Богданов Николай: другие произведения.

Охота на мужа и воспитание его в неволе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уважаемые дамы! Это повесть - а не руководство по охоте, хотя правила охоты и последующего воспитания пойманного животного будут в ней сформулированы и обоснованы. Но ее цель не в том, чтобы научить женщин охотиться. А в том, чтобы облегчить мужчинам защиту от нехитрых, хотя и весьма действенных уловок. Причем не всем мужчинам, а только тем, кто собирается наступить на грабли, уже разбившие мой лоб. Если уж быть точным, то только одному, наступающему в данный момент на бывшие мои грабли. И мотив мой сугубо утилитарный. Объяснить, что я на эти грабли ни в коей мере не претендую и буду очень рад никогда более в жизни оные грабли не увидеть и не иметь никаких вестей об их дальнейшей судьбе.


   Но поскольку дамы - существа любознательные, а в том, что касается охоты на мужей, крайне любознательные, они, привлеченные названием, способны прочитать повесть до самого конца. А потом изругать автора, так как ничего полезного не извлекли.
   Поэтому, прошу уважаемых дам времени зря не тратить, а открыть специально для них написанное "Приложение".
  
   Тем же, кого практическое применение не интересует, и кто забрел сюда просто от нечего делать, предлагается прочитать
  

Вместо предисловия или собачье сердце 2

   Беременная женщина спрашивает у врача:
   - Мой муж хотел бы присутствовать при родах. Это возможно?
   - Думаю - да, все специалисты сходятся в этом вопросе: очень хорошо,
   когда отец присутствует при рождении своего ребенка.
   - Как раз это совсем нежелательно. Каждый раз, когда он встречается
   с моим мужем, они ссорятся. (Анекдот)
  
   - Сарочка! У вас столько детей и у всех одинаковые имена. Как же вы их различаете?
   - По отчествам. (Анекдот)
  
  
   Как известно эксперимент незабвенного профессора Преображенского закончился неудачей. И будь Филипп Филиппович жив, он никогда не допустил бы никаких попыток его повторения. Но, увы!
   Молодой и, что греха таить, тщеславный доктор Борменталь, унаследовавший практику профессора, не унаследовал ни гениальности, ни мудрости своего учителя. Вообразив, что нашел средство избавиться от побочных эффектов первого эксперимента, он решился на новую попытку.
   Объектом эксперимента стала молодая кудлатая сука по кличке Ирма, ранее принадлежавшая Леньке - сыну уже известной читателю Зины. Чем уж тронула четырехлетнего карапуза Ирма, ничем не превосходившая по части породистости пресловутого Шарика, неизвестно. Но карапуз приволок Ирму домой и отстоял ее в жестокой схватке с не очень строгим отцом и со строгой, но обожавшей сына матерью.
   Ирма, поначалу влюбленная Леньку, быстро усвоила, что несмотря на свое высокое положение в семье, Ленька не являлся распределителем льгот и материальных благ, а потому практично переключила свое обожание на его мать и отца. Отвергнутый и забытый Ленька страдал молча, время от времени делая безуспешные попытки вернуть былую любовь. Ирма отвергала все его ласки, а когда мальчик становился особо надоедливым - показывала зубы. Кончилось все трагически. Где-то через год Ленька, не раз подглядывавший и подслушивавший в приемной доктора, решил прибегнуть к крайнему средству - взять Ирму силой и вернуть ее при помощи всемогущего Секса. Мальчик был развит не по годам, однако сведения, почерпнутые из рассказов пациентов доктора, были весьма разрозненными, неполными и составили в Ленькиной голове совершенно фантастическую мешанину. Орудием возвращения была избрана ручка швабры.
   В один абсолютно не прекрасный день Ирма, рыкнув на предмет былой любви и продемонстрировав устрашающий оскал, повернулась задом к Леньке, уже приготовившему швабру. И в следующий момент взвыла от боли внизу живота. Паршивец таки попал куда намеревался. Частично он добился желаемого. Искусавшая его Ирма, то ли в самом деле раскаялась, то ли испугалась грядущего наказания со стороны родителей. Она зализывала раны, скулила, ластилась... Не помогло. Отец Леньки, придя с работы, жестоко избил Ирму и отвел ее к Борменталю для усыпления.
   Надо же как совпало. Борменталь только что положил в холодильник гипофиз торговки, погибшей под рухнувшей крышей рынка и задумался, где раздобыть собачку для эксперимента. Ирма была усыплена, но не убита, а прооперирована и вскоре проснулась для новой жизни.
  
