Благин Виталий: другие произведения.

Зомбиапокалипсис наших дней: 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человек - это не остров, стоящий сам по себе

  Часть 1
  
  Глава 1
  
  Человек - это не остров, стоящий сам по себе.
  
  Раздались крики и топот, и Ярослав схватил топор.
  - Зомби атакуют! - крикнул он, становясь в боевую стойку.
  Иван саркастически посмотрел на брата-близнеца и спокойно произнес:
  - Т-т-опор п-положи.
  Из-за полок супермаркета выбегали люди. Растрепанные волосы, выпученные глаза и раскрытые в крике рты пугали и завораживали одновременно.
   - В очередь, собачьи дети! - зарычал Ярослав.
  Иван вынул топор из рук брата и повесил обратно на стенд.
  - П-п-ерестань, это обычные люди, т-такие же, как ты и я.
  В разговоре с братом и близкими друзьями Иван почти не заикался, но при общении с малознакомыми людьми и в стрессовых ситуациях приходилось сосредотачиваться на каждом слове.
  Толпа пробежала к полкам с надписями "Скидки!" и начала крушить.
  Ярослав видел, как высокий краснолицый мужчина в костюме-тройке одной рукой схватил утюг, а другой коробку с плазменной панелью. Через секунду, бросив на пол утюг, он попытался достать с верхней полки микроволновку и на мгновение потерял бдительность. Полная женщина средних лет в обтягивающих джинсах и желтой маечке до середины живота воспользовалась моментом и вцепилась в другой край коробки с плазмой. В короткой, но бескомпромиссной борьбе сила победила, и краснолицый с двумя трофеями рванул к кассам, а женщина, тут же забыв о потере, сгребла несколько коробок с чайниками и тостерами и устремилась следом.
  - Такие же, как ты и я? - повторил Ярослав. - Ну, уж нет. Мы не такие.
  Люди у полок толкали соперников, рычали друг на друга и тянули из рук добычу. Стеллажи прогибались под тяжестью тел, пальцы проминали картон коробок, с треском порвался рукав чьей-то рубашки.
  - Ты посмотри на них, - продолжал Ярослав. - Они как животные. У них инстинкты на уровне схватить-потащить-съесть. И это венец природы? Результат миллионов лет эволюции?
  - Не драматизируй, - возразил Иван. - Люди, как люди. Со своими недостатками.
  И добавил:
  - Бери электрочайник в подарок отцу и двигаем отсюда.
  Ярослав проскользнул между бойцами за халяву и схватил с полки целую коробку. Близнецы давно договорились подарить отцу электрочайник для дачи и распродажа электротехники в супермаркете "Круа" пришлась кстати.
  В очереди на кассе братья продолжали спорить. Ярослав достал деньги, чтобы расплатиться, и внезапно мир качнулся, как от удара по голове. Изображение смазалось и поплыло перед глазами, а в животе поднялась тошнота. Рядом охнул Иван, где-то на улице раздались визг тормозов и удар автомобилей, но звуки доносились приглушенно, словно сквозь ватные затычки.
  Когда мир вернулся в привычное состояние, Ярослав осмотрелся: люди вокруг тоже приходили в себя, настороженно молчали и непонимающе переглядывались.
  Расплатившись и взяв пакеты с покупками, братья двинулись к выходу на парковку.
  - Ты тоже почувствовал? - спросил Иван. - Что это было?
  - Не знаю, - ответил Ярослав. - Словно дубинкой по затылку огрели...
  Идущая впереди женщина в соломенной шляпе разговаривала по телефону, неспешно толкая перед собой тележку, в кильватере за ней пристроились и братья. Автоматические двери супермаркета "Круа" открылись, выпуская покупателей на парковку. Ярослав хотел что-то сказать, но осекся на полуслове и схватил Ивана за рукав.
  - Стой! Что за...
  На площади среди машин ничком лежали тела людей.
  Женщина с тележкой успела пройти еще десяток шагов, прежде чем заметила неладное. Она медленно опустила руку с телефоном и огляделась вокруг, словно пытаясь понять, где находится и что происходит.
  В этот момент люди на парковке начали подниматься.
  
  Вставали они медленно, неуклюже. Ближе всех к женщине с тележкой оказался краснолицый в костюме-тройке. Он животом лежал на коробке с микроволновкой, спина выгнулась углом, а правая рука по-прежнему крепко сжимала плазменную панель. Ярослав вытянул руку шлагбаумом, придерживая брата, а сзади уже напирали другие покупатели: "Проходите! Что случилось?". По бесчувственному телу краснолицего прошла судорога, и он зашевелился. Пальцы сжались, разрывая плотный картон коробки, мужчина подтянул руки под туловище, оперся лбом в асфальт и высоко поднял таз. Все действия он проделал медленно, опустив голову вниз и не оглядываясь. Ярослав заворожено наблюдал за действиями краснолицего. В этом было что-то противоестественное: так с земли поднимаются едва научившиеся ходить дети, но не мужики далеко за сорок. Поднявшись, мужчина не отряхнул костюм и не поднял коробки. Он стал поворачиваться. Не оглядываться, не крутить головой, не смотреть по сторонам, а именно поворачиваться всем телом. Когда он повернулся к дверям супермаркета, Ярослав не увидел на его лице ни сожаления о грязном костюме и разбитых коробках, ни испуга от внезапной потери сознания, ни гнева, которым такие краснолицые часто заменяют другие эмоции; вообще, ничего. Ссадина от падения на носу, чуть приоткрытый рот и пустые, как дуло пистолета, глаза. Заметив женщину с телефоном, мужчина двинулся к ней. Механическими движениями он напоминал робота: каждым шагом двигал вперед правую или левую половину тела, ноги в коленях почти не сгибались, а руки висели плетьми вдоль туловища. В правом кулаке по-прежнему виднелся клок картона, вырванный из коробки.
  Другие люди на парковке поднялись и тоже двинулись к выходу из супермаркета. Покупатели, напиравшие сзади на братьев, попытались выйти через другую дверь, но уперлись в такую же пробку.
  Женщина с телефоном оставила тележку и начала пятиться обратно в дверям, не сводя глаз с приближавшегося к ней краснолицего. Их разделяло пять шагов, когда мужчина прыгнул. Даже тренированный взгляд Ярослава едва успел заметить, как на очередном шаге краснолицый присел, словно завалившись на бок, и прыгнул, выпрямившись в струну. Женщина вскрикнула и попыталась отскочить, но пальцы краснолицего схватили её за лодыжку, и его вес повалил обоих на асфальт парковки. Женщина лягнула краснолицего в лицо, но он не ослабил хватки, а, наоборот, рывком подтянул жертву ближе. Остальные люди на парковке стремительно ковыляли к дерущейся паре.
  А потом... Ярослав видел, что на лице мужчины не отразилась ни злость борьбы, ни боль от ударов, ни ненависти - снова безмятежность пустоты. А потом краснолицый вонзил зубы в обнаженную голень женщины и с силой дернул головой в сторону. В зубах у него остался окровавленный кусок плоти. Женщина заорала от боли и, не помня себя, рванулась из рук мужчины и попыталась подняться на ноги.
  Крик вывел из оцепенения людей у входа в супермаркет. Ярослав развернулся обратно в здание: "Назад! Все назад!". Он проталкивался через покупателей и тянул за собой брата, и, оглядываясь, словно фотографиями составлял картину происходящего.
  Вот из дверей супермаркета выбегают на помощь женщине люди: седой, но ещё крепкий мужчина и высокая брюнетка в спортивном костюме и бейсболке.
  Вот ближайший из идущих по парковке восставших прыгает с пяти шагов на спину поднявшейся женщине и снова валит её на асфальт.
  Вот на женщине висят уже трое, старик пинками их раскидывает, а девушка в бейсболке хватает женщину за руки и пытается вытянуть из-под груды тел.
  Вот седовласого прыжком сбивает с ног молодой парень с длинными волосами и пустыми глазами.
  Вот женщина и старик скрываются под грудой тел, а девушка бежит обратно к дверям.
  Люди рвут зубами людей на парковке супермаркета.
  
