Богатырева Наталья Алексеевна: другие произведения.

Вечера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Там, глубоко внизу, что-то ждет, и тянет ржавые руки к морщинистым стеклам. Там, внизу, что-то жадно считает минуты, кто-то жадно считает шаги, и с нетерпением ждет темноты. Здесь, наверху, сон проглотит последний легкий вздох, когда тоненький ржавый пальчик со скрипом проведет по половицам, когда косые синие глазки завращаются в темном уголке. Там, за окном, пьяное и луноликое слабо усмехнется, вглядываясь в паутину черных следочков под окнами. Он пойдет по улицам, сопя и шаркая, он будет смотреть в окна и стекла покроются холодными трещинами от его едкого взора. Огромный, трехпалый и грязный, бесформенный, жалкий, но такой сильный навалится он на ночной воздух в метре от подоконника, пропитывая сны липким ожиданием кошмара. Кто-то в высоте радужных ночей с хлопком выпустит в небо сотню мыльных пузырьков, впустит в свою голову луноликую кровь, сойдет с ума и пойдет по звездам на руках. Там, в замирающей высоте, бесконечной паутиной повисли бесконечные сонные нити. Так мало, так много.
  
  И где-то в гулкой кирпичной тишине тягучий звон, бесконечный телефонный звон под сводами квартирного храма. И в голове вновь обретенная истина. По стенам стекает жгучими каплями кровь металлов. Они могут выжить, только если сядут на пол в самой светлой комнате, обхватят руками колени, и ни в коем случае не будут закрывать глаза, пока узоры на разноцветных коврах не сложатся в несколько букв. Тихо, сыро.
  
  Кто звал? Куда? Кто ушел? Ушел.
  
  Она, безымянная, могла ходить по окнам. Она могла встречать рассветы. Она долго смотрела, как раскаленное солнце с шипением и бульканьем тонет в ледяном чайном озере. Сотни сердец под стеклом считали: тик-так, тик-так, и она раскачивала головой в такт, рассматривая трехпалые следы вокруг своей кровати. Ветер приносил облака снежно-белых перьев и покрывал ими стеклянные шарики на полу. И тогда она брала стакан со спиртом, выпивала, и ее глаза вспыхивали синим пламенем. Тогда она вырезала крылья из фольги, швыряла их в окно, а трехпалый ловил их мокрым ржавым языком. Асфальт под ними плыл черными струями, а небеса поливали его водой. Много воды, мало воздуха. Под ногами песчаные рыбы и стеклянные шарики на дне, и под слоем донного ила пульсируют упругой жизнью тугие провода. Синее пламя в глазах отражает Луноликую и та испито смеется.
  
  А когда та, которую никак не звали, замолкала, глотая смех луноликой, кто-то все время звал ее отчаянно, надрывно. Она видела его, зовущего, кричащего, закованного в чугун и вольфрам, усыпленного в стеклянном коконе. Того, кто еще не пришел, и того, кто уже не придет, того кто вообще не сможет ходить, того, кто совсем не захочет летать. И тогда собственноручно вырезанные из чайной фольги крылья поднимали ее вверх, туда, где голодными волками кружились снежные вихри. И там, высоко, она ловила губами сладкие мыльные пузырьки, оставлявшие после себя вкус шампанского и хмель. Луноликая срасталась затылком со Второй, и они обе смотрели вверх, на безымянную, которая с пьяным смехом пикировала на электричку. Электричка железно кричала и судорожно изгибалась, стараясь защитить детей чрева своего от синего пожара безымянной. Безымянная отставала и падала на ладони к луноликой, которая до полуночи качала ее на руках, ветром гудя колыбельные. Темная пыльная нирвана принимала ее в свои объятья до рассвета.
  
  Тогда Трехпалый шлепал к стеклянным коконам, находил единственный занятый, и будил того, кто так долго спал. Он открывал невидящие глаза, смотрел на стеклянные улицы и уходил впереди трехпалого, расчерчивая тротуары поперечными черными полосами. Наступая на черточку, он качал головой, и тогда она начинала тихонько звенеть. Он закрывал глаза и тогда шел дождь. Он слышал тихие песни луноликой, и знал, что он - самое совершенное создание. Он рвал облака в клочья и лепил из них туманные бутылки со спиртом, расставляя их на столе той, которую никак не звали, и с нетерпением ждал ее возвращения. Стенные часы таращили на него глаза, роняя слезы со стрелок, и кто-то тихо пел в стенном шкафу, предчувствуя рассвет. В чашках вскипало чайное озеро, из которого поднимался ослепительный шарик солнца. Слезы на стрелках высыхали, и времени больше не было. И тогда спавший брал солнце двумя пальцами, и, не боясь обжечься, прятал его в карман до лучших времен. Пол заливала мутная вода, протекая с этажа на этаж, холодными струйками заливаясь за шиворот первому попавшемуся.
  
  Безымянная снова брала радужную свирель и просила луноликую подняться повыше, хотя бы до седьмого этажа. И там, распугивая захмелевших черных кошек, она долго играла, пуская мыльные пузыри с запахом ромашек и шампанского. Камешки сыпались с призрачных небес, разбивая в осколки стеклянные коконы. И спящему негде было вновь уснуть. Тогда он ложился на прошлогодний снег возле ступеней подъезда и долго смотрел в темное небо.
  
  И время не кончалось.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"