Бобровников Георгий Алексеевич: другие произведения.

История Эры Творения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я - Шеосхот, Дух Воздуха, один из тех, кто впервые появился в этом мире, один из шести. Вместе со своими братьями и сестрой, я создал мир, который мы назвали Вэйхтен. Мой брат, Дух Света Райнель, предложил нам поселиться в этом мире и наполнить его удивительными существами, которых мы создадим по нашему образу и подобию, жить среди них, обучать их и защитить их в худшие времена. Все были согласны с его предложением, но если бы мы знали, чем это для нас обернется, то непременно отказались бы от этой затеи.


 
   История Эры Творения
 
   В начале всех начал была Пустота. Ни одно создание никогда не сможет даже примерно представить, что это такое. Никто из них никогда не видел и не увидит Пустоту. Но я её видел, как и мои братья, и моя сестра. Я - один из тех, кто первым пришел в этот мир, один из шести. Я - Шеосхот, Дух Воздуха. Впервые оказавшись в созданном нами мире, Вэйхтене, я не мог вспомнить кем я когда-то являлся. Непроглядная тьма обступила меня со всех сторон, не давая понять где я нахожусь и куда мне стоит идти. Тогда ко мне пришли они, создания моего дорогого брата Райнеля, Духа Света, прекрасные огненные птицы, фениксы. Они привели меня к нему, титану с золотыми волосами в светящихся золотых одеяниях. Он, как и я, ничего не помнил, кроме малозначимых деталей. Он признал во мне, огромном белом драконе, своего брата, с которым подружился задолго до сотворения этого мира. А потом верные фениксы привели её, прекрасную Лефию, Духа Воды, деву с прекрасными лазурными глазами и серебряными локонами, облаченную в мягкое бирюзовое платье.
 
   Наша память восстановилась спустя множество веков. Её крупицы приходили к нам во снах, пока мы не вспомнили, с чего все началось. Я снова увидел Пустоту, эту девственную, ничем не заполненную сущность, пока Дух Тьмы Азрах не наполнил её Тьмой. Затем мой брат разредил Тьму, создав бессчетное множество огней, которые существа Вэйхтена привыкли называть звездами. Дух Земли Тэнрид создал несметное количество гигантских круглых камней, которые парили во Тьме. Дэозаж, Дух Огня, заполнил многие камни жидким пламенем. Другие же моя сестра Лефия сковала во льдах. Я же наслал на множество валунов ветра и ураганы. Наши взгляды устремился на камень, в котором объединились наши способности: жидкий огонь и ветер создали прочную основу для создания мира, а вода помогла камню остыть и заполнила большую часть его поверхности. Прекрасный новый мир. "Рэйм тэдден вэйхтен", как сказал тогда за всех нас Райнель. Так этот мир и удостоился своего названия Вэйхтен, "прекрасный".
 
   Тэнрид преобразил форму Вэйхтена согласно своему замыслу: поднял высочайшие горы, вдавил гигантские впадины, провел реки, разделил землю на острова самых разнообразных размеров. Райнель создал гигантскую огненную сферу недалеко от Вэйхтена, чтобы она освещала этот мир и дарила ему тепло. Тэнрид заставил Вэйхтен двигаться вокруг огненной сферы и вращаться вокруг своей оси, дабы её поверхность равномерно нагревалась. Однако даже так, не всю поверхность удалось достаточно прогреть, поэтому я создал воздушные потоки, чтобы тепло жарких участков мира могло попасть в холодные. Лефия помогла мне, создав подводные течения.
 
   Наконец, мы решили заполнить этот мир удивительными существами. Тэнрид создал великое множество различных растений, чтобы они могли прокормить наших созданий и поддержать жизнь в этом маленьком мирке. Лефия заполнила бесконечные воды Вэйхтена настолько разнообразными созданиями, что все мы понемногу ей завидовали. Я создал птиц, которые заняли воздушные просторы нашего мира. Тэнрид и Райнель создали тех тварей, что заселили его сушу.
 
   Число зверей множилось на наших глазах, и вскоре их число начало представлять опасность для нашего мира. Чтобы восстановить равновесие, нам пришлось создать хищников. Из всех зол мы выбрали меньшее, хоть нам и было тяжело смотреть на то, как одни наши творения убивали других и питались ими.
 
   - Создание Вэйхтена заняло у нас тысячи лет, - молвил Райнель. - Мы добились идеального природного равновесия в этом мире. Отныне он способен самостоятельно жить и развиваться. Однако я считаю, что мы с вами способны на большее. Давайте поселимся в этом мире и создадим существ по нашему образу и подобию. Пусть они обучаются, самостоятельно исследуют окружающий мир и общаются друг с другом. Мы будем жить среди них, наблюдать за ними и помогать им в дни нужды.
 
   Все были согласны с этим планом, но если бы мы знали тогда, чем это для нас обернется, то непременно отказались бы от этой затеи. Райнель обратился к нам с Лефией:
 
   - Дорогие мои брат и сестра, я не знаю, что может с нами произойти, когда мы окажемся на Вэйхтене. Мы можем оказаться в разных точках этого мира и никогда не найти друг друга. Поэтому, я создам огненных птиц - фениксов. Они отыщут вас и приведут ко мне.
 
   Наконец, мы создали наши воплощения и вселились в них. Пребывание в этих телах несколько ограничило наши способности, но также оно породило совершенно новые впечатления: у нас появилась возможность прикоснуться к тому, что мы создали, ощутить на себе всю прелесть нашего творения. Мне доставляло очень большое наслаждение ощущать под своей чешуёй приятную щекотку от легкого прохладного бриза. Уверен, что я мог бы наслаждаться этим целую вечность, если бы у меня не было других дел.
 
   Оказавшись на Вэйхтене, мы потеряли как память, так и возможность управлять нашими стихиями. Пока память восстанавливалась, мы учились управлению элементами мироздания. Мне и Райнелю это давалось совсем непросто, ведь если Лефия еще могла увидеть результат своих стараний или его отсутствие, то мы с братом не могли оценить наш успех. С возвращением памяти, наши способности также усиливались.
 
   Полностью овладев управлением стихией воздуха, я принялся создавать новых существ. Моими любимыми творениями на тот момент были грациозные и величественные грифоны. Лефия также создала невероятных существ, связанных со стихией воды. Из всех её творений, мне больше всего понравились русалки, девушки из морского народа, созданного ей несколько позже, которые обладали поистине чарующим голосом. Кроме того, Лефия создала источники магии для поддержания сил магических существ, вроде фениксов Райнеля. На протяжении многих веков мы создавали одних удивительных тварей за другими, тратя годы и десятки лет на то, чтобы во всех подробностях продумать новых.
 
   Однажды мой брат задумал свое самое невероятное творение. Это должны были быть самые могущественные, самые мудрые и самые восхитительные существа из когда-либо созданных. Он собрался со всеми своими силами и объединил их в образ в своей голове. Через некоторое время в Вэйхтене появились первые люди. Это оказались очень любознательные и изобретательные создания, за которым действительно было интересно наблюдать, которых было приятно направлять и с которыми было просто весело общаться. Правда, нам пришлось прождать не менее тысячи лет, чтобы результат усилий Райнеля показал себя во всей красоте. Люди полюбили своего создателя, причем настолько сильно, что они сделали его своим богом. Мы с Лефией были очень довольны людьми, но Райнель не разделял нашего восторга.
 
   Райнель жил в Лор-Альвэне, что на общем языке обозначает "вечный дом", который он собственноручно возвел в первые годы нашего пребывания в Вэйхтене, не покидая его стены днями и, даже, неделями. Лор-Альвэн являлся огромным каменным строением, которое Райнель высек из скалы. Вся мебель в нем была вырезана из камня, а инструменты для её создания мой брат натурально вылеплял из различных металлов, которые он находил в этой горе. Ни кузнечного, ни строительного дела никто тогда не знал, поэтому Райнелю приходилось думать на ходу, каким образом он мог воплотить те или иные свои замыслы. Итог его усердного многовекового труда произвел на меня и Лефию невыразимое впечатление.
 
   - Перед вами стоит Лор-Альвэн, - сказал он нам, когда мы впервые увидели этот замок. - Я сделал его своими руками, не применяя никакой магии. Это мой подарок вам, дорогие брат и сестра. Надеюсь, что вы разделите со мной этот замок. Мы будем жить бок-о-бок, как братья и сестра, всегда сможем положиться друг на друга в трудную минуту и сможем планировать и творить такие вещи, какие мы не смогли бы сделать в одиночку.
 
   - Впечатляющий замок, мой дорогой брат, - ответил я. - Но, к сожалению, я не смогу в нем жить. Замкнутое пространство пугает меня. Мне по душе жить под открытым звездным небом и ощущать родной ветер в своей чешуе.
 
   - Печально слышать твой отказ, Шеосхот, - грустно вздохнул Райнель, после чего он обратился к нашей сестре: - А что насчет тебя, Лефия? Примешь ли ты мое предложение?
 
