Бодрова Анна Валерьевна: другие произведения.

Теплый плен. Компаньонка.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    -Серьезно? Я... уже так тебе надоел, что ты готова кинуться в этот омут... одна?
      -Не уверена, что готова, - честно призналась Алмиа, - Но мы ведь просто говорим о наших желаниях. А это... единственное, чего я хочу. Да и о чем еще можно мечтать... в моем положении, если не о Свободе?
      -Ясно, - коротко кивнул капитан, - Наверное, ты права, - он поднялся и, сунув руки в карманы, продолжил, прогуливаясь по комнате, - Свобода в опасности лучше рабства в покое. И... не мне, древнему извергу и душегубу, убеждать тебя в обратном.
      -Я знаю, что такое "изверг", и это не ты, Грэг. Ты совсем не...
      -О, поверь мне, еще какой, - с мрачноватой усмешкой перебил ее вампир...

    Эротический триллер по мотивам "Эгрэгора Тьмы". Хроники Мертвого города. Рейтинг: R Детям до 18-ти STOP!
    Продолжение похождений Грэгори до встречи с Верити.

    окончено

История вторая.


Компаньонка.
  Вдох-выдох... - Как же горячо! - вдох-выдох, - И больно... Господи, сколько же еще?!.. до конца... Я не вынесу. Знала бы, сиганула бы с крыши раньше...
  Миа прислушалась, затаив дыхание, стиснув зубы, чтобы не заскулить. Гноящаяся рана горела адским пламенем и дергала, непрерывно пульсировала так, что девушке хотелось биться головой о стену до потери сознания, лишь бы больше не чувствовать... ничего. Ей не показалось, на лестнице действительно шелестели неспешные, тяжелые шаги. В подвал кто-то спускался, кто-то крупный и сильный. "Ну наконец-то!" - с облегчением выдохнула Миа, прикрывая глаза от усталости. Непрошенный гость от лестницы сразу направился к раненной, в густой темноте подвала уверенно ориентируясь по запахам. "Хищник" - умиротворенно улыбнулась Миа сама себе. Шаги затихли где-то совсем рядом - под тяжелым ботинком захрустел песок в полуметре от ее лица. Она замерла, внутренне сжалась, ожидая удара или грубого захвата... но ощутила мягкое прикосновение. Большая теплая ладонь скользнула по макушке, глубокий вздох... Миа распахнула глаза, узнав мужчину еще до того, как он включил фонарь. Хищник склонился над ней, припав на одно колено. Скуластое, смуглое лицо, наполовину скрытое под рыжеватой бородой, густые брови, трагично сошедшиеся к переносице, глаза чуть усталые, горестно мерцающие в холодном электрическом свете фонаря.
  -Глупая девчонка, посмотри, что ты натворила... - качая головой, чуть слышно шепнул он, тщетно пытаясь улыбнуться.
  -Рано или поздно это должно было случиться, - в ответ усмехнулась она, с трудом держа слезящиеся от света глаза открытыми, - Но я рада... что именно ты меня нашел.
   Вампир отложил фонарь в сторону и, бережно приподняв раненную, уложил ее голову к себе на колени, но молчал, лишь утешительно гладил спутанные каштановые волосы, невидящим взором прожигая бетонную стену напротив. Он знал, чему Миа рада, но не желал признавать, что иного выхода нет. Он не хотел, чтобы все закончилось так... печально, несправедливо, нелепо.
  
