Боброва Екатерина: другие произведения.

Крылья любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:

    Роман дописан! По договору с издательством удалена часть текста. На данный момент полную версию приобрести можно в библиотеке Андронум за скромную денежку

    или Купить на Призрачных мирах "Никогда не знаешь, где найдешь, что потеряешь"

    Народная мудрость.

    Не повезло заблудиться в чужом городе, да еще и оказаться в другом мире? Не страшно, добрые люди живут и там. Что не только люди? И не всегда добрые? Так, милая, сказку тебе никто не обещал, да и за счастье придется побороться.

    - А крылья?

    - Ну, летай, если сможешь и... пока сможешь.

    Роман пишется/редактируется для конкурса "Руны любви" на Lit-era

    За редактуру нижайший поклон Ирине Романовой, а за обложку Валери Фрост



   Глава 1
  
   Она медленно брела по узким средневековым улочкам старого города. Семинар закончился рано, желания возвращаться в гостиницу не было. Когда еще доведется погулять по Праге, да еще и за чужой счет? И Ксения устремилась в самое сердце хитросплетений булыжных мостовых, крошечных магазинчиков с высокими витринами, разнообразных кафе, отвоевавших себе добрую часть дороги стоящими под навесами столиками.
   Незнакомый город всегда вызывал у нее внутренний трепет, за спиной словно вырастали крылья, личные проблемы отступали, мостовая легко ложилась под ноги, а каждый поворот таил за собой открытие. Она любила бродить вот так, без цели, без карты, вглядываясь в здания и с удивлением обнаруживая уютные, спрятанные за чугунной оградой дворики со статуями или фонтанами, мрачно-суровые костелы с высокими стрельчатыми окнами или странные магазинчики, в которых продавались старинные редкости.
   Кругом кипела чужая жизнь, смешивались языки, щелкали фотоаппараты, официанты зазывали отведать изыски пражской кухни или охладить жажду самодельным пивом. Пиво здесь, правда, было отменным. Высокие кружки с запотевшими боками и пышной шапкой пены то и дело бросались в глаза, но Ксения равнодушно проходила мимо. Пиво - не её любимый напиток, вот вино - другое дело. Бокальчик сухого красного или белого, да еще в хорошей компании...
   Но, как часто бывает в командировках, денег на дорогой напиток было жаль, да и найти компанию в чужом городе - непростое занятие для одного дня. Завтра утром она летит домой, и хотелось бы привезти с собой нечто более весомое, чем просто воспоминания. И Ксения стойко заглядывала в сувенирные лавки, мысленно перебирая, кому из друзей что подарить по возвращению.
   Тем временем на улицах тускло загорались желтые огни, в темных переулках становилось пустынно, и даже на центральных улицах чувствовалось наступление вечера. Компании перемещались под защиту деревянных стоек с выставленными на них рядами бутылок. Сворачивались открытые кафе, закрывались магазины. Пакет с покупками уже давно оттягивал руку, и Ксения, "поколдовав" над картой и положившись на удачу, направилась в сторону гостиницы. Естественно, пешком.
   Она вообще любила ходить, особенно в чужой стране. Много ли увидишь из окна машины? Вот пешком - другое дело. Из подворотни вынырнет смешная толстая кошка, пролезет к столику кафе, попрошайничая кусок-другой. В арке откроется лестница, ведущая наверх. Такая узкая и крутая, что, кажется, по ней сможет пройти лишь ребенок. Или мелькнет в просвете подсвеченный закатным солнцем шпиль древнего собора, и душа тут же потянется в ту сторону. Да мало ли чего можно увидеть, блуждая по Праге?
   Вот именно, что блуждая. Подул холодный ветер, мелкие холодные капли дождя брызнули на мостовую, превращая её в лотерею для каблуков: поскользнешься или пронесет? Прага внезапно повернулась к девушке мрачной стороной начала октября, и Ксении захотелось очутиться в теплом номере, желательно, с чашечкой горячего чая в руках.
   Как назло, чувство того, что она идет не туда, усиливалось с каждой минутой. Вдобавок улица была отвратительно пуста, а её название на карте обнаруживаться не хотелось. Да еще и ближайший фонарь пару раз моргнув, потух, погрузив в полумрак лежащую перед девушкой дорогу. Помянув про себя исторические прелести европейского городка, она ускорила шаг.
   Приключение начинало выглядеть более чем сомнительным, особенно под крепчающим ветром и накрапывающим дождем.
   Ксения мысленно пересчитала оставшиеся монеты в кошельке. Выходило, на такси практически не осталось. Да и где его возьмешь, это такси, на пустой и темной улице?
   К горлу внезапно подкатила тошнота, голова закружилась, и Ксения шагнула к стене дома, ища поддержку у каменной опоры. Чудный вечер все настойчивее приобретал оттенки кошмара. Не хватало только маньяка, сломанного каблука и обморока с падением на мостовую.
   Подержавшись за стену пару минут, Ксения пришла в себя. Головокружение прекратилось, тошнота прошла. Пора двигаться или, наплевав на экономию, вызвать такси через сайт? Достав из сумочки телефон, девушка раздраженно поморщилась - сети здесь не было. Что же... вариантов, кроме как идти дальше, больше не оставалось.
   За поворотом мокрый булыжник блестел в свете вывески местной таверны. Доносившиеся из-за приоткрытой двери запахи заставили Ксению замедлить шаг. Тем временем дождь поутих, иногда еще срываясь легкой моросью, зато резко похолодало.
   Толкнув дверь, Ксения очутилась в большом уютном зале. Теплый мягкий свет от замаскированных в деревянном потолке ламп струился между накрытыми белоснежными скатертями столиками, огибая их и позволяя оставаться посетителям в полутени. Приятная незнакомая мелодия лилась из невидимых глазу колонок, а запахи заставляли почувствовать себя зверски голодной.
   Подойдя к стойке, девушка застыла в изумлении. От громадной фигуры бармена веяло чем-то первобытным, точнее, сурово-викинговским. Так тянуло представить на рыжих густых волосах рогатый шлем, а в огромной ладони - рукоять боевого топора вместо тонкого стеклянного бокала.
   Зеленоглазый викинг подарил девушке внимательный взгляд, а затем и улыбку, от чего его широкое, украшенное курчавой бородой лицо приобрело плутовской вид, а от глаз побежали морщинки-лучики.
   - Леди что-нибудь желает? - пророкотал он сочным басом.
   Ксения задумалась, пытаясь решить крайне сложную задачу - а на что у нее хватит денег?
   Бармен её опередил.
   - У леди был трудный путь. Шахр для поддержания сил? - и, подмигнув Ксении, он изящно развернулся среди бокалов и бутылок, исчезнув в неприметной двери слева от стойки.
   Название озвученного напитка было незнакомо, но девушка представила, как она выглядит со стороны - промокшая и продрогшая с прилипшими ко лбу мокрыми прядями волос. Ошибиться невозможно. Шахр, значит, шахр.
   Обращение "леди" царапнуло слух, но голод и усталость заглушили приступ любопытство. Не все ли равно, как её назвал бармен. Сударыня, леди, моя госпожа... С такой-то внешностью он просто обязан быть экстравагантным.
   "Надо было спросить у него дорогу", - с раздражением подумала Ксения, оглядывая зал. Рядом со стойкой как раз скучал пустой столик с мягким диванчиком. Туда она и отправилась.
   Есть в жизни счастье! Девушка вытянула гудящие от усталости ноги, прикрыла глаза. От тепла потянуло в сон и уже мечталось, как она вызовет такси и окажется, что до гостиницы рукой подать, а поездка встанет в сущие копейки. И вот она принимает душ, а затем ныряет в восхитительно мягкую и теплую постель. И этот жуткий вечер заканчивается, превратившись в еще одно воспоминание.
   Подошедшая к столику миловидная женщина средних лет, одетая в старомодное длинное серое платье, подвязанное белоснежным передником, принесла широкую глиняную чашку, кувшин с поднимающимся от него ягодно-травяным ароматом и плетенку с булочками, от запаха которых Ксении мгновенно проснулась.
   - Леди желает что-нибудь еще?
   - Нет, нет, спасибо, - сказала девушка. И только протянув руку, чтобы налить себя долгожданного шахра, осознала, что ответила по-русски.
   "Неужели занесло к эмигрантам?" - удивилась и одновременно обрадовалась: проще будет узнать дорогу.
   Шахр оказался травяным чаем с медом и ягодами. Немного необычно, но довольно вкусно. А уж свежеиспеченные булочки были выше всяких похвал.
   Утолив первый голод, Ксения принялась неторопливо, растягивая удовольствие, пить шахр, исподтишка разглядывая зал. За соседним столиком молодые люди с взлохмаченными гривами, панковского вида, громко спорили о службе в каком-то северном форпосте. Князь набирал себе дружину, и они яростно обсуждали, стоит ли жалование, обещанное князем, службы у презренных людишек.
   Подивившись тому, насколько всепроникающей является зараза ролевых игр, Ксения перестала обращать на них внимание. И все же чувство неправильности происходящего не давало полностью расслабиться. Тревога усиливалась с каждым глотком шахра, заставляя заподозрить себя в помешательстве. Ну не со здравого же ума ей хотелось бросить все и выскочить за дверь!
   Она беспокойно поерзала еще пару минут, но когда к тревоге добавилось ощущение чужого пристального взгляда, Ксения плюнула на отдых. Пусть плохое ей только кажется, но лучше быть живой паникершей, чем самоуверенной мертвой дурой.
   Ксения сгребла все свои покупки и вернулась к бармену. Ее место было уже занято. Высокий незнакомец, одетый в темно-зеленый плащ старомодного покроя, ну точно здесь ролевики собираются, стоял, небрежно облокотившись на потемневшую от времени и пролитого пива деревянную поверхность стойки. На Ксению глянули зеленые, в тон плаща глаза, скользнули по фигуре, и мужчина скучающе отвернулся.
   К чести девушки, гораздо больше всяких зеленоглазых незнакомцев её волновали два вопроса: сколько с нее возьмут за шахр и где, наконец, эта неуловимая гостиница.
   Заметив, что на нее выжидающе смотрит бармен, она спросила:
   - Сколько с меня?
   - Леди покидает нас так быстро? - насмешливо раздалось рядом. Ксения мысленно прокляла про себя приставучего ролевика, так неудачно копирующего манеру разговора бармена. Почему-то в устах зеленоглазого "леди" звучало тонким издевательством.
   - Леди устала и желает отдохнуть, - не поворачивая головы, раздраженно ответила Ксения и подчеркнула: - отдохнуть в полном одиночестве.
   - Тогда леди позволит оплатить ее заказ? - не унимался настырный.
   На это требовалось ответить достойно, и Ксения повернуться к мужчине, но стоило её взгляду натолкнуться на глаза незнакомца, как заготовленная гневная тирада повисла в воздухе. Глаза мужчины светились зеленым, точно в них плеснули люминесцентной краски. Зеленоватое мерцание гипнотизировало, притягивало к себе, затягивая в воронку безвременья...
   За спиной грохнул дружный хохот, и девушка вздрогнула и пошатнулась, приходя в себя.
   "Ходу!" - мелькнула спасительная мысль, а ноги сами несли к двери.
   Свежий воздух отрезвил, прогнав странный дурман. Однако темнота улицы больше не казалась безопасной, и Ксения затравленно огляделась. В каждой тени ей чудились монстры, жаждущие напасть на неё одну.
   Глупости! Она мысленно закатила себе пощечину. Главный монстр остался там, за дверью, и если она промедлит хоть немного, вполне может её догнать.
   О том, чтобы вернуться и заказать такси, не было и речи. А если бармен в сговоре с зеленоглазым? И кроссом испуганной курицы Ксения рванула прочь от таверны.
   Завернув за угол, она в растерянности остановилась. Тянущаяся перед ней улица была погружена во мрак, едва разгоняемый пробивавшимся между крыш лунным светом. Фонарей в этой части города не наблюдалось, как и машин. Здесь вообще было удивительно тихо, лишь ветер свистел из переулка, да собственное рваное дыхание казалось разносится на многие кварталы вокруг.
   И очень надеялось, ситуация хуже быть не может - одна, ночью в чужом городе, да еще и с маньяком за спиной, но следующее мгновение показало - не все так спокойно в Праге, и маньяки здесь встречаются чаще, чем блондинки на Невском проспекте. Крепкие руки обняли девушку за талию, и Ксения оказалась прижата к чьему-то телу. Жаркое дыхание обожгло шею, а свистящий шепот поверг сердце в ледяную пучину ужаса.
   - Вкуссссная.
   Язык незнакомца пропутешествовал по коже, оставляя на ней мокрую дорожку, и Ксению затошнило. Инстинктивно она попыталась дернуться, добилась лишь того, что пакеты полетели на землю, а мужчина развернул её к себе. Ксения взвизгнула - из-под капюшона плаща на нее глядели светящиеся красным глаза.
   - Ты теперь моя, - начал было признание в своих притязаниях красноглазый, когда внезапно был оторван от девушки и сметен промчавшимся мимо нее вихрем. Мелькнули черный плащ, мохнатые лапы, а раздавшийся рык подтвердил ее догадку, что на красноглазого напал какой-то зверь.
   Дальше она просто бежала. Поскальзываясь, проклиная каблуки, Прагу, свою глупость, гостиницу, до которой так и не добралась. Темные окна домов, мимо которых она проносилась, казались пустыми и мертвыми. Страшно было подумать, что она потеряет время, постучавшись в эти двери, за которыми, быть может, живет лишь темнота.
   Внезапно впереди открылась площадь. Ксения выскочила на залитое лунным светом пространство и замерла. Прямо перед ней, зарывшись носом во вспученные булыжники, лежал деревянный корабль. Его потемневшие от времени снасти в изменчивом свете луны создавали нереальное ощущение корабля-призрака. Казалось, он лежит здесь с начала времен, подбитый, израненный, но еще живой. И совсем ненужной была мысль о том, как он сюда попал? Как очутился посреди города на площади?
   Впрочем, времени на догадки не было. Переведя сбитое быстрым бегом дыхание, Ксения готова была сорваться с места, как в ужасе ощутила за спиной дуновении воздуха и шелест крыльев. В ту же секунду она взмыла в воздух, подхваченная сильными руками, оставив под ногами площадь с кружащими по ней тенями.
   Они неслись ввысь, и земля быстро удалялась. Разум уже устал удивляться, но когда они взмыли над облаками, девушка не смогла удержаться от удивленного возгласа. Впереди, мягко покачиваясь над белоснежным океаном, плыли три корабля.
   И разум сдался. Ксения почувствовала, как силы покидают ее измученный организм, и она проваливается в спасительный бессознательный омут.
  
   Глава 2
  
   Первое, что увидела Ксения, открыв глаза, был солнечный луч неторопливо скользивший по затянутой в голубой бархат стене. "Бархат"... попыталась проанализировать, но в голове царила пустота, словно вчера прилично так выпила.
   Постепенно вспомнился семинар, прогулка, а вот дальше шел провал, лишь где-то на краю сознания улавливался страх. Кошмар? Возможно. Вопрос: наяву или во сне?
   Она повернулась, окинула взглядом комнату - и сердце пропустило удар.
   "Наяву", - спокойно констатировал мозг, чтобы тут же уступить место нахлынувшей паники.
   Кошмар сидел в шикарном кресле, обитом все тем же бархатом, и дружелюбно улыбался.
   Отведя от него взгляд Ксения нервно сглотнула. Комната, в которую её поместили, была небольшой, но уютной. Девушка машинально отметила богатую, почти музейную обстановку: стеклянный столик на ножках-лапах около окна, пухлые кресла рядом, изящно отделанный пузатый шкаф из светлого дерева, бархат на стенах... У кошмара был вкус. Значит, убивать будет долго, смакуя детали.
   В том, что её убьют, она даже не сомневалась. Вопрос лишь в способе, да окружающей обстановке.
   Лежать перед улыбающимся кошмаром было неуютно, и Ксения села, одернув юбку и жалея, что не надела вчера джинсы. Туфли с нее сняли, и она поморщилась, разглядывая дырку на пальце - колготки порвались, не выдержав променада по Праге.
   Выпрямившись и сложив руки на коленях, Ксения сразу решила дать понять похитителю, что в плен ему попалась не истеричная дурочка, а... Не важно кто, главное, никаких истерик, максимально деловой тон. И дружелюбность! Да-да, именно дружелюбность. Маньяки, они немного не в себе, и провоцировать их не стоит.
   Девушка растянула губы в напряженной улыбке и отважно взглянула в лицо кошмара.
   Стоило признать, похититель оказался весьма хорош собой. Яркие, словно подсвеченные изнутри, голубые глаза, широкий волевой подбородок, высокие скулы и приятный, что называется, шоколадный загар на ухоженном лице. Черты немного грубоваты, но кошмара это нисколько не портило, наоборот, маньяк из него выходил первостепенный, ну почти классический: можно немножко влюбиться, а потом с сожалением смотреть, как его расстреливают бравые полицейские в конце фильма.
   Облик кошмара завершали заплетенные в экзотичную косу черные волосы, перекинутые через левое плечо. Они резко выделялись на светлом, под цвет серебра костюме, кстати, весьма необычном, напоминающем по крою сюртук.
   - Доброе утро, леди - обозначился, наконец, кошмар. И Ксения немного расслабилась. Пока все не так страшно. Кошмар втирается в доверие, чтобы последующий эффект от мучений был сильнее. - Хорошо ли вам спалось?
   Больше всего на свете Ксении хотелось вскочить, вцепиться в косу, намотать её на руку, потянуть с силой, чтобы от боли глаза на лоб полезли, и потребовать сейчас же, нет, сию же секунду вернуть её в Прагу, а лучше сразу домой.
   Но она заставила себя кивнуть в ответ. Да, хорошо. Просто отлично. Ну, а что кошмары снятся, так это бывает.
   Кошмар поморщился. И Ксения испуганно замерла, сжавшись и мысленно приготовившись дорого продать свою жизнь.
    - Вам не стоит меня бояться, леди. Вы в полной безопасности, и вам ничего не угрожает.
   Кошмар старательно делал вид, что он не кошмар, а Ксения не менее старательно притворялась, что ему верит.
   - Мой клан один из самых сильных, и мы с радостью примем вас в нашу семью.
   "Мы! Так их много!" Ксения похолодела от ужаса. Один маньяк - еще куда ни шло, но семья маньяков - явный перебор! И как они её делить будут? Кому рука, кому нога... От накатившей жалости защипало в носу, а кошмар куда-то поплыл со своим креслом.
   Ксения судорожно вздохнула, прикусив губу.
   Хладнокровие! Вот то, единственное, что поможет ей выжить. Никаких слез и истерик. С таким подбородком истерика точно не поможет. Кошмар не из тех, кто тает от женских слез.
   Похититель помолчал, ожидая от нее реакции на слова. Не дождался и продолжил:
   - Мое имя Креостарх Адлес Селены. Я глава клана Селены, и сейчас вы на моем корабле.
   Он даже привстал с кресла, отчего Ксения дернулась и поджала под себя ноги. Слова кошмара она воспринимала с трудом, все внимание сосредоточив на его руках, чтобы не пропустить тот самый момент, когда он потянется: сдавить горло, содрать одежду, вырвать из груди сердце или еще, чего похуже.
   И снова в комнате воцарилось молчание.
   - Леди соизволит сообщить свое имя? - немного раздраженно спросил кошмар после продолжительной паузы, во время которой Ксения уже успела придумать с десяток мучительных кончин, и вопрос кошмара застал её врасплох. Она с усилием отвела взгляд от его рук - больших, сильных, с ухоженными ногтями.
   - А?
   - Имя! - рыкнул кошмар.
   Началось! Ксения побелела и трусливо прикрыла глаза, чтобы не видеть, как он...
   - Прошу прощения, не хотел вас пугать, - тут же извинился кошмар. Доверие, сволочь, завоевывает, - но мне нужно узнать ваше имя. Понимаю, ночь выдалась непростой, но сейчас вам действительно ничего не угрожает.
   Ночь! В мозгах Ксении что-то сдвинулось, и калейдоскопом замелькали воспоминания. Стойка, рыжий бармен-викинг, гипнотизирующая зелень чьих-то глаз. Смутной тенью последовало видение бегства, картина упавшего на площади корабля и, наконец, полет вверх.
   Корабль!
   - Вы сказали, я на корабле?
   Кошмар кивнул:
   - Да, на корабле.
   Ксению замутило. Все хуже, чем она думала. Её как-то перенесли на корабль, который сейчас плывет по морю. Это очень и очень плохо. Отсюда не убежишь, если только сразу на дно, чтобы не мучиться.
   Поразмыслив, утопление она решила отложить. Успеется. К тому же Ксения всегда верила в счастливую судьбу. Школу закончила успешно, в институт поступила удачно и даже на работу смогла устроиться на последнем курсе, почти сразу оказавшись на зарубежном семинаре. Да и в личном все складывалось неплохо. Удобный во всех смыслах Володенька давно намекал, что пора узаконить их отношения.
   И вот тебе, бабушка, Юрьев день... Маньяк, корабль и полное отсутствие здравого смысла.
   - Хотите посмотреть? - предложил Крео Ад чего-то там. Из-за мучившего её страха, имя кошмара Ксения не разобрала, а переспрашивать смелости не хватило.
   - Если леди назовет свое имя, мы прогуляемся по палубе, - опустился похититель до мелкого шантажа.
   Ксения нахмурилась, обдумывая предложение. Осмотреть корабль необходимо, хотя бы для того, чтобы оценить шансы на побег, но покидать каюту было боязно. Казалось, стоит встать с кровати и шаткое равновесие - улыбающийся и выжидательно смотрящий на нее кошмар и она, здоровая, пусть и напуганная - нарушится, превратившись в нечто по-настоящему страшное.
   - Хорошо, - решилась. Резко встала, не глядя, сунула ноги в туфли, стараясь держать кошмара в поле зрения.
   Крео Ад медленно поднялся с кресла, и Ксения кинула на него тревожный взгляд. Рост кошмара был... угрожающим. Почти на голову выше её.
   - Леди, - он протянул руку.
   Ксения несколько секунд смотрела на нее, словно на живую змею, внезапно нарисовавшуюся в воздухе, затем тихо пискнула:
   - Ксения, - и вложила дрожащие пальцы в ладонь кошмара. Затаила дыхание... и ничего страшного не произошло. Моргнула удивленно - жива!
   Кошмар с укоризной покачал головой.
   - Леди, вы мне до сих пор не верите? Хотите, я поклянусь честью клана, что не причиню вам вреда?
   Ксения вздрогнула. Только клана и чести ей не хватало. Без них вполне можно было все объяснить. Вчера она немного перепила... Нет, ей просто подсыпали что-то в чай. И город, и корабль, и полет - все это галлюцинация. Да, именно она.
   Затем злоумышленник притащил бессознательную жертву к себе на яхту и выплыл в море. Вот и все странности.
   Найдя здравое и логичное объяснение, Ксения повеселела. Её не смутило даже отсутствие моря в Чехии - перевезли через границу, и остальные странности маньяка - все в жизни бывает. Придя в согласие со здравым смыслом, Ксения смело шагнула за порог каюты и.... то, от чего она так упорно отрекалась, предстало перед ней с устрашающей неотвратимостью.
   Ветер бодро надувал огромные белоснежные паруса, и они монотонно гудели, наполненные его силой. Уютно поскрипывали снасти, яркое солнце заливало идеально выдраенную палубу, а впереди нос корабля взрывал пенное море из облаков, то ныряя в него - и тогда кусок палубы покрывали клочки облачного тумана, то полностью показываясь над ним.
   Ксения судорожно вздохнула и на ослабевших ногах шагнула к борту, вцепившись в поручень. Качало несильно, лишь временами судно резко проваливалось вниз и тогда желудок болезненно сжимался. Впрочем, большей частью корабль шел ровно, словно скользил по прямой дороге, незримо повисшей высоко в небе. Насколько высоко, сказать было сложно. Земля не просматривалась сквозь плотный облачный покров.
   Ксения окинула взглядом горизонт и беззвучно застонала от бессилия. Облака... Можно было моргать, щипать и кусать себя за все места, проклятые облака никуда не девались. А значит, ей предстояло самое отвратительное - признать провал собственных надежд.
   Летающий или летучий корабль мог существовать на земле только в виде иллюстрации к сказке. Оставалась надежда на долгую и качественную галлюцинацию, но она была так слаба, что девушка от нее отмахнулась.
   У Ксении был собственный, годами выверенный способ борьбы с серьезными проблемами. Она не старалась кидаться на них грудью, пробуя решить в один присест. Серьезная вещь требовала серьезного подхода, и лобовая атака могла принести головную боль, потраченные нервы и... нулевой результат. В таких случаях Ксения разбивала проблему на несколько мелких и начинала решать их по одной, постепенно подбираясь к злополучной сердцевине.
   Вот и сейчас, вместо того, чтобы вопить: какого и куда вы меня притащили, а главное, зачем, Ксения начала со второстепенного и совсем неглавного.
   Отведя взгляд от злополучного горизонта, она нарисовала рукой в воздухе полукруг и поинтересовалась:
   - У вас не холодно.
   Крео Ад если и был удивлен выбором вопроса, то ничем этого не показал. Кивнул с невозмутимым выражением лица и, указав на борт корабля, ответил:
   - Видите зеркала на борту?
   Ксения нагнулась через поручень. Крео Ад словно невзначай встал ближе.
   Вдоль борта действительно шли зеркала. Они топорщились, развернувшись к солнцу, напоминая оперение диковинной птицы. И по облачному морю тянулась блестящая полоса зайчиков, отраженных от зеркальных пластин.
   - Солнечные батареи, - пробормотала Ксения, принимая вертикальное положение.
   - Накопители, - поправил её Крео Ад, отступая с облегченным вздохом, - обогревают палубу и внутренние помещения. Попробуйте сами.
   Он опустился на корточки, положив ладонь на палубу. Ксения последовала его примеру. Дерево было приятно теплым, так и тянуло улечься на палубу.
   - А ветер?
   - Его частично гасит щит, оставляя необходимую мощность для парусов.
   - Двигатель? - продолжала допытываться Ксения. Ей гораздо проще было обсуждать иноземное чудо техники, чем выяснять подробности своей судьбы. Пока не озвучен приговор, он ведь не вынесен, правда?
   Крео Ад, помедлив, подобрал нужное понятие:
   - Ходовое сердце? Работает на силе движения Земли. Попутный ветер помогает немного сэкономить и развить скорость. Хорошо идем! - улыбнулся он, задирая голову и разглядывая туго надутые паруса.
   Ксения кисло улыбнулась. Хороший ход корабля её не радовал. Чем раньше они долетят, тем быстрее будут приведены в действия замыслы маньяка.
   Сила движения Земли... Хм, похоже, здесь научились использовать гравитацию, и ходовое сердце - что-то вроде антиграва. Интересная информация, но в её положении абсолютно бесполезная, разве что утешает мысль, что попала она не к дикарям, а ко вполне цивилизованным маньякам.
   - Может, Сенья желает перекусить?
   Ксению аж передернуло. Новое звучание имени отдавало сеном, полем и колхозными работами.
   - Зовите меня Кэсси, - решительно предложила она, с тоской оглядела пустую палубу, перевела взгляд за борт... Нет, удобные вопросы закончились. Не будешь же спрашивать о породе дерева, пошедшего на постройку, наборе высоты и скорости полета.
   - Крео... эм...
   - Креостарх Адлес Селены, - без тени недовольства повторил свое имя кошмар, и Ксения впервые подумала, что маньяк ей достался вежливый и галантный. Впрочем, это явно не помешает ему в исполнении своих кровавых планов.
   - Расскажите мне все, хорошо? - со вздохом попросила.
   - Как пожелает моя леди, - кошмар аж засветился от удовольствия. Такой очаровательный, но, увы, маньяк.
   Ксения позволила себя отвести в каюту и даже согласилась на завтрак. Креостарх развил бурную деятельность. Откуда-то появился человек в светло-серой хламиде со странной застежкой, скрепляющей ткань на спине. Не поднимая глаз, он молча заставил прикроватный столик тарелками, напитками и незаметно удалился.
   - Для начала, Кэсси, позвольте мне поздравить вас с обретением новой семьи и новой родины, - пафосно начал Креостарх, и Ксения внутренне содрогнулась: кошмар начался. - Поверьте, клан воздушных - идеально подходящий для вас вариант. Мы сможем обеспечить и вашу безопасность, и материальное благополучие.
   Пряники сыпались один за другим, больно стукая по макушке, и Ксения напряженно ждала, когда настанет очередь кнута.
   - Да вы и сами убедились в этом. Думаю, визит в Орнибунг оставил у вас самые неприятные впечатления.
   Ксения побледнела. Орнибунг вместе с Прагой она будет вспоминать еще долго.
   - Только представьте, какая печальная участь ждала бы вас у магов-крови. Говорят, - он понизил голос, - они оставляют гостей в живых, день за днем выкачивая из них кровь, пока те в конце концов не умирают.
   Ксения сглотнула, но сильно испугаться у нее не получилось. Вампиры, ну или маги-крови... Бледные красавчики с белоснежными клыками, никем другим они категорически быть не могли, воспринимались ею с легким оттенком сожаления: разглядеть покушавшегося на нее вампира она не успела. Сейчас, сидя в относительно безопасной каюте, можно было и пожалеть об упущенной возможности познакомиться с вечно жаждущими кровь.
   - Там был еще зверь или оборотень, - заметила Ксения, чувствуя, как к сожалению добавилась обида - утащил без спроса, даже не поинтересовавшись личным мнением.
   Креостарх почему-то заерзал в кресле, сцепил руки в замок и, не мигая, уставился на девушку.
   - Не хочу вас пугать, леди, но звери, есть звери. Ночевки в лесу под открытым небом никому не добавляют здоровья. Кроме этих животных, конечно. Они у себя даже не одеваются, представляете?
   Ксения честно представила и покраснела.
   Креостарх нахмурился еще больше, бросил отчаянный взгляд на еду и предложил:
   - Леди, вы не стесняйтесь. Все остывает.
   Ксения стесняться и не думала, но здраво опасалась отравления, дурмана, наркотика или еще чего-нибудь похуже. Однако заявлять в лоб маньяку о своих опасениях не решилась и поспешила упрекнуть:
   - Вы так и не сказали, зачем я понадобилась вам, вампирам и этим, - она опять покраснела: изображение здоровых мужиков в лесу и без одежды никак не шло у нее из головы, -оборотням.
   - Противоположности, знаете ли, притягиваются, - загадочно произнес глава клана. - Хотите получить ответы, прошу за мной.
   Ксения пару секунд задумчиво разглядывала вставшего с кресла маньяка, затем мысленно стряхнула с себя нерешительность:
   - Хорошо, идемте.
   Она кожей чувствовала, ответы рядом, и сейчас, стоя на пороге тайны, внутренний зуд ощущался особенно остро. Хотелось взять топор и разом разрубить все сомнения, а потом долго-долго разглядывать, прикидывая, что делать с показавшейся сердцевиной.
   Они вышли на палубу, пустынную и на этот раз. Ксении подумалось, что летающая махина больше походит на корабль-призрак, чем на заполненное пассажирами судно. Хотя если корабль принадлежит главе клана, то, кроме него и команды, может никого и не быть.
   Их путь лежал к корме корабля. Там Креостарх приоткрыл дверь в каюту, пропустил девушку вперед и вошел следом. Солнечный свет лежал на полу желтыми овалами, пахло нагретым деревом и смолой. Потемневший от старости стол был завален свитками бумаги. Пара уютных кресел отгораживали от рабочей зоны кровать. Рядом с овальным окном на причудливо-изогнутой треноге застыл хрустальный шар. Ксения пригляделась - по его матово-серой поверхности смутные тенями проносились какие-то картины.
   Девушка шагнула ближе, чтобы рассмотреть диковинку, но тут её внимание привлекла кровать. Огромная, на троих точно, с темным покрывалом, красиво украшенным золотой нитью, с двумя рядами подушек у изголовья и в довершение, ну просто эпического вида балдахином, ниспадающим вниз багряными, словно вымоченными в крови, складками. На такой кровати только и...
   Ксения мотнула головой, прогоняя из мыслей вредных оборотней. К чему думать о них, когда рядом с ней, точнее, в углу каюты копается в сундуке маньяк. Настоящий, непридуманный. И явно имеет на нее свои темные интересы.
   Лишь наивная дурочка могла поверить в это: "Леди, вам ничего не угрожает..." Или вообще смех: "Клан воздушных - идеально подходящий для вас вариант". Ладно, клан. Пусть даже и воздушный, летающий корабль вполне объясняет странное название, но идеальный вариант для никому не известной чужачки из другого мира?! Вот это точно сказки.
   Интересно, зачем она ему понадобилась? Кровь - для вампиров. Допустим. Может, её первая группа крови здесь все равно что пирог, начиненный мясом коров Вагю, черными трюфелями и китайскими грибами мацутакэ, за порцию которого в Англии придется выложить чуть больше полутора тысяч евро за порцию.
   Оборотни, пусть и голые, кровью точно не заинтересуются. Отбросим их пока в сторону. А вот зачем она Креостарху? Додумать Ксения не успела.
   Мужчина с самой что ни на есть маньячной улыбкой вынырнул из сундука, держа в руке украшение, а через мгновение - Ксения дернулась, но без результата, Креостарх был быстрее - на запястье девушки защелкнулся массивный браслет. Темное золото холодной змеей легло на кожу, в глаза бросилась россыпь бледно-молочных камней, больше Ксения разглядеть ничего не успела, так как заметила появившейся в руке мужчины кинжал. Хищно блеснуло лезвие, девушка вскрикнула, с ужасом понимая, что кошмар воплощается в реальность, и она ничего не может с этим поделать - руку, словно в тиски зажали.
   Каюту наполнили незнакомые слова, которые мужчина читал нараспев, с каждым словом увеличивая громкость. Страх подстегнул к борьбе, и Ксения принялась осыпать Креостарха ударами. Бить, царапать, куда попало, без особого на то успеха. Маньяк не пытался уворачиваться, стоял, будто, не чувствуя ударов, не ощущая, как из царапин на шее, лице сочится кровь. Пальцы, словно ставшие железными, удерживали её правую руку за запястье.
   Отчаянное положение сковывало тело ледяным страхом. Силы таяли.
   Ксения начала слабеть и задыхаться, ставший тяжелым воздух отказывался проникать в легкие, и перед глазами стояла кровавая пелена. От ужаса звенело в голове, и она уже ничего не соображала. Приготовиться к худшему - что еще ей оставалось?
   Застыла, тяжело дыша.
   Последняя нота взвилась ввысь, руку обожгло резкой болью и... её отпустили. Ксения с сипением вобрала в себя воздух, резко выдохнула и, не удержавшись, шлепнулась на пол, с недоверием разглядывая порез чуть выше браслета и темнеющие от впитанной крови камни. Каменные поганцы напились, став ощутимо теплыми, полыхнули ярко-алым, а затем резко посинели, оставив красным лишь узкий ободок по краям.
   Девушка тряхнула рукой, не помогло. Вцепилась в браслет и попыталась снять питающееся кровью украшение - куда там. Браслет сидел плотно, не собираясь покидать нового места. И вообще складывалось полное ощущение, что украшение приклеилось к коже, перестав ощущаться. Зрительно браслет на месте, а физически его как бы и нет.
   Ксения выругалась, мысленно пожелав идти куда подальше и браслету, и его хозяину.
   А этот, который душегуб, стоял, улыбаясь, и смотрел на её попытки избавиться от браслета.
   Ксения скрипнула зубами, зло прищурилась и медленно поднялась с пола. Терять, собственно, было уже нечего.
   Маньяк улыбаться перестал и неуверенно предложил:
   - В-в-вина? - стратегически верно отступая к бару.
   Узрев перед собой бокал, в который словно поймали кусочек неба - такой ярко-синий цвет был у напитка, Ксения притормозила. Мысленно плюнув на осторожность - после пережитого срочно требовалось успокоить нервы, она забрала бокал и залпом влила в себя подозрительную жидкость.
   Прислушалась к ощущениям. Напиток был крепковат, но в меру и имел странный, однако весьма и весьма приятный вкус.
   - Еще, - потребовала. Маньяк имел наглость заупрямиться, тогда Ксения сама забрала у него бутылку, щедро наполнила до краев бокал и выпила. Подумала и добавила третий, для ровного счета.
   В голове приятно зашумело, страх исчез, браслет перестал волновать, как и, собственно, маньяк. А что? Вполне симпатичный мужик, и пятна на лице, которыми он покрылся, совсем его не портят.
   Девушка улыбнулась, лихо отбросила пустой бокал в сторону, и тот ловко шлепнулся на постель.
   Жизнь стремительно налаживалась, а ситуация с похищением, милыми обнаженными оборотнями и соблазнительными вампирами становилась все более похожей на приключение. И Ксения Бажова, девица приятной наружности, двадцати двух лет от роду, которой в родном мире светили бы среднестатическая работа, пара ребятишек и такой же среднестатический муж, здесь превращалась... Хм, в кого же она превращалась?
   Не все ли равно? Главное, это новые возможности! Вот, например, одна из них. Целый глава клана, между прочим.
   И Ксения прошлась оценивающим взглядом по Креостарху.
   Хотя... что ей глава какого-то клана! Надо брать выше!
   Маньяк смотрел настороженно, с опаской и больше не казался страшным душегубцем. Ничего особенного. Средний такой маньячишка, районного масштаба. Даже застенчивый. Смотрит на нее, как на диковинный фрукт. Другой бы уже... ух.... А этот порезал немножко и все.
   - Так, э-э-э, зачем, говорите, я вам сдалась?
   Она помахала рукой с браслетом и шагнула вперед, точнее попыталась. Пол почему-то заскользил из-под ног, Ксения взмахнула руками, с трудом удерживая равновесие. Взгляд у Креостарха стал тоскливым, и видом он сейчас напоминал сильно удрученную обстоятельствами жизни собаку. Красивую такую собаку, но явно о чем-то сожалеющую.
   - Леди, - он снова перешел на пафосный стиль и даже позу принял соответствующую: нога вперед, рука у груди, - я... нет, мы все безмерно рады, что вы осчастливили наш клан своим присутствием.
   Ксения разом погрустнела. Речь маньяка отчетливо напоминала стиль директора их компании. "Сейчас начнет говорить о достижениях", - подумала она, с трудом сдерживаясь, чтобы не зевнуть.
   - Наш клан один из самых сильных в этом мире. Наш флот состоит из сотни кораблей, мы владеем десятками производств, нам принадлежит исключительное право на поставку горючих камней к императорскому двору.
   Слова Креостарха, словно вата, обволакивали замутненное алкоголем сознание, и Ксения давно потерялась между всеми этими "исключительными, самыми и лучшими". И только последняя фраза заставила её вынырнуть из винного дурмана.
   - Уверен, наши дети еще поспорят с Радужным домом по своей силе.
   - Что? - хрипло переспросила Ксения и потребовала: - Повтори.
   - По своей силе, - послушно повторил Креостарх. Ксения поморщилась. При чем тут сила?
   - Дети? - Она для достоверности ткнула в себя, затем направила палец в сторону маньяка. - Наши с тобой дети!?
   Выкать после того, как речь зашла о детях, было уже глупо.
   Шкала настроения от "весь мир переверну" стремительно приближалась к отметке "щаз вы у меня попляшете".
   - Понимаю, это несколько неожиданно, - Креостарх пытался смягчить ситуацию, но Ксению уже понесло.
   Она уперла руки в боки, припоминая и дождь в Праге, и забег по ночному городу, и тех самых оборотней... Список вины маньяка рос с геометрической прогрессией.
   - Дети, значит. Пару часов девушку знаешь, а туда же... - выразительно кивнула на кровать. Лицо маньяка приобрело симпатичный розовый оттенок. - Я, конечно, не знаю, может, у вас так принято ухаживать, пугая до полусмерти, режа руки и нацепляя браслет против воли, но я к такому не привыкла. - И закончила неожиданно: - Ты же глава клана, неужели никого поближе из производительниц не нашлось?
   Лицо Креостарха побелело, глаза стали темно-синими, и Ксения нервно сглотнула: кажется, она переборщила с, эм, производительницами.
   Девушка сделала робкий шаг в сторону, еще один. Воздушный, не отрываясь, следил за её движениями. "Доигралась, - мелькнула паническая мысль, - сейчас он меня тут разложит, чтобы сразу перейти к производству".
   - Ма-ма! - Ксения придушенно пискнула, развернулась и рванула в сторону двери.
   - Куда? - рявкнули в спину.
   Ксения даже не подумала отвечать. И так ясно: бежать и куда подальше.
   Страх придал сил, она мчалась, не разбирая дороги. Очнулась на пороге странного помещения. Солнечные лучи, проникая сквозь стеклянный потолок и стену, щедро заливали ослепительным светом комнату и, казалось, оглушительно синее небо стоит прямо за порогом, чтобы вот-вот постучаться и войти.
   В центре комнаты возвышался стеклянный шар метра два в диаметре, внутри которого плыло изображение бело-серого покрывала облаков. Ксения успела разглядеть, как сквозь прореху мелькнуло изображение гористой местности и тут же исчезло под серым покровом. Сбоку от шара стоял, широко расставив ноги, невысокий человек в длинной черной рубашке из струящейся ткани. Странная материя больше всего напоминала собой шелк. И снова девушке бросилась в глаза странная застежка на спине.
   Человек обернулся на звук шагов, лицо его вытянулось от удивления и тут же приняло озабоченное выражение, при виде падающей на пол Ксении, не сумевшей без потерь преодолеть высокий порог. Смазанное движение незнакомца она отследить не сумела, но ее падение чудным образом было остановлено - девушка оказалась в руках мужчины, вися в воздухе. Затем ее попытались поставить ровно, однако неудачно. Пол под Ксенией все время куда-то наклонялся, и ноги никак не хотели находить точку опоры, ровно до того момента, как сзади раздался ледяной голос маньяка:
   - Тебе лучше немедленно отойти от моей эллианы, Реон.
   Руки, поддерживающие Ксению, разжались, и она уселась на пол. Отлично! Из-за него её еще и уронили! И эллианой обозвали. Что дальше?
   - Мои поздравления, лорд, вам и вашей, - Реон нервно покосился на сидящую на полу Ксению, - эллиане.
   Если Креостарх и пребывал в бешенстве, то голосом он это никак не выразил.
   - Леди, познакомьтесь - капитан нашего судна, Реон Лес Селени. Один из лучших. Надеюсь, им и останется, - многозначительно глядя на Реона, произнес Креостарх.
   Реон намек понял и удалился на максимально возможное от Ксении расстояние. Судя по его подчеркнуто равнодушному виду, поддерживать это расстояние он собирался всегда.
   Маньяк странно посмотрел на девушку, и по его взгляду было непонятно, то ли он собирается её сразу придушить, то ли все-таки оставить в живых для производства будущих креостарчиков. Ксения на всякий случай подобрала ноги, поправила юбку, одним словом, приняла вид независимый и серьезный.
   - Земля мне под ноги, всего три бокала, - пробормотал вдруг маньяк и добавил: - Прям дите малое.
   Видимо что-то решив для себя, он рывком поднял Ксению с пола и, поддерживая, вывел на палубу. Свежий воздух и прохлада, действительно, изменили состояние девушки, но совсем не так, как рассчитывал Креостарх. Небо, корабль, облака и клан воздушных сложились в сознании Ксении в одно непреодолимое, хотя и весьма абсурдное желание.
   Легко высвободившись из его объятий, она раскинула руки, пробежалась по палубе, затем повернула к нему сияющее лицо:
   - Летать! - и закружилась птицей вокруг онемевшего от изумления главы клана.
   - Летать! - нетерпеливо дернула его за рукав.
   Тот с трудом сбросил окаменение, нервно дернул уголком рта и проговорил, глядя за спину девушки:
   - Вот она кровь... Что же, так даже лучше будет.
   Креостарх отступил на пару шагов назад, и, к полнейшему восторгу девушки, за его спиной взвились два темно-голубых с красным ободком по краям крыла. Маньяк будто гусеница на глазах превращался в бабочку, точнее, в человека с крыльями, но определение "бабочка" к нему подходило лучше.
   Под давлением эмоций Ксения захлопала в ладоши. Крылья! Два чудных крыла. Ей тут же захотелось их потрогать, но благоразумие взяло верх, и Ксения убрала руки за спину, чтобы не поддаться искушению. Вдруг это смертельное оскорбление для воздушных?
   Внешне крылья не походили на кожаные, словно сотканные из воздушного шелка, они трепетали за спиной мужчины. Из особого шелка, который не рвется и не пачкается. Здесь явно творилось чудо или сказка, и Ксения не стала забивать себе голову вопросами: почему, да как, а просто наслаждалась моментом.
   Креостарх внимательно разглядывал девушку, словно ожидая от нее особой реакции. Не дождался, шагнул, обхватил за талию...
   Оглушительный визг разнесся над облаками.
   Вредный воздушный не придумал ничего лучшего, как просто свалиться вместе с Ксенией за борт.
   - А-а-а!!! - продолжала надрываться девушка, пока её аккуратно не встряхнули и зло не рявкнули прямо в ухо:
   - Хватит!
   Ксения замерла и осторожно скосила глаза вниз.
   Мать! Твою мать!
   Они парили. Да-да, именно парили, вися между прозрачностью, уходящей в бесконечную высоту, и серым облачным покровом. Медленно колыхались крылья, и сквозь них красиво просвечивал диск солнца, чуть левее внизу облака редели, выдавая под собой синюю прожилку реки. Воздух был приятно свеж, но обжигающего холода девушка не чувствовала.
   Чудо?
   - М-м-мы летим? - хриплым шепотом поинтересовалась Ксения.
   - Нет, висим, - насмешливо поправил её Креостарх, - но если леди хочет летать...
   Ответить Ксения просто не успела. Тугой порыв воздуха запечатал рот, они пронеслись над облаками, нырнули в них - хорошо, по дуге, а не пикируя вниз головой.
   Серая слякоть встретила неприветливо. Ксению обдало холодом, одежда разом отсырела, но продрогнуть девушка не успела. Плавный подъем, и она облегченно вздохнула, прикрыв глаза от слепящего солнца. Облака ей категорически не понравились, словно в сыром подвале побывала.
   Ксения обвела взглядом окрестности. Вверх уходила бесконечность, а по краям тянулись серо-белые поля взбитой пены, залитые солнечным светом.
   И тут... что-то сломалось внутри девушки, словно кто-то взял и распахнул душу, вытряхнув из нее и страх высоты, и боязнь скорости.
   Ксения требовательно стукнула ладошкой по груди воздушного. Удивительно, но тот её понял - развернул спиной к себе.
   Кажется, это называлось драйв или кайф, или и тот, и другой вместе. Кажется, она только что стала адреналиновым маньяком, и за полет готова была на все.
   От зашкаливающего восторга закружилась голова.
   - Вперед! - скомандовала Ксения, и горизонт рванул навстречу.
   Наверное, она кричала, и, кажется, что-то неприличное, а еще обещала кому-то пять, нет шесть креостарчиков за такой полет.
   Воздушный смеялся в ответ, обдавая шею горячим дыханием, а затем и вовсе развернул её к себе, его губы оказались так близко... Ксения закрыла глаза, ожидая поцелуя, но вместо приятной небесной романтики спину обожгло резкой болью. На лопатки словно раскаленные угли высыпали.
   Ксения закричала, задергалась, но Креостарх держал крепко, вдавливая раскаленные ладони в спину девушки. Огонь с лопаток растекся по всей спине, и девушке казалось, что она стоит в пылающем костре. Время замедлилось, пытка длилась бесконечно долго, пока сознание, наконец не выдержав боли, не уплыло в спасительную черноту.
  
