Бобкова Анастасия; Коган Мария: другие произведения.

Пока Без Названия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Один шаг... Сколько может он враз изменить,
      Он предтечей стать может к миллиону событий.
      Этот шаг - первый шаг - может мир нам открыть,
      Встать помочь нам на путь, ждущий наших открытий.
      Этот шаг - первый шаг - сделать трудно подчас,
      Иногда его сделать случайность поможет.
      Но коль сделал - не стой, вдаль шаги направляй -
      Первый шаг стать последним не должен!
      Продолжение от 13/05/2009
      Люди!) Оставляйте комменты плиз!) Оценки тоже можно!) Нам это важно!)))

  Часть первая.
   "Бонжур, Пуэрлион, а я пришла!", или Первые Шаги.
  
   Один шаг... Сколько может он враз изменить,
   Он предтечей стать может к миллиону событий.
   Этот шаг - первый шаг - может мир нам открыть,
   Встать помочь нам на путь, ждущий наших открытий.
   Этот шаг - первый шаг - сделать трудно подчас,
   Иногда его сделать случайность поможет.
   Но коль сделал - не стой, вдаль шаги направляй -
   Первый шаг стать последним не должен! #
  
  
   - Ты уверена, что точно не хочешь с нами поехать? Всё-таки у твоего дяди День рожденья, а ты у него так давно не была, - в сотый раз уговаривала меня мама.
   - Да не, мам, поезжайте одни, а я тут подожду...
   - Абсолютно уверена?
   - Дааа, - устало выдохнула я.
   - И что же ты будешь здесь делать? - решил внести лепту в воспитательный процесс папа.
   - А... Эмм... О! Я буду гулять! Дышать... свежим воздухом!
   - Какой гулять? - хмыкнула мама, - дождь за окном второй день, и неизвестно когда он кончится.
   Я подмигнула Светке, строящей мне рожицы из-за папиной спины.
   - Ну и что? Подумаешь! Вот под дождём гулять и пойду!
   - Я те дам - "пойду", - хмурясь, папа шутливо показал мне кулак, - сиди дома, раз уж дождь идёт, а ты поехать с нами не хочешь, и поделай что-нибудь. Почитай там!
   Меня достали Светкины рожи...
   - А Света мою книжку утащила! - нашла я повод наябедничать, отомстив за всё и сразу, - спрятала под подушку и ночью читает! Я сама видела!
   - Она врёт! - возмущённо взвилась Светка, - ничего я не брала! И книжки у неё неинтересные!
   - Ага! - решила поймать её на слове я, - значит, - читала!
   - Так, девочки, девочки, хватит, - вовремя решил вмешаться папа. Неудивительно - Светка уже висела у меня на спине, запустив пальцы в волосы, а я отвешивала ей звонкие шлепки.
   - Так, успокоились! - крикнула мама, отвесив мне и Светланке подзатыльник. Сестричка выпуталась из моих волос и, показав мне язык, с независимым видом отправилась к машине.
   Папа вздохнул и укоризненно на меня посмотрел. Я пожала плечами и невинно захлопала ресницами. Папа плюнул, в очередной раз убедившись, что меня в гляделки не переиграешь, махнул рукой и пошёл за Светкой. Мама чмокнула меня в лоб.
   - Ну и зачем ты её дразнишь? Взрослая дылда уже, почти семнадцать, а ведёшь себя - как маленькая!
   Я грустно вздохнула, всем видом изображая раскаянье. Мама честно сделала вид, что поверила моим кристально чистым голубым глазам.
   - Ну мы поехали. Веди себя нормально - мы завтра днём (читай послезавтра утром) приедем. Чтобы дом стоял на месте!
   Я звонко засмеялась и чмокнула маму в щёку. И вот уже она, прикрывая от дождя капюшоном рыжую как у меня шевелюру (только они у неё длинные и волнистые, а у меня достаточно короткие), заскакивает в машину, мотор радостно жужжит, и я весело машу им вслед, радуясь долгожданной свободе.
   А что вы хотите?! Что может быть приятнее для семнадцатилетней девушки (даже на даче), чем в кои-то веки остаться без опёки родителей?!
  
  
  
  
   И вот уже я несколько часов сидела на даче и скучала. Книжка кончилась, а единственная дачная подруга - Ленка - уехала на очередную смену в лагерь. Прошло три недели с того времени, как я сама приехала с моря, и оставалось ещё одна до лагеря. Всем своим родичам я успела если уже и не надоесть, то хотя бы до кондрашки довести, да и они меня своей опёкой, поэтому не стала их отговаривать, когда они собрались в гости - мне же лучше. Теперь вот и сижу.
   Неожиданно так надоевший за последние дни стук капель умолк, и я с надеждой выглянула в окно. "Ну, наконец-то!" - вырвался счастливый вздох из моей груди. Дождь, удерживающий меня дома и уже успевший стать моим проклятием, кончился!
   После недолгих раздумий я решила, что пойду за грибами: их много в соседнем с моей дачей лесу. Потому, наскоро собравшись, я вышла из дому.
   На улице не было слишком жарко, поэтому я оделась достаточно легко: кроссовки, джинсы да майка с ветровкой, плюс, конечно, бандана. Все вещи были любимого мною на даче цвета хаки и, при желании, действительно можно было спрятаться в траве, да так, чтоб никто не заметил, что делало их незаменимыми при игре в прятки с сестрой - мне хоть и 17, но от этого менее весело здесь не становится, да и если Светка пристанет ...
   Проверив вещи, я решила, что отправлюсь в лес надолго, а потому положила с собой бутерброды, бутылку с минералкой и фонарик (на случай, если задержусь допоздна). Компас я решила не брать (всё равно ведь не умею им пользоваться).
   Когда наконец я вышла на дорогу у участка, солнце уже сияло на небе, и я, бодро шагая по лужам, направилась к лесу. Подойдя к забору, через который все лезут на ту сторону, я ... пошла дальше. А зачем, спрашивается, лезть, если в двух шагах отсюда дырка есть? Ну и я о том же - идиотизм.
   Я пролезла на другую сторону и, весело помахивая корзинкой, пошла дальше. На пути, с которого я обычно начинала добычи съестного, то бишь грибов, ничего, как назло, не попадалось. Даже странно. Немного подумав, я решила, что домой всё равно когда приходить, и что я не сильно задержусь, если углублюсь в небольшой лесок справа. Этот лесок (а скорее даже рощица) был неплохим в плане грибов, но обычно туда я редко заходила - там много времени теряется, но, в принципе, я знала его неплохо. И вот теперь, идя по нему и доедая взятое из дому яблоко, я искала там то, за чем пошла - грибы. И удивлялась всё больше и больше. Во-первых не было даже следа этих самых грибов; а во вторых эта роща по типу леса раньше другая была. Без столетних ёлочек.
   Вдруг мне показалось, что я увидела слева что-то, напоминающее гриб, я резко обернулась и ... встретилась лбом с берёзой.
  
  
  
   Когда я очнулась и открыла глаза, я подумала о том, сколько я уже так лежу. По расчётам оказалось минут десять. По часам на телефоне тоже, но я решила им не доверять: вдруг они ударились головой вместе со мной?
   Назревающая на голове шишка начинала противно ныть, будто надеясь разом отплатить за неуважительное отношение к ней, к голове то есть, за всю её (головы) жизнь. Я потёрла тыльной стороной ладони саднящий лоб (и почему так везёт только мне?.. - риторический вопрос), поднялась с земли и с негодованием обозрела испачканные землёй колени. Колени, видимо, столь же внимательно обозрели меня и пришли к совершенно неутешительным выводам. Я покачала головой в ответ на свои странные мысли (мол, что за чушь в мысли лезет?!) и решила, что продолжать прогулку никакого желания не осталось. А посему решительно развернулась и... чуть не окосела от удивления. Нет, может, конечно, это мне так аукается удар головой, но эта ёлка здесь не стояла! И эта осина тоже! И где моя родная берёза, которую я поприветствовала головой?.. А это что за дерево? Вас здесь не стояло!
   Пока я в панике осматривалась вокруг, обвиняющее тыкая пальцем свихнувшуюся явно не в ту сторону голову, ко мне неотвратимо приходило осознание того, что здесь я никогда не была. И это я-то, привыкшая лазить везде и повсюду и исследовавшая этот лесок от кустика до кустика! При повторном осмотре я обнаружила ещё и то, что тропинка, по которой я шла, куда-то исчезла. Причём - совершенно буквально! Первой моей мыслью было, что я, последовав за мифическим грибом, слишком далеко отошла - но этого не могло быть, ведь я сделала лишь пару шагов! Второй - что тропинка взяла - да и убежала, устыдившись буйно-помешенного психа в моём лице. Третьей - что хватит пороть чушь - такого не бывает!
   Поскольку тропинка находиться не желала, мокрые штаны и саднящая голова всячески напоминала о себе, а домой всё-таки хотелось, я решила идти примерно в направлении дома (понять бы ещё, где это направление...) в надежде, что куда-нибудь всё-таки да дойду.
  
  
  
   После четырёх часов блужданий, когда я, мокрая, голодная (бутерброды кончились! Катастрофа!..) и измотанная, так и не нашла дороги домой и, судя по совершенно незнакомой местности, совершенно заблудилась, я успела сто раз проклясть встретившуюся мне на пути берёзу и своё дурацкое желание пойти за грибами. Нет, ну правда: чёрт меня дёрнул пойти в лес! Никогда не была заядлым грибником, а тут вдруг решила! Пройтись! Недолго!
   Темнело. Я уже с трудом различала стволы деревьев, каждый раз рискуя поприветствовать их носом, и брела уже на последнем издыханье.
   - Эй! Ау! Кто-нибудь! Есть кто живой?
   Лес угрюмо молчал.
   - Я согласна даже на маньяка!
   Даже тогда никто не вышел. Удивительно!
   Меня всё достало! Я решила плюнуть на всех, потеряв надежду к ночи добраться до дома, и, остановившись у какой-то с виду благонадёжной ёлки, стала сгребать листья и хвою в одну кучу дабы не ночевать на голой земле. Затем улеглась, вытащила из корзинки фонарик - хоть какая-то защита, положила саму корзинку под голову и, едва коснувшись её макушкой, провалилась в тяжёлый, без сновидений, сон.
  
  
   Ласковое солнце щекотало мои ресницы. Я потянулась, ещё не совсем понимая, что же меня разбудило, и вдруг снова почувствовала чьи-то мягкие губы у себя на шее. До меня доходило долго... Когда наконец в мою голову таки постучалась мысль, что обычно я просыпаюсь, не чувствуя чьих-то губ на шее, я резко развернулась и наугад ткнула кулаком куда-то назад. Послышался тихий стон, кто-то зашипел сквозь зубы, а я вскочила с громким воплем, костеря всех и вся, так как боль в кулаке была адская!
   Прооравшись и проматерившись (вы ничего не думайте, в душе я девушка приличная), я наконец соизволила обратить внимание собственно на того, кого мой кулак (на котором явно отпечатались чьи-то зубы) "ласково" коснулся. Я уже было собралась заново высказать ему всё, что я уже успела сказать до этого (причём в десятикратном размере), как вдруг слова застряли у меня в горле. Неудивительно! Видели бы вы его... Это был прекрасный юноша с тёмными волосами чуть ниже плеч, глубокими карими глазами... обнажённым торсом... и ярко-алыми губами (разбитыми собственно мной). В глазах у него горела столь непередаваемая гамма чувств, что мне захотелось быстренько забраться на дерево или превратиться в невидимку. В связи с отсутствием у меня сих важных навыков я вынужденно осталась на месте, пытаясь подобрать с земли затерявшуюся челюсть (а вы бы при виде такого красавчика её не потеряли?..). Парень, продолжая шипеть что-то явно нецензурное сквозь зубы, двинулся ко мне.
   Я взвизгнула и отпрыгнула.
   - Эй ты! Какого ... тебе надо было у меня на шее?
   Парень промолчал, продолжая целеустремлённо двигаться ко мне.
   - Слушай, когда я вчера орала про маньяка, это была шутка! Я уже передумала!
   Парню явно было наплевать на моё решение передумать. Он был уже в двух шагах, когда я оступилась, запнувшись за какую-то корягу, и грохнулась на землю, стукнувшись затылком. Он наклонился надо мной со своими "неясными" мне пока ещё намерениями. Я приготовилась завизжать.
   - Констарен! Мы же договаривались, что ты завязал?
   Из-за дерева выступил другой юноша - явная противоположность первого (не в том смысле, что он был девушкой!). Его ярко-изумрудные глаза мерцали таинственным светом, загадочная улыбка сияла на лице, а белоснежные, будто седые, волосы спускались вдоль тела (чёрт, и у этого обнажённый торс! И как приличной девушке сохранить чистоту своих помыслов в таком окружении?!), открывая... сильно заострённые уши.
   Я вновь отправилась в поиски челюсти.
   - Я же просил тебя не вмешиваться!
   Я переводила недоумевающий взгляд с одного юноши на другого.
   - Я же никогда не мешаю тебе завтракать!!!
   Мне надоело валяться и, пока оба типа дружно переругивались, я быстренько отползла в сторону, продолжая прислушиваться к их перебранке.
   - Констарен! Тебе так уж сильно хочется нас выдать?
   - Ниарель! Какого хрена ты вечно лезешь ко мне со своими поучениями?! Я уже давно вышел из того прелестного возраста, когда всякие эльфы могут меня поучать!
   Э... Эльфы???
   - А я уж тем более вышел из того возраста, чтобы вампиры указывали мне, что делать!
   Тааак... И куда здесь падать в обморок?..
   - Ух чёрт... Кажется, до меня дошло, что именно ему было надо на моей шее... - потерянно пробормотала я.
   Парни вновь уставились на меня. Нда, сделаем вид, что я польщена эдаким вниманием.
   - И как тебя зовут, рыжеволосое чудо? - незаметно придвинулся ко мне... эльф, ненавязчиво отодвигая меня от... вампира. Я сделала гордую попытку унять пляшущие колени.
   - Л-Лиза.
   - Эльза? - недоумённо переспросил вампир, косясь на меня.
   - ЛИЗА! - уже более уверенно произнесла я, поняв, что в ближайшее время есть меня точно не будут.
   - Ну, я и говорю: Эльза!
   - Эльза - это жирная баба с дрянным характером, а я - ЛИЗАААААААААА!!! - не выдержав, заорала я.
   - А я что?.. Я ничего... Ну Лиза так Лиза...
   Я хмыкнула, признав свою победу.
   - Ну а ты у нас кто? - повернула я голову к эльфу, который бесцеремонно попытался приобнять меня за талию.
   Кулак летел быстро...
   Вампир с понятным сочувствием обозрел эльфа, мелодично ругающегося сквозь зубы.
   - Таки он Ниарель, - вякнул вампир, неосторожно выставляя себя навстречу моему гневу.
   - Ага, всё ясно... - я покивала головой вслед возникшей у меня мысли. Так, кажется я придумала, как отомстить вампирчику...
   Эльф наконец перестал шипеть и, отойдя от меня на приличное расстояние, заявил:
   - Так, раз вы уже перезнакомились, позвольте мне, леди... Эльза, - он злорадно хмыкнул, - проводить вас до нашего скромного жилища. Пошли, Констарен.
   Меня бережно подняли и попытались подтолкнуть для ускорения. Я отпрыгнула и показала язык:
   - Да, не тормози, пошли, Костик.
   Вампир сбился с шага и неестественно медленно обернулся.
   - Как... как ты меня назвала?!
   - Костя, - легкомысленно пожала плечами я, вновь разворачиваясь и направляясь за эльфом.
   Мне на плечо опустилась тяжёлая рука, заставляя остановиться. Шипящий голос под ухом заставил вздрогнуть:
   - Ещё раз назовёшь меня так...
   - И что ты мне сделаешь? - под напускной бравадой попыталась я скрыть вновь пробуждающийся страх.
   - О, я многое могу тебе сделать...
   Его рука медленно опустилась на мою талию и, обхватив её, совершенно легко, будто не прилагая никаких усилий, подняла меня над землей и развернула к себе. Мои глаза с чуть расширенными зрачками оказались наравне со взбешенными его (высокий, стервец!). Я вдруг совершенно парадоксальным образом успокоилась и с немым вызовом уставилась на него.
   - Но ведь не сделаешь, - голос подозрительно тих и спокоен. Почти нежен. Будто это я подняла его над землёй и держу в стальных объятиях.
   Он ухмыльнулся и наклонился над моей шеей. Провёл губами от ключицы к щеке, коснулся языком мочки уха и прошептал:
   - Смелая... Смелая девчонка... И сейчас не боишься?
   Боже, какой у него голос... Это так странно - мне ужасно страшно находиться с ним рядом - ведь он вампир, но в то же время - я чувствую себя совершенно защищенной, и ни за какие сокровища мира не захотела бы отстраниться...
   Я помотала головой. Что это на меня нашло? Какое, нафиг, "не отстраниться"?! Так, срочно берём себя в руки!
   - Ну куда ты так спешишь, красавчик? Девушки любят, когда за ними долго ухаживают, цветочки там, конфетки...
   Констарен окаменел. Я хмыкнула, выпуталась из его рук и с независимым видом потопала вперёд. Идущий впереди Ниарель замер и уставился на вампира. Тот наконец очнулся и в свою очередь смущённо посмотрел на эльфа:
   - Ну, чего смотришь так, а?
   - Констарен, а на что это ты ей намекал?
   Вампир зарычал, я сдавленно захихикала в рукав. Эльф с совершенно паскудным выражением лица косился на Костика, тот злился на всех и сразу, а я, довольная как никогда, шествовала за ними.
   Недаром говорят: сделал гадость - на сердце радость. Вот и у моего сердца сейчас радость, лишь слегка (ну ладно, не слегка...) омрачаемая печалью грустно бурчащего желудка.
   Видимо, не одна я внимала его немелодичным трелям, так как и эльф, и вампирчик резво ускорили шаги, и примерно через полчаса (примерно, потому что мой телефон хоть и работал, но я всё ещё подозревала его в стукнотости...) мы прибыли собственно туда, куда вели меня мои попутчики.
   А именно - в небольшой (сравнительно) дом на какой-то полянке, темной громадой нависающий над ярким разнотравьем поляны и конкурирующий мрачностью с мокрым лесом, из которого мы вышли. Что было примечательно, дом стоял совершенно один, вокруг не наблюдалось не единого человека, а меня всё больше и больше мучила мысль, накормят ли меня и есть ли здесь ресторанчики быстрого питания?..
   Костик и Ниарель (нет, имя это, конечно, красивое, но даже про себя произносить его - язык сломаешь! Надо и его как-нибудь сократить... А то что один вампирчик мучается - должна же быть какая-то мужская солидарность?..), взяв меня под локотки, ввели в дом. Едва войдя внутрь, я уловила едва чувствующийся аромат чего-то мясного где-то впереди и, не обращая больше внимания на застывших истуканами спутников, с громким воплем ломанулась вперёд, ориентируясь по запаху. Нюх меня не подвёл - через несколько секунд мною было обнаружено какое-то подобие кухни (естественно, подобие! Если на кухне нет микроволновки и сковородки Тефаль - то никакая это не кухня!), в котором какое-то замотанное непонятно во что существо предположительно женского пола варило в каком-то котелке- мясную похлёбку! Я счастливо взвизгнула и, схватив лежащую на столе ложку, чуть ли не с головой нырнула в котёл, обжигаясь, но продолжая орудовать ложкой. Через несколько мгновений произошло сразу несколько вещей: женщина, у которой в руках была посудина с похлёбкой, завизжала и, выронив её, огрела меня половником по лбу; я, горестно всхлипнув, выплюнула не проглоченную ещё жидкость в лицо противной тётки и упала навзничь; в комнату влетел, услышав, видимо, наши вопли, вампир, который, не заметя меня, споткнулся и полетел на пол, увлекая за собой орущую тётку. Последним в комнату величественно вплыл эльф, обозрел нашу ругающуюся кучу - малу, ухмыльнулся и совершенно спокойным голосом поинтересовался:
   - А вы случайно не знаете: не осталось ли ещё похлёбки?
   Мы с Костиком хором взвыли и синхронным воплем пообещали найти её и вылить ему за шиворот.
   Эльф посмотрел на нас притворно печальными глазами, в которых плясали бесенята, и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв дверь. Мы побарахтались ещё на мокром (и потому скользком) полу и выпутались наконец из-под друг друга, кося налитыми кровью глазами. С женщины нечаянно слетел платок, сбитый моей рукой, и я потрясённо ахнула:
   - Боже, что это?
   Женщина угрюмо уставилась на меня, размышляя, видимо, не расквасить ли мне нос ещё раз. Но посмотрела на насупленную меня и передумала.
   Впрочем, мне бы извинили мой возглас. Теперь понятно, почему я не сразу поняла - женщина это или нет. Во-первых, её макушка доставала мне только до пояса, во-вторых, её голова была непропорционально большая, плечи широкие, а глазки маленькие, и, в-третьих - у неё были ярко выраженные усики и пробивающаяся бородка! О майн год!..
   - А чем ты удивлена? Гномиха, обычная гномиха, - проговорил вампир, сползая по стене от беззвучного хохота, смотря на моё потрясённое лицо.
   Нет, я, конечно, с большой натяжкой могу поверить в вампиров, даже в эльфов, но женщина - гномиха?! Это явно перебор! Я немного поколебалась, и, приняв верное решение, живописно сползла в обморок по той же стенке, у которой ржал Костик.
  
