Благин Виталий: другие произведения.

Зомбиапокалипсис наших дней: 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Смерть любого человека отнимает что-то от меня, поскольку я частица человечества.

  Глава 3
  
  Смерть любого человека отнимает что-то от меня,
  поскольку я частица человечества.
  
  Через пять кварталов машину пришлось бросить. Пробка у торгового центра усугубилась несколькими авариями и забитыми автомобилями боковыми улочками. Настоящий лабиринт - не проехать. За стеклами некоторых машин шевелились зомби, и, когда братья проходили мимо, они пытались порвать ремни безопасности и броситься вдогонку. Сумку с медикаментами оставили на крыше джипа, Иван забрал только одну коробку с лекарством от астмы. Пистолет с глушителем при ближайшем рассмотрении оказался переделанным под боевой патрон травматическим оружием. Иван скрутил глушитель и засунул пистолет в один из карманов комбинезона: "На всякий случай, вдруг пригодится?", Ярослав посоветовал сбросить пистолет и стереть отпечатки: "На всякий случай, вдруг он уже кому-нибудь пригодился раньше?". Десять кварталов до моста решили пройти пешком.
  
  Улица Романовых, ведущая от моста через Букань к площади Свободы в центре, считалась самой фешенебельной в городе. Раньше она называлась улицей Ленина и вела к площади Революции, но после перестройки мода на искоренение постсоветского наследия не минула и Буканска. Нынешний мэр, ставленник от правящей партии, хотел переименовать площадь Свободы в Президентскую площадь, но уставший от изменений народ воспринял предложение с прохладцей.
  
  Братья забрались на крышу автобуса и с высоты окинули взглядом предстоящий путь до моста.
  - Может, параллельными улицами пройдем? - предложил Ярослав.
  Улица Романовых, как обычно, в выходные дни была многолюдной. Только теперь по тротуарам бродили не гуляющая молодежь и спешащие по магазинам покупатели, а полусонные в отсутствии внешних раздражителей зомби. Они медленно двигались между автомобилями, равнодушно ковыляли мимо витрин и рекламных вывесок, иногда подолгу останавливались, наткнувшись на препятствие. С десяток зомби стояли у входа в турагентство "Ветер перемен" и задумчиво следили за вращением кованного флюгера над дверью.
  - В принципе, немногое изменилось, - прокомментировал Ярослав общую картину. - Здесь и раньше было полно зомби. Не зомби-зомби, а людей-зомби. Бегают, не разбирая дороги, по магазинам, глаза вытаращат в поисках скидок и прочей халявы, пальцы сжимаются: "хватать, покупать, тащить". И все хотят одного: потреблять, потреблять, потреблять.
  - Есть идеи как добраться до моста? - спросил Иван, пропустив тираду мимо ушей.
  - Параллельными улицами, там мертвяков меньше должно быть.
  - Там и улица уже. А, значит, труднее убежать.
  - Сюда бы танк или БТР, на худой конец. - мечтательно сказал Ярослав. - Ни бегать не надо, ни шума бояться. За десять минут к мосту успели бы.
  - Видишь "Газелька" стоит на тротуаре возле "Алкотеки"? - указал Иван направление. - Сейчас заберемся на крышу кузова, а потом на балкончик.
  - Зачем?
  - Чтобы, когда зомби внизу побегут, нас не увидели.
  - А куда они побегут? И зачем?
  - Так по магазинам побегут, - саркастически ухмыльнулся Иван. - Выходные же - пора потреблять!
  Братья спустились с крыши автобуса и перебежками двинулись к зданию с балкончиком. Ярослав успел "щелкнуть" из бесшумного "Вала" двух зомби, оказавшихся между ним и "газелькой".
  На балконе Иван накрутил на пистолет глушитель и, тщательно прицелившись, выстрели в стеклянную витрину магазина модной одежды "Butique" в метрах тридцати по направлению к площади. Раздался звук разбитого стекла и через секунду дребезжащий звон сирены, оглушительный в тишине улицы. Братья тут же пригнулись, прячась за перилами балкона.
  - У них автономная сигнализация с аккумулятором, - пояснил Иван брату. - Мой однокашник пару лет назад ставил, а мне потом жаловался, что хозяин магазина на деньги его кинул.
  В просвет между перилами близнецы следили как внизу пробегали один за другим десятки зомби. Когда поток уменьшился, они осторожно выглянули из-за ограждения.
  Зомби пробрались через витрину внутрь магазина и пытались дотянуться до сирены у потолка.
  - Сейчас толпа соберется, и они, как и люди-зомби, по головам начнут к цели лезть, - предрек Ярослав. - Так что бежим!
  И они побежали.
  Через два квартала и две обоймы "Вала" братья сбавили ход и отдышались. В ушах стучали кровь и тишина. По всей видимости, зомби добрались до сирены, и вой сигнализации оборвался. Пробка-лабиринт осталась позади.
  