   Глава 3
  
   В полумраке каюты с трудом угадывался сидящий у кровати мужской силуэт. Тишина была наполнена вздохами, бормотанием и редким позвякиванием многочисленных склянок, которые мужчина время от времени перебирал тонкими длинными пальцами. Когда его взгляд цеплялся за лежащую на кровати девушку, бормотания становились тише, а вздохи печальнее.
   Внезапно дверь раскрылась, впуская в каюту Креостарха. Воздушный выжидательно посмотрел на сидящего у кровати мужчину, но тот не обернулся, лишь ставшая напряженной поза да злой перезвон склянок говорили, что его появление не осталось незамеченным.
   Креостарх покачал головой, шагнул к кровати. Склонился над обнаженным, наполовину прикрытым легкой простыней телом девушки, осторожно убрал локон с плеча. Всю спину Ксении покрывала пузырящаяся, переливающаяся темно-зеленым цветом масса, источающая резкий, неприятный запах, но мужчина, казалось, не замечал ни отталкивающего вида, ни вони. Он стоял, рассматривая лежащую на постели девушку, и довольная улыбка блуждала по его губам.
   Склянки недовольно звякнули, и Креостарх, словно вспомнив о чем-то, повернулся к целителю.
   - Ты так и не простил себя, - произнес он, недовольно поджав губы. Мужчина не ответил, и воздушный продолжил: - Обещаю, в этот раз все будет по-другому.
   - Без подготовки? - целитель скептически поднял бровь. - О, да... Сейчас все будет еще быстрее. Знаешь, я начинаю привыкать к юным созданиям, умирающим у меня на руках.
   - Не тебе меня учить, Сандрс, - нахмурился Креостарх, и его глаза потемнели от гнева, - ты знаешь, сколько лет я провел в одиночестве, пытаясь забыть твою дочь. Но мне нужен этот шанс.
   И он требовательно взглянул на собеседника.
   - Шанс... - устало опустив голову, отозвался Сандрс. - Нам всем нужен шанс. Одно могу сказать: физически с ней все в порядке. Но за её рассудок я не был бы так уверен. Провести обряд Шеерданя с низянкой?! Да еще и нацепить на нее родовой браслет? Ты явно сошел с ума.
   - Кто бы говорил о безумии, - зло выдохнул Креостарх, и его глаза опасно блеснули. - Сам знаешь, мы движемся к гибели. И будет ли у нас шанс на следующее поколение - большой вопрос.
    - Но эта девушка?
   Креостарх ответил многозначительной усмешкой.
   - Не совсем низянка, как и браслет - не просто знак клана.
   Он отключил защиту надетого на руку Ксении браслета и предложил:
   - Проверишь еще раз?
    Сандрс, пожав плечами, провел рукой над девушкой и в задумчивости откинулся на спинку кресла.
   - Ты безумец, - спокойно констатировал, - и не сможешь прятать её вечно. Как только Радужные обнаружат девушку, она будет потеряна для нас навсегда.
   - Нет, - в спокойном тоне Креостарха угадывалась едва сдерживаемая ярость, - как только мы будем готовы, я объявлю ее астианой клана.
   - Вдвойне безумец, - покачал головой Сандрс, - ОНА тебе этого никогда не простит. Столько лет ждала твоего выбора, а ты предпочтешь другую?
   - Я ничего ей не обещал, - Креостарх все же дал выход чувствам: сжав кулаки, резко поднялся, хотел добавить что-то еще, но только раздраженно дернул головой и вышел из каюты, не забыв перед уходом восстановить защиту браслета.
   В голове неотрывно крутилась картинка: обнаженная Кэсси с растрепанными светлыми волосами и белоснежной кожей. Такая хрупкая и беспомощная...
   Он постоял около двери каюты, покачался с носка на пятку, мысленно обругал слабаком и ушел к себе. Как и раньше, долг и судьба клана в его жизни стояли превыше остальных чувств.
  
  
   Пробуждение было мучительным. Во рту пересохло, голова раскалывалась, а тело затекло от неудобной позы. Ксения перевернулась и тут же подскочила от взорвавшей спину боли. Пошипела, поругалась и попыталась сесть. Вышло с трудом.
   Давно ей не было так плохо. Извернулась в попытке разглядеть, что же такого приключилось с её спиной, но мышцы неприятно потянуло, и Ксения сдалась. Без зеркала фокус не пройдет.
   Ладно, оставим спину в покое. Что произошло вчера? Почему она раздета и в таком состоянии? Дурные мысли закружились в голове. Прошедший день странным образом обрывался где-то на моменте принятия второго бокала вина, и дальше вспоминалось исключительно отрывками. Впрочем, самое главное она помнила - дети! Её будущие дети с этим, гм, маньяком.
   Как чувствовала, не стоило поступать так опрометчиво с местными напитками.
   И маньяк тоже хорош... Усыпил бдительность, а потом... При мысли о своей беспомощности девушке стало плохо, а затем пришла злость.
   В безопасности, как же! Будет она в безопасности с этим маньяком? Да никогда в жизни.
   Злость и обида придали сил. Ксения поднялась с кровати, пошатываясь, добрела до ванной комнаты. Придирчиво осмотрела себя в зеркале. Вид немного замученный и чуточку испуганный, синяки под глазами, на голове, как водится, воронье гнездо из каштановых волос, а вот глаза - темно-серые - посветлели. Или ей это только кажется спросонья?
   Прохладный душ освежил, не принеся умиротворения. В каюту Ксения вышла, продолжая злиться.
   Факт исчезновения собственной одежды лишь подкинул дров в костер.
   Ксения повертела в руках местное одеяние: темно-голубые штаны-шаровары и широкую блузку. Пришлось помучиться, пока до нее дошло, что глубокий вырез должен быть сзади, а воротник закалывается на плече брошью.
   Оделась, и внезапно накатила тоска. Такая сильная - хоть вешайся. Чужая одежда словно оборвала её связь с родным миром.
   Ксения зажмурилась, пытаясь побороть панику. Ей нельзя думать о плохом или вспоминать родителей и друзей. Бороться, искать выход - вот её спасение. Вампиры, оборотни, маньяки... Довольно сумасшествия. Надоело. Она найдет, как выбраться отсюда.
   Пришла пора взглянуть действительности в лицо. Она - в чужом мире, с наручником в виде браслета на руке, на летающем корабле и без малейшего шанса на возвращение домой. Пока. Более того, ей уже озвучил свои планы по размножению глава клана. Как будто местных невест ему мало! Или на экзотику потянуло?
   В голове внезапно промелькнуло видение Креостарха с двумя крыльями за спиной. Ксения вздрогнула, но тут же взяла себя в руки. До чего довели! Уже крылатые маньяки мерещатся. Пора заканчивать с неясностями. Ей срочно нужны объяснения. И хоть видеть Креостарха не хотелось, откладывать разговор не стоило.
   Спустившись на один пролет вглубь корабля, Ксения уловила звуки схватки. Подбадривающие мужские крики перемежались со звоном стали. Пройти мимо было выше её сил, и она тихонько раздвинула створки двери.
   Перед девушкой явно находился тренировочный зал, и в его центре взвивался черный вихрь, то распадаясь на четыре мужские фигуры, то вновь закручиваясь смерчем, в котором серебряными молниями мелькали мечи. По краям зала расположились зрители. Они периодически подбадривали сражающихся или осмеивали проигрывающих.
   Смерч в очередной раз распался, и гонг возвестил конец боя. Ксения очнулась и шагнула было назад, чтобы скрыться в коридоре, но натолкнулась на цепкий взгляд одного из участников схватки. Незаметно исчезнуть не удалось. Мужчина поклонился и приглашающим жестом поманил Ксению войти.
   - Попутного ветра, леди, - вежливо поздоровался он. - Надеюсь, тренировка наемников развлекла вас. Если только пожелаете, любой из нас скрасит ваш досуг на корабле.
   Многозначительность фразы и ухмылки на лицах воинов не оставили и тени сомнения, что именно ей предлагают. Согласиться или сбежать? Девушка криво усмехнулась. Внутри зрела уверенность, что ни один из вариантов не будет правильным.
   Как он её назвал? Леди? Не стоит разочаровывать незнакомых людей с такими выразительными шрамами на лицах, и Ксения твердым шагом направилась к мужчинам.
   - Развлечь меня решили, так? И кто у нас тут самый смелый? Может ты? - вытянув руку, она ткнула пальцем в ближайшего. Тот проследил взглядом за её жестом, а затем на его лице промелькнула серия эмоций от неверия до ужаса. Вмиг побледневший наемник отшатнулся от девушки, как будто в ее протянутой руке извивалась смертельно ядовитая змея. И в следующее мгновение Ксения с возрастающим изумлением наблюдала, как серели лица наемников, и они волной откатывались от нее прочь.
   - Тхер меня забери, о-о-о, что я говорю, прошу нижайше нас извинить, леди, - невнятно начал бормотать извинения мужчина, когда внезапно его взгляд остекленел. Уже понимая, кого она увидит, Ксения обернулась и... вздрогнула. Креостарх выглядел не лучшим образом: лицо побелело от гнева, губы плотно сжаты, в глазах разве что молнии не сверкали.
   Она заставила себя улыбнуться:
   - Привет, Креостарх. Как спалось? Кошмары не мучили? А я вот еле встала, - спешно заговорила, глотая от волнения слова.
   Креостарх на миг растерялся. Ее улыбка разрушила злость, которую он испытал, увидев ее в компании грязных похотливых наемников. Сначала он не поверил своим глазам, когда в поисках пропавшей из своей каюты девушки забрел на уровень воинов и узрел ее в зале. А потом пришел в бешенство. Давно его так никто не выводил из себя.
   - Они вас не обидели, моя эллиана? - обманчиво спокойным тоном промолвил Креостарх и взгляд, которым он одарил мужчин обещал - их смерть не будет легкой.
   - Нет, что ты, э-э-э, - продолжала улыбаться Ксения, уже успевшая понять, кто пострадает за ее любопытство. - Мы просто поболтали.
   Она заставила себя шагнуть к Креостарху и тихо прошептала:
   - Знаешь, спина начала болеть. Пойдем отсюда, а?
   На лице Креостарха что-то дрогнуло. Он кивнул, пропустил девушку вперед себя и вышел следом из зала. Уловив вздох облегчения за спиной, Ксения украдкой улыбнулась. Кажется, даже маньяком можно управлять, если очень постараться.
   Рано она радовалась. Едва выйдя на палубу, Креостарх остановился, вынудив её тем самым замереть рядом, и принялся отчитывать:
   - Кэсси, я не объяснил вам этого ранее, но в нашем мире леди обязаны соблюдать несколько правил. Самое важное из них касается безопасности. Без сопровождения вы можете находиться только на внутренней территории клана.
   - А разве корабль не ваша территория? - решила проявить дотошность Ксения. И тон, и выражение лица воздушного заставили её почувствовать себя собачонкой, которой скомандовали: "Рядом", что не могло не злить. Впрочем, воздушный никак не прореагировал на её выпад. С невозмутимым видом он ответил:
   - Нет. Я прошу вас больше не покидать каюту без моего разрешения и тем более не прогуливаться по палубе в одиночестве. Я и так нарушил массу условностей, разместив вас без должного сопровождения.
   - Я и не просила меня похищать, - огрызнулась Ксения, чувствуя, как постепенно ею овладевает гнев. Запереть, как собачонку, в каюте? Может, еще евнуха к ней приставят и паранджу заставят надеть?
   Наверное, она устала бояться. Слишком много свалилось на нее за последнее время. Слишком неизвестным грезилось будущее, и страх стал привычным спутником, чтобы обращать на него внимание. Кроме того, все сильнее ныла спина, и от того настроение напоминало грозовую тучу.
   Терпение у маньяка, как оказалось, было не бесконечным.
   - Послушай меня, девочка, - прошипел он на ухо, нависнув над Ксенией и заставив отступить к ограждению палубы, - тебя все равно бы забрали. И поверь, из всех вариантов: воздушные - самый лучший. Или ты предпочла бы оказаться у магов-крови?
   Вопрос был сложный, более того, на него невозможно было ответить, не имея никакого опыта общения с вампирами. Ксения честно пожала плечами, мол, ни да ни нет, а затем ринулась в наступление. Ссориться, так по-крупному.
   - Послушай... те, - перешла она для солидности на "вы", и Креостарх от неожиданности отступил на шаг, удивленно смотря в гневное лицо девушки, - меня мало волнуют ваши правила, потому что они - ваши. Если я под арестом, скажите об этом прямо. Если ваши леди - что-то вроде заключенных высокого уровня, а вот это, - она потрясла браслетом, - наручники, то я желаю, нет, я просто требую, чтобы меня отправили обратно.
   Голубые глаза предупреждающе полыхнули гневом, но Ксению уже понесло. К тому же спина горела огнем, и надо было срочно отвлечься от боли.
   - Пугаете вампирами? Откуда мне знать, как бы они отнеслись ко мне. - Она вспомнила зеленоглазого. - И в городе есть не только вампиры и оборотни.
   Креостарх помрачнел, но ход пропустил, давая ей выговориться.
   - Вы упорно твердите, что мне повезло быть похищенной именно вами, только я не нахожу никакого везения. Корабль, где и шагу нельзя ступить, чтобы не напороться на запрет. Обряды с надеванием наручника. Эллиана какая-то. Вы даже не объяснили, что это значит, а обращаетесь со мной так, словно я на все согласна. И кстати, почему я практически не помню вчерашний день? Что вы подсыпали мне в вино?
   - Ничего, - оскорбился вдруг Креостарх. - Это сильнодействующее тонизирующее средство, настоянное на мхах горы Сибудан. Я решил, вам будет полезен один бокал после пережитого, но вы настаивали на добавке.
   - Могли бы и не давать, - поддела она его.
   - Мог, - согласился он, - но вышло даже лучше, чем я мог надеяться, - и он кинул на девушку настолько изучающий взгляд, что ей срочно захотелось посмотреться в зеркало - не выросло ли там чего лишнего. А вдруг она здесь ради опытов? От этой ужасной мысли Ксения стремительно побледнела. Креостарх истолковал её испуг по-своему.
   - Моя леди, давайте забудем об этой глупой размолвке. Вы - чудная женщина, милая, красивая, воспитанная, - Ксения нервно сглотнула, не понимая, с чего этого на маньяка нашло подобное красноречие, - и я понимаю, вам тяжело принять наш образ жизни, но поверьте, через пару лет вы с ужасом будете думать о том, что жили иначе. А пока, для вашей безопасности, вам запрещено покидать пределы каюты.
   Для ясности он указал на дверь, за порог которой отныне ей запрещено заходить. Ксения открыла было рот, чтобы высказаться, но гордость взяла вверх.
   Хотят запереть, как собачонку? Хорошо, пусть будет клетка. Временная клетка. И ничто не помешает ей сбежать, как только подвернется случай.
   Мысль о побеге молнией промелькнула в голове, и вместо ответа Ксения высоко вздернула подбородок и уверенной походкой от бедра зашагала в указанном направлении. Войдя, не смогла отказать себе в удовольствии, громко хлопнув дверью перед носом тюремщика. Вот так! Для надежности еще и стулом подперла.
   Если клетка, так её собственная, без всяких маньяков.
   И пусть она не выяснила ни кто такая эллиана, ни почему болит спина, зато гордость осталась в полном удовлетворении.
   Оставшись в одиночестве, Ксения немного попинала кровать, вымещая на ней злость. Перестаралась. К больной спине прибавилась ушибленная нога.
   Вот спрашивается, за что ей подобное "счастье"? Чем она так нагрешила, что сейчас пожинает столь ужасающие в своей несправедливости плоды? Ох, не зря родня поговаривала о прабабке-колдунье. Неужели наследство дало о себе знать?
   Ксения хлюпнула носом и принялась себя жалеть.
   Одна, на чужбине, запертая в каюте, да еще и с наручником на руке... Кругом враги, которые только и норовят бедную и несчастную обмануть, запутать и запугать - ничегошеньки ведь непонятно и неясно. Взять хотя бы язык. Откуда это понимание, да еще и мгновенное? Да, вот еще загадка: каким образом они все, Ксения припомнила зеленоглазого, красноглазого и лохматого, узнали откуда она?
   А дома... Дома, наверное, еще ничего не знают. Решат, что задержали в командировке. Но завтра, не дозвонившись, начнут беспокоиться, теребить друзей и соседей. А затем...
   Про то, что будет "затем", думать было совсем тоскливо. Мама позвонит отцу, выдернув его из новой семьи, обязательно привлекут к поискам старшую сестру. Потом настанет очередь всевозможных знакомых и не слишком знакомых, но крайне полезных людей. Дома будет остро пахнуть валерианой и корвалолом, но лично ей это не поможет. Она так невообразимо далеко от семьи, что впору утонуть в черной меланхолии.
   С другой стороны, она - жива и здорова. Ну, почти здорова. Да еще и числится леди непонятного клана воздушных.
   И если она попала сюда, значит можно вернуться обратно. Ясно, что Креостарх с этим не помощник, вот и вырисовался план: найти нужного человека и узнать цену обратного перехода.
   Девушка удовлетворенно хмыкнула. С завтрашнего дня она будет очень спокойна. И абсолютно спокойно выяснит детали своего предполагаемого будущего у Креостарха. Никакого вина, никаких ритуалов.
   Определившись с планом, Ксения позволила себе помечтать, что и как она будет рассказывать подружкам, когда вернется домой. "Браслетик-наручник оставлю на сувенир", - решила, задремывая.
   Разбудил её холод и надоедливый стук. Пока заворачивалась в одеяло, грезя о печке, проснулась окончательно и поняла, что странный звук был дробью, выбиваемой собственными зубами.
   Стало теплее, а затем тепло превратилось в нестерпимый жар, сопровождающийся приступом тошноты и резкой болью во всем теле, и также внезапно исчезло, оставив ледяную стужу. Организм окончательно и бесповоротно сошел с ума.
   Сквозь забытье ей слышались встревоженные голоса. Ксения смутно ощутила, как чья-то прохладная рука тронула разгоряченный лоб. Затем ставшее чужим тело приподняли и попытались влить питье. От нового приступа боли Ксения дернулась, вывернув чашу. Рядом выругались, затем бережно опустили девушку на кровать и отступились. Ксения погрузилась в полное беспамятство.
  
   Глава 4
  
   Ночь расстилалась вокруг корабля, рассыпая мерцающий звездный покров на небе и плотный облачный - на спящую внизу землю.
   Креостарх стоял на палубе, задумчиво глядя в темноту. Если верить полученному от брата вестнику, тот прибудет к утру. Сейчас только полночь и ждать рано, но он не мог оставаться в каюте из-за удушающего чувства вины - девочка погибала из-за него.
   Поспешил, поддался странному порыву, а ведь он столько ждал, нанял десяток осведомителей в Орнибунге, чтобы не упустить появление гостьи. Верил, что это будет именно гостья, а не гость. Забросил дела клана. Лично сам отправился в Нижние миры, не доверяя никому, и сам же все испортил.
   Ну почему не дождался Осиона, чтобы провести ритуал вместе, почему не довез девочку хотя бы до территорий клана!?
   Решил, не стоит терять времени. Боялся, что сила гостьи угасает с каждым днем, и её потом не хватит пройти ритуал. Рискнул, а сейчас может все потерять.
   Осион, Осион, где же ты, брат? Как же ты нужен сейчас! Ведь если кто и может её спасти, кроме богов, так это ты - лучший целитель клана, который был у них за все времена.
   И небо ответило на его мольбы. Крошечная точка нарисовалась на горизонте, становясь все ближе и отчетливее. И скоро можно было уже различить фигуру человека, стоящего, чуть согнув колени, на овальной доске.
   Осион, а это был именно он, сделал круг над кораблем на энолете, а затем опустился на палубу и шагнул вперед, приветствуя брата:
   - Попутного ветра, Креостарх.
   - И тебе чистого неба, Осион.
   Они обнялись.
   Младший отстранился, окинул Креостарха внимательным взглядом, отметив тени под глазами - недосыпает, бледность лица - нервничает и усталый вид - много работает. Пограничный конфликт? Опала? Очередная придумка императора, да славится вечность мудрость Его? И не удержался от ворчливого замечания:
   - Надеюсь, твоя просьба стоила того, чтобы я сорвался с места, сменил три судна, да еще и добирался последние часы на энолете. У нас неприятности?
   Вместо ответа брат повел себя крайне странно: оглядел пустую палубу у себя за спиной, поднял глаза вверх, словно небо могло преподнести неприятный сюрприз, и жестом предложил следовать за ним. Молча, они прошли до гостевой каюты, где Креостарх распахнул дверь, пропуская брата вперед. Тот, заинтригованный, шагнул за порог и тут же "споткнулся" взглядом о кровать с лежащей на ней девушкой.
   Осиону, известному целителю и, без преувеличения, гордости клана, по роду занятий приходилось сталкиваться с разными пациентами. Большинство из них были знатными и довольно обеспеченными воздушными, хотя иногда, в тайне от родни, целитель практиковал свои умения и на тайларах - людях, заслуживших или унаследовавших право жить в Верхних мирах. Да что там говорить. Пару раз он спускался в Нижние во время эпидемий, дабы обогатить свои знания о существующих болезнях низян.
   И вот сейчас, не скрывая брезгливого недоумения, он рассматривал метавшуюся на постели девушку. Первое впечатление, и оно же окончательно верное: низянка, да еще и больная. Серая кожа, осунувшееся лицо с капельками пота на лбу, синяки под глазами, потрескавшиеся губы, вместо прически - колтун каштановых волос.
   Осион прекрасно был осведомлен, что некоторые воздушные держали низянок дома в качестве живой игрушки, но старший брат никогда не был замечен в подобных наклонностях. Его долгая и продолжительная связь с леди Амарией служила для многих примером, а тут эта...
   Осион еще раз обвел взглядом девушку, нахмурился и повернулся к брату, не скрывая раздражения:
   - Ты меня позвал, чтобы я вылечил низянку?
   - Мою эллиану, - мягко поправил его Креостарх, выжидающе смотря на целителя.
   Голубые глаза младшего удивленно распахнулись, Осион нервно поправил хвост черных волос, перекинув его на спину - статус целителя позволял обрезать волосы коротко, но воздушный предпочитал длину чуть ниже плеч.
   Ответ был... мягко сказать, неожиданным. Эллиана - единственная избранница на всю небом отпущенную жизнь. Причиной такого решения могло быть только внезапное помешательство брата. Так вот кто на самом деле здесь болен! И Осион отвернулся от низянки, чтобы начать сканировать состояние родственника.
   - Считаешь меня безумцем? - понятливо усмехнулся тот, демонстрируя высокую для душевнобольного степень проницательности. Прошелся до кровати, наклонился, расстегивая и снимая браслет с руки девушки.
   Осион вторично за вечер испытал сильнейшее потрясение. Браслет он признал сразу же. Будучи семейной реликвией, тот обладал многими интересными свойствами, например, способностью маскировать ауру владельца. И совсем уже было непонятно, зачем глава клана позволил столь редкому артефакту оказаться на запястье низянки.
   Медленно, боясь спугнуть догадку, он повернулся к кровати, сканируя лежащую на ней низянку... и третий раз за вечер потерял дар речи.
   Бездна его забери! Неужели Крео удалась эта безумная идея, с которой он носился последние годы? Неужели бесплотные попытки с леди Амарией толкнули его на поиски другой женщины, способной выносить сильное потомство?
   Похоже, так оно и есть.
   Проверил еще раз, но сомнений не было. Аура девушки уже начала меняться, подстраиваясь под новый мир, и отпечаток от перехода кривой границей багровел на ней, разделяя на то, что было и то, что будет.
   Осиона вдруг охватил трепет. Он может изменить это "будет", стать творцом, превратить это нижнее существо в нечто новое и потрясающее. И для начала даровать ей крылья, а там...
   Открывающее перспективы пугали и одновременно волновали.
   Осион облизал пересохшие губы и уже иным взглядом окинул лежащий перед ним материал - еще сырой и неоформленный, но готовый к изменениям, как чистый холст, над которым занесли кисть. Да, он станет художником для этого создания.
   - Я с тобой, брат, - выговорил, ощущая огромную потребность промочить горло.
   Существовала еще одна проблема - Радужный императорский дом. Если они прознают, то могут пожелать забрать девочку себе, как всегда поступали, собирая под своим крылом лучших женщин. И правящему клану, безусловно, не грозит вымирание. Конечно, происхождение девочки не позволит ей претендовать на высокое положение, но её дети могут быть включены в список престолонаследия.
   А вот их клану они нужны, чтобы не исчезнуть с небосвода. Просто выжить.
   - Команда надежна? А капитан?
   - Сейчас это не главное, - покачал головой Крео, - впрочем, я позаботился, чтобы никто не смог проболтаться о низянке, которую мы подобрали. У нас другая проблема, - и он кивнул на девушку, - все может рухнуть и без чужой помощи. Сандрс убрал крылья и отказался участвовать, как он сказал, в убиении безвинных.
   - Сандрс отказался лечить? - удивленно приподнял брови Осион. - И кстати, что с ней? Не похоже на простую лихорадку.
   - Видишь ли, - Креостарх немного замялся, - она казалась настолько перспективной, молодой и здоровой, что я решил...
   - Только не говорил, что провел Шеердань в одиночку, да еще и без подготовки, - практически простонал Осион. Пожалуй, этот вечер бьет все рекорды по сюрпризам.
   Брат ничего не ответил, вызывающе сверкнув глазами, намекая, что не главе клана отчитываться за свои действия.
   - Хорошо, - Осион сделал над собой усилие, внутренне смирившись и с богатым на сюрпризы вечером, и с опасной игрой брата, и даже с внеплановым пациентом. - Когда прошла первая стадия? - уточнил, начиная полное сканирование состояния девушки.
   - Сутки назад, - тихо ответил Креостарх.
   И все же Осион не выдержал и присвистнул, как мальчишка, а потом завернул пару крепких фраз, которых не вспоминал с лекарской школы. Он никогда не слышал, чтобы кто-то прогрессировал настолько быстро. Как правило, обряд целиком занимал не меньше недели, не лучшей неделе в жизни воздушных, но результат того стоил. Осион пошевелил лопатками, ощущая отклик крыльев. Определенно стоил.
   Ему очень хотелось дать хоть какую-то надежду брату, но как можно дать то, во что не веришь сам?
   -У нее заканчивается вторая стадия и вот-вот начнется третья. И это за сутки, - глухо произнес Осион, закончив сканирование.
   Девушка сгорала заживо, и лекарств от этой болезни не существовало. Либо организм примет дар, либо дар убьет не принявшее его тело.
   - Она справится, она... - с пылом произнес Крео, но взгляд брата, придавив к земле, выбив воздух из легких, и мужчина подавился собственными словами.
   - Любое вмешательство сейчас... - целитель с сомнением покачал головой, - я даже не понимаю, что и как происходит, - и он с отчаяньем взлохматил волосы, - моя помощь легко может убить. Или принести спасение. Или лишить разума...
   - Успокойся, - Креостарх положил ему на плечо руку и сжал, - я не прошу её вылечить, я предлагаю провести четвертую стадию и... На все воля небес. Но я верю в упрямство этой девочки. Она выживет.
   - Ты - безумец, - с нехорошим прищуром вдруг произнес Осион, - и не будь ты моим братом, я бы послал тебя летать в свите хозяина ночи, но... - он помолчал, собираясь с мыслями: - Пусть будет так. Других путей все равно нет.
  