  
  
   Через несколько минут я очнулась. Открыла глаза и с удивлением обозрела Констарена, пожирающего глазами мою руку. Такими темпами от неё должен был остаться один скелет. Я с недоумением покосилась на несчастную конечность, недоумевая, что же послужило причиной столь пристального внимания, и увидела на запястье кровь. Видимо, успела уже её где-то порезать. Таак, всё ясно...
   - Костик, прекрати пялиться на мою ладонь и возьми себя в руки! (тавтология, однако!)
   Констарен продолжал сидеть, не шевелясь.
   Я вздохнула.
   - Костик, у меня чешется кулак... Тебе не жалко собственные многострадальные зубы?
   Вампирчик дёрнулся. Взгляд начал оттаивать, в глазах появилось осмысленное выражение. Он помотал головой и встал, отвернувшись.
   - Эй, Костик, ты в порядке? - обеспокоенно спросила я, поднимаясь.
   Вампир, не оборачиваясь, попросил:
   - Можешь чем-то перебинтовать руку? Мне очень трудно себя сдерживать.
   Я, как обычно, вякнула, не подумав:
   - Мне, может, тоже трудно сдерживаться? Знаешь, как трудно оголодавшей девушке без мужского внимания?
   Констарен явно не обратил внимание на подколку, оставаясь предельно серьёзным.
   - Я предупредил тебя...
   - Лучше не злите его, милая, - впервые подала голос... гномиха, с озабоченным видом подходя ко мне (видимо, на время забыв про похлёбку), - давайте я вам перевяжу.
   Она обвязала мне какой-то тряпицей руку и укоризненно посмотрела:
   - Надо быть осторожней, милая, неужели вас не учили быть аккуратней в обществе вампиров?
   - Меня и о вампирах, в принципе, не учили, - пробормотала в сторону я, отводя взгляд.
   Костик громко перевёл дух и тоже посмотрел на меня с укоризной. Нет, ну они что, сговорились, что ли?! Можно подумать, это я покушалась на его хрупкое здоровье, а не он на моё!
   Мы стояли и буравили друг друга тяжёлыми взглядами. Обстановку разрядил, как обычно, вошедший "очень вовремя" эльф:
   - Слушайте, я так и не понял, похлёбка осталась или нет?
   Мы с вампиров возвели очи горе, а гномиха, печально вздохнув, поплелась в кладовку искать еду для нашего прожорливого Ниареля (себя я смущённо пропущу...).
  
  
  
   Через полчаса мы чинно сидели за столом и уминали нехитрую снедь, которую умудрилась обнаружить гномиха (звали которую, кстати, Нарша). Я за обе щёки уминала картошку с... хмм... грибами, Ниарель налегал на какой-то воздушный салатик (фигурку бережёт, воображала!), Нарша ела какую-то подозрительную на вид (и на запах) рыбу, а Костик... отсутствовал.
   - А где наш героический вампирчик? - поинтересовалась я у жующего без остановки эльфа.
   - Он тоже обедает, милейшая, - я недоумённо на него покосилась, и он пояснил: - Ну, вампирам же тоже надо чем-то питаться!
   Я подавилась, представив, ЧЕМ ИМЕННО сейчас питается вампирчик, и аппетит у меня резко пропал.
   - А т-ты ведь что-то говорил о диете, - спросила я у поглядывающего на позеленевшую меня Ниареля.
   - Ну да, так ведь он не убивает жертву и высасывает лишь немного крови!
   Я почувствовала, что ещё немного, и меня вырвет.
   - Тем более донор всегда должен отдавать кровь добровольно! А с внешностью Констарена у него с этим проблем не бывает! Любая дурочка бросится ему на шею, готовая пожертвовать немного своей крови!
   Я мысленно представила себя в роли этой самой дурочки на шее у Констарена, настойчиво сующую ему в рот изрезанную (добровольно!) руку, и поняла, что этот разговор надо закруглять. Так невесть до чего додуматься можно...
   Доедали мы в полной тишине. Когда мы уже заканчивали, дверь в дом скрипнула, и через секунду в комнату вошёл довольно облизывающийся вампирчик, выглядевший бодрым и совершенно удовлетворённым.
   - Как ваше ничего? - жизнерадостно поинтересовался вампир, плюхаясь на стул рядом с Наршей.
   Я молча отодвинула тарелку и выбежала из дома, хлопнув дверью.
  
  
  
  
   Констарен и Ниарель недоумённо смотрели вслед бешеной девчонке.
   - Что ты ей наговорил? - разъяренно обернулся к эльфу вампир с недвусмысленным желанием потрясти его за грудки.
   - Да мы, собственно, ни о чём таком не говорили...
   - НИ О ЧЁМ?! - взревел Констарен, приподнимаясь со стула и нависая над эльфом, - тогда почему она при виде меня вскочила как припадочная и бросилась вон, а?
   - Да кто её поймёт?.. Кажется, ей не совсем понравилась твоя диета...
   - Ах диета?! Ну я с тобой ещё разберусь! А если она снова заблудится?!
   Констарен выскочил из-за стола и бросился к двери, как вдруг услышал тихий, совершенно спокойный голос гномихи:
   - Я бы на твоём месте осталась. Ей надо всё обдумать, успокоиться, принять правду о тебе и обо всех нас. А потом ты снова приведёшь её сюда.
   Вампир упал на стул и, застонав, обхватил голову руками.
  
  
  
  
   Я бежала по лесу, размазывая по лицу яростно текущие слёзы, и мне ужасно хотелось кричать, кричать так, чтобы сорвать все голосовые связки, чтоб до хрипа, до стона, выплеснуть из себя эту боль и разочарование, поселившиеся во мне. Я... Я ведь почти поверила ему, я доверилась ему, а он... он же убивал людей себе для еды так же спокойно и небрежно, как мы варим по утрам кофе или едим яичницу! Неужели для него человеческая жизнь ничто?!
   Я упала, поскользнувшись на прелой листве, и зашлась в рыданиях, свернувшись в комочек, прижимая колени к груди, вжимаясь в землю, будто стремясь вытеснить душевную боль физической. "Как он мог, как мог... а я... дура... дура..." - бессвязно шептала я, кусая губы в кровь и царапая ладони ногтями.
   Я снова вскакивала и бежала вперёд, оскальзываясь, падая, и вновь поднимаясь, продолжая гонку из ниоткуда в никуда, только б не останавливаться, не прерывать движения, иначе появятся мысли и разорвут мою бедную голову!
   Когда я, измученная, в очередной раз упала и уже не смогла подняться, разум милосердно отключился, давая отдых усталому сознанию, и я погрузилась в обволакивающую тьму.
  
  
  
  
   Спала я ужасно, то проваливаясь в темноту беспамятства, то выныривая навстречу каким-то кошмарам. Мне снилась непонятная каша из обрывков воспоминаний и чувств, мыслей и ощущений. Потом внезапно всё пропало, и я услышала тихий голос, зовущий меня из темноты:
   - Лизаа... Лиизаа...
   Буквально через секунду (хотя какая это секунда? Во сне время так непостоянно... Миллиарды лет могут уложиться в одну минуту, а одна секунда - оказаться вечностью...) я узнала этот голос. Констарен. Меня снова пронзил страх, как тогда, когда я увидела его входящим на кухню после того, как он кем-то перекусил. Что-то такое было в его глазах... Что-то изменившееся. Нечеловеческое. И эта уверенность, что так и надо... Нет, в тот момент он не был тем Костиком, которого я успела узнать.
   Голос продолжал звать меня. Из темноты выступила фигура, закутанная в тёмный с красными полями плащ. Незнакомец подошёл ко мне, и я узнала в нём вампира. Он и выглядел сейчас как настоящий вампир: глаза с расширившимися буквально до самой радужки зрачками, в которых плескалось багровое пламя, эта странная усмешка, застывшее холодной маской лицо, напряженное тело. Из-под верхней губы сверкали небольшие клыки. От него буквально веяло какой-то скрытой, страшной силой, заставившей меня сжаться в комочек (да, в этом сне у меня уже появилось тело!) Вампир подошёл ко мне, опустился передо мной на колени, провёл тыльной стороной ладони по щеке и заглянул в глаза. Я ответила на его взгляд.
   Я не знаю, сколько мы сидели так, смотря в глубину душ друг друга, ибо мгновенье в то время было вечностью, а вечность - мгновеньем. Я заметила, что его внешность изменялась. И зрачки стали нормального размера, и пропали клыки... Констарен вновь выглядел как обычный человек, хоть до сих пор в его облике проскальзывало что-то странное. Но я почувствовала, что мой страх куда-то пропал, совершенно исчез. Вампир ещё некоторое время смотрел мне в глаза, потом кивнул собственным мыслям и поднялся с колен. Протянул мне руку, помогая подняться. Затем обнял меня, вдохнул запах моих волос, провёл пальцами по лицу, отстранился... и пропал. Ну, вы же знаете, как это бывает во сне - ещё секунду назад вы видели одно, а теперь - совсем другое. Ветер взъерошил мои волосы, и где-то вдалеке я вновь уловила шепчущий моё имя голос:
   - Лизаа...
   И тогда я со спокойной душой, избавившейся от страха, заснула, и больше меня не беспокоили никакие видения.
  
  
  
   Констарен ждал до вечера. И эльф, и гномиха уговаривали его подождать ещё немного, да и вообще отказаться от поисков: мол, они и сами прекрасно её найдут, а ему не нужно её ещё раз пугать. В конце концов вампир не выдержал. Прошипев какое-то ругательство, он выбежал в лес и, на ходу обратившись в летучую мышь, полетел вперёд, по запаху пытаясь отыскать местоположение девчонки. Ведь он должен поговорить с ней, всё ей объяснить, этой глупой рыжеволосой дурёхе, которая, кажется, начала ему нравиться. Должен, если он не хочет окончательно потерять шансы на её взаимность.
  
