Благин Виталий: другие произведения.

Handmade

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лучший подарок - сделанный своими руками

  До начала совещания оставалось еще десять минут. Я листал ежедневник, корректировал план на день и краем уха слушал утреннюю пикировку сотрудников.
  9:00-9:30 - планерка (выбрать дату; сделать объявление).
   По одну сторону стола сидели продажники, другая отводилась закупщикам. Когда филиал только развивался, я перемешивал составы, чтобы все чувствовали себя в одной лодке. Но сейчас мы вышли на первое место по стране и боролись за каждую копейку эффективности, поэтому противостояние продаж и закупок казалось мне более продуктивным.
  10:00-11:00 - совещание губернатора с крупнейшими налогоплательщиками (обязательное присутствие!).
  - Наталья Владимировна, - завела шарманку Регина, заместитель начальник отдела продаж, - качество продукции из последней поставки никуда не годится! Нам клиенты уже высказывают! Страдает репутация фирмы!
  11:00-12:00 - встреча с оптовым покупателем (подписание договора).
  - Регина Ашотовна, - с готовностью вскинулась начальник отдела закупок, - качество уже полгода не меняется, поставщики все те же. Вот только последнее время мы им задерживаем оплату, из-за того, что у Ваших клиентов просрочки!
  12:00-12:30 - вникнуть в документацию по новому складу в Гр-ком районе (согласовать покупку).
  - Но что нам говорить недовольным клиентам?
  Чего это Регина осмелела? То ли потому что с одной стороны сидел ее руководитель Сергей, а с другой - её ближайшая подруга Камила, ведущий специалист отдела продаж. То ли потому что Наталья сегодня была одна: заместитель болел и ей приходилось отдуваться за двоих.
  Или Сергей уже проболтался?
  12:30-13:00 - работа с почтой.
  - Говорите, чтобы платили вовремя!
  - Но репутация фирмы страдает! - не отставала Регина. - Мы можем так и план не выполнить за месяц!
  13:00-14:00 - обед.
  - Общайтесь с клиентами! - огрызалась Наталья. - Работайте!
  Обычно, она не опускалась до склок с Региной, но сегодня агрессивно защищалась и атаковала.
  Взять на заметку.
  14:00-15:00 - совещание с Москвой (сообщить решение по складу).
  Регина изменила тактику и нарочито громко завела беседу с Камилой о семье.
  - Дочка тройку вчера получила, так я ей устрою веселую жизнь: неделю будет без интернета!
  Поведется Наталья или нет?
  15:00-15:30 - обсуждение планов на след. месяц с отделами.
  - А я, - похвасталась Камила, - свою за тройки карманных денег лишаю!
  15:30-16:00 - работа с почтой.
  - Зачем же так жестко? - повелась Наталья. - Ведь это всего лишь оценки...
  16:00-18:00 - текучка+выезд на склад ?1 (разбор полетов, возможности ускорения работы).
  - Мы, Наталья Владимировна, - сказала с расстановкой Регина, - уж как-нибудь разберемся со своими детьми.
  Подруги обменялись улыбками превосходства.
  19:00-20:00 - тренировка.
  Наталья опустила голову и сделала вид, что изучает лежащие на столе документы.
  В 37 лет у неё не было ни мужа, ни детей.
  20:00-20:30 - планирование дня\недели.
  Стрелка часов передвинулась на 9 часов, и я демонстративно захлопнул ежедневник.
  Здравствуй, новый день! Ave, Cezar!
  - Итак, сначала по текущим вопросам, - начал я. - Регина Ашотовна, насколько я слышал, у нас появились проблемы с качеством...
  - Ну, не то, чтобы глобальные, - попыталась соскочить Регина. - Думаю, мы сможем разобраться своими силами...
  - Проблемы с качеством - это репутация фирмы, а репутация фирмы - моя первоочередная задача, - отрезал я. - Сколько уже было рекламаций?
  - Ну, пока только одна, но...
  - От кого?
  - От ИП Филимонов...
  Регина отвечала все тише и тише, но я продолжал душить:
  - Какой у нас с ним оборот?
  - У него только первая покупка, но он уже мне мозг вынес своими звонками...
  - Сколько он взял единиц продукции?
  - Только одну, но...
  - Регина Ашотовна, - резюмировал я, - претензию по качеству не принимаем, разберитесь самостоятельно; если нужно, подключите Сергея Александровича; работать надо с тем, что есть, и нам важен каждый клиент, но в пределах разумного. И, надеюсь, в будущем Вы не будете выносить проблемы такого масштаба на общее совещание филиала. У Вас достаточно компетенции, чтобы решать подобные вопросы на своем уровне.