   Сквозь туман боли Ксения ощущала, как ее аккуратно раздевают, как чьи-то руки начинают втирать резко пахнущую мазь, от которой кожу запекло и стало покалывать.
   Окончательно она пришла в себя уже наверху. Стояла глубокая ночь, и тени, отбрасываемые предметами в лунном свете, превращали палубу в подмостки театра подлунного царства.
   Серебрились паруса, едва слышно гудя в объятиях легкого ветра, нереально близкие звезды загадочно подмигивали, словно их забавляло происходящее на палубе действо, под днищем корабля царила кромешная тьма, кое-где разбавленная редкими пятнами небольших городов и серыми громадинами облачных замков. Луна огромным блином висела прямо по курсу, и Ксении внезапно почудилось, что они летят прямо на диск, поднимаясь все выше и выше к звездам. Она моргнула раз-другой, но желтый диск не изменился в размерах, и Ксения, потеряв к нему интерес, отвела взгляд, чтобы тут же обнаружить нечто более интересное.
   На палубе она была не одна, не одета, да еще и на руках...
   - Отпусти... те, сейчас же, - прокаркала сиплым и от этого кажущегося чужим, голосом.
   - Пожалуйста, - вдруг легко согласился Креостарх, и в следующее мгновенье Ксения хрипло визжа полетела за борт. И даже выругаться не успела на этого, который оказался все-таки маньяком - порыв ветра запечатал рот, и осталась единственное:
   - Ма-а-а-а-а-а!
   Её падение резко остановилось.
   - Ма, - вымолвила потрясенная Ксения, осторожно открывая глаза и одновременно крепко вцепляясь руками в поймавшую её опору. Пальцы побелели от напряжения, и девушка перевела дух, позволив себе немного расслабиться и осмотреться.
   - Ах, ты...
   Свинья, скотина, урод и все остальные ругательства замерли на губах, ибо державший её на руках мужчина был Ксении незнаком. Нет, нечто знакомое в нем было - те же длинные черные волосы, те же голубые глаза, отливающие в лунном свете серебром... И Ксения смело сделала вывод, что воздушные, как и китайцы, для нее все на одно лицо.
   - Доб-б-брый вечер.
   Происходящее отдавало отменным сюром: она, полностью обнаженная, висит где-то в нижних слоях атмосферы чужого мира в объятиях незнакомого мужчины, настолько чужого, насколько нечеловеческими могут быть два крыла, слабо трепещущие за его спиной.
   Измученный мозг хоть и с трудом, но вывел логическую цепочку: воздушные - воздух - крылья. "Так у них не только корабли летают!" - догадалась Ксения. Ситуация почему-то казалась до странности знакомой. И тут же пришло озарение: именно так её похитили с Орнибунга.
   "И что теперь?" - встревожилась она, продолжая крепко цепляться за плечи воздушного, тот резких движений не делал, но смотрел нехорошо... изучающе.
   - Доброй ночи, Кэсси, - поприветствовал он её, - и доброго полета, - добавил зачем-то.
   Ксению замутило, и нахлынул страх. Они собираются отправить её полетать? Мешком с костями к земле?
   Она сильнее вцепилась в мужчину, пальцы аж скрутило от боли, и воздушный поморщился, дернув плечами.
   - Мое имя Осион, леди, - он тщетно пытался отстраниться - куда там. Жить хотелось, как никогда, и Ксения, подчиняясь этому желанию, прильнула к мужской груди.
   - Только попробуй, - предупредила и озадаченно нахмурилась, заметив, как удивленно распахнулись глаза Осиона.
   Мелькнула слабая надежда, что ей все почудилось. Как же почудилось... отсутствие одежды, луна в небе и пустота под ногами. Внезапно накатила дикая слабость и до одури захотелось спать. Девушка широко зевнула. Пальцы обмякли и разжались. Спать, подумалось ей и плевать на все и на вся.
   - Прошу прощения, - донеслось сквозь дрему. Ксения еще хотела лениво поинтересоваться, а за что собственно, как объятия воздушного разжались, и она резко провалилась в пустоту.
   На крик сил уже не осталось, Ксения летела молча, зло уставившись перед собой, и мечтала лишь об одном: упасть поскорее и заснуть наконец, пусть и вечным сном. Достали её полеты и мужики с крыльями.
   Её поймали уже где-то под облаками. Обхватили за талию, прижали к себе.
   - И какого здесь происходит? - выразительно спросила Ксения у луны.
   Сзади смущенно кашлянули:
   - Так надо, моя эллиана.
   - Надо кому? Мне, тебе или вон той бабочке, что порхает неподалеку?
   Грубить тому, кто тебя держит, не давая упасть с очень даже приличной высоты - полнейшая глупость, и Ксению могли извинить лишь давящее на виски желание спать, да еще жесткий характер, за который её в школе прозвали Рубакой.
   - Всем нам, леди, всем нам, - размыто ответил Креостарх, и девушка возмущенно фыркнула.
   Собственная нагота волновала мало, как и прижимающийся к спине мужчина. Эмоции перегорели. После двух полетов в никуда организм выдохся и настоятельно требовал отдыха.
   "Поспать бы", - мечтательно подумала Ксения и сладко зевнула, кладя голову на грудь маньяку.
   Руки на талии предупреждающе сжались, а следом пришло осознание: "Сейчас отпустит".
   Третий полет за ночь... Это уже не лезло ни в какие ворота здравого и даже не здравого смысла - разозлилась девушка. Мечта о сне сменилась желанием придушить бабочку-мутанта с голубыми глазами. Ксения решительно вздернула подбородок. Что она им - шарик для пинг-понга? Кидать и ловить.
   Но вместо падения её аккуратно донесли до ближайшего облака и поставили на край.
   Ксения покачнулась, с удивлением ощупывая пространство под собой. Насколько она помнила из школьной программы, гулять по облакам было нельзя. Категорически. Но она стояла, более того, не проваливалась, лишь по щиколотки утонув в мягкой сырости.
   - Погуляем? - предложил мучитель. Рядом, величаво помахивая крыльями, опустился второй.
   Дурдом... Ксения с тоской оглядела пушистую громадину, которая лишь издали смотрелась милой и пушистой, на деле представляя собой нечто среднее между болотом и хорошенько вымоченным ковром.
   Луна, облака, романтика... Девушка скривилась. Она бы с радостью сменила эту романтику на мягкую кровать и теплое одеяло.
   - Может, домой? - предложила, с тоской оглядываясь на корабль.
   - Леди-леди, - удрученно покачал головой Креостарх и вздохнул: - Вы отказываетесь составить нам компанию?
   Фразу: "Да пошли вы..." Ксения успела поймать, прежде чем та слетела с языка. Маньяк с крылышками хоть и вел себя лояльно, но открытого хамства не терпел. А она... девушка чуть наклонилась назад, обозревая край облака и бесконечную темноту за ним, не в том положении, чтобы хамить.
   - Бегом! - гаркнула внезапно вторая бабочка, Ксения с перепуга чуть не свалилась со злополучного облака, хорошо, Креостархушка поддержал.
   - Бегом, моя леди, - подтвердил изменник, наградив легким шлепком по попе.
   - Руки убрал! - огрызнулась девушка, делая шаг вперед.
   "Да, пошли вы... куда подальше, - кипятилась она, шагая по рыхлому, напоминающему взбитые сливки полю. - Тоже мне, твою мать, бабочки-переростки".
   Под ногами неприятно чавкало, стылый холод поднимался от ступней, и скоро к чавканью добавился звонкий перестук зубов. Ксения ускорила шаг, пытаясь согреться. От падения её удерживала мерзкая и ледяная на ощупь облачная сырость под ногами.
   И сколько ей так еще "гулять"? Ноги давно налились чугунной усталостью, в голове было пусто, а спину ломило, словно она всю неделю таскала на себе мешки с мукой.
   Облако казалось бесконечным или это уже следующее подогнали?
   Девушка остановилась, обвела внимательным взглядом серебристо-серое в лучах луны поле. Не заметив ничего подозрительного, она со вздохом опустилась вниз. Пусть холодно и мокро, но организм уже дошел до той стадии, когда все равно где, лишь бы спать.
   Прикрыла глаза и тут же встрепенулась: пчела больно ужалила лодыжку. Она резко села, потерла укушенное место - кожа горела, но боль уже проходила, и тут же увидела хозяина пчел. Воздушный, представившийся Осионом, висел метрах в пяти от нее и недвусмысленно поигрывал шаровой молнией в руках.
   - Твою же! - с чувством произнесла Ксения.
   - Твою, что? - заинтересовался воздушный.
   Ксения готова была сходу предложить с десяток вариантов, беда заключалась в том, что ни один из них не подходил под определение "литературный язык".
   - Ничего! - бросила в ответ, опускаясь на облако. Жутко, до боли в голове, до ломоты в суставах, до рези в глазах хотелось спать. И пусть весь мир разлетается на части, она больше не сдвинется с этого места.
   - Ай!
   С десяток молний отделились от шара и впились в тело, а следом раздалось громогласное:
   - Подъем!
   - Ненавижу, - простонала Ксения, переворачиваясь и вставая на четвереньки. Зашипела от боли, когда парочка молний клюнула в мягкое место, стимулируя подъем.
   - Бегом! - проорал маньяк номер два, и Ксения, загребая ногами, шатаясь, словно пьяная, двинулась по облаку.
   - Быстрее! - не унимались сзади.
   Ксения впервые пожалела, что она безоружная. Ей бы автомат в руки или хоть плохенький пистолет. Попасть не попадет, так хоть попугает, чтобы отстали. А главное, обидно! В глаза называют "леди", а гоняют по облакам, точно Сидорову козу.
   Она упала, прикусив губу, ощутив вкус крови во рту. Хлюпнула носом, слезы сами собой потекли по щекам - так себя жалко стало.
   Сволочи они, крылатые.
   Медленно поднялась и заковыляла прочь. Ночь, луна, перистое покрывало под ногами - все слилось в один сплошной кошмар.
   Когда она падала, рядом неизменно оказывался Осион и жгучие молнии безжалостно гнали её вперед. Время от времени её подхватывали под руки и переносили на новое облако, иногда "теряли" по дороге, и тогда Ксения пролетала пару десятков метров вниз, и даже материться сил не оставалось.
   Она не помнила, когда осознала, как что-то изменилось. Словно огромная пружина заводилась внутри, заставляя трепетать от напряжения каждый нерв измученного тела. Было ясно - рано или поздно завод закончится и что тогда? Пружина сломается или распрямится? И впервые мелькнуло понимание - не просто так её гоняют по облакам. Мелькнуло и пропало за вязким туманом усталости.
   Она снова шла, снова падала. Бесконечно много раз. А внутри гудело напряжение. Тело стало чужим, неподвластным, и Ксения с огромным трудом заставляла его двигаться.
   Внезапно захотелось жить. С крылатым маньяком на летающем корабле, с браслетом-наручником и статусом пленницы, но жить. Дышать, идти, мерзнуть, хотеть пить и в туалет.
   Острое желание выжить наполнило собой тело. И каждый шаг, каждый вздох были борьбой за него.
   Идти. Вперед. Переставлять тяжеленные ноги, сипло дышать, облизывая пересохшие губы, слушать удары сердца, глухо отдающиеся в ушах.
   Остановка - смерть. Упасть - сдохнуть.
   Но она не упадет, не сдохнет в облачном болоте. Она выживет, назло всем крылатым этого мира. Назло оборотням, вампирам и тому, кто забросил её сюда.
   Злость красными точками пульсировала в глазах и оттого казалось, что серое облако покрыто алыми метками прицелов. Тысяча выстрелов. Тысяча вздохов. Тысяча шагов по бесконечному полю рыхлой ненависти.
   Она перешагнула рубеж жалости к себе. Пожалеть - значит, умереть.
   Двигаться вперед её подстегивало желание жить и еще немного желание убивать. Убить того, кто с крыльями: одного и второго.
   Пружина продолжала закручиваться, щедро смазанная болью, прокаленная злостью, заправленная упрямством.
   Закручивалась, звеня натянутой до предела силой, и вопрос был собственно в одном: убьёт её эта сила или нет.
   На тысяча первом шаге облако кончилось. Оборвалось пушистым провалом. И Ксения без звука полетела вниз, только ветер засвистел в ушах.
   Она не размахивала руками, не пыталась кричать. Полеты стали уже привычными за эту безумную ночь. Свечкой обнаженного тела Ксения неслась к земле.
   Никто не собирался её спасать, и на душе впервые за последние часы стало спокойно и легко, даже боль ушла. Жаль, придется сдохнуть, но она сделала все, что могла.
   И тут остро зачесалась спина. До слез. Извернулась - рукой не достать. А самое обидное, в небе не было ничего твердого, обо что можно почесаться.
   Но Ксения все же обвела взглядом ночное небо и... только тут поняла, что никуда больше не падает. Висит, как звездочка, наплевав на законы гравитации.
   И сладкое чувство победы пробежалось по спине, добралось до кончиков пальцев, заставив их задрожать. Сверкнувшая в мозгу догадка о причинах этого чуда заставила девушку оглянуться и выругаться от восторга. За спиной двумя светлыми пятнами мерно колыхались крылья.
   Дотянуться и пощупать - первое, что она сделала.
   Это было нереально. Не существовало слов, чтобы описать материал, сквозь который свободно проходили руки, и при этом, если провести, чуть касаясь пальцами, он был мягким, бархатно-шершавым и теплым на ощупь. Одни восклицательные знаки вместо слов.
   Жаль, скользнувшие рядом тени отвлекли от дальнейших исследований.
   - У нас получилось, - с изумлением выдохнул парящий рядом Осион, - поздравляю, Креостарх, она прекрасна.
   - Драгоценность моя, моя эллиана, - попытался обнять девушку Креостарх, но Ксения с раздражением отмахнулась от протянутых к ней рук.
   Чудо было только её и ничье больше. А эти... крылатые гады все портили.
   Приняв мгновенное решение, девушка увернулась от настойчивых объятий - поздно, батенька, спохватились - и отлетела в сторону.
   Летать было легко. Гораздо легче, чем управлять автомобилем. Никаких тебе переключений скорости или педалей. Потянула плечи влево, напрягла мышцы и вот уже пара десятков метров отделяют её от воздушных.
   Мужчины в тревоге переглянулись.
   - Леди, не бойтесь, все позади. Вы можете вернуться и отдохнуть, - уговаривал новорожденную бабочку Креостарх, подлетая ближе. Сбоку подкрадывался Осион.
   Ксения настороженно следила за маневрами, стараясь держать обоих мужчин в поле зрения. Состояние было - горы по плечо, а море по колено, и простым отдыхом её теперь никуда не заманишь. Летали... знаем. Запрут в каюте, вот и все радости.
   Она уловила резкое движение сбоку, ушла свечкой вверх, оставив под собой столкнувшихся воздушных. В ночном воздухе далеко разносились громкие проклятия.
   Ксения не стала ждать, когда воздушные очухаются, а рванула в сторону ближайшего облака.
  
   Глава 5
  
   Петляя в облаках, ныряя то вверх, то вниз, так, что порой земля и небо менялись местами, Ксения наслаждалась свободой. Страха не было. Крылья воспринимались как неотъемлемая часть тела, и она освоилась с ними на удивление быстро.
   Долгожданная свобода имела вкус шампанского, аромат горького шоколада и манила вседозволенностью. Хотелось петь, кричать, кувыркаться, выписывать бочки с петлями, а еще обязательно плюнуть вниз. Просто так, из вредности.
   Однако первым делом стоило убраться подальше от Креостархушки с братцем, и Ксения, с опаской поглядывая по сторонам, неслась в туманной сырости облаков, быстро проскакивала свободные пространства, не забывая при этом менять направление полета.
   К счастью, погони не наблюдалось. Вокруг было пустынно. Далекие звезды, желтая луна с синяками кратеров на плоском лице, дымные хвосты облаков - вот и все её спутники на эту ночь. И когда Ксения в очередной раз вынырнула из облака, одиночество обступило девушку со всех сторон. Крошечная фигурка в огромной пустоте под холодным равнодушным небом.
   Эйфория от обретенных крыльев резко угасла, а вместо нее навалилась усталость. Как-то сразу вспомнилось, что ночь выдалась нелегкой, желудок резало от голода, но больше всего Ксении хотелось спать.
   Оказавшись в очередной раз вне облачного тумана, она замерла, осматривая окрестности. Погони нигде не было видно, и девушка вздохнула с облегчением - оторвалась.
   Пришла пора подумать о ночлеге. Она с сомнением посмотрела вниз. Ни огонька, ни намека на жилье - густая чернильная темнота лежала под её ногами. С такой видимостью и шею сломать недолго при посадке. С другой стороны, мотаться по небу сил больше не было, да и с каждой минутой становилось холоднее, словно таяла невидимая защита, окружавшая тело коконом тепла.
   Ксения с тоской вглядывалась в темноту, оттягивая принятие нелегкого решения и, к своему удивлению, обнаружила, что огни появились, правда, не на земле, а на небе. Они быстро приближались, двигаясь в её сторону.
   Пока Ксения предавалась сомнениям: стоит ли сбежать под облачную защиту, корабль стал отчетливо виден, и она смогла разглядеть острый вытянутый нос, цепочку сигнальных огней вдоль бортов, темные прямоугольники парусов. Остальные постройки тонули в полумраке, но и увиденного хватило, чтобы понять - хищный силуэт корабля столь мало походил на корабли клана Креостарха, как верткая акула на неспешного карпа.
   При виде палубы, обрамленной уютными желтыми огнями, усталость навалилась с удвоенной силой. С тоской вспомнилась мягкая постель, теплое одеяло и... Ксению неудержимо потянуло вниз. Облетев кругом почета пустынную палубу чужого корабля, она заприметила в углу непонятную конструкцию, накрытую темной материей. Не помня себя от усталости, девушка поднырнула под жесткую ткань. Решено: она проведет здесь ночь, отдохнет, а утром незаметно уберется с корабль. Жесткая палуба, конечно, не мягкая кровать, зато здесь нет запоров и маньяков.
   Через пару секунд Ксения уже спала.
  
   Его высочество мучилось бессонницей. Хуже нет того состояния, когда в голове туман, силы выжаты до последней капли сложными переговорами, а сна ни в одном глазу. Словно сон, проказник, решил полностью проигнорировать высокородную голову принца.
   Молодой человек с чувством зевнул, потянулся, прикрыл глаза и тут же в раздражении распахнул их снова. Главу клана Ратанбор стоило казнить за одно только упрямство, въедливость и скверный нрав. Старик и внешне, и поведением напоминал собой черного ворона, а когда он, поблескивая удивительно живыми для своих преклонных лет глазами, склонял голову набок, принц едва сдерживался, чтобы не свернуть наглой птице шею. Увы, в политике не место подобным поступкам. Здесь все решают тонкие намеки и завуалированные предложения.
   От вынужденных усилий держать себя в руках, у него быстро разболелась голова, и хотя целитель снял боль, от снотворного принц отказался. Похоже, что зря.
   Наследник Императорского Радужного Дома Лейнар Марри Кроумсдорф потянулся за книгой, чей украшенный золотыми вензелями переплет одним своим видом должен был внушать трепетное почтение. Увы, пожелтевшие страницы, если и таили в себе великую мудрость, скрыли её для понимания принца. Перед мысленным взором принца то и дело вставал нахохлившийся вороний силуэт, а пару раз Лейнару казалось, что он слышит издевательское карканье. Впрочем, вороны на такой высоте не встречались, и значит, услышанное было лишь первым предвестником помешательства.
   На фразе "... и тогда великие кланы обрушили свой гнев на Нижние миры" и третьем раздавшимся карканьем принц решительно захлопнул исторический трактат. Встал, уже почти готовый сдаться и отправиться к Лео за успокоительной настойкой - не идти же ночью ловить на палубу несуществующих воронов, как промелькнувший в лунном свете силуэт за окном, заставил его замереть на месте.
   Силуэт не был похож на птицу, и это радовало. Да о чем он думает!? У прелестнейшего видения было столько же общего с вороном, как у радуги с грозовой тучей!
   Лунный свет обтекал точеную фигуру, усыпая обнаженное тело серебристыми блестками, белые, немного коротковатые для леди волосы не портили незнакомку, а крылья... Таких роскошных светлых крыльев Лейнар не встречал никогда. Нестерпимо захотелось дотронуться до них, проверить, есть ли у белого оттенок. Он шагнул вперед...
   Бумс!
   Стекло выдержало, лоб тоже, правда... "Синяк обеспечен", - Лейнар с досадой потер ушибленное место. И конечно же, когде он отвлекся, незнакомка исчезла из виду.
   Похоже, старой вороне Ратанбору удалось заразить его безумием, иначе с чего бы ему сейчас стоять на палубе, до боли в глазах всматриваясь в темноту. Разумом он понимал - в этом районе никого, кроме их судна, быть не может: слишком далеко от столицы, да и от клановых земель тоже, но непонятное чувство толкало его проверить небо за бортом корабля, убедиться в собственном душевном расстройстве или все же обнаружить привидевшуюся ему незнакомку.
   Надвигающаяся с востока буря вынудила их изменить курс и оказаться далеко от планируемого маршрута полета. Как сказал Лео: щиты выдержат, но ненужный риск прибавит седых волос на его голове. Сам Лейнар был не против задержаться. В столице ждали дела, а в пути он мог честно лениться, отлынивая от непростых обязанностей наследника трона.
   Его высочество вздохнул, сжал ладони на поручнях. Пустое небо не оставляло и шанса на крепость собственного рассудка. Он помешался... Да, определенно помешался. А если молодому человеку мерещатся юные девы, это говорит о многом. Сразу вспомнилось белое, подтянутое тело последней любовницы. Как же её звали? Лейнар задумчиво нахмурил лоб.
   Стоило признать, откровенным повесой его высочество не был. Но в тот вечер у Хлояра было слишком много хорошего вина, а у него самого на душе висел груз тяжких мыслей - от предстоящей поездки к ратанборцам горчило во рту и срочно требовалось эту горечь запить. Принц ненавидел поездки в кланы с детства, его тяготила обязанность поддерживать хорошие отношения с теми, кто готов убить, стоило оступиться хоть раз.
   Да, во всем виноваты вино и ратанборцы, а еще хороший вкус Хлояра. На его вечерах собирались лучшие звезды, среди которых попадались как воздушные: прелестные девицы из обедневших или не слишком родовитых семей, так и тайларки, искупающие опытностью и красотой свое низкое происхождение. Поговаривали, Хлояр не брезговал и низянками, но пойман с поличным не был ни разу. Все его гостьи были безупречно воспитаны, не боялись высоты, не смотрели дикими глазами на крылья за спинами воздушных и говорили кроме всеобщего на высшем языке Верхних миров.
   Женщины... Луна насмешливо подмигнула его высочеству. Он потряс головой, и насмешка превратилась в облако, краешком наплывшее на лунный диск. Облако было длинным и тощим, ну точно его последняя пассия - Анжель, с которой он расстался недели две назад. Настырная девица решила, что пары ночей и нескольких подарков будет достаточно, чтобы считать себя эллианой принца. Именно так она называла себя подругам, когда Лейнар случайно зашел в гостиную. Тогда он не сказал ни слова - сдержался, но вечером Анжель получила в подарок голубую розу - знак холода, расставания и нежелания больше видеться.
   Глядя на мерцающие звезды, принц подумал, а не поторопился ли он с расставанием? Анжель, по крайней мере, была предсказуема, как погода ясного дня, и можно было не ожидать от нее подвоха, кроме откровенно глупой выходки, как тогда в гостиной. Быть может, он навестит её по приезду. Однако мысль о визите внезапно вызвала внутреннее недовольство, наполнив рот вкусом тухлых фруктов.
   Лейнар с раздражением глянул на тощее облако, словно оно было во всем виновато.
   Да что с ним творится на самом деле?!
   - Не спится? - с заботой уточнили за спиной, и Лео встал рядом, оперся о поручень. Помолчал, о чем-то вздохнул, глядя на луну, а затем продолжил: - Как целитель я рекомендую настойку, как друг - четверть стакана баси.
   Принц покосился в его сторону и промолчал. Ни то, ни другое не лечили от безумия, увы.
   В лунном свете волосы Лео отливали серебром. Из-за чересчур светлых для воздушного волос ему пришлось несладко в детстве, да и в школе целителей его доставали, но насмешки лишь закалили характер молодого человека, придав ему твердость камня.
   Познакомились они задолго до того момента, как Лео вошел в штат дворца.
   Ночные улицы нижних ярусов столицы не были подобающим местом для прогулок юного принца, но принц лучше бы умер, чем сознался в собственном страхе. Дело чести поддерживало силу духа четырнадцатилетнего Лейнара. Он не мог вернуться домой без хвоста черной ведьмы.
   Это страшное, потрепанное временем, дождями и снегом чучело обитало на углу Грозовой и Кривой улиц. Почему его прозвали ведьмой, сказать было сложно. Черные волосы космами свисали на вырезанное из дерева лицо, тело скрывал выцветший на солнце плащ, а ног не было видно под грязной тряпкой. В корявых пальцах ведьма держала букет засушенных цветов, которые, по-видимому, должны были смягчить впечатление от её криво вырезанного рта и выпуклых неживых глаз.
   Ведьма являлась собственностью магазинчика пряностей, что было еще одной странностью этого создания. Уличная легенда гласила, что в темноте под подолом прячется хвост уродца и тот, кто добудет его ночью и сожжет на костре, исполнит любое свое желание.
   Желаний у принца было немного, зато гордость присутствовала с избытком. Именно она не позволила ему отказаться от пари с сыном главы клана Тордеан.
   Удрать из дворца - особый подвиг, и тут удачи ему улыбнулась, но от встречи с обитателями подворотен и подвалов нижней части столицы, не уберегла.
   После той ночи у него навсегда остался еле заметный шрам на плече, ненависть к узким проулкам и четкое понимание, что бить надо со всей дури, а не в полсилы, как на тренировках.
   И еще после той ночи у него появился друг, который не побоялся вступиться за испуганного мальчишку, а после драки, хорошенько обругав за дурость, не поленился залечить полученную им рану. На момент их встречи Лео исполнилось шестнадцать, он работал в вечернюю смену младшим помощником аптекаря и как раз возвращался с работы, когда его привлек шум драки. У него был отлично поставленный удар в челюсть, обширный набор ругательств и выдающийся талант целителя, но больше всего Лейнара покорила его манера говорить нарочито медленно, растягивая слова и держа при этом руки в карманах. В слегка прищуренных глазах читалось презрение ко всем трудностям мира, а слишком светлые для чистокровного воздушного волосы, похоже, не встречались с расческой с детства.
   После драки они вместе дошли до ведьмы, лично убедились, что кругом вранье и обман - хвоста не было и в помине, вместо него под тряпкой плаща оказался деревянный чурбан. Лейнар удовольствовался букетиком сухих цветов, перевязав их куском оторванной от плаща ткани. Новый знакомый был так добр, что проводил его до подъема на верхнюю часть города и распрощался.
   Во дворце, к удивлению принца, его сильно ругать не стали. Отец даже одобрительно хмыкнул при виде шрама на теле сына, но по настоянию матери наказание все же вынес. Придворный лекарь одобрил работу неизвестного коллеги, и принц впервые задумался о таланте Лео и о несправедливости этого мира: денег на обучение в высшей лекарской школе у его знакомого явно не было.
   Лейнару пришлось порядком побегать, обыскивая аптеки нижнего города и пугая аптекарей своей охраной. Лео обнаружился в шестой по счету. На предложение, перебраться в место получше, да еще и получить грант на обучение, он молча кивнул, соглашаясь. И даже не дрогнул, когда охранник обратился к гостю "Ваше высочество".
   - Баси, говоришь, - задумчиво вымолвил принц, разглядывая лик луны, словно там можно было найти ответ на мучивший его вопрос.
   - Полстакана, не больше, - напомнил Лео, - ты же не хочешь свалиться на палубу на глазах у подданных, словно потерявший крылья?
   Принц собирался возмутиться от наглого намека на тот единственный раз, когда он сильно перебрал, смело смешивая напитки разной крепости, но замер, пораженный пришедшей ему в голову идеей.
   - На палубу... свалиться, - пробормотал он, окидывая жадным взглядом левый борт. Как же он раньше не догадался! Если кораблей поблизости нет, то, кроме его "Черной молнии", незнакомке деваться некуда, если, конечно, видение не было плодом его воображения.
   - Ты что-то потерял? - с заботой в голосе поинтересовался через некоторое время Лео, прошедший следом за ним на корму корабля.
   - Да, обронил вчера кое-что, - рассеянно ответил принц, пытающийся в это время понять, где бы он сам спрятался на чужом корабле. А что, если она - лазутчик? Светлые крылья, светлые волосы... Поговаривали, в Нижних неспокойно, да и свободные подняли головы в последнее время. А если убийца? У него внутри все похолодело. Тогда пусть лучше его видение останется фантазией, и он сейчас никого не найдет.
   - Кое-что? - не отставал Лео, с интересом наблюдая за его поисками.
   - Очень ценное, - попытался оправдаться принц, заглядывая под сложенные у борта ванты.
   - Ну, это уже никуда не годится! - воскликнул целитель, когда он полез в шлюзовую лодку, закрепленную у правого борат, и громко крикнул: - Эй, дежурный, ночную вахту сюда. Обыскать палубу. Ищем нечто ценное, что потерял его высочество.
   Матросы молча рассыпались по палубе, и тишину ночи наполнил топот босых ног, скрежет отодвигаемых предметов, скрип открываемых люков. Корабль ожил, став похож на разбуженного зверя. Огни фонарей метались среди построек, вытягивая густые тени на доски палубы. Внезапно с носа раздался возбужденный крик, и принц поспешил туда. Матрос молча ткнул рукой на орудийный комплекс, стоявший зачехленным на носу. Из-под края чехла выглядывала обнаженная женская ножка.
  
   Полумрак каюты едва разгонял одинокий светлячок, парящий под потолком. Его свет падал в центр стола, оставляя лица сидящих за столом мужчин в тени. Тягостная тишина изредка прерывалась жалобным поскрипыванием обшивки. Корабль шел полным ходом, но это ход все равно не мог сравниться со скоростью "Черной молнии" - яхтой наследника Императорского дома.
   Креостарх вдохнул, откинулся на спинку стула, устало провел рукой по волосам.
   Ночь выдалась тяжелой. Да, хуже этой ночи в его жизни никогда не было. Оказаться так близко к цели и проиграть...
   Видение далекой белой фигуры, скрывающейся за кормой чужого корабля, отныне станет его личным кошмаром. Если бы не герб Императора, он пошел бы туда. Впрочем, если бы не Осион, он все равно попытался бы забрать Кэсси. Лишь настойчивое благоразумие брата удержало его от безумного поступка. Пробраться на корабль наследника, скрываясь, словно вор. Да это практически измена и, вероятнее всего, смерть.
   Странно, что щиты не среагировали на девушку. Видимо, были отключены. Надо было рискнуть и попытаться вытащить её с корабля, но как это сделать, если Кэсси наверняка поднимет шум? Вот же, дочка ночи!
   Ах если бы он только мог предугадать выносливость этой девчонки! После обряда она должна была полностью обессилить, а не носиться по небу, как гарз в брачный период. И надо же такому случиться, что на её пути возник наследник. Вот какой бездны его занесло в эти края?! Не ближний путь до столицы. Да что там гадать! Пропали его мечты, пропали крылья...
   Осион не выдержал первым. Встал из-за стола, достал из шкафа бутыль из темного стекла, щедро плеснул янтарного золота в два стакана.
   - Считай это лекарством, - протянул один из них Креостарху.
   Тот выпил залпом, не почувствовав ни крепости, ни вкуса напитка, и с громким стуком вернул стакан на стол. Тряхнул головой.
   Что для людей ноги, то для воздушных - крылья. Без них они неполноценны и достойны жалости. Но небо не терпело слабых, и обряд Шеерданя каждый год собирал кровавую жатву среди жителей Верхних миров. Женщины, к сожалению, переносили обряд хуже мужчин, зачастую теряя способность к продолжению рода.
   Так продолжалось годы, столетия, века, пока проблема вымирания не встала перед воздушными во все небо. Настолько остро, что чистокровная воздушная, обретшая крылья и способная выносить ребенка, ценилась на вес золота.
   Лучших забирал себе Императорский дом, остальных разбирали по статусу влияния. Любовь давно уже не бралась в расчет. Какие чувства, когда речь идет о выживании народа. Не ровен час, и воздушный без крыльев станет обыденностью. Уже сейчас некоторые кланы дозволяли слабым детям не участвовать в ритуале.
   Эта страшная участь - исчезнуть с небосвода, никогда бы не коснулась клана Селены, если бы не резвость одних и не удачливость других. Такое чувство, что наследник знал, где ему стоило очутиться.
   Второй стакан Креостарх наполнил сам, осушил, как и первый, залпом.
   Осион покачал головой, не одобряя действий брата. Топить беду на дне стакана - дело слабаков и неудачников.
   - Долго будешь убиваться? - нарушил он молчание. Вид раздавленного неудачей брата причинял ему почти физическую боль.
   Креостарх не ответил. Весь его жизненный опыт говорил, что шансов нет, но... выход должен быть. Должен. И он его найдет.
   Раздавшийся внезапно треск его удивил. Он опустил глаза, рассматривая то, что мгновение назад было целым стеклом. На стол брызнули первые капли крови.
   Глядя на набухающие кровью порезы, Креостарх медленно проговорил:
   - Браслет не даст ему понять, кто она. Я почти уверен, принц примет её за серглу - удачный эксперимент нашего клана. Мое послание, которое он получит завтра, нет, уже сегодня утром, лишь подтвердит его догадки.
   - Она может его заинтересовать, - высказал здравое предположение Осион.
   - Да, - кивнул Креостарх, - скорее всего заинтересует. Но сергла может рассчитывать только на роль игрушки его высочества. Пара ночей в его постели - и она окажется ему не нужна. И тогда... - он достал платок, приложил к порезам, - обещания полной лояльности будет достаточным, чтобы принц вернул её именно нам.
  
   Глава 6
  
   Просыпаться было тяжело. Она долго ворочалась в полусне, и дремота то накатывала, то отступала, и в такие моменты туманного пробуждения к ней подкрадывалась боль. Ломило кости, выкручивало суставы, и, кажется, не было ни одной мышцы, которая бы не отзывалась ноющей болью в разбитом теле.
   Вдобавок нестерпимо хотелось пить. Ксения облизала потрескавшиеся губы, чувствуя, как горло пересохло от жажды.
   Сон в очередной раз отступил. Ей надо собраться с силами и открыть глаза. Было бы неплохо выяснить, куда её занесло. Если она правильно помнила - вчерашний побег закончился посадкой на чужом корабле.
   Открыла глаза. Закрыла. Выругалась.
   Её точно обнаружили, а чем еще можно объяснить незнакомую комнату и кровать, на которой она лежала.
   Ксения, стараясь не делать резких движений, приподнялась и огляделась.
   А каюта-то бедновата, н-да. Крошечное окно, в которое и голова с трудом пролезет, железная кровать, привинченная к полу, стул, опять же железный, и тканевая шторка в углу, стыдливо отгораживающая удобства.
   Либо хозяева корабля не терпели роскоши, либо её поместили в одноместную камеру.
   Она, кряхтя и пошатываясь, встала с кровати. Подергала ручку двери - заперто.
   Все-таки камера...
   Стало немного обидно. Она не вор и не убийца, чтобы сажать её под замок. Подумаешь, без спроса проникла на корабль. Велико преступление! Кусок палубы для нее пожалели, жмоты!
   Хорошо, хоть рубаху выдали, длиной до колена из грубого, колющего кожу полотна.
   Обуви ей не предоставили, и Ксения мрачно разглядывала свои щедро украшенные синяками ноги.
   Как же хочется пить! А у Креостарха бы сейчас и напоили, и накормили...
   Она забарабанила в дверь, и та, словно по мановению волшебной палочки, открылась. Хлынувший внутрь поток яркого света ослепил девушку, она заморгала, пытаясь разглядеть стоящего на пороге человека.
   - Что шумишь? - недовольно поинтересовался незнакомец.
   Ксения рукавом вытерла выступившие слезы, откашлялась, и, стараясь не смотреть на небо за спиной мужчины, прохрипела:
   - Пить.
   - Может тебе еще и поесть принести? - неприятно ухмыльнулся мужчина. Его лицо было темным от загара, череп гладко выбрит, из одежды - просторная серая рубаха и такого же цвета штаны.
   Девушка, не ожидавшая таких слов, растерянно замерла.
   - Отстань от нее, Шайтх, пока капитан не решил, что ты слишком свободен для чужих дел.
   В поле зрения возник еще один мужчина. Длинный кожаный жилет был распахнут, открывая взору внушительный живот, обтянутый белой рубашкой.
   -И лучше принеси воды и чего-нибудь с камбуза. А то загнется еще, - он с брезгливой жалостью посмотрел на Ксению. Девушку замутило. Ноги стали чужими и отказывались стоять ровно. Она еле держалась, чтобы не упасть. Накатила чудовищная слабость, и даже мысль, что еду и воду ей принесут, не помогла.
   - Эй, ты чего? - испуганно поинтересовался мужчина, глядя, как девушка цепляется за косяк двери. Он еле успел её подхватить, когда она начала сползать на пол.
  
