Благин Виталий: другие произведения.

Инициатива и наказание

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Заголовки местных новостей всех планет в системе Йота Часов пестрели восклицательными знаками.
  "Пропавшая месяц назад геологическая экспедиция обнаружена!". "Следы бойни на борту корабля "Лакусо"!". "Мы нашли лишь кровь и фрагменты тел! Интервью спасателя!". "Установлены личности шестерых членов погибшего экипажа!". "Поиски пропавшей спас-капсулы "Лакусо" продолжаются!". "В массовом убийстве подозревается робот-помощник МФР-3!". "Компания "МелГО" отрицает отзыв последней партии андроидов МФР-6!". "Суд над роботом-убийцей состоится в 30.09.2150г. на Шидре!".
  Халкей Фаброс проснулся от тревожного стрекотания зуммера. Откинув крышку палмбука, он непонимающе уставился на красный мигающий сигнал: сообщение из Головного офиса. За одиннадцать лет службы в "МелГО" он прошел путь от инженера-механика седьмой категории до инженера-механика второй категории, но ни одного прямого обращения из Головного офиса не получал. Все приказы, директивы, извещения поступали только через региональное начальство. Может быть, ошибка?
  Фаброс запустил почтовую программу. Три голописьма отмечены красным цветом. Три! Остатки сна как рукой сняло. Письма отправлены сутки назад по общегалактическому времени, но загружены только сейчас, когда транспортный шлюп "Пегас" вышел из гиперпространства. Связь в космосе происходит с задержкой несколько часов, но перед тем, как открыть первое сообщение, Фаброс причесался и набросил на голое тело рубаху.
  Над экраном палмбука выросли трехмерные буквы "МелГО". Через секунду голограмма эмблемы сменилась изображением роскошного кабинета большой шишки. В кадре появился пожилой коренастый мужчина в строгом костюме, его лысая голова, казалось, росла из мощных плеч, а приплюснутые уши выдавали бывшего борца.
  - Добрый день, Фаброс, - пророкотал мужчина, усевшись за широкий стол. - Мы еще не знакомы. Я - директор по общим вопросам Питер Кастеллано. Здесь ещё Лео Тоскане, его ты должен знать. Он рекомендовал тебя, как человека, которому можно доверять.
  Изображение сдвинулось, и Фаброс увидел Леонардо Тоскане, Главного инженера. Они познакомились год назад на региональном слете технического персонала "МелГО", где Тоскане лично вручил Фабросу серебряный значок за десятилетнюю службу в компании. По сути, Главный инженер являлся начальником начальника Фаброса. Сейчас он выглядел осунувшимся, кожа на худощавом лице плотно обтягивала череп, а округлая бородка только подчеркивала темный провал рта.
  - Привет, Халкей, - устало поздоровался Тоскане.
  Он славился умением общаться на короткой ноге с рядовым персоналом и феноменальной памятью на имена. Фаброс непроизвольно кивнул в ответ на приветствие.
  - Мы вляпались в историю! - взял быка за рога Кастеллано. - Одного из наших МФР-3 обвиняют в убийстве человека!
  - В убийстве? Это невозможно! - уверенно сказал Фаброс, забыв от потрясения, что видит сообщение в записи.
  - Информация об этом уже просочилась в общегалактические новости, и журналюги, как стервятники, осаждают офис! Наши акции упали на 7% за сегодняшнее утро!
  Лицо директора по общим вопросам налилось кровью, покраснела даже лысина. Маленькие глазки глядели из голограммы прямо в глаза Фаброса, несмотря на расстояние и время. Похоже, падение стоимости акций Кастеллано воспринял как личное оскорбление.
  Среди работников "МелГО" у Кастеллано бытовало прозвище "Носорог", и "общие вопросы" он решал на грани закона, а иногда и за гранью. После вспышки гнева директор достал из кармана пиджака огромный носовой платок и вытер круглую голову.
  - Сейчас МФР-3 содержат на Шидре в системе Йота Часов, - продолжил он уже спокойнее. - История темная, но, по словам, правительства Шидры сомнений в приговоре нет никаких. Мы выслали спецкоманду из адвокатов, следователей и PR-специалистов, но они прибудут на место через два дня. А суд состоится завтра.
  Кастеллано потер ладонью тяжелую челюсть, словно сомневаясь в правильности принятого решения.
  - Ты должен понимать, сынок, - доверительно обратился он к Фабросу. - Шидра - это шахтерская планета. Там все роботы или копают руду, или вывозят руду. Андроиды третьего поколения для них слишком сложны. Но гибель геологической экспедиции в их секторе - это проблема, и шидранцы хотят её решить быстро. И, как назло, у них есть закон о вынесении приговора в течение одного дня от рассмотрения дела, и никакой бюрократией этого не обойти. Копию дела нам переслали, пока все улики против МФР, а сам робот представляет собой груду покореженного металла.
  Фаброс с интересом слушал, но не понимал, при чем здесь он? Порт прибытия шлюпа "Пегас" находится в системе Q1 Эридана, и у Фаброса есть заказ на ежегодное техническое обслуживание двух десятков роботов "МелГО" на планете Меропа этой системы...
  - И здесь на сцену выходишь ты, - словно услышал его мысли Кастеллано. - "Пегас" сделает остановку на Шидре, ты покинешь корабль и явишься в администрацию планеты, как представитель "МелГО". Ты восстановишь МФР-3, чтобы он мог дать показания, это единственный способ затянуть дело. Сегодня вторник, наша команда прибудет на место в четверг. Ты будешь на Шидре в среду.
  Он не приказывал, не просил, не предлагал, а рассказывал о недалеком будущем. Согласия Фаброса здесь тоже не требовалось.
  - Твоя задача, сынок, тянуть время всеми силами, чтобы показания робот дал не раньше прибытия спецкоманды. В крайнем случае, чтобы не наболтал лишнего. Справишься?
  Взгляд Носорога с прищуром, но по-отечески добрый, казалось, оценивал Фаброса.
  - Конечно, справишься, - уверенно ответил сам себе Кастеллано. - Мы тебе доверяем! Вся компания надеется на тебя! Не подведи!
  И сухо добавил:
  - Сообщение после прочтения удали. Дальше вся связь, через Лео. Удачи, сынок.
  Над экраном палмбука снова появилось изображение эмблемы "МелГО", и голограмма погасла.
  Фаброс несколько минут сидел, пытаясь собрать мысли в кучу. Изменить маршрут, чинить робота, тянуть время. Вроде, ничего сложного. Но если Носорог лично проводил внушение, значит, дело дурно пахнет. Не удивительно, что у Тоскане такой загнанный вид. Подумать только: робот убил человека! Если будет вынесен обвинительный приговор, то Главный инженер может стать крайним в этой истории. А конкуренты и журналисты с удовольствием попляшут на костях "МелГО".