  
  
   Я проснулась от ощущения чьего-то взгляда. Сладко потянулась, пытаясь вспомнить, что же мне снилось. Я помню, что в веренице видений и кошмаров был сон, в котором фигурировал Констарен. Странно: воспоминание о нём не вызвало у меня отвращения или страха, как вчера. Даже наоборот: появилось ощущения тепла и намёк на какое-то открытие, которое я совершила ночью. Я точно помню, что поняла и осознала что-то важное, но вот что... Память молчала.
   Я приоткрыла глаза, щурясь на свету, и посмотрела на того, кто разбудил меня взглядом. Это был летучий мыш: маленький, с кожистыми крыльями, чёрными глазками - пуговками и пушистый-пушистый! Мне немедленно захотелось его затискать. Я вскочила на ноги и протянула руки к ветке, на которой устроился, собственно, мыш. Он увернулся от моих "ручонок загребуШШих" и приземлился у моих ног. Я отпрыгнула, чтобы не наступить на него, и вдруг что-то странное случилось с моими глазами. Их будто заслонила пелена, воздух подёрнулся дымкой (хотя правильнее было бы сказать "рябью", потому что воздух действительно пошёл волнами, будто вода), и сквозь внезапно прояснившееся зрение я увидела, что вместо пушистого малыша на земле сидит... Костик. Сидит в совершенно неудобной позе, смешно раскинув ноги, и смотрит на меня. Как-то странно.
   Вспомнился вчерашний вечер, когда я так по-глупому себя повела, даже не захотев поговорить с вампирчиком. А он, бедный, наверное, совершенно не так меня понял...
   Вампир, продолжая сидеть в своей нелепой позе, поднял на меня несчастные глаза:
   - Послушай, Лиза, я вчера совершенно не хотел напугать тебя, я...
   - Слушай, заткнись, Костик! - кажется, он ожидал совершенно другой реакции: от моей шальной улыбки и бесенят в глазах он явно выпал в осадок, даже не поморщившись от того, что я назвала его тем непонравившимся ему именем, - Всё, что было, то уже прошло. Пролетело, проехало. Любовь прошла, завяли помидоры!
   Вампир смотрел на меня округлившимися глазами: видимо, очень переживал до нашей встречи, мучился, готовился к печальному приёму, а тут я, язва такая, обломала спектакль бедному мальчику!
   - Л-Лиза, я...
   - Всё, замяли!
   Я решительно протянула руку Косте, он с совершенно несчастным взглядом схватился за неё и поднялся, и я потащила его вперёд.
  
  
  
   Констарен совершенно ничего не понимал. Он готовился к совершенно другой встрече: да, он боялся, что Лиза, увидев его, испугается, или бросится бежать, или кинется на него с кулаками, но девчонка в очередной раз его удивила. Во первых, она совершенно нормально отреагировала на то, что он при ней превратился из летучего мыша в, собственно, себя. Во вторых, увидя его, она улыбнулась тёплой улыбкой, не проявив никакой враждебности. Констарен ничего не понимал.
   - Послушай, Лиза, я вчера совершенно не хотел напугать тебя, я...
   Слова буквально застревали у него в горле. Он так боялся, что она отвернётся от него, ведь не для каждого такое открытие проходит даром.
   - Слушай, заткнись, Костик! - она снова повергла его в шок, - Всё, что было, то уже прошло. Пролетело, проехало. Любовь прошла, завяли помидоры!
   Констарен ничего не понимал. Он был готов извиняться, готов искупить свою вину чем угодно, но Лиза, кажется, не понимала его. Может, она приняла его за кого-то другого?..
   - Л-Лиза, я...
   - Всё, замяли!
   Она подала ему руку и потянула за собой. Констарен шёл за ней и совершенно безразлично думал, что её, кажется, совсем не пугает факт, что она ведёт за руку вампира.
  
  
  
  
   Я целеустремлённо пёрла вперёд, ожидая, когда же наконец оклемается наш вампирчик, когда внезапно меня дёрнули за руку, заставляя остановиться. Я с недоумением обернулась.
   - Слушай, а куда ты меня тащишь? - подал наконец голос молчащий последние десять минут Костя.
   - Как куда? В избушку, конечно!
   -Домой, в смысле?
   - Ну да, - я смотрела на пришедшего в себя вампирчика, радуясь, что он наконец очнулся, однако не понимая, почему это у него на лице расползается такая ехидная улыбка.
   - А дом, собственно, там, - скалящийся Костик ткнул пальцем в сторону, противоположную той, которой они шли.
   - Ах ты скотина! - я выдернула ладонь из его руки и обозлённо на него уставилась, - что ж ты раньше-то не сказал, а?
   Костик невинно пожал плечами и вперил взгляд в меня, пытаясь понять, как же я выйду из ситуации.
   - Да я тебя покусаю! - злобно зарычала я, протягивая к его шее скрюченные пальцы.
   Костик захохотал, видимо, тоже осознав, как смешно моя любимая угроза звучит по отношению к нему, вампиру, и дал дёру, сбегая от ругающейся на весь лес меня (что примечательно, удирая в нужную сторону).
   Я его так и не догнала...
  
  
  
  
   Когда мы, раскрасневшиеся и запыхавшиеся (во всяком случае, я...) вбежали в дом с громкими криками и хохотом, бедный эльф явственно чем - то подавился, выпучив при нашем появлении глаза так, что мне на секунду показалось, что они у него сейчас выпадут. Правда, уже через секунду Ниарель, видимо, вспомнил о том, что ему, как представителю своей расы, полагается всегда оставаться невозмутимым, так как попытался принять вид независимый и безразличный. Я залюбовалась получившейся картиной, которую лишь слегка портило покрасневшее от удушья лицо и алеющие кончики длинных ушек. Вампир, узрев это чудо, загоготал ещё громче, бухнувшись около двери прямо на пол и неприлично тыкая пальцем в багровеющего эльфа. Тот в конце концов не выдержал и, выскочив из-за стола, подскочил к Констарену с явным намерением его придушить.
   В общем, пока эльф гонялся за гогочущим Костиком по кухне, я - сама невинность - притулилась под бочок к Нарше и, жалобно помигивая глазками (правым чаще, чем левым), тихим голоском спросила у неё:
   - Скажи, а похлёбки у вас не осталось?
   Эльф от неожиданности запнулся и полетел на пол, Костик, продолжая ржать, помчался дальше, а Нарша, неодобрительно на меня посмотрев, со вздохом отправилась за едой.
  
  
  
  
   Когда Ниарель пришёл в себя, Нарша накрыла на стол, а я таки догнала вампира и от души ему врезала (а то что он один смеётся, гад!), мы наконец чинно расселись на кухне и, изящно отправляя еду в рот (на этот раз гномиха подала какое-то мясо. Я не разобралась, какое, но оно было очень даже вкусным), начали степенно беседовать. Боже, какая мирная картинка!
   То, что это явно не мой мир, я уже давно поняла - всё-таки эльф, вампир и гномиха являются НУ ОЧЕНЬ веским аргументом в данном вопросе. А вот что он (мир, то есть) из себя представляет... Я задала этот вопрос Ниарелю.
   - Видишь ли, Элиза, - размеренно работая ложкой, ответил он мне, - наш мир Пуэрлион несколько отличается от твоего. Да, да, мы давно знаем о существовании твоего дома, потому и не очень удивлены твоим появлением. Знаешь, Эльза, ведь мы с Констареном и являемся стражами этих самых границ, что между нашими мирами. Да, это не единственные врата. Они разбросаны по всему Пуэрлиону и охранять их... ээ... большая честь... в принципе...
   - Ага - большая честь! Держи карман шире, - перебил Ниареля Костик, - да это бОльшей частью почти добровольная ссылка неугодных эльфийской Сестре-правительнице! А большОй честью это является лишь для тех, кто, развесив уши, слушает её приказы!
   - И за что же вас сослали? - я была удивлена. Хотя, если эта самая сестра-правительница с ними хоть раз встречалась, то её можно понять... Не многие могут выдержать общество этих двух язв. Я, например, являюсь исключением...
   - Понимаешь, Эльза, - продолжил толкать речь эльф, - так получилось, что у нас с Констареном есть некоторые права на престол ( "Дальнее родство иногда играет с нами злую шутку" - опять перебил его Костик ). Да, мы не главные претенденты, но, если убрать пару-тройку её приближённых... Мы окажемся наиболее вероятными претендентами на королевский трон. Сестра-правительница Анастаси не хотела так рисковать.
   - И что, она просто взяла да и послала вас к чёрту на Кулички? - я так заинтересовалась историей, что забывала отправлять еду в рот. Впрочем, периодически желудок жалобно урчал, и мне приходилось восстанавливать справедливость.
   - К-куда? - переспросил ничего не понимающий вампир.
   - Да неважно. Продолжай, Нир.
   - Кто?! - эльф с возмущением посмотрел на меня.
   - Нир! Ой, ну не надо придираться к словам! Не могу же я всё время ломать язык на твоём имени?!
   - Н-но, - попробовал было перебить меня эльф.
   - Никаких "Но!"! Продолжай!
   Эльф вздохнул и, горестно покачав головой, продолжил:
   - Так вот. И у Сестры-правительницы Анастаси была два выхода: либо отправить нас подальше от столицы, дабы мы не представляли для неё опасности, либо привязать нас к себе посредством брака.
   - Почему же она выбрала ссылку? - с недоумением спросила я. Замужество на мой взгляд было куда вернее... Кстати, интересно, за кого именно Анастаси хотела выйти: за Костика или остроухого?..)
   - Тут, понимаешь ли, такое дело... - эльф мучительно покраснел.
   Я с удивлением смотрела на него, пытаясь понять причину его смущения, как тут внезапно загоготал Костя.
   - П-понимаешь, милая, - сквозь смех произнёс вампир, - она собиралась заполучить себе в мужья нашего Ниареля, а он...
   Он опять загоготал, не обращая внимания на краснеющего ещё больше эльфа.
   - Ох, ты бы это видела, - продолжал, заливаясь, Костик, - когда сестра-правительница вызвала его в свою опочивальню и, изображая из себя этакую влюблённую дурочку, бросилась ему на шею... Ха - ха - ха!.. А он встал столбом, не в силах вымолвить ни слова... Ха - ха! Она его уже на кровать начала валить, сдирая рубашку, как тут наш герой очнулся и, вскочив как ошпаренный, в обрывках одежды выскочил из комнаты, бормоча, что правительнице это не пристало, и что у него уже есть невеста Мириам, и что это не по этикету...
   Вампир буквально падал от смеха, как вдруг над ним навис эльф:
   - Откуда ты это знаешь, а, зубастый? Тебя не могло быть там! Разве что, - тут эльф ехидно усмехнулся, - ты прятался у неё под кроватью...
   - Упаси Боже, - сплюнув через плечо, пробормотал Констарен, - конечно, нет! У меня там давно следящее заклятие было...
   - Ах заклятие, - теперь усмехался уже Ниарель, - и зачем же вампиру понадобилось подсматривать за королевой в её опочивальне? Неужто сам глаз на неё положил?
   - Да ты... Да ты что?! - буквально взвился ошарашенный вампир, - как ты мог обо мне так подумать?! Да я знать хотел, когда она решит начать ко мне приставать, чтоб успеть вовремя смыться! Я уже заранее искал для нас место, где мы могли бы от неё скрыться! У тебя хоть отговорка была, со своей невестой, а я? А у меня так даже её не было!
   - О да, бедный вампирчик! - издевательски хмыкнула я, - зря ты не согласился - это была бы прекрасная партия! Так и вижу тебя на троне... - я мечтательно прикрыла глаза и, не сдержавшись, прыснула.
   - Ах ты!.. Да я тебя!
   Наша громко визжащая и смеющаяся куча покатилась по кухне, опрокидывая стулья под ноги причитающей Нарши. Гномиха, видимо, далеко не в первый раз слышала эту историю, потому она добросовестно терпела нашу производящую разрушения компанию. Впрочем, и она не могла удержаться от улыбки, когда раздался громкий стук, плеск, а затем истошный визг эльфа:
   - Чёрт, опять эта похлёбка! Она меня изжарила-а-а!!!
  
  
  
  
   Я лежала на низкой деревянной кровати в небольшой комнатке на втором этаже (невысокий потолок, узкое окошко, в которое просовывалась веточка ели, скрипучие рассохшиеся половицы, небольшой шкафчик в углу и столик с незажжённой свечкой) и предавалась послеобеденным размышлениям. Точнее, это они мне предавались, но это не суть важно. Важно то, что успел рассказать мне ошпаренный Ниарель до того, как меня вежливо препроводили сюда, попросив вести себя тихо. Но, если уж мне так неймётся, желательно позвать их, ибо ломать дом вчетвером куда продуктивнее, чем в одиночку.
   Так вот, на чём я остановилась?.. Ах да, Ниарель... Он рассказал мне, что примерно представляет из себя Пуэрлион. А представлял он из себя почти что один только материк, БОЛЬШОЙ материк, окружённый со всех сторон морем (или океаном - кто его разберет?). Сам материк был поделён на две примерно равные части: королевство людей Ретара и королевство светлых эльфов Аулинэ. Между ними был заключён вечный мир, так что жили они в согласии и изобилии. В центре материка располагалось гигантское озеро Лэкурри, на котором стояла столица обоих государств Шерденуэль (сразу видно влияние эльфов, хотя живущие там люди чаще называли этот город по-домашнему - Шердан). Да, да, столица у них была одна, но правителей было двое, как и государств. У светлых эльфов на троне восседала прекрасная среброкудрая Сестра - правительница Анастаси, трон же людей занимал холодный и властный красавец Брат - правитель Лексис (что примечательно, холостой, правда, когда я спрашивала это у Костика, он подозрительно сильно бледнел и скрипел зубами). На земле людей располагалась территория вампиров Фертоон (с выходом на море). Официального центра у них не было, были лишь города - крепости вампирской знати, вокруг которых кучковалось прочее население. На севере, захватив часть людских и светло-эльфийских территорией, проживали сородичи Нарши. Местность там была очень гористая, климат холодный, потому та земля, что смутила жителей Аулинэ и Ретары, пришлась очень даже по душе гномам. Они радостно окрестили свои горы Трстором и углубились в рудники. На юго - западе находился архипелаг Мэртан, населённый преимущественно тёмными эльфами. Некогда вытесненные со своих исконных территорий светлыми, они вынуждены были осесть здесь и со временем обвыклись, приспособились к непривычному климату, а затем и отбили у светлых часть береговой линии. Некоторое время назад ими было заключено перемирие, и теперь дипломаты обоих государств учтиво раскланивались друг с другом, не связанные с политикой эльфы при виде друг друга рычали, но ничего не предпринимали - п е р е м и р и е есть п е р е м и р и е. Тёмные эльфы потихоньку продвигались вглубь суши, а единицы из этих двух государств, решавшиеся сблизиться, подвергались гонениям с обоих сторон. В общем, всё грустно. Говорят, что где-то на северо-западе есть ещё один континент - некогда отколовшийся от этого, и называется он Затерянными землями, но ни Ниарель, ни Костик распространяться о нём не захотели. Ну и что - им же хуже: сама всё найду, перерою, перекопаю, а в процессе поиска попорчу все, что кто-либо до меня портил и ломал, да и то, кто испортить до меня не додумался.
   С этими злорадными мыслишками я погрузилась в сон.
   Мне приснился наш дачный домик. Мама с отчаяньем на лице обзванивающая больницы и морги, папа с решительным взглядом и Светка с заплаканными глазами, носящаяся по лесу и зовущая меня. Скорая помощь, служба спасения, вертолёты, инфаркт у папы... ОНИ ИСКАЛИ МЕНЯ, А Я ТУТ!!!
   Я резко поднялась с кровати, открывая глаза, и на нетвёрдых со сна ногах помчалась по лестнице вниз. Я ведь о семье даже не вспомнила за эти два с половиной дня, а они уже должны были вернуться!
   На кухне никого не оказалось, на первом этаже тоже. Я выбежала из дому и тут же увидела их. Они танцевали с мечами. Ей-богу, по другому это назвать было нельзя. Они кружились на поляне перед домом, переворачивались, приседали, подпрыгивали и будто застывали в воздухе (я могу поклясться, что один раз Нир ПРОБЕЖАЛ по воздуху, хотя в тот момент я не обратила на это внимания или списала на играющее воображение), замирали или ускорялись до невероятной скорости. Их оружие пронзало пространство перед ними, чуть не касалось тела противника и, с лёгким звоном отскакивая от другого меча, отбрасывало сияющие блики на погружённые в мысли о бое лица. Я на несколько секунд остановилась, завороженная этим невероятным танцем, но быстро стряхнула оцепенение и заорала:
   - КОСТЯ!!!
   Он от неожиданности споткнулся, и эльф с улыбочкой приставил остриё к его шее:
   - Ты умер, Констарен.
   - Ничего подобного, - хмуро ответил вампир, отстраняя голой ладонью лезвие, приподнимаясь и брезгливо отряхиваясь, - меня так просто не возьмёшь.
   - Ничья?
   - Ничья, ничья, - он пожал руку Ниру, так и не обратив на мою персону внимание. Гмм... Ах таак?!.
   - КОСТИК, твою мать! - проорала я ему на ухо, подойдя ближе.
   Вампир пошатнулся от моего акустического удара, потряс головой, потёр затылок и обречённо повернулся ко мне другим ухом. Я невольно почувствовала уважение к его выдержке.
   - Ась?
   - МНЕ НУЖНО ДОМОЙ! - мстительно проорала я ему в другое любезно подставленное ухо.
   Костик отшатнулся, очумело смотря на меня.
   - Вам вперёд и направо по прямой,- галантно поклонился эльф.
   Я уже на бегу кивнула, прокричав:
   - Спасибо! Потом сочтёмся!
   Минут через пять до меня донёсся яростный рык вампира:
   - Где эта рыжая паршивка?
   Я хихикала дальше, продолжая бег.
   - Я ей уши пооткусаю!
   Я подавилась смешком и философски хмыкнула. Ладно, мне ещё бежать минимум полчаса, и надо ещё оправдание предкам придумать... О, развилка!.. И куда там остроухий говорил бежать? Кажется, налево?..
  