   - Прости меня, Райнель, но я также вынуждена тебе отказать. Соленая вода океана мне ближе сухого и холодного камня. Кроме того, для меня нет ничего приятнее, чем наслаждаться компанией сладкоголосых русалок.
 
   - Но это не значит, что мы не будем приходить в твой замок, чтобы вновь увидеть тебя, мой дорогой брат, - сказал я Райнелю. - А если тебе будет нужна наша помощь, просто дай нам знать, и мы сразу очутимся у порога Лор-Альвэна.
 
   На этот раз мой брат сидел в своём замке на протяжении нескольких месяцев. Долгое время мы с сестрой надеялись, что однажды он выйдет, покажет нам свое очередное творение, над которым он работал на протяжении всего этого времени, но он все не появлялся. Однажды я решил проведать его, понять, что послужило причиной настолько длительного отсутствия. Я постучался в массивные каменные двери Лор-Альвэна, но Райнель не открывал мне дверь. Следующие удары были сильнее предыдущих, но дверь оставалась закрытой. Решив во что бы то ни стало разобраться, что случилось с ним, я попытался открыть дверь самостоятельно, но она не поддавалась. К счастью для каждого из нас, мы наделили наши тела очень интересным свойством: обращаться в элемент нашей родной стихии, поэтому я обратился дымом и просочился сквозь дверь.
 
   Наконец, я увидел Лор-Альвэн изнутри. Залы крепости были воистину огромны: в самой маленькой комнате без проблем могли поместиться десять драконов моих размеров. Долгое время я вообще не мог понять, зачем ему нужно было это здание, но теперь, глядя на все эти магические круги, высеченные на полу, различные инструменты и материалы, разбросанные по углам, глубокие отметины от применения мощной магии, я перестал задаваться этим вопросом.
 
   Я вошел в тронный зал, который являлся, наверное, самым большим залом Лор-Альвэна, и увидел Райнеля, сидевшего на троне с закрытыми глазами. Перед ним висела в воздухе полупрозрачная светящаяся сфера. Казалось, что он практикует магию света, но я смог разглядеть силуэты людей в этой сфере. Оказалось, что он пытается представить во всех подробностях тех, кого он хотел создать изначально. Возможно, что он даже пытается их сотворить, но по какой-то причине у него это не получается. Все мои попытки пробудить его от этого жутковатого транса оказались бесплодны: Райнель был слишком сильно погружен в свои мысли. Тогда, я решил, что вместо того, чтобы вытащить моего брата из его раздумий, нужно помочь ему додумать их, тогда он проснется сам. Раньше мне не приходилось забираться к кому-нибудь в голову, но ради своего брата, нужно было попробовать. Я сел напротив Райнеля и сконцентрировал свои силы на светящейся сфере, после чего мое сознание смогло проникнуть туда.
 
   Меня окружал светящийся золотистый туман, через который проходили едва различимые силуэты людей. Мне оставалось пробираться сквозь дымку, чтобы найти путь к своему брату, но это, казалось, не приносило никаких плодов. Тогда я попытался развеять туман своими способностями, но они не работали в этом месте. Осмотревшись, я заметил яркий свет, который пробивался сквозь золотистый дым. Мне оставалось только идти на него, надеясь, что свет излучает Райнель. Через некоторое время я нашел своего брата, который создавал один из силуэтов, придавая ему форму и наполняя деталями. Заметив меня, он, широко улыбнувшись, произнес:
 
   - Здравствуй, Шеосхот. Как ты здесь оказался?
 
   - Ты не выходил из Лор-Альвэна в течение нескольких месяцев, - ответил я. - Мы с Лефией обеспокоены твоим долгим отсутствием.
 
   - Простите, что заставил вас волноваться, но мне нужно было понять, что пошло не так, когда я попытался создать существ моей мечты.
 
   - Чем тебе не понравились те, кого ты создал? Они восхитительны! Люди очень быстро учатся и развиваются. Разве не таким ты хотел видеть свое творение?
 
   - Люди слабы, их век слишком краток, и они не в состоянии познать магию и уметь её использовать.
 
   - Все придет со временем, мой брат, наше с тобой дело обучить их, направить, тогда ты увидишь, насколько больших результатов можно с ними достичь.
 
   Райнель не внимал моим словам, он продолжал создавать перед собой силуэты, которые начали обретать гораздо более выразительные черты. Сформировавшиеся образы мечты Райнеля были очень похожи на людей, только все они были высокими и худыми, у каждого из них были длинные золотые волосы и прекрасные белые одеяния, радужки их глаз тоже были золотыми. Райнель смотрел на каждого из них с легкой тоской. Он сказал мне:
 
   - Я видел их во сне. Они должны повести этот мир в худшие дни, которые произойдут через несколько тысячелетий. Мне было видение, мой дорогой брат, - сказал он, обратив на меня свои золотые глаза, полные страха и отчаяния. - Ужасная болезнь поразит этот мир, и только самые сильные существа смогут её побороть. Я видел, как умирает все, что мы создали, как встает из мертвых и убивает тех, кто еще живы. Я должен сделать настолько сильных существ, насколько возможно, чтобы она могла противостоять подобному злу и уничтожить его источник, иначе все, что мы создавали сгинет навеки.
 
   - Откуда ты можешь знать, что это было видение, Райнель? Больше похоже на ночной кошмар.
 
   - В первый раз я тоже так считал, - сказал он, слегка вздохнув. - Вот уже многие года я вижу в своих снах события, которые я позже наблюдал в реальности. Многие мои сновидения уносят меня на многие столетия вперед. Я видел много ужасных вещей, но это - худшее из бед будущего. Не знаю когда, но мои сны воплотятся в реальность. Мне необходимо создать таких существ, которые могут дать бой и большему злу, чем я видел. Они должны стать хранителями этого мира, чтобы он мог спокойно жить и процветать, даже в те времена, когда мы оставим его. Однако, как сильно я ни пытался, у меня не получается их создать. Думаю, что моих сил просто недостаточно для такой задачи. Поэтому я начал искать любые способы, чтобы укрепить свои способности, чтобы получить возможность воплотить свои мечты в реальность. Я чувствую, что становлюсь сильнее, но этого все еще недостаточно.
 
   Райнель сел на появившийся из тумана каменный трон и прикрыл свое лицо ладонью правой руки, опиравшись ей об подлокотник. Образы вокруг него начали пропадать, а туман рассеиваться, обнажая каменные стены Лор-Альвэна. Мой брат, наконец-то, вышел из своей медитации.
 
   Мы сидели друг напротив друга, и какое-то время никто из нас не мог проронить и слова. Я чувствовал всю глубину тоски и отчаяния своего брата и понимал, что должен каким-либо образом помочь ему спасти Вэйхтен от фантомной угрозы, увиденной им во сне. Наконец, мне пришла в голову простая идея, которой я немедленно поделился с ним:
 
   - Мы можем объединить наши с тобой силы и таким образом создать расу твоей мечты. Уверен, наших совместных усилий будет достаточно, чтобы всё, что ты задумал, воплотилось в этих существах.
 
   Брат поднял на меня свои золотые глаза, которые лучились надеждой и радостью.
 
   - Это может сработать, если мы все сделаем правильно, - воодушевленно сказал он. - Если учесть, что ты смог пробраться в мой разум, не думаю, что у нас могут возникнуть какие-либо проблемы.
 
   Мы вышли с ним из Лор-Альвэна и нашли неподалеку от замка удобную поляну для нашей совместной медитации. Мой брат при помощи магии сделал сотни светящихся кругов на земле, объяснив, что наши создания должны появиться в этих кругах. Так нам было проще сконцентрировать наши силы. Перед началом ритуала, он вновь показал мне существ своей мечты, объяснил мне в подробностях, какими они должны быть и проверил, все ли я правильно понял. Среди кругов света было два нетронутых места: одно предназначалось мне, другое - ему. Наконец, мы были готовы начать наш совместный ритуал.
 
   Райнель сел на колени и погрузился в себя, после чего его тело стало излучать слабый теплый свет, а над каждым кругом появился светящийся золотистый туман. Вскоре, и я погрузился в медитацию, сфокусировавшись на образе существ Райнеля. Я контролировал потоки своей энергии, которые превращались в небольшие грозовые облака. Наши с ним энергии объединились и начали принимать форму, похожую на человеческую. Я продолжал концентрацию на создании существ и ритуал проходил успешно. Несколько дней нам с Райнелем приходилось поддерживать предельную концентрацию на потоках энергии, стараясь при этом не выпускать образ существ из головы. И вот, когда ритуал был практически завершен, я услышал хлопот крыльев птиц неподалеку и в последнюю минуту представил крылья за спинами у тех существ. Я понял, что сильно оплошал, когда, очнувшись, увидел расу новых созданий перед собой, похожих на людей, но с крыльями за спиной, и изумленного Райнеля, переводящего взгляд то на одного, то на другого. Наконец, он взглянул на меня и спросил дрожащим от ошеломления голосом:
 
   - Что пошло не так, Шеосхот?
 