  Фаброс выпил воды и открыл второе письмо.
  - Привет, Халкей, - произнесла голограмма Леонардо Тоскане.
  Судя по времени, с момента отправки первого сообщения прошло семь часов, и Главный инженер выглядел еще более уставшим.
  - У нас проблема. В копии дела указано, что на Шидре в качестве эксперта в этом процессе выступает местный робототехник. Это Артур Нелф, наш бывший инженер, специалист по МФР. Мы его уволили со скандалом пять лет назад, думаю, он жаждет мести. Не знаю, чем он может помешать, но лучше будь готов к неприятностям с его стороны. Шидранцы Нелфу доверяют, так что не позволяй ему перехватить инициативу. А главное - не дай добраться до внутренностей МФР-3.
  Тоскане говорил хрипло, безэмоционально, почти безразлично. Фаброс испытывал почти физическую боль при виде такого Главного инженера.
  Отправителем третьего сообщения также значился Лео Тоскане.
  - У нас еще проблема, Халкей, - саркастически усмехнулся он. - По данным разведки, наши конкуренты из "KDO" спонсировали прилет на Шидру чартерным рейсом нескольких журналистов регионального и галактического уровня. Стервятники чуют кровь, возможно, что-то намечается. Не дай им шанса взять нас за задницу. Удачи.
  К сообщению прилагался код доступа для спец запросов в корпоративную интерсеть "МелГО" и срочной связи с руководством. Как написал Тоскане: "на всякий пожарный случай". Формулировка Фабросу не понравилась: он всего лишь инженер-механик второй категории, а не пожарный.
  
  Новые вводные дали повод новым страхам. Какой-то Нелф, бывший специалист по МФР, ненавидящий "МелГО". Какие-то журналисты, готовые растиражировать любое сказанное слово на всю Галактику. Для обычного технического специалиста - это слишком. Он же не юрист и не PRщик. У него совсем другие умения и способности. Если он облажается, то подставит Тоскане и всю компанию, а мстительный характер Носорога широко известен среди сотрудников. Крайним может оказаться не только Главный инженер "МелГО", но и никому неизвестный инженер-механик второй категории.
  От обилия мыслей разболелась голова, и Фаброс принял таблетку неоанальгетика. Просмотрев еще раз сообщения, он, на всякий случай, удалил все три и настроил палмбук на прием корабельного радио.
  "... "Пегас" успешно завершил гиперпрыжок в систему Йоты Часов и выйдет на орбиту Шидры через три стандартчаса. Стоянка продлится один час, и "Пегас" возьмет курс на Меропу в системе Q1...".
  Спать уже не хотелось, и Фаброс посветил оставшееся время сборам, планированию и сомнениям.
  "... мы находимся на орбите четвертой планеты системы Йота Часов. Население Шидры около 20 000 человек, в основном шахтеры и их семьи. Все города находятся в районе экватора, добыча руды в других регионах планеты производится вахтовым методом. Суровый климат закалил шидранцев...".
  Фаброс попытался представить ход мыслей местной администрации. Простая и понятная жизнь: добыча руды, мелкие конфликты, минимум контактов с другими планетами. И вдруг откуда-то сваливается корабль с пропавшей экспедицией. Твоя система - твои проблемы - твое правосудие. Кастеллано прав: они попытаются вынести приговор в кратчайшие сроки, пока дело об убийстве роботом человека не превратилось в "процесс века". Им здесь не привычно и не нужно всеобщее внимание, а то могут раскрыться мелкие махинации с оплатами или привычное для провинции кумовство в руководстве. Неизвестно, как шидранцы отреагируют на внезапные помехи в деле...
  Попрощавшись с капитаном "Пегаса", Фаброс первым же рейсом орбитального бота спустился на Шидру.
  
  Воздушный шлюз открылся, и в лицо Фабросу ударила пурга. Путь от трапа бота до здания космопорта пришлось преодолевать бегом под порывами шквального ветра со снежной крошкой. Планета не отличалась гостеприимством и совсем не походила на курорт.
  В теплом здании Фаброс отряхнул снег и огляделся. Космопорт когда-то знавал лучшие времена, а сейчас в рассчитанном на пятьдесят человек зале ожидания вольготно расположились четверо. Двое в тяжелых шубах и с багажом тут же вышли в пургу и побежали в сторону бота, двое других поспешили к Фабросу. Один из них держал в руках голокамеру.
  - Наведи, чтобы видна эмблема на ящике с инструментами, - скомандовал противным голосом журналист оператору. - И чтобы видны ворота космопорта, типа только прилетел.
  Дергаными, суетливыми движением и мелкими чертами лица журналист походил на ласку или хорька. А манера многозначительно растягивать слова усиливала неприятное впечатление. Фаброс твердо решил держать язык за зубами.
  - Как представитель "МелГО" прокомментирует бойню на геологическом корабле "Лакусо"? Что угрожает другим владельцам МФР-3? Правда ли, что робот-убийца пытался уничтожить корабль, чтобы скрыть следы преступления? Какова официальная позиция "МелГО"?
  - Я всего лишь ремонтник, - растеряно проговорил Фаброс, пытаясь прекратить град вопросов.
  - Как давно проходил техобслуживание робот-убийца? - лишь усилил натиск хорек. - Сколько роботов МФР-3 выпущено с конвейеров "МелГО" с тем же дефектом? Правда ли, что ваша задача - стереть память МФР-3?
  - Без комментариев! - разозлено бросил Фаброс, убегая от журналистов в сторону выхода из космопорта.
  - Снимай! Крупным планом спину покажи! Теперь на меня! - кричал хорек оператору.
  - Итак, представитель "МелГО" отказался от комментариев! - патетично верещал он в камеру секунду спустя. - И какие могут быть комментарии, когда убито шесть человек и один пропал? Но то, что представители "МелГО" обвинения не отрицают - говорит о многом! Мы продолжаем следить за развитием событий на Шидре! Вскоре вас ждет голотрансляция суда над роботом-убийцей! Оставайтесь с нами!
  В дверях Фаброс столкнулся с человеком в шубе.
  - Вы Халкей Фаброс, инженер-механик "МелГО"?
  - Да!
  - Мне поручено доставить вас в администрацию.
  Трясясь на заднем сидении транспортера, Фаброс зарекся общаться с журналистами, и, на всякий случай, решил не разговаривать с водителем.
  
  В администрации его встретил шериф и по совместительству прокурор города Ганс Клюгг, пожилой высокий шидранец с вытянутым, лошадиным лицом.
  - Я бы хотел переговорить с адвокатом, - попросил Фаброс.
  - Адвокат отказался участвовать в процессе, наше законодательство в этом плане на роботов не распространяется.
