Благин Виталий: другие произведения.

Зомбиапокалипсис наших дней: 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый человек - это часть континента, часть материка

  Глава 2
  
  Каждый человек - это часть континента, часть материка...
  
  По дороге двигались медленно. Ярослав осторожно вел машину, огибая столкнувшиеся автомобили, а Иван глазел на проплывающие мимо улицы. За рулем белоснежного лимузина рвался наружу одетый в ливрею зомби в фуражке. Ярость его была велика, но ремень безопасности держал крепко. Когда пикап братьев проезжал мимо задних тонированных окон лимузина, изнутри в стекло что-то ударилось, и Иван непроизвольно отпрянул. Оглядываясь назад, он вспомнил только мелькнувшую кисть с красными обломанными ногтями и золотыми часиками. Разбитое лобовое стекло у лежащей на боку "Ниве" и пятна крови у капота безмолвно свидетельствовали, что некоторым зомби удается выбраться из автомобилей.
  - Еще одна жертва естественного отбора, - сказал Ярослав.
  Иван посмотрел вперед по ходу движения: на фонарный столб, как гаечный ключ на болт, была надета разбитая всмятку "Приора". Иван прикинул, на какой скорости нужно мчаться по городу, чтобы добиться столь выдающегося результата. По всей видимости, водитель при жизни адептом правил дорожного движения не являлся.
  - Так гоняют только люди с задержками развития, - сказал Ярослав, словно подслушав мысли брата. - Ничем другим это не объяснить.
  - В смысле: остались на уровне детей и умственно отсталых?
  - Нет, до детей им еще расти и расти. Эти остановились на уровне развития сперматозоидов: цель существования не дать себя никому обогнать.
  Бредущие по улицам зомби-пешеходы устремлялись за автомобилем и, даже безнадежно отстав, продолжали ковылять следом пока не теряли пикап из вида.
  У перекрестка двух магистральных улиц Ярослав перевалился через поребрик и припарковался между киосков, чтобы скрыть пикап от лишних глаз, но мотор не заглушил.
  - Из супермаркета выбрались без потерь, - подытожил он. - Какой план дальше?
  Иван помолчал, кусая губы, потом сказал:
  - Нужно двигаться к Площади Свободы.
  - А потом к мостам? Вроде, говорили, что там не проехать.
  - Потом можно и к мостам, - сказал Иван. - Но вначале...
  Он несколько секунд смотрел в окно на бредущих со стороны автобусной остановки зомби и продолжил:
  - Вначале нужно добыть оружие.
  - И это говорит Иван Громов? - деланно удивился Ярослав. - А как же "применение силы - это признак беспомощности" и "всегда можно договориться"? Может быть, попробуешь договориться с мертвяками? Думаю, они людей любят не меньше тебя, только своей, странной, гастрономической любовью.
  - Был бы у них разум, можно и договориться, - ответил Иван, не замечая сарказма.
  - Ваня, в некоторых случаях не нужно договариваться, нужно бить и лучше - бить первым!
  - А как ты такие случаи отделишь от тех, где договариваться нужно? На глаз? На основании интуиции?
  - Что значит "на глаз"? - сказал Ярослав. - Только опыт - "сын ошибок трудных". Если видно, что человек - урод и мудак, то чего с ним цацкаться?
  - А у меня, знаешь ли, встроенного мудакомера нет, поэтому я пытаюсь сначала разговаривать. Тем более, мудаками тоже не от хорошей жизни становятся.
  - Здесь ты, братец, заблуждаешься! Все известные мне мудаки с гордостью несут это звание и совсем им не тяготятся!
  Ярослав почувствовал, что распаляется, пару раз глубоко вздохнул и сказал уже спокойнее:
  - В жизни каждый выбирает кем быть: нормальным человеком или уродом. И в дальнейшем его жизнь определяется этим выбором.
  - А эти, - мотнул головой Иван в сторону приближающихся к пикапу восставших, - тоже выбирали стать им зомби или оставаться нормальными людьми?
  - Нет, - ответил Ярослав. - Они не выбирали, просто им не повезло, так жизнь сложилась.
  - Так, может, и уродам, как ты говоришь, не повезло? Не в той семье родились, не то воспитание получили, не с теми людьми в детстве общались? Они - жертвы обстоятельств.
  - Они - жертвы эволюции, - ответил Ярослав.
  И, чтобы сменить затасканную тему, добавил:
  - По-твоему, мы из города без оружия не сможем выбраться?
  Иван принял смену направления разговора и объяснил:
  - Зомби лучше держать на дальней дистанции, и в случае двух-трех противников вилы нам не помогут. Но это не главное.
  - А что главное?
  Иван смерил взглядом расстояние до ближайших восставших и опустил боковое стекло.
  - Слушай.
  Ярослав не услышал привычных звуков города: шума автомобилей, говора людей и стука трамвайных колес. Вместо шелеста шин по асфальту он услышал шелест листьев кленов, вместо разговоров и криков людей - чириканье воробьев, а вместо автомобильных выхлопов он услышал далекие звуки выстрелов.
  Иван поднял обратно стекло и сказал:
  - Когда начинается анархия, то с оружием лучше, чем без.
  Ярослав согласно кивнул и тронул пикап с места. На перекрестке они повернули налево к Площади Свободы.
  
  - На ловца и зверь, - сказал Ярослав.
  К пикапу ковылял зомби в защитного цвета форме внутренних войск. На шее у него болтался укороченный автомат АКС74У или, как его называли в армии "ксюха", "трещетка".
