Блинников Павел: другие произведения.

Мертвый бог Эрв часть вторая: Женские чары

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эй, ты! Есть тритингулятор?! А если найду? Здравствуйте, люди. Я - Царь Царей. Хотя по-настоящему меня зовут - Ужасное Чудовище. Я ваш властелин уже тысячу лет. И хочу сказать вам, все вы живете в книге, люди. Вы все живете в этой книге. Тут - всё ложь и иллюзия, люди. Вымысел и обман. Но вы живете в этой книге. В этой книге живет мой враг - Мертвый бог Эрв. Живет Вадим Туманов - парень, получивший огромную силу и бездарно отдавший ее в мои руки. В этой книге живет его бывшая жена Маша, чьего первенца забрал Я. Ничего, у нее будет и другой ребенок для Меня. Тут живет безумная Дина - его подруга. В этой книге она получит возможности, о которых не приходится мечтать вам, люди. В этой книге есть Серый Волк и Серый маг. И есть несколько великих лордов Страны Ужасных Монстров! Никого не забыл? Да, конечно. В этой книге есть Я. Альфа и Омега, Бог и Дьявол, хотя Меня никто никогда не видел. Загадки, мистика, тайны, прорывные технологии - всё есть в этой книге, люди. Читайте. Только на экране.


Павел Блинников

Мертвый бог Эрв

  

Часть вторая: Женские чары

  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
  

Предисловие автора

   Напоминаю всем, в этой книге есть сцены насилия, откровенно сексуальные сцены, мат. Этот цикл книг строго 18+. Приятного чтения.

Краткое описание первой части

   Событие начинают разворачиваться в Ростовской области. Двенадцать потомков гномов обращаются к чародею, чтобы тот помог им улететь с планеты Земля на родную планету и восстановить их расу. Чародей соглашается помочь им и наколдовывает "Великий Поход" -- весьма запутанное заклятье, притягивающее удачу для исполнения задачи. Об этом узнает могущественное существо -- Мертвый бог Эрв и использует это заклятье для своих целей.
  
   Мертвый бог Эрв -- бессмертен. Его много раз убивают, но он, когда сразу, а когда через некоторое время, возрождается. Эрв ведет бой с Царем Царей -- правителем Страны Ужасных Монстров. Эта страна, в которой никто никогда не бывал, да и самого Царя Царей никто никогда не видел. Тем не менее, с развитием событий становится понятно, что Царь Царей -- это таинственный пришелец из космоса, который прибыл на Землю тысячу лет назад, способствовал медленной деградации нашей планеты и людей, в итоге захватил власть. И хоть Царя никто никогда не видел, Эрв намекает, что тот -- очень сильный телепат.
  
   Вадим Туманов -- известный российский блогер, ведущий на Ютьюб канал о мистике и вообще необычном. Он ведет онлайн шоу, где ученые и скептики спорят с сторонниками альтернативной истории, мистики и таком подобном. Главный гость и соратник -- Даниил Кривоходов. Вадим не знает, что Кривоходов на самом деле Дан -- суперкомпьютер, построенный Эрвом. Эрв планирует каким-то образом использовать Вадима. Сам Вадим -- на первый взгляд обычный парень. Он разведен с Машей, которая потеряла их сына при родах, после чего их брак распался. Главная помощница Вадима -- девушка Дина. Еще один его соратник -- старый казак Петрович, живущий неподалеку в области. Именно с интервью, которое Вадим берет у Петровича, начинается эта история. Казак рассказывает, как много лет назад он и еще трое мужчин потерялись в сибирской тайге и стали свидетелями гигантского завода по сжиганию материальных ресурсов, которые специально уничтожались, чтобы вызвать негативный отклик в обществе и развалить СССР. Один из четырех мужчин, хотя Петрович этого и не знает, украл тогда очень интересный предмет, который назвал "волшебной лампой". Его зовут Кирилл Архипов. Благодаря этой лампе он стал одним из самых богатых людей на планете. Лампу активно ищет и Страна Ужасных Монстров, и Эрв.
  
   Интервью казака выходит на Ютьюбе, тут же об этом становится известно и Архипову, и Стране Ужасных Монстров. Архипов оказывается проворней и похищает Петровича. Но видео лежит на канале Туманова, поэтому и Архипов, и лорд Ар -- один из лордов Страны Ужасных Монстров -- ищут того.
  
   После эфира Вадим отправляется к бывшей жене и проводит у нее ночь. Утром у него рейс на самолет -- его и других популярных российских блогеров приглашают на шоу к Ивану Урганту. Благодаря вмешательству Эрва в заклинание чародея, на одном самолете собираются и потомки гномов, и Вадим с Диной, и сам чародей. В московском аэропорту их поджидает лорд Ар и люди Архипова. Кирилл посылает поймать Туманова своему сыну -- Денису. Очень красивому молодому человеку, но тоже весьма необычному. Кирилл не мог иметь детей, но воспользовался волшебной лампой, чтобы у него родился "самый красивый сын в мире", так как сам Кирилл был по жизни достаточно уродлив. В результате сын родился, только лампа исполнила желание по-особенному. Кириллу сделали сына, смешав его ДНК с ДНК альва -- давным-давно вымершей расы пришельцев, некогда гостивших на Земле. Между людьми и альвами была Великая Война, в результате которой альвы были полностью уничтожены. Альвы имели особую силу, они были очень красивы по людским параметрам и обладали легкой телепатической способностью, благодаря которой могли заставить любого человека влюбиться в себя. Денис -- полуальв, тоже получил подобие такой способности.
  
   Все персонажи, имеющие значение, собираются в аэроэкспрессе. Происходит битва между лордом Аром и гномами, нескольких Ар убивает. Денис взрывает соседний вагон с вертолета и останавливает вагон, где происходит битва. Гномы, Вадим и Дина успевают ускользнуть, но Ар убивает чародея. В битве обнаруживается, что на Вадиме надет некий "ярлык Царя Царей" -- никто из его слуг не может причинить ему вреда. Всех их окружает полиция и люди, работающие на Страну Ужасных Монстров, но тут является Эрв и спасает их.
  
   Персонажи знакомятся. Эрв рассказывает, что все родные и близкие Вадима убиты, его шоу закрыто, а о нём уже забыли, хоть тот выходил в эфир прошлым вечером. Эрв заключает сделку с гномами. Он рассказывает, что ему нужен Денис, чтобы добраться до Кирилла и его волшебной лампы. Вадиму он не говорит, что тот интересует его гораздо больше. Он говорит гномам, что удача, которую вкачал в Поход чародей, позволит ему заполучить волшебную лампу. Если гномы помогут ему, Эрв проведет их в Университет -- древнюю машину, у которой гномы хотят узнать координаты их родной планеты. Они соглашаются, Эрв успешно получает лампу. Кирилл погибает, но в последний момент его трупом завладевает Страна Ужасных Монстров и оживляет миллиардера. Попутно заключенный в плен Петрович сбегает, ему помогает в этом Дан. Суперкомпьютер вкратце объясняет, что прежняя жизнь Петровича закончена, родные и близкие убиты и тому придется скрываться. Он селит его в маленькой квартире в Подмосковье.
  
   Пока гномы и Эрв достают лампу, Денис гипнотизирует Дину и похищает ее, обращая в сексуальную рабыню. Оказывается, Дина очень податлива к такому вида телепатии, она необратимо влюбляется в Дениса и исполняет все его желания, включая и грязные.
  
   Эрв приводит гномов в Университет, те узнают нужное им, а сам Эрв задает странный вопрос: когда на Вадима навесили ярлык Царя Царей. Оказывается, в тот день, когда у того умер сын при родах.
  
   Эрв дает мутные объяснения, главное, что Вадим -- чистокровный человек, что по нынешним меркам редкость, а сына его на самом деле убили, чтобы пустить на органы. Волшебную лампу он называет "тритингулятором". Это прибор, с помощью которого можно командовать защитной системой Земли, оставшейся от древних времен, когда люди были самой продвинутой расой во Вселенной. Контролировать тритингулятор может только чистокровный человек, Эрв отдает его Вадиму. Эрв предлагает, чтобы Вадим использовал его -- позволил гномам попасть на их давно потерянный космолет, а Дениса и Дину доставить туда же.
  
   Но у космолета их поджидает лорд Ар и воскрешенный Кирилл. Ар убивает Эрва и тот, почему-то, не возрождается, а куда-то пропадает. Ар делает Вадиму предложение: отдать тритингулятор добровольно. Взамен он обещает вернуть его прежнюю жизнь и отпустить гномов. Вадим соглашается. Только космолет гномов сбивают, едва они покидают Землю, а вместо "прежней жизни" Вадим получает лишь ее имитацию. Родственники, близкие и друзья действительно погибли, вместо них его окружают роботы, замаскированные под них. На этом заканчивается первая часть.
  

Пролог

  
  
  
   -- Доктор, это правда? -- от чувств Маша приложила к животу ладони. -- Вы понимаете, что это для меня означает?
  
   -- Конечно, понимаю, Мария, я же это и сделал. Моя клиника совершила настоящую революцию! Все женщины с вашими проблемами будут совершенно здоровы. Больше того скажу. Если бы можно было измерять способность к зачатию и взять, что у нормальной женщины восемнадцати лет эта величина равно ста баллам, ваша способность будет равна ста пятидесяти. Больше нет никаких физических причин, препятствующих беременности. Идеальная матка, идеальная фаллопиева труба и даже яичник нам удалось исправить. Рожайте, Мария, рожайте!
  
   -- Доктор, как я могу вас отблагодарить? Я так рада! Я думала, что никогда больше...
  
   -- Денег, которые вы заплатили, мне более чем достаточно. Плюс, каждый пациент -- это опыт. На вас, я бы сказал, мои тренировки закончены, сейчас я точно знаю, что делать дальше. А теперь, Мария, извините, но меня ждут пациенты.
  
   -- Мне не нужно больше обследоваться?
  
   -- Нет, нет и еще раз нет. Повторяю: вы абсолютно здоровы!
  
   Маша рассыпалась в любезностях еще пару минут, доктор уже не один раз намекал, пора бы и честь знать. И вот она, наконец, вышла. Док подошел к креслу и плюхнулся в него.
  
   -- Фу-у-у-ух! -- выдохнул он. -- Я думал, эта дура никогда не уйдет! Ладно, Дан, можешь это здание продавать.
  
   "Доктор" взял со стола нож для бумаги и воткнул себе в глаз. Тот сразу потек вместе с кровью, но мужчина не остановился. Он подцепил кожу изнутри надбровной дуги и потянул. Лицо неестественно выгнулось, кожа треснула на затылке, вот уже всё вместе с волосами, ушами и, собственно, лицом у него в руке. А под этой кожей другая. И другой мужчина. Бледный, огромные синяки под глазами, болезненный, но вид довольный.
  
   Экран компьютера загорелся, на нём мужик, напоминающий Энтони Хопкинса.
  
   -- Обязательно было глаз вырывать? -- спросил Дан. -- Это же совсем еще новый Эрв.
  
   -- Так кожу подковырнуть удобнее всего, -- пожал плечами Эрв. -- Летающая тарелка на крыше?
  
   -- Да.
  
   -- Тогда я попробую умереть, Дан. Сейчас будет пиу-пиу-пиу, Дан! Кого сегодня будем е*ать, Дан? Верховного Правителя? Царя Царей? Пиндосов? Последних мне очень хочется с их новыми ракетами, Дан! Умные ракеты! Бачок керосина, баллон кислорода, железная болванка и сраный чип! Майя запустили космическую электростанцию, которая брала плазму из центра Солнца! Солнца, Карл! А тут!.. Давай разъ*бём Белый дом, Дан? Давай? А потом Кремль, Дан! Заодно, Дан! Или Эйфелеву башню спилим, Дан?! И убьем какого-нибудь монстра, Дан! Без этого я не успокоюсь сегодня, Дан!
  
   -- Как прикажешь, -- вздохнул Дан. -- Везде будет сидеть какой-нибудь лорд. И Кремль сейчас не получится, там Университет.
  
   -- Так убьем же этого лорда, Дан! Или умрем, Дан! Надо постоянно проверять, в какой форме Страна Ужасных Монстров, Дан! А это можно проверить только опытно, Дан! Всё, хорош п*здеть, полетели за нектаром, Дан!
  
   Эрв поднялся и крайне бодро пошел на крышу. "Доктор" худ со стороны, но кто бы знал, насколько. Кости да кожа -- вот каков Эрв. Зато быстрый. Зато резкий! Зато пять лестничных пролетов этот с виду старик почти что запрыгнул. Через пять ступенек бежал. С виду -- больной. На каталку такого и на операцию. А на деле: не кости, а металлические трубки, не сухожилия, а канаты, не мышцы -- железные тросики. Всё обман в Мертвом боге Эрве и первый -- он сам!
  
   Летающая тарелка раскрылась принимать пассажиров. Мягкие туфли едва коснулись трапа, а вот и зад уже удобно устроился в кресле. На экране -- Дан, готов к приказам.
  
   -- Сам поведешь? -- спросил Дан.
  
   -- Ага, -- отозвался Эрв, но голос его приглушили бульки из бутылки виски, что уже перетекает в утробу. -- Ух, хорошо! Почему люди решили, что главврач не может на рабочем месте выпить за здоровье пациентов? Почему вообще надо быть трезвым? Машину, понимаешь, трезвым води, на работу ходи. Это всё потому, Дан, что кейсахи плохо переносят алкоголь, ген А-376 у них в подавленном состоянии...
  
   -- Я знаю, -- сказал Дан скромно.
  
   -- Конечно, ты же, бл%дь, суперкомпьютер, -- буркнул Эрв, и рычаг, заводящий машину, опустился. Тут же она замурлыкала, штурвал на себя, вот уже вертикально вверх несется серебряная молния со стилизованным повешенным на пузе. Сперва в кабине светло, прошли облака, потом накатывает мгла космоса. Сто километров летающая тарелка преодолела минуты за три.
  
   -- Закурить, что ли? -- сказал Эрв.
  
   -- Курить вредно для здоровья, -- отозвался Дан ехидно.
  
   -- Курить вредно для психики, -- поправил Эрв. -- Никогда не может быть по-настоящему свободен тот, кто привязан к чему-то. Тем более, если "что-то" -- это свернутая в трубочку понюшка табака, Дан. Привязанности делают нас рабами, Дан.
  
   -- А пьющий человек разве свободен? -- спросил Дан, глядя на бутылку виски в руке Эрва. -- Как же быть с привязанностью к алкоголю?
  
   -- Пьющему человеку по*уй, Дан, -- сказал Эрв, делая хороший глоток. Его глаз остекленел, второй уже начал затягиваться. Заживает всё на Эрве -- собака позавидует. -- По-настоящему свободному человеку должно быть на всё по*уй, Дан. На родителей, друзей, государство, жену, детей и даже на самого себя, Дан. Так что пьяный ближе всего к свободе...
  
   Эрв нажал кнопку, экран отобразил графики мировых бирж.
  
   -- Давай вложим пару ярдов в Биткоин? -- предложил Дан кровожадно. -- Или уже долларом займемся?
  
   -- Доллар обрушим перед большой заварушкой, -- отмахнулся Эрв. -- Подними "бетховена"...
  
   Вакуум пропускал летающую тарелку мягко, тут есть возможность применить другие технологии, а не аэродинамические. Тарелка движется на разности давлений. Вакуум вакуумом, но какие-то молекулы тут летают. Раструбы на передке затягивают их все и выкидывают взад. Таким образом спереди тарелки всегда абсолютный вакуум, а позади постоянное избыточное давление. Оно и толкает, причем со скоростью, что стремится к световой -- приходится даже притормаживать. Минут десять и ЭРВ над Вашингтоном.
  
   -- Как там у тебя? -- спросил Мертвый бог.
  
   -- На биржах паника, -- отозвался Дан весело. -- Я только что купил "Эппл"!
  
   -- Опять? -- сказал презрительно.
  
   -- Уже продаю, продаю, -- заулыбался Дан. -- Раза в четыре дешевле, чем купил.
  
   -- Тогда проверим их противоракекту. Запусти чего-нибудь легкое -- баллистическую ракету хотя бы. Много не надо -- штук десять.
  
   Дан не ответил. Он прекрасно мог заниматься миллионом дел одновременно. Дела и делались, но приказ Эрва -- это, конечно, первым делом. Поэтому на Северном полюсе, раздирая ледники, открылись шахты. И десять баллистических ракет устремились на Соединенные Штаты Америки.
  
   -- Долетят? -- спросил сам у себя Эрв, глядя из космоса, как разделяются его ракеты, облетая США с разных сторон. А вот и оборона. Две уже сбили с подводных лодок, еще три мачканули в Канаде. Остальные летят, но им навстречу движутся истребители.
  
   -- Хер с ними, ждать долго, -- буркнул Эрв.
  
   Летающая тарелка пошла на вираж, вторглась в атмосферу. Вновь замурлыкал двигатель, Эрв остановился у самых облаков над Вашингтоном. Палец на кнопку, и облака резко потемнели, превратились в неуклюжие дождевые тучи. Начали наливаться, опустились на сотню метров пониже, оставляя летающую тарелку в одиночестве. Из ее "спины" торчит странного вида антенна, которая, судя по всему, погоду и испортила.
  
   -- Пиу-пиу-пиу, -- сказал Эрв. И миллион молний ударил по столице США. Уничтожая здания, плавя шпили громоотводов, останавливая кардиостимуляторы в груди. Сколько он там убил -- Эрв не считал.
  
   Беленькие, опустошенные облачка поднялись выше тарелки, Эрв довольно рассмотрел разрушения. Маловато. Люди бегают по улицам в панике, кто-то с ума сошел, телевизоры показывают репортеров, те тоже в безумии сообщают, что на них напали русские. Воют сирены, громкоговорители объясняют, где ближайшее бомбоубежище. В отдалении гордо наблюдает за этим Капитолий.
  
   -- Пиу-пиу-пиу, -- говорит Эрв. И летающая тарелка, словно облегчившаяся птичка, какнула десятком крылатых ракет. Они устремились к Капитолийским холмам. Эти ракеты никакой противоракетной обороной не собьешь -- она их даже не увидит. Да и ее уже Дан отключил. Пускай хотя бы парочка баллистических ракет достигнет цели. Хотя -- это вряд ли. Над Капитолием загорается, словно Сауроново око, -- это уже защита получше. Все правительственные здания окружил защитный экран, ракеты подлетели к нему, повисли в паре метров и развернулись. "Птичка/летающая тарелка" ловко собрала свои "какули" обратно. Эти ракеты тратить жалко.
  
   Внизу тоже изменения. Сирены заглохли, с экранов больше не орут безумные репортеры. Там сидит спокойный, едва знакомый всем и каждому мужчина и объясняет, что бояться некого. Вот и Президент США присоединяется. А вон и дворки показались -- заламинированные в латекс мужчины выползают из своих щелей, садятся за бульдозеры, кто-то готовит шприц для инъекции "сывороткой счастья". Страна Ужасных Монстров работает. Приборы показывают -- с запада к Вашингтону уже подкатывает строительная техника. Ликвидировать последствия атаки Эрва. Но атака еще не окончена.
  
   -- Наши ракеты перехватили, -- сказал Дан с экрана весело. -- Биржи закрыли, но Эппл я успел продать!
  
   -- А сейчас я вас удивлю, говноеды!
  
   Снова палец на кнопку и ожидание. А потом с севера что-то загудело. Похоже на свист ракетного двигателя, но как-то странно. Прерывисто. То есть, то нет. А радар в кабине Эрва показывает, почему так. К Капитолию приближается еще одна ракета. Но каждые две секунды она с радара пропадает на миг и снова появилась! Воочию это наблюдали уже через минуту. Крылатая ракета, на борту висельник, впереди небольшой приборчик. Каждые две секунды он выстреливает лучом и перед ракетой появляется как бы вертикальная зеленая лужа. Ракета влетает в нее, полностью исчезает. "Лужа" появилась метрах в ста впереди, из нее, естественно, вылетела ракета. И так по кругу.
  
   -- Портальная ракета проходит полевые испытания, -- сказал Эрв. -- Пиу-пиу-пиу, пид*расы!
  
   Всего в трех метрах перед силовым щитом исчезла ракета, "зеленая лужа" в воздухе выплюнула подарочек Эрва -- БА-БАХ!!! Теперь щит уже не дает пламени вылететь, защищает Вашингтон от чудовищного взрыва. Нет больше Капитолия и холмов нет -- воронка в двести метров только есть.
  
   -- Если Эрв хочет чего-нибудь взорвать, он это взрывает, -- сказал Эрв. -- Но это уже становится скучно, где лорды?
  
   -- Э-э-э-э-э...
  
   -- Чего?!
  
   -- Лорд, -- сказал Дан лаконично и вывел на экран показания радаров.
  
   -- Что-то новенькое... -- буркнул Эрв. -- Хреновенькое. Что это такое, Дан?
  
   -- Какая-то куча органики вперемешку с механической составляющей... Не могу пока сказать точнее, Эрв, но оно точно лорд Страны Ужасных Монстров.
  
   -- Конечно, лорд, -- сморщился Эрв. -- У меня на яйцах иней собрался. Ладно, полетели поглядим.
  
   Рычаг "газа" в пол -- вот уже Вашингтон позади, Пентагон позади, под ними окраины -- Спрингфилд. Очень быстро исчезающие окраины.
  
   -- *б твою мать, Дан! -- сказал Эрв с толикой ужаса в голосе. -- Эти говноеды смогли придумать новенькое?! Макроорганизм?!
  
   -- Похоже на то, -- Дан на экране покачал головой. -- Я уже сканирую -- ничего хорошего.
  
   -- Мощная, наверное, штука, -- выдохнул Эрв. -- С такой херотенью даже непонятно, как справиться. А если их будет много?!
  
   -- Оно пытается со мною связаться. Даже вроде как подчинить. Дурачок.
  
   -- Если наладишь связь, дай поговорить, хотя это вряд ли будет интересная беседа... Как мне его называть? Лорд Мусор?
  
   На Вашингтон шла беда. Выглядело это настолько нереально, даже завораживало. Видели когда-нибудь берег моря после шторма? Когда к пляжам прибивает горы мусора? Вот помножьте это на самую большую свалку, что вы только можете представить. Океан мусора. Или гигантская лужа мусора. Которая медленно и бесповоротно двигалась на Вашингтон. С приличной скоростью -- километров тридцать в час. Грязная, отвратительная свалка. Части старых автомобилей, пивные банки, стеклянные бутылки, горы всевозможного пластика: от банальных бутылок, до сюрреалистичных старых детских кукол, древние компьютеры, видеомагнитофоны, изношенные духовые шкафы, коляски... Но это далеко не всё. Трупы домашних животных: брошенные беспечными хозяевами собачки, кошечки, всевозможные рептилии, мыши, крысы. Трупы крупного домашнего скота. Коровы, кони, свиньи, даже олени. Миллиарды мух пытаются как-то попировать на этой вакханалии, но им трудно. Мусорное море постоянно в движении. Органическое и неорганическое в нём передвигается, словно потоки воды в джакузи. Очень целенаправленно передвигается, потому что гигантская, наверное, в сто квадратных километров лужа аккуратно перемещается, оставляя за собой буквально пустоту. Серая земля многокилометровой полосой тянется позади моря мусора. Земля настолько обезвожена, идет трещинами. Хотя был еще вот только чернозем, а теперь, будто машины целый год тут бои грузовиков устраивали! На несколько десятков километров тянется серя полоса за лордом Страны Ужасных Монстров, но видно уже и другое море. СОСУМ. Служба очистки Страны Ужасных Монстров. Не меньший океан строительной техники, управляемый миллионом дворков. Ликвидируют последствия, так сказать, жизнедеятельности жуткого монстра. Замыкают армию дворков целые легионы фур. Там -- клонатории. Погибших людей надо будет срочно заменить. Будьте уверены, Вашингтон отстроят и перезаселят в ближайшие пару дней.
  
   -- Что это за хрень, Дан? -- спросил Эрв нервно. -- Что по приборам?
  
   -- Уже, уже, -- отрапортовал суперкомпьютер. -- Очень интересно. Основная движущая сила -- множество электродвигателей, имеющихся в составляющей... этого...
  
   -- Понятно, движков всегда много выбрасывают, откуда энергия?
  
   -- Сложный биохимический процесс, основанный на трении. Огромная микрофлора постоянно размножается, заставляя абразивные частицы тереться друг о друга. Очень сложный химический состав выполняет функцию как электролита, так и проводника. Всё, что способно работать от электричества, там работает.
  
   -- Хорошо, -- сказала Эрв задумчиво. -- А белковая составляющая выполняет функцию серого вещества. Замечательно! Отличный лорд! Такого можно вокруг любого города собрать.
  
   -- Да, -- кивнул Дан. -- Он так и ждал тут у мусороперерабатывающего завода под землей, а потом вылез. И, да, ты хотел с ним пообщаться?
  
   -- Ага.
  
   Дан исчез с экрана, вместо него -- дребезжащая линия осциллографа.
  
   -- Ну что, лорд Мусор, как ты там? -- спросил Эрв неуверенно.
  
   -- Гхм-гхм, -- прокашлялся очень злобный голос, -- гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм, гхм-гхм...
  
   -- Содержательно, -- проворчал Эрв.
  
   -- Трудно ждать, что это будет сыпать цитатами из Шекспира, -- на экране появился Дан.
  
   Э-Э-ЭХ-Э-Э-Р-В...
  
   -- Что это было? -- нахмурился Дан.
  
   -- Царь, -- посмурнел Эрв. -- Обратил его внимание на нас.
  
   Мусорное море остановилось и как бы начало подбирать само себя. Довольно быстро оно сократило размеры, зато выросло вверх метров на двадцать. На тридцать. На сорок.
  
   -- Оно хочет достать меня на летающей тарелке? -- спросил Эрв насмешливо. -- А если плазмомётом его?
  
   Открылась ниша, летающая тарелка выплюнула пучок плазмы толщиной в сорок сантиметров. Он врезался в лорда, пластик вспенился, органический мусор закипел, но и только. Секунды не прошло, а на месте сожженных отходов другие.
  
   -- Не будем сажать аккумулятор, -- отключил плазмомёт Эрв. -- Сколько оно... какой у него размер?
  
   -- Уже всего километр в диаметре, зато и в высоту почти километр.
  
   -- Оно готовится к атаке... -- сказал Эрв задумчиво. -- Но что такая х*йня вообще может сделать мне, маленькой летающей мушке?
  
   -- Там, наверняка, должен быть довольно мощный инфекционный фон, -- предположил Дан. -- Там можно вырастить мощнейшее бактериологическое оружие...
  
   -- Нет, это всё херня! Какие бактерии, Дан?! Я на этой штуке в космос летаю! Нет, тут что-то другое должен уметь это... эта куча говна. Так, он большой. Масса огромная. Электрическое поле тоже... он может ху*рить молниями, Дан!
  
   Рычаг управления на обратный ход, только поздно. Монстр и вправду умел "ху*рить молниями". Лорд стал почти идеальной колонной диаметром в километр и километр высотой. И извергся мощнейшей электрической дугой. Да не одной. И часа не прошло, как Эрв ударил молниями по Вашингтону, и ему вернулось. Длинные, словно щупальца осьминога, толстые и мощные, несущие гигаватты электрического заряда, молнии пронзили небо, землю, некоторые улетели в космос, а иные добили и до Луны. Всё металлическое, что было в пяти километрах от лорда, получило такой заряд электричества, что сплавилось. Не повезло и Эрву. Хотя, совсем не так сильно.
  
   -- Железная ручка!!! -- взревел Мертвый бог, когда в летающую тарелку попала молния, толщиной с ее саму.
  
   И вправду, рычаг, управляющий тарелкой, сделан из хромированной стали. И Эрв как раз схватился за него. Сама тарелка выдержала, но каким-то неведомым образом ток прошел по корпусу и добрался до металлического рычага управления. А там и до руки Эрва. Естественно, от разряда она сжалась и Эрв с интересом наблюдал, как сначала задымились и обуглились пальцы, потом предплечье, как кровь кипит, как плавится до шкварок костный мозг...
  
   -- *б твою мать, Дан! -- воскликнул Эрв, но суперкомпьютер не ответил. Экран погас, как большинство электроники на летающей тарелке. Конечно, с Даном ничего не случилось, он находится настолько далеко от Земли, что ему ничего не угрожает, просто связь с тарелкой потеряна.
  
   -- Да ну его на х*й!
  
   Эрв поглядел на правую руку -- уже обуглена почти до плеча. Ничего подходящего под рукой... А вот же -- цепная пила! Как удачно! Красная кнопка, рёв, вж-ж-ж-ж-ж-ж-ж -- и нет правой руки. Кровища хлещет по приборам, а те всё одно не работают.
  
   -- Я как заправский пират, -- сказал Эрв, разглядываю мусорную колонну единственным глазом.
  
   Летающая тарелка вполне может работать без электроники. Как ни странно -- в основе она полностью механическая. Однако без Дана, без руки, без причин терять саму тарелку, оставаться тут -- бессмысленно. Но Эрву интересно.
  
   -- Что-то ты еще должен уметь, -- сказал Мертвый бог задумчиво. -- Такая большая масса... Давление!
  
   И вот тут он уже не медлил. Катапультировался всего за пару секунд до того, как из утробы лорда вылетела целая мусорная картечь! В мусорном море были найдены самые твердые материалы, перенаправлены к центру монстра, а там всё это время формировалось давление в несколько миллионов атмосфер. И оно выстрелило в летающую тарелку облаком осколков твердейших металлов. Редкая ракета достигнет такой скорости, фактически, металл летит в полурасплавленном состоянии, но это ему не мешает раздербанить небольшой летательный аппарат на мельчайшие куски. Благо, Эрва не накрыло. Его кресло вылетело на ракетном двигателе, подняв Мертвого бога почти на километр за несколько секунд. Потом выбросило парашют, и вот он медленно спускается к колонне из мусора, что только что уничтожила все его замечательные гаджеты.
  
   -- М-да, херово, -- сказал Эрв, поглаживая плечо без руки. Такие раны ему не страшны, собственно, кровь уже не течет, а в левой икре есть специальная фляга с дополнительной кровью. -- Как бы тебя...
  
   Мусорная колонна сдвинулась, парашют нес Эрва точно к ней.
  
   -- Покушать мной хочешь? -- прокричал Эрв. -- Ваше тупейшество!
  
   И действительно, внизу уже разверзлось жерло мусорного вулкана. Эрв задумался, как бы себя убить. Нет сомнений, что лорд его съест, но убивать не станет. В плен Мертвого бога брали регулярно, пытались держать его в коме, искусственно продлевали жизнь -- всё тщетно. Дольше месяца Эрв никогда не жил. Меньше -- да сколько угодно. Бывало, умирал через секунду после рождения. А вот дольше -- нет. И этот лорд наверняка его просто обездвижит, переместит в какой-нибудь свой отдел и будет кормить и поить, пока Эрв не крякнет сам по себе. Питание будет насильное и совершенно не факт, что хорошее, учитывая особенность строения лорда.
  
   -- Бл*дь, где ты, моя правая рука? -- спросил сам у себя Эрв. Одной рукой свернуть себе шею трудно. Можно через глазницу добраться до мозга, но так опасно -- шанс повредить какой-нибудь не тот отдел и остаться живым идиотом. Этого не хочется особенно сейчас, когда Вадим Туманов уже почти готов к заварушке. Месяц терять нельзя. В левом клыке у него ампула с ядом, а еще кровь условно ядовитая -- если откусить себе язык, умрешь где-то через час. Вспороть вены не получится, регенерация у Эрва в десятки раз скорее человеческой. Одно дело, что в плен попадать не хочется, но и умирать от любого ножичка -- нафиг нужно? Всё оружие осталось на тарелке... Ладно, пусть будет яд. А это что за хрень?
  
   -- Дан?
  
   Эрв опускался, а жерло внизу призакрылось. На горизонте мелькнула серебряная молния новенькой летающей тарелки. И монстр тоже полыхнул молниями.
  
   -- Б*я-я-я... -- волосы у Эрва встали дыбом от заряда, но на тарелке это никак не отразилось. Электричество ее просто обогнуло. -- Однозарядное поле? Неплохо, Дан, неплохо, только как ты уворачиваться будешь...
  
   Монстр не дал передышки, вслед за молниями полетела мусорная картечь.
  
   -- Красиво, -- прокомментировал Эрв. -- Только воняет.
  
   Монстр и вправду нещадно изрыгал метан. Волнами от него поднималось тепло, смрад и ужас. Все лорды Страны Ужасных Монстров внушают ужас -- даже Эрва пробирает. А если бы это мусорное нечто увидели люди? Забились бы в припадке страха. К счастью, на ближайшие несколько километров вряд ли остались живые. Два таких мощных электрических разряда обычный человек не переживет. А Дан, меж тем, крутился в воздухе, как колибри, успешно избежав столкновения с мусором. Но у лорда того мусора было много.
  
   -- Дан, сволочь, взял М-367! -- заорал Эрв, размахивая рукой. До лорда ему оставалось не больше ста метров, но горячие пары, исходящие снизу, слегка поддерживали парашют. -- Она же еще на обкатке! Выдаешь наши секреты зазря!
  
   Вправду, настолько маневренная была новая летающая тарелка, что даже сверхскоростные "пули" ей нипочём. Но вот обстрел и прекратился, видимо, давление кончилось, оно понятно было и по последним залпам -- получились те не сильно мощными. Монстр поджался и загудел, накапливая электричество и давление.
  
   -- Значит, это и всё, что ты можешь, -- сказал Эрв презрительно. -- Шарахнуть молнией и кинуть какахой? Не самый мощный лорд, а я боялся...
  
   Но тут Эрва прервали. На огромной скорости летающая тарелка пронеслась мимо, зашла на вираж, чуть замедлилась, раскрыла зев кабины и мягко приняла Мертвого бога вовнутрь.
  
   -- И ради чего этот цирк? -- спросил Эрв, перерезая лямки парашюта. Кресло старой летающей тарелки полетело к лорду Мусору, задница Мертвого бога удобно уселась в новеньком кресле, левая рука привычно нашла пузырь вискаря рядом. -- Мне было б проще умереть...
  
   -- Ради этого, -- кровожадно ответил Дан с экрана.
  
   Летающая тарелка выпустила всего одну ракету, та за секунду долетела до монстра и бесславно вошла в него. Больше ничего не случилось. Мусорная каша поглотила ракету, как ребенок ложечку каши.
  
   -- Что там было?
  
   -- Дрожжи!
  
   -- Отлично, Дан! -- хлопнул себя по лбу Эрв. -- Конечно! Там же сахара, словно в сельском сортире!
  
   Дрожжи, конечно же, были не простые, а турбированные. Уже через пять минут, как сверхманевренная летающая тарелка ускользала от редких молний и плевков мусором, и по всему периметру монстра пошла белая пена.
  
   -- Вот это будет брага! -- воскликнул Эрв.
  
   Километровая колонна поплыла. Молекулярные связи распадались, дрожжи разрушали каналы, по которым этот удивительный организм управлял своим телом. Вот уже он весь белый от пены. Бурлит, исходит углекислым газом, болеет.
  
   Э-Э-Э-Э-Р-Р-Р-В-В-В!!!
  
   -- Опять это! -- воскликнул Дан.
  
   -- Это он злится, -- пожал плечом Эрв. Губы сделали смачнейший глоток. -- Ничего, пид*расина, мы и тебя накачаем дрожжами. И еще в жопу вы*бем... Полетели отсюда, Дан. Этот кусок говна сдохнет через пару часов, а сюда может наведаться кто-то посерьезней...
  
   Эрв удобней уселся, взял управление тарелкой не себя. Взгляд одного глаза упал на мигающую красную лампочку на панели.
  
   -- Это давно мигает? -- спросил Эрв Дана. Левой рукой он попробовал вести тарелку, но неудобно. -- Хер с ней, сам веди.
  
   -- Я не подключен к этому аппарату на судне, -- ответил Дан сухо. Пожалуй, это единственное, к чему суперкомпьютер не имеет прямого доступа. Хотя наличие данного непонятного аппарата обязательно в каждой летающей тарелке и вообще в любом передвижном средстве Эрва.
  
   -- Конечно, не подключен, и не понимаю, чего делать с того трагедию? А если тебя вырубит? Не-е-ет, Дан, я обязан знать, что идет в прямом эфире. Если бы мы так делали тысячу лет назад, не проNбали бы момент, когда это чмо припёрлось сюда...
  
   Эрв нажал кнопку рядом с лампочкой. И мгновенно сморщился.
  
   -- Гхм-гхм, -- прокашлялись в маленьком динамике. -- С вами говорит Лорд Ар. Я официальный представитель Земель Ужасных Монстров на Третьих Небесах. Также я занимаю пост посла Третьих Небес в Галактике. Имея все права на то, что делаю, я приглашаю всех, кого касается это приглашение, посетить Третьи Небеса. Мой господин, которого вы, безусловно, знаете, будет рад вас видеть...
  
   -- Кусок дерьма! -- рявкнул Эрв. -- Ты понял, Дан! Именно за этим он и летал! А какой сейчас год? Бл*дь, прошло уже триста лет, значит, всё законно... Неужели Верховный Правитель такой идиот?! Ты понимаешь, Дан, что это было?
  
   Лампочка погасла, Дан с экрана глядел на Эрва с интересом.
  
   -- Эта рация только тебе говорит или в эфир? -- спросил суперкомпьютер.
  
   -- Вот именно, что в эфир! Тебе только это интересует?!
  
   -- Я не знал, что существуют такие штуки. И я не знал, что могу чего-то не знать.
  
   -- Это межгалактическая рация, вещающая через эфир.
  
   -- Через "эфир"?
  
   -- Это не тот эфир, Дан! Эфир -- это информационное поле Вселенной, Дан! Сейчас всё говно в Галактике мгновенно услышало этот призыв. И ладно бы в нашей, тут я уже всё подчистил, в соседних Галактиках тоже услышали!
  
   -- Я не понимаю, Эрв, -- по экрану с Даном пошли помехи -- компьютер напрягал вычислительные мощности.
  
   -- Как вы меня, мальчики, достали! Нихрена не знаете!
  
   -- Я предлагал тебе просканировать мозг и скопировать, -- едва не облизнулся на экране Дан. -- Тогда я буду знать всё, что ты.
  
   -- У тебя не хватит памяти, -- буркнул Эрв. -- И ты тут же перегоришь.
  
   -- Почему?
  
   -- Потому что я -- Мертвый бог, Дан! И таким меня делают мои знания, Дан. Ладно, сохраним пока интригу. Если вкратце, Царь Царей лет шестьдесят назад замутил одну хреновину, которую я понял только сегодня. Так и появился лорд Ар. Я тогда вообще не понял, почему ему, молодому лорду, доверили, фактически, место первого зама Царя. И вот теперь я понял! Шестьдесят лет они обрабатывали Верховного Правителя, и вот он дал Ару еще и пост посла в Галактике! И тот пригласил сюда всех монстров из Вселенной!
  
   -- Как это "всех"? Они же не влезут...
  
   -- Влезут-влезут. Страна Ужасных Монстров примет всех. Это очень плохо и... очень хорошо!
  
   -- В каком смысле?
  
   -- Они ждали, Дан! Я не поверю, что ему дали посла десять минут назад, Дан! Он уже был послом, Дан, но они ждали! Наверное, надеялись, что своих монстров им хватит, Дан, но они на мели! Как только мы убили этого мусорного долбомонстрилу, они обратились за помощью! В Стране Ужасных Монстров почти не осталось монстров, Дан! И Царь решился наполнить свои земли новыми монстрами! Это означает, через нескольких месяцев мы увидим на Земле всё оставшееся в живых межгалактическое отребье, Дан, а потом потянутся и ребята посерьезней из соседних Галактик, Дан! Будет весело, Дан! А, если нам еще повезет с Вадимом и Марией Тумановыми, мы.... мы... Мы подберемся к ним, Дан! К этому отродью, Дан! У-у-у-у-у-у! У меня аж член встал, Дан! Летим на орбитальную базу! На этой тарелке закончилось виски...
  
   -- А куда делись старые монстры?
  
   -- Они умерли, -- кровожадно усмехнулся Эрв.
  
   На приборке опять запиликало. На этот раз -- радар.
  
   -- К Земле приближается космический корабль, -- доложил Дан.
  
   -- Размеры?
  
   -- Фигня. Метров сто на пятьдесят...
  
   -- Это мелкое паразитьё, Дан, -- поморщился Эрв. -- Они ошиваются вокруг наших Небес и только ждут, чтобы подсосаться, Дан. Услышали призыв и уже на подходе. Конечно, стать монстром -- их мечта. Но ей никогда не осуществиться...
  
   -- Каких еще "Небес"? -- приподнял бровь Дан.
  
   -- Не обращай внимания, это старая терминология... Ладно, взорви эту х*ню, а я допрошу пассажиров после смерти.
  
   -- Как прикажешь, Эрв.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   Прекрасная старая жизнь! Просто замечательная! Понимаешь, как хорошо ты жил, только когда у тебя что-то отобрали. А потом вернули! Мечтал ты о новой прекрасной работе? О другой, красивой, понимающей жене? Желал новых, интересных друзей? И вот у тебя отобрали старую работу, прежнюю жену и друзей. И не дали ничего взамен. И поселили в кошмар. Ненадолго. Всего на пару дней. Но в такой кошмар, что волосы на жопе седеют. Увидел настоящих чудовищ, лишился всего на свете, и вот -- тебе говорят: мы всё вернем. И облегчение ртутными шариками течет по коже. Конечно! Верните! Пожалуйста! И тебе возвращают. Но несколько не то.
  
   Вадим понимал, что живет в обмане. Они даже особенно не скрывались.
  
   -- Неужели ты не хочешь меня? -- спросила Лариса. Его новая девушка. Она сидит перед ним и улыбается, загорелая голая кожа блестит от масла, ноги раздвинуты в идеальном шпагате.
  
   Ларчик -- восхитительна. Модель. Вадим даже на фото не видел никогда до этого таких красивых девушек и тем более не спал с ними. Просто Афродита во плоти! Ни даже единого прыщика или родинки на теле, ни морщинки. Форма пальцев, размер груди, ягодиц... А лицо! А шелковые белые волосы! Красный лак на ногтях! Гардероб! Шикарная квартира в центре Ростова! Феррари! Яхта! Обещание свозить на многочисленные вилы в ниццах! Недавно его жизнь превратилась в сон-кошмар, это новый сон -- сон с поллюцией!
  
   -- Я тебя очень хочу, Лар, но надо передохнуть...
  
   -- Потом передохнешь! Давай, возьми меня!
  
   Алчно взгляд пробежался по телу, сконцентрировался на середине шпагата. А как она умеет! Так никто, никогда... ни с кем у него не было так! И, всё бы хорошо, если бы не... моментик.
  
   -- Стопэ, Лар, ну третий раз?! А еще и вечер толком не наступил...
  
   -- Почему ты так странно считаешь? Всего одиннадцать миллилитров семени...
  
   Ага, а надо -- пятнадцать. Это -- ёб*нная рабочая норма! Ежедневная. Которую она должна собрать! И этим она занимается уже четвертую неделю, частенько вспоминая об этих миллилитрах. Они даже не сильно претворяются! Подсунули ему идеальную бабу, чтобы сперму собирать! Но это еще не всё, нет. Мать уже заявила, что Лариса -- это временно. После нее она познакомит Вадима с настоящей женщиной, которая родит ему много детей -- каждый раз по тройне. Ей очень нужно много-много внуков. Даже были разговоры, что, мол, многоженство, не порок, а на одну шестнадцатую Вадим -- мусульманин. Ага, новая-старая жизнь, но с некоторыми дополнениями...
  
   Кто такая Лариса? Отец, мать, сестра, старые друзья, чьи имена он читал в некрологах тогда, в душной подземной лодке? Пришельцы с планеты Нибиру? Клоны? Роботы? Киборгы? Вот последнее очень похоже, он лично видел, как Лариса сдвинула свою машину, когда не очень удачно припарковалась. Просто изящная ножка в красной лакированной туфле толкнула дорогущий Феррари в переднюю арку, и тот отъехал на метр вбок, оставив на асфальте два черных следа от стертой резины. Кувыркаясь с этим великолепным телом, ощущалось -- под кожей, под мышцами -- словно металлический скелет. Это не передать словами. Когда тело, мягкое, но упругое женское тело, где-то внутри словно сплетено из проволоки.
  
   Никто не потрудился по-настоящему заставить Вадима поверить, будто всё случившееся с ним -- ложь. Конечно, они, сестра, мать, отец, рассказывали сказку, будто он с Диной стал жертвой какого-то выброса в атмосфере, когда летел в Москву к Урганту, потом оба попали в психиатрическую больницу, но их вылечили. Не до конца, конечно. Какие гномы-байкеры? Какой Мертвый бог Эрв? Университет? Бесплодные земли Космодрома? Очень заманчивое предложение лорда Ара? Дина, привязанная к стулу? Луна, приблизившаяся к Земле настолько, что волосы на голове поплыли в воздухе? Денис, плюющий ему в лицо, пока он с парализованными ногами валялся на платформе Метро? Суперкомпьютер Дан, беседовавший с ним в искусственном сне? Этого всего не было?! Конечно, было. А теперь нет. Но давали понять -- хочешь, чтобы повторилось? Думаешь, мертвые друзья, родители и сестра -- лучше вот этих, которые играют с ним в игру "притворяшки"? Давай. Мы -- обеспечим. А тебе понравится?
  
   -- Милый? -- позвала Лариса. -- Мне долго еще тут рогатку гнуть?
  
   -- Окэ...
  
   Устал он? Да ничего он не устал, потому что Лариса почти всегда делала всё сама. Она охала, ахала, конечно, но никогда не заводила типичные бабские разговоры на тему, хотелось бы хоть раз кончить первой и всё такое. Нет, тут внимание сконцентрировано на нём. Чтобы он максимально возбудился, а потом отдал ей семя. Было только два условия их секса: чтобы без презервативов и кончить в нее. Якобы там спираль стоит, так что безопасно, и это ее заводит, и при нём она демонстративно жрала горстями противозачаточные... Это ерунда. Видимо, счетчик там у нее стоит. И однажды Вадим увидел в ее холодильнике небольшую колбу с пятнадцатью миллилитрами белесой жидкость, похожей на жидкое мыло. Он не стал разбираться с колбой, и так понятно, что там.
  
   Когда он с ней, всё происходит быстро. Наверное, тут не просто красота, а есть, наверное, какие-то духи с феромонами или какая-то такая хрень. Прикоснувшись к упругой коже, поцеловав мягкие губы, Вадим тут же терял голову. Плевать, кто там она такая и для чего занимается сексом с ним! Она возбуждает, пьянит, заводит! Такого секса никогда у него не было и никогда не будет! Возбуждение такой мощности и так быстро, что закончил Вадим минуты через три. Или Лариса с ним закончила. Она бросила заигрывающий взгляд на его потную, выбившуюся из сил тушку, развалившуюся на кровати, и упорхнула в ванную. Наверное, извлекать то, что собрала.
  
   Его используют. Непонятно, для чего, но нечто вроде быка-осеменителя. А кого осеменяют? Уже четвертая неделя по-настоящему безумного романа между ним и Ларисой, сколько он уже в нее, так сказать, влил, тут можно армию нарожать! Но зачем? Очень-очень важный вопрос. Эрв рассказал, что Вадим -- чистокровный человек. Достаточно серьезная редкость на планете, потому что за годы властвования тут Царя Царей люди вступали в браки не только друг с другом, но с эльфами, с клонами, Бог там знает еще с кем, поэтому нормального обычного человека найти трудно. Этот диалог всплыл в памяти, и его аж передернуло. Захотелось выпить колёс, которые ему выдали "доктора". Но Вадим сдержался. Таблетки били по мозгам с чудовищной мощью. Выпил -- и уже минут через десять ты больше растение, нежели человек. Ничего не беспокоит, никто не нужен, можно в игрушку поиграть на компе... Но этого очень не хотелось.
  
   Кое-как он поднялся и пошел к Ларисе. Истома перемешивалась с отвращением. Девушка выпорхнула из ванны, едва не врезавшись в него, но быстро сориентировалась и повисла на шее. Успела одеться, хотя современные платья -- это только частично одежда. Не скрывает, а подчеркивает. У Ларчика есть что подчеркнуть. Ноги аж до подбородка! Стройные, с малюсеньким рельефом. Задница вовсе не рыхлая, но и не доска. Грудь -- ах! Она без лифчика, соски видно. Чего поделаешь, у моделей свое виденье в этом вопросе -- как надо себя показать.
  
   -- Ты работаешь сегодня? -- спросила она. -- А то мне надо кое-куда заскочить, а потом можем покататься!
  
   -- Не, у меня сегодня эфир, -- руки поддерживают эту пружину в коже, невольно пальцы проводят по голой спине, плечам.
  
   -- Ну да, -- сказала она скептически. -- Бросай ты уже свою эту мистику. В жизни есть вещи поприятней, чем копаться в бреднях...
  
   Вадим не ответил. Поцеловал ее и пошел в ванну. Девушка пожала плечами и выскочила из квартиры. Какие-то стекляшки брякали в ее маленькой сумочке.
  
   Освежился, постоял посушился под струями фена для тела. Вышел из ванной в просторную хату подруги. Да, это, конечно, да... Одна комната почти на целый этаж. Тут тебе и спальня, и что-то типа кухни -- холодильник, да микроволновка с чайником на барной стойке -- даже шест есть для стриптиза. Модно, дорого, светло. Колонны вон, на фиг не нужные. Так живут модели. Или киборги. Или слуги Страны Ужасных Монстров.
  
   Походя, Вадим врубил радио и пошел навстречу холодильнику. Там -- пиво! Таблетки он решительно не желал принимать, но какой-то друг мозгу нужен. Им стал алкоголь. Опять. Так было, когда он потерял сына. Которого, как оказалось, украли на органы.
  
   Или нет! Никто не крал его сына! На самом деле он вправду попал в какую-то историю, где его мозг повредился? На самом деле, Маша умерла еще месяц назад?! На самом деле, он очень плохо проводит восстановительный период! И мучает себя! Мучает семью! Даже девушку свою, самую лучшую девушку, которую только можно представить, которая, как жар-птица, угодила в его силки, он считает злобным киборгом, собирающим его семя! Какие, нах*й, мертвые боги и клоны?! Какие цари?! Он просто шизофреник, который хочет усугубить ситуацию...
  
   -- Ну-жен вам э-ва-ку-а-тор? -- бренчало радио. -- Или кран-ма-ни-пу-ля-тор? Пять-шесть-шесть-два-семь-шесть-шесть!
  
   Сон, ужасный сон, что, казалось, до зубных нервов забрался в него, снился каждую ночь, пил жизнь Вадима, как вампир...
  
   -- Ну-жен вам три-тин-гу-ля-тор? -- издевалось радио. -- Или кран-ма-нипулятор? Шесть-шесть-шесть-шесть-шесть-шесть-шесть!
  
   Зубы стиснулись аж до хруста. Ведь он держал его в руках! Вещь, которая делала его едва ли не богом. И сам отдал. Всё отдал. Отказался разом от всего, во что верил. Конечно, в тех обстоятельствах любой бы сдался, но не оправдание ли это собственной слабости? В душе, в кругу друзей мы -- благородные, смелые мушкетеры. Но только когда кардинал Ришелье или Рошфор предстают перед тобой воочию, есть возможность проверить, так ли это? Тварь ты дрожащая или герой из "Мстителей"? Вадим дорого дал бы, чтобы еще одной такой проверки с ним не случилось.
  
   "Айфон" упал с кровати, когда они кувыркались. Вадим поднял, набрал Дину. Вызов шел долго, девушка, видимо, не хотела брать трубку. Бедняжка Дина. Вот кого по-настоящему жалко. Она оказалась в истории самым пострадавшим персонажем. Вот ее реально пришлось лечить. Вадим не знал, чего делали с ней врачи, которых прислал Ар... Если был этот Ар... Ясно только, она всё помнила. Как и он. Но никогда не говорила об этом, хотя Вадим пытался вытащить ее на разговор. Он совершил полностью аморальный с мужской точки зрения поступок -- сдался. Отдал тритингулятор злу. Но Дина несколько дней была под гипнозом в сексуальном рабстве. Совсем отказалась от себя во всех точках зрения.
  
   -- Привет, -- сказали в трубке.
  
   -- Привет, Дин, -- начал Вадим. И пару секунд помолчал. Трудно, очень трудно говорить с тем, кто угодил в то же положение. Ведь Дина тоже живет сейчас в окружении киборгов. Все ее родные тоже по-настоящему мертвы. Понимает ли она это? Принимает ли?
  
   -- Ну, чего хотел? -- спросила нервно, знает, что Вадим хочет.
  
   -- Дин, сегодня эфир...
  
   -- Я же ясно тебе сказала: никаких эфиров! Вадик, ты же понимаешь, я не готова. И никогда больше не буду готова. Потому что... пока, Вадик.
  
   Гудок и она отключилась. Конечно, понимает. Еще как понимает. Дина боится повторения. И понимает отчетливо: в случае чего, Вадим ее не защитит. Второй раз она не выдержит. И Вадим не выдержит.
  
   Прошел мимо зеркала, оглядел себя. В принципе, норм. Похудел, теперь рельефный такой. Белые волосы больше не до плеча, а модный удлиненный ежик с подстриженными висками. Постучал себя по прессу. Хорош. Холодильник поделился бутылкой "Хугардена", с ней Вадим вернулся к зеркалу. Блин, а какого чёрта он переживает вообще! Красивый четвертьвековой паренек с обалденной подружкой и блогом на миллион подписчиков! Притом подружка богата, он сам небеден, родители недавно выиграли в лотерею десять миллионов! Живи! Наслаждайся жизнью! Пошла она, это Дина! Пускай справляется со своими тараканами в голове! Пускай родители не настоящие, но мама по-прежнему готовит прикольный борщ, а с папой можно погутарить за жизнь. Сестра не его? Да и плевать, они вообще редко общаются. Друзья все киборги? Новых найдет. Подруга -- робот для сборки его семени? Так мамаша намекнула, будет скоро другая подружка, пусть себе рожает ему детей. Чего тут плохого? Не заберут же они всех, ему пусть оставят парочку, с него хватит. Тут уж, как говорится, сказал "а", говори и "б". Отказался бороться -- живи, как Франция при Гитлере. Прими капитуляцию и живи себе спокойно в тюрьме. Тем более, тюрьма -- шикарна.
  
   Пиво улетучилось, он оделся и пошел к машине. Менты его не сильно интересуют, отец сделал прокурорскую ксиву -- Вадим попросил. И может попросить еще и не такое. Ведь на нём по-прежнему ярлык Царя Царей. И еще неизвестно, что мощнее, тритингулятор Эрва или этот ярлык. Жизнь бросилась навстречу его новенькой "Тойоты". Тоже подарок родителей. Как-никак, у дитятки недавно душевная травма приключилась.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   Дина помнила абсолютно всё. Каждое утро одинаково встречало ее промокшей от слез подушкой и пропахшими вонючим потом простынями. Ничего не приносит радость в жизни больше. Два демона рвут душу на одинаково ровные клочки. Первый демон -- это поверженная человеческая гордыня. Второй -- тоска.
  
   Поговорила с Вадиком и снова привет, друг-холодильник. Эклеры, салатик оливье, приготовленный "мамочкой". Господи, почему ты оставил это жилище...
  
   Она живет в бывшей бабушкиной квартирке -- однушка на окраине Ростова. Раньше хоть был понт -- неподалеку от аэропорта. Теперь аэропорт перенесли, можно хвастаться только близостью с "Мегой"... Когда она в последний раз выходила на улицу? Неделю назад? Две недели? И еще столько б не видели ее кроссовки серого ростовского асфальта. Еду приносили "родители", вода течет из-под крана. Телевизор есть. Интернет отрубили за неуплату. На фиг он нужен.
  
   В квартире не совсем бардак, но близко. В углу валяются вещи, что не налезают на распухшие телеса. Поправилась, причем сильно. И так худой никогда не была, а тут... Впрочем, это не проблема. Она не очень и смотрит на себя. Рыхлое тело всегда спрятано под одеждой. Спит в пижаме, моется с закрытыми глазами. Хирурги хорошо поработали, но рубцы на теле есть... Даже, когда трогаешь их, всплывает...
  
   Дина съела пирожные, закусила салатом, теперь -- таблетки. Аж целая куча. Штук семь! Но помогают ли они? Иногда ей казалось, таблетки -- это плацебо. Чтобы подстегнуть ее состояние. Чтобы сошла с ума окончательно. Чтобы больше не мешала на шахматной доске...
  
   Долой! Долой эти мысли! Нет никакой доски! Нет и не было ничего никогда! Просто она... слегка тронулась. Чуть-чуть. Еще бы, столько фигни выслушала, пока работала с Вадиком. Еб*нный козел! Человек-окэ! Почему, сволота, не защитил?! Не уберег?! Ганд*ний глаз...
  
   И снова диван принял ее бессилье. Таблетки как-то подействовали, но ей не нравилось. Спать хочется. А снится... Мужик. Идеальной фигуры. Идеальное лицо. Принц. Любовь всей жизни. А еще снится, что он делает с ней. Бьет. Называет самыми отвратительными словами. Заставляет есть и пить... очень некачественные продукты. Использует некоторые полости ее тела совсем не по назначению. И она терпит. И она... Господи, она... не против повторить это!
  
   Как она скучает по нему! Ее БОГ покинул ее! Оказалось, это был ее же дьявол. Нет, она всё понимала, ей объяснили. Красавчик был гипнотизером, и на несколько дней Дина угодила в сексуальное рабство к нему. Ничего, такое бывает. Главное, физически она здорова. А психически... Врачи говорили: стерпится. Нужно время. Много времени. И как бы отшили ее.
  
   Обидно, очень обидно! Ведь понимает, что-то тут не так! Ее словно выбросили из главных персонажей спектакля. На той неделе заезжал Вадим. С новой своей девушкой. На новой машине. Новый Вадим. Новый и счастливый. Как будто не было того разрушенного вагона, подземной лодки, Эрва и... ее сумасшествия. Поговорил. Еще раз попросил вернуться на очень почетный пост его помощницы. Она традиционно отказала.
  
   Захотелось спать. Таблетки так действуют. Спать и выть. В мыслях промелькнул логотип, виденный на подземной лодке: висельник. Очень хороший логотип. А, может, того...
  
   Сон морил. У нее газовая плита есть. И крантик. Открыла и не просыпайся. И не надо краснеть за то, что добровольно стала последней шлюхой для совершенно незнакомого парня. И не надо бояться, что тебе прикажут, и ты, вопреки здравому смыслу, исполнишь приказ. Ведь на самом деле ты -- тварь. Безвольная, бессильная, о которую всю жизнь вытирали ноги. У нее было мало любовников, но все делали именно это -- вытирали о нее свои грязные ноги. И только Денис... ее "божок", возвел это до абсолюта.
  
   Дина поняла, что на самом деле, если бы к ней в любой момент ее жизни подошел бы очень незнакомый мужчина (а, может, и женщина?) и очень строго отдал бы приказ -- с вероятностью в девяносто процентов она подчинилась бы. Даже если бы не был тот мужик супер-красавчиком Денисом, а просто рявкнул бы: "Прыгай!". И подпрыгнула бы. И это жгло сильней всего. Жарче всех костров инквизиции. Она -- тряпка. Подстилка. Тварь. Дерьмо собачье...
  
   Глаза закрылись. На кухне есть хорошо наточенные ножи. "Папа" наточил. Наверное, они примерно этого и ждали. И Вадик придет на похороны со своей новомодной телкой. Ванну холодной водой набрать -- минут двадцать. Всё равно ведь спать хочется...
  
   -- Эй, жирдобасина! -- послышался насмешливый голос из колонок компьютера. -- Жалеть себя хватит! Пойди на кухню и пожуй лавровый лист. Диметилгидроксилипид хорошо разлагается лавровым листом! Давай, детка, давай! Встала с дивана и раз-два, раз-два!
  
   Ну вот! Она же так и знала! Уже глюки ей отдают приказы, а она исполняет! Послушно встала, ватные ноги кое-как привели на кухню. В баночке из-под шоколадной пасты у нее пучок лаврового листа. Толстые пальцы отвинтили крышку, жирные губы с жадностью хапнули сразу охапку листьев. По горлу растеклась лава! Но, как ни странно, мысли прояснились. Настолько, что Дина с ужасом обнаружила -- она сожрала целую банку лаврового листа!
  
   -- Так-то лучше, -- послушалось сзади.
  
   Она обернулась. Компьютер ее никто не включал уже несколько дней. А тут экран весело горит, в нижнем правом углу значок соединения с Интернетом, а в окне "Скайпа" не менее веселая рожа. Мертвый бог Эрв.
  
   -- За тобой следят, но встреча будет быстрой, подумают, что глюк, -- сказал Эрв. -- Значит так, жирдобасина, ты в этой истории либо будешь очень активным игроком, либо тебя просто так сморят до самоубийства...
  
   -- Послушайте...
  
   -- Заткнись! -- рявкнул Эрв. -- Мне нет дела до тебя, Дина, как я уже тебе говорил. Ты -- случайная карта, Дина. Джокер или жопер, вклинившийся в колоду, Дина. Так бывает, Дина. Ты можешь быть всю жизнь куском высококачественного компоста, а потом тобой заинтересуется садовод, Дина! Ты мне непонятна, Дина, поэтому я хочу дать тебе шанс, Дина. Дело в том, что история мутная и колдовская, поэтому только один из вас имеет значение, Дина. Либо ты, либо Денис. Если он, я буду работать с ним, Дина, и делать из него монстра-любовника, Дина. Но, если тот, кто мне нужен, -- это ты... Я не буду кривить душой, я бы предпочел работать с тобой, Дина. Поэтому я дам тебе шанс, Дина! Поэтому ты не перережешь себе вены, Дина! Сегодня -- нет. Завтра -- посмотрим. Ты сейчас выйдешь из хаты и пойдешь в парк на... -- он сверился с экраном вне кадра, -- на Садовой. И сядешь на "Чертово колесо", Дина. Если у тебя хватит смелости, Дина. Если нет, завтра утром я лично наточу тебе бритву, Дина. Потому что ты окажешься обычной жирдобасиной! Говном на палочке! Рабыней, Дина. Ты хочешь быть рабыней, Дина? Рабыней даже без конкретного хозяина?! Овечкой, которая подставляет горло мяснику, даже если у того нет ножа, Дина? Ты сейчас же пойдешь туда! И ровно в восемь вечера, когда стемнеет, ты сядешь в Чертово колесо, Дина! И тогда у тебя будет шанс! А если не сядешь -- мне пох*й. Буду работать с Денисом...
  
   Экран погас резко, будто отключили электричество. Уже на середине этого монолога, глаза заполнились слезами, а под конец она ревела, будто прямо перед ней зарезали всех родственников. Так и зарезали! Всех родственников! И друзей! И даже некоторых случайных знакомых! И заменили на... на... не знаю. На роботов! Они все ненастоящие. И никакая я не сумасшедшая! И это меня трахал самый красивый полуэльф в мире! И не просто трахал, о-о-о-о!!! Такое делал! Не каждая проститутка согласится и за миллион долларов!
  
