Бойко Евгения: другие произведения.

Дом Крови и Роз

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир Гели Хельм жесток - закон в нем превыше справедливости, любви и чести. В нем "кровавый орел" алым росчерком ляжет на спину забывшего о древних традициях, а сердце будет вырвано из груди. Сражайся или умри, отступник. (Добавлена глава 7 24.04.2015)

  Евгения Бойко
  
  Дом Крови и Роз
  
  Пролог
  
  Рассвет.
  Небеса на востоке стали нежного, бледно-розового цвета: как лепестки вечно цветущих чайных роз. Воздух был чист, снег девственно бел и ничто не нарушало тишину рождающегося дня. Но вот сияющий солнечный диск царапнул краем горизонт, и офицер мрачно кивнул палачу: пора. Ритуальный клинок извлекли из ножен и отразившийся от него солнечный луч, заставил меня зажмуриться.
  От холода коченели пальцы, но Гай, стоявший без рубашки, не выглядел замерзшим. Взгляд его только на мгновение перешел на солнце, а потом снова вернулся ко мне.
  Такова жизнь. Такова смерть. К этому итогу нас привела логика событий, допущенные промахи, совершенные ошибки и не вовремя сказанные слова.
  Офицер что-то сказал, и Гай покорно опустился на колени. "Летящий орел" заменили "кровавым" но от того не менее жутким. Нож прошелся по спине, намечая разрез, а глаза Гая оставались спокойными. Палач сделает еще три, с каждым разом углубляя рану, а потом вынет его сердце.
  Один. Два...
  Я не выдержала, бросилась к нему, и удар по ребрам отшвырнул меня прочь как соломенную куклу. Острая боль обручем сковала легкие, мешая дышать, мешая думать. Я сжала пальцы на мерзлой земле, ломая ногти, попыталась подняться, пока чья-то нога в тяжелом ботинке не опустилась на спину. Надавила, заставив застонать от боли в сломанных ребрах.
  Снег подо мной таял, я пыталась вырваться, но бесполезно. От бессилия по щекам потекли слезы. Я готова была поверить в Бога и Дьявола только бы они прекратили это. Я готова была на коленях вымаливать его жизнь, отдать ради него свою, но они не слушали.
  - Да уймись, сука! - ботинок ударил меня в висок и я на время отключилась.
  Из бессознательного состояния меня вывели чьи-то голоса и шум. Я слышала властные команды Аристарха, чуяла запах лекарств и бензина, и едва уловимый шепот мяты, но не могла открыть глаза. А когда открыла надежда, во мне смешалась с ужасом: они почти успели. Или?..
  Я нашла в себе силы преодолеть разделявшее нас расстояние, сжала его пальцы, и он ответил легким, едва слышным пожатием. По подбородку стекала кровавая пена, глаза отыскали мои и закатились. Я закричала, когда меня подхватили, понесли куда-то прочь. Вокруг суетились медики, говорили что-то о поврежденных легких, сломанных ребрах...
  Я вырывалась, скребла державшие меня руки, но все было бесполезно. А потом я оказалась в бессознательном ничто.
  
  Глава 1. Почти Черный Георгин
  
  Заповедей не блюла, не ходила к причастью.
  - Видно, пока надо мной не пропоют литию,-
  Буду грешить - как грешу - как грешила:
   со страстью
  Господом данными мне чувствами - всеми пятью!
  
  Марина Цветаева
  
  
  Двадцать один день до
  
  Красивое лицо покойницы не портила даже "нарисованная" ножом улыбка. Тонкий разрез, почти как у печально знаменитого Черного Георгина: кровь уже начала сворачиваться и темнеть, глянцево поблескивая в лучах заходящего солнца. Несколько капель скатились по подбородку и шее и казались ягодами клюквы на белом воротничке блузки. Еще одно алое пятно - распылившееся по тонкому шелку, с торчащей рукоятью кинжала в центре - как последняя нота в симфонии ее жизни.
  Серебряный кинжал...
  Намерение? Случайность? Символ?..
  - Давай Сэм, порази меня, - попросила я, пряча окоченевшие пальцы в карманы пальто и поджимая пальцы внутри модных сапог никак не соответствующих погоде. Вызов застал меня в ресторане: мы с Гаем собирались поужинать с Анастасом и Дейм. Нам только принесли заказ. Что ж, труп может подождать, ему торопиться некуда, но время играет в команде убийцы. Поэтому вот она я здесь - в дорогом платье, при парадном макияже и профессионально сделанной укладке.
  - Миона О"Нил, - судмедэксперт показал мне водительское удостоверение в пластиковом пакете для вещдоков. - Остаточный след ауры в пределах нормы. Связь души и тела разорвана - видишь эти символы на рукояти кинжала? Я бы порекомендовал сравнить этот кинжал с тем, который воткнул в тебя Артур, когда был под гипнозом. На всякий случай.
  - Непременно, - мне стало нехорошо. Два месяца назад у нас были большие проблемы, и я не хочу даже думать, что они еще не кончились. - Что еще?
  - Неутешительно. Это наш Аналитик.
  Тошнота медленно подкатила к горлу.
  - Мавенсилнат как уполномоченный представитель вампиров уже едет.
  Последние пару недель королева Гизелла чувствовала себя неважно. Патриархии пришли в волнение - если она умрет, нам придется выбрать нового короля или королеву. В архиве было исключительно людно, просматривались геральдические книги, линии наследования... Хотя и так все было ясно. И уже давно. Но всем хотелось убедиться, что все именно так. Потому позвали Аналитика - эдакую смесь политолога, финансового эксперта и пророка. Аналитики умеют видеть больше чем простые люди и нелюди, их практически невозможно провести - они чуют ложь. Миона должна была проверить правильность выбора и проследить, чтобы во время сбора Патриархов не было фальсификаций, сговоров и эксцессов.
  И вот теперь Аналитик сама стала эксцессом. Погибла в двух шагах от гостиницы, через час после прибытия в город. Исключительно приличная молодая женщина. В исключительно приличном районе. Исключительное убийство выходит.
  - Я не смогу провести вскрытие сам, но запрошу отчет, - Сэм потупил взгляд. - А может даже напрошусь посмотреть... если получится.
  Кто бы знал, каких проблем стоит держать в тайне существование "изнанки" - ведьм, двусущих, нечисти и собственно нас - переселенцев из параллельного мира. Десять веков жизни в тени. Десять веков хождения по канату натянутому над пропастью.
  - Спасибо. Ты делаешь больше чем возможно.
  Раньше мы неукоснительно следовали правилу не проявлять себя и не вмешиваться в дела людей, но теперь... все чаще приходится прибегать к помощи работающих в полиции двусущих. Особенно в таких случаях как этот - убийство в людном месте, да еще каком! Только благодаря Елене сюда не приехали ищейки бульварных газетенок, чтобы разнюхать подробности для очередной жареной сенсации и нащелкать кадров, которые погребут под собой... все. Никто не должен знать, что на месте преступления помимо полиции есть сотрудники Управления. По человеческим законам у нас нет прав. Люди не верят в существование ведьм, демонов и вампиров, и в наших интересах, чтобы так продолжалось и дальше. Мне вовсе не улыбается закончить жизнь на столе, препарированной как лягушка.
  Я присела на корточки и еще раз внимательно осмотрела покойницу - длинные светлые пряди разметались, серое пальто распахнулось, показывая миру простой костюм офисной работницы - юбку-карандаш, пиджак и блузку с побуревшим уже пятном крови. Шею Мионы обвивала нитка речного жемчуга, редкого светло-розового оттенка, часть жемчужин выпачкались, и теперь была невзрачного грязно-красного цвета.
  Никаких следов борьбы. Никаких свидетелей. Нам и в голову не пришло обеспечить женщине охрану. Кому бы понадобилось убивать ее? Тому, кто не хотел, чтобы его тайны были раскрыты? И почему она не сопротивлялась? Может, знала убийцу?
  - Запись с камер наружного наблюдения? - с надеждой спросила я.
  - Это не Америка, детка, - Сэм фыркнул. - Частично площадка просматривается через стеклянные двери холла, но только не эта. И в плохом качестве. Ты понимаешь.
  - Все-таки пусть попробуют ее достать.
  Я пошла к стоянке, и Сэм поднял для меня оградившую периметр ленту. Я смогла только кивнуть ему. Пригласить Аналитика было идеей Гая - очень хорошей идеей, как нам тогда казалось. Он предлагал выделить пару мужчин для ее сопровождения, но Мавенсилнат сказала, что будущему члену их клана защита не нужна. Да и кому бы понадобилось убивать ее... а вот понадобилось, поди, ж ты.
  - Какие люди, да без охраны! - голос моего нового непосредственного мучителя был бодрее, чем можно было ожидать в такой ситуации. - Как это вы почтили нас присутствием без сопровождения вашего Патриарха?
  Я остановилась и повернулась. Новая должность ему к лицу: пошитый на заказ темно-синий костюм в полоску сидит идеально, туфли еще пахнут характерным запахом магазина и хорошо выделанной кожи. Думается, драгоценная женушка тоже довольна. Аристарх доставит мне немало хлопот боясь потерять новообретенный статус и благосостояние. Или нет. Убивший дракона сам становится им: влияние Гая возросло и даже Управление не может с этим не считаться. Вот только проблем от этого больше чем пользы.
  - Нотт Гай ждет меня в двух улицах отсюда. Мы были на деловом обеде. У меня там, кстати, фрикасе остывает...
  - Вернешься туда не раньше, чем подашь рапорт. То, что ты теперь в любимцах ничего не меняет в веками складывающейся бюрократической схеме. Уяснила?
  - Вот за что я вас люблю, нотт Аристарх, так это за прямоту и пренебрежение субординацией.
  - А я вас нотта Гели не люблю и надеюсь, вы не дадите мне повода для ненависти. Я страшен в гневе.
  Старый добрый Аристарх. То есть, конечно, вовсе не старый и даже близко не добрый, но хорошо знакомый и понятный. Все-таки мы с ним два года были соседями по столам, а это дорого стоит. Почти как возможность огрызнуться шефу и не получить за это выговор.
  - Полагаю не страшнее нашего нового главы, - равнодушно отозвалась я. - Он был главой приемной комиссии, когда я сдавала последний экзамен. Я пережила свою долю страха.
  - Постарайся не запороть это дело, - напутственно пожелал Аристарх, - я привык к кабинету и новой зарплате.
  - Не очень-то на это рассчитывайте, - проворчала я, и нотт погрозил мне кулаком. Я вяло огрызнулась, пообещав засудить его за угрозу оперативнику. Он парировал тем, что мы не в соединенных штатах, и юристы не почешутся, пока он не отделает меня под орех.
  Я поняла, что мне не хватает Яна. Его снисходительно-покровительственного тона и поведения, его рокочущего как горная река голоса и неизменного запаха амбры и папоротника. Того как он заполнял собой пространство. И бархатным голосом грозил так, что поджилки тряслись.
  Сунув руки в карманы и сгорбившись, я шагала по превратившему в сплошные лужи тротуару. Не люблю зимнюю слякоть. Люди хмурые, стены серые, деревья голые. Мокрый снег вперемешку с грязью, промозглый ветер, шарящий в пальто, и грязная вода под ногами в которой отражается низко нависающее небо, а не звезды. И только фонари фантастическими сферами света вспыхивают в тумане, когда на город опускаются сумерки... Сумерки, где в густом тумане рыщут отвратительные твари только и ждущие возможности пустить тебе кровь.
  Я ускорила шаг, почти пробежав оставшиеся до машины метры. Открыла дверцу и забралась в теплый салон, приятно пахнущий ванилью и кофе. Гай тут же сунул мне в руки еще горячий стаканчик.
  - Кофе! - восхитилась я. - Гай ты волшебник. Жалко, что поужинать не удалось.
  - У нас впереди еще много ужинов. Ничего страшного если мы один пропустим.
  Я поставила кофе на приборную панель и взяла Гая за руку.
  - Это моя работа... - я помедлила. - Ты уже знаешь?
  - Да, - только и сказал он, и голос был не громче шороха. - Ее смерть на моей совести. Я должен был приставить к ней охрану.
  Я перегнулась через пространство между сидениями и положила голову на плечо Гая. От него исходило почти осязаемое тепло, и я закрыла глаза, наслаждаясь этим маленьким островком спокойствия посреди безумств мира.
  Стук по стеклу заставил меня отпрянуть от Гая.
  - Эй, я не смотрю, - негромко сказала ведьма, старательно глядя в другую сторону. - У меня след.
  - Хвала отцам-основателям, неужели фортуна в кои-то веки повернулась к нам лицом?
  - Беги, - Гай вымученно улыбнулся. - И постарайтесь ни во что не ввязаться.
  Я поцеловала его и выпрыгнула из машины, на ходу застегивая пальто и приглаживая волосы. Пальцы, заключенные в тесные носки сапог протестующе заныли.
  - Прости друг, - подруга сочувственно посмотрела на Гая, - я постараюсь вернуть ее в целости и сохранности. А ты, - она показала на меня пальцем, - не очень-то раскатывай губы. Это просто след, и если убийца все продумал и подготовился...
  - Елена.
  - Ладно-ладно, не буду преждевременно лишать тебя надежды.
  Елена театральным жестом открыла сумочку и с самодовольным видом извлекла на свет маленький флакончик.
  - Постигшие нас постыдные неудачи вынудили меня всерьез озаботиться поисковыми чарами. Это затратный и сложный метод, но вероятно, в сегодняшнем случае он может помочь.
  - Отлично, - я хотела пойти к месту преступления, но ведьма остановила меня.
  - Не делай удивленное лицо и не смотри по сторонам, - будничным тоном сказала она. - Учитывая опыт прошлых месяцев, нам следует считать аксиомой присутствие соглядатаев и шпионов. Так что сейчас мы сядем в мою машину и поедем вроде как в Управление. По официальной версии.
  - Ты ведь помнишь, куда в прошлый раз завела нас игра вслепую. Помнишь?
  - Несомненно, - ведьма открыла дверцу автомобиля, жестом предлагая мне сеть и заткнуться. - Откровенно говоря, зелье экспериментальное и я не уверена, что оно сработает.
  - Боишься прослыть плохой ведьмой?
  - Гррр, - Елена оскалилась и изобразила, что царапает ногтями стекло, - я и есть плохая ведьма. Отшлепай меня, большой грозный оперативник.
  - Фредерика на тебя нет, - проворчала я, пристегиваясь ремнем безопасности.
  - Ага, занят противостоянием с клыкастой знакомой Гая. Я рада что ситуация прояснилась и он прекратил изображать животное в период гона.
  - Если бы еще он прекратил таскаться за нами. Елена, ты какая-то напряженная.
  - У меня дурное предчувствие, - неохотно призналась она. - Я видела эту девушку... в видении. В ночь зимнего солнцестояния.
  - А, ты тогда порядочно набралась. Уверена, что это было видение, а не... ммм...
  - Я не упиваюсь до зеленых чертей, - рассердилась подруга, - и могу отличить алкогольные галлюцинации от спонтанных пророческих видений. И прежде чем ты спросишь: нет, со мной такое бывает не каждый раз. Это побочный эффект временного отказа от магии. Знаешь, как вырывающийся из-под крышки пар, когда вода закипает.
  Я подняла руки.
  - Все-все, я поняла, закрыли тему. Расскажи лучше как работает твое зелье.
  - Это вытяжка болиголова, красного тюльпана и безвременника осеннего. Ядовитая штука я тебе доложу, - подруга ловко сковырнула ногтем пробку и вытряхнула из пакетика белый волосок. Зелье сменило цвет с зеленого на синий и засветилось. Елена удовлетворенно кивнула и закрыла флакон.
  - Никаких слов? - удивилась я, глядя, как начинает появляться тонкая сверкающая нить.
  - Все слова уже сказаны, - ласково пропела ведьма и выжала педаль до упора.
  - Осторожнее! - мимо на бешеной скорости проносились деревья, светящиеся витрины и тротуары с яркими пятнами падающего из окон света. - У нас нет ордера на арест. Нет никаких разрешений! И если ты врежешься...
  - Не плачь деточка, мамочка все предусмотрела, - ведьма подмигнула мне и машина, кажется, понеслась еще быстрее. - У меня отличные защитные чары, будем как у Боженьки в ручках.
  Угробит, подумала я, как пить дать угробит. Но в тот самый момент, когда мой завтрак начал восхождение к горлу, ведьма довольно расхохоталась и показала на ярко-красное, почти не уместное в нынешней серости спортивное авто.
  - Попался голубчик.
  Но радовалась ведьма преждевременно. Предполагаемый убийца не спешил сдаваться в руки правосудия - если уж на то пошло он вообще сдаваться не собирался, и я его отлично понимала. Какие бы причины не подвигли его на убийство, пощады ждать не приходилось. Если его не казнит Управление, то Гай, под ответственность которого в город была вызвана Аналитик - точно это сделает.
  Мы мчались по ночному городу, по соединяющему город и Заречье мосту, по узким улочкам. Запах дождя и реки мешался с запахом горячей резины и масла, бензина и металла. Ослепляющий свет центральных улиц сменился густым мраком окраин. Спортивная машинка остановилась и выбежавший из нее невысокий мужчина, бросился на обочину, перемахнул через забор, исчезая в вязком тумане.
  - Скорее, - я выпрыгнула из машины, едва не угодив под колеса ржавой колымаги.
  Не слушая гневные эпитеты, перепрыгнула через забор, Елена с флаконом в руках побежала к проходу. Ее вели чары, меня - нюх. Самый свежий запах, пусть и приглушенный влажным туманом был смесью кожи, мускуса и резкого мужского парфюма. С малой толикой страха - убийца потел.
  Да уж, висящие на хвосте "йорт" и меня бы нервировали.
  Стену дома справа от меня густо обвивал плющ, голые стебли сплетались, кое-где в прорехах между лозами виднелись выщербленные кирпичи. Вот уж откуда меня не ждут, подумала я, взбираясь по шершавым, скользким побегам. С крыши двухэтажного дома открывался вид на внутренний дворик, ожидаемо пустой. Я подобралась к краю и глубоко вдохнула, пытаясь уловить запах убийцы. Но во влажном воздухе слышался лишь смрад отходов и слабый трупный запах - судя по всему, неподалеку сдохла кошка. Или собака, но это маловероятно - собаки в Заречье приживаются плохо, близость двусущих их нервирует. Только однажды я видела целую стая неподалеку от доходного дома. А кошки... ходят сами по себе. Я бы сейчас не отказалась от кошачьего зрения.
  Стелящийся по земле туман, густой и плотный жался к ней как любовник, надежно скрывая убийц и невиновных. В трех улицах отсюда ругалась какая-то парочка и надрывно вопил младенец. В куче мусора возились крысы, но и они затихли, будто прислушиваясь к чему-то.
  Спрыгнув на землю, я перебежкой преодолела расстояние до дерева - огромного старого дуба, росшего среди высоких серых стен как в колодце, тщетно стремясь ветвями к просвету между крышами. Прислонившись к стволу спиной, нащупала рукоять кинжала в голенище сапога. Закрыла глаза. Мужчина был где-то здесь, я почти слышала, как быстро бьется его сердце. Чуяла, как энергетические потоки вокруг пришли в движение. Я была неудачницей, практически лишенной магических сил, но большинство моих сородичей - нет.
  Я отпрыгнула в сторону за секунду до того как земля под ногами взорвалась. Кора на дереве обуглилась, остро запахло горелым деревом, пространство заволокло едким дымом, задребезжали стекла в окнах. Метнулась быстрая тень, я чудом успела заблокировать направленный в сердце удар.
  Уклонилась, ухватила руку с ножом и потянула на себя, заставляя убийцу потерять равновесие и покачнуться, его собственная инерция сыграла мне на руку. Мужчина восстановил равновесие и отшвырнул меня прочь. Спину обожгло огнем, легкие сжало. Во рту появился привкус крови, хотя я знала, что это только иллюзия.
  Заставила себя отползти и взрывная волна отбросила меня еще дальше. Сверху навалилось тяжелое тело, остро пахло озоном и электричеством. Меня перевернули на спину, сильные пальцы сжали шею. Я стиснула рукоять кинжала и всадила его по самую рукоятку в грудь убийцы. Я не думала, просто защищалась. Сбросила его с себя и отползла. Другой был бы уже мертв, но этот оказался сильным магом - и он только хрипло рассмеялся. Вытащил рукоять и посмотрел на меня не мигающим взглядом прозрачно-зеленых глаз с расширившимися до предела зрачками.
  Неудивительно, что ему все нипочем - он накачан наркотиками, и будет убивать меня, даже если я стану вырывать ему глаза. Он снова бросился. Мы сцепились, катаясь по земле, и осыпая друг друга ударами. Нащупав отброшенный им кинжал я с размаха вогнала его в шею ублюдка. Горячая кровь фонтаном ударила в лицо, пахнуло солью и железом.
  - Выглядишь как жертва нападения.
  Ведьма прислонилась к стене: рукав закачен, запястье все еще кровоточит. На стене почти неуместно выделяется запрещающие знаки - вот что помешало магу меня прикончить. Я поморщилась, увидев в каком состоянии, находится одежда и достала из кармана пачку влажных салфеток.
  - И чувствую себя так же, можешь не сомневаться.
  - Я позвонила в Управление, они скоро будут, - ведьма подошла и ногой перевернула убийцу на спину. - Он что-то тебе сказал?
  - Нет, просто попытался меня убить. И был под кайфом. Ты бы взяла кровь и проверила ее: может, это что-то магическое.
  - У вас хорошая лаборатория, - Елена достала из сумочки флакон и шприц, - но если ты настаиваешь... Ты его знаешь?
  - Впервые вижу.
  Не думаю, что установить личность покойника будет трудно - в машине как минимум должны быть права. В любом случае наше общество не настолько велико чтобы опознать его, если он пользовался фальшивыми документами. Другое дело, не выйдет узнать, кто за ним стоит - связь души и тела разорвана. Может он был простым фанатиком? Или маньяком?
  Я сама же опровергла это предположение. Ничто в нашем обществе не происходит просто так, особенно умышленное убийство. Кому-то очень не хотелось чтобы Патриархи оказались под пристальным вниманием того кто может читать души. Что-то должно произойти. Что?
  На периферии зрения мелькнула тень и я подняла голову, пытаясь понять, что это было.
  - Что там? - ведьма проследила за моим взглядом.
  - Просто... показалось, - я посмотрела в темный проулок. - Какое-то движение. Пойду, проверю.
  - Пойти с тобой?
  - Последи лучше за телом. В Заречье тянут все, что не приколочено.
  Я посмотрела на облупившийся фасад здания и шторка за одним из окон второго этажа дернулась.
  Слизнув кровь с поцарапанных пальцев, я прошлась улочке, свернула в еще один дворик и остановилась. В воздухе витал неуловимо знакомый запах. В темноте мне почудился неясный шорох.
  Я выдохнула и попятилась, рука сама собой потянулась к кинжалу, но он остался в теле убийцы - до приезда йорт и разбирательства трогать его нельзя. Попятилась я слишком поздно - меня схватили и закрыли рот рукой. Обездвиженная, я замерла, слыша, как сильно и быстро, почти оглушающе громко бьется сердце.
  - Попалась, - голос Гая был как бархат, но я все равно вздрогнула. От адреналина и облегчения - все вместе. Его ладонь медленно ослабила нажим, пальцы скользнули по моим губам. По спине пробежали мурашки.
  - Как ты тут оказался?
  - Поехал за вами - вы постоянно во что-то влезаете. Хорошо, что вы справились, но в следующий раз либо оперативно вызывайте помощь, либо не спешите - я потерял вас в тумане. Неслись как мыши из ада.
  - Он так отделал меня за пять минут? - изумилась я. Кажется, наше противостояние длилось вечность.
  - Ты должна быть осторожна, я не могу потерять тебя... снова. И в этот раз навсегда.
  - Не потеряешь, - я потянулась к нему и поцеловала. - От меня так просто не избавиться.
  