  - Конечно... - еле слышно пробормотала Регина.
  - Перейдем к общей повестке... - сказал я, обращаясь уже ко всем.
  Регина задышала свободнее, а Наталья бросила на меня благодарный взгляд.
  Быстро пробежав основные вопросы, я краем уха слушал, как Камила зачитывает основные показатели эффективности отдела продаж, и листал ежедневник.
  Текущая неделя отличалась высокой детализацией, на следующих были намечены только важные события: командировки и крупные совещания или периодические: планерки и еженедельные совещания с Москвой, а также тренировки по борьбе, кружки гитары и лепки из глины. На хобби, как на обязательную форму отдыха, я отводил по часу каждый вечер.
  Последние, недатированные листы ежедневника отвечали за важные лично для меня проекты: поиск помещения детскому дому, участие в оргкомитете юношеского чемпионата города по дзюдо, помощь родителям в покупке домика в деревне. Я открыл страницу озаглавленную "Подарок". Здесь были только записи-напоминания: "проверить ЛЖ", "главное - не навредить!", "дата?" и вклеенный календарик. Некоторые идущие подряд дни последних двух месяцев я ранее подчеркнул, другие - обвел ручкой. Пока Камила бубнила про "...средний уровень просрочки составляет..." я подчеркнул текущую дату. Отсчитал нужное количество дней, сбился, снова отсчитал и после сверки с прошлыми месяцами обвел даты 14, 15, 16.
  Решено. Значит, пора переходить к главному.
   - Спасибо, Камила Гивиковна, - прервал я бубнение. - Начальники отделов, к следующей планерке подготовьте срез по выполнению планов на месяц. Теперь важное объявление. Наш филиал уже более года держит первое место по стране по всем показателям. Успех нашей совместной работы оценили в Головной Компании, и, как Вы знаете, три месяца назад я проходил стажировку в Москве. По результатам принято решение о моем переводе сначала еще на три месяца в Москву, а потом - в Головную Компанию в Канаде.
  Я обвел всех взглядом, давая несколько секунд, чтобы осознать услышанное.
  Наталья вздрогнула, в её глазах появилось непонимание и, возможно, неприятие.
  Заметка: нужно отработать первую реакцию.
  Сергей улыбался. Впрочем, он уже несколько дней с тех пор, как узнал о моем переводе, не прекращал улыбаться.
  Регина и Камила радостно скалили зубы. Ни удивления, ни испуга, обычного для реакции на внезапные новости. Значит, Сергей действительно проболтался.
  Заметка: сделать внушение по поводу "не идти на поводу у баб". Иначе, подружки из него веревки будут вить.
  - Директором филиала на мое место назначается Сергей Александрович. Всего полгода назад он приехал к нам из Москвы, поднял работу отдела продаж на качественно новый уровень, и вот - достойная награда. Поздравляем!
  Поаплодировали Сергею.
  - Место начальника отдела продаж предлагаем занять Регине Ашотовне, - продолжал я раздачу слонов. - А на место её заместителя Сергей Александрович порекомендовал Камилу Гивиковну. Ни у кого возражений нет?
  Возражений не было. Наталья находилась в прострации. Подружки сияли ярче Солнца. И просто на глазах росла соответствующая корона.
  Поаплодировали назначениям.
  Поаплодировали друг другу.
  - С каждым позже проведем отдельную встречу, - закончил я рукоплескания. - А сейчас прошу всех вернуться к исполнению текущих обязанностей. Наталья Владимировна, задержитесь, пожалуйста, на пять минут.
  Едва дверь за остальными закрылась, Наташа перестала держать эмоции в себе.
  - Зачем ты нас бросаешь? Как я останусь без тебя? Как ты будешь в этой Канаде, там же холодно! Почему ты мне раньше не сказал? А эти курицы уже знают...
  - Все будет хорошо, - начал я операцию "Успокоение". - Во-первых, спасибо тебе, что смогла адекватно воспринять эту новость. Несмотря на внезапность, ты смогла достойно держаться...
  Когда чего-то хочешь, иногда полезно делать вид, что оно уже есть.
  - ... во-вторых, могла бы и порадоваться за меня...
  - ... я радуюсь! Ты такой молодец! Ты - достоин этого назначения...
  У совестливых людей чувство вины быстро гасит огонь возмущения. У бессовестных - наоборот.
  - ... в-третьих, без меня вы вполне справитесь, - продолжал я рационализировать. - Ты остаешься на своем месте, Сергей в курсе всех процессов, Регина с Камилой тоже не лаптем щи хлебают. Все вместе, уверен, вы справитесь. Все будет хорошо.
