Богомаз Екатерина Владимировна: другие произведения.

Рим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    " - Любовь? - Устало переспросила я, рассматривая пушистые снежинки за окном. - Да, веришь ли ты в любовь? - Спросил меня сидящий напротив парень. - Больше нет, - слукавила я, - и никогда не стоит в нее верить, ведь она как свет звезд... доходит до нас тогда, когда сама звезда уже давно погасла... "


   "..."
   - Любовь? - Устало переспросила я, рассматривая пушистые снежинки за окном.
   - Да, веришь ли ты в любовь? - Спросил меня сидящий напротив парень.
   - Больше нет, - слукавила я, - и никогда не стоит в нее верить, ведь она как свет звезд... доходит до нас тогда, когда сама звезда уже давно погасла...
   "..."
   Это началось два года назад в июле. В ночь с шестого на седьмое. Да, как вы могли догадаться, это была ночь Ивана Купалы. Ночь... которая перевернула всю мою жизнь...
  
   Я всегда не любила лето. Спросите, как так можно? Видите ли... для меня лето - это соленый привкус моря, прохладный утренний бриз, раскаленный желтый песок и низкое звездное небо, такое близкое, что до него можно было бы достать руками. Это мое лето... но жизнь меня подкинула в далекую и холодную матушку Сибирь. Конечно, можно сколько угодно восхищаться красотами природы: мощью гор, бескрайностью лесов и широтой полей. Вот именно. Леса и поля. Больше здесь нет ничего. Суровая зима и обжигающее лето.
   Так вот... этот самый всеохватывающий пламень раскаленного солнца каждое лето из года в год заставал меня на тающих от жары улицах города. Я никогда не ценила ни обгоревшую кожу, ни струи пота сбегающие с тебя на асфальт, ни это бесконечное ощущение одиночества от теней разъехавшихся на юг друзей.
   Вот, в один из таких обычных для меня летних дней я решила наконец покинуть свои душные не имеющие кондиционера апартаменты и отправилась в бесцельное странствие до книжного магазина.
   На улице было гораздо свежее, чем в квартире. Я набрала в легкие побольше холодного воздуха тенька и быстро пошла. Я решила, что удовольствие от прогулки я получу не больше, чем от сидения дома.
   Уже пройдя половину намеченного маршрута, я услышала, что кто-то меня окрикнул. Для меня это было чересчур неожиданно, что я с испуганным видом резко обернулась.
   - Котенок, ты чего? Вид у тебя дикий. - Позади меня стоял Андрей. Мой давний приятель. Кучерявый русоволосый парень, который своим иногда излишне серьезным отношением к миру всегда смешил всех нас. Я совсем забыла тогда, что он тоже остался в городе и что предлагал коротать дни вместе.
   - А, Андрейка, - я смущенно улыбалась, чувствуя вину за то, что так и не позвонила, а, хотя он-то конечно тоже не мог, - ты так никуда и не уехал.
   - А ты так и не позвонила.
   - Сам ведь не мог, да?
   Андрей слегка замялся, но как всегда сохранил на лице свою любимую невозмутимую маску.
   - Слушай, - перевел разговор, - ты не хочешь поехать завтра в одну деревеньку к моим знакомым? Меня тут зовут, может, махнем?
   - В деревеньку??? - Меня это конечно убило. Какая еще деревенька! Я тут по Канарам страдаю, а он мне деревенька!
   - Ну, да, - уже менее уверенно заговорил он, - это довольно далеко, где-то день езды на поезде, но... должно быть весело.
   - На поезде? - Мне показалось, что пока мы стояли на солнце, меня хватил солнечный удар, - мне плохо... у меня голова кружится...
   - Пошли в тень, - он взял меня под руку и повел за столик летнего кафе рядом.
   Мы сели. Он заказал себе пиво, а мне сок со льдом. Мне стало легче.
   - Ну так что? Может, поедешь? Ни Турция конечно, но разве хуже, чем здесь?
   Я посмотрела на залитую солнцем улицу. Позавидовала сама себе, что сижу в тени и решила, что поеду. А разве были варианты?
   - Хорошо. Я думаю, что раз поедем вместе, то будет уже весело. А куда конкретно?
   - Эта деревня называется, кажется, "Зарница", то ли ... э-э... не помню.
   - Так, а как туда добраться?
   - У меня все в бумажнике записано. Слушай, нужно сегодня брать билеты, поезд завтра, я звонил на вокзал. Я сейчас за ними пойду, а ты иди собирайся.
   - А что с собой брать?
   - Вещи, - он улыбнулся, - я не знаю, ну, то, что нужно. Главное купальник возьми, там полно озер.
   Я просветлела. Слово озеро звучит, конечно, не так магически, как море, но все же вода.
   - Мы надолго?
   - Где-то на неделю. Как понравится. Может, и сразу уедем.
   - Ладно, сколько я тебе должна?
   - Не сходи с ума, - строго ответил Андрей. Я и забыла, что его раздражают такого рода вопросы. Да, я могла бы привыкнуть, - я же пригласил.
   - Но все же....
   - Нет. Вечером я позвоню, будь готова. Поезд часов в семь завтра.
   - Значит, до вечера.
   Мы попрощались. Я решила, что книжный на этот раз останется без моего внимания и пошла домой.
   Квартира за пару часов моего отсутствия превратилась в сауну. Вот за такие мелочи я и проклинаю все это чертово лето ежеминутно.
   У меня были мысли посидеть в подъезде, так как по сравнению с домом, он был похож на холодильник, правда, с залежами тополиного пуха, а не снега. Времени, было не так много, чтобы позволить себе даже такую маленькую радость. Я зашла и мигом нырнула в ванную, с самой что ни на есть ледяной водой. Блаженство...
   Через пару часов я стала собираться. Но вскоре обнаружила, что, не взяв ничего, моя сумка уже отказывалась закрываться. Хм... ну разве я тогда могла себе представить, что белоснежный брючный костюм и любимое коктейльное платье мне там не понадобятся? После некоторых дискуссий с собой я решила оставить в покое половину намеченных вещей. Что уж там говорить о вещах, когда косметика не влезает! В три подхода сумка все же была собрана.
   Двор за окном наполнился приятной прохладой тени. Солнце еще не зашло. Да и вообще, в это время года оно постоянно мерцало на горизонте, заслоняя своим настойчивым сиянием красоту и таинственность ночи.
   Я решила, что моя кожа отчаянно просит очищающей маски или на худой конец обычного прохладного огурца. Только я подумала, что вот-вот встаю, раздался звонок.
   - Алло.
   - Котенок, ты?
   - Ага. Что с билетами?
   - Все в норме. Завтра в семь пятнадцать. Ты собралась?
   Я глянула на раздувшуюся от непривычного объема сумку.
   - Да... вроде.
   - Знаешь, а хорошо все-таки, что я парень хоть куда.
   - А что?
   - Да паспорт я у тебя не взял. Пришлось... так сказать импровизировать.
   - И...
   - И... я веду кассиршу в ресторан сегодня вечером, да, уже через час.
   У меня наступило секундное замешательство.
   - О... даже не знаю что сказать. Я ведь в поездах ничего не смыслю...
   - Да я сам дурак, забыл ведь. Теперь буду вид влюбленного делать. Ну ничего... завтра пол седьмого я зайду. Постарайся уже встать.
   - Ладно. А как хоть девушку звать?
   - Ира.
   - Слушай... ну мне даже неловко... может не стоит. Тебе ведь наверное неприятно...
   - Забудь. Мне не впервой. Я еще ни разу не был на свидании с девушкой, которая бы мне действительно нравилась.
   - А может ты просто не пробовал ее пригласить?
   - Может быть. Спи, солнышко.
   - Желаю удачно провести вечер, до завтра.
   - До завтра, Котенок.
   Я уставилась в окно. Даже думать не хотелось. Нечеловеческими усилиями я подняла свое тело и поплелась к холодильнику за огурцом, но на полпути передумала и свернула к себе в комнату. Все на что меня хватило - это снять тапочки и грохнуться на кровать.
  
  

   Звонок в дверь. Настойчивый отчетливый звонок. Мне не снилось. Я подскочила с кровати. Мгновенно в голове пронеслись десятки мыслей, одна хуже другой.
   Я проспала!
   Посмотрела на часы, было уже без двадцати, значит, и Андрей немного припоздал. Я хаотично искала взглядом халат, но почему-то мои сверхъестественные способности в поисках вещей не желали вставать так рано. Я побежала к двери в пижаме.
   Открыла дверь.
   Андрей стоял с чемоданом и слегка озабоченным видом.
   - Я так и знал, - вздохнул он, - бегом, собирайся. Чувствовал же! Еще эти пробки... давай-давай, бегом.
   - Да, две... три минуты.
   Я ринулась к шифоньеру. Конечно же... с вечера я не приготовила, что одену утром... как на меня похоже. Пора завести личного домового-костюмера. Один уже есть, но он занят стыриванием точилок, резинок для волос, блестящих предметов и вообще всякой ненужной пакости. Я схватила шорты, майку, быстро сняла пижаму, натянула одежду, кинулась в ванну. Косметики почти не осталось, я ведь все собрала! Времени не было... быстро привела себя в порядок: расчесалась, легко накрасилась и, конечно же одела кольца, серьги и амулет на шею - жить без всякой защитной ерунды не могу... хотя иногда сомневаюсь верю ли я в это все. Выбежала в коридор. Уже собралась искать ключи, но тут вспомнила:
   - Ой! Андрей, я же маму не предупредила, я записку оставлю... я быстро, честно.
   Он только кивнул и спокойно принялся ждать.
   Я накатала записку. Бросила взгляд на разобранную кровать, но времени приводить все в гармонию не было. Я надела часы, взяла паспорт, ключи и сумку.
   - Я готова.
   - Семь минут, - Андрей улыбнулся, - я возьму сумку, закрывай дверь.
   Я все заперла. Посмотрела на Андрея. Он был невозмутим, как всегда впрочем. Хотя, когда до поезда полчаса, а ты все еще стоишь в подъезде, такое хладнокровие пугает, если не сказать раздражает.
   Мы вылетели из подъезда. Побежали до остановки. Сели на автобус. Вокзал. Как давно я на нем не была. Даже не было времени обновить воспоминания, просто постоять. Уже было десять минут. Ну, мы вроде успевали.
   - Котенок, ты не против, я взял купе?
   - Купе? Нет, конечно, но зачем же купе всего на сутки?
   - Я же знаю, что ты не любишь поезда, вот подумал, что купе несколько изменит твое представление о дороге.
   Я только пожала плечами. Мы зашли в вагон, затем нашли купе. Да... успели. Через две минуты поезд тронулся.
   - Черт, даже ничего поесть не взяли, - Андрей нервно посмотрел в окно.
   - Да ладно... у меня есть леденцы и минералка, - хотя мне тогда самой показалось, что это довольно скудно...
   Андрей выдавил улыбку.
   Я только через несколько минут осознала, что в купе только мы двое.
   - А разве больше никого не будет здесь? Вроде поезд не может быть настолько пустым.
   - Я же сказал, Котенок, я взял купе. На двоих.
   Мне нечего было сказать. Спорить ведь было бесполезно. Хотя... я не очень-то любила такие вот геройства, после них мне казалось, что я чем-то обязана.
   - Может, пойдем в ресторан?
   - Нет, что ты, ты иди, я не хочу есть. Я не могу есть летом, слишком жарко для этого.
   - Пойдем, не хочу один. Поболтаем. Неужели ты тут просто будешь сидеть? Пошли.
   Уговорил, однако. Мы пошли в вагон-ресторан. Довольно прилично. Особенно цены приличные. Андрей заказал себе кофе с пирожками, соблазняя мою диету, а я согласилась, с боем конечно, но все же на зеленый чай и обалденное цитрусовое желе.
   - Ну что, как тебе? Неплохо здесь?
   Хм... может Андрей был и прав. Купе есть купе - первый класс. Как и самолет, вряд ли
   тебя устроит эконом-класс. А тут еще и за все свои поездки первый раз в ресторане, да еще и с хорошей компанией.
   - Да, мне нравится. Главное здесь не жарко, это для меня очень много значит. А еще мне здесь нравится с тобой, - я улыбнулась. Зачем я это тогда в шутку ляпнула? Он ведь только и ждал повода, чтобы быть ко мне ближе.
   Андрей мне всегда нравился, как друг, может быть даже и лучший. Лет до шестнадцати я уперто думала, что дружба между мужчиной и женщиной возможна, но я ошиблась, когда мой приятель во дворе, парень с которым мы гоняли в футбол, ходили в спортзал и на компьютеры начал за мной ухаживать. Это было шоком. Он мне не нравился и я привыкла, что парень, которого я знаю давно - это друг и только друг. Сперва Олег, так его звали, потом Сашка, ну, про него я хоть подозревала, он всегда относился ко мне как к девушке, а не как к сорваненку. Еще Пашка, его я очень любила, дорожила им, иногда мне казалось, что наши игры были всегда больше, чем игры, но мне только казалось. Он был уже давно выпускником, а я заканчивала одиннадцатый, мы были одними из самых обсуждаемых пар в школе. Мы смотрели на друг друга как-то по-особенному, но никогда не переходили грань дальше дружеских объятий... хотя пару раз мы были готовы... Все это было мило и безобидно до того момента, пока в Москве я не встретила Яна. Мы ездили с группой в столицу в декабре, перед Новым годом. Красатень... любовь, романтика, Европа, школьная юность... и ребята, которые доставали меня, чтобы я разговаривала с иностранцами. Конечно же, ведь не зря я учила английский целых... черт знает сколько лет! Вот и договорилась... к нам подошел молодой парень, черноволосый красавец с Канады. Я как-то бы и забыла о нем, но он сам ко мне привязался, именно так, пристал. Попросил телефон, а я с дуру дала... молодость... Так мы и переговаривались, даже когда я к себе уехала в город, он продолжал звонить, потом попросил адрес, чтобы написать... и писал ведь! Я уже не смотрела на Пашеньку так как раньше... не могла, Ян стоял перед глазами. Пашка заревновал, не знаю... что это тогда у него вдруг пылкая любовь проснулась. Ближе к лету вдруг приехал Ян. Вот чего уж не ждала... Паша его увидел и чуть не убил. Наши отношения испортились... и с Яном и с Пашей. Ян подумал, что Паша мой парень, а Паша надулся и долго не мог простить меня, что я, мол, мучила его своими взглядами, а потом нашла другого. Теперь ни того ни другого видеть не хочу. Нет дружбы между женщиной и мужчиной.
   Андрей замечательный парень, но он мне никогда не был нужен... я слишком мечтательная конфетно-цветочной любви, все должно быть по-особенному со мной. Интересно, так ли думают все девушки? Но мне было больно, когда я, сама того не подозревая, ранила и рушила.
   Мы долго сидели в ресторане, болтали, смеялись. Потом Андрей взял шампанского, и мы ушли в купе.
   - Все же хорошо, что ты согласилась, нам весело... а так бы ты дома сидела.
   - Я знаю, все лучше, чем сидеть в городе. Нас встретят завтра?
   - Да, народ подойдет к станции. Мы подъедем где-то в восемь, вот здесь главное не проспать, - он улыбнулся.
   - А деревня прямо около станции.
   - Нет, что ты, до туда еще полдня езды. Ну, ничего, зато приедем, а там... лес и никакого солнца.
   - Да... никакого солнца, - я засмеялась, - а что там с ... э-э... Ирой, да?
   - Да ничего. Думает, что у нас что-то выйдет. Все так думают, но... - он посмотрел на меня, дольше, чем следовало бы, - я точно знаю, что нет. Налить шампанского?
   Мне не хотелось шампанского, мне было душно.
   - Немного, совсем чуть-чуть.
   Андрей налил.
   - Сколько мы уже знакомы, Котенок?
   - Лет шесть, семь... а что?
   - Да так... вспомнил тут. Помнишь, как мы в лагере познакомились? Ты мне тогда сразу понравилась, а Никитке твоя подруга... весело тогда было. Потрясающе...
   - Ты тогда думал, что я твоего года рождения, мне почему-то стало смешно...
   - Да, что не скажешь сейчас, юная девочка, а тогда выглядела старше своих лет.
   - Южные гены, так всегда раннее взросление, позднее старение, - я засмеялась, мне тут вспомнилось, - а помнишь, как мы все шутили, а ты "не смешно", хотя было умереть просто...
   - А мне было не смешно, я был вас всех старше. Тебя на два года, их на один, но выглядел взросло, и был уже взрослым... ну, и старался вести себя по-взрослому.
   - А, ну да... тринадцать лет - это конечно очень старческий мудрый возраст...
   - Не смешно.
   Я расхохоталась. Смешинка в нос попала. А может шампанское. Романтизм Андрея был убит на корню моим несвоевременным залпом хихиканья.
   Мы болтали до часу ночи. Потом меня сморило, и я легла спать. Андрей еще сидел и смотрел в окно на проплывающие миллиарды звезд в окне.
   Пик-пик. Пик-пик.
   Сотовый.
   На этот раз Андрей решил включить будильник, трезвое решение. После вчерашнего шампанского мне совсем не хотелось вставать почти в восемь утра.
   - Вставай, Котена. Уже утро. Через пятнадцать минут подъезжаем.
   - Да, - сиплым утренним подобием голоса промычала я.
   Пошла в туалет. Да, единственное и самое весомое, что мне не нравилось в поездах так это туалет, даже если ты в купе, туалет все равно... мягко говоря, не очень. И больше того, в этой тесной комнатушке с дурно пахнущей атмосферой и капризным замком еще и постоянно трясет. Я поворчала, привела себя в человеческий вид и пошла в купе.
   - Что ж, я все верно рассчитал, тебе как раз хватило десять минут. Сейчас подъезжаем, смотри.
   Я посмотрела в запылившееся окно. Сибирь. Что там еще сказать. Тайга со всеми ее не совсем приятными последствиями. Ворчать можно было сколько угодно, но утро было чудное.
   Поезд остановился. Мы вышли на перрон. К нам подошли два парня и девушка.
   - Ей! Андрюха! Как жизнь?! - Кинулся высокий загорелый парень к Андрею.
   - Колька! Сколько лет! Да все как всегда паршиво.
   Они крепко по-мужски обнялись. Москва проплыла в воспоминаниях почему-то...