  Убедившись, что других мертвяков поблизости нет, Ярослав вышел из автомобиля и достал из кузова вилы и молоток.
  - Подстрахуй, - сказал он брату, передавая молоток.
  - Я как ты.
  Когда до зомби оставалось десять шагов, Ярослав упер рукоять в бордюр тротуара и стал ждать. Зомби не разочаровал: с трех шагов он прыгнул и напоролся грудью на вилы. Под тяжестью тела рукоять не выдержала и переломилась, и мертвяк упал на человека. Ярослав успел выставить руки и схватить зомби за отвороты гимнастерки, пытаясь придушить мертвяка. Над ним из стороны в сторону мотался вожделенный автомат, но разжать руки Ярослав не решался. Зомби махал кулаками, иногда попадая по лицу человека, и стремился добраться зубами до горла.
  - Быстрее! Я его не удержу!
  Иван подскочил к дерущимся и ударил верхнего молотком по голове. Раздался неприятный хруст, и тело бывшего солдата обмякло. Ярослав скинул мертвяка, и вытер залитое кровью зомби лицо.
  - Сильный гад. Тупой, но сильный.
  Иван убедился, что брат не ранен, и сказал:
  - Хватай автомат. Здесь уже п-публика собирается.
  К ним ковыляли еще несколько зомби в военной форме. Некоторые были вооружены.
  Ярослав снял с шеи трупа автомат, проверил рожок и передернул затвор.
  - В очередь, собачьи дети!
  Через полчаса братья выехали с Площади Свободы с двумя укороченными АКСУ, двумя армейскими АК-74, бесшумным автоматом "Вал" и трофейным вещмешком, плотно набитым боеприпасами.
  
  По улице Мира они проехали едва ли половину нужного расстояния, когда Ярослав стукнул кулаком по рулю и выругался.
  - Прожорливая тварь!
  Иван взглянул на приборную панель и поморщился словно от горького вкуса. Ярко-оранжевый индикатор извещал о необходимости дозаправиться.
  - У нее двигатель около пяти литров, - словно оправдываясь, сказал Ярослав. - И при такой медленной езде по городу топливо улетает как в черную дыру.
  Иван посмотрел вперед на запруженную разбитыми автомобилями и автобусами улицу, и принял решение:
  - Дальше пойдем ногами. В центре города машин столько, что все равно доехать до моста не получится.
  - Может быть, сменим машину и улочками объедем? - предложил Ярослав. - В машине все же безопаснее.
  - Привыкай к тому, что безопасных мест сейчас в городе нет, - жестко сказал Иван. - Если машина упрется в аварию, а зомби набегут и заблокируют выезд, то станем для них обедом. Жизнь - в движении.
  Ярослав показал жестом вокруг, мол, стоим себе на месте и ничего страшного, никто не съел и не надкусил.
  - Боюсь, на своих двоих далеко мы не уйдем, - предпринял он еще одну попытку.
  - У нас два варианта: искать другую машину и объезжать центр по набережной, сам понимаешь, что риски нарваться на неприятности вырастают пропорционально длине пути, или идти напрямик к мосту пешком. Избегать узких и темных мест, а если увяжутся зомби, прятаться.
  - Куда прятаться?
  - Куда угодно, - ответил Иван. - Они реагируют на движение и шум, а когда цели не видят и не слышат, впадают в полусонное состояние. Они, как дети: живут одним моментом и одним желанием, их легко отвлечь, а если не видят нас, значит, нас не существует.
  - Но в отличии от детей, они иногда едят людей, - зло сказал Ярослав. - И, вообще, у тебя слишком легко все получается.
  - Нет. Будет не легко. Будет долго и опасно. Очень опасно. Но я не вижу лучшего пути.
  На этом обсуждение закончилось. Чтобы не тащить лишние припасы, решили пообедать, попутно обсуждая детали плана.
  Плавленный сыр на вафельных крекерах и огромные ломти ветчины с пряностями запивали французской минеральной водой. Съели несколько шоколадок с орехами и немного изюма. Удовольствие от еды скрадывалось чувством опасности: все время приходилось оглядываться по сторонам в поисках зомби и ограничивать рацион, чтобы ненароком живот не расслабило.
  Закончив обедать, перепаковали еду, чтобы скрыть запах, и переложили боеприпасы в освободившийся рюкзак. Вещмешок и остатки еды оставили на крыше пикапа на случай, если кому-то пригодится.
  Двинулись. Первым шел Ярослав с бесшумным "Валом", Иван в пяти шага позади с АКС.
  Из-за оружия близнецы чуть не поругались: старший предлагал бросить лишние стволы, чтобы не тащить тяжесть, а младший утверждал, что стволов лишних не бывает. Решили, что Ярослав потащит два тяжелых АК74 и рюкзак с продуктами, а Ивану достанутся меньший по весу АКС74У и боеприпасы.
  - Нам эти "калаши", может быть, жизни спасут! - сказал Ярослав.
  - Может быть, да, может быть, нет, - ворчливо отозвался брат. - Но пока они нас будут только замедлять и выматывать.
  - Это ты просто к марш-броскам не привык. Услышал бы наш капитан твои стоны, бегом бы до мостов бежал и с песнями.
  - П-поэтому я в армию и не пошел.
  Разговаривали полушепотом, чтобы не привлечь внимания зомби. Двигались по пешеходной зоне перебежками, стараясь держаться на открытой местности, если на расстоянии десять-пятнадцать шагов появлялся зомби, ускорялись, чтобы быстро оторваться.