  Если долго и часто это повторять, то можно даже самому поверить.
  Наташа фыркнула:
  - Сергею Александровичу до тебя как до Луны! Тебя же все между собой "Лучшим" называют! Ты вывел наш филиал на первое место по стране, а он - назначенец с мохнатой лапой из Москвы...
  - Но, тем не менее, он справляется, - пресек я хулу на своего преемника. - Или ты считаешь по-другому?
  - Ну, справляется, - согласилась Наташа. - С твоей помощью...
  - Значит, и без меня справится.
  Логической связи с предыдущими сентенциями в этом выводе не наблюдалось, поэтому я поспешил сменить скользкую тему разговора:
  - Чего мы все обо мне говорим, лучше расскажи, как у тебя дела? Мы так и не говорили толком последнее время. Как твоя личная жизнь? Бурлит?
  - Угу, - невесело улыбнулась Наташа. - Бурлит и пахнет...
  - Ты же, помню, пыталась на сайтах знакомств найти что-то стоящее...
  Наташа презрительно поджала губы и махнула рукой.
  - Там один шлак и некондиция: то извращенцы с потными ладошками попадаются, то ищу-девушку-на-ночь, чуть ли не за столиком кафе в трусы лезут, то маменькины сынки, которые не понимают, чего хотят...
  - Может быть, если подсказать, то они захотят серьезные отношения и семью...
  - Не хочу! Устала уже со слабыми мужиками дело на работе иметь, а еще и дома сопли подтирать и всё за всех решать - лучше уж одной! Вот был бы ты годков на пять постарше...
  С Наташей мы работали уже лет десять, с тех пор, когда я зеленым и неоперившимся решил "получить опыт прямых продаж". За эти годы она перешла в закупки и стала начальником отдела. Я поднялся по карьерной лестнице в продажах до начальника отдела, а потом и на должность директора филиала. Несмотря на теплые отношения и совместно съеденные тонны соли мы умудрялись не перейти границу, отделяющую дружбу от чего-то большего. Короче, ни разу не переспали. Что, впрочем, не мешало по этому поводу периодически шутить.
  - Тем более, ты и сам у нас неженатик, - оседлала она любимого конька. - Вроде, все при тебе: талантливый, красивый, умный, тридцатилетний - только пальцем помани, все девки будут твои. Чего тебе надо? Или твой девиз "Работать с тем, что есть" на женщин не распространяется, и ты идеальную ищешь? Я до сих пор не знаю, какие бабы тебе нравятся: блондинки, брюнетки или, вообще, рыженькие?
  Неожиданный случай представился, и я тут же им воспользовался.
  - Шатенки с длинными волосами. Помнишь, как у Алёны, секретарши нашего босса?
  - Вот оно значит как... - задумчиво проговорила Наташа. - Понятненько...
  Прошлый директор нашего филиала, мой предшественник, держал секретаршу для принеси-напомни-позвони. Роскошная во всех отношениях Алёна услаждала наши взоры своей красотой, а потом выскочила замуж за одного из крупных клиентов и, говорят, уехала с ним на ПМЖ в Германию. Когда я стал директором, то должность секретарши сократил.
  - А ты сама чего хочешь?
  - Семью, детей от любимого человека, - выпалила Наташа. - Чтобы как у всех, чтобы не все одной тянуть...
  - Может, у тебя требования завышены? Есть же нормальные мужики...
  - Где они есть? Нормальные - женаты, а то, что осталось - неликвид. Я, конечно, понимаю, что и сама не Памела Андерсон, но...
  Обычно, женщины неудачи в личной жизни объясняют недостатками внешности и избытком возраста. В случае Наташи лишние килограммы и годы лишь укрепляли комплексы по отношению к себе и мужчинам.
  - С таким походом, - забросил я удочку, - дети от хорошего человека сами по себе не появятся...
  - Где же этого хорошего человека взять? Кругом одни козлы!
  - Ты, главное, свой случай не прощелкай, если возможность представится...
  Пронзительно запиликал телефон - сработало напоминание о совещании у губернатора.
  Наташа понятливо отправилась работать, а я мысленно подвел итоги планерки и разговора: нужные слова сказаны, закладки на будущее сделаны, осталось довести партию до конца.
  На следующий день утреннюю планерку я закончил объявлением:
  - В связи с моим переездом в Москву я устраиваю прощальную вечеринку. Вы все приглашены! Если захотите сделать памятный подарок, то лучший выбор - подарок, сделанный своими руками. Вечеринка пройдет у меня дома в 20:00 моего последнего рабочего дня 15 числа.
  После планерки Наташа предложила свою помощь в подготовке мероприятия.
