Боярова Мелина: другие произведения.

Альвадийские хроники Сердце дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моей жизни многие завидуют. Я - ле"тари регента Сертейской империи. Одна из драгоценностей в сокровищнице дракона. Но ни роскошь, ни привилегии меня не прельщают. Кусок металла на шее постоянно напоминает о том, что я всего лишь игрушка. Рабыня. Дорогая и тщательно охраняемая. Однако это не самая большая из проблем. Неплохо было бы еще в себе разобраться. Вспомнить, кто я и откуда пришла. И что за послание вложили в меня, будто в посылку. А тут еще вампиров в драконьей империи пруд пруди. Совсем распоясались. Особенно один. Так и норовит испробовать на мне афоверо, сексуальное вампирское притяжение. Иногда успешно. Ну, я же не железная. Не знаю, как бы я со всем этим справилась, если бы не любовь. Настоящая. Истинная. Ради нее я готова и к дракону в пасть, и к вампиру в логово. ЗАВЕРШЕНО.Выложен ознакомительный фрагмент.

  1 глава
   Мое первое выступление. От волнения дрожали коленки. Живот скручивало в спазмах, как перед ответственным экзаменом. По сути, это и был экзамен. На мою профпригодность.
   Я сидела на заднем сиденье микроавтобуса и старалась выглядеть спокойной. Ребята, музыканты, с жаром обсуждали прошедшие выходные. Для них это была очередная халтура. Такая же, как множество других. То, что в коллективе новая солистка, их интересовало меньше всего. Чему удивляться, если я уже седьмая или восьмая за последние три месяца.
   Могли бы хоть имя запомнить, а то, кроме как, "эй", да "солнышко" ко мне не обращались. Ладно. Надо же с чего-то начинать. Я же никто в шоу-бизнесе. Николя Велесов выцепил меня в караоке-клубе "Соло", где мы с подругой Ленкой были частыми гостями. Просто подошел и спросил, не хочу ли я стать певицей. Оставил свои координаты. Кто ж откажется от такого предложения?
   На следующий день пришла по адресу, указанному на визитке Велесова. До последнего боялась, что попаду в какой-нибудь притон, где снимают порнофильмы. Но в подвальчике обычной пятиэтажки на окраине города действительно оказалась музыкальная студия. Стены, увешанные плакатами звезд эстрады, старая мебель. Огромный стол, заставленный всякой ерундой вроде немытых кружек, рекламных стикеров и зарядок от телефонов. Обшарпанный диван, вероятно, давно выброшенный хозяевами на помойку. Разномастные стулья и табуреты.
   Сам Николя восседал за ударной установкой. В клубе он выглядел более лощено. Модный костюм. Зализанная прическа. Фальшивая улыбка. Здесь же, в джинсах, клетчатой рубахе и красной бандане, он смотрелся намного естественней. Клавишник Рома и гитарист Арсений восприняли меня как нечто само собой разумеющееся.
   - Давай, попробуем спеть что-нибудь, - предложил Николя сразу после представления меня остальным участникам.
   - Хорошо.
   Я затянула одну из песен Савичевой. В караоке ее тексты всегда удавались мне на сто баллов. Музыканты тут же подхватили мелодию.
  - Неплохо, - похвалил Николя. - Вот, держи.
  Он кинул мне потрепанные листы.
   - Здесь наиболее востребованные хиты. Давай пройдемся по ним, чтобы ребята притерлись к тебе.
   В общем, несколько дней репетиций, и вот я еду на свое первое выступление. Частная вечеринка у одного из местных воротил бизнеса.
   Коттеджный поселок находился за городом на берегу живописного озера. Дорога петляла по полям, пересекала обмельчавшую реку и углублялась в лиственный лес. Стройный ряд берез чередовался с дубовыми просеками. Уходящее за горизонт солнце окрашивало зеленую листву в багряный цвет.
   Дома богачей вырастали среди зелени как диковинные дворцы, поражая причудливостью форм и разнообразием дизайна. Смешение стилей, стремление выделиться создавали ощущение сказочного города, выросшего посреди изумрудного великолепия.
   Наш замок оказался в самом конце поселка. Готический стиль придавал строению мрачности и таинственности. Центральная башня, окруженная пятью башенками поменьше, вздымалась на высоту пятиэтажного дома. Массивные дубовые ворота были распахнуты, принимая внутрь роскошные машины. Очевидно, так встречали именитых гостей. Мы же проехали чуть дальше. Микроавтобус пришлось оставить за забором. Выгрузив инструменты, мы поплелись через железную калитку во внутренний двор. Идеальная лужайка, альпийская горка, фонтан, беседка, качели. Все выглядело новым, будто только что установленным.
   Лакей, иного слова сложно подобрать из-за униформы и надменного взгляда, проводил нас в банкетный зал. Николя с ребятами приступили к установке оборудования, а я же позволила себе поглазеть на роскошное убранство помещения. Дубовые столики, стулья с высокими спинками, кружевные скатерти. Пол выложен мозаикой, на потолке лепнина. На стенах, отделанных мерцающим материалом, висят картины. Особенно привлекла внимание одна, с изображением скалы. На ее вершине огромный замок, а вместо земли - облака. Такое чувство, что гора висит в воздухе, поддерживаемая неведомой силой. Над вершиной замка парит огромная птица. Я хотела рассмотреть ее лучше, но меня отвлекли.
   - Мали, иди сюда, - позвал Николя.
   Вот что за Мали? Чем ему не нравится Мария? Нет, для бизнеса важно иметь звучное имя, но Мали звали и всех предыдущих певиц. А быть одной из многих все же неприятно.
   Николя сунул мне в руки микрофон, и тут же сорвался с места, вспомнив, что забыл забрать из машины педаль для барабана.
   - Ром, давай пока без ударных попробуем, - предложила я, - Сень, ты готов?
   - Начинайте, я почти настроился, - ответил Арсений.
   Роман кивнул и заиграл вступление. Я запела. Совсем позабыла о волнении. Акустика была потрясающей. Голос звенел в изогнутых сводах зала.
   - Кхм.
   Я чуть не поперхнулась, наткнувшись на цепкий взгляд мужчины. Холеный красавец в темно-синем смокинге внимательно рассматривал меня.
   - Новая солистка?
   - Да. Мали, - пролепетала я, чувствуя неловкость от пристального внимания.
   - Велесов не отличается оригинальностью в выборе имени. Но надо отдать должное, выискивать таланты его призвание. У вас сильный голос.
   - А, господин Доронин, уже познакомились с нашей новенькой птичкой? - Николя подоспел вовремя.
  - Представь меня девушке.
   Мужчина хищно улыбнулся, обнажив ряд белоснежных зубов.
   - Мали, рад познакомить тебя с хозяином этого дома, господином Велимиром Гордеевичем Дорониным.
  - Очень приятно.
  Я протянула руку по привычке.
   Мужчина осторожно взял ладонь, положил сверху на свою. Затем наклонился и поцеловал мои пальцы. При этом он неотрывно смотрел на меня. Стального цвета глаза пронизывали насквозь, отмечая малейшую реакцию на моем лице. Я не знала, что делать. Его прикосновения были безумно приятными. Но от этого человека веяло опасностью. Живот скрутило в тугой комок.
   Странно. Что со мной? Чего это я занервничала? Растаяла и повелась? Подумаешь, смазливая мордашка да накачанное тело. Даже скрытое под костюмом оно, конечно, притягивало внимание. Наверняка от женского пола отбоя нет. Что ему за интерес к простой певичке? Возможно, мимолетное увлечение. Хотя, с чего я взяла, что увлечение? Так, интерес, вежливость. Может, в высших кругах принято целовать девушкам руки. Это ж не бывший одноклассник Лешка, который при встрече стиснет руку до посинения. А потом еще по плечу похлопает так, что дыхание перехватит.
   - Ваш голос будет отличным дополнением сегодняшнего вечера.
  Доронин отпустил, наконец, мою руку. На его лице промелькнула самодовольная усмешка.
  - Велесов, я приятно удивлен. Это лучшее твое приобретение. Найди хорошего автора, сделай хит, а остальную поддержку я обеспечу.
   Что за манеры? Только что руки целовал, и уже говорит о тебе, как о вещи. Вот, лицемер! Но я ему понравилась. Это точно. Что он сказал про хит? Неужели я скоро стану знаменитой?
   От перспектив, замаячивших на горизонте, у меня перехватило дыхание. Я еле дождалась, пока Доронин покинет зал. Кинулась к Николя с вопросом:
   - Что он имел в виду, говоря про новую песню, поддержку? Он станет спонсором? Продюсером?
   - Все объяснения потом. Сейчас от тебя требуется одно - показать себя. Пой так, чтобы пробрало. Чтобы Доронин раскошелился. Если он станет нашим продюсером, будет все: концерты, слава, деньги. Давай начинать. Кстати, - Велесов расщедрился на комплимент, - ты сегодня хорошо выглядишь. Красный цвет тебе идет.
   - Да?
  Я растерянно глянула на себя.
   Ничего особенного. Платье одолжила мне Ленка. Благо его можно было затянуть широким поясом и скрыть то, что оно мне не по размеру. Пришлось надеть высокие каблуки, чтобы длинный подол не волочился по полу. Подруга-то выше меня ростом. Да и в объемах больше.
   Роман заиграл вступление, Арсений и Николай тут же подключились к мелодии. Я же чуть не пропустила начало куплета. Вовремя спохватилась и запела: "Ты ворвался в жизнь мою нежданно"...
   Распахнулись главные двери и в зал стали входить гости. Такие же, как хозяин дома, холеные мужчины в костюмах, разодетые по последней моде девушки.
   Столько красавиц в одном месте!
   В глазах зарябило от блеска драгоценных камней, которыми женщины были щедро увешаны. Пары рассаживались за столики, официанты сновали по залу, разнося напитки и легкие закуски.
   Потом появился и Доронин в сопровождении ослепительной блондинки. Она была под стать ему. Высокая, стройная, с гривой льняных волос, уложенных в сложную прическу. Синее платье подчеркивало идеальные формы и оттеняло белизну кожи. На шее красовалось ожерелье из васильковых сапфиров, усыпанных бриллиантами. Такое украшение стоило целого состояния! Но девушка и сама являлась редкой красавицей. Видимо, праздник был устроен в честь этой самой блондинки, Ксении Дорониной.
  Кто она хозяину? Жена? Сестра? Дочь? Нет, последнее вряд ли. Слишком уж трепетно Доронин за ней ухаживал. Но между ними не было той искры, которая выделяла влюбленных людей из толпы. Значит, сестра. Ну, или близкая родственница.
  Гости подходили к хозяевам, поздравляли, преподносили подарки. Время от времени я ловила на себе задумчивый взгляд Велимира. Но что более странно, блондинка также заинтересовалась мной.
   Отыграв свою программу, мы стали собираться. Гости переместились из банкетного зала в другое помещение. Официанты убирали столы.
   - Иди в машину, - сказал мне Николя, - мы соберем все здесь и за тобой.
   - Хорошо.
   Направившись в указанный моим боссом коридор, я не стала спешить. Несколько часов простоять на каблуках оказалось настоящим испытанием. Ступни нещадно ныли. Я желала одного: поскорее снять с себя обувь. Присев на один из диванчиков, обнаруженных мной в коридоре, я сняла обувь и с наслаждением вытянула ноги.
  Подумать только! Еще полгода назад я и не подозревала, что окажусь в таком роскошном месте.
   Я приехала в Москву поступать в ГИТИС. С треском провалилась, но все же решила остаться, чтобы попробовать еще раз. Пришлось много работать, сменить несколько видов деятельности. А возможность заниматься вокалом и получать за это деньги, стала неожиданно сбывшейся мечтой. Пела я с детства. Но чтобы превратить увлечение в профессию, нужно было пройти долгий путь.
   Посидев пять минут или десять, я с неохотой надела свои туфли. Решила, что хорошенько отдохну в машине на обратном пути.
