Бирюшев Руслан Рустамович: другие произведения.

Ветер с Востока. Начальные главы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На дворе 21-й век - эпоха пара и стали, пневматических ружей и робких экспериментов с электричеством. Российская Империя расширяет свои азиатские владения. Сыщице Анастасии, ещё вчера служившей полевым агентом, поручено создать на новых землях филиал самого таинственного подразделения царской охранки - Особой Экспедиции, и возглавить его. Молодой офицер-кавалерист Николай, волею судеб ввязавшийся некогда в дела Экспедиции, должен стать её главным помощником в этом непростом деле. Ведь у нового филиала пока нет ни средств, ни лишних сотрудников... А задачи его - расследовать таинственные и необъяснимые дела, с которых едва ли когда-либо снимут гриф секретности. Книга выложена полностью в бесплатный доступ в связи с началом работ над второй частью.

   Глава 1
   - Что там происходит? - Поинтересовался капитан Николай Дронов, привставая в стременах. Его отряд возвращался в Пишпек с запада, садящееся солнце било в спину, но разглядеть, что за кутерьма образовалась в воротах крепости, всё равно не выходило.
   - Да поди пойми, Николай Петрович. - Отозвался один из спутников капитана - унтер Керченский, худой узкоплечий москвич, на котором нелепо сидел драгунский мундир. Кроме унтера Николая сопровождали семеро рядовых драгун и трое местных воинов-киргизов из племени бугу. Именно старший воин, Джантай, уверенно заявил:
   - Застряло что-то. Ругаются.
   - Доедем - посмотрим. - Хмыкнул капитан, ни на секунду, впрочем, не сомневаясь в правоте бугинца. Тот обладал феноменально острым зрением и отличался гибким умом, что делало его превосходным разведчиком.
   Остаток пути смешанный отряд преодолел за четверть часа, пустив уставших лошадей шагом. Дронов покачивался в седле, зевал и разглядывал приближающиеся стены Пишпека. Закатные лучи окрасили их в багрянец, и издалека могло показаться, что крепость кирпичная, будто московский Кремль. Но верить глазам не стоило - вся она, от внешних контрфорсов до самой цитадели, была возведена, по сути, из глины. Возведена, однако, умело и на совесть, явно при помощи военных инженеров из Арабского Халифата, а то и из Англии. Если б ещё бравые вояки хокандского хана, которому крепость принадлежала раньше, умели сперва целиться, а только потом стрелять...
   - Ты ж смотри. - Без особого удивления буркнул Керченский, когда они по откидному мосту пересекли крепостной ров. - Опять угадал, а.
   В распахнутых воротах стояла, занимая половину проёма, огромная повозка-арба, запряжённая двумя волами и с верхом гружёная кожами. Но причиной затора служила не она. Чуть дальше, уже полностью перегораживая проезд, торчал заглохший броневоз - покрытая копотью стальная коробка на гусеницах, с короткой дымовой трубой позади квадратной рубки. Подобные машины предназначались для уличных боёв и штурма полевых укреплений, однако, по сути, были просто бронированными паровыми тракторами. И после того, как боевые действия завершились, а Пишпек из недавнего трофея превратился в постоянную базу российских войск, их стали использовать именно в таком качестве - как вспомогательную технику. Благо, на многочисленных стройках вокруг крепости помощь машин требовалась постоянно. Разумеется, штурмовые лестницы и прочее сугубо боевое оборудование с паровиков давно сняли, однако в размерах от этого они не особо уменьшились.
   - Да-а... - В тон унтеру протянул Дронов, устало наклоняясь к гриве коня. - Я-то надеялся отчитаться - и домой...
   Проехать затор верхом не было никакой возможности - между стеной и броневозом едва бы протиснулся пеший, а собравшаяся вокруг машины толпа ещё больше стесняла движение. Кого здесь только не было - мелькали мундиры, костюмы европейского покроя, традиционные местные наряды разных мастей... Помимо военных из гарнизона, имперских чиновников и их семей, в крепости и вокруг неё жили также киргизы-кочевники, осевшие под защитой стен или прибывшие по делу из своих стойбищ, хокандцы-крестьяне, бежавшие к русским от непосильных ханских налогов, бухарские и хивинские купцы, явившиеся за фабричными товарами из России... И представители всех этих групп сейчас дружно, в едином порыве, орали на несчастного машиниста, который вместе с кочегаром пытался завести своё железное "чудовище".
   - Николай Петрович? - Дронова вдруг потянули за полу мундира.
   - А? - Он опустил взгляд и увидел молодого ефрейтора - кажется, из канцелярии коменданта. - Да?
   - Вас просят срочно в канцелярию подойти, на третий этаж. Я тут уже второй час торчу, вас жду...
   - Ох... - Капитан сдвинул выцветшую фуражку на затылок и потёр лоб. - Да мне самому коменданту отчёт надо бы сдать, по результатам разведки. Не то, чтоб срочный, но важный... А что случилось-то?
   - Мне не сообщили. - Пожал плечами ефрейтор. - Разве что... Как вы утром уехали, прилетел курьерский дирижабль. Да причалил не у складов, а в самой цитадели. Улетел почти сразу, и часа не провисел. Может, и связано...
   Дронов несколько секунд смотрел на собеседника с очень странным выражением лица, потом сморгнул:
   - Что-то у меня, как французы говорят, дежа-вю... Двухгодичной давности... Тогда тоже так начиналось.
   - Что, господин капитан? - Не понял ефрейтор.
   - Не важно... - Николай снова потёр лоб. - Ладно уж, веди.
   Он спешился и кинул поводья одному из драгун:
   - Простите, братцы, что бросаю... До казарм уж без меня доберётесь.
   - Тогда мы внутрь не поедем. - Коротко сказал Джантай, и оба его товарища закивали, соглашаясь. - К себе поедем.
   - Конечно. - Капитан мысленно усмехнулся - киргизский воин посредственно владел русским языком, однако умело это скрывал, говоря рубленными фразами, избегая сложных слов. - Но завтра пришли человека в крепость, вы можете понадобиться.
   Распрощавшись с товарищами, Дронов последовал за ефрейтором. Тот повёл его в обход столпотворения, через караулку, что было кстати. Задержавшись немного, Николай выпросил у дежурного офицера карандаш и клочок бумаги, на котором коряво вывел сообщение коменданту:
   "Утренние сведения частично подтвердились. В сорока километрах к югу от Пишпека, где пастухи видели всадников в ханских мундирах, нашёл следы подков, какие носят строевые лошади Хоканда. Нужно уточнять. Дронов".
  
   * * *
  
   - Третий этаж... Третий этаж... - Кряхтел под нос Николай, поднимаясь по крутой лестнице. Канцелярия коменданта делилась на две части - военную и, с недавних пор, ещё и цивильную. Военная канцелярия с первых недель размещалась в одном из старых зданий цитадели, а вот для гражданской рядом возвели отдельное, новое. Благо, цитадель занимала половину Пишпека, так что свободное место нашлось. Строение вид имело отнюдь не азиатский - прямоугольное, аж в три этажа, что по местным меркам очень много, белёное, с застеклёнными окнами... Особенно же его выделяли новенькие, блестящие на солнце серебром металлические трубы пневмопочты, "подпоясывающие" каждый из трёх этажей на уровне пола. Множество отростков ныряло внутрь стен, к установленным в кабинетах терминалам приёма. Позади здания поднимался дымок - там, ближе к крепостной стене, пыхтела маломощным котлом крошечная станция подкачки, позволяющая сохранять давление в трубах на этом финальном участке почтовой сети. Возможно, единственная в регионе - обеспечивала она лишь цивильную канцелярию и отдельный терминал срочной связи при штабе.
   Таким образом, прибежище бюрократии на фоне военных построек выглядело вполне впечатляюще, однако чем в крепости занимались гражданские чиновники, всё равно не до конца было понятно остальному её населению - судя по всему, они готовили почву для превращения сугубо военной фортеции в полноценный город, хотя бы на бумаге. Российская империя только-только утвердилась в Чуйской и Иссык-Кульской долинах, но новым землям уже требовалась столица.
   - Третий этаж... - Ещё раз повторил капитан, перешагивая последнюю ступеньку. - Пятая дверь...
   В коридоре было темно - единственное окно выходило на восток, а солнечный диск как раз коснулся горизонта на западе. Зато отыскать среди непронумерованных дверей пятую оказалось просто - из-под неё пробивалась полоска тёплого жёлтого света. Внутри горел химический фонарь, и значит, кто-то был. Остальные помещения, очевидно, пустовали, что неудивительно - гражданскому штату первого этажа пока хватало с лихвой.
   - Ладно... - Дронов перевёл дух и толкнул створку. Не медля, шагнул внутрь, готовый вытянуться во фрунт и отдать честь, если в кабинете окажется какая-то важная персона - ведь не зря же молчал посыльный...
   - Ну здравствуйте, Николай Петрович. - Молодая женщина поднялась из-за письменного стола, на котором ровно горел золотистый светильник, и улыбнулась - случайный человек сказал бы, что весьма зловеще.
   - Здравствуйте... Настя. - Ответил Дронов, чувствуя, как губы словно сами по себе расплываются в ответной улыбке. Персона и в самом деле важная... Дежа-вю, говорите?
   Полтора года назад, когда русские войска ещё только шли на Пишпек, сыскной агент Третьего отделения Анастасия Егоровна Агафьева вела в Чуйской долине тайное расследование, и Николай вместе со своими людьми обеспечивал её безопасность. По окончании работы расстались они очень тепло, девушка обещала присылать весточки при возможности, но увидеть её вновь Дронов не особо рассчитывал. Хотя спустя пару месяцев и признался себе с непонятным удовлетворением, что искренне скучает по этой эксцентричной особе, которую и знал-то считанные дни. А теперь - пожалуйста... Вот она, Настя, стоит перед ним, знакомо усмехаясь. И не изменилась ни капли. По-прежнему стройная и поджарая до лёгкой худобы. Густые тёмные волосы по-прежнему собраны в два низких хвостика, перетянутых на уровне шеи, и только длинные прямые пряди спадают на виски. Усмешка та же самая, совсем не девичья, вызывающая острое желание проверить карманы - на месте ли кошелёк и часы? А главное - малахитово-зелёные глаза тоже прежние, вечно улыбающиеся за линзами овальных очков в тонкой серебряной оправе. И привычка одеваться по-мужски никуда не делась - сейчас на сыскном агенте были чёрные брюки навыпуск, туго подпоясанные офицерским ремнём с литой пряжкой, серая рубашка с жёстким воротником и лёгкая жилетка, едва прикрывающая лопатки. Вообще, местные девушки часто носили узорчатые жилеты с платьями, но эта была именно от мужского европейского костюма. Не удержавшись, Николай бросил взгляд на вешалку в углу - как и следовало ожидать, на её крючках висели шляпа с узкими полями и коротенькая лётная курточка. Следы от споротых знаков различия на воротнике и рукавах последней давно изгладились, однако Дронов побился бы об заклад, что это та самая куртка, в которой Настя была при их первой встрече. И шляпа та же, хоть перо уже не серое, а, в тон самой шляпе и куртке, светло-коричневое...
   - Ну как, шок прошёл? - Осведомилась девушка. - Говорить можете?
   - Ага. - Николай спохватился, что молчит уже добрую минуту, и постарался поддержать полушутливый тон хозяйки кабинета. - И даже хочу, хоть и устал страшно. Сколько мы не виделись?
   - Хм-м... - Агафьева отступила на шаг и почесала кончик носа в деланной задумчивости. - Сейчас у нас апрель четырнадцатого, тогда был август двенадцатого... Двадцать месяцев, выходит, знакомы. Ровно двадцать. - Она чуть наклонила голову и хитро глянула на него поверх овальных линз. - Немало, а? Может, уже перейдём на "ты"?
   Капитан открыл было рот, чтобы уточнить - они не двадцать месяцев знакомы, а были знакомы двадцать месяцев назад, разница велика... И приличные люди с девушкой так просто на "ты" не переходят, даже если она служит в тайной полиции государя... Но вместо этого хмыкнул:
   - Договорились. - И, после новой паузы, опять улыбнулся. - Я... рад тебя видеть, Настя. Честно.
   - И я тебя. Хочешь верь, хочешь не верь... - Анастасия Егоровна вернулась за стол и сделала приглашающий жест. - Садись, побеседуем.
   - Так значит, это ты меня вызвала? - Дронов послушно опустился на предложенный табурет без спинки.
   - Я. - Ответила Настя, дописывая что-то на лежащем перед ней листе. Закончив, протянула бумагу мужчине. - Поставь роспись.
   - А что это? - Капитан принял листок, прочёл заголовок. Удивлённо вскинул брови.
   - Да. - Кивнула девушка. - Подписка о неразглашении. Всего, что ты можешь узнать, работая вместе со мной.
   - Так... ты опять что-то у нас расследуешь? - Догадался Николай, пробегая взглядом ровные строчки на желтоватой бумаге - даже при плохом освещении агент писала очень мелко и убористо.
   - Хуже. - Настя облокотилась о столешницу, сплетая пальцы перед лицом. Очки сверкнули, на миг потеряв прозрачность. - Я теперь здесь работаю на постоянной основе.
   - То есть?
   - С сегодняшнего дня в Пишпеке открыт филиал Особой Экспедиции Третьего Отделения. - Пояснила девушка. - И мне поручено его возглавить.
   - Ух ты! Поздравляю. - Искренне сказал Дронов, отрываясь от чтения. - Так ты теперь не простой сыскарь, а большая начальница?
   - Ну, как большая... - Не меняя позы, агент пожала плечами. - Видишь эту комнату? Всё имущество филиала находится в ней.
   Николай ещё раз огляделся. Стол, светильник, ранее замеченная вешалка, табурет, стул, на котором сидит Настя, грубо сколоченный шкаф, протёртый до дыр войлочный ковёр на полу, заклёпанный обрубок трубы, торчащий в углу вместо почтового терминала... И голые стены.
   - Негусто. - Признал он.
   - Более того. Перед тобой сейчас ровно половина личного состава отдела. - Она прижала ладони к груди, как бы представляясь. - Помимо кабинета в моём распоряжении аж целых пятьсот казённых рублей и один сотрудник.
   - Телохранитель?
   - Если бы. Ученица-стажёрка. Навесили перед отправлением... Сейчас она в архиве коменданта, позже познакомлю.
   - Тоже ведь неплохо. - Офицер всё же сдержал улыбку, пощадив чувства собеседницы. - Раз тебе поручают воспитывать стажёров, значит - признают твои опыт и мудрость.
   - Угу... - Настя прокашлялась в кулак и вдруг произнесла незнакомым мужским голосом. - "Она такая же бестолочь, какой была ты десять лет назад. Вы поладите".
   Дронов видел этот трюк прежде, когда при первой встрече агент виртуозно воспроизвела речь полковника Эйммермана, корпусного командира. Потому в ответ он лишь сочувственно кивнул:
   - Ясно тогда, зачем я тебе понадобился...
   - Надеюсь на всестороннее сотрудничество. - Настя подмигнула, откидываясь на жёсткую спинку. - В прошлый раз вроде неплохо получилось, а?
   - Неплохо, так что можешь на меня рассчитывать. - Дронов наконец взял перо и поставил роспись внизу документа о неразглашении.
   - Этого достаточно. - Девушка улыбнулась, не разжимая губ - вышло почти мило. Николай уже успел привыкнуть к тому, что обычная улыбка Анастасии Егоровны более подходит опереточному злодею, однако каждый раз, видя её, всё равно ощущал на спине холодные мурашки. - Поговорим о деталях завтра?
   - Почему же. - Капитан поднялся. - Можно и сейчас. Только, с твоего дозволения, в другом месте. Более приятном...
  
