Блинова Эльмира Гафуровна: другие произведения.

Тайна Барбариссы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть-сказка для детей среднего школьного возраста

  Тайна Барабариссы
  (современная повесть-сказка)
  
  БЕЛАЯ СКАТЕРТЬ
  
  Мы учимся в пятом классе. Я сижу одна на последней парте, а передо мной Костя и Юра. И живем мы в одном доме. У Кости - братишка Славочка, у Юры - сестренка Катя, а у меня - никого, ни братишки, ни сестренки, хотя я очень люблю детей. Но я дружу и с Юрой, и с Костей и вожусь с их малышами. Я считаю, что мне повезло. А Костя с Юрой считают, что им повезло. Потому что им не всегда хочется нянчиться с малышами, а мне всегда.
  На уроке литературы Юлия Осиповна разбирала наши сочинения. Она сказала, что у нас совершенно не развито воображение, что ей читать наши сочинения скучно и даже мучительно. Оказывается, про то, что "снег покрыл белой скатертью всю землю", написала не только я, но и Бакин, и Костя, и Кружков, и даже Юра. Это, оказывается, штамп.
  Юлия Осиповна прочитала отрывки из нескольких сочинений. Особенно смешно написал Коля Бакин. "На снегу видны опечатки следов человека и животных" или "У проруби сидят рыбаки. У них отличный клюв".
  Потом Юлия Осиповна похвалила Женю Бирюлькина за пословицы и поговорки, которые он использовал в своем сочинении.
  И, как всегда, похвалила Барабанову и Алимова.
  - Послушайте, - сказала Юлия Осиповна, - как написала Лариса Барабанова про первый снег: "Он летел тихий и ласковый, как колыбельная песня. От этой красоты мне стало так легко, что казалось, еще немного... и наступит невесомость, и я взлечу, и буду летать и кружиться, как снежинка..."
  Костя повернулся ко мне и сказал:
  - Ей больше подойдет роль снежной лавины.
  Юлия Осиповна стала читать отрывок из сочинения Робика Алимова:
  "Зимние деревья очень трогательные в своей беззащитности. У березок веточки тонкие, а кончики пушистые, как ковыль. Я стоял и любовался зимним лесом, и вдруг мне показалось, что за елкой стоит снежная королева..."
  - Это была Лариса Барабанова, - прошептал Костик.
  Я чуть не рассмеялась вслух, но Юлия Осиповна строго на нас посмотрела и подняла Костика, чтобы узнать, о чем мы шепчемся.
  - Мы шепчемся о том, - сказал Костик, - что Алимов написал хорошее сочинение. Прямо как Андерсен.
  - Сам ты Андерсен, - пробубнил Алимов.
  А Барабанова сказала:
  - Сами не умеют писать и завидуют.
  
  Юлия Осиповна задала очень интересное задание: придумать сказку и рассказать ее какому-нибудь малышу, хоть соседскому, если в своей семье нет. И самим себе поставить оценку в дневник.
  Мы возвращались домой из школы и разговаривали про Барабанову, как она опять носилась на перемене с дисциплинарной тетрадкой, записывала тех, кто после десяти вечера смотрит телик.
  - Главное, хоть бы предупреждала, что будет записывать, - Костик сердито пнул консервную банку. Подбегает, главное, радостная: "Смотрел вчера "Бригаду"? А я, как дурак: "Ага, здорово!" Раз! И я - в тетрадке.
  - Ей дали задание - бороться за режим дня, вот она и выполняет, - сказал Юра.
  Оправдывает он ее, что ли? Разве можно Барабанову оправдывать? Ведь никакого житья от нее нет. А тетрадку эту дисциплинарную хочется украсть и сжечь.
  
  
   КЛЕТЧАТАЯ КЕПОЧКА
  
  Вечером я вспомнила про домашнее задание и пошла к Юре. А у него уже сидят Костя со Славочкой. Первым начал рассказывать сказку Костя:
  - Жил-был старик. У самого синего моря. Закинул он невод.
  - Это уже описывалось в литературе,- перебил его Юрка. - Ты давай свое...
  - Знаю. Закинул невод и вытащил... ботинок. Попросил ботинок старика: "Накорми ты меня кашей, а то я еле на ногах держусь".
  Костя замолчал.
  - А дальше? - спросил Славочка.
  - А что дальше? Накормил, конечно, он не вредный был, старик этот, не то, что его старуха... Все.
  - А желанья?
  - Да какие желанья может исполнить старый ботинок? Не повезло старику.
  - Неинтересно, - хором сказали Славочка и Катя.
  Костя вздохнул:
  - Наверное, не умею... Твоя очередь, Юра.
  
  - В общем, так, - Юра откашлялся. - Короче, жила-была девочка. Звали ее... Клетчатая Кепочка.
  - Красная шапочка, - хором поправили малыши.
  - Красную Шапочку сочинил Шарль Перро, а я сочиняю про Клетчатую Кепочку, - возразил Юра и продолжал. - Мама велела отнести волку чемодан гвоздей...
  Славочка и Катя усмехнулись, но промолчали.
  - Идет Клетчатая Кепочка по лесу, а навстречу ей Бабушка. И так далее.
  - Коротенькая, - разочарованно сказали малыши.
  Наступила моя очередь рассказывать сказку, но сначала я спросила:
  - Какую сказку вы хотите - длинную или не очень?
  - Очень, очень длинную, - сказал Славочка.
  А Катя добавила:
  - Многосерийную.
  Тогда я сказала:
  - Ну, хорошо. Я сегодня ее начну, а завтра будет продолжение. А потом и Юра, и Костик подключатся. И вы тоже. Вместе будем сочинять.
  И я стала рассказывать.
  
  
  МАРГО
  глава о том, что в некотором королевстве
  некоторые люди стали получать то,
  чего не заслужили
  
  В одном королевстве жили очень веселые и талантливые люди. Больше всего на свете они любили праздники. Примерно раз в неделю устраивались всевозможные конкурсы, в которых соревновались все желающие. Победитель конкурса становился королем, а люди, занявшие другие призовые места - второе и третье, назначались министрами. И это было справедливо. Каждый думал: "Ничего, что я проиграл в конкурсе собаководов, зато уж в конкурсе кошковедов я обязательно выиграю".
  Однажды на конкурсе прыгунов выше всех подпрыгнули три человека: Барбарисса, Алибоб и Джем Брюэль.
  И не только выше всех, но даже выше себя.
  - Вот это да! - сказал народ. - Так высоко у нас еще никто не подпрыгивал.
  И все радостно поздравили новое правительство с большим успехом.
  
  Следующий конкурс был очень серьезным. Люди постарше решили не участвовать в нем. Это был конкурс на лучший полет с зонтиком с крыши сарая.
  Королева Барбарисса, первый министр Алибоб и второй министр Джем Брюэль показали настоящие чудеса. Они то скользили над землей, как ласточки, то уносились в такую высь, что их можно было увидеть только в подзорную трубу, то камнем падали на жюри, как
  ястребы на цыплят, и в последнюю секунду замирали над самыми их макушками. Конечно, они получили три первых места. Уже во второй раз!
  
  С тех пор прошло много времени. И постоянно в победителях оказывались одни и те же люди: Барбарисса, Алибоб и Джем Брюэль.
  Можно подумать, что они невероятно талантливые люди! Но это не так. Если одни целыми ночами пишут стихи, чтобы поразить всех на конкурсе поэтов, а другие целыми днями ухаживают за цветами, чтобы победить на конкурсе цветоводов, то эти трое ничего не делают. Едят мороженое, гуляют в парке, катаются на качелях... А как конкурс - они опять в победителях.
  Народ заскучал.
  "Зачем я играю гаммы, - грустно думал музыкант,- если мне все равно не быть королем".
  "Зачем я ломаю голову над этой теоремой, - вздыхал математик, - все равно на конкурсе Барбарисса решит ее раньше меня".
  "Зачем я трачу время на изготовление этих масок, если корона мне не светит", - думала одна девочка, которая любила делать маски из папье-маше и мечтала на карнавальном конкурсе занять первое место.
  Эту девочку звали Марго. Она первая из всего королевства заметила, что тут что-то не так.
  Устроившись поваром в королевский дворец, она решила последить за Барбариссой. И однажды ночью Марго увидела, как королева выскользнула из своей спальни и направилась в город. Марго бесшумно, как тень, последовала за ней.
  Но Барбарисса была очень хитрой и осторожной. Она заметила слежку и сразу уволила Марго. А через несколько дней вышел указ: "С наступлением темноты из дома никому не выходить! Штраф - пятьдесят рублей!"
  Тем, кто легкомысленно отнесся к этому указу, пришлось поплатиться. По всему городу, откуда ни возьмись, появились патрули. Это были люди, которых никто раньше не видел. В темных плащах, с большими желтыми очками, в черных перчатках, они производили очень неприятное впечатление. Народ прозвал их филинами. И решил, что связываться с ними не стоит.
  Одна Марго не сдавалась. Тайна Барбариссы не давала ей покоя. И вот что Марго придумала. Она изготовила две маски. Одна - копия королевы Барбариссы, другая - копия Джема Брюэля. Теперь ей понадобилась помощь друзей. В своем королевстве у нее, конечно, имелись друзья. Но это были кошка и попугай. И Марго написала письмо двум своим друзьям, которые жили далеко за пределами королевства, и попросила их срочно приехать.
  
  - А как звали друзей Марго? - спросила Катя.
  - Их звали обыкновенно. - Я посмотрела на своих одноклассников. - Это были Костя и Юра, и они согласились приехать в королевство, в котором никогда раньше не были.
  - А дальше что было? - спросил Славочка.
  - А дальше - завтра, тем более, что ко второй серии нужно немного подготовиться.
  
  
   ЗВЕНЬЕВАЯ И ЗВЕНО
  
  Барабанова ходит по классу и нудным голосом читает нотацию:
  - Успеваемость по сравнению с той четвертью снизилась... О чем думаете...
  Когда она переписывает наши оценки из журнала в свой блокнот, ей, видите ли, плакать хочется.
  По-моему, на всем белом свете одна Барабанова так переживает за нашу успеваемость.
  Я не выдержала и говорю сочувственно:
  - А ты поплачь, легче будет.
  - Вот уж кому язвить, так не тебе, скатерть белая. По пению тройка!
  Сразу обзываться.
  - Во-первых, не обзывайся, во-вторых, я считаю, что по пению, рисованию и по физкультуре вообще оценок не должно быть.
  - Ну уж дудки! - запротестовал Паша Тетрадкин.
  У него только по этим предметам пятерки.
  А Костя руками развел:
  - О чем спор вообще? Что вы, министры, что ли? Ставить оценки, не ставить... Давайте уж быстрей закругляться и по домам.
  Барабанова сразу же на Костю накинулась:
  - Ты уж закруглился, круглые тройки!
  А Костя не растерялся и отвечает:
  - Не так уж кругло, как тебе хотелось бы, есть у меня и острые четверки.
  - Острые, как бритва, - добавляю я.
  - Острые, как горчица, - присоединяется Юра.
  - Не нравится мне настроение этой троицы, - говорит Барабанова.
  - Зато ваша троица - гордость пятого "А", - говорю я.
  Женя Бирюлькин почему-то оскорбился:
  - Ничего себе. Мы весь класс тянем, а нас еще гордостью ехидно обзывают!
  Это он-то тянет? Я даже засмеялась:
  - Да ты сам у доски плаваешь. Просто потрясающе некоторые люди умеют устраиваться - сами всю четверть плавают, а под конец - раз! и в ударники. Кстати, - я встала, - ты, Лариса, и Бирюлькин, и Алимов - все вы нечестно поступили. Вот! Когда Юлия Осиповна
  дала задание придумать сказку, мы весь вечер придумывали. А вы весь вечер играли в лото, но пятерки себе выставили.
  - Сама ты выставила, - угрюмо сказал Алимов, - это самое... А у меня, может, брат в армии, кому мне рассказывать?
  - А я вообще единственный ребенок, - вздохнул Женя Бирюлькин. - Ничего себе, а?
  Молчите оба, - крикнула Лариса и, прищурившись, посмотрела на меня. - А ты откуда знаешь, что мы не рассказывали? Шпионила? Может, мы друг другу рассказывали?
  В разговор вмешался отличник Глазков:
  - Что это за сбор звена, где ни мне, ни Кружкову, ни Тетрадкину слова вставить не дают?
  - Вставляйте, - Лариса обиженно смотрела в окно, - вставляйте, вставляйте.
  - Предлагаю всем дружно подтянуться и разойтись по домам.
  - Кружков вставил. Теперь Тетрадкин. Вставь слово, Паша, твоя очередь.
  Паша Тетрадкин задумался, грызя яблоко, потом сказал:
  - Лично я обещаю подтянуться. Особенно по физкультуре. Раз двадцать обещаю подтянуться на турнике.
  