   Мы не будем описывать процедуру преображения беспородной псины в привлекательную молодую женщину. Она мало чем отличалась от уже описанного великим мастером процесса превращения Шарика в Шарикова. Скажем только, что доктору Борменталю действительно удалось избегнуть некоторых побочных эффектов, так осложнявших жизнь товарища Шарикова. Встав с больничной койки Ирма не гонялась за кошками. Больше того, всякая мелкая тварь вызывала в ней симпатию и какие-то даже материнские чувства. Не было в ней также следов уголовщины, перешедшей к Шарикову от Клима. Торговка при жизни была сварлива, не отличалась хорошим вкусом, но и только.
   Несколько портило ее какое-то старушечьеватое личико, и впадина на темечке после операции Да еще любовь к ярко-красной, кумачевого цвета одежде, особенно к кумачевым шортам. Но впадина на темечке надежно прикрывалась роскошными волосами, а старушечье личико с маленьким лобиком могло отпугнуть только извращенцев, способных оторвать взгляд от декольте с огромным бюстом.
   В общем, как по внешности, так и по характеру, псина ничем не отличалась от базарной торговки, отдавшей ей свой гипофиз. И ждала бы ее судьба многих таких же торговок, да вот подкачал доктор Борменталь, ох как подкачал...
   Не все, далеко не все побочные эффекты он устранил. Замаскированное человеческой внешностью подобие течки периодически сносило крышу как у самой Ирмы, так и окружавших ее самцов человеческой породы. И первой жертвой пал сам доктор Борменталь.
  
   Уже Ирме приготовили документы, уже готовился доктор с нею расстаться, так как ничего примечательного, в общем то не было в результатах этого повторного эксперимента. Но наступила весна а с нею первый приступ скрытой течки.
   И погиб доктор Борменталь, пропал как Гоголевский Андрий не за понюх табаку, а за понюх чего?.. Говорят что это - феромоны. Ну, феромоны, так феромоны.
  
   Замуж за Борменталя Ирма пошла с удовольствием. Согласитесь, для беспородной воспитанницы подмосковных окраин стать женой пока малоизвестного, но не безродного врача - это немалый прогресс. Заодно уладился вопрос с пропиской доктора, до сих пор проживавшего в квартире профессора на птичьих правах, а если уж называть вещи своими именами, то и без всякого права. Ирма же, появившаяся на свет в этой самой квартире, оказалась таким образом урожденной москвичкой.
   Жили они вместе долго, хоть и не счастливо. Виной тому все проклятая течка. Каждый год по весне Ирма либо впадала в депрессию, либо расцветала ожиданием новой жизни. Проклятый собачий организм не мог примириться с одним-единственным самцом в качестве поставщика генов для будущего потомства, и Ирма начала "бегать на сторону". Немного стеснялась поначалу, но это прошло быстро. Амальгама человеческой культуры быстро растворилась в животной гормональной буре. А собакам стеснительность как-то не присуща.
  
