Бочарова Яна Сергеевна: другие произведения.

Одиночество крови

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.96*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Ночь... Тишина... Встреча с монстром, убийцей из кошмарных сказок. Она не верит, но реальность жестока. Ей не сбежать и не скрыться от того, кто решил, что она Цель. Тот, кто идет в ночи на зов крови, знает ее суть. Но захочет ли Лана изменить свою судьбу, принять дар предков, понять и впустить в душу чувства к хищнику?



   ЦИКЛ: Божьи твари
  
   Одиночество крови
  
  
  
  

В одиночестве мы постигаем, что быть - важнее, чем иметь, и что мы значим больше, чем результаты наших усилий.

Уильям Фолкнер

  
  
   Поздняя осень несет на себе отпечаток смерти. Ускользая прочь, тепло уносит с собой остатки радости. Желания сворачиваются в клубок, готовясь впасть в летаргический сон вместе с природой. Оголенные деревья, словно давно истлевшие кости торчат из промерзшей земли. А вой стылого ветра поет заупокойную лету, и тащит на своих серых крыльях холод зимы. Она, зима, рвется к власти, презрев календарь и законы природы. Наступает на горло и заполняет душу стужей. Солнце, теряя силу, уступает свои права ночи, а та, ликуя, набрасывает на землю пелерину мглы, укорачивая день. Города впадают в ступор, затихая слишком рано. Люди, отвыкшие от холода, торопятся домой.
   И лишь ей в этот промозглый вечер совершенно не хотелось идти в пустую квартиру, где теперь никто не ждал. Девушка бесцельно колесила по вечернему городу, наматывая на спидометре километры и оттягивая момент, когда ей все же придется переступить порог и войти в дом, который еще недавно она считала самым родным. Пустота в душе и боль в сердце, вот что сейчас осталось от отношений, которые зашли в тупик и умерли вместе с летом. Сотовый молчал. Все, словно сговорившись, забыли о ней. Это первый вечер пятницы, когда она будет одна.
   Девушка остановилась у кинотеатра. Парочки торопились на ночной сеанс, скрываясь в тепле здания. Она вышла из авто и машинально направилась к кассам. Взяла билет на последний ряд и растворилась в толпе. Название фильма не имело значения. Сейчас она просто не могла находиться в одиночестве, ей было жизненно необходимо общество людей, пусть даже не знакомых.
   Фильм закончился слишком быстро, не дав ей времени все обдумать. Было давно за полночь. Немногочисленные зрители торопились, и зал быстро опустел. Девушка, обреченно взглянула на служащую кинотеатра, которая подгоняла замешкавшуюся парочку, и побрела к выходу.
   Заморозки вцепились в лужи хваткой бультерьера, а ветер обдал щуплую фигурку девушки ледяным холодом, продувая слишком легкую куртку насквозь. Она съежилась, подняла воротник куртки и ступила в ночь. Тишина давила на уши. Одинокие персоны полночных зрителей растворились в темноте, оставив пустые улицы в личное пользование той, которая никуда не торопилась. Постояв минуту под стылыми порывами ветра, она направилась к ночному ларьку и постучала в закрытое окошко.
   - Сейчас... сейчас, - послышался ворчливый голос пожилой продавщицы. - Не спится людям... шастают, ...спать мешают.
   - Извините, - робко шепнула девушка в открывшееся окно.
   - Чего? - рявкнула сонная торговка. - Надо то чего?
   - Кх.. сигарет можно? - голос девушки окреп. - Легких...
   - Каких тебе?
   - Любых...
   - На, - продавщица швырнула пачку девушке, взяла деньги и захлопнула окошко.
   - Подождите, - молодая женщина снова постучала. - Можно еще зажигалку?
   - Нету, - послышался грубый ответ. Окошко так и не открылось.
   Девушка медленно побрела вдоль улицы, крепко сжимая пачку сигарет в замерзших руках. Было тихо. С неба начали срываться колючие снежинки. Они врезались в лицо, причиняя боль, и медленно таяли на теплой коже. Девушка отвернулась от ветра и вдруг заметила тень, скользнувшую с крыши на асфальт. Она невольно обернулась. Высокая темная фигура, закутанная в длинный плащ, отделилась от угла здания и направилась в ее сторону. Бояться не было сил, поэтому девушка лишь окинув прохожего беглым взглядом, решила продолжить свой путь. До машины оставалось несколько метров, когда мужчина поравнялся с ней. Она еще раз обернулась и встретилась с ним взглядом. Свет от фонарей исказил восприятие. На секунду ей показалось, что глаза мужчины горят огнем. Наглухо надвинутый капюшон не давал разглядеть черты лица незнакомца, но девушке вдруг стало нестерпимо страшно. Холод, что распространился вокруг, придавил сердце чугунной плитой.
   - Доброй ночи, - пробежал мурашками по окоченевшему телу бархатный голос. Незнакомец остановился и внимательно разглядывал ее. Она быстро кивнула в ответ и метнулась к машине. Трясущаяся рука с трудом нащупала в кармане ключи. Пискнула сигналка. Рука потянулась к ручке и та податливо откликнулась, распахивая дверь автомобиля.
   Девушка уже готова была нырнуть в кресло, когда сильная рука легла на дверцу, захлопывая ее. За спиной слышалось мерное дыхание, от которого стало жутко.
   "Сейчас нож мягко, словно по маслу, войдет мне под ребра и все".
   Девушка оцепенела. Но ничего не происходило.
   "Отдать ключи от машины сразу? Или... подождать, пока... он..."
   - Я поприветствовал тебя, так почему ты мне не ответила? - шепот над ухом, едва слышимый, с нотой легкого недовольства.
   Тело невольно дернулось. Рука, сжимающая ключ затряслась в лихорадке.
   - Я буду кричать, - выпалила девушка и с силой дернула дверцу, но рука, сдерживающая ее, оказалась крепче. Мужчина хмыкнул.
   - Кричи, - приказал голос, проникающий в кровь.
   Девушка быстро оглянулась по сторонам и, заметив на центральной улице милицейский патруль, попыталась развернуться лицом к незнакомцу и ударить. Попытка оказалась неудачной. Вторая рука мужчины легла ей на плечо и с силой прижала к машине. Она чувствовала спиной его тело крепкое и гибкое, и от бессилия захотелось плакать.
   "Почему я? За что?"
   - Помогите! - закричала она, надеясь, что ее услышат. - Спасите!
   Мужчина резко развернул девушку лицом к себе, и придвинулся к ней вплотную. Корпус машины предательски захрустел. Он провел своей ледяной рукой по лицу жертвы снизу вверх, накрыл лоб ладонью и замер. Бесстрастный взгляд пронзил ее насквозь. В нем было столько пустоты, что захотелось сейчас же утопиться.
   Приближался топот. Тяжелые берцы били мерзлый асфальт и возвращали в реальность.
   - Эй, ты, - послышался окрик. - Отпусти женщину немедленно. Руки на капот!
   Незнакомец медленно отстранился от девушки и повернулся на голос. К ним подбегали трое мужчин в милицейской форме с оружием. Девушка облегченно выдохнула, и с мольбой в глазах уставилась на спешащую подмогу. Но те, почему-то замедлили бег, а потом и вовсе остановились в растерянности.
   - Помогите, на меня напали, - снова закричала девушка, но люди в форме словно ее не слышали. Они поухмылялись, извинились перед мужчиной, развернулись и удалились в ночь.
   - Помогите, - уже без капли надежды пискнула девушка, и, повернув лицо к незнакомцу, зашипела от ярости, сменившей страх: - Что тебе от меня нужно?
   Мужчина сверкнул белоснежной улыбкой в ответ.
   - Подвези.
   - И все? - девушка таращилась на странного парня, не понимая, куда он клонит.
   - Пока все.
   - Хорошо, - быстро согласилась, надеясь на то, что пока он будет садиться в машину, она успеет заблокировать двери и умчаться прочь.
   Мужчина кивнул и начал обходить машину спереди. Она метнулась в салон, сунула ключ в зажигание и ударила по блокировке дверей. Не прошло и пары секунд, так ей казалось. Она действовала мгновенно, летела словно пуля. Победно щелкнули замки на дверях машины, но он уже сидел на пассажирском сидении и наблюдал. Злорадная ухмылка медленно расползалась по его бледным губам.
   - Поехали, - скомандовал полночный пассажир и, отвернувшись от девушки, уставился в лобовое стекло отрешенным взглядом.
   - Нет, - эхо ударило о пластиковую панель и унеслось вглубь салона. - Нет, выметайся из моей машины.
   - Что? - мужчина резко повернулся. Одна бровь поползла вверх. Лицо перекосило от еле сдерживаемого гнева.
   - Я повторять не буду, вон, - она вцепилась в руль. Костяшки пальцев побелели. Ей не надо было смотреть на этого наглеца, она прекрасно чувствовала его раздражение.
   Молниеносное движение, длинные ледяные пальцы сдавили шею, что-то хрустнуло, стало тяжело дышать, а сердце перестало биться.
   - Поехали прямо, - спокойно сказал мужчина и усилил хватку.
   Она ватной ногой выжала тормоз и с трудом переместила конечность на газ. Машина резко сорвалась с места.
   - Твоя жизнь может легко прерваться, - мужчина убрал руку от горла девушки также быстро, как и сдавил ранее. Та закашлялась, отвлекаясь от дороги. Он плавным движением подкорректировал руль и добавил: - Поэтому, не перечь мне и веди аккуратно.
   Она рулила на автомате. Мысли скакали, бились в висках, пытаясь вырваться из плена. Мужчина включил радио, отрегулировал звук и откинулся в кресле.
   - Здесь направо, - приказал, уверенный в том, что все исполнится в точности. - Как тебя зовут?
   - Это так важно? - девушка взглянула в зеркало заднего вида, удивилась слегка, скосила взгляд в сторону, и, встретившись с глазами попутчика, быстро добавила: - Лана.
   - На светофоре еще раз направо, - голос совершенно спокойный, никаких эмоций.
   Девушка начала нервничать еще больше, они въезжали в ее район.
   - Останови здесь, - Лана резко нажала на тормоз и повернулась к незнакомцу. Тот снял капюшон, и ударил ее взглядом. Его худощавое лицо было бледным и бесстрастным, словно выточенным из мрамора, и завораживало ледяной красотой. Иссиня черные прямые волосы спадали на лицо, контрастируя с белой холеной кожей. Модельная стрижка и дорогая одежда никак не вязались с образом гопника.
   "Чокнутый маньяк".
   Лана сглотнула, но глаза не опустила.
   Дверца машины резко открылась, и парень вышел из машины. Девушка опешила. Звук закрывшейся двери вернул ее в действительность. Не веря в такую удачу, Лана сорвала машину с места. Мельком взглянув назад, она не смогла найти фигуру в черном плаще. Мужчина растворился в переулке. Попетляв по дворам, словно путая след, Лана припарковала машину у дома. Идти ночью со стоянки, зная, что где то здесь бродит этот странный тип, совершенно не хотелось. Оглядевшись по сторонам, девушка, выскочила из машины, в три прыжка долетела до подъезда. Противно запищал домофон. Просочившись в подъезд и плотно закрыв за собой дверь, не доверяя доводчику, девушка бросилась к лифту. Тот благополучно был отключен. Как неслась по лестнице на седьмой этаж, не помнила. Лишь очутившись в квартире, она начала приходить в себя. Проверив замки, плотно задернув шторы, она присела на диван и разрыдалась.
   "Одинокая, ни кому не нужная, беззащитная. Я приманка для маньяков".
   Истерика немного помогла. Прорыдавшись, Лана встала, медленно стянула с себя верхнюю одежду и открыла дверцу бара. Когда наливала виски, рука дрожала, и горлышко бутылки мерзко отстукивало ритм по краю стакана.
   Вдруг раздался стук. Лана дернулась всем телом, и стакан выпал из рук, разливая янтарную жидкость на ковер.
   Стук повторился. Девушка аккуратно поставила бутылку на стол и начала искать источник звука. Стучали по стеклу.
   Замерев посреди зала с широко открытыми глазами, она боялась двинуться с места.
   Более настойчивый и резкий стук повторился вновь, требуя реакции. Лана медленно подошла на звук к балконному блоку и распахнула шторы.
   На бетонном парапете не застекленного балкона сидел ОН. Парень медленно встал и приблизился. Девушка прижала ладошки к холодному стеклу, рассматривая иллюзию. Этот странный тип подошел ближе и прикоснулся руками к стеклу снаружи.
   - Впусти меня, - шептали его губы. - Мне холодно.
   - Как? - одними губами, лишь ими, беззвучно кричала Лана. - Седьмой этаж!
   - Впусти меня, - приказал фантом.
   - Нет, - девушка начала медленно пятиться вглубь комнаты. Она закрыла лицо руками, стараясь отогнать наваждение. Когда осмелилась отнять от лица руки и взглянуть в черноту окна, там уже никого не было.
   ***
   Ночь прошла, словно в бреду. Серый день не добавил ярких красок. Нервы дребезжали натянутой струной, готовой порваться в момент слабости духа. Гоня страхи, Лана занялась привычными домашними хлопотами, занимая мысли и руки делом. Наступал вечер, сумерки липкой пеленой опускались на город. Соседи встречали его обыденно, зажигая окна огнями разноцветных люстр, а девушка, надломившись под тяготами дел, безучастно лежала на диване и щелкала пультом телевизора. Картинки сменяли друг друга, не цепляя взгляд. Усталость наваливалась тяжестью на веки, опутывая сонным томлением тело, когда раздался звонок в дверь.
   Очнувшись, девушка вскочила на ноги и суетливо заторопилась к двери. Слабая надежда вдруг заползла к ней в сердце, обретая там свое почетное место, наскоро взлелеянная и дающая корни. Хотелось верить, очень сильно верить, и когда она взглянула в глазок, ее сердце бешено забилось. Огромный букет ее любимых белых роз скрывал лицо, того кто любил их дарить. Обида забилась в самый дальний уголок сердца, освобождая просторы нахлынувшей нежности.
   - Максим, ты пришел? - девушка уже распахнула дверь навстречу вернувшемуся счастью. - Проходи же...
   Букет стремительно перекочевал в распростертые объятия Ланы, но ускользающая с лица радость от встречи сменилась шоком. Лана, пытаясь захлопнуть дверь, выронила цветы и споткнулась. Резкий рывок двери окончательно сбил ее с ног, и она распласталась в собственной прихожей, задыхаясь от накатившей на нее волны панического страха.
   - Хм... так просто, - он переступил через ее тело, предусмотрительно закрывая за собой дверь. Лана видела, как он, убивая бутоны, проникал в ее дом твердой поступью. Черное на белом, и белое втоптано в грязь, уничтожено, раздавлено.
   Он, не заостряя на девушке внимания, проследовал в квартиру. Она слышала, как скрипнуло кресло. Раня руки и колени о шипы, Лана медленно, словно во сне, поднялась на ноги, выхватила из замочной скважины ключи, выскочила в подъезд и закрыла квартиру. Она металась по лестничной клетке и билась в соседские двери, пока одна из них не отворилась.
   Наряд приехал быстро. Лана открыла дверь, пропуская мужчин в квартиру, и вжалась в грязную бетонную стену подъезда. Топот, звон стекла и ругань, вот что она услышала. Медленно протиснулась в коридор. Мимо нее проследовали трое на выход, осыпая ее презрительными и корящими взглядами. Средних лет капитан, грубо схватил ее за локоть и потащил в зал.
   - Гражданка, Вы издеваетесь? - он смотрел на нее без злобы, но с укором и непониманием. - Думаете нам больше нечем заняться?
   - Но я не понимаю? - робко оправдывалась девушка. - Он ворвался в квартиру, он меня преследует.
   Офицер достал планшет, быстро заполнил формуляр и подсунул растерявшейся хозяйке.
   - Ложный вызов, дамочка, подписывайте.
   Лана, не глядя, чиркнула на листке.
   - Вы все проверили? Его точно нет в квартире? - девушку била мелкая дрожь. - Пожалуйста, не уходите.
   Офицер покачал головой и пошел к выходу.
   - В следующий раз звони 03, - дверь за ним захлопнулась, гулко отдавшись эхом.
   Лана вышла в коридор. Белые розы умерли.
  
