Бояджиева Людмила Григорьевна: другие произведения.

Нострадамус

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

1

НОСТРАДАМУС - ХХI век.

ЛИБРЕТТО музыкального спектакля в 2-х действиях

Это сочинение по странной случайности начато 22 декабря 2003 года, в день, когда Мишелю де Нотрдаму исполнилось 500 лет

"Я буду бессмертен - и живой, и мертвый.

И долго после моего ухода имя мое будет жить во Вселенной."

(Посвящение, написанное Нострадамусом к своим "Центуриям")

ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ СЦЕНИЧЕСКОГО ЗАМЫСЛА

Обращение к образу знаменитого Провидца, существовавшего на грани очевидного и невероятного, столкновение исторической атмосферы с реалиями будущих веков, открывает широкое поле деятельности для сценических версий. В основе образного решения спектакля лежит тезис о двойственной природе человека, о его подчиненности силе земного притяжения (телесной частью своего существа) и вечном стремлении эту силу преодолеть - из оков плоти вырваться (нетленной субстанцией духа, принадлежащего вечности). Нострадамус - едва ли не самый яркий и таинственный пример выхода за приделы человеческих возможностей, преодоления земных законов.

Это предопределило "двухмерность" всего представления, двуплановость главных персонажей. "Прослойкой" высокого и низкого являются фольклорные сцены, позволяющие выйти в сферу юмора, иной жанровой выразительности, иного музыкального и пластического решения.

Визуально чередуются три пласта: земное и небесное (плотское и духовное, материальное и мистическое) - плюс - фольклорно-бытовые сцены.

ПЕРВЫЙ, бытийный план, воплощен в образе Ренессансного королевского двора с Раблезианской стилистикой. Гротескна сама фактура сценографии - золото в блеске факелов, балет карлиц, пьяные "гаргантюа", пожирающие кабана. Поварята, дофинессы, клоунессы... Страшноватый фарс катящегося к бойне карнавала.

ВТОРОЙ - Вселенский план - в сценах "лаборатории" Нострадамуса. Здесь происходит приобщение героя к тайнам мироздания. Здесь "заказывает музыку" светил небесных ход, властвуют стихии - ветер, пламя, вода. Здесь в наличествуют полеты, видения, таинственные перевоплощения и прочие атрибуты возвышенно-мистического стиля.

ТРЕТИЙ - бытовой (юмористический по жанру) план - дан в городских сценах.

ГЕРОЙ, в зависимости от своего "места обитания" в том или ином пласте предстает в двух ипостасях:

1. - Пятидесятилетний, мрачноватый провинциальный медик.

2. - Вечно молодой повелитель стихий, Посвященный в тайны будущего.

ГЕРОИНЯ (МАРТА) - слепая в реальной жизни, обладает сверх чутким зрением в мире Нострадамуса. Это скорее Муза, Добрый гений прорицателя, нежели конкретная женщина.

Музыкальное построение спектакля, естественно, целиком зависит от автора музыки. В либретто заложены две изначальным темам.

1. Тема земного пира - некоего Вавилона на грани гибели. Тема земных страстей, страхов, ошибок.

2. Зов потусторонней тайны - ветер Вселенной, шепот светил - "мостик", по которому Нострадамус переходит от реальности в высший мистический план. Просветление, прикосновение к Вечности.

Фольклорные музыкальные эпизоды основаны на пародировании современных поп-форм.

В качестве языковой формы либретто выбрана ритмизированная проза или форма простого рифмованного стихосложения. Количество вокальных номеров (обозначенных в тексте "дуэт", "трио" и т.д., разумеется, зависит от решения композитора и режиссера)

Действующие лица:

Нострадамус - лекарь, Прорицатель, 35 или 55 лет в зависимости от его участия в "земных" или "небесных" сценах.

Марта - юное создание, более поэтическая греза, Муза, добрый гений провидца, его второе, более просветленное "Я", воплощение Любви и Добра, нежели бытовая фигура.

Генрих II - король Франции, около 40 лет.

Екатерина Медичи - королева Франции, ровесница короля.

Черный Человек - демон-искуситель, сатана (он же - Смерть) - вокал

Шарманщик (алхимик) - друг Нострадамуса, без вокала.

Сезар, сын Нострадамуса - без вокала.

Бесноватый - вокал в стиле "рэп". Горожане.

Хор гробовщиков

Хор монахов

Глашатай

Два юных атлета, владеющих двуручными мечами.

Церемонемейстер и группа персонажей придворного театра.

Балет, хор, труппа лилипутов.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена 1.

1555 год. Пиршество во дворце Сен-Жермен. Дворцовая зала в помпезном оформлении - гипербола ренессансной роскоши. Живописные полотна и шпалеры покрывают стены, жарко пылаю факелы, воспламеняя хрусталь, золото, драгоценную игру камней, мрак бархата, переливы атласа.

На заднем плане пиршественные столы. В блеске свечей золотая сервировка, потные лица пирующих, жрущих, пьющих, гогочущих людей. Возглавляет празднество царственная пара - Генрих II и его супруга - Екатерина Медичи.

ЦЕРЕМОНЕМЕЙСТЕР возвещает о начале дворцового спектакля:

- Отличной трапезе отнюдь не помешает немного пения и танцев.

Мы, духу времени верны, вам оперу представим.

С убийством и цветами.

Понятную для нас и даже иностранцев.

Появляются аллегорические персонажи Оперы. Торжественно входят парами, начиная танец с элементами минуэта.

ВРЕМЯ (с большим циферблатом на голове, ободранное, истощенное в синяках) Его поддерживает юркий юноша с надписью на ленте ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ. Он весь обвешан часами, показывающими разное время. (Имена аллегорических персонажей указаны на идущих через плечо лентах)

ВРЕМЯ: - Клянусь я телом! Вы слыхали,

-какого сорта люди стали?

Меня так сильно избивали,

Что Время вряд ли вы узнали.

И плут, и лодырь, и дурак

И так и сяк меня пинают:

"Ну, Времечко! Сплошной бардак!

Ведь кабы не оно - мы б все преуспевали!

ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ, кружа в паре с Временем:

- Ах, наше Время так хворает,

что главный тезис забывает:

"Кто без денег - тот дурак.

А мудрец - при ком пятак!"

Входит пара ВОЙНА и МИР. Война - толстуха с одышкой. Мир - худенький и лупоглазый. Вливаются в танец.

ВОЙНА:

- Мне никогда не похудеть,

С питаньем не бывает перебоя.

Уж как ни восхваляйте Мир,

Война для вас милее вдвое!

ХОР: - Уж как ни восхваляем Мир,

Война для нас милее вдвое!

ЗАКОН юркий, снует между парами:

- Силен, но гибок, как тростник.

И знает каждый ученик

- Закон, что ветер в поле.

Ищи-свищи, за хвост лови...

Да только все - увы...

Ах, как та истина свята

что есть на всякого плута

свой плут - хитрее вдвое.

ХОРОМ: Ах, как та истина свята

что есть на всякого плута

свой плут - хитрее вдвое.

Является неразрывная тройка убогих, держась друг за друга, как слепцы Брейгеля:

ТОРГОВЛЯ, РЕМЕСЛО, ЗЕМЛЕДЕЛИЕ.

- Хвораем мы, нищаем мы

и еле тащим ноги.

Уж нет для нас святой земли

К ней не видать дороги...

ЗАКОН, обращаясь к этой тройке:

- Вот рожи - хуже и не знаю -

сплошная головная боль.

Чего я только не предпринимаю,

а толку с ними - ноль!

ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ к ЗАКОНУ:

- К чему программы и вердикты?

Не лучше ль строго приказать:

"Вы слишком долго прозябали

Теперь вам надо процветать!"

ХОР: "Мы слишком долго прозябали

Теперь нам надо процветать!"

Является любимый персонаж французских интермедий ЛУЧШЕ, ЧЕМ ВЧЕРА (Роже Бонтан)

Все с восторгом приветствуют его:

- Роде Бонтан, Роде Бонтан!!

ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ: - Как часто он приходит к нам,

Чтоб воскресить надежды!

ЗАКОН: - Как то вино, что отхлебнул

И в радость бурную нырнул,

в глазах - ясней, чем прежде!

ВРЕМЯ: - Но что он хочет нам сказать?

ТОРГОВЛЯ, РЕМЕСЛО, ЗЕМЛЕДЕЛИЕ:

- Да, да, хотелось бы узнать,

Какой налог получим?

РОЖЕ: - Друзья, не стоит унывать!

Ну разве надо объяснять - все стало много лучше!

Живем мы правильней, сытней, свободней, легче, веселей!

Шагайте, смело глядя вдаль. От завтрака - к обеду.

А я... я скоро снова к вам с известием приеду!

ВРЕМЯ: - С каким?

РОЖЕ: - С каким!? Вообще, такое надо знать.

Ну ладно, что уж тут скрывать: все станет еще лучше!

АПОФЕОЗ общего восторга, аплодисменты.

С колосников опускаются карлики с цветами в ангельских одеяниях.

Карлики поют:

- Лучше чем вчера, лучше чем вчера -

вот закон для нынешнего дня!

Мы верим - нас ведет Надежда!

Но если правду вам сказать:

Мы слишком долго прозябали,

Теперь мы будем процветать!

Следует минуэт карликов под гогот подвыпивших вельмож

ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ: - Скорей! На помощь! Время еле дышит! Отрава, яд!

Король кричит из-за стола:

- Да будет ли сему театру конец?

Признаем - Время - молодец.

Но кто убил его, нас вовсе не колышет!

Хлопает в ладоши: - Музыка! Танцы!

Оркестр играет нечто бурно танцевальное.

Карликов сметают пожелавшие танцевать гости. Толчея и дикая пляска полупьяных людей в пышных нарядах.

Среди ярких фигур луч прожектора выхватывается бледное светящееся пятно - Девушка (Марта), в облике которой соединено нечто от Девы Марии и светлой юродивой. Белое одеяние выделяется среди буйных красок, ее движения легки и странны. С вытянутыми перед собой руками, запрокинув лицо, она скользит среди танцующих, словно ищет кого-то. Девушка одинока и слепа.

У левого края сцены, так же в одиночестве, наблюдает за происходящим человек лет пятидесяти в простом платье - лекарь Нострадамус, прибывший во дворец по приглашению королевской четы. (Облик, близкий к единственному и довольно известному портрету, сделанному его сыном - бородка, берет с черным пером, пряди седоватых волос). Он мрачен и задумчив. За поясом камзола виден свиток бумаг.

В апофеозе пляски - музыка срывается на визг. Вопящая толпа расступается.

Крики: - Удар! Удар! Бедняга Патрик! Обжора перебрал! Тащите к лекарю живей, пока концы он не отдал.

От пиршественного стола к одиноко стоящему Нострадамусу волочат огромного апоплексического толстяка с зажатым в безжизненной руке кубком. Камзол расстегнут, открывая необъятный живот. Больного укладывают, подсовывают подушки. Нострадамус склоняется над толстяком. Суетятся придворные, карлики приносят таз. Нострадамус забирает из руки умирающего кубок и отворяет ланцетом кровь - алая струя обагряет рубаху больного, одеяние лекаря ( свиток бумаг у него за поясом) Общий вздох. И тишина. Лишь тяжкий ритм падающей каплями в жестяной таз крови.

Сцена погружается в темноту. Освещен лишь первый план - едва виден распростертый окровавленный больной. У его изголовья Нострадамус и Слепая (она была рядом во время всей сцены отворения крови) Девушка протягивает Нострадамусу белое полотно, он бинтует руку больного. Оба поворачиваются к высокому окну, за которым лунная ночь. Ритм падающих капель переходит в легкий хрустальный звук капели. Только он нарушает тишину.

Девушка и Нострадамус стоят друг против друга, словно одни во всем свете на фоне лунного окна в звоне капели.

Он: - Кто ты?

Она: -Я? (тихо смеется) Птичка в клетке. Слепую сироту из жалости пригрела королева. Пошли Господь ей здравия и благ! Мою семью всю забрала чума. Я столько плакала, что потеряла зренье. Теперь я здесь пою (показывает зал, окно в сад). Мой голос так и льется, когда восходит солнце над землей!