   - Андрей, как добрался, друг?! - протянул ему руку другой парень. Высокий, более широкий в плечах, чем Николай, мне показался он менее эмоциональным, если не сказать сдержанным. У него были просто немыслимой красоты зеленые волшебные глаза. В жизни я до этого таких никогда не встречала. Тогда я точно могла поспорить, что он не от мира сего. Он заинтересованно взглянул на меня. Вот от таких взглядов можно провалиться сквозь землю.
   - А вы... - вопросительно начал он, продолжая смотреть на меня.
   - Ах да, - спохватился Андрей, - это моя... - он замялся, - это моя хорошая подруга, Катя, я зову ее Котенок... ну, потому что она котенок, - он засмеялся, - а это Николай, - он показал на того высокого говоруна, - а это Рим, - Рим... имя у него было еще страннее, чем он сам, - а это Олеся, - к нам поближе подошла русоволосая красавица. Высокая статная девушка с толстой косичкой. Я вдруг заметила, что неприкрыто восхищаюсь такой роскошной русской красотой, которую не встретишь в городе. Я не была маленькой худенькой девочкой, никогда не была, но по сравнению с ней, я чувствовала себя... приземленной.
   - Привет, - она добродушно нам улыбнулась, - вы, наверное, устали. От поезда особого удовольствия не получаешь. Пойдемте к остановке. Если мы пропустим утренний рейс, то уедем только вечером, а вам бы нужно отдохнуть дома, у нас ведь тут сюрприз.
   - Сюрприз? - Андрей немного покраснел. Я это заметила... хм... что это вдруг?- Вы мне не говорили о сюрпризах.
   - На то это и сюрприз, чтобы о нем молчать, - подмигнул Коля.
   - Мы думали, ты будешь один, - заговорил Рим, когда мы пошли куда-то западнее вокзала, - мог предупредить, что решишь сделать нам такой, - он снова посмотрел на меня, - приятный сюрприз.
   - Ну, знаете, что вы там говорили о сюрпризах... нужно молчать? - Он засмеялся.
   - Ты девушка Андрюхи? - Спросил Коля.
   Меня это крайне возмутило, но я решила не обижать своим колким языком Андрея.
   - Нет, мы друзья.. уже много лет, - отрезала я.
   Рим странно оглядел нас с Андреем. Что он тогда думал? Что мы лжем?
   - Мы с Андрюхой уже черт знает сколько лет дружим тоже! - Со смехом продолжил Коля.
   - Десять, - ответил Рим и принялся дальше разглядывать серые городские ландшафты.
   Все на него посмотрели. Олеся рассмеялась, за ней все остальные.
   - Мы гостили у родных в вашем городе, во дворе Андрюхи, там мы и познакомились. Люблю я его, гада, а он так редко приезжает, что готов поспорить до сих пор не знает, как называется наша деревня.
   Я засмеялась. Он ведь действительно не знал.
   - "Зарьянка" я помню, - в своем духе ответил Андрей. Надо же, посмотрел в бумажнике...
   - Значит, на этот раз записал, правильно, - кивнул Коля.
   Андрей надулся. Видимо ему не доставляло удовольствие быть униженным перед двумя девушками.
   - А, вот и остановка, - остановилась Олеся.
   Мы присели. Было уже девять, и солнце начинало печь. Я горько пожалела, что не взяла свою дурацкую, но очень нужную тогда шляпу. Я сгорала. Рим сел рядом. Я не могла на него смотреть. Его глаза меня смущали. В жизни такого не было! Из-за этого я чувствовала себя глупо, но уверяла, что справлюсь с собой.
   - Ты не хочешь пить? - Как бы между прочим спросил он.
   - Не то чтобы пить, мне бы море... или вентилятор на худой конец... - я чувствовала, что раскраснелась бы, если бы уже не была красной.
   - Знаешь, если бы я знал, что Нудило приедет не один, то обязательно бы захватил вентилятор.
   Нудило?
   - Нудило? Почему Нудило? - Хотя, разве, Я не знала сама?
   - Ну, сейчас может быть и нет, но пару-тройку лет назад это его "не смешно" меня доставало.
   Я рассмеялась.
   - А мне всегда было забавно. Ну, может только иногда чуточку занудно. Слушай, - я опять смутилась, - а тебя серьезно зовут Рим?
   - Нет, - спокойно ответил он, - меня зовут Маримьян, но уж сколько себя здесь помню, всех после третьей рюмки убивало произносить мое имя целиком, так меня еще старшие дядьки прозвали. Точнее вычленили мне имя.
   - А... понятно... наверное здорово иметь необычное имя?
   - Не очень-то. Все так и норовят его исказить, так что мне Рим вполне нравится. В нем по крайней мере ударения никуда больше не поставишь, - он улыбнулся. Улыбка у него была еще более загадочная чем его глаза. Черт возьми! Какая же я была глупая маленькая девочка в тот момент! Хотя... может и не такая уж глупая...
   Подошел автобус. Мы затащили сумки и сами сели. Народу было прилично. Чувствовалось, что автобус тут нечастый гость.
   Андрей на мое дикое изумление сел с Олесей. Может быть на какую-то сотую долю я почувствовала, что тогда ощущал Паша, когда видел меня с Яном. Но мне не понравилось и еще кое-что, Коля точно любил Олесю. Это было видно даже мне, встретившей их впервые. Он стал серьезнее и сел за ними. Я невольно оказалась рядом с Римом. Он галантно уступил мне место у окна. Убедившись, что это не солнечная сторона, я села. А то ведь, всегда есть подвох.
   Тут меня приспичило выяснить что за сюрприз нас ждет.
   - Ну, расскажи мне, - нудила я.
   - Да нет же, будет не интересно.
   - Ну чего я могу не знать? Меня уже ничего не восхищает. Тут должно быть что-то мега особенное, чтобы меня удивить. Расскажи.
   - Нет, - лукаво улыбался Рим, - ни за что.
   - Так не честно.
   Я оставила эту затею поняв, что Рим категорически неподступный субъект даже для моих женских ведьминских чар. Но я же чувствовала, нужно было подойти с другого ракурса, но меня неожиданно увлекли пейзажи за окном пролетавшего автобуса.
   Я вспомнила, что Андрей говорил, что ехать нужно почти полдня. Воспоминание заставило меня скиснуть.
   - Что загрустила?
   - Полдня в автобусе - ад, - заключила я.
   - О нет... ад - это гораздо приятнее чем пол дня в автобусе.
   Мы рассмеялись. Потом Рим принялся всю дорогу шутить, так что от чего я не умерла, так это со скуки. Было уже два часа, когда Рим официально объявил мне, что мы прибыли. И действительно. Через пять минут автобус остановился.
   Все шумно стали вылезать из успевшего стать невыносимо душным автобуса. Рим помог мне слезть. Парни взяли сумки, и мы куда-то пошли. Как позже выяснилось, я умудрилась пропустить надпись деревни пока мы ехали. Так что мы уже были в ее черте.
   Минут пятнадцать мы шли по пыльной неасфальтированной дороге посреди густо натыканных деревянных, реже кирпичных домов. Еще пару минут и Коля возвестил о том, что мы дошли.
   Перед нами стоял самый простой дом на двоих хозяев. Побеленный, с крашеными ставнями и небольшими палисадниками с фасадной стороны. Мы прошли за ворота.
   - Дом полностью свободен. Родители на неделю уехали в город к знакомым. Эта часть дома моя, а другая... скоро будет моя. Соседи ее продают. Олеся живет в соседнем доме, а Рим через дом. Располагайтесь.
   Я прошла в дом. Сняла шлепки. Решила осмотреться. Остальные ушли в зал. В доме было необычайно прохладно. Вот что значит, дерево не накаляется. Я обнаружила две просторные комнаты помимо зала. Одна, видимо, была Колина, а другая родительская. Меня несколько не обрадовала всего одна большая кровать в родительской комнате. Я решила, что пойду в зал к ребятам.
   - Коля, тут помимо твоей, только одна кровать. Как мы будем спать?
   Коля на мгновение не понял, как так вышло.
   - Ах! Ну да... я же ждал только Андрюху... что ж делать...
   - Может, пойдешь ко мне? - Спросила Олеся, - у меня тоже дома никого нет, мама уехала погостить к сестре. Пойдем, тем более что ты тут будешь с парнями?
   Я решила, что это предложение поступило вовремя.
   - Конечно, если я тебя не стесню.
   - Тогда пойдем. Тебе нужно вымыться с дороги. У меня, в отличие от некоторых, есть нормальная ванная.
   Мы со смехом пошли к Олесе, отбиваясь от предложений помочь донести сумки.
   Ее дом был намного меньше.
   До сих пор он запечатлелся в моей памяти, как достояние старины.
   Деревянный, с цветными ставенками и невысокой входной дверцей, входя в которую постоянно приходилось нагибаться.
   Мы зашли вовнутрь. Чуть уловимо пахло сырой древесиной. В доме было всего две комнатки - зал, где видимо, располагалась мать Олеси и другая поменьше собственно ее. Еще при входе были довольно просторные сени с двумя дверями - одной в зал, а другой...
   - Олеся? А куда ведет эта дверь? В кладовку?
   - Нет. Там раньше была кладовка, а потом мой отец, он был первоклассным архитектором, соорудил там ванную.
   - Был? А что...
   - Он погиб в Чечне...
   - Я...извини...
   - Мы говорили ему с мамой не уезжать, не оставлять нас, он должен был проектировать новые дома тут, но... мужчины... не волнуйся, уже прошло достаточно времени, чтобы я могла с легкой душей об этом говорить.
   В летнее время сени играли роль кухни, так как сама она была просто крошечная - не повернуться.
   Олеся занесла мою сумку себе в комнату. Мы сели на кровать. Она неприлично скрипнула. Олеся негодующе улыбнулась:
   - Эта дурацкая кровать... дерево рассыхается, - она засмеялась, - ну что... давай знакомиться? Расскажи о себе.
   Я с секунду подумала.
   - Мне девятнадцать лет. Учусь на втором курсе журфака, хотя журналистом быть не хочу.
   - Почему? Это же так интересно.
   - Не по мне. Я не люблю никому надоедать, особенно себе, а дотошность журналистов иногда... всегда раздражает.
   - А зачем тогда поступала?
   - Видишь ли... я до последнего момента не знала куда мне идти. Вот и выбрала себе на голову, хотя учится в институте значительно интереснее, чем в школе.
   - Понятно. А я уже отучилась. В этом году закончила аграрный. Но я всегда хотела стать ветеринаром.
   - Может еще не поздно?
   - Я не знаю...
   - Слушай, а Коля тоже закончил учебу?
   - У него среднее образование, так что да, закончил. Он техник. Я никогда не встречала такого потрясающего стремления копаться во всем, что починить невозможно.
   - А он не хочет доучиться? Высшее образование ведь престижнее. Было бы полезно.
   - Но бессмысленно. У нас в деревне нужно починить по мелочам: холодильник, телевизор, телефон... иногда машину. Да и то не всегда за деньги... наведывается в город, но там свои законы и точки. Знаешь, - она улыбнулась, - по крайней мере никуда не нужно бежать и что-то хаотично мастерить. У меня высшее образование, а что толку? Работаю секретарем в школе, но мне нравится.
   - А... Рим? Расскажи мне про него, он... немного, - я медлила, боялась сказать... лишнего, - немного...
   - Странный, - закончила Олеся, - не сказала бы. А может просто привыкла... единственное, что в нем странно, так это то, что он не ответил ни одной девушке реальной взаимностью. Они за ним толпами ходят, а он иногда появляется в компании с городской, да и то на одну ночь. Ну, его дело. Не верит он в чистую любовь и не хочет ее. Может и верно.
   - А учится на кого? - Я спросила, но подозрения были, что он уже давно не учится. Вид у него был взрослый, серьезный.
   - О, он уже давно не учится... - как я и думала, - ему уже двадцать семь, не выглядит, да? Как помню, он уезжал аж в Москву учиться. Представляешь, прямо сюда звонили, лично звали. Он не хотел ехать, мы уговорили. Уехал. Пять лет и весточки не слал, а потом внезапно вернулся. Говорил, что работу там давали, но он еле удрал. Крепко взялись. Думаешь странно, что вернулся? Молчит он конечно, но любит наше захолустье, наверняка. Он ведь не из таких, кто все напоказ выставляет, этим девчонкам нашим и нравится. Нет в нем той типичной для них широкой русской души, он весь в себе. И коль полюбит, так весь свой мир любимой отдаст, а может... и весь наш мир. Он как в город не уедет, неделю нет, а потом приезжает с кучей денег, подарков, а иногда, как говорила уже, бабу привезет, каждый раз другую. Девчонки наши все навзрыд сразу же. Все меня спрашивают, не нравится ли ему кто из нас? А мне что ответить? Он хоть мне и... даже странно, но друг близкий, он все же на такие темы никогда не говорит. Раз сказал, что любовь это глупость, и от нее только боль и все... Не сказать ведь что был не прав? Прав, но с другой стороны. А тебе он гляди-ка понравился? - Она лукаво на меня глянула.
   - У него глаза волшебные, - сама не знаю почему ответила я, - я такого еще не встречала.
   - Не смотри ты на него. Он черт пустой. Не для любви он. Молчаливый, замкнутый, уколоть иногда норовит, с ним слез больше чем радости. Хотя он предан. Если ему поможешь в чем-то, то самым лучшим потом отплатит. Ты забудешь уже, а он ведь напомнит. Записывает что ли? - Она засмеялась, - ты не торопись. Тут столько парней хороших, скоро увидишь...
   - Нет, что ты... я никогда и не любила-то по-настоящему. Ну, знаешь, когда все готова за один его взгляд отдать. У меня так... детские шалости были. Меня удержать невозможно, как птичку в клетке. Мне все быстро надоедает... ненавижу в себе это качество, но оно есть. А Рим... он... ну, я ж его не знаю, что мне гадать. Только вот я бы не сказала, что он молчаливый и замкнутый. Он сперва таким показался, но потом на остановке... и в автобусе, он постоянно шутил, было здорово, и ничуть не скучно.
   - Да ты что! Надо же... - Олеся лукаво на меня глянула, - а может он неровно дышит к городским?
   - Ну...
   - Если да, то вдвойне будь дальше от него. Зачем тебе разочарование, если конечно не ищешь парня на одну ночь.
   - Приму на заметку. А, - я опять вспомнила про сюрприз, - что за сюрприз?
   - Говорить... не говорить? - Олеся вновь лукаво посмотрела.
   - Так не честно... что же вы все...
   - Могу намекнуть.
   - Давай!
   - Это связано с Иваном Купалой... больше с ночью...
   Хм... Иван Купало. Наверняка какие-то особые традиции, уж явно не банальное обливание из брызгалок.
   - Что-то особенное?
   - Да, ты ни разу не была в деревни на Купало?
   - Э-э... нет. Один раз на море и один раз в лагере.
   - Ну тогда ты может уже видела что-то подобное, но... хотя вряд ли, тебе было слишком мало лет. А сейчас в самый раз.
   Что ж это могло-то быть! Мало лет... что мне тогда только в голову не пришло...
   - Ты никогда не слышала о Ночи Творила?
   - Слышала. В эту ночь молодежь творит всякие пакости на улицах...
   - О... надо же, как странно у вас перевернули традицию. На самом деле этим черти занимаются. Это одна из тех ночей, когда им все дозволено. Соблазнять девушек, пугать скот, портить воду в колодце и тому подобное, что им в голову придет.
   - Значит черти? - Особо пафосно вышло у меня.
   - Значит, не веришь?
   - Ну... сложно сказать. Спросила бы ты меня лет пять назад, я бы с уверенностью сказала, что верю... а сейчас...
   - А зря. Если не веришь, то тебя и подловят, чтобы запомнила, что на очевидное глаза не закрывают.
   Я только пожала плечами. Меня мало волновали черти.
   - А у вас здесь есть, где можно купаться? - наконец вспомнила я о самом главном.
   - Конечно же! Хочешь пойти. Я смотрю в окно, день стал совсем жаркий.
   - Прямо сейчас?
   - Ну, если... конечно хочешь.
   - Пошли, а ребята как?
   - С нами. Ты не против?
   - Только за. Сейчас переоденусь.
   - Я пойду за купальником, он в ванной.
   Олеся вышла. Я взялась за сумку. Мне припоминалось, что я засунула купальник куда-то сбоку. Пришлось все переворошить. Кровать Олеси слегка... заполонилась моими вещами. Наконец, я нашла купальник. Быстро его надела, а сверху накинула сарафан. Вошла Олеся.
   - Смотрю, ты распаковалась?
   - Что?
   - Ну, вещи на кровати...
   - А! Ты про это, - я заулыбалась, - ну... я это... уберу сейчас.
   - Нет, все равно ты здесь спать будешь, так что делай что хочешь. Я сама не очень-то слежу за идеальной чистотой.
   - Тогда ладно.
   Мы вышли из дома. Зашли за парнями.
   - Купаться? - начал Коля.
   - Да, пойдете? - переспросила Олеся.
   - Почему нет, - Коля посмотрел на парней. Андрей вопросительно смотрел на нас, а Рим внимательно наблюдал за досаждающей его мухой, по виду он не очень-то хотел купаться, - Андрей? Ты как?
   - Я пойду, - промямлил он.
   - Рим?
   - Я не знаю... - безучастно ответил тот.
   - А чего ты боишься, что мы увидим твой хвост под штанами? - Пошутил Коля.
   Рим оставил в покое муху. Его это несколько задело.
   - Какой еще хвост?
   - Да я пошутил. Пошли. Я не прошу тебя купаться, просто удостой нас своим обществом.
   Рим посмотрел на нас. Что-то про себя решил.
   - Ладно. Пойду переоденусь, - он встал. Прошел рядом с нами и вышел.
   - А где он живет? - Тихо спросила у Олеси я.
   - Здесь же, рядом, через дом от Коли, - так же тихо ответила Олеся.
   Парни пошли собираться. Мы сели на диван.
   - Кстати, - припомнила я, - я ведь плавать почти не умею.
   - Что? - Заулыбалась Олеся, - а... а как так?
   - Меня никто не учил. А к водным пространствам мы подбирались редко. Мама всегда боялась, что я утону, так что проверить свои силы на дальних расстояниях у меня не было.
   - Ну, ничего. Сейчас все и увидим.
   Через минуту все были в сборе. Рим пришел в красной рубашке и с миной смерти на лице. Парни оделись полегче. Мы вышли из дома. Прошли по дороге до леса. Мне стало жутко жарко.
