Бочарова Яна Сергеевна: другие произведения.

Сестра войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Было время, были законы мужчин. Сильные духом и телом они воспевали войну и ратные подвиги. Жили во имя завоеваний и верили в правое дело своих поступков. Они посвящали битве себя и воспевали ее. Откуда эта жажда крови? Охота, как способ выживания, трансформировалась в тягу к убийству ближнего? Война стала процессом, игрой и смыслом жизни. Убить животное, убить человека - разница не велика. Недаром великий воин, покоритель народов и истинный сын своего времени Чингизхан говорил: "Соколиная охота - сестра войны"... Поохотимся?
    ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 19.11.12 Временно заморожено

    Автор спешит уведомить о том, что все, описываемые ниже события, реальны, основаны на проверенных фактах и записаны со слов очевидцев. За сим прошу лиц, упомянутых в моем повествовании, не иметь ко мне претензий и отнестись к оглашению своих имен с долей иронии и дофенизма. Все компрометирующие вас моменты я тактично опустила)))

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!





СЕСТРА ВОЙНЫ

  
  
  

Если ты рождён без крыльев, не мешай им расти.

Коко Шанель

  
  
   - Бутылка пива с утра..., - господин Антон Леннартович чувствовал себя настолько паршиво, что хотелось удавиться.
   Слипшиеся веки, отекшее тело и уже не юный возраст, в котором пора бы знать меру в выпивке, лишь усиливали его утреннюю хандру, в простонародье называемую птичьей болезнью. Господин Тамм с трудом приоткрыл отяжелевшие веки и пошарил в минибаре у кровати. Сегодня, а если не кривить душой, то слишком часто в последние пару лет, Антон по утрам возносил хвалы дизайнеру интерьера, который предусмотрел его привычку встречать новый день столь банальным и пагубным образом. Когда в руку лег сосуд с живой водой, он счастливо растянул губы в подобии улыбки и с вожделением занялся жестянкой. Пивная банка сопротивлялась, словно специально пытаясь оттянуть момент единения человека и внедровицы. Когда же, наконец, ключ продавил металл и раздался ласкающий душу шипящий звук, Антон Леннартович блаженно прикрыл глаза и занялся тем, что требовал организм. С каждым глотком господин Тамм ощущал, что жизнь не так уж плоха и скучна, а он вполне теперь может подняться с кровати, смятой и пропахшей алкогольными парами, и попытаться принять душ.
   Здравая мысль, пришедшая в голову Антону, сменилась другой, более приятной, если смотреть в контексте сложившегося положения, а самое главное, учитывая желание господина Тамма в данную секунду. Он опять потянулся к бару и достал вторую банку пива.
   - ... шаг в неизвестность, - закончил вполне трезво и самокритично мужчина начатую ранее фразу, опорожнив жестянку. Он смял банку и швырнул, не глядя, в сторону террасы.
   - Хамло буржуйское! - зазвенело трелью возмущение в голове Антона Леннартовича. Мужчина оскорбление воспринял философски и продолжал медитировать, в слабой надежде на то, что алкоголь сделает свое черное дело, и голова все ж таки перестанет гудеть.
   - Эй! - кто-то пытался привлечь внимание господина Тамма, но тот продолжал игнорировать обращавшегося к нему с завидным упорством. - Эй, мужчина!
   - Однако, тенденция, - скорбно изрек Антон, откинув простыню и изучая свое пока еще сносно выглядящее тело, а вернее один жизненно важный орган. - Допился до ручки... Стояк - вернись, я все прощу!
   Послышался слабый сдавленный смешок, на который опять-таки господин Тамм не соизволил отреагировать.
   Чувствуя себя не совсем старой, но развалиной, мужчина предпринял попытку встать. Она, попытка, была столь робкой, что, в конце концов, оказалась не вполне удачной. Сверзнув с прикроватной тумбы ночник и разлив остатки недопитого коньяка из бутылки, стоявшей у кровати, Антон все-таки встал на подгибающиеся ноги и задумчиво почесал голый зад.
   А подумать господину Тамму было о чем.
   Вот, например, о том, сколько он вчера в себя залил? Кто составлял ему компанию? И почему сейчас так говенненько?
   На первый вопрос напрашивался риторический ответ: "Много". Последний естественным образом отпал, так как первый был уже осознан и имел логическое окончание, эхом проносящееся в пустой голове. Второй его волновал постольку-поскольку, так как разнообразием ответов не отличался. Угрюмый Глеб, да Костян с толпой баб на выбор, иногда Тумановский и Рашид, вот и все его друзья, а по совместительству и собутыльники.
   В памяти рваными клочьями начали всплывать лица перечисленных знакомых мужчин и множества незнакомых женщ... баб, не... шалав.
   Антон Леннартович тяжко вздохнул, добрел до селектора, нажал кнопку и рявкнул.... нет, прохрипел в аппарат:
   - Катерина, душа моя!
   Ответа не последовало.
   - Катерина Г-георгиевна, умираю! И если суждено мне здесь погибнуть: Помни..., - тишина в ответ натолкнула на еще одну здравую мысль.
   Господин Тамм глянул на свои любимые Seamaster от Omega и с удивлением обнаружил на часах воскресенье и без четверти три дня. Домомучительница отсутствовала по причине заслуженного выходного, как и ее помощница Таисия свет Николавна.
   Друзья, ясен пень, расползлись по своим норам. Антон даже смутно припоминал, как выпроваживал за ворота визглявых шлю..., пардон, баб, аккуратно складывал коматозного Костяна к Рашиду на заднее сидение, утрамбовывал самого Нарузова туда же и платил автопилоту за доставку. С Глебом еще сидели. Говорили о делах, о жизни, о... о чем только не говорили. Тумановский же отказывался всплывать, вероятно, его и не было. Нелюдимый и на редкость морально не разложившийся Глеб гостеприимством если и воспользовался, то стопроцентно ушел рано и по-английски.
   - Черный во-орон, - пробасил господин Тамм, направляясь в душ нетвердой походкой, - что ж ты вьёёё-ашси, ... еб...ская сила..., - грохот падающих предметов туалета заглушил вольную трактовку произведения. Некоторое время был слышен в основном шум воды и иногда подвывания доморощенного певца.
   - В чисто-оом по-оле под кустом, - освежившийся Антон Леннартович уже заканчивал свое выступление. Он вытирал полотенцем голову и на кого-то ворчал в перерывах между душевным исполнением:
   - Ну, ты че молчишь-то, клювокрыл педальный? Подпевай!
   - А я только первый куплет и знаю.
   Господин Тамм застыл "аполлоном" перед раскрытой французской дверью террасы.
   - А где Фёдор? - после минутного молчания обозлено и удивленно одновременно выдавил из себя мужчина.
   Голая девушка, сидевшая в клетке его любимчика-какаду, попыталась пожать плечами, но это ей плохо удалось. Каким образом она умудрилась втиснуться в клетку и сложиться в ней в три погибели, для господина Тамма было неразрешимой загадкой.
   - Ты кто такая? - злость начала застилать глаза.
   - Давайте позже повторим знакомство, - запищала девка. - Откройте немедленно, или я помочусь прямо у Вас на глазах.
   - Спорное удовольствие, - Антон пытался рассмотреть фигуру этой курицы, но удавалось плохо по причине ее скрюченности. Личиком ее Бог не обделил. Милое, юное существо. Чистая кожа совершенно без макияжа, огромные темно-карие, почти черные, глаза, блестящие толи от слез, толи от...
   Сочные губки сейчас были плотно сжаты, светло-русые, почти белые длинные волосы: красивые, блестящие, живые и натуральные. Вся она сейчас была не к месту и не в тему, такая хрупкая и совсем не испорченная на вид.
   - Ты с Костяном что ли приперлась, шлюшка? - зачем-то начал грубить Антон Леннартович. Толи испугался своих мыслей о девке, толи разозлился на ситуацию в целом.
   - Нет, - глаза девчонки сверкнули нехорошим огнем. - Всё!
   - Что все?
   - Процесс пошел! - злорадно оскалилось это ангелоподобное чудовище.
   - А ну пошла вон, - господин Тамм метнулся к клетке, нашел ключ и отпёр замок. (Да! У него на клетке для попугая был замок! Федя отличался умом и сообразительностью и не раз нагло этим пользовался, чтобы улизнуть).
   Девчонка злобно ухмылялась, глядя в пах Антону и невротически драла ногтями прутья клетки, издавая при этом примерзкий звук, от которого у господина Тамма сводило судорогой лицевые мышцы.
   Отворив дверцу клетки, мужчина отошел в сторону и с нескрываемым любопытством, но без капли сострадания наблюдал как гибкая девчонка, покрякивая, ловко распутывает свои переплетенные в морской узел конечности, элегантно выбирается вперед ногами и соблазнительным задом. Отмерший орган зашевелился. Господин Тамм в голос ругнулся.
   Девка опять отвела взгляд от его глаз в область чуть ниже пупа, состроила скепсис на наглой мордашке, хмыкнула недвусмысленно и пулей унеслась в ванную комнату, не забыв, однако, крепко приложиться дверью о косяк и запереться на щеколду.
   - Я вообще-то у себя в доме! Имею полное право, - громко возмутился господин Тамм, осмотрел спальню на предмет своей и ее одежды и, не заметив таковой, побрел в гардероб за штанами.
  