   * * *
  
   - Потрясающе. - Выдохнула Настя, придерживая наброшенную на плечи курточку. Солнце уже скрылось, оставив на западе золотую полоску вдоль горизонта, и в глиняном Пишпеке было прохладно. - Вот уж чего не ожидала увидеть в крепости...
   Персики и абрикосы цвели вовсю, и маленький пруд, вокруг которого они росли, был густо усыпан опавшими лепестками - белыми, розовыми... Лёгкий ночной ветерок, всегда поднимающийся после заката, качал их на едва заметных волнах... А между тем, располагалось это чудо в двух шагах от торговых рядов, вплотную примыкающих к воротам. До внешней стены было рукой подать.
   - Хокандцы - жители Ферганы, привыкшие к фруктовым садам. - Сказал Николай, косясь на девушку сверху вниз. Хоть по женским меркам Настя и была довольно высокой, драгунский капитан превосходил её ростом на целую голову. - Кусочек этих садов они принесли с собой... Ну а мы оставили всё как есть.
   С минуту они молчали, стоя плечом к плечу и слушая, как журчит канальчик, питающий пруд свежей водой. На стенах перекликались часовые, зажигались сторожевые огни, а в темнеющем небе проблёскивали первые звёзды. Со стороны купеческих лавок доносились голоса и скрип тележных колёс - торговцы закрывали свои заведения на ночь.
   - Ладно. - Не без сожаления вздохнул Дронов. - Пора и к делу.
   - Как скажешь. - Девушка сошла с земляной площадки, на которой они стояли, и присела на её край, вытянув ноги к воде. Николай, не колеблясь, опустился рядом.
   - Так какой помощи ты от меня ждёшь? - Поинтересовался он. - Конкретно?
   - Ну уж не филёрской. - Хмыкнула Настя. - Охрана и консультация по местным вопросам. Если мне потребуется иметь дело с местными жителями или арестовать кого-то... Ну и, может, ещё что-нибудь... Пока даже и не знаю. - Агент вздохнула. - Пойми, я тут совершенно одна, и не могу разорваться на десять маленьких Настенек. А стажёрку сама к серьёзному делу не подпущу, рано ей. Она очень хорошо умеет влипать в неприятности, не хуже меня. Вот только выбираться из них самостоятельно ещё не научилась. Ты представляешь, пока сюда добиралась, поездом и дирижаблем, мне трижды приходилось её буквально за шиворот...
   - Э... Кхм... А как насчёт военной контрразведки? - Осторожно перебил сыщицу Дронов. - У нас же есть при штабе служба, неплохо налаженная, с агентурой.
   Девушка медленно сняла очки и, держа их за дужку, близоруко щурясь, глянула офицеру прямо в глаза. Спросила скептически:
   - Как, по-твоему, в армейских службах относятся к Третьему отделению?
   Дронов промедлил с ответом - он рассматривал тонкий шрамик на правой скуле Насти. Белесая полоска шла от крыла носа к уху, аккурат под нижним краем очков. Эту отметку девушка заработала в прошлое их совместное приключение - и отнеслась к ней с поразительным пренебрежением. Тогда она уверяла, что шрам затянется без следа, но, очевидно, ошиблась...
   - Эй!
   - Ох, прости. - Отогнав несвоевременные воспоминания, капитан собрался с мыслями и хлопнул себя по лбу. - Ну я и дурак...
   - Вот именно. - Кивнула Анастасия, надевая очки. - Это лично ты со мной давно знаком, а вообще в армии нас не любят. С разведслужбой же и вовсе прямая конкуренция... Формально они должны мне помогать, но мне-то помощь будет нужна реальная. К тому же, мы вряд ли будем с ними часто пересекаться. Напомню - мне здесь велено создать не просто филиал Третьего отделения, а, конкретно, Особой Экспедиции.
   - Ага, и значит...
   - Значит, что войсковая контрразведка может и дальше ловить шпионов и дезертиров. Меня же интересуют в первую очередь... пришельцы с той стороны зеркала. - Девушка запрокинула голову, чтобы посмотреть на звёзды, и линзы её очков ярко сверкнули.
   Над крепостью серебряной ханской монетой висела полная луна...
   Конец первой главы.
   Глава 2
  
   - Итак, господа, прошу любить и жаловать - Саша. Моя ученица и, можно сказать, протеже. - Анастасия Егоровна, улыбаясь, приобняла за плечи стоящую рядом с ней крошечную сероглазую блондинку. Настолько маленькую и тоненькую, что даже возле хрупкой Насти она казалась миниатюрной. Примерно как сама Настя - на фоне здоровяка Дронова.
   - Польщён знакомством. - Кивнул Николай, глядя на начинающую сыщицу с высоты своих двухсот двух сантиметров. На вид ей было лет семнадцать. Метра полтора ростом, золотые волосы стрижены под каре. Одета в дамский охотничий костюм тёмно-коричневой замши, на ногах сапожки из тонкой дорогой кожи, на поясе - щегольская кобура, подвешенная у бедра, а не у талии. Аскетичных замашек наставницы стажёрка явно не разделяла. - Я - капитан Дронов, Николай Петрович. Можно просто - Николай. А вы, значит, Александра?...
   - Александровна. - Девушка попыталась высвободиться, но Агафьева лишь крепче ухватила её и притянула к себе, прижав к боку. - Анастасия Егоровна, прекратите!
   - Это ты прекрати. - Госпожа сыскной агент с усмешкой похлопала стажёрку по плечу. - Если я здесь Настя, то и ты будешь Саша. Иначе глупо выйдет, верно? Я же старше.
   - Верно. - Девушка понурилась.
   - К тому же я хочу, чтобы вы с Николаем и его людьми подружились. Так намного проще будет работать.
   - Ну, я уверен, проблем не будет в любом случае. - Заверил Дронов, и собранные им для выезда солдаты одобрительно загудели. Учитывая, что большинству из них Саша как раз годилась в дочери, а паре новобранцев - в невесты... Интересно, в штабе Третьего отделения рассчитывали на такой эффект, когда посылали основывать филиал двух девушек?...
  
   * * *
  
   После вечернего разговора они с Настей расстались далеко не сразу. Несмотря на усталость, капитан вызвался проводить гостью до апартаментов - не столь из галантности, сколь из желания подольше быть рядом с ней. Ещё с первого их знакомства, такого недолгого и давнего, сыщица вызывала у Николая какое-то удивительно тёплое чувство, совершенно не похожее на банальную увлечённость. Общаться с Настей было просто... приятно, иначе и не скажешь. Так что офицер искренне обрадовался, когда она согласилась.
   А идти оказалось неблизко. Приезжей сыщице выделили глинобитный домик аж за крепостной стеной, в ремесленном посёлке, где жили в основном кузнецы, гончары и немногочисленные местные землепашцы. Они мало участия принимали в готовящихся грандиозных стройках, затеянных пришлыми военными, потому жизнь на кривых улочках текла несуетливая и размеренная, не то что в самой крепости. Наверное, комендант Пишпека пытался таким образом хоть на ночь убрать служащую охранки из своих владений, чтоб не вертелась поблизости. Домик, впрочем, был добротный и просторный, даже обставленный кое-какой мебелью - в центре единственной большой комнаты стояли круглый дощатый стол и три глубоких плетёных кресла, у стены высился пустой стеллаж. К главной зале примыкали кухня, прихожая и закуток с кроватью, снабжённый занавеской. Не хватало разве что ванной комнаты, но учитывая отсутствие в Пишпеке водопровода, это не удивляло - для поддержания чистоты при гарнизоне имелись бани, а в кухне Дронов приметил большущий умывальник. На опрятно застеленной кровати валялись не разобранные пока вещи хозяйки - всего-то пара сёдельных сумок да солдатский заплечный мешок. Вряд ли Насте требовалась помощь, чтобы их разобрать, однако выгонять капитана сразу она не стала - усадила его в кресло, зажгла на столе свечи и скрылась на кухне, пообещав заварить чаю, если найдёт дрова и воду. Ожидая её, Дронов на мгновенье смежил веки...
   Когда он вновь открыл глаза, Настя сидела напротив, закинув ногу на ногу и сложив ладони на колене. И улыбалась. От неожиданности Николай вздрогнул:
   - Ох... Извини. Я задремал, кажется...
   - Ещё как. - Кивнула девушка. - Уже пять утра. Четверть шестого, если точнее.
   - Сколько?! - Офицер вскочил на ноги и рывком повернулся к окну. За ним было светло. - Мне же нужно...
   - Только через час. - Успокоила его Анастасия. - К тому же, тебе не надо идти в столовую на завтрак - я уже приготовила яичницу. Чуешь запах? Думаю, он тебя и разбудил.
   - Господи... - Николай плюхнулся назад, в кресло. - Ты не должна была...
   - Считай это моей платой за первую небольшую услугу. - Девушка подмигнула. - Ты же отвечаешь за патрули, организуемые гарнизоном? И сам в них частенько ездишь?
   - Верно. Сегодня как раз намеревался...
   - Возьмёшь мою стажёрку с собой? Устроишь ей небольшую экскурсию по ближним окрестностям? Чтобы освоилась немного, да после перелёта размялась. Верхом она ездит, мешать не будет...
   - М-м-м... - На секунду задумавшись, Дронов поскрёб подбородок. - Пожалуй, можно устроить. А где она поселилась, кстати?
   - В офицерской гостинице, там же, где и ты. Вы бы встретились ещё вчера, если б ты не уснул. Но с утра должна отправиться в канцелярию, документы добить. Я её сама приведу и проинструктирую, не беспокойся. - Сыщица поднялась, гибко потянулась и зевнула. - А сейчас - пора перекусить...
  