  
  
  
   Вечер застал меня сидящей под раскидистой елью в лесу, с красными глазами и периодически хлюпающим носом. Я сидела, сжав кулачки, надув губки, и обижалась на всех и вся. Видимо, фраза о том, что если ты дурак от рождения, то тебе уже никто не поможет, прямо про меня. Только полная дура может ПЯТЬ раз подряд заблудиться в одном и том же лесу. Впору писать записки путешественника: "Вы уж меня отпустите, ну а я найду, где потеряться". Злые слёзы катились по моим щекам. Чёрт, вот уж не везёт так не везёт! Если даже я выберусь отсюда, меня убьют родители. Если же наоборот, то они откинут копыта сами вместе со мной, радостно сделавшей харакири.
   Впрочем, я совершенно не удивилась вышедшим из-за деревьев эльфу и вампиру. Они на меня посмотрели очень говорящими глазами и, вздохнув, принялись наперебой утешать, гладить по плечам, вытирать слёзки и говорить, какая я хорошая, что "У-тю-тю, не надо плакать!" (за эту фразу вампир ещё раз получил в нос, а я разревелась ещё громче), что "усё будет окея" и тому подобное. Выяснив, что (и куда) мне всё-таки надо, мне взяли под белы рученьки и повели куда-то вперёд. Через пять минут неспешного шага меня гордо поставили перед тоненькой берёзкой. Я критически обозрела несчастное дерево и обратила свой взор к сопровождающим меня за разъяснениями. Оказалось, что я мало того что пошла не в ту сторону, так ещё и умудрилась сделать круг по лесу и отчаяться в пяти шагах от прохода в мой мир.
   Я ругалась долго и красочно... Так же долго, как хихикали в кулачок Констарен с Ниарелем.
   В конце концов я решила, что и так достаточно задержалась в Пуэрлионе, и стала прощаться. Чмокнув эльфика с покрасневшими ушками и мечтательно прикрывшего глаза вампирчика в щёку, я ещё раз огляделась вокруг и с недоумением уставилась на парней:
   - Ну и где этот ваш проход?
   Нир важно указал рукой на берёзу.
   Я обошла её кругом, потыкала пальцем, понюхала, чуть ли не попробовала на вкус, но ничего необычного не заметила. Видимо, я подсознательно ожидала увидеть какую-то арку, дыру в пространстве, ну не знаю, что-то, во что можно реально войти. Ничего подобного здесь не наблюдалось.
   - И как же мне вернуться домой?
   - Ну... Есть много способов... - Костик со странной улыбочкой подошёл ко мне, как-то нехорошо улыбаясь. - Но один - самый эффективный.
   Я, ничего не подозревая, подошла с ним к берёзе.
   - Что за способ?
   - Простой! - вампир внезапно толкнул меня в спину, да так, что я, не успев затормозить, врезалась лбом в это самое дерево. Перед глазами всё закружилось, и я, краем уха услышав удаляющийся хохот Костика, провалилась куда-то вперёд. Теряя сознание, я успела всё-таки подумать: "Ну, Костя, отомстил - таки, гад!"
  
  
  
  
   .Пришла в себя я быстро (видимо, это уже начало входить в привычку). Вампира с эльфом рядом не было, а меня окружали знакомые с первого визита деревья. Что примечательно, тропинка тоже появилась. Значит, я уже дома. С одной стороны, это не может не радовать. А с другой - вдруг я уже никогда их не увижу? Хотя мы были знакомы всего три дня, я уже успела привязаться и к молчаливой странноватой Нарше, и к краснеющему по любому поводу Ниру, и к непонятному вампиру, к которому меня продолжало тянуть. Впрочем, что это я размечталась? Бежать, бежать, и чем скорее, тем лучше! А о том, чтобы вновь встретиться с появившимися друзьями, я подумаю позже.
   Я вприпрыжку помчалась по лесу, покрытому лёгкими сумерками, и, умудрившись не сильно заплутать, в скором времени добралась к даче. Первое, что мне бросилось в глаза, это тишина, накрывшая мой участок. Потом я увидела, что в окнах не горит свет. Это было странно, очень странно. Не могли же они уехать без меня?..
   Я ворвалась домой, врубила свет во всех комнатах и немножко поносилась по этажам, но так никого и не увидела. Первое подозрение закралось ко мне в голову, когда я увидела, что цветок, который перед отъездом оставила Светка, совершенно не завял, не скукожился. Часы, стоявшие на столе, запищали. 19.00. Я медленно наклонилась и, взяв электрические часы в руку, уставилась на дисплей.
   Это были любимые папины часы, на которых помимо времени показывался календарный месяц с сегодняшней датой и температурой на улице. Погода меня не заинтересовала. Я смотрела на календарь и не верила своим глазам.
   Дата на часах стояла та же, что была в день, когда родители с сестрой уехали в гости, а я неудачно (или удачно, как посмотреть) отправилась за грибами.
   Но... этого же не может быть! Я судорожно начала рыться в карманах и достала попискивающий разряженный телефон. Помчалась в свою комнату, отрыла зарядку и, поставив на неё телефон, быстро вошла в меню. Открыла календарь. Вот, сегодня двадцать седьмое июня, как и должно быть! Но здесь почему-то ещё двадцать четвёртое. Ничего не понимаю! Почему тогда часы всё-таки сдвинулись на три часа, раз здесь тот же день?
   Внезапно мне в голову пришла догадка. Так... Я была в Пуэрлионе три дня (плюс - минус несколько часов), а здесь... прошло как раз три часа! Значит, родители меня не ищут!
   Я на всякий случай набрала номер мамы. Она не сразу взяла трубку.
   - О, малыш, это ты? Привет!
   - Привет, мамусь! Ой, я так соскучилась!
   Мама хмыкнула в трубку.
   - Ну, я же говорила тебе ехать с нами. У нас тут так весело! Дядя Коля делает барбекю, а Ниночка поёт под гитару! У неё такой милый молодой человек, - дальше шепотом, - прошлый мне нравился больше...
   В общем, мы поболтали ещё несколько минут, и, когда мама положила трубку, я с облегчением опустилась на кровать. Слава Богу, всё обошлось!..
   Я сбегала вниз, перекусила наскоро сделанными бутербродами и вернулась в комнату. Попробовала было почитать любимую книжку Белянина, но слишком много мыслей роилось сейчас в моей голове, потому я раздражённо отбросила её и завалилась спать.
   Всю ночь мне снился Констарен.
  
  
  
  
   Утро встретило меня совершенно чистым небом и весёлыми солнечными лучиками, прыгающими по стенам и лезущим в глаза. Настроение было под стать погоде. Я вскочила и начала кружиться по комнате, радостно напевая:
   - Здравствуй, новый день, здравствуй, новый день!
   Что я так радовалась? Ну как же: ведь у меня оставался целый день до встречи с родителями и... две недели общения с Костиком! Парадокс, однако парадокс приятный.
   Я наскоро привела себя в порядок, причесалась, перекусила, спрыснулась любимыми духами и переоделась - в любимые бриджи и топик. Ветровку при здравом размышлении решила всё же взять - всё-таки я там пробуду не один день - вдруг погода изменится?
   Кстати, у них там прошло несколько дней, как там они без меня? Скучают, ждут?..
   Я бросила в карман снятый с зарядки телефон, накинула на плечо лёгкую сумку (питьевая вода, бутерброды, спички, сменное бельё, ножик для резких бумаг (да, я запасливая девочка, прямо - таки хомячок), несколько карандашей и ручек, блокнот (для стихотворений) и немного прочей сравнительно нужной и ненужной фигни) и, закрыв дверь на ключ, помчалась к лечу, напевая себе под нос:
  
  
   Мне часто снятся во тьме полуночной
   Высокие башни из белого камня,
   Могучие замки, чью древность не скроешь,
   Чей возраст отмерен едва ль не веками.
   Мне снятся принцессы и смелые принцы,
   Мне снятся турниры и отблеск мечей,
   Волшебные снятся мне звери и птицы,
   И снится тепло незнакомых очей.
   Я вижу драконов, исторгнувших пламя,
   И эльфов, и гномов, и злых колдунов,
   И снится мне высшая воля над нами,
   И снится мне холод прозрачных оков.
   О ты, странный мир, что мне снится так часто,
   Себя прояви в череде серых дней!
   Пусть счастье, которое даришь ночами,
   Днём станет надеждой на радость извне!
  
   Лес, освещённый солнцем, преобразился. Ещё вчера он казался молчаливым и мрачным, сейчас же тишину нарушало птичье пение, шелест листвы; прохладный вечерок овевал мои плечи, обнимал и шептал что-то своё, таинственное и, несомненно, волшебное.
   Если честно, я не помнила дороги к заветной берёзе, но что-то вело меня вперёд. Какое-то странное, появившееся после вчерашнего возвращения домой чутьё уверенно вело меня к проходу между мирами. Я чувствовала, что сейчас ну никак не смогу заблудиться (разве что сама уж так сильно так захочу). Через некоторое время я вышла к знакомому дереву. Оно будто бы приветственно махало ветвями, встречая меня как старую знакомую.
   И тут я пришла в замешательство. Как мне попасть на ту сторону? В принципе, конечно, можно воспользоваться проверенным способом (я потёрла шишку на лбу), но всё же неловко как-то, неудобно даже перед собой... Я представила себе эту картину: стоит рыжеволосая ненормальная девчонка и настойчиво бьётся головой о дерево, вопя: "Ну, давай, давай, пропускай же меня наконец, а?" Непривлекательная перспективка...
   А что, если биться надо вовсе не головой? Понятно, что с моей везучестью я чаще бьюсь именно этой частью тела, но ведь не все такие же, как я? Я ещё потопталась на месте, а потом решительно подошла к березе и со всей дури саданула по ней кулаком. Несчастное дерево затрещало, я взвыла, хватаясь за отбитые костяшки, поднялся сильный порыв ветра, и под насмешливое уханье филина (вот ведь ржёт, не стесняясь, скотина!) я полетела куда-то вперёд, с облегчением теряя сознание.
  
  
  
  
   Открыла глаза я уже там, где в прошлый раз меня так вежливо препроводил домой Костик (он у меня ещё поплатится за это, ууу, вампирчик нехороший!). Отряхнулась, поправила на плече лямку сумки, запахнула ветровку (здесь было прохладнее) и жизнерадостно потопала вперёд в полной уверенности, что в ближайшее время кто-нибудь из моих здешних друзей меня найдёт.
   Я углубилась в чащу и вышла на прекрасную поляну, покрытую великолепными фиолетовыми цветами. Я принюхалась. В воздухе был разлит какой-то особый, волшебный аромат, пьянящий и дурманящий голову. Я чувствовала какую-то невероятную лёгкость, было ощущение, что я сейчас поднимусь в воздух.
   Через мгновение я и правда с удивлением увидела, как мои ноги отрываются от земли. Всё вокруг заволакивал серебрящийся туман, послышались странные шепоты, шорохи. Перед взором всё расплывалось. Я совершенно не удивлялась летающим мимо меня стульям, каким-то веточкам, цветочкам, полосатым слоникам, Ниарелю, зубастым бабочкам... Из-за дерева передо мной выскочил какой-то незнакомый рыжий зверёк, неуловимо напоминающий мой любимый овощ, увидел меня, оскалился, зашипел. Я протянула в его сторону руку (подозрительно синего цвета) и , пьяненько хихикая, прогудела:
   - Ой, какая милая морковка! Дай я тебя оближу!
   Зверюшка шарахнулась в сторону. Последнее, что я успела почувствовать, проваливаясь в наркотический туман, это то, что меня кто-то бесцеремонно дёрнул за шкирку.
  
  
  
  
   Ой, как голова болиииит!.. Что ж я выпила такое ядрёное, что сама чувствую себя зелёным чёртиком?..
   Сквозь туман в мыслях я начала различать спорящие голоса где-то рядом.
   Голоса были явно мужские.
   - ... Ну давай, мешай быстрее, сколько можно - то, а?!
   - Заткнись! Щас не в ту сторону мешану, и прощай, девушка, здравствуй, царевна - лягушка.
   - Ну тогда не отвлекайся! Какого хрена ты на меня так смотришь?
   - Ну, возможно, если ты перестанешь трясти меня за плечо, я смогу доварить зелье быстрее, нет?
   Голоса на минуту замолкли.
   - ... А трилистник ты туда положил?!
   - Да.
   - А ромашку?
   - Да...
   - А слёзы русалки?! Ты забыл слёзы русалки!
   - Я положил!
   - А дубовую кору?
   - Да!!!
   - А ты мешаешь гробовой щепкой?
   - ЗАТКНИСЬ!!!!!
   Рядом всхлипнул определённо женский, хоть и надтреснутый голос:
   - Эх, а какая девушка была, а?
   - НЕ КАРКАЙ! - хором проорали два мужских голоса.
   Что-то громко зашипело, я почувствовала горячий пар, коснувшийся лица.
   - Придурок! Ты всё ВЫЛИЛ!
   - Да нет же, просто оно готово! Помоги, перелей в кружку!
   Послышались тошнотворно-булькающие звуки.
   - Так, теперь приподними её, а я буду вливать отвар.
   Чьи-то руки оторвали меня от кровати (ой, я на кровати лежу, да?). Тут же послышался злобный шепот над ухом.
   - А ну положь её на место, идиот! Я сказал приподнять её, а не поднимать в воздух!
   Меня аккуратно опустили, а затем чьи-то сильные руки приобняли меня и уложили в полусидящее положение, поддерживая сзади. К моему лицу поднесли что-то (кажется, кружку) с дурно-пахнущей жидкостью. Я, не открывая глаз, замычала и начала от неё отворачиваться.
   - Что делать? Она не открывает рот! Придумай что-нибудь, ты ведь эту вонючую жижу сварил!
   - Я? Я разве виноват, что она так пахнет?
   - А кто виноват? Я?
   - Делать нечего! Зажми ей нос!
   - Но это негуманно!
   - Кто бы говорил!
   - А если она задохнётся?
   - Если она не откроет рот, то точно задохнётся! Я сказал: ЗАЖМИ ЕЙ НОС!
   Одна из обнимающих меня рук переместилась к лицу и зажала нос. Я возмущённо замычала и начала вырываться (что было совершенно бесполезно - даже одна рука удерживала меня очень надёжно). В конце концов я сдалась и приоткрыла губы. Не успела я жадно вдохнуть, как второй мужской голос влил мне в рот шипящую и потрескивающую гадость.
   Гортань защипало, на глазах выступили слёзы, а голова взорвалась болью. Я заорала и резко открыла глаза, которые тут же заболели даже в полумраке комнаты. Мысли внезапно прояснились. За талию меня держал Костя, Нир, с протянутой в руке дымящейся чашкой, озабоченно мне улыбался, а в углу сидела причитающая Нарша.
   Гадость внутри бурлила, вызывая желудочные спазмы, меня тошнило (во всяком случае, в мыслях), голова требовала повышенного внимания, а язык жгло адской болью.
   - Чем вы меня напоили, мать вашу?! - заорала я, с яростью поворачиваясь к ним. Ответом послужил строенный облегчённый вздох, понимающее переглядывание и фраза:
   - Фууух, она жива!..
  