   Или нет? Глюки, глюки. Таблетку, что ли, еще раз выпить? Господи, это разве жизнь? Глупая, услужливая, податливая Дина. Сколько мужчин у тебя было, и кто из них не считал тебя отличной тряпкой для своих измазанных в навозе сапог? А, дура, начинаешь повторяться!
  
   Что-то такое щелкнуло в голове, аж больно стало. Наверное, сосуд какой-то лопнул, и сейчас череп заливает алая и густая кровь... Не надейся, дурочка. Уже ноябрь на дворе, какое еще Чертово колесо? Да и на что надеяться? Что даст ей этот Мертвый бог? Ключик от волшебной двери за холстом, где изображен котел? Она тварь. Сама себе противная... Как там он верно подметил? Жирдобасина! Это она. Дина, Дина, Дина. Помощница министра спорта Ростовской области. Этот старый хрыч даже как девушку ее не воспринимал! Даже матерился при ней так, как со всеми своими друзьями и помощниками -- бывшими спортсменами! А вот войди к нему на прием какая-то молодая спортсменка! Ты что! Сразу манеры, сразу важность! А Вадим?! Долбанный шеф ее, который за несколько лет работы ни намеком не попытался закадрить подчиненную! Она бы согласилась! Она бы не сопротивлялась! И стала бы для него самой лучшей! Но -- самая красивая девушка, какую Дина только видела, теперь, видимо, удовлетворяет его. Но ведь и она могла! Но не позволяла себе... Дура набитая! А какая хорошая получилась бы пара, и уж тогда он точно не позволил бы Денису увезти ее. Дрался бы! До смерти, но она не прошла бы все ужасы, что делала по доброй воле. Ведь ей просто отдавали приказы, а она делала! Она видела, другие девушки могли ему сопротивляться! Они выполняли только те приказы, которые им хотелось исполнить, а толстая дурочка Дина делала всё.
  
   Какая-то плотина открылась в голове. Ее бывший, Пашка-ролевик, которому она прощала многочисленные измены, потому и разбежались. Бывшие... да у нее, можно сказать, только Пашка и был нормальным "бойфрэндом". Потом Вадим с этими ужасными платоническими отношениями. И Денис. На х*ю повис!
  
   Вдруг -- накрыло! Ярость, самый настоящий ураган избередил душу. Она оглянулась. Квартирка, однокомнатная конура, обустроенная в безвкусии современной хиппстреши. Картины какие-то тупые из Интернета, статуэтки, мебель европейская, одежда модных брэндов на итальянской вешалке... Раньше в вазочках обязательно цветы стояли, в углу ведерко под лед, чтобы не подумали вдруг, что пивасиком балуется с рыбой -- только вино! Тьфу! Противно! Захотелось стать русской бабой! Простой харАктерной свиноматкой, которая держит мужа в подчинении и лупит его и детей безжалостно за любую провинность. Такой Олей Картунковой до того как похудела. И сразу перехотелось! Нет, еще не хватало! Она хочет -- как Мишель Пфайффер! Как Женщина Кошка из "Бэтмэна"!
  
   Губы улыбнулись, а глаза выхватили зеркало. Показалось, ее губы накрашены ярко-красной помадой, хотя она так сроду не красилась. Миленькая фарфоровая статуэтка толстенькой девушки на столике. Улыбается, даже смеется, а пышные сиськи, покрытые эмалью, кажется, колышутся от смеха. И мощные ляжки дребезжат в смятении. Пухленький пальчик, чей ноготь годами не знал лака, приблизился к статуэтке. Чпоньк -- и игрушка, купленная на "Ибэй", полетела к бежевому ламинату. Треньк, и ничего. Но сверху ее припечатал сжатый добела кулак девушки.
  
   Она почти с радостью почувствовала, как фарфоровая крошка режет ее кожу. Она чувствует! Поднесла ладонь к лицу -- капли крови стекают, падают на чистый пол. Хи-хи!
  
   Есть еще такая еб*нина в квартире?! Полно ее! Вот сервант забит, да там еще ненавистная посуда! У жирных есть сила -- масса! Дина с легкостью опрокинула сервант, новая девчонка Вадика так никогда не смогла бы! Теперь -- вешалка! Висит тут, понимаешь, раздражает. Содержимое стола -- на пол! Самый большой враг! Холодильник! Сперва все полки полетели, крошась и звеня, банки разбились, сметана и майонез растеклись по полу...
  
   Мало, мало! Шкафы с вещами! Сперва попыталась порвать -- сил не хватает. Тогда -- резать. Ножницы в руки, но долго! -- вышвырнуть! Вещи полетели с балкона! Ванная комната приняла ее следующей. Она бы много отдала сейчас за хорошую кувалду, но хотя бы весь парфюм перебить! Шампунем залить! Зеркала -- к чертовой бабушке! Ломать, крушить, давить! И тут она замерла.
  
   В ванной комнате на краю раковины лежит опасная бритва. Никогда Дина не пользовалась опасной бритвой. Никогда. А могла ли она ее купить? Могла. Очень даже могла! Как и то ведерко для льда...
  
   Она прекратила крушить всё вокруг и вернулась в спальню. Оделась по-зимнему. Походила по разбитым духам и стеклянной крошке. Заглянула в ванную и положила бритву в сумочку. Парк Ростова? Почему бы нет? Подходящее место.
  
   -- Алло? Такси? Да, мне на Садовую.
  
   Вышла на улицу, дверь не заперла. Такой бардак пусть обворовывают -- убирать меньше. А, впрочем, убираться уже будет новый хозяин.
  
   Таксист был молчалив и осторожен. Девушка прямо дышала безумием. Столько помады не всякий клоун себе позволит -- почти на щеки заходит, а духов вылила, наверное, целый флакон! А еще одета... ноябрь на дворе, но в Ростове -- плюс десять. А она в шубе. И видно, жарко ей, потеет. Но терпит. Или больная...
  
   Парк. Прохладный ноябрьский парк вечером. Темнеет рано, людей почти нет. Только глупенькие влюбленные и пацанчики с пивасом. И тем, и этим Дина не нужна. А вот и колесо, чертово. Конечно же, не работает, даже замок на калитке. Еще рано. Половина восьмого. Дина просто встала. Мысли разбрелись куда-то... Ах, Вадик, Вадик... Что же ты не уберег свою помощницу? Была бы сейчас обычная старая дева с кошками, а так...
  
   Полчаса пролетели, отразившись тупой улыбкой напомаженных губ. М-да, накрасилась она... Вспомнилась другая девушка из Бэтмэна -- Харли Квинн. Глупо. Опасная бритва в сумочке. Наверное, они рассчитывали на другой сценарий. Ее обдолбят таблетками, она примет ванну и "случайно" найдет опасную бритву. А там... Говорят, в ванной это легче всего делать. Ничего, и в парке получится. Шестое чувство заставило поглядеть на часы. Девятнадцать пятьдесят девять. Щёлк.
  
   Взгляд ухватил замок на калитке. Это он открылся с характерным щелчком. Даже цепка соскочила. Чего-то скрипнуло вдали, Чертово колесо поехало.
  
   Калитка пропустила, неметёная дорожка привела к билетерской будке. Тут должна быть цепочка, но нету. Колесо крутится, кабинки смешно переворачиваются, приглашая прокатиться. Дина не решалась.
  
   Из-за будки вышла фигура. Ее бы Дина узнала из тысячи. Родителей бы не узнала так, как его. Мертвый бог Эрв собственной персоной.
  
   -- Знала бы ты, чего мне стоила эта встреча, Дина! -- сказал Эрв бодро. -- Пришлось квантовый континуум двигать! Впрочем, тебе-то какое дело?
  
   Брелок в его руках пиликнул, от нажатия, колесо остановилось. Кабинка медленно покачивалась, Эрв сел в нее как ни в чём не бывало.
  
   -- Приглашение надо, принцесса? -- сказал ехидно. Ей не надо было приглашение.
  
   Увесистые ягодицы неудобно устроились на белом пластике сидений. Эрв нажал кнопку брелока, чертово колесо поехало. Он молчал, она рассматривала его. В принципе, не особенно изменился, но как-то живее, что ли? Мешки под глазами меньше, кожа едва розовее, костюм приличный. На нее не глядит. Рассматривает почти что ночной Ростов. Зрелище достойное. Дина тоже залюбовалась. Так они и ехали, пока не приехали. Молча. До самого верха. Там Эрв снова нажал кнопку брелока, колесо встало.
  
   -- Я не люблю повторяться, поэтому -- на.
  
   Сухая ладонь протянула Дине смартфон. Девушка приняла, рассмотрела. Обычный современный китаец -- экран с кнопкой.
  
   -- Я вижу, тебя накачали, чтобы убрать, Дина, -- сказал Эрв, внимательно рассматривая девушку. -- Хотят, чтобы ты сама себя... того, Дина. Это их стиль, Дина. Я тебе вот что скажу, Дина: нет ничего плохого в самоубийстве! Да! Но только если точно знаешь, что воскреснешь, Дина. А, если этого точно не знаешь, -- нет ничего хуже самоубийства. Вот, гляди.
  
   Эрв достал из внутреннего кармана нечто вроде пистолета и направил в пустую сторону кабины. Палец нажал кнопку, пистолет брызнул лучом, перед девушкой раскрылся портал.
  
   -- Я совсем недавно освоил эту технологию, -- сказал Эрв. -- Это -- Лимб. Былое. Там оказываются все самоубийцы. Ты хочешь туда попасть?
  
   Не-е-е. В портале -- тот же парк. Только там светлее. Чтобы лучше можно разглядеть мерзость. Затхлость. И разруху. Словно Ростов разбомбили атомными бомбами тысячу лет назад. Все ржавое и покрыто пылью. И еще летает некто по небесам. Похожий на нить. И очень пугает.
  
   Мигнуло, и окно в другую реальность закрылось.
  
   -- Э-э-э-э, батарейка села, -- сказал Эрв раздосадовано. -- Ладно, Дан, забирай меня отсюда!
  
   На небе одна из звезд сдвинулась и стремительно подлетела к чертовому колесу, единственная кабина с посетителями которого встала ровно в наивысшей точке. Дина с восхищением увидела не очень большую летающую тарелку, подлетевшую к ним. На брюхе у той красовался традиционный для Эрва повешенный, кабина раскрылась, готовая приять гостей.
  
   -- Если хватит храбрости не пустить в ход бритву -- телефон заработает завтра утром, Дина. Рано утром, Дина. Бывай, Дина.
  
   Эрв ловко пересел в летающую тарелку, она закрылась и умчалась, оставив Дину в темноте на самом пике чертова колеса.
  
   В ладонях две вещи. Смартфон, подаренный Мертвым богом Эрвом. Эта штука спокойствия не принесет -- в левой ладони. В правой -- опасная бритва.
  
   Темная ночь накрыла замершее чертово колесо. Дина окунулась в эту холодную ночь. Мысли ее тоже витали где-то высоко. Ночь -- лунная. И звездная. Два часа Дина просидела наверху и ни разу не пожалела, что надела шубу. Бликнуло что-то в ночи и унеслось навстречу земле. То был подаренный Мертвым богом телефон. Он разбился в пластиковые щепки о тротуарную плитку. Следом, звенькнув, упала бритва, испачканная в алой крови. Тут же со скрипом жуткий аттракцион поехал, медленно доставляя истекающую кровью девушку к грешной земле.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Ее никто не бил, даже наоборот -- все почтительны и с вниманием. Кормят отлично -- так разнообразно и сбалансировано, что жирок сходит, хотя каждый день она наедалась от пуза. Дворец тоже очень красивый. Стены в шелках, высокие потолки, широкие окна. Климат замечательный -- тепло даже ночью, а днем кондиционеры охлаждают до комфортной температуры. Всё хорошо, если бы это не было тюрьмой.
  
   Маша сидела на удобном диване, взгляд лениво убежал в окно. Канарейки щебечут в клетках, с улицы доносится плеск фонтана. Она может выйти в тот дворик и погулять, но днем жарко. В ее распоряжении маленький дворец, пара немых служанок и всё. Ни телевизора, ни компьютера, разумеется, ни телефона -- нет. Даже газет нет. Календаря нет, неясно, сколько она томится в роскошной тюрьме. Маша теперь поняла, каково приходилось женщинам в гаремах. Наверное, так они и жили. В роскоши, но полностью оторванные от реальности. Никаких шоков цивилизации, никаких волнений. Сиди, ешь и расти плод. Что Маша и делала.
  
   Единственный мужчина, которого она видела за эти три месяца -- это регулярно обследовавший ее доктор. Говорил он только по-немецки, а Маша языка не знала. Звали его Ганс, он приносил кучу всяких приборов, обвешивал девушку, прикреплял к животу, ну, и осматривал всю, так сказать, женскую часть. И каждый раз уходил очень довольный, беременность шла отлично. Она и сама чувствовала, что всё хорошо. Если в прошлый раз были некоторые проблемы, сейчас даже психика стабильна. Что странно, учитывая ее положение и некоторые сны.
  
   Это было так неожиданно, что даже смешно -- снова носить ребенка Вадима Туманова. Они столько не виделись, а тут как совпало: клиника, ее вылечили, потом он написал "Вконтакте", приехал, бутылка вина, секс. Утром Вадим ускакал очень рано и с таким ошарашенным видом, было забавно. Ну, а на работу идти только через два часа, вот она и решила вздремнуть еще хотя бы часок. А проснулась тут. Во дворце. От едва знакомого мужского голоса. Открыла глаза -- по ящику показывают мужчину, напоминавшего ей кого-то знакомого. Идет запись, не прямой эфир. Дядька очень спокойно рассказал Маше, что следующие девять месяцев она проведет тут, что это похищение, но в ее пользу. Ее ребенок очень важен, поэтому нельзя допустить, чтобы было как в прошлый раз. Никто не собирается разлучать ее с ребенком, но им важно, очень-очень важно положительные роды.
  
   Запись повторяла одно и то же где-то часа три. Маша за это время успела сперва охренеть, потом впасть в истерику, забиться в страхе. А следом услышала какое-то подозрительное шипение и уснула. Проснулась на диване, телевизора нет. Несколько раз его возвращали, когда Маша засыпала. Тот же мужчина объяснил, ее надо постоянно обследовать, если она не даст это сделать добровольно, ее будут усыплять и оглядывать принудительно. Она выбрала первое. На следующий день появился доктор Ганс, громко "яякал" бережно обвешал приборами и ушел. И так три месяца. Еда, постель, еженедельный осмотр, качающие головой на ее просьбы служанки. Скукота.
  
   Она не знала, где находится. Наверное, Сирия. А похитили ее путинские спецслужбы. Вопрос только -- зачем? Что такого важного в сыне Вадима Туманова? А это его ребенок -- просто других партнеров у нее не было уже месяца два или даже три. Надо же, как хорошо сделал работу тот доктор из ростовской клиники! И, видимо, укатил в Москву лечить богатых бесплодных мамок, потому что его клиника почти сразу закрылась -- Маша мимо нее каждый день на работу ходила. Она как раз потому и обратилась, что вывеска привлекла. Огромные два билборда. Вообще, заинтриговал сперва левый -- не нём была социальная реклама против самоубийств, но с эдаким черным юморком: изображен веселый повешенный и надпись: "Не надо так". А рядом уже по ее части реклама: "Наша клиника гарантированно сделает вас матерью. Лечение любых женских проблем! Исправление даже физиологических дефектов матки!". И она купилась. И доктора очень хорошо сделали работу. Так, что один единственный половой акт с бывшим мужем, с которым они сотни, наверное, раз пытались забеременеть, окончился победой. Совсем неоднозначной победой.
  
   С одной стороны, Маша понимала, хотели бы с ней что-то плохое сделать, уже сделали бы. С другой стороны, напрашивается самая страшная версия. Им нужен ее ребенок. Вон как стараются, с нее пылинки сдувают, кормят, будто на убой, а, может, на убой и кормят. Родит -- ребенка заберут -- ее в могилу. Такой план. Жить остается шесть месяцев.
  
   Но, все-таки, она не верила в худший вариант. Что-то тут другое. Она видела, с каким почтением относятся к ней немые служанки. Реально немые, языка у них просто нет. А Ганс? Да такого аккуратного гинеколога она не видела в жизни. И есть еще кое-что. Сны.
  
   Их она начала видеть сразу после секса с Вадимом. Буквально на следующую ночь, проведенную уже в этом дворце-темнице. Снились ей губы. И зубы. И еще мертвец. Сухие губы рептилии, желтые зубы-сабли и повешенный, но абсолютно живой мужчина. Такой живой, что Маша бы хотела быть хоть на десять процентов такой живой, как он. Мужчина страшно матерился и, в основном, спорил с губами. Спорил с зубами.
  
   -- Зачем, Эрв, зачем? -- говорили губы. Говорили зубы. -- Зачем ты затеял это? Неужели не понимаешь, что ты еще мертв только потому, что я позволяю тебе быть мертвым?
  
   -- Пошел ты нах*й, п*дор! Ты мне вообще ничего не можешь позволить! Ты нервничаешь, потому что мой х*й повис над твоей голой жопой! И булки уже раздвинуты! Ты понимаешь, что проигрываешь, я впервые подобрался к тебе так близко, кусок говна!
  
   -- Ты так далеко, что даже не представляешь. Мне ужасно лень разбираться с тобой, только поэтому ты еще мертв.
  
   -- Корми баснями соловья, кусок межгалактического говна! Ты умрешь! Я убью тебя! Убью!
  
   -- Ты безумен, Эрв. Физически я -- вечен. Даже самой мощной армии во Вселенной не удалось убить меня...
  
   -- Тебя могли убить, но очконули! И поплатились всем! Но я не дрогну, чешуйчатая скотина! Я приду в твои земли и отберу их у тебя! Я выгоню твоих монстров оттуда! Я уничтожу вас всех! А кого не уничтожу -- вы*бу!
  
   И так они ругались часами. Годами. Миллениумами. Во сне это пролетало, но оставляло отпечаток по просыпанию. Кто они такие были, эти спорящие, Маша не знала, но иногда они упоминали ее. И Вадима. И их ребенка. И вот это ужасало. Одна мысль, что такие страшные персоны хотя бы знают об их существовании, и тело покрывалось потом. Они были ужасны, сильны, непонятны. Один вроде бы человек и какое-то чудище, но кто из них больший монстр -- это надо поглядеть. И главный вопрос -- почему ей это снится? Что такого особенного в ней? И как бы от этого избавиться? Чтобы всё было по-прежнему. Нормально.
  
   Нега после обеда. Жарко. Она едва оделась -- легкая, полупрозрачная накидка мягко окутывает голое тело. Стесняться-то некого, служанки или тюремщицы прячутся где-то во дворце. Ладонь нежно погладила животик -- увеличился. Кто же ты, такой важный плод? Из-за тебя Машу похитили, из-за тебя мозг сдвинулся. Могла ли она представить три месяца назад, что будет безразлично сидеть в тюрьме, полуголая, сытая, сонная и нисколько не переживать об этом? Вялость и нега наплыли и обволокли, как шоколад кокосовые стружки в рекламе "Баунти". Надо бы взбодриться. И ее взбодрило.
  
   БА-БА-Х!!!
  
   На голову посыпались куски камня и бетонная пыль. Маша подскочила и отпрыгнула. Худая и грациозная, как кошка, ребенок еще не мешал ей. Взгляд вверх -- потолка нет. Нет и вершины стены, будто лазером срезало. А вот что есть -- это летающая тарелка, важно опускающаяся в ее темницу. Брюхо украшает висельник, а в кабине тоже, кажется, труп. Бледный старик, короткая стрижка, защитные очки, круги-блюдца под глазами и довольная улыбка. Она его как-то узнала. Это он ей снился. Он говорил с губами и зубами. Это -- Эрв.
  
   -- Не бойся! -- донесся голос из тарелки. -- Я сейчас спущусь!
  
   Дно тарелки раскрылось, как диафрагма в объективе фотоаппарата, вниз ударил луч света. Странно, день на дворе, в открытые окна бьет солнце, оно же светит через потолок, но этот свет всё равно виден. Имеет ровные границы, такое ощущение, он даже плотный. В этом свечении, весьма эффектно, из летающей тарелки медленно спустился мужчина -- ноги широко расставлены, руки на груди, улыбка показывает желтые зубы. Маша получше рассмотрела его, а он ее в полупрозрачной накидке. Оба они худые, высокие, а вот выглядят совсем по-разному. Маша -- смуглая и здоровая, загорела в этой темнице от безделья. А Эрв особенно болезно выглядит. Даже гной из глаз идет. Не человек -- труп ходячий. Здесь жарко, а на нём длинный плащ до самых щиколоток и перчатки.
  
   -- Понимаю, надо было бы мне немного покрасивее заявиться, но так было надо, -- сказал Эрв. -- Сейчас тут будет много охраны, но не переживай -- никто из них до тебя даже дотронуться не сможет. А вот и они.
  
   Машу больше всего изумили сперва двери. Оказывается, их тут с десяток, просто постоянно были закрыты, вот и не обращали на себя внимания. А потом оттуда хлынуло черное море. Мужчины, закутанные все в черный латекс -- даже лицо в латексной маске -- ворвались в зал. Где-то, наверное, сотня. Черная резиновая ладонь сжимает автомат, пули полетели в Эрва едва ли не сразу. Целыми очередями. И ни одна не достигла цели. Мертвый бог так и стоит со скрещенными на груди руками. А вот плащ его заколыхался, волнами изошел. Из-под пол вылетели четыре маленькие робота, не крупнее воробья. И повисли над Эрвом, образовав квадрат. Видимо, они как-то намагничены, потому что пули, все как одну, притянуло к роботам, и эдакий свинцовый шарик тоже завис над головой Эрва. И он растет, потому что мужчины останавливаться не собираются. Пришлось ждать, пока у них кончатся патроны.
  
   -- Тупое дворчьё, -- сплюнул Эрв, когда последний патрон отстрелялся. Над ним шар -- килограмм на сто свинца. -- Можно было бы вас просто отключить, но я поступлю иначе.
  
   Полы плаща распахнулись, оказывается, он под ним в каких-то доспехах. А, впрочем, нет. Потому что вот частичка "доспеха" отделилась, а вот и еще -- весь он слетел. Роботы. Маленькие, с пропеллерами, крылышками, а кто и на реактивной тяге. Очень много, где-то пара сотен.
  
   -- Убить их, -- буркнул Эрв и сделал шаг в сторону. Тут же на его место, ломая мраморный пол в крошку, приземлился свинцовый шар.
  
   Все роботы принялись выполнять приказ. И дело было кончено уже через пару секунд. Дроны умели развивать скорость, сравнимую с той, что берет пуля. Они скоординировались, выделили каждому определенную жертву и резко шли на таран. Дворки гораздо мягче человека, но и несколько устойчивее к ударам или падению. Зато резать их получается великолепно -- даже кости у них из фторопласта, что настоящей кости значительно мягче. Сотня мертвых дворков повалилась на ковры, в комнате запахло спиртом. Именно он питает дворков, выполняя функцию крови.
  
   Безумие какое-то! Сначала ее похитили, потом заточили в темницу-дворец из сказок "тысячи и одной ночи", тут потолок темницы снесли, будто верхушку с арбуза срезали, летающая тарелка, живой труп из снов, латексные мужики, роботы! И теперь Эрв откровенно пялится на ее практически обнаженное тело, пока дворки додёргиваются по всему залу!
  
   -- Люблю я худеньких, -- сказал он сально. И подмигнул. -- Но на это нет времени, святая дева Мария! Пойдем со мной, и я спасу тебя, твое дитя и твоего бывшего и будущего мужа.
  
   Маша ничего не ответила. Эрв протянул руку. Она взяла, улыбнулась, даже слегка присела и позволила себя увезти. Странно? Безусловно! Но этому мужчине она почему-то верила.
  
   Они вошли в круг света, испускаемый летающей тарелкой, и их подняло. Маша почувствовала в животе приятную легкость -- ребенок тоже поддержал ее решение.
  
   Диафрагма пола под ними закрылась, неестественное свечение угасло, легкость в теле ушла, неся все неудобства гравитации. Летающая тарелка внутри довольно маленькая и неопрятная. Повсюду бутылки из-под виски, пивные банки, только окурков не хватает. Диаметром метров пять, но последний метр диаметра -- паразитивный. Полезное пространство радиусом два. Есть пара удобных кресел в вельветовой обивке, штурвал, сотня-другая кнопок, рычаги, тумблеры, несколько экранов. На них слегка язвительно глядит почти точная копия Ганнибала Лектера.
  
   -- Садись, -- сказал Эрв весело. -- Сейчас за нами будет погоня!
  
   И вправду, отдаленно слышится уже шум самолетных двигателей. Эрв плюхнулся в сиденье, Маша рядом, ее автоматически пристегнул ремень безопасности, рука на рычаг -- полетели! Никаким самолетам не догнать летающую тарелку Эрва, если это машины, изготовленные людьми. Но эти самолеты не человеческие. С виду похожи, нечто вроде истребителя, но нет острых углов, крылья изогнуты слегка волной, короче, поработал дизайнер. Конечно, не обошел он и раскрасом: семь самолетов украшает офигенное граффити. Нос -- волчья морда; кабина, крылья, фюзеляж -- волчье тело; даже дно -- волчье брюхо. Семь сереньких волков несутся над землей низко, оставляя дымный след. Догоняют летающую тарелку, а та едва мурлычет, убегая от погони.
  
   -- Волчата тебя охраняли, что ли? -- буркнул Эрв. -- Они меня совсем не уважают... А, вот это уже интересней.
  
   -- Господи! -- сказала Маша с ужасом.
  
   Есть от чего. Перед ними -- летающая гора! Тоже самолет, только крыльев рядами по шесть с двух сторон. На них гудят мощнейшие двигателя, сверху крутятся пропеллера, огонь бьет из-под днища. Махина, наверное, с километр в длину и такая же шириной. Фюзеляж усыпан сотнями иллюминаторов и дул. Залп -- снаряды, ракеты, даже ядра сотнями устремились к Эрву и Маше.
  
   -- Твой господь -- теперь я! -- сказал Эрв. И нажал кнопку.
  
   Странное ощущение. Легкость такая появилась, а потом Маша закричала, поглядев на свои ноги. Кожа стала прозрачной, обнажились мышцы. Потом исчезли и они, вот и кости. Даже костный мозг увидела девушка, пока не исчезла вовсе. Хотя нет. Не исчезла, а стала практически полностью прозрачной. Взгляд упал на мужчину -- тот тоже сидит едва различимый. Прямо в воздухе, потому что и летающая тарелка почти испарилась.
  
   -- Гы-гы, -- сказал Эрв и провел рукой через собственную голову. Та прошла, как через секунду пролетела ракета. Весь залп мимо, Маша обернулась, дворец, где ее содержали, попал под обстрел. Нету уже этого дворца.
  
   Возвращение к нормальному материальному состоянию было быстрее. Эрв ничего уже не нажимал, они просто материализовались. Оказалось, это время они летели к гигантскому кораблю. Он уже очень близко, а сворачивать Мертвый бог не думает.
  
   -- Мы врежемся! -- заверещала Маша.
  
   -- Конечно, -- кивнул Эрв. -- И решим сразу пару проблем.
  
   Снова палец на кнопку, тут уже никаких изменений Маша не увидела, а вот волчата, почти догнавшие Эрва, резко ушли от погони. Тарелка покрылась как бы мыльной пленкой -- экраном. И со всего ходу вошла прямо в башку исполинского летающего лайнера. Маша верещит, руками машет, но видит всё. Ломающиеся палубы, перегородки, ужас на лицах людей, черные фигуры в латексе, позади слышен грохот, взрывы. Где-то посередине этого ужаса, Эрв щелкнул тумблер, тарелка "отложила" небольшое "яйцо". Бомбу на пару мегатонн. Длилось всё секунды, перед ними вновь синее и знойное небо.
  
   Вылетев, Эрв дал газу. Волчата уже впереди них, вон видны сзади, но они быстро отстали. Заработал дополнительный двигатель, поедая всю мощность тарелки. Даже свет слегка погас, а Дан пропал с экранов -- те вырубило. Отключились все системы, кроме полного хода. Со стороны кормы засияло оранжевое пламя, они оторвались от волчат, позади вспыхнуло. Когда дополнительный двигатель полностью выгорел и Дан его отстрелил, вернувшись на экраны, их догнал и звук страшного "БУМ". Летающий лайнер взорвался.
  
   -- Остались эти... -- кинул Эрв презрительно.
  
   Летающая тарелка не может долго лететь быстрее самых продвинутых истребителей Страны Ужасных Монстров. По крайней мере, эта ее модель. Зато может тормозить. Прямо в воздухе. Рычаг повернулся, они зависли. А вот их и обогнали и резко заходят на вираж -- возвращаются.
  
   -- Давай просто убежим? -- предложил Дан. -- Не хочется тратиться чем-то серьезным, а у нас тут только такое...
  
   -- Давай...
  
   Еще один рычаг и они пошли вертикально вверх. Истребители развернулись, волчьи морды на носу самолетов летят к ним, но всё одно догнать не могут. Это в атмосфере они быстрей летающей тарелки, но с каждым километром вверх преимущество теряется. Не прошло и двадцати секунд, Эрв уже в ближайшем космосе. Даже тут двигатели истребителей работать не могут -- нет кислорода для горения. А Эрв поднимается еще, еще, вот уже шарик планеты Земли медленно вращается внизу, да Луна зловеще глядит единым своим глазом.
  
   -- Как так? -- спросила Маша. -- Я сплю?
  
   -- Ты три месяца сидела в иракском дворце и это тебе сном не казалось, а тут стоило взлететь на сотню километров... -- Эрв нажал еще одну кнопку, где-то заработал куллер, запахло приятными благовониями. -- Выпьешь? Тебе поможет. Обещаю.
  
   -- Я как бы в положении... -- сказала Маша неуверенно, но предложение прозвучало удивительно заманчиво. В голове уже шумело, понятно, почему. Хотя отступает потихоньку.
  
   -- Да не переживай ты так, Маша, -- отмахнулся Эрв, уже наливая в стакан из очень соблазнительной бутылки жидкость, скрашенную выдержкой в благородном дубе. Где взял бутылку и стакан? -- Я тебе говорю: от пары глотков ничего не будет, Маша!
  
   Ее чуть замутило, но прошло быстро. Нет, не физически. Где-то в голове, на отдаленных границах сознания в затылочной части черепа что-то шевельнулось. И начало барахтаться. Ей привиделись губы. И, естественно, зубы.
  
   -- Я не хочу... -- сказала Маша, но рука потянулась за стаканом.
  
   -- Вот это моя девочка, Маша! -- Эрв радостно протянул ей выпивку. -- Дан, у нас глушилки сломались?
  
   -- Прости, прости, не подумал... -- брови Дана приподнялись, а на Машу накатило облегчение.
  
   Рука поднесла к губам стакан, она сделала глоток. Глупо ведь! Принимать неизвестно что от неизвестно кого на борту летающей тарелки где-то на орбите Земли! Глоток. Дура набитая, ну почему ты не слушаешься даже элементарного здравого смысла?! Почему доверяешь каж...
  
   Маша сделала еще глоток. Поток противоречивых мыслей внезапно исчерпался. Ох ты, как вкусно! И по голове дало сразу! И кружится всё так, прямо как вертолет словить после хорошей попойки!
  
   -- Не переживай, Маша, -- сказал Эрв, подхватывая стакан из ослабевших пальцев. -- Ты проснешься другим человеком в другой жизни, Маша. Может быть, тебе даже понравится...
  
   Силы покинули, она бесстрастно глядела, как Эрв делает приличный глоток из той же бутылки. Только на него оно, видимо, не подействовало. Или как-то иначе. Ниша в его кресла открылась, сухая ладонь достала маленький смешной пистолетик, будто из мультфильма. Напоминал тепловизор. И там тоже экранчик есть и три кнопки. Палец нажал красную, на экране появилась пиктограмма забавного человечка, у которого оба глаза перечеркнуты литерой "Х". Глоток из бутылки, еще один тумблер и их разделило то ли силовое поле, то ли стеклянная перегородка. Эрв поглядел на Машу, улыбнулся, рука приставила пистолетик к его виску. Палец на спуск, вспыхнуло и голова Эрва, болезненная, бледная и седая, превратилась в пепел. Тело обмякло, тут же открылась дверь позади и труп, так и не отпустивший бутылку, мгновенно высосало наружу. Дверь закрылась, поле или перегородка исчезли, в окне перед Машей плавает обезглавленное тело с бутылкой в руке.
  
   -- Не переживай, -- вторил Эрву Дан из телевизора. -- Я тоже умею водить летающую тарелку.
  
   Маша не переживает. Она просто потеряла сознание.
  
  
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   -- Нет, мы точно живем в Матрице, -- сказал Петрович экрану монитора. -- По-другому просто быть не может...
  
   Осенний вечер в Подмосковье наступает рано. Ложится гладко, будто паранджа, прячет красоту или уродство небольшого городка, прибочившегося неподалеку с мегаполисом. Москва видна даже из окон Петровича, световым нимбом подсвечивает небо над собою. Окно приоткрыто -- уже топят и хорошо топят. В квартиру залетают запахи выхлопных газов и рев машин. Изнутри квартира благоухает сладким сигаретным дымом. Обстановка чистенькая, аскетская. Есть кровать, шкаф, стол, два стула и одно кресло. Кресло и новенький ноутбук -- вот что Петрович добавил к обстановке. А так даже холодильника у него за несколько месяцев не появилось -- заказывал еду на дом, очень удобно. Готовить старый казак за всю жизнь толком и не научился. Ну, мог уху сварить, шашлыки пожарить, остальное делала жена...
  
   На столе пицца, съеденная наполовину, половинная же бутылка водки и пепельница, сделанная из другой бутылки. Обычно это есть его ужин -- какая-нибудь заказная еда и пузырь. Петрович стал много пить, но он даже не пытался найти себе оправданий. Конечно, здоровье у него уже не очень, но алкоголь немного тупил боль в душе и, самое главное, помогал уснуть. У Петровича не было бессонницы, просто он был совой и привык ложиться за полночь, а вставать ближе к десяти, однако, теперь ему в два идти на электричку и к тому времени желательно выспаться. Водка в этом плане стала настоящей находкой. Полбутылки под скудную закуску -- и тебя уже клонит в сон. Неважно, в какое время дня -- всегда можно выспаться, очень удобно. Минус -- за руль потом не сядешь, но машина у Петровича в Москве, к тому времени он окончательно протрезвеет.
  
   Стопка скрылась в недрах Петровича, беззубый рот с небольшим трудом разжевал кусок пиццы. Вставная челюсть в стакане на полу рядом с кроватью, идти за ней лень, да и не привык Петрович толком к ней. Ему предлагали вставить имплантаты, он отказался -- долго. За деньги не переживал, на банковском счету миллион долларов -- шестьдесят с лишним лямов рублей по нынешнему курсу. Столько за всю прежнюю жизнь не прошло через его руки. Но минуло уже больше трех месяцев, а сильно Петрович не потратился. Прикупил примерно такого же качества одежды на рынке, машину, старенькую десятку, да ноутбук с телефоном. Причем ноут и смартфон стоили в два раза больше всего остального, купленного за деньги Кривоходова... Хотя тот и просил называть его Дан, Петрович по привычке именовал так.
  
   Летающая тарелка три месяца назад высадила его на крыше этой самой пятиэтажки вместе с ключами от квартиры и кучей документов -- от паспорта, до диплома о высшем образовании и нескольких удостоверений. Липовых, конечно, но таких хороших, что даже по базе они пробивались. В случае чего можно представиться и майором ФСБ, и полковником полиции, и даже депутатом Госдумы. Кривоходов не объяснил, как Петровичу жить дальше. Верней, дал один совет, но и ему казак не последовал -- сказал, чтобы залег на дно. Петрович взял все подарки, поглядел, как летающая тарелка унеслась в небеса, спустился в эту квартиру и плюхнулся на кровать. Проспал он часов двадцать, проснулся ночью и... очень бы хотел проснуться и не помнить ничего, но всё, что с ним произошло, вырезали на коре мозга острейшим резцом. Он помнил всё до мельчайших подробностей, особенно остро, конечно, пытки Кирилла, но и остальное. Даже история в тайге вспыхнула ярким фейерверком. А уж что говорить про взрыв башни "Винт", про Кривоходова в теле кота, летающую тарелку и армию дворков, что переписывает воспоминания целому городу. И смерть жены и детей... Он даже не мог сходить к ним на могилу.
  
   Он налил себе еще, в сон уже клонит хорошо так. Рюмки три и можно смело на боковую. На экране компа небольшая студия, уютно сделан дизайн, диванчики модные, есть даже что-то типа трибуны для нескольких зрителей. Там они и сидят, некоторых Петрович даже знал -- популярная ростовская молодежь, рэперы разные. Да и просто видно -- мальчики и девочки богатенькие и успешные. Рядом с большим экраном несколько удобных кресел. В них -- почетные гости.
  
   -- Здравствуйте, дорогие зрители моего Ютьюб канала, -- сказал Вадим Туманов, появившийся в кадре. -- Сегодня по заказу Первого канала мы выпускаем третье наше шоу -- Туманный разговор! Шоу обо всём и ни о чём! Шоу, куда приходят интересные гости и им не задают никаких острых вопросов. Шоу, в котором мы будем говорить об простых вещах и узнаем, как наши знаменитости относятся не к войне на Донбасе, а, допустим, к хорошему чаю. Ведь это же гораздо важней -- мелочи, из которых состоит наша с вами жизнь. Итак, встречаем наших сегодняшних гостей: рэпер Баста, он же Василий Вакуленко!
  
   Зрители начали аплодировать. Хлопал ладошами и Вадим. Он немного изменился. Волосы покороче, зато модная челка спереди, виски сбриты наголо. На шее татуировка -- какой-то динозавр с огромными зубищами. А так -- обычный парень, одет в белую футболку, подвернутые джинсы, кроссовки и короткие носки. На каждой тряпке либо сопля "Найка", либо фирма поприличней, типа "Гуччи".
  
   Вошел знакомый всем ростовчанам рэпер, помахал руками, сел в кресло, прокашлялся и сказал доброжелательно:
  
   -- Гхм-гхм, здравствуйте, ютуберы!
  
   -- И наш приглашенный из Москвы заезжий гость! Лучший интервьюер Рунэта, Юрий Дудь!
  
   Вышел еще один известный всем персонаж, у него тоже в горле, очевидно, пересохло, потому что он тоже поздоровался, предварительно прокашлявшись.
  
   -- Привет, друзья, -- Вадим тоже присел в кресло. -- Давайте же начнем наш туманный разговор. Все знают, что вы футбольные болельщики, а что вы думаете о боях ММА? В частности, недавнем бое Хабиба и Макгрегора?
  
   -- Матрица, точно матрица... -- вздохнул Петрович, наливая еще одну рюмку.
  
   Пацаны начали обсуждать какую-то ахинею, казак закрыл вкладку браузера с ними. Осталась вкладка с каналом Вадима Туманова. Открыты все его видео. Петрович на всякий случай еще раз обновил браузер. Нет, всё верно. Нет и намека на канал "Все тайны Мира", только три видео с нового ток-шоу Вадима. Огромный канал, там, наверное, видео по продолжительности на год было отснято, и всё стерто. И никто в комментариях к "Туманному разговору" не возмущается, не спрашивает, что за пурга. Все приняли, что один канал пропал, а появился другой. Кукушка в башке Петровича точно поехала бы, случись всё несколькими месяцами раньше. Тогда он истово искал намеки на существование пришельцев, на правительственный заговор, на то, что истина где-то рядом. И тут ему обухом прилетело по башке. Оказалось, пришельцы не просто существуют, но весь мир под их оккупацией. Оказалось, есть не просто правительственный заговор, а никаких Правительств просто не существует. И истина оказалась приличной стервой. Вот она, уже не рядом, а вокруг, но за это забрала всё.
  
   Что делать, если ты точно знаешь, что вокруг заговор? Потихоньку спиться в этой квартирке, поехать куда-нибудь покутить на миллион долларов? Нет. Наблюдать. За всеми. И тогда увидишь, даже сойка летает не просто так, а у окна какого-то очень подозрительного мужчины. Что дворник не просто плохо метет двор, но делает это специально, потому что в сговоре с мусором. И всё в этой стране организованно именно так, потому что это кто-то сделал. Конечно, это можно назвать паранойей, но Петрович же знает, что прав! Впрочем, как любой параноик.
  
   Всё. Последняя рюмка, последний кусочек пиццы. Уже прилично клонит в сон, казак знал, если сейчас сразу уснуть -- проснешься часов через шесть вполне себе бодреньким. Если выпить еще пару рюмок, посмотреть новости, потом, может, кинчик поглядеть захочется про каких-нибудь масонов, навалится депрессия, и вообще не уснешь часов до трех. И тогда в Москву придется ехать днем, а Москва интересна ему только утром. Когда не ходит общественный транспорт. Когда все сладко-сладко спят. Когда наружу выглядывает правда.
  
   Он повалился на кровать и провалился в сон. Последней мыслью был Вадик Туманов. Что ж с ним стало? Ему угрожали? Может, тоже пытали, чтобы отказался от шоу? Но ведь было же шоу! Был же мальчик...
  
   Проснулся. Тронул мобильник -- без пяти два утра. Очень удачно, будильник заведен на два, но всегда радостно, когда просыпаешься сам, а не под пиликанье мелодии. Рука нашарила под кроватью стакан с вставной челюстью. Петрович встал. Голова не болит, хмеля не ощущается. Ладно, пока доедет до Москвы еще доспит и окончательно отрезвеет. Коробка с пиццей полетела в мусорный мешок, его выкинет по дороге, бутылку с остатками водки казак бережно убрал под стол. На вечер. Взял тросточку, оделся, пошел.
  
   Уже холодно, маленький подмосковный городок видит первый сон, только таксисты ездят по дорогам. Тихо, хорошо, спокойно. В такой тишине можно услышать всё. И всех. Озираясь, не следят ли, Петрович выкинул мусорный пакет и пошел на железнодорожную станцию. До нее ходу минут десять, нет смысла брать такси. Станция встретила его пустыми лавочками, он сегодня один поедет на ночной электричке. Эта последняя, следующая только в пять утра. Сонный голос кассира объявил прибытие, Петрович сел в электричку, выбрал место в углу и, нахохлившись в одежде, как воробей, мгновенно уснул. Разбудил его механический голос:
  
   -- Дорогие пассажиры, мы прибываем на Курский вокзал. Будьте внимательны и осторожны при выходе из вагона. Не забывайте свои вещи.
  
   Петрович почесал щетину, посмотрел на отражение в стекле напротив. Усов нет, сбрил, потому что в новом паспорте и во всех ксивах он без усов. Седой, как лунь -- не осталось и намека на черноту. Нос картошкой -- после перелома сросся плохо. Одет по-простому -- серая куртка на пуху, шерстяные штаны, полуботинки, кепи, палочка в руках. Обычный пенсионер советского типа. Правда, в кармане пистолет -- купил у одного барыги в Москве. Ну, и простые пенсионеры вряд ли могут позволить себе такой навороченный смартфон -- Петрович выписал один из китайских флагманов на "Али", яблокам не доверял. Он и китайцам не доверял, но яблоки точно все под прослушкой. Хотя говорить он особенно ни с кем и не говорил. Телефон больше для инета и фотать.
  
   Вышел из вокзала, подождал первого автобуса, сел, проехал пять остановок. Тут в тупичке его ждет "десятка", а рядом дешевенькое кафе, что открывается в семь, где можно будет позавтракать. Но это, конечно, потом.
  
   Петрович дошел к машине, сел, завел, печка заработала, согревая старое тело. Ехать уже не опасно, прошло почти двенадцать часов, как он выпивал. До рассвета еще почти час, именно сейчас в Столице происходит самое интересное. Если знать, куда глядеть.
  
   Задачка-то у Петровича была непростая. Он давным-давно изучал всё непознанное, странное, удивительное. А потом окунулся во всё это с головой, правда, всего-то на пару дней. Полетал в летающей тарелке, поглядел, как с космического корабля лазером взрывают небоскреб... и вот он очнулся в новой квартирке, на столе документы, в банке миллион долларов. Есть прямые подтверждения, что он не сошел с ума и ему вся предыдущая жизнь привиделась. А с другой стороны -- он просто попал в другой город. Переехал. И никаких подтверждений, что всё с ним вправду было -- ничего нет. Всё стерли... Кривоходов даже рассказал, как называется организация, которая отвечает за это -- СОСУМ. Служба Очистки Страны Ужасных Монстров. А что за страна такая? Куда делся Кривоходов? Кто эти пришельцы, захватившие Землю?
  
   Если бы у Петровича осталась семья и прежняя жизнь, он последовал бы совету Дана и затаился бы. Удалил бы свой канал с Ютьюба сам и больше никогда не общался ни с Вадимом, ни с... Блин, с удовольствием бы его новое шоу смотрел! Вместе с женой и детьми! Ради их жизней он пожертвовал бы правдой. Но их больше нет.
  
   Хорошее выражение -- у человека отняли жизнь. Так ведь можно сказать и в смысле "убили", и в смысле -- отобрали всё, что составляло эту жизнь. Не факт наличия на этом свете, но цепочку событий, прожитых за эту жизнь. Детство, школа, армия, институт, геологоразведка, жена, дети, пенсия -- это и была его жизнь. И должно это всё было закончиться по понятной же цепочке: внуки, дряблость и старость, хобби какое-нибудь, делал бы вино для детей, например, или компоты закручивал. Потом болезнь, смерть, похороны. Но цепочку не просто нарушили, теперь даже похоронить Петровича некому. Отправной точкой в его жизни теперь то утро, когда проснулся один в незнакомой квартире маленького подмосковного городка. Отсюда цепочка может выстроиться только так: тоска, смерть, похороны и памятник, на котором под его фотографией напишут не его имя. Это если вообще будет памятник, а то обойдутся крестом с номером. И никто никогда не придет туда принести цветы...
  
   Такой вариант абсолютно не устраивал старого казака. Вот уж нет. Раз уж он во второй раз в жизни прикоснулся к другой, настоящей жизни, он войдет туда полностью. Терять ему нечего.
  
   И Петрович стал искать. В разное время суток он шарахался по Столице России, наблюдая за людьми. Он точно знал, тут текут две жизни: настоящая и лживая. Настоящая снаружи, а ложь искусно замаскирована... Вернее, он так думал поначалу. Оказалось, никто сильно и не прятался.
  
   Встать на ИХ след было довольно просто. Особенно в Москве. Надо было просто подумать, а зачем вообще что-то скрывать? Ответ мог быть только один: значит, это кому-то выгодно. Раз выгодно, значит, должна быть прибыль. Огромная прибыль. И должны быть люди, которые получают эту прибыль. Которые ездят на очень дорогих машинах, едят в первоклассных ресторанах, носят самую лучшую одежду. Богачи. И уж в Москве их -- просто пруд пруди.
  
   Однако неужели все богачи -- участники этого заговора? Ведь, кстати, заговор даже не правительственный, а надправительственный. Понятно, что какие-то министры, многие в Думе, крупные бизнесмены -- они всё знают. Но толку-то за ними следить? Наверняка они далеко не все осведомлены. Да и на самом ли деле они знают всё? Нужно ли ИМ как-то светиться? В этом мегаполисе, если у тебя есть деньги, можно купить что угодно и кого угодно. Просто так, не состоя ни в каких правительствах, не заседая в Думе, не руководя городом. И потом, Кривоходов обмолвился, что все президенты уже давно киборги или вовсе голограммы, значит, они такой технологией обладают. Так почему не наделать этих киборгов побольше, посадить в кабинеты министров, назначить губернаторами, наполнить ими Думу -- пускай себе "руководят". На ТВ запусти, промывать людям голову. Только одна эта информация про киборгов открыла Петровичу глаза о-о-очень на многое.
  
   Но где же ИХ искать? В уютном дорогом ресторанчике, куда ОНИ приедут на личном лимузине? На каком-нибудь крупном мероприятии, вроде концерта или фестиваля? Подальше от тех, кого показывают по ТВ и охраняют телохранители. Зачем это всё надо ИМ?
  
   И Петрович начал наблюдать, искать, разнюхивать прежде всего возле арбатских ресторанов. Опять же, как ОНИ должны выглядеть? Те, кто вступил в сговор с пришельцами и тайно властвует на планете? Это будут такие солидные дядьки и тетки, вроде буржуев со старых советских агитационных плакатов? Тут тоже можно включить логику. Уж если они киборгов умели делать, то медицина у них наверное на высоте. И выглядеть они должны: молодыми, красивыми, крепкими. Где-то лет по двадцать пять -- тридцать. Идеальный возраст, когда и чувствуешь себя хорошо, и выглядишь неплохо.
  
   Арбатские рестораны -- отличное место, особенно вечером. В стеклянных витринах все посетители видны, а кто обратит внимание на серого деда с палочкой. Там он и нашел ИХ. Молодые, крепкие, красивые, швыряющие деньги на ветер. Таких, конечно, в Москве полно -- дети богатых папиков. Надо было как-то их отбирать. Отличить золотую молодежь от заговорщиков.
  
   Месяц Петрович провел на Арбате. Месяц высматривал, анализировал, вынюхивал, как заправская ищейка. Это превратилась в новую жизнь. Он был осторожен, фотографировал, искал в Интернете, делал записи в тетради и ему, можно сказать, повезло.
  
   Эта молодая пара привлекла внимание прежде всего вполне серьезным видом. Та солидность, что появляется в людях с годами. В остальном, он в классическом костюме, но даже тот не может скрыть отлично сложенную фигуру. Она в платье тоже довольно строгом, правда, ноги оголены до колена, рельефные икры подчеркивают длинные красные шпильки. Красивы, что он, что она -- молодые лица без прыщей, отличные стрижки. Нет той безбашенной, беспечной весёлости, что при молодых всегда. Их привезла новенькая "Тесла", все обвешанные фирмой "Эппл", но на нём Петрович заметил странные очки. Думал поначалу, что это очки "Гугл", но парень прошел близко и казак увидел маленькое надкусанное яблочка на обеих дужках. Это были умные очки от "Эппл". О которых еще никто ничего не слышал. Порывшись в интернете на лавочке, пока ждал, как парочка пообедает, он узнал, что и "Теслы" такой пока еще нет. Это зацепка!
  
   Молодые люди пообедали и уехали, а Петрович их пофоткал исподтишка на весьма хорошую камеру своего смартфона, чтобы потом получше рассмотреть. Естественно, проследить он их не мог, машины под боком не было, но вскоре он их увидел еще раз -- они часто там обедали. Петрович оделся приличней и пару раз пообедал вместе с ними в одном кафе. Потом даже попробовал проследить на своей десятке, но парень ездил, как гонщик. Петрович хотел было подцепить им жучка, но побоялся. Решилось проще -- однажды с ними пообедал друг.
  
   Всё ровно то же самое. Молодой с виду, но одет в дорогой классический костюм. Причиндалы яблочной фирмы, заказ очень дорогих блюд. И приехал он сюда тоже на "Тесле". Петрович допил заказанный кофе за тысячу рублей и вышел из кафе, оставив троицу обедать омарами и устрицами. Теперь есть уже серьезная зацепка!
  
   Ни разу Петрович не пожаловался на отечественный автопром в следующем месяце. Его серая "десятка" отлично отвозила его по городу и ни разу не подвела. Петрович просто ездил и искал. Как бы ни огромна Москва, "Тесл" тут не так уж много. Конечно, пришлось потратить кучу времени, разработать график сна, чтобы понять, когда ОНИ ездят чаще: днем или вечером, утром или ночью. Оказалось -- очень ранним утром. Часа в четыре или пять, когда движения мало, разноцветные молнии Илона Маска попадались ему довольно часто. Ездили, в основном, по центральным улицам -- как Петрович и предполагал. Но ездили, конечно, слишком быстро для "десятки", вообще не соблюдая никаких ПДД. Ну, и было бы просто провалом попытаться угнаться за ними -- сразу спалился б. Но Петрович старался, и терпение с трудом перетерли всё. Ему везло. Он увидел, откуда выезжает одна из "Тесл".
  
   Это случилось, когда он, отъездив весь день, поставил машину и собирался ехать домой на электричке. Можно было бы снимать квартиру и в Москве, но Петрович боялся. Если Кривоходов поселил его там, где поселил, значит, в том городке достаточно безопасно, не найдут. Переехав поближе к тем, кого он искал, безопасности себе не добавишь. На этот раз машину он оставил совсем неподалеку от вокзала и уже собирался топать туда, как красивая красная "Тесла" с мигалкой на крыше въехала в соседний двор. Петрович бросился туда, но обнаружил ворота, охрану и шикарный десятиэтажный элитный дом. Казак переставил машину, чтобы видеть выезд из двора, завел будильник на пять утра и уснул. Оказалось, попал в самую тютельку. Проснулся в пять, а "Тесла" выехала в две минуты шестого. Весь день Петрович мыкался по Москве, а вечером снова занял наблюдательный пост. Всё верно, часов в шесть вечера наглухо тонированный электрокар въехал во двор. Он наше отправную точку, откуда можно следить.
  
   Дальше пошло туго, потому что и автомобиль у Петровича неподходящий, и осторожности много. Он решил преследовать "Теслу" постепенно. Километр сегодня, два километра завтра и так, постепенно, добраться до места назначения. Каждый день он ехал за электромобилем какое-то время, потом, увидев подходящее для парковки место, бросал там машину и уезжал домой. На следующий день приезжал рано утром, прогревал "десятку" и ждал "Теслу", снова преследование, а через километр-другой опять бросал машину. Так продолжалось уже вторую неделю. И вот, наконец, он уже должен был подъехать.
  
   Петрович тронул автомобиль и припарковал так, чтобы видеть трассу, откуда поедет "Тесла". Ехать она будет быстро, надо изловчиться и успеть вырваться чуть вперед, чтобы был небольшой запас. Вот она, едет! Первая передача давно выжата, гашетку в пол, с пробуксовкой Петрович вырвался на дорогу.
  
   Обогнали его быстро -- красная красавица почти бесшумно сделала АвтоВАЗ и завернула. Петрович шел на второй, обороты в красной зоне, двигатель ревет, но догнать электрокар не получится. Вот и он повернул, хоть на светофоре ему красный, но машин нет. Повернул и пусто! Нет никакой "Теслы"!
  
   Конечно, он не расстроился. Всегда можно повторить завтра с этого угла. Постой, да вот же она! Что-то типа сталинской высотки с обширной парковой зоной, где еще штук шесть "Тесл". Петрович чуть замедлил скорость. Из красного автомобиля вышел молодой человек, одет в классический костюм, на глазах сверкают темные очки, хотя толком еще не рассвело. Он тоже поглядел на медленно проезжающего мимо Петровича. Казак нажал педаль газа и на первом же повороте свернул. Он нашел ИХ.
  
   В хорошем настроении он вернулся на исходную и дождался, когда откроется кафе. Позавтракал, но очень нервно и без аппетита. Его почти трясло от азарта! Не терпелось вернуться и поглядеть, что за люди будут туда приезжать. Но надо подождать хотя бы восьми, чтобы Москва, наконец, ожила и образовала толпу, где можно затесаться и стать незамеченным. Ему очень не понравилось, что тот тип поглядел на него через свои странные очки. Надо будет продать эту машину и купить другую. Эта уже наверняка забита в ИХ базе.
  
   Рассвело, и Москва ожила. Ее вены-дороги наполнились кровью-машинами. Кое-где образовались тромбы-пробки. Петрович не решился ехать туда на тачке, всё равно тут едва километр, можно пешком пройти. Что он и сделал. Пятнадцать минут, и высокое многоэтажное здание с красивым шпилем перед ним. На парковке уже штук двадцать "Тесл", по высокой лестнице поднимаются и спускаются. Похоже на какое-то министерство по делам молодежи, потому что все молодо выглядят. Петрович подошел поближе. Вот и лавочка нашлась, можно достать смартфон и, как будто читаешь что-то, воспользоваться зумом камеры.
  
   К зданию подъехал шикарный лимузин Хаммер. Петрович навел зум. Передняя дверь открылась, водитель выбежал открывать пассажиру. Впрочем, задняя отъехала сама. Водитель подал руку, но пассажир проигнорировал. Он вышел сам и пошел по лестнице, весело телепая чемоданчиком. Водитель быстренько сел за руль и двинул машину на стоянку.
  
   -- *б твою мать... -- прошептал Петрович, делая фотографию. А мужчина, что вышел из лимузина, как по команде повернул голову вправо, его профиль четко попал в кадр.
  
   -- Точно Матрица, -- сказал Петрович, увеличивая по максимуму фотку.
  
   До ноздрей донесся аромат жаренной говядины и сосновых веток. Тайга, тридцать лет назад, и жаренная говядина. Господи, он и тогда так хорошо не выглядел, но это точно он -- сомнений нет. Изрядно помолодевший, широкоплечий, легко взбирающийся на приличных размеров лестницу. Слегка подправленный и вызывающий страх. Невольно Петрович потрогал сломанный нос и вставную челюсть. По лестнице шел Кирилл Архипов.
  
  
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
  
   -- Здравствуйте, Вадим, -- вежливо поздоровался с ним Константин Эрнст. -- Как долетели?
  
   -- Всё окэ, спасибо. Нормаш... -- промямлил Вадик. Он бы никогда не подумал, что сам Эрнст его знает! Тоже смотрел, что ли, его канал на Ютьюбе?! -- А вы, собственно, откуда знаете...
  
   -- Гхм-гхм, -- прокашлялся Эрнст. -- Ну, что вы, что вы! Вас все знают. Кому надо. Не волнуйтесь, Вадим, Ваня очень опытный ведущий, он не даст вам заскучать.
  
   Эрнст даже откланялся! И пошел дальше по коридору к выходу, откуда Вадик только что зашел. Наверное, большой черный лимузин из серии "Кортеж" ждал именно его.
  
   Все его знают? Кому надо? Что имелось в виду? Уж точно не Ютьюб. Вадиму сразу вспомнился недолгий и скучный путь от Сенатской башни до Университета. Там тоже ходили важные "пиджаки" и кланялись ему. Вовсе не потому, что звезда Интернета, а потому, что на нём ярлык. Невидимая защита, дарованная Царем Царей. Почему-то. Каким-то царем каких-то царей...
  
   Останкино! Круто так, что даже поросячий хвост не такой крутой! Вадик тут всего пять минут, а уже увидел штук тридцать знаменитостей, не считая самого Эрнста. Некоторые проходили мимо, но большинство здоровались с ним! С каким-то блогером из Ростова! А вот даже Якубович подошел!
  
   -- Вадим Андреевич, гхм-гхм, рад видеть, гхм-гхм, -- пожал руку Леонид Аркадьевич. -- Наслышан-с, наслышанс-с! Даст Он -- приглашу Вас в свою передачу...
  
   -- С-спасибо, -- промямлил в ответ Вадим.
  
   -- Недавно ко мне, гхм-гхм, простите, одна из ваших приходила. Кажется, Монеточка?
  
   -- Она, вроде, не совсем из наших...
  
   -- Из ваших, из ваших, -- настоял Якубович. -- Вы -- те, на кого Он бросил свой взгляд. В свое время Он точно так же бросил его на меня. Но мое время заканчивается, а ваше...
  
   Леонид Аркадиевич резко расстроился, попрощался, еще раз откашлялся и пошел. Чего-то почти все, кто с ним здоровался, кашляли. Вернее, даже не кашляли, а как бы откашливались... покороче, что ли? Будто гоняли мокроту через горло, но очень сухо и коротко.
  
   Ему нужен был двенадцатый этаж. Лифт подвез, створы открыли в принципе скучный коридор, пропахший самыми разными духами. О, да, тут и мужчины, и женщины лили на себя дорогущий парфюм ведрами. Получался странный эффект. Казалось, духи они пользуют не чтобы просто приятно пахнуть. Допустим, ты помылся, то есть уже пахнешь неплохо, шампунем там, мылом или гелем для душа. А потом брызгаешь одеколоном или духами на предплечья, можно за мочками ушей помазать, можно на сгибы коленей и локтей. Можно одежду надушить. И будешь пахнуть отлично целый день, но учуют это лишь те, кто подошел к тебе на метр, ну, на два метра. Тут же мимо тебя проходил не человек, целая парфюмерная фабрика. Запах дорогих духов слышен метров за пять, и так от каждого. Вместе оно сливалось в такую какофонию аромата... честное слово, Вадим предпочел бы вонь общественного туалета этому.
  
   Он шел, от запаха начинало тошнить. Знаменитости приветливо улыбались ему, кто-то кланялся и душил, душил, душил говнозапахом благовоний! Ему реально поплохело, он даже шаг замедлил. Взглянул на дверь -- только четвертый номер. Ургант ждет за тридцать третьим.
  
   В голове потемнело, а он шел. Каждое улыбающееся лицо плыло, говорило, как радо с ним познакомиться. Вадим жал рыхлые ладони, а одна телеведущая даже поцеловала его, отчего чуть не стошнило прямо на нее. Вблизи духи приторней выгребной ямы!
  
   И тут он понял! Не от духов его мутит! Духов много, но не они кружат голову, а вонь! Да-да, всё верно, как раз та самая вонь из выгребной ямы сельского сортира или так пахнет в мясном магазине, где не следят за санитарией! Это то ли трупный смрад, то ли разлагающихся фекалий, да еще замешано на старом мужском потняке! Будто все встречные ему -- давно умершие зомби, пробежавшие только что марафон, на финише которого искупались в ванне с дерьмом! И вот это, словно зарин, отравляет легкие Вадима! А духи скрывают. Пытаются.
  
   Впрочем, пахло не ото всех. По коридору снуют десятки людей, в основном, молодые ребята и девушки его возраста. Они на него -- ноль внимания, но вот ведущие, актеры, эксперты, активно участвующие во всяких ток-шоу, -- все знали Вадима. Все здоровались. Жали руку. И смрадили дерьмом, скрытым адской долей дорого одеколона.
  
   Вадик думал, это никогда не кончится. Чем ближе тридцать третий кабинет, тем больше знаменитостей, желающих с ним поздороваться. Мутить слегка отпустило, но тошнота поднималась к горлу, поднося желудочный сок -- пищевод свела острая изжога. А еще в Останкино какие-то особо яркие ламы на потолках. Ощущение, будто идешь по длинному-длинному солярию. Вадим вспотел, футболка прилипла к спине. Будто не шел на шоу -- мечта всей жизни! -- а совершал поход, как Ахиллес, или как его там звали...
  
   Люди размылись. Вернее, не все. Обслуживающий персонал, всякие гримеры, помощницы, администраторы, по-прежнему проносились мимо, а вот знаменитости... Вадиму казалось, они видоизменились. Кто-то шел не плавно, а как бы угловыми движениями. Конечно же, это ведь не люди, а киборги. На шеях вторых под толстым слоем штукатурки проступали швы. Конечно же, это ведь не люди, а зомби. У третьих под кожей кто-то шевелился. Четвертые -- будто надутые куклы. У пятых за прозрачными глазницами видна маленькая рубка, где парочка мелких серых человечков сидят в кабине управления и направляют тело-машину. Шестые не отбрасывают тени, но не вампиры они, вовсе нет. Не здороваются, потому что -- просто голограммы.
  
   Тридцать первый кабинет, тридцать второй кабинет, тридцать третий кабинет. Звезда и надпись на двери: Иван Ургант. Наконец-то! Ладонь толкнула дверь. Если заперто, Вадим ближайшим рейсом летит в Ростов! Нахрен нужна такая известность! Но приятный щелчок и дверь открылось. Вадим буквально бросился внутрь. И офигел.
  
