Черкиа Елена: другие произведения.

Август песка и воды. 21 и эпилог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  Глава 21
  
  Сама? С этим словом она и проснулась, села, стряхивая на пол покрывало и моргая на двоящиеся блестящие и матовые предметы и плоскости. После сонной уверенности в неразрешимости вопросов, и дальше - к уверенности в том, что они разрешены, этот, разбудивший ее, уже содержал ответ в самом себе. Но ей нужно было, чтобы Крис выслушала и подтвердила. Еще и потому что она - подруга и в курсе ее, Шанелькиных, дел.
  Нашарив босой ногой сандалии, Шанелька сунула в них ноги, приминая ремешки. Поднялась, кое-как укладывая на диван покрывальце. И тихо пошла, касаясь прохладных стенок и шкафчиков. Остановилась рядом с ширмой, что отгораживала заднюю, спальную часть трейлера, где днем царил роскошный, практически гаремный диванище, вплотную подступавший к встроенным в боковые стенки шкафам и освещенный через большое заднее стекло. Задержав дыхание, одним глазом посмотрела в небольшую вертикальную щель, говоря себе - если бы что неприличное, то заперлись бы, так? Может, они вообще не ложились и все еще на пляже.
  Фыркнув, отвернулась и тихо-тихо, но быстро пошла к выходу. Неприличного на диване хватало. Ох, думала Шанелька, почти пробегая мимо прикрытой ширмой спаленки Светланы, скорее бы время прошло, чтоб роскошную эту картинку написать куда-нибудь, со всей ее утренней истомой и торжествующей усталостью, свалившей прекрасных двоих в глубокий сон на диване взятого напрокат эдема на колесах. И ей показалось, или нет, что под смуглым бедром Крис, где длилась по смятой простыне жилистая нога блистательного графа, что-то сверкнуло в утреннем свете? Тоже вопрос, и нужно будет его спросить, у Криси, конечно. Как-нибудь, неожиданно. И вместе над этим посмеяться.
  
  Снаружи оказался совсем уже день, вернее, жаркое устойчивое утро, Шанелька нащупала в кармане мятых штанов смартфон и попыталась увидеть время. Половина одиннадцатого? Как же прекрасно, что вчера состоялся прощальный ужин, а значит, она уже почти невидимка - может ходить, где захочется и не разводить всяких прощальных церемоний.
  Она заторопилась к воротам, слыша привычные уже выкрики на раскопе, где поднималась пыль и сверкали лопаты. А выше, на керамичке, так же привычно трепетал на ветру белый покосившийся зонт, под ним поблескивали, ловя солнце, очки Надежды Константинны. Поодаль - две сидящие фигуры, склоненные над ведрами. Две.
  Одна встала, вытирая руки, помахала кому-то внизу. Шанелька обрадовалась - Лизавета, оказывается, осталась. Ну и прекрасно. Все равно никто тут не знает, что ночью произошло. Кроме Леры, конечно. И Миши. А он вряд ли начнет болтать.
  Шанелька, проходя уже в ворота, поискала глазами высокую тощую фигуру в клубах пыли. Не увидела и ушла к своей палатке. Она маленькая, сложить ее совсем легко, а потом проснутся ребята и помогут отнести вещи в машину. И Лера, она ведь обязательно оставила им завтрак. Или вот через пару часов будет уже обед.
  
  Миша сидел под абрикосом. Встал навстречу, хмурясь от неловкости и пылая ушами.
  - Выспался? - засмеялась Шанелька, - не сердись, я сама отрубилась напрочь, как только в трейлер зашла. Только вот встала. Ты завтракал?
  - Я спал, - тоскливо ответил мальчик. Лицо его перекосилось, как будто во рту билась залетевшая пчела, сжатые челюсти не выдержали и распахнулись в судорожном зевке.
  Шанелька немедленно зевнула следом. Так же громко и судорожно. Отсмеявшись, замолчали, потом она попросила, стараясь не переминаться:
  - Подождешь? Мне палатку надо собрать, поможешь? А я умоюсь пойду.
  - А я кофе. Принесу да?
  Она кивнула и быстро ушла к душевой. Когда уже умылась и разгядывая себя в запотевшем зеркале, поправляла волосы, в кармане пикнул смартфон.
  Шанелька вытащила его, открыла смску с номера мужа и уставилась на пустой экран. Нет, там все же был текст. Одна-единственная точка.