  - Двери! Закрывайте двери!
  - Они же зубами...
  - Блокируйте двери!
  - ... их съели!
  - Охранники! Сюда!
  - Столько крови...
  - Отключайте автоматику!
  - Зачем они это сделали?
  - Замыкайте! Быстрее!
  - Это же настоящие зомби!
  Ярослав пальцами вцепился в правую створку и упирался ногами, налегая всем весом и мешая дверям раскрыться, Иван точно также висел на левой створке. Ярослав отвернулся от происходящего на парковке, и видел перед собой, как отражение, перекошенное от напряжения лицо брата-близнеца. Только бы у Ивана сейчас приступ не начался, молился про себя Ярослав. Они держали на удивление тяжелые двери закрытыми, пока кто-то притащил перепуганного охранника для отключения фотоэлементов на входе. Когда первый из зомби в прыжке ударился о противовандальное стекло, двери были уже надежно заперты.
  Распоряжения отдавал лысый здоровяк в безрукавке и с татуировками на мощных плечах. Он же организовал построение баррикады из столов, ящиков и металлических тележек перед дверями. Все работали слажено, как на тушении пожара, близкая опасность спаяла незнакомых друг другу людей в команду единомышленников, где каждый знал свой маневр и старался принести пользу общему делу.
  Ярослав с Иваном спешно таскали инвентарь для заграждений и мало обращали внимание на окружающих, пока не услышали возглас молодого парня в очках и с огромным смартфоном в руках: "Это происходит по всему городу! Зомби везде!".
  Люди остановились, будто вспомнив, что есть жизнь и за пределами осажденного супермаркета. Кто-то еще тащил к дверям скамейку или укреплял баррикаду тяжелым рекламным стендом, но магическая связь уже распалась. Команда снова превратилась в толпу.
  Братья переглянулись, и Иван достал из кармана телефон. С детства близнецы считали, что Иван старше, то ли потому что действительно родился на несколько минут раньше, то ли потому что более покладистый и спокойный Иван казался взрослым умнее и ответственнее своего непоседливого брата.
  - Лучше отцу звони, - подсказал Ярослав. - Мама вечно все драматизирует.
  Иван кивнул, уже вслушиваясь в длинные гудки. Оба старались не думать о том, что может сейчас происходить на даче в тридцати километрах от города. Не думать о том, что собравшиеся на день рождения отца гости уже рвут другу друга зубами, не дождавшись праздничного шашлыка. Не думать о том, что сейчас мама закрылась в доме, а отец с утробными звуками рвется с другой стороны двери и защелка вот-вот не выдержит. Не думать о том, что все собравшиеся на даче забаррикадировались в доме и отстреливаются из охотничьих ружей от бредущих к дому бесчисленных толп зомби, а патронов остается всего-ничего. Не думать о белой обезьяне.
  Ярослав услышал, как в телефонной трубке раздался родной голос отца, и с облегчением выдохнул.
  - П-папа, у вас все в порядке? - допытывался Иван. - Ничего странного? Гости все приехали? Соседи не беспокоят?
  Видно, Федор Громов, в прошлом кадровый офицер и в настоящем отец двух сыновей, что-то заподозрил, и из телефона раздалось командное: "Докладывай!".
  Иван по-военному доложил:
  - Товарищ полковник, в городе происходят странные события: часть гражданского населения превратилась в зомби и нападает на оставшуюся часть населения! Есть жертвы!
  И выслушав ответ отца, Иван уже обычным голосом продолжил:
  - Нет, пап, какие розыгрыши. Не знаю. Да, убили двух человек у нас на глазах. С Яриком тоже все в порядке. Нет, не пьяны. Не надо сюда ехать! Мы в безопасности! Да, в "Круа" закрылись. Передаю.
  Иван протянул трубку брату.
  - Ярослав, подтверждаешь? - стальным баритоном спросил отец.
  - Да, папа, все так.
  - Оставайтесь на месте, я перезвоню.
  В трубке раздались короткие гудки, и Ярослав протянул телефон брату.
  - Сейчас перезвонит.
  - Надеюсь, он не поедет в город. Думаю, сейчас за рекой спокойнее.
  Оба переглянулись, без слов понимая: если отец решит, что сыновья в опасности, его ничто не остановит.
  Тем временем, вокруг парня со смартфоном собралась толпа. Лысый здоровяк, до этого руководивший постройкой баррикады у дверей, навис над очкариком, как скала.
  - Что в других районах происходит? На Восточном обходе? В Центре?
  - Люди в "Твиттере" и на форумах пишут, что зомби лютуют на всех улицах. Никто из дома не выходит - боятся.
  - Где полиция? Военные?
  - Не знаю, - оправдывался очкарик. - Про них ничего не пишут!
  - Что на выездах из города? - лысый сверху вниз заглядывал в смартфон, как в хрустальный шар. - На западном мосту?
  - Не знаю!
  - На шоссе в аэропорт?
  - Не знаю!
  Здоровяк отошел в сторону и достал свой телефон. Остальные тоже разбрелись по залу, обзванивая родных и знакомых и отвечая на звонки. Кто-то объяснял сотрудникам торгового зала и покупателям, не видевшим бойни на парковке, что происходит на улицах города.
  Из трубки в руке Ивана раздалась мелодия вызова.
  - Да, папа!
  Несколько минут он слушал, не перебивая, а потом повторил:
  - Да, папа!
  Выключив телефон, Иван кратко пересказал брату услышанное.
  - Отец обзвонил, кого смог, дядя Миша и Игорь Борисович сейчас на даче, они тоже пробили по своим каналам: зомби захватили город. Никто не знает, что произошло, но их тысячи. Нападают на обычных людей, наваливаются толпой и рвут зубами, как животные. Много аварий, в машинах тоже зомби.
  - Что на дачах? - спросил Ярослав.
  - За рекой все спокойно, но на мосту не проехать - аварии, пробка. В крайнем случае, можно найти лодку и вплавь выбираться.
  - Нам что делать?
  - Отец приказал, - ответил Иван, - оставаться на месте и никуда не выходить до прибытия помощи.
  Ярослав оглянулся на дверь, заваленную различной супермаркетовской утварью. Сквозь прорехи в баррикаде и прозрачное стекло зомби видели движение и пытались добраться до людей: бессмысленно тыкались в двери и пытались разбить стекло кулаками.
  - Когда прибудет помощь?
  - МЧС области подняты по тревоге. Отец и дядя Миша думают, что и армию подтянут, учитывая опасность ситуации.
  - А военная часть в городе? Там три-четыре сотни солдат с оружием...
  - Отец сказал, что Игорь Борисович до своих в части не дозвонился. В том районе тоже видели зомбей, так что...
  Оба некоторое время молча наблюдали за людьми вокруг. Некоторые счастливчики, прижав телефон к уху, ходили в лабиринте полок супермаркета тревожно разговаривая с абонентами на другом конце линии. Некоторые все еще пытались дозвониться по номерам знакомых и родных, слушая раз за разом длинные гудки. Некоторые уже рыдали в голос.
  Но были и другие. Лысый здоровяк и брюнетка в бейсболке возле стенда с инструментами выбирали себе оружие. Мужчина засунул за пояс два маленьких топорика, наверное, собираясь их использовать как томагавки, а в руках держал большой колун для рубки дров. Девушка пыталась приладить куски гибкого пластика на манер хоккейных щитков и время от времени оглядывалась на мясницкий секач на ближайшей полке. Вскоре к ним присоединились парень в камуфляжных штанах и его подруга. Ярослав одобрительно подумал, что эти четверо не собираются плакать по углам, а смогут в случае чего за себя постоять.
  С момента, когда обычные покупатели выходили из дверей обычного супермаркета на парковку, прошло всего полчаса, но люди стремительно вживались в роль отчаянных защитников осажденной крепости.
  
  Иван отошел к окну и, слегка раздвинув пластины жалюзи, наблюдал за происходящим на улице. Ярослав мысленно представил, как в голове брата крутятся хорошо смазанные шестеренки, и разрозненные факты и события паззла складываются в единую картинку под названием "Нападение зомби на город Буканск". Умение понимать и логически мыслить, по мнению Ярослава, могло привести Ивана в аналитики ФСБ или ГРУ, но из-за приступов астмы и, как следствие, отсутствия армейского опыта пришлось довольствоваться карьерой программиста в коммерческой конторе по производству компьютерных игр. Ярослав не раз говорил брату, что тот губит талант и нужно выходить на другой уровень: работать на страну или, в крайнем случае, на себя, но Иван подобных амбиций не имел, а Федор Громов всегда давал сыновьям возможность самостоятельно выбирать путь.
  Младший из близнецов после армии учился заочно и работал посменно в двух местах, чтобы "нормально жить сейчас".
  - Ну, что, - спросил Ярослав брата, тихонько подойдя со спины. - Есть что-нибудь интересное?
  - Смотри, - ответил Иван, отодвигаясь и давая место у окна.
  По парковке бежала собака. Крупный черный кобель неизвестной породы с ошейником и обрывком цепи. В квартале от супермаркета начинался частный сектор: одно-двухэтажные домовладения с небольшими участками земли. "Наверное, за сучкой убежал, - усмехнулся про себя Ярослав, - и ни цепь не остановила, ни хозяйский гнев. Все мы, кобели, такие".
  Собака обогнула грузовой автомобиль и остановилась, заметив зомби, толкущихся у дверей супермаркета. Может быть, кобеля насторожило непривычное поведение людей, возможно, пес почувствовал, что перед ним уже не совсем люди. Когда ближайшие зомби неспешно, но целеустремленно двинулись к собаке, она попятилась и, опустив голову, потрусила вглубь парковки. Ярослав уже понял, что зомби проявляют прыть только при виде потенциальной жертвы, и мысленно сделал ставку на пса. Прямо по курсу движения кобеля из-за автомобилей появилось еще трое зомби, и он повернул обратно к супермаркету. Ярослав увидел, как за грузовым автомобилем проковылял один из восставших, девушка в коротком красном платье и в туфлях на высоких каблуках, и едва сдержался, чтобы не крикнуть псу: "Берегись! Засада!". Едва собака появилась из-за колеса грузовика, зомби прыгнул. Заметив краем глаза движение, пес попытался отскочить в сторону, но на такой дистанции шансов спастись от внезапной атаки не было. Черного кабеля спасла случайность. Правый каблук зомби подломился в момент прыжка, и бросок вышел смазанным. Вместо того, чтобы хищно растопыренными пальцами схватить собаку, девушка ударила пса кулаком, опрокинув на асфальт парковки. Собака громко взвизгнула и, вскочив, бросилась наутек. Ярослав вытянул шею, чтобы увидеть, как пес скрылся за углом супермаркета, а за ним вслед проковыляли несколько зомби, вскоре, впрочем, потерявших интерес к убежавшей жертве. Только потом Ярослав шумно выдохнул, с удивлением обнаружив, что от напряжения сильно сжал кулаки и поломал несколько пластинок жалюзи. Встретившись взглядом с братом, Ярослав с облегчением улыбнулся: "Спасся!". Иван кивнул и вернулся к наблюдению за парковкой.
  
