Блинов Юрий Николаевич: другие произведения.

Такие странные предки человечества...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вильс Озеров - студент исторического факультета. Не за горами маячит выпуск из университета и юноше пора задуматься над темой предстоящей дипломной работы. Взяв в спутники свою давнюю знакомую, он отправляется на поиски одного из таинственных камней памяти, который он мечтает отыскать в давно погребенном городе Предков.

  ТАКИЕ СТРАННЫЕ ПРЕДКИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА...
  
  
  - Не беги так быстро, Вильс - тонкая, словно тростинка, девушка оттолкнулась от земли и с лёгкостью бабочки вспрыгнула на большой плоский камень, где на секунду замерла. Но вот прошёл всего миг, и она устремилась дальше, стараясь не отставать от идущего впереди юноши. Молодой человек замедлил шаг и обернулся. Никаких болезненных или тревожных волн в направлении от своей спутницы он не почувствовал, поэтому вновь двинулся вдоль склона холма по заранее проложенному маршруту.
  Время от времени девушке приходилось ненадолго замирать на одном месте, чтобы поправить свои светлые волосы, которые то и дело предательски высовывались из-под повязки на её голове. Усталости она, казалось, совершенно не испытывала, и если бы ветер меньше трепал её длинные косы, она ни за что бы не отстала от Вильса на этом подъёме.
  - Потерпи, Анита, мы почти добрались - юноша в очередной раз обернулся - Вон, за тем большим камнем попробуем просканировать местность.
  За плечами у каждого из молодых людей, которые с самого утра шли пешком в сторону возвышавшихся на востоке холмов, висел небольшой рюкзак. Плюс к этому в руках у юноши находился чехол с запакованным универсальным устройством, которое, как он планировал, обязательно поможет ему отыскать в глубине холма нужный предмет - ну, или несколько предметов - это уж как повезёт. Устройство, называемое в археологической среде дезинтегратором, Вильс одолжил на кафедре университета, пообещав профессору Плёсову, что вернёт прибор в целости и сохранности не позднее, чем завтра утром.
  - Кажется, будет дождь - девушка вновь остановилась и глубоко вдохнула порцию сухого летнего воздуха.
  - Да, похоже - подтвердил юноша - Цикады замолчали, да и ветер переменился.
  Вильс замедлил шаг и вытер со лба капельки пота, решая, с какой стороны будет лучше обойти колючий кустарник, внезапно возникший у них на пути.
  - Если разыграется непогода, придётся поставить купол и заземлить его на случай грозы. Но ты не бойся, Анита, ничего страшного с нами не случится - успокаивающе добавил он.
  - А я и не боюсь - усмехнулась девушка. Мне ведь тоже интересно найти то, ради чего мы сюда пришли.
  Крупные завалы из гравия и более крупных камней попадалось всё чаще и чаще, поэтому двигаться по склону становилось труднее. Местность вокруг лежала пустынная, лишь редкая трава мохнатыми пучками покрывала большую часть неровного холма.
  Анита была рада сегодняшнему походу. Потому что все эти перемещения с помощью мгновенного переноса стали сегодня такой обыденностью, что давно перестали нести в себе даже малейший след романтики.
  "Ну что это за дело - думала она с досадой - встал в круг, нажал кнопку на пульте и ты уже на другой стороне планеты. То ли дело - обычный поход пешком! Это так здорово! Было бы крайне скверно - с иронией рассуждала Анита, - если бы в процессе дальнейшей эволюции у человека начали исчезать ноги по причине их не частого использования".
  Она отчего-то улыбнулась собственным мыслям, видимо представив себе смешных и беспомощных человечков с короткими и тоненькими ножками.
  "Впрочем, - успокоила она себя - современным людям вряд ли грозит подобная участь потому, что они и так очень много времени проводят в непрестанном движении, несмотря на удобство мгновенных перемещений на далёкие расстояния".
  Несмотря на немного учащённый пульс, Анита шагала бодро, совсем не зная усталости. Будто не было для неё пройденных десяти километров пешком с рюкзаком на хрупких девичьих плечах. Рано утром телепорт перебросил их к предгорью Уральских гор, а дальше, от станции переноса до нужного им места, они с Вильсом решили идти своим ходом.
  Остановившись рядом с юношей, девушка окинула взглядом местность, пытаясь на глаз определить, где здесь мог находиться более-менее рыхлый грунт, чтобы легче было вести раскопки.
  - Моё чутьё подсказывает, что надо взять чуть левее - парень опередил свою спутницу и указал рукой на восток - похоже, что там дома раньше стояли более тесно друг к другу.
  Внутренне зрение Аниты было развито ничуть не хуже, чем у её спутника, а, может быть, даже лучше. Девушка увидела несколько обширных пустот чуть правее от того места, куда указал Вильс. Сказать об этом она не решилась, потому что еще с самого детства мама говорила ей: с мужчинами никогда не следует вступать в открытый спор, а нужно просто терпеливо выждать до того момента, когда от их светящихся оболочек начнут исходить первые волны растерянности или неуверенности в себе.
  - Скажи, Виль - обратилась она к молодому человеку, поправляя лямки своего рюкзака, и одновременно стараясь привлечь его внимание,- как ты думаешь, почему мы стали другими?
  - Другими, чем люди, которые жили до нас?
  - Да. Почему мы так отличаемся от наших далёких предков, хоть и являемся их прямыми потомками?
  Как раз за неделю до сегодняшнего похода Аня завела разговор об истории прошедших времён, и сейчас, похоже, хотела продолжить тему. Вильс немного опасался подобных разговоров, правда, не настолько сильно, чтобы дать почувствовать эту тревогу своей напарнице. К тому же Вильс не очень любил вопросы с формулировкой "почему", потому что ответы на них подразумевали длинные и обстоятельные разъяснения. А как попытаться рассказать Ане то, что далеко не каждый взрослый человек сможет понять?