  Месяц назад. Штаб. Офицерский уровень.
  По коридору шли двое - высокий, статный блондин и его тень - юная, болезненно худая девушка с сероватым оттенком лица. Ее светло-карие глаза глядели отрешенно, под ноги. Его сине-зеленые - холодно, бесстрастно, прямо. Светлые, длинные, чуть вьющиеся волосы мужчины мягко пружинили при ходьбе, ниспадая на широкие плечи, перемежались несколькими косами, аккуратно сплетенными в плотные жгуты. Ее каштановые локоны, были небрежно острижены под каре, обнажая тонкую шею, чтобы ничто не мешало вампиру в любой момент утолить свою жажду. Он был похож на сурового викинга - плечистый, мощный, с густыми баками на квадратных скулах, белыми бровями и заплетенной в косицу бородой. Она - на пленную эльфийку - тонкие длинные конечности, изящно вытянутое тело, красивый миндалевидный разрез глаз, высокие острые ушки, плотно прижатые к голове, большие бледные губы и маленький курносый нос. Девушка ступала нетвердо и неохотно, держась за живот, и шла вслед за хищником лишь потому, что горло ее опоясывал ошейник, тонкая цепь от которого была сейчас в руках белобрысого "викинга".
  -Ты поняла, за что получила? - ровно спросил вампир, даже не глядя на провинившуюся компаньонку.
  -Да... Господин, - чуть слышно отозвалась она, все еще чувствуя, как горит все ее нутро от щедрого удара под дых.
  -Не смей раскрывать свой рот, пока тебя не спросят, - сквозь зубы процедил он, - И не только при посторонних. Нигде и никогда. Тебе ясно, дырка?
  -Д... - девушка сморгнула слезы.
  -Я не слышу! - грозно прикрикнул он.
  -Да, Господин! Я... поняла. Просто мне было больно. Он специально так делал, давил... вот сюда, чтобы мне было трудно двигаться. Мне и... останавливаться нельзя, и шевелиться больно... невыносимо, - начала было оправдываться она, но осеклась, заметив, что лишь прогневила господина еще больше.
  -Знаю. Но, кажется, ты не учла одну вещь... Мне плевать, что ты чувствуешь! - он глянул на нее, вполоборота развернувшись, с жутковатой псевдо ласковой улыбкой, - После первого перелома ты поклялась, что будешь следовать каждому моему слову. Или ты забыла?..
  -Нет, Господин. Просто... мне было очень больно. Я так... не могу...
  Вампир остановился. Миа коротко, воровато глянула на него и забыла, как дышать. Лицо мужчины исказила злоба, животная, первобытная ярость и презрение. Девушка осознала, что только что посмела возразить ему, высказать свое мнение! В последний раз подобное закончилось для Мии трехдневной комой. Что будет в этот раз, она боялась даже предположить.
  -Мне... послышалось? Или ты сказала, что "не можешь"?.. - криво скалясь, сощурился он, перебирая пальцами цепь, наматывая на кулак, пресекая робкие попытки компаньонки отступить назад, - Не можешь?! Ах, бедняжка... Зато я могу. Мно-ого чего могу. Только ты, похоже, совсем об этом запамятовала... - притянув дрожащую смертную к себе, рычал хищник ей в лицо, перебивая негромкие всхлипы Мии и мольбы о пощаде, - Или в конец потеряла страх! Сучка... Сколько же костей тебе надо переломать, чтобы ты научилась вести себя, тварь! - срываясь на крик, психанул он, со всей дури толкнув девчонку, даже не заметив, как близко та стоит к стене.
  Миа помнила этот короткий миг долго после. Она приготовилась принять упокоение и не противилась, а была почти благодарна этому животному за то, что тот наконец-то дарует ей смерть. Девушка боялась лишь боли. Она зажмурилась... и ощутила, как врезается затылком во что-то мягкое и теплое, совсем не похожее на бетон.
  -Решил украсить стенку ее мозгами?.. - послышался где-то рядом недовольный хрипловато-низкий голос.
  Миа открыла глаза и увидела мужчину, чья ладонь погасила убийственную силу удара. Это был один из членов братства, Древний. Темноглазый "вампир-пират", как для себя обозначила его девушка из-за увесистого золотого кольца в левом ухе. Он частенько ставил ее господина на место, из чего Миа сделала вывод, что темноглазый старше Иглиса. Тот злился, огрызался, но никогда не смел всерьез ему возражать, и уж тем более идти против него. Однако в этот раз Иглис вспылил, ни то в пылу горячки, ни то устав от замечаний старшего.
  -Прости, брат... Но это уж точно не твое дело, - сквозь зубы, но довольно громко и четко выпалил он.
  -Ошибаешься, брат, - ничуть не растерявшись, усмехнулся темноглазый, отпуская затылок девушки, - Мне б не хотелось, чтобы возле моей спальни была подобная "живопись". Мозги то отскребут, а вонь останется. К тому же... если наигрался, мог бы в лагерь девку отдать, на заслуженный покой. Чего добро-то переводить.
  -"Добро"?.. - брезгливо фыркнул Иглис, ослабляя поводок, - Да это не добро, а неотесанный кусок дерьма. Бестолковая дрянь. Но я добьюсь от нее покорности, вот увидишь. В лагере ее не дождутся. Я либо доломаю, либо сам ее прикончу, - он шагнул дальше по коридору и дернул цепь, вынуждая компаньонку следовать за ним, - Не волнуйся, постараюсь сделать это подальше от твоей спальни, Грэгори! - не оборачиваясь, бросил Иглис.
  Рискуя головой, Миа все же успела обернуться и на секунду встретилась глазами с Древним, безмолвно благодаря, хотя прекрасно понимала, что он всего лишь отсрочил неизбежное. Все же его поступок поразил ее, зародив в сознании сомнение: "Может не все вампиры такие ублюдки?.."
  С той ночи Миа начала присматриваться к сестрам по несчастью - компаньонкам других членов братства, и ловила на себе их сочувственные взгляды. Впрочем, от этих взглядов ей было не намного легче.
  Неделю спустя. Штабной кабак.
  Это был обычный вечер. Для Мии он ничем не отличался от последних двадцати. Все те же опостылевшие лица, все та же вонь пота, перегара и синева табачного дыма, грубые шутки друзей Господина - Эоса, Скифа и Натана. По звериному обычаю темного братства, каждый из них, приветствуя Иглиса, мог прикоснуться к его компаньонке, и хищники вовсю распускали руки, пользуясь своими привилегиями. За три недели девушка почти уже свыклась с этими ритуальными унижениями, хотя от похотливых лап Скифа на ее теле нередко оставались синяки, а Эос и вовсе целенаправленно отыскивал болевые точки, хвастливо демонстрируя их ее хозяину. Сегодня Миа попыталась отгородиться от всего происходящего невидимой стеной, поскольку Иглис и без того был зол. Девушке оставалось только подчиниться и отключить эмоции навсегда, либо восстать против него, наконец, спровоцировав на уничтожение, что было проще простого сейчас, когда вампир практически разочаровался в своей "новой игрушке" и потерял всякую надежду на то, что из Мии "выйдет толк". Помимо закадычных друзей Иглиса, к ним за столик время от времени подсаживались и другие члены братства, но темноглазого Грэгори Миа видела здесь не часто, и потому, завидев его издалека, не сразу отвела взгляд. В полумраке бара, за несколько метров отсюда, в дыму видно было нечетко, но Мие показалось, вампир ей подмигнул! Девушка стушевалась и тут же опустила глаза, опасаясь, что Господин заметит ее чрезмерное любопытство. Компаньонкам не полагалось озираться по сторонам, тем более смотреть хищникам в глаза или таращиться в упор. Когда Древний приблизился к их столику, Миа внутренне сжалась. На миг ее охватило неприятное предчувствие, страх, что Грэгори ее выдаст. Но тот, похоже, и в мыслях не держал ничего подобного. Еще не сев за стол, он завел разговор о более важном и насущном - о военной политике их предводителя и о ее последствиях. Миа особо не вслушивалась, но уловила, что Иглис, нехотя, но соглашается со старшим, что "надо что-то менять". Девушке не составило большого труда сообразить, что речь идет о назревающем внутреннем перевороте на самой верхушке Тьмы.
  -И... что ты думаешь делать? Прийти с утреца и придушить его подушкой? - скептически фыркнул Иглис, на что Грэгори громко предупредительно хмыкнул.
  -Кхм! Брат, ты бы пока не мечтал об этом вслух, - приглушенно рыкнул он, - Хотя... не исключено, что именно так оно и произойдет. Недовольных уже немало, а с властью этот парень просто так не расстанется... - Древний окинул зал беглым настороженным взором и, наконец, решил присесть, опустившись за столик, прямо напротив Мии.
  Его взгляд невольно задержался на ее израненных плечах. Наиболее свежие и глубокие укусы прикрывал широкий ошейник, но даже из-под него были видны синеватые ореолы, а ниже, до ключиц бледная кожа девушки была испещрена контрастными царапинами и порезами - следами изощренных забав ее господина.
  -Хоть бы подлечивал ее, живодер, - мрачно буркнул темноглазый, - Загниет ведь, поздно будет.
  -Не заслужила, - презрительно отмахнулся Иглис, оборачиваясь к Мии, и дернул за цепь, привлекая к себе ее внимание, кивком головы указал на Грэгори, мол "обслужи", - Попробуй, пока не испортилась, - предложил он старшему, в знак своей преданности, и через стол протянул ему поводок, но Древний даже не взглянул на сей фетишистский атрибут.
  Девушка безропотно встала, подошла к "вампиру-пирату", и тот охотно принял ее, усадив к себе на колени, однако пить не спешил. Костяшками пальцев прошелся по щеке, вдоль линии скулы, прибрал паутинку тонких волос за ушко, любуясь им, осторожно провел по контуру, очерчивая идеально правильную форму... Миа задрожала. Она так долго сдерживала эмоции, так старалась хотя бы внешне сохранять равнодушие, но Грэгори... Его прикосновения, его неподдельный интерес к ней и искреннее сочувствие не оставляли шанса продержаться безучастной. Девушка глядела вниз, не смея поднимать головы, но видела, как Древний мягко улыбается, рассматривая ее вблизи. Он коснулся острого подбородка Мии, побуждая обернуться, провел большим пальцем по ее пухловатым губам и в следующий миг приник к ним нежным, неглубоким поцелуем. Девчонка растерянно замерла, ошарашено моргая, но хищник обнял ее, и Миа, прикрыв глаза, с благодарностью ответила на столь неожиданную ласку. Все это длилось каких-то полминуты, но непривычные ощущения так захлестнули сознание Мии, что девушка не сразу пришла в себя. Древний уже прервал поцелуй и лишь тепло, добродушно щурился, умиляясь тем, какую волну восторга поднял в ее израненной душе, а Миа смотрелась в его темные глаза, напрочь позабыв о правилах, о страхе и даже о своем Господине... Всего на несколько мгновений, но она почувствовала себя вновь живой, нужной, значимой!.. и не могла так быстро проститься с этим чувством.
  -Благотворительностью занимаешься, Грэг? - послышалось с усмешкой над их головами.
  Миа опомнилась, опуская голову, не глядя, по голосу узнав его ближайшего соратника Дэрэка или "вампира-боцмана", как звала его девушка про себя. Этот вампир предпочитал мальчишек, а прикоснуться к Мии и вовсе, как будто, брезговал, но от него у девушки каждый раз бежали мурашки, стоило ей только услышать этот голос...
  -Ага. Первую помощь оказываю... - под нос себе буркнул Грэгори, поглаживая чужую компаньонку по макушке, и обратился уже к ее господину, - Задыхаются у тебя, брат, девки без ласки. Чахнут, аж смотреть страшно.
  -А чего на них смотреть? Их е**ть надо, - невозмутимо парировал Иглис, приветствуя Дэрэка за руку, и дернул поводок, срывая Мию с колен Древнего, - Ласка только портит. Раз слабину дашь, сучка на шею сядет, еще свои условия диктовать начнет... Тебе ведь хорошо это известно, да, Грэг?..
  Девчонка закашлялась, но повиновалась, даже не пытаясь хвататься за душащий ее ошейник, поскольку знала, что будет жестоко наказана за подобный жест. Вернувшись к хозяину, она уже ненавидела темноглазого за то, что тот показал ей, КАК может быть, и как с ней не будет никогда. Лысый Дэрэк сел рядом с другом, но не вмешивался больше в их диалог, только слушал, а Грэгори продолжил этот ленивый спор:
  -Ты моих сучек не тронь, у меня все послушные были, - заметил он между делом, залив в глотку полстакана виски одним махом, стукнул по столу пустой тарой и кивнул мальчишке официанту, чтоб повторил, - А вот у тебя проблемы с этим явные.  []
  -Да ну, - растянув победный оскал, фыркнул Иглис.
  Но Грэг лишь покачал головой на его самоуверенность.
  -Ты знаешь, как сильно она тебя ненавидит?..
  Миа испуганно вскинулась на Древнего, отчаянно-заискивающим взглядом умоляя его замолчать, но вампир только чуть заметно улыбнулся ей и вновь скосился на Иглиса, и не думая останавливаться.
  -И?.. - развел руками "викинг" с издевательской усмешкой.
  -Ты сам заметил, что даже при твоем жестком воспитании она умудряется упорствовать в каких-то вопросах, а знаешь, почему?.. Ее дух не сломлен. Это нежное создание оказалось тебе не по зубам, Иглис. Тактику неверную ты выбрал. Пока держишь ее на цепи, ничего не добьешься. Она скорее умрет, чем позволит себя доломать.
  Миа стушевалась, осознавая, что этот разговор, так или иначе, ничем хорошим для нее не кончится. Лишь безучастно глядела себе под ноги и слушала, как хищники решают ее судьбу.
  -Уж прости, Грэг... но у меня нет волшебной дудки, чтоб крысы без цепи за мной ходили. Обхожусь, как могу... - раздраженно фыркнул Иглис, отводя взгляд, словно этот разговор перестал быть ему интересен.  []
  -Дай мне неделю, и она будет ходить за мной сама, - почти стерев с лица улыбку, заявил Грэгори, деловито сложив руки на груди, - Без цепей и даже без дудки.
  Иглис нервно хохотнул, услышав подобную наглость, но вскоре понял, что Древний не шутит, и скосился на него, потом на компаньонку...
  -А что... если не будет? Мне что с того?.. - заинтригованно протянул он, облизывая губы в предвкушении выигрыша.
  Грэг переглянулся с Дэрэком, задумчиво почесывая бороду.
  -Ну, скажем... приведу тебе одну их своих, старшую, на денек. Она ведь в твоем вкусе, не так ли?..
  -Блондиночка? Сероглазая? Еще бы... - мечтательно заулыбался Иглис, - Идет! - он протянул Древнему руку.
  -Разбей-ка, Дэрэк... - скалясь не менее коварно, попросил Грэгори, сжимая прохладную ладонь "викинга".
  Миа сглотнула ком, вставший в горле с того момента, как хищники начали ее обсуждать. Она еще не до конца понимала, что именно сейчас произошло, и радоваться не спешила. Древний вполне мог оказаться таким "душкой" только на людях, Мии же предстояло встретиться с ним один на один, без свидетелей, да к тому же испытать на собственной шкуре его принципиально иные методы воспитания, которые он именовал "тактикой", и хотя ей казалось, что хуже уже быть не может, сердце сжимала тревога, а живот сводило от дурного предчувствия.
  -Ну что, пойдем, худышка, - услышала она и, запрокинув голову, растерянно заморгала на своего нового хозяина.
  Поднявшись из-за стола, Миа заметила, как звякнула цепь, свободно болтаясь за ее спиной, и воровато оглянулась на Иглиса, но тот в ее сторону даже не посмотрел, он склонился к столу, увлеченно о чем-то беседуя с Дэрэком. Грэг мягко приобнял выторгованную у приятеля компаньонку за плечи, увлекая ее за собой, к выходу. Девушка не стала противиться его воле и, покидая штабной кабак, оставляя там ублюдка, мучившего ее на протяжении трех недель, почти без перерывов на сон и еду... ощутила ни с чем не сравнимое облегчение. Она больше ни разу не обернулась, стараясь как можно скорее изгнать из сознания все, что Иглис заставил ее пережить.
  -Ты хоть ела сегодня? - уже в дверях поинтересовался Древний.
  Миа кивнула, выуживая из-за спины поводок, и конфузливо подала ему, но Грэгори лишь нервно усмехнулся, сунув конец цепочки в карман ее тонкой куртки, и дальше повел за плечи, по коридору, в сторону лифта, сдержанно улыбаясь каким-то своим мыслям.
  -Идем, отмоем тебя, для начала... - вслух подумал он, опуская решетку подъемника, нажал кнопку и, обернувшись, поймал на себе удивленный взгляд, - Что?.. - растерянно передернул бровями вампир, - Непривычно, что я сообщают тебе о своих планах?
  Девушка кивнула, поспешно опуская глаза, но Грэг шагнул к ней и поднял за подбородок, ласковой, беззлобной улыбкой стараясь развеять ее смятение.
  -Не бойся смотреть, меня это не раздражает. Наоборот, я хочу знать, что ты чувствуешь... Нет, я не собираюсь использовать твои мысли против тебя, - покачал головой он, отвечая на вспыхнувшую в ее сознании неприятную ассоциацию.
  В раздевалке, равно как и в самом банном зале никого не было в столь ранний час. Вампиры уже спали, а волки еще не раскачались после ночной пьянки. Грэг встал у прохода к душевым, но сам раздеваться не спешил. Миа, стоя напротив, поймала на себе недоуменный взгляд новоиспеченного Господина и начала нехотя стягивать с себя обноски. Ей на ум пришла запоздалая догадка, что Древний хочет первым делом со всех сторон рассмотреть "кота в мешке", которого приобрел. Миа все понимала и вовсе не строила иллюзий, относительно вампиров, какими бы великодушными и справедливыми они не казались, но ей все еще было немного не по себе. Она не знала, чего ждать от Грэгори, или "Эгрэджио", как его называли другие хищники. Ведь они боялись и уважали этого Древнего... и явно не за доброту. Оставшись в короткой майке и трусиках, девушка поежилась, но стиснула зубы и продолжила.
  -Погоди, - остановил мужчина, - Здесь прохладно. Можешь закончить там, - кивнул он и отступил, пропуская Мию в зал... - Хотя нет, постой... - нахмурился Грэг, придержав ее за плечо на самом пороге, и девушка послушно замерла, но, едва он взялся двумя руками за ошейник, расстегивая его, содрогнулась и задышала урывками, огромными от страха глазами глядя перед собой.
  -Чего перепугалась? - мягко усмехнулся Грэгори, от удивления даже остановившись, но Миа не ответила, лишь неуверенно качнула головой, мол, все в порядке, и мужчина продолжил, аккуратно высвобождая тонкую шею, усеянную следами многочисленных укусов, - Кхм, я, кажется, догадываюсь. Его снимали только, когда...
  Миа кивнула.
  -М-да... - недовольно рыкнул Древний, - Банщик!! - гаркнул он в сторону коридора, так резко, что девушка вздрогнула, - Банщик, мать твою! - громче повторил Грэг, уложив теплые ладони на ее замерзшие, худые плечи.
  -Тут, тут я, Господин! - послышался издалека заспанный встревоженный голос, и вскоре на пороге раздевалки появился невысокий, полноватый парень с помятым лицом.
  -Дрыхнешь, сукин сын?! У тебя посетители, а ты все щи в подушку давишь?! - грозно прикрикнул старший на подчиненного, но продолжил уже спокойнее, гладя дрожащие плечики испуганной Мии, - Есть у тебя припарки какие? Надо бы раны ей обработать.
  -Чего?.. - спросонья недоуменно поморщился тот, но, словив на себе гневный взгляд Древнего, очнулся, - А, ранки! Ща! Чего-то было... - зачесав репу, он умчался обратно к себе в коморку.
  -Иди пока, промой их как следует, - отпуская девушку, велел Грэг.
  Та, не поднимая головы, поспешно посеменила босыми ногами к душевым, по обжигающе ледяному кафелю.
  -И мыла не жалей! - бросил новый господин Мие вдогонку, - Нехорошие раны, детка... очень нехорошие...
  Горячий душ был ее единственным местом отдохновения, тем единственным оплотом, где Миа вспоминала, кто она и что такое быть Человеком Мыслящим. Иглис не часто приводил ее сюда, но в эти короткие минуты девушка чувствовала себя свободной, чистой и почти живой. Здесь она строила планы, мечтала, вспоминала о потерянных близких, о прежней беззаботной жизни до прихода Тьмы... Девушка оглянулась. Она была почти уверена, что Грэг наблюдает, но позади никого не оказалось, ни возле кабинки, ни во всем зале. На углу перегородки Миа нашла большое чистое полотенце и, обернувшись им, вернулась в раздевалку. Вампир, скучая, сидел там и делал вид, что все это время так и провел, но девушка прекрасно знала, что лишних полотенец в зале никогда не бывало и где попало они не валялись. В руках у Древнего Миа заметила пузырек с зеленкой, а на скамейке рядом бинты и вату.
  Пока Грэгори густо раскрашивал воспаленные отверстия от клыков, царапины и порезы от клинка, он что-то недовольно ворчал, грозно хмуря темные брови, а девушка стояла смирно, искоса наблюдая за ним, рассматривая смуглое, чуть вытянутое лицо, нос с небольшой горбинкой, острые высокие скулы. Когда Древний злился, они становились шире, когда удивлялся чему-то или глубоко задумывался - вытягивались. Темно-русые, чуть с проседью волосы обычно были собраны в хвост, но сейчас свободным каскадом ниспадали на сильные, бугристые плечи, чуть приподнимаясь от висков, оттеняя и без того выразительные, глубоко посаженные глаза, которые оказались не черными, а темно-темно карими, цвета горького шоколада. Миа успела разглядеть их еще в лифте, но здесь было больше света, и стали видны миндальные прожилки... и теплые лучики морщин в уголках. Поймав на себе пристальный взгляд, девушка машинально отвернулась. Хищник коротко вздохнул, но слышно было, что с улыбкой. Смазав все обнаруженные им ранки на шее и плечах, он выпрямился, окинув Мию многозначительным задумчивым взором.
  -Давай-ка остальное обработаем, на всякий... - Грэг не успел договорить, как компаньонка опустила руки, держащие края полотенца, вместе с ним, представ перед Господином совершенно обнаженной, - М-да. Я, конечно, всегда знал, что Иглис конченый ублюдок... - мрачно буркнул Древний, осматривая исхудалое, бледное, искалеченное тело юной девушки, сплошь покрытое синяками, ссадинами и шрамами, - Да на тебе живого места нет, детка, - шепотом выпалил он, сочувственно морща лоб, но заметил, что Миа стыдливо сжимается и машинально поднимает полотенце, чтобы прикрыться, - Такое чувство, что этот парень не знает, для чего нужна зубная щетка. Ты только посмотри... - вооружившись новым куском ваты, Грэг присел на корточки, изучая относительно свежий укус на внутренней стороне бедра.
  Вокруг неаккуратных ран розовел широкий контур, указывая на явное воспаление. Однако пока мужчина прижигал зеленкой зараженную рану, он заметил еще более страшный шрам - алый рубец ниже колена от недавно сросшегося перелома. Грэгори вскинулся на девчонку, та не успела сориентироваться и некоторое время глядела ему в глаза.
  -Тебе стыдно?.. Боишься МНЕ не понравиться? - возмущенно усмехнулся вампир, - Да ты умом с горя тронулась. Ему, ЕМУ должно быть стыдно, дурочка! Тому, кто сделал все это с тобой, а не тебе, - он поднялся, помогая ей вновь запахнуться, а после попросил показать запястья, - Слушай, он вообще хоть раз давал тебе сыворотку? - внезапно осенило Грэга, но Миа лишь растерянно моргала на него, не зная, что ответить.
  -Я... не понимаю. Простите, - повинилась она, едва не плача, так как за подобный ответ предыдущему хозяину нередко следовал удар.
  -Кровь. Он давал тебе пить свою кровь? - спокойно разъяснил Древний, зубами вскрывая упаковку стерильного бинта.
  -Да. Пару раз. Но... я не пила. Он просто вливал ее... в рану.
  -Напрямую? По живому?.. Так, конечно, эффективнее, но... это ж чертовски больно, - скривился Грэгори.
  Миа закивала, сжимая губы.
  -Да, зато зажило быстро... А через пару дней и кость срослась, - чуть слышно выпалила она, сморгнув слезы.
  Вампир шумно выдохнул, но, наконец, перестал задавать вопросы, и молча перебинтовал девчонке шею и оба запястья. Миа собрала свою одежду и по обыкновению прошла вслед за Господином в прачечную. Иглис всегда подбирал для нее обновки на свой вкус, и потому, когда Грэгори подвел девушку к корзине с чистым шмотьем и предоставил свободу выбора, Миа немного растерялась.
  -Бери то, в чем тебе будет тепло и удобно, - услышала она.
  Девушка не ждала подобной милости, но долго выбирать не стала, поскольку уже начала замерзать и схватила первую попавшуюся футболку, джинсы немного не своего размера и толстый мужской свитер с воротом на молнии. Облачившись во все это, Миа выглядела довольно странно. Джинсы неплохо сидели не ее узких бедрах, но оказались коротковаты и открывали лодыжки, а грузный свитер напротив - слишком длинным, пришлось закатать рукава. Грэг коротко оглядел девчонку, удивленно склонив голову набок, и лишь уточнил:
  -Тебе удобно?
  Миа обняла себя за плечи, чувствуя кожей колючую шерстяную материю, но закивала, ощущая тепло и защищенность, ведь этот балахон почти полностью скрывал ее фигуру.
  -Ну хорошо, - развел руками вампир, - Постой здесь, обувку тебе найду.
  Компаньонка послушно застыла на месте, переминаясь с ноги на ногу, как цапля, грея босые ступни. Вскоре Древний вернулся и преподнес ей высокие зимние сапожки на меху и длинное пальто. Как Миа не старалась скрыть свою женственность, встав на каблуки и затянув поясок кашемирового пальто, она вновь стала утонченной, изящной и хрупкой девушкой, а бледность и худоба ее лица теперь не казались болезненным признаком, а скорее налетом аристократичности. Грэг сжал губы в сдержанной, довольной улыбке, оглядывая Мию с ног до головы, повернулся и галантно выставил локоть, предлагая девушке взять господина под руку. Так, медленно и чинно они проследовали до самого лифта. Древний искоса наблюдал за компаньонкой, подмечая, как к ней возвращается уверенность и самоуважение. Девчонка вспоминала, кто она, и как обходительно мужчины вели себя с ней раньше. Однако видно было, как Миа борется с собой. Она боялась этих перемен. Привычный сценарий рушился, а новой линии поведения пока никто не обозначил, и девушка опасалась наткнуться на острые углы, словно шла в темноте на ощупь.
  На офицерском уровне, приближаясь к комнате Эгрэджио, Миа вспоминала события недельной давности, и сердце ее согревалось надеждой, что Грэг и впредь будет столь же милостив и снисходителен к измученной смертной. По крайней мере, об ошейнике она забыла как о страшном сне, как минимум на эту неделю. Хотя девушка знала, что время это пролетит беспощадно быстро, и ей придется возвратиться в Ад... потому Миа не позволяла себе расслабиться, не хотела мечтать и лелеять бесплотные надежды. "Для Древнего я - всего лишь подопытный кролик, эксперимент воспитания, предмет спора... Не нужно позволять ему увлечь себя в эту иллюзию заботы и комфорта. Ведь, чем быстрее он добьется от меня покорности, тем раньше вернет!"
  -Проходи. Будь как дома, - радостно объявил Грэгори, распахивая перед ней дверь своей спальни.
  Комнаты офицеров не сильно отличались друг от друга. Разве что расстановка мебели была немного иной. У Иглиса кровать стояла посреди комнаты, под лампой, как главная сцена, как постамент, на котором тот вдохновенно "творил", измываясь над компаньонками, а иногда, ради разнообразия, над пленницами из лагеря, пытками доводя их до измождения и полного самоотречения, избивая до полусмерти... Здесь же спальному месту был отведен тихий, уютный уголок. И ни единого зеркала! Грэг явно был далек от самолюбования и не нуждался в зрителях. За спиной Мии закрылась дверь. Девушка не оборачивалась, но чувствовала, знала, что вампир стоит рядом, прямо у нее за спиной, и ждала первого приказа, чтобы хотя бы примерно предугадать дальнейший сценарий, по которому будет проходить их "первое знакомство", но Древний молчал, и Миа рискнула обернуться, не корпусом, лишь вполоборота, не поднимая глаз...
  -Опять надумала себе чего-то?.. - ворчливо буркнул мужчина, уложив руки ей на плечи, чуть склонился, - Или не спится без кнута? Не жди, у меня его нет, - ладони скользнули вниз, под руки, на пояс, бережно расправляясь с узлом, - Знакомиться будем позже, не дрожи, - помогая компаньонке снять пальто, сообщил Грэгори, и той стало заметно легче дышать, - Сегодня я хочу, чтобы ты отдохнула и хоть немного пришла в себя. Ложись, поспи.
  Девушка прошла к кровати и опустилась на край, стягивая с длинных ног сапоги.
  -Одежду можешь не снимать, если еще мерзнешь. Ложись у стенки, не хочу тебя будить, когда вернусь.
  Миа забралась под одеяло, но не спешила укладываться. Она наконец-то отважилась взглянуть Древнему в глаза и негромко, но четко произнесла:
  -Спасибо, Господин.
  Вампир ответил сдержанной, чуть печальной улыбкой.
  -Отдыхай, - кивнул он.
  Погасив свет, Грэгори вышел и запер дверь. Девушка несколько минут лежала, таращась в темноту, и вслушивалась в тишину офицерского блока. Ей все еще не верилось в такое везение, казалось, где-то ждет подвох, и хищники вот-вот завалятся сюда всей компанией, мерзко потешаясь над ней: "расслабилась, дурочка? Поверила?" Иглис приучал компаньонок к тому, что нельзя ждать от хищников милости, ведь они на нее не способны, им чужды человеческие чувства сострадания и жалости! Жестокие уроки самого беспощадного члена Братства довольно быстро заставили девушку отказаться от всякой надежды на Спасение и Свободу, и понять, что ее желания и ее воля никого больше не интересуют, у Мии нет теперь ни одного из прав Человека, включая право на Жизнь. Хотя, вспоминая, как Грэга возмутили последствия обращения Иглиса с подопечной, Миа засомневалась, не для нее ли одной подобные правила? С другими обращались явно лучше и, похоже, у хищников даже существовал определенный "этикет" в отношениях с компаньонками! Которым Иглис, впрочем, очевидно пренебрегал, а потому и Мие не было особого смысла вникать в эти тонкости. "Все равно я вернусь к нему, и прав на отдых и лечение у меня, как и прежде, не будет... - думала она, свернувшись комочком у стены, согреваясь, - Конечно, приятно, что кто-то здесь еще способен относиться ко мне иначе, но это совершенно не поможет мне выжить рядом с этой тварью..."
  Несмотря на то, что сломавшего ей жизнь Господина не было поблизости, Иглис все еще властвовал над мыслями и подсознанием Мии. Безмятежный сон быстро превратился в мучительный кошмар. Свистели плети, мышцы сводило судорогой, из ран хлестала кровь, а мокрое от слез лицо и разбитые губы саднило от соли. Услышав очередной зловещий свист, девушка оцепенела в ожидании удара... но внезапная волна тепла укрыла от опасности, словно кто-то заслонил ее собой.
  -Ч-ч-ч... Это сон, просто сон, малышка... Все позади... Он тебя не тронет больше...
  Миа разлепила глаза, сквозь мокрые ресницы увидев лишь темноту, чувствуя тяжелую руку на плече, слушая бархатный, утешительный шепот в волосах. Еще в полудреме, соображая лишь на уровне инстинктов, она испытала небывалое умиротворение, решив, что все еще витает в мире грез, расслабилась и подалась назад, навстречу шепоту, уютно кутаясь в заботливые объятья... однако даже сквозь плотную джинсовую ткань Миа ощутила, что "вампир-пират" жмется к ней всем телом и неспроста так жарко дышит в затылок. Сон как рукой сняло. Девушка без резких движений попыталась отстраниться как можно менее заметно, но Грэг, мягко придержав ее за бедра, засопел беззвучной усмешкой, еще плотнее притискивая к себе.
  -Да не щемись, я слово свое держу, - с улыбкой выпалил он, щекоча ее острое ушко мягкой бородой, - Давай, засыпай... А за меня не волнуйся, в накладе не останусь, есть куда податься. В общем... заскучать мне не дадут.
  Миа вспомнила, как он говорил Иглису о "своих" - вероятно, о других его компаньонках, и немного расслабилась. Впрочем, уснуть ей все равно удалось не сразу. Древний гладил по макушке, убаюкивая, а Миа кусала губы, чтобы не плакать. Подобной нежности она давно не знала, а от вампиров вовсе никогда не получала ничего добрее подзатыльника. Конечно, Грэгори преследовал лишь свои цели, старался как можно быстрее заполучить ее доверие, расположить к себе, чтобы потом манипулировать. Миа прекрасно это понимала, но из всех подлых сценариев, из тех грязных игр, в коих ей приходилось участвовать, эта была наименее гадкой, даже где-то приятной и почти безобидной. По крайней мере, девушка надеялась, что она останется таковой, если все делать правильно и постоянно держать контроль над ситуацией. Оставалось лишь изучить повадки Грэга, его привычки, пристрастия и раздражающие факторы, способные вывести Древнего из себя.
  Проснулась Миа одна, по ощущениям, уже близко к полуночи. Разбудил щелчок дверного замка. Вместо того чтобы подняться с подушки и посмотреть, кто пришел, девушка по привычке зажмурилась, накрывшись одеялом с головой, чтобы бодрствованием своим не провоцировать Господина. Обычно с Иглисом это прокатывало, когда тот возвращался после бурной попойки, почти без сил, спящую девчонку он не замечал, проходил мимо, но стоило Мие открыть глаза и выказать интерес к его появлению, вампир считал своим долгом выдать ей "дежурную порцию" побоев и унижения перед сном.
  -Эй, доброй ночи, - послышался голос Грэга, приветливый, беззлобный, осторожно-вкрадчивый, - Ты столько уже продрыхла, красавица... Хочешь еще поспать?.. Нет, я не против, если нездоровится... Только поешь сначала, ладно?
  Девушка стянула одеяло до плеч и медленно обернулась. Древний сидел на краю постели, на коленях держа поднос с поздним завтраком из трех блюд. Миа потерла глаза, но видение не исчезло - вампир, принесший ей завтрак в постель, все так же сидел с подносом в руках, чуть искоса глядя на заспанную, помятую девушку и простодушно улыбался!
  -Доб-рой... Кхм! Доброй ночи, Господин Грэг, - прокашлявшись, отозвалась Миа, ошеломленно изучая содержимое подноса - дымящиеся тарелки с двойными порциями каши и супа, чай, сухари с изюмом...
  -Послушай, давай договоримся, что ты не будешь так меня называть, - не переставая улыбаться, нахмурился Древний, повергая компаньонку в новый шок, - Грэг, просто Грэг, хорошо?
  -Хорошо, Г... Грэг, - с трудом выпалила она, подтягиваясь к изголовью кровати, чтобы принять у него поднос.
  -Прекрасно, - расцвел темноглазый бородач, отставляя на прикроватный столик все лишнее, и подал ей первое, - Может, и ты мне скажешь свое имя?..
  С трудом оторвав голодный взгляд от тарелки с супом, девушка вскинулась на господина, растерянно моргая. В ее глазах плескался испуг и немой вопрос "Зачем?", но озвучить его компаньонка не решилась.
  -Алмиа, - негромко представилась она, с грустью осознавая, что почти забыла, как звучит ее имя, - Или... просто Миа, - на автомате закончила девушка.
  -Ал-Миа?.. - вдумчиво протянул Грэгори, запоминая, - Странно, но красиво. Ты... не местная? Не похоже на здешние имена.
  -Нет, я родилась здесь. Мать с отцом... были родом из... небольшой восточной автономии, по соседству. Они бежали, когда... там началась граж-данская... война... - оживилась было компаньонка, но опомнилась и вновь стала запинаться, с трудом подбирая слова.
  -Ладно, ты поешь, - заметив, как девчонка косится на остывающий суп, сжалился Древний, - Потом поговорим... Миа.
  С большим аппетитом набросившись на непривычно щедрый паек, Алмиа, однако, не съела и половины. Ее не часто баловали, и к такому количеству пищи желудок был не приучен. Отставив едва тронутую кашу, девушка прилегла, держась за живот.
  -Как, уже все?.. - удивленно хмыкнул Грэг, но не сердился - Миа поняла это по его скулам.
  -Не могу, - извиняющимся тоном отозвалась она, морща лоб и с сожалением глядя на то, как Древний собирает тарелки на поднос, чтобы унести.
  -Я думал, ты еще добавки попросишь. Изверг же тебя почти не кормит.
  -Да. Потому и... не могу, - призналась компаньонка, стыдливо отводя глаза.
  -Нет столько места?
  Миа закивала.
  -Ну, хорошо. Но чай я все же оставлю. Выпьешь потом.
  Грэгори вышел. Девушка проводила его взглядом и отерла лицо ладонями. "Надо бы умыться" - решила она, неожиданно для самой себя. Давно ее не посещало подобное желание. Ей было все равно, как она выглядит... раньше было, ведь Иглису без разницы, по чистым щекам ее хлестать или по перемазанным сажей или запекшейся кровью... Миа зажмурилась, прогоняя черную тоску и апатию, навалившиеся при мысли о возвращении, вылезла из под одеяла и прошлепала босыми ногами в противоположный угол комнаты, где за тонкой дверцей, как и во всех других офицерских комнатах, скрывался компактный санузел - биотуалет и раковина с зеркалом. На полочке под ним Миа даже обнаружила расческу, но не рискнула притронуться к ней. Хищники могли по запаху распознать, что их личной вещи кто-то касался. Отчесав волосы пятерней с висков, девушка пригладила их влажными ладонями, вздохнула, глядя на свое отражение... коснулась чистой бинтовой повязки, прочно, но не туго облегающей горло... и поняла, что впервые за долгое время не боится смотреть на себя в зеркало, даже попыталась улыбнуться, но в глазах застыл такой хронический испуг, что Мие казалось, она все равно выглядит жалко, жалко и глупо. За дверью послышались тяжелые шаги, и девушка, пулей вылетев из закутка, едва успела нырнуть под одеяло. Древний вошел, замер на пару секунд с хитроватой ухмылкой, повел носом в сторону уборной, видимо, уловив свежий след или энергетический шлейф от движения, и рассмеялся, уронив голову, чтоб не смущать девчонку своим широким оскалом.
  -Прости, но у тебя такой вид... - выпалил он, прикрывая дверь, - ...словно ты надула мне в сапоги.
  -Я... знаю, где туалет, - несмело, но заметно оскорблено огрызнулась Алмиа, отвернувшись.
  -Эй, ну ты чего? Я же шучу, - ничуть не разозлившись на подобный тон, шутливо нахмурился Грэг, проходя к кровати, - Конечно, знаешь, как и все нормальные люди. И ненужно стесняться естественных потребностей своего организма. Это нормально, Миа. У каждого есть право...
  -У меня нет никаких прав, - неожиданно дерзко и громко перебила она, в порыве отчаянной злобы сминая одеяло в кулаках, - Я - скот, я - вещь, диванная псина, которой нельзя покидать место без разрешения хозяина, - рычала девчонка, размазывая слезы по щекам, но то, КАК она заявляла об этом, оставляло Грэгори повод надеяться, что сама Миа вовсе так не считает, и до сих пор не смирилась с подобной ролью.
  -Серьезно? Даже чтоб сходить по нужде, тебе необходимо его дозволение?.. - негромко и уже без улыбки уточнил Древний, присаживаясь на край постели, заглядывая девушке в глаза.
  Алмиа закивала, утираясь рукавом.
  -На вторые сутки... когда я больше... не могла терпеть, он так же вышел куда-то... - дрожащим голосом, едва слышно вспоминала девушка, - А когда вернулся и... понял, что...
  -...что ты вставала, - помог закончить Грэгори, но Миа замотала головой.
  -Нет. Выползала. Я... не могла тогда ходить, но доползла. Потом обратно... через силу, но сумела как-то, потому что знала - ему не понравится, если меня не будет там, где он меня оставил.
  -И... что же? Все равно наказал? - недоверчиво повел бровью вампир.
  Вместо ответа, девчонка отчесала волосы со лба, и Грэг без труда разглядел широкий белесый шрам на виске.
  -Чем это он тебя? - осторожно касаясь ее волос, склонился мужчина, сочувственно понизив тон.
  -Об... раковину приложил, - шмыгнула носом Миа, затихая.
  -М-да. Кто ж знал... Прости, ты права. Дурацкая была шутка, - шепотом извинился Грэгори и, в подтверждение своего сожаления, приложился теплыми губами к ее шраму.
  Девушка прикрыла глаза, от неожиданности совершенно остолбенев, но по щеке скользнула теплая ладонь, вторая опустилась на плечо, а губы... такие мягкие и теплые, стали спускаться ниже, коснулись ушка, прошлись до подбородка, вдоль линии скулы... и Миа поняла, что тает от его поцелуев, борясь с желанием раствориться в нарочитой, приторной нежности древнего хищника. Его игра оказалась не менее жестокой, чем потехи Иглиса с ее подсознанием, но сейчас девушке самой захотелось поддаться, впервые добровольно поучаствовать в задуманной вампиром забаве, ведь та, похоже, не предполагала никакого насилия... хотя Алмие верилось в это пока трудом. Девушка робко подалась навстречу, склоняясь в сторону Грэга, и ничуть об этом не пожалела. Столь неотчетливого знака Древнему вполне хватило, чтобы уловить взаимность. Припав к большим губам Мии, он ощутил их трепет, отстранился, жадно вдыхая запах юной восточной красавицы, прильнул снова, задержался чуть дольше - дрожь усилилась... Грэгори отвлекся от Алмии, поймав ее взгляд, улыбнулся, разгоняя тревогу, сковавшую ее сердце, и только после впился долгим, проникающим, жарким поцелуем, не принуждая, не удерживая, не касаясь даже ее плеч. Девушка не отвернулась и не попятилась назад, хотя пространства для отступления было предостаточно. Она отвечала! Впрочем, так же, не притрагиваясь к мужчине, хоть и по совершенно иным причинам. Миа с упоением купалась в иллюзорной свободе, без слов благодаря Древнего за этот шквал заботы, ласки и чуткости, о которых девушка давно не смела даже мечтать. Ее искренняя отзывчивость, открытость и, в какой-то мере, смелость так взволновали Грэгори, что тот едва сдержался, чтобы не нарушить эфемерность их контакта, не пересечь границ ее комфорта. Алмиа, заметив, как распаляется хищник, испуганно подалась назад, прерывая их связь, лишь подтверждая его догадки - для чего-то большего время еще не пришло. Грэг не настаивал на продолжении и не пытался удержать девчонку, но в его темных глазах сейчас плясали блики адского огня.  []
  -Ты потрясающая, Миа, - интимным полушепотом выдохнул он с блуждающей улыбкой, - А губки... сладкие, как райский фрукт. Я вчера еще понял, что не могу от них оторваться.
  Компаньонка недоверчиво скосилась на Древнего.
  -Да, девочка, теперь ты знаешь, почему ты здесь, - сдавленно хихикая, разбавил атмосферу Грэгори, - Ну а, если серьезно... - он перевел дух и осторожно взял в свои большие теплые ладони ее тонкую, прохладную ладонь, - После всего, что ты вынесла... Достаточно ведь одного взгляда на твое тело, чтобы понять, сколько ты натерпелась. И рассказанное тобой - лишь малая часть того кошмара, в котором ты варилась несколько недель... Но ты не озлобилась, не разучилась чувствовать и не замкнулась в себе - вот что меня в тебе восхищает.
  Алмиа, забывшись, ошеломленно глядела Древнему в глаза, но из глубин ее души поднималось недоверчивое шипение, словно капли ледяной воды падали на раскаленные угли зардевшей надежды. "Опомнись! Не верь! Ни единому слову! Он лжет. Говорит тебе то, что ты хочешь слышать. Он знает!.. чего тебе не хватает. Знает... на что давить и за какие струны дергать... чтобы, в конечном счете, ты пошла за ним! Вот и все... что ему нужно. Твоя покорность, твоя преданность... Лишь на неделю, а потом он выбросит тебя, вернет, обменяет, подарит или перепродаст, если цена твоей шкуры возрастет после его уроков и лечения..." Грэг распахнул рот, но лишь шумно выдохнул, расплываясь в нервной, натянутой улыбке, отвел глаза. Миа догадалась, что хищник уловил все, до последней мысли, но было поздно.
  -К-хм. Знаю, ты не веришь хищникам, и я не исключение... - отстраненно и как-то подавленно начал он, будто чувствовал в том и свою вину, - У тебя для этого немало причин, я понимаю, но... хочу сказать тебе одну вещь, совершенно искренне... - Древний поднял голову и встретился взглядом с девушкой, - Иглис больше не твой Господин. Он не получит тебя назад, независимо от того, станешь ты покладистей или нет.
  Миа округлила глаза, но изумление на ее лице быстро сменилось страдальческой гримасой. Грэгори вгляделся в светло-карие радужки, пытаясь понять, что у девчонки на уме, но та, осуждающе сдвинув брови, поспешно опустила глаза, дабы не повторять своих ошибок.
  -Я, конечно, не ждал бурной радости и даже не был уверен, что ты воспримешь мои слова всерьез, но... сейчас я в тупике. Что означает твоя реакция? - нервно усмехнулся Древний, и Мие показалось, он начинает злиться, - Моя идея тебе не по нраву? Может... Иглис на самом деле хороший парень, и ты мечтаешь к нему вернуться? Или считаешь, что со мной еще хуже?
  -Нет, - Алмиа зажмурилась, втянув голову в плечи, ожидая удара.
  -Миа, я не собираюсь тебя бить, - запоздало смягчил тон Грэг, стараясь вывести девчонку из защитного ступора или хотя бы не дать ей уйти в себя еще глубже, - Не бойся, открой глаза. Я не сержусь, просто... не понимаю тебя, но... очень хочу понять. Скажи, о чем ты думаешь?
  Она осторожно разомкнула веки, вытянула из его лап свою ладонь и обняла себя, словно замерзла.
  -Я... просто вспомнила, что видела ту девушку, блондинку, в баре, с Вами... - подавленно, чуть хрипло от страха отвечала Миа, даже не глядя в сторону вампира, - Она... совсем еще ребенок. Как я могу радоваться, зная... что за меня страдает кто-то другой?..
  -Летти?! Да будь я проклят, если отдам ее этому живодеру, - посмеялся Грэгори, облегченно выдохнув, - Так вот в чем дело? Ну, во-первых: речь шла о старшей сестре, а не о младшей... а Скарлет уже большая девочка и не такое в жизни повидала, а во-вторых: неужто ты думаешь, я такой дурак, чтобы оставить ее с Иглисом наедине?
  Миа выглядела растерянно. Ее взгляд забегал по комнате, мазнул по чашке с остывшим чаем и безразлично уперся в покрывало.
  -Хочешь пить? - проницательно заметил Древний, девушка кивнула, и тот подал ей чашку, - Откровенно говоря, он и Скарлет не получит. По крайней мере, я смею на это надеяться. Ты ведь умница и не станешь вредить ни себе, ни ей только лишь ради того, чтобы насолить мне?.. - девушка глотнула, недоуменно моргая на него, и обиженно опустила глаза, Грэг мягко усмехнулся, - Ну, или, как тебе кажется, чтоб "сохранить остатки гордости", но это лишнее. Я забрал тебя не для того, чтобы дальше доламывать твою психику, Миа. Иначе, как ты, наверное, догадываешься, мы говорили бы совсем по-другому...
  Алмиа медленно втянула носом воздух и на выдохе судорожно закивала.
  -У тебя голова еще не кружится? - приглушенно хихикая, вдруг почему-то спросил он.
  Девушка качнула головой, в недоумении скосившись на него.
  -А затылок не болит?.. - продолжил потешаться "вампир-пират", прощупывая под повязкой ее загривок, - Сколько ж можно жестами-то изъясняться?.. Поговори со мной, Миа.
  -Можно... задать вопрос? - робко начала она.
  -Не "можно", НУЖНО, моя хорошая, - обрадовался Грэгори, развалившись поперек кровати, поглаживая поверх одеяла ее коленки, - Я устал уже ждать...
  -Как же Ваш спор? Ведь Вы... при свидетелях обещали вернуть меня через неделю...
  -Правда?.. Обещал? - театрально удивился Грэг, скалясь во все тридцать два, - Видишь ли... - он довольно облизал пересохшие губы, - Я старше Иглиса... намного старше и вправе забрать ту, которая мне приглянется, без спора, без объяснений и безо всякой компенсации. Единственный нюанс - у нас не принято злоупотреблять полномочиями в кругу братства. Поэтому я не могу спасти каждую несчастную, что попадает к нему в лапы. И именно поэтому... мне пришлось хитростью тебя у него выманивать, - закончил Древний, разводя руками.
  Мие ужасно хотелось всему этому верить, но война научила ее сомневаться даже в самых близких и доброжелательных людях, а уж в вампирах и подавно. Однако девушка решила не спешить с выводами и посмотреть, как поведет себя Эгрэджио в дальнейшем, приглядеться к нему повнимательней, чтобы хотя бы понимать, когда он лжет, а когда говорит правду, и, в конце концов, узнать, как он общается с другими своими подопечными.
  -Я...
  -Да-да?.. - подбодрил Грэгори с улыбкой, помогая ей решиться.
  -...хотела еще спросить... Эти девушки, сестры, они... живут где-то здесь, рядом?
  Мужчина закивал еще раньше, чем она закончила. Казалось, этот вопрос порадовал его еще больше, чем предыдущий.
  -Недалеко, но не здесь. В лагере... И не смотри на меня так, у них отдельный блок. Никто к ним, кроме меня, не прикасается. Хочешь... идем, я вас познакомлю? - охотно предложил он, но Алмиа поникла, словно испугавшись чего-то.
  -Нет. Не надо.
  -Боишься лагеря?.. Ты ведь была там, - удивленно пожал плечами Грэг.
  -Да, я оттуда, и... это место меня уже не страшит. Это "приют милосердия" в сравнении с... комнатой Господина. Просто я... не смогу смотреть в глаза той девушке, зная, через что ей предстоит пройти из-за меня... если что-то пойдет не так, если...
  -Миа, послушай... - перебил Древний, глядя на нее из-под бровей, - Не стоит брать на себя так много. Не ты распоряжаешься ее судьбой. Я сам решил использовать Скарлет в качестве наживки, поскольку Иглис на нее давно роняет слюни. И даже если ты... не пойдешь со мной на контакт, и ей выпадет пара неприятных часов в компании с этим ублюдком, в том будет лишь моя вина, не твоя.
  Девушка не отвечала, но было видно, что сомневается. Грэгори решил не давить и пока оставить эту тему. Опираясь на руку, он приподнялся и прочесал пятерней чистые, но немного спутавшиеся от подушки волосы Алмии.
  -А у тебя большое сердце... - по-отечески щурясь, заметил вампир, поглаживая компаньонку по макушке, - Закаленное болью, но не очерствевшее. Это так удивительно. Нет, правда... - заулыбался Грэг, когда девчонка, скептически хмурясь, подняла на него глаза, - Ты не представляешь, насколько редко внешняя и внутренняя красота встречаются в одном человеке. Даже я, за свои три с лишним сотни, видел таких не много... считанные единицы.
  Ее зрачки расширились, но взгляд Миа не отвела, явно млея от прикосновений Древнего, и тот решил еще разок попробовать на вкус ее дрожащие губы. Девушка ощутила, как его ладонь, спустившись ниже, давит на загривок, и повиновалась, склоняясь к хищнику. Этот поцелуй показался ей дольше и серьезнее предыдущего. Грэг не убрал ладонь, а продолжал придерживать, чтоб Миа не пошла на попятную. Та, вроде бы, пока не помышляла об отступлении, но время от времени опасливо приоткрывала глаза, словно старалась разглядеть вампира вблизи или пыталась таким образом контролировать ситуацию. "Триста лет! Господи... Невероятно! Какое древнее чудовище... Помилуй меня, Боже! Я не выдержу... - неслось в ее голове, - День, когда мне доведется его прогневить, будет последним в моей жизни. Хотя пока он, конечно, на редкость великодушен... но это не значит, что так будет всегда. Рано или поздно... Черт! Вот это клычищи! - дрогнула Алмиа, разглядев их наконец, - Каким же виртуозом надо быть, чтоб так умело их прятать!? - удивлялась она, в который раз замечая, что при поцелуе совершенно их не ощущает, - Впрочем, может дело не в возрасте, и даже не в опыте? Может Иглис тоже умеет быть осторожным, просто не видит в этом смысла?.." - предалась малоприятным воспоминаниям она. Конечно, прежний Господин никогда не целовал ее в губы, но, во время испития, частенько любил прихватить за мягкие, чувствительные места, оставляя на них глубокие царапины.
  -Забудь о нем... - сбивая дыхание, прошептал Грэгори, чувствуя, что тело девушки уже вполне отзывчиво и постепенно расслабляется, но сама она все время одергивает себя, то и дело мысленно возвращаясь в прошлое, - Со мной не будет так... Все будет по-другому... Вот увидишь... Совсем... иначе, Миа. Я хочу... чтобы тебе было хорошо.
  -Я не могу... забыть так быстро. Хочу... ужасно хочу, но не могу... - призналась она, - Закрываю глаза и... чувствую, словно он стоит у меня за спиной, злится... и жду, что вот-вот дернет за поводок, бросит на пол и... будет бить до тех пор, пока сознание не потеряю, - девушка даже воровато оглянулась на дверь, чтобы убедиться, что Иглиса здесь нет, и он ее не слышит.
  -Де-евочка... - скорбно топорща брови, протянул Грэг, стерев едва проступившие слезы в уголках ее глаз, сел чуть поближе и крепко обнял, привлекая к своей широкой груди, - Иди ко мне. Его здесь нет, и никогда не будет. Не бойся больше... Слушай... - отвлекся он, размышляя вслух, - Мне сегодня надо быть в штабе, а вот завтра... Завтра можем выбраться на воздух, прогуляться. Что скажешь? - кивнул Древний, заглядывая ей в глаза, - Мне помогает, когда все эти рожи в конец осточертевают, я исчезаю на денек-другой... и потом как заново родился. Тебе, наверное, тоже не помешает "выходной", м?
  Миа неуверенно кивнула, с трудом понимая, куда он может увести ее в пустом, мертвом городе, но мысль о том, чтобы покинуть это "Средоточие Зла", несомненно, ее вдохновила. Заметив оживленное мерцание в неизменно трагичном взгляде девушки, Эгрэджио стянул с плеч кожаную куртку и, вальяжно развалившись на своей половине кровати полулежа, протянул к Мие руки, подзывая.
  -Иди-ка сюда.
  Девушка опасливо скосилась на хищника в надежде, что ей послышалось, но распростертые объятья полуобнаженного "пирата" выглядели вполне однозначно. Отбросив одеяло, Алмиа поднялась на колени, мысленно радуясь тому, что все же легла спать в джинсах. Грэг помог ей решиться, подхватив под руки, чуть приподнял и усадил к себе на бедра. Цепенея, Миа таращилась на мощный, смуглый торс, разлинованный старыми, зарубцевавшимися шрамами. Некоторые из них были едва заметны, некоторые - широкие и очевидно памятные, следы минувших боев, ожесточенных схваток с людьми, вампирами или волками, как, например, три длинные полосы поперек живота - очевидно от когтей какого-то огромного зверя. "Хм... разве вампиры не восстанавливаются полностью? - задумалась она, - На них ведь все мгновенно заживает!"
  -Карту моей жизни изучаешь? - вполголоса усмехнулся мужчина, заключив ее ладони в свои, поскольку Миа, явно не зная, куда их деть, нервно теребила ворот свитера, - Спрашивай... если интересно.
  -Они не заживают, потому что это было до?..
  -До обращения, верно. Почти все они достались мне в память о "бурной юности". Голодное воровское детство, войны с портовым отребьем за работу, море... - Грэгори прикрыл глаза, на минуту погрузившись в воспоминания, похоже, лучшие в его смертной жизни, - Пиратство, бесчинство, грабежи, кутеж... катор-га, - он распахнул глаза, последнее слово выпалив одними губами, глубоко вздохнул, - Но есть и те, которыми я обзавелся уже после. Следы от серебра и волчьих лап зарастают долго и плохо, как этот... - он приложил ее ладонь к своей груди, как раз в том месте, где красовались самые яркие полосы с рваными краями.
  Девушка несмело провела по гладкому, жесткому рубцу кончиками пальцев и отвела задрожавшую руку.
  -У Вас... гораздо больше шрамов, - вслух подумала она.
  -Э-это точно! - рассмеялся Грэг, вновь перехватывая обе ее руки, - Ну, я и жил подольше.
  -Да, триста лет, - припомнила она, хмурясь, - Это правда? Вам... так много?
  -Если быть точным, триста двадцать четыре, - спокойно отвечал он, все так же добродушно улыбаясь Мие, - Только не пойму, почему тебя это так пугает?
  Алмиа встретилась с ним взглядом и поняла, что замять вопрос не удастся, придется отвечать.
  -Просто... Иглису около ста пятидесяти...
  -Сто семьдесят, примерно, - поправил Древний.
  -Выходит... вдвое меньше, - продолжила она, смятенно шаря взглядом по постели, - И он... выкручивал мне кишки, даже не прикасаясь, не вставая с кресла. Я подумала...
  -...На что способен я? - проницательно закончил за нее хищник, довольно прохладным тоном.
  Миа украдкой глянула на него и обомлела. Вампир смотрел из-под бровей, прямо, неподвижно, с едва заметной таинственной ухмылкой на плотно сомкнутых губах. Он качнул головой в сторону свободной подушки, отпуская ладони девушки.
  -Приляг, - тихо сказал он.
  Ее глаза моментально расширились, стекленея от ужаса.
  -Нет... Пожалуйста, - хрипло выпалила она, сползая с его колен, но Древний поднялся с постели, уже откровенно скалясь, - Не надо, умоляю! Госпо-дин... - разревелась она, провожая его взглядом, - Пожалуйста! Я никогда больше не буду бол-тать глупости. Я вооб-ще больше не буду... говорить...
  -Миа... при-ляг, - чуть громче повторил Грэгори, с невозмутимой улыбкой наблюдая ее панику.
  Он стоял напротив, у самой двери, подпирая спиной стену, скучающе сложив на груди мускулистые руки. Его прямой, решительный, глубокий взгляд требовал беспрекословного повиновения, и Алмиа не осмелилась злить древнего хищника еще больше. Внутренне сжавшись, она подтянулась на руках к изголовью и медленно опустила голову на подушку, сотрясаясь в беззвучном рыдании.
  -Закрой глаза... и постарайся расслабиться, - мягче продолжил Древний, - Слушай мой голос. Обещаю... больно... не будет. Девушка несколько раз глубоко вздохнула, стараясь остановить слезы, слушая, как Грэг певуче и странно медленно выговаривает слова, и на последнем ощутила, как растворилась ее нервная дрожь, мгновенно, словно кто-то щелкнул переключателем, и страх исчез, а вокруг как будто стало теплее...
 []
  -А теперь... от-кры-вай, - прошептал трескуче-бархатный голос Эгрэджио где-то совсем близко, Мие даже показалось, что она чувствует его дыхание на щеках, - Только не спеши.
  Темные, мокрые ресницы, подрагивая от напряжения, медленно разомкнулись... Яркий свет ослепил Алмию, и ей не сразу удалось оглядеться. Растирая саднящие веки, она приподнялась с подушки, и поняла, что все вокруг изменилось! Девушка по-прежнему сидела на кровати, но та как будто стала выше, а по углам к потолку поднимались резные деревянные балясины, держащие льняной, грязно-серый полог. На краю постели сидел Грэгори, Миа видела его неотчетливо, лишь чувствовала, что он рядом. В сознание ворвались звуки: высокий, прерывистый, мелодичный свист и низкий далекий гул, то нарастающий, то стихающий... словно волны плещут о берег. Девушка глубоко вдохнула и, наконец, отважилась поднять голову. От прежней комнаты не осталось и следа! Ни единого намека на мрачный подземный бункер. Вместо крашенных бетонных стен - тонкие перегородки из необработанной древесины, на полу, вместо кафеля, темные доски. "Сельский дом или... бунгало?" - топорща брови, гадала Миа. Вся комната была наполнена свежим воздухом и залита солнечным светом, что струился из большого распахнутого настежь окна. В нем, на фоне чистейшего лазурного неба, словно охваченные леностью полуденного зноя, томно покачивались огромные изумрудные пальмовые ветви. Свист оказался голосом диковинной птицы и перекликался с другими, не менее экзотичными трелями, а гул... Алмиа вдохнула поглубже и, прежде чем делать выводы, решилась уточнить хриплым шепотом:
  -Что это? Сон?.. Или я просто уже в Раю, и все это...
  -Хм-м-м. Подумай, что бы там делал я? - негромко фыркнул Грэгори, - Сон... Маленькая иллюзия... - судя по голосу, он подобрался ближе, но все внимание девушки было приковано сейчас к грубым холщовым шторам, чуть дрожащим на ветру, - Это мое далекое прошлое. Короткое, но... довольно светлое воспоминание.
  -Более чем... - нервно хмыкнула Миа себе под нос, смутно осознавая, что греется в лучах иллюзорного солнца рядом с вампиром.
  -Мы в одном из тех дней, которые ничем особым не памятны, но по-настоящему дороги, ведь... только по прошествии многих лет понимаешь, где и когда был действительно счастлив.
  Слушая его, девушка попыталась обернуться, но мужчина рассеялся в дым и в следующий миг очутился уже по другую сторону кровати, между Мией и так манящим ее окном. Грэг присел на постель и тоже взглянул на глубокое, сказочно-нереальное небо с легкой печальной улыбкой.
  -Это... - она приподнялась на коленках, и взору открылась темная, бескрайняя, бушующая синева, гонимая ветром Свободы и мерцающие бликами пенные гребни, пронизанные лучами южного солнца, - ...море?.. - хрипло от волнения выпалила девушка.
  -Нет, дорогая. Это... Атлантика, - с придыханием объявил Эгрэджио.
  -Оке-ан?.. - недоверчиво протянула Миа, морща лоб.
  -Угу-м, - довольно согласился Грэг, возвращая внимание к ней, провел по спине широкой ладонью, - Остров Тобаго. Слышала о таком?
  Алмиа коротко мотнула головой.
  -А "Тринидад" знакомое слово?
  -Это да, где-то слышала, - хмурясь, припомнила она.
  -Ну вот, а Тобаго рядышком, маленький такой островок, тихий. Здесь... в контрабандистской хижине прошли, наверное, самые спокойные... вернее сказать, последние спокойные деньки моей... смертной жизни.  []
  Девушка перевела ошарашенный взгляд на него, потом снова на бушующие волны, и Грэгори увидел, как загорелись ее глаза, озарились светом Надежды, возродившейся подобно Фениксу из пепла, неудержимым стремлением жить и быть свободной, желанием бескрайним и столь же неукротимым, как сам океан.
  -Можно мне... встать? - пропавшим голосом выпалила Миа, на коленях подползая к краю кровати, стараясь заглянуть дальше, чтобы понять, где кончается вода и начинается берег, ей казалось, что домик стоит на обрыве или вовсе парит в воздухе.
  -Нет, девочка моя. Если ты "выйдешь" из этой комнаты, ты проснешься, - мягко осадил хищник, придерживая девчонку за плечи, обнял, и Миа, наконец, опомнилась, посмотрела на него, - Я покажу тебе море, обещаю, - ласково улыбнулся он, любуясь возбужденным мерцанием в ее медовых глазах, - Но не сейчас, в другой раз... - Грэг склонился, девушка прикрыла глаза, ожидая поцелуя, но вампир едва коснулся ее губ, и тело Мии обрело необычайную легкость, она всхлипнула от неприятного чувства свободного падения, всего каких-то пару секунд... и разум снова прояснился. Она очнулась, ровно там, где была - на подушке, все в той же напряженной позе, а Грэгори стоял по-прежнему у двери, шагах в четырех от кровати.
  -Как видишь... - начал он, отлипая от стены, - ...силу можно использовать по-разному.
  Девушка приподнялась на локте, недоверчиво озираясь по сторонам. Вампир присел с ней рядом, но не прикасался, даже руками не шевелил, а Миа отчетливо ощутила, как ее тянут за плечи, вынуждая сесть. Поравнявшись с Древним, едва не врезавшись в него, она судорожно вдохнула и замерла, ожидая дальнейших манипуляций невидимых рук. Небо обволок теплый, терпкий запах свежего мужского пота. Грэг склонился к компаньонке, и, уткнувшись носом в ее пульсирующий висок, зашептал, поглаживая по макушке:
  -Я ничего тебе не сделаю. Ничего плохого... Моего потенциала и знаний достаточно, чтоб уничтожить роту ваших десантников одним усилием воли, в два вздоха... но мне нет нужды применять силу против таких как ты, слабых и беззащитных. Я не вижу смысла в таком трусливом самоутверждении.
  Алмиа жмурилась все это время, от его горячего шепота погрузившись в неглубокий защитный транс, но на последних словах открыла глаза. Ей захотелось что-нибудь ответить в знак благодарности, хотя в сознании еще звучало эхом "...в два вздоха...".
  -Эта... иллюзия... - несмело начала девушка, предлагая сменить тему.
  -Да. Визуальное воспоминание, - словно соглашаясь с ее идеей, уточнил хищник, - Тебе понравилось?..
  -Это было очень... красиво, - она попыталась улыбнуться, но Грэгори отвлекся от ее виска, чтобы видеть лицо собеседницы, и Миа обрела привычно-испуганный вид, - И реалистично. Ветер, солнце... Вы правда жили там?..
  -Ну... не то чтоб жил, так, швартовался пару месяцев, до прихода англичан, - мужчина отвел омраченный печалью взор, - Но местечко и впрямь исключительное. Будь у меня вторая смертная жизнь, непременно провел бы ее там... с ромом и девками, - мечтательно закончил он и сухо рассмеялся, краем глаза подмечая на себе ее прямой, осмысленный взгляд.
  -Вы... хотите меня?
  Вампир осекся, но широкая улыбка так и застыла на его губах. Алмиа смутилась, за те несколько секунд, что длилась эта неловкая пауза, уже сотню раз пожалев о своей дерзости. Напряженно замерев, подобно зверю, Грэг скосился на девчонку.
  -Это вопрос... или предложение? - игриво повел бровью он.
  -Простите. Я не знаю, зачем... - начала было оправдываться она, но мужчина безжалостно оборвал ее ехидной, обличительной усмешкой.
  -Ну да, ну да, - шутливо хмурясь, закивал Грэгори, - Ты же ни секундочки об этом не думала. Само как-то вырвалось. Наверное, ты чихнула, а мне не весть что послышалось.
  Миа сжала плечи, сгорая от стыда. Древний вошел во вкус, потешаясь над женской двойственностью, загнавшей бедняжку в тупик, но продолжил мягче:
  -Просто, если это был вопрос, то ты сама прекрасно знаешь на него ответ. А, если это... твое желание, - он ласково прошелся костяшками пальцев по ее щеке, но девчонка так и не решилась поднять глаза, - ...то непонятно, почему ты решила выразить его именно так, а не иначе. Ты ведь уже большая девочка и знаешь, как заинтересовать мужчину... как дать ему понять, что ты не против... познакомиться поближе.
  -Я... не была уверена, - подавленно выпалила она, - Я думала, Вы брезгуете, если честно. Вы же... сами говорили, что на моем теле нет живого места.
  -Угу-м. А от вчерашней шишки у тебя на бедре синячка, случайно, не осталось? - снисходительно умерив тон, буркнул Грэгори.
  Против такого аргумента возразить было сложно. Ни то чтобы Алмиа хотела этого сама, она всего лишь посчитала, что вполне готова подчиниться своему новому, великодушному Господину, если того захочет ОН. Конечно, было боязно, ведь девушка еще не знала его повадок и пристрастий, но в какой-то момент осознала, что не испытывает к Древнему неприязни. Когда он прикасался к ней, не было того щемящего, тошнотворного чувства обреченности и омерзения, что выработалось у Мии на рефлекторном уровне и обычно возникало при любом физическом контакте с прежним хозяином. Итак, решив "сдаться" добровольно, в надежде, что это будет ей засчитано, девушка взялась за нижнюю резинку свитера и потянула вверх. Потом проделала то же с футболкой и, поднявшись на колени, завозилась с молнией на джинсах.  []
  -Остановись, - донеслось до нее непривычно-прохладным голосом Грэгори.
  Все это время мужчина оставался неподвижен и лишь наблюдал за компаньонкой со стороны, но что-то в его тоне заставило Алмию содрогнуться. Встретившись взглядом со своим Господином, она поняла, что тот действительно злится.
  -Я что-то делаю не так? - поспешила выяснить она, захлебываясь дыханием, словно готова вот-вот расплакаться и броситься к его ногам, чтобы вновь молить о пощаде, - Прос-тите! Я исправлюсь. Вы только скажите...
  -Миа! - поднял ладони Грэг, пресекая ее истерику, - Сядь, - скомандовал он, и продолжил уже мягче, - Слушай, я... ценю исполнительность, но... давай без фанатизма, ладно?
  Девушка обескуражено поникла, конфузливо прикрывая грудь, и кивнула, но как-то растерянно. Претензия была ей совершенно не понятна, а как решать проблему, суть которой не ясна, Миа не знала. На свой страх и риск она решила импровизировать. Древний склонился и за подбородок привлек компаньонку к себе, проникая в ее рот горячим языком, не встретив ни малейшего сопротивления. Прикрыв глаза, девушка мягко обхватила его губами и опустила руки, ощутив, как большие ладони по-хозяйски скользят по ее плечам и спине, желая познать все заветные изгибы измученного, но вовсе не утратившего свою хрупкость и изящность, молодого тела "девочки-эльфийки". Небольшая, но зрелая, налитая грудь с нежно-розовыми бутонами сосков, "украшенная" парой бурых пятнышек от защипов или скрутов... широкие, крепкие бедра с более темными и более крупными синяками... и осиная талия. Хищник сгорал от желания вновь увидеть ее длиннющие, стройные ножки, распалившись от одного лишь воспоминания о них, но не спешил. Сцепив ладони на невероятно узкой талии Алмии, под грудью, он пока даже не прикасался к этим трепетным персикам, лишь ощущая их приятную тяжесть. Добавив поцелую страсти, он вынудил девчонку опуститься на подушки, и руки сами потянулись к ее джинсам, без промедления сдирая их с послушно приподнятой задницы... Грэг отстранился, любуясь тонкими лодыжками и волнительными коленками, взгляд скользнул выше, к гладковыбритому треугольнику, едва заметному меж стыдливо сжавшихся бедер, разрисованных зеленкой. Плотоядно усмехнувшись, вампир припал губами к дрожащему животу, тут же услышав приглушенный всхлип Мии. В последнее время ее живота касались только огромный кулак, локоть Господина или его колено, и компаньонка, похоже, совершенно не ожидала такой ласки. Однако ножки, выпрямившись, стиснулись еще плотнее. Древний глянул на девчонку, но та ни то, что не подсматривала, а отвернулась вовсе, зажмурив глаза, словно по привычке стараясь абстрагироваться. Оплетенные бинтами, тонкие руки безучастно раскинуты, плечи расслаблены... Мужчина подтянулся выше, склонился к бархатно-мягкому бутону и, чуть поиграв с ним кончиком языка, стал осторожно разминать пальцами второй... Алмию затрясло. Русые бровки трагично сошлись к переносице, точно от боли. Белая, почти прозрачная кожа вмиг покрылась мурашками. Грэг опустил ладонь на ее живот и ощутил непрерывную, нервную вибрацию.
  -Эй... - тепло шепнул он и чмокнул девчонку в лоб, разгоняя страдальческие складочки, - Взгляни на меня хотя бы.
  Миа сию же минуту разлепила веки и повернулась к Господину, но тот не обнаружил в ее глазах того, что искал, и тоже, в свою очередь, нахмурился.
  -Я сделал тебе больно?
  Она поспешно замотала головой.
  -Может... тебе что-то неприятно?..
  -Нет, Господин, - машинально вырвалось у нее, - То есть... Грэг. Простите! Я случайно... Умоляю, не сердитесь, - хныкнула девушка, замечая, что с каждым ее словом Древний становится все мрачнее, - Просто скажите. Я все сделаю. Все, что хотите...
  -М-да, - угрюмо фыркнул Грэгори, отстраняясь, ни то брезгливо, ни то разочарованно, - Нет, Миа. Ты оговорилась неслучайно, - качая головой, но уже не глядя на компаньонку, он слез с кровати, зацепил со спинки куртку и вышел, от души хлопнув дверью.
  Девушка вздрогнула и обняла себя за плечи, чувствуя, как по щекам ручьем катятся горячие слезы. Она села на постели, поджав колени, и долго еще ревела, глядя на дверь, горько, отчаянно. "Что тебе надо от меня, тварь?! Я итак половая тряпка, я пластилин. Так лепи, чего хочешь! Или ты сам еще не придумал? Я ведь тем более не знаю, какой нужно быть, чтоб тебе понравиться!" Лишь когда в затуманенный истерикой разум закралась догадка об истинных причинах его поступка, Миа начала понемногу приходить в себя. Дыхание выравнивалось, сознание прояснялось, но вместе с тем подкатывала волна черной тоски, обреченности: "Теперь он точно вернет меня! Он разочарован. Грэг спас меня, потому что думал, что я еще способна вернуться к нормальной жизни, что я еще помню, кто я... Он считал, что мой дух не сломлен, что я могу бороться! А я... Что я делаю, Господи?! Вновь стелюсь и пресмыкаюсь... Да потому что страшно, чертовски страшно сделать что-нибудь не так. Но ведь именно это сейчас и произошло? Я умудрилась все испортить... Эгрэджио не выносит рабства! ЭТО он пытался все это время донести до тебя, тупица! Он обращался с тобой по-человечески, а ты... И себе приговор подписала, и ни в чем не повинную девчонку подставила..."
  Алмиа забралась под одеяло, свернулась клубком у самой стеночки, но заснуть толком так и не смогла, ворочалась полночи, проваливаясь в рыхлую дрему, но мысли нескончаемым потоком неслись в голове, выдергивая девушку из лап морфея. Она пыталась сочинить оправдание, более или менее складную, короткую речь, которая бы убедила Грэгори дать ей еще один шанс, но, когда под утро открылась дверь, и Древний бесшумно проследовал на свое хозяйское место, у Мии не хватило духу даже пошевелиться. Прислушиваясь к тому, как за ее спиной мужчина укладывается спать, девушка старалась даже не дышать, но не по той причине, что раньше. Сейчас Алмиа боялась не расправы, а равнодушия. Ничего страшнее, чем потеря расположения Грэга, для нее уже не существовало. Возможно, это и придало ей смелости. Спустя некоторое время дыхание хищника за спиной стало глубоким и ровным. Миа осторожно повернулась на другой бок и вгляделась в безмятежное лицо спящего трехсотлетнего вампира. Бывший пиратский капитан, убийца, бандит, ныне - кровопийца и член совета Тьмы... В его древних жилах текла настолько густая, насыщенная магией кровь, что вены не отдавали синевой, они чернели, словно в них пульсировала сама Тьма. На висках, когда он злился, и на руках, оплетая их ветвистыми узорами... Девушка лежала тихонько, размышляя над тем, насколько внешность может быть обманчивой. Ни то чтобы Иглис со стороны казался добряком, но все же он не был столь брутален и, не зная его звериной натуры, вполне можно было предположить, что этот аристократ с офицерской выправкой и неплохой родословной знаком с хорошими манерами и слывет человеком Чести. Его холодный взгляд, часто сдержанность и даже скупость на эмоции могли действительно вести в заблуждение, больше подходя образу благородного, рассудительного воина-одиночки, следующего к некой "великой цели"... чем ненасытному и педантичному маньяку-расисту. В действительности все было совсем наоборот. Бунтарь и анархист Грэгори, развращенный еще при жизни безнаказанностью и властью, грубый, неотесанный моряк, с малолетства видевший лишь грязь, насилие и несправедливость, живший по законам улиц, а позже установивший на море свои собственные... оказался на удивление здравомыслящим и милосердным завоевателем, одним из немногих, в рядах Тьмы, кто умеет держать Слово и не боится идти наперекор озверевшей, кровожадной толпе своих же собратьев, если те свернули с Пути. Эгрэджио чтил негласные заповеди хищников и не гнушался напомнить о них другим!
  Даже сейчас, когда ни один мускул не был напряжен, его лицо являло собой Мужество. Волевой подбородок, большой мудрый лоб, едва заметная горбинка на переносице... напоминающая о бурной юности Грэгори, выдающая его задиристый, непокорный нрав. Миа скользнула взглядом по мягким каштановым волнам, обрамляющим суровый лик Древнего, и продолжила изучать своего Господина вблизи. Широкая, крепкая шея, плавно переходящая в плечи высокими ключичными мышцами, крестообразная россыпь темных, чуть посеребренных волос на жесткой, исполосанной шрамами груди... остальное скрывалось под складками тяжелого одеяла, только ладонь, лежащая поверх, на животе, была еще доступна для взора Алмии. Девушка рассматривала ее с легким трепетом. Его большие, красивые, жилистые руки давно привлекли ее внимание. В них чувствовалась смертоносная мощь, но сдержанная, обузданная, разумная и справедливая, не представляющая опасности для Мии, в чем та успела убедиться уже не раз. При одном лишь воспоминании о нежных прикосновениях этих ладоней к ее плечам, внутри, где-то в душе разливалось тепло. Грэг потянулся во сне, спугнув затаившуюся над ним компаньонку. Та метнулась в свой угол, но мужчина даже глаз не открыл. Он выгнулся, разминая спину, и закинул руки за голову, сунув их под подушку. Одеяло еще немного сползло, открыв гладкий, жесткий живот и часть темной полоски коротких волос, своеобразной "дорожки", ведущей в логово таинственного Змея, пока еще не знакомого Алмие, но уже точно к ней неравнодушного. Миа задержала взгляд на складках покрывала и, обнаружив вполне характерное возвышение, судорожно сглотнула. "Скоро он проснется. Сейчас или никогда!" - решила она и медленно, едва дыша, скользнула вниз, исчезая с головой под одеялом. Почти в кромешной темноте девушка без труда отыскала свою цель, сперва коснувшись Змея носом, потом приникла губами, словно приветствуя своего повелителя, присягая ему на верность, и лишь затем прошлась от основания до кончика языком, с волнением отмечая незаурядные размеры достоинства испанца, но отступать было поздно. Бережно и старательно вылизав исполинского Змея со всех сторон, Алмиа обхватила губами раскаленное навершие и мужественно начала погружение. Ей не хватало кислорода, от страха сердце заходилось, и пульс отдавался где-то в голове, а на лбу выступила испарина, но Миа так увлеклась, что даже не уловила момент пробуждения хищника. Только когда край одеяла приподнялся, впуская свет и свежий воздух, и послышался шумный, сердитый вздох, девушка обмерла, испуганно таращась на сонно-хмурого Грэгори.
  -Алмиа... что ты делаешь?.. - хрипловатым шепотом осведомился он, стараясь придать своему тону суровости или хотя бы равнодушной прохлады, но сбившееся, частое дыхание выдавало его с потрохами.
  Девушка, опомнившись, отстранилась, урывками глотая воздух, глядя на Господина стекленеющими глазами.
  -Простите, - стыдливо выпалила она, - Пожалуйста, прос-тите! Я больше никогда не посмею прикос-нуться к Вам без... разрешения. Прос-тите... - взмолилась Миа, от испуга вновь реагируя рефлекторно, по привычке.
  Грэг раздраженно закатил глаза, не в силах сосредоточиться на ее лепете, но вместо ответа хватанул девчонку за загривок и недвусмысленно привлек к себе. Та охотно вернулась к своему занятию, с удвоенным энтузиазмом доставляя Господину удовольствие. Ощущая на затылке тяжесть хозяйской ладони, она как будто больше старалась, уже до дурноты заглатывая Змея, помогая себе ловкими длинными пальчиками, чтобы ни один дюйм этого мощного скипетра не остался без ее внимания и ласки. Мужчина с интересом наблюдал за ней, но вскоре стал терять связь с реальностью, откинувшись на подушки, он шипел и похотливо скалился, а тело древнего хищника содрогалось в сладостных конвульсиях и безотчетно вытягивалось струной, подавая бедра вперед, навстречу умелому ротику Алмии. Девушка задыхалась, багровела, с трудом высвобождаясь, чтобы глотнуть воздуха, несколько раз уже поперхнулась, но все равно упорно возвращалась к Змею, краем глаза замечая, какую бурю пробудила в его обладателе. Грэгори сжалился над ней, мягко отстраняя за подбородок.
  -Ну что... успокоилась? - устало улыбнулся он, тоже переводя дух.
  Миа кивнула. Мужчина приподнялся на локте, чтобы видеть ее глаза.
  -Теперь скажи мне, почему ты это делаешь? Разве я приказал?..
  Девушка мотнула головой, с таким виноватым видом, что Грэг не удержался от ехидной ухмылки, но в утешение погладил по макушке.
  -Может... Иглис приучил тебя ТАК будить хозяина? - негромко предположил он, но ее ответ снова был отрицательным, - Тогда что же тебя побудило?..
  -Я подумала... Мне захотелось... - еще не отдышавшись, сбивчиво начала она.
  -В самом деле?.. - изумленно повел бровью хищник, с надеждой перебивая ее.
  -...захотелось как-то отблагодарить Вас, - наконец закончила мысль Миа.
  -За что?.. - разочарованно вздохнул Грэгори, уводя от нее взгляд.
  -За все, и... извиниться.
  -А вот это интересно, - возвращая внимание к ней, расплылся в благосклонной улыбке вампир.
  -Я повела себя неправильно. Я... привыкла к тому, что мои желания не важны. Только покорность и... скорость реакции на приказы. Я и подумать не могла, что от меня ждут... взаимности, - едва договорив, Алмиа ощутила мягкое прикосновение его горячей руки.
  -Умница. Ты все поняла верно, - удовлетворенно прошептал Грэг, большим пальцем поглаживая ее бледную щечку, коснулся губ... - А теперь... продолжай.
  Девчонка встретилась с ним глазами, улыбнулась, ни то тщеславно, ни то конфузливо, и с нескрываемым искренним желанием вернулась к прерванному процессу. И тот увлек ее, заполнил, захватил. Древний видел, как раскрывается Миа, получив возможность выразить свои чувства. Она, несомненно, вдохновлялась его реакцией, а он любовался ею сквозь оглушительный, животный кайф, хватая девчонку за плечи... и тут же отпуская. Он боролся с желанием стиснуть ее в объятьях, прижать к себе и уже, наконец, познать иные ее глубины, но не хотел ни к чему принуждать. Впрочем, Алмиа прекрасно справлялась и без его участия, но заметно нуждалась во внимании и поддержке своего Господина. Когда в очередной раз его ладонь очутилась на плече, Миа прижалась к ней щекой, а когда та приподнялась, скользнула под нее. Грэг умиленно хмыкнул, запуская пальцы в мягкие каштановые волосы, но не давил, а лишь легонько массировал ее напряженный затылок, растворяясь в жгучем предвкушении финала... Девушка поперхнулась вновь, держась за горло, вынужденно отстранилась, переводя дух.
  -Устала? - шепнул хищник с едва заметным сожалением, и уже был готов принять инициативу в свои руки, - Только честно, - сощурился он.
  -Немного, - со смущенной усмешкой согласилась Миа, потирая челюсть.
  -Иди сюда, - позвал Грэгори, за плечо подтягивая девчонку к себе, но та болезненно скуксилась, и вампир тут же отпустил.
  -Я могу еще. Я сейчас продолжу, - испуганно таращась на его бугристые руки, залепетала она, словно в оправдание, - Только... чуть-чуть отдышусь.
  -Хмм... - Грэг передернул бровями, но настаивать не стал, - Ладно, продолжай... Но с одним условием, - растворяясь в хитрой заговорщицкой улыбке, добавил он, глядя в бездонные медовые глаза, испытующе уставившиеся на него сквозь растрепанную челку.
  Он медленно покрутил пальцем у Алмии перед носом.
  -Повернись.
  -Как?.. - ошарашено всхлипнула она, смутно соображая, чего от нее хотят, но уже заранее внутренне протестуя.
  -Кругом, - невозмутимо уточнил мужчина, облизнув пересохшие губы, - Хочу полюбоваться на тебя... с другого ракурса.
  Девушка нервно сглотнула, моргая на Грэгори. Его затея была ей явно не по нутру, но отказать Господину у Алмии не хватало смелости. "Полюбоваться?! Он шутит?.. Ведь знает, что меня пороли..." - хмурилась она, нехотя приподнимаясь на колени.
  -Давай-давай, не бойся, не покусаю я твой израненный филей, - подбодрил Грэг, помогая Мие развернуться, за бедра привлекая ее к себе.
  Возвышаясь над хищником в непривычной позе, компаньонка замерла в замешательстве, опасливо озираясь на коварную физиономию нового хозяина в опасной близости от ее зада, но Грэгори встретил взгляд Амлии и укоряющее повел бровью, осуждая за недоверие. Та отвернулась и постаралась сосредоточиться на Змее, заждавшемся ее внимания. Осторожно сомкнув тонкие пальчики на его основании, склонилась... и тут же ощутила, как две большие ладони касаются исполосанных свежими рубцами ягодиц, бережно, ласково скользят по ним... и чуть разводят в стороны, открывая взору Древнего ее нежно-розовый цветок. Миа ахнула, уловив горячее дыхание хищника на своих лепестках.
  -Не отвлекайся, - услышала она и, чувствуя его горячий шепот, вздрогнула от нового, интригующего ощущения, прогнула спину, открываясь неизведанному, покоряясь воле Господина, вверяя себя его рукам... и не только рукам. Едва девушка вновь прильнула губами к Змею, сильные, ловкие пальцы раскрыли ее цветок, и жаркий, влажный язык прошелся по самой его сердцевине. Алмиа хныкнула, инстинктивно дернувшись вперед, но Грэг удержал за бедра, наглаживая их, разминая, пощипывая... обильно и жадно увлажняя ее лепестки и маленький чувственный бутончик, пока девчонка не задрожала всем телом, издав приглушенный Змеем стон, передавая ему свою вибрацию. Осознав, что впереди ее ждет только удовольствие, Миа наконец перестала вилять задом, и Древний спустился чуть ниже, играя с ее бутончиком пальцами, увлеченно, словно настройщик, подбирающий верную тональность на лютне, попавшей в руки неотесанных, необразованных бандитов. "Да, детка, вспомни... как ты должна звучать..." - вслушиваясь в робкие стоны компаньонки, сам себе улыбался Грэгори, чувствуя на губах терпкий вкус ее сока. Палец легко скользнул вглубь... Алмиа всхлипнула, но тут же подалась назад, раскрываясь перед ним, с благодарностью и жаждой ожидая новой ласки. Хищник поводил им немного, замечая, как стенки узкой пещерки расслабляются, впуская его, и ввел второй палец, безошибочно отыскав небольшую впадинку...
  Девчонка жалобно мычала, извивалась, качала бедрами в такт жестким, ритмичным движениям его руки и без устали заглатывала хозяйский жезл, так запредельно, что Грэг чувствовал ее тугое, горячее горло, и каждый ее стон передавался Змею щекотливым тремором, невыносимым, сладким...
  -Мммм... Миа... Что же ты со мной делаешь? Тебе нет равных в этом ремесле, девочка... Да-а-а... вот та-а-ак...
  Древний шипел и скалился от переполняющих его эмоций, в глазах темнело, но он не переставал бурить жадно сжимающееся лоно Алмии пальцами, и та задыхалась, захлебывалась наслаждением, получая в ответ ничуть не меньше, чем отдавала. Мие казалось, что ей овладели двое, и оба они нежнейшие и опытнейшие в мире любовники, чуткие, страстные и неутомимые. Ей не хватало кислорода, кровь стучала в висках, но ей хотелось еще... больше и сильнее, быстрее! Смутно осознавая, что не в силах остановиться, Алмиа отчаянно наращивала темп, чувствуя, как сводит шею и скулы, как отнимаются дрожащие колени, но не желала, чтобы это кончалось, никогда...
  Однако тело ее сдалось раньше. Заскулив, девчонка сжалась, хныкнула, и ее счастливый плач перешел в протяжный стон. Напряженные бедра еще несколько раз качнулись, и Миа соскользнула с груди своего Господина, ни на секунду не выпуская Змея, повалилась на постель, подрагивая в сладостных конвульсиях.
  -Мммм, моя умница... Как же ты хорош-ша, сучка... Да-а-а! Гло-тай его... Да...
  Глядя на нее сквозь поволоку блаженного дурмана, Древний испустил разъяренно-утробный, восторженный рык, и в горло Алмии ударила горячая струя... но девчонка и теперь не отстранилась, а, немного погодя, нехотя возвращаясь в сознание, Грэг отчетливо услышал глоток и вскинулся на звук. Миа встретила его взгляд невинно-счастливой улыбкой, отирая пальцами припухшие губки. Вампир расплылся в ответном радостном оскале и, подхватив девчонку под руки, притиснул к себе, уваливаясь вместе с ней обратно на подушки. Алмиа настороженно замерла, очутившись у Господина на плече. По-видимому, такое поведение хищника после близости для нее было непривычно, и девушка не знала, как себя вести. Не открывая глаз, Грэг уловил ее напряжение и мягко коснулся макушки, призывая прилечь. Девчонка послушно приникла щекой к его горячей, влажной от пота груди, таращась прямо перед собой, на прикроватный столик.
  -Расслабься, - сонно улыбаясь, прошептал он, поглаживая ее обнаженное точеное плечико, отыскал на ощупь ее ладонь и заложил к себе за шею, чувствуя, что Алмиа хочет обнять его, но почему-то все еще боится.
  И это подействовало. Прижавшись к вампиру своим изящным, чуть дрожащим от усталости телом, Миа ластилась как кошка, терлась щекой о его мохнатую грудь и колючую шею... Грэгори с одобрением чмокнул девчонку в лоб и умиротворенно вздохнул.
  -Сейчас, моя милая... Папочка отдохнет и тоже сделает тебе хорошо... - пообещал он, улыбаясь сам себе.
  -Не надо, - спокойно, без надрыва, даже решительно отказалась она, - Мне и так хорошо, - Алмиа подняла на Господина глаза и с ответной, чуть смущенной улыбкой добавила, - Правда.
  -Ну, ладно. Тогда отдыхай, - тепло усмехнулся хищник, краем одеяла укрывая и себя, и ее.
  Проснувшись через пару часов, Миа с удивлением обнаружила себя в объятьях Эгрэджио. За все это время он ни на йоту от нее не отстранился, а лишь притиснул еще плотнее. Девушка боялась пошевелиться, дабы не потревожить чуткий сон Древнего, хотя у нее затекла нога. Миа постаралась восстановить кровообращение, сжимая и разжимая пальцы, вовсе не касаясь ими Грэга, но даже этого, едва уловимого движения хватило.
  -Ты голодна?
  Девушка подавилась вдохом от испуга, услышав его голос в гудящей тишине. Вскинулась... Мужчина даже глаза еще не продрал, а уже беспокоился о ней.
  -Немного.
  Хищник потянулся, до дурноты прижимая девчонку к себе, и наконец раскинул руки, отпуская ее. Алмиа, пользуясь моментом, откинулась на свою подушку, блаженно разминая затекшие мышцы.
  -Есть предложение... - подняв голову от подушки, сонно-хитро сощурился Грэг, глядя в ее внимательно-настороженные глаза, - Я ведь обещал тебе прогулку? - он улыбнулся, замечая восторженное мерцание в ее взгляде, - Зайдем в кабак, возьмем тебе чего-нибудь съестного, и наверх, м?
  Миа приподнялась на локте и кивнула, а губы дрогнули в рефлекторной попытке улыбнуться в ответ. Впрочем, Древний уже научился различать ее сдержанно-боязливую мимику, и для себя перевел сей жест как "Конечно, да! Скорей бы!", а через мгновение прочел в медовых радужках куда более смелое "С тобой - куда угодно". Не сдержав эмоций, Грэг заинтригованно повел темной бровью, вновь смутив забывшуюся девчонку.
  -В самом деле?.. - чуть слышно хмыкнул он.
  -Что?.. - испуганно встрепенулась Алмиа, - Ну, да... - поникла она, бегая смятенным взглядом по одеялу, - Я ведь вчера еще сказала, что не против.
  -Куда угодно?.. - тщеславно озвучил хищник то, что успел уловить в ее сознании.
  -Я... наверху полгода не была... если не больше, - призналась Миа с такой тоской, что Грэгори унял свой сарказм и гордыню и, придвинувшись поближе, вновь обнял девчонку, укладывая ее обратно на подушки.
  Алмиа охотно прильнула к его груди и даже потерлась о него щекой, нежась в теплых, ласковых руках Древнего.
  -К тому же, Вас... другие хищники боятся. Значит, не нападет никто.
  -Некоторые уважают, некоторые боятся, но есть и те, кто меня не знает... Хотя, в целом, ты права. Лучшей компании для прогулки по городу тебе не найти, - негромко согласился Грэг, поглаживая ее плечи, - Сейчас там зима, и все вокруг покрыто белым... Не видно ни копоти, не грязи, ни костей... Все чисто... Чисто и свежо, как... Да, в общем, ты сама скоро увидишь, как там.
  В офицерской столовой Эгрэджио прихватил пакет печенья и зачем-то целую коробку чая. Обед для лагерных был еще не готов, и Алекс попросил зайти через пару часов. Миа было расстроилась, решив, что обещанная прогулка сорвется, но Грэг заверил, что два часа ни какой роли не сыграют, и торопиться им некуда, а пока предложил пройтись с ним еще куда-то. Девушка безропотно побрела за ним, до лифта, но, когда Древний ткнул самую нижнюю кнопку, нервно поежилась, зябко кутаясь в ворот своего пальто.
  -Не нервничай. Все хорошо, - вполголоса подбодрил Грэгори, замечая ее смятение.
  Уровень лагеря был прекрасно ей знаком. За месяц здесь абсолютно ничего не изменилось. Прокуренный, смрадный воздух в узком, полутемном коридоре, праздно шатающиеся волки-охранники, комната коменданта... Алмиа по инерции мазнула взглядом по распахнутой двери, но тут же потупила взор, втянув голову в плечи. Ей не хотелось вспоминать того, что связано с этой комнатой. По сути именно в ней сломали ее судьбу, надев ошейник и вручив бессмертному Зверю в человеческом обличии... По спине скользнула широкая ладонь нового Господина, рассеивая Тьму, охватившую ее израненную душу. Грэг остановился у одной из дверей, отпер своим ключом и вошел... Алмиа притормозила у порога, не решаясь даже заглянуть. Лишь слышала, как два женских голоса, тепло приветствуя Эгрэджио, наперебой делятся новостями и засыпают вопросами, явно соскучившись. Мужчина смущенно прокашлялся, но мягко осадил девчонок и обернулся на дверь.
  -Так и будешь там стоять?! Иди сюда... - позвал он, и Миа несмело показалась в проеме.
  Ее взору открылась небольшая, светлая комнатка с двумя кроватями и столиком посередине, чистый пол, свежая, не потрескавшаяся штукатурка на стенах... Алмиа вынуждена была признать, что эта "камера" разительно отличается от остальных лагерных помещений, и больше похожа на двухместную больничную палату. Возле вампира, вплотную прижимаясь к нему, стояла длинноволосая, курносая девчонка лет пятнадцати, обнимая своего влиятельного покровителя, льнула к его плечу, но настороженно вскинулась на вошедшую незнакомку. Рядом, на аккуратно заправленной постели, по-турецки сидела коротко остриженная блондинка постарше. Она выражала свои эмоции намного сдержаннее, но так же с большим интересом принялась рассматривать Алмию.
  -Входи уже, давай, - нетерпеливо усмехнулся Грэг, потирая плечи Летти, вероятно, чтоб та расслабилась, - И дверь прикрой.
  -Привет! - первой поздоровалась Скарлет, как старшая, решив поддержать "коллегу по несчастью".
  -При-вет, - чуть слышно отозвалась Миа, на миг встретившись с ней глазами, но тут же испуганно скосилась на Древнего.
  Тот едва заметно покачал головой, ни то осуждая ее за пессимизм, ни то предупреждая, чтобы не вздумала им ничего рассказывать.
  -Мне кажется, или я видела ее... в столовке, - тревожно хмурясь, вслух подумала Летти, отлипая, наконец, от Господина, - Грэг, это... она? Компаньонка Иг...
  -Да, малыш. Это она. Знакомьтесь... Алмиа, - он шагнул к застывшей у двери "новенькой" и, приобняв, вывел на середину комнаты, - А это Вайлет и... Скарлет. Я тебе о них рассказывал.
  -Ты забрал ее?.. Насовсем?.. - восхищенно выдохнула Летти.
  "Она с ним на "ты"?!" - вздрогнула Миа, невольно обернувшись на Древнего, но тот лишь мягко улыбнулся ей в ответ и едва заметно кивнул, поспешно переводя тему:
  -Девчонки, я вас оставлю ненадолго, ладно? Мы тут прихватили кое-чего, - он выудил из-за пазухи "гостинцы", - Чайку попейте, поболтайте пока.
  Он вышел из комнаты и запер дверь раньше, чем Миа успела опомниться, но сестры как будто оттаяли, узнав, кто она и откуда, и охотно пригласили за стол.
  -Ал... миа? Я правильно расслышала? Красивое имя... - уточнила Скарлет, поднимаясь с кровати, чтобы согреть воды.
  -Да. С-пасибо. Можно просто Миа, - поспешно отозвалась девушка, бросив в ее сторону короткий, вороватый взгляд.
  -Миа, давно ты с ним?.. - послышалось над головой ангельски-нежным голоском, с недетской ненавистью.
  Девушка вскинулась на Вайлет. Та стояла прямо над ней, сложив руки на груди, и с пристрастием рассматривала соперницу.
  -Летти! - одернула ее сестра, - Прекрати немедленно, - сквозь зубы рыкнула Скарлет.
  Стул был только один, и девушки уступили его гостье, а сами, заварив чай и разложив печенье и кое-что из их собственных припасов, взяли чашки и расселись по своим кроватям, по обе стороны от Мии.
  -Ты... не обращай внимания. Вайлет просто сегодня не выспалась, - извинилась старшая за младшую, - Я о тебе ничего не знаю. А вот Летти, оказывается, где-то тебя видела, значит, вы знакомы?
  -Нет, но я тоже... ее видела, - из вежливости поддерживая разговор, неохотно отвечала Алмиа, помешивая горячий чай, - Она была тогда с Грэгори, а я...
  -...с Иглисом, - мрачно вздохнула Вайлет, включаясь в их беседу, - Ты извини. Я как-то сразу не сообразила, что к чему, - повинилась она.
  Миа подняла глаза и обнаружила отчетливые оттенки сочувствия и глубочайшего стыда в ее взгляде.
  -Да ничего. Все нормально, - она попыталась улыбнуться девочке, но та смотрела с такой жалостью, что к горлу подступила горечь.
  -С Иглисом? - переспросила Скарлет, - Это тот самый... - она перевела вопрос к сестре, и та, видимо, закивала, - Охренеть. Как ты вообще выжила? Сколько... Блин, ладно, слушай, не отвечай, если не хочешь. Давай о чем-нибудь другом поговорим?
  Алмиа ответила ей благодарной улыбкой, сглатывая подступившие слезы, хлебнула чаю. Атмосфера здесь, в комнате девушек, была совершенно не тюремная, а легкая, спокойная. Хоть и без окон, но комната казалась наполненной воздухом и светом, как летняя терраса. Миа вдохнула поглубже, и от сердца немного отлегло.
  -Г-рэг забрал меня всего пару дней назад, и я еще... не до конца понимаю, что происходит. А вы... давно с ним знакомы?
  -Я где-то месяц, Летти... чуть побольше, - небрежно дернула плечами Скарлет, - А что значит, ты "не до конца понимаешь"? Он спас тебя! - уверенно хмыкнула она, разводя руками, - Как... спас меня, как Вайлет. Он нормальный парень...
  -Там... не все так просто, - вновь смятенно отвела глаза Алмиа, - Не важно. А как он вас... "спас"?
  Вайлет начала первой, коротко изложив свою историю. Рассказала, как военные разлучили их сестрой, как Летти приходилось самой искать себе еду, прятаться и убегать от голодных хищников, и как однажды на улице ее заметил Древний, как он стал следить за ней и оберегать, оказываясь рядом в нужный момент, вытаскивая из лап других хищников, и так продолжалось до тех пор, пока Грэг не решился забрать девчонку с улицы и взять под свою опеку. О том, как именно проходило их знакомство, и было ли это по обоюдному желанию, Вайлет умолчала. О своем побеге лишь обмолвилась в двух словах, мол, осознала свою ошибку и вернулась. О днях, проведенных в штабе, девочка и вовсе отказалась говорить. Сказала лишь:
  -Мне было хорошо с ним, и ничего не страшно, но... такая жизнь не по мне. Я... так до конца и не смогла принять все их "правила"... Ну, ты знаешь.
  Миа понимающе кивнула, поджав губы. Он а прекрасно знала, о каких "правилах" хищников идет речь. Так же она вполне могла себе представить, что именно ждало юную, миловидную Летти в кругу темного Братства. "Даже если Грэгори хотел защитить ее от любого и всякого зла, здесь он был бессилен. От членов Братства и их законных прав он не может ее оградить..." - про себя вздохнула Алмиа, начиная соображать, наконец, почему Древний прячет своих Компаньонок среди обычных пленных.
  -Ну, а ты, Скарлет?.. - обратилась она к старшей сестре, глядя, как та вновь наполняет ее чашку, - Спасибо. Вайлет сказала, что вы вновь встретились уже здесь, в лагере. Но, когда вы расстались, ты была у военных...
  -Ага. Федералы наши "прекрасные"... - фыркнула девушка, в свою очередь отводя глаза, и, оставив свою чашку на столе, забралась на кровать с ногами, нервно спрятав ладони подмышками, - Я была в "инкубаторе". Знаешь, что это такое?..
  Миа нахмурилась, сочувственно морща лоб.
  -Да. В нашем секторе были девушки оттуда.
  -Серьезно? - хмыкнула Скарлет, удивленно топорща брови, - А я-то думала, что я одна такая уникальная, и только мне посчастливилось оттуда выбраться...
  -Их... "забраковал" какой-то врач, - припомнила Алмиа, по рассказам сокамерниц, - Одну женщину по возрасту, а вторую, кажется, из-за болезни.
  -Да-да. Наш дорогой доктор Шеган... Гори в аду, Марк... - сквозь зубы плюнула она, на миг отвлекшись от своего повествования, - Он очень строго следил за качеством "выпускаемой продукции" и сразу отсеивал "брак" и "отработанный материал". Но таких, как правило, никто никуда не переправлял. От них избавлялись на месте и... довольно быстро, чтоб не кормить зря. Обычно ими угощали волков или заезжих "господ", прибывших за "данью"... В общем, я тоже оказалась среди "отбросов". Парни немного перестарались и повредили мне там кое-что. Потом... был выкидыш, и очнулась я уже в подвале смертников. Марк решил, что от меня толку нет. В общем-то, теперь реально нет - мне вырезали матку...
  -Там, в "инкубаторе"?.. - растерянно моргая, уточнила Миа.
  -Да нет, ты что, - криво усмехнулась Скарлет, - Им-то это зачем? У них полно здоровых баб. Будут они еще "испорченных" чинить... Таких выбрасывают, как мусор, говорю же. Короче... меня должны были уже в расход пустить. К утру как раз ждали очередную "делегацию". Но Грэг, как оказалось, послал за мной своих бравых ребят. Они искали среди новеньких, потом среди рожениц... и только утром догадались спуститься в подвал. А там уже другие, меня пакуют. Они немного повздорили между собой... передрались там в мясо вообще, но тех, "официальных" прогнали. Правда я-то решила, что псы дерутся за право меня сожрать, и долго не думала, вцепилась одному из них в морду... Ну, чтоб охоту им отбить, или хоть аппетит подпортить, напоследок.
  Девушка улыбалась, вспоминая счастливую развязку, но в глазах плескался отблеск того ужаса, что она испытала в свои, как ей тогда казалось, последние минуты.
  -Громилы Грэга юмора не оценили, помяли меня немного. Потом скрутили и сюда доставили. Ну, а дальше ты уже знаешь.
  -Помяли?.. - выдохнула Летти с приглушенным возмущением, - Скар, ты мне об этом не говорила. Почему?..
  -Да брось. Кому это надо? Ну, в стенку вмазали пару раз, чтоб дурь сошла. А как им еще было меня тащить, если я не в адеквате и на них кидаюсь?.. Не вздумай только Грэгу жаловаться. С парнями Риджа лучше не ссориться. Нам с тобой тут еще жить и жить, а Грэг твой... сегодня здесь, завтра его нет. Неделями пропадает.
  -Скарлет, а операцию тебе... где делали? - решилась вернуться к теме Алмиа.
  -Тут. Грэг подсуетился, кстати, - охотно отвечала девушка, встретив ее взгляд прямым, ясным взором, без малейшей тени ненависти или презрения к неволящим ее хищникам.
  -Здесь есть врачи? - Миа округлила глаза, а сердце кольнула глубочайшая обида на весь белый свет, на несправедливую Судьбу, отдавшую ее в лапы самого подлого и самого безжалостного мерзавца из всех возможных.
  -Да. И неплохие. Хищники лучше о пленных заботятся, чем люди.
  -Знаешь, я бы не стала обобщать, - растягивая дрожащие, кривящиеся губы в снисходительной, нервной улыбке, прокомментировала ее реплику Алмиа.
  -Кхм. Ты права. Извини, - смежилась Скарлет.
  -Ты тоже извини, но я... все равно тебя понимаю. Ведь ты знаешь, что он сделал с твоей сестрой, и... наверняка знаешь больше, чем она решилась рассказать, и все равно... считаешь его "нормальным парнем"?..
  Скарлет грустно улыбнулась ей, опустила глаза, немного помолчала, а потом украдкой скосилась на Летти. Та ждала ее ответа с не меньшим интересом, чем Миа.
  -Знаешь, я... благодарна ему, - негромко начала она с какой-то светлой, легкой печалью, - Я многим ему обязана. Жизнью... и не только своей. Да, он негодяй, он убийца, кровавый кумир здешних ублюдков и правая рука того, кто захватил и уничтожил наш город, но... он уберег мою сестренку от многих бед. Он никогда не лжет. И... я знаю, что в глубине души он не желает нам зла. Да, Летти о многом умолчала, и даже я не знаю всего, что между ними было, но я вижу, КАК он смотрит на нее. И вижу, как она на него смотрит... С каким восторгом говорит о нем и как отчаянно защищает. Поверь, она не стала бы так выгораживать его передо мной, если бы просто боялась... потерять его покровительство, его интерес...
  -То есть, ты тоже... как бы, добровольно с ним спишь? - поведя бровью с нескрываемым укором, подытожила Алмиа.
  Скарлет почему-то рассмеялась и, покраснев, вновь переглянулась с сестрой. Та тоже заулыбалась, как-то заговорщицки.
  -Не часто. Только когда Вайлет не может, я ее... подменяю, - призналась старшая сестра, сконфуженно потирая плечи, - Но, в общем-то... да, добровольно, - искренне кивнула она, глядя Мие в глаза.
  Та заморгала на нее и смежилась, в замешательстве потупив взор, явно не ожидая услышать подобное, задумалась над чем-то, но вкрадчивый голос Летти нарушил ее размышления:
  -Миа, а ты... была уже с ним?
  Девушка вскинулась на Вайлет почему-то испуганно, но та глядела на нее беззлобно и интересовалась, казалось, вовсе не из вредности или ехидства. Девчонка хитро щурилась, время от времени многозначительно переглядываясь с сестрой. Алмиа покачала головой, скосилась на Скарлет в надежде понять, что у них обеих на уме, и к чему был этот вопрос.
  -Тогда все ясно, - усмехнувшись, заявила та, с не менее хитрой миной.
  -Что ясно? - окончательно растерявшись, нахмурилась Миа.
  -Твое отношение, твои вопросы, настороженность... - перечислила Скарлет, - Наверное, тебе непросто... Я по себе знаю, как это трудно и страшно по началу, но... Ты можешь ему доверять, правда. Просто поверь.
  Алмиа лишь сочувственно-нервно посмеялась, начиная злиться на этих "фанаток-мазохисток", осознав, наконец, зачем на самом деле Грэг привел ее сюда.
  -Слушайте, я не знаю, чем он забил вам головы, или какой наркотой пичкает, но вы бы послушали себя со стороны. Тот факт, что вы обе здесь, а не на свободе, уже говорит о том, что Грэг не такой уж "святой"...
  -Ну, не скажи, - спокойно парировала Скарлет, - Ты в городе-то давно была? Видела вообще, ЧТО там творится?
  Тут Мие нечего было ответить, хотя было видно, что девушка все равно остается при своем.
  -Мы можем уйти отсюда, когда захотим, - уверенно, громко заявила Вайлет.
  Алмиа, кривясь, скосилась на девчонку, как на умалишенную.
  -Ну-ну... - фыркнула она и только покачала головой.
  -Да ты, реально, не понимаешь, как тебе повезло! - сорвалась Летти, сердито топорща светлые бровки.
  -Ладно, оставь ее. Сама поймет, со временем, - негромко осадила сестру Скарлет, махнув на Мию рукой.
  Но тон Вайлет гостью откровенно позабавил.
  -Сколько тебе, Летти?
  -Почти шестнадцать, - гордо отозвалась та, - Скарлет двадцать один. А... тебе?
  -Девятнадцать. И твоего оптимизма я, прости, не разделяю.
  -Ого! Нет, я теперь-то уже вижу, что ты ближе к Скар по возрасту, но... по началу, мне, если честно, казалось, что ты даже младше меня, - призналась Вайлет как-то виновато, - Это, наверное, из-за того, что ты такая худенькая и хрупкая... А еще этот страх в глазах.
  -Да, у тебя на лице застыл такой детский испуг, что я тоже поначалу за ребенка тебя приняла, - подтвердила Скарлет.
  -М-да? А я-то думала, что так хорошо сохранилась, - негромко, сдавленно посмеялась Миа, и, вроде, начала оттаивать.
  -Так-то ты для Грэга "старовата", - под нос себе буркнула Летти, в шутку, но широкая, победная улыбка выдала ее истинные чувства.
  -Ага. Он мелких любит, таких как Вайлет, - с приглушенным осуждением добавила Скарлет, подтверждая слова сестры, - Их проще "под себя", наверно, перевоспитывать.
  -Летти, мне кажется, или ты... ревнуешь его ко мне? - не удержалась от вопроса Алмиа, с удивлением наблюдая перемены на ее невинном, почти детском лице.
  Девчонка глянула на нее, потом на сестру, смежилась, но, подумав, ответила честно.
  -Да... наверное, да. Он нечасто тут бывает, в последнее время. Немного... завидую.
  -Пф! Немного?! - прыснула Скарлет, подтрунивая над сестрой, - Да она по уши в него...
  -Скар! - гневно одернула Вайлет, и в ее глазах отразилась такая безмерная тоска, что старшие девушки мгновенно затихли, умерив свой сарказм, - Ты же знаешь, я сделала свой выбор.
  -Что за выбор? - вполголоса поинтересовалась Миа.
  -Мы уходим весной, - предельно серьезно пояснила Скарлет, поднимаясь, чтобы убрать со стола, - Будем сами по себе.
  -М. Ну, да... - хмыкнула Алмиа, припоминая их глубокое заблуждение, - "Боже, они и вправду думают, что свободны! Как ему удается так мастерски ими манипулировать? Ведь не глупые же девчонки... "
  -Вообще-то это идея Грэга, - деловито заметила Вайлет, помогая сестре, - Точнее, его предложение. Мы можем выйти и сейчас, но весной нам будет легче найти новое убежище.
  Миа хотела что-то ответить, попытаться вразумить их, но за спиной щелкнул замок, и уютной домашней атмосферы как не бывало. Прохладный сквознячок из коридора вмиг развеял эту иллюзию безопасности и комфорта. Девушка видела по реакции сестер, по их лицам, что вошел их Господин, но сама не решилась поднять глаза, лишь повернула голову на звук, мазнув взглядом по высоким военным ботинкам Грэгори.
  -Нам пора, - услышала она и едва заметно кивнула, цепенея от такого контраста, как от ледяного душа.
  -Спасибо за чай и за... интересную беседу, - искренне поблагодарила Алмиа, поднимаясь из-за стола.
  -Пока, Миа. Приятно было познакомиться. Удачи тебе, - тепло улыбнулась Вайлет на прощанье.
  -И тебе удачи, Летти. Не волнуйся. Тебе... не о чем беспокоиться. Во всяком случае, в отношении меня, - глядя ей в глаза, заверила она почти шепотом.
  -Береги себя, - кивнула ей Скарлет.
  Грэг ждал у порога. Отдав компаньонке сумку-термос с ее обедом, он попросил подождать его, а сам прошел в комнату. Миа вышла в коридор, но далеко отходить не стала. У соседней камеры толпилась шумная шобла возбужденных волков. Они громко спорили о чем-то и смеялись, толкая друг друга. Стараясь слиться с обстановкой и не привлечь к себе ненужное внимание хищников, девушка облокотилась спиной о косяк, мысленно вновь и вновь прокручивая разговор с сестрами-компаньонками. ""Мы уходим весной..." Боже, какая чушь! Чудовищная ложь. Он гораздо хуже, чем я думала. Хитрая, подлая и совершенно беспринципная тварь... - хмурилась она, глядя себе под ноги, - "Можешь ему доверять"... Да, конечно! Если хочу так же, как вы, жить иллюзиями и не замечать очевидного. "Сама поймет, со временем", угу. Это они к тому, что я с ним пересплю и напрочь позабуду о свободе? Да ну! Как бы хорош он не был, навряд ли это заставит меня позабыть о том, кто я есть. Я не продам свою душу упырю, даже если тот посулит мне за это свободу! Никогда..." Алмиа осторожно обернулась, нетерпеливо заглядывая в комнату девчонок... и застыла в замешательстве. Грэгори долго и нежно целовал Вайлет, обхватив ее лицо ладонями, отрывался, чтобы полюбоваться ее смущенно-счастливой улыбкой, и вновь припадал к губам, гладил плечи, закрывал глаза и глубоко вдыхал ее запах, словно старался надышаться ею, чтобы помнить в разлуке вкус ее губ и аромат ее волос...
  -Не скучайте. Еще увидимся, до вашего ухода. Я не пропаду, обещаю, - прошептал он, притиснув девчонку к своей груди, погладил по макушке, чмокнул в лоб и, кивнув Скарлет, направился к выходу.
  Миа едва успела шмыгнуть обратно в коридор, прижалась к стене и несколько раз глубоко вдохнула, останавливая внезапный, удушающий порыв отчаянья, но на глаза все равно навернулись слезы. Ей прежде никогда не доводилось видеть такие отношения между Господином и Компаньонкой. И сомнение, терзающее душу, все же закралось в ее разум. Давно забытые эмоции оглушили девятибалльной волной... Надежда - чувство, задушенное и растоптанное Иглисом, но выжившее в самом отдаленном, укромном уголке ее сознания. Так долго Миа не позволяла ему вновь прорасти, храня в холоде и пустоте своего сердца, но то, что открылось ей теперь, настолько поразило девушку, что та просто забыла на какой-то миг о своем защитном скептицизме, о контроле над мыслями, и даже о природной неприязни к хищникам. Ведь, либо Грэг был великолепным актером, либо... действительно испытывал к Вайлет какие-то чувства!
  -Ну, что? Идем?
  Алмиа опомнилась, махнула по щеке, торопливо-стыдливым движением стирая неуместные слезы, и бросила на Господина короткий, вороватый взгляд.
  -Угу.
  Вампир запер дверь, забрал у нее тяжелый термос и быстрым шагом устремился к выходу, ни то желая увести отсюда Мию поскорее, ни то сбегая от собственной слабости, от чувственной, ранимой стороны своей черной души. Девушка безропотно шла за ним, хоть и едва поспевала. Однако в лифте Грэг все же заметил влагу в ее глазах.
  -Все в порядке?
  -Да, - поспешила заверить его Алмиа, - Просто... в этом месте слишком много неприятных воспоминаний.
  -М-м. А говорила "приют милосердия", - припомнил Древний с беззлобной усмешкой.
  Миа растерялась, взглянув на него, но выкрутилась почти правдивым признанием:
  -Наверное я себя... переоценила.
  Грэгори не стал повторяться и убеждать ее в том, что все будет хорошо, что все позади, он просто обнял ее. Чувствуя его тепло, девушка зажмурилась, изо всех сил, стараясь снова не разреветься. Ей так хотелось хоть на что-то надеяться, хотелось верить ему, так, как верит Скарлет, что он не лжет, что не желает им зла, что он хороший парень... но эхом в голове упрямо повторялись совсем другие ее слова: "он негодяй... убийца... правая рука того, кто уничтожил город".
  