  Ярослав вернулся к торговым рядам, как раз вовремя, чтобы стать свидетелем громкого скандала.
  - Мне нужно выйти отсюда! - кричала у забаррикадированных дверей женщина в коротких шортах, канареечного цвета майке и разношенных теннисных туфлях.
  - Нельзя выходить! Там же убивцы! - пытался увещевать её старичок в униформе "Круа". - Восставшие мертвецы!
  По прошлым посещениям супермаркета Ярослав знал, что старичок выполняет функции дворника и сборщика пустых тележек на парковке.
  - У меня дети остались без присмотра! - повысила голос женщина. - Я на пять минут выскочила за молоком! Они же одни!
  - Нельзя открывать двери! - стоял на своем дворник. - Проклятущие мертвяки всех нас поубивают!
  - Вы не понимаете! У меня там дети!
  Вокруг спорящих уже собралась толпа. "Нельзя открывать! Там зомби! Прочь от дверей!", - советовали одни. "Но дети...", - говорили другие.
  Дама средних лет рядом с Ярославом рассудительно произнесла:
  - Она же мать, она о детях заботится! Нужно ей уступить! Но дверей открывать нельзя!
  Женщина-мать продолжала истерить и прорываться к дверям, но люди оттеснили её от баррикады. Она уступила, и тут же, схватив телефон, вытерла слезы и попыталась дозвониться до кого-то.
  - Я хочу к маме! - плакал мальчик лет пяти на руках у отца.
  - Позже, малыш, - отвечал отец, гладя его спину и голову. - Скоро все образуется, и мы пойдем к маме.
  - Позвони ей!
  - Уже звонил, она не отвечает, - мужчина старался держаться спокойно, но напряженные скулы и встревоженные глаза его выдавали.
  - Почему мы не можем к ней поехать?
  - Я же говорил: плохие дяди-зомби не дают нам выйти. Вот приедут хорошие дяди-полицейские, и прогонят их, тогда и поедем к маме.
  - Еще звони!
  - Хорошо, - согласился отец, ставя ребенка на пол. - Давай еще раз позвоним.
  Когда дозвониться не удалось, мальчик разрыдался. Мужчина взял с полки яркую игрушку супермена, разорвал упаковку и попытался отвлечь сына игрой.
  Несколько женщин, устав бесцельно слоняться между рядами, уселись на раскладные кресла в отделе "Сад и дача" и уткнулись в глянцевые журналы. Как в очереди в парикмахерскую или на маникюр, - внутренне улыбнулся Ярослав. Подростки и молодежь играли в игры на телефонах, бездумно тратя время жизни и заряды аккумуляторов.
  Люди всеми силами пытались удержаться за привычную действительность, убеждая себя, что вот-вот придет помощь и все вернется на круги своя.
  Несколько мужиков, как туристы, разложили на полу покрывало и расставили бутылки с пивом и закуску, отмахиваясь от назойливой кассирши:
  - Не мешай!
  - Вы не заплатили! - кричала женщина. - Это вычтут из моей зарплаты!
  - Какая зарплата? Апокалипсис на дворе! Теперь все можно!
  
  Иван отвлекся на шум от наблюдения за парковкой.
  - Это только начало, - кивнул Ярослав на мужиков. - В рыбном отделе один типчик три банки красной икры съел, пока его работники зала не отогнали. Без хлеба жрал, чтобы больше влезло.
  И с презрением резюмировал:
  - Халявщики!
  - Не обобщай!
  - Ага, я даже знаю, что ты скажешь, - с готовностью включился в спор Ярослав. - Что все они неплохие люди. Но человек слаб и все такое.
  - Да ты телепат! - в притворном восторге вскричал Иван.
  - А я вот что скажу, - не поддержал шутку Ярослав. - Все они гнилые внутри. Пока чувствуют силу - сдерживаются. А когда над ними нет карающей дубины, вся гниль вылезает наружу и начинает вонять.
  Иван лишь улыбнулся на этот пассаж брата.
  - Вот увидишь, - предрек Ярослав. - Еще пару-тройку дней осады, и они начнут цеплять друг друга по мелочам, сбиваться в группировки, возможно, воевать и делить территорию.
  Иван откровенно рассмеялся.
  - А королей будут выбирать?
  - Конечно, - с полной серьезностью ответил Ярослав. - Только королей не выбирают. Кто громче кричит и готов бить первым, тот и будет королем. А если найдутся вдохновенные жрецы, то и до жертвоприношений дело дойдет!
  Иван вдруг стал серьезным.
  - Да, ты прав. Люди несовершенны, и дна у этого несовершенства нет. Можно этим пользоваться, можно понимающе кивать, можно жалеть, а можно верить, что внутри они лучше, чем кажутся.
  - О! А ты, значит, у нас святоша? Знаешь, что с такими человеколюбцами делают? - зашипел на брата Ярослав. - Вижу, у нас есть первый кандидат роль жертвенного барана!
  - Не драматизируй!
  - Ваня, ты можешь верить, что они люди неплохие. Только спиной к ним не поворачивайся. Ибо слаб человек и грешен. А иногда с готовностью и радостно слаб и грешен.
  - Знаю, Ярик, - примирительно отозвался Иван. - Не такой уж я у тебя дурак.
  
  В это время раздался металлический звук работы роллетных ворот, отделяющих торговый зал от складских и административных помещений супермаркета. Ярослав отметил, с каким страхом на этот скрежет обернулся Иван.
  К кассам вышли два охранника в болотного цвета униформе и мужчина в темном строгом костюме и начищенных до блеска туфлях. Бордовый галстук с крупным узлом туго перехватывал воротничок белоснежной рубашки.
  Остановившись между охранниками на площадке перед кассами, мужчина провозгласил:
  - Уважаемые покупатели, прошу минуту Вашего внимания!
  На звук его голоса из-за полок вышли люди и образовали полукольцо вокруг оратора. Подождав пока все соберутся, он продолжил:
  - Я Сквалов Сергей Юрьевич, директор этого супермаркета, - сообщил мужчина. - Хочу вас предупредить: все товары на полках - собственность компании "Круа"! Поэтому, все, что вы собираетесь съесть, выпить или другим способом привести в нетоварный вид - оплачивайте через кассу!
  По толпе прокатилась волна ропота, и из-за спин раздался крик:
  - Жадины!
  Громче всех выражали недовольство мужики-туристы.
  - Зомби под окнами, а они все деньги считают!
  - Как липку народ обдирают, капиталисты клятые!
  - Жлобы!
  - На тот свет дебеты-кредиты не заберешь!
  - Чтоб вас мертвяки сожрали!
  Когда возмущение достигло пиковой точки, охранники демонстративно положили руки на рукоятки травматических пистолетов.
  - Каждый товар должен быть оплачен, - положил конец спорам Сквалов. - Не заставляйте нас идти на крайние меры.
  В глазах людей мелькнул страх, и гомон быстро сошел на "нет". Две кассирши заняли свои места, и народ потянулся за кошельками. Ярослав с прищуром кивнул брату на враз присмиревших "туристов": мол, говорил я тебе.
  - Помните, мы видим каждого, - указал директор на камеры видеонаблюдения под потолком между рядами. - И когда все это закончится, подадим в суд на неплательщиков.
  - А когда все кончится? - спросила женщина в канареечной футболке.
  Сквалов уверенно ответил:
  - Когда помощь придет, тогда все и кончится.
  - А когда она придет? - повысила голос женщина.
  - Скоро, думаю, придет, - немного смутился директор. - Власти нас не бросят.
  - А мне нужно сейчас! - завопила женщина. - У меня дома дети!
  - Как вас зовут? - мягко спросил её Сквалов.
  - Ира.
  - А по отчеству?
  - Ирина Александровна, - ответила женщина. - Но причем здесь отчество?
  - Ирина Александровна, я вас прекрасно понимаю...
  - Ничего вы не понимаете! Ни-че-го! У меня дома дети! Прикажите открыть дверь!
  - Нельзя, там же зомби, - пытался урезонить её директор. - Они нападут на нас! Мы закрыли все двери в административном корпусе и на складе...
  - Сделайте же что-нибудь! - громко разрыдалась женщина, закрыв лицо руками. - У меня же дома детиии...
  Сквалов изменился в лице, осторожно тронул её за плечо и попытался найти слова утешения:
  - Ну, ну, все будет в порядке...
  - Сделайте что-нибудь! Мне нужно домой!
  - Есть дверь на втором этаже, - неуверенно пробормотал директор. - Там можно спуститься вниз...
  - Ведите! - выпалила женщина, моментально прекратив истерику.
  Ярослав, Иван и еще пять человек пошли вслед за ними на второй этаж. По дороге Сквалов пытался вяло отговорить женщину, но она его не слушала.
  На втором этаже царили хаос и разруха, сопровождающие крупный ремонт. По словам директора здесь планировали сделать офисные помещения для сдачи в аренду, но ни стен, ни перегородок еще не возвели, а мусорные горы уже высились. Поднявшись на площадку второго этажа, Иван некоторое время изучал потолок. Вернее его отсутствие - бетонные колоны подпирали переплетения железных трапеций, поддерживающих металлическую крышу. Директор достал связку ключей и открыл дверь, ведущую на небольшой балкон площадью меньше трех квадратных метров с пожарной лестницей с правой стороны. Под балконом располагался проулок - кишка шириной пять метров между внутренним двориком супермаркета и парковкой.
  Опасливо глянув через перила вниз, Сквалов шепотом сказал остальным:
  - Их там штук шесть или семь!
  Зайдя обратно в здание, он осторожно притворил дверь и по-прежнему шепотом спросил у женщины:
  - Ирина Александровна, может быть, вы все же передумаете?
  - Нет! Мне надо!
  - Да, у вас же дети...
  Все закивали головами и расступились, пропуская её к выходу на балкон.
  - Хей! Ники пойдет с тобой, крошка! - словно что-то вспомнив, воскликнул загорелый парень с волосами, заплетенными во множество косичек.
  Одетый в белую майку с изображением листка канабиса и шорты-бермуды он казался отставшим от самолета на Гавайи пассажиром. Вот только рейсов в другие страны из аэропорта Буканска отродясь не было.
  Последовал ещё один раунд уговоров, увещеваний и вопросов "Зачем тебе это?".
  Все решил неотразимый аргумент "Ники здесь скучно!".
  - П-п-послушайте, - Иван тронул Ирину за плечо. - Внимательно в-выслушайте меня.
  Когда её глаза сфокусировались на нем, он продолжил:
  - Ни в коем случае не подпускайте их близко. Лучше всего д-держитесь на открытых местах и все время двигайтесь. Если они п-подойдут на расстояние два-три метра, то прыгнут и завалят вас на землю. Если... к-когда д-доберетесь домой, то, наоборот, будьте все время под крышей.
  Увидев, что она снова уплыла мыслями куда-то далеко, Иван слегка тряхнул её:
  - Вы хотите увидеть детей?
  - Да!
  - Т-тогда внимательно слушайте!
   Он еще раз повторил то же самое для неё и Ники. В этот раз женщина слушала, а парень расслаблено жевал жвачку и глазел по сторонам.
  - Ты все понял? - спросил его Иван, закончив инструктаж.
  - Хей, чувак, у Ники на ногах воздушные "Найки", - указал он на свои кроссовки. - Я полечу, как ветер! Все будет оки-доки!
  Иван решил воспользоваться моментом, пока их внимание сосредоточено на нем.
  - П-подумайте, еще раз, - сказал он обоим. - Зачем рисковать? Помощь может прийти с минуту на минуту.
  Лысый здоровяк в безрукавке положил тяжелую ладонь на плечо Ивана.
  - Дружище, - сказал он проникновенно. - Они взрослые люди и делают свой взрослый выбор. Пусть идут, если им надо...
  - Да, - воскликнула женщина, - мне надо к детям!
  И не тратя время на разговоры, она открыла дверь и шагнула на балкон.
  