   Кажется, выход был не так далеко. Надо поспешить. Не хочется получить нагоняй от Велесова, если он застукает меня здесь.
   Покрутив головой по сторонам, к своему стыду, поняла, что не помню, с какой стороны пришла. Окон в коридоре не обнаружилось, а планировка и убранство стен были симметричными.
   Вот черт!
   Без сопровождения найти обратную дорогу оказалось не так просто. Я поняла, что заблудилась, когда наткнулась на анфиладу комнат, устроенных в античном стиле. Мраморный пол, колонны, статуи, картины. Тот коридор, по которому мы попали в банкетный зал, выглядел иначе.
   Эх! Где же эти лакеи?
   Прислонившись к стене, я снова разулась. Минуты три стояла на месте, наслаждаясь блаженным чувством свободы. Будто не обувь сняла, а колодки.
   Как же отсюда выбраться?
   Решила пойти наугад. Кто-то должен был встретиться, помочь. В голове уже мелькали картины того, как будет злиться на меня Николя. Наверняка они уже собрались и ждут только меня.
   Мне показалось, я что-то услышала. Звук шел из дальнего помещения. Там точно кто-то был. Остановившись в нерешительности, задумалась.
   С одной стороны - я в чужом доме и некрасиво ходить тут без разрешения хозяев. А с другой - по замку можно бродить очень долго. Без помощи не обойтись.
   Я прокралась к арочному проему, разделяющему помещения, и заглянула внутрь. Тут же отпрянула, спрятавшись за колонну. Посередине комнаты стоял Доронин. Пиджака на нем не было. Рубашка расстегнута, обнажая мускулистые плечи и рельефную грудную клетку. Потрясающее зрелище, если бы не одно но. В его объятиях находилась девушка. И это не его спутница на вечеринке.
   Вот, бабник!
   Я еще раз выглянула из-за колонны. Теперь обратила внимание на то, что поначалу ускользнуло от моего взгляда. Велимир не целовал свою подружку. Он ее укусил! Будто пил из раны, вонзив в тело клыки. По оголенной шее текла кровь. Однако девушка казалась безумно счастливой. Ее руки скользили по мужскому торсу, а бедрами она плотно прижималась к телу партнера.
   И что мне делать? - я беспомощно осмотрелась по сторонам, - никого.
   Вновь взглянув на Доронина, я застыла. Он смотрел в мою сторону. От такого плотоядного взгляда сердце ушло в пятки. Я отпрянула.
   Он видел меня! Я пропала.
   Не было смысла больше прятаться, я бросилась бежать. Сердце колотилось в бешеном ритме. Я понимала, то, что я увидела, не предназначено для посторонних глаз.
   Пить кровь человека ненормально. Может, он болен? Протогирея? Болезнь вампира. Вампира? Такого не может быть! Нет. Откуда мне знать. Может, он псих или садист? Или так развлекается? А, может, девчонке нравится, когда причиняют боль. Она же не сопротивлялась.
   Длинный подол платья все время путался под ногами. Несколько раз я споткнулась. Едва удержала равновесие. А потом со всего маху врезалась в препятствие, неожиданно возникшее на пути. Это был Доронин
  - Куда-то торопишься?
   Как он мог здесь оказаться так быстро? Хотя, это же его дом, и он знает расположение всех комнат и коридоров, в отличие от меня. Но все же в голове не укладывается. Доронин мог догнать меня, но тогда появился бы сзади.
  - Язык проглотила?
  - Я? Нет. Просто. Не ожидала увидеть вас. Тут.
  - А кого ты хотела встретить в моем доме? - в голосе Доронина чувствовалось недовольство, - почему ты здесь?
  - Я заблудилась. Простите. Когда мы приехали, нас проводили в зал для выступления. А обратно я шла сама. Не понимаю, как очутилась в этой части дома. Он у вас такой большой.
  - Велесов не должен был отпускать вас одну. Здесь мои гости. Если бы кто-то из них наткнулся на вас, то... - Велимир запнулся, - они могли остаться недовольны. Посторонних тут быть не должно.
  - Я всего лишь искала кого-то, кто мог бы показать выход.
   Черт. Ну, что непонятного! Я заблудилась в этих хоромах. Что из этого проблему делать?
  - Пойдем, я вызову такси, - предложил Велимир, и тихо добавил, - пока не передумал.
  Последнюю фразу я все же расслышала.
   Передумал? Вот черт! Куда я вляпалась?
   Стены вокруг действовали угнетающе. Если раньше я восхищалась этим домом, то сейчас не могла отделаться от предчувствия чего-то нехорошего.
   Впереди послышались голоса. Доронин втолкнул меня в первую попавшую дверь и прижал к стене, закрыв рот рукой. Огромная ладонь затрудняла дыхание. Я попыталась ослабить хватку.
  - Молчи. Не дергайся. От этого зависит твоя жизнь.
   Если он думал, что после этих слов я успокоюсь, то сильно ошибался. У меня душа ушла в пятки. Я боялась не то что пошевелиться, а даже вздохнуть. Дрожала, как осиновый лист. Но кроме страха было еще кое-что. Доронин стоял близко. Слишком. Я чувствовала стальные мышцы его тела. И от этого бросало в жар. Тонкий аромат парфюма будоражил кровь. А губы чувствовали кожу его ладоней.
  По коридору прошли двое. Они что-то говорили про ворота и какую-то печать.
  - Мы опоздали, - прошептал Велимир, - все посторонние покинули дом. И твои музыканты в том числе.
   Что все это значит? Хотела бы я знать.
  Только вот ответ пришлось подождать.
   Как только опасность миновала, мужчина плавно убрал руку с моего лица, проведя пальцами по губам и подбородку.
  - Дайте мне уйти!
  Я попыталась отодвинуть Доронина. Но руки, будто в стенку уперлись.
  - Уйти ты не можешь. Но если будешь вести себя хорошо, сможешь приятно провести время. А утром я вызову тебе такси.
  - Почему не сейчас? - я все еще пыталась вырваться из объятий хозяина дома. Однако все мои телодвижения выглядели такими двусмысленными, что я прекратила бесполезные попытки.
  Доронин проигнорировал мой вопрос. Он выглянул из комнаты, убедился, что путь открыт.
  - Пойдем.
  Схватив за руку, потащил меня за собой. Мы прошли на кухню.
   Странно, куда делась куча официантов? Здесь должны быть люди. Я подрабатывала как-то в ресторане посудомойкой, знаю, какая суета творится во время проведения торжественных мероприятий. А сколько времени отнимает уборка! Но вместо этого только идеально чистое помещение. Вся посуда перемыта и сложена в сушилки, столы и плита начищены, пол надраен до блеска. Будто и не было никакого банкета.
   Тем временем мы миновали подсобку, холодильную камеру, очередной коридор и стали спускаться в подвальное помещение. Внизу оказался винный погреб. Стеллажи во весь рост и запылившиеся бутылки. Мы подошли к стене. Доронин вытащил бутылку с верхней полки, затем с нижней. Послышался глухой щелчок. К моему удивлению, стена начала поворачиваться, открывая вход в потайную комнату.
  - Я там не останусь!
  - У меня нет времени на споры, - мужчина подтолкнул меня вперед. - Я должен уйти. Веди себя тихо и тогда, возможно, переживешь эту ночь.
  - Вы мне угрожаете? Да что я сделала? - взвизгнула я.
  - Все объяснения потом.
  - Выпустите меня! - я набрала полные легкие воздуха, чтобы закричать, - на по...
  Мой вопль утонул в поцелуе. Я попыталась дернуться, но не смогла. ТАК меня еще никто не целовал. Властно. Требовательно. Страстно. Секунд десять я честно сопротивлялась. Колотила руками по груди Доронина. А потом и сама не заметила, как прильнула к мужчине всем телом. Горячие волны желания топили все разумные доводы. Я плавилась, словно воск.
  О Боги! Если он захочет разок куснуть меня, я, кажется, не буду против.
  Все закончилось так же внезапно, как и началось. Доронин отстранился, а я, как дурочка, потянулась вслед за ним.
  - Веди себя тихо. Я скоро вернусь, - услышала я, натолкнувшись на высокомерный и пренебрежительный взгляд.
  Вот, значит, как! - я оцепенела, - кем он себя возомнил! Да я...
  Но Доронин уже ушел. Винная полка за ним закрылась и плавно встала на свое место. Я в недоумении уставилась на отрезавшую меня от всего мира преграду. Изнутри стена была испещрена странными узорами и надписями. Проход исчез, будто его и не было. Если бы я не вошла через него, то никогда не догадалась, что здесь есть выход. Ни зазора, ни ручки, ни малейшего намека на дверь.
  Я в ловушке!
  Паника стала разрастаться во мне, как ураган.
  Четыре стены, пол, потолок. Окон нет. Единственная дверь открывается снаружи. Никому не придет в голову меня здесь искать. Если даже перевернуть весь дом вверх ногами, то это убежище никто не обнаружит. Для чего я ему? Поразвлечься? Ну, да, сама виновата, что растаяла от одного поцелуя. А вдруг он извращенец? Или маньяк? А если с ним что-нибудь случиться? Кто меня вытащит? Ох, и влипла же я!
  Я не страдала клаустрофобией, но сейчас начинала понимать, каково это - бояться замкнутого пространства. Стены давят. Потолок, кажется, вот-вот опуститься на голову. И воздуха будто маловато.
  - Мамочки! Кто-нибудь, вытащите меня отсюда!
   Я чувствовала, как меня охватывает паника. С этим нужно было что-то делать.
  Надо срочно отвлечься. Подумать о чем-нибудь приятном. Или занять себя делом.
  Как назло, в голову ничего хорошего не приходило. Только собственная гибель, причем в самых разнообразных и красочных вариантах. Тогда я решила, как следует рассмотреть все, что здесь было.
  Чем еще прикажете заниматься? Не спать же?
  Двухместный диван, обитый черной кожей. Солидный стол из темного дерева с множеством ящичков по бокам. Столешница покрыта зеленым сукном. Сверху набор канцелярских принадлежностей, лампа. Кресло с высокой спинкой. Сбоку расположился платяной шкаф, и рядом еще один с полками и отделениями для всякой всячины. У стены напротив стеллажи с книгами.
  Это радует - со скуки не помру.
  Осмотр решила начать со шкафов. За одной из деревянных дверок оказался встроенный холодильник. Я чуть не запрыгала от счастья. Но радоваться оказалось нечему. Еды не было. Только пакеты с красной жидкостью, переложенные сухим льдом.
  Неужели кровь? Зачем Доронину хранить пакеты с кровью в потайной комнате? У него точно не все дома. А вдруг он и вправду, вампир? И все гости тоже. Это объяснило бы опасность, о которой говорил Велимир. Но какие вампиры в двадцать первом веке? Меньше телевизор нужно смотреть. Нет. Должно быть другое объяснение.
  Что ж, это еще один к списку моих вопросов Доронину.
  Я продолжила осмотр. Наткнулась на дюжину костюмов. Несколько пар обуви. Отдельно висели белоснежные сорочки. Еще длинный плащ. Не удержалась, примерила его. Зеркало обнаружила на внутренней дверце шкафа. На моем красном платье черная блестящая ткань смотрелась идеально. Я была похожа на даму с какого-нибудь старинного полотна. Решила не снимать пока. Он хранил на себе запах Велимира, терпкий, с нотками можжевельника, базилика и тимьяна.
  Вспомнила, как близко он был ко мне в той комнате. Его тело, крепкое и сильное, что впечатало меня в стену. Именно там я почувствовала желание дотронуться до широкой груди, запустить руки под рубашку. По телу снова пошла волнительная дрожь. Сладко заныло внизу живота.
  Чего размечталась? - я стряхнула с себя наваждение, - это ведь он запер тебя здесь.
  Я сняла плащ и повесила его обратно. Села на кресло. Воображение тут же представило, что и Велимир, должно быть, частенько работал здесь в одиночестве.