   - Долго еще? - провопила я.
   - Нет, еще минут десять ходьбы, - ответил Коля.
   - М-м... - промычала я.
   Продолжили шествие. Природа была красивая. Можно сказать как никогда. Но мне было не до нее. Я должна была доползти до озера...
   - А вот и озеро, - кивнул вперед Коля.
   Я посмотрела вдаль. Да. Действительно, небольшое озерцо недалеко от рощицы. По которой мы почему-то не пошли, предпочтя тень леса пыли и палящему солнцу дороги.
   Я чуть ли не бежала, хотя было так жарко, что бежать было бы невозможно физически.
   - Вода... - ласково проговорила я, даже сама от себя такого не ожидая.
   Рим ухмыльнулся.
   Я сняла сарафан и бросила его назад. Случайно попала в Андрея. Тот тоже шел невменяемый, что даже ничего не сказал в ответ.
   Я залезла воду. До сих пор помню это ощущение блаженства... Ребята тоже нырнули. Веселее меня был только счастливый Андрей. Рим пожелал посидеть на берегу. Я минут пять побултыхалась. Оказалось, что олимпийского пловца из меня не выйдет, так что я вышла на берег. Рим одиноко смотрел в сторону рощи. Казалось, что до нас ему не было никакого дела.
   - Ты не хочешь купаться? - Спросила я.
   - Что-то не хочется, - безразлично ответил он.
   - Может, случилось что-то? - Вот оно... журналистское образование. Надоедаю даже себе, - если не хочешь не отвечай. Дурацкий вопрос.
   - Ничего не случилось... Ты спрашивала про меня, да? - Неожиданно спросил он.
   Я почувствовала себя чем-то виноватой перед ним. Но откуда он узнал? Догадался? Или попытался подловить меня... что ж, ему это удалось.
   - Да, я спрашивала Олесю про тебя.
   - Зачем?
   - Не знаю... глупая журналистская привычка все знать.
   - Могла бы сама спросить, - с легкой горчинкой в голосе сказал Рим.
   - Могла. Но Олеся оказалась ближе. Да и спрашивала я по пустякам.
   - Что-то выяснила?
   - Ну, - я споткнулась. Хотела ляпнуть такую вещь, что прикусила себе язык, - что ты... не любишь девушек и живешь с собой...эм ... то есть один... ну, один я имела ввиду один, - что ж я ляпнула-то! Еще хуже вышло!
   - Что? - Так же невозмутимо посмотрел на меня Рим.
   - Ну, я имела ввиду... что ты замкнутый, что у тебя нет никого здесь, хотя тебе двадцать семь лет.
   - О, - он снова занялся разглядыванием рощи.
   - О? И все?
   - О. И все. Я не вижу смысла что-то добавлять, думал узнать что-то новое о себе с другой стороны. Все одно и тоже...
   - Ты мне показался другим... хотя теперь я вижу, что Олеся была права...
   - Другим? Нет... что ты. Я всегда такой.
   - Но... - я кажется начала сомневаться сама в своей памяти, - ты же пару часов назад вел себя иначе.
   - Под настроение... бывает...
   - Почаще бы бывало, - я улыбнулась ему. Он, наконец, посмотрел на меня.
   - Ты спрашивала про сюрприз?
   - Конечно.
   - И?
   - Олеся намекнула.
   - О.
   - Опять "о".
   - Да.
   - Рассказала, что это связано с ночью Купалы. И что-то там про традиции и чертей, но про них я не поняла.
   Рим наконец полностью переключил свое внимание на меня. Что-то его задело.
   - Да? И что не поняла?
   - А?
   - Ну. Про чертей?
   - Да я про них вообще ничего не понимаю. Что-то там говорила про соблазнение скота, - я споткнулась, - смысли... девушек, а про пуганье скота и порчу воды... и еще что-то там.
   Рим фыркнул.
   - Чушь, - и вновь вернулся к виду рощи.
   Я слегка оторопела. Но меня это подзадорило.
   - Как так чушь? Смысли черти или что? Не отворачивайся от меня, - я подсела ближе.
   - Про все. Что это вдруг чертям нужно скот пугать или воду портить? На это пьяная молодежь есть.
   - Так все просто? Стало быть, чертей нет?
   Рим на меня внимательно посмотрел.
   - Стало быть... - он не закончил. Видимо язык не повернулся договорить.
   Меня задел этот пофигизм. Хотя что я могла ожидать от человека, которого знала первый день.
   - А я знаю, что черти есть, - уверенно сказала я и сама принялась смотреть на рощу. Теперь Рим искал мои глаза.
   - Так значит? Есть? И как они выглядят?
   - По-разному, - не отрывалась я от рощи. И вправду, на нее так и хотелось смотреть, - один вот точно был учитель физики у нас в школе. Юморист.
   - Ха, - Рим присоединился ко мне в наблюдении за рощей.
   - Правда, красота? - Спросила я... даже без задней мысли, что на это можно что-то ответить.
   - Нет.
   Я не выдержала и снова к нему вопросительно повернулась.
   - А что смотришь тогда?
   - Не знаю... взгляд отвести лень.
   - Честно... Уважаю.
   - Зря. Не за что уважать.
   - А что ты про сюрприз вдруг вспомнил?
   - Хотел удостовериться, что это уже не сюрприз.
   - Тогда расскажи все.
   - Что именно?
   - Ну, про традиции.
   Рим помолчал. Затем, наконец, повернулся.
   - Ты когда-нибудь слышала про цветы папоротника?
   - Нет, но папоротник ведь никогда не цветет!
   - Еще как цветет. Просто вам сложно поверить в то, что все ваши теории о жизни и ее законах могут быть неверны.
   - Ах, вот как. Ну и что про цветы?
   - Раз в год самые смелые юноши в Ночь Творила ищут цветы папоротника. Те, кто сможет их найти станет богатым и везучим на всю жизнь. Но найти их может только тот, у кого сердце чисто и помыслы добры.
   - И кто-то находил? - Мне, конечно, не верилось, хотя из уст Рима звучало убедительно.
   - Я тебе не отвечу, - он как-то странно улыбнулся.
   - Что ты так улыбаешься? Ты что-то знаешь.
   - Говорю же, что не отвечу.
   - Я тоже пойду искать цветы, - заключила я.
   Рим с умилением посмотрел на меня.
   - Ты? Я же говорил, что юноши. Причем здесь ты?
   - Какая разница, это все стереотипы, это вроде как про теории ты только что говорил. Пойду и все.
   - Их черти стерегут. Не стоит. Напугаешься до смерти. В психушку потом посадят.
   - Прям. Чертям делать больше нечего!
   - А может и нечего стало, когда за них люди все гадости сделать могут сами!
   - А я бы хотела встретить черта, - больше себе, чем Риму сказала я.
   - Зачем это тебе? - Немного удивился Рим, - чертей бояться надо, а не знакомиться с ними.
   - Кто тебе сказал?
   Рим сжал губы, но промолчал.
   - Конечно, можно поверить в то, что они тебя напугать здорово могут, но это только на первые пару секунд, рефлекс у организма, это главное перетерпеть и не убежать, а потом проще...
   - Проще?
   - Конечно. Я бы может и заговорила сразу... хотя... умеют ли они говорить, я как-то сомневаюсь. Ну, по-русски по крайней мере. По енохиански-то наверняка... только вот припомнить бы...
   У Рима несколько приоткрылся рот.
   - Э-э... енохианский говоришь?
   - Ну, да... язык ангелов и демонов, как припоминается... придуманный...а может и существующий. Ну не в этом дело, это все выдумки конечно, но вот разве не здорово иметь мужа черта?
   - Мужа? - Рим несколько возмутился, - мне-то почем знать?
   - Ну, я тебе говорю. Знаю, что черти верные, и если уж полюбит, так на всю вечность, главное его не злить и не изменять. Как у Асмодея и Дианы Воган или у Демона принцессы Тамары...
   - Ты определись уже, веришь ты в чертей или нет?
   - Может, и верю... а может и нет. Увидела бы, поверила. А так... люблю мечтать. Читаю много...
   - Помнится мне, что мечтают об ангелах.
   - Не-е... нафига мне мужик с вечно благими намерениями жить по заповедям.
   - Я тебе не про мужика, а про ангела.
   - А чем он лучше? Наличием крыльев? Так ведь неудобно, ну лежать... допустим. И вообще, у ангелов нет того чего нужно мне.
   - Чего?
   - Э-э... достоинства.
   - Не понял?
   - Слушай, а ты не в родстве с нашим физиком, тот все тоже не понимал? Я говорю достоинства, ну, гордости, самоуважения.
   - А, ты про это. А я уж...
   Я засмеялась. Ребята вышли из воды и подошли к нам. Олеся осталась в воде.
   - Купаться еще пойдете? - Спросил Коля.
   - Я да, - кивнула я.
   - А ты, лентяй?
   - Не... что-то не тянет.
   - Пошли, - я потянула его за рукав.
   - Да не хочу я, - упирался Рим.
   - Брось ты его, - махнул Коля, - он как упрется, так бесполезно.
   Я встала. Мысль о том, как загнать Рима в воду уже крутилась в голове. Как это так? Не выполнить мою прихоть?
   - Я тоже тогда не пойду, - твердо сказала я.
   - Котенок, не придумывай, - вмешался Андрей, - жарко, пошли.
   - Нет, я посижу. Неужели Рим тут будет сидеть один?
   - А он всегда один, - ответил Коля.
   - Ну и зря, - и я уселась вплотную к Риму.
   - Ну, как хочешь, - пожал плечами Коля.
   Парни повернулись и стали уходить.
   - Пошли купаться, - снова начала я.
   - Иди.
   - А ты?
   - Я буду сидеть. Мне тут и так нравится.
   - Ладно, тогда и я буду сидеть. Так ты мне не рассказал, почему у тебя нет жены? Не юн уже.
   Рим пару секунд не отвечал, словно этот вопрос показался ему неведомо-диким.
   - Какая еще жена? Зачем мне жена?
   - А зачем всем она? Ну, мужчинам смысли. Чтобы любила.
   - Ну, тогда я обойдусь.
   - Зануда.
   - Я тебя не уговариваю здесь сидеть. Говори начистоту, что тебе нужно?
   - Мне? Виллу на Канарах.
   Рим недовольно на меня покосился.
   - А я что? Джин?
   - Хорошо бы.
   - Иди, плавай.
   - Это ты меня так послал?
   - Вроде того.
   - Я могу обидеться.
   - А мне все равно.
   - А вот и не все равно. Я же знаю, что тебе нравлюсь, - сымпровизировала я.
   - Какая наглость, - спокойно ответил он, - еще что-то?
   - Пошли плавать, тогда отстану.
   - Нет.
   - Боишься растаять? А может, а... я кажется знаю почему у тебя в деревне никого нет, - у меня лукаво заблестели глаза. Рим напрягся, - в деревни слухи разлетаются вместе с ветром, а тебе видимо есть, что прикрыть от этих слухов, - кажется, я верно стала бить. Он нахмурился.
   - Это ты на что намекаешь?
   - Нет... да так... догадки, я же журналист, мало ли чего могу домыслить, если нет фактов, - я поняла, что в яблочко. Время вставать и эффектно уходить.
   Я пошла не оглядываясь. Через минуту Рим меня догнал.
   - Передумал?
   - Журналисты... - пробубнил он и снял рубашку. Затем джинсы. Хм... все же ... странно было, что у него не было девушки. Он повернулся ко мне. Приподнял бровь и ухмыльнулся. А затем нырнул в воду. Я спокойно зашла в озеро.
   - Ты его как заставила залезть в воду?! - Удивился Коля.
   - А... просто задела за живое.
   - За что?! - Крикнула Олеся.
   - За... достоинство!
   - А, ну тогда понятно, - смеясь, отозвался Коля.
   Я еще пару раз на радостях, что добилась своего, нырнула и решила, что мне надоело. И что вода тут мутная и совсем и не море. Ни чуть не похоже. Меня досаждают рамки, а берега в озере - это рамки. С этим все понятно, вот края, а вот вода. Нет места идеям, фантазии... а когда смотришь на море, в его синюю даль, вглядываешься в объятия воды и неба на горизонте и мысли сами собой так и приходят. Ждешь чего-то вечного, прекрасного, заставляешь себя думать. А здесь все слишком очевидно. Я приуныла и вышла из воды. Рим уже снова сидел на берегу. Мокрый, но невозмутимый. Я посмотрела на воду. Остальные принялись брызгаться. Особенно Андрей. Кажется, да что уж там, ему точно понравилась Олеся, но это он зря... не хорошо вмешиваться в чужие отношения. А они явно наблюдались между Олесей и Колей, может еще не любовь, но ее маленькая искорка, а напор Андрея путал направления чувств Олеси, она готова была любить, но только еще не знала кого. Тут я обнаружила, что пропустила приход еще одной новой компании. Это были три загорелые девушки. Одна немного полноватая, что не редкость в деревне, но с личиком милейшим, хотя ее надменный вид делал ее похожей на тетку продающую фрукты на базаре. Другая высокая блондинка с излишне вытянутым лицом и большими карими глазами. И последняя довольно красивая, насколько я могу судить о девушках, особа. Явно выше меня, стройная, со светлыми гладкими волосами, я подумала, что она точно местное достояние. Они подошли ближе к нам. Чувство у меня было скверное. Что-то меня дернуло опять сесть рядом с Римом. Припоминается, что я чувствовала легкий испуг, хотя от чего вроде бы?
   - Привет, Рим, - приторно заговорило достояние.
   Рим нехотя на нее посмотрел.
   - Опять ты...
   Надо же... даже со мной он говорил мягче. Что же она ему сделала?
   - Можно было бы и поприветливее, - все тем же тоном продолжила она. Чего она добивалась? Таким образом понравиться ему?
   - Можно было бы. Но я не стал. Что ты опять хочешь?
   - Я не скажу, это... мой тебе сюрприз, - о, опять сюрпризы. Как мне надоело это слово.
   - Забудь. Я уже, кажется, прямо сказал, что ты меня не интересуешь.
   - Я всех интересую. Думаешь, я не помню, как ты на меня смотрел тогда, на танцах? Может ты и молчишь, может ты и немного странный, но я все тогда поняла.
   - Значит, неправильно поняла.
   Ее это задело. Две ее подруги стояли несколько в стороне. Кареглазой видимо тоже нравился Рим, а по виду другой ничего невозможно было понять.
   - Света, оставь меня, уходи, - устало сказал Рим.
   - А это кто? - Она как бы только заметила меня. Почему-то я ее уже ненавидела. Я всегда таких ненавидела.
   - Почему бы тебе не обратиться к ней лично. Она что на другом берегу сидит?
   Она ожидающе посмотрела на меня. Видимо, считая выше своих сил еще раз у меня лично спросить
   - Ну и что смотришь? Язык не поворачивается? - Грубо сорвалось у меня. Но я явно не жалела. Так и хотелось ее утопить.
   - Не поняла, - она слегка выпучила глаза, - ты это мне?
   - Дуру не строй. Какое тебе дело кто я?
   Рим слегка приподнял бровь, глядя на меня. Видимо он ожидал чего-то иного.
   - Ты не поняла с кем говоришь уродина?
   Вот это она напрасно...
   - А мне плевать. Хочешь знать кто я? Я та, кто тебе рожу разобьет, если ты не уберешься насчет три.
   - Сучка...
   - Раз, - Рим чуть заметно улыбнулся.
   - Замолчи, и вали сама! - О, а не началась бы у нее истерика.
   - Два, - я невозмутимо, можно сказать хладнокровно смотрела ей прямо в глаза. Я никогда не любила людей, можно сказать я их делила на своих друзей и все остальное быдло. Те, кто мне не нравился были в списке "встанешь на пути - убью". Как же у нее не хватило мозгов понять, что ей следовало бы бежать. Иногда я пугала сама себя, сейчас был именно этот момент.
   - Рим, что она себе позволяет?!
   - А мне-то что? - Он лукаво улыбался.
   - Заткни ее!
   - Три, - я медленно вставала.
   Безразлично посмотрела ей в глаза. Сжала кулак. И шагнула вперед. Может быть, я конечно и не создавала вид профессионального убийцы, но связываться со мной никому не советую. Особенно, много думающей о себе мадам.
   - Тварь, - она повернулась и быстро ушла к своим подругам, - я тебе еще припомню. Рим, у тебя плохой вкус, но всегда есть шанс выбрать что-то по слаще.
   Они чуть не бегом ушли. Я так и осталась стоять. Я немного не понимала что происходит...
   - Молодец, - бодро сказал Рим, - не ожидал от тебя.
   Я очнулась. Рука дрожала от напряжения.
   - Я... я тоже от себя не ожидала. Просто ненавижу таких, как она. Просят больше чем стоят. Люди... - я снова села, - что она от тебя хотела?
   - Она слишком напрягает свой мозг, это утомляет. Надумывает того, чего не было.
   - Ну... про то, что ты на нее мог засмотреться это она вряд ли наврала.
   Рим посмотрел мне в глаза.
   - Возможно.
   - Точно, но это не важно.
   Ребята вышли из воды.
   - Что здесь делала Света? - Напряженно спросила Олеся.
   - Она приходила ко мне, - ответил Рим.
   - Опять? - Коля присел рядом.
   - Да, опять.
   - Ты с ней о чем-нибудь говорила? - Обратилась ко мне Олеся.
   - Да, чуть не набила ей морду.
   - За что? Хотя... можешь не отвечать. Я и так догадываюсь. Она снова вообразила себя пупом земли?
   Я кивнула, хотя мне не было до произошедшего никакого дела.
   - Я пойду, - Рим встал.
   - Но, - возмутился Андрей, - но... почему? Мы же только пришли.
   - Просто хочу уйти.
   Я не хотела с ним идти, даже не думала об этом. И вообще мне было неприятно это происшествие. Первый день здесь... эта ссора... этот Рим...
   - Ты пойдешь со мной? - Рим посмотрел на меня. Только на меня... будто мы были одни.
   - Ну... я, - я хотела сказать, что пойду.
   - О, ну не придумывай Котенок, - иронично вклинился Андрей, - давай купаться. Ты так хотела в воду, вот, смотри - озеро, пойдем.
   - Как хочешь, - Рим пошел.
   Мне показалось все это ужасно глупым. Может, я и знала Андрея семь лет, но Рим казался мне сейчас гораздо ближе, или наоборот дальше... загадочнее.