  Пять дней до конца "эксперимента". Город. Южный квартал центрального района.
  Подъемник замер, Грэг отвел решетку двери вверх и жестом предложил компаньонке выйти первой, но та отчего-то не спешила. Обнимая себя за плечи от внезапно сковавшего, принизывающего до костей холода, Миа медленно ступила на бетонную площадку, недоверчиво, неглубоко вдыхая свежий, морозный воздух и озираясь по сторонам в полутьме пустого, обгорелого коридора здания штаба. Помимо холода и темноты, девушку оглушила звенящая тишина. Ни гула ветра в вентиляции, ни монотонного жужжания генераторов, ни шума воды по трубам, ничего! Лишь пару минут спустя откуда-то издалека донесся ленивый спор двух мужских голосов, ни то из-за стены, ни то с улицы... Алмиа вздрогнула, испугавшись внезапного сквозняка.
  -Что? Передумала? - усмехнулся за ее спиной Грэгори, - Слишком холодно тут? Хочешь... вернемся?
  -Нет, - она обернулась и торопливо замотала головой, прожигая Господина умоляющим взглядом, - Это просто с непривычки. Я... адаптируюсь. Ну... или... потерплю.  []
  -Ладно-ладно. Идем, - подставляя ей локоть, согласился Древний, - Охота пуще неволи. Так, кажется, у вас говорят?
  Миа растерянно вскинулась на него, вцепляясь коченеющими пальцами в рукав кожаной куртки, и непроизвольно улыбнулась.
  Они вышли в просторное фойе. Высокие потолки, витые лестницы, мрамор... Впрочем, от былой роскоши исторического здания парламента мало что осталось. Расколотые плитки крошились под ногами, стены были ободраны и кое-где обожжены, изрисованы углем и краской из баллончиков. Алмию поразили огромные окна в массивных деревянных рамах и двойные стеклянные двери парадного входа. Как ни странно, ни одно стеклышко в них было не тронуто. Грэг толкнул тяжелую дверь и вывел девчонку на крыльцо. Широкая лестница, колонны, каменные львы... и четверо крепких парней в коротких полувоенных черных куртках, у подножия. Миа окинула волков-часовых беглым, вороватым взором и устремила взгляд вдаль... Пустынная, некогда величественная, центральная площадь города утопала в снегу, от края до края, а небо заволокло густой, клубящейся дымкой, такой тяжелой и низкой, что казалось, можно взобраться на крышу и достать до нее рукой. Занесенную сугробами площадь пересекала лишь одна узкая колея - протоптанная тропинка от крыльца штаба до самых северных ворот. Десятиметровая стальная махина из черного чугуна, надежная и грозная на вид. Старинные витые решетки, орлы, вензеля... Алмиа опустила глаза, проходя мимо. Она не желала смотреть на атрибутику государства, так и не сумевшего защитить свой народ, на символы предавшего их правительства, обрекшего сотни тысяч своих граждан на верную гибель.
  По главной улице вымершего мегаполиса девушка шла под руку с одним из лидеров темной армии нечисти, захватившей здесь власть, шла и боялась глядеть по сторонам. Ей было больно и стыдно, даже перед холодными, бездушными фасадами домов, перед пустыми окнами, перед землей и небом, за свою слабость, за то, что предпочла жизнь на коленях достойной, благородной смерти Свободного Человека. Грэг чувствовал, что у нее в душе творится что-то невообразимое, гнетущее, но молчал, решив дать Мие время разобраться со своими мыслями и эмоциями. Однако едва они вышли к набережной и стали подниматься на мост, открылась такая панорама, что девчонку прорвало. Застыв, как вкопанная, у парапета, она отпустила его локоть и приложила замершие ладони к губам, выдыхая в них. Из широко раскрытых глаз катились слезы. Алмиа не моргая смотрела на застывшую, скованную льдом реку, перевернутые, искореженные остовы машин, сброшенные в овраг, полуразрушенный дом, обратившийся в руины в первые дни войны, когда федеральные войска еще пытались дать отпор бессмертным хищникам и бомбили осажденные ими здания с воздуха... Поломанные фонарные столбы, оборванные провода, темные безжизненные глазницы пустых оконных проемов, копоть... Даже зимой, под мягким саваном ослепительно-белого снега, здесь повсюду веяло отчаяньем и смертью. И пустота. Гудящее безмолвие.
  -М-да. А я-то, дурак, думал, тебе тут будет легче... - негромко, мрачно вздохнул Грэгори.
  -Когда я попала в лагерь... - хриплым, надтреснутым от горя голосом начала Алмиа, отнимая руки от лица, - ...была только ранняя осень, и на улицах еще можно было встретить... хоть что-то живое.
  -И сейчас можно, - поспешил заверить ее Древний, - Эта тишина о-о-очень обманчива, поверь мне. Для тебя это просто вымерший пустырь, но у хищников слух намного тоньше людского, и мне достоверно известно - это место гудит, как пчелиный улей... а смердит еще хуже. Так что давай-ка не будем здесь задерживаться, а то проблем не оберемся. Так неохота сегодня руки пачкать. Идем.
  Этой ночью в городе не выла метель, и даже ветра почти не было, но Миа сжималась от озноба и льнула к плечу своего надзирателя, не помышляя всерьез о побеге. Она трезво оценивала свои силы и понимала, что не успеет отдалиться от Древнего более чем на сотню метров, а гнев его может перечеркнуть все, что между ними - его доверие, его лояльность, его сочувствие... А, возможно, и все то, что девушке довелось вытерпеть. Все унижения и боль окажутся напрасными, если ее жизнь так глупо оборвется... ради каких-то двух-трех минут Свободы. Грэг шел уверенно, целенаправленно, тоже почти не оглядываясь, поскольку хорошо знал эти места. Искоса наблюдая за девчонкой, он прислушивался к биению ее сердца и вскоре отметил явные благосклонные перемены. Она успокаивалась, приходила в себя. Свежий воздух и отсутствие других хищников поблизости определенно пошли ей на пользу. Хотя физическое состояние Алмии оставляло желать лучшего, и Эгрэджио не рискнул покидать центральный район и уходить далеко от штаба. Невысокий старый дом дореволюционной постройки стал их пристанищем на ближайшие сутки. Здесь было всего три этажа. Вампир и его компаньонка поднялись на самый последний и вошли в первую же распахнутую дверь.
  -Постой-ка, я проверю... - придержав Мию в темной прихожей, негромко буркнул Грэгори.
  Девушка послушно замерла на месте, провожая его тревожно-растерянным взглядом... Широкий силуэт Господина углубился во мрак заброшенной квартиры и скрылся в одной из комнат. Алмиа нервно сглотнула и непроизвольно обернулась на открытую дверь. "Нет! Это иллюзия... возможно, даже ловушка. Не может быть все так просто! Возьми себя в руки и стой. Просто жди. Отвернись!" - она закусила губы, но все же нашла в себе силы устоять перед соблазном, и даже сделала шаг вперед, вглубь квартиры, подальше от лестничной клетки.
  -Тут все чисто, Миа! Иди сюда, девочка... - крикнул Грэг, и его голос отразился эхом от бетонных стен пустого помещения, - Только дверь там прикрой!
  "Он что издевается?.." - стиснула зубы она, задохнувшись от возмущения. Он словно дразнил ее своим излишним доверием, будто пытался подчеркнуть ее беспомощность! Древний был уверен, что она никуда не денется, что она не решится. "Даже я не могу настолько за себя поручиться!" - хмурилась Алмиа, раздраженно-небрежным движением захлопывая входную дверь, и поплелась туда, где ждал ее Господин. Разгребая комнату от обломков мебели и прочего хлама, хищник отметил ее появление сдержанной, одобрительной ухмылкой. Девушка встретилась с ним глазами и стыдливо потупила взор, осторожно переступая разбросанные на полу книги, осколки посуды, люстру, какие-то грязные тряпки...
  -Сейчас из этой халупы приличные апартаменты сделаем, - пообещал Древний, голыми руками ломая массивный платяной шкаф, - Поможешь мне немного?
  Миа отпустила плечи и выпрямилась, глядя на него в ожидании команды.
  -Все, что горит, - сюда, в уголок. Остальное - к чертям, в окно.
  Она коротко кивнула и принялась собирать в кучу тряпки. Задеревеневшие пальцы едва гнулись, но Алмиа не жаловалась. Движение и хоть какая-то физическая нагрузка взбодрили ее и немного согрели. Последней выбросив старую, ржавую люстру, девушка проводила ее недолгий полет взглядом, отряхнула руки, глубоко вдохнула свежий морозный воздух... и ощутила, как на плечо ложится тяжелая ладонь Грэгори.
  -Умница. Так, правда, лучше не делать, если ты одна. На вещах остается твой запах... Это будет своеобразным маячком для хищников. Ночевка может оказаться небезопасной. Лучше в уголок мусор складывать или в соседнюю комнату.
  -Понятно. А... зачем мне это знать? - изогнула бровь Миа.
  Мужчина склонился, выглядывая из-за ее плеча, внимательно рассматривая ее гневную мину. Девчонка определенно менялась, оттаивала и даже потихоньку начинала проявлять характер!
  -Ну... всяко может случиться. Вдруг ты когда-нибудь окажешься одна в городе, - негромко буркнул Грэг, улыбаясь каким-то своим мыслям.
  Алмиа расценила это как намек на то, что он знает, чувствует ее намерения и заранее предостерегает от опрометчивых поступков. Она отошла от окна и присела на стопку книг, а вампир отправился на поиски всего, что можно сжечь, обследуя остальные комнаты. Помимо приличного запаса дров, ему удалось добыть широкий пружинный матрас и несколько одеял. Из старой водосточной трубы Эгрэджио соорудил нехитрую вытяжку и, загородив оконный проем створками шкафа, разжег посреди комнаты костер. Стянув сапоги, девушка устроилась на краю лежанки, сев поближе к огню. Грэгори тоже растянулся на матрасе и закурил.
  -Как девчонки? Нормально тебя приняли?
  -Да... Они были очень... гостеприимны, - отвечала Миа, осторожно подбирая слова, но думала, казалось, вовсе не о том.
  -О чем говорили? Обо мне, небось? Все кости мне перемыли, м?.. - с трескучим смешком продолжал он.
  -Нет, мы... Они просто рассказали мне о себе, о том, что им довелось пережить до... встречи с Вами.
  -Ну-ну, - хмыкнул Древний себе под нос, - А ты им, стало быть... свою историю поведала?
  -Нет. Я еще не... - она обернулась, украдкой глянув на него, и вновь медитативно уставилась на огонь, - Прошло слишком мало времени. Мне трудно об этом говорить. Мне... не хочется...
  -Ясно. Ну, а что сестрички?.. Жаловались на меня? Говорили, "бросил нас гад в этой дыре и забыл совсем"?..
  -Хм. Вовсе нет. Они... похоже, Вас боготворят. Даже... - она осеклась, но вампир подобрался ближе и заглянул ей в лицо.
  -Что "даже"? - с улыбкой, но заметно напряженно буркнул он.
  -Они даже не считают себя пленницами, находясь в лагере. Это...
  -Это правда, - осек ее Грэг, предельно серьезным тоном.
  Алмиа скосилась на хищника, недоверчиво топорща брови.
  -Они не пленницы, они мои Компаньонки. А у моих Компаньонок всегда есть выбор. Я никого насильно не держу. Если... они решат уйти, я их выведу. Не захотят - останутся. Им решать. Лагерь для них не клетка, а убежище, мой личный "схрон". Там каждая собака меня знает, и никто к ним не сунется, потому что понимает - я за своих башку оторву.
  Миа нервно сглотнула, переваривая его речь, уже заметно сомневаясь в твердости своей обвинительной позиции, но промолчала. Древний метнул бычок в огонь, поворошил прогоревшие доски и вернулся на лежак, внимательно приглядываясь к девчонке. Той явно не терпелось спросить его о чем-то, но останавливал ни то въевшийся в кровь компаньонский этикет, ни то страх услышать не тот ответ. Мужчина подобрался поближе и обнял ее, призывая прилечь к нему на плечо. Алмиа безропотно обмякла в его руках, но продолжала наблюдать за пламенем костра неподвижным, отрешенным взглядом.
  -Красавица-а... - позвал Грэг, пытаясь вернуть ее в реальность, и, едва медовые глаза, мерцающие отблесками костра, скосились на него, шепнул, - Что у тебя на уме? Расскажи мне. Если... твой компаньонский долг, то не переживай. Я не притронусь, если не захочешь.
  Миа покачала головой, а на губах даже мелькнула призрачная усмешка, но карие радужки не стали светлее.
  -Не в этом дело. Мне покоя не дают Ваши слова.
  -Какие?
  -О Ваших Компаньонках. Я ведь... теперь тоже...
  -Хмм, детка, - помрачнел, в свою очередь, Грэгори, поглаживая ее плечи, - Не совсем. Формально ты еще его.
  -М. А когда...
  -Я взял неделю. Нам пять дней еще с тобой... дружиться. Потом мы встретимся с ним... Да, еще разок тебе придется его увидеть.
  -А... что потом? - едва слышно выпалила она, заметно дрожащими губами, по-видимому, в "предвкушении" встречи с бывшим Господином.
  Древний вздохнул, отпуская ее, поднялся, прошелся по комнате, проверил, как держатся доски, закрывающие окно.
  -Посмотрим, - не глядя на нее, прохладно буркнул он, - Но одно я точно могу тебе обещать - ни Иглис, ни кто-либо другой тебя больше не обидит, не причинит боли. Баста... - выпалил он, угрюмо-злобно глядя в темноту коридора, - С тебя достаточно, - объявил он, пристраивая с краю, на углях солдатский термос с кашей.
  -Простите и... умоляю, не сочтите за неблагодарность, но... почему? Зачем Вам все это? Ведь... я Вам не нужна.
  -Это с чего ты взяла? - повел бровью Грэгори, присаживаясь на корточки напротив Мии.
  -Не знаю, - стушевалась девушка под пристальным взглядом Древнего, - Мне показалось, Летти...
  -Летти уйдет через месяц. Она предпочла непредсказуемую Свободу сытой, но порочной жизни со мной. Скарлет... Та вообще от рук отбилась. Втрескалась в волка, охранника своего.
  -В волка?.. - округлила глаза Алмиа, - Из лагеря?..
  -Представь себе, - брезгливо фыркнул Грэг, - Так что... совсем скоро я вернусь в ряды холостяков. Мне к одиночеству не привыкать, конечно, но... иногда действительно хочется тепла... - он коснулся ее щеки, провел по волосам и улыбнулся, услышав, что девичье сердце стало биться чаще, - Не только плотского... душевного, человеческого тепла. Хоть изредка видеть в глазах, нацеленных на тебя, что-то еще, кроме ненависти и страха. Поверь, это... дорогого стоит.
  После ужина Миа немного пришла в себя, но продолжать оставленный разговор не стала. Скинув куртку, вампир вновь устроился позади нее, помог девушке снять пальто, и, набросив себе на плечи большой плед, обнял компаньонку, укутывая раньше, чем та начала мерзнуть. И ее затравленная душа отозвалась на его заботу. Девчонка глубоко, умиротворенно вздохнула и прильнула к жесткому мужскому плечу, потирая сонные глаза. Грэг тоже выдохнул, уткнувшись носом ей в макушку.
  -Ты ведь знаешь, что я не обижу, - шепнул он, запуская ладонь под одеяло, - Уже чувствуешь это... вот тут, - мужчина коснулся ее под грудью, - ...но пока не здесь, - он тронул ее висок, - Допусти в сознание, доверься... своей интуиции. Ты не пожалеешь, Миа.
  Не размыкая век, девушка грустно усмехнулась.
  -Забавно. Скарлет говорила мне то же... правда, немного другими словами.
  -Вот видишь. Зачем ей врать?
  -Не знаю. Вы ведь... пообещали им свободу, - вслух подумала Миа, но тут же, опомнившись, распахнула глаза, обливаясь холодным потом.
  -Будь со мной на "ты", ладно? - попросил Эгрэджио, вместо того, чтобы наказывать Компаньонку за дерзость, - После того, что вытворял твой чудесный язычок... он может позволить себе и не такие вольности.
  Из холода Алмию моментально бросило в жар. Воспоминания щекотливо-сладким трепетом отозвались в самой глубине ее лона. Широкая ладонь хищника тут же накрыла живот, словно, почувствовав зарождение пламени, прикрывает его от холода и ветра, чтобы искра не угасла.
  -Мне будет непросто, - шепнула Миа, слушая уютный треск костра, - И привыкать... немного страшно. Если потом вдруг... придется переучиваться обратно...
  -Не придется.
  Она чуть подалась вперед и развернулась вполоборота, заглядывая в темные глаза Древнего. Она искала в них поддержку, чувствуя, что возродившаяся в ее душе Надежда крепнет, но все еще нуждается в подпитке. И Миа нашла в ласковом, чуть усталом взгляде Грэгори то, что искала, и даже чуточку больше. Внезапный порыв благодарности придал ей смелости. Вампир заметил, как Алмиа тянется к нему, и склонился навстречу. Прильнув к губам хищника, девушка передала в этом робком поцелуе то светлое, искреннее чувство, что на мгновение плеснулось в ее душе. Грэг принял это "откровение" подобающе деликатно и сдержанно, однако, ощутив, как тонкие пальчики скользят по его виску, перехватил ее руку и, не совладав с эмоциями, вдохновенно припал губами к внутренней стороне ее ладони, словно заразившись нежностью Алмии. Девчонка вздрогнула. Вампир усмехнулся и повторил на бис, но задержался, обнюхивая повязку, и едва заметно нахмурился.
  -Не болят?
  -Тянут немного, - призналась Миа, - Я думала, это оттого, что туго.
  Грэг развернул ее спиной к себе и начал осторожно разбинтовывать запястье. Дочерна залитые зеленкой раны немного подсохли, но отечность вокруг не спала. Древний озадаченно кашлянул, поглядел на огонь с полминуты, и потянул девчонку к себе, укладывая на плечо. Алмиа повиновалась, но, едва увидев перед своим носом кровоточащую руку Господина, вжалась в него затылком, пытаясь отстраниться, и задышала отрывисто и часто, инстинктивно сжимая губы.
  -Не бойся, это совсем не так ужасно, как прямое вливание. Может, не очень вкусно, но гораздо приятнее, и уж точно не больно, - заверил ее хищник, но не стал поить ее силой, лишь ждал, пока Миа сама отважится, - Ну, давай, зайка, пей, пока не затянулось...
  Все еще недоверчиво хмурясь, девчонка слизнула густой подтек и обреченно приложилась губами к прокушенному запястью, для удобства чуть придерживая тяжелую, мускулистую руку Грэгори. Тягучая, терпкая, немного горьковатая кровь Древнего наполнила ее рот, обволокла горло... Алмиа сделала глоток, зажмурилась... но ничего сверхординарного не почувствовала и продолжила уже смелее. Грэг сжал ладонь в кулак, щедро выжимая из своих жил целебный эликсир. Однако много Миа не осилила, отстранилась и прилегла, настороженно прислушиваясь к ощущениям.
  -Чувствуешь?.. - шепнул вампир, проводя от самого ее горла до желудка, - Тепло...
  -Угу, - согласилась Алмиа.
  -Тебе хорошо?..
  -Не знаю. Как-то странно... - нервно поежилась она, - Что... обычно чувствуют?
  -Немного пьяно... притупляет голод, согревает... - бархатным, искушающим шепотом отвечал Грэг, носом касаясь ее ушка.
  -Да. И... еще что-то.
  -Хм. Да, есть маленький "побочный эффект".
  -Какой?..
  -Сейчас узнаешь, - наглаживая ее узкие плечики, хитро скалился он.
  -Не люблю сюрпризы, - всхлипнула Миа, - Вы меня пугаете. Пожалуйста, скажите...
  -Мы договорились... на "ты", - напомнил Древний, - Сыворотка обостряет восприятие... повышает чувствительность... - он прошелся влажными поцелуями по линии скулы, закончив за ушком. Девчонка порывисто вдохнула.
  -Кр-ровь хищника - афродизиак?..
  -Да, легкий. Она просто... помогает тебе раскрепоститься, - продолжил Грэгори, запуская руки под плотный свитер и легонько стискивая ее грудь.
  Алмиа ахнула, расправляя плечи. В голове шумело, как от алкоголя, а по венам и впрямь разливалось что-то жгучее, сладкое. Затуманенным сознанием Мии овладело плотное, стойкое, неотвратимое желание, столь сильное и откровенное, что даже пугало, но, тем не менее, нисколько не отрезвляло ее. Грэг не терял зря времени и, пользуясь временной слабостью девчонки и ее благоприятным расположением, беспрепятственно шарил по молодому, отзывчивому телу, даже сквозь одежду ощущая непрерывный гудящий поток энергии. Заглушая страх и болезненную пульсацию незаживших ран, от девчонки исходили четкие импульсы алой чакры, недвусмысленно указывая на готовность Алмии пуститься во все тяжкие.
  -Жарко... - выдохнула она, не до конца понимая, то ли так печет от костра, то ли это ее внутренний "пожар", но на спине и вправду выступил пот.
  Эгрэджио откинул покрывало и охотно помог ей снять тяжелый, колкий свитер, однако этим не ограничился, а стянул с девчонки еще и майку. Прижавшись своей жесткой, горячей грудью к обнаженной спине Мии, он склонился, покрывая влажными поцелуями ее плечи, а руки сами потянулись к нежным, чувственным ягодкам на упругих бархатных холмах. Алмиа сладко всхлипнула и, запрокинув голову, окунулась в этот дурманный омут, впервые так всецело доверяясь хищнику... "Он все равно свое возьмет... - думала она, - Но здесь нет того давящего чувства, нет посторонних глаз и ушей любопытных волков, никого нет! Только Он и Я... Так странно снова ощущать свое Я... Могу сказать, что захочу, могу прикоснуться к тому, кто меня ласкает... Ласкает! И это тоже чудно. Не лапает, не унижает, не калечит... а делится теплом и дарит свою нежность" Мягкие губы коснулись ключицы. Миа распахнула глаза и вжалась в плечо Грэгори. Вампир скосился на нее с ухмылкой, потешаясь над преждевременной паникой девчонки, и извернулся, утешая поцелуем. Алмиа охотно приняла его, и тут же ощутила затылком твердь импровизированной подушки из свернутого пальто, а тело мягко обхватила постель. Тяжесть мужского торса сдавила грудь всего на секунду. Грэг перенес упор на локти, смотрясь в мерцающие глаза Мии. Та почти не испугалась, лишь задышала чаще, коснулась гладких, туго стянутых в хвост волос, провела по щетинистой щеке, по мягкой, кудрявой бороде... Древний замер, словно цепенея от ее ласки, и тонкие пальцы несмело дотронулись до его губ. Девчонка заворожено глядела на Господина, не моргая, словно ждала, что ее игра с огнем, эта иллюзия безопасности вот-вот оборвется, и пламя опалит ее ладонь... Хищник едва заметно улыбнулся и чмокнул ее дрожащие пальчики, награждая за смелость. Алмиа не сдержала ответной улыбки.
  -Закрой глаза.
  Миа повиновалась мгновенно, почти не задумываясь, лишь затаила дыхание на миг, но все ее страхи и сомнения тотчас растворились в нежном поцелуе. Лишь странный шум на дальнем фоне прибавился к треску костра.
  -Можешь открывать... - шепнул Грэгори с едва заметной усмешкой.
  Сначала девушка увидела темные глаза Древнего, его лицо, мерцающее отблесками огня. Темно-русые локоны чуть тревожил теплый ветер... Алмиа ощутила бриз и на своих щеках, и только тогда решилась оглядеться. Справа от нее по-прежнему полыхал костер, но за ним уже не было стены. Сквозь пламя отчетливо виднелись силуэты стройных, разлапистых пальм, а над ними... черное как смоль, бескрайнее как бездна ночное небо, усыпанное миллиардом звезд! Миа глубоко, восхищенно вдохнула и, на миг встретившись с самодовольно-хитрым взглядом Эгрэджио, повернулась влево...
  -Я ведь обещал...
  Завороженно наблюдая за прибоем, всего в какой-то паре шагов от береговой линии, девушка ощутила, как горячие губы хищника, медленно, но верно, подбираются к ее груди, и умиротворенно сомкнула веки, растворяясь в этой красивой и невероятно реалистичной сказке. Руки сами потянулись к мужским плечам, прошлись по широкой спине Грэгори, подробно изучая каждый бугорок его стальных мышц, натяжение гладкой смуглой кожи, но благоговейно-трепетно избегая жестких, огрубевших шрамов. Ладони Господина тем временем творили волшебство. По крайней мере, так казалось Мие, ведь те места, которых он касался, давно утратили чувствительность - изрезанные ключицы, отполированные хлыстом бедра и спина... колени, от многочасовых унижений покрывшиеся ороговевшими мозолями... Алмиа была даже рада, что хотя бы некоторые части ее тела сумели адаптироваться к тем нечеловеческим условиям, в которых ей приходилось выживать, но сейчас она вновь ощущала каждое прикосновение, даже легкие поцелуи Грэга, словно тот каким-то мистическим образом снял с нее эту последнюю, природную защиту и вернул омертвевшие нервные окончания к жизни. Девушка затаила дыхание, уставившись невидящим взором в иллюзорное звездное небо, но рефлекторно убрала от хищника руки, вместо того, чтобы пытаться оттолкнуть его. Стараясь преодолеть нарастающее отчаяние, отерла лицо, но ощутила пот, проступивший на висках, и сознание затянуло густой багровой пеленой фантомной боли, столь явственной, что Миа начала задыхаться. Вернул лишь голос, пробившийся сквозь поднявшийся внезапно, оглушительный шторм! Тревожно-громкий и сочувственно-надтреснутый голос Грэгори:
  -Да что с тобой такое, детка?.. Очнись! Взгляни на меня!.. Не погружайся дальше... Борись с потоком... Алмиа!
  Судорожно вдохнув, девушка разомкнула веки, дернулась, словно выныривая из пучины, оторвала голову от подушки. Древний несильно, но ощутимо сжимал ее плечи, окончательно приводя девчонку в чувство. Шум внезапно прекратился, а вместе с ним исчезло и небо, и звезды, и морское побережье... Миа сидела на постели и растерянно шарила взглядом по комнате, освещенной тусклым заревом догорающего костра. Ее грудь вздымалась и опускалась часто-часто, содрогаясь от сильных ударов сердца.
  -Эй... Ты здесь?.. - с нервной усмешкой, негромко позвал Грэг.
  Алмиа встретилась с ним глазами и неуверенно кивнула.
  -Я... не знаю, что со мной было... - словно пытаясь оправдаться, начала она.
  -Зато я знаю, - перебил вампир, отпуская ее плечи, и тяжело вздохнул, - Воспоминание. Настолько мощное, что сбило мою волну к чертям, и все пошло не так...
  -Не понимаю, - всхлипнула Миа, все равно чувствуя себя виноватой.
  -Не переживай. Навряд ли ты могла это контролировать. Просто иллюзия - творение коллективное. Это... не только моя магия, но и твое подсознание, твое воображение.
  -То есть... это наша общая "галлюцинация"?
  -Вроде того, - усмехнулся Древний, привлекая девчонку к своей груди, - Если ты веришь в то, что видишь... картинка четкая и даже... приобретает новые краски, - поглаживая и согревая ее обнаженную спину, объяснял он, - Но в твою голову опять вторглась какая-то дрянь, и эмоциональный фон сменил полярность.
  -Волшебный сон превратился в кошмар?.. - подытожила Миа, прижимаясь к нему щекой.
  -Угу-м, - подтвердил Грэгори отвлеченно, спускаясь ниже спины, - Не кори себя, не надо. Лучше отпусти свои страхи, и... айда со мной, в сказку, обратно, м?.. - он отстранил ее и заглянул в лицо. Алмиа улыбалась, все так же грустно, но уже открыто, без опаски.
  Его баритон окутывал невидимым, но почти осязаемым теплом, словно бархатом по обнаженной коже. Его тело источало жар и тонкий мускусный аромат, неповторимый, влекущий, пробуждающий в ее душе какие-то смутные, но определенно приятные ассоциации... Миа поднялась на колени, чтоб поравняться с огромным испанцем, и порывисто приникла к его губам, солоноватым, мягким... Грэгори горячо выдохнул сквозь поцелуй, сцепив ладони на тонкой талии компаньонки, но та не испугалась и не пошла на попятную, а обвила его шею, заключая хищника в объятья, не по его воле, не по принуждению, по собственному желанию! Алмиа отпустила не только свои страхи, но еще и совесть, и гордыню, и ни секунды не жалела об этом.
  Она не помнила, как очутилась вновь под ним, как разгорелся костер, но когда открыла глаза, чтобы перевести дух, огонь полыхал высоко и ярко, а слева шелестели о берег пенистые перекаты, мягко покрывая песчаную гладь и отступая... для следующего рывка. Жесткие, мускулистые бедра столь же бережно и плавно покрывали ее бедра, волна за волной... волна за волной, наполняя тело Мии живительной усладой. Движения Грэгори были до того сдержанны и деликатны, что распаленная его кровью девчонка вскоре раскрылась до предела и стала покачиваться в такт, стараясь задержать могучего но непривычно кроткого Змея в себе как можно дольше. Однако в ее расширенных зрачках вампир все еще видел вынужденную покорность и заискивающий трепет перед Господином. Поймав Алмию за бедра в момент максимального сближения, Грэг перекатился на спину, предоставляя компаньонке полную свободу действий. Оказавшись сверху, Миа сперва растерялась, что было вполне ожидаемо. Но уже через пару мгновений взгляд ее изменился. Щурясь от яркого пламени и переводя дух, она огляделась по сторонам, отчесала волосы с висков, открывая взору Древнего свое точеное, аристократично-бледное лицо, а так же, без ложной скромности, во всей красе показывая грудь... и плавные изгибы, и тонкий стан, и переход к упругим, крутоватым бедрам. Хищник облизал пересохшие от волнения губы, и девчонка смущенно хмыкнула. Она не могла не заметить, с каким аппетитом Эгрэджио смотрит на нее, но Мию это больше не пугало, не вызывало желания закрыться, спрятаться, напротив! Ей хотелось, чтобы Господин полюбовался ее телом, ведь ни царапины, ни шрамы, ни бинты нисколько не мешали ему видеть истинную, природную красоту своей временной подопечной. Широкие ладони соскользнули по талии вниз, по-хозяйски прошлись до колен, под них... и жадно сжались на ягодицах. Не в силах сдерживаться так долго, Грэг импульсивно двинул бедрами.  [] Алмиа ахнула и, запрокинув голову, прикрыла глаза, чувствуя предельное проникновение Змея, но напряженное тело хищника под ней тут же обмякло, а ладони безучастно разжались, и девушка, встретив вопросительно-игривый взгляд Древнего, приподнялась на чуть дрожащих коленях, чтобы прочувствовать дарованную ей свободу... а затем медленно, но уверенно опустилась обратно, получив в награду одобрительно-похотливую улыбку Господина и сладковатое послевкусие от "поцелуя" Змея, в самой глубине ее лона. Такое волнительное, что Мие незамедлительно захотелось еще! Она повторила и, убедившись в том, что ей не показалось, продолжила медленно подниматься и опускаться на ствол Грэгори, прислушиваясь к приторно-щекотливым бабочкам в животе. И с каждым вдохом девушка двигалась все смелее, лишь смущенно прикрывала глаза. Ей все еще было немного стыдно получать удовольствие от соития с представителем вражеской расы. И хотя оглушительный экстаз уже гудел в ее сознании плотным фоном, сквозь него то и дело пробивалось: "Ты - пленница, Он - вампир! Он просто ставит над тобой эксперименты. Не поддавайся! Не расслабляйся в руках хищника..." Но эти руки прошлись по ее бокам, любовно очерчивая силуэт, и мягко сжались на груди. Алмиа закусила губу, приглушенно хныкнув от осознания того, что не в силах больше противостоять искушению. В полубессознательном тумане от все нарастающего возбуждения, она ухватилась за жилистые ладони Господина, сильнее прижимая их к себе, и Грэг уловил безмолвный призыв мгновенно, покончив с едва осязаемой нежностью, жадно стиснул упругую плоть. Миа горячо выдохнула и сквозь слипшиеся ресницы вновь украдкой глянула на хищника. Расслабленная, даже вальяжная поза пиратского капитана, мощная грудь вздымается высоко и часто, пересохшие губы чуть приоткрыты, в темных глазах голодно-азартное мерцание. Впрочем, его томный, неподвижный взгляд выражал сейчас множество эмоций. И восхищение смелостью девчонки, и сдерживаемая страсть, и жажда ее наслаждения... Пальцы сами потянулись к ее паху и отыскали мягкий, горячий бутон. Алмиа всхлипнула, откинув голову, распахнула рот и инстинктивно стала двигаться быстрее, в беспамятном стремлении к зардевшей на горизонте феерии. Огонь полыхал уже, казалось, не где-то рядом, а вокруг любовного ложа, обращая его в своеобразный алтарь, но и море словно взбунтовалось. Волны бушевали совсем близко, прохладным, влажным бризом остужая воздух, и Мие дышалось легко. Дрожащие от напряжения колени едва держали, но девчонка не останавливалась, наоборот - наращивала темп, и из последних сил билась о бедра Господина мягким задом. С нескрываемым восторгом наблюдая грациозные, пластичные движения эльфийски-женственного тела компаньонки, Грэг поднялся с подушки и порывисто приник губами трепещущей перед ним груди, защекотал жесткую, созревшую ягодку языком. Алмиа вскрикнула, вцепилась в его плечи и, получив дополнительную точку опоры, исступленно забилась в предфинальных конвульсиях, плаксиво постанывая и самоотверженно насаживаясь на раскаленный жезл Древнего, да так резво, что у хищника темнело в глазах от каждой встречи с ее теплой, влажной норкой, жадно сжимающейся на его стволе. Грэгори так вдохновляли стоны Мии, и ее беспамятство в наслаждении, что он и сам уже готов был взорваться в ней, но тут девчонка замерла, стиснув его ослабшими коленями, впилась тонкими пальцами в мясистые бицепсы бывшего пирата и громко, судорожно выдохнула, трепеща всем телом... прижалась к хищнику, уронив голову ему на плечо. Вампир обнял Алмию, стараясь не делать лишних движений, чтобы пульсирующий внутри нее Змей немного поостыл. Несколько минут они просидели так, молча и неподвижно, лишь слушая дыхание друг друга. Но вот, наконец, Миа чуть отстранилась. Грэг взглянул на нее и понял, что девчонка совершенно без сил. Она едва держалась в сознании.
  -Э-эй... ты еще здесь?.. - шепотом позвал он.
  Не поднимая глаз, она неуверенно пожала плечами, но не смогла сдержать шкодливой улыбки.
  -Было хорошо? - шутливо-обличительно усмехнулся Древний.
  Алмиа закивала, улыбаясь шире, и все же решилась посмотреть на него. Из ее все еще расширенных зрачков на Эгрэджио хлынул щедрый, неиссякаемый поток Благодарности. В тех же радужных оттенках, как при первом их поцелуе, но во сто крат сильнее и чище. Взгляд не был омрачен ни страхом, ни стыдом, ни горечью предстоящего расставания. Миа наслаждалась настоящим, каждой минутой нежности и блаженства, каждым свободным вздохом. Грэг склонился к ней, соприкоснулся лбом, ткнулся в бледную щеку носом. Девчонка ответно ткнулась в его мягкую бороду и робко прихватила губками его большие губы... Хищник словно очнулся. Широкая ладонь легла ей на затылок, и легкий, поверхностный, благодарный поцелуй в несколько мгновений обернулся глубоким, влажным безумием. Алмиа начала задыхаться, под натиском Грэгори не поспевая глотнуть воздуха. И без того ослабший организм стал погружаться в липкое небытие, но Древний вовремя вспомнил о ее шатком состоянии и в пару ловких движений уложил Мию на постель, даже не прерывая их связь. Терпеливо выжидая, пока девчонка придет в себя и вновь начнет реагировать на происходящее, он рассматривал ее прекрасное, сонное лицо и думал, как же все-таки хрупка человеческая жизнь. "Ты похожа на раненую птаху... Так красива, но так слаба. Ты уже готова есть из моих рук, но едва держишь голову. Как же тебе втолковать, что на Свободе тебя ждет неминуемая гибель?.. Маленькая, гордая птица..." Алмиа приоткрыла глаза и внимательно, чуть тревожно посмотрела на него, словно расслышав мысли Древнего. Грэг улыбнулся ей и склонился, покрывая поцелуями плечи и грудь... Миа вздрогнула и прогнулась. Ладони машинально сжались на ее талии и медленно потянули вниз, к заскучавшему, но нисколько не утратившему твердость Змею. Девчонка задышала чаще, катаясь головой по подушке и настороженно хмурясь от необычайно острых ощущений. Хищник уселся на постель и неспешно продолжил движение, придерживая тонкие коленки, прижал стройные ножки к груди... и, чувствуя, как теплое, податливое женское нутро, став эластичным и необычайно чувственным после оргазма, жадно сжимается на древке Змея, не удержавшись от соблазна, вогнал на всю длину. Алмиа распахнула рот и как будто проснулась. Безучастно раскинутые руки напряглись, комкая покрывало. Древний вышел из нее и повторил на бис, спокойно глядя в стекленеющие глаза, ошеломленно моргающие на него. Ей было не больно, Миа просто не ожидала таких ярких ощущений. Жесткие сладостные спазмы, один за другим, почти непрерывно сводили живот, фактически парализуя девушку. Не предпринимая бесполезные попытки отстраниться от Грэгори, она лишь пристально следила за переменами на его лице. Хищник наращивал темп и распалялся стремительно и бесповоротно, отбросив ненужные более нежность, чуткость и деликатность, в предвкушении скорого достижения своей заветной и единственной цели. Плотно сжав челюсти в жутковатой полуулыбке, так что стали видны желваки на скулах, опираясь на прямые руки, оплетенные лентами темных вен, придавив компаньонку к постели, Грэг вонзался в нее резко, глубоко и часто. Он так долго ждал этого момента, столько сдерживался, что сейчас его внутренний Зверь поднял голову и восстал в полный рост. В черных глазах Эгрэджио переливалась и искрилась чистая животная похоть. Миа приняла это преображение почти как данность, вполне ожидая от одного из членов темного Братства подобной метаморфозы. Переборов свой испуг, она внушила себе, что Древний не причинит ей боли, ведь это попросту не в его интересах. Остались лишь сомнения относительно его выдержки и самоконтроля, но приторное, всепоглощающее чувство в ее животе довольно быстро затмило все прочие эмоции и мысли, оставив Мие лишь инстинкты. Сотрясаясь от мощных толчков, упираясь коленями в жесткую мужскую грудь, девушка забывала дышать. Происходящее внутри нее было необъяснимо и нестерпимо приятно! Огромный, разгоряченный Змей безжалостно вонзался в самое дно ее лона, и обычно Алмиа готова была лезть на стену от столь глубокого проникновения, болезненного до тошноты, до головокружения, до слез... но сейчас испытывала пьянящий, оглушительный кайф! Настолько блаженный, что ей хотелось раскрыться перед хищником еще сильнее! И невозможность этого вгоняла девушку в отчаянье, а ее всхлипы, плаксивые стоны и трагичное хныканье приобретали иной смысл и выражали уже совсем иной протест. Грэг улыбнулся, наблюдая ее "муки", хотя сейчас это больше походило на злорадный оскал.
  -Да, моя сладкая... Чувствуешь?.. - самодовольным полушепотом прорычал он.
  -Угу. Только... не понимаю, - едва слышно отозвалась Миа.
  -Ну, хорошо ведь? - сощурился Грэгори.
  -Да, просто... если это какой-то блок, мне потом... будет очень плохо.
  -Никаких блоков, никакой магии... - заверил вампир, разводя в стороны ее колени, - Все, что ты ощущаешь сейчас... ты ощущаешь на самом деле. Ты просто раскрылась, доверилась мне, и вот... твоя награда, - замедлив темп, он склонился над девчонкой, позволяя ей отдышаться, - Я говорил... не пожалеешь, - напомнил Грэг, горячим шепотом тревожа ее щеки.
  Алмиа потянулась к нему сама, долгим, страстным поцелуем подтверждая его слова. Древний шумно засопел и, не отрываясь от волшебных губ Мии, несколько раз жестко, конвульсивно ударился о ее бедра, с приглушенным рычанием пригвоздив хрупкую девчонку к постели, в последний раз вдавился в тесный грот, и Алмиа почувствовала, как ее распаленное, ненасытное нутро поглощает жгучий нектар Господина, напитываясь им, упиваясь... Мужчина нехотя прервал поцелуй, счастливо улыбаясь сквозь отдышку, подмигнул Мие и повалился рядом, увлекая ее за собой.
  Несколько минут девчонка тоже восстанавливала дыхание, тихонько примостившись на широкой груди Грэгори и была, казалось, если не счастлива, то, как минимум, спокойна, безмятежна. Сердечко стучало ровно, постепенно замедляясь до обычного ритма. На порозовевших щеках появились едва заметные ямочки. Прикрытые веки не дрожали, плечи - так же расслаблены. Эгрэджио не спешил объявлять Алмию исцеленной, но про себя безмолвно ликовал, радуясь этой маленькой победе, первой на долгом, нелегком пути, но немаловажной. Заметив, что белое предплечье покрывается мурашками, вампир подтянул край одеяла выше, кутая Мию до самого подбородка. Девчонка сладко потянулась и благодарно потерлась о Господина щекой. Грэг, залюбовавшись ее сонной улыбкой, даже чуть приподнялся.
  -Скажи, как начнешь мерзнуть, ладно?
  -Угу, - она зажмурилась, нежась в его заботе, а через минуту открыла глаза и, неподвижно глядя на уютно мерцающий огонь, зашевелила губами, будто не решаясь сказать что-то вслух, - Ты... - наконец, чуть слышно выдохнула Алмиа, но вскинулась украдкой на хищника и осеклась, цепенея, словно только что выдернула чеку из гранаты.
  Грэг уронил голову, смеясь над нерешительностью девчонки, и, легонько пожав под одеялом ее ладонь, выпалил:
  -Продол-жай.
  Девушка вновь умиротворенно прильнула к его груди.
  -Ты совсем другой... не такой, как они, - прошептала Миа, едва заметными касаниями тонких пальцев обводя неровные линии застаревших шрамов капитана, - Почему?..
  -"Они"?.. - негромко хмыкнул Древний.
  -Другие члены Братства.
  -А ты... близко знакома с каждым из них? - хрипловато, настороженно протянул он почти без улыбки.
  -Нет, не со всеми, - поспешила оправдаться девчонка, - Дэрэк, Айрон и... седой господин...
  -Тод?
  -Да, Тод. О них я мало чего знаю.
  Грэг приподнялся, подкладывая под голову все оставшееся шмотье, чтобы лечь повыше.
  -А остальные... - он встретился с ней глазами, - ...все тебя обижали?
  Алмиа закивала. Вампир опустился обратно, вновь укладывая девчонку к себе на плечо.
  -И Натан?.. - вдруг почему-то уточнил он.
  Миа удивленно вскинулась на Древнего, пытаясь понять, что у того на уме, и к чему он так подробно ее расспрашивает, но все же неуверенно мотнула головой.
  -Нет. Он... и правда, единственный, кто не причинял мне боли нарочно, но... и целовать меня не пытался. Ему, мне кажется, ничего подобного и в голову бы не пришло... если ты понимаешь, о чем я, - со сдержанной, печальной улыбкой закончила девушка.
  -Он слишком самовлюблен. Да и... целовать Компаньонку на людях Нат никогда бы не осмелился, это точно, - согласился Грэг, сопя беззвучной усмешкой, - Малодушие... здесь многие поражены этим недугом.
  -А остальные?.. - фыркнула Алмиа с откровенным презрением, - Те, которых я назвала, они что... лучше? Дэрэк вообще, похоже, брезгует.
  -Ну, прежде всего, он пренебрегает любой женщиной, за редким исключением, - заметил вампир, заступаясь за друга.
  -Да, я знаю. Но... к другим компаньонкам он хотя бы прикасается, я... видела.
  -Хм-м-м... - он мягко коснулся ее подбородка, привлекая к себе взгляд Мии, - А ты знаешь, что означают эти прикосновения?
  -Уважение?
  -Уугу-м, - Грэгори чмокнул ее в лоб и отпустил, приглаживая растрепанные локоны на макушке, - Не в тех они отношениях с Иглисом, чтоб так любезничать.
  Алмиа задумчиво отвела глаза.
  -Поэтому и Айрон, и Тод... - продолжила рассуждать вслух она, заворожено глядя на алое мерцание догорающих углей в предрассветном сумраке пустой комнаты.
  -Угу-м, - отследив ее взгляд, протянул Древний и, скосившись в сторону оставшихся в углу дров, поднял руку над головой. Там тотчас что-то зашевелилось, словно кто-то невидимый ворошит хлам в поисках добротной деревяшки, - А они как раз... вполне адек-ватные ребята, - одна из досок метнулась из угла прямо ему в ладонь, - Тебе просто с хозяином не повезло, - вздохнув, закончил Грэг, бросая обломок от днища шкафа на рдеющие угли.
  Миа ощутимо напряглась, наблюдая сие действо, даже приподнялась на локте. Ей и раньше доводилось видеть магические выкрутасы вампиров, но почти каждый раз подобное проявление Силы было направленно против нее, преследуя одну лишь цель - подавление, как моральное, так и физическое. По обыкновению, вампиры, как и любые другие хищники, демонстрировали свой потенциал перед слабым противником, чтобы сломить его волю.
  -Это не хвастовства ради. Просто лень вставать, - ни с того, ни с сего буркнул Древний, а когда Алмиа вытаращилась на него в недоумении, пояснил, - В твоих глазах мелькнуло осуждение. Не изумление и не испуг, ведь тебя такими фокусами уже не удивить... Значит, ты подумала...
  -Да, - торопливо перебила девчонка, виновато поникнув, - Извини. Я знаю... вижу, что ты не такой, но все равно пока еще реагирую рефлекторно. Это... сильнее меня, сильнее здравого смысла. Какая-то "мышечная память" срабатывает. Я даже не дышу, когда ты начинаешь говорить, хотя... за все время ни одного дурного слова от тебя не услышала.
  -Да, я это заметил, - грустно усмехнулся Грэгори, потирая ее плечи, словно старался отогреть, - Дыши, дыши, котенок.
  Алмиа засопела нервным смехом, уткнувшись в вампира лицом, а когда вновь подняла голову и встретилась с ним взглядом, увидела, как древний хищник умиленно топорщит брови, и чуть не разревелась.
  -Я не упрекаю и никогда не буду упрекать тебя в вольнодумстве. Наоборот, я рад... В твоем случае, Гнев - очень хороший признак. Это защитная реакция твоего самосознания, твоего Я.
  -Я злюсь, а значит - существую?.. - хмыкнула девчонка.
  -Вроде того. Хотя мандраж тебя всю ночь не отпускал. Даже когда было очень хорошо, ты все ждала какого-то подвоха.
  Миа закивала, принимая обвинение, но попыталась оправдаться, а заодно и для себя понять, что с ней происходило.
  -Просто... я так долго ждала этого момента... Думала, что готова... А когда он настал, все-таки испугалась.
  -Какого момента?
  -Того, когда ты снимешь штаны, и я увижу... твое истинное лицо.
  -По-твоему... у меня лицо ТАМ?.. - широко скалясь, низко выпалил Древний.
  Девчонка побледнела.
  -Нет. Прости. Нет! Я прос-то неверно выразилась...
  Но Грэгори не злился, он хохотал, закинув голову, заливисто и открыто, прижимая Мию к сотрясающейся груди.
  -Успо-койся... - выпалил он, сбивая дыхание, - Я понял, - вампир вернул внимание к ней, - Ты имела в виду, что, сняв портки, мужчина превращается в животное. По-сути... так и есть, - пожал плечами он, сощурился и в следующий миг, молниеносно опрокинув девчонку на постель, склонился к ее губам. Алмиа ощутила теплый мускусный запах распаленного хищника, и щеки мгновенно залились озорным румянцем.
  