   Обоссать хоромы Федора паршивка не успела. Антон Леннартович не преминул проверить, уж слишком трепетно он относился к своему питомцу.
   - Блефуешь, дрянь?! Где мой попугай? - мужчина потер трехдневную щетину и прислушался к звукам в ванне. Наглая девка уже закрывала кран в душе.
   "В моей личной душевой?!" - негодующе возмутился про себя господин Тамм. "Нужно заказать дезинфекцию!"
   0x08 graphic
- Я не знаю где Ваша птица, - резко ответила акробатка с аппетитной попкой и предстала перед хозяином дома вся такая невинная, мокрая, волнующая и голая. В душе... черт, кого он обманывал? В штанах опять началось оживление.
   Девчонка продефилировала к полотенцу, валяющемуся на средине комнаты, наклонилась...
   Антон Ланнардович сглотнул.
   ... и быстро обернулась в утирку.
   - У вас кризис? - ангелочек, прочитав немой вопрос на лице мужчины, решила снизойти до объяснения. - Ну, денег нету? - у Тамма наступил паралич речевого аппарата. - Могли бы и пару полотенец в ванной иметь. С вас полторы тыщи евро, кстати, и одежда.
   - Это за что же, мадам? - зарычал взбешенный хозяин.
   - За стриптиз, акробатические этюды и извращенные заказы! - выплюнула ему в лицо девчонка.
   - Да ты, вообще, откуда такая взялась!?
   Девчонка заплетала мокрые волосы в косу и молчала, как партизан на допросе.
   - Эй, - господин Тамм начал действительно выходить из себя. Не хватало ему еще неприятностей в купе с алкогольной амнезией. - Ты будешь отвечать или мне тебя в полицию сдать?
   - Меня? - девчонка распахнула глазенки и недоумевающе уставилась на мужчину. - Мне там делать нечего, а вот Вас вполне можно определить за решетку, - удивление сменилось озорством. Таким очевидным, неприкрытым издевательством, что Антон Леннартович на секунду задумался: "А может чего и утварил-то по-пьяни?"
   - Одежду у меня украли ваши ...э... девушки... видимо, - начала загибать свои длинные пальчики чертовка. - Оплачивать мою ...э ... работу вы не спешите. Применили насилие, держали в клетке всю ночь. Хватит или продолжать в подробностях?
   Антон Леннартович начал багроветь.
   - Какое насилие? Ты на себя в зеркало смотрела, сикуха? Педофилия - не мой конек!
   Девчонка непринужденно скинула с себя полотенце:
   - Поспорим? - хитрый прищур ее глазищ очень не понравился господину Тамму.
   - Девонька, ты хоть совершеннолетняя, чтобы голым задом перед дядькой трясти без последствий? - Антон не просто злился, он начал изрядно заводиться и поводом для этого процесса служил вовсе не наглый треп девки.
   - Вы сейчас мне комплемент сказали или себя унизили?
   - Так, - Тамм двинулся к непрошенной гостье, намереваясь побыстрее вытолкать ее из своего дома. - Ты, пизда малосольная, до Лолиты не дотягиваешь...
   - Старовата? - девчонка ловко ускользнула от протянутой к ней руки Тамма и задорно рассмеялась. - Тоща? - она продолжала смеяться, бегая голышом от Антона по спальне. - Вы предпочитаете силикон?
   - Хорошо, я дам тебе денег, - Тамм понял, если сейчас он не остановит это безобразие, дело может начаться койкой.
   - Замечательно, - метнорским тоном выдала девица и быстренько завернулась в полотенце. Играть она уже не хотела.
   - Пойдем, - Тамм вышел в коридор и направился в дальнюю комнату на втором этаже, где он устроил свалку из оставшихся старых вещей бывшей жены и дочери. Девчонка семенила следом и благоразумно помалкивала. Антон Леннартович не мог надивиться на эту странную особу, превратившую обычное отстойное утро воскресенья в полный геморрой для мозга.
   Открыв дверь импровизированной гардеробной, господин Тамм жестом пригласил девицу войти. Та опасливо заглянула вовнутрь помещения и вопросительно вскинула бровки. Тамм едва сдержал улыбку, его вдруг пробило на нежность и захотелось сделать широкий жест.
   - Все, что понравится - твое, - бросил он девчонке и нехотя направится прочь.
   - Даже смотреть не будете? - крикнула ему эта зараза из комнаты.
   - Да пошла ты..., - тихо процедил расстроенный господин Тамм, давясь пивной отрыжкой.
   Хамовитым и смурным его сделала жизнь. Экс-жена - стерва, дочка - пустышка, волчий бизнес, вкус власти и денег. Он не привык себе отказывать, научился брать, что хотел. Вот сейчас "глаза и зубы загорелись" прижать эту дрянь к груди, запустить пальцы в ее шикарные волосы, запрокинуть голову и жадно, словно оголодавший, впиться в ее губы. Наказать ее. Наказать за то, что смеется, играет, манит и отталкивает. Но господин Тамм почему-то сейчас обламывал только сам себя.
   "Вероятно остатки воспитания" - подумал он и достал портмоне из кармана пиджака, валявшегося в гостиной на полу. Глянул в него и открытым бросил на журнальный столик. Купюры рассыпались в беспорядке, смешавшись с остатками ночного банкета.
   Захотелось выпить. Господин Тамм направился к бару, плеснул себе в широкий стакан скотч, прикурил сигариллу и откинулся в любимом кресле, глядя в окно на лес позади дома.
   На какое-то время Антон выпал из реальности. Лишь иногда затягивался. Медленно смаковал спиртное и думал о своем. Он не услышал, как в гостиную тихо зашли. Вздрогнул, когда маленькая рука нежно погладила его по голове, ероша жесткий ежик волос. Когда она убрала руку, ему захотелось закричать, но он сдержался. Такая простая человеческая ласка заставила нервы господина Тамма сжаться в струну, а потом эта струна лопнула, и стало больно. Он лишь слегка дернулся и сказал:
   - Если хочешь есть, кухня по коридору направо, - странная реакция на прикосновение, странные слова.
   - Вам не надо пить, - теперь ее голос был такой успокаивающий, что захотелось спать. - Вы хороший человек..., только забыли об этом.
   Тамм даже не обернулся.
   - Изучаешь психологию?
   Ответа не последовало, он услышал лишь легкие шаги. Невольно обернулся в след. Она шла на кухню.
   Тамм снова впал в ступор. Закрыл глаза и ощущал каждой клеточкой тела ее недавнее прикосновение. Сердце замирало, щемило, и эти чувства заставляли мужчину вспоминать, что он еще живет.
   Желудок проснулся, когда из кухни потянуло жаренным мясцом. Через несколько минут девчонка возникла перед ним с двумя тарелками ароматной еды. Она протянула одну тарелку хозяину, со второй уселась в ногах господина Тамма и начала медленно уплетать яичницу с беконом. Тамм растерялся. На автомате смолотил принесенный поздний завтрак и смотрел на девушку тем взглядом, который когда-то в ранней юности дарил этой дуре Эльке, бывшей жене то бишь. Тамму сделалось страшно, нет, жутко от собственных порывов, но он продолжал пялиться на девку и покорно сходить с ума.
   Незнакомка же тихо ела и разглядывала его гостиную, не обращая на мужчину никакого внимания.
   - Вы больше не расспрашиваете меня о том, кто я и откуда? - вдруг сказала она и повернулась к Антону. Как она была хороша в обтягивающих джинсах, легком топе с открытой спиной и балетках на босу ногу. Ей так шла обычная унылая одежда, что Тамм, представив ее в роскошном вечернем платье, поспешил отвести взгляд.
   - Я циркачка, воздушная акробатика, полеты, движение, пластика..., - говорила девушка, а Антон Леннартович запоздало учел, что женщину сначала нужно накормить, а потом задавать вопросы.
   - Вы... или кто-то из ваших друзей заказали шоу, - продолжала она, а Антон слушал в пол уха, соображая, как же ему обелиться в ее глазах. Вот хотелось до усрачки, что ж поделать.
   - Меня зовут Икта, - девушка встала и забрала из его рук пустую тарелку.
   Когда она ушла на кухню, господина Тамма мучил один вопрос: "Почему она не спросила моего имени? Знает или не интересно?"
   - Я, наверное, пойду, - она уже стояла посреди гостиной. - Спасибо за одежду. Она такая... классная.
   "О, господи, детка. Останься, и я куплю тебе все, что захочешь!" - но он не сказал это вслух.
   - Деньги на столе, - а это сказал. Достал телефон и набрал охрану.
   - ... Э... а, это ты Стас, Виталий на месте? ... Угу, пусть отвезет... девушку туда, куда она скажет.
   - Ну что вы, Антон, не нужно.
   "Она знает!"
   - Не обсуждается! - гаркнул господин Тамм. Он стоял у окна, когда она уходила. Не обернулся. Не остановил.
   Когда ее запах развеялся, господин Тамм все же соизволил подойти к столу.
   Деньги она взяла. Именно столько, сколько и говорила. А ведь могла бы в качестве компенсации прихватить все.
   "Честная!" - подумал господин Тамм и улыбнулся.
  