   ***
  
   Она стояла в прихожей, глядя в паутину разбитого зеркала, и искала ответы на вопросы. Осколки отражали и множили страх. Больше Лана там не видела ничего. Вдруг чья-то рука легла ей на плечо. Девушка лишь отрешенно улыбнулась своим отражениям и провалилась в пустоту.
   Очнулась она от звенящей тишины и тепла. Лана лежала на диване, укутанная в пушистый плед. Медленно приходя в себя, девушка оглядела квартиру. Одна. Зарылась в одеяло с головой и начала прислушиваться. Тихо. Она лежала и думала. О том, что с ней происходит, о том как жить дальше, о том как забыть. Ей хотелось валяться на диване вечно, но организм требовал подъема. Лана встала, включила свет и побрела в ванную. Застыв в проеме, она выглянула в прихожую и, не веря себе, потянулась к выключателю.
   Свет озарил место кошмаров. Белое на черном, осколки жизни и стекла. Где все это? Не было ничего: ни роз и зеркала. Словно во сне, девушка приняла душ, смывая с себя липкое ощущение бреда, укуталась в теплый банный халат и поплыла в зал.
   Исступление жадно впилось с мозг. Лана достала отложенные на черный день сильные транквилизаторы, отсыпанные "щедрой" рукой Нины из отдела маркетинга и начала вспоминать ее советы.
   - Пей в крайнем случае по пол таблетки, - настоятельно вещала ей ученая жизнью Нина. - Знаю, сдаваться к врачам не пойдешь, а себя терять нельзя.
   Лана отсчитала две таблетки, большие, сверкающие глянцем и обещающие освобождение. Забросила в рот, запила водой и легла.
   ***
   Lady GaGa надрывно орала в ухо. Звонил сотовый. Лана открыла глаза. Утро воскресенья начиналось паршиво. Отлепившись от дивана, девушка нажала на кнопку ответа. В трубке верещала противным писклявым голоском секретарша из офиса.
   - Лана, ты заболела или проспала? - эта фраза была единственной, что воспринялось на слух из всего потока бессвязных звуков.
   - Сегодня первое апреля? Нет? Так почему звонишь в воскресенье с утра? - раздраженно буркнула Лана и взглянула на экран сотового. - Уже еду, до связи.
   Наскоро заглотив две кружки крепкого кофе и побив все рекорды по сборам, девушка выскочила на лестничную клетку, вызвала лифт, но вернулась к двери, чтобы проверить закрыла ли впопыхах замки. Метнулась опять к лифту, который великодушно решил не задерживаться и сразу же распахнул перед ней свои скрипящие двери. Из лифта выходила соседка. Ее гадкая мелкая собачонка как всегда с особым цинизмом облаяла Лану, но укусить не решилась. Именно, Алевтина Георгиевна, спокойная и рассудительная дама преклонных лет, была той единственной, кто открыл дверь испуганной девице в субботу поздним вечером. Именно она - участница ее позора.
   - Здрасте, - буркнула девушка, пропуская пожилую женщину.
   - День добрый, милая,- улыбнулась та и подхватила свою замухрышку на руки. - Ты в порядке, деточка?
   - В полном, - бросила ей Лана, скрываясь в кабине лифта.
   Двери начали закрываться, и девушка увидела, как женщина сочувственно смотрит ей в след, качает головой и крестит ей путь.
   - Твои бы слова...да Богу в уши.
   - Что? - переспросила Лана, но лифт уже тронулся вниз.
  
   ***
  
   Будни промчались как один день, не отметив существование девушки особо запоминающимися событиями. Давно растерянные из-за бурной личной жизни "подруги", начали медленно выходить из тени забытья и вливаться в новое одинокое житие Ланы нескончаемым "сочувствующе - злорадствующим" потоком. Вот и вечер нынешней пятницы был распланирован мероприятием, кое предполагало распитие горячительных напитков в шумной девичьей компании. Сие событие в большей мере служило поводом для вытирания соплей и пережевывания костей обидчиков. Лана смогла осилить лишь два часа такого садомазохистского увеселения, вызвала такси и незамеченной ретировалась из поля зрения склочных особ еще в пятницу, не дожидаясь начала субботы.
   Выпила Лана не много, поэтому чувствовала себя вполне сносно. Предаваться воспоминаниям и окунаться в кошмары желания не возникало, а легкий дурман придал бодрости и раскованности. Как раз то, что доктор прописал. Девушка, довольная собой, что вовремя покинула клоаку, зашла в квартиру. Хотелось принять ванну с огромным облаком пушистой и ароматной пены, включить любимую музыку, расслабиться и, наконец, насладиться одиночеством. Ей стало нравиться нынешнее положение вещей, и она приходила к выводу, что расставание с Максимом было лучшим, что с ней случилось за последний год.
   Мурлыча под нос прилипшую мелодию, девушка разделась и направилась в комнату с твердым намерением выполнить задуманное.
   - И где это мы шляемся по ночам? - Лана вовсе не испугалась, она просто удивилась, что именно сейчас, когда она, наконец, вернулась в себя, ее разум решил поиграть с ней снова.
   Он разложил диван и валялся на нем в позе Диониса уставшего от веселья. На его лице блуждала едва уловимая улыбка, которая отнюдь не давала повод принять увиденное и смириться.
   - Какого черта? - девушка опешила, не зная, что предпринять. - Я... ты...что ты здесь делаешь?
   - Тебя жду... Разве не видно? - парень хлопнул по дивану рукой. - Чувствуй себя как дома, садись.
   - Я не понимаю, это сон? - Лана, словно зомбированная, присела на краешек дивана.
   - Должен тебя огорчить, явь, самая настоящая, - девушка не успела заметить, как парень переместился к бару. - С твоего позволения я выпью, переживаю за свой тонкий нюх, - мужчина налил себе порцию виски и принял ее одним глотком. - Какая гадость, - скривился он и брезгливо поставил стакан на стол. - От тебя, Лана, несет спиртным, как от портового грузчика.
   Девушка молчала. Она лишь пожирала глазами непрошенного гостя и тихо начинала сходить с ума.
   - У меня к тебе несколько вопросов, - медленно произнесла она, поражаясь своей храбрости.
   - О, браво, - парень широко улыбнулся. Сейчас его лицо не казалось таким пугающим и ледяным, как ранее.- Девочка созрела! - он снова лег на диван и посмотрел Лане в глаза. Жесткий, режущий взгляд пробрался в душу. Нет, он остался прежним опасным и жутким изваянием ночи. Он играл. - Сначала кричит, дерется, в дом не пускает, затем уходит в глубокую оборону, падая в обмороки, - начал перечислять события незнакомец, загибая свои точеные длинные пальцы. - И настал этот счастливый час, когда она решила пообщаться.
   - Наше прежнее свидание не располагало к задушевной беседе, - Лана решила удалиться на кресло.
   - Боишься? - мужчина слегка напрягся, прикрыл глаза и начал покачивать головой, словно, принюхиваясь. Лана проигнорировала вопрос. - Нет, ты злишься. У злости приятный запах, он будоражит кровь.
   - Кто ты и почему меня преследуешь? - глядя на странного парня, который сейчас не проявлял агрессии, Лана вдруг поняла, что ее интересует этот мужчина. Он был столь необъясним и притягателен, что нестерпимо хотелось узнать, почему он здесь, почему он такой, зачем все это и к чему приведет ее безумная идея подпустить его ближе?
   - Разреши представиться - Масимо Ил Элдэ. По роду деятельности - вампир, - он сказал это обыденно, как что-то само собой разумеющееся и не терпящее сомнений.
   "Из нас двоих сумасшедший - он".
   - Ты издеваешься? - робко спросила девушка. Злить психа было страшно, но вопрос вырвался на свободу неосознанно.
   - О чем это ты? - искренне удивился парень.
   - Максим, значит... Нет, второго не осилю. Я приняла решение избегать мужчин с этим именем в принципе, - девушка взяла себя в руки. Отвлеченные темы помогут, они спасут ее, уберегут и, возможно, подскажут, как избавиться от тронутого засранца.
   - Всего лишь совпадение, - парень развел руками. - Зови Сим, раз противно.
   - Откуда столько великодушия и открытости? - девушка напряглась, вжавшись в кресло.
   - Переосмыслил ситуацию и пришел к выводу, что так будет лучше для всех, - он говорил честно. - Спрашивай, сегодня твой день, я отвечу.
   Девушка заерзала. Начинать или нет? Игра в рулетку. Один неудачный вопрос может сломать хрупкое равновесие.
   - По роду деятельности - вам..пир, - Лана сглотнула. - Как это понимать? Объясни.
   - Не только по деятельности, но и по сути. Во плоти, одним словом, - сейчас Сим был серьезен. Он верил в то, что говорил, и от этого Лане становилось жутко.
   - Энергетический? - девушка лихорадочно придумывала варианты.
   - Кровососущий, - вернул Лану в лабиринт своего бреда парень. Девушка моргнула. Лишь мгновение пронеслось, и ее ресницы взметнулись вверх, а он уже нависал над ней своим телом. Их лица были так близко. Сим наклонялся все ближе.
   - Не веришь? - голос обволакивал и пьянил. Ей стало трудно дышать. - Так смотри, - он оскалился, и девушка увидела, как его клыки начали увеличиваться, превращаясь в огромные острые белые иглы.
   Лана закрыла глаза и обмякла.
   - Эй, голубушка, так дело не пойдет, - удар холодной ладони по щеке вернул ее в реальность. - Мы еще не закончили.
   - Уйди от меня, чертов псих, - завизжала Лана и затряслась всем телом. - Вампиров не бывает.
   - Факт остается фактом, - Сим уже был в другом конце комнаты. Он мерил шагами зал. - В тот день, я искал себе ужин и наткнулся на тебя. Твоя кровь... я чувствую ее, она невероятно сладка и желанна, но...ты оказалась другой...той, что...в общем не важно.
   Лана закрыла лицо руками. Она слушала этот абсурд и молилась о том, чтобы все закончилось.
   - Пить тебя я не намерен, это уж точно, - Сим налил себе еще виски. - Так что не устраивай истерик. Сначала я хотел убить тебя. Таким, как ты не место в моем городе. Но затем решил изучить. Теперь ты - объект моего пристального внимания.
   - Спасибо, что обратились в нашу компанию, - промямлила Лана, встала и вырвала стакан из рук оторопевшего от такой наглости Сима. Она влила в себя огненную жидкость, чувствуя, как тепло разливается по желудку и налила еще. Вампир опомнился и молниеносно отобрал у нее сосуд.
   - Стакан тебе не поможет, я останусь здесь так долго, как пожелаю, и колеса не глотай, - вампир пихнул девушку на диван, и та рухнула на него кулем. - Я тебя не мог добудиться. Уже сетовал, что объект изучения утерян безвозвратно.
   - Зачем я тебе? - Лана, распластавшись звездой, лежала и смотрела в потолок.
   - Для нашей науки - ты уникум. Мне интересно, - вампир наклонился к девушке. - А еще мне одиноко. С пищей заводить знакомство не стоит, это правило каждого вампира, но ты исключение, поэтому я могу снизойти до тебя и воспринять как собеседника.
   Все закрутилось, переплелось слишком быстро. Лана не поспевала. Она хотела остановить время, вернуть свою прежнюю жизнь, остаться обычной, стандартной и далекой от происходящего. Но как это осуществить?
   - Сколько тебе лет? - отрешенно спросила девушка.
   - Я помню рождение Рима, Лана. Сейчас я уйду, пора подкрепиться.
   Девушка переползла в дальний угол дивана и сжалась в комок. Он был человеком. Внешне. Красивым, возможно странным, но обаятельным, когда не смотрел на нее так, как сейчас. Но он был другим, действительно иным, совершенно далеким и непонятным.
   - Ты убиваешь людей? - спросила она, уже зная ответ. Так зачем же, зачем открыла рот?
   - Убивал раньше каждую ночь, - это признание слетело с губ вампира легко, словно он говорил о погоде. - Сейчас я убиваю в гневе или ради азарта охоты. Выпивать современного человека до смерти стало противно. Я лишь утоляю голод, но уже не наслаждаюсь пищей. Кровь людей стала другой. Найти чистое тело сейчас трудно, но если мне встретится такое, то я выпью до дна.
   - А после укуса люди...
   - Бредни, - отмахнулся Сим. - Если бы все было именно так, тогда бы миром правили орды голодных вампиров, а людей выращивали и охраняли, так же, как вы скот.
   - Но ты же был человеком, ты...
   - Нет, я никогда не был человеком, - отрезал мужчина. - Я вампир по рождению. До скорого, Лана, - и он исчез. Просто растворился в воздухе, оставляя после себя лишь тонкий и экзотичный аромат смерти.
  
