Кройц Евгения: другие произведения.

Угли под слоем пепла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершающий рассказ цикла.

   Я убил человека.
   Я стою на крыше, открыв себя грозе. Свинцовое небо так близко, что молнии потрескивают в волосах.
   Я хочу умереть.
   Говорят, Бог есть, и если это правда - я хочу, чтобы Он покарал меня, чтобы Он убил меня. Потому что, только так Он смог бы меня понять.
   Мир начал рушиться три месяца назад. Я помню сводки. Художник убил жену и сына - помешён в закрытую лечебницу. Три подростка надругались над сверстницей, а после затеяли драку - единственный выживший в реанимации. Милиционер до смерти избил подозреваемого.
   Таких статей много. Человечество словно сошло с ума. Озверело, хотя - это плохое сравнение. Звери не бывают жестокими - они просто хотят выжить. Люди они другие, так? Должны быть другими. Должен же разум хоть что-то значить...
   Мир начал рушиться три месяца назад - мой мир рухнул сегодня.
   ***
   Был удивительно тихий вечер. Немного парило, и душный, пропитанный пылью воздух молил о грозе. Около девяти часов вечера я проверил дверь - закрыто. За пару недель это успело стать ритуалом. Подойти, подёргать за ручку, потом зачем-то открыть и снова закрыть все замки. Их прибавилось за последнее время.
   Из детской послышался плач. Похоже, я всё-таки разбудил Кристину. Тихие, чуть шаркающие шаги, скрипнула дверь. Снова забыл смазать - влетит мне от матери, она давно просила.
   - Стас...
   Мягкий, слегка тронутый хрипотцой голос.
   Иду к детской: мама баюкает сестру; рассеянный свет превращает комнату в Страну Чудес, и нарисованные на стенах зверьки почти оживают, смотрят огромными добрыми глазами, словно хотят что-то сказать, но боятся нарушить покой засыпающего младенца. Тишину нарушает лишь недовольное сопение малышки - собственный голос кажется кощунством.
   - Да, мам.
   - Пить хочет.
   - Принести сок?
   - Нету, забыла купить. Сходишь?
   - Комендантский час, мам. Может воды принести?
   - Нет, ты же знаешь, она не любит пить воду.
   - Хорошо, только ты дверь проверить не забудь. Я закрою, но ты проверь, ладно?
   - Конечно, малыш. Иди, деньги на полочке у телефона.
   На улице было тихо. Неумытый асфальт молил о дожде, ему вторил уставший висеть над городом смог. До аптеки было меньше трёх кварталов. Странно, однако, несмотря на комендантский час, она продолжала работать круглосуточно. Наверное, где-то наверху решили, что лекарства нужны всегда. Меня, правда, интересовал не аспирин, а пара бутылочек детского сока.
   Пожилая аптекарша выслушала мою просьбу через коммутатор и вежливо поинтересовалась, нет ли "без сдачи". "Без сдачи" было. Буквально через пару минут я стал обладателем пары бутылочек с упитанными карапузами на этикетках и одной очень теплой улыбки. Похоже, она решила, что я молодой папа - частая ошибка, но, по сути, не слишком-то я и отличаюсь. Отец, слишком часто в разъездах.
   Удара я не заметил. Просто перед глазами всё поплыло, и темнота накрыла своим мягким, как пух плащом.
   ***
   Кто я? Болит голова... Зачем я здесь? Почему вокруг так темно? Странно. Мокро. Сажусь, пытаюсь хоть что-то понять. Рука в чём-то липком. Пытаюсь разглядеть - тщетно. Пробую на вкус. Похоже на персик, только у него странный металлический привкус. Это что - кровь? Черт! Крис, сок, аптека, мама... Мама, наверное, страшно волнуется, а малышка не хочет спать. Сок, я его разбил, придется возвращаться.
   Попытка встать отозвалась тошнотой. Я глотал полный пыли воздух, в надежде справиться с позывом вернуть ужин. Медленно, следя за каждым шагом, я побрёл обратно к улыбчивой аптекарше. Пальцы с третьего раза нащупали кнопку звонка. Резкий звук вызвал новый приступ боли. В висках бился пульс, голова, судя по ощущениям, была в несколько раз больше, чем на деле.
   Тишина затягивалась.
   Я заставил себя поднять голову и осмотреться. Дверь аптеки ощетинилась осколками стекла. Высыпавшиеся из банок таблетки, нелепыми конфетти лежат на полу. Надо что-то делать?
   - Простите?
   Молчание.
   - Есть кто живой?
   Ни звука.
   Толкаю дверь. Она поддаётся без труда. Хрустят под ногами разноцветные пилюли. Страшно. Перегибаюсь через прилавок. Кукла, изломанная кукла с багровой маской вместо лица. Муляж, манекен - только не бывает полненьких манекенов. Так ведь?