   ***
  
   Несвойственный господину Тамму романтизм выветрился из его головы достаточно быстро. Антон пошел в кабинет и занялся делами. Нужно было просмотреть отчет по прибыли, который мертвым грузом валялся на столе уже три недели и вникнуть в новый проект. Удивительное дело, но Антон Леннартович действительно поработал, а не уснул над документами как обычно. К вечеру, уставший, но довольный совершенным подвигом, господин Тамм выполз во двор и присел на ступеньку парадной лестницы. Курил и лениво наблюдал за своим водителем, который начищал Lexus, готовя машину к рабочей неделе. Делал это Виталий с завидным упорством каждое воскресенье в надежде, что босс все ж таки вынырнет из депрессивного запоя и начнет появляться в офисе ни свет, ни заря, как и было два года назад.
   - Витек, - окликнул водилу Антон Леннартович. Шофер тяжело вздохнул и с кислой миной повернулся к хозяину, предполагая, что и в этот раз босс прикажет "распрягать". - Ты бы лучше мерс помыл. Завтра на нем поедем. В восемь чтоб уже под парами стоял.
   Виталий, боясь спугнуть удачу, мигом загнал Лося в гараж и рванул к Мерину.
   - Вить, девчонку довез? - вдруг решил спросить господин Тамм.
   - А как же, - отозвался шофер, - в целости и сохранности, как и просили.
   - И куда?
   - Да на окраине города высадил. Спальный район.
   Антон набрал Глеба. Тот долго не брал трубку, а когда ответил, первыми его словами были:
   - Сколько можно повторять "что русскому - хорошо, эстонцу - смерть"! Только очухался, пропойца?
   - Обижаешь, ментяра, я ж только на половину чухонец, поэтому вполне могу себе позволить, - растянуто промурлыкал господин Тамм. - У меня к тебе пара вопросов...
   - Опять? - Глеб видимо закатил глаза и постучал телефоном по лбу.
   - Куда мы дели Федора? Заметил на столе в гостиной обглоданные кости, это не он случаем?
   - Да я б им однозначно подавился! Во сколько он тебе обошелся? Дом на побережье в Италии и Арабелла?
   - И Тито, та, что поменьше. Арабелла - уже перебор.
   - Яхта и дом... за петуха? Нет, брат, ты ...
   - Не напоминай... Эх, Федор. У Тито, кстати, течь по правому борту и крен, - гоготнул Антон Леннартович. - Надеюсь, потонет вместе с этой сукой. Полтора года меня по судам таскала, мразина меркантильная...
   - Э... Уважаемый, не заводись. Не так давно я все это уже слышал, - Глеб видимо торопился, но врожденное чувство такта мешало ему оборвать разговор. - Ты ж нас сам позвал горе заливать. Птица твоя вознеслась к небесам.
   - Где т-труп? - с каменным лицом выдавил из себя господин Тамм.
   Пауза на том конце провода не предвещала ничего хорошего.
   - Вчера ты заставлял меня разослать ориентировку и объявить розыск. Упорхнул опять твой Федя.
   Антон Леннартович облегченно выдохнул.
   - Ни хера не помню, Глеб, хоть стреляйся.
   - Эстонцу - смерть, - напомнил друг. - Что-нибудь еще?
   - Девку помнишь? Мелкая, молодая, волосы до жопы белые, наглая, циркачка, типа.
   - Неа.
   - Блядь, утром проснулся, а она в клетке Федора сидит...
   - Дела!
   - Пиздец...
   - Девку не помню, помню полудохлую птицу, что на террасе дамы Костяна нашли. Рашид предложил определить на место утерянного экземпляра.
   - Какая птица?
   - Да не знаю я ... С клювом... Здоровая...
   - Ворона что ль?
   - Я не орнитолог... Предположу, что-то хищное...
   - Птицы не было, была девка.
   - Так может она этот полутруп выкинула и решила занять почетное место сама?
   - Я уже ни чему не удивлюсь. А ты не заказывал в цирке акробатку?
   - Нет.
   - Ладно... свободен на сегодня.
   - Премного благодарен, - Глеб гоготнул и торопливо отключился.
   Последующие звонки были Костяну и Рашиду. Господин Тамм узнал много новых фактов о себе, но, увы, никак не относящихся к интересующей его персоне.
   Последнее, чем решил заняться Антон, а надо было бы в первую очередь, так это просмотрел записи с камер видеонаблюдения.
   Подробностей не было. Охрана ничего подозрительного не наблюдала. Стас, один из охранников, дежуривший с субботы на воскресенье, циркачку только выпускал, а кто впускал - оставалось загадкой. Антон остановил изображение и увеличил. Девушка с монитора улыбалась на камеру. Нет, не так. Она словно смотрела сквозь нее, прямо в глаза господину Тамму. Мужчина сохранил кадр, а затем вывел на принтер фото.
   - Архипыч, - он набрал номер начальника службы безопасности. - Я тебе щас перешлю фото одной дамочки, проверь кто такая, - господин Тамм отдал еще ряд указаний и, прихватив фото с собой, отправился спать.
  
   ***
  
   Антон Леннартович часто шокировал окружающих, но то, что творилось последние четыре дня, уже не лезло ни в какие ворота. Мало того, что в понедельник утром он заявился в офис и начал развивать бурную деятельность, тем самым травмируя самолюбие своего зама, который уже изрядно нагрел кресло непосредственного начальника своим тощим задом, так он еще и не пил. Четыре дня ни капли! И на этом господин Тамм решил не останавливаться и в пятницу вошел в том же состоянии динамичной работоспособности и трезвости организма.
   О том, что стало причиной столь резкого преображения, догадывался лишь Архипыч, начальник службы безопасности, подполковник ФСБ в отставке, которого господин Тамм терроризировал ежечасно одним и тем же вопросом, вернее двумя: "Федора нашли? Досье на девку готово?" У Сергея Архипыча Подорожного уже дергался правый глаз. Ответа на оба вопроса шефа у него не было и не предвиделось в ближайшее время. Птицу искали, но подлый попугай вероятно мигрировал в исконные земли предков, а девица-циркачка наверное подалась вслед за Федей. Версия, наиболее вероятная, по мнению Архипыча, о том, что деваха подставная фигура и работала на конкурентов шефа, как на зло, не подтвердилась ни по одному из источников, что расстроило начальника службы безопасности неимоверно. Все же остальные версии, попахивающие мерзким приторным ароматом бульварщины, Подорожного раздражали до нельзя. Мало Тамму было экс-женушки стервы? Опять того на баб потянуло, да еще с таким букетом из тайны личности и смазливой рожи в придачу.
   Все официальные учреждения развлекательного характера, где могла бы работать сея особа были проверены и перепроверены повторно. Нелегальные организации информацию о сотрудниках выдавали неохотно, но Подорожный отличался настойчивостью и хваткой бультерьера. Он чуял, что цель где-то рядом, а чутье не подводило никогда, за это его и ценили. Архипыч принялся копать с удвоенной силой. Связи босса и его собственные в правоохранительных органах и в органах криминальных дали несколько зацепок, главное теперь не упустить нить, вернее потянуть за нужную. Шеф торопил, вероятно, сильно у него свербело.
   Подорожный, переводил дух в своем кабинете и размышлял о деле. Он придвинул к себе поближе фото девчонки и всмотрелся в ее лицо.
   Молоденькая, сначала вообще за подростка принять можно, но если присмотреться...
   - Лет двадцать точно есть, а может и больше... Глаза тебя выдают, Икта, - Подорожный отшвырнул снимок на край стола и нервно закурил. - Имя какое-то дурацкое! Ни в одной базе данных нету... Кликуха?.. Ник?.. Сценический псевдоним?.. Зараза, - Архипыч снова взял в руки фото. - А глаза то какие глубокие... тьфу..., - пепел от сигареты упал на снимок. Начальник СБ стряхнул его небрежно и снова уставился на фото. - Кто же ты такая, Икта?
   Подорожный думал о предстоящей встрече. Ехать самому или послать Вербицкого? Староват он уже для полевых операций. А вдруг спугнет? Нет. Поедет сам. Размышления Архипыча прервал звонок на личный сотовый. Номер был незнаком, начальник СБ ответил:
   - Подорожный слушает!
   - Здравствуйте, Сергей Архипыч, - голос мужчины отдавал металлом. - Номер мне дал один Ваш хороший друг.
   - Кто именно?
   - Повторяю, хороший друг, запомните это и не впутывайте... друзей в неприятности, - ответил мужчина вполне спокойно, но Подорожный понял, разговор будет тяжелый.
   - Что ж, вполне разумно, - Архипыч напряженно перебирал в голове имена знакомых, именно хороших друзей, которых было мало.
   - Не ходите на встречу сегодня, не посылайте своих людей туда, не ищите...
   Подорожный молчал.
   - Вы меня поняли?
   - Не совсем, - начальник СБ не хотел заканчивать разговор так быстро. - Не могли бы Вы уточнить, о какой встрече сейчас идет речь?
   - Военная база, - коротко ответил ему собеседник и видимо уже хотел отключаться.
   - Вы мне угрожаете?
   - Я - нет. Помогаю, что, поверьте, мне не свойственно. Не знаю причин вашего интереса, но уверен в одном, Вам это не нужно. Послушайте совета и примите верное решение, - раздались гудки. Подорожный в ту же секунду перенабрал номер.
   - Абонент временно не доступен, - ответил автомат противным женоподобным голосом.
   Через несколько секунд номер пошел в разработку. Архипычу необходимо было знать "КТО", прежде чем он отправится на встречу.
  