   ***
  
   Он пришел следующим вечером, как только стемнело, не удосужившись хотя бы позвонить в дверь. Лана наткнулась на него, выходя их ванны, в чем мать родила и оглушила Сима и соседей диким визгом. Вампир, обнял ее оценивающим взглядом и, совершенно не зацепившись за девичьи достоинства, раздраженно развернулся, направляясь в комнату.
   Лана закрылась в ванной, наспех натянула халат и взглянула на свое отражение. Расширенные зрачки, верхняя губа дергается в нервном тике. Девушка зажала рот рукой, пытаясь остановить конвульсии. Сердце готово выпрыгнуть из груди. Колотится так, что сваи в пору им забивать. Она глубоко вздохнула, намотала на голову полотенце и вышла к "гостю".
   - Ты... ты, - она сжала кулаки.
   - И я рад тебя видеть, - тягуче, словно на распев молвил мужчина. Он стоял у окна, рассматривая соседний дом. - "Жук в муравейнике"...
   - Что? - злость куда-то ушла. Она смотрела на него, отрешенного и печального, и вдруг почувствовала волну противоречивых чувств, которые раньше обходили ее стороной и не возникали в ее голове при виде этого странного субъекта.
   - Хорошая книга, говорю, - Сим обернулся к ней. На миг Лане показалось, что в его глазах стоит обреченность, но через секунду он был снова холоден и непроницаем.
   Злость вернулась, трансформируясь в ярость. Лана нервно сорвала с головы полотенце и швырнула в мужчину.
   - Ты, чудовище! - Лану трясло. - Отужинал видать знатно?
   Сим ловко поймал, пущенный в него снаряд. Прищурившись, взглянул на разъяренную девушку, и провел по лицу рукой, размазывая алый след. Улыбка довольного хищника расползлась по холеному лицу, превращая красивые черты в оскал.
   Вампир, молча, вытер лицо и метнул полотенце обратно. От силы удара Лана пошатнулась.
   - Я не хочу, - мокрые волосы растрепались по лицу. - Я не хочу жить в страхе.
   Вампир ухмыльнулся. Сегодня он позволит ей многое, в обмен на то, что хотел взять.
   - Это не страх, им не пахнет, - он смотрел на девушку и убеждал себя в правильности принятого решения. Зачем он все усложняет? - Это отрицание, ты не хочешь принять данность.
   - Выбери другую, оставь мне мою жизнь, - слезы текли по лицу Ланы, и она не могла их остановить.
   - Смирись, - Сим медленно двинулся к девушке. - Не нужно сопротивляться. - Он достал из кармана сверток и протянул Лане.
   Она взяла. Рука дрогнула. В свертке находились два больших шприца и жгут. Пальцы разжались, а Лана истерически хохотнула. Сим поймал налету падающий инструмент и схватил девушку за подбородок. Его рука была теплой.
   "Сыт".
   Пальцы вампира обжигали огнем ее холодеющую кожу. Лана смотрела на мужчину, пытаясь угадать его мысли, но в ледяных глазах был лишь циничный расчет.
   - Сейчас, ты, наполнишь шприцы своей кровью, - вампир приказывал. Его голос заставлял, он опутывал мысли и ломал волю. Хотелось согласиться и забыться.
   - Нет, - Лана очнулась.
   - Не смей больше произносить это слово, смертная, - Сим сдавил челюсть девушки, оставляя на ее нежной коже синяки.
   - Больно, - пискнула она и вцепилась в его руку, пытаясь освободиться.
   - Больно? - вампир улыбнулся, усиливая хватку. - Ты еще не знаешь, что такое Боль. Не заставляй меня применять силу.
   Девушка дернулась. Извернулась и запустила пальцы в волосы мужчины. Ее руки, такие слабые, пытались причинить ему вред. Вампир, раздосадованный яростным сопротивлением, перехватил девушку за горло и слегка надавил. Лана начала хрипеть и задыхаться, но в ее глазах он не увидел покорности. На последнем вздохе пальцы девушки начали слабеть, она выпустила волосы вампира из плена и из последних сил вцепилась ногтями в его надменное наглое лицо, стараясь достать до глаз. Вампир зарычал и оттолкнул буйную смертную от себя на пол.
   "Она, эта ничтожная тварь, пустила ему кровь!". Бешенство застучало в висках. Клыки начали удлиняться, а тело напряглось в предчувствии накатывающееся ярости.
   Лана боялась поднять глаза. Ее обволок холод, словно ледяной ветер ворвался в комнату и растворил в себе все хранимое здесь тепло.
   - Согласна, - Лана не узнала свой голос. Каркающие звуки, что слетели с губ, пугали своей неестественностью. Девушка подняла голову и столкнулась с горящими глазами вампира. Его взгляд полыхал как костер, жег насквозь. Алые борозды на лице уже подернулись новой кожей, заживая на глазах и оставляя на лице мужчины только следы подсыхающей крови. Его губы были плотно сжаты, словно он пытался сдержаться. От чего? Лане показалось, что он не услышал ее.
   - Я согласна, Сим, я согласна, - закричала она, пугаясь своей догадке. - Но я не умею. Возьми ее сам.
   - Сам? - вампир пригнулся, словно готовясь к нападению. - Я привык брать кровь по-другому. Его верхняя губа приподнялась, обнажая клыки.
   - Сим, ты обещал, - взвизгнула девушка.
   Зловещий хохот заполнил пространство, разрывая барабанные перепонки.
   - Ты веришь вампиру, смертная?
   - Да, верю, верю, - кричала Лана, отползая в угол комнаты. Он уже возвышался над девушкой. - Я верю, - вампир наклонился. Лана протянула к нему руку. - Давай сюда шприцы. "Сукин сын".
   Он швырнул сверток ей в лицо и вышел из комнаты. Девушка попыталась встать. Ноги не подчинялись. Она подползла к дивану и с трудом села. Руки тряслись. Она затянула жгут повыше локтя и начала сжимать пальцы в кулак. Руки отказывались слушаться. Лана зубами разорвала упаковку и достала шприц. Перед глазами скакали разноцветные круги, и она не могла рассмотреть вену.
   - Черт, - выругалась девушка. - Черт, черт. Эй. "Ублюдок хренов". Эй, Сим!
   Вампир стоял в дверном проеме, скрестив руки на груди и облокотившись о косяк. На его лице опять была ледяная маска, и лишь правая бровь слегка ползла вверх.
   - Я не могу попасть в вену, - Лана старалась, чтобы ее голос не дрожал.
   Сим медлил. Девушка отложила шприц и с вызовом взглянула на мужчину. Вампир пошел к ней, бубня под нос что-то неразборчивое. Опустился перед ней на одно колено и взял ее руку. Тонкие синие жилки пульсировали под кожей, заставляя его ощущать нестерпимый голод. Тягучая алая жидкость разливалась по ее телу теплом, маня и туманя рассудок. Он крепче затянул жгут, не отрывая взгляда от вен. Девушка застонала. Сладко. Томно. У вампира начала кружиться голова. "Это бред. Это наваждение. Я сыт". Он воткнул иглу. Аромат ее крови ударил в нос. Вампир перестал дышать. Его нога дрожала. Сим схватил Лану за руку, словно пытаясь найти поддержку. "Слабак".
   Один был полон. Мужчина схватил второй. Молниеносно разрезал клыком упаковку и погрузил иглу. Как он хотел вонзиться в нее сам. Желание душило его, не давая мыслить. Сим следил, как кровь наполняет шприц с вожделением зверя. Слюна заполнила рот, он сглотнул. Второй был полон. Он резко выдернул иглу из вены. Маленький фонтанчик брызнул из поврежденной жилки на нежную кожу девушки, и мужчина наклонился к ней ближе, вдыхая сладкий аромат. Челюсти разжались, клыки налились тяжестью. Вдруг он почувствовал бремя. Бесчувственное тело девушки сползло ему на плечо, приближая его губы к заветным каплям. Вампир вздрогнул и отстранился, приводя свои чувства в норму. Он упаковал ценную жидкость и наклонился над Ланой.
   Ее бледное лицо было спокойным и умиротворенным. Правильные черты лица, кожа мягкая, словно бархат. Он провел большим пальцем по ее маленькому носу и губам, потерявшим цвет. Мокрые пряди, разметались ковром, они стали подсыхать и виться. Пшеничное поле волос, спелые колосья, налитые жизнью и ее глаза, как бескрайнее синее небо, манящее ввысь. Женщины его рода были другими. Пушистые темные ресницы девушки затрепетали, и он увидел небо, о котором вспоминал.
   - Через час будь готова, мы идем ужинать, - непонимание промелькнуло легким облаком в ее взгляде. Лишь оно. Ему нравилось, что она не боится. Уголок рта дернулся в подобии улыбки, и он ушел, чтобы вернуться позже.
  
   ***
  
   Лана чувствовала слабость. Сколько он из нее выкачал? Пол литра? Меньше? Какая разница. Она ощущала себя паршиво и выглядела не лучше. Бледность, отдающая синевой, расползлась по ее телу. Девушка стояла обнаженная перед зеркальной дверью шкафа в спальне и изучала себя с пристрастием, свойственным эскулапам. Руки, ноги, голова. Все как у всех. Почему она? Ответа не было. Лана натянула на себя белье, джинсы и водолазку с высоким воротом, полностью скрывающим шею.
   "Как будто это поможет". Она усмехнулась.
   Припудрила синяки на лице, замазала синюшность губ блеском.
   "Прочь из дома. Куда угодно. Пока есть время".
   - Ты уже готова? - поинтересовался ненавистный голос.
   Он был рядом. Девушка обернулась. Стоял за спиной. Красивый. Опасный. И, наверное, опять голодный.
   Лана отвернулась. Ее бледная копия отражалась в полотне зеркала, которое отказывалось показывать его пугающую красоту.
   - Не ищи мое отражение в обычном зеркале, - он подошел ближе и положил свою руку ей на плечо. - Оно не достойно нас, - мужчина резко развернул девушку к себе лицом. Взгляд вампира бегло прошелся по ее фигуре, и разочарование всплыло на его лице, накрывая безразличие. Он отодвинул Лану в сторону и раскрыл ее шкаф. Мужчина долго перебирал вещи и не найдя ничего достойного своего взгляда, захлопнул дверцу, наполняясь раздражением.
   - Мда... люди... поехали.
   Он выволок упирающуюся девушку в подъезд, не дав сменить обувь и накинуть куртку. Впихнул в лифт, затем вытянул на улицу в промозглый холод. У подъезда стояла припаркованная Машина. Девушке показалось кощунством садиться в нее в домашних тапках, и она слабо трепыхнулась, стараясь нырнуть обратно в дом. Вампир, совершенно не обращая внимания на тщетные попытки Ланы вырваться, открыл дверцу и утрамбовал ее на переднее сидение.
   - Как Это называется? - выдавила Лана наслаждаясь мурлыканьем мотора.
   - Какая разница? - вампир нажал педаль газа. Мотор взревел. Лану вжало в кресло. - Главное едет.
   Они ехали быстро. Нет, они мчались. Тонировка на стеклах скрывала дорогу полностью. Как не пыталась Лана разглядеть направление, ей этого не удавалось. Мужчина остановился во дворе особняка, окруженного высокой решеткой и заглушил мотор.
   - Пошли.
   Лана выскользнула из машины, и, шлепая тапочками по мрамору парадной лестницы, обреченно побрела за вампиром.
   Огромная дверь распахнулась перед ними, словно их поджидали. Вышколенный персонал застыл в поклоне, приглашая гостей. Лана сконфузилась и замерла на пороге. Вампир уже не скрывая раздражения, грубо толкнул ее в спину и девушка полетела прямо в руки тех, кто ждал внутри.
   - Чего желает господин? - юноша с выраженной метросексуальностью подошел к мужчине и заискивающе склонил голову.
   - Подобрать гардероб, привести в надлежащий вид. Срок - пол часа.
   Юноша перевел взгляд на Лану и покачал головой.
   - Но господин...
   - Час, - отрезал Масимо. - Она должна быть через час в моей машине. Ллор, потрудись оформить ее так, чтобы мне не было стыдно стоять рядом.
   - Да, господин, - юноша склонился в глубоком поклоне, провожая вампира за порог. Как только дверь закрылась, он хлопнул в ладоши, привлекая внимание. - За дело, за дело, у нас мало времени.
  