   - Птицы отвлекли меня, и я представил крылья у твоих существ. Может, попробуем еще раз? - но стоило мне после этих слов попытаться подняться на лапы, как, обессиленный, я гулко рухнул на землю. Райнель тоже был изнурен.
 
   - Этот ритуал оказался тяжелее, чем я предполагал, - сказал он. - Передохнем, а потом решим, как нам поступить дальше.
 
   На следующий день наши силы были частично восполнены. Созданный нами народ был во многом похож на людей: такие же любознательные, такие же изобретательные, но при этом намного более сильные. Они были золотоволосыми, как Райнель, и сероглазыми, как я. Мы с братом назвали их ангелами, "небесными". Я создал им белые накидки из облаков и научил ангелов самим создавать их, поскольку они могли владеть магией воздуха. Райнель некоторое время наблюдал за ними, а потом присоединился ко мне и стал обучать магии света. Ангелы были очень веселым и свободолюбивым народом, и при этом очень сообразительным. Обучались они значительно быстрее людей. Мой брат светился от радости, как только ангелы покоряли новую вершину. Он, может быть, и не получил то, что хотел, но сейчас это его явно не беспокоило. В этот момент, Райнель радовался, словно годовалый ребенок, только что получивший новую игрушку. Я боялся, что этот славный народ скоро ему надоест, но со временем, к своему счастью, убедился, что очень сильно ошибался. Райнель крепко сдружился с самым сильным и умным ангелом, которого он назвал Люцианом. Райнель позволил Люциану самому дать имена остальным (не без нашей помощи, естественно).
 
   Несколько недель ушло у меня на то, чтобы обучить ангелов летать. Поначалу, я даже сомневался, что это может быть возможно, пока один из них не продержался в воздухе несколько секунд. В то время их огромные белые крылья были недостаточно сильны для полетов, но этот момент показал мне, что они действительно могли летать. Тогда я усилил их тренировки, чтобы они показали максимум, на который способны. Первые достижения не заставили себя долго ждать. Сначала, они смогли перелететь через реку Тей-Намор, которая текла неподалеку от Лор-Альвэна, а потом смогли перелететь через поляну, на которой мы проводили ритуал, вдоль и поперек. Вообще, ангелы провели в этих землях так много времени, что остальные народы назвали эти места Ангельским Краем. Под конец моего обучения каждый из тысячи ангелов мог непрерывно летать в течении нескольких дней. При этом, они в совершенстве овладели управлением воздухом и светом и были настоящей угрозой любому злу, которое покусится на этот мир. Во всяком случае, в этом я убеждал своего брата, который все еще грезил своими кошмарами.
 
   - Они не прекращают мне сниться, Шеосхот, - говорил он мне дрожащим от страха голосом. - Я уверен, что созданные нами ангелы могут противостоять любой угрозе, но тогда почему я всё еще получаю это предупреждение?
 
   - Мой дорогой брат, - обратился я к нему. - Твои дурные сны насчет ужасающего зла, которое опуститься на Вэйхтен - это всего лишь результат одержимости идеей создания высшей расы. Лучше смотри на то, что у нас с тобой получилось - на этот восхитительный, могущественный, летающий народ. Наше с тобой дело сейчас не думать о том, что однажды может произойти какая-то катастрофа, угрожающая всему Вэйхтену, потому что в этом случае мы можем запугать себя настолько, что никогда более не вылезем из нашей уютной норы, не будем изучать, творить и жить.
 
   Райнель промолчал, но по его опущенным глазам было видно, что его разум все еще наполнен сомнениями. Я решил покончить с этим раз и навсегда:
 
   - Вспомни, что ты сказал перед тем, как мы отправились сюда. "Давайте поселимся в этом мире и создадим существ по нашему образу и подобию", верно? "Пусть они обучаются, самостоятельно исследуют окружающий мир и общаются друг с другом. Мы будем жить среди них, наблюдать за ними и помогать им в дни нужды". Так вот, мой брат, если и наступит такое время, когда великое зло станет угрожать этим землям и этим созданиям, то мы будем рядом и придем на помощь. Твои кошмары никогда не станут явью.
 
   Райнель, поднял на меня свой взгляд. Последняя тень сомнения исчезла с его лица.
 
   - Ты прав, мой брат. Я придал своим кошмарам слишком большое значение. Давай вернемся к ангелам и продолжим их обучение.
 
   Несмотря на то, что мне удалось убедить его в беспочвенности своих опасений, кошмары продолжали ему сниться, но теперь он стал с ними бороться путем погружения в себя. Через некоторое время он сказал мне, что исцелился от ужасных видений далекого будущего. Нам обоим было интересно, что же могло вызвать эти сны, но, поскольку в то время у нас были дела поважнее, мы вскоре забыли о них.
 
   Очень скоро ангелы обнаружили людей и вызвали у последних неподдельное восхищение. Их схожесть с Райнелем мгновенно превратила их в посланников Бога, которые предвещают процветание людской расы. Все-таки, чудаковатый у Райнеля вышел тогда народ. Но люди и ангелы действительно очень сильно подружились. Ангелы стали делиться с ними своими знаниями, в частности в области магии. К нашему с Райнелем изумлению, некоторые люди начали овладевать базовыми навыками магии света и воздуха.
 
   Вскоре, к нам пришла Лефия и, увидев, что происходит, пришла в неописуемый восторг. Она также присоединилась к обучению ангелов, которые, к нашему удивлению, овладели магией воды без особых проблем. Люди также потихоньку усвоили азы управления водой. Радости нашей не было предела. Насколько же хорошо обучаемы были эти народы. Я начал подумывать о том, чтобы создать еще одну расу, только уже таких как я, драконов. Мы с Райнелем обсудили эту идею, и она ему понравилась. Он сказал, что можно даже попробовать объединить силы нас троих, чтобы их создать, тогда получится самая могущественная раса, которая когда-либо сможет существовать на этом свете. Но тогда нашим амбициям не суждено было сбыться из-за существ, пришедших издалека.
 
   Люциан с несколькими ангелами облетали леса неподалеку и изучали местную живность, а возможно и просто охотились, и наткнулись на совершенно неожиданную находку. Они увидели феникса, который вел за собой очень низких людей, каждый из которых был ангелам по пояс, называющих себя гномами. Люциан решил отвести гномов ко мне и Райнелю, чтобы мы решили, что с ними делать.
 
   Перед нами предстал измученный народ, уставший после долгой дороги. Все они были голодны, многие были ранены неизвестными нам тварями и больны. Среди них было много женщин, детей и лишь несколько десятков мужчин, вооруженных железными мечами и щитами.
 
   Гномы были созданиями Тэнрида. Он всегда был трудолюбив и постоянно требовал этого от других, поэтому неудивительно, что первыми он создал низкорослый, но очень крепкий народ рудокопов и кузнецов. Гномы очень изобретательны и умны, пожалуй, умнее даже ангелов, но, как выяснилось позднее, за это им пришлось поплатиться умением владеть магией. При нас один из гномов развел небольшой костерчик, не прибегая к каким-либо магическим трюкам - все, что он использовал, были металл и камень. Они искусно ковали оружие, которое было намного лучше, чем оное у людей. Да и как могло быть иначе, если люди умели делать топор, заточив об скалу большой камень и привязав его к палке, а топор гномов был выкован из железа, заточен при помощи точильного камня и прикреплен к резной рукояти из очень крепкого дерева?
 
   Они рассказали нам о напастях, которым подвергся их народ, и о том, почему им пришлось покинуть родные земли. Их край населен необычайно опасными существами, такими как варги, василиски и мантикоры. Тэнрид учил их обороняться и создавать оружие из материалов, которые их окружали. Потом он создал других существ, которые были не настолько умны, как гномы, но были гораздо более жестокими и сильными, чтобы они могли выжить в суровых условиях тех земель. Каждый день там оканчивался смертью очередного гнома, а порой и нескольких. Тэнрид пытался найти выход из сложившегося положения, пока однажды к нему не прилетел феникс. Тогда он вспомнил о Райнеле и решил, что гномам нужно отправиться к нему. Он попросил феникса отвести несчастный народ в безопасное место, чтобы они оказались под защитой моего брата, после чего тот повел гномов к нам.
 
   Им пришлось преодолеть многие лиги пути. Несколько лет шли гномы в надежде на лучшую жизнь под защитой Духа Света. Каждый день им приходилось бороться за свою жизнь. Дикие звери постоянно нападали на них, болезни уносили жизни многих гномов, да и искать пропитание порой было сложно. Даже погода, казалось, хотела их народу смерти. Они пережили бешеные шторма, суровую зиму и беспощадную жару. До нас добралась лишь пятая часть от тех, кто изначально покинул земли Тэнрида. Многие ангелы начали плакать, сочувствуя народу, претерпевшему столько трудностей и лишений. Райнель подошел к лидеру гномов и сказал ему:
 
   - Ты и твой народ, наконец, достигли своей цели. Я, Райнель, Дух Света, отныне беру вас под свою защиту, как и мой брат, Дух Воздуха Шеосхот, и моя сестра, Дух Воды Лефия. Мы найдем вам место в наших краях. Наши леса тоже полны опасных существ, но они намного безобиднее тех, с кем вам приходилось иметь дело. Ангелы и люди, уверен, будут вам помогать и захотят многому у вас научиться.
 