  Метров сто прошли благополучно: встреченных зомби оббегали, троих Ярослав пристрелил из "Вала". Позади братьев волочилась группа зомби в пять-шесть особей. Иван периодически оглядывался, чтобы контролировать расстояние. Первыми в группе шли мужчина, женщина и девочка-зомби. "Семейка Адамс на прогулке" - подумал Иван.
  Ярослав, идущий впереди, резко остановился и присел на колено. На перекрестке проспекта и одной из боковых улочек толклась группа в несколько десятков зомби. Увидев близнецов, они издали слитное урчание и устремились в сторону братьев.
  - Твоюмать! Уходим!
  Ярослав дал очередь на уровне груди идущих, и свернул с тротуара на забитую автомобилями дорогу. Тяжелые пули "Вала" отбросили первый ряд под ноги остальным, замедлив нападение. Упавшие ворочались на земле, пытаясь подняться. Остальные обходили их, стремясь добраться до людей.
  - Без нужды не стреляй, - крикнул Ярослав брату. - А то вся округа сбежится!
  Пси-удар застал водителей, стоящими в пробке перед светофором. Как и в других частях города некоторые еще оставались в машинах, а некоторым удалось выбраться. С одним из таких Ярослав и столкнулся нос к носу. Пытаясь проскочить между двух автомобилей, он буквально ткнулся в плечо шагнувшего из-за машины зомби. Реакция человека оказалась быстрее. Поворот туловища, слитное движение рук и приклад "Вала" ударил сбоку в челюсть зомби. Голова мертвяка мотнулась, но он устоял. Ярослав с громким "Хы" ударил ногой в живот, и отбросил противника на капот стоящей впереди машины. Негромко щелкнул "Вал" и голова зомби разлетелась на части. Иван за его спиной ждал пока брат разберется с проблемой и нервно водил стволом АКСУ по толпе приближающихся восставших. Тридцать патронов в рожке автомата сильно проигрывали количеству зомби, а остальной боезапас остался в рюкзаке у Ярослава. В эту секунду тяжесть запасного АКСУ за спиной казалась благословенной.
   Четыре ряда плотно стоящих машин на проспекте были похожи на лабиринт с ловушками или компьютерную игру, где выживание зависело не только от реакции, но во многом от удачи. Ярослав глянул поверх автомобилей, между рядами в их сторону двигались головы бывших водителей, а обилие автобусов, грузовиков и высоких джипов превращало пересечение проспекта в лотерею. Но стремительно надвигающаяся толпа выбора не оставляла.
  - Наверх! - скомандовал Ярослав.
  Запрыгнув на капот ближайшего "Пежо", он перелез на крышу "Лэнд крузера" и из "Вала" "щелкнул" пару ближайших зомби. Иван едва успел присоединиться к брату, как внедорожник качнулся от удара нахлынувшей толпы. Зомби тянули руки к добыче, напирая на "Лэнд крузер", а сзади подходили все новые и новые восставшие.
  - Движемся к перекрестку, - сказал Ярослав. - Там разберемся.
  И они побежали, перепрыгивая с капота на капот, с автомобиля на автомобиль. Зомби двинулись за ними, но в узком лабиринте пробраться было трудно. Оглядываясь назад Иван видел, как толпа напором тел раздвигает машины в стороны, словно ледокол льдины.
  Ярослав достиг первого в ряду автомобиля и остановился, дожидаясь брата. Перед ними раскинулся перекресток с несколькими разбитыми машинами посередине и такими же лабиринтами с четырех сторон. Зомби уже выбирались из скоплений машин и устремлялись к братьям.
  - Куда дальше?
  - В боковую улицу, - чуть поколебавшись, предложил Иван. - Там в многоэтажке сп-прячемся.
  - А вдруг внутри зомби?
  - Если в момент пси-удара двери подъезда были закрыты, то вряд ли они смогли пробраться внутрь. Это оправданный риск!
  Ярослав без лишних споров перезарядил "Вал", и братья спрыгнули на асфальт дороги. Полсотни шагов до многоэтажки дались тяжело. Рюкзаки за спинами мотались из стороны в сторону, сбивая дыхание и угрожая потерей равновесия. Ярослав то и дело останавливался, чтобы выстрелить в очередного мертвяка на пути, и двадцать патронов в обойме быстро закончились. Когда братья свернули за угол и поднялись по ступеням подъезда, Ярослав открыл железную дверь "Хорошо, что без замка!", а первым с автоматом на изготовку в здание вошел Иван. Внутри никого не оказалось, и они смогли наконец отдышаться.
  - Они нас потеряли?
  Ярослав выглянул в окно на площадку перед подъездом.
  - Вся толпа сюда бежит!
  Иван кинулся к окну, чтобы удостовериться.
  - Плохо, очень п-плохо!
  Ярослав сорвал с плеча один из АК74, отщелкнул рожок и передернул затвор, выбрасывая последний патрон из патронника. Железным телом автомата он как засовом заблокировал дверь.
  - Что-то твоя теория сбоит! Ты же говорил "не видят, значит, нас не существует"!
  - По моим наблюдениям так и есть! - оправдывался Иван.
  - Значит, жизнь отличается от твоих наблюдений и теорий!
  Зомби толклись у двери, безуспешно пытаясь пробраться внутрь. Иван снял рюкзак с едой и понюхал, осмотрел свою одежду и даже подошвы ног. Потом перевел взгляд на брата и глаза его расширились.