  К примеру, Вильс знал о некоторых жутких вещах, которые совершенно не хотел бы произносить при Ане вслух. О том, к примеру, как Предки бывали порой очень нетерпимы к своим собратьям, как они воевали друг с другом, тратя на это колоссальные человеческие и материальные ресурсы. А ещё, как однажды люди прошлого создали огромные запасы смертоносного оружия и чуть не погубили себя раньше, чем это сделала за них стихия.
  Вильсу сложно было сформулировать свой ответ на её вопрос в простой и доступной форме. Не только Анита, но и он сам, ни за что на свете не смог бы представить себе хотя бы одну причину, по которой один человек в современном мире мог бы замыслить что-то недоброе по отношению к другому.
  Конечно, массу информации о прошлом можно всегда было отыскать в библиотеке, и, может даже к лучшему, что Аня была прирождённой "садовой феей" и не интересовалась подробностями жизни Предков. Ещё учась в школе, она решила посвятить свою жизнь растениеводству. Девушка была далека от исторических дисциплин и прошлыми цивилизациями интересовалась исключительно потому, что однажды крепко сдружилась с Вильсом. А тот был отличным рассказчиком, умевшим аккуратно обходить трудные для восприятия темы и понятия.
  Анита, как и её друг, вдохновилась идеей найти один из таинственных камней. Благодаря каждому из тех необычных артефактов, которые периодически обнаруживали в развалинах древних городов, исследователи по крупицам собирали знания о своих далёких предках. "Камни памяти" помогали приоткрыть те тайны, которые как раз и касались отношений между людьми прошлой эпохи. Из информации, заключённой в них учёные лучше узнавали некоторые особенности их поведения и раскрывали многие тонкости повседневного образа жизни.
  Вильс страстно стремился к этим знаниям. Как настоящий историк он проявлял к прошлому не столько праздный интерес, сколько хотел знать как можно больше правды о своих далёких предках. Аня была славной девушкой. Вильс очень ценил её, и старался беречь от лишних хлопот. Он даже поначалу категорически отказывался брать её с собой, когда несколько дней назад та сама напросилась идти с ним.
  "Зачем ей это? - недоумевал он - Другое дело, когда я приглашаю Аню в кафе или в парк, но чтобы тащить её так далеко в горы - нет, это ей, наверно, ни к чему".
  Однако отчего-то он быстро поменял своё решение в тот вечер и согласился на уговоры девушки. Может быть, причиной такой перемены его настроения был короткий поцелуй, когда Вильс провожал её до дому?
  Знакомы двое молодых людей были довольно давно, потому что дом, где Анита жила со своими родителями располагался не так далеко от дома семьи Вилса. Их отцы и матери дружили ещё с давних пор, потому что так издавна повелось, если разные семьи селились не далее, чем в двухстах-трёхстах километрах друг от друга, они автоматически считались соседями.
  Вот уже почти тридцать лет устройства для мгновенного перемещения в обычном порядке устанавливались в каждом из домов сразу после строительства, поэтому расстояния между различными частями планеты почти перестали иметь значение. В нынешнюю эпоху глобального расселения крупных городов никто не строил. Места для жилья на планете хватало всем, и было странно читать в исторических хрониках, что когда-то огромным массам людей на земле приходилось ютиться в тесных, пыльных и шумных городах, передвигаясь из одной части материка на автомобилях, поездах и самолётах.
  По настоящему крепко Виль с Аней сдружились уже в студенческие годы, когда однажды молодые люди случайно столкнулись на каком-то концерте инструментальной музыки. С тех пор они много времени проводили вместе, хотя и учились в совершенно разных учебных заведениях...
  - Сейчас сложно сказать, почему - заговорил, наконец Вильс, отвечая на вопрос Аниты - надеюсь, мы вскоре это узнаем лучше. Профессор Плёсов говорит, что мы, по сути, только-только начинаем изучать наше прошлое, ведь практически все люди погибли после того самого катаклизма, который произошёл на Земле около пяти тысяч лет назад, а источников информации о прошлом сохранилось крайне мало.
  Вильс понимал, что такой ответ мало что прояснит, и он уже приготовился к продолжению своего рассказа, когда что-то вынудило его замереть на месте. Воздух внезапно загустел, после чего молодому человеку показалось, будто множество энергетических потоков окружающего пространства скрутились в одном месте, и сошлись в толстый, почти осязаемый жгут.
  Вильс остановился возле небольшого островка пожухлой травы и принялся снимать рюкзак.
  - Сделаем стоянку здесь - коротко сказал он.
  Место вокруг оказалось ровное, без кочек. Анита подтвердила, что ощутила в этом месте то же самое, что и её товарищ, и они, не спеша, принялись раскладывать принесённые с собой вещи.
  Вильс собрал дезинтегратор и уже собрался поискать место, чтобы приступить к пробному бурению, когда обернулся к Аните и увидел, что та зачем-то прошла дальше, а затем стала что-то внимательно осматривать в ближайших кустах. Через некоторое время послышался её возглас:
  - Кажется, здесь есть заваленная пещера.
  Пару секунд спустя Вильс стоял рядом с девушкой и рассматривал углубление в почве, около которого та топталась. Еще через минуту, после зрительного сканирования местности он вынес вердикт.
  - Ну и глазастая ты, Аня. Давно заметила?
  Девушка смущённо потупилась, пожала плечами, но ничего не ответила. Похоже, мамина тактика по общению с мужчинами работала безотказно.
  Когда дезинтегратор был собран, Вильс настроил нужную волну и попробовал определить структуру грунта. Он, как, впрочем, и его спутница, прекрасно знал, что именно представлял собой здешний холм, а также то, что здесь можно было найти...
  Несколько месяцев назад, когда Вильс Озеров, студент Центрального археологического университета впервые прослышал об этом месте, у него возникло стойкое желание откопать тут хотя бы один из Камней Памяти. В то время молодому человеку казалось удивительным то, что раскопки внутри этого холма до сих пор толком никто не проводил, тогда как несколько крупных городов, погребённых после той гибельной волны страшных землетрясений и цунами, были перерыты, буквально, вдоль и поперёк.