Он: - В окне темно.

Она: - Сейчас здесь яркий свет! Когда есть ты - не надо мне оконца. (Протягивает руки, легко касаясь пальцами его лица. Улыбаясь, прислушивается)

Она:

- Тише! Послушай! Скажи что это?

Звук колокольцев, иль звон монеты?

Молчи-ка лучше. Скажу сама я.

Ведь только здесь - во тьме - слепая.

- То жаворонка трель звенит в прохладе серебром...

- То с яблонь сыплется метель, омытая дождем.

- То улыбается заря проснувшейся земле,

- То ветер песню отыскал в играющей волне -

Я слышу...

Он: - И пастуха на склоне гор прозрачная свирель,

И ручейка среди камней бегущая капель...

В корявых вязах у реки проснулись воробьи.

Сиреной сладостной влечет даль моря корабли...

Я знаю...

Она: - А сердце слышит каждый звук - дыхание земли!

А сердцу нужен верный друг. Друг - это дар любви.

Он: - Любовь, я думаю, живет в небесной вышине...

Она: - Но все, что слышу сердцем я - я отдаю тебе.

Он: - Дар принят, и я стал богат, как сто земных владык.

Я сильным стал и лишь добро пророчит мой язык.

Для сердца, видящего свет, не надо зорких глаз.

Все в это мире для любви. А он - рожден для нас.

Она: - Я знаю.

Медленно сближаются и соприкасаются губами.

Вместе: - Все в это мире для любви. А он - рожден для нас -

- Я знаю. Знаю.

Она трогает свиток у него за поясом, пугается: - Там алый цвет и сплошь шипы! Не розе дан он... Не любви!

Н: - Кто ты? И сам себе горестно отвечает: - Я знаю...

Из глубины сцены идет по диагонали шествие с факелами, возглавляемое Генрихом II и королевой Екатериной Медичи. Направляются к героям, разделяя их. Перед свитой остается Нострадамус, как бы загнанный в передний угол сцены. Достает свиток, обагренный кровью больного, протягивает Королю.

Король, разворачивая свиток: - Я ознакомился с трудом магистра Нотрдама. И я не понял - в чем здесь соль? И где смеяться? Или это драма? Уж нет, уволь!

Голос советника из свиты: - Сказал бы я про соль и голь, однако, с нами дамы.

Н.: - Мне лишь открылась тайна звезд, неуловимый трепет...

Король: - Какая тайна? Мутный вздор - бредовый, жалкий лепет.

Королева Королю: - Отметив будущего ход, он нас предупреждает. Хотя врага, щадя покой, в лицо не называет.

Король цитирует по свитку послание Нострадамуса: - "В турнире мирном, в поединке да будет старый лев сражен. Ударом в глаз, сокрытый в клетке..."

Советник: - Роскошные стишки! Слова сколь метки! Ай да пророчества магистра Нострадама!

Королева: - Здесь ясен смысл, хоть и жесток: удар копья, проникнув в щель глазную шлема, грозит смертельной раной королю.

Советник: - Глаз выбить через прорезь шлема?! Отменно ловкий фокус! Но надо очень долго обучать противника такой коварной штуке. Для виртуоза меткости под силу задача лишь сия. К тому ж - для злейшего врага.

Король (нарочито хохоча, Советнику) - Враги в моем дворце на дружеском турнире? Гнуснейший бред! (Нострадамусу): - Сколь понял я - ты мне грозишь? Вот здесь о смерти говоришь? Мне, королю!? Во цвете лет? Подослан? Кем? Да не юли, признайся лучше прямо.

Н.: - Так звезды показали... На всем, что сказано в письме, - небесной правды знак. Хоть сердцем добр я и, к тому ж, поверьте, не дурак... Вас всей душою чту... Солгать - язык не повернется, во рту...

Король разъярившись: - Здесь правда, говоришь? Чья правда? Уж точно - не моя! Ату его, ату!

Топчет свиток, натравляя на лекаря слуг.

Нострадама окружают лакеи. В их руках остается уже знакомый нам персонаж - скромно одетый пожилой лекарь, а в луче света к колосникам возносится "высшая суть" прорицателя - молодой, в романтическом белом одеянии, озаренный знанием тайн. Нострадамус молодой. (Таким образом зрителю дается возможность понять, что Нострадамус на сцене будет существовать в двух обликах - молодом и зрелом). Он разбрасывает листки:

- Сии "Пророчества" для вас - для тех кто на Земле -

быть хочет к тайнам приобщен, а не блуждать во мгле...

Для тех, кого пытливый ум с загадкой рвется в бой...

Ко мне, народ! Ко мне - друзья. Пожалуйте за мной!

СЦЕНА 2

Королевская опочивальня. В глубине большая кровать под балдахином, ее согревают грелками фрейлины ( двигая под простыням большими закрытыми сковородами, наполненными углями). У стола с канделябром сидит Король, листая одну из десяти книг Нострадамуса "Столетия". Перед ним бокал и бутыль вина.

У зеркала фрейлины (лучше - лилипутки) раздевают Екатерину. У кровати с девушка с лютней ( слепая Марта) наигрывает нечто прозрачное и в тоже время шарманочно-механическое. Раздевание королевы происходит в ритуале танца: челядь снимает и торжественно выносит части туалета: драгоценности в ларец, парик на болванку, юбки, корсажи на расставленные манекены. Среди персонажей этого танцевального ритуала никем не замеченная бродит Смерть.

ДУЭТ Королевской четы:

Король, нарочито капризничает: -

- Здесь грелкой прогревают пуховик,

моя ж постель, как склеп зимой.

И горько думает покинутый старик:

"-Зачем обзаводился ты женой"? (Зевает)

Отправлюсь-ка я на покой.

Соснуть давно пора.

От этих сумрачных стихов ломиться голова. (отшвыривает книгу)

Е.Медичи: - Скорее, милый, от вина.

Мужчине грелка не нужна,

Когда под боком фаворитка.

И даже, между прочим, не одна.

Лилипутки: - О да! О да! Молоденькая финтиклюшка,

К тому же, уж поверьте, не одна.

Король (подходит к королеве):

- Моя голубка, как на грех, сегодня хороша.

Ну, дай супругу эликсир, я буду хоть куда...

И не юли - известно всем - вы, Медичи - беда!

Лилипутки: - О да! О да! Страшнейшая беда!

Король: - Запомни - я твой верный друг! Ни в чем не помешаю. (В сторону) Такою кротостью себя от ядов я спасаю.

Е.Медичи: - Скорее, милый, от себя.

Тебе уж вовсе не страшна -

Такая душечка жена,

что всех амурных дел в упор не замечает.

Вместе: - Мы любящая пара - хоть куда!

Все сплетни - плод зловредных языков.

Мы царственно умны и царственно добры.

Король: - Пусть громом разразит завистников, врагов -

А вам - ну что вам объяснять?

Е.Медичи: - Вы сами знаете, чью сторону принять

В извечной тяжбе королей и простаков!

(Король возвращается в свое кресло к вину и книге)

Король (Королеве): - Твой фаворит понапророчил гору. Десяток книг центурий - по сто столетий в каждой! До самого конца описывает путь погрязшего в грехах и сквернах человека. Да, натворим мы бед, гнуснейшие людишки! Кровь, мор, землетрясенья, бойни, мерзейшие деянья век от века. Как только терпят эти страсти книжки.

Е.Медичи: - Ах, милый мой, кто это все читает? Монахи, школяры? Народ предпочитает летучих сплетен мыльные шары. И кстати, "пену"-то взбивает тоже наш вещун. Взял за обычай он писать календари с пророчеством на каждый месяц и множеством полезнейших рецептов по врачеванию, поваренному делу, секретам обольщения и дамской красоты.

Король: - Вот это дело! И если хочешь знать соображения супруга - нас всех спасет от бедствий Красота! (делает вид, что млеет от красот жены. вздыхает) Когда-нибудь, в иные времена...

Е.Медичи: - Пока ж я посоветую красоткам делать ставку на более банальные предметы. Прежде чем мир спасать, учиться надо постоять хотя бы за себя, вооружась изрядно. Недюжинная смелость, гончей нюх, хитрость змеи и волчья хватка - вот в чем успеха главная повадка. А для прикрытия на грудь воздушное из кружев что-нибудь... (набрасывает кружевную мантилью)

Песня Медичи с хором лилипутов.

Е.Медичи (в корсаже, стягивающим пышные формы, проволочном кринолине и коротенькой рубашке под ним):

- Медичи, Медичи, Медичи...

Змейкою имя шипит,

Медичи, Медичи, Медичи -

в страхе мой недруг не спит.

Все им, беднягам, мерещатся,

магия, шпаги и яды.

А ведь так хочется, страшно как хочется

взять у фортуны награды.

(Хор придворных тихо повторяет куплет по строчкам от разных персонажей).

Все им, трусливым, ворочаться

в мягких постелях без сна

Власти ведь хочется, власти так хочется,

Ан нет - не дается она!

ХОР придворных: - Власти ведь хочется, власти так хочется

Но нет, не дается она.

Две карлицы готовят клистир.

Карлица 1: - Сегодня был отменный пир,

я съела кабана.

Да бочку сладкого вина

выдула до дна.

Медичи: -

Боюсь, что выйдет из тебя громила-исполин.

Ему я вряд ли прикажу нырять под кринолин.

Король:

- Дабы клистиром смыл грехи обильного стола

Что б снова пышная мадам с лапшей грешить могла.

Карлица 2, делая смесь в клистире, поет тоненьким голоском:

- Здесь сок ревеня, что мягчит, александрийский лист,

От воздухов - угля щепоть, настойка анемона.

Рецепт писал большой специалист -

тот доктор, что приехал из Салона.

Карлица 1 подхватывает: - Мэтр Нострдамус прибыл из Салона!

Король: - С советом, как варить слабительный клистир! Уж, лучше вместо кабана нам всем жевать солому.

Медичи задумчиво (карлица с клистиром залезла под ее кринолин): - Салон де Кю - там домик Нострадама. Супруга, шесть детей - скромнейшее местечко... Однако, мне ль не знать, в нем происходит нечто...

Король: - Вы Медичи, помешаны на магии и зельях.

Приваживать к престолу шарлатанов, вас медом не корми.

Подсунут в бражку мышьяка, как ни гляди.

Огюст Жером, хромой Рене, и этот

Нострадам в вороньих перьях.

Накаркает беду - того и жди.

Он, видите ли, приглашен добрейшей королевой!

Нахальный голодранец.

В шуты такого не возьму, плевал, что иностранец.

Е. Медичи: - Он иудей, но христианской веры.

Мне кажется, ваша хула, супруг, порой не знает меры.

Его пророчества темны и есть в чем сомневаться... (карлица, закончив процедуру, выныривает из-под юбки)

Но злого умысла, клянусь, не стоит опасаться.

Не лучше ли к нему в час смуты обращаться?

( она не замечает, что ее раздевает, усмехаясь, Смерть)

Возможно, далее трио:

Король: - Послушать болтуна!? Вот так совет, скажу я вам.

Е. Медичи: - Он мудр, и смел, и что-то, верьте мне, такое знает...

Смерть: - Что даже сам порой не понимает.

Е. Медичи: - Ведь он восстал против чумы и многих спас, рискуя сам.

Смерть: - Но я-то целилась верней,

Его детишек и жену успев прибрать к рукам.

Король: - Ха! Чудо - лекарь! Я сражен!

Не смог спасти свою

- так что ему до наших жен?

Ну, разве сю-сю-сю... (выходит)

За ним спальню, кланяясь, покидают придворные.

Смерть Королеве: - Я редко нарушаю принцип свой:

чуть поскользнулся - сразу добивать...

Поторопилась первую жену отнять,

но что-то медлю с Нострадамовой второй...

Е.Медичи задумчиво: - Уж если бить - наверняка.

Лишать того, что всех дороже...

Ах, в мыслях я порой грешна -

Прости меня, добрейший Боже!

(Молится на коленях перед сном перед распятьем. Свет гаснет.)

СЦЕНА 3

Та же спальня. Среди царственного мерцания вещей Королева и Марта.