   Словно во сне кладу на тарелочку деньги.
   - Мне бы пару бутылок сока. Персикового...
   Зачем-то жду ответа. Глупо, но я не могу уйти без сока. Мама будет грустить. Ответа нет, но молчание - знак согласия.
   - Спасибо. Сдачи не надо.
   Я помню, где стоят нужные бутылочки. Беру пару за которую заплатил. Выхожу.
   На улице комок снова подходит к горлу. Не могу сдержаться - сворачиваюсь пололам. Меня рвёт на новые ботинки, на грязный асфальт, на колкие осколки стекла. Кукла, муляж... Ну, пожалуйста...
   Лезу в карман за салфеткой. Что-то не так. Звон. Я не слышу звона ключей! Мама! Хочу бежать - не могу. Тело отзывается болью, колени подкашиваются. Всё что я могу - брести, как сквозь воду. Минуты текут мучительно медленно, словно вода в чудовищной клепсидре. До того момента, когда мои пальцы ложатся на дверь подъезда, проходит вечность. Переступаю порог, за моей спиной в пыль падают первые капли. Слышится глухой раскат.
   Гроза.
   Лифт не работает. Так всегда, когда ты не способен идти по ступенькам - лифт не работает. Их так много, этих ступенек. Зачем их так много? Мне надо домой. Ещё немного, ещё пара шагов. Тоненькая полоска света делит коридор на две неравные части. Я не закрыл дверь? Нет. Я помню, как щелкнул замок. Из-за двери доносится надрывный плач.
   Мама! Крис!
   Дверь не хочет открываться. Толкаю сильнее, щель становится шире - уже можно протиснуться. Пытаюсь пролезть, пакет мешает - выпускаю его из рук. Слышится звяканье стекла. Только бы не разбилось, не хочу снова в аптеку.
   Делаю шаг, спотыкаюсь о подпирающую дверь тумбу. Смотрю на пол. Я стою на подоле застиранного халата. Похоже, его снова нужно будет стирать. Только... это же мамин халат!
   - Не смейте! Не трогайте!
   Мама!
   Я успеваю за миг до удара. Успеваю увидеть чужих людей - их двое, увидеть, как нереально медленно оседает на пол мать, увидеть, как один из них склоняется над колыбелью.
   Я слышу рычание. Я вижу оскаленные лица, обернувшие на звук. Это я рычу?! Тело, служившее мне добрых двадцать лет, отказывается подчиняться. Или нет? Или это всё-таки делаю я?
   Рывок вперёд. Я чувствую, как мои руки упираются чью-то грудь. Он не ожидал удара, и мы оба падаем прямо в оконное стекло. Слышится звон, хрип - мои руки снова липкие. Неважно. Здесь всё ещё чужие. Чужой. Отламываю прозрачный, окрашенный алым кусочек.
   Чужой. Растоптать. Разбить. Разрушить.
   Уничтожить.
   Мне не нужно видеть лицо, чтобы знать - он боится. Не привыкший к тому, что добыча огрызается. Он - меня - боится. Красная пелена падает на глаза. Мир становится ощущением. Всё сливается, сворачивается невозможным серпантином.
   Это - счастье.
   Это - жизнь.
   - Нет!
   Визгливые нотки разрывают эйфорию.
   - Пожалуйста, не надо! Умоляю!
   Я держу за волосы человека. Я держу у его горла осколок стекла. Я слышу свой голос, слышу, словно со стороны.
   - Ты сам пришёл.
   - Мы не хотели! Это... это сильнее нас. Умоляю...
   Он плачет. Что я делаю? Зачем? Мама! Обнажённая спина, такая белая, такая неподвижная. Уничтожить! Пальцы впиваются в стекло. Боль отрезвляет.
   Я не хочу это говорить, но...
   - Вон!
   Дважды просить не приходится. Разжимаю ладонь.
   - Мама!
   Тишина.
   - Мама, ответь, мама! Не молчи!
   Молчит. Мам, тебе холодно? Я там халат видел, сейчас принесу. Мам, я сок купил, слышишь? Не слышит.
   Мама... пожалуйста... мама...
   ***
   Я надеюсь, что Бог есть. Я жду кары, подставив водяным струям лицо. Где-то теплится надежда, что вода смоет кровь. Пустая надежда. Нет грозы способной омыть душу. Я убил человека. Убил, и мне понравилось. Так чем я лучше них?
   Плач. Крис? Я принёс сюда люльку? Я держу ребёнка под дождём?! Мама меня прибьёт.
   Мамы нет. Теперь я должен жить? Я?.. Да, должен.
   Иначе, кто расскажет Кристине, что убивать плохо?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"