  ***
  
  В солнечном луче протянувшимся от окна к кучке мятых сотенных банкнот танцевали пылинки. Венчавшая горку наличности початая пачка "Орбита" отбрасывала блики на серые стены и стеклянный блин часов мерным тик-так отмерявшим уходящие в вечность мгновения. Елена передвинула мундштук в левый уголок рта и, сузив глаза, посмотрела на Артура поверх карт. Он ответил ей непроницаемым "фирменным" взглядом йорт. Ведьма закинула ногу на ногу, колено правой уперлось в металлическую столешницу стола. Кучка на столе покосилась, "Орбит" скользнул вниз как санки с горки.
  - Семерка пик.
  - Десятка пик!
  - Десятка треф!
  - Десятка червей! - Сэм подключился к травле, подкидывая ей карту.
  - Валет червей! Шестерка пик! - ведьма злорадно улыбнулась и выпустила тонкую струйку дыма, пахнущую розами и виноградом. - Давайте мальчики тряхните мошной, не оставляйте даму неудовлетворенной.
  - Ты не остановишься, пока не высосешь из нас все?
  - Пан или пропал, - изящным пальчиком с длинным черным ногтем и кончиком ядовито-зеленого цвета ведьма ласково погладила последнюю оставшуюся у нее карту.
  - Туз червей.
  - Дама пик.
  Ведьма положила козырную карту поверх битой и демонстративно показала пустые руки.
  - Смотри-ка, два месяца назад ты зеленел, представляя, как Сэм обедает за этим столом, едва спихнув с него труп...
  - Я здесь не обедаю, - спокойно возразил мужчина, не отвлекаясь от игры.
  -... а теперь спокойно сидишь, в картыиграешь.
  - Считаешь, я стал монстром?
  Елена пожала плечами и откинулась на спинку стула, сложив руки на груди.
  - Просто констатирую очередной сделанный жизнью круг. Путь эволюции. Сила привычки. Раньше труп для тебя был человеком, лишенным жизни, теперь просто тело. Плоть. Объект. Но ты не монстр. Монстры считают мертвые тела отбросами, мусором. Отработанным материалом.
  - А что не так? Одно из правил йорт: думай о живых, у мертвых нет желаний и нет будущего.
  - Ты слишком много времени проводишь с Гели. Она учит тебя, как быть йорт, но в силу природной холодности забывает прежде научить быть человеком. Разумных существ от животных отличает почтительное отношение к мертвецам, знание собственной истории и совершенных ошибок.
  - Если ты собираешься распекать меня из-за того что я оставил труп напарника в подземелье то лучше не трать время. Реши я вытащить его, остался бы там вместе с ним. Его съели, а я жив.
  Елена покачала головой. Артур вступил в опасный возраст, когда подростку кажется, что он бессмертен, силен и во всем прав. Хрупкие души такие уязвимые и увлекающиеся в это время. Они принимают идеи и идеалы слишком близко к сердцу. Для них мир лишен полутонов и оттенков - только черное или белое.
  Ведьме не нравилось, что Гай использовал свои связи и устроил Артуру повторный тест на одаренность. Парень его прошел и даже в обход правил был принят стажером в департаменте оперативного реагировании, но... Елена считала неправильным вот так, без должной подготовки показывать изнанку мира. А впрочем, когда это изнанка показывалась подготовленным? Ты либо приспосабливаешься, либо ломаешься.
  Эволюция. Всего только отбор во благо выживания: сильные выживут, слабые умрут.
  Ведьма пожала плечами будто признавая поражение в диалоге который вела со вселенной. Она поднялась на первый этаж, намереваясь поговорить с Гели и улизнуть раньше, чем приедет Анастас. Бывший лидер "новой крови" зачастил в Управление. То ли какие-то дела у него были с новым главой йорт, то ли он решил свести ее с ума. В его присутствии ведьма ощущала странное беспокойство, волнение, потребность куда-то бежать и что-то делать.
  Вот и сейчас заметив его в центре холла, она машинально отступила на шаг и укрылась за раскидистым кустом фикуса. Благословенны будут фикусы и ниши. Мужчина беседовал с Аристархом и Елена, нервничая, мысленно просила его поскорее закончить и убраться из холла. Она почти разозлилась тому, что вынуждена избегать такого красивого мужчину: высокого, с широкими плечами и дьявольски красивыми серо-голубыми глазами. Он был очень похож на человека, но внимательный взгляд все равно подмечал отличия: другие пропорции тела, хищные черты лица, форма черепа, гладкая, без следов щетины кожа щек, слишком яркие глаза...
  Заметив у входа Гели, Елена застонала, но заставила себя покинуть укрытие. Выпрямила спину и решительно сжала губы. Видит Бог, она сделала все что могла.
  
  ***
  
  Я всегда считала пунктуальность своим главным (и вероятно единственным) положительным качеством. Заставить опоздать меня могла только смерть. Я просыпала, ломалась моя машина, но каким-то чудом мне удавалось добраться до пункта назначения вовремя. И вот теперь состоялось главное грехопадение - я опаздывала третий раз за неделю, притом, что сегодня была только среда.
  Следует отметить, что когда вы опаздываете сами по себе, и когда опоздавшую вас привозит Патриарх вашего Дома, это два качественно разных опоздания. Естественно Гай для соблюдения проформы каждый раз сурово сдвигает брови и просит меня в следующий раз собираться расторопнее, но мы оба знаем, что это только слова. Счастливые и влюбленные за часами не следят, а мы весьма влюблены и счастливы. Вот даже не знаю, как мы умудряемся.
  И, разумеется, мое теперешнее положение в обществе не мешает новому шефу - Аристарху, выходцу дома Змей, исключительно вежливо и корректно напоминать, что рабочий день уже начался. В этот раз от гневной тирады меня спас стоявший рядом с ним Анастас.
  - Все хорошеете, дорогая моя, - мужчина слегка склонил голову.
  - Даже дурнушка будет выглядеть презентабельно в шелках и бриллиантах, - возразила я. - Так что это не я сверкаю, а украшения. Но мне приятны ваши слова.
  - Поглядите-ка, углы пообтесались, обертка поменялась... вы стали настоящей благовоспитанной ноттой.
  В последнее время между нами установилось перемирие, нарушаемое разве что небольшими колкостями. Анастас был давним другом Гая, равным ему по рождению и возрасту, так что я предпочитала не задевать его и не третировать линий раз. Да и чего греха таить в связи с недавней драмой, случившейся в его жизни, мне было жаль бывшего главу "новой крови". Для мужчины, чья любимая женщина не помнит тебя, он держался на удивление хорошо. Это, наверное, и отличает настоящих мужчин от всех прочих - умение контролировать эмоции и держать лицо.
  Елена Анастаса тоже жалела, но предпочитала делать это с расстояния, и чем больше оно было, тем лучше. Думается, именно наперекор ведьме судьба сталкивала ее с ним, и в Управлении и за его пределами. Неделю назад ведьма встретилась с ним в нашем любимом кафе и поспешно покинула его, даже не допив кофе и, не надкусив фирменный амстердамский пирог. Я пыталась втолковать ей, что такое поведение выглядит как минимум подозрительно, но подруга поступила как обычно - просто проигнорировала мои слова. Она считала себя мудрой и опытной в отношениях с мужчинами... но конечно не с теми кто хоть сколько-нибудь ей нравился.
  Мы услышали характерное цоканье каблучков - конечно, это была Елена - и одновременно округлили глаза. Елена пахла собой, но в остальном... Черные волосы, убранные в пучок, неяркий макияж и строгий черный костюм, застегнутый на все пуговицы. Единственным ярким пятном были ядовито-зеленые кончики ногтей. Блондинистая шевелюра канула в лету.
  - Анастас, - в холл вошел Гай и тоже замер, наблюдая за "явление" ведьмы.
  - Здравствуйте, - очень формально поздоровалась ведьма. - Гели, я бы хотела...
  Мы пораженно молчали, и подруга нервно провела рукой по волосам.
  - Что? Что-то не так?
  - Давно это с ней? - очень тихо спросил Анастас у Гая.
  - Да нет, - он покачал головой, - еще вчера все было нормально.
  Анастас учтиво кивнул ведьме и отошел, даже не заведя ставшую уже привычной беседу о памяти и чарах. По пути к лестнице он несколько раз оглядывался, будто надеясь, что ему показалось.
  - Что ты с собой сотворила?! - я бы засмеялась, если бы всерьез не озаботилась состоянием подруги. Не может быть, чтобы я была такой жестоко сердечной и зацикленной на себе, чтобы не распознать признаки надвигающейся душевной хвори.
  - Вы знаете, - пробормотала она, - мне кажется, он стал что-то припоминать - уж слишком часто он на меня смотрит. Я не хочу такого сильного врага. Поэтому я решила сменить имидж.
  Я всплеснула руками. Вот же... ведьма.
  - Гай, скажи ей.
  - Елена, ты видная молодая женщина. Анастас смотрит не на тебя, ему просто нравятся твои впечатляющие первичные признаки пола.
  - Вот спасибо. Это ты меня сейчас утешил, да?
  Гай ободряюще похлопал ведьму по плечу.
  - Пойду, проверю на месте ли представители Патриархий.
  - Ну а ты как? - перевела она тему.
  - Как белка в колесе. Бегу, бегу, подаю без сил, засыпаю, а потом вновь начинаю бежать...только уже в другом направлении. И все равно в колесе. Я до полуночи заполняла отчеты. А потом была на вскрытии Майлса Индориан, из дома Змей. Сэм пытается понять, какими веществами накачали покойного.
  - Или он сам накачался.
  - Не исключено, - я пожала плечами. - Хочется верить, что это была простая вспышка ненависти и нетерпимости отдельно взятого индивида к другому, но это было бы слишком просто. Сейчас проверяем все версии. А ты чего такая унылая?
  - Не знаю. Все такие счастливые, просто противно. А я...
  - А ты уже пятый месяц без мужчины. Только я тебе вот что скажу: в таком виде ты вряд ли решишь эту проблему.
  - Почти шесть, - поправила ведьма. - Мне плохо.
  - Пойди, убейся, - беззлобно посоветовал Фредерик, широко ухмыляясь и обнимая нас за плечи. От него пахло мехом, холодом и почему-то яблоками. Рядом с ним топтался Артур - в последний месяц он заметно вытянулся и раздался в плечах, все меньше напоминая маменькиного сыночка с пухлыми губами и безразличным взглядом. Вредность его тоже стала больше.
  Ведьма в притворном раздражении сбросила руку двусущего.
  - Я не собираюсь умирать. Я еще не прошла Скайрим!
  - И не переспала со всеми мужчинами в городе, - не упустил случая поддразнить ее Фредерик.
  - У вас устаревшие данные, сударь.
  Лицо двусущего вытянулось, глаза округлились от удивления.
  - Нет, постой...
  - Мужчин в этом городе всего десять - в том числе Гай, на которого я не претендую. Остальные жалкие подделки мимикрирующие под них, - ведьма похлопала собеседника по плечу и удалилась, соблазнительно покачивая бедрами. Практикант, несший стопку папок, выронил их наповал сраженный то ли неотразимой сексуальностью ведьмы, то ли ее агрессивным боевым окрасом.
  - Что такое "Скайрим"? - спросил Артур.
  - Как отрок, ты не знаешь? - Фредерик пошевелил бровями. - Это эпическая игра, в которой благородные оборот...- его голос сорвался на фальцет и мужчина приподнялся на цыпочки, с удивлением уставившись на ухватившую его за промежность руку.
  - ...вампиры спасают мир от нашествия драконов, - закончила Мавенсилнат и разжала руку.
  Вампирша как всегда была бледна, саркастична и сосредоточена. За ней неразлучными тенями следовали две любимые гончие - Хогало и Пугало. Аристарх опять будет биться в истерике, когда узнает, что она провела их в Управление. Но что в силах сделать охрана, если разъяренный вампир желает взять с собой "милых собачек"? Только пропустить. Двусущий отошел от нее, поправляя галстук и пытаясь восстановить самообладание. Пугало вывалил язык и сел, пристально следя за Фредерикоми всем видом будто-то бы говоря: "Только сунься". Хогало флегматично рассматривал кадку с фикусом с поистине французским презрением во взгляде.
  - Международной конвенцией по правам мужчин в жестоком мире женщин запрещено подкрадываться со спины и хватать за самое дорогое.
  - Как ты можешь претендовать на спасение мира, коль не можешь следить за самым дорогим?
  - Невероятно, - Артур переводил взгляд с вампирши на двусущего. - Взрослые люди, а ведете себя как... как дети!
  - В этом и прелесть верно? - вампирша убрала за ухо короткую темную прядь. - Я могу вести себя как ребенок, и никто мне этого не запретит. Хочу мир спасаю, хочу яйца отрываю.
  - Мавенсилнат! - не выдержала я.
  Стоит только им собраться в одном месте и все - они начинают делать это: спорить, выяснять отношения, топать ногами и повышать голос. Противоположенные взгляды, разные вкусы, воспитание и предпочтения и тот скоромный факт, что один из них двусущий, другая ведьма, а третья... да, третья вампирша. Есть еще мой "почти братец", но его весовая категория обеспечивает ему нокаут в первые мгновения словесного поединка.
  - Я попросил бы вас не...
  - Сначала мужиком стань, а потом уже проси меня, ты недоразумение мохнатое. Луна для тебя голубая, а дружок? Представляю как ты балдеешь нюхая задницы во время приветствия членов стаи в истинном облике.
  - Падальщица, да я тебя!.. - Фредерик рванул галстук, и его челюсть с тошнотворным хлюпающим звуком удлинилась и выдвинулась, желтые зубы клацнули в дюйме от лица Мавенсилнат. - Если я не бросаюсь на первую встречную юбку, это не значит, что меня интересуют мужчины.
  - Разговаривая с Еленой, ты, ни разу не посмотрел на ее грудь. Ни разу!
  - Зато ты смотрела и облизывалась, да? Представляла с чем лучше она пойдет, со спаржей или с горошком?
  - Прекратите! - я повысила голос, и спорщики замолчали и повернулись ко мне. Я одернула пиджак и поджала губы. - Вы в управлении йорт и на вас смотрят люди. Хотите разборок - идите, померяйтесь волшебными палочками куда-нибудь в другое место. Не позорьтесь.
  - А мне стесняться нечего, - дерзко ответила вампирша, выставляя вперед ногу и упираясь руками в бока. - Пусть этот смущается. Его жезл и жезлом-то называть нельзя. Так, мизинчик с претензиями, - кривляясь, закончила она.
  Они снова завелись, но от потребности что-то сделать с этим самой меня спас вернувшийся Гай. Судя по всему, собрались еще не все представители, и у него было время поговорить с Мавенсилнат. Конечно, если он не сделала этого вчера, в чем я сомневаюсь.
  - Гай, и что ты про это скажешь?!
  -... "ночной позор" - итог сцены следующей за романтической. Или лучше назвать это "разочарованием года"? - узкие губы вампирши искривила неприятная улыбка.
  - ...иди, жуй трупы гнусная кровопийца, - не остался в долгу двусущий.
  - Вампиры против двусущих серия пятнадцатая, - Гай склонил голову, рассматривая друзей, будто видел их впервые. Раздался знакомый перестук каблуков, и он добавил: - С участием приглашенной звезды - Елены Троян.
  - Я слышала, тут кто-то упоминал мою грудь.
  - Позже ведьма, позже. Сейчас на повестке дня "не достоинство" Фредерика. Или надо сказать позор?
  Спорщики с упоением вернулись к прерванной баталии, а у меня в сумочке ожил телефон жизнерадостным "Lollipop" создавая фон потасовке пока я пыталась отыскать его в скоплении тех мелочей, без которых не обходится ни одно вместилище необходимых женщине вещей. В конце концов, Гай отнял сумку и жестом фокусника извлек телефон из бокового кармашка.
  - Зато я могу найти горчицу в холодильнике, - огрызнулась я в ответ на его снисходительный взгляд.
  - Можешь, но чаще находишь неприятности.
  Ощущение абсурдности происходящего усиливалось. Я нажала "отбой" и бросила телефон в сумку, тут же поглощенный ее ненасытной утробой. Запустив пальцы в волосы, постаралась успокоиться. Установленная в центре холла елка подмигивала сотнями огоньков, друзья ругались, Гай улыбался, телефон снова затрезвонил...
  Над площадкой стационарного портала вспух и лопнул пузырь искривленного пространства, и мощная волна отбросила нас к стене. Под звон разбивающихся стекол я рухнула на мозаичный пол. Сверху навалился Гай, закрывающий меня от падающих кусков потолка, а наделе придавливающий к полу, так что не вдохнуть, не выдохнуть. Впрочем, вокруг поднялась такая пыль, что дышать было опасно для жизни в большей степени, чем не дышать.
  Я попыталась заговорить, но из горла вырвался только слабый сип.
  - Ссс...
  - Гели? - дыхание Гая щекотало мне висок. - Что?
  - Ссс...слезь!..
  
  Глава 2. Цельнометаллическое сердце
  
  Я всегда говорил, что женщина как фильм ужасов:
  чем больше места остается воображению, тем лучше.
  
  Альфред Хичкок
  
  Плавающая в воздухе пыль мешала видеть дальше кончика носа, но Елена с уверенностью могла сказать, где находится тот, вернее та, кто все это устроил. По спине прошлась горячая волна, когда ведьма поднялась на ноги, кашляя и пытаясь разглядеть хоть что-то.
  Было слишком тихо - ни стонов, ни криков о помощи. Только едва слышное учащенное дыхание и негромкое проклятие, когда двусущий наткнулся на что-то. Воздух понемногу очищался и первым, что Елена услышала, был удивленной возглас Фредерика, быстрее остальных разглядевшего причину этой маленькой катастрофы.
  На относительно чистом участке стационарного портала стояла высокая светловолосая женщина в белом платье. Большие ярко-голубые глаза светились как неоновые лампочки.
  - Это что за черт возьми? - Фредерик сдавленно выругался.
  - Запоздавший новогодний подарочек, - ведьма кровожадно оскалилась.
  Узкие губы противницы изогнулись, на ладонях потрескивали шаровые молнии. Тонкие пальцы ласкали их как котят. Мегатонны энергии. Танцующая на кончиках пальцев смерть. Ведьма почувствовала, как ею овладевает азарт - возбуждение пролилось по позвоночнику, зажглось в солнечном сплетении и свернулось пушистым шаром внизу живота. Руки задрожали от выплеснувшейся в кровь дозы адреналина. От восторга предстоящей схватки захватывало дух.
  "Ну что же, поиграем" - Елена подалась вперед, правой рукой вычерчивая защитные руны, а левой нащупывая рукоять закрепленного на пояснице ритуального кинжала.
  - Не вмешивайтесь! - крикнула она, увернувшись от шаровой молнии. Провела лезвием по запястью, вскрывая не успевшую до конца затянуться рану. Усиленные кровью чары возвели барьер, отделивший женщин от остального мира.
  "Я не хочу сражаться с тобой" - прозвучал мелодичный голос в ее голове.
  "А я - хочу" - Елена сосредоточилась, выплетая ловчую сеть и одновременно удерживая щит, защищающий ее от слетающих с рук противницы молний. В какой-то момент щит дрогнул, и взрыв отбросил ведьму в барьер - Елена влетела в него спиной, и он рухнул с оглушающим треском. Взрывная волна отбросила ее к стене, во рту появился горьковатый вкус крови. В ушах стоял звон, и по ощущениям кто-то натолкал в них ваты.
  Незнакомка смотрела удивленно, и Елена улыбнулась, слизнула с губы выступившую кровь. Чтобы уничтожить ее нужно нечто большее, чем электричество.
  Гели метнулась к пришелице, но Анатас отнюдь не вежливо отшвырнул ее в сторону, в руки пошатывающегося Гая. Запыленный и отчаянно кашляющий Артур выпустил в противницу всю обойму верного Кольта, та лишь небрежно отмахнулась, меняя направление пуль. Несколько упали оплавленными каплями металла в считанных дюймах от Анастаса, будто натолкнувшись на невидимую стену.
  Приподнявшись на дрожащих руках, Елена всмотрелась в расплывающуюся по краям картинку. Время замедлило ход, то, что казалось деталями, вдруг обрело значение - кружащаяся в солнечных лучах пыль, пылающая энергией аура Анастаса, Гели сжимающая руку Гая... Ведьма видела как сплетаются энергетические потоки, как остывает воздух становясь обжигающе холодным, как покрывается изморосью мраморный пол... Как проступает огненный круг вокруг их противницы. Наполнявшая воздух сила ожигала. Ведьма ощутила, как выгорает на волосах краска, как проступает ее натуральный светлый цвет.
  Глаза пришелицы закалились, длинные пряди светлых волос плавали в воздухе как в воде, на кончиках пальцев потрескивали искры. Кто знает, чем бы обернулось ее заклинание... но тут в лоб чародейки впечаталась бутылка с водой и глаза женщины закатились уже по вполне обычной причине - она упала в обморок.
  - Бутылка "Горного источника" всегда со мной, - Сэм стоял, облокотившись о стену. На белой рубашке проступали мелкие пятна крови. Он закашлялся и согнулся, держась за живот. Видимо взрыв застал его во время попытки утолить жажду.
  Из кучи мусора показалась рука, и двусущий поспешил к ней, помогая Мавенсилнат выбраться наружу. Медленно возвращалась способность слышать.
  - Ударь ее молнией, - попросила вампирша когда Гели достала наручники и надела их на бессознательную противницу. - Я бы прожарила мозги этой гадине.
  - Позволю категорически с вами согласиться, - пробормотал Фредерик, отступая на два шага, когда женщина пошевелилась, приходя в себя. - Я бы прожарил ее всю целиком, на всякий случай.
  Анастас прошел через зал и помог Елене встать - до этого ей хватило сил сеть на пол, привалившись к стене.
  - Почему ты защищаешь ее, а не меня? - голос незнакомки по-прежнему звучал в голове Елены, но слышали его, казалось все. - Я женщина твоей расы. Она напала первая, я только защищалась... Прошу простить меня за разрушения, такое иногда случается при пространственном перемещении.
  - Я ее знаю, - спокойно ответил ничуть не смутившийся мужчина, - а вас - нет.
  