Е. Медичи в кровати: - Спой Марта! Твой взгляд незрячий чист, как небеса весенним днем; невинен ум дитя. Своею немощью слепой от много спасен, не знает он, что значит грязь, и стыд, и страсти стон. Спой про луга, где спят цветы, где отдыхает сон... (Засыпает)

Марта: - Мадам... признаться не легко... Мне сниться... снится ОН...

Оставляет лютню, отходит к распахнутому в звездное небо окну, поет:

- Я - твоя Радость, ты слышишь, любимый?

Приди и спаси - сможешь!

Верность и память и теплую нежность

нам щедро пошли, Боже!

Снова и снова твержу в кровь сбивая слова:

Ты - это я. Я и ты. Ты и я. ТЫ и Я!

Ты позови меня

сквозь звездные моря,

с повенчанной судьбой

сомкни ладонь.

Колдунья-ночь для нас

в кромешный грешный час

палящий и шальной

взметнет огонь!

Я - твоя Вера! Ты слышишь меня, мой Единственный?

Дай не иссякнуть, о Боже, той силе таинственной,

Что заставляет твердить вновь и вновь, в кровь сбивая слова:

Ты - это я. Я и ты. Ты и я. ТЫ и Я!

Я распахну окно,

заслышав далеко

по лунному лучу

твои шаги.

Протянешь руки ты

и брошусь с высоты

в родник живой воды

твоей любви...

Шквал ветра из окна подхватывает Марту. Свет гаснет

СЦЕНА 4

Мастерская Нострадамуса. На самом деле - это кабинет на чердаке его дома в Салоне де Кю, где он постоянно жил. (Между Авиньоном и Марселем). На сцене нечто похожее на парящую среди ночи площадку (крышу дома, выход в иные миры) Огромное звездное небо со всех сторон. Площадка словно парит в безбрежном океане. На помосте предметы обстановки кабинета Нострадамуса: магические зеркала, свечи, бронзовая тринога по образцу римской. Стопки египетских манускриптов. Нострадамус, как и всегда в этих декорациях, - воплощение своей вечной ипостаси - молодой, полный сил и вдохновения. Сидит на бронзовой скамье в центре сцены, возможно, на возвышении (белое одеяние, лицо обращено к звездам). Подобно теням, героя окружают танцоры.

Ностр.:

- Один среди ночи, на бронзовой скамье

С Вселенной, полной тайн, вступаю в сговор.

Мысль, посылаю вдаль, и прозреваю свет,

Божественным сияньем околдован.

Дрожит в руке свеча, страх в голосе застыл,

Кровь в жилах леденит светил далеких холод.

Но знаю я, что не напрасно жил,

Что будущего гость - я вечно буду молод.

Опускается на колени. Звучит его обращение к высшим силам - переложенный в стихотворную форму подлинный текст молитвы Нострадамуса.

- Тебя молю я, Отче!

Сомкнув ладони и колени преклонив.

Тебя молю я, Отче,

Мечты свои на волю отпустив.

Забыв, что смертен я и жизни есть придел.

Забыв все то, что помнить не хотел.

Я как пустой сосуд иссушен жаждой знанья,

За сущего придел шагнуть мое призванье.

Я принял Дар из рук Твоих, о Боже!

Я принял Дар и он всего дороже.

Дороже... Всего... Клянусь...

Хор глухо : - Наполни сей сосуд кристальный

высшим знаньем, прозрением и миропониманьем.

Он принял Дар, что всех дороже... Благослови труды его, о Боже!

Н.: - Открой мне знанье, Отче, и рассудок вдохнови,

даруй мне зоркость чувств в тепле своей любви!

И не оставь в душе моей мирских грехов,

За избранность свою я все отдать готов...

Клянусь...

ХОР: - За избранность свою он все отдать готов...

Он принял Дар, что для него дороже... Всего... О, Боже!

Плывущий небосвод и движение светил в своеобразном танце сопровождают мольбу.

Среди персонажей балета некто в черной маске - Черный человек - воплощение злого рока, подвоха, обмана, зла. Меняет маски, демонстрируя разные лики зла, в то числе и Смерти. Галантен, обольстителен, манящ, как грех. Общается преимущественно со зрительным залом, актерами не видим.

КУПЛЕТЫ Черного Человека:

- Я тот, что присягает злу, хоть начинен добром.

Здесь путаница с давних пор,

Бесплодный, нудный спор.

Да разве кто-то видел свет без тени?

Или такую штуку, как добро без зла?

Чуть согрешил - вались-ка на колени,

Замаливай грехи, клянись, что никогда

Завидовать не будешь, ревновать, желать утех

Или биться за успех...

А как тяжка любовь, когда ее излишек?

Когда вражда отменена, сомнений след простыл...

А разговор о чистоте людских делишек

При мне не заводите - вот уж как постыл!

Благотворительность, правдивость, состраданье -

сомнительные блюда без приправ пороков.

От пресного мутит. А сахарная сладость - наказанье!

Как доброе добро или святейший нрав пророков.

Вот и выходит - перчика подбавить, поддать огня - зови меня.

И если мухи дохнут от тоски полнейшего блаженства - я рядом и готов подпортить совершенство. Причем, без отпуска и выходного дня!

Нострадамус ворожит у своего волшебного зеркала. Из-за зеркала за его пассами наблюдает Черный человек.

Из зеркала, осветившегося изнутри, появляется Марта. Озирается. Ходит, осматривая предметы, видит звезды, луну, кружится от счастья.

ДУЭТ "Для нас лишь..."

М.: - О как прекрасен мир и как щедра ладонь

Всевышнего, что создал воду и огонь.

Что звезд явил алмазную метель,

И облака, и ветер и тебя, поверь...

Поверь мне, поверь мне поверь мне...

Н. - Я знаю...

Я знаю, что Любовь мне подарил не сон.

Я знаю, что посланец щедрый - это Он -

Отец наш.

Я знаю - Ты и Я - одно.

И в тайны бытия распахнуто окно.

Для нас лишь...

Вместе: - Да, в тайны бытия распахнуто окно.

Для нас лишь... Я знаю, знаю..

..............

М. и Н. опускаются на пол. Сидят, держась за руки.

Н. - Тебя позвал я, Марта. Тебя, мой Свет. В душе сомнений вой. И нужен мне совет.

М. - С тобой я буду, чтобы не напророчила нам бездна. Но только зябко тут. И грозно завывает холодный синий ветер.

Н. - Из недр истории пришел он, а холод от светил (зажигает масляную плошку в триноге). Согрей ладони и послушай...

Тебе я должен показать, что выведал у звезд. Признаюсь - не спокойно мне. Подкрадывается страшное сомненье: неужто все - ошибка? И то, что вижу я - обманчивый мираж? А если не мираж - капкан? А вдруг... А вдруг предначертания творя, своей рукой толкаю мир предсказанной дорогой? Но кем предсказанной? О Господи, прости...

Марта: - Известно мне, что Слово - совсем не звук пустой. Однажды прозвучав, оно уже влечет свое осуществленье! Не даром мы друг другу всех благ и долгих лет желаем. И так боимся страшного клейма проклятья!

Черный человек: - А птаха-то узрела суть - ответственность на каждом вашем обещанье! И следовательно - чем мрачнее предсказанье, тем больше шансов вам его осуществить. Почаще жалуйтесь и поминайте беды, особенно грядущие. И ждите. Уж я вам верно обещаю - все вскоре сбудется сполна!

Нет дыма без огня. Провидец пишет свой прогноз, а ведь редакция - моя!

Н. (не слышал Ч.Ч.): - Сомненья прочь! Уж если Дух Святой Пророчества вложил в мои уста, как смею я в их правде сомневаться? Ведь только на людских делах стоит порой фальшивая печать.

Черный человек, пристроившийся рядом с Мартой, отпускает реплики, ни кем из героев не слышимые.

М.: - А как приходит озаренье? Открой мне дверцу в будущее, мастер!

Н. - Не побоишься? Не затмит твой обретенный взор слеза?

Не вырвется вопль ужаса из губ тишайших?

М. - Не бойся - я сильна. Ведь я - Любовь. И я не знаю зла.

Н. - Смотри же.

НА ЭКРАНЕ, открывшемся в звездном небосклоне появляются документальные кадры, иллюстрирующие пророчества. Зрелище комментируют Н., М. и Ч.Ч.(звучат катрены Нострадамуса)

Ностр.: - Век двадцатый, жестокий и страшный.

Две войны, самовластье рабов,

И наука в кровавом пожаре

Из безверья воздвигнет богов.

Моим современникам трудно поверить

В железных амфибий морей и земли,

Но эти чудовища выйдут на берег,

Крутая волна закипает вдали.

Черный Человек: - Как в воду глядел наш Провидец упрямый! Разворачивает лист "Пророчеств", читает:

- Игрушки из стали прельстят человека,

святынями станут взамен божества...

Чем больше их явится в мир поумневший,

тем чаще набеги устроит война.

Чем больше раскола в единстве собратьев,

тем жестче закон и фальшивей божба,

тем яростней в мире уставшем бушует

слепая, кровавая ведьма-вражда.

Природа отступится, силы теряя

Погибнут озера, иссякнут моря...

Отравой смертельной навек изувечена

Застонет от горя больная земля...

Ностр.: - Однажды утром в третий месяц лета

Летающее судно изрыгнет два огненных гриба,

несущих смерть, сокрытую от глаз и пониманья.

И два восточных города умрут мгновенно,

в отравленную превратившись пыль.

Лишь на руинах серых на века застынет

знак беды - слепая тень исчезнувших людей.

Марта: - Мне страшно...

Марта заслонила лицо руками. Нострадамус отняв ладони, заглядывает в ее глаза.

ТРИО:

Н. - Твое лицо, как сад в дожде -

в потоках горести и слез...

Ч.Ч. - Не верит девочка беде,

Не слышит громовых угроз.

М. - Я вижу поступь страшных бед

но наш Творец - так мудр и добр...

Ч.Ч. - А потому святой распят,

А правит бал - чума и мор.

Н. - Господь не создал зло и боль.

Он выбор человеку дал...

Ч.Ч. - А потому - злодей - король.

Над умником - царит вандал!

............

Марта Нострадамусу: - Мне руку дай, вот так... Тепла твоя ладонь, и светел ум. Но мрачен. Ты черпаешь из кладезя загадок все чаще то, что испугать должно. Насторожить, отринуть человека от края пропасти. Ты летопись свою зарницами пожаров осветил. И знаешь... знаешь что я чувствую душой? Здесь западня, мой Порицатель. Ты правды отсвет жаждешь рассмотреть. Но не забудь про Зло. Вдруг рядом некто, зачерняющий твой взор?

Ч.Ч. (в сторону) - Не скрою я ему помог, подбавив сажи

И выдвинув деяние свои на первый план.

Уж в скромности меня не упрекнуть и даже

не скажет враг, что я болван.

Н. Марте: - Я часто ощущаю это и пуще смерти собственной боюсь. А что как мной предсказанный сюжет основой будущего станет? И страшный породит спектакль? Но как смолчать, когда открылись тайны?

Марта. Нострадамусу: - Ты упустил, что сотворен наш мир

не для ошибок и страданий. Что будет солнце согревать сады из века в век, утраты пережив, иных достигнет знаний вернувшийся во Храм свой человек!

Ч.Ч. (в сторону) - Вот ерунда! Ведь я бессмертен и всегда сумею за человеком приглядеть. Там формулу ученую поправить, в законе запятую подмахнуть, помочь тирану богомерзкому подняться,

а честность, совесть -- припугнуть.

Н. - Как вовремя пришла ты, Марта, что бы поправить оптику мою.

- Ошибка не в пророчествах открытых. Ошибка в том - как я на них сморю!

( на экране нечто российско-оптимистическое, возможно, восстановленный Храм и толпы верующих.

Ч.Ч. - Ну ясно - наш пророк влюблен!

В картине созданной заметна перемена:

Утопия парит в небесной синеве!

Ах, милая девчушка! Вмешаться надо мне.

Не для тебя, бедняжка, эта сцена.

СЦЕНА 5.

Городская улица. Шарманщик у левой кулисы, его окружают мальчишки. Стирают, вздымая пузыри, прачки, Точильщик точит ножи.