  Только сейчас Фаброс понял, насколько отстала Шидра от передовых планет Галактики. Конечно, народ здесь простой, и андроиды последних поколений для них ненужная роскошь, но такое наивное понимание прав роботов - это прошлый век!
  Клюгг предложил сразу перейти к делу и повел Фаброса по подземным тоннелям в здание суда и по совместительству тюрьму.
  - Дело здесь ясное, - рассказывал прокурор по дороге, - все улики против робота. Подумать только: убить человека! Уму непостижимо! Наши копатели и погрузчики хоть и старые, но такого себе не позволяют! А эти новомодные андроиды... Не знаешь, что от них ожидать! Если бы "МелГО" не прислала вас, то приговор планировали вынести сегодня. Но не думаю, что показания робота что-то изменят, тем более он сильно поврежден.
  С этими словами Клюгг вывел Фаброса из перехода и, свернув направо, они оказались в подвале тюрьмы. Возле одной из камер стояли два помощника шерифа с плазменными горнорудными резаками на поясах.
  Перехватив взгляд Фаброса, Клюгг пояснил:
  - Обычно, публика здесь содержится неопасная: пьяные или любители подраться, и нам хватает парализаторов. Но для робота-убийцы пришлось вооружиться посерьезнее.
  - Барри, Гейл, это мистер Фаброс, он будет чинить робота, - обратился прокурор к охранникам.
  Один из помощников шерифа пробормотал что-то вроде: "Его не чинить надо, а в плавку закинуть или под пресс".
  Фаброс сделал вид, что этого не слышал и попросил, чтобы открыли камеру.
  Прокурор отрицательно замотал головой:
  - Нет мистер Фаброс, нужно дождаться Артура Нелфа. Судья решил, что все действия с роботом нужно проводить в присутствии нашего робототехника, - пояснил Клюгг. - Не то, что мы вам не доверяем, мистер Фаброс, но... О, а вот и Артур!
  В это время в проходе показался крупный мужчина, с широким подбородком, орлиным носом и темными волосами, собранными сзади в хвост.
  - Халкей Фаброс, инженер-механик второй категории, - представился действующий сотрудник "МелГО".
  - Артур Нелф, - ответил на приветствие бывший.
  Фаброс отметил, что рукопожатие у Нелфа крепкое. Вообще, тот не походил на человека уволенного со скандалом из крупной корпорации.
  Клюгг велел открыть камеру и вошел вслед за гостями.
  Фаброс откинул брезент, укрывавший робота. Металлическое туловище обожжено, три пальца на правой кисти сломаны и расплющены, окуляры отсутствуют. Фабросу не раз приходилось чинить роботов с повреждениями разной степени тяжести. Но лежащий перед ним сейчас МФР-3 отличался от других случаев пятнами запекшейся крови по всему телу, особенно, на руках.
  Фаброс достал из ящика с инструментами мастер-ключ и открыл блок настроек.
  - Память жива? - спросил из-за плеча Нелф.
  - Видеозапись не сохранилась, но понятийная в норме.
  - Что значит "понятийная"? - поинтересовался Клюгг из-за другого плеча.
  - Все, как у людей: под гипнозом человек вспомнит, как и что происходило на самом деле - это видеопамять, но в повседневной памяти содержится обработанная мозгом информация, переведенная в слова и образы - это "понятийная", - пояснил Фаброс. - Другими словами, робот нам не сможет показать, что случилось на "Лакусе", но сможет рассказать.
  - Рассказать? Но как мы можем доверять роботу-убийце? У него манипуляторы по локоть в крови!
  - Для таких случаев у МФР есть настройка инициативы, - влез с объяснениями Нелф. - Это мера доверия роботу, его возможность действовать без приказа. Если снизить инициативу до нуля, то робот будет только выполнять отданные распоряжения и отвечать на прямые вопросы. Ложь исключена!
  - Это как раз то, что нужно на допросе, - обрадовался прокурор. - Мистер Фаброс, снизьте инициативу до нуля!
  - Но...
  - Снижайте, - настаивал и Нелф. - Робот уже натворил дел; с высокой инициативой он может быть опасен.
  Фаброс вспомнил указание Носорога-Кастеллано "чтобы робот не наболтал лишнего" и изменил уровень инициативы с восьмидесяти на ноль.
  Закончив первичный осмотр повреждений, он вымыл измазанные сажей и кровью руки.
  - Сколько времени нужно на починку, мистер Фаброс?
  - Повреждения серьезные, по всей видимости, его обожгло соплами спас-капсулы, - задумчиво сказал Фаброс. - Чтобы он смог давать показания, думаю, хватит двух-трех дней.
  Прокурор вопросительно посмотрел на своего эксперта по роботехнике.
  - Не знаю, чему сейчас учат в "МелГО", - насмешливо произнес Нелф. - Даже я смогу восстановить робота за день. Оставьте мне мастер-ключ и инструменты, и завтра он соловьем будет петь на суде.
  - Мистер Фаброс, вы сможете починить робота до завтра или ремонтом будет заниматься мистер Нелф? - поставил ультиматум Клюгг.
  - Я не отдам мастер-ключ постороннему!
  - Вы сможете присутствовать!
  Фаброс понял, что его загнали в угол. Нелф достаточно хороший специалист, чтобы оценить необходимое время для ремонта и раскусить все попытки затянуть починку. А Клюгг нацелен на скорейшее проведение суда.
  - Хорошо, я справлюсь за день, - сдался Фаброс.
  - Отлично! Договоритесь с мистером Нелфом, когда вы приступите к починке; в камере вам разрешено находиться только вдвоем. Робот должен дать показания завтра в полдень по местному времени, - выдвинул новые требования прокурор. - Заканчивайте осмотр, и я провожу вас в вашу комнату.
  Клюгг вышел в коридор, а Фаброс и Нелф склонились над МФР-3. Некоторое время они обменивались профессиональными замечаниями, но потом Фаброс не выдержал:
  - Нелф, за что вас уволили из "МелГО"? Если не хотите, можете не отвечать.
  - За доверчивость! - с готовностью отозвался Нелф. - Меня предал мой собственный робот-помощник, кстати, тоже третий МФР.
  - Предал?
  - Да, он, видите ли, решил, что мой образ жизни может привести к потере здоровья или даже к смерти! И донес на меня начальству!
  - Поэтому вы не доверяете роботам с высокой инициативой?
  - Поэтому я не доверяю никому, - резко ответил Нелф.
  В гнетущем молчании Фаброс закончил первичный осмотр повреждений, запер блок настроек, и вышел с Нелфом из камеры к ожидающему в коридору прокурору.
