Бобров Михаил Григорьевич: другие произведения.

Фентези 2018 Времена надежды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Времена надежды" одним файлом

Времена надежды.

"Судьба мастера - на всю ночь рассказов."

Книга первая. Ученик. 1

1. Обычный гомельский сентябрь. (2005 год). 1

2. Чужая дорога. (3735, год Г-10) 28

3. Короткая осень на восточной окраине. (3735). 36

4. Зима в Истоке Ветров. (3735-3736) 58

Книга вторая. Проводник. 101

1.Пустоземье. (3736-3738) 101

2.Волчий ручей. (3736-3738) 114

3.Черная весна. (3739) 138

4.Темное пламя. (3739) 149

5.Синий лед.(3739) 188

Книга третья. Наместник. 200

1.Вьюжная ночь в горах. (3740) 200

2.Дни опадают листьями. (Весна 3740 - лето 3742) 213

3.Возвращение в ветер. (Осень 3742) 246

4.Запах завтрашних забот. (Зима 3742 - лето 3745) 253

5.Долгожданная.(Осень 3745. Год "Г") 269

Книга четвертая. Путник. 292

1.Под белым ковром. (зима 3747-3748) 292

2.Весной -- рассвет. (весна 3748) 315

3.Магия жизни. (3748-3750) 344

4.Сопряжение. 364

Книга первая. Ученик.

1. Обычный гомельский сентябрь. (2005 год).

Вообще-то они с Иркой поссорились. Глупо, конечно. Ну, а кто может вспомнить умную ссору? Надулись друг на друга (как сыч на жабу, сказала бы бабушка Игната), да и разошлись по разным углам. И смотреть салют на День Города пошли каждый в отдельности. То есть, Игнат в отдельности. А у Ирки наверняка имелся запасной вариант. С ее-то волосами цвета меди, с ее-то зеленым глазом! А когда поклонники замечали, что второй глаз девушки -- карий, им тотчас приходил на ум Булгаков, и вскипающие романтические чувства отшибали последние остатки разума.

С теми, кто не читал Булгакова, Ирина не гуляла принципиально. Впрочем, когда твой папа -- зам по строительству областного КГБ, можно позволить себе некоторую привередливость в знакомствах. Игнат долго думал, за что же он сам удостоился высочайшего внимания. Он даже пару раз поцапался с Иркой на этой почве: не хотелось чувствовать себя очередной игрушкой элитной девочки.

Но последняя ссора была уж вовсе глупая! Что стоило промолчать! Теперь Игнату было не до салюта. Толкотня на площади раздражала. Пьяные морды просто приводили в бешенство. Домой он плелся уныло, бриться не стал, и заснул только в первом часу ночи.

Приснился Игнату сон -- яркий, спокойный и почему-то радостный, несмотря ни на ссору, ни на разлуку. В этом сне Ирка с двумя какими-то подругами -- кажется, брюнетку звали Ларисой, а пухлую энергичную блондинку то ли Сашей, то ли Катей -- стояла на полевой дороге. Все трое были в синих джинсах (белые Ирка не признавала), а дальше сходство кончалось: Ира нетерпеливо пинала дорогу любимыми зелеными полусапожками; Сашка оставляла на песке рубчатые следы от белофиолетовых кроссовок, Лариса старалась не зарыться в пыль носками кроссовок попроще -- синими, с тремя белыми чертами. Игнат покупал такие же каждую весну, и к осени снашивал насмерть. Ветровки на девушках тоже пузырились разные: на Ирине белая, на Кате (или все-таки это Сашка?) -- светлосиняя; на Ларисе -- рыже-замшевого цвета.

Вправо и влево до горизонта распахнулась серо-желтая степь. Во сне подруги стояли лицом к Игнату, и тот не мог видеть, на что они с увлечением указывают руками. А прямо за спинами девушек поднимался высокий округлый холм, весь заросший густым лесом. Среди зеленой стены то тут, то там попадались бурые, желтые и красные пятна, и Игнат подумал, что в загадочном месте ранняя осень, примерно середина сентября -- то же, и что в его родном городе.

Из леса выползала желтая змейка тропинки, вилась по склону холма, и впадала в дорогу именно там, где стояли девчонки: у двух невысоких деревьев с мощными стволами. Стволы, пожалуй, пошире Иркиных плеч. Листья обильно усыпали грубо перевязанный корнями пригорок. Сам себя позабыв от счастья, парень зачаровано смотрел, как Иринка зеленым сапожком ворошит палую листву.

Тем временем по полевой дороге неспешно подкатились несколько телег, запряженных вполне обычными лошадьми. На телегах громоздились серые тюки, укрытые толстыми попонами бурого цвета. Игнат сразу вспомнил кожаные стельки, из которых вырезал гарды на тренировочный меч: похоже, покрышки были из такой же толстой кожи.

А люди возле повозок сразу заставили Игната вспомнить и весь ролевой клуб вообще: полосатые пояса, мягкие остроносые сапоги и высокие шапки ступкой, широкие темные штаны, коричневые и зеленые рубахи навыпуск... Так одевались пятеро погонщиков. Другие пять человек, скорее всего, охрана каравана, носили поверх всего еще и одинаковые лохматые плащи из бурых и зеленых лоскутков. Плащи лениво шевелил слабый ветерок. Костюмы ни один профессиональный историк не назвал бы правильными, но дело происходило во сне, и Игнат ничему не удивлялся.

Между тем его драгоценная Иринка о чем-то говорила с вожаком каравана: внушительным мужчиной лет сорока, которого Игнат про себя окрестил купцом. В самом деле, кому бы еще водить столько телег с товаром? Лохматые плащи собрались вокруг говорящих и внимательно слушали. Вот купец пожал плечами. Улыбнулся. Фыркнул: стремительно надулись щеки и тотчас дрогнули губы. Махнул рукой -- и девчонки расселись на краю последней повозки, нагруженной меньше прочих. Потом вид сменился: караван из шести телег направился влево, Игнат теперь смотрел вслед девушкам, вдоль дороги. Холм и деревья оказались справа от парня; слева в той стороне, куда Игнат раньше никак заглянуть не мог -- вдоль всего тракта развернулась могучая стена леса. Там тоже полыхали осенние деревья всех цветов: и рыжие, как Иркины волосы, и красные, как ее губы, и желтые... Игнат поймал себя на том, что думает вовсе не о красках, еще раз вздохнул -- и проснулся.

Первое, что он услыхал -- в дверь настойчиво звонили. На будильнике полшестого. Кому неймется в такую рань?

-- Кто там?

-- Ирина у тебя?

-- Нет... Мы со вче.. нет, уже с позавчера не виделись...

-- Все равно открой!

-- А вы кто?

-- Слушай, Игнат Сергеевич Крылов! Ты же знаешь, чья она дочь?

Игнат похолодел. Если с Иркой на вчерашнем пьяном празднике что-нибудь случилось... А алиби у него нет... Первый кандидат как раз он и получается...

Тут ему стало стыдно, что он боится сперва за себя. С ним все в порядке. А что с Ириной?

-- Не спи возле двери! -- рыкнул в глазок кто-то нетерпеливый. Второй добавил спокойней:

-- Не дергайся, парень. Мы просто убедимся, что ее там нет, и уйдем. Сам понимаешь, нашему шефу не отказывают... в мелких личных просьбах.

Игнат открыл дверь -- и в квартиру скользнули два высоких молодых человека. Несмотря на ранний час и немного заспанные лица, пиджачные костюмы на них сидели, как влитые, Игнат даже позавидовал. Один широко улыбнулся Игнату и остался напротив него в темной прихожей; второй почти мгновенно обежал всю квартиру, вернулся, и отрицательно покачал головой:

-- Ее нигде нет.

-- Ты ее в шкаф не спрятал? -- напряженно улыбнулся первый.

Игнат медленно повел головой слева направо.

-- Много выпил вчера на празднике?

-- Нет.. Мы поссорились в пятницу... Она поехала домой... Потом не звонила... Мне пофиг был весь этот салют... -- ронял слова Игнат, а незваный гость сочувственно кивал головой:

-- Так, так... А потом?

-- Да не знаю я! Я один был! А что случилось?

Незваные гости переглянулись. Самый разговорчивый хмуро отозвался:

-- Извини, но если ты не дурак, то уже все понял. А если дурак, то тебе этого и знать не надо. Приносим извинения за вторжение... Пока!

-- Она что -- пропала?! -- крикнул Игнат им вслед; в ответ долетело ругательство. Хлопнула подъездная дверь. Заурчал мотор.

Игнат пошел на кухню -- варить кофе. Ложиться не стал: после вчерашнего вечера проспать первую пару в родном институте очень даже просто. А вот отрабатывать пропуск очень даже сложно: своего декана Игнат хорошо знал.

Да к черту декана! С Иркой-то что случилось? Если энергичные подчиненные ее папочки носом землю роют?

Голова болела с недосыпу и от тревоги. Маленькие кофейные наперстки Игнат терпеть не мог, и сваренный напиток вылил в любимую большую чашку, которую в полутьме отыскал наощупь. Пил медленными мелкими глотками: словно всасывал в себя ночной мрак; и подчиняясь ему, постепенно светлело небо; тарелки, кухонный стол и плита углами выступали из бессветного моря.

Подошло время отправляться на учебу. Игнат переоделся в свежее, обул кроссовки. Подумал, брать ли ветровку, и решил что не стоит: осень на удивление теплая. Подхватил с дивана сумку с конспектами, привычно проверил ключи. Вышел из дому, подергал захлопнувшуюся дверь: порядок... Мысли же его все это время крутились вокруг пропавшей подруги.

Зачем красть девушку, Игнат вполне мог себе представить. И представление это так Крылова не радовало, что редкие утренние прохожие от угрюмого лица просто шарахались. Однако что же делать? Игнат ничего придумать не мог. И потом -- Ирки всего лишь нет дома. Само по себе это еще ни о чем не говорит. Может, в загул пошла. Неприятно, конечно, думать об этом, но... Выбор у нее и впрямь богатый, а ссора с ним, Игнатом -- хороший повод. Крылов представил себе кандидатуры: Михаил, Александр, Денис... Петр? Да, Петр Кащенко самый серьезный конкурент.

Игнат сам не заметил, как оказался на остановке, и вот уже перед ним гостеприимно распахнулась пасть троллейбуса, а парень все стоял, и перебирал по тридцатому разу те же самые варианты: загуляла у кого-нибудь на даче; украли в гарем; убили по пьяни где-нибудь в темном углу; просто ушла из дому к подруге...

Троллейбусу надоело стоять. Окатив Игната отрыжкой из духов, пота и утреннего перегара, застекленная коробочка натужно схлопнула челюсти дверей, привычно закусив чей-то плащ. Коротко взвыла на анемичную утреннюю луну, с разбегу оторвалась от остановки и ушла по дальней полосе. Студент проводил ее взглядом и спохватился: этак все его геройское бдение пропадет даром, еще одну пахучую колесницу пропусти точно опоздаешь. Игнат крутнулся на пятке и кинулся в подходивший автобус, который с привычным скрипом повлек его к центру.

***

Центром Белорусского Государственного Университета Транспорта, по неписанной традиции, считался старый корпус. До революции в нем размещалась мужская гимназия. В гимназии учился знаменитый конструктор самолетов -- Павел Осипович Сухой. Серебристые и пятнистые изделия его КБ до сих пор рвали воздух над многочисленными горячими точками планеты. "СУ-шки" славились живучестью, надежностью и силой, которую в самолете просто не ждешь встретить. Однажды в клубе УсатыйПолосатый рассказывал, что видел рекламный киноролик: СУ-7Б взлетает со свежевспаханного поля, обгоняя мирно пашущий там же трактор. Рассказу верили и не верили: Андрей Кузовок, больше известный под своим кошачьим прозванием, мог придумать почти любую историю, почти мгновенно и почти на любом материале. А еще Усатый-Полосатый славился своим умением давать имена. Едва поступив в БелГУТ (который тогда еще назывался БИИЖТ -- Белорусский Институт Инженеров Железнодорожного Транспорта), Андрей окрестил крошечный вестибюль Дуэльным Залом за сводчатый потолок, красивые ступенчатые колонны и общую атмосферу, которую даже оранжевая краска на стенах не испортила. "Дух безвременья", как Кузовок однажды объяснил Игнату. Название прижилось среди Игнатовых знакомых, и скоро Дуэльный Зал стал общепринятым местом встреч: в библиотечной читальне шумно, не обо всем поговоришь, да и на второй этаж надо лезть. А Зал, как по заказу, в двух шагах от главного входа, и широкая лестница начинается тут же, напротив -- удобно бежать по звонку в любое место громадного здания.

Вот в Дуэльном Зале сейчас и сидел Игнат. Вернее, сидел на бортике, слева от трех ступенек, продолжающих главную лестницу в самый зал. Для отвода глаз Крылов кинул рядом конспект. Но гидравлика весь день не шла в голову, и теперь Игнат даже не пытался учиться. На последнюю пару -- после обеда, с двух до пятнадцати сорока -- Крылов тоже не собирался идти. Студент хотел только встретится с Андреем и попросить его о помощи.

Кузовок подкрался незамеченным. То ли пристроился к шумному потоку первокурсников, то ли сам Игнат с головой утонул в раздумьях, и ничего не слышал. Усатый-Полосатый возник перед поникшим студентом беззвучно и мгновенно, как надежда на чудо. Только, в отличие от надежды, Андрей дождался, пока Игнат обратит на него внимание.

-- Попроси наших, пусть пройдут каждый от своего дома до ближней остановки, и поищут Ирку без перехода начал Игнат. -- Я прикинул по карте, у нас в каждом районе кто-нибудь да живет. Если все разом на улицы выйдут, есть шанс заметить.

Андрей серьезно кивнул:

-- Сделаем... Вы поссорились?

Игнат помотал головой:

-- Пропала. Утром люди ее папика искали ее у меня, представляешь?

Усатый-Полосатый ухмыльнулся:

-- Твой будущий тесть тебя высоко ценит. Считай это комплиментом от него.

-- Иди ты к черту! -- Игнат поднялся с холодной плиты. Кузовок потер пальцами виски:

-- Не злись. Найдется. Может, мстит тебе за что-нибудь. Женщины могут. Я тебе не рассказывал...

-- Думаю, что да, -- перебил Игнат.

-- Ладно, извини, -- не смутился Андрей. -- Мы ее поищем. А ты?

-- Я пойду запишусь на прием к ее отцу, -- Крылов нахмурился. -- Он сегодня как будто на месте.

-- Но зачем? -- удивился приятель, -- Неужели ты думаешь, что папаша ее не ищет?

Игнат пожал плечами. Рассказывать про сон он пока что опасался: засмеют. Парни вышли из Дуэльного Зала в коридор, и теперь стояли перед широкой парадной лестницей.

-- Представляешь, -- задумчиво протянул Андрей -- Во время войны тут было гестапо. Висели полотнища со свастикой, может, портрет фюрера метра на два... А теперь вот мы ходим, -- заключил он философски.

-- Исторический маньяк, -- фыркнул Игнат. -- Ты эту книжку Широкорада так и не купил?

-- Про Грабина? Как же ж, "Легенда русской артиллерии"! -- непочтительно хмыкнул Андрей. --Книга сама по себе неплохая, но стипендия пока еще только светит, а поэтому...

По лестнице ссыпалась взволнованная Светка, ухватила обоих парней за рукава и затарахтела:

-- Игнат! Какого ... ты тут стоишь? Ирка же пропала! Ты что, не знаешь? Сейчас Крицкая и Некотомная говорили, у них ее искали дома, представляешь? В восемь утра! В такую рань! А ты почему не знаешь? А-а! -- Светкино лицо перекосилось от умственных усилий, -- Вы, наверное, поссорились! Вот ты и не знаешь! Ну так теперь знаешь!

Прежде, чем ошарашенные юноши нашли ответ, пухлая блондинка отстыковалась и унеслась по баллистической кривой в сторону книгохранилища. Через пару секунд оттуда раздалось:

-- Ленка! Ты представляешь! Ирка Мятликова пропала! Ну Метла из нашей группы, ты что, не помнишь? У нее еще контактная линза только одна! Для понта!

-- Далее везде... -- пробормотал Игнат. А Усатый-Полосатый крутнул несуществующий ус и добавил:

-- Вот и не верь в глупость блондинок... Так ты все же пойдешь к ее отцу?

Игнат кивнул. Не дурам же вроде Светки сон рассказывать!

Распрощались. Законопослушный Кузовок отправился досиживать четвертую пару, а Крылов вышел из университета, без приключений добрался до троллейбуса, и поехал на площадь. Где работал Иркин отец, Игнат хорошо знал.

Однако сразу попасть на прием Крылову не удалось. В здании затеяли ремонт и покраску фасада. Вход перегородили леса. На лесах бодро изображала рабочее рвение женская малярная бригада. Под лесами ругался прапорщик охраны.

-- Да я вот с прорабом иду! -- оправдывался парень немногим старше Игната, одетый в черные джинсы, кроссовки и водолазку. -- Я из проектного института!

-- А кто он такой, ваш прораб? -- злился прапор в зелено-золотой форме. -- Кто он в этой организации? -- и на молодом сытом лице охранника явственно проступала тоска по прежним временам. Лет двадцать назад одного слова "КГБ" было достаточно, чтобы шелупонь вроде этого недоинженера отлетала "на три метра против ветра". Вряд ли прапор застал те счастливые деньки, но фуражка его прыгала на голове, как крышка кипящего чайника, и Игнату пришлось ждать, пока скандал утихнет. После чего студент вежливо спросил, нельзя ли записаться на прием по личному вопросу. Охранник что-то буркнул, но все же взял себя в руки, и предложил пройти в здание. В прохладном вестибюле он первым делом влез за п-образную конторку темного дерева, где сразу и успокоился -- как бильярдный шар в сетчатом мешке. Подвигал рычажки селектора с важностью пилота международного рейса. Поднял уже просветлевшее лицо на Игната, спросил имя-фамилию и сноровисто вписал его в регистрационную книгу. Рокотнул короткой очередью:

-- Завтра. Девять тридцать. Пожалуйста, без опозданий. Пятнадцать минут Вам хватит. -- последие слова были то ли вопросом, то ли приказом, Игнат не уточнял. Девять тридцать -- как раз унылую "Организацию стройпроизводства" прогулять можно. И на вполне законном основании: не куданибудь, в КГБ ходил! На преподавателей действует страшнее военкомата.

Покинув стройку, Игнат посетил платный сортир в парке, отметив подорожание на десять рублей. Дерьмо, что ли, поднялось в цене? Но поехидничать всласть мешала уже нешуточная тревога. Конечно, народ в клубе самый разный. Ролевики, хиппари, которым и вовсе все по барабану. Правда, Усатый ухитряется держать в руках большую часть тусовки. Так что просьбу Крылова клуб, скорее всего, выполнит. Но даст ли это хоть что-нибудь? Гуляй Ирка просто на улице, первый встречный патруль давно доставил бы ее домой.

Игнат вынул сотовик, подаренный отцом два года назад, уселся на лавку и принялся тыкать кнопки. Первым делом он позвонил Гришке. Потом Николаю. Под конец даже дозвонился до Сергея -- застать его дома было непросто, и Крылов порадовался маленькой удаче. Игнат попросил друзей -- прямо сейчас, пока светло -- тщательно проверить такие места, куда в темноте соваться опасно. Гришка отправился вокруг гаражей по Жукова, и дальше, к Давыдовке. Николай -- в свой любимый Северный промузел, а оттуда по рельсам к речному порту. Сергей, единственный из всей компании, имел мотоцикл: старенький "Минск". Ездоку и досталось больше всего: закоулки Новобелицы, Добрушская дорога, цыганский поселок на Луговой, гребной канал, мост между Новобелицей и 5-м микрорайоном.

Встречу Игнат назначил под "Белоруснефтью", на перекрестке Рогачевской и Кирова -- чтобы самую задницу, привокзальные дворы и межгаражные щели, обходить уже всей компанией. К компании гопота цепляется меньше.

Раздав роли, Крылов поднялся со скамьи и направился к ларьку на площади -- купить какойнибудь пирожок. Или даже штук пять, чтобы не ездить на обед. Сам Игнат хотел идти низом парка до железнодорожного моста, и потом вокруг ТЭЦ в Монастырек, оттуда на автобусе или пешком, смотря по времени, подняться к кинотеатру "Октябрь", и по Залинейному району выйти к тому же вокзалу. Сейчас два часа; к пяти надо собраться под "Белоруснефтью". Наскоро зажевав чегототамсмясом, Игнат бодро зашагал к набережной.

***

День состоит из часов и встреч. Игнат не помнил, у кого он вычитал эту фразу. Но сегодняшний день в ней отражался стопроцентно. Каждый час сотовик рвался выпрыгнуть из кармана, и кто-нибудь из друзей сообщал результаты поисков. Нерадостные, правда, результаты -- ничего и нигде. Игнат запретил себе отчаиваться, и терпеливо шагал по выбранному маршруту, старательно обшаривая взглядом углы и закоулки, вонючие проходы между гаражами; приямки из размороженного кирпича, новые и не очень крылечки над спусками в подвал. Сворачивал с улицы и шел дворами, словно плыл по темным фиордам среди уходящих в небо девятиэтажек. Отмечал про себя надписи на ржавых кубиках мусорных баков: "ЖЭУ26", "ЖЭУ-4" -- в точности пограничные столбики. "Владения барона ЖЭУ31го!" А что надписи были все-таки на мусорных бачках, придавало происходящему едва уловимый налет киберпанка. Барон, скорее всего, ездил на четверке байкеров, запряженных в белый лимузин... Додумать эту мысль Игнату тоже не пришлось: вмешалась вторая часть дня, а именно -- встречи.

Первый раз его остановила милиция. Обычный патруль. Игнат удивился: волосы у него нормальные: не длинные хипповские, и не микроскопические, как у любителей свастики. Одет тоже нейтрально и чисто. К счастью, студенческий билет был с собой, и разговор окончился ничем.

Второй раз как-то странно посмотрели на него мужики у овощного магазина. Оказалось, искали третьего. Игнат только грустно покачал головой. В ответ услышал прямо-таки крик души: "Да ты что, нерусский, что ли?" Крылов быстро и коротко послал мужиков в обычное место, и пошел дальше, не обращая внимания на ругань.

Третья встреча могла окончиться печально. Здоровенный скинхед в берцах, камуфляжных штанах и черной футболке, то ли обкуренный, то ли пьяный, упорно тащился параллельным курсом минут пять. Но Крылов методично обыскивал квадратный двор, не показывая страха. Когда же Игнат отправился в следующий каменный мешок, на скинхеда из-за угла выскочили трое ребят в кожаных куртках -- это по нынешней-то теплой погоде. Что было дальше, студент не досматривал. Его не зацепило, и ладно.

В половине шестого Игнат, наконец, миновал улицу Курчатова, и по Рогачевской подошел к девятиэтажному зданию "Белоруснефти", откуда виден был и Новый универмаг, и 26-ая школа, и фирменный магазин винзавода, рядом с проходной и высоченными сусловыми танками самого завода. У проходной в ряд выстроились несколько грузовиков с яблоками -- привезли сырье. Их шоферы собрались на лавочке перед общежитием, через дорогу от своих сухопутных кораблей. И, как настоящие моряки, "травили", то есть вдохновенно рассказывали байки: про последний набор добрых гаишников, где, впрочем, попалось некоторое число коварных; про сволочей-студентов, которые повадились выходить на трассу с феном или ручным миксером, чтобы направлять бытовую технику на подъезжающие машины. Издали-то не видно, фен или радар. Пугаются все водители: кто же хоть раз не превышал скорость? Кто же быстрой езды не любит? "Тот, на ком ездят" -- хотел было вставить Игнат, но вовремя опомнился. Что ему до чужих проблем? Студент глянул вперед и увидел тройку друзей.

Сергей с Николаем сидели на высоком борту клумбы. Николай опустил длинные руки почти до плиточного мощения, и устало сгорбил мощные плечи. Рыжий Гришка прохаживался перед ними по бордюру, словно охраняя Сергеев мотоцикл. Он заметил Игната прежде всех, и первый подошел здороваться.

-- Ну что? -- для порядка спросил Игнат.

-- Ничего, -- хмуро бросил в ответ Сергей, -- Пошли сейчас по гаражам пройдемся, и к автовокзалу. А то стемнеет скоро. И мне потом домой надо.

-- Может, сразу бы и ехал?

Сергей пожал плечами:

-- Да как-то... Вас брошу, неловко получится.

-- Пять минут отдыхаем, и пойдем, -- сказал тогда Игнат. -- А то, извиняйте, я сейчас не сильно на ходу.

-- А как ты шел? -- поинтересовался Гриша. Крылов коротко описал весь путь. Николай и Сергей переглянулись. В их взглядах читалось ясно:

"Ни хрена мы не найдем. Ищет милиция. А мы -- только для очистки совести".

Игнат вздохнул. Может, и так. Может быть, и ищут девушку патрули. Только патрули еще, кроме девушки, много всякого народу ищут. И откуда милиции знать, где найти вероятнее? С какой крыши Ирка больше всего любила смотреть на закат? И потом... перед самим собой стыдно, если совсем уж ничего не делать.

Подумав так, Игнат решительно поднялся на гудящие ноги.

-- Вставайте, джентльмены... -- обратился он к друзьям. -- Нас ждут великие дела...

-- Не всех! -- буркнул Сергей. Николай не выдержал:

-- Ты чего злой такой?

Сергей помолчал. Потом объяснил:

-- В бане трубы меняли, вызывали сварщика. Черт дернул крючки на провода забросить... Вроде и темно было, но кто-то из соседей энергонадзор вызвал. Те приехали, колотятся в ворота. Ну, мы не открыли. А те без долгих слов х...як! И отрубили свет. Вот же суки!

-- Энергонадзор?

-- Да при чем тут надзор! Соседи ублюдки! Сами каждый день пилораму гоняют, слышно же. И что, думаешь, они такие честные, за свет платят? Х...й там! Так мы же их не сдаем... А они нас сдали.

-- Чем ты удивлен, не понимаю? -- спросил Гришка. -- В нашем подъезде через быдло идею домофона не пропихнешь. А почему? А потому, что в первой квартире Галина водкой торгует, и каждая собака в районе об этом знает. Меня соседи все время просят ихнюю девочку из школы проводить, колдыри постоянно в беседке, страшно...

-- А милиция?

-- А что милиция? Говорят, ставьте домофон. А нашим никому домофон не нужен. Там половина старых бабок, им и так хорошо...

-- Завязывайте! -- оборвал их Игнат. -- У меня сегодня тоже не лучший день.

Николай криво усмехнулся, гулко хлопнул ковшами-ладонями:

-- Да уж!

-- Но помирать я не буду, -- насупился Крылов. -- И вы тоже кончайте сопли пережевывать. Подключат тебя, не плачь.

Сергей невесело улыбнулся:

-- Да уже подключили. Сто евро. Мать упросила, а то вломили бы штраф, миллиона два. Просто... Обидно, понимаешь? Ну рядом живем, ну что мы им сделали?

-- Тебе посодють, а ты не воруй, -- Гриша тряхнул рыжей гривой. -- Елекстричество не воруй. Хорош сопли жевать. Об Ирке подумайте.

Все послушно подумали, вздрогнули, и поднялись.

Следующий час прошел в угрюмом молчании. Лица у четверки были такие, что даже вокзальная шпана старалась не замечать компанию. Впереди всех Сергей катил "Минск", как таран. Отупевший от усталости Игнат тащился следом. Гриша и Николай были посвежее; а, может быть, видели мрачность Крылова и старались облегчить ему душу хотя бы поисковым рвением. Они заглядывали во все повороты и ямы, не ленились подходить к гаражам и заугольям... Привокзальный район обошли не то, чтобы очень быстро, но все же справились до темноты.

А на площади их еще раз остановил патруль. Прежде, чем осоловевший Игнат успел открыть рот, Гришка вывалил старшему сержанту все, что знал: и о пропавшей девушке, и об их собственных поисках. Однако милиция, похоже, уже получила указания на этот счет, и мешать не стала. "Ну, ищите" -- угрюмо пробормотал старший, и тройка камуфляжников растворилась в местном населении.

Попрощались. Гришка и Николай отправились на автобус, а Игната повез к дому Сергей. Уже остановив мотоцикл у подъезда, приятель стащил шлем и повернулся к Игнату:

-- У тебя пожрать есть что-нибудь?

-- Пошли... -- отвечал Крылов, слезая с седла. -- А не сопрут твоего коня?

-- Тут вроде нормальный район, -- Сергей пожал плечами. -- Да я же и не на всю ночь...

-- Да уж! -- криво хмыкнул Игнат, -- Мы все по девушкам больше...

Сергей улыбнулся:

-- Шутишь, значит жить будешь.

Поднялись в квартиру, разулись. Сергей положил шлемы на пуфик в прихожей, облегченно пригладил ежик волос. Игнат тем временем успел пройти в кухню, умыться, достать из холодильника банку огурцов, тюбик сыра, по какому поводу вошедший Сергей съязвил:

-- Одесса освоила производстсво голландского сыра. Малая Арнаутская не дремлет... Да режь, не стесняйся, ты что думаешь, я есть не буду? Да на тарелки-то не клади, что за Версаль? Я и с доски сожру, не поморщюсь.

Игнат и не хотел, а улыбнулся. Разлил по чашкам заварку, кипяток, открыл сахарницу. Приятель тем временем уже приступил к сыру, так и оставшемуся на разделочной доске. Ел Сергей быстро и сосредоточенно. Наверное, так же основательно он начинал всякое дело: чинил в гараже свой мотоцикл, чего-то подбивал и приколачивал в доме. В кухне сразу повисла серьезная и надежная тишина. И тогда Крылов решился:

-- Знаешь, я сон видел.

Сергей заинтересованно поднял взгляд:

-- Ну?

Игнат начал рассказывать медленным и усталым голосом, но уже к описанию двух деревьев увлекся, оживился, отхлебнул чая. Сергей слушал молча и внимательно. Потом вздохнул. Почесал затылок. Спросил:

-- Так ты думаешь, она действительно туда провалилась? Ну, или перенеслась?

Крылов мог только пожать плечами.

-- А к ее отцу ты уже ходил? -- спросил еще Сергей.

-- На завтра назначили, на девять тридцать.

Теперь плечами пожал Сергей:

-- Не верю я в загробную жизнь... Ну в смысле, сны -- это такое дело, склизкое. Как-то раз я цапнул провод от магнето. А он под током. Дернуло -- чуть язык не откусил. Так потом ночью снилось знаешь что? Что я еду к себе в Белицу, а мост затоплен, и весь район в воде, только далеко-далеко крыши торчат... Я аж похолодел. Мать сказала, орал так, что деда разбудил. А ты говоришь, сны. Присниться всякое может. Вот что мы Ирку искали сегодня -- это правильно. Ты не смотри, что мы ворчали. Ворчать ворчали, а дело сделали.

Сергей допил чай и потянулся, прикрыв серые глаза.

-- Спасибо... Знаешь, еще что надо сделать? Надо в "Жди меня" обратиться. Ейному папику это раз плюнуть, у него наверняка знакомства есть. Еще можно награду пообещать: кто видел, слышал, знает. Сотни три не наших президентов.

-- Денег нет! -- огорчился Игнат. Сергей махнул рукой:

-- Ты, главное, пообещай. А потом, если платить не хочешь, всегда чего-нито придумать можно.

"Вот же хитрая лиса", -- подумал Игнат -- "И ведь найдет способ не платить. Но он мой друг. Еще со школы. Как там в "Дюне" говорит герцог Атридес: есть одна справедливость -- защищать друзей и уничтожать врагов. Но ведь это просто книжка! И... Герцогу такое правило, может, и подходит. Только я же не герцог."

Между тем Сергей поднялся, прополоскал рот над раковиной, аккуратно вытер пальцы и губы полотенцем. Добавил:

-- Ты лучше сейчас ложись спать. Завтра к отцу ее пойдешь беседовать, так лучше бы ты был свежий и выбритый. Они, то есть, старшее поколение, чистеньких и послушненьких любят больше...

"Потому что им всегда отличников в пример ставили", -- подумал Игнат -- "А кто ж все время может быть чистеньким?" Он мрачно посмотрел на собственные запыленные руки.

-- ...И слушать тебя будут внимательней. Благосклонней. -- закончил Сергей, выходя в прихожую. Обулся, подхватил шлемы, пожелал удачи на прощание и ушел: деловитый, знающий себе цену парень, в свои двадцать лет умеющий устраиваться в жизни и устраивать ее. Пожалуй, Сергей сумел бы и того прапорщика уесть.

Игнат разделся, ополоснулся под душем и разобрал постель. Надо выспаться. Как ни крути, а поход к Иркиному отцу есть практически признание. Дескать, намерения у меня самые серьезные, и я не только Вашу дочь сам ищу, но и всех друзей-знакомых подвиг на то же самое. А потому...

"А потому спи!" -- оборвал себя Игнат -- "Размечтался. Одноглазый."

***

Одноглазый пес встретил караван на подходах к городу. Самого города еще не было и в помине, но дорога все больше заполнялась людьми, тележками, тачками, повозками -- упряжными и ручными. В потоке путешественников пять телег ничем особенным не выделялись. Ну, оси железные. Так из ЛаакХаара только железо и вывозят, телега под поковки должна быть крепкая. Оттого и набойные обручи на колесах, оттого и слуг вдвое больше обычного: железо дорого, мало ли кто позарится. Словом, ничего на первый взгляд странного.

Но собаку не обманешь. Одноглазая черноухая псина раз за разом кидалась на последнюю, меньше всего нагруженую, повозку. Там везли еду, там же ехали и девушки. Во сне никаких звуков не было слышно, и Игнат не мог разобрать, что говорит Ирке главный в караване. Девушки слезли и послушно пересели на другую телегу -- пес продолжал облаивать именно их, пренебрегая брошенной костью. Игнат вдруг обратил внимание, что Иринка с подружками уже закутаны в темно-коричневые плащи с капюшонами -- должно быть, местные позаботились. Чтобы излишнего внимания земной модой не привлекать. Маскировка практически удалась -- если бы не пес. Собака безошибочно чуяла нездешность троицы, что купца нисколько не радовало. Он хмурился, теребил пальцами кисточку на поясе. Его люди несколько раз пугали упрямую собаку кто рукой, кто ремнем -- она крутилась по кустам и возвращалась. Наконец, купец распорядился, и кто-то из его людей бросил в собаку камень. Попал или нет, Игнату не показали. Судя по прекратившейся суете, собака больше никого не беспокоила.

Люди на дороге были одеты почти так же, как и караванщики. Те же заметные цветные пояса; те же шапки ступкой, иногда с вырезным околышем, как в кино про Стеньку Разина. Длиннополые кафтаны; вперемешку -- плащи с капюшонами. Остроносые сапоги: красные, стоптанные до рыжины и растрескавшиеся; зеленые, пока еще новые, но полосы пыли уже есть; коричневые, на которых грязи не заметишь. Наконец, черные, должно быть, смазанные перед выходом на дорогу, и теперь в серой пыльной шубе с просверками царапин. Колеса на деревянных спицах. Телеги с мешками, кульками и бочонками. Лошади. Куры в прутяных клетках, пушистые желтые гусята тянут шеи из плетеной корзинки... Игнат видел достаточно исторических фильмов, и не удивлялся.

Между тем петлявшая в холмах и перелесках дорога все расширялась, в нее впадали проселки и тропинки. Открывались дымки над далекими стайками игрушечно-четких домиков; в синем небе где-то далеко справа пылало солнце. Золотые листья по обочинам, рощицы в багрово-алом, насквозь просвеченные перелески... Наконец, слева распахнулось желтое поле, перечеркнутое черным муравьиным потоком -- множество людей устремлялось к городу.

Город Игната тоже не удивил. Зубчатые стены. Мощные круглые башни, высоченные шатровые крыши над ними, сразу напомнившие Кремль -- если ободрать со Спасской башни все завитушки и украшения, и удлинить стену раз в десять -- так, чтобы заполнила все поле зрения. Перед стеной ров, во рву десяток лодок. В лодках по несколько человек, черпают жидкую грязь ведрами на длинных ручках, выплескивают на берег. То ли кольцо золотое княжна со стены обронила, то ли ров чистят...

Иркин караван в числе прочих направлялся к воротам. Но ворота, судя по всему, находились гдето в невидимой части стены. Вдоль рва до них предстояло еще ползти и ползти -- наверное, поэтому некоторые путники сворачивали и становились лагерем прямо в виду города. Некоторые останавливали лошадей, раздумчиво чесали затылки -- точь-в-точь, как Сергей минувшим вечером. Значит, Сергей не верит, что Ирка находится в ином мире? Да и с чего бы ему верить?

Воспоминание о Сергее разрушило сон. Картину заволокли тучи; потом просто серая мгла. Потом было еще что-то, чего Игнат после пробуждения уже не вспомнил. Вспомнил только, что лохматых плащей в этом сне не было -- ни у караванщиков, ни на одном из их многочисленных попутчиков.

***

Попутчики Игнату попались хорошие: в троллейбусе только бабка на переднем сиденье, да пара симпатичных старшеклассниц у средней двери. Девчонки, как им и полагалось, хихикали с пересмешками. Бабка флегматично молчала, уставившись на свою сумку. Игнат тоже молчал, и беспокойно ежился: воротник рубашки натирал шею. К рубашкам парень не привык, и надевал их только по торжественным или официальным случаям.

А сегодня как раз такой случай: Игнат ехал к отцу любимой девушки, чтобы сказать ему... Хм, а что, собственно, сказать? На минуту Крылов отвелкся от этих мыслей и вспомнил прошедшее утро. Он проснулся, умылся, оделся и поел, что нашлось в холодильнике. Щетина у Игната росла не так яростно, как у того же Сергея, а потому Крылов долго не мог решить: бриться или нет? В конце концов, решил последовать Сергеевой рекомендации -- произвести на отца Ирины впечатление получше. Поэтому не только побрился, но и туфли начистил, и одел костюм -- вместо привычного набора джинсы-кроссовки-водолазка. Тщательно почистил зубы. Вымыл уши -- мать всегда заставляла перед походом в цирк или в театр. Осмотрел себя в зеркале. Наконец, счел годным к разговору, и с легким сердцем отправился на остановку. Ехал он к половине десятого, основной напор студентовшкольников давно иссяк. Троллейбус был практически пуст, и думать Крылову никто не мешал.

На площади Игнат никого не встретил. Леса все так же стояли вокруг величественного здания; по лесам перекликались рабочие; другие рабочие деловито выгрызали на второй слева колонне горизонтальные канавки и укладывали в них стальные полосы, которые потом стягивали странного вида болтами и крючьями. Шума было не много и не мало: привычный уже рокот перфоратора, свист воздуха из краскопультов, и рев питающего их компрессора; буханье сапог по досчатым мосткам и скрип этих самых мостков... Игнат вошел в здание, направился к конторке, вынул из кармана паспорт и протянул его дежурному:

-- Здравствуйте. Мне назначено к Мятликову Борису Петровичу на девять тридцать.

-- Здравствуйте... -- дежурный принял паспорт, раскрыл его, глянул на Игната, потом в книгу: очевидно, искал фамилию.

-- Подождите одну минуту... -- прапорщик с треском перекинул сразу несколько рычажков на селекторе и что-то скороговоркой бормотнул в микрофон. Выслушал ответ. Огорченно посмотрел на Игната и протянул паспорт обратно:

-- Его вызвали в облисполком. Подождите или приходите позже.

Игнат машинально сунул документ в карман. Задумался. Визит в КГБ, конечно, дело хорошее. Под этой маркой можно и день загулять, никто не пискнет. Но пропускать металлоконструкции? Хм... Стрелецкий, пожалуй, голову открутит. Он может... Пока Крылов прикидывал, позади него распахнулась дверь, и в холл крупными шагами ворвался высокий темноволосый мужчина, раздраженно рыкающий в сотовик:

-- Да! Да! Сделаем!... Нет! Что они там, с ума сошли?... Послушай, я при всех не могу говорить! Через полчаса! ... Да!... Хорошо... Пока!

Тут он нервным жестом схлопнул свой аппарат, сунул его куда-то в нагрудный карман. Потом снял плащ, повесил на руку, открывая безупречно сидевший серый пиджак, образцовые стрелки на брюках, белую рубашку и галстук... Заколку на галстуке Игнат узнал: был у Ирки в гостях, и видел этот самый галстук на вешалке.

Борис Петрович тоже его узнал:

-- Игнат! А ты что тут делаешь?

-- Здравствуйте...

-- Здравствуй...

-- Я к вам. Я хотел погово... -- Игнат замялся. Все подготовленные слова вылетели из головы.

Мятликов величественно кивнул дежурному: Игнат не заметил, когда тот выскочил из-за конторки и встал навытяжку. Прапорщик повернулся так четко, словно козырнул, после чего возвратился к работе. Борис Петрович приглашающим жестом указал на лестницу перед собой, и студент зашагал по гладкому мрамору.

Внутренности легендарной Конторы оказались вполне обыкновенными. Коридоры. Деревянные двери. Таблички только с фамилиями: должности, очевидно, все знали наизусть. Кабинет у заместителя по строительству тоже был не такой роскошный, как Игнат ожидал увидеть. Ни тебе евроремонта, ни вычурных потолков, ни сверкающей краски на стенах... Даже секретаря не было. С другой стороны, тут ведь толпы посетителей и не стоят. Дежурный вполне управляется. Перед окном стол да пара стульев с гнутыми деревянными спинками; в углу слева высокий серый несгораемый шкаф; на стене справа календарьплакат с белой лошадью. На сейфе два графина с водой -- интересно, зачем два? -- на горлышки вмето крышек надеты граненые стаканы. Вешалка...

К черту вешалку!

-- Садись.

-- Да... Спасибо... Борис Петрович, я... -- Игнат качался с носка на пятку, даже не двинувшись к стульям.

-- Успокойся. Не подозреваемый ведь. -- невесело улыбнулся Мятликов.

-- А то я уж думал... У меня ее искали, так я думал, сажать будут, -- сбивчиво бормотнул Игнат.

-- Это дело прошлое. Забудь. -- Борис Петрович царственным жестом распахнул сейф и потащил оттуда какую-то папку. В его движениях Игнату почудилось едва заметное хвастовство: что, парень, к моей дочери клинья подбиваешь? А вот смотри, каковы мы есть: секретными бумагами ворочаем!

-- Я думаю, ее и без меня много кто ищет, -- справившись с волнением, объяснил Игнат. -- Мы тоже искали. Ходили по вокзальным закоулкам, я ходил вдоль речки...

Борис Петрович одобрительно кивал. Он уже убрал бумаги в ящик стола, и теперь стоял у стены справа, одним глазом поглядывая в окно. Игнат догадался: что-то подобное Мятликов ожидал услышать. Да и визит студента наверняка предвидел задолго до сообщения дежурного. Ладно, сейчас мы твою бесстрастность проверим...

-- Борис Петрович... Я сон видел. С Ирой. Два раза подряд. Вчера и сегодня ночью.

Мятликов быстро развернулся к студенту и посмотрел прямо в глаза. Впечатление было такое, словно на Игната уставилась трехорудийная башня главного калибра.

-- Говори! -- потребовал отец Ирины, -- Все говори, не стесняйся и не бойся... Подожди только секунду...

Одним быстрым движением Борис Петрович выглянул в коридор и кого-то позвал. Почти мгновенно вслед за этим в кабинете появился мужчина средних лет, одетый в серый пиджачный костюм, при свежей рубашке, с неизменным галстуком. Игнат обратил внимание, что новоприбывший носил не туфли, а высокие крепкие темно-коричневые ботинки. И волосы у него были яркосоломенного цвета, а не темные, как у самого Крылова и Бориса Петровича.

-- Это наш гость, Игнат Крылов. Мой сотрудник, Игорь Александрович. -- представил мужчин хозяин кабинета.

-- Теперь Игнат расскажет нам о сне, где он видел Иру.

Игорь Александрович медленно кивнул, не сводя с Игната глаз:

-- Очень хорошо. Пожалуйста, -- и подвинул к студенту стул.

Крылов шлепнулся на стул и принялся рассказывать всю историю с самого начала. Мужчины внимательно слушали. Игорь Александрович поощрительно кивал головой, и задавал множество уточняющих вопросов: а как стояли девушки? А что держали в руках? Ничего? Но тогда, может быть, ты заметил, как были повернуты руки -- кистями внутрь или наружу? А манжеты, запонки или пуговицы, или что-нибудь такое было? А локти? Не заметил ли потертости курток на локтях? А джинсы на коленях протерты или просто выбелены красителем по моде? Сапожки ты точно узнал? По какой детали? Ах, по царапине. А пряжка какого была цвета? А скажи, пожалуйста, вот еще что...

Отвечая, Игнат так увлекся, что сам не заметил, как перешел ко второму сну, который сначала рассказывать не хотел: город, башни... Сочтут еще толкинистким бредом. Но теперь он спокойно и подробно описал непонятное поведение пса, беспокойство Ирининых спутниц, полученные ими плащи, и все остальное, вплоть до лодок, чистящих ров.

Как только студент закончил говорить, Мятликов налил ему воды из графина. Игнат глотнул -- и чуть не задохнулся. Да это же чистый спирт! Или водка, что с непривычки не лучше. Автор не знаком с реальными лицами на упомянутых должностях и не имел намерения бросать тень на их моральный облик. Художественный вымысел.

-- Не предупредил. Извини! -- огорчительно мотнул головой Борис Петрович. -- Ну ладно. В медицинских целях можно...

Он налил еще стакан, на этот раз простой воды из соседнего графина:

-- Запивай... Так что, Игорь? Что твоя психологическая наука скажет?

Ну конечно, кем же и быть Александровичу в рыжих ботинках, как не психологом? Ладно еще, что не психиатра с санитарами позвали... Игнат опустошенно откинулся на стуле, и сам не заметил, как выпил всю воду.

Психолог утвердительно качнул головой:

-- Место определить нельзя. Гор или узнаваемого объекта поблизости нет... Давайте сделаем так: наш молодой человек будет записывать сны и приносить нам... скажем, раз в три дня... А если заметит что-то срочное, или такую деталь пейзажа, которую точно опознает -- то в тот же день. -- Он повернулся к Игнату:

-- Диктофон есть?

Игнат помотал головой. Психолог вытащил из кармана брелок:

-- Держи. Потом вернешь... Флэшки... Так...

Мятликов куда-то позвонил, и через минуту парень не старше Игната принес целую пачку флэшбрелков -- еще в упаковке. Положил на стол и ушел без единого слова.

-- Одна кассета на одну ночь. Ни больше, ни меньше, -- Игорь Александрович внимательно смотрел на Игната. Тот послушно кивал.

-- ... Ничего не пропускай. Пожалуйста! Все черточки. Кто как стоит. Куда смотрит. Что в руках. Морщины на лице. Складки на одежде. Все, что запомнишь! Это важно, парень, -- психолог положил руку на плечо Игната:

-- Ты очень хорошо ее зна...ешь. Твое подсознание сейчас выталкивает наружу все, что помнит. Наша задача эти символы расшифровать. Поэтому, чем больше ты запомнишь из снов, тем лучше. Понятно?

Игнат кивнул. Он-то думал, от него просто отделаются. А тут целая пачка флэшек, диктофон...

-- Дежурному будешь отдавать кассеты, я предупрежу -- кивнул головой Мятликов. -- Заклеивай в конверт и мою фамилию пиши... Теперь извини, мне скоро к начальнику на доклад.

Крылов встал.

-- Спасибо... До свидания.

-- Так запомни: каждое утро, -- настойчиво повторил психолог. -- Если снов не будет, обязательно запиши, какой был день перед этим: где ты гулял и что видел. Надо найти, на какой памятный знак это все срабатывает.

Когда за студентом закрылась дверь, хозяин кабинета налил по чуть-чуть себе и Александровичу из первого графина:

-- К черту правила... У меня сердце не на месте. Что скажешь?

-- Похоже, у него сдвиг по фазе на почве несчастной любви. -- Игорь Александрович покрутил на пальце кольцо с ключами, -- Тем более, что толкинист. Антураж снов очень соответствует. Надо его подальше услать, сменить обстановку, а то он и сам свихнется и тебе будет нервы мотать.

Молча выпили. Гость продолжил:

-- Например, заслать его в ту же Москву, на тяжелую, но выгодную и интересную работу. Он молодой, деньги нужны. Подачку не примет, обидится. Но выгоду оценить не дурак...

-- Так он псих или не псих? -- перебил Мятликов.

-- Да нет, он пока что в здравом уме. По всем признакам, он действительно видел все эти сны, и детали не придумывает. Ни разу не сбился, нет противоречий. По его рассказу вполне можно нарисовать кто как стоял, на что смотрел, и так далее... Понятно, что перевозбужден: он, похоже, ее любит и очень волнуется из-за пропажи. Кстати, а она к нему как относится?

-- Не знаю... -- протянул Мятликов. -- Ей еще пять человек звонят, есть и куда серьезнее этого пацана. Например, Петр Кащенко.

-- А, помню! Этот... Кузнец? Вот у кого было шило в зад... В общем, активный молодой человек.

-- Был. Теперь остепенился. Конфетами торгует.

Игорь Александрович с шумом вдохнул и так же громко выдохнул. Помолчал. Выпил из второго графина. Спросил:

-- А... На самом деле как?

Борис Петрович скривился:

-- Глухо. Никто. Нигде. Ничего. Никогда. Даже в Минске не смогли помочь.

Игорь Александрович покрутил головой: уж если минские знакомства не срабатывают... Куда могло закинуть эту девчонку? Наконец, протянул:

-- Ну решай... Я советую отослать его мягко в Москву или куда подальше. Но действуй не напролом, а через родителей: пусть они его отправят. И не сразу. Сейчас он никуда не поедет. Где-то через неделю я еще сеанс гипноза проведу, выкачаем из него все источники беспокойства. Пусть пока перегорит. Затем наступит опустошение, своего рода откат. Вот тогда и время ехать. Но подкинуть идею насчет работы надо сейчас...

-- Значит, он все-таки нормальный, -- повторил Борис Петрович. -- Тогда что же ему снится?

***

Сны Игнат честно вспоминал весь остаток дня. Благо, преподаватели, уже осведомленные о его проблемах, особо не беспокоили. На большом перерыве Игнат позвонил Усато-Полосатому. Тот оказался неподалеку, и вскоре друзья сошлись в Дуэльном Зале. На этот раз никто не мешал, да и Крылову было уже наплевать на условности. Сбивчиво и поспешно он пересказал Андрею оба сна, отметив про себя, что скоро выучит их наизусть, особенно первый. Андрей сокрушенно покачал головой, и начал почему-то о другом:

-- Ты по телефону говорил, что ее могли украсть. Только извини, любой уголовник в нашем солнечном городе знает прекрасно, чья она дочь. И что будет после любого горбатого слова в ее адрес. А уж за похищение ее отец весь город наизнанку вывернет.

-- Заезжие отморозки?

Усато-Полосатый фыркнул:

-- То же мне, "Брат-два". С половиной.

-- "Девять и одна вторая братьев" -- вяло отшутился Игнат -- А также "Сбрось брата с поезда"...

-- Не могли ее украсть! -- заявил Кузовок. -- Некому, понимаешь?

-- У наркотов и алкашей голова не работает, -- угрюмо возразил Игнат. -- Станут они там думать, кто чей ребенок!

Усато-Полосатый вздохнул:

-- Игровую территорию мы прочесали. Потом, как ты и просил, все прошлись по улицам возле своих домов. Ничего. Город у нас небольшой: не Москва, не Минск... Это если не считать, что мальчики ее родителя весь клуб перетрясли. Да и не только клуб. Так вот, что касается сна...

Игнат затаил дыхание. Андрей сказал твердо:

-- Могло быть. Только -- тогда тебе надо туда. К ней.

Игнат удивленно вскинул брови: не шутит? Это ведь уже не игра! И тем более, не Игра!

Усато-Полосатый обвел взгядом оранжевые стены и продолжил задумчиво:

-- В конце концов, это не самая невероятная история, которую я слышал... Но, если и так, есть несколько путей... Ну, допустим, попадешь ты туда... Как -- не знаю. Она же вот попала... И, чтобы ее искать, тебе понадобится...

-- Да подожди ты! -- воскликнул ошарашенный Игнат -- Ты что же, всерьез? Ты -- веришь??

Некстати зазвенел звонок.

-- Найди меня вечером, -- сказал Кузовок. -- Обязательно. Договорим. Сейчас прости, бежать надо: дипломное проектирование.

Повернулся и унесся куда-то в сторону ПГС.

Четвертую пару Игнат просидел на иголках. После занятий метнулся домой, пообедать -- и страшно выругался, убедившись, что вся еда съедена. Чистка и готовка картошки -- не меньше часа, а еще сорок минут до клуба ехать... Игнат бы перехватил чего угодно по мелочи, но в холодильнике уцелела лишь капуста. Крылов обшарил карманы: на пакет томатного сока хватит. Хлеб... Хлеб есть. Подумав немного, Игнат плюнул на обед: разговор с Усато-Полосатым казался важнее. В конце концов, Андрей и накормит, первый раз, что ли? Забыв о еде, Игнат бросился во Дворец Молодежи.

Но Андрея на клубном месте сбора не оказалось. "И правда", -- вспомнил Крылов. -- "Ведь тренировки сегодня нет, а игра только в воскресенье... За этой беготней расписание совсем забыл!" Попавшийся навстречу Костя Рыжик, знавший все и про всех, посоветовал Игнату искать Усатого дома. По слухам, Андрей собирался делать сценарий воскресной игры. Крылов благодарно кивнул, и отправился в путь: на остановку двадцатки, и потом далеко на Речицкое шоссе, к бывшему магазину "Белвеста". Теперь это место славилось броской рекламой универмага. Нужный Крылову двор располагался в точности под аркой с неоновой цифрой "5". Желтую пятерку Игнат разглядел за три остановки. Сама "Пятерочка" располагалась тут же рядом, с былинным размахом предлагая всем желающим пельмени -- "Богатырские", да яйца -- "Молодецкие".

Но Крылов не стал сворачивать.

***

Усатый-Полосатый был дома. И занимался самым что ни на есть прозаическим делом: читал. В полутемной к вечеру комнате лампа на столике освещала только белозеленую обложку. Игнат узнал книгу: Бьерн Страуструп, что-то о программировании на С++. Рядом был раскрыт знаменитый ноутбук Усатого, но по экрану Игнат ничего не понял: рабочий стол выглядел непривычно.

Хозяин тем временем выключил в прихожей свет и гремел чашками на кухне: делал чай.

-- Готово! -- позвал он, -- Идем чай пить!

Игнат еще раз глянул на блестящую обложку, и пошел в кухню. Андрей уже сидел за столом, одной рукой вертел ложку в фарфоровой чашке, второй -- устало тер глаза. Посреди стола ожидал "набор мальчиша-плохиша": хлебница с печеньем и раскрытая трехлитровка клубничного варенья. На них голодный Игнат и набросился. Хозяин утомленно морщил лоб, медленно шевелил длинными пальцами, и ел вяло. Наконец, Крылов это заметил:

-- Что грустный такой? Работа туго идет? Что вообще сейчас делаешь?

Кузовок душераздирающе зевнул:

-- У-ужи-ина-аю...

-- Издеваешься.

-- Скучаю. Точнее, тоскую. Нету игры, в которую было бы интересно играть.

-- Вот как? -- вяло удивился Игнат, -- А мне диктофон дали с кучей флешек. Чтоб сны записывал.

-- Я думал, тебя просто вежливо пошлют... -- рассеяно отозвался Кузовок. -- Как ненормального.

-- А мы что, по-твоему, ненормальные? -- невнятно удивился гость, пережевывая печенье.

-- А что, твою мать, нормальные, что ли?!! -- карие глаза Андрея сверкнули тигровым золотом. -- Нормальные пацаны в это время на районе пиво пьют. А мы тут, как маменькины сынки, чаем балуемся. Разве ж это интересно? Разве из таких, как мы, нормальные мужики вырастают?

-- Это которые вечером водку пьют и жену бьют? -- скривился Игнат, намазывая побольше варенья на следующий кусок. -- Сергей мне как-то сказал, что лучше он, как последний придурок, будет пить пиво.

-- Ну, а кто ж тогда мы получаемся? -- издевательски спросил Кузовок. -- Тут крепче чая них... ни хрена нет. Даже кефира нет!

-- Ты чего злишься? -- мягко спросил Игнат. -- Опять Ленка достала?

Усато-Полосатый уронил голову в руки. Длинные волосы засыпали лоб и кисти. Андрей глухо буркнул из-под живого русого шлема:

-- И она тоже. Да и так... Тупо все как-то. Стал игрушку делать, напоролся на пару мест в инете.

-- Ну и?

-- Да о компьютерных играх. О последнем "Falloutе"...

В играх Усато-Полосатый разбирался неплохо. Ролевые игры он часто делал и сам -- как лидер одного из активных клубов. Кроме ролевых, Андрей интересовался компьютерными стратегиями. Интересовался вплотную: каждый месяц покупал газету игроманов, выменивал по знакомым тематические журналы, внимательно изучал описания. Иногда -- напрашивался к комунибудь посмотреть, как играют. Обычно ему не отказывали: во-первых, Андрей умел просить, вовторых все знали, что ноутбук у него очень древний и потому новые игры не тянет. Не может человек поиграть, так хоть посмотрит -- жалко, что ли? Ну, а втретьих, полевые игры УсатоПолосатого чаще всего удавались. Народ не без основания считал, что взгляд на игру пригодится лидеру клуба для работы: глядишь, в новой полевке и мелькнет особенность, знакомая по последнему хиту Кармака Кармак -- из фирмы "ID Software", разработчик игры DOOM. Мейерс, Сид -- разработчик серии игр Civilisation, на 2005год известно три вышедших части, и анонсирована четвертая. или Мейерса. Мелочь, а приятно. В-четвертых, Андрей Кузовок тщательно обдумывал и изучал игры, а потому даже заядлому фанату мог дать дельный совет. Исход игры Андрея, как наблюдателя, почти никогда не интересовал, и советовать он мог на трезвую голову, не отягченную боязнью проигрыша.

О том, что Усатый-Полосатый сам пытается написать компьютерную игру, Игнат давно знал. Чем-то Андрею не нравились все выходящие шедевры -- даже те, которые вроде бы все хвалили. Кузовок же ворчал, что не хватает вот таких и вот этаких возможностей; а еще вон то стоило бы ввести вместо слащавых красивостей. И надо бы игровым персонажам ума добавить... Что могли фанаты ответить на подобные придирки? Правильно: "Напиши лучше, раз такой умный!" Но разработка компьютерных программ вообще, и игр -- как особо сложной их разновидности -- только выглядит легкой. Так что Андрей возился со своим детищем уже года два, если не больше.

-- Что, -- посочувствовал Игнат, -- Кто-то идею спер? Буржуи чего-то реализовали из твоей игры?

Кузовок поднял голову, допил остывший чай, стукнул чашкой. И вдруг засмеялся, да как! Подпрыгивая на стуле, хлопая ладонями по коленям, чуть не задыхаясь. Даже посуда в шкафчике согласно позвякивала в такт.

-- Да где им! -- выдохнул Андрей, отсмеявшись. -- Они все спорят, какой клон более одноразовый, да как высшую тварь в игре назвать: соник-танком или золотым драконом. Или вообще хренотроном. Алгоритмы-то игр не меняются. А ты: идею спереть! Где им! Не надо там никому никакая идея... Не знаю уж, куда они там движутся... Впрочем, это только мне интересно. -- Полосатый мгновенно отвердел лицом, -- Извини, я совсем тебя не слушал. Ты говоришь, что Иркин отец отнесся к твоему сну серьезно?

-- Чего он после моего ухода психологу сказал, я не знаю, -- задумчиво ответил Игнат. -- Может, велел в дурдоме палату подготовить. Но меня они просили тщательно записывать все сны. Стало быть, подсознание все детали наружу прет, может, чего и удастся расшифровать.

-- Вот как!

Усато-Полосатый задумался. Предложил:

-- Пошли в комнату. Все равно печенье кончилось.

В комнате наевшийся Игнат привычно уселся на ковер спиной к дивану, а хозяин за ноутбук. Помолчали: Игнат от нервного дня и внезапной сытости, Андрей же вертел в голове ситуацию. Наконец, Усато-Полосатый заговорил:

-- В принципе, тут только две ветки. Первая -- рациональное объяснение. Что Ирку украли бандиты или она попала под машину, или упала с крыши, ушла в загул, и так далее... На этой ветке парень нашего с тобой возраста, уровня дохода и общественного положения мало чего значит и почти ничего не может сделать, кроме тех же поисков. Но поиски мы уже пробовали...

Игнат встрепенулся и слушал жадно, даже не замечая, как обострилось все его восприятие разом: сонливость и запах ковра исчезли; тонкий писк ноутбука перестал мешать; шум машин за окном просто пропал. В полутемной комнате существовал только желтый круг под лампой, только руки Андрея, машинально перебирающие страницы, и только голос:

-- ... Вторая ветка тоже определена. В фантастике она изучена: что вдоль, что поперек. Ты попадешь в тот же мир, к Ирке. Совершишь там массу подвигов, описанных тысячами авторов, и либо освободишь ее, либо геройски погибнешь... О погибших пишут реже: читать неинтересно, сам понимаешь. Но вот что будет дальше, после победы? Черт его знает! Мне кажется, потом и начнется самое важное...

Хозяин замолчал. Комнату затопила тяжелая непроглядная тишина. Только страницы толстенного справочника по С++ шелестели опадающими листьями, нагоняя сон и равнодушие.

Игнат потянулся и разбил черное колдовство. Снова комариным писком запищал ноутбук; за окном вспороли воздух легковушки. Сам хозяин поднялся, включил верхний свет, и комнату заполнили вещи: книжные полки, маленький верстак с радиодеталями справа от двери, портрет девушки Андрея над креслом. Лак на подлокотниках кресла давно обгрызли кошки: Андрей держал сразу двух, и стоически терпел все их выходки. Даже шутил иногда, что по сравнению с клубом, кошки просто ангелы во плоти.

Андрей пересел на диван. Игнат занял его место. Глянул в ноутбук. Добавить к словам УсатоПолосатого он не мог ничего.

-- Что это у тебя? Непривычное какое-то? -- указал он на экран, не найдя слов. -- Это и есть Линукс?

-- Нет, -- отозвался Кузовок, -- Инферно... Торн по большой дружбе из забугорья пригнал... Давай потом про это, ладно?

-- Разве ты можешь что-нибудь добавить? -- удивился Игнат.

-- Могу... -- Андрей невесело улыбнулся: -- Какую бы ветку ты не выбрал, ты делаешь это сейчас. Потом ты уже окажешься в колее. -- Он не удержался от шутки:

-- А в сказочной, или смазочной, невелика разница. Колея есть колея, поди выпрыгни!

-- Ты что же, всерьез? -- повторил изумленный Игнат. -- Всерьез думаешь, что можно попасть куда-то туда? -- он ткнул пальцем в сторону полки с фантастикой.

Андрей повернул голову к красочным корешкам. Бушков, Сапковский, Ле Гуин, Толкиен, конечно же, Саймак, и много-много еще... Хозяин поднялся, легко провел пальцами по глянцевым обложкам. Перешел к совершенно другой полке и вытащил маленький истрепанный томик "Ларца острословов". Открыл, полистал, поставил на место. Повернулся к гостю:

-- Кажется, Ларошфуко... "Не доверять друзьям позорнее, чем быть ими обманутым". Уж больно мы боимся обмануться. А потому даже в очевидные вещи не верим.

"Он сам туда хочет!" -- сообразил Игнат -- "Каким неизвестный мир ни окажись, Полосатый хочет туда. Потому и поверил с такой охотой..."

Усатый-Полосатый словно прочитал эту мысль:

-- Рассмотри альтернативу! Если причина в нашем мире, то что мы в силах сделать? Искать? Разве ты не ищешь? И мы полгорода облазили! Но ведь ты сам мне по телефону сказал, что даже у ГБ, скорее всего, нет версий! "С их возможностями давно бы нашли" -- это не твои слова? Так что лучше -- искать вслепую, или взять твою гипотезу, что Ирка провалилась в неизвестный мир? Плохая гипотеза лучше никакой, ведь так?

Игнат кивнул и облизнул пересохшие губы. Если его сон правдив, то Иринка, по крайней мере, жива!

-- И потом, если уж говорить о рациональных объяснениях... тут Усатый-Полосатый нахмурился. Оттянул горловину футболки, пощелкал ремнем на джинсах. Наконец, решился:

-- Ты у Петра был?

Крылов отрицательно мотнул головой.

-- Съезди завтра же, -- приказал хозяин. -- На свежую голову. Хотя и у него наверняка искали, да только Петенька наш хитрый жучара... Кто ему эти мальчики в красивых пиджаках? Напугать его особо нечем: на московской трассе наверняка Петра страшнее пугали. А вот если главный соперник лично приедет морду бить, ему хочешь-не хочешь придется открыть карты.

-- Сомневаюсь, что он вообще захочет со мной разговаривать! -- возразил Игнат. -- Крут больно.

-- Думаю, что захочет, -- Усатый-Полосатый вздохнул. -- Он пару раз приходил в клуб. Да ты ведь помнишь, на той неделе два раза, и месяц назад. Наши его еще Кащеем обозвали, так он только посмеялся: весит где-то под сотню. Ну вот, видится мне в нем что-то странное. Вроде как тоже наше, понимаешь?

Игнат кивнул и поднялся. Как ни откладывай неприятную правду, а только нету Иринки. Ушла к Петру -- все равно что в тот же другой мир. Надо и впрямь ехать, отец учил неприятные новости разъяснять как можно быстрее...

Задумавшись, Крылов уже почти не слушал, что там говорит провожающий его хозяин, и сам не заметил, как вышел из подъезда.

Троллейбус подошел мгновенно. Как по заказу.

***

Сон заказать не получилось. Первую половину ночи Игнат извертелся, пытаясь решить: правильно ли он не поехал к Петру сразу от Усато-Полосатого, стоило ли откладывать на утро. Подумал, что, пожалуй, к Кащенко следует ехать при параде, как и к Иркиному папаше. Петру Васильевичу -- кажется, он Васильевич, -- уже подходит к тридцати. По словам Андрея, держится Кащей всегда уверенно. А если Ира и правда у него? Игнат представил, как появится храбрый геройспаситель: небритый, помятый и уставший. Смешно!

После полуночи беспокойство, наконец, отлетело. Игнат же все ворочался и ворочался; в конце концов, плюнул и пошел на кухню. Где-то читал он, будто человек спит периодами по два или два с половиной часа. И будто бы в середине периода заснуть бесполезно, надо ждать следующей волны. Крылов вспомнил, как в Минске дожидался ночного поезда на чьей-то квартире. Чтобы не сморило, всей компанией гоняли компьютерных коников в "Героях-III". Сам Игнат на компьютер не скопил. Отец, правда, что-то такое сулил по факту успешной сдачи сессии. Но это когда еще, после Нового Года... Игнат бездумно передвигал чашку взад-вперед по столу.

За окном раскачивались деревья: незаметно поднялся ветер, обрывал не успевшие пожелтеть листья. Игнат думал, что погода за последние десять лет испоганилась: пацаном он еще успел накататься на лыжах. Нынче же зимы сплошь гнилые. Весь год словно бы на месяц сдвинулся: сентябрь жаркий полетнему; октябрь чаще всего теплый, лишь в середине одна-две недели сырых и дождливых. Потом снег не выпадает до середины января, а то и до конца. И, когда уже до начала весны рукой подать, сюрприз: холода не уходят до апреля! В позапрошлом году снег выпал 11 апреля, но хоть стаял быстро. А в этом году и вовсе ни в какие ворота: мокрый снег 24-го апреля, и потом весь май холода -- краше в гроб кладут. Июнь тоже премерзкий... Зато вот сентябрь без единого дождика.

Крылов зевнул. Пожалуй, теперь-то он заснет спокойно. Не проспать бы... Петр не КГБ, к нему только в свободное время, то есть, после занятий. А на занятия еще успеть надо. Еще раз зевнув, парень вернулся в постель, лег -- и даже накрыться не успел. Сон поглотил его жадно и полностью, как песок вбирает в себя воду.

***

Вода лилась на руки, но плеска или журчания Игнат не слышал. Купец тер ладонь о ладонь, ктото за кадром держал над ними кувшин темного металла. Ирка стояла поодаль. Лара поливала из второго кувшина на руки Кате ... или все-таки Саша ее звали?

Вокруг полукольцом стояли пять повозок. Между ними и вокруг сновали караванщики, кто-то совал прутья в разожженый посреди табора огонь. Кто-то натужно тащил к костру большой темный котел. Спускался ранний-ранний вечер. Крылов не взялся бы определить -- тот самый день, что в предыдущем сне, или раньше.

Но почему у главного караванщика такое странное лицо?

Словно в ответ на этот вопрос, картина сна изменилась. Теперь Игнат был птицей, и смотрел сверху. Вот город: без сомнения, тот же самый. Город большой, обтянут зубчатым поясом стены, а поверх еще и блестящим обручем рва. Вдоль рва дорога, по которой текут повозки, пешеходы и ручные тележки: Игнат опять узнал свой прошлый сон. Дорога поворачивает влево, к воротам, а перед воротами в обширной котловине...

Военный лагерь! Точно на дороге, как квадратная пряжка на ремне. Ровные ряды палаток. Вокруг насыпь, под ней канава. По гребню насыпи воткнуты копья, на копьях висят щиты. Так исторические книжки показывают лагеря римлян. По периметру квадратной насыпи расхаживают часовые. Как там сказал рыжий эпирский царь Пирр, впервые увидев римский лагерь, только это и успел сказать: легионеры кинулись на его войско, и грекам пришлось принять битву.? "Однако, у этих варваров порядок в войске совсем не варварский!"

Выходит, город в осаде. Или просто войско подошло к стенам: для осады надо замкнуть город в кольцо. С другой стороны, может быть, это "очень торговый" город, наподобие Новгорода. И достаточно перехватить главную дорогу, чтобы остановить подвоз чего-то важного. С третьей стороны, на стенах как будто нет осажденных. Стрелы не пускают, смолу не льют, камни на головы не валят. И даже ворота открыты. Однако, большинство торговцев все же не рискуют ехать сквозь лагерь: множество костров освещают распряженные телеги и шатры вдоль дороги. А зачем купцу лишнюю ночь держать товар под открытым небом, ночевать под возом? До прочных складов и кабаков с теплыми кроватями можно стрелу добросить. Только вот чья-то армия поперек дороги. Непонятно...

Картина изменилась вновь. Котел снимали с огня, Ира, Лариса и Катя садились вокруг, подбирая плащи. Караванщики тащили из-за голенищ и пазух ложки. Вот купец первый, по старшинству, зачерпнул варево, дунул: горячее. Медленно выпил из ложки. Вот потянулись к еде прочие, а Игнат все еще видел купца: ложка в пальцах дрожала. Губы скорбно изогнулись углами книзу. Глаза то жмурились, то распахивались вновь. Волнуется? Боится?

Некстати взорвался будильник. Игнат всплывал сквозь вязкую мысль: судьба довольно-таки бездарный режиссер. Обрыв кадра в нормальных фильмах не используют уже очень давно.

***

Давно Игнат не заглядывал в эту часть города. Летом, после первого курса, они с Сергеем и Гришей часто шатались по улицам, нащелкав цифровым аппаратом Гришиного отца множество кадров. Самые удачные снимки Гриша потом безуспешно пытался пристроить на разные фотоконкурсы. Тогда Игнат и посетил северную окраину, попав на нее как всякий уважающий себя экстремал: по трубам. Теплотрасса с Северного Промузла огибала город вдоль железной дороги; трубы там лежали широкие, да поверх еще шуба из стекловаты, а поверх всего кожух из оцинкованной стали... Получалось больше метра в диаметре. Хочешь, иди, хочешь -- едь. В споре о достоинствах и возможностях трубоходного транспорта время пролетает незаметно, глядь -- уже открывается справа высоченный бугор с забором "Сельмаша", а под бугром, намного ниже и правее -- стекляное здание торгового центра "Фольксваген"... Сергей любил помечтать, какую машину купит. Они с Игнатом сходились на том, что микроавтобус для семьи лучше даже универсала; Гришка же ехидно предлагал купить всем по спортивной модели, и пусть гоняют. Как раз в моду вошли спортивные электромобили, компьютеризованные по самые уши.

Вспомнив то лето, Игнат грустно улыбнулся. Сейчас он ехал на троллейбусе. Студенты возят своих девушек на самых мощных в мире машинах: тридцать тонн веса, несчитано лошадиных сил в моторе. Никакой лимузин не сравнится. И цена совершенно смешная. А скажи кому, что пустой троллейбус весит почти как средний танк времен Второй Мировой -- так и не поверят. Был Игнат вновь аккуратно одет, умыт, начищен, отглажен, и чисто выбрит. Он ни на одно свидание так не готовился; а вот отношения выяснять -- даже галстук не забыл. Смешно... Вышел Игнат на знакомой остановке, и навскидку попытался определить, где тут искать Маневича, дом 16. Не угадал: встречная бабулька с кошелкой указала совсем другую сторону. Прошел туда, и вот уже за школьным двором показались панельные девятиэтажки. Красные номера домов Игнат заметил сразу: 14ый дом слева, а 16ый дом справа.

Тут только Игнат спохватился: а что он скажет?

В лифте оказалось чисто, хотя домофона на двери еще не поставили. Парень нажал на круглую кнопочку с шестеркой, привалился к желтой стене. Лифт привычно поддал в пятки...

Вот будет смех, если Петра вообще дома не окажется. По телефону голос был раздраженный. Не захочет тяжелого разговора -- возьмет и смоется. И концов не найдешь, наверняка ведь есть, куда.

А если и впрямь придется драться?

***

-- Драться приехал?

-- Нет. Ирк.. Ирину ищу.

-- Ну заходи. Убедись. Тут до тебя уже побывали... Архаровцы ее батюшки.

Главный соперник Игната гостеприимно распахнул дверь.

-- Разуешься?

Игнат осмотрелся. Длинная полутемная прихожая. Обои -- полосатый рисунок зековских штанов. Прямо перед входом закрытая дверь в комнату; направо -- выход в зал. Налево белые дверцы ванной, и поворот в кухню. Обычная двухкомнатка в обычном панельном доме. У стены низкая этажерка с обувью; над ней несколько крючков. На крючках черная кожанка и сине-белая ветровка, небрежно откинутые рукава открывают полосатые обои. За одеждой темнеет еще что-то, но в полумраке не разобрать. Зато хорошо видна черная вязаная шапка на верхнем рожке вешалки. Петр стоит напротив. Тапочки, черные джинсы, темносиняя водолазка, контрастным пятном -- светлые волосы... По фигуре сто килограммов никак не дашь. Тяжеловат, но немного, совсем немного. Лицо простое и правильное, такие лица любят патрульные сержанты -- сразу видно, что не кавказец. А Петру хорошие отношения с милицией важны: он торгует то ли сливочным маслом, то ли славянскими конфетами, и часто мотается в Москву на собственном микроавтобусе. Имеет репутацию непьющего и очень серьезного, "вполне способен составить счастье юной девушки"... Игнат слышал о нем краем уха; с ревнивым интересом смотрел на него во время редких визитов в клуб; в общем-то, обрывки информации, а вспомнить уже есть что. Ну, а смысл? Вот он вживую -- вежливо ждет, пока гость опомнится. Спокоен. Так спокоен, что Игнату сразу вспомнились слова Усато-Полосатого: "У мастера выше второго дана Дан -- уровень в школах восточных единоборств. До получения первого дана, отмечаемого черным поясом, человек считается учеником. Основатели школ имеют, как правило, восьмой дан. Говорят, что есть и десятый, но автор о таких людях даже не слышал. всегда расслаблены плечи". Крылов завистливо вздохнул. Петру подходило к тридцати. Он зарабатывал достаточно, чтобы иметь все, о чем Игнат пока мог только мечтать: красивый игровой костюм; добротный доспех от лучшего мастера; билеты на ипподром и поездки на любой престижный фестиваль; палатку и спальники; музыку и фильмы на дисках; любые книги с рынка и под заказ; наконец, сколько угодно конфет и напитков -- чтобы угощать понятно, кого. Все Иринкины капризы и пожелания Петру было намного проще исполнить. С другой стороны, Петр все-таки был тяжелее на подъем, да и мечтал наверняка уже о машине, квартире побольше и получше -- а не о фестивалях, доспехах да книгах. Но кто поймет женщин? Игнат вот не брался...

-- Заходи, -- Петру надоело ждать. -- Драться не будешь, так хоть чаю попьем.

Игнат медленно разулся, сам не понимая, зачем. Часто ли Ирка здесь бывала? Она никогда не говорила.

Прошли влево, на кухню. Мебель там была самая обычная: угловатый холодильник; гарнитур хмурого пластика, ничуть не дороже Игнатового. И Петр перед приходом гостя, похоже, пил именно чай: неполная фарфоровая чашка стояла на углу стола.

Петр молча указал на табурет; гость молча уселся. Так же без единого слова Петр выдернул из мойки новую кружку, влил в нее заварку из пузатого фарфорового сосудика, потом наклонил над кружкой чайник с кипятком, подал гостю. Толкнул к Игнату сахарницу. Наконец, уронил тоскливое:

-- Завидую!

Игнат вяло поднял глаза на соперника.

-- Завидую! -- повторил тот. -- Объяснить? Или сам уже понял? Небось, старшие товарищи моралями тебе плешь проели... Ничего, что на "ты"? Знаешь, я давно тебя жду. Именно тебя. Кто еще может меня понять? Только человек, которому нравится та же девушка, что и мне!

Крылов молча кивнул. Ему было все равно. Такой тяжести в плечах он еще ни разу не чувствовал.

-- ... Вам сегодня намного проще, чем нам было. -- говорил между тем Петр. -- Вам сейчас, если захотел игрушку сделать, вот тебе книжек по костюмам на рынке до х... э-э, до хрена, вот тебе Инет с какой хочешь информацией... Захотел доспех -- вот тебе на каждом углу железа какой хочешь толщины, нержавеющая проволока, хоть ж... м-м, в общем, жри-не-хочу. Всякие инструменты на базаре: и болгарки, и дрели, и заклепочники. Кузнецы по объявлениям открыто работают... Давай только деньги! А знаешь, что самое обидное?

Игнат знал:

-- Что уже не прет. Что есть у тебя деньги и время... а играть уже не хочется. Хочется квартиру, машину, так?

Петр грустно кивнул:

-- Мы из одного карасса. То есть, одной крови...

-- Мы -- кто? -- спросил Игнат. И пожалел: он не собирался вступать в разговор. К тому, что давило на плечи, слова Петра не имели никакого отношения.

Петр пожал плечами:

-- Ты, Ирина и я.

-- На этой почве вы и познакомились, -- саркастически подхватил Игнат. Язвить получалось само собой. Да и жаловался соперник привычно. Все, кому к тридцати подходит, одинаково кричат: "Завидую, мол!" А предложи время откатить -- ведь никто не отдаст преимуществ возраста.

Петр глянул в окно: сквозь тюлевую занавеску синело сентябрьское небо. До вечера было еще далеко.

-- Ты так и не понял. Издеваешься... Я бы, может, и хотел. Только мне туда уже не вернуться. Или, как это в песне: "Я сумею вернуться в тот двор -- детства мне не вернуть все равно". На ваших играх дядька вроде меня уже смотрится бородатым бронтозавром, представь, а?... "Я тоже когда-то любил летать..." -- процитировал Петр, но гость не понял, откуда.

-- Ирка пропала... -- Игнату было не до возрастных кризисов. -- Какой-то момент я надеялся, что она здесь. Лучше бы я ревновал, и знал, что с ней все в порядке, что она жива! -- Игнат выкрикнул это и подумал, как все похоже на любимый мамин сериал. "Оно мне сказало, что оно мне надо?" Устыдился. Покрутил чай в чашке и закинул в рот, как опытные пропойцы водку: не касаясь губами посуды.

Петр сощурился:

-- Что ж ты думаешь, ее никто не ищет?

Наступила очередь Игната пожимать плечами.

-- Ее папик небось всю область на уши поставил. Куда против него нам, серым мышатам... Впрочем! Съезди-ка на ипподром! -- внезапно оживился Петр. -- Может, там ее видели. Вечером я по дискотекам пройдусь. Она любит "Черный лис"...

Крылов немного удивился, но согласно кивнул. Хозяин уже собрал чашки, и сноровисто мыл их в раковине. Игнат поднялся.

-- Постой... Игнат?

Парень повернулся. Петр вытер пальцы и теперь держал полотенце наотлет:

-- Вы все, молодые, думаете, что быть взрослым и богатым -- это круто. А я теперь не знаю, что мне делать. Понимаешь? Не знаю! Вот, я чего-то зарабатываю -- на жизнь хватает, а дом все равно не построить, мне не по уровню... Мое богатство -- оно только по вашим, молодежным меркам, богатство. И я долбался, чего-то там учил в институте, потом крутился, бабки делал... И что дальше? В этом месяце купим холодильник, в том году "Пежо" или бумер, через пару сезонов на Кипр съездим... И что? Ну что? До сорока лет, как белка в колесе, а там и старость?

Игнат хотел улыбнуться: его отец свои полвека за возраст не считал. Да и на Кипре есть что посмотреть. Елки-палки, вот бы ему такие проблемы! Но сдержался: очень уж серьезно говорил Петр. Без обычного в таких случая театрального надрыва.

-- ... Пока я чего-то там заработаю, мне уже жить неинтересно будет. Не то, что стоять не будет, не в том дело... -- Петр вымученно улыбнулся. -- А неинтересно, понимаешь?

Игнат задумчиво кивнул. "Не в том дело", вот даже как?

Соперник пожал плечами:

-- Может, и правда понимаешь. Драться не полез. Значит, в голове не сплошная кость... Удачи тебе!

Крылов сунул ноги в туфли. Распрямился, задел рукавом ветровку, та с шорохом поехала по стене. За курткой открылся щит. Настоящий "викинг" -- круглый, с выпуклым зрачком умбона Стальная полусфера для ловли ударов. посередине; с остатками кожаной оклейки. Ирке такой тяжелый не по плечу, да и староват щит... Похоже, его носил Петр -- когдато раньше. Рубился с ним в турнирах, вон какие рваные полосы и лохмотья; а как посечены пыльные края! И теперь...

"Петр был таким же, как мы" -- думал Игнат, уже закрывая за собой дверь. -- "Полосатый оказался прав -- Петр действительно из наших. Вот в чем они с Иркой сошлись. Несмотря на всю эту серьезность, который мне тыкали в глаза отец и Иркины подружки. Несмотря на свои сливочные конфеты и славянское масло. Петр тоже ночевал у костра, ругался с мастером о правилах. Хотя, с его-то хваткой, скорее он сам и был мастером. Значит, делал игрушки. Рубил лес и городил игровые крепости. Проставлял за это бутылки лесникам. Встречал на вокзале команды из других городов. Ходил по улицам в кольчуге, и плевал на смешки окружающих. Договаривался с пожарными, с милицией. Писал сценарии, как сейчас Усатый-Полосатый. Может, и с гопниками дрался, говорят, раньше часто приходилось. Но потом вышел из игры. Стал взрослым. Взрослым -- или просто таким как все? Ему одиноко до безумия, если со мной с мальчишкой, по его меркам! -- он говорит так. Повторит ли он то же самое... ну, например, Иркиному отцу? Хм! И если ему сейчас тридцать, а мне двадцать, то получается...

Получается, через десять лет я буду таким же?"

За спиной Игната жалобно хрустнул замок.

***

Замок Кащея располагался недалеко от ипподрома. То есть, недалеко по Игнатовым понятиям: минут сорок прогулочным шагом. Самый пугающий разговор на сегодня закончился, и можно было не спешить. Крылов обдумывал на ходу: не обманул ли его Петр? Если он, предположим, спрятал Ирку на даче? Ну, он-то, Игнат, одно дело: поссорилась и бросила... А вот Иркины родители? Станет ли отец прикидываться, изображать беседу с Игнатом, внимательно слушать, еще и психолога от дел отрывать если будет знать, что дочка просто на даче у любовника? Да нет, он пошлет своих людей прямо на дачу, или где она там прячется. Значит, Петру придется поверить. Крылов не знал, плакать ему, или смеяться. Петра его девушка не выбрала. С другой стороны, жива ли вообще?

В этих невеселых раздумьях шло время. Парень размашисто и неторопливо шагал по пыльному асфальту; вокруг уже тянулись бетонные и сетчатые заборы Северного Промузла. Вот и железная дорога. Игнат заскакал по шпалам, а в нужном месте повернул налево. Вот и холмик, взобравшись на который, попадаешь прямиком на скаковое поле, мимо ворот. Откуда Игнат это знал? А все знали. С тех пор, как конно-спортивная школа открыла платный прокат лошадей, все студенты переболели новой модой. Час катания обходился чуть не в половину стипендии, но Иринка не стеснялась просить денег у папы. "Люблю, когда можно не отказывать себе в хорошем" -- приговаривала она, -- "И ведь не на водку же! Так что не стесняйся, если надо, одолжу". Игнат долго вертелся, как собака над ежом: гордость не позволяла брать деньги, а отстать от Ирки в любом ее увлечении значило потерять ее. Наконец, решение нашлось: вместо денег иногда принимали отработку, например, разгрузку сена или чистку денников. Порой и отец подбрасывал двадцатку-другую, наивно полагая, что Игнат тратит их на пиво. В общей сложности, Игнат ездил три-четыре раза в месяц. Иногда -- равномерно по воскресеньям, иногда все три раза приходились на одну неделю.

Скаковое поле встретило привычным топотом: олимпийский резерв стачивал подковы. На пятнадцать человек три мальчишки, прочие все девушки. Говорят, у англичан в моде верховая езда, а здесь, судя по всему, парни идут на карате да в тренажерные залы -- это те, кто вообще в силах слезть с дивана... Ирка, помнится, долго возмущалась такой деградацией мужчин, и даже какую-то мудреную книгу в пример приводила. Игнат прошел краем поля, возле щитов с номерами встретил сторожа:

-- Здравствуйте!

-- Здорово. Грузить пришел? -- дядя Вася протягивал руку-лопату. Игнатова пятерня выглядела на его ладони спичечным коробком. Рукопожатие у дяди Васи что плоскогубцы: вроде бы и не сильно и не больно, но не вырвешься, пока он про свой футбол не расскажет. Николаю, при всей его богатырской стати, до дяди Васи было еще расти и расти.

-- Нет... Ирку ищу. Здесь не было? -- выпалил Игнат, пока сторож не завелся о преимуществах "Барселоны" перед вырвавшимся в какую-то там лигу "Спартаком".

Дядя Вася с сожалением разомкнул стальную хватку:

-- Я не видел. Вон Люська на Интерьере, ее спроси...

Люся как раз выводила вороного из конюшни. Игнат подошел, хлопнул Интерьера по шее:

-- Что, крестник? Еще кого на забор усадил?

Маленькой и смешливой Люсе много не надо: расхихикалась так, что конь шарахнулся. Но ручки у наездницы были твердые, а потому жеребец быстро угомонился. Игнат вздохнул завистливо: его кони так не слушались. В начале лета Крылов тайком от Ирки решил взять пару уроков езды, чтобы не болтаться совсем уж мешком в седле. Но с ритмом жизни ипподрома тогда еще знаком не был, а потому явился в субботу. Встретил вот эту самую девушку, сказал, что хочет научиться. Ленивые и спокойные прокатные лошади по случаю выходного дня оказались все в городе, в парке. Остались в конюшне одни ездовые да спортивные. Вывела госпожа тренер красивейшего вороного жеребца, еще и похвалила: вот на Интерьере, дескать, комплекс мастера спорта сдавать хорошо.

Но куда Игнату в мастера спорта? Он тогда еще не знал, с какой стороны на коня влезают. Краем глаза приметил, как поводья разбирать, да из книжек помнил, что спину надо держать прямо. А там уж бог батька, авось не выдаст. Ткнул Интерьера в бок коленом -- тот привычно на рысь, потом в галоп, да резво так! С непривычки Игнат не знал, за что хвататься. Люся крикнула издалека: "На забор!" -- в смысле, коня на забор направить, вроде как остановиться должен. А Игнат сам за высокий забор схватился и повис, конь дальше побежал. До середины загончика доскакал, где и встал столбом.

Больше Игнат на спортивных лошадей не лез. Ездил пока на "матрасиках", учебных и прокатных коняшках. Этих не то, что в галоп, на рысь поднимать через каждые полшага приходилось. Но Интерьера студент запомнил, считал крестником, и всегда при случае здоровался.

-- Что один пришел? -- спросила Люся, отсмеявшись и убрав черные волосы с лица.

Игнат опустил голову. Значит, Ирки здесь не было. Мятликова о своих ссорах не молчит.

-- Ирку ищу. Не мелькала?

-- Нет... -- собеседница насторожилась:

-- Так значит, это про нее по городу плакаты расклеены? Ушла из дома и не вернулась?

Игнат горестно кивнул. Вот уже и плакаты висят...

-- Во-от как... -- задумчиво протянула Люся. -- А ты, значит, все ищешь?

Игнат молча качнул головой. Похоже, Мятликов-старший больше ни что не надеется. А вся добыча психологу за сегодня -- один сон, да и тот про какой-то военный лагерь. Что римская армия может символизировать?

-- Ну ладно, поеду домой тогда... -- Игнат повернулся к воротам на Шилова, откуда ближе было к остановке.

-- Не расстраивайся. -- Девушка направила Интерьера рядом. Теплый лошадиный бок ритмично толкался парню в левое плечо. -- Если жива, найдется. Чем-нибудь помочь?

Крылов посмотрел на тренера исподлобья. Подумал.

-- Да нет, пожалуй. Вчера искали, позавчера искали. Мои из клуба полгорода обошли. Ее отец... Ну, ты же знаешь, он из КГБ. Наверняка тоже иск.. ищет. Но спасибо.

"Госпожа тренер" независимо двинула плечами:

-- Пожалуйста... Ну, не умирай только.

Интерьер взял с места так, что парня чуть не выбросило на обочину. До самой остановки Крылова беспокоил крепкий лошадиный запах -- конь отерся боком о левый рукав.

***

Рукава Сергеевой ковбойки были закатаны -- как перед дракой. И сам он сидел на трубчатом ограждении, словно степной орел на кургане, и глядел вокруг злобно. Игнат остановился метров за пять от него: встретить тут приятеля он не ожидал. К тому же, у Сергея проблемы: вон какой злющий сидит.

Приятель поднял взгляд, увидел Игната. Помотал головой. Наверное, убедившись, что ему не мерещится, слез с бортика и вперевалку пошел здороваться. Лицо его разгладилось, и Игнат тоже успокоился.

-- Привет. Ты что тут делаешь?

-- Жду. Кореш один взялся покрышку наплавить... -- Сергей махнул рукой в сторону недалеких гаражей.

-- Точно -- ты же без мотоцикла, как я сразу не заметил!

-- А ты с ипподрома идешь? Конно-спинной ездой занимался?

Игнат сплюнул:

-- Сколько тебе раз говорить, horseback reading переводится как верховая езда! И вообще я Ирку искал!

Сергей молча ткнул рукой куда-то на север; Игнат повернул голову. Вот о чем ему говорила "госпожа тренер"! На углу красовался черно-белый плакат.

Ушла из дома, и не вернулась...

Была одета...

Игнат сел прямо на бордюр. Букв он не различал, но о содержании плаката догадаться было нетрудно.

На вид 18 лет...

Направлялась...

Сергей неловко топтался рядом, заслоняя солнце бахромчатыми джинсами. Наконец, спросил:

-- Ты в порядке? Ну, извини, я тут сам не свой... Эй, на вот глотни... -- он крепко взял Игната за воротник, опасаясь, как бы тот не опрокинулся вовсе, а другой рукой потянул из кармана плоскую фляжку. Ну конечно, ковбой да без виски... Игнат вяло улыбнулся:

-- Я сейчас встану.

Во фляжке оказался лимонный спрайт! Чего угодно можно было ожидать от Сергея -- деревенской самогонки, выгнанной в гараже из краденой свеклы; настоящего датского hennesi, добытого через знакомых в авиаотряде; наконец, просто хорошей минской водки... Но спрайт! Удивление Игната и оживило.

-- Ты что, тоже "поколение пепси"? А как же имидж крутого парня?

Сергей улыбнулся:

-- Имидж делает фляжка в заднем кармане. Что туда налито, никого не интересует. И потом, в некоторых местах -- если не пьешь, значит нерусский. Значит, сразу в морду. А так -- сам пьешь, значит, свой парень. Другим не даешь -- значит, крут немерено: оторвал где-то такое дорогое пойло, которым делиться жалко. А если еще прикинуть, что пьешь и не хмелеешь... К концу вечеринки все конкуренты в дровах. Выбираешь любую, ну и...

Игнат помотал головой и с помощью Сергея поднялся.

-- Значит, ее отец уже ни на что не надеется. Если объявления повесил... -- хмуро выговорил он.

Сергей прибавил задумчиво:

-- Во сне ты видел троих девчонок, так? А объявление одно. Остальных что же, не ищут?

-- Ты же не верил сну!

Байкер прищурился:

-- Мы все -- статисты. А сольную партию ведешь ты. Ты у нас на сцене в круге света вертишься. Главное, не что мы думаем, а во что ты веришь. Тебе решать, тебе и в лоб получать.

-- У тебя опять проблема?

Сергей фыркнул:

-- Мои проблемы против твоих -- тьфу! Бабушка ведро воды на улицу вылила, так сосед из шестого дома донос написал, типа засоряем проезд. Оштрафовали нас экологические менты на пятьдесят тысяч. Не так денег жалко, как обидно. Сосед, ...!

-- Завидует, наверно.

Сергей пожал плечами:

-- Да чему завидовать? Самый бедный дом на улице!

-- А хотя бы тому, что ты фляжку в кармане открыто носишь. Сам же говоришь, никто не видит, что налито. И одеваешься как нравится, а не как все... Если рубашка в клетку, так и джинсы с бахромой... -- тут Игнат спохватился: о чем он говорит! Какие джинсы! И умолк.

Друг понял его по-своему:

-- Действительно, не слишком ли много слов?

***

-- Это смотря какие слова! -- отец Игната несогласно мотал головой, отчего уставленная в потолок вилка вздрагивала, а огурец на ней страдальчески прикидывал высоту до пола.

Крылов сидел перед родителем на кухне, подперев кулаком голову. "Тургеневская девушка" -- иногда дразнился отец. За окном догорал вечер; солнце садилось в красную пыль неприятного оттенка.

... -- Вот я, -- говорил между тем Крылов-старший, -- Я -- начальник участка. Сам гвозди не забиваю, кирпич не кладу. А после меня на земле останется много такого, чем уже не стыдно похвастаться... Вот в этом году, в Сироде школу делаем. Так нас даже проектировщики хвалили, уж на что суки! Не говорю уж -- президентский объект кому попало не доверят. Так чем же я строю, сын? А словами только и строю. Ведь не зуботычинами же я своих прорабов на работу ставлю, а они -- своих рабочих...

-- Ну да, -- кивнул Игнат, -- Расчетный листок намного лучше действует.

-- Да ну тебя нафиг! -- папа наконец-то использовал рот по назначению. Некоторое время на кухне был слышен лишь хруст огурца в крепких зубах. Потом звякнула вилка: Сергей Крылов извлекал из банки очередной овощ.

-- На тарелку положи, -- хмуро попросил сын, -- Опять речь затянешь, а он на пол. Жалко.

Отец поднял глаза:

-- Тебя так сильно достали мои речи?

Игнат пожал плечами: не то, чтобы очень, только ведь уже наизусть знаю... Разговор не клеился, как всегда в первые два часа встречи. Отец работал начальником участка в СПМК -- строительной передвижной механизированной колонне. Много мотался по области, подолгу застревая на ремонтах сельских школ, детских садов, трансформаторных подстанций, автобусных остановок... Куда его черт не носил только! Как он сам шутил, иногда даже домой затаскивало. Был Сергей Павлович приверженцем сугубой самостоятельности. Потому в семнадцатый день рождения осчастливил сына ключом от квартиры -- маленькой двухкомнатки в старом-старом доме. Правда, купить даже такое жилье начальник участка не смог. Снял у хорошего знакомого на пять лет, клятвенно поручившись за порядочность Крылова-младшего. Стало быть, лети, ясен сокол, в жизнь вольную. А истреплешь перышки -- уж не посетуй, свобода даром не дается. Вот почему Игнат с родителями виделся или на выходных -- или как сегодня, когда Крылов-старший наносил "инспекторский визит".

-- Ладно! -- махнул рукой Сергей Павлович, -- Значит, нечего ходить вокруг да около, давай о делах... Эх, ведь так твоя Ирка нескладно пропала, некстати!

-- А что такое? -- вяло поинтересовался Игнат.

Отец огорченно дернул щекой:

-- Было бы свинством тащить тебя сейчас в Москву... В общем, -- он оживился. -- Давай-ка, я с начала расскажу. Помнишь, ты меня просил работу найти? И мы еще поспорили, где лучше искать?

Игнат кивнул. Он тогда доказывал, что и в родном городе устроиться можно. Отец же настаивал, что на нормальную жизнь ему в таком случае заработка не хватит. Не хотелось сейчас Игнату вспоминать тот спор, но, похоже, отец что-то раскопал. Пусть уж расскажет, все ему на душе спокойней.

-- Так что? -- сын заинтересовано подался вперед и положил локти на стол. Сергей Павлович почесал затылок:

-- Есть у меня товарищ по институту... В Сибирь уехал довольно давно. Но суть не в этом. Там сейчас нефтяники разворачиваются. Директор "Лукойл-Коми" какие-то стройки затеял. По твоей специальности есть работа. Денег дадут немеряно, плюс северная надбавка, плюс сверхурочные. Я, может, сам поеду. Хорошо было бы вдвоем туда двинуть.

-- А институт?

Отец тяжело вздохнул:

-- А заочный? Не потянешь?

Игнат не обрадовался. Сергей Павлович нахмурился:

-- Ладно, давай уж начистоту... Ты на Ирке жениться хотел, или на ком? Или ты вообще пока не думал?

Крылов-младший выдохнул, сжал на секунду зубы, и рассказал, как ходил на работу к Мятликову. Про сны и психолога упомянул парой фраз. Но отец мигом ухватил суть:

-- То есть ты четко обозначил свой интерес к этой юной особе, и ее папенька тебя прекрасно понял... Та-ак... Тогда тем более важно... Ну, давай подумаем о будущем. Вот ты доучился, диплом есть. Что дальше? Тебе надо где-то жить. У тещи? Не смешно -- печально. Сын, поверь мне, я пробовал! Короче, квартира надо. Самая убитая, такая как эта, -- отец пренебрежительно махнул рукой над банкой с огурцами. -- Тысяч двенадцать...

Тут он вынул блокнот из пиджачного кармана. Игнату стало интересно по-настоящему. Не пропади Ирка, как все было бы дальше?

-- ... Но здесь жить нельзя! -- Сергей Павлович возмущенно фыркнул. -- Окна сифонят, полы горбатые. А знаешь, что под досками, там, внизу? А "там внизу" отсев, такая вонючая смесь, ее раньше вместо утеплителя применяли, и сейчас она разлагается, выделяя в воздух всякую дурь... Это все надо выкинуть, а знаешь, сколько стоит вывезти мусор? Короче, ремонт тебе обойдется тысяч в семь, уж поверь моему опыту строителя... Согласен?

Игнат кивнул, пока что не видя смысла в подробностях. Отец тщательно выписал в блокноте еще цифру:

-- Мебель... Тебе, сын, только кажется, что шкафы и холодильники дешево стоят или что можно обойтись ерундой... В общем, я гляжу, ты заскучал. Хм... Сводной сметы ты не видел... Ладно, ускорим процесс... -- он вздохнул и старательно зашуршал по бумаге дорогой чернильной ручкой:

-- ... Квартира... однокомнатная минимум двенадцать тысяч... холодильник, сотни три... плита газовая, двести... вытяжка над плитой -- ты ж не захочешь в кухне копоти, так? Вот и еще сотня... Мебель... короче, тысяч двадцать пять упитанных ежиков Упитанные ежики, убитые еноты -- они же условные единицы, они же USD.. А ну-ка, сколько это будет зарплат... Да не такого кабана, как я -- а зарплат молодого парня, неопытного, только из университета?

Игнат сглотнул. Отец покачал головой:

-- Самое плохое даже не в этом. Допустим, возьмешь ты кредит. Тот еще геморрой -- но, допустим, тебе удалось. Годам к тридцати ты его вернешь. Может быть. Но свои лучшие годы, самые здоровые и энергичные, ты убьешь на плату по старым долгам. А твои конкуренты в это время будут тратить ресурсы, нервы и время на развитие своего бизнеса или своих идей, у кого там что есть. Так было со мной, с моим поколением. И к тридцати годам у них -- у кого своя фирма, кто в начальники отдела выбился. Я же остался в инженерах. Очень обидно, поверь. Автор не обязательно разделяет мысли и чувства персонажей. А родня твоей девушки, даже если сейчас смотрит на вас снисходительно, потом-то точно шипеть начнет: "Ему уже за тридцать, а все еще инженер, фи!"

Игнат дернулся возразить: если бы по-настоящему хотел свою фирму, так никто не удержал бы. Но вот замечание насчет Иркиной родни -- в десятку... Самый серьезный конкурент -- тот же Кащей. У него сокровищница побольше Игнатовой будет. Крылов задумчиво опустил руки.

Сергей Павлович вскочил и прошелся по кухне:

-- Знаешь, сын, я не буду врать, что тебе одному добра желаю. Мой резон -- чтобы ты поскорее на самообеспечение перешел. Чтобы у меня денег не просил. Но ведь тебе в итоге окажется еще выгоднее, чем мне! Вот тот же Петр Кащенко...

-- Я к нему ездил! -- хмуро вставил Игнат. Папа только руками развел:

-- Значит, и говорить ничего не надо!

-- Родня у нее... Да... -- не слушая, протянул студент. Сергей Павлович сказал с неожиданной злостью:

-- Вообще я этих всех пиджачных не терплю. Начальство!

Игнат удивленно на него посмотрел.

-- Их нельзя не уважать, -- Крылов-старший криво улыбнулся:

-- Мало дураков там, наверху. Зря Пелевин их всех тупыми уродами рисует. Уж ты мне поверь, я много с кем пил.

-- Ты и Пелевина читал?! -- изумился Игнат, забыв даже, с чего начался разговор.

Сергей Павлович пожал плечами:

-- А что тут странного, сын? Читал. Не согласен. Очень он начальство примитивное изображает. Это скорее то, что Пелевин думает, чем истинное положение дел. Они народ хваткий и зубастый. Потому и наверху. Твоя будущая жена из этого круга; тебе, волей-неволей, придется соответствовать. Будешь ты опытным строителем, пусть и без диплома -- тебе тесть скорее поможет свою фирму раскрутить, или там денег одолжит, чем обычной пустышке "только что из института" -- набит общеизвестными истинами; "ум типовой, один килограмм"; зато самомнения выше крыши.

Притихший Игнат молчал за полупустым столом.

-- А что, -- выдавил он, наконец, -- Эта твоя сибирская работа мои проблемы решит? А если Ирка найдется, что я ей скажу? Что не ждал, а за деньгами поехал?

-- Если ты ее и правда искал, отец ей об этом расскажет. Он уже наверняка всех кавалеров оценил.

-- И пиджаки они все носят классно, -- невпопад добавил студент.

Видя его смятение, Крылов-старший придержал лошадей:

-- Немедленного ответа никто не требует. Через месяц где-то этот мой друг будет проездом в Москве, там у нас встреча... Вот тогда и надо будет ответ. Насильно мил не будешь, а все же -- думай, сын.

-- А скажи, папа...

-- Да?

-- Вот как ты сам думаешь, она найдется?

Отец протянул руку: погладить по голове. Отдернул:

-- Еще обидишься, не маленький... У меня как-то было, фундамент треснул. Проектировщики сразу открещиваться, мол у строителей бетон плохой, или они -- то есть, мы -- металл недоложили. А после расследования выяснилось, что конструктора сами виноваты. Чего-то там недоучли. Ну вот, пока это выяснялось, прошел месяц. И все это время я ходил и думал: посадят -- не посадят?

-- А потом?

-- Как видишь, все хорошо кончилось.

Сергей Павлович опустился на стул и ушел в еду. Банка с огурцами, которую он же и принес, пустела на глазах. Быстро исчезал из плетенки хлеб. Игнат машинально собрал посуду, пустил воду и елозил мочалкой по фарфору. Вроде уж все сказано, обо всем подумано, что же ситуация никак не разрешается? Все слова, слова, все пошел-сказал-посмотрел-поговорил... И так нестерпимо захотелось ему хоть что-нибудь сделать; хоть тарелку разбить, или коня сорвать в галоп -- как Люська сегодня.

Так ведь нет коня! Не тот мир, где проблемы решались молодецким ударом! Все со всем связано, тут наступи -- там колокольчик зазвенит... Мой себе тарелку, мальчик. Найдут твою Иринку... или нет... а что ты можешь сделать? Тысячу тарелок разбей -- не поможет. И друзья дело говорят, да и за советами отца стоит вся его жизнь, и ведь не просто так он с работой всплыл именно сегодня...

Домыл Игнат посуду, и одолело его страшное опустошение. Ни двигаться не хотелось, ни говорить. Отец почему-то не вмешивался: наверное, догадывался, что внутри Игната зреет ответ. Может быть, Крылов-старший был прав. Молча и угрюмо мылся Игнат в холодной ржавой ванне. Действительно, сюда жену привести -- как? Ирка, пожалуй, привыкла к итальянской плитке, красивым коврикам... Уныло вернулся к кровати, разобрал постель, улегся. Скоро и как-то скучно заснул.

Думал Игнат, снова привидится ему что-нибудь из Иркиного мира. Например, узнает, чем там с военным лагерем кончилось. Но от судьбы не уйдешь: задаст задачу и не смей думать о постороннем. Ни сна, ни намека. Мигом пролетела ночь, а утро встало пустое и тяжелое: на сердце камень, в доме никого. Отец уехал, должно быть, еще вечером. В самом деле, к чему слова?... Студент сгреб сумку, подержал в руках. Отложил на диван -- выпал диктофон с сегодняшней флешкой. Игнат вынул сотовик, начал набирать отцовский номер. Обратил внимание на часы: пожалуй, лучше из троллейбуса позвонить. Или вовсе пока не звонить? Время есть... То есть, отцу ответ еще не надо, а вот на учебу уже пора! Игнат прошел в прихожую, оставил сотовик на полочке под телефоном, сунул ноги в кроссовки, завернулся в куртку, схватился за ручку двери. Черт, сумку забыл! Там же и диктофон, и проездной, похоже -- если в карманах пусто. Вернулся в зал, пожалел топтаться рифлеными подошвами по ковру, шагнул широко -- и, должно быть, ковер скользнул на гладком паркете. Игнат опрокинулся на бок, затем на спину. Успел порадоваться, что сотовик не в кармане, потом грохнулся об пол и даже, кажется, сознание потерял, зарывшись в высокий ворс правым ухом.

***

Под ухом Игната привычно щекоталось что-то теплое и мягкое. Ковер в зале. Толстый ворс. Игнат вспомнил: он собирался ехать на первую пару, на гидравлику. Был одет и даже обут. Поэтому и не хотел следить по ковру рифлеными подошвами. Шагнул пошире, и, видимо, поскользнулся: ковер поехал по паркету. На ногах не устоял, приложило затылком об пол. И вот теперь он лежит... Глаза открывать Игнат не спешил. Ничего приятного его ждать не могло. Ехать в институт, сидеть на парах, чего-то слушать, ловить сочувственные и просто любопытные взгляды... Дуры вроде Светки, наверное, уже прикидывают, к кому Игнат теперь -- после Ирины -- клеиться будет... А ему теперь думать, думать, думать...

Крылов подобрал ноги. Всю жизнь под закрытыми веками прятаться не будешь. Выдохнул, оперся руками о землю, выпрямился -- и остолбенел.

2. Чужая дорога. (3735, год Г-10)

Игнат сразу узнал это место. Два деревца у дороги, и тропинка от них -- вверх по холму. Холм в точности такой, как во сне -- округлый, под густой зеленой шапкой. Что-то не так? Да нет же, все совпадает! Даже цветные пятна на зелени те самые: вон справа ярко полыхает клен -- они всегда первыми желтеют; а вон памятная береза подернулась золотом; а дубы, как им положено, еще зеленые... Игнат обернулся: так и есть. За спиной, километрах в четырех, исполинский темно-зеленый континент леса. А этот холмик с рощицей -- прибрежный островок в необъятном травяном океане.

Парень посмотрел в голубое небо, и потянулся. Сделал глубокий-глубокий вдох. Выпустил воздух. Никто не верил. А вот он здесь! Страха Игнат не испытывал: не с чего. Испытывал легкое беспокойство, но списал это чувство на непривычность обстановки. Немного погордился собой: наверное, не читай он столько фантастики, уже бы в ужасе просился обратно... А теперь вот даже улыбается: эка невидаль! В фантастике что ни день, кто-нибудь куда-нибудь проваливается... То в будущее, то в параллельный мир, то вовсе в прошлое на столетия... Игнат пнул кучку палых листьев -- точно как Иринка в самом первом сне. Беспокойство кольнуло его еще раз.

Парень ущипнул себя за руку: может, все-таки сон? Поежился: щипок вышел добротный, как таблетка амидопирина. Больно. Нет, не сон! Откуда же тревога?

Медленно обернулся кругом. Никого и ничего. Ни загадочного вороньего крика, ни леденящего душу волчьего воя... Ни...

Странный звук доносился с солнечной стороны горизонта. Козырек из обеих ладоней сперва помогал слабо. Но источник звука быстро приближался. Окоем затягивало пылью. Табун?

Вой! Самый натуральный волчий вой! А ну, кто тут воронов вспоминал? И какой черт его за язык тянул? Пыльное облако приближалось. Положим, волки гонят стадо каких-нибудь бизонов... Или не волки... Неважно. Стопчут, пожалуй... До леса далеко. В горку, к рощице?

Пока Игнат думал, из пыльной тучи вырвался черный язык и стремительно помчался к холму. Теперь пришелец отчетливо разглядел зверей: волки и есть. Точно как в "Живой планете" на канале "Дискавери". Только что-то большие слишком... Или уже так близко?! Тогда на холм не успеть... Да, хорошо тем, кто в фантастике по зазеркальям шляется: они все на подбор кто десантник, кто спецназ, кто ролевик-реконструктор с тридцатилетним стажем, а кто просто пьян до безразличия... Игнат крутнулся к деревьям у начала тропинки, думая влезть на правое -- и остолбенел.

... Иринка зеленым сапожком ворошит палую листву. Деревья с мощными стволами: пожалуй, пошире Иркиных плеч...

Пошире плеч?!! Правое дерево было в обхвате сантиметров тридцать. Левое -- немногим толще. Не то место? Или...

Не то время!

Прошлое! Точно! Деревья еще не успели дорасти до нужной толщины... И в высоту они всего метра три... Ну, пускай четыре... Во сне казались выше раза в полтора...

Да теперь-то какая разница!

Игнат вытаращился на предавшую его дорогу. Бугристая кора под ладонью... Теплый сентябрьский день... Есть ли здесь сентябрь? И где это -- "здесь"?

Волной накатил звериный запах. Волки набежали и охватили пришельца полукругом. Левой рукой Игнат упирался в злосчастное дерево, голову опустил. Такое приключение сорвалось: провалился в другой мир, нашел девушку, спас... А неважно, как! Эти идиоты в книжках всегда спасают, а Крылов себя дураком не считал. Придумал бы что-нибудь!

Только против времени что придумаешь? Деревья растут медленно. До Иринки теперь лет семьдесят, если не все сто. А тут еще и волки...

Волки!!!

"Поздно же ты спохватываешься!" -- пискнул Игнатов внутренний голос. Парень содрогнулся; обвел зверей белыми от страха глазами и привалился спиной к дереву. А дальше? Все оружие -- реечный ключ от подъезда. Да тут у некоторых зубы длиннее!

"Чужая дорога" -- подвел итог внутренний голос. -- "Совсем чужая!"

"Но Ирина-то по ней укатила" -- возразил сам себе Игнат. Удивился: почему волки не нападают? "А ты недоволен?" -- внутренний голос ехидничал -- "Живи, пока можно..."

Игнат заставил себя выпрямить спину и поднял голову к синему небу. Подумал: "А зато в эту чертову Сибирь теперь можно не ехать!"

И неожиданно для себя самого улыбнулся.

-- Глант!

-- Что?!

-- Глант. А-тен-ду. -- раздельно произнес ближайший к Игнату волк, и уселся, вывалив язык -- если бы не крепкий, совершенно неописуемый, звериный запах, вполне можно спутать с овчаркой.

Тут ноги Игната не вынесли туризма столь экстремального, и он просто сполз спиной по стволу дерева, оседая на пригорок. "Хорошо хоть, штаны сухие" -- ехидно буркнул внутренний голос. Голова кружилась, а волчий запах упорно толкал желудок к горлу. Игнат решил пока не вставать.

В ответ на движение Крылова, все волки тоже уселись, а некоторые и улеглись мордой в лапы. Теперь Игнат мог видеть, что всего их -- десятка два. Пыльная туча большой охоты гулко топотала поодаль, забирая от лесистого холмика в сторону степи.

"Дрессированные!" -- догадался внутренний голос, -- "Есть не будут!". Игнат мгновенно дорисовал в своем воображении остальное. Зря, что ли, перечитал он столько килотонн фантастики?

Вот Игнат проходит все ступени в волчьей стае -- от бесправного раба до сияющего воителя верхом на верном четвероногом друге. Вот он приносит волчьим племенам правильную тактику и строй; учит их огню и рытью колодцев... Вот созданная им волчья империя серой волной нависает над маленькими людскими городишками, как раз такими, куда увезли Ирину...

Ирка!

Тьфу, зараза! И придет же в голову... Император, блин!

-- Глант! Глант! -- зашумели волки, ворочая косматыми мордами, и от многоглавого движения нестерпимый звериный дух покрыл Игната выше макушки. Крылов оперся рукой о дерево и кое-как встал, думая глотнуть свежего воздуха повыше. Мелькнула мысль: разве серым не проще говорить рычащими звуками?

Но додумать он не успел: со стороны пыльного облака приближалась пара наездников на волках. Окружившее Игната зверье мигом освободило проход; прискакавшие гости сошли на землю и сбросили с голов выгоревшие до бесцветности капюшоны. От налетевшей пыли Игнат чихнул и невнятно бормотнул извинения.

Прибыли два высоких старика; а, может быть, просто пожилых мужчины. Лица крепкие, почти квадратные, загорелые; кожа обветренная, продубленная, морщинистая. Пожалуй, все-таки старики. Вожди? Вряд ли -- чего им делать в степи? Глаза точно неземные -- желтые, как у филина. И зрачок вертикальный. Оборотни? Всего остального под пропыленной насквозь одеждой видно не было. Телосложение? Опять же, черт его разберет под балахоном...

Правый от Игната наклонил голову; Крылов поспешно повторил его жест.

-- Глант! -- старик показал рукой на себя. Игнат задержал взгляд на выглянувшей из рукава кисти кирпичного цвета, и, похоже, такой же твердости. Пять пальцев. Большой -- противостоящий. Суставы такие же... Все, как у людей. Только глаза волчьи... Оборотни?

-- Игнат... -- немного растеряно пришелец ткнул себя большим пальцем.

Старики открыто и радостно улыбнулись. Потом отошли на несколько шагов и принялись усердно отряхиваться. Игнат решил: разумно, иначе каждый жест будет окутывать их пылью. Дыхание забьет наверняка. А тут одного волчьего запаха достаточно, чтобы завтрак на дорогу вылетел.

Приведя себя в порядок, оборотни вернулись к Игнату. Глант показал на пригорок:

-- Сиди!

Второй немедленно продемонстрировал соответствующее действие: сел.

Игнат тоже сел под свое дерево. Стоящий старик выжидательно глядел на Крылова, но тот пока не понимал, что от него требуется. Глант дернул плечами навстречу друг другу, подняв-таки легонькое серое облачко. Крылов чихнул и потому не увидел, откуда в коричневой ладони оборотня возникли желтые неровные шарики... Все, Игнатушка, ты допрыгался: яблоки не узнать! Мелкие, правда: навреное, с дикой лесной яблони. Но вполне знакомые.

-- Помо... -- Глант сел напротив и протянул яблоки Игнату. Только тут парень сообразил:

-- Яблоко! -- и для верности коснулся одного плода рукой.

Деды снова разулыбались, а волки, про которых взволнованный Игнат успел забыть, весело заурчали и забегали кругами.

"Моя радуйся так!" -- подумал Игнат почему-то ломаным языком.

Через час он знал достаточно, чтобы понять, что его приглашают переночевать в стойбище.

***

Незнакомца привезли на закате. В седле он кое-как держался, даже некоторые предложения понимал с пятого на десятое. Пробовал что-то сказать и сам. Выговором отличался слабо -- немного оботрется в Тэмр, и заговорит, как все. Только все равно не скроет нездешность: у Висенны почти не встречалось коричневых глаз. Северяне сплошь сероглазые. Редкие гости с восхода, где смерть ударила сильнее всего, сверкают алой радужкой. Южане и путешественники с заката гордятся глазами цвета синего моря, или фиалковыми. А зелеными глазами у Висенны и вовсе никого не удивишь.

Кроме непривычно-бурого цвета зрачков, незнакомец поражал своим необъяснимо спокойным поведением. Глант рассказывал, что при первой встрече парень не только не схватился за оружие -- но даже не имел его! Выйти в степь, в сезон Охоты -- без оружия? Это не укладывалось ни в одной голове Тэмр -- ни в косматой, ни в расчесанной. Никакой фремдо -- чужак -- на такое не отважится. Может быть, удивительный гость просто ничего не знал? Искрами по шерсти перескакивали жуткие домыслы. Желтые звериные глаза любопытно косились вслед гостю, которого Глант с Терситом вели через весь лагерь.

Игнат шел между стариками, и вертел головой в полном ошеломлении. Уж как он там ни пыжился, как ни воображал себя ветераном фантастики, а такого встретить не ожидал. Думал Крылов, что увидит кольцом стоящие юрты, загорелых воинов в звериных шкурах, небрежно накинутых на литые плечи... а, может быть, лукаво подмигнет ему гибкая степнячка, грациозно несущая на хрупких плечиках высокий узкогорлый кувшин... И что вместо всего этого?

Волки. Котловина затоплена волками. Море серых спин и лохматых голов. Все -- обесцвеченные пылью, или вечерний сумрак раскрасил их всеми оттенками серого. Волки-часовые на курганах вокруг логовины. Волки-водоносы, хитро приспособленными черпаками таскающие воду из ручья. Волкичерт-знает-кто, деловито кувыркающиеся на вытоптанном до песка пятачке. На них внимательно смотрят волкиучителя или волки-зрители. Хрип, рев, урчание, фырканье, завывание сотен разных оттенков. Щенята скулят. Пахнет мясом. Еще какой-то сладковатый запах. А вот потянуло травяным соком... Матерое зверье поправляет друг на друге -- или зверь на звере, как правильно? шипастые ошейники тусклого металла, да ловко так -- только зубищи клацают. Волчица с набухшими сосками деловито раздает подзатыльники серой детворе. Совсем маленький волчонок натужно волочет кость вдвое больше себя. Малыш визжит, слюна пенится у зубов; звереныш упирается всеми четырьмя, но не сдается. Три волка побольше смотрят на него с непонятным выражением на мордах... чуть не сказал: "на лицах". Пахнет полынью, мокрой шерстью, немного дымом.

Кто-то взял Крылова за левую руку. Игнат послушно повернул голову: Глант указывал на единственный шатер посреди котловины. Круглая палатка фонариком светилась в вечернем сумраке, костер в ней плевался рыжими брызгами изпод завернутого полога. Игнат подумал: "Палатка в ширину метра четыре". Затем тройка приезжих неспешно направились к шатру, а когда подошла уже близко, из полотняного домика выступил навстречу еще один оборотень.

Старики медленно наклонили головы в молчаливом приветствии. Игнат повторил жест. Потом все прибывшие проделали неизбежный ритуал отряхивания от пыли. Когда чистка закончилась, Глант указал на встречающего человека и на Крылова:

-- Игнат, Нер.

Нер оказался высоким крепким мужчиной лет тридцати, с правильным лицом, ничуть не раскосыми глазами, густой светлой гривой волос. Ничего похожего на представляемый Игнатом образ кочевника. Носил на торсе темную безрукавку, на ногах простые штаны, подпоясанные обыкновенной до умиления веревочкой, а на ступнях -- мягкие туфли. Кожаные, скорее всего. Цвета одежды Игнат в сумерках не разглядел. С другой стороны, никаких отличий от человека тоже не заметил, чему порадовался. Неизвестный мир казался все ближе к дому.

Обменявшись кивками с пришельцем, Нер быстро сунулся в шатер, откуда выволок и раскатил прямо перед входом толстую кошму. Глант и Терсит размотали свои балахоны, положили их на край подстилки, потом степенно уселись. Игнат из вежливости скинул кроссовки, и тоже прилег, с удовольствием вытянув ноги. Пошевелил пальцами.

Нер рассматривал гостя. Волки давно рассказали ему новость, и у тачефа было время подготовиться к беседе. Вождь даже не пытался гадать, откуда взялся пришелец столь удивительный. Пускай с неба упал -- какая разница для Тэмр? Чей-нибудь лазутчик? С такой исключительной приметой, как нездешние глаза? Глупо! С другой стороны, сам незнакомец вовсе не дурак. Он не схватился за оружие. Знает ли он Первый Закон? Если знает, то и все остальное должен знать, и тогда он все-таки прикидывается. А если нет, то он действительно нездешний. Самое надежное в любом случае показать парня кому-нибудь из магов. Но Тэмр только начинает Охоту, и ближайшую Башню увидит нескоро. На тридцать-сорок дней Охоты незнакомец должен быть присмотрен. И потом, вдруг из него все же выйдет что-нибудь полезное?

Нер обратился к Игнату, медленно и внятно выговаривая слова. Крылов напряженно вслушивался: язык определенно напоминал что-то. Много окончаний на "о" -- испанский? Итальянский? Латынь, наконец -- ведь из нее выросли все языки Южной и Центральной Европы?

Игнат глянул на звезды: небо было чужим. Кошма и земля под кошмой тоже были чужими. Вокруг перекликались волки... Крылов напрасно думал, что притерпелся к их запаху. Речь оборотня оказалась под стать новому миру: очень знакомая -- но все же непонятная, неродная... Голова землянина закружилась, веки захлопнулись, рот сам собой зевнул. Игнат беспокойно дернул шеей и развел руками: ну не могу понять!

Зато оборотни, похоже, поняли его прекрасно. Поднявшись, Глант отвел Игната в палатку и показал на толстую кошму под стеной. Старик склонил голову, сложил ладони домиком под щекой и зажмурил глаза. Тут никакой перевод не требовался: спи, дескать. Игнат согласно кивнул, потом жестами объяснил, что хочет выйти. Старик тоже кивнул: иди. Крылов отошел в темноту, подальше от шатра и ручья, облегчился. Вернувшись, снял обувь и перевернул кроссовки подошвами вверх: от росы. Затем, ни на что не обращая внимания, пошел в шатер, где вытянулся на указанном месте и закрыл глаза. В голове Игната мелькнула дикая мысль: "А может быть, я просто отрубился, шагнув к дивану? И теперь мне достаточно сильно захотеть проснуться?" Через секунду парень спал так крепко, что даже не слышал, как горловые на курганах заводят ежевечернюю песню.

Стая Тэмр вступала в ночь Охоты.

***

Под ухом Игната привычно щекоталось что-то теплое и мягкое. Ковер в зале. Толстый ворс. Игнат вспомнил: он собирался ехать на первую пару, на гидравлику. А вещи забыл на диване. Был одет и даже обут. Поэтому и не хотел следить по ковру рифлеными подошвами. Шагнул пошире, и, видимо, поскользнулся: ковер поехал по паркету. На ногах не устоял, приложило затылком об пол. И вот теперь он лежит... Глаза открывать Игнат не спешил. После такого крутого сна не грех и передохнуть. Уж больно развесистый сон привиделся. Тот самый мир, где в предыдущих снах гуляла Иринка. Волки, желтоглазые старики, говорящие на странном языке с испанскими окончаниями... Да, правду пишут в книжках: мозг на выдумки горазд. Странный язык -- это же эсперанто, последнее Иркино увлечение. Она даже Игната пыталась научить. Но он, как истинный ролевик, из иностранных признавал лишь эльфийский. Для экзотики и тайных переговоров в компании его вполне хватало. А в практическую полезность -- что эльфийского, что эсперанто -- Игнат не верил. Вот английский -- это да. Интернет говорит поанглийски. Поэтому эсперантистом Игнат был ровно настолько, чтобы Ирке угодить. Но его подсознание, оказывается, сберегло все уроки. И, как понадобилось состряпать правдоподобный сон, странный язык тоже пошел в ход.

Игнат еще раз зевнул, потянулся, сел и открыл глаза.

Да так и застыл с обалделым видом.

Сон никуда не делся. Игнат сидел в палатке, на колючей серой кошме. Три желтоглазых мужчины в темносиних шароварах и серых рубашках навыпуск расположились вокруг черного котла и с аппетитом чтото ели. Вкусно пахло супом. У Крылова даже живот заурчал. Полотняные стены шатра светились слабым золотом: снаружи вставало солнце, или местный его аналог. Получалось, все произошедшее было правдой: и волки, и те деревья у дороги, на ветки которых Игната чуть не загнали. Деревья тонкие. Значит, до Иринки в самом деле неизвестно, сколько лет!

Зато Крылов понял, почему девушка могла спокойно разговаривать с купцом -- или кто он там -- в ее сне. Она-то свой ненормальный язык изучала получше Игната. По Сети с фанатами переписывалась, ездила в летний волонтерский лагерь, в Австрию...

Но откуда здешние оборотни знают вполне земной язык? Воображение Игната проснулось раньше, чем он сам, и выдало несколько таких версий, что парень в отчаянии замотал головой: этак недолго и крышей тронуться. К дьяволу! Как говорил отец, "разложи все карты над i", то бишь, решай проблемы по мере поступления. Игнат тоскливо вздохнул. Тем временем самый высокий оборотень -- Нер, вспомнил землянин -- гостеприимно протянул ему ложку. Отчего неизвестное порой так похоже на привычное? Словно и то, и другое -- две модели из одного и того же конструктора. Скомбинируем так -- получаем самолет. Скомбинируем этак -- планер... А идея, запрятанная где-то в глубине, одна и та же. Поймешь идею -- поймешь все. Но как? Стоит ли вообще задаваться этим вопросом? Игнат взял ложку и решительно опустил ее в котел. День впереди длинный, а когда обед дадут, неизвестно.

После завтрака Игнат вышел наружу. Погулял по котловине. Облегчился украдкой, выбрав момент, когда на него вроде бы никто не смотрел. Пробежался. Потянулся и помахал руками. Подумал, что хорошо бы умыться, и долго искал на истоптанном берегу ручья место почище. Только оступившись в поток, различил границу неимоверно прозрачной воды. Фыркнул. Чуть погордился своим бесстрашием: этак запросто разгуливать посреди волчьей стаи. Петр бы не смог, пожалуй...

Тут его окликнули из шатра, и Крылов вернулся к людям. Терсит куда-то ушел, а Глант с Нером всерьез занялись обучением гостя языку. Новых слов на этот раз они не добавляли, а пытались объяснить, каким образом из одного понятия можно произвести разные слова: существительное "бег", действие "бежать", прилагательное "беглый", и так далее. Дело шло тем быстрее, что Игнат изо всех сил вспоминал Иркины уроки, а язык действительно походил на эсперанто, как две капли воды. Но руками размахивать приходилось еще очень много. Игнат чувствовал себя охотником, раздвигающим кусты и ветки: так много нужно было показывать и объяснять. Даже про мокрый кроссовок забыл: беседа шла столь оживленная, что уже через пару часов все трое запыхались. А тут еще и солнце, наконец, заработало по-летнему.

-- Бон! -- Нер хлопнул ладонью по кошме. -- Мальмульто плезуро.

"Хорошо. Немного удовольствия" -- перевел про себя Крылов. Глант тотчас свистнул -- и у шатра как из-под земли выросли три здоровенных волка. Уже с седлами. Игнат улыбнулся: волк на волке верхом? Зачем оборотням седла? И тут же поймал себя на трезвой мысли: а с чего он вообще решил, что Глант и другие -- волколаки? Глаза желтые? Мало ли, какие глаза бывают. Седла потертые, но кожа еще крепкая: на них ездят и вовремя подновляют. А кому ездить, когда нет гостей вроде Игната? Получается, его встретили все-таки люди. А, может, они перекидываются только в полнолуние? Игнат решил не гадать попусту, тем более, что Нер уже показывал ему на среднего зверя: залезай. Крылов не заставил себя упрашивать. Ездить верхом на говорящем волке куда легче, чем на лошади. Здорово, если можешь просто сказать: "Во-он до того холма шагом, а оттуда галопом вслед за ведущим" -- и не надо даже поводьев. Конечно, равновесие держать все равно приходится. Но в верховой езде посадка лишь половина дела. Вторая половина -- заставить животное делать то, что ты хочешь, а не то, что ему нравится. С этим вторым у Игната, как у новичка, всегда были проблемы: лошади хоть и не говорящие, но капризничать горазды, и потаскать новичков по буеракам всегда готовы. Пока еще выработаешь твердую руку! С говорящим зверем таких проблем нет: вождь чего-то гаркнул, и всем все сразу ясно. Кроме того, волк и ростом пониже, влезать в седло проще. Мелочь, а как приятно!

Вот почему Игнат был просто счастлив, когда вчера довелось проехаться по степи с ветерком. Оказывается, оборотни это запомнили. Ну, наверное, им по должности положено быть внимательными. Единственный шатер на всю стаю -- кем же они могут быть, как не вождями?

Тем временем волки резво вымахали из котловины и повернули так, что солнце оказалось за спиной. Это было приятно вдвойне: солнце греет спину, а глаза не слепит. И даже запах исчез. Скоро волки перешли на рысь, а потом выдали аллюр, до сих пор Игнату известный только по книгам: иноходь. Земля летела навстречу, травяные метелки бились о подставленную ладонь, и можно было пока ни о чем не думать... Пока парень привыкал к ощущениям, оборотни чуть придержали своих зверей и заспорили. Глант предлагал поговорить с гостем теперь же, пока он в добром расположении духа. Нер сомневался: ему хотелось еще поучить пришельца языку, чтобы уберечься от оговорок. Волки советовали не тянуть. Таким образом, Нера убедили тремя голосами против одного. Тачеф дернул плечами и скомандовал остановку; звери мгновенно образовали круг головами внутрь. При маневре Игнат чуть не полетел из седла, но его волк вовремя вильнул корпусом, и все обошлось. Нер ухватился за этот случай и обратился к Игнату с вопросом, не желает ли тот научиться ездить как следует.

Видя, что Игнат с трудом разбирает хриплую скоролайку вождя, вмешался Глант. К выговору старика Крылов успел привыкнуть, и понимал его намного лучше. К тому же, мудрый дед пользовался простыми словами и короткими фразами:

-- Тебе здесь плохо, мальбоне. Знаешь -- ничего, нигил. Степь -- нигил знаешь. Киой лоджас кто живет, там, там, там -- желтоглазый широким жестом обвел горизонт -- Не знаешь. Говоришь -- мальбоне. Куда идти -- нигил. Еды нет. Охота не знаешь. Ничего не знаешь! -- тут старик заговорил свободнее и сложнее, но Игнат все еще понимал смысл:

-- ... Ребенок, кнабо. Тэмр говорит: живи с нами. Я тебе говорю -- ты узнаешь. Ты демандас, спрашиваешь я отвечаю. Ты делаешь себя такой, как я и он. -- Глант непочтительно ткнул вождя пальцем, -- Лернас, учишься.

Игнат с иронией подумал: "Ну вот, все по канонам фэнтези. Мне предстоит выслуживаться до главного волчьего пастуха во всей степи, завоевать королевство и получить принцессу в жены. Но мне нужна Ирка, а не принцесса!" Игнат почесал затылок. Спросить, сколько времени это все протянется? Отпустят ли его потом? А на каких условиях? Ведь от этих ребят в степи уж точно не сбежишь... Но он еще недостаточно знает язык, чтобы обсуждать такие тонкости. Старик прав: Игнат ничего не знает здесь. По сути, ему колоссально повезло: могли запросто сожрать, не говоря уж -- сделать рабом. А тут еще учить предлагают, его согласия спрашивают... С чего бы такая щедрость? И щедрость ли это? Кот в мешке! Проклятье, он ведь в самом деле плохо знает язык: не уточнишь, не переспросишь. Ответят -- не поймешь. Какой у фразы оттенок -- вопросительный, снисходительный, презрительный -- и то не разобрать. За кого его тут держат?

Только выбора Игнат не видел. Оборотень попал в самую точку. Знать волчий язык и волчьи правила поведения все же лучше, чем не знать о новом мире вовсе ничего. И Крылов с легким сердцем кивнул:

-- Ми акордо. -- Что на здешнем языке означало, конечно же: "Я согласен".

***

"И потянулись суровые армейские будни" -- ехидно произносил внутренний голос Игната, когда Глант поднимал юношу на рассвете. Поначалу Игнат просыпаться не хотел, но хитрый дед и не таких будил. Глант просто обтирал лицо Игната мокрым полотенцем, после чего сон отлетал, как заговоренный. Оригинальным подъемом начинался день: утренний туалет, вытряхивание спальных ковриков, завтрак. Мясо приносили волки, а люди варили его с вечера. Котел после завтрака мыли поочередно Терсит и Игнат, как самые младшие по возрасту и положению. От непривычного обилия мяса и почти полного отсутствия хлеба, желудок Игната бунтовал, часто в самые неподходящие моменты. Терсит, оказавшийся самым умелым лекарем в компании, каждый вечер поил землянина горьким травяным отваром, и терпеливо успокаивал: дескать, через две восьмерки дней все это кончится. Терсит даже показывал стебельки лечебной травы, и пытался объяснить, где она растет, но Игнат мало что понял.

После завтрака Игнат с Глантом седлали зверей, и те несли их в степь. "Волков пасти" -- про себя шутил Игнат. Он пытался подавать команды на новом языке, а волк выполнял их в меру понимания. Несмотря на всю заботу волка о неопытном своем седоке, Крылов пару раз все же кувыркнулся на траву. К счастью, обошлось ссадинами на предплечьях и порванной одеждой, по какому поводу Глант дал парню настоящую костяную иглу для штопки -- мечта реконструктора! Игнату приходилось латать игровые накидки, так что сильно он не опозорился. Но Глант покачал головой неодобрительно, а потом взял иглу сам, и провел шов так быстро и ровно, что Крылов обзавидовался.

В первый же день Игнату объяснили его место в здешней системе понятий. Волки и люди стаи все вместе называли себя Тэмр. Но Игнат пока что был не-Тэмр. Правда, уже не был и полным чужаком. Он был лернанто -- ученик, или "сын полка", как сам себя иронически называл в мыслях. Нер выделил ученику свой запасной балахон -- в широкие плащи с капюшонами и лицевыми повязками здесь кутались от пыли. А Глант почти мгновенно пришил на внутреннюю поверхность воротника белый и желтый лоскуты. Как понял Крылов, эти цвета обозначали его принадлежность к какому-то подразделению большой стаи Тэмр, которому Нер приходился вождем. Старик показал, как отворачивать край одежды при встрече, открывая свои цвета. Игнат спросил, немилосердно коверкая слова: почему не пришить лоскуты поверх одежды? Глант молча повел рукой по балахону, стряхнув изрядное количество пыли. Игнат понял: снаружи опознавательный цвет бесполезен. Он кивнул в знак согласия, на чем все церемонии и завершились.

Нер распорядился прежде всего приучить новичка к седлу, чтобы тот не отставал от стаи на переходах -- пока еще Тэмр стояли на одном месте. Поэтому Игнат носился верхом до полудня, а иногда прихватывал пару часов и после обеда. Неизбежные при такой жизни потертости Игнат каждый вечер покрывал прохладной мазью, которой у Терсита всегда хватало (должно быть, оборотни страдали тем же). А разминать усталые мышцы Крылов умел и сам. Здешняя учебная езда ничем не напоминала восьмерки в манеже, к которым Крылов привык по конно-спортивной школе. Тренировки очень скоро перерастали в веселые азартные игры. Всадники гоняли палками тряпичный мешок, оставляя просеки в ломкой перестоялой траве; волки помогали им лапами и зубами, кто как умел. Перескакивали верхом через серые булыжники и высокие свечи пустозелья, подымая клубы высохшей желтой земли. Мощные волчьи лапы гоняли по камням белые кости, изобильно раскиданные вокруг стоянки, и крошили их в щепу. Пары состязались в скорости, швырялись на всем скаку камнями в цель или тряпичным мячиком друг в друга. С радостными криками врезались в холодные степные речушки, и сушились потом, прыгая через подожженные кипы сухостоя -- и так далее, и тому подобное. Всего дней за десять такой бурной учебы Игнат прочно сжился и с чувством равновесия, и с управлением, и с необычно близким расстоянием до земли. Он даже наловчился определять скорость по хрусту стеблей о голени. Единственное, что поначалу казалось непривычным -- перед началом каждого сложного маневра всадники советовались с волками. Зато после совещания Игнат об управлении забывал, и думал только, как бы ловчее приложить Нера мячиком, или увернуться от дедовой клюки -- все остальное звери делали сами.