  - Футболка!
  - Что?
  - У тебя футболка в крови!
  Ярослав наклонил голову, осматривая когда-то белую футболку с изображением тропинки в горах и надписью "El Camino de Santiago". Сейчас вся передняя часть была запятнана кровью.
  - Ну да, испачкался, когда с Волком дрались, и потом с солдатиком тем.
  - Снимай!
  Ярослав скинул рюкзак и начал стягивать футболку, причитая, что купил её в Испании, такую даже в столице не купишь, и, вообще, она дорога ему как память.
  - Мне твоя жизнь тоже дорога, - сказал Иван, отбирая у брата футболку. - Как память!
  Чтобы проверить предположение, он поднес футболку к двери, зомби снаружи заволновались и звуки от их ударов по металлу еще громче разнеслись в тишине подъезда.
  Иван достал из рюкзака с едой банку тушенки, завернул её в футболку и под стоны брата выбросил сверток в окно, подальше от входа. Восставшие тут же оставили в покое дверь и бросились на запах крови.
  Иван высунулся до пояса из окна и удостоверился, что выход свободен.
  - Двигаем!
  Близнецы выскочили из подъезда, и побежали в сторону проспекта, огибая толпу зомби рвущих окровавленный кусок ткани.
  
  Следующую остановку братья сделали в магазине "Охотник и рыболов". Внутри царили хаос и разруха: разбитые витрины, разбросанное по полу снаряжение, перевернутые стойки с одеждой. Решетка, загораживающая проход к сейфу с оружием, была вырвана с кусками бетона.
  - Наверное, через окно трос с крюком забросили, - поделился "мыслями по поводу" Ярослав. - А там грузовиком дергали или трактором.
  Охота и рыбалка были страстью Федора Громова, отца близнецов, и братья не раз бывали в магазине раньше.
  - Ружей и патронов нет, - сказал Иван по итогу ревизии. - И ножей нет.
  Убедившись, что внутри магазина не притаились зомби, братья заблокировали дверь и по очереди переоделись из повседневной гражданской одежды в более удобную форму военного образца.
  - Не понимаю, - говорил Ярослав, облачаясь в камуфляж. - Почему в одном месте зомби вообще нет, а в другом - негде яблоку упасть?
  - Думаю, они легкие на подъем: ковыляют туда, где есть что-то интересное. Громкий звук, еда или запах крови - и все восставшие бегут в это место.
  - Как халявщики сбегаются на распродажи?
  - Вроде того. Когда событие закончилось, то они снова разбредаются по округе. Гораздо интереснее другое.
  - Что?
  Ярослав закончил переобмундирование и встал на страже, пока переодевался брат.
  - Гораздо интереснее, - продолжил разговор Иван, - как у них работает распознавание "свой-чужой"?
  - Кто зомби, тот - свой, остальные - еда. Чего уж проще?
  - А как они понимают зомби перед ними или человек? Почему, когда ты ранил одного зомби, к нему остальные не кинулись, ведь кровь и все такое?
  - Ну, они же тупые! - дал универсальное объяснение Ярослав.
  - Они не тупые, - возразил Иван. - Они просто работают на машинном коде.
  - На каком коде?
  Иван закончил переодевание и аккуратно сложил снятую одежду под витрину.
  - Разум - это как бы операционная система над телом. Адаптивный интерфейс, широкие возможности, красивая графическая оболочка. Люди друг другу кажутся разными, но более-менее понятными. А у зомби излучением выжгли мозги и снесли эту операционную систему. Осталась только возможность общения с телом простейшими командами: есть, нападать, догонять. Поэтому все зомби действуют шаблонно одинаково, у них нет воли, как у людей, они не делают выбор, а подчиняются простейшим инстинктам.
  - Типа выжить и продолжить род?
  - Как ни странно, - сказал Иван, - но ни инстинкта самосохранения, ни продолжения рода у них не наблюдается. Возможно, имело место не выжигание операционки до дна, а вирус, который снес всю надстройку, перепрограммировал то, что осталось. У них все действия направлены на питание. Их мир двумерный - вся внешняя информация превращается у нули и единицы: либо еда, либо не еда; третьего не дано. Поэтому я и привел аналогию с машинным кодом.
  - Это все здорово, но нам-то что делать?
  Иван приладил на спину рюкзак и АКСУ, рассовал по карманам две рации, батарейки, магазины для "калашей" и всякие полезные мелочи из разбитых витрин. Попрыгав на месте, он проверил, чтобы ничего не звякало и не стучало, и взял в руки второй АКСУ.
  - А нам по-прежнему нужно двигаться. Убегать, прятаться, избегать прямых столкновений. Первая цель - добраться до моста и выбраться из города.
  - Тогда зачем строить теории, если они не влияют на твои действия? Зачем ты все это рассказывал сейчас, если нам это не поможет в реальной жизни?
  - Лучше з-знать, с чем имеешь дело, - немного смущенно ответил Иван.
  - Короче, из любви к искусству?
  - Да.
  Близнецы понимающе усмехнулись друг другу и вышли на проспект.
