Богдашов Сергей Александрович: другие произведения.

Двенадцатая реинкарнация 3. Сделано в С С С Р

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Третья книга в серии. В первых двух книгах рассказывается о Главном Герое (ГГ), который случайно был наделён способностью к переселению своей Души в разные миры и времена, с сохранением Памяти. В двенадцатой жизни ему выпал уникальный шанс - он попал в свой мир, в свою страну, во времена своей юности. Целый год у него ушёл на то, чтобы обеспечить себе достойную стартовую позицию. В недостатках у ГГ его молодость, невысокое социальное положение, и невеликие способности, которыми его наделили в этот раз. Из немногих достоинств - слабенькие магические способности и Знания из будущего. Учителей на этот раз нет. Всё придётся узнавать и добиваться самому. Глава 3 выложена на Целле 16.08.2017.

   Двенадцатая реинкарнация. Сделано в СССР.
  
  
  Третья книга в серии. В первых двух книгах рассказывается о Главном Герое (ГГ), который случайно был наделён способностью к переселению своей Души в разные миры и времена, с сохранением Памяти. В двенадцатой жизни ему выпал уникальный шанс - он попал в свой мир, в свою страну, во времена своей юности. Целый год у него ушёл на то, чтобы обеспечить себе достойную стартовую позицию. В недостатках у ГГ его молодость, невысокое социальное положение, и невеликие способности, которыми его наделили в этот раз. Из немногих достоинств - слабенькие магические способности, Знания из будущего и прошлых жизней в других мирах.
   Учителей на этот раз нет. Всё придётся узнавать и добиваться самому.
  
  
   Глава 1
  
  
   * * *
  
   Большая Лубянка, дом два. КГБ СССР. Один из кабинетов на третьем этаже.
  
   - Я просмотрел вашу записку по объекту "Уралец". Существуют ли иные возражения против его выезда в ФРГ, кроме тех, что там указаны?
   - Мы считаем, что даже его знание о состоянии Андропова уже достаточная причина для отказа в выезде.
   - О каком состоянии вы говорите? О том, что было месяц назад? Хочу вам сказать, что оно не соответствует текущему, и очень значительно. Так что, та информация, которой владеет Объект - это, на сегодняшний день, скорее дезинформация. Что-то ещё?
   - Так точно. На "Уральца" оформлены подписки, связанные с импактитами.
   - Хм, это те кристаллы в аккумуляторах, изделия с которыми мы уже начали вовсю экспортировать? Секунду, я сейчас покажу вам один документ. Собственно, вот он. Академия Наук прислала нам на согласование ряд статей в международные научные журналы, и список зарубежных делегаций, которые хотели бы у нас заняться изучением этого открытия. Позавчера такие разрешения были подписаны. Более того, уже подготовлены правительственные проекты трёх конкурсов для крупнейших зарубежных производителей. Те из них, кто предложит максимально выгодные условия, будут допущены к совместному производству и разработке новых типов батарей, изготовленных на основе наших импактитов.
   - По агентурным данным отмечено участие "Уральца" в ряде военных разработок.
   - Прямое участие? Какие-то конкретные изделия, изобретения, сведения, являющиеся государственной тайной?
   - Нет, но он дал советы, которые повлияли на ряд их проектов.
   - Советы? Совет и я вам дать могу. В этой папке у меня есть от вас такое же заключение, исходя из которого этого парня не стоило отпускать на соревнования в Испанию. Однако он поехал и привёз оттуда золотую медаль, на которую наш Госкомспорта не рассчитывал. А заодно и передал Внешторгу контакты, по которым уже заключены сделки, и получено значительное количество валюты первой категории. Так что забывайте своё "держать и не пущать", если не хотите закончить службу вахтёром в Урюпинске. Всё должно быть в меру. Мы - люди государственные, и в первую очередь должны учитывать интересы государства, а не тех ваших перестраховщиков, которые действуют по принципу "как бы чего не вышло". Всё понятно?
  
  
   * * *
  
  
  Оффенбах - небольшой немецкий городок, расположенный в предместьях Франкфурта - на - Майне. Он ничем особо не знаменит. Здесь находится Europa Sound Studios. В планах продюсера что-то пошло не так, и записываться мы будем не на западноберлинской студии Hansa Records, как изначально предполагалось, а здесь, километрах в пятистах на запад от Берлина.
  