После скачек звери и люди остывали на медленном аллюре, затем обязательно купались в недалеком озере, что опять же удивляло Игната, ожидавшего дикарского пренебрежения гигиеной. Но тройка волчьих пастухов даже полоскала зубы после каждой еды! (Волки делали то же самое, правда это землянина не удивляло: он пока не понимал звериной мимики.) Еще Игнат недоумевал, отчего волки таскают издалека самые настоящие дрова для костра. Везде, где он читал про кочевников, было написано, что те жгут сухой помет. Из любви к чистоте, что ли, волки каждый день бегали в неизвестные дали за сухостоем? Список вопросов все удлинялся и удлинялся. Но и опыт Игната в незнакомом языке рос сообразно: за каждым обедом Глант беседовал с учеником, терпеливо разбирая сложные обороты. После обеда и очередной чистки котла Игната отпускали на волю. Поначалу он просто отдыхал или спал на кошме: масса новых впечатлений, ранние подъемы и здоровая усталость брали свое. Но человек привыкает ко всему, и через некоторое время Игнат смог тратить вторую половину дня на осторожные прогулки по лагерю. Наблюдал за сменой часовых на холмах, за тем, как волки сами одевают и снимают шипастые боевые ошейники. Видел, как Терсит вправляет зверям вывихи и промывает неизбежные ссадины. Как Глант и Нер подолгу читают вполне земного вида книги -- только страницы в этих книгах были плотные, темно-серые, и гладкие на ощупь, а ржавого цвета символы Игнат, конечно же, не узнал.

Наступал вечер, и звери готовились к ночной охоте, а люди варили все в том же многострадальном котле мясо на будущий завтрак. Чистили одежду, меняли белье -- Игнат нескоро научился стирать носки в ледяном ручье так, чтобы не наступать в воду. На ночь стирка развешивалась под крышей шатра, и к утру так пахла дымом, что исчезал даже вездесущий запах волчьей шерсти. К местным ароматам Игнат тоже понемногу привыкал.

Один человек всегда оставался дежурить на ночь. По команде вождя, каждые четыре дня Игнат делил такие ночные посиделки то с самим Нером, то с Терситом, то с Глантом, которого понимал пока лучше всех. Терсит обычно варил в маленьком котелке терпкие смеси, выставляя их остывать просто под открытое небо. До рассвета будущие лекарства пропитывались осенней прохладой; потом Терсит разливал составы по всевозможным мелким сосудам. Лекарь что-то бормотал и иногда напевал про себя -- Игнат пока разбирал лишь отдельные слова. На вопросы из-за постоянной занятости отвечал не сразу, и понять его бормотание оказалось нелегко. Все же Крылову удалось выспросить названия основных лекарств: мазь от потертостей; состав для обработки ран; мазь от ушибов. Больше всего Крылов выспрашивал о составе для сведения волос: не хотелось бриться кремневым скребком или ржавой железкой. К утру Терсит очевидно уставал: становился вялым, и начинал прихрамывать, чего в обычное время Игнат за ним не заметил.

Нер подолгу стоял снаружи, у входа в шатер. Вслушивался в степные шумы, становясь почти неотличимым от волка -- по напряженному повороту головы, по общему впечатлению звериной силы, исходящей от всей его фигуры. И даже в палатке, куда вождь заглядывал погреться или перехватить кусок, он не выглядел ни сонным, ни усталым. Казалось, ночь ему привычнее дня, а человеческая кожа досталась по недоразумению. Сбрось ее -- клыкастый зверь прянет во мрак, и огромными скачками умчится по темной степи. Если он оборотень -- отчего же не перекидывается? Как можно выносить такую тягу в степь -- и оставаться человеком? Поневоле приходилось считать желтоглазых людьми. За всю ночь вождь не проронил ни слова, а Игнат не знал, о чем его спрашивать. Так что единственная вахта с Нером прошла в обоюдном молчании; лишь перед рассветом тот одобрительно улыбнулся Крылову. Хвалил за сдержанность? Игнат смутился, и не спросил.

Конечно, интереснее всего оказалось с Глантом. Дед был охотник поговорить, и умел рассказывать с выражением. Он называл Игнату незнакомые созвездия, азартно тыкая пальцем в небо. Чертил в пыли прутиком схему, как найти невидимый полюс мира -- здесь не было никакой звезды на манер Полярной. Зато лун оказалось целых две. Глант же объяснил пришельцу, как отсчитываются недели -- по восемь дней вместо привычных семи. Первый спутник, называемый Спади -- Початок -- имел только две фазы, которые сменял через четыре дня. Второй спутник по имени Вигла -- Резвый -- менял рисунок ежедневно. Любой день недели описывался видом двух спутников: если Спади открыт, а Вигла растет -- это самое начало восьмидневки. На следующий день Спади открыт, Вигла полон. Потом Вигла идет на спад, и так далее. В конце недели Спади закрыт, Вигла тоже не виден. Какая небесная механика должна этому соответствовать, Игнат даже не пытался понять. Да Глант и не объяснял. Зато много и подробно рассказывал, как находить путь по звездам. Показывал ученику простейший угломер: доску с прибитой палочкой-визиром. Даже пытался втолковать, как пользоваться местными астрономическими таблицами но Игнат настолько специальную область знаний не понял. Он и домато не был силен в математике.

Дома... Наверное, висит теперь и портрет Игната рядом с Иркиным на углу. "Разыскивается... Ушел из дома, направляясь в институт..." Хотя, какое там ушел? Игната выдернуло прямо из квартиры, дверь была закрыта на ключ, сумка осталась на диване. Родители изводятся. Плохо! Игнат затосковал о доме к концу второй восьмидневки. И подумал: может, все-таки сон? Теоретически, мозг способен изобразить что угодно -- и ощущения от удара, и странные знаки на непривычной бумаге. Тот же эсперанто -- откуда в двухлунном мире земной язык, да еще и искусственный, выдуманный Заменгофом нарочно на роль всеобщего? "Если Глант настоящий," -- подумал Игнат, -- "Он должен знать нечто такое, чего я не то, что не знаю, но даже и вообразить не могу".

Пора было заводить серьезный разговор. Игнат считал, что главные ответы он уже сможет понять.

3. Короткая осень на восточной окраине. (3735).

Хороша степь, если совершенно некуда спешить. Видно далеко-далеко во все стороны, до самого горизонта, до полоски синеватого марева. Волк трусит ровной иноходью и окутан привычным хрустом сухих стеблей. Пахнет травами, немного -- пылью, и постоянно -- шерстью. Зверь умело огибает промоины, груды костей и булыжники, раскачивая человека в седле. Теплый ветер тянет тому в левое плечо, а час назад поднявшееся солнце уже высушило росу, и теперь ласково гладит спину. Зверь и его всадник ручейком текут сквозь светлый простор. Не шрам просеки -- легкая морщинка волчьего следа змеится за ними.

Так ехал Игнат на двадцатый день своего пребывания в стае Тэмр. Ехал к холму, где впервые ступил под двухлунное небо. Гостя сопровождали Глант и Нер, которым Игнат пообещал подробный рассказ перед памятными двумя деревьями. Волки умеют ждать; их пастухи терпеливы ничуть не меньше. Ни вождь, ни старый звездочет не говорили ни слова. Крылов молчал тоже, и обдумывал, что выложить в первую очередь. Что он из иного мира -- и так ясно. Но поверят ли степняки во все остальное?

В раздумьях время текло незаметно. Чуть раньше полудня впереди затемнела полоска лесного континента, а потом стали различимы мысы и заливы в зелено-багряной стене. Игнат бы не нашел, куда править, но волк прекрасно помнил дорогу, и уверенно свернул к северу. За несколько недель в степи Игнат отвык от сочного лесного многоцветья. Голова закружилась, парень пошатнулся в седле. Чуткий волк перешел на шаг. Скоро троица выбралась на мягкую ленту тракта. Игнат почувствовал себя лучше; зверь обрадованно прибавил ходу. Солнце теперь было чуть справа, и опять позади -- за время скачки переместилось на юг.

Показался тот самый холм. У его подножия наездники спешились, расседлали волков. Звери унеслись в лес. Люди отряхнули пыль с балахонов; скинули капюшоны. Глант хотел было развязать сумки и достать мясо, чтобы перейти к делу после обеда. Но Игнат так волновался, что даже не заметил его движений. Крылов повернулся к двум деревьям и сказал:

-- Я ищу пропавшего человека. Это девушка.

Деревья сочувственно зашелестели куцыми остатками лиственных шапок. Желтоглазые обошли Игната и встали напротив: отложивший сумки Глант справа, а бесстрастный Нер слева.

-- ...Вот здесь я видел ее в последний раз. Когда спал.

-- Видел сон? -- уточнил Нер. Игнат кивнул. Собрался с духом и продолжил, подбирая слова:

-- В моем мире никто не верил, что она здесь. Я очень хотел сюда попасть. Как получилось прийти сюда, сам не знаю. Там начал шаг -- здесь прибыл. У нас никто не может так. Я даже не знал, что так бывает.

Ветер сбил широкий лист, и тот пролетел между стоящими людьми. Все трое проводили его взглядами. Как только оранжевое пятно легло под ноги Игнату, он сглотнул и продолжил:

-- Во сне я видел: эти деревья толще. -- землянин показал руками, насколько. -- Значит, я попал сюда раньше нее. Ми венис антау шин... - повторил он последнюю фразу, плюнув на дикий акцент. Захотят -- поймут.

Упавший лист затерялся среди сотен таких же. Игнат глянул вокруг. Обугленные пальцы деревьев торчали из пламенеющего пригорка. Вдалеке холодным огнем полыхал лес. Мир горел! Игнат уронил голову:

-- И теперь я не знаю, что делать. Помогите мне. Пожалуйста!

Вождь молчал. Глант осторожно спросил:

-- Ты видел ее во сне. Что она делала?

-- Говорила, -- Игнат махнул рукой на юг:

-- Оттуда ехали люди. Люди и... -- Крылов помялся, не зная, как сказать "телега", плюнул и продолжил:

-- Кони... Одежда такая... -- землянин подобрал несколько листьев, и наложил их чешуей друг на друга. Добавил:

-- Но цвета -- зеленый, бурый, зеленый...

Вождь и Глант переглянулись. Нер и на этот раз промолчал. Старик поощрил гостя:

-- И что потом?

-- Она говорила с ними. Она хорошо знает ваш язык. Потом они все уехали... Туда. -- махнул рукой на север.

-- Хадхорд... -- буркнул Глант. Крылов ничего не понял. Спохватился, что Ирка была не одна, и поспешно добавил:

-- С ней были подруги. Две девушки...

-- Она и еще две девушки? -- уточнил Глант.

-- Да, -- подтвердил Игнат, и все трое замолчали.

-- Надо подумать, -- наконец, протянул вождь. -- Поедим.

Глант вернулся к сумкам, и Игнат бросился ему помогать. Вдвоем они разложили прямо на листьях небольшую скатерть. Глант выставил сладко пахнущую фляжку, несколько блестящих стаканов, положил вяленое мясо, стопку тонких лепешек. Тем временем Нер ходил вокруг, вороша листья -- как Ирка в тот день.

-- Какой сезон был во сне? Лето? Осень? -- вдруг спросил вождь.

-- Точно как в день нашей встречи, -- отозвался Игнат.

Вождь и звездочет перебросились парой скороговорок, из которых Игнат ничего не понял. Наконец, Нер уселся, скрестив ноги. Старик повторил его движение, а землянин улегся: сидеть со скрещенными ногами он еще не привык. Когда листья перестали шуршать, Нер кивнул:

-- Наверное, ты прав. В Академии Магов и раньше говорили, что переходы возможны. И только они могут это все объяснить. Но прямо сейчас мы не можем туда отправиться. И не можем послать тебя туда... -- с этими словами тачеф потащил в рот кусок мяса. Игнат со стариком последовали его примеру. От слов "Академия Магов" повеяло настолько знакомым духом фэнтези, что Игнат не удержался:

-- Мне до сих пор кажется, что все это мне снится. Что ум составляет из осколков моего мира все это... -- Игнат обвел рукой вокруг, задел старика по лбу, смутился и умолк.

-- Продолжай, -- ободрил его вождь. -- Может быть, мы и правда снимся друг другу.

Игнат пожал плечами:

-- Если вы все настоящие, вы должны знать нечто такое, чего я не знаю.

-- Это не есть истина! -- засмеялся Глант, сворачивая лепешку в трубочку. Затем дед перевернул над полученным кульком флягу и долго лил на сверток прозрачный, тягучий ягодный мед. Отправил в рот, прожевал. Гостеприимно протянул посудину пришельцу:

-- Пробуй... Твой мозг всегда обманет тебя. Ты слышишь не то, что я говорю, а то, что донесли до тебя твои же уши. Они могут съесть половину по дороге, а на вторую половину -- соврать. И проверить это никак нельзя. С глазами еще сложнее. Поэтому -- либо ты веришь в происходящее, либо ищешь способ проснуться.

-- Но язык! -- Игнат подскочил, поперхнулся и закашлялся. Нер хлопнул его ладонью между плеч:

-- Так что -- язык?

Дед подвинул к Игнату вторую флягу, с обычной свежей водой:

-- Запей. Ты говорил, твоя девушка знает наш язык хорошо?

Игнат кивнул и последовал совету. Прокашлявшись, отдышавшись, и бормотнув извинения, он вернулся к больному вопросу:

-- Откуда вы здесь можете знать эсперанто? В нашем мире точно такой же язык сделал один человек. Потому что на нашей Земле много языков. Все знать нельзя. Давно хотели сделать простой язык для всех. Ирина его учила. Я учил меньше.

-- У нас тоже пришли к этому, -- спокойно ответил Глант. -- Мы говорим на всеобщем очень давно, еще со времен Империи.

"Ну вот" -- сказал себе Крылов, -- "Уже и Империя в ход пошла. Интересно, эльфы с гномами будут?"

Тачеф ухватил еще кусок мяса. Печенья он почти не ел, и все больше напоминал землянину одного из своих волков.

-- Язык, на котором мы говорим, -- вождь с удовольствием отправил мясо в пасть, -- Вообще не язык. Корни слов у него отовсюду. Его удобство и заслуга -- в раз навсегда определенном способе выражать отношения между предметами. Если нечто -- это вещь, то добавляешь к корню звук "о". Если нечто -- это действие, то к тому же корню звук "и". Для других отношений есть другие добавки. Наш всеобщий, как и ваш эсперанто -- не языки, это правила делания языков....

"Стандарты языка!" -- изумился про себя Игнат -- "А ведь верно: как XML и SGML в компьютерном мире. Не языки, а..."

-- ...Опоры, на которых можно выращивать нужные языки с разными наборами корней. Потомуто наш язык и не изменился за столько лет. Человек, который начал все это, давно мертв. Но лингво, язык, растет. Возникло новое понятие -- ну и ввел новый корень, из любого иного языка. Или пару старых соединил. А добавочные звуки и правила сочетаний все те же. Как дерево... -- Нер похлопал ладонью ближайший ствол:

-- Листья появляются и опадают, а ветки целы.

Услышав почти лекцию, Игнат ошеломленно замотал головой. Дикие степные кочевники? Волчьи всадники? Что же такое ему снится, в конце концов? И снится ли? Он провел рукой по листьям: края волнистые, хрупкие. По скатерти: грубая ткань, нити различимы наощупь. По фляжке с водой: холодно... Ветер в лицо. Солнце нагрело левый бок, и уже перебирается к лесу.

-- ...Языки могут совпадать, -- добавил старик, -- например, потому, что мыслям и снам намного проще перейти между мирами, чем человеку. Но об этом надо спросить в Академии.

Игнат сдался:

-- Бон, хорошо! Мне проще верить этому миру, чем просыпаться. Тогда как мне сделать правильно?

Нер удивился:

-- Разве в вашем мире нет кораблей? Не плавают далеко за море? Есть? Бон! Думай, что далеко уплыл, вот и все!

-- А как найти девушку? Вы можете мне помочь? Что мне делать?

Глант и Нер покачали головами. Старик объяснил:

-- Если дело во времени, то помочь тебе может только Академия. Еще две октаго...

"Восьмидневки" -- привычно перевел Игнат.

-- ... И Охота кончается. Мы идем домой, в Лес. Там есть Башни пути. Можно вызвать чьелано. Если он явится, в Академию доберешься быстро, еще до солнцеворота. В Истоке сильные маги, они могут поместить тебя и в будущее, и в прошлое. Но что ты хочешь делать потом?

Игнат замялся. Планов на будущее, к стыду своему, он пока не строил. Разве что пойти по следам многочисленных героев? Выучиться на императора, и... А почему задан вопрос?

-- Вы хотите предложить...что? -- Игнат впился глазами в желтые зрачки Гланта.

-- Ты мог бы стать одним из нас. -- Неожиданно звучно и внятно заговорил вождь. -- Немного знаний о нашем мире тебе не помешает. Если ты захочешь отправиться в Академию, то уже не "оказа фремдо", не случайным чужаком -- а как один из Тэмр. Тебе будет намного проще.

Игнат опустил глаза и увидел чистую скатерть. Как-то незаметно вся еда перекочевала в желудки оборотней и его собственный.

-- Я буду решать, когда вы ответите на мои вопросы, -- землянин едва узнал собственный голос.

Вождь дернул плечами:

-- Говори.

-- Вы можете становиться волками и потом опять людьми?

-- Нет.

-- Почему волки не напали на меня здесь... Тогда, в самый первый день?

Нер и Глант переглянулись с искренним изумлением.

-- Ты что же, действительно не знаешь Примара Кодо? Первого Закона Леса?

Игнат отрицательно мотнул головой. Глант прикрыл глаза и торжественно, нараспев произнес, явно цитируя:

-- ... Ничто не может быть сделано с кем бы то ни было, без согласия этого последнего!

"Это скорее принцип, на котором можно строить законодательство, чем сам закон" -- успел подумать Игнат, а старик продолжил:

-- ... Взявшийся за оружие не защищен этим законом!

Вот теперь Игнату все стало ясно. Значит, не оцепеней он тогда у деревьев, попробуй лишь оказать сопротивление... Охота стоптала бы его, едва заметив! Вот откуда берутся те костяки в степи, которые так бодро огибал волк по пути к холму! Справившись с собой, Игнат продолжил:

-- Чтобы стать вашим, надо проходить эльпрово, испытания?

Вождь и звездочет разом кивнули. Игнат ничего иного и не ждал. Собравшись с духом, он задал главный вопрос:

-- А я смогу потом уйти, когда захочу?

-- Разве тебе нужно разрешение, чтобы выйти из собственного дома? -- удивился старик. -- Это сейчас мы побоимся тебя отпускать одного.

Игнат пожал плечами.

-- Но почему вы пытаетесь мне помочь? Вы не получите профито, выгоды с этого! Вы же охотитесь здесь на людей, теперь я понял, что это за скелеты там, у дороги... А это мясо! Что мы ели?!

-- Обычная лосятина, успокойся. -- Глант примирительно протянул обе руки. -- В начале Золотого Ветра косматые из леса притащили.

-- Мы не людоеды, не нужно так вздрагивать, -- словно ничего не случилось, потянулся Нер. -- Тебя же вот не съели. А эти, чьи кости там лежат -- они сами виноваты. Не стоит при встрече с неизвестным начинать с оружия.

-- У нас по-другому делят плохое и хорошее, -- медленно успокаиваясь, выговорил Игнат. А казались такими добрыми!

Вождь развел руки:

-- Они дрались честно, один на один, если тебя это утешит. Лес вообще жестокое место. Но мы людей не едим. В Лесу едят только чужую кровь, "фремда санго".

Да уж, успокоили! Игнат передернулся и опять уставился на пустую скатерть. Все так хорошо начиналось! А теперь приходится принимать решение... Но куда выйти из этой колеи? Как?

-- ... Ты еще хочешь ответ на свой вопрос? -- вывел его из размышления знакомый голос.

Игнат кивнул, не оборачиваясь.

-- ... Не знаю, как в вашем мире, -- по хрусту листьев Игнат догадался, что Нер расхаживает взадвперед позади него, -- А в нашем у горожан есть рассказы про героев. У вас есть герои?...

"Наши руки привыкли к пластмассе," -- вспомнил Игнат. -- "Наши руки боятся держать серебро..."

-- ...И вот, если близко рассмотреть дела героев, видно, что поступок мальхонесто, бесчестный, отличается от благородного, только одним...

Шуршание смолкло. Самое важное Нер произносил в тишине:

-- ...Подлость -- выгода для одного на сегодня. Честь, хонори -- выгода для многих, или надолго. Лучше сегодня тебе помочь. Если завтра ты станешь амико, другом -- бон. Если станешь маль-амико тогда плохо, маль-боне. Но мы уже будем знать, чем ты опасен, и где твои слабости. Очень простой расчет! Теперь веришь, что я не обману тебя?

Игнат хотел кивнуть не глядя, но вовремя сдержался. Встал. Отряхнул листья с колен. Посмотрел в желтые спокойные глаза тачефа. Краем глаза поймал напряженное лицо Гланта. И спросил опять не то, что хотел:

-- Вы не прячете чувства. Лица как окна. Почему?

Нер и старик вновь удивились:

-- Но зачем? Волки ловят все чувства на десять шагов вокруг себя! Злобу надо прятать в бою, чтобы не почуяли. А в обычном разговоре -- волк все равно будет знать.

-- Волки читают мысли?!

-- Чувства, -- поправил Глант.

Игнат замолчал. Желтоглазые терпеливо ждали.

-- Вы не похожи на диких степных кочевников. -- наконец, сказал Игнат. -- Герои? У нас есть... сказка, фабело. Иван-Царевич и Серый волк. Там человек и волк вместе. Отсюда мысль прилетела?

-- Может быть. -- Глант сворачивал скатерть. -- Теперь ты уже можешь решить?

-- Я не вижу иного пути! -- сердито отозвался Игнат.

-- Ну почему! -- возразил Нер. -- Просто иди, куда хочешь. Как уцелеть при встрече с Тэмр, ты знаешь. Но вот как тебя примут люди, даже я не могу сказать заранее.

-- Ирку приняли хорошо.

Нер пожевал губами: должно быть, заталкивал внутрь неприятный для Игната ответ. Выбрал нейтральное:

-- Не всем так везет.

-- Стать Тэмр опасно?

-- Смертельно. Ты можешь погибнуть во время испытаний. И позже -- я всегда могу послать тебя на смерть, если сочту, что так лучше для остальных.

"Наш мир полон тревог и опасностей" -- снова пришли на ум чужие слова -- "А любовь в нем часто оборачивается разлукой. Но становится от этого еще прекраснее." И еще: "Я мужчина, а мужчина не отказывается от силы -- там, где предложено взять."

Игнат вдруг ощутил, как сильно мешает ему все, что он до этого прочитал. Все книги -- и хорошие и плохие. Все меткие замечания, уместные цитаты -- все сейчас было некстати. Мысли нужны были -- свои. А слова -- даже наилучшие -- не требовались вовсе.

За время беседы солнце заметно переместилось в сторону леса. Яркая осень. Разноцветная живая стена. Холм поодаль -- рыжий кабан ощетинилися черными стволами деревьев. Так странно: в степи еще лето, а тут уже вовсю полыхает аутуно. Белые кости тонут в траве, их не видно. Видна только жизнь... Уйти? Люди не едят людей. А волки? Но важно ли это? И еще неизвестное испытание впереди...

Землянин выдохнул. Посмотрел в лицо вождю и сказал:

-- Благодарю за щедрое предложение. Я буду Тэмр так, как сумею.

Нер молча кивнул. Старик радостно улыбнулся и свистнул. Опустошенный Игнат уселся на пригорок и бездумно ждал, пока волк не встал у самых ног. Лишь уже забравшись в седло, Крылов повторил:

-- Вы не похожи на диких степных кочевников!

-- Мы не дикие, не степные, и не кочевники. -- Нер улыбнулся так ярко и радостно, что Игнат вмиг лишился доброй половины своей тоски. Стронув зверей, вождь повернул голову к Игнату:

-- Мы -- Тэмр. Глант еще научит тебя не путать твердое с теплым!

А потом свистнул, гикнул -- волки поднялись в галоп. Вторую половину игнатовой грусти сдуло встречным ветром.

***

Вечером того же дня Игната накормили и уложили спать в привычном хеймо, а Тэмр немедленно собрались на Круг, и принялись судить да рядить, как с гостем быть: верить ли его повести и сделать ли его одним из волчьих пастырей.

В Кругу, ясное дело, вспыхнул спор. Если допустить, что про иной мир Игнат лжет -- то откуда еще взяться незнающему чужаку в степи? С севера, по торговому тракту не миновать владений Хадхорда. Купеческий, богатый и многолюдный Хадхорд -- давний сосед степи. В городе любой расскажет, что такое Охота, и почему Золотой Ветер выметает с длинной дороги даже самых жадных или смелых путников. Могут и свежие кости показать: отважных дураков полно; каждую осень Охота прибавляет парочку скелетов.

С юга? Южная граница охотничьих земель Тэмр -- Ледянка. Тракт пересекает реку на опушке Леса. Никто не осмеливается жить так далеко от людей: от Хадхорда до Ледянки семь, а неспешному обозу и все двенадцать дней пути. Поэтому на переправе нет паромщика, и всякий сам для себя сколачивает плоты -- или берет, что осталось от прежних караванов. Но и южнее Ледянки такая же степь, только обширнее. Там справляют Охоту Аар, Роа, Уэр -- или другие стаи, куда многочисленнее Тэмр. За рекой тракт начнет забирать к востоку, но еще добрых восемь дней надо ехать по степи, пока, наконец, у подножия Грозовых Гор не покажутся шпили ЛаакХаара. Железный Город населен рудокопами и литейщиками, и вывозит свои поковки только на север -- в другую сторону лишь непроходимые болота до самого моря. Единственная нить между ЛаакХааром и миром -- Южный Тракт, который осенью в полной власти волков. И потому весь ЛаакХаар знает, что такое Охота, и когда она начинается. Неужто никто не предостерег бы?

Да только чужак ничего не слыхал и о ЛаакХааре. Тогда откуда же он?

С западом все ясно: на западе Лес. От самого северного края, от Хадхорда, и далеко-далеко, в неообозримую даль, на юг, к Внутреннему Морю. Невозможно пересечь Лес, и не узнать Тэмр, и Охоты, и всего, что знает лесное население о степи.

Остается восток? Но там -- непроходимая стена Грозовых Гор, и на север она тянется чуть не до края земли. На юге горы упираются в болота. Или даже, правильнее сказать -- Болота. Край Владыки Грязи. Пусть бы даже пришелец и нашел путь через обледенелые перевалы или трясинные вотчины Болотного Короля -- так за горами же Черные Пески! Про живущих в песках известно лишь, что у них глаза с красной радужкой. Сколько у них этих самых глаз -- и то неизвестно.

Поэтому, стоило Гланту заикнуться о том, что их гость попал к Висенне случайно, и, судя по всему, вызван каким-нибудь волшебством магов Арокоменса вовсе из-под других звезд -- Круг хором признал его правоту. Ну, а где замешано колдовство, там пусть маги сами и разбираются. А пока еще та встреча с магами случится -- сделать гостя Тэмр, и пусть помогает. Заодно и присмотрен будет -- на случай, окажись-таки Игнат подлым засланцем.

Так что, стоило Неру назначить ночь праздника -- и подготовка закипела словно сама собой. Волки натащили мяса, воды и дров для большого костра. Терсит распоряжался готовкой. Вождь и звездочет еще раз перечитали книги с ритуалом и заучили фразы попроще. Некоторые древние обороты Игнат, по малоопытности в языке, мог попросту не понять.

Сам Игнат всю эту кутерьму мирно проспал на кошме, даже не подозревая, что готовит ему пробуждение.

***

С пробуждением началось все то, чего Игнату до сих пор не хватало. Потянувшись по обыкновению, и выйдя из шатра умыться, Крылов в первый миг даже испугался. Куда только делась обычная серость! Котловина пестрела всеми цветами радуги.

Волки тщательно мылись в ручье и озере. Отряхивались в живых серебристых ореолах -- брызги летели отовсюду. Глант и Терсит разворачивали бесчисленные тюки, вынимая из них яркие полотнища, которые волки тут и там раскатывали, растягивали на неизвестно откуда взявшихся стойках. Многие волки уже щеголяли в стальных ошейниках, и потому двигались осторожно: начищенные шипы торчали во все стороны, делая зверей втрое шире.

Нер, как и положено вождю, стоял спокойно, наблюдал за непонятной Игнату суетой и улыбался краешками рта. Ошарашенный Игнат робко поздоровался, и спросил, что все это значит. Вождь коротко объяснил:

-- Фесто. Твое рождение праздновать будем.

Крылов ощутил, как вдоль позвоночника побежали мурашки. Праздник, значит. Вступление в ряды. Испытание. Игнат не знал, почему именно испытание так сильно его беспокоит.

Между тем утро разгоралось. Игнат поискал взглядом котелок с едой, пробегавший мимо Глант перехватил взгляд:

-- Нигил манжи, эльпрово постулас фацила стомако.

"Ничего не есть, испытание требует легкий желудок" -- машинально перевел Игнат, и удивился: а ведь он понял! Понял короткую фразу, брошенную запыхавшимся человеком без малейшей заботы о произношении. Пожалуй, он начинает привыкать...

Хорошо это, или не очень, Крылов не успел подумать. Глант встряхнул тюк за плечами, Игнат бросился на помощь. Потом сворачивали и переносили шатер; рубили дрова и складывали большой костер; в четыре руки с Терситом надевали ошейники на тех волков, которые раньше были заняты переноской. Съездили к тайному складу в ложбине поодаль, откопали, привезли и вымыли три больших котла. Один поставили Терситу для готовки, на два натянули кожу -- вышли натуральные тулумбасы, какими Игнат видел их в кино про Запорожскую Сечь.

Уже далеко за полдень Глант отвел новичка мыться. Дед успел завернуться в церемониальную волчью шкуру от макушки до пят, глаза загадочно поблескивали из раззявленной пасти, пушистый хвост хрустко косил сухую траву -- звездочет выглядел натуральным оборотнем. Предстоящий вечер интриговал настолько, что о еде Игнат позабыл вовсе. И даже вода ручья не казалась холодной -- парень вымылся наскоро и вытерся, чем подали, думая только о предстоящем испытании. Пока пришелец мылся, волчий пастух развернул на берегу коврик. Одевшемуся Игнату звездочет указал место рядом с собой, а потом из загадочных глубин шкуры на свет появилась книга. Глант начал рассказывать ход обряда:

-- Поздно вечером, когда хорошо разгорится костер, все соберутся в Круг. Ты будешь на середине. Нер скажет, что ты хочешь стать Тэмр. Кто будет против, тот должен драться с тобой.

Игнат содрогнулся.

--... Но никто не против. -- старик улыбнулся и подмигнул. -- Потом Нер скажет: откройте ему дорогу и пусть идет. Ты увидишь. Волки разойдутся в стороны, ты ступаешь между ними, вот так... -- на земле появился простенький рисунок.

-- Идешь прямо. Волки будут прыгать вокруг, над тобой, спереди, сзади. Если стая не хочет принять новичка, его не убивают на Кругу. Но на Дороге просто не дают идти. -- Глант посмотрел в глаза Игнату:

-- Я не знаю, как будет у тебя. Просто будь внимателен. Есть те, кто просит дать дорогу. Есть те, кто берет силой. Мой отец рассказывал, Троув пел песню, и ни один волк не двигался: все хотели послушать. Ты должен только пройти.

-- До какого места? -- пересохшими губами спросил юноша.

-- Там будет стоять вождь. Когда дойдешь, он даст тебе весто, одежду. Ты возьмешь. Из старой одежды один ажо -- предмет, надо бросить... ты поймешь, когда увидишь. Это знак: прошлое остается там, -- Глант показал за спину. Игнат застыл, уставившись в небо.

Прошлое -- остается -- там...

-- ... Вождь скажет тебе имя для Тэмр. -- невозмутимо продолжал старик. -- Ты шанжас весто, меняешь одежду. Можно на месте. Можно пойти в шатер. Твой выбор. Потом идешь в Круг и громко говоришь свое новое имя. И все. Ты есть Тэмр.

"И все" -- эхом отдались слова старика. -- "Ты есть Тэмр!" А кем ты был перед этим, никого уже не интересует. Игнат поежился. С другой стороны, он студент, а их в свое время тоже принимали с полным церемониалом. Крылов вспомнил байку: на затянувшемся экзамене в Оксфорде ушлый вагант потребовал говядину и пиво, ссылаясь на закон, не отмененный аж с 1430 года. Еду доставили. А через три дня крючкотвора отчислили, сославшись на тоже не отмененный закон из той же эпохи. За явку на экзамен без меча.

Глант строго посмотрел на ученика, и Крылов встряхнулся. Пропустят ли его волки по Дороге? Что за место, которое он должен увидеть? Если дед чего-то недоговаривает, то в чем суть испытания? Игнат выпрямился, чувствуя на спине прямо-таки полчища мурашек.

-- Пора начинать -- Глант сворачивал коврик. Словно в ответ на его слова, за холмами внезапно и страшно загрохотал тулумбас.

***

Тулумбасов было всего два, а колотило в них чуть не пол-стаи. Волки вставали на задние лапы и били передними. Иные прыгали на котлы с разгону, бухаясь всеми четырьмя и подлетая над туго натянутой кожей -- как на батуте. Но все звуки складывались в четкий ритм. Даже дрожь, пробившая землянина до пяток, подчинялась чередованию тишины и грома, даже языки пламени в гигантском костре, казалось, вырастали под резкий удар, чтобы на глухую дробь прижаться к земле.

Игнат стоял посреди круга, под незнакомыми звездами, в кольце волчьих голов. Надетые с головой шкуры и сумрак позднего вечера превратили вождя, лекаря и звездочета в настоящих волков. Нер произносил положенные слова; стая отвечала громким "Хау!", сразу напомнившим Крылову самурайские фильмы. Костер полыхал к югу от собрания, потоки жара шевелили натянутые полотнища. Тканевые стены замыкались в исполинский шатер без крыши, который тоже что-то символизировал в волчьей мифологии -- парень не знал, что. Шатер возвышался багровым островом посреди бессветного океана ночной степи. Вся стая находилась внутри шатра, все смотрели на чужака. Говорил только Нер, но вот закончил и он:

-- ...Ovru la vojon, kaj venu!

"Открой дорогу и иди", -- прошептал Игнат. Знакомые слова вождь выкрикнул резко, непривычно: наверное, церемониальный диалект языка. Круг разомкнулся в направлении костра. Игнат обрадовался: в темноту идти неприятно. Тут хоть видишь, куда ногу поставить. И обещанные Глантом волки пока что над головой не скачут. Парень шел, напряженно осматриваясь, чуть поворачивая голову то вправо, то влево, ожидая прыжка в любой момент. Но Дорога оставалась пустой. Землянин приободрился. Сделал еще несколько шагов -- и только тут сообразил, куда ведет единственный, свободный от зверей, путь.

Сквозь огонь.

С невидимой Игнату дальней стороны костра обрушилось толстенное бревно, разделив огненное озеро точно пополам. Крылов замер в фонтане искр, заслонив ладонью глаза. Кожа на щеках уже стягивалась. Это что же, идти по бревну?

Зачем? Ладно бы, они проверяли силу или там сообразительность -- сильный воин ценен для племени, умный тоже... а что тут проверяется? Везение? Да ведь бежать придется! Оступишься -- и не спасут...

Решать надо быстро. Что они проверяют?

Из темноты показался Глант; землянин жадно повернулся к нему:

-- Объясни!

-- Тэмр есть Огонь в Ветре -- торжественно произнес Глант. Повернулся и растаял во мраке.

Объяснил, называется. Игнат почувствовал нетерпение. Свое? Стаи? Что делать? Страшно ему уже было -- там, у деревьев, в самый первый день. Сейчас -- непонятно. Хотите, чтобы я рискнул?

Бревно довольно толстое. Идти можно. Бежать можно тоже. Костер как будто пригас.

Вот тебе и отбор. И не скажешь, что вовсе уж неестественный. Шаг в сторону -- и костей не останется... Сесть бы да взесить: а стоит ли членство в Тэмр такой платы? Так ведь все нарочно устроено -- чтобы не дать подумать. Интуиция?

Игнат поспешно стянул рубашку, намотал на голову: волосы и глаза важнее пуза. Придется смотреть под ноги... Сощурился. Вскочил на ближний край бревна. Выпрямился, раскачиваясь и помогая правой рукой -- левая держала нахлобучку. Намочить бы, да кто ж знал! Путь как будто виден...

Стая взревела в сотню глоток. Радуются?

Человек наклонился и побежал. И сейчас же, словно по сигналу, над его головой сшиблись два волка, пролетевшие сквозь огонь. Выгнулись, упали на бревно за спиной -- Игнат ощутил, как эта круглая сволочь закачалась под пятками. Ветер ударил в лицо -- где он был раньше? Зараза, в эту доменную печь еще и поддувать! Опять тени над головой. А, это и есть обещанные волки? Прыгают на бревно, немилосердно раскачивая его, и в два прыжка убегают обратно. Хорошо хоть, никто поперек не встал. Ну и Дорога! Шлепанье подошв. Бревно парит. Еще метров пять. Холера, кроссовки плавятся! А ведь белок распадается при сорока двух, сколько же сейчас? Да когда этот долбаный костер кончится! Складывали дрова -- было всего шагов двадцать, а тут бежишь-бежишь...

Парень кувыркнулся с бревна, и Неру пришлось ловить его, чтоб не расшибся.

-- Paseo lasu tie! -- сказал вождь, отводя новичка подальше. Игнат очумело болтал головой. Кожа зудела. Много ли ожогов? Что там по ритуалу? Новая одежда? Какое, к черту!

-- Forlasu estineco en fajro!

А, надо чего-то бросить. Один предмет из одежды. Да тут хоть всю брось, прожжена в хлам. Раньше, наверное, всю и сжигали, ритуалы тоже меняются со временем. Землянин осторожно присел: спина не болит. Пузыри, вроде, не лопаются. Есть ли ожоги? Пальцы как будто целы.

Впрочем, он не очень долго бежал. Вон и другой берег виден.

Прошлое оставь там...

Игнат развязал шнурки на безнадежно оплавившихся кроссовках. Жаль. Насколько он помнил, средневековая обувь на мягкой подошве, все неровности отдаются в ступнях.

Брось былое в огонь...

Красиво. Символично. Есть ли в этом испытании смысл? Чем оно отличается от клубных игрушечных ритуалов? Настоящей смертью?

Игнат размахнулся, и старая обувь улетела в море сполохов. Показалось, или костер взметнулся ярче?

-- Спарк! -- сказал вождь, но Игнат не сразу понял, что это и есть новое имя. Спарк -- Искра. Действительно, символично. Символ хитрый: "искра-частичкаогня" звучит "файрето". А вот желтые иголочки электростатики, прыгающие в темноте по волчьим спинам -- они-то и называются "спарк".

Из мрака выступил Терсит и принялся натирать спину парня прохладной, неимоверно приятной, мазью. Спарк скинул прожженные джинсы, бросил рубашку и белье, взял протянутую Нером стопку новой одежды. Узкие трусы до колена, зато штаны широкие. Мягкие сапоги, обмотки к ним... Хорошо, дед научил наматывать... Темный пояс. Рубашка наоборот, светлая. Куртка на шнуровке, знакомая Игнату по клубу и снам про Ирину. Волчьей шкуры, к тайному огорчению землянина, не оказалось. Наверное, пока не по рангу -- впрочем, неважно... Идти переодеваться в шатер -- значит, проявить стеснение или стыдливость. После этакой-то пробежки сквозь пламя? Главное -- жив!

Зашнуровывая горловину, Спарк спохватился, что испытание, может быть, еще не закончено. Что место переодевания тоже могло что-то означать. Но и вождь, и Терсит смотрели спокойно -- значит, он не ошибся по-крупному, а на мелочи сейчас можно плюнуть. Игнат аккуратно свернул старую одежду в узелок. Потом тихо рассмеялся. Все не так, как он ждал! Для такой ситуации не было в его прошлом ни образца, ни опоры. Хотя и осталось на Земле множество ниточек-связей. Например, попади сюда все вместе: Сергей со своей нелюбовью к соседям и хитростью; Гришка с вечными подколками и негаснущей улыбкой; Усатый-Полосатый, набитый историческими сведениями по самые уши... Уж Андрей бы мог тут чегонибудь усовершенствовать. Шагали бы командой сквозь всевозможные приключения, как в книжках пишут -- от битвы до бабы. А тут... Ничего он с собой не пронес: ни мощных инструментов, ни каких-нибудь хитрых знаний, ни боевого искусства. Весь во власти первого встречного, как лист в урагане. Прошлое осталось за огнем -- какой точный ритуал! Даже имя теперь другое... Спарк отряхнулся. Свернутая одежда полетела в пламя; огненный волк только зубами лязгнул.

Новое имя -- новая судьба.

***

Судьбу Игната, ставшего Спарком, в тот же самый вечер обсуждали два Великих Мага. Беседовали они с глазу на глаз в покоях самого ректора Академии Магов. Происходило секретное совещание на другом краю огромного Леса -- в городе Исток Ветров, под самой Седой Вершиной. До памятного землянину холма от Истока считали полгода пешего путешествия. Птицы долетали за четыре октаго -- то есть, ровно за месяц. А магические "круги на воде" от появления Игната и его знакомства с Fajro докатились до Академии почти мгновенно. Но что именно так взволновало тонкую ткань мира? Даже сам ректор Доврефьель не рискнул объяснить этого с ходу. Долго приглаживал он свою седую ухоженную бороду, не один вечер перелистывал тома "Всеобщей Истории", не одного личного ученика отрядил на поиск причины... Наконец, со вздохом признал свое поражение. Как ни крути, приходилось звать на помощь второго Великого -- господина Скорастадира. Ректор отправил посыльного, еще раз посмотрел на разложенную карту, взялся за подсвечник и замер.

Судьбу Доврефьеля нельзя было назвать необычной. Он родился в Левобережье, уже после Времени Смерти, и потому благополучно дорос до совершеннолетия. На Осеннем Празднике увидел мага, и сам пожелал крутить сияющие обручи вокруг запястий. Долго путешествовал по свету -- сперва вслед за учителем, потом и в одиночку. Вскоре ("Тридцать лет" -- шутил Доврефьель -- "Чихнуть не успеешь!") завелись у него и собственные ученики. Они не призывали демонов, не исторгали родники из скал, и не швырялись молниями направо и налево. Доврефьель практиковал магию равновесия, и прежде всего учил балансировать силы, доступные магу от рождения. Искать силу вовне Доврефьель не любил, и всех своих последователей учил тому же. Всякая волшба в его школе начиналась с тщательных размышлений: что следует сделать? Что произойдет потом? -- и за долгую жизнь въелась эта привычка до корней волос.

Вот и сейчас, даже в таком простом деле как перестановка подсвечника на ладонь вправо -- Великий Маг Доврефьель привычно задумался: а как на это посмотрит собеседник, только что вошедший для обсуждения "тайного, спешного и важного"?

Скорастадир посмотрел насмешливо. Второй Великий Маг Академии имел рост не про всякую дверь, широченные плечи и буйную рыжую гриву. По количеству звуков "а" в его имени легко угадывалась стихия Скора -- Огонь. И сам Скорастадир не любил подолгу сидеть на месте, и мыслителей, наподобие Доврефьеля, уважал не особенно. Скор вырос на крайнем юге, где рыбаки и поморы Берега Сосен что ни день режутся то с пиратами, то с лордами Островов, то с налетчиками Империи В.В.Рула. Магию Скорастадир не столько знал, сколько применял, редко задумываясь о завтрашнем дне. Просто потому, что на Берегу Сосен завтрашний день мог и не наступить.

Теоретик и практик достигли в своем ремесле таких высот, что однажды каждый из них получил приглашение в Академию Магов. Разность характеров немедленно их поссорила, и в борьбе за ректорское кресло пять лет назад победил осторожный Доврефьель.

Сегодня соперники сошлись над расстеленной картой -- далеко и от светлого Левобережья, и от теплого Берега Сосен. Магов окружала сырость, от которой не очень помогали пышные мантии; неуверенность, так и не побежденная красотой полированного пола и мозаичного стола; а еще Великих обступала темнота. В трех шагах от свечи начиналось безвременье, где несложно перепутать прошлое с будущим.

-- Здесь это и случилось! -- Скорастадир едва дождался, пока подсвечник сдвинется с карты, и ткнул пальцем прямо в неровную линию Южного Тракта. -- Мы определили место. Спорить больше не о чем!

Последствий улыбки Доврефьель не боялся:

-- Но мы же и не спорим. Отправим туда кого-нибудь, пусть проверит на месте.

-- Не из твоих учеников, и не из моих. Чтобы быть честным... Если там в самом деле что-то произошло, твоя догадка блестяще оправдается.

-- Теория, а не догадка.

-- Да! Хорошо! Пусть теория! Ну и что?

-- Надо тщательно все обдумать... Мы должны сделать еще несколько вычислений...

-- Простенький опыт на месте даст больше ясности! Но сейчас в самом деле спорить не о чем. Кто отправится?

-- Ахен и Панталер. Вдвоем надежнее.

Скорастадир помолчал, потом кивнул:

-- Да, так лучше всего. Там уже лет сто ни Башен, ни путевой службы, ни почты... До Девяти Времен был богатый край. Жаль! Давно пора заняться им вплотную.

Доврефьель примирительно поднял обе руки:

-- Прошло всего двадцать лет, как мы вернули Левобережье. Лес с трудом удерживает границу Бессонных Земель! Излучина и Увалы заселяются по капле. Нет ни лишних рук, ни еды, чтобы отряжать поселенцев еще и на север. К тому же, Следопыты доносят...

-- Не будем пережевывать все заново. Ты скажешь Ахену.

-- А ты обрадуешь Панталера. Наш лучший предсказатель обещал целых пять дней попутного ветра.

***

-- Здесь всегда ветер... -- Терсит обвел руками горизонт, и Спарк послушно проследил за ним взглядом. Обе ладони лекарь двигал вместе, словно сжимая в них невидимый прозрачный шар. От кургана на все стороны распростерлась серо-желтая степь. Парень раскатал привезенные коврики, сбросил пыльный балахон. Расшнуровал и положил рядом куртку. Терсит усаживаться не спешил.

-- Один леционо надо тебе послушать... Жаль, ты мальбоне знаешь язык. Тут надо объяснить... лекарь стаи недовольно нахмурился, подбирая слова попроще. -- Бон... Ты у нас... почти пять октаго. Да, с самого начала Охоты. А уже скоро венас эн хеймо, идем домой. Сейчас скажи своими ворто, коротко: что ты успел узнать о Тэмр?

Игнат наморщил лоб. Тэмр -- это люди и волки. Волки кормят, перевозят и защищают людей. Люди лечат волков, служат им руками в сложных работах и обдумывают возникающие проблемы. Но как выразить все это своими словами на полузнакомом языке? Да еще и коротко?

-- Ни эстас... Маной кай капо. Или эстас... Дентой кай жамбой.

Терсит расцвел в улыбке:

-- Точно сказал. "Мы -- руки и голова. Они -- зубы и ноги". Думаю, ты поймешь урок.

Спарк подвигал напрягшимися плечами. До сих пор он больше общался с Глантом или даже с Нером. Лекаря видел редко, а даже если и видел, почти не разговаривал. На гладкости беседы это сказалось мгновенно. Волчий пастух продолжил:

-- Ты уже знаком с файро, огнем. Глант говорил тебе: "Тэмр естас файро эн венто", Огонь в Ветре... -- опять запнулся, подыскивая слово попроще. Спарк терпеливо слушал. -- Хотя правильно говорить: "файро эн аеро", Огонь в Воздухе. Вот знак, -- Терсит присел и быстро нацарапал в пыли треугольник, а потом вписал туда пятиконечную звезду. Игнат вздрогнул: припомнилось падающее сквозь костер бревно и не понятое тогда объяснение Гланта.

-- Ты уже знаешь файро. Бон. Если Огонь не хотел тебя -- на эльпрово ты бежал и упал. Конец.

Спарк поежился. Это уж точно. Костер на эльпрово был знатный. Сгорел бы начисто. Выходит, огонь оказался непростой -- вот отчего и высокая температура не повредила. Тем временем лекарь уселся на коврик и похлопал рукой по второму. Парень послушно опустился на жесткий войлок. Терсит продолжил:

-- Теперь тебе надо узнать венто, ветер. Волки не могут думать, как мы. Они не знают "просто кусок мяса". Они могут знать только "этот кусок мяса" или "тот кусок мяса" -- что можно видеть или взять.

У волков нет абстрактного мышления, понял Игнат. Для их разума любая вещь конкретна, имеет свое имя и место в пространстве.

-- ... Вот поэтому файро эн венто. -- Лекарь потряс руки, сложенные все так же, будто в них покоился стеклянный шар -- Когда волки спрашивают: "Какой ветер?" -- Мы отвечаем: "Вот этот!"

Терсит резко схлопнул ладони. Спарк ошеломленно уставился на землю, почти ожидая увидеть горстку стеклянной скорлупы.

-- ... Посмотри на степь сверху. Тучи есть берег, ветер есть прозрачная река. Дай свои глаза птице. Ты сидас на дне реки, смотри!

"Представить", -- понял Игнат, -- "Нужно представить степь сверху, а себя -- сидящим на дне атмосферы." Да, ветер в самом деле можно считать рекой, промывающей облачный континент... Спарк повозился, устраиваясь на коврике поудобнее. Сосредоточился.

Вдох. Голос Терсита:

-- ... Степь не важно, как выглядит. Найди себя на дне реки...

Похоже, он забыл, что надо подбирать простые слова.

Выдох.

-- ... Не закрывай глаза. Смотри вниз, на землю!

Вдох.

-- ... Что чувствуешь?

Спина немного затекла. Ноги... Потертость на бедре чешется... А ведь и сам забыл, что не понимаю сложных оборотов. Интересно...

Выдох.

-- ... Что видишь?

Желто-серая земля и край коврика, вот и все картины. Ну, не с первого же раза получится медитация...

Вдох.

-- ... Спарк! Что чувствуешь?

Отцепись.

Выдох.

-- ... Спарк!

Да оставь ты меня в покое!

Вдох.

Плюх! Игнат с воплем подскочил на коврике. Терсит прервал транс, опрокинув ему на спину обе фляги. Мерзкие холодные ручейки устремились вдоль позвоночника к поясу. В мокром белье живо седалище сотрешь, надо сушиться поскорей. Спарк суетливо содрал через голову рубаху, хватанул куртку. Промокнул спину. Выше...

Недоуменно остановился. Поднял отброшенную рубаху: сухая. Потрогал спину: никакой воды.

-- Что это было?

-- Спина куда смотрит? -- весело спросил Терсит.

Игнат махнул рукой на юг.

-- Там дождь. Сильный, -- лекарь вновь оскалился во все тридцать два зуба. -- Первый раз всегда бона фаро.

"Хорошее дело" -- перевел для себя Спарк. -- "То есть, по-нашему -- новичкам везет... А мастерам?"

-- Сколько надо учиться ветру? -- тихо спросил землянин.

Наставник пожевал губами, составляя ответ.

-- Когда ты -- партето да венто, частичка ветра -- ты чувствуешь, как он. Сначала надо учиться слушать ветер, -- говорил волчий пастух, пока Игнат натягивал рубашку обратно. -- Ты видишь себя на дне воздушной реки, бон. Потом -- ты представляешь себя парто да риверо, частью реки. Потом -- всей рекой сразу...

Парень замер в полном ошеломлении. Представить себя ветром! Не воздух шуршит по сухой траве -- твои руки перебирают стебли, словно волосы. Ты огромен, и повсюду; пальцы чувствуют холмы и лесную щетину, словно ямки и камушки под кошмой. Завихрение или смерч отзываются уколом боли в локте или плече; дождь течет прямо по спине -- никакой прогноз не нужен. Ты не просто знаешь погоду -- сам являешься ей.

-- Ты понял? -- спросил Терсит, когда ученик, наконец, пошевелился.

Спарк молча кивнул. Лекарь поднялся, скатал свой коврик. Ошеломленный Игнат сделал то же самое. Поднял куртку, пыльник и скатку, пошел за учителем вниз по склону. Все его прежние знания о магии сводились к умению что-то делать: говорить заклинания, складывать пальцы особым жестом, чертить пентаграммы, расставлять артефакты. Чуткое терпеливое вслушивание потребовалось впервые.

Пока он думал, тропинка кончилась. У подножия кургана лекарь спросил:

-- Глант учил тебя Зову?

Спарк опять молча наклонил голову.

-- Зови.

Глубокий-глубокий вдох. Теперь выдох. Теперь опять вдох, и опять выдох. Продувка промежуточная, как на космодроме. Горло как будто в порядке. Продувка главная. Желудок не мешает. Значит, теперь вдох до упора, и звук. Главное -- чтобы получился выдох, звук получится сам собой... Спарк тщательно набрал ветра в легкие, сжал диафрагму и возопил изо всех сил, выталкивая воздух всеми мышцами -- даже присел от натуги.

Терсит покачал головой неодобрительно:

-- Чересчур стринжас да вентро. Сила должна в воко идти, а не в живот. Но ничего. Научишься. Волки услышали. Скоро придут.

Спарк отдышался. По словам Гланта, Зов новичка резко отличался от любого в Тэмр. И даже в других стаях звездочет такого голоса не припоминал. Дед считал это достоинством: легко узнавать зовущего. Видимо, он был прав: звери быстро поняли, кто и где кричал. Очень скоро пара волков показалась с заката, со стороны леса и направилась точно к кургану. Глядя на бегущих зверей, Терсит тихо добавил:

-- Я учусь двадцать лет. Слышу дождь, снег, штормо кай темпесто. Редко слышу -- кто-то идет по степи. Мой катехисто, наставник -- Хиин из ЛаакХаара. Он может даже поворачивать ветер... Правда, редко, с извиняющейся улыбкой добавил волчий пастух.

Слова лекаря Игнат обдумывал весь обратный путь.

***

Путь посланников Академии завершился у самой последней Башни на севере Левобережья, в просвеченных насквозь березняках Теплых Увалов. Башня смотрелась грубым неограненным камнем, угодившим на золотой ковер исключительно по недосмотру. В эту часть Леса враг не добрался даже за Девять Времен. Башне не довелось выдерживать осад, базальтовые стены не знали таранов и боевых заклинаний. Ни копоть, ни выщербины не испортили кладку. Но увидевший Башню прежде всего вспоминал грозный рокот барабанов и знобящий скрежет стали о сталь.

Между тем Башня Пути предназначалась в первую очередь для магии, а военным опорным пунктом становилась лишь при необходимости. В ней даже не держали гарнизона. Постоянно в Башне жил только старый Лагарп -- маг стихии Воды. С ним-то Ахен и советовался сейчас по поводу дальнейшей дороги, пока Панталер отправился погулять по округе.

-- ...Трудно сказать! -- Лагарп пожал плечами. -- Сеть не обновлялась больше семидесяти лет. Несмотря на это, одна из Нитей продолжается куда-то на северо-восток. Следовательно, Башни на окраине могли сохраниться. Но, даже если и так, в них никто не живет: обитаемые Башни известны наперечет.

Посланник Академии согласился вежливым кивком, пригладил волосы -- и без того прямые, длинные, красивого серо-серебристого оттенка. Лагарп потеребил длинные усы, прошелся руками по отворотам церемониальной мантии, и расправил ткань, смятую долгим лежанием в сундуке. Увалы давно обезлюдели, и Лагарпу почти не приходилось носить официальную одежду. Визит Ахена со спутником взволновал старого отшельника до глубины души. Даже заблаговременное предупреждение из Истока не помогло. Сразу два посетителя! Лагарп зябко ссутулился, потом заставил себя выпрямить спину.

-- Одно могу утверждать точно: вам следует запастись едой и водой. Следующий перегон может оказаться долгим, до самой опушки. Вам вряд ли удастся найти удобное место ночевки, пока не выберетесь в степь.

На краю поляны возник Панталер -- золотой силуэт в водоворотиках золотых листьев. Лагарп глянул на него мельком, и с сожалением развел руки:

-- Увы, кроме этого, я мало что могу добавить к вашим сведениям из Академии. Карты вам известны. Волки Тэмр действительно справляют Охоту где-то в том краю. Если застанете их, может быть, они расскажут больше. Давайте загрузим как следует ваши вьюки, и -- удачи вам!

***

Удача не покинула Игната даже после перемены имени. Когти свистнули на два пальца от живота, а потом Нер и Глант разом навалились на волка с обеих сторон; Терсит ловко сунул к чуткому носу вонючую склянку -- зверь обмяк, успокоился, перестал биться. Лекарь привычными движениями выбривал ему серую шерсть вокруг раны, вождь вытирал забрызганное лицо. Старик присел отдышаться. Плюхнулся просто в грязь, мимо коврика. Глупо улыбнулся, да так и остался сидеть.

Хонар поймал стрелу в бок при встрече с последним караваном. То ли кому-то из купцов ХадХорда не сиделось за стенами, то ли ЛаакХаарцы решили ухватить последнюю восьмидневку сухой погоды. Десять телег и столько же охранников выступили по Тракту на север, благополучно пересекли владения южных стай, переправились через Ледянку... Волки уже насытились и мясом и ритуальными поединками, так что дозорные просто проводили караван взглядами.

А вот охранники каравана что-то вздурились. Как ни уговаривал их купец, как ни угрожал -- до расчета еще шагать и шагать; посреди степи просто так наемника не уволишь. Не осмелится купчина отказаться от защитников. Полагаясь на это, охранники решили добыть пару волчьих шуб к надвигающейся зиме. Не так тощих осенних шкур хотелось, как славы -- во время Охоты поднять копье втройне почетно. Гикнули, свистнули, разогнали быстрых коней... Волки сказали бы -- "вкусных коней". Десяток Хонара мгновенно вырезал охрану, и остался купец с тремя погонщиками на тракте -- пустом, как шкатулка позабытой любовницы. Поскольку ни сам купец, ни забившиеся под повозки слуги не подняли оружия -- волки тоже обошли их стороной. Сдернули с телеги рядно, закатили на него бьющегося от боли десятника, и уволокли в лагерь. Увидев раненого, Терсит схватился за баул с инструментами, а людям велел держать зверюгу, чтобы хоть щуп в рану завести спокойно. Спарку достались передние лапы и немалая доля удачи: пока лекарь изловчился оглушить зверя острым запахом, Хонар несколько раз махнул когтями у самого Игнатова уха. Напоследок и вовсе чуть живот не вскрыл.

К счастью, наркоз на волка подействовал быстро и глубоко, а сам Терсит не первый раз извлекал наконечники. Пошарив длинным пинцетом где-то выше диафрагмы, но ниже сердца, поворчав изрядно, что железяка-то ладно, а вот щепок от обломанного стержня не осталось бы... Да не был ли чем наконечник смазан... Да воспаления легких не подхватить...

-- ... Да еще то, и вон то и вот этого подай! -- буркнул ему в ответ Глант, уже ощутивший свой промах обеими ягодицами. Нер, вернувший на лицо невозмутимость, велел Спарку греть воду и доставать на всех чистую одежду. Успокоившегося десятника за лапы и загривок перетащили на кошму под навесом, с южной стороны шатра. Терсит промыл и зашил его рану, потом перешел к другим пострадавшим. Игнат глянул в небо и вздохнул печально. Дождь, так весомо поздравивший его с первой удачной медитацией, через два дня явил себя воочию. Степь раскисла. Шатер пришлось вынести из котловины на открытый всем ветрам курган. Знакомый ручей ощутимо удалился, вода в нем утратила былую прозрачность. И еще тосковал Спарк о верховых прогулках под синим сентябрьским небом.

Впрочем, в этих краях не было сентября. Спарк очень удивился, когда узнал, что конец Охоты не привязан к определенной дате. Завершилась теплая золотая осень, началось сырое и дождливое Время Теней и Туманов -- вот и пора уходить на зимние квартиры, из ветренной степи в Лес. Волки больше не убегали на пять дней к самым Грозовым Горам, не прочесывали округу словно неводом, и вообще почти не выходили из поля зрения часовых. Люди сушили и штопали одежду, увязывали в тюки каменной твердости вяленое мясо -- Спарк только глазами хлопал, не понимая, откуда взялось столько -- и молчали. Спать ложились рано, ночь на ногах коротал один дежурный. Игнат тоже отстоял пару ночей в свою очередь. В случае каких-либо неожиданностей он должен был только разбудить вождя, с чем бы и щенок справился -- но правила есть правила, и дозорные волки послушно склоняли головы, когда новичок обходил посты.

После сегодняшней стычки возвращение отодвинулось еще на октаго. Свежая дырка в легких сделала бесполезными для десятника даже носилки: тряско. Когда Терсит заштопал царапины остальных участников боя, и люди собрались в шатре вокруг котла с ужином, Спарк не вытерпел:

-- Можно узнать?

Глант первым повернул голову:

-- Конечно.

-- Что такое Охота? Зачем волкам было вообще драться? Если я правильно понял, им ничего не стоило убежать.

Глант дожевал кусок. Терсит утвердительно кивнул. Старик поглядел на вождя. Нер согласился:

-- Расскажи, Глант. Он того стоит.

Звездочет неторопливо доел, вымыл руки и прополоскал рот. Терсит и Спарк наскоро очистили котел, сразу же набрали в него дождевой воды и вновь вернули на огонь: закипит, потом выплеснут, опять наберут чистой и сварят завтрак. Глант тем временем достал из тюков за своим местом какие-то книги и разложил их перед собой.

-- В городах спорят, существовала ли вообще Империя, -- так начал Глант. -- Приводят разные доказательства. Например, всеобщий язык, распространившийся от моря на севере до моря на юге, от восточных гор до западных заливов. Ищут клады старых вещей, мечтая обрести могущество предков... Ты говоришь, не бывал в городах?

Спарк кивнул. Старик непочтительно хмыкнул, перевернул несколько страниц, и продолжил:

-- Следовательно, не знаешь, какие споры кипят вокруг существования могучей державы, не оставившей нам городов, дорог, или храмов -- всего того мертвого камня, по которому чужаки меряют жизнь...

Атлантида, вспомнил Игнат. Что считать доказательством ее существования? И откуда вообще столь неистребимая тяга к славному прошлому, выявленная им на собственном опыте вот уже в двух мирах?

-- ... Они словно муравьи в ямке медвежьего следа, -- улыбнулся Глант. -- Чтобы увидеть след Империи, надо охватить взглядом весь Лес. Не меньше. Скажи, почему люди и волки живут вместе? Всегда ли так было?

Спарк почувствовал мурашки на спине. Там -- люди приручили волков и сделали из них собак. Тут -- волки приручили людей? Сам недавно говорил Терситу: "Мы -- руки и голова, они -- зубы и ноги", да еще и гордился меткостью фразы.

-- ...Империя создавала войска зверей. Люди... директис, командовали. Звери выполняли приказы. Все стаи Леса -- и Тэмр, и Аар, и даже Уэр вместе с Роа, -- все произошли от одной армии. Лес был одним большим лагерем. Потом Империя рухнула. Люди до сих пор спорят, была ли война, но... -- Глант невесело улыбнулся и объяснил:

-- Если все делают оружие, некому добывать еду. Империя просто умерла от старости. Лес остался сам по себе. Зверей делали умными, чтобы они могли думать сами. Их много учили, готовили воевать. Потом люди ушли, а звери остались. Другие... -- Глант потянул паузу, словно удерживая на весу этих самых "других", неодобрительно покачал головой:

-- Другие забыли, откуда их предки, кто и зачем. Волки помнят. Прошло больше трех тысяч лет. Есть книги, там записана история.

Игнат поскучнел. Вот если бы волки в самом деле приручили людей! Вот это был бы альтернативный мир! А войны генетиков... Звездочет истолковал его огорчение по-своему:

-- Тебе не стоит печалиться. Тэмр маленькое формацио, у нас больше свободы, чем в Аар. Не говоря уж про Уэр -- "хмурые" вообще не признают людей. И еще. -- Старик посмотрел на землянина сочувственно:

-- Твой мир далеко. Но с волками интересно, понимаешь?

Терсит тепло улыбнулся и ничего не сказал. Нер прикрыл глаза: тоже, наверное, прятал улыбку.

-- Мы не научили тебя читать по-нашему. Жаль! -- бросил вождь. -- Придется много рассказывать. Но ничего. Пока Хонар отлежится, есть время. Сначала объясним тебе, что же такое Охота...

***

Охота закончилась спокойно и буднично, как прискучивший дождь или еда в котле. Звериный организм десятника взял свое. Рана, от которой человек несколько дней выкашливал бы куски легких, затянулась на волке через два рассвета. Утром при обходе постов Спарк заметил, что Хонар уже не валяется под навесом, а шатаясь, бредет к ручью. Человек не знал, можно ли пить с такой раной, и показал зверю на кошму. Волк послушно вернулся, молча лег. Спарк поспешно разбудил лекаря. Тот хлопотал над десятником еще полчаса, пока все не проснулись. После чего объявил, что завтра Хонар сможет идти. Нер кивнул, и назначил выступление поутру, через три дня.

Морось прекратилась точно перед отходом. Снимались уже под чистым небом, хотя в ногах еще довольно противно хлюпало. Вождь и Терсит привычно свернули шатер. Волки, назначенные носильщиками, выстроились длинной цепью. Спарк с Глантом принялись накидывать на них вьюки, застегивать грубые пряжки. Грузили навяленное за время Охоты мясо (оно сушилось в соседней котловине, потому-то Спарк его раньше и не видел). Паковали коврики и котлы; тканевые полотнища для большого ритуального шатра; половинки центрального столба к шатру обычному. Увязывали запас боевых ошейников; горшочки с лекарствами; оружие и доспехи, снятые волками с перебитых охранников невезучего каравана -- и еще чего-то совали в мешки, привязывали, застегивали -- Спарк не присматривался. Он обдумывал все, что узнал за несколько дождливых вечеров.

Волчьи войска давно погибшей Империи получили в готовом виде не только совместную с людьми культуру и образ жизни. Чтобы яростью серых зверей было проще управлять, на волков набросили добавочную уздечку религии. Стая верила, что умершие отправляются прямиком на Великую Битву, вечно бушующую в особом пространстве. Все войны всех миров, как верили волки, есть только отблески громадного сражения, где имеет значение не оружие или сила -- а только целеустремленность, твердость духа и желание достичь победы. Волки презирали оружие, полагаясь исключительно на собственные силы. Волчьи пастухи подражали своей четвероногой пастве, и тоже не носили ничего серьезней хозяйственных ножиков. Ежегодная Охота обеспечивала практику в боевом искусстве и заодно давала выпустить пар. Имперским генетикам не удалось сильно переделать волчий мозг: абстрактных идей звери не воспринимали. Если волку случалось видеть или слышать чудо, то зверь больше никогда в нем не сомневался, и уж тем более не задумывался об истинности своих чувств. Поэтому к религиозным запретам в любой стае относились, как к физическим законам. Вода не может течь вверх, а волк -- нарушить Примара Кодо. Звери не боялись многотысячных ратей, но атаковать одного безоружного им бы и в голову не пришло. Охота -- ритуальные поединки, отблеск Великой Битвы. Только поднятое на волка оружие открывает поединок. Поединок возможен лишь между равными по силе или численности, если речь идет об отрядах. Поединок не является поводом для мести. И так далее, и тому подобное.

В мирное время культура поединков и ежегодных Охот вполне себя оправдывала, заключая звериную ярость в некие границы -- чтобы окружающие народы не ополчились на слишком уж буйных соседей. Если кто и срывался -- это были именно исключения, редкие, словно колодцы в степи. Но как же тогда Империя рассчитывала использовать волков на войне? Ведь на войне о равенстве сил, чести и благородстве лучше не заговаривать. Спарк долго чесал затылок. Глант, ехидно посмеиваясь, дал ему большую книжку, развернутую на нужной странице, и наскоро растолковал правила здешней письменности. Буквы составлялись из комбинаций трех горизонтальных и трех вертикальных черт, словно цифры на конвертах. Явно когда-то существовали компьютеры, под сканеры которых был приспособлен штрих-алфавит. В другое время парень бы долго над этим думал. Но сейчас он горел желанием получить ответ -- и Глант это желание великолепно использовал. Интерес научил Спарка чтению за какие-то три вечера! Он и сам раньше в такое бы не поверил. Позабыв о гадостной погоде и сырых постелях, наспех проломившись сквозь чужие буквы, парень все-таки разобрал замысел Империи -- и подивился его гениальной простоте.

На войне попросту вводились другие правила. Другая вера, если угодно. Особым советом всех вождей-тачефов объявлялось "Баталхордо", Время Войны и "Картела Дистордо" -- Всеобщий Враг, в отношении которого правило равновесия не действовало. Отмены одного правила в нужное время оказалось достаточно, чтобы волчья культура сметала всех противников почти тысячу лет -- если Спарк верно понял непривычные числа. Потом религия изменилась, землянин не сумел понять, как. Пришлось обратиться все-таки к Гланту. Тот растолковал: коль скоро Империя рухнула, пропало главное. А именно, цель, которую волки должны преследовать в Великой Битве. По времени идейный кризис совпал с небольшим -- лет пятьдесят -- промежутком в непрерывных войнах. Соседи волков поняли, что с серыми все-таки дешевле не связываться, и крупные войны прекратились. Зверям понадобился новый идеал, и тут загадочный "кто-то" выдвинул идею поддержания вселенского Равновесия. Как раз в это время начал возникать Лес -- Спарк не совсем понял, что значит "возникать", но переспросить не успел, заслушался -- и война закипела вновь. Тогда почти никто уже не помнил об Империи, возникло множество новых государств, все резво делили место под солнцем... Словом, наметившееся было ожирение от кратковременного покоя ушло, не успев толком начаться.

Спарк механически поднимал вьюки, опускал на серые спины, защелкивал пряжки, хлопал по бокам: "следующий!" -- а сам думал, куда же он все-таки угодил, и что теперь делать дальше. И не замечал, как возле Нера встревоженно крутятся разведчики, еще до рассвета убежавшие искать дорогу посуше. Вождь окликнул его -- раз, другой. Только на третий раз Спарк услышал и подошел.

-- Возле твоего холма гости, -- обратился Нер к новичку. -- Помнишь, мы говорили, что после Охоты будем искать Башню Пути и звать чьелано, чтобы доставить тебя в Академию?

Спарк замер, словно громом пораженный. Потребовалось некоторое время, чтобы отложить мысли о волчьей религии и штриховой письменности. Ведь он действительно собирался в Академию. Тамошние загадочные маги поместят его в будущее... или куда там по оси времени занесло Иринку. Но за хлопотами последних недель даже беспокойство о доме как-то потускнело.

-- ... Так вот, Академия сама прислала мага. Он сказал дозорным: что-то нарушило тонкую ткань мира, -- Нер улыбнулся. -- Теперь я верю, что ты действительно не от Висенны. Маг пока не знает, что ты и был этим возмущением. -- Вождь посерьезнел:

-- Что ты хочешь делать?

-- Хочу отправиться в Академию, -- четко выговорил Игнат. -- Я ищу свою девушку.

Нер хлопнул в ладоши:

-- Бон! Мы на ходу, и не будем делать фесто, чтобы прощаться. Но я обещал отправить тебя в Академию как Тэмр, не как чужака. Ты сторожил несколько ночей, дал нам отдых. Ты помог с Хонаром, не испугался. Быстро понял наши книги. Огонь принял тебя. Ветер говорил с тобой. Тебе нравится ездить в седле. Ты мог бы хорошо жить с нами! Жаль тебя отпускать, но ведь не привяжешь! -- вождь улыбнулся снова. Приказал Гланту, который уже стоял рядом:

-- Неси хауто да Тэмр! А Терсит пусть соберет еду на две октаго. И возьми денег: мы ими редко пользуемся, а Спарк летит в город, там нужно.

Летит? Флюгас? Игнат решил, что язык он все же знает плохо. Или дело в скорости?

-- Волк довезет тебя до опушки, -- распоряжался Нер. -- Магу мой поклон и почтение... -- вождь ухмыльнулся. Пожалуй, он был рад не встречаться с посланцем Академии. Спарк понадеялся, что маг не абсолютная сволочь.

-- Думаю, дальше он справится сам, -- подвел итог Глант. Игнат повернулся на голос, и вновь остолбенел, уже от восхищения: старик протягивал ему церемониальную волчью шкуру, "хауто", голова которой надевалась капюшоном. Спарк поклонился, принял подарок и немедленно надел. Глянул на мир сквозь кривые клыки. Повернулся, увидел Терсита с окороком и мешком в другой руке. Двинулся помочь, но вождь остановил его:

-- Он знает, что делать. Сними хауто. Оденешь на фесто аутуна, Осенний Праздник. Или когда придется говорить от имени Тэмр.

Спарк еще раз склонил голову, снял шкуру. Глант споро оседлал для него волка, Терсит обвешал зверя мешками с едой, взял подарок и тоже прикрутил к вьюку. "Как я все это потом потащу, волк же только до опушки повезет?" -- подумал парень, и тотчас же забыл, услышав слова Гланта:

-- Если фесто не делаем, то долго прощаться не будем. Коврик и одежда справа; деньги, нож и мясо в левом мешке. Вода за седлом, где обычно. Легкой дороги!

-- Крепких ног! -- пожелал Терсит.

-- Хорошей охоты. -- Поставил точку Нер.

Землянин поклонился в последний раз. Поискал подходящие слова -- их не было. Забрался в седло. Глант задумчиво покачал головой, и не утерпел:

-- Ты недолго был с нами. Что запомнишь навсегда?

-- Твою улыбку, взгляд Нера и урок Терсита. Не так мало! -- ответил Спарк. Старик засмеялся:

-- Ты из наших, хоть и пришел неизвестно откуда... Удачи!

Волк двинулся неторопливой рысью, забирая к северу. Выскочивший из котловины Хонар пробежался рядом, поблагодарил неразборчиво. Развернулся и скоро исчез за холмом.

***

Холм выглядел точно, как в прошлый раз. Багровое облако мокрой листвы укутало вершину. Черные стволы копьями рвались из него к небу. Памятная тропинка свивалась от макушки к двум деревьям у Тракта. На сырой ствол левого дерева опирался рукой высокий человек, закутанный в серый дорожный плащ. Отброшенный капюшон открывал волосы -- светлые, средней длины -- и лицо. Лицо незнакомец обратил к степи, высматривая обещанную помощь от Тэмр, и Спарк хорошо разглядел мага, пока волк размашистой иноходью приближался к холму.

Несмотря на седые (или серые) волосы, посланник Академии не казался стариком. Лицо имел тонкое. Уши бы проверить, подумал Спарк. Если острые -- вылитый эльф. Землянин предположил, что возраст гостя не слишком отличается от его собственного. Споткнулся на слове "гость", улыбнулся мысленно: кто у кого в гостях?

Волк подошел и встал. Спарк спрыгнул на хрустнувшую лиственную подушку. Пока колебался, приветствовать мага, или прощаться с волком -- посланник сделал шаг вперед, поздоровался глубоким поясным поклоном, и представился:

-- Ahen. Sendito el Akademio Magiista.

"Ахен" -- повторил про себя волчий пастух. -- "Посланник из Магической Академии." Первой неожиданностью для Спарка стал выговор. Ахен произносил звуки твердо и ясно, не глотал окончания и не торопился. Наверное, магу положено говорить на церемониальном диалекте? Или, наоборот: язык Тэмр -- окраинный диалект основного языка, сохранившегося в культурных центрах наподобие той же Академии? Спарк чуть не почесал затылок, но вспомнил о поручении вождя. Поклонился ответно, и произнес подобающую фразу, передав от Нера привет и почтение. Потом все же вернулся к волку, снял с него два вьюка, сверток с ковриком и хауто, кожаную флягу. Сложил все прямо на землю, попрощался тихонько с волком. Тот совсем по-человечески кивнул головой, развернулся и в несколько скачков исчез за выступом леса.

Ахен смотрел на все это удивленно. Волки обещали помощь. Их парень, похоже, собирается присоединиться к поисковой группе. На своих ногах?

Игнат понял, что пора объясняться. Уже привычными движениями развернул на мокрой земле войлочную кошму, порадовавшись ее толщине. Показал на нее жестом, сел сам. Дождался, пока посланник опустится на другой край. Представился волчьим именем "Спарк эль Тэмр", мимоходом улыбнувшись его звучанию. И без дальнейших предисловий огорошил Ахена полной своей историей. Маг только головой кивал, да иногда переспрашивал: ясно было, что выговор Спарка для него тоже внове. Землянин повествовал, как появился именно возле этих вот деревьев, как по толщине стволов решил, что их с Ириной разнесло в разное время, как встретился с Глантом... Спарк говорил, и ловил себя на мысли: повесть давно перестала быть для него новостью, просто набор фраз, которые волнуют только слушателя, а рассказчика не трогают совершенно...

Наконец, монолог закончился. Спарк замолчал, впившись глазами в лицо посланника. Поверит ли Ахен в его историю? Насчет землян у Игната сомнений не возникало: в лучшем случае, психушка, в худшем -- закрытая клиника и демонтаж на запчасти во имя родной страны. Волчьи пастухи... Нер обмолвился на прощанье, что поверил только с появлением мага. Однако, по доброте или по расчету -- все же помог чужаку. Совершенно не средневековый подход.

Ахен задумчиво качал головой. В истинности рассказа у него сомнений не было. Магов учат смотреть не только глазами и нарочно показывают самые разные существа, заставляют учить наизусть описания вымышленных зверей -- именно для того, чтобы знать, с кем или чем встретился. Мир огромен. Полезнее учить правила вежливости для всевозможных ситуаций, чем тратить силы в спорах о множественности обитаемых миров. Впрочем, теперь спорам конец! Великий Доврефьель еще раз оправдал свою славу. Его догадки сегодня стали теорией, которую подтвердил высший судья -- опыт. Вот оно, доказательство. Сидит на кошме, моргает нездешними глазами, ждет ответа. Помимо непривычнобурых глаз, у пришельца совершенно чуждая Висенне аура. Дичайшее сочетание оттенков. Если уж кто-нибудь из Великих (а другим такое просто не под силу!) и возьмется подделывать свое тонкое тело, он все равно будет следовать общим законам Висенны. Кошмаров не наплетет. Но... Пожалуй, невообразимая аура Спарка даже красива. Только правила гармонии для нее иные. Вот эта самая инность... Да, Академия с радостью возьмется за его исследование, будь он хоть трижды лазутчик!

Посланник выпрямился; собеседник поднялся тоже.

-- Ni aplaudas ti ce Visenna! -- торжественно произнес маг.

"Мы приветствуем тебя у Висенны". Спарк поклонился в ответ. "Мы" -- понятно, Академия. Но почему "у" -- может быть, "на Висенне"? Ведь этак язык придется чуть ли не заново учить!

-- Ni flugos en Akademio tuj.

Вот опять это загадочное "полетим". "Ni flugos" -- мы полетим. Полетим в Академию. Да еще и "tuj" -- "немедленно, тотчас". Что бы это значило?

Ахен тем временем подумал, что парень взял вещи с собой, и отпустил волка, не дожидаясь конца разговора. Был уверен, что не откажут?

-- Pa-аnta-а! -- крикнул маг, повернувшись к лесу. Догадавшись, что Ахен зовет спутника, Спарк ловко скрутил коврик, перехлестнул его ремешком. Управился с пряжкой, перевел взгляд на вызолоченную листвой опушку. Да так и замер -- одним коленом на свертке, даже не разогнув спину.

Вдоль края леса важно вышагивал огромный золотой зверь. Четыре толстенные лапы словно вырастали из осеннего ковра; листья потоками сыпались с темно-бронзовой спины. Мощное тело, высокая шея, громадная голова -- птичья по форме, конская по величине. Глаза-апельсины. Черный страшный клюв. Перья вместо шерсти. А где перья, там и крылья. Крылья исполинские -- высотой в половину дерева. А когда развернет? "Мыслям и словам намного проще перейти между мирами, нежели человеку" -- вспомнил Спарк. Грифон. На Земле такое называется грифоном. Griffin. "Крыса", как говорят фанаты компьютерных игрушек. Но назвать слиток живого пламени крысой? Язык отсохнет! Нет, ну и громадина же... Холка выше макушки.

-- Pantaler estas cielano, -- Ахен, похоже, наслаждался удивлением пришельца.

Игнат судорожно сглотнул и, наконец, распрямился. "Панталер есть небожитель". Чьелано. "Часть неба". Ну нет на земном языке подходящего слова! Cielano. Вот что означало "flugos"! Полетим. Ох, полетим! Спарк вдруг понял, что воздух больше не пахнет волчьей шерстью. Тучи разошлись. Небо синее. Погода летная. Игнат вскинул руки к солнцу и засмеялся -- словно свалив с плеч три экзамена разом.

***

Разом обрушилось на Спарка множество перемен. Мощные грифоньи лапы оттолкнули землю, и вместе с ней пять октаго, прожитых на восточной окраине Леса. Едва успел пришелец научиться языку и попробовать краешек письма, как Ахен удивил необычным выговором. Только освоился землянин в волчьем седле -- грифону на спину полезай...

Ветер на высоте еще не успел остыть -- тянуло с Южного Моря, там холодает в последнюю очередь. Летел Спарк над Лесом, и понимал, отчего велики перегоны: в густой чаще небесный исполин попросту не сядет. Хоть маленькую полянку, а подай. Грифон так огромен, что седло делается на пятерых человек. А мешки, о которых так беспокоился Игнат, солнечному зверю -- все равно, что слону дробина. В многодетальной упряжи для них нарочно сделано два десятка петель. Зацепил, пристегнул -- и взлетай.

Долго мчался золотой великан по синему небу. Яркий, осенний и сказочный расстилался под ним Лес. Башня, замеченная Спарком далеко впереди уже под вечер, выглядела вполне достойной саги. Среди красно-лилового ковра возникла темная клякса; с каждым взмахом крыльев пятно росло, очерчивалось все резче -- и, наконец, Спарк увидел Башню Пути. Солнце склонилось к закату, и светило теперь прямо в глаза. Приходилось жмурится. Грифону закатные лучи тоже мешали. Зверь обошел постройку плавным широким полукругом, убрав слепящее зарево за спину.

Теперь Башню можно было рассмотреть во всей красе. Сложенная из черных, правильно отесанных камней -- между швами почти человеческий рост -- круглая Башня сильно расширялась от земли, на уровне лесных верхушек плавно возвращаясь к некому минимальному диаметру. Получалась словно бы мрачная луковица, или пузатый внизу кувшин с сильно вытянутым горлышком. Горлышко это возносилось вдвое над высочайшим деревом, и даже в маленьком перешейке было так просторно, что Спарк подумал: уж не грифоны ли Башню строили? По крайней мере, плоская крыша Башни вполне могла служить посадочной площадкой двум или даже трем исполинам.

Тут землянин вспомнил слова Нера: "Башня Пути... можно вызвать чьелано" -- и мысленно хлопнул себя по лбу. Получается, Башня -- нечто наподобие полустанка. Грифоны отдыхают тут, кормятся, берут пассажиров, груз или там почту -- и снимаются дальше. С такой вышки и взлетать легче, и видно ее издали: вон как торчит над лесом...

Панталер садился на Башню. Движение крыльев становилось все тише. Наконец, когти стукнули в доски настила. Ахен мигом расстегнул страховочный ремень, соскользнул по золотым перьям. Спарк последовал за ним с задержкой: затекшие ноги повиновались неохотно. Ступил два шага -- доски противно скрипнули.

-- Singarde! -- предупредил его настороженный Ахен, но парень уже понял и сам: Башня заброшена. Ступать надо по балочкам, не то сгнивший пол и рухнуть может. Хотя, грифона держит -- в чем дело? Спарк посмотрел на мага: тот совсем не опасался провалов. Он осторожно крался к квадратному люку, и, похоже, нащупывал на поясе оружие. Услышал что-нибудь внутри? Повинуясь желанию помочь, Спарк подошел к кольцу с другой стороны. Взялся обеими руками за грязный, грубо прокованный металл, вопросительно поднял глаза на Ахена. Тот молча кивнул. Тогда Спарк резко рванул кольцо на себя -- люк приоткрылся; Спарк еще успел вдохнуть затхлую сырость. Потом дерево не выдержало. Кольцо и ржавая скоба выломились вместе с куском крышки. Землянин покатился на спину, люк гулко бухнулся обратно в гнездо. Неизвестно, что там готовил Ахен -- маг не успел и двинуться. Несколько мгновений все молчали.

-- Черт... -- шепотом выругался Игнат, ощупывая синяк на спине.

-- Midzado... -- буркнул Ахен. По его смущению Спарк догадался, что слово было ругательное.

-- Knabecoj! -- клекотнул грифон высоко над их головами. Обозвав людей "детишками", золотой зверь сунул коготь в дыру от скобы и рывком запустил крышку люка летать над лесом.

Спарк глянул на ровесника-мага. Расхохотались сразу оба, а Панталер вторил им своим гулким клекотом. С этого мига ни странный грифоний смех, ни твердый акцент Ахена больше не казались землянину непривычным.

Оставив грифона ночевать на площадке (Ахен особо наказал ему закрыть пузом дырку люка -- а вдруг дождь?), парни собрались вниз. Посланник Академии зажег магический шарик, многократно воспетый фантастами, но от того нисколько не потерявший в удобстве. Белый ежик послушно слетел по винтовой лесенке, роняя мерцающие капли на каждую третью ступеньку. К счастью, каменной лестнице время не повредило. Тем временем волчий пастух разгрузил и расседлал чьелано, ухитрившись не запутаться в незнакомой упряжи. Упряжи оказалось много, парень сложил ее там же на площадке: утром все равно надевать обратно. Мешки с постелью мага, своим ковриком и едой Спарк пока что оставил возле люка. Ахен уже изготовил посох -- на лесной опушке и в полете маг обходился без него, но сейчас, очевидно, предстояло серьезное дело. Наконец, двое приключенцев зашагали вниз, часто замирая и прислушиваясь.

Почти всю высоту "горлышка" занимали каменные цистерны для сбора дождевой воды, теперь давно пересохшие. Под ними шли кладовки, которые Спарк открывал, а маг зачищал самым что ни на есть настоящим огненным шаром. Весело сгорали остатки гнилой солонины и сухарей, воздух в Башне свежел с каждой пройденной ступенью. Звезды в бойницах то и дело заслоняла голова Панталера: грифон интересовался, кого это там гоняют "da fajron". Ярусом ниже начинались жилые комнаты для смотрителя и гостей. Там же очень кстати отыскались туалет и умывальная комната, с красивой чистой раковиной -- почти привычная. Воды, про причине пересохших цистерн, конечно же, не было. В спальнях сохранилась грубая мебель: лежанки (назвать их кроватями язык не поворачивался), стеллажи из толстенных досок на забитых в стены ржавых клиньях. То ли вентиляция в жилой части оказалась получше, то ли консервирующие заклинания удержались дольше -- на стеллажах уцелел десяток книг. Ахен достал одну. Инкунабула не рассыпалась в пыль, но страницы ее слиплись намертво. Отчаявшись раскрыть фолиант, Ахен поставил его обратно и бормотнул с грустной улыбкой:

-- Cent-sepdeko jaro...

Волчий пастух его не понял. Сто семьдесят лет Башне? Или книгам? Уж Ахену-то точно не больше двадцати: кто постарше, не полезет в заброшенную башню на ночь глядя. И докуда они будут спускаться? Тут же, наверное, и подземелья есть. Как бы не с зомбятником.

Почуяв беспокойство гостя, маг виновато улыбнулся: дескать, извини, увлекся. Затем быстро направился вниз, деловито освещая закоулки. Стены уходили все дальше в стороны, и скоро свет магического ежика перестал достигать их. Парни спускались по самой широкой части Башни. Тут они увидели просторный общий зал с пустым очагом и громадным столом посреди. За два века стол так и не утратил своей прочности. Убедившись в этом, Ахен отправил спутника за вещами, наделив его летучим светильником. Сам же маг двинулся глубже, в подземный ярус: к роднику, водосбросу канализации, тайным погребам. Пыхтящий под мешками Спарк свалил их все на стол, затем, вооружившись ножом -- больше по привычке -- пошел искать товарища. Усталость брала свое, да и Башня изнутри оказалась совсем не зловещей. Волчий пастух заглядывал во все комнатушки, шарик света послушно следовал над головой. Спарк видел штабеля каких-то ящиков, груды непонятно чего, укутанные в пыль и, похоже, покрытые тканью... Ахен обнаружился в дальнем отнорке. Сидя на каменном выступе, маг гладил руками небольшое светящееся облако -- прямо перед собой, на высоте груди.

-- Чиа естас? -- спросил уставший удивляться Игнат.

-- Estas fadeno de reto -- непонятно объяснил маг. Потом тяжело поднялся, подобрал посох. Парни пошли наверх, в пустой каминный зал. За окнами уже стемнело. Ни о каких стеклах или даже рамах не было и речи. Ночная прохлада лилась из многочисленных проемов. Зато оказалось удобно просовывать внутрь дрова -- грифон скоро натолкал их изрядную кучу. Панталер не мог собирать дрова на земле, но высохшие верхушки скусывал в один прием. Наконец, Ахен решил, что сушняка достаточно, сложил в очаге кучку поменьше и шваркнул привычным da fajron. Убедившись в нормальной тяге, навалил на решетку камина все остальные палки с ветками. Тепло и свет быстро сделали зал почти жилым. Спарк тем временем нарезал окорок. Маг кивнул одобрительно, достал фляжку с уже знакомым ягодным медом, и вскоре беседа потекла рекой.

Волчий пастух спрашивал: что означали "сто семьдесят лет"? Что за "нить сети" светится в подвале? Почему в таком удобном месте никто не живет? Верно ли он догадался про грифонью почту? Ахен слушал, кивал, и отвечал коротко -- то ли боялся сболтнуть лишнего, то ли опасался, что собеседник не все поймет, то ли просто устал. Как удалось разобрать Спарку, сто семьдесят лет назад этот край был заброшен. Маги повымерли, некому стало смотреть за Башнями. Да и земли сильно обезлюдели. Лишившись заказов, почтовые грифоны перестали летать так далеко на северо-восток. А причиной всему послужила страшная война с Владыкой Грязи. До сих пор Лес видит в чужестранцах прежде всего лазутчиков Болотного Короля. И если бы не глаза бурые, совсем у Висенны неуместные -- еще неизвестно, как бы волки Тэмр землянина приняли.

Игнат решил выяснить давнюю загадку:

-- Почему "к Висенне", "у Висенны" а не "на Висенну"?

Ахен остановился на середине куска. Дожевал. Подумал. Его непривычный акцент вновь ударил по ушам:

-- Sed ja... ti venas "al virino", ne "sur virino", tiel?

"Но ведь... ты приходишь "к женщине", а не "на женщину", так?"

Игнат только головой помотал. Вот уж воистину -- другой язык, другие мысли. Относиться к планете, как к женщине... Всерьез? Землянин устало вздохнул:

-- Я действительно чужой здесь...

Ахен ободряюще улыбнулся, похлопал по плечу: мол, ничего страшного. И ничего не сказал.

Прикончив мясо, Спарк еще нашел в себе силы подняться в умывальную: немного воды в его фляге оставалось, а сток работал исправно. Когда парень вернулся, маг уже спал на раскатанных одеялах. Камин догорал, и в просторной комнате висела неимоверная тоска. Тут бы собрать двенадцать верных друзей, изжарить лося целиком в большом камине, песни петь и веселиться... С этой мыслью Игнат постелил коврик, улегся и мирно заснул.

Ахен поднял всех перед рассветом. Спарк не пожалел нисколько: красив осенний восход. С верхней площадки Башни красив втройне. А когда к восходу грифон уже оседлан, и предутренний ветер ерошит его золотые перья, и сильные лапы толкают летучего исполина в небо, и словно бы сам поднимаешься все выше вместе с солнцем...

Долго Спарк не находил слов. Лишь когда светило поднялось достаточно высоко, чтобы пригреть спину, а Башня совсем исчезла из виду, он коротко бросил:

-- Осень. Красиво!

Ахен согласился:

-- Здесь еще середина осени. Золотой Ветер, скоро -- Тени и Туманы. А в наших горах уже давно зима.

4. Зима в Истоке Ветров. (3735-3736)

С высоты грифоньего полета Исток Ветров выглядит не слишком впечатляюще. Три главных улицы -- широкими ступенями поперек склона. Множество лестниц, лесенок и просто гладких спусков: зимой пандусы обледеневшие, вверх по ним никак. Круглые пузатые домики из валунов и строгие прямоугольные из тесаного камня. Вторые этажи где бревенчатые, где каменные, местами их вовсе нет. Крыши высокие, острые -- чтобы снег не держался -- и покрыты опять же каменной плиткой. Спарк представил, какой толщины должны быть стропила. И ставить их надо часто... А что это за глыба на северном краю города? Огромное здание, в него упираются все три террасы. От здания ломаная линия -- похоже, городская стена. Стена добротная, толстая, и из хорошего тесаного камня. Скачет по склону вверх-вниз, замыкает город в тесное неправильное кольцо. Ну вниз, понятно, а сверху от кого защищаться? Как туда залезть-то можно?

Между тем грифон уверенно нацелился на огромную постройку, и Ахен указывал на нее же, чтото выкрикивая сквозь ветер. Ветер в горах всегда не игрушка; а уж зимой, да у грифона на спине -- Спарк плотнее закутался в подаренную волчью шкуру и долго не мог разобрать, что же пытается сообщить ему спутник.

С посланником Академии Спарк не то, чтобы сдружился, но и полностью чужим себя не чувствовал. Почти две недели добирались они вместе до Седой Вершины. Ночевали в заброшенных Башнях путевой службы -- первую такую ночевку Спарк запомнил, а прочие как-то примелькались и понемногу склеились в общий образ. Садились на тесных лесных полянах -- с одной такой грифон взлетал четыре раза, думали уже бросить часть вещей. К счастью, пятый взлет удался. Садились у воды, жгли костер на берегу Великой Реки, ужинали жареной рыбой. Потом Панталер долго летел над рекой, обгоняя величаво плывущие плоты; а потом земля пошла ощутимо вверх, и грифон забрался на такую высоту, где уже недоставало воздуха. Пришлось три дня потратить на привыкание -- люди разбили лагерь на плоском уступе, возле родника с вкусной и неимоверно холодной водой. Первое время Спарк валялся в лежку, каждое движение вышибало из него пот и отзывалось в голове звонкой болью -- словно между ухом и макушкой лопался мыльный пузырь. Наконец, Ахен понял, что естественного привыкания не произойдет, и напоил попутчика крепкой настойкой из неизвестных трав. Еще день Спарк промаялся, а потом как отрезало -- на четвертое утро он сам поднялся, походил по уступу, даже глянул вниз без малейших признаков волнения. Похоже, зелье как-то перенастроило его вестибулярный аппарат -- но язык Висенны пришелец все еще знал недостаточно, и плодотворного диспута на медицинскую тему не состоялось.

Наконец, забрались в настоящие горы. Под крыльями потянулся знакомый до умиления хвойный лес; там и сям торчали острые скалы. Появился ветер. Ахен вытащил из тюка длинную шубу; Спарк одел прощальный подарок Гланта. Маг не слишком этому удивился: должно быть, видел раньше подобные куртки. Неожиданный интерес проявил Панталер: долго обнюхивал хауто да Тэмр, осматривал, что-то клекотал неразборчиво. Наконец, буркнул: "knabecoj!" -- и успокоился. Спарк уже знал, что Панталеру сто четыре года -- по грифоньим меркам, бесшабашная юность. Оттого-то золотой зверь и называет всех детишками, что сам еще не вполне взрослый. Но характером Пан оказался удивительно легок для грифона -- то ли в силу молодости, то ли в силу ученичества своего. Об этом Ахен рассказал на памятном уступе, пока Спарк привыкал к высокогорным условиям. Маг что-то еще говорил и про другие существа, но тогда пришелец не мог отличить слова попутчика от собственного болезненного бреда. После же переспросить случая не выпало: мерзкий сырой ветер забивал дыхание; на пути все чаще попадались тучи; грифон иногда приземлялся и шел по узкой для него дороге -- чтобы сослепу не налететь на скалу. Привалы проходили в усталой тишине: один молча резал еду, второй расседлывал и чесал грифона щеткой, откладывая в особый мешок выпадающие перья. Пока были дрова, маг разжигал костер. После ужина костер сдвигали в сторону, раскатывали Спаркову кошму на прогретом камне, и до утра спали урывками, жались к теплому грифоньему боку. Утром все начиналось заново. Скоро Спарк потерял счет времени.

Странствие сквозь Тени и Туманы кончилось в тот день, когда Панталер заложил очередной вираж, выруливая к большому дому. Ветер наконец-то перестал дуть в лицо, и Спарк разобрал торжествующий крик посланника:

-- Akademio Magiista!

Грифон еще раз повернул, прошел над средней террасой -- люди на улице поднимали головы, но не слишком любопытствовали -- верно, привыкли к небожителям. Исполинское здание закрыло путешественников от ветра. Внизу справа звякнул молоток кузнеца; слева звонко крикнула что-то женщина, позади кто-то скомандовал басом, а второй голос тоном пониже отозвался согласием. Противно скрипнуло невидимое колесо за углом. А прямо перед Панталером гулко распахнулись широкие ворота. Грифон вплыл во Двор Прилетов, сложил крылья и утвердился на земле. Спарк откинул на спину капюшон-пасть, и завертел головой, осматриваясь. Ахен соскочил, рассмеялся, пошел по кругу, звучно топая замерзшими ногами. Волчий пастух скользнул следом; захолодило кисти, выглянувшие на миг из меховых рукавов. Ворота за компанией закрылись, и звуки города словно обрезало. Путники стояли в каменном дворе, передняя стена которого поднималась на три человеческих роста; левую представлял утыканный дверьми склон, стена позади содержала те самые ворота, а правой не было вовсе: обрыв и серая мгла.

Расседлали Панталера, вздрагивая от каждого касания ледяных пряжек. Отнесли ремешки и седла на большую каменную скамью -- здесь же, под навесом. Грифон клекотнул что-то в спину -- по ответному жесту мага Спарк догадался, что пора прощаться. Он поклонился золотому зверю, тот, помедлив, кивнул в ответ. Прыгнул к обрыву, обнял крыльями полнеба, и взлетел. Тем временем Ахен затолкал сбрую в мешок, а мешок спихнул в ящик под скамьей. Освободившись, люди направились к десятку дверей, из которых Ахен уверенно выбрал нужную.

-- Куда теперь? -- поинтересовался Спарк.

-- В gastejo. Там все живем, -- коротко объяснил маг.

-- Сколько в гостинице стоит день?

-- Ты же гость! -- удивился Ахен. -- За тебя платит Академия.

Спарк остановился, и провожатому пришлось остановиться также.

-- Не люблю быть должен, -- упрямо ответил Спарк. -- Деньги у меня есть. Но не знаю, сколько они стоят здесь.

В пустой спор маг не полез:

-- Хорошо. Две oktago ты гость. За это время надо найти laboro. Что можешь делать?

Спарк вздохнул. Грифона чистить! Гордость гордостью, а вот к чему можно быть пригодным в новом мире? Которого, к тому же, вовсе не знаешь?

Ахен, видимо, понял его затруднение:

-- Не бойся. Придумаем тебе laboro. Теперь пошли. Скоро к обеду позовут.

Вновь под ногами зазвенели каменные плиты. Ахен уверенно шагал куда-то вглубь горы, сворачивал на винтовые и прямые лестницы, вел спутника мимо желтых стеклянных шаров с обычными масляными лампами внутри. Вскоре оба согрелись и сняли верхнюю одежду. Навстречу им никто не попадался, но Ахена это ничуть не смутило -- он бодро торопился к известной цели, нисколько не теряясь ни в узких закоулках, ни в широченных переходах.

Спарк ступал следом, обдумывая, что умеет делать, и к чему в неизвестном мире мог бы приложить руки. На Земле он учился быть строителем. Во-первых, недоучился. Во-вторых, без справочников сложную конструкцию не рассчитать, а простеньким "кирпич на кирпич" тут не блеснешь: здешние и сами вон какие стены отгрохали, да на горном склоне, еще и почти вручную. Игната учили быть частью большой отрасли, винтиком в машине. Если уехать хоть в ту же Америку -- там, конечно, и язык другой, и машина другая. Но задача та же самая: найти себе дырку по резьбе. Средневековый же архитектор занимался полностью всем: от финтифлюшек на карнизе -- до найма чернорабочих. Сегодня мало какой выпускник ВУЗа на это способен. Все называются специалистами, если и сильны в чем -- то в узкой области. Винтики! Но зачем самый лучший винтик, если машины нет? Спарк снова вздохнул. Вывод получался неутешительный: опыта никакого, без СНиПов, таблиц и формул он мало что умеет. В чернорабочие -- оно бы и можно, да силушка не та, и платят наверняка мало. Герои прочитанных им книг в новом мире чаще всего становились воинами... Спарк даже зажмурился. Клубные тренировки он помнил. Синяки помнил тоже. Иллюзий о своем боевом искусстве не питал. Одно дело -- перед девчонками вертеться на ристалище, по правилам, да если знаешь, что упавшего добивать не станут. Совсем иное -- если с гопотой на улице. Если же еще и представить, что гопота на самом деле не случайные хулиганы, а воины, обученные драться чуть ли не с пеленок... Вот оттого-то Спарк и зажмурился. Нет, в местной гильдии бойцов он тоже не пригодится. Разве что -- тренировочной грушей?

***

Груша на блюде уцелела только одна -- остальные Скор съел, пока Доврефьель раздумывал, с чего начинать. Но господину ректору было не до фруктов: он сам сиял не хуже спелой виноградины, только что изнутри не светился. Великий Доврефьель был доволен: его теория подтвердилась. Обитаемых миров множество. Переходы между ними вполне осуществимы.

Господин Скорастадир тоже пока что был доволен. Он уже прикинул, какие опыты над пришельцем можно поставить без вреда для здоровья. А Доврефьель пусть себе думает и рассчитывает пока соберется затылок почесать, шапку украдут. Вот и сейчас он заводит речь о постороннем:

-- Наш гость беспокоится о работе и содержании. Он не хочет есть хлеб зря...

-- Он из иного мира! -- рыжий великан поднял брови. -- Может быть, у них там голод, и еда значит больше, чем просто поддержание сил. А может... О, извини, я опять тебя перебил. Да, наш гость не хочет сидеть у нас на кармане. И что? Он умеет делать что-нибудь, имеющее тут спрос? Или он... А! Понял!

Доврефьель кивнул:

-- Пусть читает у нас лекции. Рассказывает об этом, как ты говоришь, "ином мире". Мы можем дать ему место, как наемному преподавателю. Заодно мы получим обоснованную возможность наложить на него заклятие правды, чтобы не слишком... э-э... приукрашивал.

-- Ты же всегда стоял за равновесие, и сохранение баланса! -- вскричал Скор. -- А если эти знания опасны? Не умнее ли будет выслушать его сперва нам двоим и решить...

Ректор Академии пригладил бороду и ответил со вздохом:

-- Они в любом случае опасны. Они изменят наш мир одним своим появлением. Долго скрывать их не получится. Когда шило вылезет из мешка, Академия будет возмущена...

"И ректора сменят", -- живо додумал Скорастадир. -- "Уж я постараюсь. То есть, постарался бы... Все-таки старый хитрец умеет видеть на ход вперед. Ладно. В другой раз."

-- ...А если так, то надо собрать всех, пусть слушают. Большое количество умов труднее обмануть, чем одного; большая компания скорее найдет применение тому, что мы услышим... -- перечислял Доврефьель усыпляющим голосом. Скор хлопнул по столу:

-- Хватит меня учить! Решение принято. Надо поскорее увидеть, с чем мы имеем дело.

***

Дело свое Спарк изложил на следующий же день.

После умывания и короткого завтрака -- взволнованный гость не запомнил ни обстановки в комнатах, ни еды -- Ахен облачился в парадную синюю мантию с золотым кантом; по его примеру Спарк одел церемониальную волчью куртку, так хорошо согревавшую землянина всю дорогу. Маг взял неизменный посох; пришельцу брать было нечего. Огладили одежду, каждый про себя подивившись сходству движений. Отправились.

Прием происходил в Главном Зале Академии. Верил ректор в историю Спарка, или не верил -- а первый контакт двух миров постарался обставить с наивозможной пышностью. Едва гость и провожатый ступили в широкий холл, под ногами заклубился тонкий зелено-золотистый туман, высокая дверь Зала с мелодичным звоном отворилась сама собой. Спарк первым вошел в обширное круглое помещение, и замер, ошеломленный светом и красками.

Стены Зала к приему покрыли всевозможными картинами. Лесной пейзаж и какая-то батальная сцена; меняющийся на глазах водопад; рассвет в горах; уходящие к потолку бессчетные портреты -- надо думать, прославленных учеников или здешней профессуры; а чуть ниже орнаментом зелено-золотые завитки, словно трава... Что нарисовали, а что наколдовали, выяснять не хотелось. Хотелось любоваться и рассматривать. После многодневного полета сквозь стылую сырость Зал согревал и освежал не хуже полудня в майском лесу... Да еще если вдвоем... Игнат встряхнулся, и вспомнил, что пришел за помощью.

Помощи следовало просить у живых. Гость опустил взгляд от настенных и потолочных росписей: среди громадного гулкого объема встречающие терялись, несколько мгновений парень искал их глазами, слушая почему-то громкий стук собственного сердца.

В двух десятках шагов, точно напротив входа, ожидал высокий старик со снежно-белой ухоженной бородой, укутанный в черную мантию, при посохе. "Великий Доврефьель, ректор!" -- шепнул Ахен из-за плеча. Слева и справа от старика пестрыми крыльями развертывались маги Академии; от яркой вышивки, сверкающих камней и непонятных символов рябило в глазах.

Спарк выдохнул для храбрости и твердо зашагал сквозь изумрудный туман. Разноцветный полукруг приближался; проявились лица. С неимоверным удивлением гость различил второй ряд встречающих: над головами людей самые настоящие звериные морды... медведь, похоже. О, вон знакомый золотой грифон -- Спарк даже улыбнулся от облегчения, узнав Панталера. А вот еще два грифона! Да какие огромные: на что Пан был велик, эти выше его чуть не на голову... Только другой масти: один чисто-белый, второй коричневый в белых пятнах -- пегий, кажется. Вот отчего в Академии такие просторные коридоры... Если есть грифоны, интересно, драконы есть? Во всех книжках пишут...

Тут изумрудная дорожка кончилась. Гость остановился внутри полукольца. Великий Доврефьель поклонился первым. Звучно выговорил знакомое приветствие:

-- Аplaudas ti en Akademio Magiista!

Спарк привычно пробормотал про себя перевод: "Приветствуем тебя в Магической Академии!" Затем обеими руками отвернул клыкастый капюшон за плечи. Опустился на левое колено; не ломая спины, коротко и четко наклонил голову; выпрямился и поднялся в рост -- все это одним движением, неспешно, но без задержек. Глянул в лицо ректору, отметил про себя -- глаза зеленые -- и назвался пока что здешним именем.

По толпе прошло чуть заметное шевеление. Доврефьель представлял магов, указывая то направо, то налево; Спарк жадно всматривался.

Вот слева от ректора здоровяк с непонятного цвета глазами: то ли синие, то ли светло-зеленые. Посоха нет. Красная мантия в буйных бело-золотых узорах. Из-под капюшона длинные рыжие волосы, бороды никакой: молод, должно быть. А назвали Великим Скорастадиром, вот и Ахен подсказывает, что важная персона. Против него в первый ряд протолкался медведь -- маленький, на четырех едва по пояс вытянет. Звать его Барат-Дая; шерсть черная, белый треугольный воротничок. Вот этот плюшевый мишка -- кастелян, по-нашему, значит, завхоз. Нет, завхоз должен быть минимум вдвое шире! Между тем ректор опять показывает в другую сторону, опять изволь вертеть головой... Ну, тут пожалуй стоит. Госпожа Вийви. Грива черная, почти до пола. Обруч, и пронзительно-синий сапфир в нем. Синие глаза. Жемчужного отлива плащ -- для мантии чересчур изящен. Расшит светло-синим кружевом. Руки тонкие. Длинные пальцы теребят стеклянную (может, и алмазную) палочку -- вместо посоха. Из-под плаща носки серых сапог, видна строчка вышивки -- бисер или жемчуг. Не успел налюбоваться, опять поворачиваем: о, грифон. Пестрый. Теграем звать. А глаза красные. Тревожно. Чтото клекотнул в ответ: на благодушное "knabecoj" не похоже... Напротив Теграя -- грифон снежнобелый. Нетерай. Имена рифмуются. Почему же Доврефьель так странно представляет своих: то вправо, то влево? Надо спросить у Ахена, что значит расстановка в зале, а пока смотрим: похоже, брат госпожи Вийви. Среднего росточка парень, до плеч прямые индейские волосы -- черные с синим отливом. Яркие синие глаза. Единственный из людей -- не в плаще или мантии, а в куртке, штанах и сапогах, вся одежда светло-рыжая. То ли замша, то ли вытертая кожа. Светлые искры пряжек. Короткая строчка краснозеленого орнамента по воротнику. Господин Мерилаас. Сдержано кивнул. Поклонимся ему и перейдем опять на другое крыло. Батюшки-светы, да ведь это же еж! Ну, ежик чуть ли не больше медведика будет... Как его? Дилин? Имя-колокольчик. Напротив Дилина -- опять еж. Откуда они берутся, только что же не было? Из-за спин вылез, или в глазах двоится? Нет, имя как будто другое: Бушма. Ахен подсказывает: тоже ученик.

Уф, наконец-то столоверчение кончилось, идем по порядку. Рядом со вторым ежом громадный черный медведь. Этот уже настоящий. Если Барат был на двух лапах в человеческий рост, то Ньон на четырех стоит, а до холки не допрыгнешь. Как его позвоночник держит такой вес? Библиотекарь. Хм. Жутковато. Но вот два парня рядом с темной глыбой стоят, и хоть бы хны. Оба закутаны в одинаковые песочные плащи с черной оторочкой. Хартли и Хельви. Близнецы. Даже представили разом. Тоже ученики. Спасибо, рад знакомству... Ну, Панталер уже известен. По этой стороне -- все. Да и в другом крыле только два человека. Мастер Йон -- главный лекарь Академии. Глазищи жесткие, серые, лицо словно вырезано из елового корня; в черную мантию закутался, губы сжал. Тут сам болеть не захочешь, лишь бы этот не лечил. Ахен шепчет: "Великий врач" -- возможно, но к детям его лучше не пускать. Господин Сеговит -- лицо теряется; мантия роскошная, темнозеленая, с синей оторочкой. На груди вышита красивая алая загогулина: вроде как символ бесконечности, повторенный несколько раз. Наверное, и цвета что-то значат. Ладно, потом у Ахена спросить... Сеговит главный по магическим приборам. Все... Уф...

Спарк еще несколько раз по инерции повернул голову туда-сюда. Пестрая группа магов молча ждала его слов. Гость собирался с духом. Наконец, прокашлялся, и начал излагать свою удивительную историю -- на довольно понятном языке, правда, с неистребимым мягким акцентом восточной окраины.

***

-- ... Окраину ты хорошо описал... -- Ахен шумно перелистнул несколько страниц.

-- Поверили, как думаешь? -- устало спросил волчий пастух.

Маг не успел ответить: Ньон-библиотекарь бухнул на стол еще несколько толстенных фолиантов и пробасил:

-- Если ищете учебники -- даже у нас нет. Оборотная сторона Kartela Lingvo, Всеобщего Языка. Его все знают. Учить его просто. Нет других языков, не надо и... -- медведь замялся.

-- Переводчики, tradukistoj, -- поправил Спарк прежде, чем сам осознал свою дерзость. Маги переглянулись. Потом Ньон выдохнул (маленькую приемную затопил грибной запах):

-- Ты действительно не наш.

Ахен только молча улыбнулся: дескать, что я говорил!

-- Вот тут смотри. -- Ньон постучал когтем по твердой обложке верхнего тома. -- Тебе надо узнавать новые vortoj, много. Словарный запас увеличивать. И сразу узнавать мир. Читай kronikoj, в летописях почти все есть.

Словарный запас Спарк увеличивал не просто так. После впечатляюще яркого приема, по пути в гостиницу, он поинтересовался, нет ли каких идей насчет работы: почему-то мысль из головы не шла. Ахен оживился:

-- Есть предложение к тебе. Будешь lecionoj читать? Тебе -- практика в языке. Нам про твой мир интересно. Rektoro хочет, чтобы ты просто рассказывал, что сам сочтешь нужным. В первую очередь, различия, конечно. Но similecoj тоже интересно: где наши миры похожи. За это, во-первых, бесплатная chambro в гостинице. Во-вторых, кроме комнаты, тебе плата, как instruisto. А учитель тут живет bon.

Спарк почесал затылок. Быстро, однако, среагировал белобородый Доврефьель... Показать здешним наш мир глазами снаружи... Заманчиво! Только вот язык до сих пор на уровне туриста. "Совершать прогулка на яхта, аренда капитан с корабля..." С другой стороны, на приеме упоминался библиотекарь -- тот самый громадный медведище... Спарк решительно кивнул в знак согласия, и после обеда попросил Ахена проводить его в здешнее книгохранилище.

Ньон их уже ждал. Он легко догадался, с каким делом пришелец явится. И даже несколько книг по теме припомнил. Но вот учебники...

-- А lernolibro по языку у нас нет. -- Медведь качал косматой головой даже не огорченно: с искренним удивлением. Кому придет в голову делать учебник по языку, если язык -- без исключений в грамматике? Если написание совпадает со звучанием? Ведь это так просто запомнить! Тем более, что Всеобщий Язык давным-давно один на всех. Клановые диалекты, секретные языки воров и торговцев -- все они построены на тех же самых правилах.

Так что вместо какой-нибудь простенькой хрестоматии для первого класса Ньон приволок из глубин хранилища три последних тома "Большой летописи Леса". Спарк только глаза опустил от отчаяния. Медведь и маг обменялись хитрыми взглядами, после чего Ахен вышел, и скоро вернулся с маленькой тележкой. Две лапы и две руки уложили спрессованную мудрость столетий, ошарашенный Спарк даже не пытался им помогать. Ахен весело дернул веревку:

-- Тот не ученик Akademio, кто libroj носит по одной!

Спарк стряхнул оцепенение, налег на гладкую рукоять, и парни повлекли тележку вверх, из библиотечных подвалов, потом по широченным коридорам, вокруг фонтанчика в Звенящем Холле -- до самой своей комнаты. Переполненный впечатлениями гость хмуро считал плитки под ногами, Ахен тоже ушел в себя. Никто не заметил, как новичка сквозь фонтан внимательно разглядывает блистательная госпожа Вийви.

***

Госпожа Вийви расхаживала по комнате: от левой стены с книжными полками, до правой, с массивным платяным шкафом. Еж смирно сидел на каменном подоконнике единственного окна и озирал горы: по случаю ясной погоды, ставни были распахнуты. Летом открывали и раму, но с зимним холодом шутки плохи. Приходилось довольствоваться видом сквозь желтоватое стекло; Дилин поминутно морщил длинный нос непонятным для человека выражением.

-- ... Понятно, почему я поддерживаю Скора. -- Вийви размышляла вслух. -- Он практик. Я всетаки лекарь и тоже больше применяю заклинания, чем задумываюсь об их происхождении... Теоретики наподобие Доврефьеля слишком уж оторваны от земли.

-- И Скор куда красивше! -- фыркнул Дилин, не поворачиваясь.

Вйиви улыбнулась:

-- Пожалуй. Ты тоже наслушался этих... -- изящные пальцы брезгливо щелкнули в воздухе, -- Которые считают, что женщина волшебница лишь в постели? Чего про меня и Скорастадира еще не рассказывали?

Дилин снова фыркнул и засопел:

-- Мне придется пожалеть о собственных словах... Ты ведь начала говорить не о сплетнях, так продолжай же!

-- Возмножно, лучше, чтобы продолжил ты. -- Ведьма остановилась посреди комнаты, и дождалась, пока острая звериная мордочка повернется в ее сторону. Посмотрела в черные бусинки глаз. Дилин выдерживал ее взгляд шутя, и Вийви, наконец, вспомнила, что на другие расы ее очарование не действует:

-- Ты-то, колючка северная, отчего примкнул к Скору? Если бы тогда проголосовал за Доврефьеля, твоя мечта уже воплотилась бы.

Еж отрицательно крутнул головой, да так резко, что кувыркнулся с подоконника. Опасным шаром прокатился по плитке, распрямился. Возразил:

-- Ректор стережет равновесие. Только равновесие. А времена меняются. Он стоял, как дерево, во Времена Смерти -- и был прав. Но теперь пора сеять, а он все еще боится выпускать семена на волю...

Вийви присела, чтобы глаза собеседников были на одном уровне. Еж метнулся за низкой скамейкой:

-- Прошу.

-- Ты ведь из кромешников? -- напрямик спросила ведьма.

-- Никогда не скрывал! -- отозвался еж. -- Следствия?

-- Насколько я знаю... -- женщина играла кисточкой пояса, пока могла держать паузу. -- Кромешники хотят немедленной очистки Левобережья от Болотного Короля. За этим посылают представителей и в Академию, и в Совет...

-- И даже по всем остальным урочищам Леса, -- добавил еж. -- Но это не тайна и не подлость. В конце концов, Призвание Земли произошло не вчера. Хоть и относительно недавно: Лес обновился едва на седьмую часть. Владыка Грязи вынужден зализывать раны и копить силы. Самое время нам вступить в прежние границы Леса, и вновь засеять края, где росли деревья до Времен Смерти. Да ведь об этом каждый комар поет, не может быть, чтобы ты не знала!

Вийви кивнула, но промолчала. Она родилась уже в самом конце Девяти Времен. Девчонкой застала Последнее Время. Еще и сейчас, бывало, просыпалась в холодном поту -- снилось, как лесной пожар накатывался на заимку; маленький караван бежал от огня. Оседланный лось под ней споткнулся; Вийви полетела головой в мох, чудом не сломав шею. Обернулась -- похолодела, хотя вокруг трещали и скручивались от жара листья. Из толстых лосиных губ летела красная пена, а большие глаза смотрели укоризненно и тускло. Лось последний раз дернулся -- умер. Девчонка обернулась: семейный караван успел скрыться из глаз. Отставших разве что оплачут. Верховой пожар тем и страшен, что идет со скоростью ветра. Опоздал -- умер... Тут-то Вийви развернулась лицом к ревущему красному шторму: больше терять было нечего. То, что она прокричала, мало какой охотник рискнул бы повторить даже спьяну; а за жест отец перетянул бы вожжами, не меньше. Но верхушки деревьев окатило инеем; пожар словно напоролся на незримую стену; в океан пламени ударил треугольный клинок холода. Так ведьма познакомилась со своей стихией -- Водой. Не понимая ни сути сделанного, ни правил заклинания, девчонка держала поток, пока глаза ее не закрылись от усталости. Огненный вал прокатился по сторонам. Лес медленно и жутко горел слева и справа. Толстенные стволы гулко лопались, визжа, сдирали друг с друга кору и подымали облака пепла, ударяясь о черную землю. Спасенный островок таял сосулькой в багровом кулаке. На счастье беглянки, клочок жухлой зелени заметил белый грифон, сложил крылья и упал посмотреть, что спасло пригорок... Вот как Вийви попала в Академию; вот почему стала целительницей, носила одежду исключительно морозных оттенков, и даже в лютые вьюги не пряталась от холода за ставнями.

Собеседник ее забегал по комнате взад-вперед:

-- Великий Доврефьель все ждет, ждет, ждет... Пусть Скорастадир не ректор! Он думает так, как мне надо... Он правильно говорит: магию надо не столько копить, сколько практиковать. Голая философия ничего не стоит, только опытом можно достичь ясности. Просто и четко! Нам подходит! Будет он ректором великолепно. Не будет -- пусть поможет с той высоты, на которой есть... Поэтому я с ним!

Топот прекратился. Еж присел прямо на пол -- отдышаться. Дилин принадлежал к самому старому племени, которое только помнили необъятные хроники Академии. Предки его поддержали Седую Вершину первыми и во всем. А происходило это еще тогда, когда Академия высилась одинокой громадой на диком склоне, и не было ни города Исток Ветров, ни самого слова "Лес". Что было? Три ежиных племени; неудачливая волчья стая, да два десятка людей, вылезших из-под гор, и собравших все это вместе... Нынче невидимый маховик крутится все тяжелей, и подминает все больше. Лес шагнул за Великую Реку, пережил и Войну Берегов, и Год Лемминга, и вторжение Болотного Короля... Сотни и сотни лет; деревья в Лесу -- и те сменили несколько поколений! А племя Дилина по-прежнему живет в горах вокруг Истока, и все также самым страшным оскорблением для него будет кусочек сахара - хотя ежи пьют молоко, а сахару не ели отродясь. "Продались за сахар!" -- так говорят потомкам племенродоначальников Леса. То есть, говорят те, кто пожелает обидеть их; ну и те, кому недорога жизнь... Тем временем Великая Река течет и течет себе, смывая листья и поколения. Уже двадцать весен, как отброшен Болотный Король. Лес понемногу возвращается в прежние границы, и...

-- И вот теперь появляется этот мальчик с нездешней аурой. -- Вийви направила разговор туда, куда метила с самого начала. -- Быстро учит язык. Разбирается в письме. Четыре дня назад я видела, как они с Ахеном тащили книги из библиотеки. А уже через четыре дня объявлено его первое выступление. Он будет рассказывать нам о своем мире. Переход сильно изменит... изменит все.

-- Важен не сам факт перехода... -- Дилин поднял голову. -- Важны следствия из него. Мы нашли один переход и одного человека. Который упомянул еще троих -- в будущем. А ведь такое могло быть и в прошлом. Или -- в ином месте, не у нас. Может, Болотный Король давно черпает из реки, к которой мы едва приблизились.

-- И что ты предлагаешь делать нам?

-- Предлагаю не делать. Не так, как он просит. Он просит отправить его в будущее -- надо подождать или вообще отвертеться от его просьбы. Все же я -- лучший в Лесу предсказатель. Принесенное им будущее пугает меня. Может быть, мы уже опоздали, и это Владыка Грязи пробует повторить Девять Времен...

-- Не пугай! -- ведьма почувствовала, что сама вот-вот затрясется. -- Не говори наугад!

-- Ты права. Благодарю. Обратись к Доврефьелю. Я хочу посмотреть вперед. Пусть откроет мне Большой Грот.

Вийви поразило, как быстро зверь перешел от возбужденной скороговорки к полному спокойствию в голосе и движениях.

-- Когда?

Еж некоторое время загибал и разгибал игрушечные пальчики:

-- День... Вигла растет... Вода на убыль... Сила в Огне... Воздух молчит... Да! Проси через октаго. К этому времени все прояснится. И мы лучше узнаем, что высматривать в будущем -- гость прочтет несколько лекций.

***

Первая лекция Спарка состоялась точно в назначенный день, сразу после обеда. Местом назначили уютный зал в недрах горы -- как большинство помещений, без единого окна. Обвешали гладкие холодные стены светильниками, собрали достаточно столов и стульев, чтобы все могли сесть и разложить бумаги: слушатели для пометок, а Спарк -- листы со схемами, подсказками и выписанным словариком. Понимая неизбежное волнение новичка, ректор определил всего полчаса на монолог, и полчаса на вопросы, но предупредил, что, скорее всего, обоюдный интерес затянет разговор самое малое на час, и пусть пришелец готовится к долгой беседе.

Спарк выдержал испытание с честью: тележки с книгами, которые он таскал туда-сюда все подготовительные дни, даром не прошли. Тему волчий пастух взял самую простую: в двух словах описал Землю, континенты и океаны, климат и времена года. Оттуда плавно перешел к Солнцу, Луне и Солнечной системе. Немного опасался вопросов о подробностях: диаметр и массу Земли, или спутники Сатурна поименно -- кто же помнит наизусть? Но разношерстные волшебники этим не заинтересовались, а вот про разницу между лунным и солнечным месяцем, про форму Земли -- точно ли грушевидная, и почему? И что за мир такой наподобие груши? -- про фазы Луны, знаки Зодиака -- вопросы сыпались градом. Скоро пришелец перестал стесняться акцента: у Мерилааса выговор оказался еще позаковыристей. Даже самому Доврефьелю часто приходилось переспрашивать.

Но даже грушевидная форма Земли не так удивила магов, как наличие на ней множества разных языковых групп. Спарк понимал, в чем тут дело: здешнее общество казалось ему почти монолитным. Объединяющих факторов он насчитал множество. Например, по всему Лесу только один язык -- волчий диалект окраины отличался от твердого выговора Седой Вершины лишь произношением. К языку -- единая письменность с давно и четко определенной грамматикой. Странная и жестокая судебная система... насколько Спарку удалось понять, осужденных стравливали между собой на манер гладиаторов; выживший оставался палачом. Гуманизмом тут и не пахло. А с другой стороны, все, встреченные Спарком до сих пор, существа -- отнюдь не делили чужаков на врагов или добычу, как было принято в раннем земном средневековье. И еще удивлял землянина парадокс: как могли разные расы, живущие на одном и том же месте, спорящие за одинаковую еду и территорию -- не истребить друг друга в течении трех тысяч лет? (Если летописная история не врет.) Ну да, пока стояла Империя, каждый имел свою сольную партию; но вот концертный зал сгорел, дирижер умер... а бешеной, доходящей до истерики, ненависти к чужакам все равно нет. Может, Спарк ее просто не заметил? Войны и убийства в пудовых фолиантах прилежно записаны. Но причины всегда обычные: власть или земля; экономика или претензии на титул.

Где-то к середине бурного обмена вопросами Спарк с удивлением понял, что Висенна для него куда удивительнее, чем Земля -- для Akademio Magiista. Он остановился, ошеломленно разглядывая собственные пальцы. Маги переглянулись. Великий Доврефьель решил было, что гость устал, но Спарк тотчас заговорил с прежней живостью, и ректор не стал обрывать беседу. Он знал, что вскоре разговор угаснет сам собой -- насытившись знанием, слушатели разойдутся его обдумывать. Через некоторое время так и случилось: маги спрашивали все меньше, больше заглядывая в исчерканные пометками листы; заводили глаза к потолку, что-то беззвучно проговаривая про себя -- усваивали. Спарк помахал руками, опустил напряженные плечи. Поймал взгляд ректора -- тот кивнул. Тогда гость вежливо поблагодарил всех за внимание. Попрощался. Двинулся было к выходу -- спохватился. Вернулся собрать свои же записки, растащенные по всей комнате. Мельком подумал: "Так вот, значит, как, чувствуют себя преподаватели на кафедре!" -- и поймал себя на ненужной, роняющей профессорское достоинство, суетливости.

***

Не так Игнат мечтал уходить.

Из чего уходить -- он и сам затруднялся в определении. Из детства? Из прошлой жизни? Из колеи, чертеж которой его отец коротко и емко изложил за банкой с огурцами?

Все-таки он слишком много читал. И думал, пожалуй, излишне много. Наверное, человек более деятельный просто настучал бы Петру по морде, а потом... Потом, может быть, ушел в запой: девушка пропала, положено слезы лить. А потом -- ну, куда деваться? Собрался бы и поехал на заработки.

И все.

А здесь, на первый взгляд, жизнь складывается удачно. С одними познакомился, у вторых поучился, а третьим уже и сам учитель... Вписался в пейзаж. Правда, без особенного надрыва, без фейерверка эмоций, без леденящего предощущения великих тайн... Это-то и плохо! На что человеку другой мир, если в нем приходится делать то же самое, что и в прежнем?

Лежал Игнат на своей постели, в отведенной ему маленькой чистой комнате, и весь его небольшой жизненный опыт прямо криком кричал: "Не так! Все не так, ребята!"

Нездешняя аура Игната, которую исподтишка осматривали уже все волшебники Академии, волновалась и металась столь сильно, что маги, наконец, догадались: с гостем неладно. Ахен приходился новичку ближе всех по возрасту и положению в обществе; он первым сообразил, что пришелец простонапросто тоскует о доме.

Медлить ученик не стал. Очень скоро в комнате Спарка открылась дверь. Повернув голову, волчий пастух увидел своего знакомого -- в теплом плаще для выхода наружу.

-- Хорошая погода, -- Ахен улыбался. -- Вставай, нечего киснуть в четырех стенах. Хочешь, покажу тебе город?

Спарк сел на постели. Долго разыскивал правый сапог под кроватью. Натягивая его, глянул исподлобья и проворчал:

-- За подсказку спасибо. Только... Я уже немного знаю лингво. Если я один пойду, не обидишься?

Ахен улыбнулся не так широко, но намного теплее, чем вначале:

-- Напротив. Я тоже больше люблю гулять один. Тогда я nihil говорить не буду. Заблудиться здесь негде. Пусть тебе будет больше intereso.

***

Интереса Спарку хватило по самые уши. После полутемных, душных и кое-где сыроватых пещер Академии -- под белосинее высоченное небо! После муторных споров на незнакомом языке -- в свежий, пусть и немного резковатый, ветер! После зубодробительной подготовки -- полчаса лекционного монолога стоят пяти часов чтения и выписок, от местной штриховой письменности к вечеру в глазах рябит -- иди куда хочешь и ни о чем не думай? Да тут от радости и захлебнуться недолго!

Город на самом деле оказался невелик. Три главные улицы-террасы. Лестницы между ними -- на пять человек в ряд. Верхняя улица привычной ширины, примерно, как четырехполосная автодорога с тротуарами. Вверх и вниз по склону несколько проулков, где вдвоем еще разойдешься, а втроем уже никак. Дома самые разные. Больше всего мощных двухэтажных построек из гладко отесанного камня. Внизу камень, второй уровень или бревенчатый, или каркасно-досчатый, оштукатуренный -- почти как в знакомых фильмах. Только дома не стремятся срастись над головой, и сетка кварталов ничем не напоминает скомканую паутину средневековья. Крыши высокие, острые. А вот черепица не глиняная - тесаные плитки того же камня, из которого сделаны стены. Парень вновь подумал, что стропила под такую крышу нужны частые и толстые. Зато зажигательную стрелу не воткнешь: дом, как черепаха под панцирем.

Пройдя верхнюю улицу из конца в конец -- больше получаса неспешного хода -- Спарк опустился ярусом ниже. В отличие от спокойной Верхней, Большая или Главная улица, жила громко и размашисто. Она была шире почти на размер дома, и людей тут роилось куда больше. Перед каждым зданием навес и прилавок; несмотря на зимний холод, выложены товары. Горкой что-то круглое... миски? Оказалось, большие твердые лепешки. Тут же привычные окорока. Вяленое мясо мелкими кубиками, ложкой пересыпают его в мешки и подставленные ладони. А вот какой-то медведь лег прямо на брусчатку, пузом кверху, и торговец сыплет мясо в разверстую пасть деревянной лопаткой... Сыр, засушенный до того, что перед едой его надо час запаривать кипятком. Свежих овощей нет, зато теплой духовитой выпечки навалом... Какието сушеные листья, пахнут вроде приятно... Что значит: "набивка для матрасов"? А Спарк уже хотел пожевать на пробу, вот незадача...

Главные ворота Akademio тоже выходили на Большую улицу. Спарк видел их далеко-далеко к северу. В противоположном конце Большой, куда он сейчас забрел, жили мастера по металлу. Парень насчитал три громыхающих оружейных лавки, один звонко тюкающий ювелирный магазин, пять лавчонок потише; и без числа навесиков, подсвеченных окон-прилавков, где выставили свой товар мастераодиночки. Понравилось что -- стучи в дверь. На цепях болтаются щиты с вывесками. Вот вывески привычные, в картинках. А вот вывески удивительные, на все лады обыгрывающие здешнее палочковое письмо: похожи на иероглифы общим рисунком, и тотчас отрицают это впечатление горизонтальным расположением текста. И все яркое, зимнее, свежее, звонкое, шустрое и веселое...

На людей Спарк начал посматривать не сразу. Во-первых, Верхняя улица была почти пустынной; и гость, по привычке, интересовался на Главной тем же, чем и вверху: зданиями и вещами. Во-вторых, слишком пристальное разглядывание ставило самого пришельца в неловкое положение, да и прохожих могло обеспокоить... Спарк пока что не собирался привлекать внимание. Даже одел не меховую хауто, а обычный дорожный плащ с капюшоном -- плотный, теплый и неброский. Игнат шагал по чужому городу, и думал, что в родном иногда чувствовал себя точно так же. Люди в проплывающих мимо окнах; ставни, решетки, белые, мутные и цветные стекла; цветы на подоконниках и начищенные желтые дверные ручки -- все они ничем не были связаны с прохожим. Спарк шел мимо, мимо, мимо -- и не мог отдохнуть нигде, до тех пор, пока не окажется, наконец, в своей комнате... Дома или в гостинице при Академии -- неважно. Важно, что там можно будет лечь, расслабить спину, и закрыть глаза...

Вот потому-то погруженный в свои мысли Спарк заметил сперва щит -- а уже потом человека. Круглый щит, точь-в-точь, как клубный; от этого воспоминания снова жутко захотелось домой. "Что, наелся приключений?" -- съехидничал было внутренний голос. Но Игнат больше не желал сдаваться хандре. Он поднял глаза: на углу ожидал кого-то натуральный викинг, разве что молодой и безусый. А так все признаки были налицо: длинные соломенные волосы, двумя косами вдоль ушей... не будь завитой бороды, девушкой бы счел... пронзительные синие глаза из-под клепаного шлема; начищенная чешуйчатая броня, рыжие кожаные штаны, дорогие зеленые сапоги с черной росшивью. Наконец, ножны с мечом на левом боку. Ну и щит -- круглый, оклеенный кожей, стальное полушарие умбона посередине -- точно такой же, только побитый, висел у Петра на стене... Иркино лицо заслонило все; чтобы выплыть из воспоминаний, Спарк решительно шагнул навстречу и поздоровался самым вежливым образом.

Незнакомец удивленно поднял брови. Однако за меч не схватился, и тоже ответил вежливо. Потом замолчал, ожидая, пока землянин пояснит свою выходку. Но Спарк уставился в щит, словно рассчитывая найти на диске необходимые слова.

-- Нравится? -- наконец, осторожно спросил викинг. -- Хочешь купить?

Спарк вскинул голову:

-- Нравится. Но купить не хочу. Я не воин.

-- И ты нездешний.

Спарк дернулся. Что у него, на лбу написано, что ли?

-- У тебя глаза... -- викинг прислонил щит к стене, и пошевелил пальцами освободившейся руки, подыскивая слово.

-- Карие, -- хмуро объяснил гость. Как они все первым делом различают маленькие зрачки? Под капюшоном и хмурым лбом -- вот внимательность!

--Ciel? -- удивился викинг.

-- Karie, -- повторил Спарк, стараясь попасть в тон твердому столичному выговору.

Молодой воин улыбнулся:

-- Меня зовут Майс. Давно ли ты под Седой Вершиной?

-- Спарк эль Тэмр. В городе я две октаго. Мы прилетели...

-- С северо-восточной окраины, Тэмр там живут, я знаю, -- кивнул Майс. -- Ты voli мне помочь?

-- А что надо?

-- Моя девушка не выходит. Вон ее окно. -- Викинг с великолепной небрежностью махнул кудато вдаль, и продолжил:

-- Уже два раза подходила к занавескам. Лисица. Хочет, чтобы я staras тут у всех на виду, как дурак, и мерз... Если ты попросишь показать тебе, например, vojo к Стене Семи Магов... Или просто ближайший трактир... Я смогу сослаться на долг вежливости перед гостем, а sekvanta раз она подумает, что очень долго тянуть тоже нельзя.

-- Пойдем туда, где тепло, -- попросил Спарк. -- Ты служишь здесь?

-- Нет. Я lernisto у мастера-мечника.

"Везет мне на учеников!" -- удивленный волчий пастух только головой мотнул. Майс подобрал щит и поспешил объясниться:

-- Мастер Лотан учит меня. Мы все живем при его lernejo. Пойдем, посидим в гостевом зале, возле fajro. Расскажешь мне про landlimoj Леса. Я вырос здесь, и никогда не путешествовал на окраины. Другим тоже будет занятно... -- говоря все это, щитоносец повел гостя по лестнице вниз, на Темную улицу, самую короткую и мрачную из трех. Здания теснились тут почти вплотную, деревянных вторых этажей не было. Вместо светлой штукатурки, хорошо отражавшей зимнее солнце, вокруг громоздились хмурые острые крыши -- словно из просторного снежного поля окунуться в черный ельник. Спарк даже вздогнул.

-- Вон там школа, -- новый знакомец указывал на единственное двухэтажное здание посреди улицы. Здание не выделялось высотой, потому что крышу имело плоскую. Как раз на уровне коньков соседних построек. Крышу со всех сторон ограждал высокий, насколько можно было судить, толстый парапет, там и сям прорезанный щелевыми бойницами. Наконец, Спарк сообразил, что это самая настоящая боевая башня -- то ли остатки прежних городских стен, то ли бывший форпост в горах. Улица застраивалась очевидно позже башни: все дома стояли ровно по линеечке, фасадами на запад, к вершине -- а школа мастера Лотана торчала углами куда придется, и Спарк не брался посчитать эти углы с ходу. За одним из ребер многогранника обнаружилась дубовая дверь, окованная широкими железными полосами. Майс распахнул ее с легкостью; Спарк едва не надорвался, закрывая за собой. "Нарочно ее такой тяжелой устроили?" -- думал гость, обметая сапоги в полутемной прихожей, -- "Для тренировки здешних терминаторов?"

Короткий узкий коридорчик привел парней в небольшой зал на первом этаже, освещенный лишь гудящим очагом у дальней стены. Как понял пришелец, окон здешние архитекторы не любили. Посреди зала стоял длинный стол, окруженный семью или восемью стульями, по стенам висело и стояло разнообразное оружие; никого и ничего больше в комнате не было.

Исчезая в единственной широкой двери Майс попросил немного обождать. Спарк присел на крайний стул, бездумно повозил пальцем по чисто отскобленному столу и потерял чувство времени. Очнулся он от голоса своего нового приятеля:

-- Вот homo, о котором я говорил Вам, мастер!