   * * *
  
   Солнце поднималось всё выше, пронзая золотистыми лучами взмётнутую копытами лошадей дорожную пыль. Тракт, начинающийся у ворот крепости, назывался Ташкентским, поскольку шёл на запад, к богатым торговым городам Ферганской долины. После того, как крепость сменила хозяев, движение по нему не прекратилось - Пишпек был последним, самым отдалённым форпостом, где оседлые торговцы со всей Средней Азии могли спокойно заключать сделки с кочевниками гор Тянь-Шаня и Великой Степи. И Россия совершенно не собиралась им мешать - имперские купцы, особенно татары-мусульмане, сами были не прочь включиться в здешний товарооборот. Благо, у них теперь появилась масса возможностей по продаже фабричных изделий, столь ценимых что кочевым, что оседлым населением края.
   Маленький отряд, в который помимо Дронова и стажёрки входили также десять драгун и киргиз-проводник, шёл по тракту рысью, растянувшись вдоль обочины. Навстречу ему то и дело попадались тяжелогружёные арбы, небольшие караваны верблюдов и вьючных лошадей, порой сопровождаемые охраной. Некоторые охранники здоровались с их проводником - безопасность приезжих негоциантов за небольшую плату обеспечивали местные же племена. Патрулирование дорог также лежало на них, по уговору с русскими властями.
   - Мы уже достаточно далеко отъехали. - Заметил Николай, когда стены Пишпека скрылись из виду. - Саша, неужели у вас до сих пор нет вопросов?
   - Ну-у... - Протянула едущая по правую руку от него Александра, забавно хмурясь. Лошадка ей досталась не строевая - низенькая и тихая, позаимствованная Дроновым у знакомого лавочника. И всё же её спина была широковата для крохотной девушки. - Ничего по существу.
   - А не по существу? - Улыбнулся капитан. - Вы не стесняйтесь, спрашивайте о чём угодно.
   - Анастасия Егоровна сказала, что вы сейчас на службе, я не хочу мешать.
   - Хех... - Дронов пригладил ус. - Вчера вечером я официально продался в рабство вашей начальнице. Так что моя служба - помогать ей и вам, помимо прочего. Кроме того, если я не смогу сделать эту поездку интересной для вас, то утренняя яичница останется не отплаченной, а я не люблю быть в долгу.
   - Яичница? - Стажёрка удивлённо приподняла брови.
   - А... забудьте, пустяк. Кстати, а хотите - я буду называть вас Александрой Александровной?
   - Нет, я вовсе не против "Саши". - Девушка покачала головой. - Просто... растерялась, наверное. Никак не привыкну к Анастасии Егоровне. Она... странная.
   - Методы у неё действительно интересные. - Нейтральным тоном согласился Дронов. По большому счёту он тоже так считал, но обсуждать с юной сыщицей её наставницу едва ли было педагогично. К тому же Настя ему именно такой и нравилась.
   - Меня зачислили к ней в ученицы буквально за три дня до отъезда из Москвы, и я ни разу не смогла поймать её в штаб-квартире. - Продолжала стажёрка. - Впервые встретились мы уже в поезде на Омск, в купе. И знаете, какое первое задание она мне дала?
   - Вы вместе лепили пельмени. - Уверенно предположил Николай. - Наверное, в поезде это неудобно делать.
   - Э-э... - Саша кашлянула в кулак. - Как вы?...
   - Когда в прошлый Настин приезд мою роту назначили ей в охрану, первое что она сделала - научила моих бойцов лепить пельмени. Чтобы наладить контакт с отрядом. По её собственному выражению: "к человеку, вместе с которым лепил пельмени, трудно относиться как чужаку и постороннему". Вот я и решил, что с вами вышло также.
   - Да... уж... Ой, то есть, я не хочу её обидеть! - Девушка вскинулась, а её лошадка фыркнула и тряхнула гривой, словно из солидарности. - Анастасия Егоровна хороший человек и опытный агент. Если я не понимаю её действий - это моя вина, а не её. Я ещё ничего не умею, но хочу учиться - и ищу учителей. Она научит меня сыскному делу... А вы - местной специфике, я надеюсь. Просто нужно стараться.
   - Правильно мыслите. Однако я думал, звание стажёра присваивают после прохождения обучения. Неужели в Третье отделение берут так легко?
   - Нет, меня учили, конечно. Стрелять, управляться с лошадьми и машинами, делать логические заключения... - Саша вздохнула. - Дедукция, индукция, история преступлений... Но всё это - практически не выходя из московских павильонов. Понимаете? Этого мало.
   - Понимаю. - Кивнул офицер. - Что ж, я уже сказал, что на мою помощь можете рассчитывать. Учитель из меня, наверное, не лучше, чем из Насти, но вот послушайте, для начала... Возьмите в следующий раз под револьвер другую кобуру. Самую простую, армейскую. Эта очень красивая, и действительно удобна, чтобы быстро выхватывать оружие... Но не чтобы ездить верхом. Да и пешком в ней долго ходить не стоит. Если хотите, я попрошу в арсенале что-нибудь.
   Девушка поёрзала в седле и хмыкнула:
   - Благодарю, не стоит. Эту проблему я в силах решить сама.
   Дронов кивнул ещё раз - одобрительно. Следующие несколько минут колонна двигалась в молчании. У одного из ответвлений тракта капитан поднял руку:
   - Здесь поворачиваем на юг! Пройдём по второстепенной ветке пути и проверим окрестности. Ищем следы большого кавалерийского отряда.
   Он оглянулся на Сашу, которая после его слов, похоже, всерьёз озаботилась натирающей бедро кобурой и всё вертелась, пытаясь сесть поудобнее. Обнадёжил:
   - Скоро сделаем привал. Немного в сторону от дороги будет речка, если проедем вдоль неё, то попадём в аыйл бугинцев, дружественного племени. Там напоим коней и отдохнём. Возможно, людей Джантая встретим, моего помощника из здешних...
   - Аыйл?
   - Стойбище кочевников. Что-то вроде переезжающей деревни.
   - А, я видела! - Девушка оживилась, мигом позабыв о кобуре. - В Омске мы пересели на дирижабль, идущий до Пишпека, и командир нам во время перелёта показал кочующее племя - верблюды, лошади, повозки... Всё движется в такой пыли, что людей и не разглядеть.
   - Это были степные киргиз-кайсаки. - Кивнул Дронов, довольный тем, что смог её отвлечь. - Горные кара-киргизы, живущие здесь, обычно повозками не пользуются, это неудобно на узких тропах. Но жилища у них очень похожие - сборные юрты или кибитки. Только степняки круглый год кочуют по обширной равнине, а здешние обитатели летом поднимаются к высокогорным пастбищам, зимой спускаясь ниже, чтобы укрыться в ущелья или лощинах. Они даже не совсем кочевники - у каждого племени есть свои постоянные места обитания в определённое время года. - Тон капитана сделался менторским, слегка отвлечённым, с почти мечтательными нотками. - Каждая семья чётко знает, где именно проведёт самые холодные месяцы, а где - самые тёплые. Между такими стоянками они перемещаются в бесконечном годовом цикле, и меняют их только во время войн или иных несчастий, когда что-то вынуждает весь народ покинуть обжитые места. По-моему, такое отношение к земле роднит кара-киргизов с оседлыми народами - хотя бы отчасти.
   - Вам, похоже, всё это очень интересно. - Взгляд девушки на несколько мгновений сделался цепким, внимательным. Она посмотрела на него искоса, не поворачивая головы. Эти секунды Саша действительно выглядела настоящим агентом охранки. - Так увлечённо рассказываете...
   - Я начинал свою службу в степных гарнизонах, и там познакомился со многими киргизами. Потом участвовал в походе против хокандцев, который меня и привёл в эти долины... И всюду наблюдал схожести и различия разных племён. - Офицер пожал плечами. - Узнавать подобные вещи в самом деле весьма интересно. А также полезно - ведь нам приходится то противостоять, то сотрудничать.
   - Чтобы работать с людьми - нужно их понимать. - Согласилась Саша. - Одна из аксиом, что мне вдолбили. Времени подготовиться к командировке у меня, правда, не было, однако Анастасия Егоровна ещё при первой встрече, в поезде, всучила мне целую кипу вырезок из научных журналов и разных газет - статьи этнографов, выдержки из путевых дневников, сообщения о Хокандской войне... А по вечерам, за чаем, рассказывала истории из личного опыта. Интересные. Она почти как вы - начинала далеко отсюда, потом осела в Степном отделении, и много лет там работала. Сюда ездила однажды... Ну да вы знаете.
   - А в Халифате она не бывала? - Дронов задал вопрос, который интересовал его уже давно. Познакомившись в своё время с Настей, офицер отметил, что госпожа сыскной агент явно впервые работает среди горных киргиз, однако хорошо понимает общие восточные традиции и знает многие бытовые мелочи - как правильно держать пиалу с чаем, например.
   - Вроде бывала... - Стажёрка оглянулась на приотставших драгун, понизила голос. Всё ж Великий Халифат, с его владениями от Красного моря до Дарданелл - не среднеазиатские ханства, и запросто говорить о том, что твоя наставница там "работала"... - Она мне рассказывала, как посещала Иерусалим, но, кажется, вполне легально, с греками-паломниками.
  
   Николай решил, что углубляться в тему больше не стоит, и перевёл разговор на более обыденные вещи - рассказал про жизнь гарнизона, послушал свежие новости из столицы. В отдалённый Пишпек известия о событиях в мире доходили запоздало. Саша охотно делилась сведениями, окончательно забыв о дорожных неудобствах. Дронов поддерживал беседу, а сам вполглаза следил за окрестностями и думал - как же эта девочка попала в охранку? Да ещё не куда-нибудь, а в ученицы к полевому агенту-сыскарю? Ладно сама Настя - особа и впрямь странная, с крайне оригинальным для женщины складом ума. Однако Саша выглядела вполне обычной. Девушкой отнюдь не робкой, смышленой, целеустремлённой - но и только. Пожалуй, стоит расспросить - и лучше всего не её саму, а Настю, по возвращении.
  
   * * *
  
   К стойбищу отряд вышел около полудня. Две дюжины войлочных юрт рассыпались вдоль пологого берега мелкой речушки на первый взгляд беспорядочно - однако при внимательном рассмотрении можно было заметить, что они образуют нечто вроде подковы, упирающейся тупым концом в береговую линию. В центре же "подковы", в самом безопасном месте, находились загоны для скота. Сейчас они пустовали - скот был на пастбищах.
   Когда русских заметили, им навстречу выехали вооружённые всадники - совсем ещё мальчишки, не старше пятнадцати лет. Пока взрослые мужчины стерегли пасущиеся овечьи отары или сопровождали проходящие мимо караваны, юноши охраняли оставшихся дома женщин и стариков. Благо, на территории, прилегающей к Пишпеку, вражеских набегов можно было особо не опасаться - имперские военные не допускали междоусобиц среди ближайших племён, а хокандские солдаты теперь приближались к крепости лишь в составе официальных посольств. До последнего времени...
   Молодые воины, однако ж, держались очень серьёзно, даже слегка напыщенно. Они приветствовали гостей по всем правилам, осведомились о их намерениях и торжественно проводили к жилищу бека - таков был титул главы аыйла. Сам бек, крепкий ещё старик в ветхом шёлковом халате хивинского шитья, церемонии счёл излишними - сразу принялся деловито отдавать распоряжения соплеменникам, большинство из которых приходились ему роднёй. Солдатам Дронова выделили удобное место у воды, где можно было напоить коней и устроить привал. Остальным гостям пожилой кочевник уступил собственную юрту - самую большую в поселении, белую, украшенную яркими узорными лентами. В ней расположились Николай, Саша, проводник-переводчик и унтер Григорьев, непосредственно командовавший драгунами. Всех четверых усадили на почётное место возле дальней стены, застеленное толстым ковром. Вскоре женщины принесли горячую еду и... новенький пузатый самовар, сверкающий начищенными медными боками. Самовар водрузили в центр низкого столика, за которым сидели Дронов и компания.
   - Ну надо же... - Александра, неожиданно ловко устроившаяся на ковре, разглядывала медного красавца с удивлением. - Как он сюда попал?
   - О... Ничего особенного. - Усмехнулся капитан, принимая у девочки-киргизки чайную пиалу. - К вашему сведению, Саша, это один из самых популярных российских товаров. Чай любят все восточные народы, а самовар особенно удобен для кочевников. Только не всем он по карману - народ тут бедный, а приезжие купцы дерут втридорога. Но бек может себе позволить.
   - Понятно... - Сыщица-стажёрка потёрла затылок. Дождавшись, пока женщины закончат расставлять посуду и выйдут, вдруг тихо спросила. - А чего они на меня так смотрели? Вы заметили, да? Из-за моей одежды, наверное?
   - Хех, нет. - Дронов наклонился вперёд, чтобы поставить пиалу под краник самовара. - Вот как раз киргизов девушкой в брюках не удивишь - у них это нормально для дорожной одежды. Просто вы сидите как мужчина - ноги подогнув.
   - Ой! Это я на фотографии подсмотрела, в одной из вырезок... Там так хан какой-то сидел... Я так старалась повторить...
   - И у вас неплохо получилось. - Офицер сжалился над девушкой и спрятал улыбку, заслонившись пиалой. Молчавший всё это время Григорьев повторил "манёвр" командира. - Сидите как настоящий хан. Женщина же должна сидеть боком, подтянув ноги к себе, а не подогнув их под себя. Как будто на диван забрались. Попробуйте, так даже удобнее.
   - Я... сейчас попробую.
   - Аккуратней, стол заденете. Ага, вот так. И странно, что вас не научила наставница. Настя умеет правильно, я сам видел.
   - Наши занятия несколько... бессистемны. Наверное, просто не успела. Надеюсь, я не сильно оскорбила хозяев?
   - Скорее позабавили. Северные кара-киргизы - народ терпимый и далёкий от фанатизма. Привыкли, что от иноземцев можно ждать чудачеств. Например, по традиции владелец юрты должен составлять гостям компанию - но я попросил, чтобы нас оставили, и никаких проблем не возникло. Однако ж дразнить судьбу не стоит, люди разные. Да и любому будет приятнее, когда его традиции уважают.
   Саша открыла было рот для нового вопроса, но за войлочной стеной послышался нарастающий топот конских копыт. Кто-то осадил коня и спрыгнул с седла на землю у самого входа в юрту.
   - Это ещё что? - Насторожился унтер.
   Долго гадать не пришлось. Откинув полог, внутрь вошёл Джантай собственной персоной - пропылённый от пяток до макушки, с закинутым на плечо ружьём. Отыскав взглядом Дронова, довольно осклабился:
   - Хорошо, что ты здесь. Я в крепость ехал, а ты здесь. Опять их видели.
   - Где? - Капитан немедленно поднялся, отставив пиалу.
   - На рассвете. Ещё южнее. Из рощи выезжали. Я посмотрел - там лагеря следы, на ночь стояли. Подковы те же. Всех своих разослал по аыйлам, воинов собрать и разведать вокруг - вдруг днём заметим? Только мало свободных, все заняты. Хотел тебя попросить - чтоб солдат дал.
   - Я пошлю в гарнизон. Проводишь до той рощи?
   - Конечно.
   - Саша. - Офицер повернулся к девушке. - Я пошлю в Пишпек двух солдат, поедете с ними.
   - Нет уж. - Маленькая сыщица быстрым глотком допила чай и тоже встала. - Солдаты и без меня доедут, а если вы там что-то осматривать собрались, то я могу пригодиться.
   - Ох... - Дронов прижал ладонь ко лбу, на миг зажмурился. Решившись, махнул рукой. - Ладно, идёте с нами. Поспешим.
  