  В конце 1974 Фрэнк Фариан, экспериментируя в студии Europa Sound Studios в Оффенбахе, записывает необычную композицию Baby Do You Wanna Bump, и публикует её под псевдонимом Boney M, по имени героя популярного тогда австралийского детективного сериала. В ней он использует исключительно свой собственный голос, записав на многоканальный магнитофон как мужскую, так и все женские партии.
  Неожиданный успех и поступившие приглашения на выступления загадочной группы по телевидению заставили его с помощью кастинг-агента Кати Вольф, набрать коллектив, состоящий из выходцев с Карибских островов и организовать концертные туры. Так родилась легендарная группа Boney M.
  Насколько я помню, "живой" голос солиста этой группы, по жизни открывающего рот под "фанеру", вряд ли кому мог доставить удовольствие, и слышать его довелось редким "счастливчикам".
  
   - Сейчас идём в гостиницу, там всем выдам деньги, - радостная Иринка вылетает к нам на улицу, размахивая над головой конвертом с местной "зарплатой". Мы знаем, что нам отломиться только двадцать процентов от той валюты, которую Фариан выплачивает по контракту с Госконцертом СССР. Не велики деньги, но у нас впереди два выходных дня, а до Франкфурта из Оффенбаха можно доехать и на трамвае.
  
  Запись проходит успешно, с опережением графика. Рудольф, помощник Фариана, нами доволен. Немцы никак не ожидали, что мы умеем записывать песни с одного - двух дублей. После выходных у нас первая встреча с Фарианом, которого мы ещё ни разу не видели, запись вокала, и работа по сведению общего звучания. При микшировании наша роль будет минимальна, но поучаствовать в этом процессе крайне интересно. Я и так увидел для себя столько нового, что всерьёз задумался о реорганизации нашей "домашней" студии в Свердловске. Больно уж убого она выглядит по сравнению со всем тем звукозаписывающим великолепием, которое нас окружает в Германии.
  
   - Приводим себя в порядок, переодеваемся и через полчаса гоним во Франкфурт. Время ещё детское. Успеем нагуляться и город посмотреть, - Колино предложение находит бурный отклик у представителей мужской части нашей группы, и недовольные гримасы у девушек.
   - Предлагаю немного подкорректировать план, - дипломатично отзываюсь я, - Парни через полчаса собираются в гаштете, напротив гостиницы, а девушки туда подтянутся в течении часа. Сосиски они всё равно есть не будут, а вот лично мне уже пора немного подкрепиться, - я демонстративно постучал по животу, который отозвался жизнерадостным гулом.
   - Точно. Заодно по кружке пива выпьем. Я вам там такое пиво покажу, закачаетесь, - откликается Эдуард, подмигивая ребятам.
  Нет уж, всенародному русскому празднику, под названием пятница, я разгуляться не дам. Лично проконтролирую, чтобы не больше кружки пришлось на каждую отдельно взятую страждущую душу наших музыкантов. Может и себе небольшой бокал лёгкого пивка закажу. Пятница, всё-таки.
  
  С Хансом - Петером Баумгартнером, моим знакомым спортсменом из ФРГ, я созвонился в первый же день, как приехал в Оффенбах. Не ожидал, что он настолько искренне обрадуется моему звонку. Хотя, когда он сказал, что благодаря мне получил повышение у себя на фирме, то его радость стала более понятна. Удачная карьера для каждого немца - это не только повышение в социальном статусе. Ощутимый прирост в зарплате позволяет подумать о серьёзной медицинской страховке, льготных кредитах, лучших институтах для детей, достойной пенсии. Не то что у нас. Будь ты начальником отдела, или просто подчинённым - особой разницы не заметишь ни в зарплате, ни в пенсии.
  
  Ханс приедет завтра. Кроме тех вопросов, которые я ему задал, у него тоже ко мне появились такие, которые стоит обсудить не по телефону. Мне и на русском-то порой трудно объяснить, что за товары мы готовы выпускать. Заодно и рекламные проспекты того, что мы сейчас уже готовы продавать, ему отдам. Но всё это завтра, а сегодня буду отдыхать, и в последний раз заниматься самоедством. Страшновато мне. До сих пор, я, если и нарушал закон, то так, по-детски. Зато теперь собираюсь провернуть такую афёру, что запросто могу угодить под расстрельную статью. Времени на подумать осталось вечер и ночь. Ещё можно отступить. Сделать попытку более длинным, но легальным путём постараться выправить дисбаланс отдельно взятой страны, в которой все мы процветаем.
  
  По количеству всевозможных фестивальных событий Франкфурт может легко поспорить с любой европейской столицей. Я бы с удовольствием походил по выставке потребительских товаров Ambiente, посетил международную ярмарку музыкальных инструментов, прошёлся по стендам с новинками автопрома на крупнейшем в мире Франкфуртском автосалоне, но не судьба. Не совпали мы с ними по времени года. Так что едем на праздник музеев, который ещё не приобрёл статус международного фестиваля, и ближе к ночи может быть переберёмся на фестиваль Майна, где немцы будут жарить туши быков, пить сидр, и любоваться выступлениями известных артистов на пятидесяти площадках.
  