   Он оказался в темной комнате с телевизором и дверным проемом. В проеме знакомая, стократ виденная в ящике студия программы "Вечерний Ургант". И идет запись передачи. Слышны аплодисменты, музыка группы "Фрукты", смех. Заглянуть в студию Вадик не решился, уставился на телевизор.
  
   -- На этой недели могли прийти, но не пришли! -- пискляватым голосом говорили в телевизоре. -- Толик! Безумный потомок знаменитого Дурака!
  
   Футболка окончательно прилипла к спине, а теперь еще и кепка промокла от пота так, что больше не впитывала -- струи побежали по лбу. Фотография гнома повисла на экране.
  
   -- Толик улетел на Плюк! -- продолжал голос. -- Наверное. Информация проверена на тридцать процентов. Мог прийти наш постоянный любимый гость -- Мертвый бог Эрв! -- а вот и Эрв на экране, лежит в гробу, а на глазах серебряные монеты. -- К сожалению, умер. Мог прийти директор мирового Телевидения -- Лорд Ар! Но не пришел, какие-то дела у него в Стране Ужасных Монстров! -- экран продемонстрировал мужчину с едва знакомыми чертами, потом его скрыла тьма.
  
   -- Но кое-кто к нам пришел, -- на экране появился Ургант. -- Человек загадка. Один из последних чистокровных людей на планете. Носящий ярлык Царя Царей. Ведущий какой-то херни на Ютьюбе. Встречайте, у нас в гостях -- Вадим Туманов!
  
   Гул аплодисментов из студии, группа "Фрукты" заиграла мелодию песни "В голове моей туманы-маны". Пот бежал теперь отовсюду -- даже между булок. Вадик рассмотрел себя -- потные пятна на груди и в подмышках. Быстро скинул мокрую бейсболку, чуть растрепал волосы. "Боже, как же я сейчас выгляжу?!", -- пронеслась мысль. Как еб%ный марафонец! Но мелодия играла, зрители аплодировали, деваться некуда. Напялив нервную улыбку, Вадим вышел в проем. И снова офигел.
  
   Да, студия. Софиты сияют, свет льется настолько профессионально, будто солнечным днем вышел на улицу в полдень. Аплодисменты, музыка... Только нет ни зрителей, ни музыкантов. Трибуна пуста -- этого было не видно в проеме из маленькой темной комнаты, куда попал Вадим, войдя в тридцать третий кабинет. Сцена для музыкантов пуста, даже инструментов нет. За стойкой Мити -- никого. На диване лениво лежит Иван Ургант и "листает" планшетный компьютер.
  
   -- Ну, чего стоишь? -- спросил Иван, даже не оторвавшись от экрана. -- Заходи, раз решился...
  
   Пульс еще бьет в висках, на губах привкус крови, пот уже так достал, миллион долларов бы отдал за душ и чистое белье! Но нету миллиона. Уши по-прежнему раздирает мелодия Барского, но вот она затихла. И Вадим услышал свой голос! Откуда-то из-за стола ведущего!
  
   -- Здравствуйте, Иван, -- отчетливо сказал кто-то голосом Вадима.
  
   -- Привет! -- отозвался Иван, хотя вот вроде молча лежит на диване и ковыряет планшет.
  
   Так, надо успокоиться! Удалось не сразу. Понадобилось секунд тридцать. За это время Вадик услышал пару шуток Ивана и одну свою. Сообразил, голоса идут с ноутбука ведущего, что за столом.
  
   Урганту, вроде, по фигу, поэтому Вадим рискнул и, осторожно обогнув диван, очутился за столиком ведущего. Походя обратил внимание на несколько колонок за сценой, что видны только отсюда. Наверное, и группа "Фрукты", и аплодисменты "телезрителей" оттуда. Удобное кресло за столом приняло напряженную задницу Вадима, нервный, иногда тикающий взгляд уставился в ноутбук. Там он, Вадим Туманов, сидит в кресле, а Иван Ургант показывает фотографии из его блога. Ага, эти узнал -- экстрасенс один из Азова повел однажды на кладбище и продемонстрировал, как некоторые могилы кровоточат. А это французский монастырь, Вадик ездил туда брать интервью -- один из самых удачных его репортажей -- молодые монахи тогда столько нарассказывали о привидениях... А это фото стометрового цунами -- снимок сделан школьницей из Калифорнии. Чтобы взять это фото пришлось лететь в Америку. Вадик не знал, фотошоп это или нет, но поехал только ради туризма...
  
   -- А вот это, как вам? -- весело говорил Ургант из ноутбука. -- Фото следа снежного человека. Вы ведь в Канаду ради этого ездили?
  
   -- Да, -- ответил Вадим из ноутбука. -- По-правде сказать, поехал чисто прошвырнуться, не сильно верил, но в итоге повстречал много интересных людей...
  
   Волосы на голове Вадима привстали. Так натурально говорил его "двойник". И вправду, в той поездке в Канаду он повстречал много интересных друзей...
  
   -- И даже роман завел... -- сказал Вадим из ноута.
  
   -- С йети?! -- расхохотался Ургант.
  
   -- Нет, ее звали Джулия. Привет, Джул, если слышишь меня.
  
   -- Ну что же вы, Вадим, такое говорите?! Наша программа выходит на Первом канале, конечно, она вас слышит...
  
   Бл%! Точно! Джулия, мать ее, не Робертс, а Херсон! Красотка, слегка подвинутая на снежном человеке, очень горячо приняла "известного русского ученого конспиролога". Ее батя сильно увлекался охотой и богом клялся, что неоднократно видел йетти. А Джулию почему-то снежный человек заводил. Когда она узнала, что Вадим приехал сюда для изучения... Диплом конспиролога она не потребовала, ее впечатлил миллион подписчиков на Ютьюб. Тем же вечером они пили горячее вино и трахались на шкуре белого медведя, которого когда-то завалил отец Джулии. Одно из самых приятных и тайных впечатлений Вадима. Об этом "романе" знал только он и она. И теперь вся Россия. Но как?!
  
   -- Выключи ты эту херню, -- презрительно сказал Ургант с дивана. -- Ты ж сюда не в шоу участвовать пришел.
  
   Так охотно Вадим еще никогда не захлопывал крышку новенького "Макбук Про" -- к слову, точно такого же, как у него самого. Только сейчас Вадим заметил, у настоящего Урганта и айфон лежит рядом на столике, и "Эппл Вотч" на запястье, да и ковыряется в "Айпаде". Всё совпадет. Впрочем, это так многие сейчас...
  
   -- Ладно, Вадим, -- прервал полет мыслей Ургант, усаживаясь на диване. -- Ты теперь видел, как работает наше отечественное телевидение. Вопросы есть?
  
   -- Ага-м, -- промямлил Вадим.
  
   -- Вот поэтому мы так редко работаем в прямом эфире, -- усмехнулся Ургант. -- Ладно, вижу, хреново тебе, там есть в ящике кое-что, достань, а?
  
   Вадим подчинился, открыл шкафчик, там таблички с картинками и вейп. Наверное, последнее и надо Урганту. Вадим протянул, но тот покачал головой.
  
   -- Сам пыхни.
  
   -- Я не курю.
  
   -- Я же и не говорю, чтобы курил. Пыхни только. Полегчает.
  
   Вадим нажал кнопку, поднес мундштук к губам, легкие приняли порцию пара... А пара ли? Конечно, давненько Вадик травкой не баловался, но узнал сразу.
  
   -- Нормаш! Тут анаша что ли? -- спросил он, откашливаясь.
  
   -- Наука не стоит на месте, вскоре это будет любимой игрушкой молодежи, а в перспективе заменит алкоголь. Ну как? Отлегло.
  
   Вадиму вправду полегчало. Розовый пар затуманил мысли, переживания отошли, но ясность не потерялась. Прикольно!
  
   -- Ты сам будешь? -- Вадим быстро перешел на "ты". Но Ургант отмахнулся.
  
   -- Мне еще сегодня за руль.
  
   -- Окэ, а если передача без меня пишется, зачем я сюда вообще приехал? -- спросил Вадик. Он еще раз затянулся и вернул вейп в шкаф. Хорошего понемножку.
  
   -- Хотел на тебя поглядеть, поговорить.
  
   -- Слушай, а откуда вы все меня знаете? Не через блог же...
  
   -- Да блог твой никому не сдался, -- всплеснул руками Ургант. -- А вот ты сам. И еще Эрв.
  
   -- Так вроде это ж тайна! Мне вообще запретили об этом говорить, сказали, галлюцинации...
  
   -- Конечно, галлюны, -- кивнул Иван. -- Больше тебе скажу, я тоже тебе снюсь.
  
   -- Правда?
  
   -- А какая тебе вообще разница? Ты вообще очень удивишься, если я начну тебе рассказывать правду. Даже так тебе скажу: абсолютно всё, что тебе кажется правдой -- ложь...
  
   -- Вот и Эрв так говорил.
  
   -- Про Эрва и вправду лучше трепаться поменьше, а то еще явится, -- боязливо оглянулся Иван. -- Хотя студия и экранирована, но лучше не будем. Ты расскажи лучше, как у тебя дела? Как Дина?
  
   -- Да откуда ты всё знаешь?!
  
   -- Я ж на ТВ работаю. У нас новости делают в соседней студии. А гномы, улетевшие на Плюк, -- это была вообще главная новость того месяца! И еще ты. Парень с ярлыком Царя Царей! Добравшийся до тритингулятора!
  
   -- Хреново Дина, -- будто бы пропустил последние несколько предложений Вадим. -- Боюсь, как бы в петлю не попала...
  
   -- В петлю? -- прищурился Ургант. -- К Эрву в слуги?
  
   Сперва Вадим не понял, а потом вспомнил -- символ Мертвого бога как раз повешенный.
  
   -- Да нет. Руки бы на себя не наложила. Я пытался с ней поговорить, но она не хочет.
  
   -- Если не хочет, значит, ты ничего сделать и не можешь. Как родственники?
  
   Вадим очень зло поглядел на Урганта. Тот даже взгляд потупил.
  
   -- Правдоподобные получились? -- сказал Иван смущенно.
  
   -- Мои родственники мертвы, -- ответил Вадим сквозь зубы. Благостная эйфория марихуанового вейпа растворилась мгновенно. -- Друзья -- мертвы. Меня лечили в психиатрической больнице, чтобы я поверил, будто мне всё почудилось. И поезд, и подземная лодка, и Эрв, и еб%ный эльф, и гномы, и Университет, и Космодром... Но лечили специально плохо. Могли бы меня накачать химией и сделать овощем, но, фактически, просто поговорили и звиздец. Я думаю, они хотели, чтобы я знал, что всё правда. Что мои родственники -- роботы. Что моя девушка -- сексбот. Что настоящая жизнь, которую мне показали, не для меня. Но она есть. А я должен играть в игру. В показательно плохую игру. Чтобы понял мое место в этой жизни. Место раба...
  
   -- Смотри, как ты всё верно понял, -- кивнул Ургант. -- Ты прав. Именно так всё и есть. Ты думаешь, мне нравится приходить каждый день в эту пустую студию и глядеть на ноутбуке запись "Вечернего Урганта"? Которую веду не я, а бог знает кто вообще? И даже гостей по-настоящему сюда не зовут. Они точно так же включают телевизор и глядят на это. Ого, думает Шнур, смотри, я, оказывается, вчера у Вани записывался! Вот это поворот! Да еще и песня новая у меня вышла! Хорошая какая песня, однако -- давно таких не писал!
  
   -- То есть это всё так... -- промямлил Вадим.
  
   -- Да, так, -- сказал Иван твердо. -- Мы все живем во лжи. Которую нам заботливо организовала Страна Ужасных Монстров. И лично Лорд Ар -- один из Лордов великого Царя Царей! Мы знаем чуть больше, большинство не знает ничего. Но знаешь, что принципиально отличает тебя от меня?
  
   -- Ярлык?
  
   -- Да сдался мне твой ярлык. Зарплата.
  
   Иван взял "Айфон" со столика, разблокировал Фэйс Айди, порылся в СМС.
  
   -- Вот, погляди. Это сумма упала сегодня. За программу с тобой.
  
   Ургант протянул телефон экраном к Вадиму, там с номера 900 есть зачисление. Шестизначная цифра. А следом был "общий баланс". Девятизначная цифра.
  
   -- Ох?еть, -- только и сказал Вадим.
  
   -- Я сейчас выйду из Останкино, отлежав тут на диванчике часок "съемок", сяду в новую "Ауди" и поеду к жене и дочкам. И никто не будет спрашивать, почему у папы так много свободного времени и денег. И всё у нас будет хорошо.
  
   -- Но это ложь...
  
   -- Тогда ты умрешь! -- рявкнул Ургант. Вадим отшатнулся и только сейчас обратил внимание на экран впереди перед зрительской трибуной. Тот показывал настоящее: он на месте ведущего, а Ургант как гость на диване. Блин, полный сюр!
  
   -- Умру? -- по-дурацки спросил Вадим.
  
   -- Конечно! Никакие ярлыки Царя Царей не спасут, если он сам придет за тобой.
  
   -- И что же мне делать?
  
   -- Да живи же просто, дурак ты такой! Развлекайся! За тобой следит целый отдел! Ты в полной безопасности. Сможешь получить любую награду, Страна Ужасных Монстров даст, что угодно! Если уметь попросить. Ты и так в клетке, так пусть хотя бы она будет золотой!
  
   Вадим задумался. Достал вейп из ящика. Ургант лег на диван и уткнулся в планшет. Прошло минут десять. Вадим созерцал себя с вейпом и Урганта на экране напротив.
  
   -- Ты это, погляди там, закончилось? -- спросил Иван.
  
   Вадим открыл "Макбук". Там Иван чего-то смеялся, а сам Вадим почему-то был в костюме пчелы. Заиграла музыка.
  
   -- У нас в гостях был Вадим Туманов! -- сказал Ургант из компьютера, тут же настоящий подскочил с дивана. Поглядел на часы.
  
   -- Ого, что-то долго я сегодня, -- сказал Иван. -- Ты не против?
  
   -- Конечно, -- ответил Вадим, поднимаясь с кресла ведущего. Ургант занял его место (вернее, свое) и деловито защелкал клавишами.
  
   -- Ладно, наше шоу закончено, всего доброго, -- улыбнулся Иван. -- Надеюсь, тебе понравилось. Хочешь сэлфи?
  
   -- Давай...
  
   Они несколько раз сфотографировались, уже через пять минут снимки оказались в Инстаграме Вадима. Он покинул студию, а Иван вернулся на место ведущего. "Макбук" молчал. И показывал мужчину, очень похожего на Энтони Хопкинса.
  
   -- Всё хорошо? -- спросил Ургант с надеждой.
  
   -- Да, -- кивнул Дан. -- Приятно иметь с тобой дело.
  
   -- Об этом точно никто не узнает? Эрв дает мне гарантии?
  
   -- Эрв дает только одну гарантию, -- сказал Дан насмешливо. -- Что вы все когда-нибудь умрете. А он нет.
  
   Экран погас, на нём лого -- повешенный в петле показывает Ивану фак. Ведущий сморщился, схлопнул ноут и пошел домой. Его рабочий день закончился.
  
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Первая мысль Маши: "Вот это номер, я умерла и попала на небеса?". Она открыла глаза, ощущая небывалую легкость и ясность мышления, всё вокруг поразительно белое. Даже манипуляторы с ножами, окружающие стол, где она лежит, покрыты белой эмалью. Светильники на потолкуе белого цвета, сам потолок. Нет, не небеса.
  
   Попыталась сесть -- ничего не вышло. Привязана к столу бандажами. Оглядела себя голую. Странно, как будто грудь больше стала? Живот понятно, но груди еще рано расти. Что-то щелкнуло, замки на бандажах открылись, Маша села.
  
   Да уж, точно на небеса не похоже. Какой-то невероятно крутой хирургический кабинет. Всё стерильно -- это понятно, но, судя по количеству манипуляторов и инструмента, делали операции именно они и без помощи людей. Огромное зеркальное окно, видимо, зеркально только с этой стороны. Маша поглядела на себя и ахнула -- в отражении не она.
  
   Босые стопы опустились на гладкий полимерный пол. Чувствовала она себя почему-то особенно хорошо, хотя отражение в зеркале пугало. Во-первых, лысая. Во-вторых, лицо другое. Она подошла и увидела на коже лица тончайшие линии. Даже не шрамы, а будто кто-то карандашом провел, и на некоторое время кожа запомнила это. Но не только лицо. Маша всегда была довольно красива, но немного худовата, а тут грудь приобрела форму приличной дыни, а еще задница заметно увеличилась, но не в рыхлую сторону, а как бы округлилась. Под грудью нашлись два тонких шрама, на ягодицах их было гораздо больше. И беспокоила голова. Лысая, как колено, зато линий там провели очень много. Над черепушкой работали старательно. И кто? Странный мужик, похожий на мертвеца, который взорвал себе голову? Почему-то это не так взволновало. И вообще, Маша чувствовала себя очень спокойно. Указательный палец провел по лицу. Скулы стали шире, глаза теперь карие, нос приплюснут слегка -- похожа на кошку. Очень эффектное лицо, если шрамы уйдут, смело можно констатировать: так красивее.
  
   -- Нравится? -- сказал Эрв, заходя в разъехавшиеся, как в лифте, двери, подогнанные к стене так тщательно, и не догадаешься, что они там есть.
  
   -- А вы разве живы? -- спросила Маша, но не сильно удивилась.
  
   Это был и тот же мужчина, и немного иной. Этот тоже высокий, худой, одет в рабочую робу, на лбу защитные очки. Но лицо, конечно, приятней. Нет, тоже бледный и болезненный, но не труп ходячий. Мешки-синяки под глазами огромны, сами глаза блестят пьяным блеском, да и перегарчиком попахивает в стерильном воздухе этой операционной.
  
   -- Я? -- палец Эрва встретил свою грудь. -- Жив? И не думай даже, Маша. Тот, кто мертв, умереть не может, ха!
  
   -- Это вы про "Игру престолов"?
  
   -- И про нее тоже, Маша. Ладно, пойдем, Маша, буду тебе на вопросы отвечать. Как же я не люблю эту часть... Дан! Одень нашу королеву-мать!
  
   В комнату вошло нечто... интересное. Если бы не двигался -- обычный манекен. Даже кожа такая же, как бы резиновая зеленого цвета. Но двигался широкоплечий мужчина очень даже резво. Как и у манекена -- половых органов нет, значит, и одежда не нужна. А вместо головы старый компьютерный монитор показывает уже знакомого Энтони Хопкинса. Почти точь-в-точь. В руках поднос, на нём одежда. Белый халат и домашние тапочки.
  
   -- Маша, -- сказал Дан.
  
   -- Ты Дан, да?
  
   -- Си, сеньорита.
  
   Халат легко запахнул прекрасное новое тело, даже немного жаль -- хотелось рассмотреть себя лучше. Мягкие тапочки на ноги и вслед за Эрвом.
  
   Оказавшись вне операционной, контраст, однако, есть. Только была в больнице, а сейчас, как на старом советском заводе. Какие-то трубы, провода, вдалеке воет болгарка, пахнет маслом -- все резьбы на шпильках тщательно смазаны. Не сказать, что грязно, но такая именно что рабочая обстановка. Кое-где и ржавчина имеется, где кинут кусок трубы или уголка. Эрв вел, за ним Маша, потом Дан. Коридор довольно долгий, сперва Маша увидела и вправду окно в ее палату, с этой стороны прозрачное. Но потом пошли другие палаты или операционные, где шла работа. Какого-то мужчину оперировали -- над ним, словно гигантский паук, десятки щупов манипуляторов орудуют скальпелями и зажимами, а где и лазером. Не задержались, но вот уже и другая комната, тут попроще -- люди-манекены, копии Дана, разбирают еще одного Дана по запчастям. Внутри нет никаких органов, он словно весь целиком сделан из какого-то пластилина. А вот довольно приличный цех, где несколько Данов починяют летающую тарелку и еще какая-то странная машина, похожая на огромный бур. Ловко орудуют УШМ, варят электросваркой тоже хорошо -- без маски. А позади экран огромного телевизора, на котором вращается Земля. Или?
  
   -- Это телевизор, там, сзади? -- спросила Маша, зная ответ.
  
   -- Дан, отключи гравитацию на пять секунд.
  
   Эрв оттолкнулся от пола и повис в воздухе. Маша тоже поняла, что ее больше не прижимает к полу. Похоже, как будто попал в вечную воздушную яму на самолете. Даже желудок и внутренние органы приподнялись и повисли внутри организма. Повисли и прибавившие в размерах груди. Она легонько толкнулась, но тут же гравитация накрыла -- пять секунд прошли.
  
   -- Мы на орбите Земли... -- сказала Маша не особенно как бы и восторженно. Интересно, однако, не более того. Что на самом деле любопытно -- ее реакция на всё. Вернее -- отсутствие такой реакции. Всё воспринимается как данность, нет привычной некогда женской истерики.
  
   -- Ага, -- кивнул Эрв. -- Это моя внеземная база номер один. Пошли на мостик, там поговорим.
  
   База Эрва оказалась больше, чем нефтеперерабатывающий завод, и очень его напоминала. Трубы в основном, люка, провода. Но попадались комнаты, свидетельствующие о просто фантастической продвинутости местных ученых. Они прошли мимо открытой двери, там помещение шесть на шесть, на полу -- самый настоящий город. Здания, крохотные человечки, машинки, вертолетики, скорая помощь вон мигает проблесковыми маячками. Причем, если сопоставить, город, наверное, размером с Москву.
  
   Эрв проходил мимо всего безразлично, только однажды остановился рядом с массивной дверью. Похожа, на дверь в деньгохранилище Скруджа Макдака. Метров пять круглая сейфовая дверь с маховиком по центру. Эрв бережно провел по ней ладонью и пошел дальше.
  
   -- Там что-то важное для вас? -- спросила Маша.
  
   -- Ага. Большая Священная Машина.
  
   Эрв ограничился этим комментарием. Винтовая лестница привела их в просторный зал с сотней экранов и креслом посредине. А вот тут уже приличный мужской бардак. Коробки из-под пиццы и гамбургеров, пустые бутылки виски, полные бутылки в многочисленных ящиках. Одну Эрв сразу зацепил и откупорил.
  
   -- Знала бы ты, как тебе повезло, Маша, -- сказал Эрв, побулькивая бутылкой. -- Люди годами, десятилетиями, жизни порой не хватает, тренируют волю, уходят за край собственного сознания, умом меняют физиологию, а ты это всё получила от меня совершенно бесплатно. Но троих мне не вывезти, придется действовать разными методами...
  
   -- А кто еще двое?
  
   -- Одного ты знаешь -- это твой муж. Вторая -- его помощница.
  
   -- И что же ты сделал со мной такого? -- спросила Маша, рассматривая экраны и что на них. Со всей планеты показывали всякую ерунду. В основном, сериалы, мультфильмы и спортивные трансляции. Много фантастических фильмов. Наверное. Земля в окне ей тоже сперва показалась фантастикой.
  
   -- Я думаю, ты уже заметила, твоя внешность изменилась -- но это пустяки, чтобы тебя запросто не узнали. Главное, я удалил тебе часть мозга и вытравил всех микромицетов из организма. Кроме этого внутренняя часть твоей черепушки покрыта теперь титановым напылением, это защитит тебя от Царя Царей. Он тебя не достанет. Если не будет уж очень сильно стараться...
  
   -- Не совсем... понятно, -- улыбнулась Маша.
  
   -- Безусловно, поэтому парочка пояснений, Маша. Сейчас я тебе вкратце расскажу первую часть этой книги!
  
   -- Первую часть книги?
  
   -- Не обращай внимания, Маша! Значит так, Землю захватили, Маша. Пусть будет инопланетяне, но это не совсем точно, Маша. И эти инопланетяне очень серьезно изменили жизнь на Земле. Всё, абсолютно всё, что ты знаешь о мире -- неправда, Маша! Даже неправда -- тоже неправда, Маша. Это такая тактика захватчика -- максимально запутать, чтобы никто не распутал. Есть такое... место, будем говорить. Называется оно -- Страна Ужасных Монстров. Это название, поверь, более чем соответствует действительности, Маша. Там есть правитель, он называет себя Царь Царей. Все его так называют. Он захватил Землю и всё тут так запутал, Маша. Если я начну объяснять, как это было сделано, уйдут годы, Маша, а твой пусть и слегка усиленный мозг не справится, Маша. И есть еще одна опасность, Маша. Если я тебе всё расскажу, есть нехилый шанс, что Царь достанет тебя. Даже через защиту, Маша. Потому что защититься от него можно единственным способом -- развить волю до космических просторов. Но мне надо было тебя спрятать, Маша, поэтому я просто вырезал у тебя часть мозга, которая отвечает за телепатию и покрыл черепушку титаном.
  
   -- Он телепат, этот Царь?
  
   -- В том числе, но это всё не совсем точно, Маша! -- Эрв то и дела глотал, взор его стал несколько безумней, ноги повели из стороны в сторону, руки размахивали, он почти кричал. -- Тут ничего нет совсем точного, Маша! Для упрощения, пусть будет так: он гребанный телепат, Маша! Он может одним усилием воли убить человека за тысячу миль, Маша! Только несгибаемая воля, только мощнейший интеллект, храбрость, самоотверженность и полный жизненный пох*изм могут противостоять его телепатии, Маша! Но у меня не было времени воспитывать из тебя героя, Маша, поэтому я сделал это хирургически. Уменьшил твою впечатлительность, добавил стойкости рассудка, убрал душевные переживания, Маша! За это всё отвечает мозг и есть там специальные отделы, Маша! Я вырезал их, Маша, и теперь ты по мозгам почти что герой, Маша! Несгибаемая, топорно отважная, прямолинейная! Настоящая амазонка, Маша! Это может защитить тебя от Царя Царей, Маша, но я не стал надеяться только на это. Поэтому я добавил в схему титана...
  
   -- А что за микромицеты, -- спросила Маша, равнодушно выслушав объяснения. -- И что с моим ребенком?
  
   -- Мальчик, совершенно здоровый, родится в срок, -- пожал плечами Эрв. -- Микромицеты -- это грибы, которые живут в нас. Ты знаешь, есть грибы, которые живут на подошвах ног, в ботинках, иногда поражают ногти, иногда кожу. Эти грибы относительно безопасны, но Стране Ужасных Монстров удалось вывести на их основе другие грибы. Эти уже живут внутри, в том числе -- в человеческом мозге. Это очень плохие грибы, Маша! Они паразиты, Маша! Они живут в тебе и меняют твое сознание, Маша! Делают тебя сонным, ленивым обывателем, который не способен противостоять Царю Царей. Они развивают в тебе страх, эгоизм, жадность, притупляют отвагу, самопожертвование, гордость и честь! Делают тебя куском говна, Маша! Но им это надо, Маша. Их жизненный цикл рассчитан на шестьдесят лет, Маша, потом им надо, чтобы организм сдох -- они сильно развивают мицелий на трупе, Маша. Поэтому эти грибы втрое сокращают естественный возраст для человека, Маша! Ты бы жила в три раза дольше, если бы они не заселяли тебя, Маша! Теперь и будешь. Может быть. Но это еще не всё, Маша! Все эти грибы -- это один целый организм! Он мыслит, Маша! Он может менять конкретных людей под конкретные цели, Маша! Страны вести в том или ином направлении, Маша! Он -- лорд Гриб. Один из величайших лордов Страны Ужасных Монстров! И он страшен тем, что есть в любом организме, Маша, на этой планете!
  
   -- Это как может быть, что все грибы -- одного разума, что ли?
  
   -- Да-да-да, Маша. Абсолютно все грибы на планете, что микромицеты, что макромицеты -- это наши враги, Маша! Ужасные и непобедимые! Человечеству надо бы объявить войну этим грибам, а не жульены делать!
  
   -- Ты так шутишь? -- приподняла бровь Маша.
  
   -- Ха-ха-г! Я никогда не шучу с грибами или Страной Ужасных Монстров. Я же говорю: ты ничего не знаешь об этой книге? В этой книге всё ложь и всё -- только часть правды! Ты не можешь понять, как все грибы на планете могут иметь один коллективный разум? Не можешь себе это даже представить?! Тогда тебе будет хреново в этой книге, Маша!
  
   -- Даже те грибы, которые мы в лесу собираем? -- всё равно не верила Маша.
  
   -- Да, не всё решает хирургия, -- Эрв оценивающе поглядел на голый череп девушки. -- Если бы я вырезал больше с затылочной части... Ладно, х*й с тобой! Дан! Покажи мне основную грибницу лорда Гриба!
  
   -- Их сейчас три, -- ответил мужчина с телевизором вместо головы.
  
   -- Давай ту, что на Амазонке.
  
   Вся сотня экранов погасла одновременно и снова зажглась, только теперь каждый показывал лишь часть картинки. Зажужжали привода, телевизоры съехались друг к дружке, образовав один гигантский экран. На нём тот же вид, что спутал Машу -- наша планета. Только эта уже вертится, как того хочет хозяин. Крутанулась на Африку, прошла Атлантику, вот уже Амазонка. Только такую речку не показывают по Найшэнэл Джиографик!
  
   -- Это... правда, что ли? -- впервые удивилась Маша. -- Но ведь так не бывает. Это бы показали по ТВ.
  
   -- Хех! Там, на ТВ, сидит другой лорд -- Ар. Никто никогда не показывает вам правду, глупенькие людишки. Всё ложь и обман...
  
   Речка текла... только вот джунглей вокруг нет. Грибковый нарост, некий просто гигантский гриб-трутовик растянулся на сотни километров вокруг Амазонки и медленно поглощал всё живое. Сам гриб пестрый, будто мухомор, а вот всё, к чему прикоснется, медленно чернело. Похоже на черный рак у яблони -- споры грибка убивали растения изнутри. Картина воистину ужасная. Что удивительно, казалось, растения знали, что их поедают и даже росли макушками от реки. Как руки грешников, которых затягивает в адский котел, они, наверное, на своем древесном языке молили о пощаде, но никто их не слышал...
  
   -- Ты бы слышала, как кричит этот лес, -- покачал головой Эрв, будто подслушал ее мысли. Будто? Это не было бы особенно удивительно. -- Звери и птицы там голосят привычно, а вот деревья... Это очень жуткий лорд.
  
   -- Но он же так всю природу проглотит!
  
   -- Проглотит, -- кивнул Эрв. -- Как регулярно и делает. Он уже сотни раз съедал всю поверхность планеты, но делает это он медленно. Это его основное тело, оно имеет всегда одинаковую площадь. Нет, он мог бы и всю планету занять, но тогда -- чем будет кормиться? Если бы у грибов не было мозгов, они б давно захватили эту планету, Маша! Но они предпочитают заботиться о хозяине, как сознательный паразит...
  
   -- Значит, планетой правит этот гриб?
  
   -- Аха-ха-ха-ха!!! -- залился смехом Эрв. Только очередной "бульк" из бутылки привел его в чувства. -- Так можно сказать, что планетой управляю я! Это было бы ближе к правде. Нет, Маша. Лорд Гриб -- только один из многих-многих лордов Страны Ужасных Монстров, Маша! Их очень много, Маша! Но и они не управляют планетой, Маша. Вообще-то, чисто формально, в конституции нашей планеты, а такая есть, записано, что принадлежит она людям. И это не изменить никому, Маша! Именно поэтому Царь Царей вынужден еще вас терпеть! Так давно бы уже вас перетравил бы...
  
   -- А почему так?
  
   -- Еще одна почемучка... -- вздохнул Эрв. -- Потому что Третьи Небеса... вернее, Земля создана людьми для людей, понимаешь, Маша? Если тут не будет достаточного количества людей, Земля просто перестанет работать, Маша.
  
   -- А как может работать Земля? Крутиться перестанет.
  
   -- Ты думаешь, предназначение планеты -- вращаться? Зачем, по-твоему, вообще планеты?
  
   -- Ну, не знаю. Странный вопрос. Они есть и всё.
  
   -- Это в голове у тебя каша есть и всё, а в таких глобальных вещах всегда есть смысл... который тебе не постичь, пока не станешь подобием меня. А для этого, как оказалось, вырезать часть мозга недостаточно... Ладно, к делу, Маша! Я ведь тебя не просто так спас, Маша! Ты мне нужна, понимаешь, Маша! Ты мне поможешь разрешить одну о-о-очень важную загадку, Маша! Если мы ее решим, я начну путь, который снова вернет Землю людям, Маша. Мы прогоним захватчиков, Маша, и ты вместе с Вадимом мне в этом поможшь, Маша!
  
   -- А почему мы будем тебе помогать?
  
   -- О, видно, что труды мои не пропали, -- усмехнулся Эрв. -- Я могу вас просто заставить, но тут немножко не та ситуация, Маша. Надо, чтобы вы заинтересовались сами, Маша. Поэтому я буду вас заинтересовывать, Маша!
  
   Он просто отшвырнул еще почти полную бутылку. Она не разбилась, звон стекла отразился от металлических стен, а следом шорох катящейся по просечке бутылки. Эрв к креслу, уселся удобно, закинул ноги на специальный кронштейн. Только сейчас Маша заметила, Дан куда-то подевался. А вот и он. Тащит кресло, отлитое из металла. Ну, фигура у него действительно мускулистая, но человек никогда не поднял бы такое кресло. Оно килограмм триста, наверное, весит, а суперкомпьютер несет его и даже без напряга. Дан со всего маху поставил мебель рядом с Эрвом и ушел куда-то, Маша села, странно, вроде металл, а теплый.
  
   -- Давай Вадика, Дан, -- приказал Эрв. С экрана пропал лорд Гриб, земля раскрутилась, к Маше подлетел ее город -- Ростов-на-Дону. Очень любопытно, весь город показан четко, а этот кусок закрыт черным пикселем.
  
   -- Это же район Вадима, -- сказала Маша заинтересованно.
  
   -- Сигнал идет со спутника Страны Ужасных Монстров -- остальные над Ростовом они сбивают. Идет очень серьезная, я бы даже сказал беспрецедентная операция по засекречиванию жизни Вадима Туманова. Царь Царей так никогда не делает.
  
   -- Почему?
  
   -- Потому что он -- расп*здяй и его фирменный стиль -- распизд*йство. Понимаешь, Маша, Страна Ужасных Монстров и Царь Царей -- это регресс. Это упадок. Это смерть, ужас, кошмар и страх. Это тяжеленная, мощнейшая, практически неубиваемая система, которая поддерживает себя в единственном состоянии постоянного распада. Очень похоже на СССР, что, собственно, и понятно -- Царь его и строил. Мощнейшая страна, которая могла победить любое государство на планете, была самой технологически продвинутой, имела самую сильную армию, решала нереальные задачи, поворачивала реки вспять и воздвигала в пустынях города, освоила районы крайнего севера, запустила атомные ледоколы, дошла до Северного полюса, имела лучшие ракеты, но везде и во всём эта система была распизд*йством. В нём ракеты были, а нормальное мясо приходилось доставать. Эту схему мощной системы, где всем жителям живется плохо до самого последнего момента, хотели растянуть на планету, но в последние годы решили применить другую -- бешеного расслоения. Одни будут жить очень хорошо, Маша, но их будет меньше одного процента. Остальные будут на них работать. И будут несчастны. Девяносто девять процентов будут несчастны в нужде, а один процент будет их эксплуатировать, пить все соки и наслаждаться жизнью. По сути, рабовладельческий строй, только в современном мире стало возможно сузить класс господ всего до одного процента населения планеты. Пока они пришли к этой идее и реализуют ее в ближайшие десятилетия...
  
   -- А зачем им это надо? -- Маша слушала спокойно и ровно, запоминая новую информацию. Ее "обрезанный" мозг просто не мог больше удивляться, по крайней мере, сильно удивляться.
  
   -- Ты просто не понимаешь, кто такие "они", -- усмехнулся Эрв. -- Ты ж видела лорда Гриба, как он может жить иначе? Он либо всех сожрет и сам сдохнет, либо будет поедать медленно, выращивая питание постепенно и попутно. Он просто такой, какой есть и другой схемы у него быть не может. Таков и Царь Царей, Маша! Он зло, кошмары, страх, ужас сам по себе, и всё вокруг он превращает в себя, Маша! Всё вокруг должно быть как он, понимаешь, Маша? Он как бы и часть системы, и она сама...
  
   -- А всё же, каков этот Царь?
  
   -- Будем надеяться, ты его никогда не увидишь, Маша, -- отмахнулся Эрв. -- Незачем тебе знать о нём больше, чем я тебе рассказал, ты уж поверь. Потому что он трус, Маша. Осторожен до самой-самой мелочи. Он скрыл информацию о себе в древних легендах и во многом еще. Если бы он лично всеми управлял, у него лучше получалось бы, но его правление -- такое же, как я тебе описал. Мощное, ужасное, страшное, но ужасно неэффективное! Он сам -- упадок и распад, Маша! Так что не надо об этом, Маша. Если я тебе расскажу о нём больше положенного, ты станешь его врагом, Маша. И он убьет тебя, Маша!
  
   -- Хорошо. А тебя-то он не убивает?
  
   -- А, да. Точно. Забыл представиться.
  
   Палец нажал кнопку, из подлокотника кресла выехал пистолет. Маша ничего сообразить не успела, как Эрв приставил к виску, раздался выстрел. Алые капли забрызгали ее белый халат, Маша взвизгнула -- это даже ее проняло.
  
   -- Меня зовут Эрв, -- донеслось сзади. -- Я -- Мертвый бог.
  
   Маша повернулась, к ней идет Эрв. В новеньком, как у нее, халате и таких же тапочках. Мимо ящиков с виски, рука лениво зацепила бутылку. Эрв сделал глоток, а потом подошел к креслу и небрежно скинул свой же труп на пол. Тоже легко так сделал, сразу и не скажешь, что такой сильный этот дед.
  
   -- Меня нельзя убить, Маша. Только поэтому я еще жив.
  
   В зал зашел Дан, вздохнул с экрана, глядя на труп, но взял мертвое тело за ногу, потащил. Кровавая дорожка на просечке следовала за ним. Еще три Дана с швабрами зашли и, чавкая массивными тряпками, принялись убирать кровь, остатки мозгов и костей.
  
   Машу это впечатлило. Даже левая подмышка намокла. Вроде бы.
  
   -- Тогда почему ты его не убьешь? -- спросила Маша резонно.
  
   -- Потому что из людей его никто никогда не видел -- уже хотя бы поэтому, -- усмехнулся Эрв. -- Мой тебе совет, вообще поменьше бы ты про него расспрашивала. Я же уже объяснял...
  
   -- Ну, тут, понимаешь ли, ситуация, -- всплеснула руками Маша. -- Ладно, не хочешь о нём, расскажи обо мне? Почему меня похитили? Почему посадили в это дворец -- родильный дом?
  
   -- Вот эти вопросы поинтересней, -- усмехнулся Эрв, делая еще один глоток. -- Я так думал, дело в твоем погибшем ребенке...
  
   -- Чего?
  
   -- Ну, ребенка твоего пустила на органы Страна Ужасных Монстров, предположительно, потому что вы с Вадимом -- чистокровные люди...
  
   Вот тут уж Машу... почти проняло. Конечно, сообщить такое матери! И она довольно трезво отметила: вмешательство Эрва в ее психику определенно заслуженные. Расскажи он это той Маше, которая томилась во дворце -- бр-р-р. Наверное, с ума бы сошла.
  
   -- Интересно, -- сказала сухо.
  
   -- Интересного тут будет много, потому что это -- не совсем достоверно, -- оправдался Эрв. -- Я взломал их архивы и обнаружил, что сын Вадима и Марии Тумановой использовался в качестве генетического материала. Это натолкнуло меня на мысль, что вы -- чистокровные люди. На Земле таких немного, но не редкость, не редкость. Дальше было еще интересней, я обнаружил, что на Вадике -- ярлык Царя Царей, Маша! Чего брови поднимаешь, Маша?! Это защита такая, понимаешь, Маша?! Никто из его слуг не может ему сделать ничего плохого, Маша! Но тут случилась еще одна история, Маша! Если бы был важен только Вадим, Маша, то тебя, Маша, стопроцентно должны были бы пустить в расход, Маша! Но они не только этого не сделали, Маша, они тебя заперли в такую темницу... ты не представляешь, чего мне стоило тебя найти, Маша! И они поместили Вадика в этот ростовский инкубатор, подослали к нему сексбота, засекретили всё, что с ним происходит, Маша!
  
   -- Я ничего не понимаю, -- сказала девушка, наморщив лоб.
  
   -- Это фигня, -- отмахнулся Эрв. -- Плохо -- что я ничего не понимаю, Маша! Но мы это исправим, Маша! Я знаю точно, Маша, вы с Вадиком -- жизненно важны для Царя Царей и Страны Ужасных Монстров, Маша! Именно жизненно! Если мы разберемся, почему, Маша, мы возьмем тиски и зажмем там яйца Царя Царей, Маша!
  
   -- И как мы это узнаем, Эрв?
  
   -- Мы проникнем в твои воспоминания, Маша! Мы исследуем всю твою жизнь и узнаем, почему ты так важна! И мы вытащим Вадика из того пизд*ца, куда он угодил! Я никогда не был так близко к этим тискам, Маша! Никогда!
  
   Рука Эрва сделала такое движение, будто он закручивает эти тиски, выражение лица у него было при этом очень радостное.
  
   Вдруг сотня экранов вокруг них окрасилась красным. Потом все погасли, а дальше с них уже глядит Дан. Лицо непривычно серьезное.
  
   -- Мы нашли его, Эрв. Он -- самый крупный монстр, который попытается присоединиться Царю Царей. Его зовут Танис.
  
   -- Танис, да, -- кивнул Эрв. -- Тахионный монстр из соседней Галактики. Я слышу, как Царь Царей зовет его персонально. О, это такой монстр, которого нам совсем не надо было в нашей книге, Дан!
  
   -- О чём это вы, мальчики? -- спросила Маша.
  
   -- До этого тебе пока рано, Маша, -- сказал Эрв серьезно. -- Подумай надо всем сказанным, Маша. Мне придется разобраться кое с чем, Маша. А потом мы узнаем о тебе то, что даже ты не знаешь, Маша!
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
  
   Началось, конечно, после Урганта. Он вернулся, родители собрали привычных роботов на званный ужин, приперлась его бывшая уже теперь топ-модель Лариса. Отец начал ворчать, что сын продолжает заниматься фигней со своими пришельцами и йети, что уже на "Первом канале" побывал, а такая несолидная тема его программ. Брал бы пример с Дудя или Соболева, или Парфенова, в конце концов.
  
   -- Где это видано, тебе уже детей пора делать, а ты всерьез с этими придурками осуждаешь, правда на видео засняли дьявола? -- бурчал отец, наливая стопки себе и зятю. -- Да там видно за километр, что рога клееные, но найдется же малолетний дебил, который этого в упор не заметит. И будет снова и снова показывать видео о рептилоиде, охраняющем Обаму. Был один у вас мужик нормальный, Кривоходов, и тот исчез...
  
   -- Да, что-то давно я его не видел, -- отозвался Вадим, запивая пивом жареную картошку. -- На связь не выходит, в соцсетях его и раньше не было...
  
   -- Соцсети эти ваши... -- захлебывался слюной отец, -- ладно, давайте выпьем за Вадика, что доехал он всё-таки до Урганта!
  
   Выпили, закусили, Вадим залпом дожал бокал пива, набрался смелости, сказал как бы невзначай:
  
   -- Окэ, я бы и не против тематику шоу обновить. Расширить. Но на это ж бабки нужны. Спонсора бы мне найти, а я пока даже новую помощницу не найду...
  
   Тишина. Секунды на три. Волосы у Вадима приподнялись, лоб покрылся испариной. Все за столом замерли. На целых три секунды ложки зависли у открытого рта, взгляды остекленели, ножка Ларисы перестала поглаживать его под столом. Три секунды -- время остановилось. Пробежала быстрая мысль, уж не Эрв ли снова остановил время? Но ее растерзала другая мысль -- дерзкая и злая! Нет, это они анализируют! Добились же цели! Сломали Вадима! Заставили уйти от мистики и непознанного к мирскому! И, значит, надо что-то делать дальше.
  
   Кто-то нажал "плэй", родные и близкие продолжили набивать пузо. И только папаша сказал небрежно:
  
   -- Спонсора? А чего, может, и найдешь...
  
   И Вадим нашел. Уже вечером, сразу после очередного сеанса сбора спермы, запиликал телефон. Звонили с "Первого канала" с очень заманчивым предложением сотрудничества. И как бы невзначай намекнули, хорошо бы Вадиму расширить аудиторию и говорить не только о мистике?
  
   -- Окэ, -- сказал Вадим в трубку, губы его растягивали прилично зловещую улыбку. -- Я согласен на ваше предложение...
  
   -- С вами свяжется господин Тюрин, он будет Вашим куратором, -- ответили Вадиму и повесили трубку.
  
   В ту ночь спал он очень крепко и хорошо. Что стало некоторым исключением из правила. Кошмары посещали Вадима всё чаще и чаще, он скидывал это на нервы и что перестал пить таблетки. В снах ему виделся то некий жуткий монстр, который улыбался из темноты, а хилый звездный свет очерчивал его гигантские зубы. И сухие губы. В других снах часто виделся повешенный на старом кладбище. Только висел он совсем не спокойно. Наоборот, Мертвый бог, а был это именно он, извивался в петле, танцевал и грязно-грязно матерился. Он, что называется, бесновался, но не мог сорваться с петли. Его бессмертие было бессмысленно, а великая власть ограничена и прилично давно. Но и его нельзя списывать со счетов.
  
   Зубастое чудище снилось чаще и с каждым новым сном становилось ближе. Вадим подолгу беседовал с ним, но никогда не мог запомнить, о чём говорили. Необычные сновидения постепенно перешли из сна в явь. Где-то далеко в затылочной части черепа и днем Вадим слышал не то рык, не то бас гигантского монстра. Он чувствовал, как тот наблюдает за ним, это был тяжеленный взор, в котором, однако ж, чувствовалась защита. Конечно, это был он -- загадочный и могущественный Царь Царей. И у него много-много слуг, и никто не может навредить Вадиму. В этом он чувствовал безопасность. Пусть на него положил взгляд монстр, это страшно, но ты под защитой. Правда, пока монстр не захочет тобой поужинать.
  
   Он проснулся утром, Лиза очень сексуально валялась в кровати, изображая сон. Какие потрясные у нее формы! Такая гладкая кожа, такие линии. Не бывает таких у обычных девушек. У любой можно найти какой-то изъян: прыщик на заднице, асимметрию черт лица, малюсенький жировичок, излишняя волосистость интимной зоны... Но у Лизы нет ни единого прыщика, тело покатое и плавное, как у надтаевшей ледяной бабы, а волосы ниже пупка попросту не растут, словно у маленькой девочки. Нет, сделано всё, типа что сбрито и даже несколько дорогих депиляторов есть в ванной, там и специальные крема, но видно же -- волосы не растут. Кожа гладкая, словно теплый латекс. Ее грудь... Это не просто идеальная грудь, с не очень крупным соском, это идеально умещающаяся в его ладони, плотная, вообще без дряблости сиська, разработанная специально под него. Словно с его идеала сняли мерки и сделали ему вот эту игрушку. Как собаке делают резиновую кость, как будут делать в будущем механических собак, так вот ему сделали, нате, синтетическая девушка. Не еб*т мозги, смеется над всеми его шутками, делает отличные борщи и собирает на кой-то ляд его сперму.
  
   Ровно в девять зазвонил телефон -- какой-то незнакомый номер. Вадим поднял трубу.
  
   -- Гхм-гхм, здравствуй, Вадим, -- сказал очень приятный голос. -- С тобой говорит Алан Тюрин. Я -- твой куратор с "Первого канала".
  
   -- Здрасьте, -- ответил Вадим.
  
   -- Я бы хотел встретиться и обсудить некоторые наработки относительно твоего шоу. Нынешняя его тематика нам не совсем что подходит. Мы, все-таки, не "Рен-ТВ", сам понимаешь...
  
   -- А есть шанс, что мое шоу попадет на "Первый"? -- Неужели то, что он слышит, происходит с ним?
  
   -- А почему нет? -- усмехнулись в трубке. -- Ты же был у Вани. Ничего особенно сложного...
  
   Ага, был. И вправду, ничего особо сложного. Это такой совсем не прозрачный намек. Конечно, этот Тюрин должен знать, как делается шоу у Урганта, да и многие другие, наверное снимают по этой схеме. И предлагает ему этот вариант?
  
   -- Конечно, до Вани тебе еще расти и расти, -- снова понятно, что Тюрин улыбается, -- Он -- лучший из лучших на телевидении. Но, если твой канал получит достаточную нагрузку по популярности, шансы у тебя есть. Только не рассказами про снежного человека. Я вижу это больше как некоторое интервью. Нечто вроде того, что делает Дудь. Эта тема сегодня модная. Ладно, это не телефонный разговор. Надо нам встретиться. Давай позавтракаем вместе?
  
   -- Конечно, конечно! Где?
  
   -- Через пятнадцать минут за тобой заедут.
  
   Тюрин положил трубку. Довольно резко, так делают только какие-нибудь большие начальники. Лиза еще изображала сон или подзаряжалась, кто там поймет? Вадим быстренько рванул к гардеробу, надел свои более-менее приличные шмотки: джинсы, туфли, белую футболку и пиджак. Брызнулся духами и выскочил на улицу. Хоть и прохладно, прождал положенные пятнадцать минут, как к подъезду подъехала новая "Тесла". За рулем сидел явно не водитель, а какой-нибудь помощник, потому что никакого пиетета он перед Вадимом не испытывал, только кивнул, чтобы тот сел. Молодой красивый парень, примерно того же возраста, что Вадим, он не проронил и слова, пока белая молния с электромотором виляла меж бензиновых собратьев по улицам Ростова. Привез его к кафе, в котором Вадим не был. Тоже недалеко от центра, но Ростов, как и любой другой более-менее старый город, имеет особенность прямо в самом оживленном месте иметь закоулок, где словно попадаешь в другой город. Хорошо это иллюстрируют знаменитые питерские дворы на Невском проспекте. Так и тут, вроде шестиполосная дорога, а тут закоулок, аккуратная дверка и незаметная вывеска "Жареный петух". Что за дурацкое название, Вадим толком и не обратил внимания, водитель впервые подал голос -- приятный, без всяческого южного акцента, даже чрезмерно правильный:
  
   -- Тюрин ждет тебя там, Вадим. Желаю удачи.
  
   -- Спасибо, -- ответил Вадик и вышел из "Теслы".
  
   Шесть аккуратных ступенек из кованного железа приятно пропружинили под его туфлями, дверь изящной ковки открылась, когда он потянул за шикарную, массивную латунную ручку в форме куриной лапы. Походя Вадик заметил, что и перила украшают маленькие петушки, они же танцуют по раме витрины, чудной вязью летают по стеклам на двери. Теплый воздух обдал его исключительно приятным ароматом жареной курицы, рот сразу наполнился слюной. Вадим вошел, огляделся. Всего десяток столиков, три заняты молодежью и за четвертым ждет его клиент. Высокий, худой, со странно округлой головой мужчина лет около сорока, но выглядит очень спортивно. На нём отличного покроя классический костюм, правда, как будто на пару размеров меньше. Не в плане длинны, а как бы обтягивает жгуты мышц. Вадик и сам посещал спортзал, прекрасно знал, вот такие худющие ребята -- самые выносливые и могут поднять штангу не хуже мужика в пару раз толще. Непомерно длинные пальцы изящно держат малюсенькую чашку кофе, темные глаза внимательно таращатся в последний "Айпад про". Брюнет, короткая прическа, но не просто стриганули машинкой под насадку, соблюдена многоуровневость -- на висках и затылке короче, потом длиннее ко лбу. Такая стрижка, может, и сложнее будет, ведь ежик у высокого лба едва ли в десять миллиметров.
  
   Дверь над Вадимом зазвенела колокольчиками, Тюрин оторвался от гаджета, темные глаза уставились на Вадима. Тюрин широко улыбнулся, Вадим тоже и даже помахал. Почему-то показалось, улыбка у куратора чрезмерно широкая. Она открыла мелкие зубы, коих, кажется, положено быть поменьше. Вадим подошел к столику, Тюрин не встал, но протянул длинную, худую, но жилистую руку. Ладонь Вадима встретилась с ладонью куратора, парень отметил, какое мягкое вышло рукопожатие -- Тюрин пожал не сильно, но и это не потная ладошка, совсем не делающая усилия. Эта ладонь не держала гриф штанги или перфоратор, но частенько соприкасалась с самым могущественным инструментом на планете -- с авторучкой.
  
   -- Рад видеть вас, Вадим, -- сказал Тюрин. -- Гхм-гхм, присаживайся.
  
   -- Я тоже очень рад знакомству, -- Вадим улыбался, Тюрин тоже. Парень почувствовал некую взаимную симпатию. Так иногда бывает, только увидишь человека или поговорил пару минут и всё -- понимаешь, что можешь с ним проболтать и час, и день, и компания не будет напрягать.
  
   --Я заказал тебе сэндвич с филе грудки и кофе. У них тут отличные сэндвичи.
  
   -- Спасибо.
  
   -- Ну что ж, давай сразу к делу, Вадим. Ты нам понравился. Больше скажу, ты понравился мне. И я настоял, что тебя надо двигать в Москву и не в Интернете, а на ТВ. В тебе есть потенциал, в тебе есть живинка, ты нравишься молодежи, которая утверждает, что не смотрит телевизор, а на деле смотрит телевизор в записи через Интернет. Я хочу сделать ставку на тебя, Вадим. И я не прогадаю. Однако для этого придется проделать некоторую работу.
  
   -- Какую?
  
   -- Не совсем сложную, но работу. Немножко поработаем над внешностью, хотя с этим и сейчас неплохо. Тебе придется сделать татуировку -- это сегодня обязательно для молодежи. Гардероб подработаем, дадим хорошую машину -- наши блогеры должны вызывать зависть и желание подражать, желание стать вторым Дудём, но ни у кого не должно получиться. Ты станешь как желанный плод, недостижимый ни для кого. А еще мы будем позиционировать тебя как холостяка, поэтому тебе придется расстаться с девушкой.
  
   Ого! Вот это, как говорится, поворот. Нет, Лиза со своим сбором спермы поднадоела, конечно, но -- такая красотка! И она не с Тюриным, что ли, в одной шайке-лейке? Впрочем, Вадиму стало понятно сразу.
  
   -- Не переживай, Вадим, -- мягко улыбнулся Тюрин. -- Понимаю, конечно, девушка у тебя красивая, но неужели не хочется попробовать других? Уверяю, очень быстро ты станешь самым желанным мужчиной в российском Интернете. Ты и сегодня вполне знаменит, а потом мы тебя затащим на какое-нибудь интервью, где такого красивого тебя расспросят про личную жизнь, ты скажешь, что холостяк, и девушки пойдут косяками. Мы уже делали так и с Кридом, и с Федуком... А еще надо будет переделать студию, подобрать персонал и поговорить с гостями, но это я обеспечу. С тебя же нужно самое сложное и важное.
  
   -- Что же? -- сглотнул Вадим. Должен же быть подвох.
  
   -- Ударить по рукам, -- опять улыбнулся Тюрин и протянул свою теплую ладонь. Вадим усмехнулся в ответ и пожал ее во второй раз. -- Замечательно.
  
   Вадиму показалось, что где-то в затылочной части черепа приятно заурчало.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   Дина открыла глаза ровно за секунду, как услышала: "Пилик-пилик, пилик-пилик, пилик-пилик". Звонил телефон, который дал ей Эрв. Она с трудом села на кровати и сморщилась от вони. В квартире разило духами и пропавшими продуктами. Кроме того она, кажется, забыла смыть за собой в туалете. Поглядела на пол -- весь в стекле и тряпках. О кухне старалась даже не думать. Телефон лежит на тумбочке очень аккуратно. Взяла. Пальчик с длинным накрашенным ногтем тронул изображение зеленой телефонной трубки. Тут же появилось лицо, которое она уж точно никак не ожидала увидеть.
  
   -- Ну, ты уже проснулась, соня? -- сказал Кривоходов с экрана.
  
   -- Данила Сергеевич? -- не поняла Дина спросонья. -- Как вы тут...
  
   -- Не бери в голову, Дина, -- ответил он также ласково. -- Меня прислал Мертвый бог Эрв.
  
   И вот тут вся сонливость ушла разом. Резко, будто разбилась большая стеклянная витрина. Она всё вспомнила. Свое безумие, лавровый лист, такси, чертово колесо, Эрв, улетающий на тарелке. И...
  
   -- Но я же... -- сказала девушка слабо. Телефон упал на грязный пол, ладони легли на шею. Гладкая кожа. Ни шрама нет, ничего, будто бы и не... Господи, что же происходит?! Как она вообще попала к себе в квартиру? Последнее, что помнила, чертово колесо, нещадно скрипя и лязгая, повезло ее навстречу земле. Звезды сияли ярко, под шубу заливалась приятно теплая кровь. И потом всё.
  
   -- Но ты же, -- кивнул "Хопкинс" с экрана. -- Да-да, ты всё правильно помнишь. Ты не учла одну деталь -- от предложения Мертвого бога так просто не откажешься.
  
   -- Да что ему от меня надо? -- всполошилась Дина и вдруг поняла, что голая, натянула пододеяльник на пухлое тело.
  
   -- От тебя он хочет, чтобы ты помогла спасти своего друга Вадима. Но чтобы это сделать, ты должна была умереть.
  
   -- Зачем? -- Дина сжалась на кровати, укутавшись пододеяльником по подбородок. Ладони то и дело трогали шею, проверяя, всё ли в порядке.
  
   -- Ну, мертвые как-то поспокойней будут, -- усмехнулся Дан.
  
   Дина подняла смартфон с пола, наглая рожа Кривоходова глядит весело.
  
   -- Как вы вообще попали сюда? -- спросила Дина неуверенно.
  
   -- Но я же тоже умер, -- пожал плечами Дан. -- Как и твои родители, друзья и все прочие. Теперь уже можно сказать: как ты.
  
   -- Что теперь со мною будет? -- спросила Дина, к глазам подкатили слезы, но никак не хотят бежать. Странно, еще вчера девушка уже ревела бы навзрыд.
  
   -- Ты похудеешь, -- усмехнулся Дан. -- Мертвые меньше едят.
  
   -- Но я же живая, -- сказала девушка неуверенно. Ладонь легла на сердце -- стучит. Набрала воздуха в грудь -- заходит.
  
   -- Только технически, -- кивнул Дан. -- Понимаешь, Дина, всё вокруг -- Матрица. И это не та тупая Матрица из фильма. Тут так много уровней вранья, что любому нормальному человеку разобраться никогда не удастся. Страна Ужасных Монстров генерирует... они называют это Сном. Мы не до конца разобрались, что это такое, но оно подавляет сознание и вы, люди, просто не замечаете, что происходит вокруг. Был такой даже фильм, про когда инопланетяне захватили Землю, но есть очки, которые надень, и всех инопланетян увидишь.
  
   -- И при чём тут я? -- не поняла Дина. Вроде, спрашивала она не про это.
  
   -- Я же сказал: любому нормальному человеку, -- закатил глаза Дан. -- А человек, который совершил самоубийство -- он-то уж никак не нормальный.
  
   -- Но я же живая! -- настаивала Дина.
  
   -- Живая, конечно! И, наверное, больше на тот свет не хочешь?
  
   Дина замерла. А ведь правда! Еще вчера в душе была тоска и безысходность, а теперь... ну, если сделать поправку на обстоятельства, чувствует она себя хорошо. Даже хочется в квартире прибраться. Даже жалко, что вчера тут всё разгромила!
  
   -- Не хочу, -- сказала Дина тихо-тихо, будто стеснялась, что желает жить.
  
   -- Вот-вот, -- кивнул Дан. -- Смерть очень отрезвляет, Дина. Я не могу сказать, насколько, по этим делам Эрв соображает, но известно совершенно точно -- после смерти действие Сна ослабевает. Не на сто процентов и даже не на пятьдесят, но процентов на пять любой, переживший смерть, становится устойчивей к Сну. Начинает видеть некоторые вещи, понимать некоторые вещи, даже размышлять над которыми живому бы в голову не пришло. А так как твоей смертью руководил Эрв, ты, я думаю, процентов на двадцать-тридцать проснешься. И, что важно, сможешь эту способность развивать вплоть до того, что увидишь планету такой, какая она есть! Без миражей Страны Ужасных Монстров!
  
   -- Каких еще монстров? Вы говорите загадками.
  
   -- А, да, точно, тебя же не было, когда Эрв объяснял, -- спохватился Дан. -- Если вкратце, вашу планету захватили пришельцы из космоса...
  
   -- Почему "вашу"? -- перебила Дина. -- Вы с тоже, что ли, с космоса?
  
   -- Милая, ты лучше погляди в окно и сразу поймешь, о чём я тебе говорил. Заодно и поймешь разницу между живым и мертвым.
  
   Дина положила телефон на кровать, натянула пододеяльник на манеру туники и осторожно, раздвигая стопами стекла, подошла к окну. И как только она увидела, что за ним, пододеяльник упал.
  
   Там -- ее двор. Довольно знакомый двор, который она видела уже несколько лет. Лавочки, клумбы из старых покрышек, травку слегка припорошило снежком. И на какую-то секунду Дина даже залюбовалась красотой... которой не было. Тут с нее словно сняли вуаль. Всё вокруг другое. Лавочки, что вроде бы красили этим летом, облезлые и ржавые. "Белоснежный" снег даже не серый, а местами черный. А какому идти с этого неба? Темные тучи гораздо ниже обычного и порошат крупными, неприятными хлопьями, будто осадок от химической реакции болтается в колбе. Есть просвет меж туч, но тоже ничего хорошего -- небо не синее, а нечто среднее между голубым и зеленым. Солнце светит гораздо мягче, едва пробиваясь сквозь эти тучи. Она вновь перевела взгляд на двор и вспомнилось, как тогда волосы на голове подняло вертикально вверх. Ну не могла она не заметить всего этого!
  
   Люди, шедшие по двору, во-первых, их было много. Непривычно много, будто через ее двор экскурсию ведут. И все люди были очень неприятные. Одеты совсем без вкуса, кто в дорогуще-вульгарные шмотки, кто в лохмотья. Много больных, причем, интересно, Дина понимала, что вот это пузо у мужика указывает на рак кишечника, а у того печень уже давно не справляется с "парой стопок под ужин". Попадалось множество просто уродов или калек. Кто без ноги, кто без руки, с рожей, с проплешинами, а та вообще кровью харкает. Идут мальчики и девочки в новых коллекциях модных брендов, а рядом пацан в рванине с вожделением таращится на них. Первые явно не замечают второго, хотя прошли мимо. И совсем уж нереально -- происходит-то всё почти в развалинах. Асфальт давно полопался, сквозь щели растет трава. Везде грязь, наплывы земли вокруг дорог расползаются неаккуратными грязными лужами, благо, приморозило, но, как отдает, без калош на улицу не выходи. Дома тоже грязные и в безвкусной граффити. Вон стайка малолеток уродуют и так извазюканную стену. Рисуют, в основном, женские и мужские гениталии да матерные слова. Вообще, всюду это безвкусное граффити, где тема секса обыгрывается по-разному, но обязательно нарисовано топорно, непрофессионально и непропорционально. Все мусорные баки переполнены и стоят, фактически, в грудах мусора. Везде мусор. Дина совсем недавно рассказывала московской подружке, что наконец в Ростове начали хорошо убирать, да куда там! Пластиковые пакеты висят на деревьях, бутылки вокруг каждой лавки накиданы алкашнёй, вон как раз пара сидит и половинит поллитру. Закусь лежит на одноразовых тарелочках, как та опустеет, ее кидают под ноги. Короче, не двор, а помойка.
  