   * * *
  
   - Скажи - это кто такая? - Заменивший проводника Джантай не оглянулся, но было ясно, о ком он спрашивает. В родах русского языка киргизский воин давно не путался, а девушка в отряде была одна. К счастью, слышать его слова она не могла, так как отряд прибавил рыси, и смирная кобылка Саши теперь плелась в хвосте, едва поспевая.
   - Ученица моей хорошей знакомой. - Не стал вдаваться в детали Дронов. - А чем знакомая занимается - долго объяснять. У вас такого нет. И ваше счастье, я считаю. Просто знай, что в случае чего с её головы волос упасть не должен.
   - Без воли Аллаха ни с чьей головы волос не упадёт. - Фыркнул воин. - Всё понимаю. Но потом про знакомую расскажешь. Хорошо?
   - Хорошо. Далеко ли ехать, лучше скажи.
   - Нет. Вон - горку впереди видишь?
   - Вижу. И тракт уже вижу, он за горку заворачивает. Хотя это холм, скорее. Низковат и кругловат.
   - На тракт не надо. Въедем на горку, спустимся, дорогу пересечём - и через... раз, два... Через две четверти часа будем.
   - Через полчаса. - Машинально поправил капитан. Джантай осваивал русский много быстрее, чем Николай - киргизский, и смеяться над его ошибками офицеру в голову не приходило. - Вполне терпимо.
  
   Взбираясь на низкий каменистый склон, отряд растянулся ещё больше - проводник и командир оторвались метров на сорок и достигли гребня первыми. Дронов остановился на вершине, чтобы перевести дух и отхлебнуть из фляжки, так что возглас бугинца застал его врасплох - офицер едва не подавился водой.
   - Что за?...
   - Внизу! - Джантай указал пальцем.
   Только теперь капитан опустил взгляд. И охнул. На дороге, огибающей подножие холма, стоял крупный караван - несколько десятков верблюдов и лошадей, две повозки... До них было около полукилометра. С такого расстояния не составляло труда разглядеть множество человеческих тел, разбросанных вокруг, свисающих с бортов повозок... Пара конских трупов... И не менее пары дюжин всадников - частью гарцующих вдоль обочин, частью спешившихся и обыскивающих тюки с грузом. Мысль о разбойниках можно было отметать сразу - на всех конниках были одинаковые мундиры. Сипаи из гвардии хокандского хана.
   - Они что, сдурели? - Не поверил Дронов. - После всех разгромов мир нарушать?
   - Что происходит? - На гребень вместе с солдатами поднялся унтер Григорьев, и тоже замер, уставясь вниз.
   - Нас заметили. - Тем временем бесстрастно констатировал Джантай.
   И правда - один из сипаев указал в сторону русских обнажённой саблей, закричал так, что его было слышно и на холме. Остальные от этого в замешательство не пришли - спешенные бросились к коням, остальные принялись перестраиваться, разворачиваясь лицом к возможной угрозе. Бежать хокандцы явно не спешили.
   - Они не видят, что по ту сторону холма, и боятся, что нас больше. - Прошипел сквозь зубы Николай, медленно вытягивая из кобуры револьвер. - Но как только повернёмся и побежим - сразу поймут, что отряд маленький, и бросятся в погоню. Если атакуем - поймут чуть позже. Джантай!
   - Да?
   - Бери девушку и уводи к Пишпеку.
   - Э, брат! - Оскалился бугинский воин, сбрасывая с плеча ружьё. - Зачем обижаешь?!
   - Если друг - не спорь! - Рявкнул капитан, резко повернувшись к нему. - Потом вернёшься, но её в крепость уведи. Твой конь самый лёгкий, если что - пересадишь на него. Понял?
   - Вы о чём спорите? - Поинтересовалась только теперь взобравшаяся на верхотуру Саша. Вместо ответа Джантай схватил её лошадку под уздцы и дал своему коню шпоры... Дронову он не сказал ни слова.
   - Отлично. - Усмехнулся капитан, слушая удаляющиеся возмущённые возгласы юной сыщицы. - Отряд! Построение фронтом! Карабины товсь!
   Восемь драгун без суеты рассыпались редкой цепью вдоль гребня горки, вытягивая из сёдельных кобур ружья. Николай, чья позиция оказалась в центре, проверил индикатор давления в рукояти револьвера. Стрелка упиралась в край зелёного сектора. И полный барабан свинцовых пулек. Прекрасно...
   - Целься!
   Хокандцы у дороги закончили строиться и двинулись вперёд двумя линиями. Их было много больше, и они намеревались охватить русских с флангов. Помешать этому последние были не в силах. И всё же...
   - Целиться по концевым!
   За драгунами была удобная позиция, с которой враги выглядели как мишени на стрельбище, и огонь русские открыли первыми. Захлопала пневматика. Два... три сипая обмякли в сёдлах, один тут же мешком свалился наземь.
   - Второй залп!
   И тут хокандцы ответили. Они стреляли на скаку, и ружья у них были хуже, но второй справа драгун со стоном выронил карабин, схватился за грудь...
   - Пли!
   Ответным залпом удалось выбить ещё двух сипаев, а дистанция к тому мигу сократилась до сотни метров.
   - Палаши вон!
   Капитан первым подал пример, переложив револьвер в левую руку и обнажив клинок.
   - В атаку!
   Кавалерийский устав запрещает атаковать вниз по склону. И вверх тоже. Жаль, нельзя попросить врага спуститься на равнину, чтобы всё было по правилам...
   Два конных отряда сшиблись ближе к макушке холма. Дронов выстрелил в первого хокандского всадника, промчался мимо него, рубанул второго, но тот успел отбить удар... Схватка завертелась каруселью, сползая вниз, к подножию. Командовать было уже нечего и некому, потому Николай рубил, парировал, стрелял, успевая краем глаза следить за общим ходом боя. В какой-то момент револьвер хлопнул сжатым газом вхолостую, и офицер просто отбросил его, поудобней перехватив поводья освободившейся рукой.
   - Йи-хи-и! - Налетевший справа сипай промахнулся саблей мимо капитана и случайно рубанул по шее его коня. Тот дико заржал, вставая на дыбы - драгунских коней обучали плохо, и боли они боялись почти как "гражданские". Дронов успел ощутить миг, в который скакун потерял равновесие, и высвободить ноги из стремян. Когда несчастное животное, не успев встать на четыре копыта, начало валиться, офицер оттолкнулся и прыгнул - неуклюже, боком. Боком же и шлёпнулся на каменистую землю, сильно стукнувшись виском. Удар вышиб из него дух, перед глазами поплыли цветные круги, однако Николай нашёл в себе силы перекатиться на спину, зашарить ладонью в поисках выпущённого при падении палаша. На него упала тень - один из сипаев остановился над лежащим русским, заслоняя солнце. Замахнулся коротким копьём... И выронил его. Стрела с коричневым оперением вошла ханскому гвардейцы подмышку. Ещё одна вонзилась его лошади в бок, и та заплясала, забилась, унося раненного наездника прочь.
   Сглотнув, Николай повернул голову и увидел, как из-за пригорка лавиной вылетают лёгкие киргизские конники, осыпая хокандцев градом стрел и пуль, как им навстречу прорываются уцелевшие драгуны... Капитан испустил вздох облегчения и отключился.
  
   Конец второй главы.
  
  
  
   Глава 3
  
   Свет больно резал глаза и Дронов, едва подняв веки, тут же зажмурился. Высвободил из-под одеяла руку, с силой потёр переносицу - будто это могло помочь.
   - Ну слава те, Господи. - Проворчал кто-то рядом. - Как себя чувствуете, Николай Петрович?
   Капитан, сделав над собой усилие, проморгался как следует и огляделся. Оказалось, что лежит он на кушетке в небольшой чистой комнате, а рядом с ним на табурете устроился поручик Горшков - его зам по драгунской роте, здоровый лысоватый мужик с вислыми усами. Через неплотно задёрнутые шторы на высоком стрельчатом окне пробивались лучи солнца - было никак не меньше полудня.
   - Ох, Остап Кириллович... - Дронов поморщился. - Как будто полночи пил, а полночи дрался... Это что ж я, в госпитале?
   - Угу. От щедрот господина коменданта на ваше выздоровление выделена одна из четырёх палат для тяжелобольных, самая приличная. Хотя доктор говорит, у вас всё цело. Просто головой треснулись.
   - И долго я?...
   - Вчера вечером привезли, сейчас уже обед. Меньше суток. По-моему, вы и спали больше, чем без сознания валялись. Гоняли ж себя до седьмого пота в последние дни - вот тело-то и улучило момент, чтоб отдохнуть, пока хозяин херувимчиков считает...
   - И ты всё это время тут торчал?
   - Нет, всего час сижу. Мы хотели всей ротой по очереди дежурить, да доктор убедил, что беспокоиться не о чем. Велел после обеда заходить.
   - Спасибо, братцы... А остальные как? - Николай сел в кровати, подоткнув под спину подушку. Он чувствовал себя вполне здоровым, но ужасно разбитым - ныли суставы, ныли виски, ныло всё, что только может ныть, кроме зубов, а руки-ноги двигались крайне неохотно.
   - Трое убитых. - Горшков помрачнел и опустил взгляд. - Диментьев, Шапкин и Жагалович. Остальные пятеро - все с ранениями, но почти сплошь царапины. Макаркину только пуля в плечо попала, он сейчас здесь же, в общем покое. Прочие вернулись в часть.
   - Саша и Джантай целы?
   - Да что этому киргизу сделается... Девчушка бледная вернулась, глаза - что твои плошки. Всё вокруг раненых суетилась. Но держалась, не плакала. - Поручик одобрительно хмыкнул и огладил усы. - Анастасия Егоровна её тут же отчёт писать усадила, чтоб занять, а вечером к себе домой забрала. Часовые говорят, у них всю ночь над кухней дымок вился, да свет в окошке только перед зарёй погас.
   Мужчины немного помолчали, потом Остап усмехнулся:
   - Смелая она, эта Саша... Я её видел пока один раз всего, но... Знаешь, как вас выручили?
   - Как? - Николай всё равно собирался спросить об этом.
   - Джантай у дороги патруль повстречал, а мимо как раз караван большой шёл. Ну он в Пишпек и не стал ехать - благо, среди воинов несколько знакомых его оказалось. Сгрёб в кучу и патрульных, и охрану караванщиков, рассказал им про хокандцев... Те и рванулись на помощь - уговаривать не пришлось. Девочку он хотел в обозе оставить, вот тут-то она норов и показала - взяла у караванщиков лошадь получше, и поскакала с отрядом. Всё равно отстала, куда ей за киргизами угнаться... Успела только к концу боя, однако ж ты подумай, а?...
   - Да. - Дронов улыбнулся. - К норову б ещё голову умную... Цены не будет. Ладно, как бой прошёл?
   - Быстро. Хокандцы такого удара не ждали, киргизы их в пять минут вырезали до последнего, никто не сбежал. Пару трупов как доказательство привезли, начальство сейчас совещается - что по этому поводу думать да делать. Странно ведь - зачем ханской гвардии торговцев грабить, особливо у русских под носом?
   Капитан согласно кивнул - его и самого удивила такая наглость. Однако развивать тему он не стал - поговорил с Остапом о делах роты и выпроводил его, сославшись на головную боль. Сразу после поручика Дронова навестил врач, ещё раз осмотревший ушибы и ссадины пациента. Николай попытался доказать ему, что полностью здоров и хотел бы заняться работой, однако доктор на уговоры не поддался, лишь уже уходя бросил короткое: "Завтра".
   До темноты офицера никто не тревожил. Он лежал на кушетке, бесцельно таращась в потолок, слушая доносящиеся с улицы звуки и наслаждаясь покоем. По его просьбе врач открыл окно, и тёплый ветерок шевелил занавески, приятно обдувал лицо. Признав себе, что денёк отдыха вполне им заслужен, Николай задремал...
  
   А ближе к сумеркам в палату заглянула Настя.
   - Мне сказали, у тебя лёгкое сотрясение черепа. - Сварливо заявила она с порога.
   - Может, мозга? - Зевнул Дронов, пытаясь скрыть улыбку.
   - Нет, черепа. Мозга там быть не может. - Госпожа сыскной агент опустилась на табуретку, закидывая ногу на ногу. Николай отметил, что вместо туфель на сыщице теперь высокие кавалерийские сапоги, спереди прикрывающие колени, а к поясу она подвесила кобуру с револьвером. Выглядывающая из кобуры потёртая и исцарапанная рукоять внушала уважение - оружием, несомненно, пользовались.
   - Как там Саша? - Капитан приподнялся на локте и натянул одеяло повыше, вспомнив, что нижняя рубашка висит на спинке кровати.
   - Переживает. В том числе и за тебя. Она у меня добрая... - Настя ухмыльнулась, едва не заставив Дронова сглотнуть. Нет, ну как она это делает? Ведь и лицо приятное, и ничего плохого не подразумевает, а мурашки по спине... - Даже слишком добрая для своей профессии. Ладно... Я тут буквально на минутку.
   Девушка наклонила голову, и линзы её овальных очков полыхнули багряным, попав в луч заходящего солнца.
   - Во-первых, я хочу напомнить тебе, Николай Петрович, что ты для меня очень ценный кадр. - Она ткнула в офицера пальцем, перестав улыбаться. - Будь добр беречь своё здоровье. Я понимаю, что во всём виновато умение Саши влипать в истории, ты просто рядом оказался...
   - Скажешь тоже...
   - Я шучу. - Это прозвучало очень серьёзно, Настя даже нахмурилась. - Ты правда мне очень нужен. И ещё я не люблю, когда что-то случается с хорошими людьми, а меня нет рядом, чтобы помочь. Пока мы сотрудничаем - попадай в неприятности только на пару со мной. Во-вторых - заваривается серьёзная история. Не буду сейчас утомлять - всё равно у тебя голова не варит. Завтра, как выпишешься, сразу ко мне в кабинет - поговорим. Хорошо?
   - Хорошо. - Кивнул Дронов.
   - Ну и отлично. - Сыщица встала, одёргивая куртку. Подмигнула. - На ужин завтра снова яичница, не опоздай.
   - Ч... чего?! - Опешил Николай, но за сыскным агентом уже захлопнулась дверь.
  