  Зомби медленно и бесцельно блуждали по проулку. Голову они держали ровно, взгляд направлен перед собой. Ближайших из восставших мертвецов находился шагах в десяти от балкона и уходил в сторону парковки.
  Не успел Иван открыть рот, чтобы предложить женщине подождать пока зомби отдалится на максимальное расстояние, как она уже шагнула лестницу и торопливо начала спускаться.
  Мягкие подошвы старых теннисных туфлей на ногах Ирины не стучали по металлу лестницы, и женщине удалось незамеченной спуститься на пять или шесть ступенек. Но, то ли зомби услышал шум, то ли в его голове передвинулся переключатель с позиции "идти прямо" на "повернуть назад", и восставший обернулся в сторону балкона. Женщина вскрикнула и, отпустив руки, прыгнула высоты двух метров на асфальт. Упала она тяжело, со стоном, и зомби тут же устремился к жертве.
  Иван, Ярослав и здоровяк, выбежали на балкон, чтобы наблюдать за происходящим в проулке, остальные прижались к окнам.
  Ирина вскочила на ноги и, прихрамывая, отбежала в сторону внутреннего двора. Со стороны парковки приближались еще трое восставших.
  Зомби шли медленно, но целеустремленно, каждым шагом сокращая расстояние. Женщина рванулась в одну сторону, в другую, но в узком проулке мимо четверых зомби проскочить не хватило места, и она убежала во внутренний дворик.
  Иван одобрительно кивнул. Шаг рискованный, но разумный: в пустом проулке с зомби не разминешься, а позади супермаркета и места больше, и рельеф, должно быть, разнообразнее. Только terra там совсем incognita; сколько грузчиков или невовремя вышедших покурить работников супермаркета превратились в зомби, сколько восставших забрело с парковки? Ирина, уже не хромая, повернула за угол здания, за ней поковыляли и зомби.
  На балкон вышел Сквалов, и стало совсем тесно, когда за ним сунулись остальные, Ярослав зашипел: "Куда прете? Балкон не выдержит пятерых" и закрыл дверь.
  Через минуту во дворике раздался негромкий крик, грохот падающих ящиков, и во весь опор выбежала Ирина. Увидев впереди зомби, она резко остановилась. Несколько мгновений ей понадобилось, чтобы принять решение. Затравленно оглянувшись во дворик, она побежала вперед, прижимаясь к стене супермаркета и все набирая скорость. Зомби шли к ней, тоже забирая вправо, и освобождая левую сторону проулка. Иван до хруста в пальцах сжал перила балкона, понимая план Ирины и все сопутствующие риски.
  Когда до встречи с восставшими оставалось пять-шесть метров, женщина оттолкнулась от стены и резко ушла влево. Один из зомби прыгнул, растопыренные пальцы скользнули по желто-канареечной майке, по шортам и ухватились за задник правого туфля. Ирина с криком упала, но успела выставить перед собой руки. Прежде чем второй зомби успел приблизиться на расстояние прыжка, она выскочила на ноги и бросилась к выходу из проулка, оставив в руках зобми лишь туфлю. Перед выходом на парковку она остановилась и сбросила с левой ноги второй башмак и босиком побежала дальше, по широкой дуге огибая парковку.
  Иван с облегчением выдохнул. Да, иногда жизнь может спасти разношенная туфля, вовремя слетевшая с ноги. Лысый здоровяк открыл дверь и позвал: "Эй, растаман, твой выход!".
  - Ники передумал, - ответил парень с косичками.
  - Что, уже не скучно? - насмешливо спросил здоровяк.
  - Да, Ники уже развеселился.
  - Дети дома не по лавкам не ждут? Или родители?
  - Родители ждут живого и здорового Ники, - ответил парень.
  - Ну, понятно, - презрительно бросил здоровяк. - Струхнул, значит.
  На этот выпад Ники отвечать не стал и направился в лестнице, ведущей в торговый зал. За ним потянулись и остальные. Иван по дороге вниз договорился со Скваловым о разрешении просмотреть записи с наружных камер видеонаблюдения.
  
  Люди спустились на первый этаж и разбрелись по группкам. Здоровяк вкратце рассказал новости своей команде и отошел в сторону, чтобы снова терзать звонками телефон. Сквалов сразу направился к группе мужиков-"туристов", вовсю предававшимся возлияниям на полу между полками. Все его претензии и угрозы разбились о горделиво брошенное "Уплочено".
  Ярослав не преминул отметить:
  - Все вокруг себя загадили: курят, объедки бросают на пол, пиво разлили. Считают, что если заплатили, то теперь им все кругом должны.
  Остановившись перед рекламным стендом с изображением тропического острова с белым пляжем и пальмами, он шумно вздохнул.
  - Вот бы сейчас там оказаться: ни людей, ни зомби - рай! Когда будут деньги - прикуплю себе такой островок подальше от цивилизации.
  - А скучно не станет? - усмехнулся Иван.
  - Нет, - уверенно ответил Ярослав. - Хоть отдохну от всех. Или ты намекаешь на Ники-наркомана?
  - Почему ты считаешь, что он наркоман?
  - А как же, растаманский прикид, марихуана на майке, манера говорить.
  Ярослав даже удивился, что приходится объяснять брату простые истины: если видишь человека в полицейской форме - это полицейский, если видишь человека в белом халате, значит, врач, а если на майке лист канабиса - наркоман.
  - Что-то не наблюдаю ни необходимости, ни достаточности, - сказал Иван и тут же пояснил. - Можно быть наркоманом и не носить кричащую об этом майку и, наоборот, носить такую майку и косички, но не быть наркоманом.
  - Не придирайся к формулировкам, - разозлился Ярослав.
  - А это, по-твоему, дровосек идет?
  К ним приближался обвешенный топорами здоровяк. Остановившись перед близнецами, он несколько секунд переводил глаза с одного на другого.
  - А вы, наверное, братья?
  - Нет, сестры, - вырвалось у Ярослава.
  Почему люди, видя перед собой двух близнецов, похожих как типовые многоэтажки по 3-й улице Строителей, всегда спрашивают, а не братья ли, часом, они? Желание продемонстрировать сообразительность или стремление к определенности? Наверное, и сами не знают.
  - Смешно, - ответил здоровяк. - Но мне не до шуток. Меня Волк зовут.
  Он еще раз оценивающе посмотрел на братьев.
  - Вы ребята крутые, сразу видно, - начал он издалека. - И когда двери закрывали, быстро сориентировались, и потом не лажали.
  Иван подумал, что за лестью последуют просьбы или предложения, и не ошибся.
  - Короче, на вас можно положиться, не то, что на этих, - он кивнул в сторону "туристов". - У нас уже набралась группа тех, кто считает, что отсюда нужно выбираться и поскорее, и вы нам подходите.
  В обвешанной оружием компании добавилось еще три человека, превратив отряд Волка в самую многочисленную и боеспособную группировку на территории осажденного супермаркета.
  - Огнестрел есть? - деловито спросил Ярослав.
  - Нет, - с сожалением ответил Волк, и взгляд его скользнул в сторону охранников с кобурами на поясах.
  - План есть?
  - В разработке.
  - Хорошо, - прекратил обсуждение Иван. - Мы п-подумаем.
  - Думайте, - на прощанье сказал здоровяк и отошел.
  Братья проводили его взглядом.
  - А чего здесь думать, - тихо сказал Ярослав. - Валить надо.
  - Куда?
  - В более надежное место, где есть запасы пищи и можно долго оборону против зомбей держать.
  Иван выразительно посмотрел на стеллажи полные еды и на забаррикадированную дверь.
  - Ну, - потянул Ярослав. - И от этих людей подальше. Их много и они какие-то ненадежные.
  - Все мечтаешь о необитаемом острове? - с усмешкой кивнул на рекламный плакат Иван.
  - А что плохого в том, чтобы побыть в одиночестве?
  - Одиночество в радость только, когда можешь его в любой момент прервать. Когда знаешь, что где-то тебя ждут и любят. Иначе одиночество превращается в тяжкое бремя и становится проклятием.
  - Ты сам говорил, что здесь начнется через пару-тройку дней.
  - Отец велел здесь сидеть, пока помощь не придет.
  - Отец далеко, он всей ситуации не знает, - яростно зашептал Ярослав. - Или ты в безопасности отсидеться хочешь?
  - Хочу, конечно.
  - Как в универе отсиделся, вместо того, чтобы в армию пойти?
  - Ты прекрасно знаешь, почему я не пошел в армию. Если бы не астма...
  - Отцу отзвонись, - сменил тему Ярослав. - Доложи, так сказать, вести с фронта.
  Иван включил телефон, дождался прихода SMS с информацией о пропущенных звонках и прокомментировал:
  - Два от отца и восемнадцать от мамы.
  Братья понимающе переглянулись, и Иван приготовился к эмоциональному разговору с родителями.
  
