Благин Виталий: другие произведения.

Золото бедняков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каким будет мир, где бессмертие - удел избранных? Какими будут люди в мире, где бессмертие - удел избранных?

  Следователь вынул из папки "Вещественные доказательства" толстую тетрадь, помеченную стикером "Дневник Д. Рахуса". Разноцветные схемы и стрелочки, на мониторе перед следователем, остатки кофе в поллитровой кружке, стопка неразобранных бумаг в углу стола и полная окурков пепельница на подоконнике говорили о том, что предстоит далеко не первая попытка разгадать тайну Рахуса.
  Рукописный дневник в середине XXI века казался анахронизмом сродни бумажным фотографиям и проводным телефонам. В таких случаях проще работать с отсканированной копией, но следователю казалось, что физический контакт позволит лучше понять личность Рахуса. Когда ведешь безнадежное дело, поневоле становишься суеверным.
  Следователь вооружился увеличительным стеклом и склонился над испещренными аккуратным почерком страницами.
  
  21.09.2049
  Встретил Роба Букпрайса. Он вел себя странно и даже загадочно. Не люблю, когда прошлое возвращается.
  
  Следователь вывел на экран монитора показания Букпрайса о встрече и пробежал еще раз взглядом, пытаясь сложить разрозненные факты в единую картинку. Итак, по дороге к станции метро...
  
  По дороге к станции метро в толпе мелькнуло знакомое лицо. Я рефлекторно отвел взгляд в сторону, но опоздал.
  - Рахус! - заорал на всю улицу давно забытый голос. - Джон Рахус!
  Не люблю, когда прошлое возвращается.
  - Джон! Это я - Боб! - продолжал орать мне в спину голос. - Боб Букпрайс!
  Я остановился и обернулся. Роб продирался ко мне через толпу, как слон сквозь заросли бамбука. Продрался, сгреб в охапку, обдав запахом пота и табака, приблизил раскрасневшееся лицо в попытке заглянуть в глаза.
  Я отвел взгляд.
  - Хорошо выглядишь, Джонни! - сказал он после паузы. - Двадцать лет прошло, а у тебя ни седины, ни брюшка; в чем твой секрет?
  - Краска для волос и спорт, - ответил я.
  Роб расхохотался и люди снова начали оборачиваться в нашу сторону. Оставалось лишь мысленно порадоваться, что его огромная фигура закрывала меня от взглядов толпы.
  - А я вот не могу, - без сожаления улыбнулся и Роб и гулко похлопал себя по животу. - Силы воли мне всегда не хватало...
  Букпрайс постарел. Связанные в щегольский хвостик волосы припорошила соль. У меня седина от висков карабкалась к макушке, а у него, словно мукой посыпали сразу всю голову, видимо, сказывалась еврейская кровь. Потолстел. Курит. За собой не следит.
  А ведь мы ровесники, когда-то вместе проходили курс филологии в колледже, потом пересекались в разных окололитературных тусовках. Я предпочитал прозу, статьи, очерки, Букпрайс тяготел к поэзии. Он мог часами декламировать стихи поэтов прошлого, а если хорошенько попросить, то, немного смущаясь - свои. Идеалист и романтик, он писал о человеке и природе... даже, скорее, о Человеке и Природе. О возвращении к истокам, о единении, о восхищении, о простоте и естественности. На мой вкус - ничего особенного, но поклонницам и на удивление многочисленным поклонникам таланта Букпрайса - нравилось.
  - Роберт, я спешу.
  - Джонни, столько лет не виделись... - начал было он, но, перехватив мой взгляд, сменил тон. - Или ты из этих... имморти?
  - Имморитури, Роб, - поправил я. - Идущие к бессмертию.
  - Как там ваш девиз: "Здоровье. Время. Деньги"?
  - Я спешу.
  Букпрайс положил тяжелую ладонь мне на грудь, заранее пресекая попытку бегства.
  - Джон, правда, что ты работаешь в "Тантале"?
  Роберт подался вперед, подобрался, как перед прыжком, и на секунду показалось, что даже похудел. Громкий голос поэта, усиленный акустикой высоких потолков метро, разнесся над толпой и десятки голов обернулись на "...в "Тантале"? ...тале? ... тале?". Кто-то даже остановился, чтобы прислушаться к нашему разговору.
  Информация о том, что малоизвестная компания "Тантал" продает услугу неограниченного продления жизни и молодости впервые появилась двадцать лет назад. С тех пор название компании стало широкоизвестным, но... только название.
  Дефицит общедоступных фактов о корпорации бессмертия в Интернете с лихвой компенсировался переизбытком общедоступных слухов. Мировая сеть не терпит пустоты и, как обычно, недостаток знаний восполнялся мифологией. Как в супермаркете, каждый мог выбрать теорию на свой вкус, искать подтверждения, защищать от нападок, атаковать теории-конкуренты, громить доводы противников. И, конечно, наслаждаться фейерверком эмоций, связанных с увлекательным процессом приверженности и принадлежности.
  Оптимисты верили, что со дня на день все станут бессмертными, планировали жизнь на сотни лет вперед и устраивали пикеты у проходной "Тантала", чтобы побыстрее получить доступ к технологиям корпорации. Пессимисты верили, что бессмертие - удел небожителей, олигархов и властьимущих; что никто и никогда не станет делиться таким секретом. Реалисты верили, что все тайное рано или поздно станет явным, старались сохранить здоровье до момента, когда очередь на продление жизни дойдет и до обычных людей и... копили деньги. Сторонники теорий заговора верили, что вбросы о "Тантале" - часть огромного зловещего плана...
  Пауза затягивалась. Роберт смотрел в упор, не отводя взгляда, и во мне крепло понимание, что ни отмолчаться, ни отшутиться вариантов нет.
  - Да, - сказал я как можно тише. - Я работаю в "Тантале".
  - Тогда нам нужно еще раз встретиться и толком пообщаться...
  - Но...
  - Поверь, это очень важно и для тебя, и для меня, и для всех людей....
  - Но...
  - Надеюсь, ID у тебя не изменился?
  - Нет, но...
  Букпрайс откинул рукав рубашки и отстучал замысловатый код разблокировки на браслете мультифона. Приблизив лицо к запястью, Роб произнес "Джон Рахус" и над экраном браслета поднялась голограмма цифр моего ID, общего и для номера связи, и для удостоверения личности, и для финансовых и налоговых операций. За неимением лучшего повода я еще раз порадовался, что фигура Букпрайса загораживает ID от взглядов людей вокруг. Лишние знакомые мне точно не нужны, хватает и таких, как Роб, теней из прошлого. На запястье завибрировал мой браслет мультифона.
  - Прошел вызов.
  - Отлично, - сказал Букпрайс. - Тогда до связи. Помни - вопрос очень важный!
  Он пошел своей дорогой, против основного потока людей, а я поспешил к станции метро, чтобы не опоздать на службу. Внутри я проклинал себя, что не хватило предусмотрительности сменить ID раньше, при поступлении на работу в "Тантал". Изменение ID - процедура сложная, но вполне доступная. И вдвойне я проклинал себя, что не хватило решимости послать Букпрайса к черту сейчас, и, видимо, не хватит, когда он позвонит в будущем. Что такого важно он хочет мне сказать?
  
  Следователь подписал на небольшом листике "Первая встреча" и сделал закладку в дневнике. Перелистнув несколько страниц, он подписал еще один листик "Вторая встреча" и только после этого продолжил читать.
  
  25.09.2049
  Сегодня еще раз встретился с Р.Б. Он меня разочаровал. Все эти знакомые, "друзья", знакомые знакомых, дальние родственники, и прочие хотят от меня одного и того же. Но Роб хотя бы придумал интересную историю с картой. Все равно, я потратил впустую 3 часа.
  