  
  Музыку братья услышали издалека. Ярослав упал на колено и попытался определить, с какой стороны приближается звук. Иван контролировал свой сектор, вслушиваясь в слова. Ничего кроме "...крест...месть" в гитарно-ударной какофонии он не разобрал. Ярослав тронул брата за плечо и махнул ладонью в сторону ближайшего здания. Трехэтажный купеческий особняк 19 века, приспособленный под нужды администрации Центрального округа, в выходные дни обычно пустовал. Братья прошли через турникет рядом с будкой вахтера и поднялись на второй этаж, никого не встретив. У окна посредине длинного коридора устроили наблюдательный пункт, спрятавшись за тяжелыми портьерами.
  Звук становился все громче.
  - "Ария", - уверенно определил Ярослав.
  По проспекту двигался черный тонированный "Лэнд Крузер" с белой полосой на боку и с музыкальными колонками, установленными на крыше. Метрах в пятидесяти позади ковыляла толпа зомби.
  - Что за идиотизм? - поразился Иван. - Здесь зомби со всех окрестностей соберутся!
  Музыка прекратилась, и джип в тишине подкатил к автобусной остановке и замер. Три двери открылись одновременно и из автомобиля вышли бритоголовые парни лет 15-17 в одинаковых комуфляжных комбинезонах с белыми повязками на руках и в высоких ботинках военного образца.
  Оружия у них было с миру по нитке: обрез двустволки, пистолет с глушителем, несколько ножей.
  Один заскочил в стоящий на остановке автобус с открытыми дверьми и стал возиться в кабине водителя. Двое других отсоединили одну из колонок и перенесли в салон автобуса. Братья видели как один из бритоголовых открывал форточки окон, другой блокировал двери, а третий соединял колонку с проигрывателем автобуса. Действовали парни слажено и быстро, и через минуту изнутри раздалось громкое "...А там, где пир стоял, теперь чума, И я боюсь, что я сойду с ума...".
  - Сюрреалистичненько, - прокомментировал Иван.
  Бритоголовые заскочили обратно в джип, и покатили по улице, оставив позади грохочущий музыкой автобус с заблокированными дверьми. Автомобиль остановился напротив администрации между ювелирным магазином и аптекой. Тем временем, из зданий на проспекте выходили зомби. Они выбирались из разбитых витрин и открытых дверей и шли на звук, присоединяясь к толпе у автобуса. Мимо черного тонированного "Лэнд Крузера" они проходили, не обращая на джип никакого внимания. Зомби в ярости раскачивали автобус, пытаясь добраться до источника звука, но пока им это не удавалось.
  Братья переглянулись.
  - Здорово придумали, - сказал Ярослав. - Теперь внутри магазинов точно никого не осталось.
  Иван одобрительно кивнул:
  - Грамотно.
  Бритоголовые выбрались из джипа, видимо продолжая начатый внутри спор. Музыка грохотала, говорили они негромко, и братья ничего не слышали, но вот водитель махнул в отчаянии рукой и зашел в "Аптеку", а трое других скрылись за дверью ювелирного магазина. Каждый нес на спине ярко раскрашенный школьный ранец.
  - Думаю, нам нужно с ними познакомиться поближе, - сказал Иван.
  - Зачем они нам? - удивился Ярослав. - Обычная воинствующая школота. Оружия толком нет, помощи от них никакой. Да, с колонкой они хорошо придумали, но это тоже от бедности: если бы хватало оружия, то не пришлось так изголяться.
  Иван дал брату высказаться и продолжил:
  - Видишь белую полосу на джипе? И на рукавах у них такие же отметки. Что это значит?
  - Что школоту тянет выделяться.
  - Или указывает на принадлежность к какой-то организации. А любая организованная группа в обстановке всеобщей анархии - это источник информации и дополнительная возможность для нас выбраться из города.
  - Может, ты и прав, - сказал Ярослав после секундного раздумья. - Тогда пошли знакомиться.
  - Не сейчас. Пусть сделают свои дела и выйдут наружу. И пойду я один, а ты будешь прикрывать.
  - Ты их боишься? У них толком оружия нет: обрез, пистолет, да ножи. Думаю, у школоты хватит ума не связываться с превосходящей огневой мощью.
  - Ты прав, но они еще дети. Когда они увидят двух вооруженных лбов, то просто испугаются.
  - Ну и пусть пугаются. Значит, будет легче с ними разговаривать.
  - Когда страх большой и непобедимый, человек ломается, а когда вокруг трое друзей и в руках оружие, то можно рискнуть.
  - Угу. Рискнуть и получить в ответ очередь из автомата.
  - Ты себя на место этих подростков поставь. В их мире вообще все черно-белое: либо хорошее, либо плохое, либо правильное, либо неправильное, либо друг, либо враг. А если вокруг враги, то человек все время боится - он становится злым, непредсказуемым и делает глупости. И, вообще, люди склонны, когда им плохо, не помощи просить, а делать плохо другим.
  - Да, ты, я посмотрю, у нас крупный специалист в подростковой психологи, - проворчал Ярослав. - Ну, иди, покажи класс.
  Толпа зомби собралась уже в несколько сотен голов, но автобус еще держался под градом их ударов. Количества рук, чтобы повалить автобус хватало с лихвой, но ума, чтобы раскачивать его в такт, не доставало.
  Иван уже собрался спуститься на первый этаж, но Ярослав удержал его.
  - Подожди. Смотри! Нет, не на зомби. Со стороны площади.
  По проспекту двигались три мотоциклиста. Черные байки Suzuki быстро, но осторожно объезжали автомобили, а одетые в черные комбинезоны с белыми буквами "DI" наездники, как летчики, все время вращали из стороны в сторону головами. Их лица были скрыты под черными же балаклавами с вырезами для глаз и рта.