  Вот вроде бы и не велик Франкфурт, как город. В два раза меньше моего Свердловска по населению, а живёт заметно веселее. Этот факт просто бросился в глаза сразу же, как только мы добрались до Музейной набережной. Ничего подобного в СССР мне увидеть не доводилось. Оба берега реки были украшены и иллюминированы, как новогодние ёлки. А вокруг десятки, а то и сотни тысяч празднично одетых немцев.
  
   - Павел, мы тебя там подождём, - счастливая и уставшая Иринка показывает на ярко украшенный навес, с многочисленными столиками. Находились ребята. Оба берега, на восемь километров - один сплошной праздник. У меня запал ещё не кончился. Ношусь по стендам, лавкам и выступлениям музыкальных групп. Идти на фестиваль Майна сил уже ни у кого не осталось.
   - Вы там место выберите, чтобы салюты оттуда можно было смотреть, - советую я ей, прикинув по времени, что до начала фейерверков осталось полчаса. Наши девчонки должны быть мне благодарны. Это я их убедил, что туфли на высоком каблуке - совсем не та обувь, в которой они смогут выжить до окончания массовых гуляний.
  
  Слежку за собой я обнаружил перед самым салютом, когда совсем стемнело. Зрение у меня такое. Позволяет в темноте видеть не хуже, чем днём. А вот агенту пришлось ко мне приблизиться почти вплотную. После изучения мной стеклянных витрин, с экспонатами народных промыслов, нарисовался и его напарник. Не рассчитали они, что их неприметная одежда на празднике будет бросаться в глаза. Да и на темноту чересчур понадеялись, когда один лёгким кивком показал второму, где я нахожусь.
   - Похоже, "Штази", - подумалось мне, когда я разглядывал агентов. Есть некоторые мелочи, которые вроде и не бросаются в глаза, но подсознательно фиксируются зрением. Кроме военной выправки и короткой стрижки, я отметил у одного из агентов высокий тугой воротник рубашки, который ему не мешал, что уже для меня странно, и ботинки у второго, очень похожие на офицерские. На западных немцев я за эти дни вдоволь насмотрелся. Тут такую обувь сейчас не носят.
  Плохо дело. МГБ ГДР, в простонародье "Штази" - спецслужба очень серьёзная. Одна из лучших в мире. Понимаю, что им до меня никакого дела нет. Попросили их коллеги из КГБ за мной присмотреть, они и присматривают. А я, наивный уральский юноша, ещё удивился, что же это к нам не прицепили никакого сопровождающего. Оказывается, вот оно как.
  
   - Кое-как для тебя стул сохранили. Тут кто только на него не покушался, - улыбаясь, сообщил мне Алексей, пока ребята разбирали со стула сумки, освобождая мне место за столиком.
   - Что тут вкусного дают? - поинтересовался я, устраиваясь поудобнее, и в отражении на зеркалах бара, наблюдая за теми, кто за мной следит. Нет у меня желания их расстраивать. Уважаю я немцев из ГДР. По мне, так они самые надёжные союзники СССР. И где-то подспудно меня давит Память. Мы, русские, их предали. Вывели свои войска, а в поддержку друзей даже слова не сказали. В результате демократия сработала так же, как всегда. ГДР вошла в состав ФРГ (немцы это почему-то назвали воссоединением, но по факту - именно в состав) без всяких референдумов и прочей демократической чепухи, которую так любят самые демократичные на земле люди из самой демократической страны в мире. И никого это не удивило. А вот Крым... Да пофиг тем демократам, что там всё прошло по закону - это же не Германия, и не Югославия. Вот такая она, эта демократия... толерантная, когда надо...
   - Попробуй штрудель с вишней, - советует мне Ольга, закатывая глаза к потолку, - Ничего вкуснее в жизни не ела.
  С Ольгой, одной из наших солисток, у меня сложные отношения. Я пообещал ей, что она станет звездой. Потенциал у девушки огромный. Я себя считаю неплохим музыкантом, но всё-таки я не настолько гениален, чтобы дать ей раскрыться полностью. Есть в музыке такое ощущение, что иногда ты исполнение другого человека воспринимаешь, как откровение, и в какие-то моменты понимаешь, насколько это круто. Словами передать это трудно, но я попробую.
  