   Люциан подошел к гномам и предложил им помощь в нахождении подходящего места для их нового поселения. Гномы, как оказалось, раньше жили внутри огромной горы, где у них был полноценный город Вадзар. В этой горе была огромная секция пещер, которые были превращены в дома, улицы, кузницы и прочее. Они хотели бы создать новое поселение в похожей горе. Ангелы потратили несколько дней, пытаясь найти подходящую гору неподалеку, но у нас были относительно невысокие горы, которые не подходили гномам. В конце концов, нужная гора была найдена на севере, в десятке лиг от Ангельского Края, куда ангелы потом сопроводили гномов. Они основали там новое поселение, которое назвали Манто-Лор, Дом Надежды.
 
   На протяжении многих месяцев, дружба между людьми, ангелами и гномами становилась всё крепче и крепче. Гномы обучили людей кузнечному искусству и шахтерскому мастерству, а люди помогали им обустраивать новый дом и учили их охотиться. Ангелы также принимали в этом участие, но они не любили находиться внутри горы - они, как и я, остерегались замкнутого пространства. Люциан много общался с лидером гномов и рассказывал ему об особенностях нашего края, какие существа его населяют, какие плоды можно найти. Гном же часто поведал ему о родном крае, о том, что им пришлось там оставить, и о тех, кто занял их место. Так, мы впервые узнали о новых созданиях Тэнрида, гоблинах и орках, и о созданиях Дэозажа, демонах. Люциан проникся ненавистью к этим землям, и эта ненависть становилась с каждым днем всё сильнее. Однажды он обратился ко мне:
 
   - Владыка Шеосхот, как вы считаете, мы готовы к бою?
 
   - К какому бою? - непонимающе спросил я.
 
   - Я считаю, что нужно выбить зло из земель Тэнрида, уничтожить всех этих мерзких тварей, пока они еще кому-либо не навредили.
 
   - О чем ты говоришь, Люциан? Пусть создания Тэнрида и его братьев живут как им угодно. Они не представляют для нас никакой угрозы.
 
   - Пока что да, но что будет потом? Что случиться с нашими землями, если они придут сюда? Что, если они захотят отнять наши края, убить каждого ангела, человека и гнома? Мы должны истребить их, пока не стало слишком поздно. Уверен, что наших сил хватит, чтобы одолеть этих монстров.
 
   - Прекрати, Люциан! То, что ты предлагаешь - чистое безумие! - вскричал я от злости, но после этого постарался поскорее успокоиться. - Почему вам везде видится какая-та угроза, требующая настолько радикальных решений? - устало проговорил я сквозь зубы.
 
   - Что Вы имеете в виду?
 
   - Сначала Райнель сходил с ума из-за своих "видений", а теперь ты предлагаешь вторгнуться в чужие владения и уничтожить все живое, что там находиться. Одумайся, говорю я тебе. Эта затея не приведет ни к чему хорошему.
 
   - У владыки Райнеля были видения? - спросил он меня, ошеломленный услышанным, после чего ушел. Я пытался убедить его, что видения Райнеля являются не более, чем дурными снами, но Люциан не стал меня слушать. Ангел обсудил с Райнелем свою идею, после чего мой брат пришел ко мне и сказал:
 
   - Мне нравится идея Люциана о том, что они должны быть готовы к драке. Если нам удастся обучить их должным образом, я буду спать намного спокойнее.
 
   - Его замысел погубит всё, чего мы так долго добивались, - сказал я. - Будь проклят тот день, когда у нас появились гномы.
 
   - Не смей обвинять ни в чем не повинный народ. Тогда уж лучше сразу проклинай меня за то, что я попросил тебя помочь создать народ из моих кошмаров. Или еще лучше, за то, что я предложил поселиться в этом мире.
 
   - Идея Люциана от этого менее безумной не станет. Только не говори мне, что ты согласен с ней.
 
   - Я убедил его, что бессмысленное насилие того не стоит. Однако я также считаю, что они должны уметь постоять за себя должным образом. Поэтому, с завтрашнего дня, мы с тобой будем обучать их использовать наши с тобой стихии в бою. Кроме того, они должны сами сделать себе тренировочное оружие, после чего они будут учиться драться с его помощью. Мое решение окончательное и я надеюсь, что ты его поддержишь.
 
   - Ты же знаешь, что у меня нет выбора, - вздохнул я. - Но я все еще беспокоюсь, что случится непоправимое.
 
   - Не нужно, мой брат. Даже если Люциан все-таки решит воплотить свою затею, мы с тобой сумеем его остановить.
 
   - Надеюсь, что ты прав, брат, - сказал я, тяжело вздохнув, после чего задумчиво повторил: - Надеюсь, что ты прав.
 
   Так началось обучение ангелов, людей и гномов самообороне. Первые дни были самыми тяжелыми, ведь я выяснил, что даже ангелам тяжело усваивать боевую магию. Требовался другой подход, который мы и обсудили с Райнелем и Лефией, которая также присоединилась к нашему делу. Вместе мы пытались найти более простой способ воплощения подобных умений, пока Райнелю не пришла в голову идея. Он сказал, что каждый раз, когда мы задействуем магию, мы выполняем какие-либо жесты для удобства. Он предложил привязать определенные магические воздействия к соответствующим жестам и словам, чтобы было проще направлять энергию нужным образом. Так мы создали первые заклинания, которые из-за своей простоты в освоении чуть не стали основой магического искусства. Действительно, учить заклинания для ангелов и людей оказалось намного легче, чем самим управлять элементами мироздания. Мы нашли небольшую поляну неподалеку от Ангельского края, где они стали практиковать боевые заклинания.
 
   Владение оружием все практиковали вместе. Я решил, что если и учиться обороне, то нужно уметь справляться с абсолютно любой угрозой, готовой прийти откуда угодно. Самые любопытные тренировочные бои проходили между ангелами, потому что крылья давали им больше пространства для маневра: они кружили повсюду, постоянно сближаясь и расходясь. Люциан стал биться настолько хорошо, что в итоге даже начал тренировать тех, кто не так легко обучался. Каждый раз он находил все более и более разрушительные атаки, которые тут же показывал остальным. Райнеля эти успехи восхищали, а у меня вызывали страх. Мне хотелось верить, что Райнель действительно убедил Люциана отказаться от своей идеи, но у меня не получалось. Ведомый своими подозрениями, я внимательно следил за ангелом, в глубине души надеясь, что я не найду каких-либо причин для беспокойства. К счастью, я их не нашел.
 
   Наконец, Райнель предложил ангелам, как самым успешным ученикам, попробовать все их умения в деле и объявил о первом тренировочном бое. Мы ушли подальше от Ангельского края, чтобы никто из людей или гномов не пострадал, и пришли на равнину, которая находилась за многие лиги от Ангельского края, где было много пространства для воздушных боев. Лучшего места для тренировочных сражений никто бы не нашел. После этого Райнель разделил ангелов на две команды, одну из которых должен был направлять он, а другую - я. Люциан, к сожалению, отправился в команду Райнеля, поэтому я не смог проследить за ним тщательнее. Я проинструктировал свою команду о заранее оговоренных с моим братом правилах:
 
   - При сильных увечьях вы считаетесь убитыми. Убитые должны опускаться на землю и приходить в безопасную зону, отмеченную светящейся границей, которую нарисует Райнель. Несмотря на то, что это бой, он всего лишь тренировочный, поэтому постарайтесь никого не убить взаправду. Если во время боя вы потеряли оружие или броню, вы убиты. В бою разрешается использовать любое заклинание, которому мы с Райнелем вас обучили. Побеждает та команда, чьи ангелы останутся в воздухе. Я оставлю на вашей броне светящийся белый отпечаток моей лапы, который означает вашу принадлежность к моей команде. Райнель отметит свою команду золотой дланью. Бой начнется после того, как мой брат подаст сигнал. И напоследок: не покидайте границу равнины на протяжении тренировочного боя, иначе вы будете считаться убитыми. Удачи, ребята, желаю вам победить.
 
   После этого, я ушел в заранее оговоренную безопасную зону, куда чуть позже пришел и Райнель. Он громогласно объявил, чтобы обе команды поднялись в воздух. Мой брат подождал, чтобы все ангелы оказались на своих местах, после чего выпустил в воздух сигнальный пучок света.
 