  В следующем году Вильсу как раз предстоял выпуск из университета, и к экзамену он решил подготовиться заранее. Тогда-то у него и родился план сходить в давно намеченное им место.
  Первое сканирование подтвердило наличие неоднородности в той части холма, куда указала Аня. Где-то там же, в глубине датчик показывал наличие бронзы. Впрочем, Вильс не строил иллюзий насчёт показания прибора, прекрасно понимая, что всевозможные предметы, сделанные из медных сплавов могут попадаться тут везде, и даже в порядочном количестве.
  Далее следовало настроить бур дезинтегратора, чтобы аккуратно вырыть первую пробную шахту, не повредив при этом возможную находку. В дальнейшем внутреннее зрение Вильса обязательно подскажет ему, где именно могут встретиться "камни памяти", которые наверняка должны быть разбросаны по разным участкам этого давно разрушенного города.
  - Виль, ты только старайся копать так, чтобы тебя там не завалило - с беспокойством проговорила девушка - Если с тобой что-нибудь случится, то как я тебя оттуда стану вытаскивать?
  - Не переживай за меня, Аня - отмахнулся Вильс - А то я начну думать, что ты не имеешь понятия о том, как работает дезинтегратор. При бурении стенки любого грунта укрепляются таким образом, что для разрушения их понадобится десятикратное усилие. Эту технологию отработали ещё пару столетий назад, так что можешь за мою жизнь не беспокоиться. Если хочешь, расправь пока купол и посиди там.
  Вильс принялся бурить проход, а Анита, пусть и не до конца убедившись в полной безопасности своего друга, всё же вытащила свёрток с упакованным тентом. Расстелив его на ровном месте, она нажала кнопку, и вскоре рядом образовалось нечто вроде широкой и уютной палатки.
  Пока она раскладывала вещи, Вильс уже исчез из поля её зрения и углубился в холм на несколько метров. Со стороны вырытой норы слышалось мерное жужжание дизентегртора, который вгрызался в неоднородную породу, мгновенно аннигилируя при этом весь выбираемый из земли материал.
  Девушка ещё раз заглянула в темноту шахты, желая убедиться, что с Вильсом всё в порядке, затем вернулась к палатке, забралась внутрь и отчего-то невесело вздохнула. Устроившись удобней, она достала портативную электронную книгу и принялась читать статью по технологии выращивания подсолнечника в симбиозе с бобовыми культурами.
  
  ***
  "Ячейки памяти", как стали называть первые обнаруженные при раскопках странные находки, внешне почти ничем не отличались от самых обыкновенных булыжников, за исключением одной любопытной особенности: в каждом из подобных камней был аккуратно вмонтирован плоский круг из металла с надписью. Гравировка на пластине обозначала, судя по всему, имя владельца камня, а также заключала в себе ряд каких-то цифр. Первый подобный артефакт обнаружили совершенно случайно, произошло это во время археологических раскопок на Перинейском полуострове, и в том, что вскоре будут найдены другие подобные предметы, почти никто тогда не сомневался.
  Именно так всё и случилось - с каждой археологической экспедицией находок становилось всё больше. Попадались они на всех ранее обитаемых континентах, однако о том, что странные камни представляют собой бесценные документы прошлого, стало известно позже, когда несколько из найденных артефактов подвергли биометрическому сканированию. Люди-бионики были первыми, кто предположил, что каждый из камней является некой ячейкой информации и, конечно, оказались правы.
  Всё дело оказалось в свойствах кристаллов кварца. Ещё из курса лекций, которые четыре года назад читал профессор Плёсов, Вильс хорошо знал, что кварц является уникальным материалом. Этот минерал способен буквально "впитывать" в свою структуру находящуюся вокруг информацию и хранить её бесконечно долго. Знали об этом не только современные учёные. Ещё более пяти тысяч лет назад у людей уже имелось похожее представление о свойствах данного материала.
  Вскоре в отношении необычных артефактов выяснилось весьма интересное обстоятельство: "ячйки памяти" отнюдь не были простым булыжниками, которые пролежали миллионы лет в слоях почвы. Точнее, так оно и было, но одной с маленькой разницей. Длительный период времени эти камни находились в домах обычных людей, словно самые обычные предметы интерьера. Стоя неподвижно на одних и тех же местах, кристаллы кварца, заключённые в структуру камней, фиксировали происходящее вокруг, как на киноплёнку.
  На кафедре университета было много шума по поводу первых находок. Вильс только-только поступил на учёбу, когда профессора и доценты начали рассказывать своим студентам на своих лекциях об открытии "ячеек памяти". И уже тогда Вильс хорошо для себя уяснил - всё это только начало большой и трудной работы, продолжать которую предстоит также и ему - будущему молодому специалисту-историку.
  Хотя открытие "камней памяти" само по себе и так уже было огромным событием в археологии и истории, оставался пока неясным один повисший в воздухе вопрос: для чего именно люди прошлого хранили в своих жилищах подобные вещи? Догадывались ли они о том, что однажды их потомки смогут найти способ считывать с кристаллов данные о происходивших в те времена событиях, или, может, те камни были всего-навсего игрушками, плохо обработанными сувенирами, которые было модно ставить в своих домах на красивых подставках?
  Даже если предположить первое, вряд ли кто-то тогда в полной мере мог предположить, каким подарком из прошлого станет каждый обнаруженный "сувенир" для археологов и историков в будущем, и какую невероятную ценность он станет собой представлять.