В выгородках, изображавших стены дворца, а теперь - фасады городских домов, на месте портретов открыты ставни. Из окон выглядывают и переговариваются горожане.

В центре, среди пританцовывающей толпы, Бесноватый в стиле рэп изрыгает речитатив, дергаясь во всю мочь. В речитатив вклиниваются реплики горожан.

Бесноватый:

- Книжонка магистра Нотрдама,

- ой, моя мама!

Так прямо поедет башка

или заклинит кишка

у тех кто умеет читать,

а мне на читанье чихать!

Что там магистр накропал,

пусть уж вникает школяр.

А я расскажу, что слыхал,

когда по базару шнырял...

Вот вам Календарь для прочистки мозгов,

Советов - до рощи и выше.

Нотрдам прописал как людям проживать,

Чем пчел привечать и как воском латать

от частых дождей проржавевшие крыши.

Что жрать, как готовить, что б скинуть жиры,

как с медом зажаривать фиги,

как мух отгонять и сколько муки

пойдет на пирог у сквалыги.

Чему помогает чеснок, а чему тумаки -

уж, извините, не знаю. Скажу только смело -

красоткам увядшим по книжке такой

Белиться- румяниться - плевое дело!

Женщина из окна, трясущая половик: - Обязанность дамы - летам вопреки, беречь от невзгод свое нежное тело!

Мужчина из другого окна: - Причина, поверьте уж, в нас - мужики!

Зачем молодиться? Конечно, для дела...

Бесноватый:

- Что б месиво вышло, извольте расчет:

- толченый мускат и две унции перца

смешать в черепушке -

плюс отрубей мера.

Полюбит любой, даже если старушка!

Да, чуть не забыл - обязательно сера!

Дед: - Ну, если уж сера - гляди, рядом черт!

Точильщик: - Я вот думаю: сподручней

порошков из всякой дряни

натолочь уже заране.

И набрав погуще грязь

для красоток сделать мазь.

Дед: - Срубишь бабки - будешь князь!

А развалина в сединах

в результате обработки

станет прямо как картина...

- М-м! Святая Магдалина!

Не забудь дерьма щепотку.

Подходит Священнослужитель:

- Кощунственные речи прекратить я вам советую немедля.

Предупреждаю: инквизиция святая давно следит за этим шарлатаном Нострадамом, что с бесом снюхался в своих делах бесстыжих. И праведных людей смущает предсказаниями, которые лишь Духу Божьему в уста его пророков вложить дано. О сущем размышлять и истину глаголить.

Через площадь украдкой пробирается Нострадамус. Останавливается у шарманщика с попугаем:

Шарманщик:

- Шарманка играет, шарманка рыдает,

И деньги и радости вам обещает,

а если не верите, будьте здоровы!

Красотки в нарядах, что толще коровы

и в бархате щеголь - страшнее войны...

Н, подходя из толпы: - Ну, ты разболтался! Накличешь беды!

Ш.: - Мишель! Вот те на!

Немедля марш на мой чердак!

Ну, радость-то! Кружится голова.

Попугай: - Одна морока, старый ты дурак!

СЦЕНА 6

Нострадамус в доме друга. Старик алхимик подрабатывает в целях конспирации от инквизиции шарманщиком. В интерьере тайной лаборатории присутствует полагающейся по канону алхимической реквизит - чучела, реторты, змеевики, амулеты, свечи, ступы.

Ш. - Садись-ка, друг. Нет, нет! На тот сундук, что слева. Да осторожней! Едва не раздавил мою жабчонку. Ручная, шельма! А с лица - ну вылитая наша королева! И к завтраку ей, милой, подавай свежайшую печенку.

(Берет жабу, прижимает, гладит)

Н.: - Поприкуси язык, кругом снуют шпионы. Мне с инквизицией отнюдь не в радость споры.

Ш. - Я в логово свое дорогу сторожу. А на дворе - сплошная конспирация: шарманка на плече и дезориентация.

(разливает в мензурки вино)

Ну что, Мишель? Не мучит ноша? Слыхал что на тебя в атаке целый мир: дворяне ополчились и народ, священник и ученый хором поносят Нострадамуса... Политики... Ну, эти заметались, словно осы от кипятка. И слева жалят, и в лицо, и справа...

Н.: - Астрологи восстали, запев с врагами в унисон: "гоните шарлатана вон!" Католики и протестанты сошлись против меня! И даже королевское семейство не одобряет моих "Столетий"....

Ш. - Со всех сторон кусают все, кому не лень!

Н. - Уж больно вкусен я - вступивший в сговор с духами растленец, негодяй, смущающий народ бесовскими речами отщепенец. Иудаист подпольный, толкающий на ересь короля. И королеве пророчащий несчастья раз за разом. Всеобщий враг! Кроме того - чванливый алкоголик! И как все совместилось в этой дряни, по имени Мишель де Нотр Дам...

Ш. - Слыхал, ты с Генрихом схлестнулся. Помянем прах его!

Н. - Тфу-тфу!... Я дал ему еще четыре года правленья пышного.

А там... Увы, так звезды предсказали - смерть принесет турнир.

Ш. - Так значит, ты с двором накоротке.

Н. - Едва лишь вышли в свет мои "Столетия" ("Центурии"), мне написала королева. Почтенно так, но сильно напирая на родственность души. " Скрещенье тайн, тра-ля-ля-ля - уроки провиденья..." И, видишь ли, как не крути - судьбы скрещенье!

Я приглашен в Париж - быть гостем при дворе.

Ш: - Ты гибель королю пророчишь и отпрыскам его... Не в этом ли причина общей травли? Уж если кто хулит - тот с бесом заодно.

Н. - О, я смиренен, Патрик! Лишь Господу я присягнул навечно. Вот эти руки - видишь их - не знают пятен! Ни шарлатанства блуд, ни черной магии уловки не осквернят их хирургическую чистоту.

Ш. - Ты лекарь грандиозный - это верно! Реванш взять у чумы, когда эта чертовка второй набег свершила - по плечу гиганту. Ты храбрецом сражался и в Эксте и в Марселе. А скольких уберег! Был награжден не даром.

Н: - А, чепуха! Я лишь спугнул ее, но не нашел противоядья.

А знаешь, ведь его найдут! Те бесы, что несут чуму - не видны глазу. Их легионы и они съедаю плоть, как саранча цветущие сады...

А с Генрихом я примирился и даже написал ему письмо.

Я рассказал, как проникаю в тайну времени, как пылкой мыслью даль сверлю... и падает завеса предо мной!..

Ш. - Вот щедрый дар, нет слов. Теперь король наш станет без забот казну подсчитывать, в виду имея ливни, смуты, бои кровопролитные и мор.

Н.: - Едва ли ему удастся повторить мой опыт... Ведь я и сам не знаю... Ах если бы я мог понять, как ЭТО ко мне приходит... На сон похоже, но такой, что спутать можно с явью. Я словно путник, занесенный ветром вперед на тысячи неведомых мне лет! И не понятно многое, что вижу. И не знаком мне точно календарь - что следует за чем... Но вижу, вижу... Такое ясно вижу я... А как назвать? И надо ли? Не лучше бы молчать и все, что я узнал там, наверху, в глубокой тайне сохранять? Вот где вопрос вопросов! И мука вечная моя...

Ш. - Рабле, с которым ты учился в Авиньоне и предсказал писанию его большую славу - не благодарный друг. Он распускает слухи, что много пьешь ты и что все, что сочиняешь - лишь плод горячки. Называет "оракулом божественной бутылки"

Н. - Бог с ним... он судит по себе.

Ш. - Завидует, подлец.

Н. - Мне? Но чему же? Травле?

Ш. - Богатству твоему. Завистников, поди, не сосчитать. Болтают о

подарках, что получаешь ты за исцеленья. Но кто захочет знать, что раздает их лекарь хворым и убогим? У нас не очень верят в добряков.

Н. - Мне лишнего не надо. Я - богат! И вовсе не один. Я с той, которую люблю как сорок тысяч братьев... Так в следующем веке поэт один напишет по имени Вильям, всемирной славы укротитель. А о моей любимой не узнают... Смолчат века... Да и моя звезда взойдет едва ли. Центурии поймут не скоро. От опасенья беду накликать, я предсказания свои зашифровал. Но как обманешь Рок или кого-то там из высших покровителей невзгод?

Ш.: - Зато толковая книжонка с советами для тела и еды пошла в народ!

Н. : - Да, людям по душе пришлись мои рецепты из меда и вина!

Но далее, как не кричи - стена! Знать не хотят, что Нострадамус - гений! В своих пророчествах я честен, каким бы ни был полномочным спор! Перед народом, Францией и звездами в ответе - я - их доверенный и вечный кредитор.

Ш.: - Ты сделал то, что не сумел никто другой. Терпи, пока бушует смута. Я не велик вещун, но верно предрекаю - ты славен будешь.

Н. - Пустое... Поменьше б травли и покой. Покой, мой друг... (берет в руки жабу, рассматривает)

- А верно... Взгляд, выражение лица - и впрямь - Екатерина! К чему б такая чепуха?..

Ш.: - Вот это будет видно...

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

СЦЕНА 1

Июль 1559. Празднество и рыцарский турнир при дворе Генриха Второго.

Место ристалища - самая широкая улица Парижа - Сен-Антуан перед королевской резиденцией Турнель. Установлены трибуны для почетных гостей. Турнир привлек весь двор и провинциальную знать.

( По историческим документам рыцарский турнир происходил между всадниками, одетым в тяжелейшие доспехи. Задача - свалить противника с лошади. С земли его уже поднимали слуги, поскольку сам поверженный не мог встать на ноги из-за тяжести доспехов. Однако, в целях эффектности сценического действия и отсутствия возможности конных сцен, сражение происходит между рыцарями в полу легком облачении, вооруженных двуручными мечами. Задача победителя - выбить оружие из рук противника.)

Улица, превращенная в площадь. На трибунах знать. Толпится народ. Под балдахином у самого манежа расположилась Е.Медичи и двор.

Глашатай:

- Сегодня - шестое июня 1559 лета от рождества Христова.

Уж третий день идет турнир славнейших из славнейших.

И нынче мы увидим битву на мечах. Противники, сошедшись в поединке, должны сражаться честно до конца. Победа будет признана за тем, кому удастся выбить из рук противника его оружье.

Турнир начнет король наш славный Генрих! Он пригласит померяться с ним силой отважных рыцарей. И так - мы начинаем!

Появляется Король в легких доспехах и шлеме, приветствует зрителей. Подходит к герцогу Савойскому.

Король: - Ну что, храбрец Савойский, скрестим мечи?

Герцог: - О, мой король, ведь я жених! Не будет ли обидною ошибкой, вернее даже - жалким пораженьем, растратить силы перед брачной ночи ответственным и сладостным сраженьем?

Король подходит к герцогу Гизу:

- Тогда уж ты - милейший Гиз!

(Гиз с поклоном занимает место на площадке)

Вопль из зрителей: - С королем сразиться Гиз бесстрашный!

Король становится напротив Гиза: - Ну что ж! Смелей за дело, герцог!

Противники отчаянно дерутся. Полуденная жара. Снимают шлемы, чтобы остудить разгоряченные лица. Король подходит к Королеве, та платком отирает его лицо:

Королева: - О, Генрих! Будь разумен! Ты показал себя уж в полном блеске! Довольно, умоляю! Все устали. С мадам де Шаверньи удар случился от жары. Ждет пиршество гостей. Уймись!

Король Гизу:

- Добра и милостива наша королева! Изволила просить беречь силенки. Наверное, печется о тебе. Ну что же - можешь отдыхать... Однако ж для меня нет в отдыхе нужды. Сердце ретиво, в жилах кровь кипит! И рвется в бой с партнером новым. Эй, смельчаки, кто против короля? Ну что, кишка тонка?

Обходит рыцарей, все молчат.

Король: - А, юный граф Монтгомери! Отец твой всем известен своею доблестью. В битвах за Францию прослыл героем он. Хотелось бы взглянуть, каков в бою сынок. Займи позицию!

Е.Медичи выскакивает к Генриху, шепчет: - Остановись пока не поздно! Странный раж! Кому ты хочешь доказать, что борешься как лев?