   - Вечные проблемы с этими серглами, - сердитый голос проник в голову, а следом пришел ужасный запах. Девушке показалось, что активизировались все близлежащие вулканы в округе. Она замотала головой, пытаясь отстраниться и найти хоть глоточек свежего воздуха, но сильные руки удержали на месте. Пришлось смириться и дышать через раз, глотая соленые слезы, хлынувшие из глаз.
   - И лечить приходится по старинке, - продолжал жаловаться некто невидимый. - После ритуала энергетические потоки так перекручены, что любое вмешательство её просто убьет. Честное слово, Лейнар, придушил бы таких умельцев. Для нее крылья все равно не в радость. Летать будет бояться, крылья вызывать станет лишь по принуждению, да и остальная магия ей не будет подвластна. Как говорится, рожденный ходить, летать не сможет.
   - Ты же знаешь, Лео, не затем с ними ритуал проводят, - отозвался кто-то еще, по-видимому, тот самый Лейнар. - Жаль девушек, но кланы не переубедить. Каждый удачный результат лишь подстегивает остальных. Если бы мой дед не принял закон о признании детей от смешанных браков и прошедших ритуал чистокровными, кланы не стали ли бы возиться с низянками.
   - Если бы не принял дед, принял бы отец. Какая разница? Кланы все равно бы добились своего. И низянок продолжили похищать. Знаешь, как называют нас внизу? Демонами неба.
   - Ладно, демон, наша сергла уже пришла в себя. Дотянет до столицы?
   - На все воля неба. К тому же я не специалист по низянкам, - фыркнул первый голос. Ксения почувствовала, что хватка ослабла, а режущий нос и дерущий горло запах исчез. Девушка насладилась глотком, наконец-то, свежего воздуха, вытерла рукавом глаза и огляделась.
   Лежала она на железной кровати в своей камере. Дверь была широко распахнута, и свет, проникая внутрь, безжалостно высвечивал убогость жилища, облупленные стены и покрытый разводами потолок. Зато свежий воздух убрал затхлость и остальные неприятные ароматы.
   Ксения вдохнула полной грудью, и её нестерпимо потянуло выйти наружу, а еще лучше сигануть с борта этого странного корабля. Один шаг и вот она - свобода!
   И тут же пришли сомнения: а вдруг не раскроются крылья? Вдруг не удастся повторить полет? И сама себя выругала. Все у нее получится. Тем более что днем летать легче. Ей надо лишь отвлечь внимание воздушных, чтобы успеть добраться до борта раньше, чем они успеют её перехватить.
   - Интересно, она понимает на всеобщем? - поинтересовался Лейнар, и девушка отвела взгляд от заманчивого голубого прямоугольника. На стуле сидел... Сердце почему-то вздрогнуло и забилось сильнее. Ксения вдруг вспомнила, что на ней жуткая рубашка, волосы не причёсаны, а сама она после бессонной ночи выглядит сущим пугалом. Так что глупо в её положении реагировать на внимательный взгляд мужчины румянцем смущения.
   Приняв это поистине мудрое решение, Ксения села на кровати, вздернула подбородок повыше и смело взглянула на сидящего на стуле незнакомца.
   Хм, все же воздушные оказались не на одно лицо, хотя, безусловно, общие черты у них присутствовали. У мужчины были длинные, забранные в хвост волосы, настолько черные, что в их цвете проскальзывал голубой отлив. Загар и легкая щетина придавали ему сходство с золотоискателем Дикого Запада, однако удлиненное лицо и ярко-синие глаза с миндалевидным разрезом скорее подошли бы восточной красавице, чем красавцу.
   - Сейчас узнаем, - ответил второй, сидящий на краю кровати. Его темно-русые волосы, очень жесткие и волнистые, топорщились густой копной, глаза были голубовато-серыми, нос крупноват и мясист, а над верхней - губой редкая поросль усов. Ксения припомнила, что в разговоре упоминалось его имя - Лео.
   Воздушный очень медленно, практически по слогам произнес:
   - Как тебя зовут?
   Ксении стало смешно. Эти двое принимают её за недоразвитую и разговаривают так, словно она - часть мебели. Отвечать совершенно не хотелось. И стало интересно, что они будут делать дальше.
   - Не понимает, - с сожалением признал Лейнар, - жаль, но Креостарх предупреждал, что девушка нестабильна. Хотя он писал о буйном характере, а здесь я вижу полную заторможенность.
   - Осторожнее с выводами, - предостерег Лео, кажется, ни капельки не поверивший в спокойствие девушки, - период стабильности может в любой момент смениться агрессией.
   Ксения едва сдержалась, чтобы не подтвердить его правоту. Ох, с каким удовольствием она бы сейчас продемонстрировала им эту агрессию. Так значит, Креостархушка обо всем позаботился... Не догнал в небе, решил оболгать по полной. И серглой какой-то там назвал, и агрессивной дурой. Ну, попадись он ей!
   Однако это шанс - и грех им не воспользоваться. Хотят заторможенность - пожалуйста.
   Она медленно встала. Глаза полузакрыты и смотрят в одну точку, рот приоткрыт. Жаль, не видно себя со стороны, но судя по тому, как поморщился Лейнар, образ полоумной удался. Второй, правда, не купился. Поднялся вместе с ней и был готов в любой момент перехватить и обездвижить.
   Ксения краем глаза зацепила кувшин с водой, стоящий на полу под окном. Замычала, хватая воздух руками. Воздушные удивленно переглянулись. Вот тупицы!
   Наконец Лео догадался.
   - Она хочет пить!
   Ксения мысленно зааплодировала. Еще немного и пришлось бы самой идти за водой, а проявлять сообразительность было рано.
   Лейнар, вот же душка, передал ей кувшин. Ксения незаметно встала боком, поближе к двери. Лео, успокоенный, сел на кровать. Все складывалось, как нельзя лучше.
   Человек пьет воду. Человек занят и не может быть опасен. Никто же не ожидает, что кувшин, наполовину опустошенный, полетит тебе в грудь?
   Камера была крошечной, и уклониться от пущенного в него кувшина у воздушного не было ни шанса. Вода выплеснулась на явно дорогой костюм, сам Лейнар был занят кувшином в руках, Лео уже поднимался с кровати, но он не успевал.
   Ксения одним прыжком выскочила из каюты, перемахнула через борт и рухнула вниз.
   Её столько раз отправляли в полет прошлой ночью, что сейчас она прыгнула вниз, ни мгновенья не задержавшись на перилах. Открывшаяся за бортом пустота встретила своими ветреными объятиями. Пусть Креостарх и действовал жестко, зато эффективно. Летать Ксения больше не боялась.
   Тело обожгло холодом, но тут же вступила в действие неведомая магия, и защита окутала девушку прозрачным коконом, задерживающим и ветер, и ледяной воздух.
   Не выпуская крыльев, она крошечной торпедой неслась вниз. Вниз, как можно быстрее и как можно дальше от корабля.
   Ксения не сомневалась - погоня будет. Как и наказание, если её поймают. Уж больно злым стало лицо воздушного после встречи с кувшином. Попадаться нельзя. А небо, как назло, практически безоблачно. Пара белоснежных пухлостей не в счет. Где же укрыться? Единственным вариантом оставалась земля.
   Туда она и устремилась, входя почти в вертикальный штопор. Однако тело решило, что умирать ему еще рано. Резкая боль пронзила спину, скорость упала, и Ксения заскользила по воздуху. Извернулась - крылья бело-розовым туманом вихрились за спиной.
   Крылья! Её собственные крылья! Накатившая эйфория зазвенела смехом. Тело стало легким, невесомым. Усталость растворилась, и даже чувство голода ушло.
   Полет! Ни с чем несравнимое чувство свободы. Крылья сами ловили воздушные потоки. Стремительно рассекая воздух, они несли её к земле.
   - Берегись! - далекий крик прозвучал сбоку.
   Чувство близкой опасности бритвой полоснуло по нервам. Ксения обернулась. Огромные черные когти, каждый не меньше её ладони, целились в лицо.
   Девушка взвизгнула и рванула в сторону. Мелькнули чешуйчатые лапы, растопыренные крылья, длинный, изогнутые клюв и желтый круглый глаз. Низкий гортанный клич отозвался в груди вспышкой ужаса, а птица, промахнувшись, тут же завернула вбок, уходя на разворот.
   Ксения ускорилась, сердце выпрыгивало от страха из груди, а крылатая смерть в черных с белыми пятнышками на концах перьев неслась следом, и девушка слышала, как гудит за спиной воздух, рассекаемый огромными крыльями хищника.
   Никогда не думала, что придется уходить от такой погони. Сам собой от ужаса внутри проснулся талант к воздушной акробатике. Пытаясь сбросить преследователя, она заворачивала стремительные виражи, закладывала петли. От чудовищных перегрузок темнело в глазах, во рту стоял привкус крови, а крылья выкручивало от боли. И хотелось плакать от бессилия - птица не отставала, легко повторяя её маневры.
   Внезапно что-то светлое и длинное промелькнуло сбоку. Птица озабоченно гаркнула, но отказываться от добычи не стала. Дело приобретало скверный оборот. Пот уже застилал глаза. Сердце билось, как сумасшедшее, а дыхание рваными толчками булькало в легких. Быстро лететь и быстро бежать оказалось одинаково трудно. И надолго её точно не хватит. А когда силы закончатся...
   Сильный рывок за ногу заставил Ксению заорать от ужаса. Она отбивалась второй ногой, руками, пока её не спеленали, так крепко что и пошевелиться было нельзя.
   - Да успокойся ты! - прокричали ей прямо в ухо, и девушка замерла, осознав наконец, что её удерживают человеческие руки, прижимая к широкой груди. - Все, нет его больше. Смотри.
   Хватка ослабла, и Ксения осторожно взглянула вниз. Глаза нашли черное пятно. Оно, кувыркаясь, стремительно падало вниз. В центре пятна светлело древко то ли копья, то ли длинной стрелы.
   - А-а-а, он? - сглотнув, уточнила.
   - Мертв, - подтвердил незнакомец. - Пришлось повозиться, пока подбил. Боялся тебя зацепить. А скажи-ка мне, милая, кто ты такая и что здесь делаешь?
   Её отодвинули, крепко удерживая за талию, и внимательно рассмотрели. Ксения все еще не могла успокоиться, хватая воздух ртом, на нее накатил запоздалый ужас, руки затряслись, а зубы начали выстукивать нервную дрожь. Небо... её милое голубое небо внезапно оказалось не лучшим местом для прогулок.
   Воздушный вдруг присвистнул и осведомился со странным весельем:
   - Неужели сбежала?
   Ксения кивнула. Сил придумывать ложь не осталось, в голове вместо мыслей была сплошная путаница.
   - Как же так старина Креостарх прокрылил свою серглу? Да еще такую хорошенькую? - воздушный заговорщицки подмигнул, скосив глаза на браслет, а потом широко улыбнулся, предлагая вместе посмеяться над такой забавностью: сергла и сбежала!
   Ксения почувствовала, как пережитый страх отпускает, а обаяние этого симпатичного мужчины заставляло проникнуться к нему доверием.
   - Значит, нам сейчас ждать в гости клан Селены?
   - Нет, - замотала головой Ксения, и слабая улыбка тронула её губы. Противостоять обаянию мужчины было сложно, - от них я тоже сбежала, но еще раньше.
   Брови воздушного удивленно поползли вверх.
   - Смотрю, ты мастерица не только летать, но и оставлять без крыльев воздушных. И, кстати, молодец. Против гарза отлично держалась. Я думал придется из когтей вытаскивать, - похвалил он девушку, заставив её зарумяниться от удовольствия, а затем уточнил: - Так кто тебя упустил?
   - Не знаю. Один темноволосый. Зовут Лейнар. У второго волосы чуть светлее. Лео, кажется.
   Брови воздушного поднялись аж на середину лба. Он покачал головой, а потом заржал. Да-да, именно заржал, как конь. Отсмеявшись, сделал вид, что вытирает кончиком рукава выступившие от смеха слезы.
   Ксению он слегка придерживал за талию одной рукой, но девушка могла поклясться, что её попытка отодвинуться хоть на полметра будет мгновенно пресечена.
   - Лейнар и Лео, - он тихо хрюкнул, а затем чуть посерьезнев, повысил голос: - его высочество наследный принц Императорского Радужного дома Верхних миров со своим придворным целителем Лео. Добро пожаловать во владения клана Сюррен. Надеюсь, ваш визит вызван добрыми намерениями.
   Ксения беззвучно застонала - принц! Она швырнула в него кувшин! Интересно, это считается покушением на особу голубых кровей? И как здесь проходит смертная казнь? Нет, лучше не думать об этом, иначе у нее не хватит решимости обернуться.
   Ксения напряглась, дернулась, и воздушный не стал препятствовать, даже помог, крутанув за талию одной рукой, второй крепко прижав к себе, а затем неожиданно с нежностью потерся щекой о край её крыла.
   Девушка замерла. Чужое прикосновение отозвалось дрожью в теле, словно по голой спине провели ладонью. До странности приятно и одновременно отвратительно.
   - Доброго неба и вашим крыльям, лорд Сюррен, - вежливо склонил голову Лейнар. Его синие глаза казались черными от гнева, а лицо выглядело бледно-желтой застывшей маской.
   Рядом парил Лео. Вид у целителя был крайне напряженный и одновременно озадаченный.
   - Визит в ваши небеса - чистая случайность. Причина же находится у вас в руках. Надеюсь, она не доставила вам хлопот? - холодно осведомился принц, а целитель в это время пристально разглядывал Ксению. От внимательного взгляда девушке стало не по себе, но она постаралась принять независимый вид.
   - Ну что вы, - радостно оскалился, как оказалось, целый лорд, - сегодня утром мне сообщили о стае гарзов в этом районе. - Лицо принца приобрело нездоровый желтушный оттенок, а в глазах промелькнула тень страха. - Я вылетел на охоту и, по счастью, успел первым перехватить вашу, хм, причину, отправив гоняющегося за ней гарза удобрять землю.
   Некоторое время все молчали, затем его высочество наклонил голову:
   - Ваша доблесть будет оценена. Но сейчас мы торопимся. Прошу вернуть нашу пропажу.
   - Вашу? - деланно удивился лорд Сюррен, и Ксения могла поклясться, что воздушного вся эта ситуация забавляет до крайности. Вот только ей было не до смеха. Она им что, кукла - передавать из рук в руки? - Мне кажется, на браслете выгравирован герб Селены.
   Лицо принца слегка перекосило, но он нашел в себе силы ответить вежливо:
   - Лорд Селены попросил помощи в возвращении его собственности, и я намерен лично передать ему беглянку в столице.
   - Такую собственность я бы и сам не отказался передать, - тихонько фыркнул на ухо девушке воздушный, - подзадержав немного у себя.
   Сказанная шепотом фраза достигла высокородных ушей, и в глазах принца полыхнула ярость. Ксения напряглась - её делят, словно кость. И непонятно, что делать, если псы вцепятся друг другу в глотки.
   - Танкреш, лорд Сюррен, - выдохнул Лео, краснея и становясь похожим на перезрелый помидор, - вы забываетесь!
   Слова целителя были полностью проигнорированы. Лорд лишь крепче прижал "собственность" к себе, а затем с иронией осведомился:
   - Ваше высочество проявляет такую заботу в отношении чужой серглы?
   Воздух вокруг ощутимо завибрировал от напряжения. И Ксения ясно представила, как её пытаются поделить: кому рука, кому нога...
   А жить-то хочется.
   - Кхэ-кхэ, - Ксения откашлялась, - чужая сергла желает высказать свое мнение, касательно собственности, эллиан, астиан и всего остального.
   Её слова произвели ошеломляющее впечатление на воздушных. Наверное, если бы в тот момент с ними заговорило ближайшее облако, они бы меньше удивились.
   Первым среагировал Танкреш. Так как ему не нужно было время на переваривание новости: сергла говорит, он обратил внимание на произнесенные девушкой слова.
   - Астиана, хм. Обычно сергле не говорят подобных слов, даже пытаясь произвести на нее хорошее впечатление.
   Теперь и на лице высочества появилось выражение глубокой задумчивости. Лео, тот аж побелел от напряжения, пытаясь взглядом просветить девушку насквозь.
   - Прошу прощения, ваше высочество, - вдруг произнес Танкреш, поднося к губам крошечный предмет. Оглушительный свист ударил по ушам, а затем из ранее незамеченного девушкой жиденького облачка высыпал с десяток воздушных - все на плоских досках с прозрачными щитами в руках и в одинаковой серо-голубой форме.
   Ксения не успела сосчитать до двадцати, а их уже взяли в плотное кольцо, закрывав щитами, а один из мужчин уступил свою доску лорду.
   Загорелое лицо принца потемнело от гнева, и в воздухе тревожно запахло озоном.
   - Лорд, даю вам последний шанс...
   - Держись, - крикнул Танкреш, разворачивая девушку к себе и, одновременно, ныряя вниз. Вслед им ударила ветвистая молния. Щиты загудели, принимая удар на себя. Десяток воздушных, словно звено истребителей повторил их маневр, прикрывая тылы.
   Ксения судорожно вцепилась в плечи мужчины.
   - Силен, собака крылатая, - высказался Танкреш, когда очередная ослепительная смерть полыхнула у них за спиной. - Весь в папашу, да продлятся вечно дни его.
   Девушка, не отрываясь, смотрела, как огромная туча, словно гигантская черная медуза, ворча и громыхая наползает на них, грозя подмять под себя. Шквалистый ветер налетал со всех сторон, и лорд, ругаясь сквозь зубы, отчаянно маневрировал в тугих потоках ветра.
  
   Глава 7
   Ксения с возрастающим ужасом глядела на творящийся за спинами воздушных апокалипсис. Грозное фиолетово-черное небо клубилось тучами, от непрерывных вспышек ветвистых молний небо казалось залито мертвенно белым светом, а оглушительные раскаты грома заставляли Ксению испуганно вздрагивать. Потрескивали волосы от струящегося вокруг электричества, и воздушные, скользящие на досках по бокам, казались вырезанными из серого картона.
   Так страшно ей не было никогда в жизни. И кто они против буйства стихии, вызванной к жизни гневом принца? Букашки с крылышками и только.
   Крутой поворот, доска встала на ребро, продолжая неведомой силой удерживать на себе воздушного и девушку.
   И непонятно, что делать? В голове ни одной разумной мысли, кроме: бежать. Бежать куда угодно, лишь бы оказаться подальше от гневающегося принца, лорда-похитителя и всех летунов вместе взятыми.
   Бежать.
   Ксения отпустила плечи лорда, в которые до этого цеплялась мертвой хваткой.
   Один шаг в сторону. Спрыгнуть с несущейся на огромной скорости доске. Так легко и одновременно невозможно. Ноги стали слабыми, а сердце отчаянно колотилось в груди.
   - Даже не думай, - яростный шепот обжег кожу, и пальцы Танкреша больно впились в плечо, - тебя изломает потоком и сбросит вниз. Уже скоро, - добавил он, - потерпи.
   Воздушные снизились, круто забирая влево и вниз. Зеленые громадины, которые она первоначально приняла за вершины гор, оказались на самом деле парящими в воздухе островами. Их отряд несся мимо обрывистых берегов, огибая растущие на самом краю деревья. А вниз, по песчаным откосам прозрачными струями стекали водопады, чтобы водяными шарами тут же воспарить вверх. Удивительное место и такое непохожее на все, что она видела до сих пор.
   Гроза громыхала все тише. Здесь, в этом лабиринте больших и маленьких островов, ветер терял свою силу, молнии в отчаянье били по деревьям, не в силах дотянуться до беглецов, а догнавший их ливень хоть и стегал тугими струями, но сквозь невидимую защиту, окружающую воздушных, пробиться не мог.
   И когда Ксения окончательно потерялась среди высоких отвесных стен островов, они нырнули в узкое отверстие пещеры, промчались по коридору, оказавшись в огромном зале. Стекал по стене водопад, питая собой круглое озеро, сквозь открытый верх внутрь пещеры заглядывали деревья, спускались цветущие лианы, наполняя воздух сладким ароматом. Из-за бушевавшей грозы внизу царил полумрак и края пещеры тонули в чернильной мгле.
   Ксения поежилась. Пахло сыростью, цветами и забвением. Да-да, именно забвением отдавала покрытая ржавчиной кованая беседка, стоящая в центре озера на небольшом каменном острове.
   Охрана незаметно растворилась в темных ответвлениях, оставив их вдвоем. Танкреш приземлился на край островка, сошел первым и, крепко взяв за руку Ксению, повел за собой в беседку. В задумчивости остановился на пороге, провел рукой по сидению, скептически оглядел ставшую серой ладонь.
   - Н-да, - протянул со вздохом, - давно здесь не был, с детства.
   В пещере было холодно и неуютно, от каменного пола по голым ногам тянуло стылым холодом. Девушка обняла себя за плечи, пытаясь сдержать мелкую дрожь. Вернулось чувство голода. И страстно захотелось проснуться, чтобы погони, грозы и принцы остались в дурном сне.
   -И что теперь? - спросила враждебно. Ладно пыль и грязь, сейчас она была бы счастлива заполучить хоть пару шерстяных носков.
   - Это дом свиданий висячих садов пятой династии, - словно не слыша её вопроса, сказал воздушный, - династии, канувшей в прошлое.
   - Хочешь повторить её судьбу? - прищурившись, спросила Ксения.
   - Скорее судьбу нынешней, - отозвался Танкреш и шагнул к девушке: - Как мне тебя звать, чудо небесное?
   Ксения невольно сделала шаг назад, еще один и еще, пока в спину не уперся краешек покрытого пылью стола. Лорд внимательно следил за ее перемещениями, но с места не двигался. Девушка молчала. Этот мужчина одновременно пугал и привлекал её. Пугал своими действиями и привлекал улыбкой, но сейчас он не улыбался.
   - Хорошо... я задам еще один вопрос: откуда тебя забрал лорд Селены?
   - С чего я должна отвечать? - насупилась Ксения. Холод и голод плохо действовали на её покладистость.
   - С того, милая моя беглянка, что твой ответ станет решением твоей судьбы. Впрочем, я могу и сам догадаться. Орнибунг, я прав?
   Ксения дернула уголком губ. Она устала. Устала убегать, прятаться и ничего не понимать. Последнее было хуже всего. Что делать? Ответить, признаться? Нет, слишком страшно, что её опять будут использовать.
   - Можешь не отвечать, - серьезный тон Танкреша был неприятен. Словно она преступница и только что в чем-то созналась, сама не понимая, в чем.
   - Так я и думал! - кивнул каким-то своим мыслям мужчина. - Браслет, значит, блокирует твою особенность, выдавая за простую серглу. Умно, умно. Вот же, крылатый прохвост! - и он покачал головой, точно восхищаясь. - Однако старина Креостарх не принял в расчет бойкость одной особы, - и воздушный многозначительно улыбнулся, а затем внезапно оказался совсем рядом, наклонился, провел рукой по щеке. Ксения судорожно вздохнула, пытаясь отстраниться, но глаза мужчины гипнотизировали, удерживая на месте: - забудь о принце или лорде Селены. Клан Сюррен теперь твой дом. И еще, - он помедлил, наклонился ниже, горячий шепот обжег кожу девушки, и Ксении внезапно стало жарко, - я не самонадеянный глупец Креостарх и не доверчивый принц. От меня не убежишь.
   Отстранился, поймал взгляд девушки. Голубые глаза воздушного потемнели, и Ксения ощутила себя беспомощным зверьком, застывшим перед лицом хищника, и тут же ярость поднялась изнутри: она - не дичь! Не глупый кролик!
   Ксения сжала ладони в кулаки, так что ногти больно впились в кожу, прищурилась. Внутри разрасталось гневное пламя и страстно хотелось кого-нибудь прибить. Да вот хотя бы этого... возомнившего себя хищником.
   Усмехнулась, сложила руки на груди.
   - На цепь посадишь? Или в клетке запрешь? А, может, еще и крылья обрежешь, чтобы летать не могла, а?
   Голос постепенно срывался на крик, в груди давило, словно там поселилось что-то чужое, рвущееся наружу. Ладони горели, кончики пальцев жгло, точно она опустила их в костер. Полумрак пещеры вдруг сгустился, а воздух стал густым и вязким, как кисель. Горький такой кисель с привкусом крови.
   И почему-то возникло абсолютно четкое ощущение, она - на черте. Еще шаг - и безумие станет родной сестрой, а убийство... первое в её жизни убийство - реальностью.
   Ксения хотела прошептать воздушному: "Уходи", потому как за себя уже не ручалась, но этот...хищник последние мозги потерял. Наклонился и впился в губы горячим, властным поцелуем.
   Она попыталась оттолкнусь, упершись руками в грудь мужчины, тот зашипел, дернулся, но поцелуя не разорвал. Наоборот, обхватил своими ручищами, стиснул крепко, так что ребра затрещали.
   Было больно. Губы жгло, воздуха не хватало, камни под ногами нагрелись, пот струился по спине, и хотелось противоречивого: оттолкнуть наглеца и... продлить это мгновение вечность. Убить и отдаться. Убежать и остаться.
   И она то билась в его объятиях, то замирала, то прижималась крепче, позволяя рукам скользить по телу.
   Наконец, он оторвался от нее. Облизал прокушенную губу. Неужели это она постаралась? Окинул внимательным взглядом, убрал прядь волос со лба и вдруг подхватил опешившую девушку на руки, сделал пару шагов назад и рухнул спиной вперед, подняв фонтан брызг.
   Ксения заорала от неожиданности - вода оказалась ледяной.
   - Как ты себя чувствуешь? - осведомился с легкой улыбкой этот... засранец, когда она уже сидела на каменном берегу, звонко постукивая зубами.
   И как еще она могла себя чувствовать в мокрой, прилипшей рубахе, в отвратительно промозглой пещере, да еще вдоволь нахлебавшись воды, кроме как ужасно?
   - Отлично, - соврала, чтобы не доставить удовольствия воздушному. И так от его довольного вида тянуло сделать что-нибудь гадкое.
   Мужчина усмехнулся, потер ладонью грудь, и девушка нахмурилась. Два рыжих отпечатка, появившиеся на рубашке лорда, до странности напоминали собой отпечатки рук.
   Но спросить не успела.
   - Тебя надо переодеть и накормить. Впрочем, я бы предпочел не кормить, - тут же поправился Танкреш, - слабого проще контролировать. А ты у нас, оказывается, сильная девочка. Озеро вон почти вскипятила.
   От наглой лжи лицо Ксении вытянулось, губы сжались, и пронзившая их боль напомнила о той глупости, что она совершила. Целовалась с... В том то и дело, что она ничего не знает о лорде, чтобы вмешивать в их отношения поцелуй.
   - Ничего я не кипятила, - не хотела, а прозвучало по-детски, с обидой.
   - Он ведь тебе не рассказал, да? - уточнил Танкреш, и ей сразу стало понятно, что речь шла о Креостархе.
   - Только о своем клане и грандиозном будущем, которое нас ждет, - ответила с неохотой. Вспоминать о своей роли воспроизводительницы было тошно.
   Танкреш вздохнул, сел рядом, обнял. Она дернулась было, но от руки шло приятное тепло, и рубашка стремительно высыхала. Пришлось позволить себя обнять.
   - Как мне тебя называть? - поинтересовался воздушный.
   - Кэсси, - ответила девушка. Терпеть, чтобы её снова звали сеном, желания не было.
   - Кэсси, - повторил тот и высказался: - Мне нравится.
   Ксения фыркнула. Собственное имя ей нравилось больше, но Кэсси звучало лучше, чем Сенья.
   После купания тело девушки стало легким, из него исчезло напряжение, жар сошел на нет, и даже холод отступил: от руки воздушного распространялось тепло, и Ксению потянуло в сон. Захотелось привалиться к Танкрешу, прикрыть глаза и, наконец, расслабиться. Но она из чистого упрямства осталась сидеть с прямой спиной, устремив взгляд в темные воды подземного озера.
   - Так вот, милая моя Кэсси, получается, что энергия другого мира, которой гости обладают по своей природе, вступает в сложное взаимодействие с энергией нашего мира. Слава небесам, дело обходится без мгновенных взрывов и смертей, но первое время от гостей можно ожидать чего угодно. Не могу не признать, я восхищен смелостью Креостарха. Он сильно рисковал, проводя обряд Шеерданя, но еще больше я рад, что ты смогла его пережить.
   Ксении было откровенно наплевать на радость воздушного. Она чувствовала жуткую усталость от полетов, от новых впечатлений, но больше всего от вопросов, которые копились, как снежный ком. Хоть на малое время её оставили бы в покое!
   Однако один вопрос нужно было выяснить прямо сейчас.
   - Вы умеете ходить между мирами?
   - Нет, - рука на плече предупреждающе сжалась, - но даже если бы умели, я уже говорил, забудь о прошлой жизни. Тебе не вернуться, как и уйти от меня.
   Ксения резко сбросила руку воздушного с плеча, встала, скрестив руки на груди, и спросила с вызовом:
   - Тоже хочешь от меня маленьких лордиков, да?
   Танкреш медленно поднялся, и девушка невольно отшатнулась. Лицо воздушного исказила гримаса ярости.
   - Никогда больше не смей так говорить! - громогласным эхом прокатилось по пещере. Ксения нервно сглотнула. Похоже, вопрос о детях здесь лучше не поднимать. Но сегодня слишком тяжелый день, чтобы оставлять последнее слово за лордом.
   - Неужели я ошиблась? Тогда для чего ты рисковал, идя наперекор принцу? Метишь на его место? И похищение лишь предлог для переворота?
   Танкреш ответил тяжелым взглядом, от которого у девушки пересохло во рту. Ей срочно захотелось оказаться где-нибудь подальше от разъяренного мужчины, и она с тоской оглядела пещеру, наметив один из темных проходов, как возможный путь отступления.
   - Твое будущее мы обсудим позже, - после долгой паузы ответил воздушный. Её взгляд он отследил и хмуро покачал голой, - как и мои планы, а сейчас я провожу тебя на ужин. Прошу простить за скромность убранства и простоту еды. Мы не успели подготовиться к торжественному приему столь важной гостьи.
   Издевка, прозвучавшая в голосе Танкреша, не ускользнула от внимания девушки.
   - Мне стоит пожалеть, что я сбежала с корабля его высочества?
   - Нет, - тут же посерьезнел Танкреш, - не жалеть, не беспокоиться.
   - А думать? - Ксения потянулась, бросив насмешливый взгляд на воздушного. - Думать ты за меня тоже будешь?
   - С удовольствием, - отвесил он короткий поклон, - но боюсь, в этом будет мало толку. Ты слишком ценишь свободу, Кэсси из другого мира. Поэтому и летать научилась так легко.
   - Хорошо, что ты это понимаешь, - кивнула девушку.
   - Тогда доверься мне и не выпускай крыльев, - он вдруг подхватил её на руки, крепко прижал и посоветовал: - Расслабься. Боюсь, второй приступ эта пещера не перенесет, и мы лишимся крыши над головой.
   - Какой приступ?
   - Не важно, - поспешно ушел от ответа лорд. - Если будешь послушной девочкой, все будет хорошо.
   Вот в этом Ксения была уверена меньше всего. Она и в юности вела двойную жизнь: отличница в школе, паинька в семье и глава ватаги пацанов во дворе. Все близлежащие подвалы и чердаки Ксения знала, как свои пять пальцев, а про парковый лес за домом и говорить было нечего. Эх, какая классная землянка была ими построена под старой раскидистой елью!
   От мысли, что её сейчас, словно беспомощную куклу, тащат куда-то по темным подземельям да еще намекают, что думать вредно, Ксения с трудом сдерживала бурлящее внутри раздражение.
   Но кое-что в словах воздушного царапнуло, и девушка, решив пока побыть куклой, спросила:
   - Получается, я - маг?
   - Если проявишь должную выдержку и терпение, станет им.
   Впереди на стене замелькали отсветы пламени, и через пару мгновений Танкреш внес Ксению в просторную пещеру, бережно усадив на потертый ковер, брошенный на каменный пол около костра.
   - Прошу разделить с нами сегодняшний дар небес, - лорд махнул в сторону огня, над алыми языками которого жарилась, распространяя умопомрачительный запах мяса, нога неведомого животного.
   Есть хотелось до судорог, и рот девушки мгновенно наполнился слюной.
   В ожидании обеда Ксения устроилась около костра. Тепло, шедшее от огня, наполняло её умиротворением, глаза слипались, кажется, она даже задремала сидя, пока появившийся Танкреш не разбудил. Он накинул ей на плечи одеяло и, удобно расположившись за спиной девушки, по-хозяйски обнял, заставив опереться на него. Ксения дернулась - отвоевать свободу, но заработала лишь недовольное хмыканье и легкое касание губами шеи. Танкреш был верен словам и не собирался выпускать её из рук, причем в прямом и переносном смысле.
   - У тебя есть еще вопросы, радуга моей жизни?
   О-о-о! У нее были не вопросы, а ругательства, и все об одном, ну очень самонадеянном лорде, возомнившем себя её хозяином.
   - Есть, - ответила, следя, как над огнем само переворачивается мясо. Сбоку был пристроен котелок, и оттуда уже поднимался пар, - кто такие астиана, эллиана и эта, как её, сергла. А еще почему у вас острова летают, в них есть источники энергии?
   - Гм, - озадачился лорд, - давай, сначала расскажу про острова. Ведь с них пошла история моего народа. Несколько веков тому назад случилась катастрофа. Считается, что в Северный континент попало крупное небесное тело, и оттуда пошла угроза уничтожения всего мира. Магам, ценой огромных усилий, удалось закрыть континент, к слову сказать, он не был самым большим, а когда рискнули снять защиту, выяснилось, что земли больше нет - вся она поднялась в воздух. О том, почему так случилось, высказывались разные предположения: от природы небесного тела до перерождения энергии взрыва, заключенной в замкнутом пространстве. Истина, как обычно, осталась растворенной в воздухе.
   Когда сняли защиту, под воздействием ветра континент распался на сотни больших и малых островов. Поначалу никто и не знал, что с ними делать. Умельцев летать без крыльев тогда было немного, да и они тратили слишком много энергии на полет, чтобы можно было жить наверху. Так острова и летали по небу, не принадлежавшие никому, пока Асхальт Основатель не провел первый ритуал Шеерданя.
   Он не стал делать из своего открытия тайны, и в скором времени многие маги воздуха последовали его примеру, образовав десятки отдельно живущих кланов воздушных. Так началась история моего народа.
   - Почему маги? - полюбопытствовала Ксения. Лорд тем временем отвлекся, бросив фразу на непонятном языке одному из воздушных. Тот поклонился, достал из сумки две металлические кружки, наполнил их горячим варевом из котелка и протянул Танкрешу. Тот взял одну, попробовал и только после этого протянул Ксении, забрав вторую себе.
   Девушка сделала осторожный глоток. Напиток оказался мясным бульоном, густо приправленным острыми травами. Вкусно, а главное, горячая кружка приятно грела руки.
   - С магами все просто, - ответил воздушный. - Шеердань до сих пор считается одним из самых сложных ритуалов. И без магического дара его пройти практически невозможно. А дар, увы, капризен по природе и не всегда его сила полностью передается по наследству. Но ты - гроза моего сердца - исключение из правил. Правда, через год и тебе ритуал был бы не по силам. Но зачем говорить о том, что никогда не произойдет, верно? Ты прошла ритуал, и за это я даже готов простить Креостарху его оскорбительную попытку выдать тебя за серглу.
   - А кто такие эти серглы?
   Пусть разговор и был крайне интересен, Ксения с трудом сдержала зевок. Теплая еда, мягкое одеяло, отдающее пыльной древностью, костер, уютно потрескивающий сушняком - от всего этого неуловимо тянуло в сон.
   - Серглы.., - Танкреш надолго замолчал, видимо решая, что можно рассказывать, а что не стоит.
   Один из воздушных отрезал крупный кусок от запекающегося мяса и передал лорду на пробу. Тот откусил, одобрительно кивнул, и воздушные принялись за еду. Ксении тоже выделили порцию, и она лениво жевала, запивая бульоном. Веки тяжелели, глаза смыкались, ей страстно хотелось завернуться в одеяло, лечь и уснуть.
   - Как ты уже поняла, мы не рождаемся с крыльями, и в этом наша основная проблема.
   Голос Танкреша звучал тихо и мягко, а еще в нем явственно ощущалась застарелая боль.
   - И не все маги нам подходят. Например, маг огня никогда не пройдет ритуал. Только имеющий склонность к магии воздуха получит крылья. За долгие годы таких внизу практически не осталось, а если где-то и рождается ребенок с задатками мага воздуха, люди кланов сманивают его в Верхние миры. Ритуал лучше проходить до двадцати лет. Больше шансов.
   - А серглы? - нетерпеливо напомнила Ксения.
   - Серглы, - усмехнулся лорд, - видишь ли, ветер моей души, небо - жестокая мать. Она дает нам дом, пищу и крылья, но в ответ требует высокую цену за небесное могущество. Наши женщины после ритуала нередко теряют дар материнства. Кланы вымирают, острова пустеют, мы балансируем на грани полного забвения. Шеердань сыграл с нами злую шутку, мое солнце. Мы покорили небо, и теперь небо убивает нас. А серглы... всего лишь отчаянная попытка исправить неисправимое.
   Люди кланов по всей земле ищут тех, в ком дар воздуха слаб или спит. Не стану скрывать, их похищают, готовят к ритуалу, но затем девушки живут в роскоши, ни в чем не нуждаясь. Да, их держат в дальних землях кланов, но только ради их собственного блага. Серглы тяжело привыкают к небу и к новой жизни. Их психика зачастую неустойчива. Так что уединенное проживание - благо для них. Но тебе, восход моей души, подобное не грозит. Ты займешь достойное место, обещаю.
   - Подберешь клетку побогаче? - съязвила, не удержавшись, Ксения.
   - Самую лучшую для моего сокровища, - честно заверил её лорд, добавив легкий поцелуй в шею.
   И как она удержалась, чтобы не выплеснуть остатки бульона прямо в его самодовольное лицо? Досчитала до десяти, выдохнула, ощущая, как внутри вновь просыпается злость и становится тяжело дышать.
   - Опять, - вдруг простонал Танкреш, пригребая её к себе поближе. Ксения дернулась, заехав ему локтем в живот. Воздушный зашипел, но хватку не ослабил. - Надеюсь, ты не против прилюдных поцелуев, потому как других способов я пока не нашел.
   - Только попробуй, - сквозь зубы пообещала ему девушка, уже представляя, как вцепится ему в нос или в губу.
   - Тогда дай мне руку, - попросил он и сам же взял, крепко сжал. - Сосредоточься на моем прикосновении и попытайся расслабиться.
   Легко сказать! Как можно расслабиться, когда её держит за руку тот, кого нестерпимо хочется придушить.
   - Почувствуй тепло.
   Она прикрыла глаза, ощущая, как его пальцы скользят по коже, как губы легко касаются каждого пальчика, как дыхание овевает теплом ладонь. И... сладко зевнула.
   - Спи, моя радужная надежда, - прошептал он ей на ухо, укладывая девушку рядом с собой на ковер, - все будет хорошо.
  