  - Крутые ребята, - прокомментировал Ярослав. - И дробовики есть, и "Гроза" с подствольником, и гранаты. Такие легко отобьются от любой толпы мертвяков.
  Мотоциклисты остановились перед ювелирным магазином и спешились. О чем они говорили слышно не было из-за грохота музыки, но по движениям рук в направлении автобуса Иван предположил, что они оценивают возможную угрозу от нескольких десятков восставших на расстоянии пару сотен шагов.
  Один из байкеров с дробовиком и рацией остался на улице, а двое других зашли внутрь ювелирного магазина.
  - Там же сейчас... - начала Ярослав.
  Но не успел он договорить, как витрины магазина озарились всполохами, и братья услышали звуки выстрелов.
  Ярослав выругался.
  Дверь аптеки ударилась в стену, и на улицу с пистолетом в одной руке и черной спортивной сумкой в другой выскочил один из бритоголовых парней. Тут же ему в лицо уперлось дуло дробовика.
  Мотоциклист что-то сказал, судя по характерному движению стволом, приказал бросить оружие. Парень колебался, и даже с расстояния пятидесяти метров было видно, как ствол пистолета с глушителем ходит в его руке из стороны сторону. Дверь ювелирного магазина открылась и из нее вышел еще один мотоциклист с автоматом "Гроза", снабженным подствольным гранатометом. Сориентировавшись в обстановке, он бросил на асфальт разноцветный школьный рюкзак и взял бритоголового на прицел. При виде рюкзака лицо подростка перекосилось от мгновенного прозрения, и пистолет с глушителем безвольно упал на тротуар. Парень вытянул руки вдоль тела, как солдат перед трибуналом, покорно ожидая своей участи. Кожа его побелела, как мел, и стало понятно, что ему от силы лет четырнадцать.
  Иван присел на колено, оперся локтями о подоконник и прицелился из АКСУ в спину мотоциклиста. Белые буквы "DI" на черном фоне комбинезона служили хорошей мишенью.
  - Что ты делаешь? - зашипел Ярослав, пальцем ставя автомат брата на предохранитель. - Это вообще не наше дело! Они - профессионалы, а ты не снайпер, если промажешь, то нас в секунду гранатами закидают!
  - Они сейчас убьют п-парня! - также шепотом ответил Иван и щелчком перекинул автомат на режим одиночной стрельбы.
  - Может не убьют, а отпустят!
  Ярослав положил ладонь на ствольную коробку автомата, чтобы помешать прицеливанию.
  - Отпустят, как тех, что внутри магазина п-покрошили? - желчно спросил Иван.
  - Они могли байкеров спровоцировать! Ты сам говорил, что от страха они могут наделать глупостей! А если мы вмешаемся, то точно войнушка начнется, и мальца первым положат!
  То, что говорил Ярослав звучало правильно и логично. Против команды подготовленных убийц шансов у братьев практически не было, а эффект внезапности разбивался о ширину проспекта. Иван хорошо понимал, что из непристрелянного, "холодного" АКС74У поразить первыми же выстрелами цель на расстоянии пятидесяти метров само по себе проблематично, и вдобавок, в отличие от тира, мишень будет отстреливаться.
  Мотоциклист с дробовиком сделал движение стволом в сторону, откуда байкеры приехали.
  - Я же говорил, что отпустят! - с облегчением выдохнул Ярослав, опять ставя автомат брата на предохранитель. - Чай, не звери, чтобы детей убивать.
  Парень не сводя глаз с дробовика, сделал шаг, другой. Потом развернулся и побежал по тротуару, стараясь как можно быстрее покинуть место, где вместе с друзьями умерло и его детство.
  - Я же говорил - отпустят! - повторил Ярослав.
  Бритоголовый успел сделать шагов двадцать, когда мотоциклист одним движением поднял дробовик, и практически не целясь, выстрелил в спину убегающему. Заряд картечи ударил парня под лопатку и бросил его на белый пластиковый столик уличного кафе. Столик перевернулся, накрыв словно крышкой тело подростка.
  Ярослав, в ужасе зажав рот рукой, повернулся к брату. Глаза Ивана зияли бездумной пустотой, а палец безрезультатно давил на спусковой крючок АКС74У. Ярослав мгновенно сгреб близнеца и, сбросив с подоконника, повалил на пол. Он надеялся, что за шумом музыки никто не услышит звуков борьбы и приглушенную речь.
  - Ваня, не надо!
  - Пусти меня!
  - Нет!
  - Они его убили! П-пусти!
  - Нет!
  Они катались по полу, Иван пытался вырваться и встать, Ярослав препятствовал. Внезапно Иван начал задыхаться, словно рыба ртом хватая воздух.
  Тут же перестав бороться, Ярослав нашарил в кармане близнеца ингалятор, положил голову брата себе на колени и впрыснул в открытый рот лекарство.
  - Прости меня, - сказал он с раскаянием.
  Груз молодой загубленной жизни, что мог, но даже не попытался спасти, давил на плечи. Но понимание того, что брат из-за тебя все оставшиеся годы будет терзаться чувством вины, было невыносимым.
  Иван лежал с закрытыми глазами, ожидая пока приступ пройдет, из-под его век текли слезы.
  - Прости меня, - повторял Ярослав, гладя брата по голове. - Прости.
  
  Приступы астмы и заикание появились у старшего из близнецов после случая на охоте. Ни логопед, ни терапевт ничего поделать с недугом не смогли: заболевание имело не столько физиологическую, сколько психическую природу.