  Еще квартал удалось пройти без помех, но на следующем перекрестке скучились пару десятков зомби, и уставший Иван не стал ничего придумывать, а дал себя уговорить на "обходной маневр". Пробравшись насквозь через бакалейный магазин, они вышли в тесный дворик и дальше на параллельную улицу.
  Здесь витрины выглядели менее роскошными, а асфальт менее цельным, чем на улице Романовых, но и зомби совсем не было видно.
  Братья двинулись вперед, но невдалеке раздались звуки говора и смех. В тишине пустых улиц человеческая речь звучала неожиданно громко, и они по уже укоренившейся за полдня привычке присели, озираясь.
  - Туда, - указал Ярослав на перекресток.
  Дойдя до пересечения улиц, они осторожно выглянули из-за угла. Разговаривали и смеялись пятеро мужчин с автоматами. Они шли расслаблено, совсем не скрываясь, и весело перебрасывались отрывочными репликами. У каждого на плече висел милицейский АКС74У с закрепленными на стволе пластиковыми бутылками для снижения шума выстрелов.
  На другой стороне улицы жестко столкнулись два автомобиля: черный джип "Рэйндж Ровер" преградил путь роскошному серебристому "Мерседесу" из последней серии спорткаров. Пятеро направились к месту аварии, а когда из открытой двери магазина "Продукты" им навстречу вышел зомби, мужчина в кепке выстрелил с негромким хлопком дважды. Зомби в конвульсиях упал на землю, и другой мужчина также с хлопком добил его пулей в голову.
  Кепкастый остался посредине улице и контролировал все подходы к месту аварии. Двое зашли в полуоткрытые ворота под вывеской "Обеды", и из внутреннего дворика раздались разрозненные хлопки. Двое других подошли к "Рейндж Роверу" и вытащили из багажника крупного, хорошо одетого мужчину. Он был без сознания и не подавал признаков жизни.
  Из ворот донеслось уверенное "Чисто!", и мужчину поволокли внутрь дворика. Ворота прикрыли, улица снова стала пустой.
  - Даже и не думай! - прошептал Ярослав.
  Иван уже двинулся по направлению к воротам, но брат его перехватил.
  - Я только п-посмотрю...
  - Посмотришь на что? Это не наше дело! - яростно шептал Ярослав. - Это их разборки. Тем более, очевидно, он им нужен живым.
  - Пока они не получили от него, что хотят.
  - А тебе какое дело? Нам нужно из города выбираться! Нас родители ждут! Живыми и невредимыми!
  Еще с минуту они спорили, но позади появились несколько зомби, и Ярослав практически силой поволок брата мимо ворот и места аварии в сторону, откуда пятеро пришли.
  
  Они успели дойти до следующего перекрестка, когда из боковой улочки появилась медленно бредущая фигура. Ярослав упал на колено и вскинул "Вал", но Иван успел его остановить.
  - Это не зомби!
  Фигура принадлежала молодой женщине. Двигалась она медленно, опираясь на забор. Разорванное платье, ссадины на лице и обнаженных ногах, разбитые в кровь губы, наводили на определенные подозрения.
  Иван бросился к женщине, и она буквально свалилась ему на руки.
  - Что произошло?
  - Вадим! - простонала женщина. - Они забрали Вадима!
  Ярослав проверил ближайший двор на предмет отсутствия мертвяков, и Иван усадил женщину на скамью и стал задавать вопросы. Из потока сбивчивых объяснений Иван смог выяснить, что женщину зовут Даша, и она является женой широко известного в узких кругах местного олигарха Вадима Кутепского. Отец Кутепского слыл близким другом бывшего мэра и предсказуемо стал одним из богатейших людей города. Когда отец разбился в аварии на трассе, Вадим унаследовал завод по производству минеральной воды и долю в нескольких торговых центрах. А три года назад все светские хроники Буканска пестрели заголовками о свадьбе тридцатисемилетнего олигарха и восемнадцатилетней дочери его друга, владельца "Газнефтьзернобанка". Во время первого удара он с женой находился в своем частном доме недалеко от центра города. Часть прислуги и охранников превратились в зомби, но сохранившие разум секьюрити быстро ликвидировали бывших товарищей. Остаток дня Кутепский непрестанно звонил по спутниковому телефону, пытаясь составить картину происходящего в городе и выработать план эвакуации. Чем больше затягивался период безвластия и беспредела на улицах, тем больше у Вадима крепло подозрение, что охранники вынашивают мысль добраться до сейфа с деньгами и драгоценностями. Погибшего хозяина и сгоревший дом потом легко списать на анархию и "случайных грабителей"; разбираться никто не будет: бывшие олигархи никому не интересны. После второго удара и исчезновения надежды на быстрое разрешение проблемы, подозрения переросли в уверенность.
  Когда в середине дня Кутепский услышал стрельбу в коридоре, он понял, что прислуга и верный телохранитель долго не продержатся, и бежал с женой из дома на личном "Мерседесе".
  - Они за нами погнались! - рассказывала Даша. - Вадим хорошо водит машину, но везде аварии, зомби на дороге. Они нас догнали, подрезали, заставили остановиться. Вадим выкинул меня из машины и сказал: "Беги!". А сам остался, понимаете? Ради меня остался! Чтобы я убежала! А я не смогла! На улице были зомби, и я свернула в какую-то пиццерию. Дима и Костя, наши охранники, меня догнали и... А потом подошли остальные и тоже...
  Иван обнял Дашу, и она разрыдалась у него на груди.
  Судя по дальнейшем рассказу, ей крупно повезло, если можно говорить о везении в такой ситуации. Охранники не скрывали, что убьют её, когда кончат дело, но на шум в пиццерию вломилась толпа зомби и вытеснила их на улицу. Восставших было много, и драться в тесном помещении было самоубийством. Даша схоронилась в туалете, и зомби прошли мимо - к охранникам. Те, видимо, решили, что с ней расправились зомби и искать не стали.
  Когда она выбралась через окно туалета на улицу, то пошла искать мужа.
  - Пожалуйста, спасите Вадима! - рыдала Даша. - Вы должны спасти его!
  Ярослав перехватил взгляд брата и покачал головой.
  - Ничего мы не должны.
  - Пожалуйста! - рыдала жена олигарха, заламывая руки. - Ему больше никто не поможет!
  - Ваня, не надо глупостей, - сказал Ярослав. - Нам нужно из города выбираться, а не в героев играть.
  - Ярик, - спросил мягко Иван, - ты считаешь правильным то, что сделали эти пятеро?
  - Нет, конечно. Только причем здесь мы? Разборки олигархов с собственной охраной, борьба за богатство, погони - это все их личные драмы. Мы просто мимо проходили. Это не наше дело!
  Старший из близнецов задумчиво посмотрел куда-то вдаль поверх головы младшего.
  - Брат, ты не п-понимаешь, - сказал Иван. - Система работает не так. Мы не просто проходили мимо. А мы проходили именно здесь и именно сейчас. Мы встретили эту женщину, и она попросила нас о помощи. Теперь мы внутри ситуации. Мы можем выбирать, что делать: уйти своей дорогой или помочь. Но говорить, что это нас не касается - мы не можем.
  - Вы спасете Вадима? - с надеждой спросила женщина.
  - Я сделаю все, что смогу, - сказал Иван. - Все, что смогу.
  Они оставили Дашу одном из подъездов, настрого наказав сидеть и никуда не уходить. Там же бросили рюкзаки и "запасные" автоматы АК74, оставив при себе лишь укороченные АКС74У и "Вал". Когда вышли на улицу, Ярослав решил предпринять ещё одну попытку.
  - Подожди, - сказал он. - Объясни толком, зачем тебе это? Отомстить за поруганную честь девушки? Ты не мститель и, тем более, не палач. Спасти Кутепского? Он не друг тебе, не сват и не брат, за тебя бы под пули точно не полез. Про него темные слухи ходят, тот еще гусь. Они с охранничками друг друга стоят. Так зачем, брат?
  Иван взглянул на близнеца, и Ярослав увидел в его глазах лицо умирающего бритоголового подростка.
  - Считай это придурью, но я не желаю всю оставшуюся жизнь мучаться совестью о том, что я не сделал.
  - Ты и не будешь, - буркнул Ярослав. - Жизнь той осталось минут на пять-десять.
  - Если не хочешь, ты можешь не вписываться в это дело.
  Ярослав исподлобья посмотрел на брата.
  - Ты дурак, Ваня. - сказал он. - Но я - как ты.
  