   - Постой! - Рим обернулся.
   Я схватила сарафан, надела шлепки и побежала за ним.
   Коля пожал плечами.
   - Ну, мы-то здесь, пошли Андрюха, надо накупаться на всю жизнь.
   Я догнала Рима. Какое-то время мы шли молча. Я по-прежнему несла сарафан в руке. Видимо Рим решил идти по роще.
   - Почему ты меня позвал? - Наконец спросила я.
   - Сам не знаю... захотелось. Надень сарафан, пойдем по лесу, поцарапаешься.
   Я не стала спорить.
   Роща была негустая. Полностью березовая. Вообще-то, я любила лес. Но... в основном на картинках. Хотя я была довольна, что Рим решил идти не по палящему солнцу.
   Пока я разглядывала какую-то птичку, я умудрилась попасть в здоровенную паутину. От неожиданности я вскрикнула.
   - Что такое? - Рим обернулся.
   - Гадость!!! - Я вся была в паутине!
   - Да ладно тебе, - он ласково улыбнулся, - погоди-ка, не шевелись.
   Ненавижу когда так говорят!
   - Что такое?! - Я начала отряхиваться.
   Рим подошел и снял что-то у меня с головы.
   - Паук, - он разжал ладонь.
   - Ой, еб*****!!! Убери его! - На ладони у Рима сидел здоровенный лесной паук, такой мерзкий...
   - Такой милый паучок... - явно издевался, - тебе не нравятся пауки?
   - Просто обожаю, - я продолжила снимать с себя паутину, стиснув зубы.
   Рим решил больше не испытывать мои нервы и выкинул паука.
   Мы продолжили идти. Наконец я поняла, что мы идем не по направлению к дому.
   - Куда мы идем?
   - Я веду тебя в одно место... оно особенное.
   - Особенное? Чем это я так тебя удостоила?
   - Не спрашивай. Это единственное... ради чего стоит выйти в лес. Могу поспорить, что такой красоты ты еще не видела.
   - Значит красоты? А что ты там недавно говорил про красоту?
   - Я не отказываюсь от своих слов. Это место единственное.
   Дальше мы пошли молча, но вдруг мне вспомнился рассказ про цветы папоротника.
   - Рим, ты говорил, что юноши ищут цветы папоротника... а ты искал?
   Рим притормозил.
   - Нет.
   - А почему?
   - Надоело врать... я не буду отвечать. Просто не искал и все.
   - Ладно... не хочешь говорить не надо, у каждого должны быть свои тайны. У меня тоже есть.
   - Да ну?
   - Есть конечно. У всех есть.
   - И какие же.
   А ведь чуть было не проговорилась.
   - Ага. Вот так я тебе и сказала, - я улыбнулась.
   Рим остановился.
   - Вот, смотри.
   Я пригляделась. Впереди за деревьями что-то поблескивало.
   - Что там? Озеро?
   - Да, - Рим кивнул, - это лесное озеро. Ну, знаешь, в каких водяные водятся.
   Я посмотрела прямо в лицо Риму. Абсолютно серьезное. Черти... потом водяные... что бы все это значило?
   - Ты разыгрываешь меня, - я все еще смотрела. Вдруг он улыбнулся, - я так и знала.
   - Нет, - он улыбался, - кто я такой, чтобы тебя разыгрывать. Пойдем.
   Он потянул меня за руку.
   - Там есть кое-что... что тебя заинтересует, - неожиданно добавил на ходу Рим.
   Мы быстро прошмыгнули между деревьями и оказались на берегу самого настоящего кристально чистого лесного озера. Я подошла к самому краю и наклонилась к воде. Около берега плескались яркие мальки... я не очень разбиралась в рыбах, но таких я точно никогда не видела. На озеро падали лучи солнца и отражались ярким свечением. Казалось, что это место волшебное. Рим сел рядом.
  

   - Вот это красота, - он посмотрел на меня.
   - Это больше чем красота - это оторванный кусочек Эдема...
   Рим нахмурился.
   - Может и так... - со вздохом сказал он, - я хочу кое-что тебе показать.
   Я повернулась к нему.
   - Вот, смотри, - он показал рукой на заростки папоротника в метре от нас.
   Я присмотрелась. Папоротник.
   - Смотри внимательнее...
   Я подошла ближе.
   - О! - Я вскрикнула, - это... но... это же бутон!
   Действительно. Среди маленьких заростков папоротника, в самой серединке, на длинной ножке колыхался маленький белый бутончик.
   - Рим... но этого... не может же быть? - Я была так поражена, что сейчас могла поверить даже в слова про водяных.
   - Но ты же видишь?
   - Но я... я не знаю...
   - Не знаешь, видишь ли?
   - Да... или нет... то есть. Какой кошмар, - я рассмеялась.
   Рим улыбнулся.
   - Что я тебе говорил...
   Я вдруг смутилась. Не знаю, что на меня нашло. Озеро. Цветы папоротника. Рим. Километров двадцать, а то и больше до цивилизации. Мне вдруг стало не по себе.
   - Зачем ты меня сюда привел?
   Рим стал серьезнее. Будто почувствовал, что я волнуюсь.
   - Ты меня боишься?
   Боюсь? Да.
   - Нет... ну что ты... просто...
   - Понятно. Зря я тебя сюда привел. Пойдем.
   Что я наделала???
   - Нет! Что ты! Я не знаю, что на меня нашло. Просто не могу поверить... не могу поверить, что... ну, что такое бывает...
   Рим постепенно успокоился. Я тоже. Мне вдруг стало так хорошо. Нет, это место было явно волшебное.
   Рим подошел ближе. Наклонился к заросткам.
   - Он еще только появился... он расцветет через, - Рим что-то прикинул, - через два дня. Сегодня ведь пятое?
   - Да, - я заворожено смотрела на цветок.
   - В ночь на седьмое он зацветет...
   - А можно мы придем сюда шестого ночью?
   Рим присел.
   - Нет... шестого ночью нельзя...
   Я отвлеклась от цветка.
   - Почему же? - Мне вдруг так захотелось быть здесь именно шестого ночью.
   - Потому что... нельзя. Не положено. Тем более тебе будет не до цветов в эту ночь. Может Олеся тебе и не говорила, но ты будешь занята... несколько иным занятием...
   - Но... но как же так? Я хочу.
   - Тем более... я же говорил, цветы стерегут, - он сглотнул, - черти... а ты в них не веришь.
   - Верю.
   - О... так ты определилась.
   - Да. А что ты там говорил про водяных? - Я улыбнулась.
   Рим засмеялся. Мне так нравился его смех... но он смеялся так редко...
   - Почему ты не такая как все? - Неожиданно спросил он.
   Мне даже не захотелось переспрашивать... я понимала к чему он клонит...
   - Я такая, какая есть... и я не лгу. Ложь - это лесть, а если ты льстишь, то не уважаешь себя, а я себя люблю, наверное, даже слишком... так что я не могу лгать. А почему я не такая... что ты... я самая обычная, иногда это меня убивает... хочется быть иной, но я всего лишь я...
   - Ты ангел... - очень тихо прошептал Рим.
   - Нет... я всего лишь журналистка.
   Он снова засмеялся.
   Он лег на траву. Я осталась сидеть. Он снова стал таким, как я его видела утром в автобусе. Это были самые дорогие мне мгновения.
   - У тебя есть любимый? - Спросил Рим.
   - Никогда не было... я еще не любила.
   Он ничего не ответил. А было ли что сказать?
   Вдруг Рим резко встал.
   - Слышишь? - Он посмотрел вдаль леса.
   Я повернулась. Хм... ничего.
   - Нет, я ничего не слышу.
   Рим подошел вплотную к опушке. Теперь и я услышала шорох.
   - Там кто-то есть... - я прищурилась.
   Мелькнул белый силуэт. Я мгновенно вспомнила, что эта Света была во всем белом. Но не ужели они следили за нами? О, нет!
   - Ты знаешь кто это? - Я посмотрела на Рима.
   Он посмотрел на меня.
   - Это Света, - однозначно ответил он.
   - Да... я так и поняла. Как мы могли не видеть, что они за нами идут.
   - Сам не понимаю... такого еще не было. Понимаешь... никто не должен знать об этом месте. Не задавай вопросов... просто пойми, что никто не должен знать.
   - Я понимаю... не объясняй, - я положила ему руку на плечо, - нужно ее догнать.
   - Это бесполезно... нужно уходить и надеяться, что она не запомнила, где это место.
   Мы молча пошли в деревню. Но уже другим путем. У Рима лица не было. Мне же все происшедшее показалось невозможным... но волновало меня другое... это чувство, которое я испытывала рядом с ним. Я ощущала себя особенной.
   Мы пришли в дом. В дом Коли. Ребят все еще не было. Хотя было уже часов семь... может восемь вечера.
   - Думаешь наши все еще на озере?
   - Скорее всего. А может уже идут...
   Странная печаль блеснула в глазах Рима.
   - Ты волнуешься насчет озера? - Как можно более спокойно спросила я.
   - Нет... что ты...
   Я не понимала Рима. Совсем. Таких перепадов настроения характера я еще никогда не встречала и даже не изучала на журналистике. Он был словно маленькая вселенная со своими законами и обитателями. Этот папоротник? Это озеро? Его закрытость и безразличие, а потом вновь некое особое душевное тепло и забота. Что потом?
   Рим посмотрел на черные бесцветные окна дома.
   - Пойдем ко мне. Пока остальные не пришли... ты же не можешь сидеть под дверью.
   - И тебе не все равно?
   - Как сказать...
   Вот. Опять... Я так и думала, а что потом?
   - Рим... я тебя обидела? Я знаю, ты винишь меня... точно, я чувствую.
   - Давай просто помолчим, - он посмотрел на небо, посмотрел каким-то укоризненным взором, - я не хочу тебя обижать, - несколько иным тембром заговорил он, - а сейчас я как раз в своем обычном расположении духа, когда я причиняю только боль...
   - Я не обижусь... честно... поверь, молчать вредно... лучше все скажи.
   Рим лишь пошел к двери, открыл ее, жестом показал, чтобы я зашла. Расположение комнат было точь-в-точь как у Коли. Ну да... а чего я ждала? Дом-то был почти такой же, только на одного хозяина. Создавалось впечатление, что здесь вообще никто не живет. Не то чтобы здесь было грязно, неухожено, нет, просто как-то не обжито. Я прошла в зал. Это помещение меня поразило. На журнальном столике посреди комнаты лежали свечи, бумаги, видимо перьевые ручки, что-то еще, но я не успела разглядеть, Рим позвал меня к нему в комнату.
   В комнате была огромная кровать, если честно, то кроме нее здесь больше ничего и не стояло. Меня удивило покрывало. Оно точно было из бордово-красного настоящего шелка. Две огромные, и на вид очень удобные подушки. А над кроватью причудливой формы светильник. Вообще странно было видеть такой интерьер в деревне. На миг я даже забыла, что я не в городе.
   - Это твоя спальня? - Восхищенно спросила я.
   - Ну вроде, как мне помнится. А что не нравится?
   - Я обожаю красный, - не выдержав, я уселась на кровать, машинально проведя рукой по покрывалу. Да, это был шелк.
   Рим несколько лукаво улыбнулся, но, видимо поймав себя на этом, снова стал серьезным.
   - Можешь отдохнуть, я вижу, что ты устала.
   - Нет... ну что ты... - меня смутило, что я буду спать на шелке... и вообще, - я не хочу тебя стеснять...
   - Перестань. Я разбужу, когда зайдут ребята.
   Он вышел. Я осталась одна. Вдруг я вспомнила, что знаю Рима всего один день. Это показалось мне настолько странным и диким, что я решила, что схожу с ума. Я явно знала его не меньше года... или десяти... Нет, конечно я не знала ни его даты рождения, ни любимого цвета, хотя догадывалась, но я знала, что он самый честный и замечательный человек в этом мире. Знала, что ему ничего не нужно... совсем и не от кого. Мне было все равно, что он такой странный и разный, главное, что он был честен с собой, а значит, и со всеми.
   Я сама не заметила, как заснула. Мне снился какой-то странный сон... не помню точно, но впечатление было огромное. Некоторые называют такие сны материальными. В какое-то мгновение я поняла, что уже не сплю. Глаза были по-прежнему закрыты, но я уже проснулась. Я слышала чье-то дыхание. Немного сипловатое на вдохе. Иногда я ненавидела свое воображение. Вдруг в голове стали пролетать какие-то бредовые мысли. От маньяка, до призрака. Сердце застучало быстрее. Потом я подумала, что этот кто-то явно мог заметить, что я не сплю. Я пыталась сохранить покой и притвориться. Через пару секунд я решила, что это глупо и что на счет три я открою глаза...
   Раз...
   Два...
   Т..ри...
   Я открыла глаза. Тьма. Вдруг что-то совсем рядом со мной блеснуло. Затем я увидела взгляд... ярких, словно у ночного зверя глаз. Как я тогда закричала... я сама себя испугалась...
   - Ты чего!!! Это ж я... блин!!!
   Зажегся свет.
   Около стены стоял немного недоумевавший Рим.
   У меня перехватило дыхание, что я вот-вот могла грохнуться в обморок.
   - Вдохни глубже, - спокойно сказал он.
   Я вдохнула. Потом еще раз. Сердце успокоилось, хотя руки еще чуть-чуть дрожали.
   - Как же ты меня напугал, - наконец выдохнула я, - я уж подумала... да что я только не подумала!
   Рим расхохотался. Мне было не очень смешно. А что смешного, что я тогда чуть не умерла? Он снова сел на кровать. Был он уже не в рубашке и джинсах. А в черных спортивных штанах и черной обтягивающей футболке. Я перевела дыхание. Хм... если это был Рим... то почему я не слышу этого дыхания? А может и показалось...
   - Ребята пришли? - Оклемалась я.
   - Давно уже. Они уж спят наверное. Они решили, что будить тебя не будут, но Олеся предупредила, что завтра рано придет... точнее уже сегодня.
   - А сколько уже сейчас?
   - У тебя часы на руке, - приподнял бровь Рим.
   - А... ну... что это я? - Я посмотрела на часы, - десять минут третьего... самая ночь...
   Мне пришла мысля, что самое время смотреть на звезды.
   - Пошли на улицу? - С энтузиазмом предложила я.
   - Зачем? Ну, давай пойдем, конечно...
   - Будем смотреть на звезды... если бы я родилась где-то сейчас, или через лет десять, то точно бы стала астронавтом... не могу без слез смотреть на небо... жалею, что у меня нет крыльев, чтобы взлететь...
   - Я тоже жалею о крыльях, - тихо пробормотал Рим, - пошли.
   Я встала с кровати. Мы вышли на крыльцо. Вид был потрясающий. Такое красивое небо... такая луна...
   - Рим... ты любишь звезды?
   - А за что их любить?
   - За их сияние... за их недосягаемость... за то, что глядя на них можно мечтать о другой жизни, о других мирах и нравах.
   - Они далекие и холодные, а своим свечением они напоминают людям, что они ничтожны и малы. Милая. Их свет - это обман. Сотни из них уже давно погасли, а их блеск только дошел до нас...
   Он назвал меня милой... Но тут в голове всплыли слова Олеси, про то, что мне нужно опасаться его дважды.
   - Ты вообще что-нибудь... кого-нибудь любишь?
   Рим помолчал.
   - Хочешь правды?
   - Значит... нет. Я права?
   Рим моргнул... потом улыбнулся.
   - Но... разве это жизнь?
   Мы замолчали...
   - А я не верю, что ты не любишь. Все любят. Даже я... иногда.
   Рим снова промолчал. Тогда я поняла, что когда он молчит, он не хочет лгать.
   Не хотела больше его мучить. А я чувствовала, что стоять под звездами для него было пыткой. Словно миллионы палачей уставились на подсудимого в ожидании казни.
   - Рим, пойдем спать, - но тут до меня дошло, что пока я дрыхла Рим занимался чем-то другим, если конечно не спал на полу рядом. Кроватей в доме больше не было, - ой...
   - Что такое?
   - Ведь в доме еще есть кровати?
   - Э... нет. Я посплю на полу... я вообще предпочитаю спать днем...
   - Не говори глупости. Тут даже дивана нет. Я пошла к Олеси.
   - Ночь. Какая Олеся? Она спит. Пойдем, нужно отдохнуть. Завтра тебя, наконец, ждет сюрприз.
   - Но... - я твердо решила, - тогда ты будешь спать со мной на кровати.
   - Я бы не стал...
   Я оборвала его фразу.
   - Кровать большая, мы там друг друга и не встретим.
   Я, не дожидаясь ответа, ушла в дом. Рим пошел за мной, закрыв дверь по пути.
   Я заметила, что дверь в зал на этот раз была плотно закрыта... журналисту лучше не встречать закрытые двери... они его... раздражают. Я убила мысль на корню зайти в зал и пошла снова в комнату. Через минуту зашел Рим, почесывая лоб.
   - Но может...
   - Я буду спать справа, у окна, - вроде бы не замечая его, сказала я. Это называется острая необходимость.
   Рим пожал плечами.
   Я легла под одеяло. Рим тоже. Он собирался дотянуться до светильника, чтобы выключить свет.
   - Рим, а что у тебя в зале? - Да, я не могла так быстро выкинуть это из головы. Что уж теперь?
   - Да... ничего интересного...
   - Ну ладно тогда... только ты меня больше не пугай...
   - Не буду, - вздохнул Рим и выключил свет.
   Наступило утро. Яркие лучи солнца тепло касались моего лица, пришлось открыть глаза.
   Рима в кровати не было.
   Я спокойно протерла заспанные глаза и встала с кровати.
   - Рим!? - Позвала я.
   - Ты встала?! - Донесся его голос откуда-то из дома.
   - Да! Олеся еще не приходила?!
   - Нет, - Рим уже стоял в дверях.
   - Ладно тогда, - я снова упала на кровать. Мне почему-то стало смешно.
   - Что ты смеешься? - Заинтересовался Рим.
   - Не знаю... мне просто хорошо. Хочется смеяться...
   Не знаю... показалось мне или нет, но Рим на меня засмотрелся. Наверное, такой взгляд Света и приняла за намек.
   - Значит, так ты смотрел на Свету? - Слукавила я.
   - Нет, - он ждал этого вопроса, - не так. Ты хорошо спала?
   Я с улыбкой кивнула. Он улыбнулся в ответ.