Король тихо: - Судьбе, мадам, судьбе!

Е.Медичи, повисая на его руке: - Ты помнишь предсказанье Нострадама?

Король: - Вот лучший способ доказать, что ты, мой друг, пригрела шарлатана! (К Монтгомери) - К оружью, капитан!

Начинается роковое сражение. Клинок графа ломается, но он сумел удержать его в руках и неловко отмахнуться от выпада короля. Обломок впился в глаз Генриха в прорези шлема.

Король падает, обливаясь кровью: - Оп ля!

Вопль ужаса в толпе.

Крик королевы: - Он прав был! Прав! Спасите короля!

СЦЕНА 2.

Спальня во дворце. В кровати - раненный король.

Тихо уходят с окровавленными полотнищами врачи.

Врач королеве: - Он плох. Но надо положиться на волю Господа. Лекарство лучшее - молитва и смиренье.

Е. Медичи: - Так значит, надежды нет на исцеленье...(одна) Но что за сила в этом Нострадаме - прозреть проклятый день через года! Могучая, таинственная власть. Союзник в битвах за престол незаменимый, он многому сумел бы обучить. (Решает, обдумав) Пригреть, осыпать благами и незаметно приручить!

Садиться в кресло возле постели умирающего.

Проходит вереница людей в черных рясах, с другой стороны - ремесленники с гвоздями - гробовщики. Танец и вокал двух групп.

Ремесленники: -

Хулить привыкли наше ремесло,

а мы из тех - из вдаль смотрящих.

Ведь нет среди людей ни одного

Кто в результате не сыграл бы в ящик.

Дал дуба, ноги протянул, откинул тапки

или, пардон, мсье, солидненько представился,

Но разве столь богат словарь у повивальной бабки?

И так ли много тех, кто ей понравился?

Вот нам приятен каждый наш клиент,

Для каждого усердствовать мы рады:

И гвоздик подобьем, и подберем глазет

А кроме денег, боже, упаси! Не надо нам другой награды!

Священнослужители параллельно заводят некое песнопение:

- Всех, кто уходит, в путь дальний наставить нам должно.

С душою, омытой слезами, на небо отправить, о, Боже!

Прощенья просить горячо и смиренно, не поздно

всем, кто успел нагрешить, тяжело и особо серьезно.

Только бы знать, что не выйдет из нашего рвения ляпсус?

И не взовет к торжеству разумения фактус?

ВСЕ ВМЕСТЕ:

- Даруй нам смирение и воздержание,

но не спеши с этим, Отче!

Ведь в этой жизни достойны вниманья

наука, искусство и... кое-что... кое- что прочее.

Ремесленники:

- Спокойно спи до страшного суда

Священники:

- Когда он будет, знает только Нострадамус

Ремесленники:

- А без суда - и не туда и не сюда.

Бесхозное добро - (res nullius) рэс нуллиус - прямос!

Удаляются.

СЦЕНА 3

Генрих открывает глаз, берет за руку супругу.

Генрих: - Ты помнишь свадьбу, итальянская помпушка? Гулянье пышное, ракеты, фейерверки... В озерах маленькой флотилии сраженье! С бортов палят игрушечные пушки...

Екат.: - И торт! Он ростом был с меня и так же свеж, и также ароматен... как давняя весна... Неужто это в самом деле было?

Генрих: - Как мы пытались улизнуть, когда нас церемонно в опочивальню брачную вели!

Екат.: - Уж очень не хотелось уходить в разгар веселья... Нам было по четырнадцать, супруг! Наперебой болтали мы всю ночь, перемывая косточки гостям и наедаясь сладостями вдоволь... Ты стонешь?

Генрих: - Мне конец, Екатерина... Сорок один - совсем не древний возраст и сил полно. Я был как лев силен.

Екат.: - А я тебе подстать - рожала десять раз! Осталось семеро.

Генрих: - Один из них - король!

Генрих умирает. Королева на коленях.

Екат.: - Прощай, мой друг - советчик, брат, изменник и супруг...

Отныне твоя верная вдова не снимет черных одеяний

И не оставит Францию на откуп слабака.

Каких бы не было со стороны влияний,

Страною править буду я сама.

СЦЕНА 4

Екатерина, ставшая регентшей при старшем сыне Франциске, одна в спальне. Пустая кровать застелена черным. Карлицы, одетые как и Королева в черное, снуют, убирая все яркие и праздничные вещи. По мере исчезновения роскоши, спальня погружается во мрак. В кресле Генриха развалясь, сидит Смерть. Она листает книгу "Столетия" Нострадамуса.

Е.Медичи:

- Уходят короли, уходит жизнь.

Уходят в землю юные потомки.

О, эти нити судеб, что сплелись,

Как трепетны они и тонки.

Смерть:

Марионетки глупые - вас водит кукловод,

Тот самый, что сокрыт за облаками.

И лишь иллюзию он вам дает,

Что свой "балет"танцуете вы сами.

Е.Медичи:

Дерись, кусайся, не щадя врагов.

Да и друзьям ни в чем не уступая.

Сойдет позора тысяча потов,

Пока ты не поймешь, что в сущности - другая.

Что ты нежна, как ландыш майским днем,

Что лютню предпочтешь атаке барабанов.

Что по земле, наивная, идешь,

Стопою легкую средь дьявольских капканов.

Смерть (обнимает ее за плечи)

- А для чего все было? И когда

Бурлила кровь, желанием согрета?

Фальшивых слез алмазные ручьи,

Весенних грез звенящие сонеты -

Слились в один поток, чтоб навсегда,

Шипя и пенясь, кануть в Лету...

Королева смотрит в книгу Нострадамуса, читает:

- "Посвящается всем, кто столько раз предавал меня смерти.

Я буду бессмертен - и живой, и мертвый.

И долго после моего ухода имя мое будет жить во Вселенной."

- Такое посвященье Нострадамус в Пророчествах своих оставил.

Смерть:

- И, видимо, не зря. Бедняга Генрих ныне это знает. И крякает должно быть, громыхнув по сгнившему колену костяную дланью: "Ты прав был, мрачный предсказатель!" Всяк прав, когда меня в союзники берет.

Что спорить - и ослу понятно,

Что вымрет хомо сапиенса род

хоть так читай молитву, хоть обратно. (Исчезает)

Появляется Нострадамус:

- Я поспешил прибыть, мадам.

Е.Медичи: - Как не спешил, а вряд ли бы поспел.

Твое свершилось предсказанье.

Для лекаря здесь больше нету дел...

Зато Провидцу - новые деянья. ( значительно смотрит на Нострадамуса и торжественно изрекает:)

- Твоим подсчетам верен жизни срок:

Нет Генриха, а ты - Пророк!

Ностр.: - Все предсказания пусты-

бутылка из которой не напиться.

Когда нет средства от беды...

Е.Медичи: - Ведь средство было - твой совет. Тебя послушав, он бы мог остановиться... Мир праху короля... Я позвала тебя, однако, не затем. Хочу устроить в твою честь прием я во дворце. Не хуже, чем в других столицах.

Ностр.: - Мне не к лицу блеск золота, мадам. Да и лакеями не в чин обзаводиться.

Е.Медичи: - Лакеи - мишура. Отныне за тобой ходить будет девица

Красотка дивная, но с норовом крутым. Прими ее и не пытайся скрыться.

Ностр.: - Насчет девиц... Я вроде бы не молод...Изрядно поостыла страсти лава...

Е.Медичи: - Ну, догадайся, что имею я в виду! Открою имя девы - Слава!

СЦЕНА 5

Улица Парижа. Народ собрался встречать Нострадамуса.

Бесноватый в окружении пританцовывающей толпы.

Глашатай:

- Сегодня в городе торжественная встреча. Париж приветствует магистра Нострадама - прославленного автора "Столетий" и ежегодных "Альманахов". Того великого провидца, что предсказал безвременную гибель светлейшего французов короля, с Италией им заключенный мир, явления природы и чуму. Ученые, народ и королевский двор окажут почести редчайшему уму!

Женщина в окне: - Все говорят - он страшный раскрасавец!

И чувств изысканных послушный раб!

Мужчина: - Вранье! Мозгляк, хиляк: ручонка - что мой палец.

К тому ж - полнейший срам, по части баб!

Бесноватый:

- Этот мужик такой-разтакой!

Сажень в плечах

и немного косой.

Взглянешь разок

И уже сам не свой...

И не твой, и не мой...

А какой?

Трио девиц с цветами:

- Нас, девственниц, церковь прислала

И если придется любая из нас

готова, готова... готова признаться,

что книги пророка читала.

Читала и даже не раз...

Одна добавляет: - Я ж лично готова, готова, готова,

готова дать клятву в сей миг,

что, нет - не читала, увы, не читала...

умней и серьезнее книг...

Трио студентов: - Нострадамус, гуадемаус! Нострадамус, гуадемаус!

Бесноватый:

В общем, я лучше о том расскажу

как заклинал Нострадамус луну.

Ну, говорит, мамаша луна,

Ты мне всю правду поведать должна.

Иначе наступит всем смертным хана.

Ты меня знаешь - сам я не свой -

Вмиг заслоню твою рожу скалой.

Но не той... А какой?

Трио девиц с цветами:

- Нас, девственниц, церковь прислала.

И если придется любая из нас

готова, готова... готова признаться,

что книги пророка читала.

Читала и даже не раз...

Одна добавляет: - я ж лично готова, готова, готова

дать клятву в сей миг,

признаться, что, нет - не читала, увы, не читала

умней и серьезнее книг...

Трио студентов: - Нострадамус, гуадемаус! Нострадамус, гуадемаус!

Бесноватый:

В годе двухтысячи пятом -

вот крест вам - не слова лгу:

явится дьявол в прикиде богатом

и морем зальет молодую луну.

Земле - карачун,

небо - в щепки!

Не знаю, как стерпит такое Творец,

Но сгинут адамовы детки,

Наступит тот самый...

вы знаете сами... ака...ака- калиптец!

Что по научному значит: полный,

Ну полный... конец...

Мужчина: - Лучше бы, парень, тебе помолчать.

город пророка будет встречать.

Женщина: - А если не можешь молчать, не молчи -

"Виват, Нострадамус!" - погромче кричи.

Шарманщик:

- Шарманка играет, шарманка рыдает,

Всем счастье и радости вновь обещает...

Прохожий, заслоняясь корзиной, которую несет на плече:

- Ну а дожди и град, что сгубят виноградники Прованса?

Испанский флот, что дерзкий совершит набег, министров наших лживые авансы и в январе на крышах - снег?

Шарманщик: - Что спорить - Нострадамус - наш кумир. По предсказаниям его читать мы можем, как в открытой книге...

Прохожий, (Нострадамус) убирая корзину с плеча и подмигивая:

- Пока светила за грехи, вам с неба не покажут фиги!

Гвалт обиженных горожан. На прохожего набрасываются с кулаками.

Шарманщик, оттаскивая драчуна, набросившегося на Нострадамуса: - Эй, малый, погоди! Я сам расправлюсь с этим наглецом. И так ему намну бока, что даже станет лучше он лицом.

Шарманщик и Нострадамус быстро уходят.

СЦЕНА 6

На чердаке Шарманщика.

Нострадамус (в возрасте 55 лет и городской одежде) ставит на стол корзину. Достает вино, еду, цветы. Зовет:

- Ты где, малышка? Дядюшка Мишель пришел с подарками и славой!

Входит Шарманщик, осторожно затворяя за собой дверь.

- Потише... не шуми. Она уснула... Садись, не виделись давно.

Н. - И верно - четыре года пронеслись... Вернее - вечность - одна весна и счастья - бесконечность!

Ш. - Без славы, без признанья, в глуши? Понятен мне рецепт: ты опоен любовью.

Н. - Да! Сотни тысяч "да"!

Ш: - Влюблен и знаменит! Опасна милость тех, кто осыпает вдруг дарами. Не прошибает зябкий пот от этаких щедрот? Не страшно?

Н.: - В любимчиках Фортуны ходить? (смеется) Я с ней накоротке.

Ш.: - Ну, если так...Весь город всполошен... И во дворце прием в честь гостя дорогого...