   Глава 8
   Ей снилось, что она бежит по бесконечному полю, а огромная птица, распластав черные крылья, гонится за ней. И нигде нет укрытия - лишь зеленое море травы, и где-то там, на горизонте, темнеют голубые силуэты гор - слишком далеко, чтобы добраться. Но она все равно бежит, пока есть силы, потому что упасть и сдаться - слишком просто. Бежит, чувствуя, как кончики когтей вонзаются под лопатки. Земля стремительно приближается, она падает лицом в жесткую траву, и крылатая тяжесть придавливает сверху.
   На этом ужасном моменте Ксения проснулась. Холодный пот неприятно стекал по спине, сердце медленно успокаивалось, тело онемело от неудобной позы и твердого каменного пола. Она попыталась перевернуться, но неведомая тяжесть придавила сверху.
   Девушка задергалась, выползая из-под навалившегося на нее человека. Тут и гадать не стоило - кто еще мог оказаться у нее под боком, как не лорд, собственной персоной. Да еще и обнять так, словно они уже муж и жена.
   Хам, одним словом, а не лорд.
   Освободившись, Ксения села и огляделась.
   В пещере было темно. Красные угли прогоревшего костра давали мало света, но царившая тишина подсказывала - кроме них, двоих, в пещере больше никого нет.
   - Ты рано, - раздался голос Танкреша. Девушка вздрогнула, выругалась про себя, и... промолчала в ответ. Настроения общаться не было. С утра в голову всегда приходят здравые мысли и, к сожалению, они легко портят настроение своей здравостью.
   Лорд верно понял её настрой, а потому предпочел общаться исключительно на бытовые темы.
   - Удобства вон там, - голубой огонек возник около головы девушки и заскользил в сторону. Упрямиться было глупо, и Ксения поспешила за проводником.
   Когда вернулась, костер ярко пылал, бросая диковатые тени на стены пещеры. Танкреш как раз отправил котелок парить над огнем и разворачивал упакованную в ткань еду.
   Ксения удивленно приподняла брови - лорд, а не чурается самолично приготовить завтрак.
   - Одежда для моей леди, - он махнул рукой в сторону сложенных прямо на полу вещей.
   Ксения с любопытством перебрала обновки и то, что ей приготовили на скорые, так сказать, крылья, вполне понравилось. Штаны из кожи, явно на два размера больше, но пояс на что!? Рубашка шелковая, темно-голубая, вполне сойдет за тунику по длине. Жилет, тоже кожаный. И славные ботиночки, скорее, тапочки из мягкой кожи со шнуровкой. Затянула и отлично - с ноги не свалятся.
   - Отвернись, - потребовала у Танкреша.
   - Зачем? - удивился, разом растеряв понятливость, лорд.
   - За шкафом, - рыкнула девушка. Ошарашенный вид лорда, крутящего головой в поисках шкафа - ха-ха, нет, он точно принял все за чистую монету - знатно её повеселил.
   - А-а-а... - наконец догадался Танкреш, - это шутка твоего прошлого? Ну, хорошо, если хочешь отгородиться - хотя клянусь, чужих здесь нет - пожалуйста.
   Теплый ветерок прошелся по ногам, поднялся выше, и через пару минут густая завеса белого, как молоко тумана встала стеной вокруг Ксении. Вот только окружала она не только её. Себя Танкреш к чужим не относил.
   'Сволочь', - мысленно обласкала лорда, добавив парочку ругательств. Впрочем, как она уже успела убедиться, ругательствами воздушного не проймешь, но и раздеваться при нем - не вариант.
   И все же... и все же.
   Завеса тумана колыхалась в метре от девушки, Ксения ощущала, как от нее идет тепло и... пусть это не шло ни в какие ворота, но она чувствовала дружескую поддержку от творения лорда. Девушка протянула руку, тонкий язычок тумана потянулся навстречу.
   - Ты мой хороший, - растроганно прошептала Ксения, гладя по туманному отростку. Тот разве что не мурчал от удовольствия, уплотняясь под ладонью.
   - А отгородить меня можешь? - спросила, затаив дыхание, и рукой показала, где нужна вторая стена.
   Отросток задрожал, словно волнуясь, затем резко втянулся обратно, в следующее мгновенье стена тумана заколыхалась, начав отращивать новую часть и отгораживая девушку от лорда. Минута - и Ксения оказалась в белом коконе.
   Получилось! Она подпрыгнула от радости и бросилась одеваться, пока его Вредность не решил развеять созданную туманную загородку.
   Когда одевалась, усиленно пыталась осознать, а что, собственно, произошло. Внутреннее чутье подсказывало - здесь не обошлось без магии. А если так... Это не просто новое умение, а возможность зарабатывать себе на хлеб. Вот бы затеряться в крупном городе, и никакой лорд её не достанет!
   - Слушай, Танкреш, - спросила, застегивая рубашку, - а города у вас есть?
   - Гроза моего спокойствия желает посетить столицу? - из-за стены тумана донесся глухой голос воздушного.
   - Ага, и её тоже, - подтвердила Ксения.
   - Всему свое время, моя леди. Сейчас столица не готова пасть к твоим ногам и по достоинству оценить крылья, но дай немного времени, и я подарю тебе этот город целиком.
   Надо же... цветы ей дарили, украшения тоже, а вот города еще нет. А лорд действует с размахом. И все же сердце чуяло - где-то здесь скрыт подвох.
   Она оделась, одернула рубашку и шагнула из туманной стены, ощутив, как на мгновение её обняли и отпустили. Чувство нереальности холодом скользнуло по спине. Стало нехорошо, но Ксения быстро взяла себя в руки. В конце концов, теперь это часть её жизни: туманы, полеты и крылья. Пора привыкать. И стоило признать честно - идея возвращения домой тускнела с каждым днем. А если так, то странности этого мира теперь и её странности.
   Танкреш обнаружился около костра. Лорд смотрел на огонь, на поднимающийся пар над висящим котелком, и его лицо в отблесках пламени было непривычно серьезным и озабоченным. Но вот он заметил Ксению, встрепенулся, и маска уверенного в себе весельчака вернулась.
   - Прекрасно выглядишь, - он поднялся, одаривая девушку восхищенным взглядом, но Ксения не повелась. Во-первых, потому что давно не пользовалась расческой, не говоря уже о косметике, а во-вторых, настроение было такое... недоверчивое.
   Лорд все прекрасно понял, он вообще был довольно понятлив, и тему с внешностью развивать не стал.
   - Какие у нас планы? - спросила девушка, принимая из рук Танкреша кружку с горячим, пахнущим травами напитком и толстый ломоть хлеба с золотисто-желтым куском сыра.
   - Завтракаем и отправляемся, - пояснил лорд. Вот на него ночевка в пещере никак не повлияла. Темные волосы были аккуратно заплетены в две косы, рубашка не помялась, разве что пропахла дымом.
   - Куда?
   - Домой, моя леди. Отправляемся немедленно после завтрака. И советую не слишком налегать на еду.
   После такого совета есть расхотелось, и Ксения отложила в сторону недоеденный хлеб.
   - Прошу, сияние моих глаз, - Танкреш самолично надел на девушку довольно тяжелый плащ из жесткой, практически негнущейся ткани нежного голубого цвета, тщательно зашнуровал. После накинул капюшон, аккуратно заправил под него прядь выбившихся волос.
   - Если готова - выдвигаемся.
   От охватившего её волнения, Ксению немного потряхивало и пришлось прикусить губу, чтобы не выдать себя.
   - Нас ждут?
   - Конечно, мое солнце, и ждут с нетерпением. Но его высочество торопился за поддержкой и оставленные им духи воздуха получили единственный приказ: никого не выпускать. Прекрасная ошибка, не так ли?
   Ксения не разделяла радости лорда, но на всякий случай кивнула.
   - Ночью мои люди доставили сюда еду и одежду, а теперь готовы помочь уйти, оставив принца при его высокородных крыльях. - Танкреш посерьезнел: - Прошу лишь об одном: доверься и не выпускай крыльев.
   Девушка пожала плечами, соглашаясь, и вступила на доску, ухватившись за протянутую лордом руку. Лорд... принц... какая разница, если каждый из них готов предложить только клетку.
   Танкреш крепко обхватил девушку за талию, прижал к себе. Он надел точно такой же плащ, и его похожесть навела Ксению на одну мысль:
   - Твои люди одеты так же?
   - Ты догадлива, моя лучезарность.
   Ксения невольно улыбнулась, представив, как с десяток пар, тесно прижавшись друг к другу, разлетаются из садов, удирая от духов.
   - А духи опасны?
   - Увидишь, - кратко ответил лорд, и они вынырнули из темного тоннеля в светло-серый день. Небо было густо посыпано белой рябью облаков, словно кто-то размазал по голубому небосводу тарелку манной каши. Ветер весело раскачивал верхушки деревьев, и острова низко гудели под его напором.
   Танкреш с Ксенией проносились между крутыми берегами садов, и кое-где еще можно было угадать их былое великолепие: намек на аллею, силуэт ярусной пирамиды или полуразрушенный павильон.
   Перед последним островом притормозили.
   - Готова? - с азартом осведомился лорд.
   - Да, - судорожно выдохнула девушка, сжав ладони в кулаки.
   Пронзительный птичий крик зазвенел в ушах, ему нестройно отозвались с разных сторон, и доска резко сорвалась с места.
   Если бы Ксения имела возможность оглянуться, она бы оценила картину разлетающихся в разные стороны двойных голубых пятен.
   Внезапно прямо по курсу возник крутящийся вихрь. Доска резко вильнула в сторону, вихрь притормозил и устремился за ними, но он явно не успевал - облачная каша была совсем рядом, и они нырнули в нее, оставив духа воздуха ни с чем. Похоже, это была самая опасная часть плана, потому как лорд ощутимо расслабился, перестав крепко, до синяков на коже сжимать её талию.
   С полчаса они летели в туманной сырости, а когда вынырнули из облаков, Танкреш выругался сквозь зубы: "Найзар!", резко дал задний ход, и они снова оказались в слякоти, оставив позади одинокий корабль, окруженный мелкими остроносыми лодчонками. Корабль явно был в осаде, а лодок было слишком много для одного, пусть и настоящего лорда.
   И снова стремительный полет и уже успевшие надоесть облака. Серо, серо и серо. Хоть бы маленький просвет неба!
   Постепенно доска начала замедлять свой ход.
   - Отдохнуть надо, - объявил вдруг Танкреш странно тусклым голосом.
   Ксения дотронулась до его руки - ледяная. Обернулась - бледный лорд был больше похож на привидение, чем на живого человека.
   - Обыграл меня принц, - криво усмехнулся Танкреш, - заставил своим ходом добираться. Хорошо еще облака не подвели - густые, как заказывал.
   - Густые... - эхом отозвалась Ксения, морща лоб. Лорд явно не договаривал, но на пояснения не было времени. Выглядел Танкреш не краше покойника и, похоже, причина была в силе, которую мужчина тратил на управление доской, и девушка неожиданно для самой себя спросила: - Ладно, как говоришь, летает твое транспортное средство?
   - Не смей! - выдохнул воздушный, прижимая к себе ледяными руками. - Тебе нельзя выпускать крылья.
   - Почему? - изумилась Ксения.
   - Первое время дар нестабилен, потеряешь над ним контроль - умрешь, - нехотя пояснил лорд и ослабил хватку.
   - Ну знаешь, Танкреш, - покачала головой Ксения, чуть отстраняясь, - выбирай: либо моя нестабильность, либо наша с тобой смерть. Сколько ты еще продержишься, пока не ослабнешь окончательно? И что потом? Носом к земле? - Ксения сделала драматическую паузу и закончила: - Рассказывай, пока я не уронила нас с доски.
   Танкреш тяжко вздохнул.
   - Давай-давай, - подбодрила его девушка, - ты не простишь себя, если из-за твоего упрямства у меня наступит нестабильность. А она наступит, если я сама попытаюсь управлять доской.
   Угроза оказалась действенной, и лорд сдался:
   - Хорошо, слушай, доска, то есть энолет управляется мысленно. Попробуй уловить его поле, прикоснувшись рукой. Чувствуешь тепло? Что? Щекотно? Так и должно быть. Он питается твоей энергией. Не передумала? Нет? Тогда задаешь команду и полетели. Только не резко, а плавно. Чем быстрее летишь, тем быстрее расходуешь энергию. Вот и вся наука. И обещай, если почувствуешь жар или боль в теле, мы сразу прекратим полет. Поняла?
   - Поняла, - со вздохом согласилась девушка. Умел лорд выдвинуть условия таким тоном, что не возникало ни малейшего желания спорить.
   Энолет оказался с норовом, ну словно "запорожец" прошлого столетия, да еще и привыкший к одному хозяину. Хорошо, что невидимые крепления держали крепко, как влитые. Со слов лорда, отцепиться от доски можно было только при её касании твердой поверхности, либо вручную, нажав специальный рычаг под днищем.
   Управление Ксения перехватила легко. Там и перехватывать было нечего. Танкреш совсем ослаб и на ногах держался лишь на одном упрямстве.
   Странная все-таки вещь магия. Вот Ксения стоит на доске, а вот доска словно приклеилась к ней, став по ощущениям третьей ногой. А главное - все на уровне мыслеформ. Сформулировала, отправила, так сказать, в пространство и вуаля - результат на ногах, так сказать.
   Девушка пошевелила пальцами, энолет едва заметно дернулся. Она надавила сильнее, мысленно отправляя доску вперед.
   Ух, как они рванули! Ксению практически положило на лорда, тот закряхтел, пытаясь удержать вертикаль. И удержал бы, если бы девушка, с перепугу, не отправила их вниз, потом положила на бок, затем перевернула.
   - Стоять! - заорал Танкреш, вися вниз головой.
   - Стою, - буркнула Ксения, пытаясь уговорить рубашку не сползать к голове, - то есть вишу. Да какая разница. У тебя прямо не энолет, а блоха.
   - Кто? - изумился лорд.
   - Не важно, - отмахнулась Ксения.
   - Ты не торопись, - посоветовал лорд, - главное - плавно начать, а потом можно и скорость набрать.
   - Ну, все как у нас, - хмыкнула девушка, вспоминая свои первые опыты езды на автомобиле. Только там машины ездили строго горизонтально, а не вертелись во все стороны света. Вертолет с функцией мгновенного взлета и падения, твою мать.
   Кое-как она вернула их в вертикаль, перевела дух и вытерла взмокший от напряжения лоб.
   А затем началось все сначала: рывок с заходом на бочку, спираль и выход в уже знакомую позу летучей мыши. Небольшой отдых и новая попытка.
   Раза с шестого Ксении удалось стартануть без первой космической скорости и последующих метаний перебравшей браги летучий мыши. На этот раз энолет плавно тронулся с места, и ровно заскользил по воздуху. Девушка, не удержавшись, издала радостный вопль.
   - Умница! - похвалил Танкреш. - Теперь набери скорость, я скажу, когда хватит и держи вот это направление.
   Перед Ксенией возник плоский круг, на котором были видны две стрелки.
   - Красная - это мы, синяя - путь домой, - пояснил Танкреш, - держи так, чтобы они совпадали.
   Девушка кивнула и осторожно прибавила скорость. Через некоторое время она освоилась, и держать курс и скорость стало легко. За спиной было подозрительно тихо. Ксения дотронулась до руки лорда, лежащей у нее на талии - бррр, чистый лед.
   - Танкреш, ты там жив? - уточнила с подозрением.
   - Жив, роса моих слез, - хрипло отозвался лорд и закашлялся, - не бойся, я справлюсь.
   И практически навалился на девушку. Ксения сжала зубы - тяжелый, зараза, но возмущаться не стала. Да и смысл возмущаться? Скинуть - жалко, попросить отстраниться - бессмысленно. Терпеть и молиться, чтобы долетели - вот и все, что оставалось.
   Когда красная стрелка замигала, девушка не сразу и сообразила, в чем дело. Осторожно потрясла лорда, тот отозвался чуть погодя, бросив короткое:
   - Снижайся.
   Легко сказать. Уронив их сразу на десяток метров, затем с перепугу рванув на столько же вверх, Ксения кое-как справилась с управлением, и все равно вышла над островом на порядочной высоте.
   Остров, кстати, был так себе в размерах. С десяток футбольных полей, не больше.
   Она заложила петлю, медленно снижаясь.
   - Пятнадцать шагов влево от самого высокого дерева, - скомандовал вдруг Танкреш, - правь туда.
   Ксения, недоумевая, - и влево, и вправо от дерева видна была сплошная зелень - направила энолет в указанную сторону.
   Снизилась. Внизу проглядывала небольшая плоская лужайка, фактически зеленая проплешина на уровне крон деревьев. Приземление удалось. Собственно, они упали с метра, не больше. Удар вышел несильный, зато энолет, собака, ощутив под собой твердую поверхность, тут же ослабил крепления, и Ксения кубарем покатилась по жесткой траве. Кое-как затормозила, перевернулась на спину. Танкреш без движения валялся невдалеке.
   Отличная вышла история. Сначала ушибленный принц, теперь полутруп лорда. Везет ей... в кавычках, естественно.
   Ксения вздохнула и посмотрела на небо. Небо было заманчиво пустым. И в голову полезли разные идеи, одна великолепнее другой.
   Убежать, точнее улететь. Прямо сейчас сорваться с места. Вырваться из клетки. Стать свободной. А лорд? При это мысли девушка почувствовала себя неуютно.
   Дурацкая история, если разобраться. И бросить нельзя, и не бросить - глупо.
   На небе внезапно появился черная точка, начав стремительно приближаться.
   - Черт, черт.
   Ксения перевернулась, встала на четвереньки и ползла к краю. На полпути остановилась, с тоской оглянулась - лорд застывшей фигурой лежал почти в центре.
   - Да, твою же ма-а-ать! - простонала девушка, разворачиваясь. Не вставая, доползла до Танкреша, уцепилась за ворот рубашки и попыталась сдвинуть в сторону. Тяжелый!
   Быстрый взгляд наверх показал, что хищник тоже ускорился.
   - Лорд Сюррен, Танкреш, - Ксения затрясла воздушного, потом принялась хлестать по щекам, - вход где? Слышишь? Нас сожрут, твою мать! Где вход?
   Голова лорда моталась из стороны в сторону, но сам он признаков жизни не подавал.
   - Сожрут, - всхлипнула Ксения. Затем принялась быстро расшнуровывать горловину плаща и хлопать по карманам штанов и рубашки. На груди явно нащупывался длинный продолговатый предмет. Девушка достала из кармана странного вида трубку, сделанную из непонятного материала. Трубка была раскрашена с одной стороны в красный, с другой - в синий цвета, в центре имелась выемка для большого пальца и там же наблюдалось проворачивающееся кольцо, которое она без малейшей надежды покрутила. Вот и вся конструкция.
   Над головой раздался торжествующий крик. Ксения втянула голову в плечи, зажмурилась и, вытянув в сторону пернатого хищника руку с трубкой красной стороной, изо всех сил пожелала тому сдохнуть, причем немедленно. И ничего... ни грома, ни молний, ни звука выстрела, только трубка слабо нагрелась в ладони.
   Услышав глухой стук, она медленно открыла один глаз, затем второй и повернулась. На краю лужайки валялась внушительная гора перьев. Валялась обнадеживающе мертво. На всякий случай Ксения подошла ближе, пнула для контроля. Мутные глаза птицы, уже затянутые пленкой, без всякого интереса смотрели в небо.
   - Получил, тварь? - с удовлетворением сказала Ксения, занося ногу для второго пинка, но передумала - около хвоста заметила щель в траве. Сдвинула перья - щель шла дальше, образуя правильный прямоугольник.
   - Значит, дверь у тебя все же есть, лорд, - задумчиво произнесла девушка, - осталось только понять, как её открыть.
  
   Глава 9
   Собственно, ключ или примятость в травяном покрое по форме ноги обнаружилась довольно быстро. Ксения помянула про себя конспиративные способности лорда и аккуратно наступила на выемку. И тут же прямоугольная плита вместе с лежащей на ней птицей опустилась на пару сантиметров вниз, а потом отъехала в сторону, открыв проем.
   Шмяк, бумс, бумс, бумс. Пернатый труп благополучно добумкал до дна, и на площадке вновь воцарилась тишина. Ксения осторожно заглянула вниз. От края проема вниз уходила лестница, у подножия которой валялась уже знакомая гора перьев, далее виднелся кусочек пола, стены, одним словом, приятный такой интерьер в деревянном стиле.
   Итак, дверь открыта, дом в её распоряжении, вот только хозяин валяется без сознания в нескольких метрах от входа. Оставить здесь - заманчиво, а если сожрут?
   Ксения поморщилась. Совесть, чтоб её разорвало, иногда довольно неудобная часть сознания. Она не дает поступать логично, ибо логика поступка, видите ли, будет не слишком милосердной. Еще один, кстати, любимый выверт совести - милосердие. Да в гробу она видала это милосердие, особенно если оно жить мешает!
   - Слышь, лорд, ты бы очнулся по-хорошему, - мрачно предложила Ксения, стоя над Танкрешом, - а то, предупреждаю, плохо будет.
   Лорд предупреждению не внял, и Ксения перешла к реанимационным процедурам. Нащупать пульс дрожащими руками было не просто, а вдруг Танкреш уже того - больно бледным и холодным он казался на ощупь, но она справилась. Пульс едва чувствовался, и Ксения не на шутку запаниковала.
   - Да очнись ты!
   Ухватила лорда за воротник, потрясла хорошенько, пару раз шлепнула по щекам - бесполезно. Заострившееся лицо Танкреша пугало своей прозрачной синевой. Вылитый покойник, да и только.
   - Ладно, - проговорила Ксения, медленно вставая с колен. Она вытерла вспотевшие ладони о штаны. Руки все еще подрагивали после атаки птицы, да и противный пот неприятно холодил спину.
   - Главное - без паники. Его надо согреть. Просто согреть.
   Звук собственного голоса прозвучал успокаивающе. Ксения выдохнула, нагнулась и ухватила Танкреша за плащ.
   - Медсестра, твою мать, - пыхтела она, медленно продвигаясь в сторону входа. Пальцы соскальзывали с плотной ткани плаща, и приходилось напрягаться изо-всех сил, чтобы сдвинуть тело лорда хоть на пару сантиметров.
   - И раз, и два.
   Стало жарко, Ксения развязала плащ, а потом и вовсе сняла. Тут ей пришла в голову отличная идея, она положила свой плащ на траву, перекатила на него Танкреша, затем связала тесемки между собой и поволокла. Дело пошло быстрее.
   Когда дотащила, рухнула рядом. Отдышалась пару минут, встала, с сомнением посмотрела вниз...
   - Прости, но других идей у меня нет, - сказала Ксения, пристраивая тело так, чтобы лорд был ровно по центру, - понимаешь, ногами вперед - дурная примета.
   Она легонько толкнула, и Танкреш заскользил вниз по лестнице.
   - Надеюсь, птица смягчит его падение, - пробормотала девушка, с тревогой следя за спуском.
   Как она и рассчитывала, лорд ткнулся головой в пернатый труп, сдвинул его дальше и съехал на пол, оставив ноги на нижней ступеньке.
   Ксения быстро спустилась следом, первым делом проверила пульс - воздушный был жив и, похоже, перенес спуск хорошо. Теперь можно было выдохнуть и заняться следующим важным делом - осмотреть дом и найти, чем согреть Танкреша. А потом и о своей судьбе подумать. Но сначала она поднялась и около верхней ступени обнаружила рычаг, закрывающий проем - заполучить незваных гостей в дом желания не было.
   На первом по счету от крыши-лужайки этаже обнаружились три спальные комнаты, а также душ и санузел. Ничего особенного в плане обстановки или мебели, сплошной минимализм и дерево: кровати, массивные шкафы и комоды. Санузел мало чем отличался от привычного земного, разве что цвет фаянса был необычен: голубой с синим пятнышками.
   Ксения сгребла несколько одеял с покрывалами, накинула на лорда, отчего тот стал напоминать слоеный сугроб и отправилась дальше.
   Следующий этаж почти целиком состоял из двух помещений - гостиной с камином и кухни. Кухня опять же из дерева, только странного - почти черного и отполированного до блеска. Большой стол занимал центральное место, а дальше рядом с камином стояли два мягких кресла. На паре полок, прибитых к стене, обнаружилась коллекция когтей, перьев и зубов. Отдельные экземпляры впечатляли и весьма.
   Везде царил полумрак из-за деревьев, вплотную примыкающих к стенам этого странного дома. Дальше Ксения спускаться не стала - будет время, сходит. У нее полутруп на руках - не до экскурсий.
  
   В доме было довольно прохладно, и это особенно чувствовалось в тонкой рубашке. Надо было срочно что-нибудь придумать, а хозяин, как назло, валялся без сознания, оставив гостью разбираться самой.
   На каминной полке спичек не было, зато были две полоски с бегунком на краю. Ксения потянула за один, вверх полетели искры, запахло серой, и на бумаге заплясали огоньки пламени, чтобы тут же потухнуть через пару мгновений.
   Девушка досадливо поморщилась. То, что она нашла местный аналог спичек - было отлично, но вот то, что у нее осталась всего одна, сводило шансы разжечь камин к нулю.
   Пришлось вспоминать свой небольшой опыт, когда она гостила у друзей на даче.
   Бумага... Книжка, валяющаяся на столе, лишилась парочки страниц.
   Дрова... Она смогла добыть немного щепок и коры.
   Когда все было готово, Ксения потянула за бегунок второй полоски, тот проехал по бумаге, раздался треск, мелькнул слабенький язычок пламени и... все.
   - Да чтоб тебя! - выругалась Ксения, бросая бесполезный клочок в камин. Потом все же взяла его в руки и попыталась вновь.
   - Не-е-ет, ты у меня будешь гореть, я сказала, будешь, - Ксения терла бумагу, трясла - ни единственной искры. От досады она готова была разрыдаться. Но два трупа наверху: один уже, второй почти - отличный аргумент отложить истерику на потом.
   В кухонных шкафах обнаружилось все, что угодно, кроме спичек или полосок.
   Самой полезной находкой оказалась бутылка вина, чье темное стекло и легкая запыленность намекали на приличный возраст, а также немалую стоимость. Ксения без тени сомнения, ну а кто запретит, отвинтила крышку и сделала глоток. Приятное тепло скользнуло вниз, руки перестали наконец подрагивать, и в голове просветлело.
   - Маг я или не маг? - спросила Ксения у пустоты. Пустота промолчала, но девушку это не остановило.
   - А если я маг, - она хлебнула еще для храбрости, - то какого меня должно волновать отсутствие спичек?
   Твердым, почти твердым шагом Ксения оправилась к камину, присела на корточки и укоризненным тоном спросила:
   - Не горим, значит?
   Камин держался со стойкостью партизана. Но девушка не собиралась сдаваться. Она вытянула руку вперед и потребовала:
   - Гори.
   Ничего. Наглое ничего и издевательски темное нутро камина.
   - Ах, так!
   Ксения всерьез разозлилась. От пылающего внутри возмущения горели щеки, а ладони аж скрючило от желания кого-нибудь прибить.
   - Да чтоб тебя разорвало! - бросила она в сердцах, вновь вытягивая вперед руку.
   Кончикам пальцев внезапно стало нестерпимо горячо, словно руку опустили в огонь, а дальше ослепительная вспышка полыхнула перед глазами. Ксения ахнула, откатилась от камина и судорожно зашлепала по ногам, гася кусачие огоньки. Перед глазами плыли цветные пятна, кожа на правой руке горела от боли, штаны дымились в нескольких местах, но сама она улыбалась.
   Получилось! А ожоги... ерунда, заживут. Да и пол совсем чуть-чуть обуглился.
   Ксения подбросила дрова в огонь и внезапно закашлялась. Сизый дым потек в комнату.
   - Черт, черт!
   Она вскочила на ноги и бросилась наверх. Вот дура! Забыла открыть заслонку на трубе.
   Когда вернулась, в гостиной было уже тепло, но все еще пахло дымом. Ксения попыталась понять, как открываются местные окна - оказалось просто раздвигаются посередине, стопором удерживая щель.
   Она остановилась в центре комнаты и по-хозяйски огляделась: огонь ровно пылал в камине, отдавая тепло, воздух почти не вонял дымом, осталось малое - спустить сюда лорда.
   Лестница в гостиную вилась спиралью, и на этот раз спуск прошел удачно. Ксения тащила Танкреша, держа за край одеяла и придерживая под голову. Ноги воздушного глухо отстукивали каждую ступеньку, а сам лорд все норовил добраться до низа лестницы без её помощи.
   Наконец все было готово. Лорд уложен подле камина и укрыт одеялами. Ксения убедилась, что пульс прощупывается, и поздравила себя с этим еще одним бокалом вина. Заслужила, что и говорить.
   Затем поднялась наверх - посетить ванную комнату.
   - А-а-а, - попыталась упасть, вцепившись в край раковины. Из зеркала на нее глядело странное существо. И без того непослушные от природы волосы ушли в полный разгул, более того, самовольно изменив цвет с каштанового - как она гордилась этим оттенком - на нереально белый. Не бывает такого в природе у нормальных людей. А глаза? Где её любимый серый цвет? Вместо него по краю радужки шла черная кайма, а внутри плескалось нечто светло-голубое, а даже зрачок стал темно-синим - кошмар! Вдобавок брови и ресницы были опалены самовозгоранием, которое она с таким успехом устроила. Маг-недоучка, твою мать!
   Кожа на лице тоже не радовала. Прозрачная до синевы и бледная, как от пожизненного пребывания под землей. А худая какая! Щеки впали, нос заострился. В гроб и то краше кладут.
   - Сволочь ты, Креостарх. Полная сволочь, - сказала, и страшная уродина в зеркале послушно зашевелила бледными губами.
   Ксения всхлипнула и отвернулась. Пришло осознание, что бежать больше никуда не хочется. Хочется забиться в нору и жалеть себя. А еще ей нужны ответы. Без них она никуда с места не сдвинется. К тому же лорд сейчас не в форме, а больные покладистее здоровых. Она вытащит из него всю информацию, а потом решит, что делать дальше.
   Надо ли говорить, что бутылку она осушила до дна. Подкинула дров в огонь и свернулась клубочком на одном из двух кресел, стоящих в гостиной. Полежала, поплакала и сползла на пол, под бок к Танкрешу. Подлезла под одеяла, обхватила рукой со спины холодное тело. Прижалась, закрыла глаза и не заметила, как уснула.
  
   Проснулась от жары. Одеяла давили на спину, дышать было тяжело. Ксения лежала на животе, в обнимку с одеялом, а по полу кто-то ходил. Тихо, едва слышно, но ходил!
   Она резко села, точнее попыталась. В итоге запуталась и пока пыталась вылезти, с нее сбросили приставучие одеяла, и сверху глянули веселые глаза Танкреша.
   - Ясного неба! - поздоровался лорд с отвратительной жизнерадостностью. Выглядел он бледно, но вполне живым и здоровым.
   Ксения ответила кривой улыбкой. Её немного мутило, голова раскалывалась, и состояние было - дайте сдохнуть, чтоб не мучилась. И сил хватило лишь на то, чтобы скрыть разочарование при виде воскресшего лорда.
   - Как ты? - откашлявшись, проскрипела сиплым голосом.
   - Твоими заботами, небо моего сердца, - еще шире улыбнулся лорд, вкладывая ей в руки кружку с остро пахнущим травами напитком. Ксения принюхалась: от кружки несло горечью вперемешку с чем-то кислым и тухлым. К горлу сразу подкатила тошнота, и девушка замотала головой.
   - Пей, - приказал Танкреш и, чуть смягчившись, добавил: - Поверь, после бутылки Имперского красного тебе поможет только это.
   Ксения задержала дыхание и залпом осушила полкружки. Передернулась и вернула оставшееся:
   - Не могу больше.
   - Хорошо, - согласился лорд, - после допьешь. А пока, - он вернулся на кухню, принявшись греметь посудой, - не расскажешь, что здесь произошло?
   Ксения, дыша ртом, чтобы прогнать тошноту, покачала головой.
   - Нет? - спиной уловил её жест воздушный. - Я так и думал. Хорошо, не стану спрашивать, почему гарз валяется в моем коридоре и куда делся ражан из моего кармана, - Ксения вспомнила, что оставила валяться трубку на крыше дома, - и почему ты в таком виде, и зачем пыталась поджечь пол около камина, но вино, Кэсси!
   Танкреш потянулся к своему лицу, тут же поморщился, отдергивая руку. Девушка пригляделась - на левой скуле лорда начинал отливать багровым синяк - кажется, вчера она перестаралась с реанимацией.
   - Дорогое вино? - поинтересовалась Ксения, усаживаясь поудобнее. Гадость, и правду, действовала. Стало легче.
   - Весьма, - кивнул лорд, и оба уставились на пустую бутылку с характерными отпечатками пальцев на пыльной поверхности. - Но дело не в цене. Тебе нельзя пить, понимаешь, совсем нельзя, пока дар не стабилизируется. Иначе... возможны любые осложнения.
   Ксения бросила взгляд на камин. Что же... с такими осложнениями она готова мириться.
   - Ничего ты не поняла, - вздохнул лорд, ставя глубокую миску на черную поверхность.
   Ксения решила в подробности не вдаваться. У нее вообще не было настроения спорить. Она поднялась, закуталась в одеяло и подошла к Танкрешу. Тот как раз высыпал какую-то крупу в миску.
   - Готовишь? - удивилась.
   - Думаешь, если лорд, так не знаю с какой стороны нож держать? Ошибаешься. Я, к твоему сведению, люблю не только охотиться, но и готовить то, что добыл. Этот дом - одно из моих тайных убежищ от надоедливых подданных. Вход сюда открыт лишь избранным, а слуги в их число не входят. Лорду, если хочется остаться одному, приходится чем-то жертвовать.
   - Впечатляет, - честно призналась девушка и сглотнула слюну - по кухне поплыл аромат горячей каши.
   - Это мы с тобой еще близко незнакомы, - Танкреш, помешивая крупу, одарил Ксению таким многозначительным взглядом, что та не выдержала и рассмеялась.
   - Намекаешь, при близком знакомстве мне грозит смерть от восторга? - спросила она, отсмеявшись.
   - Умереть я тебе не позволю, - серьезно ответил Танкреш, однако в голубых глазах плясали лукавые смешинки, - но восторг гарантирую.
   - Идеальный мужчина, да? - склонив голову набок, усмехнулась Ксения.
   - Вполне идеальный, - невозмутимо согласился воздушный. - Сейчас поедим, и я тебя подлечу. Конечно, мои способности, как целителя, скромны, но на синяки и ожоги их хватит.
   От мысли, что Танкреш будет её лечить, касаться кожи руками, Ксении внезапно стало жарко, и огромная кухня-гостиная показалась вдруг крохотной и тесной для двоих. Слишком тесной, чтобы остаться невозмутимой.
   - А на чем ты готовишь? - спросила, дабы отвлечься от искусительного образа: загорелая ладонь Танкреша на тонкой щиколотке продвигается все выше и выше...
   Воздушный тактично сделал вид, что румянец на щеках девушки - иллюзия, не более того, и с готовностью принялся объяснять:
   - Мы используем тепло солнца. На островах не хватает обычного топлива. Первое время мы закупали горючий камень, лес. Потом отношения между Верхними и Нижними мирами стали напряженными, и нам пришлось искать другие источники тепла, чтобы не замерзнуть.
   - А магия?
   - Магия, - задумчиво протянул лорд, отставляя кашу в сторону и беря в руки пакет с сухариками, чтобы добавить их в крупу. - Представь, тебе нужно вымыть полы. Ты находишь служанку, даешь ей указания, и она моет полы. Это самый дешевый способ. Или, скажем, ты приказываешь использовать золотое ведро, бархатную тряпку и розовую воду. Это дорогой, но все еще приемлемый вариант. Ну, а затем ты хочешь сама помыть полы. И все видят, как леди занимается уборкой, вместо того чтобы управлять и приказывать. Вариант абсолютно невозможный для её статуса.
   Так и с топливом. Солнце каждый день у нас над головой. Это самый дешевый и простой способ, надо лишь поднять накопители над облаками, да вовремя менять их. Дрова - предмет роскоши. Мы закупаем их по такой цене, что проще топить серебром, ну или жить на куске камня, без единого деревца. Политика.., - Танкреш раздраженно дернул плечами. - Ну, а магия. Безусловно, ты можешь использовать силу, чтобы приготовить ужин для себя, но готовить для слуг, друзей или тайларов - верх глупости, не находишь?
   Говоря это, Танкреш достал тарелки, приборы и быстро сервировал стол. В высоком металлическом кувшине с крышкой, стоящем там же, на черной поверхности плиты, забулькала вода. Воздушный добавил щепотку темного порошка и отставил кувшин в сторону.
   - Все, хватит разговоров, быстро кушать, а то остынет - в рот не возьмешь. Я хоть и умею готовить, но не скажу, что результат всегда съедобен.
   Лорд поскромничал. Ксения с удовольствием опустошила тарелку, сухарики с приятным ароматом пряностей придавали блюду пикантный вкус, и каша вышла чудо как хороша.
   - Ты вполне можешь сэкономить на поваре, если захочешь, - сказала она, откладывая ложку в сторону.
   - Ты можешь получать такие завтраки каждое утро, свет моего сердца, в обмен на ужин со мной, - Танкреш положил руку на её ладонь и нежно провел пальцем по коже.
   - Ужин? - подняла брови Ксения, но руку не убрала.
   - И не только, - согласился лорд, не отрывая потемневших глаз от девушки. Она вдруг подумала, что глаза воздушного напоминают небо. Когда они смеются - точно ясный день переливается в лучах солнца, когда злятся - в них собирается гроза, а сейчас они темнели, словно надвигающиеся сумерки туманили небосвод.
   Ксении стало душно. Захотелось скинуть одеяло с плеч, но рубашка вдруг показалась неприлично тонкой, и одеяло осталось на месте.
   - Я должен извиниться перед тобой, Кэсси, - посерьезнел лорд. - Вчера ты могла погибнуть. Ты рисковала, применяя ражан. Не стоило этого делать. Если бы ты отошла в сторону, гарз не тронул бы тебя. Я был для него легкой добычей.
   По мере слов Танкреша выражение лица Ксении стремительно менялось. Она сжала губы и резко выдернула ладонь.
   - Легкая добыча, говоришь? Может, и правда, стоило тебя отдать на съедение птице. Посмотреть, как доклевывает твои останки, и убраться с острова. Меня же принц ищет. Нехорошо заставлять ждать столь родовитую особу, да?
   - Кэсси, - умоляюще произнес Танкреш, морщась, словно от сильной боли, но девушку уже понесло.
   - А может, хватит считать меня беспомощной дурочкой, которая, где положили, там и лежит. Может, пришла пора начать доверять?
   - Ты останешься со мной? - вдруг тихо спросил Танкреш, и Ксения осеклась.
   - Ты спрашиваешь меня об этом? - она прищурилась, с подозрением глядя на воздушного.
   - Да, - так же тихо ответил он, не поднимая глаз.
   Девушка покачала головой. Очень хотелось верить в проснувшуюся совесть лорда, но поверить в такое чудо прямо сейчас было трудно.
   - Останусь, - выдохнула она, - но с условием: ты научишь меня магии.
   Брови воздушного взлетели вверх. Он с сомнением оглядел Ксению, пошевелил губами и наконец кивнул.
   - Я должен убедиться, что обучение не принесет тебе вред. И... я готов учить тебя магии воздуха, Кэсси.
  