  Осторожно прокравшись к воротам под вывеской "Обеды", они заглянули внутрь сквозь небольшую щель между створками. Закрытый дворик с несколькими автомобилями и трупами зомби примыкал к двухэтажному зданию. Судя по изображению тарелки с едой и колеса над входом, здесь располагалась столовая или кафе для водителей. Посреди двора один из охранников деловито шарил по карманам зомби. Остальные, по-видимому, находились в здании, откуда доносились звуки ударов и, изредка, речи.
  Иван тронул брата за плечо и указал в сторону улицы Романовых, откуда приближались несколько десятков зомби. Ярослав молча указал на "Вал" и поднял три пальца. Во время сумасшедшей гонки по городу, они израсходовали практически весь боезапас. Толпа зомби стремительно надвигалась, и времени на размышления не оставалось.
  Ярослав просунул ствол "Вала" в щель между створками ворот. Охранник, присев на корточках, увлеченно стягивал кольцо с пальца зомби и не замечал, что происходит вокруг. Вот он выпрямился, торжествующе воздев руку с драгоценным трофеем. "Вал" щелкнул, и охранник с пробитой головой завалился на труп ограбленного мертвеца.
  Братья просочились внутрь двора и прикрыли за собой створки. По-хорошему, ворота нужно было чем-нибудь подпереть или заблокировать, чтобы толпа зомби, привлеченная запахом крови и шумом, не смогла быстро проникнуть во двор, но ничего подходящего рядом не нашлось. Не тратя время на поиски, близнецы неслышно подбежали к зданию. Ярослав заглянул в окно у двери и тут же убрал голову, осмысливая увиденное.
  Вывеска не обманула: внутри располагалась классическая столовая постсоветского типа. Небольшой зал с тремя длинными рядами столов по четыре стула возле каждого. У противоположной от входа стены наличествовали витрины и стойка выдачи пищи с кассой, а также окошко приемки грязной посуды и дверь, по всей видимости, на кухню. Посередине зала четверо охранников методично избивали привязанного к стулу Кутепского.
  Лицо олигарха почернело от гематом, под глазами темнели круги, а разбитые губы неправдоподобно распухли. Залитая кровью шелковая рубашка с запонками была порвана в нескольких местах, а фигура Кутепского скособочилась вправо, видимо, от боли в сломанных ребрах.
  Ярослав прошептал в ухо Ивану план, и они разделились. Иван, нагнувшись, пробежал влево к боковому окну, Ярослав остался у фронтального.
  "Десять, девять, восемь", - мысленно считал Иван на бегу. Сгорбившись под окном, он сделал несколько глубоких вдохов и выдохов для снижения частоты сердцебиения: "Семь, шесть, пять". Руки жили отдельной жизнью, неслышно переводя автомат на одиночный огонь и передергивая затвор. "Четыре, три, два". Изнутри донеслось зычное "Хы", удар твердого о мягкое и звук падения тяжелого. Невыразимо хотелось взглянуть, но приходилось держаться, чтобы не сорвать синхронное начало атаки. "Один".
  Иван выпрямился в полный рост. Кутепский, по-прежнему привязанный к стулу, лежал на спине после удара самого крупного из охранников. Здоровяк стоял напротив в боксерской стойке, чуть пританцовывая от избытка чувств. Двое других нагнулись, чтобы вернуть бывшего хозяина в вертикальное положение и продолжить экзекуцию. Четвертый сидел на одном из столов чуть в сторонке, поигрывая складным ножом-бабочкой.
  Пока руки поднимали автомат на линию взгляда сердце успело стукнуть лишь раз. За это мгновение Иван успел осознать, что не так уж и сложно выпытать с помощью колюще-режущих инструментов или термпокриптоанализа пароль от сейфа у неподготовленного к большой боли человека. Но охранники предпочли несколько минут тешить самолюбие, избивая олигарха руками и ногами, круша ему ровные белые зубы и ломая ребра под дорогой шелковой рубашкой. Наверное, прав Ярослав, когда говорит, что рабство в голове, а не в колодках на руках. Раб тот, кто не о свободе грезит, а завидует хозяину и мечтает ему отомстить.
  "Ноль".
  Автомат с оглушающим звуком выплюнул первую пулю, отдача толкнула прикладом в плечо. Со стороны фронтального окна донеслись одиночные выстрелы и звон разбитого стекла; там по охранникам работал Ярослав.
  