  С утра моросил дождь. Я сидел за столиком в кафе, считал на сколько минут уже опоздал Роб и спрашивал себя: зачем? Зачем я здесь? Что полезного даст мне эта встреча? Почему я не отказал? Старая дружба не ржавеет? Так особой дружбы и не было, так, приятельство. Или мне до сих пор интересно, как могла сложиться моя жизнь, если бы я выбрал не "Тантал", а журналистику и литературу?
  На встречу Букпрайс явился в длинном черном плаще и пока раздевался, я отметил, что он выглядит изрядно поношенным. И Роб, и плащ выглядели в одинаковой степени поношенными. А ведь Букпрайс не старше сорока двух лет...
  - Что такого важного ты хотел мне рассказать? - спросил я, чтобы не терять время.
  Роб дождался, когда принесут заказанный им кофе. Молчал. Время от времени ободряюще улыбался. Я отметил желтое пятно на передних зубах. Он что курит сигареты с натуральным табаком? Это же вредно!
  Когда официантка поставила на столик чашку с кофе и удалилась, Букпрайс оживился.
  - Итак, Джонни, ты хочешь знать, зачем я тебя позвал.
  Я молча глядел, как он загружает в кофе четыре (!) ложки сахара, и внутренне содрогался. Роб отхлебнул из чашки и довольно улыбнулся.
  - Ты работаешь в "Тантале", - сказал он и зачем-то указал на меня ложкой. - А, значит, можешь быть нам полезен.
  - Нам?
  - Да, Джонни, "нам" - это организации "Прометей", а в нее входит немало знакомых тебе людей, и всему человечеству!
  Роб говорил тихо, насильно приглушая свой громкий голос, но даже шепотом он смог напустить пафосу в последнюю фразу.
  - Вы, как и все остальные, хотите узнать секрет бессмертия? - спросил я напрямик.
  - А ты его знаешь?
  - Нет, Роб, не знаю. Я работаю в пресс-службе, мне положено знать, что и как говорить о "Тантале", но ничего о самих технологиях.
  Букпрайс с сожалением поджал губы.
  - А как ты вообще попал в эту контору?
  - Десять лет назад писал серию статей о бессмертии, а "Тантал" сделал мне предложение работать у них. Я не смог отказаться.
  - Понятно.
  Конечно, я соврал.
  Десять лет назад я был молодым и дерзким журналистом. Писал разоблачительные статьи в газеты и журналы, вел под псевдонимом "Гермес" блог в Интернете, искал самые злободневные темы, чтобы привлечь читателей. В какой-то момент стало ясно, что "Тантал" - это тайна, которая интересует всех и каждого, и я стал заниматься только корпорацией бессмертия. Чем больше я погружался в тему, тем более конкретными, содержательными и уникальными становились мои статьи, а, значит, росло количество подписчиков. Я научился просеивать руду слухов и лжи в Интернете, чтобы выделить крохи правдивой информации.
  В сети, зачастую, количество становится критерием истины. Количество ссылок на твой сайт, количество цитат, количество упоминаний другими блогерами и даже количество опровержений и противников. Так постепенно я стал главным в Интернете экспертом по "Танталу". У меня, вернее, у "Гермеса", моего альтер эго, брали интервью, просили прокомментировать тот или иной слух и делились дефицитной информацией. Правдолюбы - бывшие сотрудники "Тантала" и люди, знакомые с клиентами корпорации бессмертия, вбрасывали свои истории в сеть через мой сайт. А я отсекал ложных инсайдеров от истинных.
  Ни один из действующих сотрудников или клиентов "Тантала" ко мне не обращался. Первые - боялись службы безопасности корпорации и ежемесячных проверок на детекторе правды, а вторые... Клиенты при обращении в "Тантал" подписывали соглашения о неразглашении, но при обмане людей, владеющих миллионами и миллиардами, не остановят любые штрафы. И через время меня накрыло понимание: недовольных клиентов вообще не было; значит, технология корпорации бессмертия работала!
  Тогда я напряг все связи и знакомства, чтобы устроиться работать в "Тантал" и самому проверить догадку. Идею идти прямым путем - подавать резюме, участвовать в конкурсном отборе и прочие радости честной конкурентной борьбы я сразу отверг. Количество желающих работать в "Тантале" примерно в миллион раз превышало количество уже работающих сотрудников. Каждый хотел приблизиться к источнику вечной жизни. И я пошел другим путем и, как рыбак, закинул приманки в ближние и дальние заводи и уселся ждать. Через время леска дрогнула, раздался звонок и меня пригласили на собеседование.
  В отделе персонала я больше шести часов заполнял анкеты, проходил тесты и подписывал какие-то документы. В конце дня, когда я уже ничего не соображал, меня провели к директору "Тантала" для финальной беседы.
  Табличка с простой надписью "Криг Мальмот" закрылась у меня за спиной и я остался один на один с главой корпорации бессмертия. Он выглянул из-за огромного монитора, указал мне на кресло и снова нырнул в работу.
  Кригу Мальмоту на вид было не больше сорока лет, но я знал точно - пятьдесят один. Белый лабораторный халат он не снимал даже в кабинете, видимо, оставаясь ученым больше, чем менеджером. Черные глаза, светлая кожа, побитые сединой волосы. Забавно, но по моей информации и наблюдениям люди, ставшие клиентами "Тантала" через время переставали скрывать возраст. Если тебе вечность будет сорок лет, то зачем делать вид, что тридцать? Страх старости - удел смертных.
  Через пару минут Мальмот особо громко клацнул клавишами, наверное, отправил письмо или закрыл файл, и на стуле выехал из-за монитора.
  - Здравствуйте, Гермес, - сказал он, глядя мне в глаза.
  Первым желанием было вскочить и бежать, прыгать, уклоняться; делать все возможное, чтобы вырваться из здания-ловушки. Они знают! Они все знают!!! Но я лишь глубже вжался в кресло.
  - Вы разумный человек, господин Рахус, поэтому будем говорить по делу: с какой целью Вы здесь?
  Я что-то невнятно проблеял, что-то пробормотал, что-то пролепетал, пытаясь выиграть время и выдумать подходящую ложь, но потом собрал волю в кулак, выдохнул и рассказал, как есть.
  - Значит, господин Рахус, хотите знать правда ли, что мы владеем технологией продления жизни?
  Я кивнул.
  - Хотите?
  - Хочу.
  - Да, - сказал Мальмот. - Корпорация "Тантал" владеет технологией продления жизни.
  Он с доброй, можно сказать, отеческой полуулыбкой глядел на меня. Почему-то я вспомнил знакомого энтомолога. У него бывало такое же выражение лица, когда он смотрел на очередную бабочку в своей коллекции. Обычно, проткнутая булавкой бабочка его радость разделить не могла.
  - Факты, господин Рахус, правят миром. А факты таковы: мы знаем о Вас все и как о Джоне Рахусе, и как о Гермесе. Сегодня Вы подписали документы не только о том, что не разгласите всю полученную здесь информацию, но и что не распространяли подобную информацию ранее. Вы помните такую формулировку?
  - Нет, должно быть я очень устал...
  - Это значения не имеет, у нас есть электронная и физическая подписи, а, значит, мы можем отправить Вас в тюрьму в любую секунду.
  - Но это незаконно!
  - Вы плохо знаете законы своей страны, господин Рахус, - усмехнулся Мальмот. - В прошлом году по нашей скромной просьбе в законодательстве о найме и трудовых отношениях появилось пару новых пунктов.
  Я вспомнил, что в моем списке возможных клиентов "Тантала" фигурировали и президент, и министр труда, и еще много важных политиков. Никто их, конечно, не видел, вприпрыжку выходящими из офиса "Тантала", но по совокупности фактов...
  - Чего Вы хотите? - прохрипел я, чувствуя как язык дерет пересохшее горло.
  Мальмот встал из-за стола и, сложив руки за спиной, прошелся по кабинету. Полы халата развевались, как крылья.
  - Мы хотим нанять Вас на работу в пресс-службу, господин Рахус.
  - Насколько я знаю, у "Тантала" нет пресс-службы. Вы не общаетесь с прессой и не даете интервью.
  - Пока не даем, - подтвердил Мальмот. - Пока мы не готовы выходить на глобальный рынок, а клиенты сами нас находят.
  - Тогда зачем...
  - В пресс-службе будет два человека: Вы и Гермес.
  Условия "Тантала" были просты как лезвие ножа у горла: во-первых, я должен мониторить все значимые публикации о "Тантале", выискивать правдивые факты и передавать в службу безопасности для поиска возможных утечек. Во-вторых, через свой сайт я должен вбрасывать дозированную информацию по указке "Тантала". В-третьих, я должен сдать все свои источники. Всех людей, от которых получал факты о работе корпорации.
  Я не смог отказаться.
  Конечно, ни Букпрайсу, ни кому-то другому рассказывать подробности появления в "Тантале" я не собирался.
  - Значит, ты работаешь в главном офисе "Тантала", и имеешь доступ к внутренним помещениям...
  Я знал, что последует дальше. "Прометей" - одна из 84 известных мне организаций-борцов за "право на бессмертие", как они себя называли. Организации эти отличались по составу и методам достижения целей. Например, "Парацельс" объединял медиков, ученых и прочую интеллигенцию и тратил время на бомбардировку органов власти и приемных политиков разного уровня письмами с призывом законодательно обязать "передать знания и технологии продления жизни в руки всего человечества". А в "Будущее-88" входили студенты и анархически настроенная молодежь, члены этой организации соглашались, что бессмертие "для всех" - роскошь, ведь ресурсов планеты на "всех" не хватит, и предлагали для начала обеспечить вечную жизнь "золотому миллиарду". Если убрать шелуху слов и мелких различий, то девиз всех подобных объединений звучал бы: "Тантал", отдай нам бессмертие"! Я отслеживал жизнь и деятельность любителей "забрать и поделить", под разными псевдонимами в Интернете пробивался в околоруководящий состав, чтобы быть в курсе внутренней кухни. Иногда от запаха близкого бессмертия люди теряли разум, отчаяние и бессилие доводило миролюбивые на первых порах организации до крайних мер: теракты на объектах "Тантала", похищение ключевых сотрудников, шантаж, промышленный шпионаж. В таких случаях я передавал всю накопленную информацию об участниках в руки службы безопасности, а они - в полицию.
  "Прометей" по моей классификации относился к умеренным объединениям интеллигенции, в основном, литераторов и художников. Смирные, не из "отчаянных"; палку не перегибали, иногда собирались тесным кружком повздыхать и поплакать над несправедливостью жизни, редко устраивали пикеты у проходной "Тантала". Не знал, что они и Букпрайса заманили в свои сети.
  - Роб, я сэкономлю нам время и расскажу, что будет, - сказал я. - Сейчас ты толкнешь речь о том, как трудно жить на свете без бессмертия, а потом предложишь мне вынести из "Тантала" технологию продления жизни и передать в "надежные руки". Так?
  Букпрайс отвел взгляд в сторону и засопел, как паровоз на подъеме в гору.
  - Роб, я уже навидался и наслушался таких речей. Как бы красиво они не звучали, все сводятся к "ты должен помочь мне стать бессмертным!".
  Уголок губы Букпрайса дернулся в гримасе раздражения. Правду резать в глаза любят многие, а слушать почему-то не любит никто.
  - Поэтому, Роб, я пойду домой и, по старой дружбе, не сообщу о нашем разговоре в службу безопасности...
  Я встал, чтобы выйти из-за стола.
  - Да, не нужно мне твое бессмертие, - прорычал Роб. - Оно мне уже в печенках сидит! Лучше бы его и не изобретали еще сто лет!
  От неожиданности я сел обратно.
  - Что значит "не нужно"?
  - То и значит, - сказал Букпрайс уже спокойнее. - Насмотрелся уже на "бессмертных"...
  - Где насмотрелся?
  - Есть у меня одна... знакомая - состоятельная женщина, красивая, умная.
  Здесь я ему поверил, недостатка в поклонницах Букпрайс никогда не испытывал.
  - Пять лет назад она стала клиентом "Тантала", и с тех пор, как подменили: лишнего не ест, вина не пьет, помешалась на спорте и здоровых привычках...
  В "Тантале" этот феномен называли "комплекс Кощея". Вечная жизнь не спасала от опасных болезней и несчастных случаев, и, победив старость, бессмертные осознавали, что они по-прежнему смертны. И хуже всего, что смертны внезапно. Кто-то ударялся в заботы о здоровье, кто-то месяцами не выходил из дома, кто-то окружал себя еще одним кольцом телохранителей. Словно, после прививки бессмертия многократно возрастала ценность жизни. Так берегут новую дорогую вещь первое время после покупки. Обычно, "комплекс Кощея" проходил в течение двух-трех лет, но в редких случаях становился постоянным страхом.
  - ... представляешь, она даже мне предлагала...
  - Что?
  - Говорю, она и мне предлагала вечную жизнь...
  - И?
  - Я отказался, - сказал Роберт Букпрайс.
  - Она предлагала тебе... Это же безумно дорого...
  - Да, что-то вроде десяти миллионов сразу и еще миллион каждые семь лет.
  - Точно, - подтвердил я. - И эта дама предлагала оплатить тебе прививку?
  - Ну, так получилась, что с одной стороны ее семье принадлежит несколько каналов и интернет-агрегаторов и деньги не проблема, а с другой "эта дама" очень высокого мнения о моем таланте и... других достоинствах.
  Я смотрел, как Букпрайс пьет свой сладкий кофе, и ощущал, как внутри разгорается какое-то новое, незнакомое чувство к этому толстому поэту в потрепанном плаще.
  Этого не может быть! Он смеется надо мной! Он врет!
  - Но я отказался.
  - Почему? - выдавил я из себя вопрос.
  - Сейчас я принадлежу только себе, - объяснил Букпрайс. - Ем что хочу и сколько хочу, пью, курю, наполняю кубок жизни вином удовольствий и ощущения воплощаю в слова.
  - Но это же бессмертие...
  Букпрайс покачал головой.
  - Это всего лишь долгая жизнь. Рано или поздно она закончится, и что останется? Что появится в мире такого, уникального, особенного, чего без тебя не появилось бы?
  - И что это? - спросил я.
  - У каждого свой путь к бессмертию. Каждого Природа наделила набором талантов и способностей, свойственных только этому конкретному человеку, что помогут ему стать по-настоящему бессмертным. Для меня это - стихи, воплощенные в слова и рифмы переживания, ощущения, мысли.
  - Но за долгую жизнь можно написать больше стихов, научиться писать лучше, пережить больше ощущений...
  - Думаю, если идешь не в ту сторону, то за долгую жизнь напишешь больше плохих стихов или испытаешь больше пустых удовольствий. Тем более, творческий запал тоже не бесконечен. Шекспир в последние годы почти не писал, а то, что писал - лучше бы не писал. Я так не хочу.
  Незнакомое чувство внутри казалось мне очень похожим на ненависть.
  - Тогда зачем ты здесь? Зачем связался с "Прометеем"?
  Я злился все больше. Он что, действительно, меня разыгрывает?
  - Они погибают, Джонни.
  - Кто?
  - Наши друзья: поэты, художники, писатели.
  - Погибают?
  - Или даже хуже. Ты помнишь Филиппа Доменека, гениального в своем роде художника?
  Я помнил. Картины и статуи работы Доменека вызывали странную гамму чувств от отвращения диспропорциям и необычностью до восхищения скрытой грацией и внутренним смыслом.
  - Что с ним?
  - Он стал дизайнером! Зарабатывает деньги подбирая цвет занавесок богатеям! За три года ни одной картины! А Галя, его жена, ты помнишь ее?
  Я кивнул.
  - Какие глубокие идеи и свежие сюжеты она умела находить раньше! А последние годы она пишет только книги про вампиров, потому что они хорошо продаются!
  Роб почти кричал, и я приложил палец к губам и демонстративно повел взглядом в сторону людей за соседними столиками. Лишние уши нам ни к чему.
  - Пойми, Джонни, они не бессмертные, но уже живут, как будто жизнь бесконечна: откладывают надолго недописанные картины и романы, говорят "потом" стихам, что волнуют и просятся наружу сейчас. Они и сами верят, что когда-нибудь закончат недописанное, и скажут несказанное. Но "потом" не существует! Есть только сейчас!
  - Ну, может быть, они действительно заработают достаточно денег и...
  - Джонни, а ты? Сколько романов ты написал?
  - Я журналист, Роб, мы обычно пишем статьи...
  - Не обманывай, каждый журналист мечтает написать роман, сколько глав "того самого романа" ты написал за десять лет работы в "Тантале"?
  - Три, - признался я с ненавистью. - Три, черт тебя побери.
  - Поэтому я и связался с "Прометеем", - виновато улыбнулся Роб. - Если продление жизни станет доступным всем и каждому, быть может, наши друзья вернутся... пока не поздно...
  Я смотрел на Букпрайса и не понимал, верить мне или нет. Отказаться от бессмертия для себя и пытаться получить его для других? Только законченный идеалист, как Роб, мог придумать такое. И может ли это быть подставой или проверкой со стороны нашей службы безопасности? Вряд ли.
  Я наклонился над столом и прошептал:
  - Даже, если бы хотел тебе помочь, алгоритм расчета формулы лекарства хранится в единственном экземпляре на сервере в отдельной комнате без выхода в Интернет. У меня, как сотрудника пресс-службы, доступа в эту часть здания нет.
  - О, затем я и здесь, Джонни - обрадованно сказал Роб.
  Он пошарил в кармане плаща, положил на стол мятую сигаретную пачку и подтолкнул ко мне. Внутри оказалась карта памяти на сто терабайт и небольшой кусок пластика без опознавательных знаков.
  - Это карта доступа в зону, что у Вас называется "Аналитический центр", - пояснил Роб. - Не спрашивай, как "Прометей" ее добыл, я сам не в курсе.
  Я крутил в руках сигаретную пачку и взвешивал вероятность того, что это подстава. Маловероятно. Скорее, сам Роб сбрендил и верит в свои россказни, или, что вероятнее, его обманывают ребята из "Прометея".
  Алгоритм расчета формулы лекарства бессмертия - самая большая тайна "Тантала", философский камень, основа могущества корпорации. Плох тот капиталист, который не мечтает стать монополистом. А Мохани Мальмот, единоличный владелец "Тантала" и отец Крига Мальмота, был очень хорошим капиталистом. На охрану величайшей тайны в истории человечества он не скупился. Вероятность того, что у меня в руках работающий пропуску в зону сервера расчета алгоритма - близка к нулю. Но Букпрайса расстраивать я не буду, он и так сегодня перевозбужденный.
  - Джонни, я все понимаю, шансов немного, что тебе удастся скопировать информацию и вынести из здания, но если... если удастся... набери мой номер... возможно, это твой путь к бессмертию...
  Я поднялся из-за стола и улыбнулся Робу. Никаких обещаний и согласия навредить корпорации я не давал. Иначе на ежемесячной проверке на детекторе правды всплывет и наш разговор, и факт моего согласия.
  Я вышел из кафе первым и, не оглядываясь, отправился домой. Разговор с Букпрайсом оставил в душе тягостное чувство потери. Как будто, меня обокрали и унесли самое ценное и важное. Еще бы вспомнить, что именно. Но, как бы там ни было, минимум три часа времени я точно потерял.
  