   Глава 10
   Ксения облегченно выдохнула. План начинал работать. Осталось малое - стать настолько крутым магом, чтобы никто, ни одна сволочь не диктовала ей, что и как делать.
   - Спасибо, - она искренне улыбнулась, - и, кстати, ваши женщины красят волосы?
   - Волосы? - удивленно переспросил лорд.
   - Понимаю, сейчас это не важно, но мы же не будем сидеть здесь вечность, а ходить такой, - она выразительно дернула себя за прядь.
   - Кэсси, - Танкреш наморщил лоб и, похоже, с трудом сдерживал смех, - ты прошла ритуал. Изменение внешности - нормально. Тут нечему стыдиться или скрывать, пусть твои волосы и были раньше другого цвета. Если хочешь знать, для нас ритуал проходит еще сложнее. Чтобы набраться сил, организм избавляется от лишнего. Понимаешь, от всего лишнего. Мы теряем волосы, ногти, жир. Поверь, по сравнению с прошедшей ритуал воздушной, ты выглядишь красавицей.
   Ксения нервно сглотнула и спросила:
   - А они потом так навсегда?
   - Нет, конечно. Пара недель, месяц - и все приходит в норму.
   - А я?
   Танкреш нахмурился и отвел взгляд.
   - С тобой, боюсь, изменения необратимы. Видишь ли, темные волосы и смуглая кожа - наш дар от солнца. Мы живем к нему ближе, чем кто-либо. И даже ритуал не в силах изменить этого. Но ты...
   - Низянка, да? - продолжила за него девушка. - Никчемное существо среди рожденных на небе?
   - Кэсси, не говори так, - лорд закаменел лицом, тонкие губы побелели от напряжения, - ты - лучезарный свет этого неба. Ты - солнце, проглядывающее сквозь облака на темную сторону моей души. И никогда, слышишь, никогда даже в мыслях я не считал тебя никчёмной. А после того, как ты спасла мне жизнь, я - твой должник, Кэсси. И свои долги не забываю никогда. Ну, а волосы... Если тебе так важно, будет краска. Некоторые неразумные тайларки часто красятся в черный цвет, как будто это может сделать их похожими на нас.
   Последнюю фразу лорд сказал с явным пренебрежением. Ксения только вздохнула про себя. Много они понимают, мужчины, в стремлении женщины обратить на себя внимание. А краска ей нужна именно для того, чтобы сделаться похожей. Как она рассчитывает затеряться среди воздушных, если цвет волос сразу же выдаст в ней чужачку?
  
   После завтрака Танкреш приступил к лечению. Для начала девушка, стараясь не смотреть в зеркало, приняла душ, переоделась в мужской халат. К вырезам на спине она почти привыкла. Странно было, конечно, ощущать кожей прорезы в ткани, но как объяснил Танкреш - контакт с воздухом необходим для полноценного развития крыльев. Им требуется дышать, а ткань препятствует этому.
   Ксения спустилась в гостиную, где лорд изучал содержимое ящиков кухни. Лицо у него при этом было хмурым и недовольным.
   - Проблемы? - осведомилась девушка.
   - Нет, - мгновенно отозвался лорд, - но возможно мне потребуется отлучиться на некоторое время из дома.
   - Проблемы, - уже утвердительно кивнула Ксения, - и насколько нам хватит еды?
   - Продуктов хватит еще на неделю, но тебе нужно особое питание. И свежее мясо - обязательно.
   - Гарз? - девушка подняла глаза к потолку.
   - Свежее, - терпеливо повторил Танкреш, - тот труп я уже закопал. На острове гнездятся дарканы, еще водятся кролики и змеи. Я не дам тебе голодать, рассвет моей жизни.
   Ксения представила змею на огне, и тошнота подкатила к горлу.
   - Только не змеи, - помотала головой.
   - Хорошо, - с милой улыбкой согласился воздушный и кивнул на кресло: - Садись, посмотрим твои ожоги.
   Ксения села, напряженная, с выпрямленной спиной. Танкреш умостился около её ног, осторожно, глядя ей в глаза, развел полы халата, обнажая ноги, и шумно выдохнул.
   - Ты терпела все это время?
   Девушка пожала плечами. За последние дни боль стала привычным спутником, а тут всего лишь ожоги.
   - Кэсси, - он взял её за руку, - никогда не делай так больше, обещаешь? Ритуал - единственное, что должно было причинить тебе боль. С этого момента я - твоя защита, твои крылья и твое небо. Ты не будешь ни в чем нуждаться или страдать. Клянусь своим полетом.
   - Танкреш, - Ксения с горькой усмешкой посмотрела ему в глаза, - мне не нужны чужие крылья, у меня есть свои. Не нужно клятв, просто лечи, пока я не передумала.
   Танкреш побледнел, на щеках заходили желваки, а зрачки налились грозовой опасностью, но он сдержался. Прикрыл глаза, проводя руками над обгорелой кожей, и боль утихла под его ладонями. Ксения откинулась в кресле. Что тут говорить: жить без боли гораздо приятнее, чем с ней.
   Она так расслабилась, что не заметила, как уснула. И сон на этот раз был легким, как облачко, и таким же приятным.
     Ксения проснулась и долго лежала, не открывая глаз. Вокруг стояла тишина, лишь в окна гудел ветер, да царапались ветки о стены. Вставать не хотелось. Сладость сна подействовала расслабляюще, мягкость подушки убаюкивала, а теплое одеяло обнимало, словно было родным. И она впервые, за последние дни, почувствовала себя в безопасности. Не в полной мере, нет, но что-то внутри расслабилось, отпустило, и чудовищное напряжение, в котором она пребывала последнее время, съежилось до размеров обычной паранойи.
      Привычка - страшная вещь. Два дня назад подобное казалось неприемлемым, вчера оно стало допустимым, а сегодня - почти нормальным. Нормальные летающие люди, маги, острова, парящие над землей, страшные хищники, делящие с людьми небо, и принц, в которого она запустила кувшином. Почти нормально, можно жить. Есть, конечно, и другой вариант. Только прыгать с острова вниз головой совсем не хочется, да и крылья не дадут разбиться.
     Родной мир, работа, семья и даже, как ей казалось любимый, Володя были теперь бесконечно далекими и чужими. Память по-странному сбоила, теряя детали. Она смешивала картинки, искажала лица, путала события. И Ксения уже не была уверена в том, что она делала в Праге, да и в Праге ли она была.
     Новые впечатления настолько заслонили прошлую жизнь, что сейчас желание вернуться не казалось таким уж привлекательным. Кем она была там? А кем может стать здесь? Вот именно, кем? Танкреш говорил то, что она хотела услышать, при этом мастерски уходя от неприятных ответов. И все его рассветы и закаты души, словно сироп, разбавляли речь, пряча под собой суть.
     Он, как бутылка водки - выпил и забыл, о чем хотел спросить. А ей столько всего нужно было узнать!
     Скрипнула дверь, впуская в спальню потрясающий аромат жареного мяса.
     - Проснулась? - сходу определил воздушный. - Обед готов, моя лучезарность.
   Одет он был... одним словом, как лорд. В темно-голубого цвета рубашку с перламутровыми пуговицами и в тон ей узкие, точно сидящие по фигуре штаны.
     - Долго я спала? - Ксения сладко потянулась, чувствуя себя отдохнувшей и... жутко голодной.
     - Полдня, - Танкреш присел на край кровати, - жаль будить, но обед пропускать нельзя.
     Девушка внезапно ощутила неловкость. Спальня, кровать. Рядом чужой мужчина, а между ними всего лишь одежда, его порядочность и её нравственные устои. А если что-то даст трещину? Что тогда? Готова ли она идти вместе с лордом, толком не зная, куда тот её поведет?
     В комнате воцарилась тишина, и никому из них не хотелось её нарушать.
     Танкреш взял руку девушки, поднес к губам. Вздохнул, прикрывая глаза и прижимая её ладонь к щеке. И было нечто беззащитное в этом жесте, что девушка не решилась нарушить почти семейную идиллию. Но здравый смысл, недремлющий страж розовых иллюзий, не дал насладиться моментом.
     - Зачем я тебе, а? - тихо прошептала Ксения. В горле стоял ком, и почему-то хотелось плакать.
     - Я не прошу многого, Кэсси, - так же тихо ответил воздушный, - просто будь рядом. Я разделю свое небо с тобой, мой воздух станет твоим, и ты всегда можешь рассчитывать на мое крыло помощи. Будь рядом - все, что я прошу.
     - Ты просишь слишком много, - покачала головой девушка, мягко отнимая руку и садясь в кровати, - я не знаю твоего неба, не знаю, что ты от меня хочешь, но за крыло, спасибо. От помощи не откажусь.
     - Хорошо, - легко улыбнулся лорд, поднимаясь, - у нас будет время обсудить наши планы, ветер моих крыльев, а сейчас жду тебя внизу - оценить мой скромный обед.
   Зеркало ванной комнаты встретило Ксению все тем же кошмаром, разве что глаза посветлели, и в них появился живой блеск. По ним её теперь можно было отличить от трупа, но все остальное не радовало...
   Впрочем, самое страшное было не это. Ксения вдруг с ужасом поняла, что не помнит, какого цвета у нее были глаза. Волосы вроде каштановые... или русые? Боже, что творится с её памятью? А если завтра она проснется, не вспомнив собственное имя!?
   Кстати о нем.
   - Кэсси, - проговорила девушка, глядя в зеркало, - Кэсси-Кэсси, - повторила, глядя на бледное страшилище. Отражение послушно шевелило потрескавшимися губами.
   - Уродина, - усмехнулась Ксения. Улыбочка вышла кривой и жалкой. - Смотреть противно. Ветер моих крыльев, - передразнила она Танкреша.
   Скорее, средство от икоты. Посмотришь и с испугу про икоту забудешь. Но к новому имени надо привыкать. Ксения, словно незаживающая рана, которая все время напоминает о прошлом. А если Креостарх не обманывал? Если дороги домой нет, то зачем себя мучить и рвать воспоминаниями сердце? И не будет предательством принять новое имя. Она же не отказывается от поисков, но все эти Кэсси и Ксении заставляют каждый раз вспоминать, почему она здесь и почему её зовут чужим именем.
   - Добро пожаловать в кошмар, Кэсси, - проговорила Кэсси, глядя на свое отражение. Бледная девушка скопировала её кривую ухмылку. Жизнь продолжается, пусть она и похожа на бред больного. С другой стороны, что есть норма? Вернись Ксения сейчас домой и куда попадет вместе с крыльями? В шоу уродов? В лабораторию к белым крысам?
   Креостарх был прав. Даже если и существовал путь домой, теперь он для нее закрыт. Она не вернется. Пора начинать новую жизнь.
   - Ничего, прорвемся, - Кэсси дотронулась до своего отражения, сморгнула одинокую слезу и вышла из ванной.
   В комнате её ждала новая одежда - длинная мужская рубашка и широкие штаны. Кое-как одевшись и подпоясав штаны, Кэсси спустилась вниз.
   Обед прошел в тишине. Лорд постарался, и белое мясо, залитое ягодным соусом, было восхитительным на вкус. Настолько восхитительным, что Кэсси не стала спрашивать, кого лишил жизни Танкреш, пока она спала. Организм, уставший от потрясений, хотел лишь двух вещей: есть и спать. Есть много, спать тоже много, но Кэсси не стала потакать его желаниям, и как только тарелка опустела, спросила у воздушного:
   - Когда начнем обучение?
   - Обучение? - сделал вид, что не понял вопроса Танкреш и почему-то потянулся за вином. Наполнил полный бокал рубиново-алой жидкостью. Посмотрел на Кэсси, принес ей стакан с водой и, наконец, ответил:
   - Через неделю, может две.
   - Сейчас! - выдохнула девушка. Руки сами сжались в кулаки, а гнев плеснулся в лицо, заставив его покраснеть.
   Лорд поперхнулся, закашлялся, и алые капли вина брызнули из дрогнувшего в руке бокала на стол.
   - Сейчас, - угрожающе повторила девушка.
   - Ты не готова, - спокойно ответил лорд, промокая салфеткой стол, - как только придешь в норму...
   - Я не хочу ждать, - перебила его Кэсси, повышая голос, - не хочу. Надоело сидеть и бояться, что завтра дверь распахнется, появится чужой, да хотя бы тот же принц, и моя тюрьма сменит стены.
   - Мой дом - не тюрьма, Кэсси, - хмуро ответил лорд, - и никогда ею не будет, но я понимаю твое желание обрести уверенность. Хотя ты можешь просто довериться мне.
   Кэсси покачала головой.
   Танкреш нахмурился сильнее, и глубокая морщина пролегла между его бровей.
   - Хорошо, - кивнул он наконец, - для начала проверим твой уровень.
   Дальше лорд развил бурную активность. Убрал все со стола, принес с нижнего этажа бутыль, литров на десять, из толстого стекла, и краской нанес на ней деления.
   - Конечно, это все кустарщина, - ворчал он вполголоса, устанавливая бутыль на стол дном вверх, а широким горлом вниз, - но для первого раза сойдет. Получим хотя бы приблизительный результат о твоих способностях.
   Откуда-то появилось полосатое перышко, которое Танкреш положил внутрь бутыли.
   - Кэсси, твоя задача поднять перышко. Сейчас я усилю давление внутри. С каждым делением сопротивление воздуха будет возрастать. Посмотрим, как ты с этим справишься.
   Воздух в бутыли потемнел, наверху став густо-синим.
   Кэсси, по кивку воздушного, задержала дыхание, прикусила губу и сосредоточилась на задаче.
   Бутыль, рванувшую со стола, Танкреш ловко поймал, поднял с пола перышко и вернул на место.
   - Не переживай, - успокоил он Кэсси, - с первого раза ни у кого не получается. Ты напрягаешься, а надо расслабиться. Воздух - твое второе тело. Представь, что ты выдыхаешь его из себя, он проникает сквозь стекло и поднимает перышко вверх.
   Она честно представила и тихонько выдохнула, ощущая, как теплый воздух стремится к бутыли, проникает сквозь стекло и... Кэсси только успела вообразить, как воздух придает ускорение перышку... Бамс! Бутыль пушечным снарядом взвилась вверх, впечатываясь в потолок. Тот принял её в себя, и комната получила новое, оригинальное украшение.
   Одинокое перышко медленно спланировало вниз, приземлившись на стол. Лорд проследил за его полетом, поднял глаза к потолку, пожевал губы.
   - Неожиданно, - сказал он после паузы. - И... сильно.
   - Это хорошо? - с тревогой спросила Кэсси.
   - Эммм, - замялся лорд и почесал кончик носа, - не хорошо и не плохо. Видишь ли, ты сейчас, как цветок. Потенциал высок, но он не постоянен. И не понятно, что останется, когда завянет цветок. А он обязательно завянет, Кэсси. Твоя сила - это последствия ритуала, твоего перехода в чужой мир, что из этого лично твое - сказать сложно. Да и учить... Понимаешь, учат с малого, постепенно развивая и наращивая потенциал. А как учить того, кто силен... очень силен, Кэсси, непонятно.
   По мере его слов внутри девушки словно намерзал лед. Первыми заледенели пальцы, затем стало холодно спине.
   - Я все равно буду учиться, с тобой или без тебя.
   Хотела сказать мягко, а получился стопроцентный вызов. Лорд только вздохнул в ответ, и вид у него был при этом точно у врача, которому пациент заявил: курю, курил и буду курить даже с одним оставшимся легким.
   - Я не отказываюсь учить тебя, Кэсси. Но ты должна понимать: магия - не игрушка. Начав осваивать дар, нельзя остановиться. Подумай хорошенько, прежде чем говорить: я согласна. Сейчас ты можешь оставить все как есть. Дар постепенно угаснет, нестабильность перестанет быть серьезной проблемой, и в твоей жизни останутся лишь полеты и крылья. Подумай об этом, хорошенько Кэсси, потому как я не могу обещать, что изменение цвета волос станет наибольшей твоей проблемой.
   Холодные пальцы сжались в кулаки, ногти больно впились в кожу ладоней. За все надо платить. Чертов лорд прав. Она ничегошеньки не понимает в магии. Словно радостный первоклассник, переступающий порог школы и не ведающий, что ему предстоят непростые десять лет жизни. И никого нет рядом, чтобы посоветоваться, да хотя бы выговориться. Танкреш не в счет. Он лицо заинтересованное, непонятно, правда, в чем, но откровенничать с ним не стоит.
   Как же сложно в одиночку принимать решение! И не пожалеет ли она потом в погоне за могуществом, что выбрала это самое могущество? А выбор, собственно, прост: либо призрачная свобода с магией, либо жизнь за широкой спиной лорда. Спина, надо сказать, ничего такая... Очень даже ничего, как и то, что ниже.
   - Я не пожалею и не изменю своего решения, - Кэсси постаралась, чтобы голос звучал как можно тверже.
   - Хорошо, - кивнул Танкреш, и девушка с облегчением выдохнула. Вся её прошлая "взрослая" жизнь в тот момент показалась детским садом. Какими же мелкими были тревоги и переживания! Интересно, она выросла или повзрослела? Или постарела разом? Как это оказывается непросто делать все самой и самой же расхлебывать ошибки.
   - Если ты твердо решила учиться, можем начать прямо сейчас. Единственное условие - слушаться беспрекословно.
   Кэсси усиленно кивала, с трудом сдерживаясь, чтобы не подпрыгивать на стуле от радости. Да! Она будет магом. И станет круче Гарри Поттера, потому как у англичанина не было крыльев, а у нее есть!
   Они спустились вниз, где обнаружился темный холл с полками, парой дверей и еще чем-то громоздким, укрытым плотной тканью, напоминающей по виду брезент.
   - Надень, - лорд снял с вешалки кожаную куртку, и Кэсси послушно надела, закатывая длинные рукава.
   Остров встретил их сильным ветром, угрожающе раскачивающимися верхушками деревьев и потрясающе чистым воздухом. Ни грамма выхлопных газов. От непривычки у Кэсси закружилась голова, и она была вынуждена постоять пару минут на месте, чтобы привыкнуть к горной чистоте воздуха.
   За порогом дома, взятого в плотное полукольцо деревьев, обнаружилась небольшая лужайка. Сочная трава, одинокие желтенькие цветочки и густые заросли колючего кустарника по краям. Узкой прорехой уходила вглубь едва заметная тропинка. Странными были эти острова с их ненормальным буйством зелени. Но Кэсси сейчас мало интересовали летающие куски земли. От волнения у нее вспотели ладони, и она поспешно вытерла их об штаны.
   - Начнем с простого, - лорд принес вязанку дров, развязал бечевку и тщательно разбросал поленья по полянке. - Собери все обратно. Без рук, естественно.
   И Танкреш уселся на скамейку, стоящую около двери.
   Без рук, значит. Кэсси шмыгнула носом, нервно потерла ладошки. А если еще вспомнить, сколько каждое полено стоит чистым серебром, то собрать их нужно бережно и аккуратно.
   Ну-с, приступим.
   Она сосредоточенно засопела, вскоре сопения сменилось ругательствами, сначала про себя, а затем и вслух
   Поленья весело подкидывались вверх, бодро летали в разные стороны, стремясь почему-то оказаться именно в колючих кустах. Пару раз деревянные снаряды с грохотом прилетали в стену дома, в опасной близости от головы самого лорда. Воздушный не вмешивался. Лишь после того, как Кэсси поймала плечом одно из поленьев, Танкреш не выдержал:
- Не старайся сдуть их с земли. Представь, что у тебя выросла третья рука.
   Девушка вытерла пот со лба, недобро покосилась на лорда, но промолчала.
   С третьей воображаемой рукой дело кое-как сдвинулось с места. И вскоре около порога возвышалась кучка из семи поленьев. Кэсси пристраивала сверху восьмое. Не донесла. Полено упало сверху, развалив остальные.
   - Твою мать! - выругалась девушка, ощущая, как внутри зарождается гневное пламя, как становятся горячими ладони, и с ужасом понимая, что остановить она это не в силах.
   - Я помогу, - встал со скамейки лорд, наклоняясь над рассыпавшимися поленьями.
   - Нет! - хотела крикнуть Кэсси, протягивая вперед руки, но крик застрял в горле, а затем стало уже поздно.
   Девушка зажмурилась, пережидая яркую вспышку. С нехорошим предчувствием она открыла глаза - предчувствие полностью оправдалось. На месте поленьев ярко пылал огонь, а в паре метров от костра вяло шевелился лорд, пытаясь подняться с земли. На темно-голубой рубашке и штанах в нескольких местах задумчиво курился серый дымок. Черные волосы обзавелись рыжей челкой, густые брови так же немного порыжели, но в целом Танкреш выглядел неплохо. И девушка выдохнула с облегчением. Копать могилу и прятать труп было бы неприятно, да и не к месту.
   - И когда ты собиралась мне рассказать об этом? - со вселенской усталостью в голосе простонал лорд.
  
   Глава 11
   Кэсси потупилась. Было немного стыдно, а еще больше неудобно за поджаренного лорда. С другой стороны, сам виноват. Нечего было вмешиваться со своей помощью. И дрова жалко... Это сколько же серебра она сожгла просто так?!
   Танкреш встал, похлопал, морщась, себя по штанам и шагнул к двери.
   - Камин, да, Кэсси? - бросил он на ходу, скрываясь за дверью.
   Через пару минут из окна третьего этажа вылетело ведро с водой, плавно опустилось вниз и опрокинулось над костром. Угли рассерженно зашипели, выпуская вверх столб дыма и пепла. Ведро так же плавно вернулось домой. Кэсси с завистью проводила его полет взглядом. Ей бы научиться такой точности. Она с грустью оглядела бывшую идеальной лужайку. Выгоревшее пятно, вырванная местами трава и комья земли, разбросанные поленья. Прошлась, собирая поленья в аккуратную стопку, потом занесла их в дом, сложив на полку. И зачем нужна магия, когда она управилась за десять минут без дополнительных усилий! Подумаешь, расцарапала руки, да немного испачкалась... Ерунда, честное слово.
   Когда она поднялась на кухню, Танкреш был там, чистый, умытый и переодетый в новый костюм. Лишь местами порыжевшие волосы и брови, да покрасневший, чуть шелушащийся нос выдавали произошедшее. Волосы воздушный оставил распущенными, и они черной волной спускались по спине.
   Он как раз наливал себе бокал вина, когда появившаяся на пороге Кэсси отвлекла его от этого занятия. Девушка молча подошла к лорду, сама достала бокал с полки и поставила рядом с бутылкой. Взглянула с вызовом.
   Воздушный еле заметно поморщился, потом махнул рукой и со словами:
   - Хуже уже не будет, - наполнил бокал до половины.
   - Скажи, буря моих чувств, в вашем мире убивают просто так? Ну, скажем, за цвет кожи или за физический недостаток?
   Кэсси пригубила вино, подумала и медленно покачала головой.
   - Раньше было. За цвет кожи, но сейчас нет.
   - Хороший у вас мир, правильный, - с легкой завистью проговорил Танкреш, опустошая свой бокал и наливая еще, - гуманный.
   Кэсси хмыкнула, вспоминая, насаждаемый бомбами гуманизм, но возражать не стала.
   Лорд между тем нахмурился, осторожно взял девушку за руку, покачал головой при виде царапин на коже, затем поднес одну за другой ладони к губам, покрывая их нежными поцелуями. По саднившей коже разлился приятный холод, и царапины затягивались прямо на глазах.
   - А у нас, милая моя Кэсси, предпочитают решать проблемы кардинально. Нет человека, нет проблемы.
   Так как лорд все еще продолжал удерживать её ладони в своих руках, она выразительно кашлянула, и Танкреш, нехотя отпустил её руки на свободу.
   - Вот, скажем, мы, воздушные. В нас больше всего развита магия воздуха. Она внутри, она снаружи. Еще одно чувство, еще одна потребность, как пить, есть или спать. Честно сказать, я и сам не могу определить, является то или иное желание истинно моим или оно продиктовано магией воздуха. Мы управляем силой или она управляет нами - извечный вопрос наших философов. Но кроме воздуха почти каждый из нас владеет каким-нибудь даром. Как правило, незначительным или не вступающим в противоречие с основным. Дар целительства, предвидения, дар общения с животными или чтение эмоций, и даже мыслей. Но есть силы, которые не терпят присутствие друг друга. Огонь никогда не будет сотрудничать с водой, воздух - с землей или целительство - со смертью. И если вдруг они оказываются заперты в духе одного человека, то... - Танкреш сделал глубокую паузу, - этот несчастный, как правило, сходит с ума от раздирающих его на части сил.
   Воздушный замолчал, изучая содержимое своего бокала.
   - Его убивают? - дрогнувшим голосом спросила Кэсси.
   - Милосердие и безопасность, - кивнул лорд. - Милосердие для бедняги, безопасность для его семьи. И окажись ты в человеческих землях, где боятся даже необычной родинки, появившейся на теле у ребенка, тебя ждала бы неминуемая смерть, но Верхних мирах не убивают гостей, ведь вы приносите перемены. Вот смотри, сначала Креостарх проводит без подготовки ритуал, потом принц изменяет маршрут корабля, и ты попадаешь к нему на палубу, а затем я внезапно решаю поохотиться на границе своего неба. Ты меняешь мир, Кэсси.
   - К добру ли? - фыркнула девушка, осушая бокал до дна. А внутри зрела уверенность - чертов лорд, как обычно, прав.
   - Тут как повезет, - согласился Танкреш, - но я верю в тебя, Кэсси. В тебе не чувствуется зло или ненависть. Ты способна на милосердие. Ты - свет. И останешься светом, даже если мир погрузится во тьму.
   - Надеюсь, не я его туда отправлю, - усмехнулась девушка. - Так что там с моей обязательной смертью?
   - Необязательной, - поправил её лорд, - я уже говорил, что с гостями нельзя быть в чем-либо уверенным. Вполне вероятно, что силы, проснувшиеся в тебе, смогут обрести равновесие, однако, увы, на мнение общества моя убежденность повлияет слабо. Универсал не сможет взойти на трон.
   - Трон? - переспросила удивленно Кэсси.
   - Трон и принц, сердечная моя невзгода, - пояснил Танкреш, - максимум, на что ты можешь рассчитывать, если тебя не сочтут угрозой и оставят в живых, место наложницы при его высочестве. А я могу дать тебе гораздо больше, Кэсси. Я сделаю тебя астианой клана.
   Торжественная интонация и взгляд, преисполненный важности момента... У Кэсси возникло стойкое ощущение, что ей предложили кресло президента. Ни больше, ни меньше. Ну или место первой леди страны.
   Странное ощущение, особенно после объявления об ожидающемся безумии и физическом уничтожении, как опасного для общества элемента. Ох, темнит лорд... и явно недоговаривает.
   Что же, рассмотрим варианты. Если верить Танкрешу, она - сильна, это плюс, и в то же время может сойти с ума, это минус. За ней будут наблюдать - безусловно, и при первых признаках безумия уничтожат, как бешеную собаку. И ко всему прочему, неведомые изменения, которые она, словно лампочка Ильича, несет Верхним мирам.
   Ха! Сказочки для дурачков. Она еще может предположить, что один человек в состоянии изменить ход событий, оказавшись в ключевом моменте истории, но менять что-то постоянно, да еще и неосознанно... Нет, в подобное верится с трудом. Одно дело личный дар и крылья, другое - весь мир.
   - Кто такая астиана? - хмуро поинтересовалась Кэсси, требовательно качнув бокал. Разговор без вина проходил тяжелее, чем с ним.
   Танкреш без малейшего возражения наполнил бокал, и девушка с подозрением отметила блестящие от возбуждения глаза воздушного, напряженную позу и нетерпеливое ожидание, сквозившее в каждом движении, а также слабые попытки его скрыть.
   - Во главе каждого клана стоит лорд, - Танкреш решил зайти издалека. - Он избирается сроком на десять лет Советом Старейшин. В свою очередь лорд назначает малый Совет, состоящий из четырех членов клана. Тот и осуществляет руководство, сверяя, конечно, свои решения с волей лорда. Но в клане мы выделяем еще и Круг женщин, чей опыт прожитых лет помогают клану. Наши валиде ведают вопросами брака, следят за подрастающими воздушными и определяют их готовность к ритуалу. Во главе этого Круга и стоит астиана.
   Кэсси задумчиво потерла лоб. Внутри крепло желание взять что-нибудь тяжелое и стукнуть хорошенько лорда по макушке. Вот что за манера говорить так, что ничего не понятно. Прямо как чиновник в её мире. Сказал много, а по существу ничего. И без слов ясно, что астиана - некто вроде первой леди клана. Ну, управляет она кругом старушек, так и вопросы круг решает женские, и необязательно, что именно управляет, оставляя за собой решающее слово. Может, её в этом круге за предмет мебели держат.
   Пока Кэсси собиралась с мыслями, лорд со странной веселостью в голосе продолжил. Он все больше оживлялся, словно каждая минута спокойного разговора увеличивала шансы на его благоприятный исход.
   - Сейчас место астианы занимает моя троюродная сестра, но это до тех пор, пока лорд не представит клану свою избранницу.
   - Избранницу? - закашлялась Кэсси.
   - Ту, которая разделит с ним небо, - серьезно проговорил лорд. - Для тебя, Кэсси, это будет не только небо, но и моя жизнь. Беря тебя под защиту, я многим рискую: и собой, и всем кланом.
   - Какая честь... - пробормотала девушка, отгораживаясь бокалом от воздушного. Танкреш сделал вид, что не расслышал.
   - Значит, астиана - жена лорда, - уточнила Кэсси, не став акцентировать на своей роли, - а в её отсутствии - ближайшая родственница, так?
   - Примерно так, - кивнул Танкреш, и у девушки вновь возникло ощущение, что воздушный недоговаривает.
   - Вот смотри, лорд, - она поставила бокал на стол, - есть ты, есть принц. Мы с тобой в бегах. А как его высочество посмотрит на твою идею сделать меня астианой? Жизнь жизнью, но стать причиной гибели твоего клана мне не хочется.
   - Не бойся, воздух моего дыхания, император не допустит войны. Даже принц вынужден подчиниться законам, а закон гласит - астиана клана неприкосновенна. Никто не сможет отобрать тебя у меня. Запомни это.
   Разговор все больше напоминал деловые переговоры. У нас товар, у вас купец. Оплатой пойдет безопасность, которую предоставят невесте. И оставалась маленькая такая надежда, что клетка астианы будет просторнее и приятней, чем клетка наложницы его высочества.
   Бред, полный бред. Кэсси потрясла головой. Средневековье какое-то. И внутри поднималась волна возмущения. Интересно, Танкреш специально делает акцент на астиане, лишь мельком подтвердив статус своей жены и вытекающие из этого брачные обязательства. Креостарх хоть был честен в данном вопросе и сразу завел разговор о детях, а этот...
   Остается дойти до брачного контракта, и брак по расчету будет оформлен, как полагается.
   - Нет, - Кэсси поджала губы и отвернулась к окну. Клетка так и стояла перед глазами, и делила она её вместе с ненавистью к нелюбимому мужу. Если Кэсси правильно поняла, слово "развод" воздушным неизвестно.
   - Но почему? - еле слышно спросил Танкреш
   - У нас есть пословица: с милым рай в шалаше. Понимаешь, о чем я?
   - Кэсси, - он обнял её со спины, прижался, заставляя сердце девушки ускорить свой бег, а на щеки бросить едва заметный румянец, - я могу дать тебе гораздо больше, чем его высочество, а империя... Всему свое время, мой ледяной ветер. Позволь согреть, растопить твое недоверие ко мне. Кэсси, дай шанс доказать, что жить со мной можно, и жить счастливо.
   Он ничего не делал, просто стоял, прижав девушку к себе, и говорил.
   - К тому же, мой клан третий по счету от трона, и наши женщины не раз удостаивались чести войти в Радужный дом, а воины складывали свои крылья за жизнь императора. То вино, что скрасило твое одиночество, пока я был без сознания, подарок императора из личной винодельни. Своего рода признание моих заслуг и... - Танкреш сделал многозначительную паузу, - мой планируемый подарок на обряд для астианы.
   - Знаешь, - Кэсси прикусила губу, сдерживая просящийся наружу смех - намек у воздушного вышел более чем непрозрачным, - ты можешь налить любое вино в бутылку, печать на пробке практически цела, немного поправить и, спорим, никто и не заметит разницу?
   - Я бы предпочел думать, что подарок уже вручен, - сварливые нотки в голосе воздушного заставили девушку улыбнуться, а вот следующая фраза, словно звуки скрипки, принесла сладкую горечь: - Я не знаю, что такое рай, но готов создать его для тебя, моя астиана.
   - Я не знаю, кто такая астиана, но готова выслушать тебя и... - Кэсси, чуть помедлив, продолжила: - Я не буду сбегать, если ты станешь прислушиваться к моим словам, уважать мое мнение. Если не будешь давить и требовать невозможного. Если, - голос её дрогнул, - не начнёшь обманывать или предавать. Я... - она откашлялась, в глазах защипало от внезапно навернувшихся слез, - мне некому здесь доверять, я совсем одна и...
   - Не бойся, луч моего солнца, - он мягко развернул её к себе, и она уткнулась в его широкую грудь, вдыхая запах мужского тела, едва заметно отдающий гарью. На душе вдруг стало легко от принятого решения. А слезы... С ними уходили тревоги последних, непростых дней.
   - Я не дам тебя в обиду. Только не плачь больше, хорошо?
   Он чуть отстранился, приподнял её лицо за подбородок и провел большим пальцем по щеке, стирая слезы. Потом наклонился, и Кэсси замерла в предвкушении. Его поцелуй оказался мягким и уютным, и она сама потянулась навстречу Танкрешу, обняла за плечи, зарылась пальцами в волосы. Воздушный шумно выдохнул, крепко прижал девушку к себе, и поцелуй вмиг потерял свою мягкость.
   Страсть на грани боли, тепло его рук, которое проникает даже сквозь одежду, и восхитительное чувство принадлежности к другому человеку. Ты - ему, а он - тебе. Мир на двоих, а жизнь пополам.
   Она остановилась первой, отступила, часто дыша. Голова кружилась, как после бутылки шампанского, в душе царил хаос, очень веселый, а еще немножко пошлый, сердце стучало, как ненормальное, и в целом было здорово. Вот только внутри скреблось чувство неправильности - а не сошла ли она с ума, целуясь с мужчиной, которого едва знала?
   - Кэсси, - Танкреш глядел на нее пьяными глазами и, кажется, мало что соображал. Он потянулся к девушке, и та, чувствуя себя по-дурацки - раньше надо было паниковать, медленно отступила.
   - Я храплю, - вдруг выдала, и брови воздушного удивленно подпрыгнули вверх, - когда насморк, а еще ужасно готовлю и выпиваю, в смысле вино люблю, особенно по выходным. И курю, то есть бросила пару месяцев назад, но могу начать заново.
   Глаза Танкреша смеялись.
   - Это "да"? - он подхватил девушку за талию и закружил по кухни. - Ты согласна?
   - Ага, - кивнула Кэсси, глупо улыбаясь. Кажется, это называется счастье. Зыбкое, непостоянное и очень капризное, но её собственное счастье.
  