Спарк поднялся. Майс, очевидно, привел того самого мечника. Сам викинг уже стоял возле входа. Справа от него разглядывал гостя мощный широкоплечий мужчина. Глаза Лотана сияли такой глубокой зеленью, что даже в отблесках каминного пламени цвет нельзя было перепутать. Мастер обогнул стул с удивительной для своей величины грацией. В компании столь живых глаз и легких движений, волосы решительно отказывались выглядеть седыми и изо всех сил прикидывались просто очень светлыми.

Соблюдая вежливость, Спарк назвался первым. Лотан поклонился в ответ:

-- Мастер Лезвия Лотан, -- представился он внушительным басом, въяве и вживе напомнив Спарку медведябиблиотекаря.

-- Майс! -- крикнул кто-то из коридора. Вбежал рослый громкоголосый брюнет, гулко потребовавший Майса; из-за его плеча выглянула симпатичная рыжая девушка:

-- Ой!.. Неслав! Там же мастер!

-- Боги! -- высокий юноша крутнулся на пятке и исчез столь же стремительно, как и появился.

-- Hastemo... -- флегматично обозвал его торопыгой Лотан, даже не повернувший головы на шум. -- Итак, господин Эль Тэмр... Вы в нашем urbo впервые. Присядем... -- хозяин подобрал свою роскошную шубу с черным меховым воротником.

-- Да, -- согласился Спарк, отодвигая стул. Когда смолк шум рассаживания, он продолжил:

-- Мы прилетели две октаго назад. Я ищу работу, -- тут взволнованный парень ляпнул настоящее время: "sercas" вместо "sercis laboro" -- "искал работу". Позже землянин часто вспоминал свою оговорку, поражаясь глубине и размаху ее последствий. А сейчас, прежде, чем он успел заикнуться об удачной находке службы в Академии -- Мастер Лотан рявкнул басом, сразу позабыв "господина" и "Эль Тэмр":

-- Мы поможем тебе искать laboro!... Майс говорит о тебе хорошо. Ты сразу откликнулся на его просьбу. Но что ты умеешь делать?

Спарк вспомнил свое рассуждение о тренировочной груше. Грустно помотал головой:

-- Драться не умею.

-- Да не scarmi, не фехтовать, -- помотал головой мастер, отчего белые волосы полетели во все стороны. -- А, shildoj, щиты делать? Майс говорит, ты узнал сначала щит, потом посмотрел на homo, значит, немножко видел щиты раньше?

Игнат криво усмехнулся. Ну да, "немножко", в клубе. Так ведь в клубе щит делать просто: тут тебе и электродрель, и готовый металл, и кожу сразу выделанную можно купить... Кстати, викинг-то довольно глазастый оказался: все заметил, и выводы сделал правильные.

Между тем Лотан не сдавался:

-- Луки, pafarkoj, скоблить -- это же нетрудно. Если у тебя руки не к midzado приросли, я тебя научу за пол-tago... -- Мастер подумал еще немного:

-- А можно еще игрушки делать! Их совсем просто. Игрушечный pafarko, маленький knabglavo, детский меч из дерева... Тебе кажется сложно?

Игнат вспомнил, как перед большими играми вырезал деревянные мечи пачками. Конечно, до настоящих бокенов его изделия не дотягивали, но на тренировках стучать ими вполне получалось. Согласиться?

-- Несложно, -- пожал он плечами, собираясь продолжить: "Но у меня уже есть работа, извините, я просто не успел рассказать". Только с Лотаном нельзя было говорить такими длинными периодами. Мастер встрял в первую же паузу и могучим басом попросту смел остаток фразы:

-- Превосходно! Работай у меня!... -- зеленые глаза умело изобразили огорчение:

-- Рубак много, а надо и уголь носить и воду, и учебные мечи делать, и shildoj эти бешеные cielanoj ломают каждый день... Дам тебе lito en chambro, кроме кровати в комнате, еще деньги. Еды каждый день -- сколько съешь.

-- Надо подумать... -- медленно произнес Спарк. -- Извините, я все никак не успел сказать. Я работаю в Akademio.

-- Знаю, -- добил его Лотан. -- О твоих нездешних зрачках который день болтают в городе... Город-то у нас маленький. Вот Неслав, ну этот торопыга, который только что забегал... Вот он откудато из твоих краев, тоже с северо-востока. Так он говорит, его ГадГрад в три-четыре раза больше.

-- В Akademio?... -- медленно уточнил Майс. -- А что ты там делаешь, если не konfidenco?

Спарк невесело усмехнулся:

-- Никакого секрета. Я там lecionoj читаю.

***

-- Он читает свои лекции уже вторую октаго. Время идет. -- Великий Доврефьель вскинул брови:

-- Что нам делать? Кто что советует?

В покоях ректора собрались три его личных ученика. За овальным столом черного дерева устроился Барат-Дая. Кастелян происходил из горных медведей-Соэрра, и владел их родовым секретом, а именно, рецептом приготовления мороженного. Три серебряные вазочки лакомства он принес и сегодня. Пока ректор прохаживался взад-вперед по небольшой комнатке, уставившись на высокий сводчатый потолок, Барат переставлял столовое серебро то треугольником, то в линию; выкладывал маленькие ложечки то так, то этак. Наконец, маленький медведь потешно склонил голову:

-- Господин Скорастадир прав. Пора ставить опыт.

Мерилаас передвигал стул так, чтобы оказаться поближе к очагу, но при этом не сердить Доврефьеля: ректор ужасно не любил рассохшейся мебели. Черноволосый южанин искал подходящее место на каждом совещании, и всегда оставался недоволен: то камин далеко, то, напротив, стул сохнет с противным скрипом... опять же, Доврефьель ругается... Оторвавшись от капризного четвероногого, Мериалаас добавил:

-- К нам попал человек умный, воспитанный и образованный... в меру. Его знания скорее широкие, чем глубокие. О новом мире можно слушать бесконечно; а результат?

Ректор посмотрел в дальний угол: там молча лежал Теграй, уткнувшись носом в лапы. Пятнистое оперение делало грифона похожим на мягкий диван, тем более, что зверь не шевелил ни пером, ни клювом. Великий маг беспокоился: двигатель их группы, Теграй всегда шел до конца. Именно он выдвигал самые резкие идеи, именно он не позволял ничего отложить даже на полчаса... А вот сейчас пестрый гигант молчал, и без его поддержки Доврефьель не хотел ничего решать.

Укротив стул, Мерилаас заговорил вновь:

-- Если в самом деле попробовать отправить юношу в нужное время... Мы до сих пор не делали таких опытов. Это безусловный прорыв к новому знанию -- и какому! При удаче парню легко будет отправить нам письмо или даже зайти в Академию лично... Может быть, мы не доживем. Но Академия получит результат!

-- А если его девушки в прошлом? -- Барат звякнул ложечкой по столу. Доврефьель возразил:

-- Если допустить, что мы отправим... Нет -- отправляли! -- его в прошлое... В архивах Академии должно содержаться сообщение об этом. Или даже наше письмо. Ведь тогда получится, что он уже приходил сюда -- раньше.

-- Мог просто-напросто не добраться! -- не сдавался медведь. -- Девять Времен, знаешь ли... Тут такое творилось!

-- Надо готовить опыт! -- наконец-то клекотнул Теграй. Дождавшийся поддержки ректор подхватил облегченно:

-- Прочитать его память. Определить образ этой его девушки... он будет нужен, как маяк. Заодно убедимся, что парень не врет. Точно установить время. Потом пусть Дилин посмотрит в то время. Скорастадир наверняка думает так же, вот почему Вийви просила Большой Грот: Дилин сам собирается делать предсказание.

-- Почему тебе или Барату не сделать пророчество? -- удивился Теграй. -- К чему ждать Дилина?

-- Дилин -- лучший в Лесу. Никому не превзойти ни его точности, ни его ясности, -- ректор с завистливым вздохом переплел пальцы, хрустнул ими и смолк.

-- Если опыт удастся, наши позиции будут крепче корней горы! -- Добавил Барат. -- Мы получим столько полностью достоверных сведений, что сможем даже рассчитать переход в его мир.

***

-- В чужой мир попасть нелегко... -- Доврефьель стирал пыль с большого хрустального шара и что-то рассказывал -- по мнению ректора, это должно было успокоить гостя и немного отвлечь от предстоящей процедуры. Спарк, удобно откинувшийся на высокую резную спинку, слушал бормотание вполуха. Попробовать чтение памяти гость согласился с удовольствием. Пожалуй, впервые за два месяца, дело продвинется в нужную сторону -- а для перемещения, конечно же, надо знать день и год. Все земные вещи сгорели в посвятительном костре Тэмр. Значит, единственным маяком будет его память об Иринке... Игнат сам не заметил, как разулыбался до ушей.

Доврефьель и Дилин настраивали все необходимые приборы. Для колдовства ректор отвел небольшой зал в сердце горы, поближе к Большому Гроту. Великий Доврефьель хотел получить самый яркий отпечаток Иринкиной ауры, и передать его Дилину. Затем ежик быстро отправится в Грот, и попытается отыскать девушку -- картины на стенах Грота ясные и большие, искать в них намного легче, чем в самом лучшем магическом шаре.

Прочие маги Академии обеспечивали рабочую пару инструментами, энергией, едой и всякой другой поддержкой; Спарк в подробности не вдавался. Его радовал сход с мертвой точки. Парень охотно выполнял все команды Доврефьеля.

Наконец, ректор громко и торжественно произнес заклинание. Игнат послушно представил пропажу: каштановые волосы; зеленый и карий глаз; улыбка; губы...

"Образ ничуть не потускнел" -- шепнул Доврефьель; "Он, похоже, действительно ее любит" -- шепотом же отозвалась черноволосая ведьма. "Давай скорее отпечаток!" -- прервал еж -- "У меня нить уходит!" Маги согласно и быстро проделали все необходимое; Дилин затопотал маленькими ножками к Гроту, а Спарк очнулся и вновь увидел над собой каменный свод; слева и справа два стола с нагромождением стеклянных колб, магических шаров, непонятных предметов и книг... Нигде ни пылинки: оборудованием пользовались и содержали в чистоте... Издалека долетел гулкий удар: Ньон распахнул высокую дверь Грота, впуская ежика-предсказателя внутрь. Великий Скорастадир, Сеговит и Барат-Дая уже были готовы вкачать в провидца достаточно силы, чтобы картины на обширных стенах пещеры держались так долго, как потребуется, и чтобы искомый образ нашелся скорее. Потом с таким же гулким ударом дверь захлопнулась. Лучший предсказатель Академии отправился в поиск сквозь безвременье.

Спарку предложили вернуться в свою комнату и отдыхать. Понимая, что невежливо путаться под ногами у работающей бригады, гость даже не просил провожатого. Однако Ахен все-таки отправился с ним: не так показать дорогу, как проследить и помочь в случае неожиданных побочных эффектов. Парни поднялись к знакомому холлу, сели на вытертую деревянную лавку, и некоторое время бездумно разглядывали журчащий фонтан.

Потом Ахен вспомнил о долге хозяина и решил занять гостя беседой:

-- Так ты говоришь, Лотан предлагал тебе laboro?

Спарк кивнул.

-- Хорошее дело, -- ученик магов одобрительно потер ладони:

-- Кажется, Доврефьель на твоей стороне.

Волчий пастух удивленно посмотрел на собеседника. Тот, похоже, огорчился:

-- Да, ты же не знаешь... В общем, тут у нас три партии. Личные ученики Доврефьеля -- БаратДая, он из Соэрра. Скоро ему держать экзамен на Великого Мага.

-- А подробнее?

Ахен замялся:

-- Подробнее я и сам не знаю. Я-то всего лишь ученик. Могу только добавить, что Барат и Мерилаас -- лучшие умы Akademio. Еще у них Теграй, это пестрый cielano...

-- Помню, -- вставил Спарк. Ахен продолжил:

-- Великий Скорастадир -- соперник Доврефьеля во всем. У Скорастадира учатся Вийви, Дилин и Нетерай -- снежного cielano ты тоже должен помнить... Скор и его lernistoj придерживаются точки зрения, что магию надо не столько копить, сколько практиковать. Они стоят на том, что-де голая теория ничего не значит, только опытом можно достичь ясности. Пожалуй, они и к тебе относятся как к источнику сведений о nova мире. Пытаются обдумывать не столько сам переход, сколько profitoj, которые можно извлечь из этого.

-- А как ко мне относится партия Доврефьеля? И кто третья партия?

-- Третья партия -- все прочие. Мы, обычные ученики. Потом, те маги Akademio, которые не лезут в дележку власти: Ньон-книжник, Йон-лекарь, и Сеговит, заведующий магическими приборами. Их еще называют "каменная тройка", за подчеркнутое равнодушие к diskutoj Великих...

Спарк припомнил высокого старика Сеговита, беспокойно теребящего красную вышитую змею на глубоко-зеленой мантии. Потом видение заслонил главный вопрос:

-- Так как же ко мне относится Доврефьель?

Ахен двинул плечами:

-- Предполагаю, ты для него прежде всего живое доказательство. Rektoro давно исследует теорию множественности обитаемых миров и возможности переходов между ними. Твой okazo тут просто подарок. А если удастся еще и закинуть тебя в нужное tempo, Доврефьель уж точно войдет в историю.

-- Так вот почему они стояли на два крыла, и Двор.. Довер... виноват, ректор, представлял их попеременно: Барат-Дая из своей партии, и в противовес ему Вийви из людей Скора... Имена же у ваших Великих!

Ученик магов насмешливо фыркнул:

-- Традиция такая! У Великих Магов многосложные имена.

-- А Скор не возражает, чтобы его звали коротко.

-- Он у нас hastemo, -- улыбнулся Ахен. Спарк вспомнил, где впервые услышал это слово: мастер Лотан обозвал так одного из своих учеников. Торопыга, значит. Лотан!

-- Ну так при чем тут Лотан? Ведь ты же с него начал?

-- Доврефьель на твоей стороне, tiel?

-- Это ты говоришь, я-то не могу знать.

-- Думаю, что так. Значит, при удаче он перенесет тебя точно в то tempo, какое надо. Следовательно, сколько бы ты ни потерял времени на lerno, не опоздаешь. А подготовка опыта займет не меньше пяти oktago, Доврефьель всегда обдумывает и проверяет мельчайшие bagateloj, таков его характер. Лучше провести это время с profito. Учись пока у Лотана -- а то попадешь, куда хочешь, и что будешь делать?

Спарк задумался. Ахен не мешал ему, и долго-долго тишину холла нарушало лишь журчание фонтана. Игнат думал: "Пожалуй, здешние маги четко делятся на теоретиков во главе с ректором; практиков -- во главе со Скорастадиром; и прочих, которые пока еще не знают, кого выбрать... Может, предложить им идею профессиональной специализации? Поможет ли это снять напряжение между партиями?"

-- Интересно посмотреть на магический мир... -- произнес волчий пастух. Ученик мягко возразил:

-- Магия принимается и изучается только в Лесу, а в городах она не в чести.

-- Почему?!

-- Горожане считают, что наличие большого числа сильных магов сдерживает жизнь: никто не пожелает улучшать ее, если сможет легко наколдовать желаемое. Да и магов среди urbanistoj почти нет. Горожане просто боятся волшебников, считая их всесильными -- потому, что редко встречают magiistoj и плохо знают их настоящие возможности. Лес огромен. Города на его границах -- мосты между Urbo kaj Arbaro...

-- Не так быстро! -- Спарк замахал руками. -- Про ваше государственное устройство я читал... Не надо мне пересказывать список провинций, которые можно уместить на одной несложной карте. Сам прочту, там и карты есть. Лучше скажи: разве за жалкие пять октаго, которые ты советуешь провести у Лотана, можно научиться чему-то приличному?

-- Ну тогда наймись к нему хотя бы до середины somero, это почти полгода. Проси учебу, крышу и еду, а что сверх этого, игрушки там всякие -- пусть monoj платит.

Спарк пожал плечами:

-- До середины лета? Не знаю... Вообще, как-то странно получается: не успел о работе помечтать, предложили сразу две, одна другой лучше.

-- А что удивительного?

-- Такое везение...

Ахен даже подскочил над скамейкой:

-- Это не везение, а donaco судьбы! Инструмент в твоих manoj, чтобы ты что-нибудь сделал... Сам же говорил мне тогда, помнишь? Кому дано multo, с того multo и спросят!

-- И что, в вашем мире это серьезно?

Ученик магов просто остолбенел:

-- А что, в вашем -- нет?!

-- Но тогда что я должен сделать?! -- ошеломленный землянин забегал вокруг мирно булькающего фонтанчика. -- В чем моя цель? Я же хотел просто вернуть Ирку домой! Или что тогда?

***

-- ...Тогда как отправить человека в разгар войны? -- Скорастадир недовольно размахивал руками.

-- А Дилин точно видел там войну? -- Барат-Дая был спокоен и серьезен.

-- Если бы только Дилин! -- Ньон покачал громадной косматой головой. -- Мы все видели армию. Военный лагерь... Точно на дороге, как квадратная пряжка на ремне. Ровные ряды палаток. Вокруг насыпь, под ней канава. По гребню насыпи воткнуты копья, на копьях висят щиты. И еще городские стены. Ведь все это -- под стенами города, который мы не смогли узнать.

Доврефьель молчал. Ему, как ректору, следовало высказываться последним. Тем более, в таком важном споре.

Мерилаас и Теграй выступили за переброску Спарка. Доврефьель их прекрасно понимал. Опыт подтвердит теорию. Заодно устранит источник беспокойства: чужак с его тревожными рассказами и новыми знаниями попросту исчезнет из поля зрения. У Скорастадира и так достаточно поводов мутить воду... К магии нельзя допускать непосвященных. И лучше пусть магов будет мало, но зато они будут... настоящими. Пожалуй, это верное слово. Наконец, успешная переброска в будущее добавит Доврефьелю научного веса -- по словам загадочного гостя, "мелочь, а как приятно!"

Скорастадир и его партия немедленно кинулись в бой: они хотели поучить Спарка подольше и отправить его на восточное пограничье, чтобы волчий пастух попал в будущее своим ходом.

-- ... Спарку деваться некуда, поневоле будет сидеть там, Ирку свою ждать. -- Скор яростно жестикулировал, едва не цепляя обступивших его магов.

-- А забудет ее, полюбит другую? -- усомнился Ньон.

-- Так это же еще лучше! -- не сдержался Дилин -- У него появится тут женщина, следовательно, появятся тут корни. Тогда человек полностью наш, он будет иметь свой интерес в делах Границы. Парень деятельный по характеру: все Вы видели его ауру, и понимаете, о чем я говорю... Обучить же мы его можем всякому. Пусть понемногу поворачивает край лицом в нашу сторону. Он еще благодарен нам будет за выучку и поддержку.

-- Сколько между ними лет разницы?

-- Десять, -- уронил Сеговит, разглаживая красную вышивку на груди. -- Девушки появятся у Висенны день в день через десять лет. Точно там же, где появился и сам Спарк.

-- Надо сказать ему это открыто. -- Подал голос Теграй, впервые с начала спора.

-- Тогда мы проиграли! -- выкрикнул снежно-белый грифон. -- На что разум ежей далек от человеческого, но ясно даже и ежу! Он выберет свою девушку -- и немедленно. Какие десять лет? Кто станет ждать десять лет? Только ты, пегий полукровка...

-- Молчать!!! -- в обрушившейся тишине легкий стук ректорского посоха отдавался ударами грома. Великий Доврефьель грозно посмотрел на Великого Скорастадира. Рыжий великан выстрелил взглядом в Нетерая. Небожитель сложил белые крылья и что-то неразборчиво проворчал. Люди приняли это за извинения; Теграй расслышал правильно, и огрызнулся:

-- Сколько бы ты ни оскорблял меня, я против использования этого человека втемную. Это прямое нарушение Первого Закона.

-- А бросить его в будущее, где бушует война? -- мягко поинтересовался Скор, -- В конце концов, мудрый отец запрещает детям играть с боевым ножом, и не спрашивает согласия детей; разве это -- не нарушение свободной воли ребенка? Нужно ли объяснять вам итог? Наш гость молод; сердце непременно потянет его в будущее, поближе к любимой. Но не разумнее ли будет хоть немного подготовить его к этой встрече? В конце концов, десять лет -- это всего лишь десять лет! Не вся жизнь, и даже не половина ее. А для его подруги этих лет вовсе не существует, ей даже ждать не придется -- в каком угодно случае...

Вийви нахмурилась, скомкала платок, уронила его. Дилин поймал легкую ткань на лету, вернул. Ведьма поблагодарила ежа взглядом. Доврефьель молчал.

-- Вы нарушаете Первый Закон! -- упрямо повторил Теграй. Нетерай встопрощил оперение:

-- Вы соблюдаете букву Закона, но искажаете его дух!

-- Хватит! -- распорядился Доврефьель. -- Обдумайте последствия вашего решения, изложите их на бумаге. Ты, Барат, так же опиши наше. Потом прочтем и сравним. Немедленных действий ни один из путей не требует, значит, есть время подумать. Скажем гостю, что ответ темен, и пророчество нуждается в истолковании. Обдумаем все, на что у нас хватит ума. Бумаги для сравнения должны быть готовы через два дня. Обсуждение состоится утром. Чтобы пришелец ничего не заподозрил, увеличим время его лекций: это потребует больше сил на подготовку, и даст ему намек на скорое расставание с нами.

***

Перед расставанием Игнат решил все же подсунуть магам взрывоопасную идею. Нельзя сказать, чтобы у Висенны цеховое разделение было особенной новостью или редкостью. Кожевники и кузнецы не пересекались ни в чем. Но каждый кожевник и каждый кузнец в своем деле был универсалом: сам задумывал вещь, сам чертил наброски, подбирал необходимые материалы; если надо, проводил опыты, варил нужные закалочные или дубильные смеси; делал опытный экземпляр, испытывал, и потом только начинал выпуск на продажу -- словом, тут царило обычное средневековье. Спарк уже привык вздрагивать от отличий, и при очевидном сходстве, сперва своим глазам не поверил.

Однако, перечитав "Описание мира", Спарк убедился, что все именно так и обстоит. Почесав затылок, он принялся набрасывать черновик выступления; благо, ректор увеличил время лекций, и можно было не так тщательно отсекать излишки. Спарк уже привык готовиться к выступлениям с листа, расставлять мысли по порядку и выписывать нужные примеры. Время уходило, в основном, на движение пером по бумаге. К счастью, первокурсников еще учили пользоваться тушью; так что рукописание не было для Игната чем-то страшным или запредельным.

А пока гость мирно скрипел перышком по пергаменту, маги Академии поодиночке и группами обсуждали два главных варианта действий. То есть, помочь пришельцу и магической силой переместить его в будущее, благо, известно точно, куда и когда; или же под благовидным предлогом отказать в переброске, предлагая взамен помощь в обучении и жизни вообще. Колокол к началу лекции прозвучал для обеих сторон боевым сигналом.

Выступление Спарка началось в молчаливом внимании. Маги сперва не поняли, отчего пришелец поломал привычную схему. До сих пор Спарк основывался на "Описании мира": брал какойлибо раздел книги и перечислял отличия или сходства относительно такой же области земной жизни. В этот раз пришелец взял примером ситуацию в самой Академии! Острота предмета связала собрание настороженной тишиной. Спарк ожидал подобного, и не удивился. Он описал строительную отрасль на земле. Начал с архитекторов, которые чертят общий вид здания, определяют взаимное расположение комнат и коридоров. Перешел к конструкторам: они-де определяют способ воплощения в реальность архитектурных мечтаний. Не забыл сантехников и электриков, которые показывают на чертежах свои трубы и провода... тут Спарку пришлось попотеть, чтобы не объяснять еще и физику с электричеством. Потом чертежи попадают к сметчикам, те вычисляют примерную стоимость строительства с точностью до одной десятой от общего объема. И, наконец, чертежи приходят на стройку -- только тут начинается собственно отесывание камня, выпиливание деталей, сбивка, кладка, подгонка...

До государственной приемки и народных обычаев, как-то: "поить плотников на закладку первого венца, последнего венца, и вывода под крышу" Спарк не дошел. И так изрядно подогретое утренним спором, собрание взорвалось. Маги моментально уловили намек. Это значит, сделать команду Доврефьеля "проектировщиками", а Скорастадира -- "строителями"? Но ведь проектировщики главнее? Или как? Шквал вопросов ошеломил даже ректора; сколько он ни стучал посохом в пол, сколько ни призывал к порядку -- еще немного, и маги пошли бы врукопашную... Если бы сам Спарк не вмешался. Уж игровые споры в клубе ему улаживать приходилось... да и не казались ему маги страшнее волков.

-- Главные не проектировщики и не строители! -- выкрикнул Спарк, и удивление опять заткнуло спорщиков. Гость обвел взглядом пестрое общество, жадно сверкающее разнокалиберными глазами, выдохнул для храбрости, затем нарочито спокойным тоном пояснил:

-- Главный -- заказчик. Кто деньги платит, тот и говорит, что делать.

Маги владели лицами намного лучше волчьих пастырей с восточной окраины. Но сейчас даже они переглядывались в искреннем ошеломлении. Признать существование силы, которая выше магии? Которая отпускает распоряжения и плату? Которой придется давать отчет в израсходованных средствах? Может, еще и сапоги целовать?!

Наверное, чужеземец просто не знает пока всей истории Леса! Ведь это маги Седой Вершины первыми объединили племена, ведь Академия магов долгое время была истинным центром власти, а Совет возник уже много позже, после присоединения Левобережья... И даже сейчас влияние Истока на Лес колоссально. Только Академия издает книги. Одна лишь Академия готовит лекарей для всего Леса. Из Академии выходят лучшие строители и управляющие. Как бы ни злились племенные вожди, но и они подчиняются магам, понимая всю выгоду такого сотрудничества... И вот всю эту налаженную цепочку поставить кому-либо на службу? Кому?

Спарк смотрел в застывшие лица, и понимал, что междуусобица магами забыта. Все они теперь обратились против чужака, покушающегося на самые основы их власти, могущества и влияния. Но страх по-прежнему не шел. Пришелец вспомнил недавнюю беседу с Ахеном. Может, его миссия в том и состоит, чтобы подбросить эту мысль Академии? А потом слинять на работу к Лотану: не зря же она подвернулась именно сейчас?

Однако, сказав "А", следует сказать и "Б". Спарк покаянно уронил голову:

-- Плохие отношения между проектировщиками и строителями у нас тоже не новость.

-- Так в чем же выигрыш вашего образа жизни?

Именно этого вопроса Спарк ожидал. Длинный ответ он заучил наизусть, много раз произносил вслух, привыкая к интонации. И теперь отозвался немедленно, уверенным ясным тоном:

-- Каждый имеет дело по душе и не ломает свой характер. Кто хочет делать, тот делает, не путаясь в сомнениях. Кто больше любит и умеет думать, тот ищет решения, не вязнет в мелочах: как сделать.

Маги молчали. Только теперь Спарк испугался по-настоящему. Как у него вообще наглости хватило -- в чужой монастырь со своим свиным рылом... Но слушатели не проявляли даже злобы: они обдумывали. Воспользовавшись паузой, землянин глубоко поклонился, подобрал свои листки... Академическая дискуссия дело серьезное. В ходе прений случается и табуреткой по голове получить. Особенно, когда предмет обсуждения настолько спорный. Вон Скорастадир уже рукава закатывает...

Ректор быстро овладел ситуацией. Он поднялся, вежливо поблагодарил гостя за "знание, новизну которого даже не с чем сравнивать!" -- и тотчас предложил каждому магу представить к завтрашнему же утру свои соображения о последствиях, какие может иметь нововведение... Фразу ректор нарочно завернул усыпляюще длинную, и ответ намеренно потребовал письменный; и в конце добавил слово, которым пользовался исключительно редко: "Приказываю!"

После столь внушительной угрозы мысли о драке увяли сами собой. Противники решили отвести душу на бумаге. Ректор не сомневался, что на несколько дней им этого хватит. А потом...

***

-- Потом он сказал, что будет рад другим лекциям в том же духе. Ты "стряхнул мох с бороды". Похоже, ты нас в самом деле удивил! -- Ахен покачал головой. Спарк, не отвечая, положил перед медведем-библиотекарем очередной том. Ньон спросил прямо:

-- Ты переезжаешь потому, что испугался?

Спарк замялся; Ахен пришел ему на помощь:

-- Я советовал ему lerni у Лотана, еще до того, как была задумана эта leciono. Совпадение.

Ньон хитро прищурился:

-- Что говорят о таких koincido Великие?

-- Что случайность есть nekonato закономерность! -- фыркнул от входа Барат-Дая. Подкатываясь к стойке, завхоз добавил:

-- Скорастадир многократно и шумно выражал свое восхищение.

Рядом с библиотекарем Барат выглядел медвежонком, но нисколько не смутился, а потребовал срочно четыре тома "Карт и существ" -- ректор-де велит доставить немедленно. Ньон исчез в полутьме за стеллажами; Барат вздохнул:

-- Берегись Скорастадира! С ним надо быть очень singarde... -- отвернулся, и ничего не прибавил.

Ахен посмотрел на гостя смущенно. Спарк не расстроился:

-- Ну, раз от здешней зарплаты меня не отлучили, жить будем. А что Скорастадир?

-- Поманит pomo, а там груша, -- буркнул медведь, не оборачиваясь. Пришелец его не понял:

-- Груша тоже сладкий плод.

-- Плод, да не тот! А в твоем положении senbezona шаг -- с обрыва в лед! -- Плюшевый мишка не утерпел, развернулся и покачал лапкой с уморительной серьезностью.

"В гробу я видал ваши выверты, и разменной монетой тут не буду!" -- подумал Спарк, но вслух, конечно же, не произнес.

-- Bon, что не будешь. -- Барат-Дая оскалился. Насколько гость понимал звериную мимику, вышла улыбка, а не угроза. Землянин смутился. В самом деле, они ведь мысли читают!

Тем временем большой медведь принес книги. Маленький сгоряча обложил все четыре тома заклинанием. Лишенные веса фолианты плавно всплыли перед кастеляном. Спарк подозревал, что и это игра на публику, то есть, на него же. Барат-Дая вышел, толкая книги перед собой. Ньон смахнул куда-то вниз последний возвращенный том Спарка.

-- Пойдем и мы. -- Волчий пастух посмотрел на ученика:

-- Поможешь вещи к Лотану отнести?

-- Конечно! -- легко согласился Ахен. -- Только зимнюю куртку одену.

***

Зимние куртки ученики Лотана вешали над кроватями, чтобы укрываться поверх одеял. Спарк сделал то же самое, порадовавшись, что ему отвели место не под окном и не на проходе. Спальня занимала весь второй этаж Башни, имела в стенах узкие щелевидные бойницы, теперь застекленные мутноватым стеклом. Освещалась спальня камином и масляной лампой на высокой подставке у входа. Посреди комнаты древние строители выложили красивый витой столб, и уже на него оперли непривычно пологие своды потолка. Спарк сразу заподозрил бетон: каменная арка на такой пролет должна быть много круче.

-- Здесь мужская спальня. -- Майс рывком выдернул из-под кровати новичка внушительный сундук и распахнул крышку:

-- Сюда deponas вещи. Можешь вешать замок. У нас нет замков, и пока еще nihil не пропало.

-- А что, у вас и девушки учатся? -- Спарк вспомнил рыжую, которая выглядывала из-за плеча Неслава.

-- Только одна. -- Майс пожал плечами. Спарку послышалось недовольство в голосе, и он не стал развивать тему. Но викинг пояснил сам:

-- Скарша живет en chambroj у госпожи Эйди... Госпожа Эйди -- жена мастера Лотана. Мастер на первом breto, там же оружейный склад, кухня и общий зал. А упражняемся мы en korto, ниже по склону. Там просторнее, чем на крыше, а бегать надо... -- викинг потеребил заплетенную в косички бороду:

-- Бегать надо multo. До стены, и дальше...

Волчий пастух глянул в указанное окно. От башни Лотана до городской стены на востоке спускался обширный заснеженный пустырь.

-- В стене pordeto, за калиткой тропинка через arbaro, к роднику. Иногда Соэрра привозят уголь на продажу. Но обычно мы ходим en arbaro за дровами. Их надо много... -- Майс грустно вздохнул, и тотчас опять повеселел:

-- Теперь пошли знакомиться!

Спарк попытался прикинуть, сколько новых людей он успел увидеть за неполные три октаго в Истоке. Выходило, по лицу в день. А сейчас будут еще... Парень одел хауто да Тэмр: Майс просил для первого знакомства явиться при параде. Затем оба вышли на винтовую лестницу, спустились по ней, и узким коридором попали в знакомый зал.

Учеников у мастера Лотана оказалось меньше, чем Спарк опасался. Белоголовый наставник поместился во главе стола; слева от него сидела статная женщина. Справа -- три парня и та самая рыжая девушка, которую Спарк уже видел. Волчий пастух поклонился. Лотан коротко кивнул в ответ, прежде всего подавая руку госпоже Эйди. Та выплыла из-за стола, шелестя зеленым платьем с золотой и белой вышивкой -- тоже наверняка парадным -- плавно склонила голову, обошла новичка со всех сторон, улыбнулась и исчезла в двери. Пока Спарк соображал, что это значит, Лотан уже оправил памятную черную шубу и теперь называл имена учеников:

-- Неслав из ГадГрада...

Тот самый громкоголосый брюнет. Цвет глаз не очень-то разглядишь, не то освещение. Говорит, что уже два года переходит от одного фехтовальщика к другому, учится... Похоже. Движения быстрые и точные, волосы острижены коротко. Одет, как и прочие ученики: рубашка навыпуск, штаны и сапоги.

-- Скарша из Финтьена...

Улыбки в зале. Оно и понятно: единственная девушка в пределах видимости. Что ж спорить, красавица. Одета по-мужски. Только волосы не стрижет, рыжая коса вокруг головы -- кажется, такая прическа называется "венок".

-- Дитер, тоже el Fintieno...

Среднего роста, глаза спокойные. Волосы не такие белые, как у Майса, но светлей, чем у Неслава. Будем считать русыми.

-- Венден из Маха-кил-Агра...

Парень тоже среднего роста, но коренастый и крепкий, почему и выглядит ниже. Брови густые и почти сросшиеся, из-за этого взгляд как в прицел.

-- Наш nova ученик... -- Лотан широким движением указал на волчьего пастуха: назовись!

-- Спарк эль Тэмр, -- новичок еще раз опустил голову в поклоне. Он не заметил, как резко нахмурился и быстро оттаял лицом Неслав.

На этом церемонии окончились. Уже обычным голосом Майс предложил:

-- Садись, рассказывай: откуда ты, как живут у вас. С твоей восточной landlimo тут очень давно никого не видали.

Спарк отодвинул стул, устраиваясь поудобнее. Вернулась госпожа Эйди, в платье попроще. Перед ней два паренька несли деревянные подносы с едой, едва не подметая пол желто-черными накидками. "Слуги" -- шепнул Майс на вопросительный взгляд. -- "Наняли на вечер, обычно не держим..." Что ж, Спарк поднаторел в говорильне, все-таки две октаго лекции читал... Но именно поэтому сейчас болтать не хотелось. Надоело, да и опасался он брякнуть еще что-нибудь спорное. Лотан не терпел промедлений и опять влез в паузу:

-- Ты нанялся до верхушки somero. Хорошо еще, что не на три октаго. Надо тебе знать сразу, великим бойцом человек не станет за пол-jaro. Спроси вот у них!

Ученики согласно улыбнулись. Должно быть, Лотан сел на своего конька и говорил давно известные им вещи. Но скуки не мелькнуло ни в одном глазу. "А как же фэнтези-шаблон? Главгерой должен за два месяца все изучить!" -- подумал Спарк.

-- А нет ли какого заклинания, чтобы достичь мастерства rapide? Может, Спарк что-нибудь знает? -- встряла Скарша безо всякого почтения к плавной речи мастера. Лотан от ее наглости поперхнулся. Майс и Венден потащили к себе по куску мяса. Дитер ободряюще улыбнулся новичку и взял круглый хлеб. Спарк покачал головой:

-- Если и есть, я его не знаю.

Мастер лезвия добавил:

-- Мало ум поменять, менять надо все korpo: кости и мышцы. Ведь ребенок двадцать весен узнает все, что ему надо для жизни!

Рыжая не сдавалась:

-- Но люди в nova стране осваиваются за год-два, редко больше трех jaro. Значит, rapide изучить многое все-таки возможно?

"Зачем ей этот спор?" -- подумал Спарк, и сказал совсем не то, что собирался:

-- Потому, что взрослый отсекает многое, зная, чего он хочет. А ребенок вынужден учиться всему подряд, ибо еще не знает, что ему надо...

***

-- Так что же нам надо? -- Великий Скорастадир покатал свечку по разложенным листкам. Хруст пергамента заглушил возмущенное бормотание Дилина. Госпожа Вийви посмотрела на предсказателя, потом на рыжего великана и промолчала.

-- Или это нужно не нам, а только кому-то одному из нас? -- зловеще поинтересовался маг.

Еж презрительно фыркнул:

-- Если ты смог забыть, кто произнес самую длинную речь в защиту нашего дела, то забудешь и все то, что сейчас скажу! А поэтому...

-- А поэтому помолчи, пожалуйста, Дилин... -- ведьма опустила руку, словно закрывая невидимое окно, и зверек послушно умолк. Женщина повернулась к Скору:

-- Нарушение Первого Закона мне неприятно. Ты изящно выкрутился с этим примером про боевой нож в руках мальчика. Да только Спарк вовсе не мальчик. Тебе напомнить его полное имя?

Рыжий великан фыркнул не хуже ежа:

-- Да-да-да, конечно, грозная стая Тэмр! Примерно одна десятая от числа Аар, и едва лишь одна двадцатая от волков Роу. А Спарк, если ты заметила цвет нашивок, представляет даже не всю стаю. Он из отряда Нера... помнишь, лет пятнадцать назад Нер пытался поступить в Академию?

-- Тэмр -- единственная стая, которая не уступила своих земель Владыке Грязи. Нер очень гордый и твердый... человек. По-моему, простачком он только прикидывается, -- хмуро возразил еж.

-- Дело ведь не в количестве, Скор, -- ласково протянула ведьма. -- Ты Великий Маг, тебе ли объяснять значение имени?

-- В имперском языке слова "тэмр" нет. Значение, на которое ты намекаешь, помнят лишь немногие маги. В конце концов, госпожа моя, имя всего лишь имя. Сути ничто не заменит... -- Скорастадир поставил свечу вертикально. Поднял взгляд и отчеканил:

-- На Берегу Сосен я ежедневно нарушал закон. Иначе там просто не выжить. Сказать правду, я вовсе не пониманию, как можно строить державу на рабском послушании. Итак, мне плевать на обвинения!

Вийви улыбнулась еще ласковей:

-- А мне -- нет.

-- Я не поддержу отступника от Первого Закона! -- угрюмо подтвердил еж. -- Кромешники отвернутся от тебя. "Каменная тройка" смотрит сквозь пальцы на твои споры с ректором, но за Первый Закон поднимется каждый зуб в Лесу.

Скорастадир сжал кулак. Куски воскового цилиндрика брызнули по всей комнате. Вийви опустила глаза. Еж, напротив, поднял голову и злобно смотрел снизу вверх. Рыжий маг с шумом набрал воздух. Потом выдохнул. Потом скомкал несколько листков на столе, путаясь пальцами в фитиле раздавленной свечи.

-- Хорошо же! -- рявкнул Скор. -- Чего вы хотите?

-- Не вы, а мы, -- тихо поправила черноволосая красавица. -- Мы хотим. Поддержи Доврефьеля. На следующих выборах все вспомнят, что ради Первого Закона ты ломал себя. Зачтется...

-- Уж мы постараемся, -- кивнул Дилин и прибавил:

-- Я лучший предсказатель в Лесу. А ты -- самый опытный маг. Доврефьель сильнее в теории, но ни он, ни любой в Академии не сделает переброску лучше тебя. Если же ты первый предложишь ему помощь... -- ежик мелко засмеялся. Вийви прыснула в сложенные ладони:

-- Представляю, какое у него будет лицо!

***

Лицо Неслава не изменилось, хотя рука онемела. Он еще успел перекинуть деревянный меч в левую ладонь -- но Неслав был вторым мечником школы, а Майс все-таки первым и лучшим. Викинг ударил прямым сверху, и был удар столь быстрым, что противник просто не успел закрыться, хоть и видел все движение. С громким треском деревяшка впечаталась в стальной шлем; Неслав полетел спиной на стену, а обломки тренировочного клинка -- в разные стороны.

-- Вот! -- Венден наставительно поднял палец, обращаясь к новичку, -- Tiela должен быть удар!

Спарк сглотнул пересохшим горлом и бросил Майсу новый деревянный клинок. Викинг взял оружие из воздуха, словно яблоко с ветки. Неслав успел подняться, но в новую атаку не полез. Он пошел полукругом, чтобы заставить Майса топтаться на месте и надеясь спутать ему ноги внезапным выпадом. Майс не купился. Качнувшись в сторону, изобразив, что попался, викинг одним широким шагом сократил дистанцию -- и вновь ударил с невообразимой быстротой. Неслав отчаянно вывернулся -- отбил. От второго уклонился, на третьем попытался контратаковать... четвертый удар исчерпал дыхание и вновь швырнул его на колени. Неслав положил меч на землю, протянул пустые руки. Спарк увидел, как Майс опускает плечи: из поединщиков словно выходил воздух. Венден подошел к Майсу, а Спарк к его противнику, чтобы помочь с доспехами. Бой на сегодня был последним. Из двери показалась Скарша и разбойничьим свистом позвала к ужину.

Спарк ужинал вместе со всеми, только накрывали стол теперь сами, без всяких слуг. После ужина можно было отдохнуть у огня или сразу ложиться спать -- если Лотан не объявлял ночной тренировки. Утром все бежали во двор, прыгали, махали руками. Правильной разминки здесь не знали, а землянин опасался ее предлагать, помня, как влез со своим уставом в споры магов. Очень любили играть в снежки: выбирали защитника, вручали ему деревянный меч, и всей толпой закидывали его снежками. Защитник должен был отбивать белые шарики или уклоняться. Но от пятерых не так-то просто увернуться. Рано или поздно прилетало в лоб, защитник зверел, и гонялся за прочими по всему полю, те же яростно отстреливались -- пока зычный рев Лотана не прекращал забаву.

После завтрака ученики полного курса делились на пары и упражнялись в том, что приказывал мастер, а Спарк резво бежал с тяжелыми деревянными ведрами за калитку, оттуда вниз по тропинке к обложенному камнями родничку. От родничка тащил ведра наверх, матерясь тихонько, когда ноги окатывало ледяной водой. К счастью, коромысло у Висенны знали -- а то ведь с одного ведра даже завтрак на шестерых здоровых мужчин не сготовишь, что уж там говорить об умывании да мытье посуды. Набиралось полтора десятка ходок. Лотан считал родник лучшим упражнением для спины и сердца. После солнцеворота мастер вовсе обещал коромысло отобрать: чтобы бегал больше. Но пока что волчий пастух справлялся за пятнадцать рейсов. Затем он считался свободным, и шел в Академию -- готовиться к очередной вечерней лекции. Первые пару дней пришелец побаивался перемены отношения к себе. Однако, маги не обратили особого внимания на переезд. Собрания проходили по-прежнему. Уже через пол-октаго Спарку казалось, что не было ни спора, ни мыслей о поспешном уходе из Академии -- лекции и обсуждения вернулись в привычное русло.

Это ощущение после обеда сразу пропадало. Поначалу Лотан всегда занимался с новичками сам, выясняя их возможности и характер. Так что прямо из Академии, часто еще не отошедший от спора, Спарк попадал в ежовые рукавицы мастера-мечника. Весь мир сжимался до тяжелого дыхания, скользкой мерзлой земли под тонкими подошвами, противно стынущих на верхней губе соплей, да коротких выкриков -- когда тренировочная деревяшка проминала толстую куртку. Очень скоро Спарк покрылся синяками не хуже леопарда, но отступать теперь было стыдно.

Метод обучения Лотан использовал очень простой. Преподав на первом же занятии десять ударов и шесть защит, на втором показав три парных упражнения, мастер лезвия больше к теории не возвращался. Спарк повторял и повторял движения, доводя их до такой степени, чтобы противник не мог защититься, даже зная, какой будет удар. Мастер ходил вокруг и следил за постановкой ног, удерживал от нырков вслед удару, поправлял руки. В конце каждой тренировки следовала короткая схватка с Лотаном, заканчивающаяся всегда одинаково: Дитер или Майс помогали новичку встать, а сам он прикладывал к свежему синяку комок снега. Ученики полного курса занимались и с копьем, и со щитом, и с секирой, да еще и из лука стреляли. Спарка натаскивали только на меч.

После тренировки Спарк имел единственный за день промежуток отдыха, когда никто не смел его беспокоить -- а затем начинал собственно работу, оплачивая честно вбитые в него знания. Вытесывал грубые подобия мечей для тренировок, трясущимися руками скоблил простые луки, прикладывая медные полукружья шаблонов. Рубил дрова. Если выпадала свободная минута, наблюдал за упражнениями старших. Опять носил воду, но по вечерам уже не один: все хотели смыть пот. Спарк подозревал, что без Скарши это желание уступало бы усталости. А перед рыжей красавицей все хотели выглядеть хорошо. Поэтому цепочка учеников каждый вечер волоклась с ведрами к роднику, оглашая зимние сумерки сдержанной руганью -- когда ктонибудь неудачно наступал на побитую ногу или тыкался свежим синяком в ветки. Дни неслись черно-белой лентой, связываясь узлами после особенно крепкого спора в Академии, или маленького успеха в работе.

Первым событием стал визит Ахена. Ученик не поленился явиться в Башню лично. Он сообщил Спарку: готовятся опыты по переброске в будущее неодушевленных предметов, а там, возможно, и до человека дойдет. По какому случаю произошло небывалое: Великий Скорастадир сам предложил свою помощь, позабыв былую ругань -- а Великий Доврефьель, не требуя покаяний или извинений, эту самую помощь принял. Загоревшиеся глаза Спарка маг быстро остудил: на проведение опыта тоже требовалось немалое время. Гость мог спокойно учиться дальше. Тем более, что Лотан, удовлетворенный старательностью новичка, теперь обучал его изготовлению круглых щитов -- в точности такой щит привел Спарка в школу.

***

-- Хорошо, что наш гость занят по горло в этой своей школе. Пусть себе машет деревяшками, и не задает вопросов... -- Великий Скорастадир устало опустился в кресло. Дилин, Вийви и Нетерай глянули удивленно. Ведьма мягко поинтересовалась:

-- Что-то не ладится?

Рыжий великан обозлился:

-- Не притворяйтесь! Понятно, что не удалась первая попытка. Но четыре проваленных ритуала подряд! Конечно же, Доврефьель и его ученики будут смотреть на меня косо. Если бы еще я сам не пришел к ним тогда... Теперь же получается, я вытребовал себе управление опытами именно, чтобы их запороть!

Госпожа Вийви не согласилась:

-- Там нет дураков. А ты сейчас сердишься, как мальчик, впервые упавший с коня. Подумаешь, несколько неудачных попыток! Что мы знаем о таких переходах? Только то, что они возможны!

-- По склону легко скатиться в яму, но не всегда можно подняться обратно... Это мог быть односторонний переход, -- поддержал предсказатель. Грифон встряхнулся, сверкнул алыми глазищами, но промолчал, и Вийви посмотрела на него благодарно.

Скор махнул рукой:

-- Теперь у нас нет выхода, кроме как пробовать и пробовать всеми силами. Если опыт не удастся, век не отмоемся.

Ведьма улыбнулась:

-- Мы тебя в любом случае не выдадим... Правда, Дилин?

Ежик фыркнул и уставился в пол. Грифон опять промолчал.

***

Молчаливый Дитер лучше всех управлялся с круглым щитом. Его-то и поставили в первый бой. Накануне зимнего солнцеворота Лотан счел новичка достаточно умелым, чтобы допустить к парной работе. Дитер взял только щит, Спарку позволили железный меч -- пока незаточеный. Однако волчий пастух насмотрелся на возможности самой обычной палки, и прекрасно понимал, что даже тупой железкой можно покалечить. Поединщики одели толстые стеганые куртки, зашнуровали подшлемники, натянули на шеи защитные ожерелья, и влезли в шлемы. Обоим подали латные рукавицы. Наконец, Лотан удовлетворительно кивнул. Парни захрустели утоптанным снегом, а школа сгрудилась вокруг в заинтересованном молчании.

После толстой сырой дубины узкий клинок казался перышком. Спарк несколько раз махнул и крутнул, привыкая к легкости -- а потом внезапно, в лучших традициях самого Лотана, полоснул по ногам. В клубе такой удар считался бы верхом совершенства; Дитер легко перескочил белую змею и повернулся издевательски пнуть противника в зад. Спарк ударил снизу вверх; щитоносец убрал ногу, резко выдохнул -- и принял на щит звонкую серию. Волчий пастух отчаянно молотил сверху и снизу, и со всех сторон. Но верткий финтьенец пока что даже не запыхался. Двужильный он, что ли? Спарк уже почувствовал, что в руках отнюдь не легкая сабелька, а Дитер, знай себе, пританцовывал на снегу без малейших признаков усталости. Наконец, Спарку повезло: противник оступился, молчаливый бой прервало сдавленное ругательство. Удар в щит -- глухо. Еще удар -- оседает, пятится, неужели подался? Спарк замахнулся, и от всей души залепил в шлем. Дитер ловко подставил умбон, и так крутнул щит, что новичок не удержал равновесия. Меч повело в сторону, Спарк переступил, чтобы не вывихнуть запястья, повернулся боком... Чертов молчун двинул краем щита по шлему, ноги подогнулись сами собой. Волчий пастух перекатился, встал на колено, махнул еще несколько раз почти вслепую. Подкравшийся со спины щитоносец саданул его умбоном по голове. "Лиха беда начало!" -- подумал Спарк, и с чувством выполненного долга потерял сознание.

-- Вот! -- наставительно произнес Лотан, когда ученик разлепил веки. -- Понял теперь, что такое настоящий shildo?

Спарк подогнул ноги под бок и попробовал встать. Мастер поощрил его почти незаметным кивком.

-- Понял... -- пробормотал Спарк. Дело было в самом первом его изделии. Настоящий круглый щит никогда не сбивается гвоздями: доски провязывают кожаным ремнем. Только стальная полусфераумбон, круглое сердце щита, ставится на шесть заклепок. Скрепленные ремнями и туго обтянутые кожаной оклейкой, тонкие сосновые доски вразнобой играют под стрелами. Конечно, секира или меч легко сокрушат сухое дерево -- но искусство в том и состоит, чтобы удары принимать на стальную выпуклость; а еще можно положить щит врагу на локоть, срывая замах; можно стукнуть краем диска под ребра, в колено, или в зубы, когда стоят вплотную. Наконец, поступить так, как только что Дитер, отзвонив полдень на вражьем шлеме. Делая первый щит, Спарк всего этого не знал. Клубные щиты просто сколачивали, подобно крышкам от бочек. Встретив новую технологию, ученик задал можество вопросов, ответ на которые мастер пообещал ему "позже". Вот это самое "позже" и наступило. Хорошо хоть, не пнуло.

-- Тошнит? -- спросил мастер. Спарк выпрямился в рост:

-- Нет.

-- Ну, потанцуй с красивой virino... -- ехидной улыбкой Лотана можно было сквашивать капусту.

В круг вышла Скарша, уже полностью снаряженная к бою. Дитер протянул ей щит. На удивление Спарка, девушка не стала хвастать мастерством, и предложение приняла. Во второй руке амазонки тускло блеснул такой же тупой меч, как и у него самого.

Лотан махнул рукой. Рыжая бестия мигом подскочила к новичку; первые несколько секунд тот едва успевал закрываться и пятился. Ни о каком изматывании противника в глухой обороне тут речи не было; первая же ошибка Спарка стала и последней. Стоило чуть промедлить с отшагом -- рыжая без колебаний засветила прямо в лоб, Спарк полетел на снег, и едва успел подняться, как получил еще раз. Медленно осел на левое колено. Подумал: "Уже лучше. Хотя бы не до потери сознания..."

Мастер отозвал воительницу. Неторопливой походкой палача подошел Венден. Двуручная секира мерно качалась на его плече. Спарк переглотнул. Не будь Скарши, он, пожалуй, попятился бы, или вовсе бросил меч на землю -- как тогда Неслав. Но Ирка... Если в этом мире придется за нее рубиться, это будет уж вовсе насмерть. Надо пробовать...

Спарк выпрямился. Качнулся. Лотан опустил руку и сузил глаза. Волчий пастух атаковал первым! Венден едва успел спустить удар вдоль рукоятки. Понявший игру Спарк молотил без остановок, не давая противнику замахнуться, и наседал до тех пор, пока хватало дыхания. Конец был предсказуем: более опытный, свежий и сильный, Венден отскоком разорвал дистанцию. Крутнул над головой страшную гизавру. Удар вышиб клинок из ладони новичка; затем рукоять секиры ткнула его в солнечное сплетение; Спарк перегнулся в поясе и упал.

Венден опустил оружие:

-- Не перестарался?

Дитер снял с лежащего шлем и потрогал висок:

-- Жив.

-- Он не побежал... -- Скарша закусила рукав. -- Пожалуй, его стоит учить!

-- Не тебе это решать, девочка. -- Неожиданно мягко остановил ее Лотан, и распорядился:

-- Несите его в дом. Готовьтесь к завтрашнему празднику. Дитер, посиди с ним. Не давай вставать... Ну, ты знаешь, что надо делать.

-- Сам пойду... -- прохрипел Спарк. Парни, не обращая внимания на лепет, подняли новичка, и понесли на плечах к дому. Скарша сбегала за улетевшим почти под стену мечом.

-- Хорошо, что Майс и Неслав в городе, -- сказала она, возвращаясь к Башне по заснеженному полю. -- Они бы его зашибли насмерть...

Шагающий рядом Лотан хмуро качнул головой, соглашаясь. Мастер и ученики знали: первый бой проверяет только характер. Потому-то он начинается просто, исподволь, а завершается ужасом -- когда пыл и азарт схлынут, когда боль от свежих синяков и ссадин вступает в свои права -- вот тогдато на новичка и выходит лучший боец с тяжелым оружием. Чтобы напугать, и чтобы проверить, как новичок себя испуганным поведет. Тех, кто пятился или сдавался, Лотан не учил дальше; да и сами они редко после этого хотели стать воинами.

Спарка тем временем освободили от стеганки, рукавиц, доспехов. Отвели к его кровати. Ссылаясь на мастера, Венден приказал новичку лежать спокойно, и прибавил:

-- Сейчас Дитер portos напиток. Надо обязательно выпить. Жди спокойно, сегодня у тебя nihil laboro нет.

Но вместо Дитера с кувшином и кружкой из кухни пришел сам Лотан. Пинком вытолкнул из-под кровати сундук. Сел на него, а посуду поставил прямо на пол.

-- Я решил, что буду тебя учить, -- заявил мастер лезвия без предисловий. Повозился с кувшином, забулькал, наливая загадочный напиток в кружку. -- Ты будешь studos только меч.

-- Почему? -- волчий пастух сел на кровати, взял кружку и глотнул. Лотан вскинул брови. Вошел Дитер с большой кружкой:

-- Вот это надо drinkos... Э-э?

Спарк смутился:

-- Я думал, это и есть напиток... -- он поставил кружку мастера обратно на сундук. Лотан посмотрел на шустрого новичка грозно. Дитер подал правильную кружку. Красный от смущения Спарк вылакал ее, не чувствуя вкуса.

-- Пожалуй, я учу вас быть слишком hastemo... -- мастер лезвия нахмурился:

-- Рыжая не дает vorto сказать... Побитый novulo обожрал меня, не вставая с кровати... -- тут Лотан расхохотался во все горло. Сбежались все: и вернувшийся Неслав, и госпожа Эйди с кухни, и Скарша, чья очередь была накрывать на стол. Лотан двумя словами объяснил суть; прибывшие подхватили смех. Спарк совсем застеснялся и опять спросил, больше для перемены темы:

-- Так почему только меч?

Лотан посерьезнел:

-- Хороший вопрос! Меч легче топора, короче копья. Зверя на расстоянии не удержит. Дерево en arbaro не срубит. Glavo хорош только в ближнем бою... а до этого еще надо добежать: сперва тебя встретят из луков, потом метнут frameoj и топорики, потом наставят lancoj с рогатинами, и только потом выжившие сойдутся на длину меча... Меч намного malsimple ковать, чем топор, и железа надо больше, и лучшего качества, чем для наконечника lanco... Починка glavo тоже сложнее. Наконец, меч не пробьет латной кирасы, безопасно скользнет по литому шлему: тут надо чекан, секира, или такое armilo, которое убивает, не разрушая доспеха: дубина, булава, молот. Мечом не сдержать атакующего всадника. Вот сколько недостатков! Так отчего все же меч?

Ученики шумно перевели дух. Спарк попытался принять менее жалкую позу, чтобы не выглядеть перед Скаршей совсем уж задохликом. Но девушка сама толкнула его в грудь:

-- Лежи, слушай! А то еще раз en frunto получишь, чтобы наверняка!

Хм... Спарк сделал лицо поравнодушней, но скоро забыл огорчение, увлекшись рассказом мастера:

-- ... Так вот, отчего все же glavo. Доспехи носят не каждый день: в panoplio, знаешь ли, тяжело ходить. Войны, где можно встретить правильный строй, прикрытие из стрелков, копьеметателей; бои с врагом в тяжелых латах -- тоже бывают редко. А бандит, нападающий из-за angulo -- вот он!

Лотан махнул рукой в сторону, едва не шлепнув Неслава по уху. Тот отштанулся молча и быстро, по-змеиному. Скривился, но промолчал. Мастер продолжил:

-- Если нет войны, то чаще всего попадается malamiko вообще без доспеха, или прикрытый facila мелочью, наподобие кожаной куртки... Ее, кстати, тоже прорубать malfacile, если нет опыта. Но все же, glavo чаще всего противостоит такой же glavo -- или клинок еще короче. Более сильное оружие неудобно весом или длиной. Его, как и доспехи, постоянно носят только те, кто живет боем...

-- Да, а еще некоторые, кому volo повыделываться перед разными вертихвостками! -- неугомонная Скарша намекала на лучшего ученика школы. Волчий пастух припомнил: действительно, на свидания с загадочной подругой в городе викинг упорно надевал броню и шлем. Майс и сегодня утром ушел так же... Скарша ревнует? До сих пор Спарк не заметил, чтобы девушка относилась к комунибудь лучше прочих. Может быть, потому, что все ученики имели приятельниц в городе?

-- Я ходил на базар. Хотел подать товар лицом, -- внезапно отозвался Майс. Никто не заметил его возвращения, и теперь Скарша на миг умолкла. Первый ученик ехидно хмыкнул:

-- Если уж ты, красавица, volas доказывать, что не хуже мужчин... Так хоть не язви, korfavoro.

-- Ах, милости тебе? -- Скарша уперла руки в бока. Госпожа Эйди легонько хлопнула ее полотенцем по спине. Лотан без церемоний ткнул викинга локтем под колено: с сундука выше не доставал. Оба старших рявкнули:

-- Уймитесь! Knabecoj...

Спарк вспомнил золотого грифона. "Детишки!" -- и вырванный люк летит над лесом... Перед отбытием дыру застелили парой широких полок. Хорошо было в той Башне, но совсем иначе, чем в этой.

-- Что sur bazaro? -- поинтересовался Венден. Майс обрадованно свернул с опасной темы:

-- Твой щит продался. Я получал monoj у лоточника... -- викинг бросил Спарку звякнувший мешочек.

-- Половину мастеру я уже вычел, а твоя duono вот.

-- Ужинать! -- вдруг спохватилась хозяйка. -- Скарша, перестань на них пялиться. Гони всех умываться и за стол, -- тут госпожа Эйди ловко изъяла с сундука кувшин и кружку Лотана. Венден первым направился к выходу, за ним потянулись остальные.

-- Мне можно встать? -- спросил новичок.

-- Теперь да... -- отозвался Лотан. -- Пошли есть.

За столом сперва только стучали ложки и урчали желудки. Утолив первый голод, Спарк тихонько поинтересовался:

-- На что хватит этих денег, что ты принес?

-- На три дня в хорошей гостинице, без излишеств, -- так же тихо ответил Майс. Но рыжая услышала и заинтересованно уставилась на парней. Спарк вспомнил сцену из Дюма:

-- ... Портос посоветовал ему заказать обед в "Сосновой шишке", Атос -- завести слугу, а Арамис -- любовницу... А поскольку девушки у меня нет...

Видно, сегодняшние удары по голове, даже сквозь шлем, что-то сместили в мозгах пришельца, потому что замечание волчий пастух пробормотал не по-русски -- а на здешнем окающем языке. И рыжая бестия взорвалась мгновенно:

-- У тебя нет девушки? Ну ты здоров, если вытерпишь! Но ведь не вытерпишь! Вы все одинаковы, уж я-то знаю!

Парни за столом возмущенно загудели. Лотан с женой переглянулись поверх стриженых голов.

-- Спорим! Спорим, что пока ты будешь здесь, ты не выдержишь! -- в Скаршу словно бес вселился. -- Сколько тут таких было, все говорили: да я только учиться, да я даже не посмотрю... И у всех бабы в городе!

-- И что с того? -- тихонько пробормотал Майс, но никто его не услышал.

Спарк улыбнулся: тут Ирка что ни день перед глазами, кого еще можно впустить на ее место! И тренировки, и лекции же эти в Академии, и работу всякую по дому делай... Какие девки! До постели дошел, и бревном упал. Утром хоть на веревках подымай... Пожалуй, еще месяц... Ну, два... Он вытерпит без особых проблем. А потом маги запустят его к Иринке, и приключение, наконец, кончится. Ох, как славно будет вернуться!

-- Спорим. -- Волчий пастух положил обе руки на стол. -- Твой заклад?

Скарша вытащила из кошелька тонкую цепочку:

-- Серебро... А ты, если проиграешь, выполнишь мое желание.

-- Вещь против желания? Нечестно! -- возмутился было Неслав. -- Пусть тоже ajo поставит! Или ты сама к нему санки смазываешь?

Скарша даже не снизошла до ответа. Молча двинула ложкой по голове -- но ученик мастера не опозорил. Грозное оружие свистнуло мимо.

-- Заклады приняты, я свидетель! -- Лотан улыбался во все тридцать два зуба. Что-то его отчаянно забавляло во всем происходящем. Госпожа Эйди тоже поминутно то улыбалась, то теребила край фартука.

-- А кто такие эти твои Портос, Атос и третий... я не расслышал?

Спарк посмотрел в потолок. В конце концов, рассказывает же он магам то, что знает о земной культуре... и, кстати, они не запрещали ему говорить об этом с другими.

-- У нас, на восточной окраине, есть сказка... Но она длинная!

-- Вечер тоже длинный, а завтра festo...

"Завтра в школу не идти," -- усмехнулся про себя Спарк. По крайней мере, глаза у всех горели искренним интересом.

-- ... Вечера не хватит, можно и ночь проговорить! -- добавил Майс, -- нам всем intereso.

-- Не тушуйся... На меня коршуном кидался, а тут чего боишься? -- уловил его колебания Венден. Наконец, и Лотан не вытерпел:

-- Начинай!

***

-- Начинаем-то мы всегда удачно... -- Скорастадир раздраженно сжимал пальцы. -- Знать бы, что потом встает на дороге!

-- Есть предположе-е-эние, -- зевнул Дилин. -- Барат делал какие-то вычисле-э-ения... В общем, он полагает, тут свойства миров сказываются. Как на море бывает прилив и отлив...

-- Парень попал к нам на приливной волне, а сейчас отлив, так? -- рыжий маг соображал быстро.

Мерилаас кивнул:

-- Да, мы именно так считаем.

Доврефьель подтвердил коротким кивком, и предложил:

-- Давайте сделаем перерыв на две октаго. Эти ежедневные опыты с середины зимы измотали всех. Ахен очень кстати сосватал Спарка поучиться ремеслу. Почти до лета парень не будет задавать вопросы...

-- А если окажется, что переброска все-таки невозможна? -- проскрипел из дальнего угла Нетерай. Пестрый грифон раздраженно клекотнул в ответ:

-- Тогда пусть сам решит; в конце концов, он же Эль Тэмр!

***

-- Слово "Тэмр" обозначает вовсе не смерть... -- Лотан покачал головой. Зеленые глаза полыхнули ярче зимнего солнца.

-- ...Тэмр -- это как бы первая ступень, когда решается только одно: жить или умереть. Нер тебе ничего не рассказал? Видимо, не успел. Твоего tacchefo здесь помнят. Он пытался поступить в Akademio, и я один или два раза видел его в городе. У него не нашлось таланта к магии, но управлять он пытался даже мной... Так вот, все волчьи стаи при создании были посвящены, каждая своей стихии...

-- Стихий шесть, Ахен мне объяснял... -- Спарк неловко, ушибленными руками, потащил через голову шлем, и глухо пробурчал из железного ведра:

-- Вода и Огонь, Земля и Воздух, Жизнь и Разум...

-- Вот так, а всего стай было семь. Две погибли. Роу и Уэр отказались от людей, и теперь называются "хмурые" волки. Стая Аар посвящена Ветру. Хэир -- Земле. А Тэмр -- это граница. Единственная стая, имеющая в знаке сразу две стихии. Никакая из стихий, и в то же время все вместе. Вот почему тот ежик, который сегодня просил отпустить тебя на октаго в Akademio... Дилин, да, так... придает такое значение твоему имени. Я сказал ему: если бы Akademio учила не только колдовать, но и строить, править и воевать без магии -- ученики завалили бы ее деньгами.

-- А Дилин?

Лотан усмехнулся:

-- Фыркал и брызгал слюной, как ты только что!

Спарк покраснел. "Только что", в ходе тренировки, Лотан загнал ученика к самой стене, и там опять излупил чуть не до потери пульса. Во всяком случае, гуманизм отбил напрочь. Ученик озверел, и ответил несколькими ударами такой силы, что тренировочная железка в его руках разбилась о добрый меч мастера, словно стеклянная. Попал бы -- убил, какое там "сдержать удар" или "контролировать силу", как любили говорить в клубе.

-- Вот, первая ступень... Тэмр. Пойми, ученик: тэмр не знает слов "хорошо" или "плохо", "честно", "подло", "победа" или "поражение", "позор" или "честь"... Все эти слова нужны, чтобы управлять жизнью на высших ступенях. А если ты соскользнул вниз, бей насмерть. Как сегодня. Выживешь -- сможешь загладить позор, восстановить честь, отомстить за подлость. Умрешь -- ничего не сможешь.

Спарк переглотнул, и понял, отчего самые простые удары учеников Лотана были страшнее самых хитромудрых комбинаций лучших бойцов клуба.

--... На первой ступени человек не может быть хорошим или плохим, а только живым или мертвым. На каждом уровне свой язык и свои правила. Где-то намек есть оскорбление, где-то удар считай лестью -- принимают всерьез.

-- Это все философия. -- Спарк устало опустил голову. Холодное широкое лезвие тотчас вернуло его подбородок на прежнюю высоту. Они с мастером оказались глаза в глаза -- и впервые за всю зиму яростный зеленый взгляд Спарку не понравился.

-- Слушай внимательно, укладывай в голове правильно и запоминай навсегда! -- с угрозой прошипел Лотан, уперев меч прямо в горло Игната:

-- Не будь тупым скотом! Не смей уходить от умных разговоров! Сложное -- сложно! Ты мне однажды рассказал -- сам рассказал, вспомни! Про большевиков, которые взяли власть в твоей стране. Сейчас мы не будем говорить, как они эту власть употребили...

Спарк опустил веки: именно "употребили", точнее не скажешь. Он бы и голову опустил, плечи после урока болели нещадно. Но мастер по-прежнему держал его на мече, и даже немного приподнимал лезвие, так что Игнату приходилось тянуться, вставать на носки. Настолько Лотан еще не зверел. Может, это очередное испытание?

... -- И никакая сволочь там у вас даже не задумалась, а почему -- почему! -- люди пошли именно за большевиками. Не сомневаюсь, что там были и другие вожди. Предлагавшие разумные и толковые вещи. Но пошли именно за теми, кто пообещал звезду с неба, мечту пусть недостижимую, даже не всем понятную... но светлую и красивую... Так вот, парень! -- холодный клинок шлепнул Спарка снизу под челюсть. -- Ты меня разозлил! Запомни! Главная задача вожака даже не указывать цель! Задача вожака прежде всего -- ее увидеть! Начальника присылают. Вожак выбирает сам себя! Даже в вашем мире про это песни поют. И если ты не видишь вперед дальше собственного члена! То никто! Никогда! Не пойдет за тобой! Кроме таких же скотов, как ты! Которые не видят дальше собственного члена! Повисшего!

-- А почему уважаемый мастер решил, что мне непременно быть вожаком? -- самым светским тоном произнес Игнат.

Наставник убрал оружие; Спарк облегченно опустил голову и потер шею тыльной стороной ладони. Крови не было. Мастер протянул ему меч:

-- Возьми. Чем полировать, знаешь?

Ученик кивнул:

-- У меня с собой, -- и вытащил из-за пояса лоскут тонкой полировальной замши.

-- Вот и займись... Уши бы тебе обрезать... -- проворчал Лотан. -- С крупной солью самое то...

Но Игнат на такие шутки уже два месяца, как не ловился. Или, по-здешнему, восемь восьмидневок, ок-октаго. Он промолчал и принялся старательно тереть полировальным лоскутком холодный клинок.

Мастер буркнул еще что-то невнятное. Потом глянул Спарку в лицо -- тот поразился, насколько разным может быть взгляд одного и того же человека в одной и той же беседе.

-- Я позавчера руны раскинул, -- сказал учитель ясным и спокойным голосом. -- И вижу, что когданибудь тебе этой дорожки не миновать. Будешь. Так ты лучше заранее пойми... У тебя будут люди, которые сражаются лучше тебя. Будут и такие, которые окажутся умнее тебя. Но ты должен увидеть цель, понимаешь? Увидеть звезду и указать ее всем своим. А потом умные придумают, как ее достать, а сильные их замысел выполнят. А ты, если впредь станешь от высоких материй прятаться, то и звезды все твои будут -- ниже корней горы. Понял? -- спросил Лотан с прежней угрозой в голосе. Правая рука Игната недовольно дрогнула. Блеснуло в закатных лучах потревоженное пальцами лезвие; отраженная полоса рыжего света разделила хмурый лоб наставника надвое.

-- Да, мастер.

-- Дополируешь, соберешь обломки своего, и ложись спать, никаких дел на сегодня. Ночью подниму, пойдем на склон, -- уже совсем обычным голосом добавил Лотан. Повернулся и ушел в дом.

Спарк еще раз потер шею. Посмотрел на синий заснеженный пустырь и тоскливый черный лес за далекой стеной.

Холодно.

***

-- Если холодно, садись поближе к огню. -- Еж деловито подтащил гостю табурет. -- Гору-то не протопишь, как вашу Башню.

Спарк присел. Он пока еще не понимал, зачем его на целую октаго отпросили у Лотана, но чувствовал, что происходит нечто важное, и это каким-то образом с ним связано.

-- У нас много спорили о той твоей leciono, где предлагалось разделить магов на "думающих" и "делающих"... -- ежик свернулся прямо на каменном полу, ничуть не обращая внимания на ту самую сырость, которой только что пугал своего гостя, и продолжил:

-- А меня заинтересовало вот что: эти группы как-то сообщаются между собой. Те бумаги, ты назвал их чертежами... Там есть язык символов, ведь правда?

Гость кивнул.

-- Еще я думал, -- неторопливо перечислял ежик, -- Что Лотан прав. Надо разделить Akademio... Пусть будут школы попроще, которые только используют магию, и учат даже без нее. И пусть останется Akademio, которая будет только придумывать новое волшебство, и продавать его этим школам... Я бы хотел придумать такой язык символов, чтобы магию можно было описывать понятно для всех...

Спарк замер, прикусив язык. Введение удобных арабских цифр и общепринятой записи вычислений бросило вперед математику. Нотная запись позволила сохранить на века музыку. На Земле существовал язык алхимиков: сложная система символов Зодиака, имена планет, превращений и тому подобное... Ее Спарк никогда не знал. Чем он сможет помочь Дилину? Ведь здешняя магия для пришельца темный лес.

Распахнулась дверь, размашисто вошел высокий дед в темно-зеленом с красной вышивкой на груди. Спарк узнал Сеговита, главного по магическим предметам и приборам. Вошедший объявил с порога:

-- Дилин, дело плохо! Скор и Доврефьель установили достоверно, что переброска вперед невозможна ни при каких условиях, Барат и Мерил начинают искать причину... Ректор просит тебя готовиться к предсказанию... Кто это у тебя?!

Тут Сеговит узнал гостя, и, прежде чем окаменевший Спарк успел открыть рот, маг исчез.

-- Midzado da sinfaro! -- выругался еж, подскочил на полметра и забегал кругами. Игнат в отчаянии вспомнил дом. Подумал: "Родители, наверно, с ума сошли!"

Ворвался Скор:

-- Убью дурака! Что ему стоило вежливо постучать в дверь, прежде, чем входить...

-- Спокойно. Пока что ничего плохого не случилось. -- неизвестно откуда взявшийся, Великий Доврефьель был само благообразие. -- Все равно мы бы сообщили тебе результат, -- он грустно посмотрел на Спарка, а тот, наконец, встал с табурета. Не будь вчерашнего разговора и исступленной рубки с Лотаном, Спарк бы расплакался. А теперь он чувствовал себя бабочкой на булавке: рад бы согнуться, да что-то мешает. Что-то крепкое вколотил в него шумный мастер лезвия; Спарк едва узнал собственный, безразлично-холодный голос:

-- Тогда... Прошу Вас... Хотя бы верните меня обратно... Домой.

Скорастадир, конечно же, ответил первым:

-- Почтенный Сеговит немного преувеличил наши трудности... Но нет нужды обманывать: за успех не ручаемся. Когда назначен ближайший опыт?

-- Сегодня, через два часа, -- Доврефьель величественным жестом указал Дилину на шкаф, откуда ежик вытащил свиток и поспешно подал. Ректор развернул и пробежал бумагу глазами.

-- Да... Именно по этому плану. А вечером опять сеанс предсказания, именно о нем так шумно сообщил Сеговит. Итак, молодой человек! Вы, безусловно, взволнованы, и, конечно же, знаете, что сегодняшней лекции не будет: мы все заняты. Если наши сегодняшние опыты увенчаются успехом, то вы сможете отправиться и вперед, и назад... Но не ручаемся, нет. Понимая ваше беспокойство... Можете погулять по городу. Можете подождать неподалеку на городской площади. Подойдите к нам после обеденного колокола...

Едва дотерпевший до конца речи Скорастадир попрощался кивком и тотчас же ушел. Выплыл из комнаты Великий Доврефьель. Ежик поднял на гостя печально сморщенную острую мордочку:

-- Жаль! Какой уж тут Lingvo magiista, если мы на всеобщем не всегда друг друга понимаем... Что ж, иди погуляй. А мы будем пробовать...

***

-- Мы, изволите ли видеть, будем пробовать! Пробовать! Словно магию можно зачерпнуть ложкой, и вылить обратно, если придется не по вкусу! -- черноволосый южанин сердито перебирал вещи на полках.

-- Надо же было Сеговиту так вляпаться! -- буркнул собеседник в нос.

-- Не говори... -- Мерилаас расстроенно потер медное зеркальце. -- Так бы мы спокойно медитировали и думали до времени Солнца и Снега... А потом почти до Лепестков и Листьев... Теперь же наш гость взвинчен... А ведь пересылка потребует и его внимания тоже, это не мертвые камни кидать в будущее-прошлое... Что? Ты слышишь?

Барат-Дая насторожился:

-- Хлопок... А, проходят первый гребень... Скор говорил, при переброске ощущения, как при подъеме на гору: кажется, уже залез до самого верха, и тут распахивается новая долина, а ты всего лишь на очередном отроге... И каждый гребень требует все больше усилий. А перевал так и не открылся ни разу.

-- Не могу понять, отчего Скор так рьяно взялся за дело... Ведь он же требовал прямо противоположного! -- человек выпустил слабо звякнувшее зеркальце, и пошел в дальний угол кладовки.

-- Не скажи. Рыжий -- хитрый политик, да и наш незаметный ежик парень не промах... Кстати, ты там возле ящика -- возьми еще бумаги... Ага, вот такой, побольше... -- завхоз кинул взгляд на роющегося в сундуке собеседника, и только собрался продолжить характеристику Дилина, как стены каморки ощутимо дрогнули.

-- Вот это усилие... -- Мерилаас икнул от неожиданности.

-- Не бойся, если бы землетрясение, уже бы сыпались камни. Слышишь, опять звон! О, да они вкачивают в Скора почти все, что было приготовлено на полную серию опытов... Разумно ли это?

-- Говоря проще, -- Мерилаас скривил вымученную улыбку, -- Морда у нашего красавца не треснет?

-- И это тоже, -- медведь потешным жестом почесал треугольник белого меха на груди. -- Но меня заботит, отчего все же Скор так рвется к удаче... Или к неудаче? Разве он знает заранее, выйдет или не выйдет?

Южанин выровнял стопку чистых листов, взял отобранные к вечернему предсказанию зеркальца и пучок длинных полосатых свечей.

-- Идем, что ли?

И тут ударило по-настоящему. Гулкая волна затопила всю громаду Академии разом. Подземный лабиринт, в котором сейчас творились самые тяжелые чары, затрещал по швам. Медведь одним прыжком оказался у двери, вытолкнул застывшего пробкой Мерилааса, выскочил сам. За ним громко сыпались полки, приборы, коробки, пластинки, свитки, и все это покрывали мелкие камушки и пыль со свода.

-- Так они дойдут до корней горы! -- рыкнул медведь. -- Бежим к ним!

-- Постой!... -- Мерилаас быстро начертил несколько знаков на верхнем листе пыльным пальцем:

-- Проверь и опровергни, быстро!

-- Некогда... Чего тебя только сейчас пробило?

-- Увидел, как полки падают... ты смотри сюда! -- запыленный палец жирно отчеркнул три знака. Кастелян всмотрелся:

-- Что... Что??! Ты уверен?

Мерилаас упрямо наклонил голову:

-- Проверяй же! При теперешнем расположении звезд... и вот тут учти: картина эфира не такая, мы же раньше самого пришельца не прибавляли!

Барат-Дая огладил шерстку еще раз: лапы вспотели самым предательским образом. Лабиринт больше не трясло. Завхоз молча смотрел на формулу. Потом медленно и тихо произнес:

-- Но тогда получается, они делают все не так... И даже если бы они накачали под горло не эту рыжую обезъянку, а самого Лохматого Мага, и то ничего бы у них не вышло. Сколько ни пытайся "построить перевал" -- у их "горного хребта" попросту нет обратной стороны. Лента, концы которой сперва перекрутили, а потом сшили... Они "переходят гребень" -- и попадают к нам. Потом опять переходят -- и опять попадают к нам же. И так до бесконечности, а вернее, до полного исчерпания сил...

Звонкий хлопок -- под сводами коридора возник Йон. Главный лекарь быстро кинулся в соседнюю кладовку, не обращая внимания на обрушившиеся полки. Деловито выгреб из завала какие-то баночки, сорвал с крюка пучок остро пахнущих трав. Человек и зверь глянули на него вопросительно; лекарь отозвался скороговоркой:

-- Рыжий спалил руки... по самую шею! Кабан безмозглый! Где мы теперь возьмем практика его уровня? Пока ожоги не затянет, -- считай, до Времени Молний! -- никаких серьезных опытов: ни с этой их переброской, ни с другими работами...

И пропал со звонким хлопком, прыгнув прямо к больному.

-- Он что, нарочно? Или он действительно не знал? -- Мерилаас опустил плечи, позабыв про стопку бумаги; листы с шорохом полетели во все стороны. -- Великий Маг не мог не чувствовать, куда идет!

-- Не торопись с обвинениями, человек! -- Барат-Дая раскачивался, обхватив лапами голову. -- Думать... Надо тщательно все проверить... Ведь Дилин что-то говорил мне про новый магический язык: в его записи это все получалось наглядно, мы же только вчера последний раз поцапались... Собери вещи и не трясись подобно бегущему суслику... Пойдем считать! "Тройка" справится без нас, да там еще и ректор. Мы же тем временем...

***

Тем временем Игнат согревал спиной каменную лавку, жмурился на зимнее солнышко, и размышлял. Книг он в свое время читал преизрядно. Уж так мы все хотели куда-нибудь, в чудесную страну! Первые мечтатели не шли дальше описания двери в зазеркалье. Вот, дескать, откроешь ее, а уж там! Там сидит такой барашек, какого тебе хочется. Потом самые смелые стали робко набрасывать контуры чудесной страны: кто в ней живет, да какие в ней закаты-рассветы. Но все эти описатели в детали не вдавались. Красное солнце, а почему не наше собачье дело. Положено так. Однако, вскорости люди попривыкли думать о неведомом. Осмелели. Стали вопросы задавать. А почему это у вас ухи острые? А где вы были до 17-го года? И вот уже третья волна фантазеров заверещала наперебой: "Да мы там были! Да мы все сами видели! Да мы точно знаем, почему и отчего звездные шестеренки вертятся! Да мы угол заострения эльфийских ушей помним точнее, чем тариф на электричество в этом месяце..." Игнат, кстати, тарифа и сам не помнил.

Крылов улыбнулся и тотчас поежился: набежавшая туча знобко прошлась тенью по спине.

Ну, наконец, привыкли к незнакомым землям и волшебникам так крепко, что стали тыкать их в каждую дырку, наподобие пробкового дерева. Скрещивать с земными технологиями. Связи промеж Землей и всеми подряд мирами устанавливать. Да не просто ниточки, а уже чуть ли не транзитные авиамосты. Поезд до станции Мост. Лес-между-мирами. Чего там еще?

Где-то вычитал Игнат, что составители легенд о Бабе-Яге и побеждающих ее богатырях просто воплощали в бабульке свой страх перед смертью. И над самой смертью торжествовали хотя бы в мыслях. Потому в сказках и рассказывают: пришел гость, аж колотится от ужаса весь. А приглядится -- ни ужаса, ни страха -- обычная бабка. Напоит, накормит, спать уложит. В давние времена на антураж избу пускали, али терем боярский; в нынешних сказках из потустороннего мира все больше офисы, тюряги да промзоны лепят. Только смысл на века один: победить смерть хотя бы в мечтах. Проникнуть в невозможное хотя бы помыслом.

А зачем? Может, Игнат оттого и попал сюда, что иначе никак Ирине не помочь? Только... отчего же так некстати? И как вообще получилось, что он не рад? Он же и в ролевой клуб пошел потому, что подсознательно ждал: а вот откроется дверь... А за ней...

Так вот же оно и случилось! Окунули тебя в чудо с головой, Игнат сын Сергеевич. Вот тебе говорящие волки, мечикольчуги, сильномогучие маги, женщины красоты неописуемой, да суровые молчаливые воины... Вот мир, который ты на себя примерял -- поносить дали. Что ж ты не радуешься? Не только твоя мечта сбывается: сбывается мечта всего человечества...

И лезет змеей подколодной мерзкая мыслишка: а ведь не нужны человечеству на самом деле ни Луна с Марсом, ни иные миры. Надо каждому маленький кусочек, да собственный. Кому квартирка, кому машинка -- с кнопочками, или с колесиками, неважно. Кому девушка... Вот оттого и не открываются между мирами ни ворота, ни двери, ни даже малые калиточки, что не идет больше никакой Ермак Тимофеевич воевать астероидный пояс, как давеча ходил за Урал-камень. А попадают люди в новую землю -- ну и давай выполнять мечту старую. Из прежней жизни. Тому же Игнату до местных принцесс дела нет. Ему Ирину подавай. За ней одной шел.

А нашел бы?

Ну, дом построил...

Ну, семью завел...

Словно наяву, услышал Игнат, как отец перечисляет вещи, и с прорабской основательностью записывает на бумаге: "... Квартира... однокомнатная минимум двенадцать тысяч... холодильник, сотни три... плита газовая, двести... вытяжка над плитой -- ты ж не захочешь в кухне копоти, так? Вот и еще сотня... Мебель..."

Для этого пространство-время по швам пороть -- стоит ли?

Игнат поежился и встал с камня. Захотелось побыстрее со всем этим покончить. Туда или сюда, только бы с места. Только бы на страшный вопрос не отвечать. Скорее бы маги его в будущее швырнули. Хронодесант так хронодесант. Война там или не война, Ирку все равно спасать надо. А там видно будет, стоила ли овчинка выделки.

И с этой мыслью оторвался Игнат от твердого сиденья, и зашагал к воротам Академии.

***

Ворота Академии помнили осады и снежные бури Времен Вьюги, когда сугробы в три-четыре человеческих роста, а ветер шутя раскидывает по ущельям тяжелые каменные черепицы. Улицы Истока превращаются в подснежные галереи, и лишь столбики пара указывают случайным птицам, что где-то внизу, под толстой снежной шубой, теплится жизнь. Однажды даже лавина прошла до самой Академии вдоль Торговой Улицы, нисколько не просадив белого свода. Ярость Седой Вершины лишь грохнула в черные створки, да кипящим серебром взлетела над высокой стеной -- тем все и кончилось.

Дубовые воротины давным-давно потемнели, железные полосы изъязвила ржавчина; и только бронзовое кольцо ярко желтело под зимним солнцем. Древние механики так хорошо вывесили створки, что и один человек мог открыть их, взявшись за кольцо; правда, упираться все же приходилось крепко, а тянуть обеими руками.

За высокими воротами открывался Двор Прилетов; оттуда первая дверь налево, размерами под медведя или грифона, вела широким коридором к Главному Залу. Следующий поворот налево приводил в Звенящий Холл с фонтаном; оттуда уже начинались пути вниз: в библиотеку, хранилища, Лабиринт. В Лабиринте и проходил неудачный опыт.

Скорастадира успели донести до фонтана, когда Теграй, наконец, не утерпел:

-- Не может Великий Маг не видеть, куда идет... Зачем Скорастадир гнал до отказа? Он же чувствовал, что ничего не получается!

Нетерай встопорщил все перья сразу, заклекотал грозно:

-- Ты намекаешь, что Великий Скорастадир нарочно довел дело до тупика! Имей смелость обвинять прямо!

Доврефьель и Йон согласно ударили обездвиживающим заклятьем, но оба опоздали. Белая лавина накатилась на пестрый камень. Жарко полыхнули скамьи: кто-то из дерущихся успел кинуть огненный шар. Нос перехватило вонью горелых перьев. Вийви получила грифоньим хвостом поперек тела, и Дилин со Скором кинулись ей на помощь. Сеговит тоже выкрикнул обездвиживание -- промахнулся. Громадный бибилиотекарь, попытавшись схватить Теграя за лапу, окаменел в позе кумира, и тотчас был свергнут могучим ударом. Жалобно чавкнул испаряющийся фонтан; ректор с руганью отер лицо от кипятка; в боковом проходе возникли прибежавшие на шум Барат-Дая с Мерилаасом, но они тоже ничего не успели понять: громко рванули три боевых заклятия сразу, маленький медведь умело пригнулся, южанин ловко поставил сиреневый искристый щит...

И страшная тишина нестерпимо зазвенела в ушах. Медленно-медленно распрямлялась полуоглохшая Вийви, опираясь левой рукой на колючий шар ежа-предсказателя. Дилин плакал в три ручья, размазывая слезы игрушечными лапками. Скорастадир, перекосившись от боли в обожженных ладонях, поддерживал ведьму под локоть справа. Сеговит беззвучно шевелил губами и пальцами, пытаясь расколдовать отброшенного к стене Ньона-библиотекаря; Йон одним и тем же жестом накладывал ожоговую мазь на ошпаренный лоб и щеку Доврефьеля, пока Великий, наконец, не отстранил его и не пошел к середине зала, где поверх фонтана медленно оседало облако перьев и невыносимо воняло паленым. Опомнившийся лекарь первым нырнул в смрадную пену; прежде, чем ректор сделал три долгих шага к лежащим, Йон уже вернулся и ответил:

-- Оба.

Вернулись звуки. Дилин продолжал всхлипывать; Вийви успокаивающе гладила его по колючкам, царапаясь, шипя и сплевывая. Рядом с ней сквозь зубы ругался беспомощный Скорастадир. В углу торопливо бормотал отмыкающее заклинание Сеговит.

-- Мы опоздали! -- ужаснулся черноволосый южанин, а Барат-Дая глухо рыкнул.

Ректор поглядел на теоретиков вопросительно.

-- Мы завершили вычисления и проверили дважды, -- угрюмо пояснил Барат-Дая. -- Причина установлена точно. Миры еще только сходятся. Спарк просто первая ласточка. Сейчас окна между мирами слабенькие, и их немного. Но лет через семь-восемь миры сойдутся настолько, что окна будут многочисленны и устойчивы... -- завхоз опустил голову и принялся оправлять шерсть, разглаживая белый треугольник на груди.

В подземелье долетел легкий звон надвратного колокола.

-- А вот и сам Спарк пришел за ответом... -- Скорастадир даже тут откликнулся первым. -- Что мы ему скажем?

Доврефьель поднял глаза. "Я же говорил, надо было не спеша обдумать все!" -- ясно читалось в них. -- "Мы бы получили тот же результат. А Теграй и Нетерай остались бы живы. Академия не лишилась бы пары сильных магов. И второй Великий Маг Академии не вышел бы из строя неизвестно на сколько времени..."

Однако, ничего этого ректор не произнес, а озвучил лишь распоряжение:

-- Барат, найди Панталера и узнай, какие среди чьелано похоронные обряды. Сеговит, когда отомкнешь Ньона, наведете здесь порядок, а погибших положите в Главном Зале. Дилин!

Ежик поднял жалкую заплаканную мордочку:

-- Я же видел! Я видел кровь... Я только не знал, как! И еще! Будет еще! Я ви-и-дел! -- зверек свернулся клубком, и снова затрясся в рыданиях. Йон осторожно тронул его сапогом. Дилин попытался встать; лекарь жестом погрузил его в сон. В наступившей тишине ректор продолжил:

-- Скорастадир, встреть гостя во дворе, не впуская дальше первых дверей. Принеси извинения. Скажи, что задача оказалась нам не под силу. Вийви, поддержи его, если будет нужно... Велите Ахену: пусть присмотрит, чтобы Спарк от огорчения чего-нибудь не натворил.

***

Ахен отыскал его у стены. Спарк спускался за водой, выбирая тропинку, где гладкие подошвы не скользили бы по выбитому поединщиками склону. Вышел правее калитки шагов на двадцать. Но к дверце не повернул, а уперся шапкой в серый камень, и так стоял, не обращая внимания на тяжелое ведро в мерзнущих пальцах, не слыша окликов мага, бегущего от Башни напрямик.

-- Стена... -- тоскливо пробормотал Игнат, встряхнулся, и сделал пару шагов к калитке. Тут Ахен, наконец-то догнал его, и остановился, не зная, что сказать. Землянин посмотрел в серые глаза. Постоял еще несколько времени молча.

-- Лучше бы ты ругался или плакал... -- наконец, продышался Ахен. -- Ты ушел из двора подозрительно спокойно... Может, напьемся? Или сходим к девкам? Тут есть, я знаю, где...

Крылов прикрыл веки.

...Ира нетерпеливо пинает дорогу любимыми зелеными полусапожками; пузырится белая ветровка...

...Ирка соскальзывает с коня; Игнат ловит ее на руки; рядом проезжает черноволосая Люська и завистливо кривит рот...

...Иринка оборачивается, быстро и нахально целует ошеломленного Игната в губы, отворачивается и опять чинно смотрит на доску... Лектор ничего не видел, но студенты вокруг переглядываются и тоже завистливо вздыхают...

Это, что ли, пропить можно?!

Или девка, раздвигающая ноги за деньги перед каждым, больше даст его гордости, чем девушка, выбравшая именно его; своим выбором доказавшая, что его, Игната, стоит любить -- поперек всех его шишек и граблей, все же именно его, а не иного?

Крылов улыбнулся. Мага эта улыбка испугала: Ахен отступил на полшага. Игнат попытался объяснить:

-- Когда-то в нашем мире жил великий император. Каждый день к нему во дворец приходило множество людей... Однажды пришел и величайший актер того времени... Помнишь, две октаго назад, я рассказывал о театре: как люди изображают чувства других людей?

Ахен моргнул. Игнат почти физически ощутил, как ускользает нить внимания.

Нет!

Стена!

Слишком много надо объяснить Ахену, чтобы тот понял все изящество и спрессованную горечь анекдота про Наполеона и Тальма. Вот император французов, обводя рукой сверкающий золотом и хрусталем зал Версаля, наклоняется к актеру (сидящие все примерно одного роста; невысокий корсиканец потому и предпочитает принимать сидя), и говорит: "Взгляните, вы увидите здесь принцев и принцесс, потерявших свои королевства; герцогов, ненавидящих меня за отобранные у них курфюршества, и генералов, боготворящих меня, ибо я сделал их королями... Вдов моих погибших солдат, просящих о пенсии; и поэтов; храбрых героев; предателей, уже назначающих мне цену между собой. Льстецов, дураков, просителей, дарителей, шпионов; наконец, послов великих держав -- разве все эти люди принимают сценические позы? Разве мечут на пол приборы или рыдают? Все они что-то чувствуют ко мне и друг к другу. Так где же громокипящий шквал чувств? Вот величайшие актеры мира, Тальма, учитесь у них!"

Игнат от бессилия даже зажмурился.

-- Я понял... -- неожиданно кивнул Ахен. Крылов удивленно вскинул брови. Ученик магов пояснил:

-- Ну, мы же умеем мысли читать. А ты нарисовал очень яркий образ в своем воображении; егото я и увидел.

Крылов пожал плечами:

-- Не знаю, во сколько ценит меня Лотан. Он говорит иногда почти то же самое, что отец: слезами ничего не исправишь...

-- Точно. Слезами горю не помочь, -- глубоким басом вступил мастер лезвия. Парни ошеломленно посмотрели на снег: следов не было! Перевели взгляд на лицо Лотана: как же он сумел подойти незамеченным? Мастер показал рукой вверх:

-- Я ждал тебя там, на стене. Лежа, чтобы ты не видел. Я думал, если хочешь кинуться с обрыва, то здесь только одно такое место поблизости. Ну, а повеситься ты мог бы и в Башне...

Повисло неловкое молчание. Ахен не знал, что сказать. Лотан полагал, что слов достаточно. О чем думал Спарк, осталось неизвестным: из далеких дверей Башни с криком выскочила госпожа Эйди. Парни еще не разобрали, что она голосит, а мастер уже громадными прыжками летел вверх по склону. Опомнившийся Игнат бросил ведра и рванул следом, маг отстал от него лишь на пару шагов.

Мучительные забеги из-под Лотановой деревяшки не прошли даром: к Башне землянин успел почти вслед за мастером: свежий снег на полу не успел подтаять; Игнат только раз подумал: "Не поскользнуться!" -- и забыл, почти оглушенный странными звуками. Госпожа Эйди что-то быстро объясняла про Скаршу, Дитер сидел в углу, держась за голову; Вендена, Неслава и Майса нигде не было видно. Пробежав по белому следу мастера, Крылов оказался на месте событий точно вовремя: Лотан вынес дверь на себе, но запутался в досках, упал и матерно ворочался внизу справа. Рыжая идиотка успела влезть в петлю, заведенную за крюк светильника на дальней стене. Осталось подняться на табурет.

-- Ты что, дебилка, квадратную твою мать!! -- заорал Игнат, на здешнем и земном вперемешку, наступил на спину приподнявшемуся было Лотану, и прыгнул к стене комнаты. В дверях показался не потерявший хладнокровия Майс; его боевой нож перебил веревку. Игнат схватил девушку в охапку и принялся трясти, как коврик:

-- Дура! Балда! Скотина безмозглая!

Скарша двинула его лбом в лицо; Крылов едва сберег переносицу. Пришлось отстраниться. Рыжая с размаху влепила пощечину. Набежавшие Венден и Неслав, каждый со своей стороны, окатили пару ледяной водой. Скаршу словно выключили, она вцепилась в Игната обеими руками, прижалась до потери дыхания и расплакалась:

-- Да, дура! Не хочу, противно жить, понимаешь? Я только брала, брала, и все... Не один, так другой, и какое мне дело, что потом кому-то будет плохо! И этот спор дурацкий! Понятно, почему Лотан хотел быть свидетелем! Он думал, хоть теперь поумнею! А не вышло... И теперь, когда я узнала, что тебе тут десять лет сидеть!

Игнат обалдел настолько, что забыл о промокшей одежде. Ахен переглянулся с выпутавшимся из двери мастером лезвия. Лотан живо развернулся и принялся выдавливать народ из девичьей светелки:

-- Все, все! Сами разберутся... Дитер, чем она тебя приложила?

-- Сковородой, midzado da sinfino... -- ученик зажимал рассченную бровь.

-- И ты, сын хромой kokino и трехногого cervo!... Не успел увернуться от посуды?! В руке молодой истерички? Так-то я тебя учил, значит? Ну, постой же, ты у меня похудеешь!

-- Она через три октаго учебу закончит, а Дитер всего пол-jaro как начал! -- вступился Венден. Тут мастер с Ахеном вытолкали остальных сперва в покои госпожи Эйди, потом вообще с жилой половины; голоса утихли. Лотан и маг некоторое время навешивали обратно изрядно помятую дверцу, Скарша молча рыдала у Игната на плече -- тот даже двинуться не мог. Наконец, Крылов извернулся, вдохнул и спросил:

-- Ну, а ты-то откуда знаешь, сколько мне лет тут ждать, если маги сами сказали мне только сегодня?

Девушка всхлипнула презрительно:

-- А еще меня называл дурой! Мы же заклады на спор поставили, а как проверить? Да у меня столько золота ушло на слежку за тобой... да все мои знакомства в городе... а ты... а ты... даже с этой мороженой ведьмой не поцеловался ни разу... что, смелости не хватило? Побоялся, что рыжий поджарит?

"Весь месяц мужа выслеживала," -- вспомнил Игнат -- "А он, скотина, действительно на рыбалку ходил!" Скарша еще несколько раз всхлипнула, и вдруг совершенно нормальным голосом попросила:

-- Не уходи! Я сейчас одна не могу!

Лотан за дверью посмотрел на мага. Ахен кивнул:

-- Лучший способ забыть о своей беде -- помочь в чужой.

Мужчины тихонько попятились, вышли из покоев госпожи Эйди. Лотан успокоительно махнул рукой жене: не лезь, теперь сами справятся. Обронил:

-- До утра не трогай. Завтра придут в себя.

Госпожа Эйди сунула руки под фартук, и, как ни в чем не бывало, понеслась наверх: отправить кого-нибудь к роднику, куда так и не дошел Спарк, а прочих -- накрывать на стол.

***

Стол собрали богатый, и кроме двух слуг, Лотан даже нанял музыканта: Скарша отбывала из школы с блеском. Первую октаго после памятного события она чувствовала себя виноватой, редко появлялась во дворе; и даже со Спарком мало разговаривала.

Тем более, что Спарк подолгу пропадал в Академии -- Доврефьель тоже считал работу лучшим лекарством от тоски. Игнат с Ахеном готовили не просто лекции, а целую маленькую книжку про земное судопроизводство. Крылов и свой-то уголовный кодекс помнил с трудом, что уж говорить о тонкостях английского прецедентного права, римских дигестах, или об истории суда присяжных! Целых восемь дней ему ни до чего не было дела, и уставал он чуть ли не больше, чем на тренировках.

А потом все пошло по-прежнему. Утром Спарк уворачивался от снежков во дворе, бегал за водой. Снег подтаивал, росли кружевные забереги у родника, стволы неизвестных деревьев покрывались влагой -- во всем чувствовалось робкое дыхание еще далекой, но уже несомненной весны. Перед обедом парень заглядывал к Ньону -- библиотекарь до сих пор носил правую лапищу на перевязи, но грустил не столько о себе, сколько из-за нелепого боя двух грифонов. В библиотеке гость наскоро просматривал нужные страницы, благодарил медведя, просил его приготовить книгу на завтра. Потом нагло влезал на черную спину, и лохматый гигант вез Спарка к месту лекции по ничуть не изменившимся сводчатым коридорам.

После обеда Лотан или кто-нибудь еще гонял новичка по двору тупым железом -- пока оружие не выпадало из ослабевших рук. Наконец, отдых! А затем опять скоблить деревянным ножом спинки луков, кропотливо снимать кору -- ни в коем случае нельзя порвать наружные волокна, при натяжке подрезанный лук способен лопнуть. Вышибет глаза или тетивой рассечет руку до кости, а потому работать надо бережно и осторожно... Затем выглаживать скребком бессчетные заготовки для стрел, наскоро тесать заготовки деревянных мечей... Треск во дворе ежедневно, ведро пота бережет бочку крови, значит -- не жалейте деревяшек, ученики! -- и, наконец, мытье по очереди в широкой бадье, и ужин...

Лотан решил продолжить хорошую традицию, начатую Спарком накануне солнцеворота. За ужином ученики рассказывали, кто что знал -- слушатели не требовали правды, но и лгать почти никто не пробовал. Кто передавал чужие слова, объявляли прямо: за что купил, за то и продаю. Не опасаясь разочарований, все внимали с интересом.

Так Спарк узнал кое-что о судьбе рыжей воительницы. Скарша родилась в Финтьене, в семье Людей Камня -- что это означало, девушка обещала рассказать как-нибудь потом и отдельно; похоже, один лишь пришелец не знал этого. Среди Людей Камня род Скарши считался отступниками -- опять же, Спарк не услышал ни причин, ни мотивов. Роду приходилось много воевать; отец Скарши больше любил сыновей, от ревности к ним рыжая и взялась за меч. А к совершеннолетию и вовсе сбежала из патриархального насквозь Финтьена в легендарный Исток... Тут прибилась к школе Лотана, бывших с ней денег как раз хватило на три года обучения. Лотан старательно и честно учил всякого, кто выдержит экзамен. В Башне девушка наконец-то избавилась от ощущения "твое место кухня". Тем более, что рубиться у нее получалось.

Кроме истории Скарши, за столом звучало еще многое. Неразговорчивый щитоносец, родом из того же Финтьена, Дитер подался в Исток именно по следам девушки: уж если она смогла, то парню и подавно стоит пробовать. Неслав о себе отмалчивался, зато о своем городе говорил много и с удовольствием: у нас-де и люди хороши, и рынки, а уж девушки! А каких коней пригоняют с равнин Северного Княжества! Венден оказался родом с противоположной окраины Леса -- Маха-кил-Агра, Закатная Крепость, южное взморье. Оттуда, в сторону тонущего солнца, живут совсем непривычные люди. Какие? Ну, говорят, есть один среди Akademiisto: волосы черные, как смоль, а глаза синее неба... Как, бишь, его назвал Спарк? Господин Мерилаас? Очень похоже, и выговор у них -- да-да, страшнее северного ветра.

И вот теплая жизнь в одночасье закончилась. Скарша покидала школу. Нанятый дудочник весело выдувал плясовую; рыжая безоглядно танцевала со всеми, шутила и заразительно смеялась. Майс привел-таки загадочную подругу -- синеглазую пышную блондинку себе под стать, которую Спарк, конечно же, тотчас окрестил Валькирией. Имя понравилось, хотя стоящую за ним шутку никто не понял. Госпожа Эйди оказалась неплохой плясуньей, а какие коленца выкидывал сам мастер лезвия! Дитер, Неслав и Венден только затылки чесали, жалея, что не привели своих красоток -- похвастаться.

Спарк двигался, улыбался, подавал руку, брал руку, склонял голову, вертелся в танцевальных фигурах -- не сложнее, чем попасть по закрытому щитом Дитеру! -- и молчал. Волчий пастух уже договорился с Панталером. Золотой зверь обещал доставить рыжую к самым воротам родного Финтьена. В конце Времени Вьюги даже небожители не летали напрямик из города: боялись внезапных шквалов. Кроме того, над Седой Вершиной пролегала знаменитая Белая Река: мощное воздушное течение, пересекавшее весь континент с севера на юг. Зимой его струи приносили снег и мерзкие слепые облака, на корню губившие перевозки. Чтобы скольконибудь безопасно взлететь на Финтьен, требовалось сперва оставить за спиной Белую Реку. Панталер придумал пройти пешком по ущелью Минча до западных склонов хребта, где уже и подняться в воздух. Скарша попросила Игната проводить ее эти два-три дня. Лотан колебался: девчонка-то с Панталером улетит, а как ты назад пойдешь? Зимой, в одиночку, по заснеженному ущелью на три дня пути? Но Спарка неожиданно поддержал Доврефьель: после всех потрясений не вредно душу проветрить. К тому же, Дилин обещал хорошую погоду до конца Волчьего Времени. Лотан фыркнул, но согласился.

Наутро после праздника, когда школа еще спала, волчий пастух, мечница и грифон сошлись у западных ворот. Воротная стража удивилась не слишком. Если Akademio посылает зимой в горы -- стало быть, нужда. Растворили калитку -- путь добрый, а зверик пусть через стену прыгнет, ему нетрудно. Все равно воротину не откатишь, снег выше пояса, до полудня раскапывать придется.

Дорогу Спарк запомнил на всю жизнь. Три дня по глубокому снегу; безжалостные ледяные ночи. Панталер вез несколько тюков с дровами и был искусным магом огня, а волчий пастух тащил хорошо показавшую себя кошму. Несмотря на это, каждый вечер все трое прятались от ветра за ближайшим утесом, сбивались в кучу и колотились, пытаясь согреться. Съедали ужин; засыпали, глядя на громадные злые звезды. Страшнее всего было вылезать в холодную ночь по нужде. Спали урывками: горные волки, если и знакомились когда с культурой стай, давно одичали. Их вой беспокоил девушку, Спарк слышал, как она беспокойно ворочается, бормочет: "Будить? Или пусть отдохнет? Ближе подойдут, тогда подниму..." -- засыпает, потом вновь тревожится -- и так несколько раз за ночь. Игнат не путал Скаршу с Иринкой, не думал, кого любит больше -- кто же, кроме Ирки? За кем шел, в концето концов? Но каждый вечер под его плечом засыпала совсем другая девушка, которой он, как ни крути, спас жизнь... и изменил жизнь тоже довольно сильно. Ни вины, ни ощущения неправильности не было: Спарку казалось, что все произошло единственно верным образом... а сравнивать ему, по молодости лет, все равно было пока не с чем.

На третий день стены ущелья раздались в стороны, и Панталер сделал пробный круг над отрогами. Вернулся возбужденный, столкнул людей к нависающей скале и велел Спарку переносить связки дров, обкладывая стоянку по кругу: буран идет! Спарк тихо обругал ежика-предсказателя. Панталер услышал, и тотчас вступился за собрата по цеху: Дилин смотрел погоду в ущелье, а Минча уже вон где осталось! Впрочем, по словам золотого грифона, буран продержится не больше полусуток.

Тогда-то Скарша и рассказала Игнату обещанную легенду о Людях Камня.

***

Люди Камня все носили на груди каменный кубик. Кто побогаче, те оправляли подвеску в серебро. Победнее -- заказывали камень с отверстием и цепляли на простенькую веревочку. Но размер Камня оставался всегда одинаковым: Спарк оценил его примерно в ноготь большого пальца. И никогда камень не имел иной формы -- только кубик. И нельзя было вешать драгоценный камень: только поделочный, стеновой или дорожный.

Первых Людей Камня было всего десять. Происходили они из города Теуриген. Где он стоял, семья Скарши никогда не знала. Несомненно лишь, что неподалеку от Леса. Потому что лет триста назад (Спарк сразу решил уточнить в Хрониках), к городу подступила целая армия зверей. Может быть, это были не совсем звери, а стаи под управлением людей -- подробности за давностью лет стерлись. По крайней мере, один человек там был. Он явился послом в ратушу, где от имени Истока Ветров предложил военный союз против соседнего Хоградского государства... Хоград тогда находился там же, где и нынче: севернее Финтьена, и еще дальше от Седой Вершины, чем родной дом Скарши.

Горожане Теуригена предложения не приняли. То ли не сочли серьезным, то ли имели иные политические расчеты -- словом, победила партия войны. С гордым ответом посланника завернули обратно к мохнатому войску, а чтобы грязные звери не воображали о себе чего не следует, послу отрубили руки. Дескать, не протягивай, куда не положено.

Следующим же утром войско Леса пошло на штурм. Город пал, и большинство горожан в бою погибло: человеческой армии еще можно сдаться, но сложить оружие перед зверьем? К тому же, за убийство или оскорбление посла горожан могли перебить поголовно, да не просто так, а с пытками -- бывали случаи. Помня их, Теуриген сопротивлялся отчаянно. Каждый дом и каждый погреб приходилось брать с боем. Несмотря на приказ, пленными насчитали едва десяток бюргеров. Впрочем, может сперва было и больше десятка уже во времена деда Скарши, никто не помнил точного числа уцелевших.

Зато количество Камней помнили точно.

После боя звери тщательно перетаскали всех убитых в дальние ущелья, где и похоронили, засыпав ледяным крошевом. Пленников поместили в лагере под охраной.

Затем военачальники раздали своим полкам мерки: каменные кубики размером с ноготь большого пальца. До начала зимы войско Леса стояло возле взятого города. День за днем невидимый дракон пожирал дома и стены Теуригена. Выдранные из кладки булыжники калили на огне, после чего бросали в ледяную воду. Камень гулко лопался на все меньшие и меньшие кусочки. Пленники седели от ужаса, слыша каждый день непонятные звуки: громыхали тараны, звонко клекали молотки. Строения валили штурмовыми машинами. Стены молотами дробили на блоки; блоки на половинки; половинки на четвертинки, четвертинки на осьмушки -- и так до тех пор, пока на месте города не остался ужасающе ровный слой щебня. Ни один камушек в этом слое не перевешивал розданные мерки.

Потом вывели десять пленников на холм, показали пустую долину и надели десять кубиковмерок -- десять Камней -- им на шеи. Увидав, чем икнулись отрубленные руки посла, двое сошли с ума тут же. Один откусил себе язык и захлебнулся собственной кровью. Семерых черные грифоны развезли в Финтьен, Хоград, Рохфин -- и еще в другие города, которых теперь уже не было.

От этих семерых уцелевших пошли Люди Камня. Шесть семейств люто ненавидели Лес, и все, что было связано с Лесом. Основатель рода Скарши поменял "месть на совесть", приняв вину города. К счастью, неизвестному предку хватило ума не выражать свое мнение вслух. Он отказался мстить Лесу под видом то ли нездоровья, то ли слабости. Самым страшным, в чем до сих пор обвиняли род отступников, была всего лишь трусость. Истинная причина передавалась потомкам по старшей линии; Скарша подслушала ее совершенно случайно. Вот потому-то она и бежала именно в Исток -- легендарный город, где люди не боялись Леса, понимали язык зверей, и самые эти звери вольно расхаживали по улицам.

По словам Скарши, Финтьен выглядел тем самым "образцовым" средневековьем, отличия от которого все время бросались в глаза Спарку. Девушке претило даже не пресловутое "право первой ночи" -- местный князь ей, в целом, нравился. А вот провести жизнь после замужества запертой на женской половине; выходить только замотанной во все должные наряды и платки, по первому слову мужа и повелителя покорно молчать! Молчать рыжая не то, чтобы не умела: скорее, не могла органически. Полусутки пережидания бурана запомнились парню не ревом ветра, а неутомимым ручейком Скаршиной повести.

Но все на свете когда-нибудь кончается. Утих буран. Золотой зверь снова обнял крыльями высокое и чистое, бесконечной глубины синее небо: метель словно стерла с него зимнюю тяжесть, до блеска заполировала трещины. Короткий разбег, толчок... Скарша из седла махнула рукой на прощание. Каково-то ей теперь будет в родном городе? Она, правда, обмолвилась, что только с семьей повидается и подастся в более приятные места. Рубиться умеет, это хорошо. Да ведь жизнь не из одного боя состоит...

Девушка не хотела памяти о прошлом. Прощалась твердо и навсегда, от попыток подарить кошму наотрез отказалась. Спарк привычно скатал толстый коврик. Перехлестнул ремешком, вспомнив, как давным-давно на лесной опушке именно за этим делом впервые увидал Панталера. Проводил глазами золотую искру в голубом небе, прикинул: до вечера выходило еще больше половины дня, солнце даже не показалось из-за гор. Оправил одежду, мешок с едой и тяжелый боевой меч, одолженный Лотаном как раз на время одиночного перехода. Перевалил связку поленьев на низкие санки, бодро зашагал к ущелью. Глубоких сугробов не боялся: Панталер перед отлетом сделал разведочный круг, осмотрел горловину Минча и объяснил, что буран забил только вход, а дальше снег по колено. Не мед, но идти можно, и санки не завязнут.

Прокопавшись на восточную сторону, путник долго вертел головой, не понимая, отчего насторожился. Потом догадался: в ущелье было неправдоподобно тихо. Осторожно и спокойно Спарк зашагал дальше. Не хотелось резким звуком обрушить на себя лавину.

Впервые Игнат оказался наедине с Висенной.

Не шумели волки, ядреный звериный дух не беспокоил. Не толкался под седлом могучий грифон, далеко в городе остался Ахен. Не нужно было ни уворачиваться от безжалостной Лотановой деревяшки, ни напряженно подыскивать слова в споре с быстрыми на язык магами Akademio... Игнат с удивлением понял, что даже думает иногда на здешний манер.

Ему здесь жить. Самое меньшее, до тех пор, пока не откроются окна между мирами... Не "на Висенне", а "у Висенны". Крылов поднял взгляд по черным стенам каньона -- высоко, к обжигающесинему лезвию неба.

-- Кто ты, Висенна? -- прошептал Игнат.

Короткий звон наполнил ущелье неописуемым сочетанием нежности и бесстрашия.

Игнат оправил капюшон церемониальной куртки и прямо в снегу проделал полный поклон -- не кому-то или за что-то -- а всему миру целиком сразу, от чистого сердца и без задних мыслей... Такой всеобъемлющей легкости в уме, ощущениях и на душе он не помнил за всю свою жизнь.

Позже Игнат часто вспоминал холодное ясное ущелье. Если был весел и радостен, то думал, что слышал привет планеты на самом деле. В неудачные дни полагал, будто звук ему просто померещился: мозг опять выдал желаемое за действительное. Но ни в том, ни в другом случае не мог забыть синий небесный нож в разрезе скал; и никогда больше не путал предлоги: правильное обращение к Висенне получалось само собой.

***

Сами собой шли дни и октаго; прохладная весна понемногу сменилась теплым летом. Спарк все так же обитал в Башне, и все так же рассказывал в Akademio о Земле. Правда, теперь ректор просил как можно больше сведений сразу готовить в форме небольших книжек. Книжки Ньон печатал в своих безразмерных подвалах, с помощью учеников Akademio. Тиражи были, по земным меркам, мизерные: триста штук, редко пятьсот. По здешнему уровню это считалось небывало огромной величиной. Если бы Спарк захотел, то на отчисления с книг мог бы жить в гостинице, на всем готовом. А ведь был еще небольшой доход со стрел, щитов и игрушечных мечей. Едва лишь пальцы Спарка запомнили все необходимые тонкости, деревяшки посыпались из его рук десятками. Раз в тричетыре октаго получался даже щит, который Майс не стыдился носить на рынок. Спарк не сказал бы, что разбогател -- но почем оружейнику кусок хлеба, знал теперь достоверно.

А в начале лета произошло и вовсе знаменательное событие: Спарк провел бой с Дитером почти на равных. Сам Неслав, сколько ни гонял новичка по полю, так и не коснулся его оружием. Волчий пастух превратился в мечника: низшего класса, но уже настоящего.

Еще через шесть октаго Спарк закончил первый свой настоящий лук: клееный из деревянных пластин, лосиных жил, по всем правилам обмотанный тонкой кожей... Долго Спарк пыхтел, пока поставил тетиву. Еще дольше жалел, что не выучился таким оружием владеть: испытывая изделие, Лотан шутя прострелил деревянную дверь толщиной с колбасную палку -- на шестидесяти четырех шагах, как подсчитали потом.

Через восемь дней Лотан вновь позвал музыканта и слуг, велел накрывать стол. Провожали сразу троих. Майс хотел постранствовать по свету опыта ради. Спарк эль Тэмр собирался вернуться на свою северо-восточную окраину. Неслав увязался за Спарком. Вопервых, брюнет был родом откуда-то из тех же краев, а путешествовать компанией веселее, чем в одиночку. Особенно, если верхом на чьелано, а не ногами через весь Лес. Во-вторых, у Спарка появилось несколько мыслей -- чем занять свое долгое ожидание. Неслав же обещался помочь с их воплощением, вот парни и летели вместе.

Примерив на шею медальон мастера -- за хороший боевой лук -- потом поклонившись госпоже Эйди и Дитеру, волчий пастух направился прощаться с Доврефьелем, Ахеном и другими знакомыми в Akademio.

-- Я ухожу не потому что обижен или считаю вас виноватыми -- мягко пояснил Спарк. -- Не то, чтобы мне было тяжело или плохо в Истоке Ветров. Но я чувствую: мое место там, на холме возле двух деревьев. Именно это ощущение привело меня к Висенне, в ваш мир. Оно такое глубокое, что я просто боюсь его не послушаться.

Ректор покивал головой. Печальный ежик, с которым Спарк обсуждал язык магических символов, пустил слезу. Ахен вручил маленький прозрачный шарик, наказав разбить в самый тоскливый день, когда вовсе жить не захочется. Ньон подарил маленькую карту Леса. Скорастадир залеченными руками торжественно преподнес большой хрусткий свиток. Грамота удостоверяла неоценимые услуги, оказанные "знанием и разумом" Спарка всем магам Леса. Документ, тиснутый Ньоном на лучшем пергаменте, открывал двери любой Башни Пути или городских Ковенов (тех городов, где вообще водились маги), кроме этого, служил пропуском и паспортом на всей необозримой территории Леса. Грамота повергала в почтительный трепет величиной и количеством печатей, две из которых даже мерцали -- оба Великих Мага для пущей важности приложили личные перстни.

Гость еще раз поклонился, благодаря за оказанную честь. Вышел малым коридором на Верхнюю улицу. Оттуда небольшой лесенкой спустился на Главную и повернул к Двору Прилетов. Единственным человеком, до сих не принявшим прощального поклона, оставался хозяин Башни. Спарк не сомневался, что Лотан просто так его не отпустит, и оказался прав. Едва повернув к воротам, волчий пастух увидал впереди мастера.

***

Мастер ждал Игната на каменной тумбе перед исполинскими черными воротами. Бывший ученик заметил его издали. "Меч подарит" -- спокойно подумал Спарк -- "Во всех книжках мастера дарят на дорогу меч, и дают какой-нибудь многозначительный совет."

-- Хочу попрощаться, -- сказал мастер, когда парень подошел близко. -- Ты был не самый плохой ученик.

-- Спасибо на добром слове.

-- Подарок тебе сделаю... -- Лотан несуетливо развернул тонкую ткань. Выложил на каменный столб тяжелый боевой нож и отдельно простые лакированные ножны. -- Ты ведь ждал, что подарю тебе меч?

Игнат кивнул. Ждал. Может, и рад бы всю жизнь на своем уме, только прочитанное неудержимо всплывает наверх... А в книжках дарят именно меч.

Мастер грустно улыбнулся:

-- Ты не человек меча. Нет. Уж не знаю, каков твой мир, но... Еще совет дам. Хороший совет... -- наставник опять улыбнулся тоненько-тоненько, словно уже насыпал снега в сапог, и ждал, пока ученик попадется.

Спарк молчал.

-- Возьми его.

Рукоять пришлась точно по ладони. Крылов не сомневался, что нож отбалансирован, и при перехватах из руки не выпадет.

-- Теперь вложи и повесь сюда.

Спарк послушно сунул оружие в поданные ножны и защелкнул крюк на поясе слева. Мастер взял левую руку Игната и расположил его пальцы на рукояти: три внизу, а кольцо из большого и указательного поверх торца.

-- Запомни жест. Это знак моих учеников. Встретишь такого -- не дерись. Убьет наверняка. -- Лотан вздохнул. -- Ты ничем не хуже большинства, года за три я бы тебя вышколил... Но... Это просто не твоя стихия, понимаешь?

Спарк согласно кивнул. Действительно, хороший совет. А, впрочем, он ведь в Чингисханы и не рвется.

-- Жаль, отдарить нечем...

Мастер улыбнулся. В третий раз -- открыто и добродушно:

-- Это в твоем мире за оружие отдаривать положено. У нас и так ничего страшного не случится. Легкой дороги!

Игнат кивнул и пошел к воротам.

Времена надежды.

Книга вторая. Проводник.

1.Пустоземье. (3736-3738)


Ох и хороша была госпожа Этаван! Вздумай кто описать ее словами -- вышло бы у него сбивчивое перечисление. Дескать, и волосы мягкого рыжего оттенка, и глаза лучистые, синими звездами, и улыбка добрая -- как нежаркое лето -- и руки белые, и голос ласковый, что уж там о походке! А все равно представить госпожу Этаван по такому описанию никто бы не смог.

Нравилась госпожа Этаван и себе самой. Вчера только услыхала за спиной обрывок разговора; еще и кожа на шее не вспыхнула -- а уже почуяла, что речь о ней. Говорили стрелки, нанятые ее отцом охранять караван; сперва ничего в приглушенном бормотании разобрать не вышло. Потом один голос чуть откашлялся и уронил коротко, тоскливо:

-- ... Вот ради такой не жаль воевать два года!

Покраснела Тайад до корней волос, спрятала счастливую улыбку в капюшон пыльника. Отчего не радоваться красоте, пока она есть? Что там в глазах блестит: ум или склочность -- разве ж будет присматриваться кто? А вот красота всем понятна и видна далеко, далеко! Тайад повела глазами по степи: нет преград! Справа лес, но он у самого горизонта темной полоской; а во все иные стороны только сереберисто-зеленая трава, да ветер, да солнце... Воля!

Оттого и не шла Тайад замуж, что волю берегла. Правда, что и отец ее избаловал. Берт Этаван торговал книгами, и не зря поговаривали в гильдии, что товар сильно испортил ему характер. С другой стороны, в твердости купеческого слова Этаванов гильдия не сомневалась. А богатство... Разными путями оно приходит. Берт Этаван семь лет водил на ЛаакХаар караваны с едой, одеждой, дорогими винами... а больше всего, все-таки с книгами -- выискивал старые тома по рудному делу, работе с металлом. Дорого скупал книги со всякими кузнечными да шахтными хитростями. И ни разу не прогадал: в Железном Городе даже за список со старой инкунабулы платили стальным товаром. Подлинные же фолианты покупали так: на одну чашку весов клали том; на вторую тонкой струйкой сыпали золотой песок.

ЛаакХаар громоздился у подножия Грозовых Гор. Были вокруг города и пашни, и сенокосы -- только урожай давали небольшой. В хороший год на прокорм хватало; в неурожай оставалось надеяться на Южный Тракт. По Тракту сплошным потоком тянулись торговцы, доставляли зерно и мясо, а на север увозили синие отливки, связки подков, пачки стального прута -- ЛаакХаар славился железом отменного качества. Лучшего металла не знали ни на Северных Равнинах, ни в далеком Урскуне, ни в ТопТауне -- как ни пытался Великий Князь наладить добычу в своих владениях, а дело не шло. Только "медвежья сталь" из Финтьена еще могла равняться с товаром Железного Города. Но Финтьен неимоверно далеко на запад, прямых путей к нему нет, а окольные потому и окольные, что тяжелому обозу стоят слишком дорого. Берт Этаван возил железо только из ЛаакХаара -- как это делали все купцы ГадГорода почти пятьсот лет. И все эти пятьсот лет Тракт замирал на время осенней Охоты: волчьи стаи не давали проезда ни пешему, ни конному; ни малой дружине, ни большому поезду из сотен телег. Очень уж много зверья выплескивал лес на исходе лета. Может, городское ополчение и провело бы каравандругой, но что в том прибыли? Больше охраны -- меньше дохода! Так что купцы терпеливо ждали плохой погоды: с первым дождем волки покидали Тракт.

Позапрошлой осенью вековой порядок рухнул. Берт Этаван в первый раз рискнул. Может быть, вспомнил лихую молодость. Может, напротив, глянул на заневестившуюся дочку, и подумал о приданом. Может, похвалился перед кем сгоряча -- а потом стыдно стало пятиться. Никто уже не знает, о чем думал Берт, когда ударил по рукам с высоким громкоголосым брюнетом. Неслав брался без урона довести десять телег Этавана и всех его домочадцев до самого Железного Города. Этаван за то обещал ему двенадцатую долю прибыли, которую рассчитывал взять на ЛаакХаарском торгу.

И караван покатился широкой степью, в самое неурочное и опасное время -- четыре восьмидневки волчьей Охоты. Четыре октаго сухой погоды, когда дорога еще вьется белой лентой, и не превратилась в грязные чавкающие колеи...

***

-- Колея убьет меня.

Звездочет внимательно осмотрел собеседника. Отметил разворот плеч и окрепшую спину. Ограничился коротким замечанием:

-- Ты растешь... Волки хвалят твое искусство езды.

Польщенный Спарк все же возразил:

-- А в круг пока не зовут!

-- В круг и меня давно уж не зовут, -- старик светло улыбнулся. -- Мое время было, а твое еще будет. И вот какое оно будет... Ты не хочешь жить в стае. Нас это печалит. Но теперь ты есть Тэмр... мы принадлежим тебе, а ты нам.

Спарк вскинул голову, однако смолчал. Обвел взглядом привычный шатер: все было, как год назад. Нер и Терсит сосредоточенно завтракали, прислушиваясь к беседе. За полотняными стенами разгоралось утро, желтое солнце светило сквозь ткань. Знакомо перекликались волки-часовые на курганах. Вернулся кислый запах волчьей шерсти; под ягодицами привычно кололась кошма...

Только сам Спарк стал другим. В новом языке он уже почти не встречал незнакомых слов. Волки не пугали его. Не было и беспокойства: что делать. Ясно теперь, что делать! Маги не смогли перенести его к Иринке. Великий Скорастадир из Академии Магов -- и тот себе руки обжег на этом деле... причем, обжег в самом прямом смысле. Так что -- в будущее своим ходом, как невесело пошутил однажды мастер Лотан... Ведь и Лотан был теперь в его жизни! И граненая черная Башня; и вынутая из петли Скарша плакала на плече... и страшная рубка с мастером лезвия... и тонкая наука выделки настоящих боевых луков, и золотой грифон в синеве, и звонкий привет планеты в ущелье Минча, и...

Всего только год прошел!

-- Я не хочу быть в колее... -- повторил Спарк. -- Сейчас уже не хочу. Раньше -- у меня выбора не было, ты помнишь ту осень.

Глант кивнул:

-- Понимаю! А что же ты хочешь делать?

Спарк замялся было, потом пересилил стеснение:

-- Хотим попробовать водить караваны через степь. Насколько я понял, стаям хватает еды и без купцов. А режут людей именно потому, что те хватаются сразу за оружие...

-- Первого Закона не знают, -- старый волчий пастух утвердительно наклонил голову.

-- Ну так вот, получается, если за две октаго в одну сторону, положим, два каравана на сезон Охоты... Тэмр меня и так не тронут. Волки Аар и Хэир подчинятся Примара Кодо... Даже "хмурые" иногда ему подчиняются!

-- Дорога до ЛаакХаара нигде не пересекает земель "хмурых"... -- прибавил звездочет.

Нер поднялся:

-- Ты меняешь мир. Уже несколько столетий никто не суется в степь во время Охоты. Мыслей людских тебе не переломить. Тебе просто не поверят, даже если ты во всем откроешься. Торговцы сочтут тебя обычным бандитом: дескать, доведет до леса, а там дружки его налетят, караван разграбят, людей собаками порвут -- вот тебе и волчья Охота! А если ты и докажешь власть над волками -- немногим лучше. Сочтут колдуном, потянут на костер...

-- В Башне Лотана со мной учился Неслав, он сам из ГадГорода. Говорил, имеет знакомых в гильдиях. Он позаботится, чтобы поверили. И мы про колдовство не заикнемся даже. Так, ватажка наемников, знающая путь и земли.

-- Не верится! -- мотнул головой вождь. -- Я сам, и то сомневаюсь. А я-то твердо знаю, что тебя не тронут. Как же тебе поверят купцы? -- Нер задумчиво прошел по шатру, придержал хлопнувший полог. Обернулся к Спарку:

-- Тебе нужно правильно выбрать первого купца. Пусть окажется не богач, но репутация должна быть чище неба. И то, если ты его проведешь удачно...

-- Знаешь что? -- внезапно сообразил Глант, -- Ты купцу осторожно намекни, что знаешь слово тайное, или там оберег какой от волков имеешь. Ты-де сам не колдун, а достал случайно... нашел, купил, выменял... соври, что хочешь. А не признаешься, чтоб на костер не потащили. Тогда он и сам бояться перестанет, и позаботится прикрыть тебя от купеческой старшины. Те-то хитрые, копать будут, пока не дознаются: отчего это сотни лет никто пройти не мог, а в нынешнюю осень вдруг да сыскался путь чист! Так пусть же они откопают колдовскую побрякушку -- и успокоятся. Если же узнают, что ты эль Тэмр... Вот о чем думать боюсь: такой клубок завертится!

Нер повторил со вздохом:

-- Ты меняешь мир. Но я не вижу здесь плохого. Пусть будет как ты хочешь. Твой Неслав где ждет тебя?

-- Мы уговорились, что я сам найду его в городе. Трактир "Серебряное брюхо".

***

"Серебряное брюхо" гудело на всю Ковровую улицу. Давний приятель Берта -- оружейный купец Ситар Иргалов -- объявил о помолвке старшей дочери с лучшим своим компаньоном. Ну, и Берта позвали на пир по такому случаю. Круговерть праздника Неслав счел удобной, чтобы поговорить с Этаваном. Если кто чего в толчее и увидит -- мало ли, кого судьба сведет пьяными за столом, всегда отовраться можно... лучше всего прятаться у всех на виду.

А прятался Неслав оттого, что хотел нарушить сразу три закона. Во-первых строжайшее запрещение купцам ГадГорода связываться с колдовством и Лесом. Во-вторых, такое же запрещение гильдии наемной охраны: не водить караванов на юг в сезон Охоты. В-третьих, Неслав нарушал закон о собственном своем изгании из ГадГорода. Как сказал бы уличный судья: "по совокупному весу на костер хватит."

О двух последних нарушениях Берт Этаван знал. Но отец Неслава был Этавану друг, и связаться с изганником купец не стыдился. Изгнали-то Твердислава Шерага не за убийство, не за разбой -- всего лишь за обман порубежной стражи. И даже не родного города, а Великого Князя ТопТаунского. Твердислав провез сколькото там товара без княжеской печати, уже почти и с рук сбыл. Да свет не без добрых людей: свои же и донесли. Привычный риск купеческий обернулся кровью: чтобы с князем не воевать, ГадГород просто выдал хитреца головой... Старший сын, Неслав, из-под стражи сбежал: не идти же покорно на расправу! Скитался где-то несколько лет. Теперь вот объявился, да не с пустыми руками, целую ватагу обещает.

Понадеявшись на Неславовых ватажников, с наемной охраной Берт не стал и договариваться. Следовательно, Мечной улице ущерб выходил только косвенный. Да и то еще: как судья посмотрит, что свидетели скажут... если вообще таковые сыщутся. При удаче откроется Южный Тракт на лучший, самый сухой сезон -- такая победа все спишет. При неудаче же тащить на суд будет некого: волки позаботятся.

Так что Берт Этаван нарушить закон не боялся. Смотрел он на высокого черноволосого парня, и качал головой: тот, да не тот! Давно ли голубей у соседа переманивал... а теперь уж и меч на поясе, и вымахал -- почти на голову выше. Сговорить, что ли дочку за него? Опасно! Стукнет кто в Ратушу, тут и тестя за воротник: изгнанников укрываешь? Нет, пожалуй, придется девочке еще поскучать... Берт понурился, вспомнив умершую жену. С ее смерти уже два года, и все это время Тайад с отцом ездит. Оставить у родичей боязно. Вдруг донесут, что поехал Берт к югу, без охраны, и тем дважды закон нарушил как тут его доченька одна оправдается?

-- Договор! -- тяжело кивнул купец. -- Выйдем из северных ворот, а круг сделаем вдоль самого Леса, развернемся на юг. Там и жди нас, на границе городских земель и степи. До того места мои деревенские проводят, а оттуда уже и ваши. Они? -- ладонь ткнулась мимо Неслава в дальний угол шумного зала.

-- Они, -- согласился Неслав, не оборачиваясь. -- Как догадался, дядя Берт?

Дядя Берт загибал жесткие волосатые пальцы:

-- По одежде мастеровые, а спины у всех ровные, как палки -- привычны к броне. Раз. Блюда на столе отменные, а они едят, не смакуя. Жуют быстро, не чувствуя вкуса, потому что каждый миг могут подскочить по тревоге... Смотри, вон длинный с краю. Уронил кусок, и даже не поморщился: ему плевать, сколько стоит еда. Два. Ну, плечи там, руки мощные -- оно само по себе не редкость, но чтобы у шестерых сразу, за одним столом? Три.

Неслав осторожно улыбнулся:

-- Умен ты, дядя.

Берт Этаван вздохнул. Умен-то умен, а хитрости хватит ли? Неслав встрепенулся. Стрельнул глазами на дверь. Купец насторожился также. Но с улицы не розыскная стража ворвалась, и не писаная красавица вплыла -- вошел только среднего роста парень в буром пыльнике, с надвинутым капюшоном. Капюшон повернулся влево, потом вправо: пришелец явно кого-то выискивал. Неслав поднялся и замахал вошедшему обеими руками. Берт посмотрел удивленно. Пока незнакомец пробирался к ним между столами, Неслав сел на место. Заметил удивление Этавана, пояснил:

-- Он.

-- Кто "он"?

-- Проводник.

***

Проводник свое дело знал. На четвертый день от помолвки пароконные упряжки Этавана пересекли мелкую пограничную речушку. Родственники Берта помахали руками, удивляясь про себя купеческой лихой жадности, и поскорей подались на север. Охота только-только начиналась, погода стояла великолепная. Как в ясный день можно провести обоз мимо зоркого зверья на курганах?

Но миновал рассвет, а потом еще один и еще -- телеги с усыпляющим поскрипыванием катились по самой обычной дороге. Ничего не происходило. Четыре личных охранника семьи Этаванов сперва косились на Неславовых ватажников, ожидая подвоха. Правду сказать, дружину Неслав подобрал еще ту: высоченный светловолосый Арьен, за все три дня не сказавший ни слова; в противовес ему, низкий плотный и темный, как грач, Сэдди Салех: "Ваша милость, я, безусловно, Салех. Кто же еще?" -- тарахтевший без умолку. Молодой парень по имени Ярмат -- как все мгновенно догадались, беглый крестьянин из Великого Княжества -- того самого, где сгинул отец Неслава. Синеглазый Ярмат отменно управлялся с лошадьми. Он первый заметил, что левая из второй упряжки хромает. Он же нашел и отпавшую подкову, не поленившись пробежать по дороге добрых два перестрела. К мечу Ярмат не привык: то ножнами ударит соседа, то сам под коленки получит. Но кони слушались его без капризов.

Для перековки живо поставили телеги в круг. Личная охрана и сам Этаван насторожились: ловушки часто начинаются с невинной просьбы подержать-приглядеть. Однако ватажники управились довольно быстро. Четвертый человек, кряжистый бородач Ингольм, оказался кузнецом, у него и инструмент весь был при себе. В его дорожном сундуке сыскалась даже маленькая наковальня -- помнится, слуги при погрузке сунудка чуть руки не оторвали. Ингольм живо приколотил отпавшую подкову, а еще две болтавшиеся оторвал и перековал наново. Ярмат скоро запряг, тряхнул золотыми волосами, улыбнулся во все веснушки -- и караван покатился дальше.

С последней телеги поднялись две одинаковые заспанные головы: Ульф и Таберг, лесные охотники. Похожи были, словно братья: оба темноволосые, глаза зеленые и чуть раскосые. Оба везли с собой большие луки и по два колчана стрел.

-- Что случилось? -- вяло спросил Ульф. Кинул мутным взглядом, не обнаружил боевой суматохи, и с тем повалился обратно на сено: его очередь сторожить наступала ночью.

Кроме близнецов-стрелков, на последней телеге ехал старый Тиль, взятый ради лекарской помощи. Каждое утро старик тщательно мыл руки, и долго расчесывал мышиные волосы. И все равно караванщики его сторонились: скрюченный лекарь неизменно напоминал хорька.

Пеструю ватагу собрал Неслав. Рядом с ней люди Этавана выглядели как брус масла перед хлебными крошками: все рослые, сытые, и лицом схожие. Мечи за Бертом носили четыре племянника: Тик, Самар, Горелик и Кан -- все такие же зеленоглазые крепыши, как сам купец. У всех русые волосы перехвачены одинаковыми белыми повязками с родовым узором. Пожилой, но еще крепкий, Галь Этайн работал конюхом. Его громадный рост служил поводом для бесконечных шуток: то на телегу кто лишнюю доску положит, "чтобы Галь поместился", то "дедушка Галь, достань птичку, а?" Его сын Первень умел готовить что угодно почти из чего хочешь, и ездил вслед за отцом кашеварить. Седьмой, Тальд -- приказчик по железу, кудлатый громила с черной разбойничьей бородищей. Берт знал, что Тальд начитан и вовсе неглуп -- это было хорошо. А что Тальд влюбился по уши в дочку Берта, это уже было плохо. Плохо, потому что происходил бородатый приказчик из семьи водоносов. Не за голодранца же отдавать любимое сокровище! Конечно, Тальд не дурак. Лет за пять накопит на вступление в гильдию. Но к этому времени Тайад Этаван наверняка замужем будет.