  Оказалось, что убивать людей несложно. Около сотой доли секунды нужно, чтобы пуля пролетела десяток метров, отделяющий "есть" от "был". Главное, не думать, что безвозвратно прерываешь чужую жизнь. Не думать, что человек в прицеле больше никогда не сделает ничего хорошего, никогда не раскается в плохом, никогда не защитит, не поможет, не признается в любви, не обрадуется рождению ребенка. Не думать, что он еще секунду назад был сыном, другом, любимым, а сейчас трупом валится навзничь, оставляя в воздухе невидимое "Никогда". Ответ на все вопросы, на все тревоги и сомнения, на все мечты и планы. Самое страшное на свете слово. "Никогда". Главное не думать, что, перечеркивая будущее, ты превращаешь настоящее в прошлое. Главное не думать.
  Палец без твоего участия нажимает раз за разом на спусковой крючок, руки переводят дергающийся автомат с мишени на мишень, рот кричит что-то невразумительное. Пули рвут тела, выбрасывая фонтанчики крови; отстрелянные гильзы сверкают на солнце. Главное не думать.
  
  Пальба длилась недолго и окончилась внезапно. Не потому, что возобладали гуманистические и пацифистские доводы, а потому, что стрелять стало не в кого. Бывшие охранники лежали на кафельном полу столовой как пишут в милицейских протоколах "со множественными пулевыми ранениями". Кутепский вращал головой, пытаясь сквозь щелки залитых кровью век разглядеть, что происходит. В воздухе горько пахло порохом.
  - Входим! - крикнул Ярослав.
  Иван прикладом выбил остатки оконного стекла и перелез через высокий подоконник внутрь столовой.
  
  Первым делом Ярослав ногой отбросил автоматы охранников в сторону кассы, подальше от тел. Трое были гарантированно мертвы: раны в спине, шее и груди не оставляли сомнений. Четвертый во время начала атаки поднимал стул с привязанным Кутепским и оказался прикрытым от Ярослава здоровяком-боксером, а со стороны Ивана другим охранником. Одна пуля попала ему в бедро ниже ягодицы, вторая в насквозь пробила мышцу над ключицей. Лежа на полу, он зажимал ладонью рану на ноге и расширенными до предела глазами глядел на братьев.
  - Не убивайте! - в ужасе закричал он, когда к нему приблизился Иван. - Пожалуйста! Не надо!
  Иван молча смотрел на охранника со смешанным чувством презрения и жалости. Он видел перед собой насильника, грабителя и едва не состоявшегося убийцу. Человека, нарушившего долг и предавшего хозяина. Но - человека. Раненного, беспомощного, окровавленного человека.
  Умом Иван понимал, что "на войне как на войне" и "только мертвые не стреляют в спину", но добить охранника рука у него не поднималась.
  Ярослав подобных дилемм не испытывал. Он навел автомат на раненного.
  - Живи, тварь, - сказал он презрительно. - Но косо посмотришь - убью! Понял?
  Охранник мелко затряс головой.
  Иван с натугой поднял стул с Кутепским в вертикальное положение. Сорокалетний олигарх весил больше ста килограмм, но толстым не казался. В молодости он занимался борьбой и даже получил кандидата в мастера спорта за успехи на общероссийских соревнованиях, но когда друг отца стал мэром, карьеру спортсмена пришлось забросить. Сейчас крепкое, мускулистое тело Вадима Кутепского было сплошь в гематомах и ссадинах от побоев, а лицо представляло маску запекшейся крови.
  - Изрядно ему досталось, - сказал Ярослав.
  - Молодец, что держался, - отозвался Иван. - До последнего надеялся.
  Он подобрал нож-бабочку и перерезал поясной ремень, привязывающий Кутепова к стулу.
  - На что он мог надеяться? - удивился Ярослав, подхватывая наклонившееся тело олигарха. - В городе анархия, никто не знал, что он здесь. Просто мужик пошел на принцип: "Сдохну, а пароль не скажу. Утритесь".
  - К примеру, на нас мог надеяться.
  - Да он даже о нашем существовании не знал. Мы могли сто раз мимо пройти.
  - Может быть, - сказал Иван. - Но он держался. И мы здесь. А остальное - детали.
  Снаружи раздался скрип ворот; в тишине улиц он показался зловещим. Сквозь разбитое окно братья увидели, как под напором десятков тел створки распахнулись и во двор хлынула толпа зомби.
  