  В кабинет следователя вошел начальник отдела расследований.
  - Чего допоздна засиделся? Опять делом Рахуса занимаешься?
  Следователь на стуле откатился чуть в сторону, чтобы между ним и начальником оказалась стопка бумаг на углу стола. Как в детстве, когда от мира отгораживался стопками книг. Но у каждого периода - свои стены.
  - Да, - сказал следователь. - Дело Рахуса.
  - Брось его! - взорвался начальник. - Столько времени уже потратил! И до тебя двое занимались! Один догадки и "может быть", "вероятно", "возможно". Ни для судьи, ни для детектора правды материала нет!
  - Но...
  - Если до конца недели не появятся три вопроса, дело закрываем, - сказал начальник и хлопнул дверью.
  Следователь допил остатки кофе из кружки. Ночь предстояла долгая.
  Три. Три вопроса. Три вопроса для детектора правды. Какие они будут в этот раз?
  
  Как часто случается, ученые хотели одного, а получилось совсем другое.
  Попытки оцифровать мозг человека привели к странному открытию: каждое событие кодировалось дважды: на уровне памяти - фактического описания и на уровне личности - толкование, интерпретация. Например, женатый мужчина подал незнакомой девушке платок. На уровне памяти это набор действий: наклонился, поднял, улыбнулся. Но на уровне личности его жены останется отпечаток: муж с ней флиртовал!
  Технологии компьютерщиков позволили перевести в цифры только уровень памяти, а уровень личности остался недоступным для дешифровки. Компьютерщики оказались парнями настойчивыми и продолжили штурмовать бастионы мозга. На очередном витке они обнаружили страшное: уровень личности мог переписывать прошлое. Если женщине показать видеозапись и объяснит каждое движение мужа, а потом добавить, что улыбался он из-за боли в зубах, то на уровне личности появится новая запись: муж с ней не флиртовал. А в некоторых случаях могут существовать две записи, притом, что на уровне памяти событие одно. Как можно работать с таким непостоянством? Компьютерщики опустили руки. Чтобы как-то утешить компьютерщиков, психологи и антропологи обосновали, что личность слишком связана с телом, эмоциями, гормонами и чувственными ощущениями. Без тела, сказали они, личность будет "размываться", терять самоидентификацию, растворяться в окружающем мире. Мечта о цифровом бессмертии оказалась несбыточной.
  Но на основе сканирования памяти компьютерщики изобрели детектор правды. Устройство, способное найти в памяти ответ на конкретный, неличностный вопрос. После тестов и изучения законодательство изменили и разрешили применять детекторы правды в расследовании преступлений. С ограничением: обвиняемому можно задать только три вопроса. Если ответы не подтвердили вину, то обвинение снимается. Теперь работа следователя делилась на два этапа: собрать улики для судьи, чтобы поучить ордер на проверку на детекторе правды, и восстановить картину преступления, чтобы задать конкретные вопросы обвиняемому.
  При этом уровень личности выгораживал себя всеми возможными способами.
  Вы ненавидели вашего соседа? Нет. И обвиняемый взаправду считает, что это как раз сосед его ненавидел.
  Вы убили соседа? Нет. Обвиняемый уверен в том, что пальцем соседа не трогал.
  Вы десятого февраля этого года включили газ и забросили шланг в квартиру соседа. Да.
  Виновен! Увести!
  Детекторы правды позволяли получить признание, когда картина преступления восстановлена верно и соответствует картине в памяти обвиняемого.
  
  Следователь открыл дневник с конца, отлистал несколько страниц. Попробуем найти зацепки в ближайшем прошлом.
  
  10.11.2050
  Завтра приезжает сам Мальмот-старший! Сегодня объявили, что технология прошла все проверки и считается рабочей! Будем готовить фильм для выхода на рынок!
  Чувствую, день будет насыщенным!
  