   Бой начался стремительно. Ангелы полетели друг на друга и схлестнулись в ближнем бою. Воздух рассекли огненные шары и молнии, первые павшие уже оказались на земле. Хорошо, что я обучил их приземляться, используя магию воздуха, иначе бы многие из них разбились бы насмерть. Во всей той неразберихе, что творилась в небе, тяжело было рассмотреть, чья команда побеждает, но нам это было не интересно. Тренировочный бой должен был показать ангелам, какие приемы им нужно отработать лучше, к чему быть готовым в реальном сражении. В воздухе поднялся вихрь и еще один сноп ангелов натурально вылетел из боя, отброшенный небольшим ураганом. К нам приполз очередной ангел, чьи перья были подпалены, а одно крыло было сломано. Им тут же занялись люди, владевшие лечебными заклинаниями, которые пришли вместе с нами, чтобы оказать первую помощь пострадавшим.
 
   Битва в небе была жестокой, но, к счастью, никто в ней не погиб. Люциан показал себя в этом бою лучше всех. Он не только умело обращался с тренировочным мечом и магией, но и проявил лидерские качества, чем и привел свою команду к победе. На момент окончания боя из пары сотен ангелов в воздухе осталось всего шесть, включая Люциана. Райнель был доволен своей командой, хотя и сказал, что всем нужно над собой поработать. Он сказал, что подобные бои будут проходить ежемесячно, поэтому посоветовал всем готовиться к ним лучше.
 
   Тренировочный бой произвел на Райнеля настолько большое впечатление, что он, к моему удивлению, попросил гномов выковать ему большой двуручный меч, который он позже назовет Рато-Сий, Луч Света. Пострадавшие в бою ангелы были излечены за несколько дней, благодаря целительным заклинаниям магии воды и света. И вот, все ангелы вновь упорно тренировались, даже те, что совсем недавно встали из постелей. Их упорство вызывало у меня восхищение, но также оно меня и пугало.
 
   Много месяцев проходили именно так: многочисленные и упорные тренировки, после которых в конце каждого месяца была впечатляющая баталия над равниной, которую ангелы прозвали Боевой. Лефия иногда присоединялась к нам во время этих боев и помогала лечить пострадавших, хотя и высказывала свое неодобрение по поводу творящихся в небе драк, на что Райнель ей отвечал, что она зря беспокоится, ведь наши создания должны уметь постоять за себя. Ангелы с каждым боем становились сильнее и сильнее, их бои были жестче чем раньше, да и заканчивались позже. Наши старания не пропадали даром: мы с моим братом подготовили действительно ужасающее своей силой войско.
 
   Однажды, я пытался найти Райнеля, но его нигде не было, даже в Лор-Альвэне. Я облетел земли неподалеку, но нашел своего брата на Боевой равнине. Он практиковался со своим мечом, который ему выковали гномы.
 
   - До сих пор не понимаю, зачем тебе нужен этот меч? - спросил я его.
 
   - Я считаю, что если ангелы и люди тренируются, то почему бы и не потренироваться мне. Вдруг настанет день, когда мне придется поднять Рато-Сий против врагов?
 
   - Ангелы стали очень сильны. Тебе едва ли придется пачкать руки в крови, если подобный день настанет.
 
   - Все-таки прекрасная была идея с тренировочными боями, не правда ли? - воодушевленно спросил мой брат.
 
   - Да, брат. У тебя всегда были отличные идеи.
 
   - Ты мне льстишь, Шеосхот, - рассмеялся Райнель. - Но должен тебе сказать, что это была не моя идея.
 
   Эти слова застали меня врасплох.
 
   - Чья это была идея?
 
   - Люциана. Он решил, что без реального боевого опыта ангелы никогда не станут силой с которой придется кому-либо считаться. Что-то не так, мой брат? - Райнель заметил мое нарастающее волнение.
 
   Я полетел обратно в Ангельский край, где пытался найти ангелов, но не увидел ни одного. Тогда, я спросил людей, куда ушли ангелы, на что те сказали, что видели, как они полетели в сторону поселения гномов. Прилетев к гномам, я потребовал от них ответа, что от них хотели ангелы. Те ответили, что Люциан попросил гномов выковать ангелам боевое оружие. Наконец, я спросил, где находятся земли гномов, после чего полетел туда. Пролетев сотню лиг, я не нашел и следа ангелов. В конце концов, мне пришлось вернуться назад, чтобы сообщить обо всём Райнелю.
 
   Я рассказал все своему брату, после чего напомнил ему, что по его словам, он поговорил с Люцианом и уговорил его отказаться от своей идеи. Мой брат был раздосадован произошедшим и сказал мне, что ничего не подозревал и что Люциан действительно отказался от своей идеи. Ангел одурачил нас обоих. Я хотел предложить ему пойти в земли Тэнрида и остановить ангелов, но понял, что своим вмешательством мы рискуем сделать и без того тяжелую ситуацию еще более тяжелой.
 
   После их исчезновения, Райнелю снова начали сниться дурные сны, о чем он поведал мне. Эти кошмары были даже сильнее предыдущих - они довели моего брата до панического состояния. Он умолял меня вновь помочь ему создать существ, способных бороться с великим злом, которое опустится на эти земли, но я отказал своему брату, потому что посчитал, что эта идея может привести к еще более трагичным последствиям. Тогда он обратился к Лефии с этой же просьбой, и она согласилась, увидев состояние Райнеля. Несмотря на мои возражения, мой брат начал готовить её к ритуалу, показал ей образ этих созданий и рассказал ей в подробностях о них. Он потратил на это несколько недель, надеясь через месяц провести ритуал и создать еще более сильных созданий, чем ангелы, но вскоре ему пришлось изменить свои планы.
 
   Люди увидели летящую вдали фигуру, после чего позвали меня, распознав в ней ангела. Я пришел к людям и, к своему изумлению, увидел Люциана. Его меч был сломан, доспехи разбиты, а его лицо обезображено шрамом от ожога.
 
   - Владыка Шеосхот, - говорил он дрожащим голосом, еле сдерживая горькие слезы. - Нижайше прошу у Вас и Владыки Райнеля прощения за свое безрассудство.
 
   - Что произошло, Люциан? И где остальные? - жестко спросил его я.
 
   - Они... они мертвы, - запинаясь, ответил он. - Мы ворвались в земли Тэнрида и начали истребление зла, с которым мы столкнулись. Мы пытались ворваться в бывшие владения гномов и перебить занявших эти земли демонов. Эти твари ничего не могли нам противопоставить. Мы бы с легкостью одержали победу, но они позвали... они позвали...
 
   - Тэнрида? - нетерпеливо кричал я. - Кого они позвали? Отвечай!
 
   Люциан взглянул на меня. Его глаза были переполнены ужасом произошедших с ним событий.
 
   - У демонов был могущественный союзник. Он был как тень, быстрый и подвижный. Мы пытались атаковать его светом, но он был слишком ловким. Он поглотил моих братьев одного за другим, оставив от них одни лишь кости. Эта тень помогла им отбиться... мне и нескольким братьям удалось оттуда бежать, но демоны нагнали нас и убили их. Я же отделался ожогом. Зря я Вас не послушал, владыка Шеосхот... зря я Вас не послушал... - он упал на землю, повторяя эти слова. У меня не хватило сил отчитать его за произошедшее, особенно после всего того, что он пережил. Мне оставалось лишь приказать людям отвести его к целителям и позаботиться о нем.
 
   Я рассказал Райнелю о произошедшем, от чего его ужас только усилился. Кошмары, мучавшие его долгое время, вновь дали о себе знать:
 
   - Видишь, Шеосхот? Зло уже близко. Близится день, когда оно поглотит эти земли, прямо как в моих снах.
 
   - Возьми себя в руки, брат! Никто не вторгнется в наши земли. Ангелы поплатились за безрассудство Люциана, не позволь своему безрассудству погубить все, что мы создавали в этих землях!
 
   Райнель едва ли меня слушал. Он поник на своем троне, отдавшись в руки страха и отчаяния. Я понимал, что его нужно было привести в чувство, но, казалось, что бы я ни говорил, он не откликался.
 
   - Мне так же тяжело, как и тебе, - сказал ему я. - Наше с тобой творение было уничтожено, но есть еще одно. Оно ожидает того, чтобы появиться на свет. Ты видишь в своих снах только страх, но ты забыл про луч надежды, который ты смог там разглядеть. Один раз у тебя получилось создать могущественную расу, способную на великие деяния. Восстань и повтори свой успех, создай расу из своих снов. Пусть они будут сильнее ангелов. Настолько, что даже мы будем им по зубам.
 
   - Ты прав, как и всегда, мой брат, - сказал он мне, вновь обретя надежду. - Позови сюда Лефию. Сначала завершим то, что мы с ней начали, а после мы с тобой возродим ангелов.
 
   Как я был рад услышать эти слова. Я сказал Лефии, что Райнель готов провести ритуал создания и просит её явится в Лор-Альвэн. Я посмотрел на то, как они начали ритуал в большом зале крепости, после чего покинул их.
 