  После биоников за дело взялись кибернетики. Довольно быстро был сконструирован первый аппарат, с помощью которого стало возможным считывать записанную на кристаллах информацию. Дальнейшие успехи учёных породили целый раздел в науке, где исследователи начали изучать историю древнего мира уже не по обрывкам разрозненных сведений, а на конкретных и точных примерах, бережно скопированных с необычных ячеек памяти - немых свидетелей прошлого. Благодаря каждому вновь обнаруженному артефакту, хроника чьей-то отдельной семьи оказывались перед взором исследователей, словно горсть песка на ладони. Целые годы чьей-то жизни в подробностях и мельчайших деталях были теперь доступными для изучения. Не передать словами того ощущения восторга, когда оборудование по сканированию кварцевых образцов заработало в первый раз и когда учёные, наконец, увидели и услышали то, о чём никто не мог даже мечтать - живые лица и голоса далёких предков.
  Подолгу и с жадностью первооткрывателей люди будущего принялись вглядываться в образы на экране и вслушиваться в диалоги, доносящиеся из устройства звукового воспроизведения. Прошлое теперь уже не казалось таким призрачным и далёким, благодаря вдруг возникшему из небытия тоненькому мостику, проложенному между двумя разными эпохами.
  
  ***
  Незадолго до того дня, когда Вильс решил идти на раскопки, они с Аней проводили выходной вместе. Молодые люди сидели в яблоневом саду и пили чай с баранками. Их неторопливой беседе никто не мешал, в воздухе пахло летом и влагой от ближайшей реки.
  На столе, где стоял чайник с посудой, лежал маленький поддон с семенами тмина, льна и подсолнечника. Юркая синица слетела с ветки на край стола и одним глазом уставилась на двух людей, будто спрашивая разрешения, однако сама не решаясь подлететь ближе к добыче.
  - Держи, кроха - Анита зачерпнула горсть семян и вытянула раскрытую ладонь. Синица радостно вспорхнула, доверчиво уселась на руку человека и принялась клевать угощение. Какое-то время птица спокойно прыгала по ладони, но вдруг внезапно вспорхнула, будто чем-то испуганная.
  В эту же секунду оба человека резко напряглись, и стали оглядываться, и прислушиваться к звукам вокруг. Вскоре Вильс коротко указал рукой на запад и произнёс:
  - Это где-то там. Я чувствую сильное давление...
  - Верно. Кажется, что-то нехорошее случилось у Журавлёвых - Анита и сама уже распознала не только направление, но и местоположение источника бионического возмущения - бежим!
  Словно ветер они ворвались в камеру перемещения, но прежде чем ввести необходимые координаты, парень с девушкой подождали несколько секунд, пока отец Вильса, который до этого момента хлопотал с поливочной техникой позади дома, догонит их, чтобы тоже встать в круг телепорта.
  Мгновением позже все трое были на месте. С местом они угадали безошибочно.
  Пока они втроём торопились в том направлении, куда их звал незримый тревожный голос, Вильс мысленно поблагодарил Небеса за дар, который с безошибочной точностью помогал им чувствовать и оценивать потоки энергетических возмущений на многие и многие километры вокруг,
  В усадьбе Журвлевых уже находилось человек десять из тех, кто оказался здесь раньше, почувствовав опасность. Бегом, словно ищейки по запаху, все двигались в сторону теплицы, которая располагалась в дальнем углу приусадебной территории. Чем ближе была "точка схода", тем явственней Вильс чувствовал, какая именно беда стряслась.
  Так и есть! Это был пожилой сосед - дед старого товарища Вильса, Никиты Журавлева. Оказалось, старик просто в одиночку решил поправить раму наверху теплицы, которая была плохо закреплена. Оттуда он и рухнул, сильно поранившись о разбившееся стекло. Если бы быстро не подоспели соседи и оперативно не доставили беднягу в клинику, несчастный умер бы от потери крови уже через несколько коротких минут...
  - Как же вы так, Эдуард Окопович! - сокрушался отец Вилса, который хорошо знал старика и оставался рядом с ним всё то время, пока пострадавшего не передали в руки врачей - Это же было так просто попросить кого-нибудь из знакомых. Возраст ведь у вас не как у мальчика. Уверен, человек десять уж точно бы откликнулись вам помочь.
  Старик Журавлёв улыбнулся и ответил что-то вроде, мол, "не хотел никого беспокоить, вот и полез сам..."
  Отец прибыл домой примерно через полчаса после того, как сюда вернулись Вильс с Аней, и когда стало понятно, что жизнь пострадавшего вне опасности.
  - Будет жить - коротко сказал он, направившись в дом, чтобы переодеться. Аура отца при этом светилась умиротворённым янтарным цветом.
  Чаю в тот вечер почему-то больше не хотелось, но расставаться Вильс с Аней не спешили. Они ещё долго просидели в тени яблоневых деревьев, ведя неспешную беседу, наблюдая за тем, как постепенно надвигается поздний вечер, и как покрывало из ярких звёзд медленно затягивает купол неба. Тогда-то в первый раз она и задала ему свой вопрос:
  - Вильс, а чем всё-таки отличались от нас Древние? И в чём были похожи на нас?
  Её долго прикидывая что-то в уме, но потом принялся рассказывать, правда, не так, как это делали преподаватели во время уроков, а своими словами, словно понимал, что рядом с ним не студентка исторического факультета, а просто его хороший товарищ и друг Анита Соловьёва.
  - Знаешь, Аня, иногда мне кажется, что они, это не до конца сформированные мы. То как они часто поступали в отношении себе подобных, даже в отношении своих родных и близких, ставит историков в непреодолимый тупик. Однако при просмотре очередной записи ты вдруг приходишь к пониманию того, что наши предки просто были... слепы.
  - То есть.
  - Ну, не видели чувств и настроений другого человека, не говоря уже о том, чтобы распознавать это на расстоянии.
  - Как это может быть, Вильс? Ведь любой из нас сегодня, даже обладающий самым низкоуровневым биополем способен различить хотя бы те потоки и волны, что исходят со стороны отца и матери.