  ***
  
  Я не к месту подумала, что собрание Патриархов отменят. Или нет? У них наконец-то представится возможность поговорить о чем-то важном. И без подготовки. Без многочасового просчета ходов соперников, без выбора эффектных фраз и поз. Без расстановки ловушек.
  Отцепив от пояса наручники, я шагнула к светловолосой женщине. Так до конца и не поняла, что произошло - взрыв, короткая схватка, буквально несколько мгновений и вот, бесчувственное тело посреди разрушенного холла. Перешептывания и стоны пострадавших сотрудников. Вой сирен и крики охраны.
  Нарушительница спокойствия пришла в себя после того как я защелкнула зачарованные наручники на ее тонких запястьях. Обратилась к Анастасу, он раздраженно ответил ей. Тогда женщина посмотрела на меня.
  - Освободите меня. Я принадлежу Дому Воды и Воздуха. Будет справедливо если...
  - Что справедливо, а что нет, решать Патриарху, - перебила женщину Елена. Невозмутимо отряхнула запыленную одежду и пригладила растрепавшиеся пряди, вернувшие прежний цвет. - И главе безопасности йорт.
  - По какому праву вы так со мной говорите? Я - нота Вифиния, дочь третьего Дома. Мне с трудом удалось покинуть наш умирающий мир...
  - Вы только что чуть не убили нас и у вас хватает совести что-то требовать?
  - Я уже извинилась, - с чувством собственного достоинства отозвалась Вифиния.
  - Во-первых, это не доказано, а во-вторых, это вы там, в своем мире были кем-то. Здесь вам придется доказать титул, принадлежность и полезность. А говорю я по праву должности - я консультант по магии. И как консультант советую тщательно проверить личность женщины сумевшей переместиться без ключа-доступа, - ведьма играла на публику. - Этот портал создан двести лет назад. У вас не могло быть ключа от него. Логично было бы предположить, что вы окажитесь на месте первого земного портала - во Франции.
  Холл постепенно заполнялся удивленными ничего не понимающими служащими и Патриархами. Аристарх, введенный Гаем в курс дела, распорядился отвести Вифинию в комнату для допроса и приставить к ней двух магов. Светловолосая фурия едва не уничтожившая Управление ушла с гордо поднятой головой и осанкой королевы.
  - Я так понимаю, совет отменяется? - Гай вопросительно посмотрел на Патриархов, те лишь рассеянно кивнули. - В таком случае я покину вас. Гели, полагаю, тебе следует поехать со мной.
  Я только кивнула, позволяя взять себя за руку и вывести себя на улицу. Уже на парковке вспомнила, что Артур остался один, но Гай только отмахнулся, сказал, что Фредерик и Елена присмотрят за ним. Я сомневалась - думается Елена предпочтет присмотреть за Вифинией.
  - Садись за руль, - Гай протянул мне брелок с ключами.
  - Что? - я не поверила ушам. - Ты позволишь мне покуситься на святое?
  - Только сегодня и только в качестве исключения.
  - Я... - я замолчала, уставившись на левое плечо Гая - на темной ткани пиджака проступало влажное пятно. - Отцы-основатели, ты ранен! Почему ты ничего не сказал? Надо срочно вернуться и...
  - Садись за руль, - спокойно повторил Гай, подталкивая меня к машине. - Считается что вот это, - он показал на перстень на указательном пальце левой руки, - защищает меня от стрел и пуль. Вернее защищало бы, принадлежи я Дому Воды и Воздуха. Нам сейчас ни к чему сплетни и скандалы. Документы почти готовы, скоро я подам их на рассмотрение - но только тогда когда это будет выгодно для нас.
  - Ты загонишь себя в могилу.
  - Только если ты облажаешься, и мы врежемся в столб или ограждение.
  - Врезаться - это по части Елены, - я завела машину и вырулила с парковки. - Куда ехать?
  Гай назвал адрес. Это было всего в паре кварталов, чему я тихо порадовалась - кровь у него не останавливалась, он мог потерять слишком много. Ранение в плечо далеко не так безобидно как это любят показывать в кино. Исключительно редко пуля попадает в мягкие ткани, а в большинстве случаев последствия колеблются от перелома ключицы, до потери подвижности руки и даже смерти. Судя по тому, что Гай может двигать пальцами и рукой, нервный узел не задет, а ключица цела.
  Я остановила машину на окраине Заречья, возле нужного нам дома. Внешне он ничем не отличался от остальных в этих трущобах. На противоположенной стороне подпирали стену несколько дешевых фей, по возрасту едва ли дотянувших до шестнадцати лет.
  - Ты уверен, что тебя здесь вылечат, а не угробят? - с сомнением уточнила я, помогая Гаю выбраться из машины. Он только дернул плечом и тут же поморщился.
  Я занесла руку, чтобы постучать, но дверь распахнулась раньше, чем я коснулась дерева. По ту сторону порога щурясь от дневного света, стояло высокое сгорбленное нечто неопределенного пола. Светлые космы были украшены соколиными перьями и подвязаны куском алого шелка, в растянутых ушных мочках покачивались массивные золотые серьги-кольца. Болезненно худое тело куталось в цветастую шаль, а в костистой руке дымила сигарета без фильтра.
  На какой-то ужасающий момент мне показалось, что я смотрю на изрядно постаревшую и потасканную жизнью Елену. Отцы основатели подумала я в ужасе, нужно во чтобы то ни стало убедить ее бросить курить. Я не переживу превращение подруги в нечто подобное. Нужно изловчиться и запечатлеть это чудо не телефон, чтобы наглядно продемонстрировать ведьме вред курения.
  - Заходите, - каркнуло существо прокуренным голосом и ей тут же отозвался другой - такой же хриплый.
  Мы проследовали за хозяйкой в небольшую, на удивление чистую светлую комнату. Она усадила Гая на стул, и я сжала руки в замок, чувствуя себя неловко. Комната освещалась лампой дающей чистый белый свет, у стен стояли шкафы с травами, настойками и какими-то инструментами. На одной из полок, в банках со спиртом плавало что-то неопределимое, к чему я решила не присматриваться.
  Женщина тщательно вымыла руки, придвинула столик и развернула марлю со сверкающими хирургическими инструментами. Остро запахло лекарствами, и я занервничала еще больше. Будто Гаю не пулю будут извлекать, а как минимум пересаживать сердце.
  - Можешь подождать в машине, - предложил Гай.
  - Мужчины не любят когда видят их слабость, - отозвалась лекарка, натягивая перчатки, и отрезала путь к отступлению. - Будешь держать его, чтобы не дернулся.
  Злясь на себя - когда это я успела стать такой мягкотелой и пугливой, - я шагнула к Гаю.
  
  ***
  
  Кто бы сомневался - Елене удалось вытрясти из Аристарха не только душу, но и засекреченную информацию с допроса. Она подловила его на лестнице, отнюдь не элегантно прижав к стене и всунув колено между его судорожно сжатыми ногами. Она двигала ногой, вниз и вверх лаская его внутреннюю сторону бедра, а он как на духу выложил ей все, что удалось узнать. Он бы выложил еще больше - вплоть до грешков бурной юности, - но такие подробности ее не интересовали. В конце ведьма погладила его щеке и почти материнским жестом поправила галстук. Давно усвоенное правило работало: брать ханжей сексом, а казанов холодом.
  Уединившись в туалетной кабинке во избежание неловкостей (некоторых пугали ее закатившиеся ко лбу глаза и вид глубоко "ушедшей в себя" когда она устанавливала прочную связь) она "вызвала" Гели. Та отозвалась почти сразу, взвинченная и расстроенная.
  - Мужчины, - фыркнула Елена, узнав, в чем дело. - Послушай, о чем поет наша птичка. Дескать, вашему миру пришел окончательный конец, и она решила, что пора спасаться. А до того жила в общине уцелевших членов вашего Дома, из тех что не мигрировали к нам.
  - А остальная община?
  - Погибла во время налета другой группы. Осталась одна она. Ты ей поверишь?
  Гели какое-то время молчала, размышляя и подбирая слова.
  - Я видела, во что превратился наш мир и выжившие люди. А Вифиния не выглядит потрепанной или испуганной и едва ли это можно списать на благородное происхождение и умение держать себя в руках, - Гели помедлила, будто решая продолжать или нет. - Кто-то забрал свитки эпохи Последнего короля и тома с заклинаниями. Если верить архивным записям там были рассмотрены способы работы с подсознанием, памятью и техники глубокого гипноза.
  - Все то, что проделывала Кастилла, - уловила мысль ведьма.
  - Когда я узнала что мой мир не мертв, я подумала... она могла заключить с ними союз.
  - Что Кастилла могла предложить в обмен на знания?
  - Быть может возможность сбежать из умирающего мира. Суть проклятия такова, что с каждым годом оно становится сильнее, разрушая материю и энергетические потоки. Я не думала, что кто-то может выжить в том аду. Во время рейда в хранилище я не видела следов людей или животных или ... хоть что ни будь. Только запустение и пыль. Правда мы не совались дальше хранилища и не выходили на улицу. Позже я убедилась, как мы ошибались, но Елена - те люди были настоящими дикарями. И я не могла понять, на каком языке они говорят.
  - Вифиния сказала, что использует чары и передает напрямую мысли и образы, думаем то мы одинаково. И вот что я тебе скажу - не нравится мне эта дамочка с такими навыками работы с чужими мозгами.
  - А мне не нравится, что она появилась именно сейчас. У нас и так хватает забот со смертью Аналитика, королевой и Патриархами. Отцы основатели и что мы теперь будем делать?
  - Я точно знаю, чего мы не будем делать. Никаких глупостей. Никакого безответственного использования магии.
  - Тебя вызвали "на ковер" к начальству? - участливо спросила Гели.
  Ведьма вздохнула.
  Две недели назад Елена получилась гневную ноту совета Тринадцати. Ранним утром, когда она умывалась и наносила крем, зеркало мигнуло и ее лицо, отмеченное печальными последствиями хорошо проведенной новогодней ночи, сменилось строгим и до безобразия бодрым изображением незнакомой ведьмы. Выглядеть так хорошо утром первого января по скромному мнению Елены было просто противозаконно.
  Ведьма поджала тонкие губы, и возмутительно вежливо представившись, сообщила, что сообщество вардов недовольно поведением Елены. Ищейки совета как-то прознали о вызове демона. Елена даже догадывалась как - вызов оставляет заметный магический след и возмущение в энергетическом слое.
  - Сколько раз ты говорила со своей королевой?
  - Не считая того раза когда мы спасли ее, только однажды, когда меня ей представили. Я была юной шестнадцатилетней дебютанткой, затянутой в метры шелка...
  - А я нашу Коронованную ведьму ни разу. Я слишком мелкая сошка чтобы она изволила говорить со мной лично. Подозреваю, она даже не знает о моем существовании.
  - Думаю, теперь знает.
  - Понимаешь, мы в большинстве своем очень свободолюбивы, работать предпочитают сами по себе, и очень неохотно признаю над собой власть. Потому наш совет Тринадцати во главе с Коронованной по-сути самопровозглашенный орган управления. И ведьмы там влиятельные, но далеко не самые сильные. Под их юрисдикцией слабые варды, сделавшие какую-нибудь глупость.
  - А почему сильные ведьмы не поставят этих выскочек на место?
  - Сильным ведьмам есть чем заняться, совет им не мешает, и они не обращают на него внимания. Кроме того, от них есть и определенная польза.
  - Управление может справиться с отловом ведьм. И демонов.
  - Вы отслеживаете демонов по оставленным трупам, а не ментальным следам. Без помощи ведьм вам никак не обойтись.
  - Ну, у нас есть штатный демонолог - очень хороший я тебе скажу. Если хочешь...
  - Вот только сводничать не надо. И вообще - сотри с лица эту довольную улыбку. Признавайся мерзавка, где лежит хладный труп моей дорогой подруги: суровой, сдержанной и воспитанной?
  Гели тут же посуровела, припомнив, что рядом страдает ее ненаглядный Гай и поспешила прервать связь.
  
  Глава 3. Ring-a-ring o' roses
  
  Кругом венки, несем цветы,
  Пучок травы волшебной!
  Кругом костры, гробы, кресты
  И нет у нас надежды! [1]
  
  Детская считалочка
  
  Последним гвоздем в крышке моего гроба стало утреннее сообщение на автоответчике.
  Гай еще спал, я варила кофе и собиралась, а рука сама собой потянулась к кнопочке. Вчера мы вернулись поздно и сразу легли спать, вопреки представившимся возможностям обойдясь без непотребств. Оба устали да еще у Гая ныло плечо зафиксированное шиной и тугой повязкой. Герой-любовник из него прямо скажем, был бы неважный. Так что после короткого раунда обнимашек мы практически одновременно воспарили в объятия Морфея.
  "...с прискорбием сообщаем, что королева Гизелла скончалась...".
  Все. Дальше можно в принципе не слушать. Можно идти подбирать себе подходящий черный костюм и морально готовиться к катаклизмам, а йорт еще и к геморрою. Королева мертва, да здравствует король! Я так и замерла с ложечкой, которой отмеряла кофе. Моя светлая милая кухонька внезапно стало темной и чересчур тесной. Я содрогнулась в приступе клаустрофобии. Впору было рухнуть на колени и завопить "за что?!" подобно монстру Франкенштейна из голливудского блокбастера про Дракулу и сексуального Ван Хелсинга.
  Неужели я так много прошу? Всего только немного покоя. А у нас сначала мегаломания тети, потом маньяк, прихлопнувший Аналитика, новоиспеченная родственница со склонностью к театральным эффектам ну и до кучи неразбериха, которая возникнет после смерти королевы. Только одно радует, если конечно это можно счесть радостью - Гизелла умерла своей смертью, абсолютно ожидаемо, по плану я бы сказала.
  Я присела на стул и обхватила голову руками. Почему-то вспомнилось, что подходящего черного костюма у меня нет. Надеюсь, до вечера удастся найти подходящий. Да еще надо позвонить Елене. Она все-таки йорт... В спальне завозился Гай, сдавленно выругался когда включил телефон и увидел количество пропущенных звонков. Я вдруг подумала, что Гизелла теперь счастлива. Где-то там, в посмертии, если конечно это не полная чушь, она встретила своего варвара и теперь наверстывает тысячу лет ожидания.
  
  Семья, в который каждый сам по себе это как пьяная команда корабля попавшего в шторм. Потому на время похорон мы выступили единым фронтом: Гай, Ариадна, Артур и я. Ариадна и Гай впервые с того вечера встретились и обменялись приветствиями. Когда мы заняли свои места, я незаметно сжала руку Гая, а он в ответ пожал мою. Трудно было представить, что он чувствует. Что он будет чувствовать стоя рядом с женщиной, которую до недавнего времени считал матерью. С женщиной швырнувшей ему в лицо жестокие, ранящие слова.
  Зал заполнялся представителями Домов во главе с Патриархами, и я невольно задумалась о том, что теперь будет с двором и Управлением. Поскольку Гизелла была последней в своем Доме, двор и соответственно Управление размещалось на территории подконтрольной другим Патриархам. Последние лет двести это была территория нашего Дома, и мороки с этим было не меряно - визиты, делегации, представительства Домов и Пакт о Нейтральной территории, согласно которому в городе могли вести бизнес члены других Домов. Так, например Анастас был партнером Гая, но и имел собственный бизнес, хотя и был наследником дома Крови и Роз с резиденцией на территории Англии.
  Что будет теперь? Двор переедет? А Управление? Вся верхушка была сосредоточена в нашем городе, по остальному миру размещались филиалы, но как быть теперь? Слишком много вопросов предстояло решить.
  Когда все собрались и затихли, к гробу, который предстояло торжественно кремировать, подошел глава йорт. Произнес краткую, но емкую торжественную речь. Все-таки смерть Гизеллы означала конец целый эпохи и знаменовала начало перемен. Потом стали выходить Патриархи, в том числе и Гай. Он стоял там, под прицелом устремленных на него взглядов: молодой, умный, красивый. Прирожденный лидер. Я гордилась им. И этот мужчина согласен отказаться от власти ради меня. Ради возможности построить наше общее будущее, возможно лишившись одобрения и поддержки всего вида.
  - Он умен, - тихо сказала Вифиния. Артефакты признали ее, и она стояла в числе прочих членов нашего Дома.
  Вернувшийся на место Гай, уступивший слушателей следующему Патриарху, тихо извинился, сказав, что должен вернуться в офис и подготовиться: сегодня собрание акционеров, которое никак нельзя пропустить. Уходя, он на мгновение коснулся моего плеча, и я улыбнулась.
  Ноги начинали уставать, я ободряла себя тем, что сейчас выскажется последний и гроб торжественно вынесут, чтобы кремировать тело Гизеллы, а позже захоронить ее прах в нашем мире. Она должна была вернуться в землю, созданием которой была.
  Стоящая рядом Елена выглядела воплощенным правосудием, сдержанная и строгая, в черном платье и маленькой шляпке с вуалью. Руки скрещены на груди, губы поджаты, взгляд сосредоточен на Вифинии. Новая наша "родственница" доверия ей не внушала. Как и мне впрочем.
  Я подумала, что похороны с человеческой точки зрения выглядят странно: никто не плачет, не утирает глаз платком и не вспоминает историй. Окружающие меня мужчины и женщины спокойны и сосредоточены, отчужденные на вид, но на самом деле внимательно наблюдающие за другими семьями. Сумятицу вносило только монотонное хныканье полуторогодовалого внебрачного сына Гая - его мать безуспешно пыталась успокоить ребенка и отчаянно покраснела, когда на нее стали оборачиваться.
   Тут же по толпе прошло волнение, шепоток, раздалась пара тихих смешков и ядовитых комментариев. Кто-то переступил с ноги на ногу, устав от длительного молчаливого стояния.
  Будто почуяв изменение настроения, пронзительно завопила Мелюза. Толстые щеки покраснели и раздулись, кулачки гневно сжались, молотя по воздуху, серебристые, такие знакомые и неуместные на этом лице глаза сжались в щелочки.
  "Мне всего двадцать четыре, - с раздражением подумала я, - почему я должна думать о детях?" Зачем мне чужой ребенок? Если я захочу младенца я его рожу".
  Скрестив руки на груди, я поморщилась от очередного вопля. Как оказалось я ревнива и раздражительна в большей степени, чем считала раньше. Бывшие любовницы и дети Гая были мне безразличны - так я думала раньше. До тех пор пока Дом его погибшей от моей руки любовницы прислал с няней вопящий сверток. Ребенок должен знать отца, сказали они. В ней моя кровь, сказал Гай. Какой он ответственный и заботливый, подумала я, с трудом преодолевая желание закатить безобразную истерику и разбить пару сервизов. Или снять со стены легендарный меч и устроить массовое побоище.
  Я заставляла себя расслабиться. Представить себя на их месте. Вспомнить сказанные Мавенсилнат слова - о собственном благоразумии и лояльности. Но говорить одно, а представлять, как Гай овладевал матерью этого младенца - совсем другое.
  "У меня левая грудь больше правой и это платье это только подчеркивает".
  Мысль была настолько неожиданной, что я повернулась и вопросительно посмотрела на подругу. Конечно, ее грудь была полностью закрыта.
  "У тебя был такой вид, будто ты сейчас схватишь эту несчастную и... Нет, даже думать об этом не буду. Вероятно, у ведьмы, живущей в пряничном домике, был такой же взгляд".
  Она стрельнула глазами в сторону Измы, пока что живой бывшей любовницы Гая.
  "Проверь шкафы и хорошенько пошарь на антресолях - стоит разобраться с его запасом подружек-матрешек до начала вашей совместной жизни. И где он только брал таких одинаковых шатенок?"
  Я только сейчас подумала что две его пассии, чрезвычайно похожи. Были. До того как я не отправила одну к праотцам. Такие же светлоглазые и темноволосые как я.
  Когда гроб унесли, мы стали потихоньку продвигаться к выходу, где нас уже ждал Фредерик. Мавенсилнат по понятным причинам не явилась на похороны, а вот двусущий был, как представить дружественной фракции. Я почти смирилась с его ролью в нашей жизни.
  - А, это ты, наша маленькая похотливая волшебница, - поприветствовал он Елену. - Явилась, умыкнуть кусочек покойничка для очередного мерзкого зелья?
  - Нет, - сладким-сладким голосом возразила подруга, - кусочек покойника у меня уже есть. Осталось только достать совершенно особенную часть двусущего. Совершенно особенную, - многозначительно повторила она, поигрывая бровями. - Если ты понимаешь, о чем я.
  - Ты просто омерзительна.
  - Спасибо, я стараюсь, - кокетливо улыбнулась ведьма, делая вид, что смущена.
  - О, ну хватит уже, - попросила я, дергая подругу за рукав. - Обострение вашего противостояния затянулось.
  - Да брось, мы просто дурачимся. Воспринимай это как... как флирт.
  - Мы же не бьем друг друга, - согласился двусущий. - По крайней мере, в физическом смысле. Вот уж не думал Гели, что пустяковый треп будет тебя задевать. - Он осуждающе цокнул языком, предложил руку Елене, и та позволила взять себя под локоток и отвести на стоянку. Артур ушел с ними.
  Мимо прошла Ариадна, вознамерившаяся осчастливить своим обществом бывшую любовницу Гая. Судя по коварной улыбке, блуждавшей по ее лицу, на уме у нее была какая-то гадость. То было злобное торжество, восторг хищной птицы, что вот-вот вцепиться в беззащитную жертву. Я малодушно порадовалась, что сегодня жертва не я. И не Гай. Боюсь он бы не пережил следующего раунда борьбы с вырастившей его женщиной. Вернее пережил бы, он не хрупкое дерево, но это убило бы что-то важное в нем. Что-то, что я не хочу терять.
  - Изма, дорогая моя, - голос Ариадны был как кленовый сироп. - Как я рада видеть тебя.
  - Моя почтение, нотта Ариадна, - молодая женщина поклонилась, не выпуская из руки крошечную ладошку сына. Она отводила взгляд, и видно было, как хочется ей поскорее улизнуть от благодушного настроения нотты. Но, как известно из сетей паучихи выбраться нельзя - если только она сама не решит отпустить.
  - Какой очаровательный мальчик, - мать Гая наклонилась и заставила ребенка поднять лицо и посмотреть на нее. - Только вот цвет глаз...
  - Цвет глаз переменчив, - спокойно ответила Изма.
  - Да, дорогая, но не в его возрасте. Сколько ему? - она поворачивала голову мальчика, рассматривая его и так, и эдак. - Уже больше года.
  - Или он мог унаследовать мой цвет.
  - Не тешь себя иллюзиями, - ласково улыбнулась Ариадна. - Не мог. Это дометанный ген.
  Она сняла с себя старинный медный кулон и заставила мальчика взять его в руки.
  - Этот амулет принадлежит семье моего мужа, - сказала она и опустила кулон в ладонь ребенка. - И реагирует только на тех, у кого в жилах течет кровь Дома Холода и Тьмы. А не реагирует... если ее нет. Что и требовалось доказать.
  - Это... это какая-то ошибка! - Изма потянула сына к себе
  - Несомненно, - Ариадна забрала кулон и потеряла к мальчику всякий интерес. - Вы ошиблись, когда называли имя отца.
  - У Гая тоже были проблемы с артефактами! - выпалила вдруг Изма и только договорив, поняла, что упоминать об этом не стоило - лицо Ариадны стало холодной мраморной маской.
  - Артефакты Дома Холода и Тьмы признали его, - холодно проговорила она. - А если у него и были проблемы, так только с женщиной меняющей поклонников как перчатки, и не знающий к какому Дому принадлежит ее... - нотта поджала губы, ее ноздри нервно дернулись, - сын.
  Изма подхватила ребенка на руки и ушла, не попрощавшись, взметнув подолом выпавший снег. Выдержки ей хватило дойти до машины и усадить в нее сына - потом спина ее поникла и она разрыдалась. Мальчик тут же захныкал. На нее старались не смотреть даже члены собственного Дома.
  Когда она уехала, я предложила Елене сходить в наше кафе, потому что кроме кофе во рту у меня сегодня не было и маковой росинки. Кроме того у меня к Елене было предложение которое лучше было озвучивать на сытый желудок. Может если у нее на тарелке будет кусочек сочной вырезки она не вцепиться мне в горло, когда узнает, чего я от нее хочу.
  - И что теперь будет? - спросила подруга, когда мы покончили с ужином и наслаждались десертом и виски.
  - Новый король, - как можно легкомысленнее отозвалась я.
  - Король? - ведьма вопросительно вздернула тонкую бровь.
  - Король, - повторила я. - И ты с ним знакома.
  Сюрприз! Сюрприз!
  Подруга нахмурилась, пытаясь понять, кто это может быть. Видимо лицо меня выдало, потому что она отставила стакан и прошептала:
   - Скажи, что я ошибаюсь.
  - Увы. Архивариусы изучили свитки несколько раз. Анастас в данный момент единственный в ком течет кровь Первого Дома.
  - Почему тогда он так рвался к власти? - удивилась подруга. - К чему все эти игры с "новой кровью"? Ему оставалось подождать несколько лет и взойти на престол.
  - До него было еще несколько претендентов. Но все они умерли: кто от старости, кто по глупости. Кого-то подозреваю, могли устранить члены "новой крови". И я не думаю, что глава йорт позволил бы власти уплыть из своих рук. Анастас либерал, он настроен на реформирование системы, упразднение ряда должностей и порядков, отмены как минимум половины старых законов. - Я сделала глоток виски. - И никто не отменяет личные причины. Он хотел отомстить за смерть матери.
  - Политика, - фыркнула ведьма.
  - Кроме того, Анастас против монархии. Он собирается принять корону только для того чтобы первым же указом сменить форму власти. Управлять жизнью нашего вида должен будет совет Патриархов. А до этого йорт должны сохранить Анастаса в целости и сохранности. Это вдвойне важно после этого неприятного происшествия с Аналитиком.
  - Сохранить, - подозрительно повторила ведьма, начиная понимать, что все это - доверительный разговор, ужин и даже виски не просто так.
  - Сохранить. И с этим можешь справиться только ты.
  - Что? - опешила ведьма и в следующую секунду взорвалась протестами. - Я? Опять я?! Опять!
  - Если ты не догадалась, это отличный повод призвать твоего демона, - я понизила голос. - Ведь одна ты не справишься.
  Я увидела мучительную борьбу профессиональной гордости и страстного желания ведьмы.
  - Так-то оно так, - наконец сказала она. - Но Анастас...
  - А что Анастас? - я поспешила убить сомнения в зародыше. - Ты наемный работник, тела его хранитель и только. Да он будет обращать на тебя не больше внимания, чем на тостер.
  - Вот это ты как раз зря - тосты единственное, что он умеет готовить.
  - Отцы-основатели, да кто приглядывается к тостеру и мучительно размышляет, не видел или он его раньше? В любом случае ты призовешь рогатого воздыхателя, и Анастас лишний раз в твою сторону и не глянет.
  Я не хотела говорить Елене, но вероятность того что друг Гая заинтересуется ею и так была крайне низка. Анастас предпочитал женщин с незапятнанной репутацией и строгими нравами, а репутация ведьма была похожа на шкуру зебры.
  Да, а еще оставалось "обрадовать" самого Анастаса.
  