   - Ты даже не понимаешь... что ты со мной делаешь, - тихо, словно себе прошептал Рим.
   Я не ответила, точнее не успела. В это мгновение зашла Олеся.
   - А, ты встала, - с предвкушением начала она, - мы уходим. Попрощайся с Римом. В ближайший день ты его не увидишь. Пора готовится к ночи.
   - Что? Я...
   - Сейчас все объясню, пошли. В десять придут все девчонки. Пойдем скорее.
   Я встала с кровати. Мне нужно было уговорить Рима пойти ночью на озеро, но Олеся настойчиво забирала меня от него. Он просто смотрел на меня. И все. Как тогда, когда я увидела его первый раз на перроне.
   Мы зашли к Олесе в дом.
   - Так... это и есть сюрприз. Точнее его начало. Мы будем готовиться к Ночи Творила. Будет куча всего интересного. Будем плести венки, приносить дары старым богам, наряжаться... и много-много всего. Нужно успеть.
   - А... мы пойдем искать цветы папоротника? - Задумчиво спросила я.
   Олеся несколько удивилась.
   - Ну... мы нет. Пойдут ребята. А мы будем пускать венки по воде, прыгать через костры... да и вообще... цветы папоротника... ну, я не говорю, что их нет, просто их еще никто не находил.
   Мне так хотелось ответить. Но... я обещала Риму молчать и молчала...
   Олеся накрыла стол в сенях. Мы позавтракали какой-то кашей. От молока я вежливо отказалась. Я глянула на часы. Без пяти десять.
   - Ты говорила, что кто-то еще придет?
   - Да. Половина деревни, - она улыбнулась, - и...я тебя сейчас не порадую... Света придет... вместе со своей свитой. Я думала, что у нее не хватит наглости ко мне заявиться, но... не знаю, что ей нужно.
   - Мне все равно, - я горделиво приподняла подбородок. Но где-то внутри меня пощипывало неприятное предчувствие.
   - Тем лучше, - она немного отвела взгляд, - а что у вас там с Римом?
   - Он... - картинки прошлого дня вихрем пронеслись в голове, - он замечательный.
   - Я не спрашиваю про него... я спрашиваю про "вас".
   - О... ну, нет никаких "нас".
   Олеся внимательно на меня посмотрела. Что она хотела увидеть на моем лице? Может то, что я ее обманываю. Если бы... может быть в этом я бы и хотела обмануть, но не было никаких "нас".
   Кто-то постучал в дверь. Олеся мигом побежала. Через минуту в дом ввалилось человек десять, а то и больше девчонок. Среди них... как бы в стороне были и те трое. Света и ее подруги.
   Девчонки весело шумели. Знакомились со мной. Наконец подошла Света, смотря на меня свысока.
   - Ну привет... - начала она. Чего она добивалась?
   - Ну... привет, - в таком же тоне продолжила я.
   - Я думаю, что мы поняли друг друга не правильно, - она не смотрела мне в глаза. Плохой знак, - наверное, стоит еще раз попробовать. Просто... когда я с Римом... я, ну не знаю, я веду себя по-дурацки.
   Я слегка приподняла бровь... тут было что-то явно не чисто.
   - Я Света, это мои подруги, - она показал на них жестом, - Ксюша, - та полная кивнула, - и Марина, - тоже кивнула, - а ты...
   На мгновение я замешкалась. Это все было похоже на какой-то коварный замысел. А может я просто себе надумывала?
   - Катя... меня зовут Катя, - наконец сказала я.
   - Очень приятно, - она протянула руку. Снова замешательство. Но я же не могла не пожать руку?! - Вот и познакомились. Прости меня за то, что было на озере. Не хотела... тебя оскорбить.
   Я пожала плечами. Так не хотелось с ней говорить. Но дело было даже не в этом, я боялась, что разговор зайдет об озере...но она молчала. А может она сама была не уверена... или... хм... что же такое?
   Только какое-то время спустя я заметила, что все девушки одеты по-разному конечно... но с похожими прическами и лентами в волосах. Еще у большинства были обмотаны икры, тоже лентами, как бы на греческий манер: от стопы и почти до коленки.
   - Сейчас мы причешем тебя, - сказала мне Олеся, уводя от не очень приятной мне компании Светы. Мы отошли, - ну что? Вы поговорили?
   - Мне не нравится все это... она... - я снова вспомнила про озеро, - она делает вид, что ссоры не было. Говорит, что все дело в Риме, она наверняка подумала, что я одна из его городских... - я хотела сказать шлюх, - девушек.
   - Ясно... главное... не норови сама нарваться на неприятность... не порть себе день.
   Я лишь улыбнулась. И не буду портить.
   Олеся посадила меня на пол. Девушки принесли мне ленты на выбор: золотые, голубые, зеленые, красные, сиреневые... и еще какие-то. Я остановилась на красных. У меня тогда были не очень длинные волосы. Тем летом я с ненавистью избавилась от доброй половины в салоне. Так что мысль заплести мне косы сразу отпала. Олеся искусно вплела ленты в прическу, так что я стала похожа на мифическую амазонку. Другие девушки обвязали мне ноги. Я подумывала одеть к этим лентам что-нибудь красное, но мне вспомнилось, что я выложила красную майку прямо перед отъездом. Тогда я решилась на белую юбку и белый топик со шнуровкой на спине. Я, наконец, сняла купальник, переоделась. Да, выглядела я совсем неплохо. Не мешало бы похудеть... но что уж там...
   - Ты готова? - Спросила Олеся.
   - К чему?
   - Мы сейчас идем в поле за ромашками. Будем плести венки.
   - Но... я не умею плести венки, хотя... в детстве меня уже учили.
   - Вот и вспомнишь. А по дороге я расскажу, что мы будем делать ночью.
   Все вышли из дома. Мы снова направились в ту же сторону, что и тогда, когда пошли на озеро. Было весело. Девчонки стали петь. Я была, конечно, не оперная дива, но тоже подпевала и смеялась. Я не заметила, как мы дошли до огромного луга с чудесными полевыми цветами. Я мечтала о море. Теперь я видела море, море ромашек! Я завалилась в траву. Хотелось смеяться и летать! Олеся села около меня и стала срывать ромашки. Я присоединилась.
   - Вот, смотри, - она показывала, как сплетать стебли. Я быстро освоила навык. Венок у меня получился корявый, но это же был мой первый венок! Олеся сплела мне очень красивый, с кучей ромашек и несколькими васильками. Я надела его на голову. Красота. Природа с тобой.
   - Кать, теперь слушай. Эти венки мы будем сплавлять по озеру ночью, так гадают. Сама решишь на что. Можно на свадьбу, на любовь и удачу. А если тебе повезет и во время вечерних гуляний тебе понравится какой-то парень, то хлопни его ладошкой по спине и убегай. Если он побежит за тобой и догонит, то это значит, что пара образовалась. Раньше так выбирали жениха. Сейчас ты просто можешь провести с ним весь вечер. Ночью мы будем жечь костры. Будет наверняка вся деревня. Старцы будут рассказывать истории, молодежь обливаться, пары прыгать через костры и плавать в озере. Будем петь, танцевать, водить хороводы!
   Я все же подумала, что это здорово! Будто очутилась на много столетий в прошлом.
   - Во сколько все начнется?
   - Часов в восемь. Дети будут играть весь день, как раз до восьми, а потом наше время.
   - А что за приношение даров?
   - У нас на западной окраине рощи есть особый камень - достояние предков. На нем проводились приношения пищи и других даров богам, теперь... это просто камень, но по таким особым дням он снова оживает. В три мы пойдем к нему с фруктами и цветами. Ты сможешь загадать желание на любовь, обязательно исполнится.
   - Здорово... - я посмотрела на небо. Голубое-голубое... вдали птицы... - сейчас наверное уже часов двенадцать...
   - Без трех час, - ответила Олеся, принимаясь за очередной венок.
   - Уже час? Вот время летит... - посмотрела вдаль луга. Обзор закрывали травы. Я встала. Девчонки смеялись, рассевшись кучками. Недалеко от нас сидела Света и ее свита. Прям вид портила. Что я так на нее взъелась? Ну ее. Довольно далеко просматривалась опушка рощи. Интересно, далеко ли отсюда то озеро... мне так снова хотелось туда пойти. Вдруг около рощи я заметила фигуру... знакомую фигуру. Это был Рим. Точно. Бесспорно. Неужели он снова шел на озеро? Мне нужно было его догнать.
   - Олеся?
   - Да, - она подняла на меня взгляд.
   - Я пройдусь... мне что-то жарко.
   - Ну... смотри не потеряйся. Мы здесь до трех. Потом пойдем к камню. Так что не опаздывай.
   Я кивнула и быстро пошла в сторону леса. Как же мне не хотелось привлекать внимание Светы. Я сделала вид, что просто гуляю.
   - Катя! - Черт. Ну вот... окрикнула же, - иди к нам!
   - У меня что-то голова болит от... - да, именно от вас, - от солнца! Я пройдусь.
   Света быстро смекнула. А я подумала... неужели она могла понять, что я иду в лес? Может она меня за дуру держит? А может не помнит, как идти к озеру?
   Я решила подойти, чтобы не вызвать подозрение.
   - Ты что-то хотела? - Как можно более ласково спросила я. Даже улыбка сама собой выдавилась.
   - Нет. Просто... может тебе скучно, посиди с нами.
   О... ну да. С вами-то конечно не скучно...
   - Я устала от солнца. Пойду, прогуляюсь. Вы же здесь до трех?
   - Да, - Света посмотрела в сторону леса. Хоть бы Рим уже ушел...
   - Ну, тогда я еще успею к вам подойти. Пока, - я беззаботно отвернулась. Могла ли она что-то понять? Ну, она же глупая! Быть не может... и все же...
   - Ладно! Подходи, - поддельно весело крикнула она мне вслед. Какая же фифа.
   Я пошла в лес. Надо было бы оглянуться, но что если она смотрела за мной? Она сразу могла бы понять, что я держу ее за дуру. Переборов желание посмотреть назад я зашла в лес. Рима не было видно. Он наверняка уже далеко ушел. Я прошла подальше. Вдруг кто-то положил мне руку на плечо.
   Я чуть не вскрикнула. Но каким-то третьим глазом увидела, что это Рим.
   - Как же ты любишь меня пугать! - Давящим шепотом возмутилась я.
   - Я пошутил, - он улыбался, - я знал, что ты меня увидела, - он заинтересованно меня оглядел, - красивый венок... и ленты.
   - А... ты про наряд... - я немного смутилась, - мне тоже нравится.
   Он засмотрелся.
   - Что?
   - Ничего, - он слегка покачал головой, но взгляд не отвел.
   - Ты меня смущаешь, - я наверняка краснела.
   - Да ладно, - он на ходу обнял меня за талию и повел вперед.
   - Мы на озеро?
   - Нет... сегодня туда нельзя, я же говорил.
   - Но еще не ночь...
   - Все равно нельзя.
   - Жаль... а куда мы тогда?
   - На холм. К камню.
   - А... ты про жертвенник?
   - Тебе уже рассказали?
   - Да... про фрукты и цветы.
   - Цветы? А про прекрасных обнаженных девственниц, которые ровно в три каждый год приходят просить у камня за свою любовь?
   - Какие... - я не могла подобрать слов, - какие еще обнаженные? Что ты говоришь!?
   Он засмеялся.
   - Шучу.
   Теперь смеялась я. А ведь поверила же!
   - А я и не поверила!
   Дошли мы очень быстро. Лес внезапно закончился. Впереди была небольшая возвышенность, а на ней камень. Огромадный булыжник. И кому пришло в голову тащить его сюда?
   - Это тот камень? - Я посмотрела на Рима.
   - Ага. Он самый. Смотри-ка, уже кто-то приносил фрукты, похоже, старухи наши уже были. Они всегда приходят раньше.
   Мы подошли к камню. На нем лежали яблоки и много цветов.
   - Интересно... я такого еще вживую не видела.
   - Хошь яблоко? - Рим потянулся к дарам.
   - Ты что! - Я схватила его за руку, - это же дары богам!
   Да, я знаю, звучала я тогда смешно. Даже самой показалась.
   Он рассмеялся.
   - Каким еще богам? Ты всерьез думаешь, что они приходят сюда есть яблоки? - Он все еще смеялся. Я уже тоже.
   - Это запретные плоды.
   - Это ты про яблоки?
   - Ну, про них... в данном случае.
   Я смотрела на них. Так хотелось яблока. Сочного... немного с кислинкой... а-а... яблочко...м-м...
   Рим сел возле камня.
   - Посмотри, какие яблоки, - он лукаво на них посмотрел, - разве грех съесть яблоко? Прекрасный плод с запретного дерева Эдема... прикоснись к Раю...
   Я рассмеялась. Рим откусил яблоко.
   - Так вот кто соблазнил Еву в райском саду, - Рим подавился куском, - ты что?
   Он откашлялся.
   - Да... что-то... расхотелось яблока.
   - А я буду, - я забрала надкушенное яблока из рук Рима, уселась рядом и начала есть. Протянула ему, - будешь?
   Ему явно не хотелось.
   - Ну... если только немного, - он откусил с моих рук кусочек. Мне снова стало смешно.
   Он достал пару цветков с камня.
   - Не понимаю... - он внимательно посмотрел на цветы, - зачем они их приносят?
   - А? - Я оторвалась от яблока.
   - Ну, цветы. Зачем их приносить? От них ведь нет пользы.
   - Чтобы бог, когда видел их, радовался красоте природы.
   - Чушь все это, - в своем привычном тоне начал Рим.
   - Ну почему? Я вот люблю цветы - они прекрасны.
   - Ты прекрасна, - он посмотрел мне прямо в глаза. Наконец я разглядела его взгляд. Холодные зеленые глаза... камень, словно тот, у которого мы сидели. Никогда я не видела такой пустоты и глубины в одном взгляде... там не было ни грамма любви... той человеческой теплоты, присущей людям. Не было свечения души, какое бывает, когда человек говорит о своих чувствах. Я видела просто холод его бездонных глаз. Он затягивал. Заставлял искать, что ты ищешь... огня. Но там было только холодное... холодное-холодное свечение.
   - Рим... зачем эти слова? - Я не могла ответить ему взаимностью. Я не видела в его душе места для себя.
   - Это не слова. Я... поверь, я очень редко... да почти... никогда не говорю таких слов, - каждое слово шло откуда-то из глубины его сердца. Но они были холодными... все эти слова, как и его взгляд.
   - Рим, - я строго посмотрела ему в глаза, - я не вижу в твоих глазах любви. Как я могу тебе верить?
   Казалось, эти слова резали его душу на миллионы частиц. О... если бы я тогда знала чего стоили его слова... если бы знала, что могла его уберечь...
   - Я не умею любить! - Простонал он и закрыл лицо руками.
   Я дотронулась ладошкой до его спины. Он отдернулся от меня.
   - Уйди, - тихо сказал он, - уйди, прошу...
   Как же я его задела... мне было так плохо... что я сделала?
   - Я не уйду, Рим, - я попыталась сесть ближе.
   - Я бы хотел любить! Но мне больно... больно всякий раз, как я вспоминаю... - он готов был рыдать. Такого я еще никогда не видела. Такая боль. Она словно висела в воздухе, - я... не могу я подарить любви! Ее нет! Нет во мне! - Я прижалась к нему, - не надо... уйди... ты не понимаешь... я сделал глупость... Почему ты приехала!? Зачем!? Чтобы мучить меня?! Я жил спокойно... просто жил, но ты, ты начала тормошить во мне что-то... зачем? Зачем говорила, что все любят... я поверил... готов был поверить...
   Теперь было больно мне... нестерпимо. Кто он был? Кто??? Никто не мог так страдать... ни один человек...
   - Рим, Рим, посмотри на меня, - я повернула к себе его лицо... какой взгляд. Я отпрянула. Я... я... подумала, что он меня убьет. Прямо в том момент...
   - Уйди... я тебя прошу... пока не поздно, - прошептал он. Но как он смотрел... он боролся с собой...
   Я не хотела, но что-то гнало меня от него, что-то умоляло бежать. И я побежала. Я его бросила. Одного. Никогда не прощу... никогда я себе этого не прощу...
   Он сидел там... сколько он там ждал? Ждал, что я вернусь... а я бежала, бежала от того... того единственного, кто мог по-настоящему полюбить меня... который бы дорожил мной... но я бежала. Я всегда бежала от трудностей...
   Снова поляна. Я быстро прошла. Видимо на мне лица не было, все на меня странно смотрели. Я не обращала внимания на возгласы Светы подойти. Я тогда не заметила, но Света снова смотрела на меня презрительным пилящим взглядом. Словно она чувствовала, что я была с Римом... и она ревновала, до ненависти к нему.
   Олеся ко мне подбежала.
   - Что-то случилась? Где ты была, уже три?
   - Я... - все пронеслось отрывочными картинками, - мне...что-то не хорошо... голова кружится.
   - Сядь, - Олеся помогла мне присесть, - может отвести тебя домой? Неважно выглядишь... может удар?
   - Не знаю... - я сглотнула, - вы идите... я сама дойду. Тут рядом же.
   - Пойдем, я провожу.
   - Нет-нет... я... не стоит, дойду.
   Олеся еще поворчала, но все же отдала мне ключ. Я тут же встала и пошла домой.
   Голова действительно кружилась, но не от жары... а от того, что могло произойти, или не могло... Думать не хотелось. Я зашла в дом. В комнату. На кровати по-прежнему лежали мои вещи, я же не удосужилась все убрать. Я немного их сдвинула и легла. Закрыла глаза. Пыталась не думать... совсем. Видимо заснула.
   Когда я открыла глаза, рядом сидела немного обеспокоенная Олеся.
   - Ну, ты как? Может аспирину... или...
   - Все хорошо, - я привстала, - не беспокойся. Я в порядке.
   Она улыбнулась.
   - Ну тогда отлично... Ты не поверишь! - Взгляд ее заблестел, - мы пришли на камень, а там кто-то тронул дары! Такого еще не было... может... хотя...
   Я чуть было не засмеялась, пытаясь сделать серьезное и понимающее лицо.
   - Да, - я прокашлялась, - как странно...
   Еще бы...
   - Да, мы аж сразу все на колени попадали.
   О... на колени? А стоило всего лишь съесть это... яблоко, так сразу можно почитать меня за богиню.
   - Хм... это... это странно, - больше в голову ничего сказать не пришло.
