густо покраснел. Девушка засмеялась.
  
   - Меня всегда удивляло смущение людей в вопросах, касающихся секса, - сказала она. - Вам почему-то неудобно обсуждать эту тему, вы стыдитесь своей наготы, половые органы считаются чем-то низменным и запретным, а прикосновение к ним греховным. Меж тем именно благодаря этой стороне жизни продолжается существование вашего вида. Вы считаете чудом рождение детей, и одновременно стыдитесь способа его осуществления. Почему так?
  
   - Видишь ли, люди давно уже не связывают секс с одним лишь деторождением, - ответил молодой человек. - Для многих это в первую очередь удовольствие. Кое-кто считает такое отношение распущенностью, ну а сам секс соблазном, который уводит людей с пути истинного, мешает им духовно развиваться.
  
   - Это не правда, - улыбнулась Флора. - Секс - это источник гармонии. Я не знаю, почему вы не понимаете, это же элементарно. Люди двуполые существа, таковыми создала вас природа. Поэтому гармония в вас не полная. Когда мужчина и женщина сливаются, они создают гармонию и именно благодаря этому рождается новое создание, а не только из-за половых клеток.
  
   - Но люди не всегда занимаются сексом для зачатия. За всю жизнь пара рождает в среднем двух-трех детей, а сексом занимается тысячи раз.
  
   - Но это ведь не мешает вам использовать гармонию. Она имеет немаловажное значение для жизни. Настоящая завершенная гармония способна исцелять. Если бы люди это поняли, то они бы не болели ни чем никогда и жили бы очень долго.
  
   - Погоди, - сказал Сергей, - никто никогда не выздоравливал от секса. Наоборот, - он усмехнулся, - иногда заболевали.
  
   - Это потому что даже в паре ваша гармония не полная, - пожала Флора плечами. - Люди не совершенны, в вас много изъянов и те прогрессируют. Ваш вид вырождается и во многом из-за того, что вы пренебрегаете гармонией, а зачастую и просто разрушаете ее. Я знала времена, когда продолжительность жизни человека достигала двух сотен лет. Когда мужчины и женщины составляли гармоничные союзы, и не нужно было искать свою половинку, ей мог стать любой человек противоположного пола.
  
   - Ты хочешь сказать, что сейчас пары людей имеют разную гармоничность?
  
   - Именно так. Есть люди, которые хорошо сочетаются, а есть несовместимые совсем.
  
   - И как же найти свою половинку?
  
   - В сочетающейся паре человек счастлив, - улыбнулась нимфа. - Это и должно быть основным критерием. Потому что если не следовать гармонии отношений, то разрушение вашего вида только усугубится. Каждое новое поколение будет рождаться все менее и менее гармоничным.
  
   - И что можно сделать? Как обратить это разрушение?
  
   - Самостоятельно вам его уже не обратить. Вы сможете лишь замедлить процесс распада не более того. Мы можем вам помочь, но для этого и вы сами должны измениться. Невозможно черпать гармонию, если стыдиться одного из самых обильных ее источников.
  
   Девушка потрогала спинку кресла руками, потом отвернула его в сторону, слегка вытянула в длину и уселась, покачиваясь как в гамаке. Ногами она уперлась в ствол дерева, спиной откинулась на светящееся ложе и расслабилась в полулежащем состоянии.
  
   Сергей с опаской на нее посматривал.
  
   - У меня такое ощущение, что сиденье вот-вот исчезнет, и ты свалишься на землю, - сказал он.
  
   - Почему?
  
   - Оно кажется таким эфемерным и потом шесть часов уже прошло, как Мара его сотворила.
  
   - Здесь высвободилось столько эссенции, что кресло зарядилось на десятки лет, - заверила нимфа. - Так что опасения твои излишни. И потом, неужели ты думаешь, что я села бы в него, если б сомневалась в его прочности?
  
   - Ты это как-то чувствуешь?
  
   - Ну конечно, я ощущаю энергию.
  
   - То есть у нимф для этого есть специальные органы чувств?
  
   - Я бы не назвала это органами и тем более специальными. Физически нимфы практически не отличаются от людей. Разница между нами носит скорее энергетический характер. Впрочем, зачем ты меня спрашиваешь? Все эти знания находятся в тебе.
  
   Сергей поморщился.
  
   - С некоторых пор при попытке обратиться к библиотеке, она заваливает меня просто массой сложнейшей информации, так что я боюсь уже лишний раз это делать.
  
   - Вот и напрасно, тебе просто нужно ее отрегулировать.
  
   - Я не знаю как.
  
   - Так эти сведения тоже содержится в библиотеке, - улыбнулась Флора.
  
   - Ну ладно, я потом как-нибудь разберусь. Ты ведь не просто так пришла ко мне?
  
   - Не просто.
  
   - Если тебе нужно выпить меня и взять амброзию, то чего ты ждешь?
  
   - Я хотела бы обсудить с тобой один важный вопрос.
  
   - Давай.
  
   - Я слышала, что ты оказал своим подопечным нимфам очень весомую помощь. Это был самоотверженный поступок с твоей стороны.
  
   - Да, - засмеялся молодой человек. - И от Мары мне уже нагорело. Кстати где мои девочки и что делают, ты не знаешь?
  
   - Они в Розовой долине, совершенствуются. У них сейчас огромный потенциал и они успешно его реализуют. К моменту, когда ты освободишься, в твоем распоряжении будет пятнадцать очень сильных взрослых нимф. Это огромная сила.
  
   - Какая? С чем ее можно сравнить?
  
   - Они способны изменить экологию на огромной территории размером со всю вашу Сибирь. Именно там ведь им предстоит обосноваться? В Иркутске кажется?
  
   - Да, ватерполистки, которых заменят нимфы, из Иркутска. Но... мне кажется, понадобится большая сила, - огорчился Сергей, - речь идет о восстановлении природы в планетарном масштабе. А Старшими нимфами они стать не могут?
  
   - Пока нет, одной амброзии тут не достаточно. Нимфа становится Старшей не раньше, чем создаст потомство и не одно. Старшие нимфы являются главами целых кланов и, если бы ты не боялся обращаться к своему кладезю знаний, то давно бы это знал.
  
   - И что делать? Нам понадобится больше нимф? Где их взять?
  
   - Не все сразу. Нимфы вырастят Древо в твоем мире и увеличат свое число. Собственно изначально так и планировалось. То, что девушки твои стали сильнее, принципиально ничего не изменит. Разве что ускорит прогресс.
  
   - Так это здорово! Замечательно! Но я опять о своем. Давай обсудим твой вопрос.
  
   - Я бы хотела, чтобы ты сделал нечто подобное и для моих подопечных, - сказала Флора, - но в более оптимальном режиме. Пятнадцать моих девочек возьмут все, что им нужно за полчаса и это не особенно сильно тебя обременит.
  
   Сергей удивленно открыл и закрыл рот, не зная, что сказать. Потом все-таки нашелся:
  
   - Но зачем? Скоро вырастет новое Древо и сможет сделать то же самое без меня.
  
   - Пройдет не меньше месяца, прежде чем появится новое потомство и нимфы смогут обратиться за амброзией, - сказала Флора. - Я не могу так долго ждать. Конфронтацию с людьми следует завершать как можно скорее и мне понадобятся нимфы нового типа для урегулирования этого конфликта политическим путем.
  
   - Уж не о женитьбе ли короля Лациуса речь? - улыбнулся Сергей. - Хотите сделать из нимф горских девушек?
  
   - Нет, это далеко идущие планы. Ландераном в основном занимается Лин и с этим королевством придется еще долго возиться. Меня же интересуют их союзники, такие как Корсия, Китана, Оберег и несколько стран поменьше. Там власть ордена не столь велика, как в Ландеране, и есть возможность вывести эти государства из войны с помощью дипломатии.
  
   - Вы что, собираетесь вести переговоры?
  
   - Не совсем, вначале мы хотим тайно установить контакты с влиятельными людьми в этих государствах и заручиться их поддержкой. Но для этого мне нужны парламентеры, которые способны вести разумный диалог и держать в руках свои половые инстинкты.
  
   - Почему вы думаете, что люди согласятся вам помогать?
  
   - Потому что нам есть, чем заинтересовать их. Власть, богатство, здоровье, молодость. Все что угодно, на любой вкус. Пройдет совсем немного времени и страны эти примут нейтралитет, а большего нам пока и не нужно. Лишившись их поддержки, Ландеран значительно потеряет в силе. И у нас появится возможность разобраться уже с ним.
  
   - Вы же говорили, что конфликтам конец, что нимфы просто станут недоступными для людей.
  
   - Все так и есть, мы могли бы просто себя обезопасить и уйти в тень, но в этом случае не будет возможности заботиться о гармонии. Теперь появился шанс сохранить свои позиции, и мы хотим его использовать.
  
   - Вы собираетесь взять людей под контроль?
  
   - Так далеко наши планы пока не идут. Разве что Лин об этом мечтает. Все что нам нужно - это мир. Теперь, когда мы способны вести диалог, появились хорошие шансы установить с людьми дипломатические отношения. От этого все только выиграют.
  
   Сергей подумал и кивнул головой.
  
   - Хорошо, я согласен. Пусть твои девушки ко мне приходят.
  
   - Спасибо, - сказала Флора, широко улыбаясь, и спустилась с гамака. - А теперь я, пожалуй, возьму то, зачем пришла.
  
   Старшая нимфа организовала свое рандеву с Сергеем в сугубо деловом стиле. Она сперва выпила его, хапнув приличную порцию амброзии, а потом, не дав толком очухаться после этого стресса, накачала своей эссенцией. От такой стремительной встряски молодой человек чувствовал себя как в нокдауне, с трудом воспринимая все, что происходит вокруг.
  
   - Мне пора, - сказала Флора и поцеловала его в губы. - Не отпускай в Древо энергию, которую я передала тебе, - посоветовала она. - Тогда с моими девочками будет полегче. Не беспокойся, они подождут, пока ты восстановишься.
  
   Сергей ощутил, как Старшая нимфа улетучилась, и с трудом открыл глаза.
  
   "Боже! - подумал он. - Какая она сильная! Не думал, что после Мары кто-нибудь еще сможет меня удивить".
  
   Постепенно восприятие действительности к нему вернулось, и Сергей обнаружил пятнадцать девушек, сидящих на земле вокруг него между основным стволом и побочными побегами. Это были взрослые нимфы, причем достаточно сильные, он это чувствовал. Похоже, что Флора отобрала для продвижения самых лучших своих подопечных. Одна из них поднялась и приблизилась.
  
   - Физически ты полностью восстановился, - сказала она. - Мы можем начинать?
  
   Сергей смотрел на нее заворожено и не мог понять, что так впечатлило его в этой девушке. Большие зеленые глаза, уверенный спокойный взгляд, доброжелательная улыбка и какая-то внутренняя собранность и дисциплинированность. Он посмотрел на других нимф и обнаружил в них ту же силу. Это были настоящие специалистки своего дела, асы, но все-таки что-то в них было еще.
  
   "Ну конечно! - догадался, наконец, молодой человек. - Они все исполнены той же душевной святости и светом, что и их начальница. Чувствуется единая школа. Ночной дозор, Светлые, - подумал Сергей и улыбнулся своим мыслям. - Эх! Мои-то девчонки выглядят значительно более разболтано. Недаром Тила сказала, что я их избаловал. Хотя может так и надо? Им ведь предстоит изображать людей. А для этой роли лишняя непосредственность не помешает".
  
   Молодой человек кивнул девушке и улыбнулся.
  
   - Я в вашем распоряжении, - сказал он и приготовился к очередному марафону.
  
   Однако к его удивлению все прошло быстро и легко. Нимфы действовали планомерно и четко, как по часам. Подходили, к Сергею, брали и выпивали, одновременно вытягивая из него необходимую порцию амброзии. Прошло полчаса и все закончилось. Девушки сняли с парня последнюю свою подругу, пребывающую в счастливом беспамятстве, и исчезли.
  
   - Вот это да! - поразился тот. - Сказано - сделано, иначе не назовешь. Серьезные девчонки.
  
   - Мои тоже ничего, - прозвучал чей-то голос и Сергей, покрутив головой, увидел Лин.
  
   - О! Привет! - поздоровался он с начальницей местной контрразведки, или может наоборот, центрального разведывательного управления?
  
   - Здравствуй, - ответила она. - Я смотрю, Флора подкинула тебе работы?
  
   - Да какая там работа, - пожал плечами молодой человек, - так пустяки.
  
   - Серьезно? - улыбнулась старшая нимфа. - Может, тогда и для меня сделаешь?
  
   Сергей мысленно вздрогнул, но поворачивать оглобли было уже поздно, как говорится, назвался груздем - полезай в сковородку.
  
   - Сделаю! - легкомысленность заявил парень, не подозревая, в какую ловушку лезет.
  
   - Спасибо, золотко. Пятьдесят, думаю, будет достаточно.
  
   - Что?! - у него даже рот от удивления открылся, и Лин положила в него ягодку.
  
   - Пятьдесят нимф, - повторила она. - Ты пойми, я не дипломатов готовлю, мне агенты нужны. Я еще сократила свои запросы.
  
   - Что так? - съязвил Сергей.
  
   - Совесть замучила.
  
   - А сейчас значит, не мучает?
  
   - Мы нашли с ней компромисс.
  
   - Лин, слушай, я ж помру. Пятьдесят нимф - это целая армия. За кого ты меня принимаешь?
  
   - Всего один час сорок минут, - сказала девушка, улыбаясь. - Ты со своими спортсменками три часа кувыркался. Я вообще сотню хотела тебе заказать.
  
   - Ох! - простонал Сергей и засмеялся. - Вижу палец тебе в рот не клади, с рукой откусишь. Послушай, если они хоть в половину так же сильны, как у Флоры...
  
   - Они сильнее, - перебила Лин, - это элитный отряд, лучшие из лучших. В боевых условиях они даже старшим нимфам фору дадут. Они уникальные, понимаешь? Других таких нет. И все они будут с тобой, ты почувствуешь их силу. Такое не забывается, можешь мне поверить.
  
   - Не сомневаюсь, - засмеялся молодой человек. - Но они меня просто прикончат.
  
   - Да нет же, - возразила нимфа с улыбкой. - Я даже молчу, про твою неуязвимость, она тебе не понадобится. Будет экстремально, не спорю, но в этом-то вся и прелесть. Ты не представляешь, как ловко они раскладывают мужчин, - Лин наклонилась к самому уху Сергея и шепнула. - Тебе ведь нравится когда жестко, верно?
  
   Тот сглотнут слюну и заворожено посмотрел на девушку, что и говорить, она умела уговаривать.
  
   - Мне кажется, я потом об этом пожалею, - улыбнулся парень, - но если откажусь... пожалею, наверно, еще больше.
  
   Лин засмеялась и подарила Сергею долгий поцелуй.
  
   - Я тебя обожаю! - сказала она.
  
   - А что в них такого уникального? - спросил молодой человек? - Чем они отличаются от других нимф?
  
   - Все-то тебе расскажи, - улыбнулась Лин. - Это военная тайна.
  
   - Ах, жаль.
  
   - Ну, хорошо, - сжалилась девушка, - исключительно за твою неоценимую помощь кое-что скажу. Они - перехватчицы рейнджеров. Это нимфы, которые способны их выследить и даже выпить.
  
   - К..как выпить?! - опешил парень. - У них же нет...
  
   - Это обратимо, солнце мое. Это обратимо...
  

***

  
   Вторая секс-конференция, как мысленно окрестил ее Сергей, обещала примерно тот же регламент и началась столь же организованно, как и первая. Вместе с тем, участницы ее очень впечатлили молодого человека. Едва они стали появляться на поляне перед Древом жизни, как сразу вызвали к себе искреннее уважение. Эти нимфы разительно отличались от других. Очень мощные и рослые, под стать самой королеве, они, конечно, не обладали столь же необъятным количеством энергии, однако производили впечатление какой-то хищной опасности и угрозы, какая исходит, например, от крупных кошек вроде ягуаров, тигров, пантер и подобных им созданий.
  
   "Боже! Я пропал", - подумал Сергей, но только не страх, поселился в его душе, а восхищение вперемешку с приятным томлением и предвкушением волнующих событий.
  
   "Пантеры", - мысленно окрестил их молодой человек, и это было удачное сравнение, девушек отличала темная смуглая кожа, черные волосы и черные глаза.
  
   Перед тем как занять свое место на поляне, все они проходили мимо него и касались пальцами, скользя от одного плеча через грудь, шею до другого. Он чувствовал, что это было не просто приветствие. Нимфы знакомились с ним, сканировали его, чтобы употребить потом наиболее эффективным образом.
  
   Лин подошла к нему первой.
  
   - Ничего не бойся, - сказала она, - и главное расслабься, не сопротивляйся, отдайся им полностью. Помнишь, как ты сделал при первой нашей с тобой встрече, когда я схватила тебя? Если поступишь так же, тебе будет гораздо легче.
  
   Потом старшая нимфа выпила его, заставив содрогнуться всю душу, когда вытягивала амброзию. Она взяла может и меньше, чем Флора, но сделала это более медленно, вызывая очень глубокое ощущение наслаждения. Лин подождала, пока парень немного придет в себя, а затем разрядилась в него обильным потоком эссенции. На этом ее выступление закончилось, и "слово взяли" другие участницы.
  
   После первой же "пантеры" Сергей понял, что попал в серьезный оборот. Крепко стискивая в своих объятиях, она выпила его столь же мощно, как делали это в свое время Терция и Константа. И дело здесь было даже не в том, что его опустошили разом и целиком. После всех своих модификаций он легко переносил эту процедуру. Нимфа взяла очень много амброзии, даже больше, чем брали ученые нимфы за один раз.
  
   Когда к молодому человеку подошла восьмая участница, он подумал, что ему сейчас придет конец, но даже сказать об этом не мог, попросить девушек остановиться, ни голосом, ни на лесном наречии. Он был полностью лишен сил. Нимфа присела перед Сергеем на колени и прикоснулась ладонями к его груди, потом к лицу, слегка приподняла его голову, заглядывая в глаза, а затем поднялась на ноги. Парень прикрыл глаза, мысленно славя бога, что над ним сжалились, а секунду спустя на него хлынул поток эссенции, окатив все открытые части тела. Энергия впитывалась, входила блаженными волнами, принося покой и умиротворение. Краешком сознания Сергей еще успел ощутить, как его снова захватывают и выпивают, но это было уже где-то далеко и не с ним. Все дальше и дальше он уплывал в небытие на волнах блаженства.
  

***

  
   Лишь к вечеру молодой человек более или менее пришел в себя. Вернувшись в сознание, он обнаружил, что уже стемнело.
  
   "Кажется, жив! - подумал он и засмеялся. - Скорее жив, чем мертв! Нет, никогда! Ни за какие коврижки не буду соглашаться я на такие безумные сессии. Это выше всяких возможностей мужчины. Это против природы человека или кто там я теперь. Интересно меня все пятьдесят "пантер" взяли или только часть? Как бы узнать?"
  
   Сергей оценил свое состояние и обнаружил, что почти всю амброзию, которую произвела вчера Мара с его помощью, словно корова языком слизала.
  
   "Вот это да! - поразился он. - Вот это проглотки! Наверное, все-таки все успели приложиться, уж больно велик ущерб. Интересно, что скажет Мара?"
  
   - Скажу, что можно было этого ожидать, - ответила королева, выходя из леса на поляну.
  
   - Привет, - откликнулся молодой человек и улыбнулся. Третий раз нимфы отвечали на мысленные его вопросы и, казалось, появлялись именно за тем, чтобы на них ответить. Хотя наверняка это было не так. Видимо востребованность его была настолько велика, что он постоянно находился в сфере их внимания. Стоило ему освободиться от общения с одной, как ее место занимала другая.
  
   - Добрый вечер, - поздоровалась Мара. - Как ты себя чувствуешь?
  
   Молодой человек прислушался к своему состоянию и никаких отклонений не заметил.
  
   - Кажется, я в полном порядке. Успел отдохнуть.
  
   - Что ж, значит, Лин выполнила свое обещание.
  
   - У вас была с ней договоренность?
  
   - Ну, скорее разговор. Ни Флора, ни Лин, не имели права действовать, не поставив меня в известность.
  
   - И ты им разрешила?
  
   - Я оставила последнее слово, за тобой, хотя больше чем уверена была, что ты согласишься. Так что действительно, считай, что разрешила.
  
   - Могла бы предупредить.
  
   - Мои помощницы попросили, чтобы я этого не делала, но обещали сами тебе все честно рассказать.
  
   - Ну да, - Сергей хмыкнул, - они рассказали. И пожалуй честно. Вот только, по-моему не всё. Особенно Лин. Кстати кто такие эти... темнокожие нимфы? Откуда они взялись?
  
   - Это перехватчицы. Лин разве не говорила?
  
   - Говорить, то говорила, но не очень много. Сказала, будто они подготовлены специально для поимки рейнджеров, что способны их выследить и вообще, что они очень крутые. Только я не понял, как они стали такими без амброзии.
  