Впрочем, Берт далеко вперед не загадывал. Его умница дочка держалась со всеми ровно, обходилась вежливыми словами и никого без нужды не горячила пустыми надеждами. Зато Брас -- шестнадцатилетняя служанка госпожи Тайад -- хохотала и улыбалась за двоих. Вот и сейчас она о чемто выпытывала проводника. Конечно, девкам до всего дело есть! Но сегодня Берт и сам был непрочь проводника как следует расспросить. Только случая все не выпадало. Проводник оставался главной загадкой для книжно-железного купца. Все его поступки, слова -- да даже походка и жесты! -- отдавали чем-то неуловимо чужим. Этаван очень долго приглядывался к незнакомцу -- пока, наконец, не сообразил: проводник сравнивает. Вот хлеб режут -- у вас так, а у нас, стало быть, этак. Вот коня запрягают -- знакомо, но не по-нашенски. Вот одежда: а это что? А этот крюк для чего? Ах, ножик привешивать, смотри-ка ты... виноватая улыбка по губам: у нас иначе.

Только где же это - "у нас"? Неслав что-то говорил о загадочном городе под Седой Вершиной. Но, по словам самого же Неслава, проводник и там был пришельцем. Нет, пожалуй, Неслав не продаст: как уж там вчерашние крестьяне да кривоглазые лекари -- а надеется Неслав только на проводника. Верит ему... Берт удовлетворенно потер руки.

И увидел волков.

Два десятка громадных серых зверей молча поднялись из травы с левой стороны каравана. Племянники схватились за мечи слитным четвероруким движением. Неслав побелел, но заорал совсем не то, что Берт ожидал услышать:

-- Убрать оружие! Руки от мечей, все! Живо!

Кони задергались. С задней телеги громко упало ведро. Купец растерянно посмотрел вперед: проводник спокойно сидел на первой повозке, зачем-то оглаживая воротник -- словно ничего не происходило. Берт перевел взгляд на волков. Звери глянули на него. Повернулись разом, как по команде, и лениво потрусили в степь, от дороги -- как будто вовсе не интересуясь сытыми лошадьми в упряжках.

Неслав выдохнул:

-- Счастье наше, что волки догадались зайти с подветра. Учуяли б их кони -- разнесли бы все по досочке, путь ухабистый...

-- Сам знаю! -- огрызнулся Берт. И упустил какую-то очень важную мысль.

***

Мысли Тайад текли ровно, в такт покачиванию повозки. Появление волков девушка проспала. Брас живо описала громадных зверей: "из-под земли выросли!" Чуткая девчонка сидела тогда рядом с проводником, и потому заметила то, чего не мог заметить Берт Этаван: проводник опасался вовсе не волков.

Тайад вздохнула. Отец никогда не говорил, за кого отдаст ее замуж. Но, вернее всего, это будет Тальд. Чернобородый уже сейчас удачно торгует. Знатный вышел бы купец, еще бы ему семья побогаче... Лет за семь наверстает... Будь он сейчас богат -- не дал бы ей отец "волю беречь". Как до важного дойдет, с батюшкой поспорь попробуй! Тайад рассеяно погладила переплет раскрытой книги. Отложила. В книгах она разбиралась, как никто. Именно она сообразила, что самые старые тома писаны вовсе не руками -- а словно бы кто печатку прикладывал к бумаге. На одинаковых буквах попадаются удивительно одинаковые помарки. Тайад составила список таких примет-неточностей, и теперь безошибочно отбрасывала подделки. Впрочем, эта книга, пожалуй, настоящая. Надо сказать отцу...

Если не волков, то чего проводник боится? Предательства в караване? Разве только в его ватаге. Родичам зачем предавать своих? Положим, разбойники. Так ведь Охота же! Никакой грабитель в степь сейчас не сунется, опять же -- волки. Тайад бы и сама пересела на первую телегу, порасспрашивала загадочного парня. Да ведь Тальд взбесится от ревности. Не сделал бы чего по дури, на Тракте любая мелочь может кончиться плохо. Придется положиться на Брас -- хохотушка что-нибудь да выведает. И хорошо бы, чтобы все неясности разрешились поскорее. Поездка длинная, да и опасная, пожалуй. Неустойчиво все. Могут чужие напасть. А могут и свои рассориться в самое неподходящее время. Ох, мужики!

***

-- Мужики говорят, дело плохо. - Неслав прожевал и сплюнул травинку. - Этой сволочи человек тридцать, все конные. Счастлив наш род, что телеги успели завернуть в круг...

Ульф хмыкнул:

-- А высоко поднялся Тракт. Две, что ли? Ну да, две осени назад. Этот самый купец у нас первым был, помнишь?

Таберг невесело улыбнулся:

-- Да, его синеглазая доченька все про Спарка выпытывала: кто, откуда, да есть ли родня... Девкам только бы замуж! Сама высокая, хоть и стройная. Мужа найти трудно. Рядом с ней кто хошь поганкой смотрится... Из наших ей разве что Арьен по мерке.

Арьен выдвинул меч на ладонь, щелкнул ногтем по лезвию, быстро глянул на Спарка, и промолчал. Сверху, с телеги, отозвался Салех, наблюдавший за округой:

-- А помнишь, как потом лекарь с его кошельком сбежал? У самой Ледянки, паскуда, деньги выгреб, и смылся! Ладно еще, что одного Ари нагрел, а ну как общую казну? А как тогда...

... -- Тогда мы не то, что разбойников -- ни живого духа не встретили. Ехали, колотились от страха, каждого куста шарахались - и никого... А сегодня уже целая ватага на Тракте. - Закончил Ульф, не позволяя увести разговор в сторону.

-- Было б их тридцать, уже б кинулись... -- Ингольм вертел в руках подкову. - Их примерно, сколько и нас: три-четыре руки. Пока телеги в кругу, они приступать боятся. Только у нас через два дня вода кончится. И-эх! - Кузнец злобно размахнулся, подкова полетела в ночную степь. Далекодалеко звякнула о камень. Ингольм перевел взгляд на проводника.

-- Прорываться - спину подставим, - прибавил Таберг. - Перебьют, как гусиный выводок.

- Откупаться - нам позор, да и никто больше не возьмет нас в охрану... Скажут, сговорились... Неслав угрюмо свесил голову. Убрал в подшлемник выбившиеся волосы, обратился к Спарку:

-- Давай, чего уж теперь хвостом вилять. Зови! И так все наши давно догадались.

Проводник молча пересыпал холодный песок между пальцами. Он надеялся, что вот сейчас Неслав вытащит из рукава очередной козырь... и все пойдет как прежде. В ответ на молчание посреди табора отвесно упала тяжелая стрела, до половины уйдя в сухую землю. Спарк уныло посмотрел на дрожащее оперение. Перекатился ближе к крайней телеге. Подергал наблюдателя за сапог:

-- Сэдди и Ярмат, глядите в оба. Неслав, предупреди торговцев, мне надо будет подняться в рост и немного так постоять. И пусть не пугаются, если чего услышат.

-- Сейчас! - Неслав отполз к приказчикам, что-то объяснил им. Те согласно кивнули, поднялись на колени, затем в несколько рывков сняли три тележных борта. Купец смотрел на это с непонятным выражением лица. Спарк посочувствовал: им, кроме смерти, ничего, а Берт за дочку переживает... Гдето там красавица, спрятана за толстыми досками повозок. Разбойники плотно обложили курган, и стреляют точно. Длинный повар только чуть показался над фургоном - руку проткнуло во мгновение ока. А самое обидное -- до Волчьего Ручья всего-то полдня пути осталось... Проводник поднял взгляд на Виглу - белый спутник равнодушно плыл в ночном небе. Спарк прикинул на пальцах дни. По времени выходила точно середина Охоты. Махнул рукой Неславу:

-- Давай!

Кряжистые Бертовы ребята - Горелик и Самар, вспомнил проводник по прошлому разу - воздвигли небольшую загородку из тележных досок. Спарк поднялся между деревянными щитами. Вдох. Выдох. Продувка промежуточная... Продувка главная... "Сила должна в голос идти, а не в живот", говорил когда-то Терсит... "И-а-эх, где б он там сейчас ни был, а только бы услышал!" -- подумал Спарк, скручивая мышцы в выдохе. "Главное, чтобы получился выдох, звук получится сам собой" -- это уже, сдается, Глант...

Звук получился лучше всяких похвал. Кони, привязанные к повозке в середине лагеря, чуть не разнесли ее по досочке. Берт Этаван ударился головой о телегу, под которой прятался. Приказчики от неожиданности уронили досчатые щиты; кажется, Самару попало по ноге. Даже Неслав, вроде бы и предупрежденный, выкатил глаза.

Разбойники спохватились первыми. Они же первыми и поняли, что из окруженного табора раздался призыв о помощи. А раз так, надо нападать, пока помощь не подошла. Не успел Спарк вдохнуть после Зова, часовые разом прокричали тревогу; Ульф расчехлил свой громадный лук; мечи с шорохом выскочили под молочный свет здешней луны.

Жидкая цепочка разбойников бросилась на холм сразу со всех сторон. Пожалуй, в самом деле десятка два... Спарк потянулся к ножу на поясе. Неслав спросил в самое ухо:

-- Ты позвал их? Они придут? Спарк, они точно придут? Когда?!

Открыв рот для ответа, Спарк закашлялся, упал на колени. Две стрелы жикнули верхом. Неслав оставил его, вспрыгнул на повозку. Выхватил меч, заорал отчаянно, на испуг:

-- Жирного ловите! Я узнал его! Он клад знает! Жирного брать, остальных руби!

Самый плотный разбойник заколебался буквально на миг, на полступни укоротил шаг. Охотникам этого хватило: две длинные стрелы прошили бедра, бандит выругался и рухнул. Следующие стрелы положили его соседей, но этих уже насмерть. Ярмат схватился с ближайшим разбойником, получил мечом по руке, взвыл, осунулся на сено. Арьен рубанул сверху - бандит умело присел, и Салех ткнул его в живот, прямо с повозки.

-- Правильно, в живот пори... -- громко и спокойно распорядился купец. - Крику больше, ужасу больше...

Ульф не подвел: забыв про бегущих прямо к нему щитоносцев, выцелил укрытого позади всех главаря. Тетива сухо треснула по рукавичке, свистнула стрела - атаман запрокинулся, с визгом покатился в траву. Разбойники обернулись на звук - и, как по команде подались в отступ. Ингольм крутанул над головой обычный топорик, швырнул - попал убегавшему ниже затылка. От хруста Спарка вновь едва не стошнило. В другой стороне лагеря Тик и Самар зарубили двух смельчаков, запрыгнувших на телеги раньше всех; Таберг навскидку прострелил живот еще одному, тот заорал позвериному, кувыркнулся в треснувшие стебли. Уцелевшие бандиты не выдержали, зигзагами поскакали обратно. Тальд азартно кинулся следом, но Кан и Горелик оттащили его под фургон.

-- Ложись! - распорядился Неслав, - Сейчас опомнятся, стрелы кидать начнут!

Ульф и Таберг выстрелили еще по разу, с колена. Ульф скривился - видно, промазал. Второй стрелок промолчал. Арьен перевязывал разрубленную руку Ярмата. Беловолосый ругался сквозь зубы. На склонах хрипели и выли раненые разбойники. Скатившись с повозки, Берт приподнялся на локте, спросил, отдуваясь после каждой фразы:

-- Что ж они дуром так: пешие, да без прикрытия? На конях-то мигом... Мы бы опомниться не успели. Их стрелки, опять же... Пока мы лежали, те стреляли. А как побежали, так ни одной стрелы... Что-то тут не то!

Спарк криво улыбнулся. Его все еще тошнило. В живот неудобно упирался камень. Открыл рот - и опять закашлялся. Перевернулся на бок, продышался, и все-таки объяснил:

-- Если у них стрелки конные, как здесь принято... Стояли позади всех, лошадей стерегли... То после Зова, они, скорее, всего, покотом лежат. Или коней ловят -- это кто сразу из седла не выпал.

Неслав кивнул:

-- Запросто. Наши кони вон чуть деда не зашибли, ихние точно перепуганы... И потом, они же теперь не уверены. Они будут все время нашей подмоги со спины ждать. Опять же, Ульф атамана убил...

-- Ранил, -- поправил чернобородый приказчик, злой от того, что не пришлось окровавить оружия и тем проявить храбрость перед девушкой.

Неслав и Берт вместе пренебрежительно фыркнули. Затем купец пояснил:

-- В живот - считай, насмерть. Даже лекарь в храме не спасет, не что посреди поля. Думаю, его прирезали уже. Ты Спарк, сможешь еще повыть? Если они все же конными навалятся?

Спарк пожал плечами:

-- Куда ж я денусь, все в одном мешке сидим...

Переждав особенно громкий вопль из-за телег, Неслав вернулся к главному вопросу:

-- Думаешь, тебя услышали?

Проводник наклонил голову:

-- Уверен.

-- А придут?

Спарк вспомнил, как и о чем договаривался со Стаей в позапрошлом году. Подумал, и решил, что лучше ему опять закашляться. Тогда не придется врать.

***

-- Да не вранье это, -- раздраженно повторил Глант. - Точно говорю, кто-то перебил купцов на Тракте, два дня пути южнее пограничной реки. Немного к северу от того холма, где Спарк появился. Я сам ездил, смотрел. Люди порубаны, телеги сгорели. Это не могут быть волки.

-- Шустрые... -- внезапно улыбнулся Нер, - Ты, Спарк, всего шесть октаго назад открыл Тракт. А вот уже и разбойники... Нас не боятся.

-- Но ведь я только один караван и провел, - Спарк смущенно опустил глаза.

Звездочет постучал веточкой по закопченому котлу:

-- Люди быстро приспосабливаются. Ты привел караван точно к ярмарке. Не знаю, много ли тебе перепало, а вот купец на этом поднял четыре цены. Мне говорил Хиин из ЛаакХаара.

-- Тот, что Терсита учил магии Ветра?

Глант утвердительно наклонил голову. Нер хлопнул ладонью по кошме, требуя внимания. Все послушно повернулись к вождю.

-- Здесь все-таки земля Тэмр. Караваны - одно. Но ведь люди всегда обживают дороги. Появились разбойники - появятся и крепости на переправах. Затем хутора и пашни. Нас понемногу выживут отсюда. А не для того мы воевали с Болотным Королем, чтобы отдать степь Хадхорду... И ведь еще Лес может вмешаться! Ночуешь сегодня здесь, - приказал вождь. - Завтра Круг соберем, и придумаем что-нибудь, чтобы разделить людей и Тэмр без крови.

Старик и парень согласно наклонили головы, после чего разошлись. Глант направился к стае, оповестить о завтрашнем Круге. Спарк просто гулял по вечерней степи. Долго смотрел на небо, синее лицо в звездных веснушках, с двумя белыми глазами: Спади и Виглой. Вигла на исходе, Спади открыт... Оба непривычно-грубых очертаний, словно обкусанные.

На другой вечер под такими же точно звездами стая Тэмр держала совет. Спарк сразу вспомнил праздник своего посвящения, "фесто эльпрово". Но сегодня не жгли костер, не рокотала музыка, не пробирало мурашками по коже. Парень даже вздохнул: мирные семейные посиделки. Собрались в круг... триста волков да четверо людей, ерунда какая... поговорили. Выпили воды - ее было труднее хранить, чем вино или мед, и потому свежая вода на походе считалась роскошью.

Потом Нер коротко изложил дело: известный нам всем Спарк взялся водить караваны. Один провел удачно. Но на другой обоз напали разбойники, и потом свалили все на волков. То есть, на Тэмр, потому как нападение совершено в наших землях.

Волчьи морды искривились в сотнях разных улыбок: уж мы-то людишек каждую Охоту треплем, подумаешь, приписали нам караваном больше! Что с того?

Поднялся Спарк, и объяснил - что. Волки приумолкли. Общее мнение выражал Хонар, которому Спарк помогал зашивать бок год назад:

-- Ты есть Тэмр. Если ты не наш, нам все равно. Однако ты есть наш. Если тебе плохо, когда режут людей, то мы не будем резать людей. Если они не будут нападать сами. Мы будем делать Охоту на пол-таго пути от Тракта.

На такой щедрый подарок Спарк даже надеяться не мог. Оставалось благодарить и кланяться. Утром он сказал Гланту:

-- Косматые легко согласились уступить Тракт. Что за этим стоит?

Дед ехидно улыбнулся:

-- Думай, голова есть... -- но потом сжалился:

-- Безопасный Тракт - много купцов, так? Обозы, стоянки... Много людей в степи, так? Значит, охотников тоже много! Охотник думает что? Он думает: дорога теперь безопасна. Про договор наш он не знает. Про Примара Кодо тоже не знает. Для него дорога безопасна потому, что зверей стало меньше. Еще охотник думает: волк есть зверь, волк есть шуба. А что волк есть Тэмр, кто же думает? У нас будет не меньше добычи, а больше! - старик оскалился истинно волчьей улыбкой. Обычно молчаливый Терсит добавил:

-- Лучше, Спарк, сообрази: зачем теперь купцам нужен ты? По Тракту ездят летом, весной, даже иногда зимой на санях. Дорога и удобные места стоянок всем известны. Все быстро поймут, что теперь Тракт и без тебя безопасен круглый год. Кто же тебе станет платить?

-- Я уже прикинул... -- парень повел плечами, потом быстро начертил прутиком на остывшей золе очага:

-- Вот Тракт. Он длинный. Нер вчера говорил правильно: люди начнут обживаться. Так почему бы мне их не опередить? Ведь на Тракте сейчас вообще никто не живет. Следовательно, кто первый, тот и прав. Построим вот тут укрепленный хутор... Примерно посередине самого опасного перегона - между Ледянкой и северной пограничной рекой. И удобней ночевать будет, и от тех же разбойников безопасней.

-- Хутор... -- неслышно подошедший Нер задумчиво прикусил сорванную травинку. - Что у тебя денег хватит, я не сомневаюсь. Лес рядом, рубить несложно, возить недалеко. Так что оплатить придется только плотников. Что твой Неслав сумеет управиться с ватагой, тоже уверен. Но звери будут держаться очень далеко от жилья. Они, пожалуй, уйдут дальше, чем слышно Зов. А только голос связывает одиночек в стаю. Я вижу, ты все-таки предпочитаешь жить с людьми. Женщину не взял себе?

От такой прямоты Спарк вздрогнул. Полюбил, завоевал, соблазнил, обольстил... Но взял? Взял - положи обратно... Он только помотал головой. Нер скривился:

-- Может быть, тебе надо сходить с нами в Лес. Туда, где мы живем постоянно. Наши девушки ничуть не хуже горожанок. А то мы каждую осень видимся только на Охоте, на Тракте. Ты еще, пожалуй, начнешь думать, что мы размножаемся отростками. Как деревья.

Глант и Терсит улыбнулись сдержано. Спарк - неуверенно.

-- Десять лет - это много. - Вождь неодобрительно покачал головой. - Ты, может, зелье какое пьешь? От магов, чтобы женщину не хотелось. Нет? А к волчицам не тянет?

Спарк поперхнулся, покраснел и вскочил, не зная, как реагировать. Но ни Глант, ни Терсит не смеялись. Ничего себе экзотика!

-- ... Вижу, что не тянет. - Нер качнул головой. - Не будь дураком. Ходи хотя бы к городским вендебла, иначе я перестану тебе помогать. Если долго не кушать, тебя купят куском мяса. Мне не нужно, чтобы однажды тебя купили женщиной.

-- При чем тут хутор? - красный от смущения Спарк попытался сменить тему.

-- Если ты хочешь строить тут дом, ты хочешь поселиться здесь надолго, -- Нер выплюнул травинку. - А мне не нужен голодный, недовольный сосед. Мне нужен сосед сильный, уверенный в себе и смелый. Как знать, вдруг тебе или мне понадобиться однажды позвать на помощь?

***

-- Помощь будет... -- выдохнул Спарк, убедившись, что затянувшийся кашель никого не отвлек от главного. - Но не знаю, когда, - признался он. "Если зов вообще услышан", -- подумали все одновременно, и каждый постарался спрятать эту мысль от товарищей.

Небо с восточной стороны светлело: приближался рассвет. Неслав велел разобраться по парам и приготовить оружие: в тумане разбойники могли попробовать еще раз. Арьен перемахнул через повозки, ужом скользнул по мокрой траве. Скоро оборвались истошные вопли бандита, которому Салех пропорол брюхо. Затем на другой стороне перестал стонать подстреленный Табергом. А "жирного", который "знает клад", Арьен приволок на вершину холма, и без видимого усилия перебросил через телеги внутрь табора. Бухнувшись оземь, тот пришел в сознание: скорее всего, от боли в простреленных ногах. Неслав молча поднес к горлу пленника отточенный нож. Разбойник не страдал ни излишней храбростью, ни глупостью, и спокойно рассказал, что в банде было пять рук всадников. Среди них нашлось шесть умелых стрелков из лука, но ни одного, скольконибудь опытного в военном деле. Потому и кинулись на холм, не дожидаясь, пока стрелки успокоят коней и смогут поддержать нападение. Потому и откатились после первых же потерь - хотя, прояви решимость, вполне могли задавить караванщиков числом. Банды даже теперь хватит на приступ - если найдется вождь, и если на помощь окруженным не подоспеет конница из Волчьего Ручья.

Услышав про Волчий Ручей, Спарк с Неславом только хмыкнули. Какая там конница! Хоть бы стены удержать хватило. Пока Спарк припоминал оставшихся на хуторе, вожак быстро сунул нож за ухо пленному - тот и хрипнуть не успел. Проводник содрогнулся. Неслав вздохнул, скривившись от его непонятливости:

-- Представь, нас побили, девушек живыми взяли? Что с ними сделают? А ты мразь жалеешь!

Арьен богатырским разворотом вышвырнул труп за повозки. Девушки показались в сырой мгле - словно услышали, что о них прошептал Неслав. Стычку Тайад со служанкой просидели за дощатыми бортами фургона, а теперь, должно быть, не вытерпели. "Правда ли, будто рыжая по мне вздыхала три года назад, в самом первом караване?" -- подумал Спарк, - "И оттого бородатый здоровила приказчик на нас злится аж до сегодня? Или Сэдди это все придумал ради смеха? Он ведь, сорока, сболтнет - недорого возьмет... Но и правда - хороша собой. С Иринкой, конечно, не сравнить... Все равно: красива госпожа Тайад Этаван!"

***

Госпожа Тайад Этаван, несмотря на всю свою красоту, дурой не была. Что воля ее только до вступления Тальда в гильдию, после чего отец живо наладит свадьбу - со временем стало ясно даже и ежу. Ну что ж, мужики все одинаковы, а чернобородый и хорош собой, и не дурак, и не нищий. И еще богаче будет. И здоров, как бык. Чем не счастье?

Только тревожил проводник девичье сердце загадочностью. К тому же, умение разгадывать книжные секреты - вкупе с обычным любопытством -- подзуживало проследить и эту нить до конца. В тот, самый первый раз, толком поговорить не вышло. И ничего о Спарке не рассказали даже его собственные люди. Арьен молчал, как вобла об стол. Ярмат больше беспокоился, чтоб никто не узнал в нем беглого крепостного. Ингольм ни на что не обращал внимания, кроме своих железяк. Хоть бы сесть молодой особе предложил, угрюмая морда! Буркнул и отвернулся, ровно медведь. Впрочем, обычно обходительный и болтливый Салех - и тот уныло развел руками. Сожалел, что нашлось на белом свете нечто этакое, о чем он, Сэдди, ничего не может сказать. Да что Сэдди! Неслав, с которым все детство бок о бок... кошку из колодца вынимала... которого целоваться учила... И тот лишь плечами пожимает: ну, пришел откуда-то с запада, чуть ли даже не из Финтьена. Ну знает здешние края лучше местных... Что ж, разве мало старинных карт запрятано до сей поры в земле? Нашел, должно быть, тайное слово. Или - оберег какой от волков. Если оберег, тогда понятно, отчего из родных мест сбежал. С колдунами везде разговор короткий: ровно столько, сколько костру гореть. Нам-то что? По Тракту живы прошли, и счастлив наш род. А что именно нас уберегло, про то богам лучше знать.

Выгодно расторговавшись в ЛаакХааре, Этаван заплатил охране двенадцатую долю, и с тех пор Тайад проводника не видела целых два года. Хотя за железом ее отец ездил каждую осень. Уже со второго раза к Берту набивались в попутчики. Дескать, ты, Этаван, удачно прошел, так и нам помоги. Берт не отказывал: ссориться себе дороже. Но с крупными конвоями из трех-четырех караванов проводник почему-то не связывался. Тайад с ним ни разу и не встретилась. Ходили теперь в охране обычные горожане с Мечной улицы. А волков вдоль дороги с тех пор вообще не встречали ни разу.

На деньги от первой же проводки Неславова ватага поставила хуторок в Пустоземье. Хуторок назывался Волчий Ручей, и располагался очень удобно. Ватажники заняли и укрепили холм точно посередине самого опасного участка пути. С вершины холма степь просматривалась во все стороны. Неподалеку отыскалось большое озеро, с водой для часто проходящих караванов. В общем, Неслав тоже хорошо себя проявил. Да ведь не отдаст батюшка - изгнанник сам Неслав, и весь род его. Хотя и широко развернулся, людей к нему много пришло, и место для хутора выбрал бойкое, с хорошим будущим.

А проводник опять отступил в тень. Как Тайад ни расспрашивала, даже его собственная ватага за все прошедшее время ничего не прибавила. Ингольм, правда, одобрительно буркнул: "парень койчего в железе понима-ат, то-очно говорю." Охотники, переглянувшись, сказали хором: пожалуй, раньше Спарку приходилось держать в руках лук. Так ведь: держать - одно, стрелять - другое, а хорошо стрелять - вовсе третье! Но пара раскосых полесовщиков ничего не добавила. Обычно неугомонный, Сэдди задумчиво почесал затылок:

-- Ну, на мечах биться хлопец умеет, видел я их как-то с Неславом в паре. Выучка одна у них. Да это не тайна. Неслав говорит, они и познакомились в доме учителя.

Белобрысый Ярмат смущенно потер веснушчатый нос:

-- Он мало знает коней. Ездит еще так-сяк, а вот чистить, седлать, ковать -- плохо... Непонятно. Где бы он там ни вырос, уж коня оседлать - чего проще? Разве, горы какие, где коней вообще нет? Только, госпожа...

-- Ну? - поторопила его заинтересованная до невозможности Тайад.

--... Мы друг другу в прошлое не лезем. - и парень совсем смутился, закрыл лицо ладонью, потом зачем-то принялся теребить подол коричневой рубахи, наконец, повернулся и убежал.

"И ты в наше прошлое не лезь," -- продолжила купеческая дочь недосказанное. Что ж! Пришлось ей свернуть ковер своего нетерпения и уложить его в сундук ожидания. А вытерпеть неизвестность любопытной молодой особе ой как непросто! Не знала госпожа Тайад, что ее сомнения разрешатся от горлышка до донышка, и уже очень скоро. Еще до полудня. Да что там - даже еще до рассвета!

***

За миг до рассвета разбойники бросились на приступ. В этот раз дело повели умнее: стрелки исправно осыпали колючим дождем кольцо повозок. Шестерка пеших со щитами бодрой рысью кинулась на холм с востока. А шестеро оставшихся тихонько ползли в туманной траве с противоположной стороны, ожидая, пока защитники отвлекутся - отражать первую шестерку. Но ни доползти, ни добежать никто не успел. Одновременно с краешком солнца, над степью поднялся точно такой же волчий вой, который ночью выжал из себя проводник. Обе стороны поняли: призыв услышан, и помощь будет. Бандиты прибавили ходу: пан или туман! Авось прорвемся к добыче раньше, чем нам на спину сядут...

Услышав Зов, Спарк живо натянул потрепанную хауто. Выпрямился во весь рост, пренебрегая вражескими стрелками. Пока те протирали глаза, соображая, не мерещится ли им такая громадная собака, и с чего вдруг она поднялась на задние лапы? - Спарк успел выдать просьбу о помощи. Опомнившись, разбойники вскинули луки - но тут кони под ними прянули кто куда. Трое стрелков бухнулись под копыта. Волки Тэмр мигом загрызли упавших, затем разделились. Хонар повел своих за усидевшими в седлах. Те сменили лук на плетку, яростно погоняя лошадей на север, к далекому ГадГороду. Двух всадников волки настигли, сдернули на землю и разорвали в клочья. Ушел только маленький и легкий Шеффер Дальт, который ухитрился срезать вьюки, седло и стремена, сбросить тяжелые доспехи, сапоги, и даже одежду - все это на спине бешено скачущего коня, за то время, пока обычный человек выпивает большую кружку воды. Потом в неистовом галопе коротышка стер ноги до кровавой язвы - но выжил, и даже коня не загнал!

Вторая десятка Тэмр села на спину щитоносцам. Неслав сразу же рыкнул:

-- Вперед! Волки за нас! - и, пока племянники Этавана привыкали к дикой новости, ватажники во главе с Арьеном вылетели на склон. Громила приказчик увязался следом. Разом обрушились на шестерых бандитов, которые неудачно пытались зайти с тыла. Дорвавшись, наконец, до подвигов, Тальд первым же ударом разрубил своего противника почти пополам. Арьен положил одного и напал на второго, а когда тот повернулся отбить, Сэдди свалил бандита любимым колющим: всем телом, с разворота - насквозь просадив заклепанную кольчугу. Ярмат, злой от раны и собственной неуклюжести, бросил левой рукой дротик - только раз, зато точно в неприкрытую железом ступню. Разбойник споткнулся. Ингольм тотчас вклепал ему молотом по голове, да так, что купол шлема прогнулся внутрь. Неслав сделал два финта коротким мечом, и третьим движением убил своего противника. Последнего хладнокровно застрелил Таберг - чуть ли не с десяти шагов, стрела едва успела набрать силу. Бой закончился, и ватага перешла к сбору добычи.

Тайад на все это не смотрела. Ее интересовал проводник. Страха он не проявил, но и в сечу не полез. Спарк вышел навстречу волкам, сделал несколько жестов. Серое зверье послушно рассеялось по склонам, принялось стаскивать убитых в одно место. Берт и Самар смущенно отирали лбы: стыдились, что не успели в бой. Тик, Горелик и Кан помогали длинному дедушке Галю успокаивать лошадей. Обычно спокойные, ломовики ржали, взбрыкивали и вертелись, видя вокруг себя серую смерть, чуя густой и страшный звериный запах. Вот гнедой попал копытом в котел, звонко стукнула подкова... Брас и подраненый вчера кашевар в три дрожащие руки пытались развязать мешок с крупой, не замечая, что припас вытекает снизу, через дырку от стрелы. Тайад хотела приказать, чтобы взяли другой куль. Но повернула голову, и забыла: до каши ли тут?

Взлетело кровавое солнце. Проявились из предрассветной сумрачной мглы - серебристо-зеленая степь, перепутанные пряди ковыля, темные пятна и полосы, где лежали и волокли тела; серо-желтые повозки; фургоны, истыканные стрелами, и оттого похожие на громадных щетинистых кабанов... Все цвета резкие и грязные: словно просыпаешься от кошмара -- а окружающий мир кажется продолжением сонного ужаса.

Неслав и Арьен, натужась, откатывали самую легкую телегу. Тальд застрял где-то, сдирая доспехи с убитых. Сэдди уже нагреб поясов и ножей, с прибаутками выкладывал их на траву, готовил к дележке. Опомнившийся купец пошел снаружи вокруг табора, выдергивая стрелы из полотняных фургонов, и грязно ругаясь при виде пробитых мешков, просыпанного на землю зерна, расколотых стеклянных чаш, за которые уже не возмешь втридорога. Все что-то делали, только проводник стоял столбом, повернувшись на запад, к черной полосе леса.

Послышался дробный топот. Неслав свистнул - ватажники оставили добычу, с ворчаньем и вразнобой вынули мечи. Тревога оказалась напрасной: десятка Хонара пригнала разбойничьих лошадей.

-- Лошади - это хорошо! - Берт радостно стукнул кулаком в ладонь. - У нас половина хромых... Здорово! Неслав, кони чьи будут?

-- Спарка спроси, - поняв, что воевать не нужно, Неслав вернулся разбирать взятое добро. Берт обратился к проводнику:

-- Коней...

-- Забирай, -- просипел Спарк, -- на ярмарке сочтемся... Не первый раз вместе ездим... Волков не бойся, не тронут.

-- Вели своим побыстрей собираться, хозяин, - подошедший Ульф озабоченно глянул из-под ладони на северо-восток:

-- Боюсь, пыльная буря подходит. Хорошо, что нам ехать в другую сторону. До хутора где-то полдня. Ну, кони у нас плохи, да мы все устали... Так хоть заполдень дойти. А каши пусть не варят, всухомятку поедим. Главное, убраться отсюда поскорее.

Берт согласно кивнул головой и пошел распоряжаться. Спарк опять накинул капюшон. Забрался на сено в фургоне, кивнул проходящему мимо Арьену:

-- В полдень разбуди! - и заснул, нисколько не заботясь уже, что подумают о его куртке, Зове и способности разговаривать с волками.

***

Приснился Игнату дом. И так ему легко стало во сне, до того хорошо и спокойно... Проснувшись на ухабе, Спарк едва не расплакался, видя вокруг надоевший фургон, а за полотняными стенками угадывая все ту же пыльную сухую степь.

Причина, по которой бесстрашный и загадочный проводник не пустил слезу, сидела в изголовье, тихонько напевая колыбельную. Звали причину Брас, было ей восемнадцать лет, и служила она у госпожи Тайад Этаван - все, как в позапрошлом году. Плакать при ней Спарк постыдился. Едва парень открыл глаза, Брас выпалила:

-- Так ты, значит, оборотень?!

Спарк улыбнулся, вспомнив, как сам при первой встрече принял за оборотней Гланта и Терсита - а те ведь были в обычных пыльниках с капюшонами. Сам он нынче ночью влез в хауто да Тэмр, щеголял зубастым капюшоном и хвостом. Выл, как не всякий пес может. С волками поутру только что не обнимался. Да еще и глаза карие, нездешние. Теперь чего удивляться: назвался вервольфом, полезай в... Ну, куда они там полезают? Проводник пожал плечами:

-- Не спрашивай, а я врать не стану. Потом, меньше знаешь - крепче спишь. У вас, я слышал, колдунов на костре жгут.

Девушка ойкнула, распахнула серые глаза до невообразимой величины, потом крутнулась, выскочила из фургона, толкнув возницу - по тягучему недовольному ворчанию Спарк узнал Ингольма - и пропала из виду. Проводник выдохнул, перевернулся на другой бок. "Можно иметь волчьи зубы, и скалить их только девкам в кабаке. А можно иметь волчью природу, и радоваться пролитой крови", -- так однажды объяснил ему Глант. Парень посмотрел на примятое сено, где только что сидела Брас. Девчонка тоже ничего... Что они все привязались: возьми себе женщину, да возьми... Если бы он хоть сразу не сказал, что ищет именно Иринку! Теперь как-то стыдно получается: искать одну, заглядываться на другую, под юбку лезть к третьей... И чтобы все остались довольны, и никто не жаловался? Мужики от начала времен такие вопросы щелкали, как семечки: мол, чего она не знает, ей не повредит. Значит, лови момент, чего блудомыслию предаваться? Скарша говорила, десять лет все равно не выдержишь - так кто ж спорит! Нер настойчиво посылает к шлюхам. Ну, в ЛаакХааре их навалом, но как-то оно непривычно... "Взял - положи на место." Черт, что же делатьто?

Так ничего и не решив, Спарк соскользнул в мутный, тяжелый сон. Только дом ему уже не снился. Снились прожитые у Висенны годы. Живым огнем полыхнуло яркое, памятное и цельное начало; потом обступила тоска - плоская и зябкая, продутая ветром, как степь вокруг. Одно слово - Пустоземье! Ни людей, ни селений, колодцы редки, как удача, а звери, конечно же, стараются не попадаться на глаза. Лишь изредка потянет за душу волчий вой, да вид оживится картинами Охоты. А к исходу сна опять вернулась память о начале. Точно так и Берт Этаван: с него ведь проводки начались, его караван стал первой удачей. Вот и снова он подвернулся...

Проснувшись, Спарк мотнул головой, косолапо выбрался из фургона, отшагнул на обочину, уступая следующим упряжкам. Зевнул, долго вытряхивал солому из волос, чувствуя, как с мусором по кусочку улетает ночная тревога. Поднял глаза к небу: скоро ли полдень? И спохватился: а ведь поместилось в прожитые года такое, чем любой тоскливый морок подавится. Именно - Волчий Ручей.

***

-- Волчий Ручей уже видно, госпожа...

-- Говоришь, оборотень? - девушка думала о своем, и ответила невпопад. - Вот, значит, почему он волков не боится... Опасно.

-- Но ведь теперь волки нас не тронут! А разбойников те же волки и порвут. Чем опасно?

-- Глупышка, -- Тайад погрозила пальцем. -- Мало ли доносчиков в городе? У отца хватило смелости связаться с этими... волкогавами. Если бы я тогда знала! Думала же - просто сорвиголовы, мало ли наемников в городе! Тальду я не позволю, как поженимся.

-- Значит, все-таки Тальд? А я думала...

Госпожа Тайад Этаван ничего не ответила. Скрипели телеги. Фыркали все еще испуганные кони. Через откинутый полог заглядывал ветер, шевелил листки книги, холодил изящную белую руку Тайад. Бесконечной лентой завивался ковыль. Далеко-далеко в выгоревшем голубом небе звенела невидимая птица. Так же было вчера, то же будет и завтра. Брас потянулась. Оборотень он там, или не оборотень, а городок поставил правильно. Можно будет хоть сегодня переночевать на перине, не опасаясь разбойников. Во-он уже первые золотистые домики выбегают к дороге; вон длинный забор вокруг постоялого двора, наклоненый наружу, чтобы зверь не перескочил. А вон на вершине холма открывается и сама крепость. Оплывшая насыпь, поверх нее бревенчатые стены, привычные острые крыши под лемехом -- деревянными пластинками. Крепость и двор успели потемнеть, а домики свежие, не позже месяца поставлены, из трех только один перекрыт. Строительный лес рядом, вода близко, пашни можно пахать прямо за околицей - хутор быстро превращается в городок. Как бы Тайад не прогадала с осторожностью! Растет поселение, Неслав силу набирает. Через пару весен, глядишь, воеводой назовется...

Фургон обмахнуло темное сырое крыло: въехали в ворота гостиницы. С далекой стены кто-то громко поздоровался с Табергом. Берт зычно объявил свое имя. Встречать караван вышел новый человек, прошлой осенью Брас его тут не видела. Точно, прибывают люди. Ох, не обсчиталась бы Тайад!

-- Добро пожаловать! - оскалился в улыбке новый стражник. - Добро пожаловать на Волчий Ручей!

2.Волчий ручей. (3736-3738)

-- Вот где хорошо бы построиться: холм удобный... -- Спарк осторожно повертел головой. В конском седле после волчьего было с отвычки высоко и боязно. Неслав с Ингольмом молча переглянулись. Ярмат почесался, хмыкнул, собрался говорить, но Ульф его опередил:

-- Воды нет поблизости. Колодец искать? Инг, ты что скажешь?

-- Я могу выкопать и раскрепить, а искать - этого дела я не знаю, - хмуро возразил кузнец.

Неслав добавил:

-- По Тракту не только осенью ездят. Давно уже известны и места стоянок, и дороги, и родники.

Спарк смутился. В самом деле, пыжился так, будто первый человек в этом краю. А Пустоземье, если по совести, пустое только во время Охоты. Зато пустое на совесть: безлюдье и страх первого осеннего месяца помнят весь год. Так ведь и ездят почти весь год, тут Неслав сказал истинную правду. Начинают весной, как просыхает земля, в середине здешнего апреля. Как раз кончается время Солнца и Снега, но еще не началось время Молний. Караваны ходят все лето, от Васильков и Вишен до самого Золотого Ветра. Снаряжают обозы и после Охоты, во Время Теней и Туманов. Знаменитая Железная Ярмарка в ЛаакХааре как раз и открывается первым осенним караваном с севера.

Вернее, ярмарка открывалась первым караваном Теней и Туманов. Так было. Однако, не далее, как этой осенью, Берт Этаван нахально доехал до ЛаакХаара в самый разгар Золотого Ветра, когда ярмарку только начинали готовить. Купец так умело использовал свое преимущество, что даже двенадцатая доля прибыли сразила ватажников наповал.

-- Столько проедать жалко... - нерешительно сказал Ингольм. Как ни странно, первым его поддержал Ярмат:

-- Землю купим, двор поставим... Тут хватит, если не раструсим на каждого.

Сидели тогда ватажники в комнатушке на верхнем этаже гостиницы. Арьен сторожил у дверей, Сэдди на всякий случай приглядывал за окном. Осеннее солнце щедро освещало внушительную горку золота на столе. Тогда-то Спарк и подумал: а зачем покупать, если вдоль Тракта земли навалом? Потом был договор со стаей Тэмр; еще позже - долгий спор, когда Сэдди и Неслав доказывали Ярмату с Ингольмом преимущество вольного хутора перед затиснутым в стенах городским подворьем. Арьен и охотники держались в стороне от спора. Спарк наблюдал, с трудом удерживая себя в руках. В конце концов, выиграли те, кто хотел жить на Тракте. Но все это случилось позже. Начало Волчьего Ручья Спарк отсчитывал именно с того осеннего солнца и горки блестящих кругляшей на шатком столе.

Нынешний день солнцем похвастаться не мог. Из степи тянул знобкий сырой ветер, обещая скорый дождь. Копыта то и дело хлюпали по лужицам, сажая на одежду все новые и новые брызги. Руки противно выстуживал утренний холод, а серые тучи давили глухой тоской. И все-таки Спарк привел ватагу к тому самому холму, где надеялся встретить Иринку... да, уже через девять лет. "Из армии, и то уже уволился бы!" -- мимоходом подумал Спарк, разбирая поводья.

-- Отъедем южнее, -- предложил Таберг, -- Я знаю там хорошее озеро.

Конь под Неславом протяжно заржал, и подался с Тракта. Со стороны далекого черного леса долетел странный шум: то ли треск, то ли рев большого существа. Ярмат быстро и точно опустил руку на меч. Прочие ватажники не подали виду, что беспокоятся или боятся, но кони недовольно зафыркали.

-- Тут... Волки - одно, а кроме волков тоже ведь зверья хватает... -- Ярмат управился с конем раньше всех. - Перед весной, на бескормицу, выйдут звери под стены - отобьемся ли?

Таберг презрительно скривился:

-- Дай мне вдоволь хороших стрел и теплую вышку - ни одна собака стены не обгадит. Людей опасаюсь!

Арьен хмуро кивнул. Ингольм добавил:

-- Сэдди в городе остался, плотников нанимать. Он бы тебе сейчас рассказа-ал, точно говорю.

-- Ага, Сэдди может, -- согласился Ульф. -- Рассказать.

-- Так, может, в лесу построимся, невдалеке от опушки? А на Тракт выходить только для проводки обозов? - Неслав озабоченно почесал подбородок. Спарк тронул коня, обернулся и отрезал:

-- Нет!

Ватажники не стали ни переспрашивать, ни возмущаться. Для них Спарк служил живым пропуском через дикие земли. В том, что касалось степи, проводнику предпочитали верить на слово.

Отъехав к повороту, проводник натянул поводья. Поглядел назад: всадники пока что не двигались с места. Думали. Рванул особенно холодный ветер. Несмотря на утро, потемнело еще сильнее. Тучи почти скребли по земле. Спарк и сам был бы непрочь укрыться от непогоды: в лесу всегда теплее, чем на открытом месте. Только... Сердце тянуло его к холму, к памятным двум деревьям. Стой! Ведь в том сне, где он самый первый раз видел Иринку, не было никакой крепости на холме! Игната прошиб холодный пот. Вот построили б тут форт - и конец причинно-следственной связи... Проводник решительно развернул коня, подскакал к своим:

-- Неслав прав! Тут нельзя строиться. Но надо недалеко. Таб, до озера сколько ходу?

-- Два пальца конно, -- ответил стрелок, разумея расстояние, которое солнце проходит по небу, и отмеряемое таким образом время.

-- Я знаю это место! - повеселевший Неслав выпрямился, отряхивая с капюшона серебристую морось, -- Там бугор не хуже... Двигаем, тут что-то кони неспокойны...

Ватага согласно повернула лошадей вслед Табергу. Неслав придержал буланого, чтобы оказаться рядом со Спарком, наклонился, встревоженно прошептал на ухо:

-- Ты ж с нами живи, не уходи в Лес на лето. Сам пойми: потеряешь связь с ватагой, может плохо быть.

Проводник кивнул, понимая, как важно думать и чувствовать "в одно ухо" с товарищами. Особенно - посреди степи, в диких местах, где часто жизнь всех зависит от того, не уснул ли на страже часовой; не прозевал ли появление зверей, разбойников, степного пожара.

-- Отъехал ты, будто обиделся, - пояснил Неслав. - А такие вещи лучше сразу решать.

-- Мне отец то же самое говорил! - вздохнул Спарк, -- Почему я отъехал - тоска укусила, дом вспомнил.

Неслав сплюнул:

-- Что говорить! Мои - не знаю, где и кости лежат. Если бы Ратуша простила хоть меня - из рода я один выжил. Детям чистое имя передать бы...

Проводник глянул на рослого атамана снизу вверх. Подумал, что дальнейшие расспросы вряд ли его порадуют, и смолчал. Неслав тоже ушел в себя, ослабил поводья. Буланый под ним только того и ждал. Глядя, как резко и далеко летят плюхи из-под копыт, Спарк порадовался, что сейчас не лето. Хорошо хоть, пыль глотать не придется.

***

-- Ладно еще, что сейчас не лето! - Айр Болл огладил бороду, выпущенную поверх парадного синего кафтана, и цветом схожую с лисьим мехом отделки этого самого кафтана. Его племянник и вечный противник, Айр Бласт, ехидно прижмурил набрякшие веки:

-- Ужели душно спалось вашему степенству? Опять полночи думалось, на одеяло бороду класть, или под? А может, на скалку намотать, чтоб в пузо не кололась?

-- Стыдись, Айр! - укорил высокий и строгий дедушка, главный сегодня в комнате. Звали дедушку Рапонт Лованов, и носил он на шее серебряную цепь с золотым солнышком - знак посадника. И собрал "дедушка Лован" четвертников ГадГорода, чтобы поговорить о серьезном деле. А они вон, детские обиды вспоминают, бородами меряются... Нет, князь великий ТопТаунский своих в ежовые кулаки зажал, так, видно, и прав! Потому и идет от победы к победе.

Тут комнату заполнили слуги в клетчатых желто-зеленых накидках и таких же штанах. Мигом застелили большой стол дорогой скатертью с тканым узором. Расставили золотые блюда с заедками: орехи, сушеный мелкий рак, вареные овощи. Подали "первый мед", по обычаю - в стекляных, хитрого литья, бутылках. Засуетились с приборами, ложками.

Посадник и четвертники отошли к окошкам, не сговариваясь, глянули вниз. Площадь перед Ратушей оставалась спокойна, и все, тоже не сговариваясь, облегченно вздохнули. Давеча, как прослышали на улицах, что северяне недовольны, и чуть ли не войной на ГадГород идут - что творилось! Ставни резные сорвали, решетки кованые из окон вывернули... песьи дети, ведь теперь, как решетки назад в кладку ни заделывай, уже и вид не тот, и крепость не прежняя! Стекла дорогого, белого, привезли с Юнграда - и хоть бы кусочек где уцелел! Дедушка Рапонт сокрушенно качнул головой. Его серебряная цепь тихо звякнула по расшитому серебром же кафтану. Посадник любил красивую одежду, и снова не удержался, взялся сравнивать себя с городскими старшинами. От "мокрого края" Айр Болл - этот прост. Синий кафтан, рыжая опушка, синие штаны, рыжие сапоги... Волосы у него рыжие, вот жена и подгадала в цвет. Айр сколько раз говорил: ему-де все равно, что снаружи, ему бы главное, что внутри... Что жена велит, то и наденет. Ну, его племянник Айр Бласт - на двадцать лет моложе, хоть и самому давно за сорок, а в старшине все за мальчика держат. Он и обижается, и пыжится... В город на люди -- так уж обвешается золотыми пряжками, пальцы самоцветами усадит... единственный раз Болл его словом уязвил: приметил большой рубин в перстне, спросил вежливо: подтираться не мешает ли? Посадник улыбнулся. Без Айр Бласта скучно станет в Ратуше. Вот и нынче: кафтан коричневый, шнуровка красная, штаны и сапоги бурые, с красным же узором. Где-то выискал пестрый смешной наряд - что твой тетерев на опушке.

-- Готово, господин, благоволи пожаловать! - чашник согнулся в поклоне, чуть не доставая лбом белые, тщательно отскобленные доски пола.

Посадник молча показал рукой за стол. Дескать, сперва угостимся, о деле потом, на замиренный желудок, на добрую голову. Гости, по обычаю, коротко поклонились. Не спеша двинулись занимать места. Айр Бласт представлял северную четверть, "Солянку". Западную четверть - "Горки" -- представлял Пол Ковник. Этот был щеголь самому посаднику на зависть. И телом вышел, и лицом, любая одежда хорошо сидела на его крепких плечах. Седьмой десяток когда отпраздновал! А что борода целоваться мешает, мог и сейчас сказать по опыту, не по памяти. Одевался Ковник точно. Когда надо - богато и вычурно. Когда надо - скромно и неброско. Сегодня - просто и внушительно. "Мы-ста, среди своих-ста. Что пыль в глаза пускать, вы ли меня не знаете?" -- вот что говорил Пол своим светло-зеленым нарядом, с бело-золотой вышивкой по воротнику. Даже сапоги зеленые, ради полноты впечатления.

Рядом с этими холеными, выглаженными, вычищенными людьми, выборный от "Степны" смотрелся беглецом из долговой ямы. Ну, чисто одет - а все равно, словно бы с чужого плеча его светло-серый плащ. Если и есть какие украшения - спрятаны на внутренней стороне воротника, от пыли так полагается, по степному обычаю. Имя тоже чужое: Корней Тиреннолл. И не глядя в его желтокрасные, восточные глаза, всякий мог бы сказать, что лаакхаарец. Лаакхаарцы, как всем известно, обожают звуки в именах удваивать. А еще лаакхаарцы живут голодно, хоть и богаты железом, да всяким горным добром. И потому выходцы из Железного Города разбегаются на чужбину, ровно мыши из опустевшего амбара, берутся за любое дело, готовы на что угодно. Корней вот ухитрился всплыть в городскую старшину. Не будь умен, разве б пустили наверх чужака? Тут у своих чубы трещат, только держись...

Дед Рапонт тоскливо вздохнул. Его собственный, синий с серебром наряд - девки шесть октаго с вышивкой возились -- вдруг перестал радовать. До одежки ли тут! Сейчас все откушают, он новость объявит... Свирепеет на севере Великий Князь ТопТаунский. Вести от него одна другой беспокойнее. Айр Бласт, да "Солянка" за ним князя боятся: сосед. Напакостить может в любой день. Айр Болл, как всегда, в сторону вильнет: его южная четверть с князем не граничит. Князь, пожалуй, на "Усянку" и не позарится: лес да болота. Ни пахотной земли, ни мастеровых дворов, только угля древесного выше головы. Все кузницы в городе тем углем держатся. Если бы не уголь, на что и возиться с южной окраиной? Там ведь лес... Зимой такие звери, бывает, выходят... Поверишь всему, что болтают, так и поседеть недолго. Посадник еще раз вздохнул, подтащил блюдо поближе, примерился к ракам. Раки с закатной четверти. Оттуда Ковник выборным. Он княжеский стяг держит почти в открытую. Хоть и объясняет всем, что у князя-де порядок, а у нас все через пень-колоду делается, но причина в другом. Ковнику выгоднее железо из Финтьена возить, кабы с князем мир. На этом Пол и Корней враждуют смертно. Пусти Финтьенское железо в город, так ЛаакХаару хоть ложись да помирай: лучше финтьенской "медвежьей стали" у всей Висенны нет. Откажутся замочники с кузнецами от Железного Города, кто ж туда за слитками поедет? Кто зерно и мясо повезет, вот что главное? ЛаакХаару приходится гладить своего земляка по шерстке, только бы западникам не уступил. Мало с Князем мороки, еще этих двух склочников вечно разнимай.

Рапонт решительно отставил чарку. Виляй, не виляй, начинать надо. Он поднялся, подождал, пока стихнет звяканье посуды, и огласил ту самую новость.

***

Новости до Волчьего Ручья доходили долго. Как-никак, почти октаго езды от пограничной речушки. Гонцов в Пустоземье приходится нанимать по трое: не те земли, чтобы в одиночку ездить. Значит, и плата втридорога. Так что о событиях в ГадГороде люди Неслава узнавали только с очередным караваном. Поселенцы заказывали много кирпича - для печей - и еду, которую запасали на зиму. Еды требовалось не просто много, а очень много. Потому, что работало на Волчьем Ручье более полусотни одних строителей, не считая самих ватажников.

Спарк уже прочувствовал разницу между сильным ударом по врагу - куда ни попади, дела не испортишь - и промахом по бревну. Один неудачный удар может испоганить всю врубку. Но волчий пастух полагал, что опыта и сил ватаге хватит. Ведь даже он, недавний новичок в здешней жизни, делал настоящие боевые щиты. Кроме того, он все ж таки бывший строитель, хоть и недоучка. Знал, как из норвежского лафета Норвежский лафет - бревно эллиптического сечения, выпускается специально для рубленых деревянных домиков "под старину", также для бань. бани с финскими домиками складывают. Опираясь на прошлый опыт, Спарк по наивности полагал, что не надо будет и людей нанимать. Дескать, срубим да сложим, неужели ввосьмером не управимся? Увидел бревна - быстро понял, насколько оказался неправ. Конечно, будь там привычный оцилиндрованный брус... Но, добравшись до пущи, Ингольм распорядился валить столь громадные деревья, что на упавшие стволы приходилось залезать в два приема. Из веток исполинов - и то получались вполне приличные бревна. А сами громадные кряжи выволакивали на катках, запрягая по двенадцать ломовых лошадей. Дюжину коней нужно было чистить, выпасать на остатках травы, подкармливать зерном ради тяжелой работы. Люди каждый день съедали три больших котла каши, дочиста обгладывали всю дичь, приносимую из леса Ульфом и Табергом... Спарк даже както сказал Неславу:

-- Много я читал... Ну, там, где я жил раньше. Вот, про битвы и подвиги чего только не сказано! И про настоящие, и про вымышленные. И как коня седлать, и как меч точить, и каким строем двигаться, и в каком порядке лагерь разбивать... А дом построить, видишь, не знаю, как.

Неслав ответил устало:

-- Пусть у тебя о твоих волках голова болит. -- После чего перевернулся на другой бок и захрапел. Мгновением позже Спарк тоже провалился в сон, и спал без перерывов до самого утра - сырого и ветренного, как всегда во время Теней и Туманов. Утром пришел очередной обоз: с зерном, кирпичом, даже оконным стеклом и готовыми оконными рамами. Ни окна, ни двери нельзя было делать из сырого леса, приходилось заказывать в городе уже выдержанные. Большой расход на стекло неожиданно поддержал Неслав. Ему казалось важным, чтобы Волчий Ручей был не только крепок в обороне, но и выглядел богато. Он даже предлагал брать с караванов за проводку камнями, чтобы сложить потом из них настоящий замок. Однако, необходимое количество камней таким образом можно было накопить разве что лет за десять. А времени до снега уже почти не оставалось. Не уболтай Сэдди полусотню толковых плотников, неизвестно, как бы и зимовали. После первого дипломатического успеха, Сэдди стали посылать в город за едой и нужными материалами. Он же привозил и новости.

Новости на сей раз оказались настолько важными, что Неслав собрал ватагу, не дожидаясь обеда, и велел Салеху рассказывать все подробно. Сэдди поведал, что месяц назад ГадГород выслал войско на запад, к отрогам Седой Вершины, и провел несколько стычек с таким же ополчением Финтьена. Причиной спора был торговый путь по реке Лесной - единственный безопасный способ достичь города Ключ на Хрустальном море. Стычки вроде бы закончились вничью, по крайней мере, не было слухов ни о поражении, ни о громкой уверенной победе. Когда же известия достигли Князя ТопТаунского, тот, нимало не медля, пал на спорщиков ястребом, и так потрепал обе враждующие армии, что те в ужасе чуть было не объединились. А союз ГадГорода с Финтьеном сулил неизбежное разорение ЛаакХаара - и запустение Тракта, что касалось уже непосредственно Волчьего Ручья. Ватажники разошлись, почесывая затылки. Делать в тот день ничего не хотелось: мешали мрачные мысли о будущем. Если Тракт опустеет, кому он нужен станет, укрепленный холм?

-- Брось плакать! - пренебрежительно отмахнулся старший плотник Да Бучар, с которым Спарк поделился тревогой. Почесав щетину на горле, мастер снизошел до объяснения:

- ГадГородские купцы уйдут, так из ЛаакХаара станут ездить, им-то некуда деваться: и свое вывозить надо, и хлеб покупать. Ты главное, нам не задолжай, не то обидимся. У тебя тут работы на полгода, а хочешь за три октаго, до снега, сделать.

Спарк задумался. Много работы? Обычный хутор, каких он навидался по степной окраине к северу от Пустоземья. Двухэтажная подкова, открытой стороной на юг, чтобы солнце прогревало внутренний двор. Туда же, во двор, выходят все окна. Точно так решили строить и Волчий Ручей. Вершину холма в меру сил подровняли, засыпали ямки. Разметили П-образный большой дом. Добавили на углах четыре высокие башни под шатрами - для часовых и стрелков. По крышам между башнями - боевые галереи, тоже под навесами. Первый этаж снаружи обсыпали землей: и для тепла, и для большей защиты. Южную сторону подковы перегородили воротами из толстенных колотых досок. Направо от входа, в восточном крыле, первый этаж заняли конюшней, а второй под жилье. Все крыло разгородили на десять комнат, каждая с окном во внутренний двор. Коридор проходил вдоль наружной стены. В стене прорезали узкие бойницы с заслонками - если по тревоге до крыши или до башни добежать не успеешь, так просто из двери вышел - и уже готов отбиваться. Думали сперва поместить по нескольку человек в комнате, но Неслав потребовал, чтобы жилье было свое у каждого, и не отступал, пока ватага не согласилась - хотя это обошлось почти на тридцать золотых дороже, как потом подсчитал Спарк.

-- Подумаешь, тридцать желтяков! - презрительно отмахнулся Неслав, после чего пояснил уже серьезным голосом:

- За деньги люди всего лишь работают. За честь - бывает, что и на смерть идут. Кто из наших в избе свою лавку имел? Кто стекло в окне видел? Спали кучей вповалку, в синее небо сквозь бычий пузырь смотрели. Вот, пусть сразу себя чувствуют на ступеньку выше, чем жили. Это им будет душу греть. И еще: нам тут зиму зимовать, всем в одном комке. Надо, чтоб каждый мог уйти от чужих глаз хоть ненадолго...

Игнат вспомнил, что даже космонавты на орбитальной станции имеют личные каюты. Пусть и маленькие. Потом Спарк подумал: пожалуй, для местных построить одинокий хутор так далеко в степи - все равно, что землянину в космос выйти. Среда враждебная, все припасы надо доставлять и хранить. Соседей на помощь не позовешь, если вдруг что. На севере степь осваивали мелкими шажками, строились так, чтобы видеть соседский дом хотя бы с вышки. Единственное отличие - северные посселенцы рубили свои подковообразные домики из леса, бывшего под рукой, а не из матерых кряжей. И заботились больше о пахотной земле, сенокосах и родниках, чем о защите хутора.

Именно для защиты проезжающих, гостевое жилье и конюшни поначалу отвели в западном крыле форта. Среднее здание Волчьего Ручья, закрывающее подкову от северных ветров, сделали чуть повыше прочих. В нем выгородили амбары, зерновые ямы, вверху оставили комнаты для вещей и припасов, которые нельзя было хранить в сырости. Спарк заикнулся было, что зерно надо пересыпать от упревания. Ярмат объяснил ему: как обживемся, построим у подножия холма большой двор. Там сделаем и правильный амбар с сушильной решеткой, и гостевые покои туда же вынесем. А одну-две зимы пересидеть, хватит и зерновых ям. Больше проводник вопросов не задавал - чтобы не позориться... Так что там плотник говорит - много работы? Мастер прав: с большими бревнами нелегко. Будь это обычный хутор, полсотни здоровых мужиков за восемь дней, пожалуй, управились бы. Зато кряжи тарана не боятся, и зажигательными стрелами их не вдруг запалишь. Спарк подумал: появятся деньги, можно будет заказать в городе черепицы, тогда и навесной обстрел не страшен. Видел он дома-черепахи в Истоке, когда у Лотана учился. Вспомнив Исток, Спарк вспомнил и Скаршу. А оттуда мысли его перешли на тренировки в Башне, после которых все тело гудело от усталости - точьв-точь как сейчас. И, наконец, Спарк вспомнил мастера лезвия.

***

Мастер Лезвия Лотан вернулся из Академии Магов хмурый и молчаливый. Ходил мечник к Дилину - спрашивал, что лучший предсказатель Леса видел на восточной окраине. А спрашивал Лотан потому, что Майс начал свое путешествие за опытом именно с востока. Уехал он вместе со Спарком и Неславом, но до сих пор не прислал о себе известий.

Дилин беспокойства мечника не разделял:

-- Не могу понять, откуда возьмется угроза. Северо-восток -- это очень далеко. Может быть, просто вести не дошли. Погода нелетная, писем не везут. На весну повернет, все наладится, увидишь.

Мастер ушел, не успокоившись. Ежик-предсказатель, немного посопев острым носом, собрал со стола бумаги и направился в гости к госпоже Вийви. Порадовался, что ведьма живет не в городе: над Истоком стояла лютая зима. Прокапываться под снегом Дилину совсем не хотелось, а идти людскими путями мешал малый рост.

Вийви любила холод, но гостей уважала. Закрыла ставни, предложила согретого меда... Еж рассеяно кивал и благодарил, устраиваясь на свом любимом коврике возле очага. Ведьма смотрела на гостя спокойно - ни от чего не отвлек и ничего не нарушил. Дилин глотнул горячего, повеселел, и спросил:

-- Помнишь, прошлой зимой Ахен летал на восток? К прорыву?

Ведьма прикрыла веки: помню.

-- ... Вот, мы с Мерилаасом нашли способ это все описать, -- ежик постучал мягкой лапкой по принесенным с собой листам. Вийви нетерпеливо бормотнула заклинание. Стопка бумаги прыгнула ей на колени. Женщина быстро пробежала глазами три листа, сложила в прежнем порядке и обратилась к гостю:

-- Ты ведь не за этим пришел. Вы с Мерилаасом уже разработали магический язык до такой степени, что даже я могу понять некоторые выкладки без пояснений.

-- Не прибедняйся! - фыркнул зверек. Ведьма изобразила возмущение и попыталась тоже фыркнуть, отчего весь ее серебристый наряд пошел волнами, а в глазах заплясали озорные огоньки.

-- Для правильного фырка у тебя нос короток! - хихикнул еж. Госпожа Вийви улыбнулась. Но вопрос продолжила:

-- Ты опять видел "красный сон"?

Дилин встопорщил все иглы и подскочил на четырех лапах:

-- Нет! Лотан приходил, - объяснил еж, успокаиваясь, и вновь сворачиваясь на коврике спиной к огню. Добавил:

-- Беспокоился о своем ученике. Кстати, тот молодой человек направился тоже на восток, куда и Спарк... Знаешь что? - Дилин опять соскочил с подстилки и пробежался вдоль комнаты. Маленькие коготки вразнобой цокали по вытертым плиткам. Вийви следила за ним из-под прикрытых век. Немного успокоившись, Дилин продолжил:

-- Мы со Спарком ни разу не поговорили толком. Мне как-то сегодня подумалось, что все наши встречи были очень... сухие, да? Мы, по сути, вообще не говорили, а обменивались сведениями. Спарк почти ничего не рассказал о себе...

Вийви удивленно распахнула глаза:

-- А ведь ты попал в самую точку! Сколько раз я себя ловила на том же! Как будто нашими устами говорили два мира. А мы сами в это время прятались где-то в глубине памяти.

Ежик вздохнул:

-- Спарк говорил, что в его мире люди прячутся от неприятностей, уходят, например в книги. Может, он говорил именно о себе. Вот, когда кто-то говорит твоим языком, и делает твоими руками - где ты сам? Но книги! Представляешь, Вий? Он же прочитал столько книг, сколько у нас, наверное во всей библиотеке нет! Что у нас? Сто томов "Хроник"... Так ведь это отражение событий, а не души... Да несколько восьмерок уцелевших рукописей и найденных потом древних изданий. Все остальное - комментарии, комментарии к комментариям, описания, обобщения... И мы с ним так и не поговорили об этом! Сухое все, как... Ну, как "Хроника". Прилетел, пожил, встречался с тем-то, беседовал с темито... прочел столько-то лекций, оказал влияние на развитие языка магии... Тьфу, я тоже заговорил, как Доврефьель на Совете.

-- Не огорчайся, -- Вийви ласково улыбнулась, подошла к шкафу. Открыла темнокоричневую гладкую дверцу. Нашарила горшок с медом. Взяла у ежика опустевшую чашку, налила заново и поставила греться на решетку возле огня. Вернулась к креслу, облокотилась правой рукой на стол. Вытянула ноги, покачала носками туфель. Ежик посчитал блеснувшие жемчужины, дошел до двадцати трех, сбился.

-- Как ты думаешь, Доврефьель смеется? - неожиданно жалобным тоном спросил Дилин. - Ну, хоть иногда?

Вийви не ответила, заговорив о другом:

-- Знаешь, когда я познакомилась со Скором... Ну то есть, когда он пару раз побеседовал со мной не только о делах... Тогда мне стало понятно, что можно понимать людей двумя способами. Первое, это когда ты рассматриваешь подробно трех-четырех человек, например, семью... Охотничью или мастеровую артель... Мага с учениками... Твоего мастера Лотана с его Башней, и всеми, кто в ней живет. Тут своя игра сил, свои ловушки, свои ходы и победы. Тут можно одной улыбкой, вовремя поданой, примирить наследственных врагов. Или, напротив, неловкий жест может рассорить на века. А второе... -- Вийви ловко наклонилась, сняла с решетки нагретую чашку, поставила перед гостем, вернулась за стол... -- Когда ты смотришь как бы на Лес в целом. И тогда сразу видно, что все мы - пальцы одной руки. И уже не так важно, что именно и с какими лицами мы говорим друг другу при встрече, если главное в том, что эта встреча случилась вообще. Понимаешь, тут чувствуется нечто - за поступками людей. Нечто большее. Цветное как мозаика, разнообразное во всех частях, и все равно связное... Ну, как наш Лес. Может быть, это он и есть?

Ежик-предсказатель молчал. Вийви вздохнула, и добавила:

-- У меня такое чувство, что Спарк прошел рядом с нами именно вторым способом. Может, я ошибаюсь... Но, думаю, Висенна будет его вести так всю жизнь. Важен будет не голос и выражение лица, а что и кому он скажет.

Дилин по-прежнему ничего не ответил. Ведьма тоже умолкла. Вошедший Скорастадир некоторое время присматривался, пытаясь определить, задумчивы или огорчены его друзья. Но мужчины хуже читают по лицам, чем звери и женщины. Пришлось Рыжему Магу обратить на себя внимание осторожным кашлем.

-- Ох прости! - спохватилась Вийви, - Мы тебя напугали! Ничего страшного, просто задумались. Дилин завел разговор о проколе на восточной окраине, - ведьма кивнула в сторону бумаг предсказателя. Пока Скорастадир их просматривал, ежик допил вторую чашку меда. Хозяйка накрыла ужин полностью: поставила вяленое мясо, нарезала белый овечий сыр, облила водой и пропарила в закрытом горшке три желтые лепешки - отчего те превратились в пухлые мягкие пышки. Люди придвинули стулья, а Дилин покинул свое место у огня и влез на стол. Вийви брякнула рядом с ним три вилки, и некоторое время после этого все молчали. Наконец, Скорастадир вытер усы тыльной стороной ладони:

-- Спасибо... Здорово, когда хоть что-то можно не делать самому.

Ежик опять промолчал, а ведьма поинтересовалась:

-- Что было сегодня?

-- Та самая восточная окраина, не поверите. Доврефьель заставил всех расписать, что будет, если Болотный Король двинет войска не прямо на запад, в Бессонные Земли, как до сих пор. А пойдет, примером, на север, в ЛаакХаар.

-- И что же? - живо переспросил очнувшийся от размышлений Дилин. Вийви молча собирала посуду. Скор уныло опустил плечи:

-- Будет плохо. Город сам может и не устоять. А мы из Леса не дотянемся: ни помочь с защитой... Кстати, еще придется объяснять горожанам, кто мы такие... Ни отбить город потом, если его все-таки захватят. Очень далеко на восток, у самых Грозовых Гор. Нам придется гонять войска и таскать припасы через степь, вдоль северного края Болот. Владыке Грязи легко будет перекрыть этот путь, или в любой момент ударить на север, нам в правый бок... Ректора беспокоят твои "красные сны", вот он и заставляет нас каждый день расписывать всякие возможные случаи, -- пояснил маг в ответ на вопросительный взгляд ежа. И продолжил:

-- Потом обсудили опять Берег Сосен. Там немного полегчало. Город уже в состоянии отбиваться от пиратов, но пока не может распространить свою власть на приличный кусок побережья. Но оттуда есть просто восхитительная новость! - Скорастадир весело посмотрел на друзей. Вийви легонько хлопнула его полотенцем по спине:

-- Не томи!

-- Бобры... - сделал страшные глаза Скорастадир, - Договорились... С китами!

Ежик икнул и упал со стола. Вийви еще раз огрела приятеля полотенцем:

-- Шутник, туман тебе в уши! Что наделал!

-- Да я серьезно! Действительно, с китами договорились! Бобры, камышовые коты, вся речная дельта...

Дилин поднялся и опять влез на стол:

-- Ну, если ты только не врешь! Ведь тогда можно опять вести плоты по Лесной, торговля откроется, как до Войны Берегов! И Фаластон, кстати. Мы тогда пиратов раскатаем до залива! До самого Ключа! Ох, там сейчас завертится!

Маг и ведьма переглянулись. "Видишь", -- словно бы сказал Скор, -- "Лес большой. Хватит дел и без восточной окраины. Пусть отвлечется хоть немного." Вийви согласно наклонила голову. Она знала, что ежик все равно будет просыпаться с криком, и потом до утра выматывать себя в фехтовальном зале, усаживая иглами одну за другой восьмерки мишеней.

***

Мишень дрогнула и раскололась. Неслав хмыкнул. Арьен улыбнулся. Ярмат восхищенно стукнул кулаком в ладонь:

-- Силен!

-- Хорошо, -- медленно произнес Спарк, -- есть ли у кого возражения? Молчите? Тогда берем. Тебя зовут Остр..

-- Остромов, - подсказал русоволосый толстяк, направляясь к разбитой мишени за топором.

-- Впиши его, Спарк, в долевую грамоту. - сказал Неслав. -- Покажи место, где спать. Потом приходи, будем еще двоих пробовать.

На том, чтобы всех новичков непременно испытывать, настояли Спарк и Неслав. Ватага, впрочем, возражала недолго: хутор в степи, на октаго пути во все стороны ни жилого духа. Кого попало брать? На первый месяц к каждому новичку думали приставлять кого-нибудь из своих, не так для обучения - народ набрался тертый - как для присмотра. Чтоб не напакостили. Но желающих послужить на Волчьем Ручье оказалось неожиданно много. Едва возвели стены, Сэдди с очередным караваном привез первую тройку: "А чего? Нам люди надо, караул ведь по двое нести положено. Один никогда в себе не уверен. Или разбудит попусту, или, хуже - заснет, прохлопает. Да и - больше ватага, больший караван можем вести, трех-четырех купцов провожать." Новоприбывшие звались Хлопи, Крейн и Парай. Высокий, светловолосый Крейн явился с длинным луком, и потому испытывали его Таберг и Ульф. Парай, среднего роста, с вечно хмурым лицом, сказался мечником. Неслав погонял его по мерзлой траве, кивнул: годится. Крепкий несуетливый Хлопи, как и Ярмат, вышел из Княжества. Говорил, что охотник, и в доказательство расколол мишень тяжелой рогатиной - не хуже, чем Остромов своей двуострой секирой.

Через октаго выпал снег. По раскишему Тракту Сэдди привел последний обоз. Как раз плотники довершили высокие крыши над угловыми срубами-восьмериками, выпили положенное на прощальном пиру, пересчитали деньги и собрались уезжать. А Сэдди представил новых людей: хитроглазого болтливого толстяка Остромова; высокого Олауса Рикарда - все запомнили его длинные усы до середины груди; пару лесовиков - тонкого худющего Йолля Исхата, и маленького шустрого Далена Кони, который все время что-нибудь напевал или бормотал про себя. Тогда же приехали Некст и Огер - здоровенные крестьянские сыновья, которых обошли наследством. Двух последних Неслав хотел сперва завернуть: ничего-де не умеют, зря кормить? И так уже комнат на всех не хватает. Но Спарк атамана отговорил:

-- Я сам выучился владеть оружием на твоих глазах. Ярмат первое время в мече путался, а сейчас против него без щита не выйдешь. Что же до комнат, то пока гостевое крыло все равно пустует. Весной внизу срубим пару клетушек, изгородь поставим. Купцам переночевать хватит, до сих пор под возами обходились, и ничего. Потом, Ярмат с лошадьми волшебник. А эти двое говорят, что крестьяне. Наверное, пахоту знают, и когда чего сажать. Ты же сам хотел двор держать и сеять.

Неслав кинул взгляд на бескрайнюю степь, полную ничейной земли - согласился. И долевую грамоту сказал пока не закрывать: Сэдди наверняка по городу слух пустил, что Волчий Ручей набирает стражу. До крепких морозов, которые закроют тракт, ктонибудь обязательно явится.

Атаман как в воду глядел. Через пять дней Спарк сторожил на северо-восточной вышке, а на юго-западной в то же время мерз Таберг. Всадника оба заметили одновременно. Таберг заливисто свистнул. Большая часть обитателей форта возилась под средним зданием, в подвале которого Ингольм замыслил глубокий колодец. На свист часового выскочили Неслав с Даленом. Пока они поднимались, всадник доскакал до самого холма, спешился. Вынул из седельной сумки стальной костыль с кольцом, попробовал каблуком забить его в землю - мерзлый грунт не поддался. Тогда пришелец кинул поводья на тропинку, прикатил ближний валун и попробовал придавить им.

-- Надо там коновязи сделать, -- пробормотал Неслав. Гость тем временем развел в стороны пустые руки и направился к воротам, медленно шагая по крутому въезду. Неслав кивнул Далену, тот ссыпался по ступеням, вызвал из подвала Арьена с Остромовом. Арьен отворил тяжелую калитку. Крепкий высокий парень без боязни ступил в немощеный двор. Аккуратно, мелким кошачьим шагом, обошел лужицу. Тут Спарк вспомнил, что надо наблюдать за округой, и уже не видел, как Неслав разговаривал с вновь прибывшим. Вечером, после смены, Спарк узнал, что гостя звать Ратин, и что меч на боку тот таскает с совершеннолетия. Неслав после пробного боя ушел в восхищении и тревоге: на мечах пришелец, пожалуй, был лучше любого ватажника. Ратин сказал, что ему приходилось раньше служить в замках, и потому-то он захотел наняться именно в Волчий Ручей. Но и проводка караванов тоже его не пугает. Ингольм, Ульф и Таберг, осмотрев гостя, полезли чесать затылки. Ратин, конечно, был знатный боец, и отличный наездник. Он не просто мог словом или жестом успокоить коня, как тот же Ярмат. Гость прекрасно умел поставить коня на дыбы, чтобы усилить удар меча. Умел завертеть жеребца в "серый ветер", когда лошадь переступает на задних ногах, молотя врага передними. Мог заставить коня прыгнуть вбок; мог внезапно остановить, и при этом не вылететь из седла; даже на пробу проехал задом половину перестрела. Причем конь у него был собственный. Ратин прибыл наниматься на могучем пятилетнем жеребце вороной масти. А не "пешком с вилами", как Спарк написал в долевой грамоте про Некста и Огера. Словом, несмотря на молодость, Ратин был мастер глубокой выучки. Но именно это напугало Неслава: не вздумает ли лучший боец перетянуть власть в ватаге на себя?

-- Не думаю, -- первым отозвался Сэдди, когда атаман поделился своей заботой. - Если б он чего умыслил, то свои умения показывал бы в последнюю очередь. И потом, по грамоте ты главный. А за нарушение уговора сам знаешь, что бывает.

Вслед за Салехом кивками и междометиями согласились все остальные.

-- Ну, так тому и быть! - решил, наконец, Неслав. - Спарк, вноси его в грамоту, да и закрывай ее, пожалуй. Таберг с вышки сегодня видел буран на юге. Значит, по Тракту до весны никто не двинется. Завтра поутру грамоту приноси в общий зал, все подпишем.

-- Кстати, сколько нас? - спросил Салех. Спарк пробежал список непривычных, ломких на языке, имен: Неслав, Арьен, Сэдди, Ульф, Таберг, Ингольм, Ярмат, Остромов, Рикард, Крейн, Хлопи, Парай, Некст, Огер, Кони, Йолль, Ратин... Вместе с ним самим - восемнадцать. Или, по-здешнему, две восьмерки и два. Хватит ли еды в подвалах? Заготавливали хоть и с запасом, а собралось уже довольно много людей.

***

-- Много людей. Такого крупного поселения тут еще не бывало. - Глант плотнее запахнулся в хауто, и глубже надвинул пасть-капюшон. Спарк поежился, сильнее прижался спиной к бугристому стволу. Здесь, на опушке леса, ветер был лишь чуть-чуть слабее чем в поле. Звездочет продолжил:

-- Охотники и лесорубы живут артелями, по восемь-шестнадцать человек. От них беспокойства почти не бывает. А твой Волчий Ручей, если удержится хотя бы год - вокруг построятся один-два постоялых двора, к ним, конечно же, хозяева потянутся, чтоб сеять и коней выпасать - места очень благодатные.

-- Что ж раньше никто не позарился? - скривил замерзшие губы Спарк.

-- Опасались. Нас опасались, да и сами себя люди всегда боятся. Отчего, думаешь, на севере, в Степне, нападения не очень частые? Там все застроено плотно. Одно подворье пока возьмешь, со всей округи соседи сбегутся, и отходить будет некуда. Забьют оглоблями прямо на пожарище. Здесь же... Опасно, Спарк! Пока люди нас боятся, еще туда-сюда. Осмелеют - только держись. Тебе надо хотя бы полусотню. А вообще, сам понимаешь, силы много не бывает.

Спарк потер ладони, и вновь упрятал их в одежду:

-- Нечем кормить. Негде селить. На постройку Ручья все золото ушло. Как Тракт откроется, проведем еще пару обозов - тогда расширимся.

-- Во! - дед выставил из рукава крепкий коричневый палец. - Охотники и лесорубы думают не про то, как тут жить. Они думают: хватануть и ноги унести. А Волчий Ручей пойдет в рост. Нер тогда правильно сказал: надо договариваться. Сразу делить людей и Тэмр.

Спарк вздохнул. Здорово, когда можно поделить спорную вещь вот так спокойно, без криков и ругани, как сейчас с Глантом.

-- Добро! - выговорив это, Игнат сразу почувствовал себя тороватым купцом, снаряжающим лодьи за море Варяжское. Потупился: теперь на Земле его сверстники, наверное, крутят собственный бизнес, (уж Сергей-то наверняка!) растут карьерой (это, скорее, Гришка: его исполнительность умиляла всех преподавателей)... да просто живут (ну, Николай опять с новой девчонкой...). А он тут с дикими зверями делит голую степь на сферы влияния. Спарк вдруг осознал, что волнуется прежде всего о здешних делах. Хватит ли зерна до весны? Как поладит Ратин с Неславом? Где взять еще людей? Куда их поселить? Как управлять большим отрядом?

Глант терпеливо ждал продолжения. Вспомнив о собеседнике, парень неловко потер застывающие ладони, переступил с ноги на ногу. Наконец, предложил:

-- Давай встретимся на этом месте через три дня на четвертый, считая сегодняшний день, как первый. Я поговорю с ватагой, ты со стаей. Насколько мне кажется, выгоды от нашего поселения вам должно быть больше, а не меньше. Помнишь, волки на прошлом собрании сказали: больше людей в степи, больше добычи?

Волчий пастух кивнул. Повернулся, собираясь уходить, но потом обернулся к проводнику:

-- Спарк!

-- А?

-- Почему Волчий Ручей? У вас же там рядом озеро, а где ручей?

В этот раз холод улыбку не испортил. Спарк махнул рукой на юго-запад:

-- Недалеко в чаще есть ложбина, по ней протекает ручей. Очень чистый. Потом уходит к югу, мы до конца его не добрались. Ну, а почему волчий... сам понимаешь, если стая Тэмр простудится, чихать придется всему Тракту.

Глант еще раз склонил пасть-капюшон, махнул рукой на прощание. Повернулся спиной, отчего снова стал выглядеть волком на задних лапах. Ступил несколько шагов, и пропал в заиндевевшем подлеске. Спарк, тоже одетый в хауто, и так же похожий на оборотня, пошагал по своему следу обратно в поле, где невозмутимый Арьен ждал его с лошадьми. Ехать до хутора было недалеко, но снег уже выпал всерьез. Кони переступали шагом, недовольным ржанием отмечая каждую рытвину. Погода держалась ясная - иначе Спарк вовсе за ворота бы не вылез. С метелью шутки плохи. Потянешь ногу, или конь захромает, или заблудишься - и конец. Найдут весной, в двух шагах от Тракта... то-то обидно будет.

Но сегодня день выдался до того хорош, что Ульф и Крейн даже запросились на охоту. Неслав нехотя согласился: каша из лежалого зерна всем надоела, дичь пришлась бы как раз к месту. Стрелки радостно достали лыжи, смазали их звериным жиром, и убежали. Ватажники, свободные от караулов и работ по кухне, понемногу вылезли за стены. Атаман не препятствовал, но запретил ходить поодиночке. Ярмат, Некст и Огер ушли с пешней и сетью на озеро. Спарк же попросил Арьена проводить его на край леса, где они с Глантом уговорились оставлять друг другу сообщения. Вышло удачно: Глант тоже проверял почту. Вместо обмена записками состоялся целый разговор. Возвращаясь, проводник еще раз обдумал свою линию для будущих переговоров со стаей. И внезапно поймал себя на том, что ему все это нравится.

Именно так! Нравится прикидывать ходы здешней нехитрой дипломатии; нравится обсуждать с Неславом и Ингольмом новый колодец, а потом с Арьеном и Остромовом ворочать для него же толстые бревна. Наполняться радостью по самую макушку, видя, как мир изменяется в ту сторону, в которую хочешь. Все-таки за первый год он поставил на уши Академию Магов. Во второй год - выстроил Волчий Ручей. Ну да, Неслав набрал людей, Неслав вожак на походе, Неслав управляющий в доме, и Спарк ему подчиняется... Но ведь Спарк подал саму идею водить караваны. Замысел построить хутор посреди Тракта - тоже его! Дома, на Земле, он бы за два года только окончил институт и обивал бы пороги всяких проектных контор: возьми-ите меня на работу... "Ум типовой, один килограмм"... Спарк почувствовал какую-то неверную ноту в своем рассуждении, но тут лошади подошли к въезду. Пришлось спешиться: подъем к воротам нарочно сделали неудобный для всадника. Из ворот вышел Неслав. Помог завести коней, расседлать, подал щетку. Чистить Спарк уже немного научился, да и коня ему нарочно назначили спокойного. Атаман, не чинясь, принялся выгребать и менять подстилку. Некоторое время в конюшне царил мир и покой, не возмущаемый даже ядреным конским запахом. "Так бы и жить на Волчьем Ручье, зачем вообще обратно рваться?" -- пискнул внутренний голос. Прежде, чем Спарк успел осмыслить ответ, заговорил Неслав:

-- Думаю, Сэдди широко раззвонил о нас в ГадГороде. Опять же, артель плотников оттуда. Припасы, кирпич, стекло мы у них купили во множестве. А в ЛаакХааре купили кованые изделия. Как там разбойники, не знаю. От мелкой шайки отобьемся. Тем более, Ингольм скоро свой колодец докопает до водяной жилы - тогда нас и осадой не взять. Но, ежели за нас примется городская стража, еще и двух городов разом... Тут - кто его знает?

Арьен и Спарк разом вздохнули. Говорить было нечего.

***

-- Нечего зря копаться в росписях! Не могло туда попасть то, чего до сих пор не было в мире явном! - Дед Рапонт стукнул костяшками пальцев по толстой обложке фолианта и недовольно отпихнул его на середину стола, к нагромождению графинов и поставцов.

-- Ул-летел, сука поднебесная!

-- Чего?

Айр Бласт смущенно вытаскивал руку из оконного переплета:

-- Ворон, тварь! Клювом через решетку так долбанул, аж по сию пору болит...

-- Бороду расти, родич! - Айр Болл своего не упустил. - Будешь перед важным делом бороду оглаживать, а не девок, на стенах нарисованных. Никакой ворон не клюнет... Что -- застрял?

Четвертники прыснули. Посадник, как старший по возрасту и должности, крепился дольше всех. Зато, когда прорвало, расхохотался гулко и весело:

-- Вот вредоносный человек! Теперь что ж, кузнеца звать, кованый узор пилить?

Младший четвертник, покрасневший от стыда и натуги, выдернул, наконец, запястье из окна, оставив на решетке клочки щегольской коричневой одежды.

-- Так значит, в росписях об этом хуторе ничего нет. Возник из ничего, ровно сказочный мост... Пол Ковник вернулся к столу, задумчиво развернул "Чертеж ГадГорода и к нему прилежащих четвертных земель".

-- Его и на чертеже не может быть, -- пояснил Корней Тиреннолл. - Степна дальше всех заходит на восток. Но на юг - вот здесь, по реке мы еще иногда ездим. Джейгака бьем, как жир нагуляет. А южнее реки - Тракт. Там уже никто никаких поселений сотни лет не ставит. Опасно. Осенью - и то от зверья не отобьешься. А уж зимой, как голодные стаи выходят овец резать... Не могу даже представить, чтобы кто-нибудь без колдовства осмелился там жить.

-- Надо послать кого-нибудь на дознание, -- веско предложил посадник, и все согласно склонили головы.

-- Снег сойдет, земля просохнет... С обозом мимохожим, -- пробормотал Рапонт.

Айр Бласт кривясь, растирал пострадавшую руку. Но все же выговорил:

-- Колдун он там, или не колдун, а хорошо бы его под Город взять. Все ж таки Тракт - наш единственный путь на юг.

Тиреннолл открыл рот возразить, но Пол его опередил:

-- На юг наш путь - река Лесная. Она сквозь весь этот громадный лес свободно льется, и нам только водой безопасный ход до самого города Ключ!

Посадник стукнул уже ладонью по столу:

-- Хватит спорить, ровно малолетки! На юг по Лесной - это мы к Хрустальному морю попадаем. А на юг по Тракту - к Грозовым Горам и тамошнему железу. Хоть Финтьен и лучшее железо дает, но далеко возить, и накладно. А железо сбываем на север, на хлебные равнины, к соседу нашему, князюшке... -- Рапонт прожевал неприятное слово, опамятовался и продолжил спокойней:

-- Что я тут буду напоминать вам, что всякий малец знает на улицах! Еще раз впустую сцепитесь, пеня два бобра с каждого... Черкани там! - посадник властно махнул рукой писарю.

Айр Болл прокашлялся:

-- Вот еще что. Легко поссориться с Волчьим Ручьем. А дальше? Ну, пусть ихний атаман знает какое слово от волков, ну пусть там у них заклятье есть... Выгодно ж нам, что Тракт открыт на самую сухую пору. До сего времени только грязью ездили. То и повозниками убыток; и кони костоеду всякий раз подхватят; и нескорый оборот: обозы аж к снегу возвращаются. Нынче первая осень, как никого на Тракте морозом не прихватило. И вот это все порушить? Пошлем войско на них, станут примучивать - ну, как сожгут крепость или что они там понастроили? Плотников ты опросил, Корней? Что у них там за хоромы?

-- Говорят, как обычный хутор, только вышки под навесами, да стены с верхним боем, да стоит крепко: на верхушке холма. А воду возили из озерка неподалеку, так можно осадой взять, если вдруг что...

-- А поручишься, что сами крепость не спалят из гордости? "Если вдруг что!" -- передразнил угрюмый Айр Бласт. - Посадник дело говорит, надо сперва на разведку послать толкового парня, хорошего бойца, чтоб те сами зазвали его в ватагу. Караваны охранять. Уж если нашелся смельчак, чтоб городок поставить, так и разбойники скоро на Тракте будут, помяни мое слово!

***

Слова Айр Бласта никто на Волчьем Ручье услыхать не мог. Но в их справедливости хуторяне убедились быстро. Сразу после открытия Тракта произошло нападение бандитов на караван. То самое, которое Глант пересказывал на самом первом совете Спарка со Стаей. В городе его восприняли без удивления. Скорее, злорадно: ах, вы вековые установления нарушать? Так вот вам и волки! Только Пол Ковник долго чесал затылок. Восемь лет назад он пошел на немалый расход, и кроме обычной уличной стражи, завел в своей четверти тайную, розыскную. Теперь тайницкие донесли, что часть товаров из погибшего каравана недавно появилась на рынке Косака.

Косак был малым поселением к юговостоку от ГадГорода, немного в стороне от Тракта, на главном притоке реки Лесной. От Косака начинался речной путь к Хрустальному морю. Некоторое время - пока река была тихой и безопасной - Косак торговал чуть ли не шире соседа. А как прогремела Война Берегов, да потом памятные дождливые года - путь сразу стал куда опаснее. Косак захирел, и теперь поневоле довольствовался ролью младшего товарища. До сих пор городишко вел себя тише воды, ниже травы... охотно принимая всех, кому в ГадГороде не нашлось места. И столь же охотно скупая краденое: по реке плавают мало, а жить на что-то надо. Ковник потому и пролез в начальство, что на всяком собрании своей четверти повторял: удавить Косак! Разбойник - половина горя, как некуда станет сбывать награбленное, так и грабить станет невыгодно. Только тогда купец на тракте вздохнет с облегчением.

Все так, но волки-то до сих пор не торговали из-под полы взятыми товарами. Либо звери научились считать золото, либо... либо злосчастный обоз разграбили вовсе не волки. Таким извилистым путем Ковник пришел к выводам Гланта. Но что теперь делать с выводами, четвертник не знал. У него-то не было под рукой трех сотен серых бойцов. ГадГород не повелевал степью. Даже знал о ней - и то очень мало. Возможно, выборный от Степны, Корней Тиреннолл, знал больше. И четверть его граничит со степью, и сам он из ЛаакХаара... То-то и оно, что из ЛаакХаара! Идти на поклон к сопернику по торговле? Уж лучше сразу сложить с себя должность: Горки такого не простят. Объединиться с кем другим из Ратуши? Ни "мокрой четверти", ни Солянке до востока дела нет. Там каждому свои сверчки в уши жужжат... Так ничего и не придумав, Ковник решил отложить дело до первых новостей от засланного в Волчий Ручей разведчика.

Миновала зима. Весной Неслав опять появился в ГадГороде. Розыскная стража его приметила, но останавливать не стала: не велели. Атаман спокойно подрядился к очередному купцу, и обычным порядком повел телеги на юг. Через три октаго явился с обратным караваном, и в тот же день ушел снова: желающих ехать по сухому всегда хватало. Правда, летом везти в ЛаакХаар особо нечего, урожайто еще не собран, а рудокопам нужнее всего хлеб. А хлеб соберут, Тракт закрыт... Был закрыт: пришла осень, а неславовы ватажники все также мотались туда-обратно с обозами. Словно страшная Охота, столетиями наводившая ужас на Тракт, развеялась дымом. Глядя на него, Мечная улица решила и себе подзашибить деньгу: по городу ходили слухи, что Неслав разбогател немеряно, требуя пятнадцатую, двенадцатую, иногда даже десятую долю. Но городскому ополчению не повезло: только снарядили они свой караван вслед за Неславом, как пять дней спустя на хромой запаленной лошаденке прискакал единственный из него уцелевший. Был не так перепуган, как изумлен: стража все сделала должным образом: лишь заметив волков, выхватила мечи... доблестно сражалась... но зверья оказалось не в подъем. Сотник успел отправить троих гонцов. Вот, один из них добрался живым.

Купечество почесало затылки, потеребило бороды - и пошло нанимать Неслава. А тот упорно не брал больше шестнадцати телег сразу: большой-де караван спрятать труднее... и знай себе, заламывал цену. К исходу Охоты Неслав и его парни заработали столько, что решили даже часть схоронить на черный день.

Торжественный день закапывания клада выдался хмурым и дождливым - точь-в-точь, как день выбора места для крепости. Только на этот раз восьмерка конных не моталась в промозглой степи, а нырнула в лес, где скоро пришлось спешиться. Вели Ульф и Таберг, замыкал сам Неслав. С мешками на плечах пыхтели Спарк, Остромов и Огер. Еще двое - Арьен с Ингольмом - хрустя и ругаясь, прокладывали ложный след, старательно выдавая его за наспех потертый настоящий. Они взяли всех лошадей, повернули совсем в другую сторону, и скоро Спарк перестал их слышать.

Спарк был уже не тот, что в первый день. За два года лишний жир с него стек неведомо куда, кожа обветрилась, тело привыкло и к холоду, и к парной духоте. Парень не нарастил особенных мускулов, но мешок со звонкой монетой нес не меньший, чем здоровяк Остромов. И не просто нес: имел даже время и желание смотреть по сторонам.

А посмотреть очень скоро стало на что. Быстро миновали опушку, поросшую кленами, березами и молодыми дубами, устланную их опавшей листвой. Чуть дольше шли по светлолесью: высокий кустарник, с котого Время Теней и Туманов уже оборвало листья, и уложило под ноги, тщательно укутав предательские ямки, узлы корней, опавшие ветки. Из кустарника возносились могучие деревья, стройные, как мачтовая сосна, но покрытые густейшей, даже сейчас темно-зеленой, шубой, подобно кипарисам или лаврам. Спарк долго напрягал память: он же читал об этих деревьях несколько зим назад, в "Хрониках", когда жил под Седой Вершиной - но так и не вспомнил их правильного имени. Ватажники называли зеленых богатырей "абисмо". Именно из них сложили крепкие стены Волчьего Ручья. Спарк вспомнил запах древесины абисмо: среднее между грецким орехом и калганом. Вспомнил, как на вырубке, повалив, наконец, очередной ствол, обрубали самые тонкие, сеголетние ветки. Заостряли концы обрубков, и втыкали прутья в свежий пень - частоколом, между древесиной и лубом, в ту узкую полоску, которая вечно растет, добавляя годовые кольца. Глупо мощным корням пропадать зря. Вот и прививают на срубленное дерево его же верхушку. Спарк хотел бы глянуть - принялась ли хоть какая-нибудь из прошлогодних прививок. Но вырубка пока что оставалась далеко слева. Место для клада охотники отыскали гораздо севернее, и теперь уверенно шагали прямо к нему. За полесовщиками ритмично сопели три носильщика с мешками. Позади шел Неслав. Он отставал все больше: то и дело прислушивался, высматривал, не увязался ли за ними какой любопытный гость.

Примерно через полчаса лес вокруг потемнел. В просветах крон замелькали темные пятна, наконец, слившиеся в сплошной полог. Спарк пролетал над лесом верхом на грифоне. Видел живой океан в осеннем золоте, с верхних площадок Башен Пути. Несколько раз даже ночевал на полянах - там, далеко к западу, в сердце Излучины. Но в настоящей зеленой бездне, "верда сенбордо", оказался первый раз. Пасмурный день стал еще темнее - однако на душе, вопреки обыкновению, воцарилось странное спокойствие, точнее всего сравнимое с ожиданием важного события или боя. Все показалось вдруг решенным и известным, простым, насквозь очевидным и легким. Нужно было только идти и выполнять замысел. Шагать стало нетрудно и радостно. Спарк повернул голову: на месте ли добыча? Тяжелый мешок не исчез, однако спина распрямлялась с каждым шагом. Ветер продолжал свирепствовать где-то позади - в степи и предлесье. А здесь -- над головой и вокруг, сколько хватало взгляда -- в неизменном ритме, спокойно и вечно шелестели неимоверно громадные деревья, настолько же превышавшие абисмо, насколько трехвековая ель превышает малиновый куст.

Сквозь сгустившийся зеленый сумрак Спарк разобрал, как Ульф с Табергом становятся на колени, быстро кланяются, касаясь лбом неохватного ствола у самой земли. Подойдя к тому же месту, он сбросил мешок на черный мох. Вспомнил ущелье Минча, синее небо в черных скалах... Тут было иначе, но присутствие Висенны ощущалось не менее ясно. Спарк поклонился, отошел, вновь закинул мешок на спину. Повернул голову к ведущим: куда теперь?

Ульф молча указал влево, и носильщики свернули в незаметную до сих пор ложбинку. По дну ямки протекал маленький ручеек, совсем не похожий на звонкий нахальный Волчий.

-- Здесь можно говорить, только негромко, - предупредил Таберг.

Остромов скинул звякнувший мешок, несколько раз махнул руками, расправил плечи. Огер поставил ношу у самой воды, опустился на колени. Сложил ладони ковшиком, зачерпнул воду, умылся. Потом просто опустил лицо в ручей и пил долго - успел подойти отставший Неслав. Ульф размотал веревку на связке лопат. Спарк положил мешок поодаль, с удовольствием вытянулся на толстом моховом ковре. Разлеживаться на холодной земле проводник не собирался: осень уже перешла за половину. Но вытянуть ноги и распрямить натруженную спину было очень приятно. Глядя, как растворяются во мгле лесовики, Спарк понял, отчего те одеваются в темно-зеленое и коричнево-бурое: вокруг все состояло только из этих цветов.

Некоторое время ватажники отдыхали. Наконец, Неслав поднялся и взмахом руки указал место в склоне овражка, под стволом гигантского дерева. Ствол был так широк, что воспринимался черной бугристой стеной, зданием неведомой работы, башней великанской кладки. Спарк измерил диаметр: примерно двадцать его шагов, по три четверти метра. Пятнадцать метров, получается? Хорошо, что Ингольм не велел рубить такое. Хотя, Ингольм как раз и не велел бы. Не из-за трудности предприятия - а просто такое дерево нельзя воспринимать источником дров, строительных кряжей, или заготовок для посуды. Сколько же тысяч лет оно здесь стоит? И вокруг ни подлеска, ни подроста - одни уходящие в густо-зеленый потолок колонны да вечный полумрак... вот только нет почему-то ни угнетения, ни страха, как должно быть в столь бессветном месте. Здесь остановится даже лесной пожар: прочие деревья перед этим - спички. Спичкой исполинов не поджечь. А больше тут гореть нечему.

Спарк взял свою лопату, встряхнул руками - вгрызся в склон крайним слева. Посреди копал Остромов, справа орудовали Неслав и Огер. Охотники стояли на страже - где-то поодаль, неразличимые в бурой мгле. Проводник подумал: в ватаге сошлись очень разные люди. От молчаливоспокойных до нахальных и утомительных. От опытных одиночек до тех, которые раньше полагались на чужую заботу и обслугу, и теперь с трудом привыкали содержать в порядке хотя бы собственную клетушку. Но и Неслав в первой вербовке, и Сэдди в ту осень, когда строили Волчий Ручей, отобрали только таких людей, которым не нужно было много объяснять. Например, никто не спорил, когда Ингольм приказал выкопать и пересадить все деревца вокруг форта - а мог бы попросту вырубить или выжечь, создавая защитную полосу. Так всегда делалось при постройке крепостей, и никто бы не возразил - на Земле. Здесь, у Висенны, все выглядело чуточку, неуловимо - но иначе. Поведение каждого диктовалось не добротой, которую, по желанию, можно проявить или нет - а четким пониманием взаимной зависимости всех от всех. Спарку на миг представилась сеть зеленых ниточек, соединяющая стволы гигантов, шестерых ватажников, пролетающую высоко неведомую и невидимую птицу... Понимание взаимосвязи выглядело не книжным, не заученным - выстраданным. Как будто все хоть раз пробовали нарушить вечный закон... и каждому пришлось пожалеть.

Скоро лопаты стукнулись о корни дерева-дома. Землекопы прошли еще чуть в глубину, потом свернули правее, под широкий, почти прямоугольный отросток. Здесь, под защитой от капающей сверху влаги, разместили все три мешка. Зарыли и утоптали яму. Спарк с Остромовом нарезали черного мха, укутали потревоженный склон. Еще передохнули, поели вяленого мяса, вдоволь напились воды - чистой и прозрачной до невидимости.

Возвращались другой дорогой, южнее, через ту самую вырубку, где год назад брали бревна. Спарк с удовольствием погладил прижившиеся ветки, и грустно вздохнул над парой неудачных, умерших навсегда, деревьев. Неслав сдержанно улыбнулся. Ульф и Таберг обрадовались: если деревья живут, Лес на них не в обиде. Зверь не откочует в другие места, можно не бояться, что на ночлеге придавит упавшей веткой или выворотнем... Огер и Остромов непонимающе хлопали глазами, однако вежливо промолчали. За вырубкой пошли другие деревья: сами по себе не такие уж маленькие, но после памятных исполинов - почти игрушечные. Березы, клены, редкие рябины, дубы - чуть почаще, и все равно негусто - точьвточь, как на Земле. Вот кончилась и опушка. После лесного полумрака степь резанула по глазам светом, а по телам холодным ветром.

Пока ватажники привыкали, слева, с ближайшего холма, к ним помчался табун лошадей, которых подгоняли Ингольм и Арьен. Их дело кончилось намного раньше, чем главный отряд даже добрался до безымянного ручья. Проложив ложный след, кузнец и воин вернулись к оставленному табуну, отогнали его на курган, где и дождались возвращения остальных.

Шестерка кладокопателей разобралась по седлам. Кони сперва взяли рысью, но никто не захотел трудить усталые спины. Скоро все понеслись галопом, и совсем уже скоро проводник увидел холм, и на его вершине черную нахлобучку - хутор Волчий Ручей.

***

Волчий Ручей показался сразу после обеденного часа. С каждым пройденным перестрелом Спарк словно бы выплывал из воспоминаний. Три года назад он впервые появился в степи. Два года назад - вернулся в Пустоземье и провел первый обоз. Прошлой осенью - закапывал свой первый клад. Вот только всплывало это все не порядку, а как попало... Наконец, нынешняя осень, третья по счету, если с открытия Тракта... Купец - тот же Берт Этаван, что и в самый первый раз.

Только Тракт уже не тот. Посреди длинного безлюдного пути вырос жилой островок. На холме крепостца, под холмом один постоялый двор, и два крестьянских. И вот еще какие-то три семьи пришли, избушки ставят.

Купеческие фургоны повернули к огороженному выгону. Охранники каравана попрыгали с телег, нестройной цепочкой потянулись наверх, ко входу в форт. Ратин выглянул с галереи, крикнул:

-- Та-абе-ерг! Здо-оро-ово-о!

Стрелок в ответ вяло махнул рукой. Снизу, от гостиницы долетел зычный рев Этавана: купец требовал сена, воды, комнат и полотенец. Уставшая ватага втекла в ворота, и шум каравана остался за стенами. Скоро оружие лежало на лавке, а люди умывались в большом долбленом корыте. Спарк который раз подумал, не завести ли душ. Пожалуй, Ингольм бы сумел. Водоподъемник, по крайней мере, у него получился точно такой, как было задумано. Спарк улыбнулся. Колодец они старательно рыли до подножия холма. Раскрепляли короткими бревнами, чем глубже - тем толще. Лестниц сделали аж четыре - по всем сторонам сруба. Возились всю зиму: даже в бесснежье земля промерзает только на несколько метров, ниже ее вполне можно копать. Сверху-то, над колодцем, было отапливаемое здание, а не голая степь. Так что жечь костры для оттаивания земли не пришлось. Колодец довели до пласта, питавшего озеро. Ингольм даже привозного кирпича на дно отжалел: не так скоро заилится. А заилится, так чистить будет проще. Ну, а после того, как раскопали шахту, глубиной мало уступающую минскому метро, сделать из нее подземный ход на дальний склон показалось вообще ребячьей забавой.

Вдохновясь успехом, Спарк предложил сделать "горячий" водоподъемник. Печки приходилось топить сутками напролет, что и натолкнуло его на мысль. Конструкцию Игнат позаимствовал у своего соседа по даче. В соседском исполнении водоподъемник был обычной двухсотлитровой бочкой из-под солярки, завареной наглухо. Впрочем, не совсем наглухо: имелись еще два патрубка с кранами. К нижнему присоединялся шланг, который сосед просто кидал с обрыва в речку. Кран закрывался. Второй патрубок смотрел в небо, и на нем кран поначалу открывали. Потом под бочкой разводили огонь. Нагретый воздух весело свистал через открытый кран, послушно увеличиваясь в объеме. Подождав так с полчаса, сосед гасил огонь, резко закрывал верхний кран, и отворачивал нижний. Остывая, воздух в бочке сжимался. Но, поскольку часть его при нагревании улетучилась, давление в бочке становилось ниже атмосферного. И атмосфера послушно заполняла освободившееся место, вдавливая туда воду из реки - через шланг и нижний кран. Система требовала времени, дров, чутья и терпения - но работала, освобождая соседа от беготни с ведрами по восьмиметровому склону... Любой электрический насос дал бы ей сто очков форы - но в поселке первый сезон вообще электричества не было, да и потом часто случались перебои.

Доказать Ингольму жизнеспособность подъемника было непросто. Пришлось пожертвовать оловяной кружкой, из которой сделали модель. Вместо шланга Ульф предложил чисто вымытый кровеносный сосуд толщиной с палец - вырезал из добытого зверя. Модель могла только поднимать воду с пола на стол, но ватага пришла в полное изумление. Ингольм загорелся. Железа на большую бочку не хватило. Выпросив у Неслава доспешный запас, кузнец частью сварил, частью склепал узкий цилиндр. Из-за этого цилиндра готовый подъемник выглядел жуткой помесью ракеты с ветряной мельницей. Ветряк приспособили для поочередного открывания нужных кранов. Безветрия в степи никто не помнил, поэтому порча из-за остановки системе не угрожала. Впрочем, истопники все равно проверяли вмазанный в топку цилиндр - как и все печки в доме. Водяной рукав попросту сшили из шкур - Ульф с Табергом за зиму натаскали их достаточно. Сперва вода поднималась невысоко, булькая где-то посередине высоты колодца. Спарк полагал, что не хватает объема нагревательного цилиндра. Выкладывать его из кирпича не следовало: от постоянного расширения-сжатия керамика потрескается куда скорее железа. Но вот, наконец, Ингольм подобрал нужный ритм нагрева-остывания. Из кожаного рукава показались первые капли, а там потекло и струей. За ночь воды набегало достаточно. Устройство пришлось настолько к месту, что "водяную печку" топили даже летом. Ингольм с первых же денег заказал еще лист железа, и переделал котел на самый больший размер, который сумел...

Вспоминать удачу всегда приятно, но памятью сыт не будешь. Рано или поздно приходится жить дальше. Следующим утром караван вновь покатился к югу. Неслав, Сэдди, Арьен, Ингольм, раненый Ярмат и оба стрелка остались в стенах. Вместо Неслава поехал Ратин. Вместо Салеха и прочих - Рикард, Остромов, Крейн, Огер и Несхат. Дальт с Параем ушли охотиться, а Нексту атаман велел пока никуда не ездить: одного новичка в поле достаточно. Тем более, если разбойники так осмелели.

Неслав был бы рад отрядить побольше народу. Но людей-то как раз и не было. В первое же лето ватажники принялись зазывать к себе друзей, знакомых, искать родичей... И все очень удивились, когда званые наотрез отказались. Неслав, поклонившись кому следует подарком, быстро выяснил причину. Еще зимой Ратуша пустила искусно состряпаный слух: якобы, все, нанимающиеся служить на Волчий Ручей, кровью клянутся забыть прежнюю жизнь, присягу, город и род. Как ни объясняли ватажники, что все неправда, как ни уговаривали - добились лишь, что несколько безземельных хлебопашцев робко попросили наделы под Ручьем. Плюнув, Неслав согласился: пусть хотя бы поселок растет.

Проклятый слух сделал свое дело: на Волчий Ручей запросились люди, в самом деле давно позабывшие свой город и род. Наемники, ловцы удачи, готовые дать клятву кому угодно... и запросто нарушить ее в любой момент. Не то, чтобы первые ватажники славились какой-нибудь особенной верностью или благородством. Лекарь, помнится, в первую же ездку с чужим кошельком удрал... Но первые пришли тогда, когда в успехе еще никто не был уверен, и нанимались больше от безысходности, чем ожидая богатой прибыли. И теперь, конечно же, не горели желанием делить с новичками трудно доставшийся форт. Так, пожалуй, на самом деле придется по двое в комнатах жить!

Первое время все деньги уходили на достройку Волчьего Ручья и поддержку дворов тех смелых семейств, что все же поставили дома под холмом. Потом изрядную часть дохода закопали на черный день. Правду говоря, и подумать о будущем особо некогда было. Наконец, этой осенью Неслав уперся: пора расширять ватагу! Ратин, Ингольм и Спарк поддержали атамана, чем убедили всех остальных. Решили начать осенью, но не этой - она уже кончалась - а следующей. За лето еще подкопить денег, все тщательно обдумать: кого искать, как держать в руках своенравных. Где пристроить к форту новые стены, кого выдвинуть десятниками. Ингольм было заикнулся, что за зиму новичков можно было бы поучить и испытать, но сам же себя и опроверг. Если новичок не подойдет, куда его девать? Выгнать зимой на Тракт -- все равно, что сразу убить... А не выгонять - жить с ним рядом, да еще и кормить его все время.

Пока Неслав ломал голову над управленческими заковыками, Спарк спокойно спал на той же самой телеге, двигаясь с караваном к югу. Проводника сменять было некому, и ездил он постоянно - от пограничной речушки на севере, до Ледянки на юге.

Доехали за десять дней. Днем проводник отсыпался, ночью шатался вокруг лагеря, настороженно вглядываясь в темноту. Ратин каждый день рассылал конные дозоры вперед и по сторонам. Дозорным строгонастрого запретили подымать оружие на волков, удаляться от каравана дальше прямой видимости... Вообще, запретили делать что бы то ни было, кроме как смотреть и слушать.

Однажды ночью к Спарку явились волки. После стычки на холме, Нер тоже разослал поисковые десятки по всей земле Охоты. Одна из таких десяток вышла прямо на Спарка, уныло слонявшегося вокруг фургонов. Спарк постарался хорошенько расспросить вожака - насколько вообще можно расспросить волка. Проводнику удалось понять, что десятка никого не встретила: ни врагов, ни других обозов. Спарк обрадовался: во-первых, можно не ждать нового боя. Вовторых, если бы даже волки и выследили кого - как бы он обосновал свое знание перед Ратином?

Тут проводник сплюнул, и мысленно обругал себя последними словами. Теперь-то уж все! Вылезло шило из мешка. Бертовы домочадцы не то, чтобы косятся, а прямо-таки шарахаются. Девчонка эта, рыжая, где ни заметит - сразу отворачивается. Если Сэдди с ее стороны какой интерес наблюдал позапрошлой осенью, так теперь уж точно все горшки вдребезги. Чего теперь обосновывать? Ну, полежит тайна месяц-другой. На каждый роток где взять и платок? Рано или поздно кто-нибудь проболтается: "Волчий Ручей с оборотнями дружбу завел! Ату его! Имущество отобрать! Колдуна сжечь!" Тогда уже придется оправдываться не перед купцом... Разве что на самого Этавана положиться: авось удержит своих от лишних слов. Авось? Хутор и семнадцать ватажников на авось подвесить? Не пойдет!

Утром Спарк отозвал купца в сторону и постарался обрисовать поживописнее, что случится, если кто из людей Этавана заикнется в городе о волках. Ну, Волчьему Ручью конец. Понятно, что горожанам не жаль ни людей, ни хоромов с клетушками, ни придорожного холма на семи ветрах. Но не жалко ли им безопасного пути через степь, и проистекающей из того выгоды?

Берт удалился думать, собрав бороду в кулак. В обед он разбудил проводника и выложил свой замысел:

-- Что было, не замажешь. Рты не позашиваю. Даже пытаться не стану. Лучше пущу слух, что это не волки были, а ваши же собаки, с хутора. На волков похожи - примесь лесной крови. Вы-де весной собак в лесу привязываете, чтоб от них щенки злей рождались. А все эти куртки ваши из волчьих шкур - для страха. Чтоб боялись вас... Теперь, если кто и услышит про оборотней, сразу подумает: "А, знаю! Это хитрюги с Волчьего Ручья, с ихней псарней под колдунов подделываются..." Намекну, чтоб не болтали, но и особых кар за слова не назначу. А если тайне особого веса не придавать, ее скоро забывают. И то нам всем будет лучшая защита, чем любые строгости.

У проводника прямо камень с души спал. Прав был Глант: купец всегда найдет способ уберечь свою прибыль. Спарк радостно поблагодарил Берта, повернулся на другой бок, и мирно проспал до первой звезды. Ночь в карауле тоже прошла тихо и бестревожно. Даже дождя не случилось.

А на другой день впереди блеснуло светлое лезвие: Ледянка. Холодная серая река собирала родники и потоки Грозовых Гор, кратчайшим путем пробегала степь с востока на запад, долго струилась сквозь зеленый океан - и, наконец, впадала в Лесную неподалеку от Моста Леммингов. Тракт пересекал реку в относительно узком месте, где по обоим берегам имелись удобные для фургонов отлогие спуски. За Ледянкой лес заметно отступал к западу. Тракт, напротив, понемногу забирал к востоку, под Грозовые Горы. Скоро лес уходил за пределы видимости, а Тракт прямо поворачивал встречь солнцу. Тут, на северной окраине Великих Болот, стаи охотились крайне редко, и даже если попадались - проезжие не спешили доставать мечи. Потому и волки нападали нечасто. Что лишь укрепляло мнение: тут-де безопасно, а вот к северу, за Ледянкой - ужас, ужас, ужас!

Для ватаги имело значение только то, что за реку караваны не провожали. Путь укорачивался вдвое, если не больше. До ворот Железного Города дошли единожды: с тем самым первым караваном, который от частого упоминания уже превратился в легенду. Первая проводка убедила купечество, что Неславу можно верить и платить вперед - а ватажники Волчьего Ручья больше не соглашались терять две октаго, таскаясь до самых гор. Обычно ватага прощалась перед паромом, где получала уговоренную плату. Разбивала лагерь, дожидалась первого подходящего каравана с юга, к которому нанималась на обратный путь.

В этот раз от обычая не отошли. Пока искали пригодный паром, подновляли его, спускали на воду, пока выпрягали лошадей, устилали мостками мокрый песок - Берт Этаван передал Спарку мешочек с золотом. Обнял за плечи:

-- Здоровья вам и удачи. Да хранят вас боги, что не выдали меня на том кургане... Построились бы вы тут, а? Ведь холм ваш еще миновать можно, хотя и далеко в степь надо залезать. А узость речная со спокойным течением тут одна на всю округу. Я не слыхал, чтобы где-нибудь еще можно было фургонами к воде съехать. А уж переправиться - про то и в песнях не поется.

Спарк вздохнул, убирая деньги. Оно конечно. Место удобное. И воду не пришлось бы таскать. Вот, если бы под холмом протекала река...

Город-мост! Волчий пастух даже содрогнулся: так четко представились ему массивные опоры, цепочка арок от берега до берега... Но как строить? Впрочем, иранские мастера, столетии этак в восьмом, очень даже строили... Игнат вспомнил картинку из учебника. Каменная арка - это кладка по деревянным кружалам, все равно как в опалубке. И народу на такую стройку надо уйма... Даже ГадГород, (волчьи пастухи именовали его Хадхордом, по обычаю, смягчая звуки) несмотря на все свое купечество и богачество... даже на пару с ЛаакХааром - нет, не под силу.

Берт Этаван все еще что-то говорил. Проводник заставил себя оторваться от мечтаний, вслушался.

-- Не бойся, -- тихо и серьезно шепнул купец, -- Мои не станут болтать. Себе не враги... Прощай.

Махнул рукой, и пошел на паром.

Спарк осмотрелся. В обе стороны берега высокие и крутые, въезд только здесь. Ну ладно, мосту важно не берег - кручи выгладить можно - а надежное дно, лучше всего каменистое. Но и песок сойдет, лишь бы ровный да плотный... Парень наскоро прикинул в уме объем опоры, вес камня, площадь и давление под подошвой. Надо же, за столько лет не разучился! И формулу арочного распора не позабыл - хотя применять ни разу не пришлось.

Спарк вернулся к своей котомке, разыскал тонкую пачку жесткой сероватой бумаги. Отделил лист. Поискал, что подстелить - рука привычно нащупала ближайший щит. Вот и костер, отлично... Парень обуглил на огне прутик, и принялся чертить им, обжигая заново всякий раз, когда уголек переставал рисовать.

Если мы хотим мост-город... По здешним меркам, тысяча или две жителей уже вполне себе городок. Может прокормить полусотню солдат. А, учитывая мостовое и повозное с каждого обоза, прокормит и больше... Делаем три больших вытянутых острова... Между островами и берегом - подъемные мосты. Пролет арок - не больше десяти метров... Бетон! Ведь можно применить бетон! Тут известен цемент, в Истоке Ветров маги рассказывали. Арматура не понадобится: арка работает только на сжатие, а сжатие бетон и сам по себе неплохо держит. И без каменщиков можно выкрутиться. Сколотить опалубку, а там ставь кого попало, бетон мешать и укладывать большого ума не требуется... Ага, щебень придется дробить. Тут нету камней... Ерунда, вниз по течению спустим, из Грозовых Гор... Спарк безостановочно и быстро водил углем по бумаге, не замечая, как Ратин над его плечом задумчиво щурится, вглядываясь в рисунок. Наконец, заместитель атамана спросил:

-- Тебе щит еще нужен?

Спарк с усилием оторвался от чертежей.

-- Бери. Все равно бумага кончилась... -- он разложил листы перед собой двумя рядами. Когда успел шесть штук исчеркать?

-- Что это?

-- Думаю, хорошо бы тут город на мосту поставить... -- проводник мечтательно улыбнулся.

Ратин ошеломленно закашлялся, потом спросил:

-- Да кто ж его строить будет? И как? Нигде о таком не слышал даже!

Проводник собрал бумаги, осторожно уложил в котомку. Выпрямился, подал Ратину щит:

-- Возьми... Может, и никто не будет. По крайней мере, ближайшие сто лет. Но место очень выгодное. Купец прав: Волчий Ручей еще можно стороной обойти, а переправу - нет.

Подошли Остромов с Рикардом - прочие несли караул на прибрежных холмах, заодно высматривая через реку обратный обоз. Остромов глянул непонимающе:

-- Что, не заплатили? Драться будем?

Спарк отмахнулся:

-- Заплатили! Это ж сам Берт, я его третью осень знаю.

Ватажники успокоенно разошлись. Ратин при этом несколько раз оглядывался, удивленно почесывая затылок, отчего Спарк поначалу чувствовал неловкость. И подумал: а не слишком ли ты резво берешься мир менять? Вон, в Древнем Риме паровую машину могли изобрести. И, возможно, изобрели. Но металл для цилиндров, шатунов, поршней и прочего было добывать намного дороже, чем запрячь сколько-то сотен рабов...

"Почему бы не попробовать?" -- возразил Игнат сам себе. - "Те же книги: какую ни возьми, все именно за тем с Земли и бегут в иные миры - хоть параллельные, хоть перпендикулярные, хоть касательные. Могли бы дома свои способности проявить, небось, не бежали бы. При Иване Грозном: дома беда, так сбились в кучу, и айда встречь солнцу, Сибирь воевать..."

И тотчас сообразил: а ведь действительно, заезженная мыслишка, если в каждой книге встречается. Ну сбежал ты удачно, ну погулял на воле...

Дальше-то что?

Проводник вздохнул, не находя ответа. Последний паром величаво пересекал реку. Ледянка холодна во всякое время года... Интересно, почему?

Спарк встряхнулся, решительно хлопнул в ладоши. Как там говорил Глант в самом начале их знакомства? Либо ты веришь в тот мир, где находишься, либо ищи способ проснуться. А если веришь, так и живи сообразно. Влезай в седло и давай шпоры - а не трать силы на пустой спор: из чего та кобыла сделана!

***

-- Сделано все столь великолепно и тщательно... -- Доврефьель покачал на ладони толстую рукопись, - Что просто невозможно не отметить усердие и старание наших достойнейших собратьев... Великий Маг мягко опустил бумаги на стол и замолчал в вежливом ожидании.

Беседа происходила в личных покоях ректора Академии. За овальным столом, выложив локти и лапы на мозаику из разноцветных кусочков дерева, собрались оба Великих Мага, два медведя - огромный Ньонбибилиотекарь, низкий пушистый кастелян Барат-Дая. С кастеляном его верный помощник, черноволосый южанин Мерилаас. Рядом - ежик-предсказатель Дилин, госпожа Вийви, а из учеников присутствовал только Ахен.

Дилин представил язык магии, над которым трудился уже больше двух лет. Глянув, как Великий Доврефьель откладывает пухлую книгу, еж решил еще раз подчеркнуть:

-- Что я полагаю в нем главным - ясность выкладок, которая позволяет легко решать споры.

Рыжий Маг добавил:

-- Кроме того, еще здорово помогает учить. Теперь мы можем брать учеников, и прямо за зиму... ну, пусть полгода... давать им столько, сколько они в силах съесть. После чего, кто может, пусть идет учиться дальше, а кто не хочет, тем хватит усвоенного.

-- А мы не получим так множество кичливых недоучек? - осторожно спросил Барат.

Доврефьель поднял голову, Скор остановил его вежливым жестом:

-- Позволь, я объясню. На Берегу Сосен я был бы счастлив иметь десяток таких "недоучек". Дилин создал до того емкий язык, что почти всю нашу магию можно изложить на нем. И объем этого изложения как раз позволит изучить волшебство за те самые полгода. Ты вот назвал их "недоучками", а они, может, и больше смогут, чем сегодняшние выпускники...

Ректор нахмурился. Скорастадир сказал хорошо, но все же не упомянул главного. Пожалуй, пора вмешаться.

-- Думаю, что Великий Скорастадир прав... -- Доврефьель немного помедлил. Сплел пальцы, продолжил:

-- Язык описания магии очень сильно изменит прежде всего наши представления о собственном искусстве. Некоторые вещи больше не являются тем, что мы о них думали. Учеников можно учить за полгода, хотя раньше это казалось невообразимо сложным. А все потому, что Дилин сумел выразить на своем языке именно общие правила, главные законы магии. Если бы он скатился до перечисления всяких советов на разные там случаи, мы бы никогда не всплыли из мелочей. Но язык Дилина, Dilingvo, как я хочу его назвать, применим не только для натаскивания новичков. Первый случай его использования - когда мы отчаянно пытались закинуть Спарка в будущее... помните? Тогда Барат с Мерилаасом, просто записав задачу на Dilingvo, нашли объяснение. Что прекратило целый ряд тяжелых бесполезных опытов...

Скорастадир опустил глаза, вспомнив свои обожженные руки и глупо умерших грифонов. Вийви ободряюще погладила его по плечу - маг даже не заметил. Ведьме пришлось крепко хлопнуть рыжего по шее, чтобы вырвать из тягостных воспоминаний. Тем временем Доврефьель бормотнул заклинание, и на столе перед собранием появился большой лист бумаги. Маги быстро разглядели на нем знакомую каждому карту Леса. Ректор откашлялся, передвинул толстый лист к середине стола. Посерьезнел:

-- Теперь я хочу привести собственный пример, который приготовил к сегодняшнему собранию. В языке Дилина есть понятие "связь", когда к одной величине привязывается другая. У него же есть понятие связи с двумя или тремя источниками. Спарк еще когда-то показывал изображение такой зависимости на рисунке, вспоминайте. От одного источника - линия. От двух - поверхность. От трех - тело, некий условный объем. От четырех источников - тот же объем, но движущийся, четвертым источником условно выступает время. Все это хорошо, однако, недостаточно. Ведь мы, как всем известно, работаем с шестью стихиями. И тогда мы с Мерилаасом и Баратом попробовали обозначить на этой карте... разную напряженность Земли, например, разной формой лица...

Жест - карта покрылась слабо светящимися кружками, овалами, даже грушевидными фигурками. Пока собрание ошеломленно моргало, Доврефьель продолжил:

-- Силу стихии Воды мы показали видом губ... -- и опять прищелкнул пальцами. Внутри кружков появились маленькие синие улыбки, ухмылки, оскалы.

-- Воздух будет показан прической, Огонь - выражением глаз. Логос - высотой лба, а Жизнь - толщиной щек. - Говоря все это, ректор проявлял на карте новые детали маленьких лиц. Наконец, карта покрылась смеющимися, хмурыми, худыми, пухлыми, прищуренными, встрепанными, прилизанными, низколобыми, бородатыми, усатыми, бритыми, оскаленными, благостными... сотни видов лиц!

Маги закричали все разом:

-- Вот одинаковые головы! Целая окраина!

-- Смотри, Сеть прослеживается! - ежик в возбуждении подскочил над столом, да так и остался левитировать, чтобы лучше видеть карту.

Доврефьель пережидал разноголосицу. Маги упоенно водили по карте когтями и указками, отмечая группки лиц с похожими выражениями, сталкиваясь локтями и лбами. Наконец, все насмотрелись и восхищенно повернулись к ректору. Общее мнение радостно высказал Ньонбиблиотекарь:

-- Да, это инструмент! Одним взглядом можно оценить. Как мы до сих пор обходились?! Копались в сообщениях, хоть у нас и есть Сеть.

Ректор молча наслаждался триумфом. Высокая магия, не ярмарочные фокусы. Вытянул ладонь над разноликим Лесом:

-- Возьмется ли кто из вас сделать по этой карте какое-либо предположение?

Повисла внимательно-напряженная тишина. Маги переглядывались. Наконец, Вийви и Мерилаас с обеих сторон двинули локтями Скорастадира: давай, Великий! Поняв намек, Рыжий Маг осторожно провел пальцем над северо-восточной окраиной:

-- Вот тут цепочка одинаковых лиц, уходит вверх. Я знаю точно, это не нить Сети: нити выделяются парой залысин. И к тому же, у нас нет нитей вдоль окраин... А вот тут, прямо от Истока Ветров, еще цепочка похожих лиц... смотрите, губы и глаза... и уходит тоже вот сюда, на север... продолжим линии... они пересекутся вот здесь... стола не хватает. Вий?

Ведьма живо подложила еще один листок, заклинанием придав ему необходимую жесткость. Скорастадир продлил обе линии, и в месте их пересечения поставил светящуюся точку.

-- Далеко на север. Очень далеко. - Доврефьель потер подбородок. Спросил:

-- Ахен, как там Панталер поживает? Вы у нас нынче самые ловкие - по розыску приключений на свою голову.

Ученик улыбнулся, тряхнул светлыми волосами:

-- Хорошо было бы там побывать. По всему выходит: тугой узел Силы. Но уж больно от Леса неблизко. Думаю, я нескоро доберусь туда на одном грифоне... Вот эти встрепанные волосы показывают стихию Воздуха?

Ректор кивнул.

-- Белая Река, - печально сказал Ахен. - Против ее течения ни один грифон без посадки не вытянет. А садиться опасаюсь. Ведь неизвестно даже, чьи земли. Вот это, самое ближнее к цели, на обрезе карты -- что за поселение?

Маленький лохматый мишка-кастелян скосил глаза и прочел без запинки:

-- ГадГород какой-то. Жаль, я те края совсем не знаю. Город хоть большой? Про него есть чтонибудь в "Хрониках"?

***

-- Хроника твоя, учено выражаясь, тухлая. Так-то, ахтишка.

-- Ты, ахтан, рычи, да не охрипни! - задиристый коротышка подскочил с обляпаной пивом лавки.

-- Тихо! - вмешался третий, -- Пусть ахт продолжает... Люди вокруг, а вы вопите, как свиньи на бойне. Что, не нашли трактира почище?

Широкоплечий бородач оправил черные рукава. Блеснула золотая вышивка. Прогудел спокойно:

-- Шабаш, ахтела. Будет пырхать.

За кривоногим тяжелым столом он был четвертым, и последним собеседником. Его соседи по лавке терялись в липком кабацком сумраке. Сидевший напротив коротышка нетерпеливо заерзал:

-- Так я все сказал. Обделались мы по самые уши. Вокруг холма вожжались до той поры, пока хуторяне не открыли псарню. А мне верный человек в ЛаакХааре разведал, что нету никаких оборотней. Просто те хуторяне с Волчьего Ручья новую породу собак вывели: лайка с волком пополам. Вот те собаки нас и порвали. Стоило бы нам тому купчишке сразу путь открыть, пусть бы решил, что можно удрать. Мы б его в спину на раз-два... И не тянуть там, не разлеживаться. Не вышел первый приступ, сразу тикать...

-- Ладно, Шеф! - мрачно поставил точку бородатый главарь. - Гуляй. Ахтва думать будет. Нас не ищи. Как двинем на этот твой Волчий Ручей, сами тебя найдем...

Шеффер Дальт, икая, отставил кружку. Дармовой ужин - он и за туманом дармовой. Денег мало осталось, когда еще выпадет случай пояс распустить. Осень и зиму его все больше приходится подтягивать. Как тогда удрал от волков... Ну, то есть, говорят, что собак, но уж так похожи! И кинулись ведь молча, не как свора, с гавканьем да звоном... Словом, выжил - и тем свою удачу исчерпал. Хотя, Ильич силен. Глядишь, возьмет на дело какое. Кошельки резать - тут наглости мало, умение нужно. Дальт все больше с луком управлялся. Ну, или с ножом.

Разбойник вышел на зимнюю улицу. Мимо степенно проехал десяток верховых, потом сытые ухоженные кони протащили крытый возок на полозьях. Вот где кошельков! Шеффер снова икнул, потом ошалело помотал головой. А ведь это посольство из ТопТауна. На знамени памятный медведь с алебардой. "Что-то часто они стали тут ездить, сукины дети!" -- подумал коротышка, ныряя в знакомый проулок. Осильнело Княжество. ТопТаун подмял и Северную и Южную равнины. Отбросил к западу Финтьен, Хоград и Рохфин, бывшие главными соперниками ГадГорода во времена Дальтова деда. Во времена Дальтова отца, Великий Князь - дядя нынешнего -- тоже иногда воевал, но больше возился в собственных пределах, усмиряя и упорядочивая приобретения предков. Княжество разрослось. На равнинах много сеяли хлеба, разводили прекрасных "ветротекучих" лошадей. В городах и поселках хватало умелых рук, способных превратить в украшения любой металл: хоть золото, хоть обычное железо. Вот только самого железа не хватало. Опоздало Княжество к разделу мира. Южную торговлю прочно держал ГадГород. Западные горы не желал уступать Финтьен. На востоке сперва везло: в низких предгорьях отбили Урскун, попробовали поискать месторождения. Но гряда оказалась скудна на земную кровь. Почти все металлы Княжество ввозило с юга - из ЛаакХаара через ГадГород - и с запада, из Финтьена. Пыталось ли Княжество продвигаться на север, в ГадГороде не знали.

Дальт в ранней юности даже подумывал наняться в конницу ТопТауна. Но, с вокняжением теперешнего правителя, замысел свой оставил. "Нынешний князь свиреп, отец его куда тише был," -- думал Дальт.- "Не радуют и деньги, если каждый год война. Что ни теплое время, то знай, подставляй голову. Прошлый год Князь повоевал финтьенцев, нынче летом на востоке кого-то шарпал... К нам бы сюда не полез... Как есть, всю ахтву похватают. Повесят городскую накидку на спину, в руки копье -- и айда, клади голову для выгод Ратуши..." Что касалось выгоды, то Шеффер Дальт был согласен рисковать головой только за один ее вид - именно, за свою собственную.

***

Собственная выгода тревожила не только разбойника, но и его давешних противников из Волчьего Ручья. Двумя днями позже солнцеворота, когда допели праздничные песни, доели мясо и допили положенные напитки, Неслав опять запечатал погреб с хмельным. Вернулся к себе - тут Ратин позвал атамана вместе со Спарком в свою клетушку. Усадив гостей на единственную лавку, лучший боец ватаги предложил:

-- Нам бы пора извлекать из городка большую выгоду, чем просто проводка. Вокруг полно земли. Объявим Волчий Ручей владением по "лисьему праву". Дружину наберем, выучим. Я сам готов ей заниматься и отвечать за нее. Долевую грамоту перепишем, чтобы каждый получал часть доходов от владения в целом, а не только от проводки караванов. Получим право собирать налог с торговцев, трактирщиков. А главное, что слух этот сволочной победим. Так хотя бы народ к нам уже не побоится идти. Ведь порядок набора людей в порубежные владения давно отлажен, и никого не пугает.

Неслав и Спарк переглянулись. "Затягивает меня в здешние дела все глубже..." -- подумал Спарк. А Неслав подумал: "Сдается, парень служит кому-то из Ратуши." И взял проводника за рукав:

-- Отойдем на пару слов...

Ратин, прекрасно понимая, о чем пойдет речь, вежливо сказал:

-- На сколько надо. Я подожду.

Неслав отвел собеседника к себе. Тщательно закрыл дверь. Сдвинул с лавки на пол бумаги:

-- Садись! Понял, чего он хочет?

-- Подмять нас. Сначала дай ему войско, вроде как обоснованая просьба. Он же не просто рубака, видно, что и внутреннюю службу по крепости знает... А у кого войско, у того и власть.

-- Ну, не думает же он, что мы не догадались.

-- Значит, он ждет нашего отказа. Тогда он пустит слух, что мы-де не хотим обсуждать новые прибыли, и с этим нас на сходке опрокинет. И тогда ватага точно в его руках.

Неслав хитро прищурился:

-- Конечно, мы согласимся. Незачем ссориться с таким знающим человеком. Видно же, что он обучен многому. Спорю на что хочешь: набор и ученье дружины, оборону замков, конскую выездку и тому подобное, Ратин знает от горлышка до донышка. Держать его в руках - способы наверняка есть. Выучка выдает в нем знатного человека из Княжества. Либо - обнищавший род, либо - вообще беглый. Пригрелся в Ратуше, когда дед нынешнего Князя мелкие владения под себя греб. Узнать, кто именно - и мы возьмем его за то самое место, за которое Ратуша его руками хочет взять нас... Знаешь, что? Пусть-ка следующее лето он все время походит с тобой в караванах. Так он не сможет однажды закрыть перед нами ворота крепости, если вдруг что. И людей на свою сторону ему будет труднее склонять в поле, чем тех, которые с тоски воют в четырех стенах.

Спарк кивнул:

-- А раз мы договорились между собой, то пойдем к нему и послушаем дальше.

Вернулись к Ратину. Если тот и удивился согласию, то виду не подал. Остаток вечера трое парней спорили, кто первый захочет прибрать Волчий Ручей под державную руку, если хутор объявит себя владением. ЛаакХаар решили сразу исключить: больно уж далеко. Вот если в самом деле построить город-мост на Ледянке, из Железного Города начальники первыми примчатся. А сюда с юга далековато. ГадГород ближе, он первый и будет. Это понятно. Но пошлет ли войска, или иным чем прижмет?

Спарк подумал про Лес, магов из Седой Вершины... Тем бы тоже хватило власти и силы направить в Пустоземье войска и строителей всего Леса. Только - много это или мало? Государство Лес оставалось для Спарка попрежнему загадкой, хотя и прожил он у Висенны уже изрядно, и "Описания земель" читал в свое время, и с волчьими пастухами не раз беседовал об истории Пустоземья.

Неслав же задумался о волках, мир с которыми держался большей частью на Спарке. Такое положение атаман считал неустойчивым: а ну, подрезали бы проводника там, на холме? Или проще: конь попал ногой в заячью норку, всадник кувыркнулся из седла, сломал шею. И опять серое зверье перекроет Тракт?

О чем думал Ратин, осталось неизвестным. Спарк и Неслав тоже не озвучили никаких посторонних размышлений. Говорили только о вероятных поползновениях ГадГорода, и о том, что хуторок мог бы в таком случае предпринять. В конце концов, молодые люди устали спорить. Сошлись на том, что, кто бы ни ставил палки в колеса, а ехать все-таки надо. Дело либо растет, либо чахнет. На месте стоять никак невозможно. Тут Спарк в очередной раз подумал: если некоторые вещи во всех мирах одинаковы, стало быть, все же есть законы тоньше, объемнее и обширнее физических? И самые физические законы есть отражения сил высшего плана в зеркале пространства Римана-Эйнштейна. А если так, то всякий достойный физик должен хорошо изучить именно глубинный этаж Мироздания - как знать, может быть, именно это подарит людям сверхсветовые скорости, антигравитацию, и прочие блага, ожидаемые от развития науки...

Ратин прервал его философские рассуждения:

-- Так, значит, и порешим. Грамоту лучше Неслава никто не сделает. Спарк дом начертит, чтобы все поместились. Посчитает, чего надо. Я подберу десятников. А на осень откладывать не стоит. Начинаем сразу, как снег сойдет. Весной.

3.Черная весна. (3739)

Говорят, перед смертью человек припоминает все свои дни. Жизнь пестрой лентой проносится перед внутренним взором, вызывая то улыбку, то горькую ухмылку... Ярмат чаще хмурился, чем улыбался. Невеселая у него получилась судьба.

Родился Яр далеко на севере, на равнинах Великого Княжества ТопТаунского. Только от княжеского величия родная деревня Ярмата стоном стонала. Князь воспретил переезды от хозяина к хозяину; велел ловить по дорогам всех, кто без подорожной, а пойманных либо забирали в войско, либо попросту вешали; наконец, приказал переписать дворы и земли - словом, сделал все возможное, чтобы крестьяне, живущие с земли, вечно оставались на своем клочке. Едва лишь уйти стало некуда и невозможно - хозяева перестали бояться, что хлебопашцы разбегутся от излишней строгости. И нажали так, что юшка брызнула.