   - Ты знаешь, сколько уже время?
   Понятия не имею.
   - Э-э... ну, а что?
   - Уже полвосьмого. Вот-вот праздник начнется. Я бы предложила пойти на озеро сейчас.
   - А... все на то же?
   - Нет... это несколько южнее. Идти нужно через луг, а не по дороге.
   - Ладно...
   - Пойдем. Самое веселье начнется. А я тут хотела... - она покраснела. Точно, - я хотела узнать...
   - Ну, о чем?
   - Об Андрее... у него есть кто-нибудь?
   Я так и знала. Как же мне было обидно за Колю. Как-то паршиво на душе.
   - Нет. Как помнится... нет. А разве... ну, у вас с Колей ничего нет?
   - Да я не знаю, - замялась Олеся, - он никогда даже не намекал. Ну, иногда только... чуть-чуть... а Андрей... он такой галантный, постоянно пытается мне угодить...
   - Олеся... послушай. Андрей хороший парень. Я знаю его очень давно, если бы у вас с ним что-то вышло, я была бы рада. Но не ошибись. Возможно, он не тот, кто тебе нужен.
   - Он просто... так изменился. Я решу, конечно... и... постараюсь не сглупить, - она улыбнулась, - пойдем скорее.
   Мы в очередной раз вылетели из дома. Уже вечерело. Мы быстро шли к озеру. Венок у меня с головы куда-то делся. Видимо... я потеряла его на кровати. Но ленты не расплелись. Олеся здорово постаралась. Опять знакомый луг. И лес... я посмотрела вдаль. Все бы тогда отдала, чтобы Рим вновь там был... но его не было...
   Роща осталась справа, а мы спустились в низину к новому озеру. Хотя... оно напоминало то, в котором купались вчера. На берегу стояли огромные шалаши из бревен. Олеся сказала, что мы будем их жечь, а через те, что поменьше прыгать. Меня это почему-то не вдохновило. Народу уже было довольно много на берегу. Женщины с корзинками разносили еду и напитки, в том числе водку, а может и самогон. Все веселились. Кто-то играл на гитаре. Все пели. Купались. Олеся собрала несколько девчонок, и мы пошли к воде пускать венки.
   - Катя? Где твой венок? - Наконец спросила Олеся.
   - Я, кажется, оставила его дома... - мне стало обидно...
   - Ну... ничего. Ты пока присматривайся к народу, может, кто понравится.
   Я стала смотреть. Но искала я Рима. Его не было. Мне стало грустно... Почему?
   В толпе были Коля и Андрей.
   - Парни! - Они оглянулись.
   - О-о!!! Какие люди, - Андрей заулыбался.
   - Ну как тебе? Весело, - спросил Коля.
   - Да, мне очень нравится.
   - А что у вас там с Римом? - Заинтересованно продолжил Коля.
   Мне стало еще хуже. Еще утром я могла спокойно ответить, что нет никаких "нас", но теперь... теперь было тяжело.
   - Нет... - я выдавила улыбку, - что ты... мы просто знакомые, может, друзья. Он хороший парень...
   - Ясно, - Коля видимо заметил Олесю, - уже пустили венки?
   - А... я свой дома забыла...
   - Сейчас костры будут разжигать. Уже десять часов, - посмотрел на время Андрей.
   Красота. Кругом горели огромные костры. Мы водили хороводы. Старцы собрали около себя народ и рассказывали интересные истории. Настало время выбирать пару. Я уже заметила, как несколько парней смотрят в мою сторону. Опять... это противное чувство... ну где же Рим? Неужели я так его ранила... хотя... я знала где он. Я надумала идти. Хотя уже было очень темно, все таки деревня... никаких фонарей, я решила идти в лес. Но тут прямо у меня под носом оказалась Света.
   - Привет, - звонко начала она. Кажется, я знала, зачем она подошла... - ты не видела Рима. У меня для него сюрприз.
   О... ну да. Так я тебе и сказала.
   - Нет, не видела...
   - Что-то тебе не весело, подруга?
   Я тебе не подруга.
   - Вполне. Просто до сих пор голова болит.
   - А... ну... бывает. Встретишь Рима, - она почему-то посмотрела на меня так, как тогда на озере... с некоторым призрением, - скажи, что я его искала.
   Я отвернулась. Она ушла. А вот мне идти было невозможно... она точно уставилась на меня... ждала, что я уйду в лес.
   Я увидела, как Олеся подошла к парням - Андрею и Коле сзади... Что сейчас будет...
   Она поднесла руку к спине Андрея. Нет... Олеся... нет. Шлепок. Андрей повернулся.
   Коля нахмурился. Олеся побежала. Андрей за ней. Коля встал.
   Андрей догнал Олесю... Коля их... Удар. Андрей покачнулся.
   - Ты чего?! Коля??? - Взревел Андрей. Сбежалась толпа. Олеся закричала.
   - Я тебе сейчас покажу... друг... - Коля потер лоб.
   Началась драка. Идеальное время бежать. Я удостоверилась, что Света не смотрит и ушла. Поднялась на гору... ночной луг. Такое впечатление, что вот-вот привидение появится. С высоты озеро выглядело потрясающе. Лунный свет, зарево костров... куча народа...
   Я зашла в рощу. Было темно и страшно... ужасно. Можно было сойти с ума от этого стрекотания и жужжания ночных насекомых. Хотелось бежать вперед... быстрее и быстрее, но я знала, что если я побегу, то заблужусь... это точно. Хотелось закрыть глаза и заткнуть уши... и идти...
   Я не знаю сколько прошло времени... наверное целая вечность. Я даже не могла посмотреть на часы, потому что ничего не было видно. Я подозревала, что дело шло к полуночи. Вдруг я ясно увидела, что впереди что-то блестит. Озеро! Наверняка оно!
   Я пошла на свет.
   Да, это было оно. В цвете ночи оно выглядело еще более волшебно. Я огляделась. Тишина. Рима не было... что ж... неужели я ошиблась? Прямо у воды что-то мерцало. Я наклонилась.
   О...! Бутон папоротника должен был вот-вот расцвести! Я наклонилась ближе... еще... еще...
   - А-а!!!!!!!!!!!
   Что-то схватило меня за руку и потянуло в воду. Я упала на колени. Оно схватило за плечо, за другое... вот... я уже почти касалась воды. Чьи-то скользкие мерзкие руки тянули меня в омут.
   Вдруг краем глаза я увидела, как чья-то нога пнула это существо в воде. Оно резко отпустило. Я отдернулась от воды. Наконец я увидела перед собой что-то мерзкое... непонятного цвета... и это на меня шипело! Я закричала еще громче.
   - Успокойся, - кто-то положил мне руку на плечо, это был Рим... его голос. Я сразу обернулась...
   - А-а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! - Господи!!!!!!!!! Что это такое?????
   Позади меня стояло чудище. Высокое... мускулистое... голое... с рогами... остроконечными ушами... длинными волосами... очень темной кожей и пугающим выражением лица...
   Это последнее что я видела, перед тем как упала в обморок.
   Тьма... я открыла глаза. Наверное прошло не больше двух-трех минут.
   Опять он!!!
   - А-а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Он испуганно приложил палец к губам, показывая, чтобы я замолчала, но я продолжала орать... тогда, он закрыл мне рот рукой.
   - Успокойся... это же я...
   Боже! Голос действительно был Рима, но... но... Глаза тоже... его... его зеленые волшебные глаза...
   Я немного успокоилась... если то бешенство, что творилось у меня внутри можно было назвать спокойствием... я просто перестала кричать.
   Он убрал руку и подальше отодвинулся.
   Я долго молчала. Голос куда-то пропал. Но мысли! Ураган мыслей несся у меня в голове! Наконец, я уговорила себя заткнуться.
   - Рим... - тихо начала я.
   Он поглядел на меня исподлобья. Черные длинные пряди прикрывали глаза.
   - Да, - сипловато отозвался он.
   - О нет, - все и смогла сказать я... а что еще? Я хотела, чтобы он сказал "нет", но он сказал "да", - что... но что... но... вот это? - Я имела ввиду вообще все, но...
   - Это? - Он попытался изобразить удивление, - ну, это рога.
   Я сглотнула.
   - Какие еще рога? - Голос пропадал... - Какие еще рога? Я вообще спрашиваю?
   Рим внимательно посмотрел на озеро. Я же не отводила от него взгляда. Нет... нельзя было сказать, что он был уродлив, исковеркан... нет, он просто был иным. Совсем другим. Разрез глаз казался немного измененным, эти уши... скулы... темная сгоревшая кожа... но все же - это был Рим. Что же это? Что же это такое?
   - Я... понимаешь, - он посмотрел на меня, хоть он сидел и далеко, я вздрогнула... этим я причинила ему боль, я почувствовала, - не бойся меня, - тихо попросил он, - я... я ничего тебе не сделаю... если тебе будет легче... не смотри на меня... я же предупреждал... говорил не приходить...
   Я несколько дольше чем обычно моргнула. Не знаю... может я думала, если я открою глаза снова, то все исчезнет... но не исчезло. Я прекрасно понимала, что должна вести себя деликатно... как можно более... спокойно. Но сердце билось так, что я думала, что Рим его точно слышит. Но я видела еще и то... что я его не боялась. Нет и все. Как я говорила... главное первое мгновение перетерпеть, а там... легче. Сердце начало... успокаиваться... тише... и тише...
   - Я не боюсь, - наконец очень спокойно ответила я. Рим посмотрел на меня, но быстро отвел взгляд... он не хотел меня напугать вновь.
   - Нет... боишься. Я чувствую... - прохрипел он.
   Соберись. Так... соберись сейчас же!
   - Вот... видишь... я успокаиваюсь, - ну да, руки уже почти не дрожали.
   Рим готов был провалиться под землю, но не мог...
   - Я... зря я тебе показал это место...
   О... ну нет... не опять! Руки снова стали дрожать.
   Рим мгновенно затих. Я знала, знала, что причиняю ему боль, но ничего не могла поделать... ничего.
   И я сделала то, что от себя никогда не ожидала. Я встала. Рим глянул на меня.
   Я стала подходить. Я готова была рухнуть на землю... но я шла... потому что я сказала, что пойду и пошла. Каких-то десять шагов... а на самом деле вся моя сила воли... и... и наверное... вся любовь.
   Рим не знал, что ему делать. Он просто не знал.
   Я подошла. Близко. Настолько, чтобы могла дотянуться до него рукой. Все тело дрожало... не могла с ним совладать. Я закрыла глаза... протянула руку... дрожь не унималась. Дотронулась до его плеча... я не могла открыть глаз... но я чувствовала напряжение... провела по спине... волосам... и... рогам! Но тут что-то произошло. Не могу... и никогда не смогу объяснить... я засмеялась... просто и ... просто засмеялась. И села рядом... точнее чуть не рухнула от бессилия.
   Рим был по-прежнему серьезен. До крайности. Дрожь почти прекратилась... я все еще смеялась... я посмотрела ему в глаза... улыбаясь.
   - Рим, - на улыбки заговорила я, - ты... черт, - и засмеялась еще сильнее.
   Рим просто на меня смотрел. Может, думал, что у меня истерика... а может так и было. Теперь не важно. Он улыбнулся. При этом улыбка совсем не получилась милой... наоборот пугающей. Я перестала смеяться. Рим сразу спрятал зубы. Меня, конечно, насторожили два клыка по бокам... несколько больше чем обычно, но... я снова захохотала.
   Рим был в замешательстве.
   - Улыбнись еще раз, - вдруг попросила я.
   Рим подумал.
   - Ни за что.
   Мне стало еще смешнее.
   - Ну, улыбнись, - что было со мной? Точно истерика... хотя... может я просто не понимала рядом к кем я сижу?
   Он улыбнулся. И совсем не страшно... почти...
   - Мило, - на улыбки протянула я.
   Он не знал, что мне ответить... как говорить... он явно не планировал, что покажется мне в таком виде.
   Тут какие-то мысли стали пролетать передо мной. Видимо... я стала приходить в себя. Шок явно прошел.
   - Рим? - Я посмотрела на него... пытаясь привыкнуть
   - Да? - А он не смотрел...
   - Ну, как же так? - Не отрывалась я.
   - Как так? Смысли...
   - Ну... как можно быть чертом, а? - Ну... я конечно поумнее ничего не сообразила тогда.
   - А вот так... видишь же...
   - Но? Но? - Я снова засмеялась.
   - Почему ты смеешься? - Он явно хотел это спросить...
   - Потому что мне... мне... не страшно... а это странно. И... вообще...
   Рим по-прежнему смотрел на воду. Очень было похоже на ситуацию на озере вчера. Такой же взгляд. Нечеловеческий. Безразличный.
   Я смеялась.
   - Рим... ты меня надул, - наконец сказала я.
   - М-м?
   Я люблю тебя.
   - Ну... и как мне теперь... любить черта...
   Мне показалось, что Рим перестал дышать... действительно... зачем черту дышать? И показалось, что это долго длилось.
   - Рим? Может, ты будешь дышать?
   Он повернулся... и тут же отвел взгляд.
   - Посмотри на меня... - я в упор на него смотрела, - Рим, посмотри... я не боюсь... слышишь?
   Он осторожно повернулся. Наконец, я смогла получше его рассмотреть. В общем-то, черты лица были немного иными. Лицо стало длиннее. Подбородок больше, массивнее и с небольшой ямочкой. Брови были приподняты, как я уже говорила, глаза имели несколько странный разрез, но были потрясающе красивы... Нос был крупный с горбинкой и широкими ноздрями. Губы остались такими же тонкими... но эти клыки... это конечно... да. Скулы стали ярче и вообще лицо стало крупнее. Я убедила себя, что он симпатичный... в каком-то смысли... да... а что было делать? Если бы не эти рога... это было похлещи клыков. Уши, в общем-то, меня не задевали... так как одно мое правое ухо было тоже несколько с "эльфийским дефектом", как говорили друзья. У него они были явно больше, но выглядело это не плохо...
   Я ласково улыбнулась...
   - Вот видишь... - сказала я ему, глядя в глаза, - все не так и плохо, - тут меня понесло, - но конечно с рогами нужно что-то делать. Можно отпилить...
   - Что сделать?
   - Это вырвалось, - кто-нибудь? Закройте мне рот! - Рим... почему ты не сказал раньше... я бы смогла... понять, - понять... совсем не подходящее слово.
   - Я знаю тебя второй день. А остальных уже, - он помолчал, видимо обрезал пару нулей с числа, - очень много лет. И они не знают. Никто не знает... Потому что... ну... сама видишь...
   - Да... неплохо... не скажу... Рим... я здесь с тобой и еще не умерла от разрыва сердца... может все не так и плохо?
   Он промолчал. Я говорила очень много глупых слов...
   Мне снова захотелось до него дотронуться.
   - Что ты делаешь? - Немного отпрянул он.
   - Хочу тебя потрогать, - ну да... я ведь этого и хотела.
   Он вопросительно приподнял левую бровь.
   - Ну... потрогай, - он распрямился.
   Красавец. Рельефные мышцы. Горделивая осанка.
   Я была к нему ближе, чем когда подошла до этого.
   Я снова задела плечо. Теплое. Почти человеческое. Осторожно погладила. Затем шею... провела по затылку. Он закрыл глаза. Я снова засмеялась. Кожа настолько плотная и блестящая.
   - Рим? Ну и что я буду делать? - Тихонько спросила я, продолжая гладить по волосам.
   - Не знаю, - так же тихо ответил он и нагнулся ко мне поближе.
   Он посмотрел мне в глаза. Я даже не вздрогнула. Было несколько необычно... но... но я его любила. Именно так... как действительно любят.
   Он медленно прогладил своей рукой мне по щеке... его кожа была грубоватой, и он старался сделать это как можно нежнее. Я улыбнулась.
   - Видишь... теперь все в порядке, - прошептала я, - все будет хорошо, - или лучше.
   Но тут мое журналистское любопытство взяло верх.
   - Рим? А у тебя есть хвост?
   Рим снова вопросительно на меня посмотрел.
   - Нет...
   - Жаль... а я уж подумала... - протянула я. И снова очередной залп смеха. В этот момент я поняла, что веду себя глупо... говорю что-то не то... может это был способ разума защититься от непонятной ему информации... не знаю. Мне стало больно... больно за то, что у нас нет будущего... Какое там будущее??? Я даже не знала, что произойдет в ближайшие пару минут... как же мне хотелось, чтобы ничего не происходило, а мы по-прежнему сидели на берегу... одни.
   Любовь - это самая большая подлость. Любовь невозможно контролировать. Ее невозможно понять. Ты либо любишь... либо нет. А я любила... наверное первый... и единственный раз. Это чувство словно яд разливалось по венам и текло прямо к сердцу. Вязкая, опьяняющая... лишающая рассудка любовь. Это все она. От смеха счастья до слез боли... как же она прекрасна... и разрушительна.
   Риму было тяжело смотреть на меня. Он предпочитал мне компанию ледяной воды озера.
   - Рим, - еще раз попыталась я, - ты не ответил...
   Он потер рукой глаза. Казалось, что в нем боролись целые миры.
   - Милая... пойми, - нет... нет... я знала, что он сейчас начнет говорить!
   - Рим, перестань, - обрезала я.
   Ты любишь меня?
   - Ты любишь меня?
   Я знала... он боялся этого вопроса больше всего. Знала...
   - Мне больно. Я сгораю изнутри... каждый раз как тебя вижу... с того момента на перроне... я готов поверить в жизнь. Готов все отдать за самые простые человеческие радости... Я никогда не любил... может быть очень давно, но это была иная любовь. Любовь по долгу... любовь по принуждению. Прости, - у него вот-вот должны были покатиться слезы, - я... я не знаю что такое любовь... я не умею любить...
   Значит, любит. Любит совсем не так как люди... На миг я почувствовала это ощущение. Оно ни с чем не сравнимо. Будто океан бушует в тебе... пламя сжигает леса... ураган рвет деревья с корнем... и все это в один момент и ежеминутно. Сладкий нектар с болью... это была любовь. Обжигающая как солнце... его любовь.
   - Я на все готов, - повторил он, - я... я люблю тебя... люблю, - скупая слеза покатилась по его щеке. Словно вся соль мук была в ней...
   Я аккуратно стерла слезу с его лица. Она была огненной... это была не вода.
   Я прижалась к нему. Закрыла глаза... это мгновение... я готова была сидеть так вечно.