  Об этом я и думала: о том, как лучше сосватать Анастасу Елену, когда проезжая мимо офиса Гая увидела машину Измы. В голове моей что-то щелкнуло, и я решила, что и так пропавший из-за похорон рабочий день не станет хуже, если я задержусь еще немного. Во мне вдруг с неистовой силой взыграло неизвестное раньше чувство ревности. Не чтобы я не доверяла Гаю... вот Изме я не доверяла однозначно. Эта особа способна на что угодно.
  Через полчаса у Гая должно было состояться собрание акционеров, но он уже отпустил секретаря и в данный момент на этаже никогда кроме него - и Измы - не было. Я на цыпочках подошла к двери его кабинета, вслушиваясь в их голоса. Голос Гая был тих и спокоен, Изма казалась взволнованной. Я сосредоточилась, и мой дух скользнул в помещение, незримой тенью зависая под потолком. Я научилась этому трюку недавно, и он не всегда удавался.
  - Пожалуйста... - умоляла Изма. - Я могу родить тебе других детей, законных. Я могу... я буду... я сделаю все, что ты мне прикажешь, все чего ты захочешь! - страстно шептала она.
  - Поднимись и прекрати унижаться, - Гай подхватил женщину под локоть и поставил на ноги.
  - Я наследница семьи...
  - Изма, - попытался прервать ее он, но она заторопилась.
  - Ты будешь богат.
  - Я и так богат, - тихо сказал Гай, и плечи женщины поникли. - Кто отец твоего ребенка?
  Изма назвала имя, я его не расслышала, но Гай кивнул, явно зная, о ком идет речь.
  - Изма, ты обманула меня, лишила отца своего ребенка возможности видеть его и теперь хочешь, чтобы я женился на тебе? Ты не думала, что у меня может быть женщина, которую я хочу видеть рядом?
  - Значит, я пропала.
  - Поговори с ним, может он тебя простит.
  - Не простит. И мне придется смыть позор кровью, - она посмотрела на Гая и ее глаза блеснули. - Моя смерть будет на твоей совести.
  - Я не виновен в твоих бедах.
  - И смерть моего сына тоже, - Изма решительно рванула ворот платья, обнажая молочно-белую кожу с прозрачно-синей каплей кулона на отливающей перламутром полной груди; платье, шурша, скользнуло по бедрам и опало на пол. Изма вытащила шпильки и красно-каштановые локоны рассыпались по плечам. - Посмотри на меня и скажи, что ты меня не хочешь.
  - Я не хочу грубить, но ты напрашиваешься. Прикройся.
  Выдержка Гая восхищала. Я бы прямо сказала, что она самая обыкновенная... шлюха. Стоит тут, в чем мать родила и соблазняет моего мужчину. Соблазняет. Моего. Мужчину. Хотелось ворваться и оттаскать потаскушку за волосы. Иди, найди себе свободного, а этот занят.
  - Разве ты никогда не ошибался?
  - Дважды.
  Ну, все, решила я, пора брать контроль в свои руки, а сейчас эта особа снимет еще что-то. С Гая. И у меня появиться возможность загреметь за решетку - за умышленное убийство и надругательство над трупом.
  С некоторым трудом я вернулась в тело и вошла в кабинет, быстро закрыв за собой дверь.
  Изма покраснела и, подхватив платье, поспешно натянула его. Не смотря на дерзкое поведение и браваду, она была воспитана в традиционном духе старой аристократии. И одно дело тет-а-тет с бывшим любовником, и совершенно другое оказаться обнаженной перед кем-то другим. Но загляни в этот кабинет любой другой, и сцена сыграла бы ей на руку, стала подтверждением их с Гаем отношений.
  - Тебе следовало выставить ее вон, - сказал я, когда Изма вышла.
  Вместо ответа Гай взял мою руку, провел вниз от ремня и прижал к паху.
  - Чтобы не осталось сомнений относительно моих чувств к ней.
  - Я никогда в тебе не сомневалась, - я погладила его и сжала пальцы, чувствуя, как плоть начинает наливаться кровью. За мгновение до этого он был полностью расслаблен.
  - Ну, спасибо, - он усмехнулся, пытаясь отстраниться. - У меня совещание через десять минут.
  - И это железный аргумент, уж поверь мне.
  - То-то акционеры удивятся, - Гай привлек меня к себе, язык скользнул в мой рот, двигаясь со сводящим с ума намеком. Кожа покрылась мурашками от фантомного ощущения, воспоминания того как он плавно и медленно, дюйм за дюймом входит в меня.
  Я прервала поцелуй, все еще ощущая кислый привкус ревности.
  - Ты чересчур благороден, а некоторые женщины понимают только язык силы. В следующий раз вызови охрану.
  - Собираешься учить меня жизни? - он слегка отстранился.
  - За мной не таскается вереница сохнущих от неразделенной любви бывших. Помяни мое слово: дашь слабину, и эта хищница утащит тебя на дно.
  - Я не позволяю женщинам помыкать собой, - его голос был спокоен, но фразу можно было трактовать двояко.
  С этим, кстати, можно было поспорить.
  - Замечательно, а я не позволяю мужчинам помыкать собой. И вот еще что... если встретишь кого-то, кто придется тебе по душе, я не стану мешать. Только сообщи что мы больше не вместе до того как начнешь ее трахать.
  - Ты что, ревнуешь?
  - Нет, - солгала я, - я раздражена. При всей моей любви к тебе я не покорная и лояльная средневековая женушка, снисходительно смотрящая на шашни своего мужчины и бастардов. У тебя их двое, и старший как оказалось, вовсе не твой... На репутации нашего Дома было пятно, и чернила выходит не твои. А ты любезничаешь с этой дамочкой вместо того чтобы указать ей где ее место.
  - Гели, я не хочу с тобой сориться, но если будешь продолжать в том же духе, это непременно произойдет. Тебе лучше уйти и успокоиться.
  - Великолепно, я так и поступлю. Но есть что-то неправильное в том, что ты отсылаешь меня и спокойно говоришь с Измой. Или чтобы ты меня слушал, мне следует снять с себя платье? Гипнотизирующий эффект груди?
  - Гели, если бы ты не вошла, я бы отправил ее восвояси. Пойми, если мы хотим чтобы прошение удовлетворили, нам не следует создавать скандалов - никаких. Ты права, обиженная Изма может много чего натворить. Нам не следует...
  - И на что ты готов пойти во избежание скандала? Если она захочет тебя? Будешь ублажать ее за молчание?
  Я вышла, не дав ему ответить.
  Вернулась в Управление и остаток рабочего дня провела в непродуктивном настроении, раздраженно шагая по кабинету и бездумно перекладывая бумажки из одной кучки в другую. Возле нашего здания наблюдалась необычная активность - все наши будто решили лично посмотреть на разрушения, а то и утащить кусочек кладки как сувенир на память. Т-т-туристы.
  Едва стрелка подползла ко времени моего освобождения от рабочих повинностей, я схватила сумочку и вышла в коридор. Холл не до конца привели в порядок, но какие-то там куски кладки и мусор не могли остановить меня. Я намеревалась переодеться, позвонить Елене и как следует посидеть с ней в "Зеленом фонаре".
  Подняв воротник, и сердито глядя на толпу зевак у главного здания, я прошла мимо парковки и свернула к медицинскому корпусу, возле которого припарковала машину. К тому времени как я приехала, мое место было занято. Еще одна отвешенная вселенной пощечина.
  Достав ключи, я посмотрела на темные окна. Налетевший порыв холодного ветра заставил поежиться. Звук раздавшихся шагов заставил вздрогнуть. Я резко обернулась посмотреть, кто это и замерла, так и не открыв дверцу. Пользуясь моим замешательством, Гай отобрал ключи и сумочку.
  - Ты идешь со мной, - не терпящим возражений тоном заявил он.
  - Не иду.
  - Это был не вопрос, - руки Гая сомкнулись как стальные обручи, прежде чем я успела открыть рот и возразить, он забросил меня на плечо и понес к машине.
  - Отпусти. Немедленно! Слышишь? - я шипела и пихалась, кричать было бесполезно - только привлеку к нам ненужное внимание. Твердое плечо давило на живот и не давало вздохнуть, ну а то факт что я была вверх ногами, вообще бесил. Это просто унизительно.
  - Я вымотан и зол, мне нужна верность и поддержка моей женщины. Так что ты пойдешь со мной, и отныне будешь жить в Хельхамме. Считай это моим патриаршим произволом.
  - Гай, отпусти. Твое плечо... - попыталась я воззвать к его разуму.
  - Плевать.
  У своей машины он опустил меня на землю. Фонари остались позади, темнота скрывала нас от взглядов, и я почувствовала себя увереннее.
  - Только попробуй. Я буду кричать, - пригрозила я.
  - Не сомневаюсь, - в следующий момент его рот смял мои губы, руки сжали бедра, усаживая на капот и заставляя раздвинуть ноги. - Но кричать ты будешь по делу. И так громко чтобы я остался доволен.
  - Только попробуй меня тронуть.
  - Признайся, ты нарочно провоцируешь меня? В жизни перчика не хватает? Нравится выводить меня из себя?
  - Не дури, нас могут увидеть, - я не могла оторвать взгляда от его длинных пальцев, нетерпеливо расстегивающих ремень. Мощный толчок заставил меня подавиться следующей фразой. Гай, крепко прижимал меня к себе, не позволяя откинуться назад, ткань брюк терлась о чувствительную внутреннюю сторону ног, а рваное дыхание обжигало шею.
  Мы сжимали друг друга до боли, жесткий ритм выбивал воздух и мысли. Пальцы впивались в бока, насаживая на его плоть, входившую так глубоко, что это было почти непереносимо. Несколько раз я не смогла сдержать рвущиеся с губ стоны. Отцы основатели, мы были ярдом с Управлением, нас могли обнаружить, и эта опасность кружила голову. Мышцы живота сократились в сладких судорогах. Тяжело дыша Гай, отстранился, замер, мои внутренние мышцы сократились вокруг него. Я была на краю, еще только одно движение...
  Цепляясь за его плечи, я двинула бедрами призывая закончить начатое. Скрестилась ноги у него за спиной. Приподнялась и завладела губами - такими обманчиво мягкими и податливыми.
  Пиджак под моей правой ладонью казался влажным. Я посмотрела на руку и похолодела: она была алой. Рана открылась, и ткань пропиталась кровью.
  - Твое плечо, - возбуждение сменилось страхом.
  - Ерунда, - Гай вновь начал двигаться. Но я уже понимала чего ему это стоит: дыхание было тяжелым, а глаза затуманила боль. Он просунул руку между нашими сплетенными телами и начал ласкать меня. Я закрыла глаза и расслабилась, напрягла внутренние мышцы, чтобы ускорить кульминацию. Если я оттолкну Гая, это оскорбит его. - Только не вздумай играть со мной. Я умею отличать правду ото лжи.
  Где-то в высоте зажигались звезды.
  - Я никогда тебе не изменю, - сказал он, когда все было кончено. - Никогда не предам наш Дом. И если я не кричу и не оскорбляю бывших любовниц, это не значит что я бесхребетный или что-то к ним чувствую. Все что я делаю - а это поверь не так уж и мало, - ради тебя. Когда захочешь обвинить меня, подумай о том, что я отказываюсь от власти ради возможности быть с тобой. И у меня нет иллюзий относительно того как ко мне будут относиться после того как узнают что я не принадлежу Дому Воды и Воздуха. Как будут относиться к женщине воспитавшей меня, той, что я звал матерью.
  - Я... прости меня, - жгучий стыд обдал щеки жаром.
  - Ты ни в чем не виновата, - он заправил рубашку и застегнул ремень. Открыл дверцу, и я покорно села в машину.
  Движения Гая, когда он, пристегивал ремень безопасности и заводил машину были чуть резче обычного.
  - Гай, - я перегнулась через сидение, положила руку на пряжку его ремня.
  - Гели, я рассержен и не в настроении.
  Второй рукой я заставила его оставить в покое ключ.
  Гай не был идеальным, но был настолько хорошим, насколько вообще может быть мужчина. Меня порой раздражала его спокойствие, выдержка, его ровное отношение к людям явно этого не достойным, но прежде чем сердиться мне действительно следовало бы вспомнить все хорошее, что он делал. Если разобраться именно этими своими качествами - сдержанностью и честностью он мне так нравился. Нравилось, что он не рубит с плеча, не подавляет меня своей волей, не спешит решать все силой и угрозами.
  - Можно я приласкаю тебя? - попросила я. - Давай не будем никуда торопиться.
  - Еще немного и мы сможем вообще никуда не торопиться - потому, что я просто истеку кровью, - ворчливо отозвался Гай, но было видно, что он не сердится. Он подцепил пальцем мой подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. - Ты превращаешь меня в зверя. И этот зверь готов лизать твои руки.
  
  [1] Ring-a-ring o' roses
  A pocket full of posies,
   Ashes! Ashes!
  We all fall down
  
  Глава 4. Танцы на перекрестке
  
   "Прочь! От демонов спешит мятежный дух, взлетая
  Из Ада в горнюю обитель, ввысь, в пределы Рая".
  
   Эдгар Аллан По "Ленор"
  
  Януарий.
  В этом имени чувствовалась сила. Власть. И увядание. И тлен... Горечь полыни и запах абсента. Елена коснулась неба кончиком языка и осторожно, словно пытаясь распробовать, произнесла его вслух. Януарий. Звук вырвался изо рта с облачком пара от ее дыхания.
  Елена стояла на кладбище, перед красивым надгробием, эдакой часовенкой с колоннами и аркой. Таблички с именем не было, но на фоне черного пятна кто-то грубо выцарапал имя Петра Познакова. Место было осквернено, ткань мира надорвана и потому оно идеально подходило для ее целей. Расставляя и зажигая свечи, ведьма размышляла о том, правильно ли поступает, проводя этот ритуал. Януарий не выглядит порождением зла, но почему в таком случае она призывает его среди скверны?
  Растут ли розы на камнях?
  Ведьма несколько раз щелкнула зажигалкой, посмотрела на дрожащее, на ветру пламя. Пора.
  Положив руки на холодный камень, Елена мысленно представила демона: саркастичного, уверенного, с яркими волосами и архаичными вычурными одеждами. С глазами цвета янтаря. Она разожгла теплящуюся в солнечном сплетении силу и прошептала имя.
  В этот раз не было ни тумана, ни ожидания. Мужчина возник рядом с пугающей внезапностью. Вот только она была одна, а спустя одно биение сердца рядом с ней уже стоял ее демон.
  Он пошатнулся, оперся рукой о надгробие. Глубоко вздохнул, не открывая глаз, и ресницы дрогнули, бросая тени на бледные впалые щеки, кожа которых по сравнению с ярко-рыжими волосами казалась почти прозрачной. Провел пальцами по влажной колонне, касаясь ее едва-едва, так нежно и чувственно, как касаются лишь тела любимой.
  Елена отвела взгляд от его лица, рассматривая уже знакомую ей хламиду из узловатой ткани. Когда демон пришел в себя и шагнул к ведьме, полы серого одеяния колыхнулись, мазнули по земле.
  - Приветствую, калина злата, - он поднял руку ладонью вверх и сузил янтарные глаза. Кисть и пальцы до половины были обмотаны тонкими полосками ткани. - Дождь. В январе. Что не так с этим миром?
  Ведьма переступила с ноги на ногу и пожала плечами.
  - На солнцестояние шел снег, - она будто оправдывалась в грехах природы.
  - Я знаю, - его глаза были спокойны и непроницаемы. - Сейчас мы это исправим.
  Он начертал в воздухе руну холода, и мокрая земля вокруг начала покрываться коркой льда, дождь превращался в снежинки. Елена подняла воротник пальто и обняла себя за плечи - температура стремительно падала.
  - Как мне тебя называть?
  - Мое имя отлично сокращает до Яна. Или можешь использовать полную форму. Силу вызова она все равно имеет только в твоих устах, остальные требования я вправе проигнорировать. - Он откашлялся. - Да, пока не забыл. Вызов стандартный, я пробуду здесь три недели и в ночь двадцать первого дня вернусь в Хел. Обязуюсь не изменять реальность больше дозволенного и не злоупотреблять властью над Грезами. А теперь покончим, наконец, с церемониями. Нам пора.
  - Куда пора?- не поняла Елена.
  - Туда где тебя ждут, - Ян властным жестом привлек ее к себе. - Чувствуешь, как вызывает к тебе твоя подружка-самоубийца?
  И они прыгнули сквозь пространство.
  Мимо на сумасшедшей скорости проносились деревья, здания и прохожие. Менялись улицы и бульвары, скованная льдом гладь реки сменилась сетью дорог пронизывающих город как вены. Елена слышала обрывки слов, отдельные звуки... От желудка к горлу поднялась неприятная волна тошноты, голова закружилась, но когда Елена подумала что больше не выдержит, все прекратилось.
  - Вот и славно, - одобрительно сказал демон. Если бы его рука крепко не держала ее руку, ведьма рухнула бы на землю. Прямо в грязноватый снег чудом уцелевшего во время оттепели сугроба.
  - Э...
  - Укачивает с непривычки, но это пройдет. Может быть.
  - Э...
  - Калина злата подбери челюсть, на нас смотрят. Может среди них затесался твой будущий супруг. Нельзя допустить, чтобы он подумал, что я плохо тебя воспитываю.
  Елена пришла в себя, подозрительно покосившись на удивленно разглядывающих их йорт. Место было ей знакомо, но она не сразу поняла, где именно находится. И почему здесь представители Управления.
  