   Несколькими днями позже я решил навестить Люциана у целителей. Проходя мимо небольших деревянных домиков, которые люди и гномы строили вместе, я испытал небывалую тоску, вспомнив, как мы обучали ангелов строить свои жилища. Но скоро должен появиться новый народ, так что я поскорее откинул от себя эти тоскливые мысли. Я подошел к небольшой деревянной хижине, которая являлась лазаретом, и попросил лекарей привести ко мне Люциана. И вот, он стоял передо мной, такой же гордый и высокий, как и раньше, пусть и с несколькими ранениями и перевязками из лечебных трав.
 
   - Как ты себя чувствуешь, Люциан? - спросил я его.
 
   - Намного лучше, чем раньше, владыка Шеосхот. Эти люди прекрасно справляются с моим исцелением. Пройдет еще несколько дней, и я буду полностью здоров.
 
   - Рад это слышать. Впрочем, я хотел поговорить не о твоем выздоровлении.
 
   - Я готов понести самое тяжкое наказание за свой ужасный поступок, - сказал он, опустившись на одно колено.
 
   - Согласен, что твой проступок достоин самого жестокого наказания, но я здесь, чтобы предложить тебе искупление. Скоро Райнель и Лефия создадут новый народ и потом, пока мы с братом будем возрождать твою расу, ты должен взяться за их обучение.
 
   - Скажите мне, владыка Шеосхот, они будут так же сильны, как и мы?
 
   - Надеюсь, что они будут даже сильнее вас. Почему ты об этом спрашиваешь?
 
   - Я должен знать, насколько многого я могу с них требовать в процессе обучения. Не могу же я заставить, например, людей летать?
 
   - Скоро ты сможешь лично оценить их умения, - посмеялся я. - Ритуал проходит уже несколько дней и, уверен, что он будет завершен с минуты на минуту.
 
   - Где он проходит, простите за мое любопытство?
 
   - Райнель решил провести его в Лор-Альвэне, чтобы ничто не могло его отвлечь, - сказал я, после чего я оставил ангела.
 
   Как же хорошо, наконец, остаться одному. После всего, что произошло в последние дни, я решил немного полежать под солнцем неподалеку от человеческого поселка. Я даже отдался легкой дремоте, и уже предвкушал момент знакомства с новым народом, который должен появиться в Вэйхтене, пока мой дневной сон не поднял женский крик, раздавшийся из людского поселения.
 
   Я прилетел разобраться в чем дело и увидел кровавую картину: трех обезглавленных людей, двое из которых были лекарями. Мне сказали, что Люциан вырвался из лазарета, но лекари пытались ему помешать. Тогда, ангел выхватил косу у проходившего мимо фермера и одним мощным взмахом лишил их голов. У меня не было сомнений насчет того, что Люциан полетел в Лор-Альвэн, так что я, не теряя ни секунды, направился туда же.
 
   Ворвавшись в проходной зал, я пробежал по длинному коридору и влетел в зал, где проходил ритуал, но Люциан уже был тут. Ритуал по созданию новой расы был практически завершен. Ангел преобразился: его белая мантия превратилась в черный капюшон, плоть исчезла, обнажив кости, и тьма вязкой жидкостью капала с них. Это был больше не Люциан, передо мной стоял сам Дух Тьмы Азрах. Он вмешался в ритуал, поразив всех своей тьмой. Я хотел ему помешать, но было слишком поздно - новый народ появился на свет. Одни существа были в точности такими, какие снились Райнелю, а другие были поражены тьмой: их кожа стала серой, радужки их глаз были серебряными, как и их волосы. Райнель и Лефия очнулись и, завидев темного ангела, тут же впали в ужас. Я крикнул всем бежать ко мне и новый народ направился в мою сторону, но Лефия и Райнель упали обессиленными. Азрах попытался их атаковать, но я откинул его воздушным потоком, после чего передал часть свой энергии Райнелю, чтобы мой брат мог встать и биться. Поднявшись на ноги, Райнель обнажил Рато-Сий и принял защитную позу. Азрах увеличился в размерах, чтобы стать наравне с титаном, и приготовил к бою свою косу.
 
   Они стояли некоторое время, оценивая друг друга, после чего мой брат сказал мне, чтобы я отвел всех в безопасное место, пока он бьется с Азрахом. Я взял на спину Лефию, побежал к созданиям Райнеля и отвел всех к людскому поселению. Внешне тьма повлияла только на серокожих созданий, а все остальные, включая Лефию, выглядели нормально, но без подробного осмотра было тяжело что-либо сказать. Тут из Лор-Альвэна раздались взрывы, и я, положив Лефию на мягкую траву, полетел помогать своему брату.
 
   Битва между Азрахом и Райнелем была в самом разгаре. Темный ангел был слишком проворен, и мой брат не мог попасть по нему световыми снарядами. Потоки темной энергии летели в сторону Райнеля, но он от них уворачивался. Когда меч и коса врезались, издаваемый звук походил на раскаты грома. Райнель воспользовался магией так, что от каждого взмаха меча из него вылетала волна света и, врезаясь в стены крепости, разрушала их. Азрах тоже усвоил этот трюк и от взмахов его косы вылетал поток темной энергии, который взрывался, соприкоснувшись с потоком света. Мой брат прибег к еще одной вещи, которой он научился: он начал мгновенно перемещаться по всему залу, регулярно заставая Азраха врасплох, но и темный ангел был непрост: он превратился в темное облако и все атаки проходили сквозь него. Вновь материализовавшись, он продолжил атаковать Райнеля, кидаясь пучками тьмы и пытаясь задеть его косой, но мой брат успешно ставил блоки и уничтожал снаряды щитом из световой энергии. На каждый удар одного, находился прием второго. Под конец их битвы было вообще трудно уследить, что происходило, но одно было очевидно - крепость потихоньку обращалась в руины.
 
   - Наши силы равны, Райнель, - слова ангела отдавались глубоким эхом. - Мы с тобой можем биться вечность, но так и не добьемся чьей-либо победы.
 
   - Я буду драться с тобой сколько потребуется, Азрах. Я не позволю тебе уничтожить все, что находится на этих землях, - с этими словами брат начал второй заход, но Азрах потоком тьмы обрубил потолок над ним и растворился в воздухе. Райнель угодил под падающие обломки, а когда они прекратили падать, Азрах появился прямо над ними. Я полетел на него и сшиб с обломков, после чего, при помощи потоков воздуха, я поднял камни и швырнул их в темного ангела, но они пролетели сквозь него.
 
   - Я не хочу драться с тобой, Шеосхот, - сказал он мне.
 
   - Ты напал на нашего брата, саботировал ритуал создания новой расы и, возможно, ранил нашу сестру. Тебе придется со мной драться вне зависимости от твоего желания.
 
   - Мне очень горько это слышать, - сказал он, метнув в меня пучки темной энергии, от которых я с легкостью увернулся, но он пустил еще один и сшиб меня на землю.
 
   - На трогай Шеосхота, Азрах! - сказал Райнель, поднявшись из-под оставшихся обломков.
 
   - Я и не собирался, Райнель. Я здесь, чтобы ты ответил за своё преступление против меня и моих братьев.
 
   - О чем ты говоришь? - спросил я, но, увидев удивленные глаза Райнеля, понял, что мой брат знает, о чем идет речь.
 
   - Я видел воспоминания Люциана, Райнель. Какого это было, обманывать того, кто больше всех тебе доверял?
 
   К моему ужасу, Райнель не отвечал ему.
 
   - Ты отдал приказ о нападении на наши земли, возложив ответственность за свои поступки на самого преданного тебе солдата. Ты сокрыл ангелов в этой крепости, обставив все так, будто они улетели и, когда твой брат вернулся ни с чем, ты выпустил их.
 
   - Это неправда! Райнель не мог так поступить! - кричал я.
 
   - Подумай сам, Шеосхот, - сказал мне Азрах. - Зачем же еще ему нужно было так усердно тренировать ангелов? Зачем он вообще решил устраивать эти жесткие тренировочные бои?
 
   - Но ведь это была идея...
 
   - ...Люциана? - закончил за меня Азрах. - Скажи, от кого ты это услышал?
 
   Я не мог ответить. Все и так знали ответ.
 
   - Ты хотел уничтожить все, что мы так долго и усердно создавали, Райнель. И все из-за каких-то ночных кошмаров? Или это еще одна твоя ложь?
 
   - Нет, - ответил Райнель. - Насчет моих видений я никому не врал.
 
   - То, что ты пытался сделать с нашими народами, я сделаю с твоими, Райнель. Я уничтожу все, что ты когда-либо создавал, - сказал Азрах и испарился в воздухе. В ужасе, я полетел к людям, но ничего с ними не произошло. Тогда, я вернулся к Райнелю, который сидел на обломках своей крепости, согнувшийся под весом вины и грусти.
 
