Бирюков Дмитрий: другие произведения.

Катализатор Ар (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 8.20*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (11.01.16 добавлена глава 4) Этот роман является фанфиком на произведения Ольги Талан из цикла Земли богов. Поэтому ВНИМАНИЕ! МАТРИАРХАТ! ДОМИНИРОВАНИЕ ЖЕНЩИН!
    Что такое Ар? Это особая сила, которой обладает раса неолетанок, и благодаря которой они могут оказывать психотропное воздействие на людей. Чаще всего воздействие осуществляется через прикосновения и значительно реже - дистанционно. Что такое катализация Ар? Это способность пробуждать в неолетанках силу Ар дистанционного воздействия. Понятно, что такое качество и человек им обладающий может стать объектом пристального интереса и конкуренции геополитических сил того мира. Что же делать самому объекту в данной ситуации, чтобы уцелеть? Лучше всего будет всячески таиться и не отсвечивать. Но удастся ли ему сохранить свой секрет? Какое будущее сулит катализатору его ценное свойство? Хотите узнать? Читайте роман. :)
    Если вы не знакомы с книгами Ольги Талан и какие-то понятия, термины, расы этого мира вам не понятны, то рекомендую заглянуть в глоссарий.


   Автор:
   Бирюков Дмитрий
   Источник:
   фанфик на произведения Ольги Талан "Земли Богов",
   глоссарий мира.
   Название:
   Катализатор Ар
   Жанр:
   космическая опера, фантастика, эротика, фанфик
   Форма:
   роман (макси ~ 40 глав)
   Пейринг:
   гетеросексуальная эротика (гет)
   Рейтинг:
   nc21 (матриархат, женское доминирование, немного насилия, сквиртинг, откровенная эротика)
   Статус:
   в работе, пишется медленно.
  
  

Глава 1

   Алекс:
  
   Вот ведь влип. Стою я в чистом поле, на чужой захолустной планете, совершенно не знаю на какой и не знаю что делать. Собственно это и не поле вовсе, а местный космодром. Да только мне от этого не легче. Если б мог я от сюда улететь хоть куда-нибудь, было бы другое дело. А так, что поле это, что космодром в моей ситуации никакой разницы. Потому что в карманах у меня шаром покати и, соответственно, платить за перелет нечем.
  
   Поселком назвать сие захолустье язык не поворачивается. Ни какой инфраструктуры, удобств, развлечений. Скорее уж дозаправочная станция на провинциальной космической трассе. Небольшое селение метражом пятьсот на пятьсот, состоящее из нескольких жилых домиков, закусочной, выполняющей по совместительству функции гостиницы, и самой станции для заправки космических кораблей. Ну и рядом со станцией размещается тот самый нехитрый космодром, представляющий собой обширную, расчищенную от деревьев площадку около километра в диаметре. На ней поближе к поселку теснятся несколько посадочных модулей, а чуть подальше торчит какой-то допотопный космический корабль, настолько мелкий, что и модулей ему посадочных не нужно, садится на планету самостоятельно.
  
   Попал я сюда совершенно случайно. Бандиты напали на наш дом. Можно сказать свалились нам на голову прямо из космоса. Сожгли несколько подсобных помещений, забрали все ценное и на модуль посадочный погрузили. Да и меня как самого "везучего", который спрятаться не успел, тоже прихватили с собой. Хорошо конечно, что на рудники не продали. Увидев имперский браслет на моем запястье, выпнули на первой же попавшейся планете, оставив без гроша в кармане. В общем, такие вот мои дела.
  
   Хотя вначале я все же обрадовался после того, как очухался немного и стал перспективы свои прикидывать. Я ведь большую часть жизни в хайме провел. Кто не знает, это такой дом здоровенный, большая неолетанская семья, специфические для обычного человека порядки и никакой возможности от туда вырваться. А тут, свобода, можно сказать, сама меня нашла. Лети как вольная птица, куда вздумается. Ну это я вначале так думал.
  
   В голове сразу идеи разные появились, куда мне податься. Несколько вариантов перебрал и решил: лучшее для меня место - Клинки. Это такой порт даккарский, я с отцом там бывал пару раз. Первое что подтолкнуло меня к данной мысли - количество неолетанок на душу населения. Я уже привык не испытывать нужды в их компании, так что жить мне там просто физически будет комфортно. Кроме того, я решил, что смогу работу в этом городе найти. В медицине я кое-что понимаю, а даккарцы врачей уважают. Третий довод - безопасность. Имперский браслет дает, конечно, определенную защиту, но не стоило постоянно судьбу испытывать. Мужчины в Свободных Землях - это товар, которым активно торгуют. А в Клинках его жители от такой напасти защищены. Ну, и наконец, чувствовал я, что если и суждено мне исполнить свое предназначение, то скорее всего именно там. Просто азарт какой-то появился. Все, думаю, лечу я в Клинки! Вот тогда-то мои планы и посыпались. Сунулся я к первому попавшемуся пилоту, и тот охладил мой радужный настрой вполне резонным вопросом:
  
  - Деньги есть? Нет? Свободен.
  
   Нет, конечно, сдался я далеко не сразу. Обошел еще пять кораблей, но везде меня ожидало фиаско. Тем не по пути, эти заплатить требуют. Мужик один здоровенный попросил сперва снять капюшон, потом расстегнуть накидку, а затем я гляжу, он на ноги мои пялится, тут я деру от него и дал. Не люблю я всех этих гейских заморочек. От одной мысли об этом противно делается.
  
   В общем стою я теперь в поле, не зная куда податься, и в животе к тому же урчит с голодухи. Обернулся на поселок, взглянул на закусочную и подумал, что стоит для начала туда сходить. Работу в ней найти было вполне реально: посуду там помыть или официантом. Деньги, конечно, вряд ли заплатят, но хоть покормят и то хорошо. Поем, думаю, а там уже решу что-нибудь: как быть и что дальше делать.
  
   Только я повернулся, сделал несколько шагов, как слышу свист приближается сзади, и зависает рядом со мной небольшой такой лайнер. Сам чистенький, блестящий, обтекаемый, просто технология будущего по сравнению со всем местным убожеством. Выглядывает из кабины женщина и с любопытством меня изучает. Ну, я стою, молчу, не знаю как реагировать. Может посмотрит и улетит, а может чего-нибудь интересного скажет. Даже надежда у в меня душе всколыхнулась. Ведь такая крутая машинка наверняка с какого-нибудь корабля. Вдруг удастся к ним пассажиром напроситься? Вот только не понятно откуда это чудо прилетело. Нигде не видно ничего, что по уровню техники ему бы соответствовало.
  
   Ура! Приземляется лайнер и двигатель глушит, видимо чем-то пилота я все-таки заинтересовал.
  
   Выходит женщина наружу и вижу я, что это нэрми. Сама здоровенная, на голову меня выше, сильная как все амазонки и фигура у нее что надо, ну просто любо дорого смотреть. Нэрми в свободных землях обычно хауты носят. Это такие особые облегающие комбинезоны. Но незнакомка почему-то одета по другому: короткие шорты на ней и открытая футболка. Хотя и такая одежда смотрелась на женщине не менее сексапильно, чем хаут. Раньше я уже видел нэрми, отец, помнится, дела какие-то с их военными имел. Но было это давненько. Лет пять тому назад. Может и больше. Я даже позабыл насколько привлекательно они выглядят. Светлые волосы, бледная кожа и темно синие глаза, в эффектном контрасте придающие лицу амазонки восхитительную сочность и очарование.
  
   "Что же все-таки ей от меня надо?" - думаю.
  
   А у самого странное такое потепление в паху и необычная томность по телу распространяется. Я по привычке капюшон на голове поправляю и обнаруживаю, что лежит он на спине самым предательским образом, да и накидка моя вся настежь распахнута. Тут и вспомнил я, что как от мужика того гомосексуального сбежал, привести свою одежду в порядок не удосужился. Вот, значит, почему эта дама столь пристально меня изучает. И похоже, ощущения, которые я сейчас испытываю, вовсе не мои.
  
   Эм.. Как бы попроще объяснить? В общем я - эмпат. Могу эмоции других людей сопереживать. Ну, в смысле как "могу", просто сопереживаю, когда кто-то рядом со мной что-нибудь чувствует, и хочу я этого или нет меня никто не спрашивает. Вот и в этот раз, похоже, словил что-то, а что, понять пока не получается. У каждой расы в эмоциях нюансы свои имеются. Они словно по разному немного чувствуют. Это как с диалектами разными. Язык вроде один, а разобрать о чем человек говорит сложно. Внимательно слушать приходится, напрягаться, догадываться и поймешь все равно. Но времени и сил для этого потребуется больше. Я например, последнее годы больше всего с неолетанками общался, поэтому любую из них почти сходу понимаю, что хочется ей и чем мне это грозит. А вот нэрми сопереживаю в первый раз, так что приходится на ходу разбираться. Она же тем временем стоит улыбается, у самой глаза хитрючие как у лисы.
  
   - Куда, - спрашивает, - путь молодой человек держишь?
  
   - Мне бы в Клинки надо как-нибудь попасть, - отвечаю я ней. - У вас на корабле для меня место не найдется?
  
   - А платить чем собираешься?
  
   Опять, двадцать пять, за рыбу деньги, а точнее за проезд. Вздыхаю плечами жму и пытаюсь капюшон на голову натянуть. Но незнакомка вдруг поймала меня за руку и не дает, и улыбка у нее еще шире делается.
  
   - Оставь, - говорит, - одежду свою в покое, без капюшона тебе больше идет.
  
   Причем руку мою она отпускать совсем не торопится. И тут понял я, наконец, какие чувства она испытывает. Теперь и без эмпатии можно было догадаться, о ее намерениях. В общем хочет она меня в женском смысле, как мужчину хочет. И желание ее уже на такой стадии развития, что я словно паутиной им опутан по рукам и ногам.
  
   Вот ведь влип я по самые ушки. Не первый раз уже так получается, вовремя не среагируешь должным образом, промедлишь и все, становишься пленником чужих чувств в самом прямом смысле этого слова. Ничего уже от тебя не зависит. Следуешь желаниям этого человека как своим собственным, да притом с удовольствием таким, как будто это мечта заветная. Сейчас правда еще не тот момент, чтобы голову окончательно потерять, незнакомка пока сдерживается. Однако все к тому движется самым резвым ходом.
  
   Как всегда у меня слабость в коленках, да похоть начитает голову кружить, будь оно не ладно. Взгляд словно магнитом притягивается к ее груди, ногам, паху. Вот черт! Нэрми это заметила и смеется.
  
   - Ну, милый мой, вижу, мы сговоримся! Тем более, что Клинки совсем по пути, подбросим тебя, не волнуйся.
  
   Вот только волноваться мне как раз таки следовало, потому что врала амазонка и глазом не моргнув. Дело в том, что ложь я тоже ощущаю. Причем у разных рас проявляется она очень похоже, так что распознать ее никакого труда не составляет. Но в текущем состоянии для меня это уже не имело значения. Пошел я за женщиной как миленький, связанный ее желанием по рукам и ногам. Я просто уверен был, что вот сейчас она меня трахнет. Только в лайнер затащит, кабину запрет изнутри и сразу отымеет. Да мне самому этого хотелось уже больше жизни. И как, спрашивается, такому противиться? Ну, да ладно. На корабль меня скорее всего возьмут и это главное, пусть даже платить за проезд натурой придется. Расплачиваться таким образом с женщинами я не против. К тому же с амазонками я еще не спал и мне до жути было любопытно.
  
   Насчет немедленного секса я, можно сказать, в воду глядел. Либо у этой нэрми мужчины месяц не было, либо сама она такой темпераментной оказалась. Едва в кабину меня затащила, дверью хлопнула, как стиснула в объятиях так, что просто дух перехватило. Голову мне за волосы запрокинула назад и с наслаждением таким губами на рот набросилась.
  
   Боги! Что это был за поцелуй! Такой влажный, захватывающий, и такой жадностью неуемной наполненный, что остатки моей воли будто волной смыло. Ответил ей сладко, как только мог, и словно растаял в ее объятиях, все глубже и глубже погружаясь в сироп ее страсти, все больше проникаясь ее желаниями. Ох, Арнелет всемогущая! Какая она горячая! Я сейчас уже от блаженства на небесах, что же дальше-то будет?!
  
   Незнакомка со стоном оторвалась от моих губ и с удовольствием сорвала с меня накидку. Ее глаза прошлись по моей фигуре, буквально пожирая каждую черточку, и меня будто из ушата окатило ее вожделением. Буря эмоций ворвалась в мозг окончательно его отключая. Так что я просто плюхнулся на колени как по безмолвному приказу, и стал лихорадочно работать пальцами, расстегивая застежки на шортах своей любовницы. Широкий таз и мощные ноги ее казалось закрывали от меня пол кабины. И еще она пахла возбуждением! Боги! Какой это пьянящий аромат!
  
   Справившись с застежками, я потянул шорты вниз. Прикосновения к обнаженной коже били словно током. Вслед за шортами сползли влажные между ног трусики, тянущие за собой ниточку смазки и вот уже перед самым моим носом оказался покрытый густой порослью волос женский пах. Честно говоря, я уже не помню как погрузился ртом в сводящую с ума нежность. Лишь только пальцы женщины, вцепившиеся мне в волосы и двинувшийся на встречу таз отразились своими действиями где-то на границе восприятия. Я словно потерял способность мыслить и что-то понимать, когда слился с любовницей в интимном поцелуе. Спросите меня, что конкретно делал, вряд ли смогу вспомнить и объяснить. Я просто жил там, наслаждался, пронзаемый волнами удовольствия, блаженствовал от растекающегося по языку вкуса, сгорал от страсти и улетал от счастья на небеса.
  
   Наверное для нэрми этот мой порыв оказался полной неожиданностью, но кончила она просто мигом, даже минуты не прошло. Только судорожно вдавила руками мою голову себе между ног и содрогнулась со сдавленным рычащим стоном, а потом еще раз и еще. А я блаженствовал в этих сладких объятиях с удовольствием сглатывая вытекающую в рот смазку и ласкаясь мягко языком, чтобы продлить это удовольствие максимально.
  
   Женщина вдруг разжала захват и слегка отступила назад, нащупывая одной рукой кресло за спиной, а другой продолжая удерживать меня за волосы. Она не закончила еще, просто блаженствовать стоя ей было не комфортно. Развернув пилотское кресло, нэрми плюхнулась в него, подтянула меня ближе и вдавила в себя, вздрагивая от новых импульсов разрядки. Я хорошо чувствовал оставшийся в ней заряд удовольствия и ее желание растратить его поскорее. Но сейчас у меня появилось больше свободы и несколько вариантов ей воспользоваться.
  
   Можно было, например, помочь амазонке быстро слить остатки возбуждения, повинуясь ее желаниям. Вот только самому мне хотелось подольше насладиться чарующими ощущениями женских прелестей на языке. Поэтому я решил продлить взаимное удовольствие, используя свои эмпатические способности. Изощренные ласки любовница встретила с благодарным энтузиазмом. Она вся раскинулась в кресле и ноги ее разошлись максимально широко, скрестившись щиколотками на моей на шее, и с силой надавливали при каждом импульсе блаженства, которые раз за разом сотрясали ее тело. Влагалище при этом восхитительно стискивалось и выталкивало мне в рот небольшую порцию смазки, кисленьким сиропом растекающуюся на языке.
  
   Мр-мр-мр, как это было вкусно! Какое изысканное лакомство! И мне удалось вкушать его еще около минуты, слушая очаровательную музыку стонов и вскрикиваний. Под конец амазонка испытала что-то вроде еще одной миниразрядки, выгнувшись дугой и сотрясаясь мелкой дрожью, потом рассмеялась и оттолкнула меня, охая и постанывая. Я ощутил, как она окунается с головой в мягкую перину нирваны и замер, прижимаясь щекой к внутренней стороне ее бедра и блаженствуя вместе с ней.
  
   Умиротворение теплым одеялом окутало нас обоих. Насыщенный удовольствием организм женщины благосклонно выпускал меня из эмоционального плена, сковывающие путы исчезали одна за другой. И я даже пожалел немного, что столь избыточно удовлетворил нужду амазонки. Наверное стоило оставить ее слегка голодной, чтобы рассчитывать потом на продолжение. Впрочем загадывать наперед было пока рано. Я не знал еще насколько велики аппетиты нэрми. Может она через пол часа снова меня захочет. Эмпатия мне в этом вопросе помочь не могла, только время покажет, как сложится будущее.
  
   Вот такое у меня свойство интересное. Плюсов в нем конечно немало, особенно по части любви. Однако и минусы, сами понимаете, тоже есть. Я с такой легкостью могу пленяться чужими желаниями, что приходится специально беречься от этого. Таскаю, например, плащ, укрывающий меня с головы до ног и это не дань какой-нибудь моде, а чистая необходимость. Мне не хочется привлекать к себе непрошенного женского внимания, чтобы не тратить потом силы на борьбу с его последствиями. И ладно бы не часто это происходило. Но нет же, каждая вторая дама норовит взглядом за меня зацепиться и я чувствую это самым моментальным образом.
  
   Вы не подумайте, что я ханжа какой-нибудь или недотрога, по отдельности такие ощущения мне очень нравятся. Но когда они скопом со всех сторон накатывают, тут уже становится не до шуток. Да и сами подумайте, есть ведь и другие дела. Не проводить же мне большую часть своего времени в постели. А если пустить все на самотек, именно так и получится. Почему-то внешность моя притягивает женщин, а про неолетанок я вообще молчу. Энесты сами по себе существа темпераментные. Их эми малолетние вообще склонны трахаться со всеми мужчинами, кто под руку попадется. Так что с тех самых пор, как лет восемь назад я лишился девственности, сексуальная жизнь моя проходила весьма интенсивным образом.
  
   Я, конечно, не единственным парнем в хайме был, однако доставалось мне всегда больше остальных, и понятия не имею, почему так происходило. Лично сам я красавчиком себя не считал. Лицо в пределах обычного, тело тоже. Не отличался я ни выдающимся ростом, ни могучей фигурой, хотя хилым, наверное, тоже не казался. В общем средненькая такая внешность, ничего особенного. Но у неолетанок и женщин, видимо, было на этот счет свое мнение. Ринка, моя сводная сестра, все время говорила мне, что я конфетка и что личико у меня очень обаятельное. Добавить к этому мою отзывчивость и конфетка становилась доступной.
  
   Эта ситуация с соблазнительностью еще больше усугубилась с моим взрослением. Так что плащ "сидхов", как я с иронией окрестил свою одежду, оказался вполне уместным в моем гардеробе. Даже в хайме ко мне реже приставать стали после того как начал его носить. Несмотря на то, что все эми знали, кто под плащом скрывается и какие формы имеет, тянуть их ко мне стало меньше. А за пределами хайма, вообще ни кто мной не интересовался, и в этом захолустье, кстати, тоже, пока накидку не расстегнул.
  
   Хорошо хоть мужчин я не сопереживаю. Вот совершенно не чувствую их эмоций. Может излучают они как-то по-другому или на иной частоте, но мое радио абсолютно не способно их воспринимать и я рад этому просто до безумия. Вот честное слово, не улыбается мне всякие желания гейские воспринимать. Одна мысль об этом выворачивает от отвращения. Нет уж, пусть они как-нибудь сами с собой. Разве я против? Лишь бы меня не трогали. Отпущено мне природой вступать в половые связи с энестами и женщинами - этого более чем достаточно. В этом есть хоть рациональный биологический смысл, состоящий в продолжении рода человеческого. И не важно, что сексом занимаются не только для того, чтобы делать детей. В противоестественных сексуальных контактах я все равно участвовать не согласен.
  
   Амазонка зашевелилась, наконец, потянулась и, сладко сжав мою голову ногами, слегка ее потискала. Эмоции нэрми вновь оживились и сдвинулись в область игривого настроения. Она подхватила меня руками подмышки и подняла повыше обнимая ногами на уровне груди. Пальчики ее взъерошили волосы на моей голове, подергали за ушки и погладили по щекам. Женщина улыбалась и была очень довольна. Ее хорошее настроение буквально окутывало меня приятным одеялом и заставляло жмуриться от удовольствия.
  
   - Ты похож на пьяного заласканного котика, - засмеялась амазонка и почесала меня за ушками, подчеркивая это сравнение.
  
   Я улыбнулся в ответ и попытался мурлыкать, развлекая свою собеседницу. Она смотрела на меня сверху вниз и кажется любовалась. Неужели я действительно такой симпатичный? Или моя внешность теперь уже с удовольствием у нее ассоциируется?
  
   - Зачем ты таскаешь на себе эту хламиду? Она же совершенно портит твой внешний вид?
  
   - Конфеткам не всегда хочется, чтобы их ели, - ответил я, - а отказывать женщинам мне воспитание не позволяет.
  
   Про эмпатию свою я решил промолчать. Я вообще старался не распространяться ни кому о своих экстраординарных способностях.
  
   - Имперское воспитание? - уточнила нэрми, дотрагиваясь до моего запястья с браслетом.
  
   - Неолетанское, - поправил я. - Мой отец имперец, а мачеха неолетанка.
  
   - Вот как? Почему не хочешь ее мамой называть?
  
   - Потому что у меня уже есть мама, - пожал я плечами, - которая меня родила.
  
   - Я слышала, что в неолетанских семьях женщину, давшую жизнь, фати зовут.
  
   - Ээээ...да, фати... - замялся я, - но я уже называл маму мамой до того как отец на неолетанке женился и никто не требовал, чтобы я переучивался. Да и называть мамой энесту, которая лишила меня девственности, а потом еще и сделала своим постоянным любовником, как-то язык не поворачивается. Ей нравилось, когда я обращался к ней по имени. Нас обоих это более чем устраивало.
  
   - Интересно, - улыбнулась амазонка, и, судя по эмоциям, это был не просто оборот вежливости. Ее действительно заинтересовало все, что я рассказал. - Ну ладно, поведай теперь, как ты оказался на этой планете.
  
   - Это обязательно? - уточнил я.
  
   - Да, если хочешь попасть на наш корабль. Платежеспособность твоя мне понравилась, и ты, судя по всему, не против платить. Так что осталось выяснить отдельные детали. В частности, что ты не в розыске и помощь тебе не доставит нам никаких проблем.
  
   - Если вкратце, то на хайм, в котором я жил, напали бандиты. Меня увезли с собой, но на этой планете бросили. Возвращаться домой мне не хочется. Если Вы в Клинки меня отвезете, то я буду Вам очень благодарен.
  
   - Клинки, - повторила амазонка задумчиво. - Понимаешь, у нас сейчас нет никаких дел в этом порту и, наоборот, полно заказов в других. Но в Клинки мы заходим время от времени. Так что, если ты не стремишься туда срочно попасть, то тебе может оказаться с нами по пути. Согласен составить приятную компанию нашему экипажу на некоторое время?
  
   В этот раз она не врала, почти не врала. Словосочетание "некоторое время" могло подразумевать любой по продолжительности промежуток времени. Но что мне оставалось делать? Других вариантов улететь из этой дыры я не видел. Тем более, что компания, которую мне предлагали обещала быть взаимно приятной, поэтому я не долго думая согласился, кивая головой.
  
   - Отлично, - обрадовалась нэрми. - Не хотелось бы оставлять здесь такого лапочку. Как тебя зовут?
  
   - Алекс.
  
   - Будем знакомы, Алекс. Меня можешь Тамой называть. И обращайся ко мне на ты.
  
   - Очень приятно, Тама, - улыбнулся я и потерся щекой о ее ладонь. - Я до сих пор парил в волнах ее симпатии и кажется слегка опьянел от этого.
  
   Амазонка рассмеялась.
  
   - Какой же ты душка! Все хватит! А то мы отсюда с тобой не улетим. Садись на соседнее кресло и пристегивайся.
  
   Я поднялся на ноги и в животе моем предательски заурчало.
  
   - О! Еще один повод поторопиться, - улыбнулась Тама. - На корабле ты сможешь поесть.
  
   Разместившись поудобнее в соседнем кресле я пристегнулся и с любопытством посмотрел на соседку.
  
   - А где твой корабль? - спросил я.
  
   - На орбите конечно. Он здоровенный, ему тут не сесть.
  
   - И ты меня прямо из космоса увидела?
  
   - Нет, - засмеялась амазонка. - Я приземлилась по другому поводу. Но перед стартом решила сделать круг, вот и заметила тебя.
  
   Земля вдруг резко рванула вниз и назад, но перегрузки не чувствовалось.
  
   'Ух, ты! Противоинерционная защита у них тоже есть!' - мысленно восхитился я. После корабля бандитов полет в лайнере показался роскошью. Таму я решил разговорами больше не отвлекать. Прилетим на место, там и побеседуем.
  
  

Глава 2

   Лана:
  
   Я сидела в кабинете, за своим столом и задумчиво вертела в руках карточку дела. Небольшой кусок белого пластика прямоугольной формы четыре на семь сантиметров равномерно описывал обороты по воле игравших с ним пальцев и перед глазами моими появлялась то черная, выгравированная на верхней поверхности надпись, то блестящий золотом чип, хранящий в себе информацию о человеке. Пальцы мои замерли, останавливая вращение и я в очередной раз прочитала: "Клаус Мартинсон".
  
   Ну, здравствуй Клаус. Сколько ж мы не виделись с тобой? Года полтора, наверно, как дорожки наши перестали пересекаться. А теперь, значит, судьба нас снова свела. Интересно вот только к добру это или к худу. Ну, тебе-то, дружок, проблем точно добавится. Коли разведка драконов опять тобой заинтересовалась, хлопот не избежать.
  
   Я вставила карточку в приемное устройство и ввела с клавиатуры компьютера код доступа. Экран мигнул изображением и на нем появилось лицо мужчины лет сорока. Черные, слегка подернутые сединой волосы, выразительные карие глаза, прямой нос и все остальные черты создавали общее впечатление волевого и очень умного человека. А так собственно и было. Краткое резюме гласило, что этот парень - доктор биологии и медицины, профессор кафедры "Генетики человека" Сатона 3.
  
   Вся Империя как наукократическое государство базировалась на цепочке из двенадцати Университетов-Сатонов, каждый из которых обладал своей властью и сферой влияния. Клаус входил в научную элиту третьего Сатона и занимал в государственной иерархии весьма высокое положение, будучи носителем золотого браслета. Да и годочков ему явно не сорок, а... сто девяносто девять. Ну, надо же! В этом году у него вроде как юбилей. Поздравить бы надо по старой памяти.
  
   Теперь Клаус, правда, в империи не живет и занимается наукой в значительной степени формально, выпуская две-три статьи за пять лет, казалось бы для того только, чтобы сохранить свой высокий статус. И он по прежнему считается ученым, работающим в выездной лаборатории, хотя не преподает уже лет пятнадцать, с тех пор как уехал жить в Свободные земли. Ну да, это я помню. Сумасшедшая влюбленность в неолетанку и весьма ожидаемый переезд в ее хайм. Эти вертихвостки могут кому угодно голову задурить и не важно профессор ты или рядовой работяга. Да не просто задурить, мозги напрочь сворачивают, не приведи судьба стать объектом их интереса!
  
   Я щелкнула кнопкой манипулятора и картинка на экране сменилась. Так что у нас здесь? Ну правильно сто девяносто девять лет. Родился 4го дня дождей-тая 755 года, значит до знаменательной даты уже меньше двух месяцев осталось. Двух сот летний юбилей на носу. То-то я тебе "подарочек" приготовила. Правда он не из приятных. Хе-хе. Ну, уж какой есть.
  
   Что там дальше? Учился, закончил, поступил, снова учился, защитил диссертацию, вторую, куча публикаций и тому подобное как и у всех ученых. Семейной жизни никакой, весь в науке. Что далее? Ага. С 926 года перестал публиковаться. На пять лет выпал из публичной науки. Понятно, значит занимался чем-то секретным, хотя чем так выяснить и не удалось. Затем с 931 года вдруг всплывает в Сатоне в качестве именитого профессора и талантливого преподавателя. Заводит себе женщину с младенцем и в последствии очень привязывается к мальчику. Такое ощущение, что ради него он ее и взял.
  