   Родив от доктора троих детей, Ирма взбунтовалась. Организм требовал рожать еще, но уже от других самцов.
   Бедный доктор к тому времени стал бедным во всех смыслах.
   Ну, во-первых, трое детей. Во-вторых, практичная, но недальновидная Ирма вкладывать средства в мужа и в его будущее не могла органически, так как это усиливало позицию мужа по отношению к ней. Собачий инстинкт требовал в борьбе за место в иерархии стаи ослаблять ближнего, но уж никак не усиливать его. И хотя свое будущее она обеспечивала, перекладывая в собственный карман средства мужа, участие в пополнении источника принимала, мягко говоря, без особой охоты. Ну и в-третьих, общение с Ирмой исключало возможность концентрировать внимание на чем либо кроме нее самой. Деление дел на важные и второстепенные она проводила просто то, что интересует ее важно, остальное второ- (третье- и т.д.)степенно.
   Четвертого ребенка она родила от шефа доктора. Надеюсь вам не надо объяснять логику выбора? Шеф добился большего успеха, чем доктор, поэтому его потомство жизнеспособней.
   Рождение ребенка Ирма объясняла с той же наивной и беззастенчивой животной логикой: "Я не собиралась беременеть, но Влад забыл крышку бензобака", "Я не собиралась рожать, но аборт делать было нельзя, так как у меня обнаружили триппер".
   И ведь не разберешь, то ли вранье наивное, то ли очередное роковое совпадение. Впрочем, все роковые совпадения были обусловлены характером и поведением самой Ирмы, и в жизни кого-то другого случиться вряд-ли могли
   .
   Она переспала со всеми знакомыми мало-мальски подходившими на роль самца. Прятала концы скоротечных романов-одноночек и "честно" признавалась мужу в слабостях обещавших стать затяжными. После "признания" встречалась с объектом увлечения, уже совершенно не считаясь с мужем. Доктор к тому времени не только не смел препятствовать свиданиям с очередным "настоящим мужчиной", но даже не имел претендовать прав на тело Ирмы в период ее страстного влечения к другому.
  
   Кто объяснит, зачем он терпел все это. Зачем принял четвертого как своего и воспитал, никогда ни в чем не выделяя? Почему продолжал работать под руководством и покровительством своего обидчика? Как можно было такое вынести и ради чего? Жертвовал ли ради детей, рассчитывал ли на то, что признательная Ирма, в конце-концов, оценит его по достоинству?
   В какой-то степени откровенное б-ство Ирмы даже пошло ему на пользу. Он перестал заморачиваться ее эскападами и его бизнес (к тому времени грянула перестройка) начал раскручиваться. Тем более, что он уже научился прятать доходы от жадной жены.
   .
   Его благородство Ирма оценила. Естественно, как слабость. И решила родить ему еще одного ребенка, зачатого, ну какое вам дело от кого! Доктор вон спрашивать не решался, хоть и не мешало бы. Но тут очередное "роковое совпадение" вкупе с новым улетом крыши круто изменило ее планы и ее будущее.
  
  
  

Глава 1. Скучная. Начало очередного романа.

  
  
   - Чтой-то Вань ты меня не зовешь ни на гумно, ни на овин...
   - А ты пойдешь?
   - Ох, черт речистый, уговорил! (Анекдот)
  
  
   Трасса Минск-Брест. Начало лета. То ли конец ночи, то ли начало утра.
   Гаишник в это время спит и можно лететь, не обращая внимания на ограничения скорости.
   Но правил без исключений не бывает. Такое вот исключение и дежурило в ту ночь у радара.
   Машин, конечно, мало, но зато любую можно останавливать, даже не глядя на радар. Особенно тех, кто едет, не нарушая правил. Те у кого все в порядке не заморачиваются соблюдением правил, когда ночь уже вот-вот начнет переходить в утро.
  
   Очередная машина, судя по скорости, была иномаркой - не из бедных. Однако оказалась обыкновенной четверкой, да еще загруженной под самую крышу. Технический предел этого сарая 143 -, а уж с такой нагрузкой...
   Хотя радар показывал 140. Впрочем, некоторые богатые, не желая высовываться, предпочитают скромные машины с форсированными двигателями.
  
   Помимо водителя в машине были еще четверо. Два мальчика лет пяти и десяти и девочка лет двенадцати спали на заднем сиденье. На переднем пассажирском дремала женщина. Жена?
   На богатых не тянут. Сумму штрафа в "зайцах", по российским меркам смешную, водитель предложил оплатить рублями, а не долларами из расчета один за один. И был отправлен на поиски обменного пункта. Это в четыре то часа утра!
   Где-то, впрочем, обменял, расплатился и отправился дальше. Уже не так быстро.
  
   Богатым водитель и в самом деле не был. Был он из тех про кого говорят: "Умная голова, жаль дураку досталась". Еще недавно он работал в представительстве какой-то фирмы, представлявшей в бывшем СССР фирмы действительно серьезные. Как его звали на самом деле, неважно, мы будем звать его, как принято на Руси звать дураков - Иваном.
  