  
  ДОКУМЕНТ, УДОСТОВЕРЯЮЩИЙ НЕ ВАШУ ЛИЧНОСТЬ
  глава о том,
  что каждый может быть похожим на себя,
  но это не так интересно
  
  В комнате Марго все мебельные ножки были обуты: стул - в валенки, кровать - во фланелевые тапочки, а на коротеньких ножках шифоньера красовались вязаные башмачки,
  - У нас пол холодный, - объяснила Марго, - к тому же под нами живет мышонок, и я не хочу, чтоб от их деревянного топанья он просыпался и плакал. Правильно!
  - В общем, конечно, - пробормотал Костик и посмотрел на Юрку.
  Юрка пожал плечами.
  Пока Марго возилась на кухне, ребята познакомились с еще одной жительницей королевства. Она вылезла из-под кровати и сказала:
  - Между прочим, первыми здороваются те, кто воспитан нее.
  Мальчики поздоровались.
  - Между прочим, меня зовут Кэт. И я кошка. Привет! Я потому здороваюсь последняя, что я маленькая. А вы большие, значит, вас дольше воспитывали.
  Из кухни пришла Марго.
  - Это кошка, - представила она подружку. - Ее зовут Кэт.
  - Твоя Кэт похожа на...- начал было Костик.
  - Все на кого-нибудь похожи, - перебила его Марго, - вот ты, например, похож на одного мальчика по имени Костя, а ты, - она кивнула на Юру, - на мальчика по имени Юра. Хотите быть похожими на них - пожалуйста. Это ваше личное дело. Но если вы хотите быть похожими на других, то это даже интереснее. Правильно?
  - А на кого? - поинтересовался Костик. - Смотря на кого.
  - Вот ты, например, - сказала Марго, - смог бы ты притвориться вторым королевским министром?
  - Да хоть королевской коброй.
  - А ты, - Марго обратилась к Юре, - хочешь изобразить для пользы дела королеву?
  - Я? - Юрка смутился. - Зачем это? Ну, уж нет. Я лучше кобру...
  - При чем тут кобра? - Кэт недовольно взглянула на Юру. - Кобры живут в зоопарке под стеклом и не надо здесь никого пугать. Никто не испугался, между прочим.
  - Все дело в том, - сказала Марго, - что завтра утром корабль второго министра уходит в плавание. Одному из вас нужно спрятаться в нем под видом королевы. Чтобы следить за Джемом Брюэлем и выпытать у него тайну, из-за которой они все время выигрывают на конкурсе. А другому я предлагаю пробраться во дворец под видом второго министра, чтобы быть поближе к королеве и к первому министру.
  - Как это под видом? - не понял Костик.
  - У меня есть маски, я сама их изготовила. Одна маска - копия Джема Брюэля, а вторая - вылитая Барбарисса.
  - Но маски - это маски. Заметно же будет.
  - Это у вас заметно, - усмехнулась Кэт, - а у нас, если ты в маске, то ты уже не ты, а тот, на кого эта маска похожа.
  - Да, - подтвердила Марго, - у нас так. К тому же у меня готовы документы, удостоверяющие вашу личность, то есть, наоборот, не вашу...
  - С печатью? - спросил Юра.
  Марго открыла ящик стола и протянула документы: один - Косте, другой - Юре.
  - Четко! - одобрил Костик, - даже фотография есть, но кого-то она мне напоминает...
  - Все тебе кого-то напоминает, - фыркнула Кэт, - прочитай сначала, что там написано, если, конечно, понимаешь печатные буквы.
  - Читаю. Капитан Джем Брюэль. Второй министр. Место работы: королевский дворец. По совместительству: корабль "Ура".
  - Ну что ж, - Костик засунул документ в правый карман куртки, - надо попробовать. Только я бы лично поплыл на корабле. Хоть под видом Барбариссы, хоть под любым другим. Мне все равно.
  - Почему это ты? - насторожился Юра.
  - Да о тебе же беспокоюсь - как ты один среди не знакомой команды, в открытом море? Здесь все-таки Марго, кошка - все свои люди.
  - Ничего, - сказал Юрка, - как-нибудь...
  - Правильно, - поддержала его Марго. - Я тоже считаю, что Косте надо во дворец. Потому что королева очень хитрая, и ее раскусить труднее. А Джем, ну он такой - безобидный в общем-то... Ой! Чайник!
  Через минуту Марго вернулась с чайником.
  - Слышали, как он раскипятился? Ну, разве так можно? Выходить из себя только потому, что про него забыли... Может, поздороваешься с гостями?
  Чайник слегка приподнял крышку.
  - Свисток у меня просит. - Марго погладила чайник по черной ручке. - Ну, потерпи немного, пусть мышонок подрастет. Ты же не хочешь, чтоб от твоего свиста он рос нервным и запуганным.
  Чайник вздохнул.
  - А что, - поинтересовался Костик, - в вашем королевстве все умеют говорить?
  - В любом месте все умеют говорить, если ты умеешь слушать, - ответила Марго.
  - Значит, твой чайник - предмет одушевленный? - спросил Юрка.
  - Одушевленной бывает ванная, если в ней есть душ, - сказала Кэт. Потом подумала и добавила. - Лейка, между прочим, тоже одушевленная.
  За чаем и разговорами время пролетело незаметно.
  
  - Тебе пора на корабль, - напомнила Марго Юре. - Вот шляпа и маска, юбку надень поверх своей одежды, а еще придется переобуться - у твоих ботинок слишком некоролевский вид.
  В эту минуту кто-то забарабанил в дверь.
  - Ой! Кто к нам пришел! - радостно воскликнула Марго.- Позвольте представить моего друга попугая Флавия.
  - Что ли, это королева? - спросил попугай.
  - Правда, похоже?
  - Ни капельки не похоже. - Флавий нахмурился. - У королевы есть корона, а у этой шляпа. Что ли, корону трудно склеить?
  - Между прочим, - сказала Кэт, - эта королева идет не на прием, а на море. А туда как раз нужно надевать шляпу или платочек.
  - Можно еще панамку, - добавил Флавий. - Ну ладно. Раз королева идет на море, тогда похоже.
  
  
  "УРА"
  глава о корабле,
  который совсем не похож на мечту
  
  По булыжной мостовой, прихрамывая и поминутно оглядываясь, цокала особа - в куртке, длинной юбке и в шляпке. Вдруг она остановилась и со слабым стоном уселась прямо на мостовую. Кряхтя, стянула с ног сапожки. И, легко вскочив, побежала вприпрыжку, один сапог зажав под мышкой, а другим размахивая над головой.
  - За нарушение указа - штраф пятьдесят рублей!
  Юрка, переодетый в высочайшую особу, вздрогнул.
  Перед ним стоял человек в желтых очках, с крючкообразным носом и в темном длинном плаще.
  - За нарушение указа - штраф пятьдесят рублей, - повторил человек неприятным, скрипучим голосом.
  - Юрка растерялся - пятидесяти рублей у него не было.
  - А ведь это филин, - догадался он и предложил как можно вежливее: - Может, сапогами возьмете?
  - Спасибо, у меня не ваш размер, - ответил филин.
  - Вообще-то, - вспомнил Юрка, - я королева. И у меня есть документ, который это подтверждает.
  - Проходите, проходите, - сказал филин.
  Юрка помчался дальше.
  
  Впереди неровно дышало море.
  Вот и пристань. К ней пришвартован единственный корабль. На его борту большими буквами написано: УРА.
  Так. Значит, именно в него он должен тайно пролезть и спрятаться.
  
  Почему-то считается, что все корабли должны быть белыми. Что все они стройные, легкие и похожи на мечту, сон и еще что-то в этом духе.
  Корабль Джема Брюэля напоминал толстую, пятнистую кошку. Он лежал на воде неповоротливый и равнодушный ко всему. Казалось, вот сейчас он встанет, выгнет дугой спину и выберется на берег, брезгливо отряхивая лапы.
  Город был тихий, как выключенный телевизор, а здесь что-то чмокает, где-то капает, ворчливо проскрипел трап. Шелестят паруса, свернутые свитками. Недружелюбно шевелится темная вода за бортом.
  Реи в мачты обвиты какими-то пружинистыми лианами.
  - Мда, порядочки тут у них, даже корабль на что-то похож, - вздохнул Юрка, осторожно ступая по мяукающему дощатому полу.
  В трюме, где Юрка решил временно укрыться, гора длинных, как байдарки, огурцов. По углам - бочки, ящики, корзины.
  Юрка зарылся в огурцы. Было неуютно и как-то грустно. Почему-то казалось, что сейчас его непременно кто-то укусит за ногу
  С этой нехорошей мыслью Юрка заснул.
  
  Юра проснулся оттого, что по крыше кто-то бегал.
  "Кто это туда забрался и бегает, как заведенный, ведь свалится"! - удивился Юра.
  Тут он окончательно проснулся и понял, что бегают по палубе. Он выкарабкался из-под огурцов и заглянул в иллюминатор.
  В солнечном тумане отдалялся берег. На берегу стояла разноцветная толпа. На переднем плане - духовой оркестр, который почему-то ничего не играл, а прощально махал музыкальными инструментами. Среди музыкантов было много дирижеров. Они махали дирижерскими палочками.
  Кто-то спускался в трюм. В одно мгновение Юрка запрыгнул в бочку. К счастью, она оказалась полупустой. Меда в ней осталось немного - всего по пояс Юрке.
  Матрос в тельняшке без рукавов и в таких же полосатых штанах, сшитых, очевидно, из рукавов, схватил один огурец и убежал.
  Выбраться из бочки самостоятельно оказалось делом безнадежным. "Вот влип в историю, - переживал Юрка, - так и проторчишь здесь все плавание, как муха. А ведь пора наверх, выяснять тайну Барбариссы".
  - Эй, кто-нибудь, - решился он.
  - Кто там? - Лесенка, ведущая в трюм, загудела под тяжелыми сапогами.
  - Это я, - сказал Юрка вызывающе. - Королева Барбарисса. Кушаю мед. А что?
  
  
  ДОМИНО В КОРОЛЕВСКОМ ДВОРЦЕ
  глава о том,
  что кое-кому не помешала бы сдержанность, тем более при выполнении
  ответственного поручения
  
  Королева Барбарисса и первый министр Алибоб играли в домино. Костик стоял на подоконнике за портьерой и глядел на игроков в дырку, проеденную молью.
  "Почему это я слежу через какую-то дырку, - упрекал он себя, - в конце концов я второй министр, надо выйти и следить открыто... Но, с другой стороны, надо же привыкнуть к обстановке. Так... Это, вероятно, главная комната. На стенах цветные фотографии в золоченых рамах. На полу - огромная цилиндрическая ваза из чистого алюминия. На столе, покрытом дорогой клеенкой под бархат, канделябры в виде стройных козочек.
  - Входи! - громко сказала королева Барбарисса.
  Костик отодвинул портьеру и спрыгнул с подоконника.
  - Ходи, говорю, - повторила Барбарисса, не замечая Костика. - Твой ход.
  - Здрасьте, - робко произнес Костик.
  - Привет, ты чего тут? Ты же в плавании, - мельком взглянув на второго министра, Алибоб погрузился в свои доминошные расчеты.
  Но Барбарисса прореагировала иначе.
  - Чего это здрасьте? Чего это привет? Зачем вернулся? - И бац! костяшкой по столу.
  - Я еще не ходил, - быстро сказал Алибоб, - убери.
  - Как это не ходил, когда ходил.
  - Не ходил!
  - Ходил!
  - Ты сказала: твой ход. Я задумался. Тут вошел он, и я не ходил.
  - Ты сходил до того, как вошел он.
  - Правильно. Потом ходила ты. И сказала: твой ход.
  А я не ходил.
  - Вот давай его спросим, - вспомнила вдруг Барбарисса, - чей ход?
  И королева, не моргая, посмотрела Косте прямо в глаза.
  Костя смешался. Как сказать - твой или ваш? На "ты" или на "вы" называл ее Джем Брюэль?
  - Его, - сказал Костя.
  - Я тебе припомню, - процедила сквозь зубы Барбарисса, но костяшку свою убрала.
  Игра окончилась в пользу королевы, и она отщелкала по лбу Алибоба четыре крепких щелбана. Следующую партию играли уже втроем.
  - А чего это ты вернулся в самом деле? - спросила королева, рассматривая свои костяшки.
  - Кораблекрушение, - вздохнул Костик.
  - Ну да?
  "Марго говорила, что Джем Брюэль шутник, - вспомнил Костик, - надо срочно пошутить, а то заподозрят".
  - Хор мальчиков, - сказал Костик, кивнув на вертикально стоящие доминошные костяшки первого министра.
  Барбарисса хмыкнула.
  "Как бы узнать про тайну? Спросить, может, и все?" - напряженно думал Костик во время игры.
  - Скоро, что ли, следующий конкурс? - начал он осторожно.
  - Завтра, - ответила Барбарисса, - но я тебе запишу третье место, раз ты в плавании. А народу объясним, что у тебя уважительная причина.
  - Так я уже не в плавании! - удивился Костик. - И потом. Чего это все третье и третье, я, может, первое хочу?
  - Хоти, - сказала Барбарисса, перемешав все костяшки. - У тебя было шестнадцать, а ты сказал шесть. Неправильно подсчитал.
  - Да не может быть шестнадцать с одной костяшки, самое большее двенадцать!
  - Может, - отрезала королева, - тебе один щелбан!
  - Разбежалась, - сказал Костик. - И вообще пора к конкурсу готовиться, тем более я не в плавании и тоже буду участвовать.
  - Я тебе поучаствую. А ну - брысь!
  "А куда?" - подумал Костик и повернулся к первому министру:
  - Алибобчик, проводи-ка меня, а то чего-то коленки трясутся... От страха, наверное.
  - Ты чего это? - прошептал Алибоб, когда они вышли в коридор. - Она же тебя уволит из министров!
  "Вот оно что, - подумал Костик, - значит, всем распоряжается Барбарисса, а министры простые пешки".
  - Куда ты? - опять удивился Алибоб. - Да-а, здорово тебя кораблекрушение тряхнуло, если забыл, где живешь...
  И Костик увидел дверь, на которой розовым мелком было написано: "Второй министр Джем Брюэль".
  