Н. - Меня, друг Патрик, рвут на части. Ученые, со всей Европы зазывают к себе и сами прибывают с визитами... Все посмотреть хотят, каков провидец в натуральном виде. И выведать, какая ворожба мне открывает вход в другое время.

Ш. - Эх, братец, слава... Тяжка и сладка - с шипами роза, в золоте удавка.

Послушай, друг...Рука, что раздает подарки, отнюдь не бескорыстна. Немедля иль потом - за все приходит счет. Тебе ль не знать - из века в век тот подтвержден закон...

Н.: - О чем ты - не пойму?

Ш.: - Такая жалость... Марта...

Н (вскакивает): - Что с ней?

Ш.: - Сядь, не перебивай... Уж две недели, как ты прислал ко мне слепую девочку с письмом, что просишь приютить ее на время. Мой старый ожил дом. С восходом солнца она как жаворонок пела... Совсем дитя.

Н. - Пела? Ты так сказал, Патрик? В чем дело? Что с ней?.. (пытается отстранить друга и выйти к Марте) Не молчи, старик.

Ш.: - Малышка заболела. Вдруг сделалась слаба и сильно погрустнела. А голос тих - как у лесной пичужки.

Н: - Так где ж она?

Ш.: - Иди наверх. Да прихвати игрушки.

Нострадамус хватает в охапку цветы и подарки, выбегает из комнаты.

СЦЕНА 7

Комната Марты в монсарде. Она в постели. Нострадамус опускается рядом на колени. Кладет на одеяла букет, подарки.

М.: - Я дождалась... Так нежно пахнет белая сирень... И сладостей мешок!

Н: - А это для тебя платок. Его разрисовал художник знаменитый.

М.(гладя ткань рукой) - Вот звезды и луна, и солнце, а вокруг - все мы... Такие крошки...

Н. - Здесь остров изображен с названием красивым - Утопия. Его подробно описал английский канцлер. Тот самый, что был схвачен и казнен, когда ты бегала малышкой. Некий Томас Мор...

М.: - Там, верно, хорошо, в Утопии веселой? Давай заглянем! Закрывай глаза!..

Они закрывают глаза. Звучит маршевая музыка. Появляется Видение из "Утопии" Томаса Мора.

СЦЕНА 8

На сцене, похожей на торжественно оформленный стадион эпохи сталинских дерзаний, физкультурники в белых трусах и тапочках маршируют со знаменами, потом делают "фигуры" с серпами и молотами в руках.

Возникает пирамида, замершая в торжественной неподвижности.

Бодрый голос из репродуктора:

- На острове Утопия все сущее - общак.

Трудиться должен каждый. Не трудится лишь враг.

Нет бедных и богатых, нет мужа и жены

- и быт и производство об-обществле-ны!

А в государстве нашем достаток через край.

Имеешь, что захочешь. Что надо - получай!

На верху пирамиды появляется Черный Человек:

- Ну, я обхохотался: "достаток - через край!"

"Семейная община"!

Дурак на дураке кричит: "обобществляй"!

Вот заблуждений первая причина,

подсказанная, между прочим, мной.

Ишь новенький рецепт нашли - "община"!

С фантазией такой и лучшие умы,

как правило, теряют последние штаны...

(Дает пинок под зад венчающему пирамиду физкультурнику. Все рушится, под визги и хохот инструментов. Черный человек, дьявольски хохоча, подобно Гению зла из "Лебединого озера", изгоняет белых физкультурников. В музыкальной теме нагнетается тревога. Сцена меркнет. )

СЦЕНА 9

Снова комната Марты. Она без сил откинулась на подушки.

Н.: - Не радостное вышло представленье... Я-то рассчитывал на что-нибудь возвышенное в духе земного рая братства и любви.

М.: - Виною я... Какое-то головокруженье... К тому ж... тревожно мне... Нет, нет... послушай, погоди...

(Звучит ДУЭТ "Останься!")

М.: - Коснись скорей моей руки, держи не отпускай,

Все солнцем залитые дни со мною вспоминай.

Рассветов алую зарю и на лугах росу,

летучий маков цвет, что я вплела в косу...

Но что мне зори без тебя?

Что ливни, грозы, свет...

Нет ничего - темным-темно,

И жизни - жизни - нет...

- Останься...

Н. - Твоя ладонь - мой талисман.

Там в сетях тайных бедствий

Застрял бродяга-капитан.

Межзвездных путешествий.

Но что мне звезды без тебя?

Что ливни, грозы, свет...

Нет ничего - темным-темно,

И жизни - жизни - нет...

- Останься!

Вместе:

- Без тебя нет огня,

чтоб кровь согреть живую,

радость сохранив...

Без тебя нет угла,

ни одного угла нет в мире для меня,

где одиночество встречает, не убив.

И в океане бесконечной синевы

лишь вдох последний остается без любви,

твоей любви... Без тебя...

М.: - Коснись скорей моей руки, держи не отпускай!

Давай умчимся мы с тобой в далекий, теплый край,

где с веток никогда не падает листва,

где нет ни худа, ни продажного добра.....

Навсегда...

Н.: - Твой голос - как негаснущий маяк,

с ним путнику во тьме не страшен мрак.

Твоя рука пришлась точь в точь к моей руке

и это тайна тайн, живущих на земле.

Останься....

Вместе:

- Без тебя нет огня,

нет тепла, чтоб кровь согреть живую,

радость сохранив...

Без тебя нет угла,

ни одного угла нет в мире для меня,

где одиночество встречает, не убив.

И в океане бесконечной синевы

лишь вдох последний остается без любви,

твоей любви...Без тебя...

Марта в постели засыпает.

Ее рука выскальзывает из ладоней Нострадамуса.

Ш.: - Она уснула, что бы бродить с тобою в том краю, где никогда не гаснет лето...

Н.: - Она со мной всегда... Мой светлый Ангел, давший веру мне, что гений и злодейство несовместны. Что доброта Творца сильнее разрушенья. Что ошибался я, народам предрекая кровавых всадников всеобщего конца... Мне Марта изменила взгляд: - конец настанет, но не для добра. Господней щедрости и благу нет конца. Десница беспощадная небесной кары погубит то, что нам противно и что проклятьем род людской марает!

Ш.: - Ну, высший суд, как я смекаю, далеко. А нынче... нынче боль иная. Ты ж видишь - Марта умирает...

Н: - Все будет хорошо! Мне ли - врачу - не вылечить ее?

Ш.: - Я в ход пустил секретные гаданья, что магия дала...

И получил ответ... Крепись, Мишель! Уж больно силен враг. Стреляет без осечки - спасенья нет. В какой не ройся ты аптечке.

Н. (оглушенный внезапной правдой опускается на пол)

- Я знал! Но верить не хотел! Как будто вера даст основу правде и подозрение мое осуществит... Не верил! И более того - неведенья слепого делал вид.

Ш. - Увы, здесь применили яд, которому не найдено еще противоядье... Она отравлена коварною рукой. Об этом мне хитрец Рене под страшной клятвой поведал.

Н: - Кто заказал ему снадобье?

Ш. - Не спрашивай, сам знаешь.

Н. - Королева... Ну нет, Екатерина! Тебе меня не обыграть. Я Марту исцелю!

Ш: - Боюсь, на исцеленье не было расчета. Ее болезнь - что угасанье дня: нет сил земных остановить светило.

Н. - Но мне дано могущество! Ты сам сказал - ничто не остается без оплаты. Так значит мой черед оплачивать счета. Своим богатством я могу распоряжаться - дары верну!

Ш. - То вызов высшим силам! Стой, Мишель! Де Нотрдаму препоручен редкий дар, но не ему швырять его обратно. Судьбу не искушают дважды.

Н.: - Ну если уж со мной играют в гнусную игру, я ставки принимаю! Я выиграю спор, чего б ни стоила мне тяжба.

В двери появляется гонец из дворца с письмом: - Для Мэтра Ностадама приглашенье. Явиться во дворец без промедленья.

СЦЕНА 10

Кабинет Екатерины. Входит Нострадамус.

Екат.: - Приветствую Избранника небес. Единого из смертных, заполучивших пропуск в тайники неведомого. (Слуге) - Подай магистру кресло короля. (Нострадамусу) - Я позвала тебя, чтоб побеседовать без шума - по душам... Ведь завтра праздник, будет не досуг. Уж слишком много в этом доме слуг. (Жестом разгоняет карлиц. Нострадамус садиться на банкетку, Екатерина, делая вид, что не заметила этого, у зеркала, рассматривает себя)

Екат.: - Я траур не сниму до дня кончины. Вдова в кольце врагов, в "колье" кручины. Отныне горести и беды - подобно бриллиантовой игре украсят мой наряд. Ну, что там звезды говорят?

Н. - Готовьтесь к испытаньям, мадам. Лихие у порога времена. Маячит сквозь туман война католиков и гугенотов. Злокозненный союз испанцев...

Екат.: - Ты снова за свое, вещун печальный! Всегда враждует кто-то. Кто-то мрет. Война, потери, смерть, предательство, обман... И риск... Вот штука - как бокал вина к обеду! Не надо ахать надо мной бедняжкой, что словно укротитель в клетке львов готова быть разорвана всечасно... Ведь когти у "бедняжки" - хоть куда!

Н.: - И в этом нет сомненья, мадам.

Екат.: - Ты как всегда жесток и прям. Тебе как будто невдомек, что добрым словом можно поддержать, пролить бальзам на ноюще раны, в беде подставить верное плечо. Иль применить методу, что издревле предпочитают дамы.

Мне нужен друг, Мишель. Да не какой-нибудь - за дюжину пятак. Тебе ли объяснять - Екатерина Медичи - не из поделок подмастерья. Изваяна рукой Творца в отдельном экземпляре. Огромной ценности изделье. Уж если все отличья посчитать... А ты, провидец - мне как раз подстать.

Н. - Нельзя ли сократить беседу? Я тороплюсь к больному.

Екат.: - Пустое, Прорицатель мой. Что за беда - какая-то убогая шестерка, когда в игре сплошные короли? Нас выбрала судьба, что б опыты серьезные поставить. Возможно, что-нибудь о людях прояснить главнейшее из главных. Допустим - кто нами все же правит Бог иль дьявол? Кто властвует в отчаянных и темных подчас мечтах? И голос чей поет соблазны о власти, славе, о деньгах?

Н: - Боюсь, мы служим разным силам. Мой Бог един и это Бог любви, прощенья и добра.

Екат.: - Я, разумеется, неловко пошутила! Слыхал, соединила нас молва? Узами симпатий братских... Ну, если откровенно - не совсем...

Ностр.: - Простите, Ваша светлость, не слыхал. В провинцию с ленцою ходят слухи.

Екатерина: - Но ты ведь не скучаешь, лекарь, один под сенью майских лип? В забытой Богом деревеньке? Позволь мне руку взять. Не плохо, между прочим, я гадаю. (берет руку Н.) - О... Славная девчушка, вижу я, в тени садов мелькает. Ее я, кажется, давненько знаю... Слепая, верно? Я нищую сиротку во дворце пригрела... Потом исчезла Марта... Я слезно помолилась за упокой ее души. Поторопилась... Таким ведь в тягость жизнь - с протянутой рукой петь у таверн... Лихая доля для девицы. Кто мог подумать, что у слепой певуньи отыщется завидный покровитель?

Ностр. (выдергивая свою руку): - Она богаче сердцем всех владык. И зорче сокола под небесами. В отличие от многих зрячих, что во тьме блуждают и даже в ясный день добра от зла не могут отличить, Марта чиста и видит божий Свет!

Екат:(злясь, жестко) - А камушки в мой огород летят! Запомни, лекарь: слишком яркий свет - приносит вред. Обычно людям он слепит глаза, лишая зренья. А Прорицатель, что на яркий свет ровняет свой компас - теряет верный путь и все сильней рискует заблудиться! Все видит он сквозь розовом дыму, в фантазиях плутая зряшных. Поверь, за нежную усладу чувств своею зоркостью ты платишь... И если хочешь знать мое ты мненье - в слепой девчонке твоя гибель, брат.

Н.: - Теперь я знаю все наверняка. Ты с дьявольской подмогой черных магов от Марты меня вздумала "спасти"!