  ***
  
  От целительницы нам досталось. Особенно мне потому как "он мужчина, что с него взять". Ладно, уж, я привыкла, что всегда выхожу крайней. Рану пришлось снова зашивать. Гай пытался возражать, на что ему ответили, что думать надо было раньше и желательно головой, а не чем обычно.
  По такому случаю за рулем снова оказалась я. Отвезла Гая и собиралась уже вызвать себе такси, когда он отобрал у меня телефон.
  - Нет, дорогая моя, как я уже сказал, отныне ты спишь со мной. В моей постели.
  - Слуги... - попробовала заикнуться я, но Гай не дал договорить.
  - Об этом стоило думать раньше. Думаешь они не замечали наших взглядов, жестов... того что мы пахнем друг другом? Они не кому не скажут. Все что происходит внутри Дома в нем и остается.
  - Тиран, - беззлобно бросила я, уже понимая, что проиграла и подчинюсь. - Ох, и влипнем мы.
  Наши комнаты были рядом, но ночевала я в его спальне. Отлично вышколенные слуги не входили без разрешения, и в то время когда в комнате кто-то был, и это отлично - я бы сгорела от стыда. Хоть вроде давным-давно смирилась и старалась не муссировать эту тему даже мысленно. А, поди, ж ты, пережиток прошлого, нечистая совесть дает о себе знать.
  Но грех был так сладостен, что я не могла ему противостоять.
  Потому что нет ничего милее утреннего мужчины: теплого, уютного и безобидного как котенок, доверчиво сопящего тебе в плечо. Мне нравилось просыпаться в кольце надежных рук, ощущать прижавшееся сильное тело, впитывать исходящий жар.
  Сегодня я как всегда проснулась на рассвете, но еще около часа лежала, стараясь не шевелиться. Только чуть-чуть повернулась, чтобы потихоньку смотреть, как спит Гай. Как длинные ресницы отбрасывают тени на бледные щеки, как играют лучи в темных волосах. Я знала - стоит мне двинуться и он проснется. У Гая было столько дел, что на сон отводилось не больше пяти часов, слишком мало чтобы восстановить силы.
  Я рисковала опоздать... но, в конце концов, сыграет ли роль очередное опоздание, если на этой недели их уже три? Надо только выключить телефон, чтобы Гай не услышал предательский будильник. Я осторожно потянулась к лежащему на прикроватной тумбочке аппарату, и Гай тут же открыл глаза.
  - Который час? - сонно спросил он. Я ответила, но вместо активных действий Гай притянул меня к себе и надвинул одеяло, укрывая нас с головой.
  Судя по всему, чувствовал он себя не важно. В любой другой день я бы уже оказалась подмятой под него, в том случае если бы не проснулась от его поползновений. А сейчас его тело было в состоянии "утренней проверки всех систем" но Гай только завозился, устраивая голову у меня на холке - это была его излюбленная поза.
  - Надо вставать, - пробормотал он.
  - Давай я скажусь больной, и мы весь день проведем в постели?
  Я стащила с нас одеяло. Гай с трудом открыл один глаз, моргнул и закрыл.
  - Если уж я окажусь с тобой в одной постели, то сон будет последним что придет в голову.
  - Любвеобильность сведет тебя в могилу, - пожурила я.
  Кто бы мог подумать, что у спокойного, внешне холодного мужчины может быть такая ненасытная жажда секса. Я приподнялась на локте.
  - Обещай, что останешься сегодня дома. Гай, я не шучу. У тебя может начаться осложнение.
  - Не начнется. Я в полном порядке. Сейчас. Сейчас я встану.
  Спустя какое-то время Гай признал поражение. Извиняющимся тоном попросил:
  - Гели, будь так добра, достань из верхнего ящика тумбочки синий пакетик.
  Синий пакетик. Я поджала губы и достала требуемое, стараясь удержать от комментариев, когда вложила его в протянутую руку. Отцы основатели, неужели все было настолько плохо, когда я отказалась с ним говорить? Едва ли у него были другие причины для загула кроме как вина за то, что он чувствовал. Я знала, что поступила некрасиво, но, кажется, только сейчас поняла, к чему его подтолкнула. Ему было плохо, а я в это время лелеяла сладко-горькую боль от греха.
  - Гели! - Гай положил щепотку наркотика под язык и поморщился. - Прекрати меня жалеть. Вот прямо сейчас возьми и выбрось мысли из головы. Кем ты меня возомнила, сторчавшимся несчастным с разбитым сердцем? Что б ты знала у меня действительно был небольшой период... уныния... но он быстро прошел. Я из тех, кто уходит в работу, а не в запой. И уж тем более я не подсяду на эту гадость.
  Ну конечно.
  Наркоманы редко признают зависимость, до последнего отрицая пагубное пристрастие. Пока истощившиеся ресурсы не заставят их вымаливать очередную дозу. Наркоман под кайфом представляет собой ужасающее зрелище, но ломка нечто еще более... Скверное? Кошмарное? Наверное, в человеческом языке нет для этого подходящего понятия. Нет слова, чтобы описать чувство, когда смотришь на человека и понимаешь, что физическая оболочка жива, а сам он мертв. Просто тень. Отражение на воде. Никаких мыслей, эмоций, привязанностей, желаний. Только одно - доза. И ты все еще воспринимаешь его как близкого, любимого человека, когда перед тобой труп.
  И какова бы не была причина принять первую дозу: несчастная любовь, любопытство, скука, ты попадешься. Подсядешь на крючок психической и физиологической зависимости хоть сто раз себе клянись, что уж с тобой-то этого не случиться. Наркотики, что "хвоя" что любой другой не спасение, это медленный путь в никуда. Есть много гораздо более красивых способов свести счеты с жизнью. Или можно взять себя в руки и найти силы жить. Умереть это недолго, но навсегда.
  - Кексик, - Гай потянулся ко мне, - я ничего не употребляю. Только в крайнем случае, как сейчас. Я не могу остаться дома. - Он вздохнул, отвернулся, будто решившись на что-то. - Давай сейчас поговорим начистоту, выясним все и больше к этой теме возвращаться не будем. Мне было плохо, я сделал пару некрасивых вещей, но к наркотикам не притрагивался. Только один раз - когда было совсем невмоготу. Дьявол, Гели, почему я вечно перед тобой оправдываюсь? Так было всегда или я только сейчас обратил на это внимание? Может, в нашей паре брюки носишь ты и мне впору красить ресницы?
  Я улыбнулась и чмокнула его в нос. Ресницы у него и без краски были великолепные: длинные и густые. И хватку Гай не потерял - вон не далее чем вчера уговорил партнеров по бизнесу ввязаться в рисковое дело. И ведь выгорит. Гаю все удается.
  "Хвоя" поставила Гая на ноги. После душа и нескольких многообещающих поцелуев мы отправились вниз, намереваясь плотно позавтракать и разойтись: мне нужно было в Управление, а Гая уже ждали на объекте, приближался срок сдачи, и нужно было убедиться, что они в него уложатся.
   Непонятный шум и оживление в холле я уловила еще на втором этаже, но открывшееся нам зрелище было воистину удивительным: слуги вносили вещи Ариадны, а сама она раздавала распоряжения, стоя посреди холла в мехах и шелке. С идеальным макияжем и профессионально сделанной укладкой через полчаса после рассвета. Когда ее ледяной взгляд остановился на мне, я испытала неистовое желание испариться.
  - Вы! - ее тонкий палец указал на нас. - За мной в малую гостиную, у нас мало времени.
  Нам осталось только подчиниться. Следом с несчастным видом тащился слуга с огромным подносом с чайником, чашками и блюдом со сливочными пирожными. Насколько бы ни затянулся визит нотты, он явно грозил прислуге выволочкой.
  - Что происходит? - спросил Гай, когда слуга расставлявший чайные приборы вышел и закрыл дверь. - Что все это значит?
  - Это значит то, что йорт признали принадлежность Вифинии к нашему Дому. А значит, она находится под защитой Патриарха - то есть тебя - и будет жить здесь.
  - Отцы-основатели, этого нам еще хватало.
  - Именно, - сухо подтвердила Ариадна. - Поскольку ни для кого не секрет как часто тут бывает Гели и что фактически... фактически она тут живет, будет лучше если и мы с Артуром переедем в Хельхамм. Это вызовет меньше вопросов. Можно сказать, что после смерти Гизеллы мы сплотились перед лицом возможных бед.
  Женщина замолчала, невозмутимо делая глоток чая.
  - К тому же я не верю в рассказанную Вифинией сказку, - она посмотрела на нас поверх чашки. - А вы?
  Я поморщилась. Никто ей не верит, но все стерпят, потому что формально "закон и справедливость и взаимопомощь". Если у нас нет причин не помогать ей, мы должны помочь. Потому что она наша.
  На улице послышался шум подъезжающей машины, и Ариадна поставила чашку на стол и поднялась, разглаживая подол.
  - Почему вы помогаете нам? - спросил Гай, когда она взялась за дверную ручку.
  - А ты как думаешь? - Ариадна даже не обернулась.
  Она вышла, мы последовали за ней. В дверь уже стучались мои коллеги. Приехали сдать Вифинию из рук в руки так сказать. Возле крыльца стояли Фредерик и Мавенсилнат, чуть подальше - Елена и ее демон. Гм, подруга не теряла зря времени. Но что они тут делают?
  Гай на правах Патриарха шагнул к Вифинии и улыбнулся почти искренне. Тетушка Ариадна подцепила девушку под руку обещая показать дом и лично проследить, чтобы ее разместили со всем возможным комфортом. Я понадеялась, что Ариадне хватит ума поселить новую родственницу подальше от нас с Гаем. Выдавив дежурную улыбку я малодушно ретировалась к друзьям.
  - Где ты его подцепила? - двусущий во все глаза пялился на демона.
  - На кладбище, - вяло огрызнулась Елена, выглядящая слегка нездоровой.
  - С каких пор осквернительницу могил стали пускать на приличное кладбище?
  - С тех пор пока я делаю фелацео сторожу.
  - Чудесное трио некрофила и каннибала во главе с извращенцем ведьмолюбом. Ну что за прелесть! - умилился двусущий.
  - Мой любимый вид менажа, - хищно улыбнулся демон. - Боженька, если ты существуешь лучше закрой глазки.
  Резко стартовав, отъехала машина йорт, и я посмотрела ей вослед с глупой надеждой, что они сейчас вернуться, скажут, что пошутили и заберут Вифинию назад. Увы, машина скрылась в вязком тумане, а Вифиния осталась.
  - Ян, ты ведь знаешь, чем все кончится? - Елена посмотрела демону в глаза. - Почему бы тебе немножко не поспойлерить? А то я печенкой чую: жизнь подбирается с тыла без вазелина.
  - Жизненные уроки дорогуша. К тому же не все так однозначно, - нехотя признал он. - Иногда все оборачивается весьма неожиданным образом. И может... я тоже на что-то надеюсь.
  - Но хоть что-то ты можешь сказать?
  - Ни в коем случае не открывай его [2], - широко открыв глаза и откровенно насмехаясь над ведьмой, сказал демон.
  - Где-то я уже это слышала, - ведьма скрестила руки на груди.
  - Таково Божественное откровение. Следуй ему или забудь.
  - Ребята, - я поежилась, - я конечно рада вас видеть, но что вы все здесь делаете?
  На меня уставились три пары удивленных моим непониманием глаз и одни темные очки. Демон по-моему едва удержался от того чтобы театрально всплеснуть руками и протянуть "ну и дура". Но сдержался. Видимо Елене повезло отхватить себе относительно цивилизованного нечистого.
  - Как что? Оказываем моральную поддержку, - первой отозвалась Мавенсилнат.
  - Ага, - согласился двусущий, - я не мог отказать себе в удовольствии увидеть "счастливое" воссоединение вашего семейства. Жаль, Артур припоздал. Я бы тоже не отказался от родственницы с такими... - он обрисовал руками дуги, - достоинствами.
  - Ян уловил твои раздосадованные эманации, - туманно пояснила ведьма, напустив на себя загадочный вид.
  - Что ж, заходите, - я махнула в сторону дверей. - Чай попьем. Или не чай.
  - Готовь рюмки, мать, - двусущий хлопнул меня по плечу. - Будем отмечать прибавление.
  Я бы с большим удовольствием отметила убавление. Может даже насильственным способом.
  
  ***
  
  От чая с градусами Елена вынуждена была отказаться, хоть ей отчаянно хотелось употребить бокальчик другой для храбрости. Гели при ней позвонила Анастасу и "обрадовала" его. Сказать, что Анастас не испытал восторга, значит, ничего не сказать. Оказалось что нотт принципиально против охраны. Любой. А тем более такой, какую ему пытаются сосватать. Вначале он вообще подумал, что Гели решила его разыграть. Что ж, демон был призван, Управление расщедрилось на премию, если "тело" удастся сохранить в первозданном виде и ведьма не собиралась отступать.
  Почистив перышки, она явилась к офису Анастаса, поймав его между двумя встречами.
  - И это его мы должны охранять? - возмутился демон. - Мист монист, ты вызвала меня ради этого жеребца? Да на нем пахать надо!
  Жеребец. Да, подумала Елена, в отличие от большинства мужчин своего вида, выглядящих так, будто перманентно страдают и недоедают, Анастас кажется... полнокровным. Таким что смотришь и понимаешь - после ночи с ним ноги сведешь с трудом.
  - Пожелай мне удачи, - "Не пуха" язвительно буркнул Ян, - и в случае провала переходи к плану Б.
  Одернув плащ и выбросив сигарету она направилась к стоявшему у машины Анастасу.
  - Здравствуйте, - Елена улыбнулась, - я ваша ведьма.
  - Выходит, Гели не шутила, - мрачно заметил мужчина.
  - Помилуйте, какие шутки.
  Он покачал головой. Темные волосы из-за тумана чуть завивались.
  - Может я подлец, и не лучший пример для подражания, но допустить, чтобы меня охраняла женщина, не могу. Это противоестественно.
  - Вы что откажетесь от охраны только потому, что у меня нет члена? - Елена почувствовала, как премия уплывает из рук. А она-то уже раскатала губу на новую шубу. Если Анастас не согласиться придется, заручившись помощью Яна ограбить банк. Что ж, она пыталась жить честно.
  - Послушайте, у нас тут реальная опасность, а не светский раут, где самое страшное, что может случиться это пролитый на платье коктейль. Я могу позаботиться о себе сам.
  - Нотт Анастас вы можете бесконечно презирать меня, но мое назначение одобрено Управлением и обсуждению не подлежит. Если вам будет легче, то я не единственная кто к вам приставлен. Более того - кроме защиты я выполняю еще и функцию прикрытия. Будет отлично, если потенциальные убийцы решат что я ваша единственная охрана и на мне будет сосредоточено основное внимание.
  - И что же, вы будете просто ходить за мной? - с издевкой осведомился он.
  - Будем действовать тоньше - вы сделаете меня личным помощником, тогда у меня будет вполне обоснованная причина для постоянного контакта с вами.
  - Но вы официально числитесь консультантом Управления.
  - Там платят сущие гроши, все с пониманием отнесутся к моему желанию дополнительно заработать.
  - Вы понимаете, что мой помощник должен находиться при мне по шестнадцать часов в сутки?
  Ведьма пожала плечами.
  - В таком случае я могу сыграть роль вашей любовницы. Но учитывая то, что на личную жизнь у вас остается всего ничего, это не объяснит мое присутствие в остальное время. Так что только помощник. А еще лучше притвориться, что у вас роман с помощницей, то есть со мной.
  - Вы издеваетесь?
  - Разве что самую малость.
  - Давайте подведем итог, - Анастас потер переносицу. Судя по всему, спор с ней его утомлял. - Вы будете играть роль личной помощницы, хотя все будут понимать, что на самом деле вы приставлены для охраны. И желательно чтобы они думали, что Управление настолько поглупело, что ограничилось одной только ведьмой?
  - Вы меня недооцениваете. Но ситуацию в общих чертах уловили.
  - Нет.
  - Нет, в смысле вас не устраивает легенда или...
  - Меня не устраивает все! - Анастас раздраженно стянул перчатки и достал телефон. - Не беспокойтесь, я позвоню в Управлении и все им объясню.
  - Как прикажете.
  Елена не успела далеко отойти, когда демон начал действовать. Не совсем по плану, но креативно, прямолинейно и судя по всему эффективно.
  - Давайте познакомимся, - очень вежливо начал Януарий, жестом заставляя машину Анастаса воспарить в воздух. - Я демон. Госпожа ведьма призвала меня в числе прочего для вашей защиты. И если это смогла сделать она, это сделают и ваши противники по политической арене. Так что у вас есть выбор: или вы соглашаетесь с планом или я превращаю эту машину в ком металла для демонстрации способностей, и вы соглашаетесь уже потом, но при этом теряете автомобиль. И - на случай если вы не знаете, - ущерб нанесенный демоном страховка не покрывает.
  - Это что шантаж? - к чести Анастаса он не был испуган.
  - Нет, это деловое предложение одного серьезного мужчины другому.
  Анастас посмотрел на демона, потом на Елену, покачал головой, словно сомневаясь в реальности происходящего.
  - Я согласен. Вы ведь все равно будете следить за мной?- он повернулся к Елене.
  - Вы себе льстите, - ведьма не сдержала улыбки. - Я не озабоченная девчонка из вашего фан-клуба. И у меня-то личная жизнь имеется. Слежка за строптивыми бизнесменами в нее не входит.
   "Зато входит один рыжий мерзавец, с которым я хочу делать по-настоящему плохие вещи" - подумала Елена.
  
  [2] - Януарий произносит фразу из игры "Вампиры. Маскарад". О том, что и почему не стоило открывать можно узнать в конце игры, если гм, открыть кое-что :)
  
  Глава 5. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, ENTER!
  
  - У меня есть дар!
  - Успокойся. Твой единственный дар это большая грудь.
  
  Иствикские ведьмы
  
  Этим исключительно солнечным утром Елена была в приподнятом настроении. Если не смотреть на календарь, можно было обмануться, подумав, что наступила весна - с крыш капало, пахло мокрой землей и озоном, а городские красотки, воодушевившись оттепелью, все как одна обнажили ножки, достав из шкафов позабытые юбки. Но главная причина редкостного благодушия ведьмы шагала рядом - высокая, рыжая, в черном деловом костюме.
  Они были контрастной парой и отлично смотрелись вместе - настолько хорошо, что ведьма не могла оторвать взгляда от зеркала в холле, когда они проходили мимо. Ей вослед оборачивались мужчины, ему - женщины. Елена не сомневалась: ради такого мужчины любая согласилась бы продать душу.
  Ведьме удалось убедить Яна приехать к офису на машине (его способ перемещения соперничал с ее манерой вождения, теперь она почувствовала себя на месте своих пассажиров) чем была чрезвычайно горда. Сказать по правде, она отчаянно бодрилась, вступая в просторный светлый холл, записываясь на ресепшене и поднимаясь на нужный этаж. Анастаса пока не было и у нее было время настроиться.
  - Ты же вроде хотел снег и морозы? - спросила Елена, жмурясь от солнца, щедро льющегося сквозь окно.
  - Не могу отказать себе в удовольствии видеть, как смертные воины битвы истекают слюной, глядя на твои ноги. Кроме того, постоянная коррекция погоды входит в чрезмерное злоупотребление магией.
  - Правила! - хмыкнула Елена, и этот звук в полной мере выражал ее отношение к поставленным кем-то рамкам и границам.
  - Правила, - согласился демон. - Нарушать их - особенное удовольствие. А находит пути, и действовать в обход - искусство. Как сказал один из ваших маньяков "Чтобы переступать через важные правила, надо дотошно исполнять неважные". Создать иллюзию законопослушности, а после быть ужасом в ночи.
  - Елена, пойдемте со мной, - Анастас прошагал мимо, не останавливаясь, увлеченная спутником ведьма не заметила его появления. Демона ее подзащитный проигнорировал.
  - Я наблюдаю, - шепнул Ян и исчез.
  В кабинете Анастас предложил Елене сесть и положил перед ней два экземпляра контракта и ручку. Его подпись уже стояла. Ведьма почувствовала, как ее отпускает эйфория, и напряжение сковывает плечи. Ей не нравилась близость этого мужчины, просторный кабинет с панорамным окном и массивной мебелью из натурального дерева. Типично мужская комната. Личное пространство того кто привык доминировать.
  - Можете прочитать, но лучше не тратьте время, - сказал он. - Его составили мои юристы. Это типовой договор найма, только впишите свои данные. Надеюсь, вы взяли паспорт?
  - А вы сомневались, есть ли он у меня вообще? - ведьма позволила себя кривую улыбку. - Знаете, у меня есть и диплом с отличием и совесть, но времена сейчас такие что выгоднее ими не пользоваться.
  Она аккуратно и быстро вписала необходимые данные и после быстрого просмотра обоих экземпляров поставила подписи.
  - Я доверяю вам. Полагаю я не пропустила мелкий шрифт, превращающий меня в вашу рабыню.
  - Дорогая моя, похотливые боссы бывают только в кино, - он достал печать и поставил ее, будто торопясь сделать ее своей собственностью.
  - При чем тут похоть? - Елена вздернула бровь. - Я имела в виду более прозаические вещи.
  - Отнесете один экземпляр в отдел кадров, он этажом ниже, вместе с копиями диплома, - Анастас протянул ей бумаги. - Отныне для всех непосвященных вы мой личный помощник. Стол в приемной в вашем полном распоряжении, мое расписание на неделю в папке на рабочем столе, составлять его и следить за его исполнением ваша обязанность. Кроме того, я буду давать вам поручения. Полагаю, с помощью своего демона вы отлично со всем справитесь. Проследите, чтобы документы по реструктуризации моего благотворительного фонда подали вовремя. - Он улыбнулся. - Свободны. Если конечно не хотите заглянуть в шкафы и проверить, не спрятался ли там потенциальный убийца.
  - Вот что значит заключить контракт с дьяволом, - вздохнула Елена, закрыв за собой дверь и заняв свое место. Спину пригревал свет из окна. - Ладно, где наша не пропадала.
  
  В Японии у окна сажали наименее ценных для компании сотрудников, а плохим считался тот руководитель, который не мог довести подчиненного до увольнения. Елена подозревала, что Анастас с успехом перенял опыт восточных коллег.
  Распоряжения сыпались на нее как из рога изобилия. Дьявол, для чего ему секретарша? Елена подумала и решила, что если бы не секретарь ее жизнь могла бы стать невыносимой. С таким объемом работ можно справиться только вдвоем. Затея Гели и раньше не казалась ей особенно хорошей, но сейчас Елена поняла, что она просто отвратительна. Главным образом, потому что Анастас решил сделать, так что бы она сама от него сбежала - что при подписанных документах будет не просто. Едва ли он так великодушен, чтобы отпустить ее раньше, чем через месяц.
  Когда он в очередной раз вызвал ее к себе, ведьма не сдержала стона. Не прошло и двенадцати часов, а он ее уже достал. Нет, она не создана для офисной работы. И к гадалке не ходи.
  - У меня презентация через полчаса. Обещаете не делать глупостей?
  - Обещаю. - Она поставила кофе на стол и поймала на себе его недоверчивый взгляд. - Что вы понимаете под глупостями? Я не собираюсь под предлогом охраны забираться к вам под стол на время совещания, - она вдруг устыдилась своих слов и добавила: - Или в шкаф. Хотя должна признать стол у вас отменный, - Елена коснулась ореховой столешницы. - Девятнадцатый век, мореный дуб...
  - Готовы пересмотреть опрометчиво данное обещание? - Анастас изогнул одну бровь. - Вот уж не думал, что ради близости к хорошей мебели вы пойдете на такие жертвы.
  - Простите, но я предпочитаю хорошую мебель в сочетании с хорошим мужчиной.
  Елена в раздражении прикусила изнутри щеку. В присутствии Анастаса обычное красноречие изменяло ей, сворачивая в сторону глупостей. А теперь еще и откровенной пошлости. Скоро она вообще начнет заикаться и краснеть.
  - Я лучше пойду, - да пока она не наговорила еще больше и не испортила остатки субординации.
  - Чего вы боитесь, Елена?
  - С чего вы взяли, что я боюсь? - ведьма отступила к двери и нервным жестом поправила волосы. - Я само спокойствие и безмятежность.
  - Вы избегали меня. И, тем не менее, согласились охранять... не то что бы я был очень этому рад... но все же. А теперь проявляете нервозность. Вы, храбрая ведьма, держащая в ежовых рукавицах демонов.
  - Боюсь, я позволила себе высказаться некорректно.
  - Половина ваших фраз попадает под категорию восемнадцать плюс, - Анастас встал и уперся руками в столешницу, чуть подаваясь вперед. - Раньше это вас не смущало.
  - Вот уж не думала, что вы обращаете внимание на мою болтовню, - ведьма скрестила руки на груди и вздернула подбородок. - Я странная, но ответственно отношусь к взятым обязательствам. Мы с Яном сохраним вас на этом свете.
  - Скажите, я похож на идиота?
  - Вообще или сейчас? - ведьма поняла, что сказала и поспешила продолжить. - То есть, конечно, нет. Вряд ли идиот смог бы заправлять "новой кровью". Или уйти от них без последствий, когда ваши с ними взгляды разошлись. Если хотите знать мое мнение, вам удалось невозможное: обычно с таких должностей уходят только вперед ногами... и не по своей воле.
  - Что. Вы. Скрываете.
  - Вес, возраст и точное количество бывших, - отчеканила ведьма. - Как любая женщина. Еще рецепт фирменного печенья, но вас ведь не кулинария интересует?
  - Крепкий орешек, да? - Анастас сел и подвинул к себе папку с документами на подпись. Он выглядел как игрок, сделавший пробный ход и удовлетворенный реакцией противника. Это была его территория, и мужчина отлично знал что возможность "дожать" ведьму у него еще будет. И милостиво отступил.
  - Нет, мягкий пирожок, - Елена скрылась за дверью раньше, чем он успел ответить.
  Закрыла глаза и медленно выдохнула. Ее потряхивало. Чувство вины которое она испытывала после своего некрасивого поступка со временем потускнело, стало не таким мучительно-грызущим, зато появился страх. Всякий раз, сталкиваясь с Анастасом, Елена боялась, что он что-то вспомнит, узнает и... о последствиях она старалась не думать. Особенно сейчас, когда она увидела, на что он способен. И если раньше их встречи были относительно редки и в обществе, то теперь...
  "Мой Бог, я создала себе маленький личный Ад".
  В приемную вошел двусущий и Елена взяла себя в руки. Улыбнулась. Смерила его взглядом от русой макушки до дорогих ботинок, по пути пересчитав инкрустированные гагатом пуговицы пальто.
  - Какими судьбами, Фредерик?
  - Пришел полюбоваться, как ты прогибаешься под этот мир. Сваришь мне кофе?
  - Может тебе еще и ужин приготовить?
  - Это, между прочим, входит в обязанности секретарши.
  - Да будет тебе известно: я личный помощник. Мой кофе только для моего босса.
  Фредерик снял пальто и бросил ей на стол. Елена подумала, стоит ли аккуратно подрезать нитки, которыми пришиты пуговицы, но потом сочла месть низким и не достойным себя занятием.
  - Вашей помощнице не помешает отведать плетки.
  - Зачем же так сурово, - дернул уголком губ Анастас. - Ей нужен мужчина, способный взять ее жизнь в свои руки.
  - Мужчина? Этой стервище? - двусущий покачал головой. - Ей нужна живая рука из "Семейки Адамсов", которая будет удовлетворять ее, пока Елена будет сочинять очередной ядовитый пасквиль.
  И он подвигал пальцами, имитируя движение ожившей руки.
  
  ***
  
  Вифиния пила чай, я держала на руках Мелюзу, пытаясь не дать ей снять с меня скальп. Она с маниакальным упрямством хватала меня за волосы, пальцы и одежду. Чему-то улыбалась. Девочка проводила у нас два дня в неделю. Она ни в чем не была виновата. А я все не могла понять, почему вожусь с чужим ребенком. Почему я должна отдавать время и тепло тому, кого не выбирала? Зачем мне этот ребенок, если я могу сделать своего?
  Последний вопрос не выходил у меня из головы. Я рассматривала его и так и эдак, со всех сторон, под разными углами. Таки да. Могу сделать, мы ведь с Гаем не родственники. И сделаю... когда-нибудь. Лет через двести. Или триста.
  - Она хорошенькая, - Вифиния оставила чашку. - Давайте я подержу ее.
  Было непривычно слышать ее и понимать, что ее губы не шевелятся, что я ее голос звучит в моих мыслях. Я заколебалась, и молодая женщина ободряюще улыбнулась.
  - Я умею обращаться с детьми. У меня их было трое, - она приняла девочку и заворковала над ней.
  Почувствовав внезапную неловкость, я не стала спрашивать, где ее дети теперь. Слово "были" ясно дало понять, что рассталась она с ними не по своей воле.
  - Мне нужно еще раз извиниться перед вами за доставленные хлопоты и поведение в первую нашу встречу, - Вифиния убрала прядь волос за ухо, чтобы Мелюза до нее не добралась. - Я не знала, что меня ждет. Испугалась. Растерялась. Этот мир так отличается от нашего.
  - У всех бывают неудачные дни.
  - Неудачные... да. Только в Эо неудачными можно назвать последние несколько столетий. Мы держались до последнего, но с каждым годом воды становилось все меньше, солнце светило все беспощаднее... Когда с пищей стало туго некоторые общины стали промышлять каннибализмом. Налетали на поселения на летающих тварях, грабили, забирали людей в плен, а там... либо съедали, либо заставляли себя обслуживать, - взгляд ее стал отсутствующим. - Месяц назад они напали на нас, мне чудом удалось спрятаться и выжить. И я до сих пор слышу крики тех, кого они освежевали живьем и съели. Я ничего не видела, но вопли будут приходить во снах до конца моих дней.
  Меня поразила страшная догадка.
  - И ваши...
  - Нет, - она покачала головой. - Они умерли как настоящие воины, в бою. Мне шестьдесят, - пояснила она, поймав мой недоуменный взгляд. - Я выгляжу моложе из-за того что слишком худая. Мне было страшно, так страшно, что сердце останавливалось, и ноги были парализованы от ужаса. Я не могла заставить себя противостоять им.
  Я чувствовала, что должна сказать что-то успокаивающее, но ничего не приходило в голову. Утешения не были моей сильной стороной. Да и что можно сказать женщине потерявшей детей? Что все наладиться и забудется?
  - Вы ревнуете.
  - Что? - не поняла я.
  - Вам не правится эта девочка, вы ревнуете брата и видите в Мелюзе дочь ненавистной женщины. Попробуйте понять, что в нем есть и его кровь. Вы ведь хорошо относитесь к Гаю? Она вам не чужая, посмотрите: у нее его глаза.
  - Если бы все было так просто.
  - Просто не бывает никогда. Надо научиться принимать жизнь такой, какова она есть.
  Я взяла со столика свою чашку. Есть вещи, с которыми нужно смириться, а есть те с которыми смиряться не обязательно - их при должном старании можно изменить. Только как отличить одно от другого?
  