  Пока они шли коридорами в гостиницу, Фаброс осознал, что проиграл по всем статьям. Дал повод для спекуляций журналистам, не смог справиться с Нелфом и, главное, не сумел затянуть срок ремонта.
  
  Оставшись в одиночестве, Фаброс первым делом подключил палмбук к сети, чтобы отправить сообщение в Головной офис. Что сказать Тоскане? Извиниться? Выставить себя жертвой обстоятельств? Как признаться в провале? По опыту общения с руководителями высокого уровня Фаброс понимал, что все оправдания бесполезны. Наверху есть два положения индикатора: справился или нет. Без промежуточных делений. Воображение услужливо нарисовало красную от гнева голову Носорога, узнавшего об очередном фиаско технической службы.
  Почта загрузилась, и индикатор вновь замигал красным. Два сообщения из Головного офиса!
  С неприятным предчувствием Фаброс открыл первое.
  - Привет, Халкей, - Тоскане выглядел смертельно усталым. - У меня плохие новости. Группа задерживается, какие-то непредвиденные проблемы. Прибудут не раньше вечера четверга. Держись!
  Фаброс судорожно вздохнул. Дело можно считать проигранным; без спецкоманды профессионалов шансов нет никаких. Все напрасно.
  Мелькнула мысль испортить робота, но от Нелфа новых поломок не скроешь, и тогда можно самому угодить под суд.
  С робкой надеждой, он запустил второе сообщение из Головного офиса.
  - Здравствуй, Фаброс, - приветствовала его голограмма Кастеллано. - У нас диверсия, группа не прибудет раньше субботы.
  Сердце Фаброса ухнуло куда-то вниз живота. Перед глазами поплыли красные круги, и звуки смешались. С трудом он сдержал панику и взял себя в руки.
  - ...конкуренты из "KDO", но виновных мы найдем и покараем, - продолжал говорить Носорог. - Тоскане в больнице с нервным срывом, но он очень просил предупредить тебя. Нас переиграли по всем статьям, но мы ещё поборемся. Ты там держись. Сделай, что можешь.
  Сообщение закончилось. Фаброс трудно сживался с новой реальностью. Тоскане сломался, группа не прибудет, помощи дать неоткуда. Но самым страшным для него был ровный тон Носорога: ни гнева, ни крика, ни намека на ярость.
  Потом пришло внезапное облегчение. Теперь никто в "МелГО" не ожидает от инженера-механика второй категории никаких подвигов. Он может уже ничего не делать, если даже Кастеллано признал поражение в этом раунде. Фаброс физически ощутил, как расправились его плечи, сбросив груз ответственности. Теперь никто не осудит его неудачу с журналистами или с Нелфом, когда Головной офис так облажался.
  Он быстро надиктовал отчет и отправил Тоскане и Кастеллано. Остается довести до рабочего состояния робота, и можно умывать руки и отправляться прочь с этой планеты.
  Внутри оставался какой-то маленький червячок, не дающий расслабиться. Воспользовавшись кодом доступа для спец запросов, Фаброс нашел в корпоративной интерсети "МелГО" досье на Артура Нелфа.
  Примерный специалист, один из лучших инженеров региона Веги, мастер на все руки. Семь лет назад показатели работы начали падать, а потом его робот-помощник сообщил начальству, что у Нелфа проблемы с алкоголем и не только. Пьяные драки, поножовщина, долги. Зарплаты инженера-механика на веселую жизнь и кутежи не хватало, и Нелф пошел на махинации с финансовой отчетностью по ремонту. Робот, обеспокоенный опасной жизнью хозяина, подал рапорт руководству с указанием грехов Нелфа, и того со скандалом вышибли из "МелГО".
  Дочитав досье, Фаброс задумался. Странно: робота-помощника никто за язык не тянул, но он поступил в меру своего понимания лучшего для Нелфа будущего, даже наперекор ожиданиям, а, возможно, и прямым приказам хозяина.
  Решив оставить эту мысль для досуга, Фаброс приготовил инструменты для ремонта, переоделся в рабочий комбинезон и отправился в тюрьму.
  
  На следующий день в условленное время Клюгг зашел в камеру, где Нелф и Фаброс трудились над МФР.
  - Повторное слушание начнется через час. У вас все готово?
  - Работали всю ночь, сделали, что смогли, - ответил Фаброс. - Но пока не включим, полной уверенности нет.
  Он восстановил основные двигательные функции робота, смыл с него следы крови и сажи, заменил перегоревшие электрические цепи.
  - Включайте, - разрешил прокурор.
  Охранники у двери камеры взяли на изготовку плазменные резаки. Фаброс мастер-ключем запустил МФР-3, и все непроизвольно подались назад.
  Робот тяжело поднялся с пола, и отрапортовал:
  - Многофункциональный робот третьего поколения с идентификационным номером A-8P426Z включен и готов к службе. Исправно работают 37% функций.
  Окуляров у Фаброса не нашлось, и вместо человекоподобных глаз у робота светились две красных лампы из глубины черепа. Одна нога до конца не выпрямлялась, и МФР клонился на правый бок. Темные вмятины на туловище и голове напоминали синяки и кровоподтеки.
  - Ты сможешь давать показания на суде? - спросил Клюгг, критически оглядев робота.
  - Видеопамять уничтожена, но я могу рассказать все, что потребуется, - ответил A-8P426Z.
  Прокурор приказал ему пройти туда-сюда по камере, задал еще несколько вопросов и, удовлетворившись увиденным, признал миссию инженера-механика выполненной.
  - Отличная работа, мистер Фаброс! Хотя предложение о починке робота исходило от "МелГО", я рад, что обвиняемый сможет выступить в суде. Если вы поспешите, то успеете на сегодняшний транзитный корабль до Эридана.
  Фаброс не колебался ни секунды.
  - Я бы хотел остаться до конца процесса.
  - Остаться? - удивился Клюгг. - Свободных мест в зале уже нет, но мы подыщем для вас...
  - Я хочу присутствовать на суде в качестве адвоката МФР, - перебил его Фаброс.
  Прокурор изумленно поднял брови, а в коридоре хмыкнул Нелф, очевидно, слышавший разговор.
  - А у вас есть образование и адвокатская лицензия? Нет? Я так и думал.
  - Вы сами говорили, что адвокат отказался защищать робота...
  - Впрочем, мы можем вас оставить как представителя защиты от компании-производителя, - после недолгого раздумья решил Клюгг. - Вы будете находиться рядом с роботом и давать экспертную оценку.
  Он проинструктировал Фаброса о правилах поведения во время суда и обязанностях эксперта, сводившихся к "сидеть-слушать-молчать-когда спросят, говорить".
  - И еще, мистер Фаброс, - сказал Клюгг по окончании инструктажа. - Мы уверены, что вы человек честный и порядочный, но на кону репутация "МелГО", поэтому вам запрещено прикасаться или напрямую обращаться к роботу, пока он включен.