  
  В последних числах сентября Федор Громов обрадовал справивших четырнадцатилетие сыновей: на выходных едем открывать сезон!
  Пора, пора!
  Комната близнецов превратилась в штаб подготовки к походу: с обязательным составлением списков дел, грудами вещей, раздачей указаний, поручений и прочей суетой.
  - Ружье свое не забудь почистить!
  - Знаю.
  - Дробь 'тройку' бери, по осени у уток перо толстое!
  - Знаю.
  - И лодку не забудь проверить...
  - Знаю!
  Младший из близнецов прекратил поучать старшего и испытывающе посмотрел на брата.
  - Ты вообще на охоту хочешь?
  - Не знаю!
  Ярослав огляделся по сторонам и полушепотом предложил:
  - Ты можешь сказать, что приболел, и, как весной, не поехать...
  - Я тогда болел простудой, а потом ангиной! Ты же знаешь: у меня слабые бронхи!
  - Я же и говорю... Мы с отцом и сами съездим...
  - Я тоже поеду!
  - Ну, как знаешь...
  Через два дня Иван с двуствольным ТОЗ-34 наперевес затаился в кустарнике на берегу озера. Ружье в руках подростка казалось громоздким и тяжелым, но для старшего из близнецов вес ТОЗа был привычным и даже придавал уверенности.
  Именно этого сейчас Ивану и не хватало - уверенности, что поступает правильно. Где-то справа: то ли под раскидистым кустом орешника, то ли в домике из веток плакучей ивы затаился отец. Еще дальше, в специальном маскировочном шалаше - брат. Вроде, все в порядке, все, как всегда, но внутри свербело и крепло чувство неправельности происходящего. Перед охотниками на зеркальную гладь лесного озерца с шумом и гамом спускалась стая перелетных крякв. Федор Громов ратовал за 'честную' охоту: без манков, без подсадных уток и чучел, без стрельбы по птице 'на воде' - только 'влет', только честная конкуренция с животным в скорости реакции и умении предсказать противника, только соревнование в умении стрелять и умении выживать.
  Но даже такие, излишне жесткие для большинства охотников правила казались Ивану несправедливыми по отношению к жертве. Ведь утки не отстреливаются.
  Это не медведи с чудовищными когтями и огромным весом, не волки с жадными пастями и умением нападать стаей, даже не кабаны с длинными клыками и слепой яростью. Утке нечего противопоставить человеку, кроме скорости и удачливости.
  Птицы все прибывали, плюхаясь на воду с довольным кряканьем.
  Глухое лесное озерцо Федор Громов присмотрел пару лет назад и перед каждым сезоном очищал притоки и выкашивал траву вокруг воды, чтобы потом не лазать в зарослях в поисках подбитых тушек. Природа отвечала человеку полными мешками добычи.
  С полчаса Иван наблюдал, как утки плавали и ныряли, пока рация на поясе дважды негромко 'пшикнула'. Отец подал сигнал: птица успела отдохнуть - пора! Иван повел плечами, разминая тело, и осторожно наставил ружье на стаю.
  Рация 'пшикнула' трижды: стреляем по готовности!
  Над озерцом и лесом раздался короткий, хищный свист. Утки, захлопав крыльями, поднялись с воды, и тут же ударили ружья охотников.
  Шесть быстрых выстрелов гремят с берега, шесть бурых пернатых тушек беспомощно рушатся вниз, три секунды на перезарядку и снова - залп.
  В голове Ивана еще роятся остатки сомнений 'справедливо-несправедливо', 'честно-нечестно', 'правильно-неправильно', но тело живет собственной, отдельной от сознания жизнью. Глаза выцепляют в стае зеленую голову очередного селезня, руки берут прицел на упреждение, а палец жмет на спусковой крючок. Два выстрела. Руки переламывают ТОЗ и бросают под ноги стрелянные гильзы, пальцы точным движением загоняют два патрона в ствол, глаза уже находят новую жертву. Сознание остается спокойным: ни паники, ни азарта, ни упоения охотой.
  Позже Иван, копаясь в памяти, сделал вывод, что именно холодная голова и отстраненное сознание спасли его в тот день.
  Два выстрела. Пронзительное кряканье. Всплеск воды. Кружатся над озером бурые и фиолетовые перья в пятнах крови.
  Хлопанье крыльев более удачливых уток сменялось звонким 'уить-уить-уить', когда птицы набирали скорость, улетая из смертельной ловушки озера.
  Сквозь крики стаи крякв, плеск воды и буханье выстрелов слух Ивана различил движение позади: кто-то тяжелый ломился через кустарник. Человек развернулся и встретился взглядом со зверем. Маленькие близорукие глаза кабана налились кровью, острые уши прижались к голове, а щетина на загривке, наоборот, встопорщилась. Секач опустил голову, принюхиваясь, и два клыка каждый длинной с ладонь подростка уставились в живот человека. Кабан в ярости ударил копытом землю.
  Руки Ивана привычным движением переломили ружье и две гильз упали на влажную траву. В сознании гулко било: только бы успеть! только бы успеть! Пальцы нашарили два цилиндра патронов на поясе: только бы успеть! Мысль, что дробь 'тройка' не остановит, а только разозлит зверя, показалась лишней. Только бы успеть!