  
  
  
   Меня быстренько уложили обратно, успокоили, притащили плюшек с тёплым парным молочком. Все трое рядком уселись на моей кровати и с умильными выражениями на лицах стали наблюдать, как я мрачно запихиваю еду в рот, периодически запивая из кружки. Несколько минут прошло в молчании.
   В конце концов я не выдержала и, отставив кружку, спросила у Нарши, как у самого нормального (сравнительно) члена нашей компании:
   - Ну и что со мной произошло?
   - Ты попала на поляну с геранёзами...
   - С чем-чем? - недоумённо переспросила её я.
   - Помнишь те фиолетовые цветы? На той поляне, где тебя нашли юноши? Это и были геранёзы. Они вызывают помутнение мыслей и странные галлюцинации. Человек, вдохнувший их пыльцу, погружается в сон, наполненный непонятными видениями, и его невозможно пробудить, покуда он находится там. Цветки вытягивают у живых существ энергию - это их пища. Вдохнувший же их пыльцу вскоре умирает от истощения...
   Я вздохнула и усиленно затрепетала ресницами:
   - А попроще можно?
   - Да дурманом ты надышалась, наркоманка малолетняя, - не выдержав, вмешался Костя, - эх, и куда катится наша молодёжь!..
   Я хмыкнула:
   - Можно подумать, ты к молодёжи не относишься!
   - Конечно, не отношусь! Да ты знаешь, сколько мне лет?
   - Сколько?
   - Да я стар как мир!
   Костик вскочил с кровати и принял величественную позу, выпятив грудь и подбородок. Нир посмотрел на меня уставшими глазами старшего брата:
   - Веришь, ему недавно исполнилось восемьдесят пять, вот он и ходит гоголем... Мальчишка.
   - Это кто мальчишка? Я мальчишка?!
   - А ты неплохо сохранился... - заявила я, со всевозрастающим вниманием начав его рассматривать.
   - Мне принять это как комплимент?
   - Как хочешь, как хочешь... дедуля.
   - Кто?!
   Вампир бросился на кровать и начал меня щекотать. Я визжала, брыкалась, всхлипывала от смеха, а Нарша с эльфом пытались оттащить Констарена от меня за ноги, вопя что-то вроде: "Держись! Подмога уже близка!" Я в ответ истерично орала нечто типа: "Врагу не сдаётся наш гордый Варяг!" и в свою очередь пыталась щекотать Костика, но тому было хоть бы хны! Ууу, толстокожий слон!
   Нашу возню прервал деликатный стук в дверь. Костя наконец сполз с меня, и я вновь обрела потерянную возможность дышать. Я прокашлялась, проморгалась и сиплым голосом вопросила:
   - Кто стучится в дверь моя? Видишь, дома нет никто!
   За дверью кто-то глубокомысленно помолчал, потом глубоко вздохнул и начал барабанить с удвоенной силой.
   - Видишь ли, это... - эльф замялся и замолчал.
   Я выжидательно смотрела на него.
   - ...моя невеста.
   Я стремительно поймала улетевшую челюсть и рванула к двери. Наконец-то я увижу избранницу эльфа! Наверняка волосы белые, мелкими косичками, глаза голубые, а сама она воздушная - воздушная!
   Я рывком распахнула дверь... и тут же чуть не захлопнула её обратно. На меня с сальным выражением таращилась морда явно мужского пола.
   - Аааааааа!!! - завопила я, оглядываясь в поисках поддержки на Костю, - она мужик!!!
   Я вас уверяю: это абсолютно точно был мужчина! Прищуренные косящие серые глаза, щегольские усики и небольшая бородка, зачёсанные в небольшой хвост чёрные волосы и ярко пунцовеющий нос с небольшой горбинкой. Он слащаво обозрел меня и прищёлкнул языком.
   Я посмотрела на себя и увидела, что меня кто-то (надеюсь, Нарша) переодел в белую ночную рубашку, открывающую... ну, в общем, многое, очень многое.
   Я вторично завизжала и нырнула под одеяло, злобно зыркая оттуда на это существо.
   Голова огорченно вздохнула, провожая скрывшиеся под одеялом прелести, и потянулась вперёд. Вслед за ней в комнату проникла верхняя часть туловища, скрытая под накидкой. Пока я с удивлением созерцала верхнюю часть его тела, не находя нижней, в комнату под дробный перестук копыт вошла, собственно, она. Я с помощью невероятного усилия захлопнула рот и во все глаза уставилась на вошедшего. Если сверху он был явно человеком, то снизу... Точнее, сзади, он был явно лошадью! Туловище и ноги (с копытами!) были покрыты чёрной шерстью, сзади мерно покачивался раза в два длинее находящегося на голове хвост. Получеловек - полуконь (кентавр?) учтиво поклонился, согнув правую переднюю ногу в колене, и улыбнулся:
   - Позвольте представиться, прекрасная леди: Муликон, кентавр. К вашим услугам.
   Эльф, не слушая, кивнул и бросился к нему. На подставленную учтиво ладонь нежно опустилась другая маленькая ручка. С кентавра изящно соскользнула темноволосая девушка и кивнула мне:
   - Я невеста Ниареля. Мириам.
   Я, решив, что неудобно встречать гостью в кровати, быстренько поднялась, показала язык Муликону и завернулась в простыню на манер тоги. Я собралась изобразить женственный реверанс, но запуталась в складках одёжки и кулем грохнулась вперёд. Вернее, грохнулась бы, если б сзади меня услужливо не подхватил Костя.
   Меня торжественно поставили на ноги. Костик продолжал поддерживать меня за пояс, явно опасаясь за сохранность пола, который я могла долбануть носом. Я тем не менее благодарно ему улыбнулась, оправила покосившуюся простынь и тоже представилась:
   - А я Лиза. Эээ... Пока невеста ничейная.
   Нир чем-то подавился и яростно закашлялся. Муликон от всей широты души предложил постучать по его спине, правда, почему-то поднял не руку, а копыта. Эльф кашлять резко прекратил и вежливо отказался. Кентавр разочарованно вздохнул и отошёл от греха подальше.
   - Прости? - не поняла Мириам.
   - Ах, милочка, в наше время так трудно найти себе пару, - я подошла к девушке и взяла её под локоток, не обращая внимание на распахнутые рты присутствующих. Меня понесло. - Мельчает мужской пол, редеет и чахнет... Вырождается племя героев, остаются лишь пигмеи духа...
   Я повела рукой в сторону Муликона. Тот оскорблённо захлопнул рот, всхрапнул и отвернулся, хлёща по бокам хвостом.
   Мириам похлопала ресницами, пытаясь вернуть в глаза прежнее осмысленное выражение. Выражение не возвращалось.
   Я продолжила:
   - О, где те рыцари и принцы древности, красавцы и умелые бойцы, одним своим видом внушавшие уважение врагам и любовь девицам!..
   - Эээ, - протянул Костик, - вообще-то мы здесь...
   - Не перебивай! - шикнула на него я, - так вот. Где эти юноши, владеющие невероятной силой, потрясающей королевства, те, под чью руку готовы встать миллионы?
   - Да мы все здесь, кажется, - проблеял Ниарель, косясь в сторону невесты. Та недоумевающе пожала плечами.
   - Почему же нас окружают лишь жалкие пародии на мужчин? - патетично воскликнула я, воздевая руки вверх. Простынка с тихим шорохом слетела в руки стоящего сзади вампира. Бедный эльф покачнулся и осел в обморок, Костик судорожно вздохнул и сел на кровать, жалобным голосом прося Наршу принести воды, Муликон, вздыбив хвост, уставился на меня во все глаза. Мириам походя двинула ему в челюсть, выдрала у постанывающего Констарена простыню и протянула мне:
   - Я бы на твоём месте реже появлялась перед ними в таком виде. Видишь ли, вся эта компашка озабоченная и на голову стукнутая.
   Я, благодарно пунцовея щеками, обернулась простынёй потуже и завязала на ней чуть ли не морской узел. Мириам ободряюще мне улыбнулась.
   Нарша, притащив бутылку вина, налила в небольшой бокал немного алой жидкости и сунула его в слабую руку вампира. Потом подошла к Ниарелю и, сунув горлышко ему в рот, бухнула ему туда полбутылки. Тот благодарно закашлялся и сел. Покосившись на меня, убедился в том, что простынка на подобающем ей месте и успокоено выдохнул. Муликон заинтересованно покосился на остаток вина, но гномиха решительно показала ему кулак (кулак до пунцовеющего носа не достал, но всё было и так понятно), поставила бутылку на стол, и он отвалил. Сзади послышался голос Кости:
   - Интересно, почему эльфу полбутылки, а мне - на донышке бокала?
   - Бокал был полный! - возмутилась Нарша, но вампир лишь досадливо мотнул головой.
   Я примиряюще взмахнула рукой, привлекая внимание:
   - Так, мальчики, девочки, не ссорьтесь! Давайте поделим оставшееся вино поровну!
   Все что - то согласно побормотали. Только Костик попытался было возмутиться на тему того, что ТАКИМ женщинам, что окружают ТАКИХ мужчин, пить ИХ вино не положено, но я даже не обратила внимание.
   Внезапно засвистел воздух, и из-за пазухи у Муликона выскользнула бутылка (непонятно как туда попавшую) и полетела прямо в руки делающего какие-то странные пассы эльфа. Не успели мы даже возмутиться, как тот с радостным возгласом выбулькал оставшееся вино и разбил бутылку об пол. Мы, продолжая мрачно молчать, начали на него надвигаться. Эльф пьяно икнул и выдал:
   - Эх, и хорошие вы ребята! Только много вас как-то... И заметьте: ик!.. я даже не пьян - ик! - ый!
   Нир повалился на пол и мелодично захрапел. Мириам в полном обалдении смотрела на него. Я похлопала её по плечу и сочувственно сказала:
   - Ну, что ты хочешь... Мужчины!..
   В общем, мы подружились.
  
  
  
  
   Мириам оказалась вовсе не такой, какой я её себе представляла. Во-первых, внешне. Волосы у неё действительно были длинные, но чёрные, глаза были большие, но не голубые, а тоже тёмные. Правда, фигурка у неё действительно оказалась стройная, а ушки острыми, и, что самое главное, она оказалась не так похожа на фарфоровую куклу, как я изначально её представила. И, естественно, она была очень красива. Во-вторых, внутренне. Она была вовсе не глупа, совсем не заносчива и легко сходилась в общении. Кстати, особенности её внешнего вида были обусловлены тем (как объяснил мне Ниарель, соизволивший оторваться от своей ненаглядной), что она была эльфийкой не светлой, а тёмной. У всех тёмных эльфов тёмные глаза и волосы, а так же их отличает совершенно непоседливый и несколько пакостливый характер. Насчёт последнего не знаю, но первое явно было правдой. Когда мне вернули мою одежду, и мы отправились на кухню дабы восстановить мои "иссякшие" силы, Мириам умудрилась два раза поскользнуться на ровном месте, задеть рукой и разбить чашку с чаем Кости и опрокинуть тарелку с любимой нами Наршиной похлёбкой на кентавра. Тот лишь мученически поморщился, но стерпел, видя подобное явно не в первый раз. Эльфийка извиняюще чмокнула Муликона в щеку под аккомпанемент зубовного скрежета Нира, затем шустро подгребла к себе полную тарелку похлёбки, уселась на колени к опешившему эльфу и спокойно начала есть. Ниарель некоторое время то разевал, то закрывал рот, потом до него постепенно дошло, что его любимая сидит у него на коленях, и по его лицу расплылась такая идиотично - блаженствующая улыбка, что бедной мне стало аж завидно.
   Кентавр, кстати, тоже оказался весьма колоритной личностью. Эта вороватая морда всё время умудрялась таскать со стола всё съестное и в особенности спиртное, как далеко его бы не отодвигали. Вследствие этого полуконь-получеловек вечно ходил с красным носом, и винным духом от него несло за версту. Кроме того он без остановки пытался ко мне приставать. Причём "без остановки" - это СОВСЕМ без остановки! Вначале он пытался пододвинуть мне стул, но ножка подломилась, и я грохнулась на пол вместе со с сиденьем. Потом он пытался подливать мне похлёбки, отнимая половник у гномихи. Понятно, что дело это было гиблое, потому грязный половник радостно вырвался из их рук и попал мне в свежевыстиранный топик, заляпав его по самое "не хочу". Я немного пошипела, но заставила себя успокоиться и сквозь зубы пробормотала "благодарности". Когда же мне наконец дали новый стул, и я в изгвазданной кофточке всё-таки начала есть, этот гад пристроился сзади и нагло так меня приобнял, игнорируя разозлённое рычание. Когда же это... не буду говорить кто... ещё и начало поглаживать меня по спине, я окончательно озверела и приготовилась высказать ему всё, что накипело, Костик медленно к кентавру повернулся и так же медленно двинул ему в челюсть. Муликон охнул, хрюкнул, заржал (не засмеялся, я имею в виду, вы же понимаете, да?) и вежливо откатил, бормоча извинения. Я с благодарностью послала вампирчику воздушный поцелуй, и, могу поклясться, если бы он мог, он бы покраснел.
   Впрочем, я сейчас не об этом... Как ни странно, к Мириам он приставать не решался, видимо, она уже успела его отшить. И сейчас, хотя Костя ясно дал понять, что без моего ясно выраженного желания (да и с ним, видимо, тоже), меня лучше не трогать, кентавр продолжал масляно на меня коситься.
   Вливание в коллектив прошло успешно. Правда, я так не совсем и поняла, кто, собственно, всё же вливался: я или кентавр с эльфийкой. Впрочем, саму суть это не меняет.
   А потому мы, довольные собой и друг другом, разошлись по комнатам дабы отдохнуть.
   Несмотря на эти чуть не отравившие меня геранёзы, я была очень рада, что я снова здесь, с моими новыми друзьями Ниром и Наршей, с присоединившимися к нашей компании Мириам и Муликоном и, конечно, что я с Ним - с этим странным, загадочным вампиром... Чёрт, и как же я рада!
  