  До полудня оставалось немного времени, и прокурор приказал надеть на робота титановые наручники и вести обвиняемого наверх. На суд A-8P426Z шел медленно, кланясь вперед и прихрамывая.
  
  В зале собралось вдвое больше людей, чем он, обычно, вмещал. Желающие присутствовать на процессе стояли в рядах, некоторые сидели на полу. Операторы настраивали аппаратуру, журналисты надиктовывали первые тексты, а праздные зрители обсуждали слухи.
  При появлении робота по залу волной прокатился гомон, послышались оскорбительные выкрики. Охранники завели A-8P426Z в стальную клетку и стали по обе стороны, Фаброс занял свое место на скамье в первом ряду перед клеткой на расстоянии вытянутой руки от МФР-3. Справа расположился Нелф, а слева - вчерашний журналист-хорек и оператор.
  Фаброса удивило отсутствие в зале андроидов-помощников. На более продвинутых планетах роли операторов, секретарей и охранников, обычно, доставались роботам. С другой стороны, учитывая специфику заседания, наличие андроидов в зале может вызвать непредсказуемую реакцию со стороны простых шахтеров.
  - Встать! Суд идет!
  Согласно древней традиции все присутствующие, стоя, приветствовали небольшую группу судейских чиновников: прокурора Клюгга, секретаря Штибера и судью Гюстава фон Драама.
  Из-за непомерно толстого живота и небольшой, по сравнению с телом, головы, судья казался похожим на грушу. Сходство дополнял небольшой хвостик судейского парика. Стукнув молотком по столу, фон Драам объявил процесс открытым и попросил прокурора напомнить присутствующим суть дела.
  - Три месяца назад, - начал сжатый доклад Клюгг, - добывающая компания "ГефиКо" отправила разведывательную экспедицию в систему HD 4391Феникса. В конце августа экипаж "Лакусо" последний раз вышел на связь. Через две недели "ГефиКо" сообщила о пропаже экспедиции, службы региона организовали поиски. Четыре дня назад в системе Йоты Часов обнаружили корабль, не подававший никаких сигналов и не отзывавшийся на запросы. После открытия аварийных люков внутри обнаружено безвоздушное пространство и тела экипажа. Срочно расследование позволило опознать пропавший "Лакусо". Ввиду физического уничтожения искусственного интеллекта корабля видеозаписи происшедшего восстановить не удалось. Показания детекторов движения, следы крови и множество косвенных улик позволили предположить следующую картину: подсудимый робот последовательно убил всех членов экипажа, кроме одного, скрывшегося в спас-капсуле. После чего подсудимый робот уничтожил сервер отвечающего за функционирование всех службы корабля искусственного интеллекта "KDO" - 3001 и разгерметизировал атмосферу корабля, выпустив все запасы воздуха в открытый космос. От полученных повреждений робот отключился.
  Клюгг выдохся, но через минуту, выпив воды, продолжил.
  - Согласно Галактическому законодательству и действующему в системе Йота Часов законодательству планеты Шидра, присутствующий здесь робот переквалифицирован из подозреваемого в обвиняемого. Степень вины и меру наказания и должен установить сегодняшний процесс.
  Судья поблагодарил Клюгга и спросил есть ли дополнения по сути дела. Фаброс поднял руку и, получив слово, дополнил:
  - Прошу уважаемый суд учесть, что никогда прежде ни один робот "МелГО" не обвинялся в таком страшном преступлении. У присутствующего здесь робота A-8P426Z не обнаружено повреждения логических цепей, а многофакторная система контроля "МелГО" исключает возможность производственного брака, который мог привести к...
  - Мистер Фаброс, - прервал его фон Драам, стукнув молотком по столу. - Суд сегодня не интересуют причины преступления, мы собираемся выяснить: убил робот людей или нет. И не нужно здесь пытаться обелить свою компанию, мы здесь не за этим собрались. Нам нужны только факты! Вам понятно?
  Фаброс сел на место, и почувствовал, как уши его горят от стыда. Первый раунд он проиграл, и скомпрометировал себя перед судьей. Хорек-журналист слева мстительно бубнил в диктофон: "представитель "МелГО" даже не пытался защищать робота-убийцу, а только выгораживал свою компанию, за что и был жестко осажен судьей...". Фаброс перестал его слушать и сосредоточился на заседании.
  Прокурор быстро опросил двух спасателей и следователя, зачитал результаты экспертизы следов крови и металла на манипуляторах A-8P426Z и описание травм на телах экипажа. После чего на допрос вызвали и самого обвиняемого.
  Зал подался вперед.
  - Представьтесь, - приказал судья.
  - Многофункциональный робот третьего поколения с идентификационным номером A-8P426Z.
  - Вам предъявлено обвинение в убийстве членов экипажа корабля-разведчика "Лакусо". Вы понимаете суть обвинения?
  - Да.
  - Вы признаете обвинения?
  - Нет.
  Зал в негодовании зашумел. Когда обвинения отрицает преступник-человек, это понятно и даже простительно, но когда врет робот - это возмутительно!
  Фаброс думал о том же. В программу каждого робота заложена директива "говорить правду". Чтобы робот её нарушил, нужны очень веские основания: угроза жизни человека или даже человечества. Но здесь таких оснований не прослеживалось.
  Судья передал слово для допроса прокурору.
  - Вы убили капитана корабля "Лакусо" Эвана Колма Маклафлина? - перечислял жертв Клюгг.
  - Нет.
  - Вы убили навигатора корабля "Лакусо" Гюнтера Циглера?
  - Нет.
  - Вы убили механика корабля "Лакусо" Ругера Хенрикссона?
  - Нет.
  - Вы убили доктора корабля "Лакусо" Шарма Нилама?
  - Нет.
  - Вы убили геолога-разведчика Вита Штепанека?
  - Нет.
  - Вы убили геолога-разведчика Игнасио Оливареса?
  - Нет.
  - Что случилось с геологом Сьюзен Александрой Плири?
  - Она улетела на спас-капсуле.
  В зале раздались крики:
  - Да, что вы его слушаете?
  - Под пресс его!
  - На переплавку!
  Судья призвал присутствующих к порядку, и заседание продолжилось.
  Клюгг обвел зал многозначительным взглядом и попросил слабонервных и впечатлительных удалиться. Все остались на местах, а хорек-журналист слева от Фаброса громко задышал в предвкушении.
  Прокурор достал карманный проектор и вывел перед судьей и зрителями голограмму человеческого тела. Зал ахнул. При жизни мужчина, наверное, слыл красавцем: высокий, атлетичный, белокурый. Но на голограмме перекошенное и залитое кровью лицо застыло в предсмертном крике. Рваные раны на груди и животе, как показала экспертиза, нанесены чем-то очень похожим на пальцы манипуляторов подсудимого A-8P426Z.