   ***
  
   Ровно через час Лана стояла во дворе, чувствуя себя Новогодним подарком, завернутым в дорогую обертку. Ее тело дышало, волосы, казалось, обрели новую жизнь и струились шелковым водопадом по спине. Она не знала раньше, как ей идет алый цвет. Она не могла предполагать, что соболиный мех так раскошен. Ей никогда раньше не доводилось даже примерить те вещи, что сейчас были одеты на ней. Пальцы, шею, мочки ушей жгло и тянуло. Носить драгоценности таких размеров просто неприлично. Каждый сантиметр тела радовался переменам, нежданно свалившимся на них, а сама девушка в душе вопила от возмущения. Она чувствовала себя вещью. Его вещью, которую он пока ценил.
   Вампир вышел из машины.
   "Какая честь, засранец".
   Его губы расплылись в довольной улыбке.
   - Сойдет, - бросил он Ллору, стоявшему поодаль и ловящему каждый его вздох.
   Лана злобно зыркнула из-под густо накрашенных ресниц на циничную тварь, коей и являлся ее спутник и села в машину.
   - Я чувствую себя эскимо на палочке, - буркнула девушка.
   - В точку, - Сим сорвал машину с места.
   - Разольешь меня по бокалам и подашь друзьям на закуску?
   Вампир не ответил.
   Они подъехали к высокому зданию без вывески. Машина нырнула на подземную парковку. Она опять не знала где они, и этот факт заставлял сердце замирать в дурном предчувствии.
   Вампир вышел из машины и галантно открыл ее дверь, протягивая руку. Лана помедлила, издеваясь, но приняла ее.
   "Бежать некуда. В таком прикиде прибьют за первым же углом, если я туда успею от него сбежать".
   Уже с порога пахло роскошью. Они спустились на лифте вниз.
   "Черт, под землю тащит, упырь".
   Золоченые массивные двери распахнули расторопные швейцары. Это был ресторан. Закрытое заведение для избранных тварей, подобных тому, что сейчас шел рядом и чувствовал себя королем мира. Играла живая музыка. Пел юноша с голосом бога. Старинные незнакомые мелодии проникали в сердце, оставляя неизгладимый след. Лана остановилась и заслушалась.
   Холодные пальцы сжали ее кисть, напоминая ей ее место. Вампир вел ее в центр залы. Лана поежилась. Ей хотелось забиться в самый дальний уголок и продолжать наслаждаться пением. Их усадили в мягкие кресла и подали приборы.
   Девушка огляделась. В глубине залы сидела женщина. Прекрасная и гордая, она казалась еще более холодной, чем тот, кто невозмутимо расселся напротив нее. Остальные столики были пусты. Лана уставилась на свои руки, и принялась рассматривать кольца, усыпавшие ее пальцы. Подошел официант. Вампир заговорил с ним на незнакомом языке. Тот выслушал, поклонился и удалился прочь.
   Лана заерзала. Она чувствовала на себе взгляд. Спина предательски взмокла. Девушка обернулась. Женщина пристально смотрела на нее. Она пожирала ее глазами.
   - Сим, - голос дрогнул. Вампир поднял на нее глаза. - Зачем все это?
   Он опять не ответил.
   Пришел официант. Поставил на стол красное вино, фрукты. Принесли дичь.
   - Куропатка, госпожа, - молвил он и выжидающе уставился на вампира.
   - Мне как обычно и побыстрее, - отмахнулся от официанта вампир. Он взял бокал, наполнил его рубиновым напитком и поднес к лицу, вдыхая аромат. - Да, это ей подойдет. - Он протянул бокал девушке. - Выпей.
   Лана приняла вино и тоже склонилась над бокалом. Запах был удивительным, нежно-терпким, сладким, возбуждающим.
   - Раньше вином любили травить неугодных, - она медлила, боясь пить.
   Вампир усмехнулся.
   - Ты угодна, пей, тебе нужно восстановить потерянное.
   - Какое участие, - Лана сверлила мужчину взглядом.
   - Пей, я сказал, - практически рявкнул Сим.
   Девушка не стала спорить и пригубила напиток. Вино было потрясающим. Лана не могла оторваться. Глоток за глотком она смаковала его, упиваясь вкусом. Когда бокал опустел, девушка поставила его на стол и вожделенно уставилась на початую бутылку.
   Вампир улыбался. Нет, он скалился, издевался, наслаждался своим превосходством, так она только что вином.
   Вернулся официант и наполнил ее тарелку дичью. Вино обострило чувства девушки. Она вдыхала аромат специй и мяса и готова была проглотить всю птицу целиком.
   Когда она ела, вампир молчал. Умяв последний кусочек, Лана перевела взгляд на него.
   - Я чуть не подавилась под твоим взглядом. Ты так и будешь смотреть, как я ем?
   - Мне готовят, - мужчина налил ей еще вина.
   - Младенца под белым соусом? - превосходная еда придала храбрости, а вино развязало язык.
   - Почти, - он невозмутимо смотрел на нее. Кто бы мог подумать, что такие, как он, бывают на самом деле.
   Официант возник снова. Он поставил перед вампиром розетку с мороженным. Вслед за ним потянулась вереница тел. Молоденькие девушки, почти дети, стояли возле него, опустив глаза, словно агнцы перед закланьем. Четыре маленьких тела, обреченные и покорные. Руки Ланы похолодели.
   Вампир осмотрел девочек и, выбрав одну, поманил к себе. Та безропотно подошла и села к нему на колени.
   - Господин, прими мою кровь, дай мне счастье поить тебя, - молвило эфемерное существо и спустило шелк тонкого платья с плеч, обнажая шею и нежную подростковую грудь.
   Лане не верилось в то, что она видит. Вампир запрокинул девочке голову и наклонился к шее. Его глаза потемнели, губы скривились в оскале и он, вдохнув запах юного тела, впился клыками в тонкую шею. Девочка застонала, и обвила его шею руками. Ее тело извивалось, она льнула к нему словно кошка. Ее соски затвердели, она хотела, желала быть жертвой. Сим пил медленно, Лана видела, как двигался его кадык в такт дрожащему тельцу, он забирал жизнь неторопливо, словно прогуливался по набережной в утренний час.
   - Меня сейчас стошнит, - выкрикнула Лана и вскочила из-за стола.
   Девочки, чья очередь не настала, подняли на нее испуганные глаза, полные непонимания, и шарахнулись в сторону. Официант застыл в безучастии.
   Вампир оторвался от жертвы. Капли крови стекали с его клыков на белую скатерть, оставляя алые кляксы. Девочка снова застонала в его объятьях и выгнулась, подставляя шею для нового укуса.
   - Ублюдок, - Лану трясло.
   Вампир сбросил девочку на пол. Та, ослабевшая, но живая, вцепилась в его ногу и зашептала:
   - Господин, простите, я не доставила вам полного упоения, простите, господин.
   - Уберите ее, - мужчина оттолкнул девочку ногой. Слезы катились градом у нее по лицу, но она не произнесла больше не звука.
   - Сядь, - приказал Лане вампир. - Только что ты ела милую пташку, наслаждаясь ее мясом. Ты такая же хищница, как и я, только дичь разная.
   Девушка села и положила руки на колени. Те предательски дрожали, отстукивая шпильками по паркету чечетку.
   - Пожалуйста, - она умоляюще взглянула на мужчину. - Пожалуйста, не надо. Я не могу на это смотреть. - В ее глазах стояли слезы.
   - Не реви, красота поплывет, - улыбнулся вампир и вытер губы салфеткой. - Принеси мне бокал, да побольше, - обратился он к официанту и добавил что-то еще на незнакомом языке. Полуживую девочку увели. А те трое остались стоять, ожидая своей участи в благоговейном трепете, от которого Лане стало еще хуже, чем от трапезы вампира.
   Принесли бокал и нож. Тонкий, острый, словно бритва.
   - Твою мать, Сим, - тошнота снова подступила к горлу.
   - Не зли меня, я и так меняю свои привычки на глазах у кучки сброда, - вампир тяжело дышал. Его ноздри раздувались, а лицо перекосила гримаса ярости.
   Он подозвал следующую жертву и вложил кинжал в ее протянутую руку.
   - Господин, умоляю, возьми меня сам, - горе, что отпечаталось на лице девочки, переполнило его чашу терпения. - Все претензии к ней, - вампир кивнул в сторону Ланы, и та съежилась под ненавидящим взглядом девочки. - Официант взял бокал и подставил под запястье жертвы. Металл прошелся по коже, и кровь хлынула в сосуд.
   - Достаточно, - вампир принял бокал из рук официанта и отослал всех прочь. - Что ж, Лана, давай выпьем за знакомство. Чин-чин.
   Девушка на автомате подняла свой бокал. Звон хрусталя врезался в мозг раскаленной стрелой. Он пригубил свой напиток, и закусил кусочком мороженного.
   - Ммм... ванильное прекрасно оттеняет вкус крови, - он жмурился от удовольствия словно кот. - Хочешь попробовать?
   Лана сглотнула.
   - Мне нужно в туалет, - и бросилась прочь.
   Она закрылась в кабинке. Сидела долго, пока в дверцу не постучали.
   - Госпожа, с Вами все в порядке? - раздался тоненький девичий голосок.
   Лана обхватила голову руками.
   - Нет, я в полном дерьме, убирайся, - крикнула она и сжала голову сильнее.
   - Не заставляйте его ждать, госпожа.
   - Иначе что?
   Ответа не последовало.
   Девушка встала и резко распахнула дверь. Девочка испуганно на нее посмотрела и вышмыгнула прочь. Лана подошла к зеркалу. Нет, это было не зеркало, серебристый металл, отполированный до зеркального блеска. На нее смотрела незнакомая красивая девушка. Лана ее не знала.
  
   ***
  
   Он не появлялся несколько дней, и Лана жила вечерами в ежесекундном ожидании. Она молила солнце подождать, но оно каждый день неуклонно клонилось к закату. В среду утром девушка решилась. Пошла к начальству и выбила себе три недели отпуска. Ушла с работы рано. Позвонила давней подруге. Та с радостью согласилась принять временно бездомную у себя.
   Лана собрала вещи. Руки жадно тянулись упаковать то, что стояло в дальнем углу. Горы великолепной одежды, белья из тончайшего шелка, ворох нежного кашемира, блеск вечерних нарядов. Но девушка сдержалась. Она погладила напоследок соболиное манто и шубку из белой норки, и направилась к двери. Было еще светло. Она забросила сумку на заднее сидение и села в машину. Дорога была дальней. Другой конец города. Неприметный дворик, обычная хрущевка. Машину оставила на стоянке, подальше от дома подруги.
   Иркин супруг отчалил на моря, греть жирное пузо на солнце, поэтому та готова была терпеть Лану в течение недели, а дальше как получится. Девушки мирно чаевничали и коротали вечер у телевизора, когда в дверь позвонили. Лана напряглась по привычке, но Ира, сетуя на задержавшуюся массажистку, упорхнула открывать дверь, пообещав Лане поделиться первоклассным мастером.
   - Проходите, проходите, - услышала девушка голос подруги из коридора. - Она действительно у меня. Лана, дорогуша, где ты прятала такой экземпляр?
   Сердце девушки замерло. Сим прошел в комнату и огляделся. Он сунул бутылку вина в руки Иры и та, защебетав глупости, понеслась на кухню.
   - Теперь двери этой квартиры для меня не помеха, Лана, - вместо приветствия произнес вампир и уселся в кресло. - Меня пригласили.
   Ира выкатила барный столик и выставила бокалы. Сим встал, разлил вино, подал женщинам бокалы и вернулся в кресло.
   - Лана, детка, иди ко мне, вампир похлопал себя по коленке. Девушка, молча, встала, подошла и села на подлокотник кресла. Мужчина ловко подхватил ее на руки и усадил к себе на колени.
   - Она у меня скромница, - вампир по-хозяйски обнял девушку, прижимая ближе к себе. Лана всхлипнула.
   - Подруга, ты чего? - Ира смотрела на девушку изумленными глазами.
   - От радости, - Лана замерла, боясь пошевелиться.
   - Давно не виделись, соскучилась. Правда, дорогая? - вампир наклонился к Лане и потерся о ее лицо холодной щекой.
   "Голоден".
   - Выпей, это твое любимое, - Сим улыбнулся и ослабил объятия.
   - Боже, Ланочка, твой мужчина убийственно хорош, - не выдержала Ира, рвущийся наружу комплимент.
   - Убийственно - подчеркнуть, - прошептала девушка и залпом выпила вино.
   - Как Вас зовут? - продолжала Ира светскую беседу, совершенно не замечая взглядов, которыми обменивались ее гости.
   - Максим, - ответил вампир, не сводя с Ланы глаз. - Наша красотка склонна к постоянству.
   Теперь Лана поняла, что обречена видеть его тогда, когда он захочет.
  
   ***
  
   Каникулы у подруги продлевать было бессмысленно и опасно для здоровья гостеприимной хозяйки, поэтому, Лана, поджав хвост, убралась восвояси. Утром ее разбудил телефонный звонок. Иринка хотела знать все. Когда? Как? Где? Черноволосый красавец свел ее с ума, покорил и занял все ее мысли.
   - Я не спала всю ночь, Ланочка, прости, но скажу честно, мечтала о твоем Максиме, - тараторила подруга. - Он великолепен. Такой, такой... ой, как вспоминаю, сердце замирает.
   Лана призадумалась. Вампир действительно красив, но почему она не чувствовала той лихорадки, что занимала умы других?
   Отложив на потом думы о тяжком, девушка наскоро сочинила романтическую чушь о знакомстве с мужчиной-мечтой. Разбавив, для разнообразия, повествование подробностями интимного характера, чтобы на время заглушить любопытство подруги, Лана оставила Ирину в ее мечтах и вернулась в мрачную реальность собственной жизни.
   Зазвонил сотовый. Номер не определился.
   - Да.
   - Доброе утро, - она уже давно перестала удивляться. - Я вчера забыл сказать тебе одну важную вещь.
   Лана сжала трубку, костяшки пальцев побелели. Ей хотелось высказать ему, все, что она думает на его счет. По телефону проще. Сейчас она не видит его глаз.
   "Может рискнуть?"
   - Решишь сбежать - твоя подруга умрет, - коротко и ясно. Голос спокойный, даже слегка мягкий.
   - Ответь, почему я не сомневалась, что ты это скажешь?
   - Ты умная, - в телефоне раздались гудки.
   ***
  
   Выпал снег. Он накрыл девственной белизной заснувшую землю, скрывая безобразие изуродованного тела города под мягкими пушистыми сугробами. Дышать стало легче. Захотелось жить, пока еще имелась такая возможность. Лана запустила остановившиеся часы. Она устала ждать. Неизбежность придет, когда посчитает нужным. Девушка надела лучшее и самое откровенное, вызвала такси и направилась в клуб.
   Он видел, как она уходит и решил отпустить. Последнее время вампир избегал ее общества. Он много думал, искал, рассчитывал. Части головоломки неуклонно складывались в четкую картину. Наступал момент истины, который он откладывал в дальний ящик день ото дня. У него есть бесконечность, но не все может существовать вечно. Он брел по ночной улице, не обращая внимания на жажду. Толпы пищи довольно приличного качества разгуливали в доступной близости, но аппетит отступил. Все его существо заполняла новая страсть, несбыточное желание обладать тем, что запретно, приводило его в состояние исступления. Чувства, спящие в нем тысячелетие, проснулись. Ему захотелось быть тем, кем он являлся и иметь то, что он действительно хотел. У людей это называется жизнью.
   Неоновый свет, музыка, знакомые и незнакомые лица, пьяное веселье, табачный смрад туалета. Еще один глоток коктейля, и парень, что сидит напротив, уже кажется вполне привлекательным. Тот, на ком повисла пьяная брюнетка с силиконовой грудью, смутно напоминает его. Высокий, складный. Такие же черные волосы.
   - Бармен, еще одну Pink Lady.
   Мужчина обернулся. "Действительно, только смутно. Но таких больше нет. Зато есть люди. Много обычных приятных и не очень людей, с ними хочется знакомиться, общаться, заниматься сексом. Потому что они люди. И я тоже человек. Обычный. Женщина. Не хуже той брюнетки".
   Лана отлепилась от барной стойки и пошла. Она чувствовала на себе его взгляд, утопающий в откровенном декольте, ласкающий обнаженную спину, заставляющий чувствовать себя живой, теплой и раскованной. Его ладонь горячая, она обжигает, кровь бурлит по венам, становится жарко. Его губы мягкие, сладковатый привкус дорогого вина, поцелуй кружит голову, он умеет целовать женщину. Приятный шепот в губы, еще порция ласки, и Лана получила то, что желала.
   Было далеко за полночь, когда парочка выскользнула из шума вечеринки и нырнула в теплое такси. Уют мягкого заднего сидения располагал к близости. Мужчина не хотел ждать, его пьянил аромат и вкус этой женщины, которая сделала свой выбор и теперь с наслаждением отдавалась его рукам. Он с радостью даст ей то, что она ищет. Он жадно впился в ее губы, рука скользнула под тонкую ткань платья, когда скрежет металла ударил по ушам, и его отбросило на спинку переднего пассажирского сидения.
   Лана только успела коротко вскрикнуть. Она ударилась о дверь, и голова сильно закружилась, но сознание осталось при ней. Мужчина, что дарил ей жаркий поцелуй, вылетел в лобовое стекло. Таксист хрипел и стонал, он всем телом навалился на руль.
   - Помогите! - завопила Лана и начала биться в закрытую дверь, пытаясь выбраться из покореженного автомобиля.
   Поднявшийся ветер кружил снег, застилая дорогу и вбивая холод в салон машины. Дверь не поддавалась. Лана с остервенением, нахлынувшим вместе с адреналиновой волной, изо всех сил ударила плечом в боковое стекло. Пошла трещина, но тонкая защита устояла. Вдруг машину потянуло в бок, противно завизжал металл, начали рваться крепления, дверь с ее стороны была вырвана "с мясом" и отброшена в сторону, словно смятая пачка сигарет.
   Сильные руки схватили ее и выволокли из машины. Лана подняла голову и встретилась с разъяренными пылающими кострищами его глаз. Холод ветра растрепал волосы, и снег сединой осыпал черные пряди. Вампир оторвал девушку от земли, притянул ее к своему лицу. Губы, налитые кровью, медленно расползлись в ядовитой усмешке, обнажая лезвия клыков. Он с силой вдохнул, лицо перекосила гримаса отвращения.
   - Помогите, - прошептала ему в лицо девушка, цепенея от ужаса. Его клыки почти касались ее губ. Вампир еще раз втянул в себя воздух и отшвырнул ее в сторону. Лана плашмя рухнула на обочину. Небольшой сугроб смягчил падение, но плечо все равно заныло тупой болью. Сим развернулся и скрылся за капотом. Уже через секунду он стоял перед девушкой, держа за горло на вытянутой руке тело ее несостоявшегося любовника, словно тряпичную куклу. Мужчина слабо трепыхнулся и обмяк в железной хватке чудовища.
   - Не надо, - Лана попыталась приподняться, но снова рухнула в снег.
   - Это... ты считаешь хорошим выбором? - вампир развернул мужчину к себе лицом и презрительно прищурился. - От него разит гонореей за версту. Тщательнее выбирай себе самцов для случки.
   - Не твое дело, - остатки гордости помогли, Лана собралась и медленно встала на ноги.
   Она не успела. Вампир был слишком быстрым. Он размахнулся и впечатал лицо жертвы в асфальт. Мерзко чавкнуло. Кровавое пятно начало расползаться, под тем, что недавно было головой. Лана открыла рот. Она пыталась закричать. Может, кричала, но уже не слышала себя. Она видела только разливающуюся кровь, еще теплую. Едва уловимое облачко пара стояло над телом. Но оно исчезало, уносимое ветром, таяло под водопадом холодных снежинок, которые сыпали и сыпали с неба нескончаемым ледяным потоком.
   - Такова моя воля, - вампир уже был рядом с девушкой. Он схватил ее за плечи и встряхнул. Стеклянные глаза Ланы смотрели мимо него, она не реагировала. Вампир слегка ударил девушку по лицу. Голова дернулась, но она молчала, продолжая смотреть вдаль расширенными зрачками. Растерянность слегка тронула существо, задела тонкую струну, которая издала лишь слабый звук, от которого у него заложило уши. Он подхватил Лану на руки. Вихрь закружил вокруг вампира, он исчез, унося девушку подальше от кошмара, который сам и создал.
  