   - О, это интересный вопрос. Перехватчицы не создавали новых возможностей, они изменяли старые, поэтому амброзии не потребовалось. Но они трансформировали себя настолько существенно, что не в состоянии были больше хранить гармонию. По сути, они искалечили себя, лишившись главного для нимфы предназначения. Так что, перехватчицы в той же степени были нимфами, в какой рейнджеры - мужчинами. Это был шаг отчаяния и возможно он дал бы нам шансы выжить. Вот только с твоим появлением необходимость в этом отпала. Возникли значительно более эффективные варианты решения наших проблем. И мне стало жаль девочек. Поэтому я согласилась на эту затею. Они взяли столько амброзии, что смогли восстановить прежние функции, снова став полноценными нимфами. Собственно они получили даже больше, сохранив все свои боевые возможности. Лин просила передать, что перехватчицы очень признательны тебе. Можешь быть уверен, что приобрел в их лице самых горячих поклонниц.
  
   - Почему то я чувствую себя Джоном Конором, - засмеялся Сергей, - к которому пришел терминатор и сказал, что будет его защищать. У нас фильм один есть...
  
   - Да-да, я знаю, - улыбнулась Мара. - Думаю, что они в какой-то степени лучше и первой, и второй модели терминатора, наверное даже и третьей. Кстати ее, если я не ошибаюсь, играла женщина?
  
   - Точно! А что они могут? - с азартом спросил Сергей.
  
   - Во-первых, они очень сильны и быстры. Все нимфы отличаются этими свойствами, однако перехватчицы дадут фору любой из нас.
  
   - Даже тебе?
  
   - Не знаю, но я не стала бы это проверять. Во-вторых, их регенеративные способности так велики, что они могут восстановить свое тело из любой достаточно крупной его части за относительно небольшой срок. Ты знаешь, нимфы очень живучи, мы тоже умеем регенерировать ткани, но перехватчицы в этом плане практически неуязвимы. Самое главное, у них нет присущей всем нимфам слабости. Они не впадают в транс во время питания и могут продолжать действовать с прежней эффективностью.
  
   - Ну, способность второго терминатора превращаться вам, наверное, всем доступна, - улыбнулся Сергей.
  
   - Не совсем. Мы можем принимать облик лишь живых существ. Вот у перехватчиц в этом плане есть свои бонусы. Они тоже должны оставаться живыми, однако способны мимикрировать.
  
   - Как это?
  
   - Перехватчица может принимать внешний вид неживого предмета, оставаясь внутри живой. Главное, чтобы размеры были соответствующие, а форма позволяла функционировать организму. Например, нимфа не может расплыться в лепешку на полу, как это сделал терминатор из второго фильма, но принять вид какой-нибудь колонны или фрагмента стены - это запросто.
  
   - А почуять ее как-нибудь можно? Собака, например, сможет найти?
  
   - Сможет. Но мы не боимся собак, и вообще любых животных. Они часть гармонии, поэтому подчиняются нам. Собаки не стали бы поднимать тревогу, учуяв перехватчицу.
  
   - А терминаторов они не любили, - улыбнулся Сергей. - Именно так люди и обнаруживали этих киборгов. В этом плане, значит вы круче. Что же там еще было-то? Ах да! Третья терминаторша могла управлять машинами, что у вас есть такого, чтобы ей противопоставить?
  
   - Перехватчицы во многом лишились способностей управлять живой природой, и погодными явлениями, таковой стала цена изменений. Однако, с твоей помощью они вернули старые свои возможности. Вызвать дождь, снег, туман, сильный ветер или небольшое землетрясение, управлять животными и растениями, заставить их действовать на своей стороне - все это в пределах возможности любой взрослой нимфы. Она может, к примеру, натравить собак на охотников, заставить растения двигаться и оплести, схватить человека или его технические средства.
  
   - У! Круто! - восхитился Сергей. - Только мне вот чего непонятно. Ты сказала, что перехватчицы неуязвимы. Но они ведь из плоти и крови. Разве огонь, к примеру, не может им навредить?
  
   - Мы способны трансформировать многие виды чистой энергии будь то тепло, электричество или свет, в определенных пределах, конечно. На этом основана наша власть над погодой. Так что вашими лазерами и огнеметами нам сложнее навредить, чем огнестрельным или холодным оружием. К счастью и то, и другое достаточно медленное, чтобы дать нам шанс увернуться.
  
   - Обалдеть! - воскликнул Сергей. - Я вообще не понимаю, как люди могут брать над вами верх? Как удалось им так продвинуться в этой войне при ваших-то способностях?
  
   - Нимфы не могут убивать, - сказала Мара, - это разрушает в нас гармонию и лишает жизни... Теперь и перехватчицы не могут. Честно говоря, от этой мысли мне на душе спокойнее.
  
   - А раньше что... они могли?
  
   - Они были созданы для этого.
  
   - И... и как... убивать?
  
   - Бог мой! Какая разница? Они были просто способны, а уж средств для этого предостаточно. Взять ту же эссенцию. Ты знаешь, что она в состоянии сделать с человеком, если попадет в него. Перехватчицы могут не просто стрелять эссенцией с короткой дистанции, но и выпускать что-то типа управляемого сгустка, движущегося с большой скоростью и наводить его на цель. Они могут закладывать в эссенцию программу воздействия, которое она окажет на человека. И совсем не сложно сделать так, чтобы изменения эти были не совместимы с жизнью. К счастью они не успели никого убить, хотя и применяли уже на практике эти свои способности.
  
   - Не попали?
  
   - Отнюдь, перехватчицы не промахиваются. У группы диверсантов отрасли половые органы, они стали уязвимы для нашего воздействия и были схвачены.
  
   - Так вот в чем дело! - засмеялся Сергей. - Лин говорила, что ее девушки способны выпить даже рейджеров, но я не понял как. Офигеть! Я просто в восторге. Кажется, я сам теперь стал их поклонником. Так классно вспоминать, что побывал в их объятиях, как будто у меня был секс с... супермен... супервуменками.
  
   - Значит, они тебе понравились? - улыбнулась королева.
  
   - О, да!
  
   - Что ж, попросишь своих спортсменок, и они тоже станут такими.
  
   - Как?!
  
   - Так же как стали нимфами нового типа. Знания и амброзия. Все это в тебе есть.
  
   Сергей прикоснулся к своей библиотеке и сразу почувствовал этот потенциал. Может Лин его оставила или ее подопечные, но теперь любая нимфа, которая его выпьет, могла по желанию стать перехватчицей. Он коснулся Древа, но не нашел в нем эти знания.
  
   - Почему? - спросил Сергей и Мара его поняла.
  
   - Способности к разрушению не нужны гармонии. Я не хочу рисковать и наделять каждую нимфу таким потенциалом. Я и с этими-то пятьюдесятью не знаю что делать. Разберемся с Ландераном, может отправлю их в твой мир.
  

***

  
   Весь оставшийся вечер и всю ночь они провели с Марой. Занимались сексом, болтали о разных пустяках, растили Древо. Королева восполнила запасы амброзии, подточенные перехватчицами, и даже сделала это с избытком. А утром появилась Тила и королева оставила их наедине друг с другом.
  
   - Боже! Я так соскучился, - простонал Сергей, - сжимая нимфу в объятиях. - Ну, когда же мы снова будем вместе.
  
   - Ты же сам знаешь, что скоро, - улыбаясь, ответила девушка. - Ночью ты уже будешь свободен, и я тебя заберу.
  
   - И мы пойдем в наш мир?
  
   - Да, в наш мир.
  
   Молодой человек радостно улыбнулся и снова прижал к себе Тилу, ему было очень приятно, что она назвала его мир своим.
  
   - Ну и как там дела? Как поиски потерпевших?
  
   Нимфа поморщилась.
  
   - Люди действуют слишком успешно. Несмотря на туман, обшарили уже всю территорию и обнаружили таки пещеру, в которой ты должен был нас найти. Так что пришлось оставить на берегу следы отплывшего плота и носовой платок одной из девушек. Спасатели уже прочесывают реку. Скоро они найдут этот плот, прибитый к берегу в ста пятидесяти километрах вниз по течению реки и начнут искать на новой территории. Думаю, мы должны успеть. Только теперь твоя роль изменилась. Ты не найдешь нас, а будешь найден вместе с нами.
  
   - Почему?
  
   - Потому что спасатели сделают это уже без твоей помощи. Ты проявил героизм в другом, помог девушкам выбраться из горящего самолета. По крайней мере, так мы все и скажем.
  
   - Ой! Ну, хватит, а?
  
   - И чего ты такой стеснительный? Не говорить же им, что ты вызволил нимфеток из их полупризрачного состояния. Заменим один героический поступок, на другой.
  
   - А без этого никак нельзя?
  
   - Неа.
  
   - Ну, хорошо, делайте что хотите.
  
   - "Делайте что хотите", какие мы скромные! Да ты уже раз пять герой. Вот и вчера отличился. Ты знаешь, что Корсия уже заявила о выходе из Альянса.
  
   - Под каким предлогом?
  
   - Мол не имеет больше средств продолжать эту войну. Казна опустела и все такое.
  
   - А на самом деле?
  
   - Одна из новых нимф, вылечила наследника короны.
  
   - И что с ним было?
  
   - Да ничего серьезного. Всего лишь хромота. В детстве он упал с лошади, сломал ногу, та неправильно срослась, и остался дефект на всю жизнь. Для нас такие дела раз плюнуть.
  
   - Удачно получилось.
  
   - Удача здесь не причем. Флора давно держала этот вариант на примете. Неожиданностью стало другое. Принц влюбился в свою целительницу. Посвященные в это дело теперь в тихой панике, в том числе и глава государства.
  
   Сергей рассмеялся до слез.
  
   - Почему я не удивлен? - сказал он, с трудом успокаиваясь.
  
   - Напрасно смеешься, с дипломатической точки зрения это не благоприятное событие. Милена из кожи вон лезет, пытаясь доказать, что она здесь не причем. И ни какими своими чарами парня не обрабатывала.
  
   - Милена - это нимфа? - уточнил Сергей.
  
   - Да, - вздохнула девушка, - К счастью, она воспитанница Флоры, ты сам, наверное уже убедился какое благоприятное впечатление они производят с первого же взгляда.
  
   - Олицетворение честности и гуманизма, - улыбнулся молодой человек. - Не беспокойтесь. Это же естественно. Она очень красивая, в нее не мудрено влюбиться. Думаю, что Король ей поверит.
  
   - Надеюсь, ты прав.
  
   - Ну и что они намерены делать?
  
   - Да ничего, все только случилось. Суток еще не прошло.
  
   - И уже столь решительные политические заявления?
  
   - Это все принц. Он высказал отцу ультиматум, если Корсия не покинет Альянс, он придаст огласке сделку с нимфами.
  
   Сергей присвистнул.
  
   - Вот это да, решительный парень. А сколько ему лет?
  
   - Восемнадцать еще.
  
   - Юношеский максимализм. И что Милена? Отвечает ему взаимностью?
  
   - Нет, конечно, но и не отказывает. Я же говорю, что мало времени еще прошло. В любом случае она не может форсировать отношения. Вначале нужно завоевать доверие отца. Если бы принц сделал ей подарок, ситуация бы значительно упростилось.
  
   - Почему?
  
   - Она смогла бы слегка охладить его чувства и все бы тихой сапой успокоилось.
  
   - Но ведь это политическая удача. Если она выйдет замуж за принца...
  
   - А то мы не понимаем, - перебила нимфа. - Москва не сразу строилась, сам знаешь. Всему свое время.
  
   - Постой! А нимфы подарки делать могут?
  
   - Могут. А зачем?
  
   - Эх вы, дипломатки, - покачал головой Сергей. - Ничего не понимаете в любви. Пусть Милена сделает принцу какой-нибудь подарок, так "на память". Можешь быть уверена, он что-нибудь подарит ей в ответ. Просто не сможет не подарить.
  
   - Здесь не все так просто, как у вас. На счет подарков у людей очень строгие правила. Тем более, принц знает, что она нимфа и чем ему это грозит.
  
   - Поверь, это любовь! Для влюбленного правил не существует и о последствиях он не думает. Тем более ему всего восемнадцать, все эти правила ему до лампочки.
  
   - Хорошо, я скажу Милене. Она попробует.
  
   - Вот и отлично, - улыбнулся молодой человек. - Увидишь, все получится. Если запрещено дарить подарки, то он сделает это тайно и попросит, чтобы она никому не говорила.
  
   - Но это же вдвойне глупо? - удивилась Тила.
  
   - Вот именно, - засмеялся Сергей, - а как, по-твоему, не глупо было глотать эссенцию нимфы? Это любовь, солнце, она капитально сносит крышу.
  
   Девушка улыбнулась и поцеловала его в нос.
  
   - Какие вы все-таки дурачки, мужчины. Но это так здорово.
  
   Следующий поцелуй был уже в губы, долгий и сладкий.
  
   - Я хочу тебя, - прошептал Сергей.
  
   - Наши желания совпадают, - в ответ прошептала девушка.
  

***

  
   Через полчаса они уже прощались. Тила выглядела счастливой и просто лучилась энергией, парень же до сих пор чувствовал себя как в раю. Остатки наслаждения таяли в его теле.
  
   - Завтра мы будем уже вместе, - пообещала нимфа и исчезла.
  
   - Я буду ждать, - сказал Сергей ей в след. - Очень.
  
   Он гадал, действительно ли кожа у девушки стала более темной, или ему просто привиделось.
  
  

Глава 10. Эволюция

  
   Прошло минут десять, как молодой человек остался один. Постепенно он восстановился, окончательно пришел в себя, и даже малость заскучал. Ни кто к нему не приходил, и в какой-то степени это было удивительно. До сих пор он никогда не оставался в одиночестве, по крайней мере, пока бодрствовал.
  
   Сергей задумчиво потер подбородок и замер. Что-то было не так. Он еще не понимал, что, но это его немного взволновало. Парень снова потер подбородок, теперь уже чтобы разобраться в своих чувствах и тут его осенило: кожа на лице была гладкой, совершенно без каких либо признаком щетины, а ведь он не брился уже дней пять, не меньше. Тут не щетина уже должна была отрасти, а целый лес!
  
   "В чем дело? Почему так?" - невольно возникли в голове вопросы, и библиотека в очередной раз послала ему массу сведений, которые видимо должны были прояснить эту проблему.
  
   Сергей подавил в себе желание разом оборвать весь этот поток, и мысленно попросил.
  
   "Пожалуйста, попроще! Без всех этих деталей!"
  
   Библиотека на какую-то пару мгновений остановила свою работу, а затем пришел ответ:
  
   "Отсутствие роста волос на лице связано с блокированием запаха, привлекающего нимф. Эти функции взаимосвязаны в мужском организме. Отключая одну из них, Тила одновременно убрала и другую".
  
   "Вот это другой разговор, - мысленно похвалил программу Сергей, - давай-ка закрепим такой режим информирования".
  
   Библиотека не ответила, но молодой человек получил ощущение, что команда принята к сведению.
  
   "Обратить эти изменения возможно?" - спросил он.
  
   "Возможно. Однако, в среде нимф это сильно бы осложнило общение".
  
   Сергея такой ответ успокоил. Он и не собирался отращивать бороду. Более того, необходимость каждый день бриться наоборот его всегда угнетала. Так что одной лишь потенциальной возможности вернуть эту опцию было вполне предостаточно, чтобы жить без нее и не беспокоиться об этом.
  
   Успехи в работе с библиотекой вдохновили молодого человека, и он задал вопросы, которые давно уже его интересовали.
  
   "Кто такие нимфы? Как появились? Когда? Какими были раньше?"
  
   Программа ответила целым потоком образов, и Сергей буквально погрузился в прошлое.
  

***

  
   Первые нимфы представляли собой сгустки энергии, похожие на нимфеток. Только они не принимали человеческую форму. Да и самих людей тогда еще не было. Кажется, прилетели эти существа из космоса, кажется, могли они тогда перемещаться в межзвездном пространстве, в общем, история сей факт помнит не четко. Тем не менее, достоверно известно, что появились они еще в те времена, когда Земля оставалась безжизненной планетой и вулканическая деятельность ее протекала весьма бурно.
  
   Назывались эти существа пиритами и питались они в основном тепловой и сейсмической энергией, однако эссенцию жизни они уже умели вырабатывать пусть и в очень малых количествах, но зато самую настоящую и весьма действенную. Пириты стали не только самыми первыми обитателями Земли, не только предтечами всего живого, но и главной причиной возникновения самой жизни на планете.
  
   Тысячелетия следовали одно за другим, и постепенно старанием прожорливых созданий вулканическая активность планеты пошла на убыль. Пролитая эссенция сделала свое дело, зародив простейшую жизнь. Появились бактерии и стали вырабатывать кислород из углекислого газа. Затем возникли многоклеточные организмы, растения, моллюски, рыбы, насекомые, животные, ну и что там дальше по планам Дарвина. Вот только происходило все это не столько в процессе естественной эволюции, сколько благодаря неустанно вырабатываемой пиритами эссенции.
  
   Как и нимфетки, предтечи могли объединяться в мыслящие конгломераты и являлись носителями коллективного разума. Все действия их были продуманы и спланированы. Основной целью являлась организация материи, следствием которой стало создание жизни на планете, а в последствии и развитие ее по возможности, наиболее сбалансированное и гармоничное. Вот только с уменьшением сейсмической активности на Земле еды для самих пиритов становилось все меньше, поэтому, в конце концов, встал вопрос о нахождении новых источников питания.
  
   В те времена имелось уже достаточно органической пищи, появились первые ящеры, да и подводный мир был широко заселен. Всевозможных схем питания было предостаточно. Однако пириты не могли употреблять материю в пищу, потому что сами не обладали физическим телом. Многочисленные исследования эссенции подсказывали им, что та отличается невиданной мутагенной силой, вот только изменять она способна была лишь живую материю, а не их собственную энергетическую сущность. Прошло много лет, прежде чем были обнаружены и исследованы первые пробы амброзии, найденные глубоко в недрах планеты. Пириты выяснили уникальные свойства этого вещества, и оно позволило им сделать первые шаги на пути собственной эволюции.
  
   Извлечение амброзии на поверхность резко увеличило сейсмическую активность планеты. С одной стороны пищи у пиритов стало вдоволь, но с другой серьезный ущерб понесла созданная ими гармония. Лишь амброзия и грядущие изменения вида делали эти потери в той или иной степени оправданными. Выброшенные в атмосферу тонны пепла привели к резкому похолоданию. Начался ледниковый период, который не смогли пережить гигантские ящеры.
  
   Однако сами предтечи сумели измениться. Они обзавелись наконец новыми телами, и главной их особенностью стала возможность не только вырабатывать эссенцию, но также хранить и накапливать ее. Собственно после этого они превратились в другой вид и стали именовать себя - демиургами или созидателями, потому что накопление эссенции позволяло им значительно усовершенствовать свои творческие функции.
  
   Эссенция открывала им невиданные возможности личной трансформации. Демиурги могли принимать облик практически любых живущих на земле крупных существ, и, таким образом, использовать разные схемы питания. Тело становилось хищным или травоядным в зависимости от количества и природы доступной пищи. В то же время демиурги создавали новые виды животных и растений, а затем, как говорится, на собственной шкуре проверяли их жизнеспособность. Именно так был впервые выведен класс млекопитающих. Сами демиурги стали первыми их представителями, а потом стимулировали появление и развитие этого вида.
  
   Итак, обзаведясь физическим телом, предтечи решили проблему с питанием. Но и старые свои способности усваивать чистую энергию и управлять ею они сохранили, став неким сложным гибридом наполовину физического, на половину энергетического строения. Это давало большие возможности в жизнедеятельности и в созидательной работе, однако одновременно создавало проблемы с размножением.
  
   Прежние пириты размножались простым делением как амебы. Они просто накапливали энергию, увеличивались в размерах, а когда достигали нужного объема, осуществляли митоз, создавая две особи из одной. Этот способ не мог быть больше использован, потому что таким образом не представлялось возможным продублировать физическое тело. С другой стороны схемы размножения тех существ, облик которых предтечи принимали, не работали с энергетической их составляющей. Они могли бы иметь детей, однако те не являлись бы демиургами. Неотъемлемой частью сущности предтечей оставалась энергетическая надстройка, обеспечивающая выработку эссенции. Но она не могла быть продублирована половым путем. Таким образом, став демиургами, предтечи остались бесполыми созданиями, потеряв к тому же способность самостоятельно создавать себе подобных.
  
   Первый организм или даже, если быть точным, механизм растительной природы, предназначенный для размножения демиургов, был создан многие столетия спустя возникновения новой расы. Вызвана такая задержка была огромной продолжительностью жизни, которую получили предтечи после своей эволюции. Выработка эссенции позволяла им восстанавливать свои физические тела, поддерживая их в молодом состоянии. Поэтому они не очень-то торопились создавать новое потомство. Энергетическая сущность их правда старела, но происходило это очень медленно, и ее тоже можно было поправить с помощью амброзии. Тем не менее, коллективный разум этих созданий понимал, что без воспроизводства новых особей своего вида он рано или поздно закончит существование.
  