   В этом году Ваня - светлая голова, золотые руки, работавший, как минимум, за троих, решился, наконец, заговорить об увеличении зарплаты. Ваня просил не просто о прибавке, а требовал увеличить плату больше чем вдвое (ну не дурак ли?). В ответ на это нанял ему помощника. Расчет был на то, чтобы умерить претензии первого, сделав конкурента из второго. Да сумма двух зарплат была меньше той, которую желал Ваня. Поняв, что вместо улучшения светит ухудшение, Ваня решил уволиться. Расставание с бывшим шефом прошло мирно.
  
   Ване очень не хотелось расставаться с машиной фирмы - двухлетней четверкой, бывшей до этого в его безраздельном пользовании.
   Шефу очень не хотелось расставаться с деньгами, которые он любил бескорыстной любовью.
   Вместо зарплаты Ваня получил машину, правда, с условием до конца лета принести еще сумму равную тогдашней зарплате.
  
   Точно такую сумму предложил ему приятель-бизнесмен, с тем чтобы Ваня съездил и присмотрелся к возможности открыть дело и переехать на жительство в одну из бывших соцреспублик. Идея - довольно бредовая. Но одной из Ваниных особенностей была способность придавать бредовым идеям смысл, более того, превращать их в реальность.
  
   Дальняя родственница представила Ваню женщине, у которой был дом в бывшей советской Европе, и дело закрутилось. Та не только поделилась информацией, но и предложила остановиться у нее. Непривычный к холяве Ваня предложил ей сэкономить на билетах и ехать в его машине. Дама, как впоследствии выяснилось, мягко говоря, жадноватая, загорелась идеей и стала торопить с отъездом. Впрочем, оказалось, что дело было не только в деньгах.
  
   Кстати, о деньгах. Ко времени отъезда приятель передумал давать деньги, справедливо полагая, что раз уж поездка намечена и все равно состоится, то стоит ли тратиться. (Мода, что ли такая пошла от Горбачева, решившего отсидеться в Форосе , не портить имидж непосредственным участием в перевороте и провалившего все дело?)
  
   Ко всему прочему Ваню, как и всех водителей, немного суеверного, стали одолевать скверные предчувствия. Да еще машина отказалась заводиться. Ваня, прирожденный механик и электрик, знавший мотор лучше, чем свои пять пальцев, не мог ее завести.
   Он было уж решился съездить на почту (другого телефона не было), позвонить своей спутнице, узнать, когда она родилась, и. отказаться от поездки в случае неблагоприятного сочетания. Но попал на почту слишком поздно. Дама к тому времени должна была уже собраться, собрать детей и ждать на чемоданах. Слабая надежда на то что дама не готова или передумала не оправдалась. А сочетание, как потом оказалось, было неблагоприятным. Весьма.
  
   Выехали почти под вечер. Спутница пыталась развлечь себя и соседа болтовней. Тот предпочел бы помолчать, но сказать об этом было неудобно. Окончательно стемнело. Ваня вел машину, попутчики дремали. Дама, не переносившая табачного дыма, сначала разрешила курить с открытым окном, а потом и сама попросила сигарету.
   Когда она окончательно проснулась, начался треп. О том, о сем. В частности, о Ваниных планах, о том, что у нее есть подруга со статусом беженца, женившись на которой Ваня мог бы переехать за границу. В абсолютно фиктивные браки Ваня не верил, а жениться всерьез ради прописки было для него чем-то сродни проституции. Да и женат он был уже.
   Попутно дама сообщила, что ей нравится смотреть на Ванино лицо. Красивое.
   Лесть Ваня любил тонкую (кто ж ее не любит). Тут был явный перебор.
  