  
  ПО ДОРОГЕ В ДЕТСКИЙ САД
  
  Я стою у газетного киоска и жду ребят.
  Первым из подъезда выходит Юра. На него приятно смотреть. В одной руке - санки, за другую держится Катя, на плече одеяло, за спиной ранец, в зубах мешок со второй обувью.
  Каждому ясно - вот вполне самостоятельный человек, помощник своим родителям.
  В соседнем подъезде раздается жуткий грохот и скрежет, как будто там началось землетрясение.
  Это Костик. Тоже с санками, в которых сидит Славочка. Полностью упакованный в яркий клетчатый платок, Славочка дергается и вертится. Не мальчик, а кубик Рубик.
  - Я думала, у вас холодильник спихнули в мусоропровод, - говорю я.
  - Не-а, - отвечает Костик. - Это не холодильник, это я.
  Светает. Под фонарями красиво блестит розовый снег.
  21
  - А у моей мамы, - говорит Катя, - такая кофточка есть. Из сушеного снега. Называется люрекс.
  - Сушат грибы или листья для гербария. - Костик снисходительно улыбается. - Если сушить снег, получается вода.
  - Юр, - удивляется Катя, - разве у нашей мамы кофточка мокрая?
  - Сухая, сухая...
  Помолчали. Все, кроме Славочки. Связанный, как пленник, он глухо мычит.
  - Быстрей бы лето, - вздыхает Костик. - Мухи, комары, речка, светлячки... Хорошо!
  Катя задумалась, а потом говорит:
  - Я знаю, как делается уха. Рыбу сначала казнят.
  Слава начал елозить на своих санках энергичнее, и ему, наконец, удалось высунуть из-под платка руку и освободить от шарфа рот. Он заорал во все горло:
  - Пятнадцать человек на сундук мертвеца! И-о-о-хо-хо-хо!!!
  Костя остановился и попытался закрыть Славе рот специальным беленьким платочком, чтобы потом не кашлял. Но Слава вырвал у него этот платочек, взмахнул и отбросил в сторону.
  Откуда ни возьмись - ветер. Как будто сидел себе под кустом и ждал подходящего момента. А теперь выскочил и дразнится: "Ну-ка отними!"
  - Куда? - закричал Костик и бросился в погоню.
  - Куда? Куда? - дружно закричали Катя и Славочка.
  - В жаркие страны, - сказала я.
  И мы с Юрой повезли детей в детский сад без Кости.
  
  Середина первого урока, а Кости все нет. Наконец дверь с шумом распахнулась. Костик весь мокрый и тяжело дышит. Он похож на спортсмена, только что побившего рекорд.
  В руках у него серенькая тряпочка. Из всего класса только я и Юра догадываемся, что это бывший беленький платочек.
  - В чем дело? - Юлия Осиповна постучала по столу карандашом, напоминая, что Костя есть Костя, а урок есть урок.
  - За платочком бегал, - сказал Костя.
  Юлия Осиповна, недоверчиво взглянув на тряпочку, велела Косте сесть.
  - Представляете, - зашептал Костик, усевшись на свое место, - около детского сада большой дом, я побежал вас догонять, гляжу - в первый подъезд этого дома направляется Барабанова, в руках у нее ватман, свернутый рулоном. Увидела меня, раз! и передумала. Повернула назад.
  - Вот это да! - сказала я.
  - Рита! Костя! - Юлия Осиповна опять постучала по столу. - Хотите поговорить - выйдите в коридор.
  - Тихо, - шепнул Юра, - подождем до перемены.
  - Ну вот, - продолжал Костя на перемене. - Я спрятался в этом подъезде и стал ее поджидать. Но она не вернулась. Как вы думаете - почему она меня испугалась?
  - Вот это да! - опять сказала я.
  И вдруг увидела, что к нам направляется Барабанова.
  - Тихо!
  - Костя! - строго сказала Барабанова. - Я опять тебя записываю в дисциплинарную тетрадь. Будем разбирать твое поведение на классном часе.
  - Но у меня уважительная причина, - воскликнул Костя, - я бегал за платочком.
  - Никогда не поверю, что за платочком можно бегать пол-урока.
  - А я верю, - сказала я.
  - И я, - сказал Юра.
  - Ставлю на общее голосование. - Барабанова громко крякнула: - Третье звено! Все сюда!
  - Опять внеклассовая работа! Даже на перемене покоя не дают, - возмутился Бакин.
  - Внеклассная, - поправил его Глазков.
  - Поесть не дают. Потом удивляются, почему я на уроке ем, - сказал Паша Тетрадкин и спрятал бутерброд обратно в ранец.
  - Все в сборе? - спросила Лариса. - Поднимите руки, кто считает, что для того, чтобы поймать платочек, необходимо пол-урока.
  Мы втроем подняли руки.
  - Не понял вопроса, - сказал Глазков.
  - Почему обязательно пол-урока? - Бакин пожал плечами.
  - Ничего себе. Пол-урока! Платочек птичка, что ли? - удивился Женя Бирюлькин.
  - Может, мы воздержимся от голосования? - спросили Тетрадкин и Кружков.
  
  - Вот видите, - сказала Барабанова. - Звено не на вашей стороне. Так что, Костя, записываю тебя в тетрадь. Согласно мнению коллектива.
  - Ну, просто сил больше нет, - сказала я.
  - Давайте переизберем ее, - предложила я, когда все разошлись по своим местам.
  - Ничего не получится, - сказал Юра, - учителя ее в обиду не дадут, - все про всех знает, за порядком следит, если надо - отдаст под суд общественности. Барабанова просто клад.
  - Где клад? - любопытный Коля Бакин подошел.
  - На Острове Сокровищ, - сказала я. - Чего здесь крутишься? Набросились всем звеном на Костю, как пираты какие-то. А ведь он, в самом деле, из-за платочка опоздал.
  - Я ничего не понял, - оправдывался Бакин. - Я даже не заметил, что Костя опоздал. Ничего не объяснили, а теперь пиратами обзываются.
  
  
  ПЕРЕОДЕТЬ КОРАБЛЬ!
  глава о том,
  что в трудную минуту радуешься знакомому голосу, не говоря уже о самом
  знакомом
  
  - Принимай команду, - кисло сказал Джем Брюэль, - где там швабры, сковородки, надувные круги - давай подсчитывай инвентарь.
  - Я? - Юрка растерялся,
  - Чего кривляется - не пойму. Сама явилась, сама - я? - передразнил Джем Брюэль Юрку. - Капитанничать же явилась, вот и капитанничай.
  - Я?
  - Вася Куролесов! - грубо сказал Джем Брюэль и отвернулся.
  "Костик бы ни за что не отказался", - грустно подумал Юрка, а вслух сказал:
  - Покататься я хочу. Покатаюсь, а там посмотрим...
  - Есть! - оживился Джем Брюэль. Взгляд его упал на Юркину юбку, которая безобразно топорщилась и напоминала скомканный картон, только что вынутый из столярного клея.
  - Не пойму я, - сказал он задумчиво. - Разве, чтобы есть мед, надо обязательно в бочку садиться? Теперь вот ходишь и прилипаешь.
  Юрка пожал плечами. Джем Брюэль оглушительно свистнул, и откуда-то сверху посыпались матросы.
  - Постирать! - скомандовал капитан, и не успел Юрка глазом моргнуть, как оказался в сетях, потом бултых! - уже в открытом море.
  - Тону! - мелькнула паническая мысль. Но тут он сообразил, что находится в большой авоське, затянутой у пояса, а за длинные ее ручки держатся матросы, свесившись с палубы.
  Вода в море была теплой. Юрка пошлепал по воде ладонью, поймал какую-то длинную водоросль, крепкую, как шнурок от ботинка.
  
  И вдруг увидел - прямо на него мчится стая рыб с хищно раскрытыми ртами.
  - Эй, наверху! - закричал Юрка. - Тяни, тяни!
  - Зачем? - равнодушно ответили наверху.- Отмокай пока.
  - Тут акулы! Тяни! - Юрка нетерпеливо дергал за ручку авоськи.
  - Ну и что?
  - Укусят!
  - Зачем ты им? Они мед любят.
  - Мед все любят, - сказал матрос, уже знакомый Юрке по трюму.
  Юрка отмок, сколько было положено, и теперь сох, прогуливаясь по палубе.
  То, что он ночью принял за лианы, оказалось телефонным шнуром, И два матроса - один на палубе, другой - высоко на мачте - о чем-то болтали по телефону, прерывая свой разговор оглушительным хохотом.
  На мачте реял флаг королевства: по голубому полю - разноцветный горошек, обозначающий либо карнавальные конфетти, либо конфеты-драже.
  Солнце стояло прямо над головой.
  На корме, свесив ноги в клетчатых носках, сидел боцман Галс. Так, по крайней мере, было написано на его футболке. Зубами он зажимал металлическую палочку, загнутую с одного конца, а в руках у него была удочка.
  Боцман Галс сосредоточенно водил ею над водой, стараясь, что-то подцепить абсолютно голым крючком. Наконец, это ему удалось.
  И Юрка увидел, как боцман отцепил от крючка блестящую нить. Затем, отбросив удочку в сторону, Галс вытащил изо рта палочку и быстро-быстро зашевелил ее концом. Из-под его мелькающих пальцев плавно выползла золотая змейка.
  - Что это? - спросил потрясенный Юрка.
  - Пока ничего, - спокойно ответил боцман Галс, - а когда свяжу, высушу и надену - будет отличная кольчуга.
  - Но ведь это вода! Если воду сушить, получается пар, - тупо возразил Юрка.
  - Это если сырье сушить, - вежливо объяснил боцман Галс. - А когда свяжешь, то ничего, держится.
  На огромной сковороде дымились нарезанные кружочками огурцы. Они не были жареными, как показалось сначала Юрке. Просто их очень густо посыпали перцем и заправили горчицей.
  - Отгадайте загадку, - предложил капитан, - Зимой и летом одним цветом.
  - Я? - сразу же сказал матрос по имени Кулебяка.
  - Не угадал. Это огурцы.
  - И сковородка, - добавил боцман Галс.
  - Ну, - сказал капитан после обеда, - пора за работу! Где там мой спецкостюм? - И он вытащил из-за пазухи повязку.
  Завязав ею один глаз, Джем Брюэль рявкнул неожиданно огрубевшим голосом:
  - Переодеть корабль!
  И через минуту побледневший Юрка увидел на мачте корабля черный, с белым черепом, флаг.
  Вот это Джем Брюэль! Вот это первый министр!
  У Юрки неприятно заныло в животе. Ну вот... начинается пальба... лопнут стекла в иллюминаторах... налетят зубастые комары... приставучие акулы...огурцы горячие какие-то... авоська...
  - Тебя к телефону, - сказал матрос Паштет,
  - Меня? - переспросил Юрка.
  - Кто из нас Барбарисса?
  - Я! Я! - вспомнил Юрка и взял трубку.
  - Ал-ле... Это Барбарисса? Это вас Флавий беспокоит
  - Флавочка, - закричал Юрка, - Флавочка, милый, где ты?
  - Как здоровье? Ал-ле? Меня хорошо слышно?
  - Хорошо! Очень хорошо! - радостно закричал Юрка, - как будто в двух шагах!
  Флавий не отвечал.
  - Алло! Алло! - Юрка изо всех сил дул в трубку.
  - В трех. А если брать мои шаги, то больше...
  Юрка поднял голову и увидел прямо перед собой попугая с красной телефонной трубкой в лапке.
  
  
  В ГРУЗИИ ВЫРАЩИВАЮТ ЧАЙ
  
  В актовой зале собрались все четвертые, пятые и шестые классы. Сегодня - подведение итогов конкурса на лучшую стенгазету и лучший номер художественной самодеятельности. Тема конкурса "Страны СНГ и ближнего зарубежья".
  Каждому классу досталось по стране. Кому - Узбекистан, кому - Литва, кому - Армения и так далее.
  Мы представили газету о Грузии. Хотя это только так говорится, что представили мы. На самом деле газету сделала Барабанова со своими помощниками Алимовым и Бирюлькиным. Правда, они использовали кое-какой материал, собранный в классе, но всю газету, во всей ее красе, мы увидели только сейчас, в актовом зале.
  Наверху - горы. Внизу - город, вероятно, Тбилиси. Слева - танцующие грузины с кинжалами на боку. Справа - чайные плантации с работающими на них стройными, очень нарядными девушками.
  И такое необычное название: "Привет из солнечной Грузии!" Большие, красивые буквы. Все ахнули.
  Да, такой роскошной газеты не было ни у кого.
  - А сейчас, - объявила старшая пионервожатая Люся, - представители из каждого класса выступят со стихами, песнями или просто скажут несколько слов о той стране, которую представляют
  В наших рядах произошло замешательство. В первый раз мы про это услышали.
  - А мы ничего не знали, - сказали все, - придется идти Барабановой.
  - Я не пойду, - заявила Барабанова. - Мы сами сделали всю газету, и с нас хватит!
  - Если вы, действительно, сделали все сами, то вы больше других знаете о Грузии, - сказала я.
  - Знаем, но не пойдем. Из принципа, - ответила Барабанова, - тем более, материал мы ваш использовали. Кто, например, принес стихотворение грузинского поэта? Вот пусть и идет с ним выступать.
  - Я, - вздохнул Тетрадкин, - но я его даже не читал. Гляжу - грузинская фамилия, вырвал этот листочек из календаря и передал Робику Алимову.
  - И я, - сказал Костик, - когда переписывал из путеводителя легенду про царицу Тамару, смотрел в это время телик. Хоть зарежьте, ни слова не помню.
  Тем временем представитель из четвертого "А" вышел на сцену и с выражением стал читать четверостишие Алишера Навои. На узбекском языке.
  - Вот это да! - сказала я.
  - Это нечестно, - сказала Барабанова. - Он узбек. А у нас, как назло, ни одного грузина в классе.
  Я усмехнулась:
  - Мало, что ли, у русских поэтов стихов о Грузии? Возьми и почитай на русском.
  - На холмах Грузии, - пробормотал Юра, - на холмах Грузии... лежит ночная мгла... шумит... Чего там шумит, а?
  - Арагва, - подсказала я, - шумит Арагва предо мною... А дальше?
  Дальше никто не знал.
  А между тем представитель четвертого "Б" уже рассказал киргизскую сказку, чтецы из четвертого "В" уже исполнили монтаж про героических нефтяников Азербайджана, и юная пианистка из четвертого "Г" сыграла молдавскую дойну.
  И вот уже ансамбль из четвертого "Д" поет украинскую песню "Пидманула - пидвила", а мы все не можем решить, кому идти на сцену.
  - Грузия! - торжественно объявила ведущая концерта Люся. - Пятый "А" - просим! Газета у вас замечательная, посмотрим, чем вы ее поддержите.
  И как Барабанова ни сопротивлялась, мы все-таки вытолкнули ее на сцену.
  Лариса стояла красная и растрепанная, с поджатыми губами. Молчала.
  - Ну что же ты? - спросила Люся.
  - В Грузии выращивают чай, - сказала Барабанова и опять замолчала. Уже надолго.
  Все заговорили:
  - Да она ничего не знает.
  - Как же она делала газету?
  - Наверное, из принципа молчит.
  - Волнуется, наверное.
  - Так нам и надо.
  И тут я, совершенно неожиданно для себя, как закричу:
  - Асса!!!
  Как выскочу в середину зала, обе руки - вправо, потом - влево! И бегом по кругу! Вприпрыжку!
  - Там-та-ра-ра-ра-ра-ра! Там-та-ра-ра-ра-ра-ра!
  Гляжу - Юрка с Костей тоже скачут. И уже весь наш пятый "А". Юная пианистка из четвертого "Г" бросилась к роялю. Юный барабанщик из пятого "Д", у которого впереди свой сольный таджикский номер, встал на одно колено и застучал ладонью по большому бубну:
  - Там-та-ра-ра-ра-ра-ра! Там-та-ра-ра-ра-ра-ра!
  Вот это был номер! Даже из других классов к нам присоединились.
  Конечно, мы получили первое место.
  - Еще бы, целую неделю потратили на газету, не спали, не ели, - сказала Барабанова.
  - Газета хорошая, слов нет, - согласились все. А я, Юра и Костик молча переглянулись.
  