  На проходной я прошел через два поста охранников с фотографической памятью: "здравствуйте, господин Рахус!", пикнул пропуском один из турникетов и миновал рамку металлоискателя. Архаичные, на первый взгляд, средства контроля оказывались весьма эффективными: позволяли пропускать толпу сотрудников утром и вечером, избегать незваных гостей и отвлечь внимание от других, гораздо более современных охранных систем. Основной поток шпионов и провокаторов останавливался детекторами правды в службе по работе с персоналом.
  Я поправил тугой узел галстука и вошел в здание "Тантала". В фойе царила суета. Повсюду сновали люди с камерами и мониторами, кто-то тащил моток проводов, кто-то устанавливал прожекторы на треногах, всюду слышались крики и гомон. В центре фойе группа людей собралась вокруг Гордона и я направился к ним.
  Каждое утро сотрудники "Тантала" проходили мимо пьедестала с установленным стеклянным кубом. В кубе жил бессмертный мышь по имени Гордон. Именно на нем была испытана успешная формула прививки бессмертия в далеком 2022 году. Каждый день счетчик срока жизни мыша обновлялся и сейчас на экране значилось: 28 лет и 32 дня. Обычно, лабораторные мыши живут до трех лет и Гордон был воистину Мафусаилом среди мышей.
  Злые языки утверждали, что периодически мыша в стеклянном кубе заменяют на другого точно такого же мыша. Мол, кто отличит одну белую мышь от другой?
  Еще более злые и более информированные языки утверждали, что в подвале "Тантала" в особо охраняемой зоне живет Чарли. В 2024 году он работал уборщиком в одной из дочерних компаний "Тантала". И именно на нем испытали первую прививку бессмертия для людей. И уже 26 лет Чарли живет в специально оборудованном корпусе: ест, играет в приставку, смотрит телевизор, а группа ученых каждый день отслеживает показатели его здоровья в поисках побочных эффектов вечной жизни.
  Я нацепил на шею заранее приготовленный бейдж: Джон Рахус, пресс-служба, "Тантал". Группа людей вокруг Гордона образовала плотное кольцо и пришлось проталкиваться к кубу. У пьедестала Криг Мальмот что-то рассказывал невысокому седовласому мужчине с тростью в руках и властностью в равнодушном взгляде.
  Мохани Мальмот. Миллиардер. Владелец "Тантала". Идеолог и организатор поисков бессмертия. Когда-то давно он удачно женился на дочери строительного магната, а когда жена погибла в автокатастрофе, отпочковался от семейного бизнеса и сделал состояние на строительстве жилья для мигрантов и вывозе мусора. Вырученные миллионы Мальмот-старший размещал в акциях. У каждой крупной компании случаются периоды, когда дела идут не очень, финансовые показатели падают, акции дешевеют. Именно в такие моменты Мальмот скупал ценные бумаги. А когда они снова дорожали - продавал. В конце каждого кризиса Мальмот оказывался богаче, чем в начале.
  При этом все двадцать лет с момента открытия формулы вечной жизни он не делал прививку, опасаясь скрытых побочных эффектов. Поддерживал себя проверенными методами: спортом, стволовыми клетками, специальными диетами. И теперь перед стартом официальных продаж бессмертия он решил стать первым клиентом. А медиаподдержка и реклама на всех каналах сделают из этого шага событие вселенского масштаба.
  Криг рассказывал отцу про историю разработок "Тантала", как проходили первые испытания, как ускоряли расшифровку генома, а Мальмот-старший наблюдал за мышем.
  Гордон сегодня вел себя агрессивно: прыгал на стеклянные стенки куба, бился с разбегу головой о кормушку.
  - Что с ним? - прервал отец сына. - Он больной?
  - Нет, - ответил Криг. - За его здоровьем следят так, что шансов заболеть у него нет. Вентиляция, питание, упражнения - все по высшему разряду. Периодически самок приводим, чтобы исследовать генетику потомства.
  - А тогда чего он бесится? - Мальмот наклонился к кубу и постучал тростью по стеклу. - Или он меня боится?
  - Нет, Гордон тебя не видит. С ним случаются приступы такой агрессии. Сначала мы не могли найти причину, а потом поняли, что в нем заложена потребность периодически драться с другими самцами. Теперь время от времени забрасываем в куб других мышей, но, если честно, Гордон у нас не боец. Увидев другого самца тут же падает перед ним на спину, подставляет шею, сдается. Трусишка!
  Гордон снова разбежался и прыгнул грудью на стенку куба.
  - Может, он убиться хочет? - не успокаивался Мальмот.
  Криг рассмеялся.
  - Бессмертный хочет умереть? Не переоценивай мышей, у них не такая тонкая и слабая психика, как у людей.
  Мальмоту-старшему разговор надоел и он закричал:
  - Валентино, у тебя все готово?
  Толпа вокруг пьедестала расступилась и к Мохани Мальмоту протиснулся толстый мужичок в жилетке и кепке. В руках он держал тлеющую сигару.
  - Мы готовы, Мохани, можем начать в любой момент. Главное твое выступление и мальчика, - кивнул режиссер на Крига. - Остальное доснимем в студии и сегодня-завтра в лаборатории.
  - Поехали! - махнул тростью Мальмот.
  Следующие два часа казались гонкой по пересеченной местности. Мы бежали то в одну сторону, чтобы снять интервью с ученым-биологом, то в другую, чтобы запечатлеть панораму лаборатории, то спускались в фойе, чтобы включить историю Гордона в фильм о бессмертии.
  Как представитель пресс-службы я повсюду сопровождал Валентино и съемочную группу и не уставал удивляться.
  Двадцать лет "Тантал" не давал никакой информации об исследованиях. Все клиенты платили огромные деньги, но подписывали ворох бумаг, что участвуют в эксперименте и если что-то случится, никаких претензий не имеют. Интернет на ушах стоял от любого вброса про "Тантал", но ни одного официального заявления с нашей стороны не было, а теперь...
  На камеру Криг и его команда рассказывали о технологии такие подробности, что пару дней назад я счел бы изменой интересам корпорации. Как огромная пружина "Тантал" долгие годы сжимался, чтобы сейчас взорвать информационную бомбу. Когда творение Валентино увидит свет мониторов мир изменится. Утешали меня два факта. Во-первых, Мальмот-старший и Криг присутствовали при каждом интервью и одобрительно кивали. Это означало, что конкуренты знали суть технологии, но не могли ее повторить. Во-вторых, все же в лаборатории понаставили фиктивных стендов с какой-то зеленоватой жидкостью в стеклянных колбах. Значит, кто-то из конкурентов пошел неверным путем, и мы своим фильмом укрепим его в этом направлении. Меня, как старого солдата, радовало, что информационная война продолжалась. И фильм о бессмертии и "Тантале" обещал стать нашей царь-бомбой.
  Криг сидя за столом рассказывает о технологии продления жизни, пытаясь втиснуть сложные понятия в простые формулировки.
  - ... наше тело обновляется путем деления клеток. Информационная часть клетки упакованная в хромосомы, длинные молекулы ДНК особой формы, тоже копируется. Это своеобразная поваренная книга для постройки нашего организма или, если хотите, инструкция для сборки, как в Икеа. На концах хромосом есть "колпачки"-теломеры и при каждом копировании они укорачиваются. Со временем из-за этого появляются ошибки при копировании и мы... стареем.
  Валентино смотрел на Крига и с сомнением жевал сигару.
  - Мальчик мой, - сказал он наконец. - Ты очень хорошо говоришь, наверное, правильные и умные вещи, но зрителю нужно другое. Чтобы совсем немного, просто и понятно, лучше с картинками. Клиент наш не собирается ничего понимать, вникать и изучать, но мы должны создать впечатление, что он что-то понял.
  Криг пожал плечами, мол делаю, что могу.
  - Давай так, - принял решение Валентино. - Ты сейчас расскажешь о своей работе, а о работе Бога мы снимем простой и красочный мультик.
  После короткого перерыва Криг продолжил выдавать еще вчера сокровенные тайны "Тантала".
  - ... на основе расшифровки уникального генома каждого человека мы проводим многочасовой расчет и, учитывая положение всех букв поваренной книги, моделируем, адаптируем действие формулы под каждого конкретного человека. На основе результата моделирования с учетом всех особенностей клиента формула немного меняется и приобретает окончательный вид. И мы синтезируем миллиарды нано-теломеров, которые проникают в клетки и достраивают поврежденные "колпачки", чтобы избежать ошибок при копировании. И старение... прекращается. Следующую прививку нужно сделать после полного цикла обновления тела, через семь лет.
  А вишенкой на торте фильма стали съемки работы с "первым" клиентом Мохани Мальмотом.
  Интервью он дал раньше, у себя в резиденции, а в "Тантале" планировали снять забор материала и изготовление лекарства для финальной прививки.
  Когда медсестра в белом халате появилась на организованной в лаборатории съемочной площадке, Валентино запротестовал:
  - Нельзя! Так не пойдет! Вы только посмотрите на ее ноги!
  Все, кто еще не успел посмотреть, опустили глаза. Посмотреть, надо сказать, было на что.
  - А юбка! Она же короткая!
  - Валентино, что не так? - спросил Мальмот-старший.
  - Все не так! Мы делаем фильм для клиента! Молодая, красивая медсестра будет вызывать не те ассоциации, что нам нужны! А совсем другие ассоциации!
  Режиссеру стали предлагать другие варианты из персонала лаборатории. А он отвергал варианты один за другим.
  - Нет! Мальчик слишком молод. Наш клиент тот, кто выписывает чек, а не его жена!
  - Нет! Он такой умный, что уже облысел. И очки! Очки вызывают негативные мысли!
  - Нет! У него же седина! Седина! Вы же не хотите, чтобы вашим бессмертием и старостью занимался седой человек?
  В конце концов Валентино пробежал взглядом по всем, кто находился в лаборатории, и ткнул пальцем в меня.
  - Вы! Да именно вы! Дайте ему белый халат! Только чистый и глаженный! О! Превосходно! "Молодой профессионал", то, что нужно! Старики любят окружать себя молодежью, чтобы не чувствовать возраст, но не слишком молодыми, чтобы не ревновать. Он нам подойдет!
  Мне сунули в руки пистолет для забора крови и пару чистых капсул, а также познакомили с работой контейнера для образцов:
  - ... пробирки с образцами вкладываешь в эти отверстия и нажимаешь кнопку, - как идиоту объяснял мне начальник лаборатории. - Когда контейнер пискнет и вместо красной лампы загорится зеленая, значит, материал охлажден и готов к расшифровке.
  - Да, знаю я все, за десять лет насмотрелся.
  После инструктажа и объяснения роли, ко мне подошел Криг Мальмот.
  - Рахус, так сложилось, что Вы сегодня наш лаборант, - сказал он. - Весь процесс от начала до конца будет сниматься на камеры, вживайтесь в роль полностью, без поблажек. И постарайтесь взять кровь с первого раза. Господин Мохани Мальмот боится уколов!
  Когда съемка возобновилась, я постарался справиться с дрожью и сделать все правильно. Мальмот-старший расположился в кресле и обнажил предплечье. Я шагнул к нему с пистолетом в руках и наклонился...
  - Стоп! - закричал Валентино. - Как Вы держите пистолет? Как киллер! А Вы - врач!
  Трижды мы снимали момент подхода к Мальмоту и мое положение в момент забора крови, но зато укол, к моему облегчению, понадобился лишь один.
  Потом крупным планом снимали, как я вкладываю пробирки в контейнер, как держу контейнер, как хожу с контейнером.
  - Все? - спросил в это время Мальмот, застегивая рукав рубашки.
  - Ммм... для расшифровки генома от мужчин требуется два образца материала, - сказал начальник лаборатории и стыдливо показал хозяину "Тантала" пробирку побольше.
  Мальмот вытянулся лицом. А Валентино, наоборот, оживился.
  Начальник лаборатории указал на дверь, ведущую в небольшой "кабинетец" в конце лаборатории и добавил привычное: "если понадобится помощь...".
  Мальмот посмотрел в упор на начальника лаборатории, мазнул взглядом по медсестрам.
  - Сам справлюсь.
  Через несколько минут он вышел из "кабинетца", а я с контейнером наперевес поспешил внутрь, чтобы забрать образцы.
  Кушетка, стул, пару мониторов, наушники для "звукового погружения" и перекатной столик с пробирками и другими приборами, очиститель с большой красной кнопкой для дезинфекции пробирок в углу - вот и вся обстановка. В лаборатории послышался шум, крики, но для меня главное - контейнер и образцы. Пришлось с непривычки повозиться, но через пару минут я загрузил пробирку со вторым образцом в контейнер и загорелась красная лампа. С облегчением вздохнув, я приоткрыл дверь кабинетца, чтобы вернуться в лабораторию.
  Все люди, режиссер с командой, сотрудники, медсестры - все исчезли. В лаборатории за столом сидели отец и сын Мальмоты. Видимо, остальных выгнали взашей, чтобы поговорить наедине. Я шагнул обратно в кабинетец и осторожно прикрыл за собой дверь.
  