  Когда теряет равновесие
  твоё сознание усталое,
  когда ступеньки этой лестницы
  уходят из под ног,
  как палуба,
  когда плюёт на человечество
  твоё ночное одиночество, -
  
  ты можешь
  размышлять о вечности
  и сомневаться в непорочности
  идей, гипотез, восприятия
  произведения искусства,
  и - кстати - самого зачатия
  Мадонной сына Иисуса.
  
  Но лучше поклоняться данности
  с глубокими её могилами,
  которые потом,
  за давностью,
  покажутся такими милыми. *
  
  Вот мог бы я в своей первой жизни писать такие тексты - стал бы самым матёрым рэпером в своей стране.
  На музыку и аранжировку в этом стиле и моего таланта хватит. Главное - наглости побольше, и студию получше. В рэпе совсем не боги горшки обжигают, далеко не боги...
  
  До начала салютов успеваем договориться, что сразу после них бежим на трамвай. Время уже позднее, а такси тут дорогие.
  
  Номер в гостинице у нас с Николаем на двоих. Пока Коля был в душе, я, не включая свет, постоял у окна. Рассеянный облаками свет Луны позволяет мне видеть всё, словно днём. Я смотрел, как те двое, что за мной следили на набережной, пошли к телефонной будке. Минут через пять они вернулись к гостинице, сели в серый "Фольксваген Жук" и уехали в сторону выезда на автобан. Номер запоминаю машинально. Пригодится.
  
  Утро. Сижу после тренировки и душа в кафе при гостинице. Тренирую Ольгу, нашу солистку, в правильном использовании немецких глаголов. Недели три назад мне всё-таки пришлось применить к ней заклинание Концентрации. Никак ей не давались ни тексты песен на английском, ни тот минимум немецкого, с которым она хотя бы не потеряется в этой стране. Зато теперь она бодро лопочет с персоналом студии и даже пробует читать немецкие газеты и журналы.
   Вчера Ольга успела где-то купить журнал "Бурда Моден", и теперь, захлёбываясь от восторга, присела мне на уши, чтобы выплеснуть свои впечатления. Я заставляю её переводить свои восторги на немецкий язык, поправляю ошибки, и демонстративно затыкаю уши, когда она пробует перейти на русский. Полчаса уже забавляемся. Внезапно Ольга сбивается, а потом и совсем замолкает, глядя куда-то в сторону. Машинально повернувшись, вижу Ханса Баумгартнера, который тоже меня заметил и пробирается по залу к нашему столу.
   - Представишь меня девушке? - спрашивает Ханс, после того, как мы с ним заканчиваем ритуал приветствий.
   - Мм, даже не знаю. Ты всего-то лишь один из известных немецких спортсменов, а она - будущая мировая звезда эстрады, - задумчиво тяну я, и прыскаю в кулак, увидев озадаченные лица обоих. Немец, поняв, что его разыграли, хлопает меня по плечу и в голос хохочет, а Ольга, перестав краснеть и покрываться пятнами, начинает неуверенно улыбаться.
   - После такой рекомендации я просто не могу не пригласить вас вечером в ресторан, - выдаёт Ханс, задумавшись на пару секунд, а потом решительно тряхнув головой. Он чему-то улыбается, и пытается состроить невинное выражение лица. Лицедействующий спортсмен - это забавное зрелище. Наверняка же что-то задумал. А то я не успел заметить, как он на мгновение даже глаза прикрыл, восторгаясь собственной хитростью и гениальностью.
   - Ольга, ну что, объедим вечером зажравшегося капиталиста? - прихожу я на помощь девушке, которая явно тормозит. Она часто-часто кивает, заворожено глядя на немца.
  Упс, а Ханс-то, с их, женской точки зрения ведь действительно хорош. Этакая почти двухметровая арийская бестия, в блондинистом варианте. Лицо, правда, топором рублено, но для мужика оно вполне нормальное. Вот немкам в этом плане не шибко везёт. Приличные фигурки у них ещё нет-нет, да наблюдаются, а вот мордашки... Вчера весь вечер высматривал, но так красивых женских лиц и не увидел, - Тогда иди, готовься. Мы тебя часов в семь заберём.
   - Рассказывай давай, что задумал? - возвращаю я на землю спортсмена, мечтательно уставившегося вслед уходящей девушке.
   - Слушай, а ты правду сказал насчёт звезды эстрады? Или это просто шутка?
   - Ханс, ты знаешь, кто такой Фрэнк Фариан? - спросил я, глядя на немца, который не задумываясь отрицательно замотал головой, - Понятно. А про Boney M что-нибудь слышал?
   - Конечно. Эту группу на каждом телевизионном канале крутят, и по радио тоже.
   - Тогда знай, что Фариан - это их продюсер и композитор, а мы сюда приехали по его приглашению. Что-то мне подсказывает, что у нас есть приличный шанс на известность. Ольга поёт пять песен из двенадцати. Три из них вполне могут стать хитами.
   - Тогда, думаю, некоторая известность ей окажется не лишней, - как бы про себя заметил немец, потирая руки.
   - Ханс, - требовательно протянул я, - Ещё раз спрашиваю - что ты задумал?
   - Ах, да, - спохватился мой собеседник, увлечённый собственными размышлениями, - Помнишь, я в Испании тебе рассказывал, что мне крайне желательно мелькать в новостях и засвечиваться в прессе, как публичному лицу нашей фирмы. Я могу сейчас позвонить своим коллегам в Мюнхен, и они сольют журналистам информацию о том, что я увлёкся русской девушкой. На небольшой скандальчик этого вполне хватит.
   - Эх, Ханс. Нет у вас в душе русского размаха, - разочарованно помотал я головой, - Из потенциальной сенсации вы готовы выкроить только мелкую пошлость. Вот скажи мне, на что бы ты сам обратил внимание в первую очередь. На то, что кто-то с кем-то встретился, или на заголовки "Русские идут", "Раскрыт тайный проект Фрэнка Фариана", "Крупная немецкая фирма вступила в переговоры с русской певицей".
   - Павел, ты про что сейчас говоришь?
   - Да про то же самое. Про сенсацию. Почему ты считаешь, что вашу встречу надо подать, как заметку для жёлтой прессы, на что Ольга, кстати, вряд ли согласится. При грамотном подходе может получится очень интересный полноценный репортаж, или журналистское расследование. Пусть писаки узнают, что твоя фирма довольна необычными товарами из СССР и заинтересована в том, чтобы пригласить для участия в их рекламе русскую девушку. Для романтики и для впечатлительных домохозяек от себя добавишь, что впервые увидел фотографию девушки на обложке кассеты и потом неделю не ел и не спал. А заодно и намекнёшь, что вы торопитесь с контрактом, так как предполагаете, что она вскоре станет очень популярной певицей. Не зря же ей заинтересовался один из лучших продюсеров в мире. Думаю, как-то так стоит материал подать.
   - Здорово. Жди меня тут. Я сейчас Хельге позвоню. Это наш директор по рекламе, - возбуждённый немец ринулся в фойе гостиницы, к телефонным кабинам. Я рассчитался с официанткой, попросив принести ещё одну бутылку минералки. С собой возьму. Чувствую, день сегодня предстоит жаркий.
  