  Иван успел прикинуть, что в рожке автомата осталось пару десятков патронов, плюс тридцать в запасном, и у Ярослава столько же, и еще трофейные автоматы секьюрити. Двери столовой открывались внутрь, и охранники предусмотрительно заблокировали вход одним из стульев. Но под напором толпы долго дверь не продержится, да и на окнах обычное стекло, а не современный пластик. Можно отстреливаться через окна, на рано или поздно зомби выдавят дверь или по телам собратьев заберутся внутрь через окна. Возможных точек входа шесть, а стрелков - двое. Если перестрелка затянется, то на шум прибегут новые группы восставших, и возьмут числом. Зомби все текли через ворота, и первые уже успели наброситься на труп охранника во дворе.
  - Не стреляй! - крикнул Ярослав. - Уходим через кухню!
  Иван облегченно вздохнул и перестал думать. Вдвоем братья взвалили Кутепского на плечи, сам он едва переставлял ноги.
  - Здоровый жлоб, - проворчал Ярослав.
  При расстановке мебели в столовой расстояние между столами рассчитывалось на проход человека с подносом, а не на пронос вдвоем тела третьего. Поэтому приходилось расшвыривать пинками мешающие столы и стулья, не обращая внимания на шум.
  - Не бросайте меня! - заныл у них за спиной охранник.
  Ярослав зло посмотрел на раненного, прикидывая возможную пользу от него, но тот с трудом ковылял, зажимая ладонью кровоточащую дыру на бедре. Остановиться, чтобы перевязать рану, он не решался.
  Ввалившись на кухню, братья, не остановились, а потащили олигарха к двери черного хода. Ярослав быстро выглянул во двор и тут же прикрыл дверь. Сплошная, без окон стена столовой и бетонный забор ограничивали проезд шириной метров пять. Один конец проезда упирался в дверь черного хода, другой выводил во двор. Зомби уже покончили с охранником во дворе, и, привлеченные запахом крови, штурмовали входную дверь и толклись у окон, заглядывая внутрь, но не соображая, как перелезть через высокий подоконник. Всем у двери места не хватало, и арьергард в пять-шесть мертвяков толпа оттеснила в боковой проезд, тем самым затруднив проход людей во двор.
  - Держи его, - сказал Ярослав брату.
  Кутепский всем весом навалился на Ивана, а Ярослав просунул ствол автомата в окошко для грязной посуды.
  На секунду Иван подумал, что Ярослав собирается забаррикадироваться в кухне и отстреливаться от всей толпы, но младший принял другое решение.
  Одиночно гаркнул автомат, и стул, блокирующий входную дверь, отлетел в сторону.
  - Теперь уходим!
  Ярослав снова подставил плечо олигарху, и вдвоем они выволокли тело в проезд. Иван успел бросить взгляд на входную дверь: поток зомби вливался в столовую, спеша на место кровавой бойни. Арьергард зомби последовал за авангардом внутрь здания, и проход во двор освободился. Охранник тащился вслед за близнецами, оставляя на асфальте пятна крови.
  Добравшись до угла здания, братья прислонили Кутепского к стене, и Ярослав выглянул во двор. Шестеро зомби, стоя на четвереньках, доедали остатки трупов. За прошедшие с момента первого удара тридцать часов Ярослав уже уяснил, что зомби действовали по правилу "ближайшего раздражителя". Если они видели движение, обоняли запах еды или слышали громкий звук, то двигались в его направлении. Если по дороге появлялся пусть менее яркий, громкий, вкусный, но зато новый объект, то приоритеты менялись в пользу нового раздражителя. По этой логике действия несколько десятков зомби, привлеченные запахом свежей крови и выстрелами, набились в столовую, как халявщики возле шведского стола на бесплатном банкете. Но эти шестеро не побежали за журавлями в небе, а предпочли съесть синицу в руке. То ли они занимали в иерархии зомби нишу падальщиков, то ли у них сохранились остатки разума.
  С другой стороны, возможно, они подошли позже остальных, и для них последним раздражителем оказались трупы во дворе.
  Дойдя до глубокой мысли о том, что душа зомби - кромешная тьма, Ярослав решил оставить рассуждения о поведении мертвяков Ивану и снял с плеча "Вал". Два щелчка - и двое зомби с прострелянными головами рухнули на поедаемые трупы, автоматически став едой для своих собратьев. Четверо других безучастно посмотрели в сторону новых трупов, и, принюхиваясь, начали подбираться поближе.
  Выстрелив последние пули, "Вал" стал лишним грузом, и Ярослав повесил автомат на торчащий в стене ржавый гвоздь. Вещь полезная, но специальные патроны 9х39мм. встречаются редко - это не попсовые 5,45мм. для "калашей". А, значит, и таскать три килограмма железа ни к чему.
  Ярослав показал оттопыренные указательный и большой пальцы, и Иван, одной рукой прижимая Кутепского к стене, передал брату пистолет с глушителем. В обойме оставалось шесть патронов, и Ярослав решил, что на четырех мертвяков должно хватить. Присев на одно колено, он двумя руками обхватил пистолет и выстрелил в ближайшего зомби в десяти шагах. Пуля попала в челюсть мертвяка, и он зарычал, мотая из стороны в сторону головой. Ярослав выругался, и еще раз оглядев двор, на корточках, чтобы не заметили изнутри столовой, направился в группе зомби. При виде новой добычи они начали подниматься с земли, но Ярослав с близкого расстояния выстрелил каждому в голову, делая мертвяков совсем мертвыми.
  Вернувшись к людям, он отдал брату пистолет и шепотом сказал:
  - Один патрон остался.
  - Последний - для себя? - с улыбкой спросил Иван.
  - Последний - для предателя! - убежденно ответил Ярослав.
  