   Глава 12
  
   - Милая Кэсси, - голос принца, усиленный магией, громко разносился над островом. Казалось, его невыносимое высочество стоит прямо у нее за спиной и орет в ухо.
   Девушка отступила вглубь зарослей высоких темно-зеленых кустов, и ветви послушно сомкнулись перед лицом, укрывая от неосторожных глаз. Над головой мелькнула тень, и Кэсси вжала голову в плечи, моля неведомые силы об одном - чтобы не заметили, чтобы солдаты, обшаривающие остров, не обратили внимание на маленькую Кэсси, прячущуюся в зелени кустов.
   Счастье оказалось коротким, отпустив им с лордом три дня, и ни часом больше. И она сама же его разрушила. Кто тянул за язык? Кто просил её подробно рассказывать о свадьбе родного мира, добавляя, что белое платье - мечта, без него, понимаешь, все не то. И обязательно голуби, ковровая дорожка, гости. На гостях она всхлипнула, вспомнив наконец, где собирается выходить замуж и, собственно, почему.
   Дар оказался слишком велик для нее. Хотела стать сильным магом? А вышло, настолько сильным, что дальше некуда. И при мысли о бегстве, о последующем одиночестве, Кэсси становилось так страшно, что она невольно искала взглядом высокую фигуру воздушного, находила и успокаивалась. Пусть Танкреш не был универсалом, не мог ей помочь с магией огня, но в его присутствии мысль о собственной неконтролируемой мощи не казалась такой пугающей, как в начале.
   В тот вечер, когда она приняла предложение Танкреша стать его леди, они проговорили до позднего вечера. Кэсси устроила воздушному настоящий допрос. И кто такая астиана - не переживай, никто не станет требовать от тебя мгновенно взять на себя управление кругом. У тебя будет полгода, чтобы освоиться в клане Сюррен, и круг всегда подскажет, что и как. Нет, не бойся, никто тебя не съест. Астиана - главное сокровище клана, его величайшая ценность. Именно так я представлю тебя императору на следующем празднике полной Луны и Солнца.
   Нет, острова не стоят на месте. Они медленно дрейфуют над землей, но в пределах границ клана. На месте удерживается лишь столица империи - прекраснейший город Арвальен. Ты сама убедишься, насколько он красив, а дворец - сказочно богат, и в его садах вечное лето.
   Нет, тебя не запрут в четырех стенах, и ты сможешь заниматься чем-то полезным, но, безусловно, без охраны я тебя никуда не отпущу. С этим придется смириться. Не знаю, что такое "три к", но наши женщины могут заниматься не только семьей и детьми, встречаются и рожденные с душой воительниц, такие идут в личную гвардию императрицы.
   Да, ты могла бы учиться, не будь твой дар таким, гм, особенным. Императорская академия Магии и Искусств - лучшее учебное заведение неба, но твое появление там абсолютно невозможно. Однако у меня есть старый друг семьи, которому я доверяю и который сможет помочь тебе со стабилизацией дара. Хорошо, и с развитием тоже.
   Да, я познакомлю тебя с историей нашего мира и моего клана. Нет, все мы люди, но ритуалы есть не только у воздушных. Маги крови, которым для возобновления сил требуется пить кровь, маги анималисты, настолько изменившие свои тела, что их сложно отличить от животных, ночные маги, чье зрение приспособлено для темноты, а быстроте реакции можно только позавидовать, да, честно сказать, всех и не упомнишь.
   Нет, сейчас с Нижними мирами войны нет. Воздушные занимаются перевозкой грузов и людей, как ты сама понимаешь, не бесплатно. Каждый клан владеет своими маршрутами, и мы стараемся не пересекаться в небе.
   Ритуал... Хорошо, расскажу. Наши традиционные храмы Небесному Отцу и его женам: Луне и Солнцу, в которых проходят ритуалы, стоят на отдельных островах. Неудобно, зато безопасно. Даже во время, хм, конфликтов, никто не осквернит храм. Обычно на ритуал собирается весь клан, но ты не будешь против, если мы сократим количество приглашенных и не позовем никого из императорской семьи? Нет? Я так и думал. На платье астианы подбираются лучшие камни из сокровищницы клана. Сам ритуал сложно описать, в нем лучше принять участие. Мы не устраиваем тут же празднество, давая молодым время насладиться друг другом. С близкими разделяют второй день, с друзьями - третий. На четвертый и пятый дни устраивают пир уже для всего клана.
   Вот тогда она и выложила все о свадьбе-мечте, о белом платье, о цветах и голубях. И взгляд лорда стал таким задумчивым, а она все говорила и говорила, мыслями возвращаясь туда, куда не могла вернуться физически.
   - Милая Кэсси! - голос принца окружал сладкой патокой, заставляя задыхаться от ужаса. - Тебе не скрыться, не спрятаться, я все равно тебя найду.
   "Щаз!" - пробормотала девушка, оглядываясь по сторонам. Пока её не обнаружили, но это пока. Можно попытаться пробиться к краю острова и удрать, но что-то ей подсказывало, что остров взят в полную блокаду.
   А утро начиналось так чудесно! На столике около кровати лежал фиолетовый в крапинку цветок, по виду напоминающий орхидею. Девушка сладко потянулась - вчерашний вечер они закончили, едва оторвавшись друг от друга. Кэсси не торопилась, да и лорд не настаивал на интимных отношениях, но с каждым разом оставаться в рамках приличий им удавалось все труднее и труднее.
   А затем...
   Дверь распахнулась, и в комнату ворвался Танкреш.
   - Уходим, быстро, - он вихрем пронесся по комнате, выдергивая девушку из кровати, накидывая на нее куртку. В руках ошалевшей от происходящего Кэсси оказались мягкие ботинки, а сама она уже стояла на крыше их дома.
   Пока девушка обувалась, лорд к чему-то прислушивался, потом гримаса горечи исказила его лицо, и девушка испугалась по-настоящему.
   - Прости, солнышко, - он крепко обнял Кэсси, ткнулся губами в висок и тут же подтолкнул её к лестнице, - бегом вниз, по тропинке доберешься до озера, оттуда налево есть проход в пещеры, переждешь там, пока я их отвлеку. Так надо, милая. Спрячься и.., - он с болью посмотрел на девушку, - чтобы не случилось, никому не верь, Кэсси. Никому.
   Легкий толчок в спину и она побежала. Скатилась вниз, выскочила за дверь. Холод ударил по обнаженным ногам, рубашка, в которой она спала, была слишком коротка для прогулок по лесу.
   Кэсси замерла на пороге, подняла голову вверх. В груди было тесно от испытываемых эмоций: страх за себя, страх перед неизвестностью, но еще больше ей было страшно за оставшегося наверху Танкреша.
   Ветер зловеще гудел, раскачивая кроны деревьев. Мерзкие серые тучи окружали остров плотным кольцом, цепляясь лохматыми брюхами за макушки деревьев. Идеальное убежище от чужих глаз. Было таким до недавнего времени, пока их не нашли. Кто? Креостарх или его высочество, а может, кто-то третий?
   Бежать... Как там сказал Танкреш - после озера направо или налево?
   Но бежать, значит бросить его одного?
   Сердце закололо от боли, Кэсси ухватилась рукой за косяк, чтобы не упасть от нахлынувшей дурноты. Страх, поганый страх парализовал тело, не пуская обратно.
   Кто бы их не нашел, ему нужна только она. И если Кэсси сдастся, лорд не пострадает. Теоретически.
   Она прикрыла глаза, собираясь с силами и мысленно прося прощение у лорда, а когда открыла глаза - решительная и готовая к любым испытаниям, лужайку накрыла плотная тень. Девушка задрала голову и едва сдержала крик ужаса: огромный корабль завис над домом. И ноги сами рванули прочь, в заросли кустарников.
   До озера она не добралась. Остановилась где-то на полдороге, затаившись словно зверь. Танкреш будто чувствовал, что истекает отпущенное им время, и вчера подробно показал весь остров, а на озере провел очередной урок - заставив поднимать водяные шары в воздух. Что и говорить, промокли они изрядно, зато не обгорели, два превращенных в пар шара не считается.
   Кэсси только вздохнула, вспоминая вчерашний, обманчиво мирный день. Уже тогда нечто тревожное носилось в воздухе, заставляя время от времени поднимать глаза к небу. Пустынная серость успокаивала, зато сегодня она наполнилась чужаками с крыльями.
   - Милая Кэсси, - девушка страдальчески скривилась, голос принца вызывал головную боль. Хотелось взять что-нибудь тяжелое и заткнуть его высочество, желательно навсегда, - тебе стоит поторопиться. Боюсь, у лорда Танкреша не настолько хорошее здоровье, чтобы он смог ждать тебя слишком долго.
   Кэсси грязно выругалась про себя. Руки сжались в кулаки, а ногти больно впились в кожу. Он не посмеет, нет.
   - Правда, ваша светлость? - убийственно вежливо поинтересовался принц, и Кэсси застонала от бессилия. Если эта... высокородная сволочь посмеет.
   Посмел. Над островом, проникая прямо в сердце, зазвучал голос Танкреша:
   - Не верь ему, беги.
   Звук глухого удара заставил Кэсси содрогнуться от боли.
   - Люблю тебя, - скорее угадала, чем услышала.
   Ветка больно стегнула по лицу, но девушка этого даже не заметила. Гнев застилал глаза, внутри горело пламя мести, и очень скоро, совсем скоро один наглый принц превратится в кучку головешек.
   Высокая трава путалась под ногами, ветки цеплялись за волосы, пытаясь удержать от глупости. Но что их усилия, когда тот, кто ей стал дорог, пусть она и не была готова назвать его любимым, в опасности. Грудь сдавило при мысли, что она его больше не увидит, что потеряет из-за своих идиотских желаний.
   Вчера, получив воздушного вестника - плотное белое облачко, размером с кулак, внутри которого пряталась скрученная в рулончик записка, Танкреш чуть не подпрыгнул от радости и громко объявил, что их заточение подходит к концу, что все готово к проведению ритуала, а самое главное - она сможет надеть белое платье, и птиц тоже достали.
   Дура... а теперь вместо платья у них в гостях его высочество.
   Девушку заметили еще на подходе к дому, но останавливать не стали. Не сочли опасной, ну-ну. Ладони жгло невыносимо, и удерживать рвущееся наружу пламя становилось все труднее.
   Вот и поляна. И ненавистное высочество. Решил встретить у входа? Зря... Или не знал, что самонадеянные долго не живут, а дергать тигра за хвост опасно для здоровья.
   Пламя гудело так, что Кэсси казалось - за нее летит целый рой рассерженных ос. Рано. Еще десять шагов она должна удержать их под контролем.
   Шаг. Нога впечатывается в черную землю лужайки. Еще шаг, гудение за спиной все злее, но и высочество ближе. На лице уже различима приторная до зубной боли улыбка. В проеме больше никого не видно. Один? Какая глупость. Надеюсь, у его империи есть другие наследники.
   И все же он что-то почувствовал. Сложно принять искаженное гримасой ярости лицо за радостную встречу. Однако с места не двинулся. Решил поиграть в героя? Дурак.
   Она предвкушающе оскалилась и ударила со всей силы, выпуская наружу рой огненных ос. Стена пламени, грозно гудя, рванула вперед. Заискрила прозрачная защита, прогибаясь под огнем. Пламя изогнулось и под прямым углом рвануло вверх, облизывая стену дома. Послышались тревожные крики. А Кэсси стояла, глядя на растерянное, почти испуганное лицо принца, едва различимое между языками пламени и мутным стеклом защитного поля, стояла и улыбалась.
   Резкая боль обрушилась сверху, приминая, подчиняя себе. Кэсси зашипела, падая на колени. Пламя бросилось на помощь, но на него обрушился настоящий ураган, развеивая на мелкие язычки, а затем гася их.
   Последнее, что запомнила Кэсси, были ноги в высоких ботинках, появившиеся перед глазами.
   Лео озадаченно потер подбородок - двойной маг огня и воздуха - опасное сочетание, особенно если им владеет юная, необученная воздушная, фактически девчонка, да еще без всякого понятия об уважении к императорским особам.
   Он наклонился, проверяя пульс на шее у лежащей на земле девушки. Подошел бледный принц. Кинул взгляд на обнаженные, едва прикрытые курткой ноги и скинул плащ, укрывая им Кэсси.
   - Жива? - с плохо скрываемой тревогой осведомился он у мага.
   С какой бы радостью Лео ответил: "Увы, мой друг" и даже не поскупился бы на соболезнования, но девушка оказалась крепкой, и сильный удар лишил её сознания, не причинив особого вреда.
   - Жива, - подтвердил маг и с надеждой спросил: - А может сдадим её стражам?
   - Ты в своем уме? - с удивлением воззрился на него Лейнар: - Я столько сил потратил, чтобы её найти, и не собираюсь сдаваться из-за небольшого осложнения.
   Лео с сомнением покосился на лежащее перед ним осложнение, чья жизнь, скорее всего, сделает его собственную невыносимой. Да она чуть было не угробила принца! При мысли о том, что с ним сделает его величество в случае гибели его высочества, Лео стало нехорошо. И он впервые пожалел, что с принцем его связывает не только работа, но и дружба. Маг и раньше покрывал шалости Лейнара, но раньше эти "шалости" не планировали убийство его подопечного. Н-да, положение... И как тут поступить? Пожалуй, следует доложить хотя бы главе Охранного дома, и пусть Дэнстэр сам думает, что делать с этим "осложнением".
   - Кстати, спасибо, что сработал аккуратно, - принц присел на корточки и легко поднял девушку на руки.
   - Не за что, твое высочество, - маг ухитрился сохранить спокойное выражение лица, понадеявшись, что принц не почувствует его смущения. Ведь если быть откровенным, когда дело запахло жареным, причем в прямом смысле этого слова, Лео ударил без всякой там аккуратности. Девчонке просто повезло, что она стояла близко к принцу и, боясь задеть Лейнара, маг уменьшил силу удара. Самое меньшее о чем он думал в тот момент - оставить девчонку в живых.
   - И... - принц помедлил на пороге, - не говори отцу, хорошо? А с парнями я сам договорюсь, они будут молчать.
   Лео принял оскорбленный вид и возмутился:
   - Ты же меня знаешь!
   - Знаю, - не стал возражать принц, - но тут случай особый. Просто поверь, она того стоит.
   Голые ноги в наспех зашнурованных ботинках мотнулись перед озадаченным взглядом мага, и принц со своей добычей скрылся в доме.
   "Стоит" мысленно передразнил он принца и добавил шепотом, перед тем как войти за высочеством в дом: - Седых волос она мне будет стоить.
   На крыше было пусто. Лишь пара гвардейцев из личной охраны принца стояла по краям, держа периметр под прицелами внимательных глаз.
   За спиной целителя раздался шорох, он резко повернулся, чтобы столкнуться взглядами с еще двумя гвардейцами, поднимающимися по лестнице. Между ними, волоча ноги по полу, висел лорд Сюррен. Вид у него был, мягко сказать, нездоровым. Один глаз заплыл, нос и губы распухли. Пара ребер точно сломана, а пальцы на левой руке выбиты, это целитель мог сказать наверняка.
   - Куда его? - осведомился Лео.
   - Приказано взять с собой, - сухо ответил левый гвардеец, явно не одобряя любопытство придворного целителя.
   - Решил, что он нам еще может пригодиться, - над бортом корабля показалась темноволосая голова принца, - так что лорд Сюррен - мой гость. Насколько - решу позже. И ты мне нужен, - обратился он к Лео, - займешься нашей гостьей? Меня беспокоит её состояние.
   Целитель покорно вздохнул. Тащить лорда с собой - плохая идея, но принц явно впал в состояние высокородного упрямства, и спорить с ним себе дороже. Позже он подумает, чем помочь глупому лорду, посмевшему перелететь небо перед принцем. Хорошо, его высочество сдержался и оставил Танкреша в живых. Императора не порадовали бы незапланированные сложности с кланом Сюррен. И если сыну грозил бы выговор, то его ближнее окружение могло пострадать сильнее.
   Целитель поднялся на борт, мысленно прикидывая, кого подрядить на организацию побега попавшего в немилость лорда. Если Танкреш не дурак, он до конца жизни не появится во дворце. Ну, а само дело настолько щекотливо, что никто не станет предавать его огласке - ни лорд Сюррен, ни Лейнар.
   Лео задержался, чтобы в последний раз кинуть взгляд на охотничий домик, выраставший, словно еще одно дерево из густого покрова острова. Если бы не перехваченная переписка лорда, внезапно потерявшего осторожность, они бы до падения островов искали его убежище. Однако небо сыграло на их стороне. К добру или нет, покажет время.
  
  
   Глава 13
   - Уверен, что это безопасно? - уточнил Лейнар, глядя, как целитель покрывает руки девушки тонким узором и коричневая краска затейливым узором древних рун ложится на кожу.
   - Хочешь еще раз испытать судьбу? - Лео отодвинулся, оценил свое творение, затем макнул кисть в краску и продолжил наносить письмена. - Одним разом она точно не ограничится.
   Его высочество поморщился, побарабанил пальцами по подлокотнику кресла:
   - Не мог я тогда, понимаешь, в ответ ударить, не мог. Боялся, что убью.
   Ответ прозвучал резко, и целитель счел за благо промолчать.
   - Не одобряешь, да? - тут же завелся Лейнар. - Можешь не отвечать, сам вижу, считаешь полнейшей глупостью позволять женщине напасть на себя. Но она, - он протянул было руку, чтобы коснуться волос лежащей на кушетке девушки, однако под укоризненным взглядом друга ограничился тонким покрывалом, поправив свисающий с кушетки край, - не обычная. Гостья из иного мира...
   Восхищение в голосе принца заставило Лео вздохнуть, рука дрогнула, целитель выругался про себя и принялся исправлять кривую линию. Не хватало действительно угробить предмет обожания его высочества. И никакая дружба тогда не спасет его от немилости.
   Принц тоже вздохнул, бросил взгляд на девушку, но работе целителя мешать не стал. Поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. Судя по плотности рисунка, работы предстояло много. Лео всегда щепетильно относился к своим обязанностям, у Кэсси точно не будет второго шанса повторить свою огненную атаку.
   - Ты слышал об императрице Шэссин? - спросил Лейнар через некоторое время. И молчание, и сидение на месте тяготили его деятельную натуру.
   - Кто же не слышал, - пожал плечами целитель. Он размял затекшие плечи, пошевелил пальцами, снимая напряжение.
   Шэссин слыла настоящей легендой. Не меньше сотни стихов, песен и сказаний восхваляли единственную среди воздушных правящую императрицу. Надо сказать, что Шэссин действительно было чем гордиться. Начала она с создания личной стражи, состоящей исключительно из женщин, исключительно высокородных и выбравших иную, чем семья, дети, муж, стезю. Именно они впоследствии встали рядом с Шэссин во главе заговора. Смерть императора, поговаривали, к этому тоже приложила руку стража императрицы, позволила Шэссин занять его место. Она так умело управилась с лордами: кого угрозами, кого лаской, заставив принести клятву верности, что будто впавшие в гипнотическое состояние Верхние миры отреагировали лишь спорами в гостиных, да призывами к перевороту, которые, впрочем, призывами так и остались.
   На этом потрясения Верхних миров не закончились. Императрица вторично вышла замуж. Новым мужем стал ничем не выдающейся до того времени лорд клана Ирмастан. Верхние миры получили разом принца-консорта и новую династию. Надо сказать, весьма плодовитую династию. Если бы не черная вдова, решившая посетить Верхние миры примерно двести лет тому назад, потомки Шэссин владели бы Небесным троном до сих пор.
   - Но почти никто не знает, что императрица была родом не из этого мира, - торжественно объявил Лейнар, и целитель выругался вторично - откровения правящего клана сыпались, как из облака изобилия, и линия опять вильнула вправо. По уму надо было выгнать принца из каюты, чтобы не мешал готовиться к ритуалу, но проще было остров уронить на землю, чем заставить этого упрямца делать то, что ему не хочется.
   - Теперь понятно, - пробормотал Лео.
   - Что тебе понятно? - подпрыгнул в кресле принц.
   - Ну, как она посмела стать императрицей и... эм, все остальное.
   - Говори прямо, - насмешливо прищурился Лейнар, - убила муж и прибрала империю к рукам. Ты прав, наши женщины на такое не способны.
   - Тогда не понимаю, - покачал головой целитель, - зачем она тебе?
   - Не о том думаешь, дурак, - беззлобно ругнулся принц, - она родила трех наследников и еще двух принцесс. И все, слышишь, все до одного прошли ритуал, и их дети тоже.
   - А император? - осторожно уточнил Лео.
   - Полный идиот, - фыркнул Лейнар, - и кстати, если бы не лорд Сюррен, так некстати решивший поохотиться у меня на пути, она была бы уже моей. Женщин несложно завоевать, если их сердце свободно. А даже если и занято, все равно нет ничего невозможного. Немного больше времени, внимания... Скажи капитану, чтобы правил к седьмому причалу. Поселю её в садах Ллорении.
   - Как пожелаешь, - склонил голову целитель.
   Сады Ллоренции, названные в честь любимой императрицы второго императора Радужного дома Кроумсдорф, были настоящим чудом паркового искусства. Ллоренция, подарив мужу сразу двух наследников, тяжело перенесла трудные роды. Чтобы порадовать жену, император велел выстроить дом, точнее множество беседок, под открытым небом, а чтобы жена не скучала, лежа в кровати, каждую ночь лично переносил её в новую беседку.
   Немногие удостаивались чести посетить сады Ллоренции, единицы - пожить там.
   Если его высочество считает, что гостья оценит этот дар, Лео не станет его разубеждать. Лично он абсолютно уверен, что дар пропадет впустую или гостья воспримет его иначе.
   Целитель закончил рисовать узор на правой руке и перешел к левой. Работы предстояло много, и шея заранее ныла от напряжения. По канону защитный узор накладывался на ступни и ладони, а затем активировалась блокировка, но Лео решил подстраховаться, включив в защитный узор шею, руки до плеч и лоб девушки.
   Картина стены пламени, вырывающейся из ладоней гостьи, все еще стояла перед его глазами. А если бы Лейнар не поставил защиту? Глупость, конечно, защита - первое, чему учат членов императорской семьи, но осечка могла быть у любого. Следующая картина: обугленный труп заставляла целителя холодеть от ужаса и прикидывать варианты собственной смерти, естественно, добровольной. Гибель наследника ему не простят.
   Блокировка дара - дело трудное и опасное для пациента, но иногда совершенно необходимое. Особенно, если у ребенка обнаруживается слабенький второй дар, его проще заблокировать, чем подвергать риску еще неокрепшую психику юного мага. Да и всегда есть шанс, что второй дар внезапно станет сильнее, а потом, не дай небо, потянет за собой что-нибудь еще.
   Но иногда это не срабатывало. Иногда дар столь активно сопротивлялся любым попытками его заблокировать, что целителям приходилось отступать, и тогда защита становилась тюрьмой для рвущегося на свободу дара. К чему это приводило...
   Лео тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли. Жалость неприемлема. Жизнь принца важнее жизни никому не известной девушки.
   Кстати, о ней. Опыт целителя, знающего, что внутри все люди одинаковы, не позволял ему верить в великое предназначение гостей. Ведь на самом деле, если бы девушка оказалась в деревушке Нижнего мира, затерянной в глухих лесах, ничего значительного она совершить бы не смогла. Но окружающие считали иначе и тащили её наверх, делая чуть ли не солнцем на небе. И кого? Человека с неизвестным прошлым, семьей, а главное, с непонятными мыслями в голове, и тьма знает, каким воспитанием.
   Вот и тот, бедняга император, думал так же. Надеялся на что-то, поставив Шэссин первой среди женщин, а что получил взамен? Подушку на лицо вместо благодарности.
   Лейнар, конечно, уверен в себе. Но трудно считаться экспертом в отношениях мужчин и женщин, если ни одна женщина тебе до этого не отказывала. А эта... Лео бросил быстрый взгляд на бледное лицо девушки. Даже во сне упрямая морщинка на лбу не разгладилась, а губы были плотно сжаты. Эта откажет, если сразу не сожжет. Да простят его летние звездопады, но он добавит еще парочку рун для надежности. С гостями нельзя быть ни в чем уверенным, а огневики еще и отличаются работой дара в тысячных пределах.
   Давно миновали те времена, когда силу определяли на глаз. Сейчас можно было измерить магический дар с точности до единицы. И каждый работал в своих, природой ему определенных нормах.
   Водники и воздушники считали оптимальным работу в зоне от трехсот до пятисот единиц. Выше поднимались лишь члены императорской семьи да магистры. Из них тысячный порог силы достигали немногие, а удерживать его продолжительное время могли и того меньше.
   Землевики, владеющие даром земли, начинали от ста единиц и большей частью не поднимались выше двухсот, но зато разогнавшись до максимума, держали его довольно долго. Из них выходили отличные целители, высокооплачиваемые садовники и самые удачные кладоискатели.
   Огневики могли мгновенно разгоняться до тысячи и более единиц энергии, зато хватало их на считанные мгновения. А вот работать на низких единицах для них было огромной трудностью, как и сдерживать свой буйный нрав. Если они доживали до совершеннолетия - двадцати одного года, из них выходили отменные боевые маги, и ни одна война Нижнего мира не обходилась без их участия.
   Кэсси пока демонстрировала все навыки огневика. И как его высочество собирается с ней справляться, да еще и скрывать от семьи... было заботой его высочества. Задача Лео - безопасность их общения, не более.
  
   Кэсси открыла глаза, выныривая из сна, точнее сказать, кошмара. Снился ей Танкреш, отбивающийся от стаи гарзов. И когда воздушный исчез в черном комке крыльев, хвостов и острых клювов, а она сама, удерживаемая невидимой силой на месте, не могла ему ничем помочь, нахлынувший ужас вытолкнул из сна.
   Проснувшись, она какое-то время лежала, слыша стук собственного, зашедшегося в страхе, сердца. Закостеневшее тело не хотело шевелиться, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы приподняться на кровати.
   А окружающий мир, напротив, радовал собой. Острые лучи рассветного солнца проникали сквозь ажурную решетку беседки. Рядом на изящном стеклянном столике благоухал букет роз, и ваза, в которой он стоял, стала бы сенсацией на выставке в любом музее. Расписной потолок изображал невинную сцену заката среди пышнотелых облаков, с едва угадываемыми в них силуэтами женских обнаженных фигур. На обтянутых шелком стенах висели хрустальные светильники, и солнечные свет, играя в их гранях, рассыпал цветные пятнышки по стенам. Через открытый проем внутрь проникала ветка ползучего растения, и рассыпанные по листве крупные красные цветы спускались на ней до пола.
   Сквозь незастекленные арочные проемы было видно, что за ровно выстриженной лужайкой начинается парк, оттуда слышалось веселое пение птиц, а вокруг сладко, до головокружения благоухали цветы.
   Кэсси села, скептически оглядела длинную и практически прозрачную ночную рубашку, добавила к ней легкое одеяло, замотавшись в него на манер тоги. Поморщилась - тело было чужим, а голова пустой, словно после попойки и жутко хотелось пить. Странно, она вроде перестаралась с магией, а ощущение - ну чисто похмелье.
   Встала, осматриваясь и недовольно морщась. Кровать - на четверых, не меньше, в углу столик и два высоких стула, пузатый комод с золочеными ручками, а на стене - портрет молодого человека: миниатюра в широкой, богатой раме.
   Кэсси забралась на кровать, сняла портрет, подержала в руках, вглядываясь в черты его высочества, а затем с размаху швырнула об стену. Осколки веером разлетелись по полу. И дышать сразу стало легче.
   - Посмотрим, кто кого, - пробормотала, прислушиваясь. Но никто не спешил отругать за разбитое стекло или отволочь в темницу за оскорбление монаршей особы. Мирно шумели деревья, звонко, на одной ноте частила невидимая птица.
   Кэсси разочарованно спрыгнула с кровати. Настроение было... боевое. И попадись ей сейчас его высочество, портрет полетел бы в него, а не в стену. Она бы ему припомнила все, а в первую очередь Танкреша.
   Танкреш... Сердце сжалось от тревожных мыслей. Жив ли? Где сейчас? Успокоится ли принц, заполучив её себе? Оставит ли лорда в покое? Не станет ли мстить?
   А следом пришло недоумение. Зачем? Вот зачем она сдалась его высочеству? Или ему тоже хочется заполучить к себе в коллекцию гостью из другого мира? Не верится как-то, что у принца могут быть проблемы с поиском той единственной, что продолжит его род. Да и Танкреш обмолвился о роли любовницы, на которую может рассчитывать безродная низянка.
   А что если у принца к Танкрешу какие-то счеты, и она всего лишь очередной приз в их неведомом ей состязании?
   Сейчас, когда лорда не было рядом и никто не опутывал сладкими речами, очарование немного рассеялось и позволило взглянуть на случившееся трезво и расчетливо.
   Вспомнилась первая встреча с Танкрешом, спасение от гарза и появление высочества в компании целителя. Чутье подсказывало, он бы её вернул - ссориться с наследником плохая идея, но почему тогда решил пойти против правящей семьи?
   Неужели только из-за того, что Кэсси родом из другого мира? Глупость какая-то. У нее две руки, две ноги, и она ничем не отличается от местных женщин, тогда в чем причина упорства лорда? Если отбросить все рассветы и закаты, в чем суть опасной затеи - уведи девушку у принца. Впрочем, она не совсем девушка принца, точнее вовсе не, но, похоже, возвращать её Креостарху Лейнар не собирается. Все то же чутье подсказывало, что так настойчиво за чужой серглой не охотятся, да и вокруг скорее всего раскинулся один из знаменитых императорских садов, в которых царит вечное лето.
   А если отбросить собственную сногсшибательную внешность, любовь с первого взгляда и застарелую вражду Танкреша с Лейнаром, что остается? Переворот? Интересно, но не логично. Зачем она ему нужна в таком случае? Что еще? Что-то ведь произошло такое, что толкнуло Танкреша на столь неразумный поступок.
   Крылья! Вот самое необычное, что случилось с ней за последние дни. А ведь Танкреш объяснял - через ритуал проводят подростков, у взрослых выжить шансов практически нет, да и психика низянок сильно страдает, настолько, что их держат в дальних уголках поместий воздушных.
   Кэсси вспомнила, как вытянулось лицо Лейнара, когда она заговорила, а потом повела себя разумно и адекватно. И интуитивно почувствовала - вот оно! То самое, что заинтересовало в ней Танкреша и Лейнара, ах да еще и Креостарха! Её способность не только пройти ритуал, обрести крылья, но и остаться при этом в здравом уме, да еще и с желанием летать. Вот почему Креостарх хотел от нее потомства, а Танкреш желал оставить рядом с собой. Им нужна была сильная воздушная, которая укрепит клан, а что нужно Лейнару?
   За беседкой обнаружилась пристройка с удобствами, которую девушка и посетила. Зеркало в ванной комнате вновь преподнесло ей сюрприз. На белых волосах появился легкий золотистый оттенок. В глазах светилось нечто такое... рыжеватое, и взгляд показался нагловат. Ну и сам вид стал... здоровее что ли. Кожа перестала быть такой бледной, брови и ресницы чуть отросли, да и худоба больше не пугала своей болезненностью. Почти рыжая, бледная наглость.
   - Берегись, принц, - криво ухмыльнулась Кэсси своему отражению, - и бойся.
   Этот парк смело можно было назвать раем. Огромные деревья с широкими кронами создавали приятную тень. На лужайках росла мягкая изумрудная трава, и Кэсси, сойдя с уложенной разноцветными камнями дорожки, пошла напрямик, к еще одному домику, виднеющемуся неподалеку. По пути ей попалась чудная полянка со столиком и мягкими скамейками-качелями. Огромное дерево до земли раскинуло свои тонкие, гибкие ветви, образуя зеленый шатер.
   Второй домик встретил её шумом воды, вырывающейся из центра каменной насыпи, наверху которой стояла очередная беседка. Острая крыша, арочные проемы и вид на три бассейна с водопадом. Покатые мостики, мраморные плиты, наполовину утопленные в воде, на которых так удобно лежать, застывшие статуи по берегам и высокие растения с широкими листьями и белыми цветами.
   Кэсси постояла, любуясь на очередной прекрасный уголок парка. На странно пустынный парк. Кто-то здесь должен жить?
   Заглянула в беседку и ничуть не удивилась, обнаружив кровать, занимающую половину домика. Вздохнула, пробурчав, что если это намек, то какой-то пошлый. Или всех обитательниц домиков срочно вывезли из парка? Если так, то зря. Она ни на кого не претендует.
   Дальше можно было и не ходить, но Кэсси упрямо исследовала это странное место, пока не добралась до стены. По пути ей попадались беседки, разных форм и размеров, но с обязательной кроватью в качестве главного интерьера мебели. Столики, диванчики, низкие лежаки прямо на траве. Бассейны, пруды и даже небольшая река. Весь парк был огромным домом, пол которого устилала шелковистая трава, а потолком служило небо.
   Если Кэсси что-то понимала в магии, то щит, установленный над парком, поддерживал в нем постоянное тепло, позволяя спать на открытом воздухе.
   И весь этот дом напоминал собой огромный гарем, вот только гаремы не бывают безлюдными, и это настораживало.
   Стена, окружающая парк, явно была родом из плохой сказки. Грубо обтесанный камень, поросший мхом, трещины, словно застывшие следы, оставленные когтями чудовищ, зеленая вода, скапливающаяся в мелких выбоинах.
   Кэсси задрала голову, пытаясь высмотреть, что там наверху. Сколько же здесь метров? Семь, восемь? Да какая разница! У нее же есть крылья.
   Кстати, гораздо удобнее было осмотреть парк сверху, с высоты, так сказать, собственного полета. Но умная мысль, как известно, приходит в последнюю, уже никому не нужную очередь.
   Кэсси взлетела плавно, тренировки с Танкрешом сильно помогли, и в воздухе она сейчас ощущала себя не менее уверенно, чем на земле. Страшно лишь первые три метра после отрыва, когда мозг понимает, что под ногами ничего нет, а тело удаляется все дальше и дальше от земли, а затем становится уже все равно, сколько там метров пустоты под ногами.
   Но на этот раз небо не приняло её в свои гостеприимные объятия. Кэсси поднялась чуть выше зеленого покрова деревьев, а затем завязла в невидимом желе. И сколько бы ни прикладывала усилий, сколько бы не билась, увязала лишь больше, трепыхаясь, словно бабочка, попавшая в липкую паутину.
   Внутри уже нарастала знакомая ярость, выкручивало суставы, тело напитывалось тяжестью, а кровь оглушительно бухала в ушах. А затем алым вспыхнули узоры на руках и ногах, дыхание перехватило от резкой боли - и Кэсси стремительно полетела вниз.
  
   Выступивший из тени дерева мужчина взмахом руки притормозил падение девушки, а затем мягко опустил её на траву. Подошел. Покачал головой, со вздохом поднял на руки и отнес в ближайшую беседку.
   Сжав руку в кулак, он создал из воздуха крохотное облачко, которое, медленно покачиваясь, зависло около его руки. Быстро набросав пару слов на бумаге, мужчина поместил записку в центр облачка, шепнул одно слово: "высочество" и, дунув на облачко, отправил его в полет.
   Затем, немного подумав, создал второго вестника, послав его к целителю.
   - Как она?
   - Что случилось?
   Они ворвались в беседку одновременно, но с разных сторон: Лео - через дверь, Лейнар - прямо на энолете через арку окна.
   Мужчина вскочил со стула, отвесил короткий поклон принцу.
   - Ваше высочество, боюсь, она без сознания.
   - Расскажи, Варкан, - потребовал принц, бросив красноречивый взгляд на Лео. Тот его проигнорировал. Подошел к кровати, взял девушку за руку. Защита отливала розовым, и это было плохо. Что еще хуже - временами по рунам пробегала багряная дрожь.
   - Она поднялась в воздух и увязла. Я был рядом, наблюдал, как вы и приказали. А затем потеряла сознание и начала падать. Пришлось вмешаться.
   - Спасибо, Варкан, ты все сделал правильно, - кивнул принц. - Что-то еще?
   - Ходила, гуляла, - пожал плечами охранник, - ну и так, мелочь, - он замялся, - портрет ваш разбила в одной из беседок.
   - Вот как, - помрачнел Лейнар. - А ты, что скажешь? - повернулся к целителю.
   Ответить Лео не успел. Тоненькая змейка воды скользнула через подоконник, пробежала по полу, взобралась на кровать и заползла на руку девушки, обернувшись прозрачным браслетом. А следом за ней уже бежала вторая, третья...
   - Небо мне в ноги, что это за тьма? - с воплем отскочил в сторону Варкан.
   - Третий дар, - еле слышно прошептал ставшими непослушными губами Лео и, повернув к Лейнару помертвевшее лицо, повторил: - Третий дар. Она уничтожает блокировку.
   Принц растерянно моргнул, посмотрел себе под ноги, где по полу струились водяные потоки, переступил с ноги на ногу, словно боясь эту внезапно ожившую воду. На мгновение Лео стало его жаль, но действовать надо было быстро и решительно. Еще немного - и проблема вырастет за пределы парка, достигнет небесного кабинета правителя и тогда... его самого выдворят из дворца.
   В памяти всплыл давний разговор с главой Охранного дома.
   - Для всех ты будешь простым целителем, - сидящий за столом таш Дэнстэр Кобальски габаритами напоминал отожравшегося на домашних харчах хищника, но Лео даже мысленно не стал бы тягаться с ним. Хищник, пусть и с небольшим брюшком, круглым лицом, пухлыми щеками и маленькими глазками, оставался хищником. И оборвать жизнь Лео для него - дело пары секунд. Голыми руками, чтобы кровью ковер не пачкать. Именно так он и выразился, когда новоиспеченный придворный целитель попытался ему возражать.
   - Пойми, дурак, - вразумлял его хранитель жизни императорской семьи, постукивая рукояткой ножа по столу, - целителей я тебе сколько хочешь найду - хороших и очень хороших, а вот с теми, кому можно доверять и кому будет доверять наследник, есть сложности. Тебе он доверяет. И пока он тебе доверяет, ты работаешь здесь. Но как я уже сказал, целителей у нас хватает. У тебя ведь год практики? И проходишь её здесь, во дворце? Я определю тебя к ташу Жельяру. Не бледней так, он не ест целителей на завтрак, да и на обед тоже. В твоем деле сказано, ты вырос в Нижнем городе, значит умеешь постоять за себя. И поверь мне, сынок, научиться хорошо драться лишним никогда не бывает.
   Он и учился. До потери сознания, растянутых мышц, вывихнутых суставов и переломов, которые залечивал сам же. Учился, понимая, что место рядом с наследником действительно не для простого целителя.
   Вот только что делать сейчас с этой... тьма её забери, гостьей?
   Убить сразу? Лейнар не поймет.
   Не убить? И дождаться пока это чудовище прикончит принца?
   И тот, и другой вариант были до отвратительного неудобными, почти безнадежными. А ему так нравилась жизнь во дворце и место личного целителя наследника.
   - Что можем сделать? - голос принца был спокоен, и только бледное лицо выдавало его смятение.
   - Убить? - пожал плечами Лео. Варкан с готовностью сделал шаг вперед. Охранник, как и целитель, тоже умел убивать, а не только подставлять спину, закрывая собой наследника.
   - Не сметь, - очень тихо, но твердо ответил Лейнар, и целитель невольно вздохнул. Собственное самоубийство приобретало все более реальные черты.
   - А давайте сдадим её ташу Кобальски, пусть сам решает, что с ней делать, - неожиданно влез в разговор Варкан. Лео с надеждой посмотрел на принца - нет, а вдруг? Но чудо не произошло.
   - Да он прикончит её еще в кабинете! - искренне возмутился Лейнар. - Нет-нет, никаких Дэнсэров, Танкрешов и Креостархов. Она - моя. Лео, проси, что хочешь. Хочешь - сделаю тебя лордом. Хочешь - оформлю разрешение на открытие практики в столице. Но она должна остаться во дворце! Живой и невредимой.
   Лео на мгновенье прикрыл глаза. Решение принца было ожидаемым, и все равно сердце противно заныло. Можно было начинать подбирать яд, которым при весьма скором случае ему придется отравиться.
   - А ничего не надо делать, - целитель бросил взгляд на девушку, тело которой уже полностью было покрыто водой, над поверхностью прозрачного кокона выступало только лицо. - Блокировать бессмысленно. Заблокируешь огонь, вода уничтожит блокировку. Ограничишь воду - все сожжет огонь. Нет, моя работа здесь не требуется. Ваш черед, ваше высочество.
   Принц нахмурился - друг при посторонних соблюдал этикет, обращаясь на "вы", но Варкан давно уже был своим, и официальное обращение означало одно - Лео злится, он в ярости. Такое случалось, когда его решения были неприятны другу.
   - Намекаешь, что я должен с ней поговорить?
   - Поговорить, - кивнул целитель, - обещать, что ничего не угрожает. Что ты предоставишь определенную свободу взамен на клятву не сбегать. Постарайся убедить, что за стенами дворца ей грозит опасность, а ты - гарант её безопасности. Предложи какое-нибудь занятие. Нет, я серьезно. Особа весьма бойкая и без дела тут же что-нибудь натворит.
   - А, - Лейнар кашлянул, прочищая горло, - её способности?
   - Попробую позаниматься с ней концентрацией внимания. Это все, что можно сделать. И говорю сразу: при первых признаках безумия я или Варкан её уничтожим, - Лео стойко выдержал возмущенный взгляд друга и добавил про себя: - А пока можешь наслаждаться новой игрушкой.
   Принц сжал кулаки, лицо исказилось от гнева, но спокойствие целителя и молчаливая поддержка Варкана охладили пыл.
   - Отцу скажу сам, - заявил он, успокаиваясь, - и Дэнстэру тоже. Не дергайся, - ухмыльнулся, заметив реакцию друга, - этот паук многих держит в своих лапах, но у меня есть на него управа. Ты, главное, проследи за ней, и чтобы, э-э-э, парк целым остался. Как очнется, зови. Начнем с разговора, а там посмотрим.
  