  - Не знаю. Аппаратура, созданная для сканирования камней памяти пока не может воспроизвести отпечатки бионических волн, которые на момент записи исходили от окружающих. Я даже не уверен, что кристаллы кварца способны на такое. Они отлично фиксируют грубую зрительную информацию, плюс звук в пределах от десяти до пятидесяти тысяч колебаний в секунду, но тонкие структуры энергетических потоков они, похоже, запечатлеть не в состоянии.
  - Странно, - девушка нахмурилась, словно не могла правильно сформулировать мысль - но почему... почему учёные сделали такие выводы... о том, что Древние не видели друг друга, как видим это мы, люди настоящего.
  Вильс почесал лоб и доходчиво принялся объяснять, снова стараясь не сильно вдаваться в научные термины и формулировки.
  - Как тебе сказать. Вот, взять к примеру, их повседневный быт или отношения друг с другом. Благодаря тому, что все найденные камни были установлены в разных местах человеческих жилищ, мы можем сделать выводы, что люди прошлого довольно скверно проводили своё свободное время. Они были вспыльчивы, часто ленивы, так как постоянно ели нездоровую пищу, но ещё они вечно смотрели в свои телевизионные экраны, которые стояли почти в каждом доме. Еще они любили постоянно что-то искать в глобальной сети, а также тратили массу времени на всевозможные кинофильмы и видеоигры.
  - Но зачем они это делали, то есть, зачем смотрели в экраны, культивируя такое количество нездоровых эмоций? - Анита с интересом подняла свои голубые, как небо глаза, и посмотрела на Вильса.
  - Как правило, - продолжал рассказывать тот - на экранах показывались текущие новости, происходящие по всему миру. Знаешь, сегодня учёные с особым интересом просматривают записи тех передач, благодаря которым можно многое узнать из того, что вообще происходило в те времена.
  - Но что же плохого в новостях. Мы ведь и сегодня периодически следим за тем, что случается в мире?
  - Да, но имей в виду, что делаем мы это благодаря зондированию тонких энергетических возмущений с помощью своих внутренних чувств. Нам не нужны какие-то определённые группы людей со сложным оборудованием, которые станут трубить на весь мир о том, что в этот миг происходит в Африке, Сибири или на островах Огненной земли. Когда наступает определённый момент, мы можем чувствовать радость и ли беду, которая происходит с кем-то на самых дальних расстояниях. Каждый из нас не раздумывая спешит на помощь, если кто-то вдруг бросил отчаянный кличь в пространство эфира. Мы также можем разделить чью-то радость, отправившись в гости, чтобы отпраздновать, например, рождение нового человека или пригласить кого-то сами. Все мы прекрасно знаем - попади в беду любой из нас, и тем же мигом десятки людей со всей округи бросят свои дела, чтобы примчаться и поддержать в трудную минуту.
  - А разве наши предки следили за новостями не по той же причине? Не для того, чтобы помочь кому-то?
  Вильс не ответил словами, только с грустью покачал головой и посмотрел куда-то вдаль. В его безмолвном ответе девушка различила столько печали и душевного замешательства. Она сама всё поняла и прочувствовала, на глазах у неё почему-то проступили слёзы, после чего Анита сказала тихо, почти неслышно:
  - Но как можно было просто сидеть и наблюдать за тем, как к кому-то пришло несчастье и ничего при этом не делать? Как можно вообще спокойно жить после этого?
  - Не суди наших предков строго - нахмурился Вильс - Обладай они теми же возможностями быстрого перемещения что и мы, какая-то часть сидящих у экранов людей, не раздумывая, бросилась бы на помощь хоть на другой край света. Поверь, я знаю, о чём говорю. На самом деле они не были такими уж чёрствыми, как ты подумала. Мне лично приходилось наблюдать при просмотре тех записей не только безразличие и эгоизм. Многие поступки наших предков были достаточно великодушными и по-своему замечательными. Постарайся не забывать о главном - нынешнее человечество - это никакие не пришельцы с других планет, а самые что ни на есть прямые потомки тех самых людей.
  Вильс ненадолго замолчал, Аня тоже сидела задумавшись. Казалось, она пыталась проникнуться симпатией к обществу прошлого. Но, похоже, это ей удавалось с трудом. Через пару минут она решила перевести разговор немного в другую область, и спросила:
  - Ты упомянул слово кино... фильмы? А что это такое, Виль?
  - Это просто ещё одно из тех странных развлечений, которые интересовали людей, проводящих свой досуг дома. Кинофильмами они называли, как правило, выдуманные истории, инсценированные актёрами. Что-то вроде сегодняшних театральных постановок с тем отличием, что в кинофильмах показывалось слишком много насилия, нездоровых зрелищ и каких-нибудь длинных слёзных историй про безответную любовь.
  - Наверное это было... занятно.
  - Ты имеешь в виду нездоровые зрелища?
  - Нет, я подумала об историях про безответную любовь. Разве такое бывает?
  - В те времена такое было вдоль и поперёк. Обычно люди сходились, заводили семьи, но бывало и так, что девушка или юноша не находили взаимной симпатии у того, кто им нравился.
  - Тогда должно быть те, кто, в конце концов, находили свою половину, по настоящему были счастливы?
  - Далеко не всегда.
  - Почему?
  - Потому что часто люди в ту эпоху совершенно наплевательски относились к своим близким. Их разговоры друг с другом были чаще всего спорами о деньгах, о поездках за город или за границу. Ещё они много разговаривали по телефону - был такой способ электронной связи на расстоянии - обсуждая друг с другом недавно купленные товары. Знаешь, они так мало уделяли внимания детям и старикам, а своих жён и мужей они часто просто терпели, так как чувство привязанности к ним постепенно ослабевало. Спустя всего несколько лет совместной жизни у них даже практиковался развод.
  - То есть как, развод? - на лице девушки отобразилось полное непонимание.
  - А вот так. Наскучит паре жить вместе, ну, или, например, найдёт себе чей-то муж другую женщину, и уходит к ней...
  - Подожди, Вильс, ты сейчас говоришь какие-то выдумки! А как же дети?