   ***
  
   Пятница вечера у господина Тамма проходила донельзя респектабельно и благочестиво. Отужинав со своей очередной пассией Людмилой в ресторане и ввергнув последнюю этим невиданным до селе жестом в ступор, Антон Леннартович пришел к умозаключению, что от нее, Людки, его тошнит. Грешить на повара он не мог, тот был на высоте. А вот Людвига вызывала рвотные позывы ежеминутно. Бросать красиво эту дрянь расхотелось, поэтому господин Тамм просто послал девицу прямым текстом в заданном направлении и поехал домой.
   Друзья оказались вполне адекватными людьми и приняли отказ от пьянки как само собой разумеющееся. Вот только Глеб, до сей поры изображавший из себя саму сдержанность, вдруг решил удивить:
   - Алкоголизм не пропьешь, Антоша! Рано или поздно ты к нам вернешься!
   - Окстись, мусор, - буркнул в трубу Тамм, отключился и поплевал через плечо.
   Доехать до загородного дома Антону было не суждено. На часах высвечивало почти полночь, когда затрендел звонок. Это был Вербицкий, второй после Архипыча в его СБ. Выслушав вести, господин Тамм приказал Виталию разворачиваться и рулить к госпиталю Министерства Обороны.
   - Смирнов, - Тамм набрал главврача. - Что там с моими? Хорошо, скоро буду.
   На месте его уже поджидали. Вербицкий, Шлех, Давыдов. Все были озабочены и на нерве.
   - Как Архипыч? - рыкнул Антон на Вербицкого, который пытался оправдываться.
   - В реанимации, операция, - выдохнул тот и пристроился к быстрому шагу босса, который уже несся к Смирнову.
   - Сеня, - Тамм пинком распахнул дверь в кабинет главврача.
   Тот курил в окно и был мрачнее тучи.
   - Проходи Антон, проходи, - Смирнов выкинул окурок в окно и оперся задом о подоконник. - Садись.
   - Постою.
   Вербицкий попытался протиснуться в кабинет следом за шефом, но тот молниеносно остановил сбшника взглядом.
   Вербицкий понимающе кивнул, кривовато, словно нагадил в тапки и извиняется, улыбнулся и закрыл дверь.
   - Ему уже далеко за полтинник, ранение в область сердца, - начал Смирнов. - Бронежилет пробило, аккурат между пластин. Ты какого хрена экономишь на оснащении своих ребят? - перешел в нападение врач.
   Антон сдержался. Он знал, что Смирнов дружил... черт! ... дружит с Подорожным.
   - Прости, - Семен закурил опять.
   Антон тоже достал сигареты и прикурил. Сели.
   - Коньяку плеснуть? - врач встал и направился к шкафу.
   - Нет, - отрезал Тамм.
   - А я выпью. В общем, не знаю, сколько протянет. Сейчас операция... Заканчивают. Успешно прошла... Но сам понимаешь. Антон!? Куда ты вляпался? Молодняк... троих в решето! Что ты скажешь их матерям?
   - Денег дам, - Антон вышел прочь, хлопнув дверью.
  
   ***
  
   Гипнотизировать бутыль стало за последние несколько дней привычным делом. Господин Тамм носил коньяк с собой из кабинета в гостиную, потом в спальню, но так ни разу и не пригубил. Ситуация, в которой сейчас прибывал Антон Леннартович, была не сказать чтоб уж совсем фатовая, но на душе было гадко. Во-первых, из-за Архипыча! Взгляд, которым его одарила супруга Подорожного, когда тот решил лично выразить участие, надолго впечатается в его память. Почему именно сейчас? Раньше были ситуации намного жестче, беспринципность всегда выручала. Именно она, выработанная за долгие годы адской каторжной работы, вернее деятельности на благо и благосостояние, сейчас дала сбой. Нет, господин Тамм не угнетался муками совести, но неотвратимое чувство неправильности происшедшего не давало Антону спать спокойно часть ночи. Часа два он все же мучился думами, и они не были о нелепой смерти троих и тяжелейшем состоянии Архипыча. Господина Тамма навязчиво преследовал другой вопрос: Почему?
   Из-за перманентной ценности Федора хотелось верить в тупость эти дела совершавших. Да! Иногда и господина Тамма посещало.
   На рабочей ниве не было явных провалов, которые могли бы сейчас привести к таким последствиям. Сейчас не девяностые, слава Богу.
   После того как Вербицкий приволок ему последние разработки Подорожного, Антон начал задумываться о том, что искать женщину не самое спокойное занятие.
   Тамм подошел к окну и распахнул его настежь. Прохладная ночь ворвалась в просушенное кондиционером помещение. Ветер коснулся лица, стало легче дышать. Антон уселся на подоконник, свернув горшок с полуживым... он глянул на пол, на разбитые черепки керамики и на ком земли с торчащим из него стволом окультуренного растения... полумертвым цветком.
   - Они должны жить на свободе, - глядя на растение, прошептал Тамм и закурил.
   Время летело незаметно. Уже светало. Его лес... Та часть природы, что он купил себе, оживала. Сверчки потихой затыкались, жабье уже устало орать, а деревья мерно покачивались на ветру и оставляли в небе лишь размытые силуэты. А высь была мрачной, одурманенной туманом, обожженной зарождающейся зарей, но свободной и необъятной.
   Глядя в мутное рассветное небо, Антон думал о себе. В самом деле, о ком еще? Как-то все нелепо сложилось, на его взгляд. Многие завидовали, и было чему. Но если присмотреться, поглубже, в самую суть, то ведь он один и ни с чем. Ни-че-го. Пусто. Уже давно. Не только последние пару лет.
   - Сам виноват, сам строишь и рушишь, сам ни-что-о, - Антон выбросил окурок в сад и закрыл окно.
   - Завтра начну..., - Тамм побрел к столу и взял в руки бутылку XO, - завтра начну...
   Спать Тамм лег трезвым.
  