  Через щелочку отчетливо доносился разговор отца с сыном. Судя по голосам и звукам Мохани Мальмот сидел в кресле руководителя лаборатории, а Криг ходил между фиктивными стендами.
  
  Отец
  Сядь, не мельтеши!
  
  Скрежет ножек стула по плитке пола.
  
  Отец
  Что с компьюторщиками?
  
  Сын
  Все готово. Свою часть сделки они выполнили. В последних патчах всех операционных систем есть оферта на использование свободных вычислительных мощностей компьютеров пользователей по всему миру.
  
  Отец
  Наш выигрыш?
  
  Сын
  Мы сможем распределять моделирование и расчеты по Интернету порциями и собирать в Аналитическом центре только финальные блоки формулы. Из-за дополнительного шифрования на первом этапе прирост будет небольшим, в неделю сможем не одну дозу прививки делать, а до десяти, может быть, тринадцати.
  
  Отец
  Конкуренты не перехватят алгоритм?
  
  Сын
  Нет. Чтобы расшифровать один квант расчета, нынешним технология нужно около сотни лет. А мы будем распределять по сети миллионы порций, в том числе и "мусорных", ложных.
  
  Отец
  Сегодня алгоритм - наша главная тайна. Все риски раскрытия - исключите. После дня Х удвойте проверки на детекторе правды и усильте контроль на входе в корпорацию. Сейчас много засланцев?
  
  Сын
  В месяц отсеиваем порядка сотни попыток проникновения. Намеренно пропустили людей от трех крупнейших конкурентов: "Генезис", "СинаШенгхо" и "Арзамас-18". Устроили подальше от реальной работы, водим на коротком поводке и сливаем дезинформацию время от времени. Думаю, сможем замедлить их разработки на 1-2 года.
  
  Звук постукивания ногтей по столу
  
  Отец
  Кстати, что с квантовыми процессорами? Вы мне уже двадцать лет обещаете, что вот-вот случится прорыв, а пока компьютер меня в шахматы через раз научился обыгрывать...
  
  Сын
  Расчеты проходят очень быстро, но вероятность ошибки 0,01%. А в нашем случае ошибка - риск непредсказуемого воздействия на организм. Удар по иммунной системе, обострение наследственных заболеваний, ускорение роста опухолей. В худшем случае - смерть. Мы не можем так рисковать.
  
  Отец
  Значит, 0,01%? Один из десяти тысяч. Да, риски для репутации технологии слишком высоки. Что делаете?
  
  Сын
  Сейчас разрабатываем технологию параллельных проверочных расчетов. Ошибку снизят до 0,0001%. Один на миллион. Но в неделю сможем обрабатывать тысячу заявок.
  
  Отец
  Звучит неплохо. Когда?
  
  Сын
  В течение полугода. До этого момента придется работать с очередью.
  
  Звук отодвигаемого кресла. Шаги и постукивание трости по полу то приближались, то удалялись. Мохани Мальмот ходил туда-сюда по лаборатории.
  
  Отец
  Очередь - это хорошо. Очередь - это замечательно! Каждой заявке присваивается номер. Не нравится быть тысяча сто двадцатым и ждать несколько лет прививки? Добро пожаловать к Мохани Мальмоту! Приди, поклонись, расскажи, чем можешь быть полезен. А Мохани Мальмот решит, продлевать тебе жизнь вне очереди или нет. Богатенькая кинозвезда? Прочь! Удачливый карьерист? Прочь! Богатенький наследник? Вон отсюда! О, господин министр? Что Вы можете предложить бедному Мохани Мальмоту? Концессия на разработку серебряных рудников? Даже не знаю... О, господин президент? Что у вас? Налоговые льготы всем компаниям несчастного Мохани Мальмота в вашей стране? Интересно... О, господин финансист? Чем порадуете невежественного Мохани Мальмота? Доступ к информации о финансовых потоках крупнейших людей мира? Ммм... Вижу, Вы - человек достойный, пожалуй, мы передвинем Вас в очереди, скажем, на тридцатое место...
  
  Вздыхает.
  
  Если бы не конкуренты, то я полмира посадил на крючок. Вот так бы их держал! Один раз заплатил и думаешь самый умный? Нет! Каждые семь лет прививку нужно обновлять! Что, господин бизнесмен, поссорились с миролюбивым Мохани Мальмотом? Придется отложить очередной укольчик на два-три года. Да, знаю, что постареете. Но что же делать? Раньше надо было думать...
  
  Сын
  Работа с очередью когда-нибудь закончится. Как только конкуренты смогут ускорить свои вычисления или взломают наш алгоритм...
  
  Звук удара трости по полу
  
  Отец
  Не береди раны, сын. На первом этапе мы тестировали алгоритм на богатеях, как на кроликах, причем за их же деньги. Я двадцать пять лет не верил, что твоя формула без изъяна, все ждал, когда проявятся побочные эффекты или другой сбой произойдет. Сенсация: владелец тайны бессмертия колет каждые два года стволовые клетки, чтобы не стареть! Но теперь все изменится. Все дороги открыты...
  
  Сын
  Какие дороги?
  
  Отец
  Я все продумал! В день Х мы объявим миру, что есть работающая технология вечной жизни. Ученые пробубнят, что это безопасно, карманные "кролики"-богатеи подтвердят, что не постарели ни на день, бухгалтера поклацают костяшками абака и скажут, что десять миллионов кредитов за первую прививку и еще по миллиону каждые семь лет - очень дешево за вечную жизнь. В мире несколько миллионов людей смогут позволить себе бессмертие. На этом этапе мы будем собирать деньги и, главное - власть. Половина конкурентов тут же исчезнет. Зачем диктаторам и олигархам вкладывать миллиарды в свои разработки, когда есть доказанная и работающая технология. Останутся те, кто далеко продвинулся, и, конечно, прагматики и параноики. Они-то, конечно, поймут, что зависимость от прививки каждые семь лет - это рычаг для манипуляции. Но нам главное успеть внедрить людей в их разработки, чтобы не проспать переход к третьему этапу. К этому времени скорость расчетов должна увеличиться кратно, чтобы мы могли снять ограничения на очередь и цену первой прививки. Бессмертие - всем и каждому! Почти даром! И пусть никто не умрет от старости!
  
  Сын
  Чуть насмешливо
  Дальше последует "но"...
  
  Звук шагов прекратился. Недалеко, почти за дверью. Я замер, напрягшись и стараясь дышать как можно тише.
  
  Отец
  Конечно! Ценовая политика поменяется: расчет индивидуальной формулы и первая прививка дешево, скажем, сто тысяч кредитов, а следующие - много дороже. Не можете скопить пять миллионов за семь лет? Тогда зачем Вам жить? Вы не достойны вечной жизни! Вот такая абонентская плата за бессмертие.
  
  Сын
  Похоже на наркоторговлю...
  
  Отец
  Точно! Представь, как "торчок" просрочил очередной платеж, а теперь стоит перед зеркалом и с ужасом считает морщины и седые волосы. Как еще заработать на очередную дозу? Что продать? Но это только третий этап...
  
  Сын
  А будет и четвертый? Ты не рассказывал.
  
  Звук шагов и постукивание тростью стали удаляться и я снова задышал. Чтобы разогнать кровь в затекших мышцах, начал тихонько покачиваться с пятки на носок.
  
  Отец
  Боялся даже представить... Третий этап - бессмертие для богатых и среднего класса. А четвертый - это бессмертие для бедняков.
  
  Сын
  С долей сомнения в голосе
  Для бедняков?
  
  Отец
  Да. Но для этого тебе нужно научиться управлять синтезом теломеразы.
  
  Сын
  Чтобы организм сам производил теломеры, а тело обновлялось без всяких прививок нано-лекарства? Но тогда все смогут жить вечно и без "Тантала"...
  
  Отец
  Я сказал "управлять". Включать и выключать по желанию. Например, каким-нибудь излучением или еще что-то такое. Облучил - человек молодой, деоблучил - стареет. Желательно - быстро стареет.
  
  Сын
  А если деоблучатель разобьют? Или избавятся от нажимателей кнопки деоблучения?
  