  Короткий зимний день близился к концу. Когда Алмиа очнулась, за окном уже снова смеркалось. Хищник дремал у нее за спиной, крепко обнимая обнаженную Компаньонку, чтобы та не замерзла, если костер вдруг погаснет. Чувствуя щеками легкий морозец, Миа не спешила отстраняться от горячего Грэгори и вообще шевелиться, боясь, что впустит под одеяло холодный воздух. В комнате было тихо, как и во всем доме. Если бы не потрескивающие угли, тишина просто звенела бы в ушах, но что-то заставило Мию прислушаться. Странный сквознячок прошелся по закрытым векам. Девушка распахнула глаза... Казалось, вокруг ничего не изменилось. Все тот же полумрак, ржавая труба над кострищем, створки шкафа плотно прижаты к оконному проему, дверь в комнату чуть приоткрыта, в коридоре кромешная тьма. Алмиа вздохнула и, уронив голову на свое пальто, решила еще немного поспать, но ветер разгулялся не на шутку. Сильный порыв прогудел по коридору, в соседнюю комнату, шелестя каким-то мелким хламом, а в следующий миг сквозь холодный гул послышался треск паркета в дальней комнате. Миа не шевелилась, чувствуя, как цепенеет затылок. Боясь теперь даже разлепить веки, она вжалась в вампира спиной и шепотом позвала:
  -Грэг... - от страха голос совсем пропал, и этот сиплый звук не перебил даже низкий фон от тлеющих углей.
  Но скип повторился уже ближе, в коридоре! Девушка стиснула руку Господина и заскулила немногим громче:
  -Грэгори... пожалуй-ста... проснись...
  Ладонь зашевелилась и лениво потискала ее живот.
  -Чего опять боимся?.. - не просыпаясь, проворчал Древний, решив, вероятно, что Компаньонке снова что-то приснилось.
  -Та-ам... кто-то есть, - всхлипнула Алмиа, свернув голову в его сторону, - За дверью... - рука хищника напряглась и замерла, а через секунду и все тело Грэгори окаменело, поджимаясь, как стальная пружина, - ...в коридо... - ладонь метнулась к ее лицу и приложила палец к дрожащим губам Мии.
  -Тсс... - вампир прижался к ее виску, торопливо зашипел, - Завернись в одеяло и в уголок, к двери, быстро! Сиди тихо, к окну не суйся.
  -Угу, - шмыгнув носом, кивнула она.
  Древний отпустил ее, чуть отстранился, наскоро натягивая джинсы, прислушался... а когда девушка решилась обернуться, чтобы понять, почему он медлит, за спиной уже никого не было. Пулей вскочив с матраса, Алмиа накинула на плечи покрывало и юркнула в самый темный угол, справа от двери, как велел Господин. Она едва успела опуститься на пол и запахнуться, как в квартире послышалась возня. Сперва негромкая и какая-то ленивая, словно двое борются в тесноте, спотыкаясь и натыкаясь на стены... Но тут Миа отчетливо услышала судорожный скрежет огромных когтей по паркету, а еще через секунду раздался душераздирающий звериный рев, низкий, грубый, но в то же время отчаянный, будто последний. Потом глухой шмяк... как полутонный мешок с картошкой свалился на пол. Девушка надеялась, что все на том и закончится, но не тут-то было. По коридору пробежала пара тяжелых сапог, послышался злобный вопль, удар!.. грохот второй падающей туши и голос Грэга:
  -Да сколько вас еще?! Давайте! Все сюда! Ко мне, щенки! Всех причешу... против шерсти...
  Снова звонкий удар! Что-то влетело в стену, за которой сидела Миа, и разбилось в брызги. Дальше шум стал непрерывным и скомканным, было уже не разобрать, что именно происходит, и кто побеждает. Алмиа уяснила одно - в квартире несколько волков! И все они разом накинулись на ее Господина. Девушка верила, что Древние сильны, ей хотелось верить, что Эгрэджио непобедим, но страх и неразбериха, внезапность этого подлого нападения повергли ее в шок. Миа на миг представила, что будет, если Грэг не справится со всей стаей... если Грэг погибнет... "Он может погибнуть!" - вдруг прострелила ее затуманенное сознание мысль, но наступившая тишина вернула в реальность. Девушка отерла от слез лицо, глубоко вдохнула и, подняв голову, вслушалась... Еще какой-то слабый звук доносился из коридора, но это уже не было похоже на борьбу, скорее на отступление. Что-то шелестело по полу, словно кого-то волочили, или кто-то полз, не в силах встать... Миа вскочила на ноги в безумном и бездумном порыве, стискивая края одеяла на груди, подкралась к распахнутой двери и медленно высунулась в темный коридор, сначала глянув влево... Пара темных "мешков" валялись без движения, один на пороге дальней комнаты, другой совсем близко, у туалета. Девушка повернула голову и взвизгнула, прикрывая себе рот ладонью - справа, в шаге от нее, на полу корчился здоровенный коротко стриженый мужик с залитым кровью лицом. Учуяв человеческий страх, он поднял безумный взгляд на девчонку, застывшую в дверном проеме, и что-то мерзкое, но спасительное пришло ему на ум, потому как бедолага из последних сил рванулся вперед, к ней!.. но густой черный дым в тот же миг обволок его шею и стянул, подобно удавке. Мужчина издал хрипло-булькающий вопль, а Миа скосилась вправо, дальше по коридору, отследив взглядом конец этого магического "лассо". У самой входной двери стоял Грэгори... медленно и пугающе хладнокровно наматывая Тьму на кулак.
  -Миа, детка!.. Одевайся, мы идем домой, - натянуто улыбаясь, громко объявил он, явно сквозь зубы, - Что-то я здесь... насорил. Скоро завоняет.
  Девушка нервно сглотнула, еще раз украдкой глянула на волка, но тот уже не шевелился, и Алмиа на некрепких ногах вернулась в комнату, растерянно шаря взглядом в поисках своей одежды. Она уже натягивала пальто, когда Древний появился на пороге, слегка покачиваясь, неторопливо и, как показалось Мие, чуть прихрамывая. В руке он вертел какой-то старый медальон или жетон, измазанный кровью убитого волка, и хмурился, задумчиво изучая надписи и знаки, отображенные на куске почерневшего металла.
  Почти всю дорогу до штаба Грэг молчал, угрюмо размышляя о чем-то своем. Алмиа не решалась заговорить первой, но уже извела себя догадками, решив, что тоже в чем-то виновата. Да и, после того, что ей довелось увидеть, беспокоить Древнего было как-то страшновато. Произошедшее на ее глазах лишний раз напомнило Мие, КТО рядом с ней, и на что это существо способно в гневе. Покидая заброшенный дом, девушка насчитала еще не менее пяти трупов, помимо тех, что были в коридоре. В других комнатах, в кухне и даже на лестничной площадке. Ее Господин в одиночку расправился с целой стаей! И внешне нисколько не пострадал. Только извечно шутливое настроение его явно испортилось. Лишь в кабине подъемника Грэг более или менее очнулся, заметив на себе напряженно-вопросительный взгляд Компаньонки.
  -Чего ты? Перетрусила? - печально хмыкнул он, ободрительно потирая ее плечо.
  -Я?.. Да нет... - торопливо отмахнулась Миа, обрадовавшись возможности поговорить, - Все в порядке? Ты... не ранен?
  -За меня перетрусила? - удивленно повел бровью хищник, окончательно оттаивая, даже развеселился.
  Девчонка ответила смущенной улыбкой и отвела глаза, подтверждая его догадку. Эгрэджио обхватил ладонями ее лицо и крепко чмокнул, но тут же отпустил.
  -Я в норме, зайка. Идем-ка отмоемся перед ужином. А то я даже притронуться к тебе лишний раз боюсь. Весь песьей кровью уделался.
  