  - Спасибо, но я уже договорился с одним рестораном: и приготовят, и сервируют, - сказал я. - Если не трудно, поможешь с уборкой после вечеринки?
  Ей, конечно, было не трудно.
  
  В середине недели мы с Сергеем возвращались из поездки по складам. Каждую свободную минуту я использовал, чтобы погрузить его в дела филиала и передать накопленные знания и опыт.
  - ...а если возникнут вопросы с администрацией города или с органами, то у Наташи там есть подвязки, она порешает.
  Сергей саркастически хмыкнул. На первый раз я бы попустил, но это уже не первый раз.
  - Ты понял, что я сейчас сказал? Повтори!
  - Если будут терки с администрацией - Наташка порешает.
  - Наташка - это кто?
  - Ну, Наташка - закупщица наша. Ты же сам сказал...
  - А почему "Наташка", - продолжал давить я.
  Сергей знал мою манеру "сжимать пружину", но, видимо, потерял бдительность.
  - Ну, она такая... простая...
  - Что значит "простая"?
  - Ну, не красавица, ни семьи, ни детей, ни даже мужика какого-нибудь, всё время на работе проводит...
  Я резко вывернул руль и остановил автомобиль на обочине.
  - А откуда ты знаешь, что у неё мужика нет?
  - Э, - Сергей нервно сглотнул. - Не помню. Вроде, слышал от кого-то из девчонок...
  Я развернулся к нему всем телом, взял за плечо и легонько тряхнул.
  - Сергей, ты знаешь, я к тебе очень хорошо отношусь, и поэтому хочу предупредить: не иди на поводу у баб!
  - Но я не...
  - Если покопаешься в памяти, то вспомнишь, что и информацию про личную жизнь Наташи, и слова "закупщица", и "Наташка" ты вынес после разговоров с Региной и Камилой.
  - Какое это имеет значение....
  Он попытался вырваться, но я держал крепко: уроки борьбы приносили свои плоды.
  - Сергей, теперь ты - директор филиала. Чтобы полностью войти в курс дела, тебе нужно полгода-год. А до этого момента весь твой капитал - это люди, их опыт и умения.
  - Я знаю, но...
  - Твои бабы решили, что классно будет Камилу сделать начальницей отдела закупок, раз уже Регина заняла свое место в продажах. И для этого они начали копать под Наташу. Я для переговоров полгода изучал НЛП, чтобы формировать нужными словами нужные мысли в чужих головах, а бабам не нужны такие курсы, их эволюция научила окольным путям.
  - Ты намекаешь, что ни настраивают меня против Натальи?
  Я отпустил плечо, и Сергей задумчиво уставился перед собой, скулы его напряглись. Улыбка впервые за последние дни сошла с лица моего приемника. Он иногда не отличался умом и сообразительностью, но, однажды усвоив, никогда не забывал. Как бульдог, компенсировал цепкостью недостаток скорости.
  - Да, - подтвердил я. - Сам понимаешь, они не со зла, для них - это игра, а для тебя - успешность филиала. Если ты потеряешь Наташу, то через пару месяцев потеряешь низкие цены поставщиков, через полгода потеряешь лидерство в продажах по стране, а через год ты будешь человеком, которого поставили в лучший филиал, а он слил все показатели. Понимаешь?
  Сергей насупился.
  Сейчас, главное, не перегнуть палку и не сгустить краски слишком сильно.
  - Поэтому лучше сразу расставь все точки над всеми буквами: не "девчонки", а только по имени-отчеству; чтобы тебе не сказали, всегда проверяй и составляй свое мнение; если на кого-то жалуются, полностью узнавай позицию второй стороны. Сам все знаешь, не маленький. Опыта у тебя хватит, во всем разберешься, главное, с самого начала не нарубить дров.
  - Да, - удрученно потянул Сергей. - Без тебя будет сложно...
  Странно, что эта идея впервые его посетила, но лучше поздно, чем после увольнения. В голове мелькнула удачная мысль, и я тут же воспользовался возможностью.
  - До отъезда в Канаду первые три месяца я буду в Москве, так что держи меня в курсе основных событий, если что - подстрахую.
  - О, - обрадовался Сергей. - Конечно!
  Он повеселел и остаток пути казался более сосредоточенным, задавал дельные вопросы, так что у меня даже появилась надежда на светлое будущее филиала.
  
  На неделе я еще раз напомнил про "лучший подарок - это сделанный своими руками", и в назначенный день с интересом ждал, кто на что сподобится.
  
  В пятницу 15 числа вечером дома меня ждали сервированные для фуршета столы и представительница кейтерниговой компании со счетом за выполненную работу.