  Они подняли Кутепского под руки и двинулись через заваленный трупами двор к воротам. Охранник, уже успевший перетянуть рану, внезапно обогнал братьев и толкнул плечом Ивана. Старший из близнецов потерял равновесие и вместе с олигархом завалился на младшего, Ярослав попытался удержать двойной вес, но запнулся о мертвого зомби, и все трое рухнули на землю. Кутепский застонал от боли и потерял сознание.
  Иван вскочил на ноги и, помогая брату поднять олигарха, успел оглянуться. Из дверей черного хода по кишке проезда к братьям спешили полтора десятка зомби. То ли внутри зала места всем не хватило и часть восставших выдавили на кухню, а оттуда во двор, то ли их привлекли пятна крови на асфальте, но сейчас ближайшим раздражителем стали братья с телом олигарха.
  Охранник, приволакивая ногу, что есть сил ковылял к воротам, и Иван, бросив короткий взгляд ему вслед, все понял.
  Зомби ходят не быстро, но раненный в ногу человек или двое с третьим на плечах двигаются медленнее. А когда группа людей убегает от полутора десятков зомби, главное - не стать ближайшим раздражителем. Братья шли впереди и даже с Кутепским на плечах могли двигаться быстрее раненного охранника. Он заметил преследователей первым и специально свалил всех троих на землю, обрекая на смерть людей, сохранивших ему жизнь.
  От такой подлости внутри Ивана поднялась волна возмущения и ярости. Дуло пистолета с глушителем ткнулось в спину убегающего охранника. Последний патрон - для предателя. Дуло опустилось ниже, на уровень ног. Живой, раненный, кричащий и кровоточащий охранник принесет больше пользы в качестве раздражителя. Главное - успеть пройти мимо него к воротам, и зомби преследовать не станут, занявшись ближайшей жертвой. Иван представил, как восставшие набрасываются на орущего охранника, зубами разрывая еще живую жертву. Все правильно: собаке - собачья смерть.
  Рука опустилась и дуло уперлось в землю. Убегающий человек - это прежде всего человек, а не бешеный пес. Испуганный, раненый, несчастный, но - человек. У него на глазах убили товарищей, и он не поверил, что близнецы станут за него биться с толпой зомби.
  "Я не судья, чтобы его судить, - подумал Иван, ставя пистолет на предохранитель. - И не палач, чтобы казнить".
  Все колебания заняли не больше трех секунд, и охранник за это время успел проковылять шагов пять в направлении ворот.
  Иван перевел взгляд на Ярослава. Тот наблюдал всю картину сомнений, и в глазах его можно было увидеть целую гамму чувств, среди которых не было ни понимания, ни одобрения.
  Близнецы синхронно посмотрели на спешащих к ним зомби. Десять метров. На ворота. Семь метров. С Кутепским братья едва успеют выйти за ворота прежде, чем их настигнут. Стрелять по-киношному от бедра со стокилограммовым грузом на плечах - это утопия, значит придется остановиться. На шум выстрелов сбегутся все зомби округи плюс несколько десятков из столовой и возьмут в кольцо. В таких случаях спасает мобильность, но с грузом...
  Иван перевел взгляд на потерявшего сознание олигарха и снова на Ярослава.
  - Десант своих не бросает, - твердо сказал младший.
  Не тратя больше время, братья схватили Кутепского под руки и потащили через двор к воротам. Зомби ковыляли позади, неотвратимо сокращая отставание.
  Охранник уже достиг ворот и бросил взгляд назад. Иван не увидел в его глазах ни триумфа, ни злорадства, только страх, отчаяние и боль. А еще что-то похожее на извинение.
  Вот охранник сделал шаг за ворота, и в воздухе мелькнуло тело зомби в "прыжке смерти". Человек сначала вскрикнул от испуга, потом, упав на землю, закричал от ужаса. Еще один "прыжок смерти" и еще. Трое восставших терзали человека зубами, как стая волков загнанного оленя.
  Братья с телом олигарха, не останавливаясь, пробежали мимо, и зомби, занятые пищей, не обратили на них внимания. Группа преследователей, привлеченная криками и запахом свежей крови, тоже переключила внимание на визжащую жертву.
  Отдалившись от кучи-малы на десяток шагов, Иван оглянулся. Охранник выглядывал из-под тел зомби и тянул руку вслед братьям, словно надеясь, что они его вытащат и все снова будет в порядке. Он уже не кричал от безумной боли, а только сипло подвывал. В глазах его, словно птица в клетке, билась мольба.
  - Держи его, - сказал Иван, перекладывая вес Кутепского на плечи брата.
  Присев на колено, он тщательно прицелился и выстрелил в лоб охраннику. Пистолет с глушителем негромко плюнул, и подвывания прекратились. Бросив уже бесполезное оружие в ближайшую решетку канализации, Иван подставил плечо олигарху и вместе с братом потащил Кутепского к ближайшему автомобилю, "Жигулям" шестой модели.
  Ярослав выбрал отечественного производителя в надежде, что хозяин корыта не потратился на сигнализацию. Разбив камнем стекло, братья разблокировали двери и сгрузили стонающего олигарха на заднее сидение.
  Ярослав недолго повозился с проводами под водительской панелью, и машина завелась. Только после этого младший из близнецов высказался:
  - В следующий раз, когда соберешься стрелять - стреляй, а не пантомимы разыгрывай. Если у тебя появилось желание - сделай; это нормально. От нереализованных желаний все комплексы и беды в жизни. А из-за тебя мы чуть не сдохли в этом дворе!
  - Если бы я выстрелил, то те зомби у ворот набросились бы на нас, - ответил Иван после недолгого раздумья. - Так что я спас наши жизни.
  - Нам просто повезло!
  В этот момент на заднем сиденье окончательно пришел в себя Кутепский.
  - Где Даша? - спросил он, со свистом выдыхая воздух. - Что с ней?
  - Все в порядке, - сказал Ярослав. - Сейчас мы к ней поедем.
  Автомобиль плавно тронулся с места, постепенно набирая скорость.
  