  Зверь копнул пятаком землю, взвизгнул и бросился на человека. В сознании Ивана мелькнуло: не успел. Ни сожаления, ни страха эта мысль не вызвала: голова оставалась пустой как бесплодная пустыня. Тело рванулось в сторону, уходя с линии атаки кабана. Слева, совсем рядом бухнули один за другим выстрелы двустволки Федора Громова. Заряды дроби попали в зад кабана и зверь, припав на раненую ногу, повернулся в сторону выстрелов. Отец близнецов уже загнал в стволы специальные пулевые патроны в форме стрелы: на крупную дичь. Первый же выстрел под лопатку свалил секача, и Федор Громов направился к упавшему кабану.
  Иван видел, как напрягся и выпрямился хвост животного и как вздыбилась щетина. Живучий зверь собирался подпустить охотника ближе, чтобы сравнять шансы в рукопашной. Иван хотел крикнуть, чтобы предупредить отца, но горло не слушалось, слова дробились на части.
  - Ос-с-с-то-ро....
  Отец не стал подходить вплотную, а с двух метров выпустил вторую пулю в ухо секача.
  Осмотрев животное, он указал сыну на застарелую рану от картечи на боку кабана:
  - Когда-то на него охотились и он попытался отомстить человечеству в твоем лице. Так бывает.
  Иван смотрел как медленно стекает кровь по шерсти на морде зверя. Так бывает.
  Грудь сжало обручем спазма, воздух в легких, казалось, в секунду кончился и подросток упал на землю от первого в жизни приступа астмы.
  
  Когда Ярослав выглянул в окно, мотоциклисты уже уехали. Зомби по-прежнему штурмовали автобус; по-прежнему безрезультатно. Один из мертвяков залез по телам других наверх и колотил по крыше, как капризный ребенок, требующий игрушку, пара других застряла в форточках при попытке забраться внутрь.
  Иван закинул на спину рюкзак и АК74, взял в руки АКС74У и бросил через плечо:
  - Пошли.
  Ярослав не стал ничего спрашивать, и понуро поплелся за братом к лестнице.
  У выхода из здания администрации Иван остановился, попрыгал, проверяя, что все подогнано как надо, и передернул затвор АКС74У.
  - Нужно проверить, - сказал он, - может быть живые остались.
  Перебежками братья пересекли проспект и добрались до выхода из аптеки. У дверей по-прежнему лежала спортивная черная сумка бритоголового подростка, убитого мотоциклистами.
  Ярослав осторожно приоткрыл сумку и присвистнул.
  - Зачем им столько? - удивился он и показал брату содержимое. - Наркоманы что ли?
  Сумка оказалась набита одноразовыми шприцами, бинтами и коробками с различными лекарствами.
  - Здесь антибиотики, болеутоляющие, жаропонижающие, - перечислял Иван, классифицируя в уме знакомые названия, - даже против астмы есть.
  - И зачем им столько? - повторил вопрос Ярослав.
  - Не знаю.
  Оставив сумку на капоте 'Лэнд Крузера' на случай, если кому-нибудь пригодится, братья направились к телу бритоголового подростка. Со стороны площади на звук музыки спешили несколько зомби, но до них оставалось еще сотня метров. Иван поднял пластиковую белую столешницу с красным пятном, а Ярослав склонился над парнем.
  - Он жив!
  Разорванная картечью спина выглядела ужасающе, но когда тело осторожно, прикрыв рану стопкой салфеток, перевернули, глаза подростка были открыты, а зрачки двигались. Худощавое совсем мальчишеское лицо от потери крови стало белым, как бумага.
  - ... на стадион... - из последних сил прошептал подросток.
  Из бледных губ вместе со словами вырывались кровавые пузыри.
  - Что? - переспросил Иван, не расслышав всей фразы из-за громкой музыки.
  Парень вдохнул больше воздуха, чтобы повторить, но вместе с последним 'стадион...' он выдохнул и остатки жизни. Глаза его закатились, изо рта хлынула кровь.
  Ярослав проверил пульс и показал брату перекрещенные руки: 'Всё'.
  - Что он говорил? - спросил Иван.
  - Что-то про стадион - прокричал в ответ Ярослав.
  В этот момент то ли зомби добрались до колонок, то ли закончился заряд аккумулятора автобуса, но музыка оборвалась, и на проспект обрушилась тишина. Последние слова Ярослава повисли в воздухе, и несколько десятков зомби у автобуса разом повернулись на звук.
  Толпа, словно повинуясь единому порыву, двинулась к братьям. Ярослав выругался. Зомби со стороны площади уже находились в нескольких десятках метров и быстро приближались, не оставляя времени на раздумья. Иван уже сделал несколько шагов в направлении здания администрации, чтобы укрыться внутри, но Ярослав остановил его.
  - Подожди!
  Вернувшись к трупу подростка, он быстро обшарил карманы, и выпрямился с ключами в ладони.
  - Бежим!
  Братья успели к 'Лэнд Крузеру', опередив ближайшего зомби на несколько секунд. Иван подхватил пистолет с глушителем с асфальта и взял сумку с лекарствами с капота автомобиля, а Ярослав заскочил на водительское сиденье. Когда он разворачивал джип, чтобы объехать преграждавшие путь автомобили, в металлический кузов ударились несколько тел зомби в 'прыжке смерти'.
  Ярослав направил 'Лэнд Крузер' по тротуару, разбрасывая пластиковые столики кафе и сбивая подвернувшихся мертвяков.
  В зеркало заднего вида Иван увидел, как несколько зомби набросились на труп бритоголового подростка.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"