  - К сожалению, такое было на самом деле. Отцы бросали детей, дети забывали о родителях - молодой человек вздохнул и посмотрел на восходящую над горизонтом Луну.
  - Подожди, а деньги? Ты сказал, они любили деньги больше чем друг друга! - сказала Анита, помотав головой - я что-то слышала про них. Кажется, в древние времена это были такие металлические кругляшки или бумажки, на которые обменивали еду или всякие нужные в хозяйстве вещи. Разве можно сравнивать человека и бумажки?
  - Давай не будем вдаваться во все эти жуткие вещи - Вильс почувствовал, что их сегодняшний разговор может продолжаться бесконечно - Слава Великому Духу Вселенной, те времена безвозвратно прошли.
  Затем он зачем-то оглянулся по сторонам и добавил.
  - Тебе пора домой, Аня, а то мама с папой станут беспокоиться.
  - Нет, не станут - улыбнулась девушка - они ведь знают, что я у тебя в гостях, что со мной может случиться?
  Однако уже было и в самом деле поздно. В тот вечер Вильс решил проводить свою гостью прямо до дому. Вдвоём они перенеслись немного южнее дома Аниты, отправившись на одну из станций телепорта около старого Волжского водохранилища. Дальнейший путь, примерно два километра на северо-запад, двое молодых людей прошагали пешком вдоль густой лесополосы, вдыхая запах летней травы и упиваясь ароматом спелой земляники.
  По пути Вильс проболтался о том, что на следующих выходных хотел бы в одиночку отыскать "камень памяти" в одном из забытых городов Предков. Далее с помощью портативного сканера, если поиски увенчаются успехом, он самостоятельно планировал считать содержимое кристаллов, а после списывания и анализа всех данных собирался использовать полученную информацию при защите дипломной работы.
  - Возьми меня с собой - попросила Аня, когда они остановились почти у входной двери её дома. При этом она подняла на Вильса свои красивые глаза и лукаво улыбнулась. В темноте, освещённая лишь луной и светом небольшого фонаря от дома, девушка выглядела необычайно красивой, словно лесная фея - обещаю, не мешаться под ногами, и даже буду помогать, чем смогу.
  - Ну, не знаю... Зачем тебе это?
  - Пожалуйста. Вильс - Анита подошла ближе, и, подтянувшись на цыпочках, в первый раз за всё время их знакомства чмокнула юношу прямо в губы.
  - Хорошо, - немного растерялся тот - только учти, придётся кое-что нести в рюкзаке.
  - А я и не возражаю, - сказала Анита, обернувшись на пороге дома - давай, обговорим детали завтра.
  На том они и расстались, чтобы ровно через неделю отправиться в их первый совместный поход.
  
  ***
  В палатке было тепло и уютно. Маленький солнечный элемент, встроенный в крышу тента создавал дополнительный обогрев внутри, так как утренний ветер всё-таки принёс в этот день небольшой прохладный дождь. Через пару часов он стих, и небо вновь осветило июньское солнце, которое в этом районе Уральских гор согревало хоть и не очень сильно, но питало батарею с более чем достаточной силой.
  Ультразвуковой сигнал маленького электронного прибора не позволял назойливым насекомым приближаться на добрый десяток метров к месту стоянки двух туристов, поэтому здесь им не грозило быть искусанными многочисленными комарами.
  "Интересно, как там Вильс?" - подумала Анита и послала мысленный запрос в область ближайшего эфирного пространства.
  Судя по тому, что от её спутника не исходило в этот момент никаких следов лишней тревоги, девушка сделала вывод, что беспокоиться ей не о чем. От комаров Вильса спасал такой же прибор, каким была оборудована палатка, только встроен тот был в брючный ремень молодого человека. Другие неудобства, связанные с длительными раскопками, юношу, казалось, совсем не беспокоили.
  Они были в предгорьях Уральских гор уже около пяти часов. Солнце стало припекать сильней, и скоро Аня отключила искусственный обогрев тента.
  Вильс пару раз возвращался с раскопок, чтобы попить воды или чего-нибудь перекусить, и Аня, заранее зная, когда тот придёт, подогревала для товарища консервы с помощью портативного теплового источника.
  День уже клонился к вечеру, когда девушка почувствовала волну внезапного восторга, исходящую со стороны пятой вырытой за сегодня шахты. Вильс бежал по направлению к палаточной стоянке, но Аня и так уже вышла к нему навстречу, почувствовав, что к чему.
  - Ты не поверишь! Нам всё-таки это удалось! - Вильс даже запыхался, пока торопился.
  - Ты нашёл? Это он? - Анита впервые глядела на загадочный артефакт вживую. Раньше она видела похожие штуки на картинках, но не подозревала, что на вид камень окажется таким обыкновенным. Она с интересом разглядывала находку в руках Вильса. Тот поворачивал камень из стороны в сторону и радостно улыбался.
  - Вот, гляди, - указал Вильс - тут как раз круглая пластина. На ней написано...
  - Ух ты! Давай сполоснем его водой, чтобы смыть грязь. Где-то в рюкзаке было средство для чистки металла.
  Через несколько минут найденный камень лежал на пористом палаточном коврике, гордо сверкая в лучах послеполуденного солнца своей бронзовой пластиной.
  - Андрей... Васильевич Колесников - прочитала на старом русском языке Анита. Дальше шёл цифровой код. Вильс принялся что-то вычислять и вдруг нахмурился.
  - Странно. Получается, что этот камень... - тут Вильс замолчал, что-то прикидывая в голове.
  - Что-то не так? - спросила его спутница.
  - Да нет, всё нормально - ответил он - просто получается, этот камень самый старый из всех найденных.
  - Как ты определил?