  Ханс приехал на здоровенном тёмно - синем Мерседесе. Первое, что меня сразу же удивило - это то, что машина блестела так, словно минуту назад выехала из мойки и полировки.
   - Ханс, ты на мойку что ли заезжал? - задал я немцу вопрос, проведя рукой по крылу. Ладонь была чистая, и на крыле никакого следа.
   - Нет. А что?
   - До Мюнхена километров триста, а у тебя на машине ни пылинки.
   - Я работаю в Мюнхене, а живу в Баден - Вюртемберге. Он как раз на половине пути между Мюнхеном и Франкфуртом.
   - Пусть так, но объясни мне, как можно проехать больше ста километров, чтобы машина при этом осталась идеально чистой? - я дома просто страдал оттого, что у меня машина постоянно грязная, а во всём городе существует только четыре автомойки.
   - После мойки я проехал... - Ханс задумался, и начал считать, загибая пальцы, - Километров семьсот. А что, у вас хотя бы раз в день дороги не пылесосят?
  Мда-а. Пылесосов на наших дорогах я при социализме не наблюдал. Ездят поливалки. Обрызгают дорогу, щёткой грязь размажут, и не дай бог после такой "чистки" за ними следом проехать на вымытой машине. Даже на высокой Ниве по двери в грязи окажешься. Вроде всё это такие мелочи, а для меня - нужные идеи в копилку. Как только домой вернусь - озадачу ребят новыми темами. Пора делать наши города чище.
   - Представь себе, у нас даже крыльцо у магазинов каждый день с порошком не моют, - буркнул я, вспоминая своё удивление по утрам, когда я на пробежке любовался ежедневной процедурой всеобщего мытья. Немцы, не жалея пены, по утрам до блеска намывали свои рабочие места и входные группы магазинов. Ещё в ступор меня ввела жилая пятиэтажка. С одного торца дома у неё на первом этаже была булочная, а с другого - бензозаправка... - Подожди-ка. Ты что, каждый день на работу ездишь за сто километров?
   - За сто шестьдесят, - скрупулёзно уточнил Ханс, - Для Германии это нормально. От моего дома до работы дорога ровно час занимает. На автобане скорость движения не ограничена, а моя зверюга двести километров в час выдаёт.
   - Ух ты, - притворно удивился я, наблюдая в боковое зеркало, как за нами следом едет серый Фольксваген Жук со знакомыми номерами, - Покажешь?
   - Подожди пару минут, сейчас на автобан выскочим, - азартно отозвался немец.
  