  
  
  
   Я открыла глаза, когда за окном начали проступать нечёткие силуэты окружающих дом деревьев. Ночная тишина была неполной - вокруг раздавались шорохи, тихо стрекотали кузнечики, вдалеке несколько раз крикнула и замолчала какая-то птица. Звёзды ещё только собирались притушить своё серебряное сияние, перемигиваясь и ожидая сигнала луны, величественно замершей в раздумье над лесом.
   Я потянулась и встала. Наверное, это маленькое желание всегда жило у меня в сердце - бродить под лунным светом поздней ночью, вслушиваясь в тишину, которая внезапно открывала в себе тысячи прекраснейших звуков. Да, иногда я гуляла ночью по городу - но всегда только с шумной компашкой, чьи вопли и пьяный смех убивали всю романтику. В лес же меня после полуночи не отпускали. Мама опасалась, что кто-то может обидеть меня - ведь в тёмное время суток совершается большее количество преступлений. А я слушалась. И теперь, будто последний глоток воды, я жаждала прикоснуться к этой шепчущей на разные голоса ночи, которая ждала меня там, за окном.
   Я быстро оделась и, тихо шлёпая голыми ногами по еле слышно скрипящей лестнице, подошла к двери. Та без скрипа отворилась, и я вышла из дома, лишь слегка её прикрыв.
   Ноги сами несли меня вперёд. Я вступила под сень деревьев и не спеша направилась дальше. Полной грудью вдыхая воздух, я ощущала все ароматы леса, который медленно, шаг за шагом, открывался мне всё больше и больше.
   В мелодию ветра, свистящего в вышине, совершенно органично вплёлся женский голос, тихо напевающий какие-то слова. Голос журчал и переливался, голос звал за собой, и я решила отыскать ночную певунью. Мне понадобилось пройти совсем немного, прежде чем я увидела ту, кого искала.
   За деревьями, из-за которых слышался голос, виднелся голубой просвет. "Речка или озеро" - сделала вывод я и вышла из-за стволов.
   Это было потрясающе красивое место: серебристая трава, лишь немного шевелящаяся от ветра, шелестела, и её шелест был похож на шепот; ивы, склонившие свои ветви к самой кромке воды, ласково касались поверхности, будто желая поведать свои самые страшные секреты. Кромка озера (а это оказалось озеро) была чуть песчаной, и на светящимся в свете луны песке седела девушка в белоснежном одеянии. Её тёмные волосы, рассыпавшиеся по плечам, лёгко волной ниспадали до земли, укрывая неизвестную. Руки девушки были погружены в воду. Она, поводя руками влево и вправо, заставляла воду, сияющую тысячами огоньками мелких серебристых рыбёшек, покрываться рябью.
   Девушка лишь чуть наклонила голову, почувствовав, что кто-то находится недалеко от неё. Нежная мелодия с вплетающимися в неё незнакомыми словами, плавно перетекла в другую. Её слова были мне уже понятны, и я с нетерпением прислушалась:
  
   Ты, водица чистая, ты, вода прозрачная,
   Напитайся магией, надышись ворожбою...
   С гор больших, заснеженных, ты стекала, талая,
   Утоляла жажду нам и поила нас.
   Не мутись, прошу тебя, не играй с волнами-то
   И позволь глядеть в тебя - с ночи до зари,
   В полночь поздно девушки выйдут к речке - реченьке,
   Будут громко плакаться и взывать к тебе:
   Ой, вода - водиченька, нашу песню громкую
   Выслушай внимательно, выслушай - и внемль.
   Голоса печальные пусть в тебе пробудят-то
   Твою силу древнюю, вещую подчас.
   Заклинать тебя, вода, силой ветра будем мы,
   Силой легкомысленной, уносящей вдаль,
   Заклянём тебя, река, силой мать-сыры земли,
   Силой верной, терпящей, что зовёт назад.
   Заклянём тебя огнём, быстрым и трепещущим,
   Что не терпит памяти, признаёт лишь прах.
   Также заклянём тебя твоим звонким именем,
   Что связующим звеном будет между нас.
   Покажи ты мне, река, то, что раньше было-то,
   Что сбылось давным-давно, миновало нас.
   Покажи, что есть вокруг, что сейчас творится-то,
   То, что нас коснётся вдруг, что проникнет в нас.
   Покажи, что будет там, там, в дали несбыточной,
   В будущем, что далеко или рядом вдруг,
   Покажи, что будет с нами, с нами, молодицами,
   И когда настигнет нас наш последний час.
   Покажи, сестра - река, всё, что тебе ведомо,
   Тайны все, что знаешь ты, каждый твой секрет,
   Покажи владенья все, тебе принадлежные,
   Каждый клок земли сырой, каждой волны блеск.
   Не мутись, водица-то, чистая, прозрачная,
   Разреши взглянуть в тебя, что-то испросить:
   Кто, скажи, мой суженый, милый друг сердечный мой,
   Тот, кого я жду давно, и о ком пою.
   Силой звёзд сияющих и луны блистающей,
   Силой всех стихий земных и небесных всех,
   Заговор мой, заговор пусть скорей подействует,
   Чтоб постигнуть я могла тайны всех земель.
  
   Песня замолкла. Я, с удивлением прислушивающаяся к словам, будто очнулась и резко тряхнула головой. Чей же голос мне так сильно напомнил голос поющей девушки?.. И тут в голове будто вспыхнула мысль: Мириам!
   Та ещё некоторое время вглядывалась в воду, потом вдруг засмеялась звенящим колокольчиками смехом и, обернувшись ко мне и будто бы продолжая начатую беседу, воскликнула:
   - Не поверишь, где я услышала эту песню!
   Я не успела даже ответить, завороженная странным голубоватым светом, исходящим из её глаз. Впрочем, Мириам (а это, скорее всего, была именно она) сделала вид, что не заметила заминки и продолжила:
   - В деревушке недалеко отсюда! Знаешь, они пели эту песню во время гаданий, надеясь, что вода покажет им прошлое, предскажет будущее или, как минимум, явит предполагаемого жениха! И, как ни странно, в этой песне действительно есть что-то такое, что помогает мне держать связь с водой!
   Я продолжала стоять в ступоре. Неудивительно! Вы бы от такого "плавного" перехода от спокойного гуляния и красивой песни к совершенно непонятному озеру и странно выглядевшей эльфийки не встали бы в ступор?..
   Та, между тем, помахала мне рукой, мол, иди сюда, и я, преодолев первый страх, подошла к ней и села рядом. Джинсы тут же намокли...
   Между тем Мириам продолжила возбуждённо болтать, подёргивая острыми ушками и посвёркивая сияющими призрачным голубым светом глазами:
   - Сама не представляешь, как я удивилась! Очень сильное связующее звено, неудивительно, что у деревенских девчонок иногда что-то получалось!
   - Мириам... - невежливо перебила я замолкнувшую на мгновение эльфийку, - а что у тебя... с глазами?
   - А что у меня с глазами? - удивилась та и, посмотрев в воду и полюбовавшись на голубой блеск глаз, посмотрела на меня.
   - Нуу... Вообще-то они светятся...
   - А, ты об этом, - с облегчением выдохнула эльфийка, посмотрев на меня, - это после подзарядки осталось, скоро сияние исчезнет. Это, можно сказать, от переизбытка магии...
   Магии?
   - Магии? - переспросила я вслух, недоверчиво косясь на Мириам.
   - Ну да, - подтвердила та. - Тебе что, Нир ничего об этом не рассказывал?
   - Нет, - замотала головой я, - не успел... наверное...
   - Ну, тогда слушай, - она провела влажными руками по волосам и продолжила, - Магией в Пуэрлионе теоретически может владеть каждый. Практически это не совсем так, но пока не будем об этом. Так вот, у каждой расы есть Источник магической силы. К примеру, я (и прочие тёмные эльфы) получают её от воды - в воде нас практически невозможно одолеть. Светлые эльфы (вроде нашего Нира) получают силу от воздуха. Неудивительно, что они являются практически самой могущественной расой на данный момент - ведь воздух есть почти везде! Нарша, как представительница горного народа, получает силу от земли. Муликон, как кентавр, должен был бы получать силы от леса, но у него с этим... эээ... некоторые проблемы...
   - Какие проблемы? - с любопытством вопросила я.
   - Нууу... Давай поговорим об этом позже! - выкрутилась Мириам. - Констарен и прочие вампиры, как ты уже, наверное, догадалась, получают магическую энергию вместе с потребляемой ими кровью. У других рас также есть свои Источники.
   - А какой Источник у людей?
   - Люди - уникальный народ. Думаешь, почему вас сейчас воспринимают наравне со светлыми эльфами? Всё очень просто. Особенность человеческой расы в том, что различные её представители могут использовать совершенно разные Источники, добывая магическую силу! Некоторые от леса, как кентавры или дриады, некоторые от воздуха или воды, как эльфы, некоторые от земли, как гномы. Есть люди, которые, испив человеческую кровь, могут получать силы из неё - таких вампиры обычно инициируют (если это совпадает с желанием людей). Такие представители твоей расы обычно становятся очень сильными магами.
   - А у человека может быть несколько Источников? - заинтересовалась я.
   - Конечно, нет, - развеяла мои предположения эльфийка, - хоть Источники у представителей твоей расы могут быть различны, но у каждого может быть только один. Другого не дано.
   - Как узнать, какой Источник может использовать данный человек? - глаза мои загорелись азартом. Невозможно представить: я - и вдруг маг, ну, воды там, или земли... Мечта!
   - Это не так уж и трудно, - Мириам всё поняла по моим глазам, - человек должен найти такого представителя своей или иной расы, который вместе с ним сможет впервые подключиться к Источнику - и если человек сможет получить хоть немного силы - это Его Источник.
   Я сделала большие глаза и жалобно посмотрела на эльфийку. Та ехидно хмыкнула и сделала вид, что не понимает намёка. Я растянула губы в просящей улыбке и усиленно захлопала ресницами. Мириам начала кашлять в кулачок. Я сделала глаза ещё больше - хотя куда уж больше - разве что у эльфов...
   Невеста Ниареля наконец не выдержала и звонко расхохоталась:
   - Нет, Лиза, ты совершенно невозможный человек! Тебе совсем нельзя отказать!
   - Значит, проведёшь? - я чуть было не начала подпрыгивать от радости и хлопать в ладоши... Хотя, ей - богу, до этого было недалеко!
   - Ну конечно! - эльфийка смотрела на меня смеющимися глазами, - хочешь, сейчас?
   - Сейчас? - я на секунду в задумчивости замерла, а потом с пулемётной скоростью затараторила: - Да-да-да-да-да-да-да-да-да-да!!!!!!!!
   - Всё, всё, поняла, хватит! - Мириам изящным движением приподнялась с земли и протянула мне руку - я встала рядом с ней. - Но ты должна пообещать, что будешь слушаться меня во всём!
   - Да буду, буду, - с неудовольствием пробормотала я, испугавшись её внезапно посерьёзневшего тона.
   - Ну и хорошо, - она снова повеселела. - Слушай простые, самые первые инструкции: во первых, ничего не бойся! Ничего страшного с тобой не может случиться по определению, потому что, если что-то пойдёт не так, рядом буду я!
   Я кивнула головой, приняв её слова к сведению.
   - Во вторых: держись рядом со мной: тебе будет непривычна эта стихия - если это не твой Источник, он будет выталкивать тебя, а если твой - тебе будет тяжело удерживать появившуюся силу - первая подпитка от Источника всегда даёт очень много силы. Будь аккуратна: если всё удастся, контролируй себя!
   Я снова качнула головой. Если честно, мне стало немного страшновато, но в глубине души появлялся азарт - а вдруг и правда получится?.. Я не колеблясь вложила свою руку в протянутую Мириам. Она повернулась к озерцу и начала медленно идти по дну, ведя меня за собой. Вначале вода захлестнула щиколотки, колени... Я со всевозрастающим беспокойством посмотрела на эльфийку.
   - Ничего не бойся! - напомнила она и приложила палец к губам: видимо, ритуал присоединения к Источнику уже начался.
   Вода была уже мне по пояс. Воздушное одеяние Мириам волнами поднималось к поверхности воды, и его подол тревожно колыхался на воде. Джинсы неприятно промокли, и ноги начали немного замерзать. Вода, вначале очень тёплая и приятная, вдруг резко начала терять температуру. С каждым шагом она становилась всё холодней и холодней.
   Когда вода сдавила мою грудь, я почувствовала, что мне становится трудно дышать. Эльфийка, не останавливаясь, продолжала вести меня по дну. До шеи... До горла... Я начала задирать голову вверх. Да собирается она останавливаться или нет?..
   Я запрокинула голову как могла. Мириам совершенно не реагировала на то, что я начала дергать её за руку, пытаясь вырваться. Ещё немного, и я окажусь под водой! Я же задохнусь!
   Наконец вода накрыла меня с головой. Я задержала дыхание и начала активно сопротивляться, стараясь вырваться на поверхность, но хватка у невесты Нира была стальная. Паника подступала всё ближе. Я распахнула глаза во всю ширь и стала отчаянными жестами показывать Мириам, чтобы она отпустила меня, но та лишь весело мне улыбалась, делая успокаивающие движения руками. Она меня не отпускала.
   Воздух в лёгких кончался... Ледяная вода давила на грудь сильнее, перед глазами всё начало мутиться. Колыхающаяся поверхность была очень близко, но я не могла до неё достать.
   Вдруг Мириам развернула меня к себе и, посмотрев в глаза, отпустила мою руку. Мои рыжие и её темные волосы странно переплелись, шевелясь вокруг наших голов. Я приготовилась сделать последний рывок, как тёмная эльфийка, вдруг широко разведя руки и гортанно прокричав что-то (даже в воде это было почему-то слышно), со всей силой хлопнула ладонями перед собой.
   Вода заколыхалась. На секунду всё вокруг потемнело, и ледяная толща надавила мне на грудь с удвоенной силой. Секунда... Другая... Воздух в лёгких уже давно кончился, но я про это не вспоминаю... И вдруг я почувствовала сильнейший рывок. Потом ещё, и ещё один. Внезапно образовавшееся теченье начало оттаскивать меня от Мириам. Я в невольной мольбе протянула к ней руки, но та не обратила на это внимания. Она стояла, смотря на меня широко раскрытыми глазами, в которых плескалось удивление, и не двигалась.
   Вода потащила меня за собой. Неумолимое течение закружило меня и с огромной скоростью поволокло вглубь озера. Лёгкий след пузырьков оставался за мной в совершенно чёрной, ставшей почти непрозрачной, воде. Потоки швыряли меня в разные стороны, я уже перестала понимать, где верх, а где низ, и совершенно потеряла как Мириам, так и надежду вдохнуть наконец воздух в сжавшиеся лёгкие. Ещё немного, и я потеряю сознание...
   Внезапно я зацепилась рукавом за какую-то корягу. Рукав порвался, меня с совершенно безумной амплитудой закружило по дну. Я вдруг почувствовала, что влекущая меня вперёд вода замедляется, медленно опуская меня на ноги.
   Я коснулась ступнями дна, взметнув тучи песка, и окончательно остановилась. Пока поднятый ил оседал, ко мне вдруг пришло осознание, что вот уже десять минут я нахожусь под водой, и из них уже семь... не дышу?
   И правда - я была в полном сознании, но вдыхать воздух мне почему-то не требовалось. Я подняла голову вверх. Надо мною на сотни метров вверх колыхались тонны осветившейся вдруг ярким светом луны воды. Видимо, я находилась в центре озера.
   От сердца во все стороны двинулась тёплая волна, согревшая моё замёрзшее тело. А я стояла на дне и сквозь кубометры воды смотрела наверх, на луну. Вода ласково поддерживала моё тело, не давая упасть; волосы колыхались у самого моего лица.
   Не знаю, сколько я простояла так неподвижно, нежась в лучах лунного света. Я чувствовала, как меня переполняет какая-то спокойная энергия, придающая уверенность в себе. Мне чудилось, что вода журчит: "Не бойся! Я здесь, я рядом, со мной ты в безопасности, дитя!"
   Я затанцевала.
   Под толщей воды, которая расплющила бы любого, воды, в которой никто из обычных людей не смог бы двигаться так плавно и одновременно быстро, воды, в которой никто бы не смог прожить столько без дыхания. "Я умерла?" - мелькнула мысль и тут же пропала. Я радостно засмеялась. Эти ощущения напоминали мне чувство лёгкого опьянения, когда чувствуешь себя такой невесомой, свободной от оков...
   Я танцевала.
   Вокруг меня начал концентрироваться яркий голубой свет, не ослепляющий, но согревающий. Он обволакивал всё моё тело, подобно кокону гусеницы, из которого должна вырваться прекрасная бабочка - однодневка. Он согревал.
   Я танцевала.
   Потоки воды вновь начали скручиваться вокруг меня. Это было похоже на маленький водяной смерч, торнадо, водоворот, центром которого была я. Он всё убыстрялся и убыстрялся, совершенно немыслимо ускоряясь - так, как никогда не бывает в природе. Яркие всполохи голубого огня пронзали тёмную воду.
   Вокруг меня кружилось всё больше воды. На границе сознания мелькнул знакомый женский голосок: "Хватит!", но я даже не заметила этого. Я остановилась посреди странного па и воздела руки вверх. Яростное свечение сквозь глаза хлынуло внутрь меня, заставив изогнуться от чудовищной силы, вливающейся в непривычное для этого тело. Я закричала - но в рот начала заливаться вода.
   Я вновь почувствовала потребность дышать. Голубой свет ещё раз заставил дрогнуть моё тело и исчез, до конца проникнув в глаза. Водоворот вдруг резко остановился. Во все стороны хлынули огромные волны, на гребне одной из них я взмыла куда-то вверх, захлёбываясь от крика. Меня швыряло в разные стороны, но, внезапно потеряв способность двигаться, я поняла, что не могу сопротивляться. Нет, спокойная энергия продолжала наполнять меня, но вот что с нею делать, я не знала. Я закрыла светящиеся глаза и... отдалась на волю волнам.
  