   * * *
  
   Сбежать из госпиталя удалось во время завтрака - съев только половину порции, капитан тихо проверил прикроватную тумбочку, обнаружил там свои штаны и гимнастёрку, выудил из-под кушетки сапоги, оделся, протиснулся в окно и был таков. Тот факт, что одежда, вопреки правилам, хранилась прямо в палате, наводил на подозрения - побег явно был подстроен. И Николай даже догадывался - кем. Однако вместо того, чтобы благодарно поспешить в канцелярию, он сперва направился к казармам. Длинное глинобитное здание сохранилось в крепости ещё с хокандских времён. Раньше в двух приземистых корпусах, соединённых перемычкой коридора, квартировали ханские пехотинцы-сарбазы, теперь один был занят полубатальоном линейной пехоты, второй - драгунской ротой и артиллеристами. Вот туда-то Николаю и было нужно.
   - Здравья желаю, господин капитан! - Приветствовал его дежурный на входе. И тут же не по уставу добавил. - Рад, что вы поправились.
   - Спасибо, братец. - Кивнул в ответ Дронов. Часовой был из пехотного полубатальона, а не из драгун его подразделения, однако в гарнизоне Пишпека все друг друга хоть немного, но знали. К тому же с тех пор, как Николай официально стал ответственным за организацию патрулей, ему приходилось работать не только с конницей... И он всё больше ощущал себя чиновником штаба, а не полевым офицером. Собственно ротой давно руководил поручик Горшков.
   - А можно вопрос, господин капитан? - Солдатик со смущённым видом поправил ремень винтовки на плече.
   - Какой?
   - Правда, что ханцы опять на нас полезли? Они же ведь на вас напали? Это что ж... Опять война?
   - Ох, не знаю... - Вздохнул капитан и, хлопнув бойца по погону, прошёл внутрь.
   В казарме, по сути, дел у него и не было - однако стоило в любом случае показаться бойцам, продемонстрировать, что командир жив-здоров. Для порядка Дронов обсудил с Остапом и ротным интендантом организацию небольших поминок в честь погибших товарищей, отбился от вопросов о хокандцах, одолжил у поручика запасной китель и лишь после этого взял курс на цитадель. По пути прошёл сквозь рыночные ряды у ворот, сразу за которыми и стояли казармы. Погода портилась с ночи, небо затянули тучи, грозящие скорым ливнем, однако торговцы исправно открыли свои лотки. На одном из них капитан купил себе горячий пирожок с картошкой и маленькую лепёшку - для компенсации уполовиненного завтрака. Лепёшка была местная, а пирожок - российского рецепта, который азиатские мастера готовки усвоили влёт. Картошку здесь прежде почти не знали, однако оценили быстро.
   На третий этаж гражданской канцелярии Николай поднимался, пряча в карман недоеденную половинку лепёшки. Теперь к разговору на серьёзную тему он был готов.
  
   * * *
  
   Когда капитан, постучав, вошёл в кабинет, Настя читала у окна - облокотившись о высокий подоконник и подперев щёку ладонью. Видимо, от окна дуло, так как она накинула на плечи свою любимую курточку. Книгу девушка держала на коленях - маленькую, в чёрном переплёте, с пожелтевшими страницами. Николай попытался разглядеть, что в ней написано, однако сыщица тут же захлопнула томик.
   - Ты припозднился. - Заметила она, вставая и кладя книгу на стол. Стала видна обложка, украшенная вычурным заголовком на арабском. Вязь побледнела, местами стёрлась, но спутать её с чем-то ещё едва ли было возможно.
   - Пока не темнеет. - Парировал Дронов. - Если ты хотела, чтобы я пришёл ни свет, ни заря - так бы и сказала.
   - Я думала - тебя гложет любопытство. В любом случае... - Настя присела на край столешницы и, усмехнувшись, сложила руки на груди. Кивком указала в угол комнаты:
   - Сними с вешалки вот эту штуку.
   Гадать, что госпожа агент имеет в виду под "этой штукой", не пришлось - кроме Настиной шляпы на крючках висела лишь странного фасона тёмно-синяя куртка. Капитан взял её в руки, встряхнул, помял. Оглянулся на девушку:
   - Откуда она?
   - Из каравана, на который напали хокандцы, выжил лишь один человек. Он тяжело ранен в голову, и всё ещё без сознания. Куртка была на нём.
   - И?
   - Как она тебе? - Улыбка сыщицы, и без того пугающая, сделалась совсем уж жуткой. Прищуренные глаза за линзами очков блестели... азартом?
   - Ну... - Николай снова внимательно осмотрел куртку, держа её за воротник. - Раньше я подобного не встречал. На Востоке такую одежду не носят, покрой скорее европейский. И что это за материал? На ощупь скользкий...
   - Не знаю. - Качнула головой Настя, перестав улыбаться. - Более того. Смею тебя заверить, что во всём мире не найдётся ткача или химика, способного указать точный состав этой материи. В нашем мире.
   - Погоди... - Капитану показалось, что его огрели по голове мешком с ватой. - Ты хочешь сказать...
   - На рукаве куртки вышито слово. Латинскими буквами. Прочти.
   - "Adidas"?
   - На моей памяти так было промаркировано несколько предметов одежды, поступивших в специальное хранилище Особой экспедиции. - Медленно произнесла сыщица, глядя в пол. Лицо её из жёсткого сделалось задумчивым. - То самое, куда не имеют доступа даже сотрудники других отделов охранки. Кроме того, это слово я не раз встречала в архивах. - Она подняла взгляд. - Эта одежда из другого мира, Коля. Как и её хозяин, полагаю.
   - Ох... Чёрт... - Дронов со свистом втянул воздух сквозь зубы, потёр лоб. Новость не то, чтобы шокировала... Он ведь знал, давно знал... Именно об этом они с Настей говорили на берегу пруда. Полтора года назад, в самый разгар войны с Хокандским ханством, Николай нашёл и передал в штаб необычную вещь - серый кирпичик с кнопками и полупрозрачным окошком. Тоже изготовленный из странного вещества. А спустя две недели на фронт прибыла Анастасия Егоровна, ищущая хозяина кирпичика. Так они и познакомились впервые... Так он узнал, что их мир - не единственный. И почти смог об этом забыть, утонув в рутине...
   - Помнишь старого доктора, которого мы вместе с тобой отыскали у киргизов? - Настя подошла к офицеру и забрала у него куртку. Повесила её на место, пристально посмотрела мужчине в глаза - снизу вверх, чуть откинув голову. - Он рассказал тогда, что родом из другого мира. Где тоже живут люди, где говорят на понятных нам языках, но где наука и общество пошли иным путём. Помнишь? Я не стала тебе врать и объяснила, что он не первый и не последний пришелец. Что такие, как он, попадают сюда случайно, и не могут вернуться домой. Что моё подразделение, Особая экспедиция, ищет их и помещает под охрану.
   - Да... - Протянул Николай. - Но... ты была очень... поверхностна.
   - Узнай начальство, что я раскрыла постороннему даже общие факты... - Сыщица вдруг отступила на шаг, вскинула руку и коснулась его груди кончиками пальцев - не переставая смотреть в глаза. Азарт в её взгляде чуть приугас. - Коля, в делах службы я не могу быть с тобой всегда честна. Даже теперь, когда ты мой постоянный сотрудник, мне придётся иногда что-то от тебя скрывать, иногда о чём-то тебе врать... Однако я постараюсь делать это как можно реже. Не обижайся, хорошо? Меня и саму коробит.
   Капитан Дронов глубоко вздохнул и накрыл её ладонь своей. Усмехнулся:
   - Настя, я не знаю, как на тебя можно обижаться. Я пробовал - не выходит.
   - Спасибо. - Она мягко освободилась. Улыбнулась, не разжимая губ - вполне приятно, не обычной своей злодейской ухмылкой. - Тогда пошли к столу - займёмся делом?
  
   Они вернулись к рабочему месту сыщицы. Настя плюхнулась на стул, выудила из нагрудного кармана тряпочку и принялась протирать очки. Пользуясь моментом, Дронов взял книжку, которую она читала, открыл наугад. Ну да - не только заголовок, сама книга тоже была написана по-арабски.
   - Для начала - что мы имеем? - Надев очки, агент перегнулась через столешницу и отобрала у капитана томик. Положила перед собой. - Человек, его куртка, попытка похищения... Может, сядешь уже?
   - Похищение? - Дронов опустился на знакомый табурет.
   - Да. Я уверена, что он не случайно оказался единственным выжившим. Я уже опросила воинов-киргизов через переводчика и побывала на месте боя. Нескольких раненых, включая хозяина каравана и богатых купцов, добили. А его - связали и погрузили на лошадь. Когда стало ясно, что бой проигран, четверо всадников попытались скрыться с пленным, но киргизы их настигли. Кстати, о нём...
   Девушка выдвинула ящик, достала лист бумаги и, придерживая очки за дужку, прочитала:
   - Молодой мужчина, около двадцати пяти лет. Внешность европеоидная, кожа светлая, только начала загорать. Волосы русые, короткие. На животе имеется застарелый шрам, напоминающий след от хирургической операции по удалению аппендикса, однако отметки от швов и разрезов определены хирургом гарнизона как "несколько нетипичные". На левом плече - след, напоминающий прививку от оспы. На виске свежая рана, нанесённая... Так, это уже не важно...
   Она бросила листок рядом с книжкой и захлопнула ящик. Облокотилась о стол, сплетя пальцы:
   - По описанию подходит, не думаешь? Конечно, не факт... Кроме куртки при нём не было ничего странного, остальная одежда совершенно обычная. В кошельке имелись монеты местного хождения. Куртку он мог украсть или купить у настоящего владельца. И всё же...
   - Очень похоже. - Согласился Дронов. - Он не азиат, а европейцы здесь наперечёт.
   - Раз у него были деньги и одежда - он успел немного обжиться в нашем мире. - Продолжала сыщица. - Но зачем отправился сюда? Мы пока не знаем, и рискуем не узнать вовсе - медики сказали, выздоровление отнюдь не гарантировано. А это может быть важно - в столь отдалённые и дикие края для развлечения не ездят. Караван, судя по товарам, шёл из Хивы - значит, раньше наш пришелец пристать не мог. На пути от Хивы до Пишпека - Бухара, Самарканд, Ташкент... Возможно - Хоканд и Ош. Он мог присоединиться к ним в любом месте, не обязательно даже в городе. Но в городе его могли заметить, особенно если он открыто носил эту куртку...
   - Кто? Хокандцы? - Капитан удивлённо поднял брови. - Но зачем им человек из, как ты выражаешься, Зазеркалья? Даже если их хан знает о существовании такового?
   - А вот тут - самый интересный вопрос. - Настя откинулась на спинку и щёлкнула пальцами. - В данный момент он даже важнее того, кто таков наш пришелец, ибо сулит в будущем неприятности. Знаешь, почему по гарнизону до сих пор не играют тревогу, а о стычке с ханскими войсками лишь ходят слухи?
   - Изволь просветить.
   - Я заявила коменданту и шефу контрразведки корпуса, что люди, атаковавшие караван и твой отряд, не были хокандцами - они лишь использовали форму ханской гвардии для запутывания следов. Поэтому вместо открытого протеста в Хоканд отправили тайный запрос.
   - И насколько серьёзны доказательства?
   - Совершенно несерьёзны. Их почти нет.
   Минуту они сидели молча. Сыщица лукаво улыбалась, поглаживая перекинутый на грудь хвостик, офицер переваривал информацию. Наконец, решился:
   - Зачем же тогда...
   - Чтобы шум не поднимали раньше времени. - Настя пожала плечами, и наброшенная на них курточка сползла, повиснув на спинке стула. Девушка не обратила на это внимания. - Может стрястись нечто вроде дипломатического скандала, если наши отношения с ханствами можно считать дипломатией... Хех... А главное - если считать, что нападение на караван связано с чужаком, а не с политикой, то компетенция дела переходит от военной контрразведки к Особой экспедиции. Ко мне, то есть.
   - Хитро. И тебе поверили?
   - Ну я же не врала. - Она приподняла очки и потёрла сгибом пальца шрамик под глазом. - Просто ускорила события, взяв на себя ответственность. Воины из киргизских племён, видевшие трупы, уверяли, что лишь некоторые из них похожи на хокандцев. Тело командира "гвардейцев" они привезли в крепость, я его осмотрела. Это араб, Николай. Могу поклясться или пари заключить - как тебе больше нравится. Уж арабов-то я видела изрядно, с киргизом или сартом такого не спутаю.
   - В ханствах Средней Азии живёт некоторое количество арабов и турок. - Дронов в сомнении щипнул себя за ус. - Кое-кто из них служит в армии.
   - Знаю, потому и говорю - весомых доказательств чужого вмешательства нет. Лишь мои подозрения и опасения. Которые я не могу толком проверить. - Сыщица досадливо вздохнула. - Дел впереди - по горло. Особенно если хокандский хан докажет свою непричастность. Необходимо определить личности и раненого, и всех погибших, как можно скорее. Саша уже роется в архивах канцелярии, только откуда там сведения по ним? Надо разослать устные описания и фотопортреты по агентурным сетям в ханствах и Халифате, чтобы на местах проводили тайный розыск. У меня же вся "агентурная сеть" - ты и стажёрка. Нужны годы, чтобы наладить полноценную...
   - А сети Третьего отделения? - Нахмурился Дронов. Вот уж никогда бы он прежде не подумал, что начнёт интересоваться делами секретных служб.
   - Взаимодействовать с ними я могу только через начальство. - Поморщилась девушка. - Особая экспедиция как бы... изолирована от других частей Третьего отделения из-за своей специфики. Иногда это мешает. А собственную сеть Экспедиции в регионе именно я и должна буду создать. Когда-нибудь. Пока же готовлю запрос и материалы для отправки в Москву. Если наверху согласятся - спустят их обратно, среднеазиатским агентам... Через месяцок, наверное. А могут переслать на дорассмотрение ещё выше, в Петербург. Это месяца три. Теперь понимаешь, какая я несчастная, и как ты мне нужен? - Настя подмигнула, сдвинув очки к кончику носа.
   - И как же именно... я тебе нужен? - Осторожно уточнил капитан, чуя, куда она клонит.
   - У тебя есть связи среди местного населения - используй их. Многого не выяснишь - но хоть без дела сидеть не будем.
   - Копии фотопортретов выдашь? От словесных описаний толку чуть - придётся их каждый раз зачитывать с переводчиком...
   - Конечно. Завтра будут готовы и снимки, и рисунки гарнизонного художника - я ему из своего кармана доплатила за срочность.
   - Тогда я пошёл - разберусь с текущими делами, чтобы завтра быть свободней. - Николай поднялся. - Это ведь всё?
   - Да. Э-э... Погоди!
   Шагнувший было к двери офицер обернулся. Настя, листая книжку на арабском в поисках нужной страницы и уже не глядя на него, попросила:
   - Оставь кусок лепёшки, который у тебя в правом кармане. Я не завтракала.
   - Это нюх такой или у тебя зрение лучше, чем кажется? - Дронов положил лепёшку на стол перед девушкой.
   - Это профессиональная сноровка. - Ответила она, не поднимая взгляда от книги. - А ты помни, что ужин в семь. Готовить буду на троих, Саша придёт...
  