   Дело в том, что Ванина родственница отрекомендовала ее как идеальную хозяйку, мать и жену. Правда, после первых телефонных переговоров возникли у него серьезные сомнения касательно "идеальной жены". Не то чтобы он был против. Очень даже за. Но родственница грешные эти сомнения развеяла уверенно и бесповоротно.
   И теперь Ваня воспринимал спутницу как скучноватую, болтливую, но стойких моральных принципов домохозяйку. Такие в силу полной безгрешности могут позволять себе любое поведение и уж, тем более, разговоры.
   С этой позиции все жесты и намеки, на которые мужику полагалось сделать стойку, игнорировались в соответствии с принципом "лающая собака не кусает".
   Не вызвало должной реакции даже сообщение, что с мужем они фактически давно уже не настоящие супруги.
   И напрасно.
   Дама познакомилась с родственницей в школе, где учились их дети. И все, что родственница знала о новой знакомой, она знала от нее самой.
  
   А дальше... Раннее утро, пустынная трасса и водитель грузовика, заснувший за рулем, не видевший ни знаков "ремонт дороги" и "50 км:/час", ни ехавшей впереди неприметной четверки, державшей около шестидесяти...
   Легкий треп пассажиров четверки был прерван тяжелой машиной, вбившей багажник в заднее сиденье. Незабываемое зрелище кувыркающейся перед капотом машины для пассажиров, разбуженных толчком в кабине грузовика
   Незабываемые ощущения водителя четверки. Внезапный, непонятный и потому страшный треск, машина отказывающаяся повиноваться, безуспешные попытки выровняться и остановиться, переворот...
   Отрубить зажигание, вытащить детей, так как из лежащей на крыше машины льется бензин...
   Все четко как на учениях. Ваня, в обычной жизни осторожный до трусости и ненавидящий риск, в экстремальных ситуациях действовал так, как будто давно тренировался.
  
   При помощи пассажиров и шофера грузовика четверку раскачали и перевернули на колеса.
  
   Шофер, уже заметивший, что оглушенный Ваня понятия не имеет, что же выбросило легковушку с трассы, использовал выпавший ему шанс на все сто. Поинтересовался, надо ли вызывать ГАИ, в ответ на Ванино "Конечно", пробормотал: "Ну, тогда я поехал?" и укатил.
  
   Ване было не до того. Дама желала немедленно смыться и с трудом согласилась на просьбу подождать у машины, пока он будет разбираться в ГАИ. А ведь предстояло еще как-то подремонтироваться, чтобы довести машину до Москвы. Мысль о том, что существуют аварии, после которых ремонт практически невозможен, в Ванину голову не приходила. Будь у него автоген, он бы ее отремонтировал здесь, на месте и даже поехал бы дальше.
  
   Вернувшись на попутке из ГАИ, Ваня застал картину идиллическую - пикник на природе. На зеленом пригорке постелено одеяло. На нем - женщина с тремя детьми. Завтракают. Покореженная машина рядом лишь подчеркивает домашнесть картины.
  
   Дама к тому времени убегать передумала. Испуг прошел, машина чужая. Все целы. Вещи почти не пострадали. Жаль только телескоп, купленный в подарок любовнику. Трагедия превращалась в забавное приключение, о котором можно будет потом столько рассказывать. Если уехать, то что ее ждет, кроме скуки, прерываемой свиданиями с женатым любовником, наездами мужа да сексом со случайными знакомыми. Тем более, что случайных знакомств в маленьком городке, где все на виду, и где у нее уже и так репутация определенная, ждать особо не приходилось. Было, правда, в плане соблазнение молодого человека, жившего в их доме во время отсутствия хозяев. Но это не убежит.
   Ждать она умела. А если уж на кого-то "положила глаз", то шла к намеченной цели напролом, и остановить ее было практически невозможно.
   Так что идею ремонта на месте она поддержала. Тем более, что авария случилась рядом с поселком, а Ваня, повозившись некоторое время, таки завел покореженный двигатель, и страшненькие останки вползли в деревню своим ходом.
  
   Комнату удалось снять легко, договорились и о питании. Любопытная хозяйка поинтересовалась стелить им с Ваней вместе или отдельно и нарвалась на резкий ответ: "Мы сами разберемся". Что-то такое было в этом ответе. Такое, что, несмотря на все уверения родственницы, Ваня сразу понял, как именно они разберутся.
  
   Тем более, что постелила она ему на полу. Рядом со своей кроватью.
  
   Впрочем, в первую ночь ничего не случилось. Вернувшись из поездки за деталями для ремонта, Ваня, не спавший всю ночь, заснул мгновенно.
  