  Нет. Я слишком часто думаю о нем. Лучше сосредоточиться на том, как выбраться отсюда.
  Один за другим стала открывать ящики стола. Верхний оказался заперт на ключ.
  Что там могло быть?
  На столе среди канцелярских принадлежностей обнаружила нож для бумаг. Попыталась вскрыть замок. Взломщик из меня никудышный. Лезвие соскользнуло и чиркнуло по пальцу. Я дернулась от неожиданности. Несколько капель крови упали на пол. Машинально поднесла руку ко рту, зажала губами рану.
  Подумаешь, порез! Мелочь.
  Я продолжила свое занятие. Пришлось попотеть, прежде чем удалось вскрыть замок. Внутри находилась резная шкатулка. Сделана она была из дерева. Поверхность его покрывали замысловатые вензеля, выполненные из белого металла. Только открыть ее оказалось невозможно. Ни петель, ни крышки, ни отверстия для ключа. Монолит.
   Странно! Должно быть что-то. Эта штука определенно как-то открывается.
  Чем дольше я рассматривала коробочку, тем сильнее разгоралось желание узнать, что там спрятано. Устроившись в кресле, я сосредоточенно изучала рисунки на поверхности шкатулки, надеясь найти там подсказку. Так увлеклась, что не услышала шум за спиной.
   - Тебе говорили, что нельзя рыться в чужих вещах?
  От неожиданности чуть не выронила коробку. Несколько раз подкинув ее в руках, все же удержала. Только острым краешком вензеля задела ранку на пальце. Кровь закапала на деревянную поверхность, растекаясь по изогнутым линиям узора.
  В дверях стояла Ксения. Она внимательно рассматривала меня.
  - Я... я, - я пыталась придумать правдоподобное объяснение, но ничего в голову не приходило. Только злость. Меня заперли в каком-то подвале, угрожают, а теперь и обвиняют. - Я хотела уехать. Искала выход. Велимир закрыл меня тут. Что, по-вашему, я должна еще делать?
  - Велимир? - хмыкнула блондинка, - для тебя господин Доронин. Если он оставил тебя здесь, значит, на то имелись веские причины.
  - Мне об этом ничего не известно. Может, вы соизволите объяснить, какого черта тут происходит?
  Внутри шкатулки что-то щелкнуло, видимо, сработал потайной механизм. Крышка медленно съехала в сторону, открывая содержимое. На подставке из черного камня лежал амулет. Иначе эту вещицу не назовешь. Шестигранный диск, на котором выбита звезда, упирающая своими острыми углами в края пластины. Посередине круг с расходящимися в разные стороны лучами. Еще надписи, сделанные на странном языке.
  - Ключ? - Ксения выдохнула с благоговением, - но как ты смогла открыть?
  - Не знаю. Я как раз пыталась сделать это, когда вы вошли. Чуть не уронила. Кажется, испачкала шкатулку.
  Я приподняла коробку, посмотрела на крышку. К моему удивлению, она оказалась чистой.
  - Твоя кровь, - догадалась девушка. Дальше она говорила скорее с собой, рассуждала, - почему сейчас? Я столько лет билась над проблемой! Неужели я ошиблась в выборе? Сколько времени упущено! Нет, этому не бывать.
  Ксения подошла, склонилась надо мной, взявшись руками за обе ручки кресла.
  - Ты еще жива. Потому что ничего не знаешь.
  - Да что ж такое! Почему мне все время угрожают? - возмутилась я, но тут же притихла под пристальным взглядом Ксении.
  Лицо блондинки находилось в нескольких сантиметрах от моего. Огромные глаза цвета медовой патоки с малахитовыми крапинами в обрамлении длинных ресниц, прямой нос, пухлые губы. Любой мужчина влюбился бы без памяти.
  - Сейчас ты не поймешь. Но я обязана это сделать, - сказала Ксения, - прости.
  - Сделать что? - я похолодела.
  Блондинка не ответила. Она пристально посмотрела мне в глаза. Казалось, я открыта перед ней, как настольная книга. А Ксения легко переворачивает страницы моей жизни одну за другой. С ужасом поняла, что не могу пошевелиться. Тело не подчинялось. Расширенными от ужаса глазами я могла только наблюдать, как Ксения сделала надрез на своем запястье. Смочив пальцы в крови, она стала чертить что-то на моем лице и теле. Потом я почувствовала боль. Девушка вонзила зубы в мою шею.
  Передо мной замелькали обрывки воспоминаний. Детство, школа, первый поцелуй, поезд, огромный ночной город в иллюминации, Велимир. События смешались в один клубок, завертелись, превращаясь в яркие узоры калейдоскопа. Прошлое рассыпалось на тысячи кусочков, а затем вновь соединилось. Маленькие фрагменты информации складывались в новые картинки. В них ловко вплетались лишние элементы, которые я никогда не видела ранее.
   Голова гудела от напряжения. Еще немного, и я взорвусь. Так и получилось. Яркий сноп искр ударил по сознанию, вызвав острый приступ мигрени. Затем фейерверк разрозненных картинок стал медленно опадать, исчезая, словно брызги салюта в ночном небе. Как только погасла последняя из светящихся точек, погрузилась во тьму беспамятства и я.
  
  2 глава
  Боль нарастала по мере того, как я приходила в себя. Казалось, что каждая клетка испытывает невыносимые страдания. Лицо горело, колючие осколки впивались в кожу. Я попыталась разлепить глаза. Кровь, стекающая из ссадины на лбу, склеила веки. Пришлось руками содрать засохшие комочки. Первое, что я увидела - снег.
  Как? И это в июле?
  Я огляделась. Вокруг меня только черные камни, припорошенные белыми хлопьями.
  Где я? Может, умерла?
  Превозмогая нахлынувшую тошноту, я попробовала встать. Получилось только на четвереньки.
  Что случилось? Почему такая слабость во всем теле? Откуда раны, кровь?
  Я легла на спину, зажмурилась. Открыла глаза. Ничего не изменилось.
  Это сон. Точно. Все вокруг - мое воображение.
  Поверхность подо мной была чуть теплой. Странно. Это притом, что снег лежит на расстоянии вытянутой руки.
  Как такое может быть?
  Думалось с трудом. Мысли будто обрели форму, стали густыми, тягучими. Они не спешили соединиться в единое целое и донести до меня смысл происходящего. Глаза сами собой закрывались. Тело изнывало, будто от сильной перегрузки, и требовало отдыха.
  Проснулась ночью. Передо мной расстелилось огромное черное небо, усыпанное сверкающими точками звезд. Они были так близко, что, казалось, стоит протянуть руку и можно будет прикоснуться к ним.
  Чувствовала себя намного лучше. Однако все еще была слабой. И желудок возмущенно урчал.
  Сколько времени я не ела? Как долго здесь?
  Я потянулась, зачерпнула рукой снег, положила его в рот. От ужасного металлического привкуса свело скулы. Выплюнула все обратно.
  - Господи, пусть все закончится уже! Очень хочется домой.
  Следующая мысль пронзила током.
  А где он, мой дом?
  С ужасом осознала, что практически ничего не знаю о себе. Несколько обрывочных воспоминаний. Лицо женщины, склоняющейся надо мной. У нее лучистые янтарные глаза и теплая улыбка. Вот, я маленькая бегу к кому-то, распахнув руки. Меня ловят и поднимают высоко в воздух, кружат. Перед глазами все мелькает. Я никак не могу рассмотреть человека, что держит меня. Потом темнота, кто-то не дает дышать, сдавливая в стальных объятиях. Взгляд выхватывает картину с горным пейзажем. Еще странный диск на моей ладони. Он жжет кожу. Я кричу от боли. И еще слова. Я не понимаю смысла, но они льются в мой разум, смешиваясь с сознанием, проникая в кровь.
  Первые лучи небесного светила показались из-за горизонта, освещая вершины скал, укутанных в белоснежные шапки. Я приподнялась. Дыхание захватило от раскинувшейся передо мной картины. Строгие мрачные монументы в ослепительно белом обрамлении. Насколько хватало взгляда, простирались иссиня-черные горы в одеянии из ледяных наростов и сверкающего на солнце снега. А у самых верхушек - окрашенные в розовый цвет облака. Внутри все замерло от потрясающего величия природы.
  Я сделала попытку подняться. К моему удивлению, это легко удалось. Но на этом сюрпризы не закончились. Осмотрела себя. На теле затянулись все ранки и порезы, исчезли синяки и ссадины, что я заметила при первом пробуждении.
  Как это возможно? А, может, их не было? Воображение разыгралось? Нет.
  Следы крови напоминали о ранах. Платье порвано. Во многих местах на ткани обугленные следы от ожогов.
  Да что же это? Ни одного разумного объяснения. Может, временная амнезия? Со мной явно что-то случилось. Скорее всего, мозг отключил ненужные воспоминания. Что же делать? Где я?
  Решила прогуляться, а заодно и осмотреть тут все. Как оказалось, я очутилась на вершине огромной скалы, прихотью природы выполненной не остроконечным пиком, а плоским плато. Отвесные стены терялись в клубящихся ниже облаках. Высота запредельная.
  Встала на четвереньки, чтобы рассмотреть, есть ли хоть малейшая надежда спуститься. Слишком гладкие стены, крутой спуск и ни одного выступа. Меня замутило. Я покачнулась и едва удержала равновесие. Пропасть будто ждала свою жертву.
   - Нет!
  Я отползла на безопасное расстояние.
  Не паниковать! Должен быть выход. Как-то же я попала сюда?
  Села, подтянула колени к подбородку, обхватила их руками. Нервному потрясению требовался выход. И я знала лишь один способ справиться с ним. Запела первое, что в голову пришло:
  
  Без тебя мой удел - одиночество.
  Пусть, как раньше, мне ветер шепчет мотив.
  Лишь с тобой до вершин взлететь хочется.
  Без тебя - камнем в пропасть, крылья сложив...
  
  Чем дольше тянулось время, тем быстрее улетучивалась моя надежда на спасение. Строчки, что возникали в голове, складывались в стихи, их сопровождали различные мелодии, будто я знала их все. Голос отдавался эхом, разносясь по всей округе. С соседней вершины даже скатилась небольшая лавина, унося с собой огромные глыбы снега.
  Солнце медленно клонилось к закату. Стоя на краю скалы, я неотрывно следила за небесным светилом. Горизонт и молочно-белые горы окрасились в багряный цвет.
  В небе мелькнула тень. Это пролетела огромная птица. Я видела лишь ее контур на снегу. Улыбнулась. Только получилась, наверное, горькая гримаса.
   Жаль, что у меня нет крыльев.
  Раскинула руки в стороны. В голове возникла шальная мысль:
  Всего один шаг. Один-единственный шаг навстречу свободе.
  Слова сами сорвались с губ:
  "Надо мною тишина, небо полное дождя.
  Дождь проходит сквозь меня, но боли больше нет"...
  Я закрыла глаза и... шагнула в пустоту. В стремительном падении перехватило дыхание. Я превратилась в сжатую пружину. От нахлынувшего адреналина потемнело в глазах.
  Нет. Не хочу. Зачем я это сделала?
  Ужас от неизбежности происходящего разрастался во мне вместе с истошным криком. Еще несколько секунд и... все!
  Пожалуйста! Не надо! Помогите!
  Кажется, последние слова я прокричала, срываясь на визг.
  Что-то острое впилось в плечи. Тело дернулось, зависнув в воздухе. Я уже не падала. Посмотрев наверх, увидела лишь чешуйчатую кожу огромного животного. По бокам плавно опускались и поднимались крылья. Мощные лапы цепко держали меня. Странная птица летела на плато.
   Спасение? Или просто чудо?
  Зависнув над скалой, птица разжала лапы. Я плюхнулась на камни.
   Блин, пара синяков обеспечена.
  - Эй! Нельзя ли осторожнее. Не дрова ведь, - крикнула я птице.
  Ага, так она меня и поняла.