   * * *
  
   К ночи тучи рассеялись, так и не пролившись дождём, и яркая луна беспрепятственно озаряла спящий Пишпек, заглядывала в окна домов и бойницы сторожевых башен, играла отблесками на жерлах крепостных орудий... Серебристый свет был обманчив - строки текста под ним расплывались на страницах, заставляя напрягать глаза, далёкие предметы казались ближе, а ближние - дальше. Поэтому Николай закрыл ставни в обеих комнатах своей квартиры и зажёг свет. Время было позднее, а потрудиться предстояло как следует - уж очень он задержался в доме Насти, отложив часть работы на "после ужина", дабы не опоздать. Приготовленную сыскным агентом яичницу с кусочками обжаренного мяса съели быстро, но потом ещё целый час неспешно пили чай и беседовали. Саша, поначалу скованная и задёрганная, всё пыталась то извиняться перед Дроновым, которого не навестила в палате, то вспоминать прочитанные за день досье, однако под напором жизнерадостной энергии наставницы постепенно ожила и включилась в разговор. Чтобы окончательно её отвлечь, Анастасия Егоровна рассказала о судьбе единственного доселе виденного Николаем пришельца - пожилой врач устроился в закрытую лабораторию, где под руководством некой Варвары работали несколько его соотечественников. Капитан в ответ предложил Саше выслушать его версию событий полуторалетней давности, а та, осмелев, упросила наставницу присоединиться к рассказу...
   В итоге было уже около девяти, когда хозяйка выставила гостей за дверь, отмахнувшись от их попыток помочь в уборке. Капитан проводил маленькую стажёрку до её апартаментов на первом этаже гостиницы, и поднялся к себе, на третий. Как холостой офицер среднего ранга, он имел в своём распоряжении скромную квартиру из двух комнат. Меньшая играла роль спальни, большая - прихожей, гостиной и кабинета одновременно. Конкретно сейчас ей предстояло быть кабинетом, так что Николай поставил на стол керосиновую лампу и засветил на стенах два дорогих химических фонаря. Их золотистый свет стёр лунное серебро, льющееся сквозь щели в ставнях - можно было приступать. Водрузив рядом с керосинкой первую стопку накладных, запросов, планов и докладов, капитан положил на видное место открытые часы - чтобы не заработаться до утра - и окунулся в мир бюрократии...
  
   В реальность его вернул тихий стук в окно. Вздрогнув, офицер уставился на закрытый деревянными створками проём - уж не показалось ли ему? Ведь третий этаж... На всякий случай он нащупал оружейный пояс, подвешенный к спинке стула.
   Стук повторился. Николай, нахмурившись, достал из кобуры револьвер, приблизился к окну и осторожно отпер ставни. Собрался было толкнуть створки, но они сами распахнулись внутрь. Офицер шагнул чуть назад и в сторону, вскидывая оружие... Да так и замер столбом.
   Анастасия Егоровна, висевшая за окном на руках, подтянулась и ловко скользнула в комнату ногами вперёд. Выпрямившись, отряхнула ладони и заметила:
   - Хорошо, что у тебя над окном рама выступает, а то б сорвалась.
   - А-а... - Протянул Дронов, опуская револьвер и пытаясь согнать с лица глупое выражение. В замешательство его привёл не столько оригинальный способ ночного визита, выбранный агентом, сколько её внешний вид - кроме коротеньких ночных подштанников и расстёгнутой белой рубашки на девушке были только очки. А ещё он, пожалуй, впервые видел её с распущенными волосами.
   - Извини за вторжение. - Продолжала она, аккуратно закрывая за собой ставни. - Но мне нужна твоя помощь. - Она повернулась к капитану и кивнула на его револьвер. - Другое оружие здесь есть?
   - Гхм-хм... - Прочистив горло, Николай мотнул подбородком в сторону письменного стола. - В выдвижном ящике, пятизарядный пистолет.
   - Я возьму, ладно?
   - Конечно... - Дронов кашлянул, не отводя глаз от направившейся к столу сыщицы. Не то, чтобы драгунского офицера можно было смутить видом полуодетой женщины, но Настя... Симпатия, которую испытывал к ней капитан, не была, в общем-то, связана с её внешностью. Сложно объяснить, как так вышло, но после первой их встречи он редко думал о Насте просто как о красивой девушке. А ведь напрасно, пожалуй...
   Николай мотнул головой, разгоняя неуместные мысли. Спросил:
   - Так что стряслось? Почему через окно и в таком виде?
   - Ко мне домой наведались гости. - Деловито ответила Анастасия, выдвигая ящик и вытаскивая маленький пистолет из-под стопки пустых папок. - Уже после вас с Сашей, когда я спать легла. Не представились, зато ножами махали. Двоих, которые прямо в дом влезли, я утихомирила, только их снаружи страховали. Пришлось срочно через крышу... - Она выщелкнула магазин из пистолета и подняла взгляд на собеседника. - Всё в порядке?
   - Э... да. И кто это мог быть?
   - Пока не знаю, потому и притащилась к тебе. - Девушка защёлкнула магазин, взяла со стола канцелярскую резинку и стянула волосы в пышный хвост. - Кому ещё я тут могу доверять? Кстати, учитывая твой рост, глупо спрашивать про штаны, но, может, обувь какую одолжишь? Я, как видишь, босиком...
   - Возьми уличные тапочки, сапоги с твоей ноги спадут. - Ситуация принимала серьёзный оборот, так что капитан решил пока отложить лишние расспросы. - И застегни рубашку.
   - Ох, я забыла... Двигаться не мешало...
   - Спустимся сейчас к Саше, может, у неё найдётся обувь тебе по размеру.
   - Не думаю, но к Саше нам нужно в любом случае. - Кивнула сыскной агент, спешно застёгиваясь. - Если вломились ко мне...
   - Чёрт, конечно! - Николай стукнул себя по лбу. - Тогда чего мы торчим...
   - Без паники. - Настя, кончив возиться с пуговицами, откинула засов и выглянула в коридор. - Гостиница внутри стен и набита военными. Чтобы сюда проникнуть с дурными намерениями - надо постараться. Я через ворота проскользнула, когда их для кого-то открывали, вряд ли эти люди... - Она оглянулась, не закончив фразу. - Ты сейчас со мной?
   - Нет, здесь останусь! Конечно с тобой.
   - Тогда пошли, снаружи никого.
   Они почти бегом спустились на первый этаж, стараясь топотом не разбудить жильцов. Девушка быстро отыскала нужную дверь и принялась легонько постукивать в неё костяшками - по два удара, с перерывами. К счастью, со стажёркой всё оказалось в порядке - через минуту равномерных постукиваний створка распахнулась.
   - Анастасия Егоровна? - Удивилась Александра, появляясь на пороге в светлой пижаме и широко зевая. - Николай Петрович? Что такое?
   - Оденься и вооружись. - Строго велела ей наставница, нетерпеливо поигрывая пистолетом. - Скорее.
   - А... Есть! - Саша, как и Дронов, не стала требовать от сыскного агента объяснений и метнулась в комнату, по пути что-то шумно опрокинув.
   - Куда сейчас? - Поинтересовался капитан, стоя к двери спиной и наблюдая за коридором.
   - В лазарет. Проверить хозяина нашей таинственной куртки. Если мои подозрения верны - можно поднимать тревогу по всем правилам. Если нет - будет видно.
   - Я готова! - Растрёпанная, но успевшая натянуть костюм для верховой езды и подвесить к бедру кобуру, маленькая сыщица выскочила из квартиры.
   - Держись третьей, за Николаем, стреляй только с разрешения. - Настя поправила очки. - Детали объясню по дороге. Вперёд.
  
   * * *
  
   Раненого, отбитого у хокандцев, разместили в палате для тяжелобольных, приставив к дверям часового. Ещё один должен был дежурить у главного входа в госпиталь, однако, когда возглавляемая сыскным агентом троица приблизилась к зданию, на месте его не оказалось. Анастасия и Николай переглянулись.
   - Может, всё-таки кликнуть караул? - Предложил офицер.
   - Успеем. - Мотнула подбородком девушка. - Буквально через пару минут, как проверим. Саша, стой здесь. Мы идём внутрь. Услышишь выстрелы - зови на помощь, тут до поста два шага, да и на стене солдаты...
   - Х... Хорошо. - Стажёрка сглотнула и посильнее стиснула рукоять своего револьвера - дорогой хромированной игрушки французского производства. Выглядела ученица Насти изрядно напуганной, однако руки её не тряслись - и это дорогого стоило.
   - Коля... - Сыщица жестом велела следовать за ней.
   Короткой перебежкой они добрались до дверей госпиталя. Настя указала на борозду в пыли, тянущуюся от порога за угол. Следы волочения... Дронов кивнул - кажется, понятно, куда делся часовой.
   - Входим. - Шепнула сыщица, толкая створку. Дверь без скрипа отворилась внутрь...
  
   ...Палата оказалась пуста. Солдат, охранявший её, сидел у стены, свесив голову на грудь. Кровать была смята, а ветерок, врывающийся в открытое окно, трепал невесомые занавески. Впрочем, вряд ли раненого вытащили сквозь узкий проём - скорее, вывели главным проходом, который больше некому было охранять.
   - Этого ты ждала? - Капитан Дронов склонился над часовым. Воротник его гимнастерки потемнел от крови - видимо, бедолаге перерезали горло. Тонким, острейшим клинком, и крайне умело.
   - Именно этого. - Анастасия Егоровна бесцеремонно уселась на кровать и вытянула голые ноги. Сняв очки, потёрла переносицу, зябко повела плечами, словно впервые ощутив ночной холод. - Ждала и боялась. Беги к воротам, Коля, поднимай тревогу - пусть никого не выпускают. А я - в цитадель, будить господина коменданта. Но сперва добуду штаны...
  
   Конец третьей главы.
  
  
  
   Глава 4
  
   Переполох вышел знатный. Отосланный к воротам Дронов не видел, как Настя в три часа ночи прорывалась домой к любящему поспать военному коменданту, и не знал, какой разговор у них с сыщицей состоялся, однако девушка, видимо, была очень убедительна. Спустя всего четверть часа горнисты дежурного взвода заиграли тревогу, а из цитадели высыпала группка офицеров во главе с самим генералом-комендантом и Анастасией Егоровной. Выглядели эти двое достойно друг друга - на полноватом генерале криво застёгнутый мундир и гражданская шляпа, явно схваченная с полки впопыхах, на Насте лёгкая рубашка на голое тело, Николаевы тапочки и штаны от больничной пижамы, подпоясанные солдатским ремнём. Тем не менее, за дело они взялись споро, раздавая команды прямо на ходу. Порученцы коменданта бросились врассыпную, неся приказы постам и подразделениям. На смену замолкшим горнам пришли паровые сирены, заунывно взрёвывающие через равные промежутки. Пишпек проснулся.
   Четыре мощных прожектора на угловых башнях и ещё два на стенах цитадели до самого утра обшаривали лучами закоулки крепости. Солдаты гарнизона, разбитые на команды сыскным агентом, вели поиск более чем решительно - вскрывали лавки, осматривали собственные казармы, проверяли склады, конюшни, вспомогательные помещения, обыскивали подвалы, ворошили стога с сеном, выставляя на каждом объекте охрану. По мере их продвижения пространство внутри крепостных стен словно бы накрывала густая паутина из караулов - Настя объяснила, что это должно не позволить злоумышленникам перепрятать пленника в уже проверенное место. Один за другим поступали доклады - пусто, чисто, ничего не найдено... Когда на востоке заалел рассвет, сомнений почти не осталось - в крепости похищенного чужака нет.
   - Пятый отряд проверяет голубятню при старой почте, они последние. - Сказал Николай, подходя к длинному столу перед домом коменданта. Господин генерал любил в хорошую погоду пить за ним чай, а сейчас на грубых досках столешницы были расстелены инженерные схемы Пишпека и списки гарнизонных рот.
   - Понятно... - Буркнула Настя - она склонилась над схемами вместе с двумя молодыми поручиками из сапёрно-инженерной службы. - А вот тут на старой карте показаны зинданы - ямы для заключённых? Верно?
   - Верно. - Кивнул один из поручиков.
   - Над ними сейчас какой-то сарай стоит... Их точно засыпали? - Сыщица постучала ногтем по кружку, обозначающему зиндан.
   - Разумеется! Их ведь даже под хранение использовать было нельзя - хокандцы там специально клопов и прочую нечисть разводили!
   - И всё же пусть прозондируют почву на том месте - поищут каверны, только прикрытые землёй. Инструменты же у нас есть?
   - Найдутся. Я сам займусь. - Молодой инженер отдал честь и бегом бросился к сапёрным арсеналам. Настя со вздохом опустилась на скамью, упёрлась лбом в сложенные ладони. Дронов, доселе молча наблюдавший, обошёл стол и встал рядом с сыщицей, положив руку ей на плечо. Внезапно сквозь тонкую ткань рубашки он ощутил, как девушка легонько, почти незаметно дрожит. От холода или от азарта - капитан не стал гадать, просто снял китель и набросил ей на плечи.
   - Спасибо, Коля. Мне, пожалуй, пора переодеться. - Дронов мог видеть лишь затылок агента, но побился бы об заклад, что она улыбнулась. - Я соскучилась по своей курточке.
   - Для этого придётся выйти за ворота.
   - Да. Здесь нам делать больше нечего. Пленника вывезли. Ворота можно открывать. - Настя подняла голову, и офицер увидел, что она действительно улыбается - самыми уголками губ. - Проводишь меня ещё раз?
  