  Раннее утро четвертого дня. Штабной кабак.
  Возвращение в штаб далось Мие нелегко. Всего один глоток свежего воздуха и света, и вновь приходилось погружаться под землю, в это смрадное, темное царство безнадежности и унижения. Но что-то определенно изменилось для нее здесь. Алмию больше не душила обреченность, она не вздрагивала и не зажималась при виде других хищников, она знала, что ее Господину не плевать на нее. Грэг был той самой каменной стеной, за которой его подопечные чувствовали себя комфортно, даже если за этой стеной полыхал пожар, даже если земля уходила из-под ног... и Миа теперь чувствовала то же. Здесь, в самом сердце Тьмы, даже сильнее и отчетливее, чем наверху.
  Однако Эгрэджио до сих пор был чем-то не на шутку озадачен, даже после горячего душа, даже надев чистую рубаху и опрокинув стакан любимого виски, он так и не пришел в себя окончательно. И Мие тоже было не по себе. Ей показалось, дело вовсе не в драке с волками, а чем-то ином, более глобальном. Вампир распорядился, чтобы Компаньонке принесли ужин, и вновь погрузился в свои тревожные размышления, с отсутствующим видом откинувшись на спинку дивана. Алмиа сидела в укромном уголке П-образной скамьи и время от времени украдкой оглядывала зал из-за плеча Господина. Наверху уже начался рассвет, и бар постепенно наполнялся разношерстной темной публикой, от низших звеньев, вроде ночной смены караульных, до высших представителей командования, мужчины и женщины разных возрастов и наружности, с Компаньонками и без... Парнишка из бара, Алекс совсем забегался, носясь с подносами от столика к столику. Когда он подлетел и поставил перед Мией тарелку с супом, девушка заметила у него на лбу крупные, блестящие капли пота. Торопливо разметав на столе приборы, миску с сухарями и кружку чая, парень рванулся было дальше, но Грэгори окликнул его. Алекс вскинулся на Древнего, услужливо застывая на месте.
  -Айрона не видел?
  -Сегодня нет, Господин.
  -Увидишь, передай, что я его ищу.
  -Передам, Господин, - пообещал Алекс и, формально откланявшись кивком головы, умчался обратно к бару за новой порцией заказов.
  Алмиа решила побыстрее покончить с супом, пока сюда не подтянулись другие члены Братства. Но Грэг, заметив ее суету, неодобрительно поднял бровь и рыкнул:
  -Тебя никто не гонит. Ешь спокойно.
  Девушка отвлеклась от тарелки, напряженно выпрямилась и неуверенно потянулась к кружке, испуганно косясь на Древнего. Заметив, что ее рука дрожит, хищник шумно выдохнул.
  -Прости. Нервный я сегодня. Не задалась ночка с вечера, - проворчал он виновато, ближе к ней придвигая и тарелку, и чай.
  -Ты ведь злишься... не на меня, правда?.. - рискнула уточнить Миа.
  -Нет, зайка. Конечно, нет, - все еще хмурясь, улыбнулся Эгрэджио, поглаживая девчонку по макушке, - На тебя-то за что... Я и не злюсь вовсе. Просто... немного огор-чен ... - закончил он отстраненно, заметив приближение Дэрэка.
  Перекаченный лысый боров пробирался сквозь толпу, активно работая локтями, не обращая никакого внимания на недовольные вопли и брань в спину.
  -Что, щелка неблагодарная, уже огорчаешь нового папочку?! - жутковато-радостно скалясь, басом погремел "боцман", шлепнувшись напротив друга за стол.
  Алмиа ошеломленно вытаращилась на него, переставая жевать, но, опомнившись, стушевалась, смиренно опуская голову.
  -Хренею с тебя, брат. Ласковый, сука, как медведь... - глухо прорычал Грэгори, крепко пожимая его руку.
  -О! Эгрэгор не в духе седня? То-то я смотрю, наверху буран такой поднялся... - продолжил шутковать Дэрэк, но взгляд Грэга не просветлел, и боцман поумерил свой сарказм, - Стряслось че, брат?..  []
  -Чуть не уделали меня сегодня, Дэрэк, - понизив голос до ровной, будничной интонации, криво усмехнулся Грэгори, - Вот, сижу, пытаюсь понять, как кучке волков такое удалось.
  -Так ведь... не удалось же, - наблюдательно отметил боцман, - Ты ж здесь.
  -Да... Благодаря этой вот красавице, - кивнул Древний в сторону Компаньонки, - Разбудила меня.
  Хищники отвлеклись на девушку, которая, внимательно слушая их, не решалась даже пошевелиться. Ощутив на себе их пристальные взгляды, Алмиа тревожно вскинулась на Господина, потом на его друга, и снова на Господина...
  -Ты жуй, курносая, жуй, - легонько потрепав девчонку по плечу, усмехнулся Дэрэк беззлобно, почти что ласково, насколько мог, - Выходит, и от Компаньонок бывает польза, а?..
  -Да, не то слово, - задумчиво согласился Грэг и закурил, краем глаза наблюдая, как Миа возвращается к остывшему ужину.
  -Как ты сам-то их не учуял, в толк не возьму? - нахмурился боцман всем лбом вместо отсутствующих бровей.
  -В том то и штука, брат, - резко выпустив дым изо рта, кивнул Эгрэджио, - Ни Силы, ни запаха... Нет, псиной несло, конечно... Но то собаки. Уж я отличить могу. Этих в округе как крыс развелось.
  -Но чтоб волчата праведные под псов маскировались?.. Эт как-то слишком...
  -Слишком умно для них, - поправил друга Грэг.
  -Знач кто-то прикрывал.
  -Вот это уже ближе к правде. Но есть еще момент, Дэрэк... - вампир коротко, нервно огляделся по сторонам, отслеживая, не греет ли кто уши, - Я не уверен, что они из "святых". Слишком уж близко к штабу. Их волки сюда не сунутся. Не дойдут просто.
  -М-дааа, озадачил, - почесывая репу, признался боцман, шаря потерянным взглядом по залу.
  Еще некоторое время боцман провел в компании Грэгори и его Компаньонки, но ничем, кроме столь же туманных предположений, помочь другу не смог и вскоре ретировался, сославшись на усталость после ночной зачистки в городе. Алмиа к тому времени давно управилась с супом и теперь допивала чай. Никогда раньше ей не были интересны ни дела Братства, ни личные проблемы хищников, но сейчас Миа ловила каждое слово и следила за каждым движением и напряженной мимикой Господина, пытаясь вникнуть в суть его проблем, понять, насколько они серьезны.
  -Капитан Эгрэджио... Не помешаю? - неожиданно прозвучало над их головами.
  Высокий, статный офицер вынырну из толпы так внезапно, что даже Грэга застал врасплох. Черные кожаные брюки, короткого кроя куртка, сидящая точно по фигуре, забритые виски и темно рыжие, лоснящиеся волосы, безупречно гладко собранные в длинный хвост. Алмиа не часто видела этого участника их "тайного общества", и теперь с интересом рассматривала.
  -Не помешаешь, брат. Как раз тебя жду, - приветливо отвечал Древний, даже привстав, чтобы пожать ему руку.
  -Полагаю, не для того, чтобы похвастать новой Компаньонкой? Скверно выглядишь, капитан, - сразу подметил Айрон, присаживаясь напротив друга, - Что-то серьезное?..
  Грэг коротко глянул на Мию, глубоко вздохнул и поднял руку, подзывая Алекса.
  Пока Господин угощал друга выпивкой и в подробностях описывал сегодняшнее нападение, девушка продолжала украдкой разглядывать рыжеволосого вампира. Из всех членов Братства он больше всех походил на военного. Не на перекаченного бандита с большой дороги, не на пирата и не на черного колдуна, а на самого что ни на есть настоящего солдата. Этот хладнокровный стратег и мастер-вуайерист вызывал у Алмии смешанные чувства. С одной стороны его подозрительная сдержанность напоминала Мие о прежнем хозяине, с другой - всегда приятно-сдержанный тон и полное отсутствие высокомерия притягивали, располагали к этой скрытной личности, вызывали желание разгадать, каков же он на самом деле. Он не говорил лишних слов, не делал лишних движений, но всегда был собран, сконцентрирован, не напряжен, не скован, а именно внимателен, словно старался все и вся держать под контролем. И хотя в баре, кишащем разношерстным отребьем, это было практически невозможно, хищнику, похоже, и здесь удавалось не упустить ни одной детали в царящем вокруг него хаосе. Он держался уверенно и вполне свободно. Алмиа старалась изучать его ненавязчиво, исподтишка, но посреди рассказа Айрон вдруг не к месту заулыбался и на мгновение встретился с Компаньонкой глазами, демонстративно поймав на себе ее любопытный взгляд. Миа по привычке смежилась и больше не поднимала глаз, даже когда Грэг приобнял ее, чтобы заскучавшая Алмиа не чувствовала себя одиноко.
  -Как я понимаю, есть что-то еще? Чтоб озадачить самого Эгрэджио, одного, пусть даже организованного, налета мало, - выслушав друга, проницательно подытожил Айрон.
  -Правильно понимаешь, - кивнул Грэгори, выуживая из кармана трофейный жетон, и небрежно швырнул побрякушку на стол, - Вот что было у каждого из этих щенков. Не знаешь, на какой псарне такие выдают?
  Айрон не менее небрежно взял кулон, потер большим пальцем... и увиденное мгновенно стерло скептическую ухмылку с лица офицера. Темные брови настороженно сошлись к переносице. Он мрачно глянул на Древнего и снова уставился на жетон, читая магические глифы.
  -Боюсь, что очень далеко отсюда... - задумчиво буркнул Айрон.
  -Насколько? Саула-Ин?.. Тафеора? Болтали, вроде, на нашем... - нервно хмыкнул Грэг.
  -Дальше, намного дальше, друг мой. Нечто похожее я видел лишь единожды... И, если это то, о чем я думаю, интуиция тебя не подвела. Защитные амулеты такой силы у обычных волков - это тревожный знак.
  -Защитные?! Хе-х! - злорадно крякнул Древний, - Не очень-то они им помогли.
  -Я наверное неверно выразился. Они не отражают чужую магию, они скрывают свою. Маскируют Силу своего обладателя.
  -Плащ-невидимка?..
  -Вроде того.
  -С-сукины дети, - сквозь зубы выпалил Грэгори, - Но с хрена кому-то разбрасываться редкими побрякушками и выдавать их обычным волкам?..
  -А вот это хороший вопрос, - кривя губы в напряженной улыбке-оскале, Айрон залпом опрокинул стакан виски, прежде чем ответить, - В прошлый раз я снял такую "побрякушку" с... мертвого агента ВИ, - воровато оглядевшись по сторонам, он оттянул горловину черной водолазки, осторожно демонстрируя похожий медальон на груди.
  -ВИ?.. Мать твою... Здесь-то откуда? - скривился Древний в еще более скверном предчувствии.
  -Может Эгромы прознали про твои шашни с Нэкадэусом?.. - понизив тон до интимно-тихого, предположил Айрон, глядя на друга из-под бровей.
  -Долго ж до них доходит, - раздраженно фыркнул тот, отводя взгляд.
  -Хотя ты прав. Навряд ли они стали бы так заморачиваться из-за событий пятидесятилетней давности. Нет, похоже, они видят угрозу лично в тебе... Можешь считать это комплиментом.
  -Э-ка честь, - угрюмо усмехнулся Грэг, но все же вновь посмотрел на Айрона, - Угрозу? Для законов ВИ?..
  -Или для самой Империи, - пожал плечами рыжий, заговорщицки улыбаясь другу.
  Грэгори еще пару минут просидел молча, размышляя про себя, но настроение явно к нему возвращалось. Айрон внес ясность в ситуацию, и теперь Эгрэджио хотя бы знал, с кем и с чем он имеет дело. Друг и соратник решил помочь ему отвлечься от мрачных дум, переключив внимание на притихшую Мию. Та уже едва не дремала за столом.
  -Слушай, а это не Иглиса Компаньонка?.. - вполголоса поинтересовался Айрон, с теплым прищуром изучая девчонку.
  -Угу-м, - отстраненно подтвердил Грэг, но тоже взглянул на встрепенувшуюся Алмию и сжал губы в мягкой полуулыбке, - Была.
  Рыжий вампир подметил повязки на ее запястьях и шее и, легко коснувшись хрупкого плечика в грубом свитере, негромко поприветствовал:
  -С возвращением из Ада, дорогая.
  В широко распахнутых, испуганных глазах смертной заискрился влажный блеск, уголки ее губ чуть дрогнули, но ответить Миа так и не решилась. Дух перехватило от какой-то необъяснимо светлой грусти.
  Ее Господин и Айрон еще немного поболтали о своих, только им понятных делах, и, наконец, распрощались. На офицерском уровне Грэг уже еле волочил ноги. Миа впервые видела его таким и с тревогой гадала, не сильно ли Эгрэджио потрепали в драке. "Он говорил, что раны от волчьих когтей заживают долго, - припомнила она, хмурясь, - А может его шатает просто оттого, что мало спал? Или много выпил?.. Хм... да нет, разве вампиры пьянеют до потери координации?.." В комнате Алмиа наскоро умылась и шмыгнула в кровать, на ходу стягивая одежду, но Грэгори, как уселся на краю кровати, едва вошел, так и остался сидеть. Выждав несколько минут, Миа осторожно подобралась к хищнику и легонько тронула за руку.
  -Ты... в порядке? - чуть слышно спросила она, выглядывая из-за его плеча, - Хочешь... я помогу раздеться?
  Грэг скосился на девчонку, и его опустошенный взгляд начал светлеть. Вампир беззвучно усмехнулся и накрыл ее ладонь своей.
  -Алми-иа... Ты слишком добра. Таким милосердием, конечно, грех не воспользоваться, но... это лишнее. Я вполне управлюсь сам.
  Он развернулся к ней на полкорпуса и, бережно взяв за подбородок, прильнул к губам. Миа охотно отвечала, но, ощутив на щеках прохладное дыхание, рефлекторно напряглась. Резко прерывать вампира побоялась, но постаралась медленно отстраниться. Древний не стал удерживать Компаньонку и, казалось, вполне себя контролировал, но ладонь скользнула вниз, отпуская точеный подбородок Алмии, и случайно тронула повязку... Взгляд вампира неподвижно застыл на перебинтованной шее девчонки.
  -Ты голоден... - не шевелясь, выпалила Миа тревожно-сочувственным шепотом, скорее утверждая, чем спрашивая. За время тесного общения с хищниками, она научилась распознавать жажду, по жестам, по непроизвольной мимике и едва заметному мерцанию в глазах, обжигающе-холодному, потустороннему.
  Эгрэджио шумно выдохнул, отдаляясь, почти отшатнувшись от нее, поднялся на ноги и прошелся по комнате, собираясь с мыслями, закурил, - Даже если так... - выпустив облако крепкого дыма, не глядя на Мию, негромко хмуро отрезал он, - Это не твоя забота, - он обернулся и, заметив, что Алмиа дрожащими руками пытается отыскать завязки на бинтах, рыкнул - Даже не думай.
  Девушка осеклась, недоуменно-испугано таращась на Господина.
  -Разве не для этого нужны Компаньонки?.. - тихо выпалила она, сквозь горечь чуть заметно улыбаясь, - Моя... основная функция...
  -Твоя "основная функция" - жить, - раздраженно оборвал Грэгори, глядя на Мию исподлобья, - А все остальное возможно лишь при условии, что жизни твоей ничто не угрожает, - он добрел до двери, шагнул за порог и прохладно бросил на прощание, - Ложись спать.
  Алмиа весьма охотно исполнила его приказ. Немного поворочавшись, она утешила себя догадкой о том, что Грэг в надежных руках Вайлет и Скарлет, и спокойно задремала. Долгий, крепкий сон явно пошел Мие на пользу. Впервые за долгое время она по-настоящему выспалась, но, когда очнулась и поняла, что Господин не возвращался, всерьез обеспокоилась. "До часа Х осталось всего трое суток, но ведь если с Грэгори что-то случится... затеянная им авантюра потеряет всякий смысл..." - Алмиа боялась даже думать о таком исходе. Она встала, умылась, оделась и привела себя в порядок, гоня прочь мрачные мысли. Аккуратно застелив постель, Миа присела на краешек и стала ждать Господина, с надеждой и трепетом, для поднятия духа вспоминая часы, проведенные ею в городе, тишину пустынных улиц, уютный треск костра...
  Послышался звон ключей, и дверь наконец распахнулась. Грэг выглядел посвежевшим, отдохнувшим и таким довольным, что Миа даже ощутила нечто, отдаленно похожее на ревность. Всего на миг и где-то очень глубоко в подсознании, но горло все же сдавило. Алмиа поспешно сглотнула, взяв себя в руки.
  -Уже встала? Или... не ложилась? - повел бровью хищник.
  -Ложилась. Я... проснулась совсем недавно, - заверила она Господина, решив не упоминать о полуторачасовом ожидании.
  -М-м. Выспалась? Даже щечки порозовели, - присев с ней рядом, заметил Древний.
  -Угу. А как ты... себя чувствуешь? - осмелилась поинтересоваться Миа, хотя и цвет его лица, и блеск в глазах служили прекрасным свидетельством того, что с Грэгом все в порядке.
  -Я? Превосходно. Можем прогуляться перед ужином, если хочешь, - предложил он, прочесывая пальцами ее темные прядки, - Ночка сегодня тихая и, кстати, довольно теплая.
  -Снова в город? А... не опасно?
  -Если б не знал, что это твоя трогательная забота, мог бы и обидеться, - беззлобно фыркнул хищник, - Не забывай, с кем говоришь. Я капитан элитного отряда, детка. Кого мне здесь бояться? То, что за моей головой теперь гоняется еще одна группировка, вовсе не значит, что я, поджавши хвост, буду трусливо отсиживаться в штабе. Черта с два.
  -Прости. Я не хотела...
  -Знаю, - прервав ее оправдания, тепло улыбнулся Грэгори, касаясь мягких губ Алмии кончиками пальцев, - Впрочем... тебе лишние стрессы тоже ни к чему. Можем не отходить далеко. Пройдемся по площади, хотя бы воздухом подышим, м?
  -Хорошо, - кивнула Миа, искренне радуясь компромиссному решению.
  Не смотря на начало декабря, еще на первом этаже, в фойе, Алмиа уловила запах весны. Спускаясь по ступеням парадного входа, она вдохнула поглубже и поняла, что ей не показалось. Легкий, едва ощутимый, игривый ветерок отчетливо предрекал скорое потепление. Впрочем, для Мии в нем было куда больше. Грэг шел чуть в стороне, искоса наблюдая за ней. С каждым шагом девушка вдыхала все глубже, жадно вкушая воздух Свободы, с упоением проникаясь давно забытыми эмоциями. Сердце забилось чаще, по венам прошлось, словно током, пьянящее волнение - Надежда! Предвкушение, предчувствие... чего-то особенного, прекрасного, чистого и светлого. Внезапно Алмиа осознала, что ждет Весны, как верная жена ждет встречи с возлюбленным, ушедшим на войну. У нее не было уверенности, что оба они доживут до этой встречи, но сердце знало, сердце верило.
  -Ну что, не обманул я тебя?..
  Миа испуганно обернулась, и ее лучащийся взгляд в одно мгновение померк.
  -Что?.. - отстраненно отозвалась она.
  -Ночка, говорю, хороша, - усмехнулся Грэг, приобнимая ее за плечи, и увлек за собой, чуть в сторону от протоптанной тропы.
  Снег еще не начал таять, он все еще был ангельски мягким и чистым. Древний увел Компаньонку подальше от часовых, от каменных, неприступных стен и давящей громадины ворот, на самую середину площади, занесенную глубокими сугробами, и присел прямо на снег, призывая девчонку последовать его примеру. Алмиа опустилась на колени рядом с ним и села на свои ноги, чтобы не застудиться.
  -Ты прав. Очень тепло сегодня, - наконец согласилась она, поднимая глаза к небу, но за густыми тучами звезд было не разглядеть, и оставалось наслаждаться видом земным и пока еще зимним пейзажем.
  -Да. Я подумал... тут атмосфера больше благоприятствует разговору, - тоже лениво осматриваясь, вполголоса признался Эгрэджио, но все же заметил краем глаза, что Миа настороженно встрепенулась, - Хотя теперь гляжу на тебя и думаю, не отложить ли его. Ты так расцвела... Неохота портить столь редкий момент грязными реалиями жизни.
  -Нет, в этом ты тоже прав. Говори. Что бы там ни было, здесь мне будет легче это принять, - неожиданно спокойно отвечала девушка, лишь немного отстранившись от хищника, чтобы видеть его лицо.
  Грэг встретился с ней глазами и сконфуженно потупил взор, тушуясь, что было совсем нехарактерно для Древнего. Алмиа нахмурилась в дурном предчувствии.
  -Ты хочешь... отказаться от спора? У тебя куча других, более важных дел, я понимаю...
  -Нет, Миа, не хочу. Я не откажусь от тебя, даже если этот ублюдок Иглис поднимет хай и обратится к Совету Старших с жалобой, что его обокрали. Я скорей отгрызу ему руку, чем позволю вновь к тебе прикоснуться, - печально-негромко и крайне серьезно заверил ее Эгрэджио.
  -А больше мне ничего не страшно. Что бы ты не задумал, правда...
  -Ладно, - сдержанно-нервно улыбаясь, оборвал он ее уговоры, - Тогда подумай и скажи мне... с кем из членов Братства ты... не побоялась бы оказаться в одной комнате? Лицом к лицу, так сказать...
  С интересом выслушав Грэгори, Алмиа вдруг осеклась, осознав суть вопроса и его возможный подтекст. Продолжая бурить Господина стекленеющим взглядом, она разомкнула задрожавшие губы, но едва набрала воздуха, резко отвернулась. Впрочем хищник успел заметить, как наводнились ее глаза.
  -Ни с кем. Зачем ты спрашиваешь?.. - чуть слышно отозвалась Миа, поднимая молящий взгляд к небесам и изо всех сил стараясь не заплакать, - Думаешь... к кому бы меня сплавить, когда выиграешь пари?..
  Грэг не ответил, лишь засопел беззвучной усмешкой, раздраженно качая головой. Через пару минут напряженной тишины Алмиа опомнилась и осторожно скосилась на Господина. Тот глядел на нее спокойно, беззлобно, все с той же печальной улыбкой, но девушка все же поспешила исправиться:
  -Прости... - выдохнула она. Грэг мотнул головой, мол "забей", а Миа продолжила, подавленно и как-то бесцветно, - Я не вправе осуждать твои решения. С твоей стороны... было очень великодушно предоставить мне выбор, и я должна...
  -Да ничерта ты не должна, - хмурясь, оборвал ее Грэгори, - Вообще хреновая была идея затевать этот разговор сейчас, - проворчал он, - Ты ко мне-то еще не привыкла толком... Рано еще.
  С осознанием того, что вечер, едва начавшись, уже безнадежно испорчен, Грэг поднялся и протянул девчонке руку.
  -Идем ужинать.
  Они вернулись в подземелье. Алмиа шла за Господином как тень и всю дорогу до кабака молчала, но стоило им войти в шумный, забитый народом зал, девушка вцепилась в локоть Грэгори, сторонясь других хищников, и что-то пролепетала, но темные так галдели, что Грэг не расслышал. Приобняв девчонку за талию, он притиснул ее к себе, лавируя в толпе, и жестом указал Мие в сторону "вип-ложи", где они смогут нормально поговорить. Усевшись за стол, Алмиа дождалась, пока вампир устроится рядом, и повторила:
  -Натан.
  Эгрэджио недоуменно повел бровью и даже огляделся по сторонам, не сразу сообразив, что это ее ответ.
  -Серьезно?.. - растягивая одобрительную улыбку, выдохнул он.
  -Не знаю, как, но ты угадал, - призналась она, пряча взгляд, но тоже едва сдерживая нервный смешок, - Он нравился мне первое время. Даже представляла иногда, что я с ним... в особо тяжкие моменты. Хотела быть его... пока не узнала, какой он... на самом деле. Слишком идеализировала я его... наверное.
  -Да-а-а. Внешний лоск почти всегда скрывает душевную гниль, - вполголоса согласился Грэг, склоняясь к ее плечу, - Но в этом типе она достаточно безвредна для тебя. Склонностей к садизму я за Натаном не замечал. Двуличность, подлость, малодушие... всего по мелочи. Но с дамами Нат почти всегда ведет себя прилично. Хотя... я, честно говоря, ожидал услышать от тебя немного иное.
  Миа вскинулась на него, растерянно моргая.
  -Ты думал... я назову Айрона?
  -Угу-м, - обличительно сощурился Древний, - Вчера ты глядела на него с больши-и-им интересом. И... я бы не сказал, что ему было неприятно твое внимание.
  -Это всего лишь любопытство, - попыталась оправдаться девушка, краснея, - Но... я не стала бы с ним оставаться. Я совсем его не знаю. Я пыталась понять... рассмотреть, что у него за душой, но он такой скрытный.
  -Тебя это пугает?
  -Да.
  -Ну, хорошо. Нат, так Нат, - пожал плечами Грэгори, мечтательно блуждая взглядом по залу.
  После ужина, так и не дождавшись никого из Братства, Древний повел Компаньонку на офицерский уровень, по дороге, ненавязчиво расспрашивая о ее предпочтениях и строгих табу. Вскоре у Алмии не осталось ни малейших сомнений в том, что именно задумал ее Господин. Это осознание, конечно, не обрадовало Мию, но то, как деликатно и участливо Эгрэджио готовил ее к предстоящему испытанию, вселяло девушке надежду на благополучный исход.
  -При мне никто не посмеет тебя обидеть. Тем более Натан, - говорил Древний, уже подводя Алмию к выбранной ею двери, - Так что можешь позволить себе расслабиться и... немного пофантазировать.
  -Пофанта-зировать? - переспросила девушка, недоуменно топорща брови.
  -Угу-м. Ты же знаешь, как этот тип любит играть на публику и под... страиваться под старших. Я уверен, сегодня он будет именно таким, каким ты хотела его видеть - твоим... "прекрасным принцем".
  -А ты?
  Грэг тепло рассмеялся и, постучав в дверь, многообещающе буркнул:
  -Посмотрим.
  Открыли так быстро, что Миа не успела ни задуматься, ни морально подготовиться толком. Красавчик Натан стоял на пороге при полном параде, словно ждал гостей, но, увидев Эгрэджио с Компаньонкой, был весьма озадачен. Плотный черный френч, ремень со щегольской пряжкой в виде змеи, кожаные брюки, военные ботинки, начищенные до блеска... Утонченно-небрежный взмах головы, и вороные локоны порхнули с плеч, открывая светлое, аристократично бледное лицо обольстительного мастера-травника.  []
  -Капитан? Доброй ночи. Чем обязан... такой чести? - мелодично произнес он, манерно приложив ладонь к сердцу.
  -Хорош расшаркиваться, Нат, - криво ухмыльнулся Грэгори, - Намылился куда?..
  Вампир шкодливо осклабился.
  -Да... поиздержался с одной формулой, планировал наведаться в лагерь за новым материалом.
  -Ну да, конечно... За свежей девчатиной ты решил "наведаться", - поддел его Древний.
  -Хм. Не без этого, - кивнул Натан, и не пытаясь отпираться, - Умаялся я что-то с бесконечными заказами нашего... Великого и Мудрейшего. Вчера закончил работу над одним занятным препаратом для Самого. Так что имею право развеяться.
  -Ммм! Любопытно, - передернул бровями Грэг, - Что ж... с "материалом" я тебе не помогу, а вот "развеяться" - это запросто, - заговорщицки щурясь, закончил мысль он, недвусмысленно указав взглядом на Компаньонку.
   Кристально-голубые глаза обратились к Мие, пристрастно оглядывая ее. Девчонка по привычке было стушевалась, но взяла себя в руки, вспомнив, что Нат - ее собственный выбор, и подняла голову, смело встречая... чарующий взгляд из-под темных бровей. Они были так черны, что светло-лазурные радужки казались еще чище и ярче, парализуя своей нечеловеческой красотой. Легкая щетина на утонченных, но мужественных скулах Натана нисколько не лишала его образ изысканности, напротив, придавала ему особый шарм. Однако по загадочной мине хищника сложно было понять, рад он предложению друга или нет. Напряженное молчание затянулось, и Натан вынужден был ответить уже хоть что-то:
  -Грэгори... - заострив внимание на плотно забинтованной шее Алмии, выдохнул он, качая головой, - Ты неужто решил надо мной поиздеваться? - хищник ощутил, как недобро напрягся Старший, и поспешил объясниться, - Да. Разумеется. Сочту за честь! Но... я уже имел удовольствие пить эту барышню, и ты... не представляешь, насколько сложно мне будет сдерживаться.
  -Сопляк, - фыркнул Эгрэджио брезгливо, и продолжил сдавленно-рычащим полушепотом, - Проблемы с самоконтролем?.. Какого ты вообще тогда делаешь в Братстве, Нат?! Я постоянно слышу твое нытье!
  Красавчик плотно сжал челюсти, явно негодуя в душе, но глаз на Древнего так и не поднял.
  -Выпей... одну из своих отрав, что ли, - продолжил Грэг, сменяя гнев на милость, - Нет у тебя такой, чтоб аппетит отбивала? Если нет - пора придумать. Хоть какая-то польза будет... Или сходи, поужинай. Мы подождем, так и быть.
  -Хм... А это мысль, - негромко буркнул Натан, шаря взглядом по комнате.
  -Ну так давай, иди! Чего время то зря тянуть.
  -Да я не об этом, об "отраве", - усмехнулся Нат, метнувшись от порога к рабочему столу, заваленному пробирками, колбами, листками бумаги и порошками, - Входите! Я сейчас...
  Комната травника была заметно больше спален Грэга и Иглиса, почти вдвое, поскольку у Натана здесь находилась еще и лаборатория, и даже небольшая библиотека. Алмиа переступила порог и огляделась. Света здесь было немного - ночным хищникам он не требовался. По правой стене, до потолка громоздились стеллажи с пыльными фолиантами, рядом - стол с пробирками, перегонным аппаратом и прочим алхимическим барахлом. Древний прикрыл дверь и помог Мие снять пальто. В интимном полумраке, освещенный зеленоватым ночником Натан суетливо копался в небольших деревянных ящиках в поисках нужного пузырька. Девушка переглянулась с Господином и продолжила изучать обстановку. Второй светильник располагался на стене слева, точно над кроватью, аккуратно заправленной большим шелковым покрывалом синего оттенка с вычурной золотой бахромой.
  -Нашел! - радостно объявил хозяин апартаментов, победно поднимая склянку над головой.
  -Что за дрянь? - скептически хмыкнул Грэгори.
  -Вообще... лекарство, - виновато, чуть криво улыбаясь, признался Натан, - Но в его состав входит кровяной порошок и... чистейший кабайский спирт.
  -Класс. Можно и подкрепиться и надраться, - с саркастическим восторгом прокомментировал Древний, - Давай уже, "лечись" пошустрее... - он приблизился к Компаньонке со спины и обнял, стараясь снять ее напряжение.
  -Кстати! - воскликнул травник, стукнув по столу уже опустошенным пузырьком, - Можно и для красавицы что-нибудь подыскать, - заметил он.
  -Ее зовут Миа, - негромко уточнил Грэг, оборачиваясь к нему, все еще придерживая девушку за плечи, - Что ты имеешь в виду? Опоить предлагаешь?.. Даже если б я позволил тебе подобное... нет никакой нужды. Алмиа выбрала тебя сама. Уж не знаю, чем ты слабый пол к себе располагаешь... манерами или физиономией своей смазливой...
  -Прекрасно. Двойная честь для меня... - надменно улыбаясь, прокомментировал Натан, - Но я вовсе не о том, Грэгори, - почти оскорбленно фыркнул он, и окликнул девчонку, - Миа...
  Та обернулась, немного испуганно, но вопросительно смотрела прямо хищнику в глаза.
  -Подойди ко мне, дорогая, - позвал синеглазый чародей, протягивая ей руку, и девчонка шагнула из объятий Господина к нему, не ощутив и не услышав возражений Древнего.
  Подав вампиру свою ладонь, Миа, конечно, не ожидала поцелуя, но смутно надеялась, что Натан не посмеет навредить ей при Эгрэджио, как и было обещано. Нат достаточно аккуратно ухватил ее чуть выше повязки и повернул запястьем вверх, второй рукой взялся за узел бинта, но замер, напряженно скосившись на Грэга.
  -Вы позволите, капитан?.. - учтиво осведомился травник и, на всякий случай, объяснился, - Мне нужно взглянуть, чтоб подобрать подходящий препарат.
  -Валяй, - растерянно передернул плечами Древний, сунув руки в карманы, - Не знал, что ты теперь и смертных лечишь.
  -Да, с некоторых пор, приходится... - отстраненно хмыкнул Натан, разматывая запястье Алмии, - В лагере с начала зимы... летальность повысилась. Там сейчас столько разнообразной заразы бродит, что Тод забил тревогу. Мы организовали небольшую лекарскую гильдию. Теперь раз в две недели всех обследуют. Если находят какую-нибудь "адскую болячку", им непонятную - бегут ко мне.
  Алмиа слушала его вполуха, наблюдая, как ловко и бережно управляются длинные, изящные, ухоженные ладони травника с ее покусанной рукой, но то, что ей удалось уловить и осмыслить, Мие понравилось. "Пусть неохотно, без притворной заботы, но он помогает людям, а не вредит им!" - думала она, исподтишка разглядывая хищника вблизи. Однако увиденное озадачило даже его. Стерев с лица самодовольную ухмылку, Натан коротко глянул на Грэгори и вновь уставился на темные, чуть влажные проколы на густо-зеленой коже. Девушка затаила дыхание, а вампир наоборот - медленно и сосредоточенно втянул носом воздух, чуть сдавив ее тонкое запястье. Алмиа всхлипнула, больше от неожиданности, чем от боли.
  -Прости, - шепнул Нат, удивив девчонку еще больше, - Сколько времени прошло, Миа?..
  -Не знаю, - дернула плечом она, уводя глаза, - Не помню. Может... пару недель.
  -Лучше бы поточнее, - вздохнул травник, - Это... самые свежие раны?
  Алмиа покачала головой и почему-то бросила вороватый взгляд на Господина.
  -Ну, что? Каков диагноз, док? - нетерпеливо вмешался Грэг, подходя ближе.
  -Таков, что если не начать лечение сейчас... через два-три дня будет уже поздно, - хмурясь, высказал свои опасения Натан, и коснулся лба девушки тыльной стороной ладони, - Жара пока нет, но ее иммунитет не справляется с инфекцией.
  -Позавчера я давал ей сыворотку, - тоже сдвинув брови, припомнил Древний, - Может мало дал?
  -Скорее слишком поздно. Если даешь много, их может вывернуть, так что тут лучше не переусердствовать, - отстранено заметил Нат, - Сейчас Мие поможет лишь вливание. Хотя этот способ ей навряд ли понравится.
  В подтверждение этих слов, девушка выдернула от него руку и отступила к Господину, попеременно таращась на хищников.
  -Алмиа... - тяжело вздохнув, начал Грэгори, встав напротив, поглаживая ее задрожавшие плечи, - Я знаю, что обещал не причинять тебе боли, но... ты сама все слышала, - мягким, бархатистым полушепотом пробасил он, с щемящим чувством в сердце наблюдая, как ее глаза наполняются отчаяньем и мольбой, - Позволь... спасти тебя. Да, нужно будет потерпеть немного, но ты будешь здорова, ты будешь... жить.
  Миа задышала неглубоко и часто, взгляд забегал, выдавая ожесточенную внутреннюю борьбу. Казалось, она поверила травнику, но всерьез выбирает между болью и смертью! Спустя пару минут Грэг решился прервать ее размышления.
  -Алмиа?..
  Девчонка вскинулась на него, но тут же поникла, лишь едва заметно кивнув.
  -Чудно! Здравый смысл восторжествовал, - объявил Натан со сдержанно-саркастичной ухмылкой, - Теперь нужно приготовить препарат. Грэгори, ты мне понадобишься здесь, а ты, Миа, ступай пока, приляг. И постарайся расслабиться, ладно?
  Миа внимательно выслушала его и скосилась на Господина. Тот утвердительно кивнул, подходя к рабочему столу травника, и подбодрил Алмию мягкой улыбкой. Девушка побрела к кровати, слегка пошатываясь. То ли от нервов, то ли ей на самом деле становилось хуже.
  -Сверни покрывало и сними свитер, - отдал последние распоряжения Нат, уже с головой погрузившись в работу над зельем.
  Он растолок что-то в ступке, влил туда жидкость из одного пузырька, из другого... под конец, распоров Грэгори руку острым ножом, добавил последний и самый главный ингредиент, перемешал, и "лекарство" было готово. Хотя Алмиа про себя назвала его средством для пыток. Впрочем, ее бывший Господин не смешивал свою сыворотку ни с чем, когда вливал ее в открытый перелом на ноге Мии, и девушка понадеялась, что дополнительные составляющие эликсира Натана хоть немного облегчат "побочные действия" вампирской крови. Девушка лежала на спине, поверх мягкой постели травника и искренне пыталась расслабиться, но, едва завидев приближающихся хищников и шприц в руках одного из них, облилась холодным потом. К горлу подступило паническое удушье. Даже когда Грэгори, перемахнув через нее, прилег рядом, легче Мие не стало.
  -Ну вот, скажи, пришла за лаской, а меня мучить удумали, - сочувственно-шутливо усмехнулся Натан, присаживаясь на кровать, - Судя по реакции, был уже опыт?..
  Алмиа закивала, глядя не на него, а на большой шприц с густой темно-бурой, почти черной, жидкостью. Красивые пальцы коснулись ее щеки утешительным жестом. Вампир продолжил:
  -Я добавил немного морфия и еще кое-что, для охлаждения, чтобы твоя кровь не "закипела", когда пойдет реакция, так что... поверь, в этот раз будет намного "приятнее". Даже слегка кайфонуть успеешь.
  -А не депреснет от твоих "добавочек"? - вполголоса уточнил Древний, поглаживая живот девчонки, сведенный от страха, - Морфин на всех по-разному действует...
  -Ты о дисфории? - деловито уточнил Натан, - Не должна. Сыворотка их обычно "веселит". Она вполне способна нейтрализовать подобный эффект, даже если таковой проявится, - заверил он старшего, и того его доводы, вроде бы, убедили, однако Миа по-прежнему косилась на травника с опаской.
  А когда Нат попросил друга "придержать девчонку", та и вовсе оказалась на грани обморока, но не пошевелилась. Лишь зажмурилась, чувствуя, как Грэг садится чуть повыше колен, чтоб зафиксировать ее, если начнутся судороги. Стиснув зубы, Алмиа ожидала того же. Проникновение иглы она не ощутила вовсе, но, когда терпкий яд попал в кровь и стал наполнять ее вену, девушку мгновенно бросило в жар. Закусив губу, Миа задышала поверхностно и часто, готовясь к худшему. Рука занемела от кончиков пальцев до локтя и отекла, а вскоре вампирский эликсир загудел в ее жилах, вступая в реакцию с живыми клетками смертной. Алмиа скрипела зубами, но мужественно держалась, не издав ни звука. Приятного в этом процессе было мало, но боль еще лишь только зарождалась, далеким отголоском блуждая на грани сознания. Сосредоточившись на своих внутренних ощущениях, девушка не сразу заметила, что Натан уже отложил опустевший шприц и теперь только придерживает ее запястье. Разомкнув тяжелые веки, Миа так же почувствовала внезапно навалившуюся слабость, что, вероятно, было вызвано действием морфина. Первая часть лечения, а именно - ввод лекарства, прошла на удивление безболезненно. В случае с Иглисом девушке казалось, что рану поливают кислотой. Впрочем, Алмиа не спешила с облегченным вздохом. Напряженный гудеж медленно, но верно расходился по всему телу, словно слабый ток. Температура тоже явно возрастала. Миа чувствовала, как челка прилипает к мокрому от пота лбу. Гудеж усиливался, ускорялся пульс. В одно мгновение, когда Алмиа уже надеялась, что все обошлось, по мышцам прокатился первый спазм. Хищники среагировали молниеносно, фиксируя Компаньонку по рукам и ногам, и Миа лишь прогнула спину, отрываясь от постели со слабым, сдавленно-испуганным стоном. Тупая боль схлынула, оставив ноющее послевкусие в виде ломоты в суставах. Еще несколько судорог девушка перенесла мужественно. Лишь нестерпимый жар и слабость омрачали минуты передышки. Но вскоре на раскаленный лоб лег прохладный мокрый платок, а ладони Грэга скользнули под футболку, стягивая ее. Прикосновения к изможденному болью телу Алмиа ощущала так остро, что вновь открыла глаза, чтобы встретиться взглядом с Господином. Эгрэджио смотрел на нее с нежностью и, что больше всего поражало и согревало Мию, с искренним сочувствием. Девушка снова прогнулась, но уже не от боли, а подаваясь навстречу его ласковым рукам. Древний сжал губы в сдержанной одобрительной ухмылке, уверенно избавляясь от майки. Раздев горящую от лихорадки Компаньонку, Грэг принял из рук Натана новый компресс и бережно отер ее лицо, плечи... спустился ниже. Алмиа уже кружила в невесомости наркоза, смутно ощущая, с какой заботой и тщательностью скользят по ее раскаленному телу руки уже двух хищников, и умиротворенно-сонно улыбалась сама себе. А вскоре даже не заметила, как очутилась в лапах Морфея.
  Когда Миа очнулась, голова еще немного кружилась, словно девушка перебрала накануне, но чувствовала она себя объективно лучше. Раны не горели и не тянули, тело не гудело, и не ломило мышцы. В постели Алмиа была одна, все еще обнажена, но укрыта тяжелым, теплым покрывалом. Нат и Грэг, судя по приглушенным голосам, вели непринужденный дружеский треп в рабочей части комнаты, время от времени позвякивая стаканами с чем-то наверняка горячительным. Несмотря на пробуждение в чужой постели и унизительное положение в целом, Миа пребывала в приподнятом расположении духа. Вероятно всего лишь остатки наркотической эйфории, но девушка не ощущала сейчас гнета своих обязанностей, напротив! Они показались ей интересной, пикантной игрой, в которой можно было проявить себя и совершенно безнаказанно воплотить свои фантазии в жизнь. Исполненная вдохновения Алмиа откинула одеяло и легко, грациозно поднялась с постели. Грэгори стоял к рекреации-спальне спиной и пока лишь улавливал теплый запах приближающейся к нему смертной, а вот его приятель уже имел удовольствие наблюдать из-за мощного плеча Эгрэджио прекрасную нагую "эльфийку", бесшумной, непринужденно-мягкой походкой, добровольно идущую к двум заскучавшим хищникам. Натан сжал губы в хитроватой полуулыбке, выражая заинтригованность. Грэг обернулся лишь, когда Миа подошла вплотную и легонько коснулась его руки.
  -Тебе уже лучше?.. - вполголоса осведомился он, стараясь смотреть девушке в глаза, но взгляд упрямо скользнул вниз, к груди, и дальше... пристрастно прошелся по хрупкой обнаженной фигурке.
  Вместо ответа Алмиа встала на цыпочки и потянулась к уху Господина. Древний охотно склонился. Едва дослушав ее робкий шепот, он многозначительно покосился на друга и кивнул, заговорщицки хихикая. Заручившись согласием и поддержкой Грэгори, девушка подняла глаза, встречаясь взглядом с Натаном, и уверенно шагнула к нему. Травник не был удивлен или обескуражен решительностью смертной, а, пользуясь возможностью, просто любовался ее нежными округлостями вблизи. Но девчонка поспешила воплотить задуманное, пока ее заряд смелости не иссяк, и, уложив ладони Натану на плечи, прильнула к его губам. Всего пары секунд хватило хищнику, чтобы сориентироваться, и вот уже его ладони крепко облегают тонкий стан, притягивая исцеленную Компаньонку ближе, а влажные, чуть прохладные губы хватают ее - большие и горячие, дразнят, блуждая по щекам, по подбородку, и вновь прихватывают, жадно, почти до боли, изобличая голод, и не только сексуальный. То, что "лекарство" травника не утолило, а лишь приглушило его жажду, Алмиа осознала довольно поздно, и теперь ей оставалось лишь констатировать, что игра эта будет не такой уж и безопасной, зато пикантной... более чем. Чуть отстраняясь, чтобы отдышаться, Миа вновь заглянула в лазурные глаза.  []
  -Спасибо... - прошептала она, объясняя, наконец, свою фривольность.
  Травник просиял наигранно-любезной улыбкой, воровато глянул на Грэгори и, уложив ладонь на загривок девчонки, снова притянул ее к себе, уже более глубоким поцелуем давая Алмие понять, что одним "спасибо" ей не отделаться. Прикрыв глаза, она смиренно отдалась его страсти, несмело касаясь пальчиками замков на его строгом одеянии. Ни на секунду не отрываясь от сочных губ, Нат отстегнул два верхних карабина, ослабляя ворот, а к третьему притянул руки Мии, призывая ее продолжить. Долго уговаривать девчонку не пришлось, но некоторые замки оказались туже других и не поддавались слабым женским рукам, а не исполнить волю друга Господина для Компаньонки было смерти подобно, и Алмиа не сдавалась до последнего, ломая ногти... Травник уловил ее тревожную вибрацию, и поспешил помочь. Миа опустила руки, виновато-испуганно вскинувшись на хищника, но тот лишь небрежно хмыкнул, мол, "не загоняйся", а на задрожавшие плечи легли ладони Грэгори, приглушая едва зародившееся волнение. Избавившись от френча, Нат торопливо распахнул рубашку, одним рывком высвобождая пуговицы из петель, и Алмие осталось только стянуть ее со скульптурно-утонченного торса хищника. Запустив руки под прохладную шелковую ткань, девушка медленно и чувственно прошлась по гладкой груди вверх, по плечам... восхищенно вдохнула, ощутив невероятную нежность бархатной кожи травника, и, опережая Натана, охотно прильнула к его губам, заметив, что мужчина тянется к ней. Рубашка легко скользнула со спины, звякнула пряжка ремня... Миа не пыталась отстраниться, но дыхание ее сбилось. И вновь Эгрэджио напомнил о своем присутствии, словно ощутив ее смятение, провел широкой ладонью по спине вниз, чуть задержался, поглаживая ягодицы, пока девчонка не расслабилась и не прогнулась... Грэг прижался вплотную, чмокнул Мию в плечо, замечая, как то покрывается мурашками... пальцы уверенно скользнули к влажным лепесткам. Алмиа всхлипнула сквозь поцелуй и прогнулась еще сильней, открываясь его ладони, и тут же ощутила нежные руки травника на своей груди. По телу прокатилась сладкая пульсирующая волна. Запрокинув голову, Миа горячо выдохнула и приоткрыла глаза, очутившись в объятьях Грэгори, у него на плече. Капитан был уже обнажен. Чувствуя это спиной, Алмиа испытала второй, не менее мощный прилив. Факт, что Грэг рядом и вовсе не собирается безучастно наблюдать за ними со стороны, придал ей уверенности. Миа справилась со своими страхами и теперь лишь с предвкушением гадала, как именно мужчины распределят между собой ее внимание. Инициативу решила пока не проявлять, понимая, что наслаждаться обществом одной женщины этим двоим не впервой. Блаженствуя во власти четырех умелых рук, Алмиа впервые ощутила себя значимой, полноценной и почти полноправной участницей любовной игры хищников, ведь их прикосновения не только не унижали, но словно воспевали ее измученное тело, боготворя каждый его изгиб, даже немного соревнуясь в доставлении Мие удовольствия. Горячие ладони Господина голодно стиснули грудь, сменяя руки Натана, а травник, в свой черед, добрался до ее лепестков, поглаживая осторожно, трепетно, словно птенца. Не в силах больше сдерживать переполняющие ее эмоции, Алмиа задрожала. Нат встретил ее молящий взгляд хитрой, самодовольной улыбкой и, услышав негромкий, стыдливо-робкий стон девчонки, проник в ее цветок резким, точным движением. Алмиа чуть слышно хмыкнула и закусила губу, предвосхищая переход на новый уровень наслаждения. Однако травник не стал изводить ее долгими, щекотливыми ласками, как любил это делать Грэг. Ограничившись парой дразнящих, поверхностных погружений, Натан высвободил покрывшиеся соком пальцы, порывисто подхватил девчонку за бедра... и овладел чужой Компаньонкой буквально в руках ее Господина. Миа ахнула и прогнулась, обвивая стройными ногами узкую талию травника, прижимая ладони Грэгори к своей груди еще сильнее, не потому, что пыталась представить его на месте Ната, а оттого, что нуждалась в моральной поддержке своего покровителя. Грэг знал это и потому ни на секунду не отстранялся. Вскоре он отметил, что движения Алмии все более естественны и раскованы, а ее стремление к наивысшей точке блаженства все более безоглядно.
  Для Мии все происходящее казалось волшебным сном, - "Ведь в реальности не бывает так хорошо!.." Ей и раньше доводилось ублажать не только Господина, но и его друзей, однако то, в чем Алмиа участвовала сейчас, не шло ни в какое сравнение с тем мерзким, грязным и постыдным действом, после которого ей каждый раз хотелось удавиться от отвращения к самой себе... Сегодня для Мии открылась совершенно иная, неведомая ей сторона хищников - чуткость! За все время, проведенное в комнате травника, она ни разу не ощутила себя кормом. Да, конечно, Натан довольно неумело скрывал свой голод и прилагал немало усилий для его подавления, но даже плотоядные взгляды травника и некоторая скудность его эмоций не помешали девушке оценить его бережность и тактичность. Грэг и вовсе проявлял неслыханную внимательность, на грани эмпатии, которой вампиры обычно пользовались в целях совершенно противоположных. Алмиа заметила, что Древний касается ее именно там, где ей хочется, и именно так, как просит голос ее плоти, безошибочно улавливая не озвученные, едва осознанные желания Компаньонки, даже без зрительного контакта с ней!
   Плавно-тягучие, вдумчивые движения Натана становились все более жесткими, конвульсивно-приторными. Миа разгоралась вместе с ним, и травник отчетливо видел это, время от времени встречаясь с ней взглядом. Хрупкая девчонка плавилась меж двух горячих мужских торсов, как льдинка на губах, скользя по ним и источая свои соки. Ее изящно вытянутое, гибкое тело, раскрепощенное и уже совсем послушное, сластолюбиво извивалось в объятьях хищников, покачиваясь в такт. Алмиа ощутила, как Грэгори, плотно прижавшись к ней, поймал их общий ритм, нетерпеливо подталкивая ее бедра навстречу Натану, несильно, но символично. Эмоции у Мии стали зашкаливать так, что задрожали даже веки. Девчонка задышала чаще, обернулась к своему Господину, насколько это было возможно, и, едва приникнув к его губам, застонала сквозь поцелуй, стискивая коленями разогнавшегося травника. Тот выждал, пока Алмиа придет в себя, и, едва ее благодарно-томный взгляд вновь обратился к нему, хотел возобновить движения, но Грэг вполголоса окликнул приятеля и качнул головой в сторону постели, предлагая продолжить там. Натан безропотно отстранился, передавая Мию в руки ее хозяина, и первым побрел к кровати. Древний ловко перехватил девчонку, тут же обернув к себе лицом, и впился в ее зацелованные, чуть припухшие губки так жадно, словно уже успел по ней соскучиться. Впрочем, ощутив, с какой отдачей Алмиа отвечает и льнет к нему всем телом, крепко сцепив ладони у него за загривком, Эгрэджио понял, что это взаимно.
  -М-м-м... - довольно прорычал Древний, нехотя отрываясь от Компаньонки, - Моя радость. Ну что... покажешь "принцу" свое мастерство?.. - заговорщицки щурясь, шепнул он, вместе с ней неторопливо приближаясь к постели.
  -С удовольствием... - смущенно улыбаясь, выпалила она, выравнивая дыхание, - ...потешу его Высочество, но только... если Ваше Величество будет рядом.
  -Ах-ха-ха! - запрокинул голову Грэгори, взрывая интимную тишину раскатистым, басовитым хохотом, и бережно опустил девчонку на любовный "алтарь", - Я буду... ближе, чем ты думаешь, милая, - пообещал он, и Миа, тоже в явно приподнятом настроении, направилась исполнять "волю короля".
  Вальяжно раскинувшись на подушках, Натан терпеливо ждал, пока гости наконец-то вспомнят о его существовании, но, когда капитанская Компаньонка перевела на него совершенно бесстрашный, лукавый взгляд и игриво-медленно, но целеустремленно двинулась к нему, травник немного опешил, приподнимаясь на руках, и настороженно застыл в ожидании ее дальнейших действий, заинтригованно топорща брови. Алмиа отчетливо уловила вызов в его глазах и в напряженной позе, но, не дрогнув, продолжила движение, лишь про себя, на будущее, отметив, что с настоящими хищниками в подобные игры играть не стоит, поскольку даже столь невинные, сексуально-звериные повадки на инстинктивном уровне вызывают у них ответную агрессию, и вполне реальную, не игровую. Она была почти уверена, не будь здесь Грэгори, этот молодой представитель клана Тремер давно бы уже напал на нее, сделав выпад за секунду до того, как девушка решит его коснуться, едва только уловив в ее сознании это намерение... Осторожно, чуть дотрагиваясь, Миа провела кончиками пальцев по влажному, картинно безупречному стволу красавчика и, ощутив его пульсацию, вновь встретилась взглядом с Натаном, на сей раз, как и подобало Компаньонке, почтительно, снизу вверх, с легкой заискивающей улыбкой.
  -Вы позволите... Господин Натан?
  Травник расплылся в похотливой ухмылке, вместо ответа откидываясь обратно на подушки и, расслабляясь в предвкушении, фамильярно заложил руки за голову. Алмиа аккуратно устроилась у него на коленях и склонилась, сосредотачиваясь на деле. Ее нисколько не задевали повадки Натана, только лишний раз убеждали в том, что первое впечатление об этом типе было ошибочным. Сейчас, когда он был обнажен не только физически, но и эмоционально, истинное лицо скрыть было практически невозможно. Миа поняла, что согласие остаться с мастером-травником наедине было, по меньшей мере, опрометчивым. "Впрочем, какая мне разница?.. - думала девушка, исследуя ровные контуры небольшого, но эталонно выверенного достоинства Натана языком, - Грэг спрашивал чисто гипотетически, чтобы понять мое отношение к его друзьям. Вряд ли он на самом деле решит оставить меня с голодным "принцем" один на один. А в данный момент... единственное, что действительно важно - Нат до мозга костей чистоплотен и жутко красив... - бережно взяв его копье в ладонь, она залюбовалась скульптурной гладкостью его идеальной формы, точностью пропорций... - Чертовски красив!.." Подобного совершенства Алмиа прежде никогда не встречала, по крайней мере, в реальной жизни. На эротических гравюрах минувших веков, в скульптурах античности... но чтобы вот так, "лицом к лицу" с "божественным изваянием"! Миа опомнилась, чувствуя на себе недоуменно-требующий взгляд, и, обхватив губами нежно-алое навершие, начала неспешное погружение. Травник шумно выдохнул, забываясь в долгожданных ощущениях.
  -Уже завидую тебе, брат, - где-то недалеко хрипло прошептал Грэгори с улыбкой и, как показалось Мие, с гордостью.
  -Хм. Что... хорошо обучена? - лениво вскинув голову, скептически усмехнулся красавчик, явно считая, что простая смертная его ничем не сможет удивить.
  -У этой девчонки природный талант... - с восхищенным придыханием возразил Древний, проводя теплой ладонью по ее напряженному хребту, - Такому не обучишь.
  -М-м! В самом деле?.. - протянул Натан, приподнимаясь на локтях, наблюдая за ублажающей его Компаньонкой уже с большим интересом.
  После такой рекламы, Алмие пришлось стараться с удвоенной силой. На ее удачу габариты образцового жезла были не столь внушительны, как у Эгрэджио, что давало ей определенную свободу действий, а его красота вдохновляла Мию на подвиги. Вскоре ее усердие было вознаграждено - дыхание Натана участилось, перемежаясь приглушенными всхлипами и лихорадочным бормотанием, мышцы его живота и ягодиц поочередно сводило сладостными спазмами, и в целом весь критический настрой травника испарился довольно быстро и бесследно. Алмиа ликовала, но недолго. Почувствовав, как Грэг приподнимает ее за бедра, девушка настороженно замедлилась, а потом и вовсе остановилась, тревожно оглядываясь, словно пыталась понять намерения Господина. Тот, впрочем, совершенно их не скрывал, стоя возле нее на коленях и наглаживая крепкие, аппетитно упругие ягодицы Мии, хаотично разлинованные темно-бурыми следами от кнута, кое-где оттененными синеватыми гематомами. Девчонка встретилась с Эгрэджио взглядом и болезненно поморщилась, но никакой негативной вибрации в ее поле Древний не ощущал.
  -Не больно ведь. Чего куксишься? - усмехнулся он, на всякий случай все же отпуская ее зад.
  Алмиа покачала головой, но глаза смятенно отвела.
  -Это... омерзительно и на вид, и на ощупь, я знаю. Не нужно... - чуть слышно взмолилась она, стыдливо сжимаясь.
  -Ты про филейчик свой? Да прекращай... - растворяясь в ласковой улыбке, фыркнул Грэг, ухватив Мию чуть повыше, за талию, и притянул к себе, нетерпеливо прижимаясь раскаленным Змеем к ее прохладным лепесткам, - Во-первых... все это через пару недель сойдет. Как у младенца попка будет, персик... А во-вторых, чтоб мне аппетит отбить, пары ссадин маловато. Я, уж поверь мне, видел и похуже. Столько тел искалеченных, столько шкур попорченных... Тебе и не снилось. И спины, до костей испоротые... - отстраненно углубился в подробности он, но вовремя одернул себя, сообразив, что пугает девчонку, - В общем, разбираюсь я в шрамах и могу тебе точно сказать - тут ничего мерзкого нет.
  Его слова придали ей уверенности, но до конца Алмиа пришла в себя лишь после того, как он вошел в нее. Все, что тревожило, все, что смущало, вдруг перестало быть для нее значимым. Только могучий посох Эгрэджио, только его величаво неторопливое движение, его бескомпромиссная жесткость и волнительный жар...
  -Миа, имей совесть, - послышался капризно-молящий шепот травника с беззлобно-нервной усмешкой.
  Она распахнула глаза и виновато улыбнулась Натану в ответ. Он не требовал, судя по отчаянно-исступленному взгляду, он действительно молил о продолжении! Он даже приподнял свой "фарфоровый" инструмент, придерживая у основания, чтобы девчонка могла управляться без рук, ведь теперь ей была необходима опора. И Алмиа охотно приняла сие "приглашение", вновь захватив это манящее великолепие в жаркий плен своих губ, и сходу стала наращивать темп, стремясь догнать уже раздухарившегося к тому моменту Грэгори. Довольно скоро Нат испустил хрипловато-гортанный вопль, судорожно вытягиваясь дугой, и, в беспамятстве упираясь затылком в подушку, схватил девчонку обеими руками за голову. Миа не издала ни звука, хотя пульсирующий поток его горячего нектара бил прямо в горло, она лишь конвульсивно сглатывала и сопела, втягивая воздух урывками, сопела и сглатывала... пока, наконец, травник не ослаб, и Грэг не поднял Компаньонку за плечо, вытягивая ее из лап полубессознательного хищника. Алмиа перевела дух, смахнув проступившие от напряжения слезы, и, шмыгнув носом, попыталась обернуться, но Господин опередил ее, мягко опрокинув на постель, и уже через мгновение Миа лежала рядом с витающим в блаженном небытие Натаном, а над ней возвышался сияющий счастливой улыбкой Эгрэджио. В его глазах читалось "Наконец-то мы одни, и нам никто не помешает!". Алмиа была на все сто с ним согласна. Сжав губы в солидарно-усталой усмешке, она развела дрожащие колени и подалась навстречу, впуская Господина.
  На офицерском уровне царила умиротворяющая тишина. Почти все комнаты здесь хранили покой своих постояльцев. Апартаменты мастера-травника не были исключением. В зеленоватом полумраке, в мягкой, уютной постели дремали трое - два ночных хищника из темной "элиты", а между ними - смертная пленная, которая, впрочем, нисколько не ощущала себя сейчас ни узницей, ни рабыней, чему не переставала удивляться. Примостившись на плече у одного вампира, Миа отчетливо чувствовала тяжесть руки второго, чуть пониже талии. Еще не очнувшись толком, девушка вспомнила пару наиболее жарких моментов минувшей ночи и, улыбаясь сама себе, выпрямилась, разминая приятно усталые мышцы. Внизу живота сладко тянуло, а когда Алмиа открыла глаза, то не сразу смогла сфокусировать взгляд, но признаков пост наркотического похмелья больше не осталось. Сознание было ясным, здравый разум тоже понемногу возвращался и даже оказался способен к анализу, но Миа решила пока не осмысливать все до конца, а еще немного насладиться этим легкомысленным, но приятным безумием, иллюзией свободы и безопасности... Эгрэджио шумно втянул носом воздух и повернулся набок, вероятно, почуяв пробуждение Компаньонки. Встретив теплый взгляд Господина, Алмиа сжала губы в смущенной улыбке. Грэг коснулся ее волос, тронул плечо и легонько привлек к себе за подбородок. Девчонка отвечала, не переставая улыбаться сквозь поцелуй, ощущая, как Древний подтягивает край одеяла, чтобы укутать ее. Пребывая в легкой эйфории от искренней нежности хищника, Миа гладила колючую щеку Грэгори и запускала тонкие пальчики в темно-русые локоны. Его ладонь скользнула под покрывало, и Компаньонка встрепенулась, расправляя плечи, уловив прикосновения к чувственной груди. Эгрэджио вдумчиво водил по ней костяшками пальцев, едва дотрагиваясь, ненавязчиво, будто лениво, но Алмие хотелось большего, и она выгибалась навстречу, стараясь поймать его руку, прижаться сильнее. Девушка заметила, как губы Древнего растягиваются в улыбке, а в следующий миг ощутила довольно жесткий захват, не болевой, но осязаемый, более чем. Стискивая в ладони нежную плоть, Грэг слышал, как распаляется дыхание девчонки и как разгоняется ее пульс. Когда же Миа, освободившись от объятий красавчика, прильнула к Господину и закинула на него свою стройную ножку, откровенно демонстрируя желание, а ее раскрывшихся лепестков коснулся Натан... сердце Алмии застучало оглушительно громко, а с губ сорвался восхищенно-похотливый всхлип.
  Лишь вечером двое покинули комнату мастера-травника, даже не разбудив его притом. В коридорах все еще стояла гудящая тишина, но старшие хищники уже просыпались, и Грэгори ускорил шаг, за плечи мягко подгоняя Мию. Та и рада была бы поторопиться, ей самой не особо хотелось лишний раз встречаться с командным составом темной армии, но дрожащие ноги едва держали ее. Не долго думая, Древний подхватил девчонку на руки, пронося последние метры до кабины подъемника. Алмиа обняла Господина и уложила голову на его плечо, почти сразу сквозь повязки ощутив горячее дыхание вампира, но даже бровью не повела. Такого доверия Грэг не ожидал, по крайней мере, так скоро. Чмокнув Компаньонку за ухом, он осторожно поставил ее на площадку подъемника, чтоб опустить решетку.
  -Ты как, красавица? Не жалеешь о выборе своем? - запуская лифт, вполголоса осведомился Древний со сдержанной улыбкой.
  Кабина чуть качнулась и со скрипом двинулась вниз. Прислонившись к железному поручню, Миа на мгновение встретилась глазами с Господином и, задумчиво потупив взор, покачала головой.
  -Конечно я... могу лишь предполагать, как было бы с другими, но... Нат оказался не таким уж засранцем.
  -Как я и обещал...
  -Да. При тебе... - негромко уточнила она, - Но, если бы тебя не было рядом...
  -А это уже не важно, - усмехнулся Эгрэджио, укладывая ее руки себе на плечи, и прижал девчонку к перекладине, - Ведь главную мысль ты уловила?..
  Глядя в глаза Древнему, отражаясь в них при тусклом алом свете аварийных фонарей, Алмиа едва заметно кивнула, и была вознаграждена долгим, восхитительно нежным поцелуем.
  Душ Грэгори решил принять вместе с ней, либо из соображений безопасности, ведь в банный зал уже потихоньку подтягивались ночные хищники... либо, чтоб закрепить их единение, их партнерский союз. Миа не стала углубляться в его мотивы, и просто насладилась обществом своего временного Господина, однако, впервые с содроганием осознав, что времени у них осталось совсем немного. "Всего каких-то двое суток! И все будет кончено... У него столько своих проблем и забот, что возиться со мной после Грэг вряд ли станет. В лучшем случае меня ждет одиночная камера "со всеми удобствами" на нижнем уровне..." - думала Алмиа, натирая мочалкой широкую спину Эгрэджио, но все эти мысли внезапно отошли на второй план, когда мужчина сделал шаг вперед, и струи воды смыли белую пену. Взору девушки открылось несметное количество рубцов. Освещение здесь, как и во всем подземелье, было весьма посредственным, и потому она не сразу разглядела эти длинные белесые полосы. Лишь теперь, когда они чуть порозовели от трения и горячей воды, Миа смогла в полной мере оценить эту жуткую картину. Прильнув дрожащими ладонями к неровной, огрубевшей коже, девушка благоговейно бережно омыла спину Господина от остатков пены.
  -Можешь не осторожничать. Я все равно почти ничего не чувствую, - довольно мрачно, но все же с заметной самоиронией буркнул Грэг.
  -Это... так ужасно. Я раньше не замечала... что их так много, - тихо, скорбно призналась Алмиа, касаясь его шрамов, словно пыталась разгладить их, как складки на измятой рубахе, - Не представляю, как можно к такому привыкнуть. Тебя тоже секли... и, похоже... не один год, - вслух рассуждала она, трагично топорща брови, но через секунду позабыла и о рубцах, и о жалостных чувствах к Грэгори, едва осознала, что своим неуместным сочувствием оскорбила хищника. Древний сделал еще шаг вперед, отдаляясь от нее, и медленно повернулся... Какая там жалость, Миа забыла, как дышать! Настолько серьезным, отчужденным и холодным Грэга она еще не видела. Его лицо потемнело и будто осунулось, взгляд из-под бровей был тяжелым и давящим, плечи ссутулены и напряжены, словно вампир готовился к выпаду. Алмиа невольно отшатнулась, несмело отступив на полшага, хотя прекрасно понимала, что бежать ей некуда. Если Древний задумал недоброе, ему хватило бы доли секунды, чтобы схватить ее.
  -Не один, - низко, глухо прорычал Эгрэджио, качнув головой, - Десять.
  -Прости... Пожалуйста, прости! Я не должна была...
  -Тебе не за что извиняться. Ты к этому не причастна. А те... кто причастен, давно мертвы, - почти не меняя интонации, перебил ее оправдания вампир, и Мие показалось, что взгляд его стал чуть светлее.
  -И все же... я виновата. В том, что посмела сравнить... твою судьбу со своей, - не поднимая глаз, выпалила она пропавшим от страха голосом.
  Грэг шумно выдохнул, снимая напряжение, взял девчонку за руку и притянул к себе, обнимая.
  -Почему бы и нет? Кое в чем мы действительно похожи... - он дождался, пока Алмиа удивленно вскинется на него, и продолжил, - Ты, как и я, не потеряла лицо... и не забыла, кто ты есть. И ты ненавидишь своего мучителя не меньше, чем я ненавидел своего. Просто мне представился шанс за себя отомстить, а тебе... пока нет. Вот и вся разница. Пока ты вынуждена сосуществовать с ним в одном мире, и даже в одном здании. Прятать глаза, стискивать зубы и молчать. Поверь... я знаю, как это нелегко. Но, если знаешь, что на кону... знаешь, что последнее слово за тобой... ты понимаешь, что оно того стоит. Улавливаешь, о чем я?.. - лукаво сощурился хищник.
  Уставившись на него широко раскрытыми глазами и слушая с восхищением и благодарностью, Миа закивала. Древний сжал губы в одобрительной ухмылке и отступил назад, увлекая Компаньонку за собой, в поток горячей воды, чтоб в свою очередь потереть ей спинку. Намокшие бинты на шее Алмии превратились в тяжелые оковы и заметно стесняли ее движения, мешали дышать. Грэгори поспешил избавиться от них, и девчонка ничуть не возражала. Она даже помогала ему, склоняя голову то вправо, то влево, пока последний виток марли не спал с ее плеч. Отмыв подопечную от зеленки, Эгрэджио убедился в эффективности снадобья, созданного Натаном. Укусы и вправду подживали и выглядели уже гораздо лучше.
  Однако сама Миа по-прежнему стыдилась своих ран и после помывки вновь выбрала себе кофту с высоким воротом, хоть и более женственную, облегающую фигуру. В прокуренном зале кабака, пока несли Компаньонке ужин, Грэг любовался точеными формами девчонки, обтянутыми тонким серым трикотажем, но постоянно озирался по сторонам, словно искал кого-то, и с каждой минутой все больше нервничал, все меньше внимания уделяя Алмие. Та невольно тоже начала поглядывать по сторонам, хоть и не знала, кого ее Господин желает увидеть. Проснувшиеся ночные хищники постепенно наполняли зал, но лишь кивком приветствовали Эгрэджио и проходили мимо. Девушка подметила, что некоторым он отвечал, но в основном, мазнув по подчиненному невидящим взором, как по пустому месту, Древний разочарованно отводил глаза. Наконец, Миа увидела первое знакомое лицо и скосилась на Грэга, пытаясь понять, заметил ли он своего собрата. Просто так вслух произносить это имя ей совсем не хотелось.
  -Если увидишь кого из братства... - не оборачиваясь, лишь ощутив на себе ее взгляд, начал он.
  -Эос, - поспешила сообщить девушка и кивнула в сторону бара.
  -Умница, - заулыбался Древний, привстав из-за стола, и окликнул худощавого офицера азиатской внешности, жестом приглашая его в свою "вип-ложу".
  Алмиа вовсе не была рада такой компании, но Грэг перестал маяться, а это оказалось для нее куда важнее. Едва приблизившись к рекреации, Эос узнал бывшую Компаньонку Иглиса и, похоже, теперь волнение передалось ему. Миндалевидные глаза по привычке смерили девчонку оценивающим взглядом, метнулись к Грэгори, затем опять к Мие, сощурились, холодным блеском выдавая неприязненное смятение, словно вампир на какое-то мгновение решил, что новый Господин Алмии хочет поквитаться с ее прежними обидчиками. Однако капитан достаточно тепло приветствовал его и предложил сесть. Тогда восточный ассамит явно осмелел. В одно пластичное движение он очутился возле девушки.
  -Надо бы всех сегодня собрать. Как думаешь, получится? - вполголоса начал Эгрэджио, продолжая сканировать зал.
  -М! Интри-га... - азартно оскалился Эос, едва заметно занося над девчонкой руку, будто намереваясь обнять ее за плечи, - Думаю да. Нуш-но тол-ко пос-лать са ними сей-час, пока ф-се не разбрелись.
  -Не стоит, Эос... - громко и четко предостерег его Грэгори, встречая лукавый прищур прямым, напряженным взглядом из-под бровей, - Это не безопасно...
  -О чем Вы, капи-тан?.. - настороженно замер хищник, не успев завершить движение, и перекошенная ухмылка начала сползать с его лица.
  -Если мы объявим общий сбор, кое-кому это может показаться подозрительным, - как не в чем ни бывало, отвечал Древний, продолжая ревностно следить за ладонью азиата, уже ползущей по плечу Алмии вниз, под локоть... - Довольно, - рыкнул Грэг, замечая, что оцепенев и сжавшись подобно пружине, девчонка даже моргать перестала.
  Эос засопел беззвучной усмешкой, отстраняясь, сложил руки перед собой, на пустом столе и покачал головой, скорее в недоумении, чем оскорбленно.
  -Без обид, брат, но, как я вижу, вы уже знакомы... и далеко не лучшим образом, так что давай ограничимся формальностью. Без импровизаций, ладно?
  -Как скаже-шь, брат, - передернув бровями, вновь заулыбался ассамит себе под нос, ни то из чувства переполняющего его самодовольства, припомнив все свои изуверства, ни то из солидарности с другом, решив, что из-за подобной мелочи не стоит ссориться с самим Эгрэджио.
  Постепенно в кабак подтягивались остальные члены братства. Дэрэк, в неизменной компании Скифа. Старый морской волк Тод, в обнимку с бутылкой джина. Почти все они приветствовали капитана и его Компаньонку "формально, без импровизаций", как выразился Грэг, поскольку тянуться хищникам приходилось через весь стол. Хотя Дэрэк все же умудрился исподтишка хватануть Алмию за коленку, напугав ее, чему безудержно радовался, хохоча на весь зал. Грэгори лишь криво ухмыльнулся на ребячество друга, но не стал заострять на его поступке внимания, зная, что Дэрэк неисправим. Мие принесли ужин из трех блюд, и пока она ела, никто уже не смел ее трогать. Наслаждаясь передышкой, девушка мысленно отгородилась от окружающих ее вампиров и задумалась над тем, что Грэг не понаслышке знает, что такое боль и унижение. "Ведь он был в неволе целых десять лет! Его истязали, так же, как меня! А может и хуже... Теперь многое понятно. В его поведении, в отношении ко мне и таким, как я. Зная, через что он прошел, даже его бандюги сподвижники не удивляются неприязни Грэгори к излишней жестокости и немотивированной агрессии..." - только Алмие удалось расслабиться и убедить себя в том, что рядом с новым Господином ей ничего не страшно, как по телу прокатилась леденящая волна, покрывая кожу холодным потом. Это мерзкое чувство на миг вернуло ее в прошлое.
  -Ого. Почти все в сборе? - послышалось со стороны бара. Этот звучный, поставленный голос, ровная, прохладная интонация с надменной учтивостью и легким оттенком снобизма... Миа не отрывала взгляда от поверхности стола. Ей не нужно было видеть вновь прибывшего, чтобы понять, кто именно сию минуту присоединился к Братству. Девушка перестала не только жевать, но и дышать. На плечо легла теплая ладонь Эгрэджио, и его басовитый, уверенный шепот вернул Компаньонку в чувство.
  -Ешь спокойно.
  Алмиа глубоко вдохнула и, медленно выдохнув, поднесла ложку ко рту, но над головой послышалось настойчиво-предупредительное: "Кх-м!", и девушка, втянув голову в плечи, рефлекторно вскинулась на звук, сигнализирующий об угрозе. Опираясь обеими руками о стол, высокий пышногривый "викинг" вперился давящим, неподвижным взглядом в Мию. Густые белые брови сошлись к переносице, сине-зеленые глаза мерцали гневными искрами, на плотно сомкнутых челюстях сводило скулы. Алмиа едва не всхлипнула от ужаса. Умом она понимала, что Иглис уже ей никто, и что рядом Грэг, который не позволит ему подойти к ней ближе, чем сейчас, но тело ее прекрасно помнило, что в ярости этот монстр способен добраться до Мии даже на расстоянии и причинить дикую, нестерпимую боль, вовсе не касаясь.
  -Я не понял! - так и не дождавшись от нее никакой реакции, рыкнул мастер-дознаватель в напряженной тишине, потому как хищники затаились, с праздным любопытством наблюдая эту немую картину, - Она с тобой вообще, что ли, нюх потеряла?..
  -Чего ты не понял, Иглис? - спокойно усмехнулся Эгрэджио, приняв на себя его злобный взгляд, и, лениво приобняв девчонку одной рукой, потянул назад, укладывая к себе на плечо, - В данный момент Миа - МОЯ Компаньонка, и она ничерта тебе не должна.
  -Вот, значит, как?.. - отводя глаза, фыркнул Иглис, - Ладно. Я запомню эти слова, Грэгори. Пригодится... - он вновь посмотрел на него, - ...когда ты приведешь мне свою оскопленную сучку.
  Улыбка Древнего стала шире, уже походя на оскал. Переглянувшись с Дэрэком, капитан не ответил ничего, продемонстрировав собратьям, что он выше мелочных склок и не считает, что данная тема достойна столь длительного обсуждения. Отобрав у какого-то бедолаги стул, Иглис демонстративно громко придвинул его к столу и, шлепнувшись на него, закурил. Аппетит к Алмие так и не вернулся, даже когда бывший хозяин перестал прожигать ее взглядом и, казалось, вовсе забыл о ее существовании. Хищники болтали о всякой чепухе, делились свежими сплетнями, вспоминали былые сражения и шумные попойки, но о деле не прозвучало ни слова. Едва разговор заходил о настоящем или о ближайшем будущем, Грэг обрывал на полуслове. "Не здесь и не сейчас" - говорил он, что означало - все более чем серьезно. "Похоже, Братство и впрямь решило действовать кардинально!" - думала Миа с неясной тревогой в сердце. Она еще не до конца понимала, чем предстоящие события могут навредить лично ей, но живот сводило от дурного предчувствия. Напряженную обстановку немного разбавило появление мастера-травника в обнимку с высокой рыжеволосой девицей. Алмиа почти сразу догадалась, что ее сестра по несчастью из лагеря. Коротко и небрежно остриженные волосы, сероватый цвет лица, скованность и растерянно бегающий взгляд. "Она уже знает, что нельзя глядеть старшим хищникам в глаза, а значит не первый день в плену, но еще не бывала в шкуре Компаньонки, и потому в панике, - с искренним сочувствием рассматривая новенькую, рассуждала Миа, - Навряд ли Натан успел объяснить ей все правила..."
  -Как "новый материал", Нат? - развеселился Грэгори, приветствуя его.
  -Знаешь, я... пересмотрел свои взгляды на "материал", - признался травник, присаживаясь с краю, возле Скифа, едва уместившись, но и девчонку умудрился пристроить на одно колено, - И приобрел нечто большее.
  -Серьезно? - еще шире заулыбался Древний, бегло окинув девицу одобрительным взором, - Ну, что ж... - он дотянулся до ее ладони, вцепившейся в край стола, и коротко погладил, - Мои поздравления.
  Рыжая не пошевелилась, но Мие было видно, как нелегко ей сдерживать эмоции. Вспоминая свои первые "выходы в свет", Алмиа наблюдала, как хищники поочередно касаются девушки, соблюдая их первобытный церемониал, и поймала себя на мысли, что немного завидует, - "Она даже представить себе не может, как ей повезло, что выбрал ее именно Натан!"
  -Нат, а ты че с малой то не поздоровался? - наблюдательно поддел Скиф.
  Накрыв ладонью сложенные на коленях руки Компаньонки, чтобы снять ее нервный тремор, Мастер-травник скосился на Скифа, сжимая губы в загадочной полуулыбке.
  -Да просто мы сегодня уже... виделись, - негромко оправдался он, на миг встречаясь глазами с Мией, и та едва сдержалась, чтобы не улыбнуться в ответ.
  "Да, безусловно, он не ангел, но ведь... было хорошо, - следуя этикету, Алмиа потупила взор и на некоторое время погрузилась в более приятные воспоминания, - И, похоже, не только мне..." - отметила она, еще разок украдкой глянув на рыжую, которая, после дружного приветствия Братства, была бледна как полотно.
  -А можно поподробнее? - придвинувшись к столу, раздраженно поднял брови Иглис, выглядывая на Натана из-за плеча его новой Компаньонки, и небрежным, грубоватым движением подвинул девчонку, как мебель, чтобы видеть подозрительно довольные, сонные глаза травника, - Где и когда?
  Алмиа вновь затаила дыхание.
  -Днем, на офицерском уровне, - невозмутимо пожал плечами Нат, не выдавая Грэгори и Мию, но и не солгав.
  Конечно, Иглис не был удовлетворен таким ответом, но кодекс Братства запрещал применять магию к ее членам, и это был тот редкий случай, когда мастер-дознаватель так и не добрался до истины.
  Кто-то у бара гаркнул остроумно-праздничный тост: "За зимний солнцестояк, Господа!!!" Хищники ответили одобрительным гвалтом, и сотни кружек торжественно поднялись над головами. Члены Братства поддержали всеобщее ликование и тоже чокнулись полупустыми стаканами. Шум двух-трех сотен голосов, смех, звон бокалов и даже щелканье игральных костей по столу внезапно прервал громкий, зычный голос глашатая:
  -Седьмая, пятнадцатая, сороковая рота, есть кто?.. - выкрикнул тучный, красномордый мужик, торопливо протискиваясь в центр зала, и окинул беглым взором темный сброд, - Через четверть часа боевое построение на площади! - так и не дождавшись ни от кого ответа, объявил он и, заметив расположившийся в рекреации элитный отряд почти в полном составе, направился туда.
  -Сороко-вая?.. - наблюдая за ним, пренебрежительно фыркнул Грэг, поведя бровью.
  -Новобранцы, - махнул рукой Дэрэк, отстраненно блуждая взглядом по тревожно притихшему залу.
  -М-м. Пушечное мясо, - проворчал капитан, нервно передернув плечами, - Они-то там на кой...
  -Доброй ночи, Господа! С праздником, - приветствовал Братство глашатай, складываясь в учтивом поклоне, но глядел только на главаря, - Сеньор Эгрэджио... Вас и Ваш отряд ожидают в штабе.
  -Bien, muchacho! (сн. исп. Ладно, мальчик) - осклабился Древний, улыбаясь ему сквозь зубы, но, заметив, как лицо посыльного вытягивается в недоумении, снисходительно добавил, - Скоро будем.
  Миа заметила, как Тод хохотнул, услыхав родной язык, и лишь позже догадалась, что Грэгу не понравилось столь громкое обращение. "Вероятно потому, что Сеньором он никогда не был..." - подумала она, глядя на хмурое лицо Древнего. Но скорее Алмиа поняла, что настроение ему подпортил вовсе не глупый глашатай, а тот, кто прислал его, нарушив планы Братства. Грэгори почти удалось собрать сегодня всех вместе. Не хватало только Айрона. Впрочем, когда семеро побрели к подъемнику, в коридоре им встретился последний недостающий. Мастер-вуайерист выглядел устало. Он явно возвращался с задания, и весть о собрании в штабе его отнюдь не воодушевила. Грэг только вздохнул и похлопал Айрона по плечу, мол, крепись.
  -Пришел бы ты хоть на полчаса раньше, и ночка бы у всех нас выдалась куда веселее, - с несерьезным укором покачал головой капитан.
  В ожидании лифта хищники столпились в узком, темном холле, лениво перекидываясь шуточками на тему предстоящей вылазки. Миа, чтобы не мешать общению Господина с сородичами, стояла чуть позади Эгрэджио, держала его за руку и искоса поглядывала на Компаньонку Натана. В отличие от вампиров, Алмиа едва могла ее сейчас разглядеть, но даже в сумрачном освещении было заметно, что рыжая едва держится в сознании. Мие хотелось коснуться ее, сказать что-нибудь ободряющее... но ее собственные кошмары напомнили о себе, когда Алмиа совсем того не ждала, внезапно, подло, исподтишка.
  -Делаешь вид, что я для тебя пустое место?.. - негромко послышалось за спиной, вкрадчивым надменно-хвалебным тоном.
  У Мии похолодел затылок. Обернувшись, она увидела, что Иглис буквально в полушаге от нее, деловито сложив руки на груди, плечом подпирает стену. Больше всего пугала не опасная близость хищника, и даже не его слова, а широкая, открытая, самоуверенная улыбка, так не свойственная мрачному "викингу". Она означала предвкушение.
  -Ну, ничего. Скоро ты вспомнишь, кто я такой... Всего пару дней, Ми-а... - псевдо ласковым шепотом пообещал Иглис и коротко хохотнул, замечая в стекленеющих глазах провинившейся Компаньонки мольбу о пощаде.
  Оставив Алмию отдыхать в комнате, Грэгори запер дверь и ушел исполнять свой воинский долг. Миа устала, ей очень хотелось спать, но мысли о бывшем хозяине терзали ее сознание всю ночь, изматывая, опустошая, повергая в отчаянье. То, чего так боялась девушка, все же произошло - незаметно для самой себя, Алмиа поверила Древнему, позволив ему увлечь себя в эту авантюру с головой, разрушив все ее защитные барьеры. И теперь Мие было страшно даже представить, что сделает с ней Иглис, если заполучит назад свою "собственность", ведь отныне у него был повод ее изничтожить. Причем Алмиа сама, по глупости и излишней самоуверенности, дала ему этот повод, своим игнором унизив бывшего Господина перед его братьями. Некоторое время Миа всерьез размышляла над тем, что все это не случайно. Ей показалось, Эгрэджио намеренно отрезал ей пути к отступлению. Конечно, Алмиа и так не желала возвращаться в свое кошмарное прошлое, но теперь позади нее был не просто кромешный Ад, а кипящая лава. И стоило девушке только оступиться... "Нет, навряд ли это часть его плана. Ведь Грэг с самого начала сказал, что не отдаст меня Иглису ни при каких обстоятельствах. Если бы он хотел манипулировать мной с помощью этого страха, то, наоборот, укреплял бы его..." - хмурилась девушка, глядя в потолок, освещенный тусклым ночником. Она опасалась, что в темноте ее кошмары обретут еще большую силу, и потому не гасила свет. Наконец, полностью оправдав Грэгори и простив ему все, даже небрежно оброненное имя Компаньонки в разговоре с Иглисом, Миа немного успокоилась, вновь поверив в справедливость и милосердие своего нового Господина, и ненадолго задремала.
  