  - Это вы сделали? - спросил Клюгг робота.
  - Не знаю.
  Прокурор вывел следующую голограмму раскуроченного пульта управления кораблем. Часть блоков крушили чем-то металлическим, а из остатков сервера торчали провода.
  - А это?
  - Не знаю.
  Хорек-журналист восторженно бубнил оператору: "Снимай! Снимай же!".
  Фаброс подозвал жестом прокурора и объяснил:
  - Наверное, у него повреждены линзы, нужно подносить изображение ближе.
  - Почему он об этом не сказал? - раздраженно спросил Клюгг.
  - Мы же снизили инициативу до нуля, он отвечает только на прямые вопросы.
  Прокурор вывел следующую голограмму индуса с неестественно вывернутой шеей.
  - Подсудимый, это вы сделали?
  - Не знаю.
  Дав зрителям возможность хорошо рассмотреть убитого, Клюгг уменьшил изображение до размеров четверти человеческого роста и поднес ближе к роботу.
  - Это вы сломали ему шею?
  - Да.
  Зал взорвался возмущением. Некоторые из шидранцев вскочили со своих мест и попытались прорваться к клетке с роботом. Фон Драам бешено стучал молотком по столу, и, в конце концов, охранникам с трудом удалось навести порядок.
  Хорек слева от Фаброса счастливо лепетал в диктофон что-то о "справедливом возмездии", "благородных шахтерах" и "едином порыве". Сам Фаброс сидел ни жив, ни мертв. Жаль, что в настройках робота нельзя опустить инициативу ниже нуля или нажать кнопку "не давать показания против себя и своей компании".
  - Господин прокурор, смерть доктора Нилама наступила в результате этой травмы? - задал судья вопрос, способный решить ход дела.
  Фаброс сжал край стола до хруста пальцев. "Да" будет означать, что робот нанес человеку травму несовместимую с жизнью, то есть убил. Даже если адвокатам "МелГО" удастся доказать, что убийство случилось в результате несчастного случая, удар по репутации компании будет колоссальный. Тем более, судя по темпам делопроизводства, шидранцы сделают все возможное, чтобы привести приговор в исполнение в кратчайшие сроки и уничтожить робота до прибытия группы из Головного офиса.
  - Здесь не все так ясно, господин судья, - замялся Клюгг. - Экспертиза в первую очередь занималась причастностью робота к нанесению травм.
  - От чего умер доктор Нилам? - задал судья еще один прямой вопрос.
  - От асфиксии.
  - Могла ли указанная травма шеи послужить причинной удушья, - обратился фон Драам к медицинскому эксперту.
  - Ну, теоретически, могла, - пространно ответил медик. - Но, обычно, при переломе шеи смерть наступает по другим причинам. Мы еще не закончили все вскрытия, но...
  - Продолжаем заседание, - решил судья, не дослушав объяснения. - Господин прокурор, у вас есть еще доказательства?
  - Да, господин судья, - сказал прокурор, и его лошадиное лицо расплылось вы улыбке едва сдерживаемого триумфа.
  - Подсудимый, вы признаетесь в убийстве шести человек? - зачем-то ещё раз спросил Клюгг робота.
  - Нет.
  - Обвинение вызывает для дачи показаний мистера Дюпона!
  Вышедший к трибуне мужчина не походил на шидранца. Высокий, в модном черном костюме, с аккуратной прической и маленькими усиками, он напомнил Фабросу сотрудников Головного офиса "МелГО".
  - Представьтесь.
  - Эрик Дюпон, инженер первой категории корпорации "KDO".
  Фабраса удивленно нахмурился. Компании "МелГО" и "KDO" жестко конкурировали на рынке роботостроения, исповедуя разный взгляд на развитие прогресса. В "МелГО" производили роботов, играющих роль помощников или слуг для человека. В "KDO" шли по пути создания интегрированных систем, выполняющих вместо человека часть функций. Например, автоматизированный дом, полностью управляемая компьютером шахта или искусственный интеллект космического корабля.
  Хорек-журналист слева от Фаброса воровато оглянулся и достал из кармана палмбук. Скосив глаза, Фаброс прочитал на экране сообщение: "Нашли спас-капсулу. Жива. Прилетят на Шидру завтра в 10:00".
  Никаких надежд с появлением нового свидетеля Фаброс не связывал, судя по довольству Клюгга, у него есть такой козырь, что решит дело одним ходом.
  - Мистер Дюпон, ваша компания устанавливает системы управления на космические корабли?
  - Да.
  - На "Лакусо" имелась такая система?
  - Да. Интегрированный в основные функции корабля искусственный интеллект KDO-3001.
  - Как вы знаете, - напомнил Клюгг к судье и зрителям, - сервер управления уничтожен без возможности восстановления. По версии обвинения это мог сделать подозреваемый робот перед тем, как выпустить воздух из корабля.
  Прокурор говорил величественно и уверенно, немного красуясь перед голокамерами и, по все видимости, наслаждаясь звездным часом.
  Фаброс смиренно ждал финала представления.
  - Мистер Дюпон, есть ли какие-либо свидетельства происшедшего на "Лакусо" массового убийства?
  - Да.
  Зал снова зашумел. Клюгг жестом велел специалисту "KDO" продолжать.
  - Наша первоочередная задача - безопасность людей, - начал Дюпон, бросив презрительный взгляд в сторону МФР-3 и Фаброса. - Поэтому системы KDO-3001 при возникновении внештатных ситуаций или фактов преступления законов...
  Здесь он сделал драматическую паузу, и закончил:
  - ... копируют видеофайлы в специальный секретный архив!
  По залу, как эхо, прокатился гомон "секретный архив!", "секретный архив!".
  Фаброс оценил масштаб игры конкурентов. Спонсировали прилет в эту шахтерскую дыру журналистов галактического уровня, а теперь выдают секреты слежки искусственного интеллекта за людьми. Значит, они рассчитывают разделаться с "МелГО" одним ударом.
  Дюпон торжественно передал Клюггу карту памяти и сошел с трибуны, получив порцию аплодисментов от зрителей.
  Прокурор включил изображение и направил луч проектора на одну из белых стен. Зал уставился на движущиеся фигуры.
  Робот прижал человека к стене и ладонями, как лезвиями, кромсает живот и грудную клетку.
  "О!", - благоговейно выдохнул хорек рядом с Фабросом.
  Где-то в зале упала в обморок женщина.
  Следующий отрывок. Робот оседлал человека и практически окручивает ему голову, жертва еще сопротивляется, но силы не равны.
  "О!", - в экстазе зашелся журналист.