   Для размножения была разработана особая схема, использующая растительный инкубатор, который получил название Древо Жизни. Он содержал резервуары с амброзией, эссенцией, и камеры развития новых существ. Демиурги выделяли несколько порций своего энергетического тела и вместе с эссенцией помещали их в Древо Жизни, где те вызревали, увеличиваясь в размерах. Одновременно с ними в камерах выращивались физические тела с помощью эссенции и питательных веществ, поставляемых инкубатором. Амброзия позволяла соединить энергетическую сущность и физический организм, завершая создание нового демиурга. Эта субстанция стала самой большой ценностью для цивилизации предтечей. И исследовалась она постоянно, с того самого момента как было понято ее значение.
  
   Еще задолго до первых инкубаторов демиурги сделали необыкновенное открытие. Амброзия - это фрагмент неорганической жизни. Она подобна грибкам и способна размножаться спорами. Соответственно ее можно было выращивать, создавая благоприятные для этого условия. Так возникли первые плантации амброзии. А созданные позже инкубаторы демиургов тоже могли ее производить, хотя и в небольших количествах, достаточных лишь для получения потомства.
  
   Шли годы, столетия, тысячелетия. Цивилизация предтечей процветала, жизнь на планете принимала все более сложные и совершенные формы. Сами созидатели обрели индивидуальность, научившись мыслить самостоятельно, и объединялись теперь в коллективный разум лишь при решении наиболее сложных проблем. Они проникли в тонкости энергетических взаимодействий во вселенной и создали магию, которая была своего рода прототипом человеческой науки и позволяла им воздействовать на окружающий мир еще более эффективно, чем раньше.
  
   Ни что не предвещало трагедии, демиурги крепко держали в узде все процессы, протекающие на планете, и продуманно управляли ими, создавая поистине рай на Земле. Тем не менее, опасность пришла из космоса. Мощная вспышка на Солнце резко повысила поток радиации, падающей на планету, и это серьезно навредило амброзии. Ее оставалось еще много. Но она перестала размножаться. Споры ее изменились и не способны были дать новые грибки. С этого момента началась эпоха лихорадочных исследований и экспериментов. Предтечи искали возможность размножаться без амброзии. Так было создано целое разнообразие магических существ: эльфы, тролли, феи, гоблины и другие создания. Все они не нуждались в амброзии для продолжения рода, но и никто из них не способен был производить эссенцию жизни для поддержания гармонии.
  
   Одновременно демиурги работали и с населяющими планету живыми существами, повышая степень их нервной организации. Так появились люди, обладающие зачатками разума и высоким потенциалом для его развития. С ними предтечи связывали особые надежды. Потому что обнаружили у человека энергетическую составляющую, подобную своей. Они рассчитывали из числа людей вывести созидателей нового типа, способных производить эссенцию и размножаться без амброзии. Была отобрана сотня наиболее многообещающих представителей этой расы, и демиурги взялись обучать их премудростям созидания. Им, в конце концов, удалось вывести существ, способных производить эссенцию. Но это привело лишь к новым сложностям.
  
   Предтечи слишком поздно поняли, что люди не годятся на роль созидателей. Высокая степень индивидуальности и даже эгоистичности, не позволяла тем поддерживать гармонию. Они заботились в большей степени о личных интересах, чем о процветании всего мира, не умели работать сообща и постоянно соперничали друг с другом. Первое что сделали люди, обретя могущество - это провозгласили себя великими волшебниками и богами. Они стали творить чудеса направо и налево, зарабатывая почести и славу среди своих соплеменников. Они становились правителями, подчиняли себе целые народы. Так возникли мифы об Олимпе и населяющем его сонме богов, легенды о Ра, Немезиде и других языческих божествах. Персонажи этих историй были реальными людьми, которые сильно пошатнули гармонию на планете и вынудили демиургов вмешаться.
  
   Понимая всю опасность открытого противостояния, предтечи воспользовались хитростью. Они вывели новый вид демиургов, способный воздействовать на половое влечение людей. К каждому "богу" был послан соблазнитель противоположного пола, который во время спаривания лишил их способности производить эссенцию жизни. Это позволило существенно снизить опасность для гармонии, хотя и не устранило ее совсем. Дело в том, что "падшие боги" могли еще освоить ту сторону магии, которая не требовала выработки эссенции. Их энергетическая часть давала им такие возможности. Однако для этого требовалось время, много времени и демиурги не приняли всерьез данную проблему, полагая, что срок человеческой жизни решит ее автоматически.
  
   В то время их увлекло другое просто ошеломляющее открытие. Оказывается, сперма мужчин обладала просто поистине невероятным свойством энергетически насыщать демиургов. Попадая в их организм, она способствовала выработке огромного количества эссенции жизни и давала им могучую силу для воздействия на окружающий мир, а также новые энергоемкие способности. В частности к таковым относились внепространственные перемещения, возможность осуществления которых была открыта давно, но лишь теперь они становились доступными.
  
   Это послужило началом новых эволюционных изменений. Появились нимфы - третье поколение предтечей, которые приняли облик женских особей человеческой расы и превратили свой организм в совершеннейший инструмент для добычи человеческой спермы. Мужчины стали настоящей страстью нимф, которые открыли для себя новое лакомство и включили его в непременный рацион своего питания. Сексуальная охота была теперь неотъемлемой частью их развлечения и свободного время провождения.
  
   Нельзя сказать, что созидательницы сильно досаждали человеческой расе. Все-таки их было во много раз меньше людей. Никто из них не совершал набегов на поселения и не нападал на мужчин открыто. Особым шиком считалось так организовать охоту и захват добычи, чтобы мужчина остался в неведении относительно того, что им полакомились. Нимфа могла превратиться в жену или любовницу мужчины и проникнуть ночью в его жилище. Сексуальное нападение в этом случае списывалось на страстную ночь любви в ее обществе. А если жертва жила одна, то на необычный эротический сон. Некоторые проказницы умудрялись даже потихоньку выпить мужчину прямо по соседству с законной супругой, пользуясь тем, что последняя крепко спит. Впрочем, к такому рискованному сценарию нимфы обращались не часто. Гораздо более безопасным было притянуть мужчину в укромное место, например, на сеновал его собственного дома и там спокойно полакомиться, отправив после этого назад в спальню досматривать сны.
  
   В родной среде обитания созидательницы тоже не охотились в дневное время суток, понимая, что могут тем самым отпугнуть людей от леса. Они вообще старались по максимуму сохранять тайну сексуального употребления мужчин. Тем не менее, их действия так или иначе заходили дальше допустимой целесообразности, нарушая общие принципы гармонии, которые они соблюдали во всем остальном. Причиной тому была неконтролируемая страсть, не способность держать себя в руках в присутствии мужчины с исправно действующей функцией воспроизводства. Однако, устранить обнаруженные недостатки не представлялось уже возможным. Амброзии оставалось слишком мало для этого, и все запасы ее были нужны для поддержания вида.
  
   Конечно же, эволюция принесла свои плоды, нимфы стали более совершенными созидателями, чем прежние демиурги, способными производить поистине глобальные изменения на планете и они прекрасно справлялись со своими задачами, вот только поддержание гармонии не требовало столь необъятной мощи. В итоге, истощение запасов амброзии в эпоху последних преобразований оказалось непозволительной роскошью, стратегической ошибкой, приблизившей закат цивилизации созидателей и упадок их влияния на планете.
  
   Таким образом, во все последующие эпохи первостепенной задачей предтечей стал поиск и восполнение необходимой им амброзии. С этой целью нимфы обшарили недра планеты и выгребли остатки этого уникального вещества. Однако жизнеспособных спор так и не обнаружили, видимо вспышка на Солнце уничтожила их полностью. Они воспользовались памятью коллективного разума и подняли все данные об амброзии, пытаясь воссоздать механизм ее размножения, но практической пользы извлечь из этого тоже не смогли.
  
   Нельзя сказать, что исследования эти оказались совершенно бесплодными. Нимфам удалось понять, как амброзия возникает, изучить все этапы протекающих при этом процессов и даже в теории сформировать модель этакой суперспоры, способной генерировать необходимое нимфам вещество. Однако создать действующий прототип этого устройства они так и не сумели. Для этого требовались энергетические образования с какими-то совершенно немыслимыми свойствами. Аналогов такой энергии цивилизация предтечей за всю свою долгую жизнь ни разу не находила.
  
   Нимфы стали совершенствовать свою технику внепространственных перемещений и посылали энергетические зонды на другие планеты. Они обшарили вначале солнечную систему, а затем и системы других звезд. Но ни где не нашли, ни энергии требуемого вида ни самой амброзии. И это было удивительно. Ведь в недрах Земли в свое время ее было предостаточно. Нимфы выдвинули гипотезу, что амброзия является выходцем из другого мира с иными свойствами и что смогла проникнуть в их собственный мир лишь благодаря созидательной деятельности пиритов. Следовательно, искать ее следует либо на планетах подвергшихся влиянию других предтечей, либо вообще за пределами этого пространственно-временного континуума.
  
   Последний вариант выглядел более привлекательным, потому что нимф интересовала не столько сама амброзия (хотя и она тоже), сколько необыкновенные виды энергии, которых не хватало им, для создания суперспоры. Предтечи нашли способ выйти за пределы своей вселенной и сразу столкнулись с новой проблемой. Многие миры оказались для них закрыты магическими барьерами, какие-то полностью, какие-то частично. Практически во всех недоступными были поселения людей, и это наталкивало путешественников на определенные догадки, касающиеся авторства данной магии. Обойти последнюю самим нимфам было слишком сложно, чтобы совершать эти усилия, не зная, стоят ли они того. Предтечам проще было наделить других магических существ возможностью перемещаться между мирами, для этого требовалась эссенция, а не амброзия. И они делегировали в эти путешествия братьев своих меньших и сестер вместо себя.
  
   Наибольшей свободой перемещений пользовались эльфы. Именно они, в конце концов, стали основными добытчиками информации о других мирах. И вести их были не утешительными. Все посещенные ими миры, которых было просто неисчислимое множество, оказались полной аналогией их собственного, с тем же набором энергетический свойств. Эльфы не нашли ни амброзии в других мирах, ни экзотических видов энергии. Там не было ни нимф, ни демиургов, хотя и оставались следы их деятельности. Эти отчеты не двусмысленно подсказывали предтечам их собственный конец: полное истощение запасов амброзии и последующее угасание цивилизации.
  
   К печальной вести добавились новые проблемы. Нимфы уловили магические преобразования в собственном мире, и к счастью вовремя смогли распознать их природу. Кто-то создавал ограничения для их вида, подобные тем, с какими они столкнулись в других мирах. Предтечи догадывались, кто это мог быть. Их старые подопечные, те самые "падшие боги" не дожили до настоящих времен, но вот последователи этих людей, их ученики вполне могли постигнуть секреты магии и бросить вызов созидателям.
  
   Нимфы ответили противодействием и завязалось магическое единоборство. Соперник оказался хоть и слабым, но весьма искушенным в магии. Изменения, которые он производил не требовали больших энергозатрат, поэтому борьба шла на равных. Предтечи понимали, что успех им может принести лишь преимущество в интеллекте. Та борьба, которую они вели, напоминала игру в шахматы. Магические заклинания в ней были фигурами, а законы мироздания определяли правила игры.
  
   Объединившись в коллективный разум, нимфы стали обыгрывать соперника и постепенно свели все его действия на нет. Началась новая партия, и они снова включились в игру. В этот раз было даже легче. С одной стороны коллективный разум предтечей набрался опыта и играл теперь более уверенно и изощренно, с другой - противник стал слабее. Видимо на смену маститому магу пришел его ученик. Если первая партия продолжалась почти полсотни лет, второю они закончили за двенадцать.
  
   Нимфы могли вести это противостояние хоть до бесконечности, но неожиданно поняли, что ткань мироздания не выдержит такого обращения. Уже третья партия могла вызвать необратимые изменения в пространственно-временном континууме. И тогда предтечи разработали новый план. Они сделали вид, что проигрывают, давая возможность сопернику формировать магические заслоны, но при этом незаметно, исподволь создавали множество всяческих лазеек и условностей, в той или ной мере позволяющих обходить эти ограничения. Когда партия закончилась, обратить изменения стало уже невозможно. Даже если соперник разгадал их хитрость, он ничего не мог с этим поделать.
  
   Тем не менее, нимфы на время прекратили охоту в людских поселениях, чтобы создать у противника уверенность в победе. Они снова обратили все свои силы на поиск амброзии и возобновили исследования других планет. В этот раз предтечи искали следы деятельности своих предков пиритов, и им удалось, наконец, обнаружить две планеты с зачатками органической жизни. Вулканическая активность на них завершилась слишком быстро и энергетическим созданиям пришлось отправиться восвояси в поисках новой пищи.
  
   Зонды тщательно обшарили недра этих планет, и нашли несколько жизнеспособных спор амброзии и небольшое количество ценного вещества. Очень аккуратно груз был доставлен на Землю. После чего нимфы отпраздновали свой первый триумф. Они выстроили новую плантацию, создав все условия для развития грибка, и первый посев был сделан.
  
   Все шло замечательно. Споры развивались, и амброзия росла, увеличиваясь в объеме, через несколько месяцев был собран урожай, который оказался не особенно велик, но на большее нимфы и не рассчитывали. Они понимали, что прежние объемы восстановятся не сразу. Лишь после третьего-четвертого сбора, когда спор амброзии станет больше, можно было рассчитывать на богатый урожай. Однако тружениц природы ждал новый удар судьбы. Дочерние споры не появилось, а материнские уже истощили себя, и не могли больше плодоносить.
  
   И снова был собран суперразум, но на этот раз уже для того, чтобы разобраться в причинах неудачи. Почему этот прихотливый грибок отказывался размножаться вопреки всем ранее отработанным для него технологиям выращивания. Ответ на этот вопрос, к сожалению, так и не был найден, однако объединенный разум нашел новое решение. Можно было обеспечить долгую продолжительность работы любой споре грибка, собирая с нее урожай многократно. Для этого требовалась лишь слегка модифицировать эссенцию жизни, чтобы та влияла на другую форму жизни, к которой относилась амброзия и омолаживала ее. Вот только решение это невозможно было претворить, потому что ни одной работоспособной споры в распоряжении нимф не осталось.
  
   Снова энергозонды стали прыгать от планеты к планете, расширяя диапазон исследованного пространства, но поиски эти могли затянуться надолго. Нимфам требовалось решить, что им делать с выращенной амброзией. Для всеобщего омоложения ее было не достаточно, значительно меньше амброзии потребовалось бы на то, чтобы создать новых нимф. И решено было вырастить потомство по максимуму, не омолаживая никого. Однако часть амброзии коллективный компьютер порекомендовал потратить на развитие у нового поколения предтечей способности к предвидению. По его мнению, это значительно повысило бы шансы цивилизации на выживание.
  
   "Почему они не исправили тогда эту дурацкую свою слабость к мужчинам?" - подумал Сергей и тут же получил ответ.
  
   "Потому что она не считалась в то время большой помехой. Нимфам во многом закрыт был доступ в людские поселения. Они не видели возможностей, да и причин развивать отношения с этой расой. Ну а питаться спермой они могли и так. Более того процессу питания эта особенность наоборот помогала".
  
  

Глава 11. Новые надежды

  
   Шли годы. Родились новые поколения нимф и впервые за многие тысячелетия в среде предтеч появились первые потери. Людские поселения ширились, занимали новые территории и созидательницы стали претворять потихоньку задуманный ранее план. Они открывали людям удобные площадки для строительства новых городов. Однако те в значительно меньшей степени были защищены от влияния лесных охотниц.
  
   Сладкие годы возвращались. Нимфы вновь стали вдоволь лакомиться. Проникать в жилища людей они правда по-прежнему не могли, но способны были притянуть мужчину в лес, выпить его и вернуть обратно, удерживая в бессознательном состоянии. Созидательницы тщательно охраняли свой секрет от людей и даже использовали иногда искусство предвидения, чтобы убедиться, что все пройдет успешно. Собственно во время одной из таких трапез и было сделано важное открытие. Нимфа обнаружила жизнеспособную спору амброзии в мужчине, которого опустошила. Это так поразило ее, что она осталась рядом и дождалась, пока тот проснется.
  
   - Не бойся, - сказала она. - Я тебя не трону. Я знаю, что тебя что-то беспокоит в последнее время, какая-то болезнь. Расскажи мне, как она началась и когда, и возможно я смогу тебе помочь.
  
   Мужчину звали Нилем. Он ответил, что примерно полгода назад у него появились приступы тошноты, которые приходили к нему внезапно и выворачивали организм наизнанку. Нилем обращался к разным докторам, но ни кто не мог ему помочь. Ему прописывали разные лекарства, но он не знал даже, лечат они его или нет, потому что недомогание могло несколько дней не давать о себе знать, а потом снова вернуться.
  
   - Эта болезнь в тебе и она никуда не делась. В общем, это даже не болезнь, - пояснила нимфа. - В тебе есть частичка инородной жизни, которая тебя беспокоит. Если я возьму ее, все твои мучения закончатся. Хочешь этого?
  
   - Конечно, хочу! - сказал мужчина.
  
   - Отлично! Тогда приходи в лес следующей ночью. Приходи сам и позови меня.
  
   - Как позвать?
  
   - По имени. Меня зовут, Мара.
  
   - И ты снова не тронешь меня?
  
   - Конечно, трону, - засмеялась нимфа. - А иначе как я извлеку из тебя твою болезнь. Да, еще одно, - девушка протянула Нилему светящийся плод. - Это подарок, за сегодняшнюю ночь. И извини, что я побеспокоила тебя без спроса.
  
   Это была та самая Мара, которая стала потом королевой леса, а случилось данное событие более двух тысяч лет назад. Молодая нимфа исполнила свое обещание и следующей ночью извлекла спору амброзии из мужчины.
  
   "Еще бы ей не извлечь, - мысленно улыбнулся Сергей. - Нимфы на все были готовы пойти, чтобы заполучить амброзию".
  
   Мара была так рада, что пообещала мужчине большое вознаграждение за эту частичку чужой жизни.
  
   - Жизнь за жизнь, - сказала она. - Когда-нибудь ты состаришься. Так знай, у тебя теперь есть и вторая молодость. И ты можешь потребовать ее один раз в любое время, когда захочешь. Расскажи это другим людям. Если кого-нибудь сразит такой же недуг как у тебя, он будет не только вылечен, но и столь же щедро вознагражден.
  
   - А я могу получить еще один светящийся плод? - спросил мужчина.
  
   - Конечно, - засмеялась Мара, - но это будет в следующий раз, сегодня ты получил уже свой подарок - выздоровление. Приходи в лес и любая нимфа с удовольствием тебя угостит после того как ты угостишь ее.
  
   После этих слов девушка снова засмеялась и исчезла.
  
   Наконец-то нимфы получили новую спору и поместили ее в Древо Жизни, устроив так, что модифицированная эссенция ее восстанавливала, позволяя плодоносить долго. Для того, чтобы омолаживать нимф амброзии было недостаточно, однако ее хватало, чтобы создавать раз в год новое потомство из пятнадцати новорожденных. Таким образом, закат цивилизации предтечей откладывался.
  
   Что касается Нилема, то он естественно рассказал соплеменникам, происшедшую с ним историю. Во вторую молодость люди не поверили, но Силайское яблоко выглядело как настоящее чудо. Мужчина расхваливал его бесподобный вкус, и ему удалось сторговать этот плод одному купцу за баснословную сумму. С тех пор люди стали наведываться в лес и возвращались назад не с пустыми руками.
  
   Нимфам понравилась эта торговля, они даже засеяли подземные сады новыми яблонями для того, чтобы поддерживать ее. Но люди обращались к лесным волшебницам не только за угощением. Кто-то хотел сделать свой урожай побогаче, кому-то нужно было повысить удои, кто-то просил воду на своем земельном участке. Нимфы не отказывали никому.
  
   Однажды мужчина привез в лес жену, умирающую от неизлечимой болезни.
  
   - Вылечите ее! - взмолился он нимфе, заключившей его в свои объятья.
  
   - Хорошо, - пообещала та и усыпила его, перед тем как выпить.
  
   У нимф это давно в правило вошло, скрывать от мужчин способ своего питания. Так подсказывало им чувство предвидения. Да и здравый смысл говорил в пользу этой предосторожности. Уже в те времена нравы человеческого общества жестко осуждали беспорядочные половые связи. Торговля могла бы заметно пострадать, если бы люди узнали, как она осуществляется.
  
   Проснувшись, мужчина застал жену в сознании. Та восхищенно рассказала, что лесная дева прикоснулась ней сияющими руками и этот свет наполнил ее силой выздоровления. Женщина полностью поправилась за пару дней и с тех пор люди стали обращаться к нимфам за излечением.
  
   "Вот молодец, Мара! - подумал Сергей. - Как она здорово все организовала. Интересно, почему нарушились эти добрососедские отношения? Чем нимфы людям не угодили? Может из-за того, что те, наконец, узнали, что на самом деле происходит при встречах?"
  