  - Также есть услуга уборки после праздника, - сообщила она. - Стоимость составит...
  - Нет, - сказал я, ставя подпись в акте выполненных работ. - У меня другие планы.
  Первой приехали Наташа и её заместитель, Иван - худой, бледный парень болезненного вида. Впрочем, ни хронический кашель, ни постоянно шмыгающий нос не мешали ему жестко выкручивать руки поставщикам на переговорах и курировать всю аналитическую часть работы филиала.
  Наташа первым делом провела ревизию. Убедившись, что еды достаточно и столы красиво сервированы, она уселась в кресло в углу комнаты и углубилась в чтение почты на телефоне. Иван с порога всучил мне вырезанную из можжевельника подставку под горячее, с гравировкой выжигателем: "Лучшему!".
  - Вы там не теряйтесь в этих канадах, Андрей Евгеньевич, - напутствовал он, шмыгнув носом. - Если что-то понадобится - обращайтесь, чем сможем - поможем.
  После обязательной программы, не теряя времени, он направился к бару, быстро пересмотрел этикетки и с бутылкой совершеннолетнего "Тулибардина" уединился в противоположном от непьющей Наташи углу комнаты. Там Иван по телефону заказал такси на мой адрес:
  - ... через полтора часа... - он смерил взглядом объем виски в бутылке и, видимо, провел в голове сложные математические расчеты. - Ровно через два часа нужно забрать пассажира по адресу...
  Дав распоряжения на тему "с грузом обращаться осторожно", "не кантовать!", Иван закончил разговор. С улыбкой человека, сделавшего всё возможное для успеха предприятия, он придвинул тарелку с мясной нарезкой, и до конца вечера я видел его только в трех состояниях: Иван наливает виски, Иван пьет виски, Иван закусывает виски. За этим можно было наблюдать вечно.
  Трель дверного звонка известила о прибытии следующей партии гостей. Камила и Регина выбрали костюмы в черно-красных тонах, а конечности подружек блестели золотыми украшениями. Сергей по случаю празднества сменил галстук на темно-синий шейный платок. Едва стакан с шампанским очутился у него в руках, будущий директор филиала разразился речью:
  - Сегодня мы собрались здесь проводить нашего незаменимого руководителя Лучшева Андрея Евгеньевича на следующую ступеньку карьерной лестницы. Всем сотрудникам филиала ты был как отец, везде успевал и знал о каждой мелочи в работе, ничего не упускал и не забывал, временами был строгим, но всегда - справедливым. Желаем тебе выйти на новый уровень профессиональных достижений и с вершин Головной Компании наблюдать за нашими скромными успехами. Всего тебе лучшего, Андрей Евгеньевич!
  Довольный каламбуром Сергей с чувством пожал мне руку. Камила подала ему объемистый пакет. Что там? Неужели картина? После всего, что я для них сделал?
  - ... и от всех сотрудников филиала хочу подарить тебе подарок, сделанный нашими руками!
  Из пакета на свет появился лист ватмана с наклеенными фотографиями и надписями разноцветными фломастерами. Отлегло.
  - ... это коллаж, - объяснил Сергей. - Здесь каждый рядом со своей фотографией оставил пожелание на память, чтобы ты нас помнил и не забывал!
  Ну, хоть не из шишек и пластилина. И, конечно, узнаю почерк Регины: чтобы не мучиться самой, организовать коллективную работу с размазыванием ответственности. Молодец! Далеко пойдет!
  - Спасибо, друзья, - я постарался добавить теплоты в голос. - Я тронут, и у меня есть для вас тоже подарки. Во-первых, эти свиньи-копилки, чтобы водились деньги...
  Я каждому раздал сделанные на курсах лепки глиняные фигурки, раскрашенные вручную.
  - ... и, во-вторых, это прекрасное вечнозеленое дерево для нашего, а теперь уже вашего офиса!
  Движением фокусника я снял покрывало, и пред всеобщим обозрением предстало новое чудо природы: Dolarella Pinacea. Каркас метровой пластиковой новогодней елки я оклеил распечатанными на принтере зелеными купюрами, а по веткам развесил оранжевые, красные, синие банкноты и несколько конвертов с именами присутствующих.
  При виде денег гости оживились.
  - ... наш филиал в этом квартале перевыполнил план, - сообщил я. - И в каждом конверте - достойная премия за хорошую работу! Спасибо вам!
  Я включил музыку, поднял к потолку бокал и праздник начался!
  Камила и Регина выплясывали в центре зала, и чем выше поднимался градус в крови, тем более размашистыми становились движения бедер, а взгляды черных очей казались все более томными и хищными.