  Отец
  Хм.
  
  Звук шагов замер где-то в противоположном конце лаборатории.
  
  Сын
  Может быть, наоборот: блокировать все разработки синтеза теломеразы, убедить всех, что это провальный путь, кого нужно - купить, кого получится - разорить и спокойно работать над снятием ограничения в семь лет?
  
  Отец
  Хм... Так даже лучше! Мы сможем регулировать размер дозы нано-теломеров. Мало - час, больше - месяц, еще больше - годы. Великолепно! Наконец-то мир придет к конечной модели оплаты труда!
  
  Сын
  Конечной?
  
  Звук шагов и трости стремительно приблизились. Так стремительно, что я даже отступил от двери и наткнулся на столик с пробирками. Стекло звякнуло о металл, и мое сердце замерло, пропустив положенный удар. Шаги остановились где-то в районе стола. Кажется, обошлось.
  
  Отец
  Неужели не понимаешь? С момента изобретения денег люди, по сути, меняют время своей жизни на деньги. Если обладают какими-то навыками или значимостью, то меняют по выгодному курсу, с коэффициентом. А когда мы сможем регулировать дозу, то в качестве оплаты работники будут получать время жизни. Поработал на заводе день, заработал три дня жизни: вот тебе столько-то ампул, а в магазинах будут расплачиваться, увеличивая время жизни продавца. Время станет новой валютой! И только я буду контролировать ее выпуск.
  
  Сын
  Но это разрушит всю экономику!
  
  Отец
  Конечно. Поэтому о бессмертии для бедняков я боялся даже думать. Нужно отсрочить четвертый этап насколько возможно. По крайней мере, пока не выдоим средний класс. А за это время я построю империю, прорасту во все структуры, соберу горсти лоббистов во всех правительствах, обеспечу владение неденежными активами...
  
  Сын
  А я?
  
  Отец
  Что?
  
  Скрежет ножек стула по полу лаборатории. Видимо, Криг встал из-за стола.
  
  Сын
  Каково мое место в твоем плане?
  
  Отец
  Ты будешь моими руками здесь в "Тантале". Будешь по-прежнему двигать проект вперед и следить, что никто не упер мои ... наши секреты.
  
  Сын
  Твои секреты. Ты - единоличный владелец "Тантала", всех его разработок и секретов. А я - твой наемный директор. Настолько наемный, что даже за синтез первой прививки я платил на общих основаниях, собирая миллион кредитов в течение семи лет.
  
  Отец
  Но ты не платил полную стоимость...
  
  Сын
  Только потому, что для обкатки технологии расшифровки генома и расчета формулы использовался в том числе мой материал. Иначе ты бы заставил и меня заплатить десять миллионов!
  
  Отец
  Ты преувеличиваешь...
  
  Сын
  Сделал бы семейную скидку в 10%?
  
  Звонкий шлепок пощечины.
  
  Отец
  Сын, ты заигрываешься! Что ты сделал без меня? Я отправил тебя учиться на нанобиолога! Я создал и обеспечивал "Тантал" все эти годы! Я давал деньги на исследования, когда ты раз за разом заходил в тупик! Я придумал бизнес-модель, когда богатеи платят за опыты над собой, и привел первых клиентов! Я договаривался с важными людьми об изменениях в законодательстве в обмен на обещания. Я ставил на карту свою репутацию и состояние. Я рисковал всем! "Тантал" - это я!
  
  Позади меня раздался негромкий писк. В тишине кабинетца он звучал громче набата и страшнее выстрела. Я повернул голову на негнущейся шее: на контейнере с материалами Мальмота-старшего красная лампочка сменилась зеленой, образцы готовы к хранению.
  Звук шагов. Широких. Быстрых. В мою строну.
  Я заметался по кабинетцу в поисках... чего-нибудь... Наушники! Я напялил обод на голову и схватил в каждую руку по чистой пробирке. Вот, работаю, ничего не слышал, не видел, не знаю.
  
  Дверь распахнулась. На пороге стоял Мохани Мальмот с тростью в руках. Из-за плеча отца выглядывал бледный, взъерошенный Криг. Я инстинктивно сглотнул.
  - Что Вы здесь делаете? - прошипел Мальмот-старший.
  Я сделал вид, что не слышу. Свободной частью руки стянул наушники с головы и сделал заинтересованное лицо: повторите?
  - Что. Ты. Здесь. Делаешь.
  - Эээ... работаю...
  Я поднял руки с пробирками на уровень лица, чтобы отец с сыном видели.
  - Врешь! - указал на меня Мальмот тростью, как перстом. - Ты подслушивал!
  - Нет! Я ничего не слышал!
  - Ты уволен!
  На секунду мне показалось, что здание покачнулось.
  - Что? Я... нет...
  - Уволен!
  Нет! Нет! Нет!
  - Я ничего не слышал!
  - Уволен!
  Не надо! Так нельзя! Нет!
  - Я ничего не слышал и никому не расскажу!
  - Даже если расскажешь, тебе не поверят, - усмехнулся Мальмот. - А если будешь назойлив, то или посадят, или навестит служба безопасности. И ты пожалеешь, что не посадили.
  - Но...
  Я перевел взгляд на Крига. Помоги! Пожалуйста! Я отслужу! Отблагодарю! Все, что хочешь! Только не лишай меня близости к бессмертию!
  - Господин Мальмот, - сказал Криг. - Джон Рахус все-таки мой сотрудник, я брал его на работу...
  - ... тебе его и увольнять, - закончил за него отец. - Ты прав. Но чтобы в понедельник его в "Тантале" не было. Я проверю.
  Он развернулся на каблуках и вышел из лаборатории, широко размахивая рукой с тростью.
  - Рахус, какого черта? - устало спросил Криг. - Зачем Вам понадобилось подслушивать?
  Он спрашивал, будто силясь понять мои мотивы, и я поспешил объяснить.
  - Все ушли... А я был здесь... Материалы нужно охладить... Вот контейнер... А Вы начали говорить... А я не успел... Просто не успел...
  Криг досадливо скривил губы.
  - Дурак вы, Рахус, - сказал он сожалением. - А дуракам здесь не место.
  И как молоток судьи:
  - Вы уволены.
  Я хотел что-то говорить, но язык, казалось, распух и еле ворочался, а горло пересохло. Вместо слов из меня вылетело жалобное сипенье
  - Заканчивайте здесь, - жестом руки Криг обвел кабинетец. - Личные вещи заберите сегодня. В понедельник на работе не появляйтесь, для окончательного расчета и прочих формальностей Вас вызовут в середине недели. Прощайте!
  Он быстрой походкой пересек лабораторию и вышел в коридор.
  Я покачнулся и с размаху сел на стул. Хотел поднести руки к лицу, но с удивлением обнаружил у себя в руках пробирки. Смутным взглядом смотрел на них, не понимая, что это и зачем?
  Проклятый старик! Как он мог так со мною поступить? Да я всему миру расскажу!
  Разум услужливо напомнил, что сулит мне разглашение тайн "Тантала". Вкратце: ничего хорошего. А даже если расскажу? Кто-то откажется от вечной жизни из-за моих слов? Тогда что делать?
  Мой взгляд упал на контейнер-холодильник с материалами для расшифровки генома Мохани Мальмота. Я открыл контейнер и некоторое время смотрел на две пробирки. Потом схватил обе, сунул в очиститель и нажал красную кнопку. Мгновение - и вот они снова передо мной блестящие, прозрачные и пустые.
  Будет знать, мерзкий старикашка!
  Секундной позже мимолетная радость сменилась осознанием: я уничтожил материалы для исследования, собственность "Тантала" и Мальмота. К вечеру, когда образцы должны быть загружены в анализатор, мой поступок вскроется. Мохани Мальмоту придется пройти еще раз процедуру отбора материалов и, уж конечно, старик сполна мне отомстит.
  Руки мои затряслись. Дрожь передалась по телу, живот свело судорогой, колени подкосились. Я упал на стул и обхватил голову руками. Влип! Как же я влип! За полчаса потерял работу и перешел дорогу миллиардеру с отвратительным характером. Что делать?
  Признаться? Но Мальмот не оценит, я для него - помеха, неприятность, камешек в туфле. В лучшем случае на меня наложат непомерный штраф, в худшем - тюрьма. В контракте "Тантала" прописаны тысячу и одно возможное нарушение как раз на случай, когда понадобиться избавиться от сотрудника законным путем.
  Бежать? Через пару часов меня будут искать. К полуночи - найдут. Доживу ли я тогда до утра?
  Лучше признаться. Сказать, что материалы пришли в негодность: контейнер неисправен или я по незнанию ошибся. Но материалов-то нет вообще!
  Я встал, чтобы пойти в кабинет Крига и во всем признаться. Свалю проблему на него, и, может быть, он сможет преподнести отцу в более мягкой форме.
  Халат ударился о стол с глухим звуком. Я опустил руку в карман и нашарил пистолет для забора крови. Повертел в руках, посмотрел на чистые пробирки, снова на пистолет. И решение пришло.
  Через три минуты пробирки снова были наполнены материалом, пригодным для анализа и расшифровки генома. Если все пройдет успешно, то на основе этого материала после анализа и моделирования синтезируют нано-прививку для Мохани Мальмота. Скорее всего, укол не подействует, но вскроется ошибка не раньше, чем через несколько месяцев или даже лет, когда Мальмот обнаружит, что стареет. А там уже не разберешь, что случилось и кто виноват.
  Контейнер со своим материалом я подписал: "Мохани Мальмот" и поставил на полку шкафа "Для расшифровки". Руки мои не дрожали.
  Через полчаса я вышел из здания "Тантала" в хмурый ноябрьский день. Немногочисленные личные вещи я упаковал и экспресс-почтой отправил на свой домашний адрес, чтобы не таскаться с поклажей.
  