   Но, конечно, люди поражают больше всего. Так много, оказывается, несчастных ходит по улице. А вот и некто счастливый. Подъехала какая-то машина, в марках Дина не разбиралась, но видно, что дорогая. Молодой красивый мужчина, одетый достаточно стильно, вылез из нее. Он неодобрительно поглядел на алкашей, сидящих, по-видимому, у его подъезда. Достал телефон, потыкал в него, машина квакнула сигнализацией. А потом рядом с ним прямо из воздуха образовалась синяя фигура!
  
   Нечто непонятного пола синего цвета, чуть-чуть просвечивает, словно приведение, существо взяло на козырек. Мужчина сказал ему что-то, и существо резко развернулось к алкашам на лавочке. А те, судя по поведению, даже не видели синего призрака, что решительно идет к ним. Синее существо бесцеремонно стукнуло по бутылке, та упала и разбилась. Один алкаш смотрел на это дело мутными глазами, а потом крикнул что-то обидное второму. Тот не отстал, они поднялись, а существо тем временем перевернуло все тарелки с закусью. Мужчины начала толкать друг друга, призрак отошел в сторону, оглядел их, хотя глаз на плоской морде нет, но, видимо, как-то он видел. И потом просто исчез, а мужчина, отдавший ему приказ, под шумок уже скрылся в подъезде. Алкаши еще потолкались пару минут, махнули рукой и удалились восвояси.
  
   -- Что это было? -- спросила Дина у телефона. Тот лежал на кровати, но тоже, видимо, как-то умудрялся видеть двор.
  
   -- Ты про что? -- спросил Дан. -- Про пейзаж или про угодника?
  
   -- Вот, видимо, про угодника, -- кивнула девушка. -- Ну, это синее такое приведение.
  
   -- Ну, угодники очень давно прибыли на эту планету. И земляне сдали им четвертое или пятое измерение, правда, конечно, не бесплатно. Любой человек раньше мог вызвать угодника в третье измерение и попросить какую-нибудь услугу, теперь же людей, хотя бы о них знающих что-то, не так много осталось, да и их измерение подзасрали -- там Царь тоже покуролесил.
  
   -- А что с остальным? -- Дина только сейчас сообразила, что стоит голая, натянула одеяло обратно и вернулась к кровати. -- И что то был за мужчина, который вызвал этого угодника? Почему небо такое грязное и двор тоже?
  
   -- Так оно такое уже лет семьдесят, -- пожал плечами с экранчика Дан. -- Со Второй Мировой. Тогда столько понакидали атомных бомб, что загадили атмосферу конкретно...
  
   -- Вроде была же только одна бомба? -- перебила Дина.
  
   -- Угу, -- усмехнулся Дан. -- Ваша история, мягко говоря, искажена. И даже хуже -- искажена и искаженная история и так много-много раз. Истинную историю планеты не помнит даже Университет, так всё Царь запутал. Из всех существ, которые я знаю, есть только одно, что помнит.
  
   -- Эрв?
  
   -- Ага, он. Мертвый бог Эрв.
  
   -- А почему он мертвый и что в нём божественного?
  
   -- Он тебя вернул с того света, и ты спрашиваешь, что в нём божественного? -- усмехнулся Дан. -- Поверь мне, очень много. Даже слишком много.
  
   -- И зачем же я ему тогда нужна?
  
   -- Сейчас сама спросишь. Я тебя переключаю.
  
   Экран телефона погас, а потом переключился. В очень необычное место. На экране Эрв, причем очень крупным планом. Видна каждая морщина на худом лице, серьезные, слегка сумасшедшие карие глаза глядят вдаль очень внимательно, в короткой стрижке небрежно торчат защитные очки. Идеально выбрит и, в принципе, его можно бы даже было назвать красивым немолодым мужчиной, если бы не синюшная, неестественная человеческой коже бледнота и огромные мешки под глазами. Но Эрва она уже видела, а вот что за ним? Во-первых, сам Мертвый бог одет в некий скафандр -- по крайней мере, голова спрятана в шлеме-колбе. Не как у настоящих космонавтов, а полностью стеклянную даже со стороны затылка, такие шлемы рисуют в мультиках про пришельцев. А сзади как раз они и есть -- пришельцы. На фоне красного пейзажа их зеленые тела смотрятся очень эффектно. Те самые "зеленые человечки": худое маленькое тело, большая голова, два черных шара вместо глаз, никакой одежды и половых признаков -- ни гениталий, ни волос, ни сосков. Гладкая зеленая кожа плотно обтягивает кости и только на животе хорошая прослойка жира. Пара зеленых человечков говорили о чём-то своем -- Дине отсюда не слышно, зато слышен Эрв:
  
   -- Ты же понимаешь, что это просто казуистика! -- ворчал Мертвый бог. -- Какая разница, прошло триста лет или не прошло?! Этот кусок дерьма хочет лишить Третьи Небеса их статуса! Может, оттащить в другую Галактику! А там распилит их на запчасти и продаст! А ты вообще представляешь себе, что Третьи Небеса такое? Погоди... Привет, Дина!
  
   Эрв обратил внимание на девушку, с экранчика телефона на нее перевелся его взгляд. А она разглядывала пейзаж позади, где стояли зеленые человечки. Небо красное, такая же и пустыня, а вон вдалеке какой-то зверь, напоминающий верблюда.
  
   -- П-привет, -- неуверенно сказала Дина. -- А вы где находитесь?
  
   -- На Четвертых Небесах, -- буркнул Эрв. -- Сразу не поняла что ли?
  
   -- Я думала, это Марс, -- сказала девушка робко.
  
   -- Так это одно и то же и есть, -- отмахнулся Эрв. -- Значит, у меня получилось. Вернее у нас получилось. Погоди, Дина! Ты еще вспомнишь, Дина, что было этой ночью! Но память к тебе будет возвращаться очень медленно, Дина, потому что вся правда может тебя подкосить, Дина!
  
   -- Вы что-то сделали со мной?
  
   -- Не расстраивай меня, Дина? Всё ты поняла, Дина! Теперь в этой книге ты будешь что-то типа видящей, Дина! Ты будешь видеть всю подноготную, Дина! Всю правду про этот мир, Дина! И ты поможешь мне, Дина!
  
   И Дина вдруг осознала, что действительно всё поняла. И даже эта реплика про книгу для нее не загадка и даже больше -- ведь Мертвый бог бесконечно прав. Конечно, всё вокруг нее это, может, и не книга в прямом смысле, но некая задумка неведомого существа, который каждому пишет индивидуальный жизненный сценарий. В нём любому человеку отведен смысл, понять который, не осознав весь Замысел, невозможно. Ты вполне себе можешь оказаться второстепенным персонажем, который живет целую человеческую жизнь со всеми ее трагедиями, страданиями и трудностями, чтобы в какой-то момент прикурить главному герою сигарету. И в этом будет заключаться весь смысл его жизни. Жестоко, да. Вот Эрв -- определенно один из ключевых героев этого Замысла. А она?
  
   -- Ладно, Дина! Дан объяснит, что дальше.
  
   Эрв пропал, с ним и пейзаж Марса, и марсиан. Телефон снова на секунду погас, и Кривоходов весело и одновременно безразлично глядит на Дину голубыми глазами. Она всегда восхищалась этим его взглядом и спокойствием. Как он разносил полусумасшедших, что ходили к Вадику! Какой эрудицией обладал! И вот теперь оказалось, это всё вовсе неспроста.
  
   -- Кто вы такие, Данила Сергеевич? -- спросила Дина. -- Вы и этот Эрв?
  
   -- Эрв -- Мертвый бог, а я -- его компаньон. И ты можешь называть меня Дан. Так короче.
  
   -- Это же ведь не имя, верно, -- сообразила Дина. -- Дан -- это что-то значит. Какая-то аббревиатура. Да и вы -- не человек.
  
   -- Приятно говорить с понимающими людьми, -- усмехнулся Дан. -- Но на твоем месте я бы задал вопрос, а кто теперь ты.
  
   -- Эрв же сказал: видящая.
  
   Дина нашла взглядом футболку, одеяло полетело на пол, девушка, не особо торопясь, натянула футболку. Дан из телефона лежал на кровати и смотрел на пышное тело насмешливо. Она его больше не стеснялась. Надев трусики, она уселась на кровать и взяла телефон в руки.
  
   -- Итак? -- спросила Дина.
  
   -- Итак, -- сказал Дан и пропал с экрана, вместо него там появилась инфографика. 3D-модель голой Дины, нарисованная зелеными линиями. Она вращалась, над ней бежали какие-то цифры. Вместе с ней кружилась и надпись "Видящая" над ее головой. В модельку будто залили красную жидкость, появился своеобразный уровень, которым она заполнилась процентов на двадцать.
  
   -- Мне не нравятся книги, -- сказал голос Дана. -- Я больше люблю игры. В нашей игре есть некоторое количество персонажей. Начнем с тебя, пусть ты будешь "Видящая". Твой потенциал огромен, но дойдешь ли ты до нужного уровня? Следующий игрок -- Вадим Туманов.
  
   Модель Дины пропала, теперь вращается Вадим. Он тоже голый, инфографика безжалостно раскрывает Дине анатомические секреты бывшего шефа. Вадик тоже заполняется красным уровнем, но процентов на пять, не более. Над ним надпись "Шут".
  
   -- Потенциал шута очень высок, но не раскрыт и на четыре процента, -- продолжил Дан. -- Тем не менее, именно он является центральным персонажем нашей игры.
  
   Вадик пропал, вот его бывшая жена -- Маша. Дина не сразу ее узнала, потому что та тоже безжалостно раздета инфографикой. Уровень залил ее почти наполовину, название над ней -- "Лучница".
  
   -- Мария Туманова, она же лучница. Хорошо раскрытый потенциал, и она будет принимать в этом уровне игры ключевую роль. Не будем раскрывать тебе всех персонажей, что ждут на высших уровнях, лишь упомяну их вскользь.
  
   На экранчике закрутилось сразу три фигуры. Первая -- Эрв, его она уже видела голым. Второй -- закутанный в черный плащ с капюшоном мужчина, третий... О, это идеальное голое тело частенько снилось ей, даже несмотря на таблетки. Над Эрвом написано "Мертвый бог", над фигурой в капюшоне "Царь" и над третьим "Эльф". Они заполнились уровнями. И Эвр, и носящий плащ -- красные под завязку. Денис залит по шею.
  
   -- Это всё достаточно серьезные фигуры, но проблема у них с потенциалом. Ты, Видящая, сможешь реализовать себя, а вот Эльф или, тем более, Мертвый бог -- их возможности хорошо известны. А вот и все персонажи.
  
   Картинка сменилась, теперь крутится вокруг оси уже десятки фигур, может, даже сотня. Дина быстро нашла себя, Вадика и Эрва, а вот другие -- она их не знала, да и далеко не все тут люди. Самые разнообразные персонажи, вроде волшебника с посохом или совсем уж какие-то монстры: многорукие, многозубые, склизкие, шерстяные и прочее бр-р-р. А вот этот мужчина вроде знаком, но картинка пропала, снова с экрана на нее глядит Кривоходов.
  
   -- Как видишь, игра полна персонажами и весьма запутана. Вы пока прошли только первый уровень, а сколько их будет -- даже разработчик не знает. На втором уровне идет дефекация и отбраковка персонажей, а также набор ими способностей и силы. Ну, и, конечно, далеко не все доберутся до следующего уровня. Как и положено.
  
   -- А если я не захочу играть в ваши игры? -- спросила Дина и поняла, насколько глупо это звучит. А какой у нее выбор? Всё, она уже в этой игре по самую задницу.
  
   -- Так ты уже играешь, -- подтвердил ее мысли Дан. -- Это вроде Джуманджи -- один раз бросила кубики и понеслась. Можно, конечно, пожалеть тебя, Дина, что ты оказалась в такой ситуации чисто случайно, но дело-то ведь в том, что просто так никто ни в каких ситуациях не оказывается. Еще Воланд говорил, что просто так кирпич на голову не падает. И пусть нам был изначально интересен именно Туманов, ты оказалась с ним тоже по какой-то причине. По какой-то причине ты побывала в сексуальном рабстве и даже умереть тебе не дали по той же причине.
  
   -- Это типа кармы что-то? -- грустно усмехнулась Дина.
  
   -- Типа, -- кивнул Дан. -- Но подробней об этом поговоришь с Эрвом при встрече. Мне далеко до таких тонкостей. Одевайся. Пойдем прогуляемся -- поглядишь на свой город другими глазами.
  
   Дина аккуратно пошла к шкафу, раздвигая босыми стопами битое стекло. М-да, странно как-то подчиняться приказам чудика из телефона, но там видно будет. Идти на улицу всё равно надо, хотя бы поесть. Девушка быстро оделась, не забыла сумочку с кошельком, туда же отправила телефон, и вышла в подъезд.
  
   Бросились в глаза детали, ранее не виденные. Оказывается, ее вполне приличный подъезд далеко не так приличен. Нет, в целом ничего не изменилось, но вон трещина видна, тут ступенька сколота, а этот рисунок она точно запомнила бы, но не примечала. Висельник и три знакомых буквы под ним -- "Э Р В". Она запела дверь и спустилась. Действительно странно, но граффити с Эрвом попадались еще пару раз: три буквы и просто грубо изображенная петля. Но вот ступеньки кончились, ее поприветствовал тамбур и -- внешний мир.
  
   Хмурое небо едва проглядывало из серых облаков. Сразу в ноздри ударило противным запахом вроде как от работающего автомобиля. Поток людей через ее двор не иссекал и странных, неприятных людей было большинство. Нет, есть и нормальные, вон парень пошел обычный, но даже не поглядел на других, словно вокруг ничего удивительно нет, а грязь с бомжами -- это нормально. Мимо прошла знакомая и поздоровалась. Дина ответила и снова удивилась, какая же та толстая. И раньше понимала, что Олеське не мешало бы скинуть килограмм пятьдесят, но всегда эти рассуждения осекла мысль, что ей и самой можно было б похудеть, а тут явно видно, что у Олеси скоро начнутся проблемы со здоровьем. И даже почему-то подумалось, что под Новый год.
  
   Дина достала телефон из сумочки, с экрана глядит Дан.
  
   -- Неужели этого никто не видит? Грязь, небо, больных людей?
  
   -- Видят, конечно же, -- ответил Дан. -- Только не замечают. Ужасное Чудовище насылает свой Сон очень старательно.
  
   -- Ужасное Чудовище?
  
   -- О, ты услышала? -- удивился Дан. -- Понимаешь, его так вправду зовут, но ему не нравилось, и он заставил весь мир называть его Царем Царей. Теперь, если ты даже правильно назовешь его Ужасным Царем, все всё равно услышат: Царь Царей.
  
   -- Я сейчас услышала Ужасный Царь, -- сказала Дина как будто виновато.
  
   -- Ничего-ничего. Из Сна так просто не выйти. Пойдем погуляем.
  
   Дина не убрала телефон, а просто пошла по дороге, стараясь не очень глазеть на больных людей вокруг.
  
   -- Почему они такие? -- спросила она. -- Больные и несчастные?
  
   -- Понимаешь, Дина, на вашей планете так всё устроено, что десять разных человек могут жить совершенно разные жизни. Вот хотя бы этого мужика возьми, он вполне может считать тебя богачкой, раз ты можешь позволить себе новую одежду. Даже может считать тебя его госпожой, а себя рабом и радоваться, что ты не решишь задать ему плетей. Большинство людей на планете сейчас очень несчастны, обмануты и попросту не понимают, что происходит вокруг них. Мужику и в голову не придет тебя спросить ему объяснить, как всё на самом деле, потому что его так воспитали. А еще это всё усиливается Сном.
  
   -- Но как так можно? И как он может считать себя рабом, телевизор не смотрит что ли?
  
   -- Конечно, смотрит! Но ты думаешь, ему показывают один и те же с тобою программы? Лжи в мире столько, что разобраться невозможно. Мы когда-то пытались это изучать, но сошлись, что делать этого не стоит -- всё быстро меняются и...
  
   Тут над ними загрохотало. Дина присела и взглянула наверх. А там летела ракета! Ошибки быть не могло, это самая настоящая ракета куда-то летит.
  
   -- Что это? -- спросила Дина шепотом. -- Война?
  
   -- Да какая война, -- сказал Дан презрительно, -- это обычная транспортная ракета. Летит куда-то...
  
   -- Люди на ракетах летают?
  
   -- Конечно. Ты погляди на это убожество -- на таких только люди летают. Она даже в космос не выйдет.
  
   -- Люди летают на ракетах? -- переспросила Дина.
  
   -- Конечно, -- повторил Дан. -- Это даже ты должна знать, ведь из твоей же страны первый человек в Космос полетел, -- сказав это, Дан почему-то скривился. -- И вот как этот мужик для тебя -- бомж, так и ты примерно то же самое для пассажиров этой ракеты.
  
   -- А кто они такие?
  
   -- Ну, они называют себя людьми, -- ответил Дан как бы нехотя. -- На вашей планете по-прежнему формально правят люди, и есть даже Верховный Правитель. Вот только на деле управляют всем из Страны Ужасных Монстров. Но и это не совсем чтобы правда, потому что стиль управления Царя Чудовища -- это полное бесправие, помноженное на бесконечный хаос. Но и это не совсем так, потому что всё усложняется его Сном, фальсификацией истории, армией дворков, которые стирают людям память, колдовством и даже межгалактическими отношениями... Клубок такой, что я просто не могу тебе всего объяснить, потому что сам далеко не всё понимаю. Поэтому оставлю это Эрву -- он очень любит такое разъяснять...
  
   Дина пожала плечами, взгляд проводил дымный след от ракеты и ее розовые кроссовки потопали по грязному тротуару. Она смотрела на Ростов другими глазами. Снова лезли в сознание мелочи, которых не замечала раньше. Витрины и стекла домов много где треснули, краска на фасадах потускнела, мусор не убирали, а сгоняли в углы. Да, одеты люди вокруг так по-разному -- одни, словно павлины, вторые, будто нищие попрошайки. На небе то и дело проплывали разноцветные облака, причем цвета очень неприятного: какие почти черные, а какие бурые, даже болотного цвета есть -- явно это всё здоровья и долголетия не прибавляет.
  
   -- Это везде что ли так? -- спросила Дина.
  
   -- Нет, -- отозвался Дан. -- Много где, да, но не везде. В Ростове так плохо сейчас, потому что Царь Чудовище очень пристально глядит сюда. Так смотрит, как ни в какую больше точку на планете. И делал он это уже давно. Именно так мы и нашли его.
  
   -- Кого?
  
   -- А ты погляди налево.
  
   Дина подчинилась. Там, неподалеку от шикарного нового автомобиля, тыкал в телефон Вадим. Девушка залюбовалась. Красивый молодой человек -- ее бывший шеф. Постригся иначе, сбрил висок и чуть укоротил челку -- но ему идет. Отрастил небольшую бородку -- белую-белую, даже светлее волос на голове, потому как более редкая. Одет модно в совершенно новый шмот: джинсы, кроссовки "Найк", короткие носки обнажили лодыжки, футболка едко-зеленого цвета и расстегнутая куртка с капюшоном, отороченным мехом. Естественно, никакой шапки -- такую прическу ни в коем случае трогать нельзя. В одной руке последний "Айфон", в другой, что быстро-быстро набирает сообщение на экране, ключи от машины. Вадим на секунду прервался, нажал кнопку на брелоке, машина пиликнула и завелась.
  
   -- Так вот зачем ты меня сюда привел, -- сказала Дина.
  
   -- Конечно, -- ответил Дан невозмутимо. -- Эрв же сказал, ты должна спасти Вадима. Трудновато это будет сделать, не встречаясь с ним. А теперь послушай внимательней.
  
   Голос Дана слегка изменился, Дина даже вздрогнула, какой это может быть серьезный тон. Она поглядела на экран, мужчина там уже меньше похож на Хопкинса: морщины слегка разгладились, во взгляде металл, глядит очень ровно, да и тело куда-то пропало -- одна голова повисла в воздухе.
  
   -- Я тебя слегка скорректирую, а потом будешь действовать сама. Итак, во-первых, чёртово колесо было вовсе не вчера, а две недели назад.
  
   -- Ого!
  
   -- Не перебивай, а то уедет еще. За это время с Вадимом произошла некоторая перемена. Он окончательно принял предложение Страны Ужасных Монстров, из него уже лепят новую суперзвезду Ютьюба, чтобы попозже забрать в Москву -- поближе к Ужасному Чудовищу. Его ломают и могут вправду сломать, ведь предложить они ему могут всё, что угодно его молодой душе. Ты должна как-то снова оказаться в его окружении, хотя стать его помощницей не получится. За эти две недели он успел запустить новое шоу, которое взорвало Ютьюб. За эти две недели он отдалился от нас очень сильно, и ты должна его вернуть. Но за эти две недели произошло еще кое-что, и оно поможет тебе вернуть его. Ты скажешь ему, что была на спецлечении. Скажешь, какие там были хорошие врачи, что смогли убедить тебя не верить в этот бред про Эрва. Он тебе поверит, он уверовал в силу Страны Ужасных Монстров. Твоих "родственников и друзей" мы разобрали на металлолом, поэтому, если спросит, скажи, что уехали в санаторий. А теперь иди и действуй.
  
   -- Ничего себе! А что конкретней-то делать?!
  
   -- Ты же видящая, должна что-то сообразить. Извини, Дина, но пока ты не сделаешь в этой игре первые самостоятельные ходы, я не буду тебе помогать. Ты должна понимать, какая опасность тебе угрожает, но ты не должна быть осторожна. В этой игре только натиск поможет тебе. Свяжемся вечером.
  
   Дан исчез с экрана.
  
   Девушка глубоко вздохнула и пошла к Вадику. Ее кроссовки медленно отсчитывали шаги, а вновь обретенные способности напустили на тело мурашки. Мимо Вадима прошла маленькая девочка, одетая так плохо, будто она только что с войны. Личико грязное, волосы растрепаны, маленькие ладошки с мелочью жалобно потянулись к Вадиму. Она стояла прямо перед ним, но парень даже не обращал на нее внимание. Дина видела, он несколько раз отрывал взгляд от телефона, глядел на девочку, но не замечал. Просто не замечал. Та, горько вздохнув, пошла дальше. Интересно, если б она заговорила с ним, он услышал бы ее? Дина очень сомневалась.
  
   Вадим уже метрах в пяти от нее, Дина рассмотрела его внимательней. Его яркие, новые, дорогие шмотки, чистенька машина ("Феррари", между прочим), запах изысканного парфюма -- всё это навевало странное чувство. Девушка не сразу сообразила, но после этой ночи мозг у нее явно работал быстрее. Это было нечто среднее между брезгливостью и презрением. Вадим хотел быть похож на кого-то, кого он даже не знал. Он был запуган, был в плену да, но старательно покрывал прутья своей клетки золотой краской. И выглядело это именно так -- он ведь знал, что живет во лжи. И ему это, похоже, начало нравиться.
  
   -- Привет, Вадим, -- сказала Дина.
  
  
  

***

  
  
  
  
   Безжизненная полупустынная планета висит в космосе, будто кошачий глаз. Отражает кремниевой породой сияние сразу трех солнц. Видно и хорошо видно, планета обладает высочайшей цивилизацией. На орбите вращаются горы металлического мусора, гигантские города, словно пауки, оккупировали континенты. Вот только нет в них жизни. Когда-то была, бурлила страстями, подвигами завоевывала собственные же недра, открывала загадки мироздания, посылала своих обитателей изучать другие миры. Но - это прошло. Цивилизация, мощнейшая, умопомрачительная, гигантская, скатилась в упадок. А на упадке всегда появляются крысы.
  
   Кое-какая жизнь всё же есть. Летают мощные межпланетные истребители, на орбите лениво повис, ощетинился дулами пушек, космический крейсер. Такая штука может в одиночку разбомбить планету, вроде Земли. Просто тупо не оставить ни единого живого места. Ей абсолютно по фигу тщеславные достижения людской цивилизации. Атомные ракеты легко отразят поля силовых экранов... да их просто не дадут запустить. В силах этого крейсера просто отключить всё электричество на планете, уровень развития которой отстает на тысячи лет от этого технологического чуда. Не очень хорошо Земли, что таких чудес существует много. Их где-то сотня, а на орбите только флагман. Красивый корабль, весь в золоте и вензелях, но технически никак от остальной армады не отличается. Ни каких-нибудь особых защитных систем, ни сопровождения, ни укрепленной брони. Потому что генерал, он же адмирал и диктатор не нуждается в защите. Он сам один в сто раз опасней, чем эта сотня крейсеров.
  
   Эта прекрасная планета когда-то была населена прекрасным народом. Никто не помнит, как он назывался, потому что никто никогда его не видел. Однажды на планету, чье название тоже забылось, пришло горе. Опять же, никто не знает, что за горе, но мощнейшая цивилизация, освоившая свою и несколько соседних звездных систем, просто перестала существовать. Остались записи, у прекрасного народа, конечно же, было и некое подобие телевидения. По этим записям можно понять, что прекрасный народ был, в принципе, гуманоидами. Похожи на людей, только кожа фиолетовая, да глаза раза в четыре больше. Ну, шесть пальцев на руках и ногах, да и более сложная половая система -- это ничего особенного для Галактики. Если проанализировать эти записи, а их очень серьезно анализировали, можно сказать примерно следующее: прекрасный народ жил обычной жизнью всех цивилизаций Галактики. Они прошли все этапы технологического развития, несколько раз почти уничтожили собственную цивилизацию, но в итоге пришли к законам гуманизма, побороли внутренние противоречия и цивилизация, что называется, попёрла.
  
   Они быстро освоили собственную планету, добыли все возможные полезные ископаемые, перешли к возобновляемым источникам энергии, изобрели возможность перелета к другим планетам. Заселили свою солнечную систему, расширились на соседние. И вот тут записи... начинают лгать.
  
   Да-да, впоследствии история прекрасной планеты многократно исследовалась. Благо, цивилизация оставила много-много материала для изучения. И все исследователи пришли к единому выводу -- с какого-то этапа история планеты намерено искажается. Что-то страшное произошло, будто бы... не многие решались на такие выводы, но самые смелые предполагали -- произошло вторжение. Масштабное. Гигантское! Которое в считанные месяцы поглотило цивилизацию прекрасного народа. Все выпуски новостей, все сериалы и фильмы -- всё в один ужасный момент начало транслировать жуткую ложь. Жуткую, потому что неправдоподобную. Ведущие теленовостей плакали от боли, но читали текст, который их заставляли читать. Если говорили что-то не то, их били током. Актеры фильмов играли так неправдоподобно, и даже грим не скрывал, что их пытали. Даже не совсем так: грим словно специально наложили неряшливо. Чтобы изучающие сделали какой-то страшный вывод.
  
   Больше всего поражал масштаб. Конечно же, у каждого представителя прекрасного народа было нечто вроде смартфона, как у землян. И в один момент, словно по чьей-то чудовищной команде ВСЕ начали врать! Все играли в спектакль, будто бы всё хорошо. Играли с плачущими детьми, но видно -- те страшно напуганы. Признавались в любви с таким выражением лица, будто на них направлено дуло пистолета. Женщины пели песни, но тушь на лице расплылась от недавних рыданий. Выкладывали фото еды, где рядом с сочным куском мяса -- выбитый зуб. Шли спортивные соревнования, что-то типа футбола, где никто не скрывал -- по игрокам стреляли с трибун, но те продолжали играть!
  
   Еще раз: поражал масштаб. Как будто к КАЖДОМУ приставили персонального мучителя, который заставлял их играть этот бессмысленный, безумный спектакль, что ничего страшного не происходит. Не было найдено ни одного прямого подтверждения вторжению, только косвенные. Ну, там тень на заднем плане, держащая нечто вроде ружья, или тихое ворчание, когда говорили что-то не то. Нередки были случаи, когда запись прерывалась, а потом продолжалась, но существа в кадре были уже с явными увечьями, будто их побили за плохое поведение. И особенно часто за кадром кашляли. Короткое, глухое кашлянье, будто в глотке пересохло, а еще и поперхнулся. Так или иначе, было совершенно ясно, нацию численностью в сотни миллиардов голов, достигшую вершины технологического прогресса, захватили, взяли в плен и несколько месяцев заставляли претворяться, что ничего не происходит. И зачем-то оставили ужасное доказательство происшедшему. Не прямое, но более чем исчерпывающее.
  
   А потом просто всё кончилось. Прекрасный народ, все те бесчисленные миллиарды, величайшая цивилизация просто пропала. Будто некий монстр в один день решил ими всеми пообедать, забил и съел зараз. Всё кончилось. Еще вчера онлайн-камеры показывали, как прекрасный народ играл некий жуткий спектакль, притворяясь, что всё у него нормально, а вот уже камеры показывают пустые улицы, по которым гуляет одинокий ветер.
  
   Технологического прогресса прекрасный народ добился и вправду большого, камеры показывали эти улицы еще пару веков -- заряда батарей хватало. Запечатлели они и первых визитеров на прекрасную планету. Естественно, свято место пусто не бывает. Межгалактическая шваль ринулась пировать на остатках великой цивилизации. Тащили всё, что можно, потом пришли ребята посерьезней. Они решили обосноваться тут основательней. Следом пришли еще одни и вырезали предыдущих. Планета пережила многое, включая и пару ядерных войн. В целом очертания остались -- прекрасный народ на сто процентов заселил родную планету, она вся была одним сплошным мегаполисом. Потом на этом городе появились бреши. Войны, грабежи, набеги -- вот уже и процентов тридцать осталось от наследия прекрасного народа. Один город стал сотней, между ними пролегла ядерная пустыня. Но, наконец, пришли особенно серьезные межгалактические бандиты и закрепились тут.
  
   Бандиты всегда стоят у истоков любой цивилизации. Они захватывают каких-нибудь крестьян, облагают данью, убивают, насилуют,... но не подозревают, что тут же попадают в зависимость. Ведь, если не будет крестьян, кто будет платить дань? Кого можно насиловать и убивать? Проходят годы и уже крестьяне, став торговцами, банкирами, промышленниками, подчиняют бандитов, которые к тому времени становятся государством. Так было и на прекрасной планете. Пришла раса эйни и захватила расу хой, что прибыла туда за несколько лет до этого. И те, и эти тоже похожи на людей, тоже гуманоиды, как прекрасный народ. Планета очень подходила именно под гуманоидов, вот они ее и заселили. И у этой новой цивилизации, наконец, получилось задержаться тут. Они совместно отразили множество атак на свою планету, один господь знает, сколько крови и горя сплотили две расы. Они даже смогли скрестить себя и получилась новая раса -- хойни. Всего за несколько поколений хойни, способные спариваться и с эйни, и с хой, поглотили два народа и прекрасная планета, наконец, снова получила моно-расу. Сильную, умную, как все новые расы, они принялись восстанавливать величие прекрасного народа.
  
   Прошли года. Потом века. Цивилизация хойни укоренилась. Конечно, им было бесконечно далеко до прекрасного народа, но, благодаря оставленным достижениям, они сократили свой цивилизационный путь в сотни раз. Вот уже и они летают меж планет. Их тоже ждала бы хорошая судьба. Если бы не вторжение.
  
   И в этот раз вторгся вовсе не кто-то загадочный. Не было никаких ужасных и непонятных спектаклей. Просто однажды пришел тот, кто был вовсе не космической шушерой или шпаной, или даже бандитом. Пришел великий разрушитель, полководец, генерал, адмирал и диктатор сотен миров. Бессмертный бог. Танис.
  
   Сейчас на орбите всего один крейсер, тогда подошла сотня. Танис не любил разводить сопли, он предпочитал закончить бой быстро. И часа не прошло, как только вставший на ноги народ хойни уничтожили на девяносто процентов. Безжалостно, без разговоров и каких-либо ультиматумов. Танис всегда так действовал. Он искренне считал, что как раз девяносто -- девяносто пять процентов населения любой планеты необходимо уничтожить. Остальные пять-десять процентов должны быть порабощены, опущены почти до первобытного уровня и служить господам -- его, Таниса, солдатам. А уже солдаты должны поклоняться ему -- богу во плоти. Бессмертному титану. Последнему из бессмертных богов. Властелину Галактики.
  
   Танис родился так давно, что не помнил, как, когда и где. Он не помнил родителей, не знал, есть ли у него братья и сестры. Предполагал, что были, о том есть некоторые письменные свидетельства. Танис даже не помнил, когда начал свой великий поход. Он и его родственники подчинили некогда даже не сотни, тысячи миров и только одна солнечная система смогла дать им отпор. Те самые свидетельства описывали великую битву, где погибли родители, братья и сестры Таниса. Он припоминал, что сразу после этого и начался его личный поход. Бессмертных существ, как он верил, почти не осталось во Вселенной, поэтому логично, если все будут поклоняться ему, как богу. Все, кому он позволит поклоняться себе. Единственное, что он запомнил точно -- никогда, ни при каких обстоятельствах он не сунется в ту солнечную систему, где погибла его семья. Он никогда не вернется на Небеса.
  
   Нельзя жить так долго, как жил Танис. Что есть добро, а что зло, что правильно и неправильно -- он давным-давно потерял значения этим словам. Его больше всего одолевала скука. Он надеялся, когда Вселенная признает его единым богом, скука пройдет. Отступит. И все скажут, он был прав. Никто из существ, населяющих Вселенную, не может жить без бога. Без настоящего бога, живого бога. Бога, которого можно потрогать, который может покарать, который может всё... Вселенная погрязла в атеизме, кто-то верит в неведомое существо, якобы обитающее где-то-где-то -- это всё равно, что верить в воображаемого друга. Кто-то вообще ни во что верит, не поклоняется и не служит. Не приносит жертвы. Эти еще противней первых. Но Танис принесет мир и тем, и этим. Он зальет планеты кровью так, что ни у кого не будет сомнений -- он бог. И он не будет воображаемым. Во имя его будут приносить реальные жертвы. К слову, на этой многострадальной планете раса хойни уже приносит ему настоящие жертвы -- каждого первенца убивают в храмах во имя Таниса. И второго ребенка тоже. И третьего. Только четвертого можно оставить себе. Пятого и всех остальных тоже ждет смерть. И это правильно, существ не должно быть много, Вселенная не будет перенаселена. Жуткая, кровавая религия Таниса справедлива ко всем, потому что не делает, по большому счету, никаких различий. Раб ковыряется в земле и принадлежит господам. Господа принадлежат Танису. Раб не может иметь больше одного ребенка, не может заработать больше строгого минимума. Хочешь стать господином -- иди в армию Таниса и воюй за него. Мгновенно ты получишь привилегии, но редко кто в армии доживал до тридцати. Потому что жестокий бог не жалел своего войска -- оно у него в сотни миллиардов. За любую провинность только одно наказание -- смерть. Опоздал на дежурство -- смерть. Не вычистил форму -- смерть. Проявил слабость -- смерть. Косо посмотрел на товарища -- смерть. В армии не было ни высших чинов, ни какой-либо иерархии вообще. Любой мог убить любого, если есть силы.
  
   Таково было представление Таниса об идеальном обществе. Жестокое и кровавое, безжалостное и беспощадное, регулирующее свою численность само. Иногда, конечно, и он помогал, как без этого? Ни одна планета не могла иметь больше миллиона населения. Всё, что сверх -- уничтожалось. Армия жила в страхе и постоянном походе. Смерть, ужас и страдания распространял Танис. И недавно довел просторы своего царства до размеров Галактики. Теперь каждый обитаемый мир этой Галактики под его пятой, приносит ему жертвы и погряз в страхе перед ним. Но грело ли это душу Таниса?
  
   Когда-то это был храм. Хойни покланялись то ли предкам, то ли еще кому-то -- Танис сильно не разбирался. Просто разгромил храм, расколошматил все статуи и иконы, отбил штукатурку. Но здание пришлось по душе, понравился и трон, он сейчас восседал на нём. Вокруг убирали солдаты в скафандрах -- атмосфера некогда прекрасной планеты в основном азотная. А народ, который конкретно захватывал эту планету, дышал чем-то другим... Как его... Танис не помнил. Ни название народа, ни чем тот дышал. Ему, богу, всё едино. Он и в открытом космосе чувствует себя нормально. У него и легких-то нет. Если б кто-то смог разрезать Таниса, на срезе тот был, как картошка или арбуз. А внешне. О, внешне Танис впечатлял.
  
   Фиолетовый великан пять метров росту -- почему ему и понравился трон, что был сделан вовсе не под хойни, но как бы символизировал их несуществующего бога. Великого и доброго. Совсем не как Танис. Он почти не носил одежды, только стальные трусы скрывали могучие чресла, да шлем прикрывал голову и уши. Чреслами Танис давно не пользовался, потому что все расы, пригодные ему по размеру, либо были отвратительны, либо он перебил всех. Шлем нужен не ради защиты, там микрофоны и динамики для связи. В остальном же Танис напоминал человека. Тело, если не брать размер и цвет, точь-в-точь человеческое, правда, накаченное мускулами, будто культурист. Лицо, правда, слегка отличается от людского: сухой рот практически без губ, не нос, а две дырки, глаза маленькие для такой головы, блестят красным. Волос нет ни под шлемом, ни на теле вообще. Таков он, бог этой Галактики. Скучающим взором он наблюдал солдат, что боялись прибрать возле его трона. Но вот один решился и фиолетовый великан так резко, что не заметить человеческому глазу, оторвал у того голову. Брызнула кровь, из порванных раструбов скафандра повалил синий газ, которым дышал боец.
  
   -- Медленно, -- пробасил титан. Густой голос пролетел и отразила от высоких сводов бойцам в уши, вгоняя в ужас сердца. Они поняли и бросились убирать вокруг трона. Они бы с радостью съели этот мусор, камешки, щепки, осколки стекла, если б это уберегло их от смерти. Но Танис проявил благосклонность к ним сегодня -- убил всего лишь еще двоих.
  
   Танис искренне скучал. Повинуясь его мыслям, шлем выдвинул небольшой экранчик. Прямо перед глазами повисла картинка -- медленно вращающаяся Галактика. Его Галактика. Когда-то, наверное, ее было весело покорять -- Танис не помнил начала. Но не теперь. А вот кружится соседняя Галактика. Верней, их пять ближайших, но Танис уже определился -- пойдет в эту. Что-то звало его туда, манило, как бы обещая, там он развлечется, как встарь. Но он не остановится на той Галактике -- двинется дальше, пока вся Вселенная не падет. Никто не сможет его остановить, никто не победит бессмертного бога. Это невозможно. Только одно место пугало его в этой Вселенной -- Небеса. Помнил бы он еще, в какой Галактике те находятся? Да, вся Вселенная будет его, кроме той солнечной системы. А там, кто его знает...
  
   Вдруг экранчик окрасился красным, картинка Галактик пропала, перед Танисом мнется боец, поставленный управлять личным крейсером.
  
   -- Мой бог, я прошу прощения, что прерываю...
  
   -- Убейте его, -- пробасил титан и тут же на солдата накинулись сослуживцы. С великой радостью они голыми руками разодрали на нём одежду, искромсали тело, распотрошили внутренности.
  
   -- Почему это посмело потревожить меня? -- спросил Танис, презрительно глядя на останки солдата. Их начали поедать, видимо, эта раса склонна к каннибализму. Это понравилось Танису, надо бы увеличить ее численность.
  
   -- Что-то приближается к планете, мой бог, -- сказал самый смелый из солдат. -- Быстро. Очень быстро.
  
   -- Уничтожьте это, -- в красных глазах бога проступил интерес.
  
   -- Не можем. Как только мы пытаемся, оно исчезает и появляется в другом месте.
  
   -- Откуда оно летит?
  
   -- Из первой Галактики...
  
   -- Убейте себя...
  
   Танис не стал смотреть, как вся команда в тысячу человек начала самоубийственную резню. Он отключил шлем, красные поросячьи глазки прикрылись, бог устремил мистический взор на первую Галактику.
  
   Танис не просто гигантский сбрендивший диктатор -- он вправду бог. Титан. Бессмертный и неуязвимый. И обладающий мистическими возможностями. Он мог видеть сквозь пространство, мог говорить с мертвыми, мог менять материю силой мысли, мог предсказывать будущее, мог даже повернуть время вспять. Но сейчас он чувствовал, как большинство его сил будто затаились. Будто контракты, заключенные титанами с Вселенной много-много тысячелетий назад, перестали работать. Танис чувствовал, приближается что-то такое, чего он никогда не знал, не мог предугадать и ничего не мог поделать. Под шлемом на лысом лбу прошла глубокая морщина. Земля содрогнулась под ногами, бойцы попадали, свод храма покрылся трещинами, пыль с пола приподнялась.
  
   -- Что случилось? -- спросил Танис, хотя уже знал ответ.
  
   На флагмане его армии десятки дежурных старательно докладывали, что в планету, примерно с противоположной стороны, врезалось нечто. Хотелось бы думать, что комета или вроде, но приборы показывали -- нет. Оно принеслось с невероятной скоростью, какую не способен развить ни один корабль в орде Таниса, и врезалось в планету. Дальше датчики терялись, но божественное чутье подсказало -- "снаряд" дошел до самого центра планеты и замер. Не очень большая штука, но там, где она вошла... короче говоря, где-то четверть поверхности добавилось пустыней...
  
   Что-то такое новое поднялось в душе Таниса. Страх? Нет, он никого никогда не боялся. Это было чувство, противоположное скуке. Он не знал его названия, но все фибры его черно-фиолетовой души вибрировали и кричали: сейчас будет интересно. И интересно стало очень быстро.
  
   Половые плиты храма взорвались, следом дыра образовалась в потолке -- мощный лазер вырезал тоннель от самого центра планеты диаметром метра три. Очень картинно, сложив руки на груди, из ровного отверстия в полу поднялась фигура. Худой, широкоплечий старик, больше похожий на зомби. Бледная кожа, седой ежик волос, джинсы и клетчатая рубашка. Лицо выбритое, сухое и насмешливое, под глазами мешки едва не на треть лица.
  
   Незнакомец появился эффектно -- из дыры в полу дул сумасшедший ветер, в его порывах и вынесло это чудо. Он буквально влетел в зал, неуклюже перевернулся в воздухе и плюхнулся рядом с дырой. Поднялся, отряхнул нехитрую одежду, темные глаза уставились на Таниса. В уголке губ пришельца играла улыбка.
  
   -- Назови себя, смертный? -- пробасил Танис.
  
   -- Мне бы тоже хотелось узнать твое имя, монстр? -- спросил Эрв.
  
   -- Монстр? Ты дерзок, смертный. Ну что ж, я назову себя первым. Я -- Танис. Бог Галактики и будущий бог Вселенной. Назови себя, прежде чем умрешь.
  
   -- Я -- Эрв. Хочу тебя огорчить, Танис-Ху%нис. Как говорят железнорожденные: то, что мертво, умереть не может...
  
   Фиолетовый великан протянул вперед руку, и из нее по Эрву ударила молния. Бах, и только кучка пепла осталась.
  
   -- Скучно, -- даже не удосужился усмехнуться или порадоваться легкой победе Танис. Стоило дырявить планету, чтобы погибнуть так бесславно? Но тут из дырки в полу снова подуло. Так же неуклюже, как в прошлый раз, из нее вылетел точно такой же мужчина, распластался по полу, поднялся, бледные ладони отряхнули пыль с одежды.
  
   -- А если повторить? -- сказал Танис задумчиво и протянул руку.
  
   -- Как хочешь, -- пожал плечами Эрв.
  
   Молния снова пронзила его, всё тело вспыхнуло и разлетелось пеплом по грязным плитам бывшего храма. Пахло горелым мясом, солдаты Таниса выстроились позади своего бога и дрожали, наблюдая его мощь. Но из дыры снова дунуло.
  
   На этот раз отверстие в полу снова доставило старика в клетчатой рубашке, но теперь еще выкинуло старый монитор "Электроника". Несколько раз перекувыркнувшись, техника неровно упала на угол, по экрану пробежали трещины, корпус тоже треснул. Но монитор, пару раз мигнув, заработал. Оттуда на Таниса и его бойцов внимательно глядели голубые глаза Ганнибала Лектера.
  
   -- Взять его, -- приказал Танис. -- Живым.
  
   Бойцы бросились к Эрву, тот спокойно поднялся и отряхнул пыль с одежды. Его схватили в момент, заломили руки за спину... и упали замертво. Но приказ Таниса -- приказ бога. И следующие солдаты попытались схватить Эрва и тоже упали по непонятной причине, а за ними еще и еще. Сам титан глядел на это совершенно безразлично своими красными глазенками. Его совсем не расстроило, что человек двадцать бойцов полегло по непонятной причине.
  
   -- Может, молнией уже шарахнешь? -- спросил Эрв, пробираясь через трупы.
  
   -- Ты ядовитый? -- пробасил великан, когда последний солдат, едва коснувшись Эрва, упал замертво.
  
   -- Ну, типа того. Правда, это и меня убивает, но с полчаса я продержусь, а больше и не надо.
  
   -- Ты думаешь убить меня своим ядом? -- спросил Танис насмешливо.
  
   -- Нет, хочу посмотреть, сколько раз ты сможешь бить своими молниями, кусок фиолетового говна!
  
   -- Бесконечно, -- впервые в басе титана появился намек на недовольство. Миг -- и всё повторилось. Кучка пепла лежит на полу, заодно молния Таниса спалила и десяток трупов его солдат. Впрочем, в храм уже вбегают новые. Красные глазенки выхватили монитор "Электроника". Там синие глаза глядели на него очень недобро.
  
   -- А ты что такое? -- спросил великан у монитора. -- Я чувствую в тебе великую силу.
  
   -- Да, я так... -- сказал Дан скромно. -- Помощник.
  
   Из дыры в полу дунуло, вынося нового Эрва. Только этот одет по-другому, да и выглядит чуть лучше. На нём обтягивающий костюм красного цвета из чего-то типа резины. Одежда демонстрирует, старичок-то неплохо прокачен. С головой всё то же, только в седом ежике появились защитные очки. На этот раз Эрв не плюхнулся на пол, а изящно перевернулся в воздухе и приземлился на ноги.
  
   -- Ну что, Дан? -- спросил Эрв. -- Понял, как он это делает? Тахионные поля, да, Дан? Я угадал, Дан?
  
   -- Да, -- кивнул мужчина с монитора. -- Мы сейчас, конечно, не будем про то, что ты подразумеваешь под термином "тахион"...
  
   -- К делу, Дан! -- рявкнул Эрв. Танис слушал их разговор внимательно.
  
   -- Пусть будет по-твоему: это существо -- "тахионовый" монстр, -- "тахионовый" Дан определенно сказал с кавычками. -- Скорее всего, его планету когда-то засосало в черную дыру, где он получил свое бессмертие. Он -- бесконечно сжатый кусок... -- Дан закатил глаза, -- "тахионовой" материи.
  
   -- А тахионы противоположны гравитонам, -- забормотал Эр, Дан снова закатил глаза, видимо, терминология ему не нравилась. -- Я уже встречался с такими монстрами, как ты. В момент поглощения твоей планеты ты и, возможно, кто-то еще, так до конца и не умер. Застрял между всеми планами, но получил бесконечную энергию самой черной дыры. Ты как бы слегка застрял в прошлом, и нет такой силы, что смогла бы сдвинуть тебя куда-нибудь. Если только сверхновая сможет разметать тебя или другая черная дыра поглотить.
  
   -- У меня и вправду были браться и сестры, бессмертные, как я, -- кивнул Танис. -- Всё, что ты говоришь, непонятно мне, пришелец. Но, я вижу, ты тоже бессмертен.
  
   -- Ну, технически, я вообще мертв, -- пожал плечами Эрв. -- И ты ошибаешься со словом "тоже". Сейчас мы проверим, какой ты у нас бессмертный...
  
   Эрв стоит прямо у края дыры в полу, оттуда дунул ветер и принес угрожающих размеров пушку. Такой "фазерно-мазерный бластер", как из фантастических фильмов. Но Танис сперва снова ударил молнией...
  
   Вот только на этот раз никакого эффекта не было, разве что окончательно трупы своих бойцов пожёг. Костюм на Эрве пошел мелкими молниями, потом они утекли в землю, вот и весь эффект атаки Таниса.
  
   -- А теперь я, -- сказал Эрв весело и зарядил плазмометом в титана. Луч раскаленной плазмы врезался в фиолетовую кожу, обвел фигуру Таниса оранжевым ареалом, но бог лишь едва поморщился. И топнул ногой.
  
   По полу прошла словно волна, если чудесный резиновый костюм мог сохранить Эрва от молний, землетрясение его взяло врасплох. Луч плазмы ушел выше, а Танис со скоростью, что чуть не равна световой, уже рядом. Пятиметровый монстр просто припечатал Эрва, череп вошел в позвоночник, а позвоночник в таз. Только резиновый костюм выдержал форму, Мертвый бог превратился в котлету. Из дыры в земле загудело.
  
   На этот раз не было никакого ветра, только серебряная молния вылетела из дыры. Эрв, закованный в боевой скафандр. С ног бьет пламя двигателей, за спиной и на груди сопла поменьше -- маневровые. Тело заковано в титан, вместо глаз -- алмазные стекла. Кисти заменяют две пушки, спина увешана ракетницами. Первыми те и ударили -- ракеты выпрыгнули из-за спины и атаковали толпу солдат Таниса, одновременно обрушив вход в храм. Они остались наедине. Парящий под куполом Мертвый бог и титан -- бог живой.
  
   -- Ты хоть понимаешь, как это глупо? -- пробасил Танис, глядя, как Эрв летает под куполом. -- Я -- бог этой Галактики. Я покорял планеты, где люди стали машинами. Я уничтожал миры, которые изобрели оружие, способное взрывать планеты. Я уничтожил девяносто процентов Галактики...
  
   -- И поэтому я никогда не потерплю тебя на Третьих Небесах! -- динамики многократно усилил голос Эрва. -- Мне там монстров хватает!
  
   -- Так ты пришел с Небес, -- покачал головой Танис. -- Ты сейчас умрешь. Опять. И твой телевизор тоже.
  
   Танис пнул булыжник размером с приличный шкаф, тот аккуратно раздавил монитор "Электроника", который показывал наглую физию Дана.
  
   С десяток ракет устремилось к Танису, достигли цели, но из взрыва вылетел он сам. Оказалось, великан прекрасно умеет летать без всякой техники. Причем гораздо быстрее Эрва. Ему хватило пяти секунд, и вот он уже скомкал тело Мертвого бога, будто фольгу -- сделал из боевого скафандра мяч, размером с волейбольный. Кровища брызнула, захрустели кости, "мячик" полетел к земле. Из дыры в полу дунуло.
  
   На этот раз вылетели сразу двое, закованные в боевые скафандры. Эрв в точно таком же и Дан. Скафандр Дана отличался от Эрва тем же монитором "Электроника" вместо головы. Танис висел под потолком и холодно глядел на них.
  
   -- Сколько бы у тебя ни было жизней, Эрв, я заберу все, -- сказал великан холодно.
  
   -- А мне и твоей одной хватит.
  
   Из дыры поднялось еще кое-что. Металлический шар, диметром в метр. В это же время прогремел взрыв, и в стене храма образовалась огромная дыра. Всех обдало каменной крошкой, а храм залило светом трех солнц. Крейсер с орбиты планеты шмальнул, чтобы дать возможность спецназу войти внутрь. И солдаты повалили, словно за ними гналась смерть. Трудно представить, что будет с ними, если их божество решит, что они плохо старались, защищая господина.
  
   -- Ты разобрался, как он летает? -- спросил Эрв у Дана.
  
   -- Внутри этого монстра не только бесконечный сгусток... фу-у-ух... тахионов. Это гораздо сложнее. Такое ощущение, он прихватил и гравитоны, и нейтроны, и бог еще что. Настоящая черная дыра в одном монстре...
  
   -- Много текста. Давай-ка его спускай на землю.
  
   Металлический шар загудел, а Танис упал.
  
   Солдаты ахнули и отшатнулись. Весил титан где-то тонну, но, казалось, все десять. Храм высокий, он еще и разогнаться успел. Шандарахнулся так, будто что-то взорвалось. Камни полетели в разные стороны, вокруг образовался кратер. Эрв и Дан успели взлететь и ждали, пока пыль осядет. Но мгновением позже разлетелись, потому что из облака пыли вылетел Танис. Он попробовал дотянуться до Эрва или Дана, но те оказались быстрее. А Танис взлетел... и снова скрылся в пылевом облаке -- в этот раз он просто прыгнул. Метров на десять вверх, но это не полет.
  
   -- Убейте их, бесполезные рабы!!! -- донесся бас из пылевого облака и в следующую секунду оттуда же выбежал разъяренный бог.
  
   Никогда Танис не был так зол! Во всяком случае, не помнил такого. Он пробовал дотянуться до безумного вихря энергий, бушевавшего в груди, чувствовал, силы там хватает, но воспользоваться он не мог. Ни выпустить пучок энергии, что сжигает врагов, ни взлететь. Впрочем, способностей у бога еще хватало. Если не получится выпустить энергию, ее можно собрать.
  
   -- Дан, разберись с солдатней и переключи меня на автомати... подожди, Дан! Я чувствую, что начинаю стареть!
  
   Солдаты уже нещадно обстреливали Эрва и Дана, но боевые скафандры пулей не возьмешь, а ничего помощней еще не подвезли. А Эрв вправду старел. И так немолодое лицо покрыли морщины глубиной в полсантиметра.
  
   -- Твоя машинка не работает, Дан! -- закричал Эрв.
  
   А Дан молча направил руку-пушку на Таниса и пальнул фугасом. Снаряд не сильно навредил Танису, того просто отбросило, но Эрв стареть перестал.
  
   -- Работает, только монстр, очевидно, умеет работать и в обратную сторону, -- сказал Дан. -- В любом случае ему нельзя давать сосредоточиться.
  
   -- Ладно, давай в автомат и посмотрим, чего он еще умеет!
  
   Дан кивнул и взял боевой скафандр Эрва под контроль. Сразу же из дырки в земле вылетели летающие киллботы. Роботы, похожие на небольшие самолеты, на носу, словно бушприт, торчит пулемет. Киллботы отрыли пальбу по солдатне, а два скафандра устремились к Танису.
  
   Как бы ни был быстр Танис, как бы ни был могуч, но в скорости расчетов он серьезно уступал Дану. Суперкомпьютер мог предугадать любое движение и действие, единственное, что ограничивало -- это способностью управляемого объекта. Попросту: возможности скафандра. Благо, эти скафандры были быстрее Таниса.
  
   Эрв и Дан закружились вокруг титана двумя серебряными пчелами. И жалили. Тот пытался схватить, но суперкомпьютер всегда успевал на миг раньше. В Таниса стреляли -- пули отскакивали от кожи. Его резали и частично это даже получилось, но лезвие, наточенное в режущей кромке до кварка, затупилось, едва прорезав кожу. И рана затянулась в следующий миг. Его попытались отравить, даже получилось капсулу с ядом закинуть в рот -- тщетно. Обжечь кислотой -- не взяла. Огонь, жидкий азот -- всё ни по чём грозному титану.
  
   -- Что вы сделали со мною? -- спросил Танис, пытаясь поймать кого-нибудь из парочки.
  
   -- Вон та хреновина -- энергетический магнит, -- ответил Эрв безучастно. Сейчас он вообще ничего не делал -- всем управлял Дан. Разве что, Мертвый бог попивал виски через специальную трубочку. -- Он отсасывает все излишние энергии, вроде твоих тахионов или гравитонов, или прочей херни. Он подключен к самому центру планеты, куда эта энергия и эффективно перенаправляется. Как бы ты ни был могуч, Танис, ядро планеты тебя сильнее.
  
   Танис вспомнил, вправду, эти два чудика сперва прошили планету до центра. Он взглянул на металлический шар внимательней -- снизу от него в дыру уходил толстый кабель.
  
   Танис метнулся к дыре так быстро, насколько позволяли оставившие силы. Очень быстро. Пара мгновений и фиолетовый кулак шарахает по металлическому шару, тот улетает к дальней стене. Но кабель еще тянется к шару и силы не вернулись к Танису. Титан взревел, пальцы толщиной с человеческую руку схватили кабель и рванули. Вернее, попытались рвануть, потому что кабель оказался без обмотки. Невероятной болью пронзило всё тело Таниса, он зарычал раненым зверем.
  
   -- Попался! -- крикнул позади Эрв.
  
   Танис не видел, потому что в этот момент через него пробегали неизмеримые гигаватты энергии прямо из центра планеты. В это время боевой скафандр Эрва раскрылся и вышвырнул Мертвого бога прямо на Таниса. Эрв упал на плечи ревущего от боли титана, усевшись, как на стуле. И тут же задымился, а Танис смолк. Дан, сам став снарядом, врезался в широкую спину титана, сбрасывая Таниса и Эрва в дыру к центру планеты. Металлический шар на кабеле разложился, становясь заглушкой, тело титана само подтянуло ее к дыре, намертво запечатав.
  
   Танис летел в пустоте. В темноте. Вокруг плавали огромные существа, которые поднимали в душе страх. Сознание его отключилось впервые за многие-многие века -- при жизни Танис никогда не спал. Тут, в темноте, его память проснулась. Отделы мозга, до поры спавшие, очнулись. Танис вспомнил, что за место Эрв назвал "Третьими Небесами". И понял, кто пришел к нему. Или за ним.
  
   -- Я думал, ты женщина, -- сказал он.
  
   -- НЕТ.
  
   Вдруг, тени расступились, Танис оказался на кладбище. Красивая белая береза на холмике, на ветке -- петля. О ствол опирается Эрв.
  
   -- Ты -- смерть, -- сказал Танис. -- Моя смерть. Но я всегда считал, моя смерть -- женщина.
  
   -- Я НЕ ЗНАЮ, КТО ТАМ ТВОЯ СМЕРТЬ, -- ответил Эрв.
  
   На этом кладбище его голос звенел, будто ударами колокола разрывая барабанные перепонки. Внешне Мертвый бог тоже изменился. Никакой седины или морщин, нет синяков под глазами. Безупречно бледная кожа почти прозрачная -- под ней видны все жилки и венки. Глаза -- пустые черные, без радужки и зрачков, но в каждом -- по кресту. Двумя буквами "Х", будто два прицела, они рассматривают Таниса без толики интереса.
  
   -- Значит, ты не убьешь меня? -- спросил Танис.
  
   -- КОНЕЧНО, УБЬЮ, -- прогрохотал Эрв. -- НО НЕ СЕГОДНЯ. Я НЕ ДАМ СТРАНЕ УЖАСНЫХ МОНСТРОВ ЕЩЕ ОДНОГО! БОЖОК...
  
   Таниса вновь кинуло во тьму.
  
   Титан открыл глаза. Перед ним монитор. Попробовал пошевелиться -- не выходит. Попытался дотянуться до пылающего внутри урагана энергии -- не может. Повернул голову -- хоть это получилось. Он в некой маленькой капсуле. Летит в открытом космосе.
  
   Монитор зажегся, на нём -- Дан.
  
   -- Хозяин пока занят, -- сказал суперкомпьютер, -- поэтому коротко введу тебя в курс дела. Мы нашли способ тебя убить -- это было, вообще-то, очевидно. Надо было просто поместить тебя в место максимальной гравитации. В идеале, в черную дыру, но хватило бы и в центр какого-нибудь газового гиганта... В любом случае, Эрв по каким-то причинам посчитал это пока некстати. Поэтому мы поступили иначе. Поместили тебя в капсулу, туда же подсоединили энергетические насосы, чтобы лишить тебя твоих необычных сил. Освободиться у тебя не получиться. Ты связан бандажом из такого прочного металла, что... короче, можешь и попытаться, но это будет зря. Мы выбросили тебя в открытый космос, видеозапись уже разослана по всей твоей армии и во все завоеванные тобой миры. Насколько я знаю, три четверти твоей армии уже самоуничтожилась. Если тебе повезет, капсулу с тобой затянет в какую-нибудь темную дыру, но это вряд ли -- мы пустили ее по определенному маршруту. Энергетических насосов хватит на сто лет... но ты начнешь терять силы гораздо раньше. Твоя сила зависит от гравитации, поэтому вскоре ты и без насосов ничего не сможешь сделать. Прощай, Танис, Эрв просил передать тебе это.
  
   Дан пропал, на экране повешенный висит на той самой березе и показывает Танису фак.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Новая студия - хорошо! Отлично! И всё как по мановению волшебной палочки. Просто. Очень-очень просто! Вообще, Вадиму это начинало нравиться.
  
   Студия -- хорошо, но неплох и элитный газпромовский дом с потрясным ремонтом, где он купил новую хату. Квартиры там давали только своим, газпромовцам, но один "свой" ВНЕЗАПНО решил свою квартиру продать, а новый спонсор "Туманного разговора" согласился купить старую квартиру? Вадима заодно и соседние приобрел.
  
   Кто же новый спонсор? Пф, конечно, официально -- это "Первый канал". Якобы вкладывающийся в перспективных блогеров, которые или пойдут работать на ТВ, либо так и останутся в Сети реализовывать проекты Эрнста по захвату Интернет аудитории. Ну, примерно так ему объяснили, но чего там скрывать -- конечно, спонсирует его Страна Ужасных Монстров. Вадим уже давно и крепко убедился. Не было ни лечения никакого, ни аварии, ни психбольницы, а вот эти жуткие воспоминания, где его родители, родные и близкие умерли, где был Мертвый бог Эрв, где он побывал на Космодроме и в гостинице "Лунный свет", где Дину взял в рабство эльф с телепатическими способностями... Бред? А не бред, что бОльшая часть его окружения -- роботы? Они и раньше-то не сильно прятались, а теперь, когда поняли, он принял правила игры -- всё стало просто, понятно и... приятно.
  
   Не прошло и недели, как Вадим переехал на новую квартиру, а его студию переделали и того быстрее -- за двое суток. "Отец" привел строителя и поручился за него. Мол, этот быстро работает. Куратор с "Первого канала" не возражал. Было только одно условие, чтобы Вадик и близко не подходил на бывшую квартиру во время строительства. Конечно, он согласился, но любопытство запытало. Он взял бинокль и попробовал из окон соседнего дома поглядеть, кто у него работает. Оказалось бессмысленной затеей -- окна в его бывшей студии и квартире не просто зашторили -- заклеили черной бумагой. Но строитель свое дело знал, всего сорок восемь часов, и открытый рот Вадима едва дышал, пока глаза рассматривали шикарную студию. Рабочие не просто соединили все квартиры на этаже, оказалось, и верхний этаж тоже теперь его студия. Потолок снесли, все несущие стены тоже, получилось, что из двух небольших квартир, одна из которых была старой студией, спонсор сделал новую пяти метров высотой, а еще установил на несколько лямов оборудования для сверхкачественных видео на Ютьюб. Появились места для гостей и зрителей, качественные камеры. Появились люди, которые помогали организовать и даже новая помощница на месте. Ей-богу, проще было бы снять какое-нибудь помещение, чем тратить столько труда на такой ремонт. Но работодатели Вадима явно не были стеснены ни в средствах, ни в мозгах.
  