   Вторая ночь началась с задушевной беседы. Она лежала на кровати с краю. У стены на той же кровати спал ее младший сын. Разговаривая, она свешивалась с кровати так, что ее лицо оказывалось прямо над его лицом.
   У кого-то еще есть сомнения в том, что было дальше? А вот дама говорит, что для нее это было совершенно неожиданно.
  
  

Глава 2. Свадьба в Малиновке. (незаконченная)

  
   - Вот человек залез на колокольню, перекрестился, прыгнул и не разбился, что это, по-вашему?
   - Случайность.
  
   - А вот он опять залез на колокольню, перекрестился, прыгнул и снова не разбился. Это как?
   - Совпадение.
  
   - А если он в третий раз залез на колокольню, перекрестился, прыгнул и не разбился?
   - Ну, мой милый, это уже привычка!
  
   - Ну а коль он в четвертый раз залез на колокольню, не перекрестился, прыгнул и разбился?
   - Допрыгался!
   (Спор богослова с атеистом. Анекдот)
   .
  
   Из Ваниных воспоминаний: " Как-то едучи в Ленинград я подобрал на трассе попутчицу. Юная и достаточно привлекательная, хотя с какой-то нездоровой одутловатостью, она оказалась дорожной проституткой. Не помню, в какой момент до меня дошло, кто она. Я никогда с проститутками не спал. Сама идея продажной любви для меня нечто непонятное. Секс - это, в первую очередь, ощущение наслаждения партнерши, а какое может быть у нее наслаждение от неприятной работы.
   Я не говорю о проститутках высокого уровня. Те вживаются в роль любовницы. Не изображают оргазм, а действительно кончают, что дешевым категорически противопоказано.
   Трахаться с ней я не стал, но денег дал. Пятьдесят рублей по тем временам были для меня небольшой суммой. Она их пыталась отработать, но я довез ее до ее дома в Твери и распрощался, получив приглашение-обещание приезжать без денег. Так вот, он нее пахло. Не сильно и не крайне неприятно, но для меня этот запах навсегда остался символом множества немытых членов, побывавших у нее во рту.
  
   И вот ведь сила гипноза. Запах изо рта Ирмы был точно таким же. Но мне даже в голову не пришло связать этот запах с ее прошлым. Моя родственница была абсолютно уверена в безупречности Ирмы. Женщиной родственница была информированной и неглупой. Оснований врать мне, обеляя Ирму, не просматривалось...
   Да и что могло быть общего у матери четверых детей, примерной жены с дорожной проституткой.
  
   Доходило медленно. Очень медленно... И По очень длинной шее...
  
   То в гости поехали к подруге и ее мужу - через некоторое время в разговоре промелькнуло, что любовник он так себе, о чем Ирме известно не откуда-нибудь, а из собственного опыта. То похвасталась мебелью, опять промелькнуло, что продавец хоть ее и трахнул но скидки не сделал. То телескоп в аварии пострадал - подарок, который она везла любовнику...
   И легкость с которой она говорила о своих венерических диагнозах. своим мягким голосом она произносила: "триппер". Не "гонорея" а именно "триппер"...
   И любовник я оказался не третий, не четвертый..., а неизвестно какой по счету, что оказанной мне чести были удостоены практически все лица мужского пола, с которыми она общалась, пусть даже недолго.
  
   Она не настаивала на защите. Мягко говоря, не торопилась мыться после секса, а я, дурак, этим гордился. Гордился до тех пор, пока однажды сам не выскочил из постели, учуяв резкий запах чужой спермы. Пока не понял, что даже при однократных контактах она не затрудняет себя ни защитой, ни тщательным подмыванием. И ведь она сама при этом не болела. Хотя прекрасно переносила инфекцию от одного к другому.
   Вместо того, чтобы водить ее по врачам в поисках несуществующих опухолей, следовало просто сложить два и два. История о том, как мне удалось спустя почти десять лет научить ее бороться с запахом - история отдельная. Тут я, на свою голову, успеха добился.
   Что же касается всего остального. Если женщина три раза бывши замужем, не мыслила супружескую жизнь без любовников, то как то глупо надеяться, что четвертому мужу светит что-либо иное."
  