   "Люди в глубине души и так знали, что делают с ними нимфы, - ответила программа. - Просто созидательницы об этом не напоминали лишний раз и мужчины делали вид, что забыли о сути происходящего. Уж очень выгодными получались отношения, чтобы помнить на чем они держатся. Тем не менее, кое-кто всем однажды напомнил и весьма не двусмысленно о предмете торговли. Но даже это событие не поссорило людей с нимфами. Противостояние началось почти тысячу лет спустя и совершенно по другой причине".
  
   "А что это было за происшествие? Ну, кто людям напомнил, что делают с ними нимфы? И зачем ему это понадобилось?" - полюбопытствовал Сергей.
  
   "Один мстительный человек заставил созидательниц в этом признаться. А первопричиной стало долголетие, которым Мара одарила Нилема. Надо сказать, что срок человеческой жизни в те времена был раза в два больше теперешнего. Люди могли спокойно полтора десятка разменять, некоторые доживали и до двухсот. Так что когда исполнилось нашему герою сто пятьдесят лет, и почувствовал он немощность, то вспомнил об обещании, данном ему нимфой".
  
   Последующие события стали развертываться перед Сергеем, будто он сам был их очевидцем. Нилем стоял на площади, а вокруг него собирался народ.
  
   - Помните, я говорил вам, что обрету вторую молодость, - сказал он. - И никто мне не верил. Сейчас я иду в лес, а когда вернусь, буду снова молодым.
  
   Народ возбужденно загудел, но ни кто не смел над ним смеяться, уж больно уверен был старик в своих словах. Всем интересно стало, действительно ли произойдет так, как говорил этот человек. Нилем отправился к лесу, и некоторые горожане последовали за ним. Вот только стоило ему войти под свод деревьев и позвать:
  
   - Мара!
  
   Как он тут же исчез, растворившись в воздухе. Возбужденные очевидцы бросились в город с криками:
  
   - Нилема забрали! Лес Нилема поглотил!
  
   Но городской староста разом пресек эту панику.
  
   - А ну чего раскричались! - рявкнул он. - Никогда не видели, как нимфы исчезают и появляются? Ничего с ним не случится. Подождем до завтра, а там и видно будет.
  
   Однако ситуация разрешилась гораздо раньше. Даже вечер еще не наступил, когда в город вошел юноша лет восемнадцати и назвался Нилемом. Все горожане столпились вокруг него, никто не хотел верить своим глазам. Кто-то даже предположил, мол, он - самозванец. И тогда парень стал называть всех и каждого и рассказывать, какие у него с ними были дела.
  
   Событие это произвело настоящий фурор и быстро разлетелось по другим селениям. Люди не стали, конечно, тут же ломиться в лес и требовать омоложения, но каждый подумал, а нельзя ли и ему как-нибудь выторговать себе вторую молодость. Однако нимфы были непреклонны в этом отношении.
  
   "Жизнь за жизнь, - говорили они всем и каждому, - жизнь иную, за жизнь человеческую". А потом повторяли симптомы того самого недомогания, за которое полагалось такое вознаграждение.
  
   Естественно данная хворь уже за болезнь не считалась, скорее за дар богов. И люди с любыми желудочными расстройствами бежали в лес проверяться оно это или нет. Ну а нимфы их разочаровывали. Постепенно лихорадка молодости пошла на убыль, уж больно экзотической оказалась названная болезнь и многие успокоились, возвращаясь в привычное жизненное русло.
  
   Тем не менее, лет тридцать спустя история повторилась. К нимфам пришел человек и сообщил, что у него есть раб с интересующими их симптомами. Он сказал, что может продать им этого человека за вторую молодость для себя.
  
   - Это не возможно, - ответила девушка, - мы не покупаем людей. И в любом случае, если иная жизнь содержится в другом человеке, то ему и получать дар.
  
   - Если вы не согласитесь, - пожал плечами человек, - то не получите того, что хотите.
  
   Нимфа заглянула в его глаза, а потом вздохнула:
  
   - Я должна увидеть этого человека, - ответила она, - возможно, нет предмета для разговора.
  
   - Конечно же, я его приведу, мне не сложно, и раба вы можете не брать, так даже лучше. Но я сделаю это лишь в том случае, если вы пообещаете мне, что сделка состоится.
  
   Нимфа медленно покачала головой.
  
   - Я не могу такого обещать. Поступить так, значит идти против гармонии.
  
   И после этих слов она исчезла.
  
   На следующий день Дориан, так звали работорговца, а попутно и представителя местной знати, устроил показательную казнь. Он объявил, что его раб пытался совершить побег и за это будет наказан. На самом деле он лишь хотел отомстить таким образом нимфам, отказавшим его просьбе. Однако, когда палач взмахнул топором и нанес смертельный удар, приговоренный исчез прямо с плахи, а на его место спланировала записка следующего содержания: "То, что выброшено, может быть взято".
  
   Дориан был вне себя от злости. Он не ожидал, что чары нимф будут действовать в черте города. Но это было одно из тех самых поселений, которое люди построили на территории, прежде принадлежащей нимфам. Если бы работорговец замыслил казнь внутри здания, то все бы для раба было кончено, однако на открытом пространстве нимфы сумели до него добраться.
  
   Спасенного звали Сегул. Старшая нимфа извлекла из него спору амброзии и поместила ее в Древо Жизни. Теперь уже вдвое больше потомства могло рождаться в год. Нимфы предложили мужчине убежище и тот поначалу согласился. Однако спустя месяц не выдержал сексуальных домогательств лесных красавиц и запросился назад.
  
   - Тебя же убьют, - удивились нимфы. - Неужели смерть тебя не страшит?
  
   - Смерть страшна, - вздохнул Сегул, - но и жизнь, которую вы мне предлагаете невыносима.
  
   - Мы могли бы отправить тебя в любое место, какое ты пожелаешь.
  
   - Если это будет не город, вы ведь все равно до меня доберетесь?
  
   - Такое возможно, - пожала плечами девушка, - и если не мы, так другие нимфы.
  
   - Ну а в городе до меня рано или поздно доберется Дориан. Его люди есть повсюду. Даже в других государствах. А жить и постоянно бояться - какая же это жизнь? Лучше сразу отправьте меня к нему.
  
   - Я могу попытаться его выкупить, - предложила Мара. - У меня есть камень, - сказала она, показывая алмаз каратов в пятьдесят. - Этого хватит?
  
   У Сегула даже рот от удивления открылся.
  
   - Хватит, чтобы выкупить всех рабов Дориана, - выдохнул он.
  
   - Алчность человеческая может превзойти мстительность, - согласилась старшая нимфа. - Иди с ним Мара, ты лучше всех умеешь ладить с людьми.
  
   Молодая нимфа повернулась к Сегулу и плотоядно улыбнулась.
  
   - Тогда тебе придется потерпеть еще раз. Мне нужно как следует насытиться, чтобы вести разумный диалог.
  
   Спустя пару часов они входили в город. Мара держала мужчину за руку, а иначе не смогла бы преодолеть городской черты. Она была одета как местные женщины, но все равно в ней легко угадывалась нимфа по изящной скользящей походке и по очаровательной внешности. Ни одна женщина Земли не могла похвастать столь совершенной красотой.
  
   Жители сразу узнали Сегула, поняли, кто идет с ним, и шли следом, собираясь в толпу. На городской площади их шествие закончилось. Дориан прискакал на лошади, спешился и довольный происшедшим двинулся навстречу.
  
   - Ты пришел Сегул, - усмехнулся он. - Что ж, ты напрасно это сделал. Мы, помнится, не закончили наши дела, так я живо позову палача.
  
   - Я хочу его выкупить, - сказала Мара. - Этот человек оказал нимфам неоценимую услугу и в благодарность мы просим принять за его жизнь этот дар.
  
   Она раскрыла ладонь, и предъявила тот самый камень, который нимфа уже показывала Сегулу. Народ вокруг ахнул. Алмаз такой величины стоил целого состояния, и даже Дориан не был столь богат, чтобы его купить.
  
   Работорговец сверкнул глазами и мысленно обратился к девушке:
  
   "Я знаю, вы умеете читать мысли. Так вот. Мое предложение остается в силе. Пообещаете мне молодость, и я продам этого раба".
  
   "Мы не можем этого сделать, как ты не понимаешь! - ответила Мара. - Есть определенные законы, которые мы не в состоянии преодолеть. Жизнь за жизнь. И дается она только тому, у кого была взята".
  
   В этот раз нимфа воспользовалась игрой слов. Говоря свою реплику, она имела ввиду, что не согласна идти против гармонии. Дориан же подумал, что нимфы физически не могут его омолодить. Он разом сник.
  
   "Для меня жизнь гораздо ценнее любых драгоценностей, зачем они мне, коли все равно умирать. А если этот раб покинет мир раньше меня, это согреет мне душу".
  
   "Ты говоришь так, будто уже завтра собрался к своему богу, - удивилась нимфа. - Тебе жить еще долгие годы, возможно даже более сотни лет, и ты успеешь вкусить многие плоды, воспользовавшись своим богатством. Стоит ли отказываться от идущего в руки состояния, под влиянием своей зависти? Ты забыл наставления своего учителя, который говорил, что лишь холодный ум есть лучший проводник на пути к процветанию?"
  
   Дориан вздрогнул, не ожидав столь глубокой осведомленности нимфы о своем прошлом. Поморщившись, он задумался, а затем расплылся в довольной улыбке, придумав, как отыграться ему в этой ситуации.
  
   - Хорошо, я продаю этого раба, - сказал он, - но с одним условием. Пусть Сегул расскажет всем этим людям, почему не выдержал больше месяца в лесу и посчитал встречу с палачом приятнее вашего гостеприимства.
  
   - Я не смог, - признался мужчина. - Нимфы прекрасные и добрые создания, но... такое количество секса... было выше моих сил.
  
   "Секса? Секса?! Секса!" - понеслось со всех сторон.
  
   Мара мысленно выругалась, но внешне ни как не проявила своих чувств, наоборот улыбнулась еще шире и невиннее.
  
   - Да это правда, - вздохнула она. - Нам очень нужна мужская сперма, а по-другому ее не взять. Но мы не занимаемся сексом, поймите, нам это не нужно. Мы лишь извлекаем сперму очень похожим на секс способом. Это наша валюта, просто разновидность денег, которыми вы можете расплачиваться с нами за наши услуги. Вот и все. Дориан, ты доволен?
  
   - Более чем! - ответил работорговец, радостно хохоча.
  
   - Тогда прими этот камень, - протянула она алмаз своему оппоненту и, когда тот взял его, объявила. - Сделка заключена! Этот человек, Сегул Верен, больше не раб. Я не покупаю его, а освобождаю. И прошу ответственных людей оформить все надлежащие документы.
   С этих самых пор нимфы не могли больше притворяться, что их общение с мужчинами носит невинный характер. Однако это не сильно повлияло на торговлю, а пожалуй сделало ее еще более оживленной. Кто-то просто мирился с необходимостью такого способа расплаты, будучи не в силах устоять перед выгодой, которую сулили ему нимфы. Кто-то наоборот относился к встрече с лесной красавицей как к любовному приключению, и просил себя не усыплять. А были и такие, что видели в этом романтику.
  
   Однажды в лес пришел юноша пятнадцати лет и, когда нимфа вышла к нему навстречу, робко сказал:
  
   - Мне не нужно никаких подарков и услуг. Я просто хочу побыть с вами. Нимфы так прекрасны! Вы можете... выпить меня, если хотите. Я... девственник, мне это будет... познавательно.
  
   Девушка подошла к нему, обняла и поцеловала.
  
   - Ты можешь приходить в любое время, - сказала она, чарующе улыбаясь. - Твои чувства прекрасны. Любая из нас с удовольствием составит тебе компанию. И еще примерно год тебя никто не тронет. Потому что ты еще не созрел, радость моя.
  
   "И что с ним стало с этим юношей?" - полюбопытствовал Сергей.
  
   "Он и другие подобные ему. Часто приходили в лес в поисках любви. По крайней мере, до тех пор, пока не встречали ее в своей среде. Ну а после этого нимфы их обычно уже не видели".
  
   Шли годы, столетия. Мара стала Старшей нимфой, возглавив свой клан. Затем после смерти королевы заняла ее место. Благодаря ее стараниям отношения с людьми оставались гармоничными. Найденные споры прослужили чуть больше пятисот лет, а затем вышли из строя одна за другой. Нимфы так и не смогли добиться совершенного для них восстановления. К счастью в течении этих лет были найдены еще три споры, так что предтечи без особых забот прожили тысячелетие.
  
   В обществе людей появилась и стала набирать популярность новая религия. Последователи ее верили, что всех создал единый бог. Поэтому присутствие под боком живых создателей вызывало в их умах, мягко выражаясь, неудовольствие. Отношение людей к нимфам оставалось очень теплым. Они не видели свою жизнь без их помощи. Болезни давно уже никого не уносили, урожаи были обильными, жизнь сытой. Поэтому объявить нимф врагами человечества последователи Калоса не решались. Так кстати звали того самого бога.
  
   Новое религиозное учение отвело лесным девам роль помощниц всевышнего, своего рода добрых ангелов, посланных Господом заботиться о человечестве. Дабы жилось людям хорошо и вольготно, да здравствует мудрость отца нашего и его любовь к детям своим беспредельна, аминь. Но сами нимфы не больно-то этот догмат подтверждали и, если у них спрашивали прямо о боге, отвечали, что знать не знают никакого Калоса.
  
   Шли годы, отношения с новой религией у нимф все более и более портились. И, в конце концов, это привело к открытому конфликту, который произошел на заре нового тысячелетия, если вести отсчет от момента установления добрососедских отношений между нимфами и людьми.
  
   В те времена жил некий человек по имени Балем. В свое время он овдовел, да так больше и не женился. Но трое детей у него от брака осталось, прям как в стихах: два сыночка, да умница дочка. Балем был весьма уважаем в кругу своих соплеменников, и все благодаря своей очаровательной натуре жизнелюба. Ни кто никогда не видел его в унынии или горести. И оптимизм его был весьма заразительным, стоило только с ним малость побеседовать, как незаметно приходила откуда-то бодрость духа. Но главное, Балем любил людей. На поддержку его всегда можно было рассчитывать, да и в помощи он не отказывал никому. В общем, относился он к тем гражданам, которых называли еще доброе сердце. Светлым он был или, как сказали бы нимфы, гармоничным.
  
   Естественно последователи новой церкви регулярно обращались к Балему с душеспасительными беседами. Уж больно интересно им было привлечь к учению популярного человека, потому как смотрел на него народ и приобщение его многих других последователей сулило. Говорили ему: вступай в наши ряды, не пожалеешь, милостью божией не будешь обделен, к лику святых станешь приобщен и так далее и тому подобное. Но как-то не проявлял Балем к этому делу никакого энтузиазма. В лоб конечно отцам ничего дурного не отвечал, но про себя давно решил, что не верит он в этого самого Калоса. Да и о каком создателе могла идти речь, если доподлинно было известно, что именно предтечи создали жизнь на Земле. Однако церковники не отставали, переходя от обещания всяческих благ к угрозам. И Балема их навязчивость стала злить. Так что когда верховный настоятель открыто стал пугать его карами господними, он не выдержал и в свою очередь открыто послал того подальше.
  
   Все бы ничего, да случилось буквально на следующий день невиданное. Свалил доброго человека недуг, да причем так конкретно, что того и гляди всевышний к себе призовет. Церковникам бы разобраться, в чем дело, уж больно симптомы болезни были знакомыми, и спустить события на самотек. Так нет же, объявили они во всеуслышание, что это, дескать, кара Господня, за строптивость и богохульство и, мол, постигнет она каждого, кто в церковь единую вовремя не придет.
  
   Дети Балема быстро смекнули что к чему, и послали старшего в лес за нимфой. И короткое время спустя к больному прибыла сама Мара. Она склонилась над мужчиной и удивленно посмотрела на собравшихся вокруг людей.
  
   - В этом человеке три жизни, - сказала королева, - но их следует извлечь как можно быстрее, иначе он умрет.
  
   Вперед выступил святой отец, и Мара обратилась к нему без слов, но так чтобы тот ее услышал:
  
   "Останови свой гнев, человек! Прими это как благо! Объяви, что бог сделал этому мужчине дар за его добродетели и твоя церковь от этого только выиграет".
  
   Старик даже вздрогнул, услышав эти слова, они пришли в его ум как глас Господа. Но это еще больше его распалило.
  
   - Оставь грешника, лесная дева! - прорычал он. - Не смей лечить! Иначе пойдешь против замыслов создателя своего, против его воли!
  
   - Ты сделал ошибочный выбор, - вздохнула нимфа и коснулась рукой груди умирающего, наполняя того жизненной силой. Балем вздохнул глубоко и открыл глаза. Народ вокруг охнул. Действия нимфы выглядели как чудо. - Мы не можем идти против гармонии, святой отец, - продолжила королева. - А она велит нам помогать страждущим. Я забираю его.
  
   - Я с вами! - воскликнула дочка Балема и схватила Мару за руку за секунду до перемещения.
  
   В следующее мгновение все трое исчезли. Народ стал расходиться, лишь церковник остался молча стоять, зло сжимая кулаки.
  
   Нимфа, девушка и мужчина переместились к Древу жизни в самом сердце леса.
  
   - Тебе нельзя здесь находиться! - сердито сказала Мара. - Зачем ты это сделала?
  
   - Я хочу быть с отцом, - всхлипнула девушка. - Я боюсь за него.
  
   - Все будет в порядке, - смягчилась королева, - но сейчас тебе следует уйти. Моя помощница тебя проводит.
  
   На поляне появилась еще одна нимфа и протянула девушке руку. Однако та попятилась назад.
  
   - Я не хочу в город.
  
   - Мы просто немного погуляем по лесу, - успокоила ее будущая спутница, - а когда вернемся, папа твой будет здоров. Ну же. Будь благоразумной. У больного очень мало времени.
  
   Девушка подчинилась, и они с нимфой исчезли.
  
   - Сколько мне привалило Мара? - прохрипел Балем, расплываясь в жизнерадостной улыбке. Даже на краю жизни он оставался полон оптимизма.
  
   - Молчи мужчина, - строго ответила та, но потом тоже улыбнулась. - Три споры в тебе и они уже развиваются. Ты просто умрешь, если будешь отвлекать меня разговорами.
  
   - Я хочу... - начал Балем.
  
   - Спать, - оборвала его фразу нимфа, и усыпила. - Потом ты мне все расскажешь, - добавила она и принялась за работу.
  
   Мара извлекла из больного всю амброзию, а затем и споры. Целебной субстанции оказалось так много, что ее хватило, для полного омоложения королевы. У нимфы не было другого выбора. Оставить грибок в теле человека не представлялось возможным, тот бы убил его, а смерть могла повредить спорам. Сохранить ценное вещество в себе Мара тоже не могла, потому что амброзия сразу начинала действовать. Нимфы переносили лишь споры, но не сам эликсир.
  
   Королева сидела с закрытыми глазами, чувствуя стремительный прилив сил. К ней возвращалась молодость, и это было как дар обстоятельств, как провидение, даровавшее ей вторую жизнь совершенно без спросу. Для чего даровавшее? Наверное, для того, чтобы пройти со своим народом все испытания, которые еще выпадут на их долю. Она это чувствовала. Испытания ждали впереди и серьезные.
  
   Мара просканировала споры и поразилась, какие те мощные и жизнеспособные. Ни разу она не видела ничего подобного.
  
   "Если поддерживать их эссенцией они проживут, пожалуй, лет восемьсот-девятьсот. Богатство! Просто невероятное богатство. Сегодня по-настоящему счастливый день!"
  
   - О боги! - услышала королева возглас мужчины и открыла глаза.
  
   Балем лежал рядом и восхищенно смотрел на нее.
  
   - Теперь можно умирать, - засмеялся он. - Кажется я увидел самое прекрасное из того, что можно найти в этом мире.
  
   - Зачем умирать? - улыбнулась девушка, именно как девушка она сейчас и выглядела, очень юной и сияющей, свет обновления еще не померк. - У тебя вся жизнь впереди и не одна.
  
   - Я хочу отдать все свои жизни детям, - сказал Балем. - Их как раз трое и жизни три, как замечательно вышло! - мужчина снова засмеялся. Он был счастлив.
  
   Королева серьезно смотрела на него и молчала.
  
   - Что? Это нельзя сделать? - испугался Балем.
  
   Нимфа прикрыла глаза и вздохнула.
  
   - Можно, - ответила она. - Гармония согласна с твоей просьбой. Три жизни твоим детям и одну тебе. Все очень гармонично.
  
   - Мне? - удивился собеседник и заулыбался шире. - Мне жизнь? Но с чего бы это? Вы нарушаете свои принципы, - сказал он и шутливо погрозил Маре пальцем. - Не хорошо лесная королева!
  
   Нимфа вскину взгляд на него.
  
   - Ты знаешь кто я?
  