   - Да, шикарная машина, - одобрительно киваю я Хансу, после того, как убеждаюсь, что наши преследователи на Жуке безнадёжно отстали, стоило нам разогнаться чуть больше ста тридцати километров в час, - Кстати, а куда мы едем?
   - К моему школьному другу. Он лет пять работает на Франкфуртской бирже, и, думаю, легко ответит на те вопросы, которые ты пытался задать мне.
   - А его не смутит то, что я русский?
   - Хотел бы я увидеть, что может смутить Карла, особенно, если он почувствует запах денег, - проворчал Ханс, на приличной скорости входя в поворот на развязке автобана.
  
  Карл Блютнер оказался живчиком среднего роста, с выдающимся носом, густыми бровями и умным взглядом. Жил он в добротном трёхэтажном доме, с небольшим садом. На балконе дома играли дети, а в окне первого этажа мелькнуло женское лицо.
   - В доме поговорить не дадут. Да и душно там сегодня. Пойдёмте в беседку, - вздохнув, устало улыбнулся Карл, - Сегодня к нам родственники жены в гости нагрянули. Всё бы ничего, но у них пятеро детей.
   - И у тебя двое, - развеселился Ханс, вникнув в суть проблемы. Да уж, хозяину дома сегодня точно не позавидуешь. Даже боюсь себе представить, что у него нынче в доме творится.
  
  Беседка мне понравилась. По сути это приличный по размерам застеклённый летний дом, с камином, баром и холодильником. На полу брошена шкура неизвестного мне животного, а плетёные кресла заботливо снабжены подушками и накидками.
   - Кто что будет? - поинтересовался Карл, выставляя на стол запотевшие бутылки с пивом, и кивая на открытую по пути дверцу бара.
  На барное изобилие мы с Хансом ответили дружным отказом, а вот бутылку пива он, к моему удивлению, к себе подтянул.
   - Ух, хорошо, - влив в себя разом полбутылки холодного пива, Карл выдохнул, и довольно посмотрев на нас повлажневшими глазами, продолжил, - Вот теперь рассказывайте, что там у вас за дела.
  Я посмотрел на Ханса, который в ответ пожал плечами и занялся изучением содержимого своей кружки.
   - Ситуация коротко выглядит так. Есть русский парень, которому время от времени поступают приличные транши на его счёт в швейцарском банке, - начал я разъяснять ситуацию.
   - Приличные - это сколько? Тысяча, две, три? - улыбаясь, поинтересовался хозяин дома, взмахивая на произносимый им счёт бутылкой, как дирижёр палочкой, и сделав в конце глубокий глоток, который, судя по предыдущему, должен был помочь ему добить эту бутылку до дна.
   - Тысяч двести - триста, - поправил я его, наблюдая за активными движениями кадыка, которыми он проталкивал в себя пиво, - "Надо было подождать секунд пять", - подумал я, когда пиво начало фонтанировать, а Ханс приложил Карла своей ладонью по спине, от чего тот закашлялся ещё сильнее.
   - Марок? - сорванным голосом поинтересовался Карл, когда откашлялся и смог говорить.
   - Франков, - нейтрально отозвался я, наливая и себе пивка. Вот же гады - капиталисты. Споили-таки советского спортсмена. Уже второй раз в их Германии пиво пью. Увидел бы меня сейчас Семёныч... - Примерно раз в месяц - два, хотя думаю, что транши будут увеличиваться в размере.
   - Деньги криминальные? - прищурился Карл, глядя мне в глаза.
   - Я не оговаривал, но предполагаю, что всё будет перечислено официально, со счёта одной из самых известных швейцарских клиник. Хотя, возможно, что клиенты, которые оплачивают косметическую операцию, могут заплатить и напрямую, на указанный счёт, - уточнил я на всякий случай, подумав о системе налогообложения.
   - И кто же у нас такой известный хирург? - ухмыльнулся Карл, найдя логическую лазейку для своих подозрений.
   - Это лишний вопрос. К нашим делам он не относится, - обрезал я не в меру любопытного немца, - Вам достаточно знать, что деньги чистые, и на них надо купить акции, или доли в предприятиях, согласно списку. Но у нас есть проблемы. Деньги сейчас на счёте в швейцарском банке. Я мог бы их снять, но я туда не могу попасть.
   - Это не проблема. Можно выписать доверенность у немецкого нотариуса на конкретную операцию, и деньги переведут, - тут же нашёл выход Карл, - А до того же Цюриха от нас час езды на машине. Нам, немцам, визы не надо. Хватит и водительского удостоверения, показанного на границе.
   - На кого будут зачислены купленные акции, если русский клиент не пожелает обозначить свою фамилию? - я продолжил список тех вопросов, которые меня интересовали в первую очередь.
   - Оффшор. В данном случае островной. Компанию можно купить и переоформить в течении суток. Выявить владельца там практически нереально. На виду будет только назначенный директор.
   - Оффшоры уже есть? - удивился я, думая, что это изобретение родилось гораздо позже. Лет этак на десять - двадцать, - Я слышал о них в институте, но вроде бы этот проект только рассматривался на перспективу.
   - В США они существуют с пятидесятых годов, а в Англии и Ирландии с начала семидесятых.
  Карл оказался матёрым специалистом. Он свободно ориентировался в законах и финансах. У него были готовые ответы на большинство моих вопросов. Информацию о возможностях покупки американских акций Карл обещал дать в среду, а оффшорную компанию можно будет купить во вторник.
  Ханс, с разрешения Карла, сходил в дом, чтобы позвонить в Мюнхен. Вернувшись, он выразительно постучал по часам, и мы, получив от Карла визитку с телефонами его родственника - нотариуса, поспешили откланяться.
  