   ***
  
  -- Херню не пори, - Тамм орал на Вербицкого. Тот делал вид, что межуется, но опыт службы на флоте, выработал в Кирилле недюжинный запас терпения и стальную броню, спасающую нервные клетки от преждевременной кончины. - Логики никакой. Люфтваффе Йесау говоришь? Это тот заброшенный аэродром под Нивенском?
  -- Именно, - кивнул Вербицкий. - Органы не привлекали. Сами прошерстили. Много странного, - Кирилл выжидательно замолчал.
   Тамм же задумался, перестав метать молнии. Курил и просматривал свежий доклад сбшника.
   - Давай коротко и по существу, - Антон отбросил отчет и, откинувшись в кресле, пристально уставился на подчиненного.
   - Встреча Подорожного с осведомителем касалась именно Нивенского аэродрома. Сам мужик связистом был с базы на Взморье. В ту же пятницу пропал. Тела не нашли... Я Глеба подключал, - добавил Кирилл, опережая вопрос шефа. - Пока ничего.
   - На Взморье моряков база?
   - Нет, ПВОшники.
   - Как вышли на него? - не нравилось все это Тамму. Антон кожей чувствовал неприятности, но это дело костью в горле встало, закусило, скрутило и не отпускало. Ему перешли дорогу, а такого эстонец не прощал.
   - Через Корсика.
   - Так ведь его опять посадили, - удивился Тамм.
   - А разве это было когда-либо помехой? - слегка самодовольно ухмыльнулся Вербицкий.
   - Корсик... Корсик..., - Тамм вспоминал. - Ты ж с ним начинал служить. Так?
   Кирилл кивнул.
   - Ребятам Андрея полтора года назад дали заказ на эту даму, - продолжал Вербицкий. - Правда, у них не срослось. Уплыл заказ в Питер. Но девку Корсик запомнил.
   - Кому эта пигалица малолетняя дорогу то перешла? - удивлялся Антон Леннартович вслух.
   - Заказ на поимку живой и здоровой, без малейшего намека на физические увечья, - проинформировал шефа сбшник.
   - Хм...
   - Осведомитель-связист был исполнителем заказчика, но ноги растут все равно от вояк. Все около да рядом с ними, - продолжал Кирилл.
   - Не мозоль глаза, сядь, - рыкнул Тамм на стоящего по стойке смирно Вербицкого. Тот слегка помедлил, но все же сел. Кириллу уже порядком поднадоело выказывать раболепие, но эстонец ценил субординацию в слегка гипертрофированном виде, и приходилось, наступив на гордость ублажать прихоть начальства.
   Тамма Кирилл не уважал. Считал, не за что. Он пришел к эстонцу на службу три года назад, аккурат в разгар личной драмы шефа. Подорожный, его непосредственный начальник, относился к Тамму по-отечески заботливо. Считал его неплохим человеком, хоть и с тараканами в голове. Кириллу же самоуверенный и нагловатый начальник показался личностью на редкость неприятной. Не было в эстонце тех качеств, о которых говорил Архипыч. Где его хваленая сила воли? Где пристрастное отношение к сотрудникам? Где подобие порядочности? О чем речь то? Барыга крупного масштаба и порядочность - живут на разных полюсах. Может и был когда-то давно таким, а сейчас размазня и алкаш. Ребята погибли из-за какой-то шлюхи, а ему хер по деревне.
   Антон наблюдал за Вербицким, бывшим кадровым морским офицером-морпехом, и осознавал, что Подорожный умеет выбирать людей. Тамм понимал, что зам Архипыча его недолюбливает. Чувствовал хорошо скрываемую неприязнь подчиненного, но ему было не важно отношение к себе лично. Работал парень хорошо, а остальное пустое. Антон уже давно перестал принимать близко к сердцу многие вещи, а такие мелочи - так тем более.
   Вербицкий был с ним приблизительно одного возраста. Обоим нет сорока. У каждого своя жизнь. У сбшника крепкая семья, двое детей, жена умничка. Повезло ему. Антон на удивление помнил их лица и столь подробные факты биографии сотрудника. Он уже давно присматривался к Кириллу, понимая, что Подорожный кадр ценный, но, увы, время не щадит. Как все банально вышло... и слишком рано. Кирилл еще не готов, а старик... Тамм отбросил мрачные мысли и вернулся к разговору о насущном.
   - Ну и что там с заброшенным аэродромом?
   - Как раз где-то года полтора назад начали гонять с Йесау рейсеров, опен-эйр Ярошук, мэр тогдашний, прикрыл. Народец стал возмущаться, но Мухомориха сейчас туже политику гнет, - продолжил Кирилл. - Но как говорится, когда запрещают...
   - Лезут с удвоенной силой, - закончил Тамм. - Значит что-то нелегальное, иначе бы засекретили, обмотали бы спиралью Бруно и вышвырнули всех под чистую в радиусе пары десятков километров.
   0x08 graphic
- Аэродром этот - балласт, военные хоть и вещают, что с объект заброшен, но информацию придерживают. Было несколько инцидентов: рейсеры бились по необъяснимым причинам, пропало несколько человек там. Прессе шумиху не дают раздувать, но на администрацию явно давят. Эти происшествия стали поводом для принятия решения ограничить доступ к заброшенной базе.
   - С местными говорили? - Тамм хмурился.
   - А как же, - подхватил Кирилл. - Пацанва говорит, видали, как по ночам люди в военной форме прикапывают на пустырях...
   - Трупы что ли? - ухмыльнулся Антон Леннартович.
   - Есть такое, - Вербицкий шутку шефа не оценил. - Сейчас ангары, те, на которые указывали местные, пусты. Мои ребята нашли кое-что: ящики с военной маркировкой, клетки, ну и так по мелочевке. Псиной провоняло там, хоть топор вешай.
   0x08 graphic
- Твои предположения? - Тамм пристально уставился на Кирилла.
   - Вероятно, бои без правил, следы крови присутствуют, - Вербицкий поправил галстук, который его душил и тем самым жутко раздражал. - Возможно какие-то эксперименты с животными.
   - Фу ты, ну ты, невидаль, - фыркнул Тамм. - Людей там собаками травили что ли?
   - Анализ крови, найденной на месте, показывает не только собачью, но и волчью с отклонениями от нормы, - поспешил добавить сбшник. - Все образцы отправили в Питер для подробной экспертизы, смета по расходам прикреплена к отчету.
   - Могильники раскапывали? - Антон Леннартович закусил удила. Его перло не на шутку.
   - Наши собаки отыскали только один, - Вербицкий виновато пожал плечами. - Там действительно трупы собак и волкособов. Ничего сверхординарного, кроме ран на трупах. В клочья порваны псины. Да и вообще собаки себя странно там вели, очень странно.
   - Волкособы? - Тамм удивленно приподнял бровь.
   - Угу, злючие твари, говорят, боли вообще не чувствуют. Опять же военные экспериментируют, скрещивая волков со псами, - объяснил Кирилл.
   - Чё за херня? - психанул Тамм. - Ну, где тут связь? За что? За собак паршивых мне людей положили, выходит?
   Вербицкий не смог скрыть удивления. Он не ожидал, что эстонец так эмоционально будет высказываться по этому поводу, и тем более не думал, что Тамм вообще переживает о погибших ребятах.
   - У тебя все? - раздражение начальника достигло апогея. Не дожидаясь утвердительного ответа от сбшника, Антон рявкнул: - Свободен, - и нервно закурил снова.
  
  
   ***
  
   - Тихо сегодня, - Антон пожирал глазами водную гладь бухты и курил.
   - Как перед бурей, - Чирков стоял плечом к плечу с Таммом и наблюдал, как эстонец ходит вокруг да около уже с час, но так и не озвучит то, зачем явился.
   Антон закашлялся, подавившись табачным дымом.
   - Ты стал много курить, - попенял на гостя адмирал. - И скажи, наконец, что тебе надо? Опять немцев на подлодке катать?
   Тамм гоготнул, вспоминая помянутую экскурсию по местам былой военной славы. Бюргеры, его партнеры по бизнесу, рьяно желали отдать дань павшим родственникам, а заодно хватануть порцию адреналина от экстремального туризма. Каждый получил желаемое: немчура - впрыск гормонов, Антон - выгодный контракт, Чирков - ... хм... тоже в накладе не остался.
   - Полет на Чайке Густав до сих пор при каждой встрече вспоминает с горящими зенками и дрожащими руками, - Антон хлопнул Чиркова по плечу. - Вить, ну ты и жук. Они ж чуть копыта не кинули, когда твой орел начал пикировать на воду.
   0x08 graphic
- Да-а, - адмирал улыбнулся своим воспоминаниям. - Бе-12 - это вещь была. С такими зверюгами без одного выстрела можно было города брать. Децибел долбил так, что предполагаемый противник потенциально попадал бы в разряд полной некондиции.
   - Жук ты и есть, - подытожил эстонец. - Не продал ты мне тогда такую птыцу, и где эти кондоры щас? Гниют на свалках? Эх... Россея... А у меня бы летал.
   - И пугал мирное население, - Чирков старую песню Тамма уже знал наизусть. - Ты мне зубы не заговаривай. Чего опять-то надо?
   - Виктор Викторович, обижаете, - Антон растянул губы еще шире. - У меня разговор серьезный.
   Тамм резко убрал с лица весь налет непринужденности.
   - Слышал про моих? - эстонец вернул тяжелый взгляд морю и продолжил гипнотизировать бухту. Он даже слегка подался вперед, опершись на перила террасы, словно хотел туда в непроглядную синь, подальше от дерьма реальности.
   - Информация просочилась, как бы ты ни старался, - Чирков нервно дернул уголком рта. - Пошли в дом.
   Мужчины закрылись в кабинете и долго вели беседу. Тамм рассказывал, Чирков слушал и мрачнел. Потом долго молчали. Антон, ждал, что скажет друг, но тот тянул, а потом вдруг начал изливать душу, и зашел уж очень издалека.
   0x08 graphic
- Послушай меня, Антоша, - Чирков опустил взгляд. - Внимательно послушай. У меня сейчас госиспытания "Сообразительного", перевооружение, постоянные проверки, давление Москвы, про ситуацию вокруг ПРО вообще молчу...
   - Чирков! - оборвал эстонец эмоциональные возлияния адмирала. - Вот именно, молчи.
   - Меня рвут на части. Думаешь, есть время вникать в такие мелочи? Извини. Своих проблем по горло, - отмахнулся от друга Виктор Викторович.
   - Мелочи, говоришь? - Тамм ухмыльнулся, недобро, с обидой, с горечью. - Ты бы свою рожу видел, когда я заикнулся про Люфтваффе Йесау. Сбледнул неслабо ты, Витя.
   - Антон, - вице-адмирал Чирков понял, что дал маху, - раз такой догадливый, сам делай выводы. Мне бы очень хотелось подольше задержаться в должности. Пообтерся я на Балтике, в отставку - рановато, в ссылку на Тихоокеанский - мне неохота.
   Тамм ругнулся в сердцах:
   - Хрен моржовый ты, Витек. За шкуру свою испугался?
   - Да, испугался, - заорал на эстонца всегда уравновешенный и хладнокровный Чирков. - И тебе советую бояться. Куда ты лезешь? Решил, есть бабки, так всесилен? Нет, Антоша, в этот раз не выйдет. Поверь. А у меня семья.
   Тамм сжал челюсти. Противно скрипнули желваки. Пришлось взять пару секунд паузы, чтобы не двинуть Чиркову по его трусливой роже. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.
   - Я все понял, - Антон направился прочь. Уже в дверях его окликнул Чирков.
   - Погоди! Чего ты мне тут характер показываешь? Сядь.
   Вдох. Выдох. Тамм уже распахнул дверь кабинета и шагнул за порог.
   - Антон, ты хочешь знать, где у них еще база?
   Уголок рта у эстонца самодовольно пополз вверх.
  