Ярмат и без нового тягла нелегко жил: зарабатывал свой двор. Небольшой. Зато собственный. По старому обычаю, если кто расчищал неудобье, то половину земли получал в наследуемое владение. Заманчиво. Да только - расчистку словами не опишешь. На родовой земле за день наломаешься, спина не гнется... а и вечер не спасает: идешь к своему неудобью, тянешь топор из-за плеча: здравствуй, пень! Это я, твой последний день... Хотя иные пни за октаго только и обрубишь, до того корни разлаписты. А на корчевку все равно родичей звать. Их же потом отдаривать - чем? И хорошо, у кого лопата железная. Ярмату дед отжалел лишь деревянную, окованную по краю. Не столько копаешь, сколько новые лопасти вытесываешь, да перековываешь. Ярмат и не заметил, как юность свистнула - где там до девок! Будет своя земля, вот тут уж, красавицы, улыбайтесь: хозяин идет, не так себе! Землю можно ведь и вовсе выкупить. Потом, как денег насобираешь...

Пока жил старый владетель, жила и надежда. А его потомки уж больно хорошо освоились с новым указом. Раз подвладному бежать некуда - запрягай его всячески. Жить захочет - выкрутится!

Покрутилось село весну и лето, а к зиме посчитало остатки в амбарах - и дружно воткнулись лопаты в земляные полы. Сын тайком от родителей закапывал жалкую горсть серебра. Отец от детей прятал женины украшения: молодо-зелено, продадут за долги, ну, а потом? И тянули бы голодную зиму чем придется, и пахали бы весной на коровах - но тут дед Ярмата нежданно-негадано отыскал клад. Прятал пять монет, а раскопал двенадцать мечей. И еще кольчугу, пластинчатый доспех (ремешки напрочь сгнили), три ржавых шлема. Железо очень дорого стоило в Княжестве. Даже проданная по весу, находка могла бы прокормить село.

Только дед решил иначе. Раздал оружие самым сильным и ловким, велел чистить ржавчину и смазывать. Ярмат меча брать не хотел: понимал, что деревня против Княжества не выстоит, смешно надеяться. Но слушал его мало кто. Мечи радостно расхватали братья и племянники. Шлемы достались отцу, деду и дяде. Прочие повернули косы на древках. Обтесали, как смогли, оглобли. Обожгли полученные колья в костре. Тут уж Ярмат от своих откалываться не мог. И ночью бросились на владетельский двор волчьей стаей: быстро, бесшумно и безжалостно. Ни живого дыхания не пожалели.

Наутро из города вернулся господский приказчик. Издали разглядел сгоревшую усадьбу, завернул коня - дозорные его не догнали. Стоило бы тотчас и разбежаться по лесам, но в споре зря потеряли время. К вечеру село окружили всадники: выдайте вожака, а не то - сами знаете, что будет! Для пущей угрозы хорунжий приказал сжечь крайний дом - тот самый, который Ярмат только весной, наконец, поставил на своей половине вырубки. "Вот видишь!" -- зло сказал отец, - "А ты меча не хотел брать!"

Больше он ничего сказать не успел: конница влетела в деревню, и началась жаркая бессмысленная свалка. И пришлось Ярмату все-таки взять меч - из чьих-то уже остывших ладоней. Тут ему раз в жизни повезло: успел запрыгнуть на оседланного коня и скрыться в ночном лесу. На этом удача кончилась: конь скоро захромал, пришлось вести в поводу. Запасная одежда во вьюках оказалась коротка и тесна; по ней Ярмата опознала дорожная застава. Пришлось прыгать в реку, и опять неудачно: руками долбанулся о корягу. Не сломал, но пальцы на правой долго не гнулись. Хорошо хоть, не головой - но ушел голый и босый. Сидел в придорожных кустах, воя от бессилия.

Заметили его, конечно, мимоезжие купцы. Тотчас схватили, сунули в рабский ошейник и приставили к лошадям. Все бы ничего, да в холопах Ярмат уже нажировался. Надоело. Сбежал, как только дошли до ГадГорода.

Тут его подобрал Ильич - видная шишка в местной воровской жизни. Ошейник снял. Накормил. Думал вытесать из простоватого паренька сильного подручного. Уж, казалось, бы, жизнью обижен досыта - стало быть, и озлоблен. Обогреть, обласкать недорого... Направить злобу в нужную сторону...

И быть бы Ярмату очередным сборщиком рыночной дани, ненавидимым всеми, кроме шлюх. Да только совершенно случайно зашел Ярмат в "Серебрянное брюхо" -- Ильич велел ему идти в другой трактир, где собиралось городское ворье, но деревенский парень попросту заплутал в городе и попал на Ковровую улицу.

А в "серебрюшке" Неслав как раз беседовал с Арьеном и Сэдди. Долго Ярмат комкал подаренную вором шапку. Не сгори его хата, может, и поверил бы в доброту Ильича. А так, пока выбирался из Княжества, насмотрелся всякого. Сколь вор ни нагребет, а уважения не украсть. Все равно изгой. Решил Ярмат: лучше уж с ватагой голову подставлять, чем стать всему городу врагом! Но как осмелиться подойти? И ведь не возьмут вчерашнего хлебопашца: разве он меч держать умеет?

Наконец, Ярмат бросил подарок в ноги, и для пущей решимости наступил. Выбрал себе другую жизнь - как сумел. Казалось, начало везти понемногу. Правда, вояка из него не вышел: в первой же стычке руку пропороли. Но зато никто не смотрел исподлобья. И доля была обещана та же, что и всем... И жил на Волчьем Ручье так, как в его родной деревне не жил даже староста - собственную комнату отвели...

Говорят также, что счастье долгим не бывает. Пожил Ярмат, пообтерся, поездил с караванами. А все равно не стал воином. Не почуял, чем обернется простое желание глоток молока попросить. Сунулся Ярмат в дверь одной из трех новых избушек. Схватили его под белы руки, вытащили из-за пояса нож, несколько раз ударили по бокам. Потом подняли и поставили перед чернобородым мужиком, вольготно рассевшимся на лавке. Бородач поковырял ножом в зубах, спросил:

-- Не узнаешь?

-- Ильич, паскуда?

-- Дайте-ка ему еще! Забыл, гниденыш, кто с тебя ошейник снял?

-- Перед тем, как коня забить, его тоже из ярма выпрягают... -- прохрипел Ярмат.

Разбойники швырнули взятого на белые доски.

-- Не попорти вид ему! - распорядился Ильич. - Наши готовы все?

Нож! До ножа бы дотянуться! Вот же он, под лавкой... Да только смотрят наверняка... Сразу не убили, значит, хотят чего-то. Ну, тут догадаться нетрудно...

-- Откроешь нам вход в крепость... - Ильич наматывал на толстый палец бороду колечками. Двое его подручных вздернули пленника на ноги и приставили сзади острые спицы. Спица не нож, в складках одежды не так просто заметить. А убивает надежно.

... -- Понял?

-- Вас слишком мало! - Ярмат выдавил улыбку, -- Еще во дворе вас голыми руками передушат!

-- Десять восьмерок это ему мало... -- проворчал левый бандит. И главарь тотчас ударил его прямо в лоб топориком из-за пояса, зарычал надсадно:

-- Урод!!! Ублюдок!! Туманная падаль! Я что, неясно говорил?! Ни одного слова при нем!

Незадачливого грабителя бросили тут же под лавкой. На его место немедля встал другой. Пленника осмотрели: нет ли красных брызг.

-- Вино!

На голову и воротник полилось вино. Понятно: поведут, словно бы пьяного. Тут и перекошенная рожа, и глаза шалые - все будет объяснено.

-- А то, может, глотни? Напоследок-то? - гыгыкнул правый бандит, -- Пей, пока мы добрые!

Главарь приблизил лицо к лицу бывшего крестьянина:

-- Поможешь нам - равную долю получишь. Без обмана. Не поможешь - там и останешься, на склоне. А хутор все равно наш. Раз уж ты слышал, сколько нас.

Ярмат содрогнулся всем телом. Десять восьмерок! А в стенах одна полная восьмерка будет ли? Ведь Спарк и Ратин ушли с караваном! Первый весенний караван, открытие пути... Йолль на охоте, Дален с ним тоже.

Пленника повели на улицу, с обеих сторон придерживая под руки. Тут-то и понеслась перед глазами Ярмата вся его неказистая жизнь. Обидно: смерть ведь не лучше будет! Либо своих предать, либо погибнуть дуром, ни разу мечом не махнув в отместку...

Ильич хмуро посмотрел вслед, обернулся внутрь дома:

-- Думаешь, не продаст своих?

Показавшийся из полутьмы Шеффер Дальт дернул тонкими губами:

-- Зря ты позволил жителей в хатах перебить. За их бы спинами, крепость бы нам сама открыла ворота.

Главарь поморщился:

-- У меня не войско. Хотели ахтаны позабавиться - ну так пусть. Мы холм все равно возьмем. Ты же точно указал? Этот у них самый невезучий, верно?

Коротышка кивнул и добавил:

-- Как раз ему тогда руку порезали. А тот, который умеет собак натравливать, ушел с караваном.

***

Караван неспешно катился по сырой весенней степи. Еще пара октаго - изо всех щелей рванет к небу зелень. Мокрая морось холодна только для людей. Промерзлую землю она, наоборот, согревает. Самая холодная вода теплее самого теплого снега - вот и тают белые пятна... Пять-шесть солнечных деньков - и все, округу не узнать.

Спарк не знал, в какие страшные тиски угодил Ярмат. Зевал от скуки, глядя на пятнистую степь. Думал: "Гроза собирается над Волчьим Ручьем". Видел тучи по всему северному горизонту, вспоминал прошлогодний Месяц Молний: на земле еще снег, а над головой ветвистые огненные деревья, зарево в полнеба...

И все же, хотя Волчий Ручей не боялся ни ветра, ни ливня, Проводник то и дело беспокойно хватался за боевой нож. Наконец, Ратин тоже это заметил. Подошел, спросил:

-- Чуешь что нехорошее, Спарк?

Проводник кивнул.

-- Дозоры бы разослать, так некого... И кони на мокрой глине только оскальзываться будут... -- Атаман потер небритый подбородок. Указал вперед:

-- Там тучи, видишь?

-- Дорогу наверняка размыло, -- опять угрюмо кивнул Спарк.

Ратин пожал плечами. Хотел сказать: "Ничего страшного!" -- что-то удержало. Ограничился коротким хмурым замечанием:

-- В хутор войдем завтра.

***

Завтрашнего дня не будет, думал Ярмат. Вору слово держать или не держать - игрушки. Как повернется. А зачем Ильичу с ним делиться, если убить проще?

Выбор небогат. Либо попросить, чтобы открыли калитку... Предать. Либо... Либо что? Гордо крикнуть? Так не поверят: видно же, что пьян в дугу.

А смерть одна.

Какая могла бы получиться судьба!

Если бы не князь со своим указом. Если бы хоть потом повезло больше. Хотя бы Неслава встретить раньше, чем этого ублюдка бородатого... "Если" да "если"!

Ну, и чего же делать теперь? Вон уже Таберга на башне видно. Если бы ему знак подать! Да какой? И опять же: поверит ли? Подумает: пьяный...

-- Пьяный? - Таберг удивленно прищурился.

-- Ярмат - пьяный? - насторожился Ульф. - Он же капли в рот не брал...

Стрелки, не сговариваясь, глянули вниз: троица уже топталась перед входом. Ярмата хлопали по щекам, наверное, приводя в чувство.

Таберг наклонил голову. Ульф помчался за Неславом, прыгая через три ступеньки. Оставшийся на вышке полесовщик принялся внимательно осматривать поселок, выискивая признаки близкого штурма. "Могло получиться" -- думал он. - "Очень даже могло. Одного из нас взять. Привести, вроде как пьяного. Вот только Ярмат зелена вина в рот не берет. Как и красного. Рассказывал, что зарекся. Только брага, и только по праздникам... А жив он хотя бы там?"

-- Живой, собака!.. - правый бандит сильнее прижал спицу, шепнул в ухо:

-- Давай, кричи, чтоб открывали!

Ярмат издал невнятное бульканье.

-- Смотри, обделается со страху... -- вполголоса фыркнул левый. Правый улыбнулся. Сказал громко:

-- Эй, на вышке! Тут ваш один немного выпил! Так мы его привели, чтобы не того... Так откройте, что ли?

И обратился уже к Ярмату, встряхнув его за плечи:

-- Ну, скажи своим что-нибудь!

Ярмат поднял лицо. И с ужасом увидел, как в сплошной стене появляется щель: кто-то изнутри отворял добротную калитку Волчьего Ручья! Вот показалось лицо: Неслав...

...Какая могла бы получиться жизнь! Построил двор, выкупил бы землю...

-- Десять восьмерок!! Неслав!! Их де... сять...

Левый и правый вогнали спицы одновременно. Из поселка с воем ринулась банда. Ярмат скорчился перед калиткой, а приведшие его бандиты прыгнули на Неслава с обеих сторон, выпутывая клинки из-под рубах.

Умерли оба: Неслав оказался быстрее. Левого бесхитростно полоснул от плеча до пояса, и тотчас вогнал меч правому - из-под руки в горло. Потом атаман нагнулся за Ярматом, втащил его в калитку, захлопнул ее и принялся накладывать засовы.

С вышки доносилось лихорадочное щелканье: Таберг опустошал колчан. Самые умные разбойники несли перед собой лавки, снятые двери, корзины. Но им приходилось смотреть под ноги, и вперед на дорогу. А подъем к воротам нарочно сузили: только-только разминуться паре всадников. По сторонам глубокие канавы-щели, за канавами склоны утыканы кольями... Да еще и въезд извивается, то направо, то налево. Поневоле будешь выглядывать из-за прикрытия: куда там дальше ногу поставить? Угадывая движения скородельных щитов, стрелок прикидывал, где может показаться незакрытое тело. Туда и бил. Ульф делал то же самое с боковой вышки, нарочно поставленной для обстрела въезда. Очень скоро на склон повалилось четыре трупа. Выжившие отхлынули.

К бойницам поднялся Неслав.

-- Многовато их там! - Таберг вытирал пот.

-- А наших сколько?

Ульф загибал пальцы:

-- Дален с Исхатом на охоте, прочие при караване... Остались Хлопи, Парай, Крейн, Ингольм, мы с Таби, ты... семеро. С Ярматом было бы восемь.

-- Он хорошо умер, - буркнул Неслав, - Вот только правда ли за стенами десять восьмерок? Ингольм! - крикнул атаман, перегнувшись через перила во внутренний двор.

Кузнец вопросительно поднял голову.

-- Подожги сигнальный костер! Чтоб наши знали, что мы в осаде!

-- Снаружи может, и больше, я насчитал полсотни, потом сбился, - Таберг фыркнул, покрутил головой: -- Для простой банды что-то многовато. Может, Ратуша решила, наконец, за нас взяться? Сперва должны ведь разбойники появиться, правильно? А потом нас от них спасать придут, и под этим предлогом отнимут землю.

-- Не мог Ратин предать нас? - тихо проговорил Ульф, и сам же себе ответил: -- Нет, глупость. Зачем тогда Ярмата убивать? Через пару дней караваны все равно вернутся, Ратин сам мог бы впустить кого угодно...

Появились Ингольм и Хлопи - в чешуйчатых доспехах, остроконечных шлемах. Принесли доспех для Неслава. Тот отошел в угол вышки, сбросил куртку, штаны, принялся облачаться. Крейн и Парай показались на двух других башнях. Крейн потащил из чехла лук. Парай положил рядом с ним связку стрел, звякая кольчугой, пошел вниз за еще одной. Ингольм вполголоса послал Хлопи за тяжелыми копьями, и долго бормотал под нос ругательства, сокрушаясь, что не успел доделать стеновой самострел: луки доставали поселок на излете. Два десятка стрелков могли бы помешать бандитам равномерным и постоянным "дождем", а стрелы Ульфа - даже вместе с Крейном и Табергом -- погоды не сделают.

-- Костер не поможет, тучи очень низко над землей, -- внезапно сказал Таберг. - Дым идет по гребням холмов, все равно, что нету. Надо кому-то лезть через колодец, и бежать навстречу, предупредить караван... И все-таки -- откуда их столько? Гляди, ворота сняли, глиной обкладывают. Теперь "кабаном" пойдут, по-умному.

В самом деле, разбойники становились неким подобием колонны, закрывшись сверху половинками ворот, а с боков - все теми же снятыми дверями. Не так уж много нашлось дверей в поселке: там и было-то всего пять домиков, да гостиный двор. Обычные срубы, крытые где соломой, где дранкой. Тащили корзины, наскоро расплетая бортики, чтобы осталось только круглое дно. Двое выволокли свежесодранную коровью шкуру, начали было приспосабливать на такой хворостяной щит. Из-за крайнего дома показался начальственной повадки человек, рыкнул что-то, за дальностью неразборчивое - двое бросили шкуру, потянулись в хвост колонны-многоножки. Бесполезно было гадать, как разбойники пролезли в дома: наверное, прибывали по нескольку человек и прятались в избушках, с самого начала весны. Может быть, вообще ночью лесом подошли.

-- Парай! - крикнул Неслав, решившись. Мечник подбежал, топоча коваными сапогами.

-- Видишь, дым по земле несет? Костер не дает знака. - Неслав сжал губы.

Парай угрюмо наклонил голову:

-- Я понял. Наши ведь идут с полудня, так?

Атаман кивнул.

-- Пожелайте мне удачи, -- пересохшими губами попросил мечник. Неслав и оба стрелка поочередно хлопнули его по облитому кольчугой плечу:

-- Везения тебе!

-- Счастливо оставаться! - Парай спустился во двор, завернул на поварню, прихватил небольшой мешок с едой. Потом исчез в среднем здании, чтобы воспользоваться колодцем и подземным ходом из него, выходящим недалеко от озера. Вместо мечника на башню поднялся Ингольм. Долго плевался: дым сигнального костра ел глаза.

-- Залить бы его, стрелять мешает!

-- Не стоит. Сейчас ветер потянет в поле... -- рассеяно отозвался Неслав. Добавил:

-- Пошли-ка масло принесем. И смолу: котел в одни руки не взять.

Бандиты все никак не могли построиться. "Боятся," -- наконец, сообразил Таберг, -- "Что ж, может и удержимся..." Разбойники встали сперва по четыре, потом спохватились, что на узком въезде не развернутся. Стали по трое - не удержали половинки ворот над головами. В конце концов, выстроили два крайних ряда, с досчатыми и плетеными щитами. А половинки ворот просто поделили надвое, перерубив поперечины, выкинув лишние доски. Только после этого их кое-как воздвигли на плечи среднему ряду.

Наконец, нестройно заорав, бандиты мелкими шагами побежали к въезду. На стену вскочили Неслав и кузнец, принялись метать в бегущих горшки. Горшки безвредно раскалывались о качающиеся щиты, масло брызгало на одежду, щедро текло по доскам... Ульф сообразил первым:

-- Хлопи, огня!

Хлопи уже совал в костер тяжелое копье, обернутое ветошью. Подал его наверх, прямо в руки Ингольму. Бросок, гулкий удар, истошный вопль - деревянный щит вспыхнул, воющий от ужаса разбойник выронил его... Россыпь сухих щелчков: Ульф и Таберг успели всадить в брешь три или даже четыре стрелы, и теперь в середине колонны корчились упавшие, разрушая оборонительное построение изнутри. А вот кто-то неосторожно высунулся под струйку масла...

-- Вперед, сволочь!! - ревел откуда-то из глубины невидимый главарь, -- Вперед!! Вперед, рубите ворота!!

Воющая от ужаса многоножка сделала еще несколько шагов. Хлопи едва успевал подавать копья. Упавших бандиты добили или затоптали. Обмазанная глиной, крыша над атакующими не горела. Зато боковые деревяшки с левой стороны полыхали все. Стиснув зубы, банда взбиралась на холм по узкому неудобному подъему, надеясь выломать ворота раньше, чем горящие щиты придется бросить.

И тут откуда-то из поселка донесся истошный звериный визг:

-- Уходи-и-ит!!! Лови гонца!

Визжал Шеффер Дальт. Коротышка благоразумно не полез в драку, оставшись сторожить лошадей. Парай, выбравшись из подземного хода, без труда добрался до табуна, отвязал себе двух жеребцов получше... Тут-то разбойник его и заметил. Вскинул лук - но Парай успел швырнуть в противника что под руку попало; судьбе оказалось угодно, чтобы попал боевой нож. Дальт получил лезвием выше правого локтя, от боли разжал кисть... выпущенная тетива тотчас ожгла пальцы левой руки. Бандит взвыл вторично. Парай взвился в седло, схватил повод заводного, и ускакал в дым. Дальт, не тратя времени, кинулся за своим мешком, прыгнул на коня, тоже взял заводного, и тоже ускакал. Но за вестником не погнался. Шеффер прекрасно помнил, чем кончился прошлый раз, когда окруженные успели позвать на помощь. Поэтому Дальт, не теряя лишних мгновений, направился к северу, в ГадГород.

Ильич, затиснутый в середине штурмующей колонны, ничего этого не видел. Ему сказали только, что проводник сбежал. Ильич завязал на памяти узелок - разобраться с предателем после возвращения в ГадГород - и вновь заорал:

-- Вперед, вперед, падаль туманная!! Топорники, позасыпали, псы вонючие!! Вперед, что путаетесь в ногах!!

Двое бандитов в хвосте перемигнулись, отшвырнули плетенки и кинулись наутек. Первый пробежал три шага, второй немногим больше: Ульф и Крейн не промахнулись.

-- Вот что будет с трусами!! - крикнул Ильич, -- Шевелись, трусливая срань!! Вся казна в крепости!!

Наконец, первые ряды достигли калитки. Особо выделенные топорники размахнулись... Калитка открылась, и три тяжелых копья в упор положили четверых: Ингольм ударил так сильно, что первого просадил насквозь, а второму вспорол живот. Кузнец сделал излишне глубокий выпад, и пятый топорник, взвыв от ужаса, опустил секиру на его острый шлем, откуда она со скрежетом и искрами скользнула на левое плечо. Ингольм рухнул.

-- Инг!! - отчаянно вскричали за воротами. Упавшего втащили. Кто-то из бандитов подставил копье, чтобы калитка не захлопнулась. Из калитки вылетел еще горшок с маслом, разбился прямиком о чей-то лоб. Не успели разбойники собраться с духом, и подобрать топоры упавших, как очередное горящее копье подожгло только что разлитое масло. С воплями и ревом бандиты подались по сторонам; стрелки опять положили двоих неосторожных. Третий в левом ряду бросил прогоревший щит, взмахнул обожженными кистями, издал короткий хрип - покатился под горку, ломая длинное оперенное древко в боку.

-- Вперед! Вперед, ублюдки!! - Ильич уже хрипел, -- Рубите дверь!

-- Руби сам, воитель херов! - огрызнулся передовой.

Крайние заголосили. Щиты падали с обеих сторон. Позабыв обо всем, бандиты зайцами поскакали под горку. Это Таберг опрокинул на многоножку перед воротами котел кипящей смолы: наконец-то она достаточно согрелась. Смола затекла под крышу, обварила крайние ряды, и те не устояли. А средние в одиночку не удержали над головами тяжелые доски, вдобавок, обмазанные от огня глиной. Беглецов провожало лихорадочное щелканье тетив: стрелки орудовали вовсю.

Тут из-за крайних домов показались еще разбойники. Три, четыре, пять...

-- Еще шесть рук! - Таберг витиевато выругался, -- Теперь точно десять восьмерок. Что с Ингольмом?

-- Он хорошо умер, -- Неслав плюнул. Глянул на поселок, и выругался не хуже стрелка. Крикнул:

-- Да откуда у них все новые и новые берутся?

На вышке собрались все живые защитники Волчьего Ручья: Крейн, Таберг и Ульф с луками, Неслав с любимым коротким мечом, Хлопи с короткими тяжелыми копьями в обеих руках. Копий Ингольм наготовил уйму, собираясь заряжать ими так и не доделанный самострел.

-- Не устоим! - Таберг мрачно поглядел в костер под стенами: горели разбойничьи щиты, брошенные беглецами. На окраине поселка бородатый главарь восстанавливал порядок в своем войске, отвешивая плюхи и удары направо-налево.

-- Хорошо бы им там всем и передраться, -- вздохнул Неслав. - Кто-нибудь видел, Парай ушел?

-- Тебе тоже надо уходить, - Таберг не поднимал глаз. - Мы холм не удержим. А ты сможешь начать все заново. Ты да Спарк - всему голова. Замысел ведь был ваш!

-- Прохлопали мы, когда дружину надо было увеличивать! - Атаман стукнул по бревенчатой стене кулаком.

-- Теперь об этом говорить поздно... -- Ульф деловито перебирал стрелы, -- Полезайте все в колодец. Они еще не сейчас пойдут на приступ, солнце пройдет пару пальцев. Завалим ворота наглухо, у нас во дворе бревна для того и приготовлены.

-- Коней надо выпустить, -- пересохшими губами вставил Хлопи. - Хоть их всего двое и осталось, а чего зверям гибнуть зря! Останемся целы - наживем.

-- Тогда живо! - велел Неслав. - Ульф, следи. Остальные вниз!

Отдав это распоряжение, атаман схватился за лопату. Таберг и Крейн уже волокли первое бревно. Хлопи откатил воротину, вывел лошадей, хлестнул по крупам. Те испуганно заржали, но все-таки убрались с холма. Разбойники не погнались за парой. Ульф понял, что новый приступ не заставит себя ждать, и потому никто не отвлекается. Только теперь банда могла сколько угодно таранить или рубить ворота: за ними успели нагромоздить завал. Поставили приготовленные рогатки, вырыли канавку по колено, уперли в нее концы бревен...

-- Пошли! - крикнул Ульф, -- Опять кабаном идут!

Защитники вновь собрались на башне. Переговаривались:

-- Стрелков у них нет. Не то уже закидали бы огненными стрелами.

-- Думают наши сокровища взять, берегут кром.

-- Ну, так у нас все в лесу... И не каждый знает, где.

-- Ратину хватит ума дозор выслать. А вот устоят ли они впятером, в кругу...

-- Проси Госпожу Висенну, чтобы не встретились.

-- Тихо! - Неслав поднял руку. - Таберг, ты говоришь, надо уходить?

Таберг кивнул:

-- Мы с Ульфом их тут подержим, сколько выйдет. А вы уходите. Чего всем пропадать попусту! Постарайтесь соединиться с нашими в поле. Просите Спарка, пусть волков на помощь зовет...

-- Дело говоришь. - Крейн хмуро кивнул. - Иди, атаман, и вот парня возьми с собой.

Хлопи не поднял глаз.

-- Будем тут еще спорить! - рассердился Неслав, -- Крейн и Хлопи, вы идете сейчас, я - чуть погодя. Ульф с Табергом - десять стрел разрешаю каждому бросить, потом уходите, это мой приказ. В лесу собираемся у Волчьего ручья. За кем погонятся, бегите на север, чтобы по вашим следам на караван не вышли. Все! Удачи нам всем!

Трое поочередно исчезли в среднем здании. Полесовщики переглянулись.

-- Десять так десять, - пожал плечами Ульф, но продолжить не успел: из приблизившейся многоножки выбежала пара бандитов. Размахнулись, метнули что-то в стены крепости. Таберг натянул лук и свалил правого, но опоздал. Непонятные предметы коснулись бревен - те мгновенно полыхнули, словно были не толще лучины.

-- Ненавижу магиков! - сквозь зубы ругнулся Ульф. - Сколько труда мы положили на эти стены, какой могучий лес ради них рубили! Пришли два ублюдка, пыхнули своей пырхалкой, и на тебе!

-- Чего же они раньше их в дело не пустили?

-- Сперва думали, Ярмат калитку откроет. Потом - не знали, как мы будем обороняться... Уходим?

Таберг помолчал. Потом выдохнул:

-- Устал я. Они поймут, что мы ушли, рассеются по округе, искать начнут. Надо все-таки хоть десять стрел выпустить. И не просто ради показа, сам понимаешь.

Ульф ничего не ответил. Поправил наруч на левой руке. Сплюнул. По обеим сторонам башни крепость заполыхала вовсю. Из-под щитов выбежали еще двое. На этот раз повезло Ульфу: его цель даже замахнуться не успела. То, что разбойник собирался бросить, вспыхнуло под ним же. Таберг опять положил правого, и опять поздно: новая вспышка охватила ворота. Больше из рядов нападающих никто не выбегал. То ли огненная магия кончилась, то ли сочли, что главное сделано: ворота прогорят, да и стены ведь уже пылают...

Ульф подтащил куртку Неслава: атаман бросил ее, когда переодевался в доспехи, еще перед первым штурмом. Теперь стрелок несуетливо порезал ткань на полоски. Обмотал стрелу, сходил поджечь к горящей стене - и по огромной дуге запустил в поселок.

-- Зачем?

-- Чтобы им, ублюдкам, хоть ночевать негде было! - и добавил, глядя под ноги:

-- Навряд ли там хоть один поселенец уцелел...

Соломенная крыша вспыхнула быстро. Занятые крепостью, разбойники сперва не заметили костра за спиной. Только, когда испуганно заметались кони, кто-то побежал, попытался растаскивать горящие стрехи. Как и следовало ожидать, ничего не вышло. Хаты загорелись не хуже крепости. Таберг пошатнулся, стал на колени: жар забивал дыхание.

-- Ульф?

-- Да?

-- Я был городским стражником в Косаке.

"К чему это - теперь?" -- подумал Ульф. Но сказал иначе:

-- Никогда я не любил вашу породу. Собачья служба!

Таберг слабо улыбнулся:

-- Потому я и ушел...

С высоким снопом искр обвалилась левая стена. Колдовской огонь пожирал дерево втрое быстрее обычного. Разбойники радостно заорали. Кто-то из них выставил голову над щитом. Последняя стрела Ульфа пробила доску в двух пальцах от головы крикуна.

Потом пламя взвилось так высоко и ярко, что и башни, и стены Волчьего Ручья, и даже верхушка холма - все потонуло в оранжевом море. На испуганную банду падали крупные, почти как кленовые листья, черно-серые хлопья пепла.

***

Пепел покрывал холм. Второе черное пятно расплешивилось на месте поселка. Караван остановился к югу от пожарища, телеги стояли в кругу. Некст и Огер, ежась от сырости, стискивали мечи, беспокойно шаря глазами по округе. Хозяин каравана - плотный невысокий хлеботорговец -- тоскливо глядел в землю, теребя синий шерстяной плащ на груди.

Спарк сказал ему:

-- Безопаснее всего повернуть обратно. Случайная шайка не могла взять эти стены.

Купец согласился:

-- Если ГадГород начал войну... -- махнул крепкой коричневой кистью:

-- И-эх, всего ничего, три лета добром пожили... Назад не поведешь нас?

Проводник отрицательно покачал головой:

-- Обратный путь безопасен. Мы лучше тут останемся. Заслоном между полночью, и тем куском тракта, где пока еще тихо. Если успеем, пришлем вам вестника.

От леса скакали высланные на разведку Рикард и Остромов. Ратин, верхом на своем вороном, камнем застыл у самой верхушки сожженного холма, глядел на север.

Арьен и Сэдди Салех уныло бродили по пепелищу. Длинными палками ворочали трупы разбойников. Искали своих. Парай, успевший-таки предупредить караван, спал на телеге. Он прискакал глухой ночью, переполошил всех страшными известиями. Ватажники спешно вооружились, натянули доспехи, погасили костры. Решили утром послать на север пару дозорных, а повозки гнать на юг, подальше от боя. Но, когда оказалось, что на холме и вокруг никого нет, караван все-таки протянулся полперехода к хутору, надеясь неизвестно на что. И с утренним светом понял, что надеялся зря. Волчьего Ручья больше не было: ни крепости, ни поселка...

Спарк хмуро посмотрел на купца. Тот переступил с ноги на ногу. Постучал бурыми сапогами один о другой, сбивая грязь. Отряхнул заляпанные штаны, бывшие когда-то темно-зелеными.

-- А деньги? - наконец, решился он.

Пришлось проводнику отвязать от пояса кошелек с задатком:

-- Мы уговаривались на долю в прибыли. Но прибыли в этот раз никому не будет. Возьми.

Купец пожал плечами. Подумал: не оставить ли хоть задаток? Все-таки полпути довели честно. Им сейчас деньги понадобятся. Одернул себя: теперь каждому деньги -- позарез. Ведь Тракт закрыт!

***

-- Тракт мы закрыли! - Ильич стукнул кулаком по попоне.

-- Толку с этого! - огрызнулся один из десятка бандитов, расположившихся вокруг костерка на опушке, -- Закрыли, и что? Где все ихнее богачество? Гонца прощелкали! Проводник сбежал. Ради чего три руки ахтвы угробились под стенами?

-- Чтобы магическим огнем всю добычу пожечь, так, што ли? - угрожающе поднялся кто-то поодаль, в вечернем полумраке похожий на медведя: рыком и ростом.

-- Надо тут и закрепиться, -- подали голос из-за спины. - Караваны-то вышли в степь, из купцов еще никто не знает, что Волчьего Ручья нет. Будем их перенимать и обдирать... Должно ж нам хоть штонибудь полезное выпасть с етого пожара!

От других костров сходились люди. Скоро Ильич видел на светлом небе две черные стены: лес справа, и волнующееся многорукое нечто слева. Главарь поднялся, громко обратился ко всем:

-- Раз все пришли, тогда решайте: тут станем проходящие караваны обдирать, или к северу двинем? Кто хочет на север, отходи к полночи от меня. Кто хочет остаться, отходи к полудню.

Шумно переговариваясь, банда черным облаком заклубилась в темноте. Кто-то ругался из-за оттоптанных ног; кто-то басом гудел: "А где тут ета полночь, тумана ей в уши?" Кто-то, зная о своей неразличимости, приглушенным голосом вещал: "Не слушайте Ильича, он нас всех Ратуше продал! Его Ковник подрядил Ручей пожечь, штоб Тиренноллу насолить и его Степне. Ильич от Ратуши золото возьмет, а нам что?" "Ет-т-туман, ногу пропорол, какая сука нож уронила?" "Живее, чего копаешься!" и еще ругань, и обещания, и вопросы, и опасения, сливающиеся в неразборчивый гул.

Наконец, по левую руку главаря, к северу, собралось четыре десятка желающих уйти, признать поход неудавшимся, и не рисковать больше в землях Охоты. Справа угрюмо скучились три руки отчаянных - не то задолжали всем, кому можно, не то уступили жадности.

-- Поделимся? - спросил Ильич, - Или пойдем все вместе?

-- Вместе! - крикнули полуночники. - Ничего ж не взяли, что делить?

Правая кучка молчала. Наконец, оттуда раздалось:

-- Делимся! Вы себе идите, мы себе.

Слева возмущенно загомонили. Ильич рявкнул:

-- Мыл-лча-ить!! Пусть себе идут. Проводник наш не зря ноги сделал. Мы уходим к северу, какой караван на пути встретим, то и наш. А эти пусть ждут с неба дождичка... -- повернулся к отступникам:

-- Пойдете следом, пожалеете, что родились на свет. Хотели тут оставаться - валите к югу.

Опять обратился к своей неполной полусотне:

-- Нечего ждать. Раз решено, гони смотровых вперед, и снимаемся!

Темные силуэты рассыпались по опушке. Ржали кони. Громко ругался неудачник: сунулся помочиться в костер и прижег сапоги. Звякало разбираемое оружие, подковы и пряжки. Скоро две банды на рысях разбегались в разные стороны по одной и той же дороге.

***

По дороге двигались две черные точки. Ратин заметил их первым. Поглядел с седла на Спарка: тот перебирал грязный пепел, сидя на треснувшем валуне - примерно рядом с бывшим колодцем. Молчал. Атаман решил отложить разговор на потом. Свистнул в два пальца. Снизу, у подножия холма, выпрямились в седлах Арьен, Рикард, Сэдди и Остромов - все при доспехах, остроконечных шлемах с наушами и затыльниками. Ратин махнул рукой к северу. Кавалькада сорвалась в галоп, встречать неизвестных гостей.

Игнат ничего не замечал. В горле словно вертелся ерш для мойки посуды. Мертвая грязь противно чавкала под тонкими кожаными подошвами. Вот, значит, как это выглядит: "Я их всех привел сюда..." Неважно, откуда. Важно, что привел на смерть. Тебе поверили, а ты завел в болото. Пусть не нарочно, так ведь замысел был твой! Не так давно хвастался: я придумал! Я построил!

"Ну да!" -- угрюмо возразил волчий пастух, - "Я придумал. Мы построили. Чего ждешь - что плакать буду? Изображать чувства, которых не испытываю? Скорбь вселенскую по убитым? Мне их не то, чтобы не жалко. Сочувствую. Только ведь, все знали, на что шли. Я за их спины не прятался, и сейчас не прячусь."

Но ведь это же люди!

"Классическая легендарная биография" -- волчий пастух смотрел в огонь, и лицо у него было, как у Гланта, Терсита и Нера сразу. Игнат не сразу понял, что беседует с самим собой, и что картинку рисует воображение. Либо ты веришь в происходящее, либо ищешь способ проснуться... Глубинаглубина, пошла на...

Парень вскочил, сделал резкий вдох, выдох. Не помогло. Справа все так же нерушимо маячил в седле Ратин. Под ногами хлюпала пепельная каша. А перед внутренним взором сидел у огня некий абстрактный волчий пастух, которого зовут... Ну конечно же! Спарком его и зовут! Часть личности, выросшая здесь. У Висенны.

Игнат вновь опустился на холодный камень. Образ-Спарк помешивал мясо в котле. Неторопливо продолжал повествование, как будто сказку сказывал непогожим вечером, в мирном шатре, у теплого очага: "Жил-был герой... Убили у него всех родных..."

Только вот родных у меня тут не было. Только я вовсе не герой, хотя в меня старательно запихивали все премудрости: как держать меч, как закрыться, как ударить... Мастер тысячу раз был прав: этому вот -- никто не может научить. Или встретишь, или жизнь твоя пройдет тихой и теплой стороной, как проходит косой дождь.

"И сожгли его дом... И пошел он героически мстить..."

Да на кой черт мне легендарная биография? Я не хочу быть героем. Не хочу мстить. Я же просто жду свою девушку. Как будто мы договорились встретиться на остановке под рекламой. В шесть часов вечера после войны.

Боже мой, как все обычно! Просто пришли, просто убили всех, кто сопротивлялся, просто спалили все, что могло гореть... Во все времена, во всех мирах хватало. И я пытаюсь тут изображать ошеломление, или что-то еще, подходящее к случаю... а кто сказал, что именно эти чувства приличны здесь? Перед кем я буду играть? Эту жидкую грязь противно набирать в кисет и вешать на шею; этот пепел не будет стучать в мое сердце... Что изменится?

Изменюсь я.

Я не хочу быть героем. Я всего лишь жду Ирку -- как троллейбус на остановке. Рано или поздно появится. О чем ссориться? С кем? Что делить? Я не хотел завоевывать; я построил дом -- дом на тракте, стоянку для караванов. Комуто уже и это встало поперек глотки...

Что мне делать -- теперь?

-- Спустимся, Спарк! Там, на тракте, Хлопи и Крейн. Они тоже спаслись.

Волчий пастух оторвался от холодного камня, устало выпрямил спину. Запахнул хауто да тэмр, надвинул глубже пасть-капюшон. Поглядел на Ратина:

-- Двое только?

Атаман молча кивнул.

-- Вот сучьи потроха, туманная мразь! Хоть в сказочном мире хотел пожить по-человечески, что ж вы и сюда свой бандитский петербург тащите?

Всадник недоуменно поднял брови. Спарк отвернулся, зашагал вниз по склону, нащупывая тропку под грязно-серой осклизлой чешуей. Вороной конь осторожно ступал следом. Проводник слышал совсем рядом его недовольное фырканье. О чем думает Ратин? Как жаль, что не успели выполнить его совет, завести свое войско. Может, и хрен бы с ней, с этой властью над ватагой - зато все бы живы остались? Не потому ли сказано, что худой мир лучше доброй ссоры?

Раз не получилось просто жить, надо стать достаточно сильным, чтобы охранять место, куда уже скоро... да, через шесть лет... прибудет Ирка. И вот, помнится, сокрушался, что дома, на Земле, все зарегулировано до ушей - а зато там безопаснее. Однако же, хотя оно и безопаснее, но все равно есть какая-то неправильность в сытом рабстве, не зря ж золоченой клеткой называют... Вон Ярмат убегал трижды. От своего барона, от купцов, что взяли его на тракте, от воров... И вырастил себе судьбу. Кто теперь скажет, сожалел ли?

Ратин и проводник сошли к подножию холма. Обнялись с Крейном и Хлопи. Те рассказали, что Таберг с Ульфом стреляли до последнего, уже когда крепость горела. Оставалось найти атамана. Крейн добавил, что место встречи - сам Волчий ручеек, струйка воды в полудневном переходе к западу. Может быть, Неслав уже там?

Ватага отошла южнее, к шатру на опушке, где убивали время Парай, Некст и Огер. Шатер свернули. Взяли под уздцы семь сохранившихся лошадей и вновь углубились в лес.

Лес не изменился ничуть. Знакомые тропинки, еле видные затески на стволах... Шли орешником, ныряя под коричневые арки, почки на которых были готовы покрыть лес нежно-зеленой дымкой. Свернули чуть к северу и ниже, пересекли светлый березняк. Долго шагали между толстых сосен, утопая по щиколотку в зеленом мху, и морщась, когда наступали на отломанную ветку. Наконец, встретили первого великана-абисмо. Снова запахло калганом и грецким орехом - точно так же первые два года пахли комнаты и переходы Волчьего Ручья! Спарк едва не прослезился. Да и прочие заметно пригорюнились. Уже смеркалось, когда достигли широкого яра с отлогими склонами и влажным дном, окруженного дубовым редколесьем. Парай, Спарк и Арьен занялись шатром, Сэдди высекал огонь, Крейн пошел дозором вокруг стоянки, Хлопи - за дровами. Ратин свел коней в ложбину, к говорливому веселому ручейку. Три года назад по ручейку решили назвать хутор. Помнится, Спарк увидел в этом хороший символ: хутор на свету, а место силы укрыто от лишних глаз. Недавно закопали здесь же еще один клад - не такой большой, как первый, но тоже весомый. Кто мог знать, что ложбине и в самом деле придется послужить тайным убежищем!

В шатер от ночной сырости и утренней росы сложили уцелевшие пожитки. В основном, что унесли на себе: шлемы, чешуйчатые доспехи, кольчуги Крейна и Парая, наручи, две пары поножей. Толстые стеганые поддевки под железо, и стеганые же штаны из двух половин, которые шнуруются к особому поясу. Кто-то спас темно-бурую шерстяную рубашку; кто-то пару белых, нательных. Пара обуви имелась у каждого -- так же, как ножи и оружие. Хозяйственный Некст сберег даже запасные сапоги. Крейн и Хлопи прихватили три связки запасных стрел. Пришедшие с караваном сберегли немного денег в кошельках и на поясах, сам шатер, котел, семерых лошадей, уздечки и седла, вещи во вьюках. Приличный мешок зерна. Сохранилось, наверное, и еще кое-что, по мелочи. Однако, рядом с потерей людей, крепости и поселка все казалось неважным.

Спарк, наконец, закончил со своими растяжками. Подсел к огню, возле которого Сэдди пристраивал котел. Подумал: теперь обе части его личности, земная и здешняя, слились в один внутренний образ: парень в волчьей куртке, но с совершенно земной улыбкой и глазами... Пока Игнат думал, какими словами описать разницу между земной и здешней улыбками, из темноты вынырнул Крейн, следом устало шагали Дален Кони и Йолль Исхат - полесовщики, отпущенные три дня назад Неславом на охоту. На ручей они вышли, думая переночевать возле воды, а утром двигать к хутору. Несли на носилках внушительную лосиную тушу; Дален привычно мурлыкал под нос песенку.

Ватага собралась почти вся. Не хватало четверых погибших: Ярмата, Ингольма, Таберга, Ульфа - и пропавшего без вести атамана. Куда подевался Неслав, никто не мог сказать. Уходил он позже Крейна, мог застрять в колодце, когда обрушились прогоревшие стены. Мог просто попасть на глаза разбойникам, а там уж - сбежал, не сбежал, поди узнай! От таких новостей Дален даже перестал напевать.

Прочие тоже понуро молчали весь вечер. Спарк хлебал ужин вместе с ватагой, не чувствуя вкуса. От усталости и горечи пламя костра казалось ему темным.

4.Темное пламя. (3739)

Костерок в ложбине почти угас. Дрова прогорели и осыпались. Лениво потрескивали угли. Печально шумели над головами невидимые кроны; изредка в невообразимой выси сверкала звезда.

"Совсем, как наша жизнь" -- думал Спарк. - "Тьма, невнятное движение на зыбкий свет придуманного самим собой маяка... Гонишься за одним огоньком, потом за другим... Мечта о покое прогорела, как те дрова в костре. Теперь..."

-- Теперь надо мстить! - угрюмо сказал Ингольм в темноте. Да нет, какой Ингольм! Ингольм ведь убит. Это у Остромова, оказывается, такой же низкий тяжелый голос, как у бывшего кузнеца...

Черный силуэт воздвигся по правую руку, зашуршали листья - человек дошел до грязно-серого шатра, исчез внутри. Долго рылся там в уцелевших вьюках, звякая металлом. Наконец, вернулся к огню; осветились устало опущенные губы, нехорошо поджатые уголки глаз... Ратин. В левой руке атаман держал белую посудину - широкую серебрянную чашу на столь же широкой ножке.

-- На месть долевой грамоты недостаточно, -- спокойно пояснил Ратин. - Думаю, надо всем кровь смешать. Чтобы мы теперь уже не ватага, а братство.

-- Братство Волчьего Ручья! - подал голос Сэдди, невидимый за пламенем.

-- Крейн вокруг сторожит, -- Йолль Исхат протянул руку к свету, стряхнул с рукава невидимые соринки, Нам не помешают.

-- Не ждал, что так плохо будет... -- тускло пробормотал Рикард.

-- Вынь усищи из огня, -- попросил Спарк, отстраняя мрачные мысли, -- А то еще хуже станет...

Против воли, ватажники улыбнулись. Проводник с удивлением почувствовал, как разгибается спина.

-- Слез наших эти туманные выродки не увидят! - Парай выразил овладевшее всеми настроение.

Ратин надрезал правое предплечье. Серебро прочеркнуло первой темной струйкой. Братина поплыла из рук в руки, по ходу солнца. Спарк волновался: не знал, ни где резать, ни как. Посмотрел на Далена, сидевшего справа, и сделал, как он: царапнул мякоть у самого локтя. Ничего, накапал не меньше прочих. Пока посудина обошла полный круг, кто-то позвал Крейна, чтобы и тот принял участие. Еще кто-то уже принес воды в чашке, влил. Ратин размешал питье острием ножа. Пригубил. Задержал в руках:

-- Положено брать тайные имена. Но я не хочу. Зовите меня, как и прежде. Только знайте, что на самом деле я Ратин, сын Ратри Длинного.

Некст и Огер разом подскочили:

-- Это ж наш боярин!...

-- Был...

-- Ну, отец рассказывал! - заговорили он наперебой.

Ратин остановил их взмахом ладони:

-- Что было, того нет больше. Теперь я - Ратин с Волчьего Ручья! - и передал чашу влево от себя, в руки Параю.

-- Я жил в ГадГороде. Но я туда не вернусь. Парай с Волчьего Ручья.

-- ...Крейн с Волчьего Ручья!

-- ...Арьен.

-- ... Сэдди Салех с Волчьего Ручья, к вашим услугам и к услугам ваших родственников.

-- Ну, я это... Беглый, в общем. Был. Теперь я Некст с Волчьего Ручья.

-- Я тоже. То есть, мы вместе бежали. Зовите меня Огер с Волчьего Ручья.

-- ... Рикард Олаус, бывшая Кузнечная улица ГадГорода. Сегодня -- Волчий Ручей.

-- Остромов, Волчий Ручей.

-- Дален Кони ап Райс. Был лесником, выгнали: не устерег. Теперь Дален с Волчьего.

-- Йолль Исхат Ниеннах. А я садовником был. На чем с Даленом и дружим. Зовите Йолль с Волчьего Ручья.

-- Хлопи сын Бобреныша. Из Щурков. Я не беглый. Я так, свободно ушел. Не хочу на земле сидеть. Сердце не принимает. Братьям оставил, что было. Теперь - Хлопи с Волчьего Ручья.

-- Неслава нет, -- пожалел Сэдди.

-- Найдется, примем. - успокоил Ратин. - Спарк, ты один остался.

Нагретое двумя десятками ладоней, серебро ткнулось в руки проводника. Тот бережно принял братину.

-- Там осталось что? - вполголоса поинтересовался атаман. Проводник утвердительно кивнул. Тогда Ратин распорядился:

-- Последний пьет до дна!

Спарк поднял голову:

-- Знайте и вы, что я - Спарк эль Тэмр. Волчью куртку я не добыл на охоте и не купил. Получил от вождя в дар. Я принадлежу Тэмр, а Тэмр принадлежит мне!

И картинно опрокинул чашу в горло - сразу, чтоб не распробовать. Боялся - стошнит, испортит обряд. Обошлось.

Ратин принял опустевшую посудину, протер тряпочкой. Крейн молча растворился в темноте, возвращаясь к дозору. Тогда только Сэдди, наконец, сообразил:

-- Еж-ж-жики в тумане! Это, выходит, мы на твоей земле? Ну, то есть, тут же волчья земля, земля Охоты?

Спарк кивнул:

-- Тэмр меня тронуть не может: я один из них. А другие стаи не тронут, потому что не будут ссориться с Нером. Так что волки помогут нам отомстить... -- выговорил, и спохватился: о чем это он? Какая месть? Куда он лезет, супермен недоделанный! Он же просто хотел дождаться Ирку, забрать ее и вернуться на Землю... И все! А получается?

-- Получается не так уж и плохо. - Атаман пожал крепкими плечами. - Волки нам уже один раз помогли. Прошлой осенью. Я тогда еще подумал, ты просто колдовство какое на них знаешь...

Поднялся, отряхнул иголки с коленей, и направился в шатер - прятать дорогую серебряную братину. Проводник почесал затылок. Внутренний образ-Спарк удивленно вскинул брови: "Иринка Иринкой, но как же я теперь своих брошу? Ведь это моя идея была - строить Волчий Ручей, а не прятаться в лесу!"

***

-- В лесу отночевали, утром взяли две повозки. Ткань там, вино всякое... -- рассказчик пьяно икнул и повалился лицом в стол, не обращая внимания на колючие нестроганные доски. Стол качнулся. Сидевшая за ним шестерка бандитов молниеносно переглянулась. Общее мнение выразил крайний справа, высоченный и широкоплечий:

-- Сейчас в степи шесть или даже семь караванов без охраны, которым на Волчий Ручей надеяться нечего! Ну Ильич, ну хва-ат! Мог бы про одного себя подумать, а подумал про всю ахтву!

-- Собираемся! - подскочили двое.

Третий и четвертый поднялись молча. Пятый забрал подбородок в горсть, опасливо снизил глаза:

-- Может, не ходить? Ильич хитер. Он, наверное, уже золота за Ручей от Пол Ковника взял. Думаю, все-таки взял. Уж больно Горкам выгодно, что Степну пощипали. А тут ведь сам знаешь: четверти дерутся, улицы плачут!

Вожак легонько ткнул его носком сапога в лодыжку:

-- Вставай! Ты еще расскажи, что Ильич на этом вес зарабатывает!

-- И зарабатывает, -- хмуро огрызнулся недоверчивый. Поднялся, почесал немытую грудь через распахнутый ворот длинного кафтана. - Вон, сам ты про него говоришь: Ильич-де, про всех думает! Завтра скажут: давай-ка, пусть он нами и правит... Мы что ж, для того волю выбрали, чтобы теперь под Ильичем ходить, как прежде под...

Атаман молча огрел его по уху. Разбойник вывернулся, толкнул уснувшего пьяницу-рассказчика. Поднялся.

-- Попомнишь! - сказал без злобы.

Вожак молча повернулся и вышел в дверь. За дверью начинался город Косак - младший, вредный и завистливый брат ГадГорода. А над Косаком раскинула черные крылья холодная, влажная и тоскливая - но все-таки уже весенняя, а не зимняя - ночь.

***

Ночь кончалась, когда волки, наконец-то, услышали Зов и подали ответ. Спарк утомленно запахнул хауто да Тэмр, прислонился к стволу. Зевнул. Сел, зевнул еще раз... Проснулся от того, что волк сунул мокрый холодный нос прямо в лицо проводнику.

Спарк разлепил глаза и мигом поднялся в рост: перед ним стояли Нер, Терсит и Глант. Вождь хмурился. Терсит слабо, словно извиняясь, улыбался. Лицо Гланта в рассветном полумраке казалось вырезанным из бурого ольхового бруса.

-- Я уже знаю, что случилось с Ручьем, -- начал вождь. Глант дернулся что-то сказать, вспомнил про старшинство, сдержался. Нер не подал виду, что заметил его движение, и продолжил:

-- Это нарушение Равновесия, несомненно. Ты ведь хотел просить помощи у стаи?

Волчий пастух проглотил зевок и кивнул. Глант, наконец, смог вставить свое слово:

-- Говорил же тебе, живи с нами! Что тебя тянет к людям этим? Одно неудобство от них!

Спарк стряхнул последние остатки сна, выпрямился. Ответил:

-- Я все-таки хочу продолжать делать то, что делал, и отстроить заново Волчий Ручей. Как только смогу. И мой отец в том мире, и вы в этом учили одному и тому же: не отступать.

Нер хмыкнул. Глант понурился. Лекарь развел руками, но улыбнулся уже открыто и хорошо. В стремительно светлеющем воздухе прорисовались голые весеннние ветки, серо-коричневые подушки опавших листьев, ровные стволы и под ними змеиные сплетения корней. Проводник вновь проглотил зевок. Глянул в желтые глаза вождя:

-- Прошу помощи Тэмр. Наверное, по такому случаю надо собирать Круг?

Нер молчал. Ответил Терсит пожимая плечами:

-- Круг - это когда неясно, что делать. А тут все ясно. Ты есть Тэмр. Ущерб тебе - обида нам. Косматые сами это поняли, не надо и законы вспоминать...

-- Мы не нарушим Равновесие, -- добавил Нер, строго поглядев на Гланта. Спарк догадался, что вождь и звездочет успели, скорее всего, поспорить. Нер тем временем продолжал:

- Волки охотно послужат тебе глазами и перевезут твоих людей, куда скажешь. Но они не будут ввязываться в стычки до тех пор, пока силы равны. Если хочешь выигрывать числом, набирай опять людей. В этом самом твоем "Серебряном брюхе"!

***

"Серебряное брюхо" гудело на всю Ковровую улицу. Вообще-то для пристойного трактира это состояние обычное. Город большой, что ни день, то пир. У кого праздник, у кого поминанье, у кого, напротив, свадьба. Или вот помолвка, как сегодня. Разбогатевший на опасном пути из ГадГорода в ЛаакХаар, купец книжный и железный, Берт Этаван обручил любимую красавицу-дочь. С собственным приказчиком, чернобородым громилой Тальдом, которого еще два года назад презрительно называли "Тальд-водонос".

Сегодня бывшего водоноса никто бы не узнал. Мощную грудь обтягивал дорогой юнградский бархат чистейшего синего цвета. Золотая расшивка по воротнику, рукавам, вплетеные золотые нитки в угольно-черных волосах... Тканый пояс всех цветов радуги. Синие бархатные шаровары неимоверной ширины - пусть все видят, что у Тальда теперь достаточно денег на ткань. Черные сапоги со щегольскими позолочеными шпорами. Оковка ножен тоже золоченая. А ножны длинные: от пола и до пояса. Зачем бы это боевой тяжеленный клинок на собственную помолвку брать? Вот и лицо у жениха хмурое. Смотрит на занавеску, за которой верная хохотушка Брас укладывает волосы своей госпоже. Укладывает по-особому: нету больше воли у Тайад Этаван. Сговорена. Лето пройдет, и опять загудит "Серебряное брюхо": свадьбу будут играть. На свадьбу опять особую укладку сделают. И платье, конечно же, сошьют новое. Где же это видано, чтобы приличная девушка в одном и том же платье явилась на помолвку и свадьбу? Да еще на собственную!

Только ведь красоту Тайад Этаван никаким платьем не испортишь. Недолго бывшему водоносу осталось. Вот сейчас явится суженая в дверях - ахнут все. Берт, стоящий у самого входа в трактир, и тот еще не видел дочь в обновке...

-- Все невесты - красавицы, -- печально сказал кто-то у самого уха. Берт Этаван отпрянул, едва не разбив макушку о косяк.

-- ... У всех женихов - глупые лица, - продолжил высокий черноволосый незнакомец. Незнакомец? Одет дорого, но грязен... и словно побитый.

-- Не узнал меня, дядя Берт?

-- Неслав! Ты ж в изгнании... А, туман поглоти! Что у тебя все важные вести к помолвке приходятся?!

Купец подхватил неожиданного гостя под локоть. Повлек на ближайшее свободное место, махнув рукой слугам. Те послушно принесли блюда, тарелки, стаканы и кувшины. Неслав ел жадно, и хмурился куда больше, чем жених. Поначалу Берт даже опасался, что гость мрачен от ревности. Ведь в юности ухаживал за Тайад как-то. Не за тем ли явился, чтобы помолвку испортить?

Но вот пришелец заглушил первый голод. Между глотками стали проскакивать слова: горькая повесть о гибели Волчьего Ручья. Тут уже сам "дядя Берт" помрачнел страшнее Неслава и Тальда, вместе взятых.

-- Тракт ведь закрыт теперь, ночевать-отдыхать негде... -- буркнул купец. - Я-то пень старый, кошелек по столу раскатил весь. Свадьбы-помолвки, девичники всякие... Думал, опять возьму на осеннем пути... С чего мне жить теперь?

Неслав продолжал есть. Берт тяжело вздохнул, оперся мощными руками о стол, намереваясь встать. Гость отложил вилку. Взял купца за вышитый рукав:

-- Не спеши плакать, дядя Берт. Вы с моим отцом друзья были. Ты меня тогда спас, я тебе нынче отплачу. Есть способ твоему горю помочь... -- беглец подмигнул, дернул страшной обветренной щекой, и Берт, уже поднявшийся было с лавки, почти против воли упал обратно. Неслав налил очередной стакан, проглотил залпом. Стукнул об стол, вытер губы рукой, а руку краем скатерти. Подмигнул купцу еще раз:

-- Ты мне только обеспечь, чтобы в Ратуше мое изгнание отменили!

***

Отменять или перерешать времени не хватило. Небольшую кавалькаду заметили тотчас, чуть отъехав от серой опушки. Насчитали не меньше пятнадцати разбойников, все верховые, многие в доспехах - под утренним солнцем то и дело взблескивало железо. Почему разбойников, а не охрану, предположим, какого-нибудь каравана? Да потому, что пятнадцать всадников, едва различив людей у опушки, выдернули из ножен все острое и блестящее, подняли коней в галоп, и свистя, воя, крутя над головами оружием, понеслись прямо на Братство Ручья.

Еще вчера ватажники отступили бы в лес, чтобы легче обороняться от конницы. После разгрома у Братства сохранилось всего семь лошадей. Выходило, враг имел двойной перевес. Но сегодня утро выдалось жуткое. Сырое, ветренное и ясное. Северный ветер слезил глаза, пробивал ознобом все тело, заставлял злиться на себя за трусость и возможную простуду. А небо сверкало свежайшей легкой синевой, обещая великолепный день... В такой день не то, что пятиться стыдно - жаль растратить хорошую погоду на позорное дело. Никто не опустил глаз. Напротив, сощурились все одинаково, и единым движением потащили на головы шлемы. Затем Ратин двинул вороного рысью; Арьен, Сэдди и Парай развернулись от него справа. Рикард, Остромов и Крейн - слева. Пешие неторопливой трусцой побежали следом за лошадьми. Отставали только Дален с Исхатом: они шагали медленно, успевая прикладываться и пускать стрелы. Кому из стрелков повезло первому, осталось неизвестным. Два разбойника рухнули на всем скаку; кони жалобно заржали, но из строя не вышли... Ратин выдернул клинок, что-то прорычал неразборчиво - но все и без него знали, что делать. Никто уже не думал ни о численном перевесе, ни о собственной безопасности. Кони сделали громадный прыжок - пешие мгновенно отстали - и всадники Ручья обрушились на правый край с такой злобой, что кто-то из бандитов даже испуганно завизжал.

Через миг звуки слились в неразборчивый рев, а над свалкой повисла мелкая пыль, полетели во все стороны содранные чешуйки, выбитые кольца, искры и ругань. Ратина встретили двое. Атаман отвернулся к правому. А левого атаманский вороной ошарашил молниеносным укусом в ляжку. Спарк и не предполагал, что толстенная конская шея может так быстро вытягиваться. Бандит отчаянно заорал, покачнулся... Ратин, успевший закрыться от первого удара, мигом обернулся к нему, и отсек голову. Вернулся к первому, опять отбился, закрыл коня... Жеребец прыгнул, навалился плечом на гнедую лошадь под противником Ратина - бандит, конечно же, зашатался в седле, не сумел прикрыться - и тотчас получил от Ратина удар такой силы, что под копыта сполз уже труп. Потом схватка окончательно утонула во взбитой пыли.

Из буро-желтого облака проявились трое, решившие погонять пехоту. Только ничего у них не вышло: подоспевший Исхат мигом прострелил левого насквозь. Дален по своему промахнулся, но Некст ловко ударил древком под колени лошади - повалилась вместе со всадником. Огер был уже наготове: его рогатина не дала бандиту подняться. Третий замахнулся было по Хлопи - ватажник покатился, уходя низом. Спарк с подшага послал тяжелое копье вверх и вправо. Угодил точно в шитый бляшками пояс. Не пробил, но из седла врага вынесло. Бандит оправился мгновенно, вскочил. Пинком вышиб копье, которое проводник не успел прибрать после выпада. Рванул меч. Волчий пастух крутнулся на пятке, локтем ткнул противника в кисть - того повело влево. Спарк завершил движение боевым ножом, загнав его точно под ремешок остроконечного шлема.

И внезапно остановился, поражаясь налетевшей тишине.

То есть, звуки были. Истошно выл разбойник, получивший копьем в живот. Храпели, визжали и лязгали уздечками кони убитых. Скрежетал по шлему клинок. Спарк различал даже звон колечек, выбитых из чьей-то брони молодецким ударом. Но все это доносилось словно из соседней комнаты. А рядом с ним кто-то говорил спокойным, слегка подсевшим голосом. Говорил что-то важное. Но Спарк так и не разобрал что.

Бой закончился. То ли ярость Братства оказалась сильнее разбойничьей, то ли везло им очень уж исключительно - а обошлось все раненым конем Парая, тремя синяками на руках и ногах Сэдди, разбитым лбом у Остромова. Да Рикарда судьба сберегла: отделался выбитыми зубами.

Ватажники ловили вражеских лошадей. Стягивали с убитых доспехи, раскладывали наскоро, что получше, что похуже. Спарк бессмысленно улыбался: а ведь смог! Не струсил, не сбежал, сразился неплохо. Победил!

"А тебе пока и не положено проигрывать," -- испортил торжество ехидный внутренний голос. - "Ты сначала должен Ирку найти, спасти... Ну, почти. И, в самый последний момент, закрыть ее от чегонибудь неотвратимого. Ну, или там пожертвовать ради нее своим шансом на возвращение."

-- Спарк!

-- Да, Ратин?

-- Чего с железом сделаем? И тут еще у них во вьюках золотых монет не меньше горсти. Этого до самой Охоты нам всем на прожитье хватит.

-- В туман прожитье! - хрипнул Сэдди, лязгавший поодаль добытым оружием. - Месть надо мстить!

Волчий пастух утвердительно кивнул:

-- Деньги тут на опушке зароем, мало ли. Знаком нашим отметь, вдруг Неслав сюда выйдет, ему пригодится. Доспехи тоже зароем: у нас есть и получше, а лишний вес коням ни к чему. Но железо лучше к северу закопать: его много, а там я знаю удобный овраг.

-- Поедем по тракту?

Спарк поглядел на солнце, стоявшее над горизонтом уже выше ладони. Согласился:

-- Волки, которых я утром просил собрать вести, наверное, успели выйти в степь. Значит, по тракту можем ехать, хоть и с опаской. Надеюсь, волки нас предупредят о засаде. А от небольшой банды как-нибудь отобьемся.

***

-- Отобьешься от него, как же!

-- Что злой такой, господин Корней?

-- А! Берт! Здорово, купец. Проходи вот сюда. Садись. Сейчас подадут пива. Дочку, стало быть, просватал? Думал зайти к тебе в "серебрюшко", да все дела эти, туманом их покрой под все коряги их кривым тростником в каждую кочку!

Этаван примирительно выставил ладони:

-- Не кипятись так, господин. От кого там отбиваться опять собрались? Разве князь ТопТаунский уже войной на нас идет?

Корней Тиреннолл устало прикрыл глаза. Берт использовал паузу, чтобы осмотреться. Говорили, Тиреннолл недавно по-новой приемную перекрасил. Юнградским мастерам заказал, сделать роспись по сырой штукатурке. И нет, чтобы праздник Середины Лета - русалочий хоровод там, девушки красивые с распущенными косами. Ну, или хоть событие какое важное, вот как прием в Ратуше... Посадник в расшитом кафтане... воротник меховой; четвертники каждый в своем, цепи золотые, посохи резные с камнями в навершиях... Народ, одетый чисто и празднично, яркий город вокруг. Да вот хоть эту площадь, что видна за кованым переплетом! Вон дом конеторговца Гаррисона - каменная резьба неописуемой искусности. Тут тебе и цветы вырезаны, и глазурь, и кирпич фигурный, и лошадиные головы на водостоках, а железное узорочье оконных окладов да по свесам крыш...

Так нет же! Степняк. ЛаакХаарец. Ну добро, пусть бы велел изобразить родной город. Бывал Этаван в Железном Городе. Там тоже есть на что поглядеть. Мощные угрюмые стены богатырской выделки - от шва до шва больше человеческого роста. За обручем стен - скупая, темная и грозная красота улиц. Линии прямые, а цвета каменные: никакой краски. Но зато уж камней этих! Тут тебе лиловый блеск, там солнечный. Вон малахитовый, а вон - глубоко-синий... Каменная черепица. Узоров стеновой кладки в домах - не перечесть. Вот тебе елочка, вот тебе "крест", а тут вовсе "октаго" положили, когда каждый девятый камень колется пополам, и вся стена прошита звездочками сколов... Не надо и красок. Идешь, головой вертишь. Красив Железный Город - хоть и совсем не поздешнему.

Нет же, и этого Тиреннолл не захотел. Нарисовали ему серо-зеленую степь. То ли начало лета, то ли ранняя осень. Ковыль волной. Небо белое с синим. Солнце пылающее. И три, не то четыре, деревца далеко на окоеме.

А по степи прет табун. Пыль, ошметки летят. Кони, как живые. Ноздри шире Бертовых глаз. Пасти оскалены. Копыта в каждом махе полтуловища загребают...

Купец "книжный и железный" почесал затылок. И неожиданно поймал себя на том, что ему картина нравится. Третий вид красоты. Не торговая, не горная - вольная.

-- Потому и злюсь, что волю терять не хочу! - нарушил молчание хозяин комнаты, прекрасно угадавший Берта. Поскреб щетину на горле. Глотнул принесенного пива. Жестом отослал кравчего. Посмотрел на гостя: тот молчал. Тогда Тиреннолл продолжил:

-- Ты вон свою дочку просватал. А у нас нынче опять послы от Князя ТопТаунского. Княжеской дочки портрет привезли. Хотят ее за кого-нибудь из местного дворянства пристроить, и тем купить себе руку в городе. Как, наверное, Ковник прыгает, локти кусает, что женат! А? - четвертник от Степны усмехнулся грустно. Берт Этаван, в противовес ему, усмехнулся ехидно:

-- Так где же у нас дворянство?

-- Князь не дурак, может кому и пожаловать... Вот, хотя бы, Айр Бласту за посольство. Или как подарок. Кто ж от чести такой в здравом уме откажется? Это ведь потом его князюшка приберет к рукам: дескать, жалованую грамоту мою взял? Ну, теперь подставляй ж... шею!... Ладно! Ты-то зачем пришел?

Берт вздохнул, собираясь с силами. Начал медленно, осторожно, словно по болоту: чтобы успеть остановиться вовремя.

-- Раз князь на севере свиреп, так нам бы на юге укрепиться... А тут как раз городок сожгли... Взялся мальчонка один... Да не потянул... Вот ежели бы город взялся...

-- Ты ведь про Волчий Ручей? - Корней мигом посерьезнел, наклонился близко к лицу говорящего:

-- Хочешь построить там укрепление второй раз?

***

Второй раз оказался совсем не похож на первый. И начался бой не вдруг - ближе к полудню заметили дюжину бандитов далеко в поле, обошли с солнечной стороны, по всем правилам. И врагов было меньше. Но и везение ватажников, по всей видимости, закончилось. Потому что дрались эти разбойники мало чем хуже Ратина. Конные схватки - мгновение. Один-два удара успеешь сделать, потом кони пробегут мимо, и бойцов разнесет. Тут кто быстрее сообразит, кто угадает - куда пойдет первый удар.

Хлопи не угадал. Взмах - и полетела голова под копыта, а тело осунулось, повисло на стременах; испуганный конь размашисто помчался в степь. Мгновением позже убийцу Хлопи свалил Парай - и принял бой сразу с тремя. Исхат кинулся на выручку, дважды удачно выстрелил с седла: одного положил, второго спешил... Тут кто-то метнул в него копье, и высокий лесовик грянулся об землю с тоскливым воем; лук захрустел под копытами.

Спарку сперва везло: его противник все время оглядывался, косил глазом на Арьена. Спарк мог отражать его удары - враг не вкладывался в движение полностью, оставляя запас: вдруг кто сзади подберется. Но вот на Арьена насели еще двое, богатырь принялся подгонять лошадь из свалки наружу - там хоть отскакивать можно - и противник Спарка занялся им всерьез. Два удара Спарк даже успел отбить. Третий опасно взвизгнул по шлему; видя врага оглушенным, разбойник замахнулся, привстал на стременах... Захрипел и рухнул: из груди торчало копье. Волчий пастух так и не узнал, кто его спас.

А потом вдруг понял, что Братство проигрывает. Разбойники медленно, но уверенно, теснили дружину к редколесью. Хотя по численности всадники Ручья их даже немного превосходили. Но рубились бандиты ощутимо лучше. Вот Некст зажал ладонью порез на бедре, рот распахнут в крике... Не слышно: лязг, грохот и скрежет. Вот Ратин сдерживает двоих, но ведь он в дружине единственный мастер боя. Прочие едва могут справляться с бандитами кучей... Спарк вспотел от страха: еще чуть-чуть, и дружина кинется спасаться. А тогда начнется рубка бегущих. И все пойдет прахом. Проводник дико заорал, вырвал копье из убитого, двинул коня пятками. Жеребец послушно и бесстрашно взял галопом прямо на свалку. Повезло: конь бы мог и заартачиться. А так ближний разбойник отвлекся - Крейн ловко полоснул его по груди. И сразу же получил в правый наплечник - едва усидел на коне. Тем не менее, бандиты отхлынули. В седлах их осталось семеро. Среди Братства Спарк не заметил Парая. Некст корчился, пытаясь наскоро перевязать ногу. Арьен маячил рядом с ним - прикрывал. Сэдди... Где Сэдди?

Передышка кончалась. Разбойники строились небольшим клином. Тактика их была понятна: оторвать от группы одного, прикончить. Потом второго, третьего и так далее. Ратин пытался выстроить свой клин, но очевидно опаздывал: ватажники управлялись с лошадьми не так быстро. Отчаяние клубилось над полем, слепило глаза не хуже полуденного солнца.

Поэтому волков никто даже не заметил. Десятка Аварга грязно-бурой молнией пересекла пустошь между опушкой и двумя группами всадников. Без единого звука взвилась в воздух - и обрушилась на семерку бандитов со спины, в лучших традициях стаи. Неистово завизжали насмерть перепуганные кони. Прянули на дружину - те едва успели убраться с дороги. Ратин и тут отличился: успел рубануть пронесшегося мимо бандита. Тот с диким ревом упал. Волк рванул его за горло; красные струи шлепнули в конское брюхо.

Тем схватка и завершилась. Кого не порвали волки, тех догнали и забили ватажники: по двоетрое на одного. И то еще чуть было не потеряли Огера: разбойничий конь лягнул его буланого. Пока парень восстанавливал равновесие, бандит успел замахнуться. Но ватажник уклонился от первого удара, а второго разбойнику не дал сделать Сэдди.

Долго приходили в себя. Оглаживали лошадей, успокаивали. Как ни болела у Спарка спина, как ни звенело в голове - пришлось слезать и тащиться подальше от стоянки, чтобы без помех поговорить с Аваргом. Этого десятника волчий пастух знал слабо. Аварг был из стариков - лет двадцать, или даже еще старше. Для насыщенной и тяжелой жизни Тэмр двадцать лет весили очень много. Спарк порадовался: уж если опытный Аварг решил вмешаться, значит, вождь не придерется, что волки нарушили Равновесие.

Новости Аварг принес плохие. Во-первых, в степи уже замечено три шайки, человек по десятьдвенадцать. Или банда, взявшая Волчий Ручей, разделилась, чтобы удобней прочесать Тракт в поисках караванов - или успели набежать другие желающие. Во втором случае хуже. Тогда, значит, еще где-то есть пока не обнаруженная банда человек в шестьдесят - те "десять восьмерок", о которых перед смертью успел крикнуть Ярмат, минус неизбежные потери при штурме... Как ни крути, необходимо еще где-то найти людей! И ведь уже не сунешься в "Серебряное брюхо": далеко и долго. Люди нужны тотчас и здесь... Печально почесывая затылок, волчий пастух вернулся к стоянке, где его ждало множество тяжелых дел.

Ватажники расседлывали и чистили лошадей, распутывая кровавые шерстяные сосульки на брюхе. Копали три могилы: для Йоля, Парая и Хлопи. Опять волокли снятые с убитых доспехи и оружие - эти разбойники к войне относились не в пример лучше тех, первых. Брони у всех с толстенными поддевками; все шлемы на ременной подвеске с прочными наглазниками, на каждом затыльник и кольчужная бармица чуть не до середины груди...

-- Если бы не волки, тут бы нам всем и конец! - выразил общее мнение Огер.

Перевязали Некста, обильно покрыв порез прохладной коричневой мазью, которую Спарк утром выпросил у Терсита с разными другими лекарствами. Промыли и перетянули другие раны - у кого что болело. Пустили по кругу прощальную чашу над свежими холмиками. Добили и отдали волкам смертельно раненого коня.

Но от мести не отказались. К вечеру, кое-как управившись, навьючили здоровых лошадей увеличившейся добычей, упорно выступили на север. Сперва до того оврага, где Спарк хотел прятать взятые доспехи. Потом... Ну, там будет видно.

Дружина неспешным шагом двигалась прямо по Тракту. Волки несли дозор со всех сторон, и они же первыми заметили двух человек, бредущих им навстречу. Атаман кивнул Арьену:

-- Возьми Сэдди. Посмотрите, кто такие. Да и, пожалуй, пора становиться на ночлег. Нечего Нексту рану бередить, пусть хоть немного затянется... -- тут Ратин повернулся к проводнику:

-- Волки сказали тебе, что к югу, за нами, никаких ублюдков нет?

-- Волки сказали, что их там не замечено, -- уточнил Спарк, все еще переживавший ужас второго боя. Ведь на волоске висели! Еще одна такая умелая банда - и в самом деле, конец дружине.

Свернули влево, к опушке. Дален вспомнил, что видел неподалеку ручеек. Одного его атаман не пустил, послал с ним еще и Крейна. Некст рухнул, едва спешившись: раненая нога не держала. Огер взялся помогать другу. Шатер Спарку пришлось растягивать в одиночку: Ратин и Остромов стояли на страже, а Рикард возился с лошадьми, и помог только выставить центральный столб.

Молчун и говорун вернулись с прибылью. Двое на тракте оказались охранниками из разбитого в полдень каравана. По их словам, бандитов было десятка полтора. Вооружение у нападавших оказалось не так, чтобы очень уж хорошее, и дрались они тоже не ахти. Просто всей охраны в караване было шестеро, а поставить телеги в круг не успели. Все кончилось быстро. Каас Майо притворился убитым, и уполз к лесу, не дожидаясь, пока начнут добивать раненых. Скуруп Велед ускакал из свалки, но подраненая лошадь скоро пала.

Узнав, что Спарк преследует шайки, оба тотчас предложили свою помощь. Спарк согласился. Ратин тоже кивнул, однако, отозвал проводника в сторону и посоветовал:

-- Пусть они тебе лично присягнут, а ты бы им оружие дал и коней. У нас теперь коней больше, чем людей. Если кто оружие из твоих рук возьмет, так это теперь будет твой человек - с потрохами.

Волчий пастух внимательно посмотрел на атамана, но в полумраке выражения лица было не разобрать. Действительно ли Ратин хотел получить власть над дружиной Волчьего Ручья? А потом передать хутор ГадГороду? За что сражается Ратин? И важно ли это сейчас?

-- Хороший совет, -- наконец, выдавил Спарк. - А что я должен делать?

-- Ничего особенного. Даешь им мечи, они признают себя твоими людьми - вслух. Потом свидетели называют свои имена и подтверджают, что все слышали и видели своими глазами...

-- Ну, тогда помоги мне, пожалуйста. Принеси из сегодняшней добычи два лучших меча. А то я в здешнем оружии не очень понимаю.

Арьен, стоявший рядом, тронул Спарка за левый рукав. Тот удивленно повернулся. Арьен, чуть ли не впервые за все время знакомства, подал голос! И не просто подал, а заговорил первым:

-- Ратину стоит доверять. И еще. Не надо закапывать добытое оружие и доспехи.

"Может, еще кого подберем на Тракте, вот добыча и пригодится," -- без труда докончил мысль волчий пастух. От души хлопнул Арьена по плечу:

-- Здорово придумал! Пошли. И позови еще кого-нибудь, пусть свидетелей наберется хотя бы четверо.

***

-- Четверо высказались против... -- Тиреннолл, завернутый с ног до головы в свой легендарный серый балахон, медленно расхаживал по горнице взад-вперед. Берт Этаван и Неслав внимательно следили за ним, то и дело оправляя парадные синие рубахи влажными от волнения руками. Сегодняшний разговор происходил дома у купца, в гостевых покоях. Выборный от Степны не погнушался зайти в гости. Для всех - поздравить Тайад с обручением, принести подарок. Для Берта - дать ответ на его вчерашнюю просьбу, из-за которой Ратуша собирала особый совет. Что на совете говорилось, и к чему пришло дело, Корней Тиреннолл решил сообщить лично.

По такому случаю Берт распорядился украсить гостевой покой. Деревянные рубленые стены завесили "ткаными картинами" с охотами, битвами и пирами. Пол выскоблили добела, на стол бросили лучшую скатерть в сине-красную клетку. К рыжим потолочным балкам подвесили букетики первоцветов. Даже в оконные ниши положили богатые мягкие ковры, откуда те живописными алыми и розовыми волнами стекали на медово-золотые пристенные лавки. На левой лавке стоял подарок: окованный "медвежьей сталью", защищенный хитрым замком, сосновый ларец. Поднятая крышка открывала горку синих самоцветов. Тайад ушла со служанкой на рынок, и еще не видела, что ей принесли. Хороший убор можно будет сделать на свадьбу. Ах ты, совсем забыл! Ведь теперь Тракт закрыт, придется поджиматься в расходах... Берт вздохнул, и вернулся к речи гостя.

-- ...Но мы их живо уломали. - Корней улыбнулся слабо и устало. - Все ж таки боятся князюшку. Боязно Ратуше все яйца в одну корзинку складывать. Поглядывают и в твою сторону, парень, -- Тиреннолл благосклонно кивнул Неславу. Продолжил:

-- Зимой начнем. Чтобы северяне чего не пронюхали.

-- С каких это пор северяне нам указ? - насторожился купец. Четвертник ответил угрюмо и неохотно:

-- ТопТаун силу набрал... Это ты все на юг смотришь. А у нас ведь и на севере соседи, и на западе Финтьен нам соперник, и на востоке в Грозовых Горах заваривается чего-то вовсе уж непонятное...

***

"Непонятно", -- размышлял Спарк, мерно колыхаясь в седле. Лошади шли шагом. Дружина ждала вестей от высланного вперед дозора: Рикард и Остромов. Волкам пришлось уйти на пересменку. Новая десятка должна была присоединиться к ватаге после полудня, а до тех пор оставалось надеяться на разведчиков. Так что ехали медленно, сторожко, часто вовсе останавливались и слушали: кто воздух, кто вовсе спешивался, чтобы приложить ухо к земле. Опять пускали лошадей шагом. Времени на раздумья, к сожалению, хватало. К сожалению - потому что раздумья были очень уж невеселые. "Тебе Ирка важнее, или веселая жизнь с приключениями?" -- допытывался внутренний голос. "А если бы мы не устояли? Кто бы ей помогал тогда?"

Впереди Тракт слегка подавался к лесу. Дозор скрылся за поворотом; ватажники опять остановились. Волчий пастух хмуро перебирал разные ветки судьбы. Спрятаться и отсиживаться в лесу? А караваны? Это ведь - признать, что Волчьего Ручья в самом деле больше нет, и купцам надеяться не на что. Не годится! Караваны - это будущее. Это доход, возможность делать то, что тебе надо, а не выкручиваться с тем, что получается...

Из-за поворота вылетела пара конных, замахала руками: чисто! Подъезжайте! Ватага тронулась вновь, и опять - шагом. Добро, не рысью.

...Хорошо, поставим новый городок в потайном месте, в лесу. А Тракт прочесывать вооруженными отрядами? Это какой же отряд должен быть, чтобы управиться с дюжиной тех, вчерашних? И где, опять же, купцам ночевать?

Город на мосту построить, наконец? Как тогда мечтал... Да ведь тут денег нужно будет тоннами! Лет за десять только и накопишь - и то, если удастся все эти десять лет удачно охранять тракт, отбивать тех самых разбойников...

Слева проплывало невысокое редколесье. Рябины, без привычных красных гроздей, почти неотличимые от темноствольных грабов. Молодые дубки кое-где. Чуть подальше серо-сиреневые сосны в четыре обхвата, набирающие свой знаменитый медный цвет только к середине ствола - приходилось задирать голову. Спарк посмотрел вверх, потом вниз: что-то изменилось. Арьен как-то странно поворачивался в седле...

А из его шеи торчала длинная, черная до половины, оперенная полосатыми перьями, двузубая разбойничья стрела.

-- Арьен!! - Сэдди ударил коня. Еще стрела вылетела справа. Почему справа? Лес же подходит к дороге слева! И не мог Рикард прохлопать такое очевидное место для засады! Разбойники вскочили на ноги, и Спарк сразу все понял. Бандиты буквально закопались в землю, оставив снаружи только покрытые травой плащи. И лежали все в неглубокой ложбинке, на полевой стороне дороги, правильно рассчитав, что дозор, конечно же, обшарит подходящий к повороту перелесок. А в поле, если даже и кинет взгляд, то вряд ли пристальный.

Дружина спешно поворачивала коней. Ратин заставлял вороного делать высокие прыжки то влево, то вправо, уходить от стрелка - к счастью, тот оказался единственным. Впрочем, Арьену хватило. Восемь пеших разбойников неровной цепочкой набегали со стороны поля. А далеко впереди Рикард и Остромов пытались оторваться от примерно такого же числа конных. Из Братства только Ратин успел надеть шлем. Вражеский стрелок, закрытый парой щитоносцев, усердно выцеливал его вороного, верно угадав в Ратине атамана. Спарк и Огер бросились на стрелка с двух сторон. Пешие пронзительно закричали, но щитов не выронили; наспех перенацеленная стрела звякнула по броне и куда-то ушла... повезло! Огер был уже рядом, встал на стременах и молодецким взмахом развалил шлем вместе с головой правому щитовику. Левый отшвырнул тяжелое прикрытие, двуручным топором ударил серого коня.

-- Ублюдок!.. Коня пожалел бы!! - вскричал Огер, обрушиваясь в клубах пыли.

-- На и тебе! - ощерился бандит, замахиваясь второй раз. Не ударил: Спарк дотянулся таки, подрезал ему правый локоть. Враг повернулся, ожег взглядом... Огер, не вставая, ткнул его мечом в пах:

-- Сдохни, гнида!

Разбойник взвыл, согнулся. Спарк от души рубанул его по загривку, и тело утонуло в пыли. Коротко, отчаянно крикнул побратим. Волчий пастух пнул коня. Поздно! Из желто-бурого облака выступила высокая фигура - вражеский стрелок убирал длинный кинжал. Спарк сцепил зубы, левой рванул поводья так, что конь завизжал. Потом все же поднялся на дыбы. Бандит невозмутимо вскинул лук...

Спарк думал, что бояться он уже разучился. А тут руки стали словно ватными. Спина взмокла. Точно, как пишут в книгах. Стрела смотрела в голову; добротный шлем болтался справа за седлом... Опять поздно! Себя не помня, ученик Лотана выхватил прощальный подарок мастера. Лицо разбойника изменилось: дрогнули брови; глаза из округлых лужиц ненависти превращались в узкие щели. Сейчас отпустит тетиву!

Отчаянный вопль послал жеребца вперед. Боевой нож ненамного опередил кованые копыта. Лук хрустнул. Хрипнул и подскочил конь, получивший по брюху лопнувшей тетивой. Пробежал немного и встал. Спарк свесился с седла: его рвало от пережитого ужаса. Сколько это длилось, он не заметил; опамятовавшись, глянул через плечо. Вышло, что недолго: еще дрались. Непослушными руками волчий пастух развернул лошадь, спешился. Выдернул из затоптанного бандита боевой нож. Только с третьего раза забрался в седло. И понял, что боится снова идти в драку. Ладно бы еще, в первом бою! Но в третьем?

"Все боятся," -- заметил внутренний голос. - "Сколько бы боев ни было." Спарк вздохнул, ненавидя себя за бездействие: Братство сражалось. Даже пойманная в засаду, даже разделенная бандитами на две части, дружина превосходила врага настолько же, насколько вчерашняя дюжина умелых вояк превосходила Братство. Сэдди даже извернулся влезть в шлем - вон, солнце ярко сверкнуло на отчищенной стали.

К горлу опять подкатил комок. "Ну, долго стоять будем?" -- Спарк сжал зубы. Не за этим ли ты в клуб пришел? Не за этим на бугурты ездил, на Белые Замки, да в Новогрудки всякие?...

Ярче солнца вспыхнули зеленые глаза мастера Лотана. Помнишь Башню, первый бой? Помнишь? Надо же вспоминать хоть что-нибудь! И опять нечто твердое, вколоченное в том бою мастером лезвия, помешало Спарку позорно согнуться. Каблуки в бок - храпящий жеребец прыгает с места. На миру и смерть красна. Сам погибай, а товарища выручай...

Боже, как страшно!

Первый удар провалился: бандит увернулся не хуже Ратина. Конь умница: толкнул вражьего, всаднику пришлось скособочиться. Молодецкий замах, свист - лязг и скрежет, а правая рука словно отнялась. У него доспех под накидкой! Вон, пластины показались в прорехе. Справа рев, искры: Крейн кого-то обрадовал. Когда успели вломиться в лес? Листья в морду - вас еще не хватало. Кто-то справа: не наш! Спарк от всей души ткнул мечом под ржавый купол шлема, успел порадоваться попаданию... А потом вдруг сообразил, что его конь валится на бок. Проводник завертелся, выискивая причину. В двух шагах левее рослый здоровяк заносил над головой двуручную секиру-гизавру. Волчий пастух отчаянно рванул ногу из стремени, понимая, что вновь не успевает... Набрал воздуха крикнуть - и вдруг раздумал. Сам себе удивляясь, точно и плавно покинул седло. Вот конь падает налево, а бандит в коричневой драной кожанке обходит с головы, перемещается вправо... Снова перехватывает тяжеленную секиру, заносит... Толчок - Спарк отпрыгивает вверх и назад. Гизавра свистит перед грудью, но далеко. Разбойник подшагивает - и проводник изо всех сил обрушивает клинок на сальные волосы, укрытые грязнозеленой повязкой...

Труп отлетел под рябину. Справа подъехал Крейн, слева Некст, несмотря на рану, продержавшийся в седле весь бой. Даже исхитрился рубануть какого-то зеваку: с клинка в опущенной руке падали темные капли, бурыми звездочками пятнали прошлогодние листья.

-- Все! - далеко-далеко на опушке прорычал атаман. - Все! Мы их перебили! Выходи, Братство! Считаться будем!

-- ...Его так! - хрипло выдохнул Крейн, дергая повод, -- Ведь полтора десятка напластовали! Когда ж они кончатся, в туман их до самой задницы?

Сэдди снимал шлем, не выходило: мешал промятый наносник. Салех злобно бурчал чтото, изпод железного горшка неразборчивое. Рикард и Остромов, прохлопавшие засаду, понуро чесали затылки. Атаман ограничил их наказание только одной работой, зато донельзя поганой: велел собрать и похоронить всех своих. Теперь, чуть не плача от стыда и огорчения, здоровяк копал на опушке первую могилу, а Рикард ездил по полю, высматривая, где кто лежит.

Далена отправили вокруг ближним дозором: мало ли, еще какая сволочь рядом окажется. Перед этим стрелок скинул вьюки с самого здорового коня, переседлал: его гнедой получил мечом по крупу... Спарк подумал: надо бы обработать Терситовой мазью. Подумал и тотчас забыл, схватившись за голову.

Арьен.

Огер.

Вчерашний новичок... как там его?

-- Каас Майо, -- тихо подсказал Ратин. - И второй тоже. Скуруп Велед который. Четверых потеряли. Повезло.

Спарк сел, где стоял, привалившись спиной к тонкой березке. Потный подкольчужник противно скользнул по шее. Хотелось заплакать. Ратин медленно слез с коня, тяжело опустился рядом, захрустев кольчугой.

-- Ни хрена себе повезло... -- проводник закашлялся. Замотал головой, отфыркиваясь от набившейся в рот пыли.

-- Повезло, конечно! - слева остановился Крейн. - Я же их только что пересчитал: как есть, пятнадцать лежит. Ну, может, кто сбежал - так мы бы видели. В степи далеко видно... На четверо больше, чем нас... Было. И засаду умно сделали. И дозорных сразу в клещи взяли. Усатый с толстым елееле отбились. И стрелка догадались щитами прикрыть. Чуть-чуть бы им удачи - нам конец.

Спарк молчал. Чувства его как будто затягивало первым осенним льдом. Все равно завтра Братство пойдет на север. Найдет еще одну банду - или она его. Будет следующий бой. Дрожи или не дрожи - решение принято, решение будет выполняться.

Но так терять людей: осталось всего лишь семеро! Некст ранен. Прочие измотаны. Полно синяков и порезов. Ноги натерты седлами, а спины -- железом. Самый неумелый противник шапками закидает...

И все равно завтра Братство пойдет на север.

Спарк поднялся. Долго откашливался, выплевывал пыль. Молча заковылял к убитому коню: снять седло и сумки. Ратин обменялся с Крейном горькими улыбками. Месть сжигает. Вот уже меньше половины ватаги осталось - а от гибели Ручья всего октаго прошло. Жалкие восемь дней. Волки доносят, в степи еще не меньше трех шаек. Может, даже и больше. Подумать только, во что превратилось Пустоземье, еще пять лет назад - тихая безлюдная лесная окраина!

***

-- Тихой безлюдной окраиной оно было сто лет назад... -- ведьма пропустила ткань сквозь тонкие пальцы. Голубой платок прохладным ручьем стек на гладкий ореховый стол. Великий Маг Скорастадир, именуемый за цвет волос Рыжим Магом, подхватил голубую ленту и продолжил:

-- Тогда Владыка Грязи пытался удержаться в Бессонных Землях. Сам тракт проходил намного западнее, там сейчас уже Лес шумит. Эти деревья тогда еще только вырастали. Дорога петляла в редколесье. Мне рассказывали волки. На ЛаакХаар в те времена ездили очень редко, с большой опаской, и боялись не столько волков, сколько мархнусов... Потому-то и вынесли дорогу из леса в степь: чтобы труднее было засады делать. Ты мархнусов во сне тоже видел?

Ежик-предсказатель, цокавший коготками туда-сюда по широкому каменному подоконнику, остановился и угрюмо кивнул. Выговорил:

-- Боюсь, скоро мои сны начнут сбываться.

-- А что за мархнусы еще? - недовольно спросила госпожа Вийви.

Дилин отмолчался. Кроме ежа, ведьмы и мага в комнате Вийви никого не было. Собирались только для разговора, и на небольшом овальном столике не было ни чашки, ни ложки, ни книги - словом, никакого предмета, которым можно было бы играть, держа паузу. Рыжий Маг не вытерпел:

-- Ладно, я расскажу. Значит, Владыка Грязи - еще давно, до Войны Берегов - решил создать себе самых лучших в мире воинов. Все эти... -- Скорастадир волнообразно повертел руками в воздухе - ...Рогатые, хвостатые и многоголовые уродцы, которых так много на рубеже Бессонных Земель и Болот - все потомки его неудачных попыток.

-- Ничего себе, неудачных! - Вийви распахнула синие глаза. - Отец как-то рассказал, соседняя заимка нарвалась в лесу на рукокрыла. Еле живы остались, и то - сытый был зверь. Ушли...

-- Однако же, лучше всего у Болотного Короля получились обычные черепахи, -- грустно улыбнулся Рыжий Маг. Со звонким хлопком на столе возникла маленькая мерцающая фигурка. Черепаха на задних лапах. С топором в правой и овальным щитом в левой, похожая и непохожая на толстого крепкого человека.

-- Хорошо, что ему не хватило ума добавить этой твари лишнюю пару ног или там рук! - внезапно подал голос Дилин.

-- А! - махнул ладонью Рыжий Маг, -- Привычка, знаешь ли, страшное дело. Все маги человекоподобных лепят. Хотя, сколько живых видов в Лесу... А сколько разумных... Одних промедов взять...

-- Ты "Комментарии к Разуму" еще не читал? - оживилась Вийви, -- Вот уж где Доврефьель расчехвостил школу Тинрана...

Скорастадир поднял ладонь:

-- Так вот, значит, о разуме. Мархнусы, знаешь ли, разумны.

Вийви прижала руку к губам. Ежик шепотом выругался.

-- В этом-то их сволочная сущность и заключается, - печально закончил Рыжий Маг. - Все эти рукокрылы и рогоноги многохвостые, они, знаешь ли, звери. А мархнусы - разумная мразь.

-- Потому я и жду новостей с таким содроганием. - Ежик потер тонкие лапки. - Кстати, на вчерашнем совете ничего нового не было?

Вийви пожала плечами:

-- Все говорят о Фаластоне. Берег Сосен, киты, пираты... -- видя, как ежик опускает колючую голову, ведьма прибавила:

-- Не огорчайся! Ученик твоего Лотана - Майс - помнишь? Он был у нас зимой. И как раз на северо-восток выправился с месяц назад. К осени собирался вернуться. Вот тогда и узнаем из первых рук.

Дилин устало выдохнул:

-- Ну, если так, тогда уговорили. Ладно!

***

Ладно же, думал Спарк. Больше никаких мыслей, больше не заикнусь даже: "Я мол, не хотел! Я только - Ирку дождаться..." Может, и не хотел. Только ведь судят по делам, а не по словам. А по делам получается так, что и захотел бы, вряд ли выйдет крепче!

Игнат вдруг понял, что самое страшное даже не это. Самое страшное будет потом - когда он вернется на Землю. Если ему вообще суждено вернуться. Он ведь до конца жизни теперь будет терзаться: а настоящий ли мир вокруг него? Верить взывшему троллейбусу, кислому тепловозному дыму, новогодней рекламе тамперсов, или искать способ проснуться? "Ну, его поставили к стенке и разбудили!" -- горько ухмыльнулся внутренний образ-Спарк. И добавил ехидно: "Все проблемы давно решены, парень. Твое дело - общее решение приложить к личному, частно-приватному случаю. А ежели вдруг да не приложится - мало ли, спинка кривовата, или там руки растут не как у всех... Бывает! - Ну, так общество посредством своего мнения или там общественного подсознания тебе живо чего надо выпрямит и вправит."

Вправо от тропинки, далеко между деревьями блеснул огонек. В вечернем сумраке костер заметен очень издали... И кто это не стережется нынче в Пустоземье?

Атаман думал так же. С его молчаливого одобрения, Спарк наклонился к бегущему перед конем волку:

-- Некер!

-- Ррэй?

-- Что там? - рука указала на рыжий платочек за черным частоколом сосен. Дружина настороженно остановила коней. Наученные горьким опытом, нырнули в клепаные шлемы. Скрипнули тетивы: Крейн и Дален спешились, изготовили луки.

Наконец, вернулась разведка.

-- Пять лесовиков, -- рыкнул десятник. - Тревожатся. Нас почуяли. Хотели стрелять. Хорошие охотники. Большие луки. У всех.

-- Лесовики? - заинтересовался Дален. - Дай-ка, я к ним схожу. Если это те, о ком я думаю, может, они еще и помогут.

-- Стрелки? С коня из большого лука не стреляют... -- Ратин повертел головой.

-- Люди нужны! - возразил Спарк. - У нас даже полной восьмерки нет. А оружие мы им дадим, какое захотят.

-- Верно, - угрюмо подтвердил Олаус, злобно дергая знаменитые усы, -- Оружия немеряно. Даже два коня под седло еще есть. Люди нужны. Надо хоть спросить. Пусть Дален сходит поговорит. Ничего не потеряем.

-- Поможете ему, если что не так пойдет, -- распорядился Спарк, свесившись с седла к волкам. Десятка беззвучно исчезла в темноте. Следом, глухо топоча, поскакал Дален. Братство настороженно ожидало, ежась в быстро холодеющем воздухе. Солнце исчезло за лесом, и во всем мире остался только клочок света вправо за тропой - тот самый, бесшабашно не прикрытый от недоброго ока, костер.

Конь под Спарком захрапел и попятился.

-- Некер, ты?

-- Ррэй! - ответила темнота.

-- Что там?

-- Дален зовет. Всех к огню. Безопасно.

Дружина спешилась. Зазвякали уздечки.

-- Там поляна хоть есть - лошадей поставить?

-- Есть поляна. Пятьдесят шагов. Туда.

-- Куда - туда?

-- Дай повод. В зубы. Сам отведу.

-- Тебя кони боятся.

-- Почему?

Волчий пастух бы поклялся, что серый десятник ехидно улыбается, но в темноте никто ничего не видел. Наконец, Спарк нащупал волчий загривок, а повод взял в другую руку. За ним цепочкой двинулись прочие. Отвели лошадей на поляну и там оставили под охраной Некста - ходил он все еще с палкой, но уже очевидно выздоравливал, расхваливая всем и каждому чудесный бальзам Терсита. Еще остался толстяк Остромов, до сих пор переживающий утренний промах. Братство двинулось к огню, а волки широким дозорным кольцом рассеялись по округе.

У костра сидели пять охотников - три одинаково лохматых брата, невысокие, но крепенькие, как боровички. По старшинству: Бестуж, Котам и Годвин. Тощий, как рукоятка лопаты, Геллер Гренхат. И толстый Ласе, похожий сразу на Остромова животом и шириной могучих плеч, на Рикарда - длиннющими усами до пряжки, на Сэдди Салеха - незакрывающимся ртом.

Когда в круг света вышел Спарк, Ласе как раз сообщал Далену плохую новость: банда вырезала охоничью заимку неподалеку. Забрала добытую пушнину - все, что наловили и настреляли за зиму - и растаяла в степи. Дален, с которым все встреченные полесовщики оказались шапочно знакомы, хмуро качал головой и упрекал: а вы-де после этого еще и костер не прикрыли! Видно вас как бы не от Южного Моря!

Тут Дален замолчал, глянув на проводника. Спарк назвался. Поглядел в поднявшиеся к нему пять пар глаз. Неверный пляшущий свет не позволял разглядеть ни цвет, ни чистоту белков. Волчий пастух вдохнул поглубже, и без затей предложил:

-- А пошли утром с нами? Надерем хвост ублюдкам! Оружия у нас полно какого хочешь. Есть брони, шлемы, все, что надо. Мы уже три такие шайки покрошили. Даже кони под седло есть!

Долетевшее ржание удачно подтвердило его слова. Лесовики переглянулись и надолго замолчали. Поняв, что им надо время на обдумывание, Спарк и Ратин разослали своих готовить ночлег. Сами вежливо присели поодаль на упавший ствол, но уходить даже не собирались: слишком много для них значил ответ. Поняв это, охотники отсовещались быстро. Три брата и болтливый толстяк согласились присоединиться, но без присяги: лишь до тех пор, пока не будет совершена месть за Волчий Ручей. Тощий Геллер Гренхат отозвал Спарка в сторону:

-- Тут вот что... Боюсь я. Не храбр. А дело ты затеял правильное. Я могу вот что сделать: пойти по соседним заимкам и позвать там добровольцев. Я же вижу, вы все побитые. Да и мало вас семерых. На той заимке, судя по следам, было больше десятка...

"Елки-палки, опять пятнадцать рыл окажется!" -- проводник прикусил губу. Четыре лесовика, конечно, прибавляются. Но они же не бойцы. Стрелки - да, отменные. Только ведь не во всяком случае успеешь выстрелить... Однако, дареному коню - и то в зубы не смотрят. А тут люди соглашаются вместе с тобой голову подставить... Ага, именно что голову подставить. Стоит ли их вести на смерть - они-то в рубке неопытны?

Гренхат понял затянувшееся молчание проводника по-своему.

-- Ну не могу я, пойми! Меня колотит всего!

Спарк вспомнил, как сам сегодня утром от страха заблевал пол-степи. А я, значит, могу? Решился:

-- Ты когда пойдешь собирать своих?

Гренхат выдохнул:

-- Могу сейчас! Вот леса не боюсь нисколько, хоть днем, хоть ночью.

Спарк помедлил. Повертел перед внутренним взором Тракт, отыскивая нужный ориентир. Сказал так:

-- Мы движемся на север. Завтра к полудню думаем быть где-то перед Круглым Камнем. Ну, или недалеко от него. Если нас там не найдете, ждите вестника, но сами не высовывайтесь. И еще. Ни под каким видом не поднимать оружия на волков. Ясно?...

Геллер, ошарашенным последним приказом, молча кивнул. Проводник вернулся к Ратину, пересказал ему разговор и пошел устраиваться спать. Откуда ему было знать, что утром десятка Аварга приведет еще пятерых человек!

***

Пять человек оказались охранниками очередного каравана, пойманного и разбитого бандой немного севернее. Прикинув в уме время и место схватки, Ратин хмыкнул:

-- Эту мразь мы вполне сможем отловить еще до полудня. Если их в самом деле только две восьмерки, так нам сил хватит. Но сперва разберемся, кого привели.

Трое из пришедших - Дален Харам, Местр и Мерил - охотно взяли предложенное Спарком оружие. Но присягу давать не захотели. Волчий пастух договорился, что они смогут уйти, когда будут переловлены все банды на Тракте. Или, в любом случае, не позже Времени Лепестков и Листьев, с которого у Висенны начиналось лето.

А двое новичков оказались совсем плохи. Их несли на носилках, причем до встречи с волками приходилось нести цепочкой: двое израненых - между тремя, способными двигаться. Рослый парень со смешным именем Керсти Кольморден уже не открывал глаз. Имя второго никто назвать не смог, и сам он лежал - бревно бревном. Спарк полез за волшебной Терситовой мазью. Морщась от ужаса и отвращения, они с Даленом (первым, который Кони-лесовик), промыли и перевязали, что смогли. Пока возились с безымянным, Керсти умер. Пришлось задержаться: хоронили Кольмордена. Воспользовавшись заминкой, Ратин осмотрел оружие и доспехи каждого. Отчитал Сэдди, заставил выправить вмятину на шлеме. Раздал мечи и кольчуги вчерашним лесовикам. Отправил Рикарда и Остромова в дозор: смывать вчерашнюю ошибку. Впрочем, сегодня их задача облегчилась, потому как тройка присоединившихся утром охранников подробно описала и свой путь, и место, где их ждала банда, и куда шайка удалилась потом.

За хлопотами Спарк сам не заметил, как разгорелось настоящее утро. Степь просыпалась. Лес, на опушке которого суетилось Братство, вдруг выбросил листья. Нежно-зеленая дымка охватила всю окраину, сколько хватало глаз. Пахло влажной землей, со всех сторон долетали короткие деловитые приказы и такие же спокойные ответы... Даже кони ржали весело, а не от боли и гнева, как вчера наслушался волчий пастух.

Задержка оказалась благоприятной. Геллер Гренхат свое обещание выполнил. Еще доедали завтрак, когда дозорные со стороны леса привели целых пять стрелков с громадными ростовыми луками. Все хмурые, широкоплечие и бородатые; все в зеленых истрепаных плащах, полосатых штанах, темных рубахах. Все в высоких сапогах - мягких и рыжих. Впрочем, братья Бестужа и толстяк Ласе одевались точно так же. Просто Спарк вчера не разглядел в темноте. В противовес болтуну Ласе, прибышие говорили мало. То есть, кроме своих имен, не сказали почти ничего. И даже имена у них оказались короткие: Велед, Изам, Красен, Говор и Крен.

Ратин крякнул:

-- Восемь стрелков! Не, даже одиннадцать! Ведь еще Далена и Крейна надо присчитать.

-- Мечников меньше, -- задумался Спарк: -- Нас двое, да Сэдди, Рикард и Остромов. Некст?... Нет, ему и так спасибо, что сам в седле держится, а не тащить его, как того безымянного. Хотя, еще ж три охранника: Дален-второй, Местр и Мерил...

И вдруг сообразил:

-- Ратин! Нам ведь лошадей не хватит! Нас уже два десятка, а лошадей всего четырнадцать, и то - шесть хромых да поцарапанных. Надо мне снова стаю звать!

Атаман нахмурился:

-- Опять задержка! Плохо... Хотя... Давай, зови. Далеко не уйдут, ублюдки. А мы тут рану Нексту подлечим. Заодно посмотрю, кто чего стоит из собравшихся.

Так вот и вышло, что с делами Братство управилось к полудню. Волки охотно присоединились еще тремя десятками, и привезли столько же седел. Спарк только сейчас сообразил, что система счета волков не была восьмеричной, как у всех остальных. Но думать об истоках здешней математики времени не хватило. И так сильно задержались, приучая лесовиков - да и Братство тоже - к волчьим седлам и к управлению голосом. Ратин долго не хотел расставаться с вороным. Но конь уж очень боялся волчьей стаи, и пришлось отвести его в табун, на поляну.

Табун, безымянного раненого охранника, лишние доспехи и шатер, оставляли на месте под присмотром Некста. С ним же оставалась отдыхать десятка Некера. В случае появления сильного противника, Некст бы уходил, плюнув на вещи, спасая только лошадей. А слабую шайку волки надеялись отбить.

Вернулся дозор. Выслушав Рикарда, атаман недовольно покрутил головой: выслеженная банда галопом уходила на север, и догнать ее получалось не раньше завтрашнего дня. И то, если разбойники встанут на ночлег, а не продолжат путь под парой лун. Вигла и Спади нынешней ночью ожидались полные, света бы вполне хватило.

-- Нечего больше медлить! - скомандовал Ратин. - Спарк, отправляй дозорных, и пошли за ними!

Волки приветствовали приказ дружным воем. Еще бы: им выпала внеурочная Охота. Серый клин взял с места легко, словно подхваченный ветром. Спарк смотрел, как дружинники поджимают ноги: в волчьем седле с непривычки кажется, что вот-вот вспашешь землю коленями... Проводник давно приспособился к низкой посадке. Он беспокоился о другом.

***

-- В другой раз! Я сказал, в другой раз, ясно? Теперь ты в степь не пойдешь! Понял?!

Берт Этаван насторожился: за его спиной спорили уж больно яростно. А, когда сидишь в "Южной стене", в городке Косак, лучше поостеречься. Это тебе не "Серебрянное брюхо" в родном ГадГороде. Местные могут чужака и ножом в бок... Не будь Тракт закрыт, Берт бы вовсе сюда не сунулся. А вот пришлось поднимать старые знакомства среди речников. Переводить торговлю с сухого пути на водный. За тем книжный купец в Косак и прибыл.

И услышал крайне любопытный спор. Не поворачиваясь, чтобы не показывать интереса, Берт насторожил уши. Быстро сообразил, что спорят местные бандиты. Как они себя называют, "ахтва". Некто с густым низким басом упрямо доказывал:

-- Нету же Волчьего Ручья! Вон, от Ильича Шеффер Дальт прискакал. Говорит, пожгли городок. Все! Купец на Тракте голый и босый!

Басовитому возражал чистый спокойный тенор:

-- Смотри, Колинча когда еще в степь ушел! Да и не один, собрал две восьмерки. Хвалился позавчера еще вернуться с хабаром...

-- Ладно там хвалился, - встрял третий. -- Он же перекупщику зуб давал, что будет в срок. И не пришел. Там знаешь, что было?

-- Ага! - подхватил тенор. - Во как... Понял, да? Да кто ж перекупщика осмелится кинуть? Ну, где Колинча? Нету. А почему? Или вот, вчера только от Сигарсона прибежал мальчонка... именно, что прибежал: коня загнал. Он как раз обратное говорит: в степи тела Раката и всей его дюжины. А ведь сильные бойцы, не нам равняться. И снарядились хорошо. Одних шлемов было - не меньше, чем на шесть золотых! И все полегли. Никакая ахтва с ними бы не справилась, нет. Да наши бы с Ракатом не стали бы даже связываться. Нет, Раката Волчий Ручей вырезал! Именно!

Бухнули кулаки в стол. Басовитый, видимо, вскочил: голос раздался сверху:

-- А я говорю, брешет твой сопляк! Нету Волчьего Ручья, все, конец!

Теперь уже не только Берт, весь трактир обернулся к темной фигуре, ростом под самую потолочную балку. Слева и справа от здоровяка качались тусклые масляные фонари; бандит нетерпеливо отстранил их лопатообразными ладонями, рявкнул:

-- Говорю тебе, надо сейчас двигать. А то нам ничего не достанется!

-- Утихни, придурок! - вошедший кутался в пыльник, Берт его не узнал. Зато местные, как выясняется, знали прекрасно. Все разом уткнулись в тарелки, словно бы громкого спора не существовало. "Веселое место" -- подумал Берт - "Уйти, что ли, пока не вляпался? Неслава порадовать, что его ватага жива еще." Но потом купец вспомнил, что свадьба-то назначена. Расходы уже немаленькие. И еще вырастут. Стиснул зубы, и решил все-таки дождаться ладейщика.

***

-- Ладейщиком батя мой был. Семья у нас вся на реке Лесной. И вот он как-то раз... -- доносился от соседнего костра веселый голос Ласе. Толстяк опять рассказывал что-то смешное. Даже Сэдди трудно было с ним тягаться.

На светлом еще закатном небе, поверх горбатого кургана, прорисовался черный силуэт дозорного волка. Запрокинул голову к небу. Взвыл. Немного подождал - долетел ответный вой.

Спарк не хотел смотреть в огонь. Банду они сегодня так и не догнали, бой отодвинулся на завтра. Но, удивительное дело, страх как будто бы тоже перегорел. Братство растянулось вокруг огня, прямо на земле - осталось так мало людей, что все легко поместились вокруг костровой ямки. Попоны под тело, седла под голову. Ужин съели. Спать пока не тянуло.

-- Что будем дальше делать? - первым спросил Крейн.

-- Гнаться! - сжав зубы, отрезал Салех. - Мстить.

-- Ага, - согласился Крейн. - Только я не про то. Потом чего: уже после мести?

Салех пожал плечами:

-- Мне-то и так неплохо было. Ну, там драться приходиться порой... Так на то и меч. Я ничего такого, особенного не хочу.

-- Я тоже на высоту не лезу, -- здоровяк Остромов щелкнул ногтем по лезвию секиры. Раздался тихий-тихий звон, слышный Спарку лишь потому, что лезвие оказалось рядом. Потом его покрыл треск углей в костре. Ветер принес запах весенней степи: трава, мокрая земля. Вдобавок, что-то неощутимое и неописуемое, что не позволяло спутать аромат степи и леса. Запах простора, что ли? Но ведь небо не пахнет? Или это совсем не запах -- какое-то особое чувство, которое мозг просто выражает запахом, не находя иного способа?

-- ... Мне проще выполнять приказы. - Толстяк печально опустил голову. - По молодости пробовал торговать - не потянул. Нету во мне сердца к этому делу.

Шумно перевернулся на другой бок Рикард. Прижал усы, заворчал, выдергивая их из-под брюха.

-- Отрежь ты их в туман! - поморщился Крейн.

-- Не могу, родовой обычай, -- серьезно пояснил Олаус. - Мы, Рикарды, кузнечная семья. Всю жизнь в ГадГороде, на Кузнечной улице. Пока отца не разорили перекупщики. Остромов прав: в торговле надо знать, когда кому поклониться, когда и подарочек поднести. Батя мой умеет только наковальне кланяться... Ну ладно, отбежали мы в деревню... Тот купец-книжник, Берт... Ну, дочка еще у него...

Сэдди кивнул:

-- Тайад Этаван. Как уж там купца, а дочку-то наши еще долго не забудут! Смелая девка: с отцом повсюду ездить. Сколько живу, первый раз вижу.

-- Во! Так он из той самой деревни родом. Там что ни дом, то ему племянник, деверь, брат, сват... Им как раз кузнец нужен был. Берт за нас замолвил слово у старосты. Батька поставил двор, кузницу. Дядья пошли на юг: заимки в степи отстраивать. А нас пятеро сыновей, я средний. Кузница старшему, хозяйство второму... троим что делать? Вот, отковал нам отец эти игрушки... -- Олаус с шорохом выгнал на свет длинный клинок. Ратин сразу протянул руку:

-- Дай-ка глянуть!

Принял, взвесил. Оглядел, близко поднося к огню. Даже обнюхал. Подышал на лезвие. Протер рукавом, вернул.

-- Зачем на лезвие дышать? - спросил Дален.

-- Если пятно от дыхания округлое и по всей окружности сходит равномерно, без языков или там клиньев, - ответил Ратин - значит, сталь прогревается и остывает по всему объему одинаково.

-- И что с того? - лесовик почесал затылок.

-- Хорошо перемешана, когда варилась. Прокована отлично. Нету каверн, нету внутренних трещин. Клинок прочный.

Рикард поглядел на атамана с искренним уважением:

-- Все-то ты знаешь! А как изгибом пробовать, слышал?

Ратин кивнул:

-- Отец саблю "медвежьей стали" не пожалел: сломал, когда показывал. Здешние и северные клинки можно отогнуть не более, как на одну восьмую длины. А "медвежью сталь" только на тринадцатую часть. Отогнутый и отпущенный, клинок должен вернуться в прежнее состояние, точно, как был. А по доске плашмя хлопать - "медвежью сталь" вовсе нельзя, из-за хрупкости. Здешний же клинок должен давать чистый звук, без дребезга. Ладно, я тебя перебил. Говори дальше: отковал вам отец мечи, и потом?

-- Так ведь чего больше рассказывать? В первую ватагу к Берту, когда еще сам Неслав набирал, я просто опоздал. Ну, а потом уже, когда Сэдди на хутор людей звал... При Ингольме я кузнецом не назывался, против него я щенок. Вот мастер был! - Олаус привычно подергал ус, и опять шумно перекатился на другой бок. Вздохнул:

-- По правде говоря, и не лежит душа на месте сидеть. Моя бы воля, наняться с караваном далекодалеко на север, за Княжество. До самого Юнграда. Или на запад, за Финтьен сходить. Да хоть бы и на юг, к Хрустальному морю! Мир посмотреть.

-- Нет, мне бы в лесу жить... -- Дален Кони опустил плечи: -- Там тихо. Птицы только. Ветер иногда. Ну, кабан рыкнет. Медведи сами тишину любят, я их и не видел никогда. А ведь с шестнадцати лет лук ношу.

Тут все вспомнили привычку Далена напевать под нос, и заухмылялись: еще бы, медведи тишину любят! Потом Братство заворочалось, устраиваясь на ночь. Спарк посмотрел на звезды, не очень хорошо понимая, что можно сказать. И мир повидать неплохо было бы. И в лесу пожить: тут лес хороший... Обычные мечты у ватажников. А его мечта: дождаться Ирку и убраться восвояси. Все.

-- Хорошая у тебя мечта, проводник.

Спарк вздрогнул и открыл глаза. Ратин сидел перед костром, насаживая на прутик небольшой ломоть сушеного мяса.

-- А, не спишь? - атаман пристроил прутик у огня, мясо повисло над углями.

-- Подгорит... -- лениво заметил волчий пастух.

-- Плевать. Хорошая у тебя, Спарк, мечта: город на Ледянке. Я потому от Ратуши и ушел, что они столько лет живут рядом со степью, и до сих пор с ней не сговорились. А ведь можно было ее застраивать, пока Охоты нет. Уж купцам бы хватило денег, не сомневайся... Знаешь что? - атаман вытер пальцы и полез в мешок за следующим куском. - Когда я был маленький, у меня даже была книжка. Ага, настоящая, не удивляйся...

Спарк вспомнил подвалы Ньона-библиотекаря. Книжные полки Усатого-Полосатого - там, давно и далеко, на Земле. Улыбнулся легонько.

-- В книжке был нарисован грифон. - Ратин точным движением насадил мясо на следующий прутик. Протянул руку, перевернул первый кусок.

-- И такой был красивый грифон, золотистый... Как тебе сказать... Радостный, понимаешь? Ну вот... Я потом рос. Отец меня учил: рубиться, ездить верхом. Людей, если надо, по голове бить. Потому что: "добрый наместник - первая причина бунта"... -- отчеканил Ратин явно заученное правило. Выдохнул так, что над углями поднялось синее пламя. Продолжил:

-- Ну, я и учился. Знал же, что все мне останется: замок, земля, старый спор со Сноуром Синим из-за Трех Колодцев. И что невесту надо будет выбирать из Скильдингов, или, на худой конец, из Райсов - все прочие нам давно в родстве, так чтобы кровосмешения не было. А другие нам не ровня; а третьим уже мы сами не ровня... Вот. А грифона я все равно помнил. Я даже боюсь, может нашему роду потому и не стало удачи, что я слишком много думал о личных делах... Ты все еще не спишь?

Волчий пастух приподнялся на локте, взял первый прутик, стряхнул мясо на ладонь. Перекинул на другую: горячее. Поднял взгляд:

-- Я тебя слушаю.

Атаман, напротив, глаза опустил:

-- Я вот думаю: иногда мы предаем свой род не тем, что забываем имена предков или их славные дела. А тем, что становимся слишком другими. Думаем о грифонах, когда надо добывать деньги и выслуживаться перед князем...

Снова долетела воющая перекличка дозорных. Спарк грыз мясо: с одного края почти сырое, со второго чуть-чуть не горелое - и про себя поражался. Прожить три зимы в стенах Волчьего Ручья; три осени водить караваны, спать под одним плащом, рубиться плечом к плечу... и только тогда, наконец, услышать такое откровение! Видимо, Ратину недавние бои тоже дорого встали.

-- Знаешь, как протягивают проволоку на кольчуги? - наконец, спросил Спарк.

Ратин удивленно кивнул.

-- Иногда я чувствую себя такой вот проволокой... -- волчий пастух прищурил глаза. - Некоторые... Мудрые люди, наверно так их можно назвать... Вот, они говорят, что всякий отрезок жизни можно рассматривать, как подготовку, учение перед чем-то важным. Что все испытания - это инструменты в твоих руках, они увеличичивают твою силу. Чтобы ты что-то сделал. Важное или нужное тому, кто дает тебе силу.

Атаман догадливо кивнул:

-- Тогда, чем сильнее тебя гнет и ломает сейчас, тем более трудное дело тебе предстоит.

-- Вот! - выдохнул Спарк, - Я и беспокоюсь: что же у нас впереди? Если сейчас дни, будто пролитый кипяток: только что мирно булькал в котле... два или три года... потом плюх! Потекли горячие струи, успевай прибирать руки!

-- Да нет, -- не согласился Ратин, -- Эти стычки - обычное дело для городской стражи. Я ведь как в Ратушу на службу попал: сначала...

"Для городской стражи!" -- вскричал внутренний голос Спарка, - "Но я-то! Я же из иного мира! У нас так часто не убивают!" Здесь Игнат вспомнил раздел криминальной хроники, и переставил слова: у нас не так часто убивают. Вся разница.

Да и не сунет судьба в совсем уж незнакомый мир. Незачем. Невыгодно брать на работу абсолютного новичка: его натаскивать встанет дороже, чем использовать потом ...

... -- Потом меня послали на Волчий Ручей... -- атаман уже говорил негромко, видимо, опасаясь, что Братство отнесется к службе в Ратуше не так спокойно, как волчий пастух.

Спарк молчал. Ратин посмотрел прямо на него. Проводник поднял голову: карие и зеленые глаза встретились. Атаман невесело улыбнулся:

-- Что там завтра будет, неизвестно. А только, когда я увидел, как ты город рисуешь, я сразу вспомнил ту книжку. И грифона.

"Панталера ты не видел," -- подумал Спарк - "Вот уж кто и золотой, и красивый."

Некоторое время оба молчали, понимая, что слова не нужны. Потом, наконец, Ратин тихо сказал:

-- Давай теперь спать. Завтра опять бой.

Спарк кивнул. И, удивительное дело - снова не ощутил страха. Только радость неизвестно отчего. Словно бы сам увидел в книжке золотого грифона.

***

Золотой грифон лениво кувыркался в голубом весеннем небе Истока Ветров. Человек и еж оторвали от него взгляд с одинаковым сожалением.

-- Хорошо, почтенный, -- ежик-предсказатель передвинул по прилавку восемь метательных звезд:

-- Эти возьму.

Торговец подул на пальцы: в его роду жест всегда приносил удачу. Да и день выдался холодный. Даром, что в долинах уже лист на деревьях. Исток Ветров высоко, и теплеет в нем поздно.

-- Четверть золотого.

Ежик кивнул. Хотел было наколдовать кошелек - подумал, что торговец, пожалуй, откажется брать магическое золото. Крикнул:

-- Господин Скор!

От соседнего прилавка не спеша подошел Рыжий Маг. Без лишних слов вынул кошель, развязал горловину. Еж запустил лапки в мешок: пожалуй, мог и нырнуть. Позвенел мелочью, вынул несколько белых листочков серебра. Сосчитал, кивнул, и толкнул по доске в руки оружейного купца.

-- Удачи тебе, колючий господин!

Рыжий Маг ухмыльнулся. Ежик снизу вверх посмотрел на него сурово, и Скорастадир тотчас сделал чинное лицо, подобающее Великому Магу Академии. Потом Дилин забрался по красно-белой мантии на плечо, и оба отправились искать госпожу Вийви.

-- Дорого взял, -- не поворачивая головы, шепнул Скор. - Здешние оружейники за четверть золотого дают дюжину, этот - всего лишь восемь.

-- У здешних заточка не такая, -- возразил еж-предсказатель. - Эти, говорят, могут в руку возвращаться, вроде как петлей летят.

-- Порежешься, -- недовольно буркнул Великий Маг. - Руки беречь надо!

-- Беречь надо такие руки, как у вас, госпожа! - эхом отдалось слева и чуть позади. Скорастадир развернулся. Так и есть: разлетелись по широкой улице, к воротам Академии, проскочили нужный прилавок. Нужный - это где Вийви покупала зелень. Обычно за зеленью ходят служанки. Чтобы зря не смущать торговцев, ведьма накинула светло-голубой простой плащ, глаз не поднимала... А когда пришлось платить, хитрость ее лопнула все равно. Руки-то не спрячешь. Сразу видно, чьи белые ухоженные, чьи - крепкие, в мелких порезах, с распаренными от стирки пальцами.

-- Что же вы сами за зеленью ходите? - не унималась любопытная зеленщица. Вийви только улыбнулась в ответ:

-- Хочешь, тебе такие руки сделаю? На всю жизнь? И ничем их нельзя будет испортить, ни стиркой, ни готовкой?

-- Ни утюжкой! - мигом добавила продавщица. - А за сколько?

-- Десять золотых.

Женщина поскучнела:

-- Надо обдумать.

Вийви аккуратно переложила три внушительных веника в свою корзину. Повернулась, точно угадав присутствие Скорастадира за плечом. Сунула корзинку ему:

-- Неси. А то про нас давно новых сплетен не сочиняли.

К Истоку Ветров подкрадывалась весна, и госпоже Вийви постоянно хотелось улыбаться неведомо чему.

Из боковой улочки, слева и сверху, выскочил посыльный. Бушма, второй еж Академии. Подкатился прямо под ноги, поклонился. Небрежно прищелкнул пальцами - взлетел так, чтобы людям не приходилось наклонять головы. Отбарабанил:

-- Госпожа Вийви, господин Скор, господин Дилин! Великий Маг, господин ректор Довреф..фьель, просит пожаловать. Спешные новости с Совета. Решено строить целых четыре школы: в Бессонных Землях - Школу Путей и Следов; на Побережье, в Фаластоне - Школу Ветра и Волн; в Вирхамате...

-- Это еще где? - шепотом удивился Дилин.

-- Потом объясню - шепотом ответил Рыжий Маг,

--...Наконец, четвертую - в Левобережье. Так и будет называться: Школа Северо-Восточной окраины! А пятую Школу, на которой будет все пробоваться, что потом пойдет в те четыре, будут строить здесь, в Истоке.

-- И это все тебе велено рассказать прямо на рынке? - удивилась Вийви - А еще нас, женщин, называют сплетницами!

Ежик хитро улыбнулся:

-- Господин Довреф..фьель жалеет денег на глашатаев. А так все узнают самое позднее, через октаго! Но я ведь главного не сказал: пятую школу и образование прочих четырех должен будет возглавить господин Скорастадир. Вот поэтому господин ректор и просит пожаловать: для вручения приказа и Пояса!

Скорастадир ошеломленно ссадил Дилина с плеча на прилавок. Почесал затылок. Ректор провел хитрый ход. И ведь не просто вызвал к себе, в личные покои, с глазу на глаз. По дороге из покоев Рыжий Маг еще успел бы что-нибудь придумать. Теперь же назначение объявлено во всеуслышанье. Отказываться и подсовывать кого-либо вместо себя - считай, сразу потерять лицо. Потому как главе целых пяти Школ позорно интриговать за ректорское место! Доврефьель уже и Пояс в Совете вытребовал. Попробуй, откажись от Пояса!

***

Пояс Охоты охватил изрядный кусок степи, и грабители очень скоро нашлись. Правда, они тоже быстро поняли, что обнаружены. Принялись нахлестывать коней - но волки шли резвее. Скоро темные пятна увеличились. Спарк различил лошадей: все гнедые, ни одной буланой или вороной, или белой, или какой еще. Люди в седлах выглядели куда пестрее: проводник насчитал два доспеха чешуйчатых, один красивый шлем-"виглав": с поперечным гребнем и красным плюмажем. Потом еще пять кольчуг, и три непонятных толстых халата: то ли стеганки-тегиляи, то ли бригантины, когда металл вшит между нескольких слоев толстой ткани. Так доспех меньше ржавеет и нагревается солнцем.

Прочие разбойники брони не носили. А всего их было четырнадцать. Почти полтора десятка, как проводник и предполагал. Братства собралось на пять человек больше. К тому же, было очевидно, что разбойники боялись: они нахлестывали и нахлестывали лошадей, не пытаясь собраться, развернуться и принять бой. Некоторые пытались стрелять с седел, но пока ни в кого не попали: завидев первую же стрелу, волки без всякой команды пошли зигзагом. Ватажники и Братство ругались сквозь зубы, но в седлах пока удерживались.

Наконец, Ратин на Аварге верхом, догнал последнего бандита. Волк сделал исполинский прыжок, чтобы его наездник оказался на одном уровне со всадником. Перепуганный конь шарахнулся в сторону... поздно: свистнул клинок атамана, и первый убитый разбойник закувыркался в свежей невысокой траве.

Только тогда банда сгрудилась кучей, отъехала в степь, развернула лошадей на ватагу. Не вся: один продолжал убегать к северу. Братство выстроилось против банды. Спарк хотел послать волков за беглецом, Ратин удержал:

-- Пусть разносит весть, что мы живы и мстим. Нам так будет легче, а мрази - страшнее... Стрелки, спешиться! Га-ато-овьсь!! - прокричал атаман без перехода. Спарк вздрогнул в седле, сказал своем волку:

-- Направо, в строй.

Хонар понятливо оскалился. Двумя скачками занял место на правом крыле, между Сэдди и Даленом вторым.

-- Не поджимай ноги, напрягаешься, - посоветовал волчий пастух соседу. Салех благодарно кивнул:

-- Привычка... Спасибо, что напомнил. О! Они пошли!

Спарк посмотрел вперед: ну да, разогнались. Дюжина. Как и тех, вторых. Хорошо ли дерутся? Сейчас узнаем...

Страх по-прежнему не шел. Проводник вынул меч, сам поражаясь, до чего спокойное и точное получилось движение.

И тут половина разбойников полетела с седел! Завизжали кони. Брызнули ошметки мягкой черной земли. Второй слитный щелчок: лесовики отпустили крученые тетивы. Но больше не сложили ни одного: уцелевшие быстро поняли, что в открытом бою им ничего не светит. Развернулись и бросились наутек - уже не на север, а кто куда, лишь бы сбежать. То там, то здесь на землю падали тяжелые вьюки или доспехи. Или раненые. Волки погнались без команды, не отвлекаясь на упавших: найдется, кому дорезать. Ратин остался со стрелками. Семерка мечников Братства преследовала стольких же разбойников. Кучей они еще могли бы сопротивляться. Но бандиты предпочли спасаться поодиночке.

Первого зарубил Местр. Волк сдернул врага с коня. Разбойник умело отмахнулся мечом: волк отпрянул, а Местр тоже вылетел из седла. Но поднялся раньше, и рубанул врага, пока он только разгибался.

Второго догнали Спарк и Мерил. Бандит поворачивался то к одному, то ко второму, не решаясь нападать, и так вертелся, пока подоспевший Дален Харам не вогнал в него три дротика подряд. Тело бухнулось в траву; ватажники развернулись к следующим врагам.

Третий оказался умелым бойцом: быстрым выпадом оцарапал плечо Рикарду, закрылся от удара Остромова... Волк под толстяком уже начал выдыхаться, и Остромов скоро отстал. Разбойник еще раз напал на Рикарда, но тот умело вывернулся и ответным ударом вскрыл на противнике остроконечный шлем, срубив верхушку. Конь лягнул волка под Рикардом; тот рванул бандита за пятку - всадник и лошадь рухнули на волка с ватажником. Тут налетел Спарк, и разбойнику пришлось оторваться от упавшего Олауса. Проводник быстро соскочил с седла, подбежал. Сделал плавное движение мечом понизу - враг не двинулся, ожидая настоящего удара. Отбил рубящий по голове, попробовал хлестнуть по ногам, потом вышел на красивое движение снизу вверх. Уклоняясь, Спарк двигался без слов и мыслей, словно бы наблюдая за самим собой со стороны. Разбойник завершил движение - и ошибся. Спарк ударил, прежде чем осознал это. Отрубленная голова в расколотом шлеме улетела точно под ноги Рикарду, выпутавшемуся, наконец, изпод рухнувшей лошади. Волчий пастух выдохнул и огляделся.

Сэдди волок на аркане пленного. Волки сгоняли в кучу ржущих и брыкающихся лошадей. Четвертая победа Братства оказалась быстрой: Дален, Местр и Мерил нагнали и зарубили еще двоих. Даже Остромов отстал удачно: как раз наткнулся на разбойника, спрятавшегося в промоине. Тот, видимо рассчитывал переждать погоню, и уходить в обратную сторону. Но с полусотни шагов волк его унюхал. Разбойник побежал, Остромов следом. Скоро понял, что опять не поспевает, и метнул, что было в руках: полупудовую боевую секиру. Добивать не понадобилось.

Братство собралось вместе. Убитых бандитов разложили двумя рядами. Припомнив, как ловко начали стрелки, Сэдди только головой покрутил:

-- Сразу бы нам столько народу!

Ратин промолчал, и велел отбирать доспехи получше, а что похуже, отволочь к опушке и прямо там закапывать, пометив место. Он рассчитывал скоро выйти к Круглому Камню и подобрать еще, может быть, нескольких лесовиков, извещенных Геллером.

Тут Спарка взял зубами за плечо старый Аварг:

-- Есть хотим. Мы больше не сменяемся. Всегда с тобой.

Волк недвусмысленно посмотрел на четырнадцать захваченных жеребцов:

-- Дай одного. Одного хватит. Пока что.

-- Постой... -- Волчий пастух направился к атаману:

-- Волки жрать просят. Хотят коня.

-- Так дай... -- атаман посмотрел в лицо проводнику и все понял:

-- Жалко лошадок?

Спарк молча кивнул.

-- "Добрый наместник - первая причина бунта" -- дернул плечами атаман. - Впрочем, я тебя понимаю. Уж лучше хороший конь, чем такая вот сволочь... -- Ратин махнул рукой в сторону пленного. - Его все равно придется убить.

Тут проводник сообразил:

-- Не так. Пусть его приведут сюда. И дайте ему коня. - Жестом подозвал Аварга. Склонился к жесткому острому уху:

-- Тот, которого сейчас отпустим, должен уйти живым. Но страху нагоните.

-- А еда? - десятник переступил с задней левой на переднюю правую.

-- Двенадцать свежих трупов лежат. Годятся?

Аварг так и сел на хвост:

-- Я хотел сразу людей. Но ведь люди - твоя кровь!! Думал, жалеешь людей. Не лошадей.

Проводник обхватил руками голову. Вот, называется, сберег лошадок. Теперь даже волки будут считать его кровожадным чудовищем... "А ну их всех в болото!" -- внезапно озлобившись, подумал Спарк - "С волками жить..."

Привели пленного. Волчий пастух посмотрел на него, и ничего не сказал. Бандит вздрогнул.

-- Вы все из него вытрясли?

Остромов почесал груши-кулаки:

-- Того, что нам полезно, все.

-- Закиньте его в седло, и держите повод. Отпустите, когда я рукой махну. Аварг!

Волк поднял голову.

-- Твои ребята хорошо помогли. Можешь взять дюжину, что разложена на траве, с них уже все снято...

Разбойник громко икнул.

-- ... А когда покончите с теми, можете взять этого! - проводник указующе выпрямил ладонь. - Но не раньше. Пусть ускачет хоть немного. А то никакой забавы не выйдет. И помни про договор, десятник!

Аварг понимающе оскалился: дескать, помню. Отпустим живьем. Но гнаться будем, пока не поседеет. Волчий пастух махнул рукой: Остромов кинул поводья разбойнику. Сказал почти ласково:

-- Езжай, соколик! Авось успеешь, пока тут с твоими дружками покончат...

Бандит судорожно сжал поводья и погнал с места прямым галопом. Ратин поглядел вслед из-под руки:

-- Его все равно дозорные свалят. Их-то никто не упреждал.

В ответ на это, Аварг закинул голову к небу. Над холмами поплыл дикий вой. Лошадь разбойника рванулась еще быстрее, и скоро исчезла из виду.

Остромов посмотрел на Спарка совсем другими глазами:

-- Ты хоть знаешь, как тебя теперь в городе встретят?

Волчий пастух не отвел взгляд:

-- Догадываюсь!

Здоровяк, наверное, подумал, что Спарк вырос в стае. Мало ли, какие там привычны волчьи обычаи. Уступил:

-- Добро. Тебе решать.

Ратин ухмыльнулся:

-- Думаю, ты хорошо сделал. Лошади живы. Безоружного резать не пришлось. Хоть он и ублюдок, а неприятно было бы. А что страху нагоним на всякую срань - так за тем и шли. Не забывай, Остромов, нам же главное их с Тракта выбросить. Тут что силой, что жутью - лишь бы помогло!..

"Наверное, я не этого хотел" -- подумал Спарк. - "Ну, или хотя бы не такой ценой." Потом плюнул на самоедство, махнул рукой и пошел к своим вьюкам: смазать Терситовой мазью порез Рикарда и неизвестно как заработанную царапину на ноге Мерила.

Пока возились с лекарствами, пока волки, весело перекликаясь, гнали по степи отпущенного пленника, наступил полдень. Братство двинулось на север, к Круглому Камню. Кто на захваченных гнедых, кто просто пешком, ожидая возвращения волков. Камень увидели уже очень скоро, но еще очень неблизко. Атаман послал Сэдди, Рикарда и Остромова - узнать, не ждет ли там кто. Скоро вернулся Салех, попросил еще шестерых лошадей. Еще через некоторое время, примерно на середине пути от места боя до Камня, Братство принимало пятерых лесовиков и приказчика из нового разбитого каравана.

Лесовики одевались так же, как и прежние, в бурое и коричневое. Но имена у них были другие, и характеры малось повеселее, чем у второй пятерки. Пришли Ньон, Селангор, важный Марк Маранц, веселый Смирре и серенький незаметный Тарс с непременным громадным луком, чуть ли не больше собственного роста.

Приказчик из разбитого каравана, именем Драг, сообщил: мелкие банды их обоз миновали дважды, устремляясь к югу, за добычей полегче. Все-таки здесь, у Круглого Камня, уже недалеко до освоенных земель Степной четверти. Можно напороться на городской разъезд: полусотня латников. С бандитами у горожан шутки плохи. Надеясь на это, купец, видимо, расслабился - что его и сгубило. Ночью на составленные кругом повозки напала сильная и свирепая банда, не меньше пяти восьмерок. Драг прикинулся убитым, когда пара охранников еще отбивалась, и потом кое-как выбрался из свалки к лесу.