  Сначала она засмеялась, думая - ну вот же Димка. Решил напомнить о себе, а слов не стал писать. Отправил совершенный минимум. Даже не смайлик. Но потом смех кончился, и лицо приняло озабоченное выражение. Не смайлик, именно. А точка. Может, он это и имеет в виду? Или она снова все усложняет? Димка, конечно, не Эдя-лжепрофессор, сильно пограмотнее, но слуха на слова и буквы у него все равно нет - технарь. Так что означает эта самая точка?
  Стоя за углом веранды, Шанелька набрала номер мужа, но милый женский голос посетовал, что аппарат вне зоны действия сети, и она сердито выключила смартфон, сунула его в карман. Вытащила снова, отключила звук и вибрацию, собралась сунуть опять, но вспомнила графа и Крис. Вздохнула и вибрацию оставила.
  Когда шла обратно, смартфон в кармане задрожал, и она дернула его наружу, увидев номер Крис, успокоилась. Повертев головой, нашла уголок подальше, ступила на плиточную дорожку в кустах, где тупичок скрывал жестяную старую ванночку, полную зеленоватой воды и потертый садовый шланг, закрученный алюминиевой проволокой.
  - Проснулись?
  - Ну, так. А чо там с кормлением? Граф, отцепитесь, да дай же мне...
  После некоторого пыхтения телефон снова заговорил:
  - Валерка сказал, пообедаем и рванем. Да ну подожди ты. Я с подругой. Ой.
  - Криси, - прервала далекую возню Шанелька, - я чего хотела спросить. Если ты, я слышу, уже проснулась там совсем. Стараниями его сиятельства. Вот помнишь, Дима мне подарил шар, да? На елку. Красный такой, замечательный. Угу. А про зеркало помнишь? Ну, какое. На скале которое. Новый год. Да-да, когда на скалы он его притащил, потому что я попросила же. А теперь про Мишу (она понизила голос и зашептала, прикрывая трубку рукой)... Вот он на виноградник. Меня. Ну, как надо в общем. И свечка эта. Она горит теперь все время. Какая могилка, с ума сошла? Нет, вместо маяка свечка. Он зажег. Короче, я вот что спросить... А, еще же помнишь, у тебя сосед, дядька прекрасный такой - Деряба! Который сперва жалобу, а потом рыбу нам. И пепельницу. И карта, карта у него на стене! И даже забрал кота Марьяччо. Такой прекрасный Деряба. Не путай меня. Ничего я не влюбилась в дедушку, фу, да он старый же! А что, слышит? Валерка слышит? Сколько лет ему? Блин, Криси, молчи, он же поймет сейчас. Да нормально, полтинник, скажи, совсем еще не дед. Что давать? Про себя? Так я про себя же! Вопрос? Какой? А!..
  Шанелька умолкла, собирая мысли. Чего она тут наплела, еще и Дерябу вспомнила? А, вот!
  - Криси, получается, они по разу, по два, ну, фигурально если, то поступали так, как нужно именно мне. То есть, на одной волне мы, вроде бы. И я думала, нет, не про Дерябу, он просто так, для примера. И я потом спросила, а куда все девается - потом? Да, риторически вроде бы. А сегодня проснулась и мне кажется, я поняла. Это я? Я сама, что ли?
  - Конечно, - ответила Крис, отбившись наконец от утренних шалостей почти престарелого графа, - а ты думала?
  - Думала, вот оно, - вздохнула Шанелька, - совпадение. Одна волна, унисон, трали-вали. И дальше уже вместе. По жизни. Потом думала, да тьфу, просто букетно-конфетная стадия. Прошла и кончилась...
  - А теперь что думаешь? Ах да, ты уже сказала, но я хочу еще услышать. Чтоб знать, что ты, наконец-то, к себе нормально относишься. А не ценишь себя только вот по отношению. К ко-... Ко кому-то. Ко-ко.... Тьфу ты. С утра мне слишком сложно такое.
  - Нормально. Я поняла. Да, я повторю (тебе - можно, подумала Шанелька), это я, а не они вот все. И это кошмар со всех сторон. Был бы. Но не для меня же!
  - Даже вот выбор, - продолжила Крис, явно проснувшись и уже увлекаясь, - возьмем Дерябу твоего.
  - Нашего, - поправила Шанелька, переминаясь и вытягивая шею - вдруг Миша с кофием рыщет по кустам.