  - Интернет медленно работает, - пожаловался Ярослав, буравя взглядом широкий экран смартфона. - Половина сайтов недоступна, а остальные грузятся вечность.
  - Наверное, GPRS отрубили, - отозвался Иван, также склонясь над мобильником. - Оставили только голосовой каналы и SMS, а по голосовому каналу скорость в десятки раз ниже. Когда ТЭЦ перестанет дымить, и прекратится питание трансляторов базовых станций, связи вообще не будет.
  - Надеюсь, до этого не дойдет.
  - Думаю, - продолжал Иван, - внешнегородские сайты тоже закрыли, а это плохой признак...
  - Намекаешь, что власти прикрывают город колпаком, чтобы...
  - Н-надеюсь, до этого не дойдет.
  
  День тянулся медленно и бессмысленно. Люди собирались группками, обсуждая скудные новости: выезды из города забиты автомобилями, на улицах бродят только зомби, над городом видели несколько вертолетов. Всплеск надежды вызвали слухи о том, что со стороны областного центра выдвинулась колонна военных и МЧС. В помещении звучали негромкие разговоры, часто с истеричными нотками, изредка раздавались мелодии телефонных звонков. В воздухе витали табачный дым, запах разлитого пива и тягучий, как паутина, страх.
  За час до заката лампы освещения мигнули и потухли, но через несколько секунд снова загорелись, и в напряженной тишине раздался гул работающего дизельного генератора. Мобильная связь работала еще два часа, и Иван успел отправить отцу сообщение: "Все в порядке. Пока в супермаркете. Если ситуация ухудшится - будем выбираться из города" .
  Братья коротали время. Ярослав играл с футбольным мячом, а Иван наблюдал за Великим Переселением Продуктов. Грузчик и две кассирши супермаркета под чутким руководством Сквалова переносили мясо, рыбу и молоко в два холодильника. Наплевав на все правила и ограничения товарного соседства, они пихали и трамбовали по принципу, все, что замороженное - в один холодильник, все, что охлажденное - в другой. Директор собирался свести потребление энергии к минимуму, чтобы уменьшить нагрузку на генератор. Ивану эти действия навеяли мысли об отключении больного от аппарата искусственного дыхания.
  Подошел Волк и некоторое время тоже смотрел на снующих, как муравьи, работников супермаркета.
  - Ну, что, - спросил он, с трудом оторвавшись от завораживающего зрелища. - Надумали?
  - Какой план?
  - У входа стоит мой пикап, - рассказал Волк. - Берем щиты и всякие вилы и лопаты, чтобы держать их на расстоянии. Прорываемся к машине. Двое - в салон, шестеро в кузов и рвем с места.
  - Все?
  - Все.
  - П-понятно, - сказал Иван. - Мы остаемся.
  - Хорошо подумали?
  Ярослав положил мяч на пол и встал у брата за спиной.
  - Да.
  - Струсили? - с некоторым удивлением спросил Волк.
  - Нет, - ответил Иван. - Просто остаемся.
  - Я думал, вы нормальные пацаны. Ну, как знаете.
  Ярослав дождался, пока Волк отойдет к своей группе, и высказался:
  - Зря. Что здесь сидеть? А у них отряд боевой подбирается, шансы вырваться есть.
  - Если тебе нужно вывести группу из восьми человек, то ты им предложишь прорываться к своей машине с кабиной на двоих или к какому-нибудь микроавтобусу?
  - Так тебе не нравится его план?
  - Мне не нравится план и не нравятся люди, предлагающие такие планы, - сказал Иван и резюмировал. - Ему нужны не компаньоны, а пушечное мясо.
  Ночь встречали в тусклом полумраке, отрезанные от внешнего мира и с толпой зомби вокруг здания. В 23:00 директор скомандовал "Отбой!" и, как в детском лагере, половина зала погрузилась в темноту. Люди еще долгое время пытались болтать на пустячные темы лишь бы не оставаться в темноте наедине с тревогами, страхами и шуршанием зомби за дверьми, но усталость взяла свое, и один за другим они провалились в забытье. Во сне плакали даже взрослые.
  
  Утром Иван проснулся с восходом. Он всегда просыпался рано, когда приходилось ночевать в незнакомом месте. Некоторое время он лежал, глядя в потолок и перебирая одну за другой мысли по поводу сложившейся ситуации.
  Наверное, в другой, более благополучной стране превращение половины населения в зомби вогнало бы оставшуюся половину в ступор и шок. Опасность буквально за порогом, отсутствие связи и поддержки властей и неизвестность относительно судьбы родных и близких могут свести с ума привыкшего к порядку человека. Но русские привыкли жить в неопределенности и эволюционно выработали гибкое и дискретное сознание. Такое сознание приводит к бардаку и противоречивым перекосам в нормальной, спокойной жизни, но очень полезно в стрессовых и неординарных ситуациях. Наверное, в первых космических экспедициях к дальним планетам на законодательном уровне будут включать в экипаж хотя бы одного русского специально для непредвиденных, "на всякий пожарный" случаев.
  Польстив немного национальному самосознанию, Иван перевернулся на бок и допустил, что гибкость - это общее свойство человека. В опасных ситуациях мозг блокирует мысли, способные ухудшить положение, и оставляет только максимы, направленные на решение сиюминутных задач: "Выжить!", "Поесть!", "Убежать!". Все лишнее - отсекается. Разум, придумавший этику, мораль и прочие законы общежития, направляет все силы на то, чтобы обосновать нарушение любых норм, если этим повысит шансы на выживание носителя. Вполне возможно, что излишне гибкий и подвижный разум в сочетании с низкими нравственными принципами приведут к таким поступкам, что "нормальным" людям и в кошмарах не привидится.
  Перевернувшись на другой бок, он решил не забивать голову всякой чушью и попытался заснуть.
  
  Второй раз Иван проснулся от звона металла о металл. Этот звук был настолько чужд обычным утренним пробуждениям, что мозг не сразу смог его классифицировать и распознать. Увидев недоумение брата, Ярослав указал пальцем в нужном направлении. Между рядами с бакалеей, группа Волка собиралась в поход. Семь молодых людей с напряженными лицами и решительными взглядами обвешивались ножами, топорами, пилами и прочим сельхоз инвентарем. Куски жести, спрессованные коробки и десяток столешниц, по всей видимости, были заготовлены на роль щитов.
  Иван включил телефон, и настроение, изрядно потрепанное необходимостью спать в одежде, отсутствием кофе и шумом зомби за окнами, испытало новый удар. Связь по-прежнему отсутствовала, и при сканировании сетей всех мобильных операторов индикатор не смог выдать ничего обнадеживающего. Аккумулятор сигнализировал о малом оставшемся заряде, а часы телефона показывали безрадостное "BIS", намекая, что это еще не конец. Вчера утром в 8:15 они с Ярославом только собирались на пикник по случаю день рождения отца и обсуждали: стоит ли ждать открытия супермаркета в 10 часов, чтобы заодно с подарком купить углей и жидкость для розжига, или не лишать себя удовольствия от разведения костра по-старинке. Если бы решили "по-старинке", то вполне возможно топтались сейчас по другую сторону дверей, или, что более вероятно, как и тысячи зомби на дорогах города, пытались выбраться из разбитой машины, бессмысленно стучась головой в стекло.
  