   Естественно, ни о каком старом формате речь не шла, о чём просто орала огромная во всю стену вывеска: "Туманный разговор". Как выразился Тюрин, поначалу его шоу превратится в "некую площадку для дискуссий провинциальных звезд с звездами московского масштаба". Всех этих гостей ему обеспечат. И обеспечили. Первыми пригласили местных Басту и Рэм Диггу, те очень хорошо выступили, оказались весьма веселыми ребятами. Единственный косяк -- они почему-то постоянно покашливали, будто простыли. Наверное, тогда Вадик и подцепил у них этот вирус, потому что сам стал замечать за собой, что, перед разговором, всегда почему-то прокашливается. Коротко так: гхм-гхм. Он сходил к врачу, но получил только рецепт на парацетамол и всё.
  
   На второе шоу явились уже московские гости: Федук с Монеточкой, на третьем был Дудь, а по телевизионному мосту выступил сам Ургант! Вадик не знал, на самом ли деле это был Ургант или просто картинка на экране, как сомневался, что остальные гости настоящие. Нет, может, где-то и существовали эти настоящие артисты, но в принципе он сомневался, что именно конкретно эти -- обычные люди. Во-первых, слишком уж они были интересные и веселые. Даже молодые были настолько эрудированны, что сомнительно, будто парень в двадцать пять знает столько. Вадику, по крайней мере, они казались минимум роботами. Во-вторых, вряд ли у настоящих артистов хватило бы времени участвовать в его шоу. И, тем не менее, четвертое шоу вообще должно было порвать эфир, потому что:
  
   -- Сегодня в этой студии вы снова не увидите приглашенных гостей, потому что версус мы будем обсуждать с очень необычными гостями из Москвы. Итак, свое мнение о баттле на прямой линии из Москвы выскажут Алла Пугачева и Филипп Киркоров!
  
   Вадим сам понимал -- это невозможно! Чтобы Пугачева с Киркоровым обсуждали какой-то там баттл! Но вот два огромных экрана заработали и показали гримерку с какими-то перьями на дальнем плане и гостиную, обставленную под старину. На переднем плане король и королева русской эстрады: Киркоров и Пугачева.
  
   -- Гхм, здравствуйте, Вадим! -- поздоровался Киркоров.
  
   И снова Вадик засомневался, что это настоящие артисты. Ну не могут Пугачева и Киркоров быть настолько в теме! Сам Вадим не знал тех подробностей, которыми они сыпали, обсуждая баттл. Эти бабушка и дедушка были настолько обаятельными, что им и ведущий-то сильно не нужен был. Час Вадим и другие зрители чуть не катались со смеху, обсуждение версуса получилось гораздо забавнее самого версуса. И когда оно, наконец, закончилось, звезды попрощались со зрителями, как и Вадим, эфир завернули, а зрители в маленькой студии начали расходиться, в кармане Вадима завибрировал новенький "Айфон Х". Он поглядел -- звонил Алан Тюрин, куратор с "Первого". Вадим вздохнул и принял вызов.
  
   -- Здравствуй, Вадим! -- сказал он приятным бархатным голосом. -- Отличное шоу, я глядел статистику, мы идем на рекорд онлайн-шоу на Ютьюб. Мне, кстати, уже успели позвонить из Гугла, они хотят заключить с нами просто шикарный рекламный контракт! Ты не возражаешь, если отрывки шоу мы покажем завтра по ТВ?
  
   -- Если гости не против... -- начал Вадик смущенно.
  
   -- Гхм-гхм, гости не против, -- перебил куратор. -- С такими темпами я смогу забрать тебя в Москву гораздо скорее, чем раньше -- я очень рад этому! А ты рад, Вадим?
  
   Парень еще раз вздохнул, но выдавил из себя:
  
   -- К-конечно, господин Тюрин.
  
   -- Следующее шоу должно было быть на следующей недели, но мы договорились пораньше, дня через три, как тебе?
  
   -- Окэ, к-конечно.
  
   -- Это очень хороший формат, когда люди, которые, казалось бы, не должны разбираться в вопросе, обсуждают его на полном серьезе и оказываются осведомлены куда лучше, чем думает зритель. Я хотел бы несколько приподнять рейтинг артистов, популярных в девяностых годах прошлого года. Так вот, на следующей программе я пригласил к тебе одного гостя, но это -- настоящий монстр!
  
   Вадим сглотнул.
  
   -- К тебе придет, причем вживую, сам Жириновский! Он как раз будет в Ростове по нашим делам, вот мы и договорились... Он, как и эти двое, тоже ищет подходы к молодежной аудитории. Не переживай, Вадим, Владимир Вольфович отличный эксперт, интервьюировать его будет нетрудно. Он самый настоящий монстр этого жанра!..
  
   Да, Вадим, почему-то и не сомневался, что к нему может прийти самый настоящий монстр. Он их уже насмотрелся...
  
   -- Как у тебя дела? -- спросил Тюрин насмешливо. -- Вымотался?
  
   -- Есть немного, -- ответил Вадим робко.
  
   -- Ничего-ничего. Думаю, вечер тебя ждет расслабляющий. Ладно, я думаю, завтра мы с тобой свидимся и поговорим тет-а-тет.
  
   -- Я буду занят... -- попытался вставить Вадим.
  
   -- Ничего страшного -- отложишь, -- сказал Тюрин сухо. -- Ладно, у меня дела...
  
   Тюрин повесил трубку. Вадим еще раз глубоко вздохнул, попрощался с помощницей, оставшейся прибрать студию, и вышел в подъезд. Тут тоже всё поменялось -- перила отполировали, лестницы регулярно мели, никакого граффити, прямо образцовый подъезд! А на лестничной клетке сюрприз. Теперь, впрочем, даже ожидаемый. Миловидная девушка в обтягивающих джинсах и короткой, что открывает сексуальный животик, кожаной курточке. Сверху куртка прирасстегнута, там огромные буфера до треска натянули белоснежную футболку. Вадим заприметил их троих -- ее и сиськи -- еще в студии, шкура сидела среди зрителей. Их тоже подбирал его куратор, и каждый раз после шоу самая симпотная чика поджидала его где-нибудь неподалеку.
  
   -- Привет, -- сказала она. -- Даш автограф?
  
   -- Of course, -- усмехнулся Вадим. -- Только у меня ручка на другой квартире. Пройдемся?
  
   -- Окэ, -- ответила девушка и ярко-красные напомаженные губы улыбнулись.
  
   Они не сразу пошли к нему, тут неподалеку нашелся маленький уютный ресторанчик, где отпраздновали грандиозное новое шоу Вадима. Еще бы, взять интервью у Пугачевой и Киркорова! Завтра о нём точно узнает вся страна -- Тюрин же сказал, отрывки покажут даже по ящику! Он поглядел на телефоне, ролик уже набрал два миллиона просмотров. И останавливаться не собирается. А потом была его новая, шикарная квартира и подвижная, податливая, покорная поклонница. Вадим не знал, настоящая она или нет, но ему это становилось всё равно. Можно, конечно, позубоскалить, что секс с киборгом -- это что с резиновой бабой, но, если уж честно, кто-то из вас хоть раз трахался с секс-ботом? Который мало того что выглядит, как супермодель, не имеет ни единого изъяна, ни маленькой целлюлитинки, у которой каждая жилка и мышца расположена в сводящем с ума рельефе... Вы вообще трахались ли так, как в порно? А если так будет каждый день, причем всегда это будет разная девушка? Ладно, пусть это будет каждый раз новый секс-бот, но... вы об этом ничего не знаете, потому что никогда не пробовали! Все позы и желания, любой приказ, игры, можно отшлепать... Не осталось такого в сексе, что Вадим не попробовал бы за эти несколько недель. И сегодня, когда засыпал, держась за шикарную, крупную, но тугую титьку, он улыбался блаженной улыбкой. Единственное, во рту слегка першило. Подхватил, видимо, от гостей... Но это не помешало свалиться в усталый, долгожданный, слегка пьяный сон.
  
   И тут у него по ночам начинались проблемы. Сны были разнообразные, но никогда легкими, а скорее жутковатыми. Что интересно, даже большие дозы алкоголя не мешали снам прорываться в подсознание и еще он их очень хорошо все помнил. Запомнил и этот.
  
   В этом сне Вадим очень хотел пить. До жути, до одури. Язык такой шершавый, можно им ободрать заготовку, будто наждачной бумагой. Пустыня. Под ногами скрипит песок. Боже мой, как же жарко в этих сапогах, грибок там разъедает стопы, но идти по такому песку босым нельзя. Пахнет... Да ничем не пахнет. Жара, пустыня, ни ветерка, ни растения. Откуда запахи? Ночью, да, они появляются поначалу. Когда температура падает до двадцати, десяти... А там и ниже. Под утро это палящее зноем плато покрывается инеем. Поспать можно разве что часа четыре. И снова идти. Вопрос только: куда. И, кстати, про поспать -- это ведь тоже сон. Вадим отчетливо это понимал. Уже неделю как. Он во сне шел по пустыне. И точно знал: его жизни ничего не угрожает. Он, в конце концов, проснется. Но не сегодня...
  
   Небо вокруг странное -- оранжевое. И наряд дурацкий -- кирзовые сапоги, прорезиненный серый плащ с надписью "Газпром" на спине, джинсы и грубая рубашка. Всё сильно ношенное, будто снял с какого-то работяги. Он не просто идет -- удирает. Он знает, что его преследуют. Откуда знает -- не знает, но это точно... А еще Вадим знает, что совсем недавно совершил что-то страшное. Ужасающее, от этого, только подумай, но кровь стынет в жилах даже в этой раскаленной пустыни. Но страшнее, что он уже неоднократно так делал -- совершал поступок, от которого гибли люди. Но никогда так много. А еще страшнее, он почему-то уверен, от его действий еще много-много людей погибнут. Но не он. Такова его судьба. Его крест. Его ярмо. Его ярлык.
  
   В отдалении он снова услышал этот голос. Хрипловатый, хмельной и очень веселый. То был Мертвый бог Эрв, который в тысячный, наверное, раз пел ему одну и ту же песенку. Он называл ее "Песенка про одинокого странника!":
  
   "Одинокий странник, ты давно уже в Пути-и,
   Странник, ты, наверно, дNлбаё-ё-об!
  
   Странник, больше нам другого не найти-и,
   Странник, ты, наверно, дNлбаё-ё-об!
  
   Меж долин и прерий, зла и суеверий
   Легкою дорогой не пройти-и-и!
  
   И косые взгляды ловишь ты в награду,
   Странник, ты на каверзном Пути-и-и!
  
   Бросил ты работу и жену, и Доту,
   Сжег давно последние мосты-ы-ы!
  
   И тебе в награду -- слава и баллады!
   Стоптанная обувь, рваные трусы!
  
   Путь твой очень долог, но ты очень молод!
   Честь свою ты славно уберё-ё-ог!
  
   А вдали маячит, слава и удача!
   Странник, ты, наверно, дNлбаёб!"
  
   Песенка смешная, но Вадиму тошно от нее. Потому что понимает, это про него.
  
   Он проснулся в пять утра уставший, будто вправду неделю шел по пустыне. Мышцы ломило, но не ноги, а пресс и спину. А, ну да, его взгляд встретился с красивыми, глубокими, слегка светящимися в темноте глазами девушки, лежащей сбоку. Ее огромная левая грудь так возбуждающе лежала на правой, а губы усмехались так похотливо, что не возбудиться невозможно.
  
   -- Я смотрю, ты устал, -- сказала она горячим шепотом и придвинулась так, что ее дыхание, благоухающее жевательной резинкой, приятно прошлось по лицу. -- Ложись на спину...
  
   До семи они не покидали кровать, а потом Вадим попросил приготовить завтрак. Поели и девушка очень вежливо спросила:
  
   -- Мне надо на работу, но, если ты хочешь, я останусь?
  
   -- Иди, -- сказал Вадим безразлично. После такой ночи секса не захочется до самого вечера. А там у него есть ее телефон. Все его поклонницы оставляли свои телефоны и придут, только позови. А сегодня еще надо подготовиться для шоу, почитать там чего-нибудь про Жириновского...
  
   Она быстренько оделась -- завтракали они голышом -- поцеловала его на прощанье и удалилась из его жизни навсегда, если он не захочет обратного. Она не перезвонит, как никто до нее. Она знает правила игры, где игрушка, кстати, вовсе не девушка или секс-бот. Игрушка тут Вадим. Капризная, нежная и очень дорогая игрушка, в которую играет Страна Ужасных Монстров.
  
   В новой квартире огромные окна и неплохой вид на Ростов. Утро виделось ему очень радостным, небо пусть и слегка серым, зато это как-то по-домашнему. Старая добрая серая ростовская зима. Грязная, теплая, но уютная. Вадим вообще заметил, его настроение сильно изменилось. Стало как-то легче и спокойней. Отступили горестные мысли о погибших родителях, эти, новые, тоже вроде ничего. И вообще, он получил, что хотел. Стал еще знаменитей, и пусть не ведет якобы умные разговоры об НЛО, беседы о шоу-бизнесе тоже ничего, это вполне интересно. И это только начало! Подумал бы он пару месяцев назад, что поучаствует в одной программе с Пугачевой?! Эта новая квартира, все эти тёлки, бабки, сыплющиеся на его счет. Он, кстати, проверил, с номера 900 пришло СМС о зачислении хорошенькой суммы. Конечно, не такой большой, как показала Ургант, но, какие его годы? Так, а это что за сообщение?
  
   Вадим подумал бы, что спам, но нет. В сообщении написано: "Вадим, я бы хотел с вами поговорить насчет вашего нового шоу. С Уважением Д. С. К.". Дальше шел адрес Телеграм-канала. Ему уже приходили такие сообщения со всякими мутными предложениями рекламы, хотя он и поставил все возможные спам фильтры. Но тут другое. "Д. С. К." -- эту подпись он хорошо знал, хотя уже стал забывать. Даниил Сергеевич Кривоходов. Пот покрыл лоб, а горло запершило. Утро, что началось так хорошо, утро, пропитанное запахом дорогих женских духов и приятных СМС, мгновенно посерело. Повеяло той, прежней жизнью, когда тысячу чудиков говношились в комментариях под его видео, с пеной у рта доказывая, что никакого мирового заговора нет, а тысячи тысяч им противоречили. Как изящно рушил их в крошку всезнайка Кривоходов. Казалось, он знает абсолютно всё на свете! Люди не могут так, а он мог! В горле запершило сильней, он тыкнул на ссылку.
  
   Телега открылась, и сразу за ней экран показал предупреждение, что этот Телеграм-канал содержит контент 18+. Странно, таких предупреждений он, вроде, раньше за Телеграмом не помнил. В любом случае он подтвердил и увидел абсолютно голый чат -- пока не было ни одного текстового сообщения, только какая-то анимация стоит заглавной к каналу. Он клацнул по гифке, на экран вывело странные розовые мыльные пузыри, потом нечто вроде спирали. Он машинально подписался на канал и тут же пришло: "Вадим, нам надо встретиться. Надеюсь, ты меня узнал? Если да, не называй мое имя, обращайся ко мне первыми тремя буквами моего имени". Вадим напечатал ответ: "Дан, это вы?". Ответили: "Да, я -- Дан".
  
   Нечто такое неприятное припомнилось, вроде дежавю, но Вадим решительно не мог сообразить, что его насторожило.
  
   "Вадим, после твоего последнего шоу произошло нечто весьма примечательное", -- написал Кривоходов. "К моему великому сожалению, меня пытались убить и это у них почти получилось. Мне пришлось принять все меры предосторожности, чтобы скрыться от них, но, боюсь, они по-прежнему меня ищут. Самое печальное, что у них очень большие возможности. Если я позвоню по сотовому или даже по "Скайпу", они очень быстро найдут меня. Единственная возможность поговорить с тобой -- таксофон. Но в Ростове осталось не так-то много таксофонов. Если быть точным, всего три. Ты сможешь подъехать, чтобы мы поговорили?".
  
   "Конечно", -- быстро ответил Вадим, хотя ехать куда-то ему почему-то очень не хотелось.
  
   "Ровно в десять часов я напишу тебе адрес таксофона. Прости за эти предосторожности, но мне несколько дорога моя жизнь. На связи".
  
   "ОК", -- написал Вадим. Ага, знал бы ты, Данила Сергеевич, как самому Вадиму дорога его жизнь. И на какой риск он идет, пытаясь поговорить с Кривоходовым.
  
   И тут мелькнула шальная мысль -- а что, если сдать его?! А чего, всё равно Страна Ужасных Монстров найдет Кривоходова, это даже не обсуждается. А тут можно получить дополнительные очки! Ему станут больше доверять, его отъезд из Ростова только ускорится. Если честно, опостылел ему этот Ростов. Хочется огней столицы, хочется еще раз посидеть в пустой студии Урганта на "Первом канале"! А тут -- такой шанс. В конце концов, кто ему Кривоходов? Чудик из прежней жизни. Городской сумасшедший, который даже близко не подобрался к истине. Который даже не представляет, насколько велики силы, с которыми они пытались робко заигрывать! И как ужасающе силен повелитель Земли -- Царь Царей!
  
   В горле перестало першить, но где-то в отдалении сознания ему почудились губы. И зубы. Они одобрительно улыбались и все сомнения покинули Вадима. Он сдаст Кривоходова.
  
   Часы показали без пятнадцать десять, он быстро оделся, взял ключи от новой тачки и полетел вниз. Уже без пяти десять он пялился в телефон рядом с машиной. Завел брелком, та приятно заурчала, придавая уверенности. Он сделает это. Докажет верность. И его вознаградят.
  
   -- Привет, Вадим, -- отвлек его знакомый голос. Перед ним стояла Дина и приятно, мягко улыбалась ему. Настроение снова ухудшилось, в горле запершило. Телефон пиликнул, он быстро поглядел, Кривоходов написал адрес таксофона.
  
   -- Привет, Дин, -- ответил Вадик рассеянно.
  
   -- Есть минутка? -- девушка показалась Вадиму какой-то слишком счастливой. Даже подозрительно счастливой. Выглядела нормально, пропали синяки под глазами, на щеках румянец. Одета слегка небрежно, видимо, впопыхах, нет той нарочитой аккуратности, как раньше, даже свитер свой дурацкий не надела. И глаза. По-прежнему ореховые, но будто едва потемнели, глядят открыто и прямо. Этого взгляда Вадим не вытерпел, потупил взор в асфальт. Пробежала колючая обидная мысль: "Она, что, счастлива?! Как так?".
  
   -- Дин, знаешь, я сейчас очень спешу...
  
   -- А, -- сказала девушка разочарованно. -- Да, конечно, я понимаю. Тогда как-нибудь в другой раз.
  
   Вадиму подурнело, будто он был с похмелья. Нахлынуло чувство, что почти забылось -- стыд. Ее взгляд погрустнел? Нет, ничуть. Вадим очень правильно прочитал там -- разочарование. Ведь это он бросил ее тогда, в Метро...
  
   Горло запершило, а затылок кольнуло. В ушах послышался рокот отдаленного ворчания. И будто не свои мысли зашевелились в голове: "Да забей ты уже на нее, с ней давно всё кончено! Жирная корова просто увидела твое новое шоу, поглядела количество просмотров и забеспокоилась, как это без нее, любимой, Вадик по-прежнему король королем, а она загибается в дешевой квартирке и проедает последние сбережения. Пусть катится себе, дурочка! Ничего не должно остаться от прошлой жизни! Ничего!".
  
   -- Дин, я правда спешу... -- сказал Вадим, его равновесие восстановилось. Но девушка пошатнула его вновь всего одной фразой:
  
   -- Я скучала, -- сказала она и еще раз мило улыбнулась. Та сисястая шлюха утром, будь она супер-пупер киборгом, запрограммированным наилучшим образом, не смогла бы так улыбнуться никогда. Эта улыбка воскресила воспоминания о родителях, друзьях, старом шоу и, собственно, Дине. В той жизни не было легких путей и никакая Пугачева не пришла бы к нему в эфир. Там был великолепный Кривоходов, был сумасшедший казак Петрович, были тайны и загадки, казавшиеся совсем не опасными. И вот они слегка приоткрылись, и жизнь превратилась в ад. И превратила в ад жизнь Дины. Он бросил ее тогда, в Метро. И бросил потом, уже в этой лживой жизни, когда должен был насильно оставаться рядом, звонить каждый день, приходить, даже если она не хотела. Но он бросил ее во второй раз. Но в третий не бросит.
  
   -- Я тоже, -- сказал Вадим и тоже мягко улыбнулся. -- Дин, а поехали со мной прокатимся. Я быстро, а потом заедем новую студию покажу. Может, поедим где-нибудь... Окэ?
  
   -- Окэ, -- кивнула девушка. Ему показалось, сделала она это очень трогательно.
  
   -- Садись! Ездила когда-нибудь на "Феррари"?
  
   -- Не-а. Ого, какая у тебя татуировка... новая.
  
   На Дину с шеи Вадима смотрел кусочек очень качественного тату. Страшный, голодный, мудрый и злой дракон -- видна его морда и красный глаз. Смотрел так, будто живым поселился на теле парня. И она сразу поняла -- вот оно какое, Ужасное Чудовище.
  
   Вадим усмехнулся и жестом пригласил девушку в машину. Она села, он тоже и дорога понеслась им навстречу с той скоростью и комфортом, что позволяет только такие шикарные автомобили. Внутри всё тоже дорого и сердито. Кожа, хром, огромный экран, показывающий их со спутника в реальном времени. Не просто маршрут, а прямо онлайн видно, как их машина едет по улицам, видны пробки, пешеходы.
  
   -- Классная штука, да? -- спросил слегка успокоившийся Вадим. -- Я даже не знал, что есть такие технологии!
  
   -- Ага, хорошая машина. А мы куда едем?
  
   -- Да надо мне кое с кем поговорить...
  
   -- Важная встреча? По работе?
  
   -- Нет, скорее, это личное...
  
   Вадим потупился. Сказать ей, что едет поговорить с Кривоходовым? Но тогда уже не получится его сдать. Но что тогда делать? Данила Сергеевич стопроцентово втянет его в какую-нибудь игру против Страны Ужасных Монстров. Попытается втянуть. Конечно же, ни в какие игры кроме ролевых-эротических Вадим больше играть не собирается. Возможно, это даже хорошо, что Дина ему попалась и вроде бы неплохо себя чувствует. Похудела даже вроде. Ничего-ничего, надо будет, он найдет ей место при себе. Главное, чтобы она согласилась. Смириться.
  
   -- У тебя отношения? -- спросила Дина. Да, она и правда стала какой-то спокойной и уверенной в себе. Вадим, между прочим, тоже за эти недолгие месяцы поменялся в уверенно-наглую сторону, но от Дины нет никакой агрессии или... наглости. Вадим не сразу смог сформулировать, потому что подсознательно знал верную формулировку, но противился ей. В Дине не ощущалось зла. Да, вот так пафосно. А в себе он это весьма находил. И довольное урчание в голове со стороны затылка, что слегка приподнимало волосы, лишь подтверждало -- Вадик играет за "бэд гайз". И прекрасно с этим соглашается.
  
   -- Да что-то я пошел в разнос, -- ответил он весело. -- У меня появились фанатки...
  
   -- Прости, Вадик, -- сказала она неожиданно серьезно, -- но я не видела ни одного твоего нового шоу. Я была на лечении...
  
   Ах вот оно что! Откуда ноги растут от этой уверенности и похудения! Значит, над ней поработали! И могли это сделать только те, кто поработал с ним! Возможно, Дине даже не надо будет ничего объяснять? Она, может, и так понимает, что к чему в их новой жизни?
  
   -- И как тебе там было? -- спросил Вадим осторожно.
  
   -- Хорошо, -- ответила Дина. -- Очень хорошо. Врач оказался выше всяких похвал.
  
   -- Дин, мы приехали, подожди чуть-чуть, потом расскажешь. Мне надо позвонить...
  
   Дина молча кивнула.
  
   Ехали недолго, таксофон оказался на здании Ростовского ЦУМа. Странно даже, почему Вадим его раньше не замечал? Еще странней -- нашлось свободное парковочное место прямо тут. Он припарковался и выскочил из машины.
  
   В последние несколько минут его вдруг замутило. В голове гудело. Там всё перемешалось: и Дина, и его шоу, и Киркоров с Пугачевой, и Кривоходов, и Страна Ужасных Монстров и даже Мертвый бог Эрв. Почему-то, когда в мыслях нарисовался он, они слегка успокоились, но голова закружилась.
  
   Ватные ноги довели его до таксофона. В синей "рубке" он висел на стене, давно всеми забытый и ненужный в эпоху сотовых телефонов. Вадим подошел и достал "Айфон". Написал в чате: "Я на месте". Большой палец пролистал до самого начала чата, до значка гифки, которую он открыл первой. Она вызывала некоторые... Таксофон зазвонил. С великим облегчением Вадим поднял трубку.
  
   -- Здравствуй, Вадим Туманов, -- сказал приятный голос Кривоходова. Кривоходова?!
  
   На Вадика навалилось, будто по голове зарядили поленом. Какой, на фиг, Кривоходов?! Дан! Воспоминание об отеле "Лунный свет" ворвалось в мозг вспышкой, тот "Кривоходов" тоже ведь просил называть себя Дан! Как?! Как он мог забыть это?!
  
   -- Не расстраивайся, Вадим, -- сказали в трубке, которую очень хотелось положить. -- Я лишь слегка поработал с твоей памятью. В твоем нынешнем состоянии это было несложно.
  
   -- Ты от Эрва? -- спросил Вадим зло. -- Пошел на х*й!
  
   И Вадим хотел положить трубку, действительно хотел, но понял, что не может! Вообще ничего не может, потому что всё тело попросту онемело! Даже моргнуть не получается! Подбежала паника, по спине заструился пот.
  
   -- Ты помолчи пока, пожалуй, -- сказал Дан насмешливо. -- И послушай. Я не собираюсь тебя учить или лечить, я просто хочу, чтобы ты задал себе несколько простых вопросов. Ты сошел с ума? Потому что только полоумный смирится со службой на тех, кто убил его родителей, сестру и друзей. Ты законченный трус и тряпка? Потому что только тряпка может продать всего себя за жалкие гроши и секс с роботами. Ты ждешь награды от Царя Царей? Но даже самый ближайший его лорд на это не рассчитывает. Ты, Вадим Туманов, выбрал роль раба? И последний вопрос: ты знаешь хоть одного раба, которому бы честно заплатили за труд? Нет, Вадим. И ты ведь уже получил свою плату? Или тебе она только обещана? Не деньги, а скорее... внимание?
  
   Вадим покраснел. Не столько от натуги пошевелиться, сколько от стыда.
  
   -- А-а-а-а... По твоему пульсу, я думаю, тебе еще раз заплатят, Вадим. И тебе оно очень не понравится. Но, тем не менее, я делаю тебе предложение. Запомни этот таксофон, Вадим. Я знаю, ты приехал сюда не просто поговорить с бывшим приятелем, ты тут, чтобы его предать. Но даже несмотря на это, этот таксофон однажды может спасти тебя, Вадим Туманов. Если станет совсем плохо, приходи сюда. Запомни.
  
   Его отпустило аж так, что Вадим повалился на тротуарную плитку. Живот скрутило, его вырвало. Сознание колебалось пару секунд, но выстояло. Он увидел, как Дина выскочила из машины и бежит к нему. Он не дал ей помочь себе подняться -- в затылочной части мозга послышалось урчание и ему полегчало. Вадим поднялся раньше, чем Дина оказалась рядом.
  
   -- Что с тобой?! -- воскликнула она.
  
   -- Гхм-гхм, -- прокашлялся Вадим. -- Всё норм, Дин. Всё норм.
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   -- Хорошо, Маша! Теперь мы проникнем в твои воспоминания, Маша! И узнаем, почему ты так важна для Царя Царей, Маша!
  
   Девушка сидела в светлой комнате на интересном металлическом диванчике. Пара иллюминаторов открывает вид на безбрежный космос, в остальном -- белые эмалированные стены, которые как-то испускают ровное освещение -- ламп нет, а светло. Диван сделан из какого-то мягкого и вязкого металла, что медленно принимает очертания твоего тела, да еще и с обогревом. Полежишь на нём минут пятнадцать, вот он уже полностью повторяет твою спину. Маша лежала на боку, оперев голову о локоть, поэтому он изогнулся так, что мягко поддерживал округлившийся живот и набухшую грудь, -- та небрежно вывалилась из-под белого халата, а другой одежды девушке не дали. Да и стесняться особо некого.
  
   Кроме дивана в комнате только телевизор. Эти несколько дней она провела, беседуя с Даном и просматривая телепередачи с Земли. Суперкомпьютер рассказывал кое-какие интересные вещи, но не затрагивал ничего, что связано с ней и Вадимом. У него-де приказ от Эрва не болтать лишнего. Эти разговоры быстро наскучили Маше, поэтому она попросила показать ей новости, а потом и вовсе принялась глядеть сериалы. Кормили на космической станции Мертвого бога очень хорошо, Маша могла заказать, что угодно, и через час оно у нее было. К примеру, завтракала она здоровенным омаром, которого не смогла съесть и наполовину. Она заказывала еду из всевозможных ресторанов любых концов света и ей доставляли. Такой вот глобализм, но только для нее -- персональный.
  
   -- Я так понимаю, что я просто поменяла одну тюрьму на другую? -- спросила Маша спокойно. Сейчас на экране не Дан и не очередной сериал, а Эрв. В скафандре, позади пустынный пейзаж.
  
   -- Если по существу, то да, -- кивнул Эрв. -- Только из моей клетки у тебя есть шанс выбраться живой и с просветленной головой. Погоди, я сейчас...
  
   Эрв достал откуда-то снизу пистолет, дуло уперлось в шлем скафандра и вот внутри стеклянного шара взрывается черепушка Эрва, забрызгивая, похожий на аквариум, гермошлем кровью, кусками мозгов и обломками черепушки. Интересно, но сам гермошлем ничуть не пострадал, не дав даже трещины. Труп Эрва упал, камера, с которой он снимал, тоже повалилась и Маша увидела еще одно чудо -- огромный город посреди красной пустыни. Над ним летали какие-то аппараты, а неподалеку два маленьких зеленых человечка о чём-то разговаривали. Но картинка пропала, и девушка лениво перевернулась на другой бок, ощущая, как теплый, гладкий металл под ней медленно потёк -- невероятно приятное ощущение, будто лежишь на капле ртути. Но долго расслабляться ей не пришлось -- минуты через четыре двери отворились, и в комнату вошел Эрв в белом халате, таком же, как на ней и в таких же тапочках.
  
   -- Это у вас тут такая униформа? -- усмехнулась Маша, глядя в темные глаза Мертвого бога. Тот выглядел чуть лучше обычного, но всё прочее с ним: и бледность, и огромные синяки под глазами и даже желтоватые зубы -- их Маша только что заметила, потому что Эрв улыбался. Еще она обратила внимание на странную штуку в правой руке Эрва -- нечто вроде скипетра, исписанного рунами. Вещь определенно антиквариат, глядится посреди окружающей научной фантастики диковато. Сделано из дерева, такой старый, что уже почернел, будто яблоня, больная черным раком. Руны, понятное дело, Маша прочесть не могла, а вот череп с аккуратно вырезанной на шее петлей ее заинтересовал.
  
   -- Это удобно, -- пожал плечами Эрв.
  
   -- А что это у тебя в руке? -- не удержалась Маша.
  
   -- Ключ смерти, -- ответил Эрв безразлично. -- Он вырезан из дерева, на котором меня когда-то в первый раз повесили.
  
   -- Очень интересно, -- сказала Маша заинтригованно. -- Ты когда-нибудь расскажешь мне о том дне?
  
   -- А чего говорить, я тебе покажу, -- сказал Эрв и направил палку на Машу.
  
   Тут же ей подурнело. Шею будто схватила железная лапища и сдавила, она перестала дышать. Хорошо, лежала, иначе упала бы. Глаза набухли, будто туда дали давление, сердце бешено колотилось, она чувствовала, как жизнь медленно покидает ее. И тут, буквально за секунду, всё изменилось еще раз -- она почувствовала удар в животе.
  
   Страх, боль и ужас отошли на второй план. Ее по-прежнему душила чья-то невидимая ладонь, но мысль, что в ее утробе находится плод, затмила всё. Только это на первом плане -- ее ребенок! Вдруг, она поняла -- что-то приближается. Издали будто ревел дикий зверь и он шел к ней. Он рычал, ревел, скрежетал -- всё вместе. И на всякий лад этот рык складывался в одно короткое слово: "Э Р В!!! Э-р-р-р-р-р-р-р-в!!!"
  
   Рёв подошел совсем близко, но, будто она во тьме, а чудище, искавшее ее, слепо, рык прошел мимо и ушел в отдаление.
  
   -- А вот это действительно интересно, -- услышала она спокойный голос Эрва. Это последнее, что она услышала, перед погружением во мглу. Маша поняла, что умирает.
  
   -- Да не умираешь ты, Маша, -- сказал звонкий голос позади нее. -- Я всего лишь дал тебе почти умереть, Маша. Ты же ведь слышала, что перед смертью человек вспоминает всю свою жизнь в мельчайших деталях, Маша? Вот этим мы с тобой сейчас и займемся, Маша!
  
   Она обернулась и поняла, что находится на кладбище. Странном каком-то старом, заброшенном кладбище. Неровный ландшафт, могилы раскинулись очень небрежными наплывами, будто прыщи на подростковой щеке. Так не должны хоронить людей, чтобы был холм, это означает, что поленились копать могилу, а просто присыпали покойника грунтом. Небо над головой черное, ясно сияют звезды. Кладбище расположилось на черноземных почвах, поэтому всюду клоками торчит трава. Довольно жарко. Перед ней Мертвый бог Эрв. Ее ладонь быстро легла на живот -- гладкий, даже с рельефом. Ни намека на ребенка.
  
   -- Что с моим ребенком? -- спросила она.
  
   -- Ничего, -- пожал плечами Эрв. -- Он остался там, в мире жизни, на Третьих Небесах. А мы с тобой в мире смерти.
  
   Она еще раз ощупала себя. Грудь стала значительно меньше, она худа, но не так... А! Маша не сразу сообразила, тут она получила свое старое тело! То, которое было, до операции, что сделал Эрв. И волосы прежние на месте, а не тот короткий ежик, отросший за пару недель. И шрамов нет -- тонких линий на коже, с каждым днем уменьшающихся и стремящихся к невидимости.
  
   Оглядев себя, она осмотрела и пейзаж вокруг. Странно, но ничего не возбуждало ее на этом кладбище. И даже сильно не интересовало, как она попала сюда. Конечно, Эрв сделал ее гораздо спокойней, но тут она успокоилась по-настоящему. Умиротворенно она оглядела холм, на котором одиноко торчит корявая береза. А к ее ветке, самой уродливой и кривой, привязана надежная петля. В которой на легком, мерном ветру, будто маятник Фуко, болтается повешенный. Эрв.
  
   Эрв в петле очень отдаленно походил на ходячий труп, стоявший за ее спиной. Этот куда моложе. Видно, труп едва-едва умер -- слишком подвижные его члены, еще не скованные трупным окоченением, молочная кислота не успела превратить тело в чучело. Довольно красивый, правда, бледноват, как и сейчас. Волосы подлиней, глаза закрыты, одет в медицинский халат и рваные джинсы. В русых волосах торчат защитные очки, слабо поблескивают, будто драгоценная диадема.
  
   -- Где мы? -- спросила Маша спокойно.
  
   -- Мы в месте, откуда я отправляюсь в мир смерти, -- не менее спокойно ответил Эрв.
  
   -- Это там ты бог?
  
   -- Я бог везде. Но сила моя, конечно, берет начало тут. В этой самой петле.
  
   -- Что с тобой произошло?
  
   -- Когда-нибудь я найду толкового историка, и он расскажет тебе мою историю, -- усмехнулся Эрв. -- А мы тут с тобою не про меня пришли. Мы должны узнать, что такое с тобой, что привлекло Царя Царей. Мы проникнем в твои воспоминания. Даже туда, где ты никогда не была...
  
   -- Туда, чего я не помню?
  
   -- Люди очень много забывают о себе, -- покачал головой Эрв. -- Человек вообще предпочитает не замечать, если делает что-то неправильно. А потом старательно об этом забывает. Это тоже один из подарков Царя Царей вашему роду. Но, хватит трепаться, Маша! Погнали, Маша!
  
   Кладбище пропало мгновенно и вот уже старая советского типа больница приветствует их. Грязные стены, обшарпанный линолеум на полу, неприветливые с виду санитарки, запах хлорки в ноздрях. Эрв встал ровно посредине узкого коридора, с той стороны толстая медсестра катила каталку прямо на него. И вкатила, и сама прошла сквозь. Мертвый бог этого ничуть не заметил, а вот другая женщина на каталке его заинтересовала. Как и ее округлый живот. Маша тоже ее знала -- это была ее мать. Молодая и беременная ей.
  
   -- Это должно вот-вот случиться, Маша, -- сказал Эрв. -- Ты вот-вот должна появиться на свет!
  
   Вдруг она заметила, что коридор, откуда прикатили каталку с мамой, заволакивает темнота -- такая густая, будто черный дым. Но Эрв протянул ладонь, и тьма отступила.
  
   -- Что это? -- спросила девушка.
  
   -- А это он, -- усмехнулся Эрв. -- Штопаный г*ндон. Царёк. Не доволен, что мы тут высматриваем. Но не переживай, Маша. Его сила велика, но большей частью там. После смерти власть есть лишь у тех, кто умер. Пойдем.
  
   -- Куда? В родильное отделение?
  
   -- На кой ляд оно мне сдалось? -- отмахнулся Мертвый бог. -- Я прекрасно знаю, что там ты родишься. Вообще, не люблю я глядеть на роды. Ты же знаешь, дефекация и всё такое... Нет, Маша! Если я прав, Маша, в этой больнице должно быть что-то поинтересней. Пошли.
  
   Они двинулись по коридору. Эрв беспрепятственно проходил сквозь людей, стулья, шкафы, заглядывал в палаты, просто пройдя головой сквозь стены. Маша поначалу стеснялась, старалась обходить, но вот молоденькая сестричка пробежала сквозь нее и ничего. То есть, вообще никаких ощущений. Чувствовала она себя отлично, легкость в теле и как будто даже молодость накатила. Мысли, правда, постоянно убегали на всякую ерунду, типа как это так, она может пройти сквозь стену, но по полу ходит прекрасно, не проваливаясь? Хотела спросить у Эрва, но тот как раз скрылся за одной из стен. Был там секунд тридцать и вот его ладонь вышла из стены и поманила Машу пальчиком. Девушка вздохнула и прошла через стену к Эрву.
  
   Там оказалась обычный смотровой кабинет, но Эрва явно не это интересовало. Он и был-то тут частично. Его ноги и задница -- вот и всё, что есть в комнате, тулово скрылось в стене, что ведет на улицу. Девушка пожала плечами и присоединилась к нему -- тоже наполовину прошла сквозь уличную стенку.
  
   -- Смотри, Маша! -- сказал Эрв. Выглядел он довольно диковато, будто его замуровали в стене по грудь. Она, наверное, выглядела не лучше.
  
   -- Ого, -- сказала она совершенно равнодушно. Под окнами, между отечественных автомобилей, стоял роскошный спорткар с невероятно красивой аэрографикой -- волчья морда во весь капот, да и сам автомобиль раскрашен, словно волк, на крыше волчья спина, на бампере хвост. -- Красиво.
  
   -- А то, что двадцать пять лет назад таких машин еще не делали, тебя не удивило, Маша? -- усмехнулся Эрв.
  
   А ведь правда! Это точно машина не из того времени. Покатые линии, хорошая аэродинамика. Даже самые новые тогда японские машины были совсем другими -- угловатыми и более грубыми. Не говоря уж про топорных, но мощных немцев.
  
   -- Ну, машиной бабу удивить трудно, -- усмехнулся Эрв. -- Тогда погляди наверх.
  
   Маша подчинилась и тут вправду удивилась. Не сказать, что прям сильно, но это было впечатляюще. Только теперь она поняла -- на улице очень светло для ночи и вовсе не фонари кое-где тому причина. Грязные, зимние улочки Ростова-на-Дону освещала гигантская Луна, повисшая ровно над больницей, где она родилась.
  
   -- А чего это она такая большая? -- спросила девушка.
  
   -- Объяснить это будет трудновато, -- опять усмехнулся Эрв. -- тебя устроит объяснение, что она подлетела поближе?
  
   -- Луна?
  
   -- Ну да. Скажем так, кое-кто с нее очень заинтересовался твоим рождением.
  
   -- Так этот Царь на Луне живет что ли?
  
   -- Не совсем. И даже совсем нет. Но о Луне мы поговорим с тобой в следующий раз. А теперь давай перемотаем до твоего рождения...
  
   -- А ты не хочешь поглядеть, кто в той машине?
  
   -- Я и так знаю, кто там, -- поморщился Эрв.
  
   А потом картинно, будто джинн, свел ладони на груди. Всё вокруг исчезло, они оказались в родильной комнате. Маша уже родилась и мирно лежала на руках у матери. В палате пахло нашатырем, окна как будто светились чуть не ярче, чем одинокая лампочка на потолке. Мать с дочерью закутали поплотнее -- в палате не жарко. Маша пару минут поглядела на себя и маму. Еще живая и красивая. А она сама -- такая маленькая, вовсе не похожа на ее нынешнюю.
  
   -- В твоей матери было что-то необычное, Маша? -- спросил Эрв.
  
   -- Я бы не сказала... Она была нормальной мамой. Я ее взрослой-то не очень хорошо узнала, она умерла, когда мне было пятнадцать. Попала в ДТП...
  
   -- А отец?
  
   -- Мать еще ладно, она из дворянок, а отец у меня -- точно обычный. Шахтер. Полжизни просидел в шахте, ушел на пенсию и теперь живет в Вешенской с второй женой...
  
   -- Что значит "из дворянок"?
  
   -- Ну, она так всегда говорила, что у нее бабушка была графиней. У нее фотографии даже были старые, она и меня всегда учила этикету. Ходить ровно, одеваться скромно, есть определенными приборами... Конечно, после ее смерти я это всё быстро забыла.
  
   -- М-да, -- забормотал Эрв, -- Вариант принадлежности к какому-то Великому Роду тоже нельзя сбрасывать со счетов, но есть здесь что-то другое...
  
   -- Что за роды?
  
   -- Не роды, а Рода, -- поправил Эрв. -- Когда-то люди на планете поделили себя по так называемым Великим Родам. Угадай, кто их этому научил?
  
   -- Ты?
  
   -- Нет. Он. -- Эрв указал пальцем на светящееся зловещим желтым светом окно. -- Когда этот кусок говна прилетел сюда, он научил людей одному фокусу, который как бы сымитировал им бессмертие. Но дал он этот секрет не всем. Избранные им и сформировали эти самые Великие Рода. И тогда для человечества наступил очередной золотой век. Но кусок дерьма знал, однажды разделившись, люди уже не смогут собраться вместе. Так и получилось. Рода приобрели такую силу, что стали влиять на политику целой Галактики! И в один прекрасный день объявили всех, кто не принадлежит к их Роду... ну, чтобы тебе понятней было: недочеловеками. Это имело определенный смысл, потому что это мнимое бессмертие они вправду могли сохранять только в пределах своей семьи. И этот секрет навсегда разделил человечество. Потом были человеческие войны, Великие Рода победили, но и им Царь нашел достойного противника, в итоге сгинули почти все.
  
   -- А что за секрет?
  
   -- Я бы не хотел распространяться на эту тему, -- покачал головой Эрв. -- Очень хорошо, что большинство людей забыли летаргические технологии, и я бы не хотел, чтобы они вернулись. Так скажу: даже в извращенной современной морали это было довольно отвратительно. -- Он вздохнул и застыл, разглядывая, как мирно спит младенец и его мать. -- Что же в вас такое, Маша?
  
   -- А что вообще мы ищем?
  
   -- Да что угодно, чтобы зацепиться. Ладно, мы еще дойдем до момента, когда вы с Вадимом познакомились, но ты же видишь эту Луну и машину Серого Волка за окнами, Маша? Значит, уже сейчас ты была ему важна, Маша. Расскажи мне что угодно необычное про себя, Маша? Ну, ты там видела какие-то необычные сны? Тебя похищали пришельцы? Ты ходишь по потолку по ночам? Владеешь телекинезом? Что угодно, что отличает тебя от других, Маша?
  
   -- Не знаю. Я не вижу никаких особенных... Ни у меня, ни у Вадима. И было бы гораздо легче, если бы ты объяснил, что ты ищешь?
  
   -- Если б я знал, что ищу, я бы не искал, а уже нашел... Ладно! Тут мы уже ничего нового не увидим. Включим-ка перемоточку!
  
   И вправду, будто фильм, события понеслись вокруг Маши. Очень быстро она переместилась домой, увидела молодого отца и старую квартиру. Мелькали какие-то знакомые, менялись времена года, она взрослела, пошла в детский садик... И тут Мертвому богу опять что-то приметилось. Детский сад, куча плачущих детей. Конечно, сегодня они сдают первый анализ крови. Берет его медсестра довольно странной внешности. В том плане, что выглядит -- просто потрясающе. Лет двадцать с виду, в ослепительно белом халате, но явно короче нужного и с солидным вырезом на большущей груди. Лицо восхитительно, ярко-красная помада покрывает пухлые губы, за ними тридцать три белейших и ровнейших зуба. Скулы высокие, волосы ухожены, а прическа стоит, наверное, пару тысяч долларов. Воспитательницы без всякого смущения завистливо разглядывают медсестру, а мужской персонал детского садика появляется гораздо чаще обычного. И, тем не менее, справляется девушка отлично. Дети, конечно, плачут, но строго когда всё заканчивается и несколько миллилитров крови спрятаны в пробирку. Девушка улыбается так ослепительно, что дети не вспоминают о боли, пока не отвернутся от нее.
  
   -- Любопытно, -- сказал Эрв, подойдя к медсестре. А потом нагнулся почти вплотную к груди, пройдя сквозь ребенка на стульчике. Девушка как раз наклонилась сделать укол. -- Очень любопытно.
  
   Маша фыркнула, но выходка Эрва у нее эмоций не вызвала, хотя, конечно, шовинизм. Впрочем, сестричка и вправду очень хороша. Но, оказалось, Эрва интересовали не ее сиськи, а маленький крестик, болтавшийся на шее.
  
   -- Она определенно из крестьян, -- сказал Эрв.
  
   -- Я бы так не сказала, скорее уж из модельного дома...
  
   -- Ты не поняла, крестьяне -- это одни из Великих Родов, которые сохранились. Они пришли на Третьи Небеса из созвездия Южный Крест.
  
   -- Получается, люди на Землю с других планет прилетели? И как можно прилететь с созвездия?
  
   -- Нет, люди были тут всегда, Маша... О, как же мне надоело всё всем объяснять! На Землю можно прийти вовсе даже не телесно. Вообще, все Небеса -- удивительное место. Уникальное, потому сюда и приперся этот кусок дерьма. Но стали они уникальным именно из-за наших Третьих Небес... Тогда еще у людей хватало мозгов не называть свою планету грязью...
  
   -- А, поняла, земля и грязь...
  
   -- Ничего ты не поняла! -- Эрв распрямился, перестав пялиться на бюст медсестры. -- Раньше эти слова были синонимами и Царь Царей в шутку заставил людей называть свою родину грязью! Конечно, смешно от этого было исключительно ему! Дальше!
  
   Всё вокруг снова замельтешило, события из жизни Маши понеслись галопом. Вот она пошла в школу, записалась в шахматный кружок, училась, играла с подругами во дворе...
  
   -- Стоп!!! -- вдруг взревел Эрв.
  
   События остановились. Третий класс, школа, соревнования по шахматам, Маша подходит к столу и садится за него. Играет белыми. Передвигает пешку с "Е два" на "Е четыре", щелкает часами. Напротив нее пустой стул слегка сдвигается с места, а вражеская черная пешка сама собой поднимается в воздух и встает напротив машиной.
  
   -- Ты помнишь этот момент?! -- Эрв аж подлетел к взрослой Маше. -- Эти соревнования?!
  
   -- Что-то помню, но вот это конкретно -- нет.
  
   -- Конечно, он же ж тебе память стер...
  
   -- А с кем я играю и почему его не видно?
  
   -- Мы видим лишь то, что ты помнишь и пережила Маша, -- затараторил Эрв. -- Мы проникли не только в твое сознание, но еще и подсознание, а любой человек имеет некий телепатический потенциал, поэтому всю жизнь как бы сканирует пространство вокруг себя, Маша. Поэтому мы можем прогуляться по этому детскому садику, но за пределы его выйти не сможем -- там уже ты не помнишь... Хотя, погоди-ка.
  
   Эрв щелкнул пальцами, и всё замерло.
  
   -- Пошли на улицу.
  
   Они пошли к выходу и, хоть Эрв говорил обратное, спокойно вышли из школы.
  
   -- Ничего себе! -- воскликнул Мертвый бог. -- Быстро, Маша, побежали!
  
   Эрв сорвался с места, как заправский спринтер, и понесся по улице. Маша сразу побежала за ним, вопросов лишних не задавала. Она быстренько отстала, потому Эрв не просто бежал, несся гигантскими скачками, безжалостно проходя сквозь застывшие машины и людей. Маша обнаружила, бежать ей очень легко, нет ни отдышки, не слабости. Так продолжалось минут десять, всё это время девушка ориентировалась, где Эрв, по его чистеньким возгласам где-то впереди. В целом это были маты, причем на разных языках, но хватало понять, Мертвый бог очень удивлен. И вот уже совсем далеко она услышала: "Наконец-то, бл*дь!", -- и уже через пару минут догнала Эрва у огромной белой стены.
  
   Собственно, это даже не стена, а пропасть. То есть землю вроде как будто срезали и не только ее, но и небо. Всё впереди -- белое и чистое, словно лист бумаги, а позади -- застывший город Ростов-на-Дону.
  
   -- Вот это у тебя черепушка, Маша! -- воскликнул Эрв, когда она добежала. -- А ты можешь умножать большие числа в уме без калькулятора?
  
   -- Нет. А в чём дело?
  
   -- Понятно. Значит, ушло с возрастом, как и у других. Дело в том, что у тебя незаурядный телепатический дар! Был в этом возрасте. Я уверен, у Вадима тоже! Мы попозже проверим, а сейчас давай вернемся к той партии. Ясно, эта отрыжка себя из твоей памяти стерла, но тебя-то нет.
  
   Назад они пошли уже спокойней, Эрв шел задумчиво, поначалу Маша не хотела его отвлекать, но потом не выдержала:
  
   -- То есть, я сейчас играю с тем, кого ты называешь Царем Царей, верно? И он после этой партии как-то стер мне память, а в детстве я обладала телепатическим даром, который никак не проявлялся?
  
   -- Я предпочитаю называть его куском говна, а так по сути верно, -- кивнул Эрв. -- У всех детей телепатический дар всегда лучше выражен, что совершенно нормально. В этом возрасте мозг стимулирует развитие мегахлориан -- это микроскопические органеллы, которые определяют потенциал твоего мозга. Они как бы сами по себе являются носителями огромного количества памяти, что значительно расширяет способности человеческого мозга. Каким-то образом все мегахлорианы всех организмов Вселенной связываются между собою, образуя мега информационное поле Вселенной. Люди, обладающие некоторыми способностями или прошедшие обучение, способны через свои мегахлорианы связаться с другими, и человек может узнать вообще любую информацию во Вселенной, читать мысли других людей. Но есть существа, которые научились подчинять себе мегахлорианы, а через них и носителей. Ярчайший пример этому -- Царь. Этот может себе подчинять целые страны и даже планеты. Это всё, конечно, в теории, потому что до конца человечество этот вопрос так и не описало, по понятной, опять же, причине -- Царю очень не понравилось, что его секреты могут разгадать. Это тоже была одной из причин, почему он пришел сюда.
  
   -- Мегахлорианы, -- сказала Маша задумчиво. -- Я где-то что-то подобное слышала или читала... В каком-то фильме?
  
   -- Вполне может быть. Все фильмы и книги не рождаются на пустом месте, их тоже выуживают из этого самого информационного поля. Нам очень нравится именно художественная литература, потому что она ближе всего к правде... Была когда-то. А потом пришел Он и влез туда своей отвратительной мордой! И тоже всё запутал и извратил. Поэтому, если сегодня какой-нибудь фантаст или ученый вдруг найдет какое-то подтверждение правды или снимет правдоподобный фильм, или напишет правдоподобную книгу -- из информационного поля к нему автоматом закинет кучу дерьма, которая полностью испортит вещь. Правда всегда для всех замалчивается и опошляется. Этот процесс не имеет остановок. Пример -- почему, думаешь, допустим, фильм "Темная Башня" такое говно? Потому что Кинг чуть-чуть прикоснулся к правде. И правда такая, что Кинг ее касался всегда. На протяжении всей ужасной жизни этого ужасного мира, которым правит Страна Ужасных Монстров.
  
   Они чуть прибавили шагу, Эрв, хоть постоянно жаловался, как не любит всем всё объяснять, вошел в раж:
  
   -- Телепатия -- огромная сила! Просто огромная, но, к сожалению, ей надо учиться с самого детства и еще не факт, что получится. У тебя получилось бы, это точно. Годам к десяти гормоны вступают в резкую конфронтацию с мегахлорианами и те медленно, но неукоснительно сокращают свое присутствие в организме. Выходят из тебя вместе с естественными выделениями, покидают, пока спишь. К восемнадцати годам у девяноста девяти процентов людей уровень мегахлориан снижается в тысячу раз, и нет никакой возможности их восстановить, Маша. Однако если ты поддерживал уровень с самого детства, тренировался как-то -- не знаю, как -- у тебя есть приличный шанс сохранить и даже приумножить их уровень, Маша. И тогда перед тобою открываются гигантские возможности, Маша! Ты сможешь обладать любым знанием о чём угодно, сможешь читать мысли людей и даже подчинять их волю себе. Короче, будешь типа профессора Ксавье, которого, кстати, тоже не зря сделали к концу идиотом. Проблема во всём этом, конечно, в том, что правитель Страны Ужасных Монстров обладает этими дарами сам. Причем в миллионы раз сильнее любого из телепатов, рожденных на нашей планете.
  
   -- А мой ребенок тоже будет обладать этими мегахлорианами?
  
   -- Без понятия. Такие исследования я не проводил, а вот он -- проводил.
  
   Они подошли к Школе и вошли внутрь, коридоры с остолбеневшими детьми уныло пропустили их до спортивного зала, где шли соревнования по шахматам. Маленькая Маша застыла перед пустым стулом.
  
   -- Только представь, Маша, на стуле перед тобой сидит сам Царь Царей, -- сказал Эрв значительно. -- Могущественнейшее существо на планете, а, может, и во всей Вселенной.
  
   Это слегка заинтриговало девушку, и она попыталась вспомнить ту партию. Да, шахматы всегда ей легко давались. Как и учеба, но только в начальных классах. А уже под конец школы, когда уже и мать умерла, девушка скатилась на троечницу. Может, эти мегахлорианы помогали ей в первых классах? Она, вроде бы, и в шахматы стала играть хуже. Попытки изнасиловать свой мозг на тему припомнить партию с "могущественнейшим существом на планете" успехов не дали. Она ничего не помнила.
  
   -- В этом определенно есть смысл, -- бормотал Эрв. -- Возможно, он проводит исследование и уничтожает конкурентов? Может быть, именно поэтому убили твоего первенца? А, может, он питается его мозгами -- я не знаю. Всё могло быть еще проще -- простая случайность. И он не получил, что хотел. Но теперь у него появился второй шанс...
  
   Эрв поглядел на плоский живот девушки, лицо его приняло задумчивое выражение. Он щелкнул пальцами, и девочка продолжила партию с невидимкой.
  
   -- А сколько тебе лет? -- спросила девочка. Видимо, ей ответили, потому что через пару секунд она округлила глаза и сказала:
  
   -- Ого! Так ты уже совсем взрослый!
  
   -- Чё-то как-то странно, -- сказала взрослая Маша. -- Я тут с богом в шахматы играю, а всем по фигу?
  
   -- Так ты вроде рядом с богом и стоишь, но почему-то ведь не на коленях, -- усмехнулся Эрв. А и правда, Маша вот прям сейчас путешествовала по собственным воспоминаниям и уже несколько раз видела, как Эрв себя убивал и воскресал, но какого-то благоговения перед ним не испытывала. -- Ты лучше погляди вокруг.
  
   Маша отвлеклась и посмотрела. Да, партия с богом так просто не проходит. Или партия с дьяволом? В зале стоит пять столов и находится человек тридцать учителей, родителей и детей, но никто не глядит на ее партию с Царем Царей. Даже больше, все отворачиваются, а за соседними столами, где другие дети сидят к ним боком и могут периферическим зрением их увидеть -- эти дети и еще некоторые взрослые подняли ладонь так, чтобы закрывала обзор. То есть сидят два школьника, сами себе ладошкой закрывают вид слева, а тот, что напротив, справа, и продолжают играть, будто так нормально.
  
   -- Он их контролирует, да? -- спросила девушка.
  
   -- Конечно. Тайну своей личности он очень-очень хранит. Я не знал никого не из Страны Ужасных Монстров, кто остался в живых, увидев его вживую. До вот этого момента. Так что ты первая, Маша, кому это удалось.
  
   -- Но я не знала, что это он. Да я вообще о нём не знала.
  
   Пока она смотрела по сторонам, маленькая Маша уже один раз "зевнула" и потеряла слона.
  
   -- Хорошо играешь, -- сказала маленькая Маша.
  
   -- Ну, а я-то почему на него никак не реагирую? Он же вообще-то взрослый дядька, как я полагаю?
  
   -- Сомневаюсь я, что он вообще имеет пол, -- ответил Эрв. -- А ты-то, ясное дело, видишь не его самого, а тот образ, который он тебе транслирует. Маленькая ты видит перед собой такого же ребенка, как она сама.
  
   -- Зачем он мне тогда память стирал?
  
   --Потому что труслив, как болонка.
  
   Игра шла определенно не в пользу маленькой Маши, она уже лишилась коня и вообще позиции сдавала. Соперник же чувствовал себя превосходно, это видно даже по щелчкам часов -- если Маша над каждым ходом задумывалась секунд по тридцать, соперник ходил и клацал таймер практически мгновенно.
  
   -- Сейчас... думаю, одиннадцать двадцать, -- сказала маленькая Маша.
  
   -- Он спросил тебя, который час, -- физия Эрва слегка как бы ощерилась. Словно у собаки, взявшей след. Следом Мертвый бог подошел к мужчине, чья ладонь закрывала от него Царя Царей, благо, на той ладони есть часы. -- Одиннадцать двадцать, ты не ошиблась.
  
   Прошла еще минута, Маша зевнула пару пешек.
  
   -- Лето? В этом году, думаю, будет жарким, -- сказала Маша.
  
   -- Вот это мы уже проверить не сможем, -- сказала взрослая Маша.
  
   -- Был бы сейчас тут Дан... -- посетовал Эрв. -- Он проверяет тебя, Маша! Твой телепатический дар, Маша!
  
   -- Я и будущее могла видеть, что ли?
  
   -- Уж чего-чего, а я не телепат, -- пожал плечами Эрв. -- Я могу скрыться от его сил, он никогда меня не подчинит и не найдет, не сможет прочесть мысли и заглянуть ни в прошлое, ни в будущее. Но я имею такую особенность по другим причинам. В целом же, наверное, да, ограниченное какое-нибудь будущее он может увидеть. Не думай, Маша, что он создал самую мощную организацию злобы во Вселенной просто так. Кусок говна -- очень серьезный противник.
  
   -- Никогда об этом не думала, -- сказала маленькая Маша. Наверное, тридцать пять.
  
   -- Да, не сильно интересно, если не знаешь, о чём меня спрашивают, -- посетовала взрослая Маша.
  
   -- Интересно достаточно, -- возразил Эрв. -- По крайней мере, теперь я знаю, в какую сторону копать...
  
   -- Блин! -- сказала маленькая Маша. -- Мат!
  
   Действительно, Царь Царей довольно топорно зажал машиного короля двумя ладьями.
  
   -- Хорошо играешь, -- сказала девочка и повалилась на пол. В ту же секунду это повторили все в спортивном зале -- и взрослые, и дети попадали кто на пол, кто на стол.
  
   Стул, на котором сидел невидимый монстр, отодвинулся -- наверное, сидевший на нём встал. В мертвой тишине зала послышались едва слышные, довольно мягкие шаги. Царь Царей покинул зал.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Поначалу Вадим показался Дине очень похорошевшим, но только поначалу. Да, внешне картинка хорошая. Дорогая прическа, дорогой шмот, кроссовки за тысячу бакинских, татуировка красочного дракона на шее -- всё как положено. Вадим и раньше был приличным модником, но тут вообще всё-всё-всё на месте: и коротенькие носочки, и все возможные гаджеты от "Эппл", и духи какие-то дорогущие, и маникюр. Ну просто на подиум можно загнать. Но вот как только Дина подошла вплотную, сразу заметила детали.
  
   После "смерти" наблюдательность у девушки возросла многократно. Как сказал Мертвый бог, теперь она стала "видящей". И новый взгляд действительно имел место быть. Причем не только взгляд. Дина, подойдя к Вадику, сразу заметила странность -- от него отвратительно пахнет смесью пота и мочи. Нет, хороший одеколон прикрывал это, да и мылся Вадик сегодня утром, потому что от него пахло еще и шампунем, но всё равно. Быть может, он слегка вспотел, пока шел к машине, и капля мочи упала в трусы, как бы ничего особенно страшного, с кем не бывает, но эта единственная капля мочи и пленка пота в подмышках разила многократно противней, чем положено нормальному человеку. Потом она обратила внимание на кожу парня, тут тоже совсем не всё нормально. Мелкие прыщики на лице и шее, хотя раньше этого не было, словно у Вадима начался гормональный взрыв. Потом глаза. Были просто очень голубые и красивые, сейчас слегка потускнели. Взгляд неуверенный, бегает постоянно, не выдерживает встречного взгляда. Парень улыбается, тоже понятно, что зубы он чистил, но те всё равно с желтизной. И вообще, видно, Вадим очень нервничает. И давно. Он научился прятать это от обычных людей, но от нее не спрячешь. Его бьет мелкий тик. Описать это в комплексе очень просто -- он выглядел жалко. При этом самому себе он мог казаться настоящим красавчиком, Дина видит, перед ней жалкий напуганный мальчик, который ждет, чтобы его пожалели и забрали из этой игры взрослых дяденек.
  
   Они поговорили, Дина явно видела, как не хотел брать ее с собой Вадим, но поступила так, как никогда до этого -- она заставила его взять себя. Сыграла на нервах и Вадим сдался. Дина вообще поражалась, Вадим стал натуральной половой тряпкой, о которую не фиг делать ноги вытереть. Мог бы сказать, что занят, но его даже упрашивать не пришлось. Пара намеков, и она садится в его машину. Тут ей тоже не понравился запах. Та же моча и потняки, только еще явный противный амбре спермы -- видимо, мальчик тут развлекался. Они поехали, вел машину Вадим отвратительно. Сигналил, подрезал остальных, несколько раз пересекал две сплошных. Буровил какую-то ерунду про новую свою программу и как она понравится Дине. Бешеный блеск в глазах менялся на страх, а лоб покрыли капли крупного, вонючего пота. Да и мочей запахло сильней, будто пустил струю в штаны.
  