  Шестой день. Комната Грэгори.
  Проснувшись в одиночестве, девушка не на шутку встревожилась. По ее ощущениям прошло уже часов десять, и наверху давно рассвело, а Грэга все еще не было! Из коридора доносились шаги и голоса офицеров. Алмиа выскочила из постели и прильнула к двери, прислушиваясь. Вернувшиеся хищники расходились по комнатам, но хрипловатого баритона среди них было не слыхать. Миа закусила губу, чтоб перестал дрожать подбородок. "Не смей. Нет! Даже не думай об этом! Он сильный. Он сильнее их всех, вместе взятых. Он не мог погибнуть!.." - она прислонилась к двери спиной и сползла по ней вниз, прикрыв рот ладонями, чтобы ее собственные всхлипы не мешали ей слушать, но вскоре на офицерском уровне повисла гудящая тишина. "Наверное, он вернулся, но задержался в штабе или... спустился в лагерь, к девчонкам... А может, нашел укрытие в городе и остался там, до темноты..." - утешала себя Алмиа, выравнивая дыхание. Прошло еще около получаса. Когда в замке зашуршал ключ, девушка вскочила на ноги и попятилась от двери, в абсолютной уверенности, что это кто-то чужой пришел по ее душу. Однако в комнату вошел Грэгори, хотя в первую секунду Миа его едва узнавала. Мужчина был ни то вдрызг пьян, ни то смертельно устал. На нем не было куртки, только жилетка на голом торсе. Мазнув по Компаньонке отсутствующим взглядом, он сжал губы, лениво выражая что-то вроде улыбки, и на некрепких ногах доплелся до кровати. От Грэга пахло костром и перегаром, но Алмиа догадывалась, что вымотала его вовсе не дружеская попойка. Рухнув на постель, в чем был, Древний почти сразу отключился и захрапел. Вынув из замка связку ключей, девушка вставила их с внутренней стороны и прикрыла дверь.
  К вечеру, продрав глаза, Эгрэджио обнаружил себя раздетым, разутым и заботливо укрытым одеялом. Единственное, что Мие оказалось не по силам - стянуть с его огромных плеч кожаную жилетку. Сама Компаньонка тихонько сидела в углу, поверх покрывала, и ждала пробуждения Господина. Размяв ладонями лицо, вампир вскинулся на дверь, смутно припомнив, что не запер ее утром, но разглядел ключи в замке и уронил голову обратно, чувствуя, как та начинает трещать от неосторожно резкого движения.
  -Ты как... без меня тут? Нормально все? - севшим голосом спросил Грэг.
  -У меня все хорошо. А... ты как? - отозвалась Алмиа, еле сдерживая сочувственно-умиленную улыбку.
  -Я?.. Кх-м! - он прочистил горло и медленно повернулся, щурясь от раздражающего света, разглядел ее обеспокоенную мину, - Я в порядке. Надо бы только... душ принять что ли, - Древний потянулся и досадливо зарычал, ощущая мерзкую ломоту в мышцах, но все же собрался с духом и сел на постели, - Ты со мной?
  -Как... скажешь, - пожала плечами девчонка с таким раболепством, что Эгрэджио болезненно скривился.
  -Миа, давай без этой Компаньонской херни. Хочешь в душ или нет? - раздраженно рыкнул он, натягивая пропахшие гарью джинсы.
  -Нет, - уверенно и четко ответила она, наконец, и смело заявила, - Я есть хочу.
  -Понял. Я быстро. Вернусь, и пойдем в кабак, - коротко кивнул Грэг и вышел, даже не притрагиваясь к ключам.
  Его доверие больше не обижало Мию, а скорее льстило ей. Сейчас она уже понимала, что это не демонстрация превосходства и самонадеянности хищника, это искреннее признание ее благоразумия и главное свидетельство их единения. Алмие и вправду показалось, что за последние пару-тройку дней они немного сроднились, открыв друг другу свои тайны и чувства. И, не смотря всю нелепость и парадоксальность этого ощущения, оно было ей приятно.
   Грэгори, как и обещал, возвратился довольно быстро. Миа, уже одетая, ждала его на пороге, но мужчина придержал ее за плечи и мягко подтолкнул обратно в комнату, спиной прикрывая дверь.  []
  -Не торопись. Давай... обождем немного, - вполголоса пояснил он, хмурясь в сторону коридора, и усадил девчонку на застеленную кровать.
  Алмиа понимающе кивнула, с кроткой улыбкой разглядывая посвежевшего и ожившего Древнего. Чистая черная рубашка оказалась ему весьма к лицу, влажные волосы были стянуты в аккуратный хвост, и даже щетина больше не скрывала его острые, точеные скулы, а ровные контуры бороды придавали образу Грэгори какой-то серьезности, строгости с налетом непривычного для него официоза. Капитан Эгрэджио отреагировал на столь пристальное внимание к своей персоне конфузливой усмешкой и ласково провел по щеке Мии костяшками пальцев. Компаньонка склонилась в сторону его руки.
  -Можно тебя спросить кое о чем?.. - заглянув хищнику в глаза, шепнула она, но его теплая улыбка начала сползать вбок, обнажая один клык, а это означало, что Грэг занервничал, и Алмиа поспешила уточнить, - Нет, не о прошлой ночи. Все это... не мое дело.
  -Тогда о чем же? - растерянно повел бровью он.
  -Ты... говорил во сне.
  -Та-ак, - в дурном предчувствии отстранился Древний, уводя взгляд, - И что же я успел наболтать?
  Миа с опаской вгляделась в его лицо, но заметила, что вампир шкодливо скалится, и продолжила, предельно серьезно:
  -Ты... говорил о какой-то девчонке, которую должен был убить, но не смог. Это... не обо мне?
  Ошеломленно вскинувшись на Компаньонку, Грэгори выдал мученическую гримасу и, потирая загривок, вновь задумчиво отвел глаза.
  -Вот же черт, - под нос себе буркнул он со вздохом, - Больше не пью эту сивуху.
  Поднявшись с кровати, Грэг прошелся по маленькой комнате из угла в угол, как загнанный зверь, но Алмиа ждала ответа, и сменить тему едва ли представлялось возможным.
  -Нет, Миа, не о тебе, - наконец, выдал он хмуро, качая головой, но в глаза ей так и не взглянул, - Тебя-то за что?.. Да и ее, в общем-то, не за что, - рассуждая вслух, ворчал Древний, уже будто сам перед собой оправдываясь, - Вся ее вина в том, что оказалась не в том месте, не в то время. М-м-да... - сунув ладони в подмышки, печально усмехнулся он, - Похоже, прав Дэрэк. Раскис я, как склизь дорожная по весне. Раньше б свернул башку, не задумываясь, а уж потом бы демагогию разводил.
  Алмиа сделала вид, что не расслышала последнюю реплику, переспросила, "что раньше?", но Грэг предсказуемо не ответил, и девушка напомнила об обещанном ужине, стараясь увести Господина как можно дальше от этого разговора и от подобных размышлений в целом. Единственное, что Миа почерпнула для себя из его неожиданного монолога - Эгрэджио этой ночью спас еще одну невинную девушку, но данное "хобби" темного кардинала уже становилось опасным для него самого. К тому же Грэга явно угнетали двойственность его натуры и необдуманность поступков.
  Как только они вошли в шумный, прокуренный зал, Алмиа почувствовала, что что-то не так. Хищники косились на Эгрэджио настороженно, а некоторые откровенно испуганно, словно не ожидали его здесь увидеть. И голоса стали заметно тише, и расступались замешкавшиеся на пути капитана волки как-то нервно и суетливо. Грэг же и бровью не повел. Спокойно проследовав с Компаньонкой к своему столу, он так и не взглянул ни на кого, кроме подоспевшего Алекса. Заказав у него ужин и дежурную порцию элитного коньяка для опохмела, вампир откинулся на спинку и развалился на диване, полулежа.
  -Да-а-а. Быстро же здесь разносятся слухи, - вздохнул он с призрачной, натянутой улыбкой, замечая тревогу в глазах Мии.
  -Все в порядке? - решилась задать вопрос она почти шепотом, - Почему... они так смотрят на тебя?
  Но Древний брезгливо поморщился и качнул головой, мол, не заморачивайся. Алмиа уяснила, что больше откровенничать он не намерен, и постаралась не обращать внимания на напряженную атмосферу кабака, но в глубине души надеялась, что вскоре к ним присоединится кто-нибудь из Братства, и в разговоре между старшими хоть что-то для нее прояснится. Когда Мие принесли еду, Грэгори скучающим взором шарил по залу. Опрокинув залпом свой стакан, он громко хлопнул им по столу и поднялся на ноги.
  -Кушай, красавица. Я сейчас, - буркнул Древний в сторону Компаньонки и прогулочным шагом направился к стойке бара, где все это время увлеченно шушукались два молодых вампира.
  Алмиа растерянно моргала в спину уходящему Господину, но, едва поняла, куда он идет и зачем, начала переживать уже за Грэга, а не за себя. Не то чтобы она всерьез решила, что Древний собирается ее здесь бросить, но при таком скоплении хищников хотелось быть как можно ближе к хозяину и защитнику, а не за два десятка метров! Впрочем, этот временный дискомфорт не отвлек Мию от главного - Эгрэджио заказал себе еще выпить и что-то рыкнул в сторону молодых. Те заметно напряглись. Один из них попытался оправдаться, мотая головой и красноречиво прикладывая руку к сердцу, но Грэгори этот жест не убедил, скорее разозлил еще больше. Ухватив бедолагу пальцами за горло, Древний притянул его к себе и зарычал в корчащееся от боли и ужаса лицо:
  -Если считаешь, что уже дорос до собственного мнения, имей смелость высказать его мне в глаза!
  Темные совсем затаились, наблюдая это представление, и потому слышно было каждое слово.
  -Что, не в духе сегодня твой Господин? - негромко усмехнулся кто-то за плечом Алмии.
  Девушка вздрогнула, только теперь замечая сидящего рядом Арона. На миг вернув внимание к бару, она увидела, что Грэг уже возвращается сюда, и ощутила себя увереннее.
  -Да, - кивнула Миа мастеру-вуайеристу, но не задержала на нем взгляд.
  Выпустив пар, Древний немного ожил, но все еще хмурился, даже приветствуя друга за руку.
  -Достали, Брат? - сочувственно улыбнулся Айрон.
  -Да охренели в конец! - намеренно громко ответил Грэг, напоследок злобно зыркнув на бар, но провинившихся вампиров уже и след простыл, - Еще я буду перед всякими выблевками оправдываться! Без году неделя под луной ходят, а за спиной у старших уже языками чешут, - ворчливо закончил он, остывая, и, наконец, присел за стол.
  -И не они одни, - вздохнул рыжий офицер, - Вся Тьма гудит. Еще бы. Столько новых тем для пересуд... Да и о вашей с Вораксом грызне уже только ленивый не слышал... или глухой.
  -Да если б хоть они об этом трындели, - отводя глаза, буркнул Древний, - Меня, ни много ни мало, обвинили в предательстве, Айрон, - вполголоса сообщил он, скосившись на соратника с невеселой усмешкой, - Я, мол, оставил боевой пост. Бросил их с их болваном предводителем "на произвол судьбы".
  -Да ну, - недоверчиво фыркнул рыжий, скривившись.
  -Серьезно! Слепые котята, блядь, а не столетние хищники. А то, что они сами себе этого ублюдка в лидеры выбрали, никто и не вспомнил. И кто их задницы во время отступления прикрывал, тоже, наверное, запамятовали.
  -Кстати... поговаривают, у Эгрэджио открылась "новая сила", - театрально прикрывая рот ладонью, сообщил Айрон таинственно сдавленным шепотом, но едва заметная саркастическая усмешка на его губах выдавала большую осведомленность, нежели вампир пытался показать, - Это... то, о чем я думаю? - уже с полный голос уточнил он.
  Грэг неохотно кивнул и, воровато оглядевшись, негромко буркнул, словно в свое оправдание:
  -А что еще мне оставалось?.. Когда он объявил об отступлении, они по всему кварталу рассыпались, как тараканы. Мне что, за каждым бегать прикажешь? И так-то мало, кто уцелел... - он на минуту умолк, растирая пальцами лоб, предавшись малоприятным размышлениям, и подытожил, - Как долго я еще должен покрывать и исправлять ошибки этого стратега-самоучки?
  -Думаю... этот вопрос ты должен, наконец, задать самому себе, Грэгори. И ответить на него... раз и навсегда, - осторожно негромко заметил Айрон.
  Капитан закурил и, выпустив струю густого, крепкого дыма в лампу над головой, поставил локти на стол.
  -Ты прав, брат... Чертовски прав.
  Вздохнув, Грэг оглянулся на Мию. Девчонка давно поела и сидела, не шевелясь, но внимательно слушая их разговор.
  -Может сегодня хоть собраться получится? - вслух подумал Древний.
  -Это навряд ли, - с сожалением покачал головой Айрон, - Тодорес отсыпается вроде. Весь день проторчал у "самого" на допросе.
  -К-хм. В самом деле? Допрос?.. - подавившись ухмылкой, переспросил Эгрэджио, - Это лихо. А остальные что, рапорты пишут?
  -Да нет. Кто где. Дэрэк со своими головорезами на зачистку гнезда охотничьего отправился. "Практическое занятие", так сказать, проводит для новобранцев.
  -М-м, - задумчиво передернул бровями Грэг, но вдруг поменялся в лице, - А что за гнездо... не знаешь? - не глядя на друга, уточнил он, уже без улыбки.
  -Да на северо-востоке свалка какая-то. Говорили, фабрика бывшая, или вроде того.
  -Свал-ка... - протянул Древний на выдохе, - ...на севере?.. у моста? - он поднял глаза, впиваясь в Арона пытливым взором.
  Рыжий кивнул, пожимая плечами в знак недоумения, и уже было хотел осведомиться, все ли у друга в порядке, и почему его так заинтересовала стандартная зачистка, но Грэгори добил новым вопросом, не развеяв, а лишь усилив его тревогу:
  -Давно они вышли, Айрон?
  -Где-то с полчаса. Что там такое? Засада? Или ты там ловушку новую испытываешь? - не выдержав, посыпал встречными вопросами разведчик, но Грэг, похоже, его уже не слышал, с головой погрузившись в свои размышления и какие-то смутные душевные терзания.
  -Твою мать, Дэрэк... Что ж тебя именно туда-то понесло... - добивая бычок, прорычал он себе под нос, затем вскочил из-за стола, воровато глянул на Компаньонку и, пошарив в кармане, швырнул на стол ключи, - Брат, отведешь ее, ладно? Я потом объясню... - Эгрэджио посмотрел в глаза друга с надеждой на понимание, почти с мольбой.
  -Да без проблем, - растерянно развел руками Айрон, лишь уточнив, - Только куда потом я дену ключи? Мне через пару часов нужно...
  -Оставь ей! Пускай запрется изнутри! - бросил Древний, уже на полпути к выходу, и, раньше, чем Алмиа успела опомниться, исчез из виду.
  -М-да. При такой маниакальной скрытности ты еще удивляешься, что вокруг тебя столько сплетен... - осуждающе качая головой, прокомментировал мастер-вуайерист и обернулся к девчонке, - Ну что, пойдем?  []
  Миа обреченно поникла, но без звука вышла из-за стола, опасаясь, что в кабаке вот-вот появятся те, с кем ей без Грэга встречаться совсем ни к чему.
  Выводя Компаньонку друга из зала, Айрон придерживал ее за плечи, помогая лавировать меж хищников и заодно оберегая от случайных соприкосновений с ними, но, как только вышли в коридор, рыжий отпустил, чувствуя неприязненное напряжение Алмии. Она не поднимала глаз и лишь время от времени украдкой поглядывала на своего конвоира как-то странно, словно заново изучая уже знакомого ей вампира. В лифте Мию и вовсе затрясло от нервного озноба. Айрон оглянулся и увидел, что девчонка, обхватив себя руками, жмется в угол и таращится на его сапоги.
  -Это ты зря. Я не из тех, кто может воспользоваться подобной ситуацией, - прохладно усмехнулся рыжеволосый офицер и демонстративно отвернулся от нее, тоже сложив руки на груди.
  -Из-вините, Господин Айрон, - услышал он почти в тот же миг, подавленным, дрожащим голосом, - Я... не хотела оскорбить Вас своим страхом. Просто... мне немного не по себе оттого, что Грэга нет рядом.
  Вампир вновь посмотрел на Компаньонку, но уже ощутимо теплее. Похлопав себя по карманам, он отыскал какой-то маленький золотистый квадратик и протянул ей. Недоверчиво хмурясь, Алмиа приняла презент, а, развернув фольгу и ощутив дурманящий горький аромат какао, невольно заулыбалась, благодарно встречаясь глазами с Айроном, и припрятала шоколадку в свой карман.
  Сопроводив девчонку до комнаты Эгрэджио, мастер-вуайерист отпер дверь и, пропустив Мию вперед, вошел вслед за ней, но отдавать ключи не спешил. Компаньонка опять насторожилась. Выложив подарок Айрона на прикроватный столик, она стянула пальто и аккуратно повесила его на спинку кровати, краем глаза ревностно следя за праздно гуляющим по комнате офицером.
  -Присядь, - скомандовал тот, замечая ее напряженное внимание.
  Алмиа опустилась на край постели, плотно сомкнув колени. Хищник остановился напротив и потребовал смотреть ему в глаза. Цепенея от собственного, не в меру разыгравшегося воображения, девушка все же исполнила приказ, но никакого воздействия над сознанием не ощутила. Ни морока, ни липких чар, ни внушения. И лишь когда Айрон заговорил, Миа догадалась, что он просто хочет ее проверить.
  -Как я понял, Грэг тебе доверяет, но... в свете того, что в последнее время он, как ты, наверное, тоже заметила, немного не в себе, я должен убедиться, что поступаю верно.
  Не смея отвести взгляд, Компаньонка понимающе закивала, и офицер продолжил:
  -Когда я уйду, ты запрешь дверь и будешь ждать Господина?
  -Да.
  -Ты не выйдешь за порог этой комнаты одна?
  -Это не в моих интересах, - грустно улыбнулась Алмиа, качая головой.
  Айрон сжал губы в сдержанной ответной улыбке, но неуклонно соблюдая форму допроса, уточнил:
  -Да или нет?
  -Нет.
  Рыжий сощурился и с полминуты прощупывал эмоции девчонки, но вроде бы поверил, наконец, положив ей на колени связку ключей, и ушел, на прощание довольно искренне пожелав приятных снов.
  Перспектива провести еще одну ночь в одиночестве явно не подняла Алмие настроение, а подсчитав, что эта ночь вообще, возможно, последняя для нее, девушка и вовсе сникла. Закрыв дверь, она разулась и легла посередине кровати, свободно раскинув руки и ноги, наслаждаясь хоть и ограниченной стенами комнаты, но все же свободой. Уже завтра у нее могло и этого не быть. Спонтанность и отстраненность Грэгори безусловно были следствием свалившихся на него проблем, но Мие не давала покоя мысль, что главная причина в другом... а вернее, в другой. "Похоже, он всерьез увлекся той девчонкой, и на меня ему теперь просто наплевать. Выиграет спор - молодец. Не выиграет - и ладно. Зато будет повод от меня избавиться. Сама виновата..." - кусая губы, злилась она на Господина и злилась на себя за глупую, неуместную ревность - чувство, за которое она считала Летти умалишенной! В глубине души Алмиа, конечно, понимала, что Древний не оставил бы ее один на один с Айроном, если б не доверял ему, но ощущение брошенности, с тех пор, как Эгрэджио ушел из кабака, не покидало Мию. "Нет, это не болезненная зависимость, и даже не ревность, - утешала себя она, - Наверное, просто обида. Ведь срок истекает уже завтра! А я совершенно не знаю, к чему готовиться..." Ее отвлек дразнящий аромат. Скосившись на прикроватный столик, Алмиа схватила шоколадку, развернула и, сунув в рот, блаженно прикрыла глаза. Почти забытый терпкий, завораживающий вкус растекся по небу, наполняя сознание горько-сладкими воспоминаниями о доме...
  Где-то вдалеке слышался глухой, ритмичный стук, словно за стенкой, на кухне мама готовит обед, щелкая ножом по разделочной доске. Тук-тук-тук... Миа улыбнулась, но через мгновение распахнула глаза, осознав, что задремала, а звук этот ей вовсе не снится - это стук в дверь! Спрыгнув с кровати, она не успела и рта раскрыть, как из-за двери послышался бархатный шепот Грэгори:
  -Да я это, я. Открывай, соня.
  "Он видит сквозь стены?! Наверное, почувствовал мой запах, когда я подошла..." - проворачивая ключ в замке, смутно соображала Алмиа, еще не до конца проснувшись. Увидев ее, растрепанную и хмурую, Древний с порога обнял девчонку, крепко прижимая к своей широкой груди.
  -Ну-ну, не дуйся, красавица, - с ласковой улыбкой зашептал он, поглаживая Компаньонку по спине, - Больше я не исчезну, обещаю. По крайней мере, в ближайшее время не должны никуда дернуть, - сразу оговорился Грэг.
  Вдохнув его тепло, Миа запрокинула голову, чтобы видеть лицо этого бесстыжего лгуна, но не сдержалась, ответила на его улыбку. Эгрэджио склонился, чтобы поцеловать ее, смахнул темные пряди со лба и отчего-то замешкался, скользя кончиками пальцев по бледным щекам.
  -Ты плакала? - спросил он, замечая красноту в ее глазах и влагу на ресницах.
  Грустно усмехнувшись, Алмиа отвела смущенный взгляд.
  -Я задремала ненадолго. Мне снился дом, родители... моя собака...
  -Ясно, - вздохнул Грэгори, потирая ее плечи, стараясь отогреть, развеять ее меланхоличный настрой, - Может, еще поваляешься?.. Идем, полежи со мной, - предложил он, увлекая девчонку за собой, к кровати.
  Миа неопределенно пожала плечами и поплелась вместе с Господином, но вдруг, заметив что-то, склонилась к разворошенной постели, расправляя покрывало и заодно, "невзначай" прибирая какой-то блестящий мусор.
  -Что там у тебя? - недобро сощурился Древний.
  -Где?.. - растерянно заморгала Алмиа, но Грэг сдвинул брови и протянул открытую ладонь.
  -Дай-ка сюда, - требовательно рыкнул он.
  Девчонка вложила в его руку скомканную золотистую фольгу, недоуменно вглядываясь в потемневшее лицо Эгрэджио, в надежде понять, что его так разозлило. Расправив фантик пальцами, хищник скосился на Компаньонку.
  -Айрон?..
  Миа кивнула. Древний раздраженно выдохнул и, бросив мусор, потянулся к ее горлу. Девчонка не пошевелилась, но зажмурилась, и Грэгори опомнился.
  -Я посмотрю просто. Не бойся, - смягчаясь, заверил хищник, присаживаясь рядом, и оттянул высокий ворот водолазки, внимательно осматривая ее шею.
  Затем он обследовал запястья и, не обнаружив ничего, кроме старых, уже подживших ранок, почему-то обескуражено хмыкнул, но было видно, что Грэг испытывает небывалое облегчение оттого, что его опасения не подтвердились. Алмие даже показалось, что ему немного стыдно за это минутное затмение, ведь Древний позволил себе усомниться в старом друге!
  -Неужели он настолько корыстен... - чуть слышно, под нос себе усмехнулась Миа, на руках подтягиваясь к изголовью кровати, - ...что не может просто угостить...
  -Выходит, что может... - укладываясь рядом с ней, с виноватой улыбкой вздохнул Эгрэджио, - Только дело тут не совсем в корысти, - он провел ладонью по ее коленям с небольшим нажимом, призывая девчонку вытянуть стройные ножки и расслабиться.
  -А в чем? - чувствуя, как его горячая рука скользит вверх по джинсам и замирает в паху, Алмиа опустила голову на подушку, с легким волнением скосившись на Господина.
  -Да черт с ним, с Айроном. Иди сюда... - смешно поморщив нос, ушел от ответа Древний, голодно впиваясь в ее мягкие губы.
  Через мгновение Миа ощутила приятную тяжесть на бедрах и, не открывая глаз, обняла Грэгори, сминая влажную от пота рубашку на его мощной спине.
  -М-м-м, - довольно прорычал хищник, замечая, как сладострастно прогибается под ним тело юной "эльфийки", и отвлекся, перенося вес на одно плечо, - Вижу, и ты соскучилась?.. - обличительно прошептал он, подметив нежный румянец на ее щеках.
  И он был прав. Алмие не хватало тепла его рук, ласкового шепота и долгих глубоких поцелуев. Не хватало тех восхитительных ощущений, что дарила близость с Эгрэджио, но больше всего ей хотелось вновь лежать на жестком плече Господина после, в забытье... и болтать о всякой чепухе, свободно, раскованно, беспечно. И, когда, наконец, этот момент настал, Миа не могла сдержать навязчивой улыбки.
  -Знаешь... чем бы все ни кончилось, я... хочу сказать, что очень тебе благодарна, - прошептала она, прижимаясь щекой к горячей груди вампира, - За эту передышку, за твое тепло, за... "маленькую иллюзию"...
  Грэг глубоко вздохнул и угрюмо проворчал:
  -Ты все еще считаешь мое отношение к тебе иллюзией?
  Алмиа поднялась и заглянула в темные глаза. Он смотрел чуть устало, печально. Не разочарованно, но словно сожалея о том, что так и не смог пробиться к ее разуму, достучаться до ее сердца. С полминуты посомневавшись, девушка качнула головой, но взгляд неуверенно отвела, опасаясь, что Эгрэджио прочтет в ее сознании иной ответ.
  -Я имела в виду тот остров, видение...
  -Угу-м... - грустно усмехнулся Древний, укладывая девчонку обратно к себе на плечо, - Только "чем бы все ни кончилось" звучит достаточно однозначно. Нет, я не осуждаю тебя за твое сомнение... Я сам себя, в последнее время, с трудом понимаю, - неожиданно признался он, - Я сам ни единой твари здесь не верю... Даже себе иногда. Чего уж ждать от тебя.
  Миа открыла глаза, вслушиваясь в хрипловатый голос брутального капитана. В нем появились непривычные нотки меланхолии, безысходности, и даже какой-то трагичной надломленности.
  -Что-то случилось? - понимая, что Грэг навряд ли ответит, все же спросила девушка, чувствуя, как сжимается ее сердце в необъяснимом порыве сострадания.
  -Помимо того, что мои же соратники черти в чем меня подозревают?.. - отстраненно хмыкнул Древний, но как будто задумался, припоминая, - Ну, еще сегодня Дэрэк, с-сука... порвал горло человеку, которого я вчера отпустил.
  Алмиа вскинулась на Господина, сочувственно морща лоб.
  -Та девушка... которую ты пожалел? Он убил ее?
  -Не "пожалел", а позволил уйти, - угрюмо поправил Грэгори, возвращая чувство собственного достоинства, - И не "убил", а ранил. Но... опоздай я хоть на полминуты, и говорить было бы уже не о чем.
  Накинув на плечи его прокуренную рубашку, Миа села на постели, поджав под себя ноги.
  -Как же он ее нашел?
  -Он не искал. Он занимался своим делом - зачисткой. Это чертова случайность, - покачал головой хищник, то ли оправдывая друга перед Компаньонкой, то ли перед самими собой, - Похоже, у девчонки просто талант оказываться не там, где надо. Ей патологически везет на судьбоносные встречи. Хотя... проклятье это или дар - вопрос спорный... - задумчиво закончил Грэг, погружаясь в свои мысли.
  "Даже в ее недостатках он видит достоинства?.. Точно втрескался! - про себя улыбнулась Миа, но вместо ревности ощутила нечто, больше похожее на всплеск белой зависти, - Не уходи опять в себя, скажи хоть раз, как есть на самом деле! Здесь нет никого, кроме меня. Зачем эта каменная маска?.. Я знаю, что ты можешь чувствовать. Прекрасно знаю!"
  Заметив ее хитрую мину, Древний вернулся в реальность, невольно улыбнувшись в ответ.
  -Так, ты чего себе там уже нафантазировала? - с несерьезным укором, усмехнулся он, за плечи притягивая Компаньонку к себе, вновь привлек к своей груди, но Миа не опускала голову, она смотрелась в его глаза, бесстрашно, даже чуть свысока, но никаких негативных оттенков в ее сознании сейчас не было, лишь благодарная нежность и одобрение на грани восхищения.
  -Не знаю, кто она... но точно не неудачница. Раз ей посчастливилось встретить тебя. И не просто встретить, а так зацепить...
  -Пфф! - скептически фыркнул Эгрэджио, раздраженно скривившись, - Уже не знает, куда деваться от такого "счастья", ага. Ты бы видела, как эта пигалица на меня глядит!.. Столько ненависти... ко всему вампирскому роду, и все на меня, весь ушат дерьма, - он снова вздохнул, - Нет, я, конечно, тоже не святоша... но какого черта.
  -Просто она тебя еще совсем не знает. И потом... все познается в сравнении, - ласковым полушепотом постаралась воодушевить Господина Алмиа.
  -На это и надеюсь... - буркнул Грэг, отрешенно глядя в темноту, но вдруг словно опомнился, осознав, что его утешает смертная девчонка. Его! Древнего хищника, капитана элитного отряда, идейного лидера самых отъявленных ублюдков старого мира!
  За плечи отстранив Компаньонку, он вскочил на постели, как ошпаренный, отер ладонями лицо, сердито кашлянул и в полный голос объявил:
  -Так! Все, хорош. Не хватало еще, чтоб я из-за какой-то девки морочился. И без того хватает... Как оправится, должок вернет, и черт бы с ней. Нравится, не нравится - не моя забота.
  Миа передернула бровями, но промолчала. От столь резкой перемены в настроении Господина ее пробрал озноб. Укутавшись до подбородка одеялом, девушка отползла в свой укромный уголок и затаилась там от греха, чтоб не попасть под горячую руку Эгрэджио, который от ее великодушного сопереживания был явно не в восторге. Однако, не смотря на вспыльчивость и импульсивность, причина которых, скорее всего, крылась в противоречивой природе двукровного хищника, Грэг быстро остывал и почти всегда находил в себе мужество признать собственные ошибки, в силу своих убеждений о Справедливости и Балансе. Уже через пару минут вампир пришел в себя и, оглянувшись на Мию, выдохнул, расплываясь в светлой, чуть виноватой улыбке.
  -Везет тебе на психов, да? - самокритично усмехнулся он, и уголки ее губ дрогнули, но смотрела Алмиа на Господина все еще настороженно, тогда тот прилег рядом и продолжил таинственно приглушенно, - Постарайся понять, я... фактически управляю двумя третями армии Тьмы, а это тридцать тысяч профессиональных убийц и еще пятьдесят тысяч голов разномастного, беспринципного сброда, большинство из которых продажны и лицемерны до мозга костей. Таких в узде держит либо страх, либо нажива, больше ничего. И если... они почуют хоть малейшую слабину, если пошатнется мой авторитет, я могу потерять над ними контроль. А без контроля эта кровожадная толпа, как саранча, расползется по городу, уничтожая все и вся, без разбора, тем самым поставит под угрозу исход нашей войны. Иными словами, у меня нет права на слабость, и то, что кажется тебе добрым знаком... и вызывает умиление, для меня на самом деле очень скверный симптом. Мне о таких вещах нельзя всерьез даже думать, не то, что говорить.
  Алмиа, выслушав его, поникла, но понимающе кивнула. Древний погладил ее по макушке и потянулся было поцеловать, но уловил какую-то прохладу в ее поле, отчужденность с легким отголоском тревоги. Грэг привлек девчонку за подбородок и заглянул в глаза.
  -У нас сегодня "вечер откровений", Миа... - с упреком шепнул он, - Давай-ка выкладывай, что у тебя на уме?
  -Восемьдесят тысяч хищников из ста двадцати подчиняются теб... - ошеломленно моргая, начала она, но Грэгори приложил большой палец к ее губам.
  -Ч-ч-ч! - он воровато оглянулся на дверь и чуть криво, нервно улыбаясь, негромко поправил, - Неофициально. Под моим командованием проходят все крупные боевые операции. Я помогаю этому утырку Вораксу, чтоб не разбазарил армию, до нашей главной битвы.
  -Но... сейчас вы с ним в ссоре? - на грани слышимости выпалила Алмиа, осознавая всю серьезность и секретность обсуждаемой темы.
  Древний кивнул. Взгляд его стал теплее, улыбка мягче. Хищник как будто забыл, что говорит со смертной, которой всего этого знать не положено, и продолжал предельно подробно и честно отвечать на ее вопросы.
  -На самом деле, давно, - он вздохнул и лег на спину, задумчиво хмурясь в потолок, - С того дня, как он решил здесь осесть. Просто сейчас наш конфликт интересов достиг критической точки. Мы... не должны были уничтожать этот город. У Тьмы... совсем иные цели. Они гораздо выше разрушения цивилизаций и истребления смертных. Мы потерпели неудачу. Один из союзников предал Тьму, и нас застали врасплох, сократив нашу армию втрое. А так как все это происходило на территории одного из государств-стражников, мы решили свалить через портал, пока нас всех не перебили. Тут зализать раны и, уже пополнив ряды, вернуться. Взять реванш и наконец покончить с чертовой Великой Империей. Перерезать нахрен полуистлевших колдунов, которые правят нашим миром с момента его создания и держат всех нас за горло... - замечтался Грэг, но опомнился, вскинувшись на притихшую в углу Компаньонку.
  -Так... почему же вы остались?
  -Говорят... подготовка рекрутов затянулась, - развел руками капитан, с нарочито озадаченным видом.
  -А на самом деле?
  Древний печально усмехнулся.
  -Вкус власти с нотками младенческой крови, приправленный безнаказанностью. Все это в конец затмило ему мозги. Тьма уже деградирует здесь, а не набирается силы, и если так пойдет дальше...
  -Теперь многое понятно.
  -Не спорю, из местных бойцы, как из дворового барбоса полковая лошадь, - Эгрэджио поднялся на локтях, - Но если мы не уйдем сейчас... к тому моменту, как они окрепнут и встанут на ноги, будет уже поздно. Эта мразь пустит здесь корни и окопается, обрастет адептами своего сытого и ленивого "культа", и Тьме, как движению, придет конец.
  Миа снова села на кровати, чтобы видеть лицо Господина, и, уже привыкнув говорить, что думает, спросила первое, что пришло ей в голову:
  -Почему ты не убьешь его? - прошептала она, хмурясь с таким серьезным упреком, что Грэг подавился вдохом, закашлялся и, разбавляя напряжение нервным смешком, погладил ее сложенные на коленях руки.
  -Это не так просто, как тебе кажется, милая, - он тоже приподнялся, поравнявшись с ней, - Но... спасибо, что веришь в меня, - Древний чмокнул Компаньонку в щеку и отстранился, любуясь яростным, азартным блеском революции в ее глазах.
  Девчонка словно заразилась его жаждой перемен, прониклась его борьбой за Свободу. На какое-то время она будто позабыла о предстоящем испытании, о своих сомнениях в искренности Грэгори и даже о бывшем Господине. Поток информации, обрушившийся на нее, ошарашил Алмию, заставив ее взглянуть на все с совершенно иного ракурса, переосмыслить немного саму войну и поменять отношение к Грэгу в частности. Первой реакцией, конечно же, был шок. Узнав, сколь высокое положение занимает ее спаситель и заступник в ненавистной ей темной армии, Мие несколько минут страстно хотелось удавиться. Она даже успела составить нехитрый план, как раздобудет шнурки из ботинок хозяина и уединится в уборной, где над унитазом как раз расположена надежная труба... Но Эгрэджио продолжал говорить, и, по мере того, как он раскрывал свои карты, девушка постепенно приходила в себя. К моменту, когда Древний назвал своего предводителя мразью, она уже готова была взять в руки оружие и идти с Грэгом в бой, идти за ним, преданно и самоотверженно, ведь единственным выродком, среди бессмертных, который мог бы переплюнуть Иглиса, был Воракс. По части садизма, алчности и неуемной больной фантазии, судя по слухам, тот уверенно лидировал.
  -Надеюсь, я... не переборщил со своей "исповедью"? - смущенно хмыкнул вампир, прислушиваясь к тому сумбуру, что творился сейчас у Алмии в душе, - Ты еще не мечтаешь прикончить меня во сне?
  Девушка качнула головой и встретилась с ним взглядом, чуть взволнованно, будто внезапно вернулась в реальность из глубокой, мрачной и очень атмосферной иллюзии.
  -Нет, - поморщившись, уверенно отозвалась она, и угрюмо добавила, - Только не тебя.
  -Хм. Приятно слышать, - признался Грэг, - Но... почему?.. Теперь, когда ты знаешь, кто я, и вполне отчетливо осознаешь мою роль в текущей войне... наверняка догадываешься, что я не стоял в стороне, когда Тьма, район за районом, захватывала и поглощала твой город... Я принимал непосредственное в этом участие.
  -Последнее я знала и раньше, - отвернувшись от холодного, давящего взгляда Древнего, буркнула Миа, - Но сейчас понимаю, что ты единственный, кто сможет здесь хоть что-то изменить. Не исправить, но... хотя бы остановить. Уничтожить... эту гниду и не дать ему сделать из лагеря одну большую "южную базу", не допустить превращения города в... человеческую ферму. И потом... я ценю твою честность и полагаю, ты решился рассказать мне правду вовсе не для того, чтобы оттолкнуть. Скорее наоборот... расположить, перед финальным испытанием.
  -Ого! Как быстро ты меня раскусила, - со сдавленным смешком воскликнул Эгрэджио, - Да просто... не хочу, чтоб между нами остались какие-либо недомолвки. Сейчас они ни к чему. После встречи с Иглисом, ты опять замкнулась, а времени у нас осталось не так много. Вот я и пошел ва-банк. Рискнул, конечно, но... слишком многое на кону, чтоб полагаться на то, что в критической ситуации ты одумаешься и примешь правильное решение.
  -В смысле, "большой куш"? - скептически хмыкнула Миа.
  -В смысле, твоя Жизнь, - без улыбки парировал Грэгори.
  Девушка вскинулась на него и уставилась, не моргая.
  -Поч-чему жизнь?..
  -Потому что, если ты не доверишься мне и в самый ответственный момент дашь деру, ты не просто выставишь меня дураком и подставишь Скарлет. Ты подставишь, в первую очередь, саму себя. Ты погибнешь одна в городе, Миа. Ты слишком долго была в плену и еще не готова к Свободе. Вот почему так важно покончить с твоим сомнением сейчас.
  -"Не готова к свободе"?.. - с улыбкой повторила девушка, но глаза ее, глядящие сквозь Эгрэджио, мерцали от слез, - Сказали бы тебе такое, когда ты со своей каторги бежал...
  -Не сказали бы. Я был готов, - буркнул Древний, - У меня было более чем достаточно времени на подготовку. И каждый чертов день я закалял тело и дух... "физическим трудом на свежем воздухе". А ты, мало того, что хрупкая девчонка, так еще и изведенная этим упырем до полусмерти. К тому же... тебе со мной в постели немного получше, чем мне на руднике. Как думаешь?
  Алмиа не ответила, но стыдливо смежилась.
  -Да и главного ты не расслышала, - продолжил Грэг, потирая ее худое плечико, - Я ведь не сказал "нет, забудь", я сказал "еще не готова".
  Миа осторожно подняла голову и вгляделась в темные глаза хищника. Древний был серьезен как никогда и, казалось, вовсе не играл с ней, не пытался хитрить, чтобы заставить Компаньонку на время сдаться и подчиниться ему. Он как будто раскрыл ей последний туз в раскладе, тот "козырь", который берег на более удобный случай. "Берег, потому что в свое время открыл его Летти, и только потом понял, что поторопился..." - вдруг осознала Алмиа, замечая оттенки грусти и тревоги во взгляде серого кардинала.
  -Я... тебе верю, - на грани слышимости выпалила она, - И сделаю все, что ты скажешь.
  Эгрэджио сжал губы в мягкой, ласковой улыбке.
  -Как бальзам на душу... - вздохнул он и, опустившись на подушки, похлопал рядом с собой, - Иди сюда.
  Девушка послушно вернулась к Господину на плечо, хотя расслабиться в его объятьях теперь было не так-то просто. Грэг-боевой генерал воспринимался немного иначе, чем Грэг-капитан. Мие нужно было время, чтобы принять эту новую грань Древнего.
  -Ну, чего тушуешься? - с упреком шепнул вампир, заметив, что Компаньонка украдкой рассматривает его, словно видит впервые, - Я такой же, как и прежде. Только честнее. Ты ведь хотела... чтобы я доверился тебе и открылся, прежде чем это сделаешь ты?..
  -Да, но вслух я никогда бы такого... Как ты понял?.. - она взглянула на него и заметила лукавый прищур.
  -Хорошо, что хищникам не нужно слов, чтобы узнать, что на душе у человека, верно?.. - ответил вопросом Грэгори, под одеялом поглаживая девчонку.
  Та явно смутилась, судорожно вспоминая, о чем еще он мог прочесть в ее глазах, но Древний стянул с нее свою рубашку, потянулся к обнаженным, худым плечикам... и Миа затаилась под ним. Приложившись губами к пульсирующей сонной, словно к святыне, Эгрэджио отстранился.
  -Ну, раз уж пошло такое дело, я должен быть честен с тобой до конца?.. - приглушенно, чуть хрипло начал он, глядя Компаньонке в глаза, - Я буду пить тебя сегодня.
  Ее взгляд заметно дрогнул, но девчонка не отвернулась и не скуксилась, а приняла эту новость достойно. Лишь состроила брови домиком и кивнула, беззвучно выпалив одними губами:
  -Хорошо.
  -Не прямо сейчас. Просто говорю, чтобы это не было для тебя неожиданностью, - продолжил он, будто оправдываясь, - Чтоб ты не пугалась.
  -Я... поняла. Спасибо, - отозвалась Миа и даже попыталась улыбнуться, - Вампиры редко о таком предупреждают. Это... непривычно.
  Грэг усмехнулся, соглашаясь с ней.
  -Ты заслуживаешь правды. Ты достаточно мудра, чтобы принимать ее спокойно и адекватно. А я... не люблю лукавить. Поэтому мне так хорошо с тобой.
  -Только правды? - с несерьезным укором сощурилась Алмиа.
  -Нет. Не только... - закивал Древний, подтверждая ее мысли, - ...Но об этом позже, - расплылся в откровенно-похотливом оскале он, медленно склоняясь к девчонке.
  Не смотря на столь горячий настрой, этот раунд Эгрэджио целиком и полностью посвятил услаждению своей Компаньонки. Ни один дюйм на ее теле не остался без его поцелуев и ласк. Зачарованная, словно окутанная облаком невероятной нежности хищника, Миа открывалась, тянулась навстречу, желая раствориться на его губах, несмотря на озвученное предупреждение, совершенно не ощущая угрозы. Она была уверена - Грэг не причинит ей боль, пока не убедится, что его подопечная готова. Когда девчонку с головой накрыл оглушающий экстаз, по мнению Древнего, этот момент настал. Едва Алмиа перестала вздрагивать от сладких судорог, до дурноты прижимаясь к Господину, она почувствовала, как тот стискивает ее еще сильнее и, ухватив за загривок, одним коротким и сильным движением впивается в плечо, выбрав единственное "живое" место без следов укусов и порезов. "Все хорошо. Ничего. Все нормально. Рано или поздно это должно было случиться..." - не открывая глаз, сонно хмурилась Миа, прислушиваясь к тому, как вспыхнувшая в ключичной мышце боль жгучей, гудящей волной разливается до самой лопатки. Втягивая воздух урывками, стараясь не шевелиться и не напрягать плечо, девушка смиренно ждала, пока хищник насытится, но, сделав всего один глоток, Грэгори ослабил свои объятья, высвободил клыки и стал зализывать свежие ранки. Ладонь скользнула по спине и, безошибочно определив сосредоточие ноющего отголоска, погладила, снимая неприятные ощущения. Алмиа распахнула слезящиеся глаза и, глядя в потолок, неуверенно улыбнулась. Спустя пару минут, когда вампир закончил и улегся рядом, на свою подушку, он заметил эту немного нервную, но все же радостную мину и умиленно хмыкнул.
  -Все хорошо? - на всякий случай уточнил он, поправляя растрепавшиеся волосы девчонки.
  -Да, - еще боясь пошевелиться, шепотом отозвалась Миа, - Ты прав. Больше... никакой недосказанности. И это здорово. Хотя... кое-что мне не совсем понятно, - тут же оговорилась она.
  -Ммм? - заинтригованно протянул Древний своим хрипловатым басом.
  -Почему так мало? Тебе не понравилось?
  Осознав, что Алмиа комплексует, Грэг засопел беззвучным смешком и зашептал, уткнувшись носом ей в висок:
  -У тебя восхитительный вкус. Теперь я понимаю, отчего Нат так на слюну исходил. Едва не захлебнулся бедняга... Но я-то голову не теряю. Не мальчик уже. Мы только что тебя с того света вытащили. Как я могу...
  Девчонка заулыбалась шире. Эгрэджио приподнялся, чтобы полюбоваться ею. Встретив его взгляд, Миа протянула руку и нежно провела по колючей щеке хищника.
  -Ты нереальный, - смотрясь в глаза самой Тьмы, выдохнула она, - "...и мне плевать, кто ты здесь, и какую роль играешь в этой проклятой войне..." - шепнуло ее сознание.
  Перехватив чуть дрожащую руку Компаньонки, Древний чмокнул ее, а затем благодарным, легким поцелуем запечатлел немного смущенную, но искреннюю улыбку на ее губах.
  -Реальный... - он игриво передернул бровями, - Более чем.
  Алмиа мелодично хмыкнула, но Грэгори сменил тему, и столь же резко и кардинально преобразилось ее настроение.
  -Насчет завтра... - начал он и, почти физически ощутив, как между ними пробегает прохладный сквознячок, вздохнул, откидываясь на подушку, но продолжил, - Прости, но время и вправду поджимает. Я должен тебя подготовить. Нам нужно будет провернуть это в городе, на нейтральной территории, чтоб ни у кого не возникло сомнений... Понимаешь?
  Девчонка медленно повернула голову в его сторону, опасаясь тревожить левое плечо.
  -Угу, - подавленно, почти обреченно отозвалась она, - Что я должна... делать?..
  