   ***
  
   - Светка, собирай мою командировочную сумку, - выдал с порога уставший как собака Вербицкий.
   Жена, готовившая на кухне ужин, высунулась в коридор, прищурила глаза, поджала губы и нахмурилась. Кирилл не любил этот ее взгляд. Тяжелый, полный укора и обиды, он вынуждал Вербицкого оправдываться без причины, словно виноват в том, что такая работа, осуждаем в том, что приносит хорошие деньги в дом, обличен в безразличии к семье и заклеймен в махровом эгоизме. Доводы не помогали. Устав семьи попирали, и его, главу 0x08 graphic
семейства, загоняли в угол, но потом, высказавшись, делали вид, что на данный момент 0x08 graphic
прощен, а в будущем ему обязательно напомнят кто он и где его место.
   "В общем, у всех так" - мысленно успокаивал себя Вербицкий и морально готовился к неминуемому скандалу.
   Пока раздевался, Светка выразительно молчала. Выжидала момент, брала паузу, как актриса Большого и Малого, и от этого ее сценического миракля Кириллу делалось еще паршивее. Лучше б уж орала.
   - Чего так тихо? - решил он разрядить обстановку. - Где дети?
   Светка вслед за ним вплыла в зал и уперла руки в боки.
   - Твои забрали. Если на то пошло, ты их сам отвозил к матери. Запамятовал?
   "Ну, началось!"
   - Так, жена..., - договорить ему не дали.
   - Я пяткой перекрестилась, когда ты ушел в отставку...
   Кирилл рефлекторно изобразил на лице смирение и вселенскую скорбь.
   -... думала - все! Отмучалась! Ан, нет, Вербицкому мало!
   - Надо! - попытался достучаться до супруги Кирилл.
   - Меня уже тошнит от этого слова! Когда же мы заживем спокойно? Сергей Архипыч... вот..., - Света всхлипнула, потом еще и вдруг разрыдалась в три ручья, чего за ней раньше никогда не замечалось.
   - Луча, ты чего? - Вербицкий не на шутку испугался. - Да я в Балтийск, ненадолго. К теще заскочу, собирай ей гостинцы. Ирина Васильевна рада будет. Живем рядом, а не виделись уже, наверное, с год.
   - К маме? ... Правда, зайдешь? - Светлана подняла заплаканные глаза на мужа. Вербицкий притянул жену к себе, обнял и усадил на диван.
   - Конечно, - стараясь быть предельно воодушевленным, продолжал успокаивать супругу Кирилл. - И с ребятами из бригады встречусь, и тещу навещу. Не командировка, а подарок судьбы.
   Женщина продолжала всхлипывать на плече у мужа. Она гладила его грудь, плечи, колючую щеку, и каждое ее движение становилось все более нервным и судорожным.
   - Кирюша, прошу тебя, уходи ты от Тамма. Умоляю!
   Вербицкий еще крепче прижал к себе жену, вдыхал такой родной запах ее кожи и бормотал несусветную чушь, в общем, старался, как мог.
   - Светик, Луча, а давай на Новый год махнем в Финляндию. А? Детей в гости к Санте отвезем. На пару дней. А потом вдвоем рванем на моря. Куда ты хочешь?
   - Вербицкий, - сквозь слезы она уже улыбалась, - ты сейчас мне зубы заговариваешь?
   - Я вообще-то мужик серьезный, могла бы уже осознать, - отшутился Кирилл и начал неторопливо забираться жене под подол домашнего халата.
   - Ой, - наигранно пискнула Светка и поудобнее расположилась на диване. - Ты, наверное, голоден? Я там...
   Вербицкий накрыл ее губы своими, не давая закончить.
   -... приготовила, - жарко выдохнула женушка.
   - Ага, - Кирилл был занят делом. - Потом, Луча, давай потом.
  
   Рано поутру, когда еще и солнце не встало, Вербицкий тихо вынырнул из под уюта теплого родного бока, прикрыл одеялом спящую жену, собрался. Уже уходя, остановился в дверях. Захотелось вернуться. Он тихо прокрался в спальню и наклонился над Светкой. Смешная, красивая, мягкая, близкая, она мирно посапывала и улыбалась. Кирилл наклонился и, едва касаясь губами ее щеки, шепнул:
   - Спи, Луча, а я обещаю, все будет, как ты захочешь.
  