  Крылатая махина сделала круг над горой и приземлилась неподалеку.
   Охренеть!
  Я протерла глаза руками, чтобы убедиться, что мне не привиделось.
  - Что ты такое?
  Нет, я точно сплю. Разве может все происходить на самом деле?
  Я сделала пару шагов вперед. Мое удивление и любопытство заставили забыть не только об осторожности, но и о том, что едва не погибла, причем по своей же глупости. То, что "птичка" может быть опасной, мне даже в голову не пришло. Приблизившись к своему спасителю, я протянула руку и провела по перепончатой коже.
  Дракон? Не может быть! Настоящий, живой дракон. В голове не укладывается.
  Вот откуда я знаю, что вижу это первый раз? Может, драконы вполне обычные домашние звери.
  Меня пробил истерический смех. Я еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться во весь голос.
  Судя по всему, "птичке" не понравилось мое веселье. Она фыркнула и отодвинулась.
  - Извини, - я хихикнула, - ты тут ни при чем. Это нервное. Я ведь только не погибла. Где ж ты раньше был? Надеюсь, ты спас меня не для того, чтоб поджарить и съесть?
  Дракон склонил голову набок. Казалось, он внимательно слушал. На последней фразе зверь снова фыркнул. Из ноздрей повалил пар.
  Могу поклясться, дракон дразнил меня.
  - Эй! Ты издеваешься?
  Дракон снова выпустил пар, будто огромный паровоз перед отправкой.
  - Да, я тебе... Я...
  В голове отчаянно перебирала варианты того, что могла сделать дракону, чтобы поставить на место
   - Я тебе усы надеру. Вот.
  Черные глаза зверя сверкнули озорным блеском.
  - Не веришь?
  Я подбежала к дракону почти вплотную. Встав на носочки, ухватилась обеими руками за длинные усы, торчащие по бокам клыкастой пасти. Притянула к себе. Огромная морда оказалась в опасной близости. Черные глаза с янтарной окантовкой буравили насквозь.
  - Спасибо!
  Я прижалась к дракону щекой, погладила по чешуйчатой коже. На ощупь она оказалась теплой и немного шершавой.
   И вот нисколечко нестрашный! Скорее, удивительный и редкий.
  На суровой морде зверя, призванной нагонять только ужас и страх, отразилось недоумение. Могу поклясться, но надбровная дуга сместилась наверх, выражая изумление. Трогательное зрелище.
  Зверь отодвинулся, лег на камни, голову положил на крыло. Взглядом он гипнотизировал меня, будто выжидая, что я буду делать дальше.
  Я подошла к дракону, села рядом. От его тела несло жаром. Придвинулась ближе.
  Надеюсь, он не будет против, если я немного погреюсь? Странно. Только сейчас поняла, что за время, проведенное на скале, я не почувствовала холода. А ведь на такой высоте в горах я должны была замерзнуть. У меня не было объяснений этому. Да и волновало меня сейчас совсем другое.
  - Хорошо тебе, дракончик, - обратилась я к своему молчаливому собеседнику, - это, наверное, твой дом. У тебя есть крылья. Можешь запросто улететь, куда вздумается. А я сейчас мечтаю о плотном ужине, горячей ванне и мягкой постели.
  Я с надеждой посмотрела на зверя, но он продолжал лежать в той же позе.
   - Хочешь, спою тебе?
  Дракон не отреагировал, ни чешуйки не дрогнуло.
  - Даже если не хочешь, все равно это сделаю.
  Я затянула первое, что пришло в голову:
  "Задумывая черные дела,
  на небе ухмыляется луна..."
  На этот раз в моем репертуаре звучали грустные песни. А что? Дракону все равно, а у меня на душе и так несладко. Усталость и сон сморили меня довольно скоро. Хоть в этом дракоше повезло. Не пришлось всю ночь депрессняк слушать. Уже проваливаясь в сон, почувствовала, как стало тепло, словно кто-то заботливо укрыл меня одеялом.
  Во сне видела мужчину. Красивого, но очень опасного. Его презрительный, насмешливый взгляд выбивал из колеи. Будто он был уверен в своей власти надо мной. Казалось, человек видит меня изнутри. Все мои тайные мысли, желания, страхи для него как на ладони. Я пытаюсь убежать, но он везде следует за мной, предугадывая каждый шаг.
  
  3 глава
  Проснулась резко, в холодном поту. С полчаса лежала с закрытыми глазами. Наконец, смогла взять себя в руки. Это всего лишь плохой сон.
  На удивление, чувствовала себя отдохнувшей. Я сразу не поняла в чем подвох. Осознание пришло не сразу. Зато потом подскочила, как ужаленная. Огляделась.
  Я сидела на огромной кровати. Постельное белье из грубого льна, шерстяное тканое покрывало. Далее, взгляд переместился на комнату. Каменные стены, сложенные из гладко обтесанных глыб. Камин, занимающий большую часть помещения. В нем потрескивали поленья, наполняя воздух запахом горелой древесины. Деревянный стол, пара стульев с высокими спинками, шкаф.
   Где я? Каким образом попала сюда?
  Подняла покрывало, осмотрела себя.
   Слава богам! Я спала в одежде.
  Слезла с кровати. От любопытства и накопившихся вопросов раздирало на части.
   Неужели дракон перенес меня сюда? Невероятно! Если так, то он понимал все, о чем я говорила. А если не он? Тогда кто? Зачем я здесь? Что-то странная намечается тенденция - просыпаться в незнакомых местах. Первый вопрос на повестке дня: где я?
  Из окна, расположенного в восточной части комнаты, открывался великолепный вид на черные скалы. Они были подобны той, на которой я оказалась.
  Единственная дверь была заперта снаружи. Я попыталась ее открыть, даже попинала пару раз, но результата эти действия не принесли.
  На столике у кровати обнаружила поднос с едой. Сыр, фрукты, домашний хлеб, кувшин молока.
   Как же я сразу не заметила!
  С жадностью стала поглощать еду. Подобрала все до крошки. Могла поклясться, что ничего вкуснее в жизни не пробовала. На сытый желудок мое положение уже не казалось таким катастрофичным, как раньше. Скорее необычным.
  Хм, а здесь что?
  Я обратила внимание, что прямо за кроватью, находилось еще одно помещение. Вход был искусно задрапирован холщовыми занавесями. Понятно, почему сразу не обратила внимание. На окне висели точно такие шторы.
  Пройдя через арку, я оказалась в купальне. В центре стояла огромная лохань с водой. По стенам - скамеечки. На них заботливо разложены чистые полотенца. На специальной подставке рядом с прародительницей ванны - деревянный ковш, мочалка и кусок мыла.
   Похоже, бог услышал мои молитвы, - решила я, - а, может, он тут ни при чем? Вчера, перед тем как заснуть, я сказала дракону, что мечтаю о сытном ужине, теплой постели и горячей ванной. Пожалуйста, вот оно! Может, этот дракон исполняет желания? Надо было просить больше.
  Я скинула одежду и залезла в ванну. Вода была еле теплой, но для меня все равно это показалось райским удовольствием. С особым рвением я намыливала тело, волосы, пытаясь смыть все, что "налипло" за последние часы. Пятна крови, грязь, пыль. Я с остервенением терла себя мочалкой, избавляясь от всех страхов и неприятностей, которые будто пропитали кожу.
  Довольная, раскрасневшаяся, чистая, я вылезла из лохани и завернулась в простыню. Одежда, что я бросила на полу, исчезла. В комнате на кровати лежало платье старинного покроя, а на полу - полусапожки из светлой кожи. Я выругалась вслух.
   Спрашивается, кто заходил в комнату, пока я купалась? Куда делось мое платье?
  Выбора мне не оставили.
   Не ходить же в простыне!
  Она впитала влагу, намокла и облегала все мои худосочные формы самым бессовестным образом. Я схватила платье, вернулась в ванную комнату и оделась. Сооружение из хлопка и кружев светло-голубого цвета сидело на мне мешком. Лиф тоскливо обвисал, намекая, что в этом месте все должно быть более сочным. Свободный покрой скрывал недостаток объема в бедрах. Только благодаря широкому поясу, который повязала чуть выше талии, я скрыла видимые недостатки.
  Как и в случае с Ленкиным платьем, широкий пояс - спасение для моей фигуры.
  В ванной на стене висело потрескавшееся от времени зеркало. В отражении, я увидела странное существо в средневековом платье, с каштановыми волосами, свисающими мокрыми сосульками.
  Я услышала, как со скрежетом повернулся замок. Тяжелые шаги пересекли комнату и затихли у входа в ванную. Кто бы там ни был, я хотела разобраться.
   Почему я проснулась в незнакомом месте? Куда забрали мою одежду и, вообще, что происходит? И где, в конце концов, мое нижнее белье?
  Я решительно направилась навстречу неизвестности. Со всего маху врезалась в мужчину, стоящего слишком близко к выходу. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга.
  Мой гнев и раздражение улетучивались, сменяясь удивлением и даже восхищением. Высокий смуглый незнакомец был худощав. Однако даже угольно-черный камзол не мог скрыть мускулистое тело. Темные волосы средней длины затянуты в хвост. Несколько прядей все же выбились из прически, придавая мужчине толику озорства и небрежности. Глубокие почти черные глаза, нос с горбинкой, четко очерченный овал губ. Пришла шальная мысль провести по их контуру языком, чтобы почувствовать вкус.
  Тьфу ты! Что за глупости лезут в голову?
  - Кто вы такой?
  Я попыталась отодвинуть от себя мужчину, но безрезультатно. Потерпев неудачу, сама обошла препятствие. К кровати подойти не решилась. Мало ли, еще поймет как-нибудь не так. Встала у окна. Скрестив руки на груди, постаралась придать лицу серьезное выражение.
  - Вы можете объяснить мне, куда я попала? Чей это дом? И что здесь происходит?
  Молодой человек молчал, сверля меня взглядом. Невозмутимое лицо не отражало никаких эмоций. Я даже растерялась.
   - Может, не понимает? Немой? А вдруг глухой? Надеюсь, нет, - пробормотала я себе под нос, затем предприняла еще одну попытку, - я была бы благодарна, если б вы помогли мне. Почему вы молчите?
  - Приветствую вас, эсте*, - ответил, наконец, мужчина, - возможно, вы не из этих мест и не знаете законов. Но у нас женщина не имеет права первой заговаривать с мужчиной. Тем более, если это незнакомый ей человек.
  - Но я...
  - Не перебивайте. Я дал вам закончить. Теперь и меня выслушайте. Отвечу на ваши вопросы по порядку. Я - вейр* Ксавьерисандос Берратокс, лорд Сертейских земель. Этот дом построен для стража, который оберегает границу нашего государства. Принадлежит мне. Если быть точным, моему отцу Денометрикосу Берратоксу. Я прибыл лично, потому что здесь была зафиксирована вспышка аномали.
  Уже после того, как услышала непроизносимое имя мужчины, я перестала улавливать смысл.
  - Если сообщите мне, откуда вы к нам приехали, то обещаю, сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь.
  - Я?
  О! Ну, за что мне это? Я же не помню ничего.
   - Не я же!
  - Я не помню, где мой дом.
  - Не помните? Странно. Ну, хоть имя свое знаете?
  - Мали, кажется.
  Как только я попыталась вспомнить что-либо о себе, голову будто стянули сыромятным ремнем. Мысли спутались, причиняя физическую боль. Я охнула от спазма, сдавившего виски. Закрыв лицо руками, прислонилась к подоконнику.
  - Вам плохо?
  Молодой человек подлетел ко мне. Хотел дотронуться, поддержать, но передумал.
  - Эсте Мали, что случилось?
  - Стоит мне подумать о своем прошлом, как происходит это. Мне нужно прилечь. Сейчас все пройдет. Главное, не вспоминать.
  Чем больше себе говоришь не делать что-то, тем чаще мозг возвращается к этой мысли.