  Седьмая ночь. Город. Западный район.  []
  Официально эти безжизненные кварталы давно числились территорией подконтрольной Тьме, однако противостоявшая им армия Империи время от времени пыталась это оспорить, поскольку именно в западной части города находился ключевой объект, весьма весомый и значимый в войне хищников против хищников - Портал, через который все они пришли в этот мир. Он же являлся их единственной надеждой на возвращение обратно. Район, в котором, как говорили местные, "разверзся Ад", принял на себя самый первый удар в момент вторжения и был разрушен больше других. Частые боевые столкновения лишь усугубили ситуацию, и нынче улицы здесь напоминали декорации к масштабному фильму-катастрофе. Этот постапокалиптический пейзаж, одним только своим видом навевал ужас и ощущение безысходности. Здесь не было ни смертных, ни собак, ни крыс. Даже птицы облетали это место стороной, будто чувствовали его мертвую энергетику. Хищники-одиночки тоже встречались тут не часто, ведь охотиться было не на кого. Лишь бесшумные, порой невидимые разведчики и немногочисленные патрули временами нарушали покой здешних улиц.
  Ближайшие соратники Эгрэджио так же полагали, что капитан привел их сюда сегодня не для прогулки, а с боевым заданием. Либо ради того, чтобы без лишних ушей обсудить давно наболевший вопрос смены власти... Но Грэг не дал им четкого ответа и тянул интригу до конца, до того момента, пока все семеро не вышли к подножью обзорной площадки. Перед ними был крутой, почти вертикальный склон, на вершине которого, на высоте метров тридцати виднелся массивный мраморный парапет, ограждающий площадку.
  -Да, Господа. Я тоже считаю, что пора детально обсудить наш план, - объявил Грэгори, загадочно щурясь, но как-то нервно поглядывая наверх, - Только сперва закроем один вопрос... который не дает покоя Иглису на протяжении всего пути.
  -Ах да, - отозвался угрюмый викинг, наигранно "припоминая", словно это не он всю дорогу прожигал капитана взглядом, требуя объяснений, - Неделя кончилась. Где девчонка, Грэг? - натянуто осклабился он, складывая руки на груди, - Только не говори, что сбежала. Ты же у нас "такой хороший хозяин"...
  Капитан заулыбался во все тридцать два, окинул беглым взором собратьев, задумчиво отвернулся, потирая затылок, намеренно затягивая напряженную паузу, чтобы позлить Иглиса еще немного, и, наконец, заложив пальцы в рот, оглушительно свистнул. Над головами хищников хлопнули черно-бурые крылья, и через мгновение рядом с ними уже на две человеческих ноги приземлился восьмой, недостающий член Братства. Оправив ворот пальто, Айрон подошел к Эгрэджио и коротко кивнул, подавая лишь им двоим понятный знак.
  -Какого... Что происходит вообще?.. - раздраженно фыркнул викинг, пожимая плечами.
  -В натуре, Грэг. Заинтриговал уже реально, - буркнул с усмешкой Дэрэк, скорее от скуки, чем из солидарности с Иглисом.
  -Терпение, господа... - отмахнулся капитан и, обменявшись с Айроном заговорщицкими улыбками, запрокинул голову, и все остальные, вслед за ним, обратили взоры к мраморным перилам на вершине.
  Древний не подавал виду, но понимал, что еще минута, и весь план слетит к чертям. Для него это ожидание было куда более волнительным, чем для всех здесь собравшихся, вместе взятых. В голове проносились события минувшей недели, последний разговор с Алмией... Когда Эгрэджио пересказал ей сценарий задуманного, и девчонка осознала, что на несколько минут останется совершенно одна, вампир увидел в ее глазах то, чего опасался больше всего. Сколько бы Миа не казалась ему покорной и преданной, сколько бы ни говорила о своей безмерной благодарности, Грэг знал, что одной этой благодарности недостаточно. Жажда Свободы ее подавленного и угнетенного, но непокоренного "Я" была гораздо сильнее... Буквально за мгновение до того, как Грэгори начал жалеть, что доверился ненавидящей хищников девчонке... высокая, худая фигурка показалась у парапета. Капитан выдохнул, растягивая победный, радостный оскал, и обернулся к белобрысому викингу. Тот выглядел озадаченно.
  -И... что все это значит? - скептически повел бровью Иглис, - По-твоему, что это доказывает?
  -Мне казалось, подобное не нужно объяснять, - нахмурился Древний.
  -О да, неслыханная преданность Компаньонки!.. Или безумное легкомыслие Хозяина?.. Ты держишь меня за идиота, Грэгори? Да нет, всех нас, - викинг обернулся на собратьев, апеллируя к мнению большинства, но те пока молчали, - Мы видим лишь одну небольшую часть сцены. Откуда мне знать, что ты не подстраховался за кулисами?
  -А ты проверь, - и глазом не моргнув, парировал Грэг.
  Иглис немного посомневался, буравя самодовольного капитана пронзительным ледяным взглядом, но все же вновь поднял глаза на девчонку, облокотившуюся о перила с нагло-скучающим видом, и обратился к тому из собратьев, кому доверял больше других:
  -Эос, глянешь?
  -Почь-ему бы и нет? Самому интерес-на... - охотно отозвался азиат, выходя вперед, и через пару мгновений уже обратился в яркое светящееся пятно.
  Голубоватая дымка взмыла вверх, выстрелив с места полупрозрачной змеей. На подлете к парапету, эта субстанция расправила крылья и, взмахнув ими, зависла над площадкой... Девчонка заметно отшатнулась. К встрече с существом из восточной мифологии она была явно не готова.
  -Стой на месте, Миа! - окликнул Грэгори, - Он не тронет! Просто дядя Эос хочет убедиться, что за тобой никого нет.
  Алмиа вытянула рукава, пряча в них замерзшие пальцы, и застыла, не сводя ошеломленных глаз с дракона. Тот покачивался в воздухе, едва заметно шевеля огромными мерцающими крыльями, отражая и преломляя лунный свет и, казалось, был совершенно невесом и неосязаем, но оттого его покрытая шипами голова и зубастая пасть не выглядели менее опасно. А когда это чудище внезапно сорвалось с места и устремилось дальше, чтобы просканировать ближайшие кварталы, Мию вполне ощутимо накрыло воздушным потоком. Едва устояв, она прикрыла голову руками. Как только вихрь утих, девушка проводила дракона взглядом и, лишь когда он скрылся из виду, вновь решилась подойти к перилам.
  "Боже, что я делаю?.. - хмурилась она, злясь на собственное безволие, - Ведь я почти решилась. Почему?! Зачем осталась с упырями?! Что меня здесь держит? Совесть? Жалость к Скарлет?.. Да плевать на все и на всех! Ели речь о моей Жизни! О Жизни... Грэг говорил, что именно она на кону, если я сбегу... Черт, я ему верю. И эта слепая вера и страх остаться с этим городом один на один ведут меня обратно в лапы Братства..."
  -Глупая... Какая же ты глу-па-я, - озвучил кто-то ее собственные мысли.
  Алмиа вздрогнула, судорожно обернувшись на голос. Метрах в двух от нее, на парапете, свесив ноги вниз, сидел Эос, злорадно скалясь, и поглядывал то на своих друзей, то снова на девушку.
  -Бол-ше такого шан-са у тебя никогда не будет, - интимно негромко промурлыкал он и, прикрыв рот ладонью, шепнул с притворной доброжелательностью, - Бе-ги!
  Миа все еще хмурилась. Сообразив, что азиат играет на стороне Иглиса, она лишь укрепилась в своем намерении. К страху прибавилась ненависть. Но в то же время в глазах ее отчетливо плеснулось сомнение. Заметив это, Эос звонко расхохотался и прыгнул вниз, трансформируясь уже в полете. Девушка отерла лицо руками и глубоко вздохнула, приводя себя в чувство, - "Черт. Черт! Ну сколько же еще, Грэгори? Чего ты ждешь?!"
  -Миа, детка, спускайся! - будто услышав ее, наконец-то, позвал Господин.
  Взглянув в последний раз на пустынный город за спиной, девушка побрела вдоль парапета. Чуть в стороне от обзорной площадки начинался парк, и склон становился более пологим. Здесь, за деревьями Алмиа на какое-то время вновь скрылась из виду, заставив Грэга еще немного понервничать. Увязая в глубоком снегу, девушка ощутила дрожь в коленях, ни то от холода и усталости, ни то от нервного перенапряжения, но последние метры спуска она все же решила преодолеть, скатившись с ветерком, на пятой точке. От компании восьми вампиров Мию теперь отделяло всего несколько шагов, однако они оказались самыми трудными. Отряхнув пальто, девушка уперлась взглядом в Эгрэджио и, стараясь не замечать остальных, медленно, но уверенно поплелась вперед. Древний встретил ее откровенно радостной, счастливой улыбкой и принял в свои теплые объятья, стиснув так, что Алмиа едва не всхлипнула, и поняла, как много для него значит успех сего рискованного эксперимента, если Грэгори не в состоянии контролировать свои эмоции даже при членах Братства.
  -Ну-у-у? - протянул он, обращаясь не к ней, а к тому, ради кого был разыгран весь этот спектакль.
  -Что ты хочешь от меня услышать? - мрачно и явно раздраженно отозвался Иглис, стараясь сохранять равновесие и даже пытался придать своему тону безразличия, но это выходило плохо, голос его откровенно хрипел от злости.
  -Что ты был не прав, к примеру, - пожал плечами Грэг с чуть усталой усмешкой. Ему явно надоело упрямство викинга, его нежелание признать свой проигрыш, - Что добиться чего-то от Компаньонки можно... не избивая ее до полусмерти. Что Вера... лучше кнута. Если с головой подходить к вопросу...
  -Ладно. Я - был - неправ, - натянуто улыбаясь, сквозь зубы выпалил он, но отвел взгляд, продолжая упорствовать, - Хотя, в том, что касается головы, я тоже не могу быть абсолютно уверен. Может это... морок или доминанта. О твоих незаурядных способностях, в последнее время, слишком много слухов.
  -Исключено, - негромко вмешался Эос, - Прости, брат, но ее сознание было чис-тим.
  -Так что завидуй, да помалкивай... - кивая, посоветовал Иглису капитан, - Я без особой нужды своими талантами не кичусь. И тебе бы неплохо этому поучиться.
  -Ну... Что ж, выходит... чистая победа, - вынуждено признал викинг, протягивая Грэгори ладонь, - Прими мои поздравления, брат.
  Древний нехотя пожал его руку, но девчонку так и не отпустил. Миа льнула к груди Господина, сжимаясь, как котенок за пазухой, укрывшись под полами его распахнутой куртки, и дрожала, словно спиной ощущала опасную близость своего мучителя.
  -Теперь можно и о делах поговорить, - объявил Грэг и предложил всем прогуляться до летнего амфитеатра, расположенного неподалеку, в том же парке, где хищникам было бы удобнее и безопаснее обсуждать свой заговор.
  Открытая местность больше к этому располагала, поскольку хорошо просматривалась и "прощупывалась" на наличие нежеланных свидетелей. Деревянные скамейки Дэрэк довольно быстро расчистил от снега одним взмахом руки, мощным энергетическим потоком породив воздушный вихрь, который, по мнению Алмии больше был похож на небольшой, кратковременный ураган. Дождавшись, пока все рассядутся, Эгрэджио пристроил Компаньонку между Натаном и Айроном, а сам вышел к сцене и начал собрание. Теперь, когда Миа имела представление, о чем идет речь, она слушала вампиров с особым вниманием, хотя глаз старалась не поднимать, сообразив, что демонстрировать Братству свою осведомленность не стоит. Однако уже через полчаса их жаркое, эмоциональное обсуждение переворота совершенно перестало ее интересовать. Холод, усталость от нервного перенапряжения и тревога за свою дальнейшую судьбу вытеснили из сознания Алмии все прочее, лишнее и, по большому счету, чуждое ей. Девушка украдкой поглядывала на капитана и на своего бывшего Господина, и ни о чем, кроме предстоящего возвращения в штаб, не могла больше думать. "Ведь Грэгори до сих пор так и не сказал ему главного! А Иглис... похоже, уже строит планы насчет меня и предвкушает момент расплаты... моей расплаты..." - с ужасом осознавала она, замечая сдержанную, мечтательную полуулыбку на губах викинга.
  -Э-эй. Не спи, замерзнешь.
  Миа почувствовала чью-то тяжелую ладонь на плече и испуганно вскинулась на голос. Грэг потянул ее за руку, и девушка машинально поднялась, но глядела как будто сквозь него.
  -Ну, ты чего? Греться идем, ужинать. Скоро оттаешь! - мягко усмехнулся он, поглаживая Компаньонку по спине.
  Алмиа безразлично кивнула. Всю дорогу она вела себя примерно так же, двигаясь скованно, подобно механической кукле, отвечая односложно, глядя себе под ноги с совершенно отсутствующим видом. Эгрэджио вскоре начал догадываться о причине ее замкнутости, но не стал выводить девчонку из этого, привычного для нее, состояния, уразумев, что это все лишь защитная реакция. Впрочем, разговор с Иглисом о нынешнем положении Мии он тоже почему-то оттягивал, не давая четкого ответа на терзающий ее вопрос.
  В тесном подъемнике, где едва разместились восемь крепких мужчин, Алмиа вновь прижалась к Грэгори, не вынуждено, добровольно, уткнулась носом в его рубашку, точно прощалась. На офицерском уровне хищники начали расходиться. Для Мии самым волнительным и судьбоносным был именно этот момент, а потому, когда Древний за плечи осторожно, но настойчиво, отстранил девушку от себя, та ощутимо сопротивлялась, даже ухватилась за его рукав, но Грэг лишь сдвинул брови, пресекая эту неуместную, несвоевременную истерику.
  -Нам пора... М-миа, - прозвучало за спиной приглушенно низко, но уверенно, голосом того, кто никогда ласковее и учтивее, чем "дырка" ее не называл.
  -Хмм... - мелодично прорычал Эгрэджио, глядя в стекленеющие глаза девчонки, растягивая предвкушающую ухмылку, - И куда же это ты с моей Компаньонкой собрался? - он скосился на Иглиса и не смог сдержать злорадного смешка, наблюдая, как вытягивается его лицо, - Я дал тебе напутствие, как подобает старшим, преподал урок. Учись... но на ком-нибудь другом. Эта девчонка слишком хорошо тебя знает. С ней у тебя бы все равно ничего путного не получилось. Так что... это НАМ пора, брат. А тебе я искренне желаю удачи.
  -Что-то я, видимо, упустил момент, когда она стала ТВОЯ! - грянул викинг, сжимая кулаки добела.
  Уже попрощавшиеся было друг с другом хищники стали вновь собираться в лифтовом холле, уловив, что сейчас будет что-то интересное.
  -Вроде еще так молод, горяч... а память уже подводит?.. - ни единым мускулом не дрогнув, парировал капитан, переглянувшись с Дэрэком, - Не ты ли собственноручно всучил мне ее поводок?
  -Ты сказал, что заберешь ее на неделю, чтоб обучить команде "рядом"! Неделя вышла, Грэгори!
  -Разве?.. Я так сказал? - задумчиво сощурился Древний, - Может... это я что-то запамятовал? Дэрэк! - он обернулся к другу, и тот подошел ближе, - Ты же разбивал. Напомни-ка, о чем был спор?
  -Блондин пожаловался, что не может управляться с Компаньонкой без поводка. Мол, без волшебной дудки тут никак не обойтись.
  -Та-ак. И что же я ответил? - торжествующе скалясь, закивал Грэг.
  -Ты сказал "Дай мне неделю..."
  -...и она будет ходить за мной сама, без цепей и без дудки" - хором с Дэрэком, повторил капитан, - Именно так. Я слов на ветер не бросаю, Иглис, ты прекрасно это знаешь. Я обещал?.. Она ходит, как ты сегодня убедился, без малейшего принуждения. Насчет того, что после я должен вернуть ее тебе... речи не было.
  -Вообще-то да, - подтвердил Дэрэк, виновато пожимая мясистыми плечами, но лыбился не в меру широко, явно поддерживая капитана в его стремлении проучить молодого, дерзкого выскочку, - Не слышал, чтобы Грэг о таком упоминал.
  Миа забыла, как дышать. Переводя затравленный взгляд с одного хищника на другого, она мечтала провалиться сквозь землю, лишь бы оказаться сейчас далеко, как можно дальше отсюда. Но то, что она успела прочесть в глазах своего бывшего Господина через секунду после того, как Грэг закончил говорить, буквально парализовало ее. Если до этого она еще подумывала отступить, спрятаться за Древнего, то сейчас Алмиа поняла, что даже стоящий возле нее двухметровый громила-капитан может не успеть ее спасти. Молниеносный карающий удар прилюдно опозоренного, ограбленного и разъяренного северного воина, по счастью, был предугадан Эгрэджио и пресечен. После Грэг незамедлительно нанес наглецу свой упреждающий удар, не столь смертоносный, как тот, что предназначался Мие, но все же весьма болезненный и унизительный, ведь покушение на жизнь чужой Компаньонки являлось куда более серьезным преступлением, чем самовольный захват Старшим собственности младшего. Сам момент атаки Алмиа даже заметить не успела, но теперь, глядя на то, как мощный, грузный викинг, обмякнув, сползает по стене, к которой его припечатал Грэгори, девушка запоздало, но все же отступила к противоположной стене, прячась за спинами Дэрэка и Скифа.
  -Остынешь - поговорим... сопляк, - глядя на приходящего в себя Иглиса сверху вниз, рыкнул капитан, потирая сбитый о него кулак.
  Оставив оскорбленного викинга зализывать раны, другие члены Братства разбрелись по своим комнатам, условившись встретиться через пару часов в штабном кабаке.
  
  Утро восьмого дня. Комната Грэгори.
  Переступая порог комнаты своего Господина, теперь уже официального, и окончательно своего, Миа испытывала смешанные чувства. Она еще пребывала в легком шоке, за одну ночь успев ощутить себя свободным человеком, переходящим призом, а потом и без пяти минут покойницей. Но, как только вампир запер дверь, девушка обернулась и, не раздумывая, бросилась к нему на шею.
  -А-ха-ха! - радостно заскрипел Грэг, охотно принимая девчонку в свои объятья, склонился, встречая ее благодарный поцелуй, и не прерывался до тех пор, пока Алмиа сама не отстранилась, чтобы перевести дух, - Тоже сомневалась во мне, засранка? - с несерьезным укором, сощурился он, любуясь ярким счастливым сиянием медовых глаз.
  -"Тоже", значит, и ты во мне, - с улыбкой парировала Миа.
  -Ну-у-у, у меня, знаешь ли, были на то серьезные основания, - с нервным смешком выдохнул Древний, качая головой.
  -И у меня, - справедливо заметила она, отводя померкнувший взгляд.
  -Ладно, - решил покончить с бессмысленными взаимными обвинениями Грэгори, пока у его Компаньонки не испортилось настроение, - Оба хороши, - согласился он и, вновь заполучив ее лучезарный взор, приник к мягким, чувственным губам более глубоким, жарким поцелуем, от которого у девчонки уже через пару мгновений стали подкашиваться коленки...
  Лишившись последних сил, обнаженная Миа лежала поперек кровати, прижимаясь щекой к теплому животу Эгрэджио, и думала о том, что меньше всего ей сейчас хочется вставать и идти в грязный, смрадный, прокуренный зал, где она снова будет видеть опостылевшие лица сподвижников своего Господина, ловить на себе их масленые взгляды и слушать их пошлые, грубые, порой откровенно расистские остроты... Но Грэг с сожалением констатировал, что идти ей все-таки придется, из соображений ее же собственной безопасности.
  -Конечно, я мог бы притащить тебе ужин в постель, - мечтательно вздохнул Древний, - Больше скажу, я бы сделал это с удовольствием. Мне хочется тебя баловать. Но, пока этот ублюдок не угомониться, нам надо быть осторожнее. Пока ты со мной и у всех на виду, он вряд ли осмелится на вторую попытку. А вот если узнает, что ты здесь одна...
  -По-нятно, - вскочив, как ошпаренная, Алмиа торопливо начала одеваться, - Тогда идем, - решительно кивнула она.
  Кабак встретил припозднившуюся парочку привычным смогом и галдежом. Неумолкаемая, возбужденная и, казалось, никогда не спящая бандитская братия сегодня опять что-то праздновала, и народу было - не протолкнуться. Впрочем, Эгрэджио не требовал особого приема и не ждал, пока его заметят и расступятся, он просто пер напролом, подтягивая Компаньонку за собой. Его элитный отряд был уже в сборе, к сожалению для Мии, весь, без исключения. Более того, Иглис уже вовсю веселился и едва не обнимался с Дэрэком! Завидев приближение капитана, Тод и Скиф поднялись, уступая ему и его Компаньонке место. Алмию радовало лишь то, что с Братством она сегодня уже виделась, а значит, от необходимости терпеть их дежурное приветствие была освобождена. В отличие от новой пассии травника. Рыжая уже не была так мертвецки бледна. Натан следил за ее физическим состоянием явно лучше лагерных медиков. Однако столь тесное общение с хищниками все еще заметно шокировало девушку.
  -Привет! - присаживаясь рядом с травником, Грэгори коснулся ее макушки, чуть взъерошив короткие медные пряди, а Компаньонка втянула голову в плечи, отстраняясь от его руки, что было весьма опрометчиво со стороны смертной. Но Древний нынче пребывал в прекрасном расположении духа и на сие довольно грубое нарушение лишь криво ухмыльнулся, - Как дела, Нат?
  -Да вот... пока притираемся, - виновато пожал плечами красавчик.
  -Ясно. Ну, ты не дави на нее шибко. Пусть обвыкнется, - вполголоса посоветовал Грэг, но расслышал его не только травник.
  -Да, Натан! Слушай советы Старших. Если что, ты ведь знаешь, к кому обратиться?..
  Поиграв желваками, Древний недобро глянул на остроумца из-под бровей.
  -Похоже, у кого-то шило в заду застряло?.. Ну, может ты и прав. Зачем тянуть?.. Идем-ка, побеседуем, Иглис.
  Викинг поднялся с места, будто только этого и ждал. Миа проводила его и Господина взглядом и нервно сглотнула, когда двое растворились в шумной, пестрой толпе. С одной стороны - с уходом Иглиса ей стало легче дышать, с другой - абсурдная, но ужасно навязчивая мысль о том, что с Грэгом может что-то случиться, не на шутку встревожила его подопечную. Конечно, Алмиа всерьез не думала, что Древний не справится с хищником, который вдвое его моложе, но она достаточно хорошо знала бывшего Господина. В пылу горячки тот мог применить какой-то подлый прием, ударить исподтишка.
  -Волнуешься? - склонившись к ней, удивленно шепнул Нат.
  Миа встретилась с ним глазами и едва заметно кивнула.
  -Да не боись, ща вернутся! - радостно гаркнул сидевший по другую сторону от нее Дэрэк, поддевая девчонку своим тяжелым плечом, и залпом залил в глотку очередной стакан коньяка.
  Наблюдая за вампирами и понимая, что все они солидарны с Дэрэком и нисколько не переживают за уединившихся братьев, считая их разборку делом вполне обыденным, Алмиа немного успокоилась. А, заметив пристальное внимание рыжей девчонки к своей персоне, и вовсе постаралась обуздать эмоции, стыдливо смежившись. Начинающая Компаньонка, ненавидящая и презирающая хищников так же, как сама Миа когда-то, смотрела на ее муки с недоумением и откровенным осуждением. "Ты не понимаешь... Мы уходим весной..." - пронеслось в голове Аимии голосом Скарлет, и губы непроизвольно дрогнули в печальной улыбке.
  -О! А где второй? - нервно усмехнулся Скиф, и девушка встрепенулась, с тревогой пытаясь отследить, куда устремлен его взгляд.
  К столику в гордом одиночестве возвращался Грэгори. Шел уверенно, двигался свободно, а значит, не был ранен. Но длинные темные волосы капитана были распущены по плечам и немного растрепаны, на висках и на лбу прилипли к мокрому от пота лицу. Ответив на вопросительные, любопытные взгляды друзей дежурной сдержанной ухмылкой, он окончательно развеял дурные предчувствия Мии.
  -Ты че, все-тки кончил блондина сгоряча? - не слишком сожалея, фыркнул Дэрэк, пропуская Эгрэджио на свое место.
  -Да все нормально, - устало посмеиваясь, отмахнулся Древний, пальцами отчесывая волосы с висков, - Тут он, в баре... Жало свое заливает, - по-хозяйски притискивая к себе Алмию, кивнул Грэг в ту сторону, откуда пришел.
  -Не, ну надо, надо было малахольного на место поставить. Давно пора, - наливая другу "штрафную", буркнул лысый с одобрением.
  -Гонору до жопы, а Эго свое непомерное девками качает. Какого, на хер, уважения ты, сука, после этого ждешь? - солидарно проворчал Тод.
  Грэгори чокнулся с ним с первым, кивая в знак того, что шкипер верно уловил ход его мысли.
  -А надо как? Мал-чишками, как Дэрэк?.. - негромко хмыкнул Эос, вступаясь за приятеля.
  Капитан в два больших глотка осушил стакан и, стукнув им по столу, довольно зарычал.
  -Надо меру знать, брат, - не глядя на Эоса, отозвался он, - Налей-ка еще, Дэрэк.
  Боцман хохотнул и тут же вновь наполнил его стакан до краев.
  -То, что этот ирод со смертными вытворяет - уже не просто его плотская блажь. Это симптом, причем довольно поганый... Ты думаешь, он дрочит, когда их калечит? - встретив неподвижный, прохладный взгляд азиата, Грэг сделал еще глоток и отставил стакан в сторону, качая головой.
  -Не дума-ю. Я зна-ю, что нет, - ровно отозвался Эос, все еще не понимая, к чему он ведет.
  -Потому, что проблема не там, - Древний указал под край стола, - ...а тут, - он постучал пальцами по виску, - Этот парень - один сплошной ходячий комплекс неполноценности. И, делая из людей фарш, он думает, как он сука хорош... Ему все дозволено. Он может вытворять со своими Компаньонками то, чего даже мы себе не позволяем, а значит, он крут. Слава бежит впереди него, и в лагере пуще Иглиса боятся разве что только Воракса. Да он круче нас всех, вместе взятых! Вот она... его гнилая логика.
  -Не рассматривал... с этого ра-курса, - передернув бровями, задумчиво отвел глаза азиат.
  -А ты приглядись получше... - грубо буркнул Эгрэджио, откидываясь на спинку дивана, в обнимку с Мией, - ...прежде чем продолжать защищать своего "униженного и душевно оскорбленного" дружка.
  На минуту за столом повисло напряженное молчание. Но боцман все же не удержался от колкой остроты:
  -Во-от, красавчик. Слышишь?! Будешь плохо себя вести, дядя Грэг и у тебя игрушку отберет! - он погрозил пальцем Натану, разряжая обстановку.
  -Дэрэк, ну хорош... - сдвинул брови Древний, хотя, слыша смех остальных, сам едва сдерживал улыбку.
  Алмие, наконец-то, принесли ужин, и она отвлеклась от разговора хищников, на какое-то время выпав из реальности. А, когда наелась, вдруг обнаружила, что рыжая вновь смотрит на нее, но на этот раз с завистью. Точнее, она смотрела не столько на Мию, сколько на то, с каким аппетитом она ест, и на саму еду. К тому времени, как Алмиа это заметила, обе ее тарелки были уже пусты, и на столе остались лишь сладкие сухари да кружка с чаем. Не думая ни секунды, Миа передвинула горстку сухариков на другой край стола, разделяя остатки своей трапезы с явно голодной девчонкой. Рыжая отреагировала странно: любовно глядя на подачку, судорожно сглотнула и едва не разревелась, но тут же вскинулась на Алмию, прожигая гневным, почти ненавидящим взором. Растерянно хлопая ресницами, Миа скосилась на Грэгори, но тот был увлечен беседой, и девушка не решилась его отвлекать. Украдкой взглянула на хозяина рыжей, в надежде по его реакции понять, что она сделала не так. Натан пока молчал, но улыбался уголками губ, напряженно следя за обеими Компаньонками, словно ждал какого-то важного и знакового события, боясь спугнуть удачу. Алмиа заметила, как в голубых глазах рыжей плеснулось отчаянье, штормовой волной смывая гнев и гордыню. Схватив сухарь со стола, девчонка вцепилась в него зубами и зажмурилась, словно не желая видеть собственного морального падения, а по щекам покатились слезы, но жевать она не перестала, даже когда начала давиться. Миа торопливо подала ей кружку, и рыжая уже не воротила нос, а в тот же миг приняла ее, жадно глотая горячий чай. Не совладав с любопытством, Алмиа перевела взгляд на Натана, и, к своему удивлению, обнаружила, что лазурные глаза, обращенные к ней, мерцают умилением и благодарностью. Чуть отстранившись от Компаньонки, чтобы не мешать ей, красавчик склонился к столу и жестом поманил к себе Мию. Та склонилась навстречу, догадливо подставляя ухо.
  -Мы, видишь ли, обычно не кушаем при хищниках. У Дженни какой-то пунктик на этот счет. До сего момента она ела всего один раз, и то тайком, пока меня не было, - шепотом признался Нат, - Так что... спасибо, Миа. Может, благодаря твоему примеру, девчонка, наконец, начнет нормально питаться.
  Дослушав его, Алмиа перестала улыбаться и виновато скосилась на заплаканную Дженни. То, что поначалу виделось ей оказанием первой помощи, обернулось ничем иным, как пособничество. Миа, по простоте душевной, помогла хищнику сломить волю ее же соплеменницы, прервать ее протест... Девушка сосредоточилась, уловив часть разговора, и вслушалась, словно интуитивно почувствовала негативный настрой собеседников.
  -Кстати, Грэг! - поставив локти на стол, демонстративно громко начал Дэрэк, - Я вот дрочу, когда охотничью нору вычищаю. Обеими руками дрочу. Это прям МОЕ... Не скажешь, зачем нас давеча отозвали?.. Причем, в самый неподходящий момент. Я никак в толк не возьму, почему мне не дали кончить?.. - шутливо дуясь, как обиженный мальчишка, проорал он, потешая все Братство, но в следующий миг изменился в лице, прямым, пытливым взглядом упираясь в капитана, и, вдвое понизив громкость, обличительно прохрипел, - Это ведь ты был, брат. Вряд ли бы Вораксу зачем-то понадобилось нас прерывать...
  Сообразив, о чем идет речь, Алмиа затаила дыхание, почти физически ощущая, как напрягся Эгрэджио.
  -Мне... безмерно жаль твой оргазм, Дэрэк, - сохраняя самообладание, продолжал улыбаться Древний, но вскоре умерил сарказм, осознавая, что боцман настроен довольно агрессивно, да и сам вопрос достаточно серьезен и больше походит на обвинение, - Да, это я вас отозвал. Зачем... пока сказать не могу. Прости, брат. Позже я все тебе объясню, обещаю.
  -Хмм... - явно не удовлетворившись таким ответом, но проникшись искренностью Грэгори, поморщил лоб боцман, - Я-то, конечно, подожду. Как не поверить брату?.. Но вот пацаны мои напрягаются. Им кажется весьма подозрительным, что кто-то не дал им закончить дело. И я не могу их за это винить. Рано или поздно, но они допетрят, кто за этим стоит, и начнут задавать вопросы.
  -Лучше тебя никто не сможет угомонить твоих пацанов, - лениво парировал Грэг, качая головой на повторную попытку Дэрэка выудить из него правду, - Я думаю, ты найдешь, что им ответить.
  Лишь когда по ощущениям Мии наверху перевалило за полдень, Братство начало расходиться. Первыми отправились на покой Дэрэк и Скиф. Вслед за Грэгом и Натаном, из-за стола поднялись их Компаньонки, и, пока хозяева прощались с теми, кто остался продолжать "банкет", Алмиа улучила момент для извинений.
  -Дженни, прости. Я... не знала, - вполголоса выпалила она, но девчонка даже не взглянула в ее сторону, и Миа сконфуженно поникла, осознавая, что рыжей плевать на ее раскаянье.
  Капитан и мастер-травник побрели сквозь толпу, увлекаясь беседой, вероятнее всего, о тонкостях воспитания, поэтому девушкам ничего не оставалось, кроме как плестись вслед за ними, вместе.
  -Да ладно. Я все равно бы скоро сломалась, - наконец-то услышала Алмиа хрипловатый, отрешенно бесцветный голос Дженни, и обернулась к ней, но девчонка по-прежнему глядела прямо перед собой, в спину Натана.
  -Просто... меня раньше кормили очень редко. Я подумала...
  -Ясно. Пожалела меня? - горько усмехнулась рыжая, скосившись на Мию, - Ну, спасибо.
  Уловив в ее глазах раздражение, Алмиа опять ощутила себя виноватой, но лишь поморщила лоб, не найдя, что ответить в свое оправдание.
  -Да забей, - качнула головой Дженни, вновь упираясь взглядом в своего Господина.
  -Я Миа, - представилась девушка, сжимая губы в осторожно-приветливой улыбке, словно боялась, что рыжая вновь ответит ей грубо.
  -Знаю, - Дженни сдержанно, но все же тепло усмехнулась, - Он... о тебе рассказывал, - кивнула она в сторону хозяина.
  -Слушай... - Алмиа засомневалась, но все же продолжила, чувствуя, что должна это сказать, - Наверное, это прозвучит легкомысленно... может даже немного бессердечно с моей стороны, но... поверь, Натан - не самое худшее, что могло с тобой случиться.
  -Догадываюсь... - неожиданно согласилась рыжая, потупив взор, - Сегодня, после содержательной речи твоего, я уже начала в это верить. Но... если выведет... - она воровато и как-то холодно глянула на Мию и вновь уставилась себе под ноги, - Так глупо, как ты, я свой шанс точно не упущу.
  Алмиа распахнула рот, хотела было возразить, объяснить Дженни, что не все так просто, как ей кажется... но Грэг и Нат остановились посреди зала и, вроде бы, собирались разойтись в разные стороны, и Миа замешкалась, а еще через секунду поняла, что не может подобрать слов, чтоб оправдаться даже перед самой собой, не то что перед соплеменницей. Натан и Джении пошли в сторону кухни, забирать приготовленный Алексом "ужин с собой", и Алмиа так и не успела ничего ответить. Провожая их, она машинально мазнула взглядом вдоль барной стойки и, обнаружив того, кого интуитивно искала, поспешно отвела глаза.
  -Ну, что, идем, красавица моя? - вздохнул Грэг, мягко обнимая Компаньонку за плечи.
  Миа, улыбнувшись ему, кивнула, но испуг еще плескался в ее зрачках. "Он так выделил "моя", что, похоже, гордится этим фактом..." - стараясь настроиться обратно на позитив, отметила девушка, шагая рядом с Господином, и взяла его под руку.
  -Все хорошо? - приглядываясь к ней, шепнул вампир.
  -Угу-м, - выдохнула Алмиа, окончательно отпуская беспочвенную тревогу и тянущее за душу смятение от неоконченной беседы, - Настолько, что даже страшно.
  -Страш-но?.. - растерянно топорща брови, переспросил Эгрэджио, - Да брось! Теперь-то уж чего тебе бояться? - он придержал неуклюжего парня, не глядя отступающего назад и едва не задевшего девчонку локтем.
  Заметив, что толпа ближе к выходу почему-то становится плотнее, Миа подняла глаза, стараясь из-за широких спин хоть что-то рассмотреть, но поняла лишь, что кроме них двоих никто никуда не движется.
  -Ну что там? - устало вздохнула она, едва держась на гудящих ногах.
  Единственное, чего Алмие сейчас хотелось, - это добраться до койки, рухнуть и заснуть на сутки, а то и больше. Эта перенасыщенная событиями ночь оказалась слишком длинной.
  -Да, похоже, выход перекрыли. Сейчас узнаем, какого тут творится... - хмурясь, отозвался капитан, расталкивая всех на своем пути.
  -А вот и он сам! - послышалось впереди, и хищники начали подозрительно шустро расступаться.
  Миа уже могла разглядеть двойные двери, ведущие в коридор, но дорогу к ним действительно преградили семеро крепких, высоких мужчин в одинаковых черных бронежилетах - личная охрана Воракса. Алмиа видела их прежде лишь единожды, мельком, но эти молчаливые, угрюмые, вооруженные до зубов парни так выделялись из общей массы, что хорошо ей запомнились. Шестеро стояли плечом к плечу, бесстрастно глядя перед собой, всем своим видом олицетворяя каменную, непрошибаемую стену. Седьмой, видимо старший, чуть впереди. Завидев приближающегося Грэгори, он вышел ему навстречу, но, как показалось Мие, вовсе не для того, чтобы поприветствовать. Ее внимание привлекли ровный ряд вороненых ножей на поясе главаря и кобура под его левым локтем.
  -Что у вас тут? - негромко проворчал Древний, кивком указывая на заблокированный выход.
  Белобрысый, коротко остриженный офицер, ростом и габаритами ничуть не уступающий Эгрэджио, глядел на него холодно и бесцветно, и столь же ровным тоном, громко объявил вместо ответа:
  -Капитан Грэг! Вы арестованы по подозрению в измене и злоупотреблении полномочиями!  []
  В зале повисла давящая, мертвецкая тишина. Алмиа едва не всхлипнула, оцепенело таращась на ствол пистолета, направленного ее Господину в живот.
  -Что ты несешь, Ларс? - беспечно усмехнулся Грэгори, но по непроницаемой, каменной мине собеседника понял, что тот вполне осознает, что говорит, - Ты серьезно?.. - высвобождая из дрожащих пальцев Мии правую руку, уточнил Древний.
  -Мне жаль, Грэг. Я просто делаю то, что мне приказано, - на долю секунды выдав свои истинные чувства, негромко выпалил Ларс.
  -Уверен... что тебе "жаль"? - прорычал Эгрэджио, скалясь ему в лицо, но капитана уже обступили остальные прихвостни Воракса, один из которых грубо оттеснил Алмию в толпу зевак, толкнув плечом.
  Словно в тумане, оглушенная шоком Миа видела, как, скрутив ее Господина, крепкие бойцы выводят его из зала под прицелом нескольких крупнокалиберных стволов. Смотрела и не могла пошевелиться. Вокруг нее словно образовалась пустота, огромная черная дыра, как будто Мию выбросило в открытый космос, без кислорода и без малейшей надежды, что когда-либо ей удастся вернуться обратно на Землю и ощутить под ногами твердь. И только одна, внезапная, пронзающая мысль смогла пробиться сквозь ее отчаяние и вывести из ступора: "Он где-то рядом!".
  Облившись холодным потом, Алмиа вынырнула из вакуума своего несчастья и обнаружила, что все вокруг пришло в движение. Бурно обсуждая скандальное событие, вампиры и волки вновь разбредались по залу, позабыв об отдыхе, но смертную девчонку, застывшую посреди дороги, как будто и не замечали. Миа боялась двинуться с места, не хотела привлекать к себе внимание, и лишь затравленно озиралась по сторонам, с замиранием сердца вглядываясь в лица в поисках своего палача. Она понимала, что такой шанс Иглис не упустит. В какой-то момент ее взору открылась стойка бара, но стул, на котором прежде сидел викинг, был пуст. Девушка прикрылась рукавом, приглушая всхлип, и зажмурилась, выдавливая слезы из глаз, чтобы хоть что-то видеть... Чуть выше локтя уверенно сжались сильные мужские пальцы. Миа отчаянно дернулась, пытаясь высвободиться, и едва не захлебнулась судорожным вдохом, но, обернувшись, увидела совсем другого вампира.
  -Идем, Алмиа, - удержав ее, торопливо буркнул Айрон и потянул еще не до конца пришедшую в себя девчонку к выходу.
  Уже в коридоре она очнулась и, перестав упираться, сама ускорила шаг, вместе с мастером-вуайеристом охотно покидая это злачное, а ныне и вовсе смертельно опасное для нее место. Словно чувствуя спиной погоню, Миа дышала не глубоко и часто, постоянно оглядываясь на двери кабака, и лишь, когда опустилась решетка подъемника, девушка заметила, как глубоко печален сам ее избавитель. На его тревожно-хмуром лице читалась такая смута, что Алмиа, только сейчас осознала, как плохи дела Грэгори. Закрыв лицо руками, она согнулась пополам и зашлась рыданием, плавно оседая на пол.
  -Ну, перестань, - Айрон подхватил ее под руки, поднимая, и привлек к своей груди, - Ты чего? Хоронишь его уже что ли, Миа?.. Рановато пока.
  Девчонка взглянула на него, затихая на время, но вновь трагично сдвинула брови.
  -Поч-чему... ты помогаешь? Это же из-за меня... Из-за меня все! - выпалила она, пропавшим от плача голосом.
  -Да брось. При чем тут ты? - сквозь горечь усмехнулся рыжий вампир.
  -Они сказ-зали... "подозрение в из-змене и в... злоупотреб-лении полно-мочиями" - заикаясь, выговорила Алмиа, - Кто мог в таком... его обвинить, если не... Иглис.
  Айрон тяжело вздохнул, но все же вновь попытался улыбнуться.
  -Нет, Миа. Тут ключевое слово "измена", а не "полномочия". Они скорее так, до кучи... - подъемник остановился на офицерском уровне, и мужчина стал говорить на два тона тише, напряженно прислушиваясь, - Проблем у Грэга хватает... но они никак не связаны с тобой, и уж тем более с Иглисом. Хотя... - он поднял решетку и жестом пропустил девушку вперед, - ...не исключено, что стуканул именно он.
  Алмиа тревожно обернулась на Айрона, но тот покачал головой, хмурясь на ее мнительность.
  -В том, что твой бывший хозяин - гнилая крыса, твоей вины точно нет.
  
  Восьмая ночь. Комната Айрона.
  Спальня мастера-вуайериста была довольно уютна, но прохладна. Чувствовалось, что Айрон бывает здесь редко. Аккуратно застеленная, узкая кровать, маленький настенный ночник, у противоположной стены два старых сундука, тусклая лампочка под потолком, полки с книгами... Их было здесь не так много, как в кабинете Натана, но все стояли ровно, в строгом порядке, что определенным образом характеризовало рыжего офицера. Никакой небрежности Айрон не допускал, даже в мелочах. Усадив Компаньонку друга на кровать, вампир открыл один из сундуков, положил ей на колени плед и увлеченно закопался во втором.
  -Накинь, тут холодно, - бросил он, но девчонка не пошевелилась, пустым, отрешенным взглядом уставившись в пол.
  Отыскав, что хотел, Айрон сунул найденный предмет в нагрудный карман и, заперев сундук, присел напротив Мии на корточки, заглядывая девчонке в глаза.
  -Не бойся. Все не настолько плохо, как тебе кажется.
  -А... насколько? - хрипло шепнула Алмиа, морща лоб.
  -Большая часть Тьмы на его стороне, и Воракс прекрасно это понимает, - приглушенно пояснил офицер, - Он не посмеет ничего ему сделать.
  Миа перевела дух, и Айрон увидел, как ее взор светлеет, озаряясь благодарностью и надеждой.
  -А сейчас, извини, мне нужно идти, - он поднялся на ноги, одобрительно глядя на оттаявшую девчонку, кутающуюся в плед, - Я должен... хотя бы попытаться помочь Грэгори.
  Алмиа понимающе закивала, но вдруг о чем-то вспомнила и вскинулась на хищника.
  -Но... если он видел нас... Он ведь... может найти меня здесь?
  -Иглис?.. - скептически повел бровью Айрон и, коротко обернувшись на закрытую дверь, нервно усмехнулся, - Не думаю, что он сюда сунется. Видишь ли... у меня есть один амулет, благодаря которому никто не сможет точно определить, здесь я или нет.
  -"Плащ-невидимка", я помню, - задумчиво буркнула Миа, но, казалось, сказанное им вовсе не придало ей уверенности.
  -Да, этот, - сдержанно хмыкнул рыжий офицер, - Светиться я нигде особо не собираюсь, так что... - продолжил он, но девчонка окончательно сникла, и Айрон, немного подумав, шумно выдохнул, - Ладно. Дам тебе кое-что... для верности.
  Вновь отперев сундук, он выложил из него практически все - какие-то чертежи, желтые, полуистлевшие карты, большой моток полупрозрачной нити, похожей на леску, шахматы, коробку с военными нашивками, несколько шкатулок с побрякушками-амулетами... и, наконец, достал с самого дна маленький черный мешочек.
  -Открой и надень это, - вручив его Алмие, бросил вампир, торопливо, но аккуратно собирая все обратно.
  Девушка развязала кожаный шнурок и вытряхнула на ладонь тонкую золотую цепочку с кулоном из молочно-белого камня, на котором были высечены странные, незнакомые Мие символы.
  -Еще один "плащ-невидимка"? - уточнила она, в полумраке мучаясь с замком цепочки, уже накинув ее на шею.
  -Угу, - сосредоточенно хмурясь, буркнул Айрон, помогая девчонке, - Только для смертных.
  Алмиа вопросительно вскинулась на него, а рыжий офицер, справившись с замком, отстранился и, прикрыв глаза, втянул носом воздух. Через пару секунд выдохнул, качая головой, удовлетворенно шепнув: "Ни-че-го".
  -Теперь я... ничем не пахну? - хмыкнула Миа.
  -А так же не дышишь, не думаешь, не боишься и... вообще не существуешь для хищников, - подтвердил он, - Если, конечно, исключить визуальный контакт.
  -Ого. То есть... даже если я буду стоять прямо перед дверью, он меня не почувствует?
  Айрон кивнул и направился к выходу, негромко добавив:
  -Вещица редкая, так что... поосторожнее, Миа. Она мне еще пригодится.
  Алмиа погасила верхний свет, зажгла ночник. Она не рассчитывала, что ей удастся заснуть сегодня, но неимоверная усталость вынудила прилечь. Укрывшись одеялом и сверху пледом, Миа глядела в потолок, вспоминая, как ровно сутки назад, рано вечером Айрон, по просьбе Грэга, сопровождал Компаньонку друга к месту предстоящего испытания. Как они шли по городу, и девушка считала рыжего вампира своим конвоиром и практически ненавидела. Сейчас ей было стыдно за свою резкость и холодность по отношению к Айрону, но тогда... Тогда ей казалось, что ему плевать на ее мысли, чувства. "Он просто помогает другу. А болтовней пытается расположить к себе, чтобы я по пути не доставляла ему хлопот..." - думала Миа, вслушиваясь в дружелюбную, вкрадчивую интонацию мастера-вуайериста...
  