   ***
  
   Темнота. Иногда приглушенный свет прорывается сквозь глазницы окон, лишь слегка разбавляя сумрачность комнаты. Где-то слышатся голоса: приглушенные, далекие и незнакомые. Кто-то трогает ее тело, заливает в рот какую-то жидкость. Она не чувствует ее вкуса. Боль: едва ощутимая, словно жало пчелы, и по телу разливается истома. Глаза тяжелеют и снова темнота. И так длится вечно, время бежит по замкнутому кругу, наполненному лишь мраком и кошмарами. Где же свет?
   - Лана, - касается ее души голос. - Ла-на, - он зовет ее, вытягивает из тягучего Ничто. Он гладит нежно и настойчиво. Хочется ответить.
   Девушка улыбнулась и открыла глаза. Красивый мужчина склонился над ней и внимательно разглядывал. Когда их взгляды встретились, он явно испытал облегчение, пусть и едва уловимое. Лана улыбнулась шире, он ответил. Ощущая холод податливого шелка, она смяла пальцами простынь. Затем еще и еще. Он продолжал пожирать ее глазами. Его взгляд блуждал по ее телу, а затем он протянул руку и дотронулся до пряди светлых волос. Когда ее локон скользил меж тонких пальцев мужчины, девушка, наконец, почувствовала, как ее острые ноготки впиваются в ладонь. Она слегка прикусила губу, сдерживая крик, но слабый стон все же слетел с ее губ. Он был словно пьяный, его даже слегка шатало. Вампир замер, устремив взгляд на ее губы, а затем наклонился ближе и вдохнул ее запах. Непонимание скользнуло по его лицу. Девушка поняла, что запаздывает и выбросила руку в лицо вампира. Звонкая пощечина произвела нужный эффект.
   - Ты ненавидишь, - констатировал Сим. Он уже стоял напротив двери, повернувшись к девушке спиной.
   - Хм...какой догадливый, - проскрипела Лана, не узнавая свой голос. - Ты, - выкрикнула она, ставя голос. - Ты мерзкая тварь... и ею останешься.
   Мужчина резко открыл дверь.
   - Ллор, она вернулась, - сказал он в темноту коридора и вышел прочь.
  
   ***
  
   - Масимо, зачем тебе все это? - красивая, но надменная брюнетка сидела в глубоком кресле напротив вампира и печально качала головой. - В своем невежестве люди смешны. Они истребили весь род Читающих по крови еще во времена Инквизиции, сделав нам большое одолжение, а за одно и твой неудачный эксперимент с Обращенными.
   - Ты не понимаешь меня, Энэльда, - вампир прикрыл ладонью глаза и задумался. - Никто не понимает, - после затянувшейся паузы молвил он.
   - Ты не сможешь ее обратить, - женщина нервно одернула смявшееся платье. - Урок с безумными ордами алчущих крови уродов, выведенных тобой из людского рода не пошел на пользу? Реки нашей крови, пролитые из-за таких, как эта девчонка не утолили жажду твоих познаний? Та крупица Иных, что осталась в ней не стоит твоего внимания. Просто убей и все. Ведь это так просто.
   - Просто? - вампир снова задумался.
   - Тогда оставь ее, - тихо сказала вампирша, подавляя в себе нахлынувшую ярость. - Вернись в Клан, прими корону и властвуй с моей сестрой. Что тебе еще нужно, Старший?
   - Пусть Радэна наслаждается всем этим в одиночку, - отмахнулся от посулов Масимо. - Я дал ей все то, что она желала в обмен на одно: "Никогда больше ее не видеть". Но этой змее мало. Недоступное желаннее всего, не находишь Эльда? А для меня видеть одни и те же рожи на протяжении веков невыносимо.
   - Хм, - фыркнула женщина. - Мужчины всегда все портят.
   - А женщины усложняют, - вампир хотел закончить этот неприятный разговор.
   - Наслаждайся своей игрушкой, Старший, - женщина встала. - Наши с тобой узы, единственно вызывают у меня уважение и еще сочувствие. Я умолчу о тебе перед сестрой сколько это будет возможно. Она не вернет тебя себе - вижу. Но Камарилла,1 рано или поздно призовет к ответу. Помни об этом. Многие до сих пор винят именно тебя в том, что Саббат2 существует.
   Вампир подошел в женщине и обнял ее.
   - Помню, сестра, - тихо сказал он и пригладил ее блестящие волосы. - Я оставлю ее, обещаю, когда настанет время.
  
   ***
  
   Лана упала на огромную кровать и спрятала лицо в ворохе шелковых простыней. Ее переполняла ярость, она, пойманная в клетку, не может выпорхнуть прочь, умчаться от навязчивого кошмара, который ворвался в ее жизнь и не пускает на волю. Она жалкая и ничтожная в своем гневе, она - вещь. Угрозы, крики, плачь - не помогали. Ее не слышат, и, наверное, не услышат никогда.
   Девушка подняла голову, почувствовав присутствие. Он стоял у изголовья постели и созерцал ее бессилие. По-домашнему небрежно завернувшись в шелк халата, он наслаждался своей властью. Захотелось снова ударить его бесчувственное красивое лицо. Пустить кровь, стереть ненавистное надменное выражение, которое всегда вырисовывалось на его наглой морде.
   - Ненавижу, - сквозь зубы прошипела она и отвернулась от вампира.
   - Покажешь насколько сильно? - вампир резко развернул ее лицом к себе и вжал в перину.
   Почувствовав на себе тяжесть мужского тела, Лана неистово забилась. Его длинные волосы щекотали лицо, а едва теплая рука жгла запястья, которые тот ловко перехвалил и зажал над ее головой, защищая себя от ударов.
   - Посмотри на меня, - приказал вампир.
   - Нет, - Лана задыхалась от его запаха, кружившего голову. - Нет, нет.
   Он схватил ее за подбородок и жадно впился в нежные губы. Девушка вырвалась и закричала. Второй крик утонул в глубоком настойчивом поцелуе. Она не ответила. Лишь услышала и почувствовала, как рвется на ней сорочка и тонкое кружево трусиков. На миг вампир отпустил ее, срывая с себя халат. Лана уперлась ладонями в его грудь и попыталась оттолкнуть.
   "Гранитная плита... на моей могиле".
   Вампир хищно улыбнулся и раздвинул коленом ее судорожно сжатые ноги. Девушка снова закричала, срывая голос. Все ее тело окаменело, сжалось в комок, замерзло. Одинокая слезинка скатилась по щеке.
   - Мне страшно, - прошептала она, чувствуя, как его клык слегка царапает ее нижнюю губу.
   - Мне тоже, - выдохнул вампир и коснулся ее дрожащих губ своими. Едва уловимо, нежно. Он обнял ее и приподнял, усаживая к себе на бедра. Его не слишком теплые руки скользнули по шее, затем по спине, рождая жар в теле девушки. Лана перестала дрожать. Девушка положила свои руки на плечи вампиру, ощущая кончиками пальцев ту каплю тепла, что была у него внутри и заглянула в его глаза.
   Когда он снова поцеловал ее, она уже не сопротивлялась.
   Он брал ее много, долго, неистово, наслаждаясь каждой секундой. Жажда ее крови сменилась новым нестерпимым желанием обладать. Он уходил, но ненадолго. Ел и снова возвращался. Она стала для него наркотиком. С каждой новой дозой хотелось еще, больше, дольше. Ее тепло порождало в нем волны нежности, накрывавшие его с головой. Ее робкое желание разрасталось под его руками и губами в вулкан, бурлящий огненной лавой. Оно затапливало его, плавило и переваривало, а затем выплевывало в ледяную реальность ночи. Его страсть - Охота, блекла перед новым влечением. Он тонул в ворохе пшеничных волос и улетал в небо ее голубых глаз.
   Она попросила, и он вернул ее в привычный мир. Ждала его каждую ночь, и он приходил. Отдавала себя, и он брал без остатка, все до капли. Но даже этого ему стало мало. Он чувствовал тот запах, что источала его смертная женщина, но хотел ощущать другой. Тот, который вампир чувствовал от иных смертных и бессмертных, которым они одаривали своих партнеров. Тот, что ему был до сих пор неведом.
  
   ***
  
   - Твои руки сегодня очень холодны, - прошептала вампиру Лана, устраивая свою голову у него на плече. - Мм... Голоден?
   "Хм... Ее голос дрогнул. И так будет всегда".
   - Я мерзкая тварь... таким и останусь, - вздохнул Сим и провел рукой по пшеничным волосам девушки. Она не ответила. Просто молчала.
   - Будущее... что ты о нем думаешь? ... И обо мне? - спросил вампир. Он не хотел видеть ее глаз. Не хотел читать в них правду, а слышать сладкую ложь.
   - Я думаю, - девушка прижалась к его груди и запустила руку под одеяло. - Что ты лучший любовник во всем мире, а будущее не про меня.
   "Действительно не про тебя".
   Вампир перехватил руку Ланы и привстал на локтях.
   - Та тварь, о которой ты мне твердила раньше, никуда не делась, женщина, - вампир оттолкнул девушку и спустил ноги на пол. - Я не живу, лишь влачусь по времени.
   - Постой, ты куда? - она снова прильнула к нему, лаская его спину.
   - Тебе не приятна тема нашего разговора? - Сим напрягся, наконец, окончательно решив.
   - По-моему это тебе она неприятна, - Лана отстранилась.
   - Ты лжешь, - рявкнул вампир. - От тебя несет ложью и это бесит.
   - Ты тот, кто есть, я с этим смирилась, - тихо прошептала девушка и легла, отвернувшись от мужчины.
   - Сможешь ли ты смириться с этим? - Сим отрастил коготь и полоснул себя по запястью. Темная тягучая кровь начала капать на пол. Еще секунду колебавшись, вампир медлил, но затем развернулся к девушке и прижал свою окровавленную руку к ее губам. Она вскрикнула. Сладковато-соленые капли потекли в рот. Лана рефлекторно сглотнула. Затем вцепилась в руку вампира и начала жадно пить. С каждым глотком на нее накатывалась новая волна образов, чувств и картинок. Калейдоскоп долгой жизни каруселью кружил у нее в голове. Она пила и кричала. Кричала так, что воздух дрожал от страха. Когда мужчина вырвал свою руку из дрожащих пальцев девушки, та упала навзничь. Ее глаза закатились, а тело начало бить в мощных судорогах. Она не прекращала кричать, лишь иногда переходила на всхлипы, а затем снова оглушала стены нечеловеческими воплями.
   Вампир, обхватив голову руками, медленно раскачивался из стороны в сторону. Читающая по крови сейчас видела всю его прожитую жизнь. Ощущала, как он горел азартом Охоты; как он убивал и утолял жажду; как предавался наслаждению, когда вырезал человеческий скот сотнями в порыве ярости; как превращал людей в отродья Тьмы и затем, услаждая бешенство, уничтожал своих жалких детей. И еще она видела, как он преследовал ее род, жестоко калеча, убивая, разрывая в клочья, орошая их кровью Алтари Камариллы. Как пресытившись всем, гнушался своего Клана и сеял анархию, уподобляясь людям в худшем. Читающая по крови видела все!
   Когда он уходил, она опять молчала. Липкий, мерзкий запах ее страха забился в каждую пору, каждую клеточку его тела. Слезы не прекращали литься из ее прекрасных глаз ни на секунду. Либо все, либо ничего, и он выбрал последнее, так и не узнав, как пахнет любовь.
  
   ***
  
   "Сегодня я решилась. Может и банально все это выглядит? Знаю, скажут, еще одна одинокая и сумасшедшая. Знаю, что не могу сказать миру обо всем прямо. Описывать события своей теперь уже жалкой жизни нет смысла. То важное, что было, и надеюсь, еще будет, я не забуду никогда. Но вот, что я чувствую, о чем думаю, записать стоит. Вряд ли я выложу свой дневник на общественный суд. Нет, не буду. Незачем. Пусть висит скрытой страницей. Только для меня. Не могу писать на бумаге. Слишком опасно для ранимой психики близких..."
  