  Я сделала шаг к кровати. От нового приступа подкосились ноги. В последний момент почувствовала, как меня подхватили сильные руки и бережно перенесли на кровать. Спустя минуту мне на голову водрузили влажное полотенце.
  - Спасибо, - пролепетала я.
  Приятно, когда так заботятся.
  - Расскажите мне что-нибудь, попросил молодой человек.
   Что рассказать-то? О!..
   Вспомнился вчерашний вечер.
  - Вы не представляете, я познакомилась с настоящим драконом! - затараторила я, чувствуя, как боль постепенно отступает. - Уму непостижимо. Я видела его собственными глазами, даже спала рядом. А проснулась уже здесь. Возможно ли, что он перенес меня сюда?
  - Я.
  - Что я?
  - Перенес тебя сюда.
  До меня медленно доходил смысл сказанного. Получается, что мужчина умеет летать? А дракон? Или он и есть тот самый зверь? Бред. Люди-драконы?
  - Так, вы тот черный дракончик? - уточнила я на всякий случай, уже гадая, как скоро он усомнится в моих умственных способностях.
  Молодой человек кивнул. Я посмотрела на него, как на сумасшедшего и расхохоталась.
  - Вы? Не верю. Чем докажете?
  - Не собираюсь ничего доказывать. Я дракон. Вы что с Петит* свалились?
  - Что такое Петит?
  Мне не ответили. Только недовольно хмыкнули, всем своим видом показывая, что кто-то здесь явно не в себе, раз не знает элементарного.
  Новость, что красавчик и зверь одно целое, пробудила мое любопытство. Я попробовала подняться. Все как рукой сняло. Чувствовала себя превосходно.
   - Рад, что вам уже лучше, - учтивым тоном заметил мужчина, - возможно, вам стоит отдохнуть?
  - Не-а. Все в порядке. Вот, убедились?
  Я встала и покружилась.
  - Все прошло!
  - Пойдемте...
  - Куда?
  - Хотите увидеть дракона?
  - Еще как хочу! Чего ж мы ждем?
  За дверью небольшой коридор заканчивался крутой лестницей. Мой новый знакомый ловко спускался по ступенькам. Я же еле поспевала за ним.
  Хоть бы руку подал. Как в постель уложить - пожалуйста. А если упаду и ноги переломаю?
  На стенах через каждые десять метров висели факелы. Если бы не они, я давно споткнулась и скатилась кубарем вниз.
  Спустившись, мы попали в огромную круглую залу. Арочные окна пропускали солнечный свет со всех сторон. Кроме длинного стола у стены да двух рядов лавок, никакой мебели не было. Своды потолка уходили так высоко, что захватывало дух. Под самой крышей гулял ветер.
  - Смотри!
  На моих глазах мужчина превратился в дракона. Если бы сама не видела, не поверила.
  Зверь сверлил меня взглядом, будто ожидая моей реакции.
  - Это потрясающе! - восхитилась я, - и ты можешь извергать пламя?
  Дракон повернулся, царапнув пол острым шипом, который находился на хвосте, сделал несколько шагов ко мне. Я остолбенела.
  Неужели сожжет меня?
  Но нет. Сзади располагался огромный камин. Стоя к нему спиной, я его не увидела. Дракон выпустил струю пламени, зажег очаг. Меня слегка зацепило снопом взметнувшихся искр.
  - Эй! Осторожней!
  Я похлопала по платью. Ткань начинала тлеть в тех местах, куда попали огненные брызги. Дракон принял человеческий облик, подбежал ко мне. Крепкие руки прошлись по спине и ягодицам.
  Вот хам!
  - Ты чего руки распускаешь?
  Я хотела оттолкнуть его, но в этот момент молодой человек наклонился. Удар локтем пришелся прямо в глаз.
  - Ой! Простите.
  По лицу мужчины прошла волна ярости. Черные глаза сверкнули огненными всполохами, губы плотно сжались. Очевидно, он еле сдерживался, чтобы не разорвать меня.
  - Пожалуйста. Я не специально. Дайте посмотрю.
  Я приблизилась к дракону, встала на цыпочки, разглядывая покрасневший глаз.
  - Больно?
  Я чуть дотронулась до кожи, провела пальцами по щеке от виска к носу.
  Мужчина вздрогнул от прикосновения. Его взгляд по-прежнему был сосредоточен на мне, но уже не такой яростный. Казалось, он посветлел даже. Вот и янтарная окантовка у внешнего края зрачков проступила. Хороший признак, наверное.
  - Все нормально, - ответил, наконец, дракон.
  - Слушай, извини еще раз. Но ты сам виноват. Нечего меня щупать было.
  - Твоя одежда дымилась. Я тушил. Иначе вспыхнула бы, как факел.
  - А не вы ли и подожгли ее?
  - А кто меня просил показать?
  - Ладно, - осадила я. Отступив на два шага назад, сказала, - мы оба виноваты. Я прощу вас, если вы извинитесь и позволите полетать на драконе.
  Дракон чуть не "оглох". На его лице сложно было прочитать эмоции, но сейчас он не следил за собой. Возмущение, гнев и даже восхищение сменялись одно за другим. В конце концов, мужчина не выдержал и расхохотался.
  - Эсте, вы не представляете, сколько наших законов нарушили. Как минимум трижды вас бы уже повесили, дали десять плетей, и посадили на неделю в клетку на площади, чтобы каждый мог кинуть камень. А вы еще требуете, чтобы Я извинялся?
  - Думаю, с меня хватило бы и первого повешения, - пробормотала я.
  Кем он себя возомнил? Сначала спас, потом притащил в какую-то башню бог весть какого века постройки, всю облапил, да еще и угрожает убить. Кстати, не он ли утащил мои вещи?
  - Послушайте, как там вас...
  - Вейр Ксавьерисандос.
  - Послушайте, Ксавьер, - я нарочно сократила его имя до выговариваемого более-менее человеческого, - если собираетесь убить меня, нечего было спасать.
  - Я не хочу вашей смерти, эсте, - ответил мужчина.
  - Тогда нечего угрожать. Я действительно ничего не помню о себе. Но это не заставит меня молчать.
  - Неужели? Что ж, нелегко вам придется. Я подумаю над просьбой, если вы тоже сделаете для меня кое-что. Вы все-таки ударили меня. Теперь дня три не смогу появиться на людях.
  - Всего-то. А я думала неделю, - хмыкнула я, - и что нужно?
  - Спойте для меня. Только что-нибудь не такое грустное, как ночью.
   - Что же спеть? - я задумалась, перебирая в уме варианты песен.
  Тут пришла в голову одна идейка. Я набрала полную грудь воздуха и запела:
  
  "Вот волею судьбы свои считаю часы.
  Тень надо мной, как порождение тьмы.
  Всего один шаг, смерть перевесит весы,
  Но время попрошу я взаймы.
  И я не горю желаньем лезть в чужой монастырь,
  Я видела жизнь без прикрас.
  Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
  пусть лучше он прогнется под нас"...
  
  С каждым словом лицо Ксавьера светлело, будто наполняясь энергией. Глаза из угольно-черных стали медово-зелеными. Это было необычно, притягательно. Вдобавок, в них читалось неподдельное восхищение. На меня никто так не смотрел.
  - Еще, - прошептал он, как только я замолкла.
  И я спела ему несколько современных песенок, потом парочку старых, определяя, какие больше понравятся. Он внимательно слушал слова. Хмурился, когда не понимал смысла некоторых выражений, или улыбался, если текст затрагивал нечто близкое ему, знакомое. Такого благодарного слушателя я не встречала.
  - Теперь ваша очередь исполнить мое желание, - сказала я, закончив петь.
  - Все что угодно, птичка.
  Ксавьер отошел на безопасное расстояние, перекинулся в дракона. Я забралась по крылу на спину, села верхом, устроившись между двумя крупными гребнями. Не забыла помянуть недобрым словом того, кто оставил меня без нижнего белья. Хорошо, что хоть платье служило надежной защитой.
  От чего? От меня самой.
  - Только не урони, - попросила я, обнимая зверя за шею.
  Дракон взмахнул крыльями, и мы взмыли под потолок. Стало понятно, почему в зале было столько места, а под крышей располагались огромные окна без стекол.
  Как же я сразу не догадалась, что башня построена с учетом особенностей ее хозяев.
  Вылетев на свободу, Ксавьер понесся над горами. Поначалу, сердце уходило в пятки от каждого движения. Я визжала, когда дракон делал вираж, снижаясь или поднимаясь на немыслимую высоту. Однако постепенно смогла отвлечься от страхов. Внизу открывались виды, от которых захватывало дух.
  Горные вершины, покрытые снегом. Верхушки высоченных деревьев, вздымающихся к самым облакам, которые мы едва не задевали. Зеркальные полотна рек и озер в обрамлении темно-синих камней и яркой зелени. Мир лежал как на ладони. Удивительно величественный и красивый.
  Мы сделали несколько кругов над долиной, окруженной со всех сторон горами. Потом обогнули самую высокую черную скалу и помчались назад. К башне подлетали с западной стороны. Солнце светило в спину, лаская своими теплыми лучами шапки облаков, проплывающих над шпилем башни. Что-то знакомое показалось в этом пейзаже, но что именно я понять не смогла.
  Дракон плавно опустился в зале. С легким сожалением слезла со спины зверя. Когда я в страхе прижималась к дракону всем телом, то чувствовала биение его сердца. Оно сильно стучало в самом начале полета, будто переживая за меня. Зато потом ритм стал равномерным и спокойным. Я поймала себя на мысли, что хотела прижаться к груди Ксавьера, чтобы услышать, как будет биться сердце в человеческом облике.
  - Как вам прогулка? - спросил Ксавьер.
  Не успела я и глазом моргнуть, как дракон принял человеческий облик. Настолько стремительно происходило перевоплощение, что я не могла уловить момент перехода. Еще секунду назад был огромный черный зверь, а спустя мгновение - мужчина.
  - Отлично! Как вы, должно быть, счастливы, что можете летать. Чувство полета заставляет душу петь.
  - Вы так восторженно говорите, эсте, - грустно ответил молодой человек, - я уж и позабыл, каково это.
  - А вы всегда умели... ну, обращаться в дракона?
  - Нет. До двадцати лет и не надеялся, что смогу обернуться. С самого детства на это способны только чистокровные. Я дракон лишь наполовину.
  - А как это происходит? Я не смогла заметить тот момент, когда вместо человека появляется зверь.
  - В первый раз я полдня пробыл с чешуйчатыми лапами и хвостом. Из комнаты не мог выйти. Особенно долго прорезались крылья. Но сейчас все получается естественно. Для человеческого взгляда изменения кажутся мгновенными, но настоящий дракон видит весь процесс. Чем старше мы становимся, тем быстрее можем менять форму.
  - Одного не пойму, - я нахмурилась, - вы же сейчас в одежде. Но у самого дракона я ни штанов, ни камзола не видела, и обратно вы появились в одежде.
  - Да. Верно подмечено, - на лице Ксавьера заиграла озорная улыбка, - это всего лишь родовая магия. Но если вам так любопытно...
  - Нет! - перебила я. Щеки медленно наливались румянцем, - не надо без одежды.
  На самом деле, в голове так и вертелись мысли об этом. Воображение разыгралось не на шутку. Вот только не стоит влюбляться. Он слишком красив, самоуверен и ... он дракон! Хотя последнее абсолютно не смущало, наоборот, притягивало.
  - А во сколько здесь ужин? - я сменила тему. После длительной прогулки аппетит разыгрался не на шутку.
  - О!
  Вопрос явно застал хозяина дома врасплох.
  - Я все устрою. Эта пограничная башня. Здесь бывают только стражи, да тарлинги, - Ксавьер будто оправдывался, - придется лететь в ближайшую деревню. Это займет около часа.
  - Кто такие тарлинги?
  - А вы с ними еще не познакомились? - удивился дракон, - их же тут пруд пруди. Вечно под ногами мешаются.