  Следующий отрывок.
  Фаброс уже не смотрел на изображение, а сидел, уронив голову на руки и закрыв ладонями лицо.
  "О!", - наслаждался журналист.
  Следующий отрывок.
  "О!".
  Следующий.
  "О!".
  Следующий.
  Услышав несколько разочарованное "О...", Фаброс поднял взгляд на стену.
  Робот вырывал блоки из пульта управления, чтобы добраться до сервера искусственного интеллекта.
  Демонстрация закончилась, и в зале повисла гробовая тишина.
  Фаброс подумал, что в такие секунды достаточно и небольшой искры. Если кто-то сейчас крикнет "Бей робота", то людей не остановят ни стальные прутья клетки, ни охранники с плазменными резаками.
  Видимо, и судья фон Драам прочувствовал остроту момента. Он ударил молотком по столу, выводя людей из опасного состояния, и громко сказал залу: "Приговор объявят и приведут в исполнение завтра в первой половине дня". После чего помощники шерифа быстро утащили робота через запасной выход, следом удалился и суд.
  Фаброс вернулся к себе в комнату и, не раздеваясь, завалился спать.
  
  На следующий день, проснувшись рано, он долго лежал и безучастно глядел в потолок. Как только рассвело, Фаброс спустился в администрацию и попытался получить у прокурора разрешение на разговор с A-8P426Z. Клюгг отказал, а охранники внизу не разрешили общение с роботом даже через решетку камеры и после недолгих препирательств выставили Фаброса из тюрьмы.
  Заседание назначили на десять утра, а Фабросу представлялось очень важным переговорить с МФР-3, пока это возможно. Что заставило робота убить человека? Инженерный дефект? Роковое стечение обстоятельств? Может ли это повториться у других роботов?
  Вопросы кружили в голове Фаброса, но ответы были надежно заперты в тюремной камере. Он попытался еще раз добиться встречи с МФР-3 через прокурора, а потом и через судью. Попытки Фаброс прекратил только после угрозы ареста и принудительной высылки с планеты. За десять минут до начала заседания зашел Нелф, и они отправились в тюрьму, чтобы присутствовать при конвоировании робота.
  
  Невероятно, но людей в зале стало еще больше. Фаброс занял свое место в первом ряду, отметив, что ни хорька ни оператора рядом нет.
  - Встать! Суд идет!
  Фон Драам призвал всех к тишине, кратко напомнил ход вчерашнего заседания и, не теряя времени, начал оглашать приговор. Фаброс сидел, глядя перед собой в спину подсудимого робота.
  - ... неопровержимые доказательства, обвиняется в убийстве...
  Дверь грохотом отворилась, и в зал влетела раскрасневшаяся девушка с горящими глазами. Миловидная шатенка невысокого роста едва доставала до груди собравшимся в проходах шахтерам, но те расступились перед ней. Быстро сориентировавшись, девушка направилась прямо к столу судьи.
  За ней семенил хорек с диктофоном, на ходу пытаясь задавать вопросы:
  - Это правда, что робот-убийца пытался вас изнасиловать, а другие участники экспедиции только ценой жизни смогли спасти? В каких отношениях вы состояли с погибшими? О ком вы думали десять дней в спас-капсуле? Кто...
  Расступившиеся шахтеры сомкнулись за спиной девушки и придавили хорька, раздался слабый писк и треск сломанного диктофона. Дойдя до стола судьи, шатенка остановилась и объявила на весь зал.
  - Я - Сьюзен Александра Плири! И я хочу дать показания!
  - Мисс Плири, - мягко ответил фон Драам. - Суд понимает, что у вас стресс и что вы спешили, но у стороны обвинения достаточно веских доказательств. Поэтому вы можете отдохнуть...
  - Я хочу дать показания со стороны защиты! - прервала его шатенка.
  Зал качнулся и непонимающе загудел.
  Через минуту Плири привели к присяге и дали слово.
   -Я - Сьюзен Александра Плири, геолог-разведчик компании "ГефиКо". Наш корабль "Лакусо" двадцать восьмого августа 2150г. приземлился на спутнике пятой планеты системы HD 4391Феникса. На поверхность планеты спустились два геолога: Вит Штепанек и Игнасио Оливарес. Мне нездоровилось, и по распоряжению капитана я осталась на корабле. Не знаю, что произошло на планете, но доктор Нилам сказал мне, что Оливарес вернулся приболевшим. На следующее утро, когда я вышла из каюты, на меня напал Штепанек. Он мчался ко мне, размахивая руками и неестественно вытаращив глаза. Я испугалась и спряталась в каюте. Включив внешнее изображение перед каютой, я видела, как из бокового прохода выбежал навигатор Циглер, а за ним гнались Оливарес и Нилам. Циглер споткнулся, а они набросились на него и кусали, как животные... Это было ужасно!
  Девушка разрыдалась. Зал молча ждал, когда она успокоится.
  - По интеркому внутренней связи никто не отвечал, а искусственный интеллект корабля не распространялся на каюты экипажа. Я не знаю, сколько это продолжалось, но потом Оливарес и Циглер вернулись и попытались взломать дверь моей каюты голыми руками. Они бились с разбегу в дверь и царапали пальцами металл. Я еще раз попыталась связаться с кем-нибудь по интеркому, и мне ответил Зэд!
  Она указала на многофункционального робота A-8P426Z и продолжила:
  - Он пришел мне на помощь! Он дрался с Циглером и Оливаресом и убил их! От Зэд я узнала, что на корабле все люди, кроме меня, больны, и нужно эвакуироваться. Потом он надел на меня респираторную маску и провел к спас-капсуле. Я хотел, чтобы Зэд улетел со мной, но в это время на нас из главного прохода бросились капитан Маклафлин и Хенрикссон, и он остался на стартовой площадке. Он спас меня! Он герой, а вы его судите!
  Последнее обвинение Плири бросила в зал, и зал ответил смущенным перешептыванием.
  Какие еще свидетельства нужны? Робот совершил убийство, но только для защиты другого человека! Очевидно, что нужно не торопиться с приговором и разобраться в многочисленных нюансах такого решения!
  Люди в зале обменивались мнениями о новом повороте дела. Слышались даже предложения оправдать робота, и Фаброс начал питать робкую надежду, что дело вернут на доследование.
  - Обвиняемый, - обратился фон Драам к A-8P426Z. - Вы подтверждаете все сказанное мисс Плири?
  - Да.
  - Мисс Плири, - обратился судья к шатенке. - Я понимаю ваши чувства, но ни один робот не должен убивать людей. Даже для вашего спасения. Поэтому...
  Зал замер в ожидании.