  
   * * *
  
   - Ты уверена, что всё в порядке? - Громко спросил Николай. Капитан стоял на пороге Настиного домика и внимательно наблюдал за узкой улочкой перед ним.
   - Да, не волнуйся. - Донёсся у него из-за спины голос сыщицы. - Если не считать выбитой двери и дыры в потолке над стеллажом, но её я сама проковыряла, когда убегала.
   - А вдруг они тебе паука в ботинок сунули? - Полушутливо предостерёг офицер.
   - Обувь я всегда проверяю, разные гады туда и без вражьих происков заползать любят. - Успокоила его Анастасия. - Однако еду с кухни придётся выкинуть, пожалуй, да и посуду лучше поменять...
   Она вдруг закряхтела, и Дронов рывком обернулся - к счастью, девушка просто натягивала высокий сапог. В остальном сыщица уже полностью экипировалась в знакомый Николаю костюм и приобрела привычно аккуратный, подтянутый вид. Разве что возиться с перетягиванием волос в два хвостика она не стала, так и оставшись с одним, пышным - лишь заменила канцелярскую резинку на нормальную, одолженную у Саши. Полюбовавшись секунду, капитан спросил:
   - Какие планы, если не секрет? Я так понимаю, спать ты меня не отпустишь?
   - Конечно! - Настя фыркнула, поднимаясь из кресла. - Нужно планировать поиск, и у меня уже есть идеи... Однако перекусить можно, по времени как раз завтрак. За едой обсудим.
   - Пойдём в крепостную столовую? - Предложил офицер.
   - А поближе ничего нет?
   - Почему же. Если тебя не смущает местная кухня...
  
   Кухня Анастасию Егоровну не смущала, и они отправились завтракать, оставив дом незапертым - оружие, кошелёк и какие-то мелочи сыщица взяла с собой, а прочие ценности хранились в канцелярии. Путь их лежал по пыльным кривым улочкам, меж глинобитных домов и заборов. Ночной переполох в гарнизоне едва ли мог перебудить всё местное население, однако приближалась летняя пора, и прохладные утренние часы особенно ценились. Городок под стенами Пишпека уже не спал - одни его жители куда-то спешили, другие неспешно шествовали, стучали конские копыта, скрипели тележные оси и петли калиток, тянуло вкусным дымком от готовящейся еды. И всюду цвели фруктовые деревья - такие же, как у пруда в крепости. Усыпанные белыми и розовыми цветами, они росли в тесных двориках, высились на перекрёстках или просто у обочин, служа доказательством того, что мир состоит не только из пыли и глины.
   - Ты не знаешь, как велико это поселение? - Спросила Настя, шагая рядом с капитаном. - У меня не было времени как следует осмотреться. Только дорогу до рынка и разведала.
   - Когда мы заняли Пишпек, оно занимало лишь абрикосовый сад вдоль западной стены. - Ответил Дронов. - Около сотни глиняных мазанок, не больше. Жили тут оседлые сарты - ремесленники и земледельцы, приглядывающие за огородами. Они снабжали хокандский гарнизон свежими овощами, посудой из глины и тому подобным. Сейчас городок окружает крепость почти полностью. Население никто не считал, можно только сказать, что живёт тут уйма народу со всех краёв Азии...
   - Да, я заметила. - Девушка сунула руки в карманы. - И это не создаёт проблем?
   - Для нас - нет. Те, кто не ушёл с хокандцами, к русским настроены хорошо. Как и те, кто переселился сюда позже по своей воле. Между собой иногда вздорят, однако ничего серьёзного. Кстати, мы пришли.
   Николай указал на приземистое строение, перед которым в тени дерева стояли два грубо сколоченных стола и полдюжины самодельных стульев:
   - Это заведение Юсуфа. Он то ли узбек, то ли таджик, не знаю. Но плов готовит отменно. У него иногда обедают русские, задержавшиеся по делам в городке. Видишь столы? Они для нас, местных кормят внутри, за дастарханами. Садись, я закажу еду...
  
   Вскоре они устроились за одним из столов с чаем и горячими лепёшками - плов ещё не был готов, однако хозяин не собирался отпускать клиентов так легко.
   - Итак, ты больше не спешишь, как я погляжу. - Заметил Дронов, потягивая чай из желтоватой фарфоровой пиалы. - Какие же у нас, всё-таки, планы?
   - Есть шанс, что похищенный ещё здесь, в посёлке. - Настя задумчиво поиграла пиалой, держа её под донышко. - А даже если нет - могут найтись следы, указывающие на то, кто его умыкнул и куда. Однако устроить тотальный обыск, как в крепости, не выйдет, конечно.
   - Ох... Да, воображаю вполне, какой бы тут крик поднялся. - Мрачно согласился Николай, представляя себе последствия такого шага. Русские солдаты обыскивают лавки, входят в дома... - Так и до бунта недалеко.
   - Посему нужно бить прицельно. - Девушка сделала глоток и поставила пиалу на место. - У меня нет ещё осведомителей среди горожан, но есть пара мыслей... Весьма неаппетитных, так что давай сперва поедим.
   - Как скажешь. - Улыбнулся Николай. "Неаппетитные мысли" его весьма заинтриговали, однако он послушно дождался плова, прикончил миску, дал доесть Насте и лишь после этого напомнил ей о них.
   - Всё просто. - Девушка с хитрой улыбкой потёрла шрамик под глазом. - Чтобы ночью вывезти из крепости человека, нужно сперва в крепость попасть. А потом оттуда выйти. Имея при себе что-то, в чём человека можно спрятать. Кто может сделать это, не вызывая подозрений? Кто регулярно и совершенно легально навещает крепость по ночам, имея при себе объёмную тару? А? - Она приподняла брови.
   Капитан крепко задумался. Поводил ногтем по краю пиалы, морща лоб, и, наконец, тоже усмехнулся:
   - Золотарь. Тот, кто каждую ночью чистит выгребные ямы в крепости и вывозит их содержимое в больших бочках.
   - И никто не будет эти бочки проверять. - Кивнула Настя. - Молодец, Коля. Возьми кусочек.
   Она разломила последний кусок лепёшки надвое и протянула половинку Дронову. Тот с усмешкой принял "награду". Поинтересовался:
   - Хочешь наведаться к золотарю?
   - А он у гарнизона один?
   - Их трое, но это отец и сыновья, живущие вместе.
   - Тогда пошли. - Сыщица встала и отряхнула крошки с брюк. Взяла со стола шляпу. - Проводишь?
   - А мы пойдём вдвоём? - Капитан тоже поднялся, доставая кошель. Хозяин заведения появился как из-под земли, принял монеты и тут же растаял без следа.
   - А кто ещё нужен? - Искренне удивилась Настя. - Сашу я не потащу, она сейчас в кабинете, на документах спит. Неприятностей, требующих роты эскорта, не предвидится, а из более мелких мы с тобой вполне выберемся и сами.
   - Настя, а ты точно немка? - Уточнил Дронов, вспоминая её признание двухлетней давности.
   - Почти чистокровная, хоть и родилась в России. - Девушка прищурилась. - Я ещё и католичка, если тебе интересно.
   - Ну, знал я и немцев-православных...
   - А я, когда в Индии работала, видела корову с двумя головами, её крестьяне местные почему-то брамином называли, как жреца. И что?
   - Авантюризму в тебе много для немки, вот что. - Вздохнул капитан. - Наверное, оттого, что предки фамилию русскую взяли, она и влияет... Ладно уж, пойдём.
  
   * * *
   Дронов знал, что золотарь с семьёй обитает где-то к востоку от пишпекских стен, на берегу речки Аламедин, питающей крепостной ров водой - в отдалении и от поселения, и от шумных стройплощадок с их пыхтящими парогенераторами. Однако выяснять точный адрес пришлось путём расспроса местных жителей. Усложнялось это тем, что имени золотаря капитан не знал. Впрочем, язык, как известно, способен довести до Царьграда, а хижина чистильщика выгребных ям оказалась много ближе. Она стояла у самой воды, несколько на отшибе - что не удивительно, учитывая профессию хозяина. Ближайшие дома располагались в полусотне метров, выше по берегу.
   - Выглядит непрезентабельно даже на общем фоне. - Заметила Настя, уверенно спускаясь к реке по довольно крутому глинистому склону и глядя больше под ноги, чем на цель их поисков. Дронов держался рядом, готовый подхватить девушку, если та поскользнётся.
   - Ну, так и заработок у владельца посредственный. - Хмыкнул капитан. - Мы платим ему лучше, чем хокандцы, однако переустраивать быт - дело небыстрое.
   - Профессия золотаря - одна из самых недооценённых в нашем обществе. - Вздохнула сыщица с довольно-таки искренним сожалением. - Без них мы бы жили в страшном мире...
   - Пожалуй. Нет на свете справедливости.
   - Справедливость легко оспорить. - Настя усмехнулась своей фирменной улыбкой опереточного злодея. - Сила очевидна и неоспорима. Однако мы не смогли дать силу справедливости.
   - Цитата?
   - Угу.
   Забора вокруг мазанки золотаря не было, так что Николай сразу прошёл к дверям и постучал кулаком в стену - дверной проём был занавешен тряпицей, на деревянную створку здесь мало у кого хватало денег.
   - Хозяин! Выйдите, пожалуйста, к вам по делу из гарнизона! - Крикнул капитан, но ответа не последовало. Тогда он повторил просьбу на двух киргизских диалектах и, собрав скудные познания, на узбекском.
   - Даже если они не понимают языка, то уж на такой шум бы выглянули. Может, никого нет дома? - Несмотря на спокойный тон, девушка откинула полу куртки и расстегнула кобуру.
   - С такой "дверью" вряд ли они оставляют дом без присмотра. - Качнул головой Николай, тоже положив ладонь на рукоять револьвера. - Заглянем, пожалуй?
   - Заглянем.
   - На сей раз я первый.
   Капитан откинул полог и вошёл. Окон у хижинки не было, скудное освещение давали только щели в потолке, потому Николай постоял немного на пороге, всматриваясь, и лишь затем тихо выругался. Вошедшая следом Настя ограничилась тяжким вздохом - кажется, увиденное не стало для неё сюрпризом.
   Три мужских трупа были свалены друг на друга у дальней стены единственной комнаты. Двое молодых парней и взрослый мужчина. Предположить, кто это, было не сложно.
   - Опять опоздали. - Прокомментировала Настя. - Ты не знаешь, жена у него была? Или у кого-то из его сыновей?
   - Не знаю.
   - Надо установить. Придётся допрашивать родственников и знакомых.
   - Что сейчас делаем?
   - Постой пока у входа, подержи занавесь, чтоб свет был. Я осмотрюсь. - Девушка средним пальцем сдвинула очки выше по переносице и прошла вперёд. Обошла комнату по кругу, внимательно глядя по сторонам и иногда останавливаясь, чтобы что-то рассмотреть. Присела возле мертвецов, повертела голову лежащего сверху главы семейства, изучая шею. Впрочем, капитан и сам видел, что горло несчастного перерезано - как и у часового в госпитале. Хотя способ убийства не самый редкий и экзотический, особенно на Востоке.
   - Придётся вернуться и прислать людей из гарнизона. - Сказала, наконец, сыщица, вставая. - Возьмём дом под охрану, проведём обыск по всем правилам. Оставайся тут, я схожу за солдатами и Сашей. Отличная практика для неё будет.
   - Хорошо, постерегу.
   Пропустив Настю на улицу, Дронов шагнул было за ней... Когда услышал хлопок выстрела. Девушка сдавленно охнула и отпрянула назад, спиной втолкнув Николая обратно в дом. Капитан от неожиданности не устоял, и они оба повалились на грязный пол. Сыщица тут же откатилась к стене, уже с револьвером в руке. Дронов последовал её примеру, перекатившись в другую сторону и вытянув из кобуры оружие. Вовремя - ещё три пули пробили тряпицу, закрывающую дверной проём, глухо ударили в глину пола.
   - Настя, ты в порядке? - Спросил капитан, держа дверь на прицеле.
   - Нет... Не в порядке. - Хрипло выдавила лежащая на спине девушка и с негромким стоном согнула правую ногу в колене. Пришёл черёд охнуть Николаю - он увидел как выше колена, с внутренней стороны бедра, по штанине её брюк расползается тёмное пятно.
   - Чёрт! - Офицер не сразу нашёлся, что сказать. - Серьёзно задело?
   - Пуля... застряла в бедре. - Сыщица быстро совладала с голосом и даже смогла усмехнуться. - Стреляют из пистолета или револьвера, с большой дистанции. Метров с пятидесяти. Иначе пробило бы навылет... И попали бы не в ногу... Ничего страшного.
   - Скажешь тоже! А если артерию задело?!
   - Не задело. Возьми лучше мой револьвер, следи за дверью и крышей. - Настя положила оружие на пол и толкнула к нему. - Пока я кровь остановлю...
   Тихонько шипя сквозь зубы, она села и зажала рану ладонью. Потянулась за какой-то тряпкой, смахивающей то ли на полотенце, то ли на размотанную чалму...
   - Будем держаться? - Офицер тоже взял себя в руки. Короткий приступ ярости и растерянности, накрывший его при виде раненой Насти, схлынул. - На стрельбу должны сбежаться солдаты.
   - Ага. И не думаю, что нас станут штурмовать... Уй-ёй! Ох-х...
   - Больно? - Дронов опять чуть не потерял самообладание. Под его командованием солдаты не раз гибли и получали ранения, но одно дело солдаты, а другое - девушка, пусть и служащая в полиции!
   - Конечно больно, что за вопрос дурацкий! - Сыскной агент закончила перетягивать бедро и привалилась спиной к глиняной стенке. - Ох-х-хо... Верни револьвер.
   Следующие минут десять они молча сидели, сжимая рукояти револьверов и ожидая нападения. Как и предсказывала Настя, его не последовало - вскоре снаружи послышались свистки и командные окрики.
   - Ну вот. - Сглотнув, сыщица улыбнулась. Её лицо стало белым, как некрашеное полотно, на лбу выступили капли испарины, однако держалась она уверенно. - Теперь можешь выйти, позвать помощь. А я здесь... посижу.
  