   Он осторожно поглаживал меня по спине. Целовал мои волосы...
   - Я никому тебя не отдам... никогда, - тихо, но властно сказал он и прижал крепче.
   А мне больше никто и не был нужен... никто... Что он со мной делал? На что он меня толкал...
   Он посмотрел мне в глаза. Так продолжительно, так красноречиво - как никогда до этого. Его губы коснулись моей щеки. От его касания пошла ледяная дрожь по всему телу. Рим притронулся к моим губам... невиданный трепет застыл в моей душе. Он поцеловал меня. Сперва нежно, едва задевая мой язык, потом уверенно, страстно... словно раскаленный свинец, как пламенный огонь. Он ласкал меня... обнимал за талию, прижимал к своему нагому телу... затем легко снял с меня одежду. Говорил, что я его богиня... его спасение и мечта. Я таяла... таяла под напором его клеймящих поцелуев, которыми он осыпал все мое тело. Он облизывал мои соски. Как же это было неприлично! Я смеялась от стыда. Рим, прищурившись, посмотрел на меня:
   - Неужели этого тела не касалось еще ни одно мужское естество?
   Я поняла, к чему он клонит. Он был прав... но как он это почувствовал?
   - У меня еще никого не было, - я поймала его задорный мерцающий взгляд. Почти такой же, как я видела ночью, и которого так испугалась. Рим улыбался мне.
   - Я подарю тебе самую незабываемую ночь в твоей жизни, - и он дотронулся своими пальцами мне до лобка. Я сдавленно вскрикнула от неожиданности, - моя любовь... мой свет...
   Демон слегка отодвинулся. По его лукавым намекам я поняла, что он дает себя рассмотреть. Я попыталась это сделать настолько, насколько позволял свет луны. Его фигура была настолько безупречна, что выглядела неживой. Словно каменное изваяние древнегреческого бога. Рим расслабил колени и вытянул ноги вперед. Я поняла, что он намекает на то, чтобы я посмотрела на его... так сказать... О Боже!... какой же он был огромный! Да... на картинках в журналах даже такого не встретишь! Я настолько восхитилась тем, чего не видела вживую до этого момента, что наткнулась на лукавую довольную улыбку Рима. Он явно не ждал такого восторга. Через какое-то время я, наконец, поняла, что неприлично долго его там разглядываю, так что отвела взгляд на его отточенный торс и крепкую мужественную грудь. Такого совершенства я еще не видела! Теперь же знаю, что не увижу никогда. Такой фигуре позавидовал бы каждый атлет. Как же я им любовалась! У меня в голову сразу пришли библейские мысли о том, что Бог "наградил" всех ангелов-отступников безобразной внешностью, доходящей до уродства... что ж... понятия о красоте Бога явно расходились с моими. Я бы вряд ли возрадовалась узрев перед собой тщедушное тельце благонравца, так сказать с органом, который был бы безобразно мал от ненужности его использования... ну, конечно, за исключением чересчур необходимых, но ужасно унизительных деяний, как сотворение жене ребенка. Рим, словно прочитав мои мысли, рассмеялся. Он снова приблизился... я трепетала от предвкушения того, что должно было обязательно произойти... Рим начал снова меня целовать... каждый дюйм моего тела...
   Он положил мои ноги себе на плечи. Мне было так стыдно и неловко, но Рим лишь смеялся и продолжал делать свое "черное дело". Я почувствовала как его рога коснулись внутренней части моего бедра (!)... затем его язык... о Господи!.. он стал нежно, но настойчиво лизать меня... щекотать и покусывать. Его пальцы осторожно входили в меня. Как это было приятно! Я не выдерживая, стонала. Риму это нравилось еще больше чем мне, и его сладкие пытки становились еще настойчивее.
   Затем он осторожно навалился на меня. Я сомкнула ноги у него на талии. Теперь я могла ответно его ласкать. Как же мне нравилось просто прикасаться к нему, к его телу... Я облизывала языком его губы, гладила по волосам. Я восторгалась им и шептала неподдельные комплементы. Я обнимала его широкую спину и чувствовала под ладонями каждый его мускул. Чем больше я к нему прикасалась, тем больше чувствовала отличий его материи от любой человеческой. Мне не с кем было сравнить, но я точно знала, что его организм состоит из чего-то иного.
   Рим прижался ко мне еще сильнее и слегка подался вперед. Он вошел в меня. Сперва слегка, как входил пальцами, а потом сильнее и глубже. Я вскрикнула. Какой это был неподдельный восторг! Кажется этого, я ждала уже последние несколько лет! Тепло, ласка, настойчивость и уверенность своего учителя. Я почувствовала боль, но она была столь незначительной по сравнению с тем, что я испытывала в общем. Рим доставлял мне такие наслаждения, что ни один мужчина даже не мог бы дотянуть и до половины.
   Рим слегка отстранился и опустился к моему лобку. Он стал нежно целовать меня туда... я снова почувствовала его пальцы. Когда демон вынул свой член, я почувствовала боль... довольно терпимую и можно сказать приятную. Рим увлеченно облизал свои пальцы, глядя на меня. Я поняла, что он облизывает мою кровь. Это было настолько дико мне, что я испугалась. Но Рим снова принялся меня целовать и облизывать... я успокоилась и поскорее выкинула этот момент из головы.
   Демон вновь вошел. Сильнее, быстрее... напористее и еще приятнее. От его члена во мне, я переставала чувствовать боль. Каждое его прикосновение вызывало пламенный озноб. Я была его и хотела, чтобы он любил меня еще и еще... Он вошел в меня до конца... медленно, если ни сказать болезненно, и я впервые почувствовало то, что нельзя описать словами! Я уже не контролировала себя, свои эмоции, свое поведение... только инстинкты. Я громко застонала и крепко вцепилась в шею Рима. Я чувствовала, как он победно улыбнулся. Я расслабилась... мне показалось, что сил у меня больше ни на что нет. Рим стал ласково усыпать меня поцелуями. Мне хотелось смеяться, столь много новых эмоций было во мне тогда! Он слез с меня. Я почувствовала, что ни на миг не хочу отдаляться от своего демона. Я тут же повернулась к нему и прижалась, мне так хотелось стать частью его... ну, хотя бы частью его жизни. Мне стало холодно... все же была ночь, хоть уже и конец ее. Рим властно обнял меня, и я уткнулась в его грудь. Стало тепле... он согревал меня своими прикосновениями. Я не почувствовала как заснула.
  
   Мы были одни на этом озере... всю ночь...
   Луна... блеск воды... шорох ночных птиц... и больше никого... если не считать того водяного, который чуть было меня не утопил, но мне было уж точно не до него...
  
   " И он слегка
   Коснулся жаркими устами
   Ее трепещущим губам;
   Соблазна полными речами
   Он отвечал ее мольбам.
   Могучий взор смотрел ей в очи!
   Он жег ее. Во мраке ночи
   Над нею прямо он сверкал,
   Неотразимый, как кинжал.
   Увы! Злой дух торжествовал!
   Смертельный яд его лобзанья
   Мгновенно в грудь ее проник.
   Мучительный ужасный крик
   Ночное возмутил молчанье.
   В нем было все: любовь, страданье,
   Упрек с последнею мольбой
   И безнадежное прощанье -
   Прощанье с жизнью молодой... " М. Ю. Лермонтов "Демон"
  
   Наступило утро. Я почувствовала его холодное дыхание в воздухе. Пахло утренней росой и сладкой пыльцой. Я открыла глаза.
   Я вся была усыпана цветами. Возле сидел Рим. Он смотрел на меня. Смотрел как на свою королеву. Я одарила его улыбкой. Он по-прежнему был... демоном... но теперь мне было уже все равно. После того, что случилось ночью... я любила его любым...
   Мой Рим... мой единственный...
   Мне даже ничего не хотелось говорить... абсолютно...
   Он подошел ближе... стал целовать мне ноги. Я закрыла лицо руками и засмеялась.
   - Что ты делаешь? - Улыбалась я.
   Он только лукаво глянул исподлобья. Как я обожала этот его взгляд... он значил, что он что-то замышляет.
   - Я все для тебя сделаю... только скажи, - говорил он.
   - Мне ничего не нужно... ничего...
   Тут вдруг в мою голову закралась ужасная мысль.
   А что если он вдруг станет меня ревновать? Он же всех убьет! И все разнесет!
   - Рим?
   - Да, милая...
   - Обещай, что никогда не будешь меня ревновать.
   Он настороженно на меня посмотрел. Теперь я понимала во что я вляпалась. Он видел меня своей и только своей. Даже мысль о том, что я на миг буду без него не витала в его разуме больше двух секунд. Он хотел, чтобы я принадлежала ему вечно...
   Хотя... что там ныть? Я была не против...
   - Этого... я не могу обещать. Ты всегда будешь со мной... Ведь будешь?
   - Ну конечно, - я улыбнулась. Но что-то меня кольнуло под самое сердце.
   Я внимательно посмотрела на воду. Она так и манила к себе.
   - А что с этим водяным? - Спросила я.
   - Его уже нет... его время вышло. Уже утро...
   - Значит, я пойду купаться, - весело вскочила я.
   Я забежала в озеро, снова забыв, что плаваю никудышно. Но, как ни странно, поплыла. Рим зашел за мной в воду.
   - Рим? А почему у тебя нет крыльев?
   - А зачем они мне? - Он лукаво улыбнулся, - они есть, но сейчас... они мне просто не нужны.
   Я сцепила его ногами за торс. Прижалась к нему. Стала гладить его мокрые кудряшки. В воде длинные локоны завились в кольца. Я почти привыкла к рогам, они теперь казались мне даже забавными.
   - Рим... как мы теперь вернемся в деревню?
   - Так... как я раньше всегда возвращался. Пешком.
   - Но?
   - Ты не думай, что это я впервые так в демона обратился. К сегодняшнему полудню я снова смогу по желанию приобретать вид. Это все папоротник... он так на меня действует. Проявляет сущность. Но бутоны вот-вот отцветут, так что беспокоится нечего. Больше я тебя не напугаю.
   - Ты и не напугал. Ты мне таким нравишься, мой демон... - я нежно поцеловала его в щеку, - я тебя люблю.
   Рим покрепче прижал меня к себе и вынес на берег. Я легла обсыхать. Он сидел рядом.
   - Ты сможешь снова стать таким?
   - Да... по желанию... но я больше не...
   - Я хочу, - может быть это звучало и странно, но любила я черта, странного необычного и одинокого демона, - я хочу, чтобы ты со мной был таким.
   Рим внимательно на меня посмотрел, не разыгрываю ли я его? Нет... не разыгрывала.
   - Ты уверена? Мне казалось, что...
   Я привстала. Медленно провела рукой по его груди. Он прищурил глаза, как от яркого солнца.
   Да... приятно, мой котенок...
   Погладила по шее, чуть задевая скулу.
   Мой сладкий... мой милый...
   Я люблю... люблю тебя таким.
   Наступил полдень. Погода стала портиться, дождь обещал осчастливить нас своим присутствием.
   - Нам нужно возвращаться в деревню, начал Рим.
   - А нам обязательно? - Я так не хотела, мне ничего не было нужно. Меня опьяняли эти новые ощущения... эта новая для меня жизнь.
   - Милая, - Рим горько посмотрел на меня, - я ведь здесь не просто так... у меня есть своего рода работа... поручение. Эта деревня - мое место. По крайней мере еще на какое-то время. Думаешь, мне в ней так нравится? Плевал бы я на эту банальность... но не могу, а то ведь мне здорово влетит.
   - Я буду с тобой. Я не вернусь больше в город. Лишь бы с тобой...
   Рим посмотрел на небо.
   - Закрой глаза.
   - Зачем?
   - Так нужно...
   Я чувствовала, как он подходил ко мне ближе. Я обещала закрыть глаза и закрыла.
   - Можешь открыть.
   Передо мной уже стоял обычный Рим... тот, которого я знала до этого. Парень с кучей таен за спиной. Этот его старый вид почему-то пробуждал во мне некую ненависть...
   - Рим... ты не поверишь...
   - Во что?
   - Ты выглядишь глупо, - я слегка нахмурилась, но теперь вызвала смех у него.
   Прежнее его состояние стало мне привычнее... именно черт был моим первым мужчиной... моим любимым мужчиной, а не его земная суть. Все это сложно... просто я хотела теперь видеть черта, - глупый мальчишка, верни мне моего Рима, - заулыбалась я.
   - Верну... но не сейчас, - он подал мне руку. Я встала.
   Рим выглядел несколько странно. Рубашка порвана на локте, джинсы сильно запачканы, а на ногах обуви и вообще не было.
   Хотя я выглядела не лучше. Все мое белое одеяние тоже было в грязи. Ленты на ногах полностью сбились, а те, что были вплетены в волосы требовали... реставрации после сегодняшней ночи.
   - Когда ты успел одеться?
   - Лучше не спрашивай, - легонько улыбнулся Рим.
   Мы пошли в деревню. По дороге, прямо под ногами мне что-то бросилось в глаза. Какой-то сверток, Рим его не заметил. Я бы тоже не стала воспринимать его, если бы на нем не было надписи "Риму от Светочки". Меня как током шибануло. Больше всего мне хотелось, чтобы ее не заметил Рим. Неужели она была на озере снова? Но что же? Что же тогда? Тогда мы пропали. Я как не в чем не бывало прошла мимо подарка. И вообще, кругом было все не так.
   Я чувствовала что-то неладное, но произошло даже больше, чем я могла себе представить...
   Мы подошли к Олесиному дому.
   - Ты уверена, что не хочешь пойти ко мне?
   - Я хочу. Просто нужно посмотреть, что происходит... я же тебе не говорила, что я ушла тебя искать в самый разгар ссоры Андрея и Коли.
   - А что случилось?
   - Это из-за Олеси... Коля сильно приревновал... я толком не поняла. Да, и еще тебя искала Света.
   Рим засмеялся и обнял меня.
   Вдруг отворилась дверь. На крыльцо вышел Коля. Пару секунд он стоял в замешательстве, смотря на нас. Рим еще не успел выпустить меня из объятий. Меня же интересовало, что Коля делал у Олеси?
   - Куда вы пропали? - Наконец заговорил Коля.
   - Мы... мы гуляли, - довольно убедительно ответил Рим, осторожно выпуская из объятий.
   - Андрею плохо... - чуть слышно проговорил Коля.
   - Это из-за вчерашнего? - Спросила я.
   - И да... и нет, - расстроено ответил Коля.
   - Что случилось? - Уже озабоченно посмотрела я на него. Лицо у него было бледнее покойника.
   - Никто не понял, что произошло... он, упал... я его толкнул, и он упал в воду. Не прошло и пол минуты как что-то стало утаскивать его под воду. На мгновение это что-то показалось... это было ужасно... я... я не знаю, что это было... но оно тянуло его, а все стояли и просто смотрели, не понимая что происходит... Потом... потом тварь сказала, что-то вроде "это вам месть за..." что-то... я не помню, за что. Две или три минуты вода озера была кристальна как утренняя гладь. Было жуткое молчание... потом тело Андрея вылетело из воды и плюхнулось у самого берега на мелководье. Я подбежал... Олеся кричала... народ суетился... но он был жив... он дышал, но ему словно что-то мешало... где-то в легких... Он... он... - Коля дрожал...
   - Колечка... успокойся, - я стала подходить ближе я.
   Рим сильно нахмурился, но молчал. Он что-то знал, очевидно...
   - Он еще жив... но я не знаю... ему что-то мешает дышать... - он аж вздрогнул, - я ничего не могу сделать... я виноват... зачем затеял эту глупую ссору... зачем?
   Я быстро сообразила, что все в шоковом состоянии, так что ничего не могут предпринять. Я немного оттолкнула Колю и прошла вовнутрь, за мной последовал Рим.
   В сенях было тихо, как в могиле. Я прошла в комнату. Андрей лежал на диване, а Олеся сидела возле него. Она даже на нас не посмотрела. Ее лицо было немного перепачкано и поблескивало от слез. Кажется, плакать она уже больше не могла.
   - Олеся, - тихо начала я, - Олеся... посмотри на меня... Олеся?
   Она не сразу, но повернулась ко мне.
   - Он... он умирает... - всхлипывая, произнесла она.
   - Нет... конечно же нет, - качала головой я.
   Я подошла к Андрею. Он был без сознания. Весь мокрый, перепачканный... и дышал очень тяжело и прерывисто. Действительно... ему что-то мешало дышать.
   - Вы вызвали врача?
   - Он уже был... пару часов назад... он не знает что делать...
   Паника вдруг стала тоже подступать ко мне.
   Я должна собраться... должна... Андрей умирает...
   Я подошла к Риму, он остался стоять в дверях.
   - Что нам делать? - Чуть не плача спросила я.
   - Водяной что-то с ним сделал... милая... я, - он увидел, что я плачу, - не плач... я же обещал тебе, что буду делать все, что ты попросишь... обещал?
   Я стояла в растерянности.
   - Да...
   - Ты хочешь, чтобы я ему помог? - Необычайная серьезность блеснула в его взгляде.
   - Да...
   - Значит помогу. Уведи Олесю, - немного обдумав, ответил Рим.
   Я замешкалась. Неужели он мог? Он же был черт, ни ангел, ни целитель, а демон.
   Он легонько приподнял мой подбородок так, чтобы я видела его взгляд. Взгляд моего Рима... моего демона.
   - Я люблю тебя... - тихо прошептал он, - уведи Олесю.
   Я моргнула в знак согласия и пошла к Олеси, утирая слезы. Кто-то же должен был оставаться сильным.
   - Олеся... вставай, - я взяла ее под локоть, - пойдем... нужно выйти.
   - Нет... я буду сидеть здесь... - испуганным шепотом отозвалась она.
   - Олеся, - я как можно строже на нее посмотрела, - нам нужно уйти... ты хочешь, чтобы Андрей выжил?
   - Хочу... я... - слезы вновь блестели на ее красных заплаканных глазах.
   - Пойдем тогда.
   Мне удалось увести Олесю в сени и посадить за стол. Она вот-вот готова была заснуть. Я так хотела уйти к Риму, но он сказал ждать. И я покорно ждала. Через долгих пять или больше минут я услышала всхлипывание и крик боли. Кричал Андрей. Олеся подскочила.
   - Сиди, - встала я, - сама посмотрю...