  Волк вышел на свободное от полок место перед кассами и несколько раз ударил поварешкой о крышку кастрюли. Дребезжащий звук разнесся по всему залу, и люди выглянули из рядов, чтобы посмотреть на источник шума. Завладев всеобщим вниманием, Волк бросил на пол импровизированные гонг и колотушку и вытянул из-за спины красный пожарный топор в самодельных ножнах. Большой, мускулистый, с секирой в руках он казался вождем викингов перед отплытием драккара в очередной набег. Для полного сходства не хватало бороды на лице и качающейся палубы под ногами.
  - Нужно уходить! - громко сказал он. - Здесь нельзя больше оставаться!
  Собравшиеся люди начали непонимающе перешептываться: Уходить? Зачем? Куда? Для чего?
  - Генератора хватит еще на пять-шесть часов, потом холодильники отключатся и продукты начнут гнить, - продолжил Волк. - Сейчас зомби тупо ходят у дверей, потому что нас не видят и не чуют. А на запах разложения соберутся все мертвяки ближайших кварталов и рано или поздно дверь не выдержит.
  Дав несколько секунд, чтобы все представили картинку врывающихся в здание восставших, он закончил:
  - Поэтому надо уходить! Сейчас!
  Иван видел, как на лицах людей появился страх: супермаркет уже не казался таким надежным убежищем, каким был в их воображении всего минуту назад.
  Из-за спин в первый ряд протолкался Сквалов. Несмотря на отсутствие удобств и духоту помещения, он по-прежнему был в костюме и при галстуке.
  - Что вы несете? - спросил директор, и в его голосе слышалось удивление. - Что вы несете? Зачем уходить? Куда? С минуты на минуту придет помощь! Власти нас не бросят!
  Волк несколько секунд молча смотрел на Сквалова, как на насекомое, а когда молчание сделалось нестерпимым, он с полной серьезностью спросил:
  - Вы больны? - и, повысив голос, продолжил. - Какая помощь? Где она? Нас бросили!
  Толпа зашептала: Нас бросили! Помощи все нет! Что делать?
  - Но вчера говорили, что к нам двигаются силы МЧС и военные, - смятый таким напором пробормотал Сквалов.
  - Нас бросили! - как приговор произнес Волк. - Если кто-то из властей не превратился в зомби, то уже давно смотался с семьей из города! Нам нужно позаботиться о себе! И о своих семьях!
  Иван внутренним зрением видела, как построенные в головах людей дамбы и барьеры дали трещины, и блокированные разумом тревоги за родных и близких хлынули наружу словами и слезами. Что с моей семьей? Жена, дети, что с ними? Я вчера звонил весь день, а никто не ответил! Мой дом из окна видно, всего пятьсот метров до него! Говорят, женщина вчера смогла убежать от мертвяков, а чем мы хуже?
  И, словно подытоживая, над толпой раздался плач ребенка: Хочу к маме!
  Толпа с надеждой смотрела на сильного, умного, честного, отважного человека, у которого точно есть план. Толпа подобострастно смотрела на Волка.
  - Мы возьмем щиты, оружие и построимся римской черепахой, - излагал свой план вождь викингов, - откроем дверь, и охранники расчистят путь стрельбой, а потом мы, что есть мочи, рванем под прикрытием к своим машинам. Главное, сесть в автомобиль, и зомби уже не опасны!
  Толпа глубокомысленно кивала, внимая его словам: да, римской черепахой; да, под прикрытием стрельбы; да, главное, в машины сесть.
  Иван видел, как люди, попав под обаяние решительности и смелости, готовы вручить свою судьбу в руки незнакомого человека. Сквалов что-то лепетал о помощи и о том, что нужно защищать супермаркет, но его никто не слушал. Толпа нашла себе хозяина, и люди явили странную готовность разменять тревоги и страхи бездействия, на смертельную опасность действий.
  Иван взглянул на брата и опешил. Ярослав тоже шевелил губами, по всей видимости, прикидывая, какой рукой лучше взять щит, и, на каком фланге стать в "римской черепахе".
  - Опомнись! - Иван отвесил брату легкую оплеуху.
  - Ты чего?
  - Ты не видишь? Волку лишь бы до своей машины добраться, а остальные будут пушечным мясом, чтобы пробить проход! Нас здесь тридцать человек, а у дверей десятков пять зомби. Там будет натуральная бойня!
  Ярослав тряхнул головой и, вроде, пришел в себя.
  - Что делать?
  - Спасать всех.
  - Я как ты, - сказал Ярослав привычную близнецам с детства фразу, что-то вроде клятвы "... до конца, в горе и радости, и пока отцовский ремень не разлучит нас...".
  Иван шагнул вперед в полукруг, образованный толпой вокруг Волка, и сказал как можно громче и четче.
  - Лажа все это!
  Толпа с недоумением и раздражением разглядывала нового оратора. Сосредоточенные лица, нахмуренные брови, плотно сжатые губы. Кто тут хочет помешать нашему плану? Из полукруга выдвинулся Ярослав и стал за спиной брата.
  - Это не п-план, а самоубийство! - произнес Иван, выдержав недовольство толпы. - У кого-то машина ближе, а у кого-то дальше. Кто-то сильнее, кто-то слабее. Все точно не добегут. Кого-то сожрут зомби.
  Здесь он собирался сделать драматическую паузу, но испугался, что викинг перехватит инициативу, и сразу продолжил:
  - Все видели, как они атакуют? Кто выдержит п-прыжок тела весом сто килограмм и не упадет? Ведь, если упадешь - не поднимешься! Вспомните, как вчера они сожрали двоих! - сгущал Иван краски, чтобы забрызгать ими безоблачную картину плана с "римскими черепахами". - Скольких из нас убьют в дверях, даже не дав выйти на парковку? А сколько зомби еще между машинами бродит?
  Он обводил взглядом лица окружающих, чтобы у каждого внутри поднялся вопрос: "А если именно я окажусь в числе неудачников?". Наткнувшись на колючий и недобрый прищур Волка, он понял, что у того на уме. Самый простой и быстрый способ в таких ситуациях - не ввязываться в спор, не затевать скандал, а решить вопрос одним ударом. Например, рукояткой топора в живот. А если бы дело происходило на палубе драккара или здесь же, в супермаркете, но на три-четыре дня позже, когда люди уже на грани, то можно не рукояткой в живот, а лезвием по голове. Ожесточенная публика примет такой ход "на ура". И ораторская слабость в глазах толпы превратится в мужскую силу. Но сейчас, пока еще работали законы, нормы общежития и камеры видеонаблюдения, Волк остался на месте, ограничившись обвинением:
  - Да ты, заика, просто трусишь!
  - Моя машина стоит в самого входа, - солгал готовый к такому повороту Иван. - И я буду одним из тех, кто успеет. Но большинство, слабые или медленные, п-попадут в желудки к зомби!
  И, сделав рукой движение в сторону Волка, добавил.
  - Но некоторые сильные и быстрые, возможно, п-прорвутся ценой жизни слабых.
  Теперь у каждого в голове работали весы: Кто я? Слабый или сильный? Быстрый или медленный? Выживу или погибну?
  Человеческому разуму свойственно мерить себя чужими мерками, и каждый, кто видел, сейчас в центре полукруга высокого, мускулистого, тертого жизнью викинга, понимал: он - сильнее и быстрее, я слабее и медленнее, он выживет, а я погибну.
  Волк осознал, что теряет власть над толпой, и попытался изменить ход разговора:
  - Ты зачем воду мутишь? Или ты боишься здесь остаться, когда остальные разъедутся на своих машинах? - вопросил он и обратился напрямую к окружавшим его людям. - А вы? Не дайте себя одурачить! Вы тупые зомби или люди?
  Раздалось нестройное "Люди!", и громче всех кричали уже опохмелившиеся с утра четверо "туристов".
  - А я согласен с парнем, - сказал внезапно, отец шестилетнего мальчика.
  Он сделал шаг вперед, а сын выглядывал сзади, обняв его ногу.
  - Я своего ребенка в эту мясорубку не поведу, - решительно произнес мужчина. - Лучше останемся здесь до прихода помощи. В крайнем случае, забаррикадируемся в складе или на втором этаже.
  - И я никуда не пойду, - высказалась полная женщина средних лет. - Года уже не те, чтобы от людоедов бегать. И двери открывать не дадим! Хотите - через окна лезьте!
  Из полукруга послышались еще пять-шесть таких же выкриков. Стало понятно, что план с "римскими черепахами" стремительно рушится на кладбище нереализованных проектов. Кроме того, важная часть плана "открыть двери" тоже оказалась под угрозой. Можно выбраться и через второй этаж, но каждый дополнительный метр по парковке сопряжен с дополнительным риском. Чем больше метров, тем выше шансы не добраться до своей машины. С другой стороны, по наблюдениям Ивана, некоторые люди стоят на своем мнении до последнего лишь потому, что это свое мнение. То ли отождествляют себя с этим мнением, то ли считают отступление от позиции слабостью.
  - Видишь, что ты сделал, - с ненавистью прошипел Волк в сторону Ивана. - Совсем им головы задурил.
  Видя, что ситуация меняется не в пользу похода, группа обвешенных оружием соратников Волка собралась у него за спиной. К ним примкнули готовые к прорыву, в основном, молодые люди и мужчины. "Туристы" остались на стороне Ивана, видимо рассудив, что "и здесь неплохо кормят", и буквально в несколько минут без какой-либо внешней команды толпа, согласуясь с какой-то внутренней виртуальной необходимостью, зрительно разделилась на две примерно равных половины. Иван мысленно их обозначил, как "охотников на журавлей" и "хранителей синиц". Обвешенные оружием "охотники" выглядели решительно и опасно, но Сквалов и охранники оказались на стороне "хранителей", что уравновешивало шансы в бою "стенка на стенку".
  "Стоп! - подумал Иван. - Какой бой? Какая "стенка на стенку"? Вы что люди? Опомнитесь!".
  Он кожей ощущал момент, когда искры достаточно, чтобы вспыхнул пожар, и силился придумать слова, чтобы вернуть людей в реальность и не вызвать ту самую искру, но в голову ничего не шло. Казалось, старший из близнецов потратил все силы на контроль речи, чтобы не заикаться. Если "охотники" будут упорствовать в желании открыть двери, а "хранители" им мешать, то разговорами дело не закончится. Волк, видимо, думал о том же, перебрасывая топор из руки в руку.
  Внезапно, раздался крик:
  - Ники слышит голоса!
  Иван и Волк повернулись в сторону парня с дредами. Он оказался единственным, кто не выбрал никакую сторону, и остался посередине между двумя группами. Учитывая его репутацию, фраза "Ники слышит голоса" не вызвала удивления. Скорее, наоборот, кто-то подумал: "Я был, прав! У парня точно с собой курево!" или "О! Безумие открыло счет жертвам! Первый пошел!". Но Ники стоял, склонив голову набок, и прислушивался. Остальные тоже на секунду замолчали, и среди уже привычного топтания зомби за дверью, шума работающего генератора и холодильников люди различили далекий рокот. Больше всего Ивану он напомнил жужжание огромного майского жука, пропеллер кулера в системном блоке компьютера или... вертолет. Толпа, уже не делясь на "охотников" и "хранителей", бросилась к окнам, Волк с тремя ближайшими соратниками остались на месте. Ивану показалось, что на лице вождя викингов промелькнуло разочарование.
  Окна на первом этаже супермаркета находились выше человеческого роста, и многим пришлось встать на столы или даже полки, чтобы увидеть, летящую над городом механическую стрекозу. Перекрывая шум винтов, раздался усиленный мегафоном голос: "Граждане, сохраняйте спокойствие! До особого распоряжения не выходите на улицы, это может быть опасным! Граждане, сохраняйте...". Вертолет пролетел над супермаркетом, и люди ощутили дрожь вибрации по всему телу.