  Прошлая ночь. Западный район.
  -Ну, что, решилась? - негромко поинтересовался вампир, устав слушать один лишь хруст снега под сапогами.
  Девушка недоуменно скосилась на провожатого.
  -Д-да. Я же сказала Грэгу...
  Айрон сдержанно усмехнулся.
  -Сказать - дело нехитрое. Договориться с собой куда сложнее. Проанализировать ситуацию, взвесить все "за" и "против"... Ты ведь до сих пор не дала себе четкого ответа, верно?
  Алмиа спрятала мерзнущие руки в карманах пальто и угрюмо уставилась себе под ноги.
  -С чего Вы взяли?
  -Прощаясь с Грэгори, ты не смотрела ему в глаза. Боялась, что он увидит твою внутреннюю борьбу, почувствует сомнение и все отменит, - ровно констатировал хищник, без какой-либо эмоциональной окраски.
  -Если Вы... так наблюдательны, отчего же не сказали об этом своему другу? - едва слышно огрызнулась Миа, неприятно удивленная его проницательностью.
  -Не потому, что я заинтересован в его проигрыше. Отнюдь, - беззлобно, но все же заметно оскорбленно отозвался офицер, - Просто не было нужды говорить. Грэг тоже прекрасно все видел, но оставил выбор за тобой. Мои замечания были бы излишни.
  -Вы полагаете, сейчас они к месту? - переходя на его прохладно-официальный тон, парировала девушка, настолько погрузившись в свои душевные терзания, что совершенно позабыла о субординации.
  -Алмиа... - сдвинул брови Айрон и, дождавшись, пока она взглянет на него, покачал головой, - Не я пленил тебя, и не мне распоряжаться твоей судьбой. Не нужно смотреть на меня волком. Я лишь помогаю Грэгори в вашем общем деле и... пытаюсь помочь тебе разобраться в ситуации.
  -Простите, - опомнившись, стушевалась Миа, про себя отмечая, что ей все же удалось его разозлить, а значит, не такой уж он "душка", каким пытается казаться, - Я правда сейчас на грани, во всех смыслах, но... не думаю, что из этого что-то хорошее может выйти. Ваше мнение... не объективно. Без обид.
  -Возможно, - с призрачной усмешкой согласился вампир, - Я был смертным так давно, что уже едва помню... а юной леди и вовсе не был никогда, и представить себя на твоем месте мне довольно сложно... - заметив, как ее губы невольно растягиваются в улыбке, Айрон умиротворенно вздохнул, - Но я не один десяток лет состою в рядах повстанческой армии борцов за Свободу, и, поверь, кое-что в этом понимаю.
  -Вы меня, конечно, извините, - осторожно начала Алмиа, брезгливо-нервно скривившись, - Но... мне кажется, у нас несколько разное понятие Свободы.
  -Нет, Миа. Оно для всех едино. Когда ты можешь пойти, куда хочешь, и быть с тем, с кем хочешь. Когда у тебя есть право выбора... Когда твоей Жизнью и твоим имуществом можешь распоряжаться ты, и только ты. И, наконец, когда ты без страха можешь вслух сказать, что думаешь. Что угодно... и о ком угодно - это есть Свобода. Разве нет?
  -Ну, да, - пожала плечами девушка, все еще с сомнением, - Но разве...
  -Однако те, кто сильнее или хитрее нас, те, кто занимает более высокое положение в обществе, постоянно нас в чем-то ограничивают. Ты никогда не задумывалась, почему?
  Алмиа встретила его взгляд, но лишь растерянно моргала, скептически топорща брови.
  -Наверное, Тьма - не лучший пример. Возьми любую другую власть. Хотя бы ваше правительство.
  -Они делают это, чтобы... защитить интересы большинства?.. - предположила она.
  -Именно. "Защитить". И не только интересы, но даже Жизнь иногда. Зачастую они урезают свободы одних, чтобы обезопасить других.
  -Ясно. Значит... меня держат в плену, чтобы "защитить", - разочарованно отводя глаза, осклабилась Миа, - Что же вы тогда боретесь со своими "защитниками"?
  -Наши власти давно пекутся лишь о своих собственных интересах, - отстраненно буркнул Айрон. - Но мы не будем сейчас обсуждать политику Великой Империи. Мы горим о твоем положении в текущий момент, и, да, отчасти так и есть. Эгрэджио - один из немногих в этом городе, с кем ты действительно можешь чувствовать себя в безопасности.
  -Я знаю, - вздохнула Алмиа, и офицер осекся, скосившись на нее.
  -Тогда в чем дилемма?
  -В том, что я не знаю, сколько это продлится. Если... его интерес ограничен результатами пари, то сегодняшняя "акция доброй воли" будет глупейшей и ужаснейшей ошибкой в моей жизни. К тому же, последней. Иглис не даст мне прожить больше суток. Он... и так-то меня не жаловал, а теперь и вовсе наизнанку вывернет в отместку... за свое унижение и за...
  -Я понял, можешь не продолжать,- чутко прервал рыжий вампир, заметив, что девчонка, говоря о бывшем Господине, начинает запинаться и машинально озирается, уже, будто по привычке, - Насколько мне известно, Грэг не намерен тебя ему возвращать и вообще передавать, кому бы то ни было, но... ты, похоже, не особо в это веришь?
  Миа переглянулась с ним и виновато потупила взор.
  -Знаешь, я довольно давно знаком с Грэгори, и могу сказать, что он, конечно, совсем не праведник и вообще... не подарок. Он жесток на поле боя, беспощаден к провинившимся подчиненным, вспыльчив в миру, но, к слову, отходчив и рассудителен. Острый ум и колоссальный жизненный опыт сделали его непревзойденным мастером интриг и великолепным стратегом. Не отягощен он ни принципами морали, ни сентиментальностью, ни ложной скромностью... Только есть у него один пунктик. Ни то чтобы слабость, но единственная черта его характера, благодаря которой для нас он более или менее предсказуем. Лишь тот, кто знает о ней, может с уверенностью ему доверять, - Айрон выждал патетическую паузу, и лишь, когда девушка нетерпеливо скосилась на него, продолжил, - Грэг всегда держит данное им слово.
  Алмиа неопределенно хмыкнула и задумчиво отвела взгляд.
  -Он... обещал тебе что-нибудь?
  -Угу. Что никто и никогда больше не причинит мне боли. И тут же нарушил это свое слово.
  -Он сам намеренно сделал тебе больно?.. - недоверчиво сощурился хищник.
  -Нет. Он позволил это Натану. У нас... было "тройное свидание", и...
  -И что, Нат тебя цапнул? - едва сдерживая усмешку, уточнил Айрон.
  -Нет. Он просто заметил мои воспаленные раны, сказал, что жить мне осталось пару дней, и решил полечить меня сывороткой, а это... жуть, как больно, - негромко призналась она, но глаз не поднимала, осознавая, что аргумент слабоват.
  -И тебе не стыдно? - фыркнул рыжий офицер, - Грэгори перфекционист, а не идиот. Если речь о сохранности твоей жизни, разумеется, он не попрет против здравого смысла.
  Миа перебрала в памяти все более или менее значимые высказывания Эгрэджио, так или иначе касающиеся ее, и осознала, что большая часть из них соблюдалась им неукоснительно. Древний, в самом деле, делал то, что говорит, отступив лишь единожды, да и то, в порядке исключения, ради ее же блага.
  -Может Вы и правы, - буркнула девушка, - Но я поняла одно - Грэг очень осторожен в формулировках и любит играть словами, чтобы в нужный момент красиво выкрутиться. Он... как Вы сказали, "великолепный стратег".
  -Есть за ним такой грешок, - смеясь, согласился Айрон, конфузливо потирая нос, - Ну, а... что конкретно говорил Грэгори о своих дальнейших планах на тебя?
  -Пф! Ничего, - поморщилась Алмиа, - Только, что "скорее отгрызет Иглису руку, чем позволит ему вновь ко мне прикоснуться".
  -Хм. Это... вполне конкретно и, по-моему, весьма однозначно, - удивленно передернув бровями, заметил вампир.
  -Да, но... когда речь заходит о моем будущем, я слышу лишь туманные намеки. Будто он сам не уверен. Типа "ЕЩЕ не готова к Свободе". Мол, когда-то я буду к ней готова и... получу "вольную"... Но, знаете, в это я верю еще меньше. Думаю, тут Вы меня поймете. Это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.
  -Быть может, потому-то Грэг до сих пор и не сказал этого вслух? Боится, что ты не воспримешь всерьез, или еще того хуже, решишь, что это манипуляция, - без улыбки предположил офицер.
  -То есть... Вы всерьез допускаете, что Ваш "несентиментальный" друг может освободить фактически чужую Компаньонку? - уточнила Миа, внимательно следя за реакцией хищника.
  Айрон невозмутимо встретил ее взгляд и передернул сухими плечами.
  -Почему нет? Эгрэджио делает лишь то, что считает нужным. Если он сочтет, что этим восстанавливает "баланс" и поступает "по справедливости", то ему будет плевать на мнение других членов общества. И... скажу тебе по секрету, твой нынешний Господин занимает в этом обществе столь высокое положение, что и не такое может себе позволить.
  Возразить Алмие было нечего. Сейчас она точно знала - мастер-вуайерист не лжет.
  -Кстати, тут нет никого... - вполголоса вдруг почему-то заметил он, и девушка настороженно скосилась на провожатого с немым вопросом, - Я к тому, что можно на "ты", - с беззлобной усмешкой продолжил мысль Айрон, потешаясь над тем, как она напряглась.
  -М. Хорошо, - выдохнула Миа, отвечая вампиру нервно-сдержанной улыбкой, - А т-ты уже видел, чтоб Грэг... отпускал кого-то?
  -Слышал. Впрочем, от него самого, - честно оговорился офицер, - Хотя, нет. Пару раз видел сам. Так сказать "из первых рядов".
  -И кого же?..
  -Малышку, - он переглянулся с девушкой, но та лишь недоуменно хлопала ресницами, и Айрон уточнил, - Вайлет.
  
  Раннее утро девятого дня. Комната мастера-вуайериста.
  Уже в полудреме Алмиа вспоминала рассказ Айрона о том, как их отряд набирал рекрутов из новообращенных уличных волков, и как капитан, в назидание этим неопытным, неотесанным варварам, помог их жертве сбежать через черный ход. Еще рыжий офицер упомянул о добровольном возвращении Летти в подпольную штаб-квартиру Братства, которому предшествовал ее побег, тоже, как выяснилось, не совсем случайный и вполне предвиденный Грэгом. "Манипуляция? Да. Вне всякого сомнения, он играет мыслями, чувствами и поступками людей, как азартный картежник, - хмурилась Миа, не открывая глаз, - Изучает образ мышления и повадки, подбрасывает пару-тройку обещаний, для затравки, а затем проворачивает комбинацию. Непревзойденный, неподражаемый гроссмейстер... Случаются, правда, и форс-мажоры... Но, в итоге, и с Летти, и со мной у него, вроде бы, все получилось. Только вот с Вораксом... не повезло. Никто не застрахован от предательства. Даже великий Эгрэджио..." - девушка сглотнула горечь и ощутила влагу на висках.
  Когда в замке тихонько провернулся ключ, Алмиа крепко спала, но где-то на инстинктивном уровне ощутила на себе взгляд хищника и сжалась клубком, нехотя вырываясь из лап Морфея, продрала глаза... Едва уловимое движение в полутьме, шелест куртки... Девушка вскочила с подушки, сонными, подслеповатыми глазами смятенно шаря по комнате и, наконец, различила высокую, худую фигуру возле сундуков.
  -Это я. Не пугайся, Миа, спи, - подал голос Айрон.
  -Уже выспалась. Ну... что там? Тебе удалось помочь ему или хоть что-то выяснить? - моментально взбодрившись, Алмиа села на постели, с надеждой вглядываясь в сумрачное лицо разведчика, хотя по одному его выражению уже было ясно, что новости, если и есть, то навряд ли хорошие.
  -Нет. Ничего нового, - коротко качнул головой рыжий офицер, укладывая свою аккуратно сложенную куртку на сундук, - Все Братство под подозрением. Нас не подпускают. Перекрыли весь первый уровень... - подходя к кровати, он осекся, замечая, что девчонка едва держится, чтобы не разреветься, - Это еще не конец. Я уверен, он выкрутится. Не переживай.
  Вампир присел рядом и утешительно коснулся ее плеча. Сглотнув ком, подступивший к горлу, Миа улыбнулась сквозь слезы, почему-то безоговорочно веря Айрону. Возможно, оттого, что он был так искренен и так тверд в своем убеждении... а может ей просто хотелось верить в благополучный исход и вовсе не думать о плохом, ведь Алмиа понимала, что совершенно бессильна и все равно ничем не сможет помочь Грэгори. "Если уж мастер-вуайерист не смог пробраться туда с "плащом-невидимкой"... что могу я?.." - девушка вздохнула, прогоняя удушливый приступ отчаяния.
  -Слушай, я бы тоже уже прилег, если честно. Больше суток на ногах... - осторожно, даже как будто смущенно, начал офицер, лишний раз демонстрируя наличие хороших манер, - Ты не против?
  -Я... Да. Конечно. Я уже поспала. Могу... на сундуках посидеть пока. Они прочные? - торопливо ретируясь, вскочила на ноги Миа, уступая кровать гостеприимному хозяину комнаты, но тот удержал за руку, и девушка испуганно обернулась.
  -Не нужно на сундуках. В этом нет необходимости. Ложись. Я не трону.
  Алмиа распахнула рот, но неизменно прохладный взгляд Айрона сквозил таким осуждением, что она не решилась возразить, боясь оскорбить благовоспитанного офицера своим недоверием.
  На узкой, односпальной кровати было довольно сложно уместиться вдвоем, не касаясь друг друга, даже не смотря на то, что оба были стройной комплекции, поэтому мужчина все же приобнял девушку, впрочем, достаточно целомудренно, поверх одеяла.
  -Мой друг сейчас несколькими этажами ниже, в комнате для дознаний, - печально негромко начал Айрон, ощущая скованность Мии, - ...где он едва ли получает удовольствие. И мне как-то тоже... не до плотски утех. Тем более с его Компаньонкой.
  -Я понимаю. Прости, что... позволила себе так думать, - искренне отозвалась девушка, таращась в темноту.
  -Не извиняйся. Трудно тебя винить, зная, что из себя представляет твой первый Господин, - с пониманием продолжил офицер, - После столь длительного и тесного общения с ним, ты, вероятно, убеждена, что все члены Братства - похотливые свиньи.
  -Нет, - поспешила заверить его Алмиа, но, справедливости ради, добавила, - Уже нет.
  После этого признания, ей стало легче дышать. Расслабившись в целомудренных объятьях своего временного и на удивление бескорыстного покровителя, девушка вздохнула полной грудью и, наконец, прикрыла глаза. Засыпая, Миа думала о том, что Грэг все же был прав - она ошиблась тогда, выбрав Натана.
  
  Девятая ночь.
  Вечером Айрон вновь оставил ее одну, ничего не сказав. Алмиа не решилась спрашивать и просто смиренно ждала, надеясь, что хотя бы сегодня что-то прояснится в деле Грэгори. Однако когда глубокой ночью весь взмыленный и тревожно-торопливый офицер вернулся, он тоже был не многословен. Схватив пальто Мии со спинки кровати, он вывел девушку из комнаты и, запирая дверь, лишь коротко бросил: "Идем". На ходу просовывая руки в рукава, Алмиа вглядывалась в лицо вампира, пытаясь разобрать эмоции, но поняла лишь, что он чем-то сильно взволнован. "Навряд ли он так спешит, чтобы меня накормить. Значит не в кабак. Но куда?! Может Иглис узнал, где я, и стал ему угрожать?.."
  -Что?.. Что случилось? Куда мы? - не выдержала она, когда Айрон уже опускал решетку подъемника.
  Ткнув на панели самую верхнюю кнопку, офицер перевел дух и, обернувшись к девушке, едва заметно улыбнулся.
  -Все хорошо. Пока за нами никто не гонится, но... надо поторопиться. Сейчас мы пойдем медленно, чтобы не привлекать излишнего внимания. А потом очень быстро. Но, пока не выйдем за ворота, мы идем спокойно, просто гуляем... и о Грэгори ни слова, ясно?
  Миа закивала, испуганно таращась на мастера-вуайериста, но трагично закусила губы.
  -Он жив. Он в порядке, - на грани слышимости прошептал Айрон, спеша ее утешить.
  -Мы... идем к...
  -Ч-ч-ш-ш! - сдвинул брови хищник, тревожным взглядом указывая наверх, и через пару секунд кабина подъемника прибыла на внешний уровень и остановилась.
  Алмиа понимающе заткнулась и, взяв провожатого под руку, вышла с ним из здания штаба, мимо часовых, по главной лестнице, на площадь... Ночь сегодня была безветренна и предательски тиха, и потому каждый звук, каждый вздох был слышен в радиусе нескольких сотен метров. Сердце девушки трепетало в груди, но согревалось надеждой на скорую встречу с Господином. Темных бойцов на площади оказалось не так много, Миа могла пересчитать их по пальцам, но праздный, безучастный вид этих караульных был наверняка обманчив. Девушка переглянулась с Айроном, и тот вновь сжал губы в мягкой улыбке, приободряя ее, придавая уверенности.
  -Можно спросить тебя о личном? - улыбнувшись в ответ, Алмиа почему-то смущенно отвела глаза.
  -К-хм. Поговорить, конечно, идея хорошая, - почесывая затылок, согласился рыжий офицер, - Сам хотел предложить. Хотя не думал, что речь пойдет обо мне. Что ж, спрашивай... если действительно интересно.
  -Почему ты до сих пор не обзавелся Компаньонкой? Ведь... ты мог бы спасти кого-то.
  Айрон нервно кашлянул и пару минут глядел себе под ноги, собираясь с мыслями, но, наконец, ответил:
  -Ну, во-первых, в отличие от... сама знаешь, кого, у меня недостаточно привилегий, чтобы кого-то "спасать". А во-вторых, ты часто видишь меня в кабаке? - он скосился на Мию и заметил, как та, грустнея, качает головой, - Я мало тут бываю. Специфика профессии обязывает. Большую часть времени я провожу вдали от штаба, максимально далеко. Буквально в расположении врага. Как думаешь, могу я позволить себе компанию?
  Вместо ответа Алмиа лишь тяжело вздохнула.
  -А оставлять ее здесь, взаперти, на несколько суток... - заканчивая мысль, офицер тоже вздохнул, - ...это, согласись, как-то мало похоже на спасение. В лагере их... Извини. Вас... хотя бы кормят.
  Быстрым шагом, почти бегом Айрон промчал два квартала, за руку волоча за собой Мию. Девушка едва успевала переставлять ноги, вязла по колено в сугробах, но не жаловалась и не просила о передышке. Она знала, кто ждет их в конце пути, и не думала об усталости. Наконец, в каком-то узком, глухом проулке, в проходе между домами вампир притормозил, но смотрел не вперед, а почему-то назад.
  -Стой тут, - шепнул он, отпуская ее ладонь, а сам вернулся на несколько шагов, оглядывая пустой переулок.
  Алмиа замерла, кутаясь в воротник, чтоб приглушить свою отдышку. Пальцы запутались в чем-то под пальто, и девушку прошиб холодный пот. Едва раскрыв рот, чтобы напомнить мастеру-вуайеристу, о чем он впопыхах забыл, Миа осеклась, а, немного придя в себя, быстро отыскала замок цепочки, сняла ее и сунула защитный оберег в карман. Вновь запахивая ворот, она опасливо обернулась, но Айрон все еще был увлечен сканированием ближайших улиц и, вроде бы, ничего не заметил. Спустя несколько минут, видимо, окончательно убедившись, что хвоста нет, он приобнял девчонку за плечи и повел дальше. Впереди была длинная черная подворотня, похожая на тоннель, а за ней... Очутившись в небольшом старом дворике-колодце, Алмиа увидела тех, кого вовсе не ожидала, - сестер блондинок, Вайлет и Скарлет. В животе неприятно заныло от дурного предчувствия. А, различив в тени одного из подъездов крепкого, коротко стриженого парня, Миа и вовсе вросла ногами в снег, решив не двигаться, пока не поймет, что тут творится.
  -Как добрались? Без приключений? - послышался знакомый хрипловатый баритон, но звучал он негромко и словно надтреснуто, без характерной насмешки, без саркастической искорки.
  Обернувшись на голос, Алмиа судорожно выдохнула, улыбаясь сквозь подступившие слезы. Древний был явно не в лучшей форме и выглядел помято, как после бурной попойки. Отекшее лицо, чуть припухшая губа с подживающим, но все еще заметным шрамом, болезненная сутулость...  [] Однако первый, инстинктивный порыв броситься навстречу и обнять его, Миа подавила в себе. Присутствие стольких сторонников Грэгори, явно сочувствующих ему не меньше, остудило ее пыл. К тому же, девушке показалось, что ему сейчас больно даже стоять.
  -Преследовать никто не пытался, - доложился Айрон, протягивая капитану руку.
  -Хорошо. Значит... не прочухали еще, - кивнул Грэгори, пожимая его ладонь, - Спасибо, брат. За мной должок.
  -Брось. Мы все перед тобой в долгу, - ворчливо нахмурился рыжий офицер.
  Древний печально ухмыльнулся, мазнув по Алмие взглядом, но не задержал на ней внимания, лишь слегка коснулся плеча, словно приветствовал чужую Компаньонку. Во дворе прибыло - из подворотни появился взмыленный Натан, с тремя солдатскими термосами наперевес. Поставив их на снег, травник перевел дух и поднял глаза на Грэга.
  -Ну, наконец-то. Тебя одного ждем, - вместо слов благодарности, рыкнул капитан.
  -Уж простите, господа... но лететь с таким грузом тяжеловато, - негромко огрызнулся Нат, смахивая челку с лица, - Да и объяснить Алексу, зачем мне столько, тоже было не просто. На тебя же не сослаться, - виновато пожал плечами он.
  -Ладно, мальчики и девочки... - прервал его оправдания Эгрэджио, обернувшись к сестрам, - Долго прощаться не будем. Времени в обрез. Ты... - он ткнул пальцем в скучающего у подъезда парня, и тот вышел из укрытия, - Возьми это и уводи их подальше отсюда, куда-нибудь на окраину, лучше на север. И смотри у меня... За обеих головой отвечаешь. Обидишь... за яйца подвешу и скормлю бродячим псам. Ты понял?..
  Волк закинул на плечо два пайка и, приложив руку к груди, коротко, без ложного благоговения, но учтиво поклонился Древнему.
  -Понял, капитан.
  Миа услышала, как всхлипнула Вайлет, и взглянула на нее. Девчонка, не совладав с эмоциями, кинулась к Грэгу, но тот отшатнулся, придержав ее за плечи.
  -Тихо-тихо, детка, - с нервной усмешкой, мягко осадил он, - У папочки не все ребра еще срослись. Давай без резких движений, ладно?
  -Прос-ти... - трагично скуксилась Летти, бережно взяв его руку, и приложила к мокрой от слез щеке.
  Эгрэджио не выдержал сам, и осторожно обнял свою самую юную протеже. Пару минут они прощались. Он что-то шептал ей, Вайлет всхлипывала, но, вроде бы, успокаивалась. Когда вампир отпустил девчонку и передал ее в руки старшей сестры, Летти уже не плакала.
  Провожая двух блондинок и волка взглядом, Миа осознала, насколько глобален конфликт Грэга с высшим руководством Тьмы, раз он так кардинально подчищает хвосты. Из короткого разговора Древнего с Натаном и Айроном стало ясно, что в освобождении капитана участвовали поголовно все члены Братства, а Дэрэк и Эос даже получили ранения, поскольку оказывали Грэгори непосредственно физическую поддержку и, вероятно, сцепились с охраной Воракса.
  
  Неделю спустя. Южный квартал.
  Талая вода помутнела и пошла пузырями, брызгая из котелка на раскаленные угли. Алмиа высыпала в кипяток остатки гречки, перемешала и села недалеко от костра.
  -М-да, - печально протянул Древний, поднимаясь с большого, обшарпанного дивана, критичным взглядом обводя их временное пристанище, - Не так ты себе, наверное, представляла жизнь в роли моей Компаньонки.
  Миа не обернулась, лишь сжала губы в нервной усмешке, глядя на огонь.
  -Вообще-то, я никак ее не представляла... если честно, - буркнула она в ответ.
  -Точно. Ты ж думала, что я, как наиграюсь, обратно тебя верну.
  Девушка скосилась на Господина, настороженно вглядываясь в его задумчивую мину. Его раны давно зажили, но моральное состояние Грэгори удручало, а иногда даже пугало Алмию. Его расположение духа часто менялось, в голосе слышалось раздражение, взгляд сквозил тоской. Капитан был подавлен и, хоть и пытался не подавать вида, отшучиваться, Миа понимала, что это всего лишь бравада, и Грэгу, на самом деле, ужасно не по душе такое бесполезное прозябание. Единственное, что отвлекало его от мрачных мыслей и злобы на собственное бессилие - минуты их близости. Однако после Древний вновь с головой погружался в депрессивно-философское настроение, как, например, сейчас, когда Алмиа на несколько минут покинула постель, чтобы приготовить себе ужин.
  -Да все нормально. Мне здесь... даже нравится, - поспешила она утешить хищника, - Тихо, спокойно. Хотя... горячего душа немного не хватает, - вздохнула Миа, - А еще... это - последняя пачка, - она махнула пустым пакетом от гречки и бросила его в огонь.
  -Хм-м. Попрошу завтра Айрона, он еще притащит. Не боись, голодать не будешь, - прикуривая от костра, буркнул Грэг.
  -Айрона?.. - переспросила девушка, едва скрыв волнение в голосе, - Ты... завтра с ним встречаешься?
  -Угу-м. А что? - сощурился капитан, но едва заметная усмешка мелькнула на его губах, выдавая шутливый настрой, - Уже успела соскучиться?
  -У нас ничего не было, - машинально отмахнулась Алмиа, хмурясь, но думала как будто вовсе не о том.
  -Верю. Время было не подходящее. Но, сейчас-то... можно расслабиться. Так что, пригласим рыжего в гости?
  Миа встретилась с Господином взглядом и неопределенно повела плечами.
  -Ну же, детка. Не стесняйся своих желаний, - подбодрил Грэгори, по-видимому, уже распаляясь от собственных фантазий.
  -Это... скорее твое желание. Но, если тебя это порадует, развлечет... я не против.
  -Вот как?.. - обескураженно поднял брови Древний, глядя на огонь, - Хорошо. Чего же хочешь ты?
  Девушка услышала в его тоне резкую перемену и ощутила, как по спине пробегает холодок, но, взяв себя в руки, ответила:
  -Ты знаешь.
  Грэг уронил голову, резко выдохнув с нервной усмешкой, а, спустя пару минут, поднял глаза на девчонку с нескрываемым укором.
  -Серьезно? Я... уже так тебе надоел, что ты готова кинуться в этот омут... одна?
  -Не уверена, что готова, - честно призналась Алмиа, - Но мы ведь просто говорим о наших желаниях. А это... единственное, чего я хочу. Да и о чем еще можно мечтать... в моем положении, если не о Свободе?
  -Ясно, - коротко кивнул капитан, - Наверное, ты права, - он поднялся и, сунув руки в карманы, продолжил, прогуливаясь по комнате, - Свобода в опасности лучше рабства в покое. И... не мне, древнему извергу и душегубу, убеждать тебя в обратном.
  Миа сняла котелок с огня, прикрыла крышкой и повернулась к Господину.
  -Я знаю, что такое "изверг", и это не ты, Грэг. Ты совсем не...
  -О, поверь мне, еще какой, - с мрачноватой усмешкой перебил ее вампир, качая головой, - Ты очень мало обо мне знаешь. Судить по поступкам настоящего, конечно, можно, но прошлого из жизни не вычеркнешь, верно? - касаясь ее плеч, проворчал Эгрэджио, направляясь обратно к дивану, но увлекать девчонку за собой не стал, прошел мимо и присел, - Еще до обращения я угробил столько невинных людей, сколько Иглис за все свои подлунные едва ли, - продолжил он, не поднимая глаз.
  -Ты был пиратским капитаном. Не трудно предположить... - приблизившись, негромко вступилась Алмиа, не то чтобы оправдывая Древнего, но словно пытаясь уменьшить его вину, смягчить приговор его собственной совести.
  Вампир раздраженно осклабился, хватаясь за початую бутылку виски, и, глотнув из горла, развалился на постели, опираясь на локти.
  -Ты навряд ли отдаешь себе отчет, о чем речь, радость моя. Романтичный образ пирата, стереотип, основанный по большей части на мифах, и так въевшийся в сознание твоих соплеменников, очень далек от реальности. Не менее далек, чем образ Дракулы от истинного кровососа.
  Миа присела на подлокотник разложенного дивана, чуть в стороне от хищника, искоса наблюдая за ним и внимательно слушая. О различиях последних она знала не понаслышке, но никак не могла взять в толк, что именно хочет сказать Грэг, и с чего он вдруг решил открыть ей эти темные страницы своей истории.
  -Я мог посадить шлюху на шпиль губернаторской башни только за то, что до меня она побывала под англичанами, - негромко, но достаточно ровно заявил он, - Мог раздавить руками бестолковую башку мальчишке-посыльному, за то, что тот принес мне паршивый ром... - вновь приложившись к бутылке, Эгрэджио бросил на затаившуюся смертную короткий, вороватый взгляд, но понял, что останавливаться уже поздно, - Жестокость была для меня синонимом Свободы. На самом деле, это было то, о чем теперь я говорю довольно часто - Вседозволенность. Безнаказанность... Остановить меня... по сути, было некому. Меня боялись и свои, и чужие. Лишь, спустя много лет, я стал понимать, в чем моя ошибка. Тот, кто предал меня, открыл мне глаза. Я был одержим. Властью, деньгами, удовольствиями... Для меня не существовало принципов морали, дружбы, добропорядочного партнерства. И, в общем-то, я... получил то, что заслужил, - выдержав долгую, угрюмую паузу, Древний печально усмехнулся каким-то своим мыслям, - Десять лет каторги дали мне время поразмыслить над всем этим. Меня ткнули мордой в грязь, заставили почувствовать себя в шкуре тех, кого я сотнями проигрывал в карты, продавал, обменивал на ром и смазливых туземок. Короче, осознать всю мерзость рабства, я смог только сам став рабом. И я прекрасно понимаю, для того, чтобы ты ощутила себя по-настоящему свободной, мало снять с тебя ошейник. Ведь ты все еще подчинена ненавистной тебе бессмертной твари.
  Несколько минут Миа молчала, пытаясь переварить все, сказанное им. Потом поднялась, обошла диван и осторожно, но уверенно взобралась на колени Грэгори, оседлав его.  []
  -Ты столько сделал для меня... - глядя в черные, расширенные от удивления глаза трехсотлетнего хищника, начала она, - ...и, что бы ты ни сказал, кем бы ты ни был в своей прошлой жизни, я не смогу тебя возненавидеть. Да, я сужу по поступкам. Может, это глупо и недальновидно, но это - моя правда. И мне ее хватает.
  Грэг улыбнулся ей мягко, искренно, благодарно. Алмиа сдержанно ответила на его улыбку, и, тяжело вздохнув, продолжила:
  -Но и... полюбить тебя так безоглядно, как Летти, я навряд ли смогу. Прости. Не из-за твоего прошлого, скорее... из-за твоей природы.
  -Так много я от тебя и не жду, Миа, - шутливо нахмурился Древний, - И ни к чему это. Хватит с меня одной... маленькой трагедии. Просто скажи, тебе хорошо со мной?
  Девчонка закивала. Эгрэджио припал к ее губам недолгим, легким поцелуем, словно благословляя на предельную откровенность отныне и навсегда.
  После позднего ужина, когда в городе уже начало светать, Алмиа лежала рядом с Грэгори, под теплым, тяжелым одеялом, и думала о ближайшем будущем, о стремлении Грэга к власти, о его явном желании вернуть расположение Тьмы, и о том, что будет с ней самой, если ее Господину все же удастся свергнуть Воракса и занять кровавый трон. "С одной стороны, тогда меня уже точно никто не тронет. А с другой... у него едва ли останется время на "потехи", и проведывать меня он будет крайне редко. Не знаю, плюс это или минус, но... если с ним что-нибудь случится... что при таком количестве врагов не мудрено... я останусь вовсе без защиты!.. - размышляла она, прислушиваясь к обманчивой тишине оккупированного города, - Черт! Времени мало. Надо решать сейчас. Вечером будет поздно. Айрон все ему расскажет..." Непривычное, новое, или просто забытое чувство охватило Мию, мешая сосредоточиться, и та вдруг осознала, что уже очень давно ей не приходилось принимать столь серьезных решений. И груз ответственности оказался неимоверно тяжел, ведь девушке предстояло самой определить свою дальнейшую Судьбу! От волнения даже бросило в жар... Миа услышала умиротворенный вздох и украдкой взглянула на хищника. Его глаза были закрыты, мышцы расслабленны, лицо безмятежно. Впервые за время их скитаний Грэг выглядел спокойным, будто отпустил всех своих демонов, излив Компаньонке душу. На мгновение девушке даже стало совестно, что сама она не до конца с ним честна. Но здравый рассудок удержал ее от очередной глупости, не позволяя Алмие лишиться единственного козыря.
  -Слушай, я тут подумал... - вдруг зашептал вампир, и Миа даже не сразу сообразила, что он не спит и говорит именно с ней. Ощутив на себе напряженный взгляд смертной, Грэгори что-то вспомнил и приоткрыл глаза.
  -О чем?.. - с необъяснимой тревогой уточнила Алмиа.
  -У тебя... из близких-то остался кто? Может... без вести пропал или в лагере...
  Девушка глубоко вдохнула, но не смогла вымолвить ни слова, лишь замотала головой, отводя помутневший взгляд.
  -Точно?
  Миа усмехнулась, но Древний заметил, как от злобы и тоски у девчонки сводит скулы в этой отчаянной, неестественной улыбке.
  -Точнее не бывает. Иглис... расправился с ними на моих глазах. Сначала с отцом, потом... - у Алмии перехватило дыхание, и пару минут она набиралась мужества, чтобы продолжить, - Маму он убивал долго, слишком... долго. Настолько, что я... начала молиться, чтобы Господь поскорее забрал ее. Думаю... Иглис делал это для того, чтобы я поняла, что ждет меня, если посмею его ослушаться.
  -Прости, что напомнил, - угрюмо буркнул Эгрэджио, легонько касаясь ее плеча.
  -Ничего. Я даже благодарна тебе за это, - отозвалась Миа, не глядя в его сторону, - О таком... нельзя забывать.
  Грэг уловил в ее неожиданно смелом, уверенном тоне что-то еще, кроме скорби по близким, что-то несвойственное Алмие - насмешливое презрение, отторжение, какой-то мстительный настрой. Древний даже не нашел, что ответить, да и не был уверен, что девчонка ждет его комментариев. Вскоре она вновь опустила голову на его плечо и, вроде бы, сама успокоилась, задремала, избавив хищника от необходимости подбирать слова утешения. Эгрэджио сомкнул усталые веки, ощущая приближение ранних зимних сумерек. Отдыхать ему осталось от силы пару часов.  []
  Однако Миа проспала не долго. Нервное напряжение, горькие воспоминания и пробужденные ими чувства лишили ее покоя. В сознании, как наяву, вспыхивали фрагменты прошлого, подобно безумному коллажу, из осколков боли, отчаяния и ужаса воссоздавая картину самой длинной и самой черной ночи в ее жизни... Мертвые глаза отца, залитый кровью пол, два больших, тяжелых сапога, медленно, размеренно шагающих по этой луже... Плач, раздирающий сердце крик!.. Нет, уже едва слышный хрип. Миа отняла ладони от ушей, провалившись в эту внезапную, леденящую тишину, и до нее отчетливо донесся последний, слабый, выстраданный вздох ее матери. Потом сапоги с мерзким чавкающим звуком направились к ней самой...
  Очнувшись в холодном поту, Алмиа лежала чуть в стороне от Грэгори, свернувшись клубком и уткнувшись лицом в мокрый от слез край одеяла. Ее трясло, но, стиснув зубы, девушка поборола нервный тремор и постепенно восстановила дыхание. "Как же я боялась тогда, решив, что пришел мой черед... Не понимала, дура, что бояться нужно вовсе не этого..." - Миа зажмурилась, изгоняя последнюю влагу из глаз, и подняла голову. Из-под фанеры, прикрывающей оконный проем, еще пробивался тусклый дневной свет. Грэг храпел, да так громко, что девушка даже не пыталась осторожничать и передвигаться по комнате на цыпочках. Одевшись, она опустилась на колени возле дивана и отыскала зажигалку Эгрэджио в кармане его джинсов. Взглянув в последний раз на спящего вампира, Алмиа вздохнула, мысленно шепнув ему "Спасибо за все", и шмыгнула в коридор. Там, за дверцей электрощитка она взяла припрятанный пакет гречневой крупы. Выйдя на площадку, надела маскирующий кулон и без оглядки покинула логово хищника.
  "Невидима и Свободна... Невидима и Свободна!" - про себя цитируя Маргариту, ликовала она, быстрым шагом все больше отдаляясь от дома, где спал бессмертный капитан - ее хозяин. Теперь уже бывший, теперь лишь она себе хозяйка! "И будь я проклята, если позволю еще хоть одной твари подчинить себя..." - хмурилась Алмиа, опасливо вглядываясь в сумрак переулков, чтобы вовремя спрятаться, если кто-то появится на ее пути. В городе была оттепель, талая тяжелая жижа под ногами затрудняла передвижение, а порывистый сырой ветер пронизывал до костей, но Мию согревал адреналин. Это яркое, светлое чувство окрыляло ее, жгло изнутри, распаляя. Воздух казался сладким и чистым. Девушка вдыхала его полной грудью и никак не могла надышаться. Ей все еще не верилось в свою удачу. Но вот, наконец, Алмиа осмелилась обернуться... Позади не было никого, лишь рассвет матово-тусклой пеленой далеко, в конце улицы, поднимался над домами.
  То же время. Убежище Грэгори.
  Древний очнулся внезапно, ощутив непривычный холод постели и тишину, окутавшую его, подобно похоронному савану. Ни мерного сопения спящей девчонки, ни биения ее сердца... Грэг знал, что рано или поздно она решится. Он чувствовал, как Миа отдаляется от него с каждым днем, сознательно или нет, но она явно готовила себя к самостоятельной жизни, и Эгрэджио понимал, ее побег - лишь вопрос времени. Однако не думал, что это произойдет так неожиданно. Девчонке удалось улизнуть настолько незаметно, что несколько первых минут Грэг пребывал в полнейшей растерянности. А, пройдясь по пустой квартире, и вовсе застыл на пороге в замешательстве. След Алмии обрывался здесь, словно та растворилась в воздухе! Древний четко осознавал, что проспал не больше часа, а значит, Миа не могла уйти далеко, но ни ее запаха, ни энергетического шлейфа на лестничной клетке не было. "А ведь эмоции у нее наверняка здесь зашкаливали! Что за черт?.." - недоумевал вампир, хмурясь в дурном предчувствии. Он даже вернулся в квартиру и на всякий случай осмотрел окна, но все они по-прежнему были прикрыты его самодельными ставнями изнутри.
  
  Пять дней спустя. Где-то в городе.
  Алмиа дремала, свернувшись клубком у затушенного костра. Угли были еще теплые, но сырой сквозняк вытягивал из них остатки жизни. Сон Мии был неглубоким и крайне беспокойным. Любой шорох, дуновение ветра, крик птицы вдалеке - все заставляло ее вздрагивать и на всякий случай приоткрывать глаза, чтоб убедиться, что ничего вокруг не изменилось, и она по-прежнему здесь одна. За окном снова темнело. Девушка вздохнула. Она знала, что скоро день станет длиннее ночи, но пока время Тьмы преобладало над короткими часами покоя. Относительного, но все же более комфортного и, по ощущениям, более безопасного. Днем город был наполнен хаотичными, разнообразными звуками, от щебета синиц и мягкой ритмичной капели по карнизам и лужам, до грохота распахнутых порывом ветра окон и дверей в заброшенных домах, или гортанных криков ворон. И в этой весенней полифонии можно было затеряться, раствориться и остаться незамеченной даже если случайно чихнула или наступила куда-то не глядя, и под ногой что-то хрустнуло. С приходом сумерек все менялось: птицы засыпали, ветер стихал, а вечерний морозец сковывал лужи, и тишина становилась такой густой, что Миа боялась глубоко дышать. Все хлопоты с дровами и костром, с приготовлением пищи и даже вылазки по нужде она старалась окончить при свете дня, а уж передвижения по городу и подавно. Но даже столь прилежная осторожность не уберегла сегодня беглянку от встречи с патрульным отрядом. Волки свободно разгуливали по улицам днем, и их чуткие носы улавливали и распознавали множество посторонних запахов. Не уследив за кашей, Алмиа не только сожгла кастрюлю и лишила себя обеда, но и едва не навлекла на себя беду. Голоса на улице подозрительно резко стихли, а когда девушка сообразила, что к чему, дверь квартиры уже распахнулась, и в коридоре под тяжелыми ботинками патрульных заскрипели половицы. Ни секунды не думая, девушка бросилась к выбитому окну и, упершись ладонями в подоконник, перемахнула через него. С высоты второго этажа приземление оказалось довольно болезненным. Во дворе еще лежали сугробы, но снег уже подтаял, став рыхлым и жестким. Миа поморщилась, на бегу отряхивая саднящие ладони от колючих ледяных крупинок, но вскоре вовсе позабыла о боли, голоде и недосыпе, поскольку волки все же успели запечатлеть ее прыжок и бросились в погоню. Стараясь избегать открытых пространств, девушка отыскивала взглядом укрытия и, передвигаясь от одного к другому, отчаянно пыталась исчезнуть из поля зрения хищников. Когда ей, наконец, это удалось, волки начали рыскать вокруг, обнюхивая каждый угол, и Алмие впервые довелось проверить действенность оберега Айрона. Услышав тяжелое дыхание зверя, девушка изо всех сил прижалась к стене и затаила дыхание, увидев громадную волчью башку в полуметре от себя. Хищник сунулся в темный закуток подвала, повел носом... и с глухим разочарованным рыком удалился. Еще несколько минут Миа не решалась пошевелиться, не сразу осознав свое везение. Волки, по большей части, полагались на свое обоняние, а не на зрение, и потому "ничем не пахнущая" девушка осталась незамеченной. Но радовалась Алмиа не долго. Переводя дух, она взглянула на свои все еще влажные ладони, не понимая, почему боль не проходит, а только усиливается. Руки были темны от крови. В кожу впились вовсе не льдинки, а битое стекло! Осторожно вытащив осколки, Миа отерла ладони снегом и отправилась на поиски еды и нового пристанища. Та горстка гречки, что сгорела в котелке, была последней, и девушка знала, что скоро ей придется голодать, но не рассчитывала, что этот черный день наступит сегодня. Вместо заряда новых сил после сытного обеда и сна, Алмиа начала свои скитания под вечер, измотанная, голодная и раненая. Ничего съедобного ей найти не удалось. Зато набрела на довольно уютный, сухой подвальчик, где и решила заночевать. Небольшое смотровое окно под низким потолком, ржавые трубы и кирпичная крошка на полу ровным слоем, вместо бетона. Миа бросила ворох тряпок, которые ей удалось собрать наверху, в квартирах, перемотала ладони повязками из относительно чистой простыни и отправилась за дровами. Через полчаса она уже сидела в своем импровизированном "гнезде" и грелась у костра, просушивая одежду. Тепло лизало щеки. Девушка улыбнулась, вспоминая счастливую развязку сегодняшней погони, небывалое облегчение, эйфорию. Это состояние чем-то напомнило ей то восхитительное, пьянящее чувство, что она испытала в день побега от Грэгори. Только в животе начались голодные колики, а израненные ладони беспрестанно гудели, и Алмиа вынуждена была признать, что на одних эмоциях долго ей не протянуть. К тому же, где-то на грани сознания сквозило нечто похожее на чувство вины, ведь Грэг, по сути, не сделал ей ничего дурного, напротив, спас ее! Поставив под удар свою репутацию и напоровшись на откровенное непонимание большинства своих собратьев. Но Миа приняла эту минутную слабость за проявление синдрома заложницы и запретила себе жалеть его. "В конце концов, он никак от этого не пострадал. Уж не помрет без меня, это точно. Наверняка уже подыскивает мне замену. Или ту свою "должницу" нашел..." - хмурилась она, уворачиваясь от горячих потоков воздуха, прикрываясь от не в меру палящего огня локтями. Устав бороться с раздражающим пламенем, девушка разворошила горящие угли, притушив костер, и стала готовиться ко сну.
  Отдохнуть как следует тоже не получилось. Изредка проваливаясь в дрему, Алмиа судорожно выныривала из нее, то потревоженная шумом с улицы, то вымотанная кошмарным сном. Очнувшись глубокой ночью, взмокшая от пота Миа смутно начала соображать, что дело вовсе не в углях, ведь те уже давно остыли. Тело охватил лихорадочный жар. Гудящая боль в правой ладони сменилась мерзкой пульсацией, а сама рука как будто отекла, и пальцы шевелились с трудом. Уронив голову на "подушку" из свернутого пальто, девушка прикрыла глаза, чувствуя, как по раскаленным щекам катятся столь же горячие слезы. "Ну почему так? Это не справедливо... Не честно!.." - не желая сдаваться Судьбе, жмурилась она до боли в глазах. Остаток ночи тянулся бесконечно долго. Алмиа провела его в полном коматозе, сама не понимая, спит она или бодрствует. Под утро начало знобить, и Миа попыталась развести огонь, но сил едва хватило, чтобы сесть. "Похоже, плохи мои дела... - менее поврежденной, левой рукой сгребая угли в кучку, вздохнула она, - Шансы найти еду у меня и так-то были не велики. А теперь... вопрос лишь в том, от чего я загнусь раньше, от голода или от той заразы, что подхватила..." Оставшиеся головешки прогорели довольно быстро. Алмиа пыталась жечь тряпки, но едва не задохнулась дымом, и поняла, что толку от них никакого. Вся эта возня лишь вымотала больную девушку окончательно, а вскоре озноб прекратился, к вечеру вновь сменяясь жаром, и все это вовсе перестало ее волновать. Прислонившись спиной к прохладной каменной стене, Миа квело глядела в темноту подвала и вспоминала своих заботливых мучителей - Грэга и Натана. "Нат говорил, что мой иммунитет не справляется с инфекцией... ТОГДА не справлялся. Что уж говорить теперь. Сейчас, наверное, даже сыворотка не помогла бы... Хитрая же ты стерва, Смерть. Все равно свое возьмешь... Долго ты ходила за мной попятам. И ведь нашла все-таки..." - девушка прикрыла глаза и улыбнулась сквозь слезы.
  -Давай же. Чего ты медлишь? - словно в бреду, прошептала она, чувствуя, как охрип и ослаб ее голос, а губы пересохли и потрескались.
  В какой-то момент Алмиа поймала себя на мысли, что мечтает о встрече с падальщиками, мародерами или темным патрулем, словно сожалея об упущенной возможности. Она нащупала кулон на груди и в отчаянии дернула, разрывая тонкую золотую цепочку...
  Потеряв счет времени, Миа ждала своего убийцу, как дорогого гостя, с волнением, с тревогой, но без страха. Единственное, чего она боялась теперь - что хищник побрезгует или поленится прикончить ее. Подобные размышления на фоне утомительной, непрерывной боли, тошноты и нестерпимого жара даже не удручали ее, напротив, как будто успокаивали, отвлекали. Только надежда на быстрое, легкое избавление еще удерживала девушку в рассудке.
  Алмиа прислушалась, затаив дыхание, стиснув зубы, чтобы не заскулить. Гноящаяся рана горела адским пламенем и дергала, непрерывно пульсировала так, что девушке хотелось биться головой о стену до потери сознания, лишь бы больше не чувствовать... ничего. Ей не показалось, на лестнице действительно шелестели неспешные, тяжелые шаги. В подвал кто-то спускался, кто-то крупный и сильный. "Ну, наконец-то!" - с облегчением выдохнула Миа, прикрывая глаза от усталости. Непрошенный гость от лестницы сразу направился к раненной, в густой темноте подвала уверенно ориентируясь по запахам. "Хищник" - умиротворенно улыбнулась Алмиа сама себе. Шаги затихли где-то совсем рядом - под тяжелым ботинком захрустел песок в полуметре от ее лица. Она замерла, внутренне сжалась, ожидая удара или грубого захвата... но ощутила мягкое прикосновение. Большая теплая ладонь скользнула по макушке, глубокий вздох... Миа распахнула глаза, узнав мужчину еще до того, как тот включил фонарь. Хищник склонился над ней, припав на одно колено. Скуластое, смуглое лицо, наполовину скрытое под рыжеватой бородой, густые брови, трагично сошедшиеся к переносице, глаза чуть усталые, горестно мерцающие в холодном электрическом свете фонаря.
  -Глупая девчонка, посмотри, что ты натворила... - качая головой, чуть слышно шепнул он, тщетно пытаясь улыбнуться.
  -Рано или поздно это должно было случиться, - в ответ усмехнулась она, с трудом держа слезящиеся от света глаза открытыми, - Но я рада... что именно ты меня нашел.  []
   Грэгори отложил фонарь в сторону и, бережно приподняв раненную, уложил ее голову к себе на колени, но молчал, лишь утешительно гладил спутанные каштановые волосы, невидящим взором прожигая бетонную стену напротив. Он знал, чему Миа рада, но не желал признавать, что иного выхода нет. Он не хотел, чтобы все закончилось так... печально, несправедливо, нелепо.
  Бережно размотав ссохшуюся повязку, Древний не проронил ни слова, только шумно выдохнул, но в этом звуке Алмиа ощутила столько отчаяния и горечи, что вопрос отпал сам собой.
  -Я... ни о чем не жалею, - шепнула она, спеша утешить Грэга, - Правда. Я ведь... была свободна. Я даже не думала, не надеялась, что еще когда-нибудь испытаю это вновь... что вспомню, кто я, вспомню... что я люблю, а что нет...
  -Ты и сейчас свободна, Миа, - негромко напомнил он, подавленно, словно надломлено, но с улыбкой, - Я ведь пришел не для того, чтобы вновь пленить тебя, а чтобы спасти... черт тебя дери. И уж точно не... - мужчина сглотнул горький ком, вставший в горле, - Гребаный амулет. Я бы нашел тебя раньше, когда еще было не поздно, если б не Айрон, будь он проклят!
  -Айрон не виноват. Он просто... хотел защитить меня. Это я... не отдала камень вовремя, спрятала. Это я... надела его вновь. Это был мой выбор, - спокойно рассудила Алмиа.
  Эгрэджио взглянул на нее и понял, что девчонка давно смирилась и приняла свою судьбу, а в утешении больше нуждается он сам, нежели Миа. Ее бескровные, почти белые губы сжимались в умиротворенной, усталой улыбке.
  -Послушай, я могу... Есть один способ... - с трудом выдавливая слова, начал Древний.
  -Нет. Прости. Я не приму этого... никогда... не смирюсь. Не надо, - поспешно и уверенно отрезала девчонка, словно ждала подобного предложения и уже давно все обдумала.
  Вампир прикрыл глаза, едва удерживая влагу в пределах век, и стиснул зубы, отводя руку за спину.
  -Тогда... спи, моя хорошая. Засы-пай... - шепнул он, склонившись к ее виску, и, едва коснулся ее губами, как Алмиа начала погружаться в мягкое, приятно прохладное небытие, без боли, без жара, без страха и сожаления, - И пусть тебе приснятся твои мама и папа. Уверен, ты встретишься с ними... Обязательно встретишься... - быстрым, сильным, точным ударом Грэг вонзил кинжал в ее грудь по самую рукоять, продолжая шептать, словно по инерции, зарывшись лицом в ее мягкие волосы, зная, что Миа больше его не слышит, - Прости меня, девочка... Прости, что не уберег.




 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"