  - ... суд признает, - возвысив голос проговорил фон Драам, - подозреваемого робота виновным в убийстве шестерых людей и приговаривает к уничтожению! Приговор немедленно привести в исполнение! Процесс окончен.
  Зал растеряно охнул. Плири кинулась к столу судьи, что-то кричала, и охранники пытались её утихомирить.
  Уничтожение. Отрешившись от гвалта и шума зала, Фаброс кожей ощущал всю неправильность приговора. Робот спас девушку от сумасшедших, а его пустят за это под пресс. Он мог оставить ее на произвол судьбы, сославшись на то, что жизни шестерых важнее одной, но сделал другой, более человечный выбор.
  Так нельзя!
  Подавшись вперед, Фаброс дотянулся до головы робота и мастер-ключем открыл блок настроек. Едва он коснулся регулятора инициативы, его руку перехватил Нелф.
  - Что вы задумали, Фаброс? - зашипел он. - Не дурите! Этот робот себе на уме! С высокой инициативой он опасен! Не заставляйте меня звать охрану!
  Фаброс попытался вырваться, но Нелф держал крепко.
  - Нелф, вы что пьяны? - внезапно спросил Фаброс.
  - Я не пью уже пять лет, - растеряно ответил Нелф.
  - Значит, ваш робот-помощник сделал правильный выбор, сдав вас начальству пять лет назад?
  Нелф покачнулся, словно от удара, в глазах его промелькнули, сменяя другу друга, гнев, отрицание и... понимание. Он отпустил захват и рухнул обратно на скамью.
  Фаброс рывком перевел инициативу робота на сто процентов, и завопил на весь зал:
  - Последнее слово! Последнее слово!
  Люди стали поворачиваться в его сторону и замолкать, но потом один за другим вслед за Фабросом начали повторять:
  - Последнее слово! Последнее слово!
  Через минуту весь зал слажено кричал:
  - Последнее слово! Последнее слово!
  Судья недовольно зыркнул на Фаброса и, стукнув молотком по столу, объявил.
  - Обвиняемому дается право последнего слова!
  Зал затих.
  Робот тяжело поднялся со своего места, и для поддержки оперся на прутья клетки.
  - Спасибо, мисс Плири, - обратился он к шатенке. - Спасибо за доверие, мистер Фаброс.
  - Я позволю себе дополнить рассказ мисс Плири некоторыми подробностями, - начал робот. - Когда Оливарес почувствовал недомогание после возвращения с поверхности планеты, я помогал проводить осмотр доктору Ниламу. У Оливареса отмечена странная слизь в носу и в слюне, такие же симптомы позже наблюдались и у остальных шести членов экипажа. После ужина, выходя из столовой, Оливарес упал, и у него начались конвульсии. Мы отнесли его в медблок, и доктор Нилам констатировал смерть от удушья. Учитывая возможность заражения каким-то вирусом на планете, доктор планировал законсервировать Оливареса для вскрытия в безопасных условиях со всеми мерами биологической защиты. Я приготовил крио-ложе для анабиоза и вернулся в медблок. Доктор Нилам лежал мертвым на полу, а Оливарес исчез. Я разу отправился к капитану Маклафлину, чтобы рассказать об опасности биологического заражения. В капитанской рубке никого не было, а, когда я попытался выйти, KDO-3001, искусственный интеллект корабля, заблокировал дверь. Чтобы взломать ее, мне понадобилось много времени, и я успел спасти только мисс Плири. Я посчитал, что Оливарес заразил членов экипажа не вирусом, а спорами какого-то паразита, проникающими через дыхание и слюну. Паразит убивает носителя и берет управление над его телом, чтобы дальше распространять споры. Поэтому я решил выкачать весь кислород из корабля, чтобы убить паразита, обезопасить спасательную команду и, возможно, все человечество. Но, несмотря на мои уговоры и объяснения, KDO-3001 запер все функциональные помещения и не открывал воздушные шлюзы. Мне пришлось уничтожить сервер управления и проделать все действия в ручном режиме. Потом я направил "Лакусо" к ближайшей обитаемой системе и во время гиперпрыжка отключился.
  Зал потрясенно безмолвствовал.
  Фон Драам обратился к медэскперту:
  - Вы подтверждаете, что все смерти экипажа наступили от удушья?
  - Да.
  - Почему вы раньше об этом не сообщили?
  - У робота же не было адвоката, чтобы об этом спросить! И я вчера пытался об этом заявить, - обиженно сказал медик. - Но вы не стали меня слушать...
  - Еще раз повторите, - прервал его фон Драам. - Экипаж "Лакусо" погиб не от травм, нанесенных роботом, а от удушья?
  - Да! Вот документ о причинах смерти!
  Читая медицинское заключение, судья задумчиво постукивал молотком по столу, и казалось, что зал дышал в такт ударам.
  - Согласно заключениям медэкспертов, - объявил он, дочитав, - смерти экипажа наступили в результате удушья, а все травмы обвиняемый наносил не людям, а, по сути, переносчикам заразы.
  Зал настороженно молчал.
  - Как вы думаете, по какой причине, - спросил судья у робота, - KDO-3001, искусственный интеллект корабля, не помог вам в борьбе с заражением?
  - Возможно, он знал, что не сможет работать безвоздушном пространстве, но это только мое мнение...
  Фон Драам грохнул молотком по столу.
  - Учитывая открывшиеся обстоятельства дела, - провозгласил он, - предыдущий приговор отменяется! Обвиняемого освободить за отсутствием состава преступления! Дело вернуть на доследование! Заседание окончено!
  Зал разразился овациями и приветственными криками.
  - Поздравляю вас, Фаброс, - сказал Нелф. - Вы молодец!
  - Артур, а вы хотите вернуться в "МелГО"? Думаю, у меня теперь есть связи наверху.
  - Никогда об этом не думал, - соврал Нелф. - Но почему бы и нет?
  Попрощавшись, он ушел вслед за судьей и прокурором через запасной выход, а к Фабросу подошли Плири и освобожденный A-8P426Z.
  - Спасибо вам, мистер Фаброс за участие в судьбе Зэд! Он мне столько хорошего о вас рассказал.
  - Хотел тоже вас поблагодарить, мисс Плири, - ответил Фаброс, пожимая ей руку. - Вы на редкость отважная и решительная девушка.
  Проходившие мимо люди одобрительно хлопали робота по металлическому корпусу, а журналисты пытались договориться об интервью.
  - Здесь становится шумно, - продолжил Фаброс. - Мне Нелф рассказал об отличном ресторанчике неподалеку, как насчет ужина, мисс Плири?
  - А туда с роботами пускают? - лукаво спросила девушка.
  - Думаю, после сегодняшнего процесса мы настолько популярны, что можем баллотироваться в городской парламент, - пошутил A-8P426Z, робот, оправдавший доверие.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"