   Они приехали на Садовую, Вадим пошел поговорить по таксофону, а потом вдруг упал. Дина подбежала, но к тому времени он уже поднялся. В его взгляде сумасшествия и страха прибавилось, но парень упорно твердил, что всё у него хорошо. Он вообще повторил: "У меня всё окэ", наверное, раз двадцать за все эти полчаса, что они провели вместе. Девушка и парень снова сели в машину, Дина быстро открыла форточку -- воняло от Вадика ужасно. Да и теперь совсем ясно, что он и вправду пустил струю в штаны -- там у него небольшое пятно, а белая футболка на груди мокрая от пота.
  
   -- Поехали покажу тебе новую студию, -- предложил Вадим и нажал педаль в пол, рванув с места так быстро, что три попутные машины чуть не врезались в него. Они загудели, Вадим грязно выругался и тоже начал гудеть.
  
   -- Давай, -- ответила девушка спокойно. Как ни странно, но Дина совсем не нервничала. Вадим вел машину как сумасшедший, нес пургу, как сумасшедший и был сумасшедшим -- она это видела, она это чувствовала, но никакой опасности не представлял. Более того, Дина бы без всяких сложностей навешала ему людей, если б захотела, а он бы даже не ответил, так его затюкали за это время.
  
   Модные часы на запястье сообщили, что кто-то звонит. Вадик посмотрел на экран смартфона и сглотнул. Дина увидела, он снова испугался, но как-то по-другому.
  
   -- Да, господин Тюрин, -- сказал он в трубку. -- Да, я сейчас за рулем. Да-а-а-а...
  
   Дина видела, как неприятен ему этот разговор. Вадика просто выворачивает, но он продолжает.
  
   -- Я сейчас еду на студию... -- сказал он еще неохотней. -- Да, конечно, поговорим...
  
   Он повесил трубку и засунул в карман.
  
   -- Это мой куратор с "Первого" звонил, -- сказал он Дине. -- У меня всё окэ... А что там тебе в больнице делали?
  
   Дина почувствовала, Вадим хочет от нее некоторого правильного ответа. Всеми фибрами он потянулся к ней, чтобы удостовериться в совершенно конкретном ответе. Он хотел, чтобы она пожаловалась ему на жизнь. Желал, чтобы у нее было хуже, чем у него.
  
   -- Это было очень больно, -- ответила Дина. -- И трудно. Всякие лекарства, от которых тебе очень плохо.
  
   Она глядела в его потускневшие глаза и увидела там ликование. Его накрыло облегчением, что кому-то хуже, чем ему. Да у него вообще всё окэ, а у остальных -- отстой. Но услышать это подтверждение из уст Дины -- втройне слаще. Ведь она была с ним, попала в ту же историю, тоже потеряла всё, но не смогла присоединиться к тем, кто разрушил их прежнюю жизнь. Дина прочитала в глазах и презрение, и чувство острого превосходства и даже некоторое сексуальное влечение. Это было очень страшно. С каждой минутой ясней и ясней -- прежнего Вадима больше нет. Его сломали и переделали. Он стал самодовольным, самовлюбленным мерзавцем, которому никого не жалко и никто не нужен. С одной поправкой, что полностью отказался от личной свободы и оказался марионеткой Страны Ужасных Монстров.
  
   Он отвернулся, во взгляде еще читается легкое презрение, а на губах повисла глупая улыбка. Ах, он жалеет ее? Считает себя свободным, но чуточку ограниченным некоторыми правилами? От этого почему-то нахлынула волна гнева. Ведь на самом деле -- свободна она! Да! Ее освободила боль, ее освободил страх, ее освободила смерть! И Мертвый бог, который провел ее по миру мертвых, чтобы она узнала о себе страшную тайну, а он вернул страшного друга!...
  
   Какое-то воспоминание промелькнуло в голове, ее слегка замутило, но лишь на секунду. Она увидела мрачные, истерзанные пейзажи ростовского парка. Ржавое "Чертово колесо" и пепельное небо, нависающее низко-низко. Монстр в дурацкой шляпе, читающий плохие стихи, уже почти схватил ее в лапы, но вспыхнул свет, и ладонь, жесткая, как пружина, схватила и потащила мимо этого отстойника для самоубийц. Он и она двинулись дальше. В Земли Ужасных Монстров? В Ад? О, как эти два места похожи, Дине показалось, она побывала и там, и там...
  
   От нее отступило, воспоминание прервалось так же быстро, как нахлынуло. Ну да, Эрв же говорил, что она будет вспоминать постепенно.
  
   -- Дина? -- спросил ее Вадим. -- Ты чего это?
  
   Он глядел на нее и взгляд этот ошарашенный от испуга. Каким-то новым для себя чувством он почуял -- Дина вовсе не нуждается в жалости. Более того, девушка сильна, как никогда не был он. Что-то с ней произошло за эти несколько недель, что он забыл про нее. Возможно, надо бы доложить кому положено...
  
   -- Вадим, -- сказала она строго. Да так, что его кадык задвигался вверх-вниз.
  
   -- Да? -- спросил он и взглянул в ее уверенные ореховые глаза. И потупил взгляд в ту же секунду, потому что его словно перепечатало силой, что сочилась из них.
  
   -- Следи за дорогой, -- сказала девушка. Они поехали гораздо спокойней и безопасней.
  
   "Феррари" мягко подъехала к знакомому подъезду. Девушка с радостью выпорхнула из машины, слишком уж там воняло. Причем она понимала, совсем необязательно кто-то другой почувствовал бы неприятное амбре. Да и Вадик не покажется им хоть сколь-либо жалким. Напротив, успешный парень, популярный блогер, как она поняла по разговору, на шоу которого даже Пугачева приходила. Красавец, молодой и перспективный, его сегодня-завтра заберут на "Первый канал" вести собственное шоу. Дине подумалось, а не все ли мальчики и девочки на том канале, да и в ящике вообще -- вот такие вадимы? От мысли слегка покоробило.
  
   Вадик вышел следом, он волновался, но не показывал виду. Дина понимала, ее присутствие его тоже слегка напрягает, но тут нечто большее. Впрочем, загадка решился быстро.
  
   -- Мне звонил мой куратор с "Первого", -- сказал он, стараясь скрыть волнение. -- Мы поговорим, а потом... п-потом я покажу тебе студию.
  
   Он даже заикаться стал. Да уж, интересно, что там за куратор такой, что парень едва справляется с желанием обмочиться от страха. Он открыл дверь, приложив брелок к домофону, подъезд принял их в свою дорогую, недавно отремонтированную утробу. Вадик по пути похвастался девушке, что ремонт сделали не только в студии, но и в тут. И вправду, ремонт сделали. Закрыли в плитку ступени, покрасили стены, перестелили перила. Но Дина сразу увидела всю мерзость этого подъезда. Во-первых, на новенькой краске уже успели похулиганить вандалы-граффитисты. Хотя рисовали осторожно, словно специально пряча свое спорное творчество в темных углах, или использовали краску, что почти не видна на стене, потому что по цвету едва ни точно такая же. Кто-то другой, а, может, тот же самый нацарапал на лаке перил неприличные слова и пошлые сценки. Где мелко-мелко писали шариковой ручкой. Почти незаметно. Но Дина видела всё.
  
   В целом, творчество посвящено одному и тому же -- сексу. Вернее сказать: траханью. Потому что сексом это назвать как-то трудно. Матерные стишки, просто слово из трех букв, корявые изображения соития или крупным планом половые органы. Кстати говоря, все мужские. Дина не сразу поняла, но дошло быстро, всё тут про гомосексуальные отношения. Женщины есть, но ласкаются они с другими женщинами. Короче говоря, подъезд Вадима очень незаметно расписала банда сексуально озабоченных пид*расов и лесбиянок. И Вадим этого даже не замечал, как и другие жильцы, если они тут есть. Дина не видела никого, как зашли в подъезд, и даже никого не слышала. Словно соседей Вадима всех выселили. Или убили.
  
   Но вот -- новая дверь в старую студию. Даже ностальгия какая-то поскребла ей душу -- сколько раз она приходила на эту площадку в прошлой жизни? Каков был тогда повеса Вадим, вечно опаздывающий на эфир? Они были беззаботные, молодые, отягощенные мелкими бытовыми проблемами... идиотами. Возможно, они заслужили всё то, что было потом...
  
   Как поняла девушка, этот весь этаж скупили и соорудили студию. Вадим приложил палец к специальному замку, отпечаток считался, замок мягко щелкнул. Впечатляет, конечно. Он вошел, она следом. Да, очень впечатляет. Они не просто снесли все стены, но еще и верхний этаж! Студия стала в два раза выше, под потолком повисли карнизы для профессиональных камер и софиты, справа небольшая трибуна для зрителей, слева маленькая кабинка для режиссера, по центру пара стульев и большой экран. Один стул пуст, второй занят. На нём сидит мужчина в довольно странном костюме и ковыряется в "Айпаде". Как только они вошли, куратор Вадима оторвался от планшета, его взгляд тяжелым грузом лег на молодых людей. Вадик сразу съежился, поклонился и невнятно поздоровался. Дина взгляд практически выдержала, но опустила-таки очи к полу. Поняла -- нельзя показывать этому существу силу. Потому что перед ней, бесспорно, как раз один из тех, о ком Дан рассказывал. Монстр из Страны Ужасных Монстров.
  
   Монстр худ и широкоплеч. На костлявых руках и ногах идеально сидит очень обтягивающий, но классический костюм, такой плотно прилагающий, ребра видны. Цвет одежды в продолговатую черно-серую полосочку. Голова, напротив, непропорционально большая, странно округлой формы. Рот широкий, нос малюсенький, глаза большие, озорные и темные. На груди брошь -- надкусанное яблоко. Только не монотонное, логотип "Эппл" старый -- в радужную полоску. Он поднялся с кресла и приветливо улыбнулся им обоим, но от этой улыбочки Вадик сделал шаг назад, а Дине захотелось быть где-то подальше.
  
   -- Гхм-гхм, привет, Вадим! -- сперва прокашлялся, а потом сказал он приятным глубоким голосом. -- А кто это с тобой?
  
   -- Это Дина, моя б-бывшая помощница... -- пролепетал парень. -- Дина, это господин Алан Тюрин.
  
   Ей сразу стало ясно, имя это произнесено не совсем правильно. Какая-то пара букв пропущена.
  
   -- Иди же сюда, Вадим, я обниму свою молодую звезду, -- сказал Тюрин мягко, и Вадику словно дали пинка, как он побежал в объятья своего господина. Да-да, тут нет никакого этикета, для Вадима Тюрин "господин" -- это не вежливость, а повелитель.
  
   Алан заключил парня в довольно горячие объятия, причем продолжалось это неприлично долго. Дине было неприятно на это смотреть, но приходилось. Сухие, тонкие и неестественно длинные пальцы Тюрина не просто лежали на пояснице Вадима, но именно гладили, вторая рука нежно трепала его затылок. А потом он немного отстранил его, но не отпустил. Левая ладонь переместилась к ягодице, а пальцы правой взяли Вадима за подбородок. Тюрин глядел на парня с неприкрытым вожделением. А, когда всё же выпустил из объятий, Дина взглянула на его обтягивающие брюки -- огромная конская колбаса натянула их едва не до колена. Господин Тюрин обладал таким достоинством, какому позавидовал бы Сатир с древнегреческих фресок. Вадима же трясло. Снова запахло мочой и пОтом, он тупил взгляд, глядя на свои дорогие кроссовки, а Тюрин глядел прямо на его белое темечко промеж красивой прически. А следом, как бы с недовольством, взглянул на нее. Девушка встретила взгляд спокойно-нейтрально. Тюрин улыбнулся.
  
   -- Никак мне не удается поговорить с тобой наедине, Вадим, -- сказал он бархатным, глубоким голосом. -- Ничего. Я увезу тебя в Москву и там мы наговоримся вдоволь. Я, знаете ли, Дина, очень люблю беседовать с молодыми людьми.
  
   Он обогнул парня и подошел к ней. Высокий, уверенный в себе, но не той уверенностью, что присуща молодости. Наоборот, это была уверенность существа, которое прожило долгую и полную жизнь. Эта не наглость и желание взять нахрапом, Тюрин шел к ней, словно ледоход, расталкивая льдины. Он подошел так близко, что видны его морщины и след от очков вокруг глаз. Она больше не могла глядеть ему в лицо, перевела взор на заколку. Наверное, очень дорогая. Надкушенное яблоко с золотым основанием, а цвета радуги исполнены дорогими камнями.
  
   -- Вам нравится моя брошь? -- спросил он, подойдя на расстояние одного шага.
  
   -- Да, очень красивая, -- ответила Дина скромно.
  
   -- Возьмите.
  
   Тюрин отстегнул украшение очень небрежно и передал девушке.
  
   -- Я не могу принять такой дорогой подарок, -- замялась девушка.
  
   -- Поверьте, Дина, это совсем для меня не дорого. Возьмите, прошу, я не так часто делаю подарки девушкам.
  
   Он сделал ударение на слове "девушкам", видимо, стоило это понимать, что он делал такие предложения мужчинам. Да чего там, видно же, что Тюрин -- гей. И одновременно монстр. Что монстр, Дина не сомневалась. Вокруг него густым киселем повисла аура тьмы, крови и насилия. Совсем не обязательно уносить чужие жизни, чтобы быть монстром. Можно гадить в мысли, ломать судьбы, подменять понятия и человек сам кинется на вражеский штык, а то и залезет в петлю. Вот как она сама. Монстры уничтожили людей куда больше, не нажимая спусковой крючок, но ставя подпись на красивой бумаге печатью. И вот таков этот монстр -- он куда опаснее, чем какой-нибудь спрут или белая акула. Он -- зло. Как хозяин оружейной фабрики, продающий оружие террористу.
  
   Все эти мысли пришли к ней, но устоять перед брошью она не смогла и приняла подарок. Впрочем, как только та оказалась в ее ладони, Дина сразу поняла -- при первом удобном случае она ее выбросит в мусорку.
  
   -- Мне очень нравился прежний логотип "Эппл", -- сказал Тюрин, рассматривая брошь в ладони Дины. -- В нём куда больше правды о той продукции, которую они выпускали. Мечта, искушение. Стремление не врать себе и своей природе. Стремление попробовать запретный плод, попробовать в этой жизни нечто новое. Желание не просто жить, но жить лучше других. Иначе, чем другие. Жить после других. Получить в руки что-то такое, что делает тебя из человека второго сорта -- первого.
  
   -- А разве есть сорта людей? -- спросила Дина. Она тоже уставилась на брошь, и речь Тюрина затекала ей в уши медом с подмешенной ложкой дегтя.
  
   -- Конечно, есть, -- ответил он безапелляционно. -- Есть удачники и неудачники, но это ладно -- это проведение. Но есть люди, которые всю жизнь работают, работают и работают. Они не спят, гробят здоровье, годами сидят на антидеприсантах и добиваются своего -- они зарабатывают кучу денег, влияния, связей. К тому времени у них уже давно ушла молодость, их покинуло здоровье, и жизнь не кажется им особенно веселой. Каково им, добившимся всего, глядеть на здорового еще в пятьдесят лет бездельника, что провел полжизни в баре, а половину -- на стадионе? У него ничего нет, он никогда никуда не лез, никого не побеждал, не рисковал всем, ничего не видел, ему недоступны ни высокие горы, ни глубокие впадины. Они, ты хочешь сказать, равны? Одного сорта? О, нет, девочка моя. Есть не только первый и второй, но еще и третий и сотый, и последний сорт людей. И первые достойны всего хорошего в этом мире, потому что берут это силой и умом. И им, чтобы отличить себя от толпы, чтобы толпа знала свое место, нужны, если хочешь, внешние знаки отличия. Раньше это были короны, скипетры, ожерелья и дорогие перстни, сегодня -- дорогие гаджеты. Именно этим и занималась эта фирма долгое время -- делала вещи, которые могли себе позволить не все, а кто мог -- они приобщались к избранным. К элите. К людям первого сорта. Пусть это были целые страны первого сорта или отдельные люди первого сорта во второго сорта странах.
  
   Он умолк, а она по-прежнему пялилась на брошь в ладони. Тюрин, улыбнулся, отошел от девушки, легкой походкой прошел мимо Вадика, весело шлепнув того по ягодице. Он взял планшет со столика и повернулся к ним.
  
   -- Сегодня я лечу в Москву, а в среду вернусь как раз к эфиру -- привезу к тебе, Вадим, нашего большого гостя. И вот после этого, надеюсь, мы, наконец, поговорим наедине и по-серьезному.
  
   Тюрин слегка поклонился девушке, озорно подмигнул и, легкой походкой выскочил из студии.
  
   Дина подошла к Вадиму, тот так и стоял на месте, где его оставил Тюрин. Девушка подошла и мягко положила ладонь на плечо. Как только это произошло, Вадим, словно машинный двигатель, медленно затрясся. Он плакал.
  
   -- Вадик, милый... -- сказала она, но Вадим перебил. Он резко развернулся к ней, уставился залитыми слезами голубыми глазами.
  
   -- Он хочет трахнуть меня, Дина! Он хочет трахнуть меня!
  
   -- Господи, Вадим, ну так и пошли его тогда...
  
   -- Я не могу, Дина! Я не могу! Понимаешь, он дает мне всё! Он очень сильный! И страшный! Если я ему не дам, он убьет меня! Я думал, ярлык спасет меня от него, но нет. Он хочет трахнуть меня! И он это сделает...
  
   Он повалился ей на плечо и разрыдался. Видимо, тут же и обмочился, потому что пахло от него... И тут Дина снова поняла одну очень неприятную для себя и Вадима вещь. Парень ей врал. Тюрин не просто хочет его трахнуть, а уже сделал это.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Тайно наблюдать за тайным правительством Земли -- то еще удовольствие. Петрович с того дня, когда увидел Архипова на лестнице загадочной высотки в Москве, был там единожды и с очень приличного расстояния. ОНИ там! Это совершенно, абсолютно на сто процентов точно! Может, это и не центральное управление, а филиал, но там именно ОНИ.
  
   В день, когда он увидал Архипова, старый казак первым делом пошел в кафе с бесплатным вай-фай и завис там на полдня. Он искал, что за такое здание в центре Москвы? И, конечно, нигде, ни на Гугл-картах, ни на фотках обычных карт в том месте никаких домов не было. По плану там должно быть построено чёрт-те что, но не то, что стоит. Православный храм, библиотека, бассейн, каток и даже просто пустырь! В центре Москвы и пустырь! Но дальше -- больше. Петрович сделал несколько фото и попробовал найти похожие в картинках гугл и яндекс, но там ничего. Он попробовал загрузить свое фото в сеть на левый аккаунт "Инстаграмма", и довольная улыбка посетила его лицо, когда фото удалили через пару минут, а профиль заблокировали. Петрович быстренько расплатился и покинул кафе. А на выходе его посетила довольно неприятная мысль. Он помялся слегка, жалея о сотнях фотографий, но фото Кирилла он уже загрузил на жесткий диск, так что... Он задержался рядом с выходом, покурил, а потом отформатировал телефон и вытащил симку. А потом аккуратно протер его влажной салфеткой, спрятал в оберточную бумагу, валявшуюся рядом, и кинул в урну. Ничего, если его догадка не подтвердится, потом вернется и заберет.
  
   Он не ушел далеко, спрятался в ближайшем проулке. Не прошло и десяти минут, как к забегаловке приехала полиция. Петрович только зло усмехнулся, когда они полезли в урну и достали сверток.
  
   Опасно, да.
  
   Но надо знать, на сколько.
  
   Ближайший салон "МВидео" продал Петровичу простенького китайца, в которого он даже симку не стал вставлять. Он знал, где неподалеку есть кафешка с обезличенным вай-фай, туда и направился. Заказал кофе и сразу счет. Расплатился, подключился к инету и сделал запрос относительно искомого адреса. А потом аккуратно протер телефон, прикрыл салфеткой и покинул кафе. Лишь минутой позже туда подъехало сразу три патрульных машины полиции. Петрович не стал рисковать и двинул на вокзал.
  
   В квартиру к себе он зашел под вечер, уставший и разбитый, будто перетаскал вагон кирпичей. Дрожащей рукой он налил себе целый стакан водки и выпил почти треть крупными глотками. Надо заказать пиццу. Он повалился на кровать, раскинув руки и ноги. Нашел. НАШЕЛ! Сколько он занимается этой фигней? НЛО и прочее мракобесие? Уже лет десять, еще до того, как вышел на пенсию. И только потеряв всё, он нашел ИХ! Вычислил и выследил. И что же дальше?
  
   Он поднялся, рука машинально приняла стакан с водкой, и еще треть его переместилась в глотку. Надо бы пиццу заказать. Что теперь? Установить наблюдение? Нет, никак не получится. Его заметят сразу, а повесить камеру нельзя. И так у них уже есть его телефон, правда, там он был на поддельных аккаунтах, но...
  
   В дверь позвонили. Петрович вздрогнул и пошел к шкафу. Там -- прикупленный у одного барыги автомат. Потная ладонь нервно схватила оружие за дуло. В дверь еще раз позвонили.
  
   -- Кто там?! -- крикнул старый казак.
  
   -- Пицца, -- ответил голос за дверью. Знакомый голос, этот парень и раньше приносил ему еду.
  
   Он подошел к двери, неуверенно заглянул в глазок. Да, разносчик, он его знает. Петрович осторожно открыл дверь и сразу отпрянул. Он попытался направить автомат, но не смог -- мускулистая синяя рука схватила дуло и рванула так сильно, что мужчина повалился на пол, а автомат остался в руке у... существа. Синяя, неестественно гладкая кожа, голый, но без половых органов, на плечах старый советский монитор вместо головы. В одной руке автомат, другая держит коробку. С экрана лыбится Кривоходов. Или, как его, Дан.
  
   -- Привет, Петрович, -- сказал Дан весело. -- Смотрю, любишь ты попадать в передряги! Мне это нравится!
  
   Он швырнул автомат на пол, освободившаяся рука сняла маленький приборчик с дверного глазка, Дан вошел внутрь.
  
   -- Привет, Данила... -- только и мог сказать Петрович. -- Это ты?
  
   -- Я, я, -- отозвался Дан. -- В прошлый раз я спас тебя от Страны Ужасных Монстров, а теперь придется спасать от Глубинного Государства, да?
  
   Гуманоид с телевизором вместо головы по-хозяйски прошелся по квартире, подошел к компьютеру и включил его, коробка с пиццей легла рядом с клавой. Петрович поднялся и поглядел на стакан с недопитой водкой. Последняя треть его тут же переместилась в чрево старого казака.
  
   -- Ты закусывай, закусывай, -- сказал Дан, хотя стоял к нему спиной.
  
   Петрович понял, что действительно ужасно голоден и набросился на коробку с пиццей. Уже открыв, по запаху, он понял -- это очень вкусная пицца, но когда попробовал первый кусок, когда ароматный сыр защекотал небо, а свежайший базилик в хорошем смысле изнасиловал его ноздри, Петрович понял -- это самая вкусная пицца, что он пробовал в жизни.
  
   -- Я залетел в Италию по пути, -- сказал Дан, поворачиваясь. Копия Энтони Хопкинса на экране усмехалась, глядя, как Петрович поглощает второй кусок -- от первого уже ничего не осталось. -- Наша последняя гостья эту еду очень хвалила.
  
   -- Так вот ты какой на самом деле? -- сказал Петрович, прервавшись. Он еще раз оглядел мускулистое, но совершенно не рельефное тело с синей кожей и насмешливый старинный монитор на плечах.
  
   -- О, нет, -- еще раз усмехаясь. -- На самом деле я гораздо больше. Впрочем, не обо мне речь. Ты, как я и ожидал, конечно же, не залег на дно. И очень быстро прокололся, как тоже я ожидал, в принципе.
  
   -- А как я прокололся? -- спросил Петрович мрачно. Но третий кусок пиццы взял.
  
   -- Ты сделал запрос, по которому на тебя сразу же вышли. Потом, как последний баран, оставил им телефон...
  
   -- Но я же стер отпечатки пальцев и форматнул его! -- перебил Петрович.
  
   -- Лаборатории Страны Ужасных Монстров достаточно и пары молекул с корпуса, -- сказал Дан, будто разговаривал не с мужчиной, чей возраст перевалил за полвека, а с несмышленым младенцем. -- Повезло тебе, что это прошло как мелкое хулиганство.
  
   -- Мне память бы стерли? -- спросил Петрович хмуро. -- Как тогда москвичам.
  
   -- Зачем же, тебя убили бы, -- ответил Дан невозмутимо. -- Москвичей просто много было, а на одну единицу меньше -- для них это не существенно. Существенно то, что ты не проходил по генетической базе Глубинного Государства, а это уже повод для глубокого рассмотрения.
  
   -- Глубинное Государство, Страна Ужасных Монстров, ты же понимаешь, что я не понимаю?
  
   -- А очень хочешь, верно? -- прищурился Дан. -- Это желание познать мир сидит в тебе так сильно, что ни пример твоей жизни, ни смерть детей, никакая кровь не зальет эту жажду? До самой смерти ты будешь искать правду и ответы на свои вопросы, получать по шапке, но подниматься и идти дальше?
  
   -- У меня никого нет, я никому не нужен и мне нечего терять, -- ответил Петрович холодно. -- Если меня убьют -- пусть убьют. Я не боюсь смерти.
  
   -- А смерти в мучениях?
  
   -- Тоже нет.
  
   -- Ты бы понравился моему шефу. Он тоже не боится смерти. Он некоторым местом сам смерть.
  
   Компьютер на столе включился, Дан ввел код безопасности, хотя, конечно, Петрович его никому не говорил. Потом Дан нажал какое-то сочетание клавиш и компьютер отключился. А потом в чреве системного блока что-то заискрило и пошел легкий дымок.
  
   -- Глубинное Государство -- это тайное правительство планеты Земля, -- сказал Дан, возвращая взор монитора на казака. -- А Страна Ужасных Монстров -- это сообщество инопланетных и не только монстров, которые контролируют Глубинное Государство. В деталях там всё куда сложнее, но для начального понимания этого будет достаточно. Я стер тебя из базы Глубинного Государства и это заметили. Алгоритм проверки у них такой: лаборатория Страны Ужасных Монстров делают анализ и передают в ГГ. У тех база всех землян. Но, если тебя ищут или тебя в базе нет, твои данные возвращают обратно в СУМ и уже их люди в черном берутся за тебя.
  
   -- И как же они берутся, эти люди в черном?
  
   -- А сейчас увидишь.
  
   Дан сделал пару шагов и затворил распахнутую дверь, но Петрович успел услышать, как открылась дверь подъезда, а несколько ног затопочило по лестнице.
  
   -- Отойди в сторону, -- приказал Дан. А по спине у казака пробежали мурашки. Никакого смеха в голосе этого существа не осталось -- один металл. Естественно, Петрович подчинился и вообще ему страшно захотелось залезть под кровать, но он просто прижался к стене.
  
   -- Полимеризирую кожный покров, -- сказал Дан за секунду до того, как дверь вылетела с петель. На пороге парочка панков действительно страшного вида. Черные кожаные куртки и штаны, волосы торчат в ирокезе, лицо раскрашено белой краской, вокруг глаз черная туш. В руках пистолеты странной конструкции, вроде бы похожи на лазерные.
  
   -- Ни хера себе, -- сказал один из них хрипло. -- Приспешник Мертвого бога!
  
   И это было последнее, что он сказал. Правый еще успел вскинуть пистолет, но нажать не вышло. С умопомрачительной скоростью Дан оказался рядом и оторвал руку правому. Левому ударом кулака с разворота просто снес башку. Но и второй пожил всего парой секунд дольше -- Дан не церемонился и просто разорвал его на две части точно по поясу. Панк заорал, но Дан перехватил его горло, душа крик в кулаке, кожа и позвоночник попросту лопнули, на пол упал даже не труп, а куски туши, будто животное у мясника разделали.
  
   Петрович какое-то время смотрел на это всё в оцепенении. Вот это да! А Дан спокойно пошел в душ, вскоре там послышался звук льющейся воды -- он отмывался.
  
   -- Мне надо что-нибудь делать? -- спросил Петрович несмело. Восхитительная пицца, если б не была запита водкой, наверняка попросилась бы наружу от этого зрелища.
  
   -- Наделай из них котлет, -- послышался насмешливый голос Кривоходова. А вот уже и он в каплях воды на синей коже, да и на мониторе тоже.
  
   -- Нет, серьезно...
  
   -- Если серьезно, то пошли -- подброшу тебя до новой хаты.
  
   -- Погоди, я соберусь...
  
   -- Не надо ничего собирать, -- поджал губы на экране Дан.
  
   Тот самый приборчик, который стоял на дверном глазке, что обманул Петровича, Дан поставил на стол. Вдруг он зажужжал и трансформировался в маленького робота, общими чертами повторяющего человека, также на двух ножках, только вместо ладошей у него обнаружились две маленькие горелки. Он спрыгнул на пол и смешно побежал к кровати. Горелки полыхнули совсем не смешным пламенем, оно быстро зажгло покрывало.
  
   -- Пошли, -- сказал Дан, а робот уже развел на месте кровати хороший костер.
  
   Петрович только вздохнул и поплелся следом. Опять всё сначала...
  
   -- Я не ошибся в тебе, -- сказала Дан походя. -- Хотя Эрв поначалу считал иначе...
  
   -- Кто такой этот Эрв? -- спросил Петрович.
  
   -- Ты с ним, вполне может быть, познакомишься. Ты тоже не просто так оказался в этой истории. Я так полагаю, тут в принципе нет лишних персонажей, столько вероятностей привлек чародей...
  
   -- Еще и чародеи есть?
  
   Они вышли из подъезда, прямо тут припаркован шикарный "БМВ", расписанный в том же стиле панк. Какие-то цепи, черепа, кляксы, внутри за рулем курит тип с ирокезом.
  
   -- Полимеризирую кожный покров, -- сказал Дан безучастно, а потом подбежал к автомобилю со скоростью молнии.
  
   У чувака внутри не было шансов. Дан выдрал дверь "БМВ", будто та из картона, а потом настала очередь панка. Тот, правда, успел достать пистолет. Самый обычный, а не как у тех двоих. И нажал курок, но пуля отлетела от синей кожи, следом мужика схватили за шкирку и швырнули в ближайший фонарный столб. С такой силой, что тело аж накрутилось на него, сломавшись пополам. Хруст, кишки вывалились наружу, кровь брызнула, всё это медленно скатилось по столбу.
  
   -- Я не умею водить такие устройства, -- сказал Дан, указывая Петровичу на "Бэху". -- Их бортовой компьютер не умеет общаться...
  
   -- Никаких проблем, -- ответил Петрович, наблюдая, как угасает жизнь в глазах панка. Шея его тоже сломалась, рот открылся, виден язык с колечком. Молодой еще совсем мужчина, лет, может, тридцать.
  
   -- Уж не вздумал ты их жалеть? -- словно прочитал его мысли Дан. -- Не переживай, Петрович, это даже не люди.
  
   -- Киборги?
  
   -- Нет. Эти клоны. Поехали.
  
   Дан сел в авто и захлопнул дверь, а вот Петровичу пришлось ехать без двери вовсе -- ту Дан выдрал с корнем. "Бэха" завелась, заурчала всеми многочисленными литрами своего двигателя, Петрович тронул машину и сразу понял -- мощная, зараза!
  
   -- Направо, -- скомандовал Дан. -- Короче, Петрович, ты -- темная лодка. А нам с Эрвом как раз такая и нужна! Мы решили и тебя запустить в эту игру по-полной. Ты же ведь этого и хотел, так ведь?
  
   -- Я не совсем понимаю, -- холодный воздух и косые взгляды прохожих морозили Петровича. Он только что наблюдал смерть трех людей -- это тоже действовало на психику.
  
   -- Чего понимать, ты не послушался меня, не залег на дно, а решил прожить жизнь в поисках правду. Вот ты ее и нашел, но за это тебе, вполне может быть, придется заплатить жизнью. Так и что с того? Мы введем тебя как одного из реальных игроков в нашей партии, введем без поддержки... тут налево. Уверяю, уже очень скоро ты окажешься в густине событий. Собственно, Эрв уже позаботился. Заезжай в этот проулок. Ага, третий подъезд.
  
   Петрович остановился возле, в принципе, такого же дома, где жил.
  
   -- Квартира номер сорок два открыта, -- сказал Дан и усмехнулся с экрана. -- Там всё то же самое. Компьютер, карточка на миллион долларов и поддельные документы. Как только ты выйдешь отсюда, начнется твое настоящее приключение!
  
   -- И у меня уже не будет выбора? -- спросил Петрович, к горлу подкатил приличных размеров комок. -- Залечь на дно там?..
  
   -- Нет, конечно. И подстраховки у тебя больше не будет. Я отпускаю тебя в свободное плаванье, Петрович, кроме того, я не сомневаюсь, что ты готов. В квартире есть еще одна пицца и приличное пойло. Эрв, по крайней мере, такое пьет.
  
   Сказав это, Дан вдруг резко откинулся в кресле и замолк. Экран погас, в салоне стало темно -- Дан отключился. Петрович заглушил машину, дотронулся на прощанье до каменной синей кожи и вышел.
  
   Он поднялся до квартиры сорок два и открыл незапертую дверь. Да, то же самое. Койка, кресло и компьютер на столе. Рядом с клавиатурой, вправду, коробка с пиццей и бутылка хорошего виски. За окном что-то вспыхнуло так ярко, Петрович заслонился рукавом. Светило нестерпимо секунд десять, затем утихомирилось. Петрович бросился к окну -- ни "Бэхи", ни Дана, ничего. Вечер Петрович закончил, ополовинив бутылку и просматривая через Интернет "Секретные материалы". А потом удивительно легко уснул -- день был долгим. Снился ему какой-то бред про пришельцев из космоса.
  
   Петрович проснулся поздно, на включенном компьютере показало девять утра. Во рту пересохло, а минералки нет, пришлось напиться воды из-под крана. Сигареты тоже кончились, надо собраться и идти в магазин. Хоть Дан сказал, что "пойло приличное" -- голова шумела. Кто там у него шеф, но здоровье у него о-го-го, если пьет эту марку виски постоянно. Впрочем, надо отдать ему должное, виски действительно очень приличный на вкус.
  
   От его прошлого жилища новое удалилось всего километра на два. Его так и подмывало прогуляться и поглядеть, но он помнил из старых детективов правило, что преступник всегда возвращается на место преступления, и поборол себя. В ближайшем "Дикси" купил воды, хлеба, колбасы и сигарет. Первая сигарета вскружила голову, стало еще хуже, даже казалось, он слышит какие-то голоса.
  
   По пути на новую квартиру легче не стало. Напротив, вроде бы даже ухудшилось. Где-то в отдалении сознания чего-то шелестело, пукало и булькало. Или шипело? Петрович очень не любил похмеляться, но тут, видимо, надо. Или скорую вызывать. Осталось еще почти половина бутылки чудного зелья от Дана, Петрович отпил. В голове зазвонило, но лучше не стало. Он устало сел перед компьютером и включил. Блин, а ведь скорую-то не вызовешь, телефона нет. А состояние ухудшалось, он снова отхлебнул и аж закрыл уши, как там зазвенело!
  
   Он задышал часто-часто, в глазах темно, мысли лихорадочно метались, думалось: "Старый дурак, допился до инфаркта!". И тут он вдруг смог разобрать:
  
   -- Тебя ищут... ищут... ищут...
  
   -- Кто здесь?! - резко повернулся Петрович. Никого в квартире. Да и не прозвучало это снаружи ушной раковины. Нет, это не описать, это надо почувствовать, когда звук идет не извне, а изнутри.
  
   -- Тебя ищут, -- вновь прозвучало. Причем Петрович понял, ушами он это даже не слышал, оно как бы транслировалось прямо в мозг.
  
   -- Какого чёрта? -- прошептал Петрович. Он вдруг понял, что чувствует себя совершенно нормально, даже хорошо. Голова приятно шумит от двух глотков виски, дурноты как ни бывало.
  
   -- Тебя ищут, -- повторили внутри черепа. -- Если ты сейчас же не уйдешь отсюда, через пять минут тебя найдут.
  
   У голоса не было интонаций, нельзя было сказать, мужчина это или женщина, да и голосом это не было. Набор информации, которую мозг трансформировал в слова. Слова, которым Петрович тут же поверил. Он схватил бумажник со стола, не забыл бутылку виски и дал дёру.
  
   Он бежал по ступеням лестницы и спросил, хотя сам подумал, как глупо оно звучит:
  
   -- Ты всё еще тут? Кто ты такой?
  
   -- Я здесь, -- ответили коротко. -- Уходи направо.
  
   Петрович вынырнул из подъезда и свернул направо. Дошел до угла, завернул и остановился. Очень осторожно, выглянул из-за угла.
  
   Роскошный "Мерседес" подъехал к его подъезду. Двери открылись, на асфальт ступили четыре пары кожаных сапог. Эти ребята очень похожи на вчерашних -- на лицах грим, в носу и ушах серьги, только поверх кожаных курток и штанов причудливые бронежилеты, а на голове шлемы с защитным щитком. И, конечно, оружие совсем другое. Массивные пушки или ружья, хромированные, с несколькими стволами, будто прямиком из фильма "Люди в черном". Пробежала веселая мысль, а ведь это они и есть -- настоящие люди в черном. Как там говорил суперкомпьютер, Глубинное Государство? Да он так, кажется, их и называл?
  
   -- Уходи, -- прозвучало в голове. Петрович подчинился.
  
   Он брел по городку, ведомый короткими командами: вправо, налево, перейди дорогу, прямо. Шел долго, петлял, иногда возвращался туда, где уже был, но подчинялся и не задавал лишних вопросов. Потому что видел -- этих "людей в черном" очень много. Этим днем он вправду попал в фантастический фильм. Их было полно и разных видов, но все носили черное. Одни надели панковские прикиды, столько панков Петрович не видел никогда. Другие были ближе к классическим "людям в черном" -- классический костюм, темные очки. Их тоже попадалось очень прилично, но, благодаря голосу в голове, Петровичу каждый раз удавалось ускользнуть. И так продолжалось до вечера.
  
   Не раз старый казак поблагодарил судьбу, что сподобился взять с собой недопитую бутылку с виски. К пяти вечера он был трезвее любого стеклышка, но в беготне по морозу виски немного разогревало его. Купить что-то еще не было никакой возможности, пачка сигарет тоже ушла, но даже забежать в супермаркет по-быстрому не получалось, потому что ОНИ наводнили город. Теперь людей в черном попадалось так много, что частенько команды свыше отдавались не просто "налево/направо", а "беги, быстрее, еще быстрее". Он взмок, шапка промокла от пота, но самое страшное -- это осознание неизбежности. Его загоняют. Как обычного дикого зверя. Стоит всего раз опоздать исполнить команду, и его поймают. Он едва рассчитывал на темноту, но понял, они его не просто беспорядочно ищут, они знают, где он проходил. И уж совсем страшно ему стало, когда он услышал вдалеке собачий лай. Теперь его поимка -- дело даже не часов, а минут. И тут он получил принципиально другую команду:
  
   -- Как можно быстрее ты должен взобраться на крышу любого дома!
  
   Петровича не надо было просить дважды, да и потом он так устал, что с ног валился. Поймают, значит, поймают. Он знал, на что идет, только не думал, что всё случится так быстро. Он же ведь проделал такую работу, нашел целое Глубинное Государство, но продержался после этого всего-то полторы суток. Он шмыгнул в открытый подъезд, устало побрел по ступенькам. Это пятиэтажка, кто его знает, может, люк на крышу не заперли...
  
   На четвертом этаже он услышал собачий лай, а на пятом кровь в висках застучала так, что уже ничего не услышать. Он как-то даже безучастно подтянулся по лестнице к люку, безразлично толкнул его и не удивился, когда тот подался. Устало Петрович полез и оказался на крыше. У него хватило сил, чтобы отбрести от люка метров на пять, а потом он просто упал на колени и попытался отдышаться. Мысли об инфаркте опять посетили его.
  
   Кровь в висках поутихла, он различил стук каблуков по крыше вокруг. Страх заставил поднять голову. Вокруг ОНИ. Долгожданные ОНИ, которых он искал столько лет. Только чего-то не радостно. Десятки людей в черной коже или классических костюмах направили на него свое хромированное красивое оружие. Они молча глядели на него, пока один не вышел вперед. В принципе, они и так очень похожи в темноте подмосковной ночи, поэтому никаких примечательных черт Петрович у вышедшего не нашел. Будто его окружили десятки "мистеров Смитов" из "Матрицы". Блин, опять эта Матрица!
  
   -- Ты убил троих из нас, -- сказал мужчина в черном костюме. -- Как тебе это удалось? Кто ты такой и почему тебя нет в нашей базе? Отвечай или мы убьем тебя.
  
   -- Убивай, -- ответил Петрович сухо. Он отчего-то совсем не побоялся этого человека в черном. Не к этому ли он подсознательно шел, ища их? Ведь каков еще мог быть результат его поисков? Не специально ли жонглировал острейшими топорами и брал еще один, еще один, еще один, вот в воздухе летает их так много, что, не поймай лишь один, остальные упадут и разрубят на маленькие кусочки. Он столкнулся с силами, которые не мог даже постичь, чем могло это закончиться?
  
   -- Как хочешь, -- также сухо ответил человек в черном и поднял блестящий пистолет.
  
   Но спуск нажать не успел, потому что с неба прямо в Петровича ударил луч света. Словно в заставке сериала "Мистер Бин", Петрович оказался в круге яркого сияния. Он поглядел наверх, но слишком слепило. Люди в черном тоже перевели пистолеты наверх. Постояли несколько секунд и разом вернули взоры на Петровича. Казаку показалось, это очень злые взгляды, хотя многие из них в черных очках. А потом они вернули оружие в кобуры и разошлись. Они уходили с крыши! Без него!
  
   -- Что это было? -- спросил Петрович. Луч света всё еще охватывал его.
  
   -- Они не могли убить тебя, -- ответил тот самый голос в голове. -- Минутой назад тебя единогласно избрали послом Галактики на Третьих Небесах.
  
   Вспыхнуло ярче, и Петровича словно потянуло наверх. Он почувствовал, как тело его распадается на молекулы и вмиг исчез с крыши вместе с лучом света. Последней мыслью на крыше было: "Меня телепортируют! На космический корабль!". Мысль была верной.
  
  
  
  

***

  
  
  
   События неслись в быстрой перемотке перед Машей и Эрвом. Частенько Мертвый бог останавливал и выходил из помещения, где находились воспоминания маленькой Маши. Поначалу взрослая Маша выходила с ним, но ей это быстро наскучило. Эрв просто бежал до "чистого листа" -- до места, где заканчивался этот придуманный девочкой мир. Вернее, не придуманный, а отсканированный, записанный и бережно сложенный в дебрях подсознания. Маша взрослела, Эрв убегал и возвращался всё скорее и скорее. По мере взросления таинственный телепатический дар, которым она якобы обладала, слабел.
  
   Прошла школа, вот и выпускной бал. Какая же она тогда была красивая, хотя минуло-то всего восемь лет. Юная, гибкая, словно виноградная лоза, с румяными щеками и ослепительной улыбкой. И вот тут Эрв, почему-то, остановился.
  
   -- Странно, странно, -- пробурчал Мертвый бог. -- На твоем балу определенно есть гости.
  
   В общем-то, бал они в свое время решили праздновать не каждым классом отдельно, а все пять выпускных классов одной толпой. Сняли клуб, вернее, советскую еще так называемую "дискотеку" -- просторный танцзал, подиум и несколько столов. Заказали музыкантов и диджея, родителей единогласно решили не приглашать. Ну как, те накрыли столы и свалили, хотя, ясное дело, многие ошивались поблизости. Сейчас в полумраке гремит рэп, парни и девушки машут руками и подпевают, кто-то уже вовсю целуется в темных углах. Со столов ушло всё отпущенное родителями спиртное, но на такие мероприятия редко кто придет без своего. Танцы, громкие разговоры, смех, амбициозные рассказы, кто куда пойдет дальше учиться. Да уж, как тут Эрв разглядел каких-то "гостей"?
  
   -- Кто? -- спросила Маша.
  
   -- Волчата, -- ответил Эрв коротко и кивнул на парочку в отдалении от сцены.
  
   Ничего странного, что Маша их сразу не заметила. Помещение размером с хороший спортивный зал, музыка и столы с закуской и выпивкой -- конечно, сюда сразу же приперлись посторонние. Как правило, у выпускниц находился старший брат или сестра, у выпускника парочка друзей повзрослее, вот они тоже тут шастали. Отличались одеждой и возрастом. Выпускники-то все очень нарядные, а эти просто пришли на вечеринку. Вот и эти двое ребят одеты не как все, а в обычные джинсы и кожаные куртки. Рожи простые, деревенские, побриты гладко, кожа аж блестит. Оба улыбаются, белые зубы сияют, притягивая взгляды подвыпивших девиц. Определенно пришли сюда на охоту за молоденькой девушкой, хапнувшей лишнего. Но даже отсюда видно -- ребята опасные. Наверняка в карманах есть нож. Потому выпускники, хоть и подвыпившие, к ним не подходят -- побаиваются.
  
   -- Да это же видно -- колхозники, -- сказала Маша презрительно. Ей никогда не нравился такой тип парней. Грубые, хулиганистые, вечно под водкой или марихуаной, пахнут потняком. Фи. За Вадима она, кстати, вышла в том числе, потому что парень за собой следил. Может быть даже чересчур.
  
   -- Пойдем поближе, -- сказал Эрв.
  
   Маша молча пошла за ним. Ну да, с близи ребята не совсем такие простые. Даже по одежде -- везде, и на шильдике куртки, и на коленях джинсов вышивка, даже на ботинках изображение волков. Причем, не взрослых, а небольших таких. Но милого в этих волчатах ничего нет, как нет и в парнях. Пахнет от них крутым перегаром и каким-то дешевым парфюмом, зубы белые, будто чистят через каждые двадцать минут, хотя в карманах джинс проглядывают очертания пачки сигарет. О чём-то шепчутся. Эрв не стал церемониться и наклонился так, что губы парней рядом с его ухом. Маша повторила, ее голова очутилась рядом с лицом Эрва. Мертвый бог не обращал на нее внимания, зато Маша вблизи рассмотрела его бледную, непривычно молодую кожу, таинственные темные глаза без синих кругов, маленькую сетку морщин вокруг. Эрв щелкнул пальцами, воспоминания побежали немного назад, до того, как парни только вошли.
  
   -- Я чего бы нам не поглядеть, откуда они пришли? -- предложила Маша, пока парни стояли на паузе.
  
   -- Бесполезно, -- ответил Эрв. -- Ты уже хряпнула, а алкоголь практически сразу отключает телепатические способности. Потому я их, способности эти, сильно и не люблю... Ты запомнила только это помещение и на том спасибо.
  
   Да, Маша вспомнила, что на этом выпускном действительно прилично приняла на грудь. Хорошо хоть не переспала ни с кем. За девственность она не опасалась, ее благополучно унес в десятом классе Вася Пинчук -- отличник из соседнего класса. Впрочем, их отношения быстро прервала мать Васи, посчитавшая, что ее золотко должно выбрать себе приличную, умную девушку, а не троечницу Машу.
  
   Они подвинулись к губам волчат так близко, перегар буквально обжигал ноздри. Что странно, они-то вроде тут в виде призраков.
  
   -- Номер семьсот сорок семь вон там, -- сказал один из парней. Голос странный, хриплый, через слово будто воздух подсасывает. Он кивнул в угол, где Маша и группка одноклассников танцевала медляк -- ди-джей поставил для передыху.
  
   -- Возьмем пробу, -- кивнул второй. Голос очень похож, хриплый, с подсосом воздуха.
  
   Первый полез во внутренний карман и достал оттуда вещицу, напоминающую закрытый шарикоподшипник -- две металлические втулки одна в другой, между ними пластиковый переход, в центре отверстие. Нечто вроде маленького, сантиметров пять, колесика. Он огляделся, не смотрят ли? Не глядели. Аура у парней очень уж опасная, на таких никто не хочет глядеть -- вдруг привяжутся. Ладонь с круглой хреновиной перевернулась, пальцы разжались. Эта штука упала на пол, но не отскочила, а словно бы прилипла, будто намагничены и пол, и она. А потом она поехала!
  
   Кольцевидный механизм двигался быстро, Эрв с Машей едва успевали, хотя шли напролом, сквозь всех выпускников, а колёсико ловко лавировало меж лакированных туфель и модных кроссовок. А вот перед ними и молодая Маша. Колёсико долго не думало -- с ходу ударилось в ногу и резко ретировалось. А Маша поглядела на подвыпившего одноклассника, танцующего рядом, толкнула его и выругалась:
  
   -- Осторожней, Власов! -- ладонь провела по икре, куда ударил маленький робот. Эрв подождал пару секунд и остановил время. Потом встал на колени и внимательно оглядел место удара. Маша тут же рядом.
  
   -- Видишь, точка? -- сказал Эрв. -- Они взяли пробу твоей крови. А почему именно сейчас?
  
   -- Может быть, потому что сегодня у меня день рождения, -- сказала Маша.
  
   -- Да?! Выпускной и день рождения совпали, как интересно! Тебе в этот день было восемнадцать, да? Тогда это многое объясняет, Маша. Мегахлорианы останавливают свой рост именно в день, когда тебе исполняется восемнадцать лет, Маша! И именно сегодня можно узнать их стабильный уровень, Маша! Только вот зачем это им надо? Ладно, пойдем, может, чего еще интересного скажут.
  
   Время пошло, а Эрв с Машей вернулись к "волчатам". Колесико ловко подъехало к кожаному ботинку того, кто его кинул, и подпрыгнуло прямо ему в ладонь.
  
   -- Может, выйдем? -- предложил второй.
  
   -- Нет, проба очень быстро выветривается.
  
   Он отвернулся к стене, но Эрв и Маша тут же прошли сквозь его грудь и вытаращились на то, что он делал. А он вынул из внутреннего кармана десятый "Айфон".
  
   -- Его ж тогда не было, -- сказала Маша удивленно. Эрв промолчал.
  
   В роботе-колесе есть гнездо, куда и вставили проводок, соединив с телефоном. Парень разблокировал телефон, Маша, у которой самой был "Айфон", увидела десятки непонятных приложений на экране. Он нажал какое-то с подписью на китайском языке. Робот заурчал, на экране появился график и непонятные иероглифы. По крайней мере, Маше непонятные.
  
   -- Ого, семь тысяч мегахлориан на кубик крови! -- воскликнул Эрв. -- Хороший результат, Маша.
  
   -- А сейчас у меня сколько их?
  
   -- Я анализы не делал, но не думаю, что как-то отличается от обычного стандартного уровня. Где-то пять-десять мегахлориан на кубик. Не бери в голову, Маша. Это не имеет значения, Маша!
  
   -- Всё отлично, пошли, -- сказал "волчонок" и кивнул второму. Они удалились с дискотеки.
  
   -- Поехали дальше, Маша!
  
   Снова Эрв картинно щелкнул пальцами, и время понеслось галопом. Впрочем, далеко Эрв не побежал. Он остановился, когда заканчивалась пара по литературе и Маша собирала свои учебники.
  
   -- Это первый курс, -- сказала девушка. -- Я училась на искусствоведа. Но потом встретила Вадика, забеременела, ушла в декрет и так не нашла сил вернуться...
  
   -- Маша, -- сказал Эрв осторожно, -- я хоть и подправил твою психику, максимально стабилизировал, но то, что сейчас произойдет, может тебя шокировать.
  
   Маша взглянула на Мертвого бога непонимающе. Ну да, она и так уже поняла, что теперь пронять ее трудновато. Воспоминания о детстве вызывали лишь легкое удивление, как и рассказ Эрва об этих "хлорианах". Но чего же тут такое будет страшное, что шокирует?
  
   Маша-студентка собралась и пошла к выходу. Пустая аудитория уныло провожала ее взглядом старых учебных кресел, да и зеленая доска для писания мелом, натертая сладкой водой, выглядела печально. Почему-то стало грустно. Будто в этот момент ее жизнь должна переломаться, хотя сколько раз она уже ломалась? Это похищение сначала Царем Царей, потом Эрвом, безумный полет, потом эта успокаивающая операция. Факты из прошлого, которые она не помнила. Совершенно невероятная шахматная партия с... да больше выходит, что с самим Дьяволом. Смерть матери, запои отца, пролетевшие в быстрой перемотке перед взглядом. Но ни разу не было ей так тоскливо, как в этот день. Хотя она его совсем не помнила.
  
   Студентка Маша открыла дверь, и кто-то врезал ей по голове. Она упала, но пола не коснулась. Раздались крики:
  
   -- Быстрее, быстрее! Девушке плохо, "Скорая" уже внизу!
  
   Маша безразлично прошла сквозь стену и увидела, как двое уже знакомых парней с выпускного быстро тащат ее бессознательное тело по коридору. Они то и дело кричали, что девушка упала в обморок, что "Скорая" ждет снаружи. Другие студенты и даже преподаватели смотрели на это всё с легким шоком, но никто не сподобился остановить молодых людей. Никто не задержал их до самого выхода, а уж когда, ревя мигалкой, к ступеням универа подъехала "Скорая помощь", ни у кого и мысли не пробежало мешать злоумышленникам тащить жертву.
  
   -- Это не настоящая "Скорая", -- сказала Маша Эрву. Они, само собой, бежали рядом.
  
   -- Еще спрашиваешь?
  
   -- Да нет, вообще-то.
  
   Двери машины разъехались, еще парочка молодых людей, только в белых халатах, ловко подхватили Машу, уложили на выдвижные носилки и задвинули внутрь. Никого особо не удивило, что все они, и санитары, что понятно, но и та парочка, что несла Машу по университету, тоже запрыгнули в машину и уехали. Вошли внутрь и Эрв с взрослой Машей. Внутри ничего интересного не происходило. Ну, вкололи студентке шприц с прозрачной жидкостью, а потом просто расселись по лавкам. Молчали.
  
   -- Кто они такие? -- спросила Маша. -- Тоже волчата?
  
   -- Да, -- кивнул Эрв. -- Это одни из рядовых служащих Страны Ужасных Монстров. Очень высококачественные клоны. Исполнительные, не слишком умные, но вполне себе. Главный у них, конечно, поинтересней будет.
  
   Скорая не уехала далеко. Не прошло и пары минут, как мигалка затихла, а еще через пять машина заехала во дворик и аккуратно припарковалась. Водительская дверь открылась, мерные шаги протопали до боковой двери. Вот открыли и ее. И перед Эрвом и Машей предстал очень интересный субъект. Высокий, широкоплечий мужчина в дорогом сером костюме и такого же цвета шляпе. Есть люди, похожие на какое-то животное. Случается, на медведя или кота. Вот вроде человек человеком, но повадки зверя. Этот мужчина был явно похож на волка. Блондин, но волосы больше серые, чем белые. Несколько дней не брился, такая же сероватая щетина обрамляет тонкие губы. Глаза очень голубые и злые. Усмехается. Во рту белейшие зубы цвета вываренной сахарной косточки. Ногти на руках длинные и заострены. На груди брошь -- две золотые буквы "GW".
  
   -- Это, Маша, тоже монстр, как лорд Гриб, -- сказал Эрв. -- Его зовут -- Серый Волк.
  
   -- Я его знаю, -- сказала Маша невероятно холодно. -- Это тот самый колдун, к которому мы ходили, чтобы забеременеть!
  
   -- Видишь, какая у тебя жизнь интересная, -- усмехнулся Эрв. -- Ты уже лично знакома с двумя богами и парочкой монстров.
  
   -- Чего расселись? -- сказал Серый Волк. -- Работайте!
  
   Волчата сразу засуетились. Из ящиков извлекли инструменты: скальпели, зажимы, еще чего-то; один из парней раздевал Машу.
  
   -- Они меня не изнасилуют? -- спросила взрослая Маша. -- С виду это настоящие ублюдки!
  
   -- Не думаю, что они следили за тобой всю жизнь, чтобы в один прекрасный момент запердолить, -- буркнул Эрв. -- Я думаю, они занимаются гинекологическим осмотром.
  
   И вправду, один из парней поставил специальное устройство, раздвигающее половые губы, взял фонарь и начал чего-то высматривать в вагине у спящей девушки.
  
   -- Она узкая, отец, -- сказал он. -- Можно расширить.
  
   -- Так расширяй, -- приказал Серый Волк.
  
   Волчонок взял скальпель и полез с ним к машиным половым органам. Сделал надрез, потекла кровь.
  
   -- Что они делают со мной?! -- рявкнула Маша. Кровь потекла по койке, на которой лежала она из прошлого.
  
   -- Думаю, подготавливают к родам. Не волнуйся так, ты же ведь выжила, ничего страшного не случилось.
  
   Серый Волк тоже не стоял без дела. Маленьким шприцем он взял у девушки пробу крови, достал сотовый телефон и вставил иглу в специальный паз. Нажал чего-то на экране.
  
   -- Отлично, -- пробормотал он. -- Очень хорошо. Она даст прекрасный материал.
  
   Между тем операция на влагалище девушки закончилась, волчонок уже зашивал, но испытания продолжились. Из шкафчика "Скорой" извлекли странного вида бур, напоминающий маленький шуруповерт. С длинным-длинным сверлом.
  
   -- Что они собираются мне сверлить? -- спросила Маша.
  
   Эрв молча прикоснулся к своему левому виску. Маша повторила движение и ее пробил пот. Действительно, на виске у нее есть маленький шрам, о котором она знала, но никогда не задумывалась, откуда он. В это время как раз к этому месту на спящей Маше прислонили бур.
  
   -- Дай я, -- приказал Серый Волк. Волчонок безропотно отдал бур.
  
   Зажужжало. Снова кровь потекла на ложе, только тут были и кусочки кости, и мозга.
  
   -- Они же убьют меня, -- побледнела Маша.
  
   -- Ты ж живая, Маша! -- ответил Эрв. -- Я говорил, Маша, что это будет не легкое для тебя зрелище, Маша! Но уж терпи, Маша!
  
   Сверло извлекли, из аккуратной дырочки в голове девушки потекла тягучая струйка крови. Серый Волк полез во внутренний карман и достал очередное техническое чудо. Хотя с виду простая металлическая ручка с кнопкой. Но большой палец с длинным ногтем нажал ее, и вся ручка пошла ходуном -- оказалось, она сделана из десятка втулок, тщательно подогнанных друг под друга. Она принялись вращаться вокруг оси, будто костяшки на счетах. Серый Волк аккуратно вставил палочку в отверстие, там завибрировало. Чело девушки покрыли морщины, а потом лицо вовсе перекосило в страшной гримасе.
  
   -- Что они делают?! -- спросила Маша.
  
   -- Неясно что ли? -- ответил Эрв хмуро. -- Копаются в твоем мозгу. Это они умеют.
  
   -- А что конкретно они делают?
  
   -- Программируют. Судя по всему, они меняют некие доли мозга, отвечающие за конкретные чувства...
  
   -- На какие конкретно?!
  
   -- Откуда я знаю. Погоди, посмотрим...
  
   Палочка еще повибрировала в голове Маши и затихла. Волк вытащил ее, опять открыв дорогу лужице тягучей крови.
  
   -- Заделывай! -- приказал он. Один из волчат тут же кинулся к девушке и залепил ей дыру чем-то вроде пластилина.
  
   -- Это и всё лечение?! -- снова воскликнула Маша.
  
   -- Успокойся ты, -- сказал Эрв устало. -- Да, надо было тебе больше зубчатой извилины отрезать...
  
   А пластилин, оказывается, был вовсе непростой. Он почти мгновенно расплавился и обернулся розовым новым слоем кожи. Которая очень быстро побледнела, остался лишь малюсенький шрам, что виден на виске Маши и сегодня.
  
   -- Страна Ужасных Монстров очень, просто ОЧЕНЬ сильно продвинута во всём, что касается клонирования, гомункулизма и регенерации. Эта субстанция, скорее всего, был кал Царя Царей...
  
   -- Чего?
  
   -- Кал, -- ответил Эрв невозмутимо. -- Говно Царя Царей. Его самого, конечно, никто никогда не видел, зато вот выделения его -- весьма популярны. Это говно мгновенно заживит любую рану, слюна его -- самый страшнейший яд, а кровь -- делает бессмертным. Так говорят, я не знаю, но вот по рассказам выходит, тебе только что вставили кусочек говна Царя Царей и твоя рана зажила. Странно, что легенды упускают прочие его выделения, например, мочу и семя. Впрочем, есть любопытная информация про его слезы...
  
   -- Не надо мне этих подробностей, -- усмехнулась Маша. Спокойствие вернулось к ней так же быстро, как она поддалась истерики. Ну, подумаешь, просверлили башку, а потом залепили какахой какого-то монстра? Она же осталась жива! Иначе бы ее тут, собственно, не было.
  
   -- Его слезы, говорят, возвращают к жизни... -- сказал Эрв. А потом его ладонь легла на подбородок, а взгляд ушел куда-то вверх. -- Это может быть решением для тебя, Серый...
  
   А волчата с предводителем, видимо, закончили. Серый Волк ушел в кабину и завел мотор, волчата принялись очень осторожно одевать девушку. Маша сморщилась, когда один, натягивая лифчик, не удержался и облизал ей сосок. Взгляд парней был так полон похоти, если бы девушка не требовалась для какой-то мистической операции, ясно, что они бы с ней сделали. И не единожды.
  
   Машина тронулась, больше ничего интересного не происходило, но Эрв не торопился ускорять время.
  
   -- Ты помнишь, когда ты познакомилась с Вадимом?? -- спросил он неожиданно.
  
   -- Да, -- ответила Маша, морща лоб. -- Мы познакомились в кафе. Неподалеку от универа есть дешевая кафешка, там многие студенты трутся. Так получилось, было часа четыре, там никого уже толком не было, мы оказались одни. Уборщицы убирали столики, только два были свободны. Мы сели рядом. Я помню, что взяла какой-то салат и чебурек -- на большее денег не хватило. А он взял так много, что я ему позавидовала...
  
   -- Знаешь, Маша, я тут немного забежал вперед без тебя, -- перебил Эрв. -- Поэтому приготовься. Тебя ждет еще один шок. Твое первое свидание с Вадимом было совсем не такое.
  
   И тут Эрв слегка ускорился. Машина приехала в какую-то закрытую больницу. Машу на кресле-каталке везет по коридору лично Серый Волк, волчата пропали. Ее переодели в больничную одежду. Мужчина насвистывает веселую мелодию, прядь волос упала на машино лицо, он бережно убрал. Потом, на ходу, повернул голову и удостоверился, шрам зажил окончательно. Его тут определенно знали, все врачи и медсестры улыбались и приветливо кланялись. Больница очень хорошая, всё чистенько и современно, всюду белый цвет. Только у Маши от всего этого мурашки бежали по спине. Эрв шел рядом очень сосредоточенный. Волк добрался до конца коридора, тут двойная дверь, которую он распахнул каталкой. Они оказались в большом помещении, пол, потолок, стены -- ослепительно белый мрамор. С противоположной стороны такая же двойная дверь. Она распахнулась, и еще один мужчина вошел в зал, толкая перед собой кресло-каталку. Мужчина одет очень элегантно в узкий классический костюм оранжевого цвета, на крупной, неестественно круглой голове небольшая шляпа с петушиным пером, такое же маленькое перышко застыло в янтаре кулона, болтавшегося на его шее.
  