   - Мои поступки не заслуживают прощения, - сказал он мне. - Все, что сказал Азрах - чистая правда. Мои сны никогда не прекращались, они становились только сильнее и страшнее. Я видел его в них, Шеосхот. Азрах в будущем посеет смерть в этих землях. Боюсь, этот день настал...
 
   - Этот день не настал, Райнель. Люди, гномы и... твои новые существа... с ними все в порядке.
 
   Райнель что-то прошептал, но я не расслышал и переспросил его.
 
   - Я решил назвать их эльфами, - пояснил он.
 
   - Твои эльфы и Лефия были поражены тьмой. Ты должен помочь им. За свои поступки ответишь позже, - у меня еле получилось сдержать ярость. Мне было тяжело принять тот факт, что мой брат, мой самый близкий друг, так со мной обошелся. Он наплевал на все, что я ему говорил, и решил поиграться со своими амбициями. Но сейчас было не то время, чтобы придавать этому большое значение: Лефии и эльфам все еще была нужна помощь, да и об угрозе Азраха забывать не стоит.
 
   Райнель проверил ауру эльфов и Лефии и сказал мне, что златовласые эльфы чисты от тьмы, но она сделала их слабее, чем они должны были быть. "Они никогда не будут так сильны, как ангелы, но магически они точно будут сильнее людей", - сказал он мне. Лефия также была нетронута тьмой, чего не скажешь о темных эльфах, как он их назвал. Как я выяснил позже, при создании этих эльфов в них влилось недостаточно энергии света, чтобы они могли противостоять тьме. Она дала о себе знать не только внешне, но и внутренне: темные эльфы мгновенно слабели от света Райнеля. Каждый раз, когда я видел их, лица этих несчастных создании были искажены гримасой непередаваемого ужаса. Не раз у меня складывалось такое впечатление, словно они видят то, чего не видят остальные.
 
   - Они могут быть опасны для остальных рас, - сказал Райнель. - Их необходимо уничтожить.
 
   - Нет! - вмешалась Лефия. - Любое создание имеет право на жизнь! Позволь я уведу их подальше отсюда и создам для них свою зону обитания, чтобы они никого не трогали и жили спокойно.
 
   Я видел, что Райнель хочет возразить, но он вскоре одумался, видимо из-за осознания того, до чего довели его решения. Ему пришлось смириться. Я предложил Лефии сопроводить её и защитить в случае опасности.
 
   Мы прошли десятки лиг, мне приходилось постоянно подгонять темных эльфов, которые вставали как вкопанные, охваченные ужасом. Я пытался поговорить с ними, но меня они боялись не меньше, чем тех вещей, которые им видятся. Лишь рядом с Лефией они находили спасение от своих кошмаров.
 
   Наконец, мы пришли к небольшому лесу, который Лефия посчитала идеальным для темных эльфов. Она села и начала медитировать, а мне пришлось следить за темными эльфами. Так мы провели несколько дней, пока перед нами не образовался лес из высоких черных деревьев, чья листва оказалась настолько густой и обширной, что она не пускала солнечный свет и успешно закрывала небо. Деревья оказались плодоносными: их плоды были похожи на большие, светящиеся мягким белым светом, груши, освещая мрак волшебного леса.
 
   - Теперь этот лес станет вашим домом, - объявила Лефия темным эльфам. - Но прежде чем вы в него войдете, позвольте принести вам последний дар. Для начала, вам нужно сесть передо мной.
 
   Эльфы послушно сели перед ней. Лефия опустилась на колени и закрыла глаза, начав новую медитацию. Я думал, что она решила еще что-то создать. Как оказалось, я сильно ошибался. Потоки энергии, словно серебряные ленты вылетели из тела Лефии и врезались в темных эльфов, из-за чего те скорчились от невыносимой боли. Я понял, что происходит только когда потоки энергии почернели, но останавливать ритуал было слишком поздно. Лишенная сил, она упала на землю, но я подхватил её своими лапами.
 
   - Теперь они чисты от тьмы, - произнесла она ослабевшим голосом. - Пообещай, что ты позаботишься о них, Шеосхот. Пообещай мне, прошу.
 
   - Обещаю, - тяжело ответил я, после чего моя сестра улыбнулась и потеряла сознание. Её волосы вмиг почернели. Темные эльфы не изменились внешне, но их натура претерпела явные изменения - они вышли из-под власти страха, с которым были рождены. Если они и видели то, чего не существует, то теперь эти приведения оставили их навеки. Заметив бессознательную Лефию, эльфийки ударились в слезы, а эльфы преклонили перед ней колено. Я пообещал им, что с ней все будет в порядке, после чего я погрузил её себе на спину и пошел обратно. В пути меня застал прохладный дождь. Мне казалось, что в этот момент родная стихия оплакивает мою сестру. Дождь так и не прекратился, когда я принес её к Райнелю, который следил за людьми и эльфами.
 
   - Что случилось с ней? - спросил он меня.
 
   - Она пожертвовала собой, чтобы очистить тех эльфов от тьмы Азраха.
 
   Райнель упал перед сестрой на колени и начал плакать над её бессознательным телом, бормоча что-то себе под нос.
 
   - Как считаешь, ты сможешь её вылечить? - спросил я.
 
   - Не знаю наверняка, но я постараюсь, - сказал мой брат, после чего погрузился в медитацию. В своей медитации брат стал светиться так ярко, что залил своим светом всю долину. Я просидел рядом с ним весь день и хотел просидеть всю ночь, но меня начало клонить в сон, поэтому мне пришлось оставить их. Дождь все лил и лил, я даже думал разогнать эти проклятые облака, если бы не находил прохладную воду удивительно расслабляющей. Некоторое время я все равно не мог заснуть: события минувших дней проносились у меня в голове и не давали покоя ни на минуту. Предательство Райнеля, угроза Азраха, жертва Лефии. Но через некоторое время сон возобладал над моими мыслями, и я погрузился в эту, удивительно расслабляющую, темноту.
 
   Лютый холод резко вывел меня из сна. Я был с головы до пят окутан снегом. Утро встретило меня обильным снегопадом, падающим из серых облаков, заполонивших небо. Решив разобраться с заморозком позже, я прилетел к своему брату, который по-прежнему исцелял Лефию. Пробудить его от транса в этот раз оказалось проще.
 
   - Что скажешь, Райнель? - спросил его я.
 
   - Она поглотила слишком много тьмы. Её исцеление может занять месяцы, а то и годы, но оно возможно. Скажи мне, Шеосхот, почему долина заполнена снегом в середине июля?
 
   - Все из-за этих облаков. Подожди, сейчас я расчищу небо.
 
   Созданный мной поток воздуха быстро разогнал облака, но то, что мы увидели за ними повергло нас в шок: солнце уменьшилось вдвое.
 
   - Вот как Азрах уничтожит все, что ты когда-либо создавал, - понял я. - Без солнца Вэйхтен превратится в кусок льда.
 
   - Но ведь вместе с нашими творениями, он уничтожит и творения Тэнрида и Дэозажа, разве нет?
 
   - Должен ли я тебе напоминать, что один из них - Дух Огня? Уверен, они переживут такой катаклизм.
 
   Райнель погрузился в глубокие размышления. Ситуация давно превратилась в критическую и требовала жестких решений, но даже у меня не было хороших идей.
 
   - Лефия пожертвовала своей сущностью, чтобы спасти своё творение, - сказал, наконец, Райнель. - Пришло время мне заплатить за свои поступки и повторить её подвиг.
 
   - О чем ты? - с ужасом спросил я.
 
   - Я могу вечно пытаться восстановить солнце, но Азрах не остановится, пока не потушит его. Также, я могу пытаться очистить Лефию от тьмы, но тогда все замерзнет. Я вижу лишь один выход из положения: я вознесусь на небо и сам стану солнцем, а Лефия станет моим небесным спутником.
 
   - Знаешь, это самая безумная из всех твоих идей, - сказал я, ошеломленный услышанным. - Возможно, ты и достоин наказания за все, что наделал, но не впадай в крайности. От своего страха перед возможной катастрофой, ты потерял способность здраво мыслить.
 
   - Ошибаешься, мой брат, - сказал он мне с легкой улыбкой. - Я наконец-то начал мыслить здраво.
 
   С неба снова посыпался снег, мороз становился все более и более лютым с каждой минутой. Люди, эльфы и гномы сидели вокруг костров, закутавшись в шкуры животных.
 
   - Они слишком молоды, брат, - сказал Райнель. - Им нужен кто-то, кто направит их и обучит жизни. Не дай нашей жертве стать напрасной, Шеосхот.
 
   - Нет, обучай их сам, - пытался я уговорить своего брата, понимая, что это бесполезно. Слезы на моих глазах заледенели, а голос дрожал, но вовсе не от холода. - Ты нужен им, Райнель Светлый. Они забудут о твоих проступках и будут славить веками. Однажды ты снова зажжешь солнце и излечишь сестру, но ты будешь здесь, с нами.
 