   - Радость моя, ты меня окончательно променяла на виртуальность?
   Лана вздрогнула. Услышав приближающиеся шаркающие шаги, быстро сохранила текст, закрыла страницу ЖЖ и захлопнула ноутбук.
   - Уже иду, Максик, уже иду.
   Обиженная моська Максима Берова показалась из проема двери. Парень недвусмысленно почесал промежность и поманил Лану за собой. Стоило радоваться, но почему-то Лане вдруг захотелось послать его к чертям собачьим и снова погрузиться в свои мысли. Но, как всегда, пришлось отодвинуть тайные желания на задний план и мило улыбнуться Максу.
   - Котя, ты же знаешь, нам нужно быть аккуратнее. Срок слишком маленький, - промурлыкала девушка, поглаживая совсем еще плоский живот.
   - Что-то я не припомню, чтобы врач утверждал это категорично, милаш. Мы будем медленно и печально. Иди же в постель, наконец, - слегка раздраженно высказался Беров и скрылся из виду.
   Лана тяжело вздохнула и поплелась следом.
   "Супружеский долг обязывает, госпожа Берова".
  
   ***
  
   "Ведь я его любила. Сильно. До умопомрачения. До отчаянья. И вот он вернулся. Неожиданно и вовремя, спасая меня от полного и бесповоротного сумасшествия. Сразу же не отходя от порога, всучил букет этих ненавистных белых роз и предложил выйти за него замуж. Мечта идиотки сбылась! Но почему я в это время думала, что его букет лишь бледная копия другого, который умер в моей прихожей, так и не порадовав меня своим великолепием?"
  
   ***
  
   - Твою мать, - завопил Макс, зажимая порезанный палец. - О, женщина, я не создан для кухни. Заканчивай сама. Вот же дерьмо.
   Лана бросилась к мужу с полотенцем.
   - Давай сюда руку, я посмотрю.
   Когда она увидела кровь, что-то щелкнуло у нее в голове. Словно предохранитель сгорел. Наблюдая за набухающими каплями, Лана, словно завороженная, застыла. Холодок пробежался по всему телу, заставляя задрожать и припасть губами к ранке на большом пальце.
   - О, детка, тебя возбуждает вид крови? - Максим слегка опешил, но не сопротивлялся.
   Лана жадно обсосала капли, подняла затуманенный взгляд на мужа и, хватая воздух ртом, шарахнулась в стене. Ноги подкосились, и женщина медленно сползла на пол.
   - Ты чего? - Беров смотрел на жену, даже не пытаясь ей помочь.
  
   ***
  
   "Меня нужно изолировать от общества. Я монстр! Боже, что со мной? Этого не может быть! Я думала, то был первый и единственный раз. Думала, он мне внушил. Ведь он многое может. Но, то, что произошло недавно, привело меня в состояние буйного помешательства. Я узнала мысли мужа. И мне они не понравились. Меня затопило его раздражение. Облепило, не давало дышать. Что я такое? Вчера я полночи просидела над спящим Максом с ножом в руке. Мне хотелось знать больше. Я чудовище!"
  
  
  
   ****
  
   - Ты как, подруга? Когда рожать? - тараторила Ирка в трубку телефона.
   - Уже завтра ложусь, - Лана тяжело опустилась в кресло, придерживая огромный живот.
   Все, врачи и знакомые, уверяли ее, что живот вполне аккуратный, можно даже сказать неестественно миниатюрный. И лишь ей одной казалось, что она таскает в себе тонну-другую кирпичей.
   - Как Макс? Готов стать папочкой?
   - Он, думаю, никогда не будет готов, Ирусь.
   - Откуда такой пессимизм? - возмутилась Ирка. - Я видела его недавно. Довольный ходит, выглядит счастливым.
   - Уверена, это не моя заслуга, - равнодушно высказалась Лана. - Давай не будем о нем. Скажи лучше, как ты сама?
   - А что я? Врачи говорят - несовместимость у нас. Муж уверен, что все в порядке. А я думаю, пора заняться запасным составом.
   - Подбирай хотя бы издали похожего на Валерку, - ухмыльнулась Лана.
   - Не дура вроде, сама знаю. Ой, кстати, помнишь Надьку, ну ту, которая в газете редактором пашет?
   - Ну, помню.
   - Ужас-то какой, Ланочка. Дочька ее красавица...
   - Что случилось? - нехорошее предчувствие заползало в сердце.
   - Да ну, тебе ж нельзя нервничать. Буду еще виновницей преждевременных родов.
   - Ира.
   Помолчав, ради никому ни нужного приличия, Ирка вдохновенно продолжила:
   - Напали на нее. Изнасиловали, потом выбросили с шестого этажа.
   - ....
   - Ланочка, ты меня слышишь? - запоздало забеспокоилась Ирка.
   - Да, слышу. Жива?
   - Да, да. Жива. За дерево зацепилась и упала на газон. Если бы об асфальт, то уже бы...
   - Как она? Бедная девочка. Нашли кто ее так?
   - Она в реанимации. Вся переломанная. Крови потеряла немеренно. Травма головы. Не помнит ничего. Кого искать не ясно. Надька в шоке. Я у нее уже неделю пропадаю.
   - Ладно, мне пора собираться, Ирусь. Вот рожу, оклемаюсь, и мы вернемся к этой теме.
   - Ты о чем это сейчас? - удивилась Ирка, но Лана уже повесила трубку.
  
   ***
  
   "Кажется, я счастлива. Наконец-то. Последние несколько месяцев пролетели как один день. Ничто уже не важно. Я не замечаю, как отдаляется муж. Шел бы лесом, так нет же. Ведь я не держу. Забываю, нет, уже забыла, кто я. Сейчас существует лишь он - мой Алесио. Лёшенька. Мой угрюмый, тихий зубастик. Моя жизнь".
  
   ***
  
   - Что-то сын притих, Макс, иди, посмотри, что там у него.
   - Как ты вообще улавливаешь его эмоции? - рыкнул с дивана Беров. - По нему вообще не поймешь, что хочет. Сама иди. Не пойду я к нему.
   - Послушай меня, - начала закипать Лана. - Я готовлю тебе, засранцу, ужин. Подойди к сыну и дай ему смесь.
   - Дура, - едва слышно буркнул Беров и поплелся к кроватке.
   Лана замерла на кухне с крышкой от кастрюли в руке, прислушиваясь. Несколько минут стояла напряженная тишина.
   - Вот же паскудный ребенок, - заорал Макс. - Иди сюда, Лана. Немедленно, я сказал.
   Женщина бросилась в спальню.
   - Ребенок в полгода не может как осмысленно и с ненавистью смотреть, - разъяренный муж указывал на Лёшика, сидящего в кроватке.
   Мальчик раскладывал игрушки в стройные ряды, распределяя их по видовым признакам: звери отдельно, геометрические фигурки отдельно, а погремушки прочь из кроватки, как ненужную деталь интерьера. Лёшик периодически посматривал на Берова. Недобро смотрел, и Лана прекрасно понимала, почему.
   - Он швырнул бутылочку мне прямо в лицо. Я к нему больше не подойду, поняла ты меня?
   - Параноик долбанный, - зашипела на мужа Лана и протянула сынишке руки. Тот широко улыбнулся, показывая стройный ряд зубок, и протянул свои маленькие ручонки к самому близкому на земле человеку.
  
   ***
  
   "Сегодня я решилась. Эта фраза меня уже бесит. От себя не убежишь. Это моя природа и она берет свое. Зачем ты открыл ее для меня? Зачем оставил наедине с собой и моим кошмаром? Ты... мерзкая тварь... Таким и останешься. Навсегда."
  
   ***
  
   - Сколько нам сейчас? Год и три? Правильно? - сюсюкала над Алесио Ирка. - Он просто совершенство, Ланочка. Растет на глазах.
   - Ага, - хмыкнула в ответ Лана. - С той периодичностью, с какой ты его видишь, он скоро женится.
   - Ой, да ладно, я ж занята продолжением рода. Каюсь, некогда даже в гости заскочить.
   - Ну и как оно, продолжение?
   - В процессе. В этом вопросе самое интересное место - это процесс. Я решила его продлить. Растянуть удовольствие.
   - Ага, к пенсии решишь, что пора переходить к следующему этапу?
   - Давай без сарказма. Не всем же везет так, как тебе.
   - Да уж повезло, не то слово. Одна отдушина - Лесио.
   - Зачем ты коверкаешь имя ребенку? - Ира усадила Лёшика себе на колени и изучала ребенка с жадностью натуралиста. Мальчик отвечал ей взаимностью.
   - Ностальгия, знаешь ли.
   Ирка оторвалась от изучения малыша и уставилась на Лану с затаенной тревогой.
   - Подруга, ты его не можешь забыть?
   - Таких мужиков трудно выкинуть из головы. Он будет со мной всегда.
   Ирка сочувственно кивнула. А потом, снова взглянув на Лёшика, загадочно улыбнулась сама себе.
   - Так ты поговоришь с Надей? Я действительно могу помочь... вернее надеюсь, что могу, - Лана погладила сынишку по голове. - Знаешь что, не нужно Надьку посвящать. Поговори с Лизой. Она согласится, а вот ее мать может не понять.
   - Я всегда знала, что ты ведьма, Ланка, - Ира соглашалась, но верить отказывалась напрочь.
  
  
   ***
  
   - Я ее четыре месяца уговаривала. Мне медаль за отвагу и терпение давать пора, - тараторила Ирка в трубку. - Мне даже страшно представить, что она обо мне думает.
   - Хм, о тебе? Ты лучше представь, какие у нее мысли обо мне, - парировала Лана, стараясь рулить машиной, говорить с подругой и поглядывать на заднее сидение, где в свойственной ему философской манере в детском кресле восседал сынишка.
   - Сегодня в семь вечера у меня? Успеешь?
   - Не вопрос, скоро буду.
   - Ну, что Лесио, покажем всем, кто мы такие? - Лана широко улыбнулась и посмотрела в зеркало заднего вида. Сын понимающе кивнул и ответил маме загадочной улыбкой.
  
   ***
  
   "Я рада, что могу приносить людям пользу. Оптимизм заразителен, и даже в страшном, жутком и пугающем можно найти что-то положительное. Я это точно знаю. Познала с ним, теперь познаю и с собой. Как писать обо всем здесь, я не знаю. Описывать испуганный и затравленный взгляд Лизы не хочется. Ира меня поддержала, спасибо ей. Она тоже, наверное, теперь меня боится. Лиза точно боялась, но думаю, теперь уже нет. Да что я все о них? Теперь о себе. Выпить пришлось целый стакан. Девчушке поплохело, но лишь слегка. Меня же от первых двух глотков стошнило. Думала, все зря. Но потом, пошло как по маслу. Я все увидела. Было страшно, мерзко. Я словно пережила это сама. Я видела этого ублюдка. Я знаю, кто он. И Лиза его тоже очень хорошо знает. Надя, Наденька, как же ты могла связаться с таким монстром? Теперь самая важная вещь: оградить Лизу и Надю от этого чудовища. Пусть остальным занимается Иркин Валерка. Ведь у него, в самом деле, охранное агентство, а не у меня? Госпожи Виолы Таракановой из меня не слепить. В мире преступных страстей пусть рулят профессионалы."
  
   ***
  
   - Тебе из банка звонили, - голос Берова источал яд.
   - Из какого банка? Ты о чем? - сегодня был сумасшедший день в офисе, и Лана крутилась, как белка в колесе. Только выкроила минутку, а тут муженек еще изливает свое постоянно накапливающееся раздражение. Умеет он выбрать момент и его испортить. - Мы ведь уже давно выплатили автокредит за твой тарантас!
   "Мы", конечно, звучало преувеличенно, но затевать ссору по телефону Лана не хотела.
   - Зачем ты вышла на работу я не пойму? Ты рассеянная, вечно куда-то спешащая. Нужно заниматься семьей, а не карьерой, женщина, - продолжал выговаривать Беров. - Скоро голову где-нибудь забудешь, а не только сотовый дома.
   - Зачем я вышла на работу, ты хочешь знать? Ты действительно хочешь знать? Да? - зашипела в трубку Лана, не забывая при этом сканировать офис на предмет свободных ушей. - О семье вспомнил. Кого именно ты подразумеваешь под семьей? Себя любимого? Ты хотя бы ради приличия о сыне упомянул, раз решил мне мораль читать.
   - Не заводись, - Беров уже давно выработал тактику ухода от конфликтов. Почему он так поступал, Лана не понимала. Она провоцировала его постоянно, по поводу и без, но муж, вылив на нее свой яд, претворялся глухим и отказывался слушать ответные доводы и претензии своей второй половины. - Ты, девонька, у нас, оказывается, владеешь акциями, и вклад у тебя внушительный. Мне, конечно, не сказали, сколько именно, но то рвение, с которым они тебя приглашают в офис для продления контракта, наводит на мысль, что сумма впечатляет, а ты не честна со своим мужем.
   - Так, дорогой и... любимый муж, - решила Лана прервать беспочвенные обвинения в свой адрес. - Я вообще не понимаю, о чем ты сейчас говоришь. Ты же прекрасно знаешь, что у меня двести тысяч лежит на бессрочке. С какого банка звонили? ... Хм, - Лана действительно растерялась, услышав название учреждения. - Если ты не в курсе, так они не работают с мелкими частными вкладами... Ах, ты уже убедился в этом? Что ты сказал?... Ты на... "старой"... еще года не отъездил. Уверенна, в банке ошиблись.
   Лана швырнула трубку на телефонный аппарат.
   "Еще пара таких звонков и мне придется возмещать офису ущерб и покупать новую базу".
   Снова зазвонил телефон.
   - Это опять я, - невозмутимо сообщил муж. - Давай сегодня вместе прокатимся в банк, не возражаешь?
   У женщины дыхание перехватило от возмущения. Немного помолчав в трубку, она зажала эмоции в кулак и спокойно отчеканила:
   - Нет.
   Больше разговаривать с Беровым на эту тему она категорически не желала.
  
   ***
  
   "Отголоски прошлого, словно призраки, кружат над моей буйной головой. Плесень веков все-таки не смогла скрыть зачатки благородства, которые по великому чуду укоренились на ниве жестокости, презрения ко всему, и самое главное, непаханое поле равнодушия иногда поражает своими всходами. Чем я обязана такому привилегированному положению? Это благотворительная акция, высокомерное одолжение или искренняя забота? Три года назад, накануне памятной развязки, на мое имя был открыт счет на очень неприличную сумму, куплен пакет весьма ликвидных акций и передан на управление банку. Имя благородного дарителя мне не знакомо, да и зачем гадать, итак все ясно. Что же мне делать с чужими деньгами? Машину Берову покупать, однозначно, не буду. Он просто напросто не заслужил".
  