  
  КОНКУРС НА ЛУЧШИЙ МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ
  глава о талантливых людях королевства и о находчивости того, кто талантом обделен
  
  Первоапрельская площадь празднично шумела. Повсюду цветы, воздушные шарики, рекламы мыла, стиральных порошков, шампуня.
  На высокой сцене сидели члены жюри. А конкурсанты столпились у вышки. В руках они держали бочонки со специальным шампунем и трубочки для выдувания пузырей.
  Первым выступал гражданин в белом фраке и в черном цилиндре. Резким движением он стянул перчатки и отбросил их почему-то в сторону жюри. Забрался на вышку. Высоко вскинув свою трубочку, гражданин нежно прижался губами к отверстию на ее конце.
  На фоне голубого неба закачался мыльный пузырь. Он был похож на бледно-сиреневую розу. Она плыла, роняя лепестки. Потеряв последний лепесток, роза упала на землю крупной слезой.
  Когда гражданин спустился на землю, его обступили друзья, жали ему руку, поздравляли, а он только скромно кланялся.
  Потом выступала беленькая девочка. Она выдула круглую лягушку, которая немного попрыгала и упала на землю. Полежала, как будто отдыхая, но вскоре лопнула.
  - Что делается, - восхищался Костик, - скажите, пожалуйста, какой способный народ в этом королевстве!
  Выдувались кувшины необыкновенной красоты, дворцы, похожие на мираж в пустыне, деревья, согнувшиеся под тяжестью плодов.
  Одна женщина выдула караван верблюдов, который тихо поплыл к горизонту.
  По радостным возгласам толпы или по ее огорчительным вздохам Костик понял: чем дольше продержится мыльное изделие в воздухе, тем больше очков получает автор.
  - Приготовиться Джему Брюэлю, - объявила Барбарисса.
  Костя растерялся. Что же делать? Да у него и трубочки нет.
  И тут он заметил, как Барбарисса протянула Алибобу бумажный сверток.
  - А мне? - попросил он вежливо.
  - Научись сначала вести себя, - насмешливо ответила Барбарисса.
  - Я еще не готов к выступлению, - сказал Костик, - объяви пока следующего.
  - Пожалуйста, только вряд ли тебе это поможет.
  Алибоб взбежал на вышку, достал трубочку и дунул в нее, как в сломанную телефонную трубку, так же грубо и как будто недоумевая.
  Но, тем не менее, в воздухе закружились пары. Они танцевали вальс. На четкий размер - раз, два, три. И никто не путался, не наступал дамам на ноги.
  Танцы исполнялись пять минут.
  Площадь взорвалась аплодисментами.
  Барбарисса объявила саму себя и велела приготовиться Джему Брюэлю.
  - Ты чего? Волнуешься? - У самой сцены стояла Марго.
  - Срочно! - взмолился Костик. - Срочно найди мне какую-нибудь макаронину...
  Марго сунула руку в карман и протянула Косте камышинку.
  - Ой, - сказала она, - у нас любители мыльных пузырей годами мастерят свои трубочки. Что же ты собираешься изобразить с помощью этого примитивного инструмента?
  Тем временем в небе плыл мыльный пузырь в форме корабля. Развевался флаг на мачте. Один матрос чистил тапочки, другой вязал кольчугу. Капитан сидел на своем мостике с перебинтованным глазом...
  Корабль медленно уплывал. Он превратился в точку и исчез.
  Наступило гробовое молчание. Слышно было, как муха пролетает. И Костик поймал в кулак эту пролетавшую муху.
  Через семь минут на землю упало несколько крупных капель.
  На табло засветилась надпись: Барбариса. Семь минут.
  - Вот это да! - воскликнула публика.
  Костику вручили бочонок с шампунем и, спотыкаясь, он полез на вышку.
  Незаметно бросив в бочонок муху, Костик выдул большой круглый пузырь.
  Ошалевшая муха жужжала в пузыре, как пылесос.
  - Звуковой! - восторженно загудела публика.- Он изобрел звуковой пузырь!
  - Какая форма! - кричал один зритель, размахивая шляпой. - Какое содержание! Не удивлюсь, если муха подкована!
  Да. Муха оказалась на высоте. Муха казалась артисткой из театра пантомимы. Поочередно поднимая лапки, она так комично искала выход, что площадь валилась от смеха.
  - Эй, муха! - кричал специалист по выдуванию роз. - Счастливого полета!
  Описав дугу, пузырь лопнул.
  На табло засветилась надпись: Джем Брюэль - три минуты.
  Жюри объявило победителей! Первое место - Барбарисса, второе - Алибоб, третье - Джем Брюэль.
  ВТОРОГО МИНИСТРА К КОРОЛЕВЕ!
  глава о том, как важно иметь при себе документы
  Надо поговорить с Алибобом, решил Костя, когда все трое вернулись во дворец. Может, что и проклюнется.
  - Шел мимо, дай, думаю, зайду к Алибобке, - приветливо начал Костик, - чем он, думаю, занимается?
  - Отдыхает, - угрюмо ответил Алибоб.
  - Отдыхаешь? Мо-ло-дец. Это ты здорово придумал. А вот скажи честно, трубочку для запускания мыльных танцев ведь не сам смастерил, а?
  - Ты, что ли, сам?
  - А я вот заметил, как Барбарисса бумажный пакетик протянула тебе под столом.
  - Тебе, что ли, не протянула?
  - Ладно, - согласился Костик, - и мне. Люди-то годы тратят, изобретают... А она раз! И три Потрясающих трубочки.
  - Да-а, - согласился Алибоб.
  - А вот ты подпрыгнул замечательно, помнишь? Как же тебе удалось? Ты ж ногу поднять ленишься. Как будто на лыжах ходишь.
  - Сам ты на лыжах.
  - Так я и не пытаюсь прыгать выше головы. А ты подпрыгнул.
  - Ты, что ли, не подпрыгнул?
  - Да, было дело, - вспомнил Костик. - Так в чем же мы прыгали?
  - В кедах же, - вспомнил Алибоб.
  - А что за кеды? Где купили? Или, может, их сделали по заказу?
  - Это самое... Отстань, а? Некогда мне, я отдыхаю.
  - Ладно, отстаю. А почему именно тебя Барбариса сделала первым министром? Может, ты очень хитрый?
  - Сам ты хитрый.
  Костик ушел к себе, а минут через десять весь дворец содрогнулся от грозного Барбариссиного голоса:
  - Второго министра к королеве! Второго министра к королеве!
  - Надеюсь, ты не потопил свои документы в кораблекрушении? - холодно произнесла Барбарисса.
  Костик молча протянул удостоверение личности. Барбарисса долго изучала его, затем перевела взгляд на смущенного Алибоба.
  - Второй министр может идти, - с достоинством сказала королева. - Хотя постой. Как тебе удалось выкрутиться на конкурсе?
  - Муха была фальшивая, - признался Костик, - то есть я хотел сказать - настоящая.
  Прикрывая за собой дверь, Костик услышал оправдывающийся голос первого министра:
  - Честно говорю, он спросил: "Кто их сделал - кеды-то?"
  - Да, - подумал Костик, - а Алибоб не такой дурак, каким притворяется. Надо рассказать Марго.
  
  
  ДЕНЕЖНАЯ КУПЮРА ДОСТОИНСТВОМ СТО ПЯТЬДЕСЯТ РУБЛЕЙ
  глава о том, что деньги легче заработать, чем
  подделать
  
  - Ну, что приуныл? - сказала Марго. - Конечно, трудно разгадать тайну Барбариссы. А какую легко? Давайте лучше подумаем, для чего королеве нужен указ - не выходить, как стемнеет.
  - Что-то скрывается в этой темноте, - сказал Костик.
  - Надо не послушаться, - предложила Кэт, - и ночью погулять.
  - А деньги у тебя есть для штрафа?
  - Деньги можно нарисовать, - ответила Кэт.
  - Точно, - обрадовался Костик, - штраф на одного человека - пятьдесят рублей. Нас трое. Значит, нам нужно нарисовать сто пятьдесят рублей.
  И весь вечер ребята рисовали сто пятьдесят рублей.
  - Между прочим, - ворчала Кэт, - легче было бы эти деньги заработать. И я устала, между прочим.
  - Ты, Костик, порисуй пока, - попросила Марго, - а я надую матрац, пусть Кэт полежит, отдохнет.
  - Опять меня надули, - вздохнул матрац. - Вспомни, что ты сказала, когда увидела меня в первый раз?
  - Я сказала: "Ах, какой матрос в тельняшечке!" - призналась Марго. - Мне понравилась твоя расцветка.
  - А потом, потом что ты сказала? - допытывался матрац,
  - А потом сказала: повезем его на море.
  - Вот видишь! В который раз ты меня надуваешь, а моря я даже ни в чьем сне не видел.
  - Успеешь, ты еще молодой, - сказала Марго и добавила. - Молодой, а уже немножечко ворчун.
  - Ах так, - матрац сердито выплюнул пробку и зашипел, немношшшечко...
  немнощшшечко... скашшшите пошшшалуйста...
  - Ну не сердись, - сказала Марго, - поплывешь, скоро поплывешь по морю. Обещаю.
  КЛАССНЫЙ ЧАС
  На классный час к нам пришел инспектор ГАИ. Он вывесил на доске большой плакат с дорожными знаками и сказал:
  - Поскольку вы все пока пешеходы, особое внимание заострим на ваших обязанностях.
  - Опять обязанности, - вздохнул Костя.
  Немного поговорив с нами о правилах дорожного движения, инспектор ушел.
  - Приступаем ко второй части нашего собрания, - сказала Юлия Осиповна и села за первую парту.
  А за учительский столик уселась Барабанова.
  - Общественной работы ведем мало, - недовольно сказала она. - Каждый сам по себе. Глазков, например, учится неплохо, но...
  - А кто делал бенгальские огни? Это что - не общественная работа? Весь дымом пропах! - И Глазков обиженно понюхал рукав своей курточки.
  Мы все принюхались, но ничего не унюхали.
  - Ну ладно. А Кружков, например...
  - Да ты что! - возмутился Кружков. - Я самый активный член общества охраны природы! Всех редких животных под свое крыло взял. Меня каждая собака в городе знает, а ты...
  - Да при чем здесь собаки? - перебила его Лариса. - Я про общественную работу говорю. - Собака - друг, товарищ и брат человека, - сказал Костик.
  - А вот о Косте будет особый разговор, - Барабанова открыла дисциплинарную тетрадь, - Иди, Костя, к доске. Юлия Осиповна, пусть весь класс выскажется, а потом уже я, хорошо?
  Первым поднял руку Женя Бирюлькин:
  - Костя опаздывает в школу.
  - Безответно относится к своим обязанностям, - добавил Коля Бакин.
  - Безответственно, - поправила его Юлия Осиповна.
  - Постоянно болтает. Мешает другим заниматься, - сказал Алимов.
  Юра поднял руку:
  - Мы все пешеходы, - ни к селу ни к городу сказал он. - Все без исключения! - и замолчал.
  - Ну и что ты хочешь этим сказать, - усмехнулась Барабанова.
  - Подожди. - Юра нахмурился. - А вот ты, Лариса, светофор. Только испорченный. Для всех у тебя красный свет, а для себя и еще для некоторых - зеленый.
  - Вот именно! - воскликнула я.
  - Вместо того, чтобы обвинять Ларису непонятно в чем, - покачала головой Юлия Осиповна, - могли бы помочь в работе над газетой.
  - Да мы бы рады, - сказала я. - Но ведь они сначала никого не подпускали: "Мы сами, все сами". А потом начали упрекать весь класс в пассивности.
  - Ничего себе! - Бирюлькин развел руками. - Кто вас упрекал? Это вы нас упрекаете.
  Юлия Осиповна посмотрела на часы:
  - Зависть очень плохая черта характера, Рита!..
  - Может, и вам кажется, что я завидую, - тихо сказала я, когда мы возвращались домой. - Думай, что говоришь! - отрезал Костя.
  - Не расстраивайся, Ритка, - сказал Юра. - Бери пример с Марго. Она никогда не унывает.
  