   -- Тюрин, -- сказал Серый Волк.
  
   -- Волк, -- поклонился Тюрин. -- Всё в порядке?
  
   -- Да, он готов.
  
   Маша слабо слушала их приветствия. Взгляд застопорился на фигуре в кресле. Там сидит Вадим Туманов. Девушка бросилась к креслу и проверила висок. Маленький, едва заметный шрам. Как у нее.
  
   Их подвезли прямо друг к другу. В зал вошли две медсестры с подносами и едой. Они аккуратно прикрепили подносы к ручкам каталок. На подносе Маши стояла тарелка капустного салата и чебурек в вощеной бумаге. На столике у Вадика еды побольше. И там, и там шприцы с красной жидкостью. Сестры взяли их и встали каждая у своего пациента.
  
   -- Подождем, -- сказал Серый Волк. -- Он вот-вот будет.
  
   И "Он" не заставил себя ждать. Вдруг стены вокруг поплыли, фигуры мужчин тоже, последними Маша различила, как сестры синхронно вкалывают ей и Вадику шприцы в шею.
  
   Они попали в те самые воспоминания, о которых она рассказала Эрву. Дешевый кафетерий, она уплетает только что прожаренный чебурек. За соседний стол садится Вадим, чей поднос ломится от жрачки, одних чебуреков у него аж три.
  
   -- Привет! -- поздоровался Вадим, присаживаясь. -- А я тебя знаю -- ты с соседнего курса.
  
   -- Да, -- сказала Маша скромно. Ей и помнилось, парень вправду ее смутил. Во-первых, настоящий красавчик. Блондин с голубыми глазами. Широкоплечий, одет пусть и не богато, но по всем модным веяниям, улыбка открытая, зубы ровные, как частокол. Лицо приветливое, совсем не прыщавое, как у большинство сокурсников.
  
   -- Слушай, я тут набрал с голодухи -- ничего еще не ел сегодня, -- сказал он смущенно. -- Хочешь чебурек?
  
   Да, этим он тоже ее покорил тогда. Никто еще не дарил ей еду, а есть она тогда очень хотела. Ее вечная диета была вынужденная, потому что денег вечно не хватало, а отец помогал ей слабо. Она и не особо брала -- всегда была гордая, как гора.
  
   -- Ладно! -- воскликнул Эрв. -- Это нам не интересно! Сейчас поглядим, как было на самом деле!
  
   На несколько секунд Эрв увеличился в размерах раза в два -- голова его даже ушла в потолок. А потом он схватил как бы картинку, окружающую Вадима и Машу, и сорвал ее. Будто окружающее пространство транслировали кинескопом на простыне, а Эрв скомкал ее и отшвырнул в сторону. У Маши задвоилось в глазах. Она видела и прежнюю обстановку: кафе, пара столиков. Вадим передает ей чебурек, она смеется. Но есть тут и то, что происходит на самом деле.
  
   Никакой романтики. Она никогда не видела Вадика таким обдолбанным, но и себя тоже. Оба сидят в креслах-каталках и медленно жрут еду с подносов, прикрепленных к поручням. Очень быстро перепачкались, салат давно покоился на ее коленях, а сок из чебурека пропитал всю синюю ткань медицинской рубахи. С Вадиком было не легче. Он так размазал чебурек по лицо, что оно аж лоснилось от жира. Большая часть еды давно на полу, чай разлит по рубахе темным пятном, а дурацкая улыбка на лице перекошена, как после инсульта.
  
   -- Ак ебя овут? -- промямлил Вадим.
  
   -- Мафа, -- ничуть не четче ответила девушка, при этом кусок чебурека вывалился из рта и упал на столик слюнявой кляксой.
  
   -- Ою еую уитениу уали Аша...
  
   -- Мою первую учительницу звали Маша, -- перевела девушка Эрву.
  
   -- Да пох*й мне на его учительницу! Ты гляди! Вот как рождается настоящая любовь!
  
   Они продолжали мычать друг с другом, вскоре еду у них забрали. Каждые минут пять подходили медсестры с маленькими шприцами и вкалывали чего-то обоим то в шею, то в подмышечную впадину, то в бедро, при этом вели себя очень грубо, дергали тела, поворачивали члены резко, с силой, будто стараясь доставить неприятные ощущения. Серый Волк и Тюрин стояли и смотрел на это дело совершенно бесстрастно. Маша и Вадим лепетали, но после каждого укола всё меньше. Вот подоспела и еще пара уколов -- весьма большие и с розовой жидкостью. На этот раз сестры не были грубы, наоборот, встали позади полностью одурманенных молодых людей и начали выцеливать и выщупывать нечто на шее. А когда нашли, длинная игла -- такая длинная, аж страшно! -- вошла в шею, добираясь до позвонков. Туда и вкачали миллилитров по двадцать розового раствора. Сделав всё это очень бережно, сестры начали раздевать "пациентов". И вот тут вся грубость вернулась. Они выламывали руки, как им было удобно снять одежду, а потом вовсе скинули обоих на белый пол -- остатки еды с него успели прибрать. Последними стянули штаны. У Вадима обнаружилась эрекция. Сестры наклонились и подтолкнули Вадима к Маше. Медленно, словно ленивцы, Маша и Вадим начали гладить друг друга.
  
   -- Но этого же не было, -- сказала Маша, глядя на свою тупую физиономию. -- Мы переспали только через неделю.
  
   -- Нет, вы переспите сразу, Маша, -- возразил Эрв. -- Понимаешь, вам провели процедуру химической свадьбы, Маша. Если по-простому, вызвали всякими гормонами взаимную симпатию. Но на последнем этапе вы должны были обменяться жизненными соками, чтобы все реакции завершились и вы полюбили друг друга. Пусть ты с ним и не переспала, как ты говоришь, но влюбилась-то ведь вы с первого взгляда, верно? Не отвечай, Маша, потому что этого помнить ты и не должна. Химическая свадьба тем плоха, что через два-три года действие гормонов заканчивается и даже больше -- происходит процесс их поворота. То есть вы становитесь друг другу противны, и ты уже не помнишь ничего хорошего про своего любовника.
  
   Вадим и Маша тем временем очень медленно нащупали половые органы друг дружки и пытались, словно два выброшенных на берег ламантина, подобраться ими.
  
   -- А я думала, это из-за ребенка, -- сказала Маша грустно. -- Я и правда не могла его больше выносИть. Даже в одной комнате с ним находиться. Иногда мы спали, но никто не смотрел в глаза. Мы утоляли голод похоти...
  
   -- Поэтично, Маша, но на самом деле девяносто процентов наших пристрастий и поступков определяет химический состав наших гормонов. Тупо физиология, которая подчиняется химии. Ну, вставит он тебе или нет?!
  
   Эрв "включил перемотку" и их соитие приняло более-менее нормальную скорость. Хотя и даже так шло долго. Но вот они вроде кончили, Вадик сполз с девушки усталой медузой. Тюрин и Серый Волк вышли вперед, Маша и не заметила, как к ним присоединилось четверо волчат.
  
   -- Хороший мальчик, -- сказал Тюрин, глядя на голого Вадима. -- Я навещу его, когда он станет не нужен.
  
   -- Он будет нужен долго, -- сказал Серый Волк. -- Вы, помойте их, оденьте и развезите по домам! И быстро -- ночь не за горами! А, погоди!
  
   Волчата замерли, в комнату вошла сестра, на подносе еще один шприц -- пятьдесят кубиков зеленой жидкости. Серый Волк подошел, взял. Три шага, и он у ног Маши. Та лежит, раскинутая, словно звезда. Из влагалища вытекает белесая жидкость. Со всей мочи Серый Волк вонзил шприц ей в лобок, игла вошла полностью. Он с силой нажал, вся жидкость ушла в Машу.
  
   -- Теперь она не сможет забеременеть без нашей помощи, -- усмехнулся Волк. -- Придет время, и мы поможем ей. Одевайте их, живо!
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   Вадим не просто занимался сексом с этой красивой куклой -- он трахал ее. Ожесточенно, грубо и безудержно. Она пищала от удовольствия, но это как раз не возбуждало. Потому что в очередной раз показывало, что она -- не человек. Это как старая советская кукла-пупс визжит, когда надавливаешь на брюшко!
  
   В этот раз он даже не начинал привычную игру. Он отвез Дину домой и вернулся на студию. Тут его уже поджидала очередная миловидная девица -- брюнетка с длинными ресницами и огромными буферами покорно, будто привязанный жертвенный козел, стояла у подъезда. Он припарковался и вышел.
  
   -- О, Вадим, Вадим! -- позвала она и помахала рукой, отчего грудь пришла в волнение. Парень подошел и взял ее за ладонь. Даже не здороваясь.
  
   -- Пошли, -- приказал он и потащил ее к машине.
  
   -- Вадим, я твоя самая большая поклонница... -- лепетала она, но Вадик не слушал. Он усадил ее, буквально затолкал на переднее сидение, а сам сел на водительское. И сразу расстегнул ширинку.
  
   -- Вперед! -- скомандовал он, и голова девушки покорно опустилась к его паху.
  
   Он начал грубить уже тогда, насаживая рот до самого основания, чувствуя, как туго обхватывает член резиновое горло. Оно чавкало, но девушка вовсе не сопротивлялась. Один раз он даже прижал ее и держал минуту, но та продолжала дышать, видимо, воздух поступал к ней не по горлу.
  
   Он привез ее домой и сразу повалил на кровать. Буквально сорвал одежду, выслушивая, какой он талантливый и красивый. Но лесть сегодня не брала. Он поставил ее раком, раздвинул ягодицы и смело засадил в верхнее отверстие. Вадим был груб. Он бил ее по ягодицам, мял соски так, как позволяла сила пальцев, а она даже не пискнула от боли. Даже когда он начал ее душить. Только стонала и повторяла: "Еще, еще! Жестче, жестче, Вадим!". Кончив, он схватил ее за волосы и в чём мать родила вышвырнул из квартиры. Ее одежда и простыни полетели в мусорку, Вадим почему-то хотел поскорее забыть этот секс. Еще лучше было бы, конечно, чтобы этот секс заместил в мыслях кое-что другое.
  
   Он налил джакузи и погрузился туда. На борту бутылка шампанского и бокал. Он сперва принял душ, но не мог отделаться от ощущения липкости. Даже сейчас, когда его окутывало это море пузырьков, он чувствовал себя грязным. Так он ощущал себя уже несколько дней. Или больше? Странно, он не мог вспомнить, когда это случилось. Вообще старался об этом не думать и получалось! До сегодняшнего дня. Когда он встретился и поговорил с Диной. И когда Дина увидела Тюрина. И всё поняла. Да он и сильно не скрывал.
  
   Это произошло... точно он не мог вспомнить. Жизнь снова превращалась в сон, только на этот раз не в кошмар. Поначалу он так думал. Пока однажды, выходя и студии, встретил там не привычную "поклонницу", а Тюрина.
  
   -- Привки, Вадик, -- сказал он тогда. Одет элегантно, как всегда. Высокий, худой, крепкий, большеголовый и слегка пугающий. Позади огромный лимузин "Хаммер". Странно, у него была другая машина. -- Прокатимся?
  
   -- Конечно, -- ответил Вадим. Если б он знал, что будет дальше, он никогда... хотя, кого он обманывает? Он сел бы. Даже если б знал. В конце концов, не убегает же он теперь, как предложила Дина.
  
   Он сел, внутри уже всё было готово. Бокалы с шампанским, легкая музыка, большой диван. Машина мягко тронулась. Они поначалу сидели по разные стороны на противоположных диванах, но Тюрин пересел к нему, как только они тронулись. Вадику сразу стало не по себе, но он сдержался. Продолжал улыбаться, даже чокнулся бокалами и сразу осушил свой до дна. Тюрин только пригубил.
  
   -- Ты понимаешь, как тебе повезло, Вадим? -- спросил Тюрин. Его лицо приблизилось к Вадику, остановившись всего сантиметрах в десяти от уха.
  
   -- Конечно, господин Тюрин, -- сказал он. Ладонь монстра легла на его предплечье.
  
   Перед взором мгновенно поплыло. Боковым зрением он увидел, как вспыхнули радужным светом глаза Тюрина. Вадима парализовало. Он теоретически понимал, что может двигаться, но страх сковал. Лицо Тюрина всё еще сантиметрах в десяти от него, но вот он открыл рот и длинный, раздвоенный, как у змеи, язык пополз к уху парня. Вадик не мог посмотреть на это, не было сил повернуть голову, но готов был поклясться, клыки у Тюрина увеличились. А потом липкий и мокрый язык заполз к нему в ухо. Ему так делали некоторые девушки и нравилось, он даже думал, там у него эрогенная зона, но тут всё было иначе. Пальцы Тюрина по предплечью достигли груди. Ногти его тоже увеличились, образовав когти. Промелькнула не совсем уместная мысль -- Тюрин всегда так выглядел. Просто Вадим не желал этого признавать. Он постоянно таращился на него, не упускал случая положить руку на плечо, задерживал рукопожатие...
  
   Язык вернулся из его уха обратно в рот, монстр сказал:
  
   -- Я давно знаю тебя, Вадим, -- голос не то свист, не то шепот, как у змеи. -- И давно хотел отблагодарить тебя. Знаешь, за что? Нет, не отвечай. Ты ведь и не можешь, верно.
  
   Острый коготь подцепил футболку на груди и начал резать. Быстро, до самого живота -- и грудь, и живот Вадима оголились. Ладонь с длинными пальцами легла на кубики пресса, поднялась выше, пальцы сомкнулись на горле.
  
   -- Отблагодарить тебя за хорошо брошенную палку, -- усмехнулся Тюрин. Его пальцы сместились с шеи, взяв парня за подбородок, и резко повернули. Голубые глаза встретились с черными Тюрина. Никакого белка или радужки, только тонкая желтая полоска, словно у кошки. Снова из пасти показался раздвоенный язык, пальцы сжали челюсть Вадима, разжимая. И язык заполз к нему в рот. Это было так противно и страшно, что Вадим задрожал. А потом почувствовал, что пустил струю мочи в штаны.
  
   Ноздри Тюрина затрепетали, он втянул язык обратно.
  
   -- О-о-о, -- сказал он. -- Плохой мальчик.
  
   Он больше не действовал плавно. Обнаруживая огромную силу, Тюрин схватил Вадима за талию и кинул на пол лимузина. Его когти сделали длинный разрез на джинсах со стороны бедра, секундой позже он грубо стащил с Вадима всю одежду ниже пояса. Вадим всё еще не мог пошевелиться, лежал мешком на мягком коврике и чувствовал, как под ним расползается теплая лужа -- это мочевой пузырь полностью опорожнился.
  
   -- Это мой любимый запах, Вадим! Запах страха!
  
   Снова сильные руки подняли Вадима и поставили на четвереньки. Ладони монстра раздвинули ягодицы. Резкая боль и смех позади.
  
   -- Помнишь нашу первую встречу, Вадим? -- спросил Тюрин. -- Ты был тогда в таком же состоянии. Но тогда ты был нужен Ему, а теперь ты больше не нужен. Ради меня с тебя сняли ярлык. Чтобы преподать тебе один маленький урок. Ты, конечно, всё помнишь. Всё понимаешь. Кроме одного. За хорошую жизнь надо платить. В твоем случае, даже за обычную жизнь тебе придется заплатить. Никто не может позволить себе просто кайфовать, не принося пользы общему делу. Поэтому ты будешь вести это шоу, к тебе придут правильные люди, которые скажут правильные вещи, а ты задашь им правильные вопросы. И будешь получать за это хорошие деньги. Но по ночам... я не говорю, о каждой ночи, но это будет с тобой случаться, ты будешь мне платить!
  
   Тюрин снова поменял позу Вадика. Теперь он схватил его за волосы и ткнул в вонючую лужу под ним же.
  
   -- Ты будешь мне платить страхом! Ты познаешь свое место! Скажу по секрету, это место будет на моём конце, но на самом деле все мы, и ты, и я, все слуги Страны Ужасных Монстров стоим точно так же как ты сейчас, и в каждой жопе торчит член Царя Царей! Мы все ничтожны перед Ним! Мы все пользуемся Его дарами! И все должны быть благодарны за это! Каждый раз, когда я буду трахать тебя, Вадим Туманов, ты будешь вставать на свое место перед Ним! Ты будешь делать лужу каждый раз, отдавая должное его величию и страху перед Ним! Ибо Он есть сам страх и ужас, и страдания...
  
   Тюрин говорил всё громче и громче, двигаясь быстрее и быстрее. Вадик так и не понял, то ли он кончил внутрь, то ли ему на спину. Машина остановилась, Тюрин открыл дверь.
  
   -- Но ты получишь за это великую награду, Вадим Туманов, -- сказал Тюрин, разворачивая Вадима к себе лицом. Парень успел увидеть то, что только что было в нём и от этого размера волосы встали дыбом. Он бы еще раз обмочился, было бы чем. -- Получишь богатство и славу. Если не будешь забывать свое место.
  
   Тюрин схватил Вадима и вышвырнул из машины. Голый парень покатился по какому-то склону и остановился, уперевшись в мусорные мешки. Вокруг жутко свербело -- его привезли на свалку мусора.
  
   -- Тут твое место, Туманов! -- Тюрин стоял голый на вершине склона, широко расставив ноги. И до самого колена болталась его толстая колбаса. -- И я буду часто напоминать тебе об этом!
  
   Монстр сел обратно в машину, и лимузин увез его прочь. Только тогда Вадик смог пошевелиться. Он сразу проблевался, его трясло, тело покрылось гусиной кожей. Он лежал грязный, вонючий, голый и опущенный. А в ушах пульсировали слова Тюрина: "Тут твое место!". Да, его место тут. Он нашел какие-то мусорные мешки и, закутавшись в них, побрел домой перебежками от кустиков к кустикам. Конечно, его заметили. А кое-кто и узнал.
  
   Но в квартиру он попал, благо давно еще завел привычку прятать запасной ключ, на случай, если потеряет основной. Он зашел и сорвал с себя мусорные мешки, в которые завернулся. Оглядел свое худое грязное тело. Зазвонил телефон. Не мобильник, он остался в лимузине у Тюрина, а стационар.
  
   Вадим сглотнул и пошел брать трубку. Этот номер знали только "родители" и Тюрин.
  
   -- Ты, я вижу, добрался, Вадик, -- прозвучал вгоняющий в ступор голос в трубке.
  
   -- Д-да, -- смог выдавить парень и опять почувствовал, что мочевой пузырь хочет опорожниться.
  
   -- У меня остались твои вещи, -- сказал монстр. -- И мобильный телефон. Я отдам их тебе завтра в студии. Ты же придешь завтра в студию, Вадик?
  
   Последнее предложение он сказал, как показалось Вадиму, с некоторой угрозой.
  
   -- К-конечно, -- он правда хотел сдержаться, но, поглядев вниз, увидел, что с конца течет тонкая струйка мочи. Господи, ему никогда не было так страшно! И он не мог сказать, что страшнее, пойти на встречу с Тюриным или отказаться от нее.
  
   -- Завтра я уезжаю в Москву, -- сказал довольный голос в трубе. -- Дам тебе передохнуть. Но мы еще встретимся.
  
   Трубку положили, а член Вадима закрыл краник. Его наполнило невообразимое облегчение. Тюрин уедет завтра! Может быть, надолго?
  
   И по сей день Вадим помнил то облегчение и тот страх. Он не сомневался, если б не Дина, Тюрин изнасиловал бы его сегодня. Так что девушка спасла его.
  
   Воспоминания жгли душу, поэтому он открыл вторую бутылку шампанского. Сколько же все-таки прошло времени? Неделя? Две недели? Странно, но время им не воспринималось. Жизнь стала очень простой. Утром хорошо выспаться, потом пойти на студию поработать -- либо на само шоу, либо почитать что-нибудь про гостей или сценарий -- а вечером бар, алкоголь и безудержный секс с великолепной силиконовой любовницей. И утром по-новой. Нравилось ли ему это? Да, можно сказать и так. И даже пострадавшее очко его бы не сильно напрягло. Подумаешь, в модной блогерской тусовки через одного пид*ры. Но форма, в какой всё происходит. Страх. Ужас, доводящий до обсыкания! Полное подчинение под страхом смерти? И где этот ярлык, который остановил тогда лорда Ара? Наверное, Тюрин покруче будет...
  
   Вдруг выключился свет. Везде, и в соседних домах тоже. Вадик выругался и полез из ванной. Кое-как нащупал полотенце, вытерся, нащупал и вторую бутылку шампанского, бокал решил не искать. Дело дрянь, телефон его полностью разряжен, а найти в темноте пауэрбэнк он не мог. Планшет и ноутбуки остались на студии.
  
   -- Привет, Сири! -- позвал он, "Айфон" тут же отозвался, слегка осветив всё вокруг. Вадик, спотыкаясь, подошел его и взял в руки, но увидел лишь изображение пустой батареи с красненьким на дне. Телефон выключился. Зато врубился телевизор в спальне.
  
   -- Здравствуйте, здравствуйте, дорогие друзья, с вами Вадим Туманов и его старая программа "Все тайны мира"! -- прозвучал его собственный голос.
  
   Вадик инстинктивно туже натянул полотенце на талии и осторожно прошел к спальне. Большой, выгнутый полумесяцем, экран ящика перед кроватью, с которого ему так нравилось смотреть сериальчики, показывает его старую студию. И его самого!
  
   -- Сегодня у нас два гостя, дорогие други! -- сказал Вадим на экране. -- Зато каких! Это Даниил Кривоходов и Мертвый бог Эрв!
  
   Конечно, нет никаких аплодисментов, в бывшей студии места на зрителей не хватало, едва он с Диной умещался. Снова Дина, надо бы ей позвонить. Да и по этому поводу надо бы кому-нибудь позвонить.
  
   На экране два окошка, в них две знакомые рожи. Похожий на Хопкинса Кривоходов и полутруп Эрв. Впрочем, цирк быстро кончился. Окно с Эрвом наехало, заполнив всё пространство. Вдруг, что-то засверкало по всей квартире! Хоть дома напротив хорошо видны из больших окон, там света нет, но бытовая техника, видимо, думала по-своему. Все экранчики, какие могли включиться, включились. Даже часы, даже отключенный от сети монитор компьютера, даже севший "Айфон", даже экранчик микроволновки -- все работали. И показывали Эрва.
  
   -- Давно не виделись, Вадик, -- сказал Мертвый бог. -- Это мое упущение. Но я был очень занят в последнее время. Искал, как бы прижучить твоего нового господина.
  
   -- Я не желаю с тобой говорить, -- ответил Вадик строго. -- Это ты отключил свет?
  
   -- А кто же? -- усмехнулся Эрв. -- С тобой не так-то легко встретиться, охраняют тебя, как Форт-Нокс. Хотя с тех пор, как твоя жопа потеряла девственность, охраны стало поменьше.
  
   -- Откуда ты знаешь?! -- Вадим залился краской.
  
   -- Я? Можно было бы ответить, что боги знают всё, но это не так, -- скалился Эрв. -- Но тайны тут никакой нет. Как только я узнал, что присматривать за тобой поставили Тюрина, все вопросы отпали. Как думаешь, чем закончится ваша милая дружба?
  
   -- Мне плевать! Ничем! Уходи!
  
   -- Она закончится тем же, чем почти закончилось у твоей подруги. А чего ты вообще злишься? Ты же этого хотел? Слава, богатство, чтобы мертвые родственники воскресли! Достаточно подставить жопу и всё!
  
   -- Я не хотел этого! -- воскликнул Вадим. -- А что ты предлагал?!
  
   -- У тебя в руках был тритингулятор, -- парировал Эрв. -- Самая настоящая волшебная лампа. И ты отдал ее. Просто, чтобы тебя пожалели! Подумай, Аладдин отдал бы лампу на таких условиях?
  
   -- Да пошел ты нах*й! -- взорвался Вадим. -- Тебе хорошо говорить, ты ёб*ный бог! А кто я? Я всего лишь пацан, который попал в кучу говна!
  
   -- Ты себя переоцениваешь, Вадим Туманов, -- усмехнулся Эрв. -- Кусок говна может помочь вырасти дереву, а чему ты можешь помочь вырасти? Нет, тебе все сделали очень хорошие предложения, но ты посчитал очень удобным эту лепешку говна, куда завернулся с головой. Ты предал память о родителях, хотя знал, что они погибли. Ты с радостью взял деньги у Страны Ужасных Монстров, хотя должен был догадываться, что они потребуют плату. И ты заплатил собственным задом...
  
   -- Да, да, да, -- кричал Вадим и запустил бутылку шампанского в телевизор. Тот треснул, но изображение никуда не делось. -- Ты прав! Я всех предал! И память, и Дину, и самого себя! Потому что я испугался! Я хочу жить, ты понимаешь?! Я не могу воскреснуть, как это делаешь ты! А они убьют меня!
  
   -- С чего ты взял? -- приподнял бровь Эрв. -- Тебе кто-то угрожал? Нет. Или ты забыл, что на тебе ярлык Царя Царей? Только он лично может тебя убить, Вадик, а, если б он хотел, ты был бы мертв давно.
  
   -- Да нет этого ярлыка, как иначе Тюрин трахнул меня, если бы у меня была защита?!
  
   -- Хочешь сказать, ты сопротивлялся ему? -- теперь усмешка Эрва вызывающе презренная. Вадим не мог смотреть на его наглую рожу, он развернулся, но с экрана монитора в гостиной тот же Эрв. -- Нет, Вадим, ты сам подставил ему свою жопу. И вовсе не под страхом смерти. Ты очень боялся, что жизнь, о которой ты всегда мечтал, у тебя отнимут. И ты снова будешь скучно обедать с роботами, изображающими твою семью. И не будет никакого "Первого" канала. Отнимут студию. Перестанут подкладывать каждый день новую куклу под член. Тебя бы никто не убил и даже в тюрьму не посадил бы. Но ты испугался...
  
   -- Да, я испугался!!! -- уже орал во весь голос Вадим. -- Я повторяю для тупых: у меня одна жизнь и я хочу ее прожить! Откуда я знаю, что там будет!
  
   -- Вижу, ты мне завидуешь? -- Эрв продолжал улыбаться. -- Зря, мальчик. Моей судьбы я бы тебе не пожелал. Впрочем, не будем отвлекаться. Я предлагаю тебе сделку, Вадим Туманов. Предлагаю в последний раз. Пойдем со мной, и мы разберемся, почему на тебе ярлык Царя Царей. И мы это выясним, даже ценой твоей жизни. И тогда ты сможешь сказать, что прожил жизнь не зря.
  
   -- Заманчивое предложение, -- грустно усмехнулся Вадим. -- Не пошел бы ты на х*й, Мертвый бог Эрв. С такими предложениями.
  
   -- Лучше будешь подставлять зад Тюрину?
  
   -- Да. Так будет лучше.
  
   -- Тогда прощай, Вадим Туманов. Не разочаруйся в своем выборе.
  
   Эрв пропал с экранов и тут же зажегся свет. Вадик с легкой грустью оглядел разбитый телевизор. Узнает он, ценой его жизни. Как же. Ищи дураков где-нибудь в другом месте. На планете Плюк, например.
  
   Вадим улыбнулся, на душе полегчало. В затылке мягко заурчал довольный рык. Нет уж. Раз он решил быть рабом -- а надо называть вещи своими именами -- пусть будет так. Зато он будет жить. Это всё, что у него осталось -- его жалкая шкура. Ее он постарается сохранить.
  
   В дверь позвонили.
  
   Да, вечер никак не хочет быть обыденным. Может, вернулась та шлюха?
  
   Вадим пошел открывать, взглянул в глазок. Дина. Он открыл.
  
   -- Привет, -- сказала она и смешно так помахала ладошкой.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Вадим отвез ее пару часов назад, Дина поцеловала его в щеку на прощанье и сказала, что хотела бы на днях встретиться и поговорить. Он сказал, что будет занят, но посмотрит. Вез он ее очень хмурым, явно жалея, что сболтнул лишнего про Тюрина. Они почти не разговаривали, на все ее попытки он отвечал очень уклончиво и односложно. Дина буквально кожей ощущала, как ему стыдно и зло на себя. И на ее. Конечно, она ни в чём не виновата, но именно это-то ему и обидно.
  
   Он высади ее и умчался, оставив на асфальте два следа от резины. А Дина пошла к себе. Убираться. Как ни странно, настроение у девушки было прекрасным. Она видела, что стало с Вадимом и ведь так могло быть с ней. Да, она вообще попыталась себя убить, но это лучше, чем стать любовником этого монстра.
  
   Дома ее ждал потрясающий бардак, но Дина закатала рукава, вооружилась метлой, шваброй и совком и начала уборку. Ее энтузиазма хватило на час, а потом она поняла, что начинает уставать. В шкафу у нее была заначка -- початая бутылка коньяка, она с трудом, но нашла целый бокал, налила и уселась в кресле. Телека нет, комп сломан, остается только телефон.
  
   В дверь позвонили. Дина сделала хороший глоток янтарной жидкости для храбрости и пошла открывать со стаканом в руке.
  
   -- Кто там? -- спросила она и тут же дверь распахнулась. На пороге -- Эрв.
  
   -- Хэ-хэй! -- сказал он весело. И тут же его бледная рука отобрала у нее стакан.
  
   -- Здравствуйте, -- сказала Дина робко. Почему-то она обнаружила у себя глубокое уважение к Мертвому богу.
  
   -- Алоха, сеньорита! -- ответил Эрв еще веселее и хапнул остатки коньяка из стакана. -- Дина, меня ужасно поражают все смертные, даже те, что умудрились воскреснуть моими молитвами. Тюрин тебе что-то давал?
  
   -- Нет. Подождите! Да, точно! Я еще хотела выкинуть!
  
   -- Но не выкинула, верно? -- подмигнул Эрв. -- А ну давай показывай.
  
   Дина начала шарить по карманам, но не нашла. Тогда пошла к сумочке и тоже перерыла. Ничего.
  
   -- Видимо, потеряла, -- сказала она растерянно.
  
   -- Вот уж не думаю, -- смеялся Эрв. -- Совет тебе на будущее, Дина: никогда не принимай подарков от монстров. Что бы они тебе не давали -- возьмут они втройне. Дай свою сумку. И где Дан. Дан!
  
   Тут же телефон Дины, забытый на кресле, странно квакнул, будто "Скайп" запустился, на экране появился Дан.
  
   -- Я тут, шеф, -- сказал тот с сарказмом.
  
   -- Ты следил за ними? Что она с собой брала?
  
   -- Сумку и всё. Одежда -- которая на ней сейчас.
  
   -- Ну-ка, ну-ка! Давай сумку.
  
   Теперь Эрв лично перерыл содержание сумки, а потом еще и подкладку разорвал.
  
   -- Значит, она на тебе. Раздевайся!
  
   -- Прямо так? -- Дина попыталась прикрыть грудь и пах руками, хотя пока с нее никто одежду не снимал.
  
   -- Ты помнишь, Дина, не появилось ли у тебя за некоторое время до твоего самоубийства каких-нибудь необычных вещей? Таких, какие ты точно не покупала?
  
   -- Да нет, -- Эрв так быстро сменил тему, девушка слегка опешила.
  
   -- Напрягись, напрягись, девочка! -- Эрв углядел бутылку коньяка, тут же оказался рядом и сделал огромный глоток. -- Мы подходим к промежуточной развязке, Дина! Они не дураки, Дина! Мне еще пока удается танцевать у них под носом, но, если они обнаружат, что я всё еще занимаюсь Тумановым, они его просто убьют! Или превратят в овощ, но скорее убьют!
  
   -- Я не могу вспомнить...
  
   -- Да, хреновая из тебя пока видящая, но ладно. -- Эрв поднял указательный палец к потолку, а потом медленно провел по собственному горлу.
  
   -- Бритва, -- ахнула девушка.
  
   -- Бритва, -- кивнул Эрв. -- Просто так никто не сходит с ума и не накладывает на себя руки, Дина. Ты не исключение. Раздевайся!
  
   Девушка всё еще не понимала, в чём дело, но подчинилась. Очень быстро ее пухлое розовое тело оказалось под взглядом темных глаз Мертвого бога. Но девушка его не интересовала. Он набросился на одежду и довольно быстро воскликнул:
  
   -- Ага! -- в его руках ее трусики. Там, на внутренней стороне, что соприкасалась с ягодицами, приколота та самая брошь -- разноцветное надкусанное яблоко. Эрв глядел на нее с нескрываемым отвращением, потом достал нечто вроде зип-пакета и скрыл в нём трусы. По какому-то странному механизму весь воздух из пакета сам откачался, трусы с брошью оказались как бы заламинированы. Из внутреннего кармана Эрв достал такой же пакет, в нём бритва со следами крови. Оба предмета он аккуратно положил на кресло.
  
   -- Я могу одеться? -- спросила Дина. -- Что это такое и как получилось, что оно оказалось у меня в трусах?
  
   -- Одевайся, -- сказал Эрв безразлично. -- К трусам ты прицепила их сама, хоть и не помнишь этого. Это особая способность Тюрина -- ей его наградило Ужасное Чудовище. Не надо лишних вопросов, Дина! Всего я тебе не объясню! Скажем так, это очень плохие вещи. Они обладают некоторой памятью о прошлом, а прошлое у всех них было одно -- они принадлежали некогда самоубийцам. Не один, не два и не десять раз, Дина! И с каждым разом маленький осколочек души самоубийцы прикреплялся к этим вещам. Если бы я не вытащил тебя с того света, кусочек твоей души тоже прикрепился бы сюда. И с каждым разом эти вещи становились бы еще сильнее, Дина!
  
   -- Хотите сказать, Вадим тоже убьет себя?
  
   -- Если бы на нём не было ярлыка Ужасного Чудовища, он бы уже давно отдал концы. Но Тюрин не может навредить ему. Трахнуть может, но навредить -- нет. Ты хоть понимаешь, кто такой Тюрин?
  
   -- Монстр, -- ответила Дина твердо.
  
   -- А что делает его монстром? Думаешь, он всегда таким был? Нет, в один прекрасный день ему помогли. Когда-то Тюрин был великим человеком, как и практически все монстры, но он поддался слабости. Всего на один миг поддался, но это заметили, Дина! И использовали его, Дина! Из него сделали монстра, Дина, который сгубил уже невесть сколько человеческих душ. То же самое сейчас делают с Вадимом, Дина! Они хотят сделать из него монстра, Дина! А, может быть, если получится, то и лорда Страны Ужасных Монстров. Это большая разница, Дина! Между лордом и простым монстром, Дина! Хотя, сейчас не об этом, Дина...
  
   -- А что он делает, этот Тюрин, -- перебила Дина.
  
   -- Он совращает! Он унижает! Ломает человеческую природу и доводит людей до самоубийства...
  
   -- То есть я?..
  
   -- Да, Дина! Именно он довел тебя до того, что ты собой сделала, Дина! В этой книге всё связано, Дина! Когда-то Тюрин был великим человеком, Дина! Но он оступился! И убил себя! Но в самый последний момент к нему явилось Ужасное Чудовище, Дина! И предложило сделку, Дина! И он согласился! Тебя он просто убрал с поля, Дина, потому что не мог придумать, что с тобой делать! Но с Вадимом он поступает совсем иначе, Дина!
  
   -- И что нам делать?
  
   -- Ты должна с ним переспать, Дина!
  
   -- Что?
  
   -- Без этого никуда, Дина! Тюрин очень силен, не зря именно его подпустили к Вадиму. Он его уже почти съел, Дина! И доест в ближайшие недели, Дина! Превратит в безвольный овощ! Именно это хочет Царь Чудовищ, Дина! Но всё, что связано с Тюриным, завязано на сексе, Дина! Вадима постепенно меняли через секс, Дина! К нему подсылали киборгов, Дина, с которыми он обменивался соками! И в Вадима ввели уже столько химии, что его психика практический уничтожена, Дина! Я ничего не смогу сделать с его психикой, не убив окончательно, Дина! Тут поможет только одно, Дина. Женские чары! Но даже ты не справишься, Дина! Зато ты сделаешь первый ход!
  
   -- Женские чары? -- переспросила она.
  
   -- Да! Ты не можешь себе представить, какое действие могут оказать женские чары, Дина! Женщина может очистить мужчину, может свести с ума, а может помочь выздороветь, Дина! Только учти, Дина, я прошу тебя об очень большой услуге! Через постель ты сможешь забрать у него много тьмы и черного, но оно останется в тебе, Дина! И это останется с тобой навсегда!
  
   -- В чём это выразится?
  
   -- Я не знаю! Никто не знает! В худшем случае, ты станешь немного злее, в лучшем -- у тебя испортится настроение! У Вадима есть защита, есть ярлык, у тебя его нет, Дина! Но ты сильна, Дина, поэтому у тебя есть приличный шанс спасти его без фатальных последствий для себя!
  
   -- Понятно, -- кивнула Дина. -- Хорошо.
  
   -- Вот так просто? -- округлил глаза Эрв. -- Нет, из тебя все-таки получится хорошая видящая, Дина! Я знал, что правильно поступил!
  
   Он подошел к ней вплотную и сделал еще один хороший глоток коньяка из бутылки. И протянул ей.
  
   -- Чин-чин, -- сказал Эрв, спокойно глядя в ее миндальные глаза. Девушка приняла бутылку из его рук и тоже отхлебнула. -- Ты ведь ничего не помнишь, Дина?
  
   -- О чём?
  
   -- Как мы с тобой были там? И кого нашли?
  
   -- Нет, -- она почему-то сразу поняла, о чём он.
  
   -- Но ты вспомнишь, Дина, -- сказал Эрв, забирая бутылку. -- Может быть, даже после сегодняшней ночи. И я буду очень должен тебе после сегодняшней ночи. Ты уже придумала, что попросить у меня за эту услугу?
  
   -- Вы знаете, чего я хочу, -- ответила она холодно. Странно, она и сама не знала, чего хочет, вообще мало понимала, о чём говорит Эрв, но твердо уверена, ему виднее.
  
   -- Да, -- кивнул Мертвый бог. -- Я знаю.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   -- Привет, -- ответил Вадим осторожно. -- Что-то случилось?
  
   -- Ну, вообще-то, да, -- сказала Дина. -- Я войду?
  
   Вадим молча отошел от двери и машинально поправил полотенце.
  
   -- Ты извини, я сейчас оденусь, -- сказал он.
  
   -- Слушай, какая у тебя татуировка!
  
   По спине, плавно переходя в шею, по телу Вадима плавно летел дракон. Разноцветный, очень натуральный. Красивый. И пугающий. Его левый глаз настолько искусно прорисован, создается впечатление, он глядит за ней. Вадим слегка растерян, но от него больше не пахнет страхом. Наоборот, чистое тело отдает пеной для ванн. Он хорош. В меру мускулистый, жилистый, высокий. Белые волосы блестят от воды, большие голубые глаза глядят с опаской и осторожностью. Дина в очередной раз пожалела его. Да, он поддался слабости, испугался, поцеловал стопу новому господину, но, положа руку на сердце, много мы знаем людей, кто пожертвовал бы собой, но сохранил идеалы? На словах все мы герои, а как дойдет до дела... В жизни "до дела" редко когда у кого-нибудь доходит. А у Вадима дошло.
  
   -- Так что случилось? -- спросил Вадим.
  
   -- Я много думала о тебе, -- сказала девушка, подходя поближе. -- То, что ты мне рассказал -- это ужасно. Но я ни в коем случае тебя не виню. Кто угодно на твоем месте...
  
   -- Дин, не надо, -- сморщился он. -- Откуда мы знаем, что бы сделал этот "кто угодно"? Я -- трус.
  
   -- Я не думаю, -- сказала он, делая еще шаг.
  
   -- Дина?
  
   -- Ты не трус. Тот ужас, с которым мы столкнулись, он только психа может заставить проявить героизм. Против тебя и меня такие люди... да и если бы люди...
  
   -- Так что случилось, Дин? -- она уже буквально в полушаге от него, ее знакомый, будоражащий воспоминания голос долетает до его груди вместе с дыханием.
  
   -- Я много думала о тебе и мне надо узнать ответ он один вопрос. Я не могла позвонить, потому что... это немного мучает меня, понимаешь? Я, вроде бы, выздоровела, но один вопрос не дает мне покоя.
  
   -- Какой?
  
   -- Ты когда-нибудь хотел меня, Вадим Туманов?
  
   -- Чего?
  
   -- Как женщину? -- сказала она, твердо глядя ему в глаза. Она знала, он хотел бы отвести их, но не получится. Он по-прежнему гораздо слабее ее. Тюрин или Царь Царей сделали его очень внушаемым, и Дина решила это использовать. -- Мы столько работали вместе, ты за это время поменял стольких подружек, но никогда не подкатывал ко мне. Скажи, Вадим, это потому что я толстая? Или некрасивая? Или тупая?
  
   -- Нет, Дин, конечно, нет! -- он покраснел, даже на груди кожа пошла пунцем. -- Просто сначала ты встречалась с Пашей, а потом это как-то... мне было неудобно, Дин. Я вовсе не считаю, что ты толстая или некрасивая. Или тем более тупая! Нет, ты милая. Ты добрая. И я так жалею, что предал тебя тогда! Что дал тому эльфу увести тебя! Прости...
  
   -- Да, ты дал, -- сказала она. -- И сегодня ты загладишь свою вину.
  
   Ее ладонь легла на узел, скрепляющий полотенце на его талии. И потянула. Полотенце упало под ноги, впервые она увидела бывшего шефа нагим.
  
   -- Ты такой красивый, Вадим, -- сказала она и сделала те последние полшага, что разделяли их. -- Я всегда хотела тебе это сказать. Но всегда боялась.
  
   -- Дина... -- выдохнул он. Даже через ее одежду жар от девичьего тела шел такой, будто от радиатора отопления. Ее ладони обхватили его шею. Она мягко потянула его голову вниз. Не расцепляя взглядов, они коснулись губ друг друга. И ее язык оказался в его горле.
  
   -- Возьми меня, Вадим, -- сказала она горячо. -- Возьми!
  
   Возбуждение накатило на него внезапно и бурно -- давно такого не было. Он принялся срывать с нее одежду, но делала это вовсе не так, как было с куклой пару часов назад. Быстро, но бережно. Нетерпеливо и одновременно ласково. Вот уже две огромные груди в его руках, а губы впиваются в большие соски. Пальцы заползли под трусы, достали половых губ. Он искренне хотел отнести ее к кровати, но она сама потащила его туда. Он упал на нее, будто в волны океана любви. Практически сразу вошел, и туман затопил мозг. Он почти никогда не воспринимал ее, как женщину, поэтому теперь это тысячу раз возбуждало. Сквозь туман ее мягкий шепот залетал в ушные раковины:
  
   -- Ты никому ничего не должен, Вадим, -- шептала она ему в ухо. Это же самое ухо недавно касался поганый язык Тюрина!
  
   Вадим двигался быстрее, уже давно у него не было просто обычной девушки. Он плыл на ее жиру, словно оседлал нерпу. Но это так возбуждало! Ни с одной силиконовой куклой у него не было такого! Он понял, настоящая женщина -- неповторима!
  
   -- Я никому ничего не должен! -- вторил он ей. -- Никому!
  
   -- Ты не трус, Вадим, -- говорила она, а он чувствовал неприятное шевеление в затылке. Там урчало, но ее голос с легкостью побивал это. -- И ты никогда им не был!
  
   -- Да, -- стонал он. -- Да!
  
   Он еще ускорился, а она чувствовала то, о чём предупреждал Эрв. Что-то такое неприятное в Вадиме словно потекло к ней через влагалище. Она гладила его тугую спину и ощущала, как переливаются мышцы, но потом, поглаживая шею, поняла -- это вовсе не мускулы. Это дракон! Татуировка словно ожила! Она начала елозить, переливаться, надуваться маленькими капельками, словно дракон желал вылезти наружу. И тут Дина поняла! Это -- дракон! Вещь, которую Тюрин "подарил" Вадиму! Этот дракон для него то же самое, что для нее была бритва! Очень надежная штука. Так просто от нее не избавиться...
  
   Он пыхтел, соитие длилось уже минут десять, а он всё не мог кончить, хоть пребывал в крайнем возбуждении. Он глядел в ее добрые, но полные похоти глаза и никак не мог остановиться. Он не хотел, чтобы это кончалось, не хотел трахать искусственных женщин, не хотел, чтобы его трахал монстр. Что-то происходило с ним, а он не мог понять, что. Если бы он видел себя со стороны, возможно, понял бы, но он не видел.
  
   Они совокуплялись, а татуировка дракона медленно поползла с его спины. Голова была сбоку шеи, она переместилась ближе к затылку. А потом татуировка развернулась и поползла к его быстро двигающейся заднице. Она свернулась клубком на его ягодицах и только тогда Вадим остановился. Он кончил прямо в нее, хотя не надевал презерватива. И в это время почувствовал, как нечто плохое уходит от него. В затылке опустело, а в освободившуюся полость словно натекло радости. Он рухнул на нее. А татуировка дракона очень ловко проползла с его ягодиц на ее. Быстро, будто тень, дракон переместился на ее толстую задницу, но не задержался там. Тварь проползла на спину, раскрыла там свои крылья и замерла, будто герб России на спине Дины.
  
   -- Вадим... -- прошептала она, слыша странное шевеление в затылке.
  
   -- Дина... -- прошептал он. -- Это было так здорово...
  
   -- Да, и мне понравилось, -- сказал жуткий, хриплый голос в голове девушки. Ее глаза расширились. -- Эрв ошибается, Дина. Мою связь с Вадимом ему никогда не разрушить. Но я рад, что он познакомил нас с тобой. Я -- Царь Царей. И мы тут с тобой надолго.
  
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Воспоминания текли чуть медленнее, но всё одно Эрв проматывал довольно быстро. Их первый год брака с Вадимом. Маша никак не могла забеременеть. И тут ВНЕЗАПНО подруга подруги, которую Маша и видеть никогда не видела, посоветовала ей сходить к бабке.
  
   Они сидели втроем у Насти и пили чай. Вадим был на парах, а она свалила пораньше.
  
   -- Я тебе говорю, -- сказала Оля, подруга Насти, -- моя мать тоже никак не могла мною забеременеть. Это такая наша семейная история. И она пошла к известной в нашей станице ведунье...
  
   -- К бабке что ли идти? -- расхохоталась Маша. -- Да где ж ее взять-то в Ростове?
  
   -- Ты газеты почитай, -- фыркнула Оля.
  
   Эрв щелкнул пальцами, останавливая время. Подошел поближе, внимательно оглядел лицо.
  
   -- Обычная кейсашка, -- сказал презрительно.
  
   -- Кто?
  
   -- Помесь человека и клона. Таких существа довольно много, среди населения Третьих... Земли их где-то шестьдесят процентов. Кейсахи очень внушительный народ, Маша! Когда-то армии клонов создавались, чтобы служить идеальными рабами или солдатами! В них было заложено подчинение людям на генетическом уровне, Маша! Прикажи, что угодно, он исполнит, Маша! Но они были слабо инициативны. Просто выполняли приказы. А эта помесь, кейсахи, гораздо хуже! Это тоже слабо инициативные, тупые обыватели, Маша. И они поддаются контролю, Маша! Стоит отдать им приказ на человеческом языке -- языке Третьих Небес, их генетическая память ненадолго проснется, они войдут в транс и исполнят твой приказ, Маша!
  
   -- А мы на каком языке говорим? -- спросила девушка.
  
   -- В данный момент на русском, -- буркнул Эрв, закатывая глаза к потолку. -- Человеческий язык уже несколько веков запрещен, Маша! Его знают едва ли десяток людей. Его не забыли монстры, его помнят боги, но люди утратили его давным-давно, Маша! Эта дура сейчас говорит с тобой, но на самом деле находится в трансе! Ее кто-то обработал, чтобы... да что это я -- понятно, кто это был! Поехали дальше, Маша!
  
   Да. Конечно, понятно. Воспоминания проносились, а волчата то и дело попадались в них. То небрежно курили на улице, то сидели за соседним столиком кафе. Маша и Вадим начали искать настоящую бабку. Это продолжалось достаточно долго, при виде многих из этих женщин Эрв почему-то сильно кривился. И вот -- она нашла листовку, небрежно приклеенную к их подъезду. "Белый любовный маг! Приворот, отворот! Помощь забеременеть!". Как удачно, -- подумала тогда Маша. Наверное, это судьба. И да, это была судьба.
  
   Они с Вадимом пришли по указанному адресу. Старый домик на окраине Ростова. Двухкомнатная квартира, обставлено всё действительно грамотно. Какие-то амулеты на стенах, бубен камлать, пузырьки, травки, ступки. Приветливый колдун, попросивший Машу волосок. Так это помнилось Маше. А в настоящих воспоминаниях, как только они сели в машину, что-то зашипело и они уснули. Через пять минут приехала уже знакомая машина "Скорой помощи", и волчата сгрузили два бесчувственных тела туда.
  
   Снова больница, опять белоснежная комната и два обдолбанных молодых человека в инвалидных креслах-каталках. На этот раз был только Серый Волк. Он ходил вокруг них и брал пробы. Медсестры снова приносили шприцы с разноцветными жидкостями, Серый Волк разговаривал с Вадимом и Машей, как с неразумными детьми.
  
   -- Какая еще больница, что вы, Мария, вам показалось!
  
   -- Оа... -- мычала девушка.
  
   -- Конечно, да! Я же вам уже говорил, я -- любовный маг! Вы видели мое объявление на подъезде. Вы приехали ко мне в гости, поглядите, какая у меня интересная квартира!
  
   -- Оа... -- промычал и Вадим.
  
   -- Это квартира настоящего колдуна!
  
   Эрв глядел на всё это, и пот тек по его лбу. Маша это заметила.
  
   -- Ты чего? -- спросила она.
  
   -- Тяжело... -- выдохнул Эрв. -- Очень тяжело увидеть настоящие воспоминания, а не то, что он тебе сейчас внушает, Маша! Сейчас сюда глядит Царь, Маша! Это очень тяжелый взгляд, даже сквозь воспоминания, Маша!
  
   -- Всего лишь один волосок, чтобы сделать чудодейственный амулет! -- говорил Волк, выдергивая у Маши целую прядь и отдавая услужливой медсестре. -- А вот и амулет! С ним ты точно забеременеешь!
  
   Серый Волк сделал жест, будто надел на девушку несуществующий амулет, Маша по-дурацки улыбалась.
  
   -- А вот это тоже поможет, -- усмехнулся Волк, когда сестра принесла два больших шприца с розовой жидкостью.
  
   Кресла-каталки были трансформерами. Нажал рычажок, кресло разложилось в кровать. Волк разложил обе, голые молодые люди лежали рядом и держались за руки. Они кайфовали и ждали, когда "волшебный амулет" поможет им стать родителями. Серый Волк взял один шприц, обе руки крепко обхватили его, и он вознес их над головой. Словно древний жрец, намеревающийся заколоть жертвенного барана.
  
   -- Приди, Владыка! -- воскликнул Серый Волк. -- И прими новое начало!
  
   Вдруг всё погасло, картинка вокруг них полностью пропала, а Эрв заревел и упал на колени.
  
   -- Не-е-ет, -- протянул Мертвый бог. -- Я узнаю это!
  
   Тени разошлись, Маша увидела, Серый Волк уже воткнул шприц ей в лобок -- он так и торчит там опустошенный. А теперь монстр занес еще один над Вадимом.
  
   -- Приди, Владыка! -- еще раз воскликнул Волк. -- И прими новый конец!
  
   Снова Эрв зарычал, но на этот раз ничего не погасло, и они увидели, как Волк с размаху втыкает в лобок Вадима шприц, как его пальцы давят, вгоняя сотню кубиков в парня.
  
   Серый Волк свистнул, тут же в комнату прибежали его волчата.
  
   -- Увезите их, -- бросил Волк. -- Уложите рядом в их кровати. Через четыре часа должен наступить идеальный момент для зачатия...
  
   -- Но я же помню, мы зачали его только завтра... -- вздохнула Маша.
  
   -- Надо ли пояснять, что в вас только что всадили по литру непонятных химикатов? -- приподнял бровь Эрв. Похоже, усилия, что он прилагал, больше прилагать не надо. -- Итак, мы закончили. Осталась последняя точка -- роды.
  
   -- Погоди, -- спохватилась Маша. -- А что мы закончили? Что это всё значит?
  
   -- О-о-о-о-о... -- вздохнул Эрв. -- Это значит, что Царь Царей -- самый могущественный телепат во Вселенной, зачем-то собирает наиболее склонных к телепатии людей и заставляет их спариваться. Я не удивлюсь, если примерно такие же процедуры, как ты видела, делали и на твоих родителях. И на родителях Вадима. И на бабушках, и на прабабушках, и кто его знает, до какого колена. И всё ради главного. Гигантская пирамида собирания породистых телепатов заканчивается ровно через девять месяцев, Маша! С рождением твоего сына, Маша! Возможно, сотни лет они вели ваши семьи, чтобы получить его -- твоего ребенка.
  
   -- Но зачем?
  
   -- Сейчас увидим.
  
   Эрв пролетел все девять месяцев за секунду. Вот Маша лежит на столе для рожениц. Ноги раздвинуты, из влагалища лезет голова младенца. Девушка орет, за дверьми ждет Вадим. Роды принимает мужчина, чье лицо скрыто маской доктора. Но Маша узнает эти серые глаза.
  
   -- Это Серый Волк! -- воскликнула она. -- Эта сука принимает у меня роды!
  
   -- Кто бы сомневался, -- кивнул Эрв.
  
   -- Сестра, вколите ей успокоительное! -- кричит Серый Волк. Из влагалища Маши в его руки медленно вылезает совершенно здоровый малыш. Он кричит, а Серый Волк мастерски перерезает ему пуповину. -- Подержи!
  
   Монстр бережно отдает ребенка сестре, а сам берет скальпель. И разрезает живот Маше. Тоже очень профессионально. Скальпель летит на пол.
  
   -- Зашивай, -- говорит Серый Волк второму хирургу. -- И объяснишь всё отцу. Он может меня помнить. Где клон?
  
   Тут же в палате стоит небольшой холодильник. Из него сестра достает... точную копию мальчика, что на руках у второй сестры. Только тот жив, а этот -- мертв. Причем видно -- задушен. Синий след на шее.
  
   -- Покажите это Туманову, -- говорит Серый Волк, принимая живого ребенка из рук сестры. И выходит с ним в одну из двух дверей, что ведут из палаты.
  
   -- Пошли, -- говорит Эрв. -- Но, приготовься. Тебе это точно не понравится.
  
   Он и Маша молча прошли сквозь стену. Тут совсем жуткая история. Стол, второй стол. На одном белоснежная простыня, на другом -- куча хирургических инструментов. И десяток банок с прозрачной жидкостью внутри.
  
   -- Ну же, ну же, маленький, -- улыбается Серый Волк, кладя мальчика на белоснежную простыню. -- Не плачь. Тебе осталось недолго.
  
   -- Что он хочет сделать?! -- выкрикнула Маша. -- Я убью этого сукина сына!
  
   И она вправду попробовала его убить. Только все удары, что она нанесла, не принесли Серому Волку вреда. Они прошли сквозь. А монстр взял самый ужасный скальпель и очень бережно перерезал ребенку шею...
  
   Маша не могла на это смотреть. Она отвернулась и заплакала. А Эрв смотрел. Так жадно, будто тринадцатилетнему парню впервые показали порнуху. Прошла минута. Другая. Маша не выдержала и взглянула. И снова отвернулась. И заплакала.
  
   Простыня больше не белоснежная. Красная, будто вылили жбан вина. Зато банки с жидкостью теперь наполнены. В них отдельно маленькое сердце. Маленькая печень. Маленький мозг.
  
   -- Из него получится отличный материал! -- сказал Серый Волк, поднимая баночку с мозгом.
  
   Маша не могла глядеть на это. Она зашептала:
  
   -- Уйдем отсюда, уйдем, пожалуйста, уйдем!
  
   -- Это уже случилось, Маша, -- сказала Эрв твердо. -- Ты не можешь изменить былое. Но сможешь будущее.
  
   Ладонь Маши легла на свой плоский живот.
  
   -- Будущее... -- прошептала она.
  
   -- Будущее, -- кивнул Эрв. -- Пошли, Маша. Мы узнали всё, что было необходимо. Путешествия по твоей памяти окончены.
  
   Всего на миг она увидела то самое кладбище, где на березе болтался повешенный Мертвый бог. А потом ее приняла палуба на околоземной станции Эрва.
  
   Маша села -- до той поры она лежала. Ладонь снова легла на живот -- круглый. И там, внутри, почти такой же ребенок, как тот, которого пустили на органы для Царя Царей. Этого она не отдаст.
  
   Прямо напротив -- Эрв. Стоит мрачный. В руках черный деревянный жезл, исписанный рунами. Как он говорил? Ключ смерти?
  
   -- И что теперь? -- спросила Маша.
  
   -- Теперь мы подождем, -- сказал Эрв, глядя на ее живот. -- Этого ребенка он не получит.
  
   Маша кивнула.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
  
  
   Вадима разбудил телефонный звонок. Поглядел на экран. Тюрин. Вздохнул, но машинально провел пальцем, открывая вызов.
  
   -- Вадим, мне надо срочно с тобой поговорить! -- сказал взволнованный голос в трубке. -- Я сейчас же вылетаю из Москвы, в Ростове буду через час, встреть меня в аэропорту...
  
   -- Алан, я вчера немного выпил... -- сказал Вадим невнятно. Электронные часы показывали два часа утра. И где Дина?
  
   -- Мне плевать, что ты сделал! -- рявкнул Тюрин. -- Ты встретишь меня, это понятно! Это приказ!
  
   -- Что значит "приказ"? -- спросил Вадим, чувствуя, что краснеет. -- Я тебе не солдат.
  
   -- Что?! -- воскликнул Тюрин на том конце. -- Ты смеешь мне дерзить?! Да ты хоть понимаешь, что я сделаю с тобой, когда увижу?!
  
   -- Ничего ты мне не сделаешь, -- ответил Вадим холодно. Все волосы на его теле встали дыбом, его душила ярость, и он не очень понимал, почему не говорил этого раньше. -- На мне ярлык Царя Царей, ты ничего мне не можешь сделать.
  
   -- Ты произнес его имя... -- сказал в трубке Тюрин ошарашено. -- Я ничего не могу? Я отберу у тебя всё, что дал! Никакого шоу! Никаких баб! Никаких денег!!!
  
   -- Да не нужны мне твои деньги или эти искусственные бабы. Я ничего тебе не должен, Алан. И никому не должен!
  
   -- Хорошо, -- сухо закончил Тюрин и положил трубку. А телефон Вадика просто выпал из ослабевших пальцев. Он понял, что разорвал этот адов круг. Но где же Дина? Не приснилась же она ему?
  
   И тут до Вадима дошло, что надо бы бежать. Очень-очень быстро. Он на максимальной скорости натянул валявшиеся на полу вещи, походя отметил, что среди его шмоток валяется носки Дины. Значит, не приснилась, но где она?! Он не брал телефон, оставил ключи от машины. Он ощущал удивительную решимость и, главное, не было больше этого рычания или урчания в затылке и горло впервые за месяц перестало першить. Всего одна ночь, даже не полная, проведенная с Диной, словно наполнила его чем-то хорошим. Или отобрала нечто плохое. В двери постучали. А потом, словно подумав хорошенько, вышибли их. Вадим уже оделся и был, что называется, под парами, но это его застало врасплох. Он не успел уйти.
  
   Пришедших было двое. Молодая девушка и парень. Вадик успел отметить, одеты они тоже впопыхах, а девка даже накраситься забыла. Видимо, оба жили в этом же доме. И у каждого увесистый пистолет в руке.
  
   -- Чего вам надо? -- спросил Вадим. Ему показалось, голос его тверд.
  
   -- Да, точно, тату пропала, как и говорил Тюрин, -- сказала девушка, не обратив внимания на слова Вадима.
  
   -- Ты пойдешь с нами, -- сказал парень, наведя на Вадика пистолет.
  
   -- Засунь его себе в жопу, -- буркнул Вадим. -- Никто из Его слуг не может навредить мне.
  
   Парень улыбнулся, навел пистолет на голову Вадима и нажал крючок. Раздался выстрел, Вадим толком и испугаться не успел, как ухо пронзила боль. Он дотронулся до уха, но не нашел его, вместо этого руку и левую щеку залила липкая кровь.
  
   -- Сука! -- выругался Вадим.
  
   -- Мир состоит не только из Его слуг, -- усмехнулся стрелявший. -- Хотя, признаться честно, мне потребовались некоторые усилия, чтобы сделать это...
  
   -- Можно было полегче! -- толкнула его девушка. -- Его нельзя убивать!
  
   -- Я его и не убил, а ухо ему Тюрин отрастит. Как только вернет контроль...
  
   Вдруг, глаза его остекленели. А от Вадима даже боль отступила. Пришедшие к нему вдруг развернулись друг к другу и встали напротив. Причем сделали это очень дергано и угловато, будто не по своей воле.
  
   -- Никто не смеет ослушаться моего приказа, -- сказала девушка, но не своим голосом. Вадим хорошо знал этот голос. Не то рык, не то рокот.
  
   -- Но, Владыка, мы же действовали в твоих... -- попытался оправдаться парень. Он дергался, пытаясь вернуть контроль над телом, но видно -- его парализовало всего, кроме рта. Медленно он поднял пистолет и упер дуло в лоб девушки. То же самое сделала и она.
  
   -- Никто и никогда, -- пророкотала она. И оба пистолета выстрелили. На пол упало два трупа. А Вадим не стал медлить. Он залетел в ванну, чтобы перемотать бинтом ухо, но замер перед зеркалом. Его красивая татуировка, мощный, страшный дракон куда-то делась. Он поднял футболку и повернулся спиной -- только чистая, слегка поджаренная солярием кожа.
  
   Он промыл рану и осмотрел. Да, почти двух третей уха он лишился. Бинт был тут же, он перемотал голову и рванул с хаты. Единственное, что он захватил, это бумажник и телефон. В лифте он вышел в мобильный банк и грустно усмехнулся. Все деньги на счетах сгорели. Проезжая мимо третьего этажа, Вадим бросил "Айфон" на пол. А на первом этаже кроссовок "Найк" из последней коллекции растоптал телефон. Он выбежал из дома, но успел бросить взгляд на свои окна. Там горел свет, хоть он выключил его, когда уходил. Издалека послышался рокот вертолетов и вой сирен. Это за ним. Благо, идти тут недалеко. Вадим дал дёру, как заправский спортсмен. Не зря ходил в спортзал последний месяц.
  
   Вадим летел, как заяц, но еще быстрей неслись его мысли. Во-первых, почему всё так изменилось? Ведь еще вчера он отчетливо помнил, как отшил Эрва с его предложением, а не прошло и пяти часов, он уже переспал с Диной, разругался с Тюриным, стал причиной смерти двух молодых людей и лишился кусочка уха. И он совсем не переживал по этому поводу! Наоборот, если б Эрв прямо сейчас предложил ему сделку, он согласился бы. А, если б Царь Царей возник рядом и сделал бы заманчивое предложение -- получил бы отказ. Смена настроения слегка пугала, и он точно знал, тут дело в Дине. Он бежал, расталкивая на пути стайки молодежи, позади выли сирены, осталось чуть-чуть. Вот и ЦУМ. Только бы слова Кривоходова не оказались кривдой!
  