  К станции метро я не пошел. Спешить уже некуда; теперь можно время не экономить. Как в шахматной партии у меня один ход до мата и флажок упал. Хочется вернуться на несколько ходов назад и все исправить, но жизнь - строгий арбитр, проиграл, значит, проиграл.
  Я шел малознакомыми улицами в сторону дома, а в голове роились обрывки разговоров, несказанные мною слова, непроизнесенные доводы и неприведенные аргументы. Иногда кажется: вот если бы я сказал то-то и то-то, мне обязательно бы поверили бы и сделали бы, что хочу. К локомотиву виртуального диалога цепляются бесконечные вагончики "бы". И этот поезд несет нас в фантазию альтернативного будущего, где ничего плохого не случилось, где мы по-прежнему герои и принцессы, купаемся в всеобщем одобрении, любви и восхищении, где все, как в детстве, хорошо и радостно. Поезд пыхтит "бы-бы-бы-бы", мозг наполняется эндорфинами, жизнь кажется не столь ужасной. А потом реальность берет свое. Эта вредная реальность всегда берет свое, властной рукой снимая розовые очки с наших глаз. Рельсы, что ведут поезд к единственно верному, на наш взгляд, хэппи энду исчезают из-под колес локомотива. Успокаивающий перестук "бы-бы-бы-бы" сменяется визгом гудка "ни-ни-ни-ни", и вслед за локомотивом вагончики один за другим рушатся в пропасть несбывшихся надежд.
  Я шел. Ноги отмеряли квартала за кварталом. Холодный ноябрьский воздух, как струя брандспойта, прочищал мысли от мусора фантазий. Оставались только факты, что правят миром.
  Я уволен. Я сжег все мосты для возвращения обратно. Если вскроется подмена, то увольнение покажется мне мелкой неприятностью, типа пореза во время бритья. Это факты.
  Мозг тут же начал рисовать перед внутренним взором ужасные картины встречи громилами службы безопасности или проигрывать фильмы на тему "ты все сделал неправильно! ты виноват! вот если бы ты...". Я одернул себя. Это не факты.
  Асфальт и плитка улиц под ногами. Это факты. Колючий, острый ветер в лицо. Это факты. Дождь и мелкий град. Это факты.
  Я поискал взглядом козырек или подворотню, чтобы переждать ненастье, но на улице бок к боку теснились лишь мелкие лавочки. Из ближайшей вкусно пахло свежеиспеченным хлебом и я зашел внутрь.
  Звякнул колокольчик над дверью и из-за стойки мне навстречу поднялся седовласый, гладковыбритый пожилой мужчина. Он радушно улыбнулся и в уголках глаз отчетливо выделились "куриные лапки" морщинок.
  - Дождь, - сказал я. - Холодно. Я подожду здесь. Если Вы не против.
  - Конечно, - его улыбка стала еще шире. - Хотите чаю или кофе?
  - Нет, спасибо... Хотя... Давайте кофе. И побольше сахара, пожалуйста.
  По стеклу лавочки барабанил дождь. Пелена ливня скрывала силуэты зданий и фигуры прохожих. Я пил кофе, хозяин лавки - чай, и, казалось, в целом мире больше никого нет, дождь будет идти вечно и нет нужды куда-то идти и что-то делать. Словно наступил Апокалипсис и остается лишь ждать грома седьмой трубы.
  От горячего питья тело вспотело и я расстегнул пальто. Как и все млекопитающие, холод я переносил значительно легче жары.
  - О, Вы работаете в "Тантале"? - удивленно спросил хозяин.
  Я опустил взгляд и заметил, что бейдж с именем и должностью по-прежнему висит у меня на шее.
  - Работал. Уже нет.
  - Уволились? Наверное, правильно... Не для людей это...
  Внезапно, хозяин лавки показался мне крайне неприятным типом. Пропади он пропадом с его сединой, морщинами и слишком сладким кофе! Да что он знает? Если бы меня не уволили, еще сто лет проработал бы! Поезд "бы-бы-бы-бы" с готовностью выехал из депо альтернативной реальности, но я одернул себя. Старик ни в чем не виноват. Это факт.
  - Что не для людей? - спросил я, чтобы переключиться с виртуальных диалогов на реальный.
  - Бессмертие.
  - Почему не для людей? Это же самое важное открытие в истории!
  Хозяин лавки несогласно покачал головой.
  - Бесовское изобретение, - сказал он. - Помните, как пал Люцифер? Как рушилась Вавилонская башня? Как погибали цари, возомнившие себя равными Богу?
  Старик говорил, как о знакомом и виденном, как будто был свидетелем тех событий.
  - Гордыня - бич человеков. Мы - вздорные букашки, а все гонимся за всемогуществом, путая его со вседозволенностью: создавать людей, управлять сознанием себе подобных, покорять небеса и жить вечно. Мы забываем, что здесь, на Земле, нет ничего вечного, все рано или поздно станет прахом. А прививка бессмертия не дает сама по себе божественной чистоты, и люди всегда остаются людьми. Бессмертные наравне со смертными будут врать, убивать, воевать, бить детей и ненавидеть ближних. Мы пытаемся не качеством измерить себя, а количеством. Сколько денег? Сколько подчиненных? Сколько лет жизни? Ответ один: недостаточно. Путь количества - всегда проигрышный.
  Старик вытер выступивший на лбу пот, но монолога не прервал.
  - Мы - бедняки. Привыкли жить впроголодь, в недостатке. Кнут короткой жизни вечно гонит нас вперед: нужно что-то делать, достигать, покорять, наслаждаться, успевать. И как все бедняки мы думаем, что счастье - вовне, а богатство в количестве. Хорошо питаться для нас значит много разной еды. Хорошо семья - много детей. Хороший дом - много комнат. Хорошая жизнь - много лет. Но бедняки не видят главного - "что" и "как" важнее "сколько". Мы разучились отличать внутреннюю суть и ценность от внешней мишуры, содержание от формы, вечное от сиюминутного. А когда бедняк попадает в сокровищницу, то набивает карманы золотом для дураков, презренным пиритом, а не бриллиантами.
  - Мы еще мало знаем, - возразил я. - Быть может, бессмертие пойдет человечеству на пользу?
  Старик усмехнулся.
  - "По плодам узнаете его". Пару лет назад по долгу службы я ознакомился с интересной статистикой... Вы знаете, что наш мир уже изменился? В погоне за бессмертием и деньгами для покупки бессмертия люди приносят в жертву единственное, что у них есть - настоящее, забывая, что "счастье" - это "сейчас есть". Появилось новое направление жизни: имморитури - сейчас работай и копи деньги, жить будешь потом. За последние десять лет производительность выросла на 60% у женщин и на 40% у мужчин, зато рождаемость упала на 30%. Каждый третий ребенок на Земле - не рождается! Зачем рожать детей сейчас? Это траты денег и времени. Когда-нибудь позже! Успеем! Когда вечная жизнь подешевеет, вот тогда заживем! И зачем вообще наследники, если мы не планируем умирать? Мы уже изменились сейчас, когда о бессмертии только слухи и догадки... Такие плоды.
  Хозяин лавки эмоционально жестикулировал руками, но голос не срывался, а звучал громко и ровно.
  - Знаю, что Вы скажете, - прервал я монолог. - Что Господь, если бы захотел, сразу сделал нас бессмертными? Дал бы нам возможность вечной жизни. Так?
  - Он дал! Наши дети - это путь в вечность! Вы - наполовину ваши отец и мать. На четверть дедушки и бабушки. И так далее, до Адама и Евы. Бессмертным может стать каждый!
  - Но, может быть, ваш Бог хочет, чтобы теперь мы жили вечно в своих телах?
  - Не только мой, но и ваш, - серьезно поправил меня старик. - Во всей природе установлен круговорот: рождение-взросление-зрелость-увядание-смерть. Ничто не появляется из ниоткуда и не существует в какой-то одной стадии вечно. Представьте, что у Вас не было детства. Вы не были маленьким, беззащитным ребенком, не купались в любви родителей, не исследовали мир вокруг. Кем бы Вы были сейчас? Кем-то, но не собой. Вы были бы совсем другим человеком. Да, и человеком ли? Старость и смерть такие же законы жизни любого тела, как рождение и взросление. Думаю, когда Господь захочет, он восхитит нас из бренных тел, и мы будем вечными бестелесными ангелами. Но это может случиться только, когда мы будем готовы; когда будем детьми неба больше, чем детьми земли. А, значит, еще нескоро.
  Я хотел сказать, что все это - религиозный треп, но сдержался.
  - Неужели Вы не понимаете, что все дело в страхе смерти? Мы не столько хотим жить вечно, сколько боимся неизбежно умереть.
  - Понимаю, - ответил старик. - Для борьбы со страхами и существует религия. Но, думаю, Вы не совсем правы. По долгу службы мне приходилось присутствовать у постели умирающих. Семейные хотели провести последние минуты с детьми и родственниками. А одинокие... Знаете, о чем они меня спрашивали? Не что там, за последним пределом. И не есть ли жизнь после смерти. Нет. Они спрашивали, буду ли я их помнить? Даже перед лицом смерти они мечтали о бессмертии, хотя бы в памяти других людей.
  Ливень за окном магазина прекратился. Дождь еще моросил, но прохожие уже спешили по делам, на улицы возвращалась привычная суета. Апокалипсис закончился, но никто этого не заметил.
  - Куда катится мир? - спросил я скорее себя, чем собеседника.
  - Не знаю, куда, - ответил хозяин лавки. - Но, думаю, сейчас мир катится по краю бездны. Люди сосредоточились на жизни тела и позабыли о жизни души. Как голодный Исав, мы меняем право первородства на миску чечевичной похлебки бессмертия. Религия не нужна. Какая разница, что будет после смерти, если мы не собираемся умирать? Церкви пустеют, приходы закрываются. Рушатся вековые связи между поколениями. А отношения с Богом, как отношения с родителями - пока все хорошо, не нужны, а если плохо, мигом прибежим, чтобы или спрятаться за спину отца или порыдать на коленях у матери. На пороге получения вечной жизни люди думают, что все очень хорошо, но, скорее всего, все очень и очень плохо.
  Я почувствовал укол совести. Вроде бы лавочник меня ни в чем не обвинял, но в памяти всплыли родители, их редкие звонки, робкие попытки узнать, как у меня дела. Последний раз общались неделю назад, впервые за полгода. "Общались" означает, что родители, устав от моих "не могу говорить" и "нет времени", написали мне письмо на почту: у нас все хорошо, живем, как можем, а что у тебя? как себя чувствуешь? А я в ответ отправил полный отчет ежегодной проверки здоровья по ста параметрам из фитнес-центра: бодр и крепок, как бык-двухлетка, может брать призы на выставках.
  Выходить на холодную мокрую улицу из теплого пропахшего хлебом магазина не хотелось, но нужно было снова куда-то идти и что-то делать.
  - Спасибо, что приютили, - сказал я хозяину лавки. - Человек Вы хороший, хотя, если честно, поначалу не понравились...
  - Раздражал по непонятной причине?
  - Пожалуй, да, - согласился я.
  - Я не воспринимаю ваше раздражение на свой счет. Дело в том, что последние годы в мультиках, компьютерных играх и фильмах злодеи, преступники и предатели всегда старики. Таков дух времени.
  - Можно задать Вам два вопроса?
  Хозяин лавки кивнул.
  - Вы работали священником?
  - Не работал - служил. Но дела у Церкви сейчас идут не очень, мой приход закрыли и теперь я здесь. По старой памяти принимаю знакомых прихожан, по воскресеньям провожу службу в домашней часовеньке.
  - Вы боитесь смерти? - задал я второй вопрос.
  - Нет, - ответил священник, не секунды не сомневаясь. - Для меня смерть - это встреча с моим Господом. Чего мне бояться?
  - Наверное, Вы - счастливый человек.
  Я вышел на улицу. Разговор со священником воскресил в памяти встречу с Робом Букпрайсом год назад.
  Парадоксально, но людям, чья жизнь наполнена чем-то великим - творчеством, религией или служением высшим целям - бессмертие или совсем не нужно, или служит приятным бонусом, а обычные смертные зачем-то пытаются продлить свое существование, растянуть во времени пустые, пресные дни. Вечная жизнь нужна тому, кто постоянно развивается и идет вперед, не останавливаясь. А для тех, кто топчется на месте бессмертие превратится в проклятие, в бесконечный ад на земле.
  Но, может быть, все эти "обычные" люди станут видеть жизнь по-другому, зная, что впереди тысячи лет? Образумятся. Изменятся. Осознают. Устремятся...
  К черту эти мысли! Не мне, не им бессмертие не грозит. А, значит, нужно думать о насущном!
  Я вдохнул влажный, прохладный городской смог, шагнул с крыльца магазина в толпу прохожих и поспешил домой.
  