  Сергей, чтобы сбежать от необходимости танцевать, попытался найти собутыльника и собеседника в лице Ивана, но тот оказался самодостаточным. Словно твердо решив раз и навсегда избавиться от хвори, он усердно дезинфицировал организм алкоголем и был тем счастлив.
  Наташа, трезвенница по убеждению, делала вид, что углубилась в почту, и Сергей примкнул к нашему кружку танцоров. Покачиваясь из стороны в сторону в такт ритмам 90-х, он цеплялся за стакан коньяка с отчаянием утопающего. Я сжалился, погасил яркие лампы и включил светомузыку. Негоже подчиненным видеть позор нового руководителя - успеют еще насмотреться.
  В темноте что-то красно-черное жарко потерлось о мою ногу. Камила? Регина? Не имеет значения.
  Упав на диван рядом с Наташей, я сделал вид, что перевожу дух.
  - ... занимательно девчонки танцуют! - сказала она, пытаясь перекричать шум музыки.
  Я показал на уши и в сторону кухни.
  Когда дверь за нами закрылась, Наташа выдохнула:
  - Как же тяжело придется нам без тебя...
  Сегодня она надела бежевую рубашку и, вместо привычных брюк, коричневую юбку выше колен. Удобно.
  На столе одиноко стояла початая бутылка, и я плеснул виски себе в стакан.
  - Уверен, что вы справитесь! За вас!
  Выпил.
  - А я тебе тоже подарок приготовила, - сказала Наташа. - В Канаде холодно; и это тебе, чтобы не заболел.
  Она вручила мне недлинный вязанный серый шарф и такую же шапку. Стало понятно её нервное и разбитое состояние последние две недели: ночами не спала, спешила.
  Я тут же повязал шарф вокруг шеи и натянул шапку до бровей.
  - Зато тепло! Спасибо, Наташа, вот уж удружила.
  - Я, между прочим, тоже рассчитывала на большее, чем просто свинья-копилка! Всё же столько лет вместе...
  Я с сожалением пожал плечами, предоставив возможность меня оправдать самой Наташе.
  - Да, понимаю всё, - тут же сказала она. - У тебя много дел сейчас...
  - Пошли уже в зал, а то подумают, что мы здесь неизвестно чем занимаемся.
  Сказав это, я наградил её шлепком ниже тех мест, где у женщин обычно располагается талия, и открыл дверь. Наташа хихикнула и бросила на меня удивленный взгляд: "Ты чего?". Последние пять лет я, как сапер на задании, старался лишний раз не прикасаться к ней без необходимости.
  У одиноких людей потребность любить бывает такой сильной, что бомба может сдетонировать от любого неосторожного взгляда или движения; и случайный, в общем-то, человек станет объектом приложения всей накопленной нежности, заботы и, конечно, страданий. А этой вовсе не то, чего я желал Наташе.
  В зале Камила и Регина извивались вокруг Сергея как пара коралловых змей, все сужая кольца вокруг жертвы, и я тут же поспешил на помощь будущему директору филиала.
  Через полчаса трель дверного звонка совпала по времени с последним стаканом "Тулибардина", еще раз укрепив мое мнение об Иване, как о гении аналитических расчетов. Наташа на правах начальника проконтролировала погрузку шмыгающего носом тела в такси, оставив конверт с премией и копилку у себя, чтобы отдать позже, когда способности считать и радоваться вернутся к Ивану.
  Еще через час засобирались и остальные. Я весь вечер провел со стаканом в руках и провожал гостей, изрядно покачиваясь. Неприлично трезвая Наташа неодобрительно удивилась моему состоянию.
  - Вот это ты набрался! - Она нахмурилась, припоминая. - Я вообще за десять лет тебя первый раз нетрезвым вижу; думала ты не пьянеешь...
  На кухне Наташа складывала бокалы и стаканы в посудомоечную машину, а я сидел рядом, для устойчивости прислонившись к стене. Что-то бормотал, иногда вскидывал голову и обводил комнату мутным взглядом. Когда стол освободился от посуды, я встал и, не удержавшись на ногах, завалился на пол, зацепив по пути скатерть.
  - Ох, горюшко мое, - запричитала Наташа. - Не понимаю, зачем вам, мужикам, так напиваться?
  Она закинула мою руку себе на плечо и, подсев как штангист, вздернула тело на ноги.
  - О, Наташенька, - пролепетал я. - Наташенька хорошая...
  Я провел ладонью по её связанным в узел волосам, что должно было изображать поглаживание.
  - Ну и нажрался же ты, Андрюша. Отоспишься, а завтра самому стыдно будет, наверное...
   Затащив в зал, Наташа поволокла меня к дивану. Я максимально сосредоточился и расслабил тело, выжидая удобного момента.