   ***
  
   - Валерка поразил меня своей щедрой душой, - Ирка захлебывалась от нетерпения поделиться новостью. - Я практически в нирване, Ланка, ты не поверишь.
   - Тебе на него молиться, надо, а ты..., - Лана морально готовилась выслушивать подробное описание щедрот Валерия Николаевича, но то, что она услышала дальше, и ее ввергло в пучины щенячьего восторга. - Повтори, что ты сказала?
   - Да, да, да! Он выделяет тебе коморку в своем офисе, - верещала Ируська в трубу. - Теперь ты сможешь принимать людей на нейтральной территории, без посторонних глаз, конфиденциально и под надежной охраной агентства "ВЕЛАР". Представляешь, сам предложил! Я в шоке!
   - Чему ты удивляешься? - хмыкнула Лана. - Ему просто надоело видеть наш бедлам в своей гостиной.
   - Да не важно, - отмахнулась Ира. - Теперь у тебя есть офис.
   - Я все равно не хочу регистрировать фирму. Даже не уговаривай. А об упущенной выгоде даже не заикайся, поняла?
   - И не надо. И не заикаюсь. Решила перечислять денежную благодарность от клиентов на счет приюта для животных - твое дело. Ну, так ты рада? Я что-то не слышу!
   Лана радостно улыбнулась и принялась от души благодарить семейство Фирсовых за содействие в ее "кровавых" делишках.
  
   ***
  
   "Как мне бывает одиноко, знает лишь ... Да никто не знает. Я заполнила свою жизнь под завязку. Сын - мое счастье и гордость, основная работа, которая всегда приносила мне сносное удовлетворение, а теперь еще помощь людям, потерявшим память. Их благодарность греет мою душу. Я перестала копаться в себе и пугаться своей сущности. Я сжилась с ней, приняла и осознала ее. Теперь я полноценна. Хм, кого я обманываю? Часть моей души навсегда покинула тело, и сейчас я ощущаю себя инвалидом в мире счастливых людей. У меня всего лишь две трети души: одна все еще со мной, другая хранится у Алесио, а третью мне никогда не вернуть. Жить калекой невыносимо, но чтобы сохранить второй осколок, я потерплю".
  
   ***
  
   Сегодня Лана засиживалась допоздна. Летние светлые ночи вызывали перманентное желание продлить день. Муж еще в начале недели укатил с друзьями на рыбалку, а так ли это на самом деле, выяснять не хотелось. Алесио прибывал на попечении грамотной гувернантки, которую теперь женщина могла себе позволить, хотя и старалась не злоупотреблять посторонней помощью в воспитании сына. Сегодня был плодотворный вечер. Клиент весьма обычный, без страшного прошлого, попавший в аварию приезжий. Документы утеряны, себя не помнит. Он был молод, багаж воспоминаний не так уж и велик. Лане не составило больших усилий рассказать ему о забытых моментах его прошлого, сообщить адрес и имя, вернуть человеку его жизнь. Молодая женщина, довольная собой, мурлыкала под нос веселый мотивчик, когда дверь ее кабинета резко распахнулась. Повеяло замогильным холодом, и сердце Ланы сжалось в предчувствии.
   Но на пороге стояла высокая брюнетка. Именно та, что запомнилась Лане своей ледяной красотой и непостижимой высокомерной манерой держаться даже с равными себе существами. Ее цепкий взгляд впился в сжавшуюся за столом Лану и уже ни на миг не отпускал. Вампирша величаво протекла в кабинет и подошла вплотную к женщине. Ее холодная рука коснулась щеки, очертила контуры лица и жесткие пальцы впились в подбородок Ланы, сжимая челюсть в тиски. Брюнетка медленно, словно играя, потянула руку вверх, увлекая за собой перепуганную женщину. Хищная улыбка блеснула на лице вампирши, что привело ее жертву в сознание. Лана дернулась, вырывая лицо из унизительного плена, и гордо вскинула голову:
   - Чем обязана, Энельда?
   - О, Старший в своем монологе упоминал обо мне? - наигранно удивилась хищница.
   Лана дерзко хмыкнула, игнорируя вопрос.
   - Ха-ха, - вампирша откинула прядь волос, упавшую на лицо и снова громко засмеялась. - Он снизошел до диалога? Забавно.
   - Тебе не идет, поверь, - съязвила Лана. - Молчаливая холодность больше к лицу женщинам с твоим размером IQ.
   - Блей, пока можешь, моей потехи ради, - Энельда растянула губы в надменной улыбке, обнажая длинные клыки.
   Образы прошлого нахлынули на Лану штормовой волной. Разумом она понимала всю фатовость происходящего, но сердце продолжало надеяться на положительный исход.
   - Ты пришла по делу или поупражняться в словоблудии? - выдавила из себя женщина, медленно поворачиваясь спиной к хищнице и усаживаясь в кресло. Атаки не последовало, что дало еще один повод увериться: состоится разговор, а не убийство.
   - Мне нравится твоя выдержка, Иная, - Энельда уже сидела в кресле напротив. - Обстоятельства вынудили меня в данный момент снизойти до тебя.
   - Говори по существу. Предпочитаю общение с тобой свести к минимуму.
   - В этом наши желания схожи, - едва заметно кивнула вампирша. - Сейчас ты прочтешь для меня одного недостойного, и в зависимости от того, что поведаешь, я решу, свидимся ли мы еще или закончим наше общение и твою жалкую жизнь на сегодняшней лирической ноте.
   - Ответь на один вопрос, - Лана, шокированная, заявленным, заткнула последние рациональные вопли разума. - Почему ты так уверена, что я стану тебе помогать?
   - У тебя есть близкие, - лицо Энельды превратилось в ледяную маску. - Тебе еще нужны доводы?
   - Этого достаточно, - спина Ланы покрылась холодным потом.
   - Так-то лучше, - вампирша поправила бретельку своего шикарного шелкового платья и принялась любоваться маникюром, заставляя при этом Лану нервно сглатывать и обтирать под столом вспотевшие ладони. - Сейчас ты в моей власти. Есть только ты и я. Он не появится чудесным образом. Не спасет свою игрушку. Это я тебе гарантирую.
   - Хватит меня запугивать, - женщина вдруг поняла, что она тоже чего-то да стоит. Она нужна этой ведьме и поэтому пора действовать. - Если ты хочешь моего содействия, то сейчас вскроешь себе вену и дашь мне попробовать твоей крови. Мне много не нужно пары капель будет вполне достаточно.
   Вампиры редко удивлялись, им было это чувство не свойственно. Но после слов наглой Иной у Энельды вытянулось лицо. Желание придушить смертную взвилось из нутра, стремясь вырваться наружу. Борясь с ним, вампирша на секунду застыла, и Лана поспешила закончить свой экспромт:
   - Мы с тобой на разных берегах. Я должна знать о твоих намерениях по отношению ко мне и моим близким. Слова - одно, кровь - совсем иное. Она не лжет. Вы - вампиры, можете управлять своим естеством. Тебе не сложно будет выдвинуть на первый план мысли о нашем деле. Их я и прочту. Остальное мне не интересно.
   - Резонно, - согласилась вампираша. - Мне нравится твой деловой подход.
   Лана облегченно выдохнула и подставила пальцы под кровоточащее запястье клыкастой ведьмы.
   - Теперь к делу, - вампирша прикрыла глаза, словно с кем-то переговариваясь, и через пару секунд дверь снова распахнулась. Двое крепких вампиров вволокли обмякшее тело своего соплеменника и усадили на свободное кресло.
   Энельда бросила Лане многозначительный взгляд и кивнула на пленного.
   Лана медленно поднялась из-за стола, взяла с кофейного столика чистую кружку побольше и подошла к "клиенту". Вампир был изможден и пребывал в полуобморочном состоянии. Его тело сплошь покрывали струпья незатягивающихся ран, гноящихся ожогов и глубоких порезов.
   - Ты его жалеешь? О, Великая Камарилла! Святая Иная! - не удержалась Энельда от комментария. - Давай без сантиментов, лапочка. Вскройте ему вены!
   Исполняя приказ Старшей, один из вампиров полоснул острым когтем по шее пленника и наклонил его голову вперед, давая возможность крови течь на пол. Лана застыла в нерешительности, загипнотизированная видом кровавой лужи, увеличивающейся на паркете ее офиса.
   - Ты решила саботировать нашу сделку? - Энельда толкнула Лану к жертве. - Будешь с пола слизывать, если не поторопишься.
   Лана вздрогнула, подобралась и подставила кружку под горячую струю вампирской крови. Когда сосуд заполнился почти до краев, женщина быстро одернула руку и поднесла кружку ко рту. Мысли кружились, роились, метались у нее в голове, но отступать было некуда. Она подписалась на это сама.
   - Романд Тирольский, - прошептала Лана и, держась за край стола, медленно опустилась в кресло. - Вы не могли его считать из-за Триоры Забвения, наложенного этим самым Романдом. Этот субъект лишь пешка.
   Лана еще говорила и говорила, плохо соображая о чем. Энельда внимательно слушала и мрачнела с каждой секундой. Когда же женщина сказала все, что узнала, вампирша подошла к ней, подхватила под локоть и словно пушинку выволокла на середину комнаты.
   - А теперь, Иная, я продемонстрирую тебе всю силу твоей крови, - в руках Энельды невероятным образом материализовался маленький острых нож, и она полоснула им по запястью не успевшей даже вскрикнуть Ланы. Вампиры-стражники оскалились и зашипели, видя, как набухает рана на руке женщины. Один отпустил пленника, и, бросив молящий взгляд на Старшую, метнулся из кабинета.
   - Ты тоже убирайся, слабак, - бросила Энельда второму, и тот не заставил себя долго ждать.
   Пленный вампир встрепенулся и открыл глаза. Видя его сумасшедший взгляд, Лана вскрикнула и невольно прижалась к вампирше.
   - Он не смотрел на тебя ТАК? - Энельда толкнула Лану к пленному вампиру. - Он не смотрел на тебя так, потому, что он Совершенство. Вампирша метнулась в дальний конец комнаты и зажала рот руками, силясь удержаться от соблазна.
   Падая на колени к вампиру Лана, истошно закричала. А когда тот, впился в ее рану на руке клыками и начал жадными резкими рывками глотать ее кровь, потеряла последнее самообладание и завизжала звонче резаной свиньи.
   Вдруг вампир с силой оттолкнул девушку от себя и затрясся всем телом. Лана упала в лужу его крови на полу, прижала разорванную руку к груди и с ужасом наблюдала за напавшим на нее хищником.
   Сильнейшие конвульсии, что проходили сквозь его тело, скинули вампира на пол. Его надсадный вой боли захлебнулся клокочущими, булькающими звуками. Тело начало покрываться рваными язвами, а потом вампир вспыхнул и всего лишь за несколько секунд превратился в холмик сизого пепла.
   Лана всхлипнула и отползла подальше от погребального пепелища. Трясущимися руками она оправила задравшуюся юбку и взглянула на истерзанную руку. Следы от клыков на ее теле затягивались на глазах.
   - Ты приберись тут, - Энельда перешагнула через Лану и размеренной походкой направилась к выходу. - Как достану кровь Романда, встретимся вновь.
   - Стоять! - яростно выкрикнула Лана и вскочила на ноги. - За такое издевательство не грех и заплатить!
   - О чем это ты? - Энельда обернулась. - Ах, о деньгах! О, Твердыня Камариллы, твоя жалкая часть человека требует компенсации за причиненный вред?
   - За мою работу, - парировала Лана и протянула вампирше листок с реквизитами.
   Та приняла бумагу и, бегло оглядев ее, снова удивилась:
   - Приют для животных? Что ж, они мне всегда нравились. Какая сумма?
   - На твое усмотрение, - бросила ей Лана и опустилась в кресло, прикрывая лицо руками.
   Как вампирша уходила, Лана не услышала.
  
   ***
  
   Лана сидела в кабинете Иры Фирсовой с открытым ртом и наблюдала, за тем, как глаза подруги лезут на лоб.
   - Ну, все, хватит, у меня уже челюсть онемела, - Лана помассировала затекшие скулы и встала, беспардонно отодвигая застывшую статуей подругу.
   - Когда я начала выплевывать пломбы, сразу прибежала к тебе, - Лана уселась на кушетку и сложила руки на груди.
   Ира сняла маску с лица и побросала инструменты на рабочий стол.
   - У тебя даже два вырванных зуба выросло. Про дупла я даже не говорю, - выдохнула она и присела рядом с подругой.
   - Ладно, я, наверное, пойду, - Лана встала, и начала медленно пятиться к выходу.
   - Через мой труп! - взвизгнула Ирка и метнула свои телеса к дверному проему, преграждая Лане пути отступления. - А ну, все выкладывай!
   - Тебя задушит жаба, уверяю, - скривилась Лана, прекрасно понимая, что приход к подруге был непростительной глупостью.
   - Переживу, уверяю тебя, - взмолилась Фирсова.
   - Как знаешь, - Лана рывком стянула с себя тонкий топик, обнажаясь по пояс.
   - Мать моя женщина, - охнула Ирка и потянула дрожащие руки к подруге. - Я хоть и стоматолог, но все ж медик. Три дня назад все это выглядело иначе. Не верю я своим глазам. Можно, потрогаю? Да, ты, словно и не рожала вовсе! Лет десять с куста.
   - Не, десять многовато, пяток - в самый раз, - крякнула Лана, одеваясь. - Одна радость, я влезаю в свои сокровища, пылящиеся у меня в шкафу уже почти четыре года.
   - Это кровь твоего последнего клиента? Да? - Ирка уже жадно потирала ручонки. - Лана, дай мне его адрес! Умоляю!
   "Третий мусорный контейнер у офиса Валерия Николаевича" - улыбнулась своим мыслям Лана.
  
   ***
  
   "Теперь я понимаю, почему сразу же не сошла с ума, смогла выдержать все. Переступить через прошлое и пытаться жить. ОН не только открыл мне мой Дар, не только вывернул свою душу, но и дал силы. Достойный поступок сильного мужчины. Теперь на многое я смотрю иначе. Уважаю его решение и принимаю полностью и безоговорочно. Спасибо тебе за все, Масимо. Как я была тогда не опытна, сколькое я не рассмотрела!".
  