   - Ну, конечно, - ответил мужчина. - Грех не узнать Великую Мару, о которой люди легенды слагают.
  
   - Я польщена, - улыбнулась королева. - Но я испытываю к тебе не меньшее восхищение, пресветлый Балем.
  
   - Но, это не дает тебе права делать для меня исключение.
  
   - А никакого исключения и нет. Жизнь за жизнь, все справедливо. Три жизни извлечены из тебя и одну ты спас. Ты дал мне вторую молодость, и теперь я должна отплатить тебе тем же. Так требует от меня гармония.
  
   - Вот те раз! - снова засмеялся мужчина. - Ну, просто не день, а сплошные чудеса сегодня. Сперва был на волосок от того что бы потерять жизнь и вот у меня их уже две.
  
   - Четыре, - поправила Мара, - у твоей семьи их четыре. Действительно чудеса. Как все это случилось? Расскажи.
  
   - Да откуда ж мне знать. Вчера поцапался с этим... неумным отцом из церкви Калоса. Я, правда, об этом и забыл почти сразу. Были дела, отвлекся, да и отходчив я, не могу долго сердиться. Так что днем не было ничего особенного. А вот ночью мне снился какой-то необыкновенный дивный сон. Что-то такое прекрасное и светлое, просто счастье какое-то я испытывал, море любви. А на утро меня скрутило. Я грешным делом сперва на церковь эту подумал вместе с богом ихним надуманным. Решил, что это они меня достали с помощью какой-нибудь хитроумной магии. Но потом, как только вывернуло меня первый раз, смекнул, чем это на самом деле может оказаться.
  
   - Удивительно, - улыбнулась Мара. - Целых три сильных споры в одном человеке. Как это может быть? Нам самим пока не понятно. Но мы обязательно выясним. В будущем обязательно.
  
   На поляне возникли две девушки.
  
   - Папа! - воскликнула одна из них и бросилась к отцу.
  
   - Лия, девочка моя, - засмеялся тот, обнимая и прижимая ее к себе. - Ты-то откуда здесь взялась?
  
   - Шустрая больно, - ответила за нее Мара.
  

***

  
   В тот год церковь Калоса, испытала серьезный ущерб. Она лишилась многих прихожан, и потеряла изрядную долю доверия к своему учению. Естественно последователи ее не могли простить такой удар нимфам, хотя по сути сами виноваты были в своем поражении.
  
   Но Мара не строила иллюзий на сей счет. Она понимала, что положение скоро изменится и нимфы не в силах были этому помешать. Она смотрела в будущее и видела долгие годы постепенного отчуждения. Видела начало противостояния, первые схватки и войны. Первые жертвы. Сотни лет им предстояло сражаться и последние битвы обещали быть особенно тяжелыми, но потом... Потом придет спаситель, мессия. Придет из другого мира и принесет мир, как бы каламбурно это не звучало. И она, пожалуй, доживет. У нее есть шансы увидеть его, у них у всех есть шансы. Им только нужно дождаться...
  
  

Глава 12. Оплодотворение

  
   Ошеломленный Сергей, словно пробка из бутылки, вылетел из своего экскурса по истории.
  
   "Мессия? - думал он. - Это кто мессия, я что ли? Это просто сумасшествие какое-то! Как я могу быть мессией?!"
  
   И он получил ответ на этот вопрос. Заглянув в свой организм, молодой человек увидел суперспору, то самое устройство, которое придумали нимфы еще две тысячи лет назад. И точно такая же суперспора была внутри Древа. Нимфы сдублировали ее, пользуясь временной связью между молодым человеком и инкубатором.
  
   "Но как возникло это устройство? Откуда взялось? Почему?" - поразился Сергей, а потом он вспомнил, как радовалась Тила, когда увидела рождающуюся в нем энергию нового типа, ту самую, которую нимфы так долго искали и не могли найти. Как воодушевлена она была и как счастлива. Как собрала она эту самую суперспору, имея в наличии, все требуемые ингредиенты. Правда, в тот день он ничегошеньки не понял. Ему просто хорошо было от того, что случилось нечто замечательное. Вот как сбылось предсказание Мары.
  
   Королева многое рассказала сестрам о том, что видела. Ее новая сила помогла ей проникнуть глубоко в будущее и узнать о тяжелых временах, которые всех их ожидают. Но она ни словом не обмолвилась про человека-мессию, сказала лишь, что надежда на спасение есть, что примерно через тысячу лет будет сделана, наконец, суперспора и это положит начало возрождению их цивилизации.
  
   "Интересно почему она не рассказала обо мне? - подумал Сергей. - Надо будет потом у нее спросить".
  
   Он услышал приближающиеся голоса, смех и понял, что его одиночество заканчивается. Молодой человек не успел досмотреть хроники последнего тысячелетия, но это не особенно огорчало. Ничего радостного там его не ждало, да и представлял он в общих чертах, что происходило в тот период. Церковь Калоса вела борьбу за умы людей, а нимфы из поколения в поколение постепенно теряли свои позиции в их сердцах. Люди все реже обращались к ним за помощью, а потом и страх вернулся перед лесными обитательницами.
  
   "Нда, неловко как-то все получилось, глупо".
  
   На поляну вышла Мара в сопровождении двух других девушек и Сергей не сразу сообразил, что это Флора и Лин. Уж больно разительно помолодели эти две старшие нимфы. Теперь они напоминали ему трех подружек первокурсниц, беззаботных и легкомысленных, пришедших в лес повеселиться.
  
   Девушки приветливо посмотрели на молодого человека, Флора даже махнула ему ручкой, а потом они стали обходить поляну по внутреннему кругу осматривая вторичные побеги Древа и касаясь их руками.
  
   - Готово, - резюмировала, наконец, Лин. - Древо созрело для оплодотворения.
  
   - Да, - подтвердила Флора.
  
   Мара подошла к Сергею и присела рядом.
  
   - Твоя миссия заканчивается, - сказала она улыбаясь.
  
   - Значит, я могу уже выходить... наружу?
  
   - Пока еще нет, остался последний этап. Ты должен помочь нам заложить новое потомство.
  
   - Постойте-постойте! Вы что намерены через меня это сделать?
  
   - Ну да, - ответила Лин, - ты ведь умеешь принимать эссенцию. Процесс оплодотворения почти то же самое, так что никаких сложностей у тебя с этим не возникнет. - Потом она обратилась к своим подругам. - Сегодня, кажется, будет особенно приятно, девочки. Такие волнительные ощущения! Как здорово испытать это вновь, после такого долгого перерыва. Да еще испытать с мужчиной.
  
   - Эй! Мы так не договаривались! - испугался парень. - Отпустите меня, а потом оплодотворяйте свое Древо, сколько вам будет угодно.
  
   - Сергей, но ты ведь сам хотел посмотреть, как это происходит, - напомнила Мара. - Мы предлагаем, можно сказать тебе места в партере в первых рядах.
  
   - Ты не только сможешь посмотреть, но и почувствовать, - добавила Флора.
  
   - Вот именно! - воскликнул молодой человек. - Никакой это не партер, а самая настоящая сцена! Я совсем не так все это себе представлял, когда высказывал свои пожелания.
  
   - Ты не можешь пока выйти, - сказала Лин. - Древо не готово еще к самостоятельной жизни. Последние вливания эссенции как раз и должны завершить его рост.
  
   - Но вы же сказали, что оно готово...
  
   - Готово для оплодотворения, для последнего акта, вот что я имела ввиду. Но чего ты так разволновался? Ты уже столько раз принимал эссенцию нимф, что тебя не должно это беспокоить.
  
   - Сегодня она будет с вашими личинками!
  
   Девушки удивленно посмотрели на него и рассмеялись.
  
   - Какие еще личинки? - удивилась Флора. - Мы что, похожи на насекомых?
  
   - Ну не личинки, а что-то другое. Не важно, как это называется! Смысл один!
  
   - Частички, - сказала Мара. - Это будут частички нашей души. Новые создания, новая жизнь. И она пройдет через тебя. Ты никогда раньше такого не чувствовал. Мужчинам не дано испытывать подобные ощущения, а тебе представляется уникальная возможность. Это же здорово!
  
   - Это противоестественно! Мужчину нельзя оплодотворять! Это против его природы!
  
   Мара вздохнула и посмотрела на Флору.
  
   "Мы не можем позвать Тилу, чтобы она использовала свою связь, - сказала королева на лесном наречии. - У нее сейчас масса своих забот. Да и не должно это произойти так явно. Попробуй ты его уговорить. У тебя есть свои способы".
  
   Старшая нимфа присела напротив Сергея и стала гладить его ладонями по щекам. Он невольно взглянул на нее и словно окунулся в волну восхитительной благодати, исходящей от девушки. Это было какое-то необыкновенное чувство, сродни религиозному. Его словно посетило божественное воплощение, святая воплоти с одной из многочисленных христианских икон. И теперь она сидела напротив и дарила ему свой свет. У Сергея даже дыхание перехватило от какого-то иррационального восторга.
  
   - Что... ты делаешь, - прошептал он глядя, на нимфу заворожено.
  
   Вместо ответа та приблизилась к нему и поцеловала, но это был не обычный поцелуй. Молодой человек почувствовал необыкновенное блаженство, щемящим чувством идущее откуда-то из сердца, заполняющее его счастьем, погружающее в нирвану, расслабляющее, успокаивающее, умиротворяющее.
  
   - Страха нет, - мягко сказала Флора. - Нет беспокойства и сомнений, ты счастлив и готов на все. Ты хочешь новых ощущений, они интересны тебе. В глубине души ты всегда знал, что они будут приятны, ведь прежде всего это эссенция, а ее всегда так здорово принимать. Лишь страх перед новым опытом, боязнь выглядеть женщиной в своих и чужих глазах мешал тебе это осознать. Но я избавляю тебя от этого страха. Теперь ты свободен поступить так, как пожелает твоя душа.
  
   Сергей вдруг почувствовал, что действительно не ощущает больше протеста от того, что предлагали ему нимфы, наоборот появилось чувство чего-то необычного, интригующего, обещающего новый опыт и впечатления.
  
   - Поцелуй меня еще раз, пожалуйста, - попросил он. - А после этого можете делать со мной что хотите. Не знаю, что ты со мной сделала, но это было прекрасно!
  
   Флора улыбнулась и подарила Сергею долгий поцелуй, от которого тот погрузился в еще большее блаженство.
  
   - Впечатляет, - сказала Лин. - Даже жаль стало, что я так же не могу.
  
   - Флора и нимфы ее клана особенные в этом отношении, - напомнила Мара. - Также как и ты особенная в другом. У каждой из вас свое предназначение, каждая по своему служит гармонии. А теперь пришло время закончить начатое. Ты Лин, как самая молодая из нас, первой исполнишь танец жизни.
  
   Девушка улыбнулась и кивнула. Но вначале она тоже подсела к Сергею и прижалась своей щекой к его щеке.
  
   - Я очень благодарна тебе за все, что ты для нас делаешь, - прошептала она, - и хочу подарить тебе это чувство благодарности так как мне доступно. Получится, конечно же, не так как у Флоры, но и моя сила тебе должна понравиться.
  
   Лин отодвинулась и некоторое время смотрела парню в глаза, так что тот почувствовал бушующий в ее душе огонь, а потом она выпустила это пламя в долгом страстном поцелуе, наполняя Сергея энергией и необыкновенным вдохновением, внутренней готовностью сделать что-нибудь особенное, значительное.
  
   - Ох! Лин! - выдохнул молодой человек, потрясенный новым чувством. - Спасибо, твой поцелуй не менее сладок.
  
   Девушка улыбнулась и поднялась на ноги. Представление начиналось. Сергей чувствовал, что его ждет что-то значительное, неповторимое и не ошибся. Нимфы одна за другой исполнили свои танцы, которые оказались по-настоящему магическими, наполненными собственным волшебством и необыкновенно прекрасными. Каждый был уникален по своему и отражал особенности характера исполнительницы. У Лин он был выражением ее внутренней страсти в своеобразном энергичном стиле, живо напомнившем Сергею испанский пасодобль. Танец Флоры загадочный и нежный, исполненный изящными переливами как рост вьющихся растений, в большей степени отвечал восточным мотивам. Ну а Мара выплеснулась в потрясающем вихре стихий, казалось, что сама природа танцует на поляне, воплотившись на время в прекрасную женщину.
  
   Нимфы не сменяли друг друга, а дополняли. Лин не закончила еще свое выступление, как к ней присоединилась Флора, а потом и Мара. И с каждой исполнительницей действие становилось более насыщенным и объемным. Несмотря на различную пластику движений, танцы и сопровождающие их мелодии не диссонировали друг с другом, а каким-то непостижимым образом гармонично переплетались, создавая еще более захватывающее зрелище.
  
   Выражая свою духовную суть в движениях, каждая девушка словно бы заряжалась необыкновенной энергией. Сергей чувствовал, как нимфы наполняются изнутри этим зарядом и тот формируется в виде красивой причудливой структуры, построенной из отдельных элементов. Лишь зарядившись до сияющего изнутри света, девушки покидали сцену. Сперва Лин присела перед молодым человеком, затем к ней присоединилась Флора, и наконец, свой танец закончила Мара. Девушки сияли в глазах молодого человека как три волшебных бриллианта, давая тому почувствовать, что пришло время соприкоснуться с этим чудом творения, волшебством жизни.
  
   Лин поднялась и приблизилась, двигаясь необыкновенно эротично. Она игриво улыбалась, одаривая Сергея светом своих огромных изумрудных глаз.
  
   - Сейчас мы покажем тебе другие танцы, - сказала она. - Танцы удовольствия и страсти, которые исполняются в паре с мужчиной. Ты не против составить мне компанию?
  
   - Нет, - улыбнулся молодой человек, глядя на девушку восхищенно и обнимая ее за бедра, - не против.
  

***

  
   Сергей не раз убеждался, что нимфы поистине быстрые создания. Лин потребовалось чуть больше минуты, чтобы взлететь на самую вершину, и вспыхнуть там в сокрушительной наслаждении. Вот тут молодому человеку довелось в полной мере ощутить, чем отличается этот раз от всех остальных. В него не просто хлынула столь полюбившаяся ему энергия, но одновременно это был и настоящий поток жизни. Та вошла в него и заполнила, захватив каждую клеточку его тела, обняла изнутри, приласкала и двинулась дальше. Сергей ощутил три создания проникших в него в первом выплеске и испытал какое-то необъяснимое чувство счастья от соприкосновения с ними.
  
   Следующий импульс оказался более мощный. Он принес пять таких существ, и все повторилось: объятия и счастье в еще большем объеме. Потом было еще пять, потом промчались оставшиеся два, а потом нимфа просто заканчивала эссенцией, выплескивая остатки своего наслаждения.
  
   Частички, так кажется назвала их Мара, перетекали в дерево и зажигали его светом своей жизни. Это было очень красиво. Сергей заворожено наблюдал за этим процессом, переживая релаксацию своих собственных ощущений, но ему не дали в полной мере перевести дух. Легонько похлопывая по щекам, Флора привела его в чувства, и когда парень сфокусировал на ней взгляд, улыбнулась.
  
   - Теперь моя очередь, - сказала она.
  
   Молодой человек даже не пытался ее останавливать, хотя не отказался бы от небольшой передышки. Столько нетерпения и жажды было в ее лице, что она вряд ли бы его послушала. Мгновение спустя девушка заключила его в свой плен и понесла вместе с собой на вершину удовольствия. Она продвигалась чуть медленнее, чем Лин, но и вспыхнула зато более ярко. Двумя мощными извержениями Флора справилась с обязательной частью программы, а потом уже оторвалась в свое удовольствие, которое оказалось даже продолжительнее, чем путь, ведущий к нему.
  
   После второго раунда Сергея возвращали в сознание поцелуями. И это были не обычные прикосновения губ. Мара буквально вытянула его из глубокого нокаута с помощью каких-то своих приемчиков, из арсенала нимф, а потом еще какое-то время целовала просто так, следуя велениям своей страсти и желания.
  
   - Ох, я больше не могу, - прошептал Сергей, - я в полном ауте, я никакой, я ни на что сейчас не способен.
  
   - Не беспокойся, я все сделаю сама, - улыбнулась королева.
  
   - Но... но...
  
   - Шшшшш, я быстро.
  
   На счет скорости девушка не лукавила. Она была так перевозбуждена, что управилась еще быстрее, чем Лин, но зато и кончила как десять Флор разом. Ее вклад проследовал через организм Сергея, не останавливаясь, одним составом из пятнадцати вагонов, подхватил парня и увез за собой.
  
  

Глава 13. Религия, политика, наука и спорт

  
   Очнулся молодой человек, лежа в постели, казавшейся особенно мягкой и удобной после трех суток, проведенных в древесном стволе. Он сладко потянулся и откинулся на спину, улыбаясь. Вот и закончилось, наконец, его заточение. Скоро придет Тила, и он вернется с ней к себе домой.
  
   Сергея посетило вдруг дежавю. Ему показалось, что нечто подобное с ним уже происходило. И он тут же вспомнил свое пробуждение после тесного знакомства с нимфетками.
  
   "Не хватает только тихого мурлыканья из-под одеяла", - подумал молодой человек с удовольствием, возвращаясь мыслями к тому эпизоду.
  
   И мурлыканье тут же появилось. Только доносилось оно из-за головы. Сергей порывисто вскинулся на постели, ожидая долгожданную встречу, быстро повернулся на звук, но был слегка разочарован. В комнате с ним находилась Флора.
  
   - Привет, - сказал молодой человек.
  
   - Привет, - улыбнулась девушка. - Извини, это всего лишь я.
  
   Сергею стало совестно перед ней, и он полез обниматься. Флора засмеялась, прижимая его к себе, и успокоила.
  
   - Да я не обиделась совсем, не переживай. Я ведь знаю, как ты ее ждешь. Но, увы. Твоя принцесса сейчас занята делами. Не возражаешь, если я составлю тебе компанию?
  
   - Нет, конечно, - ответил молодой человек. - Ты же знаешь, что я всегда тебе рад.
  
   Он встретился с нимфой глазами и замер, глядя в них заворожено. Невольно вспомнился необыкновенный свет, который они способны были излучать. Флора с удовольствием приблизилась к нему губами и поцеловала.
  
   - Тебе понравилось тогда, не так ли? - улыбнулась она.
  
   - Да... это было... не знаю как описать. Так... божественно. Скажи, а ты ни разу не общалась с богом очно, вот так как я с тобой сейчас?
  
   - Нет, - засмеялась нимфа, - не общалась. Нам вообще не свойственно чувство религиозности. Хотя... разве что гармонию считать проявлением чего-то божественного. Но с гармонией мы не общаемся, мы ее чувствуем и следуем ее правилам.
  
   - Но откуда в тебе тогда такая сила?
  
   - Какая такая? - лукаво поинтересовалась девушка.
  
   - Святая... божественная. Ты чем-то похожа на ангела, на вестника света.
  
   - Вообще-то к богу мои способности имеют самое отдаленное отношение, - улыбнулась Флора. - Все дело в вас самих, в людях. Вы имеете свойство испытывать религиозные чувства и меня создали такой, чтобы я могла их вызывать.
  
   - А зачем?
  
   - Понимаешь, около девятисот лет назад церковь Калоса обрела весомое влияние на умы людей. Количество верующих росло очень быстро, но при этом последователи этой организации не испытывали к нам особой любви. В общем, возникла необходимость в том, чтобы как-то им противодействовать. Тогда и родилось мое поколение. Нас создали, для того, чтобы мы могли вести свою миссионерскую работу.
  
   - И для этого была использована амброзия?
  
   - Нет, у нас тогда не было лишних запасов этого вещества. Удалось обойтись без нее за счет преобразования некоторых других возможностей.
  
   - Понятно, нечто подобное сделали перехватчицы?
  
   - Не совсем. В нашем случае изменения не были столь кардинальными. Мы просто модифицировали свою способность воздействовать на либидо человека. Все остальное осталось таким же, как и у других нимф.
  
   - И это принесло свои плоды?
  
   - Конечно. Нам удалось отстоять гармоничные отношения с людьми в течение нескольких поколений. Нам даже и с рядом последователей Калоса удалось договориться. Им нужны были чудеса, свидетельства существования бога и мы в этом плане выступали в роли очень наглядных доводов. В церкви произошел раскол. Появилось новое течение, рассматривающее нимф как ангелов небесных. Мы, естественно, были только за. Отношения с людьми во многом нормализовались. Нам даже стало казаться, что удалось отвратить пророчество Мары, но к сожалению это было не так. Конфликт отодвинулся лет так на четыреста, но по-прежнему был неизбежен. Впрочем, выигрыш во времени шел нам на руку. Мы ждали появления суперспоры, как ты можешь догадаться.
  
   - И почему же эти отношения не могли продолжаться дольше? Что им помешало.
  