   Последующие семь лет проходят в русле спокойной размеренной жизни: преподавание, отчасти наука. Публиковаться продолжает, но статьи либо обзорные, либо исследования проходные. Так, ничего экстраординарного. А в 939 году вдруг зачастил в Свободные земли. Что ему в Империи не сиделось? Опять заскучал? Вот тогда я с ним в первый раз и познакомилась. Поручили мне выяснить, что этот ученый в Меве забыл. И выяснить труда особого не составило. Любовь он оказывается там нашел. Захомутала Клауса неолетанка и выцарапала к себе в хайм, со всеми его регалиями научными и хозяйством, включая прислугу и домашних жильцов.
  
   Так, что там про мальчика? Родился 9го дня инея-тая 932 года, назвали Алексом. Первый раз я увидела этого парнишку, когда тому лет восемь было. Голубоглазый, светловолосый, любопытный, улыбчивый и очень непоседливый. Везде ему надо было залезть и все пощупать. Правда, когда он постарше стал, то дисциплины в нем заметно прибавилось. По крайней мере без разрешения никуда не совался. Удивительно, что он Клауса отцом называл и тот относился к этому весьма благосклонно. Причем и возился с ним как с родным. Большую часть времени они в хайме проводили. У Клауса там лаборатория имелась, где он продолжал заниматься своими исследованиями. Но время от времени летали в САП. Чаще всего в Ажюрдаю по вопросам научного сотрудничества с медицинским центром.
  
   Вот так. Ничего вроде интересного. И пятнадцать лет назад не интересно было, и сейчас не интересно. И чего это начальству моему вздумалось так дотошно его проверять? Жил себе в хайме, никого не трогал. Исследования свои медицинские проводил для клиники Ажюрдаи, какие-то частные заказы, хоздоговора. Сама я в этом не разбираюсь, но спецы сообщили, что это обыденная рядовая работа. Испытания каких-то проходных фармакологических препаратов. В общем совершенно ничего экстраординарного.
  
   По всем имеющимся каналам я профессора своего проверила, ничего серьезного не нашла, и с чистой совестью наверх доложила. Думала, что наконец-то закроют дело. Ан нет. Пришел приказ, в хайме его прощупать. И как это сделать интересно без веских оснований? Вариант тупо наехать на его лабораторию и прошерстить - не подходил. Мало того, что он имперец, так еще и весьма почтенная в науке величина. Неприятностей потом не оберешься. Я уж молчу о том, что самой мне в этом дерме пачкаться не хотелось. Было бы хоть ради чего, хоть какие-то наметки, пусть даже косвенные подозрения, а так подставляться в слепую - увольте.
  
   Ну, да ладно. Наемники для того и существуют, чтобы их руками можно было грязные дела осуществлять. В общем извини, Клаус, ничего личного. Сама бы я подлянку тебе устраивать не стала. Служба, понимаешь. Боевикам была дана четкая инструкция без особой необходимости ни кого не убивать и не калечить. Вот и все, что я могла в данной ситуации для тебя сделать. Теперь осталось только результатов подождать.
  
   Глянцевая дверь из белого пластика мягко отъехала в сторону и на пороге вытянулась по стойке смирно адъютантша.
  
   - Разрешите обратиться, генерал?
  
   - Разрешаю, - вздохнула я. Новенькую девочку мне назначили, надо бы объяснить, что наедине можно без всех этих воинских уставов.
  
   - Пришло сообщение от Драго: "Товар отгружен, доставка завтра".
  
   - Хорошо. Спасибо, можете идти.
  
   - Есть.
  
   Девушка повернулась на сто восемьдесят градусов и выскользнула из кабинета.
  
   А мне от чего-то так тошно стало, аж желудок к горлу подскочил. Семьдесят второй год уже живу, вроде не маленькая. Тридцать лет как в разведке работаю и последние десять из них командую отделом. И вдруг такие сопли развела. Да что такое со мной сегодня? Видимо через чур сблизилась я с этим Клаусом в свое время. Приятелем даже стала его считать. Ладно, сама виновата. Нефиг сходиться с подопечными, пусть даже они и вышли из под наблюдения.
  
   Развеяться как-то надо. Мужчину что ли себе взять? Да, пожалуй. Мужчина - лучшее лекарство от душевных хворей. По крайней мере, для меня.
  
  
  
   Алекс:
  
   Корабль у амазонок оказался очень комфортабельным. Я конечно знал, что амазонки увлекаются роскошью, но степень этого увлечения увидел впервые. Везде белый матовый пластик. Помещения очень объемные, просто настоящий космический дом, и можно даже сказать особняк. Естественно каждая финтифлюшка напичкана автоматикой и срабатывает по первому требованию человека. У отца корабль тоже весьма навороченный и техника где-то даже покруче, однако наша "Стрела" - это в большей степени транспортное средство, скоростное и компактное, так что роскошью такой оно похвасть не может.
  
   Плащ мой или хламида, как Тама его назвала, остался в лайнере. Амазонка не позволила мне его снова надеть, но я особо и не возражал. Свободные штаны и рубашка с короткими рукавами, спортивные ботинки на ногах, короче то в чем я был одет под плащом меня в полне устраивало в качестве внешней одежды.
  
   Иду я с любопытством оглядываюсь по сторонам и обо всем расспрашиваю. Дизайн у амазонок не обычный, но многие вещи мне знакомы. Собственно я бы и по скромнее себя вел, но тут сдерживаться особо не нужно. Судя по эмпатическим ощущениям, спутница моя благосклонно к моему любопытству относится, отвечает на все вопросы охотно, а попутно еще и поясняет где что находится и как этим пользоваться.
  
   В конце концов попали мы в помещение, где нос мой уловил соблазнительные запахи пищи.
  
   - Проходи, - говорит Тама, - устраивайся. Здесь у нас столовая, можно будет покушать. Мясо с картошкой хочешь?
  
   - Хочу.
  
   - А суп?
  
   - Тоже.
  
   - Сильно проголодался?
  
   - Есть немного, - скромно вздохнул я.
  
   - Садись за стол, - предлагает она. - Будем тебя кормить.
  
   Я присел и осматриваюсь. Здесь у них тоже все белое и стерильное, ну прям как в больнице. Но мне нравится, честное слово. Даже не знаю почему, прикольно как-то. На стенах пластиковых дверцы, экранчики и кнопочки. Из мебели лишь стол посередине комнаты да стулья мягкие вокруг него расставлены.
  
   Тама меж тем колдовала с едой, извлекая ее из безвременника. Очень удобная штука, между прочим. Готовые блюда туда ставишь и они хоть тысячу лет будут горячими и свежими. Так что и разогревать ничего не нужно, все словно только что приготовлено. Не прошло и минуты, как передо мной уже стояли тарелки, соблазняя обалденными ароматами. Я едва сдержался, чтобы не наброситься на еду, даром что голоден был как волк. Но усилием воли придержал свои животные инстинкты и аккуратно взял в руки столовые приборы. Захотелось мне вдруг как-нибудь выпендриться и поразить свою новую знакомую.
  
   Тут я и вспомнил, как однажды с отцом на Селену летал. Это одна из планет амазонского государства, то есть Союза Амазонских Планет, сокращенно САП. У них там самый натуральный матриархат, но не это главное. В общем, увидел я в ресторане одного парня, и поразило меня как он ел. Орудовал ножом и вилкой очень аристократично, и с такой грациозной пластикой, что я невольно засмотрелся. Ну словно не трапеза это была, а интересный спектакль, а точнее балет за столом. Да и спутнице своей он очень нравился. Она с таким удовольствием на него смотрела. Может и не из-за техники приема пищи, конечно, но на ус я эту сцену все равно намотал. Я тогда сразу понял, что этот парень - Ангел. Не в смысле существа крылатого, просто это термин такой САПовский. Есть у них особых вид мужчин, которые уважением и почетом у местных дам пользуется, вот их Ангелами и называют.
  
   Короче, любопытно мне вдруг стало, как Тама отреагирует, если я Ангела ей сыграю. Есть у меня один талант, могу движения любые с первого взгляда запоминать, а потом повторять их достаточно точно. Взял я, значит, приборы особым образом, как парень тот их держал, ну и принялся перед амазонкой разыгрывать свой спектакль. Она вначале удивилась немного, но потом вдруг почему-то стала меня жалеть.
  
   Я совершенно не рассчитывал на такую реакцию. Сижу, глазами хлопаю, понять ничего не могу. Даже есть перестал. Что ее так ко мне настроило?
  
   - Что-то не так? - спрашиваю.
  
   - Нет-нет все в порядке. Ты ешь, не волнуйся.
  
   - У тебя взгляд от чего-то жалостливый сделался, - сказал я, не уточняя, что благодаря эмпатическим возможностям мне нет надобности читать по глазам.
  
   - Ну, у тебя вид такой голодный, ты с такой жадностью на жаркое смотришь, но притом ешь его столь степенно и медленно, что мне жалко тебя стало, - пояснила Тама. -У вас дома должно быть строгие порядки за столом, но здесь ничего такого нет. Если голоден, не надо сдерживаться. Соблюдать особые манеры поведения передо мной вовсе не обязательно.
  
   "Не прокатило, значит", - подумал я и улыбнулся амазонке, пожимая плечами.
  
   - Нет у нас в хайме никаких правил на счет принятия пищи, - говорю. - Ну разве что носом в тарелку не лезть и не хлебать из нее как свинка, да еще звуков чавкающих не издавать. А так каждый ест как ему нравится.
  
   После этих слов я перехватил приборы в привычной для себя манере и стал тарелки по быстренькому опустошать, наслаждаясь вкусом пищи и чувством утоления голода. Амазонку вновь удивила произошедшая со мной метаморфоза, но спрашивать она ничего не стала, решила видимо не отвлекать меня от трапезы. Вместо этого Тама поудобнее устроилась напротив и стала с удовольствием наблюдать как я ем.
  
   Я кстати, не первый раз замечаю, что женщинам нравится мужчин кормить. Не любых, конечно, а тех которые симпатичны. Вот и в хайме меня дамы постоянно закармливали. Удовлетворение у них прям какое-то возникало от того, что ем я приготовленную ими пищу и особенно приятно им было, что ем с удовольствием.
  
   В общем дождалась Тама, когда я суп и жаркое умну, поставила передо мной стакан с ягодным морсом и уже потом спросила:
  
   - Ты впечатление хотел на меня произвести?
  
   - Э... ну, да, - отвечаю. - Подумал, если Ангела покажу, то тебе понравится.
  
   - Ангела? - она задумалась на мгновение, потом улыбнулась и хихикнула. - Точно, некоторые так едят, но не все. А где ты Ангелов видел?
  
   - На Селене. Я с отцом там бывал пару раз.
  
   - Вот как? Понятно тогда. Ну что, наелся? Хочешь еще что-нибудь?
  
   Секса я хотел, вот чего, но у собеседницы моей пока что такое желание отсутствовало.
  
   - Сладенького чего-нибудь можно? - спросил я изображая на лице предвкушение лакомства.
  
   Тама засмеялась:
  
   - Так ты сладкоежка у нас. Творожок фруктовый будешь?
  
   - Ага.
  
   - Ну, хорошо, - она достала из безвременника баночку с молочным десертом, поставила передо мной, а потом и чайную ложку сверху положила. - Угощайся.
  
   Я взглянул на творожок, потом на амазонку, потом взял пластиковую баночку и вскрыл ее. Зачерпнул десерт ложкой и попробовал его. Ммррр! Вкусно! Вторую ложку я съел смакуя каждую капельку, но прислушивался больше не к своим ощущениям, а к эмоциям Тамы, пытаясь придумать способ ее соблазнения. Верное решение как всегда возникло интуитивно. Я придвинул баночку к сотрапезнице и попросил:
  
   - Покорми меня.
  
   В глазах женщины в очередной раз мелькнуло удивление, но просьба эта нашла отклик в ее душе. Она взяла ложку, зачерпнула немного лакомства и протянула мне. Я потянулся к ней губами и очистил ее жмурясь от удовольствия и сладко причмокивая. Ох! Вот и оно! Это приятное томное ощущение, мягко разливающееся по телу. Я встал из-за стола и пересел к амазонке поближе, на соседний с ней стул.
  
   - Еще! - попросил я, сладко облизывая свои губки.
  
   Тама засмеялась, но в этом смехе ее уже присутствовали интересные для меня нотки. Еще парочка съеденных ложек десерта и ей захотелось меня поцеловать. Я ощутил этот порыв очень четко и с готовностью подставил губы, подсластив поцелуй специально оставленной во рту капелькой творожка.
  
   - Сладкоежка! - выдохнула Тама, отрываясь от поцелуя, но тон которым она одарила меня этим эпитетом подчеркивал вовсе не гастрономические мои пристрастия.
  
   Амазонка положила чайную ложку на баночку и поднявшись из-за стола потянула меня за собой.
  
   - Эй! А как же сладкое? - со смехом спросил я.
  
   - У меня есть для тебя кое что повкуснее.
  
   Помещение, куда Тама меня привела, оказалось не просто душевой, а самой настоящей сауной. Вау! Такая роскошь в корабле - это круто! Здесь можно было интересно поиграть при совместном омовении. Кроме того водные процедуры намекали на последующий секс, даже если мыться придется раздельно. Оценив по достоинству возникшие перспективы я с готовностью стал раздеваться. Первым делом стянул с себя рубашку через голову, но обнажившись по пояс, остановился и вопросительно взглянул на свою спутницу. Мне нужно было подтверждение, что я правильно понял ее намерения.
  
   Тама разглядывала мой торс с большим аппетитом. Я ей нравился? Правда что ли? Впрочем задаваться этим вопросом было бессмысленно. Ответ я и так знал. Под взглядом амазонки томление в паху и в груди быстро наростало. Причем это было явно не мое чувство, а любующейся мной женщины. Но почему? Физическая сила не была моей сильной стороной, и я это знал. Сама амазонка по сравнению со мной выглядела гораздо мощнее и массивнее. Ей в пору каким-нибудь качком увлечься, разве нет? Или нэрми предпочитают более хрупких мужчин? Они ведь продукт матриархального общества. Может у них все наоборот?
  
   Со мной вот точно было наоборот. Мне нравилась фигура Тамы. Нравилось, что она такая сильная и женственная одновременно. Скажете красота женщины в слабости? Нет, это не так. Ее красота в совершенных пропорциях. Широкие бедра, выраженная талия, красивая грудь, длинные стройные ноги, всеми этими достоинствами амазонка обладала в полной мере. А то, что тело ее при этом выглядело сильным, меня цепляло еще больше.
  
   Может я привык, что любовницы чаще всего сильнее меня и доминируют в постели? Взять хотя бы моих сводных сестер Ринку, Рейку и Кану. Все они уже переросли меня, несмотря на то, что младше на два-три года. Ринка так пожалуй даже выше амазонки будет. Но они, конечно, энесты, не женщины. Им от природы положено быть большими. Мая ведь вообще под два с половиной метра ростом. Стоя я губами ей только до пупка достаю. А чтобы кунилингус сделать, достаточно лишь на коленки опуститься.
  
   Женщины - другое дело. Марта, например, одного со мной роста, но остальные ниже меня и им нравится, что я крупнее. Им нравятся сильные мужчины, почему же с Тамой по другому? Может саму ее спросить? Нет. Пожалуй, не надо. По крайней мере, не сейчас. Не подходящее время. Она поглощена созерцанием моих форм и это очень приятно. Зачем нарушать волшебство притяжения какими-то глупыми вопросами?
  
   Я подошел к амазонке и позволил ей обнять себя, гладить по спине, плечам, рукам, стискивать ягодицы. Я снова чувствовал себя невольником ее желаний и одновременно был пленен ее телом. И последнее, как ни странно, давало мне определенную долю свободы в сковавших меня путах. Я успел зацепиться за сексапильные формы женщины, успел очароваться ими и мое собственное либидо отчасти приглушало звучавшее во мне либидо женщины.
  
   Ну вот она гладит меня, наслаждается формами моего тела, значит и мне можно ей насладиться. Почему нет? Я задираю ее футболку, тяну вверх и Тама охотно мне помогает, подхватывая ее за края и снимая через голову. Ее грудь неожиданно освободилась от скрывавшей материи и восхитительной волной качнулась вниз прижимаясь к моему телу. Возбужденные соски невероятно крупные и длинные надавили на кожу как два твердых камушка. Они словно сами просились мне в рот. И я просто не в состоянии был противиться их сумасшедшему притяжению. Со стоном я припал ртом к одному из них, захватил его губами, стал ласкать языком и посасывать. На ходу подстроившись под маятник возбуждения своей любовницы, мне удалось быстро раскачать его до предела.
  
   Тама вскрикнула, схватила меня одной рукой за волосы и судорожно прижала к себе, наслаждаясь моими ласками.
  
   - Ты просто сумасшедшая конфетка! - прошептала она.
  
   Ее вторая рука тем временем крепко прижалась к моим ягодицам обеспечивая плотное соприкосновение центральных частей наших тел. Так что я даже через несколько слоев ткани почувствовал какая амазонка горячая и мокрая между ног. Осознав разделявшую нас преграду, она оттолкнула меня и стала стягивать с себя шорты. Мои руки, тем временем, тоже самое проделали со штанами, послушно следуя желаниям женщины. Я даже ботинки не снял, потому что амазонке этого не требовалось. Просто спустил штаны до самого низа и выпрямился, позволяя себя снова схватить.
  
   Боги! Как же быстро все произошло! Такого я не планировал. Я собирался помыться и Таму помыть, хотел сделать ей мыльный массаж, хотел понежиться в ее объятиях, но попал в головокружительный плен спонтанной близости. Вернее пока еще не попал, но вот-вот это должно было случиться. На мой напряженный от возбуждения член словно горячий компресс наложили и теперь обильно смачивали его потоками смазки. Не разжимая своего крепкого захвата, амазонка плавно подалась тазом назад, и головка моего интимного органа ощутила, как возбужденная плоть хищно обволакивает ее и засасывает. С коротким стоном Тама толкнулась в меня бедрами и разом захватила в свою глубину до самого основания. Ее влагалище так крепко сжало мой член, что я невольно вздрогнул, вспоминая объятия неолетанок. Ни одна женщина меня до сих пор так крепко не стискивала! Амазонка оказалась насколько же сильной внутри, как и снаружи.
  
   А потом она стала быстрыми резкими толчками собирать наслаждение, утоляя свою острую жажду обладания мной. Секс проходил прямо стоя. Как и при любом спонтанном соитии удобную позу выбирать не приходилось. Как схватили тебя, так и трахают. Тама слегка подмяла меня под себя, отклонив назад и удерживая в таком положении. Левой рукой она крепко прижимала меня к себе на уровне лопаток, правой - стискивала за ягодицы. Ее таз совершал резкие поступательные движения, глубоко и плотно насаживая влагалище на член.
  
   Чувства женщины я ощущал жарким огнем у себя внутри, и каждое погружение, каждое сжатие наполняло меня усиливающимся блаженством. Тама стремилась к своей разрядке самым кратчайшим путем и для ее достижения мне совершенно ничего не надо было делать. Да я и не хотел вмешиваться в этот танец, не хотел усиливать приближающийся катаклизм. Любовнице моей требовалось по-быстренькому выпустить пар, но в моих интересах было сохранить часть ее сексуального аппетита, чтобы продолжить потом игру в более удобной обстановке.
  
   Ощутив накатывающее потрясение, я подставил свои губы для поцелуя и тем самым словно бы сдетонировал накопленный заряд. Не ожидал что вспышка получится такой яркой! Боги! Сколько же в ней сексуальности?! Амазонка моя буквально взорвалась наслаждением и со стоном рухнула на колени, укладывая меня на пол и наваливаясь сверху всем своим весом. Ее тело сотряслось чередой импульсов, с каждым из которых она глубоко и резко забивала мой член себе во влагалище и с силой стискивала его у себя внутри. Руки ее крепко обвились вокруг моей шеи, а губы не отпускали рот до самого конца, упиваясь сладким поцелуем.
  
   А потом я стал растворяться в нирване и забылся в мягких объятиях своей любовницы. Как всегда разрядка женщины полностью насытила и меня самого, позволяя получить удовлетворение от чужого оргазма. Я так между прочим хоть сутки на пролет трахаться могу. Пока сперма остается у меня внутри, сексуальное желание возвращается снова и снова. Ну, ничего. В следующий раз я планировал все-таки кончить, потому что собирался подарить амазонке такое исчерпывающее удовлетворение, после которого сексуальная игра вряд ли продолжится.
  
   - Ты просто сладкий сукин сын! - простонала Тама и рассмеялась. - Как ты умудряешься так меня заводить, что я каждый раз ума лишаюсь?
  
   - Мне самому любопытно, что ты во мне нашла, - улыбнулся я. - До сих пор не пойму, чем привлекает тебя моя субтильная конструкция.
  
   - Ну-ну, не стоит себя так называть. Ты выглядишь очень аппетитно.
  
   Она поднялась в позу наездницы, сохраняя наш интимный контакт, и с удовольствием смотрела сверху, снова любуясь моими формами.
  
   - Разве тебе не хочется любовника покрупнее? - спросил я
  
   - Видишь ли, амазонки не ищут в мужчинах защиту и опору, как женщины патриархальных государств. Вы нам нужны исключительно для удовлетворения души и тела. А с этой функцией ты справляешься просто на ура.
  
   Тама сжала мой член у себя внутри и я забеспокоился. Желание ее снова стало просыпаться и грозило обернуться новым кругом верховой езды.
  
   - Постой, - попросил я. - Может ты все же покажешь мне вашу сауну, прежде чем мы продолжим? Да и на полу заниматься сексом как-то совсем не комфортно.
  
   Амазонка задумалась, улыбаясь каким-то своим мыслям, а потом все же встала, со звонким чмоканьем выпуская меня.
  
   - Ты прав, - сказала она. - Для начала надо хотя бы помыться.
  
  
  
   Лана:
  
   Мобильный телефон мелодично пиликнул, лишь только я встала из-за стола. От кого-то пришло короткое сообщение. Я взглянула на экран, послание оказалось от Тины:
  
   "Уработалась, наверное. Отдохнуть не хочешь?"
  
   И почему я не удивлена? У моей подруги просто фантастическое чутье на веселуху. Стоит только забрезжить на горизонте пикничку, гулянке или походу за мужиками, как она тут как тут. Объявляется собственной персоной либо как сейчас сообщение пишет.
  
   "Ты где?" - спрашиваю.
  
   "Да, на улице тебя жду прямо возле конторы. Выходи, давай".
  
   Настроение мое заметно улучшилось. Компания Тины могла оказаться очень кстати. Если вопрос касался шлюх, то авторитетнее специалиста в нашем городе не найти. Не удивлюсь, если она уже всех перепробовала и прекрасно знает кто из себя что представляет, как трахается и как лижет. Ну разве что с даккарцами она не спит принципиально. Есть у нее одно условие, мужчина должен быть слабее, и либо ростом, либо весом ей уступать. Больше всего ей молодые мальчики нравятся, от четырнадцати до двадцати лет. Хотя и от зрелого парня она не откажется, если тот внешностью своей приглянется.
  
   Первый раз когда я увидела Тину за ее сексуальными играми, была откровенно говоря шокирована. Во-первых, она оказалась бесбашенной совсем. Могла прямо на улице сексом заняться. То ли ей на зрителей наплевать, то ли даже заводит ее, когда смотрят. Во-вторых, к мужчинам у нее весьма специфическое отношение. Ей абсолютно по барабану что парень умеет, что может, и не важно хочет он секса или нет. Главное, чтобы цеплял, чтобы вызывал у нее желание, а дальше хоть трава не расти. Понравился, все! Пока не трахнет, не успокоится.
  
   Мужчина для нее прежде всего дичь, а она для него хищница. Тина может подойти к любому парню на улице и облапать его. А если возникать начнет, то ткнет ему в болевую точку и будет стоять смотреть сверху как он корчится, светясь своей ангельской улыбочкой. Потом еще елейным таким голоском, от которого мурашки по коже, скажет. Могу, мол, либо больно, либо приятно тебе сделать. Что больше нравится?
  
   С первого взгляда Тина вообще не производит впечатление жестокого человека. Ее лицо, глаза, улыбка, просто светятся гуманизмом и доброжелательностью. Потому-то контраст, который она создает своими жесткими действиями не редко вызывает панический страх у тех на кого они направлены. Вы спросите что в этом такого? Ведь двуличие заложено в культуре амазонок и считается свойством вполне ординарным. Так вот, мне кажется, она не совсем двулична. По крайней мере не так как другие амазонки. Ангел и демон сосуществуют в ней органично и она совершенно искренне становится то тем, то другим, то обоими одновременно.
  
   Тина не признает никаких правил, кроме своих собственных, поэтому предпочитает Меву и в Городах Цуе надолго не задерживается. С самой юности она была подвержена страстям. И если б мать не спихнула ее в Свободные Земли на год раньше срока, эта девушка могла бы что-нибудь сумасшедшее отчебучить и принести своей семье не мало проблем. Для меня до сих пор остается загадкой по каким законам происходит смена ее личин. Подозреваю, что темная и светлая стороны живут собственной жизнью, просыпаясь там где им интересно и засыпая там, где делать нечего. Будучи ангелом она очень приятный в общении человек, жизнерадостная хохотушка, которая одним присутствием своим поднимает настроение окружающим. Светлой Тине нравится сфера бытового общения. Если ты женщина, то вряд ли вообще заметишь в ней что-нибудь демоническое. К мужчинам не равнодушны обе ее ипостаси, но тем, кто послушно исполняет ее прихоти, тоже никаких неприятностей не грозит.
  
  О неолетанках следует сказать отдельно. В их обществе демон спит беспробудно. Тина становится такой няшкой и душечкой, что приделай ей вторую пару рук и сойдет за свою просто играючи. С энестами она моментально находит общий язык и ладит просто великолепно. Видимо поэтому, у нее много знакомых среди неолетанок, и есть кажется весьма влиятельные ами, которые ей симпатизируют. Если надо договориться с кем-нибудь из этого племени или уладить конфликт, дипломатические таланты и связи моей подруги становятся просто не заменимы.
  
   Что же касается нашей конторы, то здесь в большей степени активна темная сторона Тины. Она весьма полезный работник, когда дело касается щекотливых вопросов. Демон в ней хватается за грязные дела прямо таки с наслаждением. Наемников для Клауса, кстати, она подбирала. И план нападения на его лабораторию разработала тоже она. Если надо кого-нибудь припугнуть и разговорить, лучше ее кандидатуры для силового давления не сыщешь. В общем человек она весьма специфичный, но мы с детства с ней дружим и я даже не представляю свою жизнь без нее.
  
   Интересно, Тина действительно считает, что у нас с ней одинаковые сексуальные вкусы, когда пытается меня в этом убедить или просто дурачится? Ну да, мне тоже не нравятся даккарцы как любовники, но не потому что ими нельзя вертеть из одной позы в другую, а из-за их грубости неисправимой. И да, я тоже без ума от куни, вот только заводят-то меня изысканные и изощренные оральные ласки, а вовсе не безумная долбежка вагиной в рот. Однако как ни странно, подружка моя очень точно определяет, кто из мужчин мне понравится и всегда оказывается права. Вот потому-то мы и ходим с ней парой. Я терплю ее сексуальные выходки, а в награду она каждый раз безошибочно находит мне вкусного любовника на ночь.
  
   Тина сидела на скамеечке перед входом и, когда я вышла из здания, поднялась мне на встречу. Если о внешности ее, то это спортивная и рослая, нэрми, сто восемьдесят восемь сантиметров обтянутого хаутом сексапильного женского тела. Короткая, как у всех амазонок прическа, светлые волосы, иссиня черные глаза и по ангельски обаятельное лицо. Духи! Как же легко ошибиться на ее счет. Казалось, безобиднее и добрее существа не сыскать на свете. Она и на ринге дерется с такой же ангельской улыбкой. Очень незаурядный, кстати, мастер единоборств. Еще и акупунктурным боем владеет в совершенстве.
  