  - Не видела никого.
  - Странно. Вы им понравились. Поднимитесь наверх, они приготовили ванну.
  - Откуда вы знаете?
  - Я слышу их топанье и возню.
  - Это домашние животные?
  - Не совсем. И не стоит их бояться. Они, конечно, надоедливые, но могут быть весьма полезными. Мы позволяем им селиться в пустующих башнях, а они за это следят за порядком.
  - С чего вы решили, что я им понравилась?
  - Ну, они даже мне не готовили ванну. Ваше пение покорило, и не только их, - на последнем слове Ксавьер многозначительно посмотрел на меня.
  - Надо же! У меня появились поклонники, - усмехнулась я.
  Дракон хотел что-то сказать, но передумал. Перекинувшись, он взмыл под потолок, и улетел. Вспомнив, что Ксавьер говорил про ванну, я направилась к лестнице. Подниматься оказалось не менее сложно, чем спускаться. Кое-где ступеньки были полуразрушены, имелись трещины и выбоины. Пришлось снять со стены один из горящих факелов, чтобы не споткнуться в полумраке.
  Моя комната сверкала. Кровать была тщательно заправлена, полы начищены. Ни пылинки, ни соринки. Похоже, тарлинги потрудились на славу.
  Я проследовала в ванную комнату. Лохань наполнена чистой водой. Над поверхностью клубится пар. Значит, вода еще горячая.
  Странно. Ксавьер сказал, что дом кишит тарлингами. Почему же они прячутся? Очень хочется на них посмотреть. Но сначала - ванна.
  Я скинула платье, с наслаждением погрузилась в воду. Теперь я не спешила. Это настоящее удовольствие - понежиться в горячей ванне.
  Каждая клетка тела ликовала. Банные процедуры приносили массу приятных ощущений. Еще немного и я замурчу от удовольствия. В моем случае эмоции часто находят выход через пение. А кто хоть раз не напевал какую-нибудь приятную мелодию в душе? Я постоянно это делала. Наверное. Сейчас тоже захотелось спеть веселую песенку. Что и сделала.
  Краем глаза заметила движение. Но это не Ксавьер.
  Такой наглости я бы ему не простила.
  Нет. Кто-то маленький копошился у стены, прячась под лавочку. Легкое повизгивание, шорохи, возня не оставили сомнения.
  Тарлинги!
  Так хотелось рассмотреть, но я опасалась их спугнуть. Решила спеть им еще что-нибудь, чтобы усыпить бдительность. Детские песенки, озорные, веселые, должны были им понравиться. Что и получилось.
  "В каждом маленьком ребенке..." заставила тарлингов вылезти из-под лавки. Топанье маленьких ножек по полу убедило в этом. Ну а "Губки бантиком, бровки домиком..." и вовсе покорили. Я тихонько развернулась в лохани и посмотрела вниз.
  Тарлинги оказались милыми и забавными пушистиками. Внешне они напоминали суррикатов, только мех более длинный, с серебристым отливом. Ушки треугольной формы с загнутыми вниз кончиками торчали по обе стороны от умилительной мордашки. Складочки на щечках, овальные глазки в обрамлении серебристых ресниц и подвижная мимика придавали им милого очарования. Я не смогла сдержать улыбки.
  Зверьков было около десяти. Из-за того, что они постоянно двигались, я все время путалась и не могла сосчитать правильно. Они пританцовывали, задирали друг дружку, строя при этом смешные рожицы. В конце концов, я не выдержала и расхохоталась. Тарлинги на секунду замерли, уставившись на меня изумленными взглядами, а потом бросились прятаться под лавку.
  - Эй! Не бойтесь, - я попыталась успокоить зверьков. - Я не причиню вам вреда. Если хотите, спою еще. Только из ванны вылезу. Это ведь вы утащили мою одежду?
  Тарлинги осторожно высунули мордашки из укрытия и вопросительно уставились на меня.
  - Привет, я Мали. Должна сказать вам спасибо. Обожаю принимать горячую ванну. А комната - загляденье. Не знаете, случайно, кто так мастерски убрался в ней?
  Немного благодарности, чуточку лести и зверьки покорены. На мордашках выражение радости. Видно, нечасто их хвалили. Я решила продолжить. Очень хотелось вернуть свои вещи.
  - У меня предложение: вы мне отдаете платье, а я еще разок спою для вас те песенки. Они ведь вам понравились?
  Тарлинги согласно закивали. Рты приоткрылись в полуулыбке, они ждали выступления. Вот только одежду нести не торопились.
  - Платье. Вы меня понимаете? Верните мне его. И еще белье. Не могу же я ходить голой, когда сверху всего один кусок ткани!
  На последней фразе в дверях кто-то охнул и закашлялся.
  Ксавьер! Как он подкрался так тихо? Ну, я ему сейчас задам! Это выходит за рамки приличий.
  Я потянулась, схватила простынь. Затем поднялась из воды и обернулась материей. Зверьки, услышав посторонние звуки, кинулись врассыпную. Выражение паники на их лицах могло позабавить, только не в этот раз. Ксавьер, наверное, хотел сбежать. Он уже был у двери, когда я возникла на пороге ванной.
  - Вы что себе позволяете?
  Мой окрик заставил его остановиться.
  - То есть я не должна заговаривать с мужчиной первой. А вы запросто вваливаетесь к девушкам, когда они раздеты?
  Далее вырвалось крепкое словцо. Я тут же покраснела, тем более, когда Ксавьер удивленно посмотрел на меня.
  - Приличные девушки не должны знать такие слова.
  - Что-о? Это я-то неприличная? Да как вы смеете!
  Я схватило первое, что попало под руку, и запустила в дракона. Тут же пожалела об этом. "Что попало" оказалось подносом с ужином. Теперь остатки похлебки растеклись по камзолу мужчины, а листья салата, фрукты и орешки устилали пол.
  Ксавьер взревел от злости. В мгновение ока я оказалась прижата к стене. Крепкие пальцы сдавили горло, не давая дышать. В голове промелькнуло узнавание. Схожесть ситуации. Но как только я об этом подумала, боль пронзила насквозь. Я закричала, но изо рта вырвался только хрип. Коленки подогнулись. Я почувствовала, как медленно сползаю вниз.
  - Эй!
  Увесистый шлепок по щеке привел в чувство. Ксавьер по-прежнему держал меня в тисках, но немного ослабил пальцы. Наверное, не хотел все же, чтобы я задохнулась.
  - Никогда больше так не делайте, - процедил дракон сквозь зубы, - не представляете, чего стоило сдержаться и не убить вас.
  Черные глаза метали молнии, ярость просто зашкаливала. Но я также видела, как в его волосах застряли комочки крупы, над бровью прилипла веточка вареной зелени, да еще отвратительный запах.
  Неужели он хотел накормить меня подобной гадостью? Правильно сделала, что вылила эту дрянь ему на голову.
  Я нервно хихикнула. Грозное выражение лица никак не вязалось с внешним обликом. Я даже закусила губу, чтобы не расхохотаться во весь голос.
  - Смеешься? - Ксавьер позеленел от злости.
  Пальцы на моей шее удлинились, вонзившись в кожу. А тело дракона стало меняться. Черная чешуя проступала на теле, превращая его в зверя. Ксавьер отшатнулся. Когтистая лапа соскользнула, оставив длинный кровавый порез. Ноготь легко вспорол простыню, которой я была укутана. В одну секунду предстала перед мужчиной, в чем мать родила.
  Завизжав так, что заложило уши, я помчалась в ванную. Тарлинги, столпившиеся у арки, бросились врассыпную. Об одного из них я споткнулась и полетела на пол. Рукой успела зацепиться за штору. Только петли, на которых она держалась, порвались одна за другой. Вся конструкция, вместе с багетом, накрыла меня сверху.
  - Эсте Мали, вы в порядке? - Ксавьер подбежал ко мне.
  Он вытащил металлический прут, на котором держалась ткань, отбросил его в сторону. Затем коснулся моего плеча, легонько толкнул.
  - Не смейте до меня дотрагиваться! - взвизгнула я.
  Схватив край шторы, что накрыла меня, как покрывало, натянула его до подбородка.
  - Простите, - Ксавьер потянулся к моей шее, - у вас кровь. Я не хотел.
  Вот уж точно не собиралась подпускать его к себе. Он же чуть не придушил меня. Я дернулась назад, пытаясь отстраниться от мужчины. Подо мной кто-то жалобно пискнул.
  - О, нет! - я подскочила на месте.
  На полу лежал тарлинг. Он тяжело дышал. Глазки закрыты, ушки поникли, из полуоткрытого рта торчит кончик языка. Правая лапка подрагивает.
  - Что с ним? Он же не...
  Мне стало так жалко бедное животное, что я готова была разреветься. Дракон опустился на колени у тела тарлинга, осмотрел его. Затем положил свою руку ему на брюшко. Прислушался.
  - Жить будет. Испугался сильно, потерял сознание. Но это даже лучше. Нужно вправить лапку. Держите его, - приказал Ксавьер.
  Я положила одну руку тарлингу на голову, другой захватила ножки. Дракон осторожно взялся за больную конечность животного. Придерживая одной рукой лапку у предплечья, он резким движением вставил сустав на место. Тарлинг очнулся. Увидев нас, он вытаращил глаза, запищал и стал рваться на свободу. Я не смогла удержать вырывающийся комок шерсти. Ксавьер же взял зверька на руки, накрыл ладонью его голову, постоял так несколько минут.
  С удивлением я смотрела, как постепенно тарлинг успокоился. Глазки затуманились, тело расслабленно обмякло, пушистик заснул. Ксавьер отнес его в комнату, бережно положил на кровать, накрыл одеялом. Дракон выглядел таким добрым и заботливым. Я невольно залюбовалась им, позабыв о том, что недавно он чуть не угробил меня. Не успела опомниться, как увидела, что Ксавьер направляется ко мне.
  Надеюсь, он не собирался применять ко мне то же трюк, что и к тарлингу?
  Дракон подошел, присел на корточки, схватил край ткани и потянул к себе. Я впилась в льняную материю намертво.
  Уж точно не собиралась снова щеголять перед ним голышом.
  - Нужно осмотреть рану. Покажите мне.
  - Вы и так достаточно видели, - огрызнулась я, - ничего, само заживет.
  - Я хочу помочь.
  - Не нужно! Сначала убить хотите, а потом доктора Айболита из себя корчите!
  - Кого?
  - Не знаю.
  Я отвернулась, давая понять, что не желаю разговаривать.
  - Так и будете тут сидеть? - поинтересовался Ксавьер.
  - А есть варианты? Может, поймете, наконец, что я не хочу вас видеть. Убирайтесь!
  Дракон побледнел, глаза снова полыхнули яростным огнем. Но на этот раз он сдержался. Я видела, каких усилий ему это стоило. Только мне все равно. Особенно после случившегося. Горло саднило, кожа на шее и груди горела.
  Если останется шрам, я не знаю, что сделаю с этой неуравновешенной ящерицей!
  Почти минуту Ксавьер буравил меня взглядом. Потом стукнул кулаком по лавке, отчего та с хрустом переломилась надвое, поднялся и стремительно вышел. Я услышала, как громко хлопнула дверь и по лестнице, удаляясь, застучали сапоги.
  - Отлично! Наконец-то убрался.
  Я поднялась. Первым делом метнулась к зеркалу. Слева от уха и до ложбинки на груди шли кровавые полосы. Но порезов не было! Только у лица два синяка. Там, где острые когти впились глубоко в кожу.
  - Не может быть! Это же моя кровь. Значит, должны быть хотя бы царапины.
  Я смочила край материи в воде, стала оттирать кровь. Кожа под ней оказалась гладкая и ровная.
   - Это невозможно!
  Я совсем ничего не понимала.