   ***
  
   "Колесо мельницы со скрипом, но завертелось" - думал Антон. "Жернова мои перемелют вас, засранцы, в пыль".
   Только что отзвонился Давыдов из Перьми. Он поехал на встречу с профессором Касимовым из института внутренних войск МВД. Именно этот ученый муж в начале 2000-х вывел породу волчьих псов и занимался гибридизацией и разведением зверюг до сих пор. Со слов сбшника, работали у Касимова люди фанатичные и преданные. Каждый хвост в питомнике при институте был на учете, выбраковка сразу же уничтожалась, налево живой товар не толкали, старичка - уважали, на контакт пошли охотно, благо рекомендации и пара телефонных звонков с Запада сделали свое дело.
   Перьмяки божились, что псы с их клеймом служат только в Забайкалье у пагранцов, и если пошла такая пьянка, и звери мигрировали в Прибалтику, то вероятнее всего именно оттуда. Денис, прикинув расклад и приняв самостоятельное решение, выдвинул в Читу и просил пробить по каналам те погранчасти, которые ему сдали у Касимова.
   Вербицкий в Балтийске притих. Сейчас он присматривался к Вислинской косе, собирал информацию, сплетни, домыслы. Развернуться Кириллу было где. Служба на флоте, старые связи и знакомства должны били пригодиться. Антон категорически запретил горячему морпеху лезть на рожон. Приказал похватать только по верхам и вскользь, не засвечиваясь. Трупов и полутрупов на совести Тамма и так было предостаточно.
   На данный момент оставалось лишь ждать новостей и готовить план дальнейших действий.
   Но сидеть на заду ровно у господина Тамма не выходило. Жгло, пекло, свербело. Азарт разгорался диким пламенем, и затушить его уже не получалось. Рутина бизнеса отошла на второй план, а через пару дней и вовсе стерлась из списка неотложных дел, чему очень обрадовался коммерческий директор Антона и, словно ломом опоясанный, бросился на амбразуру коммерции с утроенной силой.
   Эстонец, в свою очередь, послав к бесу последние сомнения, полностью посвятил себя прожекту вендетты. Он с энтузиазмом принялся рыть носом землю и воодушевленно трясти вице-адмирала Чиркова на предмет компромата. Виктор Викторович как ушлый карась пошел на дно и слинял в Москву, пообещав, правда, слегка подтолкнуть процесс и найти рычаги давления на Забайкальский округ.
   Шестерни продолжали раскручивать жернова Таммовой мельницы.
   Давыдов пообтерся в Сибири и принялся окучивать Читинское логово. Рапортовал, что приглядел неких господ военных, которые участвовали в приемке-передаче зверей налево.
   Почти сразу же на связь вышел адмирал и выдал приятное известие. Забайкальцы готовы к диалогу и полномочный представитель Тамма получит всю информацию, которую он хотел бы иметь. Как удалось моряку найти подходы и точки соприкосновения с провинциальными защитниками рубежей Родины, эстонец уточнять не стал, но в личной Антоновой градации качества Чирков переместился на несколько ступеней вверх.
   0x08 graphic
Проснулся и Вербицкий. В Балтийске на Вислинской косе действительно была еще одна база живодеров, обставленная с умом и размахом. А разгуляться этой шайке было где. Вся Калининградская область, а Балтийская, или как ее еще называют, Вислинская коса в частности, в далекие и не очень годы служила плацдармом сначала гансам, а затем и Советам. Сколько баек до сих пор ходит о подземельях Кёнигсберга и Пиллау, о подводных тоннелях, ведущих в Польшу, о скрытых секретных объектах третьего рейха на косе, о Янтарной комнате, якобы спрятанной где-то там под землей. Во всей этой распиаренной фантастической белиберде была, по мнению господина Тамма, и доля правды. Подземные коммуникации, наследие немецкого прошлого, имели место быть. На Балтийской косе аэродром "Нойтиф", гидрогавань, подземные склады есть, но все они в большей части разрушены временем и совдеповщиной, затоплены и разворованы. В послевоенное время Калининград и окрестности пошли в разработку военной машины Советской власти, и к тайнам немчуры добавилась еще уйма засекреченных объектов. На заре перестройки, в период безденежья и чиновничьего беспредела, большая часть баз была расформирована и заброшена. От мощной армады остались рога и копыта, вот их, эти останки, сейчас пытаются возрождать. Опомнились, решили стряхнуть пыль десятилетий с крыльев и кормы, когда под носом, в Польше, американцам втемяшилось развернуть свой проект противоракетной обороны.
   Но это все лирика. В действительности, заниматься тем, что творили личности, перешедшие Антону дорогу, на косе было вполне реально. Две практически вымершие деревушки Коса и Рыбачий, расположенные на севере полуострова, да дикари-туристы, шастающие по развалинам огромной разрушенной военки, не повод опасаться быть замеченными. Территория Вислинской косы, особенно та часть, что ближе к польской границе, несет в себе много тайн. Именно там, где сохранились режимные объекты в сносном состоянии и проходит охраняемая погранзона, обосновались криминальные элементы, интересующие господина Тамма.
   Первая разведка Вербицкого выявила следы нахождения базы, подобной той, что располагалась на Нивенском аэродроме под Калининградом. Наспех скрытые следы, остатки жизнедеятельности, спецоборудование с той же маркировкой давали основание утверждать, что объект найден. Так же Кириллом были замечены необычные перемещения пограничников-контрактников с "Нормельна" - самой западной заставы России, вглубь лесополосы, к замаскированным дотам, ведущим, как он выяснил, именно к месту дислокации живодеров.
   0x08 graphic
Близость Польской границы, всего восемьсот метров до густонаселенных, обжитых и цветущих ляшских поселков, наводила Тамма на определенные мысли. Контрабанда - еще один возможный вид деятельности подследственной организованной группы, могла стать причиной столь радикального способа избавления от любопытных сотрудников Антона, погибших под Нивенским.
   Вернулся в родные пенаты Денис Давыдов и предоставил подробный отчет о командировке по Забайкальским просторам Родины с именами, адресами и, что немало важно, фотографиями лиц, прикупивших волкособов. На границе научной селекцией заниматься было некому, поэтому волчьи псы скрещивались необдуманно и с кем попало. Заразившись идеями профессора Касимова местные "биологи" пытались "улучшить" породу и подкладывали волкособов под обычных серых, отловленных в лесу. Естественно, необработанный и сырой генетический материал дал свои плоды, от которых поспешили избавиться. Неуправляемый молодняк и маразматический пенсионный состав упаковали и отправили в Прибалтику под конвоем двух старлеев-пвошников и одного странного, если не сказать неприятно-пугающего типа. Эта, зловещего вида личность, сейчас взирала на Антона тяжелым взглядом с любительской фотографии, предусмотрительно сделанной ушлыми сибиряками для подстраховки себя любимых.
   Господин Тамм много повидал на своем веку, но вот альбиноса-азиата рассматривал впервые. Мертвецкая бледность, неестественно-бесцветные длинные волосы, собранные в конский хвост, отталкивающие красные глаза и хищные, заостренные черты лица - весьма запоминающийся набор примет. Проверить и отыскать остальных покупателей мохнатой экзотики не составит большого труда, а вот на эту моль бледную уйдет времени побольше. В грациальном городке Калининграде такой фрукт не светился, на балах не блистал, в богемных и блатных кругах замечен не был. Но глядя на фото этого "натурального блондина" Тамм чуял печенкой, что личность эта знаковая, занимательная и одна из центральных.
   Наполненный под завязку новостями, Антон медитировал над военной картой региона, выторгованной у Чиркова, и переваривал поступившую от его сбшников информацию, когда раздался звонок по внутреннему от охранника.
   - Антон Леннартович, - встревожено лепетал Стас, - Вам бы спуститься к воротам... Э... У нас гости.
  
   ***
  
  
   Она стояла во дворе, окруженная охраной и смотрела на приближающегося Тамма с вызовом. Этот взгляд совсем не вязался с тем, как она выглядела. Та же одежда, только грязная, помятая, в некоторых местах даже драная, волосы всклочены, не чесаны и не мыты. Подзаборная шваль и то выглядит краше. Стоит, трясется от холода, а смотрит так, будто королева мира.
   Антон приближался к ней и чувствовал, что сейчас сорвется. Не разжалобит его эта наглая тварь своим заморенным видом, не сможет, как бы не старалась. Ей бы покаяться, глаза опустить, а она лишь провоцирует на крайности и, кажется, ожидает именно агрессии. Что ж, отказывать в том, что просят Тамм не собирался. Он вплотную подошел в девке и замахнулся. Она же гордо вскинула подбородок и ждала. Рука эстонца медленно опустилась.
   - Вот же сука! - с беспомощной яростью прошипел Антон, сглатывая бешенство. Охрана в немом ступоре наблюдала за хозяином и гостьей. Все знали, что Тамм ищет именно эту девицу, но не думали, что она способна настолько сильно волновать босса, что тот готов ее ударить у всех на глазах. Такие бурные эмоции Антона Леннартовича по отношению к дамам охранники наблюдали впервые.
   Пауза затягивалась, охрана начинала нервничать, а Антон и Икта продолжали вести дуэль взглядов. Девушка казалась спокойной и хладнокровной, она своими черными глазищами жгла в Тамме дыры и даже не моргала. А та буря эмоций, что сейчас бушевала в груди у эстонца, запросто могла бы сровнять город с землей. Столь противоречиво Антон себя не чувствовал никогда. В нем боролись два злобных демона. Один кричал о справедливости и возмездии и требовал вытрясти из этой пигалицы все что необходимо, наказать, уничтожить, сломать ее и выбросить за ненадобностью. Другой же шепотом напомнил мужчине о тех тайных желаниях, что всегда посещали эстонца, когда он долго, маниакально разглядывал фотографию этой мелкой шаболды и предвкушал, горел, трясся от желания поймать, найти, выследить и иметь этот трофей. Иметь, пока не надоест. Иметь и ни с кем не делиться. Тамм боялся этих мыслей. Он никогда и представить себе не мог, что так по-сумасшедшему будет желать чего-то. Нет! Чего-то желать можно! Даже нужно именно так, с диким азартом и целеустремленностью добиваться целей, иначе ничего не достигнешь в жизни и не поймешь, что вообще жил. Но чтобы так желать кого-то? Нет, это какое-то безумие. Наверное, сучка - ведьма.
   - Я пришла, чтобы вернуть тебе давно утерянное, - вдруг тихо сказала девушка и словно приласкала, успокоила, дала надежду избавиться от омута черноты, в которой погряз, отмыться и задышать полной грудью.
   Тамм на миг смутился, но быстро взяв себя в руки, стряхнул это наваждение, выдохнул остатки злобы и уже равнодушно спросил:
   - Что же ты, мелкая, грязная дешевка, можешь мне предложить? Да еще такого, чтоб я не отказался?
   Девушка мягко улыбнулась.
   "Опять пытается влезть в душу, падла" - настороженно, почти пугаясь, подумал Тамм и отгородился невидимой стеной от потока доброты, что незримо растекался вокруг Икты и проникал с молекулами кислорода в мозг.
   - Совесть, порядочность, терпимость и понимание, - ответ девушки заставил Тамма пожалеть о том, что он успокоился.
   - С этим набором долго не живут, - отрезал он, развернулся и пошел к дому, сам не веря в то, что сейчас делает. - Проваливай и не попадайся мне больше никогда, - добавил он уже едва слышно, словно боясь того, что говорит. Он шел и не оборачивался, а охрана стояла и ждала приказа выгнать незваную гостью, но так и не получила команды к действию.
   Девушка медленно пошла вслед за Антоном, и почему-то никто из толпившихся рядом с ней мужчин не смог ее остановить. Охранники проводили сочувственными взглядами сначала Тамма, первым скрывшегося за массивной дверью дома, а затем и хрупкую, озябшую фигурку девушки, решительно открывшую дверь и зашедшую вслед за хозяином. Они еще немного потолкались во дворе, обсуждая происшедшее, и мирно разошлись исполнять служебные обязанности. Они охраняли Тамма всегда, воспринимая всякое, что происходило в стенах этого дома, но теперь эта обязанность стала не такой уж и обременительной. В этот дом вошли Свет и Тепло, и от них всем стало легче и спокойнее.
  