   Я тоже одета в хаут, как и все драконы. Это особый комбинезон покрывающий тело от шеи до кончиков рук и ног. Никаких отдельных частей, сплошная непрерывная ткань на запястьях переходящая в перчатки, на щиколотках в сапожки. Серый цвет хаутов показывает принадлежность к партии драконов. Красные символы у меня на груди - знаки отличия генерала, у Тины - капитана. Ткань хаута очень тонка и практически не скрывает линий тела, но это особая материя с программируемой твердостью, теплопроводностью и проницаемостью. В хауте не жарко и не холодно, не душно и не сквозит. Он не мнется и не пачкается, мягкий и приятный на ощупь, но при этом выдерживает ножевой удар. Короче не заменимая в Землях Мевы одежда, хотя по мнению некоторых и выглядит чересчур откровенно.
  
   - Лаааночкааа! - пропела подруга раскрывая мне объятия и одаривая своей фирменной очаровательной улыбкой.
  
   - Привет-привет! - ответила я, позволяя себя обнять. - С чего вдруг такая сентиментальность? Мы же с утра с тобой виделись.
  
   - Разве виделись? Ну и ладно, лично я всегда рада тебя потискать. Зато ты, как посмотрю, наполнена тяжкими раздумьями. И что же гложет свет очей моих? Неужели душа скорбит по судьбе бедного Клауса?
  
   Она что телепатка?
  
   - Ого! Так я не ошиблась! - уловила мою реакцию Тина и жизнерадостно рассмеялась. - Не переживай ты так о своем протеже, ничего с ним фатального не случилось. Головорезы Драго взорвали сарайчик, в котором никого не было, дождались пока жильцы хайма спешно погрузятся на лайнер и смоются, после чего преспокойно взяли пустое здание и сделали все что от них требовалось. Быстро, дешево и сердито.
  
   - Да, знаю я.
  
   - Чего тогда хмуришься?
  
   - Ничего, какая разница. Похмурюсь и перестану.
  
   - Это правильно. А чтобы ускорить процесс твоего душевного выздоровления могу предложить отличного любовника. Как ты смотришь на то, чтобы слетать на него посмотреть?
  
   - Слушай, ты телепатка, что ли?
  
   - Вау! Да мы с тобой в унисон мыслим!
  
   И снова смех, позитив, жизнерадостность. Нет! В обществе Тины хандра просто не выживает, я и не заметила как сама стала улыбаться глядя на нее. Сегодня она к тому же еще какая-то чрезмерно вдохновленная. Азарт прям так и сквозит изо всех щелей.
  
   - Делись радостью, - говорю. - Что у тебя потрясающего приключилось?
  
   - А ничего, какая разница, - передразнила меня подруга. - Пошли скорей к твоему лайнеру, сама скоро все узнаешь.
  
   Все ясно. Жертву себе опять какую-нибудь приглядела. В нашем городке стоит только новому пареньку появиться, солдатику, торговцу или даже шлюхе в бордели, как Тина чуть ли не первой об этом узнает. И судя по бесенятам, скачущим в ее глазах, мальчик ей очень понравился. Ну, а забота обо мне - это скорее всего лишь возможность воспользоваться казенным транспортным средством. Тина, похоже, уже в каждой забегаловке всех любовников изучила и классифицировала. Куда ни ткни пальцем, везде найдет того, кто меня не разочарует. А представить может потом так, что специально к нему меня везла.
  
   - Ладно, - говорю, - пошли.
  
   Когда она в таком состоянии, запросто может угнать чужой лайнер, так что лучше уж поскорей привести ее к тому мальчику. Интересно, он уже в курсе, что день сегодняшний ему сулит?
  
  
  
   Алекс:
  
   Сауна включала довольно обширный перечень водных аттракционов: и обычный душ, и горизонтальный, и джакузи, и бассейн, ну и парилку, конечно, где имелась возможность косточки прогреть. Сам я перепробовал уже все из перечисленного и теперь нежился в джакузи, балдея от пузырьков, и восстанавливая душевные силы после пережитых потрясений.
  
   Я глянул как соблазнительно раскинулась Тама, забывшись сладким сном на мягком лежаке, и поспешно отвел взгляд. Ее тело обладало свойством ловить меня даже в спящем своем состоянии, поэтому долго смотреть на нее я не рискнул.
  
   Чтобы занять чем-то мысли, я попытался вспомнить и проанализировать последовательность происшедших событий. Первичные впечатления мои оставались в основе своей фрагментарными, поскольку большая часть их была получена в состоянии эмоционального опьянения. Амазонка оказалась совершенно новым и необычным для меня типом любовницы, а потому мне требовалось разобраться что она собой представляет и как лучше всего ей угодить.
  
   Начальные события помнились достаточно четко. Тама привела меня в сауну, и я в очередной раз впечатлился открывшейся мне роскошью. Судя по объему помещений уместиться здесь могло человек десять. Так что вдвоем нам было просторно. Амазонка сразу затащила меня в душ, и я был несказанно рад возможности делить с ней одну кабинку. Вместе со смесителем горячей и холодной воды здесь имелся еще один вентиль для подачи мыла прямо в воду. Так что намыливаться отдельно не приходилось. Вода сразу текла мыльная и это многое упрощало.
  
   Мне так приятно было находиться с обворожительной красавицей в тесном пространстве, заполненном потоками воды, что я просто балдел от столь волнительного соседства. Тело женщины чаровало меня своими сексапильными формами, и я водил по нему руками, делая вид, что помогаю Таме мыться. Она не возражала, одаривая меня игривой улыбкой, и в глазах ее уже начал скапливаться тот потенциал, который в будущем грозил мне громом и молнией.
  
   Вначале я легкими массажными движениями прошелся руками по всему телу амазонки, попутно отслеживая эмпатическими ощущениями, где ей особенно приятны мои прикосновения. Потом, прикинув примерный экскурсионный маршрут через эрогенные достопримечательности своей красавицы, стал проходить его уже более основательно. Ряд чувствительных точек я обнаружил на шее. Мягко массируя их и царапая ноготками, я заставил амазонку прикрыть глаза от удовольствия и слегка откинуть назад голову. Далее мои пальцы прошлись по плечам, промяли несколько зон на спине и пояснице. А когда они посетили земли обетованные под названием ягодицы, грудь амазонки настолько приблизилась к моему лицу, что я случайно задел щекой затвердевший от возбуждения сосок. Как тот потом оказался у меня во рту, я понятия не имел. Кажется реальность на долю секунды выпала из моего восприятия, и пришел я в себя лишь от горечи мыла на языке.
  
   Передернувшись я стал отплевываться. Тама засмеялась и перекрыла мыльный вентиль, предоставив воде возможность очиститься, чтобы я мог прополоскать рот.
  
   - Увлекся, сластена? - сказала она. - Ты сам помыться не забывай. Или нет! Лучше я тебя помою!
  
   Тама снова сделала воду мыльной и стала с азартом скользить по моему телу руками. Ее пальчики царапали и пощипывали меня. Прошлись по спине, промяли ягодицы и, забравшись между ними, заставили вздрогнуть, ощутимо ткнувшись в анальное отверстие. Потом очередь пришла передней части тела, груди, сосков, живота. Наконец, амазонка добралась до напряженного от возбуждения члена и с удовольствием его сжала.
  
   - Готов к употреблению, - промурлыкала она.
  
   И я действительно был готов во всех смыслах, изрядно окосев от своих и чужих эмоций. Это сейчас я могу более менее происшедшее анализировать. В тот же момент воспринималось все очень смутно, и мысли мои гасились бушевавшими во мне чувствами.
  
   - Надо мыло смыть, - пробормотал я как во сне, но знал уже, что произойдет это не раньше, чем меня трахнут. Уж очень накалены страстью были эмоции женщины. И это свербящее чувство в паху я уже хорошо понимал. Таме хотелось ощутить мой член у себя внутри и она собиралась заполучить его в самое ближайшее время.
  
   Вода вдруг очистилась от мыла и амазонка набросилась на мой рот с жадным поцелуем. Я ощутил как к спине плотно прижалась стенка душевой кабинки. Тело любовницы навалилось на меня спереди, вжимаясь твердыми сосками в мою грудь, а интимным местом в центральную часть тела. Я ощутил мягкую подушечку волос низом живота, жадные пальчики вцепились в мои ягодицы, слегка поддернули меня вверх и влажная нежность растеклась по основанию члена. Свербящее чувство в паху сменилось сладким удовольствием, приятной волной, растекающимся по телу. И это опять были ощущения женщины. Она еще не захватила меня, но во всю терлась своим клитором о верхнюю сторону моего члена.
  
   "Опять стоя меня возьмут, - догадался я. - Боги! Почему она такая быстрая? Я даже массаж закончить не успел. А ведь я хотел ее ножки помять, поластиться о них. Они у нее такие классные! Просто сводят меня с ума! И я хочу постель! Нормальную кровать или хотя бы матрас. Пусть надувной или даже поролоновый, пусть на полу, но в горизонтальном положении!"
  
   В последний момент, когда соитие казалось уже неизбежным я подогнул ноги и скользнул вниз, усаживаясь на пятки.
  
   "Я в домике!" - пришла от чего-то в голову смешная фраза из детской игры в догонялки. Взгляд мой поднялся вверх и я схлопотал эротический нокдаун. Вот так домик! Я сидел между обалденных ног своей любовницы, которые осознавались почему-то массивными колоннами, какого-то священного храма, поражавшего мое воображение своей красотой. А раскрывшееся во всей своей красе интимное место между ними стало символом чего-то божественного и великого, приводя в восторг мою душу и напрочь отключая мозг.
  
   Пожалуй я совсем перегрелся в сексуальном сиропе женских эмоций, раз крышу мою столь основательно снесло. Меж тем мохнатое очарование нависало над самым моим лицом и тягучие ниточки смазки бравыми десантниками высаживались на нос, губы и подбородок. Я открыл рот и стал с жадностью ловить кисленькие капельки, как будто это было самое вкусное лакомство во вселенной. Больше всего мне тогда хотелось слиться поцелуем с разверзшейся надо мной святыней и совершить свой сладкий молебен в честь духов плодородия. Ни одной мысли у меня в голове в тот момент не осталось. Лишь животная страсть и вожделение.
  
   Тама пристально смотрела на меня сверху слегка закусив нижнюю губу, облизывая ее и посасывая. Похоже мое загипнотизированное состояние ее увлекло. Пальчики теребили соски на груди, ноги игрались с моим лицом легонько сжимая его и поглаживая внутренней стороной бедер. Увидев, как я ловлю ее капельки, она томно облизала себе губки, и подавшись тазом вперед исполнила интимными мышцами восхитительный сексуальный танец выдавливая из себя струйку смазки и направляя ее в мой рот. Та вытекла медленно и тягуче, как поток жидкого меда, излившись наружу несколькими порциями, то истончаясь то усиливаясь.
  
   Закончив с этим Тама опустилась на колени и, ухватившись руками за мою попу, задвинула меня под себя, плотно прижимаясь сверху. Интимный захват не заставил себя ждать. Амазонка осуществила его ловко одним движением таза назад и вперед, словно затвор винтовки передернула. Я задрожал от пронзившего меня чувства восхитительного погружения. Мой рот приоткрылся со стоном и тут же был накрыт сладким поцелуем.
  
   А дальше началась упоительная скачка. Тама стискивала меня крепко, не отпуская ни на секунду и не прекращая целовать. Ее бедра двигались непрерывно в одном выверенном ритме, напоминая работающий механизм, двигатель, устремляющий женщину точно к цели. И она неслась к своему оргазму с невероятной скоростью по основательно проложенной колее. Это живо напомнило мне железную дорогу и поезд мчащийся по ней. Я же был сейчас в нем пассажиром, не имея возможность хоть как-то курс изменить.
  
   Любой секс я могу увидеть словно бы изнутри, только не в физическом смысле, а в чувственном. Эмпатические ощущения, накапливаясь в моем теле, словно бы картинку формируют, позволяя мне действовать направленно и эффективно. С каждой любовницей получается что-то свое, но есть и некая общая специфика. У женщин, например, это как правило горы. Различной высоты и сложности, с различным количеством хребтов, но возвышенность какая-нибудь в любом случае будет обязательно. Это не значит, что мне нужно забраться на Эверест, чтобы довести женщину до оргазма. Это вообще не означает каких-то серьезных сложностей. Просто такой тип местности с особенностями передвижения по ней.
  
   Женщины вообще легко предоставляют инициативу мужчине и с удовольствием отдают ему в сексе бразды правления. От того и создается в моем образе пеший способ передвижения: куда хочешь, туда и иди. А горы... ну просто требуется приложить специальные усилия, чтобы женщину завести, забраться на определенную высоту, прежде чем достигнешь обрыва - основной цели передвижения. Ведь когда прыгнешь в него - доведешь женщину до оргазма со всеми сопутствующими ему ощущениями полета. Обрыв при этом может быть достаточно глубоким, а полет долгим, не сравнимым со взятой высотой. Кроме того, за вершиной может следовать не обрыв, а спуск, соответствующий активности женщины. Точнее тому уровню накала страстей, когда ей хочется перехватить инициативу. Этакий головокружительный спуск с высоты с трамплином в конце и сладостным полетом в пропасть.
  
   Карта горной местности для каждой женщины индивидуальна, как отпечатки пальцев. И у одной и той же любовницы она редко меняется. Просто начаться интим может с любой ее точки и некоторые области в различных ситуациях остаются недоступны. Это во многом зависит от настроения женщины, ее тонуса, здоровья и степени накала чувств. Например, после долгой и качественной прелюдии с некоторыми дамами можно сразу оказаться на самом крутом спуске.
  
   Интимные связи с энестами воспринимаются мной совсем по другому. Прежде всего, благодаря тому, что в организмах у них вырабатывается амоса, являющаяся сильным сексуальным наркотиком и афродизиаком, дополнительной раскачки неолетанкам никогда не требуется. Они сразу настроены на секс и склонны брать инициативу в свои руки. Соитие с энестой напоминает мне скольжение по течению реки. Свободы при таком способе передвижения гораздо меньше, чем в пешем походе и, если ничего не предпринять, река рано или поздно сама пригонит тебя к водопаду. Иными словами оргазм энеста получит в любом случае, хочешь ты того или нет, но вот на качество этого оргазма мужчина вполне может повлиять.
  
   Река несет меня по течению, но у нее множество рукавов и ответвлений. Я же прекрасно умею плавать и могу выбирать в какой поток мне в том или ином случае свернуть. Таким образом, сексуальная карта энесты воспринимается мной как огромная, заполненная водными потоками равнина. Местами это даже водный лабиринт с разными по скорости течениями, и в нем множество различных по высоте водопадов.
  
   Карта энесты гораздо сложнее, чем горная карта женщины. Ее невозможно увидеть всю целиком, ее приходится изучать, выбирая разные ответвления и запоминая куда они тебя принесут. Из воды не выбраться, из одного русла в другое не перейти, можно лишь плыть по течению, изменяя свое положение в потоке, держась либо центральной его части, либо краев. От этого, кстати, и зависит в какое ответвление ты попадешь. И еще в реке можно утонуть, если будешь плавать слишком долго. Физически это означает потерю сознания от передозировки наркотика.
  
   В силу своих пристрастий я обожаю грубый секс и агрессивные действия любовницы. С женщинами такое происходит на очень крутых спусках, с энестами - в бурных потоках. Эти зоны я для себя назвал дорогами ярости и первое, что делаю с новой партнершей - это отыскиваю такие дорожки. У энест бурных потоков полно, они вообще существа бурные. С женщинами в этом вопросе посложнее, но не нашлось пока ни одной, в которой я не вызвал бы, в конце концов, желание меня изнасиловать.
  
   Сегодня я встретился с новым типом карты, который оказался для меня полной неожиданностью. Это железная дорога с мчащимся по ней поездом. Просто замечательно, что она тоже оказалось дорогой ярости, причем такой, что я пока даже не видел иных вариантов. Меня тупо садили в вагон, запускали двигатель и мчали навстречу обрыву. С другой стороны я совершенно не понимал как можно рулить в этом транспорте. Нэрми оказалась еще более целенаправленной, чем неолетанки и совершенно не оставляла мне никакой свободы. Она крепко держала меня, напористо двигалась, и в этом мощном механизме я был лишь безвольной деталькой, пассивно обеспечивающей выработку удовольствия. В прочем нет. Я был пожалуй еще и топливом для двигателя, а также его заправщиком. Поэтому на стадии прелюдии варианты выбора у меня имелись. Только они скорее всего регулировали лишь скорость поезда, а вовсе на направление его пути.
  
   И вот сейчас я задавался вопросом, как мне проявлять инициативу, когда я даже шевельнуться толком не мог в плотном захвате амазонки. Вернее не то чтобы не мог, мне было нельзя. Движения двигателя воспринимались как самодостаточные и исчерпывающие, так что любое вмешательство могло расстроить его работу. Да и сама Тама не желала чтобы я двигался, поэтому я и не мог нарушить этот ее эмоциональный запрет. Поцелуи она у меня тоже забрала, полностью узурпировав мой рот и сделав его неотъемлемой частью своего наслаждения. Правда здесь у меня оставались кое-какие варианты собственной игры, но не настолько действенные, чтобы свести поезд с рельсов.
  
   И вообще как это свести? Он вообще мог сойти с рельсов? И что при этом должно было произойти? В жизни - катастрофа. А здесь? Непонятно же совершенно! Но что-то сделать мне все-таки удалось. Я помнил, что оргазм Тама получила весьма специфический. Этот эпизод событий как раз пришелся на один из моментов моего просветления. Я хорошо ощутил замешательство амазонки, да и физически испытал все последствия ее необычной разрядки в полном объеме. Вот только как я этого добился следовало еще понять.
  
   Кроме обычной памяти, сохраняющей мои мысли и осознаваемые события, у меня имелась еще одна, эмпатическая. То есть я мог находиться в полной отключке, но при этом фиксировать все, что чувствовала рядом со мной женщина или энеста. Информация эта хранилась недолго, быстро замещаясь новыми впечатлениями, так что следовало поторопиться ее осмыслить, прежде чем она совсем не пропала.
  
   Итак, Тама наслаждалась мной в душевой кабинке и с упоением ловила восхитительные импульсы удовольствия, возникающие при каждом движении ее таза. Ей нравилось чувствовать мой член у себя внутри, и как он в нее внедряется. Она нашла уже такую степень сжатия, при которой ощущения были максимально приятными. И еще ей оказывается нравилось осознавать меня своим пленником, это дополнительно подстегивало ее возбуждение и обещало сделать оргазм гораздо более острым. Потому-то она и держала меня так крепко, не позволяя своевольничать, чтобы подпитать ощущение своей власти и создать приятный для себя эмоциональный фон.
  
   Заметка первая. Чувства хищницы можно использовать. Это один из рычагов управления. Если я буду немного трепыхаться в ее объятиях, имитируя слабые попытки освободиться, физическому удовольствию сиё не помешает, а вот возбуждение может подстегнуть. Как она завелась от того, что я ускользнул от нее в последний момент усевшись на пол! Я только сейчас осознал пережитую амазонкой вспышку охотничьего азарта, и последующее удовлетворение от того что тело ее меня столь надежно связывает и гипнотизирует.
  
   Тама, ты попалась! Я даже язык высунул от удовольствия как представил, что пытаюсь сбежать от нее, как бросаюсь на утек, а она ловит меня за ногу, опрокидывает, затягивает под себя и наваливается сверху, крепко удерживая мои руки за запястья и прижимая их к полу, а ноги сжимая своими ногами. Вааааааа! Круто-то как! Но что же в душевой все-таки произошло?
  
   Далее в моих воспоминаниях следовала четкая картинка поезда мчащегося по рельсам и ощущение стремительно приближающегося обрыва в пропасть, оформленного в виде обрушившегося моста. Это как раз и была та самая точка назначения, к которой Тама стремилась. Вот только почему теперь это сломанный мост, а не просто обрыв как в первой редакции?
  
   Я вспоминаю испуг и замешательство амазонки, когда вместо того, чтобы кончить она вдруг ощутила еще больший взлет возбуждения. Затем ее объятия усилились, а движения стали более резкими и судорожными. Продолжив скакать на мне в ускоренном темпе Тама стремилась испытать оргазм, на грани которого себя ощущала. Но состояние это все длилось и длилось, не принося ожидаемой разрядки. Каким-то образом поезд перелетел пропасть и мчался теперь в неизвестность создавая рельсы прямо перед собой. Ого! Так тоже можно?! Как это произошло?
  
   Возвращаясь в воспоминаниях назад, я более медленно прокрутил ключевой момент и почувствовал, что ощущения амазонки вдруг обрели объем и раскрасились новыми импульсами удовольствия. Именно это заставило поезд словно бы взлететь и промчаться над пропастью. Но что "это"? Что заставило? Ох! Понял! Еще одна эрогенная зона включилась! И тут же я вспомнил ощущение твердых сосков под своими пальцами, как я мягко массировал их и сжимал.
  
   Ну вот и еще один рычаг управления! Заметка вторая. Если член и рот заняты, следует использовать руки, ведь ими тоже можно ублажать. Блин! Это же прописная истина как я ее забыл? Растяпа. Наверное железная дорога сбила меня с толку, создавая иллюзию, что ничего уже не изменить. Спасибо моторной памяти. Пока хозяин тупил, руки его действовали автоматически.
  
   Ну, а дальше я кажется помню, что произошло. Состав на полной своей скорости въехал в какую-то вязкую субстанцию, завяз в ней остановился и исчез. Я снова оказался в душевой кабинке и увидел, как Тама вскакивает с меня и, вцепившись рукой в промежность, вылетает наружу. Что с ней произошло, я тогда не понял. Сидел на полу, тупо моргал глазами и осознавал, как эмоциональные путы медленно отпускают меня и исчезают.
  
   Нэрми вернулась через пару минут и уселась рядом, обескуражено на меня глядя.
  
   - Что случилось? - спросил я. - Ты ведь не кончила. Почему убежала?
  
   - Чуть не описелась, - призналась Тама. - Странное дело, села на унитаз, а выдавить из себя ни капельки не могу и желание пописеть пропало.
  
   - Серьезно?! - обрадовался я, вскакивая на четвереньки.
  
   - Ну, да. А чего ты так оживился?
  
   - Да то! Ты вовсе не писеть хотела. Это другое желание, просто очень похожее.
  
   - Какое другое?
  
   - Вид оргазма такой необычный. Давай я покажу. Тебе должно понравится.
  
   - Как покажешь?
  
   - Буду ласкать тебя рукой. Ты ведь не против еще немного побалдеть?
  
   Побалдеть Тама была не против, она не успела кончить и тело ее желало разрядки. Вот только попутно амазонка испытывала нерешительность на этот счет, опасаясь возвращения пугающих ощущений. Чтобы подбодрить ее, а может соблазнить, я забрался пальчиками ей между ног и мягко зарылся ими в волосы сперва поглаживая губки снаружи а потом и аккуратно забираясь между ними. Чувство томления в паху живо откликнулось и стало быстро нарастать.
  
   Тама не успела ответить, ее тело согласилось на ласки за нее. Пися раскрылась сильнее, подставляясь под мягкие прикосновения пальцев, потом надавила на них сверху и, прижав к полу, зарылась между ними упругим от возбуждения клитором. Я еще пару секунд нажимал на "волшебные кнопочки", доводя свою любовницу до исступления, потом ввел пальчики во влагалище и быстро нащупал ими точку "джи". Первое же нажатие на нее заставило Таму испуганно распахнуть глаза и вцепиться руками в мое запястье.
  
   - Опять! - простонала она. - Пусти.
  
   - Подожди! Не беспокойся, просто расслабься.
  
   - С ума сошел?! Если я расслаблюсь, то тут же тебя обсикаю.
  
   - Нет. Это ложное чувство. Попробуй, и увидишь, что я не вру.
  
   - Ну, гляди у меня! - предупредила Тама и осторожно расслабилась.
  
   Я оказался прав. Ничего фатального не произошло.
  
   - Уууууф! - облегченно выдохнула она. - И что дальше?
  
   - А дальше, садись на попу, откинься спиной на стенку душевой, доверься мне и получай удовольствие.
  
   - Как у тебя все просто, - улыбнулась амазонка и пересела как я сказал.
  
   Длинные ноги свои она разместила по бокам от меня, так что я оказался точнехонько между ними. Поза Тамы стала такой сексапильной, а положение мое столь волнительным, что опять я поплыл от удовольствия. А когда представил, какое приключение меня ждет, окосел ее больше.
  
   Женщина заметила это балдежное мое состояние и хищные огоньки снова зажглись в ее глазах. Она еще шире раздвинула свои ноги, оказывающие на меня столь пьянящее воздействие, и, соединив щиколотки у меня за спиной, словно захлопнула ловушку. От этих жестов в голове моей опять начался кавардак, а когда Тама в добавок еще сжала мои пальцы стенками влагалища, меня вообще затрясло как в лихорадке. В тот момент я напоминал, наверное, кролика, загипнотизированного удавом и амазонку это раззадоривало ее больше. Она стала массировать мои пальцы у себя внутри, посасывать их, затягивая в глубину, и усугубляя тем самым мое трансовое состояние.
  
   - Рас..расслабься... - попросил я слегка заикаясь от возбуждения.
  
   - Разве я напряжена? - сладким голосом спросила Тама, и я понял, что если сейчас не возьму инициативу в свои руки, то через какое-то время снова окажусь под ней.
  
   Я сконцентрировался на ощущениях своей любовницы и стал мягко водить большим пальцем вокруг головки клитора, а средним и указательным - массировать точку "джи". Глаза амазонки широко распахнулись и она вновь напряглась, переживая пугающие ее ощущения, но потом, видимо вспомнив мои рекомендации, расслабилась полностью, и снаружи, и внутри. Пальцы мои, наконец, получили свободу и я стал осваивать ее, совершая ими массирующие и надавливающие движения в соответствии с теми сигналами, что поступали от эмпатических чувств.
  
   Тама застонала от удовольствия, ощущения ее быстро смещались в приятную плоскость и набирали обороты по части своей интенсивности. Пися распахнулось шире и наполнилась соками, таз слегка изменил угол наклона, подставляя влагалище для желанных ласк. Я увлекся созерцанием распахнувшейся женской красоты и неосознанно придвинулся поближе. Крыша моя вновь улетела под небеса, но первоначальным замыслам это не могло уже помешать. Мои пальцы вступили в крепкую эмпатическую сцепку с желаниями любовницы и беспрекословно следовали приказам ее тела. Я же опять ощущал себя подле священного алтаря, совершающим сакральные действия в ожидании божественного благословления. Все окружающее пространство наполнилось светом и красками, в душе моей пели фанфары и уносили ее в райские кущи. Стоны амазонки были для меня словно музыкой, дрожание ее тела, сладостные сжатия ног, скрестившихся за моей спиной - восхитительным танцем.
  
   Я вновь осознал себя в горной местности, преодолевающим крутой подъем. Где-то за спиной осталась железнодорожная станция с доставившим меня в это место поездом. А вершина возвышенности, на которую я взбирался, была уже совсем близко. Я подошел к самому краю и вместо пропасти узрел глубокое озеро с прозрачной как стекло чистой водой и высокими отвесными берегами. Да! Я знал что это! Сердце мое запело в предвкушении восхитительного события и я прыгнул с обрыва ласточкой, вытягивая руки вперед для мягкого погружения. Водная гладь ударила меня в лицо и ворвалась в рот горячим потоком, заполнив его очаровательным вкусом со множеством самых разнообразных оттенков в слабой градации сладкого.
  
   А потом я оказался в душевой, и в уши мои ворвался громкий крик извивающейся в наслаждении Тамы. Тело ее судорожно вздрагивало и окатывало меня мощной струей, вылетающей из напряженной писи. Вода барабанила мне в грудь, набирая мощность, накатила на лицо, ворвалась в рот и вновь отхлынула вниз ослабевая. Затем последовал второй импульс блаженства, окативший меня жидким удовольствием в слегка ослабленном варианте, за ним третий. И пальцы мои внутри влагалища все это время продолжали мягко нажимать на волшебную кнопочку, провоцируя стихию продолжаться.
  