   - Что-то случилось? - спросил я у Ханса, когда мы выехали на автобан.
   - Хельга просила к ней заехать. Хочет детально проговорить, как и что мы будем рассказывать сегодня журналистам. Но сначала заедем перекусить куда-нибудь, а то знаю я её. Сама вегетарианка, и другим то же самое навязывает, - Ханс недовольно скривил губы, демонстрируя своё отношение к плодоовощной диете.
  Я покивал головой в знак согласия и уставился в окно. Очень непривычные пейзажи вокруг. В Германии вся земля обихожена. Я проводил взглядом отдельно стоящий кирпичный дом у реки. К нему вела идеально прямая дорога, пусть и неширокая, но ровненькая. Из машины хорошо было видно, что ям и ухабин на ней точно нет. А вокруг аккуратно нарезанные поля, огороженные столбами с натянутой проволокой. И так у них везде. Идиллия. У нас подобное благолепие и в образцово - показательных хозяйствах не увидишь. Даже не хочется вспоминать, что по некоторым деревенским улицам мне на Ниве приходилось пробираться с опаской, поглядывая на коров, стоящих по брюхо в воде в очередной луже посреди дороги. Пусть у колхозников нет возможности приличные дома себе построить, но для самих себя ту же дорогу подсыпать совсем несложно. День-два работы, и не надо будет всё лето ходить до магазина в резиновых сапогах. Техники полно. Рядом река, где гальки и песка завались. Нет желания.
   За шестьдесят лет идеологической накачки людям на генетическом уровне вбили в голову, что добротное хозяйство на селе может быть только у кулаков. Зажиточных, крепких хозяев кого расстреляли, а кого раскулачили и нищими в Сибирь сослали. Классовые враги социализма.
   Вот и получили мы нынче на селе то, что имеем. Грязь, халупы и нищету. А в городах - пустые прилавки продуктовых магазинов.
  
   - Павел, Павел, - Ханс несколько раз похлопал меня по плечу, прежде чем я очнулся, - Мы приехали, а ты, похоже, заснул с открытыми глазами.
   - Извини, задумался, - пробормотал я, выбираясь из автомобиля, - Но двойная порция крепкого кофе была бы весьма кстати.
  