  Что со мной произошло? Я очутилась в незнакомом месте. Чуть не погибла, сорвавшись со скалы. Но меня спас дракон, который теперь хочет убить. Кроме своего имени ничего не помню. Стоит только подумать о том, чтобы вспомнить, как накрывает жуткий приступ боли. А раны на теле вдруг заживают с немыслимой скоростью. Голова идет кругом. Но ведь откуда-то я знаю, что все это ненормально?
  Натянув на себя все то же старомодное платье, я подошла к кровати. Тарлинг спал, прикрыв нос лапкой. Не стала ему мешать. Стараясь не шуметь, собрала с пола разбросанные остатки еды. Разложила по местам вещи, сметенные в пылу борьбы. Затем все же прилегла на кровать, но спать не хотелось. Наоборот, я не знала, куда себя деть, ворочалась в разные стороны. Даже зверек проснулся. Я напела ему колыбельную песенку. Комочек шерсти прижался ко мне, уткнулся головой в плечо и мерно засопел.
  
  4 глава
  Я не могла сомкнуть глаз. Из головы не шли недавние события. Ксавьер - зверь в человеческом обличье, готовый разорвать мне горло. И снова он, только в роли заботливого друга и гостеприимного хозяина. Здравый смысл подсказывал, что нужно бежать от этого человека как можно дальше. А сердце сладко замирало, стоило только подумать о нем.
  Решив прогуляться, я осторожно слезла с кровати. Надела сапожки, которые тарлинги уже успели почистить после прогулки. Прихватила один из факелов и потихоньку спустилась по лестнице в зал. Выходом служила единственная дверь гигантских размеров. Она еле поддалась моим титаническим усилиям, чуть приоткрылась, огласив пространство протяжным скрипом.
  - Давненько никто не пользовался, - резюмировала я.
  Небольшой щели хватило, чтобы протиснуться наружу. Солнце уже село. Но было довольно светло. Огромная луна, закрывающая половину горизонта и теряющаяся в вершинах гор, освещала все мягким голубоватым светом. Позади небесного тела были заметны еще две планеты поменьше. От них исходило серебристое сияние, заставляя все вокруг мерцать и искриться.
  Необыкновенно!
  Каменные ступени за дверью вели на небольшую площадку. Перила из белого мрамора сверкали, словно драгоценные камни, указывая мне путь. Я неспешно пошла вперед. Прохладный воздух освежал, но я не мерзла. Наоборот, столь комфортно себя никогда не чувствовала. Посреди мерцающей дорожки в бледно-голубом платье я казалась себе привидением. Даже моя кожа чуть светилась.
  Дорога оборвалась внезапно. Я остановилась в недоумении. Впереди зияла пропасть. Площадка и перила служили началом огромного моста. Вдалеке была видна другая башня, куда, судя по всему, и вела эта переправа. Но кто-то разрушил ее.
  Жаль. Прогулка по светящемуся мосту над пропастью могла быть незабываемой.
  Я вернулась на площадку перед дверью. Наверх идти не хотелось. Поэтому я перелезла через перила, решив разведать, что же находиться за башней. Однако кроме гряды черных камней ничего не обнаружила. Правда, обойдя строение с обратной стороны, наткнулась на родник, бьющий прямо из расщелины в скале. Над источником была сооружена беседка из того же белого мрамора, что и перила. Округлый купольный свод, четыре колонны, скамеечка, а в центре - несколько больших чаш, в виде раскрытых раковин, расположенных одна над другой. Кристально чистая вода переливалась по ним, попадая в искусственное озерцо.
  Устроившись на скамейке, я долго смотрела, как неспешно течет вода. Драгоценные капли сверкали, будто жидкие бриллианты, соединяясь в драгоценный единый поток. Глаза само собою сомкнулись, и я не заметила, как задремала. Проснулась оттого, что ужасно затекло тело.
  Неужели, всю ночь провела на скамейке?
  В ногах ощутила острое покалывание, которое затем распространилось на руки и плечи. Я растерла ладони. Затем ступни. От прилившей крови стало жарко. Недолго думая, подошла к источнику, сполоснула руки, умылась. Зачерпнула полную пригоршню воды, выпила. Необычно-приятная с ментоловым привкусом жидкость обожгла горло, попала внутрь, принося бодрость и энергию каждой клетке тела.
  Солнце только показалось из-за горизонта. Оно пришло на смену огромной луне. В свете еще двух серебристых спутников розово-красный цвет казался пурпурным. Я на несколько минут замерла, глядя, как светлеет небосвод. В ослепительных лучах утренней звезды стальные спутники бледнели, постепенно исчезая из поля зрения.
  Я решила вернуться. Прошла тем же путем, что и ночью. Обогнула башню, вскарабкалась на площадку и протиснулась в приоткрытую дверь. Поднявшись по лестнице, хотела тихонько проскользнуть в комнату, чтобы ненадолго прилечь.
  На полу, прислонившись спиной к кровати, спал Ксавьер. Я на секунду замерла, разглядывая молодого человека. На лбу залегла тревожная складка, под глазами - темные круги. Одежда и обувь заляпаны грязью, будто он гулял на улице всю ночь.
  Стоило сделать пару шагов, как Ксавьер проснулся. В одно мгновение он оказался на ногах и подлетел ко мне.
  - Мали! - прошептал он с облегчением. Чувство радости на секунду озарило его лицо, а затем оно исказилось гневом. Голос взвился до высоких нот. - Где вы были всю ночь? Вы хоть понимаете, что могли погибнуть? Один неосторожный шаг и...
  Ого! Он беспокоится, - меня обдало горячей волной. Я не смогла сдержать улыбки.
  - Опять смешно? - взревел дракон.
  Ох! Когда он злится, его глаза так сверкают.
  Ксавьер что-то говорил, громко доказывал, а я не могла отвести от него взгляда, пропуская слова мимо ушей. Только когда он схватил меня за плечи и встряхнул, смогла вернуться к реальности.
  - Никогда так больше не делайте! Понятно?
  - О чем вы? - переспросила я осипшим голосом. В горле внезапно пересохло.
  Ксавьер хотел что-то сказать, но сдержался. Его руки сильнее впились в плечи. Он шумно вдохнул.
  Я сжалась, ожидая, что сейчас последует шквал ярости, как в прошлый раз.
  Не понимаю, чем я его разозлила? Да, ушла не предупредив. Но кого предупреждать-то? Он сам меня чуть не убил, а потом сбежал.
  - Вы боитесь меня?
  Стальная хватка ослабла. Теперь его руки просто лежали на моих плечах. Я опустила голову вниз. Не хотелось, чтобы он видел мой страх. Ксавьер провел ладонью по моей щеке, очертил подбородок. Затем взялся за него, потянул вверх, заставив смотреть прямо ему в глаза. А потом...
  Он накрыл мой рот поцелуем. Его губы мягкие и нежные исследовали мои. Я хотела возмутиться, чуть приоткрыла рот, чтобы набрать воздуха. Но Ксавьер не дал мне этого сделать. Воспользовавшись моментом, он проник внутрь своим языком, замер на мгновение, будто привыкая к новому ощущению. Затем продвинулся чуть глубже.
  Я таяла в его руках. Позволяла целовать себя, не в силах думать ни о чем, кроме того, чтобы это продолжалось как можно дольше. Мои руки скользнули по его груди и обвили за шею. Я не могла и не хотела сдерживаться. Внизу живота возникло знакомое тянущее чувство. Я ответила на поцелуй со всей страстью, на которую была способна.
  Чуть подтолкнув меня вперед, Ксавьер переместил нас к кровати. Я следовала его порыву, чувствуя, что внутри разгорается нешуточный огонь страсти. А погасить его можно только одним способом.
  Пусть!
  Не хотелось думать о последствиях. О том, что совершенно не знаю этого человека. Сейчас он рядом. Его желание - это и мое желание тоже.
  Я торопливо расстегнула пуговицы на его камзоле. Он скинул его на пол. Скользнула руками под рубашку. Ксавьер был худощав, но под одеждой скрывалось крепкое, тренированное тело. Я провела по плечам к шее, оттуда вниз по спине. После коснулась живота и обрисовала пальцами линию пояса, чуть засовывая их под плотную ткань брюк.
  Судорожно вздохнув, Ксавьер опрокинул меня на кровать. Он сдернул платье с плеч вниз, обнажив грудь. Приник губами к ложбинке, затем прочертил языком дорожку к шее. Вернувшись обратно, облизал сосок, захватил его ртом и втянул в себя. То же самое дракон проделал со вторым соском. Это заставило меня выгнуться навстречу ему.
  Стоило мне приподняться, как он вновь рванул платье. Оно затрещало по швам. Горячие губы покрывали поцелуями мой живот, опускаясь все ниже. На бедрах ткань собралась гармошкой. С рычанием Ксавьер сдернул мешавшую материю. Теперь я лежала перед ним обнаженная полностью.
  - У тебя там нет волос? - спросил он хриплым голосом.
  - Ну, да, - смутилась я, - мне так нравится.
  Ксавьер не ответил. Он опустился к моим бедрам, стал целовать их внутреннюю поверхность, намеренно избегая самого чувствительного места. Я ощущала его горячее дыхание, влажные губы. От прикосновений кружилась голова. Он дразнил меня, распаляя и без того разгоревшееся желание.
  Это невыносимо.
  Тело жаждало большего, истекало соком.
  Что он делает со мной?
  Я дотронулась до его головы, слегка подтолкнула в нужном направлении.
  - Ты хочешь этого?
  Что за идиотский вопрос? Неужели по мне не видно?
  - Да, - севшим голосом прошептала я.
  Дракон приблизился, наконец, к заветному бугорку, стал ласкать его языком. Затем опустился ниже, проникая внутрь меня. Искры сыпали в моей голове в разные стороны. Я стонала, извивалась, двигая бедрами в такт. Весь мир сейчас был сосредоточен во мне, и не существовало ничего, способного оторвать меня от бушующего урагана по имени "Ксавьер".
  Всего несколько мгновений, и я достигну желаемого. Только дракон вдруг отстранился, вновь перешел к бедрам, а оттуда поднялся к животу.
  - Еще! - потребовала я.
  - Скажи, ты принимаешь меня? - прерывистым голосом спросил дракон.
  - О чем речь? Конечно, продолжай, - прошептала я в нетерпении.
  - Скажи, я принимаю тебя.
  - Хорошо. Я принимаю тебя, Ксавьер. Я хочу тебя. Ты доволен?
   Дракон улыбнулся.
  - И я, вейр Ксавьерисандос, принимаю тебя эсте Мали, - сказал он.
  Затем ловко отпрянул, скинул рубашку. На груди его болтался медальон, похожий на инь-янь. Темная половинка его светилась. Я хотела поинтересоваться, что это, но тут Ксавьер снял брюки. Мой взгляд сразу переместился вниз.
  Вау! А драконы могут наводить ужас не только в зверином обличье.
  Внушительные размеры мужского достоинства меня поразили. Я сглотнула, не представляя, как эта штука во мне поместится.
  - Не бойся, - мужчина хитро прищурился, - я буду осторожным.
  - Хорошо! Тогда я сверху.
  - Ты? Сверху? - удивился Ксавьер.
  - А что? Можно подумать, ты никогда так не пробовал.
  - Эм-м, - мужчина на секунду задумался, - ладно. Я согласен.
  Ха! Он согласен. А кто бы стал спрашивать.
  Я потянула дракона в кровать, уложила на спину, а сама села ему на бедра. Скользнула по торсу вверх, прикасаясь к нему всем телом. Добравшись до его рта, крепко поцеловала. Я слегка покачалась взад-вперед, чтобы Ксавьер почувствовал, как касаются его кожи упругие бугорки на груди. А внутренняя поверхность бедер трется о плоский живот. Далее, маленькими поцелуями стала покрывать область шеи, прокладывая дорожку от мочки левого уха к грудной клетке.