  ***
  
  Наконец-то этот день закончился.
  Панорамное окно открывало потрясающий вид на лежащий перед ними город. Как на ладонях. Со всеми своими огнями, улицами и прохожими. Старыми и новыми домами стоящими бок обок. Страхами, молитвами и восторгами. Храмами, кладбищами и клубами...
  - Музыка... Задумывался ли ты когда-нибудь?.. Мы подпеваем голосам мертвецов. Любуемся светом умерших звезд. Может, мы все лишь осколки чьих-то снов.
  - Калина злата, ты должна отправиться домой и поспать. По-моему у тебя бред.
  - А ты должен следить за Анастасом, - Елена отвернулась от окна.
  - Не думаю, что с ним что-то произойдет, пока он принимает душ.
  - Господи, - возмутилась ведьма, - я не желаю знать, чем он там занимается!
  Она сменила туфли на сапоги и позволила Яну помочь ей с пальто.
  - Эй-эй, - она отступила глядя на демона с подозрением. - Ты же не собираешься приделывать эти свои штучки? Я против!
  - Женщины, - демон закатил глаза, - вы истязаете себя диетами, убираете воском лишние волосы - без наркоза, и делаете еще кучу болезненных вещей... и ты боишься перемещения? Со страхами надо бороться.
  "Сейчас мои силы брошены на борьбу с другим страхом" - подумала ведьма, расправляя шарф.
  - Решайся скорее, - Ян протянул ей руку, - а то твоего жеребца могут прирезать пока он плещется... К чему нам такой скандал?
  - Только сегодня, - для пущей убедительности Елена погрозила ему пальцем. - Один раз. Последний.
  - Вы всегда так говорите, - с дерзкой улыбкой демон отправил их сквозь пространство.
  Елена не успевала помолиться - только попросить желудок не бунтовать и сохранить в себе выпитый час назад кофе.
  
  ***
  
  Вечером мне на почту пришли результаты экспертизы: Сэм провел несколько анализов, но так и не смог определить, что за вещество было в крови убийцы Аналитика. Это было плохо, поскольку Елена тоже ничего не могла сказать. Только то, что это не известный ей состав, с легкими остаточными следами магии, что может быть последствием чар, а может и не быть - иногда возмущения в энергетических потоках стихийно возникают во время смешивания ингредиентов.
  Просмотрев все случаи отравления и наркотического отравления в нашей практике, похожего я не нашла. И вчитывалась в отчеты алхимиков, когда телефон зазвонил.
  - Гели? - это был Сэм. - Можешь говорить?
  - Смотря о чем, - я поднялась и закрыла дверь, перед тем выглянув в коридор. - Что-то произошло?
  - Мне не давало покоя то вещество...
  - Я понимаю, о чем ты.
  Нашим негласным правилом в последнее время стала тотальная осторожность.
  - В общем, я пробрался в выставочный зал нашего музея и умыкнул оттуда несколько образцов старых ядов и некротических смесей.
  - Что? - опешила я. - Это же незаконно!
  - Гели, не тебе говорить о законности. Или твоя щепетильность не позволяет тебе услышать результаты моей вылазки?
  - Не смей!
  Парень засмеялся.
  - Точно таких же составов нет, но я обнаружил похожие. Легкая эйфория, психический контроль и ускорение реакции... Я проверил - из музея ничего не пропало, то есть состав не отсюда. И самое главное - в него входят лепестки хрустальных роз, достать которые можно только в нашем мире. Причем, лепесточки были свежими, я не поленился проверить содержание активных веществ. Со временем она падает, даже не смотря на стазис, который должен этому препятствовать.
  - Кто по-тихому завел делянку на Эо и выращивает цветы на продажу?
  - Или сразу варит зелье. Гели, ты погоди включать панику. Может статься, кто-то хорошо усовершенствовал технику хранения сырья.
  - Нет, Сэм, так повезти нам не может.
  
  Глава 6. Непорочный круг
  
  Мама всегда мне говорила: "Когда-нибудь ты найдешь свое призвание".
  Вряд ли она имела в виду уничтожение зомби...
  
   "Добро пожаловать в Зомбиленд"
  
  Что ж, следует признать - неделя пошла коту под хвост. Как и моя самооценка. Утешало только то, что вместе со мной опростоволосились Елена с Артуром. Ну и остальные двадцать с лишним пассажиров автобуса...
  Мне было так стыдно, что я попросила Гая и Анастаса подождать нас у черного входа. Высокие, стильные, они странно смотрелись на задворках этого оплота борьбы с преступностью. Гай предпочел стать в тень, а бывший лидер "новой крови" наслаждался солнечным светом, делающим его голубые глаза особенно светлыми, холодными и искрящимися, как только что выпавший снег. Я подавила желание шагнуть в объятия Гая, прижаться к нему и - клянусь, впервые за всю мою жизнь, - поплакаться об абсурдности происходящего. Раньше я была героиней триллера, теперь он медленно, но непреклонно превращался в треш. Кто еще появиться на сцене? Мачете с тесаком или из-за елочек выпрыгнут триста спартанцев?
  - Вы сделали мой день, - Анастас улыбался как чеширский кот, я впервые видела на его лице такую искреннюю эмоцию. - Нет, правда.
  - Вы на всех каналах, - сдержанно заметил Гай, но я видела, что он пытается не улыбнуться. Мне вдруг стало все равно, что я опозорилась, что пропустила рабочий день и Аристарх вздует меня по первое число. Если это поднимает настроение Гаю, я готова попадать в глупые ситуации хоть каждый день. Впрочем, кого я обманываю... я и так в них попадаю. - Кстати, подстреленный Артуром мужчина в порядке. Не сможет сидеть пару недель, но через месяц будет в норме.
  - Следователь нам говорил, - угрюмо отозвался брат и кровожадно добавил: - Если бы я его догнал, он бы ягодицей не отделался! Надо было прострелить ему черепушку, что бы впредь не генерировал такой бред.
  Я бы на месте брата поумерила пыл и радовалась хорошо сделанным поддельным документам, по которым ему было двадцать два года и разрешение на ношение оружия. Иначе бы мы не отделались только допросом, извинениями и согласием оплатить пострадавшему больничные расходы.
  - Какая досада, - Елена пригладила встрепанные волосы, - если бы знала что попаду в эфир, непременно бы сделала укладку.
  - Укладка это все о чем ты переживаешь?
  - Естественно! Это же мое первое появление на телевидении. Как первый секс, запоминается на всю жизнь. В большинстве случаев...
  - Вы так агрессивно орудовали дамской сумочкой... есть какие-то курсы по борьбе в этом стиле? - невинно поинтересовался Анастас.
  - Да ну вас! - отмахнулась Елена. - Я бы посмотрела, как среагировали вы.
  - Я тоже удивлена, обычно ты предпочитаешь не опускаться до вульгарного физического взаимодействия.
  Ведьма пропустила насмешку мимо ушей.
  - В одном я убедилась - общественный транспорт отстой, - сказала она.
  Я могла с ней только согласиться. Еще один инцидент и у меня появиться фобия. В последний год я ездила в автобусе дважды: в первый раз он полетел в воду, и выжила в итоге только я, а во второй... что ж, хвала отцам основателем в этот раз мы все отделались легким испугом. Не считая того бедолаги с пулей в седалище.
  - И как вас только угораздило? - покачал головой Гай.
  Мы с Еленой и Артуром переглянулись. Действительно, как? Все было плохо, очень плохо, но...сутки назад ничего не предвещало такого поворота событий.
  
  ***
  
  Подворотня была маленькая, чистенькая, почти уютная. Ветер трепал развешанные на уровне второго этажа простыни, желтые и ветхие как и все вокруг. Старая серая штукатурка облупилась, пошла трещинами, но дворик был тщательно выметен, а под стенами не валялся обычный хлам, копящийся десятилетиями немым свидетельством прожитых лет и сменившихся поколений.
  Откровенного говоря не лучшее место для последнего вдоха, но и не худшее: за пять лет работы я видывала всякое, это на первую строчку даже не претендовало. Трущобы были наши, Зареченские, и толпы зевак не было. Здешние обитали видят подобное зрелище если не каждый день то достаточно часто чтобы привыкнуть к смерти и не глазеть на нее когда представится случай. Какая-то женщина высунулась из окна и стянула с веревки одежду, едва глянув вниз.
  Бездумно водя ручкой по отсыревшей страничке блокнота, я не отводила взгляда от распростертого на земле тела. Маленькое, почти детское тело в нелепой пестрой одежде, темные волосы, оливковая, уже начавшая сереть кожа. На вид лет двадцать пять, но на самом деле покойница младше, ее безвременно состарили тяжелая жизнь и уличная работа. Несчастная прозябала на окраине, в самой убогой ее части, отдаваясь всякому, у кого были деньги. Брала сущие гроши, выполняла все что скажут. Пила стероиды для животных, чтобы казаться здоровее, чем есть, не такой изможденной и потасканной. Деньги отдавала сожителю - никчемному типу, безработному и запойному. Сейчас он где-то заливал горе дешевым пойлом.
  Все это нам рассказала ее "подруга", такая же потерянная ночная бабочка. Я слышала, в подобных условиях жили проститутки Индии, но никогда не могла подумать, что такое возможно у нас, стоит только высунуть голову за пределы "облагороженной" части Заречья. Отцы-основатели, да кто же купит такую? Разве что отверженные обществом изгои, как и она. Или богатый извращенец, знающий, что за убийство дешевой феи ему ничего не будет. Тот, кто не считал ее человеком.
  Когда Аристарх отправил меня на этот вызов, я почувствовала, как по спине прошлась волна мурашек. И думается не у одной меня. Пару месяцев назад у нас уже были "осушенные" жертвы. Но когда я увидела жертву, опасения поутихли. Ни Анастас, и никто из знати к ней бы не прикоснулись. Я предполагала тут все проще: кто-то поправил запас колдовских сил, и вероятно этот кто-то не из наших. Как бы скотски это не звучало, но мы чересчур брезгливы.
  У машины я едва не налетела на отца Анастаса, Патриарха Дома Крови и Роз. Это была слегка состаренная копия его сына, надменный высокий мужчина с пронзительным взглядом. Я усилием воли заставила себя расслабиться и вежливо поприветствовать его. Тот ответил с куда большим почтением, чем прежде. Я не к месту подумала, как изменится его мнение, когда всплывет правда о наших с Гаем отношениях.
  - Это не?.. - мужчина не закончил. Но я знала, о чем он спрашивает.
  - Нет.
  По-хорошему стоило хранить молчание, даже под пытками не выдавая информацию о расследовании, но между нами словно бы протянулась нить понимания. Мы были объединены положением в обществе и теми обязанностями, которое оно накладывает. Мораль Патриархов отличается от морали простых членов Дома, они безжалостнее и суше - пережитки чувств уходят с возрастом, но кое-что остается. Волнение за детей, например. Я не хотела, чтобы он мучился сомнениями. Боясь потерять Гая, я стала лучше понимать чужие страхи.
  - Гели, - мужчина взял меня за руки и с доверительной улыбкой проникновенно заглянул в глаза. - Вы ведь скажете мне, если Анастас... возьмется за старое? Вы же понимаете, такие дела не стоит выносить на всеобщее обсуждение. Я гарантирую: вам не придется беспокоиться.
  Я вдруг поняла, что он переживает не за сына. Его интересует только вред, который поступки Анастаса могут нанести репутации Дома и лично Патриарха. Власть и время выхолостили его душу. Все это - участие, интерес лишь маска скрывающая пустоту.
  Есть две ступени к бездне: на первой ты готов на все, чтобы сохранить то, что тебе дорого. На второй у тебя нет ничего дороже себя. Я была на первой, отец Анастаса на второй. Он снисходительно поглядывал на меня, наверняка думая, что когда-то и сам был таким же, а мне в его лице скалилось далекое, но неизбежное будущее.
  Когда Патриарх отпустил мои руки, я подавила естественное желание вытереть их. Но у меня не было времени на рефлексию: следовало найти сожителя жертвы и опросить его. Ходить по наркоманским норам в одиночку не было никакого желания, но Елена была занята так что...
  Я вспомнила, что Мавенсилнат еще не вернулась в свой затерянный во времени и снегах замок на серверном побережье Норвегии. Хорошо должно быть иметь место, в которое можно сбежать - подальше от людей, от города и смога, туда, где только холодная вода фьордов, застывшая под белым маревом земля, меняющая только во время краткого северного лета. Синева подпирающих вершинами небо гор, зеленые склоны и пышный цвет рододендронов... Хрупкая, но сильная красота. Можно забыть обо всем и вечность наблюдать, как рассвет окрашивает снежные шапки гор в розовато-оранжевый цвет. Можно наслаждаться нерушимой тишиной и тьмой долгой полярной ночи. Таинственным мерцанием звезд, страшными сказками, рассказанными при свете камина, когда за окном лютую мороз...
  Да, где-то есть покой. А у меня есть работа и долг.
  Мавенсилнат приехала сразу же, как всегда в компании гончих. Псы облегчили нам работу, взяв след по грязной рубашке сожителя жертвы и приведя к невзрачной ошарпанной двери в полуподвальное помещение. Из темных глубин притона вырывался дым и специфический аромат. Вышибала на входе заткнулся и убрался в подсобку при одном только взгляде вампирши, даже удостоверение показывать не пришлось. Хогало и Пугало остались на улице - Мавенсилнат сказала, что не хочет травить животных. Я осмотрелась.
  Прежде всего...грязь.
  Не та, что смывается водой, хоть и этой тут хватало.
  Иногда смерть случайна, иногда она последствие ошибки, халатности или незнания. Здесь же пировали демоны - люди раз за разом, целенаправленно убивали себя. Особенный, медленный, страшный способ. Расплата за эфемерные мгновения наслаждения.
  - Почему эти люди, красивые, молодые, здоровые уродуют себя? - покачала головой вампирша. Мы пробирались между отправившимся "в астрал" людьми, обращавшими на нас как на порождение реальности не больше внимания чем на воздух.
  - Они не умеют находить счастье в жизни и ищут его в порошке и дыме. Уходят от реальных проблем в нереальный мир грез. Грезы хороши, жаль то они заканчиваются и оставляют тебя наедине с проблемами.
  В сознании обывателя существует два стереотипа о наркоманах: опустившиеся ничтожества, о которых предпочитают не думать и не замечать их на улицах и сияющий образ прожигающей жизни богемы. Порок, подслащенный властью, славой и дизайнерскими вещами. Сверкающими драгоценностями и изможденными чувственными красотками-моделями. Дорогими машинами, шикарными пентхаусами и клубами где в VIP зонах золотая молодежь вдыхает ангельскую пыль через свернутую стодолларовую банкноту с тела обнаженной любовницы. Приглушенный свет, резонирующие с диафрагмой биты... Желание, вождение, похоть... Гений и безумие идут рука об руку, так, кажется и героин извечный спутник таланта.
  Но у глянцевого образа есть изнанка: истощение, ломка, проблемы с возбуждением и химические изменения мозга.
  - Несчастные...
  - Каждый выбирает Ад по своему вкусу. Если человеку плохо, но он ничего не делает чтобы изменить ситуацию, значит, его все устраивает. Где-то в глубине души он считает, что это ему и нужно. Амплуа страдающей жертвы популярнее, чем принято думать.
  - Хочешь сказать что женщина, которую поколачивает муж, желает этого?
  - Если не желает, почему тогда не уходит? Ради денег? Тогда она ничем не лучше проститутки, с той лишь разницей, что та честно называет цену и не играет в любовь. Ради детей? Но какие дети вырастут в такой семье? Запуганные с детства женщины и будущие мужчины, считающие, что бить женщин норма? Лучше отец, ставящий синяки в пьяном угаре, чем никакого? Выбор есть всегда. Соглашаешься, следовательно, платишь цену.
  - А как же чувства?
  - К кому? - фыркнула я. - К тому, кто в любой момент может проломить твоему ребенку череп? Знаешь, настолько глупым женщинам нельзя разрешать иметь детей. Это косвенный, молчаливый садизм.
  - Будь все так просто...
  - Как мне сказали "смирись с тем, что жизнь не бывает простой". В жизни нет места "если бы". Все смиряются, смирись и ты Мавенсилнат. О, вот этого мы и искали.
  Мужчина был пьян. Просто пьян и ничего больше, следовательно, с ним можно было поработать. Пока он не употребил и не умер. Жизнь и смерть наркомана вполне предсказуемы, но никогда не знаешь точно, в какой момент их настигнет передоз.
  Сожитель покойницы был вконец опустившимся и сторчавшимся (чудо, что мы застали его относительно вменяемым). Его не очень беспокоила смерть подружки - видимо он еще не успел осознать, что раздобывать деньги на очередную дозу придется в другом месте, - и он мало что мог рассказать. Интерес представляла только последняя клиентка девушки, по словам субъекта светловолосая и красивая как ангел. Он протянул это слово "ангел" с такой мечтательной улыбкой, что у меня закралось подозрение, что он все-таки успел что-то употребить и теперь путает реальность и фантазии.
  - Эй, где мой антифриз? - он трясущимися руками взял шприц и вдруг посмотрел на меня. - У нее глаза как у тебя.
  Мы не смогли ничего от него добиться, и я почувствовала липкое касание страха. Что значит "глаза как у тебя"? Похожий цвет, взгляд или... то, что девушка моего вида?
  На улице мы какое-то время стояли молча, вдыхая свежий зимний запах. Тени в этом богом забытом месте казались угольно-черными, страшными, как сны здешних жителей. В просвете между домами виднелся кусочек неба, и если над остальным город светило солнце, то здесь царили унылые серые тучи.
  Солнце светит всегда, в любой, самый пасмурный день. Просто иногда его скрывают облака.
  - Почему ты меня недолюбливаешь? - спросила я.
  - А за что тебя любить? - вампирша провела пальцами по коротким волосам.
  - Ну а все-таки? Я могу стать лучше, если ты скажешь, в чем я ошибаюсь.
  Женщина помедлила, погладила псов и несколько раз посмотрела меня, будто оценивая, достойна ли я ее откровенности.
  - Знаешь что такое психоз? - спросила она, пряча взгляд.
  - Это то, что грозит мне, если у меня еще годок не будет отпуска.
  - Это может случиться с каждым, - буднично продолжила Мавенсилнат. - С бизнесменом, домохозяйкой или проституткой. Офисной крысой. У умного, полагающегося на логику человека на это даже больше шансов. И куда страшнее итог: сознание выбрасывает странные штуки и тем больнее, когда твой мир рушится, погребая все под обломками. Когда ты выбросила Гая из своей жизни он на время решил сменить обстановку и уехать. Снял охотничий домик подальше от людей и их городов... и там его накрыло. - Она отвернулась. - Это такое состояние, когда весь мир теряет краски и запахи. Когда ты не думаешь о еде. Когда тобой владеет только панический страх и обычные вещи кажутся смертельно опасными... Когда ты пытаешься воззвать к разуму, понять что не все так плохо в твоей жизни, а тебе хочется выть и биться головой об стену. Все вокруг кажется ненастоящим, фальшивым, придуманным кем-то. И накатывает такая безнадежность, что в этом состоянии можно сделать что угодно: шагнуть в открытое окно, сунуть в рот дуло пистолета и спустить курок. Из этого болота нельзя выбраться самостоятельно, без помощи. И с помощью тоже не всегда... Когда я нашла его он был как загнанный зверь с затравленными глазами и разбитыми в кровь костяшками пальцев. Бог знает, сколько он пробыл в таком состоянии один. Твердил, что мир сделан из стекла и оно пошло трещинами. Его нужно было спасать без промедления, но как если до ближайшего человеческого города несколько часов езды? Требовался психиатр и что самое главное - антидепрессанты. Да еще такие, какие подействуют на наш вид.
  Она посмотрела на небо и облака отразились в ее черных очках.
  - Тебя не было четыре года. Четыре. Ты даже не позвонила ни разу. Тебя не было, когда он балансировал на грани. Когда пришла неизбежная после лекарств депрессия, и он днями лежал на полу и смотрел в одну точку. Когда я силой заставляла его выходить на улицу, что-то делать, принимать пищу. Дышать. Потом он пришел в себя, как-то собрал воедино разум и жизнь. Научился жить без тебя, вроде даже смирился с этим. А когда все вернулось на круги своя, ты появилась снова! Сначала тебя чуть не убили, потом ты свалилась с моста...Ты, ты, снова ты, - голос ее от шепота взлетол почти к крику и замер, оборвавшись надрывной нотой. - И он не смог оставаться в стороне. Попытался держаться на расстоянии, но в конечном итоге вновь бросился в омут с головой.
  - Я не знала.
  - Конечно, ты не знала! - в сердцах крикнула Мавенсилнат. - Ты и не хотела знать. А он считает это слабостью. Не хочет, чтобы ты винила себя. Или считала его искалеченным. Можно следить, чтобы в руки человека не попали наркотики, алкоголь или сигареты, но оградить его от собственных мыслей нельзя. У того кто сломался раз, нет гарантии что это не произойдет снова. Я не должна была говорить тебе, потому что теперь ты не сможешь смотреть на него так, как раньше. Это будет для Гая еще одной порцией боли. Но кто-то должен был объяснить, к чему приводят необдуманные поступки.
  Я закрыла глаза. Когда я накануне представляла худшее, мои мысли были бесконечно далеки от такого развития событий. Мне-то казалось, это я страдала. Сейчас я была... разбита.
  - Почему любовь делает с нами ужасные вещи?
  - То, что взросло на ядовитой почве не может быть съедобным. Ваше общество пропитано ложью, лицемерием и разложением. Ваша связь извращена если не в физическом, то в психическом плане. Вы ведь до сих пор в глубине души считаете себя кузенами.
  - Зачем ты мне это говоришь?
  - Я не понимаю почему из сотен мужчин ты выбрала именного того кто принесет тебе больше всего страдания.
  - А я не понимаю, почему это с ним случилось.
  - Мучится всегда тот, кто сильнее любит. Тот, кто барахтается, сражается, пытается достучаться. Тот, кому не безразлично. Тот, кто не хочет терять. А потом понимает, что все напрасно... и отказывается принимать. И идет ко дну захлебываясь этой своей никому не нужной любовью.
  - Ты любишь его, - поняла я.
  - Прежде всего, он мой друг. Но да, я люблю его. И хочу, чтобы он был счастлив, пусть даже с тобой. Если ты действительно его счастье. Ты его счастье, Гели?
  Ночью меня мучили кошмары: я бежала по старой пустой больнице и не могла найти выход. Бесконечная череда лестничных пролетов, зарешеченных окон и длинных темных коридоров. Пустые опрокинутые шкафы, поломанные столы и разорванные на страницы книги. Облезлые, в пятнах обои. Мутные стекла. Потрескавшиеся зеркала...
  И шепот.
  "Ты тоже стеклянная. Пустая. Полая".
  Я просыпалась, жалась к Гаю, он крепче прижимал меня к себе. И я засыпала убаюканная его размеренным дыханием и теплом, силой обвивающихся вокруг меня рук. И снова попадала в кошмар.
  "Помнишь ли ты имена своих мертвецов?"
  В какой-то момент я оказалась на крыше. Шел снег и белизна скрывала весь ужас открывшейся картины - но не до конца. Разрушенные дома, выбитые стекла, поваленные деревья... и безлюдные улицы. Низко нависающее серое небо будто придавливало меня к земле. Мир был мертв. И пуст. Это был почти потусторонний страх - знать, что кроме тебя никого нет. Никаких мыслей. Никаких голосов. Только тишина и одиночество. И никуда от него не сбежать, никак не исправить.
  - Что тебе снилось? - спросил Гай утром.
  Я лежала на животе, и его рука выписывала на моей спине круги и спирали. Нужно было солгать. Ради сохранения его спокойствия и гордости. Только что-то подсказывало - ложь принесет больше горя, чем пользы. На таком фундаменте крепкий дом не выстроишь.
  - Мавенсилнат мне рассказала.
  Рука Гая замерла.
  - Гай...
  Он взял телефон с прикроватной тумбочки, и я потянулась, чтобы остановить его.
  - Я не стану тебя жалеть и не буду относиться к тебе хуже. Ты же знаешь - носиться с мужчинами как с фарфором не в моем стиле. Но я должна была знать, чтобы не сделать так в будущем.
  - Как скажешь, - Гай встал. - Но с Мавенсилнат я все равно поговорю.
  - Она помогла тебе.
  - Не этим разговором.
  "Мужское самолюбие!" - раздраженно думала я, просушивая феном волосы. "Гордость!" - блузка не желала застегиваться правильно. В раздражении подхватив сумочку, я прошла мимо конюшни к гаражу, не заглянув туда, чтобы увидеть Гая, перед тем как уеду.
  Постояв немного перед машиной и позвенев ключами, я поняла, что и ехать никуда не хочу. Погода была сносной, солнце светило, лужи высохли, и вполне можно было пройтись до остановки в двадцати минутах отсюда - успокоиться и подумать. Главным образом успокоиться, потому что злой оперативник, значит плохой оперативник. Вот не хватало мне еще на работе напортачить.
  Сжав зубы и бросив ключи в сумочку я, чеканя шаг, направилась к воротам. Донельзя удивленный охранник распахнул их, потрудившись уточнить все ли в порядке. Я ответила, что в порядке и улыбнулась лучшей фирменной улыбкой - бессмысленной и беспощадной как жизнь офисного планктона.
  - Куда ты? - Артур догнал меня сразу за воротами. Должно быть, заметил меня, когда шел к своей машине - кроме поддельного удостоверения личности и у него были такие же фальшивые права, позволяющие ему рисковать здоровьем пешеходов. Впрочем, ездит он куда лучше Елены.
  - Хочу прогуляться перед работой, - как можно легкомысленнее отозвалась я.
  - Отлично, я тоже хочу. - Он искоса посмотрел на меня и проявил несвойственную ему проницательность: - Повздорила с Гаем?
  Я дернула плечом.
  - Не сошлись во мнениях.
  - Не переживай, когда все успокоится мы сможем разъехаться.
  Все упокоится, когда у меня закончится предменструальный синдром, и я прекращу видеть в каждом потенциальную боксерскую грушу. До следующего месяца.
  - С чего ты взял, что я хочу съехать?
  - Ты не общалась с Гаем несколько лет, а теперь как его правая рука вынуждена проводить с ним слишком времени. Вы постоянно пререкаетесь. Жизнь под одной крышей вряд ли пойдет нам всем на пользу.
  - Я так не думаю. В не зависимости нравится тебе человек или нет, должно пройти время, прежде чем ты привыкаешь жить на одном пространстве. Надо притереться, узнать вкусы и привычки.
  - А смысл? - равнодушно спросил он.
  - Смысл в том что мы - семья, хотим мы того или нет.
  - То есть я обязан хорошо относиться к кому-то только потому, что у нас общая кровь? Даже если он подонок?
  - Кого ты так ненавидишь? - мне не нравилось выражение его лица.
  - Я просто спрашиваю. Ты заговорила о семье... хотела бы ты жить в одном доме с Кастиллой? Нет, не отвечай, я и так знаю. Ты и не жила. Вела себя в рамках приличий но, в общем-то, не скрывала своего отношения.
  - Зачем ты пошел со мной?
  - Ты моя сестра, - сказал Артур так, будто это все объясняло. - Ты женщина. И была в таком настроении, что я счел нужным проследить, чтобы все было в порядке.
  - Мне двадцать четыре, я не делаю глупостей. Меня не нужно защищать. Особенно тебе. Артур, тебе и восемнадцати нет!
  - Скоро будет. Можно вести себя по-мужски и в семнадцать и быть тряпкой в двести. Мужчина это не возраст и не пол - это поступки и поведение.
  - Отцы-основатели, я тебя не узнаю.
  - Хочешь сказать, где тот аморфный полу братец, что действовал тебе на нервы? Не делай удивленное лицо, у меня есть глаза и уши и я знаю, как ты ко мне относишься. Ну, или относилась раньше. Видишь ли, Гели, детям свойственно взрослеть. И чтоб ты знала - аморфным я никогда не был. По поводу Гая... он Патриарх, но ты не обязана ему подчиняться. Когда ты ушла, он хотел пойти за тобой, но я не дал. Ты говоришь о семье, так вот: семья это мы с тобой. А они с Ариадной наши родственники.
  У меня возникло чувство, что Артур что-то подозревает, но сейчас сил разбираться с этим не было.
  - Не знаю, за что ты взъелся на Гая, но ты не прав. Благодаря ему ты прошел тест на одаренность повторно и получил место в Управлении. Я думаю, тебе пойдет на пользу пройти курс обучения йорт. Упущением с нашей стороны было бросить тебя в работу без должной подготовки.
  - Собираешься отослать меня?
  - Только ради твоего блага.
  - Мы еще вернемся к этому разговору, - предупредил Артур.
  К остановке подъехал автобус. Людей было немного - большая часть маршрута проходила по Заречью, в которое люди не слишком стремились, а нелюди в большинстве своем предпочитали личный транспорт.
  Я с удивлением увидела на переднем сидении грустную Елену.
  - Машина не заводилась, - пояснила она, - а пользоваться скоропостижным перемещением Яна я не хочу.
  - Я думала, скоропостижна только смерть, - один только вид подруги подействовал на меня умиротворяюще.
  - Вот-вот. Именно так ты себя и чувствуешь. Так что я отправила Яна присматривать за Анастасом, а сама решилась на автобус.
  - Не рановато ли? - я посмотрела на дисплей телефона. - Еще шести нет.
  - Анастас приходит еще раньше, такое ощущение, что он не спит. Я не могу позволить ему одержать верх! Сегодня, когда он войдет в приемную, я уже буду там.
  - Не позволяй ему манипулировать собой. С него станется нарочно приходить с каждым днем все раньше и раньше, только бы позлить тебя и втянуть в соревнование. Он хитер, помяни мое слово.
  - А то я не знаю.
  Автобус остановился на остановке возле заправки и круглосуточного супермаркета. Пара человек вышла, одна женщина вошла - и по закону подлости она была полной, злобной, и с огромной сумкой наперевес. Я услышала мысли Елены: типичная истеричка. Автобусный монстр. Сейчас, небось, начнет читать морали и сгонять кого-то с места, хотя ей едва перевалило за сорок, а здоровью вполне может позавидовать космонавт.
  - Какая невоспитанная молодежь! - ожидаемо завела женщина, жабьими глазами навыкате нацеливаясь на молоденькую девушку. - Вот в наше время...
  - Извините, - перебила ее Елена. - Сейчас уже не ваше время, а наше. А вам надо вспомнить о главном женском достоинстве - скромности. Чрезвычайно некультурно кричать на весь салон.
  - Невоспитанная хамка! - противница потрясла сумкой. - Да как...
  - И слюной брызгать тоже некрасиво. Надеюсь, вы сегодня чистили зубы?
  - Я тебя...
  - А я на вас - в суд. За членовредительство.
  - Присаживайтесь! - не выдержал Артур.
  Женщина посмотрела на нас торжествующе, но ее восторг был недолог - Артур сидел в конце салона, а до него надо было еще добраться. С такими габаритами и сумкой сделать это было не просто, тем более что ободренные удачным отпором Елены пассажиры не желали помогать и отодвигаться с пути.
  - Спасибо я постою, - с непередаваемым чувством выплюнула она. - Ну, сколько можно стоять? Люди опаздывают!
  Стояли мы и правда, долго. Водитель вышел что-то проверить снаружи, и его не было видно. Насторожившись, я посмотрела на пустую заправку. На пустую остановку. И пустой минимаркет... и почувствовала, как нехорошее подозрение закрадывается в душу. Ладно, прохожие и заправщики, но где водитель?
  - Что за?.. - я подалась вперед, надеясь, что зрение меня обманывает.
  Они наступали со всех сторон - окровавленные, оборванные, еда волочащие ноги. В мутных глазах светился странный голод. В салоне кто-то нервно хихикнул. Я встала и подошла к двери. Нет, это сон. Сон...
  - Зомби-и-и-и! - заголосила скандалистка. - Зомби! - Я отлично ее понимала: с такими жировыми запасами она была лакомым кусочком. И плохим бегуном.
  Этот крик был как спусковой крючок - преодолевая сопротивление мертвых тел, я распахнула дверь и пнула ближайшего трупа ногой. Второй отправился в нокаут от мощного удара в челюсть. Зомби заволновались, кто-то из них отшатнулся.
  - Бей мертвяков! - завопила Елена, агрессивно размахивая сумочкой, и следом за ней из автобуса повалили остальные пассажирки начавшие пинать и толкать зомби. Артур пальнул в воздух из Кольта с которым он с начала работы в йорт не разлучался даже во сне.
  - Разойдитесь! - крикнул он. - Сейчас я продырявлю их гнилые черепушки!
  Толпа женщин одобрительно завопила.
  - Нет! - откуда-то выбежал высокий худой мужчина. - Стойте! Это розыгрыш! Не на...
  - Розыгрыш? - Артур посмотрел на него и его щека дернулась. - Ах, розыгрыш. Я тебе сейчас...
  По недоброму выражению лица Артура мужчина понял, что надо бежать. И побежал. А когда прогремел выстрел, он рухнул, и на его брюках проступило алое пятно, он пополз, активно загребая локтями и отталкиваясь здоровой ногой.
  - Спасите! - орал несчастный. - Этот псих меня убьет! Помо....
  Артур выстрелил еще раз - в воздух. Зомби до того позволявшие себя бить бросились в разные стороны. Воинственно настроенные пассажирки потрясали сумками, а самые кровожадные бросались вдогонку. Поверженный противник в панике отступал.
  - Стой! - я сбила Артуру прицел, когда поняла, что он выбрал новую жертву. - Идиотизм не должен наказываться смертью.
  - Надо было отстрелить ему яйца, - он сплюнул и спрятал пистолет в кобуру.
  - Юношеский максимализм, - прокомментировала ведьма. - Делайте ставки господа: как быстро сюда прибудут доблестные стражи правопорядка? Зомби против пассажиров маршрутки, они не должны такое пропустить.
  Час спустя, когда приехавший наряд полиции узнал, в чем дело, просмотрел снятое видео, отсмеялся и составил протокол, мы оказались в участке. Мне полагался звонок и - увы, - учитывая, что Артур и Елена сидели рядом рассчитывать я могла только на Гая. Ариадна, пожалуй, доплатила бы, чтобы я "случайно" упала со стула и ударилась виском об острый угол стола со всеми вытекающими последствиями.
  - Гай, - жалобно начала я, когда он поднял трубку, - ты не мог бы внести за меня залог? Пожалуйста...
  - С тобой все в порядке? - голос его был лишен эмоций, но я поняла, что Гай напряжен и думает, что случилось худшее. - Где ты?
  - Я в полиции. Понимаешь, на нас напали зомби и...
  Вот честное слово, пара сломанных челюстей не повод для ареста.
  - Гели, ты точно в порядке? - явное сомнение уязвило меня.
  - На нас напали зомби, мы их избили, а одного Артур подстрелил и теперь...
  - Артур что?!.. - судя по звуку на заднем плане что-то упало. - Что там происходит?
  - Пусть включит новости, - посоветовал участковый.
  - Гай просто посмотри последние новости в интернете. Местный канал решил повторить прошлогоднюю первоапрельскую шутку с зомби в метро. Ну, когда поезд с одинокой пассажиркой в салоне останавливается на заброшенной станции, свет гаснет и отовсюду начинают ползти загримированные актеры... Вот. Только у нас вместо метро автобус и безлюдная остановка. Режиссер не учел, что наши люди, а в частности женщины, подготовлены к зомби-апокалипсису гораздо лучше. Я думаю, не последнюю роль тут сыграл пистолет Артура.
  ...вот как-то так. Я помешала соломинкой молочный коктейль. Артур сидел, нахохлившись и скрестив руки, Елена отвечала на непрекращающиеся телефонные звонки, Анастас смотрел на нас снисходительно, а Гай только покачал головой и заказал двойную порцию виски.
  - М-да-а, - протянула Елена, - пришла пораньше...
  