  Следователь потянулся, хрустнув косточками спины. Итак, Рахуса уволили из "Тантала", но что он там делал на следующий после увольнения день? И как это приближает к трем вопросам?
  Следователи распечатал показания старика-священника, Крига Мальмота и еще нескольких сотрудников "Тантала" и выключил монитор. Сделал он это с толикой удовольствия, как будто снял рабский ошейник. Все же физический мир - это одно, а цифровой, виртуальный - совсем другое. И главное - их не путать.
  
  Запись дня увольнения была эмоциональной, почерк неровным.
  
  11.11.2050
  А сегодня меня уволили. Просто пинком на улицу вышибли! По глупой случайности! Описывать всего не буду, до сих пор стыдно и мерзко. Пошли они все! И старикашка, и сынок его "любимый"!
  Но я оставил Мальмоту сюрприз! Посмотрим как он помолодеет от лекарства из "его" материала.  Надеюсь, старый дурак сдохнет, так и не поняв, почему же жизнь такая невеченая? Почему же прививка не сработала?
  П.С. по пути домой поговорил со священником. Он думает, что "Тантал" и бессмертие - зло. Но может быть у него просто не хватает денег на вечную жизнь?
  П.С.С. как жить подумаю завтра.
  
  
  
  
  
  
  Я крался по коридорам "Тантала". Хотел идти, как обычно, с прямой спиной и поднятой головой, но не мог.
  Субботу я провел в ожидании известия, что подлог вскрылся и меня ждет неминуемая кара. Но все сроки прошли, расшифровка и расчет, наверное, закончены, лекарство должно быть уже синтезировано, а за мной еще не пришли и даже не позвонили. Лекарство от старости. Прививка бессмертия. Лежа в постели я смотрел в потолок и думал. Там, на другом конце города есть созданная специально для меня доза вечной жизни. Кроме меня ее никто не может использовать, а я лежу здесь.
  Ночь я провел без сна, а рассвет застал меня на пути в "Тантал". Старый пропуск я, законопослушный дурак, сдал в пятницу, а сейчас в кармане куртки болталась сигаретная пачка с картой и флешкой, что год назад мне дал Роб Букпрайс.
  Если повезет... Если он не обманул меня... Если другие не обманули его... Если карта еще действует... Если она действует не только на Аналитический центр и лабораторию, но и на все доступы более низкого уровня... Тысячу разных "если".
  На проходной знакомый охранник привычно пробасил "Здравствуйте, господин Рахус". Значит, охранников еще не предупредили. Доброе предзнаменование.
  Подойдя к турникету, я с независимым видом приложил карточку Роба. Главное, делать то же самое, что всегда. Привычное не вызывает подозрений.
  Бесконечную секунду я смотрел на красный крестик. Неужели все - обман? Но вот появилась зеленая стрелочка и я вошел в фойе.
  Возле стеклянного куба Гордона знакомый мне смотритель проводил уборку и я не выдержал.
  - Как дела, Билли?
  - Хорошо, господин Рахус, - ответил он. - Давненько не видел Вас на работе в воскресенье.
  - А кто-нибудь еще есть из администрации?
  - Нет, - сказал Билли. - Вчера весь день господин Криг, наш трудоголик, работал в лаборатории, а сегодня, кажется, никого.
  Значит, путь чист.
  Я шел по коридорам "Тантала" к лаборатории, а, казалось, крался. Надеюсь, охранники видеонаблюдения не обратят внимания на мою напряженную спину и деревянную походку.
  На площадке второго этажа я остановился. Направо - лаборатории, налево - Аналитический центр, где на сервере в единственном в мире экземпляре содержится формула бессмертия. Если карта сработает, то я смогу пробраться к серверу и... Что? Попытаться скопировать данные, чтобы выложить в Интернете? Тогда конкуренция сделает свое дело и, как хотел Букпрайс, вечная жизнь станет достаточно дешевой, чтобы перестать быть дефицитом. Или удалить формулу, как хотел бы того священник в хлебной лавке? Тогда для восстановление понадобятся годы и человечество получит отсрочку. В любом случае, планы Мохани Мальмота будут разрушены, привычный мир сохранится в нынешнем виде.
  Колебания заняли несколько мгновений. К черту всех этих идеалистов! Миром правят случайности: сегодня ты честно работаешь, а завтра тебя вышибают на улицу из-за фатального невезения. В этом мире действует естественный отбор - каждый за себя. А сервер наверняка защищен паролем или что-то вроде того.
  Я повернулся направо и через несколько поворотов вошел в лабораторию. Мое везение продолжалось: в помещении не было ни дежурного лаборанта, ни охранников.
  В шкафу готовых лекарств сегодня была только пробирка с подписью "Мохани Мальмот". Там в бесцветном море глюкозы плавали синтезированные по моему геному нано-теломеры. Семь лет моей жизни. Десять миллионов кредитов. Только для меня.
  Я использовал карту еще раз, чтобы открыть шкаф, и набрал в шприц лекарство. От страха, что кто-то сейчас войдет и разлучит меня с вечной жизнью дрожали руки, но в момент укола я совладал с телом. Чтобы замести следы, набрал в пробирку обычной глюкозы. Без микроскопа никто не разберется, что там плавает.
  Из здания я выбирался нарочито медленно, стараясь не сбиться на бег.
  По дороге домой меня пробирал смех. Какова ирония: Мальмот меня увольняет, а я краду, приготовленную для него прививку! Есть все-таки в жизни справедливость.
  
  Следователь выложил на стол заключение о смерти Джона Рахуса. Молодой, здоровый мужчина умер от опухоли в мозгу, сгорев за три дня.
  Сверху легло заявление родителей Рахуса и отчет о проверке здоровья из фитнес-центра. На томографии никакой опухоли не наблюдалось.
  И еще одно заключение мед эксперта. Пространные рассуждения о том, что опухоль не могла возникнуть и вырасти так быстро. Что в организме слишком много защитных механизмов против такого стремительного роста. Что, по некоторым версиям, даже старение - это побочный продукт борьбы организма с подобными явлениями.
  Все говорило о том, что такая смерть невозможна, но патологоанатом стоял на своем.
  
  Из дневника и показаний у следователя родилась только одна версия. Маловероятная, но не возможная.
  Он быстро набрал на экране мультифона сообщение Кригу Мальмоту. Отправить сейчас или утром? Сейчас. Не мне же одному ночи не спать.
  
  Следующим утром Криг Мальмот назначил встречу в кафе в нескольких кварталах от "Тантала".
  - Криг Мальмот, - без обиняков начал следователь. - Я знаю, что Вы пытались убить своего отца, путем изменения приготовленной для него прививки для бессмертия. По случайности, пострадал Джон Рахус.
  - Это невозможно, - сказал Криг. - Все изменения основаны на индивидуальном геноме...
  - Материал для синтеза прививки Мохани Мальмоту принадлежал Джону Рахусу.
  - Ах, вот оно как. А я-то думал...
  Некоторое время Криг молчал словно взвешивая ответ.
  - Вам никто не поверит. Ни один судья не выдаст ордер под такую фантастическую историю. Даже если Вы подготовили три вопроса, до них не дойдет дело.
  - А Мохани Мальмот, Ваш отец? - спросил следователь. - Ему ордер не нужен...
  Криг молчал еще дольше.
  - Что Вам нужно? - спросил он в конце концов.
  - Три пункта, - с готовностью сказал следователь.
  - Какие?
  - Первый - прививка лично для меня и без всяких фокусов!
  - Предположим.
  - Второй - миллион кредитов сверху.
  - Возможно.
  - Третий - ответ на вопрос.
  - Задавайте.
  - Зачем Вам это? - спросил следователь. - Чего не хватало? Вы - сын миллиардера, бессмертны, знаменитый ученый. Чего еще надо?
  Криг Мальмот смотрел в сторону ничего не говоря. Потом все же ответил.
  - Первые два условия приняты. Третье... Когда ты - сын миллиардера, а отец со дня на день собирается стать бессмертным... надо что-то делать. Положение, как говорится, обязывает. Тем более, ходили слухи, что мама тоже в автокатастрофу не просто так попала...
  Следователь поднялся с места и разблокировал экран мультифона.
  - Насчет получения прививки и денег... - начал говорить Мальмот.
  Следователь прервал его взмахом руки.
  - Оставьте себе.
  - Что?!
  Над экраном мултифона следователя поднялась голограмма с пиктограммой записи.
  - Я отправил наш разговор судье и вашем отцу. Дело Джона Рахуса закрыто!
  - Почему? - спросил Криг Мальмот, не понимая. - Это же бессмертие!
  - Потому что важнее оставаться человеком. Лучше смертным - но человеком.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"