  
   Из записей доктора Борменталя: "Теперь, по прошествии многих лет, я могу взглянуть на все беспристрастно, как и полагается ученому. Тогда же я не мог удержаться от некоторой мстительности.
   Конечно, Ванечка, пострадали вы, так кто ж вас в шею толкал, с чужой женой связываться. Да и вообще, послушать вас, такой уж вы белый, такой пушистый. И очень хочется мазнуть другим цветом. Чуть-чуть. Тут у меня ведро черной краски завалялось. Вам, думаю, в самый раз будет.
   .
  
   Начнем, как и полагается сначала. С той самой поездки, которая мне сразу не понравилась...
   Когда через два дня Ирма позвонила не из дома, а из какой-то деревни и сообщила что у них авария, поэтому они задерживаются, я даже не удивился. Ни одно ее мероприятие добром не кончалось. Но авария, судя по всему, несерьезная. Пострадала только машина.
   Странно, правда, что они там ремонтируются так долго. Да и голос у Ирмы. За двадцать лет я ее неплохо изучил. Вот только кого она могла найти в этой деревне? Неужели этот шофер? Я не присматривался к нему, когда он приехал за Ирмой и детьми. Но явно не герой-любовник.
   Прошла почти неделя. Завтра выходной. Ночь в машине, и я на месте разберусь, что происходит.
   Кое-что я, как всегда не учел. Деревню я нашел легко, а вот дом... Я рассчитывал определиться по машине, но так ее и не нашел. Ломиться в три часа ночи и спрашивть, где остановились москвичи? Придется ждать до утра.
   Хорошо, что в деревне утро начинается так рано. Оказалось, что остановился я как раз возле нужного дома.
   Захожу в комнату. Сонное царство. Сажусь напротив Ирмы. Черт бы драл эту старую мебель! Просыпается. Особой радости не заметно. Вставать почему-то не торопится: "Выйди, пожалуйста! Я при тебе стесняюсь одеваться".
   Стеснительная Ирма, это что-то новенькое. Но выхожу.
   Появляется одетая Ирма. Рыло, явно, в пуху. Зато дети обрадовались. Парень все дрыхнет. Уходим с детьми гулять, а когда возвращаемся, его уже нет. Ушел у машине.
   Оказывается добрый дядя, главный инженер, дал им автоген (явно, без Ирмы не обошлось) и пустил их в заброшенный гараж. Собирались там открыть автомастерскую, да так и не собрались.
   Зрелище впечатляет! Большой невероятно пыльный сарай. Капот, передние крылья и все двери помяты. Стекол нет. Сказал бы, что нет багажника, но сзади нет вообще ничего. Сверху - тоже. Ни задницы, ни крыши. Половина машины попросту отрезана. Сиденья сняты и лежат в стороне. Автоген - чудовищное старье с карбидным генератором. Горелку держит в руках коренастый чумазый парень, смутно похожий на того, что был в Москве. Правда с горелкой управляется свободно, выглядит уверенно, причем уверенность не наигранная. Насколько этой уверенности можно доверять? Неужели она трахается с этим замызганным чучелом? Она, конечно, всеядна, но не настолько же!
   Ночевать парень не пришел. Поделикатничал. И правильно. Хоть Ирма и говорит всем своим любовникам, что занимаясь сексом со мной она ничего кроме боли не испытывает (доходили до меня эти ее беседы), но заниматься она этим явно любит. Иначе, какого черта лезет. А зачем говорит? Так это очень удобно. Говоришь мужику, что от этого у тебя ничего, кроме неприятных ощущений, и сразу никаких подозрений в б-стве. И мужик горд, даже если результат не очень. А с ней часто не очень. Лезет то она в койку с удовольствием. Но по-настоящему не отдается. Работает. Энергии, правда, не занимать".
  
  
   Ваня. Разбудила Ирма. Оказывается, приехал муж и пошел гулять с детьми. Она просыпается, а он сидит, на нее смотрит. А она под одеялом голая. И трусики у меня под полушкой.
  
   (продолжение будет, вероятно)
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"