Екат: - Изволь, я буду откровенней. Твой ясновидца дар не знает равных. Благословлен прозреньем ты один из смертных. И ты принадлежишь уж не себе - хозяин Нострадама - Вечность! Не твой удел простых людей отрады. И если сил не хватит у смиренного Мишеля, моя рука подхватит меч и выпустит из уз свободу Нострадама!

Н. (идет к двери) - Прощай, великая злодейка.

Екат.: (Подходит, обнимает за плечи) - Смирись, молю, смирись! Ударь меня, а если хочешь - поплачь здесь - на моей груди. (распахивает ворот платья) И в сестринских утешься ласках.

Н.(отталкивая ее) - Я сделаю другое!

Екат.: - Ты... ты не посмеешь... Нет!

Н: - Убью Провидца, чтобы выжил человек.

СЦЕНА 11

В кабинете Нострадамуса под звездами. Герой в своем юном - вневременном воплощении. Пылают зажженные в триногах плошки,

завывает ветер, гонит по звездному небосклону темные облака.

Н. - Вы предали меня, светила!

Я задал лишь один вопрос

- в чем мне искать спасенье Марты?

Но нет ответа... лишь молчанье звезд...

Черный человек: - Ты, милый мой, наивен, как школяр. Неужто не понятно до сих пор, что торг - рычаг цивилизации?

Не важно, что поставлено на кон - плевок царя или законы реформации. Бочка вина или страна размером с треть Земли.

Елены красота или уродство сфинкса. Не разбираться в этом - просто свинство.

Тем более, такому умнику, как ты.

Н.: - Что должен я отдать за жизнь ее?

Ч.Ч. - То самое, что почитал дороже всех сокровищ. Свой Дар! Верни судьбе подарки, взамен - нежнейшую получишь Марту.

(При этих словах - гром, вспышки молнии, звездопад...)

Н: смеется безумным смехом: - Похоже, что попал я на торги! Твердят со всех сторон: "Плати! Плати!" За дар - отказом от любви, а за любовь - утратой дара!

Ч.Ч. - Уж если честно - девочка тебе не пара. А если хорошенько приглядеться - у трона, во дворцах, - то можно и куда поинтересней найти предмет для сладкого угара.

Н. (поднимает руки, как на кресте) - Вот две руки. Мой дар и Марты свет. Я должен отрубить одну - другой дороги нет. (кричит ввысь) Любовь, зову тебя! Опасной чернотой окутывает мрак. Я быть хочу с тобой. Кто нам мешает - враг.

Из зеркала появляется Марта.

М.: - Как чудно у тебя! Какие фейерверки устраивают звезды...

Н.: - Все это - в твою честь!

Ч,Ч. - О, женщины! Даже такой невиннейшей пичужке приятна лесть.

М.: - Сегодня я совсем здорова. (покачнувшись, едва не упала). Лишь ослепляют всполохи огня... Прости, я лгу. Мне плохо, мастер. Я...

Н. помогает ей сесть на бронзовую скамью. Садиться у ее ног, берет за руку:

- Ты будешь жить, моя певунья! Состарится тот клен, что к нашему окну зеленый тянет прутик гибкой жизни. Прольются сотни гроз над вешним садом. А мы с тобой - одно - век молоды и вечно - рядом. Поверь - я знаю.

М.: - О, милый мой... мне хорошо. Не надо слез. Я умираю.

ДУЭТ ("О, голос твой!):

М.: - "Твой пробил час" - твердят часы

И холод обнимает плечи.

Любимый, ты меня прости,

Что голос оказался мой не вечен.

Прости, что не смогла сберечь

Руки твоей тепла.

И жизни слабый огонек сберечь я не смогла!

ОН: - О голос твой! Расплавит лед, рассеет мрак,

забыть заставит, кто мой враг

и как охапку вещих звезд,

на путь судьбы моей швырнет

Вечность.

Она: - Но радость звуков отцвела

пришла немая тишина

и нету сил что бы спасти

песню.

Он: - Неправда! Я не отступлю.

Мне есть чем оплатить обет:

Я тайны царств и тысяч лет -

отдам в сей миг за жизнь твою.

Она: - О голос твой! Расплавит лед, рассеет мрак,

забыть заставит, кто мой враг

и как охапку вещих звезд

на путь судьбы моей швырнет

Вечность.

Он: - Фрегат мой парус развернет

под флагом "Вера" в путь пошлет

и даст мне силы, что б спасти

песню!

Нострадамус поднимается на возвышение, с которого он обращается к небу. Бросает вызов Вселенной.

Н.: - Не знаю, кто тут прав и в чем моя вина,

а, впрочем, и себя теперь не знаю.

Я весь - лишь просьба! И всего - одна:

Я о спасенье Марты умоляю!

Не надо мне той власти, что просил

светло и жарко небо вновь и вновь.

Не надо звездных тайн и милости светил.

Возьми свой дар и возврати Любовь!

Вокруг него вздымается вихрь, небо озаряет звездопад. Тяжело бьют часы.

Марта, рядом Ч.Ч.

М: - Часы! О, как тяжел их бой. Как будто суд суровый предвещают.

Ч.Ч. - То Нострадамус спор завел с судьбой. Он Дар свой заложить готов. А что в замен просить - и сам не знает. Ты думаешь, магистру помогла своей небесной добротой? Да ты искала сладкой лжи, играла мишурой.

Что б правды бремя удержать - твои силенки слишком хлипки.

Ошибки ты внесла в пророчества его - опасные ошибки!

М.: - О, Боже, надоумь меня!

Ч.Ч. - Тьфу, тьфу! Причем здесь бог?

Причем здесь горькая слеза? Возрадуйся:

Сейчас, как раз Провидец наш свершает выгодную сделку:

он выкупает жизнь твою, взамен отдав безделку...

(Хохочет)

М: - Он возвратил ключи от тайной двери? И Прорицатель по призванию судьбы - не сможет больше быть самим собой...?

Нет... жизнь мне не нужна такой ценой!

Ч.Ч. - Я знал, ты умная девчушка. К тому ж - с тобою рядом друг! Возьми сосуд, здесь элексир. Поможет он уйти без боли. Ресницы опусти, пичужка. И бездна примет твой последний сон, словно удобная пуховая подушка.

М.: - Спасибо... сатана. (выпивает)

- Дай руку на прощанье, жизнь моя!...(Протягивает руки к появившемуся Нострадамусу)

Она: - Я ухожу далеко. В небо полет - это легко...Вдох на прощанье

и на лету тихо шепну: вечно люблю...

Н. подхватывает ее на руки, кружит:

- Мы вместе навсегда! Светила приняли мои условья. Я получил ответ: "живи как все живут и уходи с любовью". Теперь я только твой... Проснись же, моя радость! (встряхивает ее, кладет, приникает к груди). А сердце замолчало?! Не может быть! Она мертва!?? (грозит звездам) И здесь обман... Я дар свой проклинаю. Так будут тризны две - Любовь и Прорицатель Нострадамус. (гасит свет в триноге, мастерская рушится)

Ч.Ч. зрителям: - Ну вот - пожалуйте взглянуть,

К чему ведет взаимная услуга.

Друг другу нож воткнули в грудь,

А ведь рвались спасти друг друга!

СЦЕНА 12

Прошло 10 лет. Сад в Салон де Мюр. 2 июля 1566 года. Солнечное утро, трава, цветы. Сын Нострадамуса Сезар рисует портрет отца. Больной постаревший Нострадамус неподвижно сидит в кресле под яблоней.

Сезар:

- Портрет отца - моя идея.

Во-первых - кистью я владею,

а во-вторых - сидит он столь покойно,

что так и просится на полотно.

Подагра - гениев удел.

А лекарь наш себя от напасти такой

сберечь, как видим, не сумел.

И в-третьих, облик сей запечатлеть -

мой долг святой.

Отец, не сомневаюсь я, из тех, о ком уж долго не забудут люди.

Помилуйте - откуда столько пчел?

А, сок пускают ягоды на блюде!

(Отбивается от пчел, снова берется за кисть)

Эти места отец не покидал без видимых причин,

Ну разве ездил врачевать больных, не требуя оплаты.

К тому ж лейб-медика почетный чин

ему присвоил Карл Девятый.

( поправляет дремлющему отцу берет)

К "Столетиям" своим он более не возвращался.

Хотел поправить что-то, но не стал.

И даже в кабинет не поднимался.

Словно забыл дорогу...

Но, знаете, тайком стихи писал!

Взглянул одни глазком - сонеты!

Сонеты, полные любви! С таким звенящим пылом

и юной чистой! Поверить не могу,

что в жизни у отца такое было!

И вот еще причуда объявилась - стал бредить наяву.

Беседы, уговоры, а бывает - и слеза сверкнет... И все зовет кого-то... Прощенья просит. Чу!

Сезар прислушивается.

Нострадамус:

- Ну вот, любимая, пришел мой час... осталась сердцу дюжина ударов... И все - бессмертен Нострадам! Мы вместе навсегда, навек неразлучной парой! Прости, что я тебя не удержал и сам на долго задержался. Так долго, долго длилась жизнь...То месть судьбы за возвращенный дар. Злой рок над экспровидцем посмеялся.

Вчера я отослал тебе стихи, спалив их на свече и превратив в летучий дым слова...Так много слова, когда любовь одна...

Иду... иду... Встречай! Ведь ты ждала...

Я знаю...

( громкое биение сердца на фонограмме обрывается... Звучит падение капель, переходящее в мелодию дуэта "Послушай")

Марта появляется из солнечного света. (Повторение первого дуэта "Я слышу...")

Она:

- Тише! Послушай! Скажи что это?

Звук колокольцев иль звон монеты?

Молчи-ка лучше. Скажу сама я.

Ведь в этом мире я не слепая.

- То жаворонка трель звенит в прохладе серебром...

- То с яблонь сыплется метель, омытая дождем.

- То улыбается заря проснувшейся земле,

- То ветер песню отыскал в играющей волне -

Я слышу...

В кресле остается почивший Нострадамус. Молодой поднимается, устремляется навстречу Марте. Поют, соприкасаясь ладонями:

Он: - И пастуха на склоне гор прозрачная свирель,

И ручейка среди камней бегущая капель...

В корявых вязах у реки проснулись воробьи.

Сиреной сладостной влечет даль моря корабли...

Я знаю...

Она: - А сердце слышит каждый звук - дыхание земли!

А сердцу нужен верный друг. Друг - это дар любви.

Он: - Любовь, я думаю, живет в небесной вышине...

Она: - Но все, что слышу сердцем я - я отдаю тебе.

Он: - Дар принят, и я стал богат, как сто земных владык.

Я сильным стал и лишь добро пророчит мой язык.

Для сердца, видящего свет, - не надо зорких глаз.

Все в это мире для любви. А он - рожден для нас.

Она: - Я знаю.

(Уходят туда, где на заднем плане загорается звездное небо - в мир Нострадамуса)

ФИНАЛ

Под яблонями на первом плане рабочие складывают нечто вроде памятника. Черный Человек вьется рядом. Когда работа закончена, Сезар прикрепляет табличку:

- На стене францисканского монастыря, где похоронен отец написано: "Здесь покоится прах Мишеля Нострадамуса, единственного из смертных, волей небес удостоенного милости записать своим почти божественным пером события грядущих лет".

Ч.Ч, показывает вслед скрывшимся героям.

Ч.Ч.: - Они ушли туда, куда мне входа нет.

Нет испокон веков и до тех пор не будет,

Покуда не зальет все краски черный цвет

И нежную любовь коварство не погубит.

Признаюсь, до чего постыл мне Свет!

Терплю его пока лишь рад тени.

Готовлю втихаря один рецепт,

Что бы всех вас поставить на колени.

Молися выгоде, утехам и деньгам,

Топчи других, забыв о состраданье,

Забыв, что воздается по делам,

И что Любовь в основе Мирозданья.

Усвоили? Вперед под флаг "великих дел",

Пиратской цепью оснастивши шею.

Кто смел - тот, извините, съел.

Кто не согласен, миль пардон, - на рею!

Глядишь - и в мире ни души.

Ну, только кой-какие твари

Друг другу пасти рвут за жалкие грош.

В нечеловеческом, поверьте мне, угаре.