  
  ФИЛИН НА УЛИЦЕ ШЛЯПНИКОВ
  глава о том, что все не так просто, как хотелось бы
  
  - Жалко, что у нас одна бумажная денежка, - сказала Марго, - ведь мы могли бы исследовать темноту в трех местах.
  - Между прочим, - сказала Кэт, - я, может быть, боюсь... Может быть, я не хочу исследовать темноту в трех местах.
  - Ты же кошка, - напомнил ей Костик, - а кошки как раз по ночам гуляют.
  - Я еще маленькая кошка. А все маленькие боятся темноты.
  Ребята пробирались по королевскому парку почти на ощупь. Ни одного огонька, ни одного светящегося окошка.
  - Хоть бы луна включилась, - прошептала Кэт.
  И тут же из-за облака вынырнул месяц. Кэт прижалась к Марго.
  - Ой, так еще страшнее. Кто это там стоит - такой длинный, в шапочке? Волк?
  - Да это же фонарный столб, а вон второй и третий. До указа, - рассказывала Марго, - на этой аллее светились разноцветные фонари - красные, зеленые, золотые. Они играли в догонялки, перепрыгивая с одного столба на другой. Было очень красиво. А на деревьях сидели жар-птицы и махали огненными хвостами. Дети кормили их леденцами прямо из рук. Еще устраивались конкурсы на лучший фейерверк. Если бы вы видели, какие
  сказочные цветы распускались в воздухе, какие вырастали деревья! На этом конкурсе победил один человек, кажется, его звали Галс. Он устроил нам фейерверк под названием "Северное сияние". Представляете? Небо просто плясало от разноцветных всполохов!
  - Вот бы посмотреть, - мечтательно сказал Костик. - Ну, конкурс этот отменили, фонари погасили, а куда же делись жар-птицы?
  - Жар-птицы теперь в зоопарке, - вздохнула Марго, - днем они похожи на обыкновенных павлинов, а на ночь их покрывают темной скатертью...
  Луна осветила дома с причудливыми крышами, похожими на головные уборы самых разнообразных фасонов.
  - На этой улице живут шляпники, - объяснила Марго, - вы себе представить не можете, какие чудеса они показали, когда проходил конкурс на лучшую шляпу. Представляете, один шляпник...
  В это мгновенье раздался скрипучий голос:
  - За нарушение указа - штраф пятьдесят рублей.
  - Филин, - вздрогнула Марго. - Вот тебе и погуляли.
  - За нарушение указа - штраф пятьдесят рублей, - повторил филин. - Пятьдесят умножаем на три... итого - сто пятьдесят рублей.
  - Знаем, - разочарованно сказал Костик и протянул нарисованную купюру.
  - Между прочим, - вспомнила Кэт, - вот он, например, второй министр королевства.
  Костик кивнул.
  - Всем по домам, - сказал филин.
  - А если мы убежим? - робко спросила Марго.
  - Я догоню.
  - Между прочим, мы живем в разных домах, - сказала Кэт, - вот он, например, живет во дворце.
  Костик кивнул.
  - Я провожу, - сказал филин.
  
  
  ТАБУРЕТКА ПОД ЕЛОЧКОЙ
  глава о том,
  как все неожиданно получалось, но неплохо кончилось
  
  - На тринадцать тридцать назначаю операцию по захвату яхты "Была не была", - объявил капитан Джем Брюэль. - Абордажные крюки приготовить заранее! Команды выполнять четко, без драк! Главное, не дать им опомниться! План такой. Параграф один. Изображаем отдых на воде. Всем веселиться. Цель: завлечь неприятеля поближе. Параграф два. Действовать согласно указаниям капитана. По моим расчетам, на яхте шесть пассажиров. Есть буфет... Тихо! - прикрикнул Джем Брюэль на оживившихся матросов. - Буфет доверяю Барбариссе, попугаю и матросу Кулебяке. Грабить пассажиров будет матрос Крюшон. Матрос Паштет и боцман Галс проткнут спасательные круги и шлюпку на яхте, на случай, если пленники вздумают бежать. А сейчас, матрос Крюшон, переменить пиратский флаг на флаг-приманку! Матрос Паштет! Переписать название корабля. "Ура" - слишком грозно, может спугнуть. Пусть будет... пусть будет "Мурка"! Остальным - отдыхать!
  В 13.30 на горизонте показалась яхта "Была не была".
  - Приготовиться! - скомандовал Джем Брюэль.
  Уже без пиратской повязки, прикрыв голову чистым носовым платком, похожий скорее на дачника, чем на капитана, он громко пел популярную песню про пятнадцать собак, аккомпанируя себе на мандолине.
  Над кораблем с домашним названием "Мурка" развевался симпатичный флаг: на синем фоне - белый квадрат. В квадрате - елочка. И табуретка под ней. Флаг означал: здесь можно приятно отдохнуть.
  На яхте "Была, не была" флаг оказался тоже синим, и тоже с белым квадратиком. Но в квадратике нарисован трезубец Нептуна и опасная бритва. И сама яхта выглядела так, как будто была собрана из чужих запчастей. На спасательных кругах надпись - "Соломинка". На шлюпке совсем другая надпись - "Зеленый я", остальные буквы закрашены белилами. Что это за "я"? "Ялик"? "Язь"? "Яд"?
  На палубе показались сонные пассажиры с подушками в руках.
  - Эй, на "Муре"! - Приветливо сказал пассажир в пятнистой пижаме, игнорируя букву "к", повисшую между "р" и "а". - Кильки в собственном томате не хотите?
  - В собственном? - переспросил Джем Брюэль и поднял мандолину высоко над головой.
  "На абордаж!" было выведено на мандолине черной краской.
  И в это же мгновенье пассажир в пижаме оказался спиной к пассажирам с подушками.
  "На абордаж!" было вышито на его спине косой стежкой.
  И началось! Полетели абордажные крюки. И с той и с другой стороны запрыгали пираты.
  - В буфет, в буфет, - волновался Кулебяка, увлекая за собой Юрку и Флавия.
  Буфет был пуст.
  Кулебяка в сердцах стукнул кулаком по холодильнику.
  - А-а-а, - жутко закричал холодильник, и из него выскочил пират с маленькой надувной подушкой в руке.
  Он ударил этой подушкой Кулебяку по голове и убежал.
  Дальше творилось совсем уж непонятное.
  Пираты с "Мурки" грабили трюм яхты, выкатывая большие дыни и ящики с лимонами.
  Пираты с яхты волокли на спинах огурцы и набивали карманы картошкой.
  Крюшон добросовестно грабил матросов с яхты, отнимая у них подушки и шлепанцы с босых ног.
  Пирату в полосатой пижаме удалось отнять у Джема Брюэля мандолину.
  Перетаскав содержимое обоих трюмов на свои корабли, пираты занялись отниманием собственных продуктов.
  Потом все началось сначала.
  Наконец, грабители выдохлись.
  - Эй, на яхте! - крикнул Джем Брюэль. - Предлагаю переговоры!
  Переговоры были шумными, несмотря на усталость. Пираты перезнакомились и оживленно беседовали.
  - Почему "Соломинка"? - спросил боцман Галс у пирата в полосатой пижаме.
  - Да это мы как-то грабили "Соломинку". Они у нас отняли шлюпку, а мы у них круги.
  - А как понять "Зеленый я"? - поинтересовался Кулебяка у пятнистого пирата.
  - Ну, это шлюпка наша! Родная. С нашего корабля шлюпка. Наш-то корабль отняли пираты, только и удалось эту шлюпку спасти. Наш-то корабль назывался "Зеленый ягуар". "Гуар" мы специально закрасили, чтобы вас не спугнуть.
  - А почему "Зеленый ягуар"?
  - Это целая история. Как-то подцепили мы коварную болезнь - ветрянку. Такая жуткая эпидемия, что корабль заразили, представляете? Пришлось его зеленкой намазать. И вот плывем все в зеленке, и слышим вопль из подводной лодки. "Ягуар! - вопит. - Зеленый
  ягуар!.." Ну, нам понравилось. Только отняли его у нас. Одно утешение - корабль за нас отомстил - перезаражал их там ветрянкой. Поголовно.
  
  Общим голосованием было решено: 1. Часть огурцов поменять на дыни, а часть лимонов на картошку.
  2. Мандолину возвратить.
  3. Также вернуть владельцам: три подушки поролоновые, одну надувную и одну пуховую.
  4. Возвратить одиннадцать шлепанцев резиновых.
  А двенадцатую так и не нашли. Видимо, утонула.
  
  
  ОСТРОВ СОКРОВИЩ
  глава о том, что если кто-то ошибается в словах, то это не значит, что он ошибается
  в предчувствиях
  