   - Людская жажда власти, прежде всего. Понимаешь, наше существование как посланниц господа делало во многом не нужным сам институт церкви. Зачем человеку идти в церковь, когда можно сразу обратиться к существам, имеющим к богу непосредственное отношение? Не то чтобы люди в церковь перестали ходить, однако сложилась ситуация, когда наше слово во многом становилось более веским, чем слово церковника. Мы не собирались вмешиваться в политические дела людей, да и сама власть нам не особенно была нужна, лишь бы пищи хватало. Однако случались ситуации, в которых мы оставались непреклонны. Существуют принципы, которыми мы не можем поступиться, как бы выгодно для нас это не было. Ну, а поскольку политика не редко нарушает законы гармонии, конфликты с церковной верхушкой случались, и чем дальше, тем чаще. В общем, в какой-то момент люди, стоящие у истоков власти, решили, что сотрудничество с нами излишне связывает им руки.
  
   Снова завязалась борьба. Нимф пытались всячески очернить, в основном давя на сексуальную распущенность, источниками которой мы якобы являемся, ну а мы, как могли, противодействовали этому. К сожалению, магические ограничения, наложенные на наш вид, во многом связывали нас по рукам, а неконтролируемое либидо затрудняло естественный диалог. Так что постепенно мы теряли свои позиции, но видимо не достаточно быстро, как бы этого хотелось церкви Калоса. В какой-то момент в правящих кругах решили, что более эффективно будет расправиться с нами физически, чем бороться идеологическими способами. И соответствующие попытки стали предприниматься.
  
   - И как к таким действиям отнеслись простые люди?
  
   - Вначале всех это только забавляло. Никто не верил, что нимфам может быть причинен вред. Да мы и сами в это не верили. Нам нравилось охотиться на экстремистов. Не будучи скованы моральными ограничениями, ведь враги есть враги, мы захватывали всех и вытягивали из них сперму по максимуму. О! Это было настоящее пиршество, я помню те сладкие годы. Тем не менее, когда лет пятьсот назад появились рейнджеры, мы столкнулись с первыми потерями в наших рядах.
  
   Убийства нимф с одной стороны вызвали волну возмущения в обществе людей, но с другой подорвали ауру нашей божественности. Первое власти отвели от себя, заявив, что не имеют к ордену экстремистов никакого отношения. Мол сами они возмущены, глубоко скорбят, приложат все силы для наказания виновных и так далее. Зато второй результат использовали по максимуму. Нас объявили самозванками, не имеющими к богу никакого отношения, хоть мы никогда и не утверждали обратного. Люди сами присвоили нам титул ангелов, сами и обвинили в его ношении. Ну а потом нимф, конечно же, представили как паразитов, питающихся людьми, совершенно опустив при этом, тот факт, что контакты эти вот уже пол тысячелетия строились на сугубо добровольной и взаимовыгодной основе.
  
   Так что отношения с людьми с этих самых пор стали очень быстро портиться. Использование религиозных чувств человека теперь не давало прежнего эффекта, в тоже время актуальность получили задачи, связанные с безопасностью нашего вида. Так и появилось поколение Лин, призванное повысить физическую обороноспособность нимф и расширить возможности магического влияния на людей.
  
   - Нда, - вздохнул молодой человек, - печально.
  
   - Не стоит так переживать. Теперь мы в состоянии все наладить.
  
   После этих слов Сергей оживился.
  
   - Как, кстати, обстоят дела с Корсией? - поинтересовался он. Ему было очень любопытно узнать продолжение этой истории. - Мой совет помог хоть немного?
  
   Флора улыбнулась и покачала головой.
  
   - Он не понадобился. Хотя во многом ты оказался прав, влюбленные мужчины действительно поступают порой совершенно иррационально.
  
   - Можно мне угадать? Принц первым сделал подарок Милене.
  
   - Попал в самую точку, - засмеялась Флора. - Но как ты узнал?
  
   - Ты забываешь, что я тоже влюблен по уши, - улыбнулся Сергей. - Для любящего человека сделать подарок - это все равно, что потребность.
  
   - То есть ты поступил бы так, даже если б знал о последствиях? - удивилась собеседница.
  
   - Конечно, я и так о них знал. Эльф открыл мне глаза на все "ужасы", какие меня ожидают, - ответил молодой человек, широко улыбаясь. - Но я хотел этой встречи, и мне все равно было, чем придется за нее заплатить. Думаю, с принцем получилось примерно тоже самое.
  
   - Не понимаю, объясни.
  
   - Тила говорила мне, что Милена проявляла к парню некоторую сдержанность чувств, это правда?
  
   - Конечно. Ей опасно было строить связи на такой шаткой основе.
  
   - Вот и ответ. Принц боялся ее потерять и пожертвовал собой, чтобы сохранить отношения.
  
   - Все равно непонятно.
  
   - Ну, это же элементарно, Флора! - засмеялся Сергей. - Люди всегда будут проецировать свои качества на вас, потому что вы на нас так похожи. Даже я, пожалуй, вряд ли избавлюсь когда-нибудь от этих стереотипов. Короче, парень решил использовать свойство практичности, которым неосознанно наделил нимф. Он посчитал, что Милена его не бросит, если он будет ей принадлежать. При этом принц наверняка должен был соблюсти и свои интересы, чтобы не потерять доверие среди соплеменников и сохранить свой статус наследника государства. Он сделал подарок тайно, не так ли? Это было что-то приобретенное через подставных лиц, а скорее даже сделанное своими руками, чтобы вообще никто не мог узнать, что подарок от него, я прав?
  
   - Да, принц лично изготовил подарок. Оказалось, что он - талантливый ювелир, и это искусство - его хобби.
  
   - Что и требовалось доказать.
  
   - Но это же совершенно... безответственно. Человек отдает нам не только себя, но и все государство, ведь он будет его правителем. Уж теперь мы позаботимся, чтобы стал. Как можно делать такие шаги, зная, к чему они приведут?!
  
   - А ты не думаешь, что он всегда был вашим поклонником? Что любовь эта возникла не на пустом месте? Скажи, вы что, собираетесь как-то кардинально менять жизнь корсианцев? Устраивать там геноцид, повальное истребление, лагеря смерти?
  
   - Нет, конечно! Какой кошмар!
  
   - Вот и он скорее всего об этом подумал. Кстати, я тоже не испытывал особых терзаний духа, открывая вам доступ в свой мир. Он и я, мы оба вам доверяем, понимаешь. Потому что сердцем чувствуем, кем вы являетесь на самом деле и что можно от вас ждать.
  
   - И что же можно от нас ждать? - улыбнулась Флора.
  
   - Гармонии, - ответил Сергей. - Людям, порой, ее так не хватает... - он задумался на какое-то время о чем-то своем, потом улыбнулся и спросил. - Так что там, у них все наладилось, значит?
  
   - В общем, да, - подтвердила нимфа. - Милена призналась принцу, что ее тронул сделанный им жест, и она согласна выйти за него замуж, но попросила до поры до времени не посвящать никого в эти планы. Обещала устроить так, что отец сам соединит их руки. Ей пришлось лишь немного пригасить огонь в душе молодого человека, чтобы тому хватило терпения дождаться более благоприятного момента.
  
   - Хочешь сказать, что твоя ученица так ни разу его и не выпила? - удивился Сергей.
  
   - Не буду врать, после того как принц сделал свой подарок его ждала горячая ночь любви. Милена - нимфа нового типа, как ты понимаешь. Так что речь там шла не только о том, чтобы выпить. Они неплохо провели время вдвоем. Делу это уже не помешало. С тех пор принц стал вести себя более сдержанно, и все достаточно быстро успокоилось. В общем, теперь уже мы приглашаем парламентеров этой страны к себе в гости.
  
   - Они согласились?
  
   - Да, при условии гарантированной неприкосновенности.
  
   - И вы им дали такие гарантии?
  
   - Конечно, выполнять подобные обещания для нас не представляет сейчас никакого труда.
  
   - Ну а если они сами захотят? - полюбопытствовал Сергей.
  
   - Все равно мы проявим сдержанность, слово есть слово. Я не думаю, что ситуация обернется подобным образом, встреча все-таки деловая.
  
   - И чего вы планируете добиться этим дипломатическим приемом?
  
   - Установления прочных связей, конечно. Корсии будут сделаны выгодные предложения, от которых она не сможет отказаться. Ее представители поймут, что сотрудничество с нами сулит укрепление позиций для их государства на международной арене.
  
   - А что вы попросите взамен?
  
   - Для начала помощи в установлении контактов с другими странами, ну и мира, конечно.
  
   - Думаешь, они согласятся поделиться вами с другими государствами?
  
   - Они рады будут созданию сильной коалиции, способной противостоять Ландерану. Тогда появится возможность преспокойно расформировать орден рейнджеров в своем королевстве.
  
   - А что они против него имеют?
  
   - Эта организация обладает очень сильным влиянием во многих странах. Понятно, что правителям последних данное положение вещей совершенно не нравится. К тому же рейнджеры могут помешать развиваться отношениям с нами. А мы уж постараемся по максимуму заинтересовать ответственных лиц. Судя по реакции короля Корсии на уже сделанные ему небольшие подарки, он видит в нас настоящую золотую жилу.
  
   - Круто! - улыбнулся Сергей. - Ваши дипломаты недаром свой хлеб едят. И когда планируется провести эту встречу на высшем уровне?
  
   - Сегодня, во дворце Мары.
  
   - Ого, так скоро! Постой! У нее все-таки есть свой дворец?
  
   - Со вчерашнего дня есть, мы вырастили его так же, как и наши гостиницы. Кстати, ты сейчас в нем находишься. В одной из его комнат.
  
   - Ты серьезно?! Вот это да! А можно мне поприсутствовать на приеме?
  
   - Об этом я как раз и зашла с тобой поговорить. Мара попросила тебя сыграть роль ее советника по науке. Понимаешь, мы думаем, что послам особенно интересно будет пообщаться с мужчиной, который прожил какое-то время в нашей среде. И выяснить изнутри, что мы собой представляем, так сказать из независимых уст.
  
   - Согласен! - радостно откликнулся Сергей.
  
   Через пару минут он уже примерял секвенту ученого в дворцовом гардеробе.
  
   - Ты уверен, что собираешься в ней пойти? - поинтересовалась Флора. - Все-таки на многих из нас она действует морально разлагающе.
  
   Молодой человек посмотрел на нимфу с улыбкой.
  
   - Что серьезно? Я думал только на Мару. Интересно почему? В своей библиотеке я не нашел никаких сведений об этом, ни о самих ученых в секвентах, ни об их отношениях с нимфами.
  
   - Вероятно, королева постеснялась включить свои девичьи проказы в базу данных или посчитала эту информацию недостаточно ценной.
  
   - А что там было, не расскажешь?
  
   - Если это останется между нами.
  
   - Идет.
  
   - В общем, история довольно забавная. Один китанский ученый пытался найти заклинание для вызова призраков.
  
   - Он точно был ученым?
  
   - Конечно. Раньше магия и наука были довольно тесно переплетены. В итоге вместо призраков ему удалось вызвать Мару. К слову она уже в те годы была довольно шустрой и предприимчивой нимфой, никогда не упускала удобного случая опустошить мужчину. Причем добиралась она до вашего брата порой самыми экстравагантными способами. Вот и в тот раз Мара умудрилась воспользоваться заклинанием ученого и притянулась в его дом вместо духа. Появилась она очень удачно, как раз за спиной мужчины, моментально спеленала его одеждой, в которую тот был облачен, и выпила в считанные секунды. Эта охота так позабавила ее, что она не спешила убраться восвояси, сделалась невидимой и осталась посмотреть, чем все закончится.
  
   К ее удивлению ученый, выпутавшись из секвенты, ликовал. Он решил, что стал свидетелем вызванного его магией полтергейста, и, таким образом, эксперимент удался. Пару минут спустя мужчина привел в лабораторию коллегу и сообщил, что сейчас продемонстрирует тому свои достижения в магии. Мара к тому времени была уже сыта, но нимфы способны лопать мужчин в большом количестве и редкая из нас откажется от добавки. Так что она дождалась, пока горе-экспериментатор вновь произнесет свое заклинание, замотала в одежды обоих, выпила второго мужчину и снова притаилась, с трудом сдерживая смех.
  
   В отличие от ученого номер один, коллега его заподозрил неладное. Прежде всего, он попросил своего приятеля приостановить эксперименты, мол призрак приходит какой-то необычный и нужно понять что он из себя представляет. Сообразив, что дело пахнет жареным, Мара оставила в доме ученого кляксу и вернулась назад в лес.
  
   - А клякса - это что? - полюбопытствовал Сергей.
  
   - Отпечаток энергии, - пояснила Флора, который позволяет нимфе возвращаться туда, где он был оставлен или прямо из леса наблюдать, что происходит вокруг того места.
  
   - Вот даже как. А что было дальше?
  
   - Второй раз Мара вернулась в лабораторию ученого вместе с подругой примерно сутки спустя. Они предварительно определились с обстановкой, кто находится в помещении и где, обнаружили обоих ученых колдующих над какими-то кристаллами и появились в аккурат за их спинами. Оба мужчины были полнехоньки, и нимфы набросились на них как тигрицы, не дожидаясь произнесения каких бы то ни было заклинаний. Мара спеленала хозяина лаборатории, а ее подруга - коллегу. Выпив обоих до суха, охотницы отпустили мужчин и затаились в лаборатории. Однако в этот раз ученые не стали разбираться, что к чему. Выпутавшись из своих одеяний, они бросились наутек, так что Мара едва успела налепить кляксу одному из них прямо на одежду.
  
   Таким образом, полчаса спустя нимфы оказались в местном университете. Там они услышали взволнованное повествование об агрессивном призраке, который поселился у пострадавших в лаборатории, в результате вышедшего из под контроля эксперимента. А попутно нашлепали свои кляксы во всем здании, не упустив ни одного помещения. В результате, корпус университета, превратился в настоящую столовую для нимф удобную и питательную.
  
   Почти семь месяцев лесные девы лакомились досыта, подлавливая членов преподавательского состава поодиночке в уединенных местах. А студентов порой утаскивали прямо с последних рядов аудиторий, так что никто не успевал заметить исчезновений. Действовали они всегда одинаково, запаковывали мужчину с головой, чтобы тот не видел, что с ним делают, и выпивали полностью либо частично, оставляя в таком виде прямо на месте трапезы.
  
   - Неужели никто так и не догадался, что происходит?
  
   - Можно сказать, что нет. Конечно, все мужчины понимали, что испытывают что-то очень напоминающее оргазм, однако поскольку не было обнаружено ни следов спермы, ни самих нападавших, эксперты пришли к заключению, что сексуальной сферы эти происшествия не касаются. Они дескать есть ни что иное, как результат воздействия необычных видов энергии призраков на тело человека.
  
   - И что, университет так и не закрыли? Как то ведь надо было с этим бороться.
  
   - Представь себе, нет. Увечий не было. Жалоб тоже. Студенты как это ни забавно перестали пропускать занятия. Администрация, боясь лишиться финансирования, не афишировала происходящее. Ученые горели энтузиазмом исследовать сей феномен. В общем, все были довольны, а мы в особенности. Пиршество продолжалось, пока это учебное заведение не посетил с визитом один достаточно продвинутый маг. Он мигом обнаружил кляксы, налепленные нимфами повсюду, и между делом поинтересовался у коллеги, к которому приехал: не происходит ли в здании чего-нибудь необычного. И тот естественно по секрету сообщил о событиях лихорадивших вуз последние полгода. Маг посоветовал знакомому подрядить побольше уборщиц и тщательно вымыть стены и пол, ну а он подскажет, где следует проявить особое усердие.
  
   - Вымыть? Так просто? - удивился Сергей.
  
   - Увы, - улыбнулась Флора, - вода хорошо впитывает биологическую энергию, поэтому с ее помощью можно было удалить кляксы или, по крайней мере, вывести их из строя. За пару дней люди управились с этой работой в здании университета, а затем почистили и лабораторию, с которой все началось. На этом наша лафа закончилась.
  
   Мара потом призналась мне, что особое удовольствие ей доставляло упаковывать мужчин в секвенту. Мол одежда эта словно специально создана для комфортного их употребления. Ее так возбуждал этот процесс, что стал даже своего рода страстью, которая отпечаталась в ауре и перешла потом к ее потомству.
  
   - Хочешь сказать, что и ты... - начал Сергей.
  
   - Да, - подтвердила Флора, - я родилась в ее клане и Лин, кстати тоже. Мара так долго прожила на этом свете, что очень многие нимфы ведут от нее свое происхождение. Мне тоже очень нравятся секвенты. Вот только я предпочитаю оставлять лицо мужчины открытым, чтобы он видел меня. Он настолько глубоко погружается в религиозный экстаз, когда я обнимаю его и целую, что совершенно не осознает, что с ним происходит.
  
   Флора приблизилась, критически оглядывая одежду Сергея, будто намереваясь ее поправить, но вместо этого ловко спеленала парня полами секвенты, словно в смирительную рубашку завернула, а потом аккуратно уложила на пол.
  
   - Что ты делаешь? - удивленно спросил молодой человек.
  
   - Ты и сам можешь догадаться, - хищно улыбнулась девушка, усаживаясь сверху. - Я предупреждала тебя, что не стоит ее одевать.
  
   - Ох! Боже! - воскликнул Сергей и засмеялся. - Ну, хорошо. Только, пожалуйста, побыстрее, без этих ваших гормональных штучек, а то мы опоздаем на прием.
  
   - Не опоздаем. Послы прибудут только через двадцать минут, а мне понадобится не больше пяти.
  
   - Погоди, что ты со мной собралась делать, почему так долго?
  
   - Хочу зачать от тебя детей.
  
   Сергей даже взбрыкнул всем телом, пытаясь вырваться, но Флора легко его удержала.
  
   - Я предполагала, что ты будешь не в восторге, поэтому и воспользовалась секвентой, чтобы тебя связать.
  
   Она вытянулась сверху и подперла ладошками щеки, задумчиво глядя Сергею в глаза.
  
   - Собираешься гипнотизировать меня? - спросил он.
  
   - Нет, - ответила нимфа, - хочу предложить тебе состязание.
  
   - Какое?
  
   - Честное. Если продержишься три минуты, то я тебя отпущу.
  
   - Ты же легко можешь кончить меня с помощью своих штучек.
  
   - Нет. Если я выпью тебя, то не смогу зачать.
  
   - И как мы будем отслеживать время?
  
   - У нас у обоих есть соответствующее чувство, но я предлагаю воспользоваться этим приспособлением. - Флора поставила рядом с головой Сергея песочные часы. - Оно как раз на три минуты рассчитано.
  
   - Хорошо, - согласился Сергей. - Только, чур, руками и ртом не пользоваться.
  
   Нимфа хмыкнула.
  
   - Уж не минета ли ты опасаешься?
  
   - Его, - улыбнулся молодой человек. - Это единственный способ возбудить меня, не прибегая к вашей магии.
  
   - Ты в этом уверен? - улыбнулась девушка. - Если бы ваши женщины знали на что способно их влагалище, они властвовали бы над вами.
  
   - И на что же оно способно?
  
   - Если я начну рассказывать, ты возбудишься, и ни одного шанса продержаться у тебя не останется, - хихикнула Флора. - Может лучше будет показать? Боже! Да ты уже возбуждаешься, - засмеялась она. - Пожалуй, пора начинать прямо сейчас, а то потом будет не интересно.
  
   Девушка перевернула часы и время пошло.
  
   - Не честно, - мгновением спустя прошептал молодой человек, чувствуя, что захвачен даже будучи в невозбужденном состоянии. - Женщины так не могут.
  
   - Могут, - возразила Флора, - если потренируются. Моя анатомия ни чем не отличается от женской.
  
   Нимфа взяла парня в оборот, и тот понял, что у него нет против нее ни единого шанса. Она вообще лежала неподвижно воздействуя на него исключительно с помощью своих интимных мышц.
  
   - Так что ты там говорил про минет? - улыбнулась девушка, и на лице ее было написано удовольствие. - Он способен на такое?
  
   - Нет! - простонал Сергей дрожа от наслаждения в ее объятиях. - Ты меня победила! Боже! Чего ты медлишь?!
  
   - Я хочу кончить вместе с тобой, - ответила она, тоже начиная дрожать, и голос ее стал прерываться. - Говорят... дети... будут... крепче... Аааах!!!
  
   Они вспыхнули практически одновременно. Объятия девушки судорожно сжались. Обоих словно электричество простреливало.
  
   - Боже! - выдохнул Сергей и блаженно расслабился, чувствуя как выплеснутая нимфой эссенция впитывается его организмом. - Бессовестный ты человек, Флора, а еще ангел.
  
   Девушка засмеялась.
  
   - Это не правда, - возразила она.
  
   - Что неправда? То, что ты ангел или то, что бессовестная?
  
   - Что человек. - Нимфа поднялась и с улыбкой смотрела на него сверху. - Мне надо идти, я не смогу присутствовать на этой дипломатической встрече.
  
   - Погоди, а кто меня развяжет.
  
   - Сейчас сюда придет Лена, я уже позвала ее.
  
   - И ты оставишь меня в таком виде перед ней? - возмутился Сергей.
  
   - Конечно, - засмеялась девушка. - Это часть моего приза.
  