  Что тут началось! Забыв о недавнем противостоянии, они начали обниматься, кричать, плакать. Я же тебе говорил, нас не бросят! Скоро нас спасут! Я увижу семью! Всевышний нас не оставил!
  Когда первая радость улеглась, люди разошлись по супермаркету набрать продуктов на завтрак, улыбаясь другу другу при встречах между полками. Самая чистая любовь и искренняя вера в лучшее, часто появляются после мгновений ненависти и черного отчаяния.
  Братья, взяв хлеба, куриного паштета, маринованных огурцов и пачку вишневого сока, расположились у окна. Люди вокруг обменивались мнениями, как быстро военные снимут зомби-осаду, и делились планами на будущее. "Туристы" разливали по пластиковым стаканчикам коньяк, отмечая скорое освобождение.
   Перехватив ищущий взгляд близнеца, Ярослав подсказал:
  - Волк и еще трое ушли на второй этаж.
  Иван кивнул и прислушался к отдаленным звукам стрельбы.
  - "Калаши", - уверенно определил Ярослав. - Наверное, военные двигаются в сторону ТЭЦ, чтобы восстановить электричество, или к площади Свободы, чтобы плацдарм занять.
  Иван снова кивнул, полностью доверяясь в этом вопросе брату.
  После завтрака они расслабленно болтали, переходя от темы к теме, и строили предположения о причинах превращения людей в зомби.
  - Думаю, это эпидемия, - уверенно сказал Ярослав. - Биологическое оружие или что-то подобное. У кого иммунитет послабее - умер и восстал, а у кого покрепче - выжил.
  Иван молчал, и, отхлебнув еще сока, Ярослав продолжил.
  - Или еще хуже: у каждого внутри есть зачатки зомби, но проявляются они после смерти. Помнишь, год назад мы болели? Вроде грипп, а лекарства не помогают, и потом еще месяца три кашляли по-мелочи. Может, это и был вирус, а теперь его инициировали? Ты же у нас умный, чего молчишь?
  - Я смотрел записи с камер видеонаблюдения, - сказал Иван. - Все люди на парковке упали одновременно. А все, кто в здании был, выжили, но почувствовали головную боль. Помнишь вчера, когда на кассе стояли?
  - Значит, инфекция разносилась по воздуху? - спросил Ярослав.
  - Возможно, - допустил Иван. - Но, скорее всего, это облучение с какого-то летающего объекта по большой площади.
  - НЛО? - поразился Ярослав, удивляясь, как ему раньше не пришла в голову такая простая и все объясняющая идея. - Жукоглазые четырехрукие марсиане или зеленые человечки с Альфы Центавра?
  - Зачем НЛО? - не смутился Иван. - С самолета или, например, с вертолета. Или со спутника...
  Ярослав хотел ответить, что-то едко саркастическое, но в это мгновение он почувствовал резкую головную боль, как от удара дубинкой по затылку. Он хотел закричать, но услышал только сдавленный стон, и повалился навзничь. Он видел, как Иван покачнулся, и пластиковый стаканчик с остатками вишневого сока выскользнул из его пальцев и, медленно переворачиваясь, полетел вниз. Через секунду наваждение закончилось, и Ярослав осознал себя лежащим на холодной плитке пола супермаркета. В нескольких сантиметрах от его лица разливалась красная лужа.
  Вокруг с пола поднимались испуганные люди, пытаясь понять, что случилось и почему это случилось опять.
  Начавшиеся разговоры прервал звук взрыва, от которого задрожали стекла. Бросившись к окнам, люди увидели, как взорвавшийся от удара о многоэтажку вертолет обломками валится вниз. Вместе с обломками рушились и надежды на скорое спасение. В супермаркете повисло гробовое молчание.
  - Выстрелы, - сказал Ярослав.
  - Что?
  - Выстрелы прекратились.
  Они встретились с Иваном взглядами, думая о худшем варианте. Если повторился вчерашний удар, то все, кто оказался на улице, превратились в зомби. В том числе и военные, призванные спасти город. Все планы на будущее в мгновение пришли в негодность и потребовали замены.
  Люди вокруг разом загомонили, раздались истеричные возгласы и крики "Мы все умрем!". Иван включил телефон и, как только засветился экран, выключил. Ярослав оттащил брата в сторону от толпы, чтобы узнать его мнение по поводу изменившейся ситуации и выработать новую стратегию поведения. Краем глаза он заметил, что-то ненормальное, противоестественное, опасное и, окинув взглядом зал, увидел, как со второго этажа спускаются четверо зомби.
  Ступени лестницы были широкими и низкими, и зомби с их манерой шагания всей половиной тела смогли добраться до первого этажа. Первым шагал огромный, лысый зомби, обвешанный топорами и ножами. Ярослав закричал, пытаясь предупредить стоящих у лестницы людей, но было поздно.
  Экс-Волк прыгнул на спину одному из "туристов", и, перекрыв разговоры и крики, в зале раздался хруст сломанных позвонков. Тела жертвы и убийцы с грохотом рухнули на пол, и люди повернулись на шум.
  Никто не ожидал увидеть зомби внутри здания, и целая секунда потребовалась людям на то, чтобы осознать случившееся. Промедление стоило еще одной жизни. Спускавшийся за Волком парень в камуфляжных штанах прыгнул на ближайшую к нему женщину, она с криком отпрянула, но уперлась в сгрудившихся за спиной людей. Упав на пол, она истошно завизжала, и её крик привел в движение толпу. Все ринулись прочь от лестницы, надеясь скрыться в лабиринте полок. Волк поднимался с пола, выискивая ближайшую жертву, трое остальных рвали зубами кричащую женщину.
  Ярослав, оценив обстановку, крикнул брату: За мной! - и ринулся к отделу сельхоз инструментов.
  Схватив четырехрогие садовые вилы, он вручил такие же брату со словами: "Как с рогатиной на медведя". Иван кивнул: "Я как ты".
  Ярослав побежал навстречу Волку, стремясь раньше занять тактически выгодную позицию. Зомби увидел приближавшегося человека и целеустремленно двинулся к нему. Ярослав успел первым к одной из бетонных колонн, подпиравших второй этаж и крышу, и остановился, на чуть согнутых, напружиненных ногах дожидаясь противника. Когда между ними оставалось три шага, Волк прыгнул, и Ярослав, уперев ручку в угол между полом и колонной, поднял вилы под углом навстречу летящему зомби. Четыре острия вошли глубоко в тело: два под правой и левой ключицами, пропоров безрукавку, а два других между ключицами - в шею. Кровь брызнула на колонну и на одежду Ярославу, зомби захрипел и попытался достать противника руками, но подоспевший Иван, выхватил один из топоров из-за пояса Волка и с силой ударил его по затылку. Глаза зомби закатились, и тело завалилось на бок, огромным весом вырвав рукоять рогатины из рук Ярослава.
  Трое других зомби, оставив растерзанное тело женщины, уже спешили к братьям. Со стороны полок раздались выстрелы, и фланг атаки восставших оказался под огнем травматических пистолетов охранников супермаркета. Две пули пролетели мимо, две попали в плечо и скулу парня в камуфляже, но он лишь немного замедлился. Ярослав сорвал с тела Волка два топора и один за другим метнул в наступающих противников. Первый плашмя ударился о лицо девушки в бейсболке, а второй оставил рану на груди парня, но грудную клетку не пробил.
  Ярослав отпрянул назад и оттащил за собой брата. Двое мужчин из тех, кто оказался среди "охотников", схватили вилы и бросились на помощь братьям. Третий взял металлическую биту из спортивного отдела и поспешил в общий строй.
  Впятером они разбили противника. Прием, показанный Ярославом, сработал еще трижды. Подкараулить "прыжок смерти", вонзить поглубже вилы, добить по голове.
  Стоя на трупами зомби, Ярослав чувствовал, как утихает адреналиновая дрожь в теле.
  - Ты молодец, - сказал он брату, - все правильно сделал!
  Иван кивнул, и, отвернувшись в угол, изверг недавний завтрак. Между двумя приступами тошноты он успел сказать: "Надо валить!".
  В ходе боя зомби успели покусать троих людей. Одним из раненных оказался отец шестилетнего мальчика. Пока женщины промывали и перевязывали рану, сын рыдал, уткнувшись ему в колени: "Ты же обещал, что все будет в порядке! Что приедут хорошие дяди-полицейские! Что мы поедем к маме! А теперь тебя ранили, и скоро ты станешь зомби! Ты же обещал, что все будет хорошо!". В руке мальчик сжимал поломанную игрушку супермена.
  Когда Иван пришел в норму, Ярослав подступил к нему с расспросами.
  - Что значит "надо валить!"? Раньше было не надо, а сейчас надо? Что изменилось?
  Иван дождался, пока поток иссякнет, и объяснил:
  - Раньше мы знали, что военные и спасатели на подходе, и просто нужно дождаться их, не влезая в авантюры.
  - А сейчас?
  - А сейчас все, кто спешил на помощь, или большая их часть - зомби.
  - Ты уверен? - спросил Ярослав.
  - Нет. Но нужно исходить из худшего варианта.
  - Дальше.
  - Для военных второй удар был неожиданностью, а, значит, чтобы разобраться и выслать новую группу спасения и понадобится как минимум три-четыре дня.
  - Допустим.
  - Ты видел, что мы были готовы вцепиться в глотки уже на второй день, - кивнул Иван на пятачок возле касс, где недавно стояли друг против друга "охотники на журавлей" и "хранители синиц". - А что будет через четыре дня полных страха и отчаяния? Стенка на стенку? Кулачное право? Жертвоприношения?
  - Может быть, обойдется? - с сомнением предположил Ярослав. - Все же самых дерзких уже нет среди нас.
  - Найдутся другие, - отрезал Иван. - Чем хуже ситуация - тем больше шансов, что к власти придут негодяи. Тем более, дизеля хватит еще на день, потом еще день, чтобы продукты протухли - и всё, конечная.
  Он оглядел зал и испуганных людей, остановился взглядом на заляпанном кровью изображении тропического острова и подытожил:
  - Надо уходить.
  Ярослав кивнул: "Я как ты".
  Один из мужчин, участвовавших в битве, увидел, что братья собираются и начал задавать вопросы, какие до этого задавал Ярослав. Чтобы не тратить время на объяснения, близнецы кликнули еще троих и вкратце изложили свое видение ситуации.
  На посыпавшийся град возражений и вопросов братья отвечали кратко и, по большей части, односложно.
  - Значит, уходите? - спросил один из слушателей.
  - Да.
  - Так вы же скоро в зомби превратитесь, как Волк с командой.
  - Т-так у нас еще сутки есть, - сказал Иван как о само собой разумеющемся.
  - Какие сутки?
  Град вопросов прекратился, и все уставились на Ивана.
  Он прекратил сборы и изложил свою теорию:
  - П-по записям с камер и по опыту можно сделать вывод, что действует масштабное облучение. Оно пробивает крышу автомобиля или металлическую крышу супермаркета, но бетонные перекрытия между этажами ослабляют излучение, и люди чувствуют только недомогание. Между двумя ударами прошло ровно двадцать четыре часа, я засек на телефоне и проверил время на вчерашнем чеке. Можно сделать вывод, что удары наносились со спутника на геоцентрической орбите. Над нашим городом этот спутник появится завтра в 10:24. Если предположить, что спутник с таким оружием один, то у нас в запасе еще сутки.
  Увидев, что пятеро здоровых мужиков смотрят на него, как на пророка, он смутился и сделал вид, что очень занят сборами.
  - И давно ты это понял? - спросил Ярослав.
  - П-предположил вчера, - ответил Иван. - А сегодня все подтвердилось.
  Ярослав подумал, что выскажи брат эту теорию на пару часов пораньше, Волк с тремя соратниками, могли бы выжить. Но, с другой стороны, когда слушали пророков?
  