  Когда подъехали к дому, где пряталась Даша, девушка выскочила из подъезда и бросилась к автомобилю.
  - Где Вадим?
  Увидев через стекло залитое кровью лицо мужа, она рванула дверь "шестерки" с такой силой, что жалобно хрустнули крепления.
  Через секунду Даша, втиснувшись между сидениями, заглядывала в глаза Кутепского. Олигарх счастливо гладил рукой лицо жены, а она целовала его ладонь.
  - Вадиму нужен врач! - сказала девушка братьям, осмотрев раны мужа.
  Сведенные скулы и узкая полоска губ выражали крайнюю степень решительности.
  - Боюсь, травмпункты сейчас не работают, - ответил Ярослав.
  - Знаю, - нетерпеливо отозвалась она. - Но Вадим говорил, что после второго удара часть жителей организовали что-то типа лагеря беженцев на стадионе. Там много людей, несколько сотен. Наверняка, среди них есть и врачи!
  - Но стадион находится в Восточном районе...
  - Знаю! - прервала его Даша. - Мы вам заплатим! Любые деньги! Вадим Кутепскй услуг не забывает!
  - Дело не деньгах, - ответил Ярослав. - Здесь до выезда из города четыре квартала, а до стадиона полгорода нужно отмахать.
  - Вы не сможете переехать через мост!
  - Почему?
  - Вадим пробивал вариант выезда из города: на мосту блокпост, солдаты никого не впускают и не выпускают.
  - Что совсем никого? - деланно удивился Ярослав.
  - Никого, даже за деньги, - ответила девушка. - Река тоже блокирована. Мы планировали выбираться через лесополосы и поля возле аэропорта.
  - Но мы все же попробуем, - сказал Ярослав. - Если найдем проход, то вернемся за вами. Можете подождать здесь, в подъезде.
  - Ждать нельзя! Вадиму нужна срочная помощь!
  Ярослав сделал широкий жест рукой, обводя улицу, брошенные автомобили и группу зомби в конце квартала.
  - Сейчас на улицах опасно, проезды забиты машинами и мертвяками, - сказал он. - Быстро до стадиона мы не доберемся, а чем дольше остаемся в городе, тем меньше остается шансов выбраться.
  - Почему?
  - Потому что военные будут брать город в кольцо. А потом сжимать кольцо, устраивая зачистку. И лично мне очень не хочется сидеть и ждать этого момента.
  Он не стал говорить девушке об опасениях насчет "тотальной зачистки" всего населения, без разбору на живых и мертвых.
  - Что же нам делать?
  - Т-теоретически, - вмешался в разговор молчавший до этого Иван. - Мы можем проехать вдоль реки, на набережной движение машин по выходным закрыто, там должно быть свободнее.
  Ярослав сделал девушке знак подождать, и оттащил брата в сторону.
  - Мы? - переспросил Ярослав, в упор посмотрев на близнеца.
  - Ну, да, - смешался Иван. - Мы же не можем бросить их здесь.
  Он показал в сторону девушки, тихо разговаривающей с Кутепским.
  - А почему мы должны им помогать?
  - Потому что можем.
  - Ты что - мать Тереза? - шепотом закричал Ярослав. - Ты всем помочь хочешь?
  - Да! Хочу!
  - Ты сначала себе помоги! А потом, если останутся силы, можно и другим!
  За спинами у них раздался хлопок двери "шестерки".
  - Не ссорьтесь, - сказала Даша, подойдя к братьям. - Вы и так сделали для нас очень много. Я была не вправе просить вас о большем, но Вадиму, действительно, срочно нужна помощь.
  Иван что-то хотел сказать, но она протянула руку с раскрытой ладонью.
  - Дайте мне ключи, и я сама отвезу его на стадион.
  - Это очень опасно, - сказал мягко Иван. - Тем более, машина с норовом, механическая коробка передач...
  - Я справлюсь, - ответила девушка. - Я с шестнадцати лет за рулем, даже брала уроки экстремального вождения.
  Ярослав без лишних слов вложил ей в ладонь ключи, и положил на переднее сидение один из автоматов. Кутепский лежал с закрытыми глазами и редко дышал, борясь с болью в сломанных ребрах. Даша напряженно улыбнулась братьям на прощание и завела автомобиль.
  В тишине улицы звук разнесся далеко, и зомби в конце квартала оживились и направились в их сторону.
  Когда "шестерка" скрылась за поворотом, Ярослав уважительно произнес:
  - Железный характер.
  - Настоящая леди, - согласился Иван.
  
  Чем ближе к мостам, тем плотнее стояли ряды автомобилей на дорогах. Неприлично дорогие джипы и лимузины, совсем бюджетные "лады" и среднеклассовые "форды" и "тойоты" стояли бок о бок в километровых пробках на проезжей части, на тротуарах и на полосах встречного движения. Там, где их застигли в 10:24 удары неведомого пси-оружия. В железных коробках яростно, но беспомощно бились пристегнутые ремнями безопасности зомби. Когда они замечали проходящих мимо братьев, то начинали конвульсировать с удвоенной силой, как выброшенные на берег пираньи. В большинстве машин разбитые стекла и пустые водительские сидения кричали о том, что многим удалось выбраться. Тем более странным казалось практически полное отсутствие зомби на улицах.
  Однако, Ярослав и Иван одиночеством не мучались, а осторожно, перебежками продвигались вперед.
  Братья и мужчина с девочкой увидели друг друга одновременно. Иван успел отметить пышное розовое платье, уместное на девочках до пяти лет или на Мерлин Монро, но на девочке двенадцати лет оно казалось вульгарным. Ярослав заметил шестизарядный "кольт" в руке мужчины и успел оттолкнуть брата за высокое крыльцо магазина сумок и шляпок и отпрыгнуть в сторону до того, как мужчина начал стрелять.
  Улица разразилась одиночными хлопками револьвера, звоном разбитых стекол и криками девочки. Ярослав дал очередь над мусорным баком, за которым залегли противники, и все затихло. Мужчина, по всей видимости, перезаряжал пистолет, и Иван решил воспользоваться возможностью.
  - Не с-стреляйте! - закричал он.
  Из-за мусорного бака доносились только металлические звуки патронов, загоняемых в барабан револьвера.
  - Мы не причиним вреда ни Вам, ни Вашей дочери! - продолжил увещевания Иван.
  Ярослав показал знаком: "Мол, все правильно делаешь! Отвлекай их разговорами, а я обойду с фланга!".
  Иван шепотом остановил брата:
  - Оставайся на месте! И не стреляй!
  - Но они первыми начали! - также шепотом возмутился Ярослав.
  - Эти люди просто очень испугались!
  - Если мы не преподадим урока, то они подумают, что и мы струсили!
  - Пусть думают, что хотят! - ответил Иван. - Мы загнали их в угол, а когда за спиной женщины и дети, у мужчины могут взыграть принципы, и он наделает глупостей.
  Чтобы их не заподозрили в двойной игре, Иван закричал:
  - Мы не желаем вам зла! Нас двое: меня зовут Громов Иван, здесь мой брат Ярослав! Он тоже не желает вам зла!
  Он выглянул из-за крыльца, готовясь в случае опасности тут же спрятаться обратно.
  - Нам нечего делить, - сказал он примиряющее. - Мы собираемся пройти к мосту.
  Мужчина тоже выглянул из-за мусорного бака.
  - Меня зовут Григорий Григорьев, я преподаватель литературы, - представился он. - Девочку зовут Лилия.
  Иван показал Григорьев пустые руки, и тот продолжил:
  - Мы идем от моста, там блокпост военных, они никого не выпускают из города.
  - Сразу стреляют? - подал голос Ярослав. - Или сначала разговаривают?
  - Могут и поговорить, но на другую сторону не пропускают.
  - А сейчас вы куда? - спросил Иван.
  - К стадиону, - ответил Григорьев. - Говорят, там уже много людей собралось, есть электричество и врачи.
  Не дожидаясь пока зомби сбегутся на выстрелы, люди разошлись разными сторонами узкой улочки, и каждый отправился своей дорогой.
  