  
  
  
   Два голоса.
   - Нет, я , конечно, всё понимаю, но утопленница!..
   - Какая, на фиг, утопленница?
   - Конечно, утопленница! Она же синяя!
   - Ну и что? Она же дышит! А утопленники - синие и не дышат!
   - Но она же СИНЯЯ!!!
   - И дышит!
   - И синяя!
   - И дышит!
   - И синяя!
   - И дышит!
   Третий голос, женский.
   - Упс, мальчики, кажется, она уже и не дышит...
   Кратковременное молчание. Затем вопль:
   - Ааааааа!!!
   - Ты чего?
   - Она всё такая же синяя, а теперь ещё и не дышит!
   - ...
   Молчание.
   - Костя.
   Молчание.
   - Костя!
   Молчание.
   - Костяяяяя!!!
   - Чего? Я тут в печали, не мешайте!
   - Ты должен сделать ей искусственное дыхание.
   Длительное молчание.
   - Чего? Я?!
   - Да, ты!
   - Но я... Я...
   - Да ты, ты, она сейчас не только посинеет, но и завоняет!
   Послышался звук удара и свист улетающего тела.
   Укоризненный женский голос:
   - Ну и за что ты его так? Он, вообще-то, был прав...
   Тихое шипение. Затем неуверенный голос:
   - Нуу... Эээ... Хорошо! Только вы все отвернитесь.
   Тихий смешок вблизи и ржач где-то вдалеке.
   - Я вам это ещё припомню! Вот будешь ты когда-нибудь с Мириам целоваться!
   Громкий голос издалека:
   - Вообще-то мы просили тебя сделать искусственное дыхание...
   Укоризненный женский голос:
   - А я думала, что все эльфы романтики...
   - Когда-то эльфы тоже так думали...
  
  
  
  
   Вначале я почувствовала чьи-то губы на своих губах. Целоваться этот кто-то явно умел, только вот ответить я ему не могла. Тело было как не моё и почему-то меня не слушалось. Кожа потрескивала, будто от электрических зарядов, приобретенная сила бурлила внутри и искала выход наружу. Голова странно кружилась.
   Холодные губы продолжали прикасаться ко мне. Целующийся явно увлекался.
   Я продолжала анализировать свои ощущение.
   Кстати, кто бы мог быть этот парень?.. (что это не девушка, я была почему-то уверена. Обычно девушки не вызывают у меня такого восторга...) Так, какие парни есть в окружении? Нир, Костя и Муликон. Нир... эээ... несколько занят... Костя... он же вампир... Не уверена я, в общем...
   МУЛИКОН?!
   - Ааааа! - заорала я и начала активно вырываться.
   - Мм... Не шевелись, Лиза, я тут тебя спасаю, - послышался голос Кости.
   Я от удивления обмякла. Значит, всё-таки вампирчик... И слава богу, а то, если бы это был Муликон!!! Ууу, ноги с копытами поотшибаю!..
   Я постепенно втянулась в процесс. Костик целовался ТААК!!! Я потеряла голову...
   Минут через пять... десять... пятнадцать... двадцать... В общем, когда мы наконец оторвались друг от друга, откуда-то сбоку послышались жидкие аплодисменты. Я открыла глаза и увидела ухмыляющегося Нира.
   - Завидуешь? - зловеще улыбнулся Костя, приобнимая меня за плечи, - ты ещё не целовался с такой милой девушкой?
   - С такой - нет, - с мнимым сожалением ответил эльф. - А что, стоит заполнить этот пробел в образовании?
   Эта наглая морда смотрела на меня и лыбилась во все свои зубы. Мириам, с негодованием посмотрев на него, ткнула его локтем в бок:
   - Не стоит, милый, это будет для тебя последней... ошибкой.
   Я не выдержала и расхохоталась. Я чувствовала эйфорию и желание куда-то бежать, спешить, лететь!
   Внезапно вокруг меня вспыхнуло знакомое голубое сияние. Рядом плеснули волны в озере. Над моей головой появился огромный сверкающий шар воды, замер на мгновение, а затем, качнувшись вперёд, взорвался тысячами брызг, рухнувших на голову всем, кто стоял вокруг меня. Меня вода, кстати, милостиво не коснулась.
   Когда все отплевались, встряхнулись и высказали всё, что думали по поводу моего поступка ("пи - пии - пи - пи - пиииии!!!! --- Цензура -- цензура -- цензура ---"), Мириам повела засветившейся голубым рукой, и вода струёй брызнула в сторону озера, оставив сухой одежду друзей. Вода прошла сквозь меня, и теперь в окружении сухих ребят я одна стояла мокрая...
   Вода с шипением испарилась. Я с удивлением уставилась на свои руки. Они были совершенно голубые! Совершенно - то есть тотально, абсолютно, до самого конца! Я перевела взгляд на свои ступни. Они тоже были голубые!
   Все в молчании пережидали моей непредвиденный осмотр самое себя. Я подняла глаза на Мириам:
   - А... это, собственно, что? Ты меня заколдовала!
   - А вот и нет!
   - А вот и да!
   - А вот и нет!
   - А вот и да!
   - Эльфы - не презренные колдуны! - с достоинством ответила невеста Ниареля.
   - А что ты тогда со мной сделала?
   - Я? Да я ничего... Совершенно ничего!
   - А почему я голубая?
   Рядом захихикал Нир. Костя сунул ему кулак под нос, и тот заткнулся.
   - Это от переизбытка магии, - наконец соизволила пояснить Мириам, - ты сумела взять так много из Источника! Мне столько и не снилось, хоть я и тёмная эльфийка!
   - Эээ?.. - очень внятно ответила я.
   - Просто подумай о том, что ты хотела бы скрыть свою магию, и голубой свет исчезнет.
   Я, нахмурив брови, стала усиленно думать. Прошло несколько минут.
   - Мм... Лиза? - прервал мои размышления Костя.
   - Да?
   - Ты... уже можешь перестать так напряженно думать.
   - Я уже не синяя? - удивилась я, не заметив иронии в его словах.
   - Ну да, - ответил за него Нир. - Ты уже совершенно нормальная.
   - А по-моему, голубой цвет шёл тебе гораздо больше... - задумчиво произнёс вампир, в глазах которого плескался смех.
   - Я тебя сейчас покусаю! - взвилась я.
   - Это кто ещё кого покусает! - захохотал он.
   Я, взяв низкий старт, помчалась по берегу озера за Костей, с помощью приобретённой силы заливая его водой. Он с хохотом уворачивался и бросал в меня мокрый песок.
   Занимался рассвет...
  
  
  
  
   Пока Констарен и Лиза гонялись друг за другом по песчаному пляжу, Ниарель с Мириам, обнявшись, сидели на траве и тихо беседовали, смотря на солнце.
   - Такие смешные... Носятся, как дети малые.
   - Они так подходят друг другу, да, любимый?
   - Вампир и человеческая девушка? Это странно.
   - Но так ведь бывает, верно?
   Где-то в отдалении поднялась огромная волна и плеснула на берег. Тёмная эльфийка, не задумываясь, повела руками перед собой, и вода обошла их в радиусе полуметра. Послышались громкие возмущённые крики Констарена, на его руках замелькали яркие огоньки.
   - Да, бывает, но редко... Говорят, по-настоящему вампир способен полюбить только одну девушку в своей жизни.
   - Одну? Но как же все те девушки, с которыми он гулял до встречи с Лизой?
   - Нуу... Возможно, просто лёгкие увлечения. И, потом, Констарен пьёт кровь только у тех, кто согласится добровольно. Я думаю, так ему было легче добиться согласия.
   - По-моему, это подло!
   - Физиология, любимая. Он же не виноват, что одного из его предком сделали вампиром?
   - Нуу... Всё равно это как-то неправильно.
   - Не нам судить. И вообще, не трогай моего родственника!
   - Твоего родственника? Эээ... В каком смысле? Как вампир может быть родственником эльфа? Или... пока меня не было, вы трогательно решили пожениться?
   - Тьфу - тьфу - тьфу, не дай бог такого наказания! - трижды сплюнул в сторону эльф. -Просто у нас общий предок. Его инициировали после того, как родился мой дед. Так что Констарен... Ну, тут сложно сказать - то ли дядя, то ли племянник... В общем, неважно. Всё равно родственник.
   Огненные шарики слетели с рук вампира и ударились в воду рядом с ногами Лизы. Вода зашипела. Вверх взвился пар, заставив девушку закашляться. В этот раз ругаться стала уже она, заставив покраснеть великовозрастных эльфов. Быстро поведя руками, собрала пар в один тугой комок и кинула его в Констарена. Тот расчихался, раскашлялся, но потом быстро прекратил дышать и, взревев, опять помчался за несносной девчонкой.
   - Она сильная магичка, да, любимая?
   - Как ни странно, да. Обычно из людей получаются куда более слабые маги, чем из существ той расы, которым свойственен именно этот Источник, но Лиза... Мне кажется, она даже сильнее меня.
   - Сильнее тебя? Ты уверена? Ведь ты одна из сильнейших тёмных эльфиек?
   - Уверена... - вздохнула Мириам, - это-то и странно. Я ещё никогда не видела, чтобы во время первого подключения к Источнику можно было взять столько силы! Знаешь, сколько она провела под водой?
   - Сколько?
   - Не меньше получаса! Хорошо, что я успела послать ей мысленный посыл: "Хватит!" Иначе неизвестно, сколько бы она продержалась, впервые впитывая столько силы!
   - Вода... Хмм... Я не ожидал, что у неё может быть такой Источник. Мне казалось, что это воздух... Или кровь, как у Констарена, но я не решился ей предложить проверить - слишком уж у неё отрицательная у неё была реакция, когда до неё окончательно дошло, как питается вампир.
   - Отрицательная реакция?
   Эльф быстро пересказал случившееся.
   - Хмм... А знаешь, мне кажется, они уже тогда влюбились друг в друга...
   - Ты уверена, что это любовь?
   - Кто, как не я, могу чувствовать это? Разве ты сам не понял это, любимый?..
   Эльфы откинулись на траву. Ниарель запечатлел нежный поцелуй на руке Мириам. Они долго лежали так, наслаждаясь дыханием ветра и доносившимся до них потоком новорождённой силы. По песку продолжали бегать человеческая девушка и вампир, оставляя неглубокие сливающиеся следы, которые заливала вода.
  
  
  
  
   Спустя три дня.
   - Лиза! Ну сколько можно!
   - А я что? Я ничего!
   - Вот именно, что ничего! - Мириам грозно упёрла кулачки в пояс. - А должно быть что?
   - Водные фигуры, я помню... - я уныло созерцала безмятежную водную гладь.
   - И где они?
   - А и нет их, даа...
   - Тьфу! - в сердцах сплюнула тёмная эльфийка. Она стояла босыми ногами на воде и сердито смотрела на меня. Кстати, у меня самой ходить по воде пока не получалось - видимо, из-за ассоциаций... Хотя помню, как я удивилась, когда увидела, как это делает эльфийка! Красиво, грациозно, будто танцуя, оставляя неширокие круги... Жалко, что у меня не получается. Впрочем, Мириам говорила, что со временем я смогу это делать.
   У меня вообще какой-то бред с этой водной магией. Когда я не задумываюсь, у меня получаются сложнейшие действия - и шары создаю из влаги, и пар, и лёд... А стоит, как говорит эльфийка, задуматься над структурой - мол, постараться направить приобретенную энергию сюда, ментальные потоки туда, и тут-то у тебя всё и получится - как сразу всё рушится, и то, что только что легко получалось, становится невыполнимым.
   Так и сейчас: попросила меня Мириам создать простенькую фигуру из воды. Любую! Так неет, даже водного шара не получается, а всё почему? Потому, что на середине озера плавает и ныряет Костя, отвлекая меня оголённым торсом... Хмм...
   - Лиза!!! - дооралась до меня Нирова невеста. Кажись, орала она уже долго...
   - Д - да?
   - Где ты витаешь? Уже полчаса талдычу тебе, как создать водяную статую, а ты? Ты?
   Да-да, мне очень стыдно. Главное - потупить глазки и краснеть, краснеть посильнее, чтобы все поверили.
   - Да ты неправильно объясняешь, - вдруг послышался совсем рядом голос вампира. Это черноволосое чудо непонятно как оказалось вдруг рядом со мной и, резко вынырнув, завертело головой, отряхиваясь. Сияющие на солнце капли ярко сверкали на его будто облитой жидким золотом коже... Мокрые волосы хлестнули меня по плечу. Я невольно вдохнула их запах и открыто улыбнулась Констарену.
   - Так вот, - белозубо сверкая зубами, он плавно переместился ко мне и провёл влажной рукой по коже лица, - ты хотя бы точно представила, что хочешь получить? Какой образ?
   - Я... собиралась придавать форму по обстоятельствам... - и чего я краснею, как дура, когда он ко мне прикасается?
   - Не, так дело не пойдёт, - он мотнул головой, отчего в меня опять полетели брызги, и, взяв за руку, потянул за собой. Я оглянулась на Мириам, но та, внезапно заинтересовавшись листиками какого-то куста, свесившего ветви к воде, совершенно перестала обращать на меня внимание.
   Я поплыла за Костей. Поскольку занималась я с эльфийкой в одном топике да нижнем белье (ну а в чём прикажете ещё плавать? В джинсах?! Ага, щаз! Обращаясь к магии воды, с ней надо слишком часто контактировать, а каждый раз сушить штаны - выше моих сил...), моя фигура ну очень ярко вырисовывалась, и, будучи одетой так, я казалась скорее раздетой. Впрочем, Костя старался не смущать меня слишком часто раздевающими взглядами, потому я вскоре перестала об этом думать. Мы заплыли уже далеко, и вампир отпустил мою руку. Мы, мягко дрейфуя на поверхности, были в метре друг от друга. Костик прищурил глаза:
   - Ну-с, теперь ты должна ясно представить что именно хочешь получить. Вначале что-нибудь наглядное. Ну, например... меня.
   - Тебя? - я несколько удивилась.
   - Меня, меня, - он опять ехидно посмотрел на меня и махнул рукой: мол, начинай.
   Ну, я и начала. Внимательно окинула взглядом вампира (видели бы вы, как этот обормот воспринимал осмотр! Буквально лучился от удовольствия, когда я окидывала его взглядом, и, судя по всему, едва сдерживал непристойные комментарии.) и стала в деталях формировать в мыслях его образ, проецируя на воду. Через несколько минут старательной работы я, всё ещё не решаясь открыть глаза, почему-то шепотом вопросила у Кости:
   - Ну как? Получилось?
   Некоторое время тот молчал, а затем с непередаваемым ехидством ответил:
   - Даже лучше, чем я ожидал!..
   Я недоверчиво распахнула глаза и узрела... ЭТО. Да, это был Костя. Но... Во-первых, у водной статуи настолько сильно вырисовывались кубики пресса, да и другие мышцы были такими рельефными, что... Да-да, именно это. Нет, на первый взгляд всё было как у настоящего Кости, но почему-то смотрелось куда более... смущающим. Во-вторых, статуя оказалась совершенно голая. И её достоинства НУ очень ясно... и, можно сказать, далеко выступали. И, в-третьих, эта статуя возлежала на водной глади в самой эротичной позе и призывно мне улыбалась, с намёком похлопывая рукой рядом с собой....
   В общем, я даже не ожидала, что могу быть настолько пунцовой...
   Через некоторое время разглядывания мною его копии вампир прервал созерцание:
   - Очень даже неплохо... Я, кажется, не говорил, что, когда делаешь фигуру с натуры, на неё проецируются все мысли магички?
   Я продолжала пунцоветь и багроветь. Статую всё ещё приглашающе хлопала рукой по воде... Костя понаблюдал ещё за этим непотребством, а затем заявил:
   - А знаешь... Если ты рядом ещё и себя такую же создашь... в неглиже, я тебя поцелую!
   Я зарычала , развеяв статую, разлетевшуюся тысячами брызг, нырнула в воду, привычно избавляясь от необходимости дышать, и рванула за Костей. Тот начал улепётывать от меня, также задержав дыхание.
   Где-то на грани сознания я зафиксировала Мириам, печально вздохнувшую на берегу. Бедная эльфийка! Ведь так кончались ВСЕ начинаемые ею тренировки...
  