  У самого дивана я споткнулся, ногой заплел лодыжку Наташи и, развернувшись в воздухе, завалился всем телом на свою жертву.
  "Ипон!", - сказал бы мастер Докуяма, мой тренер. А Наташа успела только ахнуть.
  Оказавшись на женщине, я сделал то, что делает любой мужик в таком положении. Мои ладони опустились по бедрам Наташи, задрали юбку и рванули вниз трусы.
  - Андрей, ты чего?
  А на что это похоже?
  - Мы так не договаривались!
  Считай это офертой.
  - Перестань!
  Извини, но процесс зашел уже слишком далеко.
  Наташа попыталась вырваться, но пять лет у сенсея Докуямы борьбой занимался только один из нас. Плечом я надежно прижал жертву к дивану, а коленом заблокировал ноги. При этом глаза мои были полуприкрыты; я мотал головой из стороны в сторону и мычал что-то нечленораздельное. Странно, но Наташа не кричала, не звала на помощь: то ли жизнь в одиночестве выработала привычку во всем полагаться только на себя, то ли до конца надеялась меня образумить.
  - Алёна, - произнес я невнятно.
  Наташа подо мной замерла, напрягшись, и даже забыв дышать.
  - Алёна, - повторил я имя незабвенной секретарши-шатенки.
  Секунда, две, три - и тело подо мной расслабилось. Больше Наташа не сопротивлялась.
  Я совершал ритмичные движения, рывками выдыхая воздух. Рядом, близко, как никогда раньше, кожа Наташи с крупными порами сальных желез, прыщами и неровностями вызывала странную смесь нежности и отвращения. Словно любимая кошка съела мышь и теперь ластится к тебе, дышит смрадом в лицо. Я отвернулся, уткнувшись в подушку дивана. Нужно работать с тем, что есть.
  В какой-то момент тело Наташи начало двигаться в такт с моим, а руки стали скорее прижимать, чем отталкивать.
  - Алёна, - беспощадно повторил я ещё раз.
  Тело подо мной обреченно расслабилось, ожидая окончания...
  Завершив задуманное, я отвалился в сторону, захрапел и, мысленно сделал заметку, что нужно ближе к утру повторить, но Наташа дожидаться утра не стала. Она оправилась, захватила сумку и тихо прикрыла за собой входную дверь. Я успел досчитать до тридцати, прежде чем каблуки её туфлей застучали по ступеням лестницы. На диване, в месте, где лежала голова Наташи, осталась пара мокрых пятен.
  
  В понедельник я заскочил в офис за личными вещами и заодно завез Dolarella Pinacea.
  Камила и Регина тут же завели шарманку на тему "а помнишь, в пятницу вечером...", говорили они громко, чтобы слышали и сотрудники, не приглашенные на вечеринку. А как же: кто еще может похвастаться тем, что побывал дома у "Лучшего"? Я тоже ответил громко, чтобы слышали и те, кто в пятницу вечером задержался у меня допоздна.
  - Ничего не помню! От слова "совсем"! То ли виски паленый, то ли закусывать надо...
  Наташа пыталась перехватить мой взгляд, но я не смотрел в её сторону, отвечая на пожелания, наставления и прощания бывших подчиненных. Каждый хотел сказать мне что-то личное и важное.
  Странное ощущение: ты еще здесь, разговариваешь на общие и понятные темы с давно знакомыми людьми, но чувствуешь какую-то нереальность происходящего, словно, не должен здесь находиться, словно, эти люди - уже в прошлом, а ты - отрезанный ломоть.
  Чтобы покончить с раздвоенностью, я в центре офиса на глазах у всех сотрудников передал ключи от кабинета Сергею Александровичу, пожелал успехов и под шквал оваций покинул здание.
  На следующий день я уехал в Москву. В будущем в город наш не возвращался и с Наташей больше никогда не виделся.
  
  Три месяца промчались суматошно. Днем - совещания и переговоры, вечером - курсы английского и французского, когда удастся выкроить пару часов - борьба, свободного времени катастрофически не хватало. Но все когда-то кончается, и этот безумный марафон тоже закончился. Пришло время улетать в Канаду.
  В аэропорт я прибыл без багажа, только с самым необходимым и важным в ручной клади. За последние пару недель ликвидную собственность я перевел в наличность, а остальное - раздал. В зале ожидания перед посадкой наконец-то появилось время разобраться с неоконченными делами, и я написал сообщение Сергею.
  Первые недели после моего отъезда он звонил по несколько раз в день, потом вопросы и просьбы стали реже, а к исходу второго месяца и вовсе прекратились. Видимо, из личинки руководителя вылупился новый директор филиала.