  - Нашего. Ты сама перечислила. Пепельница в подарок, рыба еще, коту. Но зато, жалоба ж была? Но тебе была важна карта мира снов. И ты выбрала ее, а не кляузу и не подарки. И еще, конечно, Марьяччо, тебе важно, что твой Деряба, наш Деряба, он добрый. Ко... ко коту, в общем. А клюнула бы на кляузы, может, до сих пор судились мы с прекрасным Дерябой и его стервой доченькой. Мало этого!..
  - Криси, я поняла, и тут Миша, ну не рядом, но кофе. К абрикосу.
  - Скажи ему, пусть еще две чашки. Мы идем уже. Так вот, я говорю, мало этого!
  Крис выдержала торжественную паузу, потом осведомилась:
  - Ну?
  - Я должна сказать? Еще раз?
  - Угу. Формулируй.
  - Я их заставляю, что ли? Шучу. Нет. Это не шутка да?
  - Они подстраиваются, Нелечкин, и даже, не потому что идет ухаживание там, все такое, цветочки-конфетки. Они, когда с тобой общаются, то попадают в твой мир, понимаешь? Он совсем настоящий и - сильный. Там хорошо, интересно и вообще. Но это - твой мир. Ну, это как постоянно жить в том же Египте, мы ахали, нам здорово, но все равно же оно какое-то не наше. Ну вот ты - генерируешь атмосферу, а не просто существуешь. Сама себе страна. Чо там с кофем-то? А, вижу, Миш, ты на всех принес? А где наша Нелечкин?
  Шанелька отключила смартфон и выдралась из кустов. Заторопилась под абрикос, где уже сидел Миша, вытянув длинные ноги, а рядом сидели Крис и сонный, но страшно довольный Азанчеев.
  Точка, подумала Шанелька, усаживаясь на шаткий табуретик и беря в руки кружку с быкораком, прости, милый Димка Фуриозо, я не обязана думать о том, что ты там хотел мне сообщить так загадочно, вернее, я могу думать, но я не обязана догадываться. Скажи прямо, и мы вместе подумаем. И если не складывается, ведь не обязательно проедать мозги друг другу, а на самом де...
  Тут она поняла, что Дима таки вынудил ее думать о себе, улыбнулась и - перестала. Подумала о том, что впереди три прекрасных дня, и там в них - дикие скалы Тарханкута, прозрачнейшая вода над камнями и белым граненым песком. Три дня с друзьями, которых она любит, а еще - такой роскошный трейлер "виннебаго", вот уж Тимофей обзавидуется, когда увидит снимки. А потом, когда она вернется и на работу только через неделю, то сможет закрыться в комнате и писать, послав ко всем шутам распорядок дня, и если захочет - выйдет перед рассветом, а не захочет, не станет выходить вообще.
  
  Среди пустых палаток явилась высокая фигура Леры, которая, покачивая узкими бедрами, пробиралась по рассыпанным рюкзакам, упавшим с веревок полотенцам и прочему хламу, неся в руках поднос, накрытый салфеткой.
  - О-о-о, - шепотом сказала Крис.
  А граф вскочил, колыхая клетчатым подолом, указал на табурет.
  Лера, улыбаясь, отрицательно покачала головой.
  - Мне еще обед. Мишка так быстро унес кофе, а выпечку и не взял.
  - Он целый же был, - подал голос Миша, - я думал резать нельзя.
  - Спросил бы, - Лера откинула салфетку и поставила поднос на стол.
  Высокие ломти, прослоенные нежным кремом, рыжеватые и темные, были засыпаны поверху такой же рыжей крошкой.
  - Медовик! - Крис нагнулась, втягивая кондитерские запахи, - м-м-м, настоящий.
  - У нас говорили торт "Рыжик", - засмеялась Шанелька, - я иногда делаю, но давно, забыла уже и когда. Столько рецептов в интернете.
  - Мед, - кивнула Лера, - крем заварной с ванилином и сметанный, еще - немножко какао и сгущенки. Все просто. Ешьте. Там я для вас испекла отдельно, с собой.
  - Когда ты успеваешь? - восхитилась Шанелька, прожевывая нежнейшую массу, - мне даже хвалить никак, у меня слова кончились.
  - А коржи напекла заранее, мед брала у брата, у него же, кроме кур, пасека маленькая. Так что, все быстро, за пару часов нормально пропитался.