  Подтянув по росту лямки обоих рюкзаков, Ярослав, наконец, осведомился у брата насчет плана.
  - Отвлечем зомби, выберемся через балкон и бегом к машине, - ответил Иван. - Главное, все время двигаться.
  Ярослав похвалили план, но высказал ряд опасений:
  - Если не считать проблем с переулком полным зомби и парковки, где зомби раз в десять больше, чем в переулке, то остается проблема с машиной.
  - Какая проблема?
  - Вчера мы припарковались в третьем от входа ряду, - напомнил Ярослав. - И бензин у нас уже заканчивался. Боюсь, далеко мы не уедем.
  - Придумай по этому поводу что-нибудь, - попросил Иван и направился в отдел спорттоваров.
  Ярослав кивнул вслед брату и, осторожно перешагивая лужи крови, пробрался к телу Волка.
  - Можно на некоторое время убедить многих, что ты самый умный, и можно самому долгое время верить в это, но жизнь рано или поздно расставит все по местам, - сказал он наставительно бывшему вождю викингов, обшаривая карманы жилетки.
  В правом нашелся бумажник с фотографией красивой блондинки и маленькой девочки лет трех. Перевернув труп Волка на другой бок, Ярослав из левого кармана вытащил брелок с логотипом "Тойоты". Пока младший из близнецов проверял, какой из автомобилей реагирует на выключение и отключение сигнализации, подошел Сквалов и забубнил что-то об оплате товаров. С момента второго удара, он изрядно осунулся, потерял уверенность и выглядел несчастным. Ярослав некоторое время слушал монолог о ревизии, инвентаризации, ответственности перед владельцами "Круа", потом достал бумажник и отдал Сквалову все наличные деньги.
  Иван вернулся из отдела спорттоваров с тремя баскетбольными мячами в сетке. На вопросительный взгляд брата он только махнул головой: "Потом".
  - Выдвигаемся!
  Закинув за спины рюкзаки, с вилами и мячами в руках они поднялись на второй этаж. Пять или шесть человек увязались следом, чтобы стать свидетелями их успеха или неудачи.
  Ярослав выглянул в переулок и шепнул брату: "Шестеро!". Остальные тоже прилипли к окнам.
  Иван приоткрыл дверь балкона и бросил мяч в сторону внутреннего дворика. Мяч с звонкими шлепками поскакал по асфальту, пока не уткнулся в мусорный бак. Привлеченные звуками и движением зомби пошли в его сторону.
  Убедившись, что путь свободен, Иван скомандовал: "Пора!". Ярослав быстро и тихо спустился вниз, принял сетку и вилы, и помог спуститься брату. Зомби в конце проулка увлеченно рвали на части баскетбольный мяч.
  Ярослав махнул на прощание оставшимся в здании людям и первым выбежал на парковку. От пикапа Волка их отделяли четыре машины и несколько мертвяков. Иван метнул следующий мяч в сторону входа и нервно оглянулся в сторону внутреннего дворика, откуда к ним ковыляли покончившие с первым мячом зомби. Ярослав не стал гадать, остались ли еще мертвяки между машинами, и, разблокировав брелоком сигнализацию, рванул к пикапу. Он словно в замедленной съемке видел зомби, часть из которых еще спешила к мячу, а другие уже разворачивались в сторону более крупной добычи. До ближайшего было не меньше двадцати метров. Забросив в кузов пикапа вилы, Ярослав рывком открыл пассажирскую дверь, чтобы вытащить детское кресло, и в боковом зеркале увидел женское лицо. За его спиной на расстояние прыжка приближалась одна из зомби. С креслом в руках он не мог ни развернуться, ни отскочить в сторону, оставалось только пригнуться в надежде, что мертвяк вцепится в рюкзак, а не в загривок. Но в эту секунду в лицо отражения ударило что-то красное и круглое. Что-то очень похожее на баскетбольный мяч. Иван, врезавшись в поясницу брата, буквально втолкнул его в машину и захлопнул дверь.
  Ярослав в шумом выдохнул:
  - Трехочковый бросок!
  Иван улыбнулся, потом усмехнулся и расхохотался в голос. Несколько секунд братья смеялись до слез и боли между ребрами. А когда зомби стали царапать стекло и кузов пикапа, Ярослав завел машину и, задавив пару мертвяков, выехал с парковки.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"