В лесу его подобрали охотники, которых шустрый Геллер, во искупление собственной робости, отловил на северной опушке, почти под ГадГородом. Гренхат встречал много охотников, да только соглашались подставлять голову далеко не все. Пятерка Маранца, однако же, согласилась. Несмотря на свой надутый вид, Марк сообразил, что в заимке от сорока хватких убийц не отсидишься. И лучше сразу покончить с неприятными делами, чем потом все лето шарахаться от каждого куста.

Ратин сразу же велел становиться на ночевку, и принялся рассылать дозоры. По всем признакам, завтра им предстоял бой с поредевшей бандой Ильича - той самой, которая сожгла Волчий Ручей. Поэтому атаман придирчиво осматривал оружие, даже одежду, опрашивал людей: не устал ли кто, не натер ли ноги. До сих пор с такой крупной шайкой сталкиваться не приходилось. Даже сильно разросшаяся, дружина все равно проигрывала числом почти вдвое. Дело предстояло нелегкое.

***

Нелегкий разговор с ректором Доврефьелем - больше спор, местами переходящий в скрытые угрозы и сдержанную ругань - вымотал Рыжего Мага до донышка. Скорастадир просил волшебников себе в помощь. По его прикидкам, выходило, что на каждую школу нужно не меньше десяти магов. Значит, полсотни на все Школы. Да ведь во всей Академии с учениками вместе нету и половины! Потому-то Доврефьель и возражал так упорно.

Наконец, Маги сошлись на том, что в первой Школе - Школе Истока - для начала хватит пятерых. Сам Скорастадир, как ректор Школы. Вийви, преподаватель лечебной магии. Бушма, ученик Дилина - будет вести предсказания и то, что Спарк давешней зимой обозвал нездешним словом analitika. Самого Дилина, естественно, ректор не отдал: лучший провидец Леса. Надо же и Академии что-то оставить. Привел подходящую к случаю цитату из древних мудрецов: "Когда отмирают корни, рябина теряет крону" -- и еще что-то в том же духе. Скор поскрипел зубами, но согласился. Потом успокоил себя тем соображением, что ведь и в Академии нужны будут друзья.

Зато ректор охотно отдал Сеговита. Не слишком удачливый в Академии, старик при стройке и оснащении Школы поразил всех умением поставить дело. Строители слушались его, как родного папу. Все материалы, магические инструменты, приборы и книги немедленно находились. Все планы, сметы, списки и прочие бумажки содержались в отменном порядке. Золотой грифон Панталер, назначенный в Школу Истока учить магии Воздуха, даже сочинил в честь Сеговита хвалебную песню. Правда, на грифоньем клекочущем языке. Так что песню никто не понял, и спеть ее в день торжественного открытия Школы Панталеру не дали. Но грифон не огорчился.

Огорчился Скорастадир. Великий Доврефьель так неохотно выделил первую пятерку магов... А ведь предстояло устроить в разных частях необъятного Леса еще целых пять Школ! Да и главную Школу развернуть, чтобы в ней имелся хоть бы отдельный учитель на каждую Стихию - а не только на Огонь, Воздух, Разум и Жизнь. В конце концов, Скорастадир понял, что медленное и вялое воплощение замысла может его вовсе сгубить на корню. На что и пожаловался Доврефьелю при первой же возможности. Ректор не ответил ни да, ни нет, и вообще провел встречу так осторожно-скользко, что Рыжий Маг даже задумался: а может быть, ректору именно того и надо? В смысле, чтобы создание Школ не удалось?

***

-- Удалось даже их сосчитать... -- Рикард судорожно вздыхал, глотая воду из долбленки. - Пять восьмерок и еще трое. Драг молодец: в свалке точно определил. Главный - чернобородый крепкий мужик, широкоплечий, но не сильно высокий... Его действительно называли Ильич, сам слышал... Дайте еще воды!

Олаус подобрался к разбойничьему стану на брюхе, и почти день пролежал в ложбинке, под палящим солнцем, собирая нужные сведения. Они очень хорошо стыковались с новостями, которые принесли волки. В степи двигался еще один караван, и выслеженная усатым банда как раз готовилась напасть на него. Замысел Ильича был прост: дождаться, пока тридцать телег втянутся в котловину между рядами холмов, а потом навалиться кучей со всех сторон. Волки насчитали всего две восьмерки погонщиков и столько же охраны. Так что внезапное нападение вполне могло получиться.

Встреча шайки с караваном предполагалась завтра. Братство остановилось на дневку, и Ратин использовал передышку полностью. Во-первых, для учения стрелков: до полудня они азартно кидали стрелы по шлему на вбитом колышке. Выясняли, кому достанутся обещанные атаманом три золотых. После полудня Спарк лично проверил, чтобы у всех остались в колчанах только тупые охотничьи стрелы-томары. Обычно томарами оглушали ценного пушного зверя, сберегая мех. Сегодня волчий пастух придумал для них другое применение.. Все мечники верхом на волках атаковали стрелков. Стрелки пытались выбивать их из седел этими самыми тупыми стрелами. Волки набегали хорошо выученным зигзагом, стрелкам приходилось попотеть. Но, вместе с новоприбывшими, их оказалось чуть ли не вдвое больше мечников. Так что доскакать до линии не сумел даже Спарк - хотя три раза удерживался в седле дольше всех.

Сам Ратин, взяв с собой только Драга, отправился к югу: проведать Некста и забрать лошадей. Замысел атамана тоже особенной хитростью не отличался. Чтобы напасть со всех сторон, бандитам придется растянуться в цепочку. Каким бы внезапным ни оказалось нападение, сколько-нибудь времени охрана каравана продержится. Так что удар всей дружиной по одной стороне бандитской цепочки позволит уравнять численность. При удаче, даже получить перевес. А потом Ратин собирался действовать клиньями - так, как памятная разбойничья дюжина чуть не разбила Братство во втором бою. Но для этого нужны были лошади. Вот за ними атаман и отправился.

Во-вторых, Братство использовало передышку для починки и лечения. Спарк прикончил два из трех кувшинчиков Терситовой мази, щедро обрабатывая потертости, ссадины и порезы. После учения отослал пятерых лесовиков чего-нибудь подстрелить на ужин, а прочие в это время откопали глубокие ямки - чтобы костров не было видно в степи.

В-третьих, сразу после учений волки и незанятая часть дружины разъехались по всей округе. Сильнее всего проводника беспокоило, не проскочила ли какая особо хитрая шайка им за спину, к югу. Где-то там неспешно ползли три или даже четыре каравана из ЛаакХаара. И еще неизвестно, поверят ли их вожатые хлеботорговцу в синем плаще, которого Спарк завернул назад от сгоревшего хутора. Если решат все-таки продолжить путь, могут пожалеть. А могут и не успеть пожалеть. Так что почти вся дружина разлетелась дозорами на разные стороны. Скоро дозорные привели еще одного рослого неробкого парня по имени Торак - тоже уцелевшего от разграбленного обоза.

Ратин вернулся с табуном и почти здоровым Некстом. Второй раненый, так и не назвавший своего имени, умер ночью. Ратин застал Некста за установкой могильного камня. Помог закончить печальное дело, и тотчас побежал в табун, к своему вороному. Потом вместе с Некстом свернули шатер, навьючили лучшие доспехи - остальные так и оставили прикопанными в овраге - и двинули к северу. Уже под вечер, когда вернувшиеся из леса охотники жарили добычу на ужин, а со всех сторон съезжались дозорные, Ратин соединился с дружиной. И тотчас принялся за четвертое дело: упорядочение разросшегося войска.

Назначили двух старших: над мечниками Сэдди Салеха - несмотря на говорливость, дело он знал. Над стрелками Крейна: он хоть был и не лесовик, но стрелял отменно. В ту же дюжину направили Кони Далена. Кони был известен полесовщикам, и знал, как добиться от них работы, никого не обидев.

Торака проводник сперва думал поставить среди стрелков: парень не поленился приволочь щит, и мог бы прикрывать охотников на поле. Ратин отсоветовал:

-- Лучше его в Братство: там он не будет гонор показывать. А если заупрямится назначению, тут же его и зарубить.

-- Человек нам помочь пришел, а мы его рубить?! - изумился Спарк. - То есть, я про доброго наместника уже усвоил. Но не слишком ли ты палку гнешь, атаман?

Атаман фыркнул:

-- Вот он-то как раз в поисках приключений пришел, и хочет больше себя показать. Ты пока отвернулся, Торак уже успел с тремя братьями Бестужа повздорить, а с Остромовом чуть не подрался. Он должен сразу тебя признать, и все остальные должны сразу тебя признать, иначе какой же ты командир?

Спарк почесал затылок. Как же это он драку прощелкал? Будто и ватага небольшая, и все на виду, и все делом заняты...

-- У меня не слишком хорошо получается. Хочешь на мое место? - напрямик спросил волчий пастух. Ратин не опустил глаз:

-- Меня к этому всю жизнь готовили, я же сын боярский все-таки.

-- Так давай грамоту на тебя перепишем. Почему нет?

-- Я знаю войско, ты знаешь землю, весь край. Волки тебя слушаются, не меня.

Проводник снова потянулся к затылку. Опустил руку. Прижмурился на склоняющееся в лес солнышко. Протянул:

-- Хорошо... Тогда всех объединим в одну пятерку: охранников, которые не присягали, и Торака. И избавимся от них при первой возможности. Например, оставим в подарок тому самому каравану, вроде как усилить охрану. Сейчас я Тораку об этом скажу под тем предлогом, что такому лихому парню место среди бойцов, а не среди лесовиков. А если что не так пойдет, ты, Ратин, его и зарубишь.

Ратин согласно кивнул и ухмыльнулся:

-- А ты тоже хитер.

***

Хитрость есть непременное условие длительного и успешного правления. Великий князь ТопТаунский усвоил это правило еще в отрочестве. И потому не стеснялся в способах использования разведчиков и тайных дознавателей всякого рода.

Сегодня Великий Князь принимал разведку, вернувшуюся с юга. Из ГадГорода. На простом деревянном столе - правда, выскобленном и выглаженном - раскатили большую карту. Посольство зиму просидело в городе под видом поиска жениха для младшей княжны. Княжеские слуги правдами и неправдами излазили все закоулки, рассыпали немало золота на подкупы и подарки. Итог этого всего сейчас излагал князю чистенький невысокий секретарь посольства.

-- ...Город в хороших стенах, за ними следят и все время подновляют. Городская стража сытая, но обучена хорошо. Каждые четыре дня у них малые учения, по восьмеркам. Каждый месяц - одно учение побольше, по уличным отрядам. Дело в чем: ихние выборные от каждой четверти между собой не то, чтобы прямо враждуют. Но наступить друг другу на хвост всегда рады. Так что зубки точат и чистят... -- неприметный человечек улыбнулся. Собравшиеся поняли: он свои зубы тоже не под лавкой в паутине прячет.

-- ...Купцы городские все врозь. Пол Ковник не за нас, как о нем говорят. А на самом деле он стоит за Финтьен. Нашу руку он держит, пока мы блюдем торговый путь на запад, и банды оттуда гоняем. Сам он старый, но выглядит моложе вас, князь. Может, зелье какое пьет. Хотя, в том городе с колдовством, как и везде: костер.

Князь понимающе опустил веки. Опытный и хороший воин, он ненавидел магию. Не по чести выходит: одному надо войско собрать, приготовить пути и ночевки, холмы зерна, груды винных бочек, ладьи, переправы, коней... А второй пришел, ручками два раза махнул - и все прахом. В своем государстве магическую отраву князь выжигал нещадно. Даже древние роды не жалел.

-- ... Самый упорный и сильный соперник Пол Ковника - Корней Тиреннолл, степной четверти. Вот карта. Этот край, где синим подкрашено - мокрая четверть, "Усянка" по-ихнему. Тут с юга сплошные болота, от леса сильным войском не подойдешь никак. Кварталы Усянки углом доходят до Ратушной площади - площадь точно в середине города. А границы между четвертями - не стены с воротами, как оно везде принято. Напротив, границы - широченные проезды сквозь весь город. От ворот до ворот. Застройка разнится оцень сильно. Усянка - улочки путанные, кривые, как придется. Солянка, северная четверть, напротив Усянки... вот отсюда и вот так, клином, тоже к Ратуше выходит. Называется Солянка, потому что соль с севера ввозит. Там самое сильное купеческое братство - торговцы солью. Их выборный - Айр Бласт. Ратуша держит его за шута, но, по-моему, зря. Его лучше всего купить подчеркнуто вежливым и уважительным обращением. Церемониалом. Выборный от мокрой четверти - Айр Болл. Его можно просто покупать. Жаден, как и все...

Распахнулась некрашеная дверь тайной комнаты. Быстрым шагом влетела младшая дочь князя.

-- Ну, и за кого же меня твоя светлость просватала?!

Князь собрался рассердиться, но, сам для себя неожиданно, улыбнулся. Четыре советника вокруг стола задвигались.

-- Сидите! - милостиво разрешила гостья. Убрала за спину светлые косы. Сощурила серые глаза:

-- Мой дорогой и уважаемый отец! Я желаю знать, с кем мне доживать оставшийся век! Сгораю от нетерпения и любопытства... -- стряхнула незаметную соринку с голубого шелкового платья. Притопнула рыжим каблучком:

-- Разве не видно?

Пятеро мужчин захохотали в голос; князь - громче всех.

-- Это ей пока пятнадцать весен, а что потом будет?

-- Точно, пора женить!

-- Ага. Только, ваша светлость, когда сваты появятся, достаточно милостивого наклонения головы. Не надо в ноги падать и кричать: "спасители вы мои!"

-- Вот язва! И как она узнала, что мы здесь?

Княжна надула губки:

-- Так ведь ясно же, что папа на ГадГород нацелился. Там карта? Вот ее в библиотеке уже пять месяцев незаметно...

Князь крякнул. Неприметный секретарь посольства тихонько выругался:

-- Говорил же, срисовать!

-- Ладно! - прогремел князь. - Потеснитесь там... Садись дочка, раз пришла. Послушай. Не повредит. Заодно и ответ на свой вопрос получишь. Продолжай!

И секретарь, как ни в чем ни бывало, продолжил свое повествование:

-- К Корнею Тиренноллу, который выборный от Степны, тоже ключик есть. Он поддерживает ЛаакХаар и Тракт. Наложим руку на Тракт - возьмем Корнея за горло. Теперь еще пару слов о застройке. Солянка и Горки, то есть северная и западная четверти, застроены четкой сеткой улиц. А в Степне вовсе иначе. Там каждый дом замкнут, окна только во внутренний двор. Так они хутора в Пустоземье строят. Только хутора деревянные, а дома в городе почти все каменные. Ну, посады перед стенами - хибары из чего попало. Так их перед приступом все равно пожгут...

Князь потер ладони. Протянул их над картой:

-- Может, все-таки лучше договориться миром? Взять-то возьмем, да мне ведь нужен богатый данщик, выход к южному железу. А не труп доблестно павшего храбреца...

***

Храбрецов хватило с обеих сторон. Охранники каравана приняли бой и успели составить фургоны в круг - хотя и потеряли нескольких человек. Разбойники отошли ненадолго, но тоже не отступили. Принялись готовить удар по кольцу. Привязали между парой коней толстое длинное бревнотаран, чтобы сдвинуть или опрокинуть телегу - и ворваться внутрь лагеря. А там уже скажется их численное преимущество.

Вернее, могло бы сказаться их численное преимущество. Потому что сразу, как над холмами заорали бандиты, Ратин подал знак - и на противоположный склон котловины мерным шагом выступило Братство Ручья. В середине степенно шагали лесовики со своими громадными луками, из которых невозможно стрелять в седле. Вели запасных коней, нагруженных вязанками стрел. Справа от стрелков рысил конный клин: все мечники Братства, и с ними пятерка набранных под дороге охранников. Головным ехал Ратин, рядом с ним - Спарк. По другую руку от Ратина усатый Олаус держал знамя. Ведь теперь у Волчьего Ручья было даже свое знамя: Спаркова церемониальная курткахауто, растянутая на крестовине из ореховых палок.

А левый край полесовщиков охранял другой клин - низкий и серый. Волчий. Со своего места Спарк не мог видеть стаю, но знал, что там все, кому Нер разрешил участвовать. И давний знакомец Хонар, и быстрый Некер, и старый Аварг, съевший зубы на стремительных бросках по степи.

Увидев строй, охранники каравана замерли в недоумении. Бандиты тоже настороженно завертели головами, не понимая, кто явился, с кем воюет, и почему не замечен дозорными.

Тут Крейн, единственный уцелевший при штурме Ручья, высмотрел чернобородого главаря, и рассеял недоумение:

-- Ильич!! Готовься, гаденыш!!

Разбойники нестройно заорали - и потеряли те драгоценные мгновения, когда еще могли собраться кулаком. Охотники выпустили стрелы; волки и всадники двумя остриями ударили по бокам - а со спины насели обрадованные подмогой охранники каравана. Банда Ильича перестала существовать. Одиночек, брызнувших россыпью по степи, гнали вдвоем-втроем, не давая ни опомниться, ни толком ударить. Волки сдергивали бандитов с седел - если не вырывали горло тотчас, то уж охотники по пешим не промахивались.

Еще до полудня все закончилось. Спарк очень удивился, что обошлось без потерь. То есть, караванщики потеряли пятерых: разбойники порубили, пока повозки заворачивали в круг. А вот у Братства даже легких ранений насчитали меньше, чем на руке пальцев.

-- Ничего удивительного, -- пояснил Ратин. - Закон прост: если перевес большой, то каждому врагу приходится отбиваться от двоих-троих. Ему не до ударов! Он и закрываться-то едва успевает. При этом из каждой пары нападать может только один. Прочие одним присутствием делают достаточно: разбойник их боится, и даже от прямого противника закрывается плохо. А с каждым выиграным поединком перевес увеличивается... Будь они так хороши, как те двенадцать, тогда еще могли бы отбиваться. Например, кинуться на стрелков. - Атаман повесил шлем за седло, отвернул подшлемник, и с наслаждением почесал голову. - Только и тогда мы бы их перебили. Посадили бы лесовиков в седла, отвели подальше. Я для того и хотел, чтобы кони были у каждого, а волки освободились для преследования или обхода...

Проводник кивнул и отъехал к владельцу каравана. Тот направлялся в ЛаакХаар, и Спарк решил убить сразу трех зайцев. Он разыскал пятерку Торака, которой предложил отправиться с обозом. Вопервых, так он исполнял обещание - отпустить Мерила, Местра, Далена-второго и Драга, по миновании в них нужды. Во-вторых, избавлялся от самого Торака - пусть проявляет свой гонор в другом месте. В-третьих, прикрывал пощипанный караван на тот случай, если какая-то шайка все же ухитрилась прошмыгнуть мимо дозоров к югу...

Управившись с делом, проводник загнал коня на высокий холм, и некоторое время отдыхал, бездумно оглядывая зеленый ковер, различая влажные впадины по особенно сочному оттенку - а сухие места по звездочкам первых цветов. Еще немного - и степь полыхнет алым, голубым, золотым или рыжим, а небо - синим, лиловым, багровым и неистово-красным. Наберет силу Месяц Молний: над головой ударят грозы, из-под ног к свету и жизни рванутся зеленые копья. До времени Васильков и Вишен трава успеет подняться по пояс. В середине лета даже коню не составит труда спрятаться...

"Так вот оно и было," -- внезапно подумал парень. - "До двадцати пяти лет за батькой по степи поболтаешься, погоняешь злых татаровей... Ну или там немирных чукоч... Глядишь, уже и вырос. Избу срубить - знаешь как. Коня в плуг тоже знаешь, как заводят. Мечом ударить сумеешь. Чтобы слышать, как земля поет, ведь большего и не надо! Кабы не начальство, не недоимки с налогами, так что не жизнь? А ведь получается", -- спохватился проводник, и даже беспокойно переложил поводья, - "Что во всяких там фантастических книжках именно из-под начальства бегут. Кого ни возьми, все в князья-вожди-бояре выбиваются уже на двадцатой странице. Век проходить простым каменщиком - кто ж про такое пишет? Разве ради такого из мира в мир побежит кто? Ха, если бы дома могли себя проявить, небось, и писатели давно бы обанкротились: жизнь стала бы интереснее любых выдумок... Может, потому и завелась по всей Руси великой чертова прорва ролевиков, да всяких там хиппарей с байкерами?"

Подъехал Ратин, поставил вороного справа. Спросил осторожно, вполголоса:

-- Что, по-прежнему чувствуешь себя проволокой в горне?

Волчий пастух улыбнулся:

-- Теперь уж скорее кораблем. Вот так знаешь, вынесет на волну, поглядишь, куда править: маяк там-то и там-то. А потом опять вниз! И только холодная вода через борта плещет, а куда плывешь, и правильно ли - не видать, пока снова не подымет.

-- Ты бывал на море?

"Ага!" -- чуть было не ответил Игнат. - "В Паланге, в Сочи и даже на Кипр почти поехал, когда отцу удалось раз в жизни заработать..." Спарк вздохнул, повернул коня к стоянке, отозвался:

-- Не так сам бывал, как бывалых людей слушал. Ты по делу?

Ратин согласился:

-- Точно, по делу. Мы ведь уже почти на городских землях. Две шайки из тех трех, что волки нашли, мы вырубили. Дальше на север хода нет; а, между тем, третья банда еще куда-то делась. Думаю, или далеко в степь отошла, что вряд ли: волки тут уж все избегали. Или, напротив, где-то на лесной опушке прячется, туманом ей в голову. И надо нам ее найти поскорее, пока лесовики не сочли, что все уже закончено, и не решили разойтись по домам. Так вот, что я думаю сделать...

Спарк ехал рядом, слушал рассуждения атамана, поддакивал или возражал - и почти забыл, о чем думал только что. Лишь напоследок мелькнуло: "А все же здорово мы пятый бой провели. Научились. Вот бы Ирке похвастаться!" -- но и эта мысль скоро стерлась. Кони спускались в котловину, откуда уже вытягивался спасенный караван. Братство и лесовики привычно стаскивали брони с убитых разбойников; волки уволакивали тела за холмы - Спарк велел, даже если будут есть трупы, делать это так, чтобы никто не видел. Людоедов нигде не любят.

Пятерых охранников с почетом похоронили высоко на горке, не поленившись прикатить снизу внушительный валун. Наконец, двинулись вслед за караваном, возвращаясь к пепелищу Волчьего Ручья. Ехали медленно, разослав дозоры из волков и всадников во всех направлениях.

***

-- Направлений работ уже больше, чем людей! - Рыжий Маг резко опустил кулаки на мозаичный стол. - Дай же мне хоть кого-нибудь на Школы! Совет требует, чтобы к осени уже в Левобережье начинали. Вынь своих пер... стариков из Башен, все равно ведь Башни мало чем помогают!

Ректор опустил голову. Терпеливо сдерживать гнев - свой и чужой - он научился давно.

-- Людей почти нет, Скор! Я раздам все на Школы, а что тут останется? Академия ведь тоже нужна. И Башни нужны, нужна Сеть. Сеть - единственное пока, что объединяет Лес. Сам сообрази, если по Сети перестанут ходить письма, если мы лишимся глаз и ушей на окраинах, мы же не сможем вообще ничего.

Рыжий Маг остановился и выдохнул так, что заколыхались мантии - на нем красно-белая, на собеседнике - черная.

-- Тогда надо инициировать еще с десяток магов высшего посвящения... -- медленно произнес он.

-- Упадет качество! - возразил Доврефьель, -- Не у всех достаточно выдержки и характера быть Великим. Думаешь, нас с тобой на весь Лес двое только потому, что я боюсь соперников?

Рыжий Маг рухнул в деревянное кресло, которое под здоровяком жалобно скрипнуло. Взъерошил крепкими пальцами и без того спутанные волосы. Прорычал:

-- Мы теряем время! Дилин каждый день видит кровь во сне. Скоро большая война на востоке. Восток - значит Болотный Король. Придумай же что-нибудь, пока Владыка Грязи не придумал!

Ректор вздохнул почти так же тяжело и сильно, как только что - Рыжий. Подошел к неприметной сводчатой двери в стене:

-- Вот, как раз придумал. Давай, посоветуемся.

Скорастадир заинтересованно подскочил: в тайные покои Доврефьель его еще ни разу не приглашал. Вошел в небольшой коридор. Проследовал за ректором на узкую крутую лесенку. Наконец, оказался в комнате под крышей маленькой башенки - Скорастадир сразу вспомнил, где она находится, и откуда видна снаружи. Башенка возвышалась на краю ущелья. По преданию, в ней держали наблюдателя самые первые маги - основатели государства; первые, кто назвал лес - Лесом.

В круглой комнатке с пятью окнами на все стороны света теперь находился только небольшой прямоугольный столик: коричневые ножки под темно-рыжей столешницей. На столике Скорастадир заметил модели нескольких Башен Пути, связанные мерцающими нитями - конечно же, изображавшими магическую Сеть. "Вот почему ректор так яростно отстаивал магов в Башнях", -- сообразил гость. - "Как же я сразу не подумал! Он ведь с Сетью возится после той карты, где стихии лицами обозначались. По той карте мы, помнится, не сходя с места, открыли узел Силы за месяц пути к северу."

Подойдя еще ближе, Рыжий Маг различил едва заметную пульсацию Нитей между игрушечными башнями. Модель оказалась действующей. Скорастадир заинтересованно шагнул вплотную. И тут уловил краем глаза на стене между окнами нечто, не менее любопытное. В простенке висел тяжелый одноручный палаш: прямой меч с односторонней заточкой, сабельной рукоятью и защитной дужкой над пальцами. На клинке слабо мерцали зеленые буквы, которые Скорастадир легко прочитал, не сходя с места.

-- Так ты тоже воевал?! - вскричал Рыжий Маг, изумленно выкатив глаза. - Ведь это наградное оружие, и я его прекрасно знаю. Сам таких два вручил, за храбрость, и один имею... А где?

-- В Бессонных Землях, -- коротко ответил Доврефьель. Скор ошеломленно открыл и закрыл рот.

-- Вот смотри! - ректор невозмутимо показал на столик. - Сейчас работаю над такой мыслью. Допустим, мы идем по лесу где-нибудь на границе. В тумане, естественно...

-- По самые уши, -- хмуро кивнул гость, - Уж Владыка Грязи постарается.

-- А хотим заглянуть вперед. И вот, допустим, входим в транс где-нибудь тут... -- крепкий палец с аккуратно подстриженным ногтем тронул деревянную фигурку сидящего человечка между Башнями.

- Обычным заклинанием Вызова достаем ближайшую Нить, -- светящаяся полоска на модели послушно изогнулась в указанную сторону. - По Нити дотягиваемся до Башни. На Башне тоже стоит маг... Ну, я поленился отдельную фигурку резать... Вот. Он подчиняет какую-либо птицу... или зверя... в том примерно месте, куда хочет заглянуть этот, сидящий. И смотрит ее глазами. А потом образ, который увидела птица, по Нити отсылает сидящему. Ну, то есть тому, кто дергал Нить. Понятно?

Скорастадир нахмурился:

-- Я бы радоваться должен, что ты такую великолепную вещь придумал. В самом деле, подчинение никогда не удавалось делать на ходу. Заклинание, как и все, сочетающие Жизнь и Разум, требует уйму силы. Надо делать возле мощного источника, и Башня вполне подходит. Но чтобы потом картинку по Нити передавать - как ты вообще сообразил? Только я не радуюсь. Потому что теперь ты никого из Башен не отдашь!

Доврефьель грустно кивнул:

-- Не отдам.

И первым направился к выходу.

Вернулись в приемную. Ректор разлил по серебряным стаканчикам вино. Усталым движением толкнул к Скорастадиру блюдо с нарезанными яблоками. Скор поднял отчаянный взгляд: хоть пару магов? Ректор сожалеюще покачал головой: нет. Извини.

И вышел в большую дверь. Скорастадир посмотрел на зажатый в руке стакан. Сдавить бы его крепкими пальцами - как бы хлестнуло красным вином по скатерти! А потом смятое серебро в стену, со стуком и хрустом... Открыть дверь всем телом, чтобы петли вышли из косяка...

Господин Скорастадир грустно улыбнулся. Хватит ему Теграя с Нетераем. Никаких больше истерик. Рыжий Маг поставил серебряный стакан на стол и легонько погладил жесткой ладонью.

***

Ладони у проводника загрубели не хуже пяток. И даже поперек пальцев протянулись бугры мозолей. Спарк читал, такие получаются от весла - если родиться викингом и с двенадцати лет плавать на драккарах. А еще такие мозоли в непривычных руках вызывает оружие: в бою не обращаешь внимания на натертые ладони. Там даже и порезы с ушибами проходят незамечеными: главное, жив.

Но теперь выдалась небольшая передышка. Братство уже четвертый день не сражалось. Понемногу всплывали дела и заботы, оттесненные погоней на задний план. Стояли лагерем у пепелища Волчьего Ручья: озерцо давало достаточно воды для людей и лошадей. Волки же отправились прочесывать Тракт, в поисках новостей. Искали ту загадочную третью шайку, которую по пути на север Братство так и не встретило. Пока искали, нашли еще двоих человек - опять охранники каравана, разбитого полторы октаго назад. Парни - их звали Ридигер и Сегар - попали в плен к разбойникам. Ночью те намеревались подпалить караванщикам пятки и пытать в поисках закопанных кладов. Но вечером случилась какая-то стычка, бандиты передрались между собой. Под шумок Ридигер перегрыз веревки на товарище, а потом Сегар освободил его. Уползли не к лесу: знали, что опушку прочешут в первую очередь. Откатились в поле, в небольшую котловину, и два дня лежали там без воды, боясь поднять голову. Как раз по степи носились конные отряды - сперва банда Ильича, потом еще какието... "Наверное, мы и были" -- подумал Спарк. На третий день не утерпели, отправились искать родник. Нашли, но заплутали в чаще. Словом, пока вылезли снова на Тракт, да пока встретились с волками - почти двенадцать дней прошло.

Оба караванщика охотно взяли оружие и принесли Спарку личную присягу. Кроме них, добавилось еще целых семь лесовиков. Волчий пастух даже не все имена запомнил. Помнил только, что появился второй Бестуж. Да еще запомнился высокий старик с ухоженной бородой - Щур Сновидец. Щур сказал, что Геллер обежал всех, кого можно, и что больше из леса никто не придет: там никогда не жило особенно много людей. И ведь не каждый согласится подставлять голову ради малопонятной "безопасности Тракта". Геллеру пришлось тогда заговорить о "безопасности окраины", как будто Спарк был воеводой ГадГорода, обязанным защищать целый громадный край, восемь дней пути. Но без хитрости Гренхата ни один лесовик и вовсе не поднялся бы: до Тракта охотникам никогда не было дела.

Так или иначе, дружина разрослась до трех десятков человек. Ратин даже пошел на рискованный шаг: позволил объявить, что осталась одна шайка, возможно - две. С их поимкой можно будет поделить добычу и разойтись по домам. Все-таки он верховодил ополчением - не армией - и понимал, что нельзя слишком долго держать людей в неизвестности. Зато на волне облегчения, вызванного хорошей новостью, никто не сопротивлялся ежедневным занятиям. Лесовики обстреливали мечников тупыми стрелами, а те пытались нападать: то верхом на лошадях, то на волках, для пущего разнообразия.

На третий день атаман решил, что ватага и Братство сработались в достаточной степени. После полудня он отправил два сильных конных отряда -- "сторожи": дюжину на север, восьмерку на юг; десятерых оставил отдыхать и беречь стоянку. Всадники должны были не столько разведывать Тракт - с этим уже отлично справлялись волки - но, в основном, подбирать и сопровождать караваны. Чтобы поскорее восстановить движение на Тракте и доверие купцов к Волчьему Ручью.

Сторожи встретили два каравана, упрямо ползущих из Железного Города. Владельцы повозок очень обрадовались: наслушавшись встречных с севера, они ожидали худшего. Однако - Спарк еще раз восхитился купеческой лихостью - назад не свернули. Оба каравана насчитывали по двадцать фургонов. При каждом обозе состояло по дюжине охранников, не считая возниц. Купцы надеялись отбиться: они знали, что численность обычной банды редко превышает две восьмерки. Когда нет военной дисциплины, с большим количеством своенравного разбойного люда одному вождю не управиться. Если, конечно этот вождь - не исключение, наподобие того же Ильича. Орава Ильича, скорее всего, разбила бы оба каравана. Да только кости знаменитого разбойника, наверное, уже побелели: на северном небосклоне второй день рокотали грозы.

Грозы выгнали из леса очередную шайку, и заставили ее отбежать на переход к югу. Это бандитов и сгубило. Утром следующего дня волки, разведавшие место разбойничьего стана, провожали к нему всадников Волчьего Ручья. Ехали семеро лесовиков: Бестуж и его братья Котам с Годвином; болтун Ласе, под тяжелое тело которого долго искали крепкого коня. Оставили бы в лагере, да Ласе уж больно хорошо стрелял: мог выпустить в воздух половину колчана, целую дюжину стрел, за то время, пока первая долетала до земли. Вслед толстяку погоняли одинаковых гнедых лошадей Ведам, Говор и Крен - молчаливые, как всегда. От Братства выступили Дален Кони и Крейн; неизменные дозорные Рикард и Остромов. Раскачивался в седле полностью выздоровевший Некст. Хмуро оглядывал степь Сэдди Салех, вместе с Арьеном похоронивший изрядную долю своей прежней живости. Ратин остался в лагере. Отряд - первый раз в жизни - вел Спарк.

***

-- Спарк жив. Торговец шерстью, Ведам Таран, ты должен его помнить, он же тебя нанимал год назад... Встретил его на Тракте, с конной сторожей из Волчьего Ручья. - договорив, Берт Этаван положил локти на стол. Неслав изобразил удивление: поднял руку к затылку.

-- Я-то был уверен, что им крышка... Их с караваном оставалось только пятеро: Ратин, Спарк, Огер, Остромов, Олаус... Ну, Некст еще. Так они с Огером вдвоем за одного мечника еле дотянут. А на Ручей напало - шутка сказать, десять восьмерок. Во всем городе, наверное, столько бандитов нет... То есть, я думал, что нет. Да ведь я уверен был, что никакой караван не устоит!

Купец взъерошил бороду:

-- А еще Таран говорил, что дружина Ручья теперь очень большая. Одной конной сторожи человек двадцать. Кроме охраны, он еще в лагере видел, не меньше трех рук суетилось.

Неслав Шераг подскочил на лавке:

-- Откуда он мог столько набрать? Он бы никак не успел в город и обратно! Или... -- брюнет задумчиво вернулся к столу. На этот раз уже без всякой игры почесал голову. Протянул:

-- Может, Ратуша помогла? Помнишь, я говорил, что Ратин все под Ручей копает?

Берт кивнул:

-- Тогда с твоим замыслом надо поторопиться.

***

Торопливые сборы никого не спасли. Конечно, разбойники выставили дозорного. Тот даже успел чего-то прокричать. Около десятка бандитов вскочили с попон. На этом их везение и закончилось. Спешенные стрелки без суеты выбивали мечущихся по стоянке разбойников; Братство рысью зашло от солнечной стороны. В галоп поднялись, когда могли различать цвет волос под грязными головными повязками. К этому мигу охотники утыкали стрелами восемь разбойников из шестнадцати. Прочих конные стоптали и порубили так быстро, что Спарк не успел ни разволноваться, ни порадоваться тому, что не успел разволноваться.

Очередная шайка перестала существовать. Братство сноровисто обдирало с убитых броню и оружие. Полесовщики деловито пересчитывали коней, прямо на землю выворачивая вьюки и седельные сумки. Ценные вещи складывали в мешки, прочие кидали прямо в костер: Спарк велел не оставлять за собой ни клочка мусора. Скоро над разгромленным станом поднимался лисий хвост жирного дыма. Всадники Ручья, окруженные широким кольцом волчьих дозоров, уходили на юг. Проводник раскачивался в седле, думая, что делать дальше. Получалось, надо бы организовать патрулирование силами Стаи. Пусть волки находят бандитов, а потом уже Братство будет преследовать их сильным подвижным отрядом. Так представлялось выгоднее, чем дробить людей малыми сторожами на охрану каждого каравана.

Ратин мысль одобрил. Поскольку на Тракте еще вполне могли оставаться незамеченные банды, дружину он распускать не спешил. Братство стояло лагерем, убирая пепелище Волчьего Ручья. Волки прочесывали Тракт частым широким гребнем. За неспешно ползущими караванами звери наблюдали издали, не показываясь - чтобы зря не тревожить купечество. На случай, если бы волки выследили шайку, Братство постоянно держало в готовности дюжину конных: стрелков и мечников поровну.

***

Поровну разделить не вышло: слишком жирный кусок оказался на кону. Выборные от четвертей ГадГорода яростно спорили, куда потратить въездную пошлину за весь прошлый год. Пол Ковник упорно доказывал, что стены западной стороны города опасно обветшали, и пора их чинить. А лучше бы и вовсе часть снести, и построить новую стену -- подальше. Как раз новый посад оказался бы под защитой. И людишки роптать перестанут, и пошлина за место в стенах пойдет с большего количества горожан. Вот на то бы и потратить деньги.

Тиреннолл кинулся возражать, упирая на плохие дороги Степны и малое число разъездной стражи. Страже-де платили плохо и мало, оттого и службу свою она исполняла нерадиво. Из-за чего участились налеты на хутора, и купцам в пути настало чистое разорение. Вот на поправку дел и пустить деньги: первое, людишки роптать перестанут; второе, пошлина за защиту пойдет с большего числа хуторов.

Ковник, опираясь на доносы своей тайной розыскной стражи, тотчас же опроверг Корнея с примерами в руках. И в самом деле, последние четыре октаго городское ворье вело себя подозрительно тихо. Какие улицы были ночью непроходимы, те стали просто тревожны. А некоторые злачные места вовсе обезопасились. Даже один скупщик краденого разорился. Такого дива почтенная старшина не видывала уже лет десять.

Корней Тиреннолл не сдался: потому-де в городе и тихо, что бандиты степные выселки терзают. Доказательством четвертник выставил Берта Этавана и его историю о Волчьем Ручье. Купец коротко напомнил всем известное - как в степи три года назад возникло поселение, жители которого могли проводить караваны даже сквозь Охоту. Плавной речью описал выгоды, полученные ГадГородом в результате. И с сокрушенным лицом поведал, что весной сладкая жизнь кончилась. Потому как огромная банда, целых десять восьмерок, напала на Ручей, перебила его отважно сопротивлявшихся защитников, и сожгла крепость вместе с поселком.

"Вот куда исчезли все бандиты из города!" -- разом ахнуло собрание в Ратуше. Не ахнул только Пол Ковник. Трудами своей тайно-розыскной стражи, он давно знал, что самые лихие и сильные шайки потянулись в степь, привлеченные вестью о гибели Волчьего Ручья. Однако, из восьмерки крепких банд, хорошо вооруженных и понимающих дело, вернулись только две потрепанные ватажки. Причем вернулись они напуганные, добычи привезли мало - только-только окупить поход. И никакой особенной удачей по кабакам не хвастались: ну, взяли караван. И все! Как будто ради одногоединственного обоза шли. Осенью сразу припомнилась бы Охота, но дело-то происходило в конце весны.

Берт Этаван продолжал говорить, и недоумение Ковника быстро рассеялось. Оказывается, часть защитников Ручья уцелела - во время налета они отлучались с очередным обозом. Вернувшись и найдя пепелище, эти люди кинулись мстить, не оглядываясь на явное неравенство сил. И сражались так удачно, что искрошили поочередно шайку Колинчи; самого Раката Свирепого с дюжиной его лучших бойцов; потом, или чуть погодя - Сигарсона; где-то в это же время Бедвара Кривого - от него, правда, один человек сбежал, и теперь пугал всех сказками о говорящих волках. Ратуша еще прошлой осенью выяснила, что Волчий Ручей использует свору сильных собак лесной породы, а слухи о волках распространяет для пущего ужаса. Поэтому Берт о сказках упомянул походя, только чтобы развлечь собрание: говорил он уже долго, и боялся, как бы высокопоставленные слушатели не заскучали. Боялся зря: следующая его новость заставила всех изумленно выкатить глаза. Волчий Ручей поймал в ловушку и вырезал начисто банду Ильича. Ту самую громадную ораву, почти десять восьмерок, которая уничтожила хутор. Новостям приходилось верить: бой произошел на глазах Ведама Тарана, известного и уважаемого купца. Собственно, караван Ведама Ильич как раз собирался грабить, когда всадники Ручья сели ему на спину...

Берт промочил пересохшее горло медом и наконец-то опустился на лавку. Корней Тиреннолл продолжил его длинную речь в том смысле, что-де Волчий Ручей жив, и потому надо бы его поддержать. А еще лучше - построить на Тракте свой хутор, взамен сгоревшего Волчьего. Посадить туда сильный вооруженный отряд, и пусть дорога в Железный Город, наконец-то, откроется на весь год.

Ковник лихорадочно подыскивал возражения. Тиреннолл предлагал прибыльное дело: как ни хорошо было финтьенское железо, а только возили его очень уж издалека и помалу. Потому основным источником сырья для городских кузнецов, замочников, оружейников оставался все-таки ЛаакХаар. Все понимали, что безопасный Тракт через год отзовется куда большей выгодой, чем новый посад. В посадах ведь кто живет? Нищета, которая место в городских стенах не купила. Мало просто охватить несколько улиц новыми стенами, там же надо улицы вымостить, учредить добавочный десяток стражи, сделать водоотводные каналы... Словом, туда еще деньги сыпать и сыпать. Не то, что с Тракта. Не зря же бандиты кинулись на Волчий Ручей: все говорили, что проводка караванов очень обогатила тамошнюю ватагу.

Тут выборному от западной четверти неожиданно помог Айр Бласт от северной. Встал и сказал: нечего, мол, дразнить Князя ТопТаунского сбором и посылкой войск. И так уже княжество на юг злобно порыкивает. Ищет повода, чтоб сцепиться. Пол Ковник глянул в желтые глаза Корнея - изумился. Дрогнул степняк! Заколебался. Боялся он почему-то даже упоминания о грозном князе ТопТаунском.

-- Вот как я скажу! - Пол Ковник выпрямился перед большим столом, значительно оглядел всех. Удовлетворенно кивнул -- и пошел напропалую:

-- Дело-то вовсе не в зверях или там разбойниках. Бандиты городок выжгли -- так чего иного от них ждать? А вот ты, Корней, куда глядел с этими войсками прошлый год, и два года тому? Твоя же четверть! И больше скажу: сколько войска не сажай в крепость, Тракт не обезопасится. Покуда Косак не задавим. Сейчас время удачное: многие банды в степи полегли. С ними лучшие вожаки, самые лихие и хитрые, как тот же Ракат или вот Ильич... -- Ковник повернулся к выборному повелителю города:

-- Господин посадник Рапонт Лованов! У меня давно уже готово все, чего сделать надо в Косаке. Людей там знаю, которых надо сместить, на их место - наших. Известны те, которых достаточно припугнуть, чтобы разбойный промысел бросили. Наперечет все, кого только казнь остановит. Так давай лучше в Косак деньги вложим! То будет и нам прибыль, потому что сами начнем с Косака брать городовое и повозное; и что Корней говорит про Тракт - то будет и Тракту безопасней. Потому как скупка краденого самая большая в Косаке... Давно не тайна! Перевешаем скупщиков, и разбойный промысел выгоды лишится. А Волчий Ручей сам пусть справляется. Далеко он от населенных земель, все равно как одинокое дерево за опушкой. Каждая гроза спалить может. Даже то войско, которое сейчас на Тракте свирепствует и бандитов рвет - даже оно ведь не удержало Ручей. Значит, туда сотней латников не обойдешься, надо, самое малое, вдвое больше. Это сколько ж золота на одни только броникони-оружье! Не говоря уж, прожитье зимой всему войску...

Посадник остановил его поднятой ладонью, обернулся к Корнею:

-- Что возразишь?

Корней молча осмотрел собрание. Понял: все на стороне Ковника. В самом деле, Косак отстраивать не надо: он и так немалый город. Войско свое сам содержит - когда еще Волчий Ручей дорастет до такой многолюдности! Косак под боком: случись что, легко помочь. Не то, что отправка войска в глухую степь -- до ближнего хутора два дня конского бега. С Косаком не надо дразнить князя ТопТаунского набором новой сотни: только перекупи тамошнее начальство - и стриги двух овечек сразу. Будет в кармане и Тракт, и водный путь по Лесной. Словом, одни лишь выгоды.

И все равно нехорошее предчувствие мешало Корнею соглашаться. Тиреннолл беспокойно перебирал мысли. Бертову просьбу не исполнит? А кто ему Этаван -- брат, сват? Нет, не в купце дело. Стояло что-то за Волчьим Ручьем непонятное и недосказанное. В самом деле, пожгли его этой весной. Но ведь до тех пор жил?

Наконец, степняк опустил голову:

-- Согласен.

Тихо пробормотал Этавану из-под руки:

-- Видишь, как повернулось. Поговори с Тигром. Все ж таки тысяцкий войска городского. Может, он найдет способ послать туда полусотню в обход наших трепачей.

Берт вздохнул. Ладно, раз уж так вышло, будем утешаться тем, что Тракт все-таки свободен. Осенью ничто не помешает вернуть расходы на свадьбу. Вот только Неслава жаль: огорчится, наверное, что ГадГород бросил его ватагу без помощи.

***

-- Помощи я и не ждал! - Неслав отмахнулся. -- Что Пол против Корнея встанет, это было ясно. Только не думал, что он так ловко на Косак дело повернет... Ладно...

-- Неладно! - угрюмо буркнул Этаван. - Они теперь с Корнеем за Косак передерутся: чьим людям там от ГадГорода сидеть, да в чей кошель повозное ссыпать. А до нас пока руки дойдут, год кончится.

Неслав упрямо мотнул головой:

-- Раз они говорят, что Волчий Ручей далеко, так надо его сделать близким. Надо что-нибудь придумать эдакое... -- Шераг повертел пальцами в воздухе, но слова не нашел. Берт отрезал:

-- Сам думай! Хватит с меня по челобитным таскаться. И так с половиной Ратуши переругался уже. Лучше бы ты со своими связался, живые ведь.

Собеседник ответил равнодушно:

-- Им и без меня хорошо. Вон как ватагу развернули. Если только это и вправду они, а не какая шайка под нашим старым именем... Ну, пускай взаправду кто-нибудь выжил, что с того? Я больше на степь не надеюсь, дядя Берт! - бывший изгнанник посмотрел прямо. Купец вздрогнул: злые у парня глаза. - Степь не устояла даже против случайной банды. А если за наш хуторок Ратуша с Железным Городом сцепятся? Да и что мне та степь? Мои корни здесь, в городе. Потому-то я и просил тебя, чтоб прежде всего изгнание отменили... Хочу обратно на свою улицу. Отцовский дом откупить...

-- Неладно, -- повторил Берт, осторожно шевеля толстыми пальцами. - Как ни крути, в степи остались твои люди. Ты их нанимал. А теперь исчез, не попрощавшись.

-- Ну, с тобой-то я попрощаюсь, -- Шераг поднялся из-за стола. Берт удивленно посмотрел на него снизу вверх и только сейчас сообразил, что Неслав, оказывается, весь обед просидел в дорожной одежде, а его тощий мешок лежал рядом с ним на лавке.

-- Спасибо за хлеб-соль! - поклонился Неслав. -- Нынче наши пути врозь. Пойду, потороплю Ратушу: раз Волчий Ручей жив, зимой может оказаться уже поздно. А сейчас ведь Лепестки и Листья! Всего две октаго до начала лета.

***

К началу лета стало ясно, что бандитов больше нет на Тракте. Тогда всадники Ручья съехались под памятным холмом. Полесовщики натащили дичи из леса. У проезжавших купцов купили хлеба, вина и рыбы. Волчий Ручей успел прославиться: разбойники боялись сунуться в степь, почти как во время Охоты. Так что караванщики охотно поделились едой со знаменитыми в обоих городах конными сторожами.

Дружинники напекли и наварили всяких закусок. Приготовили стол: щиты на крестовинах из ореховых и дубовых обрубков. Ратин собрал всех: поредевшее Братство, присоединившихся лесовиков и подобранных на Тракте охранников. С утра до полудня делили добычу: разбойничьи табуны, взятые доспехи, оружие, дорогие плащи - какие не порвало мечами. С полудня до полуночи пировали - хотя часовых атаман выставил все равно; и все Братство не снимало оружия. Ратин знал, что в такие вот праздники самое удобное время тем же разбойникам налететь, и всех пирующих разом прихлопнуть. На другой день - первый день лета - проснулись поздно. Лесовики навьючили лошадей своей долей добычи. Выслушали от Спарка прощальное напутствие: на волков оружия первыми не поднимать. И поехали по домам, в свои поселки да заимки, провожаемые добрыми пожеланиями остающихся.

Оставалось неожиданно много народу. Во-первых, конечно же, все побратимы Спарка: оттаявший и опять говорливый Сэдди; ловкий Крейн; бесстрашный Ратин; основательный Некст; толстый Остромов; усатый Олаус Рикард; и маленький Дален Кони, снова тихонько напевающий непонятные песенки.

Во-вторых, остались два бывших караванных охранника: Ридигер и Сегар. Оба рослые, спокойные и сероглазые. Темные волосы делали их похожими, как братьев. Хотя по рождению они были из разных мест: Ридигер из села под Косаком, а Сегар из самого ЛаакХаара. С маленькой улицы Иноземцев, где лет пятьсот назад осели беглецы от тогдашних ГадГородских властей. Потому у него и глаза были серые - а не желтые, ЛаакХаарские.

В-третьих, задержались семь полесовщиков, достаточно отчаянных, чтобы не вернуться к прежнему занятию. Молчаливые Велед и Крен. Средний брат Бестужа - Котам. Молодой белобрысый Смирре, если бы не зеленые глаза - вылитый Ярмат. Впрочем, от бывшего беглеца из Княжества, Смирре отличался бойкостью, и куда большей сноровкой в обращении с оружием. С ними - невысокий, худой и жилистый Тарс, великолепный стрелок. Он не мог удержать в воздухе десяток стрел, как прочие, но мишень неизменно поражал восемью из восьми - при каком угодно ветре. Еще двоих Спарк совсем не знал - они пришли с последней ватагой. Назвались Шен и Фламин. Среднего роста, но очень широкоплечие, отчего казались немного ниже, чем на самом деле. Луков они не любили, а охотились только на крупного зверя, всегда вдвоем, с тяжелыми рогатинами. Свои рогатины - копья с длинным широким листовидным лезвием и перекладиной - приятели берегли. Имели для всех четырех особые лакированные чехлы из толстой кожи. На каждом привале придирчиво осматривали клинки, протирали, подтачивали. Однажды Спарк поймал обрывок разговора: Шен хотел заказать для своей пары копий серебрянную насечку по втулке. Фламин степенно возражал: ему казалось, что оружие, многократно спасавшее жизнь, лучше украсить обмоткой из золотой проволоки.

В-четвертых, явился человек, которого волчий пастух совсем не ожидал видеть. Хотя чрезвычайно обрадовался встрече. В Братство попросился Майс, первый и лучший ученик Мастера Лотана из Истока Ветров. Привез груду приветов от Ахена, Панталера, Дилина и самого Мастера; от госпожи Эйди; от ведьмы холода Вийви, от Рыжего Мага Великого Скорастадира, и от ректора Академии Великого Доврефьеля... От Дитера, который прошлой осенью закончил учиться, и сразу же нанялся в караван на далекий Запад... О Скарше ученик Лотана ничего не сказал. Огорчился, узнав о пропаже Неслава.

Волки Тэмр вернулись в свой лес. Аварг обещал новую церемониальную куртку-хауто, потому что Спарк теперь стал настоящим волчьим пастухом, испытанным в боях. Куртку обещал к осени; а пока волки уходили летовать в зеленых урочищах.

Ополоснув прощальные чаши, задумались о будущем. Волчьей разведки больше не было, и выжидательная тактика уже не годилась. Решили ходить с каждым караваном всей дружиной, как в прошлом и позапрошлом годах. За лето накопить побольше денег. Заодно, продолжать увеличивать войско. Чтобы осенью, собрав денег, снова нанять плотников, и отстроить Волчий Ручей краше прежнего. Всем козлам назло - на старых фундаментах.

***

Фундамент новой Школы - Школы Левобережья - заложили в день Середины Лета, когда по окрестным полянам танцевали и праздновали. Закладку тоже сделали частью празника: маги Академии, нарочно приехавшие из Истока, прочитали нараспев красивое длинное заклинание. Земля вздыбилась, сам собой выскочил из-под дерна ряд громадных валунов - по намеченным линиям стен. Собравшиеся радостно заревели. По большей части, на поляне сошлись звери. Сереберисто-седые волки Тэмр, рыжие и бурые волки Аар. Черные, косматые, страшные -- волки Хэир. Гладкошерстые, серые медведи УрСин, давние и повсеместные обитатели Левобережья. Бурые медведи, гости из Излучины. Звонкие шустрые ежи Междуречья, шнырявшие под ногами и над головой. Несколько семейств людей, давно живущих в Лесу, принявших его законы и нисколько не боящихся мохнатых соседей...

Еще на поляне стояли маги Академии. Вернее, один стоял, а второй привычно устроился на его плече. Первый был Великий Мерилаас - синеглазый брюнет, с ног до головы в коричневой замше, расшитой красными цветами. На плече черноволосого южанина сидел, конечно же, Дилин. Точнее - Великий Дилин. Ректор Академии всетаки уступил Рыжему Магу. Наставники Стихий требовались в каждую новую Школу, а ведь еще и в Академии кто-то должен был оставаться. Иначе, откуда возьмется та магия, которую Школы должны продавать желающим? Так что Великими стали все учителя Академии; а бывшие ученики неожиданно для себя оказались наставниками. Учеников же по всему необъятному Лесу спешно набирали новых. Великий Дилин (который упорно не желал пользоваться посвятительным именем Лаурелиндолинеан - хотя, с чего бы?) сразу после закладки фундамента громко объявил, чему станут учить в новой Школе, и отправил гонцов по всей округе - повторять приглашение везде, где хоть кто-нибудь живет. С магами пришли четыре восьмерки лучших строителей Леса - те самые бурые медведи Излучины, клан Хефрена. Громадные звери притащили с собой все инструменты, и даже принесли на спинах большие камни - для печей. Брали они дорого, но строили добротно и быстро. Открытие новой Школы ожидалось к исходу лета.

***

Исход лета выдался жаркий, сухой и суматошный. За свадьбой семья Этаванов не видела белого света. Родичам казалось, что такое важное торжество без их советов или прямого вмешательства обойтись не может. Берт совершенно сбился с ног, занимаясь только свадьбой и родственниками: приглашая, уговаривая, улещивая, отваживая. Торговые дела поневоле пришлось перевесить на приказчика, который вот-вот должен был стать зятем. Тальд управлялся без лишних слов и толково. Хоть за что-то Берт мог быть спокоен.

А беспокоился "купец книжный и железный", как ни странно, о Волчьем Ручье. Еще -- о загадочном исчезновении Неслава, и о том, как бы повидаться со Спарком. Обсудить с ним все эти странности. В особенности, два последних разговора с Неславом: больно уж скомканные и быстрые получились беседы, словно водовороты на плавно текущей реке. Берт полагал, что проводник найдется легко: ведь его люди продолжали водить караваны и где-то встречаться с ГадГородскими купцами. Следовательно, в том же "Серебряном брюхе" их должны были заметить хоть раз. Но Этаван расспрашивал лишь о тех, кого более-менее помнил в лицо: рослый Арьен, белоголовый Ярмат, кряжистый Ингольм - не подозревая, что давно уже стояли в их честь памятные камни на красивом холме к востоку от Волчьего Ручья. Вместо них с заказчиками договаривались Рикард и Сэдди, которых купцу запомнить не посчастливилось. Да и занимался он поисками от случая к случаю: когда выплывал из свадебных хлопот. Так что Берт Этаван не имел никакого понятия о том, чем же занимается Спарк.

***

Спарку приходилось заниматься всякой всячиной. Пока дружина обитала в лесу, на Волчьем Ручье, в наскоро сложенной заимке. Два сруба-четверика под общей земляной крышей; печка-каменка и вмазанные в пол низкие лежанки-каны, нагреваемые дымом. Да холодный сарай, где складывали вещи, сушили шкуры. И еще длинная конюшня. Словом, обычный двор. На северной окраине Леса, под ГадГородом, в таких селились углежоги и беглые крестьяне, расчищавшие себе небольшие пашни"выпалки". Углежоги и хуторяне боялись Леса. Обычно они возводили вокруг двора забор: или из толстенных бревен, вкопанных стоймя, с заостренным верхним концом - или из острых жердей, уклоном наружу - чтобы волк не перескочил.

Братство Ручья, после памятных сражений в одном строю с волками, Леса уже не боялось. Конечно, заимку охраняли часовые на далеких подступах; а в самом доме постоянно не спали один или два человека с оружием - по обычаю Бессоных Земель. Раньше Бессонными именовались все пограничья, где Лес встречался с полем, болотом, горами или океаном. Постепенно это название перешло на единственный небольшой клочок восточной окраины, к югу за Ледянкой, где в Лес упирался грязный язык Великих Болот. Там торфяным пожаром тлела бесконечная, безжалостная и безумная война. Владыка Грязи пытался пройти сквозь Лес на запад. Разномастное население урочищ и перелесков сопротивлялось мечами, клыками и зубами - кто чем владел и умел драться.

Здесь, на севере, посланцы Болотного Короля не появлялись. Жители обходились без защитных стен. Все лето дружинники били дичь и птицу, скупали припасы к зиме, водили караваны. Обозы увеличивались тем больше, чем больше собиралось хлеба с полей. В первый день Золотого Ветра к ЛаакХаару отправился уже целый поезд, около ста фургонов с зерном, мясом, медом, гвоздикой, солью. На Тракт, впервые за все время, выступило купеческое братство ГадГорода - братство медоваров. По сравнению с могучим соляным братством, медовары, конечно, были и небогаты и немногочисленны. Но всех купцоводиночек они оттерли в тень одним своим появлением.

Появились в степи и волки. Нер устроил большой праздник: отмечали начало Охоты и вручали Спарку новую куртку-хауто. Прежняя так и осталась дружинным стягом. Волчий пастух думал спросить, откуда берутся шкуры. Но решил со скользким вопросом пока не высовываться, а потом какнибудь разговорить Гланта. Пока что люди и звери радовались тихой теплой погоде. Волки гоняли четвероногую копытную дичь, добросовестно удерживаясь вдалеке от Тракта.

А Тракт гудел под коваными ободьями тяжеленных фургонов, под копытами гонцов и каблуками бойцов. Медовары наняли большой отряд латников с Мечной улицы, но всадники Ручья пользовались уважением даже в их громадном караване. Не пытаясь соперничать с латниками в ближней охране, Братство перешло к торговле новостями. Кто где движется; безопасен ли во-он тот перелесок; далеко ли еще до приличного водопоя, а то бочка с водой скоро покажет дно... Такие мелкие работы медовары щедро и не торгуясь оплачивали. После медоваров всадники Ручья провели небольшой обоз, телег на шестнадцать. И еще успели выхватить денежный подряд на охрану строящегося хуторка в Степной четверти, далеко на востоке. Правда, пришлось на октаго покинуть Тракт и прочесывать дозорами совсем чужую степь: незнакомую, даже немного страшноватую, у подножия хмурой громады Грозовых Гор. Зато договорились с работавшими на хуторе строителями: те после всех доделок обещали быть на Волчий Ручей. Братство заработало уже достаточно денег, чтобы оплатить им возведение новой крепости.

Наступило сырое, влажное и унылое время Теней и Туманов. Братство не спеша возвращалось к памятному холму. Несмотря на хороший заработок, дружинники особо не веселились: мелкий дождь покрывал плащи и седла; заставлял прятать поглубже боевые луки и полированную сталь; слепил глаза. Даже лошади недовольно мотали головами. Близкий лес по правую руку хмуро шумел, тревожил перекатывающимся рокотом. Поэтому Спарк не сразу разобрал, что ему возбужденно и зло кричат дозорные. Заставил себя стряхнуть сонливость, выпрямился в седле, ткнул каблуками жеребца. Гнедой коротко рыкнул, но послушно взял галопом. Подлетев к Рикарду, проводник откинул капюшон - чтобы лучше слышать. И все равно долго не мог поверить в его сообщение. Дергая правый ус, Олаус сказал:

-- На нашем месте кто-то уже строится. Нас прогнали. Кричат: Ратуша, Ратуша, ГадГород!

За спиной Спарка понемногу собрались все дружинники. Переспрашивали. Возмущено рычали сквозь зубы: "Как весной под каждым кустом по разбойнику было, так где их в тумане прятало? А на готовое влезли -- так и строиться?" Волчий пастух молчал. Ратин молчал тоже: казалось, даже он не знал, что делать. Проводник опустил взгляд на грязную, истоптанную блюдцами копыт, дорогу. Вспомнив утро, некстати подумал, что зима близко: перед рассветом мутные лужицы в колеях затягивал тоненький синий лед.

5.Синий лед.(3739)

Остатки утреннего льда хрустели под копытами. Конь ступал по старому въезду, который незваные гости старательно расчищали. Спарк ругался про себя: ничего подобного он не ждал.

-- Старшего ко мне!

Работники угрюмо переглядывались, выпрямляясь. Под мокрыми серыми рубашками ходили крепкие плечи; пар валил от спин и из нечесанных бород. Повязки для волос набрякли от пота и под мелким дождиком. Землекопы степенно отставляли лопаты, поднимая глаза на всадника. Спешиваться волчий пастух не собирался.

-- Ты-то сам кто будешь? - высокий худой мужчина опер колено на край расчищаемой канавы, толкнулся и встал на дорожку. Грязные шаровары даже не стал отряхивать: все равно опять в канаву, снова измажутся. Проводник не наклонял голову: работник вылез немного выше по склону, оказалось - глаза в глаза. Вот изумленно прыгнули брови, хлопнули ресницы... Ну да, конечно! Кареглазых ему явно не случалось тут видеть.

-- Я-то сам буду Спарк с Волчьего Ручья. Холм, на котором вы строитесь - моя земля по праву первого.

Слова долетели до дружинников, сгрудившихся у подножия холма. Всадники Ручья коротко грохнули в щиты рукоятками мечей. Ветер растрепал темно-русые волосы землекопа; бросил за спину капюшон Спаркова плаща... Куртку бы одеть, хауто да Тэмр! Капюшон-пасть ветром не сдует. Чем страшнее, тем сильнее впечатление. Да кто ж знал!...

Землекопы ничего не ответили ни на гордое заявление, ни на угрожающий лязг. Спарк насторожился: мирные работники воинов не испугались. Ну ладно, их, положим, больше, и они выше по склону... А, вот оно что: проводник разглядел на верхушке большой шатер. Из шатра вышел воин в чешуйчатой вороненой броне и решительно зашагал вниз, обходя стопки досок, корыта с известью, аккуратные кипы тростника. Махнул рукой работникам: дескать, что встали? Продолжайте! Вот приблизился, вздернул острый подбородок. Из-под щетки черных волос выстрелили желтые степные глаза:

-- Кто такой? Чего надо?

-- Спарк с Волчьего Ручья, - коротко и сухо кивнул проводник. - Ты старший?

-- Сотник ГадГорода, четверть Степна. Мое имя Транас. Люди сказали, ты назвал этот холм своей землей...

Спарк внимательно оглядел сотника. Крепкий, рослый... Для воина обычно. А вот уверенность - откуда? Не боится ни капли.

--... Так вот, парень. Будь ты хоть с Волчьего Ручья, а хоть с Собачьей Реки... Ратуша ГадГорода велела мне ставить тут городок. Если тебе не по сердцу, с посадником говори...

Снизу тем временем подъехал Ратин, не сдержавший тревожного любопытства. Поставил вороного за левым плечом проводника. Склонился вперед, настороженно вслушиваясь в короткий разговор. У подножия зло ворчали всадники Ручья; землекопы вяло отругивались.

-- ... А нас оставь в покое. Ясно?

Спарк посмотрел на Ратина. Страха проводник не ощущал. Только усталость. Как будто три дня лез на гору, подбадривал себя всячески... вылез на седловину, и понял, что одолел лишь первый гребень. А перевал во-он там, высоко в облаках. Да и перевал ли? Может, всего лишь второй гребень?

Что посоветует Ратин? Опять рубиться?

Атаман кивнул сотнику, после чего устроился в седле поудобнее. Обратился к проводнику:

-- Поехали, Спарк.

Добавил вежливо, с улыбкой:

-- Подвинься, пожалуйста, Транас. Позволь лошадей развернуть.

Молча съехали к своим. Отошли рысью почти два перестрела к северу, в сторону заимки. Ратин посмотрел на дружину: те спокойно ожидали его слов. Ворчание прекратилось; рукоятки мечей тоже никто не оглаживал. Атаман удовлетворенно кивнул, и объяснил сразу всем:

-- Пока Спарк говорил, Рикард и Остромов на озеро сгоняли. Там целый стан. Стрельцы, латники. Фургоны, припасы, плотники. И не разбойники - войско. Войско от нас не побежит, слишком крепко держатся вокруг стяга. Поэтому мы бы не выстояли против войска, даже равным числом. А их, вдобавок, очень много.

***

-- ...Много! Сотня стрелков и столько же мечников! К тому еще две сотни строителей. Удержатся! К тому же, и напасть на них, после того, как весной Ильич попробовал, мало кто осмелится! - Тиреннолл размашисто подсек воздух вытянутой ладонью. Четвертники и сам посадник завороженно проследили его движение. Пол Ковник подскочил, выпалил:

-- Договор же был, что на Косак деньги пойдут! Ручей удержим, не удержим, туман с ним! А что это мы, Ратуша, наши собственные решения переиначиваем?!

Желтые глаза Тиреннолла уперлись в блеклые злые - Пол Ковника. Под разрисованными сводами посадского зала повисла нехорошая тишина. Корней не отводил взгляда; Ковник дышал все громче и чаще. Наконец, "дедушка Лован" прокашлял:

-- Будет вам упираться лбами... Быки отыскались, тоже мне. Ответь ему, Корней!

Тиреннолл принужденно улыбнулся. Махнул рукой за спину. В дверной арке с низкой скамеечки подскочил слуга, распахнул дубовые створки. Еще двое слуг, ожидавшие в передней, внесли за кованые откидные ушки тяжелый сундук, весь в медных набойках. Сундук утвердили на длинном столе; Айр Боллу даже померещилось, что под его тяжестью прогнулась столешница - даром, что она из лучшего дуба, и трех пальцев толщиной. Заскрежетал ключ. К запахам тканей, благовонных палочек и непременной сырости - в толстых каменных стенах всегда сыро поздней осенью - прибавился ненавистный горожанам степной дух. Полынь, пыль, песок и трава.

А потом по столу раскатились золотые монеты.

-- Вот! - оскалился во все тридцать два Тиреннолл. - Медовары привезли. Прибыль с одного каравана только... -- он не стал уточнять, что здесь небольшая доля - повозное, взятое на воротах. Что ЛаакХаар продал медоварам чуть ли не все железо, и новый такой огромный караван сможет затоварить едва через год. Что князь великий ТопТаунский в будущем вряд ли согласится выкинуть столько денег -- железом он закупился тоже надолго, а золота на Равнинах не моют. Сейчас ничего не имело значения. Выборные от четвертей и сам посадник ошеломленно выкатили глаза.

Корней умел подать товар лицом. Старшины живо прикинули в уме, сколько же Корней отсыпал в свой кошель - если не боится показать Ратуше почти четверть пуда золота. Каждый прикидывал в меру собственной жадности; но все равно, выходило неимоверное богатство. Тут уж правда, чего собачиться за воротную пошлину? Вкладывай ее в Косак, не вкладывай - при таких-то доходах с Тракта уже без разницы!

Только добившись ошеломленного молчаливого внимания, четвертник объяснил, что он хочет делать зимой:

-- ... Как отбушуют вьюги, по санному пути застроим полоску вдоль Тракта укрепленными хуторами. Уже домики на подрубах стоят, сложены и бревна перемечены, я сам надзираю. Осталось на волокушах перетащить, куда следует, и собрать. Пока что ратными заселить. А весной послать туда по восьми семей в каждый хутор... И даже не то, чтобы послать: землей поманить, так и сами кинутся. Оно-то и далеко, и опасно. А все равно, выгода очень уж велика... Вон, воротная пошлина за прошлый год даже не тронута. Обошлись только этим караваном.

Рапонт Лованов повертел головой. Он привык сидеть в высоком кресле с резной спинкой. И красота кованых переплетов давно уже ему примелькалась. И белые с зеленым плитки пола, и великолепные каменные фигуры сплетенных змей, застывших в танце посреди палаты, держащие расписные своды; и летние хороводы на самих росписях - все выглядело знакомо, привычно, близко.

Только сердце колотилось по-новому. Денег, что ли, не видал? Рапонт с шелестом потер сухие ладони. Понял: конец. Истаяло прежнее равновесие. Сейчас ГадГород повернется лицом к степи. И то сказать: единственное место, где соседей нет. Земли дикие, делить пока не с кем. И прежний запрет, который передают посадники друг другу вместе с должностью скоро пятьсот лет - тоже рухнет, смытый звонкими желтыми кругляшками. А ведь им, прежним, тоже приносили золото. Наверняка. И все же, они не пустили людей на юг. Какое божество или народ разозлит исчезновение Охоты?

Старый посадник уронил голову на роскошную серебристую вышивку. Нету у него больше власти, все! Корней новую звезду указал. И теперь охотно примут только распоряжения в поддержку желтоглазого хитрого степняка... "Так он, наверное, и в Степне пробивался!" -- сообразил Рапонт. - "Указывал, куда стремиться, а дальше будто бы само собой сотворялось... В то время, как иные друг дружку травили, резали да наушничали - выходило, все равно в его сторону тянули."

Рядом с маленькими желтыми кругляшами о стол тихо стукнулся большой. "Дедушка Лован" стащил через голову серебрянную цепь. Золотое солнышко - знак власти - легло жалким противовесом высокой горке монет. Корней расширил глаза.

-- Власть взял, бери и ответ за нее! - губы посадника искривились. Не то улыбка, не то ехидство, не то жалкая насмешка проигравшего. Четвертники отшатнулись, словно деревья под ветром. А проклятый лаакхаарец даже не отвел глаз. Тронул за плечо одного из парней, вносивших сундук:

-- Надень его мне, Неслав. Замысел твой... был. Тебе и честь.

***

Честь Академии Доврефьель отстаивал вполне успешно. И Скорастадир, против ожиданий ректора, ему даже помогал. Во всяком случае, споры с начальниками свежеоткрытых Школ разрешал мгновенно. Никаких особенных премудростей здесь не требовалось: сам Рыжий Маг бывал и резок, и заносчив. Долго спорил с Доврефьелем о власти над Академией... и прекрасно видел, где знакомые ему черты проявляются в словах или поступках свежеиспеченных Великих Магов.

После одного такого спора с Хартли - держателем Школы Левобережья - ректор Доврефьель и Скорастадир сошлись в большой учебной комнате. Одинаково тяжелым движением опустились на лавку... посмотрели друг на друга и расхохотались. Смеялись долго, не говоря ни слова. Наконец, Скорастадир извлек из-под мантии гребень и начал приводить в порядок буйную гриву. Доврефьель же гребень забыл в покоях на столе, а потому чесал бороду пятерней - без особого блеска, чтоб только наибольшие колтуны распутать.

-- Однако, грабли все равно под снегом остались! - недовольно помотал головой Рыжий Маг.-Хартли, он хоть и пытался больше силой хвастать, а все же дело говорил... Мы не управляемся с потоком писем от Школ. Они от нас решений ждут. Хошь, не хошь, а едят, как вошь. Дай ты им права самим решать! Тебе же руки развяжутся!

Доврефьель нахмурился:

-- По незнакомым краям даже грифоны в одиночку не летают.

Скорастадир отозвался тотчас:

-- В учении две ошибки могут быть. Все равно, как копье бросать. Либо раньше руку разожмешь, когда еще сила не набрана - либо промедлишь и вгонишь в землю.

Доврефьель досадливо качнул головой:

-- Что ж, ты полагаешь, Школы уже набрали силу? Хоть бы год прошел, хоть бы один полный солнцеворот! Чтобы все вероятные шишки ощупать. Ну куда Совет нас торопит? Разве такие дела без должной подготовки можно затевать?!

Скорастадир вздохнул:

-- Замкнутый круг. Школы сами решать не могут, нас теребят. Мы на них злы за то, что работать не дают. А они на нас - за то, что мы им руки вяжем...

***

-- Руки развяжи!

Ратин спокойно приподнял схваченного за локти, подвел к костру. Пинком под колени усадил между Некстом и Ридигером:

-- Держите крепче. Сейчас развяжу.

Сегар сунул в костер еще охапку сырого хвороста, и, когда тот, наконец, разгорелся, Спарк узнал лазутчика, пойманного Остромовом в кустах за стоянкой. У огня щурился рослый землекоп, первым поднявшийся навстречу проводнику.

Атаман неторопливо распутал узлы и кивнул пленнику:

-- Теперь говори.

Гость по-совиному заморгал на пламя; довершая сходство, повернул голову вправо и влево:

-- Где здесь Спарк с Волчьего Ручья?

Проводник выступил в светлый круг, молча поглядел на лазутчика. Тот облизал треснувшие на морозе губы, выдохнул:

-- В поясе у меня пусть возьмут, письмо тебе зашито. От Берта Этавана, ты должен его помнить. Если уж меня не признал.

-- Отпустите его! - велел Спарк, -- Это Горелик Этаван, племянник Берта. Хотя и трудно узнать: тогда круглый был, сытый. Сейчас все равно, как оструганный. Человек был с нами на том холме, когда... А, елки-палки, из той ватаги ведь все побиты: и Арьен, и Ярмат, и кузнец... Разве что Сэдди должен тебя помнить, -- обратился волчий пастух к сидящему. - Не сердись, что добром не встретили. А как ты в чернорабочие попал? Разве, выгнали?

Горелик оскалился:

-- Не глупи. Почитай, сам поймешь... -- прибавил, растирая запястья:

-- Меньше знаю - крепче сплю.

Потом взял у Спарка нож, подпорол пояс и протянул, наконец, проводнику сложенный в несколько раз листок.

Берт Этаван писал без приветствий и предисловий:

"Хоть и много говорят про вас всякого, но ради жизни моей и дочери, что не выдал ты нас на том холме, и ради той же памяти, тебя упреждаю, что Неслав из вашей ватажки вас решил оставить не прощаясь..." Проводник читал вслух. Невероятная весть передернула всех, сидящих вокруг огня. Спарк справился с волнением, продолжил:

"Я же много помогал ему в замысле отстроить Волчий Ручей заново на деньги и силами Ратуши. Не знал, что он без вас то хочет сделать, потому что он всегда атаман был, и думал я, что он от вашего имени говорит, как обычно..."

Ридигер шумно сплюнул в сторону.

"...Теперь вижу, что не по чести он сотворил, и рад, что больше он в моем доме не живет. А живет Неслав у Тиреннолла, и тот ему воеводский пернач и шубу пожаловал, ради его хитрого устроения, коим Корней в посадники прошел. А вас искать не знаю где, и того ради моих племянников с письмами посылаю, и ты им окажи добрый прием для старой памяти за мое известие и труды их."

-- Т-туманная тварь! - коротко выругался обычно многословный Салех.

-- Ты, это... -- Крейн почесал затылок. - Ты не спеши судить. Мало ли, чем его на крючок взяли. И потом, может, он нас еще позовет. Может, его отказ для вида был.

-- Он сам должен в крепость явиться, как отстроена будет, -- хмуро проворчал забытый всеми Горелик, -- Тогда и спросите.

-- Садись, ешь! - Некст подвинул ему горячую миску, вручил костяную ложку. - Извини, что накинулись.

Этаван-младший махнул рукой:

-- Мою б землю отбирали так, тоже обиделся бы. Зла не держу. Но и остаться не могу. Я перед сотником взялся сходить на высмотр: где вы остановились, да что делаете. Только этим отговариваюсь. Он мне: зачем головой играешь? Я ему: выслужиться, мол, желаю. Надоело черным мужиком ходить, хочу-де в латники... Дак ты скажи, чего ему соврать, чтоб и вас не подвести, и мне голову не смахнули.

Волчий пастух обернулся:

-- Ратин! Придумай ему чего надо. Огер! Куртку мою подай, там возле тебя тюк недалеко.

-- Надо сторожей удвоить, Транас хитрый мужик, наверняка за этим еще кого-либо выслал, может, и не одного, - отозвался невидимый в темноте атаман.

-- Делай как знаешь, мне тебя не учить. Некст, ты со мной пойдешь, посторожишь...

Спарк надел и расправил на плечах новую хауто да Тэмр. Откашлялся и пояснил сразу всем:

-- А я пойду звать волков.

***

Волки заполнили овражек до краев. Между редкими высокими соснами, под густым подлеском, серые и серебристые; цвета тумана и беспокойные, словно дым... Стая Тэмр.

Спарк сидел на кошме рядом с Нером. Слушал. Волки переговаривались коротким рявканьем, поскуливанием. Вертели треугольными лбами. Сырость разбавляла крепкий звериный запах.

В лесу занималось тусклое утро Теней и Туманов. Проводник недоумевал: почему Волчьим Временем назвали звонкие морозные октаго сразу за Серединой Зимы? Нынешняя погода подходила куда больше. Серые и кремовые шапки опавшей листы; грязно-фиолетовые неохватные стволы сосен; резкие штрихи подлеска - как чернильный дождь, схваченный в падении предрассветным морозом. И невозможно-нежные кружева изморози на тощей предзимней траве...

-- Косматые проговорят еще долго, -- вождь легко поднялся. - Очень уж ты задачу хитрую задал... Знаешь, Спарк? - Нер остановился; листья тревожно хрупнули под остроносым бурым сапогом. Проводник тоже остановился, заинтересованно поднял голову. Вождь продолжил:

-- До сих пор, пока вы с бандитами гонялись друг за другом по степи, все оставалось в привычных рамках. Теперь... Нападение на Волчий Ручей поссорит Тэмр с ГадГородом - а за нами ввяжется и весь Лес. Стоит ли один хутор большой войны? Ты должен знать, - договорил Нер, - Я ведь почти отдал приказ тебя убить. Даже если Болотный Король и не хотел твоими руками рассорить Лес с ГадГородом... То все равно дело поворачивается к его выгоде... Мы тут сцепимся, а он на юге провернет, чего захочет.

Проводник недоверчиво мотнул головой. Почти как волк.

-- Что же удержало?

-- Глант поверил тебе. Он, как и ты сам, полагает, что сегодня речь идет не только о твоем хуторе, но и обо всей окраине в целом. Хотя бы потому, что застроенное и распаханное, Пустоземье перестанет быть Пустоземьем. Какая уж тут Охота! Даже имя земле придется подыскивать новое. Жаль, что я не сумел предвидеть и хорошо объяснить тебе эту ветку судьбы три года назад. Чтоб ты прочувствовал, чем может кончиться твое простенькое желание построить собственный хутор.

Спарк сдвинул брови:

-- Если речь, как ты говоришь, о судьбе окраины в целом, то тебе все равно придется рано или поздно эту загадку разрешать.

Вождь пожал плечами:

-- А не явился бы ты, да не стал бы караваны водить? И было бы все, как триста лет назад.

Проводник опустил голову:

-- Я так сильно вам мешаю?

Нер фыркнул:

-- Меньше всего на свете я хочу тебя расхолаживать. Никому из нас не простится новое: мы все в паутине старых отношений. Для совершения нового придется какие-то из них рвать... Рвать поживому. А тебе за одни нездешние глаза спишут... если не все, так половину уж точно!

Собседники вышли из оврага в просторную котловину, заросшую дубами, и светлую: почти без подлеска. На дальней опушке серым по серому чуть заметно обрисовались шатры. Волчий пастух узнал тот, где жил во время Охоты. От шатров спешила к ним темная фигура; скоро по походке стало ясно - приближается Глант. Спарк улыбнулся: неплохо повидать деда. Потом вновь нахмурился:

-- Что же нам делать с хутором? Ведь ГадГород сегодня отберет Ручей, завтра и весь Тракт! И выйдет все равно по-моему: придется Лесу воевать с Ратушей за все Пустоземье в целом!

Вождь резко хлопнул в ладоши. Утро смазало звук - так же, как линии и краски вокруг них.

-- Ну так езжай под Седую Вершину и докажи это Совету! Мы прокормим и защитим твоих людей... Если они признают Первый Закон и власть Леса!

Волчий пастух зашевелил губами, взвешивая неожиданное предложение. Подоспевший Глант мигом ухватил суть. Взял вождя за посеребренный моросью рукав:

-- Погоди... Мы ведь даже не пробовали объяснить горожанам, что за нами Лес. Может быть, если они это узнают, они уйдут? Неужели они тоже ищут ссоры?

Нер поглядел в клочковатое одеяло над головой - словно рассчитывал прочесть ответ на облаках. Повернул обратно, к оврагу, где все еще совещалась стая Тэмр.

-- Тогда на переговоры должен идти Глант. Звездочет опытнее. И старше. Ты же, Спарк, от них пострадал, и потому зол на горожан, -- проворчал вождь. - Мало ли, скажешь чего не то...

Спарк собрался обидеться. Потом вспомнил, скольким обязан Неру, и обида рассосалась сама собой. Если здесь, в самом деле, сходятся интересы Леса и Города, так уж лучше довериться волчьим пастухам. Они живут на спорной земле; случись немирье, прежде всего отзовется на них.

-- ... Ты же пока отправляйся к Братству, -- Нер смотрел прямо в карие глаза проводника. - Обсудите между собой мои слова. Тэмр прокормит и защитит вас, если вы признаете Первый Закон и власть Леса.

***

Лес шумел под ветром, и уже в двух шагах слова терялись. А по губам Спарк пока читать не умел. Братство обсуждало внезапное предложение вождя. Политика, думал волчий пастух, прислонившись лбом к холодной гладкой березе. Опять политика. Там - в пиджаках с галстуками; здесь - в меховых куртках, богатых плащах и при золотом поясе. Хотя, Нер говорил, Опоясанные Леса носят пояс из серебрянных пластин, соединенных кольчужным плетением. Да какая, в сущности, разница?

Первая зима в Истоке Ветров помнилась яркой, богатой на новости. Спарк тогда подсчитал: что ни день, то новое лицо. Или новая мысль. Или - новое знание. Или, хотя бы, событие. Поневоле привыкаешь, и думаешь, для самого себя незаметно, что так будет всегда. Потом же оказывается, что воплощение единственной, простенькой мыслишки, мимоходом скользнувшей между интересными встречами - занимает ни много, ни мало, три или даже четыре года. Ведь сколько он бьется над Волчьим Ручьем? И конца не видно! А встречи, которые тогда полагал интересными и памятными, уже стерлись. Никто и не скажет, о чем на тех встречах беседовали. Спор же, из-за которого чуть в кулаки не пошли, выглядит мелким, плоским, и даже не стоящим места в памяти. "А ведь раньше я Ирину почаще вспоминал," -- парень поежился, плотнее запахнул меховую куртку. - "И называл Иркой, Иринкой. Она взрослеет в моих воспоминаниях. А в жизни, если поверить... Да что я все оглядываюсь: если! Давно уж все поверили. Один я сомневаюсь... Вот, в жизни. Для нее - короткий миг перехода между мирами. Для меня - междумирье сроком в десять лет... Без права переписки, а как же!"

Кто-то тронул Спарка за плечо. Проводник развернулся. Перед ним опускался на четыре лапы старый десятник Аварг. Вокруг переминались его серые воины.

"Ты, кажется, новостей хотел?" -- внутренний голос прямо-таки истекал злым ехидством. - "А не забыл, что у китайцев эпоха перемен всегда служила проклятием?"

В зубах Аварг держал отрубленную голову Гланта.

***

Отрубленную голову сбросили со стены. Тотчас же неприметный сугроб взорвался фонтаном: седой волк метнулся к упавшей вещи. Не обнюхивая - словно и так все понял - схватил за волосы, мотнул треугольной башкой, пристраивая ношу за плечи - и рванул огромными скачками. Стрелки, ругаясь, опускали луки.

Сотник Транас повертел острым подбородком:

-- Неладно! Посла убивать не стоило бы.

-- Ты здесь три года не жил, сотник, -- тихо заметил пожилой кузнец. - А воевода жил. Он их всех знает, как облупленных. С волками по-волчьи! Ведь дед в волчьей шкуре явился, чистый оборотень. И дух от него такой, что все кони перебесились.

Транас прикрыл желтые степные глаза:

-- Воевода, конечно, велик и светел... -- сплюнул за стену. Переступил по мерзлым доскам сторожевого хода. Достал на два пальца клинок из ножен и с лязгом вдвинул обратно. Еще раз сплюнул:

-- А все равно мне это не нравится!

Через трое суток дозорные потревожили Неслава вновь:

- Явился еще один человек. Но уже не в ихней волчьей шкуре, а в плаще, по-людски. Говорит, что его Спарком звать, и что он проводник. Сказал, принес тебе приветы от какого-то Арьена и Сэдди. Прикажи, воевода, пару стрел в него кинуть. Больно у него глаза кривые!

Воевода потер ладони:

- Помню я одного с таким именем. Неплохо знал здешние края. Может, и правда выжил... Добро, пусть войдет. Что у него из оружия?

- Только боевой нож на поясе.

Неслав взялся за выбритый подбородок. Помолчал опять. Велел:

- Ну, оставьте ему игрушку, пусть думает, что успеет вынуть. Вдруг что нужное скажет. И так, повежливей его проводите, чтобы не настораживать. Мне важно, чтоб он не боялся откровенности. Вдруг выкрикнет в запале чего полезное. Ну, а за его спиной поставьте Роха, что у нас самый шустрый... И сам я, - Неслав криво ухмыльнулся. - Боец не последний... Где он там, не тяните кота за я... блоки.

Десятник лично довел гостя до комнаты. Быстрый мечник Рох встал за спиной посла. Посол откинул капюшон на спину, едва не стукнув стража затылком по носу. Неслав сразу вспомнил встречу в "Серебряном брюхе": Спарк тогда сделал точно такое же движение.

- Ты выжил. - Воевода сидел за столом, лениво перекатывая по нему толстую желтую свечку.

- Ты тоже, - угрюмо кивнул гость. - Зачем посланника убил?

Неслав вылез из-за стола. Выпрямился, расправил плечи, красуясь дареной шубой. Со Спарком вокруг да около ходить нечего: проводник имел время изучить Неславовы увертки. Придется выкладывать всю свинью целиком. Авось разозлится, тут и скажет чего важное... Воевода положил руки на пояс, мимоходом заметив, что пришелец сделал так же, а Рох за его спиной напрягся. Неслав улыбнулся краешком глаза: надейсянадейся... Не такие надеялись! Подошел на вытянутую руку. Еще помедлил, чтоб злее вышло. Рыкнул:

- Р-ратуша никогда не заключит мира с волками. Вас нет! Говорить с любым из вас - значит, признать ваше существование, как державы. Чего-то такого, с чем можно меняться послами, спорить о пошлинах и порубежье. Нет! - Шераг выпятил губы:

- Не нужны лишние хлопоты. Ни Ратуше - там на севере. Ни мне - воеводе Волчьего Ручья! - Здесь. На юге.

Спарку все стало ясно на три хода вперед. Как в потаенном лесу, где зарывали клад, и как в холодном ущелье, где Висенна первый раз говорила с Игнатом. Мысли и чувства отступили, волчий пастух словно поднялся на ступеньку выше, где от мира осталась лишь цепочка событий и поступков, не нуждающихся больше ни в обдумывании, ни в переживаниях.

Спарк опустил глаза: и он, и его противник держали оружие одинаково. Три пальца вокруг рукояти. Кольцо из большого с указательным - поверх торца, на яблоке. Знак школы Седой Вершины. "Встретишь такого - не дерись," - напутствовал когда-то Мастер Лезвия - "Убьет наверняка." Лотан давал совет на тот случай, когда сходятся люди незнакомые, когда надо по мелочам угадывать выучку и характер.

А ведь напротив стоял Неслав!

Неслав Шераг, сын Твердислава из ГадГорода.

Неслав, с которым вместе воду таскали - чтоб за ужином Скарша от грязнуль нос не отворачивала. С которым первый караван провели... Да и прошлой осенью - когда самый первый бой с разбойниками случился! Ведь Неслав был атаманом. Он держал ватагу в руках. Он расставлял и проверял часовых. Сам караулил, и коней чистить не гнушался, и...

И он же убил Гланта.

Ясно было, отчего сын Твердислава Шерага пошел под ГадГород. Старшина городская посулила кару снять, отменить изгнание. Помнится, Неслав мечтал: "Детям чистое имя передать бы..." А что на имени будет кровь - так ведь вражеская. Оно, наоборот, еще и почетней. Неслав-воевода с Волчьего Ручья. Звучит...

Ну, так и сказал бы о том всей ватаге! И пошли бы все на городскую службу... Ну, Спарк бы не присягнул - так он же за деньги может караваны водить. Мог бы устроить еще один договор со стаей...

Неслав дышал ровно, распахнутая шуба легонько колыхалась на могучей груди. Из светло-серой рубашки торчали синие нитки: вышивка потерлась. Проводник опять опустил глаза к поясу и оружию. "Он быстрее," - подумал Спарк, - "Он был второй ученик Лотана..."

Больше Игнат ни о чем не успел подумать. Правая рука вверх и вперед. Левая - понизу, на вражеский правый локоть. Нож свистнул в обратном хвате.. легко развалил бобровый мех, оставил почти неразличимую полосу на груди... вспорол синюю вышивку... вот пошло набухать... Глаза Неслава расширились, и несколько мгновений Спарк не мог разобрать, зеленые они, синие или все же серые. Потом правая рука заучено довернула кисть внутрь - словно жила отдельно от тела, и ошарашенно наблюдающих за всем этим глаз самого проводника. Губы противника дрогнули. "Крикнет..." - подумал Спарк, словно во сне, - "Ворвется стража... Да! У меня же за спиной один!"

Рука пошла влево, перед лицом. Лезвие ножа свистнуло вслед - как кнут за кнутовищем. Из перерезанных жил брызнуло теплым и липким. Не думая пока, как пойдет мимо караульных в окровавленой одежде, Спарк перехватил нож еще и левой. Переступил вполоборота, ткнул изо всех сил назад, снизу вверх. Нож попал словно в доску, пальцы чуть не соскочили на лезвие. Парень развернулся, продолжая давить на яблоко. Оказалось, воткнул между животом и ребрами. "На занятиях никогда так точно не выходило..." - слепо моргая, Спарк выдернул оружие. Стражник молча и тяжело упал на спину. Только тут проводник понял: все произошло неимоверно быстро. С той скоростью, какой никогда не бывает ни в ученье, ни в хвастовстве. Которой сам от себя не ждешь.

За правым плечом гулко обрушился воевода, не успевший ни выхватить меча, ни поднять руки к перерезанному горлу. Одним высоким прыжком волчий пастух добрался до двери. Ощупал и осмотрел себя: лицо и шея в крови. С обувью повезло: из растекающейся лужи он упел выпрыгнуть. Одежда... вот брызги на левом плече... Вот еще... Ого, да тут хлестнуло щедро! Быстро, пока кровь не попортила, Спарк дернул край плаща убитого мечника, потянул к себе, и вытряхнул тело из обертки. Человек перекатился вниз лицом. Проводнику полегчало: мертвые глаза скрылись. Снял свой плащ. Вытер им щеки, нос, лоб и шею, бережно двигая колючее сукно снизу вверх - чтобы не загонять кровавые струйки под одежду. Рвать на это рубашку с убитых побрезговал, свою - не сообразил. Пригладил волосы, отряхнулся. Спохватился: надо доказательство. По стеночке обогнул трупы, разрезал пояс Неслава, снял с него меч в ножнах, обтер. Наспех привесил себе. Спохватился: заметят. Снял, затолкал под плащ. Пожалуй, он бы и голову предателю отрезал, если бы придумал, как вынести - до того обозлился на вероломство. Ничего, меч Неслава помнили многие ватажники. И уж точно никто бы не поверил, что Шераг расстался с ним по своей воле. Спарк вернулся к чистому пятачку у двери. Встряхнул на руках плащ стражника: цвет почти такой же, как у плаща, в котором пришел. Сойдет, не сойдет - а другого все равно нет. "Правду пишут в книжках," - подумал Спарк, прокалывая иглой фибулы грубую шерсть, - "Если в живот, так почти без крови..." Вспомнив еще коечто из прочитанного, приподнял щеколду на косяке, чтобы от хлопка та соскочила. Будто бы те двое заперлись изнутри. Щеколда могла соскочить и мимо скобы, но риск это увеличит не сильно... Спарк смело распахнул дверь, вышел уверенно, не глядя, есть ли кто в коридоре. Обернулся: смотрите, мол, еще с живыми говорю. Хрипнул:

- Прощайте!

Хлопнул дверью. Победил желание проверить, закрылась ли. Зашагал точно к выходу, опятьтаки не высматривая стражников. Чего ему глядеть! Его Неслав-воевода только что дурной вестью огорошил. Ему бы теперь, униженному и оскорбленному, до своих добраться! Спарк спустился по лестнице. Через общий зал вышел на двор. Огорченно сутулясь и тяжело вгоняя подошвы в мерзлую землю, подступил к лошади. В книжках пишут, кони чуют свежую кровь. Сейчас дернется, заржет... "Стражники наготове, как раз сбегутся..." - мельком подумал Спарк, и тотчас позабыл о страхе.

Ведь уже приходилось убивать! Всю весну. Шесть боев. Арьена застрелили, так перепугался до рвоты. На этом самом холме мокрый пепел пальцами ворошил - глаза сухие остались. А тут, между прочим, тридцать душ банда выжгла... Теперь-то чего скулишь?

Ну, спокойно. Спокойно. Все идет по плану. Или книжек не читал? В книжках всякий герой должен кого-нибудь зарубить. Должность у них такая. Проверка на героизм. А еще полезней считается, ежели рубить приходится кого-нибудь из близких. Радуйся, что Гланта судьба под меч не поставила! Зато, парень, ты теперь опытный. Тертый. Крутой. Сядешь этак посреди шумного пира, уронишь многозначительно: "Да как можно жизни по книжкам научиться? Настоящая жизнь - она, братцы, от книжек отличается весьма и весьма..." Спарк перекривился в улыбке. Смеяться нельзя. Это мы уже в седле? Воздвиглись. Ну, теперь только засмейся! Ведь не удержишься. Истерика все дело погубит. Ох, и понаписано же про мужественных героев, какие слезы сдерживают. А чтоб кто смех сдерживал?

- Воды! - проводник вытянул руку, не задумавшись, что приказывает чужим. Высокий мечник снял с пояса долбленку, кинул в самые ладони. Ледяная вода резанула ломотой по зубам. Распереживался тут! Жизни все равно, по книгам учился, или наощупь. На подсказках выехал, или своим великим умом. Главное, экзамен сдай...

Спарк вернул баклажку. Тронул коня. Привычный взмах черного крыла над головой: проехали ворота. Конь неспешно спускается с холма. Узкая извилистая тропинка.

За его спиной десятник полез чесать затылок. Распорядился:

- Поди-ка спроси воеводу, может, шлепнуть его? Что-то он с нехорошим сердцем уезжает...

Стражник, топоча, убежал в тепло. Вернулся:

- Заперся воевода. И Рох с ним. Должно быть, обдумывает. Может, этот парень - его тайницкий? Он на въезде слово странное передал, словно бы знак...

Десятник побелел:

- Заперся?!!! Стрелки! Убейте его! Живо!!!

- С холма съехал, господине! Наметом погнал! Не достанем! - прокричали на башне.

Тогда начальник караула от души влепил подзатыльник ни в чем не повинному воину:

- Говорил же, я нож отобрать! Воевода, петух молодой... Я-де успею... Этот набыченный за деда мстить приезжал, не иначе. Потому-то у него и рожа перекошена!... - мечник бессильно махнул кулаком, и опять заорал:

- Сломать воеводскую дверь! Сотника будить! Коней седлать, гнаться за этим! Живей!!

- Ничего не выйдет... - на шум уже выбежал сотник в штанах и при мече, но без сапог и с голым брюхом. - Говорил я Неславу: деда в волчьей шкуре не трогай, Висенне не понравится, что гостей бьешь... Что там Неслав... - добавил сотник, отирая левой пяткой правую голень от налипшей грязи, словно на летнем бережку стоял, а не в снегу посреди зимнего двора:

- Что Неслав! От самой Висенны посланник был. Кому там успеть! У такого нож отнимешь, а он пальцами в горло, или там ногой по хребту. Извернется. Госпожа вразумит! - сотник шумно выдохнул, потом махнул рукой:

-- Судьбу на кривой не объедешь... А гнаться запрещаю. Изза стен теперь ни ногой. Ни по одному, ни по десять. Подними полусотню, вели запрячь бочку, и пусть возят про запас воду с озера. Сколько до темноты успеют. Всех, кто не в карауле, гони на расчистку того колодца. Теперь мы в осаде. У них-то в лесу наверняка дружина ждет.

***

- Дружина за тебя дралась всю весну, и под твоей рукой безропотно все лето ходила... - Ратин поднял глаза на Спарка:

- Если теперь откачнемся хоть каплю назад, за своих не заступимся...

- Да понял я, не нуди... - проводник сгорбился еще сильнее, вжимаясь спиной в холодные бревна.

Ратин поднялся, заслонив светильник. Поскреб горло. На миг Спарк вспомнил, как по такой же короткой щетине пролег красный порез, а потом хлынуло. Опустил взгляд, оперся руками на лавку, встал:

- Пойду на холод. Мутит что-то.

- У меня бы смелости не хватило, - тихо и неожиданно признался Ратин. - У вас, в стае вашей, все так друг за друга жизни не жалеют?

Спарк перекривился, сглотнул, и развел руки: понимай, как знаешь. Затем покинул закуток, прошел мимо очага. Что-то круглое выпало из кошеля - наверное, монетка... Спарк равнодушно наступил, пропустив мимо ушей слабый хруст. Сделал еще пару шагов, потом всем телом навалился на дверь: сырую, обитую войлоком, и все равно заиндевевшую. Вышел на мерзлые доски крыльца. После трех зим на степном ветру, где пришлось и караулом постоять, и дозором походить, лесной холод казался легким. Но проводник знал, что простывают как раз на таком, поначалу неопасном, холодке. Поэтому он не повалился в сугроб, не раскинул крестом руки. Только уперся лбом в заледеневший столб. Что ж так мутит безжалостно? Съел что несвежее? Третий день желудок пищу не принимает...

Тяжелая дверь распахнулась мгновенно. Стоял бы на той стороне, где петли - уже бы вовсе не стоял. Выскочил Сэдди, с поварешки в его левой руке разлетались дымные капли:

- Там призрак!

Спарк встрепенулся. Нудящий живот отступил. Парень нырнул в затхлое тепло - и резко отшагнул назад. Сэдди, сунувшийся было вслед, отлетел. Кувыркнулся по настилу до ступенек, откуда хрустко упал спиной в снег.

Посреди заимки стояла Иринка. Точно такая, какой Игнат видел в самом первом сне. Ветер из ниоткуда шевелил куртку, дикую и непривычную среди шуб, кафтанов, меховых плащей. Сквозь синие джинсы просвечивал очаг, и расхватавшие оружие ватажники. Полупрозрачные кроссовки чертили чтото на грязных досках, спокойно проходя сквозь стопку щитов, рваные сапоги, вязанку заготовок для стрел... Еще на полу блестели осколки стеклянного шарика. Подарок Ахена! Вот оно что! "Разобьешь, когда вовсе не будет сил терпеть..." Пожалуй, Игнат бы придержал шарик на день почернее этого. Или судьбе виднее? Спарк вдруг понял, что живот уже не болит. Мгновение - и все кончилось. Ирки не стало. Игнат наклонился за осколками, неторопливо сложил в ладонь, удивляясь, какая та стала жесткая и крепкая. Как у взрослых.

- Так ты и вправду под рукой госпожи Висенны... - протянул первым опомнившийся Майс. - Она приходила?

Игнат кивнул:

- Она. То есть, нет! Она, но не Висенна. Моя девушка. Которую я ищу... Нет, жду.

- Лотан говорил. Я не верил. - Майс опустил голову. - Пожалуйста, не держи на меня зла.

Мало что понявшие ватажники завозились, убирая оружие. С улицы, наконец, вошел Сэдди. Ему в двух словах пересказали случившееся. Салех покрутил головой, стряхивая налипший снег:

- Одно другому не помеха. Почему бы госпоже Висенне и не быть чьей-нибудь девушкой? Всяко лучше, чем древней бабушкой!

Ратин сдержанно улыбнулся. Майс задумчиво почесал затылок. Спарк собрал все осколки, распрямился:

- Ну, дружина, если Хадхорд против нас, так я буду искать помощи у Леса.

Сэдди заговорил первым:

-Не думал я, что волки окажутся честнее людей...

***

Стая разделилась почти ровно пополам. Сторону проводника держали Некер, Хонар, Аварг и их десятки. Они убедили многих других. Терсит требовал взять кровь за голову Гланта. Нер по этому поводу недовольно хмурился. Одно дело, когда войны требуют горячие юноши. И совсем иное, когда рассудительный спокойный лекарь смотрит в огонь, стиснув зубы, и на всей его фигуре написано, что не забудет и не простит - никогда.

Вторая половина стаи держала сторону вождя. Нер знал, что за несколько октаго женщины отговорят от войны множество народу - из тех, кто сейчас требует "меч и зуб", останется, может быть, третья часть. Но и это очень много. Каждый шестой. Эти уже не уступят. И потом, ведь ХадХорд не ограничится одной крепостью. Знай это Спарк, мог бы привлечь на свою сторону еще немало голосов. А, может быть, он и знает? И просто ждет себе следующей осени, чтобы тогда сказать: "Вы меня год назад не послушали, а теперь гляньте: все застроено!" И вот тогда уже Тэмр попробует сменить вождя. Будет поединок, оба исхода которого Неру не нравились. Собственная смерть - тут все ясно. Но убить Спарка? Лишить себя единственной возможности что-то исправить в затхлом укладе, который не менялся невесть сколько поколений; собственными руками оборвать нить влияния на людей - ведь Спарк знаком с ХадХордом. И еще у него есть друзья в Академии. Лишить Тэмр такой поддержки вовсе уж глупо...

Нер вспомнил своего предшественника, Таказа. Тот правил сурово и строго, поскольку мальчиком застал Девять Времен. Войны нахлебался вдосталь. Вот кто не колебался! Голову с плеч, и все дела. Всякие там связи, влияния да знакомства - в военное время ненадежны, да и не нужны.

А, может быть, Болотный Король учел и эти сомнения? И время просто упущено? Ну, умрет кареглазый пришелец. Поздно: на Волчьем Ручье крепость уже стоит. В ХадХорде уже новый посадник, который не боится смотреть на юг. Тем более, что с севера, если верить слухам - от того же Спарка, кстати - ХадХорд подпирает Великий Князь ТопТаунский. Князь - величина совсем неизвестная. И все это никакой смертью чужака не изменишь. Обратного хода нет!

И все равно Нер не хотел начинать войну.

***

Войны начинают неудачники.

Спарк давно прочитал это изречение, и сегодня нашел его вполне подходящим к ситуации. Только "там и тогда" изречение спокойно лежало себе на глянцевой обложке, обещая вечер за хорошей книгой. А "здесь и сейчас" проводника трясло. Он не мог назвать свое состояние страхом - но и ничем иным тоже.

Выбора не было.

Вернее, не совсем так. Выбора не было на определенном уровне существования. Выскочи выше - варианты появятся. Соскользни ниже - появятся тоже. Но "выше" означало собственное владение и войско, независимое баронство - чего пока даже не предвиделось. "Ниже" -- глупую партизанскую войну с ГадГородом, чтобы выжить его с Тракта. Выжить-то можно, да ведь и купечество перестанет тогда по Тракту ездить. За что, спрашивается, боролись?

Коготок увяз - всей птичке пропасть. Построил хутор, доказал, что можно на Тракте жить. И что же? Тотчас на лакомый кусок набежал ГадГород. И так напакостил, что стало не до умных рассуждений, не до попыток заглянуть вперед. Что там дружина, если сегодня даже Терсит решает не из будущего, а из мести! Нер не дает забыть, чем опасна пограничная стычка. Скорее всего, вождь удержит Тэмр от нападения. Что ж, отправляться в Исток Ветров? Так это еще вернее поссорить Лес с Городом, чем просто атаковать крепость стаей Тэмр. Набежали бы серые, гарнизон повыбили - ну, и списать на бандитов, при чем тут Лес? А вот если Совет примется воевать, тут уж не отмажешься...

Только ведь волки не согласятся сваливать вину на бандитов. Бесчестно. А время войны, "баталхордо", когда не действует честь - может объявить либо общее собрание всех вождей, либо напрямую Совет Леса. Как ни верти, опять выходим на него...

Спарк собрал дружину вечером, после ужина. Говорили поочередно, мало и одинаково. Решили: дружине обитать на опушке по-прежнему, и внимательно следить за Волчьим Ручьем. Ридигеру и Сегару возвращаться в ГадГород тайно, жить там и собирать вести о происходящем. Они к дружине примкнули позже всех и у караванщиков на глазах не мелькали. Их вряд ли узнают. Если получится, хорошо бы им найти Берта Этавана. Может, купец еще чего разведает в Ратуше, куда бродягам вроде Ридигера ходу нет.

Самому Спарку - вызвать чьелано и лететь, пускай даже зимой, в Исток Ветров. Поднимать старые знакомства в Академии. Дружине ждать его возвращения, а уж после выбирать: принять ли законы Леса, или остаться вольными.

Наутро проводник пересказал решение Неру. Тот грустно улыбнулся:

-- Давно ли мы тебя подобрали на Тракте? А нынче вот до чего дошло. Ну, будь по-твоему. Хорошо уже и то, что никто покамест в битву не рвется. Начать-то войну легко...

Волчий пастух согласно наклонил голову. Вовремя: беседа происходила на заснеженной уже опушке. С ореховой арки почти на затылок грохнулся изрядный ломоть снега. Спарк помотал головой; волчья пасть-капюшон послушно щелкнула клыками прямо перед носом. Вождь попрощался, шагнул несколько раз - и растаял в белом морозном царстве, словно бы невидимая рука зарисовала его снежными разводами да инеевыми кружевами, да серебристой дымкой в звенящем от холода воздухе. Точно так минувшей осенью - год прошел! - закончил разговор Глант... Спарк спохватился, что не спросил старика-звездочета, откуда берутся шкуры на церемониальные куртки-хауто. Ведь не убивают же волков нарочно для того, чтобы кого-нибудь одеть... Проводник повернулся идти к лошадям на опушке, с которыми терпеливо ожидал Некст.

И даже не задумался, что сам поначалу хотел вычеркнуть из жизни целых десять лет. Потратить их только на то, чтобы просто ждать.

Времена надежды.

Книга третья. Наместник.

1.Вьюжная ночь в горах. (3740)

- Придержи здесь.

- Осторожней с лопатой.

- Ну и снегопадище... Хорошо, что успели откопать хотя бы этих...

- Да их всего только двое и было.

- Понесло же их в горы именно сейчас!

- Смотри! Дышит!

- А второй?

- Ну, второй-то в порядке. Просто спит. Гляди, у него даже губы не сжаты.

- Наверное, видит не самый плохой сон.

***

Сон был яркий, цветной. Только что не пахучий. Странно смотрелось, как Андрей Кузовок, прозванный друзьями "Усатый-Полосатый", пьет чай из фарфоровой чашки... и пар над чашкой подымается... и заварник на столе парит... а чаем не пахнет.

На столе перед Кузовком стояла пустая хлебница. Игнат потянулся было взять печенья, да спохватился, что видит всего лишь сон, и убрал руку.

- Ну что? - спросил Усатый-Полосатый вместо приветствия, - Допрыгался? Думаешь, мне было просто до тебя достучаться?

- А ты кто? - вместо ответа поинтересовался Спарк. - Не иначе, мое подсознание. Внутренний голос, или "кто у нас есть еще там"?

Кузовок шумно отхлебнул из чашки.

- Может и так. А может, мы просто снимся друг другу.

- Теперь до утра будем выяснять, кто кому снится... Что значит "наконец-то достучался"?

- Разве не помнишь? Весной, в поле я пытался поговорить с тобой.

Игнат несогласно покрутил головой. Кузовок повторил его жест. Прямые русые волосы выскочили из-под тесемки, живым колоколом окутали голову. Андрей разделил волосы длинными тонкими пальцами программиста. И исчез. А перед Спарком и вокруг развернулась знобкая весенняя степь; и опять проводник ждал запаха взрытой земли, горелого железа - но во сне ничем не пахло. Высокий раскосмаченный бандит заносил тусклый клинок. Спарк отчаянно выкрутился на пятке, локтем ткнул противника в кисть - того повело влево. Завершил движение боевым ножом, загнав его точно под ремешок остроконечного шлема.

И внезапно остановился, поражаясь налетевшей тишине.

То есть, звуки были. Истошно выл разбойник, получивший копьем в живот. Храпели, визжали и лязгали уздечками кони убитых. Скрежетал по шлему клинок. Спарк различал даже звон колечек, выбитых из чьей-то брони молодецким ударом. Но все это доносилось словно из соседней комнаты. А рядом с ним кто-то говорил спокойным, слегка подсевшим голосом:

-- ... Игнат? Я с ним только вчера попрощался. Дома он должен быть, больше негде...

"У них там всего день прошел," -- подумал Спарк, словно бы и говорили вовсе не о нем, -- "У них? Или у нас?"

-- А кто теперь "они", а кто теперь для меня "мы"? - последнюю мысль Игнат произнес вслух.

- Вот-вот! - Усатый-Полосатый назидательно поднял палец. -Ты так и не нашел своего места в этой истории. Миссии своей ты не знаешь. А пора бы.

Проводник фыркнул:

- Что есть миссия?

Кузовок засмеялся:

- Я уж думал, что весь клуб достал своими проповедями. А вот поди ж ты, нашелся, переспрашивает!

Игнат подумал: сон ли это, в самом деле? Как там говорил Нер: "Мыслям и снам намного проще перейти между мирами, чем человеку". Вдобавок, миры-то ведь сходятся. Если верить Академии Магов.

Тут Спарк вспомнил сразу все. И как прошлой зимой убили Гланта, отправившегося на переговоры с поселенцами из ГадГорода. Поселенцы отобрали у ватаги холм и хутор Волчий Ручей. Как пришлось в отместку зарубить Неслава. Как потом долго спорили волки и люди стаи Тэмр. Вождь стаи, тот самый Нер, отчаянно не хотел начинать войну. И полетел Спарк посреди зимы в Исток Ветров, говорить свои обиды перед Советом Леса. Полетел на грифоне, "чьелано", как их здесь называют. А уже у самого конца пути внезапно обрушился на них снежный шквал... Успел ли грифон приземлиться? Или всливился в Белый Пик? И почему, в таком случае, он спит?

Усатый-Полосатый важно склонил голову:

- Миссия - это такая цель, которой никто, кроме тебя достичь не может. Оправдание твоего существования на земле...

"Мало ли, чего во сне приснится", - подумал проводник. Проворчал:

- Вот не знал, что ты буддист.

Кузовок странно улыбнулся:

- Скажешь тоже, буддист.

Ухмыльнулся ехидно:

- Кстати, Спарк! Тут что-то никто не говорит о своих богах. Но ведь не может быть такого, чтобы сказка - и вдруг без богов, храмов, святилищ. Не кажется ли тебе это странным?

***

"Странный потолок" -- решил Спарк. - "В шатре был тканевый, в Башне Лотана - серый, оштукатуренный... Наверное, все же бетон. В заимке нашей просто накатник из бревен. А здесь ни то, ни другое, ни третье: мозаика... Определенно, я этот потолок раньше видел... Где?"

- В госпитале Академии Магов! - раздался слева резкий сильный голос. Спарк повернул тяжеленную почему-то голову. Рыжий Маг, Великий Скорастадир, выдохом взволновал красно-белую мантию:

- Наконец-то очнулся. Лежи, не вертись. Сейчас всех остальных позову.

- За.. чем? - только и смог выговорить проводник.

- Ну как же! - рявкнул Скор, и на его голос в палату потянулись маги Академии. Процокал коготками где-то внизу ежик-предсказатель Дилин. Суетливо переваливаясь с боку на бок, вошел кастелян Академии, невысокий мишка Барат-Дая. "Он еще мороженное отлично готовит" - вспомнил Спарк и спохватился, что голоден, как волк. Вплыла высокая красавица в серебрянном платье - госпожа Вийви; потом знакомое лицо в обрамлении прямых платиновых волос - Ахен, бывший учеником... а теперь уже в расшитой зелено-золотой мантии. Наверное, получил степень мага.

Наконец, вошел Великий Доврефьель, ректор Академии. Скорастадир мельком посмотрел на строгого старика и продолжил объяснять все тем же громоподобным голосом:

- Нашлось ведь какое-то важнейшее дело, заставившее тебя лететь в горы зимой. Просто чудо, что вас унюхали под снегом - после того, как грифон врезался в скалу. А, учитывая, кто ты такой, и где провел эти четыре года, всем понятно: что-то стряслось на окраине. Вот все и ждут, пока ты очнешься.

- Так мы все-таки врезались! - Спарк ошеломленно прикрыл веки. Спохватился:

- А что с грифоном?

- Лечится, как и ты. Но он крепче. Через две-три октаго ему разрешат вставать.

Проводник вспомнил присказку Ингольма: "Нету бороды - некуда плюнуть". Это, выходит, грифону разрешат вставать через целых три октаго... двадцать четыре дня... а ему сколько лежать?

Парень с тоской поднял глаза на каменный свод. Потом опомнился: о чем он разнылся, дурачина безмозглая! Ведь их нашли. Принесли в Академию и вылечили. А могли подобрать весной два обглоданных трупа - снесенных лавиной куда-нибудь вниз, поближе к жилью...

Не попросить ли магов еще раз попробовать перекинуть его в будущее? Прошло целых пять лет, и как будто шансы на удачную переброску должны улучшиться? Вот и Кузовок приснился: значит, миры в самом деле сходятся, и скоро еще кое-кто возникнет из ничего на памятном холме, в сердце Пустоземья... Надо будет обязательно встретить этого человека. Да, но ведь Волчий Ручей захвачен поселенцами из ГадГорода!

- Так вот, что произошло у нас на окраине, - начал Спарк эль Тэмр простуженным голосом, не замечая, с какой тревогой и напряжением ловят каждое его слово верховные маги Леса.

***

Лес огромен. Спарк слышал это неимоверное количество раз. И трижды пересекал Лес. С востока на запад и обратно - всякий раз верхом на грифоне. И лететь приходилось ни много, ни мало - четыре октаго. Тридцать два дня. Сколько же племен и народов должно обитать в зеленом океане!

Когда Спарк услыхал о Большом Совете, то сразу представил себе сборище безмозглых и бессильных болтунов со всего необъятного Леса. Подобие парламента, собираемого магами для видимости: дескать, смотрите, ваш голос тоже слушают. А вышло не так. Надо было представлять себе "мартовское поле", на котором франки решали, кого им воевать в этом году. Или кошевой круг войска Запорожского, написавший знаменитое письмо турецкому султану. Или вече Новгородское, которое князей на службу брало - и выгоняло без всякой жалости.

Большой Зал Академии - Спарк помнил его по первой встрече с магами - заполнила пестрая толпа: мех, когти, клыки, зубы, на людях - стеганые куртки и чешуйчатая броня... Все с оружием, все молчаливые и настороженные. Говорящий поднимается на особое возвышение, и во время речи стоит с поджатой левой ногой. Как подустанешь, так сразу понимаешь, о чем важно сказать, а что можно и выбросить. Слушают не просто внимательно: впитывают каждое слово. Ищут, к чему бы придраться. Найдя, взрываются мигом. Ревут, колотят в щиты, звери скалятся и машут когтистыми лапищами. Совсем не так представлял себе Спарк высшую власть в Лесу. И порадовался, что его - по причине недавно отступившей болезни - на трибуну не потащили. О делах восточной окраины говорил сам Великий Доврефьель. Ректора уважали, и потому перебили всего два раза. Спарк стоял далеко, у самой двери. Не слышал, из-за чего ругались. Впрочем, он особо и не тянулся: Ахен за ужином расскажет. Как только Спарка выпустили из госпиталя, он переехал к старому приятелю. Так что за новостями гоняться не приходилось.

Но сегодняшний ужин превзошел все, что Спарк мог вообразить. Первым в комнату вошел Ахен. Вернее, вбежал. И с порога объявил:

- К нам гости! Надо...

Проводник и сам прекрасно знал, что надо. Раз! - сохнущая одежда свернута в тюк и задвинута в спальную нишу, на дальнюю кровать. Два! - Ахен заклинанием сдувает крошки и пыль со стола, а Спарк проходит по столешнице влажной тряпкой, которую тем же движением отправляет в таз для умывания... Три! - парадная хауто да Тэмр и мантия брошены на стол, Ахен и Спарк торопливо влезают в них. Четыре! - Из шкафа выпорхнула алая гостевая скатерть, горшок с медом, кусок мяса, стопка лепешек. Две пары рук спешно расталкивают угощение по длинному столу. Пять! - ах, нет! Опоздали! Великий Скорастадир уже стоит в дверях, встопорщив рыжую бороду, уперев руки в бока, и раскатисто хохочет:

- Суетитесь, парни?

- Уже нет, - спокойно выпрямился Ахен, а Спарк откинул волчий капюшон на спину, чтобы рассматривать гостей не сквозь клыки. Великие вошли первыми и обрамили дверь почетным караулом. А потом... Спарк порадовался, что Академия отводит каждому не просто комнатку, но целую квартиру. И что гостинная в такой квартире изрядной величины. Если наберется гостей, как сегодня, то в маленькой комнатке их даже посадить некуда.

Вот медведи: маленький Барат-Дая, и громадный библиотекарь Ньон. Вот грифоны: старый знакомец, золотой Панталер, и новый - черно-белый, пестрый Кентрай. Вот Великие Маги: уже упомянутые Доврефьель и Скорастадир и недавно посвященные Вийви, Дилин, Хартли, Мерилаас... Вот главная неожиданность вечера. Высокий крепкий мужчина с твердыми чертами лица, словно отполированными скулами, короткими усами, аккуратно подстриженной бородкой - и в точно такой же церемониальной куртке-хауто, какую носит и сам Спарк. Проводник машинально отвернул воротник: желтый и белый лоскуты. У вошедшего - желтый и рыжий. Второй тачменто стаи Тэмр... Спарк поклонился первым - как младший старшему. Вошедший поклонился гораздо ниже, как хозяин - гостю. Пригладил без того ровно уложенные светлые волосы. Назвался:

- Аум Синри. Представляю Тэмр на Совете.

- Спарк, - осторожно ответил проводник, - Послан Нером по делу третьего тачменто Тэмр.

Аум улыбнулся:

- Слышали о твоем деле. Сейчас о нем и будем говорить.

Ахен тем временем разместил всех за столом (проводник оказался справа от Синри) и задумался: угощения на такую ораву маловато. Но тут вбежали посыльные, отправленные Доврефьелем на поварню заранее. Они приволокли еще мяса, лепешек, нарезанного желтого сыра, тройку кувшинов с разбавленным светло-розовым вином, и даже множество вазочек с мороженным - подарок от мишки-кастеляна. На зуб положить хватит каждому, но и не так много, чтобы все ушли в еду. Впрочем, Скорастадир погнал коней, даже не прожевав свою долю:

-- Совет решил поддержать тебя и помочь тебе отбить Волчий Ручей.

Спарк и Синри одинаковым жестом вскинули брови. Заметили это, глянули друг на друга прямо - рассмеялись. Синри тихонько сказал:

- У тебя в самом деле нездешние глаза. Забавно...

Проводник махнул рукой: ну сколько мне эти глаза будут припоминать! Ответил:

- Давай-ка послушаем, что он еще скажет.

- Несколько лет назад, когда мы начали готовить вылазку на север... Ахен тебе расскажет, потом, если захочешь... мы хотели исследовать там узел Силы... заинтересовались ГадГородом. Он на самом краю наших карт... - говорил Скорастадир, успевая в паузах надкусывать, отпивать и проглатывать - так ловко и ритмично, словно танцевал ртом.

- ... Тогда мы завели там несколько шпионов. И вот они осенью сообщили, что купцы ГадГорода решили заселить Тракт. А волков, которых считают диким зверьем, попросту изгнать. Только мы не могли даже предполагать, что горожане начнут зимой. - Скорастадир вытянул губы трубочкой и замолчал. Продолжил Ахен:

- Лес даже войско подготовил. И, как только тебя нашли...

Спарк прикинул: четыре или пять октаго назад, если считать те дни, что он был в беспамятстве.

- ... Отдали приказ выступать. Нер уже получил письма.

- Горожане считают, мириться с вами бессмыслено, - вставил Мерилаас. Аум напряженно задвигал бровями, с трудом разбирая непривычный выговор. Южанин тряхнул черными волосами, сверкнул синим глазом. Провел рукой по коричневому воротнику замшевой куртки, и продолжил:

- Для них разум в зверином теле - крушение привычного мира. Ересь! Твой удачный опыт с проводкой караванов горожане объясняют... - Мерилаас замялся, шевеля смуглыми пальцами. Наверное, подыскивал слово или составлял фразу. Еж-предсказатель пришел ему на помощь:

- Объясняют просто. Дескать, какието ловкие парни колдовством подчинили себе волков и запугали местное население. Ну, то есть купцов там, охотников, караванщиков. А весной колдуны с разбойниками друг друга перебили. Вот и славненько! - Дилин нервно потер игрушечные ладошки.

- Для них - славненько, - хмуро уточнил Аум Синри. - А Тэмр не для того сражалась с Владыкой Грязи, чтобы теперь отдать Пустоземье денежным мешкам из ГадГорода!

Все почему-то замолчали. Смотрели на Спарка так, как будто взвешивали невидимым безменом. Оценивали. Проводник поежился. Наконец, Скорастадир решился:

- Обычно мы не выносим такие обсуждения наружу. Но твой случай и так уже нарушил все законы. Одно то, что тебя удалось найти под снегом. Чудо? Везение? Мы предпочитаем видеть в этом покровительство госпожи Висенны.

"Тебе за одни нездешние глаза простится... если не все, так половина уж точно!" - вспомнились проводнику слова Нера. Спарк вяло удивился точности расчета вождя. Чего хочет Нер? И почему не может действовать открыто? Внутренние интриги Тэмр? Проводник покосился на соседа. Аум слушал молча и внимательно; Спарк спохватился: ведь Рыжий Маг говорит что-то важное! - и отставил мысли.

- ... Усилия пока что выгодны Лесу, и создают очень хорошую основу на будущее для междуречья Ледянки и Лесной. А потому имеет смысл их поддержать. Так, мы посылаем туда войско под рукой Опоясанного, назначенного Советом Леса. Однако, нам было бы желательно...

- А тебе выгодно... - ловко вклинился в паузу Дилин. Скорастадир ожег его взглядом, но фразу не сломал:

- Чтобы Опоясанным в тех землях был ты. На положенный законом срок - пять лет. Тогда ты получил бы право делать все, что сочтешь нужным.

Наступила излюбленная романистами "оглушающая тишина". Барат-Дая несколько раз звякнул ложечкой по вазе с мороженным. Собрание посмотрело на него, как будто он совершил нечто в высшей степени непристойное, и завхоз Академии виновато положил серебрянную фитюльку рядом со своим прибором.

Невидимый безмен качнулся и поплыл. Игнату показалось, что он падает в лифте. Наверное, у него изменилось лицо, потому что Скорастадир изумленно вскинул выгоревшие брови:

- Ты что же, отказаться собрался?

- Да нет, он как раз понимает вилку, в которую влип. - Неожиданно пришел на помощь Аум Синри. - Все, что принадлежит Тэмр, принадлежит Спарку; но верно и обратное.

- Прежде, чем дать ему силу, следует четко определить, что он и его сила принадлежат не только стае, а всему Лесу! - сообразил Ахен. Госпожа Вийви посмотрела на Спарка и неожиданно ему улыбнулась.

- Он должен быть избран представителем волков в Совет, или получить от Совета Леса какуюнибудь должность... - размышлял вслух Скорастадир.

- Но представитель Тэмр в Совете уже есть! - рявкнул Аум Синри.

- ...И его опыт нужен именно для дел Стаи, а не для дел Леса. - заключил Рыжий Маг.

- Я не собираюсь уступать свое место! - продолжил сосед проводника.

- Следовательно, Спарк эль Тэмр должен выучиться управлению, законам Леса... - ректор внушительно посмотрел на недовольного Аума, и тот замолчал. Потом старый маг принялся загибать пальцы:

- Вождению войск, понятию цельности Леса... Немножко магии... Словом, - Великий Доврефьель заговорил громко, почти торжественно:

- По совокупности обстоятельств, Совет Леса решил направить тебя в школу Левобережья, и там выучить на должность Судьи. Либо Опоясанного.

- Будет видно, к чему у тебя окажется больше способностей! - Скорастадир, как и Мастер Лезвия, не мог молчать долго.

***

- Долго мне придется учиться?

Гости разошлись. Задержались Скорастадир, Вийви и Дилин. Ахен со Спарком наскоро прибрали комнату, придвинули скобленые лавки к столу. Теперь вокруг него хватало места, и все могли удобно устроиться. Рыжий Маг заклинанием разжег камин. Вийви привычно выкинула объедки в огонь, рассортировала остатки угощения. Того, что было десятку на зуб, пятерым как раз хватило на сытный ужин.

- Должно же быть вам возмещение за беспокойство, - пояснила она.

- Ну и нам вечерю не готовить, - ежик-предсказатель, забравшийся на стол, нахально подмигнул хозяевам.

- Так долго учатся в этой вашей школе? - повторил вопрос проводник. Рыжий Маг пожал могучими плечами:

- По способностям. По уму, по характеру...

Помолчал и сказал прямо:

- Я же видел, ты чего-то испугался в этом предложении. Твой сосед, Аум, он просто не понял. А думал ты не о том, что после говорилось.

Спарк отмолчался. Скорастадир не отступил:

- Во сне ты бредил. И я кое-что узнал о тебе. Ты хотел жить ярко, мечтал о мире, в котором от тебя что-то зависит? Чего же теперь за печку прячешься?

- Гланта жаль, - проводник опустил голову. - Так все было мирно. Так все хорошо начиналось...

- За себя не боишься? - спросила госпожа Вийви, встряхивая у огня алую бархатную скатерть. Красные отблески тревожно перескакивали по белому платью, ведьма вертела и складывала полотнище, а Спарк видел льдинку, серебрянную свечку в багровом закате. Неловко пожал плечами:

- Как-то кажется, что все плохое может произойти с кем угодно, только не со мной...

- Ну, в твоем возрасте рано о смерти думать! - утешил Скорастадир, отставляя очередную опустошенную вазочку. - И вообще, сколько ты еще будешь думать? Пора делать! Сколько можно играться? Уже не мальчик, пора жить набело... - потянулся, и прибавил:

- Люблю мороженное...

- Вот, а холод не любишь... - Вийви последний раз встряхнула бархат перед огнем, с ног до головы покрывшись багровыми бликами. Спарк успел заметить, как страдальчески скривился Дилин. Ежику отчего-то не нравился красный цвет. Потом сложенная в восемь раз скатерть прыгнула на руки Ахену. Тот убрал ткань в шкафчик, и Дилин облегченно потер лапки. Ведьма продолжила:

-- Думаю, ты года за два-три пройдешь Школу. И еще думаю: ты зря отворачиваешься от будущего. Представь, насколько проще тебе было бы строить Волчий Ручей и говорить с поселенцами, если бы ты носил Пояс.

***

Пояс оказался точно перед глазами, а лезвие прошуршало над головой: сотник успел присесть. Транас мигнул желтыми глазами, извернулся и откатился. Меч Опоясанного со свистом врубился в мерзлую землю. Над схваткой гнойником лопнуло ругательство. Сотник подхватил чей-то щит и сгреб топорик - взамен сломанного клинка. Хотя его доблесть уже ничего изменить не могла: Волчий Ручей был взят.

- Волчий... Ручей... взят... Сдавайся, сотник! - тяжело выдохнул Опоясанный.

- Пошел в туман, зверолюд проклятый! - отозвался Транас, - Вы же нелюди! Как вам можно сдаться?

Опоясанный поднялся на задние лапы и зарычал во всю пасть. Отбросил меч, толкнулся. Черной меховой глыбой врезался в щит. Хрустнула сломанная кость; побелел и не дрогнул Транас. Медвежья лапа прошла над щитом, небрежно коснулась уха - сотник сломанной куклой полетел на стену, запнулся о подножье бойницы, качнулся - и пропал в сырой мгле.

Снизу отозвались волки, сверху - пятерка грифонов, выделенных Лесом для взятия Ручья:

- Готово!

- Сдавшихся нет!

Опоясанный опустился на привычные четыре лапы и выбежал из крепости. Нер подошел к нему слева, окликнул:

- Тайон, все. Что теперь?

Тайон оглядел холм.

- Теперь не полезут. Наши тайницкие в городе донесли, что весной Тракт будут заселять только в том случае, ежели Волчий Ручей устоит. А он, как видишь, не устоял!

Нер тоже посмотрел вокруг. Волки стаскивали трупы. Красные полосы заметал крупный мягкий снег. Окрестности терялись в метели.

- Ловко ты удар задумал, - похвалил Тайон. - Мы всего три десятка потеряли...

- Если б не чьелано, мы бы стены не перескочили, - возразил Нер. - Так что всем чести поровну.

- Чести? - Тайон взялся обеими лапами за белый Пояс. Звякнули серебрянные пластины, зашуршало соединяющее их кольчужное плетение. - Да, чести... - повторил Опоясанный. Рявкнул:

- Захаб!

Черный волк из стаи Хэир проявился в метели:

- Слушаю.

- Того, последнего, которого я со стены швырнул... сотника их...

- Да, нашли его.

- На мясо не берите. Заройте там на вершине, и камень поставьте. Нер надпись выбьет. А шлем его положите у подножия.

***

- Там я шишак и подобрал, под камнем. В честь Транаса камень кто-то поставил на холме, - разведчик снова поежился, протянул зябнущие руки к огню. - Верхняя запись на камне по-нашему, а нижние все теми знаками, которые обычно на степных камнях находят.

Корней Тиреннолл, посадник ГадГорода, уныло окинул взглядом шлем на столе. Шлем только чуть тронуло ржавчиной: похоже, его положили на могилу сразу после боя. А Транас всегда содержал доспех в порядке. Наверняка и в последний бой пошел начищенным до блеска... И вообще, все поселенцы были великолепно снаряжены. Людей в войско отбирали самых толковых, самых стойких, самых мужественных. Не помогло! Степь проглотила всех. Даже трупов не оставила. Разведчики нашли только брошенный, постепенно разрушающийся городок.

Посадник пропустил сквозь пальцы посеребренную цепь. Качнулось на цепи золотое солнышко, стукнуло о скобленую столешницу. Корней оглядел собрание:

- Что думаете?

Айр Болл опустил рыжую голову в лисий воротник. Крепкими руками разгладил синий кафтан. Промолчал. Что ему думать о Степне? У него в своей четверти с углежогами ругани - только успевай поворачиваться. Осенью столько навезли железа из ЛаакХаара, что не поспевают лес рубить и уголь для кузниц жечь... Каждый день жалобы: то там, то здесь продают "недопалок". Недожженный уголь - в горне только помеха. Четвертник махнул рукой: дескать, вырвался ты, Корней, в посадники. Нас обошел степной хитростью. Значит, сам теперь и выкручивайся!

Айр Бласт, против обыкновения, с дядей своим согласился. Тоже глазки в пол уставил, словно там девки голые нарисованы. Даже губы облизал. Потеребил бороду, и в свете камина ярко блеснул красный рубин на пальце. Четверть Бласта - "Солянка" - в последнее время придавлена страхом. Сосед у нее грозный: Великий Князь ТопТаунский. Не до иных прочих, когда самому пчела за воротник влезла.

Нового четвертника Степны - Матвея Ворона - нечего и спрашивать. Зеленый еще. Шустрый и толковый, иначе Корней не протащил бы его на свое прежнее место. Лет через пять, как оботрется, да в силу войдет - только держись. Но пока что Матвей на собраниях больше молчит и слушает.

А вот Пол Ковник, от четверти "Горки", молчать не стал. Пришел его час. Глаза полыхнули багровым, темнее кафтана. Потом Ковник двинулся на лавке, и молниями сверкнула его золотая вышивка. Дождался! Как мечтал степную четверть утеснить, как старался Финтьенское железо ввести в город... Корней в посадники пролез, но теперь даже он не сможет помешать.

- Думаю, господин посадник, надо Южный Тракт закрыть на осень и зиму вовсе. А летом и весной... - Ковник махнул рукой, и все поняли без слов: летом и весной тоже нечего ездить. Слишком уж опасно выходит. Как уцелеть обозу на открытом пути, когда добрая крепость с сильным войском не устояла?

Завозился Айр Бласт. Запахнул соболиный воротник бурой замшевой куртки, поежился. Указал прислужнику на очаг. Тот подбросил еще охапку поленьев и вернулся на лавку, в дверную нишу. Ненадолго пахнуло теплом. Всеми забытый разведчик неловко переступил, начал понемногу отодвигаться к выходу, зябко кутаясь в потрепанный лесной плащ.

- Ты бы хотел, конечно, Южный Тракт убить вовсе, - спокойно ответил Корней. Пол привстал, оперся локтями о стол, внимательно и недобро сощурил светлые глаза. Посадник досадливо поморщился, словно горячего хватил. Вытер повлажневшие пальцы о красно-синие клетки скатерти. Продолжил:

- Наложить полный запрет - вовсе без ЛаакХаарских металлов останемся. Второе, наши торговые дворы в ЛаакХааре окажутся брошены. Рано или поздно мы ту торговлишку совсем потеряем. А кто ее подберет? Железный Город не так богат, да и мимо наших ворот им не проехать. Слабого перекупим, сильного на заставах задержим, прочего пошлинами разорим... Нет, ЛаакХаарцы против нас не вытянут.

- А кто ж тогда вытянет? - Ковник подбоченился, готовясь к спору. Никто бы не дал ему сейчас семь десятков лет. Когда еще Матвей Ворон повзрослеет; а Ковник все молод! И спина прямая, как на брань, и оделся в цвет: багровый кафтан с неистовыми золотыми молниями по рукавам, по воротнику. Тиреннолл против него - сиротка приютская в сером плащике.

Каменные змеи, держащие свод палаты, тонули в полумраке. За узкими окошками издыхал день. Корней поглядел словно бы сквозь город - померещились гнилые клыки башен, рассыпанные бревна стеновых срубов; мертвый Волчий Ручей. Злобными искрами укололи глаза - желтые, как у погибшего сотника. Тиреннолл поднял золотое "солнышко", знак посадника - чтобы все видели - и отрезал:

- Будем ездить, как деды ездили: во все времена, кроме осенней Охоты. Мы не можем выпускать из рук Тракт. Потому что подберет его Князь!

***

Князь вышел из покоев гневен. Хлопнул дверью, топнул подкованным каблуком. По галерее так разлетелся, что балки гнулись с противным скрипом. Успокоился только на середине двора, перед колодцем. На крышке колодца сидела старшая дочь князя. Рыжая, рослая и своенравная. А вокруг нее кочетом вышагивал воевода Михал Макбет. Рассказывал что-то смешное: княжна легонько улыбалась, то и дело поправляя на плечах теплую воеводскую шубу. Воевода мерз, скрипел зубами, но улыбался тоже.

- Что, воевода, мечтаешь о подвигах?

Макбет тотчас позабыл и о морозе, и о шубе, и даже о княжне. Девушка капризно надула губки, но потом насторожилась: чересчур близко у князя сошлись брови.

Налетел холодный ветер. Снежная крупа полоснула по лицам. Княжна досадливо фыркнула, нырнула в отнятую шубу с головой. Мужчины снега не заметили. Князь был зол, а воевода внимателен.

- Готовь войско под ГадГород! - велел князь. - Года через три созреют. Там с Трактом неладно. Прибыль даже меньше, чем обычно. А железа мы нынче закупили вдоволь. Накуем мечей, наберем людей.

Из шубы появился белый лепесток лица под рыжими волосами:

- И не прискучила тебе война, батюшка?

Князь протянул руку: ступай! Воевода быстро поклонился. Крупными шагами покинул внутренний двор, даже не заикнувшись о шубе.

- Пойдем в тепло, дочь.

До дверной арки дошагали молча. В передней набежали служанки, приняли шубу, со знанием дела переглянулись: нынче девочка воеводу ободрала. Кто-то завтра попадется? Кому еще польстит с княжной поболтать, как с подружкой?

Красавица причесала медноцветные волосы, оправила бирюзовое платье. Насмешливо улыбнулась: много воевод в Княжестве, а шуб еще больше!

- Верно, милая, - сказал князь, точно разгадавший переглядку. - Только эту шубу вернешь сегодня же.

- Алиска, отнесешь! - не моргнув, приказала девушка. - Так что ж ты, батюшка, все воюешь да воюешь? Я тебе не чужая, мне хоть правду скажи! Неужели княжество и в самом деле не может стоять без южного железа? Или тебе дедову славу превзойти охота?

Старый князь оперся на витую стойку лестницы. Дочка забежала под руку, ласково посмотрела в высветленные годами глаза:

- Ты, батюшка, не печалься, я тебе пенять не стану. Каждому своя мечта. Только правду скажи!