  
  
  
  
   В общем, я его заморозила.
   Буквально!
   Я уже говорила, что, когда я не задумываюсь, магия получается у меня сама собой? Ну, вот и сейчас она у меня получилась... сама. И бедный несчастный вампир, вмороженный в центр большого куска льда, печально моргал глазами, грустно смотря на меня. Я столь же часто моргала ему, совершенно офигев и выпав в осадок. Мы представляли прекрасную группу: стоящая на озёрном берегу троица - впавшая в столбняк я, находящийся в центре миниайсберга полуголый парень, ногтем царапающий явно непечатные слова на его внутренней поверхности, и темноволосая босоногая девушка в развевающемся белом платье, возмущённо что-то втолковывающая тем двум. Кстати, что?..
   - Так вот! - ворвался в поток неспешных мыслей её голос. - Или ты немедленно его расколдовываешь, или я... я... я... не знаю, что с тобой сделаю!
   - А? - я, как всегда, гениальна.
   - Бэ! Видишь, у него лёд растопить не получается!
   Я вновь обратила глаза на Костю. Что примечательно, я до сих пор стояла в позе контуженного ёжика - то есть не двигая прочим телом и поворачивая лишь голову в произвольном направлении.
   Вампир печально зыркнул на меня и приложил ладонь к полупрозрачной ледяной грани. Ладонь на миг загорелась алым и потухла. Костик внутри айсберга вновь печально вздохнул.
   Я пожала плечами:
   - А, собственно, кто из нас потомственный маг воды?
   - Ну я...
   - Кто у нас потомственная тёмная эльфийка?
   - Ну я...
   - Ну вот и расколдовывай! - победно закончила я.
   Эльфийка негодующе покраснела и, отвернувшись, махнула рукой в сторону Кости. Ничего не произошло. Мириам недоумевающе повернулась к вампиру. Тот столь же удивлённо пожал плечами. Эльфийка ещё раз сделала пас в сторону большой ледышки. На ту это не произвело никакого впечатления. Мириам нахмурила бровки и уже с полным вниманием вытянула в сторону ледышки руки...
   В общем, в течении получаса она бегала вокруг аномального айсберга, пинала его, стучала кулачком, пыталась отколупать хотя бы кусочек, непонятно как забиралась на его неровную поверхность и долго подпрыгивала, поливала его водой, окутывала обжигающим паром, кидала в него ледяные иглы, завывала что-то на древнеэльфийском, тыкала веткой, пыталась опрокинуть... Осознав, что все её усилия тщетны, она обессилено прислонилась к ледышке. Костик сочувствующе покивал ей головой.
   Я очнулась от шока, в коем пребывала, пока Мириам прыгала вокруг сего айсберга, и очумело покачала головой. Действительно, ТАК наши тренировки ещё не кончались...
   Я подбежала к эльфийке и потыкала её пальцем. Она отозвалась тихим стоном, в котором смешались все непроизнесённые ругательства и затаённые просьбы уйти подальше и оставить бедную, несчастную, никем не любимую и проч., и проч., и проч. эльфийскую девушку в покое. Костик ожёг меня ну совершенно недружелюбным взглядом. Я откашлялась и героически начала:
   - Ну... Это...
   Мысленно себе похлопала и поздравила с началом удачной речи.
   - Так вот, я... Это...
   Мириам повернула в мою сторону голову и подозрительно тихим тоном осведомилась, к чему я веду, и если ни к чему, то не лучше ли мне будет заткнуться?
   Я пояснила, что не лучше, и продолжила:
   - Я думаю... Надо Костика того... К Ниру.
   - А на фига? - очень чётко высказалась евойная невеста.
   - Ну... Может, он что-нибудь придумает...
   Костик внутри закатил глаза и покрутила пальцем у виска. Кажется, меня окончательно причислили к блондинкам... Хмм...
   - И как мы его понесём? На хрупких женских плечах?
   Вампир внутри с энтузиазмом закивал.
   - ЭТО БЫЛА ШУТКА! - рявкнула Мириам, и вампир печально присмирел.
   - Э... Его можно перенести с помощью магии воды! - я вновь почувствовала себя гениальной.
   Эльфийка скептически хмыкнула:
   - Если ты ещё не заметила, Лиза, моя магия на эту ледышку не действует.
   - Но... Скажем, водный поток ты способна создать? Или что-то вроде ледяной дорожки, по которой... Костика... можно тянуть с помощью магии?
   - Ну... чисто теоретически... - Мириам приподняла голову, явно обдумывая идею, и, кажется, пришла к положительному решению. - Ладно, давай попробуем - попытка не пытка, а пытка не попытка... Но ты будешь мне помогать!
   - Ладно, ладно... - я уж было печально вздохнула, но потом снова нечаянно взглянула на вампира... и едва не прыснула - его обиженная мордочка так смешно отражалась в ледяных гранях!
   В это время Мириам что-то побормотала, повела рукой от озера в сторону леса - и оттуда хлынул сильный водяной поток, собирающийся устремиться дальше, вглубь, но пока сдерживаемый властью девушки. Меня буквально окатил мощный всплеск чужой силы - с недавних пор я научилась чувствовать присутствие рядом с собой водной магии - и я подключилась к работе эльфийки: направила сильный поток воды в ледышку. Та некоторое время пыталась противиться стихии, но затем сдалась и повалилась вперёд - туда, куда Мириам подвела воду. Костик внутри смешно взмахнул руками - и вот уже он лежит на боку, покачиваясь вместе с айсбергом.
   Кстати, я до сих пор не понимаю, как я умудрилась так заморозить воду, чтобы внутри не только остался воздух, но и вампир мог двигаться... Эх, талантище я, талантище непризнанное, только вот... что-то не там я талантливая, да...
   В общем, когда ледышка с несчастным Костей оказалась на плаву, мы с Мириам создали теченье, и вода повлекла за собой айсберг, гулко стукая его обо все мимо пролегающие деревья и пытаясь зацепиться за торчащие из - под воды кусты...
  
  
  
  
   Нарша и Муликон находились на лужайке перед деревянной избушкой. Гномиха расслабленно сидела в плетёном кресле, попивая крепкий чай из огромной желтоватой кружки. Рядом преклонил колени кентавр, завладев винной бутылкой и периодически делая долгие глотки. Идиллия.
   - И тогда, - громкий бульк, - и тогда зашли мы в трактир 'Пьяный рыцарь' в Серенде, а там - банда наёмников! Штук десять, нет, двадцать... Короче, под сотню. И все в кольчуге, при ножах, мечах, с арбалетами... И тут, значится, мы с Мири. А главарь этих придурков как стукнет кружкой с пивом по столу и - ик - вякнет: мол, вперёд, парни, лошадку в конюшню, а девку мне в койку - тут я, значится, и озверел. Они все на меня бросились, а я раз - с левой, а я раз - с правой, расшвырял их, значится, по углам, подхожу к главарю и голосом таким, зверским, значится, ему в лицо ржу: Ах лошадка, значит, в конюшню? Развернулся, значится, к нему задом, и как копытом со всей дури в лоб - бам! Так и ходит теперь с отпечатком... С тех пор и называют его - Витэг Копыто Кентавра.
   - Ах, тот самый Витэг? - испуганно вскрикивает Нарша, - Главарь самых опасных парней в Ретаре?
   - Да, - самодовольно хлопает себя по груди кентавр, - а ты что думала? Непонятно кому эльфийскую принцессу не доверят!
   - Ах, какой ты смелый! - млеет гномиха, - ах, какой ты умный!
   - Да, я такой....
   - Ах, какой ты сильный, настоящий защитник! - продолжает Нарша.
   Кентавр уверенно приобнимает её, и тууут...
  
  
  
  
   И тут на поляну влетаем мы. Сначала туда врывается гигантский водяной поток, резко остановившийся и бурлящий в полуметре от Муликона и Нарши. Затем по этому, можно сказать, водному пути выкатывается гигантская ледышка с вмороженным Костей, опасно покачнувшаяся на границе потока и чуть не придавившая испуганно отшатнувшихся кентавра с гномихой. Затем из леса выскакивает воинственно выкрикивающая что-то эльфийка (которая, кажется, излишне вошла во вкус), а на гребне волны взлетаю под крышу (аплодисменты, фанфары!) великая и ужасная я. Причём я не смогла долго удерживать незнакомое колдовство подвластным и с громким визгом грохнулась на голову Муликону. Тот совершенно по - лошадиному заржал и, хрипя, попытался выползти из - под меня. Нет, когда до него уже дошло, он попытался вернуться и сграбастать меня в объятия, но я уже благодарно отряхивалась, радуясь, что кентавр такой мягкий и удобный (а ещё у него костюмчик красивый! И мятый... теперь.). В общем, своё появление мы обставили как надо.
   Бедная Нарша!.. Она до сих пор пребывала в столбняке после того, как на неё чуть не рухнула глыба льда с Костей. Кентавр несколько раз неуверенно махал у неё перед глазами рукой, но видимого результата это не приносило.
   На шум и наши крики из дома выскочил сонный Нир: одной рукой потирая сощуренные глаза (видимо, спал), другой помахивая мечом, и вереща при этом что-то героическое на тему: 'За Родину, Царя и Отечество!' Ну, мы его остановили, всё быстренько объяснили и смиренно уселись на землю (рядом с бурлящим потоком) в ожидании решения свыше.
  
  
  
  
  
   Это было нечто... Привожу полностью этот диалог:
   - Какого... вы меня разбудили, ... нехорошие? - это эльф, разозлённо.
   - А мы, собственно, того... этого... - естественно, я.
   - Нам нужна твоя помощь, любимый! - Мириам, патетично.
   - О мой несчастный хвост и круп несчастный мой, о ужас, как жестоко кидает вас судьбой... - Муликон, немузыкально, подвывая.
   - ... - глубокомысленно (так как в прострации), Нарша.
   Громкий стук со стороны вампира. Нир оборачивается к нему, его глаза увеличиваются:
   - А это, собственно, что?
   - Это Костя... - я гениальна.
   - Нам нужна твоя помощь, любимый! - тёмная эльфийка.
   - О зубы все мои и мой прекрасный нос, как жаль, что я до Родины вас так и не довёз... - кентавр.
   - ... - Нарша.
   Громкий стук со стороны вампира.
   - А это кто его так? (Нир воинственно размахивает мечом с требованием подать - таки сюда супостатов)
   - А это я-яааа... - я.
   - Нам нужна твоя помощь, любимый! - эльфийка.
   - О мой прекрасный голос и взгляд прелестных глаз - вас не оценит дама, которую я спас... - Муликон.
   - ... - Нарша.
   Громкий стук со стороны вампира.
   - Ну так вытащи его оттуда! - Ниарель.
   - А у Мириам не получилось! - опять я.
   - Нам нужна твоя помощь, любимый! - опять эльфийка!
   - Ой, цветёт калиииина в поле у ручья... - кентавр.
   - ... - Нарша.
   Громкий стук со стороны вампира.
   - А самой слабо?
   - ... - молчу и чувствую себя дурой.
   - Нам нужна твоя... Ой! - дошло до Мириам.
   - Напилася я пьяна, не дойду я до дому!.. - немузыкально продолжает напевать кентавр.
   - ... - Нарша.
   Громкий, ну совсем уже возмущённый стук со стороны вампира. После всеобщего молчания:
   - Ну я это... типа боюсь...
   - Нам нужна твоя помощь, Лиза! - нет, она издевается?!
   - Во поли берёзку Лиза посадила: листья повыдёргивала, дерево спалила! - нет, они все точно издеваются...
   - ... - Нарша.
   Тихий, совершенно отчаявшийся стук со стороны вампира.
   - Ну, развей своё заклинание! Скажи что - то вроде: 'Растай!' - авось и растает...
   - Эммм... Растай!
   - Нам... кхм-кгхм... Нужна.... кгхм-хмм... Помощь... хмм-хмм...
   - Выпьем с горя - где же кружка? Ну, поддай ещё, подружка!
   - ... - единственный нормальный человек в нашем обществе - гномиха.
   Стук со стороны вампира окончательно прекратился. Послышался громкий звон, бульк и вопль вывалившегося из ледяной глыбы в бурлящий поток вампира.
   - Ну вот, я же говорил! А теперь я пошёл спать, и если хоть одна ... нехорошая меня опять разбудит!..
   - То всем будет нирвана, да... - я.
   - Нам уже не нужна его помощь? - Мириам, удивлённо.
   - Эй, сундук мертвеца и бутылка рому! Ё-хо-хо!
   - Ой, а что случилось, Муликон? - очухалась Нарша.
   - Ё-хо-хо!
   Вопль вампира:
   - Вытащите меня наконец отсюда!
   - Ё-хо-хо!
   Через минуту, когда вампир, выбравшийся наконец из воды самостоятельно, подозрительно скаля клыки и вытянув руки вперёд, приближаясь ко мне, бормочет под нос:
   - Эх, а я - то радовался тому, что, оказывается, я здесь не единственный псих... Чёрт бы побрал эту Лизу! И Мириам! И Ниареля! И Наршу! И Муликона!..
   - Ё-хо-хо!
   - И я б один остался!!!
   - Нужна помощь? - Мириам.
   - Ааааааааааааааааааа!!!
   - Ё- ик! - хо-хо!..
  
  
  
  
   Мы сидели на траве и буравили друг друга тяжёлыми взглядами. Я мрачно перебирала пальцами волосы, вытаскивая застрявшие травинки (Костик меня хорошо повалял); Мириам огорчённо рассматривала порванное в очень интересных местах бывшее когда-то белым (видимо, до встречи со мной) платье; Ниарель, который вроде как должен был уйти, но почему-то остался, с бараньим выражением смотрел в те самые интересные места, которые открылись платьем его невесты; Муликон с огорчённым выражением лица одной рукой потирал глаз - на всё лицо расплывался синяк от кулака Нира (так смотреть в вырез эльфийки имеет право только он), а другой - плечо (туда ударил уже вампир - потому что смотреть на то, как меня облегает мокрый топик, может, видимо, только он один); Нарша горевала над осколками кружки. Сам же Костя сидел на крыльце и мрачно наблюдал за гребнем волны, продолжающим над ним нависать. Мы с Мириам одновременно ойкнули и отпустили воду обратно. Волна радостно смела вампира с крыльца в близлежащие кусты и стремительным потоком умчалась к озеру. Мы столь же синхронно айкнули и, подбежав к кусту, начали вытаскивать Костю за ноги.
   - Не надо, я сам! - взъерошенный вампир выполз к нам и, приняв более пристойное положение (то есть не кверху попом), указал нам перстом в сторону дверного проёма.
   Мы похоронной процессией - я, потом Мириам, потом Нарша с кентавром, замыкающим Нир - гуськом, вытянувшись в струнку, потащились внутрь и привычно прошли на кухню. Мы с мрачными и виноватыми выражениями на лицах (особенно сногсшибательно это смотрелось у Муликона - тот до сих пор был несколько 'подшофе', и его красный нос очень украшал притворно унылую физиономию с пытающимися не закрыться глазами) уселись за кухонный стол и потупили глазки. Вампир наказал нам серьёзным голосом, чтоб мы обдумали своё поведение, и вышел. Точнее, вылетел. Летучей мышью из окна. В деревню. Питаться.
   На окне тихо всколыхнулись невесомые занавески. Кентавр со стуком повалился на пол и захрапел. Нарша тут же подскочила к нему и теми же несчастными занавесками (предварительно сорвав) начала его обмахивать. На меня повеяло винным духом...
   Мы троём (вычли гномиху и Муликона) посидели ещё немного в тишине. Затем заговорчески переглянулись, и Нир негромко протянул:
   - Ну... мы же уже всё обдумали...
   - Да, и осознали, и застыдились... - поддержала понявшая его задумку эльфийка.
   - И тогда, наверное, мы вполне можем встать и... уйти, - тихо предложила я.
   - Что и сделаем, - резюмировал эльф.
   Мы медленно поднялись и на цыпочках направились к дверям. В ответ на недоумённый взгляд Нарши Мириам прошептала:
   - Ты нас не видела, мы тебя не видели...
   - То есть наоборот, - поправила её я.
   - В общем, перед Костиком оправдываться будешь ты, - припечатал Нир.
   - Эээ... - промычала гномиха.
   - Приятно провести время с Муликончиком! Он будет счастлив! Главное, правильно воспользуйся его беспомощным положением! - вякнула я и, посмотрев на медленно краснеющую Наршу, громко засмеялась и выбежала за друзьями.
   - А я?... - печально вопросила в пространство гномиха. Пространство глубокомысленно промолчало. Нарша грустно вздохнула, украдкой посмотрела на Муликона, потом покачала головой в ответ на возникшие в голове на моё предложение мысли и продолжила обмахивать занавесками раскатисто храпящего кентавра.
  
  
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"