   - Постой! - взмолился молодой человек, но Флора уже испарилась. - Чтоб... - начал он свою гневную тираду, но потом успокоился и вздохнул. - Чтоб у тебя было все хорошо!
  
   Лена заскочила в гардероб, глаза ее удивленно расширились, и она прикрыла рот ладошкой, едва сдерживая смех.
  
   - Эх, ты, - грустно упрекнул ее Сергей, - Нет, чтобы развязать своего спасителя.
  
   - Конечно-конечно, - улыбнулась девушка и быстро его распутала.
  
   Молодой человек одернул полы секвенты и внимательно посмотрел на нимфу.
  
   - Скажи, она тоже кажется тебе сексапильной?
  
   - Да, - призналась Лена, стрельнув на него глазами. - Особенно теперь, когда я видела, как ее можно использовать.
  
   Сергей вздохнул и выбрал другой костюм, более-менее ему привычный, который включал в себя штаны.
  
  

Глава 14. Дипломатическое соглашение

  
   Дворец Мары оказался весьма обширным сооружением, включавшим множество залов и комнат. Вот только подданных в нем находилось гораздо меньше, чем положено. Здесь присутствовали лишь нимфы нового типа, чтобы исключить возможные непредвиденные эксцессы с гостями. Поэтому здание практически пустовало. Лесные леди сконцентрировались по большей части в тех местах, которые могли увидеть люди. То есть в тронном зале и примыкающих к нему помещениях. Да еще перехватчицы стояли в качестве дворцовой охраны на пути следования гостей от парадного входа.
  
   Все нимфы были облачены в одежду. Кто-то исполнял роль прислуги, кто-то подданных Ее Величества. Королевская стража красовалась в военном обмундировании, напоминающем прикид римских легионеров, и одеяния эти только подчеркивали опасную привлекательность девушек.
  
   Лена переместила молодого человека к самому тронному залу. По правилам этикета войти в него следовало собственными ногами. Спутница спросила его о чем-то на незнакомом языке, и он удивленно захлопал на нее глазами.
  
   - Ты что, до сих пор не выучил корсианский? - всплеснула руками девушка.
  
   - Ннет. А что надо?
  
   - Ну, конечно! Корсианцы не знают тарфос, на котором мы говорим.
  
   - Тарфос? - удивился Сергей и только тут впервые осознал, что все это время общался с нимфами на их языке. Тот так глубоко впечатался в память, что воспринимался словно родной. Парню стоило даже некоторого труда, чтобы вспомнить, как говорят у него дома. - Так я все это время говорил не по-русски? - произнес он на своем языке. Это был скорее риторический вопрос. Ему просто хотелось вновь услышать родную речь.
  
   - Ну конечно! - тоже на чистом русском ответила ему Лена. - Только твой язык они тем более не знают.
  
   Нимфы говорили друг с другом на лесном наречии и только в присутствии Сергея использовали древнюю речь, аналог латыни в мире Сергея, которая была им привычнее других языков.
  
   "Как же могло получиться, что я стал говорить не чужом языке так легко? И как я понимал их с самого начала?" - подумал парень и почти сразу получил нужные ответы.
  
   Тарфос пришел к нему вместе с эссенцией Тилы, ну а нимфы изучили русский, когда выпили молодого человека. Кроме того все сказочные создания при необходимости умели транслировать свои мысли и считывать чужие, в этом случае совершенно неважно было какие слова они произносили в слух и какой язык использовал собеседник. Эльф кстати тоже говорил на тарфосе, но Сергей понимал его по той же самой причине.
  
   - И как мне выучить корсианский? - спросил молодой человек.
  
   - Просто дай команду своей библиотеке и через пару минут ты будешь его знать. Да, еще изучи попутно этикет корсианцев, это тоже может пригодиться.
  
   Парень выполнил все необходимые манипуляции со своей базой данных, но каких-то ощутимых изменений в себе не заметил.
  
   "Ладно, - подумал он, - подожду. Сказано же было, что через пару минут".
  
   Взгляд его переместился на стоящих перед входом в тронный зал перехватчиц и Сергей невольно залюбовался их крепкими и рослыми фигурами. Военная форма так ладно сидела на них и так изыскано подчеркивала их красоту, что всякие фривольные фантазии стали посещать голову молодого человека. Лена отвлекла его от этого занятия, пихнув локтем в бок.
  
   - Сергей ты неисправим, - сказала она. - Если хочешь знать, то эти твои выходки действуют на нас сильнее любой секвенты.
  
   - Упс. Извиняюсь, - смутился молодой человек. Он обратил внимание, что в глазах стражниц появился довольно плотоядный блеск, хотя внешне девушки оставались абсолютно бесстрастны. - Я ведь смогу сейчас пройти мимо них? - уточнил он.
  
   - Сможешь, - вздохнула Лена. - Мы гораздо более дисциплинированы, чем люди.
  
   Тем не менее, входя в тронный зал, Сергей почувствовал, как его легонько ущипнули за попу. "Если это последствия, - с улыбкой подумал он, - то я еще легко отделался".
  
   Мара поднялась со своего трона и пошла ему навстречу. На ней было просто шикарное длинное платье. Ну, истинно королева, по-другому и не назовешь. Приблизившись, она сделала легкий поклон, а Сергей в свою очередь разразился целой серией сложных жестов с поклонами, прижатием рук груди и всякой подобной эквилибристикой, причем выполнил их легко и непринужденно, как будто сутками тренировался перед зеркалом.
  
   - О, я вижу, ты хорошо подготовился, - сказала Мара по-корсиански и молодой человек отлично ее понял.
  
   - На самом деле всего лишь обратился за помощью к своей библиотеке, - ответил он ей на том же самом языке. - Я выбрал какую-то одежду, но не знаю, подходит ли она для моей роли.
  
   - В моем гардеробе нет ничего, что вызвало бы удивление у наших гостей, - успокоила королева.
  
   - Хотел одеть секвенту, - улыбнулся Сергей, - но Флора меня... отговорила.
  
   - Я очень признательна тебе за все, что ты для нас делаешь, - серьезно сказала Мара. - Спасибо большое за понимание.
  
   По всей видимости, она в курсе была о том, что между ним и Флорой произошло.
  
   - Нимфы всегда могут рассчитывать на меня, ты же знаешь, - учтиво ответил молодой человек, корсиансим жестом прижимая руку к сердцу.
  
   - Ты такой отзывчивый, - засмеялась девушка. - А эти твои корсианские манеры выглядят пикантно.
  
   Она подвела его к трону и с шутливой торжественностью повесила на шею золотую цепь с какой-то крупной подвеской в виде многолучевой звезды.
  
   - Что это?
  
   - Знак советника по науке. По крайней мере, в глазах корсианцев он должен выглядеть именно так. Временно назначаю тебя на эту должность.
  
   - Пока Терция и Константа в декрете? - пошутил Сергей.
  
   - Ну, нет, пожалуй только на время приема гостей. Хотя, если желаешь, то оставайся. Я буду только рада такому аппетитному советнику.
  
   - Не-не! Я как-нибудь в другой раз.
  
   Мара вдруг стала серьезной, к чему-то прислушиваясь.
  
   - Гости пожаловали, - сказала она, усаживаясь на трон и принимая величественную позу.
  
   В зал вошла нимфа, исполняющая роль герольда и торжественно объявила.
  
   - Послы Корсии к Ее Величеству королеве Мортвуда.
  
   Сергей по достоинству оценил эту реплику. Мортвуд означал на тарфосе Лесная Страна. Но дело было не в названии. Нимфы выходили на политическую арену не просто как представители вида, а как независимое государство со всеми атрибутами власти. Дипломатическая встреча начиналась.
  

***

  
   Полчаса прошло уже с начала переговоров, и Сергей постепенно заскучал. Корсианцы плели витиеватые фразы, суть которых, в конце концов, сводилась к тому, что не плохо бы организовать торговлю силайскими яблоками в государственных масштабах. Нимфы не менее витиевато отвечали, что это невозможно. Любые попытки послов выяснить причины этих затруднений натыкались на туманные объяснения со ссылками на законы гармонии. В конце концов, молодому человеку надоело слушать эту белиберду, и он вышел из зала, планируя немного пройтись, дабы размяться и отдохнуть. Однако одиночество его вскоре было прервано. Не прошло и трех минут, как Сергея догнал молодой корсианец и пошел рядом.
  
   - Вы позволите, мэтр, составить вам компанию?
  
   - От чего же нет, - ответил тот, - извольте.
  
   - Меня зовут Саливан, - представился посол.
  
   - Сергей, - назвал себя молодой человек.
  
   - Вы давно служите при дворе Ее Величества, Сергей?
  
   - Знаете, мне кажется, что уже целую жизнь. Настолько... насыщенно здесь происходят события.
  
   - Наверное, трудно жить в таком плотном окружении лесных волшебниц?
  
   - Почему же? Вовсе нет.
  
   - Хотите сказать, что сексуальные аппетиты нимф слишком преувеличены?
  
   - Я не знаю, что вам об этом известно и в каких красках было описано, истина ведь познается в сравнении. Верно? Не стану спорить, что нимфы к мужчинам весьма неравнодушны, и интерес их может быть поистине неиссякаем, но... Это не значит, что жизнь мужчины в Мортвуде непременно невыносима. Нимфам ведь не столько секс нужен, сколько сперма. Обычный здоровый мужчина может быть полезен им примерно раз в сутки. Причем происходит все очень быстро. Пять секунд, максимум десять и ты снова свободен. И остальное время полностью предоставлен самому себе. Лично я давно уже адаптировался к такой жизни и не испытываю никаких неудобств.
  
   - И вас не смущает, что все происходит так... насильственно.
  
   - Насильственно? - удивился Сергей. - Вы о чем?
  
   - Ну... - замялся посол. - Говорят, что нимфы не контролируют себя, когда рядом находится мужчина.
  
   - Скажите милейший, вас кто-нибудь тронул за все время этой аудиенции?
  
   - Нет.
  
   - Вот и ответ. Нимфы справились со своей слабостью. Именно поэтому и стали налаживать дипломатические контакты с людьми.
  
   - Пока что не могу сказать, что контакты эти налаживаются успешно, - вздохнул Саливан.
  
   - Потому что вы действуете неправильно.
  
   - А что мы делаем не так?
  
   - Просите невозможного. Поймите раз и навсегда, нимфы не будут торговать силайскими яблоками.
  
   - Но почему?
  
   - Не буду углубляться в дебри их философии, скажу максимально просто: любая традиционная торговля для них нерентабельна.
  
   - Мы можем заплатить любую разумную цену.
  
   - И чем будете расплачиваться? Золотом? Уважаемый Саливан, вы видимо плохо представляете себе суть ваших с нимфами разногласий. Золото им без надобности. Для них это всего лишь метал один из многих и только. И он не восполнит затраты на выращивание силайских яблонь, которым требуется эссенция жизни. Все что лесных леди интересует - это мужчины. Вот что является для них валютой достойной внимания. Я бы даже сказал единственной валютой приемлемой в данном случае.
  
   - Но мы не можем торговать с ними таким способом.
  
   - Правильно, не можете. Поэтому я и говорю, что торговля силайскими яблоками невозможна, но... - Сергей сделал внушительную паузу и посол замер в напряженном внимании, - эти плоды могут достаться вам практически даром.
  
   - Как?
  
   - Предложите нимфам построить сад на вашей территории. Пусть они сами выращивают для вас яблони.
  
   - С чего бы им это делать?
  
   - А вы подумайте. Для ведения хозяйства в саду потребуются рабочие, много здоровых и полных сил мужчин, сотни, может быть даже тысячи. Все зависит от того какого размера будет сад. Улавливаете ход моих мыслей? Нимфы не смогут отказаться от такого предложения, нужно лишь вкусно им его преподнести.
  
   Саливан задумчиво шел рядом и улыбался.
  
   - Очень интересно вы рассуждаете, мэтр Сергей. Вот только есть у меня одно сомнение. Понимаете, самым из настоятельных заветов древних было не пускать нимф на свою территорию, какие бы выгоды это не сулило. И потом церковь Калоса будет не в восторге от такого сотрудничества. Боюсь, что и общественное мнение окажется не на нашей стороне.
  
   - А зачем вам предавать это огласке? Мне ли вас учить. Организуйте, ну, какой-нибудь исследовательский институт аграрного направления. Например, для исследования экзотических растений. Пусть достижением этого института станет открытие способа выращивать силайские яблоки. И растите их на здоровье. Что же касается экзотических растений, можете быть уверены, нимфы сделают вам массу таких, от которых ваши ботаники будут в восторге.
  
   - И все-таки заветы предков...
  
   - А что заветы предков? - перебил собеседника Сергей. - Мир не стоит на месте, он движется. Нужно смотреть дальше вчерашнего дня. Знаете, для чего я здесь остался? Да чтобы изучать этих удивительных созданий, чтобы соприкоснуться с волшебным миром магии, которую они вокруг себя создают. И за все время, что здесь пробыл, я открыл для себя столько нового, что просто... невозможно описать насколько это ценно. Вам представится такая же возможность, как и мне, но в гораздо более комфортных условиях. Вы будете общаться с нимфами у себя дома. Включите в этот институт головастых ученых посмышленее и будьте уверены, рано или поздно в этом сотрудничестве вас ждут невероятные открытия.
  
   - Какие, например? - полюбопытствовал посол.
  
   - У Вас есть карандаш? - вместо ответа спросил Сергей.
  
   - Карандаш?
  
   - Ну да, простой графитовый карандаш.
  
   - Постойте... - собеседник ощупал свои карманы, - кажется есть.
  
   - Одолжите его на минутку.
  
   - Пожалуйста.
  
   Сергей на несколько секунд сжал деревянный цилиндрик между своими ладонями и вернул его хозяину.
  
   - Вот, держите. Боюсь, он больше не будет писать, но если вы вскроете деревянную оболочку, то обнаружите внутри кое-что интересное.
  
   Посол взял карандаш, испытывая явное любопытство, однако ломать его при Сергее не стал, посчитав, видимо, что более уместно это будет сделать после разговора.
  
   - У Вас найдется еще минутка для меня или Вы спешите? - дипломатично поинтересовался он.
  
   - Минутка найдется.
  
   - Вы знаете нимфу по имени Милена?
  
   - Конечно.
  
   - Она... королевской крови?
  
   - Да, - ответил Сергей и не погрешил против истины. Очень многие нимфы были с Марой в родстве.
  
   - А кем она приходится королеве?
  
   - Внучкой.
  
   - Кем?! - опешил Саливан. - Вы серьезно?
  
   - А что Вас так удивило?
  
   - Но ведь... королева так юна.
  
   - Ах, это. Не стоит обманываться внешностью нимфы, мой друг. Они живут очень долго и не стареют. Маре, например две тысячи сто восемнадцать лет. Ее дочери Флоре восемьсот шестьдесят три. Последняя, кстати, занимает очень высокое положение при дворе Мортвуда. Фактически она министр внутренних дел. Ну а Милена как раз ее дочь. Если сомневаетесь в моих словах, то спросите... да хоть у самой королевы. А теперь позвольте откланяться, у меня дела.
  

***

  
   Новоявленный советник по науке не собирался заниматься чем-то серьезным, как могло показаться его собеседнику. Он просто хотел понежиться напоследок в Морене, а посему направился после беседы прямиком к ближайшему горячему источнику, справедливо полагая, что найти равноценную отраду в своем мире будет не просто. Добравшись до водоема, Сергей разделся и забрался в воду, испытывая блаженную расслабленность. Можно было пробалдеть здесь хоть до самого отбытия. Он чувствовал, что ждать оставалось час, ну два от силы.
  
   Минут через двадцать его нашла Лин. Она прилегла на берегу, не снимая одежды, и с удовольствием смотрела на молодого человека, тепло ему улыбаясь.
  
   - Тоже сбежала? - улыбнулся парень в ответ. - Или (о боже!) неужели все, наконец-то, закончилось!
  
   - Сергей! Ты просто не представляешь, что для нас сделал! - сказала девушка.
  
   - Почему же, - пожал плечами ее собеседник, - прекрасно представляю.
  
   Нимфа засмеялась.
  
   - Боже! Какая прелесть!
  
   - Что они вам предложили? Построить сад с силайскими яблонями на своей территории?
  
   - Можно сказать и так, подземный сад на окраине Корсикапиты.
  
   - Это ведь их столица?
  
   - Правильно. Они собираются выстроить на поверхности Институт Экзотических Растений. Ну а под землей в качестве приложения к нему будут располагаться наши сады общей площадью... Как думаешь какой?
  
   - Не знаю, где пролегла граница между их жадностью и осторожностью, - улыбнулся Сергей.
  
   - Сто гектар! Это территория полноценного нимфотауна, обладающего притом практически всеми привилегиями дипломатического представительства.
  
   - Дай-ка вспомнить. Что-то вроде кусочка своего государства в чужой стране?
  
   - С небольшими оговорками. Мы не нимфы, а люди. Никто не должен знать, об этом соглашении кроме специально допущенных к государственной тайне лиц. Ну и весь урожай, естественно будет принадлежать Корсии. Это вроде как арендная плата за предоставленную землю.
  
   - И всех кто на ней работает? - уточнил Сергей. - Как я понимаю, для вас открыли грандиозную столовую?
  
   Лин широко улыбнулась.
  
   - Нам предложили в помощь довольно обширный штат обслуживающего персонала. Естественно, мы не отказались, хотя делать этим работникам особенно ничего не придется. Ну, для сада, по крайней мере. Будут еще и ученые, целый институт. Секвенты правда уже вышли из моды, однако, это даже к лучшему.
  
   - Почему?
  
   - Приходится отказываться от старых привычек, Сергей. Будем изображать простых женщин. Но можешь поверить, это не осложнит получение желаемого. Наоборот, сделает трапезу еще более интересной.
  
   - Ну что ж, как вижу, никто в накладе не остался. Корсианцы получат свой урожай, вы - свой. По-моему вышел взаимовыгодный обмен. Верно?
  
   Лин звонко рассмеялась.
  
   - Ты действительно не понимаешь, да? - спросила она.
  
   - Чего?
  
   - Ох, боже! Если не видишь ты, то им и подавно не суждено догадаться. Корсия очень долго не имела с нами непосредственных контактов, их территория находится в глубине человеческих земель. По сути, они были лучше других защищены от нашего влияния, поэтому не представляют, что от нас можно ждать. А сегодня мы заработали еще больше доверия.
  
   - Лин, ты меня пугаешь, - сказал Сергей, - что вы еще задумали?
  
   Девушка не спешила отвечать. Она разделась, спустилась в воду и погрузилась в нее по самую грудь. Прикрывая глаза от удовольствия, нимфа откинула голову назад, и ее пышные длинные волосы растянулись во все стороны, будто необычные хищные водоросли в поисках добычи. Потом она поднялась, повернулась к молодому человеку лицом, и тот почувствовал приятный поток энергии, распространяющийся от нее.
  
   - Знаешь, что происходит с мужчиной, когда он преподносит нимфе подарок? - улыбнулась Лин, и сделала первый шаг по направлению к Сергею. - С политической точки зрения Корсия попадет примерно в такое же положение, стоит нам оказаться за ее магическим щитом. И никто ничего не заметит, все произойдет мягко и ненавязчиво. Король будет править как раньше, люди жить своей жизнью, страна развиваться и процветать, становясь все более и более могущественной державой.
  
   - И, тем не менее? - спросил молодой человек, чувствуя уже легкую эйфорию от необыкновенной ауры, которой окутывала его нимфа, медленно приближаясь. - В чем подвох?
  
   - Ты туго соображаешь, - хихикнула она. - Хотя сейчас тебе, наверное, трудно поддерживать трезвость мысли. Хорошо, я подскажу. - Расстояние между ними тем временем сократилось уже метров до двух. - Корсия, а через нее и другие страны станут частью гармонии, о которой мы заботимся. Человеческое сообщество, также как и природа в целом нуждаются в управляющей силе.
  
   Тело Сергея непроизвольно задрожало, когда оказалось в объятиях девушки. Сейчас парню уже абсолютно неважно было, что станет с Корсией и с остальными государствами этого мира. Он испытывал столь сильное и глубокое ощущение блаженства, что все мысли растворялись в нем.
  
   - Что ты делаешь? - прошептал Сергей.
  
   - Создаю гармонию. Тебе нравится?
  
   - Да... боже! Но... но... зачем?..
  
   - Ты же знаешь зачем. Ты сразу догадался, когда я вошла в воду, что мне от тебя нужно. Для начала я возьму тебя, - молодой человек вздрогнул, почувствовав, как блаженство его разом усилилось, - а потом буду совершенствовать твою гармонию, пока она не выльется наружу восхитительным потоком жизни.
  
   Сергей не мог больше говорить, ни словами, ни даже мыслями. Он все дальше и дальше улетал куда-то в рай, ожидая, что вот-вот услышит фанфары царствия небесного...
  