  Впереди, прямо по курсу в раскрашенной разноцветными надписями мусорке рылся зомби интеллигентного вида. Тщедушный, невысокого роста в темно-зеленом костюме и шляпе, он казался похожим на леприкона, закапывающего горшок с золотом под радугой. Когда зомби повернул в сторону братьев испачканное кровью лицо, сходство пропало.
  - Да это же Бормотун! - удивленно воскликнул Ярослав.
  - Кто?
  - Бормотун! Наш преподаватель по алгебре! - объяснил Ярослав. - На лекции отвернется к доске и бормочет что-то себе в воротник. Одной рукой на доске пишет, а другой тут же стирает. Зато на экзамене - лютует!
  Зомби с невнятным рычанием-бормотанием направился к людям, ногами разбрасывая пакеты и бутылки.
  - Что, у-р-р-род, опять студенческого мясца захотел? - сквозь зубы спросил Ярослав, передергивая затвор автомата. - Я тебе сейчас устрою! Всегда знал, козлина, что твое место в куче мусора!
  - Брат, береги себя, - предостерег Иван. - Ты уже с зомби разговариваешь.
  - А он и не сильно изменился! Злой, всех ненавидит, кусает, до кого сможет дотянуться! Только раньше маску добропорядочности носил, а теперь принял истинный вид.
  - Перестань! Он тоже не от хорошей жизни на студентах зло срывал.
  - Хватит всех оправдывать! - ощетинился Ярослав. - Он просто был таким: злым, желчным, вредным. Но с теми, от кого зависел, притворялся добреньким, а со студентами проявлял настоящее нутро.
  Он огляделся, кроме Бормотуна других зомби впереди не было видно, лишь позади в двух-трех кварталах тащилась вслед за братьями группа мертвяков.
  - А, может, он настоящим был с коллегами и в семье, - предположил Иван, - а со студентами вел себя строго, чтобы вы серьезно его предмет воспринимали? Не смог ничего лучше выдумать, и затянул гайки. Такой вариант тебе в голову не приходил?
  - Нет! - ответил Ярослав. - "Лезвие Оккама" подсказывает мне, что если человек ведет себя, как мудак, бормочет, как мудак, и поступает, как мудак, то он и есть мудак. И не нужно усложнять!
  - А ты, я вижу, крупный специалист по мудакам?
  - Поработаешь с людьми - и сам поймешь, кто есть кто. Это тебе не в офисе за компьютером днями сидеть. На первый взгляд все хорошие, уси-пуси, ми-ми-ми. А как только глубже копнешь, столько дерьма выльется, что ни в сказке сказать, ни бригаде ассенизаторов убрать.
  - А может если еще глубже копнуть, то окажется, что люди все же неплохие? - с усмешкой спросил Иван.
  - Нет уж, увольте. Копаться в дерьме - это удовольствие на любителя. Тем более, по моим наблюдениям, мудаки вполне довольны своей жизнью и не терзаются сомнениями, портя жизнь окружающим. Так зачем мне париться по их поводу?
  Ярослав дулом автомата указал брату на Бормотуна, ковыляющего в их сторону.
  - Вот, посмотри не него. Он вполне доволен жизнью: загрыз кого-то, нашел что-то в мусорке пожрать, если еще и к нам на расстояние прыжка подберется, вообще счастлив будет.
  - Но он же не специально зомби стал.
  - А, может быть, плохой человек рано или поздно оказывается не в том месте не в то время?
  - Это демагогия, - сказал Иван. - У нас полгорода плохих людей, получается?
  - А что? Большинство и до пси-удара жили как зомби. Ни забот, ни проблем, ни целей! Только простые желания: хватать, жрать и доминировать над другими. А предел мечтаний - делать это все "нахаляву" и безнаказанно! Это у них называется "красивая жизнь".
  - Ну, а ты, значит, не такой?
  - Не такой! И ты не такой! Мы же не стали зомби, в конце концов.
  - Во-первых, еще не вечер, - сказал Иван. - Неизвестно, сколько мы еще сможем оставаться людьми. Во-вторых, ты не судья, чтобы решать, кто мудак, а кто хороший человек. Жизнь не черно-белая, и одни и те же люди ведут себя по-разному в разных ситуациях. А, в-третьих, ты уже разберись со своим Бормотуном. Если решил убить, то хватит трындеть.
  Зомби был уже в десяти шагах от людей и начинал ускоряться, разгоняясь для "прыжка смерти". Ярослав смерил бывшего преподавателя взглядом и поставил автомат на предохранитель.
  - Пусть живет, - сказал он. - Вдруг одумается и сделает, что-нибудь хорошее в жизни. Нужно ведь и зомби шанс дать, правда?
  Близнецы усмехнулись друг другу и, быстрым шагом обогнув по дуге Бормотуна, продолжили путь в прежнем направлении.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Огнев "Друг мой враг. Нереальный" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | М.Халкиди "Фиктивная помолвка. Маска" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Офисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарНа грани. Настасья КарпинскаяВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВ объятиях змея. Адика ОлефирТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"