Отец оторвал руку от опоры:

- Всего понемногу, дочь. И потом, слава славой, а железо железом... - подумал еще немного, решился:

- Расскажу тебе, сегодня сон видел. Приснился мне человек в желтой одежде до пола, как будто шуба, только застегивается не встык, а большим запахом. И шапочка черная, буханкой хлеба, и вот с такими ушами... - старый князь приставил ладони к голове. Служанки хором прыснули, уронили воеводскую шубу. Девушка ожгла их взглядом - не хуже отцовского:

- Алиска! Я кому велела шубу отнести!

Самая быстроглазая недовольно попятилась, укладывая одежду на руке. Запахнула душегрейку, выбросила поверх толстенную пшеничную косу - и медленно, всем видом выражая возмущение, заскользила к двери. Князь не выдержал, рассмеялся тоже:

- Верни ее. Пусть уж дослушает, - ехидно подмигнул: - Каждому своя мечта, так?

Сложил кисти вычурно: левой взялся за правый локоть, а правой - за левый. Пояснил:

- Вот так этот человек руки держал. Лицо и шуба у него были одинаковые: желтые, гладкие, только что не блестящие. А еще одинаковые глаза и шапка: черные, как сливы в вине. И сказал он... - старик вдруг выпрямился, белесые зрачки налились ясной зеленью. Вместо доброго дедушки в горнице невесть откуда возник Великий Князь ТопТаунский. Даже дочь примолкла, а служанки вовсе попятились.

- ...Война - это великое дело для государства, почва жизни и смерти, путь существования и гибели!

Бесшумно распахнулась смазанная дверь. В облаке колючего снега возник воевода Михал. Увидев свою шубу на локте Алисы, одним движением скользнул к служанке. Взял шубу, потрепал девушку за пухлую щечку. С издевательской вежливостью поклонился остолбеневшей княжне:

- Рад, что шуба вам пригодилась. С вашего дозволения, шубу верну. На рубеж еду, а холодно там. А не так мы близко знакомы, чтобы ваш светлый образ меня грел. Так пусть уж греет шуба!

Поклонился князю:

- Еду по округам, списки составлю. Людей хочу сам посмотреть. Через четыре октаго буду.

Вышел, не прощаясь - род Макбетов имел такую привилегию.

Служанки посмотрели на князя, на его дочь - и вдруг хихикающим табунком побежали из комнаты. Княжна потеребила кисточки на поясе... взялась за черепаховый гребень... Рванула с мясом и запустила в дубовую дверь - только осколки брызнули.

- Эх! - крякнул старый князь, - Какой парень с крючка сорвался! Сорвался, а? Ты ведь думала, не попросит шубу, гордиться будет?

Княжна отмахнулась:

- Лучше скажи, сможешь ты удержать завоеванное? Может, лучше хранить то, что имеешь?

Князь наконец-то посмотрел на дочь серьезно:

- Не бойся, девочка. Я не повторю ошибки прадеда. Не придется нам тут сидеть в осаде, и ты глазки свои синие не выплачешь. Советуешь хранить, что имеем? Ну так и займись своими школами, ты же давно хотела!

Потом князь прошел в свои покои, где дожидались его сановники, дела и бумаги. А княжна накинула плащ, закусила губу - побежала на стену. Хотела посмотреть, как выедет из ворот наглый Михал-воевода. Но ничего не увидела: от равнин севера до Хрустального Моря на юге, от восточного Пустоземья до Колючих Краев и города Исток Ветров на западе - над всей этой необозримой землей опускалась непроглядная вьюжная ночь. Мерзлыми пальцами лезла за пазуху, слепо нащупывала сердце. Нащупав, сдавливала морозом: выдержит? Лопнет? Ледяным дыханием выдувала души, снежными крупинками бросала к небу, рвала и перемешивала человечьи судьбы.

***

- Судьбу на кривой не объедешь, а на прямой не обгонишь... - Ахен помогал собирать вещи. Маг привык путешествовать, и складывался быстро, умело. Но и Спарк уже изрядно "оттоптал половиц" у Висенны. В четыре руки работа шла быстро.

- Пальцы правильно пахнут... - рассеяно заметил проводник.

- А как это - правильно? - удивился маг.

- Стружкой смолистой, немного горячим железом. Заходил на днях к Лотану. У него новые ученики. Смотрят на меня, как на... не знаю, с чем сравнить. Рассказал ему новости. Вспомнил, как луки делать. Попробовал щит собрать. Не получилось без подсказок: слишком много из памяти выпало... - Спарк встряхнул церемониальную куртку, которую не хотел убирать в мешок. - Я на окраине, представь себе, даже вас забывать начал. Лучше всего помню медведей: один большой, другой маленький. Ежик часто на ум приходит. Иногда Панталера вспоминаю. Доврефьеля от Скорастадира еще как-никак отличу. А вот Вийви - просто имя. За ними для меня никакой человек не стоит, по ночам не снится...

- А если бы снилась, я бы тебе холку намял по самые уши! - рыкнул с порога Великий Скорастадир.

- Только для того, чтобы меня запомнили, я голым на столе танцевать не стану. - Великий Доврефьель вплыл важно, как и подобает ректору Академии.

- Мы попрощаться зашли, - пояснил Рыжий Маг, огладив пальцами уголки рта. - И случайно услышали в коридоре...

- Случайно? - невинно осведомился Ахен. Скор подмигнул ему правым глазом и продолжил, как ни в чем не бывало:

- ... Обрывок твоей интересной речи. Не мог бы ты ее продолжить - для нас? Мне она кажется важной.

Спарк пожал плечами:

- Я каждый день вижу людей, и каждая встреча, каждая речь кажется мне важной. Как я могу отделить главное от второстепенного, если не знаю, какая из этих встреч будет иметь в будущем продолжение?

И молча влез в хауто да Тэмр. Скорастадир улыбнулся:

-- Что ж, не будем настаивать. Ты нашу грамотку от прошлого раза не потерял?

Проводник помотал головой:

- Многое потерял. А медальон мастералучника остался. И бумага с печатями уцелела.

- Вот и славно, что уцелела. Можно новую не делать... Что же до важности... Ты ведь не думаешь, что мы предложили тебе Пояс просто так?

- И чего вы ждете от меня взамен?

Великий Доврефьель выступил вперед:

- Каждый ждет своего. Мы - чтобы Пустоземье стало частью Леса. Чтобы там признали наш закон и наше право суда, нашу монету и наш образ жизни.

Парень скривился:

- И, конечно, любой ценой?

Доврефьель улыбнулся:

- Как хорошо, что ты кривишься именно при этих словах! Буду надеяться, из тебе выйдет нечто хорошее. Удачи!

Великий маг медленно и торжественно поклонился. Спарк сообразил поклониться в ответ, после чего Доврефьель исчез - так же плавно и бесшумно, как появился.

Проводник посмотрел на Скорастадира:

- Он не дал четкого ответа!

Рыжий Маг снова потрогал уголки рта: словно улыбку придерживал.

- Разве ты не понял?

Спарк опустил голову. Поднял с пола затянутую ремнями дорожную сумку. Ахен взял вторую:

- Идем?

- Провожу вас до Двора Прилетов, - Скорастадир повернулся, вымел мантией желтые холодные плитки. - Посоветоваться надо. Сон видел. Думаю, Спарк, Землю твою видел. - Рыжий Маг азартно взмахнул руками перед самым носом Ахена:

- Похоже, как ты рассказывал. Голубой шарик. Большие острова, как на твоих рисунках. А вокруг шарика - демоны. Три добрых и семеро злых. Жутко мне стало...

Проводник и сам поежился. Одно дело, когда тебе мерещится старый друг. Тот же Кузовок. Или вот, как отец позавчера приснился. А совсем другое, когда Великому Магу начинают чудиться контрабандные демоны из другого мира. Чем может кончиться, страшно даже подумать.

- ... Злые различны наружно, а сходятся в одном: все оправдываются тем, что соблюдают выгоду хозяина. Кто хозяин, я так и не понял.

- А демоны-то как выглядят? - заинтересовался Ахен.

- Первый весь черный, жесткий и ворчливый. Везде видит только опасность. Чуть что, кричит хозяину: вооружайся! Бери силой! Не раздумывай! Не прислушивайся! Дави! Другой - желтый и расплывчатый. Так ловко всех обманывает, что я даже смотреть на него боялся. Он склоняет всех пьянствовать без меры, и другими путями уходить из разума - чтобы себя приятными картинами пощекотать.

Вышли в холл с фонтаном. Спарк пытался определить свои чувства. Маг живописал. Ахен зачарованно внимал.

- ... Третий как змееныш. Все у него шутка, все не взаправду. Любовь обернет жаждой половых сношений, искренность подаст, как попытку выслужиться. Что угодно вывернет наизнанку. Четвертая - свинья. Хапает и хапает, только для себя, никакого служения никому не приемлет. Любимая ее ловушка: "Ты для других достаточно сделал. Пора подумать о себе!" Пятый - торопыжка. Везде бежит, везде гонит. Ломает работу, которой до завершения последний шаг остался. Вокруг яблони бегает и кричит плодам: "А ну, созревайте скорее!" - когда надо просто сесть и подумать. Или подождать спокойно, не ломать течение судьбы...

- Ты сам тоже торопишься очень часто! - заметил Ахен. Скорастадир поглядел на него очумело, потом сообразил, кивнул:

- Виноват, есть за мной такое. Но ты дальше слушай!

Рыжий Маг налег на ворота, и компания оказалась в широком дворе. Редкие белые облачка пятнали весеннюю синь. Открытая в простор сторона двора дышала теплом и влагой, обещая дождь к вечеру и лавины по всем перевалам. К счастью, Спарк летел, а не шел пешком. Слепящих шквалов во время Солнца и Снега можно было не бояться.

Грифон-перевозчик еще не появился: должно быть, отъедался перед дальней дорогой. Рыжий Маг мог спокойно завершить повествование:

- ...Шестой: ящерица с тремя головами. Одна петушиная голова, везде кричит: "Я сильный, я умный, а ну-ка все хвалите меня!" Вторая, напротив: унижение паче гордыни. Только ошибись, та голова и начинает визжать: "Ну, я так и знал! Я ни на что не годен!" - и, вместо следующей попытки, человек дело вовсе бросает. Третья же голодная, озирается повсюду, ищет себе поклонников.

- А седьмой?

- Седьмой - серый. Уныние. Как ни утешай, все сожрет, сыто облизнется, и скажет: "Ты меня не убедил". Поэтому с жалобщиками и нытиками спорить ни в коем разе нельзя. Душу растравят, а толку грош, - вместо Рыжего Мага ответил Спарк.

- Ты их знаешь?!

- Так я и вправду твой мир видел?!

Оба возгласа раздались одновременно. Проводник ответил сперва Ахену:

- Я кое-что читал об этом. Да, Скорастадир, ты мой мир видел. Только ты прости, мне странно слышать от другого человека о вещах, которые я до сих пор себе разве что воображал. И не очень-то верил. Ты об этом хотел посоветоваться?

Нешуточно опечалился Великий Маг Леса. И так это показалось дико Ахену и Спарку, что они даже сделали полшага назад.

- Значит, миры вправду сходятся, - кивнул Скор. Яростно рубанул ладонью сырой воздух:

- Что же получается, Госпожу Висенну... вот этим вот отдать?! Бешеным змеям и свиньям? Серым, желтым, черным и трехголовым?

Молодой волшебник запустил пальцы в волосы цвета тумана:

- И правда, нехорошо выходит.

Проводник молчал, кутаясь в хауто да тэмр.

***

Стая Тэмр сдержала обещание. Спарк отсутствовал втрое больше, чем собирался. Несмотря на это, заимка встретила его в целости и сохранности. Грифон сел на опушке около полудня, взял уговоренную плату, и поднялся в обратный путь, едва не повалив Спарка ветром от мощных крыльев. А проводник побрел по лесу пешком, нагрузившись дорожными сумками не хуже вьючной лошади.

Очень скоро его окликнул дозорный:

- Стой, Спарк! Что ты там на горбу волочешь? Если подарки не забыл, так жди, я лошадей приведу!

"Ни тебе здравствуй, ни мне до свидания..." - Спарк свалил тюки на сухой пятачок, и облегченно вытянулся, прислонившись спиной к березе.

Дозорный - Некст - привел не лошадей, а всю ватагу. Все были здесь: живые, веселые и здоровые. Спарк только сейчас понял, как он боялся. Боялся узнать по возвращении: такой-то ранен, такой-то замерз в буране, пропал на охоте, убит в бою с поселенцами на Ручье... Ничуть не бывало! Спарка хлопали по спине и плечам:

- Ну, ты знатно съездил! Тут сразу этакое войско взялось!

- Нас на штурм и не допустили. Говорят, отвоевали свое. Ждите, вернется ваш - это они тебя имели в виду.

"Я их тоже имел в виду " - подумал Спарк. Рта раскрыть ему так и не дали:

- А Кони медведя песней разбудил. Идем на лыжах, он чегой-то мурлычет под нос. Тут из сугроба как рванет! Здоровый, быстрый! Поднялся на лапы, заревел, и как пошел ломать подлесок... Если бы не шлем, содрал бы мне волосы вместе с кожей. Я глядь налево, а Дален уже на осине! Мухой взлетел.

- Я стрелу наставил, ору: ложись! А медведь ревом забивает, Крейн меня не слышит, маячит. Наконец, извернулся, в ключицу попал. Зверь здоровый, Крейн его ножом в горло - хоть бы что. Мы врассыпную, он за нами...

- Сразу за обоими?

- Ну так, Крейн же его рубанул сразу надвое! Одна половина за ним, вторая за Кони.

- На осину?

- Дален в те поры уже с ветки упал...

Гогоча на весь лес, пришли в заимку. Вымели пол, окатили водой. Принесли несколько еловых лапок, размяли каблуками: для духа. Ратин снял замок с винного сундука. Нарезали окорок. Некст похвалился мочеными ягодами: наткнулся на морошку под снегом, и собрал почти бочонок в самый лютый мороз Волчьего Времени. Сэдди снял с огня котел, разлил дымящуюся наваристую похлебку по мискам. Разобрали ложки, сдвинули кружки. И пошел пир горой - до сладкого весеннего вечера, когда все высыпали на крыльцо, считать звезды.

Спарк решил не откладывать до завтра:

- Я хочу стать Опоясанным Леса. Должность такая, вроде как послом и наместником. Мне надо учиться года два или даже три в школе. Вдали отсюда... - проводник осмотрел вечерний лес. Вздохнул. Сперва он считал домом шатер Нера посреди степи; потом Башню мастера Лотана, затем бревенчатую крепость на Волчьем Ручье... Наконец, всю окраину - Пустоземье. И гордился ведь!

А теперь придется привыкать к новому дому. "Если два переезда равны одному пожару" - подумал Спарк, - "То я уже дважды горел... И ведь еще сам переезд с Земли к Висенне!"

- Кто не хочет пойти со мной, тот пусть сердце не ломает. Снимем клятву, так, Ратин?

Атаман кивнул:

- Насильно мил не будешь.

-... И пусть себе идет, куда захочет. А кто со мной, тот человек Леса, признает законы Леса, и на разумное существо оружия не подымет, в какой бы шкуре оно ни встретилось.

- А как же разумного от неразумного отличить, к примеру, волка? - спросил коренастый Шен. Спарк вспомнил: Шен и его брат Фламин всегда тщательно ухаживали за своими копьями. Пока проводник листал память, отозвался Некст:

- Так ты вовсе ни на кого первым не кидайся. Если волк разумный, он тоже первым не кинется. Волки зимой говорили, у них закон такой. Правда, Спарк?

- Верно, - кивнул Спарк. - Первый закон Леса. Ничто не может быть сделано с кем бы то ни было, без согласия этого последнего. Нарушение данного закона считается насилием и карается Обрывом. Взявшийся за оружие не защищен этим законом.

- Больно уж благородно... - пробурчал Шен. - Когда я в порубежники ХадХорда хотел вписаться, мы в такие тонкости не входили.

- Неужели у нас окажется меньше совести, чем ее нашлось в волчьей стае? - Рикард намотал на кулак отросшие почти до бедер усы.

- Нет, это было бы постыдно, - серьезно отозвался Фламин.

- Завтра пойдем, деньги раскопаем. - Спарк посмотрел в темное небо, вспомнил, как Глант учил его находить невидимый полюс мира. "Не так давно я здесь, а смотри-ка ты, уже есть и что вспомнить..." Еще раз вздохнул:

- Как будто я дорогу к захоронке не забыл. Там немного. Но на три года хватит всем - если, конечно, золотом кабаки не мостить.

- Дай сказать, старшина. - Ратин вертел кружку в руках, наконец, опустил на груду прошлогодних листьев:

- Мы тоже думали, пока тебя не было. Решили так: Братству всему идти с тобой в ту же школу. Не возьмут учиться, наймемся там работать. Потому как нам идти больше некуда. А кровь смешана, и нельзя нам надолго друг от друга уходить. Или насовсем врозь, или вместе до конца.

Проводник молча кивнул. Ратин прочистил горло:

- Значит, Салех, Крейн, я сам, Некст, Остромов, Рикард, Кони, Майс и ты девятый, пойдут в ученье. Остальные...

Спарк прикрыл глаза. Тьма уже сгустилась, и лиц он не различал. Но отлично помнил летний пир, когда делили разбойничьи табуны, мечами кроили дорогие ткани. И как тогда решились остаться в ватаге новые люди. Кроме имен, Спарк почти ничего о них не знал: молчаливые лесовики Велед и Крен. Средний брат Бестужа - Котам. Молодой белобрысый Смирре, если бы не зеленые глаза - вылитый Ярмат. От погибшего беглеца из Княжества Смирре отличался бойкостью, и куда большей сноровкой в обращении с оружием. С ними - невысокий, худой и жилистый Тарс, великолепный стрелок. Он не мог удержать в воздухе десяток стрел, как прочие, но мишень неизменно поражал восемью из восьми - при каком угодно ветре. Еще вот эти самые Шен и Фламин, непревзойденные копейщики. И два бывших караванных охранника, Ридигер и Сегар. Всего получается тоже ровно девять. Кстати, Ридигер с Сегаром отправлялись в ГадГород на разведку. Нет ли от них новостей? Ладно, потом. Сейчас Ратина дослушать надо.

- ... Остальные, значит: Велед, Крен, Котам, Смирре, Тарс, Шен, Фламин, Ридигер, Сегар, останутся жить на окраине, как жили. В этой вот заимке. Как обычная ватага. Пушнину бить, мед собирать, воск вытапливать... В город ездить за новостями. А через три года встретимся на холме Волчьего Ручья. Если он занят будет, то здесь, в этой заимке. При нужде встретимся и раньше. Вот так мы решили. Что скажешь?

Спарк подумал: будут вертеть мной, как ветер знаменем. Про то, наверное, и предупреждал Доврефьель, когда говорил, что "каждый от тебя чего-нибудь своего захочет". А, с другой стороны, у него никаких иных путей нет на выбор - так чего спорить попусту?

- Скажу, что хороший набросок будущего... - проводник потянулся. - Жаль только, снова учиться придется.

- Не переживай! - засмеялся Сэдди Салех. - В хорошей компании времени не заметишь. Ведь как говорят у нас, в Пустоземье...

Спарк порадовался этому "у нас" - и прослушал пословицу. Впрочем, очень скоро проводник выучил ее наизусть: "За хорошим делом даже дни опадают листьями".

2.Дни опадают листьями. (Весна 3740 - лето 3742)

Листья шелестели вокруг собравшихся. Лето еще не вошло в силу. Большая поляна перед главными воротами новой Школы укрывалась в зеленой шепчущей тени. На поляне широким кругом расположились люди и звери. Посередине кольца говорил русоволосый маг в серой мантии - Хартли, наставник Школы Левобережья.

Наставник представлял учеников и учителей друг другу. Он нарочно выстроил их вперемежку, чтобы все сразу ощутили себя как "Мы, Школа" -- а не учениками против учителей. Хартли окончил Академию Великим Магом; а стихией избрал Разум. Разум охотно и много пользуется словами, так что Хартли любил и умел поговорить красиво.

Учителей для школы призвали из Башен, особым приказом Доврефьеля. Первым и лучшим среди них все признавали старика Стурона, посвященного Жизни.

Затем шел Раган, лесной медведь из редкого племени просто медведей, или промедов. Отличался от прочих не ростом или там шерстью, как лесные гиганты Ур-Син, или горные коротышки Соэрра. Великий Маг Огня был среднего роста, и ничем на первый взгляд не примечателен. Выдавали его глаза: то зеленые, то синие, то алые, затем желтые; вдруг фиалковые, потом черные, словно тьма в колодце, и опять васильковые; и вновь солнечные, и так до бесконечности.

Учитель Воды звался Лагарп. Спарк смутно помнил его еще по первому перелету в Академию. Когда с Ахеном на Панталере добирались, то в Башне Лагарпа делали остановку. Как большинство башенных колдунов, Лагарп держался отшельником, а на его парадной мантии четко выделялись складки - от долгого лежания в сундуке.

Стихии Воздуха обучал Кентрай, пестрый грифон с резкими движениями и скрипучим голосом. Половинчатых людей или действий Кентрай не признавал, требовал во всем доходить до конца, и о том уже успел поспорить со всеми учителями, да и с половиной учеников.

Противоположность Воздуха - Земля. Земле посвятили при закладке Школу Левобережья. Ежик Лингвен, соплеменник Дилина, звался Великим Магом и представлял ключевую стихию Школы.

Учеников набрали немного. Четыре молодых парня из охотничьих семей, с заимок. Шесть ежей. Столько же медведей, все - лесные громадины Ур-Син. Восемь и один - Братство Ручья. Всего выходило три восьмерки с единицей.

Маги-наставники обитали в большом здании, в левом крыле. Середину занимал главный зал, на галерею вокруг которого выходили десять дверей - комнаты для занятий. Правое крыло заполняли припасы, учебные пособия и приборы. Остаток места разделили на клетушки и отдали ученикам. Но те пока что предпочитали спать под небом: дождей не предвиделось. Завьюжит зима, тогда и в стены. А пока госпожа Висенна дарит ласковой погодой -- не отвергать же подарок.

За учебным корпусом в школьном дворе возвели обширный амбар. Слева от ворот начали строить Башню - ради грифоньей почты, наблюдения за звездами и ради магической сети. Пару дней назад, пока ученики еще съезжались, Спарк спросил наставника: отчего школу не учредили возле какойлибо существующей Башни? Ведь намного меньше строить бы пришлось! Хартли вежливо и подробно объяснил: тут-де лучшее место, чтобы принимать гостей... все ближайшие Башни -- или не имеют достаточно полноводного источника, или в дальнем каком урочище стоят... а между строк Спарк яснее ясного услышал: школа должна быть здесь! Потому, что отсюда мы дотянемся, наконец, до северовосточных окраин. Потому, что вокруг Школы рано или поздно вырастет поселок, торговая поляна. Будет наезжать Опоясанный, разбирать споры и жалобы; накатают колею скупщики пушнины и привезут взамен дорогую северную соль... Окрестность покроется заимками, хуторами на пожогах. Укрепится разумным населением.

Словом, пора осваивать северо-восток, вот ради того и вынесли новую школу так близко к опушке, насколько это вообще возможно. И понял Спарк, что за спиной Хартли - те самые кромешники, которые издавна спорят с Великим Доврефьелем, и которых под Седой Вершиной представлял Дилин. Подумал и вздохнул: вот и опять новые люди, новые имена... долго ли я буду их помнить? За каждым собеседником океан мыслей, сновидений, личной и родовой памяти - но зачерпнешь из того океана лишь малой кружечкой личного понимания. На первый взгляд можно сказать, что медведь Раган и ежик Лингвен поддержат наставника. Грифону людские свары безразличны: Кентрай успел прожить лет триста, и предполагает прожить еще столько же. А за шесть сотен лет сгладится почти любой спор. Видимо, старые и мудрые колдуны, Лагарп со Стуроном, думают так же. Они никогда не противоречат наставнику, уважая его власть и должность. Но и не спешат радоваться новым замыслам, обсуждают их подолгу...

Долгая и цветистая речь Хартли, наконец, закончилась. Ученики и учителя согласно поклонились общим поклоном, потом разошлись по двору: готовить праздничный ужин. На ужине сперва друг друга дичились, и только въевшись, развязали языки. Пошли здравицы, пожелания, смешные повести. Называли имена и прозвища, и тотчас же забывали их. Охотники хвастали зимними шубами; медведи - собственными. Ежи на спор метали стальные иглы - в днище бочки с пятидесяти шагов, в браслет витой - с тридцати, наконец, в перстень - с трех восьмерок. Несмотря на то, что к последнему кругу метатели изрядно подвыпили, иглы ложились кучно, а над редкими промахами зрители беззлобно смеялись. Далеко заполночь расползлись, наконец, по спальникам.

Утром доели праздничные блюда, прибрали поляну - и началось обучение. Для большинства началось оно с грамоты. Науки посерьезнее собирались давать к осени - когда выявятся склонности, характер и способности учеников. В Братстве читать-писать не умели только Некст и Остромов. Зато из прочих шестнадцати азбуки не знал ни один. Спарк перекинулся парой слов с охотником, тот отвечал прямо:

-- Магом там или кем еще, стану ли, нет - мне все равно. А что книги читать задаром выучат, так за тем и пришел. Потому что нашей семье надо хоть один грамотный, чтобы с приказчиками из ХадХорда меховые обороты вести. Все-то они мелкими закрючками ловчат; где и надувают нас, то поди поймай, если читать не можешь.

Платы за обучение, по традиции, с первого набора не требовали. Но и кормить школяров никто не собирался: не маленькие уже. Так что, вперемежку с уроками, те охотились, запасали на зиму мясо. Наставники тем временем обсуждали, кого чему учить. Ясное дело, всем это было крайне любопытно. Да не так-то просто подслушивать Великих Магов - в особенности, если те всерьез не хотят быть услышанными.

***

-- Слышал новость? - в шуме и плеске вечернего умывания слова тонули. Ратин почти кричал:

-- Усатого нашего на колдовском шаре пробовали!

-- Да ну?! В колдуны пишут? - Остромов так и застыл, головой в корыто. Фыркнул, медленно разогнулся, отряхнул волосы. Неспешно вытер лицо серым полотняным рушником с вышитыми синими медведями.

-- Ну, с Майсом-то сразу все ясно. Его здешним Мастером Лезвия сделают, и будет он тоже наставник, а не ученик. Вот только из Академии бумаги придут... -- вмешался Сэдди. Он уже умылся, и теперь тщательно расчесывал свои черные волосы кленовым гребешком.

-- А откуда знаешь? - на всякий случай уточнил Спарк, ополаскивая руки.

Ратин осторожно покосился вокруг. Его собеседники сделали то же. Убедившись, что слушают только свои, Ратин заговорщицки прошептал:

-- До рассвета на чердак влез, над комнатой их, пока никто не пришел. Ну, и лежал потом, колотился. Если бы кто додумался хоть одно заклятье кинуть, нашел бы меня сразу. Только они все увлеклись. Шумели, спорили... Меня на судью учить хотят. У Рикарда будто бы склонность к магии нашли, через октаго еще раз перепроверят. Майса, и правда, в боевые мастера, бумагу только ждут. Про остальных - ничего особенного. Помощниками... не знаю, как эта должность поздешнему исполняется. У нас бы сказали, письмоводитель, из них же потом в подьячие выслуживаются, а те уже в думных или радных дьяков.

Остромов полез чесать затылок:

-- А разница в чем? Между думным и радным дьяком?

-- Думные в городские думы, радных князь себе забирает. Есть у него "Паны-рада", вроде как ближний совет. Вот при нем и служить... Так тут же все равно Лес, а не князь.

Еще немного подумав, Сэдди и Остромов отправились к спальникам. Спарк внимательно посмотрел на будущего судью:

-- Теперь все остальное рассказывай.

Ратин потер верхнюю губу:

-- Грифон... Кентрай который, черно-пестрый... Он сомневался, вытянешь ли ты в Опоясанных, у тебя же никаких особых достоинств нет. А Стурон, тот самый хитрый дед, отвечает: дескать, годится любой, кто достаточно умен. А парень тут выжил, и волки за него, и своя ватага у него. За дураком не пошли бы. И он, и второй, который отшельник...

-- Лагарп, - подсказал проводник. Атаман кивнул:

-- Он самый. Так они хотели тебя порасспрашивать побольше. А наставник Хартли возразил: дескать, Великий Доврефьель говорил: "О новом знании можно рассказывать бесконечно, а толку?" И этак значительно добавил: мол, я с ректором редко соглашаюсь. И сразу такая тишина ехидная, вроде как все про себя хихикнули, а вслух нельзя... А Хартли и говорит: "Но сейчас нет времени на расспросы, и тут я с ним согласен!"

***

-- Согласен. В давние годы и солнце ярче светило. И вода была куда как мокрее, против нынешней-то!

-- А ну тя в туман, я тебе сердцем, а ты смеяться...

Племянник повесил голову:

-- Виноват. Не сердись, дядя Берт. Выпей вот лучше нашего. Брат твой, а мой отец, передавал мед свежий.

Купец "книжный и железный" осушил поданный стакан. Со стуком вернул его на стол. Вытер губы краем скатерти. Похвалил:

-- На девяти травах, как и положено. Умеет! Хочешь, к медоварам схожу, чтобы записали в бортники?

Горелик согласно кивнул:

-- Отца спрошу.

Купец уткнул подбородок в сложенные руки. Уныло оглядел полупустую харчевню. Буркнул исподлобья:

-- Не думал, что доживу до такого. Чтобы здесь, у "Шестой тарелки", было гулко, как весной в амбаре! Летних переездов недостаточно. Тракт в запустение пришел. Лаакхаарцы, и те жалуются. Да и сам вот... Дочку выдал когда еще, скоро второй год, а не расторгуюсь никак. Все не прежний размах! Помнишь, те же медовары караван вели на Железный Город? Двенадцать восьмерок, шутка сказать... Нынче езжу только по дедовской памяти, в Охоту даже и не суюсь. А все равно боюсь каждого куста... Слушай, давно спросить хочу. Вот, ты ж Спарка на Волчьем Ручье видал?

-- И письмо твое ему в руки дал, как велено.

-- Так где же ватага его? Транас Волчий Ручей не удержал, ладно. А что на опустевшем месте никто не строится?

Шеффер Дальт так и подскочил над лавкой. "Волчий Ручей" -- звоном отдалось у него между ушей. Осторожно повернулся: кто это там письмо посылал?

Разглядел спину, стоячий воротник с травяной росшивью над синим кафтаном. Купец... Берт... Дальт тихонько сполз с лавки и спешно выбрался из трактира. Передразнил сам себя: "Купец! Берт!" Это ж тот самый Берт Этаван, которого первая шайка Дальта в чистом поле взять не смогла. С которого потянулась цепочка неудач на Волчьем Ручье... Вернуться, подслушать? А потом что? Никто уже в степь не сунется, не сговоришь. Той весной всех сильных повыбили, хоть ты новую ахтву набирай. А и наберешь, что дальше? Опять в степь? В ту самую, из которой дважды на галопе уходил? Ради единственного Бертова каравана? Вон купец сам плачется, что никто по Тракту не ездит.

Нет, не отомстить купцу. С дна городского до его высоты не допрыгнешь... Дальт поднял глаза: ноги привели его на площадь, к главной лестнице ратуши.

Донести, что Берт с колдунами знается? Тиреннолл не поверит. Посадник и Берт от одной четверти - Степна. На своего доноса не примут. И потом, ведь не было там никаких волков говорящих. Сколько раз сам доказывал: собаки это, помесной породы... Дальт поводил дырявым сапогом по каменным ступеням. Донести? А поверят?

***

-- Нет, разумеется. Невероятное это дело, и невозможное! - Спарк переглянулся с крепышом из своей ватаги по имени Остромов, а потом опять посмотрел на Хартли. Наставник невозмутимо передвигал по массивной черной столешнице вещи: две реторты, одна с синей жидкостью, одна с желтой. Черный платок. Ножики: с костяной ручкой и с деревянной, точеной. Два гребня: вычурной резьбы и простенький, украшенный лишь кружочками. Пять или шесть лопаточек для порошков; низенькая коричневая плошка с пахучей мазью. Высокая узкогорлая фляга - керамическая, в кожаной тисненой оплетке.

Потом Хартли накрыл стол платком.

-- Рассмотрели?

Оба ученика обреченно кивнули.

-- Спарк!

-- Реторта слева, -- попытался припомнить Спарк, -- Синяя. Желтая сзади. Нож с костяной ручкой возле синей реторты. С деревянной... -- проводник наморщил лоб, почесал затылок - нет, этого не помню... Фляга на углу стола...

-- А куда ручкой повернута?

-- А туман ее знает.

Хартли огорченно хмыкнул:

-- Ну и как вас учить? Опоясанный прежде всего должен помнить все законы Леса. Потом - все обычаи: новые, старые, древние, отмененные и запрещеные в тех землях, которыми его ставят править. Должен помнить не только границы земель и где чья полоска - но и всю историю этих чересполосиц, чтобы при нужде, как спор разбирать, ни в какие бумаги не подглядывать... Должен помнить погоду, в какой день от солнцеворота можно сеять и когда чего созревает... Хоть бы ты еще здешний, как вот он! - наставник указал на русоволосого богатыря. Потом сдернул платок с предметов:

-- На углу синяя реторта, а не фляга. Фляга слева. Желтую ты угадал. Ножи запомнил. Про гребни ни слова. А ручки на фляге вовсе нет, кстати... восьмерку вещей едва удерживаешь в голове.

-- Так я и говорю: невероятно мне заучить столько! - взвыл Спарк. - Что с волками прошел, ногами и руками, то уже не забуду. А тут с книжного листа. Утром прочел -- назавтра хорошо, если четвертинку вспоминаю.

Остромов грустно склонил голову, соглашаясь.

Хартли потер ладони:

-- Значит, до осени будем расширять память. Первый урок такой: в мыслях отведи восемь памятных мест. Лучше всего - представь воочию, как утром просыпаешься. Видишь спальник. На спальнике стоит первая вещь, которую нужно запомнить. Потом идешь умываться. В умывальнике плавает вторая вещь. Представь, реторта плавает. Как утка...

Спарк улыбнулся. И носиком стучит в деревянный бортик. Словно наяву.

-- Чем ярче образ, чем невероятней, тем легче запоминается, -- наставник подхватил улыбку. - Вот, когда расставишь так восемь вещей в памяти, словно записал на свиток. И потом, как потребовалось вспомнить, сперва представляй себе спальник. На спальнике...

-- Реторта синяя!

-- Хорошо. В умывальнике?

-- Реторта желтая.

-- На крыше отхожего места?

-- Фляга. Ручки нет, потому на гвоздь не повешена, а стоит на крыше.

-- У коновязи?

-- Пара гребней привязана. Как восьминогие кони.

-- Отлично! Занимайся. Через две октаго проверим тебя еще раз.

***

-- Раз Хартли не объяснил, попробую я, -- Стурон вязал сетку. Рукоделие не мешало говорить. Каждый урок старый маг чтонибудь мастерил. Подпиливал костяные ушки для охотничьих стрел, плел корзинки, подтачивал поварские ножи, чистил земляные орехи; наконец, грибы перебирал - ни разу еще Спарк не видел, чтобы крепкие коричневые пальцы учителя лежали праздно.

-- ... Тут все просто. Всякое объединение разумных существ в общество, в цивилизацию, "ensystemo", всегда вызвано давлением извне. И все системы делятся на два рода и два вида. - Стурон потянулся. Челнок с намотанной тонкой веревкой щелкнул по лавке. Спарк и Ратин вздрогнули: так резко и неожиданно случился звук. Учитель успокоил их улыбкой, сел поудобнее, и продолжил:

-- Первого рода - как войско набирают. Или упряжку. Чужой волей, по приказу. Второго рода - как ваша ватага в Пустоземье составилась. По вольному хотению. Отсюда главное различие: в системах первого рода всегда надсмотрщики нужны. Потому что создатель системы хочет одной цели, а те, кто в ней состоит - совсем другой. Возчик правит к городу, а кони тянут к воде. На то и кнут... -- дед прищурился от уходящего к закату солнца, и лицо у него тотчас сделалось хитрое-хитрое. Ратин даже обернулся украдкой: не готовит ли кто со спины каверзу?

Но за спиной обоих учеников была всего лишь теплая бревенчатая стенка амбара. А справа красными ветками кивала рябина. Школу построили в урочище Рябиновый Край. Медведь Раган живо освоился с обилием ягод, выпросил у Хартли большой чан, и вот уже третий день варил загадочную не то мазь, не то пастилу, не то бальзам, обещая удивить вкусом на Осеннем Празднике.

-- ... В системах второго рода все хотят одного и того же; потому там и нет расходов на проверки и кнут не требуется, - завершил свою мысль старый маг. Ловко продел челнок в две петли, затянул, закрутил - и сам засмеялся ловко сработанному узлу.

...- А системы первого рода строят в тех вещах, которые никто делать не хочет, но надо. Все равно, что подтираться. Радости никакой, но перестань - мигом запаршивеешь.

Ратин выпрямился, расправил плечи, махнул руками. Шумно выдохнул. Сел. Вытянул из сумочки на поясе точильный камень, из ножен - нож. Пристроил все это рядом с собой на лавке и зашуршал лезвием по точилу. Спарку стало неловко: все делом заняты, а он сидит дурнем.

-- Возьми в амбаре миску рябины, - посоветовал маг. - Ягоды с гроздей обдерешь.

Спарк послушно сходил в амбар. Выволок изрядной величины медный таз, полный красных кистей. Сбегал к Рагану, принес чистый кувшин, куда и стал ссыпать твердые алые шарики. Некоторое время все сосредоточенно молчали. Наконец, Ратин дотянул последний проход. Убрал нож, точило и спросил:

-- По-твоему выходит, власть нужна не сама по себе, а как... ну, плетка?

Стурон повернулся к проводнику:

-- Вот ты мне рассказывал про какого-то из ваших знаменитых правителей. Что власть для него была, как хороший инструмент для арфиста. Столько лет живу, а точнее определения не видел! Он с помощью власти делал свою страну, а не просто себе пузико щекотал. Хотя и жесток был сверх всякой меры, а все равно его запомнили.

Спарк от похвалы даже малость покраснел. Ратин несогласно заворчал:

-- А что же тогда все, кто до власти попадет, гребут только под себя?

Стурон отложил сетку и поглядел на будущего судью прямо:

-- Потому, что и выборное вече, и единодержавие, и народное правление, и даже бунт крестьянский или там дворянский заговор - именно орудия. Как топор. Сам по себе топор на дерево не поднимется, надо руки приложить. А где люди рук прилагать не желают, там нечего на власти пенять. Правитель у тебя плохой? А ты чего допустил его наверх вылезти? Не возражал, не бунтовал - ну и сиди теперь в корыте. Сил нет бунтовать, так хоть убегай. Меняй свою судьбу! - старик сердито пристукнул подобранным челноком, стягивая разошедшуюся было веревку, и вернулся к вязанью.

Ученики замолчали. Старик немного поворчал в нос, потом добавил:

-- По уму, так до власти и должны только тех допускать, кто за властью видит нечто большее. Для кого власть - не вершина, а ступенька. Больше скажу: если найдешь, как с дела выгоду на всех поделить - то все за тобой и пойдут. Добровольно и с песней. Потому как для себя. И это тоже ведь будет власть!

-- Получается, надо учить не столько управлять, сколько мечтать о правильных вещах... -- протянул Спарк. - Как там Лотан говорил: "Если звезды твои низки, то люди низкие и будут их достигать..." Или нет, не в точности так...

Ратин нетерпеливо махнул рукой:

-- Понятно! Дальше чего?

Проводник ухмыльнулся:

-- Дальше я обломки меча собрал и пошел спать.

И ученики снова замолкли. Только легонько шуршали ягоды рябины, наполняя розоватый кувшин с надколотым краем.

-- А магия тут с какой стороны пришита? - чуть погодя поинтересовался Спарк. Стурон улыбнулся широко, радостно:

-- Так ведь мир в целом тоже система. Когда ты ее знаешь: из чего состоит и что с чем связано - то и можешь управлять. Все равно, как коня налево завернуть - левый повод на себя, а правой шпорой легонько в бок. Почему, казалось бы, правой? А вот почему: конь, если слабый укол чует, думает - муха или слепень. Не от укола отшатывается, а, напротив, идет на шпору, чтобы раздавить муху. Вот и получается, голова налево, круп направо - и стоит конь, как тебе надо. Неочевидно, а сработало. Магия - как танец в этой вот сетке с колокольчиками... -- маг растянул на руках изделие. Встряхнул.

-- Слева потянешь, а звякнет вовсе сверху. Хочешь жить с музыкой - учись двигаться... В магии твой усатый приятель куда лучше! - вздохнул старик, затягивая последний узел на бредне. Скосил зеленый глаз на поскучневшего Спарка, утешил:

-- Зато ты в точных науках великолепен: остатки строительных чисел, математика, казначейство, все это ты знаешь... Как бы не лучше нас. Как мы привыкли жить среди леса, так ты среди чисел и правил... Ладно, хватит воду в ступе толочь. Вот я сетку связал, а вы рябину почти что перебрали. Конец урока. Один только вопрос можешь задать напоследок.

Спарк заговорил глухо, сузив глаза:

-- Однажды пришлось слышать про время власти, время любви. Но это ведь не сезоны! Солнцеворот я худо-бедно выучил: лето начинается с Лепестков и Листьев, потом Пыль и Пламя; Васильки и Вишни, потом Золотой Ветер; Тени и Туманы; Время Остановки; Волчье Время; затем время Солнца и Снега; Теплые Травы; наконец, Месяц Молний. А время порядка, время совершенства, любви, власти -- что за времена такие, которых нет в календаре? И еще: мне говорили, Тэмр есть только первая ступень. От войны и смерти -- к жизни и миру. А сколько ступеней всего и какие они?

-- Разве ты не видишь, как вращается это вечное колесо? -- удивился Стурон. -- Вот уходит в небыль война, вот люди наконец-то набивают желудки -- Сытое Время, спокойное время! А вот уже и хозяйки принимаются разбирать изобильные груды -- Время Порядка, или Время Власти, как сказали, бы наверное, в вашем мире. Затем, глядишь, уже порядок и прискучил, видно, что где-то можно обойтись без него; а где-то он просто душит. Но вот сухой костяк закона словно освещается изнутри: ты понимаешь, для чего он нужен -- чтобы дать место и возможность любить. А любят ведь каждый свое! И, полюбив, всякий стремится выразить испытанное так или иначе -- вот потому за Временем Любви идет Время Искусства, Время Совершенства, чье слово -- точность. И затем ты поднимаешься на вершину Времени Объединения -- понимаешь все Времена в отдельности и видишь, как и для чего они соединяются. И затем -- итог, конец Времени; растворение в потоке света -- знания больше не нужны, все происходит само собой, все ладно, уместно и правильно... И новый мир вспыхивает, и принимается бороться за жизнь, и колесо прокручивается вновь!

-- Философия. Метафизика... -- ученик ошеломленно помотал головой. Стурон удивленно развел ладони:

-- А в твоем мире маги говорят не о метафизике? Тогда о чем же?

Замолк земной гость. Даже сам Стурон замолчал -- ответа ждет. Тихо плывет сквозь вечность госпожа Висенна. Листья облетают. Дни устилают тропинку. В Школу приходят по опавшим восьмидневкам. Уходя, хрустят закатами.

Спарк повертел рябиновую гроздь, растер по ладони тугие пахучие ягоды:

-- В моем мире вообще нет магов...

***

-- Маги! Великие волшебники! Колдуны! - Хартли с размаху хлопнул письмом об стол. - Дурачье, ет-туман!

Стурон медленно поднял голову. Колодезной черноты зрачки скользнули по раскрасневшемуся наставнику; по выглаженной кленовой столешнице. Обежали медную чернильницу, уперлись в злополучный свиток.

-- Думаешь, бунт?

Хартли фыркнул:

-- Уж я брату говорил-говорил, а только, ты ж знаешь, младший всегда завидует старшему. Что я ни скажу, Хельви мне назло наоборот поступит, хоть заклад ставь.

-- Но ведь и он тоже прав, - рассудил волшебник. Потер лоб. Спросил:

-- Тамошний Опоясанный куда смотрит? Суд - это его дело. Охрана границ - опять его дело. Не Школы. Почему с Хельви за это спрашивают?

-- Опоясаный... -- Хартли шумно выдохнул, снял с гвоздя белый костяной гребень, пригладил светло-русые волосы. - Лопух там Опоясанный. Небось, купил себе должность, первый раз, что ли? Брат мой до власти жаден... Так и рад будет на себя чужие заботы взять. Потому что с ними слава идет, и почет неложный. Глядишь, и подсидел бы Опоясанного. Если бы там спокойная земля, а не Бессонная окраина, то и бояться нечего! Нет, Скорастадир был прав! Пока мы напишем в Академию, да пока ответ придет...

-- Женил бы ты его, - выговорил маг.

-- Скорастадира?! -- наставник отвесил челюсть.

-- Хельви. От жены-детей мало кто идет мир спасать.

Хартли помахал широким отложным воротником. Задумался. Опять подскочил и опять дернул рукой:

-- Да ладно там мои семейные дела! Еще три-пять октаго, и Бессонные Земли в самом деле забунтуют. Опоясанный взаправду неповоротлив. Со Школы требуют и за подготовку, и за досмотр границы, и вообще за все. А руки-то связаны. Что у них, что у нас. Изволь по любой мелочи Исток запрашивать...

Стурон устало откинулся на бревенчатую стенку. Было уже такое, и не единожды. Окраины с серединой всегда сутяжничают. Это Хартли по молодости кажется, что его беда важная, страшная и единственная.

-- Я пойду. - Маг тяжело разогнул спину, поднялся с лавки и вышел в дверь. Хартли должность получил, вот пусть теперь он и беспокоится об управлении. А маг должен прежде всего думать о своем искусстве. Стурон пережил уже несколько войн и восстаний. Старик особо не волновался: кончится, как всегда. Может, он и предложил бы наставнику - слетать на Кентрае в неспокойную Школу, урезонить строптивого братца. Но пока это делать рано: не перегорели еще, слушать не захотят. Да и важнее всетаки разобраться с недавним сном.

Снился старому волшебнику мир Спарка. Семерка демонов злых, трое добрых. Все точно так, как писал Скорастадир в давешнем письме. Ну сон, хорошо. А дальше? Вот сошлись миры - чем и как здесь воплотятся те, чужие, демоны? Управлением пусть озаботятся управители; маг должен ревновать об истине.

***

Что делается истинно, делается легко. Так говорят древние мудрецы - у Висенны и на Земле одинаково, Спарк теперь мог сравнивать. Он лежал на развернутой кошме, лицом к полуночному небу. По небу тихо и торжественно плыли спутники: бело-розовый Спади, меняющий фазы каждые четыре дня, и соломенной желтизны Вигла. Оправдывая свое здешнее имя - Резвый - Вигла каждый день поворачивался к наблюдателю новой стороной. Вот только сторон этих отчего-то выходило ровно четыре.

Вокруг спутников раскатились незнакомые звезды. Спарк на несколько мгновений расслабился, и вместо задания позволил себе вспомнить уроки астрономии. Чтобы найти здешний полюс, надо вон от той звезды - Опоры - провести линию на Вершину, скопление трех маленьких звездочек. Потом линию поделить пополам, и в сторону белой тарельчатой туманности отложить четверть от той половины... Кажется, так объяснял Глант...

Стоило Спарку успокоиться, и тиканье метронома раздалось почти прямо за ухом. Запомнив направление, проводник перевернулся на живот, выбросил руку:

-- Там!

Далеко, на пределе слышимости зашуршала трава. Сочно хрупнула ветка. Долетел знакомый голос:

-- Точно! Теперь еще четыре шага! Соберись, думаешь долго!

Майс был прав: метроном отщелкивает всего восемьдесят раз. Потом его маятник успокаивается, и звук пропадает. А Спарка нынче учили именно слушать. Просто слушать, без всякой магии. Он ложился на спину, иногда даже закрывал глаза. Майс относил метроном куда-то в неизвестную даль и запускал. А проводник по щелканью приборчика должен был определить и указать направление. Каждая удачная попытка удаляла метроном на четыре шага...

-- Готов?

Спарк снова перевернулся на спину, поднял правую руку, задержал на мгновение и опустил. По этому взмаху Майс толкнул маятник... Тридцать два шага. Шапкой можно докинуть. Но куда? Еле слышные щелчки слева. Нет, это сверчок. Тугие нутряные вздохи-удары - это кровь в жилах... Ветер прошел по верхушкам, сыплются сбитые веточки... Что за шорох? А! Падающие листья ударяются друг о друга.

Дыхание! Майс дышит. Где Майс, там и метроном. Спарк выбросил руку:

-- Здесь!

Поднялся, удивленно распахнул глаза: невесть откуда взявшийся, Рикард Олаус теребил свои знаменитые усы. Попросил:

- Надо посоветоваться. Извини за помеху.

От дальнего края поляны подошел Майс с прибором под мышкой. Метроном все еще щелкал, да так звонко и четко, что Спарк изумился: ну как можно не слышать его уже в двадцати шагах?

Сэдди и Остромов показались с противоположной стороны. Они так же учились слушать, и так же Салех волочил с собой метроном. Однако, если у Майса был метроном настольный, высотой в локоть, то Сэдди повезло меньше. Ему достался метроном-"основа", по ходу которого сверяли все прочие. Прибор легко переносил ночные занятия, нисколько не разлаживался ни в жару, ни в холод. Но зато размером был с небольшой комод, и весил соответственно.

-- Случилось что?

Рикард поискал глазами пень или валежину. Майс уселся прямо на траву. Сэдди оперся на прибор. Остромов резко повернулся к лесу, схватился за нож на поясе:

-- Там трое!

-- Четверо, -- поправил его Ратин, вытаскивая волокушу с добычей. Следом Некст и Кони вынесли четыре связки гусей. Последним из кустарника выскользнул Крейн - единственный с натянутым луком, мечом на поясе и свободными руками.

-- Все в сборе... -- Рикард полоснул воздух ребром ладони.

-- Да что стряслось, говори толком! - потребовал Спарк.

Братство развернулось настороженным полукругом, и Рикард объявил:

-- Меня в Академию зовут, вот что. Наставник Хартли сказал, могу магом стать.

-- Уф! - выдохнул Ратин, -- мы уж думали, беда какая... По мне, так хочешь ехать, ну и езжай.

-- Сердцу не прикажешь, - согласился и Спарк. - Ехать утром?

Рикард помотал головой:

-- Утром только ответ давать. Ехать вечером.

-- Отпраздновать успеем, ежели так, -- Некст подергал пояс и затянул покрепче. Остромов согласно крякнул, предвкушая отвальную.

Крейн поднял руку: внимание! - и Братство встревоженно обернулось к опушке.

-- Наставник Хартли! - первым узнал Кони. Маг неспешно приблизился к беседе. Огладил мантию. Бегло осмотрел собравшихся. Удовлетворенно кивнул:

-- Все здесь. Все Братство Волчьего Ручья. О, не скрипи зубами, парень, и не руби меня ни вкось, ни наискось. Никто вашей тайны не выдал. Я же все-таки Великий Маг... Да. И сейчас вы нужны мне именно как Братство... Я присяду?

Майс подвинулся, хотя места на поляне хватало.

-- Придется вам отложить и пир, и поездку, -- присев и вытянув ноги, Хартли сумрачно уставился в носки сапог. - Какието невнятные, и оттого тревожные, новости из Школы Путей и Следов, что в Бессонных Землях. Даже если б я не беспокоился за брата, который держит ту школу...

"Хельви" -- вспомнил Спарк второго близнеца, давным-давно представленного Доврефьелем в Академии. Наставник между тем продолжал:

-- ... Составляете больше трети учеников. Но другие все молодняк. Опыта у них - не как у вас...

Хартли еще раз обвел Братство взглядом:

-- Трое из вас пойдут проследить за Школой Путей и Следов. Боюсь я. А чего боюсь, сам не знаю. Выясните. Пойдете прямо сейчас. Что надо из оружия, еды там, возьмите. И еще до рассвета - чтоб вас тут не было. Через октаго или две вас заменит вторая тройка. Будьте там осторожны, братец тоже не лыком шит. Дело тонкое. Родич мой, если слежку выловит, обидится. Но хуже будет, если он с Академией поссорится. Не могу ему сказать прямо. Так ведь не могу и Скорастадиру на родного брата ябедничать!

Наставник сплюнул. Перемолчал досаду и продолжил спокойней:

-- Людей сами разделите, как лучше знаете. Только одно условие: ты, Спарк, будешь в последней тройке, которая выходит позже всех. На ближайшие две октаго ты мне здесь нужен.

Ратин и Спарк вопросительно поглядели на наставника. Хартли пояснил:

-- Тебя сейчас учат слушать. А следующая ступень в твоем учении - умение видеть.

"Я умею!" -- чуть было не сказал Спарк, но вовремя прикусил язык. До начала упражнений с метрономом он думал, что и слушать умеет.

-- В Воздух и Огонь тебя посвящали волки. - Наставник поднялся и снова оглаживал мантию, мерцающую под светом двух лун. То ли гордился атласной тканью с отливом, то ли от беспокойства не знал, куда девать руки. - Про Воду ничего не скажу. Но со стихией нашей школы тебя в меру сил познакомлю. Готовься. Вечером ты начинаешь "nihil elprovo", "испытание ничем". Посвящение стихии Земли.

***

Земля с шорохом осыпалась в каменную горловину. Спарк прикрыл глаза, крепче взялся за веревку. Над головой заскрипел ворот, и парень поплыл вниз, в каменный мешок. Срок испытания ему не сказали: таковы правила. Обычно срок не очень большой. Да и сейчас, наставник ведь хотел послать его с третьей тройкой на разведку. Значит, три... в крайнем случае, четыре октаго...

"Когда ангел любви нажмет клавишу play," -- вспомнил Игнат песню. Кажется, "Крематорий" ее пел. Там, на Земле, у Кузовка. А вот нажать бы перемотку! И сразу - в конец пленки. Все, что я делаю здесь, можно описать единственным словом: жду. Ну, а потом? Я ведь выпал, напрочь вывалился из прошлой жизни - куда мне возвращаться?...

Спарк соскочил с беседки на пол неширокого каменного мешка, отвязал сверток с кошмой. Веревка живо скользнула вверх. Заскрежетала - камень по камню -- крышка. Надвинулась. Глухо бухнула, погружаясь в пазы.

Тьма.

Тихо. Ничего не слышно. То есть, абсолютно ничего.

Спарк постоял некоторое время, привыкая к весу собственного тела. Открыл и закрыл глаза. Никакой разницы. Переступил по полу. Нащупал сток и отверстие в полу для туалета. Вернулся к стенам. Наощупь разыскал небольшую нишу, куда по хитро изогнутому ходу будут проталкивать воду и еду - раз в день. Потоптавшись еще, нашел ровную площадку для сна. Постелил там свою неизменную кошму. Вообще-то в "испытании ничем" ему не полагалось совсем никаких вещей. Одежды тоже не полагалось, как и постели. Но после памятного полета, когда Спарк попал в снежный шквал, и крепко перемерз, он стал покашливать. Нечасто, и только в сырую погоду. Однако - ни с того, ни с сего. Лечился гусиным жиром, храбрился, а сам все же опасался. Вот Хартли и приказал взять войлок: чтобы не усугублять.

Спарк сел на кошму. Холода он пока что не чувствовал. Да и не будет тут холода. Прохлада, свежесть, или, напротив, палящее дыхание - это все Ветер. Жгучее пламя, боевая ярость, когда имени своего не помнишь - это Огонь. А Земля - молчаливая тьма. Грозная, неподвижная и неизменная. Селевые потоки, как и осыпающиеся при откапывании ям комочки - не в счет. Меньше, чем слезинка на щеке планеты. Из всех стихий земля меняется медленнее всего. Опора сущего.

Спарк поднял голову к невидимому небу. Где-то там, за квадратным люком, между рябиновых веток плывут звезды. Яркая, иссиня-белая Пятка, в иных местах называемая Опора. Над ней высоко три маленькие звездочки - Вершина или Наконечник. А все вместе - созвездие Стрелы.

***

Звездочки Стрелы то и дело ныряли в облака, прятались за острые верхушки, но держались правильно: за левым плечом, медленно проворачиваясь к закату. Первым бежал Сэдди, вторым скользил Рикард, третьим - Остромов. Ночной бор никто из них не разглядывал, полагались на слух. В густом лесу и днем-то редко видно дальше восьмидесяти шагов. К границе мокрых ельников троицу доставил Кентрай. Сесть грифону было негде, и на землю разведчики соскользнули в очередь, по веревочной лестнице. Потом чьелано улетел на север, а следопыты побежали на юг - в Бессонные Земли.

-- Ну что там может происходить? - шепотом спросил Остромов на привале, к исходу следующего дня. Сэдди дернул плечами: не знаю. Мягко напомнил:

-- Осторожно. Школа уже рядом.

И действительно, совсем скоро над краем леса показался шпиль дозорной вышки: Школу построили на единственном в округе сухом холме и высоко вывели сторожевые башни. Треугольные крыши блестели свежим лемехом. Рикард прикинул на глаз: если исхитриться влезть на гибкую тонкую верхушку вон той елки, да толкнуться - и то до площадки под сапогами дозорного останется добрых два человеческих роста. Обзор у часовых наверняка превосходный, и далеко-далеко под заходящим солнцем взблескивают их тяжелые копья. Засланцы поежились: здесь был уже не беспечный север, а самая тревожная окраина Леса - Бессонные Земли.

Пришлось отойти поодаль, и обосноваться в такой ложбине, которую с вышек не было видно. Как условились раньше, Сэдди остался готовить временную стоянку - не слишком скрытную. Так, шли охотники, пристали на пару дней, шкурок наловить, да гусей накоптить... На Школу посмотреть, диковина ведь.

Под этим предлогом Рикард и Остромов смело отправились прямо к воротам Школы. И попали в самый разгар событий. Думали сперва походить неспешно вокруг, подивиться - тем более, было на что. Школу, как хорошую крепость, охватывал изрядных размеров сухой ров, над которым подымался мощный вал, укрепленный поверху еще и забором из заостренных бревен. Те самые дозорные стрельницы, издали глядевшиеся тонкими острыми иглами, росли с верхних площадок массивных срубов-восьмериков, в тридцать два бревна высотой, а срубы размещались по всем четырем углам крепостной ограды.

Завидев густую толпу пестро одетого и снаряженного народа, входящего в школьные ворота, гости двинулись следом. В малозаселенном краю такое большое собрание означало нечто важное. По опущенному мосту лазутчики пересекли ров. Среди множества людей и зверей никто на них лишнего взгляда не бросил. Внутренний двор Школы, ограниченный слева фундаментом будущей магической Башни, справа - длинной конюшней и плетеной хворостяной изнанкой вала, а напротив ворот перегороженный главным зданием - весь этот двор битком забили жители Бессонных Земель.

-- Что происходит? - спросил Остромов у тощего охотника. Тот повернулся, и крепыш изумленно хлопнул глазами:

-- Гренхат!

-- Рик, Ост?! - не менее удивленно отозвался человек.

Встреченный был Геллер Гренхат - тот самый лесовик, который в черную весну обежал всю северо-восточную окраину, созывая охотников на выручку. Хотя он и считал себя трусом, но помог здорово, а потому на прощальном пиру ватаги ему нашлось место. С того лета Рикард его и запомнил.

Гренхат почесал тщательно выбритый затылок:

-- Сегодня Школа будет Опоясанного менять. И Хельви взметную грамоту зачитает, чтобы краю дали право помимо Совета границу держать. Потому, с Владыкой Грязи снова заелись в запрошлый год. А письма пока туда-сюда...

-- Стой, -- обескураженно махнул рукой Рикард, -- Это ж вроде не по закону. Нам, -- хотел сказать "в Школе", вовремя поправился:

-- Волки говорили той весной... ну, помнишь... На Опоясанного надо жаловаться в Совет, там особый суд на такое выделен.

Геллер раздраженно дернул острыми плечами:

-- Не единожды посылали! Так, видишь, нынешний Опоясанный чьим-то золотом ставлен. На все жалобы ответ одинаковый, мол сами виноваты и все. Ну, один раз мы неправы, второй... Но не всегда же!

-- И что теперь? - богатырь Остромов привычно поднял руку, почесать затылок.

-- Пусти вперед! - потребовали за спиной, -- Еще и руку поднял! И так ничего не видно!

Остромов повернулся на звонкий голос, наклонился и легко забросил на плечи пару ежей:

-- Отсюда видно?

Ежи попытались проделать вежливый поклон, но едва не кувыркнулись. Пришлось им ограничиться короткой благодарностью.

Голоса слились в неразборчивый гул: на крыльцо вышел наставник Хельви. Оба засланца узнали его сразу: маг был очень похож на брата. За ним двое медведей вывели под руки мужчину среднего роста с коротко остриженными каштановыми волосами, в богатой красной рубашке и таких же шароварах, заправленных в синие сапоги. На алом шелке белой молнией горел серебряный Пояс. Этот самый пояс - из квадратных, до блеска отполированных пластин, соединенных кольчужным плетением - наставник Хельви без всякого почтения прилюдно снял с мужчины и высоко поднял в правой руке.

Собрание настороженно затихло. Конечно, Опоясанный был плох. Но и законы Леса тут знали все. Ни один не мог припомнить, чтобы Пояса лишали вот так запросто, без суда, обвинителя, защитника и присяжных.

Пользуясь упавшей тишиной, Хельви звучным голосом прочитал грамоту, которую ему протянули из-за спины. Рикард и Остромов стояли у самой стены, а потому услыхали с пятого на десятое. Впрочем, главное было понятно и так. Бессонные Земли объявляли, что впредь себе Опоясанных станут выбирать сами, "а Седой Вершине и городу Исток Ветров в то не мешаться." Затем шел долгий витиеватый перечень законов и обычаев, которые Бессонные Земли обещались соблюдать без изменения. Рикард легонько потянул богатыря за рукав. Тот кивнул, не поворачивая головы: понял, дескать. И решительно пошел в первые ряды, забрасывая Геллера вопросами.

Длинноусый тем временем отступил к стене. Сделал вид, что схватило брюхо: спешно развязывал штаны и высматривал укромное место. Свернув за угол большого дома, Рикард затолкал усы под рубашку, перестал теребить завязки шаровар. Хищно осмотрелся, схватился за сдвижную ставню. Понял, что не выдержит тяжести, оставил. Подпрыгнул, вцепился в обвес кровли, с руганью и кряхтеньем - висел почти на пальцах - раскачался, подтянулся, закинул ноги на водосток, а потом, извернувшись по-змеиному, ввалился в слуховое окно. Через мгновение он был уже в пахучей темноте сеновала. Вспоминая добрым словом опыт Ратина - когда тот подслушивал магов, занятых распределением -- лазутчик осторожно пробирался по чердаку, прикидывая, где в здании могла располагаться палата советов или рабочая комната Хельви. Или любое иное место, где была надежда подслушать нечто важное.

Остромов во дворе досмотрел все до конца: и как зачитали список обид, нанесенных краю, и за каждую отвесили разжалованному один позорящий удар -- кожаными ножнами по ягодицам. И как долго, с тасканием за бороды, ревом, криками и стуком в щиты выбирали нового носителя Пояса - им стал Чанка Йши, уважаемый среди окраинных лесовиков, но северянину вовсе неизвестный.

Потом Остромов поблагодарил Геллера, пригласил бывать на заимке, и потек со двора вместе с прочими. Когда он добрался до знакомой ложбины, сумерки уже сгустились. Первым делом хотел рассказать Сэдди новости, но поразился: Салех сделал запрещающий знак, а потом второй: "Тревога."

-- Кто? - одними губами прошептал Остромов.

Сэдди ответил, не переставая стричь глазами по сторонам:

-- В округе мало людей. Возле нашей Школы живут многие, а тут за весь день ни одного костра. Но птиц кто-то поднял там и там, и там вон, -- Салех расположил на земле щепочки, остриями в нужных направлениях. - Потом на мой костер никто не вышел. А вон с того места до третьего, -- крепкий желтый ноготь прочертил линию от щепки к щепке, -- Если идти, только мимо нас. Либо напрямую по болоту. Иначе никак. Тут кругом корбы, мокрые ельники, то есть...

-- Лось? - сам у себя спросил Остромов. - Им что болото, что сухой путь...

Черноволосый и плотный Салех скривился:

-- Может и лось. Кто знает...

Остромов опустил руку, поправил штаны и на обратном пути незаметно отжал защелку ножен - чтобы меч можно было выхватить одним движением.

-- Балду, -- велел Сэдди. Крепыш согласно кивнул. Оба набили спальники травой и ветками. Потом Сэдди остался сидеть у огня, а Остромов улегся рядом. Выбрав миг, когда угли почти погасли, откатился в темноту и затаился под корнями ближней сосны. Спустя некоторое время, воспользовавшись порывом ветра, под шумок ускользнул от костра и Сэдди.

Над Бессонными Землями струной натянулась ночь.

***

Ночью наставник Хельви не спал. Расхаживал по комнате, яростно вдавливал половицы. Злился на собственную нерешительность. Был бы здесь Рыжий Маг! Давно бы с дурака Пояс снял... А вчера чуть до самосуда не дошло. Наставник поежился: больно ведь, двадцать ударов-то. Незадачливого Опоясанного он больше жалел, чем ненавидел.

Когда припекало, Хельви всегда вспоминал брата. Он и в маги за старшим подался. А хотел не магии, хотел... власти? Что ж скрывать, и власти тоже хотел! Но больше всего желал брата хоть в чем-нибудь превзойти. Чтобы Хартли хоть раз глянул на него так же восхищенно-завистливо, как младший брат все детство и половину юности смотрел на старшего.

Потом Хельви подрос и научился свою зависть к брату сдерживать. И не позволял ей управлять своими мыслями. И покрыл ее льдом воспитания, и насадил стальные обручи обучения... А все равно, стоило судьбе нажать покрепче, и перед глазами, как живой, появлялся брат Хартли. Укоризнено качал головой: что, дескать, ты там еще натворил?

Тьфу!

Хельви несколькими глубокими выдохами очистил легкие. Посидел, сосредотачиваясь, отгоняя детские обиды и тяжелые мысли. Вытянул из шкафчика на стене свернутый лист плотной бумаги, развернул на столешнице, прижал верх чернильным прибором, а нижний край заправил в ящик стола. И принялся за писание. Рикард на чердаке, как ни старался, не мог углядеть, что и кому сообщает маг: из осторожности провертел слишком маленькую дырочку в дощатом потолке. Скоро его недоумение разрешилось. Дописав, Хельви поднял колокольчик и вызвонил дежурного. Вкатился здоровенный еж, на задних лапах - человеку почти по пояс.

-- Скорастадиру?

-- Да. - Хельви говорил натужно, словно резал шкурку на сале. - Еще раз прошу, чтобы дал нам выбор. Поссориться... Легко!

-- А не появился бы этот... Торфоглазый... Из иного мира который... -- еж сноровисто обматывал свиток цветным шнуром. -- ... И не было бы разделения магов.

-- И мы с тобой, Бушма, не звались бы Великими, а до сих пор носили пробирки за дедами вроде Сеговита того же... И Школ бы тогда не основали!

Еж кивнул:

-- Да уж, в этих местах давно пора было построить не Школу, так хоть Башню помощнее. Округа очень беспокойная и опасная.

-- Чего ты хотел? Недаром сказано: "Бессонные Земли".

Бушма закончил упаковку свитка, снял с пояса печать Школы, заклинанием разогрел сургучную палочку, свел концы шнурка и шлепнул оттиск прямо на полу. Вернул письмо:

-- В ночь посыльного не погоню. Тревожно что-то. До утра под замок спрячь... Вот, будто бы и ко времени появился Спарк, - еж пробежался от стола к двери. Коготки глухо простучали по доскам, из-за чего лазутчик на чердаке не разобрал бормотания. У двери зверек обернулся:

-- ...А все же от Совета откалываемся -- зря. Не стоило бы!

Коротко наклонил голову и выкатился на лестницу.

Рикард осторожно расширял наблюдательную дырку кончиком ножа. Он предусмотрительно выспался днем - здесь же, на чердаке -- и сейчас чувствовал себя достаточно свежим. И знал, что сделает. Вот только пусть Хельви заснет.

***

Новое место - новые сны. Игнату приснился Сергей. Грустно сидел на дорожном трубчатом ограждении, теребил бахрому ковбойской куртки. Мотоцикл стоял рядом.

-- Привет, - выговорил Спарк, только чтобы не молчать. Приятель поднял голову, отбросил волосы с глаз. Вяло отозвался:

-- Привет... О, мне тоже говорящие сны снятся. Как Игнату, про Ирку его пропавшую... А! Ты же и есть Игнат!

-- Меня уже не ищут? - спросил проводник.

Сергей удивленно вскинул брови:

-- А должны? - и снова повесил голову.

-- Опять соседи? - посочувствовал Спарк.

-- У бабушки со вторым домом спор по земле. Те по суду выиграли, ну, перенесли забор, свой поставили. Дак нет, чтобы по-человечески поговорить. Крику было, ругани... Ладно. Перенесли и перенесли. А у нас к забору была бельевая веревка привязана, ну, как забор переносили, ее оторвали, естественно... -- Сергей мотнул головой. Серые волосы полетели в стороны. "А какого цвета у него были волосы в натуре?" -- вдруг спохватился Игнат, и с ужасом понял, что уже не помнит.

--...Бабушка опять веревку к забору прикрутила. Так сосед, недолго думая, перескочил на наш участок, вырвал дверь, прибежал в дом и сказал, что если еще раз увидит проволоку на заборе, то бабушке на горло ее намотает.

-- Как - вырвал дверь? Это ж со взломом! Разбой получается, статья!

-- Ну, дед в милицию. Заявление, дверь выломанная. Все представили. А участковый знаешь что?

Спарк почесал голову.

-- Что?

-- Участковый говорит, бабушка-де сама виновата. Она, стал-быть его довела своими высказываниями. А соседа, значит, "характеризуют положительно".

-- Кто?

-- А я знаю, кто?! - Сергей подскочил, выпрямился. Бело-красное ограждение, на котором он сидел, тотчас растаяло. "Это сон!" -- напомнил себе Игнат. "Сон во сне?" -- возразил внутренний голос. - "Сперва ты в зале заснул, и привиделись тебе волки говорящие? А потом у волков заснул, и привиделись тебе Сергеевы обиды, о которых ты до сих пор знать не знал?"

--... А урод этот, которого "характеризуют положительно", говорил, что я по вокзалам побираюсь... Я в свои двадцать лет уже каминов сложил больше, чем этот скот от сифилиса лечился! И потом, какая б там моя бабушка сварливая не была, она все же не проникала незаконно на чужой участок, дверей никому не выламывала, и проволокой никого не душила. Раз он такой положительный, чего же он в суд не подавал? Если мы его и правда так уж достали?

Сергей сунул руки в карманы бахромчатых джинсов и сел. Знакомое ограждение возникло под ним само собой.

-- А.. ну.. прокуратура? Дед не пишет, так сам напиши. А то смолчишь, получится ты же сам и согласился со всем. Если не возражал.

Приятель снова поднял голову, но посмотрел уже зло и твердо:

-- Получается, я должен ментов заставлять делать то, что они и так должны? Заставлять тупых продавщиц, врачей в первой советской, которые в палатах тараканов развели? Да я лучше из страны свалю хоть и на х..й! Туда, где можно жизнь прожить, а не профукать на воспитание выпердков! - махнул рукой:

-- Все равно ведь горбатого до стены не приклеишь. Власти молчат. Вон, участковый первым делом принялся скандал замазывать. Ему насрать на право и порядок - лишь бы тихо было. Ну, допустим, топор возьму, пойду к соседу, убью. Потом его дети меня искать будут, мстить... Во сне могу признаться: да, страшно мне! Бронежилет может защитить одного дурака от другого. Но от государства даже танк не защитит. Ну, так что мне делать? Бумажки писать? Дед плачет. Никогда не видел, чтобы дед плакал. Морду набить? Бабушка говорит, меня же и посадят. Его ж, суку "характеризуют положительно!" А закон тогда на что же?

Приятель вытянул ладонь - мотоцикл подкатился сам. Сергей влез на сиденье, повернулся:

-- Ет-тись оно все! Ты-то сам как? По делу снишься, или душу лишний раз потравить?

"По делу снишься!" -- хихикнул внутренний голос. Игнат хмуро молчал. Получалось, за все время, которое он провел здесь, у Висенны, там - на Земле - не закончилась даже еще одна ночь. О его исчезновении никто не знает. Стой, но ведь он же собирался в университет. Ночь давно прошла, стояло ясное утро!

***

Утром Хельви все же заснул: в кресле, перед столом. Истомившийся Рикард потянулся, разминаясь после долгой неподвижности. Ночью удалось слезть и сбегать в отхожее место - не поймали. Но никто бы не поручился, что дежурный удачно задремлет еще раз. Или что сторожевое заклятие не сработает. Так что больше никаких шевелений Рикард себе не позволил, а ждать пришлось очень долго. Маг все никак не ложился. Мерял шагами небольшую комнатку, разворачивал многочисленные свитки, листал книги. Стол, два стула, кресло хозяина перед столом. На стенах, справа и слева от кресла, маленькие шкафчики. У правой от входа стены - лавка, поверх нее небрежно брошена вылезшая шкура. Вправду роскошь не любит, или прикидывается? Перед столом окно - такое маленькое, что именно окно перед столом, а не стол перед окном.

Наконец-то комнату заполнило мерное усталое сопение: маг спал. Рикард еще раз потянулся. Сдерживая азарт, тщательно растер кисти рук, лодыжки, повертел ступнями. Потом вскочил, живо перебрался к люку. Открыл. По шляпкам гвоздей высмотрел, где под полом идет поперечная балка. Туда и нацелился: чтобы не прогнулась и не заскрипела половица. Спрыгнул в коридор. Тремя скачками добрался до комнаты, нажал на ручку снизу вверх: приподнять дверь в петлях, не завизжала бы. Отворил. Маг тихонько посапывал; драгоценное письмо лежало под правой рукой. В окошко-восьмиклетку прокрадывался первый золотистый луч. Рикард вошел, закрыл за собой дверь. Метнулся к левому шкафчику, кося на спящего одним глазом. Вчерашний свиток не стал и трогать: вот-вот за ним явятся. Некогда отпаривать печати, некогда заделывать наново. А старые письма, которые наставник всю ночь ворошил, наверняка учитываются не так строго. Лазутчик отодвинул горку свитков: на виду, пропажу заметят. Вытянул из глубин шкафа несколько распечатанных, кинул за пазуху. Так же вытек в коридор, так же допрыгал до люка: по шляпкам гвоздей, чтобы доски не скрипели. Подпрыгнул, ухватился, подтянулся, влез... Выдохнул и вдохнул: глубоко, медленно, тихо-тихо. Закрыл люк. Извлек первый свиток, поднес к слуховому окну, развернул. И едва не присвистнул от удивления. Если об этом узнает Великий Доврефьель, например - взовьется. Как пить дать, взбесится!

***

Взбешенный Доврефьель размашисто шагал по широкому коридору Академии, чуть не сбивая посохом магические светильники. Дилин давно отчаялся догнать Великого Мага на своих ногах и потому просто левитировал чуть позади, думая, как забавно поменялись роли: всегда сдержанный ректор Академии взорвался, а Рыжий Маг, к которому они сейчас ввалились ни свет, ни заря, благодушен и спокоен. Завтракает, как будто ничего не случилось.

Или Рыжий хотел именно такое письмо получить из Школы?

-- Нет, я не этого ждал! - воскликнул Скорастадир, ознакомившись со свитком. Доврефьель очевидно пытался взять себя в руки: сидел на низеньком стуле и делал дыхательные упражнения.

-- Балбесы. Жаль, я Хартли не послушал. Надо было в Бессонные все же Стурона наставником. Он-то старик, зато выдержка отменная...

-- Дождались! - проскрипел Доврефьель. - Выкормили гадюку. И школы... Теперь же Совет вой подымет, что Седая Вершина копает под Опоясанных, если маги их с должностей смещают.

-- А чего в Совете до сих пор щелкали клювами? - загремел Скорастадир, мигом возвращаясь к более привычному поведению:

-- Тут сказано, восемь жалоб им посылали, не одну, и не две! Нет, на Совете я отобьюсь... Что с краем-то делать? Хельви еще ловко выкрутился, велел того дурня ножнами отстегать. Если б топорами забили, тогда-то уж точно бунт!

-- Умный выкрутится, мудрый не допустит! - хрипло возразил Доврефьель. Пошарил по поясу, нашел привешенный гребень, принялся расчесывать бороду. - Я вот и боялся именно таких ошибок. Очевидных, которые на поверхности. Знаешь, как у нас говорили? Обидно наступать на грабли, но еще обидней - на детские грабли.

-- У них ручка короче, в самый раз по... В общем, куда надо попадает, -- наскоро объяснил ежу Рыжий Маг, отставляя вылизанную до блеска тарелку. Вынул гребень и тоже принялся чесать бороду. Бороду Великий Скорастадир отращивал не так давно, и до роскошной, белой, ухоженной - как у ректора - ему было еще далеко.

-- Ну, как ни верти, а придется Школы от Академии отделить, и новые законы писать, чтобы Школы в управление краем не мешались... Представитель от Школ и в суде теперь должен быть, и в Совете... -- Успокоившийся Доврефьель загибал пальцы. - Посылай гонцов, Совет назначим на Тени и Туманы.

-- Совет соберем, законы напишем. Но это когда еще! Сегодня что с этими гордецами делать? Дилин, не подскажешь?

Ежик огорченно раскачивался на лапках:

-- Бунт... Опять бунт. Я же говорил, будет кровь! Я видел!

***

Рикард видел совершенно непонятную для него картину: ко двору Школы подходили толстые, неизвестной породы существа. Как подушки, если в каждый угол дать по лапе. И ходить не на четырех, а на двух. И насадить сплюснутую, змеино-ящерную, головку, на верхний край подушки. И чтобы не ткань на пузе и спине, а плотный клетчатый панцирь. И набить не пухом - а злобной, дерганой яростью, алыми огоньками высверкивающей из глаз.

Потом длинноусый лазутчик, наконец, сообразил: существа походили на обычную болотную черепаху. Если поставить ее стоймя, обтянуть портупеями и ремнями, и к каждому ремню присобачить что-либо острое и тяжелое.

Три таких подушко-черепахи шли прямо ко двору Школы, размахивая зелеными ветками, в знак мира. Дозорные заметили их давно. Школа успела выстроиться на стенах в полной боевой готовности.

-- Мир! Мир! - возглашали на всеобщем языке существа. Хельви спокойно велел опустить мост и вышел к нему сам. Первый гость тяжелыми шагами перешел ров. Грузно бухнулся на колени перед наставником Школы. По тому, как резко Хельви поджал губы, стянул уголки глаз и сдержал дыхание, Рикард догадался, что звери еще и пахнут.

-- Господин Всеотец слышал о твоем затруднении, Великий Маг!

Хельви кивнул закаменевшим лицом:

-- Говори.

Олаус подумал, что маг побелел от вони.

-- ...Если ты отойдешь от Совета, и признаешь Господина Всеотца, он даст помощь тебе. Во всем, чего попросишь и пожелаешь.

Тут Рикард осмотрел людей и зверей на стенах - сколько позволяло ему слуховое окошко - все лица выражали крайнюю степень отвращения. И понял Олаус, что мага перекосило вовсе не от запаха.

-- Когда нам зайти за ответом, Великий Маг?

Наставник - ни в губах крови! - пробормотал:

-- Через два дня на третий, считая нынешний день, как первый.

Существо выпрямилось в рост, и Рикард мог видеть теперь, что оно почти на голову выше Хельви. Повернулось и зашагало по мосту обратно, к оставленным на том берегу рва спутникам. Вся троица молча исчезла в лесу. Хельви отошел к крыльцу, тяжело сел прямо на ступени - на те самые, где вчера сорвал Пояс с посланника Совета Леса.

Рикард даже головой повертел. Пожалуй, глава Школы Левобережья не зря отправил их сюда... Однако, теперь следовало все добытые новости немедля отнести к стоянке. Как по заказу, мост переходила пара охотников, с полуразобранной тушей на носилках. Лазутчик отполз к окошку в дальнем скате, где никто не мог его видеть. Змеем скользнул с чердака, подбежал к идущим, ухватился за переднюю ручку:

-- Ну-ка, помогу тебе... На поварню, или к леднику сначала?

Охотник облегченно двинул плечами под выгоревшей, светло-зеленой, курткой, простеганной ромбиками:

-- Ох и бык попался! Третье октаго тому Вересня на рога поднял. Пол-октаго - девок в ежевичнике распугал. Думали уже, мархнусов туманом нанесло. Наконец, вчера забили его. Матерущий! Рога - две восьмерки отростков! Жизнь живу, не видел столько!

-- Я тут недавно. Чего туманом нанесло?

-- Ну мархнусы, мархи, мари туманные. Болотный Король их тут набегами водит. На вид, как вздыбленные черепахи. Да чего ты встал с разгону? Сам вызвался помогать, так неси уж до конца! Тут и недалеко. Вот сюда, на стол вывалим. И-и, семь-восемь!

Второй охотник, игравший в этой сцене немую роль, послушно наклонил носилки. Туша соскользнула на широкие, темные от крови и потрохов доски, исполосованные мясницкими ножами. Первый лесовик хлопнул Олауса по шее:

-- Благодарствую! - и пошел в большой дом. Скоро вернулся, подкидывая на ладони серебряную монету. "За мясо - серебром?" -- про себя удивился Рикард. Вместе с охотниками он вышел за ворота, и пока могли видеть с вышек, изображал, будто они из одной ватаги. Отойдя достаточно далеко, распрощался и лесом побежал к стоянке. Бессонная ночь, суматошное утро, да и дикие новости взяли свое. Рикард, правда, держал руку на мече, но зевал отчаянно. Хотелось пить, есть и спать.

***

Есть и спать. Все, что можно делать. Расхаживать негде. Смотреть не на что.

Думать. Пережевывать изнутри себя самого, как желудочная кислота - пустое брюхо. Открывать и закрывать глаза, и не видеть - именно, что не видеть! - разницы.

Как-то раз Спарк даже всерьез ощупал веки: открыты, или ему все это снится?

А ходить по нужде - взаправду, или все-таки во сне? Вот расскажи кому, мало что высмеет - еще и не поверит, зараза! Правда, еды и воды дают немного, так что беспокоиться об этом нечасто приходится.

Только к восьмой еде Спарк освоился. Сны и явь уже не путал. Как различал - и сам не мог объяснить. Но разницу знал четко.

И потому несказанно удивился, когда - совсем не во сне! - перед ним возникло видение. Спарк осел на кошму. Вспомнил, как призрак Ирины перепугал Братство в зимней заимке, прошлой осенью.

Высокая призрачная красавица в платье до пола, из мелких золотистых чешуек, заговорила первой:

-- Здравствуй.

Позабыв, что не одет, человек поднялся в рост. Как сумел, выпрямился на покатом полу. Представился:

-- Волки зовут меня Спарк эль Тэмр, в ГадГороде - Проводник, друзья - Спарком с Волчьего Ручья. А старые друзья называют меня Игнат.

Подумал, не глупо ли выглядит - и вдруг почувствовал то самое, что уже испытывал. Первый раз -- в ледяной синеве ущелья Минча. Второй -- под корнями исполинских деревьев северовосточной окраины. Облегченно улыбнулся и с удовольствием проделал полный поклон.

Женщина сделала полшага влево, полшага вправо. Золотистые глаза смотрели неопределенно-мягко. И волосы по платью спадали - золотые; и кожа легонько светилась светло-соломенным.

-- Волки, люди и прочие живые существа называют меня Висенна, - ее улыбка поставила почти осязаемую точку. Спарк почувствовал, как важные вопросы разлетаются неведомо куда. Ляпнул, что в голову пришло:

-- У тебя не лицо Ирки. И не лицо Скарши...

Висенна прибавила:

-- И ни одной из тех девчонок, с которыми ты спал в ЛаакХааре. Когда тебя, как ты сам говоришь, подпирало.

Спарк эль Тэмр не покраснел и не опустил взгляд. Как в Академии, когда Доврефьель объявил: вернуться на Землю невозможно. Тогда он тоже не согнулся. Но там ему мешала сгибаться сила - жесткая и грозная. А сегодня он будто в воде купался, и вода его поддерживала.

-- Зачем я тебе?! Зачем такие сложные выверты со временем?! Зачем эта разница в десять лет?! - выпалил проводник.

Женщина сделала танцевальный полуоборот. Край золотистого платья почти коснулся голени. "Да это же березовые листья! У нее платье из листьев Золотого Ветра!" -- сообразил парень. Полные губы, чуть-чуть удлиненные глаза... Спарк понял, что так ее рассматривать нельзя. Лицо -- не набор полосок для фоторобота. И нет разницы, гордый прямой нос или нахально вздернутый, если общее впечатление сногсшибательное.

Висенна повелительно протянула руку:

-- Увидишь. Поймешь.

И исчезла.

-- А если нет? А если я вообще не гожусь? - Игнат подскочил до потолка. - А если...

Тишина.

Тьма.

***

Темной ночью на вытоптанной макушке Лысой Горы - если провести линию от Седой Вершины в Бессонные земли, то как раз посередине - сложил крылья усталый грифон. По оперению, цвет которого до утра оставался тайной, соскользнул на землю Великий Маг Доврефьель. Борода его пряталась под балахоном. В правой руке маг держал посох, а на левом боку приминал мантию тяжелый наградной палаш.

Волк и медведь, встречавшие посланца Академии, первым делом уважительно посмотрели на оружие. Мрак нисколько не мешал звериным глазам.

-- Где получил? - нарушил молчание волк.

-- Там же. В Бессонных, куда и сейчас идти, - устало ответил маг. Уточнил:

-- Все на месте?

-- С позавчера, - пробасил медведь.

-- Ждать донесений от лазутчиков, -- приказал маг. - И еще, Великий Скорастадир должен появиться вот-вот. Встретить его, как меня.

-- Он здесь. - Волк всем телом повернулся к востоку, словно вытягивая из-за зубчатого горизонта солнце. - Читает донесения. Последние.

Доврефьель оживился:

-- Ведите.

-- Садись, - медведь опустился, почти лег на землю. Маг нашарил седло на его спине, оттолкнулся. Влез. Проворчал в нос: "Давно не приходилось ездить. Старею..." -- и медведь неспешной трусцой побежал вниз по склону. Туда, где горел спрятанный в яме костер, булькали котелки, вкусно пахло вареным и свежим мясом. И где Великий Маг Огня ожидал ректора Академии, привалившись спиной к сломанному бурей дереву.

***

Дерево рухнуло точно поперек стоянки. Первое, что Рикард увидел, были знакомые до боли спальники, жалко выступавшие из-под бугристого ствола. Костер давно догорел. Птицы трепали мешок с едой. Дикий неразумный ежик, непривычно маленький после вчерашних звонкоголосых нахалов, деловито тащил нитку сушеных грибов. Рикард едва не сказал ему: "Оставь, дымовые грибы не едят!" Опомнился. Огляделся, поддернул меч и пошел вокруг мертвой ночевки. Приблизился к корням выворотня: следов подруба не было. Сам повалился? Остановился и долго-долго слушал. Привычное цоканье, теньканье, шорох ветра по листьям. Мягкие удары падения самих листьев: друг о друга и в конце - на землю. "Скоро осень" -- подумал некстати. К спальникам не спешил: знал, что после такого не выживают. Разве что добить придется. Тоже - ничего хорошего.

-- Госпожа Висенна! - прошептал Рикард, -- Я тебя нечасто радовал, знаю сам. Сделай чудо, ты все можешь. Если хоть один выживет - усы срежу!

И решительно направился к спальникам, намереваясь осмотреть задавленных. На худой конец, прекратить их мучения.

Брошенная умелой рукой, в угли костра воткнулась тонкая веточка. Рикард отпрыгнул, перекатился, выхватил меч. Разглядел бросавшего - и выругался сквозь зубы, да так, что Остромов аж присел на ближнюю кочку:

-- Во здоров лаяться!

-- ... Са.. лех... жив? - в промежутках между ругательствами выдавил Олаус.

-- На том боку сторожит. Мы ждали: те, кто дерево свалил, должны были стоянку обыскать. Эй, ты чего?

Рикард повернул клинок и одним махом отхватил левый ус - чуть ниже подбородка. Рванул и полоснул по густому правому, отпилил его. Наконец, стер волосы с лезвия, убрал меч. Выдохнул:

-- Стало быть, не только у меня все такое загадочное! Зови Салеха! Срочные новости!

Салех прежде всего послал Остромова дозором вокруг стоянки, а Рикарда отчитал за шум. Сумрачно выслушал всю повесть: и как на чердаке лежал, и как письма украл, и что прочитал в тех письмах. И как наутро своими глазами видел доказательства прочитанному: посланцев Владыки Грязи, в открытую предлагающих наставнику предать Лес.

-- Делать нечего, -- подвел итог Сэдди. - Ост! Снимай дозор! Рик говорит, на дереве подтески нет. Значит, правда, могло и само упасть. А если кто так хитро помог да направил, что мы сразу не заметили, так сейчас уже тем более не увидим. Собирайте вещи, вытяните спальники из-под ствола. А чего ты усы отрезал?

-- Висенне пообещал, когда увидел вас под деревом. Чтобы хоть один жив остался.

При этих словах Остромов выронил топор, а Сэдди смущенно опустил глаза. Подвигал губами: вниз, внутрь, трубочкой:

-- Извини, накричал. Ну, собирайтесь тут. Я, как самый легкий, полезу наверх, свистну почтового ворона.

***

Ворон добрался до наставника Хартли перед рассветом. Обычно дневные птицы в темноте не летают. А заколдованным существам разницы нет: ночь, день, буря или солнце... Да и не зря говорят: у беды крылья соколиные, у радости ножки муравьиные. Беда всю ночь летит, радость еще в обед поспит... К восходу солнца Хартли успел отпереживать за непутевого брата и созвать наставников Школы. Хочешь не хочешь, выходило, что надо написать Скорастадиру. С одной стороны родной брат, а с другой-то ведь Лес! Но можно и так, что с одной стороны Лес, а с другой - родной брат. Магинаставники на совете сидели грустные, притихшие. Никто не хотел первым толкнуть Хартли в гибельную вилку, оба выхода из которой равно бесчестны.

Во дворе школы хлопнули тяжелые крылья. Раздался громкий клекот прилетевшего грифона. Еж Лингвен выскочил встретить гостей. Вернулся озабоченный пуще прежнего, с пакетом в два себя величиной. Еще печать не сломали, а грифон уже вставал на крыло, костеря малую длину разгонной дорожки. Хартли взял себя в руки, вскрыл и прочитал приказ. Совет Леса велел Школе, совместно с Опоясанным Левобережья, прикрыть северную границу Бессонных Земель.

-- ...Бегущих из Бессонных Земель всех задерживать до того, как Совет за ними не пришлет или не распорядится иначе, - медленно выговорил наставник последние строчки.

-- Вот и дождались войны! - помотал косматой головой Раган. - Сколько не было?

-- Зим сорок... -- протянул Стурон, и тут все увидели, что глаза у него в самом деле не черные, а густо-густо красные. Темно-багровые. Старый маг родился на востоке, далеко за костлявыми перевалами Грозовых Гор. В молодости, наверное, сверкал алыми очами, девкам на погибель.

-- Надо спасать брата! - в ужасе прошептал Хартли. Заклинанием призвал бумагу и перо; тотчас щелчком пальцев все убрал -- передумал.

-- Принеси шар! - велел Лингвену. Ежик, сопя от усердия, кинулся в подземную камеру, где хранили магическую сферу, и скоро вернулся. Хрустальный шарик на подставке из кованых медных листьев парил в воздухе за его плечом. Хартли сгреб сферу, поставил на стол. Быстро и безошибочно выговорил формулу связи. Однако, вместо Скорастадира, в хрустале появилось раздраженное лицо самого ректора Академии. Хартли отшатнулся было, но Кентрай ожег наставника укоризненным взглядом: взялся, так уж двигай до конца, каким бы тот ни был! Старший брат мысленно обругал себя за прилюдную слабость, и обратился к Великому Доврефьелю с такими словами:

-- Получил ваш приказ, сейчас выполняю... -- выдохнул:

-- Прошу разговора с Великим Скорастадиром.

-- Брат, - угадал Доврефьель, моргая светло-зеленым глазами, которые сфера сделала рыбьими: выпуклыми и равнодушно-холодными.

-- И брат в том числе, -- неожиданно усмехнулся Хартли, обретая почву под ногами. - А только, Бессонные Земли ведь тоже Лес. Идти против своих?

Учителя Школы за его спиной согласно перевели дух. Лицо Доврефьеля съежилось и исчезло. Шар заполнила рыжая борода, потом - знакомая ухмылка.

-- Хельви все-таки показал норов? - Скорастадир тоже выглядел забавно. Но наставнику было не до смеха:

-- Придумай что-нибудь, чтобы без войны обошлось!

Рыжий Маг забрал бороду в горсть:

-- Если бы все зависело только от меня!

***

Меня посадили в каменный мешок, чтобы я нашел путь к себе. У меня отобрали вещи, свободу, свет и звуки - чтобы я искал исключительно внутри, никак не снаружи. И только память у меня не отобрать. Память - это я. А я по-прежнему ищу старшего. Отца, начальника, Бога... Я так привык. Я не могу от себя. Это... невежливо. Эгоистично. Неправильно. В моем мире - всегда так. Оглядывайся наверх. Оглядывайся по сторонам. Ладно, мы откажемся от начальства. Да здравствует анархия? А люди рядом с тобой - на них не оглядываться тоже?

Но оглядываться так удобно!

А здесь никого нет. Рядом - никого нет. Наверху тоже никого нет. Люк. Все.

Там - мир.

Он настоящий. Он взрослый. В мире сажают самолеты и выращивают детей. Строят небоскребы и посылают миротворческие контингенты. Ненавидят американцев и мечтают выиграть грин-кард. Хвастаются друг другу машинами и количеством любовниц. С умным видом нажимают кнопки. Думают, что если в книжках описать крепкую драку или жесткое насилие, то книжка от этого станет взрослой и настоящей. Из нее можно будет повторять хорошие слова, и гордиться таким искусным попугайством.

И смотрят презрительно на всех, кто хочет не этого.

Презрения-то я и не прощу.

Соединить два мира - вот что следует сделать. Я выйду из каменного мешка - не прежний. Но и Земля после пересечения тоже не останется такой, как была.

Вот что на самом деле страшно!

Впрочем, чего бояться? Что здешним не хватит жестокости, или что они окажутся чересчур наивны?

А ведь я, оказывается, боюсь Земли. За Висенну страшно, за Землю - нет.

Но почему?

Я чувствую себя колоколом. Или ручьем, в который ударила молния.

Решился ли я?

Способ найдется. Их много. Неважно, сам ли я придумал средство, если берусь отвечать за цель его применения. Заговоренная веревочка, старый якорь, терновник, проросший к сердцу земли...

Земли! Испытание стихией - вот оно.

Посвящение.

Тишина.

Тьма.

***

Темной ночью - Спади и Вигла еще не взошли - Ратин, Крейн, Кони Дальт и наставник Хартли вошли в угловую клеть большого дома. С собой каждый из них принес железный лом. Хартли быстро нашел под ногами каменную крышку, вставил ломы в углубления. Погасил светильник. Трое его спутников изготовились каждый у своего рычага.

-- Семь-восемь! - скомандовал Хартли, налегая на холодное железо. Охотники и лесовики согласно выдохнули, нажали. Люк поднялся над площадкой, и Ратин с Крейном сдвинули его вбок. Хартли крикнул в образовавшуюся щель:

-- Спарк эль Тэмр!

Из щели ответили утвердительно.

-- Закрой глаза! Плотнее! - велел наставник. Тем временем Дальт и Крейн зацепили блок за потолочную балку и приготовили беседку: веревочную петлю с доской.

-- Готов! - глухо отозвался Спарк. Тогда Ратин и маг полностью отодвинули крышку, а стрелки сбросили в люк беседку, уцепившись за свой конец веревки. Веревка дергалась: сиделец устраивался поудобнее. Потом долетело:

-- Тащи!

Заскрипел блок, и над краем ямы показалось небритое лицо со старательно зажмуренными глазами. Хартли первым делом наложил на них плотную повязку. Беседку подтянули в сторону от люка, чтобы Спарк почувствовал опору под ногами. Ратин протянул руку, помог встать. Набросил шерстяной плащ. Проводник поежился: колючий. Его повели мыться, затем к Лагарпу, который за годы отшельничества выучился отменно брить себя и других. Маг Воды привык работать наощупь, и потому не нуждался ни в зеркале, ни - что особенно важно было сейчас для Спарка - в освещении. Проводника усадили на табуретку, укутали полотенцем. Хартли со стрелками ушел. Ратин остался и спросил:

-- Ты как?

-- Вроде бы все хорошо, -- осторожно выговорил проводник, заново привыкая к собственному голосу. - Позже об этом. Сейчас скажи: что тут было без меня? Когда нас в Бессонные Земли засылают?

-- Не двигай челюстью! - заворчал старый Лагарп, -- А то сбрею кожу до зубов.

-- Тогда я буду рассказывать, а ты молчи, -- Ратин взял вторую табуретку и устроился неподалеку. - Говоря проще, Доврефьель и Скорастадир задолб... устали делить власть. А там, в Бессоных Землях, как раз против Опоясанного бунтовали. Хельви, брат нашего наставника, ну, ты знаешь... -- ученик шумно выдохнул, -- Снял с того Пояс и потребовал, чтобы окраинам разрешили своих Опоясанных выбирать. По закону выходит, это бунт. Седая Вершина подняла войско в ближнем округе - а это мы... -- Ратин со скрипом раскачивался на сидении. Лагарп молча и умело снимал волосы, чистил бритву, мылил, вытирал. Спарк слышал его ровное дыхание, и даже -- как легонько гнутся под ним половицы: еще не скрипят, но уже трутся о гвозди. Пожалуй, сейчас он бы угадал направление на метроном и за сотню шагов!

-- Если бы Владыка Грязи не прислал к Хельви своих с предложением: дескать, давай под мое высокое покровительство! Так еще и неизвестно, может, до драки бы дошло. А тут маги спохватились, куда они могут шлепнуться, и кое-как наскоро помирились. Лишь бы кусок Леса Болотному Владыке не достался. Скорастадир официально сместил Опоясанных Бессонных Земель - и старого, которого ножнами по заду излупили, и нового - под тем предлогом, что не обучен, и потом, дескать, к вам может вернуться... Его к нам привезли учиться, кстати. Чанка зовут, матерый такой лесовик. Болотного Короля вежливо послали в туман...

-- Готово! - прервал маг-брадобрей. - Теперь веди его спать до утра. А ты, парень, -- Лагарп тронул проводника за плечо, -- Утром не смей снимать повязку. Стурона жди. Он тебя осмотрит, тогда и позволит.

Спарк провел рукой по лицу: как стекло. Так гладко вычистить обычной, не слишком-то острой бритвой... и ведь не то, чтобы больно не было. Заслушавшись Ратина, бритвы даже не заметил!

-- Благодарю. Превосходная работа! - проводник встал. Товарищ взял его за локоть и повел к спальнику - в доме, чтобы восход не ударил по отвыкшим от света глазам. Продолжал рассказ:

-- ... Ну, и все утихло пока на этом. А, Хельви, конечно, с наставников сняли. По норову его, послали в стаю Хэир. Либо научится подчиняться, либо волки на Кругу загрызут. Хартли не напоминай...

Спарк понимающе кивнул. Вспомнил историю с землей и забором, рассказанную Сергеем... Приснившуюся? - вспомнил и самого Сергея. "И вот эти миры я хочу объединить?" -- проводник нащупал лавку, одеяло. Попросил Ратина:

-- Я там возле люка, когда с беседки слез, кошму оставил. Не в службу, закинь на мои вещи, чтобы не потерялась...

Вытянулся на лавке. Ухватился за спасительное: "Мне бы только Ирку дождаться, а там будь что будет!" -- и заснул.

***

Наутро к Спарку пришел Стурон. Оттянул повязку, ощупал глаза. Приказал выпить остро пахнущий укропом, приятный на вкус, отвар. Потом быстро снял повязку. Спарк встал, поднял веки - и тотчас сел обратно, ощутив сильный удар в лоб. Удивленно, чуть-чуть приоткрыв правый глаз, осмотрел клетушку: Стурон стоял далеко, загораживая маленькое окно, и ударить никак не мог.

-- Что, в голову отдает? - участливо спросил старик.

"А ведь у него глаза - красные!!" -- сообразил проводник, сам не заметив, как поднял веки полностью. - "Темно-багровые, а я всегда думал, что черные... И вон то бревно в стене: посветлее конец влево, там вершина была. А правый, к двери - волокна частые, оттенок темнее, к комлю."

Проморгавшись, Спарк прислонился спиной к неровной стене, заново оглядел клеть. Смотреть было особо не на что: четыре стены, да лавка. Сундука с вещами не видно: под лавкой спрятан. Окно маленькое, волоковое -- значит, доской задвигается. Косящатые окна привычнее, в них рамы вставлены...

Мир - цветной!

Каждое бревно в стене имеет свой оттенок: золотистые, жжено-желтые - на восьми ветрах выросли, вон как волокна перекручены, не найдешь трех сучков на одной линии. Песочные, кремовые, буро-рыжие - бревна цвета влаги, взяты в низком месте или на отмели. Звонко-бронзовые, ярко-белые, розоватые, сбегающие к коричневому - привет из сухого светлолесья. Каждая доска в полу или в потолке - свое лицо, неповторимый рисунок волокон, сучков, царапин. Словами не перечислишь, а глазами не ошибешься.

А сколько разных тонов на серой мантии старика! И это еще против света, он ведь окно головой загородил...

"Что же тогда ждет меня снаружи?" -- Спарк даже немного испугался. До сих пор он различал пару-тройку оттенков зеленого, ну там коричневого; да рыжие листья, да ярко-красные рябиновые ягоды...

-- Подожди-ка! - он поднялся, отворил дверь. Наружу выбежал, не одеваясь. Ему повезло: солнце всходило за спиной и по глазам не ударило. Спарк замер надолго: тени заметно укоротились, пока он широко распахнутыми глазами впитывал и впитывал цвета. Серебристые изнанки рябиновых листьев - для всех оттенков попросту нет названий! Ягоды: от ярко-алых, до черно-рыжих. Листья: темно-зеленые; напротив - светлые, изжелта-травяные; зелено-белые; густо-изумрудные, тусклого блеска; рядом -- наоборот, неистово-яркие, просвеченные -- как лучи зеленого солнца; изморозью сверкает пыль в столбах света между веток. А сами ветки! Коричневые, легко-желтые, и черные, резкие, как молнии в стеклянно-голубом небе. А свежая, пахнущая жизнью, трава под ногами; а стены золотистые, над которыми колышется выпаренный солнцем смолистый запах - вон там и там дрожит воздух; а синекрасная вышивка на зеленых - пахнущих кожей, пылью, растоптанным яблоком - сапогах; а лимонножелтые рубашки, витые кольца на запястьях, узорные шейные гривны, весело блестящие в утренних лучах - как же он раньше ничего не замечал?!

Тут Спарк спохватился, что на нем-то нет даже и гривны. Вернулся в комнату, вытянул из-под темно-золотистой лавки черный сундук с медноцветными оковками. Одел нижнюю пару - тускло-серую от частых стирок; верхную - желтые шаровары и красную рубашку. Застегнул светло-коричневый пояс, усаженный серебряными звездочками. Синий плащ одевать не стал, потому как Время Васильков и Вишен еще продолжалось, и даже ночи не были особенно холодными. На ноги натянул толстые привозные носки из белой овечьей шерсти, а потом и сапоги рыжей замши.

И, наконец-то, посмотрел на Стурона, все это время терпеливо ожидавшего в комнате. Маг уже не стоял перед окном. Дед задумчиво прохаживался взад-вперед, держа на левой ладони маленькую бурую чашку, а правой - осторожно помешивая светло-соломенной ложечкой в той самой чашке. Из всех запахов, испускаемых отваром, проводник мог назвать только укроп.

-- Речь-то у тебя не отобрало? -- улыбка открыла ровные белые зубы.

Спарк развернулся глаза в глаза: карие в красные - и промолчал. Мир - цветной! На все оттенки слов не хватит.

-- Вижу, что понимаешь... -- снова усмехнулся Стурон. Присел на лавку. Чашку свою поставил рядом. Вздохнул:

-- Прости мою спешку, Спарк. Помнишь, в день отлета Скорастадиру снились демоны твоего мира?

Спарк вспомнил прохладный двор прилетов Академии, в котором они ждали грифона, и как яростно размахивал руками Скорастадир. И алые волны, грозно прокатывавшиеся по мантии Великого Мага при каждом взмахе рук; и твердые коричневые пальцы, гладкие, несмотря на пожитость Рыжего.

Землянин наклонил голову утвердительно.

-- А вчера мне приснилось то же самое. Выходит, миры и вправду сближаются. Значит, и демоны скоро перемешаются, здешние с нездешними... Скажи, парень - ведь в твоем мире с ними както умели бороться?

Игнат полез чесать затылок. Тут надо много объяснять. И все больше - тех вещей, которые на Земле почитаются мистикой, а от того не принимаются всерьез, толком не исследованы, не опробованы и не испытаны.

-- Мне надо много чего об этом вспомнить. И привести в порядок то, что помню. - Спарк посмотрел на вымытые пальцы, представив себе, как они покрываются чернильными пятнами. "Придется записывать еще одну книгу," -- подумал он, и произнес рассеянно:

-- А я вот Висенну видел. Только почему-то она не сказала: что же мне делать. В вашем мире.

Стурон снова взял чашку. Принялся помешивать и молчал долго. Наконец, ответил:

--Ты прикоснулся к великим вещам - настолько глубоко, насколько надо лично тебе, здесь и сейчас. Если будет нужно, тебе откроется больше. Верь.

-- Но я не верю в бога!

-- Мы с тобой не раз и не два говорили о богах твоего мира! Ты не веришь в образ, нарисованный на доске. В людей, которых ты по недоразумению называешь священниками. Которые лезут между верующим и господом, как резиновая вещица между мужем и женой. И нужны они для того же, для чего та резиновая трубка: получить от религии побольше сладкого, ни за что не отвечая при этом. Оградить человека от вспышки прозрения.

-- Но ведь...

-- Ты скажешь, что у каждой вещи свой смысл? Согласен.

"Фрейд отдыхает..."

-- Тебе скажи... Ты великий смысл в подтирании найдешь!

-- Хочешь? Я могу.

-- Стурон!! Я просто боюсь смеяться так и над такими вещами! Может, я слишком воспитанный, а, может, слишком умный. Кто погрубее...

-- Кто погрубее, вряд ли дошел бы до этого места в размышлениях. Свинью допускают к столу только в виде ветчины!

***

Вечтина закончилась позавчера. Теперь кормщик выдавал на день два больших сухаря, мерку воды и головку сушеного лука. По крайней мере, на лук это растение походило вкусом. И спасало здешних мореходов от того же, от чего и лук на Земле: от цинги.

Ладья скользила по синему морю; взлетали и падали длинные весла. Спарк греб на четвертой скамье от носа и чувствовал себя хорошо. Вчера корабли пристали к безлюдной плоской косе, сняли оттуда Майса. Ученик Лотана отправлялся за новостями, и вот вернулся. Гребцы немного поворчали, жалея, что кроме новостей Майс не привез свежего мяса, но больше для порядка: плавание только начиналось. Сухари еще не приелись. Да и рыбы всегда можно наловить, в конце-то концов.

Нынешний поход снарядили на юг. Спарк плыл четвертый раз. В первом плавании он больше свисал через борт головой вниз, страдая от морской болезни. Тосковал по зелью, которым Ахен приучил его к высоте.

Второй поход запомнился лучше: караван из двух десятков ладей напоролся на пиратскую галеру с Островов. Ладью Морской Школы повели далеким кругом, в стороне от схватки. Скоро все ученики оставили греблю, приложили руки к глазам и высматривали в дыму подробности. Юркие кораблики заходили с кормы или с носа - чтобы не попасть под громадные весла галеры. Кому удавалось проскочить под бушпритом и обойти трезубец носового тарана, забрасывали абордажные крючья. Метали на палубу и совали в уключины жирно дымящие горшки с маслом. Скоро галеру обложили со всех сторон. Рубили борта штурмовыми секирами, лезли на ванты. Похоже, рулевых перерезали, и большой корабль медленно, плавно поворачивался по ветру. Затем палубу словно осыпало искрами: сверкали под солнцем полированные щиты островитян... Кормщик опомнился, рявкнул, велел разобрать весла, и - навались, навались, земноводные! Без вас обойдутся! - уходить дальше, к цели путешествия. Позже узнали, что галера была взята со всем содержимым, и что десять из шестнадцати ладей при этом утонули. Выжившие с них вернулись на борту взятого корабля.

Перед третьим плаванием Ратин, Крейн и Остромов устроили знаменитый поход по бабам. Почти все Братство теперь обитало в Морской Школе города Маха-кил-Агра. Город был не сказать, чтобы огромный, но бойкий. Торговый, портовый, оборотистый. Девок хватало. Трое приятелей звали с собой и Спарка. Тот снова вспомнил Ирину. Подивился, какое бледное вышло воспоминание - рядом с живыми, быстроглазыми, веселыми девчонками здешних красных фонарей... Вспомнил, как уже ходил к шлюхам в ЛаакХааре - ничего, не стошнило! Головой покачал, поблагодарил за честь - и остался спать. А трое учеников погуляли крепко. Спарк потом долго подозревал, что Ратин или Крейн заливали нежданное горе или плохую новость - очень уж щедро летело золото; очень уж много было драк.

Рикард тоже по кабакам не пошел. Да и вообще, его в городе тогда уже не было. Олаус Рикард обитал теперь под Седой Вершиной. Может быть, даже в той самой комнате, где Спарк жил шесть лет назад. Решился-таки усатый стать магом. И закатили ему всем Левобережьем прощальный пир... только радость на том пиру была словно пылью присыпана. Смута в Бессонных Землях мало-помалу разошлась - но маги все еще посматривали друг на друг косо. И отдавать ученика из Школы в Академию... ну, неловко както выходило. Особенно, если припомнить, что этот самый ученик отправил в ссылку Великого Мага Хельви. Хотя и делал подножку от имени и по поручению Великого Мага Хартли, родного брата вышеупомянутого Хельви. Словом, мутное дело, и лучше его лишний раз не ворошить. А следы скоренько замести под половик.

Видимо, по этой же причине, Спарка и семерку побратимов сразу за отбытием Рикарда, перевели в Морскую Школу. На далекий-далекий южный край Леса. Туда, где вырос Великий Скорастадир; туда, где Лес встречается с Хрустальным Морем. Тоже своего рода ссылка, хоть и без охраны. Спарк было заикнулся: дескать, не захотим ехать, что тогда? Наставник Хартли улыбнулся грустно и ответил: "Ты можешь одну только вещь выбрать. Либо учишься у меня, либо нет. Учишься - делай, что сказано. Доверяй учителю." Проводник прямо кожей почувствовал, как захлопнулась позади незримая, непроходимая дверь судьбы. Ехать! Он все же хотел стать Опоясанным... а для чего хотел, кроме обычных выгод; что ожидал от Пояса для своего сердца, проводник пока не решил и сам.

И вот сегодня, улыбаясь хорошему дню, Спарк тянул весло: не руками, а спиной, как положено хорошему гребцу. Слушал Майса: даром, что ли, тот бегал за новостями на октаго пути к северу. Что должны были знать все, викинг давно рассказал. Теперь сидел на лавке и вполголоса делился известиями с северо-восточной окраины, важными только для Братства.

-- ...На заимку ходили. Наши там уже хутор выстроили. Медведей подрядили пахать, представь зрелище! - ученик Лотана хмыкнул и потеребил косичку в бороде. Проводил взглядом береговые утесы, среди них приметный: высокий, гладкий. Местные так и называли: Точеный.

-- Шен женился... -- Майс помотал головой:

-- Вот на кого бы не подумал. А ты что же? Не надоело по портовым шлюхам мотаться? Или у тебя за всю жизнь только одна девушка и была?

Теперь молчание длилось долго. Точеный утес полностью вышел из-за плеча, проплывал к корме. Спарк не пытался обернуться вперед, по ходу ладьи. Рано или поздно Красные Ворота все равно будут видны. Ответил между выдохами:

-- Из тех... кого помню. Была... еще одна. Ирку вспоминал. Недавно. Бледное воспоминание. Сам удивлен. Эту вовсе... Не помню. Лицо... немного. Не имя.

Тут кормщик вытянул руку, забасил:

-- Черные греби, синие табань! - и проводник послушно навалился на весло грудью. Ладью качнуло, повело. Справа над бортом распахнулся берег: высокие рыжие скалы, звонкий сосновый бор на кручах. Здешняя сосна от земной почти не отличалась. Точно так же пролезала в любое неудобье и росла везде и всюду. Может быть, миры сходятся и расходятся периодически. Может, когда-нибудь, во времена динозавров, Земля с Висенной уже встречались. Здешние моряки охотно и подробно описывают боевых ящеров Империи - далеко на востоке. Очень вероятно, что динозавры сюда перебежали с Земли; ну и семена сосны занесли, ясное дело...

-- ...Обе навались!...

-- Я никак не мог. Договориться с ней. А ведь она... -- Игнат запнулся. Девушка познакомила его с клубом. С Иркой, в конце концов. Подарила компакт со Щербаковым и позже - с Медведевым. Изменила его -- и ушла. Так же непонятно, на полуслове, как тогда исчезла с глаз госпожа Висенна.

Майс сделал вид, что понял недосказанность.

-- Тебя сменить? - попробовал перевести разговор.

-- Потом позову. Ты слушай. Скоро год... как мы плаваем... Но посвящение... Никак забыть... Не могу. Висенна... Не сказала. Зачем я ей. Здесь нужен.

Викинг задумался. Поднял загорелое лицо к синему небу. Спарк усердно потянул весло, следя, чтобы не лезло в воду глубже необходимого. Здешние корабли походили на драккары, но полного совпадения не было. У Висенны знали, как рисовать эллипс, дуги, тела вращения. Корабли строили по теоретическим чертежам. Доски, правда, гнули над паром, но скрепляли между собой вовсе не еловыми корешками, а обычными заклепками: так нахлест выходил меньше. А к шпангоутам прибивали гвоздями или нагелями. Носы земных драккаров вырастали из килевого бруса. Здешние корабелы выпускали киль на несколько шагов вперед, и во время войны привешивали к нему таран. А форштевень понимали как отдельную деталь, надставленную на килевой брус. В остальном все оказалось похожим. Даже обычай держать на каждом корабле певца -- задавать ритм.

-- Может, ты уже все совершил... -- тихо ответил Майс. -- Может, ты нужен был только Скаршу из петли вынуть.

-- И что... теперь? Я год... не помню. Раньше запоминал. Люди. События. Походы. Теперь год... все мимо... меня. Не смотрю. Не слушаю. Мысли грызут. Что -- теперь?

-- А не забыл, как мы у Лотана по вечерам сказки рассказывали?

-- Нет.

-- Так вспомни, про парня, которому отец оставил клад в огороде, и не сказал, где зарыт. И тот искал, все перекопал. И урожай был огромный. И все у него было. А как понял, что клада нету, то все забросил. И только, как почувствовал нехватку, сообразил: ведь имел и зерно, и вино, и мясо! В том и состоял клад.

Теперь замолчал Спарк. Точеный утес скрылся за высокой кормой, а береговые скалы спускались все ниже. Проводник знал по прошлому походу, что Красные Ворота - самое красивое место в округе - откроется уже скоро. И так здорово было ждать известного свершения, вовсе ни о чем не думая: ты себе греби, знай. А кормщик доправит до места...

Проводник выдохнул:

-- Еще... новости? Кроме... свадьбы?

Викинг нарочито простецким движением почесал затылок. Подмигнул:

-- В ХадХорде недовольны, что Тракт пустует.

***

-- ...И Великий Князь тем сильно обеспокоен, и по братской любви и соседскому дружеству предлагает помощь в обуздании свирепого зверья, которое оный Тракт жестоко примучило и торговлю на нем всю пресекло, от чего произошло великое вздорожание железа, а с ним и иных товаров как в ГадГороде, так и во владениях...

Корней Тиреннолл украдкой зевнул в рукав. Посол Великого Князя внятно и размерено читал грамоту, суть которой посадник мог выразить одним предложением: "Если вы не можете справиться со зверьем, отдайте Тракт нам." Только что за город торговый без дорог и трактов? Богатство пахаря растет в земле; богатство купца ездит по дорогам и плавает по водам. Нечего и думать - отдать Тракт. Князь понимает это как бы не лучше Корнея. Следовательно, за речью северянина война... Хлопотно! Опять выбивать из четвертей стремянные деньги; снова загонять городскую голь в ополчение, учить и школить, и кормить задарма, и ведь самому потеть в железе. Не говоря уж - убить могут.

... -- И с теми благолюбивыми словами к лучшему брату своему, посаднику, обращается... -- посол облегченно убрал руку со свитка; тот скоренько свернулся. Тиреннолл мигом отбросил сон: ни один чиновный муж Княжества не посмеет свернуть бумагу, не дочитав титул. Стало быть, послан вовсе не чиновник, и грамота - так, для вида!

-- ... Господин Северной и Южной равнин, Великий Князь ТопТаунский! - выговорился, наконец, посол.

Посадник вежливо встал с места. Теперь он рассматривал гостя внимательно. Глаза - колючие, жесткие. Тиреннолл сразу вспомнил охоту: взгляд человека перед ударом или спуском тетивы. Лицо - нестарое, резкое, обветренное; совсем не придворное. Руки - железные клещи с характерным мозолистым бугром поперек ладони. От весла такое бывает. Только не греб же посол всю дорогу! Да и никто из них не греб: посольство прибыло конно. Значит, мечник.

Тиреннолл указал на скатерть - слуги тотчас понесли мед в высоких кувшинах, черное пиво в широких ковшах; соленую рыбку, мелких рачков. Посол сдержанно поклонился и быстрым движением вложил грамоту в руки подскочившему печатнику.

Михал, из Макбетов. Не ошиблись дознатчики. Как ни хотел Тиреннолл отсрочить страшную новость, а сомневаться далее причины не видел. Воевода - он и в собольей шубе волк. Впрочем, не сильно Михал и прятался. Видно, готов к войне Великий Князь. Воеводу прислал посмотреть... и в железа не забьешь: посол! Если войны все равно не миновать, так и взять бы воеводу. Пустька князюшка его выкупает за мир и дружбу... Только - обидишь посла, госпожа Висенна не простит. Выгодно, да бесчестно.

Корней оставил посадничье кресло, спустился на три ступени, уселся к накрытом столу на лавку. Гость не замедил, поместился напротив. Кравчие налили обоим одновременно и поровну. Соперники отхлебнули, уставились глаза в глаза: серые северные против степных желтых.

... А может, девкой опутать? Застрянет в городе, и...

И что? Век за юбкой не просидишь!

Посадник вздохнул. Наклонился совсем близко к Макбету. Слуги понятливо разошлись по дальним углам, привычно позабыв дышать. Корней оправил свой серый плащ, ставший уже легендой. Вытащил знак посадника. Улыбнулся криво, а спросил прямо:

-- Когда с полками ждать, воевода?

Михал глаза не опустил:

-- Думаешь, сейчас убивать, или на обратный путь подсыпать чего?

Корней против воли засмеялся. О чем тут говорить, ясно и так! Быть войне. Не сегодня. Еще и не завтра. Но - не миновать. Посадник почувствовал, что дышится легче: решение принято.

-- Грамоту в ответ писать, или на словах передашь?

Воевода осклабился:

-- Да уж не трудись, посадник.

Тиреннолл легонько поднял верхнюю губу:

-- Ну, тогда нечего жевать сопли... -- крикнул кравчему:

-- Неси весь бочонок! -- сжал серебрянную чарку нестарыми еще пальцами, вдавил в толстую скатерть. - Наливай, воевода!

***

Воевода ушел далеко заполдень. Ушел - громко сказано. Увели его под руки. Корней споил противника вчерную. Песни пели, расколотили пару кувшинов. И не мог посадник сказать, что хоть один притворяется. Оба и смеялись и плакали искренне. Ковш выпьют, глазами столкнутся: дзынь! Вспомнят, что драться нельзя... нельзя даже пьяному... нет, совсем нельзя! И за новый ковш. И снова, где взгляды пересекутся, клинковый лязг. И еще ковш, и еще, и еще: поровну. Только воевода гулял от радости, а Тиреннолл заливал горе. И потому Макбета, пьяного и счастливого, унесли на постоялый двор, где расторопные девки с Веселой улицы сняли с него сперва сапоги и шубу, а потом пояс, штаны и рубаху... обтерли крепкое тело свежими полотенцами... тут Михал сгреб сразу обеих и принялся за то, чего посаднику долго еще не пришлось попробовать.

А посадник, хотя и пил с воеводой наравне, остался злющий и трезвый, как стеклышко. И в малом покое с бумагами ждали его не ласковые девичьи руки, а обтрепанный малый в зеленом некогда кафтанчике, ветхих штанах да дырявых сапогах.

Корней посмотрел в упор на охранника:

-- Кто?

На голос из боковой дверцы вынырнул начальник городской стражи: рослый, крепкий, усатый... В броне и с оружием на боку, только что без шлема. Стриженный в скобку, отчего смотрелся моложе своих шестидесяти восьми. Глаза фиалковые - южанин. Имя тоже нездешнее, длинное. Корней не выговорил бы его и трезвым. Но горожане давно придумали выход: дали тысяцкому кличку. Ее посадник мог вспомнить даже сейчас:

-- Тигр? Важное что?

-- Это вот Шеффер Дальт... -- Тигр хлопнул мужичонку по плечу, отчего лавка под ним заметно прогнулась.

-- Легче, Тигр! Здесь я пьяный, а не ты. Мне и ломать, ежели чего... -- сумрачный Корней рухнул на любимый стул.

-- Он показывает, что в корчме "Шесть тарелок" разговор слыхал. Про Волчий Ручей. Нашего города купец писал к тамошним колдунам, и у своего человека спрашивал, доставлено ли письмо. А еще и про Транаса, сотника погибшего, разговор был. И не они ли Транаса предали?

Корней почернел и выдохнул. Тигр виду не подал, а Шеффер аж прослезился от перегара.

-- Имя?

-- Берт Этаван.

-- Не оговор?

Тысячник повернул доносчика спиной, сдвинул повязку. Клеймо уже смазали жиром и перевязали. Тиреннолл укоризненно покачал пальцем:

-- А если блевану?

Тигр поднял мужичонку за воротник, выставил в двери.

-- Вот.

-- Чего - "вот"?! -- заревел Корней не хуже медведя:

-- Мне теперь Берта на правеж поставить?! От-т-того, что сук-кин к-кот! Из ахтвы городской! Не побоялся! На каленое железо лечь?!

Посадник встал, без усилия выдернул из пола светильник, голой рукой затушил в нем свечу, и крутанул железку перед собой, как копье. Со свистом. Потом резко вогнал в доски: на ладонь от потертого сапога тысячника.

-- Купцы, их-х м-мать! Один без печати торгует, другой с южанами дружбу завел... Неслав тоже все на юг тянул. Пока не ек...нул... Умный был, хитрый, смелый... Все одно сгинул. Теперь еще и Князь на юг щемится!

Посмотрел на тысячника:

-- Если б у тебя глаза серые, как у того северянина, тут и убил бы!

Тигр ответил без улыбки:

-- Верю. Что с купцом?

-- Хвост повесь. Вон пусть этот меченый и доносит. Стой!

Тысячник обернулся.

-- Посла узнал?

Тигр кивнул.

-- Зайди, повидайся, вежества ради... Да стой же!

-- Да?

-- Вели там, пусть вина принесут. Или меда. Только не вареного... Берт, собачий вылупок! Другом называл... Прав Михал: у князей нет друзей!

Посадник махнул рукой. Плащ распахнулся. Золотое "солнышко" качнулось перед единственным окном, вспыхнуло в лучах настоящего солнца. Корней поймал вещицу левой ладонью. И мгновенно остыл, а лицом изменился так, что стражник у входа захотел поправить ремешок шлема. Или сглотнуть.

От страха.

***

Страшнее всего - спиной вперед. Что там, впереди, не видно. Видно кормщика, и в ужасе путаешься, какую он поднял руку: правую или левую. Впрочем, как называется поднятая рука, неважно. Та, что с твоего борта, ладонь вперед, словно кормщик отталкивает - значит, пятки до упора в скользкую гребенку, выдавливая фонтаны из сапог; сплюнуть, откинуться, весло на себя - рраз!

Спарк на весле, и это великая честь. Потому что буря нешуточная. Восемь лучших гребцов даже не пытаются двигать корабль - они только помогают рулевому держать поперек волны и против ветра, чтобы не так сносило.

Прочие три восьмерки все с ведрами, черпаками и шапками. Вощеная кожа противно скребет по корабельным ребрам, емкость тяжелеет мгновенно; спина уже болит, а отдыха нет. И не будет! Разогнуться, вытянуть руки, хоть на миг расправить спину - рраз! За борт вылетает жалкий плевок; а море отвечает полной мерой, от души. И снова в трюме по щиколотку воды. Добро еще, мачту успели снять. Вот, если бы вывернуло ее... Нет, лучше о таком не думать.

Палуба толкает в ноги, а желудок - в горло. Сверху. Нос корабля рассек пенный гребень и катится вниз по тугому гладкому склону. В гребке ложишься соседу на колени, а твои ноги, естественно, к корме. Корма же идет вверх; чего там рулевой руками машет? Держался бы лучше... Не ровен час, ремни разорвутся, и полетит с высокой скамьи, точно корабль-скорпион хвостом ударил.

Вот корабль дошел до нижней точки между волнами. Теперь все зависит от высоты носа. Успеть выровняться, прежде, чем ладья зароется скулами в воду. Кормщик тянет руки к себе: табань! Нос туго-туго подается в сторону, и не разобрать: то ли его весла направили, то ли волна шальная играючи...

Удар! Корабль опять пошел на волну. Можно выдохнуть и бросить взгляд через плечо. Волна еще тяжелая, толстая. Чем выше по ней восходит ладья, тем прозрачней становится просвеченная закатом водяная стена. Вот и миг, когда нос корабля проваливается сквозь гребень, по обе стороны от него бирюзовые сверкающие крылья, поверх кружевная бахрома, а над черной - против света - носовой фигурой, в разрезе - рыжее закатное небо.

Спарк отвернулся, ожидая следующей команды рулевого. Корма снова подскочила кверху, а кормщик велел табанить. Спарк изо всей силы напрягся, толкая весло вверх, от груди. Двинул спиной. Тут ремень, державший на скамье его самого, лопнул - неслышно в завывании ветра - скамья ушла изпод тела, а ноги сорвались, поехали по скользкой гребенке. Нос корабля ушел вниз, вниз, вниз - и Спарк вылетел за борт, что твой камень из пращи, получив на прощание веслом в зубы.

***

Зубы не стучали. Наверное, даже выбитых не было. Но Спарк о том не думал. Он отчаянно барахтался, стаскивая сапоги. По сторонам не оглядывался; а если бы даже и захотел - волны и волны. Корабль на такой волне не развернешь! Может быть, его будут искать после бури. А, может быть, и нет...

И потому лодкой по затылку он получил совершенно неожиданно. Глотнул воды и пошел вниз. Опамятовался, зашарил руками, все не решаясь открыть глаза. Схватился за что-то - скользкое, нетолстое... рванул на себя. Оно сперва подалось, а потом дернуло вверх, Спарк изо всех сил заработал ногами, вылетел из воды пробкой. Обрадовался: оказывается, схватил канат, а всплыл сбоку от лодки. Мог бы и головой в днище.

А бояться Игнат уже перестал. Слишком мало у него оставалось времени, не до страха. Новая волна поворачивала лодочку бортом. Черпанешь воды... объясняй потом святому Петру...

Хотя он ведь не на Земле!

Спарк перевалился через бортик, осмотрелся в лодке. Съемные лавки унесло. А привязанные весла остались. Сесть и грести с упора было никак; проводник попробовал править поперек волнения, действуя веслом, как на каноэ. Если бы байдарка! Ее волнами не заплескивает; можно сидеть лицом к волне; а и перевернет - пузырь есть пузырь, главное - воду из ушей вылить...

Лодочку болтало куда сильнее, чем корабль. На таком волнении кусок в горло не пойдет. Ладно, поголодаем дня четыре... правда, к исходу третьего грести уже сил не будет. А вот без воды... Спарк дождался, пока скорлупка ухнет вниз и снова пойдет в гору. Протянул руку за спину, отхлопнул крышку, обшарил кормовой рундук. Где же бочонок? Под пальцы снова подвернулся давешний канат; проводник брезгливо двинул рукой - нащупал ровный край. Канат не оторван, а перерезан! Стало быть, лодку отпустили нарочно: вдруг да снесет в ту же сторону, куда и гребца.

И ведь удалось!

Игнат посмотрел в небо. Несло его туда же, куда и корабль: на восток. Только быстрее, по причине большей легкости. Снова спросил себя: "Страшно?" Удивился ответу: радостно! Алеутовбайдарочников с Командорских островов называли "морскими казаками", и теперь он знал, почему. Новая волна подбросила его к небу; сам себе удивляясь, Спарк бестрепетно выпрямился в рост, повернувшись к западу - увидел! За пять или шесть гребней от него молотил воду черный многолапый жук - ладья.

Потом проводник присел, уперся коленом в мокрые доски. Хорошо еще, море не северное, вода не холодная. Лодка пошла вниз: как на санках с ледяной горы. И бочонок с пресной водой, выпрыгнув из открытого рундука, крепко приложил парня между лопаток. Как Спарк извернулся, чтобы не дать кленовому поросенку вылететь за борт - ни в сказке сказать. А что он при этом произнес, ни пером описать.

Потом лодка снова пошла вверх. Игнат лежал на спине, облапив драгоценный бочонок, и вновь смотрел в розовое небо, испятнанное уходящими облаками - серо-сиреневыми. Стало быть, шторм отходит. А святого Петра тут нет. Точно. Госпожа Висенна - есть. Просить ее? О спасении? Она-то спасет, да только Спарку казалось, что золотая красавица ждет от него совсем иной просьбы. Он выпрямился, упрятал зловредный бочонок в рундук и заклинил крышку обломком весла: второй раз не сбежишь! На весло он упал, спасая воду. Переломил рукоятку, да и лопасть треснула. Теперь гребок оставалось только выкинуть. А лучше запихать под бортик, мало ли, для чего пригодится потом. Проводник оправил сбившийся пояс с ножом. Нож есть, вода есть, рыбы, если что, наловим. В лодке обязательно спрятан где-нибудь крючок с нитью. А что губа разбита, да вся спина в синяках - главное, жив! Уж если в такой круговерти ухитрился столкнуться с лодкой, большего везения не пожелаешь.

Спарк снова встал на колено. Взял уцелевшее весло и попытался править, упорно разворачивая суденышко поперек волны. Попросил негромко, не поднимая глаз от работы:

-- Госпожа Висенна, не будете ли вы так любезны! Представьте меня Воде, пожалуйста!

***

-- Пожалуйста вам?! А молока птичьего не угодно?

Мастер Лотан упер оба кулака в столешницу, воздвигся и заслонил очаг. Великие Маги переглянулись. Доврефьель опустил глаза; Скорастадир поднял кустистые брови:

-- А у тебя свежее? Ну, наливай, попробуем!

Лотан фыркнул, бухнулся на тяжелый стул. В общем зале Башни, где обычно за ужином собиралась вся школа, сегодня отдувался только он. Да пара гостей: Великие Маги Академии.

-- Правда ли, что теперь Академии Магов не будет? - спросил мастер лезвия неожиданно усталым голосом, оправляя свою любимую черную шубу.

Доврефьель согласно наклонил голову:

-- Договорились, наконец. Будет Магистерия и Школы. Магистерия будет готовить магов высшего и полного посвящения. По старым испытаниям, ни на шаг в сторону. Десять лет учебы так десять; тридцать так тридцать! И те маги будут именоваться Старшими. Их обязанность будет - создавать и исследовать магию, законы мироздания.

-- А Школы, значит, будут...

-- ... Применять то, чего Магистерия сделает. И готовить магов по короткому учению. Младших.

Ректор Магистерии сморщился:

-- Двое торопыг за одним столом!

-- А ты не вычитывай, как для первогодков, -- огрызнулся Скорастадир. Лотан промолчал.

Вошла госпожа Эйди с подносом. Значительно посмотрела на гостей. Строго - на мужа. Поставила магам большие кружки, налила пива. Мужу поставила кружку поменьше. Капнула, что осталось в кувшине.

-- Перед гостями-то чего позоришь? - обиделся мастер лезвия.

Маги согласно и широко улыбнулись:

-- А мы не видели.

И все четверо коротко засмеялись.

-- Ладно! - Лотан махнул рукой. - Думал я, Майсу Башню отписать, ведь лучший ученик. Ну, уговорили вы меня. Забирайте! Пусть уж делает свою школу...Где она там, говоришь?

-- В Левобережье. И Спарк эль Тэмр с ним, помнишь его? - Скорастадир подмигнул.

Госпожа Эйди вынула из-за пазухи белоснежный платок, промокнула уголки глаз:

-- Выросли мальчики. У нас...

Повернулась и вышла. Лотан сумрачно уставился в стол. Пояснил:

-- С невесткой на той октаго поцапались, та-де внука кутает, а та, значит, его вымораживает. Ну, сын за жену встал. Мать, говорит, тебя люблю и уважаю, а управимся сами... Эйди его сгоряча сковородкой: матери перечишь! Теперь сама переживает вот.

Доврефьель огладил бороду. Скорастадир постучал кружкой по столу.

-- Помирятся завтра, -- буркнул мастер лезвия.

-- Про Скаршу ничего не слыхать? - внезапно спросил Рыжий Маг.

-- Все-то ты знаешь, все-то тебе интересно... -- Лотан посмотрел на гостя прямо и как бы невзначай наклонил его кружку над своей. Ответил:

-- Осела где-то на западе, в том году писала жене. Замужем, трое детей. Тебе зачем?

-- Думал, со Спарком у нее выйдет что... -- угрюмо отозвался Скорастадир:

-- Спарк тут рядом считай, на южном побережье. Вийви говорит, по Воде отзвуки идут, посвященный он теперь.

-- Как это: по воде отзвуки, а не круги? - мастер лезвия застыл, не донеся кружку до рта.

-- Да не по воде, а по Воде! Спарк эль Тэмр теперь посвящен в четыре стихии, понимаешь? Ну, Огонь и Ветер - это ему повезло на Тэмр выйти. Земле его в Школе посвятили. Но кто его с Водой познакомил?

Лотан выпил, крякнул от удовольствия и гулко поставил кружку на стол.

-- А то не догадываетесь!

Доврефьель и тут промолчал. Скорастадир грустно улыбнулся:

-- Тогда, выходит, ему судьба выпадает... Ох и судьба!

-- Не загадывай, маг. Давай-ка лучше Майсу письмо составим. Пока туда-сюда, будут в Фаластоне, как раз получит. И заехал бы к нам, на посвящение.

-- Когда?

Лотан сосчитал на пальцах: грифоны с письмами на юг; да потом обратно; да учесть, что в Тени и Туманы не летают, значит, уже пора вызывать. Рядом - это по сравнению с северо-восточной окраиной. А вообще-то шесть дней пути в одну сторону.

-- Как раз на зимний солнцеворот.

***

-- До солнцеворота еще много времени... -- Майс развернул трубочку письма, отпустил - толстая бумага свернулась вновь.

-- А решать все равно надо сейчас, -- Ратин спрыгнул с гранитного теплого парапета, потянулся. Поглядел исподлобья вдоль набережной. В городе хватало денег, и берег замостили добротно, не поджимаясь. Каменная набережная тянулась с северной стороны, от самых верфей (к ним сейчас ватажник повернулся спиной) до круглой портовой бухты на юго-западе. Где-то там, у дальнего причала стояла их ладья, крепко побитая бурей. Ратин ее видеть не мог, и потому просто разглядывал город. Посмотреть было на что: вдоль замощенного берега по линейке выстроились лучшие дома Маха-кил-Агры, почти все - купеческие особняки. Земля тут стоила бешеных денег: корабельщик, надел которого Лес купил под Морскую Школу, на вырученные деньги основал - ни много ни мало - новую верфь. С канатной машиной, просторной плотницкой мастерской, и сухим доком, куда можно было целиком загнать хищную длиннорылую галеру Островов.

Дома здесь строили узкие, высокие, продолжавшиеся в глубину участка, а не вдоль берега. Фасады светло-серого или желтого песчаника украшали только облицовкой или статуями из камня потверже. Краску смывали осенние дожди, позолоту начисто обдирали зимние ветры. До строительства набережной самые сильные шторма даже выбивали входные двери. Да и после сооружения волноломов, дамб, отбойных стенок - горожане отсыпали их из поколения в поколение - с водой приходилось считаться. Ратин смотрел вдоль улицы, и ему казалось, что дома набирают воздуха, щурят узкие глазки-окошки, чтобы потом нырнуть в теплое, бирюзового оттенка, ласково просвеченное Хрустальное Море.

Кроме особняков, в лучшем квартале города помещались всего три общественных здания. Сахарная голова Ратуши: беломраморная ротонда и знаменитый флюгер-кораблик на крыше, из чистого золота. Медвежья туша: базальтовый дворец страховой компании, со своим причалом, высокой галереей над проездом поперек набережной, к этому самому причалу. Тяжеловесный, мощный, грозный... Сейчас все это было у Ратина за спиной, и ватажник радовался, что вид на море не испорчен.