  Хельга оказалась худой и весёлой стервой, с короткой стрижкой и шикарным чувством юмора. Кроме неё и двух сиамских кошек в большой городской квартире никого не оказалось.
  Выслушав Ханса, она поправила на носу очки, в тонкой золотой оправе, и легко прошлась перед нами к полкам, откуда вернулась с фотоаппаратом.
   - Ханс - Петер, я конечно допускаю, что у вас могут временами возникать спорадические вспышки повышенного интеллекта. Но тогда объясните мне, почему за долгие годы нашего сотрудничества все остальные предложения, исходящие от вас, состояли из одного предложения и всегда были по солдафонски прямы. Я без сомнения определила бы ваше авторство, если бы вы пришли ко мне с предложением устроить скандал из того, что вы пожелали поволочиться за очередной юбкой. А что я слышу? Вы элегантно и без скандала предлагаете собрать вместе несколько идей, в кои-то веки вспоминаете об интересах фирмы, и превращаете всё это в любопытную интригу. Браво! Публике действительно будет интересно узнать и про нас, и про русскую девочку, и про тайны знаменитого продюсера. Есть только одна деталь, которая вызывает сомнение. Обычно во всех ваших скандалах Ханс - Петер Баумгартнер всегда бывает на первом плане, а тут вы изменяете самому себе. Вы можете развеять моё удивление?
   Ханс шумно выдохнул, комично закатил глаза в потолок и с уморительной гримасой повернулся ко мне.
   - Так я и думала, - припечатала его стервозная начальница, правильно истолковав пантомиму, - Теперь давайте знакомиться с вами, молодой человек. У меня хорошая память на лица. Так что не надейтесь, что если вы отрастили волосы и сменили очки, то я вас не узнаю. Вы же тоже спортсмен? - дама уселась передо мной на подлокотник соседнего кресла, и закинула ногу на ногу. Ага, в мини-юбке это же так естественно...
   - Так точно, фройляйн Очевидность. Самый что ни на есть спортсмен. Надеюсь, этого прискорбного факта достаточно, чтобы я заранее посыпал свою голову пеплом перед лицом вашей нечеловеческой мудрости, - выдал я сложную фразу на немецком, ни разу не сбившись.
   - Хм, неплохо... А с учётом того, что вы русский, так просто замечательно. Удивлена, - дама пересела на кресло, и даже руки положила на колени. Ни дать, ни взять - целомудренная школьница, - Хотя, пусть так и будет. Признаю свою мудрость, и даже местами - гениальность. Тогда слушайте, какие изменения я успела внести в ваш план, пока вы непонятно где катались и наверняка успели насладиться мясом невинно убитых животных. Места заказаны в ресторане "Медичи". Ханс предложит девушке контракт на год, на двести сорок тысяч марок, от которого она, ради музыки, гордо откажется. Это для прессы. Пусть пишут заголовки - "Русская певица отказалась от двухсот сорока тысяч марок". Об этом я с журналистами договорилась. Ни один немец такую новость мимо не пропустит. На самом деле она получит пять тысяч марок за фотосессию и мы поместим её фото в наших каталогах. Но это чуть позже. Пока мне нужно её увидеть хотя бы на любительских снимках, - Хельга кивнула на фотоаппарат, который она принесла, - В вашем контракте с Фарианом нет ограничений по рекламе?
   - У нас пока неполный контракт. Только на запись. Я думаю, что основной контракт продюсер предложит после того, как поймёт, хорошо ли нас принимают слушатели, - подтвердил я её размышления, - С оплатой Ольге за рекламу всё понятно. А что получат актёры за участие в вашем спектакле?
   - Я не поняла, о чём вы говорите? - холодным тоном произнесла Хельга.
   - О скромном гонораре трём актерам за сегодняшнее выступление. Жалкие три тысячи марок помогут нам скрасить этот незабываемый вечер, - начал я вещать с восторженно - глупым лицом.
   - Учитывая низкий уровень профессионализма, жалким актёришкам и трёхсот марок будет достаточно, - прошипела стерва, вытаскивая из сумки чековую книжку.
   - Точно, - хлопнул я себя по лбу ладонью, - О каком актёрском гонораре может идти речь, если в деле замешаны такие персоны? Сами подумайте. Золотой медалист Европы, серебряный медалист, и мировая звезда эстрады... Да тут девяти, нет, пятнадцати тысяч мало...
   - Вот вам чек на три тысячи, и чтобы через минуту вас тут не было, - стерва толкнула к нам длинным ногтем чек по стеклу стола, - Никогда бы не поверила, что советские люди могут быть так меркантильны.
   - Фройляйн Хельга, - проникновенно начал я, приложив правую руку к груди, - Клянусь вам уже потраченной премией Ханса - Петера Баумгартнера, что я ненавижу бесплатный труд не меньше, чем вы.
  Немка смотрела на меня пару секунд, выпучив глаза, а потом зашлась таким хохотом, что я вполне обоснованно ждал, когда же у неё оторвутся все пуговицы на платье. Не переставая ржать, она попёрла нас из квартиры. Непредсказуемая женщина.
  Последнее, что я услышал, перед тем, как захлопнулась дверь, был сочный звук напутственного шлепка, пришедшегося по ягодице моего соратника Баумгартнера.
   Вот же стерва!
  
  
  * И. А. Бродский. Одиночество.
  
  
   https://zelluloza.ru/books/4804-Dvenadcataya_reinkarnaciya_3-Bogdashov_Sergey/#book

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"