  - Всего за время поисков было обнаружено сто восемьдесят восемь камней. Это довольно редкие артефакты. Настолько редкие, что профессор Плёсов, давая мне на время дезинтегратор, даже усмехнулся, не веря в успех моего похода. Вот, смотри, на каждом найденном камне кроме имени владельца есть цифры. Как теперь установлено, они обозначают год, месяц и день, когда камень был обретён владельцем. Ещё есть порядковый номер, который сейчас плохо виден. По-моему, если ещё почистить металл, за длинным рядом нулей стоит всего одна цифра, и она похожа на единицу. Я хорошо помню надпись с самого "старшего" из камней, там тоже находился номер внизу, только тот был трёхзначный после семи нулей. Но даже если судить по верхней дате, этот артефакт на целых несколько лет старше, чем тот.
  - Послушай, Вильс - Анита посмотрела в сторону солнца, которое неукротимо приближалась к горизонту - у нас ещё есть время до конца дня. До станции телепорта мы доберёмся за каких-нибудь полтора часа. Давай прямо здесь и сейчас посмотрим, что записано на кристаллах этого камня.
  - Но... ты же должна понимать, что мы можем увидеть самые неожиданные вещи.
  - Я понимаю, Вильс! Мне уже двадцать два года, и я давно не маленькая девочка. Если будет что-то совсем неожиданное или непонятное для меня, то по твоим беспокойным мыслям я прекрасно почувствую это, и, обещаю, мы сразу же прекратим просмотр!
  Вильс колебался недолго. Вообще-то он и сам был не прочь просмотреть данные, ведь для этого он накануне и одолжил портативный считыватель в лаборатории кафедры. Вопрос был лишь в том, успеют ли они управиться до наступления сумерек.
  В конце концов парень с девушкой уселись под сводом палатки, подключили декодер и уставились на маленький экранчик. Вильс прибавил громкости, чтобы было лучше слышно, и электронный переводчик, синхронизируя перевод с движением губ на записи, стал выдавать качественный звук. Язык предков не слишком сильно отличался от современной речи, но с точностью перевода всё же следовало подстраховаться, чтобы случайно не пропустить какие-нибудь важные детали воспроизведённых разговоров.
  
  ***
  - ...Андрюха, ты так толком и не объяснил, что задумал - послышался голос человека, который сейчас находился вне поля зрения.
  Вильс быстро обнаружил в многочисленных слоях кварца те куски информации, которые были интересны для просмотра. Он подкрутил настройки, и изображение передвинулось вправо. На экране показался человек, который сидел за столом и держал в руках стакан с желтоватым полупрозрачным напитком. Сверху напитка плавала какая-то белая пена. Периодически человек прикладывался к своей посудине и понемногу отхлёбывал.
  Так как камень был не плоским, а немного округлым, его кристаллы могли записывать зрительную информацию с разных сторон. Оператору декодера оставалось только выбрать нужный ракурс для просмотра.
  - Да я же объясняю, Колян, мы с тобой по жизни неудачники, и нам тут такой шанс выпал, чтобы денег поднять. Ты, вот, сколько мест работы сменил за последний год? Уже три! И не факт, что на этом остановишься!
  Вильс снова что-то настроил в своём приборе, и теперь изображение автоматически стало переключаться между двумя собеседниками сразу, как только начинал говорить следующий из них.
  - Слушай, Андрей, меня жена и так пилит, а ещё ты на мозг капаешь. Хватит уже про работу болтать. Говори, зачем тёплое пиво притащил и вообще, о чём поговорить хотел? И какого лешего ты этот камень с собой приволок?
  Взгляд человека, которого звали Николай, и кто, судя по всему, был хозяином в доме, повернулся к экрану. Он протянул руку, безразлично повертел булыжник в руке и снова поставил его на место.
  Гость по имени Андрей откинулся на спинку стула и криво улыбнулся.
  - Знаешь, Колян, я хочу продать тебе этот камень.
  - Чего? - не понял собеседник - Продать?!
  - Вот именно, продать! С этой идеей я и пришёл к тебе.
  Хозяин квартиры протянул руку и налил себе ещё напитка, который сам до этого назвал "пивом".
  - Ты не поверишь, дружище, но он мне не нужен даже даром - отмахнулся он.
  - Я в этом не уверен - гость хитро погрозил пальцем - По крайней мере, давай я тебе кое о чём растолкую, а ты уже решишь, в доле ты со мной или нет.
  - Ну, ладно, Андрюх, выкладывай, только не долго, скоро дочка из школы вернётся, не хочу, чтобы она на меня Наташке настучала. Почему-то не любит она, когда её отец пиво пьёт. Правильная растёт, вся в тещу.
  - Ладно, слушай. Ты знаешь сына моего, Пашку?
  - Ну, конечно знаю, недавно институт закончил, и раньше он на рыбалку сколько раз с нами ездил.
  - Так вот, услышал я как-то, что он по Интернету всякие умные вещи слушает. Лекции, всякие видеотреннинги о том, как деньги делать, и вообще, чтобы по жизни не профаном быть, а грамотно и помногу зарабатывать.
  - Ну? И что.
  - А то, что я краем уха послушал, а потом и сам стал похожие вещи по его ссылкам находить. Прокрутил я это дело несколько раз, и смекнул - главное в любом предприятии, это идея!
  - И какая же идея пришла в твою мутную и окончательно прокуренную голову?
  - Нужно найти или придумать что-то такое, что вызовет интерес у как можно большего числа людей. Затем умудриться продать это каждому из них хотя бы по сто баксов.
  - И что?
  - Да то, дурья твоя башка, что если тысячам или миллионам людей ты сможешь втюхать свой чудо-продукт, то вскоре заработаешь миллионы или даже десятки миллионов больших зелёных денег.
  - Ага - почесал затылок Колян - значит, именно так ты и пришёл к идее продавать простые камни?
  - Соображаешь - человек по имени Андрей засмеялся и наполнил свой стакан в очередной раз.
  Какое-то время оба молчали. Потом первым заговорил Колян.
  - Ну, хорошо, идея твоя понятна. Но как именно ты заставишь всех вокруг покупать эту фигню - Колян кивнул в сторону лежащего на столе булыжника, бросив на него короткий и по-прежнему безразличный взгляд.