   Излившись до конца, любовница сжала ногами мою руку и мелко дрожала, переживая затухающие ощущения разрядки. Я же словно парил в небесах, не чувствуя своего тела. Через некоторое время взгляд женщины сосредоточился на мне, она узрела мокрого с ног до головы мужчину, с волос которого до сих пор продолжала капать вода и испуганно отстранилась.
  
   - Я... я тебя... Я...
  
   - Обкончала, - закончил я ее фразу и весело рассмеялся.
  
   - Ч...что?
  
   - Да, вот что, - ответил я и протянул Таме свою ладонь, на которой блестела маленькая лужица полупрозрачной жидкости с белесым цветом.
  
   Больше всего по виду своему она напоминала молочную сыворотку, а по вкусу - обычную воду со слабым сладковатым привкусом. Хотя сам я различал целую гамму его бесподобных оттенков.
  
   - Это не то, чего ты боялась, - пояснил я. - Совсем другая жидкость. Сама посмотри.
  
   Я коснулся средним пальцем лужицы на ладони и показал, что жидкость слегка тянется как разбавленная смазка.
  
   - Что такое со мной только что произошло? - спросила амазонка.
  
   - Эякуляция. Ты кончила со сквиртом. Неужели не слышала о таком никогда?
  
   - Постой! И все это в тебя попало?
  
   - Ну да, большая часть.
  
   - Ты ведь специально меня так усадил, чтобы в тебя все попало?
  
   - Ага! Я просто торчу от сквирта и от того, какой он на вкус.
  
   - Так ты его еще и пробовал?!
  
   - Ну, знаешь, это трудно было не сделать. Когда струя под давлением врывается в рот, сложно не ощутить ее вкуса.
  
   - Извращенец!
  
   - Не-не! То что приятно женщине не может быть извращением.
  
   - Ложись на спину.
  
   - Зачем.
  
   - Ложись живо! Я буду тебя наказывать!
  
   - Ам... хо..хорошо... - теперь я уже стал заикаться, осознавая, что сексуальное возбуждение с новой силой разгорается в амазонке.
  
   Схватив за плечи, она сама уложила меня, грубо прижимая спиной к полу, и уселась на мои бедра верхом. Я закатил глаза от блаженства, чувствуя, как меня снова захватывают, а потом ойкнул от боли, ощутив на члене железные тиски.
  
   - На меня смотри! - приказала Тама. Глаза ее полыхали огнем, но к гневу тот, конечно же, не имел никакого отношения. Это была чистая квинтэссенция сконцентрированной похоти, и желание реализовать ее с максимальным блаженством.
  
   Я пытался не отрывать взгляд от лица амазонки, но изображение плыло перед глазами от переполнявших меня чувств. Тама играла интимными мышцами, подбирая наиболее приятную для себя степень сжатия и плавно двигала бедрами, ловя движения, наилучшим образом стимулирующие точку "джи". Очень быстро она отрегулировала оптимальный режим работы своего двигателя и тот стал набирать обороты устремляя поезд вперед.
  
   И вновь я стал пассажиром, ведомым правда уже по новому маршруту. Экспресс быстро набрал рабочую скорость и стремительно приближал меня к точке назначения. Впереди, прямо по курсу показался туннель, заполненный водой. Он походил на какой-то сюрреалистичный стакан, опрокинутый набок, жидкость из которого почему-то не выливалась. Что-то с силой дернуло меня за волосы, возвращая к действительности. Я успел осознать себя распятым на полу с приподнятой над полом головой, ощутить пальцы амазонки, вцепившиеся мне в волосы, а затем поезд ворвался в тоннель и в лицо мне хлынули струи воды.
  
   Аааах!!! Я вдруг выпал из событий прошлого и осознал, что рот мой приоткрыт и скопившиеся слюнки начинают из него вытекать. Встряхнув головой, я проглотил слюну и вновь расслабился откидываясь на стенку джакузи. Захватывающие у меня получились воспоминания.
  
   Тама переживала один сквирт за другим и не думала останавливаться. Словно какой-то механизм в ее теле заело и за полученной разрядкой вновь накатывало желание.
  
   - Не могу! - простонала она, после очередного излияния, и легла на меня сверху. - Сил больше нет!
  
   Тело при этом продолжало дрожать от пережитого блаженства. Я обнял ее крепко и поцеловал.
  
   - Может выйдем уже из поезда и пройдемся пешком?
  
   - Чего?
  
   - Понимаешь, ты ездишь по кругу через один и тот де тоннель и это не кончится до тех пор, пока энергия твоя не израсходуется. Не стоит до истощения себя доводить.
  
   - У тебя все дома? - спросила Тама, подозрительно меня изучая.
  
   Я потряс головой и рассмеялся.
  
   - Извини, забылся. В общем нужно сменить удовольствие, чтобы влагалище твое не стимулировалось. Тогда ты испытаешь обычный оргазм и все закончится.
  
   Любовница моя облегченно выдохнула:
  
   - Ууууф! А я уж испугалась. Пойдем к бассейну, там есть шезлонг, я лягу а ты полечишь меня своим язычком.
  
   Она поднялась на ноги и, взяв меня за руку, потянула за собой. В общем сумасшествие наше подходило к концу, а я так и не опустошился. В тот момент меня этот факт не очень-то и расстроил. Ведь я уже столько пережил оргазмов любовницы, что психологически подустал, и самому мне кончить как-то уже и не хотелось. Вот кунилингус - это другое дело! Им наслаждаться мне никогда не надоест!
  
   Через пару минут блаженства в пушистых и вкусных объятиях рот мой заработал восхитительный коктейль из смазки и остатков сквирта, волосы на голове прошли испытание на разрыв, а шея и голова - на критическое сжатие. После чего Тама, наконец, обессилено расслабилась и, сладко улыбаясь, откинулась в шезлонге. Пальцы ее мягко гладили меня по голове, расчесывая волосы, но потом вдруг схватили их и потянули вверх заставляя прилечь рядом. Я послушался и тут же оказался в объятиях амазонки.
  
   - Постой, - удивился я.
  
   - Шшшшш, - прошептала Тама. Выглядела она сонной и вовсе не настроенной на секс. Тем не менее, руки ее нащупали стоящий торчком член, и на губах возникла довольная улыбка. - Возбужден еще, бееедненький!
  
   Амазонка обняла меня ногой за талию, притиснула к себе, и я в очередной раз ощутил восхитительное погружение в сладостные глубины.
  
   - Ты... чего? - прошептал я прерывающимся голосом. Вопрос о моей собственной разрядке самым нежданным образом вновь встал на повестку дня.
  
   - Ничего, - промурлыкала Тама. - Полежишь тут со мной, мне соска нужна для полного умиротворения.
  
   И в подтверждение своих слов она принялась мягко посасывать влагалищем мой жаждущий ублажения орган. Глаза амазонки прикрылись и она сладко засопела, причмокивая губами. Я же чувствовал, что медленно возношусь на небеса. Услаждающие меня ласки, были очень мягкими и ненавязчивыми, но неуклонно повышали градус возбуждения. И то, что рядом ровно дышала и как будто бы уже мирно спала удовлетворенная женщина, делало данную ситуацию насквозь сюрреалистичной.
  
   Через пару минут я просто изнемогал от желания, но не мог пошевелиться, парализованный эмпатическим приказом "лежать неподвижно". Либо Тама все-таки притворялась, либо так необычно спала, продолжая испытывать удовольствие и неосознанное желание, чтобы ей не мешали. Прошло еще минуты три и я вплотную приблизился к разрядке. Я весь дрожал от напряжения, но какое-то время не мог преодолеть райский порог. И вот, наконец, меня словно молнией пробило от макушки до пят, я взорвался как бомба и забился в сладостных конвульсиях. Объятия Тамы крепко сжались, она улыбнулась и прилипла к моему рту губами, не прекращая целовать до тех пор, пока я не прекратил вздрагивать. (Блин! Так она все-таки не спала!) И уже потом отпустила меня и почти сразу уснула по-настоящему.
  
   Какое-то время я еще находился в ее объятиях, пребывая в состоянии блаженного покоя. Но потом потихоньку освободился и пошел изучать чудеса водной техники. Сперва взбодрился под массажными струями горизонтального душа, затем в парилке погрелся и искупался в бассейне. Ну а напоследок залез в джакузи и отмокал там до сих пор. Ах! Этот сладкий волшебный мир удовольствий! Как я тебя обожаю!
  
   - Ого! Мужчина в женской сауне! Вот так неожиданность! - вывел меня из блаженной прострации новый голос. Я обернулся на звук и узрел голую амазонку. Она оказалась чуть пониже Тамы, но не менее массивной и мускулистой.
  
   Упс! Кажется работы мне прибавилось. Ну, ничего, я уже отдохнул.
  
   - Ты кто такой?
  
   - Я здесь вроде банщика, - ответил я улыбаясь. - Мою всех желающих, делаю массаж, и выполняю другие сопутствующие услуги.
  
   Глаза мои тем временем уже вовсю изучали восхитительные формы незнакомки и тело мобилизовалось на новые подвиги.
  
   - А с ней что? - спросила женщина, глядя Таму, спящую в шезлонге.
  
   - Эм... дрыхнет вроде. Устала, должно быть, от... долгого мытья.
  
   - Тама устала? - поразилась амазонка и в глазах ее зажглось любопытство. - Ну, что ж, банщик, тогда пошли со мной. Я тоже хочу помыться.
  
   В теле моем стали стремительно разгораться сигналы женского интереса и я с удовольствием выбрался из джакузи.
  
  

Глава 3

  
  
   Лана:
  
   Лайнером управляла Тина, поскольку именно ей было известно, куда лететь. Вот только меня, что-то не очень вдохновляло место, к которому мы направлялись. Аппарат держал курс на территорию старого порта, примыкающего к бедным кварталам. Стоянка кораблей в этой части была значительно дешевле, жилье и питание тоже относились к уровню эконом. А я к такому качеству услуг непривычна, мне требуется что-нибудь гораздо более респектабельное и комфортное.
  
   Заметив недовольство на моем лице, Тина поспешила меня успокоить:
  
   - Мы только мальчиков заберем и сразу ко мне. Я и ужин уже заказала, и вино. Оторвемся по высшему разряду.
  
   - Опять ты групповушку замышляешь? - возмутилась я.
  
   - Да почему сразу групповушку-то? Кровать у меня огромная, мы вчетвером прекрасно поместимся. На разных концах, словно в разных комнатах и между нами еще человек пять поместится.
  
   - Тина, а тебе ни разу не приходило в голову, что секс - процесс интимный, и некоторым нормальным личностям, как я, например, хотелось бы уединения со своим мужчиной.
  
   Подруга посмотрела мне в глаза и улыбнулась мягко и обезоруживающе в излюбленной своей манере.
  
   - Ланочка, но ты же знаешь, что мне скучно вдвоем. Я люблю компанию. Ты ведь уже не первый раз терпишь мое общество. Что тебе стоит еще немного потерпеть. А на ночь я вашу парочку тет-а-тет оставлю. Кувыркайтесь хоть до самого утра в свое удовольствие.
  
   - Нет уж! На ночь я уйду к себе.
  
   - Значит ты согласна? Ура!
  
   - Погоди, ты отключила камеры или они у тебя по-прежнему каждый сантиметр постели снимают?
  
   - Эм... ну... не совсем.
  
   - Что значит не совсем?
  
   - Значит, снимают.
  
   - Я поеду к тебе, только если отключишь.
  
   - Ланочка, золотко, ну ни как я не могу оставить сегодняшнее событие не запечатленным. Оно обещает стать настоящей жемчужиной моей коллекции.
  
   - Извини, но участвовать в твоей порноиндустрии я больше не намерена.
  
   - Может последний раз, а?
  
   - Неделю назад был последний раз.
  
   - Может самый последний?
  
   - А он как раз и был самый последний. Ты еще тогда обещала мне камеры убрать.
  
   - Но не могу я их убрать! Как ты не понимаешь? У меня же суперсовременная видеостудия! Как можно ее не использовать? Зачем я по твоему ее покупала? Знаешь сколько денег я в нее вбухала?
  
   - Да, пожалуйста, не убирай. Я против что ли? Используй на здоровье, но только без меня.
  
   - Бяка ты. Хочешь мне весь вечер испортить?
  
   - Почему испортить? Высажу вас возле твоего дома, а своего парня увезу к себе. Проведете вечер вдвоем, как тебе нравится.
  
   - А как же ужин?
  
   - Хорошо, заскочим к тебе, поужинаем, а потом уйдем.
  
   - Эх, - горестно вздохнула Тина. - Ладно, хотя бы так.
  
   Мы надолго замолчали. Подруга на меня обиделась и мне неудобно стало, что расстроила ее. Блин! Ну почему я такая сострадательная? Сперва Клаус меня из равновесия вывел, теперь она. И ведь права я! В данной ситуации права! Все эти фетиши ее - не мое дело, я не обязана им потакать! Но почему я себя виноватой чувствую?
  
   Чтобы отвлечься от тягостных мыслей, стала на экран монитора смотреть. Под нами проносились какие-то убогие частные домишки, а прямо по курсу приближалось строение значительно более крупного размера, серое и невзрачное, как и все вокруг, но двухэтажное и многооконное. Я настроила приближение на экране монитора и пыталась понять, куда мы летим. Лайнер приближается к зданию с подсобной стороны, поэтому вывеску на нем не было видно. Но скорее всего это тоже гостиница какая-нибудь с питейным заведением на первом этаже. Вот и дополнительная посадочная площадка у них имелась. В гостиницах такие организуют для грузового транспорта. Продукты там подвозить, вещи разные, расходные материалы. А возле служебного входа я двух мужчин увидела. Уж не наши ли это пассажиры? Небольшая манипуляция с изображением и вот оба они на экране крупным планом.
  
   Одного я сразу узнала. Это Мика Таргет, подручный Тины. Лететь к нему на всех парах в жарком нетерпении она бы не стала. Если б ей вдруг приспичило его трахнуть, просто набрала бы его номер и он сам пожаловал бы к ней домой. Таргет скорее всего мог парня ей найти, или забрать его по ее поручению. Значит именно второй мальчик является источником вожделения моей подруги. Любопытство ожило во мне с новой силой и я стала внимательно парнишку изучать.
  
   На вид совсем юный. От силы пятнадцать ему исполнилось, ну максимум шестнадцать, худенький и мелкий. Ростом едва дотягивает до ста семидесяти сантиметров. Мика вон на пол головы его выше, а у него сто восемьдесят. Лицо смазливое, губки пухленькие, глаза большие зеленые испуганные с пушистыми и длинными ресницами, волосы темнорусые. Одет вроде не бедно: брюки, рубашка и ботинки по качеству своему выглядят прилично. Видать парень не из бедной семьи. Но непонятно, как он здесь оказался. Из дома что ли сбежал? Ну это зря. С такими то данными мигом можно в рабство залететь.
  
   А может он как раз уже? Может Таргет его из местного борделя забрал? Нет, вряд ли. Обычная шлюха не зацепил бы Тину так сильно, даже если он и красавчик. Вот коли наоборот, девственник, то... А что очень даже может быть. Это многое бы объяснило. Насколько я знаю Тину, невинность в мужчинах для нее как мед для пчелы. И чем неопытнее парень, тем больше он ей нравится. Девственников же в Меве сыскать особенно сложно. Так что если она обнаружила такого, то наверняка без ума от своей находки.
  
   Постой! Выходит мне она что, Таргета приготовила?! Вот, свинка!.. Я хотела уж было в слух возмутиться, но потом взглянула на подручного Тины как на потенциального любовника и притормозила с претензиями. Парень он симпатичный и молодой. Пару лет назад я даже просила подругу поделиться, но она отмахнулась небрежно так: мол он неумеха в сексе, и я как-то сразу потеряла к нему интерес. Сейчас ему двадцать три и привлекательность свою он не только сохранил, но и приумножил. Покрепче что ли стал, поувереннее, мог и опыта в сексе набраться. Интересно. В любом случае я не против была его попробовать. Ого, да мне даже хочется этого! Уже и возбуждение стало разгораться. Ну, блин, с ума просто сойти! Будто рефлекс у меня на подарки от Тины выработался. Кого подсунет, того хочу. Ну, правильно, она еще ни разу меня не разочаровывала.
  
   Только подругу я свою все равно сейчас подколю. Такое откровенное пренебрежение моей персоной безнаказанным не останется. Поворачиваюсь к ней и говорю скептически:
  
   - Хочешь сказать, что эта мелочь зеленая сможет в сексе меня удивить?
  
   - Эээ... нет, - замялась Тина, явно смущенная. - Ты вроде Микой однажды интересовалась, ну и вот я подумала...
  
   - Таргет?! Ты серьезно?! - вот где мое не реализованное возмущение выплеснулось.
  
   - Постой, Ланочка, не кипятись. Кто-кто, а он точно придется тебе по вкусу, слово даю!
  
   - Раньше, значит, неумехой был, а теперь вдруг походит?
  
   - Ну, да, время ж идет, все меняется, - ответила Тина широко улыбаясь. - Давай сделаем так. Если Мика тебе не понравится, я одно желание твое выполню, то что в моих силах, конечно.
  
   - Вот-вот, и я даже знаю какое. Моим желанием будет, чтобы ты отстала от меня со своими групповушками.
  
   - Зачем ты так? - расстроилась подруга еще больше. - Ну, хочешь, я тебе другого любовника найду, если Мика не по нраву?
  
   У нее такой голос жалобный стал, что меня прямо в сердце кольнуло.
  
   - Ладно, - говорю. - Извини. Перегнула я палку. Если по честному, то Таргет твой мне до сих пор нравится, так что отказываться я от него не стану.
  
   Тина улыбнулась, и мне сразу полегчало. Все-таки как же я к ней прикипела за все годы нашей совместной дружбы.
  
   - Может все же останешься на ночь? - предложила она.
  
   Ага, вот и вся ее натура хитрючая. Палец в рот не клади, всю руку оттяпает.
  
   - Нет, - отвечаю ей, - обойдешься мальчиком своим зеленоглазым.
  
   - Злюка-злюка! - сказала Тина и показала мне язык.
  
   Ну, и славно. Мир восстановлен. Да и лайнер наш посадку уже совершает.
  
   Подруга столь резво с кресла пилотского сорвалась, что я сразу сообразила - мальчик точно девственник. Ишь как глаза у Тинки горят от предвкушения. Интересно, что она с ним сделает? Она такая извращенка, просто страсть. Как бы не напугала его на всю жизнь, от женщин потом шарахаться будет.
  
   Когда мы вышли, Таргет уже к трапу подходил, и мальчика вел за руку. У того в глазах испуг, но вовсе не панический. Нормальный такой мандраж перед первым сексом с женщиной. По всей видимости, без напутствий тут не обошлось. Угадывается предварительная моральная подготовка. Интересно, что Мика ему наплел? Мика... Вот ведь, уже и по имени о нем думаю. И даже пробую имя на вкус. Приятно так и тепло. Нравится. И парня этого мне с каждой минутой хочется все больше и больше. Блин! Уже и между ног мокро сделалось! Тинка! Девчонка ты дрянная! И откуда в тебе столько прозорливости?
  
   Глянула я на нее и о Таргете забыла на время. Да уж, тут было на что посмотреть. Между ней и мальчиком словно связь магическая установилась. Одна глазами пожирает, другой тает от восхищения. Ну, правильно. На Тинку сейчас погляди - просто сказочная фея, вся такая воздушная и очаровательная, только крыльев за спиной не хватает. И улыбка эта ее ангельская почище гипноза на парня действует. Вплотную к нему подошла, по щекам ласково гладит, и пальчиками его губки ощупывает, скользит по ним, контуры обрисовывает. Есть у Тины еще один фетиш по части рта и губ. Цепляют ее какие-то особые формы известные ей одной. И если рот парня вкусам этим отвечает, то она от любовника просто тащится, так что зауши ее не оторвать, зацелует всего и облапает.
  
   Ну вот и началось! Уже и язык в ход пустила по губкам его пухленьким водит и проникает слегка между ними. А мальчик смотрит ей в глаза неотрывно и тонет, погружается на критическую глубину. Дальше - больше. Вот уже и до поцелуя дело дошло, сладкого и глубокого. Тинка прям вся упивается процессом, проникла в рот языком, стиснула парня в объятиях и присосалась надолго как пиявка. Тот руками ей в грудь упирается, слабенько так пытается оттолкнуть, а ее от этого еще больше прет, объятия крепче сжимаются, и поцелуи разгораются страстью.
  
   Потом смотрю, она хаут себе между ног расклеивает, края его в стороны отводит и полоску трусиков смещает вбок.
  
   "Ого, - думаю, - пора этот разврат прекращать".
  
   Я к Тинке шагнула, за плечо ее трясу:
  
   - Подруга, тащи-ка своего мальчика в лайнер и полетели.
  
   Она - ноль внимания. Не прекращая целоваться уже и ширинку на штанах у парня расстегивает. Тот и не сопротивляется больше, полностью отдался ей на растерзание, тает. Делать нечего, придется на крайние меры идти. Наклонилась к самому ее уху и четко, выделяя интонацией каждое слово, говорю:
  
   - Если сейчас в лайнер перейдешь, я так уж и быть у тебя сегодня с Таргетом останусь.
  
   Смотрю, дошло до нее, глазами усиленно моргает, осмысленность в них возвращается. От мальчика своего оторвалась и смотрит на меня недоверчиво:
  
   - Не шутишь?
  
   - Нет, - улыбаюсь. - Одежду только свою в порядок приведи.
  
   Тинка прям расцвела вся от счастья. Быстренько так хаут поправила, возвращая ему целостность, мальчика своего за руку цапнула и в лайнер утащила. Я на Таргета смотрю, тот рожу напряженную скорчил, ели смех сдерживает.
  
   - А тебе особое приглашение требуется? - говорю.
  
   Мигнул, кашлянул и в лайнере послушно скрылся. Хорошо хоть с ним проблем не возникло. Трап я подняла, дверь закрыла, возвращаюсь в кабину, а там цирк продолжается. Тина устроилась на пассажирском диванчике, мальчика своего к себе на коленки усадила и ладошки его к груди своей прижимает. А у нее сквозь хаут соски уже оттопырились от возбуждения, здоровенные такие торчат сквозь ткань, красуясь во всех своих рельефных подробностях. Вот хулиганка! Когда она лиф успела снять? Парень глаза вытаращил, пялится на них, аж рот у него открылся от очарования. А Тина еще и пальчиками его вокруг сосков своих водит, прикасается к ним и побуждает сжать.
  
   Блин! Если они этот разврат продолжат, я лайнер вести не смогу! Я же не железная тоже! У меня самой в трусах мокро, хоть отжимай. А может плюнуть на все и притиснуть Мику, на втором диванчике? Нет! Моей возвышенной душе хочется комфорта! Я лучше до дома потерплю и уже там сделаю все красиво. Что же мне только с Тиной делать? Ее ведь так просто не остановить.
  
   - Слушай! Имей совесть, - говорю. - До дома потерпеть не можешь?
  
   - А зачем терпеть? - улыбается, а у самой глаза пьяные вдрызг.
  
   Ну, да. В этом состоянии совесть ее в глубокой спячке. Или даже наоборот, полностью разделяет телесную похоть. В сексуальных вопросах совесть Тины ей не противница, для нее такие действия хозяйки в порядке вещей. Здесь нужно практический интерес искать.
  
   - А как же запись? - говорю. - В лайнере камеры нет. Отличные кадры пропадают.
  
   - Подумаешь, - отмахнулась подруга, - будут еще лучше кадры.
  
   И продолжает дальше развлекаться, пальцы мальчика вокруг сосков своих собрала и мягко сдавливает ими свою грудь, сжимает, вытягивает ее и надавливает. Я на Мику взгляд перевожу, тот игриво так глазами своими сверкает, вовсе не против значит нечто подобное учинить. Блин! Одна я тут такая моралистка? Ну, ничего, сейчас я эту малину прикрою.
  
   - Как думаешь? - у подруги спрашиваю. - Кадры еще лучше будут, если я одну камеру возьму и в съемках твоих поучаствую?
  
   Тинка моментально уставилась на меня и даже мальчика своего отпустила.
  
   - Кого надо за это убить?
  
   - Садись в кресло второго пилота и полетели. Если до самого дома... нет, до спальни своей к парню не притронешься, то так уж и быть, сыграю роль оператора.
  
   А сама думаю: "И почему мне раньше это решение в голову не пришло? Все лучше, чем голой попой своей на кадрах сверкать".
  
   Тина мигом игрушку свою на диван пересадила и в кресло пилотское пересела.
  
   - Только крупные планы, ладно? Чтобы во всех подробностях все было видно. Мне как раз крупных планов не хватает.
  
   - Ладно говорю, как захочешь, так и буду снимать.
  
   А у подруги глаза так и светятся, словно именинница она сегодня. Ох! Много ли надо человеку для счастья? Ну, ладно. Полетели. Села я в кресло первого пилота, запустила двигатель и взлетела, следуя курсом к Тининому дому.
  
  
   Алекс:
   Новая амазонка по стилю сексуального поведения показалась мне вполне обычной женщиной. Предоставив мне полную свободу действий, она с любопытством ждала чем же я таким этаким ее удивлю. Для начала мы с ней все же познакомились. Услышав мое имя, она предложила называть себя Ритой и выжидательно замолчала.
  
   - Эээ... Рита, хотите мыльный массаж? - скромно спросил я.
  
   - Не откажусь.
  
   - Тогда... пойдем в душ?
  
   - Пойдем.
  
   Опять кабинка, потоки мыльной воды и опять я в тактильном контакте исследую женское тело. С Тамой мы это уже проходили, вот только тогда мне времени не хватило, чтобы хоть сколько-нибудь ее изучить. А Рита вроде не собиралась меня останавливать, полностью погрузившись в приятные ощущения. Проведя предварительную разведку, я отметил для себя наиболее чувствительные области ее тела, и приступил к более действенному массажу.
  
   Мои руки скользили по коже, нащупывали мышцы, прорисовывали их, надавливали, проминали и сжимали, там где это требовалось для возбуждения амазонки. Я и сам получал при этом многогранное удовольствие, и от ощущений женщины, и от своих собственных, и от осознания того, что я прикасаюсь к соблазнительному телу, и от визуальных впечатлений.
  
   Первая эмпатическая картинка появилась, когда мои ладони сосредоточились на женской груди, исследуя мягкую поверхность полушарий, а пальчики стали сжимать и поглаживать затвердевшие соски, отслеживая их упругость от оснований до самых кончиков. Вполне ожидаемо, я очутился в горной местности. Вот только была она не совсем обычной, обладая как подъемом, так и склоном с самой стартовой точки. Причем на подъеме территория была относительно слабо исхожена, а вот на спуске имелось несколько хорошо раскатанных трасс, превратившихся даже в некоторое подобие желобов, по которым можно было съезжать довольно направленно.
  
   Необычность этой карты заключалась в том, что все горные местности, которые я до сих пор встречал не имели спусков от точки покоя. Даже самых горячих дам нужно было сперва завести, если они пребывали в уравновешенном состоянии, то есть преодолеть хотя бы маленькую, но возвышенность. Другое дело, конечно, когда женщина была уже возбуждена, но в этом случае путешествие начиналось не от точки покоя, и там спусков могло быть предостаточно. Получалось, что Рита имела склонность проявлять инициативу с самого начала. Более того, такая активность была ей вполне привычна и она гораздо чаще являлась инициатором секса, чем приглашенной стороной. Так что свобода действий мне предоставлялась судя по всему лишь до тех пор, пока я ей пользуюсь и пока ласки мои амазонке нравились.
  
   Любопытства ради я отследил, куда ведут Ритины спуски. Наиболее короткий из них заканчивался не очень глубокой пропастью. Это был такой быстрый оргазм, полученный наспех. Имелась также и весьма протяженная трасса, в конце которой нас ждало длительное и захватывающее падение. Судя по тому, что проложена она была основательно, эта женщина умела получать от секса исчерпывающее удовольствие. Вот только крутизна данного спуска меня не очень впечатлила. До самого обрыва мне предлагался мягкий и размеренный секс, так что я решил попытать счастье в направлении самой большой возвышенности. Пока не ясно было, что находится на другой стороне, но опираясь на собственный опыт я ожидал обнаружить там все самое крутое и экстремальное. В столь серьезном удалении от точки покоя должны были располагаться и наиболее глубокие пропасти, и самые стремительные спуски, и сквиртовые водоемы, и следующие один за другим ступени падения, соединенные наиболее крутыми склонами.
  