  - Ничего себе, - сказал капитан, - как мы наткнулись на пиратов, а?
  - Да-аа... - дружно протянула команда.
  - В общем, так. Обстоятельства такие, что нужно бросаться на поиски клада. А что делать? - капитан развел руками. - Запасы картошки резко сократились. Опять-таки часть огурцов унеслась в неизвестном направлении. Так мы далеко не уплывем!
  - Не уплывем, - согласилась команда.
  Капитан достал контурную карту с двумя полушариями и, отыскав на ней малюсенький остров, подписал огрызком карандаша: о.Сокровищ. Затем нарисовал на островке пальму с тремя ветками.
  - Вот под этим деревом, по моим данным, зарыт клад.
  - У меня вопрос, - сказал осторожный Кулебяка, - клад-то, небось, охраняют абитуриенты? И, небось, все они Ганнибалы?
  - Какие такие абитуриенты? - удивился капитан.
  - Он перепутал, - сказал боцман Галс. - Кулебяка имел в виду аборигенов - коренных жителей острова. А абитуриенты - те, которые поступают в институт.
  - Аборигены есть, - сказал капитан, подумав. - Куда от них денешься? Но, по моим сведениям, институтов у них нет.
  - И, небось, все они Ганнибалы? - повторил свой вопрос неугомонный Кулебяка.
  - Каннибалы, - поправил Галс.
  - Как их зовут - не знаю, - отмахнулся капитан, - на месте познакомишься.
  Свернув из контурной карты подзорную трубу, он стал внимательно вглядываться в необозримую океанскую ширь.
  - Земля, - торжественно произнес капитан, - вижу землю!
  Минут через пятнадцать уже и невооруженным глазом можно было видеть туманные очертания острова.
  - Приготовиться к сбрасыванию якоря! - скомандовал Джем Брюэль. - У кого есть обувь, разувайсь! Лопаты, ложки - все, чем можно копать, захватить с собой. Я, Барбарисса, Галс, попугай и Крюшон поплывем на шлюпках, остальные - на спасательных кругах.
  - Капитан, - сказал Кулебяка, - а кто останется охранять корабль?
  - Отгадай: не лает, не кусает и в дом не пускает? Кто это?
  - Я? - неуверенно спросил Кулебяка.
  - Не отгадал. Это замок, который я повесил на трюм, - и капитан покрутил па пальце огромный ключ.
  Остров встретил их зловещим молчанием.
  - Разбрестись на все четыре стороны! - шепотом приказал капитан. - Искать пальму с тремя ветками!
  Флавий решил искать пальму самостоятельно.
  Юрка, выбрав одну из четырех сторон, вошел в тропическую чащу и сразу же услышал треск.
  Совсем рядом, под кокосовым деревом, стояло странное существо. Длинные, палкообразные ноги, плоская морда. Один глаз большой, с узким вертикальным зрачком, другой - поменьше, полузакрытый. Рот вытянут буквой "о", мелкие острые зубы. Существо резко подпрыгнуло, вцепилось в кокосовый орех, присело и со скрежетом раздавило орех в лепешку. Брызнула кожура.
  Юрка попятился, побежал. Нечаянно задев за куст, чуть не порвал куртку. Сухая ветка вцепилась в Юркин рукав. Он задергал рукой, пытаясь освободиться. Не тут-то было. Еще одна ветка растопырила листья-пальцы, изогнулась зловеще... Куст зашевелился, захихикал... В одно мгновенье Юрка расстегнул молнию, вытащил из рукавов руки, отпрыгнул в сторону. Ветка тотчас разжала кулак. Куртка шлепнулась на землю. Юрка схватил ее, ринулся прочь...
  Он выскочил на капустное поле, такое неожиданное на этом острове, как, например, футбольное. Кочаны выглядывали из-под сорняков - тугие и необыкновенной расцветки - с черными и белыми листьями... Между грядок проползла змея - очень нарядная - вся в разноцветных бантах. Один голубой бант взлетел, оказавшись обыкновенной бабочкой. Бабочка покружилась и, недолго думая, уселась на Юркину макушку. Юрка помотал головой, потом осторожно потянул бабочку за крылышки. Бабочка держалась крепко, как заколка с секретным замочком. "Ну и пусть, - подумал Юрка, - тем более я Барбарисса. Никто и не засмеется".
  Пройдя еще немного, Юрка наткнулся на мощную стену из лиан. Сквозь заросли просвечивала полянка с одинокой пальмой в середине. "Три ветки", - сосчитал Юрка и вытащил из кармана рожок для обуви. Лопат на "Мурке" было мало - всего одна, да и то - деревянная, для уборки снега.
  Покружившись вокруг стены, Юрка сообразил, что лианы, обвивая длинные деревья-столбы, оцепили поляну сплошным забором без дверей и лазеек.
  Оставалось одно - перелезть через него.
  Вскарабкавшись на самый верх, Юрка огляделся; отсюда был виден весь остров.
  Флавий сидел на кокосовом дереве, наблюдал за странным зверьком - любителем орехов.
  Матрос Крюшон воевал с длинноруким кустарником.
  Паштет и боцман Галс рыли землю под странным деревом, похожим на огромную ромашку с тремя лепестками. Галс работал совком для мусора, а Паштет - алюминиевой ложкой.
  Капитан стоял на капустном поле. Деревянной лопатой он лупил себя по голове. Пытался освободиться от бабочки, такой же, как у Юры, но только розовой.
  Рядом еще одна полянка. В середине костер. Аборигены! В перьях, бусах, клипсах, с разрисованными лицами, с яркими стрелами в руках! Подпрыгивают, чему-то радуются... Один из аборигенов семенит, спотыкается. Он в мешке по пояс...
  - Праздник у них, что ли, - подумал Юрка, - аттракционы устроили, бег в мешках... Это хорошо. Пока они веселятся, надо отрыть клад и бегом на корабль!
  И тут Юрка чуть не свалился со своего забора...
  - На помощь! - громко закричал он. - Наших едят!
  - Кого? - откликнулся капитан.
  - Кулебяку! Кулебяку есть повели!
  - Ничего себе, - сказал капитан, - нашел время для обеда.
  - Ну, и пусть обедает, - отмахнулся Галс, - а мы ему за это клад не дадим.
  - Это Кулебяку хотят съесть! - закричал Юрка. - Аборигены засунули Кулебяку в мешок!
  Дымился костер. Рядом с костром на траве лежала яркая скатерть, на ней - горчица в трехлитровой банке, бутылок десять кетчупа и столько же с уксусом.
  Все было подготовлено к предстоящему пиршеству.
  Невдалеке от костра местные жители исполняли ритуальный танец. Бедный Кулебяка стоял, чуть покачиваясь, в центре хоровода.
  Пираты притаились за деревьями и стали наблюдать.
  - Стрелы у них, вот что плохо! Будут огромные потери, - с отчаянием в голосе произнес Джем Брюэль.
  - Если бы не стрелы, - бормотал Крюшон, - то было бы гораздо лучше.
  - В сто раз, - поддержал его Паштет.
  - Чего же мы медлим? - волновался Юрка. - Пора нападать. Когда аборигены закончат свою дискотеку, будет поздно.
  - Видишь, какие у них стрелы, - рассердился капитан. - А у нас одна деревянная лопата.
  - Съедят они нас всех, съедят, - жалобно всхлипнул Крюшон.
  И вдруг пираты увидели попугая Флавия. Не обращая внимания на аборигенов, он подлетел к скатерти и спокойно вылил весь уксус в огонь - бутылку за бутылкой. Костер зашипел и погас.
  Затем, так же спокойно, Флавий сложил скатерть с остатками приправ и с этим узелком залетел на дерево,
  Один из аборигенов принюхался и вскрикнул. Остальные прекратили танцевать и бросились к дереву, размахивая руками и ругаясь на местном наречии.
  Абориген, расписанный красным цветом, вероятно главарь, вытащил стрелу и прицелился. В ту же секунду в него полетела бутылка с кетчупом. Попугай заметал бутылки, как гранаты. Иногда очень метко.
  Когда запасы кетчупа иссякли, Флавий стал летать прямо над головами людоедов, вытряхивая на них горчицу из трехлитровой банки.
  Пираты тем временем развязали Кулебяку, и что есть силы, бросились бежать.
  У самого берега их догнал попугай.
  От имени команды Джем Брюэль объявил попугаю благодарность и вручил переходящий знак "Лучшему пирату "Ура", а также памятный подарок - большую дыню.
  - Кстати, - вспомнил капитан, - я открыл новый сорт капусты. Называется брюэльская футбольная. Надо бы запастись.
  - А я нашел пальму с тремя ветками, - сказал Юра.
  - Ничего себе! И молчит до сих пор! Где она?!
  На десятиметровой глубине зубная щетка, столовая ложка, совок для мусора, лодочное весло, деревянная лопата и рожок для обуви одновременно наткнулись на картонную коробку. Клад!
  С восторженными криками команда взялась за руки и закружилась в пиратском танце.
  Джем Брюэль сидел на палубе, задумчиво помешивая деревянной ложкой чай. В стакане плавал кружочек лимона, такой старый, что напоминал потрепанную медузу.
  Вот сейчас самое время задать Джему Брюэлю несколько вопросов, решился Юра. Пора, давно пора приступить к выполнению задания.
  - Капитан, - начал он, - видишь, чайка с рыбой. Сами едят, а других не угощают. Слетай, отними у нее.
  - О-о-о...- застонал капитан, - начинается! Катаешься, ну и катайся. Я же ничего...
  - Слетай, слетай, - настаивал Юрка. - На конкурсе же летал.
  - Ты что, с браслетами? - обрадовался Джем Брюэль. - А чего же молчишь? Ничего себе!
  - С какими браслетами?
  - Какими, какими... Сама знаешь.
  - Нет у меня никаких браслетов. Без них полетишь.
  - Нравится тебе, да? Хочешь, чтобы я шлепнулся, разбился?
  - Напомни тогда, откуда у нас эти браслеты взялись?
  - Ничего себе! - капитан изумленно уставился на Юрку. - Мне-то откуда знать?
  - Действительно, - сразу же согласился Юрка. - Ну и где же они теперь?
  - Ты же их кому-то вернула. Забыла, что ли, кому?
  - Забыла, - тихо сказал Юрка.
  - М-да, - Джем Брюэль оценивающе взглянул на Юрку. - Ты к врачам обращалась? Что-то с памятью у тебя...
  - Да... Сам знаю, - Юрка удрученно потер лоб.
  - Сама знаю, - заботливо поправил Джем Брюэль, - и это забываешь?
  - Забываю...
  - Как вернемся в королевство, обязательно сходи к своему дружку, который все умеет. Пусть он тебя полечит, - посоветовал капитан.
  - А какой он из себя - дружок? И где живет?
  - Ка-кой?! Где?! - Джем Брюэль вскинул руки. - Ты мне его показывала? Ты же закон написала - не выходить из дома, как стемнеет. Роботы на каждом шагу... эти... филины твои.
  - Роботы? - Юрка вытаращил глаза. - Какие роботы?
  - Держите меня! И это забыла! Ну, все забыла! Шла бы ты спать, а? Расстраиваешь ты меня.
  
  - Ладно, - вздохнул попугай, выслушав Юру, - полечу в королевство, хотя мы так не договаривались. Это голуби летают почтальонами, а попугаи в клетке сидят
  и орешки грызут.
  - Передай им удостоверение Барбариссы и, на всякий случай, деньги, мою долю от клада, пусть выйдут на улицу ночью. Может, роботам одного удостоверения достаточно, чтоб пропустили?
  
  ОТДАМ АЛЕНУШКУ ЗА ДЕМОНА
  
  Мы сидим у Юры и думаем, что может объединить наш класс, какое, такое интересное дело.
  - Можно посадить возле школы сад, - предложил Костик.
  - Можно, конечно, - согласился Юра, - но где взять деньги на саженцы?
  - Да почти у всех дачи с участком. Надо просто всем дать задание - к осени вырастить саженцы смородины, вишни, яблони, - сказала я.
  И мы размечтались, каким красивым будет наш сад, сколько урожая принесет и сколько денег можно будет заработать, продавая излишки магазинам. И на что эти деньги можно будет потратить. Построить в саду качели-карусели, приобрести для школы компьютеры, Съездить, например, в Москву, походить по музеям.
  - А до осени чем будем заниматься? - спросила я.
  Опять стали думать.
  - Можно начать что-то коллекционировать всем классом, - предложил Юра.
  - А что, например? - спросил Костя. - Значки, марки, этикетки от спичечных коробков?
  - Филателисты у нас уже есть, - сказала я, - надо, чтобы каждый начал с нуля.
  И мы стали перебирать все, что можно коллекционировать: минералы, бабочек, пробки от бутылок, поплавки, свистульки, консервные ножи, игрушечных бегемотиков...
  - Что-то все не то, - сказала я, - или глупо, или дорого, или скучно.
  И все-таки мы кое-что придумали.
  На следующий день мы подошли к учителю рисования. Ему очень понравилось наше предложение. На уроке рисования он объявил:
  - Всему классу даю задание. Приготовить к концу года альбом по живописи русских художников девятнадцатого века, - он посмотрел на нас. - Вы предложили
  коллекционировать любую живопись, но, мне кажется, лучше начать с чего-то более конкретного, чтобы не разбрасываться, согласны?
  Мы кивнули.
  - В вашем альбоме могут быть открытки, фотографии, репродукции из журналов и даже марки,- продолжал учитель.- И другим пятым я дам такое же задание. Так что можете обмениваться не только в масштабах одного своего класса. Самые лучшие альбомы
  отберем на выставку.
  И учитель продиктовал список наиболее ярких русских художников девятнадцатого века.
  Коллекционерная горячка за несколько дней охватила всех пятиклассников.
  Только и слышно было:
  - Отдам "Всадницу" за "Свежего кавалера"!
  - У кого нет Серова? У меня пять "Девочек с персиками". Отдам за Рокотова или Венецианова.
  - Смотрите, как "Девочка на шаре" на Барабанову похожа. Лариса, отдай за свой портрет "Неизвестную" Крамского.
  - А при чем здесь Пикассо? Иди в пятый "Б" дураков искать. А "Неизвестную" я даже за Сурикова не отдала, она мне больше всех нравится.
  Ребята рылись в старых журналах, ходили по соседям, бегали по книжным магазинам и киоскам "Союзпечати", караулили день привоза в художественном салоне. Даже в другие города писали родным и знакомым, нет ли у них случайно Айвазовского или Васнецова, Шишкина или Саврасова.
  Алимов сказал Барабановой:
  - У тебя "Сватовство майора", и "Завтрак аристократа", и "Разборчивая невеста", а у меня вообще Федотова нет. Подари, а?
  - С какой стати? - удивилась Барабанова.
  - Жадина!
  Барабанова взяла и записала Алимова в тетрадь, что он обзывается.
  И Робик громко, на весь класс объявил:
  - Запиши еще, что я нашел папку с лучшими сочинениями. У мамы в столе нашел. И как мы переписывали их в свои тетради.
  - Врешь, - сказала Барабакова, - никакой папки в глаза не видела.
  - Это ты врешь, - неожиданно вмешался Бирюлькин.
  И Барабанова замолчала.
  - Записывай, записывай, - кричали все.
  А я молчала, потому что в принципе против тетрадки.
  Тут прозвенел звонок, и в класс вошла математичка. Барабанова подошла к ней и отпросилась домой. У нее, оказывается, с утра голова болит, наверное, даже температура.
  После уроков я предложила навестить Барабанову. Что мы, бесчувственные, что ли?
  - Да зачем? - Костик говорит. - Она и в школе-то надоела, еще домой к ней идти.
  А Юра согласился. И мы пошли.
  Бабушка Барабановой открыла нам дверь и сообщала, что Ларисы нет дома.
  Вот это да!
  Костик сказал, что он нисколечко не удивился. А я в ладоши захлопала, не потому, что Барабановой не оказалось дома, а потому, что придумала название для следующего конкурса в нашем королевстве.
  
  
   КОНКУРС НА ЛУЧШЕЕ ПРИТВОРСТВО
   глава о том,
   что находчивость спасает в самых сложных ситуациях
  