Вот уж тогда хозяин - я один -

Над бездной в пустоте закатывать пиры.

На черном - черной масти господин.

И больше ничего. Конец игры!

______________-- ------------_______________

ОБЩИЙ ФИНАЛ.(как вариант для размышлений режиссера)

На втором плане открывается нечто вроде лестницы в небо. По ней вскарабкался Ч.Ч. Появившийся Шарманщик пинком сталкивает его и тот кубарем скатывается по ступеням. (Потом ЧЧ, раскачиваясь на канате, появляется то тут, то там, вставляя реплики). Звучит торжественная музыка. Лилипуты раскатывают ковровую дорожку. По сторонам выстраиваются лакеи с канделябрами, физкультурники с флажками (из эпизода Утопии). Выходят аллегорические персонажи пролога ВРЕМЯ, ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ, РОЖЕ БОНТАН и др. Звучат фанфары. ( Нечто похожее на кадры из "Веселых ребят" - Орлова на сцене Большого театра)

Внизу - толпа горожан вместе с рабочими сцены, гримерами, современным гражданами.

На вершине лестницы торжественно появляется Генрих Второй (с перевязанным глазом) и Королевой. У их ног слуги сваливают, вздымая тучи пыли, тома Истории.

Генрих берет том, листает:

- Г..Ге..Ген... Вот я - великий Генрих Валуа! Второй... А тут еще и третий, и четвертый... Седьмой! Не многовато ли?... Толпа... А рядом кто? Какой-то Гёте, Гендель, Гегель... Откуда набрались, что за порода? Не слыхивал таких. Везде пролезут ловкачи из бойкого народа.

(Бросает том, отряхивает с рук пыль. Королеве:)

А все же, что не говори,

простое резюме:

в истории остались короли, (показывает на парадные портреты, которые вдоль лестницы держат лакеи)

а остальные - пфе!

ЧЧ. - Парадные портреты для потомков?

К ним руку приложил и я.

Пусть мастерство не слишком тонко,

Зато в критериях моих очерчены масштабы бытия...

Ш. - Вот так и остаются на века фальшивых добродетелей фальшивейшие лики. И объективности, выходит, нету!

Из толпы некто вроде Шерлока Холмса: - Ну, если раскопать улики... Смерть открывает многие секреты.

ЧЧ с маской Смерти: - Совсем наоборот.

Я тягот смою гнет и след сгубившей страсти,

грехов тяжелые увечья, печать успеха на челе.

В моей палитре цвет один лишь - беспристрастье.

А ретушировать портрет - так это не по мне.

Король:

Забвенье смерти - правильное сито,

что золотой песок очистит от земли.

Кто вспомнит, например, как звался некий лекарь?

Ну - пекарь, зеленщик или аптекарь?

их тьмы и тьмы - пыль, шелуха, никто.

Церемонемейстер объявляет всем: - Выходит, как не посмотри: в истории остались короли.

Елизавета Королю: - Их тьмы и тьмы - безликих королей

забытых цезарей, магнатов-дураков.

Лишь Избранным забвенье не грозит,

им пропуск дан через барьер веков.

Спроси-ка тех, что слушать нас готов,

- кто к ним дошел из тьмы веков

чьи имена сверкают из ночи?

- Мэтр Нострадам, Екатерина Медичи!

Шарманщик Патрик, обращается к Королеве:

Ш. - А все ж, мадам остались некие вопросы.

Про Нострадама - друга моего.

Он более не пересекал границ веков,

судьбу избранника оставив с носом.

Он выкупил жизнь Марты у Небес,

по чести расплатившись с кредитором.

Но девочку тем самым мой герой не спас.

Оставив место разным спорам.

Королева: - Что я могу сказать об этой тяжбе? Сомненья нет, вмешался бес. (кивает на ЧЧ, прячущегося за лакеями) Мой яд не убивает дважды.

Холмс. - Тогда в другом повинны вы убийстве. Вами загублен ясновидца Дар. Известно всем, что гений всех времен простым служакою в провинции бесславно доживал.

Королева: - И слава Богу! Видит Небо, он во время умолк. А то такого бы еще потомкам напророчил, такие бы картины начертал... что в самый раз умом рехнуться... Недаром говорят: что сеешь, то и жнешь. Предначертанья предав огласке, ты путь к осуществленью им даешь.

Роже Бонтан (В сторону Время и Злободневности): - Да, слово, вроде как, не воробей. Попридержи язык, коль доброго сказать не можешь. Авось, хоть бесу не поможешь. Так не молчат ведь - хоть убей!

Появляется сын Нострадамуса Сезар:

Ну, мне-то думается - главное в другом.

Свободен человек - по предписанью свыше.

Но пусть прогнозов впредь никто не пишет.

И так полно советчиков кругом.

Закон. - И верно - в суе словом не обмолвись, указ не сформулируй, поправку ни введи! Всенепременно благое намеренье извратят и извращенное уже осуществят!

Злободневность:

- Еще с каким бесстыжим вдохновеньем перевирают суть!

И в сторону другую гнут от правильного толкованья.

Сегодня, мол, совсем другие времена, нам не нужны старейшин назиданья! А ваша обветшавшая мораль, пошла б куда подаль!

Ч.Ч. - Вот это в точку! Люди метят в ад!

А сколько бился я над совращеньем?

Ведь человека надо было обучить

небесной кары меньше опасаться.

Смелей и дерзостней грешить -

В пороки мерзкие с восторгом окунаться!

И хорошо пошло! Какой энтузиазм, смекалка в массах!

Куда не плюнь - завистники, убийцы, скупердяи,

воры, тираны и лгуны - мои ученики,

внучата их и детки. Причем, куда девался страх?

А как живуч их род! Я в битве с добротой небес изрядно преуспел.

Вот Нострадам прошел сквозь семь тысячелетий! - и что нашел там? - Все одно - разгул пороков и полнейший беспредел!

Время: - А все ругают Время, с упорностью осла на те же наступая грабли. Девиз их, властелин ли, раб ли:

"Ужасный век, ужасные сердца". И дата: "от начала до конца".

Злободневность:

У сцены бытия афиша неизменна:

- Трагедии, комедии, как не крути, одни.

Ассортимент из лавки секенд хенда -

с уценкой ярлыки большого бренда.

А на поверку - пыльный хлам:

- в обносках добродетель, в "мерсе" - хам.

И вычурный фасон какой-нибудь идейки -

- едва пришитые друг к другу лоскуты.

Роже Бонтан: - Но сила вечная искусства! Оно бессмертно, хоть творцов не слишком густо. Таких, что бы настроить камертон всем временам на нужный тон.

Король: - Искусство - вне игры. Все остальное - тлен. Хотя б из кожи лезь и завоевывай полмира.

В веках котируется, видите ли, лира

Да слов и красок вычурная смесь.

ИЗ современной толпы: - Но лучше или хуже пьески?

Время:

- Закон спирали - выше на виток, но в то же духе все манеры:

Что дам возьмем, что кавалеров.

В химчистку кринолин, а фрейлин - в баню.

В джаккузи фаворитку, детектив в кровать.

А вместо киллера роскошные перчатки

с нежнейшим ароматом спонсору послать.

Из толпы: - Отравленные?

Роже Бонтан: - Боже упаси! Вот этого не надо!

Цивилизация - за бич чумы и мор -

простому смертному огромная награда!

Конфликт на уровне держав решает мирный спор.

Жизнь совершенствуют ученые дебаты...

Ш: - А я б заткнул плотнее в уши вату!

И совершил круиз вокруг Земли.

Взирая только на экзотику одну

И всласть штудируя оккультные трактаты.

Сын Ностр.: - Но чтоб Америку объехать без заботы,

опять же потрудиться должен кто-то.

И чтобы с ней конфликт какой-нибудь решить,

Неплохо бы ее, как минимум, открыть!

ЦЕР - Велик иль не велик - все та же круговерть

- смех, слезы, роды, годы, смерть....

А что же посередке?

Скажу без ложного стыда - сплошная маята.

Появляются Нострадамус и Марта.

Марта: - Посередине жизнь. Она всего одна.

В какие не заглянешь времена.

Время: - Открою вам один секрет:

проходит все. Дурман пустой побед и бед,

Проходит явь, проходит сон, роняет жизнь последний стон...

Таков закон. Как не крепись. Другого нет.

Смерть, Ч.Ч. в обнимку:

- Другого нет, другого нет! Другого не дано!

Хоть в петлю лезь, хоть вены режь, выпрыгивай в окно!

Здесь только мы, здесь только мы - на вечность короли.

А вы - лишь прах, а вы - лишь сон - комок сырой земли!

Марта:

- Но есть трава - она жива, лишь только солнца луч

ей принесет щепоть тепла из скрывших небо туч.

И солнце есть, что бы согреть на небе облака

и луч послать, что бы росла веселая трава.

Есть человек - такой большой, что прямо без труда

возьмет и вынет из реки тонущего кота.

Подарит другу царство, обнимет целый свет.

Хотя ему до королей большого дела нет.

Ведь человеку-смельчаку всего лишь восемь лет.

Насыплет крошки голубям

отдаст увечным кровь -

Она - всегда одна она -

Бессмертная любовь.

Из толпы:

- Но как спасаться от невзгод, от горестей и ран?

Чтоб спрятать голову в песок нет ни одной из стран.

Марта:

Всегда была и будет смерть, всегда и боль была,

и проносилась над весной холодная гроза.

Но добрый доктор Айболит, иль друг, иль сам Господь

в час тяжкий немощи глухой заглянет вам в глаза.

Есть взгляд такой и есть рука, дающая покой,

И эту руку никогда не спутаешь с другой.

Всегда в пудовых башмак гуляет некий князь (В сторону Князя тьмы - Ч.Ч.)дабы втоптать росток живой в поруганную грязь.

Но вновь упрямец золотой ввысь тянет свой цветок,

Сквозь камень бьется, сквозь асфальт силач с листком в вершок.

Ты одуванчик не ломай. Он, смертью смерть поправ,

подарит нам медовый дух, и май, и гордый нрав.

Бессмертьем каждую весну одарит вновь и вновь.

На что похож он, говори? Конечно, на Любовь.

Появляется молодой Нострадамус:

- Мой образ погребен под тоннами величья и соблюденьем норм приличья о странном ясновидце что-то знать. За мутной пеленой непониманья растет догадок лес и рощи толкованья.

А голос мой так тих и ясен так, что слышится дождя капель и пение ручья. Да, впрочем, Марта вам сказала, что мог сказать и я.

(Хочет уйти. Все кричат)

- Ну как же так? И этого мы ждали? В чем дела-то конец? Какие пожеланья?

Ш. - Мишель, тебе не отвертеться, пора закрыть собранье.

Ностр.: - Гмм... Что ждете от меня, собратья, люди? Рецепта благоденствия иль хитрое словцо, что все дает, не требуя оплаты? Узнать хотите вы, на чем стоит наш мир - и что важней - власть, сила, злато? Ну, хорошо... Я должен вам признаться, что выведал у мирозданья нечто... вгрызаясь в тайны твердь, узрел в священной сердцевине бытия один закон, важнейший из важнейших...

(увидав ЧЧ) - Ах, ты уж здесь? Ну ладно, сатана, держись!

(зрителям) - Поможете мне сделать опыт? Я слово тайное скажу, а вы все разом повторите. Но только без уловок и смешков. Скажите сердцем, всей душой бессмертной... И слезой, что над могилой близкой пролилась, и смехом, и улыбкой глупой, какой беззубому младенцу отвечали. И страстию, которой вы клялись.

Итак за мной!(громко выговаривает, поднимаясь с Марой к колосникам) - ЛЮ-БОВЬ!

Со всех сторон несется: "Любовь, любовь, любовь..."

Ч.Ч. корчась, проваливается в люк, потянув за собой Смерть. Оттуда идет дым.

Нострадамус с колосников:

- Мои "Пророчества" для вас - для тех кто на Земле -

быть хочет к тайнам приобщен, а не блуждать во мгле...

Для тех, кого пытливый ум с загадкой рвется в бой...

Ко мне, народ! Ко мне - друзья. Пожалуйте за мной!

К О Н Е Ц


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"