   Я опирался в своих действиях на ощущения, которые испытывала женщина, и благодаря этому достаточно быстро преодолевал подъем. Чем больше я получал эмпатических сигналов, тем детальней становилась карта. И еще, мне интересно было насколько далеко я смогу продвинуться не прикасаясь с самой горячей точке женского организма. В определенный момент подъем стал настолько крутым, что мне пришлось охватить едва ли не всю эрогенную периферию, чтобы продолжать двигаться дальше. В ласках принимало участие уже все мое тело. Я использовал не только пальцы, ладони и рот, но и ноги, живот грудь. Я сжимал амазонку в своих объятиях, терся о нее, лизал, сосал, покусывал, пощипывал и царапал, оказывая широкомасштабное, массированное воздействие, всячески дразня и доводя ее до умопомрачения.
  
   В какой-то момент я словно бы поскользнулся на склоне и съехал в сторону, попадая в новую область. Целиком сосредоточившись на эмпатическом восприятии горного подъема, я совершенно перестал отслеживать, что происходит в действительности, и поэтому не сразу сообразил, что же случилось. Лишь несколько мгновений спустя я осознал, что нос мой уткнулся в подушечку волос, губы обволакивает влажная бархатная нежность, а в рот внедряется что-то упругое и пульсируюее. Следом пришло ощущение, что я сижу на коленях, с задранным кверху лицом и волосы мои пребывают в крепком захвате, не позволяя лишний раз двинуть головой и уж тем более вырваться из сладкого плена. Оказывается Рита опустила меня вниз, прижала мой рот к своему паху, и теперь судорожно двигала бедрами, стремительно приближаясь к сумасшедшей разрядке.
  
   Новая область карты просто изобиловала пропастями. Обойти их и продвинуться дальше представлялось чем-то нереальным, сродни искусству канатоходца. Я и не рассчитывал это сделать, желая лишь подарить своей любовнице море удовольствия. Торопясь сохранить за собой инициативу, я проник языком во влагалище, максимально удлиняя его, сворачивая кончик крючком и дотягиваясь им до точки "джи". В первый момент мне показалось, что Рита кончила, настолько судорожно сжались ее объятия снаружи и внутри. В рот мне буквально выстрелила струйка тягучей смазки, орошая небо и язык, даря ощущение бесподобного вкуса. И я тут же был захвачен нахлынувшими на меня чувствами блаженства, которые полностью затмили мое собственное восприятие. Тело окутали приятные волны, кружа голову и затуманивая мысли. Я настолько глубоко погрузился в переживаемое удовольствие, что полностью прекратил воспринимать окружающую действительность. И даже карта, столь тщательно построенная моим умом, отошла куда-то на второй план.
  
   Все, что стало иметь для меня смысл, на чем сконцентрировались остатки сознания - это переживаемые ощущения. Как музыкант, увлеченный музыкой, поддавшись страсти к импровизации и забывший про нотную тетрадь, я творил наслаждение и сам же восхищался им. Это была не только музыка. В эмпатическом восприятии принимали участие все органы чувств. Я видел очаровательные всполохи, напоминающие северное сияние, и рисовал их, баловался ими, закручивал в узоры, создавая восхитительные картины, чарующие меня своей красотой. Я блаженствовал от необыкновенного вкуса и аромата, творил их, доводя до совершенства. Я наслаждался осязательными впечатлениями, используя все что было в моем распоряжении: язык, губы, нос, ладони и пальцы. Все чувствительные точки женского тела воспринимались как клавиши фантастического инструмента и, нажимая их, я создавал свето-звуко-вкусовую симфонию. Я забыл уже чем на самом деле занимаюсь, само действие стало целью бытия и естественной формой моего существования. Поэтому произошедший внезапно катаклизм, вырвавший меня из созданного мира оказался полной неожиданностью.
  
   Моя спина и затылок основательно приложились к чему-то твердому, а пятая точка ощутила под собой мягкий силиконовый пол. Туман в глазах быстро рассеивался и я обнаружил себя сидящим на полу у самой стены душевой кабинки, о которую кажись только что и стукнулся. Рита сидела верхом у меня на животе и смотрела сверху широко распахнутыми очумевшими глазами. Видимо она не смогла устоять на ногах и свалилась на меня сверху, нарушив нашу с ней музыкальную идиллию.
  
   - Ну, банщик, капец тебе! - прорычала она, вскакивая на ноги и хватая меня за запястье. Судя по тону и накалу желания, амазонка так и не испытала разрядку и намеревалась это упущение устранить самым жестким и принудительным образом.
  
   Тело неохотно слушалось, поэтому когда я рывком был поставлен на ноги, едва опять не свалился на пол. Окружение стало сменяться стремительно, как в фильме. Вот я в кабинке, а вот уже снаружи, мимо мелькнули две пары любопытных глаз с интересом разглядывавших меня, и мгновением позже спина шлепнулась о мягкое ложе шезлонга. Амазонка тут же оказалась сверху и крепко придавила меня своим весом. Ее рот набросился на мои губы с жарким поцелуем, но она так больно кусалась, словно не поцеловать меня хотела а съесть.
  
   - Дора, живо тащи камеру, нужно это заснять! - раздался чей-то азартный голос.
  
   - Где она?
  
   - Да, в раздевалке осталась, в сумке моей посмотри.
  
   Кто-то сорвался с места и побежал, очевидно, в раздевалку за камерой, и я с беспокойством подумал, как бы столь активные зрители не помешали нашей игре. Однако переживать об этом мне не долго пришлось. В следующую секунду Рита с такой силой вцепилась пальцами в мой член, что я едва не взвыл от боли и стал судорожно извиваться под ней пытаясь вырваться. Только мои брыкания похоже еще больше раззадорили амазонку. Она крепко оплела меня ногами, основательно лишая подвижности, продолжая при этом щипаться, царапаться и кусаться, терзая мое тело, словно хищница добычу. Я мог бы наверное даже испугаться, если б не чувствовал, как сладким зарядом накаляется желание женщины меня поглотить, как оно охватывает ее целиком и реализуется тягучим блаженством, потрясшим нас обоих.
  
   Я тут же расслабился под любовницей, прекращая сопротивление, изо рта невольно вырвался тихий стон, глаза распахнулись широко, веки затрепетали.
  
   - Вау! - раздался справа чей-то восхищенный возглас и я увидел юную нэрми, направившую на меня объектив камеры.
  
   Однако обдумать свое отношение к этому я уже не успел. Меня буквально уносило в небеса интенсивным удовольствием, которое мощными импульсами пронзало мое тело с каждым движением амазонки, самозабвенно скакавшей на мне верхом. Эмпатическая карта вновь развернулась в моем сознании и я обнаружил себя на очень крутом склоне. Каким-то немыслимым образом мне все же удалось преодолеть вершину и оказаться с обратной ее стороны. Я ощутил, как стремительно набираю скорость на крутой горке, увидел трассу перед собой и впечатлился ее экстремальностью. Меня ожидал головокружительный и долгий спуск со множество потрясений в виде многочисленных оргазмов моей наездницы.
  
   Не успел я осознать это, как Рита кончила первый раз. Ее тело буквально выгнуло дугой, как с силой натянутый лук и затрясло словно под высоковольтным напряжением. И все эти взрывные ощущения разом обрушились на меня, заставляя извиваться под девушкой так, будто бы через меня тоже пропускали электрический ток. Целиком охваченный интенсивным блаженством, я на несколько секунд выпал из реальности, не понимая где я и что со мной происходит. Лишь только жадный поцелуй, накрывший мой распахнутый в беззвучном крике рот, стал своеобразной точкой отсчета и позволил сознанию немного проясниться.
  
   Я вновь почувствовал себя в крепких объятиях амазонки и осознал ритмичные движения ее бедер, набиравшие с каждым толчком силу и амплитуду. Безжалостная динамо-машина опять начинала раскручиваться, накапливая свой сексуальный заряд и грозя мне новыми потрясениями. Вот тогда я впервые начал понимать какую сумасшедшую кашу заварил и каким боком она может мне вылиться. Взгляд в безмятежные глаза амазонки подтвердил мои опасения. Рита была увлечена своими ощущениями, с энтузиазмом погружаясь в них по новому кругу. Ей все нравилось, она просто наслаждалась, не беспокоясь ни о чем и, накатывающий стремительным штормом оргазм, приближение которого я чувствовал уже всем своим телом, она способна была выдержать играючи.
  
   То что разрядка у женщин на порядок сильнее, чем у мужчин, я давно уже знал и привык переживать, не свойственные мужскому телу нагрузки. Единственное, что беспокоило меня - длительность предстоящей "экзекуции". Я просто не видел ее конца и это начинало пугать. Вы можете спросить, какого рожна я так стремился попасть в это состояние, если сейчас уже сам ему не рад? Так мультиоргазм обычно хоть и дает неизмеримо большее наслаждение, но все ж таки делит его на части, и каждая порция его ощущается более умеренно, чем одиночная разрядка. Это как огромная кружка воды, которую не осилить залпом и поэтому приходится поглощать глотками. Но она все равно имеет свой размер и вода в ней когда-нибудь кончится. Сейчас же мне словно бы океан предлагали выпить без края и конца. Причем выпить полноценными "залпами".
  
   Тело мое вновь пробило мощными импульсами и мы с Ритой закричали одновременно, синхронно вздрагивая от одних и тех же ощущений. Вспышки в глазах, радужные круги, звон в ушах и приятная тягучая боль в предплечьях. Боги! С какой силой она в меня вцепилась, наверняка останутся синяки! Но на фоне интенсивного блаженства, терзающего организм эти ощущения, наоборот, приносили облегчение.
  
   Что?! Опять?! Скачки по новой без передышки?! Надо что-то делать! Вырываться как-то из этого капкана, иначе она меня доконает. Хотя бы чувственно вырываться, ну не возможно же все это снова и снова переносить до бесконечности! И тут я почувствовал, что на меня словно сети накинули с двух сторон и стали тянуть. Глаза мои усиленно заморгали пытаясь развеять марево, а эмпатические детекторы с надеждой вцепились в новые путы, вытягивающие меня из омута.
  
   Вначале я увидел юную нэрми с камерой, которая одной рукой направляла на меня объектив, а другой энергично терла себя между ног. Глаза ее были широко распахнуты, рот чувственно приоткрыт, а язычок жадно облизывал губки, скользя по ним с вожделением. Она зачарованно смотрела на происходящее, забив на операторскую работу, и ей похоже уже не было дела, что там попадает в кадр, а что остается за его пределами. Путы ее хоть и сильными были, но не долговечными. Вот-вот сгорят во вспышке блаженства, к которому она себя в плотную подвела.
  
   Другая амазонка сидела на коленях прямо за моей головой и любовалась спектаклем с не меньшим увлечением. Руки свои она в ход пускать не спешила, но по разгорающемуся желанию можно было догадаться, что роль зрительницы ее не долго будет устраивать. Вот она, пожалуй, могла бы меня вытянуть. Нужно было только соблазнить ее на активные действия. Взгляды наши встретились и зацепились друг за дружку. Я не сводил с нее глаз и что-то такое она в них видела, раз возбуждение ее стало усиливаться быстрей. Может импульсы блаженства, пронзавшие меня с каждым толчком, как-то там отражались, может просто зрачки мои сужались и расширялись в такт фрикциям. Но, тем не менее, это работало. Эмоции второй женщины становились сильнее, опутывали меня все больше и больше и я мог постепенно переключаться на них, шаг за шагом выбираясь из плена оседлавшей меня амазонки.
  
   Вот только происходило это не достаточно быстро. Рита испытала свою очередную разрядку, налетевшую на меня как девятый вал, и вновь стала единоличной хозяйкой моей души, терзая ее своим умопомрачительным наслаждением. А потом я ощутил исходящую от нее сплошным потоком эйфорию, приносящую облегчение, и с благодарностью окунулся в нее целиком. Амазонка заливалась безудержным смехом и, похоже, не собиралась немедленно возобновлять свою скачку.
  
   Эта неожиданная передышка оказалась как нельзя кстати, позволяя мне заняться восстановлением сил. Я снова стал воспринимать эмоции зрительниц, ощутил острое желание девушки с камерой и умеренное удовольствие ее старшей подруги. Первая боролась со своим возбуждением, перестав стимулировать себя на грани оргазма и теперь дожидалась, когда оно спадет. Вторую казалось полностью устраивала роль наблюдателя и мне пришлось смириться с тем, что спасительницей моей она не станет, по крайней мере не в ближайшее время. Что-то основательно тормозило ее либидо и я не мог пока найти способ это препятствие преодолеть.
  
   - Да что с тобой, Рита? - удивилась женщина веселью подруги, с улыбкой наблюдая за ее необычным состоянием. Беспокойство она не испытывала, ей просто любопытно было узнать, что произошло.
  
   - А что не так? - пьяным голосом откликнулась сидящая на мне амазонка.
  
   - Да все так, все очень даже круто, мне просто интересно узнать твой секрет. Трахаешься как безумная, кончаешь уже третий раз подряд, теперь вот смеешься, словно под действием дури. Ты что амосы наглоталась? Или это какое-то другое средство?
  
   - Вот это средство, лежит подо мной, - ответила Рита и от души шлепнула меня ладонью по животу, что серьезно поспособствовало прояснению моего сознания. - Этот банщик, - продолжила она с жестокими интонациями в голосе и резким ударом таза загнала мой член в себя до самого основания, а потом еще и сдавила его изо всех сил.
  
   Я охнул и стал брыкаться под ней испытывая нарастающую боль. Не то что бы та серьезно пугала меня, энеста могла сделать гораздо больнее, но тело реагировало рефлекторно, пытаясь вырваться из болезненного для себя состояния. В глазах мучительницы вспыхнул хищный огонь. Она вцепилась в мои руки, прижимая их к ложу, а стопами оплела ноги, крепко удерживая в своем захвате, после чего продолжила жевать влагалищем мой член. Я дергался каждый раз как она сдавливала меня особенно сильно и амазонка получала сладкое мстительное удовольствие от моих трепыханий.
  
   - Эй! Не мучай бедного мальчика, - вступилась за меня ее подруга, только это была лишь игра. Вторая нэрми наблюдала за происходящим с не меньшим азартом и, судя по переживаемым эмоциям, наверняка скандировала мысленно: "Давай! Еще! Крепче! Сильнее!"
  
   - Он заслужил это наказание, - зловеще откликнулась Рита и сдавила так сильно, что искры у меня посыпались из глаз.
  
   "Вот ведь садистка!", - подумал я с восторгом. Мне было больно, конечно, но психологическое удовольствие компенсировало весь ущерб. Вы не подумайте, что я мазохист какой-нибудь. Скорее уж гурман по части новых ощущений и получались они весьма и весьма пикантными. С энестой в такую игру сыграть бы точно не получилось, она бы меня просто покалечила. Здесь же все было относительно безопасно, но и достаточно остро, чтобы подпитать мои виктимные наклонности.
  
   - И чем же он так провинился перед тобой, - ласково поинтересовалась амазонка, гладя меня пальчиками по волосам, но при этом ноготки ее ощутимо царапали мне голову, да и чувства даже близко к состраданию не лежали. Скорее она готова была вцепиться мне в волосы в любой момент и с силой их дернуть.
  
   - Тем что этот ужасный развратник довел меня до умопомрачения своим языком, - ответила Рита. - Такие наклонности шлюхи должны жестко караться, не находишь? - добавила она и в этот раз заставила меня вскрикнуть, стиснув еще сильнее.
  
   - О да! - согласилась ее подруга, запрокидывая мне голову назад за волосы и впиваясь взглядом в мои глаза. - Накажи его еще раз! Он так сладко корчится под тобой, что смотреть на это одно удовольствие.
  
   "Еще одна садистка, блин! - подумал я и в следующую секунду снова вскрикнул. - Боги! Ну почему они все такие сильные там?! И как же это классно!"
  
   - Знаешь, твои наказания его похоже ничему не учат, - отметила амазонка, тоном учительницы, удрученной нерадивым поведением ученика. - По-моему он больше от удовольствия кричит, чем от боли.
  
   - Да уж, мужчина этот безнадежно испорчен, - согласилась Рита. - Остается лишь по назначению его использовать. У него просто волшебный язычок. Хочешь насладиться? А уж я позабочусь о его усердии.
  
   - Ай! - вскрикнул я в очередной раз и взмолился: - Госпожа, пожалуйста соглашайтесь! Я все сделаю, лишь бы Ваша подруга меня больше не мучила!
  
   Тон у меня вышел вполне отчаянный, вот только мимика, вероятно, подвела. Обе женщины рассмеялись одновременно.
  
   - Каков актер, а?
  
   - Плохой, - возразила Рита и снова заставила меня извиваться и вскрикивать. - Но лижет он действительно здорово. Ну что, Лиз? Хочешь? Мальчик сам тебя умаляет.
  
   - Извини, - улыбнулась подруга, - но я пасс. Сегодня я уже так натрахалась в местном борделе, что до завтра могу только смотреть.
  
   Это объяснило причину моей прежней неудачи и я готов уже был расстроиться, как...
  
   - А можно... мне? - подала голос девушка с камерой и обе женины посмотрели на нее.
  
   - Дора, солнце мое, ты так и не нашла себе никого, сегодня? - поинтересовалась Лизи.
  
   - Вы же сами сказали мне следить за заправкой, тетя, - обиженно ответила девушка. - Когда бы я успела? И потом... одной мне... не удобно. Вы обещали мне с этим помочь.
  
   - И то верно, извини. Но ты ведь понимаешь, что первый раз должен быть особенным, и в этом захолустье я не рискнула бы ни одному мужчине такое ответственное дело поручить. Вот разве что только... этому сластене. - Она весело глянула на меня и потрепала за щеки. - Но только языком пока, понял? Сможешь девочке сказку подарить? У нее еще ни разу не было мальчика.
  
   Я взглянул на Дору, и встретился с ее азартно сияющими глазами. Блин! Ну как можно от такого отказываться. Улыбнувшись девушке я потянулся к ней руками:
  
   - Конечно, Госпожа.
  
   - А если не уложишься в минуту будешь наказан, - добавила Рита в задание игровой элемент.
  
   "Легко!" - подумал я, мысленно веселясь. Юная амазонка, была настолько возбуждена, что мне и десяти секунд хватило бы ее кончить.
  
   - Нет, не так, - возразила Лизи, - Если она кончит раньше, чем через минуту наш умелец останется без ужина.
  
   После этих слов улыбка сползла с моего лица. Вот это было уже серьезно: и задание реально сложное, и наказание, способное опечалить. Ну и ладно! Я все равно собирался постараться по максимуму. Ведь первый в жизни кунилингус у девушки - это такое восхитительное священнодействие, в которое следует вложить всю душу. Здесь главное не время, а результат. И если мне удастся устроить ей красочный фейерверк, то можно и без ужина ради этого остаться.
  
   - Я очень постараюсь для Вас, юная госпожа, - улыбнулся я Доре, - спасибо, что выбрали меня.
  
   Произнося эту самоотверженную тираду, я не только следовал романтическому порыву чувств, но и ожидал немного смутить девушку. Была у меня надежда, обратившись к ее чувствам, слегка пригасить накал похоти. Но эти усилия не увенчались успехом, а точнее посыл попал не по адресу. Смутилась отчего-то Лизи, а Дора лишь еще больше вспыхнула. Все что она уяснила из моих слов, это то, что мной можно воспользоваться, а остальное благополучно пролетело мимо ее милых ушек.
  
   Передав камеру своей тете Дора опустилась рядом со мной на коленки и с вожделением стала целовать мое лицо и водить по нему пальчиками. Возбуждение ее полыхало настоящим пожаром, и мне непонятно было почему она начала издалека. Ее состояние было равносильно такой нужде, которую принято удовлетворять немедленно. Именно поэтому я и не рассчитывал растянуть удовольствие до минуты, и мысленно попрощался с ужином. Однако у меня оставалась еще возможность сдетонировать весь накопленный заряд с максимальной мощностью по тротиловому эквиваленту и я не собирался ее упускать. Для начала следовало воспользоваться ситуацией и поймать поцелуй девушки, что я и проделал достаточно ловко. Целовалась Дора не очень умело, но весьма увлеченно, буквально выплескивая в меня часть своей страсти и с жадностью владея моим ртом.
  
   - Если ты собираешься покрыть часть времени поцелуем, то можешь сильно не стараться, - шепнула мне на ухо Лизи. - Засчитываться будет только кунилингус.
  
   Хе-хе, хорошо было бы конечно на это надеяться, но я не столь наивен, чтобы рассчитываешь на такое послабление. Целоваться мне просто нравилось, Дора делала это очень вкусно, и потом она давала мне время поработать с ее бомбой. Я мог попытаться хотя бы частично ее разминировать, не вступая на минное поле, ну или увеличить заряд. Погибать, как говорится, так с музыкой.
  
   Мои пальцы уже стимулировали эрогенную периферию девушки. Одни исследовали грудь, другие - царапали ягодицы. Дора оставалась для меня неизвестным партнером, но в традиционных местах я мог рассчитывать найти чувствительные точки, чтобы попытаться как-нибудь на ситуацию повлиять. Вам интересно, зачем возбуждать девушку еще больше, если она итак готова кончить от одного лишь прикосновения к клитору? Я объясню. Воздействие на периферию не только повышает суммарный потенциал, но и в определенной степени оттягивает его избыток от центра. Поэтому если вы хотите помешать партнеру кончить немедленно, попробуйте отвлечь его внимание изменив получаемые ощущения. Конечно не всегда этот прием сработает, особенно если человек "перегрет", но в любом случае это повлияет на качество оргазма, сделает его более объемным и насыщенным. Так что терять мне было уже нечего, а вот выиграть я мог во всех смыслах.
  
   Исчерпав терпение, Дора прервала наш с ней поцелуй и стала энергично пристраивать мою голову себе между ног. Она оседлала меня с поспешностью человека с трудом сдерживающего нужду. Перед глазами мелькнула широко-распахнутая от возбуждения киска, обрамленная венчиком волос, и хищно ткнулась в мой рот, захватывая его снаружи и изнутри. Вот тогда и наступил тот самый момент истины, когда должно было выяснится, удалось мне добиться чего-нибудь своими действиями или нет.
  
   Конечно же, я по максимуму попытался избежать прямого контакта клитора с языком, убрав последний с линии атаки. Вот только пассивное сопротивление не могло серьезно отсрочить разрядку. Девушка намеревалась двигаться и получила бы желаемое лишь на несколько секунд позже. Мне требовалось контратаковать, причем действовать во многом в слепую. Перед глазами вдруг возникла эмпатическая картинка взрывного устройства с часовым механизмом. Цифровое табло показывало обратный отсчет, до конца которого оставалось пять секунд. Я мог обнулить это время одним неверным движением, или попытаться его увеличить. В любом случае терять мне было нечего.
  
   В моем распоряжении оставались руки, ведущие партизанскую борьбу в дали от активных боевых действий и рот на передней линии огня. Пальцы нащупывали чувствительные точки на ногах, спине и ягодицах, стимулировали их, расширяя спектр приятных ощущений. Язык играл в догонялки с клитором, уворачиваясь от него, дразнил легкими прикосновениями, скользил по половым губками. И это приносило результаты. Время на таймере стало увеличиваться, сперва медленно но потом все быстрее и быстрее.
  
   Я не опасался уже задевать клитор более основательно, хотя и избегал пока касаться его головки. Точка "джи" бы мне в данной ситуации очень помогла, оттянув на себя часть критического потенциала, но к сожалению она находилась вне досягаемости. Я не мог касаться девственной пленочки. Ведь амазонке моей предназначались исключительно радужные ощущения. Только удовольствие, по возможности запредельное и ни какой боли, даже самой малейшей.
  
   Вы знаете, что сдержать оргазм можно, создав ощущения близкие ему по накалу? Многие даже не подозревают об этом, потому что наоборот стремятся разрядку получить. А я знал, и в очередной раз убеждался, что это работает. Когда достигаешь такого необычного состояния, можно даже на кнопку "подрыва" нажать и она не сработает. Организм словно теряется в удовольствии и не понимает куда ему двигаться, чтобы стало еще круче. В этом случае обходишь пропасть по самому краю и разгоняешься центростремительной силой добиваясь все более яркого блаженства.
  
   На табло бомбы вдруг вместо времени загорелось "Error" и я решил, что дальше испытывать судьбу не стоит. Мой язык и губы обняли самую чувствительную точку женского организма и позволили ей ощутить себя на седьмом небе от удовольствия. Дора вскрикнула и задрожала всем телом, но не кончила, как ожидалось, а ощутила еще больший взлет возбуждения. В общем, кажется, я доигрался. Чего теперь будет, я понятия не имел.
  
   Эмпатическая картинка снова сменилась. В этот раз я оказался в поезде, создающем впереди себя новые рельсы и стремительно мчащемся по самому краю обрыва, в который мы должны были угодить. То что девушка оказалась железнодорожницей, для меня стало приятной неожиданностью. Мне интересно было узнать, как создаются новые пути, интересен был сам способ такого передвижения. Интересны были любые эксперименты и действия в этом направлении. Дора была еще девственница, а значит ее карта совершенно не развита. Может я стану ее путеукладчиком? Это было бы круто!
  
   Я осмотрел участок пути оставшийся позади и обнаружил стрелку, которую умудрился создать, пока обезвреживал бомбу. Теперь у моей любовницы появилась возможность двигаться в любом из двух направлений по выбору. Ей нужно было только научиться этой стрелкой управлять. Неясным пока оставалось, куда ведет новая ветка и какой она получится длинны. Однако сейчас уже ощущалось, что линия эта суперскоростная. Девушка просто с ума сходила от страсти. Я не видел, конечно, происходящее со стороны, но потому с каким натиском атаковался рот и как судорожно Рита мяла мой многострадальный орган своим влагалищем, зрелище это было захватывающим.
  
   Интересно, минута прошла уже? Кажется да. Выходит я заработал свой ужин? Приятный бонус к удовольствию! А вот и пропасть, слава богам! А то я уже беспокоится начал. И какая она глубокая, ну просто страсть! Уважаемые пассажиры, наш поезд находится на высоте десять тысяч метров над землей, приготовьтесь к длительному кайфу. Экипаж желает вам приятного полета.
  
   БАААА-БАХ!!! Взрывные ощущения потрясли каждую частичку моего тела. Это было просто невероятное, запредельное блаженство, на том уровне ощущений, который сознание не способно перенести. И я не помнил, что дальше произошло, просто вырубился на какое-то время угодив в сладкий сироп нирваны.
  
  
   Лана:
   Тина действительно не плохо подготовилась к вечеринке. Накупила множество всяческих вкусностей: деликатесов, копченостей, порезанных овощей, салатиков, тортинок с икрой, с паштетом и маслинами, так что прям глаза разбегались. Горячие блюда тоже обещали быть очень вкусными. Картошка с грибами и мясом, например, запеченная по какому-то экзотическому рецепту пахла так соблазнительно, что просто слюнки текли. И все это кулинарное разнообразие наши мужчины извлекали из безвременника и сервировали им стол.
  
   Я терпеливо ждала, когда они сядут. А Тина, уже во всю лакомилась. Вначале она таскала из тарелки резанные овощи и аппетитно ими хрустела, потом поймала за штаны своего любимчика, когда он мимо нее с подносом пробегал, и открыв ротик что твой птенец, потребовала кормления. На тарелке был выложен резаный полосками сладкий перец. Юноша взял одну палочку и протянул Тине. Та ангельски улыбнулась ему, так что парень смущенно покраснел, и предупредила:
  
   - Держи, пока я не съем.
  
   А потом она стала сочно хрумкать, приближаясь ртом к пальчикам. Вначале губки лишь коснулись их. Затем язычок прошелся от кончиков, до основания, а потом и рот набросился на добычу, захватывая пыльцы на половину и посасывая их. Юноша жмурился от удовольствия и балдел. Я мысленно отметила нарушение нашего уговора, но промолчала пока, сочтя эту шалость безобидной. А Тина тем временем взяла из тарелки другой перчик и предложила:
  
   - Теперь ты съешь.
  