   Глава 14
   Варкан под предлогом - покараулить снаружи, улизнул вслед за высочеством. Лео не возражал. Его самого нервировал вид девушки под водяным саркофагом, что говорить про обычного гвардейца, пусть и из личной охраны принца.
   Впрочем, сидеть без дела маг не собирался. Следовало перенастроить браслет девушки, заменив герб клана Селены на герб Радужного дома, распорядиться о горничных для гостьи его высочества, но главное - заняться контролем: отслеживающие заклинания и амулет чистой души, за которым был отправлен Варкан. Пусть это не спасет их от неожиданностей, зато позволит избежать многих неприятностей, как-то: бегство, попытка освободить лорда или безумие.
   Чудовище, конечно, никогда не станет ручным, зато его можно сделать более безопасным для окружающих.
  
   На этот раз пробуждение было странным. Первым пришло осознание холода, затем к нему добавилось неприятное ощущение мокрой одежды. Кэсси распахнула глаза, попыталась сесть и со стоном повалилась обратно. Мир был отвратителен. Мокрый, холодный, с головной болью, сухостью во рту, слабостью в ногах и единственным желанием - сдохнуть, чтоб не мучиться.
   - Доброго дня, Кэсси, - приятный мужской голос резко диссонировал с мерзкими ощущениями, настолько резко, что желание сдохнуть, сменилось на - прибить, - давайте я помогу вам подняться.
   Она скосила глаза и не сдержала внутреннего стона. А что, собственно, она ждала? Чтобы случившееся оказалось сном, чтобы у кровати сидел Танкреш, а не воздушный, с русыми волосами, в серой шелковой рубашке, со взглядом доброй сиделки?
   Кэсси покопалась в памяти и выудила имя мужчины - Лео. Так, значит, все правда? И парк с чудо-беседками, фонтанами и бассейнами, и её попытка взломать защиту? Весьма неудачная, раз она сейчас валяется полутрупом на почему-то мокрой кровати. И зачем было ставить столь агрессивную защиту над парком? Или это ей опять не повезло?
   Мужчина между тем наклонился и ловко поднял её на руки.
   - Для вас готова ванна. Думаю, вы не откажетесь её принять.
   Кэсси кивнула, чувствуя себя маленькой девочкой среди умных и самоуверенных взрослых. Ванна так ванна.
   К её радости, Лео не стал настаивать на раздевании, а опустил в восхитительно горячую воду прямо в одежде. И тут же ушел, предупредив, что пришлет горничных в помощь.
   Кэсси прикрыла глаза. Приятное тепло обволакивало тело, погружая его в легкую дремоту. И даже принц с парковым гаремом отодвинулся на край сознания. Она подумает, что с ним делать, но не сейчас, потом. Сейчас же...
   Что-то живое скользнуло по ноге. От неожиданности Кэсси ушла под воду, чтобы тут же резко вынырнуть из нее. Через мгновение она сидела на бортике ванны, откашливаясь и убирая прилипшие волосы с лица.
   - Что за?
   Вода была девственна чиста и прозрачна. Внутреннее чутье подсказывало полную ерунду, мол, опасности нет, но Кэсси ему не верила. Она вообще после камина себе не верила, вот и теперь, всматриваясь в воду, пыталась уловить, что или кто притаился в прозрачной голубизне белоснежной ванны.
   - Что-то случилось? - в дверь заглянул воздушный.
   Кэсси мгновение боролась с выбором - нырнуть обратно или остаться в мокрой, полностью облегающей тело одежде. Победила осторожность.
   - Там кто-то есть, - махнула рукой на воду, подтягивая ноги к себе.
   Мужчина подошел, с серьезным видом просканировал ванну и немного удивленно ответил:
   - Ничего нет, только вода.
   - А, - Кэсси кашлянула, - вода. Ну да, я так и думала. Спасибо.
   Воздушный одарил её внимательным взглядом, словно что-то решая про себя. Решил и кивнул:
   - Если понадоблюсь, зовите, я рядом.
   Оставшись одна, она некоторое время смотрела на воду, потом, обозвав себя трусихой, осторожно залезла обратно. Расслабиться больше не получалось. Воображение проснулось и заработало по полной программе, рисуя ужасы разной степени кошмарности.
   Кэсси полусидела в воде, пытаясь уловить, когда оно появится вновь. Уловила. Прозрачную воду пронзила темно-синяя нить, вильнула в сторону её ноги, а в следующий миг, выплеснув полванны на пол, Кэсси стояла на полу, судорожно переводя дыхание.
   Это было хуже, чем с камином. Вспомнилась мокрая постель, тяжелое, как после похмелья, пробуждение. И, шалея от собственной смелости, она протянула руку над водой. Протянула, не зная зачем, ни о чем не думая, но вода ответила, выкинув вверх тоненькую струйку, слегка коснувшись ладони девушки.
   - Ого! - Кэсси отдернула руку, спрятав для надежности за спину. Вода не вызывала доверия. Она будто действовала сама по себе - и это пугало больше всего. И рядом не было Танкреша, который бы все объяснил и разложил по полочкам.
   На ум опять пришел камин, сыгравший с ней злую шутку. Получить повторение, но уже с водой, не хотелось. А может все дело в том случае из детства, когда она тонула на пруду? Тогда её вытащил соседский парнишка, она даже толком нахлебаться не успела, но страх, оказывается, остался и жил в ней все эти годы. Глубоко спрятавшись внутри, он ждал своего часа.
   - Ну уж нет, - помотала головой Кэсси, отступая от ванны.
   - Леди, мы пришли вам помочь помыться, - две практически одинаковые женщины, с гладко зачесанными и забранными в тугой узел волосами, в темно-синих платьях с белоснежными воротничками и манжетами, шагнули в ванную комнату.
   Кэсси бросила затравленный взгляд на воду.
   - А я уже, - бодро ответила, отворачиваясь от ванны и улыбаясь сквозь силу, - помылась.
   Взгляды женщин были полны подозрения, но спорить горничные не стали. И слава Богу. Кэсси была уверена, любая попытка засунуть её в воду вызовет сильное сопротивление, вплоть до истерики. И как теперь жить без мытья? Ничего... ей бы первые дни продержаться, а там придумает что-нибудь. С тоской вспомнился спокойный и рассудительный Танкреш, а еще та бутылочка вина, которую они чудно опустошили вдвоем.
   Мысль "выпить бы сейчас" была благополучно похоронена под суровым: "тебе только и пить. Хочешь в конец над собой контроль потерять?".
   Жизнь представлялась все в более мрачном и трезвом свете. Ни помыться, ни выпить - тоска, одним словом.
   Горничные между тем помогли избавиться от мокрого покрывала, вытерли насухо волосы и предложили новый наряд: белоснежную длинную тунику с разрезами по бокам, тонкую рубашку под низ и широкие свободные штаны голубого цвета. Мягкие кожаные туфли-тапочки без каблуков оказались впору.
   Украшением к наряду полагался изящный кулон - кусочек хрусталя в золотой оплетке. Волосы девушке убрали сложным плетением наверх, скрепив жемчужными нитями.
   Кэсси придирчиво осмотрела себя в зеркало. Красиво и одновременно практично. В платье или юбке особо не полетаешь, потому естественно, что воздушные обоих полов предпочитали штаны. Мало ли когда захочется взмыть в небо.
   Кэсси в сопровождении горничных вышла в беседку. Ожидавший там Лео встретил появление девушки одобрительным взглядом. По его жесту горничные с поклоном удалились, и Кэсси осталась наедине с воздушным. Мужчина, не стесняясь, разглядывал её, не делая из своего интереса никакого секрета. И Кэсси, ощутив себя редкой бабочкой под прицелом лупы энтомолога, раздраженно передернула плечами. Тогда Лео, словно очнувшись, отвел взгляд.
   - Прекрасно выглядите, леди, - проговорил он, скрывая за комплиментом неловкость, - разрешите проводить вас на обед.
   - Разрешаю, - кивнула девушка. Настроение внезапно улучшилось, стало весело, как перед хорошей то ли дракой, то ли пакостью. Огнем полыхнули щеки, и ладошки зачесали в предвкушении... Выход есть! К нему, конечно, даже подступиться страшно, но что не сделаешь ради свободы. Ради того, чтобы не видеть больше этих гаремных беседок и кроватей для утех.
   Лео внезапно нахмурился.
   - Обед с его высочеством, - словно предупреждая о чем-то, пояснил он. Кэсси равнодушно пожала плечами.
   - С наследником Небесного престола Радужного дома, - добавил воздушный, сверля девушку подозрительным взглядом.
   - Мне полагается умереть от радости? - хмыкнула девушка, начиная терять терпение. Комедия все больше превращалась в фарс. Её похитили? Похитили! Насильно держат взаперти? Она кинула взгляд на ряды раскидистых деревьев за резной аркой беседки. Парк мало напоминал тюрьму. Будем откровенны, вообще не напоминал, но суть это не меняло.
   - Умирать не надо, - с торопливой нервозностью уточнил Лео. - Никому умирать не надо. Я понимаю, вам нелегко, но просто пообедать и поговорить вы можете?
   - Могу, - покладисто согласилась девушка. Есть на самом деле хотелось, да что там говорить - она помирала от голоду.
   - Прошу, - с облегчением выдохнул мужчина, указывая на арку, ведущую в парк.
   Обед накрыли на лужайке. Прямо на зеленой траве стоял белоснежный столик и два стула с высокими резными спинками. Огромный куст, усыпанный розовыми цветами, подбирался вплотную с правой стороны. В тон ему была сервирована посуда: розовый фарфор золотился узорами по краям, два хрустальных бокала ловили в своих гранях солнечные лучи.
   - Чистого неба, Кэсси, - при их появлении его высочество поднялся из-за стола, прямо-таки источая благожелательность. Улыбка у принца была профессиональной. Тщательно отрепетированной и настолько обаятельной, что так и тянуло улыбнуться в ответ.
   - Чистого? - вопросительно хмыкнула Кэсси, присаживаясь на стул. Его высочество притворился, что ничего не заметил, однако в широкой улыбке стала ощущаться толика нервозности.
   - Прекрасно выглядите, Кэсси, - принц сел напротив, закинул ногу на ногу. Поза расслабленная, взгляд доброго охотника, получившего в руки долгожданную дичь. - Хотите заказать что-нибудь особенное? Может, вина?
   Вина Кэсси хотела. Лучше, конечно, водки. Для храбрости. Все-таки не каждый день удостаиваешься обеда со столь родовитой сволочью, которую планируешь убить. Кэсси позволила себе чуток насладиться мыслью о способе убийства. О да, выбор теперь у нее был. И ради принца она готова была наступить на горло собственного страха. Картинка: сначала поджаренный, а потом притопленный принц, и так несколько раз, была чудо, как хороша.
   За спиной девушки громко кашлянули. Взгляд принца сместился в ту сторону, брови удивленно взметнулись вверх.
   - Эмм, не вино? Что-нибудь покрепче?
   Кэсси благожелательно улыбнулась.
   - Снова нет? - Лейнар упорно продолжал смотреть за спину девушки. Не выдержав, Кэсси обернулась, наткнувшись на невинный взгляд Лео. - Тогда сок или воду? - немного растерянно предложил принц.
   - Все равно, - Кэсси скопировала позу принца. Происходящее забавляло, возбуждало, адреналином щекоча нервы. Ей нужна эта глупая бравада, без нее она не сможет переломить отведенную принцем судьбу, не сможет доиграть партию до конца. И если суждено умереть, пусть у нее хватит силы воли встретить смерть с улыбкой на губах.
   Кэсси с удивлением прислушивалась к мелькающим в голове мыслям и не узнавала себя. Куда делась обычная, в принципе, девушка, любящая вполне обычные вещи, переживающая по лишним килограммам, прыщам на носу и до визга боящаяся мышей?
   Огонь выжег все лишнее, вода смыла копоть, и новая Кэсси смотрела на мир чуть циничным, злым и уверенным взглядом, четко зная, что и кого она хочет, а кого - нет.
   И высочество, видимо, узрел нечто рыжеватое в её глазах, потому что его улыбка поблекла, съежившись до вежливой скромности.
   - Есть предпочтения по основному блюду? - принц заметно терял уверенность, однако блеснувший во взгляде азарт испортил все впечатление.
   Пришлось с огорчением признать, что принц не дурак. А может, пока не поздно, сыграть роль чокнутой идиотки, а потом, пользуясь удобным случаем, сбежать? Нет, поздно. Она не сможет удержать свой огненный, пусть и смягченный водой темперамент под контролем. Остается самый простой, но самый сложный в исполнении план - убить, найти лорда и сбежать.
   - Все равно, - осталась верна себе Кэсси.
   - Мясо? - предложил Лейнар, подавшись вперед, и тут же осекся: - Что опять? Выбирай тогда сам, - закончил недовольно.
   Чуть обернувшись, Кэсси проследила, как удаляется воздушный - отдавать распоряжения об обеде.
   - Можешь звать меня Лейнар и обращаться на "ты", когда мы наедине, - принц положил руку на стол, и его пальцы проделали путь до её руки, точнее, попытались. Девушка дернула уголком губ, сдерживая смех, и скрестила руки на груди, убрав их из предела досягаемости.
   Соблазняли её нагло и в открытую. И это было так забавно, что стоило огромного труда не расхохотаться высочеству прямо в лицо. Надо отметить, весьма симпатичное лицо. Холеное, породистое, с ровной кожей, длинными ресницами, густыми бровями и идеально правильным носом. Красивое, но какое-то ненастоящее. Вот у Танкреша оно было живым, с крохотным шрамом на виске, с широким волевым подбородком и морщинками вокруг глаз. Не идеальное, но такое живое и понятное.
   - Я, знаете ли, не привыкла к панибратству с собственным похитителем, - ворчливо заметила девушка.
   - Кэсси, дорогая, ну какой из меня похититель, - ринулся защищать себя Лейнар, - можно сказать, я спас тебя из рук лорда Сюррен.
   - Можно, но не стоит, - невежливо перебила его Кэсси. - И где сейчас лорд? Жив?
   Черные глаза принца сощурились, в них промелькнул опасный огонек.
   - Жив, но не стоит о нем, если хочешь, чтобы его дыхание продолжало отравлять воздух дворца.
   Пауза в речи его высочества была весьма красноречива. Лорд жив, но его жизнь зависит от её благоразумности.
   - Кэсси, - голос принца стал ниже, бархатистее, - ты сама виновата, что я тебя похитил.
   От такой удивительной наглости девушка едва не упала со стула.
   - Когда я увидел тебя, парящую в ночи над палубой моего корабля, то потерял сон и покой. Луна померкла, затменная твоей красотой. Твой чудный образ...
   - Перебор, - усмехнулась Кэсси. Принц, только набравший полную грудь воздуха, поперхнулся и закашлялся, - меня просветили, как выглядят воздушные после ритуала. Луна должна была померкнуть от ужаса, а не от моей красоты.
   Лейнар завис, переваривая сказанное. Первый раз в его жизни девушка отказывалась от комплимента, более того, намекала на его полное несоответствие действительности. Но какой же это комплимент, когда от него требуют правдивости!?
   - Ты странная, Кэсси, - фраза вырвалась сама собой до того, как Лейнар осознал её двойственное значение.
   - Спасибо за правду, - в серых глазах впервые промелькнул рыжий живой интерес.
  
   - Я тебя полы мыть заставлю, уборные чистить, - горячился принц, брызгая слюной.
   - Да я лучше туалеты мыть буду, чем к тебе подойду!
   Они орали друг на друга. До хрипоты. Самозабвенно. Без титулов и не выбирая выражений.
   За спиной его разъяренного высочества темнело небо, собираясь в плотную грозовую тучу. Вокруг Кэсси желтела, скручиваясь от нагрева трава, вяли и осыпались белым снегом на землю цветы.
   - Ты не посмеешь мне отказать!
   - Уже отказала!
   Обед стыл на столе, в хрустальных бокалах нервно подрагивал рубиновый сок. Посланный далеко и сразу обоими, Кэсси оказалась оригинальнее в примененных выражениях, Лео мялся на почтительном расстоянии, не решаясь вмешаться. На всякий случай он накрыл сферой этот кусочек парка, но сила принца пробивалась сквозь защиту, заставляя небо недовольно хмуриться и готовиться к грозе. А этим... двоим было все равно. На памяти целителя никто, даже отец, не позволял себе именовать принца столь по-нижнему и посылать по-верхнему такими сложными путями.
  
   Глава 15
   Теоретически нахалку должны были уже заселять в Черный Гарз - самую известную тюрьму Верхних миров, где держались родовитые преступники и просто те, кто от большой наглости или отсутствия ума покусился на незыблемость Небесного трона. Ну, а дальше - прямой, без промедлений путь на плаху. Оскорбление особы императорского рода - не то преступление, которое можно простить или, скажем, помиловать. Если каждый начнет говорить о правителе то, что он думает, в стране воцарится полный хаос.
   Любой власти требуется, чтобы её уважали и боялись. Соотношение данных величин определяют жесткость или мягкость текущего правления, но составляющие остаются неизменны.
   Должны оставаться, каким бы мягким ни был император, иначе подданные быстро превратятся в не боящихся наглецов таких как, например, эта. И Лео с неодобрением покосился на раскрасневшуюся, активно жестикулирующую девушку. Никакого уважения. Никакого почтения или страха. И что только Лейнар в ней нашел?
   А ведь все начиналось так хорошо! Он отлучился ненадолго, чтобы заказать рыбу с овощами и сок. Мясо могло спровоцировать излишнее возбуждение для огневика, как и вино, а целитель не хотел рисковать. Возвратился как раз к завершению убедительной, на его взгляд, речи принца о незыблемости Небесного трона и Радужного дома на нем, а парой минут позже доставили обед.
   Лейнар перевел дыхание, окинул одобрительным взглядом расставляемые на столике кушанья и после того, как бокалы были наполнены соком, дал знак слугам удалиться.
   Целитель на всякий случай остался стоять невдалеке, удачно притворяясь частью дерева.
   - Я не прошу ничего особенного, милая Кэсси, и готов дать время привыкнуть ко мне, но о Танкреше можешь забыть. Согласись, это малая плата, чтобы стать моей эллианой. Не знаешь, кто это? Неужели лорд не просветил? Ах, вы только об астиане клана говорили? Ну, конечно, что он еще мог предложить!? Что могу я? Все, моя Кэсси. Небо, империю, но главное - мое сердце. Только представь: драгоценности на тебе ослепляют блеском бриллиантов, Нижние и Верхние миры склонились в поклоне, любые твои желания предугадываются до того, как ты их произнесешь. Ты окажешься наверху, на самом верху, Кэсси. Да, со мной. Да, если так хочешь уточнить детали - тебе придется спать со мной. Видишь ли, в этом плане у меня на тебя большие планы. Куда-куда я должен идти со своими планами?
   Лео вздрогнул, посмотрел на полыхнувшую черным траву. Ощутимо потянуло гарью. Лужайку было жаль. Собственно, от лужайки мало что осталось. Сберечь бы парк, а то императрица будет в ярости. Она так мечтает поселить здесь невестку и дождаться появления внуков.
   Для императорской семьи сады Ллоренции давно стали традиционным местом празднования месяца уединения молодых. Что-то намешано было здесь в воздухе, потому как после пребывания в садах у пар довольно часто появлялись дети. На зависть лордам, которых сюда не пускали, и которым приходилось искать свои сады для продления рода.
   Воздушный дернулся было вмешаться, но пригладил растрепанные волосы - высочество постарался, одернул подпаленный рукав рубашки - леди была на удивление точна, и огненная плетка едва не достала до груди, подпалив рубашку, и... остался на месте.
   Два раза он пытался выполнить свой долг, с него довольно. Если этим двоим нравится доводить друг друга, пусть развлекаются. Главное, вовремя прикрыть принца, если тот увлечется или его защита даст сбой. А вот девчонку не жаль. Впрочем, поизучать её было бы любопытно. Не каждый день встречаешь гостей из другого мира. Может, что и полезного бы рассказала.
   Хотя... целитель окинул девушку критическим взглядом - волосы дыбом, на лице копоть, штаны местами сияют обугленными прорехами, в глазах сверкает дикая рыжесть. Нет, от такой толка не будет, одни проблемы.
   Лео обновил щиты, отстраненно понимая, что делает это уже в пятый раз, затем проверил личный щит, который в пределах дворца не должен превышать минимального размера - толщина пальца от кожи, и с грустью подумал, что становится параноиком.
   Листья на кусте все до единого осыпались черным, а по поверхности невидимого купола защиты заструились огненные змеи. Одна из них атаковала его высочество, тот подпрыгнул, уворачиваясь от болезненного укуса, и девушка издала азартный вопль.
   Лео невольно залюбовался на тонкую работу огневика. Жаль, что повторить свое творение девчонка не сможет. Просто не вспомнит, что она такого сделала в приступе ярости. А ведь если усилить, направить мощь по одному вектору, пожалуй, такая змейка даже защиту пробьет.
   И вот зачем она злится? Принц же предложил полы мыть, она согласилась. Решение найдено, нет, продолжают воевать.
   Воздушный прислушался - где и в каких позах девчонка видела их империю и всех крылатых кроликов с единственным инстинктом - размножения, слушать было хоть и обидно, но познавательно. Опять же расширение словарного запаса никогда не помешает. Лео взял парочку слов на вооружение - будет чем блеснуть перед Варканом. Не только ему вставлять крепкое казарменное словцо.
   На кролика его высочество крепко обиделся и запустил в девчонку воздушной волной, которая подхватила с собой столик, посуду, стулья и графин с соком. Рыба с овощами красиво повисла на обугленных ветках куста, заменяя собой сожженные цветы. Салат веселым натюрмортом украсил остатки травы, осколки посуды добавили хаоса, а сок рубиновыми каплями разлетелся по лужайке.
   Девчонку швырнуло на задницу, и она, упав, проехала пару метров по земле. Целитель замер и даже дыхание затаил. Сверху на раскиданное безобразие черным снегом красиво осыпался пепел, припорашивая салат и повисшую на ветвях рыбу.
   - Ах ты, гад, - эмоционально высказалась леди и, взмахнув рукой, собрала не успевший впитаться в землю сок, грязно-красным пузырем запустив его прямо в лицо высочества. От неожиданности Лейнар, опять он со своим позерством, не успел изменить личный защитный контур, и отвратительного вида жижа - сок вперемешку с пеплом - грязными потеками сползла с лица, пачкая одежду.
   - Дрянь! - озвучил вслух мысль целителя Лейнар. - Да я тебя сейчас...
   Целитель расслабился и приготовился принять охладевающее тело для дальнейшей транспортировки в Последний приют. Но принц убивать нахалку не спешил, в одно слитое движение оказавшись рядом, навис над девчонкой, а затем... Лео удивленно моргнул. Лейнар выбрал крайне необычный метод казни - поцелуй.
   Воздушный вздохнул, принимая неизбежное. Оказалось - рано. Дурная девчонка, не понимая оказанной ей чести, извернулась, ударив коленом в низ живота Лейнара, а когда тот, замычав от боли, согнулся в три погибели, добавила ладонью по спине.
   - Куда её? - спросил для верности Лео, держа слабо дергающую ногами в воздухе девчонку за шиворот. Спросил, зная, каков будет ответ - а какие еще могут быть варианты для покусившейся на честь наследника, но принц и тут удивил.
   - К таше Арисии Валькар, - просипел с багровым лицом Лейнар, - отведи её туда.
   - Но? - возмутился было Лео.
   - От-ве-ди, - выдохнул по слогам принц и добавил, переведя дыхание: - Пусть найдет ей дело.
   - Тебе помочь? - осторожно уточнил целитель.
   - Нет, - помотал головой принц, - справлюсь. Лучше убери её с глаз долой, пока не убил.
  
   Висеть в воздухе было обидно, еще обиднее было ощущать, как сила уходит из тела, и противная слабость накатывает волной. Следом пришла тошнота и головокружение. В целом очень знакомые ощущения магического похмелья - перестаралась.
   Вот и остается одно - висеть поникшей тряпочкой в руках прислужника принца и кусать губы от злости.
   Воздушный пронес её пару метров и, сочтя расстояние достаточно далеким от высочества, поставил на землю. Заботливо придержал, когда девушка зашаталась, и, подхватив под руку, повел прочь. Видимо, к той самой таше.
   Шли молча. Кэсси собирала крохотные остатки сил, чтобы не свалиться на землю, а мужчина не был настроен на разговор. В какой-то момент девушка все же споткнулась, воздушный её поддержал, не давая упасть. Тяжко вздохнул и отвел к стоящей рядом скамейке, чтобы усадить на нее. Сам встал напротив. По лицу было видно - сплошное негодование, и лишь воспитание не позволяло начать разнос немедленно.
   - Зря увел, - сказала Кэсси. Брови Лео удивленно приподнялись вверх, - тебе же проще будет, если убьют.
   Губы воздушного дрогнули в усмешке.
   - Плохо, да? - вопросом на вопрос ответил он. - Будет еще хуже. И даже убивать не придется, - добавил, пожав плечами.
   - И ни единого шанса?
   Сухие слезы зацарапались в горле. Отвернувшись, она принялась разглядывать аллею, которая уходила налево от развилки. Парусный корабль, мастерски вырезанный из кроны дерева, во все свои зеленые паруса спешил навстречу чуду. Башни замка наверняка прятали под зеленью листвы хорошенькую принцессу, а зеленое облако могло поспорить пышностью с настоящим. Прекрасный парк, чудесный солнечный день. Отличное место и время, чтобы узнать о своей смерти.
   - Ну почему ни единого?
   Скрипнула скамейка, принимая на себя вес мужчины.
   - Выход есть, но не уверен, что он тебе понравится. Видишь ли, Кэсси, огонь и вода слишком разные и требуют к себе разного подхода. Огонь толкает на безумство, не терпит давления и не желает подчиняться, вода мутнеет от простых бранных слов, а уж ссоры и скандалы заставляют почувствовать водника обитателем болота. Воздух, - девушка бросила взгляд на воздушного - на его губах застыла мечтательная улыбка, совсем не вяжущаяся с образом сурового опекуна принца, - лучший из даров. Мы не вспыльчивы, как огневики, не равнодушно-холодны, как водники. Ну, разве что после Шеерданя в нас просыпается страсть к путешествиям. Мы редко сидим на одном месте, и даже наши острова, кроме столицы, постоянно находятся в движении. Мне жаль, что ты не ограничилась одним даром.
   - Как будто меня кто спрашивал, - еле слышно хмыкнула Кэсси и спросила: - Поможешь?
   Умирать не хотелось, да и глупыми казались мысли о смерти в такой солнечный день. Глупыми и до ледяных мурашек на спине страшными.
   - Чем смогу, - улыбка превратилась в усмешку, и Кэсси посетила абсолютная уверенность, что просто так ей помогать не станут.
   - Погоди, - она глубоко вздохнула, прогоняя дурман из головы, - если я не буду ругаться, ссориться, все будет нормально?
   - Нормально, Кэсси, это владеть одним даром. Я хоть и целитель, но таких, как ты, раньше не встречал. Потому мои выводы основаны на, скажем так, наблюдательном опыте. Не просто ругань и ссоры, а мысли, Кэсси. Даже мысленно ты должна быть чиста, как вода.
   Ей тут же захотелось выругаться. Грязно, долго и с чувством, но порыв пришлось задавить, потому как тошнота не дремала и живо напомнила о себе. Девушка задышала ртом, пытаясь думать о чем-нибудь приятном. Думать хотелось исключительно о членовредительстве. Кого? Не важно! Но виноват же кто-то в том, что она оказалась в этом долба... эм, странном мире, да еще и обладательницей трех противоречащих себе сил. И вот не пойти ли им всем... погулять.
   "Не пить, не курить, поздно не гулять", - пришли на ум нравоучения мамы. А еще ни с кем не ссориться и матом не ругаться, даже мысленно. Сплошной дзэн и никакого удовольствия.
   - Вижу, приуныла, - насмешкой целителя можно было обсыпаться, как пудрой, с ног до головы, - я попрошу ташу Валькар освободить утро для занятий медитацией. Чудо не обещаю, но если будешь стараться, сможешь сдерживать свой, эм, характер. И кстати, ты оценишь мудрость принца. Физический труд весьма способствует выработке терпения.
   - А лорд? - не хотела, но вопрос вырвался сам собой.
   Воздушный мгновенно выпрямился, сбрасывая с себя приятельский вид:
   - Забудь, - процедил сквозь зубы, - и советую вести себя хорошо. Я - не высочество, терпеть твои выходки не намерен. А все твое непослушание, обещаю, живо отразится на шкуре его светлости. И маленький совет, Кэсси, - от ядовитой сладости в голосе целителя у девушки свело скулы, - когда подпалишь или затопишь часть дворцовых покоев, лучше тебе в тот момент быть в ином статусе, чем опальная леди, сосланная в служанки.
   Девушка кашлянула, потерла пальцами лоб. От голода и переутомления кружилась голова, мысли путались и собрать их в кучу было непросто.
   - Леди? - уточнила.
   - Скажем, - Лео с задумчивым видом откинулся на спинку, - леди из клана Лунной лисицы. О них лет пять уже никто не слышал, думаю, там никого и не осталось в живых. Клан, хоть и вымирающий, но по древности может поспорить с императорским домом. Тогда еще было принято называть кланы в честь какого-либо животного или явления природы. Клан Селены, например, или Радужный. Потом обычай ушел в прошлое, вместе с большинством кланов, и для названия стали использовать родовое имя.
   - Клан Сюррен, - прошептала Кэсси, и целитель, нахмурившись, покачал головой.
   - Жаль, что среди старых кланов не было ни одного, названного в честь такого подходящего для тебя животного - ослицы, - сказал он, поднимаясь. - Надеюсь, таша Валькар исправит этот недостаток. Иначе не только у тебя будут проблемы, - и воздушный кинул на девушку многообещающий взгляд. - Идем, леди, вас ждут ведра и тряпки.
   Последнее было сказано издевательским тоном и сопровождалось не менее издевательским поклоном.
   Кэсси склонила голову, пряча эмоции.
   А кто говорил, что просветление дается за просто так? Пот, слезы и кровь - неизменные составляющие любого трудного дела. Так что вперед - за тряпкой и ведрами, с высоко поднятой головой, сжав губы и нацепив на лицо ничего не выражающую маску безразличия. Сначала дзэн и тряпки, а там, глядишь, она придумает, как вырваться из дворца и помочь лорду.
  
   Солнце припекало с самого утра, посылая лучи сквозь витражные стекла картинной галереи, отчего белый мраморный подоконник казался раскрашен в цветные пятна. В Арвальен пришло настоящее лето. Об этом радостно возвещали живущие в густых кустах около кухни мелкие серые пичужки, насыщая раннее утро обитателей задней части дворца своими пронзительными тиньканьями.
   Кэсси убрала мешавшую прядь со лба и прислушалась. Здесь, в парадной части, птичий гомон слышен не был. В огромных, подавляющих своим роскошным видом помещениях даже в солнечный день было до мурашек прохладно, свежо и до зевоты скучно.
   Первое впечатление - ах, какая красота - очень быстро сменилось на: ну кто придумал такие длинные подоконники и бесконечные столы, столики и зеркала. Потому как жить во дворце - это одно, а убирать его - совсем другое.
   Надо же, Лунная лисица. При воспоминании о целителе настроение сразу испортилось, и Кэсси тряхнула головой, прогоняя образ занудливого и крайне дотошного воздушного. Не помогло. Ладонь сжалась в кулак, выдавливая из влажной тряпки на подоконник пару грязных капель. Девушка глубоко вздохнула, мысленно погружаясь в себя и пытаясь найти точку равновесия. Эту точку она упорно искала каждое утро в обществе Лео, выстраивая вокруг центра треугольника сил огоньки: красный, голубой и синий.
   - А почему не белый? - уточнила тогда Кэсси. Часами сидеть на одном месте было невыносимо, тело страшно затекало и ныло от неудобной позы: ладони вложены одна в другую и плотно прижаты к диафрагме, плечи опущены, локти параллельно полу, спина прямая, а босые ступни "склеены" между собой. Кэсси честно старалась погрузиться в спокойное ничто, отрешившись от внешнего мира, но тянущая боль в суставах и связках отвлекала и не давала сосредоточиться.
   - Хоть зеленый, Кэсси, - отмахнулся целитель, - важен не цвет, а твое отношение к нему и его положение. Не давай огонькам свободу, приучи их всегда находиться на одном месте. Треугольник устойчив. Найди в себе равновесие, и ты сможешь удержать его даже во время вспышки силы.
   - Квадрат был бы лучше, - проворчала девушка, разминая шею. В спине словно поселился огненный столб и жег все мышцы.
   - Думай, что говоришь, - прошипел Лео, добавив для наглядности парочку слов из её же репертуара. На людях целитель был безукоризненно вежлив, всегда на "вы", всегда - Лунная леди, зато на медитациях не церемонился, не раз награждая нерадивую ученицу обидными прозвищами. - Или ты хочешь поджигать, а затем сама и лечить? Удиви меня, сказав, что ты знаешь внутреннее строение тела, взаимосвязь органов и признаки основных патологий. Нет? Я так и думал. Пожалей беднягу, Кэсси. Просто сожги и не мучай своим лечением. Милосерднее будет.
   Магией они не занимались. Совсем. На все намеки девушки воздушный отвечал однообразно: без умения держать свои эмоции под контролем заниматься техникой - все равно, что учить гарза вышивать картины: бессмысленно и опасно для здоровья. Да и конкретно сейчас, для уборки, ей подобные навыки ни к чему.
   А предложение обучить каким-либо словам-заклинаниям встретил взрывом хохота. Отсмеявшись, соизволил пояснить, что заклинания или заговоры лишь в малой степени практикуются водниками и целителями, которые таким образом "заряжают" воду нужными им эмоциями. Да и то, подобная техника считается баловством. Остальные используют мыслеобразы и ничего более.
   Со слов целителя выходило так: вот вызовешь ты заклинанием огонь, а дальше как его силу контролировать станешь? Придется использовать варианты подзаклинаний: крохотный огонек, малый, средний, большой, ну и совсем гигантский. Так и с ума сойти можно. Гораздо проще представить мысленно, что тебе нужно, направить вектор силы - и все. Никаких лишних слов и напряжений памяти. <


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"