   ***
  
  
   Меж лопаток жгло. Такое чувство, что сверлит лазером, давит, кожа плавится, а кости словно нервами обросли - все чувствуют. Но Тамм шел в кабинет, не оборачиваясь. Антон понимал, что совершил глупость. Давненько он не позволял себе такой роскоши, но сегодня вдруг неотвратимо припёрло, а после почему-то стало намного легче, словно отпустило то, что тянуло ко дну.
   Эстонец вошел в кабинет и, развалившись в кресле, закурил. Легкость необыкновенная сменилась обычной, той, что приходит, когда долго маешься, а потом жадно куришь, словно это твоя последняя сигарета в жизни. Прикрыв глаза, Антон наслаждался табачным дымом. Вакуум и тишина в голове, ни единой мысли, ни отголоска, ни шороха эмоций, практически ввели его в транс. Но ведь не может же все так хорошо закончиться? По закону непостижимой подлости кайфовать долго не получается.
   Дверь кабинета тихо скрипнула, мягкая поступь, шлейф дурманящего голову запаха, и кожаная обивка кресла напротив захрустела. Антон едва сдержал злорадную ухмылку. Сердце бешено заколотилось, кровь забурлила, бумерангом возвращая с таким трудом подавленные чувства, и Тамм решил больше не сопротивляться. Смысл? Эта овца сама прется на алтарь заклания. Ему остается лишь вогнать нож поглубже.
   - Ты понимаешь, что придется отвечать? - эстонец наблюдал сквозь клубы дыма за девчонкой и не мог с уверенностью сказать, что она напугана. Растеряна слегка, напряжена как струна, но ни капли страха в глазах. Может обдолбана?
   Девушка медленно кивнула мужчине. Она смотрела прямо в глаза. Бабы редко так делают. Кишка у них тонка, да и чувство самосохранения хорошо развито (единственный подарок Всевышнего, умом же обделил, блаженных).
   - И платить по счетам, - уже не скрывая торжества, расплылся в гаденькой улыбочке Тамм.
   Девка снова кивнула, скрестила руки на груди и закинула ногу на ногу.
   "Как не выпендривайся, дорогуша, как ни хорохорься, но я сильнее, и ты попала, цаца!" Антон еще шире улыбнулся своим мыслям, а потом резко спрятал нахлынувшие эмоции.
   - Что ж, приступай, - сквозь сжатые челюсти, процедит Тамм. Жесткость во взгляде сменилась ледяной, непрошибаемой решимостью взять желаемое. Когда эстонец так смотрел на людей, то даже самые стойкие, сильные и уверенные в себе ломались.
   Икта не отрывая взгляда от мужчины медленно встала и начала раздеваться. Тамм наблюдал, как девушка энергично, без тени сомнения, снимает все, вплоть до белья. Антон и не думал останавливать девку, он бесцеремонно разглядывал ее красивое тело и ловил себя на мысли, что готов это делать сутками напролет, и не только смотреть..., и не только сидеть истуканом, и как незрелый юнец капать слюной. Загнуть бы раком, да стереть конец в кровь. В висках стучало до тех пор, пока девчонка не оголилась полностью. Затем вся кровь окончательно покинула голову и спустилась пониже.
   Икта нисколько не смущаясь и даже не пытаясь прикрыть сокровенное, вильнула задом и поплыла на середину комнаты, качая своей аппетитной задницей и вызывая у Тамма приступ неконтролируемого желания расстегнуть ширинку. Но эстонец был мужиком с понятиями, и главное с чувством собственного достоинства. Его голой жопой не проймешь, видали и краше.
   - Ну что ж, смотри, Антон Леннартович, - девка сверкнула глазищами на Тамма и распростерла руки в стороны.
   - Сиськами глаза мне выколоть решила? - не удержался от сарказма эстонец и гоготнул. Вовремя спошлив, Антон, как ни странно, заодно избавился от наваждения. Но давление в штанах пока не проходило.
   - Зеркала души прикрой, а то окривеешь, лечи тебя потом, - девчонка нагло прикрикнула на мужчину и выгнула спину дугой. Ее полная, налитая грудь с набухшими, словно спелые вишни сосками, на миг отвлекла Тамма, и он не успел осознать, что ему сказала эта бесстыжая патологическая эксбиционистка.
   Яркая вспышка одним пыхом ослепила, глаза нещадно жгло, но Тамм продолжал пялиться на девчонку, даже не пытаясь поднять упавшую челюсть со стола. Золотистое облако огня окутало пигалицу, приподняло над полом и закрутило в вихре. Один оборот тела вокруг оси, второй, опять вспышка, третий, и девушка исчезла. Пронзительный клекот вернул Тамма в относительную реальность. Еще один резкий звук заставил Антона сгруппироваться, защищая голову одной рукой, а вторую сжать в кулак для удара. Этот звук эстонец сначала даже не смог классифицировать, но когда он повторился уже практически у самого лица, до Антона с опозданием дошло, что это хлопающие крылья.
   На край рабочего стола спикировала большая хищная птица, она попрыгала, пристраиваясь, сложила огромные крылья и важно зашагала к Антону. Внушительные когти нещадно драли важные бумаги, и раскидывали их прочь со стола, Тамм едва успел спасти карту Чиркова от этих "сабель" и прижать драгоценность к груди. Опыт общения с крупными, не очень умными, но на редкость хитрыми и наглыми пернатыми у Антона Леннартовича имелся. Клюв и когти, как голая жопа, эстонца особо не впечатлили. Выбивало из колеи совсем другое.
   Сокол, а это был именно сокол-сапсан, подошел к Тамму ближе, повернул голову в бок и склонил ее, рассматривая мужчину. В его большом черном глазу мужчина увидел свое звереющее лицо.
   - Мля, - зарычал Антон на птицу, - С клювом..., значит, ...здоровая? А Федора моего своему клювокрылу скормила, падла цирковая? Ты, подстилка Коперфильдова, где мой попугай?
   "Мда..." - зазвенел недовольный голосок девицы. "Мужики - народ непробиваемый".
   - Не зли меня, курица, - Тамм, багровея, озирался по сторонам, ища девку. - Щас твой птеродактиль отправится к таксидермисту.
   Пока Тамм орал в пустоту, сокол изловчился и клюнул эстонца в руку.
   Больно не было, но разве это важно мужику, слетевшему с катушек? Антон резко выбросил руку вперед и ловким, натренированным движением ухватил одной рукой сапсана за ноги, а второй за шею и сунул птицу под мышку, фиксируя крылья и не давая соколу их расправить.
   - Кранты твоему петуху, а я ведь хотел по-хорошему.
   "Бо-о-о-льно же, придурок!" - завизжала девчонка так, что Тамму показалось, мозги его потекли из ушей, а перед глазами поплыли золотистые круги и опять что-то вспыхнуло.
   Мгновение, пара секунд, и Антон почувствовал необычную тяжесть. Птица в его руках начала расти. Не успев осознать и рассмотреть, что же происходит, эстонец рухнул в кресло и витиевато выругался. Еще секунда, и перед его наконец-то сфокусировавшимся взглядом предстала аппетитная голая филей девчонки. Икта скрючилась на коленях у Тамма в весьма непотребной с точки зрения морали позе: голова ее оказалась под мышкой у мужчины, а задница аккурат перед лицом. Тамм же крепко фиксировал шею девчонки одной рукой, а второй вцепился в ее тонкие щиколотки.
   Пока Антон пытался сложить два плюс два, Икта начала вырываться и ругаться похлеще портового грузчика.
   - Молчать, мля! - рявкнул Тамм, обрывая поток брани в свой адрес. - В моем доме мат разрешен лишь мне. - Он отпустил девчонку, но в воспитательных целях от души приложился ладонью по ее мягкому месту.
   Икта пулей слетела с коленей эстонца и юркнула за широкую спинку кресла для посетителей.
   - Мне одеваться или повторить на бис? - высунув нос из укрытия, поинтересовалась девушка весьма надменным тоном, так сейчас не сочетавшимся с ее детскими выходками.
   - Вполне достаточно...- если честно, Тамм не знал, что и думать. В его рациональном мозгу отказывалось укладываться только что произошедшее, - ...для первого раза достаточно.
   Икта быстро оделась и села в кресло. Она с интересом наблюдала за непередаваемым калейдоскопом эмоций, вихрем менявшимся на лице у Антона. Мужчина старался скрыть переполнявшие его противоречивые чувства, противился очевидному и, видимо, в мыслях убеждал сам себя, что все это обычный розыгрыш, фокус, балаган.
   - А ты - крепкий орешек, - усмехнулась девушка эстонцу и начала стягивать с плеча кофту. - Тебе необходима повторная визуализация.
   - Сидеть! - опять рявкнул Тамм и жестом показал, что готов слушать.
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"