  На первоапрельской площади стоял праздничный гул. Сегодня здесь состоится конкурс на лучшее притворство. Украшена площадь, наряжены люди. Глашатаи в забавных костюмах трубят в трубы, зазывая публику:
  - Школьники и дошкольники! Студенты и наоборот! И прочий, не менее веселый народ! Торопитесь на первоапрельскую площадь! Скачите сюда галопом, если у вас есть лошадь! У кого лошади нет, добирайтесь пешком, но только, пожалуйста, не ползком! В общем, можно еще на велосипеде, на карете, слоне, помеле или ракете!
  - Если вы не хотите участвовать в этом конкурсе сами, то побудьте зрителями и полюбуйтесь нами. Потому что! Только сегодня! Но, к сожалению, не ежедневно!
  Выбираются не сапожник, портной, а король или королева! Не воображалы и сплетницы! А министры! Или вместо министров - советницы!
  Несмотря на праздник, настроение у Кости пасмурное. "Ну зачем, - укорял он себя, - зачем перед самым конкурсом надо было ссориться с королевой? Глупо!"
  Вчера прилетел Флавий, принес новости, деньги на штраф и удостоверение личности Барбариссы. Следить за королевой отправились Костик и Марго.
  Барбарисса прошла по парку и вышла на улицу шляпников. Здесь ее остановил робот. Никакого паспорта она не показывала, а что-то произнесла, и филин отошел в сторону. Барбарисса прошла, а ребятам пришлось опять заплатить штраф и вернуться домой.
  Почему Юра тогда спокойно прошел на корабль среди ночи, а они - ну никак?!
  - Может, пароль? - спросила Кэт.
  - Какой пароль? - махнул рукой Костик. - Откуда Юрке знать пароль?
  А Марго уцепилась за предположение Кэт:
  - Может быть, Юра случайно что-то сказал, а это и был пароль?
  Договорились, что Юре пора возвращаться, от Джема Брюэля, похоже, толку не будет.
  - У меня матрац давно в море просится, - сказала Марго, - вот его и пошлем за Юрой.
  - И нас пошлите, - попросились Кэт и Флавий.
  - Ладно. Пока вы плывете, Костик будет участвовать в конкурсе, а я буду болеть за него.
  - Барбарисса недавно намекнула, что чего-то мне даст на конкурс, раз я стал таким предупредительно-уважительным, - сказал Костик. - И надо же было мне все испортить вчера!
  - Хотела бы я знать, где тебя носит перед самым конкурсом? - спросила вчера Барбарисса надменным голосом.
  - А разве это твое королевское дело? - вежливо сказал Костик.
  - Вот как?
  - А что я такого сказал? - спохватился Костик. - Я же не спрашиваю, куда ты ходишь по ночам?
  - Жаль, - сказала королева, - что у меня нет подходящей кандидатуры на должность министра. Но пока обойдемся без него. Третье место сегодня не займет никто! И на этот раз никакие мухи тебе не помогут - ни фальшивые, ни настоящие.
  - Раз это твое королевское дело, то я гулял по парку. А раз ты ходишь куда-то ночью, несмотря на свой собственный указ, то это твое королевское дело, - лепетал Костик оправдывающимся голосом.
  Но было уже поздно.
  Первым "выступил мальчик, который притворялся соловьем. Он вышел на сцену с зеленым кустом, посаженным в обыкновенное ведро. Спрятался за куст и залился оттуда соловьиной трелью. И это было так красиво, что Костик забыл о неприятностях.
  "Да, - подумал он, - если бы настоящие соловьи затеяли конкурс, то и на нем этот мальчик занял бы первое место"!
  Куст тоже заволновался и даже как бы прислушался. И вдруг взорвался сиреневым салютом. Аромат сирени поплыл по всей площади.
  В следующем номере группа дошкольников притворилась морем. Старший дошкольник стоял в середине и руководил коллективом:
  - Море волнуется - раз! Море волнуется - два! Море волнуется - три!
  По правде говоря, участники этого номера не очень похоже изображали море. Было заметно, что никакое это не море, а группа дошкольников, которая взялась за руки и равномерно раскачивается. Но когда старший дошкольник произнес: "Морская фигура - замри!", многие зрители даже привстали со своих мест, чтобы получше разглядеть эти удивительные морские фигуры.
  Несколько выступающих замерло, изогнувшись морской волной. Казалось, через мгновенье она хлынет прямо в зал, смывая все на своем пути. Некоторые зрители рядом со сценой насторожились, чтобы в случае чего успеть смыться.
  Еще несколько выступающих свернулось на сцене крупными раковинами, и так искусно, что многие прислушались - не слышно ли шума моря.
  Остальные участники притворились валунами - самых разнообразных форм и размеров. Даже захотелось с них понырять.
  Хороших номеров было много.
  Кем только не притворялись талантливые жители королевства! И медведем во бору, и во поле березонькой, и белочкой на дереве, собачкой на земле, и не на шутку сердитым садовником с клумбой надоевших ему цветов.
  Некоторые, правда, исполнялись не совсем удачно.
  Например, два мальчика с треском провалились.
  Один из них притворялся штангистом, а другой - штангой. Штанга оказалась на редкость тяжелой, видимо, плотно позавтракала перед выступлением. Мало того, что штангист не смог взять вес даже с третьей попытки, так он ее уронил прямо себе на ногу. И штанга слегка согнулась в середине, хотя этого делать ей как раз не положено. Сцена затрещала, и неудачливые участники провалились. К счастью, обошлось без травм.
  - Джем Брюэль, - объявила Барбарисса.
  Костик вышел на сцену.
  Он не видел ни Марго, ни других зрителей. Все слилось в одно разноцветное пятно.
  Но как-то сумел взять себя в руки, приподнял над сценой, встряхнул и опустил на место. И сразу же увидел Марго, которая, закусив губу, следила за его необычным поведением.
  - Ничего, Марго, ничего...- прошептал Костик, - все будет супер...
  Повернувшись к зрителям спиной, он быстро снял маску Джема Брюэля, и сразу же повернулся лицом, а маску запрятал под куртку сзади, причем так ловко, что никто и не заметил.
  Зал дружно ахнул. На сцене стоял совершенно другой человек! Какой-то конопатый курносый мальчишка, даже отдаленно не похожий на второго министра.
  Конопатый мальчишка высунул настоящий розовый язык и превосходно зашевелил настоящими оттопыренными ушами.
  Раздались аплодисменты.
  Затем мальчик, которым притворился Джем Брюэль, показал всем раскрытую ладонь и громко сосчитал свои собственные пальцы.
  - Пять, - повторила за ним публика.
  Оттопырив большой палец, он крепко схватил его правой рукой и начал отрывать. Наконец, это ему удалось.
  Зал дружно охнул.
  Закинув оторванный палец в небо, мальчик громко сосчитал то, что у него осталось.
  - Четыре, - повторила за ним публика.
  Мальчик протянул правую руку вверх и, поймав большой палец, водрузил его на старое место. Закрепил, как следует, и снова пересчитал пальцы левой руки.
  - Пять, - восторженно загудела толпа.
  Под аплодисменты Костик незаметно отвернулся и надел маску.
  Джем Брюэль, который притворялся мальчиком, который притворялся фокусником, отрывающим у себя палец, еще раз с достоинством поклонился.
  - Притворство в квадрате! - бушевала толпа. - Потрясающе!
  Барбарисса с вытянутым от удивления лицом объявила следующих исполнителей: себя и Алибоба.
  
  Алибоб был в черной шелковой рубашке с очень широкими рукавами, в черном трико и в черных атласных тапочках. Он спрятался за кулисы.
  На Барбариссе был топ на бретельках, пышная короткая юбка и атласные тапочки с длинными лентами, перевязанными крест на крест, почти до самых колен. На голове - пуховая шапочка. И все это перламутрово-белого цвета.
  Барбарисса встала на цыпочки, вытянула шею и взмахнула руками - раз, другой, третий...
  И все увидели, что это не руки, а крылья. И вот уже не Барбарисса стоит на сцене, а лебедь плывет в пруду. И вместо занавесок - плакучие ивы. Вдруг все небо заволокло мрачными тучами. Сверкнула молния. Загрохотал гром. Потемнело. Одна из туч превратилась в черного коршуна и бросилась на лебедь. Завязалась неравная битва!
  И вот коршун с раненым крылом уполз за плакучие ивы, а лебедь осталась умирать... Умерла... Лежит...
  И вдруг встала! А это Барбарисса. Кланяется публике.
  И уже не пруд, а пол. Не ивы, а занавески.
  Жюри заседало долго. Большинством голосов было решено: первое место - Барбариссе, второе - Алибобу, третье - Джему Брюэлю.
  ЕЩЕ ОДНО ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
  Сегодня воскресенье. Я сижу на полу и разбираю свою коллекцию. Маковского у меня нет, Саврасова и Левитана. Юра, правда, обещал Левитана, у него целый набор открыток, просто так обещал, не на обмен, в подарок.
  А я ему Шишкина за это подарю. "Утро в сосновом бору". А Косте что подарить?
  Тут как раз Костя вваливается. Весь в снегу.
  - Ого, - говорит, - вот это коллекция!
  Я взяла и подарила ему "Утро стрелецкой казни", хотя у меня Сурикова больше нет.
  - А я, - говорит Костя, - Барабанову сейчас видел.
  - Потрясающе интересная встреча! - говорю.
  - Погоди смеяться, - говорит Костя. - Помнишь, Юлия Осиповна попросила Барабанову оформить стенд "Режим дня"? Вот она как раз и выходит с ним из того подъезда дома номер 19. Помнишь, как я уже видел ее именно у этого дома? В этот раз она меня не заметила.
  - Ну и что? Мы давно догадывались, что ей кто-то рисует.
  - Просто так, - говорит Костя. - А у меня идея. Я придумал еще одно интересное дело для класса. Надо кукольный спектакль поставить. По нашей сказке. Я сегодня на последнюю серию кое-кого пригласил. Ты не против?
  Интересный человек все-таки Костя. Сначала пригласил, а потом спрашивает - против я или не против.
  - Кое-кто это кто? - говорю.
  - Вечером увидишь.
  Неужели он Барабанову пригласил?
  - Кто же все-таки?
  Костик засунул руки в карман и запел, покачиваясь с пятки на носок:
  - Рита-рита-рита... Рита-рита-рита..
  На мотив "Ягода-малины".
  Неужели Барабанова придет?
  Нет, не Барабанова, оказывается. Женя Бирюлькин пришел, Алимов Робик. Глазков, Паша, Коля Бакин и Кружков.
  Пришли и сели, как в гостях.
  Стали слушать, как мы рассказываем сказку про наше королевство.
  
  
  ПРОЩАНИЕ С "МУРКОЙ"
  глава о том, что расставание всегда грустно
  
  В каюте Юрку ждали Кэт и Флавий. Они приплыли за ним на надувном матраце.
  Юрка прощался с кораблем. Он стоял на корме и кормил чаек брюэльской капустой. Жалко, думал Юрка, что баскетбольные корзины не могут так здорово захватывать мячи, как эти чайки - еду.
  Боцман Галс сидел рядом. Он уже довязал свою замечательную кольчугу, и теперь она сушилась, зацепившись рукавами за канат, как гимнаст за турник. И даже выполняла кое-какие упражнения.
  Боцман Галс удил рыбу.
  Подошел матрос Кулебяка:
  - Кафель ловишь?
  - Кафель на стенке в ванной. Но если ты имеешь в виду рыбу, то она называется кефаль.
  - Сам знаю, - неожиданно обиделся Кулебяка. - И вообще, хватит меня поправлять. Я больше твоего путешествовал, где только не бывал.
  - Так где же ты не бывал?
  - Значит так, - воодушевился Кулебяка, - я, например, плавал в Сарагосовом море. Потом в проливах Фосфор в Сардинеллы. Бывал и в Гирляндия, и в Антрактиде. И даже на вулкане Беззубый...
  - Ну да? - боцману Галсу очень хотелось поправить Кулебяку, но вместо этого он запел: "Ну что вам рассказать про Сахарин, на острове нормальная погода..."
  - Ой, не могу! Сахарин! - расхохотался Кулебяка. - Сахалин, а не Сахарин.
  - В таком случае запоминай. Проливы Босфор и Дарданеллы, раз, Саргассово море, два, Антарктида, три. Вулкан Везувий, четыре! А вот про Гирляндию я вообще не понял. Может, это Гренландия и Ирландия вместе взятые?
  - А что, - насупился Кулебяка, - я в обеих был...
  - Не пойму я тебя, - сказал Юрка боцману Галсу, когда Кулебяка ушел. - Как ты здесь оказался, ведь ты совсем на пирата не похож.
  - А-а, - Галс махнул рукой, - раньше я был пиротехником, год назад устроил им фейерверк "Северное сияние" и с неделю погулял в королях. Потом власть
  сменилась. И - бац! - указ: в темноту не выходить. Я оказался в безработных. А тут Кулебяка говорит: "На "Ура" требуется пиротехник". Не может быть! Поплыл.
  Оказывается, не пиротехник, а пират-техник. Заплатки на шлюпках ставить. Но ничего, привык. Как-то во время шторма даже отличился - корабль почти со дна вязальным крючком вытащил... Стал боцманом. А что?
  - Ничего,- сказал Юрка, - просто так.
  Подошел матрос Крюшон. В руках он держал ореходава. Того самого, с длинными ногами и разными глазами.
  - Зря я, наверное, увез его с острова, - расстроено сказал Крюшон, - скучает зверек. По ночам уткнется мордой в мой ботинок и не спит, хнычет, А днем все молчит, в воду смотрит.
  Юрка поднялся на капитанский мостик.
  - Капитан, - сказал он грустно. - Мне пора в королевство.
  - Ничего себе. Я тут из сил, можно сказать, выбиваюсь - готовлю нападение на "Соломинку". И вот теперь, значит, все бросить и плыть в королевство?!
  - Я поплыву самостоятельно, - успокоил его Юрка, - на надувном плоту.
  - Ну что ж, раз тебе надо - плыви. Но я бы посоветовал остаться. По моим сведениям, на "Соломинке" зеленый горошек в банках и карамель "Слива".
  - "Соломинка" - пиратский корабль, - вспомнил Юрка, - ягуаровцы предупреждали.
  - Тогда придется поделиться с ними брюэльской капустой, - вздохнул капитан, - ничего не поделаешь.
  - А почему бы твоему кораблю не стать торговым или хотя бы пассажирским? - предложил Юрка.
  - Я бы и сам рад, - сказал капитан, - но столько пиратов развелось, что, знаешь, опасно быть мирным.
  Ограбят ведь. И спасибо не скажут.
  ШТОРМ
  глава о том, как важно иметь мужественного друга
  Юра, Кэт, Флавий плыли на надувном матраце. Юрка вспоминал свой нечаянно сказанный пароль, а попугай и кошка ему помогали.
  - Где ты встретил филина? - спросил Флавий.
  - Недалеко от пристани.
  - А что он тебе сказал?
  - Сейчас. Он сказал: "За нарушение указа штраф пятьдесят рублей".
  - А ты?
  - У меня не было денег. И я вспомнил, что у меня есть удостоверение королевы.
  - Нет, не то, - сказала Кэт, - Марго тоже говорила про удостоверение, но ее не пропустили.
  - Ничего я, кажется! больше не говорил...
  - Вспоминай, - сказал Флавий, - о чем ты думал до филина?
  - Ни о чем. Мне жали сапоги. Я решил их снять. Побежал босиком. Вдруг появился филин... Я растерялся.
  - Так ты не сразу вспомнил, что ты королева? - спросила Кэт.
  - Не сразу... Сначала я вспомнил, что у меня нет денег. Потом сказал про удостоверение
  - А каким тебе показался филин? Может, ты про него что-то сказал? Например: "Вот это чучело!" А это и был пароль.
  - Нет, я ничего такого не сказал. Обыкновенный филин. Желтые очки, скрипучий голос, вежливый...
  - Почему?
  - Что почему?
  - Почему он вежливый?
  - Спасибо мне сказал.
  - А за что? - хором спросили Кэт и Флавочка.
  Юрка задумался.
  