   Она сунула полоску одним кончиком себе в рот, а второй нацелила на парня. Тот замер, в нерешительности глядя на соблазнительницу. А она игриво улыбалась ему и весело сверкала глазами.
  
   - Мммм! - промычала Тина и нетерпеливо стала двигать перцем вверх-вниз, требуя от кавалера решительных действий.
  
   Преодолев смущение, мальчик наклонился к ней и начал маленькими шажками скусывать кусочки перца, постепенно сокращая дистанцию между губами. Дойдя до конца, он естественно оказался в плену поцелуя, и сразу обмяк в хищных объятиях моей подруги. Вот здесь мне уже следовало вмешаться, поскольку динамика развития событий настораживала своим накалом, и вполне могла вылиться в более интимное слияние тел.
  
   - Так! - громко сказала я. - Таргет, собирайся. Чувствую, нам влюбленных нужно оставить, уж больно им не терпится уединиться.
  
   Тина мигом отпустила своего мальчика и сделала вид, что никакого отношения к "безобразию" не имеет.
  
   - Какое "уединиться", Ланочка? Мы же еще не покушали.
  
   - Уговор наш помнишь?
  
   - Ага. Я буду примерной девочкой, - заверила подруга, и, развернув своего любимчика лицом к безвременнику, шлепнула его по попе, задавая направление движения. Парень тут же ускорился, на ходу сбрасывая остатки контузии.
  
   В конце концов, когда блюда были выставлены, мы все уселись за стол. Тина жаждала приземлить свое сокровище, рядом с собой, но я настояла, чтобы мальчики заняли места с противоположной от нас стороны стола.
  
   - Иначе мне придется постоянно вас разнимать и мне поесть нормально не удастся, - объяснила я свой тиранизм. Подруга спорить не стала. Она вообще была подозрительно покладистой, и не иначе мне потом придется расплачиваться за это.
  
   Разлив вино по бокалам, мы выпили за здоровье юного гостя (у того, как оказалось, сегодня день рождения) и приступили к трапезе. Сексуальные страсти постепенно улеглись, отдав бразды правления гастрономическому удовольствию. И здесь действительно было чем увлечься, стол радовал своим разнообразием. Трапеза располагала к общению и я стала расспрашивать юношу, что он за птица, и откуда в наши края залетел.
  
   Молодого человека звали Даниэлем. Был он выходцем с одной из аграрных планет, а у нас оказался по той простой причине, что его привезла неолетанка на своем корабле.
  
   - Она похитила тебя? - уточнила я у молодого человека.
  
   - Нет, что Вы, - наивно ответил тот. - Мой папа сам меня к ней привел. И сообщил, что она отвезет меня к Тин... госпоже Тине.
  
   О! Как интересно! Неолетанка значит привезла. Я взглянула на подругу и та подала мне секретный знак "молчи". Посвящать юношу в детали данного мероприятия она видимо не собиралась.
  
   - Мне это стоило кругленькую сумму, между прочим, - пожаловалась Тина, капризно надув губки. - Пришлось обращаться за помощью к одной своей знакомой неолетанке. Ты ведь знаешь, что среди них есть специалисты способные уговорить даже самых упертых родителей.
  
   - Вот значит как, к знакомой обратилась, - улыбнулась я внимательно разглядывая подругу, но детали расспрашивать не стала.
  
   Я конечно же понимала, что парня украли и без дистанционницы это похищение не обошлось. Неолетанка скорее всего запрограммировала отца и тот сам привел своего сына, куда было нужно, здесь не о чем было гадать. Больше всего меня в этой истории занимал другой вопрос, как Тина вышла на дистанционницу? Контактировала ли она с ней лично или через другую неолетанку-посредницу и как уговорила принять заказ. Ладно. Это я потом выясню. Позже с ней поговорю, без свидетелей.
  
   Взглянув на подругу, я улыбнулась. Расценки значит ей не понравились. А по веселым искрам в глазах не скажешь, что расходами она удручена. Знала, видимо, за кого деньги платит. Да и мальчика похоже силой тащить не пришлось. Ишь радостный какой, просто цветет и пахнет. Значит были уже знакомы? Очень похоже.
  
   - И где вы познакомились? - спросила я у молодого человека.
  
   - Госпожа гостила у нас на ферме, - ответил он, и снова отчего-то смутился.
  
   Можно было подумать, что Тина еще тогда девственности его лишила. Но я уже поняла, что сам по себе юноша такой застенчивый. Кто его, интересно, воспитывал?
  
   - А ты не пробовала с его родителями полюбовно договориться, - поинтересовалась я у подруги. - Может дешевле бы обошлось?
  
   - Пробовала, конечно, - вздохнула та. - Ты же знаешь, в таких вопросах я не стесняюсь. Как только лапочку этого увидала, так сразу и поинтересовалась у его папашки, не мог бы он нас поближе познакомить. Тот моментально дал понять, что мне в этом плане ничего не светит.
  
   - И как это объяснил?
  
   - Сказал, сперва, что традиции у них дескать такие. До шестнадцати лет никакого секаса. А сыну мол шестнадцати еще нет. Я заверила, что могу подождать, а он предложил мне идти лесом. У них семья, знаешь ли, из того клуба, где правят мужчины. Не хотелось ему видимо кровиночку амазонке "ненормальной" отдавать. Я грешным делом предложила ему назвать любую сумму в пределах разумного. Видела бы ты как он от злости позеленел. Чуть сделка наша основная не сорвалась. Хорошо, что все уже было оплачено и погружено, мне оставалось только спешно планету покинуть, чтобы лишних неприятностей себе не создавать.
  
   - И когда это случилось?
  
   - Пару месяцев назад. Помнишь, я тогда еще новых поставщиков продовольствия искала.
  
   - И ты целых два месяца ждала? Что-то на тебя не похоже.
  
   - Но-но, когда очень надо я умею мозгами пользоваться и действовать наверняка.
  
   - Вот как? Тогда объясни, в чем здесь подвох и почему нельзя было забрать его на два месяца раньше?
  
   Подруга уколола меня взглядом (опять я залезла с расспросами на запретную территорию), а потом сделала невинное лицо.
  
   - Я же сказала про традиции, про шестнадцать лет. Уговорить родителей раньше этого срока было бы не реально. Или ты... - тут глаза ее округлились, - похищение имела ввиду? Дани, сладенький, ты хотел бы, чтобы я тебя украла?
  
   Юноша улыбнулся и отрицательно покачал головой:
  
   - Отец бы на уши встал. У Вас были бы серьезные неприятности, госпожа.
  
   - Вот-вот, - согласилась Тина. - И учитывая, кто у него недавно сына просил, этот фермер перво-наперво наведался бы ко мне. Так что без скандала точно бы не обошлось.
  
   - А что ему мешает сейчас наведаться? Ну, он ведь может и передумать, - усмехнулась я.
  
   - Ничего. Может и наведается еще, да только сделать уже ничего не сможет. Понимаешь, я специально традиции этих фермеров досконально изучила. У них есть обряд совершеннолетия. Молодой человек, достигший шестнадцати лет, должен познать женщину в сексуальном смысле, после чего становится полноправным мужчиной и впредь сам решает свою судьбу. И я как раз ждала этой знаменательной даты.
  
   Тина перевела взгляд на юношу и окатила того своим ангельским обаянием:
  
   - Дани, солнце мое, если папа твой приедет и спросит у тебя, не захочешь ли ты с ним домой вернуться, что ты ему ответишь?
  
   - Скажу, что я хочу остаться с Вами, госпожа.
  
   - Вот тебе и ответ, - хихикнула подруга. - Ну а видео в подтверждение того, что совершеннолетие достигнуто успешно и обряд пройден в полном, так сказать, объеме, уж я подготовлю во всех подробностях и продемонстрирую папочке, по первому его требованию.
  
   - Даниэль, а почему ты Тину госпожой называешь? - спросила я у мальчика.
  
   Мне было любопытно. Со слов подруги следовало, что порядки у фермеров, патриархальные, а поведение юноши говорило об обратном.
  
   - Я... - парень опять густо покраснел, - подумал, что так ей будет приятнее. И Мика... подтвердил.
  
   - Тебе нравится Тина?
  
   - Очень... - едва слышно ответил он, становясь просто пунцовым от смущения.
  
   Ах! Любовь! Я невольно заулыбалась, чувствуя как сердце наполняется романтическим сиропом. Вот только подруга меня беспокоила своими извращенческими замашками. Боюсь, сбегут от парня розовые пони, как только она возьмется за него всерьез. Подготовить бы его хоть немного надо.
  
   - Даниэль, ты знаешь, что отношения между мужчинами и женщинами в нашем и вашем обществе несколько разнятся? Я бы даже сказала, что у амазонок существенно иной к мужчинам подход, чем у ваших женщин?
  
   Юноша стрельнул глазами на меня, потом на Тину, и кивнул.
  
   - Тебя это не беспокоит?
  
   - Совсем нет, - ответил он скромно улыбаясь, но в глазах его явно угадывался азарт.
  
   Меня такая реакция немного удивила и я решила уточнить.
  
   - Если Тина предложила бы тебе на выбор придерживаться в отношениях ваших традиций или наших, чтобы ты выбрал?
  
   - Я бы попросил, чтобы она вела себя со мной как амазонка.
  
   - Почему?
  
   - Мне нравятся амазонки.
  
   Абалдеть! Юноша удивлял меня все больше и больше. Воспитан в патриархальном социуме, а тянется к матриархальному. Я взглянула на Тину, рассчитывая на пояснения, но ее эта загадка похоже не занимала. Мальчику нравятся амазонки, она - амазонка, все замечательно. Вот если было бы наоборот - другое дело, а так беспокоиться не о чем. Я конечно тоже не беспокоилась, но мне просто любопытен был сей феномен.
  
   - И чем же мы тебе нравимся, Даниэль?
  
   Молодой человек ненадолго задумался. Лицо его приняло сосредоточено серьезное выражение, и сразу стало понятно, что это умненький мальчик.
  
   - Понимаете, - сказал он наконец. - Я с детства испытывал трудности в общении с девочками. Мне сложно было с ними знакомиться, сложно о чем-то просить. А о том, чтобы прикоснуться к девочке намеренно... я и помыслить не мог. Все мои сверстники с нетерпением ждали обряда совершеннолетия, меня же просто пугала мысль, что придется его пройти. Я тогда думал: как было бы хорошо, если б какая-нибудь девушка сама меня выбрала. Сама бы подошла ко мне, сама заговорила, и сделала бы все тоже сама. Поэтому, когда я впервые с госпожой встретился, мне показалось, что боги услышали мои мечты.
  
   Парень снова густо покраснел и тут я поняла, наконец, что одной застенчивостью это смущение не объясняется. Так она все-таки успела яблочко надкусить? Я повернулась к Тине и прищурилась:
  
   - Что ты с бедным ребенком на ферме сделала, что он поминутно краснеет?
  
   - Да ничего особенного, - пожала плечами подруга. - Ну, притиснула в оранжерее и поцеловала разок, ну может парочку раз поцеловала, подумаешь, делов-то.
  
   Юноша еще больше зарделся, и по виду его можно было подумать, что он едва на пару месяцев раньше обряд совершеннолетия не прошел. Зная Тину, я вполне могла допустить, что одними поцелуями их тесное знакомство не обошлось.
  
   - То есть тебе нравится, что амазонки берут инициативу в свои руки, - уточнила я у Даниэля. - А ты хоть немного представляешь себе, какого рода может быть эта инициатива?
  
   - Немного представляю, - ответил он и хихикнул. - Братья пытались меня разными байками напугать.
  
   - И что же они тебе говорили?
  
   - Да, много всего. В основном их рассказы сводились к тому, что вы всячески унижаете достоинство мужчин и превращаете их жизнь в сущий кошмар.
  
   - И тебя ничего из рассказанного не напугало?
  
   Снова озорной взгляд на меня и смущенно опущенные глаза.
  
   - Нет.
  
   - Почему? Ты им не поверил?
  
   Юноша улыбнулся.
  
   - Ну, верить им действительно не было веских оснований, потому что ни кто из моих братьев личных отношений с амазонками не имел. Но, честно говоря, я надеялся, что хотя бы часть из рассказанного правда.
  
   Вот те раз! А мальчишка то похоже с двойным дном. С нетрадиционными так сказать для родного менталитета замашками. Вот тебе и тихий омут, в котором чертики водятся. Может быть и не стоит за него так уж переживать?
  
   - Расскажи какую-нибудь самую страшную байку, сладенький, - попросила Тина. - Что твоих братиков больше всего напрягало?
  
   - Я не могу, - вновь покраснел юноша, - мне не удобно.
  
   - Дани, солнце мое, - включила елейные интонации подруга и в комнате словно похолодало градусов на десять. - Когда мне что-то нужно от мужчины, то меньше всего меня интересует может он это или нет. Запомни это, пожалуйста, хорошенько, чтобы я всегда оставалась для тебя доброй и ласковой феей.
  
   Буквально на секунду в глазах юноши вспыхнуло обожание. Вряд ли мне показалось. Оно обозначилось очень явственно, сменившись крайним смущением, и теперь маятник моих догадок качнулся в другую сторону. Я задумалась до какой степени фантазии этого подростка извращены. Невольно мне пришли на ум различные имперские забавы с плетками, веревками, кожей, латексом и разного рода сексуальными девайсами, пихаемыми во все возможные и невозможные дыры. Если он что-то подобное себе напридумывал, то как бы в результате не был разочарован. Н-да уж! Его ответ насчет баек становился теперь актуальным.
  
   Мне интересно стало, как Даниэль справится со своим смущением и сможет ли это сделать. Он вышел из положения весьма необычно. Поднял на Тину свои доверчивые зеленые глаза, распахнул их пошире и... словно отдался. Я будто физически ощутила, как он пленяется чужой волей, подчиняется ей и одновременно принимает ее покровительство. Взгляд на Тину эти мои впечатления подтвердил. Она уже глубоко владела этим мальчиком. На каком-то психологическом уровне приняла его в себя и теперь увлеченно имела. У них даже зрачки у обоих слегка расширялись и сужались одновременно, словно в такт гипотетическим фрикциям. Ассоциация с соитием была такой явственной, что я заморгала глазами, пытаясь наваждение прогнать.
  
   Не знаю, что между ними реально происходило, но смущаться Даниэль перестал. И, не сводя зачарованных глаз с моей подруги стал изливать поток своего эротического сознания.
  
   - Братья сказали, что нэрми принуждают мужчин заниматься с ними сексом и могут даже изнасиловать или выпороть их, если те откажутся.
  
   - Что сам ты об этом думаешь? - спросила Тина.
  
   - Сомневаюсь, что это правда. Нэрми в большинстве своем очень привлекательны, поэтому им проще, наверно, будет найти того, кто согласится сам, чем возиться с сопротивляющимся.
  
   Я подумала, что это не совсем так. Все от конкретной амазонки зависит и от того, кем мужчина ей приходится. Я, например, люблю только полюбовный секс, а Тине достаточно, чтобы парень ее притягивал и возбуждал. Кроме того, в любом случае мужчине, который является собственностью женщины, придется научиться быть покладистым в постели и способы убеждения могут быть разными, в том числе и порка.
  
   - Что еще тебе рассказывали? - спросила Тина
  
   - Говорили, что амазонки любят оральный секс, - ответил Даниэль, - и унижают достоинство бедных мужчин, заставляя себя таким способом ублажать. Братья расписывали мне эту экзекуцию в самых мрачных тонах, делая акцент на том, что нэрми между ног принципиально не бреются. - Парень хихикнул и добавил. - С их слов все это напоминало жуткую пытку, способную свести мужчину с ума.
  
   - Тебя эти истории не напугали?
  
   - Ни сколечко. Было немного смешно, и неудобно. А ночью мне приснилось, что я это делаю. Я увидел женскую писю очень близко, но не мог ее разглядеть. Видел только ноги и волосы между ними, но это было так красиво, и... я проснулся от того, что кончил.
  
   - До этого ты когда-нибудь видел обнаженную женщину?
  
   - Нет.
  
   - А тебе хочется?
  
   - Очень.
  
   Тина посмотрела на меня и сладко улыбнулась.
  
   - Не могу больше терпеть. Он такой лапочка и такой невинный. Так и хочется его развратить. Дани, солнце мое, ты больше не будешь стесняться разговаривать со мной на интимные темы. Ты мой мужчина, я тебя выбрала и приняла. Теперь между нами не может быть ни каких секретов. Когда я щелкну пальцами, ты проснешься и будешь все помнить из нашего разговора.
  
   Только тут до меня дошло, что она его загипнотизировала. Раздался звонкий щелчок и юноша быстро заморгал глазами заливаясь румянцем. Затем он заметил Тину и стал таять от удовольствия, не сводя с нее обожающий взгляд.
  
   - Ну, что? - улыбнулась мне подруга. - Готова к операторской работе?
  
   - Да-да, - вздохнула я поднимаясь из-за стола. В конце концов мы все уже наелись и у меня еще был Мика, которого предстояло опробовать.
   ___________________________________________________________________________________________________
   Четвертая глава у меня в каком-то смысле экспериментальная. Дело в том, что в ней присутствует избыток натурализма. Поэтому и рейтинг произведения я скорректировал до nc21. В общем, хотелось бы услышать мнение читателей. Не перегнул ли я палку с натурализмом эротических сцен? От этого зависит, будет ли четвертая глава исправлена или останется в текущем виде.
   _________________________________________________________________________________________________
  

Глава 4

  
   Лана:
  
   Тина наверняка не отказалась бы прихватить юношу с собой в душ, и я уже готова была дать ей послабление, но она даже не заикнулась об этом. Так что первыми мыться пошли с ней мы.
  
   В предбаннике подруга сорвала с себя хаут одним движением и, бросив его на кожаный диванчик, скрылась в ванной комнате. Судя по всему, она хотела максимально ускорить гигиенические процедуры и поскорее оказаться в постели со своим сокровищем. Я тоже старалась от нее не отставать, но замешкалась с раздеванием и вошла в ванную на несколько секунд позже.
  
   Купальня в этом доме содержала целый комплекс различных водных агрегатов с моющими и массажными функциями. Тина предпочла горизонтальный душ и уже вовсю плескалась под его струями. Я заняла кабинку с обычным вертикальным направлением воды, включила напор, отрегулировала температуру, добавила подачу мыла и расслабилась под действием приятных потоков.
  
   Когда я вышла из душа, Тины в ванной комнате уже не было. На крючке я нашла чистое махровое полотенце, а в предбаннике на чайном столике, стоящем рядом с кожаным диваном, лежали три халата. Один для меня и два других для наших мужчин. Полотенца для них тоже были заранее приготовлены и дислоцировались рядом с халатами, но уже на самом диване.
  
   Честь уведомить кавалеров, что душевая освободилась и находится в их полном распоряжении, возлагалась видимо на меня. Так что я выполнила эту миссию, заглянув на кухню и предупредив мужчин, чтобы долго не плескались. Потому что у хозяйки дома терпение на исходе и, если она его потеряет, обоих ждет изнасилование. Одного - ласковое классическое, а другого жестокое и нестандартное для мужчины с подходом с тыльной стороны. Кого куда - догадывайтесь сами. Мика тут же вскочил с озабоченным лицом и направился в ванную, уж кому как не ему было знать повадки своей хозяйки. Даниэль побежал следом, но по любопытству, проснувшемуся в его глазах, можно было подумать, что нестандартный вариант его заинтриговал.
  
   "Вот ведь, чертенок, - подумала я, - похоже, Тинка действительно нашла себе идеальную половинку, который по достоинству оценит все ее закидоны".
  
   Улыбаясь этим своим мыслям, я вошла в спальню и с любопытством осмотрелась. Собственно ничего вроде бы и не изменилось здесь с последнего моего посещения. Большую часть комнаты занимала огроменная кровать, на которой легко разместилось бы боевое отделение драконов, укомплектованное такой же численностью любовников. В каждом углу кровати располагались камеры на подвижных штативах, оснащенные функцией автоматической ориентации по сигналам радиомаячков. Все четыре стены и потолок спальни представляли собой видеоэкраны, на которые могли выводиться как изображения, поступающие с камер, так и уже сохраненные в памяти записи каких-нибудь красивых пейзажей: морского пляжа, леса и даже открытого космоса. Короче всего, что пожелают любовники и что придется им по вкусу.
  
   Сейчас экраны были погашены, притворяясь обычными стенами молочно белого цвета. Тина лежала на кровати, раскинув руки в стороны, и бесстыже сверкала интимными частями своего тела, сексапильно выглядывающими из-под сбившегося халата. На звук моих шагов она подняла голову и весело улыбнулась мне.
  
   - О! Оператор идет. Как все-таки здорово, что ты согласилась снимать, отзывчивая моя!
  
   - Ну и где оборудование? - поинтересовалась я.
  
   - Вот оно, бери и осваивай, - ответила Тина, указывая пальцем на камеру, лежащую на небольшом стеклянном столике, стоявшем справа от кровати.
  
   Я взяла в руки устройство и осмотрела его. Что ж, эту модель я знала. Тут и осваивать было нечего. Закрепив камеру ремешком на ладони, я включила ее, выдвинула экран и, направив объектив на подругу, запустила запись:
  
   - Итак, мы в святая святых этого дома - его спальне, - объявила я тоном телевизионного комментатора. - Перед нами счастливая и радостная хозяйка, раскинувшаяся в своей постели. Наверняка в ее жизни произошло какое-то позитивное и жизнеутверждающее событие. А давайте мы с вами подойдем к ней и спросим, что же такого необычного случилось. Тина, как Вы прокомментируете Ваше радужное настроение?
  
   - Ох! Лана, перестань дурачиться!
  
   - Нет-нет, дорогая моя, зрители хотят узнать о твоей радости, - возразила я, уворачиваясь от попыток подруги прикрыть ладонями объектив.
  
   - Ну, хорошо, раз так, - сжалилась над зрителями Тина. - Меня ждет сегодня незабываемый и волнующий секс с мальчиком, в которого я влюбилась. Он такой лапочка и весь такой невинный, что я планирую осуществить развернутую программу по его сексуальному просвещению. Все его девственности - мои, и я буду наслаждаться каждой из них по отдельности.
  
   - Я не ослышалась? Вы говорите о девственности во множественном числе? Что же под всем этим подразумевается?
  
   - Очень многое в интимном плане для мужчины моего будет происходить впервые. Вот это я и называю девственностями. И больше всего меня радует, что именно мне выпала возможность все их забрать. Что же касается деталей этого процесса, то зрителям еще предстоит увидеть их в подробностях и с разных ракурсов. Так что я предлагаю закончить это интервью и подождать главного героя нашего фильма.
  
   - Ну вот, не дала мне почувствовать себя корреспондентом, - засмеялась я, выключая запись.
  
   Вместо ответа Тина запустила в меня подушкой.
  
   - Эй! Что за атаки на журналиста! Ну, я тебе!
  
   Пока мы прыгали и бесились на постели, словно вернувшись в наше совместное детство, прошло минут пять. Неожиданно Тина замерла, к чему-то прислушиваясь, и, соскочив с кровати, перебежала ко входу в спальню и затаилась возле него. Я тоже услышала звуки приближающихся снаружи шагов и снова взяла в руки камеру. Включив запись, я направила объектив на входную дверь, и поймала в кадр притаившуюся в засаде подругу. Она подмигнула мне и приложила указательный палец к губам. Судя по ее азартному виду, она приготовилась схватить первого вошедшего. И я тихонько хихикнула, подумав, что им может оказаться Таргет.
  
   Но этот хитрец видимо неплохо знал свою хозяйку, поэтому предусмотрительно послал вперед главную дичь. Даниэль, укутанный в белоснежный халатик, вошел в спальню первым и, ойкнув, оказался в цепких объятиях хищницы.
  
   - Попался голубчик! - смеялась Тина, тиская его и кружа.
  
   Следом в комнату заглянул Мика и, увидев, что жертва благополучно принята духами, вошел сам. Он бегом преодолел расстояние до постели, прыгнул в нее и стал с удобством устраиваться, занимая зрительское ложе. Подруга моя меж тем отрывалась в свое удовольствие, наслаждаясь вседозволенностью. Ее шаловливые руки вовсю резвились у юноши под халатом, выглаживая его, царапая и пощипывая. Даниэль же, явно не ожидавший такого напора, обескуражено замер в ее объятиях. Он пребывал в глубоком замешательстве, хлопая своими зелеными глазами и краснея от смущения. Очи его вдруг широко распахнулись, и он ойкнул второй раз. Вероятно, проказница добралась до мужской составляющей его тела и крепко за нее ухватилась.
  
   - Ого! Тут уже все готово! - промурлыкала Тина и повела своего мужчину в сторону ложа, продолжая удерживать его за центральную часть.
  
   В постель его укладывать она пока не стала. Просто подвела юношу вплотную к кровати, отпустила его и извлекла из кармана два колечка с прозрачными бесцветными камушками. Глаза Даниэля распахнулись еще шире, и он замер, уставившись на перстни как загипнотизированный.
  
   - Эээ... Дани, ты ведь не будешь против, если мы твое посвящение в мужчины запишем на камеру?
  
   Молодой человек, не переставая смотреть на кольца, отрицательно помотал головой.
  
   - Тогда давай сюда лапку, - ласково сказала Тина, протягивая ему руку ладонью кверху. И, когда юноша положил на нее свою ладонь, надела ему одно из колец на безымянный палец. - Это радио маячок, - пояснила она. - Если нажать на камень, то он включится, и видеокамеры станут ориентироваться на тебя. Вот так.
  
   Тина придавила пальцем камень на перстне, тот слабо засветился, и тут же две камеры из четырех ожили и направили свои объективы на молодого человека.
  
   - А теперь я включу свой, - сказала моя подруга и собралась надеть второй перстень себе, но юноша ее руку перехватил:
  
   - А можно мне надеть это кольцо на Ваш палец, госпожа? Пожалуйста. Можно?
  
   Тина весело сверкнула глазами и улыбнулась.
  
   - Конечно можно, но... - она сделала паузу. - Тогда это действие станет частью обряда. Ты готов произнести мне свою клятву?
  
   - Да, - ответил юноша и радостно улыбнулся. Он задумался на пару секунд, собираясь с мыслями, а затем начал:
  
   - Я клянусь отбросить сомнения и полностью довериться Вам, клянусь следовать Вашим желаниям как своим, подчиняться Вам. Клянусь стать частичкой Вашей души и Вашего тела, и одновременно принять Вас как частичку себя. Я клянусь разделять с Вами свое удовольствие и стать источником удовольствия для Вас. Клянусь стать достойным Вас мужчиной.
  
   - Мммм, как красиво, - очаровалась Тина. - Да будет так. Я принимаю от тебя эту клятву вместе с кольцом. Можешь надеть его мне.
  
   Мне тоже понравились слова Даниэля. Он сочинил нечто подобное вассальной клятве применительно к любовным отношениям, и прозвучало это из его уст очень трогательно. Интересно Тина ответит ему взаимностью? По правилам таких союзов сюзерен должен признать свои обязательства перед вассалом. И моя подруга, похоже, это понимала. Она благосклонно позволила надеть кольцо на свой палец и поцеловать тыльную сторону ладони. Потом улыбнулась юноше и сказала:
  
   - Ты здорово придумал с клятвой, а вот я поспешила просто так надеть тебе маячок. Сними, пожалуйста, свое кольцо, я хочу исправить эту ошибку.
  
   Даниэль с готовностью выполнил ее просьбу и заливаясь румянцем удовольствия вернул перстень.
  
   - Я дарую тебе свою заботу, Дани, - торжественно произнесла Тина после небольшой паузы. - Обещаю направлять тебя и оберегать. Душой и телом ты теперь мой, частичка моя и моя драгоценность. Я обещаю посвятить тебя во все секреты женского тела и научить искусству мне услужить. Можешь не сомневаться, что уже достоин быть подле меня. Прими же это кольцо как символ моего покровительства.
  