  Глава 7. Мама дорогая!
  
  Организую Армагеддон. Недорого.
  
  Объявление в газете
  
  От резкого, почти ультразвукового истошного вопля Елена подпрыгнула на месте. Щеточка, которой она красила ресницы ткнулась в глаз и на краткий миг страх от того что конец света наконец наступил (никто в любом другом случае не стал бы так кричать в шесть утра) сменился ужасом, что в загробный мир она отойдет одноглазой. Хорошо еще, что белье на ней приличное, подумала ведьма, промокая слезящийся глаз салфеткой. Если верить байкам о посмертии, ей придется пробыть в нем остаток вечности.
  Крики не утихали и перешли в душераздирающую тональность. А конец света между тем запаздывал. Елена выглянула в окно и обнаружила, что на ее лужайке разворачивается удивительное действо: худосочный паренек повис на ветке ореха, а внизу сидит огромная черная псина.
  Ведьма закусила губу. С одной стороны это мужчинам полагается спасать женщин. С другой - скоро ей самой придется выйти на улицу. Она разберется с собакой, а после уже выяснит у названного гостя, что он делает на ее участке.
  Вооружившись любимой сковородкой на длинной ручке (на тот случай если чары не подействуют) Елена решительно распахнула дверь. И остановилась на пороге. Пес был здоровенный, с лоснящейся шерстью и мощными челюстями. Богатое воображение ведьмы услужливо показало, как именно эти зубы могут вонзиться в лучшую из ее частей тела.
  - А ну пошел вон, - тихонько, будто примеряясь, сказала она и умолкла, когда пес повернулся и вопросительно посмотрел на нее.
  "Что за вздор!" - одернула себя ведьма. Это всего только пес.
  Но от взгляда животного Елене стало не по себе. Она попробовала чары подчинения, но они не подействовали. Елена переступила с ноги на ногу, задумчиво покоилась на сковородку и поняла, что в рукопашную идти не хочется. А придется, если этот парень не заткнется - чтобы пробудить в домохозяйке дьявола достаточно разбудить ее рано утром.
  - Януарий... - сдавшись, позвала ведьма и вздрогнула, когда демон оказался рядом.
  - О, а вот и завтрак! - он радостно потер руки. - Хорошо что я решил не есть того бедолагу.
  - Помогите! - висящий на дереве парнишка завопил пуще прежнего. - Демон!
  - Так это твоих рук дело? - догадалась Елена и дернула Яна за рукав. - Ты не можешь, есть людей.
  - Даже если они пишут гадости у тебя на стенах? - лицо демона приобрело просительное выражение.
  Елена увидела незаконченную надпись на стене и разозлилась. Сообщество вардов было недовольно. И кто же первым выразил неодобрение? Безграмотный и безусый мальчишка. Это было не обидно, скорее смешно. Смешнее был бы только трехлетний малыш пытающийся обматерить ее.
  Ян щелкнул пальцами, и пес исчез, а парень рухнул на землю.
  - Бедолага, эк тебя скрутило, - демон сочувственно цокнул языком. - Ну, ничего, мы поставим тебя на ноги.
  - Лучше сразу уложить в могилу! - Елена занесла ногу для пинка, но в последний миг передумала. - Ты ведьмак? Что б ты знал слово "охеренела" пишется с приставкой "о".
  Демон оценивающе посмотрел на парня, тот испуганно вытаращил глаза.
  - Невозможно калина злата, он не влезет в гроб, - констатировал Ян после осмотра.
  - Влезет, если сломать ему кости, - Елена скорчила зловещую гримасу и удобнее перехватила ручку сковородки,
  Последняя фраза оказалась чудодейственной - паренька попустило. Он вскочил и побежал с такой прытью, будто за ним гналась дикая охота.
  - Ян, когда ты успел сделать эти чары?
  - Вчера ночью, - не смутившись, признался демон. - Ты спала, твой подзащитный политик тоже и мне стало скучно. Особняк и офис Анастаса я окружил охранными заклинаниями еще в первый день, и решил заняться твоей безопасностью.
  - Что мне может грозить? - возмутилась Елена. - Я живу в самом спокойном и тихом районе, эдакой заводи для домохозяек. Тут отродясь не бывало ничего страшнее семейной ссоры и коликов у младенца.
  - Ведьмочка, мне следует отшлепать тебя - за вопиющую неосведомленность, - демон подтолкнул Елену к дому. - В первом доме по правой стороне жил маньяк, в третьем несчастливая любовь закончилась двумя самоубийствами - повешеньем и вскрытыми венами, если тебе интересно, а в доме по соседству...
  - Хватит! - взмолилась ведьма. - Мне еще жить здесь.
  - Вот я и не понимаю, как ты можешь спокойно спать в таком месте. И это я еще упоминал, что под соседней улицей раньше было кладбище...
  - Ты меня разыгрываешь.
  - Если только отчасти, - Ян снял очки и пригладил волосы. Елена подумала, что скучает по тому времени, когда он не утруждал себя одеждой. - Осведомлен, значит вооружен. Информация, милая моя, самый ценный ресурс.
  - Ты это постоянно повторяешь.
  - Может до тебя дойдет на сто первый-то раз, - повинуясь его воле, на столе материализовался небольшой чугунный котелок. - Красота порой скрывает под собой ужасные уродства, а благопристойность может быть лишь маской для порока. Иллюзия иногда так зыбка, что правду легко увидеть, если присмотреться, - он посмотрел ей в глаза. - Я немного изменю чары, но ты останешься со мной и поможешь. Немножко знаний тебе не помешают.
  - А как же Анастас?
  - Он застрял в пробке, - пропел демон, зажигая огонь.
  - В пробке? - хмыкнула ведьма. - Это в такую рань?
  - Спишем все на то, что у горожан случился приступ трудоголизма. Не волнуйся, ничего с ним не случиться.
  Елена сомневалась.
  - Не очень-то он тебе нравится, - она проводила взгляд плывущие по воздуху флаконы с вытяжками, пока они не опустились на стол.
  - И все же я не дал ему выпить тот отравленный кофе.
  - Что? - удивилась она. - Какой кофе? И ты молчал? Кто это сделал?!
  - Одна из его бывших подружек. Никаких заговоров и интриг, просто беспощадная женская месть. Липа ожерелий, мой тебе совет: решишь укокошить бывшего не пользуйся ядом - слишком ненадежно...
  Елена хотела было уточнить, что он считает надежным средством - просто так, на всякий случай, - но тут в двери постучали. Ведьма мысленно застонала думая, что солгать требующим расправы соседям. Но на пороге когда она открыла, стояли не они. Ей улыбались две женщины со стопкой каких-то брошюрок в руках.
  - Здравствуйте, мы Свидетели Ие...
  - Если вы что-то видели, - лицо Елены приобрело устрашающее выражение, - лучше вам немедленно это развидеть. Ради вашего же блага!
  Она хлопнула дверью.
  Но не успела вернуться на кухню, как стук раздался вновь. Внутренне закипая, Елена открыла и...
  - Сюрприз! - мать шагнула вперед и крепко обняла ее.
  - Мама? - не поверила ведьма.
  - А что, ты еще кого-то ждала? - женщина шагнула внутрь. - Деточка ты выбрала себе странный район. Я встретила вопящего молодого человека, который утверждал, что видел демона. И у тебя какая-то странная надпись на стене...
  - О, не переживай, - Елена попыталась непринужденно улыбнуться, - это местный сумасшедший. В основном он безвредный, но видимо у него обострение началось.
  - Все-таки будь осторожна, - мать похлопала ее по плечу и прошла на кухню.
  Елена закрывала двери чуть дольше, чем полагается, используя последние мгновения тишины и спокойствия, чтобы найти в себе силы пережить следующие несколько часов. Ведьма любила мать, но та была обычным, ничего не знающим о магии человеком и было бы просто замечательно, если бы так продолжалось и дальше. Вряд ли Елена смогла бы пережиться тягостное объяснение своей природы и того что помимо людей в мире существуют вампиры, двусущие, варды и - небо помоги - инопланетяне. Но не те, что она может подумать, услышав это слово.
  Самым страшным кошмаром Елены было то, что если она выйдет замуж за варда, ей придется все рассказать. Если у родителей есть магические способности, у детей они будут в любом случае - и тогда как-то придется объяснять, почему годовалый ребенок заставляет погремушки летать. Дети не способны контролировать свои силы, поэтому...
  - Елена? - голос матери был слегка удивленным и ведьма тихонько застонала. Дьявол... то есть Ян.
  На кухне ведьму ожидала немая сцена: мать разглядывала демона, а демон в свою очередь смотрел на ее мать. Должно быть, он впервые видел обычного человека так близко и теперь не мог понять, как реагировать.
  - Эээ... - Елена сжала пальцы в замок и прижала их к животу. - Это мой друг, Ян. Ян, это моя мама - Валерия Владиславовна. - "Можно просто Валерия" - быстро вставила мать. - А мы...ммм... мы готовимся к театральной постановке.
  - Театральной постановке? - женщина вопросительно изогнула бровь. Потом ее лицо озарило понимание, изумление и наконец, смущение. - А... о... простите, я помешала. Я зайду попозже. Мне нужно навестить одну старинную подругу.
  И прежде чем Елена успела возразить мать, пробормотав "очень рада была познакомиться", исчезла за входной дверью. Януарий требовательно посмотрел на ведьму, ожидая пояснений. А та стояла посреди коридора, качая головой и не зная плакать ей или смеяться.
  - Она решила, что ты мой любовник, и мы с тобой устроили ролевые игры, - пояснила она.
  - Предаваться плотским игрищам там же, где готовиться пища и зелье? Липа ожерелий, я потеряю покой и сон. Твоя матушка сочтет меня извращенцем.
  - Извращенцем? Не сомневайся, она надеется, что ты достаточно извращен, чтобы заманить меня к алтарю, - пробормотала Елена.
  