  Сергей сразу перезвонил, и я забросил удочки: "Как дела?", "Какие новости?", "Как девчонки?". Он принялся занудно описывать события и достижения, пока с помощью нескольких наводящих вопросов не добрался до главного.
  - И, представь себе, Наташка-то наша - беременна! Мужика, вроде, по-прежнему нет, но, видно, кто-то позарился-таки! Бабы выпытывали: кто?, когда?, срок пытались узнать, но она молчит, как партизан, только улыбается. Все время ходит и улыбается; счастливая! Без неё, конечно, придется тяжело. Хотел Камилу поставить на отдел закупок, но, боюсь, не потянет; пока Ивана натаскиваем...
  Дальше я уже не слушал, вскоре объявили посадку, и мы с Сергеем попрощались.
  
  В самолете я занял свое место, снял теплую куртку и открыл сумку. Отодвинув лежащие сверху вязаные серые шарф и шапку, достал ежедневник, пролистал.
  Дела. Дела. Дела.
  Встречи, совещания, задачи, переговоры, даты, часы. Обязательные и срочные дела. Достижения и успехи. Ошибки и неудачи. Кто вспомнит о них через пять лет? Через десять? Когда ярмарка тщеславия под названием "карьера" закончится, останется только то, что действительно важно и имеет непреходящую ценность. Недатированные листы ежедневника отвечали именно за такие проекты: покупка домика в деревне родителям, лечение дочери сенсея Докуямы в Москве, строительство церкви в родной деревне. Зеленая галочка на каждом листе означала, что кто-то стал счастливее, а мир чуточку лучше. Не это ли настоящие достижения и успехи?
  
  Я остановился на листе "Подарок".
  Наташа. Когда-то ты пригрела нахального и дерзкого студента без опыта и желания работы. Поверила. Дала возможность учиться, а, значит, ошибаться.
  Вела за руку, иногда тащила на плечах, когда у меня не хватало сил идти. Оставляла свободу находить свой путь и делать, что интересно и важно для меня. Доверяла.
  Чем я мог тебе отплатить? Как я мог дать то, что тебе по-настоящему важно и нужно: мужа, семью, детей?
  Ты - идеалистка. До сих пор мечтаешь о большой и чистой любви, до сих пор не готова размениваться на суррогаты. Снисхождения от сильного не примешь - слишком гордая, а со слабым жить не сможешь - будешь презирать и его и себя.
  Ты - однолюбка. Привязавшись к мужчине, готова хранить верность навсегда, даже если расстанетесь. Как кошка с последней жизнью, ты не имеешь права на ошибку.
  Идеалистка и однолюбка - вязкая смесь, тяжелая; способная стать цементом в стене на пути к счастливой личной жизни. Когда считаешь возможным только один вариант развития событий и делаешь ставку на "всё или ничего", к сожалению, чаще получаешь - "ничего".
  А я - другой. Работаю с тем, что есть. Избавляюсь от принципов, привычек и ментальных костылей, если они мешают мне жить. Отрываю, порой с кровью, и отбрасываю прочь от себя. И "Лучшим" меня называют не потому, что я не делаю ошибок - делают все, а потому что - не повторяю. И ещё, потому что не оставляю за спиной незаконченные дела, неисполненные обещания и неотданные долги.
  Мы - разные. У нас разные пути, разные цели в жизни.
  Но десять лет мы шли рядом, плечом к плечу и стали "своими", почти родными людьми. Как мог я, уезжая, оставить тебя в одиночестве без любви, без надежды, без смысла жизни?
  Не мог.
  Этот ребенок - мой подарок. Отдай ему всю накопленную любовь и нежность, а он приумножит и вернет. Он сделает это лучше, чем я.
  Не в моих силах сделать тебя счастливой, но я сделал все, чтобы ты стала менее несчастной.
  Зеленый фломастер прочертил две линии в форме буквы "V" на листе "Подарок" и я захлопнул ежедневник.
  
  Самолет разогнался, с натугой преодолел сопротивление земли и, став свободным, взлетел. Проваливаясь в сон, я вспомнил, как принимая решение за себя и Наташу, долго сомневался, искал альтернативные пути, просчитывал разные варианты. Даже какое-то время малодушно размышлял, можно ли кому-нибудь другому делегировать и передоверить задачу. Но, в конце концов - сделал сам.
  Потому что лучший подарок - сделанный своими руками...
  Потому что лучший подарок - сделанный "своими" ...
  Потому что лучший подарок - сделанный ...
  Потому что "Лучший" - подарок....
  Потому что - "Лучший"...
  
  
  Апрель 2018г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"