  - Ты все же собери свои рецепты, - попросила Крис, - напиши их. Я понимаю, что они совсем простые, ты уже говорила. Но это же невероятная какая-то прелесть. И у тебя будет твоя книга, Лера, прекрасная.
  Лера, уже вполоборота, покачала головой, поправила косынку, из-под которой на смуглую щеку выбивался жесткий цыганский локон.
  - Совсем не факт, моя дорогая. Да и зачем? Просто вот чтоб была еще одна средняя книжка? А чтоб не средняя, ее же надо суметь написать так, как я умею обычную еду сготовить. Вы лучше обед не пропустите, потом и поезжайте.
  Она кивнула и ушла, изгибая себя и переступая через разбросанные вещи. Из-под ситцевого платья мелькали, поблескивая, загорелые крепкие икры, а солнце кидалось через густую листву, высвечивая повязанную косынкой голову.
  - Граф, - сказала Крис, - с вашей стороны это кромешное свинство. Взять и сожрать последний кусок моего куска. Как это нечаянно? Эх, а еще аристократ. Что такое, Нелькин?
  - Боже мой, - приуныла Шанелька, скребя ложечкой по пустой тарелке с разводами крема, - баклажаны, жареные! Кабачки в сметанном остром соусе! Хамса под шубой! А еще бутеры, с хамсой же - ма-аленькие такие рыбочки на сливочном масле, и чай горячий - запивать, сладкий, чтоб аж глаза вылезали.
  - И? - Крис отобрала у Азанчеева тарелку и пальцем собрала последние рыжие крошки.
  - И мы ничего этого не успели поесть! А Лера, ты представь, как она все это!
  - Яичница еще, с помидорами и перцем, - подсказал Миша, который героически отдал свой кусок торта Шанельке, и та безутешно и стремительно съела подарок, не заметив подвига влюбленного.
  - Мидии, жареные с луком! - в голосе Шанельки уже гремела античная скорбь, - перцы! Болгарские, фаршированные!
  - Через час обед, - практично сказала Крис, - кое-что Лера нам еще приготовит. И - торт с собой. Давай уже собирать палатку.
  
  Эпилог
  
  Через несколько часов они уже ехали, Светлана, прекрасно выспавшись, сидела впереди на пассажирском месте, болтала с графом, который, отчаянно красуясь, несколько небрежно вел огромный фургон, и временами, притормаживая на приятно пустой дороге, оглядывался, чтоб еще и еще раз коснуться взглядом сидящей у бокового окна Крис. Та улыбалась в ответ и продолжала важное занятие: водила рукой со смартфоном, снимая все, что их окружало. Глянцевые плоскости стенок, блестящие поверхности столиков, гладко убранные эргономические шкафы, роскошные мягчайшие диваны. По салону, хватаясь за стенки, бродила Шанелька, тоже беспорядочно снимая и думая о своем. Иногда стреляла глазами на затылок графа, потом на спокойное, мягкое лицо подруги и улыбалась. Наконец, утомившись, плюхнулась рядом, вытягивая ноги и приваливаясь к плечу Крис.
  - Так странно все вышло. Ехала я сюда за одним, а получила совершенно другое. Но такое, суперское.
  - Как в игре. Перескочила на новый уровень, да?
  Шанелька кивнула. Так и есть. Останься она на прежнем уровне, то, приехав домой, быстренько накатала бы статью про свои приключения в поисках автора популярного романа. Без разоблачений, чтобы не обижать брата решительной Леры, но - нашла бы, как написать, чтоб интересно, весело и на десять минут чтения увлекательно. Но теперь вот даже вариантов, как бы это сделать, перебирать не хочется.
  Важнее всего оказались собственные размышления, которые даже пока не решения. Нет, поправила она себя, главное решение принято, а прочее - это уже вещи того, оставленного позади уровня, с которого она ушла. Никто ни у кого не в кильватере, если нет на то согласия обоих. Ни ей нельзя тащиться за Димой, даже помогая и поддерживая его жизнь. Ни ему. Если они справятся с тем, как должна выглядеть их жизнь, именно их, а не его или ее, они будут вместе. А если нет... Тогда у каждого будет своя отдельная жизнь. По идее, это должно быть печально, так? Но как раз печали Шанелька не ощущала. И в конце-концов, подытожила она свои размышления (слишком много думаешь, с самого детства укоряла ее мама, полагая всякие размышления бессмысленными самокопаниями, эхе-хе), двое могут жить по-всякому, и не обязательно вести общее хозяйство, перекидывая друг другу те самые бытовые обязанности, если они топят лодку совместного бытия. Получится и захочется - прекрасно. На нет - суда нет.