  

Глава 15. Возвращение

  
   Долгое время вокруг не было ничего, кроме блаженства. И молодой человек парил в нем как в толще воды, то всплывая немного вверх, то погружаясь. Потом по телу прошла волна мышечных сокращений, но что они означали, сейчас трудно было понять. Однако с этого момента все стало постепенно меняться. Сергей словно бы начал всплывать, постепенно увеличивая скорость. Окружающая его толща воды или какой-то другой субстанции становилась менее плотной, истончалась. Сквозь нее начали приходить какие-то сигналы. Неожиданно возникло чувство поцелуя, глубокого, нежного и очень влажного. И именно оно в какой-то момент обернулось точкой отсчета, с которой стало выстраиваться все остальное восприятие.
  
   Молодой человек ощутил спиной твердую землю, а сверху восхитительное женское тело, в объятиях которого он находился. Конечно же, это была нимфа. Сергей чувствовал, что его совсем недавно выпили. Он пошевелился, попробовал прервать поцелуй и ему это удалось. Точнее его перестали целовать, как только он начал двигаться.
  
   - Ох, Лин! - простонал молодой человек. - Ну что же ты со мной вытворяешь.
  
   Он открыл глаза и понял, что отправил свои слова не тому адресату.
  
   - Лена? Ты что здесь делаешь?
  
   - Привожу тебя в чувства, - улыбнулась девушка.
  
   - А Лин где?
  
   - Ушла видимо. Ты был здесь совсем один. Лежал на берегу в состоянии глубокого обморока. Меня королева к тебе послала. Хочет тебя видеть.
  
   - Догадываюсь что ей надо. А зачем ты меня выпила?
  
   - Мара посоветовала мне так сделать, иначе я не смогла бы тебя вернуть.
  
   - Что со мной такое было?
  
   - Лин гармонизировала всю воду в твоем теле в состояние блаженства. Это ее магия. Раньше она доступна была только нимфам ее клана. Теперь с твоей помощью я тоже ей овладела. Классная штука! - глаза девушки радостно сверкнули. Несмотря на то, что она стала по-настоящему взрослой и довольно сильной нимфой, в душе по-прежнему оставалась ребенком.
  
   Сергей улыбнулся и обнял ее, прижимая к себе, и тут же почувствовал всплеск восторженных эмоций, идущих от девушки. Ей была очень приятна его ласка.
  
   "Уж не влюблена ли она в меня, в самом деле?" - подумал он и тут же пресек эти мысли, опасаясь, что их могут услышать.
  
   - Спасибо тебе, - вслух сказал молодой человек, - сегодня ты второй раз уже меня выручаешь.
  
   - Пожалуйста, всегда рада помочь, - ответила Лена. - И я действительно, кажется, в тебя влюблена.
  
   Сергей только охнул мысленно. Он до сих пор не мог привыкнуть к непосредственности, с которой нимфы выражали свои мысли.
  
   - И что это значит? - спросил он.
  
   - Что я тебя обожаю, - улыбнулась девушка и поцеловала его в губы.
  
   - Подожди, я не об этом. У меня ведь уже есть девушка. Ее зовут Тила, помнишь? И я ее люблю.
  
   - Я знаю, - пожала плечами Лена. - Я тоже ее люблю. Она наша будущая королева.
  
   - Но... но я не просто люблю ее. Я люблю ее как женщину... как...
  
   - Хорошо, - сказала нимфа, продолжая улыбаться. - Ну что пойдем? Мара ждет.
  
   Сергей поморгал глазами, непонимающе глядя на собеседницу. Потом мысленно махнул рукой и поднялся. Психология этих созданий оставалась пока выше его разумения.
  
   Они шли по коридору бок о бок, и парень чувствовал себя не в своей тарелке. Лена только что призналась ему в любви и теперь вышагивала рядом, как ни в чем не бывало. А у него словно кошки на душе скреблись. Сергей искоса глянул на спутницу, та вымахала уже с него ростом, хотя раньше была на пол головы ниже.
  
   - Это потому что девушка, которую я изображаю, высокая, - ответила та на не высказанные вслух мысли. - И это очень кстати. Моя личная сила уже такова, что я должна быть с нее ростом. А позже мне возможно потребуется стать еще выше. Тебя что-то беспокоит? Какой-то ты напряженный.
  
   - Только то, что ты читаешь мои мысли, - проворчал молодой человек.
  
   - Извини, - улыбнулась нимфа.
  
   Чтобы как то отвлечься от неудобных чувств, Сергей задал девушке первый пришедший на ум вопрос.
  
   - А в чем заключается магия Лин?
  
   - Она способна гармонизировать воду в себе или вокруг себя, в животных и растениях, во всем, с чем может соприкоснуться.
  
   - Что значит гармонизировать?
  
   - Ну, придать ей структуру. Вода очень пластична, ее частички по-разному могут перестраиваться, создавать сложные цепочки и конструкции.
  
   - И для чего это нужно?
  
   - От этого зависят ее свойства. Ну а поскольку все виды жизни в той или иной степени состоят из воды, то она может влиять на них различным образом. Может убить или вылечить, усыпить или взбодрить, вызвать сексуальное желание, возбуждение. Вот кстати чаще всего нимфы использовали магию воды для последнего.
  
   - До сих пор вы и без воды обходились, - заметил Сергей.
  
   - Обычно нимфа способна воздействовать только на одного мужчину, притом у того должна нормально функционировать половая система. Ну а с помощью воды можно поразить хоть целую группу людей, в особенности если все они находятся с ней в соприкосновении. И совершенно неважно мужчины это, женщины или вообще евнухи.
  
   Кроме того люди разработали препараты, благодаря которым на время теряли восприимчивость к нашим чарам. Однако от магии воды это средство не защищает. Да и вообще вода открывает просто невероятные возможности. Она, если хочешь знать, может воздействовать как эссенция жизни. Да-да, она способна вызывать изменения в организме, заживлять раны и даже омолаживать. Использование эссенции, как ты понимаешь, не безопасно. Нимфа не всегда в состоянии контролировать изменения, которые протекают слишком быстро. Воздействие же воды гораздо слабое и потому совершенно безвредно.
  
   - Ага, сама же говорила, что водой можно убить.
  
   - Ну, я хотела сказать, что последствия легко контролировать.
  
   - Н-да, интересно. Спасибо за лекцию. Что у тебя с глазами? - спросил Сергей, обнаружив вдруг, что они иссиня черного цвета.
  
   Девушка превратила свою ладонь в зеркало и поднесла ее к лицу.
  
   - Ой, - сказала она и перекрасила глаза в прежний серый цвет, а потом и рука ее вернулась в нормальное состояние.
  
   - Понятно, - вздохнул Сергей, - фокусами перехватчиц значит, ты тоже овладела.
  
   - Да, - ничуть не смутившись, ответила девушка, и глаза ее при этом радостно сверкнули.
  
   - А знаешь ли ты, солнце мое, что случится, если ты проделаешь нечто подобное в моем мире в присутствии свидетелей.
  
   - Меня примут за инопланетянку, - ответила Лена, - поэтому в присутствии свидетелей я проделывать такого не буду.
  
   - Ты можешь их не увидеть и это еще полбеды, если нечто подобное зафиксирует камера наблюдения, то будет гораздо хуже. Я очень тебя прошу не пользоваться этими игрушками вообще без крайней на то необходимости.
  
   - Обещаю, - серьезно сказала девушка.
  
   - Объясни почему минутой раньше глаза у тебя изменили свой цвет?
  
   - Побочный эффект, они становятся такими, когда я пользуюсь способностями перехватчиц. Я об этом не знала, теперь буду иметь ввиду.
  
   Сергей вздохнул.
  
   - До добра это не доведет. Зря ты взяла эти способности.
  
   - Не зря. В вашем мире они могут пригодиться, я это чувствую. И я буду осторожной, не волнуйся.
  
   Сергей промолчал. О магии Флоры спрашивать не имело смысла. Лена ее тоже позаимствовала, он был больше чем в этом уверен. Одно хорошо. Его полностью оставили переживания на счет влюбленности в него этой девушки.
  

***

  
   Они пришли не в тронный зал, как ожидал молодой человек, а в небольшую комнату, которую в определенном смысле можно было назвать кабинетом. Мара сидела за столом и улыбнулась, как только их увидела.
  
   - Спасибо, Лена, - сказала она. - Ты хорошо справилась с поручением.
  
   Девушка присела в легком книксене перед королевой.
  
   - Я могу идти?
  
   - Да, но будь наготове, ваше с Сергеем время уже близится.
  
   Нимфа кивнула головой и испарилась.
  
   Мара перевела взгляд на молодого человека и потянулась к нему с улыбкой, тот подошел и взял ее за руки, испытывая легкую грусть.
  
   - Я буду скучать, - сказала нимфа, обнимая его. - Ты самый славный человек из всех, кого я когда либо знала.
  
   - Мне тоже будет не хватать тебя, - сказал Сергей, - так что жди в гости, обязательно буду наведываться.
  
   - Спасибо. Знаешь, я уже сбилась со счета, сколько раз была благодарна тебе. Вот и сегодня мы заключили с людьми очень важное для нас соглашение. И опять с твоей помощью.
  
   - Мне кажется, этим дело не закончится, - улыбнулся молодой человек. - Меня посол расспрашивал, кем тебе приходится Милена. Я ему честно ответил, что она - твоя внучка.
  
   Мара звонко рассмеялась.
  
   - Ах ты пройдоха!
  
   - Разве я не прав?
  
   - У нас нет родства в таком же понимании как у людей, потому что мы не являемся в полной мере родителями.
  
   - Вы даете жизнь, я сам это видел, да и чувствовал тоже. Так что не надо меня разубеждать, бесполезно.
  
   - Я и не пытаюсь. Хочешь сказать, что следует в скором времени ждать сватов к Милене?
  
   - Это очень вероятно.
  
   - Хорошо. Значит, притворюсь бабушкой, - хихикнула Мара. - Знаешь, зачем я тебя позвала?
  
   - Догадываюсь. Хочешь стать родителем в полной мере?
  
   - Да. Не буду хитрить и устраивать тебе всякие ловушки, я не так воспитана. Мне, конечно же, очень хочется взять то, что взяли мои помощницы, но я не стану делать этого без твоего согласия.
  
   - Ох, Мара, - Сергей покачал головой, - ты просто не оставляешь мне выбора. Ну как я могу отказать тебе после таких слов?
  
   Девушка радостно улыбнулась.
  
   - Спасибо, - сказала она. - Еще одно спасибо в твою копилку.
  
   Потом она пикантно закусила нижнюю губу и игриво поинтересовалась:
  
   - Ты бывал когда-нибудь на королевском сексодроме?
  
   - Это такая огроменная кровать в несколько акров? Нет, не бывал.
  
   - Тогда пошли, покажу!
  
   - Пошли!
  

***

  
   Сергей чувствовал себя так, словно пребывал на облаке. Ложе, на котором он покоился, отличалось какой-то особенной мягкостью и неосязаемостью что ли. Но тело не особенно сильно проваливалось в окружающие его перины, так что предаваться любовным утехам здесь было вполне удобно.
  
   То, что произошло с молодым человеком, напоминало какую-то очаровательную волшебную сказку. Он до сих пор испытывал отголоски необыкновенного блаженства, в которое окунулся на несколько десятков минут. Мара лежала рядом, прижавшись к нему сбоку, ее нога обвивала парня за талию, что делало их соприкосновение еще более волнующим.
  
   - У тебя все получилось? - почему то шепотом спросил Сергей.
  
   - Конечно, Солнце мое, у нимфы не может не получиться, - ответила Мара и поцеловала его в губы.
  
   - Что ты чувствуешь, когда вместо того чтобы съесть вкусное блюдо, используешь его по-другому?
  
   Девушка засмеялась.
  
   - Какой странный вопрос? Почему ты спрашиваешь?
  
   - Просто интересно.
  
   - Я испытываю вполне естественные для человека чувства удовлетворения и уверенности в завтрашнем дне. Вы же садите картошку вместо того, чтобы ее съесть.
  
   - Хочешь сказать, что рассматриваешь своих будущих детей как...
  
   - Ох! Не говори ерунды. И вообще, оставим эту тему разговора, - попросила Мара. - Ни к чему хорошему она не приведет.
  
   - Но я не могу не думать об этом, - возразил молодой человек.
  
   - О чём? - улыбнулась нимфа. - По-твоему мы не можем разбавить наше женское общество мужчинами? Но это же смешно, Сергей. Мы закладываем гармонию в наше будущее. Ничего противоестественного в этом нет.
  
   - Твои слова звучали бы очень красиво, если бы я не знал, чем являются для вас мужчины.
  
   - "Чем"? - удивилась Мара. - Ох, боже мой! Ты услышал мое неудачное сравнение с картошкой и уже черте что себе напридумывал. Сергей, милый, мы именно социум хотим свой разнообразить, а не пополнить амбары запасами. Вспомни, как мы до сих пор все к тебе относились. Ты чувствовал себя картошкой?
  
   - Извини, - смутился молодой человек, - кажется, меня действительно понесло в какие-то не те дебри. Просто... я опасаюсь, что к детям этим у вас будут далеко не материнские чувства.
  
   Нимфа вздохнула.
  
   - Так и знала, что ты сведешь разговор к этой теме, поэтому и не хотела его продолжать. Ну, хорошо, в чем-то ты пожалуй прав. Но подумай о следующем. Из всех рожденных нами мужчин только одному, от силы двоим я буду приходиться биологической матерью. Остальных родят другие нимфы. В моем распоряжении будут тысячи мужчин, секс с которыми не будет расцениваться как инцест. То же самое относится и к любой другой нимфе.
  
   - Хочешь сказать, что это слово имеет для вас хоть какой-нибудь смысл?
  
   - Если я пообещаю тебе, что инцеста не будет, тебя это успокоит?
  
   - Наверно, - вздохнул Сергей.
  
   - Слушай, блюститель моральных норм, ты зачем портишь мрачными разговорами наше с тобой романтическое расставание? Я вот тебя сейчас защекочу, чтобы впредь неповадно было.
  
   Молодой человек взбрыкнул и забился в ее объятиях, поражаясь, насколько качественно нимфа могла создавать ощущение щекотки. Он сперва захохотал, пытаясь вырваться, а потом просто взмолился.
  
   - Пожалуйста!.. Пожалуйста, прекрати!
  
   Девушка распяла его на постели, прижав собственным весом, и строго спросила.
  
   - Обещаешь не задавать больше провокационных вопросов?
  
   - Обещаю!
  
   - Ну, тогда ладно, - сжалилась она и стала целовать Сергея в глаза, нос, щеки и губы. А он лежал и наслаждался обретенным покоем и ее ласками.
  
   - Хочешь повторить? - поинтересовался молодой человек с улыбкой.
  
   - Нет, - ответила девушка. - Мне сейчас не следует испытывать свой организм потоками сексуальной энергии. Давай просто полежим.
  
   Она сползла в сторону, вытянулась рядом и уткнулась носом ему в шею. Сергей обнял ее и спросил:
  
   - А где Тила и мои спортсменки? Как мы будем перемещаться в мой мир поодиночке или скопом?
  
   - Все они уже там, их нашли и спасают.
  
   - Подожди, а я почему еще здесь до сих пор?
  
   - Потому что вы с Леной полезли исследовать старые развалины и вас там завалило. Спасатели сейчас вас раскапывают.
  
   - Но зачем нужны были все эти сложности?
  
   - Что бы ты мог принять участие в переговорах с Корсией.
  
   - Только для этого?
  
   - В основном да, - улыбнулась Мара. - Ну, еще чтобы побыть здесь подольше... - она замерла на несколько мгновений и с сожалением вздохнула. - Все. Время пришло. Пора тебе возвращаться.
  
   В комнате появилась Лена и протянула Сергею руку. Но тот не сразу за нее взялся. Какое-то время он зачарованно смотрел в глаза королеве, испытывая противоречивые чувства: грусть расставания и предвкушение снова увидеть свой мир, своих друзей, родителей.
  
   - Я ведь смогу еще вернуться сюда, правда?
  
   - Конечно, - сказала Мара, - мы всегда будем рады тебе. А теперь иди, время не ждет.
  
   Лена взяла Сергея за руку, притянула к себе, обняла покрепче, и тот почувствовал, как куда-то проваливается.
  
   Легкие заполнил спертый воздух, в ноздрях защекотало от пыли и молодой человек начал чихать.
  
   - Они здесь! - послышался чей-то голос. - Кажется, живы!
  
   - Убирайте обломки, только аккуратнее, все очень ветхое, неравен час снова обвалится.
  
   "Ты слишком бодрый для просидевшего в духоте два часа человека, - сказала Лена на лесном наречии. - Можешь сыграть полуобморочное состояние".
  
   "Вот так?" - спросил Сергей, прикрыв глаза. Он начал тихонько постанывать, но потом не удержался и снова чихнул.
  
   "Нет, - вздохнула девушка, - не годится. Хочешь снова немного побалдеть?"
  
   "Ты о чем?"
  
   Вместо ответа Лена стала его целовать, и со слюной ее молодой человек ощутил, проникающее в организм ощущение блаженства.
  
   "Ох! Нет!" - мысленно простонал он.
  
   "Доверься мне", - сказала нимфа, все глубже и глубже забирая его в рай гармонии.
  
  

Эпилог

  
   Они стояли под деревом, обнявшись, парень в спортивной одежде и обнаженная девушка с длинными, ниже пояса волосами. Кожа ее слегка светилась в темноте и растения вокруг радостно тянулись к ней, словно желая прикоснуться к этому чуду. Чуть в отдалении слышался смех и баловство, там быстрыми светящимися силуэтами порхали и резвились другие нимфы. Они превращались в необыкновенных диковинных существ, носились среди деревьев, проникали в них в виде светящейся энергии, исчезали в одном месте и появлялись в другом.
  
   - Как дети, - улыбнулся молодой человек, глядя на это зрелище, - совершенно голову потеряли.
  
   - Не скажи, - возразила Тила. - Мне тоже хочется порезвиться и выплеснуть свою радость от встречи с лесом, но с тобой очень приятно стоять в обнимку, так что я еще немного потерплю.
  
   Лес вокруг ликовал. Сергей это чувствовал. Просто физически ощущал эйфорию, идущую от растений. Он нежно поцеловал девушку, еще крепче прижимая к ее себе, но беспокойство все же дало о себе знать и он решил озвучить свои опасения.
  
   - Ты не боишься, что какой-нибудь лесник притаился под деревом и наблюдает за сверхъестественным происшествием, которое вы тут организовали?
  
   - Не боюсь. На тысячи километров вокруг нет ни единого человека. Это очень уединенное место. Не много на вашей Земле осталось таких уголков.
  
   - Вам здесь рады, - заметил молодой человек, и нимфа улыбнулась ему.
  
   Она провела рукой по коре дерева, и то откликнулось благодарностью на эту ласку.
  
   - Славный лес, чистый и здоровый. Нам легко будет здесь обосноваться. И очень хорошо, что начали мы именно в России.
  
   - Почему?
  
   - У вас полно дикой не тронутой природы, в которой сохранились островки гармонии. Огромная территория, и она слабо заселена. В вашем государстве много нереализованного потенциала. Оно может стать очень сильным, если мы приложим к этому руку. Так что условия для нашей ассимиляции очень благоприятны. Понимаешь?
  
   - Мне немного не по себе, что я привел вас к нам, что вы... станете управлять нами.
  
   - Управлять не станем, не беспокойся. Вы сделаете все сами. Будет хорошо, вот увидишь!
  
   - Я не понимаю.
  
   - И не надо. Это гармония, Сергей, ее не обязательно понимать, главное ей следовать.
  
   - Но как?
  
   - Очень просто. Сигналы идут отсюда, - и девушка приложила руку к его сердцу. - Мы поможем вам их услышать. А теперь догоняй, - засмеялась Тила и светящимся вихрем полетела в лес.
  
   - Стой, подожди, - потянулся молодой человек ей в след, но девушка не желала больше разговоров, по крайней мере, не сейчас. Она была весела и беззаботна, опьянена долгожданной встречей с лесом, с природой, с новым домом после долгого пребывания в городе. Она хотела радоваться и играть.
  
   А Сергей шел следом и мучился сомнениями. Правильно ли он поступил, что привел нимф в свой мир? С одной стороны человечество буквально катилось в пропасть со своей неуемной жадностью и не желанием смотреть в завтрашний день. С другой, нимфы представляли собой мощную и загадочную силу. Как распорядятся они человечеством, которое очень скоро окажется у них в руках?
  
   Молодой человек вспомнил, с какой легкостью эти девушки собирали подарки в его стране, причем от самых высокопоставленных лиц, и мысленно схватился за голову.
  
   "Господи, помоги! Рассуди прав я или нет. Что день грядущий нам несет? Что нас ожидает?"
  
   "Гармония!" - принес ответ ветер.
  
   "Гармония, гармония, гармония", - зашептал лес на разные голоса, и Сергею стало вдруг легко и покойно.
  
   - Эй! Подождите! - крикнул он резвящимся нимфам. - Я с вами!
  

(конец первой книги)

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  

Оценка: 3.68*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Боталова "Этот демон будет моим!"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"