Третьим общественным зданием была Морская Школа. В отличие от лесных Школ: малолюдных, спрятанных за частоколами, валами и насыпями, несущих круглосуточную стражу, живущих с охоты и редких наездов скупщиков пушнины - Морская Школа не испытывала недостатка ни в чем. Сотни учеников, щедрая плата за обучение. Десятки учителей, свои корабли и свой причал в бухте; даже собственный маленький островок. Какие угодно книги, навигационные инструменты, опытные капитаны, знающие лоцманы, да просто люди со всех концов света! Обширный и населенный ГадГород казался отсюда деревней: большой, богатой, но вялой, ленивой и неповоротливой.

А ведь Маха-кил-Агра не могла тягаться ни с городом Ключ в дельте реки Лесной; ни, тем более, с Вольным Городом далеко на востоке. Ключ рос и набирался силы еще тогда, когда вся северная окраина горела в бесконечных войнах, а населявшие ее племена не умели поставить камня на камень. Вольный Город вообще назывался осколком Старой Державы. Ратин не мог понять, отчего при этих словах Спарк всегда вздрагивает, злобно прищуриваясь.

Маха-кил-Агра была всего-навсего пограничной крепостью на крайнем западе полуострова ВПК. Длинное заковыристое название означало "Замок Вечерней Зари", или попросту Форт Вечера, Закатная Крепость. К северу от полуострова начинался Лес, а к югу - Хрустальное Море, на каждом островке которого жили люди. За морем простирались болотистые земли, хоть и зеленые, но до того негостеприимные, что про них даже рассказов ходило немного. Не возили оттуда ни ценного ароматного дерева, ни сладких благовоний, ни дорогих камней, ни изысканной белорыбицы, ни красного пушного зверя...

Атаман Братства перевел глаза на собеседника:

- Ты знаешь, из Совета вот-вот будет приказ. Меня - Судьей. Спарковы вещи обмерили.

-- Пояс заказывают?

Сын Ратри Длинного утвердительно наклонил голову.

-- Ох, напьемся! - хмыкнул Остромов.

--Тебе бы только напиться, -- проворчал Крейн.

В здании Морской Школы распахнулась дверь. Вышел Спарк, оглядел четверку товарищей у парапета напротив. Поднял руку для приветствия, и едва не полетел с крыльца: вышел за ним Дален Кони, потом Некст и Сэдди Салех, горячо доказывающий себе и всем, что ехать надо немедленно, тотчас, ведь уже как-никак, середина лета. А Братство изрядно потратилось за время обучения - выразительный взгляд на Ратина и Крейна, мол, нечего было кабаки монетой засевать, все равно не взойдет! - и оттого на северо-восток Леса придется добираться как бы не пешим ходом. На четыре октаго лету грифоны столько сдерут, что...

Крейн поднял руку, требуя внимания, и Салех недовольно замолчал.

-- Что, Спарк?

-- Да признали, куда денутся, -- проводник улыбался немного смущенно. - Грамота вот. А вот ваши бумаги, - протянул сумку, набитую коричневыми трубками-футлярами из вощеной кожи.

-- Получается, выучились?

-- Что кривишся, Ратин?

Атаман отвернулся к морю. Майс подался вперед:

-- Мне приглашение написали. В Школу Левобережья на должность мастера лезвия. Лотан не возражает, вот письмо его... - викинг хлопнул свитком по бедру, оправил зеленые штаны. Собеседники носили штаны синие, матросские, короткие. Поверх - светло-серые рубашки, там и сям в мелких капельках смолы. Сапоги у всех были одинаковые: лесные, с мягкой подошвой. Обувать матросские сапоги, высокие, с широким раструбом - чтобы легко снять в воде - Братство так и не привыкло.

Спарк почесал затылок. Сказал извинительно:

-- Меня выловили только позавчера. Полторы октаго жрал сырую рыбу. Пошли, что ли, в "Наглую селедку"? Мне настоящей еды хочется, чтобы на огне приготовлена... Сэдди, у нас там еще золото осталось?

Казначей Братства пожал плечами:

-- На дорогу только.

-- А на ужин?

Тут к ним подошел человек, появившийся из проулка. Высокий, широкоплечий, крепкий. В военной стеганой куртке рыжего цвета, шароварах и сапогах. С круглым щитом за спиной и топором у пояса. Братство уставилось на него в шестнадцать зрачков. А незнакомец таращил серые глаза исключительно на Спарка, то улыбаясь, то тщетно пытаясь сдвинуть густые брови, и без того почти сросшиеся на переносице.

-- Помнишь, у Лотана первый бой? Дитер со щитом, Скарша... Потом я. Помнишь? - наконец, выдавил гость.

-- Венден! - подпрыгнув от радости, закричал проводник. - Венден из Маха-кил-Агра!

-- Ну да, -- воин протянул руку для пожатия, а потом они со Спарком обнялись. - Сколько мы не виделись?

-- Да лет... мать моя, лет шесть уже! Во время летит!

Тут подошел Майс, и приветствия посыпались заново. Майс передавал привет от Лотана, Венден басом рассказывал, что давно уже в здешней береговой охране, а вот про Спарка услышал только прошлой осенью, но все никак не мог встретить: то Спарк занят, а то самого куда по службе загонят. "А письмо, записку какую?" -- спрашивал Майс. Ответ Вендена никто не расслышал, потому что Крейн снова поднял руку:

-- Слушайте, это уже совсем обязательно праздновать надо.

Салех почесал затылок, вслух пересчитывая остатки золотых монет:

-- Два да три, да шесть на дорогу... -- повернулся на пятке и махнул рукой:

-- Гулять так гулять! Только сейчас к нам, переоденемся в праздничное. И в "Селедку".

Братство растянулось по набережной. Впереди Крейн повествовал, как поспорил с одним из местных рыбаков, что срежет ему якорный толстый канат -- стрелой со ста шагов. В заклад поставил свой лук, и вот, в назначенный день, при большом стечении зрителей... Сэдди недоверчиво переспрашивал; Некст и Остромов увлеченно слушали. Венден поддакивал: он, оказывается, тоже ходил посмотреть. Дален Кони, как всегда, шагал чуть поодаль от шумной компании, тихонько улыбаясь бризу.

Ратин, Спарк и Майс поотстали.

-- Со всеми посоветовался, -- викинг опустил голову. Знаменитая борода, заплетенная обычно в косички, сегодня торчала лопатой. - Одинаково самому решать.

Спарк вздохнул:

-- Что ж я буду тебя расхолаживать? Иди, тяни Школу. Тяжело тебе будет, а только это ведь все равно путь наверх... Я о своей голове печалюсь: Рикард ушел, ты уйдешь... С кем останусь?

Викинг тоже вздохнул.

-- Я тебя никогда не оставлю, -- сказал внезапно Ратин. - Ты - живой ключ к миру, где водятся золотые грифоны. Помнишь, на привале про книжку говорили? Той весной?

"Знал бы ты, к чему я на самом деле ключ, и что у нас на Земле водится!" -- грустно подумал Спарк. Уточнил осторожно:

-- В Лесу грязи тоже хватает. Ты судья, тебе ли не знать?

-- Грязь везде. Так вынеси ее за скобки, сам же объяснял на уроках счета. Ну, и сравнивай тогда то, что останется. У нас останется что? Кони наши знаменитые, да девушки... -- сын Ратри Длинного помотал головой, будто и сам был лошадью. Добавил твердо:

-- А в Лесу помимо грязи есть небо. И ветер!

3.Возвращение в ветер. (Осень 3742)

Ветер трепал дорогой синий плащ; расшитый ворот вился золотой змеей. Наместник соскользнул с высокого грифоньего седла, первым делом отстегнул от упряжи свернутую кошму. Сколько лет назад начались странствия войлочного коврика?

Спарк бросил давний подарок в ноги, но больше ничего разгрузить не успел. От опушки бежали волки. Успевший поседеть Хонар - десятник; на нем в седле Нер - вождь третьего тачменто. В волчьей церемониальной хауто - точно волк на волке верхом. Затем Терсит и Неккер, а затем уже совсем незнакомые Спарку звери и люди - стая Тэмр вышла на Охоту. Так же, как выходила на северо-восточную окраину вот уже третью сотню лет. Наместник поискал глазами старого звездочета - и спохватился, что тот давно погиб. И старый волчара Аварг, так хорошо помогавший в черную весну, тоже давно ушел...

Волки набежали и охватили гостя полукругом. Спарк опирался левой рукой на дерево - одно из тех самых, памятных. Все было, как в первый день - и все было иначе! Даже деревце заметно подросло. А может быть, Игнат просто позабыл самый первый сон за давностью лет.

Нер, Терсит и другие волчьи пастухи отряхнули пыль. Оправили клыкастые капюшоны. Спарк поймал себя на желании спросить, как же все-таки делаются куртки-хауто, но момент был неподходящий: приветствие. Звери коротко рявкнули. Люди разом поклонились - не гостю. Поясу, который Спарк теперь носил поверх красно-бурой шерстяной рубашки; Поясу, который то скрывался, то взблескивал против солнца, и никак не мог спрятаться в танцующий под ветром синий плащ.

Пояс, конечно, выглядел знатно. Квадраты чистого серебра, соединенные кольчужным плетением из посеребренной же стальной проволоки. На каждой полированной пластине рубленым письмом: "Пустоземье". По традиции, вынося смертный приговор, Опоясанный зачеркивал одну пластину. И за весь срок службы - пять лет - не мог вынести таких приговоров больше, чем пластин в Поясе. Правда, ходила легенда об отступнике - Гриме Двухстороннем. Грим правил Бессонными Землями, в самый разгар Времени Смерти. Тогда Болотный Король воевал с Лесом нешуточно. Всякое творилось в глухих урочищах; и, наверное, хорошо, что не обо всем доходили слухи. Бесспорно одно: Гриму не хватило квадратов (хотя в его медвежьем Поясе их было столько, сколько набирается в трех-четырех человечьих). Пришлось наместнику перевернуть Пояс наизнанку, и с каждой новой казнью перечеркивать собственное имя. Оно ведь на внутренней стороне как раз и чеканится. А что конца легенды никто не знал, и рассказать не мог, и в "Хроники" то не попало - наверное, и правда, к лучшему.

Говорят, именно с тех пор в паре с Опоясанным на каждую округу назначается еще и Судья. Его приговоры не отражаются корявым крестом на зеркально-чистом серебре, и потому Судья может их выносить сколько угодно. Вернее, сколько в силах выполнить. Палача-то ему не положено. Либо - стравливай приговоренных, пусть казнят друг друга. Либо - как умеешь.

Судьей Пустоземья, или, как еще иногда говорили, Северо-Восточным Судьей, совет единогласно назначил Ратина. А все прочее Братство Ручья - кроме Олауса Рикарда, постигавшего магическое искусство, да Майса, боевое искусство преподававшего - последовало за ним. Сэдди Салеха определили старшим судейской стражи, Крейна - заместителем Судьи. Толстяка Остромова, Некста и лесовика Кони Далена вписали стражниками.

Все они сейчас расседлывали золотого и черного грифонов, стаскивали тюки к холму. Сдержанно здоровались с волчьими пастухами. Ссоры Спарк не боялся. Люди не те, и жизнь в Пустоземье не та, чтобы лаяться попусту. Охлопав по плечам Нера, поблагодарив лекаря - Терсита - за науку и посылки с подарками - новый наместник снова отошел к двум деревьям, и долго смотрел на зелено-багряную стену леса в часовом переходе к западу.

Нер подошел справа. Постоял рядом. Вздохнул. Спросил осторожно:

-- Что сейчас делать будешь?

Спарк заставил себя улыбнуться:

-- Праздник!

Махнул рукой: что было, то было! Прибавил:

-- Надо же отметить возвращение... Домой?

***

В доме стоял дым коромыслом. Этаван толком телеги разгрузить не успел, как детишки повисли на шее - руки не поднять. Дочка зашла погостить, внуком похвастаться. Мальчика назвали Карпом, чтобы не боялся плавать против течения. Востроглазые соседки упустить гостью никак не желали. Натянули праздничное, навертели вышитые платки, навесили звонкие бусы, колокольчики да браслеты - потянулись во двор, что твои мыши в амбар. Цепочкой. Очень скоро табун малышей самого разного возраста топотал по всей усадьбе, с треском обрывал "тканые картины" на стенах, гулко опрокидывал ведра и звонко бил тарелки... И крик стоял: будто не подруги задушевные новостями делятся, а сошлись в лютой сече три жены и четыре любовницы, спорящие за одного и того же мужика.

Купец только головой помотал. Это они еще по радостному поводу собрались, а ну как и вправду обидное что? И нырнул на грузовой двор, тщетно понадеявшись, что детишки отлипнут сами.

-- Кинь дурное! - в воротах каретного сарая стоял Тальд. Зять красовался: бородищу черную, разбойничью, заплетал на четыре клина, да на столько же кос - буйную вороную гриву. Бороду выпускал поверх синей рубашки спереди, а косы сзади. А чтоб все это хозяйство не путалось, и в руки не мешалось, когда наклонишься, вплетал в волосы золототканую перемычку, а на нее цеплял пару колокольчиков. Так и ходил, со звоном. Дети тотчас оставили Берта, набросились на вошедшего, пищали, дергали колокольчики. Пока зять не обобрал малышню с себя и одним мощным шлепком не выставил за ворота.

Вписавшись в купеческое сословие, Тальд редко разгружал товары сам. Больше, как сегодня - руками размахивал да приказчиков строжил. Дескать, не бережно несешь, так небогато и возьмешь! К тестю все еще захаживал с приветом и почтением, но купец ясно чувствовал: разводит их по разным дорогам. Богатеет Тальд, сам уже твердо на ногах стоит. И всю родню за собой тянет.

Впрочем, Берт родню тоже не забывал. Горелик Этаван ходил в приказчиках - сегодня в своей плотничьей артели заправляет. Тик и Самар мечи за старшим носили - нынче каждый свою лавку держит. А что Кан в деревню вернулся, так вольному воля. Ну, пока не женат, ясное дело. Там уже в податные запишут, не загуляешь...

Тальд подошел ближе, осмотрел возы, проводил взглядом суетящихся слуг. Спросил:

-- С юга?

Берт кивнул. Выдохнул - полотняная стенка фургона пошла волнами. Пожаловался:

-- Страшно ездить. Пусто на Тракте. В куче, если что, хоть отбиваться легче. А тут едешь-едешь, три октаго ни живого духа не видишь.

-- Так бросай. Давай со мной на Финтьен, там Князь вроде как дорогу затеял камнем выкладывать. Еще три-четыре лета, и будет Западный Тракт лучше Южного.

Купец книжный и железный поднял пальцы к холеной бородке:

-- И бросил бы, так где ж еще золотым песком за книги платить станут! - окликнул пробегавшего работника:

-- Мешок принеси. Тот самый.

Слуга быстро исполнил приказание. Берт обмахнул рукавом широкую полку, порылся в мешке, и высыпал камни. Сапфир, сапфир, неограненый изумруд: тускло-зеленый, неброский, но какой большой! В перстень великоват, в серьгу вовсе огромен. Разве что в нагрудный медальон, не то - в корону... Рубины вот, опять сапфир; вот крупный жемчуг из Ледянки -- "Слезы невесты"; вот бирюза редкого оттенка "зимнее небо"...

-- И ты такое в мешке возишь? - изумился Тальд. - Украсть же могут!

Берт пожал плечами:

-- В поясе зашито еще и получше, эти просто не влезли. Желтоглазым деваться некуда: кроме меня, почитай никто не ездит. Платят!

-- Так на что жалуешься?! - зять хлопнул лопатами-ладонями по синим шароварам. - Ты ж теперь в первую гильдию влетишь, как на коньках!

Берт тщательно завязал горловину кошелька с камнями и сунул его за пазуху. Тальд покрутил головой:

-- Я и сам хорошие камни покупал. Но такого...

-- А давай-ка ты со мной? - Берт улыбался:

-- Не побоишься, так и сам вперед меня в первую гильдию... влетишь.

Тальд поднял ладони к вискам, словно оглушенный. Врага не побоюсь, а с женой не заведусь! Выдавил:

-- Опасаюсь. Не слыхал, чего в Ратуше о том рассуждают?

Берт поскучнел:

-- Да чего там хорошего? Знаешь сам!

Мужчины согласно плюнули на земляной пол, посмотрели друг на друга и невесело засмеялись. Первым опомнился младший:

-- Во договорились родичи! Пошли лучше, с малышней поиграемся. Ты пряники подаришь, я песенку спою. Спляшем в кругу...

***

В кругу тесно и пыльно. Хорошо хоть, что страх снаружи остался. Первый раз пугаешься с вечера, как известят. Тут главное - заснуть побыстрее, пока не осознал полностью. Просыпаешься - опять страшно. И завтракаешь - кусок в горло не лезет.

А уже когда втолкнули в круг, да волки сомкнули кольцо и отвесили розовые языки, да рука вцепилась в нож клещами, как у новичка - страх куда-то пропадает сам собой: вот оно и случилось! Теперь уж бояться поздно.

Спарк медленно переступает боком, а его противник в Кругу подбирает ноги под туловище - для прыжка. На волке блестит боевой ошейник с шипами; на человеке звякает Пояс - поверх все той же красно-бурой рубахи и желтых штанов. Наместник без сапог: если сомневаешься в поверхности, на которой стоишь, лучше драться босиком.

Насмерть Спарк не дрался уже очень давно: с той самой черной весны. Но там - мечом, верхом, против разбойника. А тут допускается только короткий нож. Можно в каждую руку, но это еще уметь надо. Вдобавок, между тобой и твоим противником ненависти нет. Зачем же насмерть? Трудно опуститься на нижнюю ступень жизни, попробовав изобилия и удовольствия верхних. Потому-то в родном мире Игната даже тренированым бойцам случается пропустить удар от уличного хулигана. Самбисты и боксеры войной не живут. Им боевое искусство - инструмент для добычи медалей. Пока его из ящика вынешь, пока развернешь тряпки... А гопники всегда готовы ударить и получить в ответ. Они каждый миг со всем миром сражаются. Награбить могут, набрать добычи богатой. А жить все равно не умеют - некогда им. Воевать надо. Волки ходят в Круг - чтобы не отвыкать от ударов. Чтобы случайный уличный хулиган подловить не мог.

Это все лирика. Физика - вот она. Косматый волчара с клыками не сильно короче боевого ножа. Ноги подбирает, вертит задом. Как перестанет вертеть, утвердится в исходном положении - прыгнет. И тогда - присесть, левую руку над головой, правой снизу вверх, в живот. Если не повезет -- клинок уткнется в звериные ребра, кулак левой попадет не в чувствительный нос, а прямо в пасть - бой проигран. И опять Пустоземье останется без Опоясанного. И некому будет город на мосту через Ледянку строить.

И некому будет Ирку на холме встретить. Блин.

Плохо!

А если повезет, и клинок войдет меж ребер или располосует брюшину... волк, с его звериной живучестью, человека все равно догрызет. И отправится на свою Великую Битву с легким сердцем. А шкуру снимут, распялят на почетном месте и потом сошьют из нее куртку-хауто...

Знать бы все это раньше!

Тут трижды задумаешься, о чем просить Госпожу Висенну. Выиграть бой и своего убить? Сдаться - нож на землю - выйти живым и потерять лицо? Честь поддержать, погибнуть отважно, и тем все будущее угробить?

Прыжок!

Наместник не уклоняется. Боевой нож со свистом проворачивается в нижний хват. Левая рука идет перед телом: хоть слабая, а все защита живота.

Тяжелая лакированная рукоять бьет точно в звериный нос. Глаза живой молнии закрываются; потерявший сознание волк врезается в красную рубашку; Спарк отпихивает ошейник: еще не хватало шипом в живот!

Потом наместник прыгает влево, бурые клочья рукавов остаются на стальных зубах; порезанные ладони заплывают красным; серая туша рушится в пыль. Наместник стягивает разлохмаченный рукав, опять перехватывает нож - брызги летят на зрителей. Обмотав рукоятку - чтобы пальцы не соскользнули на лезвие - Спарк бьет упавшего нижним хватом в затылок.

Готов.

А здорово было бы не добивать! Такая честь, такая победа - живым взял!

Только для самого проигравшего волка - страшнее оскорбления не бывает. Поэтому сразу начнется новый поединок. Поймать настоящего бойца на тот же самый прием повторно - нечего и думать. А запретить поединок означает потерять лицо. Если бы еще трусом сочли - полбеды.

Сочтут чужаком.

Спарк поднимается, вытирает нож. Лекарь уже рядом: накладывает мазь прямо на пыльные руки. Кровохлебке что! Ее, бывало, на шерсть накладывали, когда выстригать бок вокруг раны ни сил, ни времени...

Опоясанному нельзя быть чужаком. Он может быть жестоким, злым, трусливым, расточительным, даже глупым. Его будут ругать заглазно; на него пожалуются в Совет; с него сдерут Пояс и отшлепают кожаными ножнами по заднице. Но, пока Пояс не снят, любое распоряжение Опоясанного - закон. Чужака никогда не станут слушать; распоряжения чужака никогда не будут выполнять так быстро и безоговорочно.

А волки радуются! Они не умирают: на Великую Битву уходят. Они не убивают: они просто помогают туда уйти. Волки -- не люди. Вот и весь сказ. Как все это переплетено с обязательным стремлением выжить, продолжить род?

Хорошо еще, что Круг нечасто бывает. Хорошо еще, что Опоясанного туда второй раз не потащат. Хорошо...

-- Хорошо, Спарк! - рявкает Хонар.

-- Мясо! - подпрыгивают волки. - Охота!

-- Людоед вернулся! - рычит Неккер где-то слева, в гуще серых косматых спин.

Спарк опускает глаза: ну конечно, кровь течет по Поясу. Ох и символично! М-мать.

Как ты с такими уживаешься, госпожа Висенна?

Нер выкрикивает ритуальные слова. Наместник поднимает взгляд к синему небу. Тошно. А что ж ты хотел? "Бери, что пожелаешь, но дай за все настоящую цену!" -- это, кажется, великан Мимир отвечал Одину, когда верховный бог викингов припожаловал за мудростью ко священному источнику. И Один без колебаний отдал глаз. Свой. Карий? Вряд ли: у скандинавов глаза синие. Или серые. Как у здешних северян...

Вождь уже огласил чего положено, и вновь незаметно оказывается за плечом:

-- Думаешь, тебе за карие глаза простили бы его жизнь?

Наместник знает ответ. Недаром его в Школе Левобережья накачивали обычаями да традициями.

-- Пусть не думают, что я поведу их на мясо!

Нер грустно улыбается:

-- Теперь ты имеешь право запретить им даже Охоту.

-- Лучше Круг... -- Спарк понимает, что ни то, ни другое неправильно. Волк - это Огонь в Ветре. Воплощение боевой ярости. Так было задумано Старой Державой. Так и сделано. Убери Круг - и волки переродятся в подзаборных шавок, кусающих только исподтишка. Отмени ритуальные схватки "десять на десять" - и серое зверье за двести-триста лет расплодится так, что выжрет весь Лес. Если его не перебьют медведи или там ежики - соседи, сидящие в пищевой цепи локоть к локтю.

-- Теперь ты понимаешь, -- осторожно продолжает вождь, - Почему я не хочу воевать?

***

-- А если не хочешь, чего ради строишь войска?

Великий Князь недовольно двинул плечами; черный с золотой каймой плащ рвануло ветром. Могучий конь ступал шагом, копыта-тарелки вскапывали истоптанное поле. С южной стороны поля клиньями стояли стрелки и копейщики; мастера-городоимцы со своими машинами; мечники в дорогой стальной броне, и прославленная конница Княжества.

Князь проводил ежегодный смотр. За его правым плечом везли девятихвостую черно-золотую хоругвь; за левым - ехали воеводы. Всегда нахмуренный Шарк, улыбчивый и жестокий Сигурд, наконец, Михал из Макбетов.

А дочь княжеская, старшая, нахально загнала рыжую кобылу в знаменную группу, оттерла воевод, и задала в тысячный раз все тот же вопрос. Который князю приелся еще за зиму. Великий Князь ТопТаунский сдвинул брови. Медведь с алебардой, вышитый золотыми нитками на черном бархате хоругви, испуганно затрепетал под ветром.

-- Устал я, дочка.

-- Война тебе отдыха не даст.

-- Я от одиночества устал. У смерда пашня - клинышек. Так и то ведь, за два локтя земли соседа удушит. У меня княжество. Если не буду земли приращивать, что вам в наследство оставлю? И поговорить о том - не с кем. Ты вот видишь только войну; а сколько раз я тебе говорил, что слабую державу, без войска вовсе, и слушать не станут? А ты ведь княжна, не девка-скотница, уже понимать пора, сколько раз тебе выговаривал... Михал и парни - те просто в бой рвутся. Зачем - им неважно. Про то опять я должен думать. Канцлер с казначеем... -- князь махнул рукой. Жеребец под ним дернул ушами и потянул рысью.

В полках нестройно закричали: "Слава!" Горожане, обвесившие ради зрелища стены, башни и окрестные липы с вязами, тоже закричали верноподданически, бросили над собой шапки. Знаменная группа поплыла перед строем, забирая к северу, к городским воротам; а потом потянулась свита; а потом прихлебатели и подпеватели. И войско, выстроенное ввиду городских стен, тоже начало помаленьку растекаться: которые полки стояли в городе, те направлялись к своим улицам; иные - по окрестным деревням. Третьи, кому постоя не хватило, сразу вытягивались в походную змею, наскоро сбрасывали парадные накидки, и готовились глотать пыль в долгом переходе.

Князь покосился на дочку: та по-прежнему не отставала. Вот копыта ударили по плитам подъезда; вот подковы бухнули в мостовые доски. Зафыркали жеребцы, раздувая ноздри на рыжую кобылу. Под аркой ворот пахнуло конским потом. Всадники дергали поводья, стиснув зубы: девушка рядом, не припечатаешь похотливую скотину в голос, как стоило бы. Но и княжна не слепая:

-- Все вы мужики, одинаковы. Что двуногие, что хвостатые. Вам бы девок мять да промеж себя грызться только! Вот возьму и выйду замуж за звездочета! Всем назло!

Князь и не хотел - улыбнулся:

-- А защитит твоего звездочета кто? Мне вон давеча еще одна мудрость приснилась. Стыдно ругать дружину тем, кто живет за ее щитами!

Михал из Макбетов задавил смешок: ловко отбивается. Уже очень старый, но еще очень князь.

Копыта загрохотали по камню; князь и сопровождение втянулись под арку ворот. Девушка шевелила губами, но отец ее ничего не слышал. Наконец, распахнулась светлая и широкая улица. Эхо пропало, и князь, наконец-то разобрал:

-- Странный тебе снится мир.

***

-- Мир установить решил? - человек пожевал разбитыми губами. Сплюнул. - Миротворец, ттвою в т-туман...

Опоясанный сделал жест - Велед и Крен завернули взятому разбойнику локти за спину. Подняли и прислонили к дереву.

-- Судья?

Ратин подступил с правой стороны. Потер свежий синяк на лбу.

-- Первый закон, -- сплюнул тоже. - С оружием взят, что говорить! Зачем он тебе живьем? Опять волков свежатинкой побаловать? - добавил судья с умыслом. Умысел удался: разбойник побелел и переменился в лице.

Когда Опоясанный решил очистить Тракт от бандитов, волки и его собственные помощники взялись за дело с исключительным рвением. Только Спарк послал письмо на северную заимку - тотчас же явились оттуда все семеро; ни один не предал, и ни один не отказался. Даже Шенова женитьба пришлась кстати: Шен быстренько сбегал за тестем и перевез все его семейство на хутор, чтобы налаженное за несколько лет хозяйство не пришло в упадок. А потом расцеловал жену, подбросил сына к потолку, щелкнул на прощание ложкой в лоб... Снял со стены два тяжелых копья в лакированных чехлах и ушел.

Его приятель Фламин жил одиночкой. Из всего вышеперечисленного ему только и понадобилось копья со стены снять. А за ними явились и все прочие: молчаливые охотники Велед и Крен; Смиррестрелок, выучившийся у Тарса обращению с луком. Плотный и улыбчивый Котам, средний брат большого семейства, которое изрядно помогло Спарку в свое время. Котам и в этот раз отличился: учуял шайку, затаившуюся на опушке. Буквально - по запаху. Конского пота и немытого тела.

Дальше все было, как обычно, за единственным исключением. Последнего разбойника взяли живьем. Привязали к дереву, припугнули волками (тут Сэдди намешливо скривился: станут-де волки такую вонючку жрать! Да он столько дней не мылся, что от седла чуть отклеили!) - и велели отвечать без утайки: отчего это Тракт пуст? Где купцы? Где братство медоваров?

Бандит взвыл и дернулся, позабыв, что руки заломлены:

-- Да задолбали эти медовары! Единожды съездили, а нам до сих пор их все поминают! Тут раз в году этот книжник проскочит, и все!

***

-- Все, дождались! - Корней Тиреннолл хлопнул жесткой ладонью по доскам. Поморщился: выговорить кравчему, что не положил скатерть. Все четвертники собрались, а стол не накрыт. Непорядок!

Да только четвертников сегодня еда вовсе не манила. И отсутствия скатерти они даже не заметили. Если посадник прав, то на город вот-вот обрушится Великий Князь ТопТаунский. Тут не до меда с орешками, тут сухари сушить надобно!

Пол Ковник кинулся в драку первым: он ведь одеяло с Южного Тракта на Западный перетаскивал. Он и добился того, что купцы из Железного Города сами теперь караваны водят. Он, получается, и северного соседа разозлил!

Не дожидаясь упреков, четвертник от Горок подскочил на лавке:

-- Еще подольше глазами хлопать будем, и еще больше дождемся! Знаю, чего сказать хочешь, что Тракт запустел, и то Князь полагает, мы назло ему, чтоб ослабить. А ты ж все про тот Тракт печешься, и пылинки с его сдуваешь, так сам и скажи, в чем наша вина есть? Купца силой примучить, он прибыль истеряет, и в том нашего могущества основа пропадет. А не хочет ездить на юг, то насильно мил не будешь! Давай на запад мостить дорогу! При наших доходах каменной кладки хватит сделать до Серебрянки, а оттуда уж финтьенцы сами управятся...

Корней молчал.

Выборный от Солянки махнул рукой:

-- Что теперь орать попусту... Вели твердить город. Ополчение собирать, раз в октаго выгонять на стены. Стрелков прикажи на южных четвертях приискивать. С моей стороны, с полуночи, стены еще ничего, крепкие. Ров чистить прикажу сейчас же...

Четвертник Усянки согласно наклонил голову.

А выборный от Степны, Матвей Ворон, отмалчиваться не стал:

-- Что мы перед Князем тем, ровно побитые собаки? Ему железа мало, так пусть из камня наконечники высекает. Сыскался мне витязь-копейщик, голова-в-тумане! Западный Тракт мостить - можно город по-новой стенами обнять. Лучше на ЛаакХаар хотя бы один караван снарядить. Купцы не идут, так гони братства! Хоромы-то хватает пока украшениями обвешивать! Посуды ни у кого медной нет, все - серебро-золото. Мы еще богаты, да это ненадолго. Что Князь без стали, это князева беда. А что наши кузнецы второе лето стоном стонут, финтьенское железо уж сильно дорого, в три четверти от ЛаакХаарского, а где и вдвое - вот наше горе.

-- Так оно же и лучше твоего южного! "Медвежьей стали" сабля сколько стоит, знаешь?

-- А что, гвозди, да скобы плотничьи из "медвежа" ковать прикажешь? Подковы да косы из лучшей боевой стали велишь понаделать? Их-то да наральников как не станет в окрестных деревнях, уже сегодня топор купить не всякий может, втрое цена поднялась, вот! Откуда зерно и мясо тебе тогда возьмется, и чем тебе углежоги деревья валить станут? Тем, чем ты думаешь, кобель старый?

Корней молчал, и четвертники, наконец-то, утихомирились. Посадник покачивал в пальцах золотое "солнышко". Мечталось город в руке держать - вот и держу. А дальше что? Солнышко на стол положить, правь, кто желает? Так ведь поздно уже, Князь удила закусил. Доносят с северных равнин: конница собирается. Легендарная и грозная, знаменитая конница Княжества... Одно утешение: кони по стенам не лазят и перелететь над заборолами не сумеют. Плохо, что у Князя войско, а не просто вооруженный сброд. К бою привычны. Первую стычку проиграют - не расхнычутся. Встретят врага не по силам - раненых и знамена не бросят, спину не покажут... Город обложат - смело на стены полезут; терпеливо будут стоять в осаде.

И железа ЛаакХаарского хочется. Дешевое оно, и весь сказ. И торговые дворы в ЛаакХааре бросишь - не вернешь потом, желтоглазым палец в рот не клади. Откусят. Сам такой!

И заселять Южный Тракт боязно. Волчий Ручей не устоял, а крепок был.

И время тянуть некуда. Надо что-то делать сейчас, пока еще держится мир...

***

-- Мир установлен, разбойников всех переловили. А что же Тракт пуст по-прежнему?

Опоясанный сидел на свернутом потнике, спиной к тенькающей и свиристящей опушке. Фламин поворачивал над костром вкусно пахнущий кусок лосятины. Шен снова точил копье. Ратин и Остромов вполголоса считались, кому проверять часовых на какой стороне. Сэдди рассказывал что-то забавное: за смехом самой истории слышно не было.

Напротив Спарка, подобрав ноги по степному обычаю, уселись двое высоких, загорелых парней, одетых в стеганки и полосатые штаны стражников ХадХорда. Ридигер и Сегар, которые очень-очень давно остались на севере, собирая новости о городских событиях. Собранное они потом пересылали на заимку, а уж оттуда вести доходили до Братства - пока оно училось то корабли водить, то суды судить.

-- ...Да не знает никто причины, отчего Тракт пуст. То ли Ратуша не велела на юг ездить. То ли - ахтвы городской на Тракте много, нам в страже что ни день талдычат: "Смотрите, мол, кто на юг с оружием едет, всех перенимайте." -- Сегар кривил обветренное лицо:

-- Только купеческие караваны допускается с оружием выводить. Их на самом деле мало. Причины никто не знает - это одно. Не ищет - это другое.

-- Не ищет, вот как? - встрепенулся наместник. Лазутчик принялся за пространное объяснение: что он видел, что подслушал, да какие выводы сделал из того, из иного, да с учетом того вон третьего важного дела, да оглядываясь на то еще влияние...

Игнат подумал: люди жизнь живут. Ратин, кажись, девушку подыскал. Дождусь, сватом позовет. Шен просто мясо жарит. А духовитое какое -- живот урчит... Сэдди знай себе языком молотит. Из первой ватаги их только двое и осталось. "Мне бы Ирку скорей дождаться..." -- Спарк вздохнул. - "А что потом? Не все ли равно!"

Отпустив лазутчиков, Опоясанный поднялся и нашел в лагере судью:

-- Скажи, Ратин, отчего так просто все?

Сын Ратри Длинного почесал затылок и промолчал. Чувствовал, что Спарк еще и не начал высказываться.

-- ...Вот у нас в ватаге. За сколько лет - ни одной крупной ссоры, ни дележки. Разве такое бывает? И судьба наша. Под телегой ночевали, кусок мяса на шестерых делили -- было. По морю ходили. Свою крепость держали - не удержали, а все равно те годы сейчас уже в легенду вошли, ведь было ж хорошо! Ну, почему так?

Ратин молча улыбнулся.

-- Да знаю я, что тут словами не ответишь, -- Спарк помотал головой. Распорядился:

-- С Трактом после разберемся, а прямо сейчас надо землю заселять. И Башни снова заполнить магами. Или хоть просто людей там посадить, ради присмотра... -- поглядел в темнеющее восточное небо, во влажную от полуденного дождя степь. Ожидал запаха влаги, на худой конец дыма, дожарившегося мяса - а повеяло камнем и раствором; договорами и инструментами; потными спинами плотников и свежесрубленным лесом; пылью, точильным камнем, доспешной кожей и горелым железом. Хлопотами.

Спарк опустил руки на звякнувший Пояс:

-- Завтра же и начнем!

4.Запах завтрашних забот. (Зима 3742 - лето 3745)

Первым делом разметили и построили рынок. Сперва - возвели четырежды восемь столбов по кругу. На них кольцом уложили толстенные брусья, привезенные аж из Левобережья. (Наместник сделал зарубку на памяти: лесопилка требуется своя. И сушилка для дерева тоже должна быть своя. Из свежего леса рамы и двери не сделаешь, а из Левобережья не навозишься.)

Поверх кольца растянули канаты, а на канаты раскатали обычное полотно. В центре круглой оболочки сделали отверстие: для света и водостока. Под отверстием - водосборный бассейн, а из него мощеный канал под стеной - в ближайшую яму.

На следующий же день (строители еще закладывали промежутки между столбами) появился первый продавец: Геллер Гренхат притащил сорок шкурок зимней лисы. Дожидался, пока купцы мимо поедут. Шен вызвал с заимки тещу и с ней еще каких-то бабушек; те приволокли неимоверные кошелки с малиной. А сам Шен и его постоянный спутник, Фламин, наняли пару медведей и привезли просто гору вяленого мяса. В лесу за рынком пришлось спешно рубить лабазы с прочными дверями. И замки вешать, под которые запирались товары.

Еще через день медведи довершили кладку стен, выгладили и вымостили пол. А потом Спарк поймал их за странной работой. Вытянув несколько канатов, несущих полотняную оболочку, медведи прилаживали к ним - парус.

-- Для чего это? - искренне удивился наместник. Вместо ответа бурые Ур-Син живо расправили парус между соснами и подставили его легкому утреннему ветру. Рывок, хлопок - полотно крыши пошло волнами, и весь мусор, сбитые за ночь веточки, вороньи перья и тому подобное, посыпалось с оболочки. Но не в центральное отверстие, как ожидал Спарк, а через наружный край, в противоположной от паруса стороне. Словно бы кто поднимал оболочку изнутри, толкая мусор от середины к краям. Медведи заулыбались, показав здоровенные белые зубы.

-- Значит, канаты натягиваются так, что порыв ветра сгоняет с оболочки мусор?

Мохнатые строители замотали громадными головами:

-- Мусор - ерунда! Будет же и зима, и снег!

***

-- Снег... нескоро еще.

-- Да, осень теплая на диво... Что там на окраинах? Слышно, свежие вести ночью привезли?

-- Все так, как мы полагали. Он занят делами. А она все ближе.

-- Но ведь...

-- Да, конечно. Она не захочет остаться тут, у Висенны. Через несколько лет привыкла бы. Да только ей и четырех октаго не дадут. Он слишком долго ждал.

-- Десять лет, да. Учти еще, что их земные годы короче наших дней на... на сколько?

-- На девятнадцать или двадцать дней. У них, вообще-то годы разной длины. Так что, по их меркам, это не десять лет, а почти одиннадцать. Легенда!

-- Ну так вот, она потянет к Земле.

-- А он уже не сможет уйти. Укоренился. Друзья, побратимы. Кровь, в серебрянной чаше смешанная. По одному слову сотни людей подымаются башню строить. От такого уйди попробуй! У власти вкус крепкий. Не всегда и любовью перешибить можно...

-- Сам-то он понимает хотя бы, куда идет?

-- Зачем ему понимать? Ему сейчас и так хорошо. Копье в полете: цель известна, по сторонам красивые картинки мелькают... и ветер в лицо.

***

Ветер в лицо, а травяные метелки по ногам - погоня! Купцы из ЛаакХаара вели караван в сорок две телеги. Железо везли. Как вдруг с опушки поднялись на них две восьмерки разбойников. Гикнули, свистнули... а не доскакали. Потому как из-за ближнего холма вылетело вдвое больше волков, и разбойникам пришлось заворачивать лошадей. Ну, а где легкий волк за нагруженным конем гонится, там понятно, какой исход. Скоро догнали банду, принялись на мягкую землю за штаны сдергивать. Следом неспешно выехали судейские стражники. И всех, кто головы не сломал, перевязали на веревку, подобно сушеной хурме.

Ратин судил быстро: длинную связку разрубил на пары. Парам объявил так: кто из двоих победит, того отпустим на все четыре. Выживешь в степи - твоя воля; а не выживешь - плакать не станем.

Из восьми пленных шестеро послушно схватились друг с другом. И то сказать: я тут в степи умру, а мой кореш, можно сказать, молочный брат - одну ведь грудь тискали у той девки на постоялом дворе! - вот он живой уйдет? Да пусть у меня дом сгорит, лишь бы у него кошка сдохла! И рубили вчерашнего спутника с неподдельной злобой: умру я сегодня - и ты не доживи до завтра!

Так что после боя закапывали не троих, а всех шестерых.

А двое драться отказались, и потому Ратин посмотрел на них внимательней. Первый был рослый, крепкий и привычный к своей силе. Женщине боль причинить или там ребенка на копье - не промедлит. Второй поначалу не показался судье опасным. Но меч на землю бросил именно он. Ратин пригляделся к нему еще пристальней. Ростом не вышел, шириной плеч не поражает, лицо - не морда! - худое, черты резкие, словно чеканные. Глаза ярко-красные. Из-за Грозовых Гор пришелец, из далекой-далекой восточной пустыни... Вот бы расспросить, что там? И, в особенности, как он сюда попал?

-- Хочешь без грязи обойтись, так-то вот... -- проскрипел красноглазый. - Чтобы мы друг друга резали, а ты чистеньким вышел?

Ратин улыбнулся, уже зная все, что будет дальше. И повертел над головой правой ладонью: круг!

Волки и стражники суда охватили утоптанный пятачок степи. Ратин вошел в кольцо с мечом, а следом туда же втолкнули мордатого. И меч ему сунули: дерись!

-- Не буду, -- упрямо мотнул головой бандит. Видно, сообразил, что есть тут какое-то правило, наподобие "безоружных не рубить". И не угадал, потому как Ратин просто снес ему голову одним движением. Взмахнул рукой: следующий!

Красноглазый вошел в круг, спокойно подобрал клинок и напал. И почти сразу же Судья понял: перед ним мастер другой школы. В Лесу не фехтовали, мечом удар не принимали почти никогда. Быстрый замах и удар; уход или подставка щита. Ногой в колено или каблуком в стопу... Образцом лесной школы был мастер Лотан: замах простой, но неимоверно быстрый. Видишь, а отразить все равно не успеешь. За счет скорости Ратин только и держался пока. Противник был очень искусен. Двигался плавно, даже глаза иногда позволял себе прижмуривать: словно кожей ощущал все движения тяжелого лесного клинка, словно рыба боковой линией - ловил ветерки и вихри, волны от прохода тел и мечей сквозь воздух. Сын Ратри Длинного провалился раз, другой... и понял, что почти уже мертв: красноглазый не уставал защищаться, двигался легко, без напряжения. А Судье рубить приходилось с усилием, иначе толстую кожанку просто не развалишь... Долго так продолжаться не могло, и Ратин попробовал рискнуть. После удара самую малость помедлил, вытаскивая клинок вверх: дескать, устал. Красноглазый заметил и купился: видно, не думал, что Судья так быстро устроит ловушку. Ударил как будто сбоку, в последний момент поменял движение - и ловко полоснул Судью по ребрам. И, на радостях от попадания, как-то совсем забыл, что оказался слишком близко к лесному клинку, весом с хороший кузнечный молот.

И Ратин рубанул его с разворота поперек. Противника отбросило прямо на копья замыкающих круг стражников. К рухнувшему Судье бросился лекарь с кровохлебкой, остановился: рану следовало зашивать, а не замазывать. Разрезали завязки и разняли кожаный доспех; расстегнули шлем, убрали наручи.

Над зарубленным разбойником склонился Остромов. Бандит еще дышал, выгоняя красные пузыри:

-- Господин... Господин Всеотец! В руки твои отдаю дух мой!

Остромов помрачнел, принялся мять подбородок богатырской ладонью. В Школах Леса хорошо учили законам, обычаям и именам. Память не подвела: Всеотцом на восточной окраине, в Бессонных Землях, назывался Владыка Грязи, Туманный Господин, или, совсем уж попросту - Болотный Король.

***

-- Король, говоришь?

-- Думаю, так. Думаю, за Ледянкой к югу есть заимки у него. Набирает он обычную ахтву городскую. Дает им в атаманы таких вот... красноглазых. Ни ХадХорд, ни ЛаакХаар их поймать не может. Вот. А Тракт от них и опасен стал...

Наместник отмахнулся от королей и атаманов:

-- Ладно, я напишу в Совет. Пусть Дилин подумает. Ратин как?

-- Лечиться долго. До зимы вставать не разрешают. И потом в тепле держать надо, потому как легкие задело. Два ребра перерублены - во клинок отточен!

Игнат тяжело забрался в седло и отъехал на холм. Осмотрел засыпающую степь. Серый и тускло-зеленый; да кое-где еще пыльно-желтый... После "испытания ничем" Спарк мог отличить низкое место от высокого - просто по оттенку желтого цвета в траве. И волки в стае - как он раньше мог их путать? У всех же шерсть разная; у каждого свой рисунок. Да и глаза: у кого чисто-желтые, у старших чуть тусклее; у голодных в зелень отдают...

Подошел Горелик Этаван:

-- Так что, шлюзные ворота посмотришь?

Спарк послушно развернул коня в указанном направлении и шагом поехал к водосбросу. Артель Горелика рыла здесь канал, отделяя как бы небольшой островок возле степной речушки. На островке возводился вал и по гребню его стены-тарасы: срубы, заполненые землей. Еще строилась дозорная вышка с зеркалом для передачи сигналов, рубленый домик и тревожная бочка со смолой - пост. На Тракте вполне обходились волчьим дозором. Но тут захотели осесть четыре семьи коневодов, по виду и ухваткам - беглые из Великого Княжества. Ради их спокойствия наместник согласился учредить постоянное дежурство, поставить людей, а не волков: чтобы коней не пугать зря. Благо, людей нанимать теперь было просто: в пределах своего края наместник Леса мог потребовать налог или сбор с кого угодно на что угодно. Конечно, если брать слишком сильно, неизбежны жалобы в Совет, а там и бунт - но тут все видели, куда идут деньги, да и воровать Спарк еще не успел научиться... Словом, денег пока хватало, и численность стражи скоро увеличилась до двадцати восьмерок. Судья, Остромов, Сэдди и Крейн управляли всем этим хозяйством... Спарк подумал, кого теперь поставить на место Ратина в его отряде. По судебным делам Крейн заменит, на то и учился; а вот в войсках? Рикард - в Магистерии. Майс - собственную школу ведет. Кто хоть каплю поярче характером, те все уже при деле. Некста, разве что, поставить? Да он с таким увлечением и старанием землю меряет, уж лучше пусть тем и занимается. Хоть размежевание будет сделано как надо...

Подъехали к шлюзу. Горелик повертел колесо, показал, как ходит заслонка: стальной лист по камню. Ниже плотины речка обмелела и сузилась, но Спарк знал, что она восстановится через несколько дней. Заполнится ров, и лишняя вода пойдет переливом, по старому руслу. Покивал головой:

-- Годится. Будет оплачено. Я к казначею сам подойду, он тебя найдет еще до вечера... Слушай, у тебя с дядькой твоим, Бертом Этаваном... ну, который купец "книжный и железный"... как там, дружба, или иное что?

Горелик удивился:

-- Какая дружба? Мы же - родичи! Это ж с его денег я артель поставил. Год, как долги отдал.

-- А где он живет в ГадГороде? Хочу наведаться к нему в гости по старой памяти. Так, чтобы никого не тревожить... лишнего.

Племянник помолчал, внимательно разглядывая наместника. И Спарку было приятно чувствовать: вот человек беспокоится, чтобы не привести к дому родича - невесть кого. Наконец, Этаван-младший, видимо, решил оказать доверие:

-- От "Серебяного брюха" второй проулок к северу. Потом высматривай: Бертов дом по правой стороне. Напротив, по левой, Ведам Таран живет, из суконников. У него по обе стороны входа кони резные.

***

Резные кони оказались хороши. Спарк с удовольствием рассмотрел встающих на дыбы жеребцов. Мастер позаботился передать не только каждый блик на укормленых лошадях, но и тщательно выточил налобные бляшки, заклепки на уздечках, скрученный и подхваченный ветром хвост правого жеребца; каждое звено стальной цепи и даже лопнувшую по воротнику рубаху выводного, всем телом повисшего на этой самой цепи, "отвешивая" вздыбленного коня...

Тут проводник краем глаза заметил движение у входа в проулок. Вздохнул, и решил не привлекать излишнего внимания. Хорошо еще, в городских домах четверти Степна все окна выходят во внутренние дворики, а на улицы смотрят лишь узкие высокие бойницы. Внушительные окованые двери - и та, у которой танцевали резные кони с раздутыми ноздрями, и нужная дверь купца Этавана точно напротив - вполне годились в какой-нибудь донжон. Мой дом - моя крепость. Точка.

Спарк отвернулся от барельефа, поднялся на три ступеньки и торжественно грохнул колотушкой в начищенную бронзовую пластину. Толстенная дверь распахнулась мгновенно. Вышел светловолосый привратник, отряхивая крошки с зеленой рубахи и полосатых серо-синих штанов, босой по летнему времени.

-- Господину угодно?...

-- Берту Этавану привет от его родича Горелика, и срочные известия. - Спарк пока не откидывал капюшон пыльника. Нечего зря людей пугать.

Привратник молча посторонился, и наместник оказался в просторной прихожей. Слуга потянулся закрыть дверь, потом высунул за нее голову:

-- Тебе чего? Хозяин людей нынче не берет! За Золотым Ветром приходи!.. - бухнул полотном, наложил засов толщиной в руку, и только потом пояснил:

-- Голота уличная. Ахтва, как себя называют. Даве кошельки срезали, грабили по закоулкам. Дак сколько-то лет тому их вожаков в степи на собачий корм перевели. Нынешние все остались - боязливая дрянь. Шноркают здесь, не так работы ищут, как высматривают. Что плохо лежит, стянут. Спиной повернешься - нож. А в степь, на явный разбой - боятся!

Спарк вспомнил недавние погони, покрутил головой:

-- Не все боятся.

-- С Гореликом что стряслось? - насторожился привратник, - Дак что ж я болтаю! Пожалуйте к хозяину теперь же!

И наместника повели под бревенчатым потолком в гостевую, широкую и светлую, с большими застекленными окнами... Спарк обратил внимание, что переплеты и стекла в обоих окнах разные. Видать, делались в разные годы, когда у хозяев были деньги на стекло. Слуга отошел к столу в середине комнаты, стукнул маленьким молоточком в медную тарелочку - три раза. И сразу за второй дверью в глубине комнаты послышался шум, скрип ступеней, тяжелое сопение человека, кушающего всегда много и с удовольствием.

Распахнулась дверца и в комнату влетел Берт Этаван. Проводник не видел его давно, но узнал сразу: купец "книжный и железный" выглядел по-прежнему. Улыбчивый здоровяк в самом цвету; румяные щеки, ухоженные волосы и бородка; тщательно выбритое лицо, аккуратно подвязанные рукава, синяя с золотом рубашка на объемистом животе; не сильно уступающие животу плечи, мощная шея... Молнией поперек тела - золотой пояс с кисточками. Широченные шаровары цвета черники, черные же остроносые сапожки. То ли Берт готовился куда ехать, то ли - что вероятней - и дома привык ходить представительно, ради внезапного гостя.

Берт Этаван узнал наместника очень не сразу. Вбежал, остановился по ту сторону стола. Спарк двинул головой, давая капюшону упасть за спину. Потом и вовсе скинул пыльник на руки подскочившему слуге. Берт все стоял, то щуря, то раскрывая глаза. Наконец, одним движением придвинул к столу тяжелую лавку смолисто-золотого оттенка, кивнул:

-- Садись, Спарк!

Жестом удалил привратника. Опустился на жалобно скрипнувшее сиденье, против гостя.

-- Обедать останешься?

Наместник вздохнул:

-- Нет, я по делу. И в городе тайно. Сам ведь костер обещал мне, помнишь?...

Купец понурился:

-- И то правда. Как-то семь лет назад не было столько наушников, и доносы Ратуша брезгливо эдак отклоняла, не читая. Сейчас уже сам бояться начал. Вечером слово не так скажи - утром придут за тобой.

Спарк опустил руки под стол и провел пальцами по холодному металлу Пояса. Сказал задумчиво:

-- А ведь кто и мечтает, чтобы пришли за ним. И хоть так, но оценили его особенность, нужность... У меня вот получается: не ко мне идут, а сам я к людям прихожу.

-- Ну, если говоришь, по делу и тайно, выкладывай свое дело! И все-таки, давай поедим? Я с утра крошки во рту не держал.

Спарк наклонил голову: сытый - добрый. Берт взял знакомый молоточек, нетерпеливо застучал по медной тарелочке. Появился привратник, уже в сапогах и опрятно затянутый кушаком. Понятливо кивнул, снова исчез в двери. Скоро вернулся с большим подносом, поставил горшок, пахнущий вареным мясом и шафраном; сгрузил моченые грибы, хлеб, яблоки, маленький стекляный графинчик прозрачного "зелена вина" -- местной водки. Потом еще раз сходил за главной едой: жареным окороком... Спарк почувствовал, что и у него живот подвело.

Берт гостеприимно повел рукой над столом: дескать, не стесняйся. Гость улыбнулся и решительно потащил к себе миску с грибами. Купец ел обстоятельно, чисто и тихо. Спарк немного пожалел об отсутствии привычных вилок: здешние "кошачьи лапки" имели три зуба под прямым углом к ручке, и двигать ими приходилось иначе. Но голод во всех случаях лучшая приправа, и потому никто не болтал лишнего, пока еда со стола не исчезла. Вся. Что не влезло в гостя, ничуть не смущаясь, проглотил хозяин. Похвалился, отсапываясь:

-- Недавно воз в колдобину сел. Так я груженый вытолкнул, почти на себе вынес. Батька еще учил меня чушки грузить, и до сих пор не стыжусь. Могу подкову в руке сломать, хочешь, покажу? Ну, и тело еды требует, а как же!

Спарк улыбнулся:

-- А что, воз не с ЛаакХаара был?

Берт мотнул головой отрицательно, и вытер губы платком. Помрачнел:

-- Боюсь... даже я туда ездить. Как ты с Тракта пропал, и ватага твоя - совсем там плохо стало. Одно, что разбойники, а иное - что юга у нас бояться начали. За каждым словом север, да князь - Великий ТопТаунский. Словно больше и дел в городе нет! И потом, сюда с Финтьена тоже ведь железо тягают. Оно и далеко, и дорого, и замочники уже скоро разорятся начнут. Но выборному от Горок, Пол Ковнику, выгодней Финтьен, чем Тракт. В Ратуше давит. У нас поговаривают, что он-де и разбойников сам на Тракт нанимает, доспеха не жалеет. А не докажешь. На ЛаакХаар, что ни осень, то все меньше наших ездит - ему то и выгодно. Прошлый год дождались, -- Берт прикусил губу, -- Уже с Железного Города желтоглазики свой караван снарядили, веришь?

Наместник Волчьего Ручья покивал сочуственно:

-- Верю. А ничего ж не знают толком, ни ночевок, ни родников. Мой начальник охраны одного чуть в озере не утопил...

Купец вскинул внимательные глаза.

-- Да тот ублюдок в ручей помочился, -- поспешил объясниться Спарк. Берт жестом отстранил пояснение, спросил врастяжку:

-- Твой?.. Начальник?.. Охраны?..

-- Ну, мы же теперь Волчий Ручей по "лисьему праву" -- откровенно засмеялся гость. - То есть, кто первый застолбил, тот и прав. Владение! Все, как положено: строим крепость, сотня латников, гостиный двор, поселок. Рынок уже почти готов, на нем восемь... человек торгует, представь себе! Горелик твой у нас нанялся со всей артелью, тебе кланяется. Приезжай, сам увидишь! Будешь не только книжный и железный купец, а еще и пушниной затоварим.

-- Вот зачем ты явился!

Наместник посерьезнел:

-- Тебе я хвостом вилять не буду. Мне нужна пошлина с Тракта. Нет вывоза, нет и пушной торговли. Пока еще с пахоты доход; пока еще табуны расплодятся! Сейчас только деньги сыплем, мешками, как в воду... А ты поедешь, и за тобой потянутся... Что не так?

-- Все не так, -- тихонько отозвался Этаван. - Говорю ж тебе, боятся стали. Как Неслава волки убили, да и Транаса потом, сотника, ты его и не знал. И всех людей его.

Гость уставился в пустую тарелку и долго молчал.

-- Неслава я убил. Было... за что. Он моего наставника казнил, мне голову привезли... -- выдавил, наконец. Справился с собой, лязгнул:

-- Но я не жалею!

-- Именно, что не жалеешь, -- кивнул Берт. - Мне самому не по душе был Твердиславич. И, если было, как говоришь, то ты в своем праве. А все же - страшно стало именно после той зимы, понимаешь? Была черная весна, вся ахтва на Тракт вышла... Не боялись наши. Ведам Таран, вон, напротив дом его...

-- Знаю, Горелик по его коням резным мне путь указывал.

-- ... Во-во. Он про тебя рассказал, как разбойников бьешь, и мы тут все радовались, что ты за нас, а мы тебя деньгами удоволим. Никто не боялся! Ведь тою же осенью медовары пошли. До сих пор наши с придыханием вспоминают! Двенадцать восьмерок, вот был караван! - Берт возвел глаза к бревенчатому потолку.

-- А после зимы страшно стало. Я тебя потом искал, помню. Вот. Говорю сейчас с тобой. У тебя ж на лице написано, что ты, когда строишь в своем владении рынок или там башню, от рынка видишь только доход, а от башни - на сколько с нее обзор, и докудова с нее самострелы бьют. Для тебя башня, это как у меня в книгах пишут, "опорный пункт". А не десять человек ее гарнизона, каждый из которых имеет свое лицо и память!

Наместник ссутулился. Отяжелевшими руками переставил тарелки.

-- Мне... тридцать лет скоро. Я такой, какой есть. Тебе страшно, купец? А ведь ты не знаешь обо мне и половины! Что там, -- Спарк внезапно хихикнул, - Наверное, не знаешь даже четверти. Как-то мой знакомый, Великий Маг Доврефьель - гость насмешливо сощурился, -- Мне сказал примерно так: "Чтобы меня запомнили, я голым на столе танцевать не стану!" Вот. К слову пришлось. А любовь... Добрый наместник - первая причина бунта!.. - и осекся. Никогда еще утверждение не звучало так фальшиво.

-- Выходит, ты здесь дважды чужой, -- Берт печально потеребил холеную бородку. - Первое, что не из ГадГорода, второе - что с колдунами все-таки знаешься.

Спарк подпрыгнул на лавке, выскочил из-за стола. Хлопнул ладонями по бедрам, и расхохотался. Весело, заливисто. Отчаянно. Знал, что пожалеет, и все равно остановиться не мог:

-- Не дважды, купец! Не дважды, а четырежды! В вашем городе я под капюшон прячусь, потому как с Волчьего Ручья. Видишь, на мне пояс. Чистое серебро, Берт! Я правитель вольного владения, и не плачу вашему городу ни мытного, ни повозного, ни иного сбора или повинности. Не ваш! Но и в Братстве Волчьего Ручья я не полностью свой. Мое полное имя - Спарк эль Тэмр. Я - воспитанник той самой стаи, которой принадлежит вся степь на время Охоты... Вот оно, твое - дважды!

Гость переломился в поясе, давясь смехом. Отдышался. Выпрямился в рост:

-- Да только это еще даже не середина! Не то, что в Тэмр -- ты нигде у Висенны не найдешь таких глаз, как мои. Слова для их названия у вас нет. Коричневыми, бурыми называют их, торфяными. Кто обидеть хочет, тот сам знаешь, чего в сравнение приводит. А в моем мире - не у Висенны! - они называются просто. Карие. Там наоборот, ваших фиалковых глаз нету, желтых, красных. Да и зеленые - большая редкость... И время у нас, купец, по-разному течет. Там - ночь, тут - десять лет.

Наместник рухнул на лавку. Стер улыбку и продолжил глухо:

-- Но я в своем мире часто чувствовал себя чужаком; да. Бывало, что и придурком. У нас для про таких говорят: "не от мира сего". Может, ради того меня сюда и дернуло... Забудь! - Опоясанный посмотрел на Берта в упор. Купец снова ощутил холодок вдоль спины. - Забудь, понял! И твои пусть забудут все, что я наболтал. Иначе не я - ваш же посадник их... в поджарку превратит!

Берт справился с собой не скоро. Снова вызвал прислужника. Потребовал чистый платок, которым тотчас же и вытер обильно вспотевшее лицо. Потребовал еще графинчик и еще закусок. Спарк сидел, где упал, понемногу остывая. Внутренний голос вяло ругал его за вспышку. Наместник некоторое время потерзался, а потом сказал себе: "Тигры гнева мудрее, чем клячи наставления!" -- и окончательно успокоился.

-- Можешь смело добавить еще одну степень чуждости, -- купец разливал "зелено вино" по чаркам, -- Если ты когда-нибудь вернешься домой, то уже будешь чужим и там. Ведь твой характер, твоя, учено говоря, личность - складывалась здесь. И сложилась.

Спарк без спроса опрокинул свою чарку в рот. Ничего, не смертельно.

-- Получается, я и правда могу только идти вперед, или где-то остановиться. Как в той книжке...

Купец книжный и железный оживился:

-- В какой еще книжке?

Гость снова улыбнулся, представив "Планету Роканнона" издания "Северо-Запад"... на малахитовом прилавке ЛаакХаарского рынка, где Берт который год снимал место.

-- Вижу я, -- купец бестрепетно надавил на больную мозоль, -- Ты жалеешь, что дом покинул. Тебе кажется, что ты от настоящих врагов, дел и поступков убежал к придуманным.

Спарк хмыкнул и согласился наклоном головы.

-- Что ж ты, насквозь меня видишь?

Берт улыбнулся. Чуть ли не впервые с начала беседы.

-- Я, когда к заставе подъезжаю, уже по походке стражника читаю, сколько мыта с меня назначат. Купец на лице цену выцеливает - у нас детская скороговорка такая. Спарк... Эль Тэмр, правильно? Ну. Сбежать от беды - тоже выход. А в нужное время и в нужном месте - хороший выход.

-- Ты купец, тебе, понятно, товар надо беречь.

-- Да и ты ведь не воин. Правитель, наместник, -- возразил Этаван. Тогда Игнат подумал: зачем же спорить? Если бы эскапизм не помогал, то давно бы вымер за ненадобностью. И еще подумал: здешнее и земное общественные сознания различны в самой основе. У Висенны полно неизвестных мест, откуда вполне может что-либо эдакое явиться, и это будет в порядке вещей. Никто не удивится новинкам. Вон Берт спокойно себе разливает по стаканам, и руки не дрожат. А на Земле абсолютной новизне, небывалому, уже неоткуда взяться. Научно доказано, что Земля - шар, и границы Ойкумены очерчены. Все, через них никак! Сбежать - и то некуда; вот эскапизм из чести и вышел. А ведь беглецы от Харальда Нечесаного Конунга - викинги которые - открыли Исландию, да и Америку, как теперь выясняется. И потому человечество тоскует о космосе, или там о параллельных Вселенных, или о путешествиях во времени, что желает вернуть себе прежнее ощущение - когда краев мира не было видно. Даже в воображении.

-- Все пути нынче замкнулись в кольцо! - Наместник встал, подтянул Пояс. - Тоже из книжки, но из другой. Жаль, ты не оценишь метафору, Берт. Это читать надо... За угощение спасибо. Пойду-ка я поздорову. Приезжай теперь ты ко мне. И вот еще что. Там за мной какой-то побродяжка увязался. Боюсь, чтобы не доносчик. Так ты прикажи себе девок на дом позвать, дай им всем пыльники с капюшонами, или другую похожую одежку. Я тебе за одежду заплачу. Да и выйдем вместе, толпой. А там девки по кабакам, а я к себе. На Волчий Ручей.

***

Волчий Ручей строился уже в третий раз.

Крепость, где решил поселиться и сам наместник, возвели на старых фундаментах. Тех еще, которые помнили Ильичево разорение. К верхней крепости, и от нее ниже по склону, переселенцы из ГадГорода - которые убили Гланта и потом погибли в безнадежной схватке с волками - когда-то прилепили несколько длинных зданий, годившихся и под казарму, и под конюшню. Срубы давно сгнили и пошли на дрова. Но фундамент из каменных блоков остался. По нему теперь строились новые стены, охватывая просторный двор.

Спарк прикинул на пальцах, что каменные стены - не такая уж недостижимая мечта, если привозить валуны с берегов Ледянки. И распорядился, чтобы половину дорожной пошлины взимали булыжником. Правда, по Тракту ездили пока очень мало, так что горка камней перед подъемом вызывала только усмешку. Еще Спарк велел Крейну, Остромову и Сэдди: завести по паре доносчиков в каждом отряде стражи. Чтобы вовремя узнать, если какая скотина вздумает обирать купцов сверх пошлины. "А нам доверяешь, значит?" -- прогудел Остромов. "Если тому не верить, с кем кровь мешаешь, то к чему и жить на свете?" -- ответил Крейн раньше, чем наместник собрался с мыслями. Спарку оставалось только согласно кивнуть.

Крейн по-прежнему разбирал тяжбы вместо Ратина. Атаман лежал в своей комнате, в новом форту, и раны его заживали очень медленно. Крейну приходилось оборачиваться за троих: Судья, заместитель Судьи, и командир отряда стражников. Самые простые дела Спарк мог у него забирать, но ему и самому забот хватало: город строился. После рынка выстроили здание управы, разметили улицы, где собирались нарезать участки желающим. Под улицами сразу принялись копать и выкладывать канализацию, что весьма удивляло стражников и переселенцев. Желающих получить землю на Ручье было великое множество, но в стенах будущего города участки продавали за золото - или за десять лет службы. Требовались не только стражники, а и сборщики на таможню; переписчики документов в управу, составители карт, описей, прошений - и, конечно же, строители, строители, строители!

Зимы Спарк почти не заметил: заготавливали строевой лес. А весной опять заскребли лопаты по корням, а топоры как застучали! Хоть беги из города. Наместник занялся прилегающим зеленым океаном. Назначил охотничьего старшину: тихого, незаметного Далена Кони. Тот был лесовик от макушки до пяток, лесовиками признавался за своего, и потому Спарк надеялся, что гордые одиночки Далена послушаются. Кони должен был следить за порубкой - чтобы не высекали где попало и подчистую; потом следить за охотой - чтобы не били молодняк и не совались в заповедные урочища. Он же обычно и определял эти самые урочища, договариваясь с волками Тэмр, медведями и ежами. Потому как в бывшее Пустоземье двинулись переселяться не только люди.

***

-- ...Люди там тоже есть. А только двери, господин посадник, в ихней управе, да в таможенном посту, и потолки - вовсе не на людей сделаны. Двери, как ворота, рукой до перекладины не достать... У меня приказчик, прыгучий, как кошка. И то с третьего раза дотянулся. А заправляет всем, точно, тот самый парень, что я давным-давно на Тракте встретил. Когда меня Ильич ограбить хотел.

-- Помню... Ведам, ты вот суконной гильдии купец. Твой товар спрашивал кто?

-- Еще как! Охотников и медоваров на рынке - не протолкнуться. Зеленое сукно, да бурое прямо поставами Постав - одна заправка ткацкого станка. Рулон материи, шириной как руки ткача, и длиной насколько пряжи хватит. уходит. Шелк спрашивают меньше, а два отреза все же взял кто-то, не иначе, семейный. Несут куда-то в лес, видать, там и хутора, и заимки на пожогах. Платят мехами. Похоже, зима на охоту была удачлива. Ну, меха ты видел, Корней. Меха - ух! В нашей ближней окраине такие разве что деды припомнят... Лесопилка и кузница даже ночью спать не дали. Стены городские пока намечены только. Водосбросы сразу на улицах кладут. Так у нас долбленые, деревянные, из полуколод. А у них сразу такой сводик из камня, как ход подземный. Чтобы на века, значит. Камня не хватает, пошлину берут камнем, и все равно мало. Со мной от Ледянки пять восьмерок караван шел: загружен булыжником, обломками, галькой...

-- Так ты говоришь, двери и потолки не на людей. Так. А на кого ж тогда?

-- Ну, тут про волков говорили, помнишь? Которые оказались вовсе собаками помесной породы?

-- А ты, стало быть, думаешь теперь, и вправду были волки? Да на что волку саженные двери?

-- Если согласиться, что в лесу волки разумные бывают, почему б там медведю, скажем, разумному не найтись? Или там Индрик-зверю?

-- Это вечером. Как столы накроем да начнем судьбу определять гадательно. Тогда предполагать станем. Сейчас - точно говори. Своими глазами видел какое чудовище в городе? Зверя какого дивного?

-- А знаешь, господин посадник, и ведь правда - кошек видел. Коневоды со своими табунами вдоль Тракта туда-сюда, как те крысы, понимаешь, в амбаре... Вот. А собаки, господин посадник, не видал там ни единой. Странно!

-- Господин посадник, к вам тайницкий приходил. По Волчьему Ручью.

-- Что сказал?

-- Тут... купец.

-- Ему можно. Он сам только что с Ручья.

-- Тогда так. Доносит, что видел в городе того самого волшебника, что волками повелевает. В кабаке у южных ворот, с тремя или даже с четырьмя девками явился, потом на попутную телегу сел, да и отбыл.

-- Выходит, дом с распутными девками они там еще не построили, а, Ведам?

-- Чего не видал, того не видал. Так-то баб хватает: поселенцы со всей родней понаехали, говорю же: кошек, и тех не позабыли... А, вот! Чуть не забыл сказать. Строится что-то огромное, круглое на северном въезде. Как тот рынок, что на главной площади, только первый уровень уже выгнали - ни единого окошка, ни единого входа с земли. Может, боевая башня?

***

Башня Пути готова. Строили ее не только люди. Если бы Ведам Таран собрался на юг еще разок, наверное, от удивления всю дорогу бы глаза не сомкнул. Утесы и обрывы по Ледянке облепили пушистые бурые колобки - горные медведи-Соэрра. Забивают в прибрежные скалы деревянные клинья, потом поливают их водой - и набухшее дерево рвет камень на части; и упряжки из сорока меховых гор, лесных медведей Ур-Син, которым человек не достает рукой до холки, волокут отколотые глыбы на катках. Мог бы тогда рассказать купец, как черные и бурые звери клана Хефрена, славные своим каменным искусством, подгоняют и поднимают на веревках громадные блоки...

Спарк-то видел строительство в учебнике истории, в главе про пирамиды. Медведей видел в Лесу. А Корнею Тиренноллу было бы жуть как интересно.

Но вот Башня довершена. Завтра первый почтовый грифон ударит когтями в белые доски. Спарк привалился к нагретой стене, и впитывает спиной дневное тепло: поздняя весна, самый конец Молний. На носу Лепестки и Листья, а там - Пыль и Пламя... Тепло! Лето!

Ратин тоже прогрелся. Рана его, наконец-то затянулась. Что и как срослось внутри, в легких - госпожа Висенна знает, наверное. Да скажет ли? Атаман храбрится, гоняет верхом, разбирает дела в суде. Снова подмигивает девчонкам, пляшет вечерами на площади... Но Спарк учился у самого Лотана, и наметанный глаз мечника примечает точно, безжалостно: Ратин бережет левый бок. Больше не замахиваться ему в полную силу; больше не тянуть весло в упор на выдохе! Вот он стоит возле знаменитого своего коня, и ветер, играющий в гриве, кажется Спаку ни больше, ни меньше - дыханием самого времени.

-- Время! Время, Ратин! Сквозь меня течет время. Вымывает что-то. Постоянно. Скоро я буду как кусок плавника на прибойной полосе: белый и легкий...

Ратин вскидывает себя в седло. Поправляет ножны, и змеиным глазом взблескивает их желтая оковка.

-- Пиши стихи, Спарк. Тебе станет легче, -- говорит Судья. Ветер набрасывает жесткую гриву на склонившееся лицо. Спарк почти видит, как слова путаются в конском волосе, точно птицы в силках.

--... И ты перестанешь слишком много думать о старости. Надо же, белый и легкий, как плавник на лайде!

Потом Ратин выпрямляется. Трогает постаревшего вороного каблуками. Конь окунается в дорогу; плывет сквозь воздух, словно налим сквозь ряску. Вот перешел на рысь; вот сухая земля взрывается под копытами, и жеребец несется галопом.

Спарк смотрит вслед. Молодость отмеряется от рождения, а старость от смерти. Время давит на жизнь с обеих сторон, выковывает - будущим по прошлому - острое лезвие настоящего... Наместник снова опускает ладони на гладкий Пояс. Думает, что хорошо бы осмотреть верхнюю площадку. Поворачивается, забрасывает на руку синий плащ и двумя прыжками взлетает ко входу в Башню.

***

Под башней текла бесконечная железная река. На солнце ярко блестели копейные жала, почти так же ярко - шлемы, и куда тусклее лакированные кожаные доспехи.

Князь провожал полки легендарным орлиным прищуром. Рысила знаменитая конница: легкая, "утро псового лая", смело идущая в огонь, воду и на копья; чье назначение -- перед боем совать головы во всякую дырку ради разведки; в бою - вертеться вокруг врага и вырубать все, что движется вне сомкнутого строя; а после - гнать и резать бегущих. За ними, в чешуйчатых "караценовых" панцирях, таких тяжелых, что на спине вместо металла оставляли только перекрещенные ремни - конница обычная, "день помощи", мастера сабельной рубки, молниеносных сшибок; славные тем, что ни разу еще не уступали поля - никому и никогда за всю полутысячелетнюю историю Княжества. Наконец, неспешным шагом на тяжеловозах-лошадях, выворачивая камни из дорожного мощения - "вечер потрясения", ударная конница с четырехростовыми копьями, закованная до глаз - и кони, и люди. Эти шли недалеко. В осаде и приступе от них толку не ожидалось, так что Князь вывел их на парад - просто полюбоваться и потом вернуть в казармы. Чтобы колонны в походе не налезали друг на друга, разным частям назначили разное время выхода и разные дороги. После прохода конницы дорога оставалась пустой, и Князь мог подумать.

Великий Князь ТопТаунский чувствовал свою скорую смерть, и, провожая полки, думал не о том, каким останется в людской памяти - это он мог спросить у любого доносчика тайной службы, чего тут гадать! - а вспоминал день, когда седой отец впервые показал ему сверкающую и блестящую стальную змею, великого дракона войны. Тогда войско уходило на запад, останавливать спустившихся с гор кочевников. Шла только конница, и князь навсегда запомнил восхищение перед отлаженным, выверенным инструментом, каким для его отца было войско... В конце-то концов, мужчина прежде всего - воин; а все остальные занятия для него выдумали те, кто боится идти в бой! Князь долго еще сопел, подбирая ответы оставшейся во дворце старшей дочери. Младшая с ним почти никогда не спорила: хочешь воевать? Ну, тебе виднее, батюшка, на то ты и князь. А старшая допекла до того, что даже сейчас, на параде, Великий Князь искал себе оправданий - за то единственное, что любил и умел делать.

Наконец, показалась и пехота. Сперва шли копейщики. За ними - мечники. На спинах они несли только щиты. А дорогую броню везли на телегах, вместе с припасами. Но Князь был уверен, что с переходом рубежа воеводы заставят всех влезть в железо, несмотря на жару. Он так давно и так тщательно отбирал себе воевод, так старательно их испытывал и учил, что не мог даже представить себе никакого небрежения с их стороны.

Прокатились упряжки стеноломных и осадных машин. Князь предпочитал собирать и пристреливать их загодя. Не всегда на месте найдешь хороший лес, да и время дорого!

Прошел замыкающий полк, охраняющий обоз и машины. Некоторое время тянулись отставшие; снимали оцепление городских улиц. Зрители начали расходиться. Князь тяжело ступал по галереям, думал: "Хорошо еще, не под руки ведут" -- смотрел вниз, на узкие путаные улочки, после солнечного простора башни казавшиеся темными и даже на взгляд холодными. Как вода.

***

Вода кипела в каменной наброске. Медведи-Соэрра поставили дело широко и очень скоро наломали столько камня для Волчьего Ручья, что смогли даже часть оставлять возле реки, для выделки гладких плит. Хвалились следующим летом поставить мастерскую для фигурной работы по камню, и просили на то строевой лес - сделать большое колесо водяной мельницы, от которой хотели дать привод на шлифовальную машину.

Спарк обещал, кивал, соглашался. Прыгал туда и сюда по отмели. Добрую половину скальных выходов медведи просто срубили, и берег заметно выровнялся. Правда, съезд к парому все равно остался один. Зато теперь наместник мог совершенно спокойно промерить расстояния и даже высоты: водяным нивелиром то ли из кишок, то ли из тонкой, добротно провощенной кожи. На ощупь было одинаково гладко, а спросить пожалел времени.

Опоясанный составлял проект две октаго. Плавал туда и сюда на пароме, промерял глубину. Гонял ныряльщиков в холодную воду: какое там дно? Какой грунт? Заставил медведей устроить два створа и промерил скорость течения, записав себе для памяти, что надо будет повторить замер весной в паводок. Велел поставить по обеим сторонам переправы, на отмелях, каменные стелы с выбитой линейкой: водомерные. Думал даже учредить постоянный пост, ради наблюдения за рекой - но решил пока что ЛаакХаарцев за хвост не дергать. Пусть думают, что перемены на Тракте их не касаются. А потом, в один прекрасный день, подойдет караван с готовыми кружалами Кружала - досчатая опалубка по форме арки, применяется в кладочных работах. и цементом. Песка в реке завались; щебня от каменотесов осталось море, не то - еще набьют, чай, не статуи вырезать. Наскоро отсыплют пару грядок, волноотбойников. Чтоб течением раствор не вымывало. Поставят опалубку: простые ящики. И зальют опоры через десять метров, прямо в воде - бетон от воды только крепче делается. Через две октаго бетон схватится. Поставят опалубку арок. За зиму перед тем можно даже какое-никакое армирование отковать, чтобы от усадочных трещин защита была... И знай себе, укладывай бетон. Весной начнут, а к осени уже будет мост, который на такой широкой реке - лучшая защита: снял настил на крайних пролетах, и оказался на рукотворном острове; вода и рыба под рукой, никакая осада не страшна. Можно не спеша, обычным порядком, стены и дома строить.

И появятся у Леса целых два города на Тракте. Со стороны ГадГорода - Волчий Ручей, а со стороны ЛаакХаара - Мост. Ради такого дела Пояс на второй срок получить - легко!

Только для подобного строительства надо собрать одних строителей столько, сколько сегодня во всем Волчьем Ручье жителей нету. И всем им надо будет что-то есть. И землю придется отводить за мостом. И денег, на оплату охраны. И с ЛаакХааром придется познакомиться подробней. И, главное, цемент научиться делать в таких количествах, чтоб хватило.

Словом, тут на следующие десять лет занятий хватит, и еще останется.

Стоп, сказал себе Игнат. Ну там город, ну там край, ну там Пояс...

А как же Ирка?

***

Четыре восьмидневки спустя Ирина Мятликова въезжала под своды ГадГородской пошлинной башни. Карие глаза девушки были сухие и спокойные, как стекло. Отплакала. Ладно еще, с языком повезло. Хотя, Ирина никогда нигде не слышала и не читала, чтобы путешественник в новом мире начинал совсем уж с чистого листа...

Первые несколько ночей было страшно. Привяжут к телеге, изнасилуют скопом, а потом рожай? И прости-прощай фигурка точеная, улыбка на лице да кожа свежая. Что уж там про маму с папой вспоминать!

Здесь тоже повезло: купец что-то долго объяснял про ее глаза. И вроде как про человека с такими же глазами - насколько Ирине удалось понять. И чем-то этот кареглазый парень купцу в давние времена крепко помог. Настолько крепко, что Ведам Таран, лишь предположив в Ирке родственницу "того парня", согласился бесплатно везти ее, куда захочет, да еще и кормить всю дорогу. И даже обеих подружек вместе с ней. Естественно, девушки считались почетными гостьями. Не то, что к телеге привязывать - в их сторону лишний взгляд опасались бросить, явно боялись задеть неосторожным намеком.

Решив поставить свечку неведомому кареглазому благодетелю, подруги тут же стали выяснять, как в округе дело обстоит с центрами культуры. И выяснили, что таковых немного. Конкретно, в паре дней пути назад, к югу - какой-то Волчий Ручей, новостроенный городишко. Вроде как райцентр. Или, переводя на привычные мерки, головная усадьба большого колхоза... Ирка туда сразу не захотела. А к северу, восьмидневка ходу - ГадГород, несмотря на свое издевательское название, большой, культурный и торговый. Насколько Ирина могла сравнивать, что-то вроде Новгорода в пору его расцвета. Только лучше, потому как лет пятьсот его никто не завоевывал.

Ведам Таран вез туда "мягкую рухлядь" с приснопамятного Волчьего Ручья -- связки лис, куниц и, конечно же, соболей. Девушки удивились: ни одной волчьей или медвежьей шкуры. Но Катя с Ларисой языка не знали вовсе, а Ирка никак не могла понять, отчего на столь вредного для хозяйства зверя, как волк, или на такую завидную, престижную добычу, как медведь, удивительно мало охотников. В конце концов, для дальнейшей жизни все это было вовсе не важно; а важно было - как устроиться. И девушки принялись с азартом перемывать косточки вероятным кавалерам... по ночам рыдая в тюки со шкурами. Очень уж тоскливо вот так вот сразу - из дому и неизвестно куда.

"Что такое повезло, и как с ним бороться" -- прокомментировала как-то Лариса их положение. Приняли, не обидели, до места везут. А дальше? Если бы обидели, тут просто все: выжил -- мсти. Но их же как гостей принимают, оставить без благодарности невежливо... а они даже на костре готовить едва умеют! Здешние парни битую птицу разделывают - куда там иной поварихе. Невесту выбирают, чтобы рыбу лучше мужа запекала, поди, потягайся с такими! А фигурки да кожа гладкая у здешних красавиц, на натуральном молоке вспоенных, в чистой росе выкупанных... А волосы шелковистые, не водопроводной хлоркой, дождевой водой мытые... А осанка, отточенная поколениями, носившими кто кувшины с водой на голове, кто коромысло... Даже Ирка со всем своим шейпингом да солярием рядом не стояла. И ведь не знают подружки про здешний мир ну совсем ничего!

Так доехали до городских стен. Военный лагерь под стенами девушек не впечатлил, потому как в разных исторических боевиках случалось видеть и побольше, и поцветастее. Ведам Таран, напротив, изумился дважды. Во-первых, тому, что Князь пригнал с севера такую мощную армию. А во-вторых тому, что девушкам на ту армию было глубоко плевать. Словно для них война была чем-то совсем отдельным от обычной жизни.

Так что, переночевав в достаточном отдалении (от разъездов девушек удачно спрятали), Ведам Таран все-таки рискнул вернуться домой. И вот въехал караван в южные ворота, и потянулся по широкой улице. Ирка и головой вертела, и глазами косила. Не соврал купец! Улицы чистые. На Земле в двадцатом веке из иных подворотен воняло гадостней, чем тут из самых узких проулков. Люди ходят умытые, подстриженные. Волосы у женщин блестят тем особенным блеском, который знающему глазу выдает ежедневную укладку.

За надвратной башней начиналась широкая площадь с небольшим базарчиком, каким-то присутственным зданием, журчащим фонтанчиком и каменной чашей перед ним, где стояли эти самые местные красавицы в количестве нескольких десятков - себя показать, людей посмотреть. Ну да, и воды же надо принести. Муж - хи-хи! - убьет, если болтать буду, так что подружки, скоренько-скоренько: как там у Тайад? Опять мальчик? Ну, ну, известно, от чернобородых завсегда мальчики рождаются...

Площадь миновали, втянулись в широкий проезд. Направо дома четкие, прямоугольные. Снаружи как испанские асьенды: все окна во внутренний двор, на улицу только узкие бойницы, двери да ворота из дубовых досок, толщиной - с разбегу не пробить. Улицы тоже прямые, просматриваются почти на всю длину. Налево - все наоборот. Переулки вьются, как макароны или кудряшки. Домики изящные, затейливые, крыши острые, под разноцветной яркой черепицей. Цветы на окнах, полукруглые балкончики. Словно бы и не один город, а два. Купец хмыкает, говорит, другие две четверти, "Горки" и "Солянка", еще заковыристей отстроены...

Скоро караван повернул направо, в "испанскую" сторону. Как Ирина поняла, четверть "Степна". Первые четыре дома от поворота занимали ковроделы, и свой товар они, по случаю солнечного дня, вывешивали попросту на глухие стены. По ним и улица называлась - Ковровая. Дальше еще частенько попадались дома с коврами; навстречу прокатились несколько тяжелых возов, груженых яблоками и дынями - по крайней мере, желтые округлые плоды выглядели точь-в-точь как земные дыни.

Миновали проулок: там уже не могли разъехаться ни четыре телеги, как на главной улице, ни даже две, как на Ковровой. В конце проулка неприятно-серым пятном мелькнула северная городская стена. Потом девушки услышали странный гул, подбиравшийся все ближе - и, наконец, увидали вывеску: вырезной из металлического листа, посеребренный, наверное - сверкал так, что глазам больно - толстый мужик с пивной кружкой в правой руке и окороком в левой. Под вывеской не было даже двери: обычнейший проем, затянутый от мух полотном на деревянной раме. Рама то и дело распахивалась, выпуская и поглощая людей: по двое-трое; шумными или спокойными компаниями.

Ведам Таран и его люди оживились, подкручивали усы, улыбались.

-- Серебряное брюхо! - гордо сказал купец. - Лучший трактир в нашей четверти!

"Лучший в четверти" трактир занимал целый квартал. Входов Ирка насчитала четыре штуки. И гудело "Серебряное брюхо" на всю Ковровую улицу. Но Ведам бестрепетно приказал править к дому. Знакомство с достопримечательностью откладывалось.

Миновали еще один проулок на север, и еще один - к югу, в конце которого мелькали пестрые палатки: проулок выходил на маленький базар. Во второй проулок к северу повернули, и солнце переместилось за спину. Кроме солнца, позади каравана столпились прохожие. Кто поглазеть, кто просто ожидая, пока телеги освободят проход.

-- Там, дальше, Водовзводная, -- купец махнул рукой на северо-запад. - Дома с большими такими окнами, не как в нашей четверти. Девки воду берут на большом колодце; там же и разговаривают. Если заскучаете - туда. Только там приходят с ведром или с кувшином, с пустыми руками невежливо. Помню, дочка соседа как-то с кружкой пришла, смеху было... А вот мы и дома!

Слева заскрипели блоки, ворота пошли вверх, над стеной: в узком переулке иначе не открыть. Выбежали встречать домочадцы. Столько родни сразу Ирка даже на папином юбилее не видала. Тетка в красном платье повисла у купца на шее, старательно причитая от радости и кося на притихших девчонок непривычно-желтым глазом. Люди попрыгали с возов; работники пошли с караваном в ворота, на грузовой двор. Двое старших приказчиков с полупоклоном указали девушкам парадную дверь, по обе стороны которой подымались на дыбы красивые резные кони.

***

Коней Шеффер Дальт запомнил очень хорошо. Он легко затерялся в толпе прохожих, вместе с ними легонько поворчал: когда-де проулок освободят? Ишь, домой вернулся, невидаль какая! Возы убери с прохода, а там обнимайся хоть заполночь! - и под то ворчание пробрался к самым воротам, сумев заглянуть в лицо кое-кому из домашних и приехавших.

А потом живо развернулся, словно ему в рожу плюнули, и припустил напрямую к Ратуше.

***

-- ... Ратуше вашего славного города во всех поселках и местах Княжества Великого ТопТаунского везде будет почет и уважение, яко же боярам Великого Князя; а людям вашим торговым и служебным почет и место, яко войсковым четникам, сотникам и тысячникам, по разрядам их... А иные все уложения торговые и дорожные, и мостовое, и повозное "по старине", без перемены тех предбывших грамот; а Князю Великому в то не мешаться...

Корней Тиреннолл поднял руку и посол с готовностью замолчал.

-- Стало быть, Великий Князь желает нашей дружбы и помощи; да и, прямо сказать, чтобы мы стали частью его земель по вольному хотению.

Собранные в парадном зале горожане возмущенно заревели. Послы стояли твердо; только капельки пота на загорелых лбах выдавали волнение.

-- А на что ж тогда войско пришло?! - выкрикнул посадник, легко перекрывая гул. И поднял обе руки, подавая знак приставам утихомирить толпу.

Впрочем, тут, в зале Ратуши, собралась еще не толпа. Только выборные от четвертей да старшины гильдий. И тишина наступила быстро, потому как все хотели услышать ответ.

- Войско наше смирно под городом стоит, пакости и шкоды никакой не учинено! Такого вежества от войска никто не упомнит, каково наше! А на юг пойдем, на Тракт, с теми, кто его перекрыл, станем воевать! - в глаза соврал Михал-воевода.

-- Это на желтоглазых что ли? На ЛаакХаар?! - закричали от дверей слева, куда на время совета сдвинули стол и лавки.

-- Да нет, -- мотнул головой воевода, -- На южан, в лесу которые живут. Которые Тракт перекрыли, как о том запрошлыми летами в посольской грамоте к вашему вольному городу от Князя писано. Сам же я привозил ту грамоту.

Горожане на миг замолчали. А потом взорвались смехом:

-- Это Волчий Ручей ты повоюешь, со всеми твоими тысячами? Да его наша ахтва городская десятью восьмерками когда еще жгла!

-- Там какая жалкая сотняга за хворостяным плетнем, а ты притянул велику рать - стольный город станет брать!

-- Ужо тебе, воевода, врать не умеешь! Прямо скажи: "Не пойдете под князя добром, примучу вас!" - так поверим!

-- Тихо всем! Тихо, ну! Посадник говорить будет!

Корней стукнул ладонью по подлокотнику. Поднялся в кресле. Протянул руку к послам:

-- Слыхали? Все одинаково думают!

Люди в зале притихли. Тяжелое дыхание волнами прокатывалось взад-вперед. Тиреннолл подумал: велю после все решетки открыть, воздух в зале поменять. День жаркий, а все в праздничном. Воевода посольский в шубе; и наши не отстают: что тех воротников меховых; что той золотой вышивки! Оплечья коробом стоят... И дух -- топор вешай.

-- Завтра общий совет соберем и ответ дадим; а с тем, господа послы, будьте здоровы! - приговорил посадник, опускаясь обратно в кресло.

Люди снова зашумели, заворчали, но расступились послушно, и позволили вывести гостей без ругани. Если б послы явились к посаднику вечером, без лишнего шума - глядишь, и договорились бы. Потому, если ГадГород в Княжество войдет, так и мытный сбор на границе с Княжеством -- долой. И повозное вдвое меньше. И торговать железом - финтьенским ли, южным ли с ЛаакХаара - до самых северных пределов, до ледяных скал Юнграда... Ответ иной бы вышел! Бывает, город так и скупят на корню, жители его и не узнают, что втихомолку, за спиной, проданы. А на людях каждый боится сказать: продадим волю! Дорого предлагают, иного случая уже не будет!

Только в ХадХорде мимо общего собрания не пройдешь. Как ни верти. И, стало быть, надо тех скупать, которые на собрании вес имеют. Вот, к выборным наверняка ходили тайные гонцы. Ни Пол Ковник, ни Айр Бласт, ни Айр Болл - ни даже Матвей Ворон! - слова не сказали за весь совет. Корней знал, когда такое бывает. Когда деньги хапнул, и оправдать их надо. А предать в открытую, прилюдно против города встать - страшно...

Вот вышли последние; вот и слуги принялись мести пол, обрызгивать водой для свежести. Без подсказки растворили окна, вызвав на лице посадника вялую улыбку: стараются. Корней собрался с силами - пойти к себе и избавиться, наконец, от жаркой парадной одежды.

Гулко вбивая подкованные каблуки в пол, вошел тысяцкий городского войска. Тигр волок за шкирку давешнего доносчика из ахтвы. Доволок, брезгливо встряхнул, поставил перед посадником и приказал:

-- Говори!

Малорослый Шеффер Дальт зачастил:

-- Господин посадник, слово и дело! Первое, у одной из девок купца Ведама Тарана - тоже с юга воротился, точно как Этаван! Да они ж еще и соседи, дверь в дверь, кстати вот... У него новая девка, глаза нездешние. Как дуб мореный, чернь выгоревшая, или медведь бурый, такого вот цвета. И еще что вспомнил: девки те, с которыми в городе был парень с Волчьего Ручья, что я про него прошлым разом доносил - помните? Вот, они ж к Этавану ходили! Я коней резных как узнал, вспомнил, где видел их, в каком проулке! И девка та сейчас еще у Тарана, ежели взять прикажете, не сбежит, как волчий хозяин!

Корней лениво двинул пальцем - Тигр толкнул доносчика к двери, где его приняли и вывели двое стражников. Когда же за доносчиком закрылась дверь, посадник одним движением сорвал парадную шубу, а вторым, с неожиданно прорвавшейся яростью, швырнул одежку через всю комнату, в угол, где складывали ненужную мебель.

-- Юг! - зарычал посадник, сходя по ступеням. - Опять юг! Каким же там намазано медом, а, Тигр? Ладно бы наши! От века на юг тот ездили; нешто где на лесной опушке или в овражке ключ живой воды отыскали? Папоротник-цвет, что желания исполняет?

Тиреннолл пошевелил руками: приложить их было не к чему.

-- Доносчиков посылал. Ратин так и пропал, с концами. А ловок был; и как только раскусили его? Купцы мимо ездят, все в один голос: обычный-де городок строится, ничего особенного. Вольное владение - ну, понятно, дело молодое, когда и повеличаться, как не сейчас! Пусть называются, как хотят - а танцевать все равно будут то, что мы заиграем. Мы вон Косак в дугу согнули за четыре лета... Ну, деньги ктото сыскал на зодчество Волчьего Ручья. Так у нас одних медоваров доход и оборот - можно площадь перед Ратушей вымостить золотом! А есть же еще соляное братство, медовары им в подметки не годятся. Подумаешь, город!... У нас иной год на улице больше построят, чем всего того города!

Посадник бестолково кружил по залу. Слуги бочком подвигались к выходу, и понемногу исчезали в двери: меньше знаешь - крепче спишь. Тигр стоял неподвижно - точь-в-точь резное каменное украшение, наподобие малахитовых перевитых змей единственной в зале колонны.

-- Так ведь князь пришел, понимаешь, Тигр? Великий Князь ТопТаунский! Его войско нечасто побеждали. И то еще сказать, войско победят раз, и другой - а войну все одно выигрывает князь... И вот на наш город наметился, а мы, милостью предков наших, пять веков никому дани не платили... -- Корней смахнул пот с лица. Остановился. Фыркнул:

-- Лавку там придвинь, какую ни есть!

Тигр, не чинясь, толкнул в середину дубовую скамью на скрещеных ножках. Посадник облегченно уселся. Стукнул в скамью кулаком:

-- И вот князь нам такой орешек подкинул: мол, кусайте! Зубками его, зубками, детки! А вино я сам допью, вам оно ни к чему, так-то вот!

Тысячник криво усмехнулся и сказал, что думал:

-- Непохож ты на белку, посадник.

-- Какую белку?

-- Да как говорил про зубки, лицо у тебя этак чудно вытянулось... а все непохож!

Тиреннолл махнул рукой:

-- Тайницких на Волчий Ручей заслал, опять же: ну, город. Ну, стража. Ну, медведи в упряжке ходят... знать, лошадей в лесу не разведешь. Наши полесовщики вон лося приручили, а медведь чем хуже?

-- Мясо жрет, -- подумав, произнес тысячник, -- Дорого кормить. Зато силища зверская, куда там лосю! А трусоват дикий-то медведь, в бою конь смелее, лось - и тот злее бывает. Олень или там бык степной - вот бойцы. Но всего лучше, если бы вепря приручить. Да в повозку. У него сала две ладони, никакой стрелой не проткнешь. И глазки маленькие, бегущего не выцелишь... Ты, господин посадник, полагаешь, юг нам подсунули для отвода глаз. И Берта думаешь взять. А кипятишься и руками размахиваешь, потому как друзей на дыбу ставить... если б ты легко это делал, я бы давно тебя зарубил. Вот.

Посадник наклонил голову и не сказал ничего. Тысячник тоже промолчал. Наконец, Тиреннолл выдохнул:

-- Понаделали забот! Мало им князя!

***

-- Княжеский знак видишь? Что головой киваешь? Ты староста?

-- Да, господа хорошие.

-- Мы не господа хорошие, а гонцы княжеские. Лошадей давай. Верховых нам. Три и заводных три. Быстро погоним, так не вздумай запаленых подсунуть или хромых каких: исполосуем жопу плетками, восемь дней не сядешь. Вон тех, что возле вербы, видишь? Смотри, не вздумай переменить! И подковы сами осмотрим. Ступай!

-- Старшой, а чего гнать-то?

-- Да волки эти мне не по нутру: много их для обычной стаи. И как-то идут странно, словно к указанному месту. От них уходить будем. Боюсь я, как бы не встретили нас на переправе или в узости какой, так смотрите, чтоб оружие легко вынималось... Все, тихо, староста идет. Морду понаглей!

-- Пожалуйте коников смотреть... господа.

И в сторону:

-- Не знак бы княжеский, нашли б вас тут... По весне, в овраге за околицей... Господа, еть! Каких лошадей выбрали, сволочь войсковая! Какие кони!

***

Кони остановились на единый миг. Дверцы возка распахнулись, выпустив десяток одоспешенных стражников с короткими мечами для драки в тесноте и с полупудовыми штурмовыми секирами: выбивать двери.

Вышел пристав в длинном черном балахоне, с медной чернильницей на поясе. Поправил узорное оплечье, положенное по чину и вышитое жемчугом. Стукнул колотушкой в дверь. Дверь открылась, пристав и стражники исчезли в глубине дома. Потом показались: вели за руки мощного крепкого мужчину в синем бархате и золотом поясе; головой вперед сунули в возок. Дверца хлопнула, кони рванули и возок покатился дальше. На Водовзводную, вспомнила Ирка. Там место пошире, а тут и не развернешься...

Кто-то прикоснулся к руке, и девушка отпрянула от узкого окошка-бойницы. За плечом стоял Ведам Таран; губы купца были плотно сжаты. Вот они разомкнулись, и гостью прошиб холодный пот:

-- Сегодня твою сестру закатаем в ковер, я говорил с зятем. Вывезем через северные ворота. И ко мне в село. Завтра тебя. Послезавтра вторую сестру. Видишь, Берта забрали. Донес кто-то, что на юг часто ездит. А мы же только что оттуда. Если сейчас ко мне с обыском - у тебя глаза нездешние. Точно как у того парня, на Волчьем Ручье. Стало быть, ведьма. Ведьму - на костер. Меня - рядом, ибо укрыватель есмь. Так что пойдем. Объяснишь сестре, что надо делать.

5.Долгожданная.(Осень 3745. Год "Г")

Спарк ел мясо с ножа. Как настоящий мужчина. Легонько посмеивался над этим ощущением, немного язвил сам себе внутренним голосом... но в целом чувствовал себя хорошо. Как-никак, наступила долгожданная осень. Вот-вот явится посыльный от наблюдателей на холме, и сообщит, что Иринка, наконец-то, прибыла...

Опоясанный вдруг спохватился, что посыльный (в самом деле, вошел гонец! Надо же так замечтаться, чтобы не заметить...) тараторит вовсе не о появлении девушек. Спарк нахмурился:

-- Да говори ты толком! Что там еще за свиньи?

***

Свиней было восьмерок шесть. Или даже семь. Поначалу. Пока Опоясанный получил известие, да пока примчался к нужному месту, пограничный конфликт разрешился сам собой. Пастухи ГадГорода на своем берегу уныло пересчитывали синяки и шишки. Десятка волков на противоположном, степном, берегу, облизывалась и считала свиные головы. Сколько бы восьмерок ни было в свином стаде поначалу, теперь их стало ровно на одну меньше. Головы съеденных хряков волки аккуратно разложили на откосе. Белобрысый Смирре азартно подпрыгивал, пинал мертвые морды, размахивал руками и звенел на оба берега:

-- ...А еще раз стадо на нашу землю загоните, то и всех свиней порежем, не только малую долю!

Обычно молчаливые, Велед и Крен, на этот раз поддержали товарища гулкими басами:

-- И штоб не вякали, што ваша земля! Мы тут ахтву рубили, еще когда ваш Волчий Ручей вовсе не стоял!

Опоздавшему Спарку оставалось только выругаться втихомолку. Этого еще не хватало!

Пастухи между тем поднялись на ноги, огласив берега порубежной мелкой речушки неразборчивой бранью. Полезли на спины своих лохматых выносливых лошадок. Потянулись руками поправить знаменитые пастушьи шапки - из волчьих шкур, с заломом на одно ухо - но шапок уже не было. Волки отобрали их у всей троицы, и, конечно же, порвали в клочья. Видно, укол позора оказался нестерпимым. Старший свинопас ощупал мерзнущую лысину, заорал через реку:

-- Сволочь туманная зверожопая! С ГадГородом заедаться желаете? Будут вам пироги с гав... -- поперхнулся и закашлялся. Выпрямился, завизжал снова:

-- Так накормим, что моя свинина горлом выйдет!

Шлепнул коня ладонью - плетки-корбачи тоже повырывали из рук. С плеток все и началось. Когда Велед попробовал остановить конников, кто-то словно бы шутя перетянул лесовика поперек лица. Вплетенная свинчатка попала в висок. Велед рухнул, как подкошенный. Крен, побелев от обиды и злости, рванул из ножен меч, а десятник Тэмр взрывным прыжком поднялся в воздух... К счастью, Велед быстро очухался, так что до крови не дошло. Набили морды и прогнали пастухов вместе с поредевшим стадом на ту сторону реки.

Спарк уныло подсчитывал убытки. Во-первых, гонец с холма его теперь на месте не найдет. Что там с Иркой, неизвестно. Во-вторых, перехватить девчонок на Тракте - тоже нечего и думать. Больше дня дороги. А в-третьих, ссора-то пустячная, убитых ни с какой стороны нет. Значит, таких, чтобы насмерть обиделись, тоже нет. Деньгами и уговорами можно будет уладить. Да что там, октаго или две переговоров с посадником, и все утихнет.

Только вот в эти две октаго на земли ГадГорода не суйся. Как раз в то время, когда можно было бы срезать угол по Степне и перенять обоз с Иркой почти под воротами Косака.

"Ладно!" -- подумал Спарк, разворачиваясь к дому - "Видать, придется опять с закрытым лицом в город идти, как уже делал... Там забрать девчонок и вернуться... А может, не поздно еще догнать пастухов, мир предложить?" Спохватился: он же еще и Опоясанный. Не Лес границу нарушил, не Лес и первым мириться должен.

***

-- ...Должен давать! Видишь знак княжеский? Ты староста, вот и найди лошадей, откуда хошь, хоть роди.

-- Господине, так ведь уже были тут ваши со знаком! Позачера только! И лучших лошадей всех забрали, сами смотрели, свол-л... Э-э-эта, говорю, своих оставили, те все запаленые, да хромые, да натертые спины... Нету коней!

-- Были!? Вот как... Парни, скидывай жаки, шлемы. Оружие смазать, завернуть и отдать ему, он спрячет на телеге.

-- Я... я... эта... оно...

-- Ты, ты, не мыкай. Делай, что велено, а то щас этим знаком у тебя на морде оттиск шлепну, вроде как мытная печать "уплочено". Принеси нам одежду. Рубахи там, штаны. Да смотри, чтоб вышивка была такая точно, как ваш род носит. И покажешь, как одеть, как по-местному обмотки завязать, все... Мы - твои родичи, внял? На свадьбу едем. Или там на заручины, сам придумаешь. Щас два ведра браги чтоб тут были...

-- Напьемся, старшой?

-- Ага, смолы горячей. На себя выльем, да в рот... ну, по ковшику. На телегу ляжем смирно, как дрова. И поедем тихо, не как те, первые. А ты нас повезешь. На случай, если что не так - первым сдохнешь. Ну, не скули! Если меня раньше убьют, можешь мои сапоги забрать. Запомните, парни, я разрешаю, все слышали?

***

--...Слышали?

-- Да что ты, Корней, по пятому кругу повторяешь? И слышали, и видели! Войско вон, со стены доплюнуть можно.

-- Так что молчите? Гвоздей нажрались?

Айр Бласт оправил щегольский красно-коричневый плащ. Поднялся. Прошел по залу к малахитовой змее. Опустил глаза в пол. Поднял взгляд и метнул его в посадника, как топор:

-- Куда ж ты столько лет смотрел, Корней! И Тракт потеряли мы, и с Князем рассорились. А теперь, стало быть, и наш совет пригодился, так?

Матвей Ворон отрезал:

-- Хорош врать! Когда это посадник в городе один все решал? Забыли, как сами орали: "Не надо нам Тракт, давай Косак перекупим!" Перекупили, и что? Кто обещал, что скупку краденого прижмет? Что на Тракте купцу настанет облегчение?

-- Ну, хватит! Хватит считаться, чей хрен горше! Сейчас что делать? Пустить войско княжеское в город? Или дождаться, пока они нищебродов скупят, да те им ворота откроют?

Айр Болл, выборный от "мокрой четверти", Усянки, поставил кулаки на стол:

-- Князю - в городе - не бывать!

И с вызовом уставился на Пол Ковника. Самый старый из выборных проскрипел:

-- Горки мои говорят так же. Князю не бывать в стенах. Паки ли его мечи, а наши головы!

-- Ух, как это мы все заедино, аж удивительно, -- перекривился Айр Бласт, -- Ну, так и моя Солянка туда же тянет: Князя не примем, а войску его добрый путь хоть и в лес. Хотя нет!... -- четвертник подмигнул, -- ... Железа с ними многовато, и брякает громко. Все зверье распугает. Нет, не надо их в лес пускать! А то как же наша осенняя забава с кабанами-то?

Матвей Ворон пожал плечами:

-- Не быть Князю в городе. Пусть обратно идет.

-- Как же, пойдет он. Разлетелись... -- тысячник войска упер голову в кулаки, отчего его лицо - и так далеко не юношеское, - стало шириной с хороший котел. - Ну, я на площадь. К приступу готовиться надо. Воротные арки закладывать.

-- Не закладывай, - распорядился Тиреннолл. -- Догадаются, что отказ готов, и ночью полезут. Камни пусть сложат поблизости, а там поглядим, как выйдет... Как, все решили?

-- Слушай, Корней, теперь-то уж можешь сказать, что там по истине с Волчьим Ручьем? Волки говорящие, али там собаки, али что?

-- Да, господин Бласт, опять колдун сыскался. Берт Этаван, - посадник вынимательно осмотрел кованые переплеты, будто следственное дело было записано на черных завитках, а не на обляпанных кровью пергаментах. -- Точно, книжки его испортили. Завел себе заимку тайную на Волчьем Ручье и там из собак и волков дикую такую помесь состряпал. Сперва разбойников бил, а там от нас отложиться вздумал. Городок себе выстроил.

"Ничего ему Этаван не сказал," -- понял Матвей, глянув на дергающуюся щеку посадника, - "Выдумывает Корней, на ходу сочиняет. Может, и пытки не было: друг все-таки."

-- Ну и что? - жадно спросил Пол Ковник.

-- Ты глухой или прикидываешься? - перебил Айр Болл, - Его на цветочной площади, где весной фиалками торгуют, спалили позавчера.

-- Сильно орал?

-- Нет. Какой-то стражник его почти сразу копьем пробил. Чтоб не мучился. А послам княжеским то понравилось, и воевода стражнику золотое обручье пожаловал...

***

-- Вот оно, обручье. - Ридигер протянул наместнику Леса сверкающий витой браслет. Спарк принял, некоторое время подержал в руках, потом вернул:

-- Забери. Видеть его не могу. Глант...

-- Что?

-- Глант, Неслав, Ярмат, Ингольм, Арьен... Хлопи... Парай... Аварг... Теперь вот еще и Берт.

-- Так я ж...

-- Да ты-то все правильно сделал. Видно, тогда за мной все-таки хвост был. Перед племянником стыдно. Тебя не накажут?

Ридигер мотнул головой:

-- Пока князь под городом стоит, Ратуше не до нас, мелкотравчатых.

-- А далеко стоит?

-- Точно на южной дороге первый лагерь, на северной - второй, а третьего со стен не видать, гдето к Финьтену... Первый лагерь тут за рощицей, почти рядом. Пять пальцев ходу, если конь хороший.

Спарк огляделся. Они разговаривали в веселом, светлом осеннем перелеске, где-то полдня пути от стен ГадГорода к югу, на пустом насквозь Тракте. ГадГород оттянул всех ратников на стены; а хуторяне степного края, учуяв войну, принялись закапывать зерно. И первым же делом позакладывали наглухо ворота, превратив П-образные хутора в настоящие крепости. На восток от перелеска открывалась холмистая степь, усыпанная темными домиками-веснушками. Хлеб давно убрали; до озимых было далеко. Земля светилась серебристой ковыльной изнанкой. Пашни ржавели сорнякомскороспелкой, шерстились пшеничной стерней - еще золотой, пока дожди не пошли. Желтые, красные и винноцветные перелески кудрявыми овечками разбрелись по окоему, под чистейшим синим небом; и так славно было сидеть на теплом пригорке, спиной в бугристый сосновый ствол! И ни о чем, совсем ни о чем не думать...

-- Еще что видел?

-- Послы княжеские из Ратуши выходили со старшиной городской... ну как знаешь, когда ватага из кабака валит. Ругаются и грызутся; а кто чужой подступи - сразу друг за друга горой. Думаю, сговорились. На юг пойдут. И скоро, пока Золотой Ветер держится. До Теней и Туманов решится все...

Помолчали. Спарк проследил полет паучка на белесой нитке - точь-в-точь зыбкая судьба человеческая. Вздохнул:

-- Земля берет, в Воду уходят, Воздух уносит, а Огонь удостаивает... Берт, стало быть, удостоился... А родичей его не потянули к ответу? Дочку там, племянников, или деревенскую родню?

Ридигер сокрушенно покачал головой:

-- Чего не знаю, того не знаю. Прости.

-- Я тебе и так должен, -- Опоясанный поднялся и пошел к опушке, поддал ногой листья - золотые, золотые, золотые! Как вся осень вокруг, как проклятое обручье.

А время такое. Время Золотого Ветра. Ровно десять осеней назад Игнат стоял на холме перед Трактом...

Опоясанный хлопнул Ридигера по плечу:

-- Деньги найдешь, где обычно. К нам больше не суйся, оставляй только знаки, где уговорено...

Лазутчик услышал между слов: "Тебя еще потерять не хватало!", а Спарк продолжил обычным голосом:

-- Ну, езжай!

***

-- Езжай. Следующий!

-- Дык, это...

Над телегой нависает чудовище. Тело звериное, на четырех лапах. Вместо шерсти - перья. Громадное такое чудовище, черно-пестрое.

Телеги, конные и пешие струятся в узкое горлышко. Дорога старательно перекопана, оставлен только извилистый проезд на одну тележку ровно. Большие упряжки распрягают, а телеги прокатывают на руках или веревками. Ломовые, которые одной лошадью не вытянешь, приходится разгружать. Перелески по обе стороны дороги усажены заостренными кольями, завалены сухостоем. Каждому видно, что сухостой сюда старательно стаскивали со всей округи: чтобы пост нельзя было объехать.

А на посту и вокруг полно волков - с хорошего теленка ростом; таких тут отродясь не видали. И, вдобавок эти самые пернатые чудовища. Которые, вдобавок ко всему, еще и летают. Несмотря на то, что стоящий человек едва-едва дотянется рукой до холки; а уж до мощного, чисто птичьего, клюва - и в прыжке достанет не всякий. И такое вот чудо, глазами с зимнюю шапку величиной, рассматривает лежащих на телеге пятерых мужиков. Едут на заручины куда-то "до кума, во-он там, за лесом, на большак, ваше-ство". И, по всему видать, отмечать заручины начали загодя.

Непонятно, кого или что ищут странные существа. Старший княжеский гонец только и молится в мыслях, чтоб не их. Чтоб приняли за селян. Потому что совсем рядом с дорогой на колья насажены три головы в знакомых шлемах. Точно такие шлемы гонцы оставили в деревне, приказав старосте спрятать их понадежней, и посулив, в случае удачи, не требовать дорогой доспех обратно. Старший прикрывает глаза, поворачивается на сене, устраиваясь поудобней. Опускает ладонь на рукоятку меча, засунутого к самому дну телеги. Успокаивается: чудовище, шумно обнюхав телегу, отваливает в сторону. Разевает клюв и скрипит совсем по-человечески:

-- Езжай. Следующий!

Телега медленно выкатывается на чистую дорогу. Конь совсем не испуган, хотя волков вокруг множество. Староста дергает вожжи окаменевшими руками. Навстречу -- никого. Гонцы осторожно ворочаются в сене, все еще не веря собственному счастью. Вырвались! Удалось обмануть! И уже прикидывают, сколько золота за сведения о диковинных существах отвалит князь.

***

-- Князь готовит удар на Тракт...

Великий Маг опустил свиток на стол. Прошелся к верстаку и обратно, по щиколотку утопая в золотистых пахучих стружках. Лучший предсказатель Леса - ежик Дилин - погружался в деревянное море по пояс. Чтобы ходить в мастерской, ему приходилось грести обеими руками, точь-в-точь как плыть.

-- Стружек - немеряно, -- вздохнул старый Сеговит, начальствующий над изготовлением приборов, магических и чертежных инструментов. - Матрасы набиваем. Придумай, что с ними делать - озолотимся.

Великий Маг Огня - Скорастадир - нетерпливо стряхнул вездесущие желтые кудряшки с алой мантии:

-- По времени как-то уж очень точно с Болотным Королем совпало, не находишь? Те с севера, а Владыка Грязи с юга, от болот на запад. По карте - налево и вверх. Точно к Излучине выйдет. Пустоземье мог Князю обещать за помощь. А ГадГород просто под руку попался...

Сеговит переступил по желтому ковру:

-- Знаешь, я думаю вот... Мы, маги, живем долго. Судя по нашим архивам и записям, Владыка Грязи вовсе бессмертен.

-- И что же?

-- Да что! - всплеснул обеими руками дед, -- И не тошнит же его, сволочь туманную, воевать и воевать и воевать! За то время, что он живет, на наших северных окраинах Финтьенская империя успела родиться, прославиться, сгнить и рассыпаться; от нее одна столица осталась. Княжество поднялось из деревушки в предгорьях. ГадГород из кучки хаток на болоте до купеческой столицы разросся. А эта сволочь знай себе зверье плодит да к нам тучами выгоняет - вот и вся его жизнь, на что потрачена?

Скорастадир фыркнул, выругался и ушел. За ним из мастерской выбрался ворчащий Сеговит. Дилину наскучило плавать в стружках, и он поднял себя заклинанием - солнечные барашки шлейфом посыпались с серых иголок.

-- У Скора теперь жена, -- Доврефьель забрал ухоженную бороду в горсть. - У Сеговита его железки. Вот скажи, Дилин: зачем отмерять такие маленькие промежутки времени, что ты их даже заметить не успеваешь? Для чего их считать? Сеговит все над часами бьется, чтоб совсем мелкие части дня отсчитывали... Слушать невозможно: так-так-так-так... и так все время, представляешь?!

Дилин хмыкнул. Полетал туда-сюда, лавируя между лучей утренного солнца, и стараясь не поворачиваться лицом к слепяще-белым окнам. Со вздохом сожаления убрал левитацию и мячиком шлепнулся на пустой верстак. Поднял на старого волшебника грустную мордочку:

-- Владыка Грязи начнет не раньше весны. Я видел! Который раз под Золотой Ветер кошмары снятся...

Доврефьель зевнул:

-- Опять подняли ни свет, ни заря, ур-роды. Знаешь, я почти добил ту задачу с сетью. Там, если твоим языком записать, всего два преобразования в основе. И получается точно, как я хотел. С ооодного... ух, чуть челюсть не свернул... края Леса можешь увидеть, что творится на другом.

-- Только для этого надо магов по Башням держать, а наши в Школах все... -- ежик зевнул следом. - Лет через двадцать, как навыучим, станет проще.

-- Хрена тебе лысого и квадратного... -- Доврефьель уселся на верстак. - Письмо видишь? Мир кончается. Долгий мир был, не пожалуешься. Пять по восемь лет без единой войны... И теперь вот. Не иначе, Болотный Король нашел проход через горы на восток. Откуда-то же взялся в ватаге красноглазый атаман. Да еще вышколенный драться чуть не лучше самого Лотана?

-- Я спать хочу, -- зевнул еще раз Дилин, -- А не судьбы мира распутывать.

Доврефьель молча-издевательски поднял одну бровь. Ежик печально кивнул:

-- Ну да, конечно, ты прав. Как засну, мне точно про судьбу мира и приснится... Красное все такое и с брызгами, как тот фонтан, что у нас на площади сделали. Слушай, мы же у Спарка тогда так и не спросили: а что, у них фонтаны и зимой работают? Или их... ну, замерзают, и они так стоят ледяными цветами до тепла? Красиво, должно быть!

Великий Маг покачал головой:

-- Напиши ему письмо. К счастью, в его краях Башни и Сеть содержатся в исправности. Письмо вчера на закате отправлено, а получил его я около полуночи... -- слез с верстака и еще раз зевнул. Добавил:

-- А раз в исправности, то и войско мы поднимем там за день... ну, за два.

Ежик опустил голову:

-- Я, сдается, понял, что ты задумал: напасть на ГадГород, пока Болотный Король чешется. А Князю нас в хороших стенах не взять. Они не соединятся... Кого ты хочешь в ЛаакХаар с посольством отправить? Людей надо, там нас не принимают.

Ректор Магистерии направился к выходу:

-- О посольстве завтра буду думать, когда высплюсь. Посольство надо на свежую голову и по очень хорошему размышлению подбирать. Это тебе не армия!

***

Армию Леса наместник знал очень хорошо. Во-первых, за время обучения он стажировался в гарнизоне Берега Сосен - вперемежку с походами на ладьях Морской Школы. А во-вторых - и, пожалуй, в главных, -- Лес-то и начался именно с остатков имперской армии. С той ее части, где готовили отряды боевых зверей. После первой горячей войны, которая превратила восток в пепельные пустыни, связь с метрополией прервалась. Биостанции оказались заброшены. Зверей, которых до того учили и лечили - где успели выпустить из клеток и со слезами отправили на вольное житье; а где попросту расстреляли... Что, конечно же, не понравилось выжившим.

И получился дикий слоеный пирог из людей, сохранивших оружие и знания; зверей, получивших свободу и толком не умеющих ей пользоваться; просто диких зверей, которых тогда в Лесу и окрестных землях было не в пример больше; наконец, мутантов, добравшихся до этих земель в промежутке между первой горячей войной и "черной смертью" -- второй цепочкой войн, в которых и догорела Империя. После этого из-за восточных гор приходили раз в сто лет. Как учитель Стурон в Школе Левобережья. Или как та красноглазая сволочь, перерубившая Ратину два ребра...

Население Леса никогда не забывало, каким концом копье втыкается. Соседи его тоже выросли не в парнике между огурцами и дынями. Так что ожиреть на покое и позабыть о чистке оружия Лесу никто не позволил. Вот и вышло, что для подъема ополчения в любом краю необъятного и малонаселенного Леса, достаточно было проплыть в небесах грифону с бочкой горящей смолы. Видно отовсюду; а двигаться надо туда, куда летит небожитель.

Совсем скоро - буквально за одну ночь - под рукой Опоясанного сошлись сто восьмерок медведей всех мастей и размеров, двадцать восьмерок чьелано: пестрых, золотых, белых и угольно-черных. Волки считались не восьмерками, а десятками. Боевой порядок десятки строился на двух четверках, отвлекающей и нападающей. А еще два волка оставались в резерве. Чаще всего это были самый опытный и самый молодой... Только раз Спарк видел правильную атаку волчьей лавины. Сотня или две серых зверей накатываются на строй мерной рысью, потом берут разгон - кажется, даже лениво переваливаясь с боку на бок; вдруг спохватываешься: да они ведь уже летят! Летят плотно, сбившись в мощный серый клин... а по спинам бегущих разгоняется лучшая - самая легкая, быстрая и свирепая десятка. И, когда щитоносцы умело склоняют длинные копья, эта самая десятка вдруг делает прыжок - из-за удвоенной скорости разбега, неимоверно длинный - легко перелетая закованные и оскаленные сталью первые ряды фаланги, нацеливаясь под знамя. Обрушивается на головы в середине строя, калеча руки, перехватывая сухожилия, полосуя направо и налево шипами боевых ошейников. Мгновение - и в стене щитов распахивается прогрызенная со спины брешь. В нее-то и бьет серый клин; и спасти от этого могут лишь стрелки, да не десяток, не два - а только сплошная завеса, залпы в упор, сотня на сотню. Но и тогда волки не отменяют атаки, не сдерживают разбега: врезаются прибойной волной, мечтая не уцелеть, а убить. И вот ради этого ощущения: когда земля дрожит под ногами, когда слитное движение увлекает за собой, и нечувствительно забываешь собственную трусость - ради одного этого чувства, и даже его бледного отблеска многие неглупые люди соглашаются надевать форму и выделывать нудные кунштюки на плацу с оружием...

Волков, которые так живо напомнили Спарку Берег Сосен, собралось тысячи две. А сколько собралось ежей, наместник даже не стал считать. Колючие шары заполнили всю опушку. Выпили воду в трех ручьях. Вынесли два лагеря в степь. Утыкали все вокруг сперва мишенями - а потом эти самые мишени стальными иголками, метательными звездочками, стрелками из духовых трубок, и какими-то вовсе непонятными кусками железа, больше всего похожими на развертку осьминога, но летавшими по заковыристым петлям и выходящими на цель сбоку или вообще со спины. Все это железо свистело и визжало каждый день; ежи шныряли под ногами; на опушке громоподобно рычали медведи, по вечерам на холмах перекликались часовые стаи Тэмр... Людям в городке казалось, что они попали в страшную сказку. Однако уже на третий день горожане освоились и совместно с охотниками выставили две сотни стрелков.

Движение по Тракту перекрыли. Проезд в ворота форта наглухо засыпали, мост разобрали. Полуготовые стены и ворота городка закрыли так же. Спарк торопился: со дня казни Этавана прошла всего половина октаго, но и это невыносимо долго, когда твою девушку в любой момент могут счесть ведьмой. Войско вполне разделяло его чувства: еды с собой у каждого было не так, чтобы очень. А охотой армию не прокормишь. Так что назначенный Доврефьелем командир - поседевший в пограничных стычках медведь с Берега Сосен - отдал приказ выступать в тот же день, когда тройка грифонов привезла его в Пустоземье.

И снова началась деловитая суета, звяканье, приглушенное бряканье и сержантская ругань; замелькали цветные картинки, имевшие для Игната значение только в той степени, в которой приближали его к девушке, ожидаемой вот уже десять лет.

***

-- Десять лет на том болоте люди тонут! Как же они прошли?

Посадник ГадГорода оперся на парапет. Перегнулся через стену. Поморгал. Протер глаза. Сплюнул в ров.

Войско никуда не исчезло. В одну - не сказать, чтоб очень прекрасную! - ночь подошли тысячи и тысячи неизвестно кого. Подошли, конечно же с юга. Тут посадник ничуть не удивился. В последнее время неприятности только с полудня и приходят. А вот как они ухитрились обойтись без Тракта, протащить столько войска напрямик лесом, да потом еще по болоту? Оставили Косак по правую руку - там, небось, и знать не знают, что ГадГород в осаде. Князь дороги перехватил, а эти вовсе без дорог. По болоту влезли, и на тебе: стоят почти перед воротами!

И, главное, кто они? Волчий Ручей, "вольное владение"? Которое Тиреннолл мог запросто прихлопнуть крышкой от ночного горшка?

Да нет, внезапно понял Корней. Это - Охота! То незримое, страшное, веками таившееся в зеленом непроглядном лесном сумраке; обратная сторона светлой привольной степи. Вот кто снес до бревнышка Волчий Ручей; вот на ком кровь Транаса и всей его отчаянной сотни; вот кто одним шевелением клыка извел городскую ахтву с Тракта. Если Берт Этаван сговорился с этими... Корней опустил голову: надо было поставить на дыбу!

Потом опять поднял взгляд. Да хоть сдохну завтра, а друзьям буду помогать, как сумею. Стыдно, что тогда слабости поддался, и взять приказал... Теперь надо без визгу обойтись. Хватит и того, что четвертники все колотятся, как тот прапорец на ветру...

Посадник обернулся направо, где городскую стену занимали молчаливые старшины. Поманил Тигра:

-- Что, Ведам Таран с его девками и нездешними глазами еще здесь?

Тигр молча кивнул. Корней приказал вполголоса:

-- Вели его звать ко мне. С девками, конечно. Только, Тигр, звать, а не взять! Вежливо.

Тысяцкий кивнул и ушел, расталкивая окаменевшую от страха толпу горожан. Корней повернулся теперь налево, где новыми монетками сияли послы Князя. Воевода любовно огладил шубу, развернул соболиный воротник:

-- Разве мы тебе врали? Вот они, южане-то под стенами! Впусти нас, на стенах от них оборонимся. Вместе легче!

Посадник поглядел на Михала и вдруг понял: а так и было задумано. Князь сколько лет из нас жилы тянул. Пугал южанами. С Неславом хитромудро крутил, а я и радовался, дурак, что на посадничье кресло влезу. А южан, наверное, нами пугал. Кто теперь поймет, с кем же все-таки сговорился Берт Этаван... если и его Князь не подставил на костер. Лишней боязни ради.

И что теперь?

-- Теперь бы их разозлить покрепче... -- Михал Макбет азартно потер ладони, прищелкнул пальцами. - Пусть бы в звериной ярости своей и кинулись на стены. А тут всех положим...

Воевода не договорил, но Корней и так знал: отпугнешь волка от овчарни, придет назавтра.

-- Ковник!

Пол Ковник вздрогнул и молча сунулся лицом в стену. Матвей Ворон присел, пощупал жилку на шее:

-- Помер дед. Удар, стало быть.

-- Да какой там удар! - не выдержал Айр Бласт, -- От старости.

-- Тогда ты, Айр Бласт. Ступай к воротам. Вели, чтобы княжеские войска впускали в стены. Пеших. Конные пусть уходят...

-- Оставить бы конницу, -- возразил Макбет. - Лучше ее у нас войска нет!

-- И что, волков твои кони не побоятся? - Корней ткнул пальцами в восточный край чужого лагеря:

-- Их там тысячи!

***

Тысяча княжеских латников входила в город долгонько. Сняли лагеря на всех дорогах. Конницу отправили на север. Михал разом лишился своих лучших рубак. Если б Ирка могла слышать, как он зубами скрипит, наверняка улыбнулась бы.

Но Ирина просто смотрела в узенькое окно. Как будто там фильм показывали. Исторический боевик. Чтобы мечи сверкали, кони взвивались на дыбы... И красивая героиня в роскошном бархатном платье вешалась на шею нашедшему и спасшему ее в последний момент принцу...

Вместо принца под бойницей мерно колыхались древки и стяги, топали кованые сапоги. Блестели начищенные шлемы, сверкали латы и копейные наконечники. В клубе, вспомнила Ирка, Усатый-Полосатый долго руками размахивал: "Кираса четырнадцатого века такая-то, а тринадцатого еще и не кираса вовсе, там носили..." Ирине и тогда все равно было, ремнями или крючками та кираса застегивалась. Средними веками она увлекалась больше от нечего делать - ну что хорошего рожать на соломе? Жить в каменном мешке? Или вот милый городской обычай ведьм сжигать...

За солдатами в проулке появился знакомый возок. Ирка заорать от страха не успела, как пристав был уже в доме, и вежливо кланялся Ведаму Тарану: господин посадник-де просит пожаловать в Ратушу, да чтобы девушки твои там были. "Все?" -- непослушными губами выдавил купец, надеясь уже непонятно на что. Пристав ту надежду сгубил на корню: "Те, которых ты пять дней назад с юга привез. Да не вздумай хоть одну утаить!"

Пришлось подругам лезть в возок. Осталось их двое: Лариску успели закатать в ковры и вывезти - прежде, чем городские ворота закрыли наглухо. Ирка уже не успела. Три дня их никто не беспокоил, и Ведам Таран даже иногда полагал, что отсидеться выйдет. Не вышло. Явились. Правда, без стражников. Один только пристав. Купец сделал из этого вывод, что жечь пока не будут. Шепотом сообщил его девушкам и сам приободрился.

-- Знаешь, Ирка... - сказала Катя, выглядывающая в зарешеченное окошко, -- Я сейчас не выдержу и проснусь! Наших бы клубных придурков сюда! Вот хотя бы твоего Игната!

***

Игнат сидел посреди просторного шатра, в каком-то километре от девушек. Спиной он упирался в ящик с походной кассой, а на земляной пол бросил все ту же знаменитую кошму, подаренную еще Нером и от десятилетнего употребления уже заметно потертую.

Запах в шатре стоял неописуемый. Звериный. Людей в лесном войске едва набралась одна десятая часть; а если считать ежей, то людей можно было вычеркнуть вовсе.

Гул в шатре стоял сдержанный. Все видели, что горожане убрали армию в стены. Лезть на стены означало потери; осада не сулила ничего, кроме расходов на еду. Да и Болотный Король вполне мог успеть сделать следующий ход. Весь расчет Леса строился на быстроте, точно как удар мастера Лотана. Собравшиеся на совет очень жалели, что подтянулась всего десятая часть армии, когда войска Князя текли частью в город, частью на север: самый был миг, чтоб напасть. Сходились на том, что теперь наместник должен приказать штурм. Чего бы это ни стоило. Потому как воевать "на две стороны", с городом и Королем, все равно выйдет дороже.

-- ...Не побоится! - уверенно сказал кто-то за самой спиной Спарка. - Уж если волки его Людоедом прозвали!

Опоясанный вздрогнул и поднялся. Звери затихли. Ратина, Сэдди и Остромова пропустили в первые ряды.

"Ну, чего?" -- пискнул внутренний голос, - "Ты ж хотел армии водить? Быть крутым пацаном? Ну так будь! Прикажи - и возьмут этот город. Въедешь к Ирке на черном медведе. Ничем не хуже белого коня. А то - как Иван-Царевич, на сером волке. Сказка!"

Да если бы я знал, что меня Людоедом назовут!...

"А как ты думал!" -- улыбнулся внутренний голос улыбкой Неслава: -- "Бери что хочешь, но дай за все настоящую цену!"

Да хватит уже, подумал Спарк. Откажешься от Пояса? Нет. Тогда чего сопли жуешь, качаешься, как ворона на заборе? Делай, что решил.

Ага, а потом будешь пальцы загибать: Глант, Неслав, Берт...

-- Сэдди Салех!

-- К вашим услугам и к услугам ваших родственников.

-- Иди в город. Уболтай их. Пусть добром девок выдают. Нам нужен только мир. Мы даже согласны войско отвести и Тракт открыть для их купцов. Пошлину снизить... Знаешь что? Обещай им вовсе беспошлинный проход по Тракту. Сейчас один хрен по Тракту никто не ездит, и мы ничего не теряем.

***

-- А начнем ездить, они потом как-нибудь пошлину присобачат, -- пробормотал Матвей на ухо посаднику. Посадник сидел на резном кресле, в зале приемов; вокруг столпились горожане, Михалвоевода с парой своих воинских начальников, ну и выборные от четвертей, конечно же.

Перед тремя ступеньками стоял посланник Леса. Один. Из полагающихся даров он положил на стол маленькую тяжелую шкатулку с жемчугом, да поставил глиняный горшочек с приятно пахнущим саженцем высотой в локоть. Кто дарит живое, воевать не хочет. А Михал из Макбетов не собирается ждать, пока Лес захочет. Воевода желает боя теперь же, пока армия готова, люди не затосковали от долгой войны, и не растрачены запасы. Вот и удержи его на цепи!

Зато в Княжестве хотя бы люди живут. А в том войске, что под стены подошло - мех, клыки и металл. Люди мелькают реже, чем в ГадГороде честные приставы...

И тут, как будто мало было беды, Тигр протолкался:

-- Господин посадник, Ведам Таран и те две девки его доставлены, как ты и велел.

Нет, чтобы в приемной подождать: видишь же, посол у нас, да чужой! Так Тигр велел своему сыну (которого прозвали не иначе, как Тигренком) прямо сейчас вести девок в залу. Словно посадник про посла забудет и начнет их нездешние глаза разглядывать. У самого посла, кстати, глаза зеленые. Ничего особенного...

Девушек вежливо пригласили в залу. Досадуя, что при чужом человеке Тигра не отчитаешь, посадник махнул рукой: расчистите им лавку, да пусть сядут! - имея в виду закончить разговор с послом.

А посол уставился на первую девушку: высокую, одетую с чужого плеча, но все равно красивую... если тростинка может быть красивее березы. Глаза... туман с ними, с глазами. Посол явно видел ее раньше, и теперь попросту узнал. "Может, беглянка какая с юга, да знатной семьи?" -- подумал Корней, - "А войско ее батюшки попросту за ней и пришло?"

-- Тигр! - прошипел посадник, -- Сын твой пусть охраняет дом Ведама. Князю этих отдавать нельзя ни в коем случае, внял? - И, повернувшись к онемевшим от страха южанкам, быстро проговорил приветствие, и что ГадГород рад видеть в своих стенах таких красавиц; и что доброта Ведама Тарана забыта не будет (купец побелел); и что, вынуждаемый военным временем он, посадник, велит лучшему городскому войску сейчас же поставить надежную охрану в доме Ведама, чтоб армейский люд там чего не набезобразничал... Жест - и троица позабыта, выведут после; и Корней, наконец-то, может возвратиться к послу.

Посол спокойно рассматривал картины на стенах палаты, оглядывал малахитовых змей, золотые канты по ребрам сводов, наборную мозаику из кусочков шлифованного камня. Восхищенно покачивал головой. Ждал.

-- Лесу скажешь так, -- Корней Тиреннолл сдавил в кулаке "солнышко":

-- Тебя не боимся, иди на брань!

Люди прошумели коротко и раздались по стенам: теперь человек Леса должен выйти в приемную, и получить из рук письмоводителя трубку-грамоту с ответом города. Сэдди Салех знал обычай, потому спокойно поклонился, развернулся и пошел медленно-медленно, всем своим видом показывая, что готов вернуться, если горожане все-таки передумают.

Воевода мигнул правому своему офицеру. Тот одним движением дернул посла за руки, а вторым с маху перерубил саблей обе кисти. Другой офицер тотчас же перетянул руки жгутами, останавливая кровь: сперва правую, потом левую. А третий подобрал отсеченные кисти и положил их в сумку, которую посол - как и все - носил на поясе.

-- Ублюдки! - прорычал парень слева от Ирины. - Дурачье туманное! Город... что теперь с городом будет!! Уж лучше было убить!

Парень, судя по количеству надетого железа, был воином. А судя по золотым браслетам на обеих руках, еще и из богатой семьи. Если бы не вся проклятая катавасия - стоило бы ему улыбнуться. Разок. Чтоб не думал, что действительно понравился... Но тут, в зале, набитом вопящими, визжащими и ревущими людьми; рядом с орущим что-то посадником; в зале жарком и потном, как дачный автобус... Тьфу!

А чего это он, кстати, говорил про город?

Воин повернулся, и Ирка разглядела еще одно украшение, болтающееся на цепочке поверх чешуйчатой брони. Впрочем, скорее всего, невзрачный камушек был не украшением - на то у парня и золота хватало - а амулетом или символом. Он ничем не напоминал ни драгоценность, ни реликвию. И размером не вышел: с ноготь большого пальца. Самый обыкновенный поделочный камень, стеновой или дорожный.

***

-- Дорожный пост миновали на тот же день к вечеру. И там головы наших видели, порубленых. Должно быть, те напролом или обойти хотели. А может, волки к вечеру переняли.

-- Помолчите пока. Воды им дайте. Дьяк, записать успел?

-- Да, княже, не изволь беспокоиться. Пишем надвое: один четные слова, другой нечетные. Успеваем, пусть дальше говорит.

-- Теперь еще раз, повтори, что было в том зале.

-- Посланнику отрубили руки. Привесили в сумку на пояс. Михал объяснил: чтоб озлились и на стены полезли. У них, стало быть, звериная ярость, а у нас стены, железное оружие и воинское искусство. И надо их заставить терять люд... своих на стенах... А тысячник войска городского, которого прозвание "Тигр Кайлая" -- Кайлай, это урочище такое, где сто или больше лет назад тигры водились. Вот, он, когда увидел, что послу руки отрубили, побелел, схватился за сердце, там какой-то амулет висел; и ну его теребить. И помогло, князь! Тигр опамятовался. Но в уме, верно, повредился. Потому что велел собственному сыну проводить этого, с отрубленными руками до вражеских постов. А Тигренок возьми ему и скажи при всем честном народе: вот не думал, что буду радоваться, что мать умерла! Ей бы о таком лучше не знать. А Тигр ему на то: выполняй приказ! И пошел мимо воеводы Михала, как мимо пустого места. Потому, князь, посла убивать или там руки рубить - это госпоже ну никак не понравится...

-- И что же, Тигренок вернулся? Живым?

***

Сэдди вернулся живым. Правда, отрубленные руки принес в сумке на поясе. Наместник за собственный пояс ухватился, словно змею душил. Костяшки пальцев побелели. Потом вдруг успокоился, велел Рикарду Олаусу и Ахену установить прямую связь с Магистерией. Просил разыскать госпожу Вийви: она-де самая искусная в лечении. Полотняный шатер не очень-то хорош для тайных переговоров, а наместник и не думал приглушать голос. По лагерю тут же пошли слухи. Сперва - что за пришивание рук обратно колдуны запросили всю долю Опоясанного в будущем взятом городе. Поскольку город был торговый, следовательно, богатый; да и наместнику полагалось куда больше, чем рядовому - колдунам позавидовали.

А когда узнали, что пришить руки обратно будет стоить госпоже Вийви ни много ни мало, четыре года жизни... и что такое золотом не оплатишь... и что наместник просил у лекарей помощи именем четвертого закона Леса...

Лагерь молча чистил оружие перед завтрашним штурмом. От белого, как вытертая подметка, городского посланника, старательно отворачивались. Его не существовало. И города, который о