  - А вот тут, мой дорогой товарищ, пригодятся знания, которые ты когда-то получил в горном институте, если ты, конечно, их до сих пор окончательно не пропил.
  После сказанных слов гость хрипло засмеялся, а когда закончил сотрясать воздух, заговорил более обстоятельно.
  - Нам нужно будет сделать следующее: создадим в Интернете рекламную страницу, чтобы запустить информацию об этом проекте. Там компетентный учёный, то есть ты, расскажет о том, что кристаллическая структура камня обладает некими запоминающими свойствами, и всё такое прочее, бла-бла-бла...
  - Ну, в каком-то смысле это действительно так.
  - Не перебивай, Колян. Может это и так, но ты ведь хорошо знаешь, что пока наши замечательные научные деятели не умеют такую информацию считывать, и это - факт.
  - Тогда какой смысл...
  - А вот какой! Мы станем продавать такие вот камни по Интернету баксов по сто, не больше, сопровождая свои продажи тем, что, мол, делаем это исключительно в интересах людей, а точнее, в интересах будущих поколений человечества. Расскажем, что через много-много тысяч лет, а может и раньше, учёные обязательно научатся воспроизводить данные, годами записываемые кристаллами кварца. И тогда какому человеку не захочется поставить такой камень у себя в квартире на самом видном месте среди хрусталя или книг, чтобы тот год за годом впитывал в себя информацию обо всём, что происходит в доме? Кто не соблазниться оставить потомкам память о себе любимом? Пройдут годы, никто не заподозрит подвоха по той простой причине, что его и не будет. Зато за это время мы сможем денег отгрести - мама не горюй!
  Снова повисла тишина, и только негромкий плеск разливающегося по кружкам пива был слышен из динамиков.
  - Ладно, Андрюха, допустим, ты меня почти убедил. Предприятие это может и вправду выгореть, если грамотно к нему подойти. Но ответь мне тогда на такой вопрос: что будет, когда дело действительно начнёт приносить доход и другие дельцы, узнав о наших успехах, захотят заняться тем же самым. Глядишь, у них дело даже шустрее двинется.
  - Этот момент я тоже продумал, Колян. Мы не будем продавать простые камни. Как ты справедливо заметил, нашим изобретением могут воспользоваться другие недобросовестные людишки. Моя интуиция подсказывает, что вскоре информация о камнях-посланниках-в-будущее быстро разлетится по всему миру. Далее, глядишь, появится даже мода на такие вещи, и бестолковые люди сами по себе начнут отыскивать кварцевые булыжники и ставить их к себе на полочку.
  Вот тут и будет скрывать подвох!
  - И в чём же подвох?
  А в том, что люди хоть и бестолковый народ, но сразу смекнут: по каким признакам в далёком будущем можно будет найти камень с информацией о владельце! Где гарантия того, что найденный при раскопках булыжник всю свою многомиллионную жизнь не провалялся где-нибудь в овраге или в лесу, и ценности от него ноль?
  Нет, наши с тобой камни будут не совсем простыми. Во-первых, мы оформим авторские права на наши эксклюзивные продукты, а чтобы их никто не подделывал, мы станем вмуровывать в них специальные бронзовые пластины с информацией о владельце, датой приобретения и порядковым десятизначным номером. Сделаем мы это как раз затем, чтобы именно эта особенность наших с тобой камней и стала отличать "модули памяти" от миллионов простых булыжников, которые могут быть найдены археологами будущего при раскопках канувших в лету городов...
  
  ***
  Запись продолжалась еще долго, но наиболее важная часть была как раз в самом начале. Прокрутив ещё немного вперёд, и не найдя больше ничего интересного, Вильс отключил считывающее устройство и стал упаковывать вещи, засобиравшись в обратную дорогу.
  - Мы совершили почти невозможное - тихо пробормотал он, неуклюже пытаясь скрыть чувство восторга, смешанное с ощущением некоторой растерянности - нам удалось раздобыть не только первый камень, но мы также теперь знаем, с чего всё началось.
  Анита была, буквально, потрясена. У неё просто не укладывалось в голове, когда она пыталась проанализировать и понять ход мыслей двух людей, диалог которых они с Вильсом только что прослушали.
  Вильс также долго не мог вымолвить ни слова. Он молча укладывал вещи, неторопливо обдумывая увиденное, и периодически ловил себя на мысли, что каким-то неведомым образом понимает те глубинные причины, по которым так печально закончилось история Предков. Из уроков истории он знал, что однажды все богатства, накопленные поколениями Предков и те ценности, которые те считали незыблемыми и вечными, смыло огромными волнами огня и воды, и как после этого не осталось ничего, кроме остатков разрушенных городов и поселений. В Хрониках Памяти было записано, что пять тысяч лет назад проснулся древний вулкан, который, словно запал, пробудил давно дремавшие процессы внутри земной коры. Земля вздрогнула и на миг скорчилась в страшных судорогах. Огромные волны океанских вод завершили то, что не смог сделать подземный огонь планеты. Родина-мать человечества, в один миг стряхнула с своего тела миллионы представителей человеческого сообщества, чтобы дать возможность тем, кто выживет, начать всё с чистого листа.
  - Знаешь, Виль - заговорила Анита после очень долгого молчания, когда впереди за лесом показался высокий шпиль транспортной площадки - нам, наверное никогда не понять этих странных Предков. Мы с ними слишком разные.
  - Полностью согласен с тобой. Может это даже к лучшему, что не можем.
  Солнце уже почти село за горный хребет. Двое молодых людей взялись за руки. Так им было легче ориентироваться в наступающей темноте, а ещё затем, чтобы лучше ощущать настроение друг друга. Завтра родится новый день, но сегодня в наступивших сумерках надёжная и крепкая опора была отнюдь не лишней на каменистой и неровной дороге, ведущей к дому.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"