   - Это невозможно, ты знаешь это, - после этих слов Райнель взял Лефию на руки, приобнял и сел, после чего он начал светиться. - Прощай мой брат. Увидимся, когда ты покинешь этот мир. И прости меня за все.
 
   Свечение моего брата оказалось настолько ярким, что мне пришлось закрыть глаза. Когда же я смог их открыть вновь, Райнеля и Лефии больше не было передо мной. Я взглянул на небо и увидел вновь горящее солнце, причем оно казалось даже ярче предыдущего, а рядом с солнцем я увидел полупрозрачный белый круг, полный темных пятен. У Райнеля получилось вознестись на небо и вознести свою сестру.
 
   Снег растаял за несколько дней, а мороз сменился жарой. Жизнь людей, гномов и эльфов потихоньку начала идти своим чередом. Казалось, что они не помнили о недавно произошедших событиях, что они смогли забыть ужас, принесенный Азрахом, холод и уменьшение солнца и забыть жертву Райнеля и Лефии. Может быть, им это действительно удалось, но не мне. Я продолжал сидеть на вершине одной из гор неподалеку от Ангельского края, где я мог видеть всё: поселения людей, гномов и эльфов, разрушенный Лор-Альвэн, Боевую равнину. Также, здесь я мог быть ближе к своему брату и сестре. Я потерял счет дням, которые проводил на этой горе, тоскуя по ним. Минувшие события тяжким грузом давили на меня. Когда я закрывал глаза, то видел свою сестру, лежащую на моих лапах. "Пообещай мне", - раздавалось у меня в голове.
 
   Однажды мое одиночество было нарушено нежданным гостем. Его громкую поступь я услышал еще задолго до его появления рядом со мной. Он не карабкался по горе, чтобы добраться до меня - гора сама подняла его. Когда он оказался на вершине, я старался не замечать его присутствия, пока не прозвучал этот грубый рокочущий голос:
 
   - Здравствуй, Шеосхот.
 
   Я осторожно развернулся, чтобы разглядеть этого смуглого великана, который был выше и могучее даже моего брата. О нем говорили, что он мог сдвинуть горы, и, глядя на его крепкое телосложение, в этом было сложно сомневаться. Его рогатый шлем, сделанный из черного камня, не закрывал его гордое волевое лицо, с разросшейся густой черной, как уголь, бородой, большими бровями, темно-зелеными глазами и черными волосами, выглядывающими из-под шлема. Он носил серую кирасу без рукавов, которая, казалось, тоже сделана из какого-то камня. Его руки были исполосованы многочисленными глубокими и не очень шрамами. На ногах у него были прочные серо-коричневые штаны. Обуви он не носил, предпочитая ощущать под своими ногами землю и камни.
 
   - Здравствуй, Тэнрид, - ответил я. - Зачем ты пришел?
 
   - Наш брат рассказал мне обо всём, что здесь произошло, поэтому я решил проведать тебя.
 
   - Со мной всё в порядке. Ты можешь уходить.
 
   Наступило молчание, которое прерывало только монотонное завывание горного ветра, похожее на тихий предсмертный вой старого одинокого волка. Тэнрид продолжал стоять передо мной, не шевелясь и даже не дыша. Я ощущал на себе пристальный холодный взгляд, но старался его игнорировать. Отвернувшись от него, я лег и попытался закрыть глаза. "Обещай", - прошептал ветер в моих ушах.
 
   - Соболезную, - услышал я слова Тэнрида.
 
   - О чем ты?
 
   - Я соболезную твоей потере.
 
   - Потери нет. Есть лишь принятые решения.
 
   - С которыми ты не согласен.
 
   - Не согласен.
 
   И вновь молчание. Я снова посмотрел на Лор-Альвэн, вспоминая как недавно выглядел этот замок. Как же сложно мне оказалось представить, что такая величественная крепость могла превратиться в груду камней за считанные минуты. Гул ветра превратился во взрывы, и картина того вечера предстала перед моими глазами: падающие обломки потолка Лор-Альвэна, два могучих духа, сражающиеся друг с другом, крик убегающих эльфов и бессознательная Лефия на моих плечах.
 
   - Он ответит за свой поступок, - сказал Тэнрид. - Обещаю тебе, я поговорю с ним.
 
   "Я думал, ты поговорил с ним, Райнель!" - прозвучало у меня в голове.
 
   - Почему ты это вообще допустил? - прошептал я. Тэнрид решил, что я сказал это ему.
 
   - Также, как и ты не знал о том, что творил Райнель, я не знал о плане Азраха. Он поведал нам о том, что увидел в голове у того ангела. Райнель держал свои планы в тайне от тебя, потому что знал, что ты не позволил бы этому случиться. Когда он закончил свой рассказ, то предложил мне и Дэозажу напасть в ответ. Мой брат был согласен с этим планом. Он жаждал кровавой мести, поскольку ангелы тогда перебили очень многих демонов. Я же был против таких действий и жестко пресек дальнейшее обсуждение подобных планов.
 
   "Тэнрид никогда этого не поймет, - услышал я в своей голове слова Азраха. - Я вселюсь в тело ангела, а ты помоги мне сбежать отсюда. Клянусь, Дэозаж, твои создания будут отомщены".
 
   - Уверен, что эти планы больше не обсуждались? - спросил я Тэнрида.
 
   - После того, что натворил Азрах, я не могу больше быть в чем-либо уверенным. Но можешь не беспокоиться, если они действительно тогда сговорились, я это выясню, после чего они ответят за это.
 
   "Что бы сделал с Райнелем ты, если бы узнал о его предательстве?" - спросил меня голос в голове. Я не смог найти ответа на этот вопрос.
 
   - Райнель получил то, что заслужил, - холодно сказал я, ощутив острую боль от горя в глубине души. - Азрах сделал то, что было нужно.
 
   - Тогда можешь сказать, где я могу найти Лефию? - спросил Тэнрид.
 
   Образ моей сестры, лежащей на моих лапах вновь возник передо мной. Боль вырвалась из моего сердца, заполнив мой разум жаждой возмездия за Лефию.
 
   - Ты её больше не найдешь, - произнес я дрожащим от злости голосом. - Азрах осквернил половину эльфов своей тьмой, после чего Лефия очистила их, принеся себя в жертву. Она не имела никакого отношения к плану Райнеля и пала невинной жертвой действий Азраха.
 
   - Значит, он понесет намного более суровое наказание.
 
   - Я хочу лично свершить правосудие, - проговорил я, с трудом скрывая вскипающую ярость.
 
   - Нет, Шеосхот. Это - не правосудие, а обычная жажда мести. Я не позволю тебе утолить её таким способом. Если хочешь, можешь лично убедиться, что он получит то, что заслужил, но приговор вынесу и исполню я.
 
   - Как я могу знать, что твой приговор будет достаточно суровым?
 
   - Тебе придется довериться мне.
 
   "Какого это было, обманывать того, кто больше всех тебе доверял?" - раздалось в моей голове.
 
   - Хорошо, Тэнрид, - сказал я, притворно успокоившись. - Я тебе поверю.
 
   - Рад, что ты сделал правильный выбор, Шеосхот, - на смуглом лице великана проявились легкие очертания улыбки. - Ты всегда был самым мудрым из нас.
 
   Наконец, Тэнрид покинул меня. Я посчитал, что раз никто не свершит правосудия над Азрахом и Дэозажем, то это должен сделать я. Но я знал, что не смогу добиться этого один. Мне нужна была армия. Я спустился с гор и появился перед людьми, эльфами и гномами. Они начали задавать мне вопросы о том, куда пропал Райнель и Лефия, что случилось с Люцианом и темными эльфами, но я поднял лапу, призывая всех замолчать.
 
   - Люди, гномы, эльфы, - обратился я к каждому народу, что стоял передо мной. - С прискорбием вынужден сообщить, что Райнеля и Лефии больше не будет рядом. Конечно, без них для всех нас наступят тяжелые времена, но вот что я вам скажу, народы Вэйхтена: мои брат и сестра принесли себя в жертву, чтобы все вы могли жить. Благодаря их усилиям, вы смогли вступить в новую эру. Только от вас зависит, будет ли это эра о которой через тысячи лет сложат легенды или это будет эра, которую все предпочтут забыть. Поэтому я искренне прошу вас: не дайте их жертве пропасть даром. Обживите земли за пределами Ангельского края, возведите города, величие которых не угаснет спустя века, совершите подвиги, которых никогда не забудут. Люди, пусть огонь в вашем сердце горит вечно, тогда вас будет ждать успех в любом вашем начинании. Гномы, не дайте пропасть вашему уму и изобретательности, и вы сможете делать такие вещи, что ни один человек или эльф даже представить не смогут. Эльфы, вы несете в себе дух и могущество моего брата. В ваших силах овладеть магией на таком уровне, которого прочие народы никогда не достигнут. Райнель и Лефия будут смотреть на всех вас с неба, так пусть смотрят с гордостью.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"