   Я зашла в комнату. Андрей лежал посредине, рядом присев на одно колено - Рим. Андрей спокойно глубоко дышал... но был бледный как смерть. Рим что-то сжимал в правом кулаке... его рука дрожала... Он сжимал что-то черное... оно стало испускать сок... течь по руке Рима.
   - Рим, что это? - Испугано бросилась к нему я.
   - Не подходи, - строго запретил он, - стой.
   Я остановилась. Он сжал кулак еще сильнее. Казалось, что эта штука в руке причиняет ему непередаваемую боль. Он стиснул зубы. Раздался хруст. Это что-то в руке Рима превратилось в пепел и рассыпалось на пол. Рим глубоко вздохнул и разжал руку. Я сразу же заметила сильно кровоточащую рану на его ладони, но кровь была намного темнее, чем любая человеческая... может быть даже более вязкая. Но меня это мало заботило... я подошла к нему... встала на колени.
   - Рим... - уткнулась я ему в плечо.
   Он приобнял меня здоровой рукой.
   - Все хорошо... Андрей будет жить... - он внимательно посмотрел на свою рану. Немного, чуть заметно нахмурился. Но этого было достаточно, чтобы я запаниковала.
   - Нужно сейчас же перевязать рану, - я аккуратно взяла его за руку.
   - Перестань... что мне эта царапина, - он ухмыльнулся.
   Я поцеловала его запястье...
   - И все же... я промою, пошли.
   Мы вышли в сени. Прямо перед дверью стояла Олеся. Она была похожа на статую.
   - Олеся, - улыбнулась я, - все хорошо, - я благодарно посмотрела на Рима, - он будет жить... позови Колю.
   Олеся приоткрыла рот... видимо, она что-то хотела сказать, но только заплакала и побежала в зал.
   Мы зашли в ванную. Я на всякий случай закрыла дверь на засов.
   Включила воду.
   - Давай руку, - я осторожно взяла его за запястье. Поднесла к струе. Как можно тщательнее промыла. Рим немного поморщился, - тебе не больно?
   - Нет... - он поцеловал меня в плечо.
   - Я ничего тебе не могу сказать про заражение... я не очень уверена, что в твоем случае оно возможно, - улыбнулась я.
   Кровь перестала идти. Рана на глазах затягивалась.
   - Что ты там сделал... с Андреем?
   - Ты действительно хочешь знать?
   Я уже была не уверена. Или не готова, не знаю...
   - Может и нет... но он будет жить?
   - Конечно, я же обещал.
   Смотря на Рима, я понимала, какое сокровище нашла. Говорят, что если найдешь цветок папоротника, то рядом наверняка спрятан клад... что ж... я его нашла.
   Мы вышли из ванной. Вернулись в зал. Коля и Олеся сидели около Андрея. Оба были счастливы и улыбались.
   - Он скоро очнется? - Спросил Коля.
   - Я не уверен... - ответил Рим, - его организм ослаб... может к вечеру, а то и того позже.
   - Главное, - посмотрела на нас Олеся, - что он будет жить теперь... Рим, но что ты сделал?
   - Я дал ему второй шанс, - сказал он и дал всем своим видом понять, что ничего объяснять не собирается.
   Олеся начала приходить в себя.
   - Катя? А куда ты вчера ушла?
   - Я пошла искать Рима, - пробубнила я и глянула мельком на него.
   Олеся посмотрела на него, на меня... что-то смекнула...
   - Ну, - протяжно заключила она, - тогда мне все ясно...
   Ну... да. А мне-то как-то показалось, что не все. Далеко не все.
   Мы еще какое-то время потолкались здесь, в доме, а потом пошли к Риму... якобы мне там что-то понадобилось... А разве нет?
   Я прошла. Зал был по-прежнему закрыт, но для меня теперь не оставалось закрытых дверей.
   - Рим? Я могу туда войти.
   Он посмотрел на меня, что-то решил.
   - Да... но нужно ли тебе это видеть...
   Я отворила дверь. Действительно, комната была пустая. Только этот приметный столик распалил мое воображение. Он уже стоял у распахнутого окна. Я стала рассматривать целую кучу предметов, что лежали на нем. Ничего необычного... по крайней мере необычного для черта. Там были разные непонятные мне оккультные вещицы, еще книги и чернила.
   - Я даже не хочу спрашивать зачем тебе нужен вот этот кинжал, - я взяла его в руки. Он был необычайно легкий.
   - И правильно, - улыбнулся Рим.
   Мне быстро надоели эти вещи, и мы пошли в спальню.
   Я шлепнулась на кровать... как я любила этот красный шелк...
   Рим присел. Что-то было не так... он опять чуть заметно нахмурился.
   - Рим, что-то не так? - Я привстала.
   - Все... все нормально, - он выдавил улыбку. Но все не было нормально.
   - Но я же вижу... пожалуйста, не нужно молчать... Рим?
   - Не беспокойся, - он положил мне на плечо голову, - я в порядке.
   - Я не переживу, если с тобой что-то случится, - тихонько сказала я.
   Мы любили друг друга... безумно, страстно... так как никто не любит на этой земле... Меня возбуждал один его взгляд... одно прикосновение... Мы были любовниками... были влюбленными на целый месяц... Да, я не уехала, как планировала через неделю... я просто не смогла. Когда я стояла на перроне, и он смотрел на меня... о, как он смотрел... я осталась... еще на какое-то время.
   Андрей тогда взял с собой Олесю, может быть они действительно могли полюбить друг друга. Коля был разбит, но гордо смотрел, как его друг увозит его мечты в большой город. Меня беспокоила Света. С той ночи они ни разу со мной не заговорила, не поздоровалась и презрительно смотрела на нас с Римом. А на него и вообще с отвращением. Я стала что-то подозревать... может она знала про него... про нас... может просто ждала момента отомстить. Она наверняка не могла простить того, что ее отвергли и унизили. Она явно готовила месть...
   Но я переживала за другое.
   Каждый день я замечала, что с Римом не все в порядке... иногда я видела, что он держится за ладонь и тяжело дышит... но он не говорил, он ничего не говорил... могла ли я помочь?
   Прошел месяц. Наступил тот вечер... который я прокляла на всю свою жизнь... Я видела, что Риму становилось хуже. Он сидел на кровати держась обеими руками за пояс. Ему, наверное, было невыносимо больно...
   - Рим... - я села к нему на колени и обняла. Теперь он практически не становился человеком. Я и не могла представить его другим, - что случилось? Я знаю, не перечь мне... Рим... что-то произошло тогда, когда ты спас Андрея... Милый, ответь мне... что с тобой?
   Рим устало потер переносицу.
   - Все хорошо, это пройдет... - голос был хрипловатый, словно ему было тяжело выдавливать из себя слова.
   - Рим! Перестань мне лгать! - У меня невольно покатились слезы. Мне было так больно...
   Он нежно погладил меня по волосам... он так всегда делал, чтобы отвлечь от чего-либо... но сейчас было совсем другое дело. Сердце стучало, как бешенное... оно вырывалось и болело...
   - Любимый... Рим... - я плакала... ничего не могла с собой поделать.
   - А ну-ка, не плач, - он строго посмотрел на меня. И начал вытирать мне слезы.
   Я успокоилась. Я знала, что с ним лучше не спорить. И не играть им. Пару недель назад он чуть не задушил одного гитариста, который сделал мне комплимент. Я была его рабыней... его женщиной... его любовью... Может быть его чувства и были нечеловеческие, но он давал мне больше, чем смогли бы дать сотни и тысячи других.
   Он мог часами говорить мне шикарные слова... мог целовать меня так нежно, что я могла бы поверить в фальшь этого всего, если бы теперь не видела в его глазах пламени, того огня, который я хотела увидеть в тот день у камня. В нем была невиданная страсть... был яд... и он был не чист... он страдал, но теперь он видел, что ему не стоит себя скрывать хоть перед кем-то, за это он мне был благодарен. А я была благодарно ему за то, что он был со мной честен и давал действительно все, на что способен. А любовь - это благодарность друг другу... и поэтому... мы безумно любили друг друга.
   Какую нестерпимую боль причинял он мне тем, что не хотел говорить правды... он уберегал меня от нее... но я в ней нуждалась...
   - Рим... ты должен сказать...
   Тут дверь в спальню отворилась и, как не в чем не бывало, зашел Коля.
   - Рим, я хотел... - о нет. Он нас увидел. Мало того, он увидел Рима в таком виде! Он увидел меня, сидящую на нем в таком виде!
   Как же он заорал. Рим толком и не понял, что произошло, со мной он периодически забывал, что выглядит... иначе. Он вопросительно посмотрел на Колю. А потом, до него видимо вдруг дошло, что он в своем нормальном виде и сам чуть не вскрикнул, но тут же скорчился от боли.
   Я не могла пошевелиться от шока... не могла понять, что такое может произойти!
   Коля ринулся бежать, но потом вдруг подлетел к нам и буквально выдернул меня к себе. Я ничего не соображала. Он потащил меня из дома, точнее просто выволок на улицу... Он взял меня обеими руками за лицо. Вид у него был перепуганный... как говорят, будто черта увидел... о, ну да... в данном случае это была не метафора...
   - Катя, Катя... что он... что он с тобой делал? Что? Нужно звать мужиков! Они же говорили, что черта видели... я дурак думал, что это они напиваются до чертиков, а видно-то... видно, что нет. Он тебя схватил? Где Рим?
   Тут я, наконец, осознала... он не понял, что это был Рим... я даже не знаю... было ли это облегчением для меня или наоборот...
   - Я... я, - я не могла ничего придумать. Мне нужно было спасти Рима. Нужно было отвести все подозрения, - я не знаю, что это было, - я сделала испуганный вид, - он схватил меня... я... я не помню.. о... - я выдавила из себя слезы.
   - Ладно... ладно милая, - он меня крепко прижал. Как мне было противно, - все хорошо, все хорошо... Я побегу за мужиками, нужно срочно что-то делать!
   - Нет, - провопила я, - нет... не ходите туда. Коля! Коля не уходи, я боюсь... не уходи!
   - Ладно... ладно... я... я побуду с тобой.
   Что же было делать? Что же? Коля вцепился в меня до синяков. Он дико смотрел на меня. Что же происходило в доме? Что было с Римом? Он наверняка не догадался, что Коля не знает, что это был он. Нужно было срочно в дом! Срочно! Риму было плохо, я должна была быть с ним!
   - Коля! Беги... беги за всеми! Нужно что-то делать!
   - Но ты же... ты не можешь быть здесь одна...
   - Беги! - Завизжала я.
   Он отпустил меня. Оглядел дом... и побежал. Знал ли он, куда ему бежать?
   Как только я убедилась, что он скрылся из виду, я поспешно зашла в дом.
   - Рим!? Рим!? - Но он не отвечал.
   Я зашла в спальню. Он лежал на кровати... он... он еле дышал... Что произошло?
   Рим... Рим... любимый...
   - Рим, что... что... - я села к нему... провела рукой по груди. Он был холодный как лед. Я невиданно перепугалась. Вся задрожала... что с ним было? Что же... как...
   Он сделал усилие и открыл глаза. Взгляд был почти пустой... только тогда я заметила тонкую струйку крови... стекающую изо рта...
   - Рим! - Я обтерла кровь рукой, - это же... кровь? Но что...
   - Милая... прости меня...
   Я еще не понимала, что происходит... но мои глаза едко защипали слезы. Больно было смотреть...
   - Рим... Рим... что ты говоришь? - Я посмотрела на кровь у себя на руке... его кровь.
   - Прости... я не смог... не смог справиться... - он погладил мне рукой подбородок.
   - С чем? - Тихо спросила я.
   - Ты, - ему было очень тяжело говорить, - ты меня спрашивала... что я скрывал... я скрывал, что умираю... это тело...
   - Что? - Сердце провалилось куда-то очень низко... я его не слышала совсем.
   - Ты... тогда просила спасти Андрея... я знал чем это кончится... но я не мог... не мог... ответить "нет", ведь ты просила... просила, чтобы он жил. Тот водяной... он наслал... проклятье... но не на Андрея, а на меня... он знал, что ради тебя я стану его спасать... Я принял порчу на себя... я думал... думал, что справлюсь... но, - он едко улыбнулся, - но даже черту это оказалось непосильным...
   - Рим, - я аккуратно положила свою голову ему на грудь, - я тебя не отдам... слышишь? Не отдам...
   - Прости... я говорил, что не оставлю тебя... и не оставлю...любимая...никогда..
   Слезы покатились ему на грудь...
   Рим... ты обещал! Что же ты делаешь, Рим? Зачем... как же... я не могу...
   - Даже демон способен умереть на земле... - он поглаживал меня по волосам, - я благодарен тебе... что ты подарила мне свою любовь... никто никогда не дарил мне лучшего подарка... я был рожден, чтобы не знать любви... ты же мне ее открыла... я...
   - Рим... не смей, - я привстала. Я стала гладить его по волосам... по лицу... - Рим... не оставляй меня, - я всхлипывала, я... я не могла ничего сделать... я просто видела, как умирает мой любимый... прямо здесь... прямо сейчас... Он смотрел на меня... смотрел счастливым любящим взглядом каким только мог... он покидал меня... навсегда...
   - Я... люблю тебя,... прости... Милая... даже звезды гаснут... - он устало закрыл глаза.
   Почему?
   Почему???
   Вот весь ваш Бог! Вот он! Он не дал стать ему любимым... не дал моему Риму стать счастливым со мной... он не дал... Он позволил создать ад, чтобы демоны не знали любви, а лишь творили зло, потому что, ведь не может же это делать всеблагой Бог! Он убил! Он убил моего Рима!!! Будь же он проклят! Будь проклят...
   Я сидела на кровати... а передо мной лежал он... мой любимый, он умирал... мой единственный Рим... мой демон... Я ждала... ждала пока он снова откроет глаза... ждала, пока не встанет и не прижмет меня к своей горячей груди... не подарит мне свой... пламенный поцелуй... я ждала... и рыдала... слезы катились одна за одной... душу рвало на атомы... я тоже готова была умереть... уйти с ним... навсегда... Он чуть заметно дышал... еще несколько минут... а может и меньше и... и...
   Я услышала крики... в дом вбежали люди... я не помню, что произошло... я кричала... просила оставить меня... оставить его... Они тоже кричали... суетились... толкали моего... толкали моего умирающего Рима...
   - Нет!!!!!!! Оставьте, - кто-то грубо тащил меня из дома за талию. Я не видела, я смотрела в сторону спальни... спальни, где умирал мой Рим.
   Меня выволокли на улицу.
   Я рыдала.
   - Молчи... пожалуйста, молчи, - кто-то испугано затараторил. Это был Коля.
   - Коля!!!! Коля!!!!!!! Это Рим!!! Что вы все делаете!!!??? Это же Рим!!!!
   Коля на пару мгновений стоял в замешательстве.... Зверски на меня глядя... потом схватил голову обеими руками...
   - Господи!!!!!!!! - Он повалился рядом со мной на траву, - Господи!!!!!!!!!!!!! Эта Света... это... как я мог???
   Это же мой Рим... пустите...
   Я попыталась встать... Коля крепко в меня вцепился... я не могла пошевелиться... я рвалась... плакала и рвалась в дом...
   Оттуда поспешно стал выходить народ.
   - Тише... милая... тише, прошу, - чуть слышно отрывисто пробубнил Коля, - они... они и тебя тоже могут сжечь... тише...
   Сжечь????!!!!!! Сжечь моего Рима!???????? Моего Рима?????? Моего.... Моего любимого... единственного... моего.... Рима....
   - А-а.... - я рвалась... рвалась прочь.... - пусти... пусти!!!!!!
   Он прижал меня к себе... так, что я не могла даже говорить.
   Подошел какой-то строгий мужчина лет сорока.
   - Что с ней? Она плачет, - сверлящим взглядом посмотрел он на нас с Колей.
   - Нет... что вы дядя Кирилл, нет... она просто напугана...
   Это был отец Светы. Это был палач моей любви. Света все ему рассказала... наверняка... это была месть... была месть мне... Они отняли его... отняли....
   Я видела ее в толпе... она стояла и смотрела на меня. Нет... она не улыбалась, но маска удовлетворения просвечивала через ее загорелую кожу. Она стояла в белом... как ангел, присланный Богом, чтобы предотвратить то, что противоречит Его законам. Она стояла и смотрела...
   Ее отец с минуту потоптался около нас. Кажется, все это время я не дышала. Затем, он отошел.
   Я посмотрела на дом. Незнакомые мне люди обливали все вокруг бензином, бабки поспешно кидали какие-то травы. Я снова хотела закричать, но Коля до боли крепко держал меня...
   Пламя... все было в огне...
   Огонь везде...
   Как тот, что перед смертью я видела в глазах моего Рима...
   Огонь...
   "..."
   Я уехала... в этот же день... все мои вещи сгорели... все до единого... у меня не осталось ничего... кроме старинного серебряного кольца, которое подарил мне Рим на память... больше ничего.
   Я была перед отъездом на нашем волшебном озере. Я просто сидела и смотрела все на ту же мертвую гладь... такую же мертвую как моя любовь... Рим отдал жизнь за жизнь другого... за мою просьбу... он знал, что умрет... но ради моей улыбки, ради моего желания...
   Любил ли меня демон?
   Любят ли они?
   Да, он любил... а что это... если не любовь? Что это, если не любовь, когда готов отдать даже жизнь за улыбку своего возлюбленного?
  
   "..."
   Два года спустя.
   Полупустая кофейня...
   Зимний холодный вечер...
   Два журналиста за столиком у замерзшего снаружи окна...
   - Так ты веришь в любовь?
   - Любовь? - Устало переспросила я, рассматривая пушистые снежинки за окном.
   - Да, веришь ли ты в любовь? - Спросил меня сидящий напротив парень.
   - Больше нет, - слукавила я, - и никогда не стоит в нее верить, ведь она как свет
   звезд... доходит до нас тогда, когда сама звезда уже давно погасла...
   - Ты это серьезно? Все это? - Парень смотрел на меня изумленными глазами, - это
   действительно было с тобой?
   Я посмотрела на то самое серебряное кольцо... я надела его на безымянный палец...
   Чуть заметно вздохнула.
   - Конечно... нет, - я посмотрела ему прямо в глаза, - неужели ты думаешь, что любовь действительно существует...
   а демоны на самом деле способны умереть?
   "..."
   Конец.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Lucifera

  

- 1 -

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Дюжева "Справедливая плата"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с Земли. Обретение"(Боевая фантастика) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"