  ***
  
  Я работала над отчетом уже больше часа, но все никак не могла сосредоточиться и закончить его. То не подбиралось нужное слово, то хотелось съесть что-нибудь, то я испытывала неодолимое желание посмотреть страничку новостей... Наверное, я из тех людей, что не могут работать одни. Для плодотворного труда им необходим коллектив и внимание начальства. Да, второе, пожалуй, вернее.
  А может, угнетало затишье в криминальной жизни города. По собственному опыту я знала: оно не длится долго. Более того, если ты считаешь что все в порядке, значит, ты недостаточно осведомлена, и скоро заблуждение выползет и укусит тебя за зад.
  Я еще раз перечитала написанное. Вздохнула. Покрутила ручку и покусала колпачок. Закинула на стол ноги и уставилась в потолок. Кроме всего прочего очень меня беспокоило последнее дело, с той маленькой мертвой феей. Никаких свидетелей, никаких улик.
  В таком положение: с ногами на столе и запрокинутой головой меня застала Ариадна. Она вошла в кабинет без стука, быстро захлопнула дверь и впилась в меня взглядом голодного удава. Подавившись кофе, я спустила ноги на стол и схватила первый попавшийся листок, чувствуя себя малолеткой, которую застали за непристойным поведением.
  Она смерила меня взглядом.
  - Тебе стоит больше доверять Гаю и не устраивать сцен по пустякам. Он никогда бы не притронулся к той особе.
  - Вы знаете? - откровенно говоря, я не удивилась.
  - Дорогая моя, - Ариадна села на стул для посетителей. - Конечно, я знаю. В нашем обществе жизненно необходимо быть в курсе всех событий. И ты должна знать как минимум не меньше чем другие.
  - О чем это вы?
  - Не пытайся казаться глупее, чем ты есть: имидж "прелесть до чего глупенькой девочки" тебе не к лицу, - она подалась вперед. - Если Гай сделает то, что он задумал, вам придется сражаться за место под солнцем. Хитрить, угрожать и возможно, убивать. Несомненно, с убийствами у тебя проблем не будет, - женщина усмехнулась, - но вот что касается интриганства, и всего в чем задействованы ум и смекалка, тут у меня имеются сомнения. У тебя напрочь отсутствует женская мудрость. Кроме того, ты не из тех, кто решает проблемы мирным путем, а уничтожать все Патриархии это я тебе скажу не выход. Не то чтобы я буду очень скучать по нашей аристократии в случае чего.
  От пространных рассуждений и завуалированных намеков у меня начинала болеть голова.
  - К чему вы ведете?
  - О, - Ариадна наигранно вздохнула и закатила глаза, - проста как медный пятак. Деточка, прежде чем трясти грязным бельем, обзаведись компроматом на тех, кто может осудить тебя и отправить на дно.
  А вот это интересно. Ариадна уловила мою заинтересованность и не стала ходить кругами:
  - Завтра вечером в поместье "Зеленый остров" будет прием. Там соберутся сторонники "новой крови", и их верхушка. Я не знаю, что будет вынесено на обсуждение - может мальчики просто заскучали и решили выпить, но думаю тебе необходимо отправить туда своего человека. Без ведома управления, разумеется - уши есть везде.
  Откинувшись на спинку кресла, я подумала, что все это пахнет ловушкой. Опять пойти против Управления, против правил, тайно пробраться на частную собственность, да еще туда, где собирается "новая кровь". И при этом никакой страховки. Я могу просто исчезнуть, и никто не будет знать, что произошло.
  - Это не ловушка. Если бы я хотела убрать тебя, то не стала бы приходить к тебе накануне твоего предполагаемого исчезновения. Гай свяжет эти события в два счета. И его не остановит то, что я его воспитывала.
  Она встала и подошла к двери.
  - И еще - я бы порекомендовала вам с Гаем вести себя осмотрительнее. Для мира вы пока что кузены. Двоюродные брат и сестра, позволь тебе напомнить. Я стараюсь держать Вифинию подальше и рассказываю всем байки о том, что вы во благо Дома пытаетесь наладить хорошие родственные отношения. Но в них, как бы вам не хотелось, не входят публичные проявления чувств как-то: поцелуи, объятия, и - упаси Последний Король - что-то большее.
  Прежде чем выйти Ариадна посмотрела на меня осуждающе. Я задумалась о том, насколько хорошо она осведомлена и чем это может грозить в будущем. А сейчас... могу ли я ей верить? Если Ариадна сказал правду, присутствие на этом приеме может на много пролить свет. Я могу узнать, что планирует "новая кровь", причастны ли они к тому, что происходит в городе и да, несомненно, у меня будет, чем осадить тех, кто в будущем решит выступить против нашего Дома. Вот только отправиться туда без прикрытия чистое самоубийство.
  
  Я подняла воротник пальто и поежилась. Зима в этом году была отвратительная: то мороз минус тридцать, то оттепель и солнце. Или вот сырость и ветер как сейчас. Мы с Гаем договорились пообедать вместе, в числе прочего я хотела рассказать о визите Ариадны и своих планах на завтрашний вечер. Гай предложил заехать за мной, и я согласилась, только попросила, чтобы он не светился возле главного входа, а подождал за парковкой. Аристарх знал, что мои обеды с Патриархом длятся непозволительно долго и всячески им препятствовал. Ему ничего не стоило отправить меня на внеочередной вызов.
  Пробегая через парковку, я мельком посмотрела на место где стояла моя машина и обомлела: ее там не было! Там где еще утром стояла милая сердцу розвалюха, теперь сияла снежно-белым цветом Хюндай Дженезис с тонированными стеклами. Я остановилась как вкопанная, внутри сменялись эмоции: удивление, неверие и наконец, тревога. Это что, чья-то неудачная шутка? Если это Аристарх, меня не остановит то, что он выше по должности. Все должно иметь предел.
  - Вот мудак! - не сдержалась я.
  Резко повернулась и чуть не столкнулась с Гаем, выглядевшим слегка растерянно.
  - Ты не видел случайно мою машину? - спросила я. - Судя по всему, какой-то м... ммм... нехороший человек решил пошутить, переставив ее.
  Во время моей тирады лицо Гая вытягивалось и под конец фразы, я понизила голос и обвинительную интонацию начав подозревать, что все видимо не так... просто. С непроницаемым выражением он протянул мне ключи на фирменном брелоке. Я почувствовала себя последней сволочью.
  - Откровенно говоря, твою реакцию я представлял себе несколько иначе, - сухо сказал он. - Впрочем, ты никогда не была предсказуемой.
  - О... - я прикрыла губы рукой. - Я идиотка. Она великолепна.
  - Ты даже не посмотрела на нее, - он отвернулся.
  Ну вот, не хватало еще обидеть его.
  - Конечно, посмотрела! Опоздай ты на пять минут, и я бы нацарапала "шутнику" послание. Я не могла определиться с местом: она идеальна со всех сторон.
  Ариадна права: проблем, если нас увидят, будет выше крыши, но поступить иначе я просто не могу. Тем более что на парковке никого кроме нас нет, все давным-давно на обеде. Так что я положила руки ему на предплечья и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала.
  - Спасибо, - я погладила его плечо и прошептала: - Если оно не очень болит, мы можем устроить что-нибудь в стиле Титаника. Запотевшие стекла, ладонь на...
  - Гели? - мужской голос вернул меня с небес на землю.
  Сердце пропустило удар. Я еще мгновение смотрела в глаза Гаю, а потом повернулась к говорившему, будто ничего особенного не произошло.
  - Себастьян, - Гай не убрал руку с моей талии и прижал к себе сильнее.
  Себастьян. Привлекательный блондин с изумительными зелеными глазами. Опасный и умный. Демонолог... и мой первый мужчина. Я не видела его четыре года, он уехал примерно в то время когда мы с Гаем перестали общаться. Отцы-основатели, почему вообще я была с ним? Он был хорош, но совершенно не привлекал меня. Впрочем, меня не привлекал никто кроме Гая. Так что это видимо была попытка жить нормальной жизнью.
  - Какими судьбами? - Гай шагнул вперед, протягивая для пожатия руку.
  - Совет Тринадцати обратился в Управление с официальным требованием - пресечь незаконную практику одной... ведьмы.
  - Какое отношение это имеет к нам?
  - Эта ведьма наш консультант. И подруга Гели.
  - Елена не делает ничего, что нами не санкционировано, - возразила я.
  - Даже если это вызов демона? - Себастьян изогнул бровь.
  - Особенно если это вызов демона, - голос Гая был подчеркнуто холоден.
  - Я бы все-таки хотел поговорить с Гели. Наедине, если возможно.
  - Нет, - отрезал Гай раньше, чем я успела открыть рот. Пришлось сделать вид, будто я и не собиралась отвечать. - Никаких разговоров наедине у нее с тобой не будет. А если будешь настаивать, не будет вообще никаких разговоров.
  - Гели способна позаботиться о себе сама.
  - Но не должна. Тем более что о ней забочусь я.
  - Ты воспринимаешь обязанности Патриарха слишком серьезно.
  - К этим обязанностям слово "слишком" неприменимо.
  - Срединный мир, из-за чего мы вздорим, - Себастьян отступил и обезоруживающе улыбнулся.
  - А мы и не спорим, - спокойно ответил Гай. - Направляй претензию на имя главы. А если попробуешь сделать что-то в обход правил или будешь давить на Гели, я вызову тебя на дуэль.
  Гай взял меня за руку и отвел к своей машине. Я молчала, пребывая в легком недоумении.
  - Я перегнул палку? - спросил Гай, когда мы отъехали от стоянки. - Ты не подумай, я не махровый ревнивец. Просто не хочу, чтобы он запугивал тебя. И не то, что бы, я не хотел, чтобы ты с ним говорила... ладно, я не хочу, что бы ты с ним говорила.
  Я могла бы сказать ему, что тоже не хочу, чтобы он говорил со своими бывшими, но промолчала.
  - Все в порядке, - я погладила его по бедру. - Иногда приятно почувствовать себя беззащитной слабой женщиной, все проблемы которой решит ее сильный мужчина.
  Я улыбнулась. А про себя подумала, что очень грустно всю жизнь учится, стремиться и работать, чтобы в итоге понять, что без протекции и сильного мужчины за спиной ничего в нашем обществе не добиться. Ну, почти ничего. Или я что-то не то делаю?
  - Не переживай, Елене ничего не будет, - успокоил меня Гай. - Мы с Главой ходим в один клуб, у меня будет возможность поговорить с ним в неформальной обстановке.
  Вот в чем дело. Нам женщина никогда не пробиться в правящий круг, потому что все серьезные вопросы решаются в закрытых клубах для мужчин, с сигарой и виски.
  - Кстати, как там продвигается расследование теории "мирового заговора"?
  - Пока я уверена в одном: в городе происходит нечто странное и мне это не нравится. Ситуация все больше напоминает то что творилось два месяца назад и закончилось сценой достойной "Изгоняющего дьявола". Как вспомню, так руки трясутся, хотя... кого я обманываю. Честное слово знала бы, что все так обернется, ушла бы на бумажную работу в отдел социологических исследований.
  - Не ушла бы, - усмехнулся Гай. - Это слишком спокойно для тебя. Слишком просто. Ты любишь, когда бросают вызов.
  Да, решила я. Люблю. А еще мне нравится самой бросать вызов.
  Пришло время действовать.
  
  ***
  
  Дел сегодня было особенно много. Елена составила и разослала два десятка писем, сварила двенадцать порций кофе и утроила выволочку нерасторопному курьеру. И почти не опоздала в кафе, в котором встречалась с матерью. Учитывая ее график работы это было единственное время, которое она могла с ней провести - Анастас иногда засиживался до полуночи. Снимая пальто и делая заказ, ведьма мысленно планировала, что сделает во второй половине дня. Черт, и надо еще пойти с Гели на фитнес, они и так пропустили несколько занятий.
  - Как там папа? - спросила Елена, делая первый за этот день глоток кофе.
  - Ты же знаешь, пока у него есть доступ в интернет и союзники по игре не делают глупости, он полностью счастлив.
  - Он все еще гоняет танки?
  - Слава Богу, да, - Валерия разложила на коленях салфетку. - Сидит дома и только изредка просит чай и бутерброд. Только ни как не могу отучить его ругаться после проигрыша...
  Елена заметила, что мать смотрит на нее чересчур внимательно. О Боже, только не очередная лекция. Никаких "тебе уже, бла-бла-бла, и потому пора...".
  - Мама?
  - Я все жду, когда ты порадуешь меня внуками. Годы идут ни ты, ни и я не молодеем, знаешь ли. Тебе скоро двадцать восемь.
  - Боги, не упоминай вслух! - простонала ведьма. - Ну, какие внуки? Сначала надо замуж выйти. А за кого, когда вокруг одни... монстры.
  - Деточка, агрессия это тестостерон, а тестостерон - неотъемлемая часть настоящего мужчины, как упругий зад и мозги. Сторониться стоит безвольных тюфячков. А настоящий мужик должен быть с яйцами, - она отрезала кусочек курицы. - Слушай меня, мать плохого не посоветует.
  "Яйца!" - негодуя, подумала ведьма. С ними-то как раз и проблема. Ни с Анастасом, ни с Яном детей ей не завести. Не в это жизни.
  - То есть ты предлагаешь мне бросить все и заняться поиском подходящего мужчины и его соблазнением?
  - Значит с тем милым мужчиной, вы действительно готовились к спектаклю?
  Понимая, что если она даст слабину мать от нее не отстанет, Елена обреченно кивнула.
  - Ну, тогда хоть на премьеру позовите. Посмотрю чем вы занимаетесь вместо того чтобы сделать мне парочку симпатичных детишек.
  "Ох, знала бы ты мама, чем мы с ним на самом деле занимаемся!"
  - Господи солнышко, с его-то задницей я бы тащила его в спальню, а не под свет софитов. Хотя конечно мужик с таким центром тяжести везде хорош и везде уместен...
  - Мам, а задницу-то когда ты успела рассмотреть?
  - Для этого не нужно много времени, - Валерия взяла зазвонивший телефон. - Ох, дорогая, закажи пока еще кофе, а я пойду, поговорю с твоим отцом. Тут слишком шумно, буду в фойе, если что.
  Елена кивнула и, оставшись за столиком одна, посмотрела на часы: время еще было. Она достала блокнот, отметив галочками, выполненные пункты и набросала примерный список на завтра.
  - Обедаете?
  Елена дернулась, услышав голос Анастаса.
  - Уже заканчиваю, - ответила она, сожалея что мать так не вовремя отлучилась, и теперь придется ждать ее вместо того чтобы сразу уйти.
  - Не торопитесь. Не будете против, если я присоединюсь к вам?
  Елена мотнула головой - будто она могла отказать, - и он сел рядом. Столик был четырехместный, и Елена подвинулась, давая ему место, но на мгновение его бедро по всей длине прижалось к ее бедру и ведьму бросило в жар.
  - Вы должны съесть что-нибудь, - сказал он, делая заказ. - Я чувствую себя извергом, вы вечно не успеваете пообедать.
  - Я уже пообедала.
  - В таком случае постарайтесь найти место для десерта - тут отличный сабайон.
  - Вы не слышали о свободе воли?
  - Отчего же, слышал, - Анастас улыбнулся. - Это пережиток прошлого.
  - А я думала пережиток это мужское доминирование.
  Официант, поставив перед ней десерт, и она поморщилась.
  - И слова нет, вы тоже не знаете, - вздохнула она.
  Он взял ложку и, набрав немного десерта, потребовал:
  - Откройте рот.
  - Если вы хотите чтобы я молчала достаточно сказать, не обязательно...
  - Елена.
  Ведьма поняла, что он рассержен. Он смотрел на нее так, будто видел кого-то другого. Или другую. Она уловила едва слышный запах духов Дейм. Что произошло? Что его разозлило? Она вспомнила старый совет Гели: не доводить мужчину ее вида, если он в гневе.
  Елена смирилась. Он кормил ее, она покорно открывала рот. При других обстоятельствах это могло быть романтичным, дьявол, даже сейчас происходящее волновало ее. К счастью десерт закончился раньше, чем вернулась ее мать.
  Елене пришлось представить их друг другу. Анастас распался в комплиментах и поцеловал руку ее матери. Она видела, как он посмотрел на нее, будто выискивая общие черты.
  - Какие интересные у вас пропорции, - заметила ее мать. - Как будто вы сделаны по другой мерке.
  Анастас открыл, было, рот, но туфелька Елены несильно, но ощутимо надавила на его ногу. Он посмотрел на нее. Она посмотрела на него. Анастас вздернул бровь, Елена сузила глаза. "Я съела этот чертов внеплановый калорийный десерт, так что только попробуй сказать лишнее!"
  - Мама рисует акварели, - пояснила Елена. - У нее как у всех художников альтернативное видение мира.
  - В твоих устах то звучит как ругательство.
  Остаток обеда прошел на удивление хорошо, Анастас и ее мать быстро нашли общий язык и обсуждали выставку картин, а Елена углубилась в составление расписания.
  - Оставайтесь, - сказал ей Анастас, когда собрался уходить, - я не дал вам поговорить.
  - Чепуха, - улыбнулась Валерия. - Вы прекрасный собеседник. Жаль только Елена молчала - она любит живопись, а про исторические выставки и реконструкции и говорить не стоит.
  Под внимательным взглядом Анастаса Елена почувствовала себя неуютно и испытала немалое облегчение, когда он ушел.
  - Только не начинай! - попросила она мать.
  - Солнышко, люди - мужчины в том числе, - делятся на три типа. Те, что заботятся о любимых, те, что заботятся исключительно о себе, и те, что жить не могут без помощи сирым, убогим и нуждающимся. С первыми ты будешь счастлива, со вторыми глубоко несчастна, а третьи... безусловно хорошие ребята, но чтобы привлечь их внимание надо заболеть какой-нибудь заразой или оттяпать себе ногу. Есть, конечно, еще один тип: плывущее по течению бревно, но я не хочу даже говорить о нем.
  - Это упрощенная классификация. В частности, в ней нет подонка-себе-на-уме, к которой относится Анастас. Он выглядит как мужчина из грез, но на деле интриган и порядочная сволочь.
  - Что не отменяет того факта что он тебе нравится, - заметила ее мать. - И не пытайся возражать. Знаешь, красивый поддонок гораздо интереснее просто красивого мужчины. Не припомню, где я это читала...
  - Бертрис Смолл, - угрюмо ответила ведьма. - Мама, ты слишком много читаешь любовных романов. В реальной жизни поддонок залезет тебе в душу, не сняв обуви, натопчет, разобьет сердце, съест мозг и отчалит в неизвестном направлении.
  - Откуда такая озлобленность?
  - Я видывала достаточно мужчин, чтобы ценить подкаблучника обыкновенного.
  - Вот, видишь. А я тебе говорила - не живи с мужчинами до брака. Проза быта напрочь убивает романтические порывы.
  - И, слава Богу! Если бы близко узнала их после брака, я бы удавилась. Это как без подготовки сеть на доску с гвоздями.
  - Я понимаю, что нынешние женщины думают в первую очередь о карьере. Сначала состояться, обрести финансовую независимость и все такое... Но видишь ли, когда ты захочешь семью, будут ли мужчины все еще хотеть создать ее с тобой? Парни твоего возраста и старше будут уже семейными, а те, кто младше смотрят на тех, что младше. Как бы не остаться у разбитого корыта. Все надо делать вовремя. Встретив свою судьбу, не жди подходящего времени или может статься он станет судьбой кого-то другого. С судьбами это случается иногда.
  - Когда ты узнаешь его поближе, ты поймешь...
  - Главное чтобы мужчина нравился тебе, - Валерия взяла дочь за руку. - Тебе с ним жить. Тебе строить с ним семью, заводить и растить детей и каждое утро видеть на соседней подушке. Однажды я умру и самым близким твоим человеком, станет муж. Дети вырастают и создают свои семьи, и он - тот человек с кем ты проведешь остаток дней. Выбирай без оглядки на кого-либо.
  Когда Елена попрощалась с матерью и вышла из кафе, оказалась что Анастас ждет ее на улице. Он откровенно посмеивался над ней. От того странного настроение не осталось и следа.
  - Вот уж не думал что вы страстная любительница истории.
  - Выскажите десять предположений обо мне, и я смогу опровергнуть их все, - отшутилась Елена, не желая давать ему пищу для размышлений.
  - Не думаю. Если я скажу, что вы любите свою мать?..
  - Вы не честно играете. Люблю. Но только не тогда когда она учит меня жизни. Или навязывает свою классификацию мужчин.
  - А у вас есть своя?
  - Естественно. Я считаю, мужчины как алкоголь - вино, коньяк, виски. Кто-то с возрастом становится лучше, как дорогой коньяк, кто-то превращается в уксус, а кто-то скисает через месяц как плохое пиво.
  - А я?
  - А вас я не пробовала.
  Они остановились перед входом в офис.
  - Обязательно пробовать? - он склонил голову, рассматривая ее, будто видел впервые.
  - Запах лжет, - Елена пожала плечами. - Впрочем... и вкус тоже. В конечном итоге все проверяется временем.
  Анастас открыл дверь и жестом предложил ей пройти.
  
  ***
  
  На квадратной черной тарелке овощи-гриль и мясо с кровью, щедро приправленное кайенским перцем выглядели слегка зловеще - особенно когда я отрезала кусочек и на глянцевый фарфор вытекла кровь. Сидящая напротив Елена с аппетитом поглощала потраченные в спортзале калории. Вообще-то здешний повар безжалостно изгнал все мясное, мучное и слишком жирное из рациона, но когда голодная ведьма говорит что хочет мяса, лучше ей это мясо дать. Даже если она подаст этим дурной пример, поскольку зрелище женщины смакующей кусок свинины, на местное изголодавшееся общество сторонников фитнеса и диеты действует как красная тряпка на быка. Или как пончик на толстушку после шести вечера.
  - Помнишь, два месяца назад на этом самом месте... - невыразительным голосом начала я, нарочно не глядя на подругу и все внимание, сосредотачивая на подцепленном вилкой кусочке перца.
  - Я думала, мы покончили с криминалом, - лениво отозвала ведьма. - Или нет?
  - Если настаиваешь...
  - Боже, не ломайся как ванилька на первой БДСМ сессии. Что ты задумала, Гели? - Елена подалась вперед, полы блузки слегка разошлись и за соседним столиком кто-то подавился соком. - Кража, слежка, или... - она драматически понизила голос, - убийство? Если собираешься укокошить, эту противную дамочку, только скажи. Я захвачу лопату и ради такого случая лично вырою яму. В каком-нибудь живописном месте чтобы я наслаждалась видами, когда буду приходить глумиться над могилой.
  - Побереги коготки. Впервые вижу, чтобы ты так кого-то не любила. Ты сталкивалась с ней всего пару раз, не считая того первого. Она так тебя раздражает?
  - А тебя разве нет? - Елена сложила салфетку и несколько раз провела пальцами по сгибу.
  - Ну, она не кажется монстром, - вынуждена была признать я.
  - Не знаю, - Елена пожала плечами и задумчиво проиграла вилкой. - Есть в ней что-то такое... даже не знаю, как сказать... отталкивающее что ли. Вроде красивая женщина, благожелательная, никакого конфликта интересов у нас с ней нет, а вот не нравится она мне. Будто развернула конфету в красивом фантике, а внутри оказался кусок протухшего мяса. Может это просто паранойя. Как думаешь, мы надумали себе лишнего? Я зла, что кто-то превосходит меня в магии, ты недовольна новым человеком в Доме...
  - Не так уж и недовольна. Она занимается Мелюзой и у нее отлично получается.
  - Я бы на твоем месте присматривала за этой дамочкой. Сейчас она заниматься Мелюзой, а что будет дальше?
  - Мелюзу она вообще может забрать, но к Гаю, если ты об этом, я ее не подпущу.
  - Кто тебя будет спрашивать? - фыркнула подруга. - Не забывай - есть Ариадна. Что там старая гарпия?
  - Ведет себя как сирена морская, разве только не поет. Ради семьи она переступит через все. И ради Гая, я думаю. Мне кажется она зла, но все еще любит его.
  - У тебя сегодня была странная вспышка эмоций.
  - Сначала Гай подарил мне новую машину, а потом мы встретили моего бывшего парня. Причем я сначала не поняла что машина - подарок. Потом когда поняла, поцеловала Гая и именно этот момент, Себастьян выбрал для своего триумфального появления.
  - Какая неловкая ситуация.
  - Да уж, хуже некуда. Он кстати приехал по твою душу - ваш совет еще те ябеды. Но ты не переживай, Гай все уладит, - успокоила я ее.
  - Отлично, на меня объявили травлю, - подруга поморщилась. - Иногда я жалею, что я не злобная ведьма и не могу со злодейским хохотом устроить им Ад. А у меня и демон имеется...
  - В свете последних событий это не очень хорошая идея, - осторожно намекнула я.
  - Ладно, так что там с твоей затеей? - ведьма подцепила вилкой очередной кусочек свинины.
  - У меня есть план!
  Елена выслушала его и озадаченно покачала головой.
  - Знать бы еще под каким "планом" ты это придумала.
  - Да под тем же, под каким ты спланировала наш визит к некромантке.
  Что и говорить, мы друг друга стоили.
  
  Глава 8. "Афера на Тринидаде"
  
  Вы очень кстати - тут у нас разврат...
  NN
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | И.Коняева "Павлова для Его Величества" (Попаданцы в другие миры) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"