  И как хорошо, что Мишка не стал... ну ладно, навязывать, хотя слово чересчур нахальное, отношения более близкие. Парень, наверное, и сам немного струхнул, когда после пятнадцатилетней влюбленности вдруг завязалась дружба и даже случился поцелуй. Тоже вот скачок на другой уровень, и к этому надо привыкнуть. А может быть, он просто умнее, чем многие сверстники. Или наоборот, совсем глупенький и полагает, что у Шанельки впереди столько же времени, сколько и у него - совсем птенца.
  - Чего смеешься? - машину качало и Крис то приваливалась ближе, то откачивалась, рассматривая фото на маленьком экране.
  - Я вот поняла, многие не догоняют, насчет возраста. Молодым кажется, что старшие, они те же самые, и отличаются, ну... а! Степенью износа, вот. Если дамочка выглядит на свеженький тридцатник, они и полагают, что внутри ей тридцатник, не понимая, что внутри она изменилась все равно. Это все равно, что вместо взрослых, к примеру, видеть детей, только увеличенных в размерах. Таких грандиозных пупсов.
  - Не все меняются, - возразила Крис.
  - Я про тех, кто меняется, - уточнила Шанелька, - а еще, ой! Ты записала телефон Леры? А то я почему-то, только адрес почты, ну и пока у нас есть же аккаунт Звенигородцева.
  - Можем там побуянить напоследок, - предложила Крис, - явимся в виде восторженных поклонниц, и ка-ак кинемся петь ему оды и признаваться в любви.
  - И назначать свидания в старых виноградниках!
  - И требовать увезти нас в бунгалы на Мальдивах!
  - Надо только Леру предупредить, а то снова кинется разнимать брата и его пассий... Так что про телефон?
  Крис нашла и продиктовала Шанельке номер. Та набрала и прижала трубку к уху.
  - Лера? Это Неля. Едем, да. Не мешаю? Слушай, еще тебе мильон спасиб за супчик. И за картошку жареную. И за... Все, молчу. За компот! Я что хотела попросить. Ты мне пришлешь вот все рецепты своей еды, когда я тебе напишу? Ох, знаю, что простые. Но мне нужно будет. Да. Да, для книги. Нет, я не буду про лагерь, и про Эдика не буду, и про профессора.
  Она кивнула Светлане, которая покинула место и отправила туда вместо себя Крис, а сама, коснувшись Шанелькиного плеча, прошла дальше, что-то из настенного шкафика доставать.
  - Ладно. Скажу, хотя не люблю я заранее, но знаешь, я как-то перестала бояться себя сглазить и все такое. Это будет сказка. Большая сказка, да. Ну, допустим, о принцессе, которая стала младшим поваренком на дворцовой кухне. Почти как Карлик Нос, да? Только там будет весело, светло - никаких здоровущих носов и прочей готики. И пусть мои девчонки в библиотеке учатся одновременно читать и готовить, а?
  Лера помолчала, а потом рассмеялась в трубку. Смех то отдалялся, то становился близким, словно она сидела рядом и тоже касалась Шанелькиного плеча.
  - Что ж. Если получится, это будет действительно славно. Тем более, в моей еде абсолютно нет ничего сложного.
  Шанелька сказала спасибо и попрощалась, сдвигаясь на диванчике так, чтобы рядом было удобно Светлане, которая притащила из холодильника любимый свой апельсиновый сок и еще сходила за грейпфрутовым для Шанельки.
  - Кирка звонил, - Светлана хлебнула из тяжелого широкого стакана и вытерла рот сгибом запястья, - они нас будут ждать, перед Судаком, в Солнечной Долине. Черт, ужасно я по нему соскучилась.
  Она засмеялась, беря стакан обеими руками, обхватила его тонкими, прекрасными, как все в ней, пальцами.
  - И волнуюсь, как школьница.
  - Не трусь, принцесса, - засмеялась в ответ Шанелька, - все у вас будет хорошо.
  
  Елена Черкиа
  Весна 2020 г. Керчь.
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"