   Юноша выслушал прозвучавшую речь с таким восторгом, что казалось готов был от счастья воспарить в небеса. Произнося ее Тина, и вправду напоминала ангела небесного, так что вызывала едва ли не религиозные чувства. Однако надев кольцо на палец своему любимчику, она целомудренными контактами ограничиваться не стала и, притянув парня за шею, одарила его одним из самых сногсшибательных своих поцелуев. Так что и меня проняло, заставив почувствовать нарастающее тепло между ног.
  
   - Мика, а ты чего расселся там, - обратилась к подручному Тина, оторвавшись от своей парализованной добычи. - Сгоняй-ка по быстренькому на кухню и принеси пару баночек йогурта. Торжественная фаза закончена и сейчас мы развлекаться начнем.
  
   Таргет проявил невиданную расторопность, испарившись из спальни секунд за пять. Подруга нажала камень на своем перстне и еще две камеры ожили, поворачиваясь в ее сторону. Она взглянула на меня с азартом, улыбнулась в мой объектив и сказала:
  
   - Ну, вот и начинается самое интересное. Дани, выныривай поскорей из анабиоза мне участие твое нужно.
  
   - Я... в порядке, госпожа Тина.
  
   - Отлично. Сейчас будем выявлять пробелы в твоем сексуальном образовании и пошагово их устранять. Ты когда-нибудь видел обнаженную женщину.
  
   - Нет.
  
   - Значит наверняка и не раздевал женщин догола? Ну, разве что делал это с завязанными глазами.
  
   - Не раздевал, - признался молодой человек.
  
   - Отлично! Вот и первые две девственности обнаружены. Сейчас, солнце мое, тебе предстоит устранить эти упущения. Давай приступай.
  
   - Вы разрешаете мне себя раздеть? - уточнил Даниэль.
  
   - Нет, сладкий, я приказываю тебе это сделать.
  
   И снова я увидела восхищение в глазах юноши. Почему он так радуется возможности подчиниться? Может стеснение, которое самому преодолеть нелегко, эффективно компенсируется принуждением? Но как же он красиво отзывается! Как сладко смотрит! Оооо, неээт! Если и дальше в этом духе пойдет, чувствую, что язык Таргета мне скоро понадобится. Трусиков на мне нет, намокать не чему, но как бы не побежало по ногам.
  
   Юноша приблизился к Тине и стал дрожащими руками развязывать пояс ее халата, причем делал это так медленно и осторожно, словно мину обезвреживал. Но подруга моя не проявляла никаких признаков нетерпения. Наоборот она смотрела на это действие с большим удовольствием и похоже наслаждалась борьбой ученика со своим стеснением.
  
   Наконец, полы одеяния были освобождены и слегка приоткрылись. Даниэль замер, уставившись в образовавшийся просвет и, похоже, вновь покинул нас, улетев куда-то в царство своей фантазии. Тина склонилась к самому его уху и ласково мурлыкнула:
  
   - Лапочка, мне наказать тебя за нерасторопность?
  
   Юноша сразу ожил, сделал над собой усилие и аккуратно снял халат с вожделенного женского тела. Ох, какой после этого начался фейерверк. Я прямо физически ощутила исходящие от парня потоки восхищения, с которыми он лицезрел открывшуюся картину. Халат просто вывалился из его безвольно опущенных рук, и юноша словно в столб соляной превратился, парализованный собственным либидо.
  
   - Ты умничка, - похвалила Тина. - А сейчас осмотри меня всю. Обойди вокруг, словно я твоя новогодняя елочка. Можешь встать так близко как захочешь и разглядеть все интересующие тебя детали.
  
   Как во сне Даниэль двинулся вокруг моей подруги, приклеившись к ней взглядом намертво. Интересно видит ли он хоть что-нибудь или грезит наяву? Я взглянула парню в глаза и убедилась, что он не просто видел, а словно запечатлевал визуальную информацию, с жадностью ее поглощая. Тина глянула на меня смеющимися глазами и беззвучно сообщила одним лишь движением губ:
  
   "Я тащусь от него!"
  
   Что ж, я могла ее понять, саму меня увлеченность этого мальчишки заводила не меньше.
  
   - Ну вот, теперь мы можем считать, что ты лишился первых двух девственностей, - резюмировала новоявленная наставница по сексу. - Но пришла пора использовать другие органы чувств. Ты прикасался когда-нибудь к интимным частям женского тела.
  
   Юноша отрицательно мотнул головой.
  
   - Прекрасно! - сказала Тина. - Сейчас мы восполним и этот пробел. Вот только сделать все следует с умом, чтобы ничего не упустить. Тебе нравится моя грудь?
  
   Зачарованный кивок.
  
   - Я не слышу ответа, сладенький, - голос ласковый, но одновременно и обжигающий льдом.
  
   - Она просто восхитительна, госпожа! - простонал Даниэль.
  
   - Посмотри на мои соски, - приказала Тина, указывая на них пальцами обеих рук и описывая ими круги на некотором расстоянии от своей кожи. - Знаешь, почему я к ним не прикасаюсь?
  
   - Нет.
  
   - Они очень чувствительны и моментально реагируют на внешние прикосновения. Когда мне приятно, они твердеют и становятся торчком. Ты видел когда-нибудь эрекцию женской груди?
  
   - Нет.
  
   - Да, у нас тут оказывается целый комплекс девственностей, - веселилась Тина. - Ты не прикасался к женской груди, не видел ее эрекции, не добивался той и не осязал своими руками. Тебе придется заполнить все эти пробелы прямо сейчас.
  
   В спальню вошел Таргет с баночками йогурта в руках, и моя подруга махнула ему рукой.
  
   - Ты вовремя вернулся, Мика, вскрой одну упаковку и неси ее сюда.
  
   Помощник сложил принесенные баночки на столик, с одной из них сорвал крышку и протянул Тине. Та с удовольствием облизала ее, не забирая из рук Таргета, после чего смятая золотинка перекочевала в карман его халата.
  
   - Йогурт нужно нанести мне на грудь, - поступило Даниэлю новое распоряжение от наставницы, - а затем сделать с его помощью мягкий увлажняющий массаж. Грудь можно гладить и сжимать, сосочки обводить, сжимать пальчиками и легонько покручивать. Если они станут твердеть и увеличиваться, значит мне приятно. Можешь экспериментировать, как хочешь. От тебя требуется добиться максимальной эрекции моих сосков. Все понятно? Приступай.
  
   Даниэль прицелился было сунуть в баночку с йогуртом палец, но Таргет его остановил.
  
   - Подставь ладони, - сказал он, и, когда юноша послушался, вылил на каждую из них по небольшой порции йогурта.
  
   Тина слегка прогнулась в спине, подставляя грудь для массажа, но стоило парню прикоснуться к ней взвизгнула и рассмеялась, заставив того вздрогнуть и отдернуть руки.
  
   - Все в порядке, - хихикнула подруга. - Просто йогурт холодный. Продолжай.
  
   В этот раз Даниэль подышал на свои ладони, пытаясь согреть их, прежде чем вновь прикоснуться к чувствительному месту. Тина снова хихикнула в момент прикосновения, но в остальном отреагировала вполне спокойно. А когда юноша стал поглаживать ее грудь, размазывая по ней йогурт, прикрыла глаза от удовольствия. Он описывал плавные круги, охватывая всю площадь полушарий. Правая ладонь двигалась по часовой стрелке, а левая - против. В какой-то момент его руки отчего-то стали подрагивать. Даниэль сдвинул их вниз и между пальцами его показались два стоящих торчком соска. Они увеличивались и удлинялись прямо на глазах, постепенно наливаясь твердостью. Юноша стал зачарованно водить по ним пальцами скользкими от йогурта, то поднимаясь к самому кончику, то опускаясь к основанию, то двигаясь по кругу, то сжимая.
  
   Тина облизывала губки и откровенно балдела. Ее соски достигли, казалось, своего максимального размера, вобрав в себя весь окружающий ореол. Они напоминали сейчас странные башни, построенные на вершинах холмов, или стволы какого-то диковинного оружия, имеющего форму полушарий. Неожиданно наставница ухватила своего массажиста за волосы и приблизила его лицо к правой груди.
  
   - Расслабь рот, - приказала она. - Не открывай его и не сжимай плотно. Сейчас я буду лишать тебя еще одной девственности.
  
   Тина придвинула парня вплотную и стала водить соском вокруг его губ, словно рисуя им контуры. Потом прошлась между ними и слегка внедрилась в рот. Юноша застонал от этого проникновения и, когда сосок вышел наружу, извлекая за собой ниточку слюны, потянулся за ним следом. Но Тина удержала молодого человека на волосы и слегка встряхнула его голову, приводя в чувства.
  
   - Никакой самодеятельности, понял? - строго сказала она. - Сейчас право двигаться имею только я. Расслабь рот, сладенький, и замри.
  
   - Хо... хорошо.
  
   - И не разговаривай.
  
   Тина вновь прошлась соском по поверхности губ Даниэля, а затем внедрилась между ними на половину длинны и вышла наружу, снова прошлась и снова внедрилась, но уже на всю длину. Потом она просто стала внедряться ему в рот, словно трахала парня своей грудью, погружаясь с каждым разом в него все более и более страстно. В какой-то момент юноша не выдержал и стал причмокивать. Тина крепко прижала его к себе, подрагивая от удовольствия, а затем жестко отодрала, задирая голову вверх, и хищно впилась ему в губы.
  
   - Кто разрешил тебе сосать? - елейным голосом произнесла она, прерывая этот сумасшедший поцелуй?
  
   - Я случайно, - откликнулся Даниэль, глядя на нее с восхищением. Он нос к носу столкнулся с темной стороной моей подруги и, похоже, та ему понравилась.
  
   Демонесса смотрела на него сумасшедшими, горящими внутренним огнем глазами, растянув рот в хищной улыбке, но юноша, казалось, только тащился от столь устрашающего вида и не прочь был, чтобы его растерзали. Ну, точно мне не стоило больше за него переживать. Темной половине такая реакция молодого человека вроде бы тоже пришлась по вкусу, она улыбнулась ему многообещающе, подмигнула и скрылась где-то в глубинах подсознания, выпуская на поверхность ангела.
  
   - В этот раз я тебя прощаю, - промурлыкала Тина. - И если уж тебе так сложно было сдерживаться, то мог бы просто об этом сказать. Хорошо, разрешаю тебе пососать и вторую мою грудь. А то ж ведь она бедненькая осталась совсем обделенной. Давай, лакомка, приласкай ее!
  
   Очарованный сладким голосом и нежным взглядом, Даниэль приник к левому соску и, прикрыв глаза, снова стал причмокивать, постанывая от удовольствия и балдея.
  
   - Ой-ой! Ну, ты прям как младенчик, - рассмеялась подруга, ласково расчесывая пальчиками волосы у парня на голове. - Гляди, как бы не пробудились во мне материнские чувства или... - маятник Тины вновь качнулся к темной половине, лицо ее на глазах приобретало демонические черты, - не съела на завтрак такого вкусного сладкого ягненочка, - закончила она свою фразу в несколько иной тональности, нежность и ласковость которой приобрели кошачьи оттенки. Так могла кошка обращаться к пойманной мышке, держа ее мягкими лапками, но готовая в любой момент вонзить в нее острые когти.
  
   Даниэль распахнул свои большие зеленые глаза, махнув длинными ресницами, и уставился на хищную ипостась моей подруги, чувства которой в этот момент были весьма далеки от материнских. Его рот заработал в ускоренном ритме, совершая более интенсивное воздействие и тем самым усугубляя ситуацию. Пальцы Тины, скользящие по голове молодого человека, стали подрагивать, а затем резко сжались крепко и больно хватая того за волосы.
  
   - Не играй со огнем! - прошипела подруга, отдирая Даниэля от себя, но на лице того не возникло и тени испуга. Наоборот, губы сложились в игривой улыбке, а в глазах засверкали дерзкие огоньки.
  
   - Ты плохой мальчик, - констатировала Тина, хищно улыбаясь в ответ. - Чувствую, придется нам перейти к более действенным мерам воспитания.
  
   Она рывком поставила парня перед собой на колени и, шагнув вперед, расположилась над его лицом. Ее киска, покрытая аккуратно подстриженной шерсткой оказалась у него прямо перед глазами.
  
   - Ну, что, познакомить тебя с моей девочкой?
  
   Тина взглянула на меня и поманила к себе пальчиком. Ей, вероятно, хотелось, чтобы я изменила ракурс съемки и сняла сцену знакомства крупным планом. Присев на колени я поймала ее ноги в кадр и выставила максимальное приближение, при котором все самое интересное оставалось в пределах изображения.
  
   Лицо Даниэля вновь обрело трансовые черты, он зачаровано созерцал прелести моей подруги, намертво приклеившись взглядом к ее промежности. Приоткрытая от возбуждения киска сама по себе представляла сейчас весьма впечатляющее зрелище, но ее движения создавали просто гипнотизирующий эффект.
  
   Все нэрми в той или иной мере занимаются вумбилдингом. Тренировка любых мышц считается для нас важным занятием в плане укрепления физического здоровья и совершенствования красоты. Что же касается мышц интимной сферы, мотивация для их тренировок дополнялась еще яркими ощущениями во время секса, которые с их помощью можно было получить. Тина не просто занималась вумбилдингом, она была настоящим мастером, и сейчас демонстрировала свои умения Даниэлю, двигая каждой частью своей писи в отдельности.
  
   - Вагина женщины словно второй рот тоже имеет губки, - сообщила она, указывая на мохнатые валики у себя между ног и заставляя их то приоткрываться еще больше, то смыкаться. - Их можно гладить пальцами, целовать и тереться о них носом, но все это больше подходит для прелюдии. Ощущения при этом хоть и приятные, но не сильные. Они больше дразнят, чем приносят удовольствие. Вот если пройтись языком по внутренней их стороне, - киска вдруг приоткрылась сильнее, демонстрируя свою нежно розовую начинку, - то получится нечто более действенное.
  
   Даниэль словно под действием гипноза потянулся к ней языком, но Тина остановила его, уперевшись пальцами в лоб.
  
   - А, а! - назидательно сказала она. - Никаких прикосновений пока, иначе лекция моя закончится раньше времени. Ты ведь не хочешь остаться неучем по части интимной женской физиологии? Тогда просто смотри.
  
   Мохнатые губки раздвинулись еще сильнее и между ними показались розовые лепестки.
  
   - А это малые губки, - продолжила Тина, проводя по ним пальцем и заставляя разлепиться. - Второй рот женщины имеет две пары губ, не удивляйся. Вот они уже гораздо более чувствительны к прикосновениям, которые лучше всего делать влажными. Если хочешь коснуться их пальчиком, то сперва смочи его слюной, но лучше всего здесь подойдет язык, он всегда мокрый. Эти лепестки можно гладить, легонько пощипывать и тянуть, лизать и сосать. Ощущения при этом, мур-мур, очень приятны. Но будь, пожалуйста, нежен с ними, чтобы не сделать девушке больно.
  
   Я увидела, как напряглись верхние мышцы вагины, и от этого клитор моей подруги пришел в движение, слегка выдвигаясь вперед и поднимаясь кверху.
  
   - А теперь я познакомлю тебя с самой чувствительной частью женской писечки, - сообщила Тина своему ученику. - Она называется клитором. Видишь, как он движется? Это главный центр удовольствия женщины. Он немного похож на мужской член в уменьшенном варианте, тоже имеет головку и ствол. И он тоже способен к эрекции. Сейчас он уже немного стоит из-за того, что я возбуждена, но может увеличиться еще больше. Хочешь посмотреть? Зрелище это довольно занимательное.
  
   Даниэль зачарованно кивнул головой, и наставница его улыбнулась.
  
   - Тогда смотри.
  
   Она смочила палец слюной, провела им несколько раз вокруг головки клитора и убрала. Прямо на глазах молодого человека эта часть женской киски стала набухать прибавляя в длине и объеме. Тина стала поглаживать клитор сверху, слегка натягивая кожу на его головке, и от этого эрекция только ускорилась. Когда ее похотливый отросток увеличился до приличных размеров, интимные мышцы снова напряглись, заставляя его приподняться и выдвинуться еще больше. Теперь он хищно торчал вперед, достигая в размерах около двух сантиметров.
  
   - Ну как тебе этот красавчик? - хихикнула Тина. - Он у меня гораздо больше обычных размеров и поэтому я могу проделывать с ним трюки, недоступные для большинства других женщин. Клитор можно лизать, сосать либо ласкать пальчиками как я показала. Ощущения при этом самые сильные и, в конце концов, приведут женщину к пику наслаждения, если, конечно же, все сделать правильно. Тебе ясно, мой сладкий?
  
   Даниэль кивнул.
  
   - Тогда продолжим нашу лекцию. Сейчас я познакомлю тебя с самой сокровенной частью женского организма. Смотри внимательно.
  
   Киска моей подруги раскрылась вдруг максимально широко, и в нижней ее части образовалось розовое отверстие с пульсирующими краями.
  
   - Это влагалище, - сообщила Тина. - Именно оно захватывает мужской член во время секса и пьет сперму мужчины, чтобы зачать детей. Но чаще всего женщины используют его исключительно для удовольствия и сексуальной разрядки. А чтобы зачатия не произошло, применяют разные способы контрацепции. У меня, например, приклеен специальный пластырь на шее. Он изменяет гормональный фон в моем организме и тем самым препятствует овуляции яйцеклетки. Тебе вообще понятно, о чем я говорю?
  
   - Эээ, нет, - смущенно ответил юноша.
  
   - Ну, и ладно, - улыбнулась наставница. - Все детали, связанные с воспроизводством людей не так уж и важны для того, чтобы заниматься сексом.
  
   В этот момент капля смазки, скопившейся во влагалище, вытекла из приоткрытого отверстия и на тонкой ниточке, как на канатике опустилась прямо на губы молодого человека. Тот вздрогнул от неожиданности и рефлекторно слизнул ее, а потом опешил, поняв, что только что сделал.
  
   - Ого, как ты шустро продвигаешься по пути сексуального просвещения, - рассмеялась Тина. - Одной девственности лишился по собственной инициативе.
  
   - Что такое я только что съел? - испуганно спросил юноша.
  
   - Это была слюнка из моего нижнего рта, - хихикнула наставница. - Когда у женщины появляется сексуальный аппетит, то слюнки начинают течь снизу. Они не ядовитые, так что не беспокойся. Считай, что съел витаминку. Ну и как она тебе на вкус?
  
   - Я не успел распробовать.
  
   - Значит, придется повторить, - притворно огорчилась Тина. - Во время кунилингуса этой жидкости выделяется много, и тебе придется ее глотать. Так что ты должен определиться со вкусом и привыкнуть к нему, чтобы в будущем не испытывать дискомфорт. Открой ротик.
  
   Даниэль с опаской посмотрел на наставницу, но послушался, изобразив пациента на приеме у стоматолога.
  
   - А вот глаза закрывать не надо, - предупредила та, - ты должен видеть, как все происходит.
  
   Юноша открыл глаза и заворожено уставился на вход во влагалище, который был плотно сжат, но совершал при этом волнообразные движения. Я догадалась, что задумала моя подруга, и мысленно посочувствовала Даниэлю. Она решила устроить своему парню небольшой сюрприз, собирая смазку во влагалище, почти так же как люди скапливают слюну во рту, перед тем как плюнуть.
  
   - Готов? - спросила Тина.
  
   Парень кивнул, но вряд ли он действительно был готов к тому, что его ожидало. Раздался звонкий "чвирк!", и мощная струйка густой прозрачной жидкости влетела ему точнехонько в рот. Даниэль вздрогнул и вытаращил глаза, осознав вдруг, что инвестиции в его образование оказались гораздо объемнее, чем он рассчитывал. Попытка избавиться от части вложений была моментально пресечена. Тина присела рядом с молодым человеком и крепко зажала тому рот рукой.
  
   - Не вздумай выплюнуть! - предупредила она. - Это эксклюзивное лекарственное средство, трудолюбиво выработанное для тебя моим организмом. Но, перед тем как проглотить, хорошенько распробуй его на вкус, иначе процедуру придется еще раз повторить.
  
   Юноша икнул и пискнул в крепком захвате, пару раз беспомощно брыкнулся, пытаясь вырваться, и вдруг затих. От сиропа, заполнившего рот, он избавился тремя маленькими глотками, а потом посмотрел на Тину, растерянно моргая глазами.
  
   - Ну и как тебе вкус моего нектара любви? - спросила та, отпуская его.
  
   - Безвкусный почти, - ответил Даниэль, застенчиво улыбаясь, - чуть сладковатый, чуть кисленький. Действительно на витаминку немного похож.
  
   - Он тебе понравился?
  
   - Кажется да. Я, правда, испугался немного вначале, извините, что сопротивлялся Вам, госпожа.
  
   - Все в порядке, лапочка, я понимаю твое состояние, - ответила Тина, гладя юношу по щекам и вновь окутывая его своей ангельской аурой.
  
   - Я хочу снова увидеть Вас там внизу, - прошептал Даниэль, - и... поцеловать. Я уже очень сильно этого хочу. Кажется... Ваш нектар так на меня действует. Извините.
  
   Подруга моя просто вспыхнула от этих слов и заключила его в жаркие объятия.
  
   - Солнце мое, ты меня дразнишь, - в ответ шепнула она, гладя юношу по спине, и в глазах ее засияло сладкое предвкушение. Тина встала на ноги и забралась на постель, увлекая за собой молодого человека. Она мягко и не торопливо раздела его, избавляя от халата, уложила спиной на кровать и поцеловала, а потом стала водить пальчиками по его губам, словно рисуя их контуры.
  
   - Сейчас я буду лишать девственности твой сладкий ротик. О технике можешь не беспокоиться, я все сделаю сама. Ты уверен, что готов пройти это испытание?
  
   Даниэль кивнул и замер, глядя на Тину широко распахнутыми, зачарованными глазами. Его тело едва заметно дрожало, то ли от волнения, то ли предвкушая событие, которое вот-вот должно было произойти. Я тоже забралась в постель и легла рядом, нацеливая камеру на лицо молодого человека. Меня саму уже лихорадило от возбуждения, а между ног разгорался настоящий пожар, распространяя горячие волны во все стороны. Теплые руки забрались ко мне под халат и стали гладить по ягодицам. Обернувшись, я встретилась взглядом с Микой, который игриво улыбался мне, азартно сверкая глазами.
  
   О, да! Его помощь мне сейчас не помешает и никакой прелюдии не нужно. Во мне мигом проснулась хищница и сцапала добычу. Ухватив парня за волосы, я опрокинула его на спину рядом с собой и, перебросив ногу через его лицо, нетерпеливо прижалась сверху. Ох! Вот оно блаженство! То, что мне сейчас нужно. Такие волшебные ласки, утоляющие острую нужду. Они вырабатывают бесподобное электричество, напитывающее и заряжающее все тело.
  
   У Тины терпения оказалось больше. Она не торопилась связать себя с юношей интимным поцелуем, продолжая водить пальчиками по его лицу и целовать щеки, глаза, лоб.
  
   - Ты весь дрожишь, - заботливо сказала она. - Боишься чего-нибудь?
  
   - Нет, - ответил Даниэль, - это от волнения.
  
   - Страшные байки братьев не дают тебе покоя?
  
   - Они не страшные совсем, а интригующие. Один мой знакомый в школе рассказывал, что амазонки как мужчины кончают, выстреливая из себя жидкость, словно у них тоже сперма образуется.
  
   - И что ты об этом думаешь?
  
   - По-моему брехня чистой воды.
  
   Тина рассмеялась.
  
   - Давай проверим! - предложила она. - Кто-то у нас сейчас вот-вот уже кончит.
  
   Подруга вырвала камеру из моих ослабевших рук и направила объектив в мою сторону.
  
   - Пока мы с тобой разговаривали, наш оператор даром времени не теряла.
  
   Я была уже не в том, состоянии, чтобы протестовать. И то, что камеру у меня отняли, позволив полностью отдаться удовольствию, посчитала за благо.
  
   - Пойдем сзади посмотрим, - предложила Тина, своему мальчику, - там вид гораздо интереснее.
  
   Они шмыгнули мне за спину, и еще двумя отвлекающими факторами стало меньше. Блаженство накатывало волной, и я с удовольствием отдавалась приближающейся стихии, принимая изощренные ласки своего мужчины. Ощутив себя на финишной прямой, я непроизвольно перехватила инициативу резкими толчками бедер усиливая стимуляцию и создавая острые ощущения, которые требовало мое пылающее тело.
  
   АААААААХ! Меня словно взорвало. Кажется, я кричала, кажется, дергала бедного Мику за волосы и с силой вдавливалась ему в рот, содрогаясь от пронзавших меня импульсов блаженства. На какое-то время вихрь бесподобных ощущений затмил все происходящее вокруг. Я не видела ничего, не слышала и, целиком отдавшись терзающему меня урагану, позволяла уносить себя в небеса.
  
   Мика сделал попытку осторожно выбраться из-под меня, и этим самым немного привел в чувства. Я приподняла попу, выпуская его на волю, и обернулась на голос своей подруги, продолжающей просветительскую работу. В руках Даниэль держал предмет интимного назначения и с интересом его разглядывал. Это был вагинальный стимулятор, изготовленный в форме небольшого яичка. Мне стало интересно, о чем они говорят, и я прислушалась.
  
   - Так что ничем особенным мы физиологически не отличаемся от ваших женщин и кончаем так же как и они, - объясняла Тина.
  
   - Но с этой штукой вы можете эякулировать? Это что действительно правда?
  
   - Любая женщина сможет, если умеет. Нужно стимулировать особую точку внутри влагалища и знать, как это делается, чтобы достигнуть той специфической разрядки, при которой выбрасывается жидкость.
  
   - А ты умеешь? - спросил Даниэль, в глазах которого чертики скакали.
  
   Вот ведь извращенец малолетний!
  
   - Умею, - ответила Тина, глядя на него с аппетитом. - Вот только не уверена, что ты готов испытать это явление на себе.
  
   - Почему?
  
   - Ну, сам подумай. Вся жидкость попадет тебе прямо в рот и ее будет гораздо больше, чем той, что я в тебя уже выплеснула.
  
   - Нет-нет! Я готов. Мне хочется. Очень хочется.
  
   Наставница забрала у парня стимулятор и вставила ему в рот.
  
   - Держи так и ложись на постель, - сказала она. - И у тебя пока остается шанс передумать. Просто выплюни его изо рта, хорошо?
  
   Юноша отрицательно помотал головой и, забравшись на кровать, лег на спину. Потом он посмотрел на Тину и улыбнулся ей, не выпуская яичка изо рта.
  
   - Ну что ж, сам напросился, - хищно улыбнулась моя подруга. Она протянула мне камеру и подмигнула. - Это следует записать, сама понимаешь, событие неординарное.
  
   Тина забралась на постель и с грацией кошки приблизилась к своей жертве.
  
   - Когда я заберу у тебя эту штучку, расправа станет неотвратимой. Не искушай судьбу, выплевывай.
  
   - Не-а, - ответил парень, мотая головой.
  
   - Хорошо, тогда слушай, - сказала наставница своему ученику, обводя пальчиками контуры его губ. - Ты должен немного расслабить рот и ничего больше не делать. Чувствуй меня и наслаждайся, никакой другой инициативы. Остальное я сделаю сама. Мне так нравится. Я хочу единолично лишить девственности твой сладкий ротик. Понял меня, лапочка?
  
   Юноша утвердительно кивнул. После этого Тина перешагнула через его лицо и зависла над ним хищно приоткрытым влагалищем, словно давая возможность жертве осознать неотвратимость положения, в которое он попал. Я переместилась в позицию, откуда удобнее было снимать, захватила происходящее в кадр и приблизила картинку до крупного плана.
  
   Каким образом дальше будут развиваться события, я уже имела представление. И тут было на что посмотреть. Кунилингус в исполнении моей подруги представлял собой зрелище довольно экзотическое. Я не оговорилась, именно в ЕЕ исполнении, поскольку главную роль в этом спектакле она неизменно брала на себя. Сие действо вообще на оральный секс не походило, представляя собой нечто плотоядное. Тина словно бы хищному растению подражала, которое поймало добычу и переваривало ее живьем.
  