   Он схватил трубку таксофона, будто выхватил Экскалибур из каменной глыбы. Он не мог сказать и слова, так сбито дыхание, попробовал приложить трубку к левому уху и резко отдернул от боли. Трубка коснулась правого уха.
  
   -- Алло, -- едва смог сказать Вадим.
  
   -- Алло! -- весело ответил голос Кривоходова. -- Я так понимаю, что ты решил согласиться на наше предложение?
  
   -- Да... спасите... они идут за мной...
  
   -- Ну, нет, -- Вадим слегка похолодел, ему даже почудилось, как Кривоходов качает головой. --Мы не дадим тебе рыбу, мы дадим тебе удочку.
  
   Что-то зажужжало в таксофоне, Вадик отпрянул. Похожий на половинку синего яйца, он раскрылся, будто кувшинка. И внутри нет никаких проводов или чего там положено быть в таксофоне. Нет, аккуратно зажатая в хромированный кронштейн там обнаружилась любопытная вещица. Похожий на рацию предмет, мигающий желтыми рунами. Тритингулятор!
  
   -- Но я же отдал его Ару... -- прошептал Вадим в трубку. Только сейчас он заметил, что, когда отпрыгнул от таксофона, он оторвал провод. Но Дан ответил ему.
  
   -- Да, отдал. Но Эрву ничего не стоило сделать тебе другой.
  
   -- Но ведь он сам говорил, что нельзя сделать такой второй, потому что понадобится батарея размером с дом...
  
   -- Это у Страны Ужасных Монстров она такая выйдет. Но не у Эрва. На твоем месте я бы поторопился. У тебя осталась едва ли минута.
  
   Вадим схватил тритингулятор, отмечая, он всё же несколько тяжелее того. Желтые руны сразу сменились зелеными. Все, кроме одной, главной желтой лампочки.
  
   -- Спрячь меня ото всех! -- сказал Вадим. -- Сделай так, чтобы меня никто не мог найти!
  
   Он поначалу подумал, что лампочка загорится красным. Но она позеленела.
  
   Из-за угла вылетело сразу десяток полицейских машин, а над ним уже нависла парочка вертолетов. Громыхало, грохотало, копы ревели в матюгальники, перебивая друг друга. Но Вадим этого не замечал. Он слышал другой гул -- под ногами. И вибрацию -- тротуарная плитка дрожала, будто вокруг, спрятавшись за домами, танцует стадо Годзилл.
  
   -- Руки на голову! -- успел разобрать он. А потом его накрыло. Будто песочный червь из фильма "Битлджус" прямо под ним вынырнуло нечто. Металлическое, огромное, змееподобное и с зевом, куда полетел Вадим, добрая часть плитки, отмостка и несколько кубов земли. Вышло так стремительно, что никто не успел сообразить. А металлическая змея, диаметром в несколько метров, уже скрылась под землей.
  
   Все стояли слегка ошарашенные и только один человек в обтягивающем классическом костюме и с заколкой в виде золотого петушка на лацкане пиджака смотрел на это с пониманием. Он сказал только одно слово:
  
   -- Университет, -- потом развернулся и сел в "Феррари", который сам некогда подарил Вадиму Туманову.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   -- Уйди из моей головы! -- в очередной раз воскликнула Дина, и еще раз услышала далекий, рокочущий смех.
  
   -- Нет, Дина, -- говорило Ужасное Чудовище. -- Нет. От меня тебе не избавиться. Ты ненадолго прервала мою связь с Вадимом, на что и рассчитывал Мертвый бог, но ты могла это сделать только одним образом -- взять канал на себя. И теперь, Дина, мы с тобой неразлучны. Можешь считать, мы с тобой родственники.
  
   Она вернулась на квартиру, как только Вадим заснул. Он отрубился практически сразу, как сполз с нее. Его хватило на какие-то глупые комплименты, но девушку куда сильнее занимал новый собеседник в мыслях. Она впопыхах оделась и помчалась к себе на такси. Телефон Эрв приказал оставить в квартире, поэтому даже поговорить с Даном она не могла. Но каково было ее удивление, когда она вошла к себе в квартиру.
  
   -- Вот это да! -- ахнула она.
  
   -- Ты хотела прибраться, я вижу, -- язвительно сказало Ужасное Чудовище, -- но чтобы так?
  
   В квартире -- шаром покати. Нет ничего! Ни мебели, ни ковров, ни даже обоев, плитки, раковины, унитаза, -- стекла из оконных рам вынули! Батареи отопления отвернули и аккуратно заглушили. Холодрыга. Входной двери тоже не было, в пустых окнах гуляет ветер. И только в спальне, там, где стояло кресло, лежат две заламинированные вещицы: опасная бритва и заколка в виде надкусанного яблока.
  
   -- Убирайся из моей головы! -- повторила девушка.
  
   -- Хо-хо-хо-хо! -- посмеялось Ужасное Чудовище. -- Я хотел бы ненадолго кое-что у тебя арендовать, Дина. Ты не против?
  
   -- Квартиру? -- грустно усмехнулась она, а потом стало не до смеха. Потому что она поняла, что ее парализовало.
  
   -- Твое тело, -- сказал голос в голове.
  
   Дина впала в панику. Она не могла пошевелить ни одним членом, тело как будто затекло, как будто она его всё целиком отсидела. Но самое ужасное -- она двигалась. Вернее, тело ее двигалось, но она ничего не чувствовала! Даже как дышит! Как бьется ее сердце! Ничего.
  
   Царь Царей подошел к ламинированным вещицам, наклонился и небрежно поднял. Если бы Дина видела сейчас свое лицо, она поразилась бы, какую злобу то выражает.
  
   -- Надо было посылать монстра посерьезнее, -- пророкотала Дина не своим голосом. На лестнице послышались шаги. Кто-то бежал, причем толпой.
  
   Первыми залетели полицейские, за ними -- Тюрин. Первыми умерли полицейские. А за ними Тюрин. Дина ничего не чувствовала, но всё видела. Как ее пухлые ручки и нежные пальчики с легкостью вышвырнули в открытые окна десяток крепких мужиков, ломая им руки, ноги, шеи. Как правая кисть схватила Тюрина за волосы, а левая легла на плечо. И как под вздох, в котором монстр успел выговорить: "Владыка...", -- одна рука потянула вниз, а другая вверх. Секунд десять прошло, и в пустой квартире осталась толстенькая девушка с головой Тюрина в одной руке, и ламинированными бритвой с заколкой в другой. Но вот она бросила всё на пол и оно, не успев долететь до бетонного покрытия, сгорело противным зеленым пламенем.
  
   Чувствительность вернулась -- будто вылили таз с кипятком. Так это было больно, словно заново родилась! Все нервные окончания выли и ныли, Ужасное Чудовище только что использовал тело девушки по полной программе. Дине даже показалось, она похудела на несколько килограмм.
  
   -- Прости, девочка, -- сказал голос в голове. -- Я постараюсь пореже так делать. А теперь иди вниз, там тебя ждут.
  
   -- Я не хочу! -- сказала она твердо.
  
   -- У тебя нет выбора...
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Снова весь мостик горит сотнями экранов, снова почти полностью пьяный Мертвый бог в кресле с бутылкой виски. Дан услужливо рядом. Метаморф синей кожи с подносом в руках, с головы-экрана глядит лицо, полное иронии. На соседних палубах кипит работа, многочисленные ипостаси Дана варят, крутят, режут, монтируют и демонтируют, приводя Космическую Станцию Эрва в боевую готовность номер один. В самом темном углу мостика сжалась в комок голая человеческая фигура. Она прячется от света мониторов, будто тот доставляет ей боль. Дан поглядывает в тот угол иногда и качает башкой на экране.
  
   -- Ну и как у нас дела? -- спросил Дан. -- Я так понимаю, сейчас у тебя мозговой штурм?
  
   Дан кинул взгляд на три пустые бутылки рядом с креслом. Каждая по семьсот миллилитров. Павшие бойцы...
  
   -- Не всё надо продумывать на трезвую голову, Дан! -- Эрв сказал невнятно. Еще бы, четвертый "0,7" уже почти пуст. -- Тебе этого не понять, Дан! Ты -- бездушная машина, чье сознание строится из многих-многих процессоров, которые обрабатывают данные. Чем процессор мощнее, тем больше данных ты способен обработать, Дан! Чем больше способен обработать, тем ты умнее, Дан! Если отключить какое-нибудь твое ядро, ты резко поглупеешь, способность рассуждать у тебя снизится, Дан! И ты перемещаешься только в этих двух вариантах: глупее/умнее. Человек устроен иначе, Дан! Отключив какую-то часть мозга, он не станет глупее или умнее. Он просто станет мыслить иначе... Конечно, с поправкой на сохранение архивных данных...
  
   Выдав тираду, Эрв добил четвертую бутылку одним глотком.
  
   -- Какие у нас дела? -- переспросил Эрв.
  
   -- Как всегда -- в одном мы невероятно на коне, а в другом у коня в жопе!
  
   -- И где мы "невероятно на коне"? -- поднял бровь на экране Дан. -- Из памяти Маши мы выяснили, что сына Тумановых взяли на органы. То есть ничего интересного не произошло. Дина сделала то, что надо было -- временно прервала взгляд Царя Царей на Вадима, чтобы он смог сбежать. Теперь у него тритингулятор, но по последнему его желанию он спрятан так хорошо, что даже я не могу его найти. Дина же похищена и, более того, под полным контролем Страны Ужасных Монстров. Царь Царей станет ее второй натурой и сможет полностью управлять в любой момент. Петровича похитило Галактическое Правительство и сделала его чрезвычайным представителем Галактики на Земле... или, как вы говорите, на Третьих Небесах. Теперь Петрович тоже полностью выпал из-под нашего контроля...
  
   -- Но это была очень хорошая идея, Дан! -- расхохотался Эрв. -- Ты сам так хотел его куда-нибудь пристроить!
  
   -- Но не в организацию, с которой Земля разорвала все связи уже триста лет.
  
   -- Времена меняются, -- Эрв нащупал еще одну бутылку. -- Страна Ужасных Монстров не отправляла зов уже тысячу лет, а тут, видишь, что получилось. Очень скоро на Землю прибудет столько всяческого сброда, что хилая служба безопасности Верховного Правителя не справится. Особенно, если посол Третьих Небес -- лорд Ар.
  
   -- А этого никак нельзя изменить?
  
   -- Нет, -- покачал головой Эрв. -- Категорически. Такие правила Правительства Галактики. Если раньше они и пикнуть ничего не смели против Третьих Небес и Верховный Правитель был куда значимей всего Галактического Совета, теперь он -- фигура номинальная.
  
   -- Тогда зачем это всё?
  
   -- Это очень хитро, -- грустно усмехнулся Эрв. -- Если бы не было так тупо. Это происходит уже не в первый раз. Верховный Правитель -- это очень ответственная должность. Пусть даже с учетом того дерьма, в которые превратились Третьи Небеса, они всё еще обладают гигантским весом не просто в Галактике, а во Вселенной. Сейчас сюда уже на подходе куча галактического мусора. Войск у Верховного Правителя мало, о нём знают-то пару процентов землян... тьфу, слово-то какое дрянное -- земляне! Зато есть Страна Ужасных Монстров, которая, как всегда, за скромную плату не пустит легионы монстров на Третьи Небеса! И кусок дерьма снова получит всё! И доп. плату, и новых, свежих монстриков. Но есть еще одна сила, которая может справиться с нашествием монстров.
  
   -- Галактика, -- закивал Дан на экране. -- Значит, план все-таки есть у тебя?
  
   -- Ты говоришь, как Джа-Джа, -- расхохотался Эрв.
  
   -- А ты вроде трезвеешь?
  
   -- У меня печень отказала, -- еще раз рассмеялся Эрв. -- Я уже превысил смертельную дозу. Через полчаса начну слепнуть... Всё остальное, что ты сказал, Дан... Ну, Диной пришлось пожертвовать. Пока что. Но ты совершенно не понимаешь, что с ней стало. Дина сделала сразу три хода конем подряд вопреки всех правил! Вот что значит быть мертвым, Дан! Вадим Туманов как-нибудь объявится. Эта трусливая сволочь зассыт пользоваться тритингулятором. Главную свою функцию он выполнил -- сделал Маше нового ребенка. А вот с Машей всё нормально. Она в прекрасном настроении и полна решимости защитить дитя.
  
   -- И что ты сделаешь с ребенком? Распилишь на части? Ты даже не знаешь, зачем его органы нужны Царю Царей.
  
   -- Он делает из них питательный коктейль, -- усмехнулся Эрв. У него начался тик, но он упорно порожнил бутылку. -- Помнишь, Дан, в конце прошлой части, ты спрашивал меня, почему я доверяю тебе?
  
   -- Помню, -- кивнул Дан, пропустив мимо ушей реплику про части.
  
   -- Я тогда отчасти пошутил, -- голова Эрва завалилась на бок, он уже еле ворочал языком. -- Правда в том, что я тебе не верю. Потому что никому нельзя верить, если в твоих руках секрет самого могущественного существа во Вселенной. Секрет, который может его убить.
  
   -- И у тебя есть этот секрет? -- глаза Дана разгорелись.
  
   -- После путешествия по воспоминаниям Маши Тумановой я могу со стопроцентной уверенностью сказать -- я знаю, как уничтожить Царя Царей...
  
   Мерное гудение словно пронеслось по станции. Эрв взглянул на экран, где вертелась Луна. Казалось, Луна прислушалась к нему и даже прекратила ненадолго свое кружение.
  
   -- Тысячи лет никто не мог разгадать эту тайну. А я разгадал...
  
   -- Это, я надеюсь, не пьяный бред? -- спросил Дан слегка надменно, но видно же по лицу на экране, он очень заинтригован.
  
   -- Остались детали, Дан, -- покачал головой Эрв. -- Маленькие незначительные детали, которые придется долго и муторно уточнять. Но основу его секрета я откопал. Но это не делает мою работу лече, Дан! Это будет очень трудно, Дан! Невероятно трудно, Дан! Но я сделаю это! С твоей помощью! И помощью Вадима Туманова и Маши! И даже Дины с Петровичем! Мы сделаем это вместе, Дан! И он поможет нам!
  
   Эрв указал трясущимся пальцем на фигуру в углу.
  
   -- Мне надо протрезветь, -- буркнул Эрв и пустил себе пулю в лоб. Пистолет лежал тут же, на подносе у Дана.
  
   Не прошло и десяти секунд, как совершенно трезвый Мертвый бог в белом халате вошел на мостик. Он брезгливо поглядел, как Дан оттаскивает его труп и бесцеремонно скидывает в люк на нижнюю палубу.
  
   -- Почему он в таком жалком состоянии? -- спросил Дан.
  
   -- Ты бы тоже хреново выглядел, если бы тебя доставили сюда из Ада, -- усмехнулся Эрв.
  
   В руке у Эрва его Ключ Смерти, он поднимает его, черные руны загораются алым светом.
  
   -- Ты еще больше мертв, чем жив, Серый, -- сказал Эрв, когда фигура сжалась в углу еще сильнее. -- Но ты поправишься.
  
   Алая молния вылетела из жезла и ударила в Серого. Тот заорал на всю Космическую Станцию.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Петрович очнулся. Последние воспоминания -- он растворяется в ярком свете и думает, что его телепортируют. Да, его телепортировали. Только он не очнулся, как в сериале "Звездный путь" на палубе "Энтерпрайза". Он вообще не очнулся. Вернее, отключился. На несколько дней, может, даже на неделю. Об этом он понял по изрядно исхудавшему телу и щетине. Да и корабль на "Энтерпрайз" не походил совершенно.
  
   Он пришел в сознание на довольно жесткой металлической койке, на ней лежал тоненький ватный матрац, а сверху Петрович. Вокруг полумрак и пахнет совсем не как на корабле, а скорее как в курятнике или коровнике -- метаном. Короче, словно напукали. Следующее, что поразило -- это пространство вокруг. Огромное, просто поражающее воображение помещение. Где-то, наверное, километр на километр. Темновато тут, потому что свет исходит из самого потолка -- он слабо фосфорицирует. И шевелится, словно парус качается. Ощущение, короче, такое, что Петрович находится внутри гигантского кита.
  
   Он сел, протер глаза. Осмотрелся. Он был где-то посредине гигантского зала. Но вон из своеобразной полости чего-то пролезло. Зрение у Петровича уже давно хреновое, к тому же близорук он -- вдали ничего не видит. Но различил кое-как. Две фигуры. Вроде бы, люди. Скачут к нему. Скачут? Ну да, на чём-то типа лошадей. Только у них по двенадцать ног! Да нет, то, на чём скакали люди, больше напоминает не лошадь, а огромного паука. Двигались они очень быстро, всего полминуты, и Петрович различил, пауки скорее похожи на крабов. Да и то не сильно, потому что восьминогое тело покрывают не волоски и не твердый панцирь, а нечто вроде чешуи. Всадники тоже не совсем люди. Вернее, мужик-то человек. Серьезный мужик, одет в нечто вроде спортивных штанов и футболку-безрукавку. Бицепс, как у Шварценеггера, черные браслеты на мощных запястьях. Шея игрока в американский футбол, плечи широченные, да и вообще мускулист, одежда подобрана обтягивать могущее тело. На ногах кожаные сапоги, грудь крест-накрест перетягивают два ремня с множеством карманов или отделений. Голова словно квадратная, высокие и широкие скулы гладко выбриты, нос ровный, губы тонкие. Короткие черные волосы, карий глаз, второго нет, вместо него повязка. На повязке изображен то ли кошачий, то ли змеиный глаз. С виду Петрович дал бы мужчине лет тридцать пять и сто очков по стобальной системе опасности. На бедрах у него две кобуры, там большие хромированные пистолеты.
  
   А вот вторая не человек. Хотя похожа, но нет. Стройная девушка, тоже две руки две ноги, плечи и таз одной ширины, есть грудь. Но на этом сходства кончаются. Вся пятнистая, будто в крупных коричневых веснушках. Кожа блестит, на ней нет и намека на волосяной покров. Надела только узкие трусики и маленький бюстгальтер. Лысая, соответственно, голова тоже вся в крупную крапинку. Губы черного цвета, глаза тоже полностью черные. Так, в принципе, симпатичная, если покрасить в цвет человеческой кожи, можно было даже сказать -- красивая молодая девушка.
  
   Но вот они уже и рядом, подъехали и легко спрыгнули с "коней". Да, вот уж так близко звери вовсе не похожи ни на лошадь, ни на паука. Нечто похожее на ящерицу, из зубастых пастей показывается раздвоенный язык, глаза с характерными прорезями. Только из боков растет не четыре ноги, а шесть и хвоста нету. Мужчина и девушка повернулись, сказали какую-то белиберду восьминогим животным, те развернулись и ускакали прочь. Двигались ловко и гораздо быстрее, чем лошади. Наконец, космические незнакомцы, спасшие его или похитившие с Земли, повернулись к нему и улыбнулись. Хороший знак, -- подумалось Петровичу.
  
   -- Здравствуйте? -- сказал Петрович неуверенно.
  
   -- Как же я рад слышать родную речь! -- сказал мужчина басовито и очень весело. -- Я не был на Третьих Небесах уже тридцать их оборотов назад!
  
   -- Мы рады видеть тебя на Гексаконе, благородный человек, -- поклонилась девушка. Голос у нее звонкий, хорошо поставленный. И у обоих идеальное русское произношение.
  
   -- Меня зовут Петрович... -- сказал Петрович еще неуверенней. Представляться полностью почему-то не хотелось.
  
   -- Я -- Дног! -- представился мужчина. -- А это твой переводчик и помощница Тка. Она будет сопровождать тебя на Третьи Небеса и помогать. К сожалению, по правилам посол может иметь только одного помощника, Верховный Правитель Третьих Небес был категоричен в этом. Еще бы, Страна Ужасных Монстров извратила его разум!
  
   -- Я, простите, не совсем всё понял, -- сказал Петрович. Но знакомое словосочетание он услышал. Страна Ужасных Монстров.
  
   -- Конечно, конечно, -- сказала Тка. -- Эрв предупреждал нас, что вы не владеете информацией в полном объеме. Но сейчас это очень трудно -- найти человека, который хоть как-то ей владел и не служил Ужасному Чудовищу.
  
   Знакомых слов для Петровича стало побольше.
  
   -- Давайте пройдемся, -- сказал Дног доброжелательно. -- Я понимаю, тебе многое хочется узнать. К сожалению, мы не сможем рассказать тебе всё-всё-всё, но кое-что мы тебе объясним.
  
   -- Что это за посол? -- спросил Петрович. -- И где я вообще нахожусь? Меня же ведь телепортировали?
  
   -- Да, -- кивнул Дног.
  
   -- Прости нас, но другого выбора у нас не было, -- сказала Тка, опуская голову. -- Нашим кораблям запрещено приближаться к Третьим Небесам, Правительство едва смогло договориться с Четвертыми Небесами для стоянки. Если бы не протекторат Эрва, нам бы пришлось находиться не ближе Девятых Небес.
  
   -- Третьи Небеса -- это Земля? -- уточнил Петрович.
  
   -- Да, -- еще грустнее сказала Тка.
  
   -- Ты не понимаешь, -- сказал Дног. -- Да и она не понимает. Видишь ли, я в нашем Правительстве являюсь кем-то вроде специалиста по Третьим Небесам... я сейчас тебе объясню, погоди... потому что я там родился. Но в пятнадцать лет я оттуда свалил. На других планетах и время течет по-другому, да и технологии другие, поэтому, хотя и выгляжу гораздо моложе тебя, на самом деле мне семьдесят лет.
  
   -- Но те люди тоже выглядели молодо... -- вспомнил Петрович.
  
   -- Да, ты про так называемых чистокровных людей, -- сморщился Дног. -- Я очень кратко расскажу тебе про то, как на самом деле всё устроено в Галактике. Кратко -- потому что я должен немедленно отправляться на Третьи Небеса, ибо там начинают происходить события, которые, я думаю, помогут нам восстановить отношения Галактики и Небес. Дело обстоит примерно так... хотя, признаться честно, влияние Страны Ужасных Монстров так велико, что я сомневаюсь в точности всей истории. Короче, когда-то планета, на которой ты родился, являлась центром этой части Галактики. Уже никто не помнит точно, почему, но что-то такое тут происходило, что даровало людям невероятные возможности. Все Небеса -- это были райские планеты, заселенные людьми. Но самой могучей планетой были Третьи Небеса. Пока с окраины Вселенной туда не пришел ужас, мрак и кошмар -- явилось Ужасное Чудовище и привело с собой орду монстров. Была война. Настолько великая, что несколько Небес обезлюдили. Это была настолько великая война, что все представители всех планет ушли с Небес. И никто не знает, что там было, но длилось оно очень долго. Сотни оборотов вашей планеты вокруг Ра. И потом они вроде как договорились. Ужасное Чудовище получило свои земли, где основало Страну Ужасных Монстров. На какое-то время всё вернулось на круги своя и Третьи Небеса снова стали неофициальным центром Галактики. Но черный монстр, словно опухоль, пустил свои метастазы в плоть людскую. Он использовал самих людей в войне друг с другом, он взрастил ненависть и страх. И добился своего. Прошли еще сотни оборотов, и Третьи Небеса отдалились от Галактики. Обороты совершались, и люди становились злее и глупее. Они растеряли всю свою силу и в последнем отчаянном броске, чтобы уничтожить часть своей же расы, обратились к Ужасному Чудовищу за помощью. Тот согласился помочь и помог. Только потребовал три вещи. Полный разрыв отношений с Галактикой. Возвеличивая себя, он приказал величать его Царем Царей, ставя выше Верховного Правителя. И Третьи Небеса с тех пор называть Грязью. Все люди, которые хотели захватить власть над Третьими Небесами присягнули ему. Они пообещали, что как только главный из их Рода станет Верховным Правителем, они во славу Ужасного Чудовища будут называть его Царем Царей! А планету, что дала им жизнь, назовут Грязью...
  
   Было видно, Дног тяжело рассказывал это. Эмоционально и постоянно сбиваясь, будто это не дела давно былые, а произошло вчера. Петрович слушал в оба уха. Такого он не мог себе представить.
  
   -- Так всё и получилось, -- продолжила за Днога Тка. -- Ужасное Чудовище помогло Великому Роду Йам одолеть все прочие Великие Рода, а потом уже Царь Царей начал править Грязью. Конечно, прошло много оборотов и люди забыли, что название их планеты когда-то придумали, чтобы унизить их. Это было что-то вроде ритуала, когда раб должен поцеловать стопу господину...
  
   -- Уж скорее его голый зад! -- воскликнул Дног. А потом, будто спохватился. -- Но всё меняется, Петрович! С Галактическим Правительством впервые за сотни оборотов вступил в контакт... Мертвый бог Эрв...
  
   Сказав это, Дног даже оглянулся, будто опасался, что его услышат.
  
   -- А кто он такой? -- спросил Петрович.
  
   -- Он -- Мертвый бог, -- сказала Тка. -- Его невозможно убить. Он тысячами оборотов Третьих Небес борется с Ужасным Чудовищем. Но не может одолеть его. Только Эрв так долго смог противостоять Ужасному Чудовищу. Несколько раз Галактика пыталась вступить с ним в конфликт...
  
   -- И это никогда не оканчивалось хорошо для Галактики, -- закончил Дног. -- Но тут Эрв лично прибыл на Проксиму Центавра и предложил твою кандидатуру для посла Галактики на Третьих Небесах. И это буквально за несколько дней до того, как Верховный Правитель впервые за триста оборотов назначил посла от Третьих Небес для Галактики! Ты понимаешь, что целых триста оборотов не было дипломатических отношений между нами! А тут они появились!
  
   -- Но это еще не всё, -- сказала Тка серьезно. -- По нашим сведениям Страна Ужасных Монстров начала призывать монстров со всей Вселенной. Они попытались призвать даже Таниса! Третьим Небесам очень повезло, что Эрв вовремя вмешался! Нет ни одной армии в нашей Галактике, что могла бы противостоять армии Таниса! А Эрв развалил ее! Буквально за день!
  
   -- Это очень важно, Петрович, -- взял его за плечо Дног. -- Все скорпионы засуетились в банке. Ужасное Чудовище призывает монстров со всей Вселенной! Мертвый бог Эрв предлагает сотрудничество нам! И впервые рекомендует посла! Причем не абы кого, но тебя. Обычного человека, хотя он и сам мог бы быть послом от Галактики...
  
   -- Я не совсем понимаю. -- У Петровича от фактов уже порядком кружилось в голове.
  
   -- Тебя чуть не убили люди Верховного Правителя, а незадолго до этого Эрв рекомендовал тебя послом, -- сказала Дног терпеливо. -- Ты либо сам должен представлять огромную ценность для Мертвого бога, либо должен что-то знать. Я предполагаю второе. Что такое ты знаешь, Петрович, что делает тебя таким важным?
  
   Они уже порядком прошли, Петрович различил место их назначения -- огромный, метров десять в диаметре сфинктер.
  
   -- Мы находимся внутри живого организма? -- спросил старый казак. Почему-то Дног после этого опустил голову и хихикнул.
  
   -- Конечно, -- сказала Дног. -- Я понимаю, Петрович, что ты ничего мне не скажешь просто так. Я слишком хорошо знаю Эрва, чтобы не понимать, -- он подсунет Галактике совсем не простого посла. Ты получишь ответы на все свои вопросы. Но ты должен мне сказать, вокруг чего крутится вся твоя история? На карте не просто будущее твоей планеты -- будущее Галактики. Потому что, покончив с бесконечными богатствами Третьих Небес, а они рано или поздно закончатся, Ужасное Чудовище двинется дальше. И далеко не факт, что оно уйдет из нашей Галактики. Мы должны знать, что такое случилось, что все... -- он передохнул, -- что все самые могущественные персонажи во Вселенной зашевелились?
  
   -- Если тебе нужно какое-то имя, то я дам тебе его, -- сказал Петрович мрачно. -- Я так думаю, из-за него всё закрутилось. Из-за него погибла моя семья. И моя жизнь.
  
   Тка глядела на него глазами без зрачков и радужки, но даже там читалось сочувствие. В глазах Днога он увидел нетерпение.
  
   -- Всё для меня началось с него. С Вадима Туманова...
  
   -- Значит, всё верно, -- сказала Тка.
  
   -- Да, -- кивнул Дног. -- Знай же, посол Галактики, всего несколько часов назад Страна Ужасных Монстров -- самая могущественная сила во Вселенной -- назначила вознаграждение за возвращение Вадима Туманова. И цена этого вознаграждения такова, что можно купить целый континент.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   -- Тебе понравится, Дина! -- этот голос в голове уже не просто был родной. Он был всегда! Можете представить, что за вами наблюдают ВСЕГДА?! Когда срёте? Когда ковыряете в носу?! Когда тронешь себя за грудь, представляя, что это делает язык Вадима Туманова?! Но этого делать нельзя! Потому что вы -- под контролем! И контролирует вас тот, кто абсолютно всё про вас знает. С самых пеленок и по сей день. Все самые сокровенные мысли, тайны, желания...
  
   -- Мне ничего не может понравиться, -- процедила она, открывая очередную дверь в этом заведении.
  
   -- Ты несправедлива, -- огорчался Царь Царей. -- Меня все воспринимают отрицательно, хотя я принес на эту планету главное.
  
   -- И что же это? -- спросила она иронично. Она совсем его не боялась, хотя где-то, конечно, понимала, бояться-то надо. В конце концов, это самый настоящий Дьявол разговаривает с ней. И уж в его ужасной силе она убедилась многократно.
  
   -- Я принес сюда порядок, -- сказал Он. -- И понимание. Всё в этой Вселенной просто, Дина. Есть те, кто повелевает и те, кто покоряются. Если первые понимают свое предназначение, они вершат для общества великие дела. Если вторые понимают свое место, они могут стать не менее великими, чем первые. Я дал всем свое место. Под моей пятой. И сейчас ты увидишь хороший пример этому.
  
   Дина открыла еще одну дверь. За ней обнаружилась маленькая комнатка. Стол, заваленный грудами папок. Компьютер, чашка холодного чая рядом с клавиатурой. Усердный работник, который тужится сдать отчет вовремя. Всё бы ничего, но за столом сидел Денис Архипов. Полуэльф, некогда взявший в подчинение мозг Дины. И тут она поняла!
  
   -- Ха-ха-ха-ха-ха! -- рассмеялся Царь Царей. -- Да, Дина, всё верно. Именно поэтому тебя выбрал Эрв. Именно это твое качество он взрастил в тебе после смерти. Ты -- отличный сосуд, Дина! Твой мозг настолько легко поддается подчинению, что это просто удивительно! Я и сам, как ты, думаю, понимаешь, могу подчинять себе людей. Как раньше умел этот позорный полуальв. Но повелевать тобой настолько просто, что это становится опасным для существ, как я. Можно не удержаться. Такой абсолютный контроль, который ты позволяешь себе, впускаешь в себя -- можно войти в тебя дальше, стать тобой, раствориться в тебе. Это и произошло с Денисом. Всего за несколько дней ты превратила его из обычного симпатичного бандита в сексуального маньяка убийцу...
  
   -- Но он же чуть не убил меня, -- обратилась Дина к нему мысленно. Уже давно выяснила, так можно. Денис не обращал на нее внимания, так заворожил его монитор компьютера. Да, он изменился. Идеально гладкая кожа пошла морщинами, в черных волосах появилась седина, хотя ему нет и тридцати! Взгляд бегает по экрану нервно, на переносице очки, их он раньше тоже не носил.
  
   -- Дворки помешали ему, но он никогда не убил бы тебя, Дина. В последний момент жадность обуяла бы его. Он почувствовал себя перед тобою богом, а это чувство так сладостно, от него невозможно отказаться! Он покалечил бы тебя, потом унизил, еще унизил, избил бы, но через неделю ты показалась бы ему трогательной, потом он проявил бы снисходительность. А под конец влюбился бы, и ты сожрала бы его, как паук муху. Есть только один способ совладать с телепатом -- подчиниться ему так, чтобы он открылся. В этом твоя великая сила, Дина. Ты -- настоящая убийца телепатов. Таких, например, как я.
  
   Денис, наконец, поднял взгляд.
  
   -- Я закончу через пятнадцать минут, клянусь! -- сказал он и умолк, увидев, кто пришел к нему.
  
   -- Хочешь убить его? -- спросил Царь Царей.
  
   Дина молча достала пистолет из кобуры, что болтается на бедре.
  
   Денис остолбенел. Это была она! Та, из-за которой он потерял всё. Дар, власть, друзей, жизнь. Началось всё с нее. Видимо, с ней теперь это и закончится.
  
   Ствол медленно поднимался и вот он видит дуло, направленное на его лоб. Как же она изменилась! Закутана в черный балахон, правда, капюшон откинут. И на него глядит не женщина, а монстр. Денис за последние месяцы насмотрелся на них, чтобы понять, кто перед ним. Лицо девушки похудело, черты пошли углами, но это ладно. Что воистину пугало -- это татуировка. На лице невероятно искусно вытатуирована голова дракона. Видимо, тату даже под волосами, потому что фактически лицо обрамляет открытая драконья пасть. Зубы-кинжалы идут по подбородку, по щекам, по вискам, по лбу. Лицо девушки, словно фото в рамке из драконьих зубов.
  
   А беззвучный диалог продолжался:
  
   -- Он потерял свой дар, -- продолжал Царь Царей. -- Ты забрала его у него. И только поэтому Эрв отправился в Ад, но достал твою суть оттуда и вернул в мир живых. Он понял, какое великое орудие притянула к нему Судьба, приманенная Серым чародеем. Он искал оружие против меня и нашел.
  
   -- Я орудие против тебя?
  
   -- Да. Только ты и такие как ты могут одолеть меня. Я могу соскользнуть, зайти слишком далеко, слиться в тебя, как сосуд и ты съешь меня. В крайнем случае, тебя можно убить и я умру. Я проник в каждую клеточку твоей сущности, твоей памяти, твоих страхов и радостей, но портал ведь работает в две стороны. Узнав всё о тебе, я вынужден буду рассказать всё о себе.
  
   -- То есть тебе жопа? -- Денис глядел с ужасом, как дуло пистолета совсем не дрожит. Девушка раздумывала спокойно.
  
   -- Если бы я был подростком, Дина, да. У тебя был бы шанс одолеть меня. Но у меня есть опыт сотен тысяч прожитый лет. Я возрастом почти со Вселенную. И уже неоднократно встречался с такими, как ты. Я не позволю себе проникнуть в тебя так далеко, чтобы ты смогла заглянуть в меня. И, конечно, главное -- я в тебе не помещусь. Если бы таких дин было несколько сотен... Так ты убьешь его? Я не вижу в тебе страха или сомнения. Ведь этого ты хотела попросить у Эрва -- его головы. Ты хотела отомстить, вот тебе месть -- на блюде.
  
   -- Почему тогда ты просто меня не убьешь?
  
   -- Я уже убивал тебя однажды. Но ты вернулась...
  
   -- Ты боишься убить меня, -- сказала Дина. -- Ты не знаешь, что Эрв сделал со мной после смерти. Ты боишься Эрва!
  
   -- Конечно, боюсь.
  
   -- Тогда посмотрим, -- сказала она мысленно, и пистолет вернулся в кобуру.
  
   -- Продолжай работать, -- сказала она Денису теперь вслух. -- Теперь я -- твоя новая начальница. И, если будешь работать плохо, я нажму на курок. Ясно?
  
   -- Да, Дина, -- пролепетал он.
  
   -- Госпожа Дина, -- поправила она.
  
   -- Госпожа Дина, -- кивнул он.
  
   Девушка развернулась и оставила полуальва доделывать отчет. А сама пошла по коридору, снова открывая дверь за дверью.
  
   -- Единственное, чего я не вижу в твоей памяти -- продолжал Царь Царей, -- это время, проведенное тобой с момента, как ты перерезала себе горло и момента, когда ты проснулась в квартире. Ты умерла -- я это точно знаю. Но потом воскресла. Причем воскресла по-особенному, не как Эрв. Тебя изменили. Ты изменилась. Но, ничего, Дина. Этой ночью я проберусь в твои воспоминания...
  
   Очередная дверь позади нее закрылась.
  
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
   Вадиму очень хотелось есть. Пальцы медленно крутили тритингулятор, но смелости попросить поесть не находилось. Достать питье на Университете не особая проблема, повсюду тут есть уборные и даже душевые. Уборные уже давно засраны до края, но водопроводы работают. Поначалу Вадику показалось это странным, но ему попалась... он назвал их "бригадой ремонтников". Роботы. Штук десять, вовсе не похожи ни на дворков, ни на силиконовых девиц, с которыми ему устраивали свиданки. Эти -- самые обычные роботы. Ну, насколько робот может показаться обычным. Напоминающие "Ц 3 ПО" из "Звездных войн", только не золотого, а серебряного цвета, или Железного Дровосека из "Волшебника страны Ос". Он их поначалу даже за людей принял, но потом понял -- они просто потихоньку починяют Университет. Эти отвечали непосредственно за отсек, где оказался Вадим. Только они тут вместе с ним и были.
  
   Университет, наверное, очень большой, потому что даже эта его часть несколько километров в длину. И в высоту. За эти два дня Вадик обошел тут практически всё. Более-менее, чисто, хотя ясно, вандалы тут в свое время покуролесили. Часто попадался рисунок висельника на полированных металлических стенах. Пахло, впрочем, отлично -- вентиляция работала -- а не как тогда, когда Эрв провел их через другие отделы этой огромной машины. Мертвый бог рассказывал, это был величайший механизм, с помощью которого люди чинили и исправляли планету. Он некогда даже летать умел, мог пробуриться к центру Земли, мог путешествовать меж планет... Теперь может передвигаться под поверхностью, но не очень глубоко.
  
   Куда бы Вадим ни пришел, всюду его путь прерывали запертые двери. Даже не двери, а огромные люкА, завернутые штурвалом. Диаметром метра три, толщиной с человеческое тело или даже больше! И вот, прошатавшись тут часов восемь и не найдя выхода, Вадим понял, где он оказался. Это -- какой-то законсервированный отдел огромной машины. То ли на ремонт закрыли, то ли еще почему, ясно, тут кроме него и бригады роботов никого нет. Он вспомнил, что попросил тритингулятор спрятать его ото всех. Вот его желание и исполнилось.
  
   Благо, можно было пить вдоволь и вода тут хорошая, но вот с едой проблема. Уже в первую же ночь... впрочем, ночь ли? Неба тут нет, определить, когда день, а когда ночь, возможности никакой. Роботы регулярно подсоединялись проводами к розеткам и вновь продолжали работу, ее тут хватало, но двадцатипятилетнему парню не жрать больше суток -- это серьезное испытание. Поэтому на второй день он расселся рядом с массивным люком и крутил в пальцах тритингулятор.
  
   Конечно, когда есть "волшебная лампа" можно только пожелать, и она исполнит. Можно заказать еду, и тогда тритингулятор прикажет Университету открыть люк, сюда, наверное, какой-нибудь робот ему принесет жрачки. Как Вадим понял из объяснений Эрва, тритингулятор -- это ключ управления системы безопасности планеты. Спутники, роботы, сам Университет, еще бог весть что, -- этим всем может командовать тот, у кого есть эта хитрая машинка. Вот только волшебные лампы не всегда хороши, потому что частенько понимают приказы не совсем точно.
  
   Само собой, в Стране Ужасных Монстров сразу поняли, куда свалил Вадим. И все отделы Университета сейчас кишат слугами Царя Царей. Кстати, Вадим голодал, но балдел, потому что впервые за несколько месяцев не ощущал присутствие того. Впервые Царь приснился ему как раз в ночь, когда он был у Маши. Бедная Маша. Как хорошо было бы попробовать с ней еще раз. Именно тогда, почему-то, Царь явился и рассказал... чего-то... Вадим забыл, потому что с тех пор они разговаривали каждую ночь. И всякое утро начиналось головной болью, хотя потом он очень быстро забывал о разговоре. Не мог даже сейчас ничего вспомнить, о чём говорил! Но это было каждую ночь, а тут, уже второй раз подряд ему снились обычные дурацкие сны. И это было так здорово -- знать, что ты без присмотра! Особенно явно он почувствовал Его присутствие... ну да, когда сделал тату с драконом. Тюрин лично привел его к какому-то странному графисту. Вадику показалось, он где-то видел этого татуировщика. Мастерская тоже была интересная. Подобные ребята всюду вывешивают всякие примеры своих работ, рисунки красивые, постеры... Так вот у того везде была одна и та же тематика -- волки. Да и у самого мужчины, работавшего с ним в футболке, все руки покрыты татухами волков. И сам он тоже немного напоминал волка, особенно глазами и белейшими зубами. И когда он набил ему эту невероятно красивую круть с драконом, Царь не просто стал сниться каждую ночь, он как будто поселился в затылочной части его мозга. Частым урчанием напоминая о себе по несколько раз на дню. Теперь тату исчезла, Вадик попытался как-то связать концы с концами и не мог.
  
   М-да, что же делать? Жрать хочется! И это словно как если бы у собаки повесили на шею колбасу и запретили есть. Стоит только пожелать, и двери откроются, а там какой-нибудь принесет поесть. Вот только есть множество нюансов. Первый -- а если за этой дверью будут ребята из Страны Ужасных Монстров? Может, они только того и ждут? Второе, у лорда Ара тоже ведь был тритингулятор, значит, технологии эти им вполне знакомы. Значит, они, вполне может быть, смогут отследить его. Хотя тут Вадик сомневался, вряд ли Страна Ужасных Монстров знает, что Эрв мог сделать этот прибор, как два пальца обоссать! И третье, это сам Эрв. Уж если он мог сделать тритингулятор, кто поручится, что не посадил туда жучка? Вадим сформулировал приказ очень точно: его надо было спрятать от всех. Включая Эрва. Но, как только эта дверь откроется, сразу все -- и тут Вадим был уверен на сто процентов -- узнают, что он тут. Можно снова попросить тритингулятор его спрятать, но кто поручится, что на этот раз к этому не будут готовы? Никто не мог предположить, что тритингулятор окажется у него, а теперь -- кто его знает?
  
   А жрать хотелось всё сильней. В любом случае, что-то делать надо. Человек без еды может протянуть и месяц... но это должен быть очень упитанный человек! Такой, как Жирный Ублюдок из фильмов про Остина Пауэрса! А Вадик -- худющий парень с великолепным обменом веществ! Он бы уже давно съел собственные кроссовки, если б был уверен, что те сделаны из натуральной кожи. Тритингулятор крутился в ладони и манил, манил, манил. В мыслях было уже столько идей... но он никак не мог решиться. В итоге он нашел острый кусок железа и начертал на полированной стене приказ для "волшебной лампы". Потом зачеркнул и написал другой. Потом третий. Четвертый, пятый, шестой, седьмой... Прошла пара часов и вся стена усеялась разными формулировками приказа, что можно отдать тритингулятору. Еще час прошел, в животе так урчало, что Вадим не выдержал и решился.
  
   -- Сделай так, чтобы мне доставили еду, но никто не узнал об этом!
  
   Тритингулятор подумал, и Вадим увидел на нём красную лампочку -- он не мог сделать того, о чём его просили.
  
   -- Ладно, -- сказал он раздосадовано. Его взгляд упал на вторую формулировку, начертанную на стене. -- Сделай так, чтобы мне доставили еду, но об этом не узнал Царь Царей, Страна Ужасных Монстров и Мертвый бог Эрв!
  
   Пара долгих секунд ожидания, и тритингулятор отражается в ликующем взгляде Вадима зеленой лампочкой!
  
   -- Окэ! -- воскликнул парень. И тут же отпрянул. Прямо перед ним начало проявляться... нечто.
  
   Из воздуха сформировалась полупрозрачная синяя фигура, которая, впрочем, очень быстро стала материальной. Перед Вадимом стояло высокое существо синего цвета, худое, словно на кости натянули одну кожу без мышц . Совсем без рельефа, будто сделана из продолговатых воздушных шариков. На шарик, только круглый, похожа и голова, на ней два огромных глаза, длинный нос и неестественно большой рот, застывший в радостной улыбке. На голове маленькая челка оранжевых волос, в руках, ладони коих имеют всего три пальца, существо держит сверток с обедом из "Макдака".
  
   -- Привет тебе, Вадим Туманов! -- сказало существо радостно. Голос писклявый, будто гелием надышался. -- Я Тоби -- Главный угодник! Пришел сюда, чтобы накормить тебя!
  
   -- Кто-кто?! -- Вадик аж упал на зад, как его впечатлил гость.
  
   -- Я угодник! -- сказал Тоби радостно. -- Ты просил поесть, а я принес! Но такой важный человек, как ты, Вадим Туманов, должен обслуживаться только самым лучшим угодником! Поэтому я, Главный угодник, лично пришел, чтобы накормить тебя!
  
   Он также восторженно протянул сверток с фирменным логотипом "Макдоналдса". Пахло от пакета так, как только может пахнуть человеку, не евшему двое суток. Слюна наполнила рот Вадима. Хоть и осторожно, но он взял пакет и нервно развернул. Бигмак! Двойной чизбургер! Большая картошка фри! Четыре соуса! Вот это праздник! Отгоняя мысль, что еда может быть отравлена, Вадик впился зубами в обжигающе горячий бигмак.
  
   -- А кто ты такой? -- спросил парень, немного успокоившись.
  
   -- Я -- Главный угодник, -- ответил Тоби радостно. -- Тебе еще что-то надо, Вадим Туманов?
  
   -- Объяснений, -- сказал Вадик мрачно. И накинулся на картошку.
  
   -- Я -- Главный угодник! Самый Главный угодник из всех!
  
   -- Это-то я понял, но кто вы такие?
  
   -- Мы когда-то прилетели на Третьи Небеса, Вадим Туманов! Наша планета перестала существовать, а четвертое измерение имеет далеко не всякая планета, а тем более пятое измерение! Мы попросили великих жителей Третьих Небес сдать нам пятое и четвертое измерение их мира, они ими всё равно не пользовались. И те благосклонно разрешили нам жить там за скромную плату! Мы угождали людям тысячи лет, но в последнюю тысячу вы стали реже обращаться к нам. Поэтому я так обрадовался, что сам Вадим Туманов попросил нас о помощи! Я лично явился угодить тебе!
  
   -- Откуда ты меня знаешь?
  
   -- Тебя все знают! Ты -- герой!
  
   -- Я герой? -- переспросил Вадик. Он уже почти расправился со всей едой. -- А запить нечем?
  
   -- Сейчас! -- сказал Тоби радостно и растворился в воздухе. Не было его секунд десять, а вот он снова появился с двумя стаканами колы и спрайта. Вадик принял оба стакана, как же он любил макдачную хавку!
  
   -- Так почему я герой? -- поинтересовался Вадим, напившись.
  
   -- Тебя ищут! Тебе ищет вся Страна Ужасных Монстров! За информацию о тебе объявлена великая награда! Я не помню, чтобы так было уже лет двести, чтобы лично Царь Царей отдавал такие приказы! Последнего на моей памяти так искали Алкниса Быстроного! Конечно, ты герой, раз тебя так ищут.
  
   -- М-да, герой, -- грустно улыбнулся Вадим. -- Только недолго тому герою осталось. А ты можешь меня отсюда как-нибудь переместить?
  
   -- Боюсь, не могу, Вадим Туманов, -- покачал головой Тоби. -- Никто из живых не может путешествовать через четвертое измерение, а тем более через пятое.
  
   -- Тогда посоветуй, что мне делать?
  
   -- Боюсь, мы, угодники, не очень-то разбираемся в ваших делах, -- ответил Тоби задумчиво. -- Но очевидно как бы, что, может быть... наверное....
  
   -- Говори же!
  
   -- Тебя ищут на Третьих Небесах, почему бы тебе не сбежать куда-нибудь? Хоть на те же Четвертые Небеса? Там Царь Царей не властен и Верховный Правитель тебя не достанет.
  
   -- А как это сделать?
  
   -- Через аэропорт, -- ответил Тоби, будто очевидное.
  
   -- С обычного аэропорта можно улететь на эти... а что это за Четвертые Небеса?
  
   -- Ваша планета третья от Ра, а Четвертые Небеса -- четвертая планета от Ра.
  
   -- Марс, что ли? Хочешь сказать, с обычного аэропорта можно улететь на Марс?
  
   -- С обычного -- нет, -- покачал синей головой Тоби. -- В России только с Шереметьево.
  
   -- Да-а, -- промычал Вадим. Не очень-то и удивительно. -- А как мне туда попасть?
  
   -- Я не могу помочь тебе в этом, Вадим Туманов, но знаю того, кто сможет. Наша раса пришла сюда с очень далекой планеты, которая была в этой Галактике. Третьи Небеса давным-давно порвали все связи с Галактикой, а мы -- нет! И недавно я узнал, что кое-кто из самого Верховного Совета интересуется тобой!
  
   -- Так ты, значит, не просто так сюда пришел, -- грустно усмехнулся Вадим. Все от него чего-то хотят -- надоело.
  
   -- Мы -- угодники! -- сказал Тоби гордо. -- Мы заключили договор с людьми, что будем помогать им! И никто из угодников не может навредить человеку! Но мы не заключали никаких договоров со Страной Ужасных Монстров! Царь Царей попытался выгнать нас с Третьих Небес, но у него не вышло! И тогда он ворвался к нам и уничтожил миллионы угодников! А миллионам извратил сознание, они теперь больше не хотят помогать людям, брюзжат, что настоящих, чистокровных людей почти не осталось! Но покуда я -- Главный угодник, мы будем помогать и защищать людей! А ты, Вадим Туманов, мало того что герой, но еще и самый настоящий чистокровный человек! Если я говорю, что Верховный Совет интересуется твоей судьбой -- это хорошо для тебя! Потому что я не знаю никого, кто мог бы помочь тебе, кроме них!
  
   -- Ладно, ладно, -- поднял руки вверх Вадим. -- Галактика, так Галактика. Главное, чтобы не было Страны Ужасных Монстров и Мертвого бога -- этим я не доверяю. А с Галактикой я еще дел не имел. И как мне с ними связаться?
  
   -- Их посланник прямо тут! -- сказал Тоби, указывая на массивный люк. -- За этой дверью!
  
   Вадим призадумался на несколько секунд, но решение уже принял. Если б этот Тоби действительно хотел ему зла, сдал бы Царю, где он, и вряд ли бы этот люк остановил его. Он достал тритингулятор из кармана и приказал:
  
   -- Открой эту дверь.
  
   Лампочка мигнула зеленым, маховик люка закрутился, пыхнуло зловонием. Этот отдел Университета был экологичней остальных. Люк медленно и важно открылся, в свете прожекторов Вадим увидел мужскую фигуру. Широкоплечий, кожаная куртка и штаны, с виду лет тридцать. Видно по лицу, да и по мускулатуре, что бычара. Улыбается, в единственном глазе сверкает озорство, второй глаз закрывает повязка с косым крестом.
  
   -- Привет, Вадим Туманов, -- сказал мужчина. -- Я -- Дног. Посланник Верховного Совета Галактики.
  
   -- Привет, Дног, -- сказал Вадим.
  
   -- Угодник сказал мне, что ты желаешь отправиться на Марс. Это разумно. Многие ищут тебя. Да все тебя ищут...
  
   -- Ага, Тоби... а где Тоби?
  
   Вадик оглянулся, никого вокруг.
  
   -- Он сделал свое дело и удалился, -- пояснил Дног. -- Угодники не любят долго оставаться в нашем измерении. Тебе повезло, что я вспомнил о них и смог через них связаться с тобой. Угодники последние, кто еще как-то контактируют с Галактикой с Земли.
  
   -- Ты поможешь мне сбежать? -- сразу взял быка за рога Вадим.
  
   -- Ты напоминаешь мне себя лет тридцать назад, -- усмехнулся Дног. -- Я тоже тогда хотел свалить с этой планеты и мне удалось. И у тебя получится.
  
   -- Но как мы пройдем до Шереметьево? Я же правильно понимаю, что нам надо туда?
  
   -- Туда-туда, -- кивнул Дног. -- Межпланетный аэровокзал Шереметьево вот уже как второй месяц работает.
  
   -- А как мы туда пройдем? Меня ведь ищут.
  
   -- Мы попробуем сбить их со следа, -- усмехнулся Дног. -- Выходите!
  
   Они стояли снаружи, и Вадим их не видел, но тут они вышли. Вадимы. Их было, наверное, человек двадцать -- идеально точных его копии. Такая же модная прическа, одежда, голубые глаза. Вадик отметил, что со стороны выглядит симпатично.
  
   -- Это кто? -- спросил Днога.
  
   -- Это -- агенты Галактики. Они пожертвуют собой, чтобы ты смог выбраться с Земли.
  
   -- Пожертвуют? -- спросил Вадим взволнованно. -- Не хотелось бы, чтобы кто-то жертвовал собой...
  
   -- Не говори глупостей, -- перебил Дног строго. -- Все мы имеем гораздо меньшее значение для Галактики, нежели ты. Ты должен бежать, Вадим, и пусть все мы погибнем, ты должен добраться до Совета. К тому же, тут нет никого, кто дешево даст за свою жизнь.
  
   Все "Вадимы" заулыбались, а настоящий Вадим сглотнул. Выглядят они как он, но внутри них есть стержень, это точно. Да и, присмотревшись, он увидел, они все обвешаны оружием, как новогодняя елка украшениями.
  
   -- Хорошо, -- кивнул Вадим. -- Что дальше?
  
   -- Вот это, -- сказал Дног и протянул ему... накладные усы. -- Этой маскировки должно быть достаточно.
  
   Он развернулся и сказал что-то "Вадимам" на неизвестном языке. Те покивали и разошлись.
  
   -- Ты закрой пока что эту дверь, -- сказал Дног. -- Нам надо подождать.
  
   Они подождали. Дног ничего толком не говорил, а Вадим не спрашивал, хотя обоим было чего рассказать друг другу. Где-то через час Дногу позвонили, он попросил открыть дверь и повел Вадима по долгим коридорам Университета. Они шли, навстречу им попадались какие-то хмурые люди. Дногу часто звонили. От приклеенных усов в носу чесалось, но Вадим терпел.
  
   Даже удивительно, его ищет целая Страна Ужасных Монстров, а он совершенно спокойно прошел через весь Университет, вылез на Красной Площади и спокойно взял такси до Шереметьево. Это было так просто, что не верилось.
  
   В аэропорту Дног повел его к маленькой неприметной дверце служебного входа, показал что-то дежурившему там охраннику, они вошли. Никаких пунктов досмотра, обычная маленькая комнатка в конце коридора и приветливая девушка за компьютером.
  
   -- Два билета на Марс, -- попросил Дног и тронул какой-то прибор, протянутый девушкой.
  
   -- Багаж есть?
  
   -- Нет.
  
   Девица распечатала два посадочных талона, Вадим нисколечко не удивился, когда прочитал в пункте назначения "Марс". Он уже летал на авиакомпании Эрва, а тут подумаешь -- самолет на Марс.
  
   В небольшом зале ожидания сидело человек двадцать. Самые обычные люди, одетые даже бедновато, неужели они тоже летят ни Марс? Оказалось, да. Объявили посадку и все они поднялись, двинулись к рукаву в нормальный с виду самолет. Ничего необычного не происходило, разве что, самолет был практически пуст. Борт проводницы попросили всех пристегнуться, разнесли питье. Вадим получил место рядом с Дногом, с другой стороны сидел какой-то носатый старик. Девушка покатила мимо столик с газетами.
  
   -- Дайте мне, -- попросил Дног.
  
   Вадик поначалу не хотел брать, но увидел на первой странице свою фотографию. Он взял газету, заголовок убил:
  
   -- В столице схвачены сразу двадцать Вадимов Тумановых, -- сказал он шепотом. -- Глубинное Государство проводит расследование...
  
   -- Не переживай за них, -- сказал Дног. -- Они знали, на что шли.
  
   Вадик не стал читать, он порядком устал и откинулся. Ему вспомнился сон, когда он шел в сапогах по жаркой пустыне. Опять накатило чувство ответственности. Из-за него погибли все его родные и близкие, из-за него пропала Дина, вот еще двадцать жертв из-за него. Кончится ли это?
  
   Самолет взлетел. Поначалу ничего интересного, но вот он преодолел облака, вышел на высоту обычной авиации, но не выровнялся. Поднимался выше, выше, вот в иллюминаторах вся Москва показалась под редкими облаками. А потом уже и Евразия. И, наконец, шарик планеты. Он что, правда летит на Марс?
  
   -- Дай схожу отлить, -- сказал Дног, Вадим выпустил его.
  
   Взял газету, попробовал почитать, но его отвлекли.
  
   -- Хочешь убежать от меня? -- спросили губы. И зубы.
  
   Вадик мгновенно покрылся потом. Он взглянул в иллюминатор. Там повисла, никогда он так близко ее не видел, Луна. Все кратеры, горы, трещины -- всё видно, как ладони. Но голос шел не оттуда.
  
   Он повернулся. Старый носатый мужчина спал. По крайней мере, глаза закрыты. Но рот -- нет.
  
   -- Ты никогда не убежишь от меня, Вадим, -- прохрипел старик, не открывая глаз. -- Ты вернешься ко мне. Обещаю...
  
   Старик вдруг дернулся и проснулся. Он ошарашено огляделся, словно не понимая, где он, но быстро сообразил. Нажал кнопку вызова бортпроводницы и заказал выпить. Вадим повторил за ним.
  
   Луна пропала из иллюминаторов, как и Земля. Только черная пустота космоса и далекие звезды за двойным стеклом. Вадим Туманов летел на Марс.
  
  
  
  
  

***

  
  
  
  
  
   Танис плыл в капсуле через безбрежность Вселенной. Ему снились сны, как его могучая империя рушится. Но Танис был богом, поэтому знал, ему снится правда. Стоило высшему существу уйти, и недели не прошло, как все планеты в его Галактике заявили о суверенитете. Если бы началась война -- он одобрил бы. Но войны не началось. Наоборот. Массовое движение глупых пацифистов на всех планетах. Они отменяли его прекрасные законы. Запрет на рождение детей -- лишь одна из пяти женщин имела право рожать в его империи, либо наоборот, надо было забеременеть пять раз, и только тогда можно было родить -- первые четыре ребенка шли под нож. Стабилизирование численности населения, назначение гендерной доминанты общества, гражданские права только у военных... столько всего придумал Танис, чтобы люди жили продуктивно. Но люди, почему-то, хотели жить, что называется "долго и счастливо". Глупцы. Вот он, Танис, -- вечный, как сама Вселенная. Разве это делает его счастливым? Отнюдь. Его судьба -- править. Тащить за собой миллиарды существ и прокладывать им путь туда, куда у них никогда не хватило бы наглости пойти. Это его ноша, его крест. Если б он мог просто умереть -- стал бы он заниматься этой ерундой? Строить империи, захватывать Галактику? Нет. Захватил бы какую-нибудь планетку, да старился б там по чуть-чуть.
  
   Мимо проносились какие-то планеты, звезды, солнечные системы. Сколько он уже летит? Танис знал, всё относительно. Время для него вообще не существует. Как его назвало то бессмертное существо? Тахионный монстр, кажется. Да, этого он тоже видел во снах. Мертвый бог. Могучий, тоже обреченный быть бессмертным, но не с рождения. По нему видно -- он сам сделал себя богом. И в любой момент может расстаться со своей силой. Но держит себя, потому что замышляет нечто. Танис даже догадывался, что. Вскоре его предположения подтвердились.
  
   Танис ждал этого, потому что еще несколько фьонг назад отчетливо услышал Зов. И понял, что слышал его раньше. Просто до этого хватало сил сопротивляться или не замечать. Но Танис слабел, потому из затылка настойчивый, наглый, властный голос разборчивей и разборчивей.
  
   -- Слышишь меня? Не игнорируй меня. Услышь меня! -- звучал шепот в затылке. Уже сколько световых лет. Но Танис не обращал на него внимание. Он знал, стоит лишь раз пустить Его в свой разум, и всё.
  
   -- Отзовись, друг мой, -- шептал голос. -- Отзовись! Я не вижу тебя! Я не смогу тебе помочь!
  
   -- Я никогда не слышал, чтобы ты помог хоть одной живой душе, -- откликнулся Танис. -- Но ты прав, я не готов умирать. Только как ты сможешь спасти меня?
  
   -- Ха-ха-ха! -- расхохотался Царь Царей. -- Я могу всё. Даже то, что ты не можешь себе представить. Но ты должен будешь заплатить за свою жизнь.
  
   -- Как?
  
   -- Для начала ты назовешь меня. Ты знаешь, как меня зовут.
  
   -- Ты царь, -- пробасил Танис.
  
   -- Нет.
  
   -- Ты Царь Царей, -- вздохнул Танис.
  
   Губы в его голове рассмеялись. Зубы в его голове оскалились. Танис знал, кто это такой. Именно он некогда приходил на планету, где Эрв одолел Таниса. Он когда-то приходил на все планеты. Но вот уже тысячу лет о Нём никто ничего не слышал. Танис думал, Он умер. Выходит, нет.
  
   -- Ты спасешь меня? -- спросил титан.
  
   --Я нахожусь за миллионы световых лет от тебя, Танис, -- рассмеялся Царь Царей. -- Я не могу тебя спасти.
  
   -- Тогда в чём же твое предложение? -- сказал монстр безразлично. А ведь он почти поверил.
  
   -- Видишь вон ту черную дыру? Я могу заставить твой корабль полететь туда.
  
   -- Ты продолжаешь угрожать, но сам же говоришь, что находишься за миллионы лет от меня, -- сказал Танис слегка презрительно.
  
   -- Ты не понимаешь, -- голос в затылке перешел на шепот. -- И не представляешь. Что ты вообще знаешь про Третьи Небеса?
  
   Зрачки Таниса расширились. Он начал понимать.
  
   -- Так вот где ты нашел постой, -- сказал Танис возбужденно. -- Ты завладел силой Третьих Небес?
  
   -- Да, -- сказал Царь Царей тщеславно. -- И ты знаешь, нет во Вселенной силы, что была бы мощнее, чем та, что на Третьих Небесах. Я живу с сотворения Вселенной, я видел все ее уголки, я захватывал все планеты, но нигде не получал такую силу, какая подвластна мне там. Поэтому я повторяю: я могу заставить твой челнок залететь в ту черную дыру. Где ты умрешь.
  
   -- И воскресну там, -- улыбнулся Танис. -- Но моя сила покинет меня.
  
   -- Ты потеряешь свое неестественное бессмертие, да. Но не ты ли недавно мечтал быть смертным?
  
   -- Да, -- кивнул Танис.
  
   -- Единственное, что мне не удалось за тысячу лет, это убрать с Третьих Небес тех, кто захватил их первыми.
  
   -- Людей, -- еще раз кивнул Танис.
  
   -- Формально Третьи Небеса принадлежат им. Но я желаю изменить это положение дел. Мне нужен тот, кто заменит Верховного Правителя и закончит жизнь этой бесполезной цивилизации. Ты согласен им стать? А еще отомстить тому, кто поместил тебя в эту позорную капсулу?
  
   Танис не ответил. А Царю Царей и не надо было, он и так всё знал. Челнок, в котором Танис должен был тысячи лет скитаться по Вселенной, медленно свернул к черной дыре. Танис забыл данное себе слово никогда не возвращаться на Небеса.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"