  Постепенно спускаясь ниже, наткнулась на вертикальную преграду. Я нарочно медленно двигалась вниз, чтобы его член коснулся моего живота, а затем и ложбинки у груди. Ксавьер застонал, когда я провела языком по дорожке из темных волосков. После обхватила пальцами основание члена, и стала круговыми движениями языка подниматься к ободку. А когда вобрала в рот головку и стала двигаться вверх-вниз, дракон впился руками в покрывало, стиснув его так, что оно порвалось. С губ сорвался продолжительный стон.
  Не в силах более сдерживать свое желание, которое вновь заполонило мое существо, я поднялась. Продолжая рукой массировать ствол орудия, я устроилась верхом. Затем осторожно направила головку в нужном направлении и медленно села. Член скользнул внутрь, заполоняя собой все пространство. Так приятно ощущать его в себе, чувствовать давление и силу. Поднимаясь и опускаясь, я вбирала его плоть так глубоко, насколько могла.
  Наши тела, стоны слились воедино. Движения ускорялись, разгоняя бешеный темп. Вскоре трепетные волны заставили изогнуться мое тело. Мышцы сократились, выпуская огненные потоки в мои вены. Ксавьер тоже был близок к разрядке. Он крепко сжал мои бедра, насадил на член до самого основания. Слезы выступили на глазах. Я вскрикнула от боли, взвилась вверх. Однако дракон держал меня. Он сделал еще несколько чувствительных толчков, прежде чем его тело обмякло, а внутрь хлынул поток семенной жидкости.
  - Моя птичка, - прошептал Ксавьер и притянул к себе.
  Я легла ему на грудь. Тупая боль внизу живота уже прошла. По телу разлилось блаженное чувство удовлетворения. Если не считать маленького инцидента в конце, то все было просто изумительно.
  Но он обещал!
  Я отодвинулась на край кровати. Снова кто-то жалобно пискнул.
  - Тарлинг!
   Я подскочила.
  Мы совершенно забыли о нем.
  Зверек забился под одеяло и боялся высунуть нос. Я почувствовала, как заливаюсь краской. Схватила край покрывала и натянула на себя. Ксавьер вытащил зверька из укрытия.
   - Ах ты, маленький негодник! Разве не знаешь, где твое место?
  - Не надо. Он же не виноват, что мы...
  Животное жалобно посмотрело на меня в поисках защиты. Я забрала пушистика у Ксавьера, положила себе на колени, прошлась пальцами по шерстке. Он замурчал, словно кошка, вытянул шею, показывая, где еще погладить.
  - Хитрюга, - я почесала зверька за ушком. После взяла его за это самое ушко, чуть потянула, - скажи-ка мне, а где моя одежда? Верни ее немедленно!
  Обиженный тарлинг нехотя слез с кровати и направился к шкафу. Открыл дверцы. Внутри на вешалке висело мое платье. Я поспешила достать его.
  - Невероятно!
  Многочисленные дырочки и порезы были искусно заштопаны. А чтобы швы не бросались в глаза, на ткани красовалась вышивка. Серебристые нити сплетались в затейливый рисунок, превращая практически испорченную вещь в настоящее произведение искусства.
  - Какая красота! Как же удалось сделать все это так быстро?
  Тарлинг смущенно уставился в пол. Не поднимая головы, зверек выдвинул ящик в нижней части шкафа. Там я увидела свое нижнее белье.
  - Спасибо, что вернул, - я погладила зверька.
  Схватив вещи, я направилась в ванную комнату. Ополоснувшись, с наслаждением надела трусики и бюстик, почувствовав приятное давление на бедрах и груди.
  - Что это такое?
  Ксавьер, наблюдавший за мной с кровати, теперь стоял в дверях. Его взгляд был прикован к полоскам из красных кружев на моем теле. Глаза дракона снова горели желанием. Он приблизился ко мне, провел рукой по ткани на моей груди, затем чуть отстранился и, опустившись на колени, поцеловал край кружева на животе.
  - Э-это нижнее белье, - пролепетала я, - можно подумать, первый раз видишь его на женщине.
  - Да. Наши женщины не носят белья. По крайней мере, те, которых я знал.
  Его слова подействовали так, будто на меня ведро холодной воды вылили. Все желание, которое он вызвал у меня своим восхищением, мгновенно спало.
  - Ну, кто говорит о бывших, да еще в такой момент?
  Неприятное чувство ревности змеей ужалило в сердце. Я отстранилась.
  - Я поняла. Здесь не носят подобных вещичек.
  - Подожди. Ты что обиделась?
  Ксавьер вскочил на ноги и ухватил меня за руку.
  - Эти кружевные штуки на твоем теле сводят с ума. Я не понимаю, почему ты злишься?
  - По-твоему, упоминание о том, скольких голых девиц ты видел, должно меня порадовать?
  - Ты ревнуешь? - дракон расплылся в самодовольной ухмылке.
  Сколько наглости и бахвальства. Что он о себе возомнил? Дает понять, что я одна из его многочисленных побед? Ну, нет.
  - Ревную? Вот еще! Я считаю все, что произошло между нами, ошибкой. Забудь об этом.
  И зачем я это сказала?
  Лицо Ксавьера вмиг окаменело, стало равнодушно-бесстрастным. Только в глазах читалась боль. Радужка снова наливалась чернотой. Я уже пожалела о своих словах, но отступать было поздно. Дракон выскочил из ванной, как ошпаренный. К тому моменту, когда я надела платье и зашла в комнату, его и след простыл.
  Спустившись в залу, я вышла на площадку перед башней. Долго вглядывалась в небо, в надежде увидеть его. Несколько часов провела на солнце, ожидая, что вот-вот надо мной появится черная тень. Словно изваяние, стояла у перил, созерцая один и тот же пейзаж.
  Я так корила себя за неосторожные слова. Мне хотелось задеть Ксавьера. И это получилось. Ну, конечно, у него были другие девушки. Дракон также не первый мужчина. Только моих воспоминаний о том, с кем я была, к сожалению не осталось.
  Грустные слова лирической песни сами вырвались на волю вместе с предательски навернувшимися слезами. Сквозь застилавшую глаза пелену я сразу не заметила, как блеснули в лучах солнца золотисто-синие крылья. Когда порыв воздуха окатил меня теплой волной, я бросилась навстречу дракону.
  - Прости! Я сожалею о том, что сказала. Эта ночь была самой лу... - я осеклась.
  Передо мной стоял незнакомец. Грива смоляных волос, крупный подбородок, придававший грубости приятным чертам лица. Пронзительный изучающий взгляд, заставивший мои щеки запылать.
  Я почувствовала себя раздетой перед ним. К тому же было в мужчине нечто угрожающее. Я невольно отступила. Почему-то вспомнились слова Ксавьера, что женщина не должна говорить первой. Это кстати. И пусть в моей голове назрела куча вопросов, торопиться с ними не следовало.
  Дракон обошел вокруг, рассматривая меня со всех сторон. Он шумно вдыхал воздух, отчего крылья его носа трепетали.
  Темно-синий камзол, брюки - такие же, как и у Ксавьера, только расшитые золотыми нитями, подчеркивали мощную фигуру. Мышцы так и играли под тканью. Краем глаза я следила за движениями мужчины, непроизвольно отмечая горделивую осанку и уверенность в себе.
  - Кто ты такая? По виду - человек. Но человеческие женщины более крупные и чаще темноволосы. Рыжий цвет присущ только гномам. Вот только гномы тебе по пояс будут. Белая кожа, как у эльфов. Но ты не эльфийка.
  Мужчина рассуждал так, будто меня не было рядом. Я чувствовала себя неуютно. Его послушать, так я, вообще, непонятно кто.
  - Это ты пела? - незнакомец обратился, наконец, ко мне.
  Я лишь кивнула в ответ.
  - Удивительно. Голос сирены. Я его за столько ардов* услышал! Не мог удержаться от соблазна и найти источник волшебных звуков. Кто же ты?
  - Н-не знаю, - я пожала плечами и отступила на пару шагов.
  Я чувствую на тебе запах дракона. Ты принадлежишь кому-нибудь?
  Он что, считает меня вещью? Видит первый раз и унижает. Что я ему сделала?
  - Я принадлежу самой себе! - гордо заявила я, - кто вы такой? Почему являетесь сюда и оскорбляете?
  - Меня зовут вейр Максимус. Я регент Сертеи. Каждая пядь земли, каждый камешек, каждое живое существо принадлежат мне.
  Что-то не нравится мне его властный тон.
  - Приятно было познакомиться. Мне пора, - я выдавила улыбку и развернулась, чтобы пройти к спасительной башне.
  - Куда это ты собралась? - прорычал мужчина.
  От звука его голоса у меня мурашки пошли по телу. Дракон в одну секунду оказался между мной и дверью.
  - Позвольте пройти, - попросила я, набравшись смелости, - скоро вернется мой... друг Ксавьер.
  - Ксавьерисандос?
  В глазах Максимуса блеснул дьявольский огонь, а по лицу расплылась самодовольная улыбка.
  - Как давно ты его знаешь?
  - Мы познакомились два дня назад. Он спас меня.
  - Ты его наджеда. Что ж, он совершил большую ошибку, оставив тебя без присмотра.
  - Я не ребенок, чтобы за мной присматривать. А что значит, наджеда?
  - Женщина для развлечения.
  Я чуть не задохнулась от возмущения.
  Каков наглец!
  Как ни обидно мне было, но в глубине души я понимала, что со стороны выглядит все так, как сказал Максимус.
  Но он не знает всего того, что было между нами. Ксавьер. Он не такой.
  Я на минуту задумалась, отвлеклась, как почувствовала жжение на шее. Что-то тонкое жалящее обвило меня. Даже дышать трудно стало. Я посмотрела на дракона. Он занес руку над моей головой. От его ладони исходило красное свечение, которое тянулось ко мне, стелилось по плечам, окутывая своей огненной дымкой. Самое ужасное, что я не могла пошевелиться или закричать. Все внутри воспротивилось этому воздействию. Сердце заколотилось, как у птицы, попавшей в сети.
  - Что происходит? Помогите! Ксавьер! - звала я на помощь, беззвучно шевеля губами.
  Затем все закончилось. Сила, что держала меня в оцепенении, исчезла. Я пошатнулась и чуть не упала. Мужчина поддержал меня за локоть.
  - Что вы со мной сделали? - спросила я осипшим голосом.
  - Теперь ты принадлежишь только мне! Я великодушно сделал тебя тари. С этого момента ты находишься под особым покровительством. Навредить тари, значит, нанести оскорбление ее хозяину.
  - Что?
  Я закрыла руками лицо. В голове не укладывалось.
  Я теперь его вещь? Дикость!
  Ладони скользнули вниз по шее и наткнулись на что-то, чего раньше не было.
  - Ошейник? Ты надел на меня ошейник, как на собачонку? - взвизгнула я не своим голосом, - какое ты имел право? Сними немедленно!
  - И не подумаю.
  - Ты! Ты... самодовольный болван! Тиран!
  Дракон нахмурился. А я почувствовала, как сжалось кольцо вокруг шеи.
  - Следи за тем, что говоришь, - зло сказал Максимус, - иначе можешь лишиться головы.
  Давление на шею ослабло. Я судорожно хватала ртом воздух. На глаза навернулись слезы.
  Как же это? Почему я? Что со мной будет? Я оказалась во власти незнакомого мужчины, который может убить в любое мгновение. Или того хуже.
  - Нам пора, - Максимус схватил меня за руку. Тут же возникла оранжевая сфера, "сомкнувшая" нас в своем пространстве.
  Тошнота, головокружение, жжение на шее - все это нахлынуло одновременно. Перед глазами заплясали черные точки, уши заложило, а тело налилось свинцом. Не выдержав нагрузки, я стала оседать на пол. Последнее, что выхватило сознание, - я падаю в разверзшуюся подо мной пропасть.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Вот так как-то.... " (Короткий любовный роман) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | С.Фокси "Телохранитель по обстоятельствам" (Фэнтези) | | ЯНина "Гармония без очереди" (Юмористическое фэнтези) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | И.Палий "Ведьма в подарок" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"