   Помню, как она одного парня в борделе употребила, это надо было видеть. Завалила его на постель, зажала голову между ног, обрызгала лицо и губы вагинальной смазкой, словно соком пищеварительным полила. А потом буквально присосалась ко рту, и ритмичными движениями стала на него насаживаться. Вагина ее при этом сокращалась и пульсировала словно соки из мужчины вытягивала. В общем, когда Тина кончила через пару минут и лениво отклеилась от своей жертвы, тот выглядел так, словно его действительно съели. Мы тогда немного испугались за парнишку, но оказалось, что у него всего лишь обморок случился от перенесенного потрясения.
  
   В этот раз моя подруга не торопилась. То ли мальчика своего боялась напугать, то ли предвкушала предстоящее удовольствие. Бедра ее двигались в изящном танце, и она скользила интимным местом перед самыми газами молодого человека, следившего за ней неотрывно и зачарованно. Но вот Тина замерла, зависнув прямо над торчащим изо рта кончиком стимулятора. Ее влагалище сжалось и выпустило вязкую струйку сока, который, коснувшись силиконового яичка, растекся по нему тонким слоем. Затем она плавно опустилась вниз, накрывая стимулятор, и нижние губки ее сделали хищное движение: вначале слегка приоткрылись, выдвинувшись вперед, а затем плотно сжались, смыкаясь вокруг рта молодого человека. Даниэль после этого вздрогнул и глаза его удивленно расширились. Когда наездница приподнялась, стимулятора во рту у него уже не было.
  
   - Заряжено, - прокомментировала свои действия Тина и рассмеялась. - Мур, мур, мур! Что я сейчас с тобой сделаю!
  
   Ее пися, завладев игрушкой, активно двигалась, напоминая рот, сосущий и перекатывающий карамельку, а лицо приобрело балдеющее выражение. Юноша заворожено смотрел на нее снизу, широко распахнутыми глазами созерцая все эти движения.
  
   - Я сейчас кручу стимулятор внутри себя, - объяснила моя подруга, и нарисовала указательным пальцем в воздухе вертикальный эллипс, показывая направление вращения. - Он давит на особую точку, и это... очень приятно... Но так мне... все равно... не кончить... - продолжила она томным прерывающимся голосом. - Требуется... воздействие... снаружи...
  
   Ее клитор вдруг оттопырился вперед, ритмично пульсируя. Сладострастно облизываясь, Тина опустилась вниз, и стала плавно водить им по губам молодого человека, скользя по их влажной от смазки поверхности. А потом она порывисто задвинула его парню в рот. Глаза Даниэля затрепетали, прикрылись и он мило зачмокал губами, словно конфетку пробовал на вкус.
  
   Наездница задрожала, и из груди ее вырвался стон наслаждения. Но потом она резко приподнялась, прерывая интимный контакт, и зависла нал лицом своего любовника. Ее клитор, достигший очень внушительных размеров, вздрагивал и толкался вперед, натягивая лепестки половых губ и обнажая головку. Он словно призывал продолжить прерванные ласки, которых его безжалостно лишили. Влагалище при каждом таком движении распахивалось, демонстрируя свое розовое нутро, и сочилось струйками смазки. Они протягивались тягучими ниточками вниз и покрывали блеском лицо молодого человека.
  
   Балансируя на грани оргазма и всеми силами пытаясь его сдержать, Тина невольно устроила своему любимчику наглядную демонстрацию интимной женской физиологии. И тот таращился на нее снизу, зачарованно созерцая захватывающее зрелище. Наконец, моя подруга порывисто выдохнула, уселась парню на грудь и легонько шлепнула того ладонью по щеке.
  
   - Я кому говорила, расслабить рот? - грозно спросила она.
  
   - Простите, - раскаяно повинился Даниэль, - это случайно получилось.
  
   - Я тебе покажу случайно, - прошипела она, сжимая пальцами его скулы и слегка встряхивая. Но потом ее захват ослаб, и пальцы уже нежно стали скользить по губам юноши, очерчивая их контуры.
  
   - Мне было приятно. Очень приятно. Я даже едва не кончила, - призналась Тина. - Но получилось бы не так круто, как мне хотелось. И все же я рада, что ты сам по собственной инициативе лишился еще одной девственности.
  
   Она поднялась и вновь зависла над лицом молодого человека, в этот раз уже осмысленно демонстрируя себя. Ее пальчик провел по стволу напряженного клитора, очертил головку по кругу, забрался под нее и покачал вверх-вниз.
  
   - Здесь очень приятно, - продолжила свою лекцию секс-наставница. - Если доведется делать куни другой женщине, можешь смело его сосать, у тебя хорошо получается. Но мне этого мало. Есть множество других точек, которыми я тоже хотела бы ощутить трение.
  
   Ее палец продолжил свое путешествие, скользя по лепесткам половых губ:
  
   - Вот здесь, - сообщила она.
  
   Он скользнул по холмику с уринальным отверстием:
  
   - И здесь. - Очертил, приоткрывшийся вход во влагалище, - и здесь тоже, - забрался внутрь и вышел наружу.
  
   - Точек много и только я знаю, где они находятся и как на них лучше воздействовать. Моя писечка словно хитрый замок с секретом, который не открыть обычной отмычкой. Но у тебя есть ключ, - палец вновь вернулся к губам Даниэля и стал по ним водить. - Он идеально подходит к моему замочку. Его просто нужно вставить до конца, чтобы все твои точки совместились с моими. И вот тогда я испытаю такое блаженство, которое не идет ни в какое сравнение с обычным оргазмом. Ясно тебе? Хочешь попробовать?
  
   - Да.
  
   - Тогда расслабь рот и позволь мне воспользоваться твоим ключиком. Будь послушным мальчиком, - улыбнулась Тина и юноша кивнул. - Умничка. Ты дразниться умеешь?
  
   Даниэль непонимающе заморгал глазами и она пояснила:
  
   - Покажи мне свой язычок.
  
   Молодой человек тоже улыбнулся и высунул язык наружу.
  
   - Вот так и держи, - сказала моя подруга и пошла на сближение.
  
   Влагалище ее сжалось и выстрелило струйкой смазки, которая, точно поразив цель, растеклась по ней вязкой лужицей. Юноша вздрогнул от неожиданности, но язык не убрал, тем более, что головка клитора уже прижималась к его кончику, интригуя своим упругим прикосновением и побуждая дождаться развития событий. Она плавно двинулась вперед, скользя по хорошо смазанной поверхности и охватывая язык лепестками половых губ. Когда клитор скрылся в глубине рта, веки Даниэля блаженно затрепетали. Большие интимные губки продолжали тем временем плавно наползать. Они раскрывались, охватывая своими мохнатыми валиками рот снаружи, и словно притирались, вписываясь в его контуры и совмещаясь с ними.
  
   Достигнув определенной степени слияния, вагина сделала едва заметное движение, словно приоткрылась слегка, а потом снова сжалась. Оно было настолько неуловимым, что могло остаться незамеченным, если б глаза юноши вдруг не распахнулись испуганно, и он не забился в плотном захвате, мыча и упираясь ладонями в ягодицы поймавшей его хищницы. Очевидно, с ним происходило что-то весьма ощутимое, вот только что, понять было сложно.
  
   - Шшшш! - прошептала Тина, прерывающимся голосом. - Успокойся... не оторву я тебе его...
  
   (Это она о языке?! Что она с ним творит?)
  
   - Просто твой ключик входит в мой замочек... Оооооох! Кайф-то какой!
  
   Ее киска стала ритмично сокращаться, еще больше растекаясь по поверхности лица и засасывая его глубже. Это реально напоминало поедание, да и сопротивление парня стало ослабевать, словно под действием пищеварительных соков. Происходящее было столь необычным, что я невольно приблизила картинку, пытаясь в подробностях разглядеть, что же происходит на самом деле. Глаза юноши затуманились и подернулись пленкой транса. Он полностью прекратил сопротивление и затих.
  
   - Вот так... - постанывая сказала подруга, - расслабься... отдайся мне полностью... иначе я... могу сделать больно... когда стану... кончать...
  
   Она застонала громче и резко надавила сверху, еще глубже насаживаясь на рот своего любовника.
  
   - АААААААААААААХ!!!! - закричала Тина, судорожно выгибаясь и содрогаясь всем телом. И одновременно с этим глаза юноши изумленно распахнулись, а ладони вновь уперлись в ягодицы, пытаясь оторвать наездницу от лица.
  
   Но та лишь сильнее прижалась, перенося центр тяжести вперед и упираясь в постель ладонями. Низ ее живота ходил ходуном, то напрягаясь и выпячиваясь, то расслабляясь и обретая плоскую форму. А когда сокращения стихали, Тина резким движением бедер вжималась парню в рот и опять взрывалась очередной серией сладострастных импульсов.
  
   Глаза Даниэля меж тем округлялись все больше. Он вдруг быстро-быстро заморгал и сделал шумный глоток, словно избавляясь от чего-то объемного у себя во рту. Тина рассмеялась, услышав эти звуки, и провела пальчиками по его щеке.
  
   - Это еще не все, - промурлыкала она, охнула и вновь разразилась воплями, трясясь и извиваясь. - Дуууухи! Сумасшествие какое-то! - простонала она, заваливаясь на бок и увлекая парня за собой.
  
   Пребывая в позе зародыша, моя подруга продолжала еще некоторое время вздрагивать, затем, сочно чмокнув, оторвала от себя источник непрерывного кайфа и обессилено раскинулась на спине. На несколько секунд ее тело расслабилось, обретя покой, но потом вновь вздрогнуло, выстрелив короткой струйкой жидкости. Простонав, Тина подняла колени к груди и, разведя их в стороны, выплюнула из себя стимулятор, который, пролетев около метра, шлепнулся парню на живот, скатился в постель и благополучно затерялся в ее складках.
  
   - Каааайф! - снова простонала она, но уже лениво и расслабленно. - Блаженство!
  
   Веки ее были прикрыты, на губах играла счастливая улыбка.
  
   - Ползи ко мне, солнышко, - промурлыкала Тина, не открывая глаз и, когда ее мальчик приблизился, на ощупь обняла его и прижала к себе как плюшевую игрушку.
  
   - Слаааааденький мой лааапочка, - напевала она, вновь становясь небесным созданием и нежно проводя по спине своего любимчика.
  
   Я перевела взгляд на Даниэля. Он тоже балдел и таял в объятиях ангела. Тина терлась носиком о его щеку, покрывала лицо поцелуями, и эта идиллия добросовестно фиксировалась на камеру, сохранявшую романтические моменты в своей памяти.
  
   Тина постепенно оживала и объятия ее все меньше напоминали платонические. Вот она уже и до губ своего мальчика добралась и ногу через него перекинула, подгребая под себя.
  
   - Мммрррр! Сладкий! - выдохнула она, прерывая поцелуй, и потискала руками ягодицы Даниэля. Состояние ее уже нельзя было назвать расслабленным.
  
   - Сколько нового ты только что пережил, давай посчитаем. Первый в жизни кунилингус - раз, первый доставленный мне оргазм - два, первый раз попробовал мой сок - три, и даже проглотил его - четыре. Хе-хе! - захихикала Тина. - Признавайся давай, как он тебе на вкус?
  
   Юноша посмотрел ей в глаза и смущенно улыбнулся.
  
   - Классный, - ответил он. - Но его было так много, что я вначале испугался.
  
   - Это были еще умеренные объемы, - заверила подруга. - Отложи я разрядку на пару минут, и жидкости было бы гораздо больше. Значит, тебе понравилось?
  
   - Очень.
  
   - Это хорошо, потому что мне нравится так кончать.
  
   - Можно... мне еще раз... - робко попросил Даниэль.
  
   - Не-не, - улыбнулась Тина. - У нас с тобой сегодня обширная образовательная программа, так что нет времени возвращаться к пройденному материалу. Но как-нибудь в другой раз повторим обязательно. А сейчас пришло время нам отведать главное блюдо.
  
   Юноша почему-то вздрогнул от этих слов и испуганно посмотрел в глаза своей наставницы.
  
   - И чего ты так разволновался, - удивилась та. - Мальчики лишаются девственности совсем не больно, и наоборот даже очень приятно. Мы с тобой столько сегодня интересного прошли, что я даже со счета сбилась. Но ничего из этого родителем твоим засчитано не будет, если не свершится то самое, что традиционно считается потерей девственности.
  
   Тина поднялась на постели и села, подогнув ноги под себя. Она с аппетитом стала разглядывать юношу, но пока не прикасалась к нему.
  
   - Сперва выберем ориентацию, наиболее выгодную для съемки. Ложись на спину вот сюда, - показала рукой моя подруга. - Головой в ту сторону, а ногами в эту. Хорошо. Теперь руку с маячком вытяни вдоль тела, камера должна нацелиться именно сюда. Ага, так подойдет.
  
   Она повернулась к своему помощнику:
  
   - Мика, включи экраны, пульт лежит в верхнем ящике тумбочки.
  
   Таргет оперативно выполнил этот приказ, белые стены засветились, и на них возникло изображение, идущее с камер.
  
   - Теперь, Дани, ты будешь видеть все, что происходит с тобой во всех подробностях, - сказала Тина, - даже те ракурсы, которые глазам твоим недоступны.
  
   Она подсела поближе и, вращая камень на перстне молодого человека, добилась на одном из экранов крупного плана. Тот показывал со стороны ног центральную часть тела юноши и стоящий торчком член. Увидев себя на экране, Даниэль стыдливо прикрыл ладонями интимную часть тела, но Тина, рассмеявшись убрала его руки и, плотоядно облизнувшись, приблизилась ртом к мужскому достоинству.
  
   - Еще одна девственность, - промурлыкала она, потом провела языком от основания до самой головки напряженного органа и вобрала его целиком.
  
   Парень ахнул и застонал, переживая блаженство, а Тина, с удобством вытянувшись на постели, стала не спеша смаковать новое удовольствие, обсасывая член молодого человека словно леденец. Даниэль вздрагивал и извивался в ее объятиях, стремительно приближаясь к разрядке, но сладкоежка кончить ему не позволила. Едва стоны любовника сообщили о критическом уровне его возбуждения, Тина выпустила член изо рта и, рассмеявшись, щелкнула легонько пальцем по его головке.
  
   - Хорошего помаленьку, - сказала она, - кончать тебе пока рановато. Самое вкусное еще впереди. Сейчас я приласкаю твоего дружка по-другому, и у тебя появится возможность сравнить какое удовольствие лучше.
  
   Двигаясь с кошачьей грацией, Тина перешагнула через молодого человека и расположилась над ним сверху. Она стала плавно двигаться вперед и назад, водя сосками по его груди и животу, касаясь ног низом живота и шерсткой волос на лобке.
  
   - Потеря девственности - очень важное событие в жизни любого мужчины, - ласково ворковала моя подруга. - Я хочу, чтобы этот эпизод основательно отложился в твоей памяти, сохранившись в ней на всю жизнь. Поэтому мы не будем спешить. Превратим нашу игру в сакральный ритуал и пройдем его поэтапно, отмечая каждую стадию и запоминая ее.
  
   Тина повернула голову молодого человека направо к экрану, на котором попа ее красовалась крупным планом, обретя в изображении просто гигантские размеры.
  
   - Тебе все хорошо видно, мой сладкий? Смотри очень внимательно. Я начинаю.
  
   Она плавно двинулась вперед и опустилась ниже. На большом экране подушечка ее волос прижалась к напряженному члену, слегка обволакивая его с боков, и медленно стала скользить к головке, оставляя за собой глянцевый слой смазки. Я снимала эту сцену с противоположной стороны. И с моего ракурса был виден клитор, который словно мистическая птица вытягивал шею вперед и обнимал крыльями половых губ захваченную добычу.
  
   - Чувствуешь наше с тобой интимное соприкосновение? - шепнула Тина. - Видишь его? Это происходит с тобой впервые, запоминай все свои впечатления.
  
   Я перевела взгляд на Даниэля, тот прерывисто дышал и плыл от удовольствия. И что-то я сильно сомневалась, что он способен был сейчас отражать происходящее. Но подругу это, похоже, ничуть не огорчало. Наоборот, она с удовольствием следила за его лицом, впитывала глазами мимику блаженства и наслаждалась своей властью. Ее бедра совершали размеренные движения вперед-назад, и клитор скользил по хорошо смазанному стержню, крепко прижимаясь к нему головкой.
  
   - Ах! Как приятно на тебе кататься, - мурлыкала Тина. - Ты такой твердый и скользкий от моих соков. Пожалуй, я смажу тебя и с другой стороны.
  
   Достигнув головки члена, она подцепила его, отогнула назад и замерла в новой позиции. Теперь ее киска, охватившая мохнатыми губками мужской орган, занимала центр большого экрана. Тина с удовольствием полюбовалась на столь откровенное зрелище и легонько пошлепала юношу по щекам, приводя того в чувство.
  
   - Эй, Дани, вернись к нам, - сказала она. - Самое интересное попускаешь.
  
   Осмысленность на какое-то время появилась в глазах молодого человека, но потом он увидел картинку на экране, осознал, что на нем изображено, и взгляд его снова остекленел. Тина рассмеялась и заскользила по твердому стволу вниз уже с противоположной его стороны.
  
   Мне пришлось передислоцироваться, потому что с прежнего ракурса съемки оставалось лицезреть лишь грудь моей подруги, со стоящими торчком сосками и ее довольное ангельское личико. А вот за спиной кадры оказались куда интереснее. Я выбрала позицию сбоку, с которой было видно все, что пряталось за мужским органом. А еще с нового ракурса хорошо был заметен интимный рельеф женской писечки и его сексапильная деформация при поступательном движении вниз.
  
   Достигнув основания, половые губки стали наползать на ствол как будто бы погружали его между собой еще глубже. Я опять не обратила бы на это внимание, если б не реакция юноши. Он часто задышал и заморгал глазами, переживая новые для себя ощущения. Приглядевшись внимательнее к интимному процессу, я стала догадываться, что происходит. Если вначале Тина словно облизывала член своей киской, то теперь она стала всасывать его.
  
   Вот честное слово не представляю, как она это делала. Точнее я понимаю, конечно, что она создавала разряжение внутри влагалища, раздвигая его стенки, но лично я так не умею и не знаю кто смог бы еще кроме нее.
  
   - Ох, Дани, ты весь так разволновался, - сказала ангел с не притворным беспокойством. - С тобой что-то необычное происходит, да?
  
   (А будто она сама не знает, артистка!)
  
   - При...ятно, - прошептал молодой человек, прерывисто дыша.
  
   - Ты ведь впервые такое чувствуешь, верно? - промурлыкала Тина, засчитывая про себя еще одну взятую девственность. - А сейчас будет еще приятнее, - добавила она, и заскользила вверх, подбираясь влагалищем к головке мужского органа.
  
   Юноша сладко застонал, прикрывая глаза от удовольствия, и наставница тут же встряхнула его, ухватив пальцами за скулы.
  
   - Смотри! - приказала она. - Ты должен это видеть!
  
   Осмысленность худо-бедно вернулась во взгляд Даниэля, и он добросовестно уставился на экран, готовый, тем не менее, вновь упорхнуть в нирвану в любой момент.
  
   "Вот садистка! - подумала я. - Не дает парню побалдеть спокойно!"
  
   Но с другой стороны действие в этом спектакле действительно подходило к ключевой сцене, пропустить которую было бы упущением.
  
   - Смотри внимательно, сладкий мой, - ласково зашептала Тина, своему мальчику, едва касаясь ртом его уха. И головка члена на экране стала плавно погружаться в интимные глубины, затягиваемая влагалищем. Не прошло и пары секунд, как мохнатые губки хищно сомкнулись над ней, завершая захват добычи.
  
   - Ты во мне, - шепнула она и легонько укусила парня за мочку уха, в очередной раз пресекая его попытку сбежать в нирвану. - Это уже второй этап нашего ритуала. Хорошенько запомни его и связанные с ним ощущения.
  
   Моя подруга слегка изменила наклон таза и надавила им вниз, заставив кончик члена высунуться между ее губками. Преодолевая затягивающее сопротивление, он выглянул с верхнего края влагалища. Затем ее бедра двинулись в противоположную сторону, и головка члена вновь скрылась внутри, когда оказалась напротив засасывающей дырочки. Совершая тазом вращательные движения, Тина еще какое-то время забавлялась со своей добычей, обсасывая ее словно карамельку. Но потом, разбрызгивая во все стороны капельки смазки, предмет забавы вдруг вылетел наружу со звуком выскочившей из бутылки пробки.
  
   Тина хихикнула и повторила этот хлопок, ловко вобрав в себя головку члена и высвободив ее на пробочный манер.
  
   - Как прикольно! - рассмеялась она и продолжила издавать звуки различной тональности, варьируя глубину проникновения твердой части музыкального инструмента и направление ее вылета.
  
   - Дани, тебе нравится эта музыка? - забавлялась моя подруга. - Может, сыграем что-нибудь классическое? Или быть может... - она вдруг замерла, прижимаясь к кончику члена интимными губками, - продолжим наш ритуал? Только в этот раз одной головки мне будет недостаточно, я хочу твоего мальчика целиком. Смотри на экран, мой сладкий, сейчас начнется самое интересное.
  
   Однако, озвучив задуманное, Тина не спешила его воплощать. Вначале она покрутилась сверху, подобно тому, как смазывают кончик бильярдного кия мелом, затем выдавила из себя крупную порцию смазки и та потекла по стволу мужского органа вязкими ручейками. И лишь затем влагалище стало плавно поглощать последний, но не насаживаясь сверху, а словно всасывая его в себя. Оно втянуло твердое тело примерно на три четверти, а уже потом надавило сверху, заталкивая его внутрь до самого основания.
  
   Даниэль дрожал и постанывал в объятиях своей наставницы. Он снова отвлекся от экрана, витая в облаках, но Тина не прерывала больше его удовольствия.
  
   - Ты во мне, целиком, - сладко шептала она своему мальчику. - Ты почти уже мужчина. Осталось только кончить тебя, и ты лишишься своей девственности окончательно. Какие ласки тебе больше нравятся? Хочешь, чтобы я двигалась так, - Тина стала плавно покачивать тазом, совершая классические фрикции.
  
   - Или так, - она захватила член полностью и стала массировать его внутри себя интимными мышцами.
  
   Даниэль метался под ней, явно не соображая, что она говорит.
  
   - Ты не знаешь, - констатировала моя подруга, ласково водя пальчиками по его лицу. - Ну конечно, ведь в обоих случаях очень приятно. Но я все равно должна была попробовать оба варианта. Ведь каждый из них ты испытываешь на себе впервые, а значит это еще минус две девственности, которых я тебя лишила.
  
   Тина возобновила плавные фрикции, но, похоже, интимные мышцы ее также продолжали работать. Лицо подруги зарумянилось, дыхание участилось. Она и сама зажигалась возбуждением, постепенно повышая его градус.
  
   - Чувствуешь, что происходит с тобой, - горячо шептала наставница своему ученику. - Это секс, сладкий мой, у нас с тобой секс. Я тебя трахаю, имею, плющу тебя, запомни эти ощущения. Тебе еще много раз предстоит их испытать, но первый раз такое переживают лишь однажды.
  
   Даниэль стал дышать со всхлипами, застонал громче и Тина остановилась. Она замерла в неподвижности, сжимая своего парня в объятиях и созерцая его лицо.
  
   - Ты очень близко, верно? Ты ходишь прямо по краю, и я буду мягко сжимать тебя у себя внутри, поддерживая это состояние. Вначале я хотела просто тебя кончить, но так возбудилась, что теперь мне хочется кончить вместе с тобой. Не беспокойся, долго ждать не придется. Твой член как раз прижимается к особой моей точке. Пройдет совсем немного времени, и я тоже достигну края. Останется сделать лишь парочку резких движений, задев головку клитора, и я всего тебя обрызгаю своим соком. Но сперва я хочу почувствовать, как ты кончаешь. Хочу в полной мере пережить твое блаженство. И возможно, благодаря этому, ты и меня приведешь к вершине.
  
   Тина замолчала и лежала некоторое время неподвижно, но это не означало, что внутри она тоже не двигалась. Дыхание ее постепенно становилось прерывистым. Она уже тихо постанывала и дрожала. Даниэль под ней метался как в лихорадке и стонал в голос.
  
   - Все, - выдохнула его мучительница и поднялась в позу наездницы, упираясь руками парню в грудь. - Я теперь тоже... хожу по краю. Сейчас я стану медленно тебя подводить.
  
   Увлеченная ключевым моментом, я неосознанно изменила ракурс съемки, зайдя спереди, и теперь в объектив попадало лицо подруги, ее грудь, живот, руки и мохнатая киска, энергично сосавшая член.
  
   Парень вдруг задрожал, словно его било током, взбрыкнул всем телом и закричал, скручиваемый судорогами оргазма.
  
   - Тише ты! - выдохнула Тина, и, поймав его за запястья, прижала к постели, словно удерживала буйно-помешанного. Она наслаждалась происходящим, и впитывала стихию глазами, осязала ее снаружи и внутри, подстегивала интимными мышцами, массируя член и будто вытягивая из него сперму.
  
   Но тут ее и саму накрыло. То ли юноша, извиваясь, случайно клитор задел, то ли сама она это сделала, то ли оргазм партнера переполнил чашу терпения. Тина буквально содрогнулась в собственном экстазе и закричала, выбрасывая мощную струю. Большая часть жидкости пронеслась над Даниэлем, но на спаде его хорошо так окатило с головы до живота. Зато второй выстрел я специально поймала объективом. Переместилась юноше за голову и подставила камеру на линию огня. А что, раз уж зрители стали свидетелями столь необычной разрядки, пусть и им достанется порция нектара. Тем более, что так я сократила территорию намокшей постели, отражая жидкий напор на молодого человека. Собственно ему ведь он по замыслам и предназначался.
  
   Расстреляв свой заряд, подруга обессилено рухнула на обильно смоченное любовным соусом мужское тело, и обмякла на нем, погружаясь в состояние блаженного релакса. Сладкая парочка, таким образом, благополучно завершила первое действие спектакля, объявляя зрителям антракт. А вот меня саму ощутимо потряхивало от возбуждения, и я плотоядно осмотрелась в поисках кандидатов на изнасилование. Мика оказался совсем рядом и всем видом своим выражал солидарность моему настроению.
  
   - Здесь должна быть другая спальня, - предположила я осипшим голосом. - Без всех этих камер и экранов, рассчитанная на человеческой рост, а не на динозавра. Сомневаюсь, что Тинка спит здесь. По крайней мере, в прямом смысле этого слова.
  
   - Спальня есть, - подтвердил Таргет. - Могу показать.
  
   - Веди, - милостиво разрешила я и соскочила с постели.
  

(продолжение следует)

   _________________________________________________________________________________________________
   Друзья, очень нужна обратная связь. Чтобы хоть немного определиться с качеством произведения. Подойдут любые отзывы. Хвалебные конечно порадуют, но я и конструктивной критике буду рад. Я понимаю, что сюжет как таковой пока еще не обозначится и основной процент контента составляют эротические сцены. Но уверяю, что он есть. У произведения есть конкретная идея, и планируется вполне направленная сюжетная линия. Предполагалось, что эротики в данном романе будет в меру. Но так получилось, что с самых первый страниц меня поймала массивная такая сексуальная ловушка с мощным полем тяготения. Так что пока набираю вторую космическую скорость, чтобы из ее поля уйти. Короче, в пятой главе надеюсь прорваться окончательно. :))). Однако здесь тоже намечаются проблемы. Брался я за проект с энтузиазмом, но без какой бы то нибыло реакции читателей творческая энергия постепенно истощается. Проект уже превраается в вялотекуий (глава в месяц) и грозит вообще заглохнуть. Пятую главу я еще потяну наверное, а как дальше получится пока затрудняюсь сказать.
  

Оценка: 8.20*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | А.Мичи "Ты мой яд, я твоё проклятие, книга 2" (Любовное фэнтези) | | Zzika "Лишняя дочь" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Женский роман) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Пламя моей души" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Дурашка в столичной академии" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"