  - Кажется, за сапоги... Да! Он сказал "спасибо" вместо "не надо"..- Спасибо, это не мой размер! Вот он как сказал.
  - А при чем здесь сапоги? - спросил Флавий.
  Как при чем? Я сказал: "Может, сапогами возьмете?" Денег-то у меня не было.
  - Ура! - закричала Кэт. - Вот он пароль! Вопрос. "Может, сапогами возьмете?" Ответ: "Спасибо, это не мой размер".
  - Ну, теперь быстрей бы доплыть, - обрадовался Юрка.
  - Хороший ветер, - сказал Флавий, - доберемся быстро.
  
  Хороший ветер решил постараться и задул изо всех СИЛ.
  Матрац подбросило высоко вверх, и некоторое время он летел над морем, почти как ковер-самолет. Начался шторм.
  - Я не могу так долго, - вздохнул матрац, - я не конек-горбунок.
  Ребят закружило в бушующем море... Одной рукой Юрка прижимал к себе перепуганных Кэт и Флавочку, другой - крепко ухватился за матрац. Матрац вел себя геройски. Он несколько раз отрывался от моря и стремительно летел по воздуху, но уставал и падал.
  
  - Я так выдохнусь! - кричал он. - Держитесь! Попытаюсь маневрировать между волнами.
  - Попытайся, друг, попытайся, - ободрял его Юрка. - Только не подкачай.
  Матрац качало из стороны в сторону, вверх и вниз, как тетрадный листок, спущенный с балкона в ветреную погоду.
  - У меня голова кружится, и мне кажется, что я на небе, а надо мной еще море, а над ним еще небо, над которым море... - пожаловался Флавочка.
  - Между прочим, - сказала Кэт, - меня даже сильней укачало, потому что я кошка. Но я и то молчу.
  - Земля! Земля! - закричал мужественный матрац.
  
  
  ИГРЕК
  глава о том,
  что некоторые ученые
  слишком увлекаются сложной работой
  и не понимают очень простых вещей
  
  Кэт, Флавий и Юра сидели в комнате Марго. Все ждали Костю. Он отправился на задание - проследить, наконец, куда по ночам ходит королева. Марго волновалась, она то и дело выходила в прихожую, ей все казалось, что кто-то постучался в дверь
  - Ну-ка, открой, пожалуйста, еще раз дверь, - попросил Юра, - что это она у тебя поет? Знакомая мелодия
  - Та. Та-ра-ра-ра, та-ра-ра, - пропела Марго. - Это из Чайковского. Из "лебединого озера". У меня очень способная дверь. Я ставлю ей пластинку, и она потихоньку учится. Сначала выучила две первые ноты, потом еще одну, а сейчас поет целую музыкальную фразу. Она не понимает дверей, которые бессмысленно и противно скрипят. Считает, что их надо смазывать.
  - А про себя так не считает? - поинтересовался Юра..
  - Ты что?! - Марго быстро оглянулась на дверь. - Не бойся, это он пошутил.
  - И матрац у тебя замечательный, - сказал Юра, - только благодаря ему, мы и спаслись.
  - Я знаю, - улыбнулась Марго. - Он очень хороший.
  Матрац беззаботно спал, раскинувшись на полу.
  - Супер! - закричал Костик, как только ему открыли дверь. - Пароль сработал. Барбарисса меня даже не заметила.
  И он стал рассказывать, как сначала он прокрался за Барбариссой до улицы шляпников, потом через лес, потом она пошла через пустырь, а Костик остался в лесу, побоялся, что королева его заметит, если он тоже пойдет через пустырь.
  Но скоро Барбарисса вернулась, и Костя проводил ее почти до дворца, на порядочном расстоянии, конечно Раз пять на протяжении всего пути Костика останавливали роботы, но он произносил пароль и его пропускали
  - Пора и нам навестить приятеля Барбариссы, - сказала Марго.
  - А вдруг это колдун? - спросил попугай Флавий.
  - Или ведьма, - Кэт со страхом прижалась к Марго
  - Если хотите, можете остаться дома, - предложил Юра.
  Но Флавий и Кэт захотели пойти со всеми.
  На улице шляпников всю компанию остановил робот
  - За нарушение указа - штраф пятьдесят рублей.
  - Может, сапогами возьмете? - хором спросили ребята.
  - Спасибо, это не мой размер, - ответил робот и отошел в сторонку
  - Видал, как сработало, - шепнул Костик, - а я сначала сомневался. Сапоги какие-то...
  Полная луна освещала крыши в форме беретов, котелков и сомбреро...
  Шляпники крепко спали, затворив окна глухими ставнями. Так приучила их королева с помощью роботов-филинов.
  Начался лес. Вернее, не лес, а так себе - безобидный лесочек. Но это он днем безобидный, а сейчас, в темноте, он казался подозрительным. Идти через него было неуютно.
  Наконец прошли. Перед ребятами раскинулся скучный пустырь, весь поросший неприятным шершавым растением бабыежкиными глазками и другими колючками.
  - Смотрите! - вдруг вскрикнула Марго
  Но ребята и без нее увидели этот домик. Его окна светились таинственным зеленовато желтым светом.
  Наперегонки бросились к нему.
  Костя тихонько постучал в полуоткрытую дверь. Никто не ответил.
  - Войдем? - спросила Марго. У нее замирало сердце, и чуть-чуть дрожали руки. Впрочем, у остальных тоже.
  - Спрашиваешь, - прошептал в ответ Юрка.
  Комната, в которой они очутились, была завалена разным хламом. Чего тут только не было! Какие-то непонятные инструменты, станки, железки, тряпки, микроскопы, кинескопы, телескопы. И огромное количество книг: на столе, на полу, на шкафу, на подоконнике...
  За столом, спиной к ребятам, сидел человек и что-то писал.
  Костик кашлянул.
  Человек обернулся-
  - О-о! Ваше величество! Да не одна, со свитой! Забыли что-нибудь?
  Ребята робко поздоровались и, не скрывая любопытства, стали разглядывать хозяина загадочного домика.
  Молодое открытое лицо, короткая стрижка, нос с горбинкой, ямочка на подбородке, светлые веселые глаза... Ничего особенного.
  - Давайте знакомиться, - сказал парень. - Меня зовут Игрек.
  Ребята представились. Причем Костя назвался Джемом Брюэлем, а Юрка не стал себя называть, ведь Игрек уже знаком с Барбариссой.
  Однако хозяин дома остановил свой взгляд именно на нем, а потом сказал:
  - Здорово! Чуть не обознался. А вас как зовут, молодой человек?
  Юре ничего не оставалось, как снять маску и представиться.
  Костя последовал его примеру.
  - Ну, молодцы! - воскликнул Игрек. - Как надули, а? Кто сделал эти маски?
  - Я, - сказала Марго, покраснев.
  - Пять с плюсом!
  - Вы кто, - неожиданно спросила Кэт, - волшебник?
  Игрек развел руками
  - Ну что вы?
  - Может, вы пришелец? - спросил Флавий.
  - Вообще-то, я, конечно, не местный и пришел издалека. А почему вы спрашиваете?
  - В конкурсе прыгунов Барбарисса и ее друзья подпрыгнули выше себя, - начала Марго, - ваша работа?
  - Конечно! Причем такая ерундовая! Смотрите сюда. - Игрек стал что-то чертить на листке бумаги. - Берутся обыкновенные кеды и обыкновенные микропружины с очень сильным сопротивлением. Вот сюда вставляете пружину, а вот здесь включатель. Шнурки завязаны - работает. Развязаны - прочно стоим на земле.
  Ребята засыпали Игрека вопросами. Постепенно выяснилось, что летала троица благодаря браслетам с гравитационными элементами, что трубочки для мыльных пузырей тоже изготовил Игрек, но главное даже не трубочки, а особый шампунь, что в конкурсе на лучшее притворство Барбарисса использовала стереофильм, такой, который не нуждается в стереоочках.
  Ребята выяснили, что Игрек по студенческой привычке работает по ночам, а днем отдыхает, запираясь на ключ. Вот почему Барбарисса использовала роботов в качестве филинов-патрулей. Чтобы никто, кроме нее, не смог познакомиться с молодым ученым.
  - Роботы - это мое хобби! Знаете, сколько их у меня? Я бы без роботов пропал. Расчеты, уборка, приготовление пищи...
  - А зачем вы сделали таких, которые обирают людей? - прямо спросила Марго.
  - Не понял.
  - Ну, филинов этих, которые появляются с наступлением темноты и требуют штрафы за нарушение указа.
  - Ничего подобного! - Игрек покачал головой. - Я сделал роботов-учителей. Для разных кружков. Математического, например, шахматного или умелые руки. И дал несколько уроков программирования Барбариссе.
  - А почему вы помогаете именно ей? - спросил Юра.
  - Я всем готов помочь! Просто никто, кроме нее, не обращался. А в чем дело?
  - Барбарисса, Алибоб и Джем Брюэль, ничего не делая, остаются правителями королевства, - стала объяснять Марго.
  - Да жалко, что ли? Пусть себе царствуют, пока не надоест.
  - Между прочим, другим тоже хочется, - возразила
  Кэт.
  Игрек задумался. Потом сказал:
  - Вероятно, я был не прав. Просто те работы, которые Барбарисса просила выполнить, были настолько интересными, что я забывал обо всем на свете. Ну что ж, это можно исправить. Какой там у вас следующий конкурс? Я помогу вам, и власть захватите вы! А?
  - Ничего не поняли, - вздохнула Марго.- Каждый должен работать сам, чтобы стать королевой честно.
  Игрек не понимал. Он-то сам совсем не хотел стать королем, а решать конкурсные задачи ему очень нравилось.
  - Но ведь можно участвовать вне конкурса! - воскликнул Костик. - Даже у нас, когда молодые певцы соревнуются, то на сцене время от времени появляются и звезды эстрады. Показывают класс, чтобы другие поучились.
  Игрек очень обрадовался.
  Ребята попрощались с гостеприимным хозяином, а по дороге домой долго спорили: что это за человек - волшебник, пришелец или гениальный ученый?
  ПОМОГИТЕ ВЫПУСТИТЬ ЖАР-ПТИЦ
  глава о том, что остаться без друзей еще печальнее, чем потерять корону
  А у самого дворца ребята встретили Барбариссу. Она сидела на скамейке у фонтана одна-одинешенька, неожиданно грустная, даже не обратила внимания на то, что целая компания совершенно спокойно прогуливается среди ночи, игнорируя ее указ.
  - Случилось что-нибудь? - поинтересовалась Марго.
  Барбарисса протянула телефонограмму:
  - Джем Брвдэль отказывается от поста второго министра. Плавать хочет всю жизнь. Алибоб тоже решил подать в отставку.
  - Не бери в голову, - сказал Юра, - пусть каждый делает то, что ему больше по душе.
  - Кстати, - вспомнил Костяк, - как филинов обратно в руководителей кружков превратить?
  Барбарисса часто-часто заморгала. Потом махнула рукой и сказала:
  - Пароль: ученье - свет, неученье - тьма.
  Потом она медленно встала со скамейки а направилась в сторону королевского парка.
  - Помогите мне выпустить жар-птиц из клеток, - попросила она ребят.
  
  
  ГЛАВНАЯ РОЛЬ
  
  Я стою в школьном коридоре у подоконника с учебником в руке. Стою и, как примерная, повторяю параграф, который задали на дом:
  "Относительные прилагательные обозначают такой признак предмета, который не может в предмете быть в большей или в меньшей степени".
  Мне теперь обязательно нужно быть примерной. Ведь я не кто-нибудь, а сценарист. Конечно, мне помогут и Костя, и Юра, и другие, но главным сценаристом выбрали все-таки меня. Остальные - соавторы.
  - Относительные прилагательные обозначают...
  А куклы мы сделаем из папье-маше. Я-то знаю, как их сделать. Слепить голову из пластилина, приклеить на нее кусочки газеты в несколько слоев. Когда высохнет, разрезать голову пополам, чтобы вынуть пластилин, потом опять сложить. Покрасить, нарисовать глаза, рот. Для волос можно распустить старый носок или шарфик. Одежду сшить.
  "Признак предмета, который меньше или больше не может быть"...
  Ко мне подошел Костик:
  - Помнишь, - говорит, - как мы во втором классе дрались?
  Еще бы мне не помнить. Но вслух сказала:
  - Разве мы когда-нибудь дрались? А из-за чего - интересно знать?
  - Да ты ко мне приставала все время, - Костик говорит.
  - Это ты ко мне приставал!
  - Нет, ты всегда первая начинала.
  Юра услышал, что мы спорим, и говорит:
  - Это ты, Рита, приставала первая. Ты и ко мне приставала.
  Я чуть на пол не села от удивления. Все что угодно можно сказать. Что я к медведям в зоопарке приставала или к нашему директору, но сказать, что я к Юре приставала, это надо сначала с ума сойти!
  - С ума сошел? - говорю.
  - Кажется, нет еще, - отвечает Юра, - но ты ко мне точно приставала. Только я не дрался с тобой никогда, потому что ты мне нравилась.
  Очень интересный разговор начинался. И надо было Барабановой именно в этот момент подойти:
  - Мне передали, что в субботу ко мне приходили одна девочка и два мальчика. Это не вы, случайно, шпионили за мной?
  - Почему шпионили? - говорю я. - Навестить хотели.
  - Я в больнице была, понятно? Не верите, да? Я вам справку принесу.
  - Конечно, принесешь, - улыбнулся Костик, - тебе ее нарисует знакомый художник из дома номер 19.
  Барабанова глаза вытаращила. А я спокойно так говорю:
  - Ты не могла бы попросить своего художника, чтобы он помог нам декорации нарисовать? Мы сказку сочинили. Хотим теперь по ней кукольный спектакль поставить.
  - Это не художник, а художница, - тихо так говорит Лариса. - Моя сестра.
  И пошла по коридору. Медленно. А потом вернулась.
  - А для меня в вашей сказке не найдется роли? - спрашивает.
  - Найдется, найдется! - хором закричали мы. - Самая главная роль!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"