   * * *
  
   Пока гарнизонный врач извлекал пулю из ноги Анастасии, капитан топтался у дверей хирургической палаты - то грызя ноготь, то таращась в окно. Он понимал, что жизни сыщицы, скорее всего, ничто не угрожает, однако всё равно не находил себе места. В конце концов, врач вышел к нему и сообщил, что операция завершилась успешно, а раненая уснула после наркоза, и беспокоить её до утра не стоит. Николай поблагодарил его и направился к выходу, однако в дверях госпиталя столкнулся с Сашей. Маленькая стажёрка мчалась кометой, и едва не опрокинула дюжего капитана - тот чудом успел её поймать, чем спас себя от удара лбом в живот.
   - Что... с Анастасией... Егоровной?! Я только узнала! - Выпалила она, задыхаясь после бега.
   - Всё хорошо. - Дронов улыбнулся как можно более успокаивающе. Хотел было погладить стажёрку по голове, но решил, что это будет уже слишком. - Пулю вынули, заражения нет. Через пару-тройку месяцев всё заживёт.
   - Я пойду к ней! - Саша рванулась мимо капитана, однако тот снова её поймал.
   - Не стоит. Она сейчас спит. Пусть отдохнёт. - Николай хмыкнул. - Мы с ней поменялись ролями, кто бы мог подумать... Пойдём лучше со мной.
   - Куда? - Будущая сыщица посмотрела на него снизу вверх. Выглядела она совершенно потерянной, однако страха в глазах у неё Дронов почти не заметил - лишь самую капельку. Да и боялась девушка, похоже, не за себя.
   - В столовую. - Офицер взял Александру за плечи и развернул спиной к госпиталю. - Пообедаем.
   Столовая крепости, тоже оставшаяся от хокандцев, вмещала в себя полторы роты, потому обедал гарнизон посменно. До начала первой смены оставалось больше часа, так что она была в полном распоряжении капитана и стажёрки. На кухне Николай применил коварный ход - показал повару худенькую Сашу. Повар едва не прослезился и устроил их за угловым столом, снабдив чаем и оставшимися с завтрака пирожками.
   - Ну как, успокаиваешься потихоньку? - Спросил Дронов, откусывая половину пирожка. На "ты" он перешёл машинально, ещё не переключившись после общения с Настей. Однако стажёрка восприняла это естественно.
   - Да я и не... - Она запнулась, глядя в бело-синюю фарфоровую чашку, которую повар достал специально для неё. Чашка была огромная, как бадья, а для крохотной Александры и вовсе смотрелась немецкой пивной кружкой. Из тех, которые достают на Октоберфест.
   - Что? - Приподнял брови Николай.
   - Всё-таки, я испугалась. И за Анастасию Егоровну, и за себя...
   - За себя?
   - Да. Эгоистично, конечно, но... Ведь если с наставницей что-то случится, я приму её дела... А я не готова. - Девушка вскинула голову. - Наломаю дров и испорчу всё, что она успела сделать.
   - Хм-м... - Протянул Дронов, отпивая чая. - А скажи, чего ты испугалась больше - что Настя может умереть, или что тебе придётся заняться её работой? Только честно.
   - Честно? - Саша вздохнула. - Больше боялась за Анастасию Егоровну.
   - Ну, значит, принять дела ты вполне готова, не так уж тебя это и пугает, как сама думаешь. - Заключил капитан. Вывод был, если уж начистоту, сомнительный, однако поддержать стажёрку казалось Дронову важнее, чем соблюсти логику.
   - Пожалуй. - Впервые за день Саша улыбнулась. Сделала большой глоток из чашки. - А с ней точно всё будет хорошо?
   - Конечно. При ранении в бедро всегда есть риск повреждения бедренной артерии и смерти от кровотечения, но Насте повезло, и теперь волноваться не о чем. Рана в мягкие ткани - пустяк. Я уже говорил - через несколько месяцев будет в порядке.
   Допив чай, они разошлись. Саша отправилась заниматься какими-то бумажными делами в канцелярии, Дронов - навестить своих людей в казарме. Там его ждали - все подотчётные ему унтеры и поручики во главе с Горшковым. Капитана молча проводили за стол в комнатке отдыха и налили коньяку. Тут запоздало он вспомнил, что именно на этот день назначены неофициальные поминки по убитым в бою драгунам, однако первый тост Остап Кириллович предложил поднять за выздоровление сыскного агента. Хотя сотрудников Третьей канцелярии в военных кругах традиционно не любили, в роте Дронова многие знали Настю по её прошлому приезду. Тост был поддержан...
  
   К стыду своему, Николай умудрился заснуть после третьей рюмки - сказались бессонная ночь, ушибленная голова и потрёпанные нервы. Последнее, что он помнил, отключаясь - гулкий голос поручика Горшкова: "Ничего, ничего, перед начальством мы прикроем..."
  
   * * *
  
   Проснулся Дронов в казарме, на чьей-то не застеленной койке. Голова, как ни странно, не болела, да и вообще наблюдалась приятная ясность сознания - сон, без сомнений, пошёл на пользу. Дежурный по казарме радостно проинформировал его, что господин капитан изволили спать полдня и всю ночь, так что на дворе уже утро, и рота завтракает. Николай поблагодарил солдата за заботу и, немного подумав, направился в госпиталь. Он собирался проведать Настю, но в палате её не оказалось. Пойманный капитаном врач прожёг офицера взглядом и сквозь зубы объяснил, где он видел пациентов вроде него и Агафьевой. Правильно поняв намёк, Николай почти бегом бросился в цивильную канцелярию, и действительно застал сыщицу в её кабинете, за столом, в окружении бумажных подшивок и открытых папок. Разумеется, привычно одетую и аккуратно причёсанную - будто ничего и не случилось. Разве что вместо жёсткого деревянного стула под ней теперь было удобное плетёное кресло, доставленное из дома. Ну и бледность ушла не до конца.
   - Знаешь, я начинаю понимать нашего хирурга. - Признался Николай, останавливаясь в проёме. - Ты зачем из лазарета сбежала?
   - Вместо того чтобы оправдываться, я тебе сейчас кое-что расскажу, и ты сам поймёшь. - Анастасия подняла взгляд, и Николай мысленно сказал: "Ага...". Кривая усмешка до ушей, зелёные глаза блестят азартом за тонкими линзами очков... Знакомо.
   - Хорошо, но сначала... - Дронов глубоко вдохнул, подошёл к столу и опустился на табурет. Выдохнув, взял ладони девушки в свои, и посмотрел ей прямо в лицо. - Имей совесть, а?
   - Прости, не могу. - Улыбка сыщицы сделалась немного виноватой. - Мне по службе запрещено совесть иметь... Ты не переживай, бывало и хуже. Помню, лет пять назад мне из спины наконечник стрелы вырезали - посреди степи, без всякого наркоза. Флягу водки в меня влили, да держали покрепче... Мне тогда всего двадцать три было, и плакала я навзрыд. До сих пор стыдно. Зато уже на следующий день три часа в седле продержалась, прежде чем свалиться без сознания.
   - Но сейчас-то тебе ни ходить, ни сидеть нельзя. - Капитан решил пока не выспрашивать у неё подробности той душераздирающей истории.
   - Не держи меня за идиотку. - Девушка высвободила руки и взяла со стола карандаш. - Я потратила часть тех из пятисот казённых рублей, что мне выдали на устройство конторы, и заказала местному сарту-плотнику трость под мой рост. До завтра обещал управиться. А попозже добуду диванчик небольшой - куплю или тоже плотнику закажу. И стану работать лёжа.
   - В кабинете?
   - В кабинете. Пожалуй, спать тоже здесь буду. Чего-то мне не хочется в домике за стенами ночевать, когда к моей особе такое внимание, а я ходить не могу. А теперь к делу. - Она постучала карандашом по столешнице. - Готов слушать?
   - Весь внимание.
   - Я получила доклады о всех приметных событиях, случившихся вчера поблизости от Пишпека, в том числе в посёлке. - Сыщица придвинула ближе нужную стопку документов, однако заглядывать в них не стала. - Помимо семьи золотаря - ещё пять убийств. В один день. Двое застрелены, один убит ударом ножа в сердце, ещё двое задушены. Из убитых один узбек. Остальные четверо - уйгуры. Ты же знаешь, кто такие уйгуры?
   - Да. - Кивнул Николай, задумчиво подкручивая ус. - Китайские мусульмане. Похожи на узбеков, но живут в Китае, в Синьцзяне, главным образом.
   - Правильно. Но их можно встретить по всей Азии, до самого Халифата. - Настя наклонила голову и, глядя на него поверх линз, медленно произнесла: - Китайская Империя любит вербовать среди них агентов для работы в азиатских регионах.
   - Ага. - Дронов сделал вид, будто понял, к чему она ведёт.
   - И если в городе у границ Китая происходят странности, а потом кто-то почти одновременно и весьма профессионально убивает нескольких уйгуров...
   - То это неспроста. - Вот теперь капитан действительно понял.
   - Более того, я тебе прямо скажу - дело пахнет мандаринами...
   - Мандарины - в смысле, китайцы?
   - Да нет, это у меня в детстве присказка такая была. Сам посмотри - если золотарь и убитые уйгуры имели отношение к китайской разведке, то какое отношение Китай имеет к похищению? Зачем китайцам, изоляционистам и традиционалистам, пришелец из иного мира, да ещё с чужой территории? И ещё вопрос - кто так ловко их устранил? Ещё одна сторона? - Девушка вздохнула и куснула карандаш. - То-то же. Чем дальше, тем больше я ощущаю, что мои плечи слишком узки для задач, которые я должна на себя взвалить...
   - Запросишь помощь у столицы? - Предположил Николай.
   - Да, теперь для этого достаточно оснований. Но работать нужно сейчас, по горячим следам. Благо, мне сегодня подкинули след не просто горячий - пылающий. Смотри.
   Настя вытащила одну из папок из-под общей груды, развязала и вынула из неё смятый бумажный листок. Протянула Дронову. Тот взял, разгладил, вчитался. Тщательно выведенные прописные буквы гласили: "То, что вы ищите, на пути в Ташкент".
   - Эту штуку, - Настя указала пальцем на бумажку, - мне утром передал незнакомец. Ждал меня у выхода из госпиталя, будто знал, что с утра пораньше сбегу. Сунул, шепнул, чтобы прочла, и был таков. Догнать я его не могла - едва ковыляла, за стеночку держась. А говорил он по-русски, с интересным акцентом. Послушай.
   Девушка набрала в грудь воздуха, прочистила горло, и быстро произнесла мужским голосом:
   - Возьмите это, прочтёте позже.
   Николай хмыкнул - впервые на его памяти "попугайский" талант Насти пригодился в практике.
   - Что скажешь об акценте? - Продолжила она уже нормальным тоном, хотя немного охрипнув.
   - Я бы сказал - узбекский. Хотя я не великий специалист.
   - Всё верно. А узбекский и уйгурский очень близки, и акценты от них схожие.
   - И твои выводы?
   Сыщица щёлкнула пальцами:
   - Кто-то должен съездить в Ташкент и осмотреться. Даже если это попытка расколоть наши скромные силы - проверить всё равно надо.
   - Ты не можешь ехать. - Сдвинул брови капитан.
   - Увы. Я пробовала утром сесть на коня...
   - Что ты сделала?! - Дронов аж подался вперёд, подскочив с табурета.
   - ...Но не смогла. - Настя поморщилась, не дав себя перебить. - Слишком больно, и рана открывается. Так что я остаюсь здесь и веду расследование на месте. Чую, главный клубок завязан прямо у нас под носом...
   - Поедет Саша? - Мрачно спросил Николай. Идея ему категорически не нравилась.
   - Нет. - Девушка сняла очки и посмотрела на него, подслеповато щурясь. - Поедешь ты и повезёшь Сашу. Согласен? Дела с командованием я улажу, тебя отпустят. Письмо хокандским властям, с требованием вас пропустить и содействовать, у коменданта выбью.
   - А если я откажусь? - На секунду ему стало страшно - вдруг сыскной агент скажет: "Пошлю её одну". Однако сыщица не разочаровала.
   - Поеду сама, в телеге. - Она неожиданно весело усмехнулась. - А тебе будет стыдно, особенно когда меня там убьют.
   - Шантажистка. - Николай произнёс это почти как похвалу.
   - Только при нужде. - Сыщица надела очки и откинулась на спинку кресла. Овальные линзы в серебряной оправе зеркально блеснули. - Ну так что, устроишь Саше прогулку до места расследования?
   - Угадаешь ответ?...
  
   Конец четвёртой главы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Гринберга "Гувернантка для драконьего принца"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"