   ***
  
   - Госпожа, следуйте к моей машине, - выросший, словно из-под земли человек (в этом Лана не сомневалась) преграждал женщине проход к подъезду дома. Лесио отпустил руку мамы и шагнул навстречу незнакомцу.
   - Сынок, - Лана схватила мальчонку за плечи и ощутила, как напряглись мышцы ребенка. Стараясь задвинуть маленького рыцаря к себе за спину, женщина бегло огляделась. Две одинаковые черные тонированные машины стояли во дворе ее дома. Одна справа, другая слева, пресекая любую попытку к бегству. Незнакомец указывал на ближайшую и намеревался уже силой тащить женщину к авто.
   - Ты забываешься, холуй, - рыкнула Лана мужчине. - Назови имя пославшего тебя и возможно я выполню твою невежливую просьбу.
   Желваки заиграли на скулах незнакомца. Он нервно одернул ворот куртки и сцепил руки за спиной. Неприкрытая неприязнь сменялась на его лице закипающей злобой.
   - Сеньора Энельда приказывает вам явиться, - с голосом мужчина справлялся куда, как лучше, чем с мимикой.
   - Ты хотел сказать, Энельда просит нанести ей визит? Именно это ты имел ввиду?
   - Д-да, - скривился мужчина и схватился за виски. - Прекратите немедленно! - вскрикнул он, словно от боли. - Пусть он прекратит!
   Лана на секунду опешила, но увидев скрещенные взгляды сына и незнакомца, вдруг осознала происходящее.
   - Лесио, мальчик мой, не надо, - она развернула упирающегося ребенка к себе лицом и присела перед сыном. - Золотце мое, не стоит этого делать без причины. Почему ты не говорил маме, что можешь? Почему?
   - Мамочка, я не знал сам. Прости, но он плохой человек, - мальчик обнял маму за шею и зашептал ей на ухо. - Не ходи с ним, пожалуйста, мамочка, не ходи.
   Освобожденный от ментального захвата мужчина, посторонился, достал сотовый и быстро заговорил в трубку. Лана не прислушивалась, она была слишком занята сыном.
   Звонок сотового вернул женщину к жестокой действительности.
   - Слушаю, - Лана уже успокоила ребенка и намеревалась подняться в свою квартиру. Мужчина больше не пытался ее остановить.
   - Не устраивай цирк, - раздраженный голос вампирши обдал холодом. - Упаковывайся в машину и ...
   - Так, дорогуша, - взвилась Лана. - Сейчас я отведу сына домой, покормлю, уложу спасть, дождусь няню и лишь тогда... может быть...
   - Быстро села в машину, - прошипела Энельда.
   Лана отключила телефон и взялась за ручку входной двери. Из машины, что стояла чуть дальше, вышли еще трое мужиков. Снова зазвонил сотовый. Лана нажала ответ, но говорить не торопилась.
   - Не затягивай, - буркнула Энельда и отключилась.
   Лана обернулась к кортежу, помахала столпившимся мужикам рукой и скрылась с сынишкой в подъезде.
  
   ***
  
   - В тебе наглости хватит на три Америки, - возлежащая на кушетке вампирша потягивала из высокого бокала красную жидкость и играла с поясом своего шелкового халата.
   Лана медленно прошествовала в шикарную, обставленную в стиле ампир гостиную, небрежно скинула плащ на пуф подле камина и вальяжно развалилась на второй кушетке.
   - Встречаешь меня словно обожаемого любовника: в неглиже, при свечах и с вином. Ты часом не лесбиянка? - Лана оценивающе оглядела полуприкрытое тело вампирши, отбросила за плечи свои тяжелые светлые локоны и вызывающе уставилась прямо в глаза Эльде.
   - Уже научилась распознавать кровь по запаху, Читающая? - фыркнула вампирша, переместилась в вертикальное положение и поставила бокал на столик. - Вина? - она кивнула на откупоренную бутылку. - Или быть может вампирской крови?
   - Например, Романда Тирольского? - ухмыльнулась Лана в ответ. - Что ж можно, Старшей кровью грех брезговать.
   - Тебе в бокал или из горла выпьешь? Чем предпочитаешь закусывать Старшую кровь? - продолжала издеваться Энельда.
   - Ванильным мороженным, - Лана хитро сощурилась. - Прекрасно оттеняет вкус.
   Самодовольная улыбка улетучилась с лица вампирши. Она резко встала и направилась к трюмо. Когда она вернулась к Лане, в ее руках был маленький пузырек с темно-красной жидкостью.
   - Так мало? - съязвила Лана. - Тирольский тебе не по зубам?
   Вампирша холодно взглянула на женщину и подала ей пузырек.
   - Используй с умом и тщанием, Иная, - бросила она Лане. - Не разочаруй меня.
   Лана взяла из рук вампирши склянку и откупорила пробку.
   Запах прожитых веков и силы ударил по рецепторам. Этот вампир был стар и силен, почти также как Он.
   - Оставь меня одну, Энельда, - Лана отставила кровь и начала растирать лицо руками. - Мне нужна тишина. Мне нужно спокойствие.
   Вампирша, поразмыслив секунду, не стала возражать и исчезла, оставив Лану в одиночестве.
   Лана пила драгоценный напиток долго. Смаковала каждую каплю, перебирала воспоминания, чувства, образы. Открывала, анализировала, сопоставляла. Человеческие эмоции были просты. В редких случаях ей приходилось глубоко погружаться в чужую суть. Вампиры же оказались существами со сложной нервной организацией, много разнообразнее и глубже, чем могло казаться на первый взгляд. Хищники, убийцы, бездушные твари были намного многограннее существ, возомнивших себя Царями Природы.
   "О, Масимо, сколькое я не поняла тогда!"
   Лана, прочитав, что нужно было Энельде, а потом и то, что нужно было ей самой, еще долго сидела в тишине вампирской гостиной и обдумывала прочитанное. Ей необходимо было решить раз и навсегда многие важные вещи. Правильное решение шло от сердца, но сейчас ей необходимо было принять его разумом, слиться с ним остатками порванной души, решиться к действию.
   Когда ночь уже близилась к концу, Лана встала, постояла у гаснущего камина, прошлась по комнате и громко позвала:
   - Энельда, я готова!
   В ту же секунду вампирша материализовалась напротив Читающей по крови.
   Две женщины стояли, молча, долго. Они буравили друг друга взглядами, вели дуэль, и не было в ней победителя.
   - Ты поторопилась с утверждением, говори же! - не выдержала тишины вампирша. - Он согласился?
   - Так я нужна тебе или ты уже сама все знаешь? - тихо спросила Лана.
   - Довольно, напрасно сотрясать воздух! Да или...
   - Нет, он отказал, - оборвала Лана вампиршу.
   - Ты врешь мне, - зашипела Энельда и ощерилась на женщину.
   - Он послал Романда обсасывать яйца австралийских баранов, - процитировала Лана ответ Масимо Романду.
   Довольная улыбка растеклась по губам Энельды.
   - Узнаю Старшего, - вампирша облегченно выдохнула и, жестом указывая на кушетку, предложила присесть. - От тебя пахнет спокойствием, Иная, ты не лжешь.
   - Вилар, Жордано, Колисар, Хеция - все отказали, - продолжала Лана. - Одни - боятся, другие хотели бы получить все, не испачкавшись, третьи не уверенны в своих силах и опасаются не удержать могущество в руках, и лишь Ему не нужна власть в принципе. Радена изжила себя в роли королевы, это понятно всем, кроме тебя. Ты слишком предана сестре и это твоя слабость.
   Мгновение, и Энельда уже сжимала шею Ланы. Женщина не сопротивлялась, она лишь с жалостью смотрела на вампиршу.
   - Обо мне судишь? - Энельда горела от ярости. - В двух каплях познала мою суть?
   - Так о тебе думают все, - прохрипела Лана. - Удиви их. Иди к Романду и он возвысит тебя.
   - Я прикончу тебя, жалкое ничтожество, - клыки Эльды уже были в опасной близости от лица Ланы. - Сверну шею и дело с концом.
   - Не свернешь, - выдохнула Лана.
   - Ты в этом уверена?
   - В этом уверена ты сама.
   Вампирша разжала пальцы и Лана, схватившись за покалеченное горло, отступила.
   - Романд думает о тебе, как о претендентке на трон. Ты сможешь, у тебя есть принципы и сила воли. Жажда действия и отчаянная преданность расе. И лишь твое раболепие перед сестрой останавливает Тирольского от предложения. Пойди к нему сама. Измени будущее своего народа. Или уничтожь последнюю надежду на возрождение из пепла.
   Лана подошла к камину, надела плащ и направилась к выходу. Энельда сидела, задумавшись, и не обращала на женщину никакого внимания.
   - Я устала, надеюсь, обратный эскорт будет столь же пышным? - Лана понимающе кивнула, глядя на отстраненную вампиршу. - Про мой гонорар не забудьте, Ваше Величество, - добавила Лана и вышла прочь из гостиной.
   Она уже не видела ту довольную улыбку, что бросила ей в след Энельда, женщина-вампир, которая уже решила свою дальнейшую судьбу.
  
   ***
  
   "Сегодня я узнала для себя главное: третья половинка моей души хранится в надежном месте. Как хорошо, что у Тебя есть друг, имя которому Романд".
  
   ***
  
   - Здравствуй, Юля, - Лане открыла дверь миловидная девушка ее возраста.
   "Хм, а я выгляжу намного лучше тебя, дорогуша".
   Кудрявая шатенка хлопала глазами и даже не пыталась возражать, когда Лана начала затаскивать в коридор ее квартиры пару увесистых чемоданов, приобретенных специально по такому радостному случаю.
   - Сейчас еще поднимут компьютер, акустическую установку и чемодан трусов, - подытожила Лана. - Отдаю целиком, со всем причитающимся. Так и знай, объект сделки возврату не подлежит. - А вот, еще сто тысяч вам в качестве свадебного подарка. Нажитое в браке - делю честно пополам, Лана сунула купюры в руку ошарашенной девицы. Совет вам да любовь. Чао.
   - Девушка, - окликнула Лану любовница ее мужа. - Постойте, а как же...
   - Передай Берову, - крикнула Лана уже с лестничного пролета. - Заявление о разводе в ЗАГС я подала.
  
   ***
  
   "Круговерть жизни уносит беды и горести. Время течет, как ему и положено, размеренно и не торопясь. Но иногда ощущение бездарно прожитого начинает тяготить. Еще на миг задумаешься, остановишься, и оно, подлое время уже мчится в бешеном галопе. Его не догнать. Не изменить случившегося, не вернуть потерянное. Остается либо забыть навсегда, либо начать заново, принимая ушедшее, как вечную данность.
   Работа - дом - работа. Тот, кто вчера был дорог, возвращается. Ты радуешься тому, чего раньше так желала. Семья. Пытаешься строить, а когда Замок завершен, нет удовлетворения. Ты сравниваешь и приходишь к выводу, что опять имеешь то, что тебе совершенно не нужно. Находишь в себе силы сломать, разровнять территорию под новое строительство, уже зная точно, чего хочешь. Не всем дано это понять, и, тем более, осуществить. Я смогу, обещаю Тебе".
  
   ***
  
   - Подруга, и куда ты собралась? - возмущалась Ирина, стараясь привнести учительские нотки в голос. - Зачем за журавлями гоняться? Синица же вот она, бери и жарь.
   - Была бы синица, а то так, воробей общипанный, - бубнила Лана в трубку сотового, умудряясь тащить за собой чемодан и трехлетнего сынишку. - Я просто должна, обязана попытаться, Ира, пойми.
   - Твоя жизнь, смотри не разочаруйся, - хмыкнула Ирка в трубке. - Цветы буду поливать, торжественно клянусь тебе в этом.
   Лана отключилась. Убеждать в который раз подругу в своей правоте надоело. Жить, как все, у нее не получилось. Она попробовала. И видит Бог, старалась. Но видимо, вся эта мишура не для нее. И тем более не для ее сына. Молодая женщина наклонилась к мальчугану и потрепала его гриву иссня-черных волос. Мальчик поднял на нее задумчивые голубые глаза и улыбнулся.
  
   ***
  
   Декабрь на Венецию напускает туман и загадочность. Ночи стояли ветреные и действительно пахли мерзнущими водорослями. Лана брела на набережной Fondamenta Zattere и мечтала о чашке эспрессо, которая в этот ранний час не только взбодрила бы, но и согрела. Уже третью ночь она без устали бродила по улицам города: вздыхала на мосту Вздохов, любовалась Дворцом дожей, молилась у Собора Сан-Марко, но неуклонно возвращалась сюда. Ее манила эта вытертая временем мостовая и тайна, которую та хранила на протяжении нескончаемой вереницы дней, лет, столетий. Сынишка ночами мирно спал в отеле, а днем она показывала ему город, затем укладывала спать, оставляя на попечение гувернантки его сон, и уходила в ночь.
   - Сколько душ ты отправила в рай или в ад, Набережная Неисцелимых? Хочешь еще одну? - женщина куталась в шубку и смотрела на залив, который в этот рассветный час еще больше походил на ее родной питерский. - Я знаю, ты здесь, и я знаю, почему ты был там. Эти города неуловимо схожи и запахи их ночи манят одинаково.
   Солнце медленно выползало из-за горизонта, рассеивая туман. Лана печально вздохнула.
   - Что ж, еще одна ночь заканчивается разочарованием, - прошептала женщина и помахала восходящему солнцу рукой, словно, прощаясь.
   - А новый день? Что принесет он? - Лана вздрогнула, и обернулась на знакомый голос. - Много лун тому назад доллар равнялся 870 лирам, и мне было...хм.. 4532 года.... Планета тоже весила на два миллиарда душ меньше, и бар Той Стацьоне, куда я прибыл холодной декабрьской ночью, был пуст.... Я стоял и поджидал единственное человеческое существо, которое знал в этом городе. Она сильно опаздывала3 , - Масимо улыбался той улыбкой, какой мог улыбаться лишь он.
   - Ты подарил мне вечность, и я хочу ответить взаимностью, - ее сердце бешено забилось. Нежность разлилась по телу, согревая кровь, а самое главное сердце.
   - Твой подарок намного ценнее вечности, теперь я знаю, как ты пахнешь именно для меня, - вампир шагнул навстречу девушке и солнцу.
   - Нет, - вскрикнула та, и бросилась к нему, стараясь заслонить от еще слабых лучей, разрезающих завесу тумана.
   - Я слишком стар, чтобы бояться Света.
   - Тогда пойдем, - Лана крепко обняла своего мужчину. - Я познакомлю тебя с сыном.
  
  
  
   Конец
   15.03.2010 - 13.01.2011 год
  
  
  
   Камарилла - огромная секта вампиров, сформировавшаяся в период позднего средневековья. Вампирская ООН, она была создана, чтобы защитить вампиров от преследований Инквизиции, для соблюдения Традиций Каина и поддержки великого Маскарада. Много вампиров Камариллы, помня огненные ночи, когда вампиры были под угрозой искоренения, соблюдают Маскарад фанатично. Вампиры Камариллы отвергают идею вампиров как чудовищных хищников, вместо этого предпочитая тайно жить среди смертных и питаться с осторожностью.
  Назад
   Саббат - Злейший враг Камариллы - ужасная секта под названием Саббат. Изначально остатки разбитых групп анархов, Саббат развился - или деградировал - в нечто значительно более смертельное. Саббат "освободит" всех вампиров из цепей Камариллы и своих повелителей. Безжалостные социальные дарвинисты, Саббат исповедуют идею превосходства вампиров: поскольку вампиры - наивысшие в пищевой цепи, они не должны прятаться от смертных, но вместо этого полностью доминировать над ними. Это отношение к людям часто проявляется в действиях, ужасающих и жестоких по стандартам смертных; соответственно, Саббат часто обозначается как секта насильников и злодеев разгневанными вампирами Камариллы.
  Назад
   Иосиф Бродский. Fondamenta degli incurabili (Набережная Неисцелимых).
  Назад
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.96*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"